КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Сопряжение. Чернильный маг 1 (fb2)


Настройки текста:



Поляков Эдуард Сопряжение. Чернильный маг 1

Пролог

Два года назад мы узнали, что не одни во вселенной. И не нужно искать внеземные цивилизации где-то там, в бескрайних просторах других галактик. Они гораздо ближе и дальше одновременно. Они — в других планах реальности, дорогу в которые может проложить только межмировой портал.

Два года назад произошло событие перевернувшие мир — Сопряжение. И вот, считавшиеся когда-то вымышленными, орки, гномы и эльфы живут с нами бок о бок. В «зелёном банке» — гоблинцы считают чужие деньги и выдают кредиты. Гномы основали крафтерские гильдии, и с ночи и до ночи вкалывают у станков и плавилен, клепая Калашниковы из лунной стали. Орки тоже преуспели и адаптировались. Телохранители, ОМОН и вышибалы — из лучших, а бандосы, байкеры и криминал из остальных.

Ну и эльфы, конечно. Светлые и тёмные, южные и северные — неважно. Мастера тонких практик и зачарования, модели и блогеры, элегантные кавалеры для обеспеченных дам и прекрасные жёны для олигархов.

Что в своём мире, который носит название Нидавеллир, что здесь, на Терре, остроухие нашли своё место.

Но два года назад произошло кое-что — я сам стал игроком! Одарённый, бессмертный, искатель — каждый по-своему называл единичных счастливчиков, получивших сверхъестественные способности. И казалось бы — радуйся! Ты — поцелованный Фортуной счастливчик! Но…

К сожалению, мой статус игрока — тайна. И не дай Бог кто-то узнает что я и есть тот самый Чернильный Маг!

Глава 1

— Волнуешься? — спросила меня завуч перед тем как открыть дверь в класс.

— Не особо, — честно ответил я. — Это уже шестая моя школа за два года.

— У нас не школа, а лицей! — не особо скрывая свое недовольство, поправила она. — И лучший во всей области! Надеюсь, ты заметил разницу?

— Ещё бы! — улыбнулся я самой наигранной улыбкой. — У вас даже шкафчики есть и площадка для катания на ховер досках!

Преподавательница, чьего имени я даже не запомнил, проглотила неприкрытую лесть. Очевидно заслуги школы она записывала на свой счёт.

— И не только это! В прошлом году наши ученики завоевали двенадцатое место в российском чемпионате по Зверобоям и девятое в турнире по Ганту!!!

После Сопряжения магические виды спорта начали появляться, словно грибы после дождя. Набирающий популярность Сверхфутбол, в котором игроки соединяют искусство владения мячом и магические способности, Арена Героев — тот же MMA, только для игроков. Обладающих способностями мало, едва ли наберется пара человек на сотню, поэтому для простых людей, желающих прикоснуться к магии, общество изобрело менее разрушительные, но не менее яркие виды состязаний. Самые популярные из них: Зверобои и Гант.

Зверобои, как нетрудно догадаться из названия, представляли собой бои между призванными существами. Заточенные в интегрированный в смарт драгоценный камень призванные существа, или по-другому фамильяры, сражались между собой на арене. Вот такие вот собачьи бои в эпохе манапанка.

Для тех же кто ищет более острых ощущений и не боится замарать руки существует Гант. Суть этого, довольно опасного, кстати, вида спорта, сводится к простому действию: в игре участвуют команды от трех до пяти игроков с каждой стороны, использующих в качестве своего оружия Гант — артефакт-перчатку, созданную для манипуляции элементарными аспектами людьми без способностей. В этом спорте, как и в любом другом, есть много тонкостей, но главная цель каждого поединка — это захват зон ринга путем выталкивания магов команды противника из этих самых зон.

— Ого! — продолжал я изображать дурачка. — У вас что, даже арена для Ганта есть?

Судя по лицу завуча, кажется, я перегнул.

— Ну естественно есть! Мы ведь не какое-то там ПТУ, — выплюнула она с отвращением. — Мы — лицей, который находится под патронажем клана Черноозерских! И директор лицея Черного Озера — Вадим Чересов, урождённый вампир побочной ветви клана Черноозерских. Уж про него-то и его клан ты должен был слышать!

Я кивнул. Вадим Чересов хоть и относился к побочной ветви клана, но являлся их лицом по связи с общественностью в Краснодарском крае. Наверное только глухой не знал Черноозерских.

За глаза их называли «кровавые лекари». Это были хозяева обширной сети медицинских клиник по всему миру, кураторы детских домов, они первыми вышли из тени и воспользовались своим положением для интеграции в обществе, и стали одной из мировых корпораций в сфере медицинских услуг.

Благодаря клановым наработками и знанию человеческого организма «Blackwater Pharmaceutical Corporation» смогли победить рак, болезнь Паркинсона, и ходят слухи, даже подарить вечную жизнь. Само-собой не бесплатно и далеко не для всех, но их бизнес процветал.

Вообще, с бессмертием игроков около года назад произошел грандиозный облом. Допустим, если раньше, получив статус игрока, человек становился потенциально бессмертным, то теперь халява для одарённых закончилась.

То же самое можно сказать и про способ получения статуса игрока. Раньше, чтобы стопроцентно стать одаренным, нужно было пройти сквозь портал в другой мир, но примерно полтора года назад такая лазейка закрылась.

Великие умы и специалисты, по крайней мере те, кто так себя называют, сходятся во мнении, что произошло это из-за увеличения количества одарённых и Система внесла свои коррективы.


Завуч требовательно протянула руку.

— Дай мне твой смарт. Я тебе скину расписание уроков, цифровой пропуск и карту территории нашего заведения.

Я послушно достал мэджиксмарт и, разблокировав его, протянул преподавателю. Та с неприкрытым отвращением посмотрела на подержанный гаджет.

— Это что, «Радиотехника 11»? Какая древность! — произнесла она с неприкрытым осуждением. — Он не поддерживает призыв фамильяра, необходимый тебе для учебы. Сообщи родителям чтобы купили новый. Я бы порекомендовала «Генезис 9» или «Тесла Мэджик Нова».

Я кивнул, и преподавательница элитной школы, всё также не скрывая отвращения, всё-таки сбросила на мой нынешний смарт инфопакет.

Да уж, эта школа совсем не похожа на другие, в которых я учился. Одно только годовое обучение здесь стоило сотни тысяч! Да, я сюда попал благодаря полученной стипендии от клана-покровителя, в котором работал отец, моя семья не заплатила ни копейки, но новый мэджик смарт придётся покупать самостоятельно.

— Ладно, с этим закончили, — улыбнулась она. — Пойдём, я представлю тебя классу. Если будут какие-то вопросы, не стесняйся и подходи.


Знакомство прошло как обычно. Руководитель делал вид, что бесконечно рад новому студенту, мои новые одноклассники проявляли интерес, а я, как обычно, мечтал, чтобы от меня поскорее отстали и дали возможность вернуться к альбому для рисования.

Прозвенел звонок. Первым уроком была алгебра. У меня ужасная память на имена, поэтому заводить новые знакомства было рановато. В любом случае перепутаю кого как зовут, а оно мне надо? Поэтому, выбрав единственную свободную парту без соседей, я достал тетрадь и учебники.

Урок алгебры в элитном лицее ничем не отличался от такого же урока в предыдущих школах. Математические задачи давались, как обычно, легко, и за полчаса я выполнил то, на что было отведено два урока. Отдав учителю тетрадь и получив от математика разрешение заниматься своими делами я, наконец, достал моё сокровище.

Семь карандашей разной твердости, ластик, три пера для рисования тушью, переносная чернильница, две кисточки (одна из них беличья) и перочинный нож.

Мне до получения третьего уровня осталось совсем немного опыта, и я буквально шкурой чувствовал, что еще пара десятков рисунков и стану сильней!


Я так увлекся эскизами, что пропустил звонок и не заметил, что моим творчеством заинтересовались.

— Классно рисуешь! — произнесла девушка заглядывая мне через плечо. — А меня нарисовать сможешь?

Наверное, это самый часто задаваемый вопрос от людей, впервые увидевших моё творчество. Я хотел было огрызнуться, чтобы отвадить мешавшую мне, но, подняв глаза, не решился.

Высокая, фигуристая девушка со странными волосами. Вроде бы их цвет был чёрным, но падающий на них свет создавал багряный отблеск. Одно из проявлений аспекта?


Карина «Лилит» Лейнинген

15 лет. Уровень — 6


Ого! Значит, моя одноклассница одна из полусотни официально одаренных этой школы?!

Почему официально? Потому что я тоже являлся игроком, но скрывал свой статус, благодаря татуировке на груди.

К дару хранителя Грозовой башни, скрывающему мой статус игрока, пришлось прибегнуть не из-за врождённой скромности или нежелания получить преференции одарённого. Всё дело в произошедшей со мной истории двухлетней давности. Тогда прорезался мой дар и, пусть неосознанно, но я совершил непоправимое. Мне удалось отбрехаться, соврать, даже обмануть игроков М-3. В этом мне помог Лимертан Чаротворец. Семисотлетний эльф — герой моих детских комиксов, нарисовал на моей груди Око Изерта — артефакторический рисунок в форме глаза вплетенного в два наложенных друг на друга квадрата.

Татуировка подчинилась моей воле, и когда глаз её открыт, я открываю для других игроков мой статус и могу использовать свои способности. Вот только чтобы не раскрыть в себе одаренного, последние два года магическое Око на моей груди было почти всегда закрыто. Татуировку я активировал всего раз десять, и то только в моменты, когда был уверен, что меня не поймают за рисованием.


— Ну так что, нарисуешь меня? — вновь напомнила о своей просьбе девушка.

— Извини, Карина, я не умею, — нагло, глядя в глаза соврал я ей.

— А мы с тобой разве знакомы? — хихикнула она, что-то заподозрив. — Ты тоже игрок, да?

Вот это я попал!!! Неужели два года маскировки пошли прахом всего из-за одной ошибки?

— Нет, — улыбнулся я, придумывая на ходу отмазку. — Видел твою фотоку, там, — мотнул головой, конкретно не уточняя, где находилось это «там».

— Ясненько, — пожала плечами она. — Ну так что по поводу моего портрета? Ты не умеешь или всё же не хочешь, а?

Ну не признаваться же ей, что мне нельзя рисовать людей! Дар игрока и класс Чернильного мага могут вызвать неожиданные, даже для меня, последствия.

— У меня получается только монстров всяких рисовать, — с выражением искреннего сожаления произнес я, наблюдая, как вокруг моего стола образуется небольшая толпа.

Мгновение, и вот мой блокнот с черновым рисунком оказался в руках высокого и жилистого парня с выбритыми висками. Не игрок, но одного взгляда на его куртку в цветах школы достаточно, чтобы понять, что передо мной страйкер школьной команды по Мэджик Страйку.

— Что это тут? — произнес он, и запрыгнул на стол, картинно перелистывая страницы. — Неплохо!!! Для бездарности очень даже…

Что там говорила завуч? Элитная академия? Ну да, конечно… Даже в элитной академии нашёлся тот, кто захочет «прогнуть» новичка.

— Слушай, новичок, если ты не можешь рисовать портреты, то нарисуй-ка герб нашей команды! Тигр, Акула и Варан.

— Шарапов, ну чего ты?! — вступилась за меня первая знакомая в классе.

— Да верну я его дневничок, Лилит, — продолжал паясничать он. — Вот нарисует герб, и обязательно верну! Я даже готов заплатить!

О'кей, примем условия его игры.

— Это не дневничок, а молескин — альбом для скетчей художника. Что же по поводу твоего заказа — один миллион рублей, — озвучил я цену своей работы.

Бровь страйкера школьной команды поднялась от удивления.

— Нищенка, куда тебе столько? — надменно усмехнулся он.

— Твою маму в кино приглашу, — обострил провокацию я. В гомонящем классе воцарилась тишина, и теперь все взгляды смотрели на меня как на покойника. Ещё живого, дышащего, но уже покойника. Даже паяц поперхнулся, не зная что ответить.

— Положи на место молескин, — вновь повторил я. — Три, два, один…

Я не блефовал. Едва закончился обратный отсчёт, как моя нога под партой ударила в основание стула на котором стоял местный задира. Тот не удержался и рухнул на пол вместе со стулом. Одновременно с этим я выхватил из пенала нож для правки карандашей и, подскочив к страйкеру школьной команды, показал ему небольшое, но тонкое и острое лезвие.

— Видишь этот нож? — тихо спросил я. — Выбирай выражения, мажор, когда называешь кого-то нищенкой. Это «Джентльмен скамп» от «Ви Кнайф», и только он стоит больше, чем у тебя есть с собой.

Надо сказать, что мои слова были чистой правдой. Маленький ножичек, который я использовал для заточки карандашей и в самом деле стоил дорого. Оригинал всё же, а не какая-то там реплика. Статусная вещь, являющаяся скорее дорогим аксессуаром, нежели инструментом или оружием.

Соответственно и лезвие у лица было не только угрозой, но и демонстрацией финансовой самостоятельности. Думаю, в следующий раз ни у кого не повернется язык назвать нищенкой того, кто точит карандаши ножом в за две сотни тысяч. Ну а то, что этот нож я не купил, а украл когда проверял возможности своего игрового класса, никому знать не обязательно.

Не убирая нож от лица страйкера школьной команды, я поднял альбом и развернулся. Вот и всё, обломав зубы, крутой парень теперь крепко подумает, прежде чем лезть к незнакомцу. А когда всплывет информация о том, что весь мой спектакль — это блеф, вполне возможно я уже сменю в школу.

Вот только то, что прокатывало в обычной школе не сработало в этом лицее. Едва я отвернулся, как вскрикнула Лилит, а меня окутало вихрем воздушных потоков. Это явно было проявлением магии. Магия покрывала мои руки и тело, словно костюм или броня, сотканная из воздуха. Словно живая она двигалась вместе со мной. Фамилиар? Но чей?

Едва стоило мне остановиться, как магическое существо рассеялось, чтобы тут же материализоваться уже возле Лилит. Её пет? Судя по тому, что пальцы девушки всё ещё были сложены в магические глифы призыва, скорее всего, так и есть.

Я обернулся, вновь выставив перед собой нож. Шарапов тоже выставил руку с активированным Гантом — артефакт-перчаткой, созданной для манипуляции элементарными аспектами людьми без способностей. Их применение разрешено лишь в матчах по меджик страйку. А это значило только одно — только что Шарапов ударил в мою спину магией. И если бы не элементаль Лилит…

— Ещё ничего не закончено, — процедил он сквозь зубы, сжимая перчатку в кулак, вокруг которого каменное крошево вновь превращалась в булыжник. — Ходи и оглядывайся теперь, понял?!.

Глава 2

— Спасибо, — поблагодарил я Лилит. Если бы не перекрывший меня элементаль, кто знает как далеко зашел бы Шарапов.

Лилит скрестила руки на груди.

— П-ф-ф… Ты думаешь, я тебя защищала? — она закатила глаза. — Я прикрыла его задницу. Знаешь, что сделает мой отец, если узнает, что Игоря вышвырнули из Академии Чёрного озера?

— Так вы встречаетесь? — произнес я, совсем забыв про тактичность.

В ответ девушка подняла руку, демонстрируя кольцо с камнем, к которому, судя по всему, и был привязан её элементаль воздуха.

— Мы помолвлены. Или ты не слышал про союз Шараповых и Лейнинген?

— Не слышал, — честно признался я.

Да и откуда я мог о них слышать? После Сопряжения молодые кланы начали плодиться, как грибы после дождя. Причём совсем не обязательно, чтобы в клане был хотя бы один игрок.

И всё, что для этого было нужно — доказать, что в крови нынешних представителей богемы течёт кровь древних родов. Конечно, это стоило дорого, но в изменившемся после Сопряжения мире дворянский статус давал возможность узаконить полученное в постперестроечное время.

Поднимались закрытые архивы, изучалось генеалогическое древо, ДНК. И как не трудно догадаться, такие доказательства находились! Ведь редкий граф, боярин или князь брезговал завалить на сеновале какую-нибудь крепостную. Так на всей территории России появлялись потомки тех самых Рукавишниковых, Багратионов или, как в случае с моими одноклассниками, Шараповых и Лейнинген.

— Ля… Если подумать, то ты правда мне должен, — прищурилась Карина. — Так что как хочешь, но с тебя портрет. И уж постарайся, чтобы он получился, иначе…

Что именно «иначе» девушка не договорила так как прозвенел звонок. Как бы ссориться с девушкой, получившей статус игрока и находящейся под протекцией самих Черноозерских, не очень хотелось. Да, вампиры относятся к новичкам, как к второсортному мусору, даже новообращенных вампиров они считают за выродков, поэтому репутация клана для них важнее какого-то мальчишки. Стоит только перейти дорогу и… Полиция не будет обострять отношения с древним кланом из-за смерти какого-то неодарённого.

Осознание этого принесло с собой скверные мысли. Нужно бежать отсюда! Переводиться в нормальную школу, и чихать я хотел нато, сколько стоило отцу, чтобы запихнуть меня сюда. После развода с мамой он продолжал делать для меня всё, но попытка пропихнуть меня в элитную школу сделала только хуже.

Неожиданно в голову проникла крамольная мысль. А может, ну его? Может, всё-таки раскрыть свой статус игрока, и сообщить что я Чернильный маг с аспектом Пепла? Тогда сами Черноозерские возьмут меня под протекцию и я стану золотым активом школы наравне с Шараповым или Лейнинген.

Продолжая рисовать, я усмехнулся своим розовым мечтам.

Ага, размечтался. Первым, что я получу, будет поднятие резонансного дела о смерти дюжины учеников из моей прошлой школы и прямая путевка в тюрьму для одарённых.

Размышления никак не влияли на мои руки, а потому я продолжал рисовать. Простой карандаш в моей руке сменился лайнером, а затем и он сменил место G-образному перу и туши. До конца второго урока оставалось меньше четверти часа, когда, отвлекшись от мыслей, я, наконец, осознал то, что рисовал уже полчаса.

Яркий, почти похожий элементаль воздуха, которого я видел не так давно, смотрел на меня с кипельно-белой страницы молескина. Тонкий и точный рисунок получился особенно живым и залюбовшийся своим творением, я всё испортил.

Жирная капля туши наконец сорвалась с кончика пера, превратившись в жирную кляксу на прекрасном рисунке.

— Твою муть! — повторил и я любимое выражение отца, которое он использовал в подобных случаях.

Бросив укромный взгляд по сторонам, чтобы убедиться, что за мной никто не наблюдает, я тщательно вытер перо промокашкой и поднёс его к кляксе. Пальцы правой руки находящиеся под партой сложили комбинацию глифов и мана пошла в перо заставляя кляксу втянуться в мой инструмент.

Я ещё раз посмотрел по сторонам. Конечно это было глупо, но мои манипуляции никто не заметил. А необычайно тонкий и детализированный рисунок обязательно принесет мне крохи опыта, ещё ближе подвинув меня к третьему уровню.

Конечно, я получу гораздо больше если буду использовать свой дар на полную, например, начну оживлять призванных существ, но это риск. Именно поэтому старый альбом с моими друзьями детства — орком Кавартом и эльфой-бардом Мирель — покоился в надежном тайнике.

G-образное перо вновь сменилось стреловидным и рука выверенными движениями начала строчить по бумаге, создавая фон вокруг нарисованного элементаля.


Вы закончили рисунок. Получено опыта: 8 эксперов

Желаете воплотить «Элементаль воздуха 1 уровня»?

Стоимость: 100 маны

Время воплощения: 662 секунды


Естественно, я выбрал «Нет» и когда системное окно исчезло я вновь залюбовался рисунком.

Вышло действительно потрясающе. Так получается только когда я полностью отвлекаюсь от рисования и руки делают всё за меня сами. Это, кстати, отразилось и в характеристиках призыва. Целых одиннадцать минут! Это практически вдвое больше стандартного времени воплощенного состояния рисунка! А чему я собственно удивляюсь? Ведь я давно понял, что детализация рисунка прямо влияет на время воплощения в реальности.

И вновь прозвенел звонок, а затем раздался и голос учителя.

— Урок окончен, сдаём тесты. Напоминаю, провалившиеся смогут повторно пройти аттестацию в течении двух недель. Домашнее задание с повторением пройденного уже отправлено на ваши смарты. Увидимся послезавтра.

И всё-таки эта школа несколько отличалась от предыдущих. Сегодня первое сентября, и по идее уроки должны носить лишь номинальный характер. По факту же нас заставили писать тест с выжимкой из материалов прошлого года. Жёстко, если не сказать жестоко. Но с другой стороны, высокий статус школы требует от учеников действительно хороших знаний, а не тех которых хватит для сдачи выпускных экзаменов. Все-таки здесь растят элиту.

— Араши? — вдруг раздался голос над ухом. Похоже мне уже пора привыкать к подобному.

Повернув голову я увидел перед собой незнакомого одноклассника. Плотно сбитый, но не толстый парень среднего роста с ежиком коротких темных волос. Он заинтересованно изучал мой рисунок. А ещё над его головой тоже имелся интерфейс игрока.


Антон «Рико» Терехов

15 лет. Уровень — 3


— Это ведь он? — видя непонимание в моих глазах парень уточнил. — ну, Араши — элементаль воздуха Лилит. Ты ведь его рисовал, так? Ш-шикарно вышло!!!

— Я Антон, кстати. Антон Терехов, — протянул он мозолистую, кое-где заклеенную пластырем, руку.

Ещё один игрок в моём классе? Нет, его точно не было на прошлом уроке. После того, как познакомился с Лилит, я специально пробежался глазами по остальным ученикам в поисках одноклассников с интерфейсом. Вот только второй раз наступать на те же грабли и говорить, что знаешь, что он крестовой игрок, я не стал.

— Магнус Ермолов, — ответил я на рукопожатие.

— Магнус? — удивился Антон.

— Скандинавские корни отца, — признался я и это было чистая правда.

Не говорить же ему что после инцидента двухлетней давности, чтобы избежать пересудов в новой школе, родители сменили моё довольно распространённое имя Александр, на почти уникального Магнуса.

— Ну, приятно познакомиться, Магнус, — улыбнулся здоровяк.

— Кстати, тебя ведь не было на первом уроке? — решил я вернуться к мучающему меня вопросу.

— А, ну ты же новичок, не знаешь правил. Учёба в академии Чёрного озера проходит не совсем так, как принято в обычных школах. Здесь нет стандартизированной программы, и уроки для каждого ученика подбираются исходя из его сильных и слабых сторон, — тут он сдулся. — Вот у меня вместо первого урока алгебры шли контактные бои и я пришёл только ко второму уроку.

— Да ладно?! — восхитился я. Как бы не в каждой школе учат бить других людей.

— Вот тебе и ладно, — состроил кислую мину он. — Я ведь игрок, и мне положено уметь сражаться.

— Но?.. — произнес я вопросительно, поняв, что это не всё, что он хотел сказать.

— Но знаешь куда мне уперлись эти сражения? — он обвел себя руками. — Я не боец, и не хочу им становиться. Я слишком неповоротливый, слишком слабый, и у меня слишком плохая реакция…

— И всё равно ты счастливчик, — произнес я то, что парень наверняка привык слышать от не игроков.

— Счастливчик? — поднял бровь Антон и недобро усмехнулся. — Идем, сейчас физическая подготовка. На своей шкуре почувствуешь, каково это быть счастливчиком…


Ох, как же он был прав! Зайдя в раздевалку я не без удивления обнаружил, что у меня и тут появился шкафчик. Правда, замочной скважины в нём не обнаружилось.

— Да не тупи ты, — подколол меня Антон. — поднеси смарт к консоли и дверь откроется.

Кажется, ему доставляло удовольствие подкалывать меня. Впрочем, я не из обидчивых. Вытащив из кармана свою древнюю по местным меркам «Радиотехнику 11», я смог таки разблокировать шкафчик в котором обнаружилась… Спортивная форма? Нет, это скорее было похоже на защиту для тренировок по фехтованию. Массивные наплечники, кожаный нагрудник, набитый чем-то плотным, защита паха и бёдер, а также наколенники с налокотниками. И венчал всё это окованный свинцом шлем.

Кажется, вместо привычных в других школах волейбола, баскетбола и бега, здесь меня ждёт что-то посерьезнее. И вряд ли мне это понравится.

— Экипировка для ганта?! — уточнил я у нового друга.

— Ага, — с кислой миной ответил он, застегивая на поясе паховую броню. — Пробовал когда-нибудь?

— Откуда? — усмехнулся я. — В других школах ничего опасней баскетбольного мяча не водилось.

— Ну значит сегодня ты узнаешь, где находится медблок.

Никогда не считал себя трусом, но после этих слов мне стало как-то не по себе. Воспаленная фантазия всё больше накручивала нервы, а мозг подкидывал из воспоминаний самые кровавые моменты транслируемых в интернете чемпионатов.

К моему удивлению преподавателем по ганту оказалась женщина. Абсолютно лысая, без бровей, с очень волевым взглядом и возрастом, который на глаз определить не получилось. А ещё в ней чувствовался не только стержень, но и армейская выучка.

А ещё, вопреки принятой в других школах субординации, преподаватель по ганту требовала, чтобы её звали не по имени отчеству, а использовали прозвище — Деметра.

— Новенький, значит?! — произнесла она, дернув меня за плечо.

От неожиданности я точно упал бы, если бы не её плотный захват не давший мне окончательно повалиться на пол.

— Хлипковат, — вынесла вердикт тренер. — Будешь заниматься в паре с Антоном.

Судя по шепотку одноклассников, это решение было чем-то позорным. Бросив скользящий взгляд на Шарапова, я отметил, что он улыбается. Поймав меня глазами, страйкер команды по ганту провел большим пальцем по горлу и подмигнул.

Пытается напугать? Ну-ну. Нужно с ним что-то решать, и желательно как можно быстрее.

Я вновь поднял руку, привлекая внимание преподавательницы.

— Деметра, можно мне другого спарринг-партнера?

— Насколько я знаю у тебя нет абсолютно никакого опыта в ганте, поэтому…

Её отказ прервался. То ли Деметра почувствовала, то ли проследила за взглядами остальных… Резко развернувшись в сторону Шарапова, она вцепились взглядом в страйкера команды. Парень уже убирал руку от шеи, но недостаточно быстро, чтобы скрыть свой жест от глаз преподавательницы.

— Дай угадаю, ты хочешь встать против Семёна?

Я кивнул, стараясь сохранять спокойствие. Ну, конечно, мне было страшно! Гант — это не вышибалы баскетбольным мячом. В этом спорте игроки, которых называют страйкерами, швыряют в противников простейшие магемы стихийных аспектов! Огонь, вода, камень, воздух… Как бы мне не очень хотелось получить в лицо кусок спрессованного до состояния гранита песчаника или огненный шар. Но конфликт уже появился и его нужно разрубить как гордиев узел. Естественно я не питал надежд на победу, но своим решением выйти против сильнейшего страйкера школы, я показывал всем, что не боюсь его. А ещё я надеялся, что преподаватель сможет вовремя остановить бой…

Тем временем Деметра улыбнулась, переводя взгляд то на меня, то на Шарапова.

— Только пришёл в школу и уже поцапался с нашим чемпионом? — задумчиво произнесла она, схватив себя за подбородок. — Интересно-интересно… Ну что ж, посмотрим из чего ты сделан, новичок.

Глава 3

— Ля, ты совсем что ли отбитый? — рычал Антоха застегивая гант на моей руке. — Никогда не пользовался гантом, и сразу вызвал Сему на бой! Что произошло между вами?

— Не сошлись характерами, — отмахнулся я. — Лучше объясните, чего мне ждать?

— Больничку тебе ждать, придурок, — продолжил свое нытье Антоха. — Шарапов — топовый страйкер. Специализируется на аспекте Земли.

— Значит, нужен гант с аспектом Молнии, — сделал вывод я.

Взаимосвязь стихийных аспектов, где один уступает другому, но слаб перед третьим, как в игре камень-ножницы-бумага. Земля слаба против молнии, но сильнее воды. Вода уступает земле, но слабее огня, а огонь сильнее ветра, который, в свою очередь, сильнее молнии. Вот только мои логические выводы полетели прахом.

— Ты дурак что ли? — Антоха посмотрел на меня, как на идиота. — Гант аспекта молнии используется только в профессиональных лигах. Электричество как бы не подразумевает защиту или поддержку — только атака. Если бы его разрешили среди непрофессионалов, то ученики просто кончились бы, каждый день превращаясь в зажаренные котлеты.

— И что теперь делать? — доверился я новому другу.

Несмотря на то, что парень считался бездарностью даже среди не игроков, о полумагическом спорте он знал гораздо больше меня.

— Выбирать гант с другой стихией. Я бы на твоём месте, точно не брал воду, а в остальном неважно. Другие аспекты будут примерно равны с землёй по силе.

Когда артефакторная перчатка плотно села на моей руке, Антон вынул из неё бронзовый диск, больше напоминавший крупную монету.

— Смотри, это — мана-аккумулятор. Простенький, всего на три сотни маны. Этого хватит минуты на три боя. У Семёна будет такой же, поэтому твоя задача сконцентрироваться на защите…

— И когда его аккумулятор сядет, переходить в нападение, — кивнул я, давая понять, что догадался.

— Нападение? — задрал брови парень. — С ума сошёл? Тебе бы без серьезных травм обойтись и надеяться, что твой аккумулятор не сдохнет раньше его.

Я кивнул, давая понять что понял его наставления. Ну не признаваться же в том, что я тоже игрок, и помимо бронзовой батарейки у меня есть ещё и собственный запас маны. Да, мой внутренний резервуар магической энергии составляет всего двести двадцать единиц, но это ровно на двести двадцать единиц больше, чем у Шарапова. Чем не аргумент, чтобы выиграть?

И тут мой секундант подошёл главному вопросу.

— Картридж какого аспекта заряжать в перчатку?

— Землю, — твёрдо решил я, чувствуя, как через перчатку я ощущаю аспект Земли.


— Семён, хм-м-м… Магнус, вы знаете правило, — произнесла Деметра. — Никаких ударов в голову или преднамеренных попыток покалечить противника. Я хочу увидеть чистый поединок, понятно? А теперь можете пожать друг другу руки.

Мы сблизились посередине шестиугольника стандартной арены для ганта и пожали друг другу руки. Шарапов до ломоты сжал мою руку так, что затрещали кости, но это вызвало лишь улыбку.

Чего он пытался этим добиться? Показать серьезность своих намерений или пытался вывести из строя конечность? Плевать. Из-за одного этого мне уже хотелось раскатать его по арене. Ну, если конечно хватит силы и способностей.

Три, два, один… Едва Деметра закончила обратный отсчёт, как по углам шестиугольника появились каменные диски. Вот тут я совершил едва ли не фатальную ошибку — начал притягивать к себе каменную шайбу, чтобы в следующую секунду запустить её в противника. А вот страйкер команды пошёл иным путём.

Прыгнув к одному из углов, Семён вытянул руку и, не притягивая к себе снаряд, и не целясь, точно из магической пращи запустил в мою сторону диск. Снаряд прошел в метре от меня, однако всё-таки заставил меня испугаться и ослабить контроль над гантом. Подхватив снаряд, я прицелился и швырнул каменную шайбу в противника. Но тот уже бросил второй диск.

И вот тут я почувствовал, настолько в разных весовых категориях мы находимся. Если его снаряд попал в моё плечо развернув, и едва не опрокинув меня на землю, то Шарапов просто остановил магической перчаткой мой диск и раскрошил его.

— Шарапов — одно очко, — резюмировала Деметра.

Стараясь не показывать вида и борясь с ломотой под плечевой защитой, я выпрямился и призвал новый снаряд. Слишком медленно. Благодаря тому, что после прошлого пропущенного удара я отступил назад, мне хватило времени и реакции, чтобы уклониться от следующей атаки противника. Ещё шаг назад, и следующий каменный диск также проносится мимо.

Чувствуя, что нащупал свой ритм я улыбнулся.

«Ну давай, Семён, расходуй магическую энергию из своей батарейки. И когда она опустеет уже тебе придётся уворачиваться от расстрела» — подумал я, делая ещё один шаг назад. Дурак…

Едва моя нога переступила черту между центральным и средним полем, как красная полоса, делившая шестиугольник на две равные части, вспыхнула зелёным цветом, разрешая Шарапову перейти на мою в сторону поля.


— Семён, плюс ещё одно очко за захват сектора противника, — бесстрастно произнесла Деметра.

Черт, я ведь знаю правила! Как я мог быть настолько неосторожен, что переступил черту между первым и вторым полем? Теперь моя территория — второй сектор. Второй это не первый, он почти вдвое меньше по площади, здесь почти нет места для маневра и загнать меня в угол лишь дело времени.

От осознания того, что сам загнал себя в ловушку, я заскрипел зубами и каменный диск, служивший мне до этого щитом отправился в противника. Теперь я стрелял в ноги. Одного хорошего синяка на бедре хватит, чтобы ограничить движение, нужно только попасть.

Будто предвидя это, Шарапов ногой остановил мой импровизированный снаряд и каблуком медленно раскрошил его об аренду. Ублюдок! Да он просто играется!!! Кровь застучала в висках, злость на собственную слабость заставляла действовать иррационально, и притянув к себе новый диск я со всей щедростью влил в следующую атаку едва ли не половину остатков батарейки.

Разогнанный вчетверо против обычной скорости, снаряд должен был ударить, а лучше пробить грудь ублюдка. «От такой атаки не уклониться», — думал я, но на всякий случай уже притягивал к себе еще одну шайбу, чтобы если не выиграть бой, то хотя бы уравнять количество очков за попадания. Увы, этого не понадобилось.

Видимо, Шарапов вновь хотел провернуть эффектный трюк, используя перчатку вместо щита, благодаря которой он в прошлый раз разломал мой каменный диск. Вот только у него не получилось.

Может быть не хватило скорости каста запрограммированной магемы или подвела личная реакция. Каменный диск вместо того, чтобы рассыпаться соприкоснувшись ударил в руку, прибил ее к груди и, повалив игрока, протащил его пару метров по арене.

Естественно, это не укрылось от арбитра.

— Ермолов плюс два очка! Одно за точное попадание, второе — за выбивание противника со своего поля, — не веря своим глазам, почти прокричала Деметра. — Магнус, у тебя ещё очки остались? — расхохоталась преподаватель, глядя как Семён поднимается на ноги. — У Шарапова их осталось ещё пара сотен. Если твои закончатся, он сдерживаться не будет…

Ох, как вовремя прозвучало это предостережение. Вернувшись на первый сектор собственного поля я взглянул на гант — в батарее осталось сто восемь мана-очков. По прикидкам тренера, у противника было вдвое больше. Да, у меня еще имелся собственный запас который можно было «перелить» в перчатку, но Деметра была явно не случайно преподавателем гант в элитной школе. Её наметанный взгляд довольно хорошо прикидывал примерный расход магической энергии и если я потрачу сильно больше своего лимита, могут возникнуть неудобные вопросы.

Но я всё-таки решил рискнуть. Делая вид что проверяю остаток, я накрыл правой рукой бронзовый диск батарейки и влил в него три десятка очков из собственного запаса. Всего десять процентов от начального запаса, цифра на грани статистической погрешности, так что вопросов возникнуть не должно. Да и потом, я не мог поступить иначе, ведь на кону стояла моя репутация!

Я на мгновение отвлекся, чтобы посмотреть на зрителей. Почти весь класс, а вернее даже больше, ведь на тренировке присутствовали ученики и с других потоков, болели за страйкера команды. Но, видимо, авторитет Шарапова был недостаточен, потому что нашлись и те, кто поддерживал меня.

Их было немного, всего шестеро, но что удивительно, в их числе обнаружилась Карина! Да-да, та самая Лилит, что вступилась за меня перед своим парнем. Девушка Шарапова сидела рядом с Антоном, который ей что-то рассказывал, тыча пальцем в мою сторону.

Увидев мой взгляд, Антон показал большой палец и в ответ я отдал честь новому другу. А дальше…

Я даже не увидел, скорее почувствовал опасность. За секунду до объявляющего новый раунд гонга волосы на загривке встали дыбом. Действуя неосознанно, пригнулся и в этот момент над головой пролетел каменный диск.

Ублюдок целился в голову! Страшно даже подумать что могло случится, пропусти я эту атаку. Да, защита для ганта неплохо справлялась со своими задачами, шлем так и вовсе был защитным артефактом. Но Семён пошел на нарушение правил намеренно, и от этого ярость уже кипятила кровь.

Ну, падла… Шарапов атаковал меня ещё до начала раунда и целя в голову, такой выпад я не мог оставить без ответа. Притянув к себе каменный диск, я пропустил под ногами следующую атаку Семёна. Его снаряд ударил чуть позади. Причём силы мой противник вложил столько, что каменная шрапнель завизжала, взрезая воздух.

Один из осколков отрикошетил от силового купола и рассек мне скулу. Я не почувствовал боли, но попытался вытереть кровь рукавом, чем сделал только хуже. Теперь всё моё лицо было испачкано в собственной крови. Ну, что за гадство!!!

Деметра что-то кричала, но никто из нас её не слушал. Не знаю почему, но Шарапов жаждал не просто победы, а именно моей крови. А я, в свою очередь, хотел наказать играющего не по правилам ублюдка!

Чемпион школы действовал гораздо техничнее и быстрее меня. Но на моей стороне был праведный гнев и чуйка. Что-то внутри меня подсказывало, что у меня не получится дождаться истощения ганта противника. Я просто не доживу до конца дуэли, а потому нужно вложить всë в следующий удар, который должен стать последним.

Кровь застучала в ушах, время будто замедлилось, а я продолжал стоять в боевой стойке направив на противника руку с каменным диском. Заливка маны в подготовка следующего удара шла подозрительно долго. Как-будто сам Гант сопротивлялся моим намерениям, но прекрасно понимая, что пропущу следующий удар, я не двигался, полностью сконцентрировавшись на прицеливании.

А тем временем Шарапов буквально танцевал, стараясь сбить мне прицел. Но самое страшное — вокруг его ганта кружило не одна, а целых три каменных шайбы. Так вот на что способен мастер?!

И вот, наконец, Шарапов решил атаковать. В мою сторону устремился первый, затем второй и тут же третий диск. Мастерства страйкеру команды было не занимать. Действуя наверняка, он запустил каждый снаряд, чуть-чуть сменив траекторию, тем самым увеличивая площадь атаки. Впрочем, я и не собирался уворачиваться.

С кратким запозданием я тоже выпустил свой снаряд. Целя в грудь, я вложил в него всю энергию ганта и собственного источника. Понимал ли я тогда, что могу просто убить Шарапова? О, да! Вот только сожаление и осознание того, что я мог не только раскрыть себя, но и оборвать человеческую жизнь, накрыли меня позже. А в тот момент я боролся за свою жизнь и не видел другого выхода.

Наши диски разминулись на моей половине арены. Его каменные снаряды двигались медленнее, но их было больше, в то время как мой шёл с неуловимой и необратимой скоростью. Шарапов не увернётся, это просто не в силах человека. Да и я, с основным атрибутом интеллекта и хилой «двоечкой» в ловкости, тоже не способен на это. Поэтому, прикрыв грудь и лицо руками, я просто ждал удара.

Глава 4

Но его не последовало. Вместо яркой боли от переломов рук, меня выгнуло дугой, лишая Контроля над собственным телом. А вместо глухого звука удара камня о защиту, по ушам резанул громкий треск рвущейся мокрой ткани.

Уже потом Антон рассказывал мне, что на самом деле это была молния. Едва купол силового щита развеялся, как любимый аспект Деметры сорвался с её ганта и ударил в наши каменные диски, взрывая их. Именно молния, змеёй повернувшая в слишком близко стоящего меня, парализовала моё тело. И в этот момент, вместе с беспомощностью, меня накрыло осознание того, что я только что едва не убил человека.

Хотя и был уверен, что Шарапов намеревался сделать то же самое. И если бы у него получилось… Для остальных я вроде как обычный магл. Вот бы они удивились если бы через несколько минут, на глазах одноклассников, моё остывающее тело превратилось бы в прах.

Да, я бы не умер, а лишь возродился возле своего Тотема. Потрёпанная, полуисписанная тетрадь в клеточку, в которой я когда-то рисовал своих первых персонажей, стала моим Тотемом.

Что такое Тотем? Всё просто и сложно одновременно. Во время инициации душа игрока привязывается к какому-то материальному предмету, который служат для души одарённого чем-то вроде якоря.

Именно поэтому никто из игроков не станет делиться с кем бы то ни было какой из предметов является его тотемом, ведь стоит его разрушить и… Не важно как высоко ты поднялся в уровнях, и каким бы крутым магом ни был, при разрушении Тотема ты теряешь своё условное бессмертие.

И если бы я сегодня погиб, а на следующий день пришёл бы в академию как ни в чём не бывало, не нужно быть гением, чтобы понять — моей сказочки тут же пришел бы конец.

Когда контроль над собственным телом частично вернулся, я поднял голову. Деметра уже находилось рядом с Шараповым и непедагогичными методами внушала страйкеру команды по ганту, что его ждёт за нарушение правил.

Эта с виду хрупкая женщина, наплевав на защиту, в три удара «сложила» Семена, и теперь тот тоже лежал на арене прикрываясь от тумаков наставницы.

— Атаковать! До! Сигнала! — делая долгие перерывы между словами, чтобы нанести очередной удар, кричала она. — Это! Пожизненная! Дисквалификация! Шарапов! Намеренная… атака… в голову… это… тоже… дисквалификация! И… это… за… месяц… до… осенних… игр?! Да я сама тебя убью, гадёныш!!!

Семён, к его чести, стойко переносил побои, но преподавательница нашла, чем его пронять. Едва Деметра пригрозила рассказать о произошедшем Шарапову-старшему, как тот тут же раскрылся, умоляя не сообщать об инциденте отцу.

И если для меня такая сцена вызвала лишь усмешку, то остальные смотрели на Семёна с сочувствием. Откуда такое раболепное преклонение? Это ведь отец! Семён его кровь-от-крови, и влиятельный магнат за подобное отношение со своим сыном, по идее, должен был сгноить преподавателя-деспота! Но наблюдая за тем, как Шарапов стойко переносит побои и просит не докладывать о произошедшем отцу, я явно чего-то не понимаю.

Наконец силы покинули Деметру, и она рухнула на задницу рядом со свернувшимся в позу эмбриона Семеном. Тяжело дыша осмотревшись, она, наконец, заметила очнувшегося меня.

— Новичок, ты как? Встать можешь? — участливо поинтересовалась она, но тут же припечатала. — Никуда не уходи, сейчас я отдышусь и настанет твоя очередь.

Кстати да, в этот раз чуйка меня не подвела и при помощи хорошо поставленной «двоечки» Деметра донесла до меня, что за подобные выкрутасы в следующий раз она лично сломает мне руки.

А вообще, мне досталось сильно меньше, нежели Шарапову. Не знаю, было ли тут дело в окровавленной физиономии или в моём статусе новичка, но сорвав с меня гант лысая фурия, отвесив пинок, направила меня в лазарет. Кстати, такой же пинок достался и Антону, который был назначен мне в проводники и, по мнению преподавательницы, двигался недостаточно быстро.

— Давай, Рико, — припечатала она. — Проводи новичка в лазарет. Если будут спрашивать подробности, то никакой дуэли не было. Понятно?

Парень кивнул и, схватив меня под локоть, быстро повел прочь.

— Слушай, Антоха, — произнес я, едва мы вышли из двери спортзала. — Какого хрена вообще происходит?

— Ты про отношение Деметры? — невесело усмехнулся он. — Я же говорил тебе, что не боец. Вот она и срывается…

— Я не об этом, — успокоил я его. Очевидно для парня его неспособность показать себя как игрока, была больной мозолью. — Объясни какого хрена здесь вообще происходит? Физрук требует называть себя по прозвищу, ставит учеников в дуэли, не стесняется бить клановых учеников, а в довершение, те умоляют не рассказывать об этом родителям!

Наконец, добравшись до раздевалки, я сбросил с себя шлем и первым делом решил смыть с лица кровь и каменную пыль. Прохладная, даже ледяная вода приятно освежила лицо.

— Ты вообще знаешь, кто такая Деметра? — с подозрением спросил он и, получив отрицательный ответ, выдохнул. — Да ты гонишь… Это же Деметра!!! Страйкер «Чёрных Львов» и единственная женщина, которую допустили участвовать в мужской Лиге по ганту! Она легенда!


— И очевидно ей настолько отбили голову на арене, что она требует называть себя по псевдониму, — хмыкнул я.

— Ты главное при ней такое не ляпни, — серьезно предупредил он. — По поводу дуэли, всё просто — гант это практическая дисциплина. Её нельзя сдать выучив учебник, тут важны только практические навыки и закалка тела. Понимаешь? На спаррингах ничего подобного не происходит. Синяки дело обычное, но вы ведь реально хотели убить друг друга! Вот Деметра и вспылила. Обычно она ограничивается лишь подзатыльниками, но ведь вполне могла просто отчислить вас обоих!

Умывания оказалось недостаточно, от каменной пыли волосы были словно припудренные, да и синяки под бронёй требовали прохлады, поэтому сбросив одежду я забрался в душ.

— Ну отчислили бы, и что? Уверен, Шарапов может позволить себе и дистанционное обучение.

— Ты дурак? — произнес Антоха смотри на меня, как на идиота. — Семён номинальный преемник отца и лицо клана!

— Номинальный? — уцепился я за это слово.

— Да, у него ещё семнадцать братьев и сестёр, двое из которых являются игроками. Но по старшинству он приемник, хоть и не игрок. Вот поэтому парень и рвет жилы, стараясь доказать, что он достоин.

— Доказать кому? Отцу? — уточнил я, чувствуя, что подобрался к ответу на мучающий меня вопрос. — Хандрит его отец! Кровь от крови, плоть от плоти!

— Что ты вообще знаешь о Дмитрие Шарапове? — с подозрением посмотрел на меня Антоха. Я пожал плечами, давая понять, что ничего. — Вот-вот, я так и думал. Дмитрий Шарапов не просто так носит прозвище «Синяя борода». Он жесткий и даже жестокий человек. Он был женат девять раз, но разводился только единожды. Догадываешься почему?

— Многоженство? — решил пошутить я.

Шутник, блин! Ежу же понятно, что прозвище прямо намекает на то, что Шарапов-старший профессиональный вдовец. Как его до сих пор не взяли за задницу — хороший вопрос, но с такими людьми шутить себе дороже.

— Ладно, закроем тему. Если тебе интересно, сам всё в сети найдёшь. Скажу только одно: если Шарапов старший захочет, то может сменить наследника так же, как меняет своих жён.

Я выбрался из душевой и оделся. Всё это время Антон как мог поторапливал меня.

— Да пошли же уже!

— В лазарет? — уточнил я. — Нет, не пойду. Само заживет. Если честно, я планировал сбежать с уроков. И ты мне в этом поможешь.

Усмехнулся я, хлопая друга по плечу. Мне это было действительно нужно, чтобы решить вопрос со смартом. Сообщить родителям о том, что мне нужен не просто топовый смарт, а еще и с магической линзой из драгоценного камня…

— Ты ошалел?

— Да не парься ты, — похлопал я его по плечу. — Тебе нужно будет просто сказать, что сдал меня в лазарет.

— А как ты собираешься выйти из школы? Тебя по смарту считают и выставят прогулы!

— Насчет этого можешь не переживать, — усмехнулся я. — Я вернусь к концу уроков, а потом… Покажешь мне город?


Окна раздевалки находились под сигнализацией, поэтому мне пришлось подняться в уборную на втором. Усевшись на подоконник я, достал свой альбом и пенал. Для того, чтобы сбежать из школы, мне нужна была верёвка, которую следует создать. При этом нельзя использовать чернила, ведь от этого качество рисунка возрастает, а значит и верёвка, которую нужно нарисовать сохранится слишком надолго. Оставлять следы своего побега не хотелось, поэтому сейчас мне нужен будет лайнер.

Тонкая ручка, представляющая собой что-то среднее между маркером и гелевой, будет в самый раз. Верёвка, которую я создам с его помощью, воплотится всего минут на пять, а потом развоплотится, превратившись в маленькую кляксу из чернил — для побега более чем достаточно.

Я ещё раз огляделся, нет я никого поблизости не видел и только после активировал Око. Татуировка на груди шевельнулась, позволяя мне использовать способности, и я спешно начал рисовать.

Несмотря на то, что особого качества не требовалось, у меня всё равно ушло на рисунок в районе пяти минут. Верёвка получилась что надо.


Вы закончили рисунок. Получено опыта: 0.5 эксперов

Желаете воплотить «Верёвка с узлами»?

Стоимость: 24 маны

Время призыва: 511 секунд


Казалось бы, что тут думать, время урока не резиновое. Но, перевернув страницу я начал новый рисунок, на этот раз изображая уже веревочную лестницу. Это только в в фильмах Бравые герои легко спускаются или поднимаются по верёвке, на которой нет даже узлов для зацепа.

Может быть такие трюки и в самом деле не творческое допущение авторов, а вполне посильная задача для тренированного человека, вот только я не акробат, а потому лайнер начал скользить по дорогой матовой бумаге, вырисовывая на этот раз уже веревочную лестницу.

На этот раз я намеренно рисовал хуже, чем мог. До конца урока оставалось чуть больше пятнадцати минут, и к тому времени как прозвенит звонок из следов моего побега должно остаться только полуоткрытое окно в мужском туалете.


Вы закончили рисунок. Получено опыта: 0.3 эксперов

Желаете воплотить «Верёвочная лестница»?

Стоимость: 19 маны

Время призыва: 341 секунда


Прочитав описание, я усмехнулся. Давно у меня не выходило настолько скверного рисунка. И тем не менее, выбрав в интерфейсе «Воплотить», я сконцентрировался на рисунке.

Несколько секунд я тупо залипал, наблюдая за тем, как с белоснежной страницы альбома материализуются веревочная лестница. Как маленький рисунок размером с ладонь превращается в десятиметровый сверток с деревянными перекладинами и стальными крючьями. Конечно, звучит банально, но есть в этом что-то магическое и прекрасное.

Стоило распахнуть окно, как в лицо ударил ещё пахнущий летом ветер. Настроение, несмотря на синяки, подскочило до предела, а кровь забурлила в ожидании очередного приключения.

Выбросив за окно средство для своего побега, я зацепил крючья о монолитную плиту подоконника и махнул прочь. Уже по ту сторону окна я понял, что перестарался с ухудшением качества рисунка. Верёвка получилась жесткой и колючей, она то и дело трещала, заставляя меня замирать, но, слава небесам, не порвалась.

Спрыгнув на асфальт заднего дворика, я натянул капюшон и пошёл к выходу с территории. Вот только на главных воротах меня ожидал облом. Охрана также была на месте, но рядом с ними я заметил ещё и завуча. Неужели меня уже хватились? Да нет, невозможно. Если бы мой побег был уже обнаружен, то первым делом из администрации школы позвонили бы на смарт. А если звонка не было, значит заведующая по учебной части находится здесь по каким-то своим делам.

И тем не менее дорога через основные ворота мне заказана, поэтому развернувшись, я двинулся туда, куда обычно после окончания уроков двигалось абсолютное большинство студентов академии — на автомобильную стоянку.

Около полусотни машин ровными рядами стояли, дожидаясь учеников из именитых семей. Каких красавцев здесь только не было… Яркие спорткары с агрессивными обводами кузова, классические и чопорные представители премиум-класса, Даже раритетные маслкары, жрущие бензин точно воду, чтобы не выгорала краска заботливо были укрыты тентом.

Проходя мимо машины, которую до этого я видел только на картинках в сети, я не смог удержаться и все-таки прикоснулся к черному Доджу Бист, наверное, единственному тут автомобилю на дизельном топливе.

Тонированное стекло поехало вниз.

— И что мы тут шастаем вместо уроков? — раздался суровый мужской голос.

Я расплылся в улыбке, увидев гладко выбритого, сорокалетнего мужчину в строгом костюме.

— Кончай прикалываться, пап.

Глава 5

— А это никак не терпит? — посерьезнел отец, выслушав мою историю.

По меркам города он зарабатывал неплохо, однако не настолько, чтобы вот так просто купить топовый смарт, поддерживающий хранение мистических сущностей и имеющее слот для инфокристалла из драгоценного камня.

— Никак, — помотал головой я и соврал. — Поэтому меня и отпустили пораньше с уроков.

— Придётся брать кредит, — вцепившись узловатыми пальцами в дорогую оплетку руля, произнес он.

— Кредит? — делано удивился я. Ну не сообщать же ему, что полуправда о новом смартфоне нужна мне, чтобы и сбежать с уроков. — Нет, ничего не нужно. Академия имеет контракт с магазинами артефакторики. Мне нужно просто посетить их и получить актуальную модель.

— Типа бесплатно? — напрягся отец.

Уж он-то за десяток лет работы в частной охранной компании прекрасно знал, что предлагаемое забесплатно, в конечном итоге всегда выходит слишком дорого.

— Пап, откуда бесплатно? — удивился я искренности собственной лжи. — Официально смарт принадлежит академии, а я лишь пользователь. Но зарядка маной и покупка магем за свой счёт.

— Тогда нормально, — расслабился он и вытащил из внутреннего кармана зажим для денег. — Пять тысяч на расходы хватит?

Увы, отец так и не принял реального мира, а потому не знал, что даже самая простенькая магема для смарта стоит от двадцати эксперов. А это, на секундочку, почти двенадцать тысяч. Стараясь приблизиться к игрокам и прикоснуться к магии, люди не жалели на это денег и, разумеется, нашлись и те, кто превратил это в прибыльный бизнес.

Уже спустя год после Сопряжения появились первые прототипы М-смартов. Общее творение гениев инженерной мысли и светлых умов артефакторики создали симбиоз классического смартфона с волшебной палочкой, какой её представляли фантасты.

Теперь, имея достаточно средств на хорошую модель, драгоценный камень, выступающий в роли излучателя, и заправку гаджета маной и эксперами, любой человек мог почувствовать себя магом. Да, слабеньким и узкоспециализированным, но магом!

Расстраивать его не хотелось, поэтому я с благодарностью принял деньги. Тем более что для осуществления моего плана обогащения они пригодятся.

— Да, спасибо, — поблагодарил я его.

— Извини, отвезти не могу, — кивнул он на главный корпус академии. — Шарапов отзвонился несколько минут назад, сказал что скоро освободится. Извини сына, работа.

От услышанного моё настроение рухнуло вниз. Нет, я конечно знал, что отец охраняет кого-то из учеников академии, но сука-судьба решила и тут подставить подножку.

— Да всё нормально, — похлопал я его по плечу. — На автобусе доеду. Только ты это… ворота открой.

Попрощавшись с отцом, я двинулся к медленно раскрывающимся воротам и, наконец, покинул территорию школы.

Мой смарт был настолько древним, что не поддерживал даже интеграцию магических кристаллов, но с функцией карт он справлялся. Поэтому, найдя в поисковике ближайший спец магазин для художников, я вставил в ухо наушник и под любимую музыку двинулся в центр.

«Мастер Дали» находился в самом центре, поэтому пришлось воспользоваться автобусом. Конечно, можно было бы найти просто ближайший магазин с канцтоварами, но в моём деле нельзя отделаться простой шариковой ручкой.

Когда голосовой помощник радостно сообщил мне, что я на месте, у меня сперло дыхание. «Мастер Дали» оказался не просто маленьким магазинчиком в торговом центре, а представлял собой целое арт-пространство! Двухэтажный магазин для любителей творчества предлагал не только широкий выбор товаров для скульпторов, художников, фотографов и писателей, но имел и собственное кафе с библиотекой! Поэтому первой мыслью, которая посетила меня после того, как я вошёл в стеклянную дверь, была: «Я хочу здесь жить!».

Пришлось взять под контроль волнение, чтобы не заикаться, когда я подошёл к прилавку, за которым стояла девушка с розовыми волосами.

— Чем могу помочь? — улыбнулась она так, точно встретила старого друга.

— Мне необходимо сусальное золото, — начал я и, немного задумавшись, добавил. — И если есть, тo платина и серебро.

Конечно, я знал что это стоит недешево, но на моей карте были некоторые сбережения, да и отец подкинул деньжат. А если не хватит, так всегда можно отказаться от некоторых позиций.

Розоволосая девушка, на бейджике которой красовалась имя «Мила», не удивилась такому заказу, и через минуту на прилавке стояла целая стопка тончайших листов благородного металла и полтора десятка баночек.

— Вот, всё что есть.

Я с интересом начал изучать предложенные варианты, в то время как Мила внимательно следила за мной. Ну да, логично. Настоящее сусальное золото стоит недешево, и если я захочу сбежать, то девушка должна сообщить об этом охранникам, чтобы те не выпустили меня.

Впрочем, я не собирался воровать и полностью растворился в чтении этикеток. Чего здесь только не было! Дешевая имитация сусального золота из Турции, настоящая золотая фольга из Амурской области, золотой художественный воск, и даже золотая суспензия для работы по керамике!

— Вот, вот и вот, — указал я интересующие меня позиции.

Не знаю зачем, но я выбрал самые дорогие наименования с самым высоким содержанием драгметаллов. Да, такое удовольствие стоило недешево, поэтому пришлось взять всего по паре листов ну и это обошлось мне почти в шесть тысяч.

— Вам понадобится ещё и клей, — подсказала розоволосая и, сделав мину «ну разумеется», я приобрел ещё и одноразовые перчатки.

— Сколько стоит билет в творческую зону? — поинтересовался я, решив, что лучше поработать здесь.

— В арт пространство? Первый час — пятьсот, дальше по сотне за час. Напитки входят в стоимость билета. А вы что, приобретаете это для собственной работы? — смутившись от собственной бестактности девушка тут же поправилась. — Ну… Такие дорогостоящие расходники обычно приобретают профессионалы. Вот я и подумала…

Признаться, услышанное звучало хоть и логично, но несколько оскорбительно. Ну да, появляется какой-то шкет младше её лет на пять, и приобретает не ластик и шариковые ручки, а материалы для профи. Естественно, девушка решила, что я лишь мальчик на посылках и не могу быть тем самым профи.

Вот только такое отношение больно ранило моё эго, поэтому вместо семи тысяч, я протянул «десятку» и попросил проводить меня в творческую зону, особо отметив, что для работы мне нужна тишина.

Это было немыслимым расточительством, но понты, как известно, стоят дорого. Тем более что если всё получится, я планирую стать в этом магазине постоянным клиентом, а значит можно списать данные расходы на вложение в репутацию.

Розоволосая правильно поняла мой щедрый посыл, поэтому в творческой зоне мне достался огражденный книжными шкафами столик с шикарным видом на центр города.

Едва я разложил свои инструменты на столе, как розоволосая вновь появилась в моём маленьком уютном закутке. Девушка держала в руках кружку кофе и тарелку с эклерами, как я понял — комплимент, входящий в стоимость первого часа.

Увидев мой нехитрый скарб художника глаза девушки расширились давая понять что она, что называется, «шарит». Пафосный молескин, набор лайнеров за «десятку», крутые индийские чернила и «делдеровские» про-перья — всё это стоило гораздо больше моих сегодняшних покупок.

Почти все деньги с моей прошлой авантюры ушли на эти статусные, но абсолютно бесполезные покупки. Крутые индийские чернила давно закончились, поэтому в баночку я доливал обычные, лайнеры уже почти «сдохли» от постоянных дозаправок, а статусный альбом для рисования, учитывая мою способность воплощать нарисованное в реальности, так и вовсе можно считать вечным. Но не рассказывать же об этом розововолосой…

В общем девушка прониклась мыслью о том, что пятнадцатилетний шкет может быть крутым про, и не смея больше мешать, оставила меня. И я второй раз за день активировал Око.

В этот раз мне требовалось гораздо больше денег, а значит и поработать придется как следует. Карандаш, будто зачарованный, сам носился над листом бумаги, вырисовывая черты давно придуманного персонажа.

Высокий эльф воплощался на бумаге, и с каждой минутой его одежда и украшения наливались деталями. Золотая корона рода, тонкая, но неразрушимая хламида, магический посох с вставленным в навершие изумрудом, размером с крепкий мужской кулак и утонченные, но тёплые черты лица. Высший маг эльфов, хранитель ключей и замков Грозовой башни, Лимертиан Чаротворец — персонаж из придуманного в детстве комикса, готовился вновь воплотиться в нашем мире.

Из-за тонкой работы я раз за разом использовал свои магические способности, чтобы исправить огрехи и убрать неправильно нанесенную тушь. В другой раз этого бы не потребовалось, но сейчас состоялся ещё один эксперимент. В этот раз, нарисованный мною персонаж должен был находиться в нашем мире не считанные минуты, а как минимум час. Поэтому я так старался.

Когда эскиз, наконец, был обведён, и система предложила мне воплотить знаменитого, в моей Вселенной, эльфа, я отказался и продолжил работать. G-образное перо сменилось «стрелой» и рука заработала точно швейная машинка. При помощи точек я придавал объем и текстуру эльфу, делая его практически живым.

Кофе и эклеры давно закончились и стоило сходить в кафетерий за добавкой, но я и не думал вставать с места. В таком искусстве как рисование, нет предела совершенству. Любую, даже самую искусственную работу, всегда можно улучшить, чем я собственно и занимался.

И все-таки меня отвлекли.

— Здорово получается, — произнесла розоволосая продавщица появившись перед моим столом.

— Что, закончилась моё время? — удивился я бросил взгляд на смарт.

— Что? А, нет конечно. Вы просто давно не появлялись в буфете, поэтому я подумала… Вот, — и она протянула мне ещё одну кружку с кофе.

— Спасибо, — поблагодарил я её.

— Ой, — вдруг вскинулась девушка указывая на рисунок. — Он двинулся!

Гадство! Рисунок уже напитался эманациями моего аспекта и даже без активации начинает чудить. Нужно заканчивать, и желательно без свидетелей.

— Ерунду не несите, — кажется, даже с чрезмерной строгостью произнес я и «припечатал» в финале. — У вас что-то ещё?

Несмотря на то, что девушка была старше меня минимум лет на пять, сейчас мне было необходимо разговаривать с ней «смотря сверху вниз». Пусть лучше считает меня мудаком, нежели доложит куда следует про ещё одного незарегистрированного игрока.

Девушка всё поняла правильно. Опустила глаза и, не говоря ни слова, покинула уютный закуток. Наверное, это грубо прозвучит, но мне было плевать. Самый сложный этап — превращение нарисованного золота в реальное.

Особое внимание пришлось уделить украшениям великого эльфа. Дополнительно нужны драгоценности, которые раньше не принадлежали моему вымышленному персонажу, после его воплощения они должны стать тем товаром, который мой нарисованный помощник заложит в ломбард.

Как следует просушив тушь, я натянул перчатки и снял пергаментную защиту с сусального золота. Вот тут появилась первая проблема: я не озаботился пинцетом и скальпелем для вырезания кусочков драгоценного металла. На помощь пришел «Джентльмен». Острый, как бритва, нож отделил первый кусочек золотой фольги и, приподняв его на лезвии, я перенес на рисунок.

Металл прилип на клей, и пока последний не высох, самым острием я отделил лишнее. Дальше дело пошло увереннее, хоть и всё-равно занимало слишком много времени. В прошлый раз всё было проще, гелевая ручка золотого цвета позволила воплотить золотые монеты почти на двое суток. Теперь же я экспериментировал, желая увидеть, насколько повысится качество воплощенных вещей, если использовать настоящее золото.

Понимание того, что лучше у меня уже не получится, пришло когда Лимертиан Чаротворец, повернулся и, приняв горделивую позу, подмигнул мне.

Я улыбнулся, отбросив, как бы странно это ни звучало, запачканный в золоте нож, и произнес, обращаясь к старому другу:

— Но здравствуй, Лимеритиан, старый ты пройдоха!

Глава 6

Закончив с работой, я сложил вещи в сумку, сунул альбом под куртку и, бросив взгляд на стол, заставленный пустыми чашками из-под кофе, всё-таки сунул под одну из них ещё одну купюру. Зачем? Да не знаю я! Просто посчитал это правильным.

Бросив взгляд на смарт, я прикусил губу. На создание рисунка, который я счел достойным, ушло два с лишним часа. До конца уроков оставалось примерно столько же, плюс нужно успеть добраться до школы. Время утекает сквозь пальцы, поэтому нужно поторапливаться.

Зайдя в туалет торгового центра, я заперся в кабинке и открыл молескин на нужной странице, чем вызвал сообщение системы.


Вы закончили рисунок. Получено опыта: 27 эксперов

Желаете воплотить «Лимертиан Чаротворец»?

Стоимость: 120 маны

Время призыва: 4 часа 8 минут


Взглянув на последнюю строчку я оторопел. Да, моей целью был не только заработок денег, но и эксперимент по вычислению взаимосвязи между количеством используемых расходников и временем призыва. Но я даже не рассчитывал на то, что придуманный мною персонаж воплотился на целых четыре часа!

Да-да! Лимертиан Чаротворец являлся именно что придуманным мною персонажем, населявшем комикс, который я рисовал несколько лет назад. Тогда, я сбегал в собственные рисунки, чтобы не слышать постоянных выяснений отношений родителей, когда они ещё жили вместе.

И именно его, а не лучших друзей, орка Кварта и его вечную спутницу — барда Мирель, я выбрал как помощника в собственном деле. И дело тут даже не в произошедшем два года назад инциденте, когда я получил способности игрока.


В тот раз, тогда меня ещё звали Александром, я рисовал своих друзей, чтобы сбежать от реальности и травли в классе. Вот только тогда пробудился мой дар, и нарисованные на тетради в клеточку персонажи воплотились в нашем мире прямо посреди кабинета биологии.


В СМИ тот инцидент назвали блуждающим прорывом, предположив, что произошел уникальный случай, когда микропортал из чужого измерения вдруг возник посреди класса. Как итог — четверо травивших меня одноклассников погибли, а я попал под бдительное наблюдение М-3.

Расследовал это дело спецотдел ФСБ, специализирующийся на контроле игроков. И если бы я тогда признался, что пусть и непреднамеренно, но причастен к этому, меня бы наверняка закрыли в спецтюрьме до конца остатков своих дней. Но камер в кабинете не было, одноклассники, что видели всё происходящее, молчали как рыбы, а я упрямо твердил, что в момент инцидента уходил в туалет…

Дело было слишком резонансным, поэтому, сменив ещё две школы, родители, наконец, согласились на уговоры и сменили мне имя. Это был последний и самый значимый для меня подарок от родителей перед их разводом.

Впрочем, я отвлёкся. Лимертиан был выбран как самый подходящий персонаж из моего комикса. Высокородный эльф, хранитель ключей Грозовой башни, был эксцентричным персонажем. В нём отсутствовали присущие эльфам спесь и гордыня, жадный до всего нового, он с радостью глотал знания чужих рас и особенно любил мои рассказы о нашем мире.

Он единственный из всех персонажей моих графических историй знал о том, что весь его мир и знакомые, в том числе он сам, являются плодом моего воображения. Не раз и не два он подсказывал мне дельные советы о том, как попробовать помирить родителей. Впрочем безуспешно, но в таких делах в счёт идёт и старание.

А еще он был безграничным фанатом нашего мира. Что ж, пора показать ему как живут люди.

Еще раз проверив замок туалетной кабинки, я перевел глаза на страницу и активировал воплощение.

Рисунок на странице начал наливаться объемом, блокнот потяжелел. Выскользнув из рук, молескин упал на кафель туалетной кабинки. Двухмерный чернильный рисунок, украшенный золотом, начал наливаться объёмом. Кремовые страницы блокнота выталкивали из себя эфемерную субстанцию на грани жидкости и дыма. И тем не менее уже сейчас можно было узнать в клубящихся мерцаниях магической материализации возникающую фигуру эльфа.

Еще несколько секунд антропоморфный силуэт переливался, точно искажённый в кривом зеркале, пока наконец, магический дым не обрёл телесное воплощение.

Процесс был закончен и, улыбнувшись мне, эльф наконец убрал ногу со страницы блокнота. Ещё секунду мы с Лимерианом играли в гляделки. Эльф сдался первым и произнес.

— Здравствуй, Чернильный маг, — произнёс он с суровым прищуром в глазах. — Ты давно не заглядывал в мою Грозовую башню.

— И я рад тебя видеть, — произнёс я полушепотом. — Пожалуйста, говори потише. Нас могут услышать. Сейчас я выйду из кабинки, а ты следом за мной, но спустя несколько минут. И тогда мы сможем поговорить.

Высший Эльф был непроницаем. Я уже было напрягся, чувствуя что Лимертиан вместо помощи может оказаться одной сплошной проблемой, но к счастью обошлось.

Его грациозная рука вытянула указательный палец, указывая на меня. Вернее на то, что было подо мной.

— Этот белый трон… — высокопарный речью произнес он. — Демиург, он символ твоей власти?

— А? — растерялся я, не понимая, о чём речь. Когда же до меня дошло, я кое-как сдержался, чтобы не рассмеяться.

— Нет, это просто унитаз. Приспособление для справления естественных потребностей организма.

— И как это работает? — упав на четвереньки, высший эльф с детской любознательностью начал изучать фаянсовый трон.

— Ну… — протянул я, не зная с чего начать.

Сам же, дурак, создал Лимертиана таким, что пока он не разберется в устройстве интересующего его изобретения, пытаться взывать к разуму бесполезно.

— Спускаешь штаны, садишься, — пояснил я приподняв крышку унитаза. — И когда сделаешь все дела, нажимаешь на эту кнопку.

Бачок унитаза зашелестел, спуская воду, что вызвало едва ли не детский восторг на лице эльфа, которому по комиксам было около семиста лет.

— Дай, я попробую! — оттолкнув меня Лимертиан принялся задирать подол своей мантии.

В этот момент мне хотелось разбить себе лицо от осознания, как это смотрится со стороны. Двое мужчин заперлись в кабинке туалета… Фу, короче.

— Давай, жду тебя за дверью, — прошептал я и щелкнул засовом.

Увы, вместо пары минут мне пришлось его ждать почти четверть часа. Любознательный то и дело издавал восторженные возгласы, перемежающиеся с урчанием сливного бачка. Наконец, не выдержав, я затарабанил в дверь, призывая эльфа к порядку.

Кратко изложив ему идею по дороге, я получил ответ которого не ожидал.

— И ты предполагаешь, что они купятся на подобное? — произнес он с интонацией, будто разговаривал с ребенком.

Вообще-то, учитывая его возраст, который измеряется столетиями, и мои пятнадцать лет, прозвучало это обидно, да. В конце концов, я его создатель! Но только я хотел выслушать его предложение, как эльф рванул в сторону, не обратив внимание на свалившуюся с его головы золотую корону.

Совершенно не понимая что происходит, я погнался за ним, чтобы обнаружить Лимеритиана на фудкорте. Сказать что эльф вел себя неподобающе его высокому статусу, значит не сказать ничего. Хранитель тайн и замков Грозовой башни прилип щекой к стеклянной витрине и пускал слюни на лотки с мороженым. Эльф игнорировал удивленные взгляды прохожих и быдловатые тычки пальцев в свою сторону. А я во второй раз захотел разбить себе лицо.

Какой позор…

— Короче, Саша, сделка! — произнес он, когда мне удалось оторвать его от витрины. — Ты покупаешь мне всё что захочу, а я помогаю тебе. Идёт?

— Лемиртан, — я попытался образумить семисотлетнего ребёнка. — Теперь меня зовут Maгнус, а не Саша. У меня не так много денег. Чтобы их раздобыть я и призвал тебя, помнишь?

— Ну на эти шарики ледяного счастья у тебя ведь деньги есть? — посмотрел он на меня с щенячьими глазами.

Не то чтобы много, но деньги в кармане ещё были, поэтому пришлось принять ультиматум.

Выбрав все вкусы, которые Лимертиан хотел попробовать, я расплатился всей оставшейся наличностью. Хранитель Грозовой башни набрал дюжину шариков мороженого, а я скрипел зубами, подсчитывая в уме, во сколько мне обойдётся его прихоть. К сожалению, этого не хватило, поэтому пришлось разбить его заказ надвое и заплатить остатками с карты. Это послужило еще одним уроком: быть взрослым — дорого!

— Сколько у меня времени? — слизывая с деревянной ложки мороженое, поинтересовался эльф.

— Чуть больше трех часов, — сверившись с телефоном, сообщил я.

— Как мало времени, чтобы увидеть ваш мир… — вздохнул остроухий. — Но ты ведь сможешь потом вновь призвать меня, да?

— Если у меня будут деньги, — вполне серьезно и даже строго сообщил я ему. — Ингредиенты для твоего призыва стоят дорого, а сегодня ты потратил все мои сбережения.

— Прости, — провинился эльф. — Так сколько денег тебе нужно?

— Много, очень много, — честно признался я. — Если ты не поможешь мне их раздобыть, то твой следующий призыв откладывается на неопределенный срок.

— Тогда нам нужно придумать план, — задумчиво произнёс он и, поймав мой удивленный взгляд, пояснил. — Твой план не стоит и дерма чаек, что поселились под крышей Грозовой башни. А теперь слушай меня внимательно…

Несмотря на всю взбалмошность эльфа, Лимертиан удивил меня знанием человеческой психологии. Из его слов следовало, что ростовщики, которыми он обозвал ломбард, являлись в его глазах бандитами. А еще, что меня удивило, высший эльф хорошо разбирался в психологии данной прослойки общества.

— Ростовщики — это лихоимцы, что зарабатывают на невзгодах разумных, — подняв палец вверх, поучительно повествовал он. — Они — змеи! И как любые змеи, они знают, когда их пытаются обмануть. Да, ты пока ещё молод и несведущий в подобных делах, но поверь, если я появлюсь в их клоповнике в таком виде, — он обвел себя рукой. — вместо большого бумажного золота я получу фунт стали между ребер!

— Что ты предлагаешь? — напрягся я.

Деньги мне были нужны и нужны прямо сегодня.

— Нужно переодеться во что-нибудь человеческое, — пояснил он и, не дав мне даже открыть рта, добавил. — Я знаю, что у тебя закончилось ваше бумажное золото, но не переживай. Посиди здесь, я сам раздобуду человеческую одежду.

И в самом деле. Не прошло и четверти часа, как Лимертиан Чаротворец вернулся, заставив мою челюсть отвалиться на столик, заляпанный подтаявшим мороженым.

Высший эльф сменил свою фиолетовую, украшенную золотыми рунами, хламиду, на строгий чёрный костюм и рубашку с фиолетовым галстуком.

Кроме этого, рядом со мной на столе появился бумажный пакет из брендового бутика, внутри которого обнаружились пачки пятитысячных купюр в банковской упаковке. Целых восемь штук, а это… Я даже задумался, считая в уме деньги, и когда всё посчитал, немного завис от осознания суммы. Целых четыре миллиона!

— Вот для начала, — сообщил он, указывая на пакет. — Надеюсь этого хватит на мой следующий призыв?

В ответ я только сглотнул, и пересилив себя сиплым от волнения голосом спросил: «откуда?». На что самодовольный эльф продемонстрировал руку, на безымянном пальце которой виднелся след от недавнего кольца.

Это вызвало у меня злость. Как бы я и сам хотел провернуть подобное, но без обмана простых людей.

— Магнус, друг мой, расслабься. Никакого обмана не было, — черпая ложкой уже растаявшее мороженое, произнёс эльф, который теперь больше походил на офисного клерка. — Кольцо Грозы. Кстати, ты знал, что в вашем мире оно является всего лишь разовым артефактом? Я предупредил мужчину, который приобрел у меня кольцо, что у него есть всего три часа, чтобы использовать артефакт прежде, чем он растворится.

— Что это был за артефакт? — напрягся я неожиданному повороту событий.

— Наделяет разумного возможностью чувствовать Аспект Молнии, — продолжая лопать мороженое произнес эльф.

От услышанного мои глаза округлились. Едва я осознал, что только что сделал Лимертиан, как моё дыхание сперло волнением.

— Ты отдал Кольцо Грозы? — пытаясь успокоить паническую атаку просипел я. — Ты понимаешь что вообще наделал? Ты отдал частичку себя… отдал свой Грозовой Аспект, променяв его на какие-то бумажки?!

— Молодость… Мне нравится твоя экспрессия, Саш… э-м, Магнус, — добродушно поправился он, — но не стоит так кипятиться. Да, Кольцо Грозы уникальный артефакт и в твоём и в моём мире, но подумай, что тебе мешает нарисовать мне ещё одно?

Глава 7

Признаться, от таких слов я даже немного подвис. Никогда не задумывался о подобном, но если всё так как говорит Лимертиан, то это получается читерство какое-то! Создавать из простых людей новых одарённых только благодаря рисованию. И это на втором уровне? Такого не может быть, потому что не может быть в принципе. Обязательно должен быть подвох.

Ладно, с этим разберемся потом, сейчас мне было куда важнее понять, кому именно эльф продал кольцо, и как он нашёл дурачка вот так просто гуляющим по торговому центру с четырьмя миллионами в кармане.

На мой вопрос маг Грозовой башни ответил в свойственной ему манере.

— Мальчик мой, — произнес он с снисхождением в голосе. — Я прожил уже десяток человеческих жизней и с одного взгляда определяю людей серьёзных и заинтересованных.

Увидев моё вытянутое лицо, он едва ли не рассмеялся.

— Да шучу я, парень. Всё дело в ауре, — произнес он, но видя, что такого объяснения недостаточно, начал растолковывать. — Понимаешь, у каждого живого существа есть аура. У примитивных созданий и, например, птиц или ящериц она одноцветная, простая. У более разумных, например кошек, она имеет оттенки. Но только полностью разумные существа имеют ауру души, по которой можно прочитать характер, тревоги, а при должном умении, даже мысли и желания.

— Вот тот мужчина, который приобрел кольцо, как раз-таки и имел ауру жаждущего власти.

— Какого она была цвета? — попытался я уточнить интересующий меня вопрос.

Первый раз слышу, чтобы существа излучали какую-то там ауру. По мне, это слово больше относилось к эзотерике и другим псевдорелигиозным практикам.

— Цвета? — Лимертиан удивленно поднял бровь. — Скажи, ты можешь мне назвать цвет зависти или пения птиц? Нет? Естественно — нет! Ведь цвет ауры это не оттенок палитры художника. Эта материя куда более тонкая, и далеко не все разумные способны её ощущать. Так вот, этот человек источал жажду силы и я согласился обменять её на бумажное золото для тебя, а также маленькие сувениры для меня.

— Сувениры? — не понял я.

В ответ эльф показал золотые часы, которые болтались на его тощей руке, а также провел руками вдоль своего тела, указывая на новенький костюм. Засунув палец за ворот рубашки он ослабил галстук и произнёс.

— Ваша одежда жуть насколько неудобная. Но фасон мне нравится, — подмигнул он.

— Погоди, — притормозил я его. — Ты хочешь сказать что…

— Да, сейчас человек который купил у меня кольцо, великодушно согласился обменять свой мундир и хронометр на хламиду высшего мага.

Меня разобрал истерический смех, когда я представил как какой-нибудь бизнесмен сейчас расхаживает по первому этажу торгового центра в фиолетовом халате Лимертиана.

— Бумажного золота, которого я принёс, достаточно для твоих целей, юный демиург? — добродушно улыбнулся эльф.

Вот тут я понял зачем Лимертиан провернул подобную аферу. Он с самого начала не хотел идти в ломбард, потому что это сожрало бы ещё порядочный кусок времени его воплощения. Отвергнув подобные махинации с продажами кольца, высший эльф таким образом выиграл для себя лишний час в нашем мире. Час, который можно потратить на развлечения в мире человеков.


Я хотел честно оплатить эльфу за помощь экскурсией, но зазвонил смарт. Это был Антоха, который сообщил, что в честь первого сентября всех отпустили пораньше, и он уже ждёт меня возле ворот школы. Лимертиан слышал наш разговор, и, признаться, мне было жутко неудобно перед старым эльфом.

Вот только он снова сумел меня удивить. В такси по дороге к школе длинноухий расплылся в улыбке.

— Как я понимаю, мой юный друг, у тебя дела? Ничего, я понимаю, что ты занятой человек, и согласен сам изучить ваш мир, — произнес он и протянул руку. — Только дай мне немного вашего бумажного золота.

Вот старый пройдоха! Да он был только рад отделаться от такой строгой няньки, как я, которая, по его разумению, совсем не умеет развлекаться.

Впрочем, спорить я не стал и вытащил из пачки три красненькие бумажки, вручив их семисотлетнему ребёнку, что называется, на мороженое. Я прекрасно понимал, что эльфу ничего не угрожает в нашем мире. И неважно загребут ли его в полицию или эльф заблудится в городе. В любом случае, чуть больше, чем через три часа он развоплотится, отправившись обратно в мир нарисованного мною комикса.

Такси остановилось у академии. Такси без водителя удобная, кстати, штука, особенно когда в твоей компании любознательный пятилетний ребёнок в теле высокородного эльфа. Я вставил в терминал пятитысячную купюру и получил сдачу. Смарттакси разблокировало двери, выпуская нас на тротуар, полный учеников академии.

Здесь, помимо Антона, было достаточно и других моих одноклассников, что уронили челюсть на тротуар и не сводили глаз с эльфа. Но самое главное, здесь присутствовали и Лилит с Семёном.

— Что, что-то не так? — засуетился Лимертиан, оглядывая себя. — Я испачкался в мороженом?

— Всё нормально, — осадил я его. — Просто нечасто встретишь в наших краях эльфов. Веди себя, как ведут себя высокородные твоей расы.

Лимертиан тут же приосанился, вздернул нос, показывая собственное превосходство, и проследовал за мной.

— Антон, познакомься — это Лемиртиан, Лимертиан — это Антон, мой одноклассник и вообще хороший парень.

— Приятно познакомиться с новыми друзьями моего друга, — всё также высокомерно, но всё-таки улыбнулся эльф краями губ.

Но продлилось это недолго, Лим сменился в лице, увидев как из-за спины Антона появились пара девушек, похожих друг на друга, как две капли воды. Однако отличить их было несложно, девушки хоть и были близняшками, но всë же различались по цвету волос.

Непонятно откуда взявшиеся девушки потратили Антона под руки и улыбнулись.

— Агата, — произнесла лилововолосая.

— Арина, — представилась её сестра с шевелюрой ярко-розового цвета.

— Прокофьевы, — уже хором закончили они.

Тут же опомнился Антон.

— Да, Магнус познакомься: Агата и Арина Прокофьевы — мои девушки, — огорошил он меня.

Ещё несколько секунд я находился в прострации, чем воспользовался Лимертиан. Эльф без всякого стеснения поцеловал руку каждой из девушек, заставив их смутиться и покраснеть, а затем пожал руку моего друга. Как оказалось, он был тем ещё Казановой.

Однако веселье ещё не закончилось. Непонятно откуда, словно черт из табакерки, рядом с нами появилась Карина «Лилит» Лейнинген. Не знаю, что было у неё на уме, но девушка подхватила меня под руку и произнесла с наигранной претензией:

— Магнус, почему ты меня не познакомил со своим другом?

Да твою ж мать! Мало мне было проблем с Шараповым? Очевидно, мирозданию показалось, что да. Карина, являясь девушкой Шарапова, прямо на его глазах взяла меня под ручку, точно мы пара, и как выкручиваться из подобной ситуации я не знал.

В любом случае нужно было сохранить хорошую мину даже при плохой игре. Чувствуя, как Семён испепеляет меня взглядом я, стараясь погасить волнение в голосе, буднично представил эльфу и её, уточнив, впрочем, что мы являемся именно что одноклассниками.

— Ну что, какие планы, Магнус? — поинтересовался Антоха.

Он, как и его спутницы, которых Антоха ласково звал «девочки», будто наблюдали за теннисным матчем, смотря то на жмущуюся ко мне Карину, то на Семёна. Прекрасно зная все перипетии наших с Шараповым «тёрок», ребята тоже не знали как реагировать на провокацию Лилит. Ну а я не придумал ничего лучше, чем сделать вид, что всё в порядке вещей.

— Да, какие планы? — с долей щенячьего восторга произнесла Карина.

Я замолчал, думая, как бы побыстрее отделаться от Лилит. И желательно так, чтобы это видел Семён. Эльф же, зная что его время воплощения в нашем мире ограничено, поспешил отделаться от суровой няньки в моём лице.

— Извините, молодые люди, но вынужден попрощаться с вами, — произнёс эльф, постучав пальцем по золотым часам. — Дела, — высокопарно произнес он и, воплотив из воздуха книжный фолиант, распахнул его посередине, а затем превратился в ветер, что растрепав волосы, унёс мага.

— Ля… — восхищенные такой демонстрацией, хором протянули Антон, его девушки и Карина.

А я продолжал тупить, не зная что делать дальше.

* * *
Запершись в своём кабинете, Деметра сидела за столом, смотря на разобранный гант. Вернее на маленький кварцевый кристалл, выступавший в магическом артефакте в качестве линзы. Концентратор был повреждён и повреждён основательно.

И дело тут даже не в стоимости мутного куска кварца. В отличие от профессиональной артефакт-перчатки, спортивный инвентарь для обучения основам намеренно снабжался дефектным камнем, чтобы заигравшиеся в магию дети не навредили друг другу.

Преподавательницу по магическому виду спорта смутил сам факт раскола. И объяснение поэтому было всего одно: новичок — одарённый. Спортивная перчатка, в отличие от приравненных к оружию боевых гантов, может использовать только один аспект. Но парень не знал этого и вложил в последнюю атаку собственную силу, что и раскололо концентратор перчатки.

На этот счёт у преподавателя были четкие инструкции — сообщить в М-3 об обнаружении незарегистрированного одаренного. Но Деметра не торопилась привлекать спецструктуры, желая разобраться самостоятельно.

Почему этот новичок, со странным именем Магнус Ермолов, скрывает то, что смог пробудить дар? Буквально каждый человек, в том числе сама Деметра, мечтает обнаружить у себя способности к магии. Но нет, парень отчего-то не желает примкнуть к элитарному обществу игроков и получить протекцию одного из кланов. Почему?

Решив не мучить себя этим вопросом в одиночестве, Деметра достала смарт и позвонила Хану — огненному страйкеру своей команды.

— Салам алейкум, дорогая, — поприветствовал её огневик.

— Привет Дамир. Слушай, вопрос на миллион.

— Долларов или эксперов? — решил пошутить её двоюродный брат.

— Дамир, прекращай, дело правда серьёзное, — отрезала девушка. — Скажи, почему парень который учится в академии для потенциальных игроков может скрывать свой дар?

— Ну… — замялся парень с той стороны провода. — Давай по порядку.

— Сегодня я поставила двух учеников на спарринг. Оба с аспектом земли, ничего особенного. Но после боя оказалось, что у одного из них был разрушен кристалл ганта.

— И ты сразу решила, что камень развалился из-за резонанса аспектов и парень который сражался в этой перчатке — игрок, который к тому же обладает способностями скрывать свой статус? — поняв что угадал, капитан Черных Львов рассмеялся. — Какой, по-твоему, у него должен быть уровень? Пятидесятый, сотый? Прости, Аида, но я в это не верю. Уверен, есть более простое объяснение сломанному камню, которое ты упорно игнорируешь.

— Ты хочешь сказать, что кристалл мог разлететься от простого падения?! — разъярилась Деметра.

Несмотря на то, что брат был старше её и к тому же капитаном команды, девушка не терпела подобного снисходительного тона.

— Нет, — продолжая посмеиваться ответил Дамир. — Я хочу сказать, что скорее всего тебе пришлось их разнимать и ты использовала свой гант. Молния отскочила в парня и разрушила кристалл который — что? Правильно — кремниевый! То есть принадлежит аспекту Земли, который уступает Молнии.

Деметра замолчала, прикусив губу. Брат знал её вспыльчивый нрав и любовь к аспекту Молнии.

— Я тебя ненавижу, — в шутку прошипела она, не желая признавать правоту брата.

— Да-да, — посмеиваясь, отмахнулся он. — Я тоже люблю, когда я прав. Надеюсь, тебе хватило мозгов не звонить в М-3?

Деметра не ответила, просто бросив трубку. Дамир… как же он любит глумиться, когда оказывается прав! Но она всё равно была благодарна ему за то, что он помог ей разобраться с ситуацией, ведь будучи увлеченным человеком, Аида иногда забывалась, что не раз приводило к проблемам.

Если бы она всё-таки позвонила в М-3, то началась бы проверка. А за проведение дуэли между учениками и применение к ним непедагогических методов воспитания её могли даже отстранить от турнира!

В любом случае, она разобралась и это главное. Осталось только заменить поврежденный кристалл на новый и дальше страдать от скуки, преподавая соплякам основы магического боя.

Глава 8

— Мы вроде как договаривались, что пойдём вдвоём, — произнес я так, чтобы слышал только Антон.

Не то чтобы его девчонки меня напрягали, гораздо больше вымораживает назойливость Лилит. Если честно, я думал, что как только Шарапов «отвалится», у девушки сразу найдутся более важные дела. Но нет, Карина продолжала крутиться рядом.

— Не получится, — пожал плечами Антон. — Может тогда перенесем?

— И о чём вы тут сплетничаете? — уж слишком эмоционально вмешалась Карина.

И в этот момент я понял, что нужно было с ней что-то решать.

— Да вот спрашивал у Антона, какой смарт выбрать, — произнес, показывая свой «кирпич».

— Я с вами! — тут же заявила Лилит.

— Чего это вдруг? — с сомнением произнес Антон. — Я — гильдейский, Магнус вообще не одаренный, попавший в академию без протекции. А ты у нас клановая! Мы ведь не из твоего круга! Что об этом скажут в твоём клане или у Шарапова?

— Это мои проблемы, — вежливо, но жёстко отрезала Лилит и вытянула из внутреннего кармана золотую карточку. — Кроме того, у меня в «Левинсон и сыновья» двадцатипроцентная скидка. И если хорошо попросишь, Магнус, я тебе её одолжу…

Проворковала Карина, а я задумался, пытаясь проанализировать поведение этой бестии.

Вот что она делает? Флиртует со мной? Зачем? И ладно бы её поведение можно было списать на «воспитательные меры» своего парня, но Шарапова здесь нет. Так зачем высокородной фройляйн из немецкого клана водиться с такой «перхотью», как мы?

По логике клановых они — элита! Даже гильдейские — заручившиеся поддержкой крафтовых гильдий одарённые — люди второго сорта. Что уж говорить про остальных, неодарённых…

Осознание того что я решительно ничего не понимаю напрягало. По-хорошему, хотелось бортануть её и отправиться за смартом с Антохой. Он хоть и был из гильдейских, но не выказывал пренебрежительного отношения ко мне, наоборот, когда я сцепился с Шараповым, даже старался помочь.

Вот только помня опыт тех же «Трёх Мушкетёров», я знал, что самый страшный враг — это оскорблённая девушка. И в первый день поссориться не только с кланом Шараповых, но и оскорбить старшую одаренную из рода Лейнингем было бы уже слишком.

В общем, уже через десять минут наша «дружная» компания катила на другой конец города. Причём, благодаря Карине, мы ехали не на общественном транспорте или такси, а уютно разместились в салоне её «Мерседеса». Но мне всё равно было неуютно, и разговаривая с ребятами, я подсознательно искал подвох.

Водитель, который как и мой отец выступал для Карины ещё и телохранителем, решил не «собирать» пробки по центру города, а пустил машину по объездной. И это логично, ведь от Шапсугского водохранилища, на берегу которого находилась академия, до Новороссийской, на которой разместился самый лучший, по мнению Карины, магазин магических гаджетов «Левинсон и сыновья», было проще добраться в объезд душного города.

Карина не обманула. Действительно стоило ехать через полгорода ради того, чтобы оказаться в самом большом магазине маго-технических изобретений из обоих миров!

Вот только Антон, почему-то был не рад. Он, как и его «девочки», притихли и напряглись, как только мы выбрались из машины. Я огляделся, всё-таки Краснодар для меня новый город, и в этом районе я никогда не был. Но Карина и ребята отчего-то поторопились затащить меня внутрь магазина.

Не понимая к чему такая спешка, я хотел было возмутиться, но стоило мне переступить порог, как эта мысль выветрилась у меня из головы. И это неудивительно, ведь стеклянная дверь многолюдной улицы скрывала за собой настоящий Косой переулок из книг про маленького волшебника!

Расписанные огнём левитирующие скейтборды — вингеры для парней, стилизованные под ведьмовские метлы — вингеры для девушек с удобным женским седлом. Огромная витрина, величиной со стену, кристаллов с заточенными в них фамильярами. Одежда и обувь представителей всех континентов Нидавеллира, в том числе с зачарованием и нанесенными рунами.

Имелись также и защитные амулеты, предметы простой артефакторики от гильдейских крафтеров. Игроки, выбравшие своей стезей крафт, за два года после сопряжения очень неплохо поднаторели в подобном. Для девушек здесь существовали брошки и заколки с плюсами к привлекательности, или вычурные браслеты пространственного хранилища, заменившие стильные, но громоздкие, женские сумочки.

Для сильного пола выпускали свои девайсы. Ножи-мультитулы из зачарованной стали, которые одинаково хорошо строгали и древесину и стекло. Серебряные пряжки, запонки и другие мелкие аксессуары с бонусами к характеристикам вроде силы, ловкости, или выносливости.

Бонусы были небольшими, но и стартовые параметры обычного человека не выделялись выдающимися характеристиками. А наличие артефакта, позволяющего поднять на три десятка килограмм больше дарованного природой, или возможность на короткой дистанции обогнать автомобиль, как минимум повышало самооценку, а в трудных ситуациях вполне могло и жизнь спасти. Так, по крайней мере, гласили слоганы рекламных плакатов.

И, как оказалось, на прилавках был представлен далеко не весь ассортимент маго-технического магазина. Это я понял, когда увидел массивную дверь, окованную стальными полосами. За ней вполне мог находиться какой-то склад или техническое помещение, но рунная вязь на каменных плитах вокруг дверей, больше напоминающих врата какого-то замка, светилась линиями магии.

— А там что? — указав на дверь спросил я у Антона.

— А я откуда знаю? — ответил он. — Я здесь в первый раз.

— В самом деле? Или что, гильдейских не пускают в особую секцию? — съехидничала Карина.

Парень опустил глаза, но промолчал, а я улыбнулся. Вот Лилит и прокололась, показала своё отношение к магам-крафтерам.

— Лилит, — обратился я к девушке, решив расставить все точки над «Й». — Можешь объяснить, что здесь происходит?

— Я решила помочь тебе, разве непонятно? — состроила она удивлённое личико.

— Ну да, сама Лейнинген и решила вдруг помочь мне? — с сарказмом произнес я. — Я ведь даже не гильдейский, что уж говорить про клановость? У меня нет способностей, нет Дара, нет высоких покровителей. И ты просто решила помочь?

— Ну-у… — приложив пальцы к губам и задумавшись, начала она. — То есть ты хочешь сказать что простой парень из обычной семьи имеет в своих друзьях высшего Эльфа, и в первый день учёбы нападет на кланового? — она закатила глаза. — Я не идиотка, Магнус. Поэтому мне очень интересно узнать, кто ты действительно такой.

— И поэтому ты прижалась ко мне на глазах у Семёна? — напрягая желваки прямо спросил я.

— А вот мои отношения с Шараповым и его кланом тебя не касаются, — прищурившись, ответила она.

Не знаю, чем бы закончилась наша перепалка, если бы в этот момент рядом с нами не появился мужичок с седыми волосами, густыми, как щетка для обуви, бровями и крючковатым носом.

— О, юная Лейнинген! — абсолютно игнорируя нас, произнес незнакомец. — Что, баронесса, привело вас в нашу скромную лавку?

Ох, если бы спесь и чувство собственного достоинства можно было увидеть невооруженным глазом, то Лилит сейчас бы сияла в несокрушимой броне. Такое раболепное поведение служащего магазина, явно должно было произвести на нас впечатление. Мол, смотрите, холуи, как правильно надо общаться с интересными особами.

— Здравствуйте, Иозеф, — задрав носик, произнесла Карина и вытащила смарт из своего браслета. — Мне нужно заправить смарт.

— Мне нужно подобрать смарт, — вклинился я в разговор, но служащий не повел и ухом, пока Лилит не обратила его внимание на меня.

— Да, и моему хорошему другу нужно подобрать смарт, — подтвердила она протягивая свою скидочную карту.

Услышав это, служащий тут же переменился в лице, и я в мгновение стал для него дорогим желанным гостем.

— Ладно, мальчики, подожду вас в женском отделе, — продолжая светиться самодовольством ответила Карина. — И, Антон, купи что-нибудь для своих девочек. А то они ведь тебя бросят.


— Пафосная сука, — процедил Антон, когда мы следовали за работником магазина.

— Расслабься, братишка, — похлопал я его по плечу.

Теперь, когда Карина сбросила маску доброй самаритянки, мне до жути хотелось опустить её на землю.

— Да я и не напрягался, — выплюнул он. — Просто… Ладно, забей.

Очевидно чёрная кошка пробежала между ними задолго до моего появления, и сейчас нужно было отвлечь Антона от скверных мыслей.

Остановившись возле огромной витрины со смартами, служащий магазина повернулся в мою сторону.

— На какой бюджет рассчитывайте? — улыбаясь так, словно он мой самый лучший друг, произнес Иозеф.

— Антон? — обратился я к другу, который лучше меня разбирался в подобных вещах.

— Э… А я-то что? — растерялся парень. — Скажи сначала какие тебе функции нужны, а там посмотрим.

— Да я не знаю, какие мне нужны функции, — пожал плечами я. — Мне нужен смарт для учебы в академии.

— Для учёбы тебе хватит и «Ирбис мод-1» с полудрагоценной «стекляшкой». Гильдейские с Урала неплохо навострились клепать крепкие середнячки за недорого. Плюс их знания в камнях. Такой смарт обойдётся тебе в двести-двести сорок тысяч, всё от камня зависит.

Указал он на самой нижней полке, где, как это и положено лежали относительно недорогие девайсы для людей решивших прикоснуться к магии.

— Но если ты хочешь… — он стрельнул глазами в отдел, где сначала скрылись близняшки, а затем и Карина. Очевидно, моими руками парень хотел утереть нос Лилит. — То я бы посоветовал что-нибудь из топового. «Езельвир» из эльфийской мануфактуры или «Тесла Аполлон». Дорого, конечно, но сам понимаешь — понты это всегда дорого.

— Мне бы что-нибудь без излишеств, но хорошо защищенное и в крепком корпусе.

— Молодой человек, — скрестив руки на груди произнес немного картавый работник магазина.

— Миллиона полтора, два… — немного рассеянно, точно речь шла о паре сотен рублей, произнес я.

В этот момент я буквально увидел эмблему долларов в глазах продавца, и звук кассового аппарата.

— Так, погоди, — оборвал меня Антон. — То есть ты хочешь просто без наворотов для учёбы, чтобы он был надежным. За топовыми моделями ты и не гонишься, но готов выложить полтора миллиона? — прикусив губу, уточнил он.

Получив мой утвердительный кивок, парень расплылся в улыбке.

— Тогда тебе к гильдейских мастерам! — вынес вердикт он. — Подберем тебе надежную модель, а мой дядька «переоденет» его по твоему вкусу! Но камни здесь и правда хорошие, с сертификатами, поэтому предлагаю выбрать его отдельно с учетом аспекта которым ты будешь пользоваться.

— Молодой человек! — чувствуя, что у него уводят клиента, опомнился продавец.

— Йозеф, — оборвал я его, переключаясь на новую тему. — Можете показать мне камни, относящиеся к аспекту Пепла?

Я внезапно вспомнил про собственный аспект. Про взаимосвязь камней-излучателей и аспекта я не знал абсолютно ничего, но теперь, когда учусь в Академии, наверняка найдутся книги и люди, которые просветят меня в этом.

— С чего это вдруг такой редкий аспект? — удивился Антон.

— Это будет стоить недешево, — тут же почувствовав запах прибыли, активизировался продавец.

— Мне и не нужен камень размером с кулак, — пояснил я, охлаждая его пыл, — достаточно такого, чтобы хорошо работал в качестве камня-излучателя.

— Хорошо, молодой человек, пройдемте, — и, сверкнув глазами в сторону Антона, добавил: — А вас, юноша, я попрошу остаться здесь.

Глава 9

В общем, спустя примерно полчаса и восемь десятков камней я покинул маленький рай камнезнатца, став обладателем довольно крупного и невероятно красивого звездчатого сапфира.

Да, только этот Кристалл, с учётом скидки от карты Карины, обошелся почти в миллион. С точки зрения логики гораздо выгоднее было бы взять дешёвый обсидиан или не очень дешёвый гранат, который тоже подходил под Аспект пепла. Но я выбрал черный звездчатый сапфир за его магические свойства.

Издали чёрный и невзрачный, а вблизи невероятно красивый камень, который в солнечном свете шестиконечной звездой раскрывал поблизости от себя невидимые или скрытые за магической скрытностью объекты. Не спрашивайте меня, сам не знаю зачем мне это свойство, но выходя из комнаты с камнями я был доволен.

Но ещё более доволен, скорее даже счастлив, был торговец. Он тут же выложил на стол кипу документов и сертификатов на камень и артефакт-коробочку под сапфир с зачарованием от воровства.

После напоминания Антона, продавец добавил к списку покупок итальянский смарт «Центурион Нова». Не сильно дешёвый, но надёжный до неубиваемости девайс.

— Желаете приобрести что-нибудь ещё? — угодливо, как будто обращался к Карине, произнёс торговец. — Напомню, при покупке от полутора миллионов рублей вы получаете именную скидочную карту!

— Магнус, — отвлекая от невероятно приятного процесса растраты денег, дернул меня приунывший друг. — Мы в жопе!

За его спиной всë так же красовались близняшки, но на них тоже не было лица. А вот Карины не было видно.

Попросив торговца обождать пару минут, я отошел с другом в сторону. Едва мы скрылись за очередным стеллажом с магическими приводами, как Антон затараторил, и то, что он говорил мне очень не понравилось.

Как оказалось, сейчас мы находились на территории «Седых» — другой околомагической академии, находящейся под протекторатом оборотней. И как по канонам жанра, клан Черноозерских и Седовых, мягко говоря, недолюбливают друг друга. Причём недолюбливают последние полторы тысячи лет и теперь эта вражда перенеслась на учеников академии.

Неизвестно как, но ученики школы оборотней пронюхали о том что мы здесь находимся, и сейчас караулят нас у входа.

Естественно я поинтересовался, а это вообще нормально устраивать разборки между учениками? Как бы лихие годы, когда сходились школа на школу и район на район ушли ещё до рождения наших родителей.

Как оказалось — нормально. Более того, кланы вампиров и оборотней, ведущих между собой холодную войну, наоборот, даже поощряли подобные налеты.

После Сопряжения правительство жестоко пересекало клановые междоусобицы с убийствами и прочими радостями средневековья. Естественно, у кланов, вышедших из тени, был выбор: принять факт того, что они живут в цивилизованном обществе, или погибнуть от рук М-3 и игроков, которые охотно брали задания на убийство подобных ренегатов.

Слишком гордых и дураков вырезали ещё в самом начале, остальные же приняли новые правила игры. И теперь у связанных общими правилами Седовых и Черноозерских осталось не так много способов насолить заклятым врагам.

И одним из таких способов как раз и были подобные налеты. Естественно без смертей и крови, ничего криминального. Но подобные стычки, особенно удачные, негласно поощрялись патронами академий.

Академия Седовых имела несколько другие представления об обучении. Оборотни уважали только грубую силу, а потому и в академии учились только сильные телом и духом. Одновременно с этим, они плевали на высокородность и клановость, что добавляло им очки в моих глазах.

Обращенных апропоморфов, вроде кошкорианцев, наг и ксенонов, больше похожих на помесь человека и крокодила — Седовы брали на воспитание всех. Даже дети орочьих племен не считали постыдным учиться у оборотней и это о чем-то говорило.


— Что будем делать? — поинтересовался я у Антона, как у более шарящего в вопросе.

— Не знаю, — опустил голову парень. — Ждать когда они свалят, наверное. Девчонок-то они не тронут, а вот мы с тобой рискуем огрести. И эта Карина, сука, вовремя свалила… — закипая от отчаяния и злости произнес друг.

— Понятно, — улыбнулся я и обнадеживающе похлопал друга по плечу. — Ты слышал, что сказал торговец? До получения скидочной карты осталось потратить чуть больше ста тысяч. Поможешь? — улыбнулся я.

На самом деле у меня внутри всё о колыхалось от страха попасть под раздачу межклановой войны. Но признаться другу в том, что мне страшно, значит порушить весь образ крутого парня.

Нужно срочно что-то придумать. Вот только что? Пока моей соображалки хватило лишь на то, чтобы тянуть время.

Ну папаня, ну удружил! Нет бы пристроить меня в обычную школу. Вот эти клановые разборки среди одарённых мне вообще никуда не уперлись! Ещё только первый день обучения, а я умудрился поцарапаться с клановым, огрести синяков по всему телу и, как вишенка на торте, попасть в жернова грызни клановых академий.

— Девчонки, — подмигнул я близняшкам, на которых не было лица. — Выберите что-нибудь, чтобы добить скидку?

— Магнус, у меня нет столько денег, — ещё больше посерел Антон.

— Я у тебя их и не спрашивал, — ответил я и беспечно улыбнулся. — Кроме того, обновки Агаты и Арины — это прекрасный способ уязвить гордость Лилит. Правильно ты сказал, она — сука пафосная. Не удивлюсь, если она всё это и подстроила.

— Думаешь? — округлил глаза парень. — Ну да, она — клановая. Она могла, — едва удержавшись чтобы не сплюнуть, процедил он.

Вот удивительные существа эти женщины! От волнения они готовы в кровь грызть ногти, но это совсем не мешает им с потрясающей скоростью тратить деньги.

Бросая взгляды на Антона с немым вопросом «Можно?» девушки перечисляли продавцу свои, относительно недорогие, хотелки. Друг лишь скупо кивал, наблюдая как растёт общий счёт.

— Я всё отдам, — прошипел он мне на ухо.

— Не сомневаюсь, — отмахнулся я от него.

Конечно, денег было жалко, но пока девушки заняты отовариванием, у нас нет повода покидать магазин. Я лихорадочно думал, что же предпринять, а Антон в это время не поленился сходить к прозрачной двери и посмотреть, не надоело ли караулящим нас поджидать.

Увы — не надоело.

— Мля, — вновь шёпотом выругался Антон. — Там ещё и Сивый.

— Сивый? — переспросил я.

— Да, самый крутой из них. Говорят, сейчас он главный кандидат на трансформацию и принятия в клан Седых. Нам вилы… — обреченно произнес он.

— Ты себя накручиваешь, — улыбнулся я, пришедший в мою голову идее.

Всё ведь просто! Нужно просто попросить торговца выпустить нас через чёрный ход. Уверен, человеку, который только что затарился у него чуть больше чем на полтора миллиона, не откажут в подобной услуге! И как я раньше до этого не додумался?

Я уже начал выкладывать на прилавок ещё запечатанные в банковскую упаковку деньги и думать, как подступиться к разговору с торговцем, как за спиной весело зазвенели колокольчики открывающейся двери.

— Какая встреча, Рико! И долго нам вас ждать? — с вызовом прозвучал низкий, с хрипотцой голос.

— Молодые люди, прошу не устраивать здесь беспорядок, — явно нервничая, откликнулся продавец.

— Да мы и не будем, — прозвучал тот же голос, а я замер, боясь обернуться.

Гадство! Не знаю, кем именно был этот Сивый, но от его слов у продавца затряслись руки, и он поспешил рассчитать нас как можно быстрее. Твою мать, если даже продавец не собирается связываться с ними, то наши дела действительно скверные!

— Рико, а кто это там с тобой? — обратился к Антону Сивый. Он явно имел в виду меня.

— Новенький из неодарённых, — напряженно ответил Антон. — Что, твои счёты и на него распространяются?

Наконец, торговец рассчитал меня, и я дрожащими руками собирал сдачу. Признаться, ожидание расправы давило даже больше, нежели боязнь за собственную жизнь.

Стоп. Я что, наконец признал, что мне страшно? Давно я не испытывал это чувство, и от осознания этого факта мне стало особенно паскудно.

Я могу раскрыть себя как игрока? Да плевать! Пусть лучше обо мне вновь напечатают в газетах, назвав мясником из старшей школы, нежели раболепствовать и преклоняться перед моральными уродами вроде тех, что гнобили меня до шестого класса.

Неожиданно, приняв это решение, я успокоился и даже улыбнулся. Школьный рюкзак упал на пол и я развернулся, чтобы посмотреть в глаза неприятелей, назвавших всех нас врагами только потому, что мы учимся в другой школе.

Но стоило мне взглянуть на главаря перевертышей, как я узнал того, кого Антоха называл не иначе, как Сивый. Да, он сильно изменился за последние два года. Стал гораздо выше и шире в плечах, его некогда чёрные волосы подернула пепельная седина. А вот приметный шрам, вспахавший правую бровь и щеку, не давал поводов для сомнений. Да и информация из интерфейса говорила, что я не ошибся.


Григорий «Сивый» Бубенцов

15 лет. Уровень — 5


Мой чудом выживший во время моей инициации одноклассник Гриша оказался Сивым. В тот раз, во время пробуждения моих способностей, он едва не погиб, и надеяться на то, что он забыл тот случай или простил меня — глупо.

Вот только дальше всё пошло не так, как рисовала моя буйная фантазия.

Гришка тоже узнал меня, но вместо того, чтобы оскалиться и произнести что-то вроде «Вот мы наконец и встретились!», он произнёс:

— Сашка?.. — растерянно просипел он.

Именно что просипел, потому как в следующую секунду он опустил глаза и будто сдулся. Его неожиданная реакция почему-то придала мне уверенности, а в голове иерихонской трубой зазвучала одна мысль: «Он боится!».

— Так значит ты и есть Сивый?! — улыбнулся я, напирая. — Тебе даже удалось сохранить глаз? Молодец! Я рад.

Былой страх, который сковывал меня до дрожи, растворился, сменившись эйфорией и ощущением того, что это я здесь зверь! Я — оборотень! А он просто щенок, который, увидев свою громадную тень на стене, решил, что он страшный.

— Так что ты хотел? Поговорить? — спокойно, без угрозы, произнес я. — Тут за углом кафешка, вроде. Сейчас мы закончим и поболтаем. Подождёте?

Ответом мне стало его невнятное мычание, от которого больше других растерялась парочка его друзей. Что удивительно, в их отношении он вёл себя не как со мной, не стесняясь взашей выталкивать за дверь. Чтобы убраться, им потребовалось не больше пары секунд, после которых на меня накинулся Антон.

— Ты знаешь Сивого? — схватив меня за грудки, прокричал друг.

— Да, — ответил я, отталкивая его. — И не плюйся, пожалуйста.

— Откуда? — продолжал напирать Антон.

— Долгая история. Учились вместе.

К моему допросу подключилась Арина, которую я отличал от близняшки лишь по цвету волос.

— И что, он ждёт нас в кафе? — теперь, помимо страха в её голосе, читался ещё и интерес.

— Нет, — улыбнулся я. — В школе мы с ним не сильно ладили, поэтому уверен, он уже на полпути в академию.

* * *
Входная дверь весело зазвенела колокольчиками, выпуская из магазина маго-механических товаров «Левинсон и сыновья» двух парней и двух девушек, которые буквально повисли на руках того, что покрупнее.

Карина Лейнинген же всё это время находилась на балкончике второго этажа, откуда, по её мнению, было бы особенно здорово наблюдать за проверкой, которую она сама и организовала.

К тому же, этого новенького нужно было проучить за высокомерие. И никто не сделает это лучше Сивого. Парнишка из простых, который смог пробудить дар и был вовремя замечен кланом Седовых, был у неё в быстром наборе.

Да, Черноозерские не одобряли дружественных связей с конкурирующей академией, но мудрая бабушка часто повторяла Карине: «Друзей, как и врагов, не существует в принципе. Каждый, в определенных обстоятельствах, может быть полезен».

Идея стравить новичка с Сивым пришла к ней спонтанно, когда Магнус повёл себя в отношении неё точно клановый. Обычно простые люди такого себе не позволяют. Вот Карина и придумала проверить его страхом.

Тогда ей это показалось отличной затеей, ведь именно перед лицом физической расправы человек показывает своё истинное нутро. Будь Магнус из клановых, то честь семьи не позволила бы стерпеть подобное поведение. Будь он из гильдейских, ты скорее всего вызвал бы бодигардов. Будь он обычным человеком, то попросил бы защиты у господина Иохзефа или вызвал полицию.

Но случилась странное.


— Фройляйн Карина, — произнес продавец, с полупоклоном протягивая девушке её гаджет. — Вот ваш смарт. Прошит, почищен и заправлен.

— Спасибо, запишите на счёт отца, пожалуйста, — ответила Лилит.

Уже не молодой продавец улыбнулся и кивнул. Сейчас её мысли были заняты совсем не такой мелочью, как плановое обслуживание смарта.

Продавец, являвшийся в одном лице и хозяином этого магазина уже почти скрылся за стеллажами, как девушка вдруг окликнула его.

— Йозеф, постойте! — прикусив губу, девушка всё-таки решилась задать вопрос.

Продавец, который годился девочке едва ли не в деды, повернулся.

— Господин Левинсон, вы мудрый человек. Поделитесь вашим мнением, что вы можете сказать о в моём друге?

— О том, который только что приобрел у нас смарт? — Карина кивнула, и господин Йозеф продолжил. — Крайне, крайне интересный юноша. Я бы даже сказал — неоднозначный. Одет недорого, даже бедно, но позволил себе довольно крупные траты на абсолютно необязательные покупки. Не транжира, потому как не стал приобретать флагманскую модель, а сделал выбор в пользу надежности. Опять же камень-излучатель. Слишком узкоспециализированный камень, который обычно выбирают игроки со специализацией поиска или наоборот диверсий. Но парень не является игроком… И ещё этот случай…

Уже тише произнес он, но после секундной заминки всё-таки закончил фразу.

— Фройлен Лейнингейн, я буду вынужден сообщить вашему отцу о неподобающем поведении. Попытка провокации, тем более в моем уважаемом заведении — это возмутительно!

Уже стороже добавил он. Господин Левинсон был обычным человеком, однако его уважал даже отец, поэтому Карина предпочла не злоупотреблять положением.

— А я тут причём? — решила сыграть в дурочку Лилит.

— Вы прекрасно знаете, о чем я говорю, — всё так же серьезно добавил старый торговец. — И если не хотите проблем для клана, воздержитесь от подобного поведения.

Не зная как реагировать, девочка всё-таки поддалась и, извинившись, спешно покинула магазин. Как этот простой человек может устроить проблемы для клана? Она не знала этого, но твёрдо решила сообщить отцу о завуалированной угрозе.

А ещё ей хотелось выместить злость и наконец понять, какого Сивый сдулся? Даже не так. Он струсил! Позорно сбежал! И от кого? От гильдейской бездарности Рико! Его тупых девченок и Магнуса, который и игроком-то не является! Куда мир катится?..

Решив не откладывать это дело в долгий ящик, она достала смарт и набрала нужный номер.

— Сивый, какого чёрта? — не стесняясь косых взглядов прохожих, прокричала она. — Насколько я знаю, ты первый кандидат на обращение, тебе необходимы очки в глазах Седовых! Я дала тебе такую возможность выделиться, а ты…

— Ты это специально подстроила?! Я знаю — специально! — скрипя зубами ответил Сивый. — Не звони мне больше, сука.

Не обращая внимания на её клановость, нагрубил он и бросил трубку. И этот разговор еще острее поставил перед Кариной вопрос: кто такой, этот мутный Магнус Ермолов?

Глава 10

— …таким образом, мы видим прямую зависимость запаса магической энергии от ядра одарённого, — водя лучом лазерной указки по анатомическому манекену, вещал Сергей Александрович — преподаватель обычной и магической биологии. — Есть вопросы?

Очевидно, что остальным это всё было понятно, но у меня был вопрос.

— То есть увеличивать запас магической энергии можно только вкладывая очки развития в интеллект? — подняв руку, спросил я.

— Это самый простой способ, — ответил Сергей Александрович. — Простой, но не единственный. Существуют методики развития ядра, медиан и медиальных узлов. Например, полное опустошение ядра, физические нагрузки с контролем энергии для развития медиальных узлов. Но помните, что такие тренировки должны проходить строго под наблюдением специалиста. Также существуют клановые техники, но сами понимаете, клановые секреты — это клановые секреты.

Ответил на вопрос преподаватель, а затем переключился лично на меня. Сверившись с журналом и вздернув бровь от необычного имени, он все-таки продолжил.

— Вещи, о которых я вам только что рассказал, Магнус, это базовые знания из курса шестого класса. Я понимаю, что вы новенький и раньше обучались по стандартной программе. Поэтому, если вы планируете связать свою жизнь с околомагической средой, вам необходимо в кратчайшие сроки наверстать пропущенное. Впрочем, об этом я обязательно сообщу ректору для коррекции вашего курса.

Ну да, преподаватель был во всём прав. Выходцы из кланов ещё до Сопряжения знали о существовании магии и обучались пользоваться ею внутри кланов. Остальные же хоть и тоже начинали с азов, но за два года обучения в академии ушли далеко вперёд. А вот мне, попавшему в академию Чёрного озера в самом начале девятого класса, придётся всё это наверстывать. Впрочем, по программе основных школьных предметов у меня были если не пятёрки, то крепкие четверки, так что наверняка справлюсь.


Мой первый день в академии был слишком насыщен и, слава богам, вот уже четвёртый день меня никто не трогал. И я этим пользовался на полную катушку, а точнее делал то, что и положено ученикам выпускного класса — учился.

Нет, тупым я себя назвать не могу, да наверное и никто не скажет про себя таких слов. Но последние три дня, возвращаясь домой, я только и и делал, что зубрил книги, накачивал себя кофе, чтобы взбодриться, и вновь зубрил книги. «Химерология», «Основы магических валютных операций», «История Нидавеллира. Том 1. «От Артириана до Крейвена Завоевателя»»…

Каждый день я затаривался на кухне бутербродами и уходил в свою комнату, чтобы до глубокой ночи, а иногда и рассвета, листать страницы учебников. Но чем больше я вкладывал сил в бурение гранита знаний, тем больше понимал — самому мне это не вывезти.

Из-за учебной программы, которую мне предстояло наверстать, я даже забросил рисование. Мой молескин и тубус с перьями всё также находились в учебной сумке и каждый вечер перед сном я обещал себе, что завтра обязательно найду время попрактиковаться. Но иногда у меня даже на душ не было времени, что уж говорить про чернила и перья…

Благо в академии все было относительно тихо. Шарапов, в редкие моменты когда наши пары пересекались, предпочитал меня игнорировать и нас обоих это устраивало. Общение с Кариной сводилось к бальному «привет-пока» и это радовало ещё больше.

Пару раз Антон рассказывал что к нему подкатывали с расспросами обо мне. Но в основном это были девчонки. Он не преминул подколоть насчёт того, что я пользуюсь повышенной популярностью у девушек. Если честно, для меня это было в новинку.

В других школах, из-за того что я учился в них всего по два-три месяца, у меня просто не получалось заводить отношения, а если что-то и клеилось, то не заходило дальше прогулок по парку и робких поцелуев.

Правда, разница между девочками из обычных школ и ученицами академии была огромна. Если там за свидания с одноклассницами мне могли грозить максимум пара синяков от старшего брата, то за честь местных представительниц слабого пола, может прилететь уже от клана или покровителя.


Выходя из кабинета биологии, мой новенький смарт запиликал стандартной мелодией. Сообщений было сразу два. Первое — от мамы, которая сообщила, что ей предстоит внеплановая командировка в Петербург.

В последнее время что-то её слишком часто начали посылать в командировки, и с одной стороны это напрягало. С другой же стороны, теперь квартира была в моём полном распоряжении и, не считая отцовских проверок, меня ждёт абсолютная свобода. Второе сообщение было уже от ректора. В конце учебного дня меня приглашали в учительскую, чтобы обсудить пробелы в знаниях и варианты их устранения.

Забурившись в смарт и не смотря на дорогу, я буквально врезался в Антона, который поджидал меня возле кабинета.

— Ты сегодня один? — подколол я друга, намекая на отсутствие девчонок.

— Да. Сегодня у них выезд на вендорную точку, — ничуть не смутившись, ответил он. — Ну, это такие специализированные места для игроков, где можно обменять опыт на деньги и сбагрить лут. Кстати, по поводу нового корпуса на смарт, — доставая свой девайс, он переключился на новую тему. — Вот несколько вариантов дизайна и примерные функции, которые можно туда добавить.

Что сказать?.. Гильдейские действительно не зря ели свой хлеб. Не прошло и недели, как я через друга обратился к крафтерам, а Антон уже предоставил полдюжины хорошо прорисованных набросков внешнего вида моего гаджета с комментариями.

Под каждым из рисунков были указанные материалы, дополнительные функции и ориентировочная стоимость. Удобно.

— Давай скину тебе на смарт, — предложил он. — Прими запрос на подключение.

Когда с делом было покончено, Антоха, которого все кроме меня звали не иначе как Рико, предложил отойти, указав взглядам на окно.

— К тебе Лилит не подходила? — произнес он полушепотом.

— А должна была? — ответил я вопросом на вопрос.

Не то, чтобы мне было пофиг на сложные отношения с одноклассниками, всё-таки и Лилит и Шарапов клановые. Особенно смутил тот факт, что я сегодня лишь однажды пересекся с Семеном на уроке физики, и, что приятно, тот меня абсолютно проигнорировал.

— Ну, как бы да, — немного растерянно ответил он. — Сегодня она меня выцепила ещё до уроков, начав расспрашивать про тебя.

А вот это уже напрягало.

— И что ты сказал?

— Да как бы ничего, — пожал плечами он. — Я же по сути о тебе вообще ничего не знаю. Ни про твою семью, ни про покровителя, — увидев, как я закатил глаза, Антоха затараторил. — Ой, вот только не нужно заливать, что ты из простой семьи и не имеешь покровителя!

Разубеждать друга я не стал, впрочем, как и не стал придумывать отмазки. Что он, что Карина… Пусть их домыслы работают на мой авторитет. Я не против.

— Слушай, — отвлёкся я, вспомнив про ректорское сообщение. — А как новенькие вроде меня наверстывают учебную программу? Сидят в библиотеке? Дополнительные задания берут или что-то ещё? Просто до профильных экзаменов меньше четырех месяцев, а я ни в магической биологии, ни в химерологии, ни в истории кланов, ни в зуб ногой. И это только те предметы, которые были у меня сегодня.

— О-о-о, — похлопав меня по плечу, протянул Антоха. — Ты, дружище, попал! Завалят дополнительными заданиями, учебниками и промежуточными тестами, так что помыться времени не будет. Здесь с этим строго. По-хорошему, тебе нужно найти репетитора.

— И где его искать? — совсем «погас» я.

Как бы, деньги у меня водились, но своей прижимистостью я пошел в мать, которую не зря ценили как бухгалтера.

— Да среди преподавателей, — пожал плечами Антон. — Или учеников.

Парень сделал вид, что просто размышляет вслух, но мне упрямо казалось, что здоровяк «закидывает удочку».

— Ты на себя намекаешь? — улыбнулся я.

— Нет, ну а что? — тут же «сломался» он. — У меня двадцатого день рождения, аттестат зрелости я получу в тот же день, а дальше можем вскладчину снять жильё.

— Осади коней, — притормозил его я. — Тебе что, через четыре дня стукнет восемнадцать? — удивился я. Как бы Антон не выглядел идиотом, которого в академии дважды оставляли на второй год.

— Восемнадцать?!. - удивился он. — А, нет, что ты. Просто одарённые, пробудившие способности, получают аттестат зрелости в шестнадцать. Вот и я через четыре дня получу свой, а затем перееду из гильдейского квартала!

— Там что, так плохо?

— Плохо? Да нет, нормально там. Просто родители… — скрипнул он зубами. — Короче, хочу жить отдельно, брать задания для игроков, ну и вообще…

Тут он показательно взглянул на часы, хотя ему этого и не требовалось, у игроков хронометр всегда отображается в интерфейсе.

— Ладно, мне пора. Спаренный урок у Деметры… — с кислой миной произнёс он.

Вообще-то Антоха был не то чтобы толстый, скорее в теле, но вот физические занятия особенно не любил.

— Ты во сколько заканчиваешь?

— После шестого урока в учительский кабинет, а там не знаю, — ответил я.

— Добро, — кивнул он, — встретимся у учительской.

Дальше по расписанию был новый для меня «Этикет магических рас» и, на фоне всех этих спецпредметов, такая родная физика, на которой удалось набросать несколько страниц давно заброшенного мною комикса про орка Кварта, его спутницу, эльфийку-барда Мирель, и себя, в качестве чернильного мага.

Вновь, как в старые добрые времена, наша троица ввязалась в очередную авантюру. И как обычно почти за бесплатно. А всему виной неуемный характер Кортра, что перепил в разбойничьем лагере самого атамана и подвязал нас на авантюру. Храбрый, сильный, но глупый орк, не спрашивая меня и Мирель, подписал нашу троицу на ограбление дилижанса сборщика налогов местного барона. А уже утром, протрезвев, он стойко выслушивал нотации барда-эльфийки, опустив глаза, точно побитая собака.

Но, к сожалению, урок физики закончился, а вместе с ним мне пришлось отложить альбом. Удивительно, но нарисовав всего несколько страниц истории похождений в придуманном мною мире, я почувствовал, будто сходил на интересный и невероятно захватывающий фильм.

Записав домашнее задание, я попрощался с учителем и скрепя сердце, не зная чего ожидать, двинулся к учительскому кабинету.

Антон не подвёл, но в этот раз он вновь был в обществе близняшек, которые буквально млели, глядя на него. И чего эти близняшки в нём нашли? Нет, не подумайте, я не завидую. Вернее завидую, конечно, любой парень хотел бы быть на месте Антохи, но меня больше удивляло то, как он смог подцепить не просто двух девушек, а именно близняшек, и почему они не ревнуют его друг к другу?

— Тебя ждут, — только губами произнес он. — И там Лилит.

Я хотел было спросить, какого собственно рожна? Но ответ не заставил себя ждать. Из учительского кабинета выскочила Карина, которая подхватив меня под руку потащила в кабинет и при этом упрекая тем, что я задерживаю преподавателей. А ещё, на её груди красовался бронзовый значок старосты. Странно, раньше я его не замечал.

Увидев учительскую, я немного опешил. И было от чего! Этот кабинет для преподавателей сильно отличался от виденных мною ранее. Сразу было видно, что на преподавателях в этой академии не экономили. Несколько массажных кресел, проектор дополненной реальности, кожаные диваны и кофемашина, размером с маленькую кухню.

Карина указала на диван напротив преподавателей и села рядом. Тем временем я оглядел учителей, среди которых не было ни одного, кто бы преподавал предметы стандартной школьной программы. Но, что странно, здесь была и оккупировавшая массажное кресло Деметра.

— Итак, Магнус, — сложив пальцы перед лицом, произнёс Чересов — представитель интересов Черноозерских и глава академии. — Изучив отчеты преподавателей, мы выявили, что у тебя неплохие успехи по базовым предметам и абсолютный провал в специальных дисциплинах. Это проблема. Девятый класс является выпускным, в том числе и по спецпредметам. Ты — не одарённый, и в любом другом случае я бы рекомендовал твоим родителям перевести тебя в обычную школу, но ты поступил в нашу академию с протекции одного из наших меценатов. Поэтому мы пригласили тебя, чтобы узнать, сможешь ли ты потянуть дополнительную нагрузку?

О демоны ЗИЛа! Как же сейчас хотелось виновато опустить глаза и замотать головой, признав, что спецпредметы даются мне тяжело. Одно моё слово и меня переведут из этого серпентария высокорожденных интриганов в нормальное учебное заведение. Вот только мне не дали этого сделать.

— Господин директор, — Карина, словно прилежная ученица, подняла руку. — У Ермолова отличные показатели успеваемости по всем базовым предметам. Он усидчив, целеустремлен и, при помощи репетитора, вполне способен освоить программу.

— Похвально что староста так радеет за учеников своего потока, — похвалил её преподаватель Истории и Истории кланов. — Но нам бы хотелось узнать, что по этому поводу думает сам Магнус.

— Не уверен, — потупив взгляд, начал отмазываться я.

Мне выдался такой прекрасный шанс «смазать лыжи», но Карина… Да кто тебя, девочка, за язык-то тянет, а?

— Исключение ученика из не одарённых — это серьезный репутационный удар по академии. И я говорю не только про кланы-спонсоры, но и про министерство образования и Седовых.

— Это не в вашей компетенции, Карина, — жестко осадил ее директор. — Кроме того, будучи старостой, именно вам придется заниматься вопросами успеваемости Ермолова. Да-да, я говорю о репетиторстве.

— Я согласна, — с кроткостью пай-девочки произнесла Лилит.

— Исключено! — чуть громче чем нужно, произнес я.

Слова вырвались сами собой, и теперь на мне сошлись взгляды всех присутствующих.

— Поясните свою позицию, — переводя взгляд с меня на Карину, произнёс Чересов.

Я замолчал, прикидывая с чего начать, но помощь пришла оттуда откуда не ждали.

— Давайте это сделаю я, — поднявшись с массажного кресла, произнесла Деметра. — Насколько мне стало известно со вчерашнего урока, Ермолов и Шарапов имеют несколько натянутые отношения. Для тех кто забыл или пропустил, напомню: в июле этого года Лейнинген и Шараповы объявили о помолвке Карины и Семёна. Таким образом, Лилит хоть и является старостой, но во избежание обострения ситуации не может быть репетитором Магнуса.

— Вот значит как? — с прищуром глядя на меня, произнес директор. — Всего пара дней в академии и у тебя уже проблемы? И с кем? С кланом Шараповых?!

Впрочем, ответа он и не ожидал, а потому сразу переключился на Карину.

— Лилит, мне интересно, что вы скажете по поводу обязанности репетиторства? Это не приведет к проблемам?

— Не приведёт, — чуть быстрее, чем было нужно, ответила она. — Если возникнут какие-то казусные ситуации, то я обязательно сообщу об этом.

Директор улыбнулся, обнажив вампирские клыки, и произнес.

— Это просто замечательно! Карина, другого я от вас и не ожидал! Поэтому хочу представить вам нового ученика потока и вашего подшефного.

Произнёс он и приглашающим жестом попросил подняться мужчину лет сорока. Чёрные волосы, большой римский нос, зализанные волосы.

— Знакомьтесь, Гаяз Ашотович, — представил он незнакомца. — Заклинатель аспекта Молнии и с этого момента ваш подшефный.

Мужчина улыбнулся золотыми зубами и взял слово.

— Да я как бы только три дня назад стал одаренным, а до этого занимался ресторанным бизнесом. Но мне повезло встретить одного эльфа, который сделал меня игроком! — произнес он, показывая мохнатую руку, на безымянном пальце который красовался рисунок кольца. — И вот, теперь я — маг молнии!!!

Видимо подобный персонаж не нравился директору, поэтому едва новоиспеченный одаренный закончил Чересов взял слово.

— Гаязу Ашотовичу тоже необходим репетитор. Поэтому, учитывая открывшиеся факты, назначаю вас, Карина, репетитором господина Григоряна, — вынес своё решение он.

Господи, наблюдать как горделивая улыбка Карины сменяется обреченностью… Лилит, была в тихой ярости, а я просто ликовал, понимая, что её очередная интрига только что провалилась! Уверен, Антоха за такое правую руку отдал бы!

— Что же по поводу вас, — вспомнил обо мне директор. — Думаю, что….

— У меня есть кандидат на роль репетитора, — поспешно произнес я. — Антон Терехов. Он сам предложил.

— Кто бы для него самого нашёл репетитора, — усмехнулась Деметра.

— Аида, не стоит, — осадил её преподаватель Истории и Истории кланов. — Господин Терехов довольно перспективный молодой юноша. Не его вина, что ему не даётся гант.

В ответ Деметра лишь закатила глаза.

— Хорошо, если Терехов не против, даю предварительное согласие. А через неделю преподаватели проверят прогресс в изучении спецпредметов и тогда будем решать окончательно.

* * *
Шарапов уже полтора часа караулил визитера под дверью кабинета отца. Шарапов-старший был строгим, даже жестким человеком и Семён сызмальства уяснил урок: мешать деловым встречам отца — себе дороже. Лучше просидеть несколько часов под дверью, дожидаясь с безопасником конца переговоров, нежели лишний раз гневить своими манерами.

Наконец, замок массивной двери зашелестел, выводя Семёна из тяжелых раздумий.

— Дядя Фёдор, — подскочил парень к безопаснику, который стал почти членом семьи.

— О, привет Сёма, — дружелюбно улыбнулся начальник собственной безопасности клана Шараповых. — По поводу лицензии на ношение ганта… Всё уже в процессе, но нужно подождать.

— Да я не об этом, дядь Фёдор, — произнёс Семён и, стрельнув глазами на отца через открытую дверь, произнес немного тише. — У меня есть просьба.

Этот лёгкий, даже мимолетный взгляд не прошел мимо безопасника и тот всё понял.

— Говори, — произнес он, отойдя на пару шагов. — Мне нужно узнать всё про одного человека.

— Кто такой, из какого клана? — тут же сориентировался Фёдор Михалыч.

— В том-то и дело что не знаю, — произнес Семён. — Вроде как из обычных, не одарённый, но уверен, что там всё не так просто.

— Что ты о нём знаешь?

— Только имя и возраст. Магнус Ермолов, пятнадцать лет. Это мой одноклассник, — честно признался он.

Эти слова заставили безопасника остановиться и посмотреть в глаза паренька.

— Ты же хороший парень, Семён. Если ты повздорил с одноклассником, это не повод устраивать разборки и показательные кары. Я понимаю, что ты наследник и тренируешься, чтобы стать главой клана, но вы ещё молоды.

Произнес дядя Фёдор без осуждения, скорее с предостережением.

— Да я не то чтобы… — начал оправдываться Семён, понимая каким мелочным он смотрится в глазах безопасника. — Я просто хочу знать кто он, чтобы не наломать дров, — тут же «переобулся» парень.

— Ну если так, — немного смягчился Фёдор Михайлович. — Ладно, узнаю я про твоего одноклассника, — потрепав волосы парнишке, ответил безопасник. — Но если, Семён, ты меня обманываешь…

Глава 11

Антоха был счастлив, узнав о том, что его кандидатуру одобрили. Он пообещал, что на ближайшие несколько недель мне можно забыть про покой и поэтому посоветовал сегодня отдохнуть, после чего кратко попрощался. Я только пожал плечами, реагируя на его инициативу, однако было приятно ощутить такую инициативу от человека, которого я и знал-то всего второй день.

Как мама и сказала, дома никого не было, зато на столе нашлась некоторая сумма денег на наличные расходы и питание, которое, как обычно, мне придётся заказывать из ближайшей столовки. Не ресторан, конечно, но точно гораздо лучше того, что я могу приготовить сам.

Полистав учебники и сделав пару домашних заданий, которые, благодаря прокаченному интеллекту, оказались неожиданно легкими, я вновь сел за комикс. Но сначала, чтобы было не скучно, решил нарисовать чибика — маленькое милое существо, размером с хомяка. Наверное дело было в одиночестве, но мне всегда приятнее работать, наблюдая периферийным зрением за проделками любознательной фантастической зверушки.

В этот раз у меня получился чибик-енотик с крыльями. Пока рисовал, в голове родился характер, которым будет обладать существо после воплощения. Вот только после завершения рисунка произошло странное — система не предложила мне воплотить чибика.

Не понимая, что происходит, я начал увеличивать детализацию рисунка. Безрезультатно. Енотик был настолько хорошо нарисован, что я и не знал, чем его улучшить, а сообщение от Системы так и не поступило.

Предчувствие чего-то нехорошего сдавило лёгкие. Открыв интерфейс в поисках объяснения, почему у меня не получается воплотить даже простенький рисунок, я едва не рухнул со стула, когда увидел собственные характеристики.

Маны не было. Совсем. Ни единого поинта магической энергии, шкала которой в моём интерфейсе была реализована, как флакончик с синими чернилами, был пуст! Вот теперь меня уже охватила паника, которая только усилилась, стоило мне наткнуться на цифру нынешнего уровня.

Ещё вчера, когда я получил за рисунок эльфа двадцать семь очков опыта, мой прогресс был буквально в шаге от третьего уровня, А сейчас… Сейчас я был «единичкой». Нет, не совсем единичкой. Шкала прогресса до достижения второго уровня была заполнена наполовину, но это мало утешало.

Вновь преремотав в голове события прошедших дней, я убедился, что ни разу не умирал, а значит, и не должен был потерять уровень! Но тем не менее его не было. Мысль о том, что подобное может повториться и я могу потерять статус игрока, пугала до дрожи.

Вот только панические мысли мне не помогали, а потому только спустя полчаса я догадался залезть в логи. И прочитав их, я едва не разбил себе лицо от осознания того, какой я идиот.

Учёные, маги и теологи до сих пор спорят о том, чем является Система. Почему у игроков появляется интерфейс, и кто его дарует? Но одно понятно точно — мир после Сопряжения сбалансирован и гармоничен.

Я-то думал, что продав нарисованный магический артефакт, я не получу «ответочку». Наивный албанский юноша! Кольцо Грозы, ставшее в нашем мире одноразовым артефактом, не могло без последствий наделить человека способностями. И мой уровень ополовинился, а также на меня был наложен полный блок на способности и регенерацию магической энергии. Да, дорого мне обошлась попытка обмануть Систему.

Когда Гаяз надел Кольцо Грозы и стал одаренным, Система забрала мои способности, оставив только интерфейс. К счастью, изучив логи более детально, я выяснил, что это не навсегда, и через пять дней я снова смогу использовать способности.

Стало, конечно, легче, но не настолько, чтобы я плясал от счастья. Желание продолжить рисовать комикс так и вовсе исчезло! А потому, покончив с гигиеническими процедурами, я ещё засветло завалился спать.


Несмотря на то, что ночь прошла скверно и я даже проснулся от кошмара, но все равно выспался. Ещё пять дней без магии… Не то, чтобы я каждый день использовал способности игрока, скорее даже наоборот, но было неуютно. Сложно объяснить это чувство. Как-будто у тебя забрали правую руку или ты ослеп на один глаз. По ощущениям, это было сродни фантомной инвалидности что ли.

Впрочем, все скверные мысли выветрились когда, едва сверившись с расписанием уроков, я увидел номер кабинета. Местом проведения моего первого урока по теоретической магии была назначена крыша.

Как оказалось, этот предмет был новым не только для меня. Пока мы поднимались на крышу, остальные тоже взялись фантазировать на тему того, чего стоит ждать от теоретической магии.

Кстати, Шарапов тоже был здесь, а вот Карина и Антон отсутствовали. С чего бы? Ответ на этот вопрос нашелся быстро. Выбрав в телефонной книги номер Антона я набрал его. Как оказалось, этот предмет необходим не одаренным, чтобы лучше понимать механику игровых классов и механику аспектов. Игрокам такой предмет без надобности, так как подобную, но гораздо более углубленную, программу они проходят на индивидуальных занятиях с тренером.

Ещё Антоха поинтересовался, где мы сегодня соберёмся для дополнительных занятий. Сначала я не понял сути вопроса, предложив пустующую квартиру. Когда парень услышал что в данный момент я проживаю в одиночестве, он прокричал какой-то победный клич. Успокоившись, добавил, что этот вариант идеален.

— Ну всё, значит собираемся после уроков и к тебе, — произнес он и положил трубку ещё до того, как я успел возразить.

Увы, перезвонить ему мне не позволило время. Общаясь по телефону, я и сам не заметил, как оказался на крыше главного корпуса академии. Впрочем, она совсем не была похожа на крышу, скорее на сад. Аккуратно подстриженный газон, сад камней и ручеек между ними. И всё это на высоте пятого этажа!

А вот лавочек, или чего-то подобного, не было. Зато в руках одноклассников, для которых урок на свежем воздухе явно проходил не впервые, я увидел круглые подушки.

Немного растерялся, не зная где взять одну для себя, на помощь пришли Арина и Агата.

— Держи! — синхронно произнесли близняшки каждая из которых протягивала мне подушку.

Поняв, что произнесли это синхронно, девушки стрельнули друг на друга злыми взглядами. Они что, соревнуются?

Признаться, девчонки поставили меня в ступор и я взял обе.

— Спасибо, — поблагодарил я их. — Для меня всё в новинку.

— Да ничего, — произнесла Агата.

— Можешь на нас рассчитывать, — добавила Агата.

Когда девчонки уселись по бокам, я даже почувствовал себя неловко. Как бы они — девушки Антона, а я не хочу ссориться с другом. С другой стороны, вполне может быть, что я себя накручиваю, и если пересяду на другое место, то наверняка обижу их.

Однако думать об этом было некогда. Урок начался, и куда более доходчивее, нежели школьный звонок об этом сообщила появившаяся из воздуха женщина.

— Добрый день, дети, — улыбнулась она, поправляя налипшие на лицо седые волосы. — Меня зовут «Гроза» и с сегодняшнего дня я и мои коллеги будем преподавать вам теорию магии.

«Гроза! Это ведь Гроза!» — среди учеников прокатился восхищенный шепот, который заставил преподавателя улыбнуться. А я вот решительно не понимал, почему все встреченные мной игроки игнорируют имя, предпочитая полученные от системы прозвища. Хороший вопрос, кстати.

— И начнем мы, пожалуй, с самых основ… — произнесла она и, наплевав на нормы поведения, завалилась прямо на газон и начала урок.

Эх, что это был за урок! Началось всё с основ. Нам рассказали о том, что все игроки, вне зависимости от аспекта, имеют три базовых атрибута: сила, ловкость и интеллект. Причём в зависимости от игрового класса один из атрибутов является основным. Например, маги почти всегда относятся к интеллекту. Силовики же обладают лучшей выживаемостью, а ловкачи лучшими показателями урона.

Тут всё как в игре «Камень-ножницы-бумага». Крутой силач, несмотря на отличную выживаемость, из-за низких показателей ловкости, скорее всего, проиграет ловкачу. Потому что у игроков с высокой ловкостью не только высокий урон, но и подвижность, которая неплохо заменяет броню.

Однако скорость и урон ловкача проигрывают интовикам. Ловкость помогает против силы, но абсолютно бесполезна против магии. Гроза, посмеиваясь, рассказала в красках случай, как совсем недавно она отправила на перерождение бразильского игрока ТайгВи.

— …этот придурок ушёл в свой теневой шаг, думал, что невидимость равно неуязвимость. А хрен там плавал! Он, может быть, и стал невидимым для глаз, но молния всегда ищет путь минимального сопротивления! Увидев как он растворяется, я приказала Балу замереть, а потом рубанула «Теслой». Молнии по площади естественно нашли ТайгВи и выбили его из невидимости. А «Око Зевса» прожарило до корочки. Балу, правда, тоже досталась, но он сам виноват, хотел урвать свою часть опыта…

Порхая между учениками вещала Гроза. Только сейчас я понял, что её образ крутого игрока просто рухнул под напором девчачьей непосредственности, которая прямо так и рвалась из неё. Гроза даже продемонстрировала способности.

Маленький одуванчик из молнии расцвел в её руке.

— Это и есть маленькая «Тесла», — рассказывала она обступившим её ученикам. — Заклинание с кратковременным оглушением и маленьким уроном, но работающее по площади. Хорошо не только против невидимок, но и лучшее средство для зачистки множества мелких тварей. Рогатых крыс, например, или паучьих кладок.

Потом история её похождений плавно переросла в историю магии, рассказывать которую, в отличие от нашего преподавателя, Гроза начала не с древних времен, а с Сопряжения.

А именно с первых прорывов в Нидавеллир — магический мир. Через межмировые прорывы в наш план проникли не только новые расы и монстры, но и магия, по которой так истосковался наш мир, который в остальных планах называли Терра.

Огромное количество магии хлынуло через порталы, что привело к скачкообразному появлению новых игроков. После произошедшего ни правительства, ни старые кланы больше не могли скрывать от общественности того, что магия существует. Игроки появлялись каждый день. Также каждый день появлялись новые прорывы и аномалии, вплоть до изменённых магией существ.

— Ну да, тяжело не поверить в магию, когда в интернете каждый день появляются сотни видео с восстающими мертвецами или своими глазами видишь, как парнишка из одарённых, смеясь, ловит лицом автоматную очередь, — воодушевленно рассказывала она.

Да, в начале был хаос. Рассадники монстров нападали на мирных жителей, военные кое-как сдерживали прорывы воинствующих расс, да и обретшие силу люди через одного «путали берега». Пьянящая иллюзия всесилия превращала первых игроков в моральных уродов, которых приходилось отстреливать, лишая уровней. Ну, а что поделать? Тяжелые времена требуют тяжелых решений.

Впрочем, первичный хаос продлился недолго. Новые игроки охотно шли на сделку с правительством. Кто-то вступал в отряды M-3, другие просто брали заказы на зачистку тварей или на убийство других игроков, на которых правительство открыло охоту.

Древние кланы начали выходить из тени, игроки же начали основывать собственные кланы и гильдии. Чем гильдия отличается от клана? Тут всё просто: не все игроки имеют боевые классы, многие из одаренных становятся крафтерами вроде кузнецов или артефакторов. Игроки вступают или основываются собственные кланы, а крафтеры и учёные создают гильдии.

Тут я вспомнил, что дядя Антона как раз таки и является членом одной из таких гильдий.

Одним из первых таких кланов и была Вальхала. Про них не слышал, наверное, только глухой. Первый российский клан с самым сильным игроком, который за два месяца смог переступить рубеж пятисотого уровня. Именно Вальхалла и создала первую магическую школу, которую ныне все знали как «Магическое Училище Строгого Режима».

— А вы там учились? — восхищенно спросила Агата.

— В академии ЗИЛа? — рассмеялась Гроза. — Нет конечно! Туда невозможно попасть ни за какие деньги.

— Отец говорит что МУСР — это цирк уродов, — произнёс Шарапов и после его слов повисла звенящая тишина. — Ну, сами посудите: каким бы крутым ЗИЛ ни был, никто не станет отрицать, что он психически неуравновешенный. Его питомец Копилка вообще скальный Тролль, который решил, что он герой из аниме. Да и остальные…

— То есть, — мягко произнесла Гроза. — Если бы тебя пригласили в ту Академию, ты бы отказался?

— Да, — твердо заявил Семён.

Я усмехнулся. Ну да, конечно…

Глава 12

До самого конца учебного дня меня не отпускали впечатления от первого урока. Стандартные школьные предметы пролетели незаметно. Физика, алгебра, литература… Ничего сложного, я всего лишь выполнял задания на автомате, в то время как мне хотелось повторить первый урок! А еще я понял для себя, что больше не хочу возвращаться в обычную школу.

Перед последним уроком была История кланов. Вот тут пришлось сложно. Вот хоть убейте, но не понимаю я этого предмета! Обычная история — да, хоть и даётся с трудом, но её можно «побороть» зубрежккой. Но такой трюк не прокатывает с предметом, на котором изучали магическую историю нашего мира.

Наши, российские бояре Долговы и Рукавишниковы, французские Габсбурги, иранские Нушуби и, хрен и ещё пойми какие, Бжиштыштикевичи. От незнакомых, режущих слух, фамилий болела голова, а я всё больше чувствовал, что урок Истории кланов больше походит на занудный старый фильм, который к тому же я включил где-то на середине.

— Молодой человек, если вы хотите получить аттестацию за первый семестр, вам необходимо улучшить ваши знания! — посетовал Герман Юрьевич — преподаватель Истории кланов и, как ни странно, игрок из клана Безбожиных.

Если честно, то я не понимал его давления. Для меня этот урок был всего вторым по предмету. И что? Он ждёт от меня, что я за ночь должен был выучить программу, которую остальные проходили последние четыре года?

В общем, после сдвоенного урока я вынес из кабинета только головную боль, и ни грамма знаний. Ай… Плевать!

Остался ещё один урок, и я буду свободен! Приду домой, включу музыку на полную громкость, закажу пиццу и буду рисовать, нагоняя потерянный прогресс. Все-таки ещё вчера вечером я был почти третьим уровнем и мысленно облизывался, фантазируя о том, какие ещё способности мне откроются. Но вот моя вчерашняя авантюра откатила мой прогресс на два года назад, и даже миллионы не сильно поднимали настроение.

— О, привет, Магнус! — горячо тряся мою руку, накинулся на меня Гаяз. — Как тебе обучение в академии? Мамаджан, клянусь, я об этом мечтал всю жизнь!

С детской непосредственностью вещал мне этот сорокалетний армянин, судьба которого вдруг изменилась на сто восемьдесят градусов не без моего участия. Почему, не без моего участия?

Об этом я узнал от него самого по дороге на гант. Как оказалось, Гаяз и был тем самым представительным мужчиной, которому остроухий впарил Кольцо Грозы. Буквально ещё вчера утром, Гаяз был довольно успешным местечковым бизнесменом, держащим пару павильонов в торговом центре и овощные ларьки по всему городу.

Как оказалось, у Гаяза аж семеро детей, старший из которых заканчивает медицинский, а младшего будут собирать в этом году в школу. И вот, в один прекрасный день, его семья узнаёт, что отец снял все семейные сбережения и отдал их эльфу в обмен на какой-то артефакт.

Естественно был семейный скандал, ведь старшему нужно оплатить учебу, а один из средних хотел, наконец, поступить в автошколу. Да и потом, супруга моего сорокалетнего одноклассника была, мягко говоря, не в духе, узнав, что Гаяз спустил все их накопления на старость.

Ей-богу, прямо сказка про три волшебных боба. И как в волшебной сказке, Гаяза не «кинули», воспользовавшись его доверчивостью. Из-за скандала он был зол, ведь кольцо хотел вручить Самвелу — старшему из сыновей, но вместо благодарности получил тонну упреков и от злости решил, что сам станет магом.

И он им стал!

— Айкуш моя сначала кричала на меня за то, что я потратил деньги, а когда увидела мои молнии уже стала кричать из-за того, что я сам использовал кольцо! — махая волосатыми руками так, что едва не сбил идущих рядом, распалялся Гаяз.

Импульсивный и безобидный дядька, который сегодня, кстати, пригласил весь наш поток в ресторан своего брата. Пришлось отказаться, ссылаясь на то, что сегодня я занят с репетитором. И это было правдой. После второго урока Антон прислал мне сообщение о том, что занятия начинаются.

Антон, кстати, подтвердил мои слова, когда мы столкнулись с ним в раздевалке. Но это были еще не все сюрпризы. Едва я начал переодеваться, как в мужскую раздевалку ввалилась Деметра. Лысая преподавательница по ганту, не смущаясь полуголых учеников, подошла ко мне и задрала трико.

Её сухая рука провела по синякам, которые только-только подернулись желто-лиловыми разводами. Видимо, в чём-то убедившись, она развернулась на каблуках, покинув мужскую раздевалку.

— Чего это она? — непонимающе спросил я у Антохи.

— Не знаю, наверное проверяла, можешь ли ты быть игроком, — пожал плечами он. — Да не обращай внимания. Она… — он не стал договаривать, покрутив пальцем у виска.

Я усмехнулся, поняв о чём он. От Деметры и в самом деле не веяло адекватностью. Если честно, она была первой встреченной мною женщиной, которая ходила с лысой, как коленка, головой.

— Что я игрок? О чём это ты? — немного «тормознув», зацепился за его слова.

— Ну, знаешь, у игроков регенерация идет гораздо быстрее, и такие синяки проходят за пару часов.

— Понятно, — напрягся я, поняв, что меня все-таки подозревают. Хорошо, что моё вчерашнее обнуление спасло от раскрытия. — Ладно, пойдёмте что ли, пока она нас пинками в зал не выгнала.


В этот раз урок строился по-другому. Всех учеников разбили на пары, но теперь им предстояло биться не друг с другом, а против других команд. Вначале я обрадовался, когда узнал, что в моей команде будет Антон, но Деметра и тут смогла всё испортить, выставив против нас Шарапова и Гаяза.

— Как я понимаю, на сегодня у вас это последний урок, поэтому предлагаю открыть его старым противостоянием, — улыбнулась недобро преподаватель. — Только в этот раз вы будете немного в иных условиях — на каждую команду будет всего один гант. Антон, Гаяз, надевайте перчатки.

Великовозрастный одноклассник пошёл к стеллажу, буквально источая вокруг себя ауру предвкушения, в то время как Антон плелся, едва передвигая ноги. Гант был для него сродни наказанию.

— Что же по поводу вас, — переключилась она на меня с Шараповым. — Надеваете синхронизатор. Ваша задача корректировать движение напарника и помогать ему уходить от атак.

Если честно, я вообще не знал, что такое синхронизатор, а вот Семён, услышав эти слова приосанился и, задев меня плечом, тоже подошёл к стеллажу с оборудованием.

— Антон, — прошипел я, наблюдая как напарник с кислой миной застегивает ремешки перчатки. — Что такое синхронизатор.

Он кивнул на одну из коробок.

— Маго-механический артефакт, синхронизирующий движения. Опять в синяках ходить… — обреченно протянул он. — Давай, надевай свой комплект, потом мне поможешь.

Открыв один из кейсов, я увидел два комплекта колец и ремень. Из пояснений Антона я узнал, что эти кольца надеваются на тело. По два кольца на каждую из ног и рук, одно на шею, а ремень с массивной бляшкой крепился на пояс. Такой же комплект, с моей же помощью, надел и он сам.

Пока Деметра настраивала арену, мне удалось выяснить, чего ждать и почему Антоха пребывает в скверном расположении духа.

В ганте, как и в любом другом боевом спорте, далеко не всё зависело от силы. Ловкость страйкеров — не менее важный элемент победы. Победить в схватке можно не только вырубив оппонента. Техническое поражение присуждается при опустошении батарейки, так что увернувшись от пары атак, вполне можно победить по очкам.

Оказалось, что синхронизатор был артефактам обучения новичков. Синхронизируя свои движения с опытным страйкером, новичок нарабатывал так называемую мышечную память и инстинкты. А если у него не получится, то тренер всегда сможет помочь избежать повреждений.

С Шараповым в роли ведущего для Гаяза было всё понятно. Он топовый страйкер, который сможет научить новичка движениям, но почему для Антохи в качестве ведущего выбрали меня?

Задавать этот вопрос я не стал. По моему, если я произнесу подобное, то фактически распишусь в собственном страхе, зато это сделать не постеснялся Антон.

— Деметра, — произнес мой ведомый. — Магнус только второй раз выходят на арену, и вы считаете, что он уже может быть ведущим?

— А почему нет? — подняв бровь, удивилась тренер. — У него есть задатки. Кроме того вчера он по очкам уделал Семёна! — капитан команды по ганту не сдержал эмоции, и это не ускользнуло от Деметры. — Да да, Шарапов, вчера ты вышел против новичка и проиграл! Может быть это было случайностью, а может и нет. Не знаю, мне всё равно, — произнесла она, скрестив руки на груди. — Так что на арену, сопляки.


Снова я и Шарапов оказались по разные стороны шестиугольника, но в этот раз мы были не одни. Антон был напряжен, как пружина, Гаяз же — расслаблен, и как всегда, источал экспрессию и жажду действий.

— Расслабься, — пробурчал я напарнику.

Сейчас мы были связаны артефактом и его зажатость мешала двигаться и мне. Вот только для парня это было непросто, ведь на арене он привык получать тумаки и вот так, по команде, невозможно отделаться от страха. Одно слово — магия не его конёк.

Едва табло обратного отсчета сменилось зелёным, как Гаяз подхватил гантом каменный диск и швырнул его в Антона. Я, связанный с телом напарника, приготовился уклоняться, но этого не потребовалось. Первый удар магической перчаткой у Гаяза вышел комом, и он обязательно ушёл бы в «молоко», если бы не Антон.

Парень был так напуган и заведен, что сам ломанулся в сторону и только помог новичку «поймав» грудью его снаряд. Придурок! Мало того, что совершил ненужный уворот, так ещё и сам подставился, подарив очко соперникам.

Антон промолчал, но было видно, что ему больно, а я, бросив взгляд на напарника, начал поднимать наши связанные магическим артефактом, тела.

— Антон, не истери, — игнорируя насмешливый взгляд Шарапова, посоветовал я напарнику. — Сконцентрируйся на управлении перчаткой, а увороты оставь мне.

Антон, которого все звали Рико, кивнул, давая понять, что понял.

Едва ли! Следующая атака наших ведомых также ушла мимо, но мне пришлось приложить усилия? чтобы остановить Антона, который в панике вновь попытался рухнуть на арену.

Впрочем, вместо слов упрёка, я улыбнулся, показывая напарнику большой палец.

— Гаяз даже не простудился, так что не засчитано, — с усмешкой произнесла Деметра глядя на Антоху.

— Всё нормально, — подбодрил я его. — Я смогу, ну или постараюсь увернуться, а ты сконцентрируйся на атаке. Твой воздушный серп развеялся, даже не долетев до Гаяза. Контролируй магему до самого конца, понял? — наставлял я его, хотя, по большому счёту, это он должен был преподавать мне основы. Ещё неудачно был сделан выбор стихии его ганта. Если управляя землёй было достаточно лишь направить снаряд и приложить импульс, с воздухом приходилось поддерживать магему до самого конца.

Нет, выбор воздуха был не провальным. При выборе ганта с аспектом земли, нужно было сначала притянуть к себе каменный диск. С водой то же самое. Жидкость нужно было сначала извлечь через решетку из резервуаров, которые проходили по границам арены, затем придать ей форму и только потом можно было атаковать. Огонь, как и молния, требовал времени на материальное воплощение аспекта. А вот воздух был лишён всех этих недостатков.

Как бы воздух вокруг нас, и всё что нужно при манипуляции с ним — просто сложить в магему и поддерживать ее до самого конца. Про что напарник несомненно знал, но под давлением, скорее всего, забыл.


— Всё, передохнули? — язвительно усмехнулась Деметра и дала отмашку продолжать поединок.


Дальше было проще, потому что Гаяз откровенно мазал. Чтобы уберечь напарника мне приходилось лишь делать шаг в сторону или поднимать ногу, когда каменный блин шёл вниз.

А вот Антон, кажется, поверил в себя. Теперь его воздушные лезвия хорошо ложились в профиль Гаяза что заставляло попотеть Семёна чтобы увести напарника с траектории.

Признаюсь, я даже расслабился, и это сыграло свою роковую роль. В один момент Гаяз, а может быть и сам Шарапов, связанный с ним, направил каменный блин уже не в Антона, а нацелил на меня.

Удар вышел хорошим, новичок выбил воздух из моих легких, заставив рухнуть на колени и сжать грудь в попытке сделать хотя бы глоток воздуха.

— Мастер! — кинулся на мою защиту Антон.

— Что, «мастер»? — подняла бровь Деметра. — Это парный поединок. Никто не говорил что Гаяз должен целить только в тебя!

Признаться, от такого поворота событий удивился сам Гаяз. Он принялся извиняться, но сдвинуться с места чтобы подойти к мне ему не позволил уже Семён.

— Продолжаем, — свистящими легкими произнёс я, глянув на Шарапова.

Значит решил играть грязно? Сучонок! Ну давай, поиграем…

Не знаю, то ли дело в асфиксии которая обуяла меня на пару минут, то ли дело в злости, но я придумал, как мы положим на лопатки своих оппонентов. И даже не в фигуральном, а в самом прямом смысле.

— Антон, — прошипел я пытаясь перевести дух. — плевать на то сколько у тебя осталось энергии, кастуй серпы с такой скоростью, с которой можешь. Я разберусь с остальным, понял?

Мой план был прост. Если мы используем слабенький, но очень быстрый на скорость каста воздух, значит и атаковать можем значительно чаще. А учитывая неопытность Гаяза, который и в гант-то первый раз в жизни играет, ждать от него такой же скорости управления со стихией земли глупо. Да и Антон, насколько бы он плохим игроком ни был, расстреляет его со скоростью магического гатлинга!

Как и вчера, холодная ярость вновь кипела в моих жилах, но на этот раз она была густо замешана на огне предвкушения победы, которая по сути была у нас в кармане.

Я подмигнул Семёну и сделал приглашающий жест. Мол, давай, смелее…

Сверяясь с обратным отсчетом, Деметра даже не успела дать отмашку. Едва красный сигнал сменился на зелёной, как гант Антохи выплюнул из себя воздушный полумесяц. Затем ещё один, и ещё… Кажется напарник и сам почувствовал сладкий вкус победы, а потому полностью растворился в покорении стихии. Ну а я? Я управлял нашими телами и потому мы синхронно двигались к самой черте, что разделяла арену на наш и их сектор.

Антоха входил во вкус, и ему, кажется, это нравилось! Слабенькие «воздушные серпы» из его ганта всё больше начинают напоминать штормовые порывы. Непрерывным, фокусным огнём заклинаний воздуха, извините за каламбур, напарник бомбардировал Гаяза, не давая ему закончить даже последнюю атаку. Как с этим справиться, кажется, армянин вообще не знал, а потому их тандем отступал шаг за шагом.

Но наше победоносное шествие остановил гонг. Поначалу я даже взбунтовался, но увидев негодование Шарапова, а затем посмотрев ему под ноги, понял — мы взяли первое очко.

Отступая под напором воздушных серпов их тандем переступил черту первого сектора. Теперь Гаяз и Семён должны были отбиваться с меньшего пространства, в то время как мы могли перейти на их половину поля. Да, сейчас счёт был «2:1» в их пользу, но надолго ли?

— Антоха, ты крут! — поддержал я напарника, который, кажется, сам не верил, что способен на подобное. — Продолжай, дави их!

Начался второй раунд, Мой напарник осмелел и начал применять не базовые, а более изощренные атаки. Шарапов крутился как юла и орал на своего ведомого, требуя от напарника, который был вдвое его старше, сделать хоть что-то.

И тут Антоха меня в очередной раз удивил.

— Смотри что могу, — произнёс он и начал непривычно долгий каст, собирая вокруг перчатки маленький торнадо.

Вот только Гаяз был хоть и новичком, но никак не тупорезом. Воспользовавшись заминкой, он всё-таки исправился и отправил каменный диск в Антона. Мне пришлось напрячься чтобы увернуться от этого удара. Связанные магическим артефактом мы вместе с Антохой рухнули на колени и почти встали на мостик, пропуская каменный снаряд над головой.

Воздушный вихрь подхватил диск и, удержав в себе на пол оборота, подкорректировал траекторию, отправив его обратно. Причём это произошло так удачно, что не ожидавший подобного Шарапов, «поймал» его животом.

Сложившись пополам, Семён не позволил преподавателю закончить матч. На усилиях воли он поднялся и посмотрел на табло. Ну да, уже сейчас счёт был «2:2» и Шарапов, как страйкер школьной команды не мог позволить себе проиграть, как он выразился «новичку и неудачнику».

Зря он это сказал. Если после случайного, но крайне удачного попадания отражённым каменным диском, я подумывал отступить и дать Шарапову шанс сохранить лицо, то теперь…

— Антоха, — не сводя взгляда с, от боли прикусившего губу, Шарапова, обратился я к ведомому. — Не щади их…

— А я и не буду, — тихо произнес он и, подняв над головой гант, обратился к Деметре. — Я пуст! Техническое поражение!

Я не поверил своим ушам! Как мы могли проиграть? Хотя, ясно как. Антон хоть и использовал слабые магемы, но их количество опустошило батарейку перчатки, а следовательно мы проиграли.

Гадство! И тем не менее я был доволен.

Деметра, тем временем, не торопилась признавать наше поражение. Она переводила взгляд с улыбающегося Шарапова, на не менее улыбающегося меня.

— Что скалишься? — довольно произнес Семён. — Мы победили!

У меня было что ответить на это.

— Ну да, победили, — признал я. — Только победа — техническая. Ты стоишь на самом краю второго сектора, на который тебя загнали… Как ты сказал? «Новичок и неудачник»?!

На трибуне раздался смешок и, отвлекшись от абонента, я заметил на трибунах ещё несколько парней в таких же куртках как у Шарапова. Значит другие страйкеры школы тоже присутствовали здесь? Замечательно!

— Деметра, это всего второе моё занятие, но я почти уделал Шарапова! — поднял я руку привлекая внимание тренера, которая и без того наблюдала за нашей перепалкой. — Куда обратиться, чтобы подать заявку на участие в отборочных по ганту?

А вот этого Семён уже не стерпел.

Пока я размазывал в глазах общественности авторитет Шарапова, тот ринулся в мою сторону. Увы, этого я не заметил, а потому, скорее всего, пропустил бы и первый и последующие удары. Вот только этому помешал Антон.

Рывком меня отбросило на пару шагов назад, а затем руки самостоятельно начали вытворять такое, на что я был неспособен. Присев на левую ногу, выставил вперед правую, одновременно с этим левой рукой отбил прямой в голову.

Удар Шарапова прошелся по касательной, но его инерция протащила вперёд, в то время как моя левая рука, теперь жившая своей жизнью, схватила Шарапова за шею. Правая рука схватила его за плечо и развернула, а в следующую секунду моё тело сделало молниеносный рывок в сторону, отправляя страйкера в полёт кубарем по арене.

Я опешил и, ничего не понимая, посмотрел на напарника. Антон тяжело дышал, но улыбался, глядя на Гаяза, который точно в синхронном плавании лежал на арене, также как и Семён.

Вот тут до меня дошло что то, что я только что провернул было не моими действиями. Мы были связаны, а потому за меня всё проделал Антоха. Когда Шарапов, не выдержав насмешек, бросился на меня, то же самое сделал и связанный с ним Гаяз. Вот только Антоха оказался тёмной лошадкой, которая в ближнем бою смогла разделать под орех ничего не понимающего, но напавшего на него Гаяза и отправить его вместе с Семёном в полёт по татами.

Как это у него получилось? Просто! Антон — игрок и, судя по последним событиям, игрок со способностями контактного боя. Только теперь я его решительно не понимал, почему обладая такими силами, он сносит насмешки и издёвки от одноклассников. Да он только что, в одиночку, «размотал» Шарапова, который, судя по движениям на арене, был реально натренированным бойцом.

— Закончили, — проревела Деметра, глядя на то, как Шарапов поднимается на ноги. — Ещё один шаг, Семён, и я исключу тебя из команды за неспортивное поведение. Гаяз, — обратилась она к армянину, который решительно ничего не понимал и первым делом извинился перед Антохой за то, что бросился на него. — Неплохо, очень неплохо.

Потом тренер повернула голову в нашу сторону.

— Мои аплодисменты, Рико, — улыбнулась она, хлопнув в ладоши. — Ты впервые показал, что у тебя есть яйца! Сегодня я отправлю в гильдию письмо с поздравлениями, — а потом она переключилась на меня. — Что же до тебя, Ермолов. Молодец, но не задирай нос. А по поводу вступления в команду по ганту… Посмотрим на твои успехи в предметах, и уже потом вернемся к этому разговору.

Глава 13

— Нет, ну ты видел? Видел? — вдохновенно жестикулировал Антоха, повторяя тот прием с захватом шеи и броском через бедро.

— Да видел, видел, — похлопал его по плечу. — Это твои способности игрока?

— Ага, — подтвердил он, обхватив своих девчонок за их талии. — Класс: Сикарий, — уже без энтузиазма добавил он.

— Это что за класс? — произнес я, не припоминая подобных веток развития в играх. А ведь они зачастую и ложились в основу специализации игроков.

— Вот знаешь воров или убийц? Так это то же самое, только без невидимости, блинков и подобных фишек, — уже совсем уныло пояснил он. — Специализация: кулачный бой, кастеты, кинжалы и короткие мечи, но абсолютно никаких способности, чтобы добраться до жертвы. Короче, дерьмовый у меня класс.

— Да ну… Чтобы у твоего класса и не было специальных фишек? Быть не может, — не поверил я.

— А вот представь. Ни хрена, кроме «Шестого чувства», ну ты видел его на арене, у меня нет.

— Антоха, а какой у тебя уровень? Третий? — сделал я вид, что просто угадал. — Всё ещё будет, откроется дальше по развитию. Так что не гони. Я, да и Агата с Ариной, знаешь как тебе завидуем.

Парнишка улыбнулся и, притянув девчонок к себе, чмокнул каждую в щёчку.

— А я вот тебе не завидую, — ехидно усмехнулся он. — Впереди тебя ждёт столько учёбы…


Антон не обманул. Едва дверь моей квартиры, которая была выбрана местом обучения, захлопнулась за нами, как зачирикал дверной звонок. Признаться, я никого не ждал, зато неизвестный мне визитер не стал неожиданностью для Арины.

— Я сама открою, — ответила одна из близняшек.

Признаться, то, как легко она адаптировалась в чужой квартире, несколько смутило меня. Но через минуту, когда она вернулась в зал, я едва не уронил челюсть, увидев, что в за ней в зал заходят ещё четыре девушки!

— Магнус, знакомимся, — хихикнула Агата, которая уже обосновалась на диване. — Это твои преподаватели. Преподаватели, это Магнус!

Лица девчонок были мне знакомы, мы пересекались в школе, однако их имен я не знал. Вернее знал, так как видел их над головами у двух из них, но лично мы представлены не были.

На помощь Агате пришла Арина.

— Магнус, это Алиса «Чарли» Селезнева — она поможет тебе разобраться с артефакторикой и вендорским делом. Селезневым принадлежит половина вендорских точек по Краснодару, так что не сомневаюсь, она лучшая из лучших! Кстати, не советую её злить, а то мигом превратишься в камень. Она такая.

Представила она первую девушку с зелеными, с металлическим отблеском, волосами и, настолько подведенными глазами, что первой ассоциацией была Клеопатра из школьного учебника.

— Анастасия, — переключилась она на вторую девушку. — Ты не смотри на то, что она не игрок. Её бабушка, Вера Сергеевна, топовый алхимик нашей гильдии, и Настя, если не будет дар, в будущем займёт её место.

— Пробужу, — твердо ответила Настя. — Сложно объяснить, но я чувствую.

— О'кей-О'кей, — не стала спорить Агата.

Анастасия оказалась с очень необычной для нашего возраста внешностью. Как говорится, кровь с молоком. Алые щёки, фигура «песочные часы» с четвертым размером груди и русые волосы, заплетенные в косу толще моей руки.

Вот уж действительно девица из русских былин, за которую бравые молодцы должны были рубить драконов. Но, признаться, мое сердце екнуло в тот момент когда девушка в смущении опустила глаза и заморгала длинными густыми ресницами. Уф-ф, короче. Цыц моя фантазия!

— Знакомься, Катя «Багира» Абрыкина, — Агата продолжила представлять девушек. — Да-да, из тех самых Абрыкиных, с Сибирского Союза. Она поможет тебе в Химероведении и Бестиологии. А ещё она перевертыш.

А вот и первая дворянка из новых городов. Её клан, подмявший под себя едва ли не четверть Якутии, занимался разведением и селекцией тварей. Они смогли адаптировать под наш мир не только орочьих носорогов, но и воскресили мамонтов, которые теперь украшают их герб. А я и не знал, что учусь с представителем такого знаменитого рода!

Сама по себе Катя тоже вызывала интерес. Прямые чёрные волосы, которые, даже в квартире она почему-то прятала под розовой шапкой, аккуратные очки в тонкой оправе, и белоснежная кожа. Огненная смесь азиатской и европеоидной крови, придавала сахаярке особую, необъяснимую элегантность. А ещё, на щеках под глазами у девушки были нарисованы два кружка. Клановая тамга в наши продвинутые годы — очень большая редкость!

— И, наконец, Вика, — представила последнюю Агата. — Дочь Луки Баранковича — посла мира республики Сербской и воеводы Черноруссии. Она будет преподавать новую геополитику и подтянет тебя по вопросам этикета.

От официального титула у меня свело скулы. Конечно, по внешнему виду Вики было ясно что она из офицерской семьи, но чтобы меня учила дочь самого воеводы Черноруссии…

Сказать что Вика было фактурной — ничего не сказать! Каштановые, с медным отливом волосы затянутые в две косы, рельефные, но не портящие женственность мышцы, пухлые розовые губы и чёрные глаза, в которых можно утонуть. И всё это великолепие облачено в пусть и женскую, но военную форму, за широкий ремень которой был заткнут оливковый берет.

— Здравствуйте, — стараясь подавить смущение, произнёс я.

Тут, из кухни появился Антоха. Причём его негодованию не было предела.

— Магнус, у тебя в холодильнике шаром покати! Чем ты вообще питаешься и чем гостей угощать будешь?

— Не знаю, — растерялся я. — Закажем пиццу?

— Дурак что ли? — он посмотрел на меня как на умалишенного. — Закажем продуктов, а я приготовлю.

— Уи-и-и!!! — хором затянули Агата и Арина. — Рико готовить будет!

— Буду, — довольный таким эффектом, расплылся в улыбке Антон. — Только сначала продуктов закажу, и ножи наточу, — бросил он на меня недовольный взгляд. — Ну, у кого какие предпочтения?

Обратился он уже ко всем присутствующим, а я продолжал офигевать от того, как уютно себя чувствуют друзья в моём доме. Не то чтобы я был не против, скорее для меня, не привыкшего приводить друзей в дом, это было несколько дико.

Я был всеяден, а потому не участвовал в споре о сегодняшнем меню. Антон тоже не высказывался, а только записывал в смарт список пожеланий девушек. Признаться, половины название блюд я даже не слышал никогда, но предпочел не вмешиваться, чтобы не прослыть невеждой. Сами разберутся.

Как только здоровяк ушёл на кухню, девушки взяли меня в оборот. В первый день из-за обилия репетиторов у меня получился урок вводного обучения по каждому предмету. Пока я занимался с одной барышней, остальные проявляли смиренность и слушали, дожидаясь своей очереди.

Первым предметом домашнего обучения стала Бестиология. Катерина, которая, как я и думал, оказалась из смешанной семьи русского и якутки, предложила пробежать по верхам и узнать, что мне уже известно.

Как оказалось, известно мне очень мало. Всё что я знал, сводилось к тому, что есть монстры и измененные магией животные, которые помимо опасности представляют для крафтеров ценный источник расходников и ресурсов.

— Все запущено, — поправив очки, произнесла Катерина, раскрыв передо мной окованную металлическими уголками книгу. — Ладно, начнем с самых-самых основ…

И понеслась! Изменённые, химеры, морфы, реликты, аспектные сущности, низшие кровососы и волколаки, импы и элементарные сущности… Поддающиеся приручению, вредители, селективно выведенные, дикие и условно разумные и запрещённые существа. Классификация видов, биомы обитания, географическое распространение и прочее и прочее…

Вот, например, химеры и морфы оказывается два разных типа существ. Первые являются существами, которые как конструктор собраны из разных видов. Черепаший Медведь — это наш бурый мишка, который под воздействием магии, после Сопряжения, обзавелся черепашьим панцирем, в котором этот гигант весом под тонну, может прятаться точно маленькое земноводное.

А вот морфы, хоть и похожи на химер, но самостоятельно перенимали особенности строения других видов, улучшая их с каждым поколением. То есть морфы не являлись продуктом скрещивания, а скорее мимикрировали и эволюционировали по законам Дарвина.

И самый интересный пример — солнечные альбатросы. После Сопряжения морские птицы начали скачкообразную эволюцию, причём в таком векторе, о котором не догадался бы ни один писатель-фантаст. Уже у первых выводков морских птиц орнитологи обнаружили странные изменения. Тёмные крылья птиц буквально за одну зиму сменили свой окрас на чёрный, с металлическим отблеском. Но, как оказалось, металла там не было, изменившийся пигмент был обусловлен высоким содержанием кремния.

Но это были только цветочки. Ягодки распустились в тот момент, когда вдруг обнаружилось, что странные изменения не является какой-то спонтанной мутацией, а имеет вполне логическое объяснение. Альбатросы неспроста копили в крыльях кремний, они морфировали перья в биологический аналог солнечных панелей!

И оставалось только догадываться, куда заведет альбатросов следующий виток эволюции.

Катерина, будучи выходцем из клана Друидов и Шаманов, могла рассказывать об этом бесконечно. Уверен, наш урок мог бы продолжаться до самого рассвета, если бы не ограниченность во времени.

— Ну что, Магнус, ты хоть что-нибудь запомнил? — произнесла она.

— Запомнил? — рассмеялся я. — Да я за сегодня узнал больше, чем за все уроки биологии! А что, реально можно приручить драконов? Ну, у ЗИЛа же получилось приручить Копилку, а он тоже реликт.

Мысленно я уже представлял в качестве своего питомца дракона. Сначала маленького, слабого, но со временем…

— Нет, — мягко улыбнулась она. — Драконы высшие реликты, они не только очень сильны, но и разумны. Для них и мы, и эльфы, и дворфы, всего лишь забавные зверушки. Длина их жизни оценивается не годами, а эпохами. Глупо надеяться на то, что человек сможет приручить дракона. Это им попросту неинтересно.

— Спасибо, — поблагодарил я Катерину. — Можно я на время оставлю книгу у себя?

— Можно, — улыбнувшись уголками губ произнесла она. — Только книга ценная, написана от руки, так что сам понимаешь…

Я кивнул, и приступил к артефакторике.

В отличие от якутки, что эмоционально бомбардировала меня знаниями, Селезнёва, оказалось более спокойна. Вендорское дело, которое мы изучали в академии, лишь смежно пересекалось с артефакторикой. Всё-таки из обычных людей в академии готовили не потенциальных игроков или крафтеров, а специалистов по работе с одаренными. И вендоры были как раз из них.

Если говорить проще, то вендоры — это специалисты по работе с игроками. Они выдают задания от правительства, скупают лут и продают амуницию и расходники. И если оформление и оценка заданий это просто дополнительная нагрузка, то оценка лута — прямой способ их заработка. И чтобы не прогадать при скупке различных ингредиентов у одаренных, например клыков оборотня или шкуры катакана, нужно знать, что это за существа и насколько ценны получаемые из них ресурсы.

Вот тут мне и пригодились знания с предыдущего урока. Опираясь на книгу, я уже отличал кикимору от клекотуна, а благодаря Алисе узнал на что идут и сколько стоят части этих монстров.

В общем, получился не такой интересный как первый, но не менее важный урок. В конце концов Алиса не знала, что я являюсь игроком, а потому открывала совсем неочевидные взаимосвязи ценообразования и маржинальности того или иного лута.

— …таким образом у нас выходит что?

— Что покупать мусорный лут в больших объемах выгоднее, чем скупать потенциальные реликты? — озвучил я основную мысль.

— Именно! — кивнула Алиса. — Не всегда правда, но зачастую мусорный лут вроде сердца утопленника или волос младенца, в большом количестве приносит гораздо больше прибыли, нежели кости стрыги. Да, кости низших вампиров стоят дорого, но только потому, что эти твари опасны. Получается дорогой, но крайне ситуативный материал, за которым хорошо если к тебе придут раз в полгода. В то время как волосы младенца пользуются постоянным спросом у заклинателей, варлоков и начертателей рун. Последние, кстати, делают из них кисточки. Так вот, полтора-два десятка мамочек за полгода принесут тебе раз в пять больше прибыли, чем продажа пары костей низшего вампира, которые могут и год пылиться на складе, а вложенные в них деньги всё это время не будут работать.

— Прикольно, — произнёс я.

— Конечно прикольно! — усмехнулась Алиса. — Работать нужно не по шестнадцать часов в день, а головой!

Но мою задумчивость вызвала не калькуляция прибыли, а последние слова Селезнёвой. Чёрт возьми, я ведь сам игрок, который работает при помощи перьев и чернил. И если волосы младенца требуются начертателями как материал для кисточек, то это жу-жу неспроста. Нужно тоже попробовать крафтовые инструменты использовать и посмотреть на результат.

Когда мы с Алисой закончили, настал черед алхимии. Девушки, будто сговорились между собой, выстроив такой порядок предметов, что новые знания обязательно перекликались с предыдущими занятиями.

За алхимию, в веере моих прекрасных наставниц, отвечала Настя. В отличие от предыдущих девушек, Анастасия не стала меня грузить потоком тяжело усваиваемой информации, а начала действительно с основ.

— Самое главное, что тебе нужно усвоить, это то, что алхимия и крафт зелий основаны на двух основных столбах: Действие и Аспект, — подсев ко мне так близко, что я чувствовал её дыхание, начала рассказывать она. — Итак, начнём с действия. Туманники, как это понятно из названия, обладают аспектам тумана. Вытяжки и усиливающие микстуры из их крови и желёз значительно усиливают маскировку скрытых убийц и воров. То есть классов с прямым или косвенным родством аспекта. Взаимосвязь понятна? — посмотрев на меня, хлопнула она ресницами, отчего сердце пропустило удар. — Теперь по поводу второго столба — действие. Микстура из туманника не увеличивают скрытность. То есть, если её использует, например техножрец с уклоном в диверсии, можно не сомневаться, что он потратил зелье впустую. Его невидимость основана на маготехнической части, а не на врождённых характеристиках. То есть зелье из туманника поможет только тем, кто прокачал именно способности аспекта, родственные с туманом. Например все тёмные эльфы и большинство дриад, из-за родства их расового аспекта, несмотря на игровой класс, будут эффективно использовать зелье из туманника.

Естественно было понятно не всё. Но дело тут не в сложности материала или моей тупизны, а в банальном незнании материала. Однако благодаря нескольким вопросам всё встало на свои места.

Если говорить проще, то если ты используешь аспект земли, то глупо надеяться, что зелье невидимости превратит тебя в невидимку. А вот если твой аспект воздух или, например, пар — то можно попробовать.

Признаться, после четырех часов непрерывной учёбы у меня уже кипела голова, но я просто не мог просить пощады. Как-никак Вика не просто приехала ко мне, А ещё и терпеливо ждала, пока мы закончим с остальными. И если после всего этого я предложу перенести занятие, которое нужно прежде всего мне, на следующий день, то кем я буду выглядеть в её глазах? И к тому же, ссориться с дочкой воеводы Чернороссии мне хотелось меньше всего.

Итак, мы плавно перешли к уроку геополитики. Увы, девушка не очень хорошо говорила по-русски, а я абсолютно не понимал сербский, но это не помешало уроку. Скорее даже помогло. Потому как недопонимания и знакомые на слух слова в наших языках иногда кардинально отличались по смыслу, что вносило некоторое пространство для шуток.

В основах геополитики, которые Вика выбрала в качестве вводного урока, было практически то же самое, что последние пару лет мы изучали в школе. А именно — политическая и гражданская переформация России после Сопряжения.

В самом начале, когда мир только узнал о том, что существует другой, магический мир, а рядом с обычными людьми веками жили почти бессмертные игроки, старые кланы, вышедшие из тени, начали тянуть одеяло на себя, буквально ввергая страну в феодальную раздробленность.

Некоторое время регионы подрались за собственный суверенитет, но недолго. А причина проста — сколько бы у Сибирского Союза ни было алмазов и мамонтов, построить на этом экономику невозможно. То же самое и с остальными, вроде Нижегородского княжества и квазигосударства Кавказ.

Всё обошлось без крови, и благодарить за это нужно прежде всего Систему. Сопряжение подарило миру не только крутых игроков, вроде ЗИЛа, способного в одиночку противостоять легендарному прорыву Инферно, но и квестовиков с управленцами. Последние, кстати, и оказались тем стержнем, скрепляющим разваливающуюся страну.

А именно, им оказался Владислав Вадимович Рогозин — школьный учитель из Красноярска, что получил класс: Администратор. Всё началось с малого, а именно с поста директора школы, возглавляя которую, меньше чем за месяц игрок смог подтянуть бюджет и успеваемость учеников, половина из которых окончила школу с золотой медалью.

После этого Владислав Вадимович с чистым сердцем уволился из школы и, опубликовав подробное описание своего класса и бонусы для людей под его управлением, выдвинулся немного немало, на пост губернатора!

И завертелось! Уже через шесть месяцев, благодаря классовым плюсам на мораль и скорость обучения подконтрольных юнитов, средний уровень игроков Красноярского края перевалил за десятый. А ещё через два месяца прошли внеочередные выборы президента, на которых вместо обещаний, Владислав Вадимович вновь продемонстрировал характеристики и бонусы к морали, скорости прокачки и обучения.

За это время его дважды убили, но в конце концов Рогозин стал первым избранным президентом из игроков. Конечно, когда ему пришлось управлять не отдельным регионом, а целой страной, бонусы просели, но талант управленца и твердая рука за полтора года решили главные проблемы России: дураков и дорог.

Следующим этапом пошло становление новой информации государства. Нет, федеративное устройство никуда не делось, но теперь регионы получили больше самостоятельности. Кроме того, имея такой ресурс как постоянные порталы, государство начало активную экспансию в Нидавеллир.

Новые рынки сбыта, новые рабочие места и новые законы. Россия версии 2.0 не пошла по пути Советского Союза, который тянулся помочь всем и безвозмездно. Теперь, получившие такую желаемую самостоятельность, регионы стали иметь возможность беспошлинной торговли не только со ста пятидесяти миллионной страной, но и с четырьмя миллиардами разумных по ту сторону портала в Нидавеллир.

И, как говорится, рыночек всё порешал. Первыми присоединились братья белорусы, следом за ними в состав Федерации вошли Казахстан и Монголия. Совсем недавно, буквально пару месяцев назад, о своём желании примкнуть к Федерации заявила Черноруссия — новое государство сросшееся из Болгарии, Румынии, Сербии и Молдовы.

— Это неофициальная информация, но скажу, что всё только начинается, — загадочно улыбнулась Вика. — И я ещё говорю не только про Кубу и Вьетнам.

Очнувшись от её рассказа, заметил, что и остальные девушки, включая Арину и Агату, слушали лекцию с открытым ртом. Все-таки Вика была из посольских и знала далеко больше тех слухов, которыми пополнился интернет.

— Ладно, заканчивайте, — скатывая обратно рукава, произнес вошедший в зал Антоха. — Все за стол.

* * *
Безопасник в клана Шараповых уже битый час сидел перед монитором, крутя в руках ручку. Да, в его работе главным инструментом была именно ручка, а также блокнот с записями. И изучая свои же записи двухмесячной давности, Фёдор Михайлович не мог понять, как допустил подобную оплошность.

Ведь именно он с указки шефа принимал и проверял кандидата в телохранители для Семёна. Ветеран монгольского конфликта, бывшей мент, а затем безопасник крупного подразделения СитиТрейнс на первый взгляд был идеальным кандидатом на эту должность, и он его одобрил, а после сам познакомил с будущим наследником Альберта Юрьевича.

Тогда Фёдор не предал словам нанимателя особого значения. Отчего-то Альберт Шарапов упорно настаивал на найме Дмитрия Ермолова, и это было странно. Он не был родственником, да и к родственникам Альберт, которого за глаза звали «Синяя борода», относился с предубеждением.

Фёдор выполнил распоряжение главы клана и, проведя стандартную проверку, одобрил кандидатуру Ермолова. Но вот прошло два месяца, и Семён подошёл с необычной просьбой узнать про нового одноклассника.

Каково же было удивление Фёдора, когда он узнал, что заинтересовавший Семёна одноклассник является сыном Кирилла. И даже больше того! Альберт, никогда не отличающийся щедростью и человеколюбием, помог устроить сына нового безопасника в академию Чёрного озера!

На этом странности не заканчивались. Фёдор не зря ел свой хлеб, и всё-таки поднял связи в структурах. И тут дело было даже не в скрупулезности или желании загладить свой недосмотр. Ему было просто интересно, с чего такие преференции для, по сути, обычного безопасника.

Вот только Фёдору не понравилось то, что удалось нарыть. Ничего криминального тут нет. Скорее просто подозрительное. И дело тут не в телохранителе Семёна, а в его сыне — Магнусе.

По документам еще два года назад мальчишки не существовало. Вот вообще! нет, электронные дневники со школы и записи о рождении везде присутствовали, но и только. Ни медицинских записей, ни секций или кружков. И даже фотографии классов, где учился Магнус, были почему-то удалены из сети.

Вот Фёдор и сидел, крутя в руках ручку и прислушиваясь к инстинктам, которые утвердились, что он лезет туда, куда не следует. Наконец, он окончательно решил как ему поступить, а именно сообщить полуправду.

— Дядя Фёдор, здравствуйте, — тяжело дыша, поприветствовал безопасника парень.

Особенно приятен был тот факт, что мальчик взял трубку, несмотря на то, что находится на занятиях по физподготовке. Его упорство в достижении цели стать сильным главой великого рода, воистину не имело границ.

— Я по поводу твоего одноклассника, — эсбэшник сразу обозначил тему разговора. — Но если тебе неудобно, я перезвоню.

— Нет-нет, я слушаю, — зачастил парень.

— Короче, ничего необычного, — легко соврал Фёдор. — Ермолов из обычной семьи, сын одного из подчиненных твоего отца, устроенный по программе клановой поддержки не одарённых.

— Серьёзно? — Удивился Семён.

Кажется, парень тоже не поверил в такую щедрость со стороны отца.

— Да, именно так, — ответил Фёдор Михайлович, решив, все-таки добавить крупицу истины. — Его отец Дмитрий Ермолов — твой телохранитель.

— Вот, значит, как… — произнёс Шарапов-младший, но по его тону безопасник понял, что тот улыбается.

— Ты помнишь о чём я тебе говорил раньше? — уже строже добавил Фёдор. — Не смей использовать эту информацию. Если твой отец так поступил, значит на то есть резон. Вполне возможно, отец Магнуса в обмен на билет в академию для своего сына присягнул на верность твоему отцу. Альберт знает что делает! А ты подумай зачем ему это.

— Дядя Фёдор, — уже тише и намного серьезнее произнёс Семён. — Вы думаете он готовит для меня тайного советника? Ну, как вы для него… — пояснил парень.

— Не знаю, — честно признался Фёдор Михайлович. — Но я тебе ничего не говорил.

Глава 14

— Антоха, откуда? Где ты этому научился? — лениво откинувшись на кресле, стоящем в лоджии, произнес я.

Такой плотный и поздний ужин просто требовал глоток свежего воздуха в качестве дижестива.

— Да… — махнул рукой парень. — Это своего рода проклятье. Веришь-нет, я по вкусу могу отличить соль с Алтая, от Нижегородской или Астраханской. С самого детства так.

За то время, пока я с девчонками грыз гранит науки, Рико на кухне создавал свой шедевр. Шедевр из трёх блюд, каждый из которых носил своё самобытное название, но я их не запомнил, поэтому пришлось переспросить детали, чему повар несказанно обрадовался.

То, что я назвал просто «салат», оказалось, носит необычное название «Нисуаз», в котором простые продукты смешивались с экзотикой, заставляя с одной вилки закрыть глаза и замереть.

Обычный, знакомый каждому отварной картофель, перепелиные яйца, стручковая фасоль и листья салата, выступали подушкой для, по-летнему, сладкого томата, пикантного красного лука, пряных маслин, анчоусов и каперсов. И всё это выступало лишь основой для прижареного с краёв тунца. В общем, необычное сочетание, оставляющее после себя лишь один вопрос: «почему я не попробовал это раньше?».

В качестве основного блюда выступил крем-суп, который Антон представил как «Биск». Кремовая текстура была наполнена сладостью креветок и сливок, в которой доморощенный повар замешал терпкое белое вино, прованские травы, и что-то ещё, чего я так и не смог понять.

— Ну и что, не догадался? — смекнул он. — Не ломай голову, все равно, скорее всего, ты это раньше не пробовал. Почки черной смородины. Редкая, дорогая как шафран, но действительно уникальная специя. А всё остальное, просто! Чистим креветки, обжариваем их панцири с шалотом, добавляем белое вино, выпариваем. Затем убираем из бульона панцири, добавляем сливки, шафран, белый и розовый перец, а также почки смородины и пробиваем блендером. Доводим до кипения, выключаем и только потом добавляем сырые креветки. Благодаря этому они не превратятся в переваренную резину, и «дойдут» за пару минут. Подавать с сухариками, или как называют их французы: к'рутонами.

Исказив в последнем слове букву «р» на манер произношения французов, рассмеялся Антон.

— Блин, ты ведь реально мишленовский повар! А учитывая, что ты игрок, уверен — твои блюда имеют бонусы к характеристикам!

Кося под дурачка, прощупал я почву. Вот реально, каждое из его блюд имели плюсы и бафы, но признаться в том, что я их вижу — равносильно расписаться в том, что и я игрок.

— Да брось ты, — отмахнулся он, впрочем было видно, что парню приятно. — Там ведь обычные продукты, да и бонусы мизерные.

— А если использовать не обычные продукты, а, например, мясо изменённых животных и какие-нибудь чудо-юдо травки? — продолжал я подмывать уверенность Антохи. — Подумай над этим.

— Подумаю, — кивнул он и виновато посмотрел на меня. — Магнус, только я это, ваш блендер спалил.

— Да забей, дружище! — улыбнулся я. За сегодняшний праздник живота я был готов простить ему даже сожженную кухню вместе с соседкой снизу, запах от кошек которой позволял открыть окно только по вечерам. — Где там девчонки, кстати?

Наконец вспомнил я про то, что помимо нас в квартире находятся еще шесть представительниц слабого пола, которых, кстати, совсем неслышно. И это подозрительно.

— О тебе сплетничают, — хмыкнул Антон.

— С чего бы это? — удивился я такому повороту событий.

— Ну-у… — он неопределенно покрутил рукой в воздухе. — Они уже решили, что ты бастрад какого-то древнего клана и… Скорее всего, тебя делят.

— Так, помедленней на поворотах, — осадил его я. — С чего вы вообще решили, что у меня есть покровитель? Я ведь не игрок даже!

— Так решили не «мы», а они, — поправил меня Антоха. — И потом, скажу тебе честно — я тоже считаю, что ты далеко не так прост, как говоришь.

— В смысле? — продолжал выпадать в осадок я. — Да ты же мою квартиру видел! Убогая двухкомнатная квартира, древняя сантехника и тот же самый блендер — китайский! Производства знаменитого бренда: «Ляо Сяо Пень».

— Ага, — кивнул Антоха, посмотрев на меня улыбкой чеширского кота. — И как простой парень из обычной семьи, сын плотника и столяра, поставил на место Шарапова, водит дружбу с эльфами, и за два миллиона купил смарт и камень для него. Что, может оправдаешься тем, что, мол, откладывал деньги с завтраков? — уже откровенно смеялся парень. — Про Сивого вообще молчу. Он отморозок каких поискать, но то, что произошло в магазине… Так что не заливай про «мы сами из деревни», хорошо?

Да, тут крыть мне было нечем. И ведь реально не докажешь что за мной не стоит какой-нибудь клан древних. Что мама работает главным бухгалтером, а отец так и вовсе возит Шарапова. Стоит всплыть этим фактам и будет беда.

А с другой стороны, чем плоха подобная репутация? Да ничем! Наоборот, она приносит только плюсы! Ладно, глупости всё это, пусть думают что хотят.

— Слушай, а по поводу репетиторства… — вернулся я к больной теме. — Сколько я должен тебе и девчонкам?

— Много, очень много! — улыбнулся Антон. — Как минимум одно посещение моего Дня рождения. Через две недели, не забыл? А по поводу девчонок, — он стрельнул глазами на дверь в квартиру. — Я, конечно, понимаю, что ты не пользуешься успехом, но не советую крутить сразу со всеми.

— Я и не думал, — честно признался я.

— Ну вот и правильно, — облокотился на окно он. — Все они не из простых семей, и через пару лет такие школьные романы могут вылезти боком. Ладно, пойдём что ли.


За время нашего отсутствия девчонки навели порядок на кухне и сейчас «рубились» в приставку. Мы с Антохой переглянулись. Разгоряченные, с растрепанными волосами и что-то невразумительное выкрикивающими, они, к моему удивлению, не выбрали какой-нибудь Sims-7, а мочили друг друга в файтинге.

Никто из девушек не обратил внимания на наше появление. Пройдя на цыпочках, Антон присел на край дивана рядом с близняшками, а мне осталось единственное свободное кресло, стоящее у окна, вполоборота к остальным.

Сейчас на экране «плазмы» бились два героя — друидка и некромант, а управляли ими Катерина и Настя. То, что во время игры девушки, мягко говоря, вышли из своих образов, я понял, когда очки якутки полетели в сторону, окончательно разрушая образ отличницы.

Впрочем, Настя тоже показала себя с новой для меня стороны. Та скромная, фигуристая нимфа, что краснела от одного взгляда, сейчас сидела на полу по-турецки и держала в зубах кончик собственный косы.

— Поняла, да, поняла? — ликовала Катерина, проводя своим персонажем комбинацию ударов по герою Насти.

И куда только делся образ той строгой учительницы в очках, которая совсем недавно преподавала мне бестиологию?

— И-и-и… Добивающий!

Анастасия наоборот, была спокойна как камень. Лишь ярко-пунцовые щёки и частота дыхания выдавали её сосредоточенность. Она методично отбивалась, не расходуя очки энергии своего персонажа. И как только Катерина позволила ей отступить, Настя, играющая за друидку, призвала пантеру и ястреба. А дальше всё поменялось.

Теперь уже Катерину, которая играла за некроманта, начали теснить. Естественно, девушке это не понравилось и, перейдя в глухую оборону, она лишь изредка атаковала птицу Кати, ловя её на контратаках.

Наконец, птица пала, чтобы тут же ожить под спецприемом некроманта.

— Настя в макро играет, — одними губами произнес Антон.

Да я и сам это понял. Друидка, персонаж списанный с легендарной Совы из команды ЗИЛа, была хороша в молниеносных атаках и постоянном давлении, в то время как Некромант имел хорошую защиту, но не мог похвастаться большим количеством здоровья. Главная его фишка — возможность оживлять чужих подконтрольных юнитов, что делало его прямой контрой друида-суммонера. Вот и сейчас Катя оживила убитого ястреба, но не бросила его в бой, а завела за спину друиду. Этакий отвлекающий фактор, не позволяющий сконцентрироваться на атаке.

— Ну что, делаем ставки? — предложил Антон и я отвлекся от экрана. — Ставлю экспер на Катю!

— Принимаю! — выпустив косичку из губ приняла пари Настя и я посмотрел на неё.

Зря я это сделал! Нет, я и до этого видел, что девушка, сложив ноги по-турецки, сидела на полу, но… Но теперь, когда я сидел в пол-оборота к ней, то заметил, что платье девушки задралось достаточно, чтобы мой взгляд зацепился за белый треугольник белья.

Уффф… Стоило огромных усилий оторвать взгляд и я, чувствуя что краснею, постарался сделать вид, что ничего не произошло.

— Магнус. Эй, братишка, не спи! — отвлек меня Антон. — Ты как, участвуешь в споре?

— Ставлю на Настю, — стараясь подавить эмоции в голосе ответил я.

— Принимаю, — произнесла Алиса.

Девушка произнесла это с таким взглядом, что у меня не осталось сомнений — она знала куда я смотрел несколько мгновений назад.

— Вика? — окликнул он мою четвертую преподавательницу.

— Воздержусь, — холодно ответила сербка и коснулась носком коленки Насти. — Анастасия, у тебя юбка задралось.

Девушка ойкнула, отвлеклась от игры и, воспользовавшись этим, Катя в два счёта «развалила» и друидку и ее пантеру.

— Макро-не макро, но Катюха настолько крутая что разваливает даже свой контрпик! — победоносно заявил Антон.

— С тебя экспер, — прищурившись произнесла Алиса, а я, наконец, понял, на сколько попал со своими преподавателями.

— Ну что, предлагаю перерыв, а потом двое надвое? — вновь оживился Антон.

Я поспешно согласился. Чтобы успокоиться мне нужен был глоток свежего воздуха, и желательно без присутствия слабого пола. Вот только перевести дух мне не дали. Вслед за мной и Антоном на лоджию вывалились все остальные.

Сесть на одно из пары присутствующих кресел, мне показалось хорошей идеей. Зря. Ей богу, уж лучше бы я постоял! Стоило опуститься на потёртое, доставшееся в наследство от прошлых хозяев квартиры, сиденье, как на левый поручень, ничуть не стесняясь, уселась Алиса, а справа, обдав меня теплом, присела Вика.

Я сначала подвис от такой непосредственности, но тяжело ухающее сердце не позволило мне протестовать. И не то чтобы я раньше не встречался с девушками, просто из-за частых переездов все мои романы не заходили дальше прогулок в парке и робких поцелуев. Но сейчас сидеть в кресле чувствуя тепло сидящих по бокам девушек, было очень волнующим опытом.

— Не хочу больше в консоль, — надула губки Анастасия. — И это, Магнус, прости что продула твой экспер.

— Ну… твой пик был откровенно сильнее, — ответил я стараясь не замечать того, что по-моему плечу струятся каштановые волосы Вики. — У тебя были все…

Договорить я не успел. Одновременно у всех зазвонили смарты, оповещая о входящем сообщении. Я улыбнулся, намереваясь пошутить про забавное стечение обстоятельств, однако увидев лица остальных, прикусил язык.

Судя по всему для них подобное было не в новинку, и синхронный звонок устройств не предвещал ничего хорошего.

— Тревога? — не доставая свой гаджет спросил Антон.

Увы, близняшки, которые уже открыли сообщение в гаджете, одновременно кивнули, и он выругался.

— Твою медь, ну почему именно сегодня, а?

Глава 15

Нет, я конечно знал что все ученики академии — выходцы из обеспеченных семей, но сам привык добираться на общественном транспорте. Потому немного опешил когда увидел, как мои репетиторши рассаживаются в автомобили представительского класса, а их двери придерживают личный водитель.

За Антоном, кстати тоже приехал гильдейский «Citroen». Не дорого-богато, как у клановых девчонок, но несравнимо лучше чем пешком. Парень кивнул на авто предлагая подвезти. Усевшись на переднее сиденье рядом с водителем я начал слушать перебивчевое описание того, что нас ждёт.

— Диверсия, — скрипя зубами, произнёс Антон. Очевидно, на этот вечер у него были большие планы которым, увы, не суждено была состояться. — Седовы опять какую-то подлянку устроили.

— В смысле? — не понял я, ощущая крайний недостаток информации.

— Да что, «в смысле»? Очередная провокация от студентов их академии. Разрисовали стены, или ещё что-нибудь, чтобы насолить Черноозерским. Но мы-то тут причём? Мы просто учимся, а междоусобные разборки Седовых и Черноозерских нас касаться не должны!

— И что будет дальше? — стараясь вытянуть больше информации, я начал задавать наводящие вопросы.

— Ничего хорошего, — махнул рукой он. — Сами Черноозерские делать ничего не станут. Руки связанные, поэтому — введут казарменное положение, будут готовить ответное диверсии. Это у них что-то вроде военно-полевой игры.

— Военно-полевой? — словно идиот, я повторял за Антохой.

— Ну да. Ты ведь знаешь, что все игроки являются военнообязанными, да и неодарённые тоже. Академии будут устраивать что-то вроде военных игр. Игроки — непосредственно войска, а неодарённые что-то вроде тыловых и снабженцев. Увидишь короче.

— Подожди, — вспомнил я про предыдущие слова Антона. — Ты сказал казарменное положение?

— Ну да, — как само собой разумеющееся ответил он. — Поселят в бараки на территории школы, комендантский час, военное положение, все дела. И никаких тебе вылазок в город или свиданий. Даже посещение женского крыла разрешено только до девяти вечера.

Последнее он сообщил с особой болью в голосе и обнял Арину и Агату. А я подумал, что надо позвонить отцу и попросить его выключить в квартире газ и перекрыть воду. Как бы неизвестно когда я вернусь обратно.

Хотя, зачем это делать? Отец работает на Шарапова, а значит, уже в курсе и везёт его в академию. Но позвонить всё равно стоит.


Первое, что я отметил, когда мы подъезжали к академии, это то, что, несмотря на почти десять вечера, машин было неприлично много. Настолько, что даже образовалась пробка и на въезд на территорию академии ушло около некоторое время.

— Седовы, — выплюнул Антон, кивнув на автобус с изображением герба школы оборотней. — Они-то что здесь забыли?

Ответ нашелся быстро. Карина через смарт собрала всех из нашего потока и отвела на плац перед академией. Причём нам было отведено только половина площади. На другой, построеные в ровные квадраты, стояли ученики в незнакомой мне, чёрной с оранжеой отделкой, форме.

Толпа ничего не понимающих учеников тут же смолкла, стоило на лестнице, выступавший в роли импровизированной сцены, появится голове нашей академии. Он вышел не один, ему составил компанию незнакомый мне мужчина с длинными платиновыми волосами и девушка. На вид она была наши ровесницей, может быть даже младше, но её лицо было знакомо каждому подростку, неважно игрок он или же нет.

«Это же Пуговка! Охренеть! Правда, она? Как думаешь, получится взять автограф?» — то тут, то там слышались возбужденные переговоры учеников. И понять их было несложно. Далеко не каждый день академию посещают игроки трехсотого уровня. Но даже не в этом дело, ведь Пуговка, несмотря на юный возраст, уже стала легендой.

Она одной из первых получила интерфейс, стала первой ученицей легендарного ЗИЛа, одной из легенд остановивший прорыв Инферно, соосновательницей клана Вальхалла, и преподавателем самого знаменитого и неоднозначного учебного заведения для одаренных. Не говоря уже про то, что Пуговка — обращенный вампир, которого признали даже древние кланы.


— Всем привет, — помахала рукой Пуговка в то время как над ней кружили дроны. — Поздравляю, сегодня ваши клановые потасовки обретают статус состязаний. Что это значит? Всё просто. В состязаниях участвуют все ученики академии, неважно обладают ли они способностями или же нет. Представители кланов покровителей, ректор и учителя не участвуют в организации, так что вам придется самим выбрать командующего и офицеров. Защита академии, снабжение боевиков расходниками, разработка плана диверсий — всё ложится на вас. Я, ректор и учителя выполняют лишь роль судей-наблюдателей и не имеют права вмешиваться в процесс. Вы — будущая элита армии, которой, без сомнения, придется участвовать в в грядущих глобальных конфликтах, отражать вторжения из других планов и состязание станет для вас хорошей практикой и шансом выделится. Подробные правила будут разосланы на смарты. Всё в ваших руках, дерзайте!

Толпа замолчала переваривая услышанное. Карина, очевидно получив указания через свой смарт окликнула наш поток и сообщила что сейчас разведет парней и девушек по общежитиям.

Если честно, то услышав от Антона слово «барак» я ожидал увидеть что-то вроде армейского общего дома, с общим пространством для сна, общим санузлом и прочее. Реальность оказалась несколько приятнее.

Карина подвела нас к… Дворцу? Или всё-таки особняку очень похожему на дворец. Пять этажей, балконы, ползущий по стенам виноград и горгульи на карнизах. И это здание Антоха называл казармой?

У дворца, в котором нам предстояло жить некоторое время, имелось два входа.

— Правое крыло для девушек, левое для парней, — сверяясь со смартом произнесла Карина. — до окончания голосования старшим мужском крыле назначен Адам.

Парень, с которым я не был лично знаком, тут же вышел из идущие рядом с нами компании. Высокий и худощавый, с прилизанными волосами и аккуратными очками, парень был старше нас на год или два. А еще, на нём красовалась куртка с нашивкой капитана команды по страйку.

— Парни, за мной, — неожиданно твёрдым и властным голосом произнес Адам, который до того представлялся мне этаким отличником.

Парень хорошо ориентировался вы здание проводя экскурсию и давая вводные.

— Первый этаж — технический. Здесь находится прачечная, столовая, дежурный пост и общая комната. На втором этаже размещаются ученики шестого и седьмого года обучения, на третьем — восьмого, четвертый для девятого класса. Последний, пятый этаж отведен для учеников десятого курса, офицеров и игроков. Подъём в семь часов утра, завтрак в восемь, уроки до четырнадцати ноль ноль.

Я поднял руку привлекая его внимание.

— Что по поводу самого состязания?

— Терпение. Сейчас расскажу, — произнес он заводя нас в общий зал. — С пятнадцати часов и до семи утра следующего дня — время для состязания. На ваши смарты пришла ссылка на закрытое приложение. В нём вы сможете проголосовать за офицеров. Советую отнестись к выбору не опираясь на личные симпатии, потому как от этого зависит победа.

— А можно выдвинуть свою кандидатуру? — произнес парень что учился на поток старше.

— Да, и даже нужно. Во вкладке «вакансии» есть форма для заполнения. В ней вы можете предоставить своё резюме подчеркнув сильные стороны. Далеко не обязательно быть игроком чтобы войти в офицерский состав. Игроки это прежде всего полевые командиры, в то время как штаб в основном состоит из не одарённых. Резюме принимает до полуночи, проголосовать за кандидатов можно до пятнадцати часов завтрашнего дня. Теперь, все свободны.

— что по поводу посещения женского крыла? — поднял руку Антон.

Если честно, и я ожидал что этот вопрос вызовет улыбки, но наоборот, остальным тоже было интересно узнать этот аспект правил.

— Свободное посещение до девяти вечера. Дальше комендантский час. И потом, не думайте что у вас будет время на подобные. Крафт амуниции, расходников и зелий, патрули и наряды. Каждый будет завален работой. Ещё вопросы?

Вопросов больше не возникло, а потому Адам показал где находится столовая и посоветовал выспаться перед завтрашним днём, который обещает быть долгим.

На ужин мы естественно не пошли. Вместо этого Антон предложил поторопиться и выбрать лучшую для себя комнату. Поднявшись на четвёртый этаж поняли что были далеко не единственными кто вместо ужина решил выбрать лучшее логово. Несколько дверей в комнаты на два-четыре человека были уже распахнуты, а из них доносились голоса.

— И как тебе эта комната, — распахнув дверь спросил у меня Антон. — Всего третья дверь от лестницы.

— И слушать посреди ночи топот с лестницы? — скептично скривился я. — Хочу дальнюю комнату. Тем более что они как раз на двоих, и к нам никого не подселят.

— Ну, — пожав плечами Антон. — это всего на одну ночь. Я ведь игрок, завтра меня переведут на пятый, — и тут его голову посетила, как ему казалось, блестящая идея. — Слушай, а ты будешь участвовать в выборах? Давай! Станешь офицером, и мы вместе будем жить на пятом!

Я покачал головой.

— Антоха, а ты спроси для начала, она мне надо? У меня и так внеплановых занятий выше крыши, так ты мне предлагаешь взять на себя еще и офицерские обязанности. И потом, с чего ты взял что за меня будут голосовать?

— Ну не скажи, — не согласился со мной здоровяк.

— Может ты не в курсе, на ты пользуешься популярностью.

— Ты про девчонок? — хмыкнул я.

А в любое другое время я бы обрадовался подобному, но теперь мои одноклассницы, все как одна, были выходцами из влиятельных семей. Из тех которые могут обеспечить мне запас неприятностей до самого выпуска.

— И не только! — продолжал Антон. — Не одаренные и ботаники попавшие в академию по распределению тоже топят за тебя. Ты будешь смеяться, но кажется у тебя намечается фанатская база, — рассмеялся он.

— Я же говорю, мне учиться надо. И ты, если забыл, являешься моим кураторам по обучению, — напомнил Антохе я.

— Всё-всё-всё, молчу! — примирительно поднял руки он. — Но всё равно, было бы круто…

До самой ночи мы переговаривались обсуждая за кого отдать свой голос. Если честно, для меня фамилии кандидатов решительно ничего не значили. Ну, кроме Шарапова. Уж с этим мажором я наобщался достаточно и, к удивлению не только Антохи, но и самого себя, проголосовал за него.

— Ты идиот? — а что прыгнул он когда услышал про мой выбор. — Нет, ты реально идиот?

— А что не так? — произнес я, понимая, как глупо это звучит.

Все-таки между нами пробежала не чёрная кошка, а мать его, леопард!

— Если он станет офицером — тебе хана! Загрузит самой геморройной работой и каждую ночь будет ставить в патрули!

А вот об этом я не подумал.

— Да ну, — несколько неуверенно отмахнулся я. — Ты же сам говорил что он клановый не одаренный. Значит его натаскивали по военным дисциплинам. Вряд ли он будет использовать личное положение ради сведение счетов.

— Подожди, — начиная смеяться произнёс Антон. — А мы сейчас с тобой про одного и того же Шарапова говорим?

Глава 16

Когда я проснулся Антона уже не было. Странно конечно, но с другой стороны он ведь игрок, и учитывая вчерашние события, его вполне могли «дернуть» на пятый этаж. Ладно, неважно, увидимся во время уроков и сам всё расскажет.

Почистив зубы и приняв душ, я спустился в столовую. Свободных мест было мало, однако я увидел за одним из столов близняшек, что махали привлекая мое внимание. Девчонки Антона заняли для меня местечко. Что ж, это приятно.

Подойдя ближе, мне удалось разглядеть не только Агату и Арину. Из знакомых, за столом, я увидел Алису, Вику, Настю и Катерину. Из незнакомых — парень и две девушки. И если с парнем, кажется его зовут Роберт, мы пересекались на Истории магии, то девушки были мне точно неизвестны.

— Всем доброго, — поприветствовал я ребят, и протянул руку Роберту.

Парень неожиданно вздрогнул, и посмотрел на меня, видимо не сразу поняв, что от него хотят. Наконец, пожав руку, он опустил взгляд, увлекшись содержимым тарелки. Если честно, выглядело это как-то странно, да и сам Роберт был слишком зажат и скован.

Решив не заострять на этом внимание, чем в присутствии девушек только загнал бы паренька в краску, я переключился на знакомых мне девушек.

— Ну что все проголосовали? — поднял я насущную тему.

— Проголосовали, — с улыбкой лисы отозвалась Алиса. — А ты?

Вот уж светская львица, интриганка и будущая акула околоигровой элиты. Что она вкладывала в своё «А ты?». Нет, конечно понятно, что это просто вопрос, однако он был произнесен с подтекстом, который от меня ускользал.

— Ага. За Шарапова, — вспарывая куском чёрного хлеба яичный желток ответил я.

Сказать что мои слова вызвали удивление, значит сказать ничего. Кажется, уже вся Академия знала о наших с Семёном «терках». Но, на то и была сделана ставка. А то сидят все какие-то молчаливые и загадочные, да переглядываются.

— Почему? — синхронно крича в оба моих уха воскликнули Агата и Арина.

— Ну, потому что его с детства готовили быть главой клана. Уверен, там и тактика и стратегия и хрен его знает что ещё преподавались. Кроме того, я видел его физическую подготовку. Он крут, а остальных я не знаю, — пересказал я вчерашнее объяснение для Антона.

— Но вы же… — неуверенно начала Настя.

— В контрах? Ну да, и что? Какими бы ни были наши отношения, я признаю его талант. Тем более это соревнования не между нами, а между академиями и сейчас мы в одной лодке, — ответил я девушке, стараясь смотреть ей в глаза, а не опускать взгляд в декольте. Всё-таки в этом она выгодно отличалась от других одноклассниц.

— Хорошо сказано, Ермолов, — вкрадчиво произнес голос над моим ухом.

Ох, этот бархатный тембр с нотками стали, я бы узнал даже в темноте.

— Карина? Чего тебе? — не грубо, но жёстко произнес я.

В голове еще были свежи воспоминания о том, как она подставила нас в магазине. Конечно, у меня не было доказательств того, что это именно она подстроила нашу встречу с Гришей Сивым, но присутствовало стойкое ощущение того, что произошло это не без её участия.

— Что мне? — подняв бровь удивилась Карина. — Да, собственно, ничего. Просто хотела поздравить с офицерской должностью в играх.

— Чего? — опешил я, уронив вилку на штаны.

— Да ладно, — елейным голосом произнесла она. — Ты что не заглядывал в результаты?

— Нет, — честно ответил я.

— Ну так вот, ты — четвертый. Обошёл Витязева, а Кант так и вовсе пролетел. Поздравляю.

— В смысле, четвертый? Я вообще заявку не подавал! — продолжая офигевать, произнес я. — Как это отменить?

— Постой, ты хочешь сказать что не выставлял свою кандидатуру? — глаза Карины расширились в предвкушении скандала.

— Нет, конечно, — слишком громко. Так, что привлёк внимание сидящих за другими столами, выкрикнул я. — У меня с учебой завал, внеклассные занятия, а теперь ещё и офицерство?! Ну уж нет. Так как это отменить?

— Никак, — с плохо прикрытым торжеством произнесла староста потока. — Выборы прошли, ты в них участвовал и победил. Так что…

— Но я не подавал заявку! — уже срываясь прокричал я.

— Значит её подал кто-то другой, — негромко, но так, чтобы все услышали, произнесла Алиса.

Алиса и Карина. Карина и Алиса. Вот уж действительно — два сапога пара. Если бы я не знал, что они из разных кланов, то был бы уверен, что они сёстры. Как тогда сказал Антоха? Манерная сука? Нет, не манерная. Пафосная! Удивительно, но это определение отражает их характер.

— О, — смерив Алису презрительным взглядом, произнесла Карина. — Всего третий день в школе, а ты не только выбился в офицеры, но и уже набрал себе гарем…

Если честно, то я ожидал, что после этих слов начинается самая суровая и беспощадная женская драка, но нет. Каждая из моих преподавательниц отреагировала по-своему, но их объединяло одно общее — было понятно, что Карина выбила их из колеи.

Девушки буквально онемели не зная что ответить.

— Я так и думала, — довольная произведенным эффектом, произнесла Карина и, развернувшись на каблуках, пошла к своему столику.

— Вот стерва, — произнесла Арина.

Ну а я тупо смотрел в тарелку, осознавая, в какое дерьмо вляпался, одновременно строя предположения, кто помог мне с этим.

— А где Антон? — наконец-то я вспомнил про друга, который мог помочь с решением этой задачи.

— Их посреди ночи подняли, — грустно вздохнула Агата. — Диверсия. Седовы выкрали знамя академии. Видимо после церемонии прямо с флагштока сняли. Так что теперь они ведут по очкам.

— Погоди, разве состязания начинаются не сегодня?

— Нет, — отозвалась Вика. На первый взгляд девушку не задели слова Карины и вела себя она как обычно, но красные уши говорили об обратном. — Помнишь, Пуговка сказала, что состязания начинаются? Так что официально они в своём праве.


После первых двух уроков, на которых я в основном только и делал, что рисовал, получилось поймать Адама. Из приложения я узнал, что именно он является капитаном академии, а потому насущный вопрос нужно было решать именно с ним.

Увы, но парень повторил то же самое, что на завтраке сказала Карина. А именно: у меня не получится увильнуть от офицерства. Кстати, он тоже удивился, узнав, что я не выдвигал собственную кандидатуру, зато прояснил момент с голосованием.

— Понимаешь, — тщательно выбирая слова произнес он. — Ты не игрок. Я тоже. Вместе с Гаязом в академии всего сорок девять одарённых. Но клановые, как бы это помягче сказать…

— ЧСВшные ублюдки? — улыбаясь, подсказал я.

— Элита, — поправил меня он. — Я хотел сказать элита. Но, да. Принадлежность к кланам кружит им голову и иногда их немного несёт. Это создает некоторый градус напряжения, но все к этому привыкли. До твоего появления.

— Да что я такого сделал? — произнес я, поняв что Адам решил повторить вчерашние слова Антона. — Закусился с Шараповым, и только! А он, кстати, тоже не игрок.

— Он — клановый, — пояснил мне капитан. — А их, как ты понял, недолюбливают гильдейские и не одаренные из простых. Кроме того, в твою пользу сыграла дружба с Рико. Он хоть и является одаренным, но… Думаю ты и сам замечал, что он почти официальный объект издевательств среди клановых и других игроков. И на фоне конфликта с Шараповым твоя дружба с Антоном повлияла на итоги выборов. Ладно, мне пора, — сверившись с таким архаизмом как наручные часы, произнёс он. — Увидимся на Совете! И ещё, Магнус, я тоже голосовал за тебя…

Что такое Совет, я узнал перед последним уроком, когда смарт оповестил меня о приглашении на пятый этаж. Как я понял, это будет генеральский консилиум, где среди офицеров будут поставленные задачи и распределены обязанности.

Гадство! Неужели мне придется переносить сегодняшнее занятие с Настей и Катей? Не хотелось бы, ведь химия, по которой у меня четвёрка, это не алхимия, да и урок биологии и бестиологии тоже разные вещи. Да, семестр только начался, но мне придётся выучить за это время то, что одноклассники учили в течение предыдущих четырех лет!

Антон, кстати, всё-таки соизволил явиться на последний урок, но по его замученному виду и синяками под глазами, стало понятно, почему парень так стенал, услышав про игры. Он — игрок! Говоря метафорами — основной боевой юнит академии, а значит все рейды, диверсии и контрдиверсии ложатся в том числе и на его плечи.

— Знамя сперли, — сплюнул он себе под ноги, когда мы возвращались в жилой корпус. — Мы посмотрели по камерам. Прямо во время церемонии и сперли!

— Красиво, — оценил я жест противника.

— Ага, блин, красиво! — неистовствовал он. — Игра ещё толком не началась а у нас уже минус четырнадцать очков! Поскорее бы уже продуть и вернуться к нормальной жизни.

А вот этот его настрой мне уже не понравился.

— Антон, — остановил я друга и заглянул в его лицо. — Помнишь вчерашний бой с Шараповым? Скажи честно, тебе понравилось?

— Естественно, — улыбнулся, вспомнив ощущение, произнёс он. — Но как это…

— Прямо, Антоха! Прямо! Эти состязания — не только постоянные недосыпы и рейды, но и возможность выделиться. Понимаешь?

Его улыбка изменилась. Не сильно, нет, но достаточно, чтобы понять перемену его настроения.

— В тебе что, уже офицер заговорил? — с неодобрением произнёс он. — Ты смотри как быстро! А вчера говорил, что выдвигаться не хочешь.

— Начни головой думать, а не жопой, — спокойно произнес я. Конечно, его слова должны были меня взбесить, но отчего-то злости не было. — Я и не выдвигался, ты это сделал за меня.

— Ну да, конечно, — хмыкнул он, вырывая локоть.

— Антоха, — тихо произнес я. — Ты чего? Забыл, что мы в одной лодке?

— Ой, Магнус, иди в жопу! — сплюнул мне под ноги Антон. — Решил выделиться, выслужиться перед кланами и встать в очередь на обращение в вампиры? Да пожалуйста! Вот только корчить из себя друга — это низко.

Выпалил он одним махом, развернулся, и энергичным шагом пошёл в жилой корпус, а я остался «обтекать», не понимая, что это сейчас было.

Глава 17

Не понимая что произошло с Антохой, в смурных мыслях, я пошёл в общий корпус. Слова друга сильно запали в душу, а потому с этой ситуацией нужно было обязательно разобраться. Агата и Арина должны быть точно в курсе, и конечно, можно было пересечься с ними на обеде. Но увы, я уже опаздывал на Совет.

На ресепшене меня встретил постовой. Им оказался Роберт — парень, что на завтраке сидел с нами за общим столом. Увидев меня, парень оживился и, немного порывшись в стойке, извлек из неё ключ-карту. Именную, надо отметить. На пластиковом прямоугольнике красовалось моё имя, а также фотография.

— Ваша комната номер «504». Вещи уже перенесены, — с каким-то пиететом произнес парнишка.

— Спасибо, Роберт, — улыбнулся я. — И в следующий раз, давай на «ты». Хорошо?

Парень улыбнулся и кивнул.

— Совет проводится в совещательном зале на пятом этаже. Доступ по карточке, — ответил он на неозвученный мною вопрос.

Ещё раз поблагодарив его, я поспешил к лестнице. На часах в холле было без двух минут три и опаздывать не хотелось.

Пятый этаж существенно отличался от остальных. Во-первых, едва мне стоило подняться на этаж, как дорогу преградила дверь, но ключ-карта решила этот вопрос. Во-вторых: интерьер. Пятый этаж, отведённый для последнего курса, офицеров и игроков, можно было описать двумя словами — " дорого-богато». Но я опаздывал, а потому полюбоваться картинами, статуями и маленьким фонтанчиком в холле мне было некогда.

Ключ-карта открыла передо мной дверь в совещательный зал, где, кажется, ждали только меня.

— Наконец-то, — произнес Шарапов, даже не подняв взгляд.

Ещё несколько человек усмехнулись, а вот Гаяз, что среди подростков смотрелся как учитель, наоборот, приветственно помахал рукой и хлопнул ею по креслу рядом.

— Садись, дорогой. Вот твоё место! — улыбаясь золотыми зубами, произнес он.

Да, на совет были приглашены не только офицеры, но и игроки. И то что Антон проигнорировал моё появление, больно царапало по самолюбию.

— Итак начнем, — произнес Адам, поправив очки. — Для тех кто не в курсе, сообщу: ночью было украдено знамя академии. Карине удалось его вернуть, — он кивнул в сторону девушки, что сидела рядом с Семёном. — Но мы всё равно отстаем по очкам.

— Нужно ответить, — произнёс Шарапов. — Сравнять счёт.

— Нужно, — согласился с ним Адам. — Поэтому мы и здесь. У кого какие предложения?

— Может сначала решим вопрос с обороной? — предложил я.

Ответом было несколько снисходительно смешков, и это начинало подбешивать.

— Да, мы это обсуждали до того как ты пришёл, — произнес Адам. — Магнус, ты возьмёшь на себя оборону и фортификацию?

Признаться, такое предложение ввело меня в некоторый ступор.

— Почему я?

— Шарапов и Витязев прошли подготовку по тактике. В кланах хорошо натаскивают будущих офицеров. Кроме того, в предыдущих потасовках они хорошо отметились, поэтому большинством голосов были назначены на проведение диверсий. Коршунова, — он указал на старшекурсницу с которой мы не были знакомы. — Маг аспекта Разума, было логично назначить её на разведку и контрразведку. А я, как капитан, буду заниматься координацией и тыловым обеспечением.

Сейчас четырнадцать пар глаз смотрели на меня, и если я дам заднюю, это будет выглядеть как трусость.

— Согласен, — откинувшись в кресле и изображая расслабленность, произнес я.

— Отлично, тогда перейдем непосредственно к вопросам…

Перепалка, которую организаторы состязания в глупости назвали пафосным словом «Совет», закончилась через полтора часа. На самом деле все вопросы можно было бы решить за половину этого времени, но большинство присутствующих пытались перетянуть на себя одеяло, подкрепляя мнение ударами в грудь и криками.

Естественно игроков в подчинение мне не досталось, да я сильно и не настаивал. Зато в моём полном распоряжении были не одаренные, которых ввиду отсутствия способностей клановые рассматривали, как не очень полезный актив, даже скорее обузу. А зря…

Конечно, официально все гильдейские находились в ведомстве Адама, но и среди не игроков было достаточно толковых крафтеров. В общем всё кисло, но это всё, что имеем.

Но надо сказать, что не всё на Совете было так плохо. В конце состоялась самая натуральное раздача слонов. Вернее не слонов, а даже лучше — гантов! Каждый из офицеров получил кейс с перчаткой и четырьмя батарейками стихийных аспектов. Увы, даже на состязании между академиями организаторы не разрешили использовать аспект молнии. Слишком опасно.

Когда совет закончился, Адам попросил меня задержаться.

— Прогуляемся? — предложил он, хотя по вымученному виду было заметно, что он не ложился со вчерашнего дня. — Нужно показать тебе периметр, посты, познакомить с крафтерами и объяснить элементы управления.

Выйдя из жилого корпуса, мы направились к мастерским. Попутно Адам рассказывал про мои основные обязанности. А именно, теперь я должен буду формировать списки постов и патрулей. Увы, игроков в подчинение мне не досталось, поэтому тех, кого я поставлю в охранение, необходимо снабдить гантами.

И это логично, ведь не одаренные мало что могут противопоставить, пусть и низкоуровневым, но игрокам, а магомеханический артефакт неплохо так уравнивает шансы. Помимо этого в стандартный комплект входит рация, фонарик и свисток. В академиях готовят будущих воинов, но старый добрый огнестрел давать в руки детей никто не станет, поэтому посты снабжаются ещё и страйкбольным оружием, а также гранатами. Но вместо обычных патронов в них заряжены артефактные шокеры со слабеньким зарядом аспекта молнии. Так что нам предстоит почти настоящая войнушка!

— Знакомься, это Роберт, — представил он мне паренька, с которым мы уже пересекались.

— Да мы уже знакомы, — улыбнулся я и вновь пожал руку парня с нездоровым цветом лица и болезненным цветом кожи.

— Вот и хорошо, — улыбнулся Адам. — он из Мюнхена, из гильдии Хоэнцоллер, поэтому заведует нашими крафтами. Если будут какие-то просьбы по технической части, вроде перезарядки батарей для ганта, или кончатся шарики для ружей, это к нему. Ладно, пойдём дальше.

Перейдя в следующий цех, Адам познакомил меня с Тимуром Карауловым — здоровенным татарином, с уже приличной бородкой, из-за которой парень выглядел лет на пять старше.

Тимур оказался клановым, но не одарённым, однако будучи выходцем из семейства геомантов, поднявшихся на в строительных тендерах, парень неплохо шарил в этом профиле. Так что по поводу возведения новых постов — к нему.

— Вот основные люди с кем тебе придется работать. А в этом документе список учеников, из которых тебе придется формировать постовые и патрульные группы, — произнес Адам, скидывая на мой смарт список с учениками. — Вообще, можешь делать как хочешь, но советую формировать группы по трое на патрули и по четверо на посты. Не забывай, что у учеников должно оставаться время на обучение и личные нужды, поэтому ставь вахты по четыре часа.

— Вроде всё просто, — произнес я, пролистывая список из двух сотен фамилий.

— Было бы просто, на тебя бы не спихнули этот геморрой, — невесело улыбнулся Адам. — Всегда будут недовольные, желающие надавить или разжалобить, а то и вовсе, те кто вместо патруля свалят в город.

— Вот, значит, как… — скрипнул зубами я.

— Понимаю, — усмехнулся он. — Ладно, пойдём пройдёмся, покажу тебе периметр и посты. Посмотришь, так сказать, свою вотчину.

Периметр территории академии оказался просто огромным, километра четыре, не меньше. И на всю эту территорию организаторы поставили всего пять постов! Фоном слушая объяснения Адама, в уме я прикидывал сколько человек нужно для суточной смены. Двадцать четыре часа, минус восемь на обучение. Итого шестнадцать. Это значит, что на каждом посту нужно четыре раза менять людей, которых на пост выделяется также четверо. Перемножив количество смен, постов и человек в одной смене, я получил цифру «80» — именно столько нужно человек, чтобы просто обеспечить комплектацию постов. И это не считая патрулей…

Теперь понятно почему мне подсунули эту должность. В академии учится пять с половиной сотни учеников, половину из которых сразу вычеркиваем как младшекурсников, которые не участвуют в состязании. Из оставшихся, треть уйдут к другим подразделениям и командовать ими мне никто не даст. Значит, те кого мне разрешено «дёргать», будут через день отбывать вахту и с каждым днём ненавидеть меня всё больше.

И при всех этих затратах человеко-часов, я понимал что подобная охрана — фикция. Пять постов на четыре километра периметра — капля в море, и подобные попытки обеспечить безопасность, не более чем потуги заклеить пробоину в деревянной обшивке корабля, медицинским пластырем.

— И что мне делать? — растерянно спросил я у Адама, когда преодолев половину периметра, мы вошли в вишнёвый сад — самый большой неохраняемый кусок периметра.

— Честно, Магнус, не знаю, — пожал плечами он. — Наверное просто смириться с тем, что любой прорыв будут вешать на тебя.

И тут Адам пригнулся, толкнул меня в сторону и, вскинув руку, разрядил за мою спину гант. Я ничего не понял, но стоило мне приземлиться на мощеную брусчаткой аллею, как я увидел их.

Три фигуры и все они были игроками. Я растерялся, не веря в то, что вижу — никто из нападающих не был человеком. Антропоморфный тигр, волк и орк рванули в нашу сторону, продираясь сквозь воздушные серпы, которые с бешенной скоростью кастовал Адам.

Он что-то прокричал мне, стараясь вывести из ступора, но подействовал только пинок по ребрам. Боль отрезвила. Не было времени вставать, поэтому я лёжа активировал свой гант, даже не удосужившись разобраться какая стихия была в него заряжена.

Оказалось — Земля. Не соизмеряя траты энергии батарейки, я, как тогда на арене, потянул на себя снаряд. Увы, каменных дисков рядом не было, зато была брусчатка. Каменная мозаика тротуара пошла волной сбивая с ног орка. Ликантроп и антропоморфный кот оказались более ловкими и прыгнули в стороны, беря нас «в клещи».

Адам среагировал молниеносно. Взяв на прицел оборотня, он сфокусировал на нём весь свой огонь, попутно отступая вправо, чем не давал зайти к нам с фланга.

Он кастовал заклинания со скоростью пулемёта, в то время как я продолжал валяться на пузе и долбить кусками брусчатки по орку.

Думал ли я что могу убить ученика другой академии? Нет. Сейчас наш бой не был для меня военной игрушкой, всё было по-настоящему. И орк, что «ловил» грудью и головой куски камня, был для меня врагом.

Хотя, про убить, я конечно погорячился. Орк с именем Максим «Ярый» Мариновский, имел аж шестнадцатый уровень и смеялся, «ловя» камни лысым черепом. А вот кошкорианец, которого я упустил из виду, опустив хвост, сидел на дереве, предпочитая не вмешиваться.

Да и перевертыш, которого, кстати, звали Александром «Свин» Свитневым, хоть и был порядочно иссечен воздушными серпами, продолжал наступать. Он рычал, смахивая со шкуры капли крови, но упрямо продолжал шагать на Адама.

Меня поразило хладнокровие нашего капитана. Понимая, что слабые потоки воздуха не останавливают перевертыша, он продолжал бить его заклинаниями. Чтобы проворачивать такое нужно иметь либо стальные бубенчики, либо чёткий план. И, кажется, у Адама было и первое и второе.

Кастуя правой рукой воздушные серпы, левой Адам выхватил сигнальный пистолет и, прицелившись, разрядил его в мохнатого оборотня. С шипением и шлейфом дыма, ракета ударила перевертыша в мохнатую грудь. Тот заревел, стараясь когтистыми лапами сбить пламя, но Адам только раздувал его воздушными заклинаниями.

В один момент мне стало понятно, почему интеллигентного вида очкарик стал не только капитаном школы, но и возглавлял команду по ганту. По сути, провернув такой фокус, он произвел академическую демонстрацию усиления аспекты воздуха при помощи огня.

Оборотню стало вообще кисло, но Адам методично лупил его из ганта, медленно но уверенно превращая в живой факел.

— Ярый, заканчивай, — скучающим голосом промурлыкал он орку.

Азат «Хан» Габулов. Всего пятый уровень, однако, по тому, как орк перестал корчить из себя умирающего, кажется, именно он был главным. Услышав эти слова, Ярый обнажил устрашающие клыки, и в следующую секунду его кожа начала обретать металлический отблеск. Твою мать, да это же способность морфирования! И, судя по тому как его кожа превращалась в сталь, Ярый использует аспект Металла.

Орк прекратил свою пантомиму и, рывком поднявшись с земли, двинулся в мою сторону.

— Да не его, Ярый, — скучающе произнёс кот. — Очкарика. И помоги уже Вектору, а то он сейчас сдохнет.

Я про себя отметил, с какой неохотой оба приняли решение помочь оборотню. Видимо в их группе тоже не всё было гладко.

Ярый кивнул и закрыл собою перевёртыша, чья шкура уже местами облезла и прогорела да мяса.

Меня порядком взбесило то, что кошкорианец приказал орку «забить» на меня и переключиться на Адама. Фу, как некультурно! Такое пренебрежение вымораживало, а потому, следующий мой камень был запущен не в чугуноголового Ярого, а в шерстяного Хана.

Безрезультатно. Кот, даже не смотря в мою сторону, играючи увернулся от снаряда и хмыкнул посмеиваясь. Зря он это. Я и не надеялся на то, что пройдёт такая очевидная атака, а потому продолжал контролировать ушедший «в молоко» камень и уже тянул его обратно.

Здоровенный бурый булыжник с противным хрустом ударил кошкорианца в затылок меж ушей, сбив того с дерева. Хан, потеряв сознание, падал безвольной куклой на землю, а я, вкладывая в гант остатки батарейки разгонял камень ему вслед.

И вновь противное чавканье, но теперь булыжник неправильной формы наполовину торчал из пробитого черепа кошкорианца!

— Свин, — растерялся орк. — Он убил… Убил Хана!

Оборотень не ответил, продолжая поскуливать. А я понял что всё.

Гант пуст, поэтому я просто сбросил артефакт-перчатку и, выхватив из кобуры сигнальный пистолет, выстрелил в небо. Моя перчатка пуста, у Адама, наверняка в батарейке оставались крохи магии, а потому нам нужна была помощь.

Увидев, как с росчерком красного дыма сигнальная ракета уходит в небо, орк опомнился. А на смену его растерянности пришла ярость. И эта ярость выплеснулась на меня.

Наплевав на стоящего всего метрах в пяти Адама, Ярый рванул на меня и плечом сбил с ног. Меня словно поезд переехал! Рёбра хрустнули, а сам я потерял сознание на несколько секунд. Что, наверное, меня и спасло.

Стоило мне открыть глаза, как, размытым взглядом, я увидел широкую спину клыкастого. Орк стоял на заборе, держа подмышками два силуэта. А в следующую секунду он исчез за забором и я облегченно закрыл глаза. Мы отбились!

Через минуту подоспела поддержка. Двое парней и две девушки, среди которых оказалось и Виктория.

— О, Господи. Не трогайте! Вызывайте медиков! — с сильным акцентом запричитала она.

Не знаю почему, но в моей голове что-то щелкнуло. Несмотря на боль при каждом вздохе я начал истерично смеяться, что только усиливало боль.

— Мы отбились! — прерываясь на смех радовался я. — Адам, ты слышишь? Мы ухлопали их!

Кричал я, но капитан почему-то не отвечал.

— Магнус, — Вика встревоженно потрепала меня по щекам. — Здесь нет Адама. Ты был один.

Глава 18

Медслужба, которая, как оказалось, тоже была набрана из учеников, вкатила мне лошадиную дозу седативных и на носилках доставила в медицинский блок. По счастью удалось отделаться только трещиной в паре рёбер. Мне перетянули грудь бандажом, а Настя, которая, как оказалось, тоже была приписана к этой службе, из собственных рук напоила меня необходимыми зельями.

Вкус у них был совершенно отвратный. Всё равно, что пить выжимку из носков, щедро разбавленную рыбьим жиром. Но, плевать! Находясь под действием обезболивающих, от которых «крыша порхала черепицей», мне было всё равно. Ловя «приход», я гладил коленку девушки, восхищаясь шелковистостью ткани из которой была сделана её юбка. Испанский стыд, в общем.

Уже шагая в жилой корпус, я начинал отходить, попутно вспоминая, как чудил в больничном крыле. Да, перед Анастасией надо обязательно извиниться, но, Святой Стэн Ли, как же это было приятно.

Впрочем на бабочек в животе не было времени. Как оказалось, несмотря на потери, диверсия Седовых прошла успешно. Они выкрали Адама и не только заработали за это туеву хучу очков соревнования, но и лишили нашу Академию командира. И, что самое скверное, поднимаясь на экстренный Совет, я знал кого на нём сделают крайним.

— Всем здравствуйте, — произнёс я, аккуратно усаживаясь на свободное место.

Анастасия заверила, что трещины в ребрах зарастут за сутки, но седативные препараты уже переставали действовать, возвращая не только ясность ума, но и боль от неловких движений.

— Явился, наконец, защитник, — пренебрежительно бросил Семён. — Как тебя вообще назначили, а?

— Поддерживаю, — поднял руку Мамонтов.

В принципе, оно и логично. Мамонтов и Шарапов — оба клановые, оба состоят в команде по ганту, да и вообще, скорее всего, дружат семьями. Этакие Чук и Гек, ну или в нашем случае, Биба и Боба.

— Сам в шоке, — пожимаю плечами я, и тоже поднимаю руку. — Есть предложение убрать меня с поста организатора обороны и делегировать эти полномочия Шарапову и Мамонтову.

— Паясничаешь? — к моему удивлению, слово взял Игорь Мамонтов. — Ну-ну. А мы уже не только потеряли Знамя, но и по твоей вине «прохлопали» капитана. Елизавета, — обратился он к Коршуновой. — Кажется, ты пропустила предателя и диверсанта.

— Исключено, — холодно отозвалась старшеклассница. — И потом, Игорь, мне кажется сейчас твоя охота на ведьм только подрывает наши шансы на победу.

— Шансы на победу? — вскинулся импульсивный здоровяк. — Одна только потеря знамени стоила пятнадцать очков, а сколько нам насчитают за Адама? Двадцать пять? Тридцать?

— Тридцать пять. Итого, у перевертышей уже пятьдесят очков, — вкрадчиво произнесла Карина, которая, к моему удивлению, почему-то не стремилась быть в центре внимания. Странно.

— А у нас всего одиннадцать, — запустив пальцы в волосы, произнёс Шарапов. — Да, Магнус, уже начинаешь задумываться, а не предатель ли ты…

— Обоснуй! — взъершился я.

Подобные намёки звучали за этим столом уже второй раз за последние пару минут, и это бесило.

— Почему обнаружив диверсионную группу, вы не вызвали подкрепление, не отступили, видя численное преимущество? Почему вступили в бой? Твоё поведение, как офицера, в лучшем случае можно расценивать, как профнепригодность. А учитывая кем работает твой отец…

Произнёс он, и я понял — он знает про моего отца. И это хреново…

— А кем он работает? — оживилась Карина, что сидела по его правую руку.

Вот уж действительно, два сапога — пара. Не то, чтобы мне не нравилась Карина, нет. Наследница рода Лейнинген была яркой и фактурной, вот только при встрече с ней шестое чувство начинало упрямо верещать: «Она сожрет тебя! Беги!».

— Неважно, — улыбаясь моей реакции, произнёс Семён.

А меня накрывало. Я буквально чувствовал как горит моё лицо, а голова отказывается придумывать варианты, как сохранить невозмутимость. Если в первый день я не задумывался о подобном, ведь не планировал задерживаться в академии дольше чем на пару недель, то теперь я был готов отдать руку за то, чтобы не вылететь отсюда. На фоне последних нескольких дней, предыдущие школы были унылым, лишенным красок, посредственным миром, где учителя делают вид, что учат, а ученики изображают усердие. Не хочу туда возвращаться.

— Сейчас у нас стоит другой вопрос: кого мы выберем в качестве нового капитана?

— Метишь в лидеры? — надменно хмыкнула Коршунова.

— Я хочу победить! — огрызнулся на неё Семён.

— Ну-ну… — прикрыв глаза, Елизавета не стала с ним спорить. Ей просто было неинтересно что-то доказывать Шарапову. И это импонировало.

— За Коршунову, поднял руку я.

— За Шарапова, — тут же отреагировала Карина.

Остальные тоже подключились к голосованию и спустя меньше чем минуту у Совета появился новый лидер — Шарапов. Кто бы сомневался!

— Мальчики и девочки, я, конечно, человек новенький, — взял слова Гаяз. Вопреки обыкновению, маг молнии не улыбался. — Я понимаю, что он действовал в рамках правил и самозащиты, но Магнус убил человека! — он бросил на меня осуждающий взгляд. — Так нельзя!

— Ты про Хана? — усмехнулась Карина. — Ничего страшного. Уровень ему возместят после игр. Кошкарианцу давно нужно было прищемить хвост. Так что, Магнус, молодец.

— Молодец? — едва не подпрыгнул Шарапов. — Да нас за это оштрафовали! Если бы не Ермолов у нас на счету было бы шестнадцать очков, а не одиннадцать!

Признаться, от услышанного я пришёл в некий ступор. Я что, действительно убил человека? Нет, не человека, кота-оборотня, по прозвищу Хан. Но какая разница? Отчего-то седативные препараты вычеркнули из моей памяти этот момент, но когда мне напомнили, память начала подсовывать кадры сражения.

Ребята начали спорить, ругаться, что-то объяснять и за что-то голосовать, а я… Я впал в ступор, переваривая произошедшие пару часов назад события.

— …значит, решено! Косячник Рико уходит в подчинение нашего защитничка, всё равно от него пользы ноль. Остальные игроки идут высыпаться и готовиться к миссии. Ужин вам доставят в комнаты, я распоряжусь, — хозяйским тоном произнес Семён. — На этом все. Свободны.

Народ начал расходиться, а я продолжил «втыкать» глядя на свои руки. Если тогда, в классе во время получения способностей, не я пускал кровь одноклассникам, а мои нарисованные друзья, то в этот раз…

И даже уведомление о поднятии уровня за убийство и снятие штрафа Системы, которые я заметил только сейчас, несильно поднимало настроение.

На моё плечо вдруг легла чья-то рука, выводя из ступора. Это оказалась Елизавета Коршунова.

— Ты единственный, кто проголосовал за меня, — произнесла она.

— Да не за что, — всё ещё находясь в прострации ответил я.

— Есть за что, — многозначительно улыбнулась девушка. — Вместо благодарности просто скажу — Помирись ты уже с Тереховым. Он и так почти бесполезный, а с таким настроем…

Помириться с Антоном? Признаться, этот момент выпал у меня из головы. А с другой стороны, почему это я должен с ним мириться? Я даже понятия не имею почему ему моча в голову ударила. Зато я определенно знаю тех, кто в курсе тараканьего бунта в его голове.

Достав смарт я набрал Агату. К моему удивлению трубку взяла Алиса, а на фоне слышались другие женские голоса.

— Можешь передать трубку кому-нибудь из близняшек?

— Магнус, есть разговор. Встречай нас на этаже, — коротко ответила девушка и бросила трубку.

Если честно, то сейчас мне больше хотелось сорваться на ней, но я сдержался и вышел встречать визитеров.

Я даже не удивился, когда увидел, как по лестнице на этаж поднимается делегация из близняшек и моих репетиторш. Здесь была даже приписанная к медикам Анастасия. Ну, наверное, мне было бы неудобно за своё поведение под седативными, но сейчас всё внимание было приковано к заплаканными близняшкам.

Алиса, вот же стерва, выхватила из моих рук карту-пропуск и, сверившись с номером, направила всех в мою комнату, в которой я, кстати, ни разу не был. На мой вопрос: «Что здесь происходит?» Катерина, державшая под локоть плачущую Агату, прошептала одними губами: «Не сейчас», и проследовала за Алисой.

Да уж… То, что я до этого считал просто комнатой на пятом этаже, на деле оказалось целым гостиничным номером, с собственным балконом и новомодной гравитационной ванной. Блин, а хорошо живут игроки и десятикурсники!

Девушки устроились в гостиной и, перебивая друг друга, начали свой рассказ. Как оказалось, родители Агаты и Арины узнали об их романе с Антоном. В принципе, ничего криминального, но их отец Михаил, пробил кто взялся ухлестывать за его дочерьми. И с другой стороны ему бы радоваться, ведь Антон — игрок, но суровому папеньке нашептали, что ухажер его дочерей «слепой снайпер».

— Так называют бездарных игроков или игроков с бесполезными комбинациями способностей, — пояснила Вика, прижав к груди рыдающую Агату. — В глазах дяди Миши Антон — неудачник.

— Это понятно, но причём тут я?

На секунду в комнате повисло молчание. Даже близняшки перестали упиваться горем и подняли на меня красные от слёз глаза. Кажется девушки накрутили себя, решив что из-за ссоры с Антоном я не стану им помогать.

— Мы думали ты поможешь… — с трясущимся подбородком произнесла Арина.

— Да я не про это, — немного жёстче, чем следовало, оборвал я её. — Я не пойму почему Антон облил меня дерьмом! Вот серьёзно, у парня проблемы, и вместо того, чтобы попросить помощи или совета, он закатывает истерику, обвиняя меня в карьеризме!

Моей злости на тупореза, в которого не посчастливилось влюбиться близняшкам, не было границ!

— Ты поможешь? — с надеждой произнесла Агата. — Помоги ему заработать очки в состязании, и тогда, может быть, отец передумает…

«Помоги ему заработать очки…» — это она конечно ловко придумала. А учитывая, что сегодня за убийство перевертыша я принес в копилку академии минус пять очков… Интересно, как они себе это представляют?

Именно эти мысли крутились у меня в голове, хотя я говорил совсем другое.

— Что-нибудь придумаем, — не слишком обнадеживая их, произнес я. — А теперь, если вы не против, я хочу побыть один.

— А ужин? — удивилась Анастасия.

— Не пойду, — отмахнулся я, желая как можно быстрее раскрыть альбом и начать рисовать.


Сейчас мне самому нужен был совет знающего человека. Совет того, кто создал для Грозовой башни имидж неприступной цитадели. Совет того, кто при жизни стал легендой Альдавеллира, и на своём примере не раз доказывал, что безвыходных ситуаций не существует! Мне нужен был остроухий Лемиртиан.

К тому же, мне нужен был совет друга, что прошёл тысячу и одну битву, убивал магов и королей, и со щитом, а не на щите покинул бронзовый легион. Мне нужен был краснокожий Кортр.

Ну а если я вспоминаю про орка, на фоне которого Ярый из Академии Оборотней просто слепой щенок, то мне не обойтись и без его верной спутницы Мирель.

Эльфийка-полукровка отлично владеет не только острым словом, и не менее острым кинжалом. И сейчас от неё понадобится любовь к балладам. Мирель прочитала их больше, чем звезд на небе и я уверен, она придумает, как обернуть на пользу моё разоблачение с отцом…

— Я тебе принесу ужин, — заботливо пообещала Алиса.

— Нет, — покачал головой. — Обещаю, завтра я все своё свободное время буду в вашем распоряжении, буду учиться, как лучший ученик и не посмею возразить. Но сегодня у меня был сложный день, и завтрашний, судя по всему, будет не легче. Поэтому, извините…

* * *
— Ты куда? — удивился Семён, когда Карина выскользнув из его объятий и достала смарт.

— Бабушка звонит, — ответила девушка. — Сам понимаешь, клановые дела.

— Не бери, — не вставая с дивана, протянул он к ней руку. — И потом, скоро ты покинешь клан и станешь Шараповой.

— Семён, — улыбнулась Карина. — Три года это не скоро.

— Ну тогда разговаривай здесь, — не хотел отпускать девушку парень. — Или тебе есть что скрывать?

— Мне? Нет! А вот клану — да, есть, — мягко, но настойчиво произнесла девушка. — Ладно Семён, мне и так уже пора, — произнесла она, указывая на часы, на которых было ещё сорок минут до комендантского часа.

Парень продолжал что-то говорить, но Карина его уже не слушала. Выскочив из комнаты, девушка отбила, что будет готова через минуту и направилась в свой номер. Закрыла за собой дверь, заодно подперев её стулом, направилась в ванную, где включила напор и только тогда во второй раз взяла трубку.

— Здравствуй, внученька, — раздалось из трубки. — Интересные вещи я узнала про твоего Ермолова.

— Бабуля, он не мой, — попыталась подвести черту Карина. — У меня Семён, забыла?

— Как уж, — рассмеялась бабушка. — Синяя борода никому не даст об этом забыть. Кстати, о нём. Именно с протекцией Альберта, твой Ермолов и поступил в академию.

— Ба, говорю же он не мой. И потом, сегодня я узнала, что его отец работает телохранителем Семёна.

— И… — протянула бабушка, ожидая продолжения.

— Что, «И…»?

— Ох, не разочаровывай меня, внученька. Не заставляй думать, что умом ты пошла в деда, царство ему небесное.

— Ну… — задумалась Карина рассуждать вслух. — Всё равно как-то не сходится. То есть Ермолов поступил в Академию с протекции Шараповых, его отец работает телохранителем, но сам Магнус… Понимаешь, бабушка, он ведёт себя не так, как должен. В первый же день закусился с Семёном, хотя знает, что поступил по их протекции, швыряет деньги направо и налево. А сегодня он отправил Габулова на перерождение. Булыжником раскроил голову!

— Это который их младшенький? — уточнила бабушка. — Хан, если не ошибаюсь.

— Да, я видела тело. Бр-р-р…

— И какие выводы ты делаешь?

Бабушка продолжала подталкивать Карину к правильному ответу.

— Что он не тот, за кого себя выдаёт? — попыталась угадать Карина.

— Теплее… — улыбнулась бабушка. — Ладно, моя внучка обязана додуматься до всего сама. Главное задавать правильные вопросы.


Карина честно пыталась выспаться перед ночной вылазкой, но мозг решил, что она не уснет, пока не решит бабушкин ребус. Великого ума женщина, которая и при жизни супруга де-факто являлось главой клана, щёлкала клановые интриги, как орешки. И Карине, несмотря на успехи, всё ещё предстояло постигнуть этот навык.

Бросив попытки решить этот пазл с наскока, девушка почти отчаялась понять то, до чего бабушка догадалась сразу же. И тут девушке пришла мысль, что может быть изначально она берётся за решение задачи не с того конца? Что, если этот клубок нужно распутывать не со стороны Магнуса, а со стороны других персонажей?

Вот тут дело пошло легче. Карину изначально смутила новость о том, что Ермолов поступил в школу по протекции Шарапова. По этой логике выходило, что парень должен был всячески выслуживаться перед нанимателем, но в первый же день Магнус обострил конфликт. Почему?

А еще, почему Альберт Шарапов вдруг проявил такую заботу о подчиненных и пропихнул в академию не одарённого сына своей прислуги? Это было крайне непохоже на Синюю Бороду, который славился не только своей жестокостью, но и отношением к людям, как к ресурсу.

И тут девушку осенило. Причём эффект от возникшей догадки был настолько ярким, что девушка подпрыгнула на кровати, а сердце забухало так сильно, что грозилось проломить рёбра.

А что если Магнус Ермолов и не Ермолов вовсе? Что, если он бастард Альберта Шарапова?

Такое решение загадки казалось немыслимым и рациональным одновременно. Это объясняло всё, в том числе и то, почему Семён и Магнус с первой встречи так невзлюбили друг друга. Всё-таки у клана может быть только один лидер, а Синяя Борода не просто так носит своё прозвище и вполне может передумать насчёт наследника и признать бастарда…

Глава 19

— Ещё только пятый день в школе, а вокруг него уже такие интриги! Лим, а наш мальчик-то, взрослеет… — с улыбкой произнесла Мирель, щелкнув меня по носу.

— И не говори, — рассмеялся Кортр. — Растёт славный воин! Будущий вождь растет! Или даже вождь всех вождей!.. Каган Магнус! А что!? Звучит!

— Вот-вот, — хихикнула бард-убийца. — И уже гарем себе готовит.

— Кортр, ну хоть ты не начинай, — я едва не взорвался от подначек друзей. — Лучше скажи, что делать с обороной?

— А с обороной, как у вас, у людей, говорится — жопа носорожья! — развел руками орк. — Ну, по крайней мере, пока ты не согласишься использовать свои способности.

— Говорю же, призывать вас мне нельзя! Если меня вычислят…

— А нас призывать и не надо, — отозвался из ванной Лимертиан.

Насколько древний Эльф был великим, настолько же и эксцентричным. И вот сейчас, во время нашего импровизированного военного совета, остроухий предпочел опробовать на себе волшебство нашего мира. А если точнее, Лимертиан в одних портках принимал гравитационную ванну.

Что это такое? Джакузи в генерируемой артефактом невесомости. Всё как нужно — пузырики, мыльная пена, струи контрастного душа. А для того, чтобы человек не захлебнулся как кот в стиральной машине, всем этим управляет компьютер, не позволяющий воде и пене бить в лицо.

— Ты забыл про Харвинский инцидент? — перекрикивая шум воды прокричал эльф.

— Это когда Кортр проигрался в кости? Как же такое забыть?.. — усмехнулся я.

— Ага, — Мирель ударила в плечо орка, — Ты бы прежде чем бить капралу Альянса морду, хотя бы на его звание посмотрел!

— Но он правда мухлевал! У него кости крапленые были! — возмутился орк.

— И три десятка кавалерии в подчинении, — тихо напомнил я инцидент из нарисованных мной комиксов.

— Не суть, — вновь напомнил о себе Лимертиан. — Чеснок! Много чеснока!

Я прикусил губу и задумался. Тогда, под деревушкой Харвин, при помощи железных шипов нам удалось превратить тяжелую конницу Альянса в пехоту. И предложение Лимертиана использовать его для защиты было не лишено смысла.

— Точно, Лим! — поддержала мага полуэльфийка. — И не нужно придумывать сигнальные артефакты, враги сами заголосят как резаные и выдадут себя!

— Не вариант, — покачал головой я. — Если я попрошу об этом крафтеров, меня, скорее всего, пошлют куда подальше. Ведь чтобы усеять чесноком периметр в четыре километра их нужно не сотни, и даже не тысячи, а десятки и десятки тысяч!

— Так нарисуй, в чём проблема? — удивилась Мирель.

Ох, порой наивность и вера нашего барда в меня переходила всякие границы.

— Нарисовать пятьдесят тысяч тривол? Да запросто! — с сарказмом рассмеялся я. — Ну допустим. Одну я буду рисовать минуты две, а теперь умножь это число на количество. Как ты думаешь, через сколько я закончу? Лет через десять?

— Ну… — приложив пальчик к губам, протянула бард. — Тогда я не знаю.

— А если купить? — предложил Кортр.

— Не вариант, — покачал головой я. — В нашем мире, наверное, уже два столетия никто не использовал чеснок.

— Мы тебе поможем, — прокричал из ванной Лим.

— Не знал, что в твоих навыках есть ещё и кузнечество, — усмехнулся я.

— Нет, конечно нет, — проигнорировал эльф мою подколку. — Ох, седьмые Врата Турога, эти пузырики вашего человеческого мыла пахнут лавандой! Магнус, позволь я заберу этот синий флакончик!

— Да я тебе коробку с гелем для душа подарю, — не выдержал я, — только скажи как ты сможешь мне помочь?

— Обменяю у барона Хэвиса корону, которую ты мне в прошлый раз подарил, на сорок сороков коробов с триболами. Не уверен, что у него столько есть, но он хозяин железных рудников, что-нибудь обязательно придумает!.. Сколько там у нас времени осталось? — проговорил он, появившись в дверном проеме в одном полотенце. Причём Лимертиан всё же прихватил флакон с пеной для ванн и продолжал её нюхать.

Я сверился с часами. До развоплощения моих нарисованных друзей оставалось чуть больше получаса, о чём я и сообщил остроухому.

— Ой, а что это вон там такое? У вас праздник? — произнесла Лирель указывая в окно, где на тёмном небе расцвел алый одуванчик сигнальной ракеты.


Ещё одно вторжение… М-мать!!! Надеюсь хоть в этот раз мы не позволим Седовым заработать на нас очки. Магическую перчатку и пояс с ракетницей я нашёл где и оставил — на столе. Но после нападения мне просто не пришло в голову сразу обновить запас, поэтому пришлось потерять ещё несколько минут, чтобы перезарядить ракетницу. Немного подумав, я бросил в боковой карман ещё и пару батареек для ганта. В прошлый раз мощности накопителя мне хватило впритык, поэтому хотелось иметь запас.

— Сидите тихо, — вскрикнул я, вылетая из номера.

В коридоре я столкнулся с Антоном. Ну как столкнулся… Я врезался в него, но, из-за разницы в весовых категориях, шлёпнулся на задницу. Антоха лишь мазнул по мне взглядом и, ничего не сказав, побежал дальше. Вот придурок! Придурок, которому из-за обещания, данного девочкам, мне нужно помочь.

Выскочив из здания, я пожалел, что не захватил куртку. Время уже близилось к полуночи, а теплые июльские вечера сменились промозглым сентябрем. Но возвращаться было некогда, патруль засек вторженцев, и я обязан быть там!

Несмотря на холод, кровь разгонял бег по аллее, а ночь смутно рассеивалась неярким светом фонарей. Ночь выдалась не светлее, чем картины Рембрандта. Ориентироваться приходилось на слух, потому я лишь примерно знал, где происходит вторжение, а именно на четвертом посту — самой удалённой от жилого корпуса территории.

И вновь в голове зашумело от слепой ярости предвкушения драки. Первая Схватка с Шараповым, бой двое на двое и, наконец сегодняшняя драка, в которой наша академия лишилась капитана. Борода да Винчи! Неприятно признавать, но это уже входит в привычку!

Шум драки приближался, были даже слышны хлопки пневматических ружей защитников и, ныряя в темноту неосвещенной аллеи, я ускорился. Правда, ненадолго. Стоило мне попытаться срезать по клумбам угол, как по ногам чуть пониже колен ударило так, что я покатился кубарем, а из глаз брызнули искры.

Лютая боль, вытесняющая всё из головы, но перелома, кажется, не было. И мало было мне слёз, которые непроизвольно текли от боли, так ещё по глазам ударил резкий белый свет который окончательно ослепил.

— Ярый, он? — произнес кто-то, одновременно хватая меня за чёлку.

— Он самый, — прогремел знакомый бас.

Чтобы узнать голос орка мне даже не нужно было открывать глаза. Тот самый орк, что мог покрывать своё тело стальной бронёй находился здесь. Но то, что он не участвует в бойне говорит о многом.

Поняв что дело плохо, я попытался было вырваться и дотянуться до ракетницы… Да хотя бы закричать… Но здоровенный орк просто накрыл моё лицо ладонью, а другой заломил руки так, что завыли суставы. Меня охватила паника и страх.

— Тихо! — прошипел второй и Ярый ещё сильнее прижал мою бренную тушку к земле, от чего не до конца зажившие рёбра вновь начали стрелять.

И в самом деле, через пару секунд послышался топот нескольких ног и невнятные переговоры. Я вновь попытался вырваться. Тщетно. Орк держал крепко. Да это и немудрено, учитывая его шестнадцатый уровень и упор в силу. По сравнению с его характеристиками, моя «двоечка» в силе вообще не пляшет. Черт, да даже у Карины, наверняка параметр силы выше чем у меня.

Когда шаги стихли, Ярый убрал руку с моего лица, но лишь на мгновение, однако его хватило, чтобы его Напарник надел мне намордник.


На вас наложен эффект «Безмолвие»


Значит ганкеры подготовились и у них есть артефакт на подобный случай. Хреново. Впрочем, чему удивляться? Ведь и в нашем комплекте есть подобные штуки. Только в отличии от Седовых, которые использовали намордник, нас снабдили наручниками с эффектом обессеривания.

Глаза уже более-менее привыкли к темноте и я, наконец, смог разглядеть второго.


Сунь «Король Обезьян» Джао

15 лет. Уровень 11


Довольно высокий азиат держал в руках длинный шест. Наверное именно он при помощи своей полки и сбил меня с ног. Но меня смутило не это. Судя по разрезу глаз и имени парень был китайцем, однако обладал рыжими, почти огненными волосами и обильной растительностью на лице. Чёрт, да сам Пушкин позавидовал бы его бакенбардам!

Король обезьян навис надо мной, чтобы стянуть руки и ноги при помощи пластиковых хомутов. Китаец действовал грамотно и не жалел стяжек. Связав мои руки за спиной, он добавил ещё хомут, чтобы пристегнуть импровизированные наручники к ремню.

Ну вот и всё, даже если меня оставят одного, у меня нет шансов освободиться или хотя бы сделать так, чтобы стянутые конечности оказались перед лицом, а не за спиной.

— Ярый, уноси офицера, я заберу остальных, — произнес он, выпрямляясь. — Надеюсь на тебя, друг.

Добавил он в конце и, воспользовавшись своим шестом, перемахнул через живую изгородь из ежевики.

— Ну пойдём, что ли, — прорычал орк, закидывая меня на плечо.

Вроде и дрищём себя называть не могу, скорее даже наоборот, но Ярый закинул моё бренное тело на своё плечо, точно я был не шестидесяти килограммовым парнем, а плюшевой игрушкой. Обидно.

Впрочем, глупые мысли выветрились стоило мне приложиться рёбрами о его стальное плечо. В глазах вновь заплясали искорки. Впрочем, как только орк с разбега запрыгнул на забор, искорки боли превратились в полноценный фейерверк.

Оглядевшись, я понял что Ярый несёт меня через парк «Лукоморье». Блин, с момента когда он перемахнул через забор прошло от силы минуты полторы, а орк-скороход уже успел отмахать полсотни метров от территории академии!

На пару секунд я потерял сознание и пришел в себя, когда мы были уже за её территорией. Я ещё раз попытался вырваться, на что он лишь произнёс: «не дергайся». Не дергаться? Ну вот уж хрен! Как я могу не дергаться, когда руки скованные за спиной, нащупали кое-что интересное в заднем кармане джинс.

Нож «Джентельмен» от «Ви Кнайф», который обычно служил для заточки карандашей, угадывался под тканью. Как же вовремя! Медленно, одними кончиками пальцев я пытался вытащить нож, и молился, чтобы тот из-за рывков орка не вывалился из запотевших рук.

Флиппер ассистент (прим.: вариант механизм открывания складных ножей), в механизме ножа сработал идеально. Я боялся, что такой приятный для меня щелчок услышит орк, но кажется, в его пустой голове не было даже мысли о том, что я могу сбежать. Сталь легко рассекла первый хомут, который привязывал мои руки к ремню за спиной, а следующим движением я уже окончательно освободил руки.

В этот момент я подумал: «Все — я на полпути к свободе!». Вот только в реальности всё оказалось несколько сложнее. Даже с освобожденными руками вырваться из стальной хватки стального орка не получалось. Кажется, его даже забавляли мои потуги, поэтому, наверное впервые в жизни я осознанно решил причинить кому-то вред.

Перехватив нож поудобнее, чиркнул по широкой спине орка. Безрезультатно. Ярый так и не скинул стальную кожу, и мои попытки исполосовать его сводились к тому, что здоровяк тупо хихикал.

— Заканчивай, — дергая спиной и хихикая произнес он. — Я щекотки боюсь.

Кажется он тупо издевался надо мной, и от этого злость все сильнее застилала глаза. Теперь, вместо того чтобы пытаться порезать или проткнуть бронированную кожу орка, я, точно пёрышком, принялся водить лезвием по бугрящимся мышцами бокам Ярого.

Сначала, кажется, ничего не происходило, лишь дерганья орка немного усилились. Но через секунду здоровяк не выдержал и сбросил меня с плеча.

Есть! Но дальше-то что? По-хорошему, нужно попытаться сбежать. Что я собственно и сделал.

Пригнувшись, я рванул в обратном направлении. Сердце ухало в груди, а лёгкие жгло от недостатка воздуха. Впрочем, пробежать получилось немного. В какой-то момент, здоровяк решил, что хватит давать мне ложные надежды. Ярый в пару прыжков догнал меня и и сбил с ног подсечкой.

— Ну всё? Угомонился? — произнес он без особой злобы в голосе.

— Нет, — ответил я вытягивая перед собой гант.

На что я надеялся? Да хрен его знает! В прошлый раз наше столкновение показало, что против его стальной кожи «не танцуют» ни Земля ни Воздух. А сейчас, в мою магическую перчатку, как и в прошлый раз, была заряжена батарейка с аспектом Земли.

— Мы ведь это уже проходили, — буднично и даже равнодушно произнес Ярый. — Будешь сопротивляться — я тебе ноги сломаю.

Я не ответил, лишь подхватил самый здоровый камень, за который зацепился взгляд. И этим камнем оказался небольшой бюст Пушкина. Ну что ж, прости меня Александр Сергеевич, сейчас у меня своя дуэль и свой, железнокожий, Дантес.

Глава 20

— Ну давай, — обреченно выдохнул Ярый. — Бросай свой камень, потом я тебе сломаю ногу и мы пойдем дальше.

Из его будничного тона я понял, что угроза абсолютно реальна. Но страха не было, кончился. Зато было понимание того, что у меня есть всего одна попытка, поэтому наплевав на возможности моего раскрытия Деметрой, я вложил в этот удар не только максимально разрешённые пятьдесят очков маны из батарейки, но и дополнил их всем своим личным запасом.

Ярый надеялся на свой чугунный лоб и не думал уклоняться, поэтому не было нужды особо прицеливаться. И я, полностью опустошив собственную ману, отправил голову великого писателя в голову моего врага.

Статуэтка, сделанная даже не из мрамора, а банально отлитая из бетона, летела меньше секунды, но за это время произошло многое.

Вот каменный бюст, разогнанный маго-механическим артефактом, пролетает половину своего пути, а я замечаю, как из ближайших кустов в сторону орка несется красный силуэт.

Вот мой снаряд проделал уже три четверти пути, и красный силуэт, замедляясь, обретает форму. Человеческую, и такую знакомую мне форму. Кортр?! Да, чёрт возьми, это он! А ещё в руках моего друга я замечаю прославленный Разлучник.

Бетонная голова Александра Сергеевича встречается с железным лбом Ярого. Одновременно с этим Кортр, развернув обоюдоострую секиру, наносит свой сокрушительный удар. Каменное крошево разлетается, не выдержав удара. Ярый, впрочем, тоже оседает на колени, а затем и вовсе заваливается на бок.

Надеяться на то, что вырубил несокрушимого топа академии Седовых именно я — глупо. В прошлый раз я видел как тротуарная плитка, точно крекеры, крошилась о бронированный череп Ярого.

— Ух ты! — прозвенел над ухом высокий голосок Мирэль. — Кортр, ты убил его?

Бард-эльфийка тоже здесь? Ну да, без своей полуэльфиечки Кортр только по нужде ходит.

— Нет, башка у парнишки чугунная, — прощупав пульс, произнес Кортр. — Крепкий отрок, настоящий орк! Только шишка на память останется.

Тем временем Ярый, потеряв сознание, утратил свою стальную форму. Этим нужно было пользоваться, что собственно я и сделал, вытянув из широкого пояса с инвентарем те самые двимеритовые наручники. Вот только незадача, запястья орка были так велики, что наручники на них банально не застегивалась. И что прикажете делать?

Последнюю мысль я озвучил вслух, на что Мирель предложила искромсать орка. По её словам, если на теле орка появится множество ран или кровотечений, то тело не позволит использовать способности и бросит все силы на регенерацию.

Блин, ну я ещё понимаю использовать нож в бою, или, как я, пытаясь выбраться из плена, но резать находящегося в отключке игрока… В ответ на это эльфийка обозвала меня неженкой и достала парные кинжалы.

Я попытался ей помешать, но был остановлен Кортром.

— Мирель права. Жизни пацана ничего не грозит. Он крепкий малый.

— Не нужно никого резать. Просто застегните двимеритовые наручники вокруг его шеи. Это заблокирует артериальный канал силы и лишит юного орка способностей. Но что делать дальше? Магнус его не утащит, а нам показываться нельзя, — вкрадчиво поинтересовался кто-то за моей спиной. — Предлагаю привязать его к дереву.

Я обернулся от неожиданности, и как ни странно увидел, та-да-да-дам… Лимертиан, третий из призванных мною друзей, тоже находился здесь. Ну да, в моём вымышленном и нарисованном мире без него, хранителя ключей и замков Грозовых врат, не обходился ни один кипиш. На что я надеялся, когда думал, что этот семисотлетний эльф послушает меня и останется в моей комнате?! Не удивлюсь, если узнаю, что именно он и был инициатором подобной вылазки.

Хотя, стоп! Я что, жалуюсь на помощь? Кажется, что так. Совсем обезумел. Хорошо, хоть я не озвучил эти мысли вслух.

Перебросившись парой слов с эльфом, Кортр усадил соотечественника возле дерева, бард-эльфийка, сетуя на то, что ей не позволили пустить кровь, застегнула свинцовые браслеты на шее Ярого, а я пытался придумать, чем связать пленника.

Не придумал. Зато за меня это сделал наш здоровяк. Принявшись, за любимый орочьему сердцу, вандализм, Кортр выдрал из инсталляции на тему Лукоморья, окрашенную в золото цепь и обмотал ею пленника.

— Подожди, — остановил его я, когда орк захотел при помощи грубой силы замкнуть кольца. — Никто не поверит что я смог разогнуть, а затем согнуть кольца такой цепи. Да здесь толщина в мой большой палец! Давай лучше так…

Завел оба конца цепочки, каждое звено которой было размером с мой кулак, за спину орка, сложил их вместе и скрепил браслетом тех же наручников, что опоясывали его шею. Выглядело, вроде, нормально. И надежно, и в случае чего никто не докопается.

Я сверился с часами и с сожалением выдохнул.

— Вам уже пора, ребята.

— Это да, — невесело согласился орк. — Всего вот столько осталось, — показал он растопыренную пятерню.

Ну как пятерню? На руке у орка было всего три пальца и потерянный в бою обрубок. Что ни говори, а краснокожий любил смеяться над собственным увечьем.

— Давайте проводим Магнуса, — произнес Лим.

Вот серьёзно, иногда этот взбалмошный эльф мог соответствовать своему статусу умудренного опытом архимага.

— Ну как, тебя подсадить или просто через забор перекинуть? — разминая плечи, гоготнул Кортр.

— Постой, — архимаг остудил его пыл, указав на забор в паре сотне метров от нас. — Там…

Договорить Лимертиан не успел. Время моих друзей в нашем мире вышло и вся троица пеплом осыпалась на асфальт. Похоже, мне придётся самому придумать, как преодолеть трехметровый забор и выяснить, что именно подразумевал Лим под словом «там».

Ежась от холода, всё-таки на улице не май месяц, я рванул вдоль забора надеясь разглядеть то, что увидел эльф. Искомое нашлось шагов через двести. Часть стены подернулась будто маревом от жары. Но вот незадача — сейчас температура воздуха была градусов двенадцать, не более…

Подойдя ближе, я бросил в смущающий меня участок забора камень. По участку каменной стены, точно по воде, пошла рябь. Значит, все-таки не показалось. Иллюзия или что-то с этим схожее, да и неважно в принципе. Главное я нашёл место проникновения на территорию академии. И, судя по тому, что магический эффект всё ещё был на месте, диверсионный отряд сейчас находился по ту сторону стены. Недолго думая, задержав дыхание, точно собирался нырнуть в воду, я вступил в эту иллюзию.

Судя по тому, что я не расшиб лоб и оказался на другой стороне забора, мои выводы оказались правильными — иллюзия создавала или прикрывала место прорыва. Удобно. Слабо освещенная улица тут же сменилась темнотой, сквозь которую пробивались куцые блики лунного света.

Ушло несколько секунд, прежде чем глаза привыкли к темноте, а после я развернулся, чтобы осмотреть, как иллюзия выглядит с этой стороны. В принципе, так же — стена и стена, разве что из-за темноты от крон вишневого сада марево незаметно. Но авторы предусмотрели это и пометили границы иллюзии двумя полосками красного скотча. Я заговорщицки улыбнулся.

А шум тем временем нарастал и я поспешил укрыться за ближайшим деревом. Вовремя. Проламываясь через заросли живой изгороди, показался первый персонаж. Невысокий, но коренастый здоровяк пыхтел точно паровоз и что-то тащил на плече. Очередной пленник? Скорее всего.

Пытаться помешать ему я не смел. Всё-таки парень был игроком. Но судя по крикам, прямо по пятам за ним следовали остальные подельники.


Уильям «Данди» Вуд

12 лет. Уровень — 4


Увы, времени на удивление возрастом парня у меня не было, следом за ним из пролома в живой изгороди показались ещё три фигуры. Уже встреченный мною азиат с длинным шестом, девушка с красными глазами и луком, а также ликантроп, при виде которого у меня едва не отвалилась челюсть.

Ба-а-а… Да это же Гришка Бубенцов!!! Задира из прошлой школы с нашей последней встречи поднял целый уровень! Тем более теперь он был в боевой трансформации, а потому я меньше всего хотел, чтобы меня заметили.

— Кто последний — остаётся без опыта! — задорно прокричал азиат и, воспользовавшись своей палкой точно шестом для прыжков в высоту, перемахнул через более медленного Данди.

Прыжок получился красивым. Грации и пластике рыжего азиата позавидовали бы даже леопарды, но вот с приземлением парень подкачал. Ну как, подкачал. По расчету парня с шестом, он должен был ловко перемахнуть через малолетнего тяжеловоза и влететь в иллюзию, что прикрывала пролом в стене. Увы, в последнем моменте его ждал облом.

Азиат всем своим телом врубился в каменную стену, кажется у него что-то даже хрустнуло, и он без сомнения упал бы, но сзади в него врезался Данди. Сдавленный вздох боли слился с оханьем здоровяка, который припечатал азиата к стене и вместе с ношей сел на задницу.

Я расплылся в самодовольной улыбке. Ну да, моя маленькая пакость с переклейкой меток портала сработала даже лучше, чем можно было мечтать! Да и шум, с которым приближались преследователи налетчиков внушал оптимизм. Нужно только дождаться подкрепления и потянуть время.

Потянуть время — это конечно хорошо сказано, но как? Один против троих игроков, с гантом в одной руке и дебильным чувством долга перед пленником этой троицы, в другой? Бред. Кроме того, после поездки на орке, которому только в почте России работать, у меня ныли рёбра.

Но задержать их было необходимо. И даже не из-за пленника, нет. Из-за Шарапова, который после этого инцидента в очередной раз пройдется катком по моему самолюбию. На следующем собрании, он и Мамонтов вновь раскатают меня, я, скорее всего, не сдержусь, и… Исключение?

Но меня всё равно гложили сомнения и страх. Наверное, многие будут смеяться, услышав последнее. Мол мальчикам стыдно бояться. Они воины, они защитники, они герои! Эти слова — инфантильный бред тех, кто не дрался, кого не травили в школе, и у кого не было панического страха от одной мысли про новый учебный день.

Вот и я сейчас боялся. До дрожи в коленях боялся. Но всё прошло в одно мгновение, в один миг, за который пленник этой троицы каким-то чудом смог стащить с себя маску с эффектом безмолвия.

Вика? Всемогущий Стэн Ли, из-за темноты, еë мешковатой одежды цвета хаки и отсутствия у неё статуса игрока, я принял её за парня. Если по моей вине девчонка попадет в плен, я лишусь крутого репетитора, не говоря уже о том, что моему имиджу крутого парня — хана.

Кстати, про имидж. Стоило мне подумать в этом ключе, как идиотский и в тоже время гениальный план созрел сам с собой.

Облокотившись плечом о дерево и, скрестив руки на груди, я прокашлялся, привлекая к себе внимание. Вроде бы негромко, но вся четверка пригнулась от моего голоса, точно произошёл взрыв.

— Ты?! — вскрикнул пришедший в себя азиат с интересным псевдонимом.

«Король обезьян»? Серьёзно? У них в Китае настолько помешаны на подобных прозвищах, или его никнейм отображает какую-то грань или специализацию клана? Да неважно.

— Ага. О, Гриша, привет, — с ленцой протянул я. — Ладно парни, шутки кончились. Отпускайте девчонку и с поднятыми руками строимся рядком возле стенки.

Глава 21

— Ты, уообще, хто, — прошипела в мою сторону девушка. — И как смог г'азвеять тоннель? Сиуый, ты его знаешь?

О, значит то, что я принял за какую-то иллюзию на самом деле является «тоннелем»? Ну, да неважно, всё равно для меня это ничего не проясняет.


Эльза «Селестия» Бернар

14 лет. Уровень — 2


Всего «двоечка»? Ну, это несерьезно… Спеси в её словах было столько, что создавалось ощущение, что француженка входит в минимум «топ тысяча» среди игроков.

В принципе её можно было бы проигнорировать, но вот натянутый лук в её руках, был весомым аргументом, чтобы прислушиваться.

— Ручками, — произнёс я, показывая пальцы. — Лук опусти, а то поранишься ещё.

— Где Ярый? — произнес рыжий азиат.

Я только сейчас заметил, что у него абсолютно не было акцента. Прямо парень с простым русским именем — Сунь Джао!

— В цепях, — самодовольно улыбнулся я. — Вика, ты как? Давай сюда.

Девчонка, озираясь, кажется, даже не узнала меня. На это потребовалось где-то секунда. Затем её глаза распахнулись и сербочка попыталась подняться, но Эльза схватила её за волосы, не давая завершить начатое.

— Руку убери, — уже зло произнес я. — Или я тебе лицо обглодаю.

Чёрт, похоже я настолько вжился в роль, что был реально готов изуродовать француженку за то, что она обижает мою Вику. Так. Стоп. Мою Вику?! Мою подругу. Да, так лучше звучит.

— Сивый, это вообще кто? — произнесла Эльза с претензией к Гришке.

Прозвучало это так, будто услышав эти слова в сторону девушки, оборотень должен был броситься на меня и защитить честь юной леди. Хотя, откуда я знаю, может они и правда встречаются.

— Отпусти её, — прорычал оборотень.

Видимо девушка поняла, что дальше давить не стоит и отпустила каштановые волосы Вики, и та тут же рванула в мою сторону. Мгновение и сербка шмыгнула за мою спину, а я прямо чувствовал, что даже без способностей могу в одиночку раскидать эту четверку. Да, похоже я и в самом деле слишком вжился в роль.


Мы где-то с минуту играли в гляделки и эта игра прервалась неожиданно. Из дыры в живой изгороди вылетел Антоха и еще двое парней. Причём Антоха был единственным игроком и без разговоров врубился в здоровяка. Да уж, мой друг не разменивался по мелочам, и выбрал самую крупную цель.

Я недолго радовался подкреплению. Парни оказались не одарёнными и на эмоциях выпустили в меня по паре электрошоковых снарядов. Один ударил в грудь, и я едва не взвыл от боли, но второй угодил в шею и меня тряхнуло, будто в эпилептическом припадке. Придурки.

От дружественного огня у меня потемнело в глазах и затряслись руки, чем оппоненты и воспользовались. Азиат вытянул шест, целясь в одного из стрелков, и его и без того немаленькая палка удлинилась раза в четыре, сбив с ног первого.

Француженка тоже не стояла без дела. Натянув лук, девушка по очереди выпустила во второго сразу три стрелы. Её снаряды тоже оказались с сюрпризом — взрывные бомбочки сдетонировали при столкновении. Не игроку хватило бы и одного залпа, но француженка решила подстраховаться.

Гриша Сивый воспользовался своей метаморфозой по максимуму. Оттолкнувшись, он взвился в воздух и с силой с двух ног повалил Антоху. Мой друг, кстати, оказался не так плох как говорил про себя. Не смотря на бой с Данди, он успел выставить блок, но в удар перевертыша была вложена вся его масса и это стало фатальным.

Нужно было что-то делать и, не до конца понимая, что именно творю, я рванул к Антохе, которого двое уже «месили» ногами. Приблизившись, я увидел как выглядел Данди и только благодаря кипящему в крови адреналину смог побороть ступор.

Жёлтые глаза навыкате, короткие, толстые руки с когтями, плавникообразный хвост и белая кожа-броня! Уильям «Данди» Вуд, за хвост его и в пучины Нила, оказался антропоморфным крокодилом! После этой встречи мне определённо нужно будет провести с Катериной пару дополнительных уроков.

Вот только его бронированная кожа хоть и была крепкой, но на ней уже было порядочно порезов от ножей Антохи. И после этого он будет продолжать ныть, что Сикарии дерьмовый класс?

Впрочем сейчас моему другу было тяжко. Волколак навалился на него и драл как пекинес пуховую подушку. В другой момент я бы не смог помочь Антохе, но этим волколаком был Гриша.

Едва я подскочил, как крокодил попытался дотянуться до меня своей коротенькой лапкой. Движение было сильным и опасным, но медленным. Я увернулся, обходя барахтающихся на земле Антона и Гришу, а Данди, раскрыв зубастую пасть и разведя когтистые лапы, последовал за мной.

Слишком медленный. Слишком. Я уж было обрадовался, потому что могу бегать от неповоротливого танка бесконечно, но не судьба. Король обезьян вновь подсек мне ноги палкой и я обязательно упал бы, удачно попав в зубы Данди. Но…

Кажется, сегодня мне благоволила сама удача, потому как получив удар по одной ноге, я перенес вес на другую и наступил на хвост Сивого. Оборотень, взвыв, рванул в сторону, но ему удалось освободиться только с третьей попытки. Гриша едва ли не скулил, забыв про Антона, и придерживал лапой сломанный хвост.

Крокодил тем временем достал до моей спины. Его когти распороли рубашку и полоснули по лопаткам. Ма-а-ть… Это было охренеть как больно. Правда недолго.

Так и не поднявшись со спины, Антон зарядил мне по ноге, от чего я повалился рядом с ним. Ярость от несправедливости и удара со стороны друга, военными барабанными вновь застучала в ушах. Но обьяснение его действиям нашлось сразу же, как только я завалился на бок.

Буквально в ладони от меня клацнули челюсти крокодила и если бы не пинок Антона, я бы уже гарцевал без правой руки. Вообще странно, почему француженка при помощи своего лука не превратила нас с Антоном в парочку дикобразов? Ответ на это нашёлся быстро.

Метрах в десяти Эльза Бернар, игрок целого второго уровня, выхватывала неиллюзорных люлей от Вики. Лук лучницы валялся поломанной деревяшкой, а россыпь стрел украшала девичье побоище. Сербка откровенно плевала на то, что её противница обладает способностями и, намотав волосы француженки на кулак, стучала её головой о вишнёвое дерево. На будущее нужно сделать себе зарубку не злить дочь Чернорусского воеводы.

Король обезьян в это время откровенно тупил. Он разрывался, не зная кому помочь! Элизе, которую точно бешеная медведица рвала Вика, или Данди с Гришей. Да уж, не самая лучшая реакция от командира. Этим нужно воспользоваться.

— Давай дальше сам, — крикнул я Антохе и, откатившись в сторону, стал искать глазами то, чем можно запустить в Короля обезьян.

Черт, сейчас мне бы сгодился любой камень, любой более-менее увесистый булыжник, но нет. Территория академии была слишком хорошо вычищена от подобного. Можно конечно при помощи ганта попробовать спрессовать землю, только кто ж мне даст столько времени на подготовку?

Сам толком не понимая зачем, я всё-таки активировал перчатку, начав притягивать к себе камень. На что я надеялся? Не знаю, может быть на то, что под тонким слоем земли закопана брусчатка или кто-то случайно потерял в вишнёвом саду грузовик с щебнем.

Это частично удалось. Со всех сторон в меня полетели сотни мелких камушков, но удача пришла откуда не ждали. Вместе с голышами в воздух поднялись стрелы француженки. Но почему? Впрочем, нашёл я, конечно, время задавать вопросы! Главное, что взрывные снаряды подчинялись манипуляциям моего ганта и…

Взмах руки с магической перчаткой отправил в короля обезьян всё, что у меня было. Мелкие камешки вместе со стрелами устремились в азиата. Тот попытался отбить снаряды закрутив перед с собой шест. Это помогло, но не полностью. Большинство стрел с взрывными наконечниками сдетонировали от удара палки, но несколько штук всё-таки достали Короля обезьян.

Антон в это время уже прижал к стене Данди. Не сказать, что он прямо доминировал, скорее это было похоже на битву двух бизонов. Антон раз за разом наносил на кожу крокодила новые порезы, но его регенерация за пару секунд заживляла прорехи в шкуре. Их бой шел на вымывание и проиграет тот, чьи силы закончатся раньше.

Вмешиваться я не стал, ведь остался ещё один боеспособный противник. Гриша уже оправился, но кажется был настолько сломлен выбывшими из игры союзниками, что не решался напасть.

В голове промелькнула мысль: «Да он тупо меня боится!». В принципе, это логично. Старые душевные травмы того дня, когда у меня проснулись способности, плюс вид Короля обезьян и француженки, да еще и новость о том, что топ их академии — Ярый — уже слит, не располагает к высокому боевому духу. Нужно дожимать парня.

Вытирая кровь из разбитой губы, я пошёл в его сторону. Остановился метрах в пяти и дернулся на него, будто собираясь напасть.

Сработало! Оборотень испугался настолько, что не разбирая дороги ломанулся сквозь колючие кусты живой изгороди. Он подвывал от боли, оставлял клоки шерсти на ежевичных шипах, но упрямо ломился прочь.

— Антон, — окликнул я напарника. — Антон, хватит! Мы победили.

Парень не ответил, продолжая методично заниматься фигурной резьбой по крокодилам.

— Антон! Да хватит уже! — уже громче добавил я, оттаскивая за шиворот друга.

Крокодил хотел было воспользоваться подаренным мною шансом достать Сиккария, но получил двимеритовыми браслетами по тупой крокодильей морде.

— Данди, уймись, — схватив крокодила за широкие ноздри припечатал я. — Вы проиграли. Надевай браслеты. Будешь сопротивляться — ляжешь вместе с ним.

Повернув голову морфа я указал на Короля обезьян, который после атаки взрывных болтов так и не пришёл в себя.

Кажется, Денди только сейчас увидел, что остался единственным, кто из его команды ещё находится в строю. Парень сник, потух, и безразлично принялся застёгивать двимеритовые наручники на запястьях.

— Спрячь ножи и следи за ним, — тоном не терпящим пререканий, отдал я приказ Антону.

После этого боя и всего, что между нами произошло, пусть только попробует что-то вякнуть в мою сторону. Батарейка у меня почти полная, не посмотрю, что он мой друг и мы союзники — ляжет рядом с макакой.

Вроде бы парень понял и бузить не собирался, поэтому я пошёл к последнему пленнику, молясь о том, чтобы француженка всё ещё была жива.

Лучница была жива и даже в сознании, однако боялась пошевелиться, так как на ней сидела Вика, в руке у которой виднелся клок черных волос. А ещё, Вика плакала. Не навзрыд, нет. Без истерики. Просто по чумазым щечкам сербочки бежали дорожки из слез.

— Ну-ну… Ну, всё-всё… хватит… — тихо и ласково произнес я, притягивая к себе девушку.

Обнял её и только после этого почувствовал, как затряслись её плечи. Наконец, она дала волю эмоциям, и позволила выплеснуться страху, которого натерпелась за последние полчаса. И я ей не мешал. Пусть оставит здесь весь тот леденящий ужас, всю боль и отчаянье. Выплачется, чтобы потом потаенные и подавленные негативные воспоминания не мучали её кошмарами.

— Мы победили, Вика, — прошептал я прижимая к груди голову девушки. — Ты победила.

Глава 22

— Вовремя, — бросил я Коршуновой, стрельнув глазами на вздрагивающую Вику.

Всё-таки она Менталист и наверняка имеет такие какие-нибудь способности, чтобы успокоить девушку. Елизавета всё поняла правильно, присела рядом с нами и ласково, словно ребёнка забрала у меня Вику.

Однако Мамонтов воспринял мои слова как претензию.

— Мы выполняли твою работу! — прорычал офицер.

— Тише, — кивнул я на Коршунову, которая с осуждением смотрела на припевалу Шарапова.

На поляне вдруг стало очень тесно. Здесь были не только игроки, но и учителя. Выступая в роли рефери, они старались вести себя отстраненно, но блеск в глазах директора школы, несмотря на всю свою вампирскую сдержанность, не смог скрыть радости.

— Почти всех поймали, — произнес Чересов. — Но всё равно, Рико, ты молодец!

И вроде как в его словах была нотка сожаления, но что-то подсказывало, что он более чем доволен.

— Сикарий третьего уровня побил зверолюда на уровень младше. Нашли чему удивляться! — хмыкнул кто-то за его спиной.

Я сделал шаг в сторону, чтобы увидеть того, кто посмел перечить директору. Девчонка была на пару лет младше нас, но вампир, причём известный даже среди неигроков.

Та самая Пуговка из команды ЗИЛа, была в одном лице патроном соревнования академии и его судьей.

— Не только его, — покачал головой я. — Антон пошли, приведем последнего.

Мамонтов, появившийся почему-то без Шарапова, окликнул нас.

— А вас никто не отпускал, — бросил он.

— Я тебе не подчиняюсь, — ответил я. — Антон тоже.

Развивать дальнейший диалог было нельзя. Если сейчас меня остановят и заставят рассказать что произошло, Антон по своему незнанию может «закопать» мой план. Кроме того, Мамонтова давно нужно осадить. Очень уж зарвался клановый в иллюзии своей власти. Ходи то, делай сюда…

— Ничего не говори, просто следуй за мной, — полушепотом произнёс я.

Парень хотел было возразить, но прикусил язык, увидев, как моя рука проходит сквозь стену. Понял значит.

Преодолев стену сквозь «тоннель», до сих пор понятия не имею как это работает, я перешёл на быстрый шаг. Когда мы отдалились от территории академии на пару сотен метров, я наконец решил ввести Антонова в курс ситуации.

— Слушай меня внимательно. Ты увидел сигнальную ракету и поспешил на помощь. Пробегая между вторым и третьим блокпостом, увидел как на меня нападают Ярый и тот азиат. В одиночку не решился отбивать меня, поэтому решил проследить за Ярым, который взял меня в плен. Дальше, уже в парке, — я кивнул на сквер в тематике произведений Александра Сергеевича Пушкина, — ты увидел, что мне удалось высвободиться и, подгадав момент, когда Ярый пытался меня поймать, атаковал его ударом в висок. Понял?

— Но… — попытался упираться Антоха.

— Ты хочешь встречаться с близняшками или нет? — повысил голос я.

— Хочу, — быстро ответил друг.

— Вот и хорошо. Поэтому запомни — именно ты вырубил Ярого. И будешь это говорить всем, кто спросит, включая девчонок. Понял?

Парень не ответил. Именно в этот момент мы приблизились к прикованному к дереву орку.

Здоровяк уже пришёл в себя и, судя по вспучившейся земле у корней дерева, пытался высвободиться. Да, из-за двимеритовых наручников на шее он не мог использовать способности, но дури в Яром было как в тракторе на реактивной тяге.

— Да ну на…

Кажется Антоха только сейчас поверил в то, что мне действительно удалось связать топа академии Седовых.

— Но как? — пялясь на орка, выдохнул здоровяк.

Правда здоровяком Антоха был только на фоне меня, а рядом с орком казался не больше полурослика.

— Ударом в висок, — напомнил я придуманную на ходу легенду.

Парень тоже кивнул, собрался и копируя командирскую манеру речи Шарапова произнес:

— Давай без глупостей, Ярый.

— Промокашка, это ты, что ли? — заметив Антона, густым басом посмеялся орк.

Промокашка значит? Всё-таки обидное у Антона прозвище. Парень стушевался, поэтому пришлось прийти к нему на помощь.

— Ярый, не западло узнать, что тебя, чугунная ты башка, вырубил Сикарий третьего уровня?

— Он? Меня?! — удивился орк.

— Ага, — кивнул я. — Ваншотнул. Голова, кстати, как? Не болит? А то у тебя на виске шишка размером с грейпфрут!

— То-то я думаю, чего это в глазах двоится, — легко принял мою версию орк.

Заглянув в его жёлтые глаза, заметил, что зрачки разного размера. Сотрясение, не иначе. И как бы ни было жестоко говорить такое, нам это на руку. Даже закованный в цепи и лишенный способностей, орк был так силен, что мог доставить неприятности.

— Ладно, мужик, ты проиграл. Прими это достойно, — произнес я.

— Я и не спорю, — меланхолично произнес он. — Достали меня эти игры.

Что я слышу? Неужели в голосе орка прозвучала усталость и некоторое облегчение от осознания того, что он выбывает из игр? Чудеса, да и только!

Нам обоим пришлось поднатужиться, чтобы помочь орку подняться. Даже если поверить всем его словам, развязывать здоровяка никто и не подумал.

— Очки, — произнёс он повернувшись ко мне спиной. — В заднем кармане. Достань, пожалуйста.

Я напрягся. Уж очень это было похоже на очередной фокус, который может помочь пленнику сбежать.

— Не дури, — честно предупредил я, притягивая к себе здоровенный валун из ближайшей клумбы.

— Пить охота, — проигнорировал он моё предупреждение. — Надеюсь у вас меня покормят?

— Если не будешь дергаться, я сам для тебя приготовлю, — пообещал Антоха.

— Хорошо, — криво улыбнулся здоровяк.

Я зря напрягался, когда думал, что Ярый попытается оправдать своё прозвище и устроит какую-нибудь подлянку. Нет, здоровяк присел, чтобы я смог натянуть очки на его нос и безропотно, словно ласковый телёнок, позвякивая цепями, пошёл с нами.

Да,мы пересекались с орком всего второй раз, но я не мог отделаться от мысли что этот железнокожий танк из враждебной нам академии нравится мне гораздо больше, чем Карина или Шарапов. Простой, прямолинейный, и что самое главное — без двойного дна.

Когда мы вернулись через прореху в стене, на месте недавнего побоища уже никого не было. Вот и славно. Проделав ещё с сотню шагов, мы приблизились ко второму блокпосту, и я пошёл вперёд, чтобы пройти проверку «свой-чужой». А заодно и предупредить несущих вахту парней. Уверен, не сделай я этого, накрученные последними событиями постовые, увидев нашу странную процессию, разрядили бы в нас свои пневматические ружья.

От вида закованного в цепи Ярого глаза у не одарённых постовых горели не хуже прожекторов. Связавшись по рации, они оповестили штаб и сообщили, что подкрепление будет в течение нескольких минут. Так и произошло. Мамонтову, Шарапову и ещё пятёрке игроков из их звена хватило всего пару минут.

— Вот, — без приветствий указал я на Ярова, который, игнорируя нас, держал в закованных руках книжку. Орк с книжкой в руках и очками на носу сейчас смотрелся особенно карикатурно. — Дальше как-нибудь сами. Антон вместо меня.

Произнес я и, засунув руки в карманы, поплелся в сторону жилого корпуса. Адреналин давно сошёл на нет, и сейчас мне было зябко. Кроме того, спина саднила от когтей Данди, который всё-таки задел меня.

— Ты куда собрался? Я тебя не отпускал, — подпустив в голос командных нот, произнёс Ермолов.

Ух ты какая важная курица! Кажется, всем клановым для понимая этикета нужно в обязательном порядке давать уроки хороших манер.

— А я тебя и не спрашивал, — даже не думая останавливаться, произнёс я. — Хочешь командовать — командуй своими шестерками. Если есть какие-то вопросы по поводу Ярого — к Антону. Это его трофей. А я пошёл.

Удивительно, но меня не окликнули, поэтому я достал свой смарт и набрал Настю.

— Привет, не разбудил? — произнес я, не зная как подступиться.

Пару секунд была тишина. Ну, почти. На той стороне провода девушка была явно не одна и с кем-то шушукалась. Наконец, я дождался ответа.

— Нет, — робко ответила она.

— Подскажи, пожалуйста, сейчас открыт медблок? Меня тут немножко подрали…

— Подходи к женскому крылу, — почему-то скороговоркой выпалила девушка и отключилась.

К женскому крылу? Зачем? Как бы, комендантский час начался ещё часа четыре назад. Да и потом, чтобы ходить в гости к клановым барышням у меня при себе нет ни галстука, ни тортика. Зато в наличии раны на спине, которые, если по-хорошему, обрабатывать, а может и вовсе зашивать придётся.

Стоило девушке сбросить звонок, как я увидел целый ворох непринятых звонков. Отметились все. И наш офицер-ментат Коршунова и приснопамятный Шарапов. Отметилась даже завуч. Но особо приятно, что почти все из двух десятков вызовов принадлежали девчонкам.

Перезванивать заместителю директора в столь поздний час я не решился, поэтому убрал гаджет и, скрипя зубами от саднящих ран на спине, поплелся к жилому корпусу.

Что приятно, на крыльце возле входа в женское крыло, меня уже ждали. Но почему-то это была не лечившая меня утром Анастасия, а близняшки.

— Давай, быстрее! — призывно махая и озираясь, прошипели они.

Стоило мне подойти ближе, как Агата и Арина подхватили меня под локти и едва ли не волоком потащили в женский корпус. Признаться, я немного оторопел от подобного, но накопленная за слишком длинный день усталость брала верх.

На ресепшене встретил еще одно знакомое лицо. Увидев нас, Алиса замахала рукой и одними губами прошептала «Быстрее!», на что близняшки с удвоенной скоростью потащили меня к лестнице.

На лестнице, кстати, встретилась пара девчонок, что с нескрываемым интересом таращились на мой конвой. Я попытался было вырваться и узнать, что здесь происходит, но в ответ получил лишь «Давай быстрее, а!», и ускорил шаг.

Меня затащили на третий этаж, где в проеме распахнутой двери уже ждала Анастасия.

Серьёзно, для напряженности момента не хватало только пинков. Стоило двери захлопнуться, как я не выдержал.

— Может уже хватит, а? — с претензией произнёс я, сурово глядя на девушек. — Мне медик нужен, а не…

— Не шуми, — наставительно произнесла Настя указала на пол. — Ложись.

Опустив взгляд я увидел расстеленный на ковре матрас.

Тем временем девушка схватила с тумбочки резинку и, затягивая волосы в тугой хвост, повторила требование. А вот Агата и Арина, увидев мою спину, прямо посерели в лице. Неужели всё так страшно?

— Ложись, говорю, — вновь повторила Настя, вооружившись обычными канцелярскими ножницами.

Препираться с ней не было ни сил, ни желания, поэтому я прямо в грязной изодранной рубахе, завалился на кипельно белое покрывало.

— В медблок тебе нельзя. Там смена Абросимовой, — произнесла девушка, как будто это могло что-то объяснить.

Вспарывая мою рубаху как заправская швея, она пояснила.

— Абросимова — коновал! Попала в медблок по протекции Черноозерских. Тебе не станут помогать, а просто вызовут скорую. Ты что, хочешь на неделю застрять в хирургии?

— Ох, ма… — воскликнул кто-то из близняшек, как только Настя убрала остатки окровавленной рубашки.

— Чем это тебя? — более спокойно отреагировала внучка алхимика.

— Когтями, — скрипя зубами, ответил я.

— Агата, приведи Катю. Обращенные и химероиды это её специализация.

За спиной хлопнула дверь и Настя поднесла к моему рту бокал с трубочкой.

— Это анестетик, поможет снять боль.

— Нет спасибо, — усмехнулся я. — Мне ещё за то, что произошло днём стыдно.

От воспоминаний того, как девушка поила меня лекарством, а я будучи «под мухой» лапал её за коленку, начали краснеть уши.

— Это не мох предсказателей, а волчий шалфей, — рассмеялась девушка. — Пей уже! Или боишься, что, попав в женское общежитие, потеряешь голову?

Глава 23

— Если ничего не намешаешь мне, то не потеряю, — усмехнулся я и тут же зашипел от боли.

Настя приступила к промыванию ран и, мольберт мне в натюрморт, создавалось ощущение, что ссадины она промывает кислотой!

— Больно? — проведя горячими ладошками по плечам, произнесла она.

— Терпимо, — выдавил я.

Девушка отвлеклась и через секунду в мой нос вновь уткнулась трубочка, торчащая из бокала с весёлым принтом.

— Вот, тогда выпей ещё и когда подействует, продолжим.

И тут раздался второй голос, который я узнал скорее по интонации, нежели по тону.

— А вообще, тебе по-хорошему нужно принять душ. Весь в грязи, ссадинах и каких-то листьях, — произнесла Алиса вытаскивая застрявшую в волосах ветку. — Настя, какой смысл промывать раны, если он грязный как чёрт из табакерки.

И когда она появилась? У неё же вроде вахта на ресепшене.

— Это да, — согласилась врачевательница. — Я просто…

— Просто? — подколола Алиса робкую Настю, а затем…

Мою любимую мышцу пониже спины обожгло от лёгкого удара.

— Ну давай, боец, — будто подражая тону Деметры, прикрикнула Алиса, тыча мне в лицо чем-то колючим. — Вот полотенце, там ванная комната. Сначала смоешь грязь, а потом Настя тебя зашьет.

Я поднялся на колени и посмотрел на девушку.

— Ты серьёзно? — вздернув бровь спросил я. — Во что мне прикажешь переодеться? В твою ночнушку?

Ну вот не люблю, когда мной командуют!

— Господи… — скрестив руки на груди и закатив глаза произнесла Алиса. — У меня восемь братьев, и ты думаешь, что кому-то будут интересны твои святые мощи? Позвоню Антону, и он через девчонок передаст что-нибудь накинуть. Иди уже! Ванная — там! — тоном училки указала она на дверь.

Я, точно вынутый из проруби карп, несколько раз открыл рот, не зная что ответить, а потом сдулся и вышел из комнаты. Именно поэтому первое, что я сделал когда вошел в ванную, это умылся. Слишком много эмоций, слишком много девушек рядом, да и вообще, всего сейчас как-то слишком…

Вот только стоило мне упереться в раковину и взглянуть на себя… В отражении я увидел не только себя но и цветную феерию гирлянд из белья, аккуратно развешанного на сушилке. И что самое жестокое: по размеру фантазия сразу определила бюст Насти, в каждую чашечку из которых могла поместиться моя голова и аккуратные размеры Алисы, что за чёрным кружевом прятала свою «двоечку» и… Они это, блин, специально!?

Контрастный душ, больше состоящий из холодных струй нежели из теплых потоков воды, хорошо отрезвил меня. Ледяные потоки благоговейной жидкости усмирили мою фантазию. Но после весьма неоднозначного душа, всё-таки больше предпочитаю горячую ванну, я, стараясь не концентрировать взгляд на провокационных объектах, протянул руку.

— Штаны и майку, — произнес я, закутавшись в полотенце и вытянув руку за дверь ванной комнаты.

— Магнус, Антон не отвечает. Написал, что присутствует на Совете вместо тебя и бросил трубку… — ответила Алиса. — В полотенце закутайся и выходи.

Вот не зря я её сравнивал с Кариной. Такая же бестия! Хотя… такая же?!.

Ну да. И в манерах и в приемах у девушек прослеживалось что-то общее, но в отличие от красноволосой подружки Шарапова, Алиса…

Да что, Алиса? Вместо обещанных шмоток она предложила мне щеголять в полотенце. Ну и ладно. Хорошо хоть свою пижаму не предложила.

Я потуже заправил полотенце, и вышел, стараясь не показывать смущения. Всё-таки мужик я или где? Катя уже была здесь и, поздоровавшись, я уселся на кушетку. Мой репетитор по бестиологии тоже нарядилась в пижаму, но так и не сняла шапки. Странно конечно, но интересоваться я не стал.

По спине тут же побежали ловкие пальчики девушки, ощупывая раны.

— Ну что там? — после минуты ожидания не вытерпел я.

— Ничего хорошего, — констатировала девушка. — Кто это был?

— Игрок с внешностью крокодила. Но почему-то с белой кожей, будто альбинос.

— Данди, что ли? — угадала Алиса, которая уселась напротив и откровенно меня разглядывала. — Интересно, почему семейство Вуда решило перевести своего отпрыска к Седовым. Он ведь вроде в Камелоте до этого учился.

Под таким взглядом хотелось съёжиться, но я вытерпел. Вернее отвлекся, переводя разговор в интересующее меня русло.

— Камелоте?

— Ага, — продолжая буравить мою грудь взглядом, подтвердила бестия. — Лучшая школа для одарённых Соединенного Королевства. Говорят, в этом году туда инкогнито поступил принц Эдвард.

Про Камелот я до этого ничего не слышал, но имя малолетнего принца и будущего наследника британской короны мне было знакомо. А ещё я, наконец, понял почему Алиса так беззастенчиво меня изучает. Ей была интересна татуировка, которую, чтобы помочь скрыть способности, оставил мне Лимертиан.

Но всё равно, от её взгляда было как-то не по себе, точно я голый сидел перед этой реинкарнацией Клеопатры. Если бы я провернул подобное и, например, начал откровенно пялится на грудь Селезневой, то давно бы получил клеймо извращенца. А девочкам, блин, можно?

— Антон говорил, что ты не клановый, — вкрадчиво, будто пришлось к слову, произнесла Алиса.

— И он тебя не обманул, — ответил я, стараясь хоть как-то прикрыть Око на груди.

— Тогда почему ты носишь тамгу клана?

— Просто татуировка.

— Ну да, конечно, — легко согласилась со мной девушка и обратилась к Кате. — Абрыкина, что будет с не одаренным, если тот нанесет на своё тело тамгу чужого клана?

— Ничего хорошего, — ответила Катя, которая и сама была носителем клановых меток.

Еще в нашу первую встречу я понял, что два чёрных пятна под глазами являются именно тамгой, а не, к примеру, родинками.

— В лучшем случае срежут кожу с татуировкой. Но может быть и хуже, — продолжила бестиолог.

Впрочем, что именно «хуже», она не пояснила.

— И всё равно я тебе не верю, — с улыбкой вздернув носик, резюмировала Алиса. — Настя, а ты что думаешь?

Самая стеснительная и самая фигуристая из моих репетиторш удивила.

Девушка бесцеремонно плюхнулась передо мной на колени и толкнула в плечо, желая меня развернуть, чтобы лучше разглядеть татуировку.

— Тамга, — авторитетно заявила внучка алхимика.

— Может пояснишь? — настоял уже я.

Вот откровенно стало интересно, с чего эта девушка сделала такой вывод.

— Татуировке примерно года два, так? — спросила она, прикасаясь к вписанному в два квадрата Оку. — При этом чернила уже порядочно выцвели и линии не зажили нормально, а зарубцевалась. Это значит что?

— Что? — не понял я.

На помощь пришла Катя. Вроде как единственная из моих знакомых, кто носил клановую метку.

— Настя ведет к тому, что рисунок нанесен некачественной самодельной тушью и грубым инструментом. Например связанными в пучок костяными иглами. И то и другое в наше время архаизм. Вряд ли ты сидел в тюрьме, поэтому остаётся только одно: твоя татуировка — тамга, нанесенная ритуальными инструментами.

А вот тут мне крыть было нечем. Лимертиан, наносивший на кожу этот оберег, два года назад даже не слышал про такую вещь как электрическая татуировочная машинка. Да и про само электричество тоже.

— Ложись, — хлопнув меня по плечу приказала Катя и я починился.

— Магнус, у тебя заражение, — добавила девушка, стоило мне улечься на живот и тем самым спрятать татуировку от жадных глаз Алисы.

— Да откуда? — чуть не подпрыгнул я. — Даже часа не прошло!

— Значит, это либо пассивный эффект Данди, либо яд повешенного, — констатировала девушка. — Придётся прижигать рану.

Алиса рассмеялась.

— Ох, Настя, придётся дать ему что-то посильнее этого коктейльчика. Потом у него сорвет башню и Магнус опять начнет распускать руки.

Судя по общему смеху, сегодняшний инцидент в медблоке стал секретом полишинеля. Ну Настюха… Что, не могла догадаться и смолчать про мой сегодняшний конфуз?

— Не надо мне ничего давать. Так дезинфицируй!

Скрипнув зубами, произнёс я. Нет, к рецидиву своих шаловливых рук на фоне седативного опьянения я был решительно не готов. Лучше уж потерпеть.

— Ага, — со скепсисом ответила Алиса. — Чтобы на твои крики и стенания к нам прибежала комендант? Ты представляешь, чем это грозит всем нам, и тебе в том числе? Так что давай, крутой парень, пей что дают. Будешь распускать руки — мы тебя свяжем!

* * *
— Ну вот, вроде бы всё, — гася пламя на пропитанном в спирте ватном шарике, произнесла Катя.

К этому моменту рваные раны были уже обеззараженны, зашиты и заботливо заклеены саморастворяющимся хирургическим пластырем. Но чтобы тот начал действовать, его нужно было прогреть, что собственно Катерина и сделала с помощью открытого огня.

— Магнус, ты как? — участливо поинтересовалась Настя.

В этом ученица алхимика была права. Она единственная, ну, за исключением Кати, которая чистила раны Магнуса, не отвела взгляда от процедуры больше напоминающей средневековые пытки.

— Мох предсказателей, конечно хорошее обезболивающее и седативное, но…

Парень не ответил, что заставило девчонок тревожно переглянулся.

Страшная мысль, о том, что сердце парня не выдержало боли, мелькнуло в голове будущего медика.

Но Алиса среагировала первой. Хрупкая девушка, одна из наследниц вендорской империи Селезнёвых, с нехарактерной для себя силой перевернула на бок парня и принялась хлестать его по щекам. Вот только привести его в чувство не удалось.

Детство в большой семье в окружении восьми братьев научило Селезнёву многому. И в первую очередь — умению бить так чтобы второго раза не понадобилось.

Катя, наконец-то, отошла от ступора, схватила стакан и бросилась в ванную, в надежде, что вода поможет привести одноклассника в чувство. При этом с её головы слетела шапка, скрывающая маленькие рожки. Дочь главы клана Абрыкиных всегда стеснялась побочных проявлений класса и скрывала их под шапкой. Но сейчас было не до того.

Как это и положено будущему медику, первой в себя пришла Настя. Оттолкнув подругу и окончательно перевернув Магнуса на спину, девушка скомандовала:

— Искусственное дыхание с массажем сердца, быстро!

Запрокинув голову парня назад и открыв его рот девушка сделала то, что раньше практиковала только на манекене. Один глубокий выдох, второй. Затем она оторвалась и кивнула Алисе, на что девушка, прикусив губу, дважды со всей силы надавила на грудь парня.

Настя уже была готова вновь повторить принудительную вентиляцию лёгких, но стоило ей приблизиться к лицу находящегося без сознания парня, как из него раздался лютый, громоподобный храп.

— Он что… Просто спит? — держа в руке стакан с водой и сползая по стеночке произнесла Катя.

— Ага, — со злостью подтвердила её догадку Алиса и от обиды стукнула парня в плечо. — Как мой папенька, когда водочки нажрется. Фу, Настя, как ты его обслюнявила

И в этот момент девчонок отпустило. На них разом навалился смех. Истерический, маниакальный. Такой, что бывает только в момент осознания того, что гроза миновала и всё будет хорошо. А ты, накрутивший себя самыми худшими мыслями, понимаешь каким был идиотом.

Девушки, продолжая смеяться, подкалывали друг друга. Алису — за то, что намеревалась отправить в нокаут еще не пришедшего в себя парня. Катю — за ступор, во время которого девушка только хлопала глазами и открывала рот. Настю — за поцелуй, который она так ловко замаскировала под первую помощь.

— Так сильно на него запала, что начала делать храпящему искусственное дыхание? — в привычной манере не слезала с горячей темы Алиса.

— Завидуешь, что сама до этого первая не додумалась? — вздернув носик, вернула ей шпильку Настя.

И тут хлопнула дверь. В комнате всего на секунду появились близняшки и с криком «Шухер! Горгона идет с обходом!» скрылись дальше по коридору.

И теперь девушкам было уже не до смеха.

— Под кровать его, быстро! — скомандовала Алиса и первой уцепилась за угол брошенного на пол матраса.

Втроём девушки легко затолкали матрас с Магнусом под двухъярусную кровать. Катя, живущая вместе с Викой в соседней комнате, рванула к двери, но Настя осадила её.

— Куда? А если он храпеть будет? Давай под кровать и зажми ему рот! — скомандовала, обычно кроткая, Настя.

Алиса же, наплевав на неудобный момент, схватила края пижамы и рывком сняла с себя вверх.

— Да не тебе! Озабоченная! — огрызнулась на неё Настя.

— Молчи! — змеей зашипела на неё Алиса. — Нас по-любому кто-то сдал! А так, когда Горгона придёт и увидит меня переодевающейся, думаешь она станет обшаривать нашу комнату в поисках парней? Иди уже в ванну чистить зубы! Когда услышишь что она пришла — выйдешь с зубной щёткой во рту. И возмущайся! А ты, — обратился она уже к Кате. — Брысь под кровать! И рот Магнусу зажать не забудь. Только не как Настя, — Алиса всё же не удержалась от очередного подкола соседки по комнате.

Не прошло и минуты, как дверь с силой распахнулась и в проеме встала она! Элеонора Семеновна — комендант женского общежития, а по совместительству и святой ревнитель девичьей чести, которую за глаза девушки ласково звали «Горгона».

Женщина повела носом, будто надеялась учуять в комнате мужской дух, и только потом обратила внимание на полуголую Настю.

— Хоть бы прикрылась, — пожелав губы, с осуждением произнесла она.

— Хоть бы постучались, — вернула ей Алиса, натягивая недавно снятый верх пижамы.

— Что это… — жуя зубную щетку из ванной комнаты появилась Настя. — А… Элеонора Семёновна. Что опять парней ловите? Так они рядом, в соседнем крыле живут.

Конечно, девушка перебрала с наездом и за подобное вполне могло прилететь уже от завуча. Но если Алисе это всегда сходит с рук, то чем она хуже?

— Третий час ночи! Вы хоть совесть имеете? — продолжала попрекать Горгона.

— Да ложимся уже, — закатив глаза так, как умела только она, произнесла Алиса, карабкаясь по лестнице двухэтажной кровати.

— Я жду, — скрестив руки на груди произнесла комендант.

Когда обе девушки оказались на своих местах, Горгона ещё раз повела носом и только потом погасила свет. Ещё минут пятнадцать девушки хранили гробовое молчание. С комендантши станется покараулить у двери, подслушивая их разговоры.

Наконец, решив что прошло достаточно времени, Алиса юркнула из постели к выходу и проверила коридор.

— Чисто! Ушла Горгона, — прошипела она. — Всё, Катя можешь выбираться.

— Не могу, — раздалось жалобное из под кровати. — Магнус меня не пускает. Обнял, блин, как подушку.

— Ну так сбрось его руки, — не понимая в чём проблема, отозвалась Алиса со второго яруса.

— Не выходит. Он как клещ впился и слюни мне на пижаму пускает. Фу!!! — с ноткой паники произнесла из-под кровати девушка. — Похоже я у вас заночую.

— Ну зашибись! — выдохнула Алиса, не скрывая своего негодования. — Одна с Магнусом целуется, другая с ним в обнимку спит! Сучки везучие!

Не сдержалась Селезнёва под наполняющий комнату девичий смех.

* * *
24 месяца назад. Израиль. Северный Негев. «Школа для командиров пехотных войск» — Бимламах. Диверсионный батальон «Маглан», бригада «Дерибас».

Сердце безумно колотилось в груди, сломанные рёбра не давали сделать глубокий вдох, а воздуха сейчас так не хватало. Вчера, несмотря на протекцию дяди, Роза с большим трудом прошла вступительный экзамен и получила нашивку юниора клана. А сегодня она за это расплачивалась, на ближайшую неделю поселившись в медблоке.

Неизвестно как, но огромный змей проник в запертую комнату и навис над кроватью от чего девушка и проснулась… Проснулась, чтобы увидеть нависшую над собой змеиную голову, размером с будку собаки. Страх кричал о том, что нужно спасаться, бежать, попытаться выхватить пистолет из тумбочки, но… Тело отказывалось слушаться, и всё, что она могла — это смотреть в два янтаря гипнотизирующих глаз рептилии.

— Ты хотела силы? — прозвучал в голове шелестящий голос.

Ментальная атака говорила о том, что тварь разумна и это пугало ещё больше.

— Вижу, хотела. Я вижу… я чувствую тебя! Зависть. Трудолюбие. Чувство несправедливости. Покорность. Ты получишь силу.

После этих не произнесенных слов, перед глазами поплыл текст. Несмотря на то, что недавно Роза хорошо приложилась головой, это видение нельзя было списать на галлюцинации. Полностью осознав что передний — разумное магическое существо, к всепоглощающему страху добавилось счастье с робким опасением, что происходящее может быть лишь сном.


Внимание! Производится попытка принудительного обращения.

Обращение закончено.

Производится оценка и анализ психотипа, поступков и моральных векторов.

Оценка закончена.


Вам присвоен класс: «Джараксус»

Аспект: Тауматургия

Описание: Тауматургия — древнейшая дисциплина магии крови. Именно эта могущественная и многогранная техника породила пути вампиров, оборотней и химер. Тауматургия дарует могущество, за которое приходится платить чужими жизнями. И именно поэтому каждый одарённый будет желать вам смерти.

Вам доступны следующие способности:

Трансформация - активная способность истинной формы вашего класса.

Мимикрия - активная способность сокрытия сущности. Возможность развеять дана только в истинной форме.

Морфизм — способность полностью менять тело принимая личину поглощенных разумных (без возможности вернуть себе прошлый облик).


Оцепенение спало, и в голове вновь зазвучал голос.

— Если ты действительно хочешь силы — убивай!

Змея, что, свернувшись в пружину, нависала над кроватью, ослабила кольца и из их плена выпал старик. На первый взгляд могло показаться, что он был мертв, но обретя способности, четырнадцатилетняя девченка буквально чувствовала биение его сердца. И от этого звука у неë пересохло в горле.

— Теперь ты — Джараксус. Убивай, если хочешь жить, — произнесла белая змея и в интерфейсе моргнула иконка трансформации.

Уголки рта поползли к ушам, челюсть начала изменять форму, удлиняться, обрастая новыми рядами зубов. Больше не чувствуя боли в ребрах, Роза соскочила с кровати и вцепилась в голову придушенного змеей старика…

Глава 24

Пробуждение выдалось, мягко говоря, странным. Во-первых, потолок. Почему-то он нависал всего в паре десятков сантиметров надо мной. Во-вторых — компания… Стоило разлепить глаза как я понял, что я нахожусь под одеялом не один, а моя рука…

Короче я не просто обнимал Катю, а схватив за то чего у меня нет прижал её к себе, точно плюшевую игрушку. Да ещё и ногу на неё закинул! И что самое стремное — девушка проснулась раньше и буравила меня взглядом. Стыд-позор на мою голову!

— Доброе утро, — улыбнувшись, произнесла она. — Я уж думала ты сегодня не проснёшься!

У меня мгновенно пересохло в горле.

— Извини, — произнес, я убирая руку с мягкой округлости.

Едва я перестал держать девушку, как она тут же выскочила из-под одеяла. Я хотел, было, последовать за ней, но стоило приподнять одеяло, как понял что фактически спал с девушкой голый. Нет, полотенце всё-таки прикрывало меня спереди, но и только. Заткнутый за пояс край вывалился и если бы Катя подняла край одеяла, то несомненно увидела бы мой сверкающий зад.

— Держи, — будто ничего не произошло произнесла Катя и закинула мне сверток одежды. — Завтрак уже начался, поэтому в общежитии никого не должно быть. Давай, быстрей.

Только сейчас я понял, что нахожусь под кроватью в комнате девчонок. Время завтрака ограничено, поэтому действительно стоило поторопиться и, подтянув к себе сверток, я натянул под одеялом одежду и только потом выбрался. Одежда оказалась великовата, но это и неудивительно, ведь Антон, которому принадлежали штаны и рубашка, намного крупнее меня.

— Что произошло, когда я уснул? — задал я такой животрепещущий вопрос.

— Не сейчас, — ответила Абрыкина, выглядывая в коридор. — Пошли.

Девушка шмыгнула, и я последовал за ней. Никого не встретив, мы спустились до второго этажа, а затем Катя сменила курс, направившись в дальнюю комнату в глубине коридора.

— Погоди, выход же там, — указал я на лестничный пролет, ведущий на первый этаж.

— Ага, а на ресепшене сидит Горгона! Пошли уже…

К сожалению, я не знал, кто такая Горгона, но проверять как-то не хотелось, и я последовал за Абрыкиной. Пройдя сквозь коридор второго этажа, девушка толкнула последнюю дверь и поманила меня за собой.

Небольшая, примерно три на три, комната оказалась прачечной. К тому моменту как я огляделся, девушка уже распахнула окно и, присев на подоконник, перекинула через него ножки. «Давай за мной!» — произнесла она и ухнула вниз.

Я подскочил к окну. По моим прикидкам окно второго этажа находилось на высоте метров пяти. Высоковато для легкомысленного прыжка из окна. Но нет. Девушка не просто так выбрала окно прачечной. Под ним, всего в паре метров от подоконника, находилась какая-то пристройка и Катя, которая спрыгнула секунду назад, уже поднималась на ноги, поправляя задравшуюся юбку. Синенькое!? Прикольно.

Запрыгнув на окно, я дождался когда девушка спрыгнет на землю, и последовал вслед за ней. Легкой трусцой Катя повела меня в столовую. Судя по часам, завтрак уже заканчивался, но закинуть в топку пару бутербродов мы успеем.

В столовой оказалось не так много народа, зато за дальним столиком нас дожидались девчонки.

— Как спалось? — елейным голосом промурлыкала Алиса.

— Нормально, — буркнул я и поставил свой поднос с завтраком.

Поднять взгляд и посмотреть в глаза девушки было выше моих сил.

— Что, ничего не помнишь? — продолжала упиваться моментом Алиса. — Как приставал ко мне? Как лез целоваться к Насте? Как утащил Катюху под кровать? Жениться на нас обещал…

Вот тут я не выдержал. Уши запылали огнём, а рука сжала вилку с такой силой, что погнула прибор.

— Так. Эта шутка уже вышла из-под контроля, — шикнула на неё Настя. — Магнус, ничего такого не было. Ну почти. Видимо, когда я давала тебе обезболивающее, то немного переборщила с дозировкой и ты вырубился. Это нас немного напугало, но потом мы поняли, что ты банально спишь. Потом появилась Горгона с ночным обходом. Разбудить тебя не получилось, поэтому мы спрятали тебя под кровать, а Катя заткнула рот, чтобы ты не храпел. Так что ничего непоправимого не произошло.

— Ну вот, — надув губки, Алиса бросила на поднос свою вилку. — Такой кайф испортила!

— Алиса, я тебя когда-нибудь придушу, — клятвенно пообещал я.

— Только, пожалуйста, нежно, — вновь хихикнула она.

И в этот момент в столовую вошел Антон. Мы бы этого не заметили, если бы не гул одобрений, которым при его появлении наполнился зал. Когда парень проходил между рядов, каждый кричал что-то одобряющее и пытался похлопать его по плечу. Парень вяло отвечал, благодарил за поддержку, но стоило ему плюхнуться напротив меня, как он вновь стал темнее тучи.

— Карина со своей группой принесла ещё пять очков, но Гаяз попал в плен. Короче, по очкам мы сравнялись, — произнес он закидывая «в топку» глазунью.

— Это же хорошие новости, так? — уточнил я у друга.

— Ну да, — кивнул парень, продолжая быть темнее тучи.

— Я знаю, что поднимет тебе настроение, — улыбнулась Катя. — Близняшки сообщили, что с утра звонил дед, и он не против того, что вы будете продолжать встречаться.

Парень кивнул, даже не улыбнувшись.

— Да, Агата прислала мне сообщение… Магнус, есть разговор.

— Конечно, дружище, — легко согласился я, улыбнувшись. — Кстати, спасибо, что прикрыл меня на Совете. Ну, и за одежду, тоже…

Время поджимало, поэтому девчонки первыми выпрыгнули из-за стола, а следом за ними и мы потянулись к выходу. Урок начинался через пятнадцать минут, а мне нужно было ещё добежать до комнаты, переодеться и захватить сумку с учебниками.

Несмотря на то, что Антон был уже в сборе, парень решил составить мне компанию.

— Зачем всё это? — буркнул он, когда мы, наконец, покинули общий зал.

— Зачем, что? — понимаю конечно к чему идёт разговор, но я прикинулся дурачком.

— Зачем ты отдал мне Ярого?

— Потому что так поступают друзья, — буркнул я. — И вообще, это не ради тебя было сделано, а для близняшек. Они, в отличие от тебя, сразу поделились своей проблемой. А ты, как настоящий придурок, начал бычить в мою сторону.

— Спасибо, — выдавил из себя Антон.

Он шёл чуть позади, но я буквально кожей чувствовал его смущение.

— Выброси и забудь.

— Слушай, но как тебе в одиночку удалось…

— Я же сказал — выброси и забудь! — надавил я, не желая углубляться в тему.

Заскочив в комнату, я спешно переоделся в последний свежий комплект формы, закинул на плечо сумку с учебниками и выскочил. Несмотря на то, что сейчас у Антона по расписанию была другая пара, он продолжал ждать меня и я понял, что наш разговор не окончен.

— Короче, как обычно, — начал он. — Есть две новости: плохая и хорошая. С какой начать?

— С важной.

— Директор попросил, чтобы ты явился в его кабинет. Это была плохая новость. Хорошая же такая: ко мне подошёл Роберт и ещё несколько парней. Они хотят перейти из своих подразделений под твоё крыло.

— И что тут хорошего? — не понял я.

— То, что если ребята перейдут к тебе на постоянную основу, можно будет посадить их за крафт, а не ждать полгода выполнение твоих заказов.

— Кстати об этом, — вспомнил я. — Что по поводу обновления моего смарта? Твой дядя скоро закончит?

— Уже закончил, — как-то смущенно произнес он. — Вчера пришла посылка. Роберт, кстати, и сможет перенести твой гаджет в новый корпус.

Я скрипнул зубами. Скорее всего, мой новый корпус пришёл гораздо раньше, но из-за своих тараканов Антон тянул с этой новостью. Впрочем, озвучивать свои догадки я не стал. Он не дурак, должен понимать как это выглядит с моей стороны.

Кроме того, весть про доставленную посылку родила новый вопрос.

— Слушай, мы что, во время игр можем получать посылки?

— Ну да, — будто само собой разумеющееся ответил парень. — Запрет распространяется только на покидание территории, кроме вылазок в стан противника. Ладно, мне пора… Что мне сказать Роберту?

— Скажи, что после уроков я загляну к крафтерам.

Антоха сказал ещё что-то, но его слова заглушил звонок на урок и мы разделились, отправившись каждый на свои пары.

Впрочем, с Робертом мы встретились гораздо раньше, чем планировалось. Влетев в кабинет после звонка и получив за это укоризненный взгляд математика, я увидел главу крафтеров и, что приятно, рядом с ним было свободное место.

— Привет, ты хотел поболтать? — пошевелил я губами, делая вид, что сосредоточен над тестом.

— Да, — парень замолчал, дожидаясь когда преподаватель пройдёт мимо, и продолжил. — Я и ещё несколько парней… В общем, мы хотим к тебе.

— Вы же знаете, что я отвечаю за оборону. А она у нас дырявая как голова Мамонтова, — честно признался я. — До сегодняшнего дня мы только теряли очки. Пока вы просто отбываете наряды на постах, вам не «капают» минусы, но если вы перейдете в оборонительное подразделение… Ты уверен, что вам нужны негативные отметки в личный зачёт?

— Я передам ребятам, — кивнув, ответил Роберт.

— Хорошо. После уроков мне всё равно нужно будет к вам заглянуть. И ещё… Антон сказал, что ты сможешь пересадить смарт в новый корпус.

— Могу, — кивнул он, затем сложил руки над своим тестом и… Применил заклинание?

Парень убрал со своей работы ладони и у меня отвисла челюсть, когда вместо одного листка с тестом на столе оказалось два экземпляра.

— Держи, — произнес Роберт, толкнув один экземпляр ко мне. — А то у тебя половина ответов неправильные. Будет нужна помощь с алгеброй, обращайся.

С этими словами Роберт поднял руку и сообщил учителю, что закончил тест. Сдав заполненный ответами бланк, парень покинул урок, оставив меня один на один с вопросом «Что это было?». Наверное, чудо! Ведь теперь у меня осталось целых полтора учебных часа на любимое хобби. И я продолжил рисовать комикс.

Досконально прорисовывать не стал и благодаря этому удалось закончить тридцати страничный черновик продолжения похождений Чернильного Мага и его верных друзей.

На прорисовке обнаружилось кое-что странное. Каждый раз, когда я пытался изобразить Лимертиана, я решительно не мог нарисовать его Кольцо Грозы. Раз за разом, когда я переходил к древнему артефакту подчинения стихии молнии с пера срывалась капля, оставляя на листке жирную кляксу. Приходилось использовать белила и закрашивать кисть эльфа, но… В конце концов бумага не выдержала и перо проткнуло лист бумаги. Нехороший звоночек.

Потом была пара Истории Магии и на нём мне посчастливилось пересечься с Катей. Я бросил попытки проникнуться и выучить параграф «Личность Ричарда «Храброе сердце» и его вклад в становлении французских кланов эпохи среднего Средневековья» и Абрыкина оба урока натаскивала меня по бестиологии.

— Ну, что запомнил? — собирая книжки в сумку, задала уже ритуальный вопрос Катя. — Все оборотни — перевёртыши, но не все перевёртыши — оборотни.

Уже в который раз за урок повторила якутяночка.

— Да-да, — кивнул я, рисуя в альбоме очередного монстра. — Кошкорианцы, вроде Хана, именно перевёртыши и могут обращаться в любое время. А оборотни привязаны к конкретным циклам или событиям. Вроде новолуния у вервольфов.

В этот раз это была химера. Медоед с крокодильей пастью и шестью лапами и спиной дикобраза. Злющая получилось тварь! Несмотря на то, что рисунок ещё можно было улучшить, Система решила что такой детализации достаточно и предложила воплотить «Медоед дюн» посреди класса. Ну уж нет, спасибо!

— Или время суток для русалок, — ещё раз повторила девушка.

Нарисованный персонаж начал двигаться и я поспешно захлопнул альбом. Не хватало ещё, чтобы Катя увидела. Но нет. Девушка была так увлечена лекцией что не заметила как зашевелились иглы нарисованного Медоеда.

— Ты отличный учитель, — улыбнувшись, поблагодарил я её.

Несмотря на то, что История Магии, на которой я провёл два часа, прошла мимо меня, настроение было приподнятым. Но ровно до того момента, как нам встретилась Карина.

— О, Катя, привет, — стрельнув глазами в мою сторону произнесла бестия. — Уже под ручку уходите? Ну-ну. Не боишься, что Селезнёва тебе за это все патлы повыдергивает?

Девушка страшно смутилась и нужно было срочно приходить на помощь.

— Тебя что-то не заботило, что скажет Семён, когда перед поездкой в магазин ты при всех вешалась на меня.

Глаза Карины вспыхнули гневом, но уста интриганки произнесли нечто иное.

— У тебя буйная фантазия, Магнус. И по поводу тебя, кстати. Тебя директор вызывает. Срочно.

Произнесла она таким голосом, точно сообщила дату моей казни.

— И я, как староста потока, лично проконтролирую твою явку. Сейчас.

Глава 25

Что бы не предвещала Карина, но разговор с директором вышел более чем приятный. И первое что понравилось — после нашего появления он попросил старосту покинуть кабинет. Кажется, девушка рассчитывала на иное, но перечить директору не стала и, обозначив книксен, покинула кабинет.

Чересов ещё раз уточнил детали инцидента и даже предложил чашечку чая! В этот момент я понял, что всё пройдет как по маслу. Нет, мне конечно влетело за нарушение субординации с Шараповым и за отсутствие на ночном Совете. От директора также не ускользнул тот факт, что я не ночевал в своём номере, но Чересов был в отличном расположении духа и не стал уточнять место моей ночёвки.

В конце разговора в его добродушный тон вмешались нотки серьёзности.

— Магнус, тобой интересовались некоторые личности, — как бы между делом произнёс он. — Надеюсь, что ты проявишь благоразумие, не поведешься на посулы конкурентов и продолжишь обучение в наших стенах.

Хорошо, что в этот момент мой чай уже закончился, иначе я бы точно подавился. Кого же я мог заинтересовать настолько, что они не постеснялись обратиться напрямую в академию под протекцией Черноозерских?

— Да вроде не собираюсь, — ответил я. — У меня тут вроде как друзья.

— И девушки, — понимающе улыбнулся директор. — Дело молодое, понимаю.

— Директор, — начал я, не зная как сформулировать вопрос. — А кто мной интересовался?

— Кадетский корпус М-3, - поджав губы, ответил вампир. — Конечно, они могут пообещать многое. Служба в регулярной армии, звание и…

— Мне это неинтересно, директор, — перебил его я.

— Это то, что я и хотел услышать, — просиял он. — В таком случае можешь быть свободен.

Я еще раз поблагодарил его за чай и хотел было уже покинуть кабинет, но директор бросил мне вслед.

— И ещё, Магнус. Не забывай про учёбу. Я понимаю, что ты офицер, и сейчас нет времени зубрить материал. Но игры академий скоро закончатся и тебя ждут промежуточные тесты.


На последней паре я сидел, словно мешком ударенный и хаотично пытался придумать, что же делать дальше. Да, директор, скорее всего, был не в курсе инцидента моей инициации как игрока, во время которого от рук Кортра и Мирель погибла половина класса, поэтому решил, что спецотдел по контролю игроков решил переманить перспективного юношу под своё крыло.

Вот только я не обманывался по поводу М-3. Своими перекрестными допросами и бесконечными повестками они слишком много крови выпили из моей семьи.

Плюс журналисты, что слетелись на горячую новость, точно стервятники. В поисках горячего интервью они круглосуточно караулили нас у дома. Именно это, а не развод родителей, заставил нас продать квартиру и сменить моё имя со знакомого каждому Александра, на Магнуса. Отец, конечно, хорохорился и убеждал меня, что это было сделано в честь прадеда, красноармейца, погибшего в финской войне. Но я понимал — это просто отговорка.

И вот спустя полтора года, когда я уже начал думать, что тот неприятный инцидент давно в прошлом, ФСБ решили вновь заняться «висяком». Гадство!

Но вот прозвенел звонок и я, смурной от тяжких мыслей, двинулся на выход. До очередного совета был еще целый час, который мной планировалось потратить на посещение крафтеров и заказ некоторой амуниции для постовых. Однако на выходе из кабинета меня перехватила Катя.

— У Вики проблемы, — сообщила Абрыкина.

— Она же вроде как сейчас в мед блоке. Что там могло случиться? И как я…

— Её ещё утром выпустили, но на занятия не явилась. Пошли короче, — схватив меня за руку, девушка потащила на выход. — Она на тренировочном поле.

Мы сбежали по лестнице, прошли насквозь спортивный зал и вышли на улицу через пожарный выход. За это время я отметил как хорошо Катя знает школу и её тайные пути. Круговой путь к спортивной площадке занял бы минут десять, а так вышло вчетверо короче.

— Вот, — произнесла Катя, кивнув в сторону.

Где-то в сотне шагов от нас, в полном одиночестве, стояла Вика и метала ножи в ростовой манекен.

— С ней же вроде всё нормально.

— Нет, — прикусив губу ответила девушка. — Она наверное самый сильный человек, которого я знаю, но… Короче, после вчерашнего она сломалась. Не пришла на занятия, не берёт трубку, а когда я хотела поговорить, она послала меня!

Возмущению Кати не было предела. В порыве эмоций девушка даже ударила по ни в чём не повинной берёзе и оставила на дереве солидную вмятину. Ну да, она же одарённая, и судя по вмятине на бересте, скорее всего, контактный боец. Вот только я до сих пор не узнал какой у девушки класс, а спрашивать об этом у неё, посчитал бестактным.

— И чем я могу помочь?

От этого вопроса девушка аж открыла рот.

— Ну… как… — медленно, словно собирая слова в кучу, произнесла она. — Ты ведь был вчера там! Спас её, и…

Что означало это «и» девушка не договорила и требовательно указала пальцем в сторону подруги.

— Вика, — окликнул я девушку, но дочь воеводы проигнорировала меня и, кажется, с двойной силой бросила нож в ростовую мишень.

Я повторил свои слова, но с тем же успехом. Честно, когда тебя игнорируют это немного подбешивает. Поэтому третий раз метнуть нож, я ей не дал. Перехватил руку разворачивая к себе, и…

Хлесткий боковой ударил по ребрам, вышиб воздух из лёгких. Подняв взгляд на девушку, я увидел ярость.

— Заканчивай! — требовательно произнёс я, лёжа на земле и пытаясь нормально вдохнуть.

— Отвали от меня! — заорала девчонка, а из её глаз брызнули слёзы.

— Да что с тобой такое? — поднимаясь на ноги, произнес я без злобы. — Что не так?

Вновь занося свой кулачок назад, девушка шагнула в мою сторону. На инстинктах я шагнул в сторону и чуть в бок. Вовремя! Новый боковой удар оказался лишь обманкой и, несмотря на юбку, девушка, подпрыгнув, попыталась рубануть ногой сверху. Так значит?

Едва она начала прыжок занося ногу высоко над головой, как я рванул на неё намереваясь сбить, но вышло даже лучше. Нога свистнула где-то над ухом, и… Не знаю где это подглядел, но, повинуясь инстинктам, я не ушёл от удара, не бросился в сторону, а поднырнул под Вику, что в воздухе изобразила идеальный шпагат. Схватил её за талию и попытался как можно аккуратнее опустить на землю.

Наверное у меня бы это получилось, всё-таки веса в ней было едва ли больше сорока кило, но боевая девчонка пыталась вырваться, и в итоге мы вместе упали на газон. Я отделался легким испугом, а вот Вика, которая ногой оседлала моё плечо хорошо приложилась спиной, выбив дух из своих лёгких. Используя её дезориентацию, я перехватил её маленькие, но хлесткие кулачки и всем телом прижал к земле.

— Успокоилась? — брызжа слюной в праведном гневе, прокричал я в лицо девушки.

В ответ Вика начала брыкаться, пытаясь сбросить меня с себя. Тщетно. Одна её нога была прижата к земле моей задницей, другая была закинута на плечо. Ни попытаться спихнуть меня, встав на мостик, ни перевести борьбу в партер и попытаться вывести меня на болевой.

Но, бесстыжий Канэко Хираку, как же двусмысленно смотрелась наша драка со стороны! Я ведь по сути сейчас оседлал девчонку, одна её нога закинута на моё плечо и…

Вика попыталась укусить мои пальцы, держащие её запястье, но я со всей силы дернул руку вниз и вышло так, что кулачок девушки зарядил ей по скуле. Получилось несильно, но отрезвляюще.

— Дура! Уйми уже своих тараканов в голове! — вновь прокричал я и, ещё раз дёрнувшись, Вика заплакала.

Наконец-то она расслабилась, но тут девушку начало трясти и полились неконтролируемые слёзы. Отпустив ее и ловя дежавю вчерашней ночи, притянул её к себе. Рубашка тут же намокла от её слёз, но, прижимая её к себе, я дал девушке выплакаться.

— Ты не понимаешь. Ты просто не понимаешь! — давясь соплями, признавалась и плакала девушка. — Я — слабая! Я ничтожество! Я…

— Нет, — твердо заявил я, подпустив в голос немножко смеха. — Ты, конечно, дура знатная, раз бросилась на меня с кулаками. Но точно не слабая.

Девушка всхлипнула и сквозь слёзы послышался сдавленный смешок. Отлично! Значит, я на правильном пути.

— Ты же в курсе, что у меня рёбра были сломаны? И после твоего удара, мне что, опять идти к Насте, чтобы она меня перевязала?

В ответ девушка едва мотнула каштановой головой. Схватив за плечи, я легонько оторвал её от себя и заглянул в бездонный омут её чёрных глаз.

— Ну что, расскажешь, что в тебя вселилось? Или ещё поборемся?

Вместо ответа девушка ударилась лбом в мою грудь и, прерываясь на всхлипы, начала рассказ…

Всё оказалось настолько страшно, насколько и бредово. Такая причина для внезапного взрыва могла родиться только в голове девчонки. В общем, воспитываясь в семье воеводы, наша медноволосая валькирия во всём была самой-самой. Бесконечные тренировки до ломоты в костях, упражнения, что заставляют трещать сухожилия, спарринги с лучшими учителями контактного и ножевого боя, стрельбы и хрен знает чего ещё.

В общем, Вику растили амазонкой в школе закалки и воспитания, которой позавидовали бы древние спартанцы. И что самое главное — дочь Луки Бранковича никогда и никого не боялась. До вчерашнего дня.

— Я оказалась слаба! Я ничтожество! На меня кинулись трое, схватили, а я…

— А ты знатная дурёха, блин, — произнес я, оторвав от себя девушку и заглянув в её зареванные глаза.

— Каждый чего-нибудь боится и это нормально! То, что вчера тебе было страшно, это нормально! Мне тоже было страшно, когда я попал в лапы Ярого. Когда увидел, как тебя тащат к тоннелю, тогда я понял, что если не вмешаюсь — лишусь самого лучшего в мире репетитора! — улыбнулся я, коснувшись губами лба девушки. Моя улыбка передалась и Вике. — Если человек тебе говорит, что ему неведом страх, то он либо лжец, либо мертвец, либо дурак, который скоро станет мертвецом.

— Мой отец — нет!

— Уверена? — с сомнением посмотрел я ей в глаза.

Девушка кивнула. Уверенно и твердо. Кажется, продолжи я сейчас убеждать её, что и её отец тоже знает такое чувство как страх, то мне прилетит ещё пару тычков по ребрам.

— Смарт у тебя с собой?

Девчонка подняла на меня зареванные глаза и едва кивнула.

— Дай сюда, — произнес я, протянув руку.

Вика замерла, поэтому пришлось прикрикнуть.

— Быстрее, блин!

Вздрогнув от повышенного тона, девушка резво вытащила свой гаджет из широкого пояса с ножами, на внутренней стороне которого, как оказалось, есть и отсек для смарта.

Пролистав список контактов, я нашёл нужный. Хмурое лицо ещё не старого мужчины с подернувшейся проседью бородой и подпись «Тата» подсказывали, что именно этот человек сможет мне помочь.

— Алло, Лука Драганович, доброго дня! — внезапно пересохшим от волнения горлом, произнёс я. — Вас беспокоит, тхм… друг Виктории. У нас возник некоторый спор и, думаю, только вы сможете его разрешить, или ваша дочь вновь пытается вновь сломать мне рёбра.

Блин, от волнения у меня тряслись руки, особенно из-за того, что человек на том конце провода не ответил. Всё-таки я разговаривал не просто с папой одноклассницы, а воеводой всея Черноруссии! Ей-богу, и как я додумался до того, чтобы позвонить герою Приштинского восстания?

— Алло, пап… — сихо, словно затравленный мышонок, пропищала Вика. И после этих слов у девчонки опять сорвало башню. — Я собачка, пап! Я испугалась противника!

Разговора не было слышно, но как внезапно начался слезливый поток, также быстро ему и конец пришёл.

А потом Вика своим затравленным голосом спросила:

— Тата, а там, в Приштине, тебе было страшно?

Не знаю, что Лука Драганович говорил своей дочери, но девчонка, боясь глубоко дышать, ловила каждое слово, иногда кивая, а иногда прикусывая губу. Их разговор длился минут десять, не меньше. Наконец, Вика еще раз кивнула и вновь протянула мне трубку.

Чувствуя как ухает сердце, я всё-таки поднес девайс к уху.

— Слушаю.

— Как тебя зовут, парень? — произнес густой, с хрипотцой, голос.

— Магнус, — напрягся я, внутри костеря себя за оказавшуюся, хм, нехорошей идею позвонить папе Вики.

— Приятно познакомиться, Магнус. Я рад, что у моей дочери есть друзья, которые могут вправить Вике мозги. Спасибо, парень. И это… присматривай за ней, хорошо? — произнес он и, не прощаясь, положил трубку, а я на несколько секунд завис, пытаясь понять, что только что произошло.

— Что он тебе сказал? — тихо спросила Вика.

На её лице тоже угадывалось волнение оттого, что отец попросил дать мне трубку.

— Да ничего особенного, — хорохорясь, улыбнулся я. — Попросил почаще тебе хвост накручивать.

Глава 26

Увы, заскочить к крафтерам я не успел из-за того, что слишком задержался с Викой. Даже на Совет опоздал, за что заслужил пару осуждающих взглядов от Шарапова и Коршуновой. Но это мелочи. После вчерашних событий, которые поставили академию на уши, наверное, впервые сначала игр Совет действительно занимался работой, а не перетягиванием одеяла.

— Итак, по поводу очков, — начал Шарапов, который почему-то пересел с кресла капитана на своё место. — На данный момент у нашей академии девяносто четыре очка против ста трех у академии Седовых. Разрыв, конечно, аховый, но мы сократили его в процентном соотношении. Из плохих новостей: вчера на вылазке Лилит потеряла Гаяза. Это, конечно, плохо, но с другой стороны, Карина является его репетитором, а значит, имеет официальное право посещать Гаяза в плену. Конечно, вряд ли ей позволят вести полноценную разведку, но хоть что-то. Из положительных моментов: обмен пленными прошёл успешно.

— Подождите, — вклинился я, не понимая о чём речь. — Какой обмен пленными?

— Если бы ты присутствовал на вчерашнем ночном Совете, то не задавал бы глупых вопросов, — ответил Шарапов, даже не посмотрев в мою сторону. Впрочем, это было сказано без негатива. Просто констатация фактов. — Совет академии Седовых согласился поменять Ярого на Адама, так что приветствуйте вашего капитана! — произнёс он, повернувшись в кресле к входу, в дверном проеме которого стоял улыбающийся Адам.

Зал наполнился приветственными возгласами и аплодисментами. Каждый хотел подбодрить вернувшегося из плена капитана, и я в том числе. Но что самое главное, из шепотка Антона, который сидел рядом, я узнал, что инициатором обмена выступил сам Шарапов.

Признаться, ещё вчера мне казалось, что Семён будет грызть глотки за пост капитана, а тут… Значит, я ошибался и Шарапов далеко не такой мудак, каким я его представлял. Вернее, конечно, мудак он редкостный, но не самодур, использующий личную власть, чтобы насолить врагам.

Если так подумать, то выходит что голос, отданный за него на голосовании, был не такой уж и ошибкой. Но был еще один хороший вопрос: кто выдвинул мою кандидатуру на пост офицера? И это напрягало.

— И ещё раз всем привет, — поправляя очки, произнес Адам. — Семён, тебе отдельное спасибо, что хлопотал за меня.

— Ой, да иди ты в пень! Отдать Ярого за возможность спихнуть с себя всю эту волокиту капитанства?! Да я бы ещё и Ермолова им в придачу отдал, лишь бы спихнуть с себя эту бумажную возню! — под общие смешки эмоционально произнес Семён.

— Отличный настрой, это конечно хорошо, — перехватил слово капитан. — Ты правильно выделил акценты положения дел, но упустил кое-что не менее важное. В нашем коллективе появился двойной игрок.

Народ замер, не понимая о чём речь, и Адам продолжил.

— Я изучил материалы. Вчера ночью диверсионная группа Седовых проникла через периметр, благодаря пространственному тоннелю. А его, как известно, можно поставить только имея якорь, который кто-то разместил внутри академии.

Народ переглянулся и слово взяла наш контрразведчик.

— С чего ты решил, что предатель находится среди нас? — отстаивая свою точку ответственности, произнесла Коршунова. — Я проверила всех присутствующих и уверена, что среди нас нет предателя. Среди других учащихся, может быть, но не среди нас.

— Да, прямых доказательств у меня нет, зато косвенных более чем достаточно. И самое главное из них — тактика противника. Седовы хотели победить красиво. Во время церемонии они выкрали знамя академии, что равносильно прямому объявлению войны. Два последующих нападения имели цель захватить офицеров. Победить в играх за пару дней, просто устранив весь командный состав абонента — это красиво. И что самое главное: оба раза диверсанты точно знали где и кого можно застать врасплох.

Начались бурные обсуждения и, прикусив губу, я поднял руку.

— Согласен с Адамом. По поводу первого нападения можно было списать всё на банальный случай, но вчера ночью ловили именно меня.

— Мне кажется, это просто взыграло твоё чувство собственной важности, — рыкнул Мамонтов.

— У Короля обезьян была фотография. Кроме того, вместе с ним присутствовал именно Ярый, что знал меня в лицо. Помимо этого во время первого нападения только присутствующие здесь знали, что Адам поведёт меня по периметру.

— Ещё раз: я никого не обвиняю, — произнес Адам. — Но в целях пресечения подобного будут включены глушилки связи, изолирующие внешние контакты. Также будут приняты ещё некоторые меры, но извините, сообщать о них я не буду.

— И ещё по поводу мер, — произнес я. — Попрошу командующих подразделениями донести до своих людей новую директиву. Теперь во время прогулок по территории настоятельно не рекомендуется приближаться к забору ближе чем на десять метров.

— Хочешь, чтобы тебя заживо сожрали? — усмехнулся Мамонтов. — Куда девчонок на свидание водить?

— Не знаю, — пожал плечами я. — Но точно не под забор. Адам ведь сказал, что маяк для тоннеля был поставлен изнутри. Поэтому, как меры для пресечения подобного, я тоже кое-что придумал, и если не хотите, чтобы ваши обжимания закончились в больничке, лучше к заборам не приближаться.

Естественно, были вопросы, что конкретно я задумал, и что самое интересное, интересовался этим не Адам или Шарапов, а Карина. Странно в общем. Пришлось мягко остудить пыл девушки. Ну а дальше собрание пошло в не особо касающемся меня ключе.

В этот раз закончили быстро. И прямо из общего зала я направился в свою комнату. Нужно было принять душ, переодеться и заказать новую форму. Желательно два-три комплекта, потому как в последнее время моя одежда подозрительно быстро приходит в негодность.

Переодевшись, хотел было немного порисовать до прихода девчонок. Набросал эскиз врат в чужой мир, Лимертиана и множество деревянных коробов с чесноком. Вот только стоило мне закончить набросок, как вскрылся неприятный факт — закончились чернила.

Попытался, было, решить эту проблему, заказав из ближайшего магазина расходников с доставкой, но не получилось. Как и предупреждал на собрании Адам, выход в сеть был заблокирован. Также не работали и мессенджеры. Но решение последней проблемы нашлось быстро. В приложении академии огромными буквами поверх всех уведомлений шло оповещение о том, что интернет заглушен, но ученики могут по-прежнему общаться между собой через мессенджер внутришкольного приложения.

Воспользовавшись им, я отправил Антону сообщение о том, что днём встретиться не получится и я загляну к ребятам в конце смены.

Сегодня мы условились позаниматься с Алисой и Викой. До их прихода оставалось чуть больше часа, поэтому я на этот раз взялся за карандаш. Основной арт с вратами и Лимертианом был уже готов, но моя магия не сработает, если у этого рисунка не будет предыстории, которую, хотя бы карандашом, но мне обязательно нужно нарисовать.

Увы, чтобы что-то воплотить мне, как Чернильному магу, нужно как можно лучше знать объект. Например, я конечно могу нарисовать гранату, но при воплощении она примет форму литой болванки. Такая разве что череп размозжить сможет, но никак не взорваться. Чтобы изобразить гранату, я должен знать её устройство и начинку. В том числе и взрывчатое вещество.

Примерно то же самое обстоит и с персонажами. Конечно, я могу изобразить какого-нибудь супермена, что при случае вывернет любого моего врага. Вот только воплотить такого персонажа не получится. И дело тут не в знании внутреннего устройства одарённых, богатый внутренний мир из кишок, костей и других органов у них не сильно отличается. Дело в картонности самого персонажа.

Если у персонажа, которого я хочу оживить, нет предыстории и связи со мной, он в лучшем случае останется нарисованной картинкой. А в худшем может стать неуправляемым и атаковать. Однажды мне пришлось объясняться перед матерью за разбитую люстру и впервые в жизни брать вину на себя, а не сваливать ее на домового.

А вот с портретами была другая проблема. Если человек существует или существовал в реальной жизни, то воплотить его у меня просто не получается. Зато сам рисунок получает статус артефакта и изображение на нём начинается двигаться. Да, прямо как портреты из одной книги про юного волшебника. Вот только мои работы не разговаривают, по крайней мере, пока. Но кто знает что произойдет, когда я наберу десяток уровней и открою новые способности своего класса.

Увы, до прихода девчонок я не успел. Оставалась нарисовать ещё две страницы и заняться штриховкой. Карандаш — не тушь, чтобы при помощи его придать рисунку глубину, нужно потратить в три раза больше времени. Да, при помощи карандашей можно создать рисунок неотличимый от фотографии, но я никогда не был силен в гиперреализме.

На самом деле, сегодня по графику у меня было занятие только с Викторией, но её соседка по комнате тоже пожелала присутствовать. В принципе, мне было пофиг. Я сидел и рисовал, а Вика, как ни в чём не бывало, объясняла мне тонкости политической игры и периодически бомбардировала вопросами по пройденным темам.

А ещё, когда я неправильно отвечал на её вопросы, сербочка больше не предпринимала попыток провести физическое внушение. И это странно. Хотя, может быть дело в нашем спарринге и разговоре с её отцом?

— Слушай, а почему ты не дорисовываешь картинки? — выхватив один из листочков, спросила Алиса. — Вот тут… и тут… И тут тоже!.. — перебирая страницы, произнесла она.

Вот серьёзно, что я должен был ответить на это? Сказать, что мне нельзя заканчивать ни один из кадров комикса, потому что в этот момент иллюстрации оживут и приобретут статус артефакта?

— Потому что в этих местах я хочу оставить пасхалку. Маленький ребус. Правда я его ещё не придумал, — улыбнулся я и мягко, но настойчиво, вырвал из рук Алисы почти законченные иллюстрации. — Вика, давай на сегодня закончим? Мне ещё к крафтерам успеть надо.

— К Насте что ли? — решила подколоть меня Селезнёва. Впрочем, я не без радости для себя отметил, что всё меньше реагирую на её колкости. Броню нарастил что ли?

Сначала я не понял о чём речь, но потом вспомнил, что Филиппова, несмотря на отсутствие статуса игрока, является неплохим алхимиком и приписана к этому подразделению.

— К Роберту, он же у них главный? — проигнорировал я подначку. — Нужно попросить изготовить некоторую амуницию для постовых и ребята говорили, что хотят перейти в подразделение защиты.

— Ещё бы они не говорили! — продолжая двусмысленно стрелять глазами, произнесла Алиса. — Как раз Настя и агитировала пацанов бросать крафт и уходить к тебе.

— С чего такая честь? — уже серьезно произнес я.

Как бы мне говорило сердце то, что Настя активно агитирует за мою поддержку, но оно мне надо?

— С того, что после твоего появления в академии многое изменилось. Взять, например, Антона. Конечно нехорошо так говорить за его спиной, но в прошлом году он был рохлей. Не знаю почему близняшки так по нему сохнут. Так вот, он был рохлей, а тут подружился с тобой и… БАЦ! — Селезнёва хлестко ударила кулаком в ладошку. — Наш Антошка, сладкий-пирожочек, вырубает Ярого!

— Ладно, фантазерки, — смешком ставя под сомнение слова Алисы произнёс я. — Мне и правда пора.

— Ага, иди давай, — игнорируя мой намёк, сказала Алиса, оставаясь сидеть. Что странно, но Вика тоже не поднялась с подушки.

— Нет я серьёзно, — начал злиться я.

— Так и мы серьёзно, — не оступилась Селезнёва. — Извини, Магнус, у тебя не комната, а сычевальня какая-то. Ты не переживай, твою коробку с журналами мы трогать не будем. Так, пыль пропьем, рубашки постираем.

— Нет никакой коробки, — краснея, ответил я и тут же прикусил язык.

Коробки самом деле не было, но будь я немного поумнее, то догадался бы, что это провокация. А так, получилось что фактически расписался в наличии тайника с «клубничкой».

Увы, выход из такого положения был только один — позволить девчонкам перевернуть мою комнату и не найти компромата.

— Как хотите, — сдался я бросив ключ-карточку в ладошки Вики. — Тогда заодно и загляните в магазин. Там будет коробка с вещами на моё имя. Рубашки в последнее время подозрительно быстро заканчиваются.

Глава 27

Вот же ж… Как я ни торопился, но всё равно опоздал! Что ж, похоже, это входит в привычку. Но кого нужно я всё-таки застал на месте. А именно Роберта, Настю и ещё где-то с десяток человек. А самое главное, здесь присутствовал Адам. Скорее всего, донесли про то, что на его вотчине планируется маленький бунт и это хорошо.

— Магнус, так дела не…

— Адам, хорошо что ты здесь, — сбивая его равновесие, тяжело дыша, произнёс я. — Объясни этим горячим головам, что зря они затеяли переход в подразделение обороны.

Адам осекся. Очевидно он ожидал с моей стороны каких-то оправданий по поводу вербовки его людей, но… И тем не менее промолчал, не зная с чего начать. Ну что ж, поможем ему. Да и речь была уже заготовлена.

— Во-первых, здравствуйте! — поприветствовал я куцую компанию на три четверти состоящую из одарённых. Собралось, кстати, человек двенадцать. — Во-вторых, ребята, с чего вы решили, что вас, как хороших крафтовиков, отпустят с постов, где ваши руки действительно на вес золота? В-третьих, работая здесь, вы ничем не рискуя стабильно получаете очки вклада в победу академии, а там не все так однозначно. Там можно не только заработать очки, но и потерять их. Я уже не говорю про то, что перейдя в подразделение обороны, ваши смены из трехчасовых превратятся в ненормированные. Посреди ночи и в любую погоду. Оно вам надо?

Когда после этих слов половина молча развернулась и пошла по своим делам, я даже не удивился. Всё-таки то о чём я говорил, было не запугиванием новичков, а сухой правдой. Это сейчас ребята из крафтовиков всего пару раз в неделю попадают на вахту всего лишь на четыре часа, а стоит им перейти в подразделение обороны, как график их дежурств вполне может превратиться в ежедневный и ненормированный.

— Уже лучше, — кивнул я. — Адам?

Передал я слово капитану, который по совместительству и курировал подразделение крафта.

— Роберт, Настя, И-чё, — жестко произнес Адам. — Даже не надейтесь. Я, как капитан, не допущу вашего перевода. По поводу остальных тоже большой вопрос.

— И че? — произнес длинный как жердь и такой же тощий Артур «И-че» Шершененко. — Выходит, что зря мы развесили уши перед Настей?

Кажется я понял за что этот игрок получил своё прозвище. Нужно было что-то срочно придумать, чтобы мой личный доктор не осталась крайней. Настя, конечно, ещё та инициативная дурёха, но я ей был многим обязан. Да и вообще девчонка мне более чем нравилась.

— Нет, — спокойно произнес я, обняв её за плечи. — Если бы мне не было что вам предложить, я бы не попросил Настю собрать вас. Я предлагаю вам работу. Платить буду по два экспера в час, но и попахать придётся знатно. А когда мы закончим, то можно будет поговорить про усиления для ночных вахт.

— Тип, ты предлагаешь сначала работать сверхурочно за какой-то косарь в час, а потом мы ещё будем должны и ночами патрулировать? — скрестив руки на груди произнесла какая-то девчонка. — Ладно, неудачники, бывайте!

Закончила девушка и, развернувшись на каблуках, зацокала прочь из мастерской. Блин, эта девчонка даже не игрок, а гонора и чувства собственной важности на уровне жопы королевы Британии!

Стоило ей исчезнуть из вида как в пятерке оставшихся начались неуверенные переглядывания. Наверное, мне нужно было начать нервничать. Это какого ещё от лидера так бегут люди, которые по идее должны идти за ним? Но я лишь улыбнулся.

— Короче никого не заставляю и не убеждаю. Если предложение заинтересовало — к Насте. Обещаю, что в накладе никто не останется. А теперь непосредственно по поводу крафта…

Услышав моё техзадание по поводу железных ботинок, Роберт улыбнулся.

— Ну, либо ты решил, что при вторжении мы должны будем запинать врагов до смерти, либо… Магнус, мы просто физически не сможем создать столько чеснока.

У меня отпала челюсть. Откуда парень узнал про мой план? Кажется, из меня выйдет скверный игрок в покер, потому как парень всё прочёл по моему выражению лица.

— Да не удивляйся ты так, — продолжая улыбаться, произнёс он. — Мой род участвовал ещё в крестовых походах. Да, мы ремесленный клан, но знаем про оружие больше, чем кто-либо и когда-либо мог забыть. Идея с чесноком мне нравится. Академия Седовых пропагандируют культ грубой силы, и подобный ход сильно их удивит. Но повторюсь, наших производственных мощностей просто не хватит, чтобы произвести такое количество триболл.

— И не нужно. Я уже всё заказал в интернете, — нагло соврал я. — Тысяча шестьсот ящиков. Хватит?

— За свои деньги? — уточнил парень и я кивнул, от чего глаза Роберта полезли на лоб.

— Не знаю откуда у тебя такие деньги, но… Короче, Магнус, плевать на риски — я с тобой! Ещё и ребят подтяну. Вечером нам придётся раскидывать чеснок, да?

— Только желательно, чтобы это были проверенные люди, — наводя пафоса, произнёс я. — Иначе, сам понимаешь…

Ё-моё! Я что опять вживаюсь в роль серого кардинала и великого стратега предпочитающих работать из тени? Да и пофиг! Зачем сопротивляться потоку событий если он движется в в правильном русле? Значит, будем становиться серым кардиналом и действовать соответствующе!

Уже хотел было уходить, как вспомнил ещё кое-что.

— Настя, — подозвал я девушку и она будто этого ждала.

Грациозно развернулась и кинематографично отбросив толстую косу назад захлопала длиннющими ресницами.

— Слушай. Не знаю даже, по-вашему это профилю или… В общем у меня чернила закончились, заказать доставку не могу.

— Я сделаю, — произнесла девушка подпрыгнув от энтузиазма. При этом ее бюст тоже подпрыгнул и краем глаза я заметил реакцию парней.

Да половина из них пускает на неё слюни! Хотя, чему удивляться? У меня самого сердечко предательски екнуло от этого неаккуратного но волнующего движения девушки.

— Тебе какие? — уточнила она.

— Чёрные по бумаге. Когда сможешь сделать?

— Тебе хорошие, со статами?

— Настя, сейчас мне нужны любые. Лишь бы быстро, — уточнил я щепетильную тему.

Обвести арт с Лимекртианом и воплатить в нашем мире его нужно до комендантского часа. А до него осталось чуть больше двух часов.

— К чему такая спешка? — удивился Адам.

Вот серьёзно, как чёрт из табакерки выпрыгнул! Я думал он уже давно ушёл по своим капитанским делам. Ан нет.

— Я по графику работаю, — придумывая на ходу, начал я. — Каждый день обязательно что-нибудь рисую. Это дисциплинирует.

Адам уважительно поджал губы и закивал соглашаясь.

— Поражающая у тебя дисциплинированность. Ты часом не из военных?

— Отец в прошлом был, — уклончиво ответил я. — Сейчас одну важную жопу охраняет.

— Тогда понятно! Ладно, мне ещё ситуационный отдел и Коршунову посетить надо.

С этими словами он завёл руку за спину и направился к выходу. А я прикусил губу. Что-то меня смущало в нашем капитане. Вот только что?

— Если хочешь, чтобы было быстрее — помогай! — вновь привлекла моё внимание Настя.

Девушка уже разожгла спиртовку и, вооружившись двумя конфорками, держала в одной руке стекло, а в другой клок серой шерсти. Вот тут мне стало интересно как всё же готовятся чернила. Даже стыдно, что обладая классом Чернильного Мага, я никогда не задумывался об этом аспекте своего творчества и по привычке покупал всю канцелярщину в магазине.

— Вот в той банке, не этой, на ней ещё надпись «рыбий клей». Отвесь шесть грамм и измельчи в ступке. Она на нижней полке, — присев рядом с девушкой, я достал необходимый инструмент и электронные весы, после чего, отвесив необходимое количество сухого клея, принялся измельчать похожие на тростниковый сахар гранулы.

В это время мой личный алхимик подожгла клок шерсти и подставив сверху стеклышко собирала на него копоть.

— Шерсть волколака, — улыбнувшись, пояснила Настя. — Твой трофей, кстати.

— В смысле, мой? — не понял я.

— Сегодня утром собрала его с ежевичных кустов на месте вчерашней драки. По-моему раньше она принадлежала Сивому, — легонько толкнув меня плечом, подмигнула девушка. — Закончил? Отлично! Дальше я сама!

Закончив палить шерсть, девушка взяла серебряный ножичек и соскоблила копоть в ступку. Ловко присела возле одного из шкафчиков и достала оттуда три пузырька.

— Гидроксид железа, глицерин и мёртвая вода.

— Постой, я ведь просил просто чернила, — замялся я, понимая, что Настюха для этого какой-то спец рецепт готовит.

— Обычные чернила можешь купить в обычном магазине. А я — алхимик! — беззлобно осадила она меня и продолжила колдовать над ингредиентами.

Пересыпала содержимое в реторту, добавила в неё несколько крупинок гидроксида железа, туда же отправила две пипетки глицерина и в два раза больше мёртвой воды.

Я залюбовался девушкой, которая словно средневековая ворожея колдовала над котелком с зельем. Правда, вместо медного котла у неё была стеклянная реторта, а каменный треск огня заменяла спиртовка. Но всё же…

— Вот! — смахнув со лба прядку соломенных волос улыбнулась Настя.

— Я с тобой наверное никогда не расплачусь! — улыбнулся я, принимая подарок.

— Кстати об этом, — произнесла девушка и, поджав в смущении губки, приставила указательный пальчик к щеке.

Не дурак, намёк понял. Поэтому, улыбнувшись, я чмокнул девушку в щёчку. Лицо Насти тут же загорелось и она опустила глаза, точно не верила, что решилась на подобное.

Достав сумку, я хотел было перелить новые чернила в пузырек из-под старых. Достал пенал с перьями, альбом и непосредственно сам сосуд для чернил.

— Тебе бы чернильницу что ли какую-то сделать, — заметила Настя.

— Ага, — произнёс И-чо, чей стол находился через один от рабочего места Анастасии. — И поясную кобуру, для перьев, там, и карандашей. Ну, как у ремесленников. Знаешь?

Парень показал на свой ремень, на котором висела увесистая кобура с торчащими из неё портняжьими ножами, пробойниками для кожи и шилом. Он что, всё это время нас подслушивал?

— И че? Удобная штука, кстати! — ничуть не смутившись произнес парень. — Могу сделать за недорого. Эксперов за сто.

Смотри какой предприимчивый.

— И-че!!! — в ярости сжав свои маленькие кулачки воскликнула Настя.

— Подготовь эскизы, описание, материал и завтра обсудим, — согласился я.

И тут дело было даже не в понтах, мол, я могу себе позволить выбросить пятьдесят тысяч на барсетку для кисточек. Дело было в удобстве. Краем глаза я заметил, как тот же И-че не глядя выхватывает нужный ему инструмент. А при случае мои перья вполне могут сойти за оружие ближнего боя. Да, острота там не такая, что пробьет шкуру Ярого, но ведь сейчас мы говорим про перья из магазина. А если их заказать у мастеровых, да попросить Вику натаскать меня в метании…

Впрочем, размечтался конечно. Хотя мысль интересная.

— И че? Чернильницу делать выносную или интегрированную? — ухватился за мой заказ И-чо.

— Не знаю, но на бегу рисовать я точно не буду, — усмехнулся я.

— Понял, — кивнул парень. — Сделаю выносную. Из зоба клекотуна с гироскопическим стабилизатором. По поводу кожи, — парень потёр подбородок. — Надо посмотреть, что у меня есть из личных запасов. Так что да, завтра покажу тебе эскизы и можно будет сделать первые выкройки.

— Попытаешься нагреть меня — размотаю, — добавив в голос вес, пригрозил я.

Парень обиделся.

— Я крафтер, а не барыга, — произнес он, отвернувшись к своим делам.

Наверное меня занесло, но отдавать сотню эксперов за набедренную сумку?! Ладно, неважно. Завтра извинюсь и спрошу, ну а если нет, то и фиг с ним.

— Ещё раз спасибо, — улыбнулся я Насте, а та в ответ присела в книксене. И куда делась её стеснительность?

Покинув производственный цех, остановился и задумался, где же найти тихий уголок. Возвращаться обратно в комнату нельзя — там, под благопристойным предлогом помощи в ведении хозяйства, орудуют Алиса и Вика. Общая комната на первом этаже общежития не подходит. Сейчас уже сколько-то минут назад закончился ужин и её наверняка уже оккупировали. И как это ни странно, несмотря на сгущающиеся сумерки, мой выбор пал на ближайшую скамью на аллее, расположившейся прямо под фонарем. Это, конечно, не моя комната с нормальной настольной лампой, но зато можно будет дорисовать Лимертиана без любопытных глаз. Бесит, когда я рисую и кто-то заглядывает через плечо.

Разложившись на кованой скамейке, я принялся рисовать. Тушь, которую изготовила для меня Настя, была непривычной. Не густой, скорее более маслянистой что ли и благодаря этому, меньше приходилось макать перо. Уже не помню ощущения от работы с дорогими японскими чернилами, но по субъективному ощущению тушь, созданная из шерсти волколака, была ничуть не хуже.

Открыв эскиз с эльфом мне почему-то показалось что он какой-то ненастоящий, если, конечно, эти слова можно можно говорить в отношении рисунка. Прищурив один глаз, я присмотрелся к наброску. Да нет. Вроде бы и геометрия соблюдена и перспектива выдержана. Правда с кольцом выходит какая-то непонятная хрень, но я уже почти смирился.

Плюнув на подозрения, я вновь взял прямое перо и начал работать над лайнингом. Маслянистая тушь ложилась аккуратными тончайшими линиями без непрокрасов и бугров неоднородности. Благодаря остро заточенному носику удалось добиться такой детализации глаз, что даже без движения они казались живыми. Будь у меня ещё более тонкий инструмент и неограниченное время, уверен, можно будет прорисовать каждую ресничку и даже попробует себя в гиперреализме, что при работе с тушью вещь почти невозможная.

Но часики тикали, заставляя меня работать быстрее и я растворился в любимом деле. Сначала тончайший, обводной лайнинг чтобы задать основные контуры И прорисовать детали лица. А затем сменить перо- стрелу на перо-шарик и обвести более толстые участки одежды, дварфов, Грубо сколоченные ящики с триболлами, ворота. Это было несложно, но занимало время.

После работы с шариком из-за разницы в линиях картинка уже приобретала объём который только усилится благодаря джи-образному перу, варьируя нажатие и угол атаки которого можно было добиться разной толщины линий.

Несмотря на поджимающие время, я не торопился. Пока подсохла тушь на одном участке рисунка, брался за другой и играя наклоном делал портрет живым. Вот вздуваются вены на мускулах гномов-грузщиков, вот волосы Лима обретают тончайшую прорисовку и фактуру. В них даже начинает играть свет от не яркого фонаря над моей головой. Вот я опять берусь за кольцо и…

Жирная капля срывается с кончика пера превращая тонкие пальцы эльфа в размытое нечто. Если я когда-нибудь попаду в ад, уверен, назначенными мне пытками будет вечная рисование пальцев Лимертиана с вот таким вот окончанием каждого рисунка.

Я выругался и посмотрел на перо. Почти сухое, но даже так такая клякса не могла поместится в тонкие прорези моего инструмента. Я ещё раз в ругался и бросил взгляд по сторонам. За время моего рисования не прошло ни единого человека, Но предосторожность была не лишней. Ещё раз убедившись в том что за мной не наблюдают, я Активировал Око на груди и применил единственную способность — исправление.

Тушь втянулась обратно в остриё рабочего инструмента и я продолжил, Решив, что больше не буду принимать попыток нарисовать вредную бижутерию эльфа. И стоило мне бросить потеть над этим гребаным кольцом как работа вновь пошла точно по маслу. Частые и точные удары пера колотили по толстой бумаги создавая текстуру бронзовым полосам на мировой двери. Быстрые легкие штрихи добавляли живости и старины дереву, Что оказалось — проведи пальцами по бумаге ты точно поймаешь занозу.

Когда работа была закончена и остался лишь маленький незакрашенной квадратик тени, я остановился окидывая взглядом работу целиком. Вот ещё бы часов восемь и у меня удалось бы превратить этот и без того живой рисунок в гипер реалистичный шедевр. Хоть на конкурс отправляй! Но увы. Через несколько минут этот рисунок и в самом деле станет живым, воплотившись в нашем мире, а потом навсегда исчезнет, Оставив после себя лишь кипельно белый лист дорогой бумаги.


Чтобы превратить рисунок в одноразовый артефакт призыва оставалось лишь закрасить пятнышко на плаще Лимертиана, но делать это на аллее я не рискнул. Поэтому, подхватив весь свой скарб, я легкой трусцой преодолел пару сотен метров пока не нашёл прореху в живой изгороди.

Укромное место было прямо создано для тайных свиданий. Над головой вишнёвый сад, слева трёхметровый каменный забор, а справа колючие кусты ежевики, что укрывали влюблённые парочки от лишних глаз. Впрочем, для моей встречи со старым другом это место подходило ничуть не меньше.

Прикрыв глаза, я активировал Око. Татуировка на груди дернулась, на моих пальцах тут же проступили глифы, а сам я почувствовал, как руки слегка заболели. На самом деле болели не мышцы или кости, болели медианы.

У игроков, часто использующих свои способности, они хорошо натренированы. Мои же из-за постоянной надобности скрывать дар атрофируются и усыхают, а когда я вновь становлюсь способен творить магию, то происходит подобное.

Этим, кстати, тоже нужно озаботиться. Хоть я и учусь в академии без году неделя, но уроки по спецанатомии не прошли даром, и я узнал что и медианы, и узлы, и само ядро одарённого можно и нужно тренировать. Вот только как и когда этим заняться без опаски быть раскрытым, я пока не придумал.


Внов достав перо и чернильницу, я сложил ноги по-турецки и подсвечивая себе фонариком смарта приступил к завершению рисунка. На этот раз подошла «лопата» плакатного пера. широкий стальной наконечник окунулся в банку и одним штрихом я закрыл темноту тени от врат.

Стряхнул лишние чернила и воспользовавшись длиной «лопаты», уточнил геометрию ящиков, которых оказалась больше сотни. И перо прикоснулась к каждой грани деревянных коробок, подправляя геометрию рисунка от руки. Прикусив губу ещё раз оценил работу. Конечно, не то, что у меня получилось вовремя первого воплощения Лима, но тоже недурственно.

Целый кусок плаща который я оставил на потом зиял белым пятном. Не знаю зачем, всё равно это было избыточно, Но я вновь вооружился стрелой и принялся заштриховать пробел стараюсь передать фактуру шерстяной ткани. Готово!

Закрасив в последние фрагменты, я слегка подул на бумагу и перед глазами выскочило долгожданное сообщение:


Вы закончили рисунок. Получено опыта: 117 эксперов

Желаете воплотить «Лимертиан Чаротворец и врата в непридуманный мир»?

Стоимость: 120 маны

Время призыва: час 32 минуты


Опачки! Я замер, не уверенный, стоит ли воплощать рисунок, и причин этому было сразу несколько. Во-первых, количество опыта, что в нашем мире был тверже золотовалютного резерва страны. Я конечно подозревал, что чернила Насти — это не китайская тушь которая продаётся в любом ларьке печати, но чтобы настолько!

Да этот рисунок и в четверть не так хорош, как тот, что я нарисовал в свой первый день учёбы. И дело тут совсем не в золотой фольге. Тогда мне удалось нарисовать практически фотографический портрет эльфа, но получил я тогда жалкие двадцать семь единиц опыта. А теперь этот, больше карандашный нежели чернильный, принёс вчетверо больше!

Вот и ещё странность: время на воплощение в нашем мире, в отличие от награды, наоборот, уменьшилось сразу в восемь раз, оставляя Лимертиану жалкие полчаса. Хотя, может быть это из-за размеров воплощаемового объекта и моего крайне ограниченного запаса маны. Но, увы, пока изменить объём своего магического бензобака выше моих сил.

Так, стоп. Отвлекаясь на мелочи, я совсем упускаю главное! Каким-то необъяснимым мне способом чернильные линии на куске плотной бумаги изменились. Причём изменились настолько, что я больше не мог узнать в воплощенном артефакте свой рисунок! Рука, до этого твёрдо державшая дорогое японское перо разжалась, роняя инструмент на палую листву.

На нём больше не было массивных двустворчатых ворот, величественного эльфа и груженных ящиками гномов, что, несмотря на трижильность, роняют капли пота от тяжести чеснока. Теперь на рисунке была изображена резная эльфийская дверь и какой-то дряхлый старик с котомкой за плечами, но никак не вечный хозяин Грозовой башни.

— Что за дела? — одними губами прошептал я, вглядываясь в рисунок, но не узнавая свою работу.

И в этот момент рисунок начал двигаться. Лицо дряхлого эльфа повернулось и теперь у меня не оставалось сомнений — это Лимертиан!

Глава 28

Ещё несколько минут меня гложили сомнения, стоит ли воплощать искаженный рисунок. Хотя… Зачем я спрашиваю? Несмотря на ощущение приближающейся беды, нужно обязательно разобраться, что происходит с моими рисунками. И Лимертиан поможет это сделать.

Смочив слюной уголки рисунка, я приклеил его на стену и начал воплощение. Рисунок начал увеличиваться и сползать с листа, перетекая на камень, затем линии приобрели объем и серый гранит под чернилами начал преобразовываться в высокую резную дверь.

Кольцо двери качнулось, сама она подалась вперёд и в проеме показался Лимертиан. Сгорбленный, с растрепанными волосами и иссиня-черные мешками под глазами. Ещё вчера величественный высший эльф, теперь казался своей дряхлой тенью, но сомнений не возникало — это был он.

— Что произошло? — кинулся я к другу.

— И я рад тебя видеть, Магнус, — скрипучим старческим голосом произнес эльфийский маг. — Не думал, правда, что ты признаешь меня в таком виде, но…

— Ты можешь внятно объяснить, что с тобой случилось? — чуть повысил голос я.

Но не от злости, нет. От тревоги за друга, что ещё вчера усмирял бури и рассказывал молниями горы, а сейчас…

— Ничего страшного, мальчик. Я просто потерял силы.

Я аж задохнулся от эмоций. Несколько секунд ушло на то, чтобы вспомнить как дышать и говорить, а после произнес:

— Это все из-за кольца, да?

— Оно было средоточием моей силы и моего бессмертия. Глупо было отдавать его незнакомцу… Я был уверен, что ты сможешь нарисовать его вновь, но ошибся, — грустно улыбнулся он.

— Я старался, Лим, — дрожащими от накатывающих слёз губами начал оправдываться я. — Я правда…

— Я знаю, — грустно улыбнулся эльф. — Но вернуть мне артефакт больше не в твоих силах. И это радует.

— Радует?

— Конечно, — продолжал улыбаться Лим. — То, что ты больше не можешь изменять наш мир по своему желанию доказывает, что мы не плод твоего воображения. Мы настоящие! Или, вернее, становимся ими. Не обижайся конечно, но мне всегда было немножко обидно осознавать, что родной мне мир ненастоящий. Понимаешь?

Сжав зубы, я кивнул. Дорогой мне человек хотел помочь, но в итоге потерял всё. И за что? За жалкие четыре миллиона!? Во сколько можно оценить жизнь старика который стал для тебя третьим дедушкой? Во сколько можно оценить жизнь друга, что переживал о твоём свидании больше тебя самого? Всё верно — его жизнь бесценна! И каково сейчас слышать что по глупой случайности и частично из-за тебя бессмертный эльф вдруг потерял всё…

— Я всё исправлю! — твердо заявил я. — Я придумаю, как вернуть тебе силы! Найду способ, нарисую и…

— Надеюсь у тебя ничего не получится, — продолжал улыбаться эльф. — Ведь это докажет ошибочность моей теории. Ладно, хватит о грустном, — произнес Лим, хлопнув себя по тощим коленкам. — Я ведь здесь совсем не из-за этого.

Эльф выпрямился и скинул плащ, под которым я увидел эльфийскую сумку. Перекинутая через плечо, она больше напоминала кольцо из ткани с утолщением на одной половине. И никаких ручек, замков, молнии или тесемок.

— Сначала я думал привезти чеснок в повозках, но потом подумал, что три десятка крикливых гномов могут внести сумятицу. Поэтому…

Скинув с плеча сумку, он положил руку на внутреннюю сторону и ткань будто лопнула, а на землю посыпались стальные колючки. Ещё одно неуловимое движение рукой и брешь в ткани закрылась, после чего Лимертиан бросил её в меня.

Я попытался защититься закрывшись руками и ожидая удара. По идее, сумка до отказа набитая чесноком, должна была ударить точно наковальня, но нет… В лицо будто пуховая подушка прилетела. Сумка упала на землю и, открыв глаза, я понял, что пытаюсь прикинуть её вес. Грамм триста, не более.

— Она что, магическая? — я пытаюсь разглядеть замок или шов через который совсем недавно сыпался чеснок, но, как ни пытался, не нашёл ничего.

— Конечно. В тот первый раз когда ты меня призвал, я позволил себе маленькую шалость и украл из ваших магазинов разные человеческие штуки. Одной из них был отрез красивой ткани, из которой я сделал торбу.

— Она очень лёгкая.

Эльф улыбнулся.

— Внутри этой торбы двадцать семь цебров чеснока! (прим. Цебр — мера веса, примерно равная 787 кг) У барона просто не было больше. Но и этого должно хватить.

Я присвистнул. Двадцать одна тонна стальных «ежей» не просто уместилась в сумку, так ещё и магический артефакт полностью скрадывал вес!

— Да ты шутишь!.. — присвистнул я уже по-другому смотря на торбу.

— Ничуть. Кроме того! Я хоть и украл ткани из вашего мира, но сугубо в исследовательских целях. Хотел проверить, будут ли развоплощаться артефакты созданные из материалов вашего мира. Ну же, посмотри внимательно, ты видишь на сумке таймер?

Я пригляделся.


Торба контрабандиста.

Сумка. Артефакт.

Объём: 9.12 куб.м.

Эффекты: игнорирование массы перевозимых грузов. Эффект можно уничтожить при помощи сильного развеивания.

Внимание: артефакт был создан в неизвестном мире и будет развоплощен.

До развоплощения осталось 34 года 11 мес. 17 дней.


— Да, дружище, таймер есть. И сумка будет уничтожена совсем скоро, осталось каких-то тридцать пять лет.

И зачем я это ляпнул? Из-за нервозности, мне почему-то хотелось по-дурацки шутить.

— Значит эффект от использования материалов с Земли всё-таки есть! — просиял эльф. — Эх, было бы у меня хотя бы лет тридцать на эксперименты… — продолжил он. — Ну да ладно. Пусть это будет моим прощальным подарком.

— В смысле, прощальным? — опешил я от такой новости. — Да, ты потерял бессмертие, но…

— Эльфы долгожители, но не бессмертные, — также ласково улыбнулся Лим. — Двести-триста земных лет и мы уходим в рощу Сильв. Благодаря обретённому могуществу мне удалось на время обмануть смерть, но костлявая вновь вспомнила про старика Лимертиана. Завтра я отправляюсь в путь, поэтому, дружище, пообещай, что не будешь меня останавливать.

— Но… — начал было я, но взгляд эльфа вдруг стал холодным и жестким.

— Если ты действительно мой друг, то не мешай. Пожалуйста.

Я кивнул, сглатывая ком обиды и несправедливости. Но я лгал. Как бы велико ни было моё уважение к Лиму, я не собираюсь сдаваться и отпускать его в рощу Сильв. И пусть он трижды проклянет меня за это, но я просто не представляю себе жизнь без советов и глупых проделок этого старика.

— Ну всё, давай. Примерь торбу, — вновь потеплел эльф.

— А как её открыть? — вновь вспомнил я про непонятный момент с сумкой.

— На торбе стоит голосовая магема: апельсиновый сад, — улыбнулся эльф.

Вот же старый пройдоха! Этот великовозрастный жук и тут нашёл чем меня подколоть. Ведь именно в апельсиновом саду, что так любил и растил Лимертиан, я впервые поцеловался. Милая горничная из простолюдинок и её семья работали в замке. Тогда же я впервые влюбился в нарисованного мною же персонажа.

— Подколоть меня решил, да? — усмехнулся я, вспомнив Лиз. Интересно где она сейчас?

— Немножко, — добродушно ответил эльф. — Будешь вспоминать меня каждый раз, когда возьмёшь торбу в руки.

Я приложил ладонь к сумке, и одними губами прочёл заклинание… Хм-х, в нашем техническом мире это назвали бы голосовой командой. Магическая сумка раскрылась. Заглянув в неё, я увидел, что внутреннее пространство организовано сотней отдельных кармашков, на каждом из которых висела цветная бирка. Удобно.


— Магнус? С кем это ты? — раздался голос из-за кустов, и я от неожиданности выронил сумку. — Ты же сказал, что к забору приближаться нельзя, а сам…

Карина? Судя по голосу — она! Причём староста настойчиво продиралась прямо сквозь заросли ежевики. Если она увидит Лимертиана на территории, да ещё и в таком виде… Ма-а-ать!

Я растерянно посмотрел на Лима. Эльф подмигнул, хлопнул меня по плечу, произнес одними губами «Удачи!» и ещё до того как я сообразил, что мы больше не встретимся, Лим захлопнул за собой врата в магический мир. Белая дверь потускнела, вдруг став серой, и осыпалась на листву, оставив после себя лишь листок бумаги.

— Что тебе здесь надо? — зло произнес я, запихивая в школьную сумку подаренную Лимом торбу.

Если бы не Карина, я бы смог нормально попрощаться с Лимертианом. А теперь… наверное впервые в жизни мне захотелось ударить девушку. И не просто ударить, а с наслаждением слушать как ломается её нос и поделиться хотя бы толикой той боли которая разрывала моё сердце.

— Ермолов, ты чего такой бука? — заглядывая мне за спину, точно ещё кого-то увидела, промурлыкала Карина. — А это что?

Произнесла она и, обогнув меня, подняла с Земли одну из трибол, что небольшой кучкой высыпал Лимертиан. Тварь… Сейчас Карина стала для меня самым ненавистным человеком на Земле. Кулаки сами сжимались в жажде удара, но и только. Нельзя посылать эмоциям брать контроль над телом, иначе…

— Чеснок? — вздернув бровь, произнесла она и посмотрела в мою сторону. — Так вот почему ты издал директиву не приближаться к заборам. Только, боюсь, этой кучки не хватит.

— Ещё раз хочу спросить: какого хрена ты за мной шпионишь? — играя желваками, произнес я.

— С чего ты так решил? Не думал, что я просто гуляла перед ночной вылазкой? Или ты считаешь, что всё вертится только вокруг тебя, а? — при этом девушка зашептала картинно приложив руку к губам. — Давай колись кого ты завёл в это укромное местечко? — а потом и ещё добавила. Причём так громко, что я от неожиданности втянул голову в плечи. — Алиса! Вика! Я знаю, что вы здесь. Выходите!

Естественно, кроме карканья ворон никакой реакции не последовало.

— Довольна? — зло хмыкнул я и, закинув на школьную сумку на плечо, принялся собирать разбросанные по земле триболы.

— Да не особо, — честно призналась она.

Ещё раз сверкнув на девушку глазами, я пошёл прочь. Колючие кусты ежевики нехотя расступались, выпуская меня из укромного места для влюбленных и, вывалившись на тропинку, я едва не споткнулся о бордюр. А когда поднял глаза, увидел перед собой Шарапова.

— Ну и куда ты пошёл? — раздался позади голос Карины.

Да твою дивизию, ну почему, а? Ведь не нужно быть шибко умным, чтобы понять как со стороны Шарапова выглядит моё появление из места для поцелуев и голос его девушки на этом фоне. Хотя… Это наоборот был шанс выместить на этой сладкой парочки короля и королевы школы всю злобу.

— И ты здесь? Мля, этого стоило ожидать! — произнес я сквозь зубы. — Семён, я ни на что не намекаю, наследил бы ты получше за своей девушкой.

— Привет, Семён, — вывалившись вслед за мной, ничуть не смутилась Карина. — Я думала у тебя тренировка с командой.

— Уже закончил, — сверля свою девушку взглядом, ответил Шарапов. Клянусь, я даже слышал, как от нервов хрустит эмаль его зубов!

— Ничего не хочешь мне сказать?

Карина картинно подняла взгляд в небо и задумалась, приложив на маникюрный пальчик к уголку рта.

— М-м-м… Да не особо! — равнодушно ответила она.

— Бывайте, — перехватив школьную сумку поудобнее, произнёс я не постеснялся задеть плечом местную звезду ганта.

Развернулся, но даже не сделал и пары шагов, как по ушам ударил женский визг. На инстинктах тело само прыгнуло в сторону и, больно проехавшись спиной по брусчатке, я развернулся, чтобы увидеть, как Шарапов при помощи ганта притягивает к себе новый кусок тротуарной плитки.

Отлично! Этот Отелло на почве ревности совсем крышей протек и теперь у меня есть официальный повод взглянуть на содержимое его пустой башки. Вот только в отличие от Шарапова, кажется, даже спящего с магической перчаткой, мой гант покоился на дне ученической сумки.

И что делать? Первая мысль была — сбежать и выиграть время для того чтобы вооружиться. Вот только куда? Запущенный со скоростью реактивного снаряда камень догонит меня всяко быстрее, чем я добегу до ближайшей лавочки. Броситься на Шарапова с кулаками? Несмешно. Рост и вес у нас вроде одинаковый, но я видел тело Семёна в раздевалке перед гантом. Да одно только его предплечье толще моих ног, а кубики пресса рельефнее, чем черепаший панцирь! Только маго-механическое оружие может хоть как-то уравнять наши шансы.

В общем, между «бежать» и «драться» я выбрал что-то среднее. Подхватил за ремень школьную сумку, раскрутил её и что было сил ударил по магической перчатке, которая вот-вот должна была выплюнуть очередной кусок брусчатки.

Пользуясь заминкой Шарапова, я ломанулся на него, сбил с ног и нырнул в прореху ежевичных кустов. Прорываясь сквозь живую изгородь, заметил, как буквально в двух ладонях от моего лица её прошивает камень, запущенный из магической перчатки Шарапова. Сам он, кстати, под визг Карины, щедро сыпал мне в след проклятия и обещания расправы.

К тому моменту мне уже удалось вырваться и, привалившись к корню вишневого дерева, я спешно раскрыл сумку и натянул на руку свою магическую перчатку. Ну давай, Отелло, сюда иди!

Последние слова я кстати прокричал вслух, на что услышал много «лестных» слов, а в ответ только улыбнулся. Азарт драки вновь бурлил в жилах, да и в нашем конфликте давно было пора поставить точку. А то одни недомолвки какие-то.

Послышался хруст веток и я приготовился. Вот Семён показывается через пролом, а я уже схватил несколько камней и размашистым жестом направляю их в фигуру одноклассника.

Стоп. Это ведь должны были быть камни! Здоровенные такие булыжники! Но окружение показало фигу, поэтому в Шарапова устремились лишь разваливающиеся комья сырой земли.

Ответ последовал незамедлительно, но в отличие от меня Семён подготовился, прихватив с собой здоровенный булыжник и, стоило ему отряхнуться от земли, как камень тут же полетел в меня. Естественно я укрылся за деревом, но удар оказался такой силы, что вишня затряслась, передав часть удара и моей спине. Больно, зараза!

Завалившись на бок, я притянул сильно покоцанный кусок брусчатки. В конце концов, вишня не пережила таких издевательств и, накренившись, начала медленно заваливаться.

Шарапов, тем временем, не стал мудрствовать лукаво и, перемещаясь ближе забору, поднял перчаткой пласт земли и утрамбовывал её при помощи магии. А что, так можно было?!

Я не стал давать Семёну время, чтобы превратить рыхлый дерн в камень и атаковал. Одновременно с этим Шарапов выпустил свой снаряд. Да твою дивизию! Ещё до того как кусок брусчатки преодолел половину расстояния, парень вскинул свою перчатку и ушёл с траектории, притянув себя к каменному забору!

Чёрт возьми, да! Прикасаясь рукой с гантом к каменному забору, Шарапов, как какой-то ассасин, бежал по нему! Вариантов было мало, поэтому я притянул обратно ещё не упавший на землю камень, но и прыгнувший со стены Шарапов переместил перчатку, и тоже попытался притянуть его.

Кусок брусчатки, что в левитировал в мою сторону, вдруг замер и плавно потянулся в сторону стоящего у стены Семёна. Одноклассник был ближе к камню, поэтому его гант, работающий точно магнит, имел большую силу. Поняв к чему идёт дело, я бросился вперёд. Нужно было срочно сократить расстояние и, как минимум, не дать Семёну завладеть обломком искусственного камня.

Камень вновь замер и задрожал, разрываемый двумя магическими перчатками. Опустошая объём батарейки, он дергался, то в мою, то в его сторону, будто не зная кого выбрать. В итоге сделать сложный выбор у него не получилось и искусственная каменюка тупо разорвалась, осыпав нас шрапнелью осколков.

Получать по морде мелким, но острым камнем — такое себе удовольствие. Один острый кусок рассек мне скулу, а второй, не заметив рубашки, прошёлся по пузу. Семёну не повезло больше. Один из осколков рассек его бровь и сейчас кровь заливала правый глаз.

Я поднес к глазам гант — янтарчик показал, что батарейка полна на три четверти. Интересно, а сколько энергии осталось у Шарапова? Плевать, что он сильнее и более опытен в ганте, стоит его батарейке закончится и ему хана. Но для этого нужно, чтобы он чаще использовал гант.

Подцепив носком землю, я бросил её в лицо Шарапова. Тот отшатнулся прикрываясь руками, а я что было сил рванул вдоль забора. Давай же, клановый, где твоя злость и охотничий азарт?

Как оказалось и того и другого у Семёна было предостаточно. Увидев как я бросился прочь петляя между деревьев, он ещё раз бросил в меня пару комьев земли и рванул следом. Как я ни старался, он не отставал. Да и я, не сказать, что пытался сбежать, просто поддерживал расстояние относительной безопасности от его атак и ждал пока Шарапов разрядит свою батарейку. Рывок за ствол дерева, ещё рывок, у ворот от атаки и прыжок через кусты.

Прижав к боку сумку, я кувырком перемахнул через не в меру разросшийся куст ежевики. Приземлился на землю и хотел было продолжить марафон, но стоило мне открыть глаза…

Я замер и оцепенел, увидев перед собой тело девушки в форме академии, над которой навис монстр. Тварь напоминала ксенона из иллюстраций книжки Кати. Буро-зелёная кожа в крупных щитках чешуи, крокодилий хвост, мускулистые лапы с когтями и варанья пасть с четырьмя рядами зубов, раскрывшаяся на сто восемьдесят градусов, точно у змеи. И что самое страшное — это был не игрок.


Джараксус. 7 уровень.

Класс: Реликт


Да-да, это существо не имело ни имени ни фамилии, И этот класс… Казалось бы, седьмой уровень — пустяки, я хлопал игроков и повыше. Но реликты — это не чудовище, их уровни нельзя сравнивать с обычными тварями, что порождает магия. Они минимум в пять раз сильнее одноуровневых монстров, и что самое опасное — они разумны.

Тварь, раскрыв пасть, присосалась мускулистым языком к шее девушки. Та не сопротивлялась, а может быть была уже мертва. Реликт заметил меня и повернул голову, не отрывая языка от жертвы. И в этот момент через куст ежевики перепрыгнул Семён.

Мой противник приземлился рядом, причём ещё в падении умудрился заметить меня и, будто в рестлинге, наотмашь зарядить локтем. Опять стрельнули многострадальная рёбра, и появление третьего действующего лица, наконец, заставило реликта оторваться от жертвы.

Тварь сорвалась, встала на задние лапы и, разметая широким хвостом палую листву, двинулась на нас. Вот теперь проняло и Семёна. Но в отличие от меня, он не оцепенел, а ногами подкинул своё тело в воздух и через мгновение уже твердо стоял, формируя из земли новый снаряд.

Естественно реликт не стал ждать приглашения и рывком сиганул на дерево. Но, несмотря на все признаки земноводного, передвигалась тварь по деревьям с грацией пантеры. Хладнокровию одноклассника можно было позавидовать. Не растерявшись, парень взял упреждение и отправил свой снаряд в цель.

Вот только, как говорится, бойтесь своих желаний. Спрессованный до состояния известняка ком земли, не устремился в цель со скоростью реактивного снаряда. Пролетев всего десяток метров, камень начал кренится, уходя по параболе к земле. Батарейка в перчатке Семёна закончилась и это был её последний вздох.

Работая больше на инстинктах нежели понимая умом что творю, я вскинул свою перчатку и перехватил камень у земли. Не щадя заряда, потянул его на себя. Маны в эту манипуляцию было вложено так много, что если бы я остался стоять на месте, то камень пробил бы меня насквозь. Поэтому, заваливаясь в бок и, доливая в перчатку магическую энергию из собственного запаса, я заставил камень обогнуть меня, точно планету спутник. Наверное, со стороны это смотрелось, будто я пытаюсь бросить молот.

Рассчитать это в уме невозможно, да я и не пытался. Полностью отдавшись на волю инстинктов, закрученный вокруг моего тела, камень, словно метательный снаряд тяжелоатлета, взрезал воздух и ушёл в сторону Джараксуса.

И я почти попал! Почти. Если бы на пару метров выше и левее… Впрочем эффект всё равно был колоссальный. Наполовину опустошив мою личную ману, камень врезался в середину дерева на которое уже прыгал реликт. Опять в стороны полетела шрапнель осколков разрушенного снаряда, а разрубленный пополам ствол, добавил к каменным осколкам ещё и острые деревянные щепки.

Мы находились етрах в двадцати. Что такое двадцадка метров? Три десятка шагов или три секунды хорошего бега. И всё равно мне прилетело. Здоровая, в палец толщиной, щепка засандалила в бедро, заставив меня припасть на колено и взвыть.

Но реликту досталась гораздо сильнее. Осколки хорошо нашпиговали незащищенное брюхо твари, а падение с четырехметровой высоты, на некоторое время выбило из нее желание ринуться в бой.

Я посмотрел на свою перчатку. Из хорошего: запасе имелась ещё половина батареи. Из плохого: из-за того что я вливал ещё и собственную ману, кристалл вновь лопнул, превращая высокотехнологичный гаджет в бесполезный хлам.

И что делать? С таким бревном, торчащим из ляжки, сбежать у меня не получится, отбиваться при помощи сломанного ганта я не могу. Тем временем Джараксус уже пришёл в себя, обломал торчащие из пуза щепки и неторопливо сокращал дистанцию.

— Семён, — одними губами прошептал я, надеясь, что разум будет выше закидонов этого придурка. — Сейчас я спровоцирую эту тварь и сброшу перчатку, — ослабляя ремешки на запястье, произнёс я. — Забери из неё батарейку, там половина заряда, и пусти на ремни этого крокодила.

— А почему не сам? — задал резонный вопрос Семен. — Ты же ранен.

— Потому что ты опытнее, — пытаясь задавить страх, ответил я.

А было пипец как страшно! Ведь мне предстояло не только обниматься с крокодилом, но и ждать помощи от своего заклятого врага. Шарапов вполне мог воспользоваться моментом и свалить, но я искренне надеялся, что чувство долга в нём сильнее желания меня убить. А ещё, в этот момент я пообещал себе, что если выживу, признаюсь девчонкам в чувствах. Всем четверым. И пусть уже они, охренев от такой наглости, убивают меня, самца полигамного.

Глава 29

Я вновь вскинул руку имитируя атаку, и тварь среагировала на это, бросившись ко мне. Ей хватило всего пары прыжков какой-то специальный абилки. Не мгновенная телепортация, но тоже быстро. Я успел только как следует махнуть рукой в сторону Семёна, скидывая гант, прежде чем меня повалила эта тварь.

Мускулистые лапы реликта ударили меня в плечи, изогнутые серпы когтей вонзились в ключицу и, раскрыв пасть, тварь повалила меня на землю. Я попытался было дернуться, правой рукой даже несколько раз ударил Джараксуса в мягкое брюхо. Безрезультатно. Левая рука во время падения запуталась в сумке, и в порыве страха я пытался вырвать её.

Тем временем Джараксус раскрыл пасть. В нос ударило падалью, но это было не самым страшным. Прямо оттуда, из бездонной клоаки монстра, которую бестиологи почему-то называют ртом, показался измененный язык.

Толстый, сплетенный из жгутов мускул, на его тупом конце я разглядел три маленьких когтя. Ну или зуба, неважно. И вот эта неведомая дичь, извиваясь точно угорь, приближалась к моей шее.

Не знаю чем я думал когда схватил свободной рукой за этот отвратный отросток. Склизкий и холодный, по ощущениям он напоминал измазанную в соплях змею и, судя по тому, как заработали клыки на языке пытаясь вцепиться мне в руку, этот отросток твари был не менее опасен его когтей на лапах.

Да где ж там Шарапов?! Почему он так медлит? Или сбежал? Может и так. Из-за навалившейся твари, я не видел ничего, кроме огромного языка, который извивался вокруг руки и пытался вцепиться в неё когтями.

Буквально чувствуя, что в моём доме скоро заиграет грустная музыка, я дернул этот отросток на себя и тварь заскулила, теперь уже пытаясь вырваться. Больно значит? Это хорошо. Я повторил эту процедуру ещё дважды, прежде чем взбесившийся Джараксус не боднул меня черепом и я «поплыл».

Язык твари выскользнул из руки и тут же вонзился в мою шею. Кожа запылала, будто к ней приложили раскаленное клеймо. Через секунду дико захотелось спать, но играющий в крови адреналин говорил, что это наваждение.

А ещё, застрявшей в сумке рукой и я нащупал кое-что. Кажется это был карандаш, или перо. Неважно. С силой выдернув руку, так что затрещал кожзам сумки, я поудобнее перехватил своё рабочее орудие и вонзил его в податливое брюхо реликта.

Тварь взвыла, закрутилась, но язык не отдернула. И в этот момент я увидел Семёна. Направив магическую перчатку на стену, Шарапов творил какую-то дичь. Да что с ним такое! Меня тут в прямом смысле жрут заживо, а он…

Через секунду я понял его замысел. Монолитная каменная кладка вдруг пошла трещинами и рухнула, грозя придавить собой парня. Но он отскочил, подхватил гантом здоровенный булыжник и… Тот рухнул, не оторвавшись даже на локоть от земли. Гадство!

Задумка Семёна была отличная, но против физики не попрешь. Будь в батарейке ещё хотя бы немного маны, булыжник, размером с собачью будку, без сомнения разложил бы голову реликта на плесень и липовый мёд. Но в планы почему-то всегда вмешивается это проклятое «но»…

Тем временем сонное состояние всё сильнее навалилось на мой активно сопротивляющийся разум. Паника и адреналин больше не справлялись. Нужно было как-то избавиться от языка Джараксуса, который, судя по всему, впрыскивал в мою кровь какой-то парализующий яд.

Слепо шаря руками я пытался найти ещё перья. Если тубус раскрылся, они точно вывалились из сумки и лежат где-то рядом. Нужно их просто нащупать. Нужно…

Джараксус и так придавливал меня к земле, что сковывало дыхание, как вдруг стало еще тяжелее. Но не одному мне было кисло. Одновременно навалившись на меня от тяжести тварь выгнулась дугой, заверещала и заерзала. Я вновь увидел силуэт Шарапова и обомлел.

Потеряв возможность использовать магию Земли, Семён не оставил любимый аспект и, вооружившись огромным булыжником, раз за разом опускал его на хребет реликта. Но мне всё равно было тяжко дышать. Я обхватил бока противника, пытаясь хоть на чуточку, хоть на сантиметр приподнять его и сделать глубокий вдох. И в этот момент моя правая рука нащупала торчащее из брюха перо. То самое, что я загнал туда, кажется, вечность назад.

Скользкое и липкое от крови чудовища канцелярское изделие нехотя стало выползать из плоти. Но через секунду мне всё-таки удалось выдернуть его. Ещё несколько раз я пырнул рептиля в податливое пузо, а потом, извернувшись, засадил бронзовое остриё пера в торчащий из моей шеи язык твари.

Ультразвуковой крик так рубанул по ушам, что я на секунду отключился. Но миг блаженного бессознания закончился и я обнаружил, что тварь больше не придавливает меня к земле. Монстр, мотыляя высунутым изо рта языком, в котором продолжало торчать моё перо, активно теснил Шарапова к стене.

Да где, вашу мамашу, подмога? Мы уже целую вечность воюем! Где постовые и патрули, когда нам так нужна помощь? Увы, мне никто не ответил и я пообещал себе, что если выживу, то набью морду каждому из тех, кто сегодня на смене!

Тем временем Шарапов продолжал метаться, спасаясь от когтей твари. Его лицо, все залитое в крови, и дрожь в ногах были видны даже отсюда. Сил одноклассника хватало только на то, чтобы уводить тварь от меня. Что же, хоть Семён и мудак, но отмороженным или дураком я его назвать не могу. Приятно, что я не ошибся, отдав за него голос. Почему? Потому что наплевав на колючую ежевику, Шарапов кайтил реликта к посту!

И тут моему внезапному союзнику не повезло. Джеракс вдруг сделал обманный выпад, и когда Семён попытался уклониться, то шипастый хвост рептилии подрубил его ноги. В следующую секунду на лицо одноклассника обрушилась когтистая лапа твари.

У меня застыла кровь в жилах, когда я увидел своими глазами, как чудовище рассекает кожу на лице Шарапова. На мгновение блеснули обнажившиеся кости черепа и из ран тут же хлынула кровь. Но Семёну было уже всё равно. Он то ли потерял сознание, то ли умер, и я очень надеялся, что это первый вариант.

От увиденного, меня почему-то пробило злоба. Не на реликта, нет. На грёбаный закон Мёрфи. Да мы ведь даже без способностей могли дважды укокошить эту тварь! Если бы у Семёна не закончилась батарейка, если бы я попал перехваченным снарядом в скачущую по деревьям тварь, если бы магии в моей батарейке хватило чуть больше чем на разрушение стены или Семён догадался бы обрушить камень не на спину, а на череп реликта…

Я с силой ударил по земле, стараясь выплеснуть злобу и найти в себе силы подняться. Вот только вместо сырой земли мой кулак встретился с жесткой бумагой и перед глазами возникло сообщение:


Желаете воплотить «Медоед дюн 9 уровня»?

Стоимость: 70 маны

Время воплощения: 2 часа 3 минуты


Внимание: данное существо может быть агрессивным и представлять опасность!


Я повернул голову. На земле под рукой лежал альбом. Изорванный и залитый кровью чудовища, он был открыт на странице с рисунком, который я сделал на паре по истории. Да твою мать! Почему мне не пришло в голову использовать способности раньше? Ну вот почему я такой идиот?

Хотя, ясно почему. Из-за Шарапова! Если бы мне посчастливилось встретиться с реликтом один на один, я бы даже не задумался и призвал орка. Вот только колдовать на глазах Семёна было бы равносильно самоубийству. Даже хуже. Учитывая резонанс моей инициации, уверен, уже через час после того как М-3 станет известно о том, что я игрок, на запястьях защелкнутся браслеты, а сам я отправлюсь куда-нибудь в «Белый плен» — тюрьму для одарённых, расположенную на Южном полюсе. Лучше уж сдохнуть. Вот так быстро, от когтей чудовища, нежели заживо сгнить в камере.

Тем временем Джараксус уже вытащил из языка моё перо, развернулся и, волоча одну лапу, медленно направлялся ко мне.

— Иди сюда, сучье семя, — зло процедил я, перелистывая рваные страницы. — И перо верни, паскуда.

Рисунок с моими друзьями был повреждён. Следующая страница. Банка со светлячками пикси. Маленькие и противные, но больше вредные нежели опасные существа. Не подходит. Дракон? Хах, точно нет. У меня нет двадцати четырех тысяч на призыв реликта. Вот. Можно попробовать воплотить автомат. Где-то полгода назад я нарисовал его в разобранном состоянии, но не думаю, что Джараксус даст мне время на его сборку. Дальше шли изорванные страницы, которые реликт располосовал когтями. Так что, по сути, выбора у меня и нет.

Вновь приложив руку к рисунку с Медоедом, я активировал Око. Монстр остановился и оскалил клыки. Что, эта тварь видит статус игрока? Очевидно — да. Потому как стоило Медоеду начать воплощаться из чернильного рисунка в шестилапого медведодикобраза, Джараксус потерял в решимости и ломанулся прочь.

Медоед дюн не стал его преследовать. Впрочем, и меня атаковать не стал. Здоровое, грозное, но флегматичное животное обнюхало землю, слизнуло с неё мутную слизь, которая служила Джараксусу вместо крови, и лениво направилось в другую сторону.

Я сразу закрыл Око и, опираясь на вишнёвое дерево, кое-как поднялся на ноги. Прихрамывая на раненую ногу, допрыгал до Семёна и пощупал пульс. Живой. Хотя с таким кровотечением это ненадолго. Зато я улыбнулся, увидев на его поясе ракетницу. Свою я где-то прощелкал, пока убегал от Шарапова. А ещё вспомнился наш Совет, на котором Семён поставил мне в упрек то, что Адам и я забыли про истинное предназначение ракетницы. Придурок. Почему сам не догадался вызвать подкрепление когда бой ещё не начался? Надо будет спросить при случае.

Вдруг захотелось пнуть его разочек. Не сильно. Так, чтобы просто обозначить моё к нему отношение. Естественно я этого не сделал. Кряхтя опустившись рядом, вытащил красный пистолет из кобуры и запустил фейерверк в темнеющее небо.

Глава 30

Ещё до того как ракета набрала полную высоту кусты ежевики взорвались под действием водяных серпов. Мгновение и колючий кустарник будто пропустили через блендер. Как казалось за этим стоял не высокоуровневый водник, а слаженная атака гантов патруля.

Бойцы тут же кинулись в нашу сторону, но главное — с ними была кучка крафтеров Роберта, Антон и Настя.

— Настя — сюда! Остальные — круговая оборона! — крикнул я.

— Зря стараешься, — вдруг зарычал Мамонтов. — за нападение на кланового тебе пи***!

Ну да. В следующую секунду из кустов показался лучший друг Шарапова и его девушка. Впрочем, я не обратил на него внимания. Сейчас на кону стояло нечто большее чем наша грызня.

— Отойди от него! — зарычал Мамонтов, уверенно шагая в мою сторону.

Настя, что сейчас осматривала Семёна, притихла.

— Антон, — озлобившийся произнес я. — Если он попытается помешать мне или Насте, выруби его.

Антон опешил от подобного. Пришлось пояснить.

— Клановые игры никто не отменял и спасение раненых участников — это ещё один аспект слаженности работы боевиков и медслужбы. В данный момент мы находимся на территории академии, а значит при равных званиях я, как командир обороны, имею приоритет в полномочиях. Мамонтов игнорирует приказы и пытается саботировать оказание медпомощи пострадавшему. Адекватность моих приказов и поведение Мамонтова будет расследовать Совет командиров, а до того момента я являюсь старшим по званию.

Антон сжал губы, кивнул и, сжимая и разжимая кулаки, перекрыл дорогу офицеру. Мамонт — не игрок, но тоже командир. Однако сейчас я был в своём праве. Дальше на них уже не смотрел. нужно было сконцентрировать своё внимание на Насте, что без стыда расстегнула пару пуговиц и оторвала низ своей блузки, превращая её в топ.

Куском белой ткани девушка попыталась унять кровотечение и повернулась ко мне.

— Всё плохо. Нужен вертолёт, — произнесла девушка.

— И где его взять? У академии есть вертолёт?

— Нет, — мотнула головой Настя, — но у моей гильдии есть. Его можно было бы вызвать если бы не глушилки.

— Вон пролом, — кивнул я на разрушенный Шараповым забор. — Я подержу повязку, а ты давай бегом звонить.

Девушка кивнула и рванула к прорехе забора, а я перехватил пропитавшуюся кровью ткань. Тем временем за спиной вновь началось движение.

— Уйди или… — произнес Мамонтов, но договорить не успел.

Послышалась пара лёгких ударов, рев Мамонтова, затем ещё несколько ударов и приглушенный звук падающего на землю тела.

— С шестого класса хотел это сделать, — самодовольно сообщил Антон.

— Чего встали? — заорал я на постовых. — Две твари бродят по территории академии. Круговая оборона! М-мать! Карина, хватит жевать сопли, у нас чрезвычайное происшествие. Возможно, вторжение из другого мира. Дуй за учителями и приведи всех кого можешь!

Красноволосая бестия не ответила, но по удаляющемуся шелесту палой листвы, я понял, что она всё же послушалась и побежала за подмогой.


А дальше события понеслись вскачь. Три десятка учителей хлопали глазами, не зная за что хвататься. Директор рвал и метал, решив что содеянное дело рук Седовых, Пуговка срывалась на директора, который не разобравшись в вопросе, собирался устроить клановую вендетту. Ученики толпились вокруг и только мешали.

Через четверть часа прибыл вертолет и забрал Шарапова в госпиталь. Настя сообщила, что с парнем всё действительно плохо и не факт, что он выживет. Ещё, к моему удивлению, Настя настояла, чтобы меня оставили при медблоке академии. Естественно я не понял такого заявления девушки. Блин, да у меня сейчас из ноги бревно торчит!

— ты хочешь, чтобы тебя латал хирург или алхимик гильдии? А если у тебя тромб образовался? — уперев кулак в мою грудь, серьёзно произнесла Настя. — Через полчаса должна прибыть моя бабушка. У неё контракт с Черноозерскими на случай внештатных ситуаций или клановой войны. — Ба уже едет.

С этими словами девушка красноречиво стрельнула Антону глазами в мою сторону и друг заломил мне руки, а Настя вогнала в шею одноразовый инжектор.

— Не сопротивляйся, — ласково произнесла девушка, в то время как Антон аккуратно укладывал моё тело на траву. — Всё ради твоего блага.


14:21 следующего дня. Третий корпус околомагической академии Черного озера. Медицинский блок.

Пробуждение выдалась странным. Жутко кружилась голова и хотелось пить. Рядом, за одной из ширм, которыми кровать была отгорожена с трех сторон, слышались тихие разговоры, но по перепонкам они били не хуже сотни колоколов.

Руки были привязаны к медицинской кровати. Ноги тоже. Но самая страшное — из моей глотки торчала трубка, не давая ни вскрикнуть ни как следует вздохнуть. Вновь начала накатывать паника и ощущение того, что я задыхаюсь. Тело затряслось, Я всё-таки пытался вскрикнуть и привлечь внимание, стуча всеми конечностями о кровать.

И мне это удалось. Не прошло и минуты, как шторка распахнулась и в мой маленький закуток вошло три фигуры. Настя, что суетилась сверх меры, высокий мужчина, чьего имени я не знал и довольно крупная, но не полная женщина, в чертах лица которой угадывалось сходство с моей подругой. А ещё эта женщина была игроком.


Вольга «Влита» Филиппова


Вот и всё исходное описание. Ни уровня, ни возраста. И это говорило даже больше, чем циферки. Бабушка Насти — серьёзный и сильный игрок, получивший способности сокрытия. Не уверен даже, что бабушка приходится ей действительно бабушкой, а не, к примеру, прапрапрабабушкой.

Женщина перехватила мою руку и отщелкнула замок. Но её хватка была даже сильнее, чем кожаные ремни на запястьях.

— Не дергайся, милок, — успокаивающе произнесла она, а затем обратилась к ассистенткам. — Тася вынимает трахеостому, Настя помогает.

Абросимова Таисия кивнула и стоило бабушке Насти перевернуть меня набок, как Таисия с силой потянула гусак из моего горла. Было не то что больно, скорее неприятно. Почувствовав свободу в горле, я закашлялся, отхаркивая мокроту из лёгких, под которую Настя тут же подставила судно. Серо-зелёное вязкое и липкое нечто очень напоминало кровь Джараксуса.

В следующую секунду я услышал хлесткую затрещину. Как оказалось бабушка Насти была не только крутым медиком и алхимиком, но и строгим наставником. Абросимова взвизгнула, бросив на пол трубку, которая секунду назад торчала в моих лёгких.

— Тася, криворукая ты ведьма, — рычала на неё бабушка Насти. — Ты уже ему чуть трахею не порвала! Пшла вон, курица!

Таисии больше было и не нужно. Роняя слёзы горе-медичка рванула ширму и убежала. Про себя я отметил, что бабушка у Насти не промах! Надо быть осторожней на поворотах, а то глупо будет пережить нападение Джараксуса и сдохнуть в больничном крыле от её руки.

— Так, мальчик, — уперев руки в бока продолжила монолог баба Вольга. — У тебя была задета артерия и в кровь попал мусор. Это всё позади, но если не будешь слушаться, то обязательно увидишься с бабой-ягой. Пить тебе пока нельзя. Знаю что хочется, но потерпи, иначе заблюёшь здесь всё. Настя будет периодически смачивать твои губы. Голова кружится? — я кивнул. — Ничего это пройдет. Теперь к главному: если надо будет чесаться — не чеши сам. Лучше попроси сиделок, — женщина хмыкнула, посмотрев на свою внучку. — тем более что у тебя их целых три. С кровати не вставать. Захочется по-маленькому, сходишь в утку. Всё ясно?

Я сглотнул, пытаясь освоить весь список наставлений. Не помогло. Слюней во рту не было от слова совсем. Туда будто песка насыпали. Да ещё и поцарапанное трахеостомой горло саднило.

— Вроде как… — прохрипел я. — Спасибо.

Взгляд женщины вдруг потеплел и она приблизилась, чтобы потрепать мои волосы.

— Поправляйся, боец, — улыбнулась она. — Если что-то нужно, обращайся к Насте. У неё хоть и ветер в голове и под юбкой, но её знаний будет достаточно, чтобы тебе помочь, — тут женщина перевела взгляд на свою внучку и наставительно замахала пальцем перед её носом. — А ты смотри, чтобы Таська только утки выносила! Не хватало ещё, чтобы после всех операций она мальчиков угробила.

Настя кивнула и тоже сглотнула. Видимо гнев бабушки для неё был страшнее ядерной войны.

— Вот и славно, голубки.

С этими словами Вольга откинула ширму и перешла к следующему пациенту. Краткое мгновение распахнутой шторки, оказалось достаточно, чтобы в забинтованном парне я узнал Адама. Капитан тоже здесь? Но как?

Очевидно, вопрос читался на моём лице, потому как Настя сразу ответила.

— Его подрал песчаный дикобраз, — роясь в прикроватной тумбочке, выдохнула Настя. — Внутренние органы в труху и голова пострадала. Ну бабушка сказала, что до свадьбы заживёт. Вот кстати, — поднялась девушка и в её руках я увидел бутылку с минералкой. — Не глотай ни в коем случае. Просто рот прополощи и выплюни. Понял?

Увидев воду, я кивнул, чувствуя, что если не сделаю хоть глоток, то сразу умру. Ну да я обманул девушку, за что поплатился, так как стоило сделать мне глоток, как всё попросилось обратно.

Настя не стала меня корить, лишь смиренно ловила струи желудочного сока. А вот её бабушка, находившаяся через шторку, не постеснялась отвесить мне «леща». Такая же порция ждала и Настю, но не за то что проявила мягкосердечие, а за отходчивость. По словам Вольги, именно она должна была щелкнуть меня разок в качестве дополнительного внушения того, что правила нужно исполнять.

— Прости, просто очень пить хочется, — повинился я стоило валькирии в белом халате отправиться за шторку.

— Не делай так больше, — серьёзно произнесла Настя.

Мне кажется, тут дело было даже не в моей блевотине и последствиях, а в строгости бабушки.

Дальше девушка сбивчиво начала пересказывать события, которые прошли мимо меня. Во-первых, как оказалось этой ночью я перенес серьезную операцию с участием хирургов и игроков с медицинскими классами. И всему виной была та самая ветка, что торчала из моей ноги. Получив ранение, я должен был просто лечь и кричать «На помощь!», а не пытаться продолжать бой. Наивные, блин. Да Джераксус меня вообще не спрашивал хочу я раз на раз или нет!

С Сашей Кислицыной — девчонкой, что училась на поток младше и на которую напал Джараксус было всё плохо. Джараксус не просто высосал половину её крови, но и «посадил» девчонке сердце какой-то дрянью. Настя сама толком ничего не знала, но из сбивчивого рассказа я понял, что парализующий фермент, который Джараксус впрыскивает в кровь, имеет сходство с желудочным соком, который убил кровеносную систему Кислицыной.

Дальше Настя перешла на персону Семёна. Парня смогли вытащить. Правда вроде как он до сих пор находится в искусственной коме, пока хилеры пытаются залатать его раны, чтобы парень не «отъехал» от болевого шока.

Там действительно всё тяжко. Ба говорила, что лицевую часть черепа собирали буквально по кускам.

— Я видела фотки. У него вместо лица реально фарш! В институте имени Фёдорова сейчас выращивают новые глаза для Семёна. Но, блин, он ведь не игрок! Сам понимаешь, никто не дает гарантий.

После девушка переключилась на сами игры. К сожалению, выяснить истину быстро не удалось и Чересов порядочно наломал дров, обвиняя Седовых. Это только обострило отношения между враждующими кланами и если бы не Пуговка, которая призвала топов своего клана Валькирия, дело могло бы дойти до резни.

По поводу монстров всё казалось одновременно и хорошо, и плохо. Хорошо то, что все сошлись во мнении о том, что состоялся кратковременный прорыв на территории академии. Из плохого — вся королевская конница, вся королевская рать смогли отыскать только одну тварь — безобидного и ни в чём не повинного Медоеда дюн, которого Настя почему-то назвала дикобразом песков.

Хотя и не такого уж и безобидного. Медоед успел серьезно ранить нескольких парней с постов и отправить Адама на соседнюю койку, прежде чем группа Антона смогла его успокоить. Да-да! Именно группа Антохи угрохала Медоеда. После того как меня и Шарапова благополучно сопроводили в больничку, наш Сикарий собрал крафтеров в кулак, и вот эта пестрая компания не боевиков отправилась в свой первый рейд.

— Короче, все кроме Роберта подняли по уровню. Ну оно и понятно, Полоз ведь уже «семерка». У немца богатый крафтерский клан, который хорошо вложился эксперами в его прокачку, — немного торопливо и сбивчиво рассказывала девушка. — Но почему-то получилось так, что ребята получили только опыт и никакого лута. Вот совсем! И-чо сказал, что когда тварь сдохла, то просто превратилась в горстку пепла. Но он и его собрал. Сейчас заперся в лаборатории. Колдует чего-то.

Для девушки было в новинку узнать, что после смерти тварь может просто развоплотиться, а вот для меня было всё логично. Всё-таки Медоед дюн — это моё нарисованное творение, которое после развоплощения превращается в элементарное агрегатное состояние моего аспекта — Пепел.

Неожиданно к привычному шуму больничной палаты добавилась довольно громкая речь. Шторка распахнулась и я увидел директора, Пуговку и незнакомого мужчину, за спиной которого стояли два орка в шлемах и бронежилетах. Причём оба «шкафа» держали в руках пулемёты, поднять которые обычному человеку явно было бы не под силу.

— Он может говорить? — поинтересовался директор у Анастасии и та, кивнув, выскочила из огороженного шторками закрутка, оставляя меня один на один с визитерами.

Настроение сразу стало нехорошим. С кем вооруженные пулеметами Орки решили воевать в больничной палате? Вот-вот. Так что, скорее всего, незнакомый мужчина — оперативник из M-3, что пришел по мою душу. Сейчас господа Орки достанут двимеритовые наручники и…

— Магнус, это Максим Евгеньевич. Он является представителем M-3, - произнес директор, указывая на незнакомца. Спасибо, блин, я уже понял. — Сейчас он задаст тебе несколько вопросов по поводу инцидента.

— Приятно познакомиться, Магнус, — улыбкой прожженного следователя поприветствовал меня Максим Евгеньевич. — Наша беседа не займет много времени. Можешь пересказать что произошло вчера вечером?

Я кивнул и начал пересказывать вчерашние события в выгодном для себя свете. Вроде как я просто исполнил свой долг офицера по обороне, а Шарапов вообще неизвестно откуда появился.

— Погоди, — прервал меня следователь посмотрев так, что я понял — он всё знает. — То есть никакой дуэли с применением технологического вооружения не было?

— Дуэль? — изобразил я искреннее удивление. — Нет. Это был спарринг.

— Хорошо, — легко согласился следователь. — Продолжай.

И я продолжил. Мой язык рассказывал одно, а в это время мозг хрустел шестеренками, лихорадочно придумывая отмазки и пути возможного побега. Дурак, блин. В моём состоянии не то что бегать, ходить нормально нельзя. А клыкастые мордовороты церемониться не станут — прикладом в череп и даже наручников не понадобится. Хотя…

Да! Это отличный выход! У меня сейчас как раз второй уровень, и если удастся спровоцировать, чтобы меня шлепнули или выпилиться самому, я возрожусь возле своего Тотема. Альбом ведь по-прежнему лежит дома, в коробке под кроватью. Если они не догадались обложить подъезд нашей квартиры, то есть хороший шанс вырваться.

— Значит, это не Медоед покалечил тебя и Шарапова?

Попытка поймать меня за язык? Скорее всего. Ну нет, товарищ майор, этот трюк у тебя не прокатит.

— Какой Медоед? — удивился я. — Там дикобраз был. Он этого крокодила и спугнул.

— Напиши как он выглядел, — вновь сделав пометки в смарте, попросил следователь.

Когда я закончил с описанием и не знал что ещё добавить, следователь кивнул и у меня к горлу подкатил комок. Вот и всё… Но оказалось, что нет. Максим Евгеньевич поблагодарил за содействие расследованию и честная компания оставила меня в покое.

Обессилевший от испытанных эмоций, я уронил голову на подушку. Пронесло.

— Ты как? — заглянула Настя. — Гостей принимать будешь?

Не дожидаясь ответа, девушка отодвинула шторку и я увидел Антона, Вику и Алису. Лица у ребят были встревоженными, но довольными. Особенно у здоровяка! Парень буквально лучился самодовольством. Вот жук!

— А где Катя? — спросил я, и девчонки переглянулись.

— У неё эволюция, — произнесла Алиса. — Так что ближайшие пару дней её не будет.

— Эм-м… — протянул я. — Алиса, вот ты вроде ответила на вопрос, но я всё равно ничего не понял.

На помощь пришла Настя.

— У Кати класс: морферика, — ответила девушка. — Короче, сейчас она меняется. Ну или типа того. Не знаю как грамотно объяснить.

— Да что тут объяснять? — скрестив руки на груди произнесла Алиса. — У Катьки класс, который через эволюцию позволяет изменять тело. Ставлю один экспер, что через пару дней она заявится в академию с сиськами как у Насти!

— Вика, — позвал я сербочку, которая все это время молчала. — Вы же с Катей живёте в одной комнате? Можно тебя попросить кое о чём? Принеси пожалуйста все книжки по бестиологии. Хоть поучусь немножко, а то здесь свихнуться можно!

Ловко подвел я разговор к животрепещущей теме. Нужно было срочно разобраться, что за тварь этот Джараксус. Я был уверен, что тварь эта редкая настолько же, насколько и опасная. Вряд ли информация по ней будет в интернете, а вот в архивах клана Абрыкиных — скорее всего.

— Ладно девчонки, — вдруг произнес Антон и достал из портфеля мою порванную сумку. — Вы всё равно здесь будете по очереди дежурить, наболтаетесь ще. А нам нужно…

При этих словах Антоха показал край моего разодранного альбома и внутри у меня всё похолодело. Он открывал мои рисунки, видел как они движутся и… Он знает, что я игрок!

Сокрытие статуса игрока — это серьезное преступление, как и сокрытие любой информации о незарегистрированных одарённых. Ведь каждый незарегистрированный игрок — это потенциальная ядерная бомба. Кроме того, каждый вставший на учёт получает преференции от государства. Ему открыты все дороги. Лучшие предложения по профилю полученных способностей, высокий социальный статус, да и просто уважение.

И на этом фоне незарегистрированные одаренные расцениваются как потенциальные преступники, что, по сути, недалеко от истины. Зачем скрывать свой дар, если ты не хочешь использовать его в преступных целях?

— Да, — не своим, каким-то враз охрипшим голосом произнес я. — Можно нам… пожалуйста…

— Ой, да ладно, — закатив глаза махнула рукой Алиса. — Пойдемте что ли поболтаем, пока мальчики секретничают.

Девчонки пообещали, что будут не просто заглядывать ко мне, а дежурить посменно. Поинтересовались по поводу моих хотелок, на что Настя сообщила, что у меня строгая диета. В итоге, препираясь, девчонки все-таки покинули закуток, оставив нас с Антоном тет-а-тет.

Здоровяк пару секунд помолчал, сделал глубокий вдох и затараторил шёпотом.

— Когда Настя тебя вырубила, я решил собрать твои вещи. Короче, я открывал альбом и…

Внутри меня всё окончательно рухнуло. Антон знает, что я игрок. И что дальше? Обнулить его до того как он раскроет мою тайну? А смогу ли? Нет, не физически. Даже без подготовки я справлялся с более сильными врагами. Но вот морально, готов ли я на подобное?

Не знаю. Но одно я знаю точно: гнить до конца жизни в камере «Ледяного плена», я уж точно не хочу. Если встанет выбор: свобода или убийство друга, то…

— Чего ты хочешь? — серьёзно спросил я.

— Я хочу понять, — неровно крутя в руках монетку, произнёс Антон. — Почему ты…

Последнее я не расслышал, но слово «скрываешь» легко угадывалось по смыслу и читалось по губам.

— Потому что так надо, — жёстко, словно забивая гвозди, произнес я.

— Ты же знаешь, что это серьезное преступление? И теперь, когда я тоже знаю, то становлюсь соучастником…

— Ты сдашь меня? — прямо спросил я.

— Нет, — поспешно ответил парень. — Не знаю… Я просто хочу знать, почему ты скрываешь, что…

Из-за количества ушей, которые не обязательно подслушивали, но вполне могли это делать, Антон не договорил фразу, а указал глазами на кипу рисунков в руке.

— Потому что так нужно, — скрипнул зубами я, и посмотрел в глаза, кажется, уже бывшего друга. — Что ты хочешь за молчание?

— Погоди, — вдруг опешил парень. — Ты что подумал, что я хочу тебя шантажировать?

— А как по-твоему это выглядит? — уже не скрывая злости, ответил я.

— Да пошёл ты! — произнёс Антон, швырнув помятые рисунки прямо мне в лицо. — Если человек скрывает, что он… Значит на это должен быть весомый повод! Нет, ну серьёзно, вот посуди сам: ты появился из ниоткуда, перевернул с ног на голову всю академию, поссорился с Шараповым, разбрасываешься деньгами так, будто у тебя в подвале стоит печатный станок! Девчонки пробили тебя по клановым и геральдике. Официально кроме Шарапова у тебя нет покровителей. И тамги, которую ты носишь на груди не существует. Но что самое противное: ты откровенно врал друзьям! Мне врал! А теперь, когда я узнал, что… Короче, что я должен думать, а? И пожалуйста, только не нужно врать. Ты из братвы? Триады? Коза ностра? Или Якудза?

Я же молчал, не зная что ответить. Сказать, что действительно являясь членом братвы? Ведь с приходом Системы бандитские организации никуда не делись. Наоборот, теперь они переродились в кланы и, набрав в свои ряды асоциальных элементов из других миров, только усилили влияние.

Да, усилиями правительства и игроков их малину выжигали едва ли не каждый месяц, но преступное сообщество, неважно на каком языке оно говорит и в каком мире обитает — как многоголовая гидра. Отруби одну голову и на её месте вырастет две. К сожалению, для некоторых не существует выбора между законом и воровскими понятиями.

И как это обычно бывает, сейчас передо мной стоял выбор… без выбора. Соврать и сказать, что я являюсь авторитетным уркой с подвязками среди криминала, который периодически пытается кошмарить крафтерские кварталы, или сказать правду и признаться в косвенной вине в смерти одноклассников? Аксиома Эскобара, мать её!

И как это обычно бывает, выбирая между двумя «так-себе»» вариантами, я нашел третий.

— Антон, — произнес я, стараясь держать голос как можно спокойнее. — Ты же понимаешь, что больничка не лучшее место для таких разговоров?

Антон воспринял мои слова в штыки.

— Ты пытаешься меня водить за нос?

— Да что ты заладил, а? — чувствуя как дрожит голос от возмущения ответил я.

— Дай мне выписаться и, обещаю, что всё тебе расскажу. Идёт?

— А криминал? На это хотя бы ты можешь ответить? — кажется, именно эта теория была для него идеей фикс.

Я улыбнулся и потянул ворот распашонки в которую меня укутали, точно младенца.

— Разве этот глаз похож на зоновские партаки? Это татуировка — просто глаз и два квадрата. Вернее не просто. Задерни посильнее шторки.

Стоило Антону это сделать, как я прикрыл глаза, открывая Око. Пусть поймёт, что я не пытаюсь водить его за нос, но мне нужно немного времени.

— Чернильный маг? — шёпотом произнес парень через секунду после демонстрации. — Никогда не слышал о подобном. Какой твой аспект?

— Пепел, — ответил я.

— Значит Медоед это твоих рук дело?

Я кивнул, заставив парня задуматься.

— А та, другая тварь? Ну, которая напала на Брусникину.

— Джараксус? Нет.

— Так значит, это был Джараксус?

— Ты что-то о нем знаешь? — выдохнул в ожидания.

Чёрт подери, если не нужно постоянно контролировать себя боясь выдать статус игрока, становится удивительно легко общаться с друзьями!

— Нет, но я узнаю, — стиснув губы, произнес Антон и уверенно кивнул, точно сделал сложный для себя выбор. — Ладно, Магнус. Я подожду с ответами до твоей выписки. Но не более. Только поклянись, что ты действительно не связан с криминалом.

Эпилог

23:47 того же дня. Краснодар улица Вердена «Драко» Черноозерского д.1. НИИ медико-магической хирургии и трансплантологии корпорации «Blackwater Pharmaceutical Corporation».

Крупные капли дождя хлестали по стеклу панорамного окна. С высоты последнего этажа клиники город смотрелся большим муравейником и, дожидаясь конца операции, Артур Шарапов коротал время наблюдая за ним.

Главный врач больницы — академик Франсуа Маер, где-то на пару этажей ниже проводил операцию по вживлению искусственно выращенных глаз Семену, и сейчас Артур тихо молился, чтобы рука немца не дрогнула, оставив его сына пожизненно слепым.

Год назад клан Черноозерских купил для своей клиники лучшего хирурга. Тогда Артур Шарапов не одобрял решения своих сюзеренов подарить выписанному из Европы лекарю целый научно-исследовательский институт и неограниченную возможность экспериментов по совмещению наработок медицины Земли с магическими практиками.

Тогда Артур в пух и прах разругался с Маером, но сегодня, когда в доме Шарапова случилась беда, немец не стал припоминать прошлые обиды. Он лично взялся за операцию Семёна и предоставил Шарапову свой кабинет, больше напоминающий пентхаус небоскреба.

— Федь, сколько там времени? — поинтересовался Артур, не отвлекаясь от панорамы ночного города.

Как и положено телохранителю и единственному другу, в тяжёлый момент для семьи Шараповых Фёдор был рядом с Артуром и читал старомодную бумажную газету, разместившись в кресле у входа.

— Без десяти полночь, — ответил безопасник клана. — Артур, операция сложная и вряд ли закончится раньше рассвета. Тебе нужно поспать.

Шарапов развернулся, посмотрев на телохранителя.

— А ты сам-то уснёшь этой ночью? — спокойно спросил он. Увидев, как Фёдор опустил глаза в газету, Шарапов усмехнулся. Безопасник уже давно стал кем-то вроде члена семьи и любил старшего отпрыска не меньше самого Артура. — Вот-вот…

Ещё час продолжалась эта картина. Артур, упершись лбом в холодное окно, смотрел как медленно засыпает город, а Федор, вооружившись ручкой, разгадывал кроссворд на последней странице газеты.

В этот момент прозвучал мелодичный звонок лифта. Артур и Фёдор повернулись, ожидая увидеть хирурга с новостями, но… Из отделанной мрамором кабины вышел мужчина в чёрном пальто. Высокий, больше двух метров ростом, с зачесанными назад волосами цвета вороного крыла и алым проблеском глаз.

Виктор Черноозерский — урождённый древний вампир и глава клана-корпорации откликнулся на просьбу своего вассала о помощи, и даже прибыл лично. Фёдор без намёков понял, что будущий разговор не касается его ушей и сославшись на то, что неплохо бы взбодриться чашечкой кофе, покинул кабинет.

— Виктор, — улыбнулся Шарапов старший. — Спасибо, что не оставил в беде.

Личное появление Виктора было отличным знаком. Неважно какие серьёзные увечья получил Семён, пока мальчик жив, древний может обратить парня и сегодняшние события в его воспоминаниях останутся лишь страшным сном.

— Не торопись с благодарностями, — сурово ответил Виктор, бросая перчатки на стол. — Лучше сядь.

Артур начал нервничать. Естественно Виктор знал о чём хочет попросить его вассал, и то, что он предлагает присесть было тревожным звоночком. Но Артур проглотил жажду повысить голос и робко сел в кресло напротив.

Виктор не торопился продолжать разговор. Он бросил взгляд на бар и хрустальные дверцы открылись, а с его полок в сторону вампира сорвался графин и пара бокалов.

Скрипя зубами Артур молча наблюдал, как орудуя телекинезом, глава клана-покровителя разливает по квадратным бокалам янтарный напиток и ломает в хрустальную вазочку плитку шоколада.

Артуру хотелось вскочить, накричать на своего покровителя, заставить его помочь наследнику, но… Вспыльчивый Шарапов продолжал робко ждать, когда хозяин захочет продолжить так и не начавшуюся беседу.

— Я знаю о чём ты хочешь попросить меня, Артур, — раскачивая в бокале тягучую маслянистую жидкость произнес Виктор. — Мой ответ — нет.

И с этими словами внутри Артура что-то оборвалось.

— Почему? — выдохнул он.

— Потому что твой сын — не тот кандидат, которого Черноозерские видят во главе клана Шараповых, — безразлично ответил Виктор, будто шла речь о погоде на завтра.

— Это не вам решать! — заскрипел зубами Артур.

Древний проигнорировал дерзость вассала.

— Семён — твой первенец, я понимаю, — также спокойно ответил Виктор. — Но он проблемный и глупый.

— Это кто так решил? Чересов? — уже не сдерживая тон, продолжил Артур.

— Да, — бесстрастно произнес вампир. — Твой клан был выбран покровителем Ермолова исключительно из-за того, что Семён учится с ним на одном потоке. Твой сын, узнав о том, что с ним учится ставленник Шараповых, должен был оказать помощь и поддержку. Но вместо поддержки Семён создал конфликт.

— Так может быть нужно было ввести его в курс дела? — не унимался Артур.

В ответ на это древний посмотрел в глаза Артура так, что сердце Шарапова начало биться через раз.

— Ты, твой клан и другие, почувствовавшие запах силы, выскочки — тлен! Тебе было приказано провести Ермолова как ставленника клана, а не задавать вопросы! — сверля собеседника рубиновыми глазами, произнес Виктор. — Не злоупотребляй моим расположением, Артур. Личность и роль Ермолова — не твоего ума дело! — тут вампир усмехнулся и, сделав хороший глоток, добавил. — И не моего, кстати, тоже.

— Семён — мой сын! И я не…

— Будущее твоего клана меня не касается. Хочешь оставить его наследником? Оставляй! Мои слова по поводу Семёна носили чисто рекомендательный характер. Скажу только то, что старая ведьма, Ленингейн, каким-то образом уже прознала про случившееся. Думаю, уже завтра ты получишь официальное письмо о расторжении помолвки. А именно Лилит могла стать для твоего сына тем мостиком, который бы возвысил твой клан.

— Старая сука! — ударив кулаком по столу, не сдержался Артур. — Да откуда она узнала?!

Это вызвало лишь легкую улыбку на лице древнего.

— Беата — старая касатка, которая на завтрак жрёт таких тюленей как ты! — усмехнулся Виктор.

— Но всё равно! Семён — мой наследник! И он…


И в этот момент лампы освещения над головами начали взрываться. Погасли почти все плафоны, погружая огромный кабинет хирурга в почти полный мрак. Комнату начали наполнять клубы дыма. Густые и сизые, вязкие, словно липкий страх, неотпускающий даже после пробуждения.

— Ты слишком мягок, Виктор, — произнес хриплый дребезжащий голос.

Однако услышав его, древний вампир поежился и в его глазах проскользнул… Испуг?

Артур попытался, было, подскочить, выхватить из кобуры пистолет. Но ему этого не дали. По ушам ударил визг разрываемого воздуха и в следующее мгновение в тело вонзился десяток копий. Длинные, в пару метров, не меньше, заточенные стержни пригвоздили его к дивану, точно энтомолог бабочку для своей коллекции. По два в ноги и руки, четыре в грудь и живот и один стержень пробил череп, намертво пришивая его к подголовнику.

Но Артур не умер. Он чувствовал боль, что разрывала нервы, он видел как от каждого его движения колышется древко торчащих из груди копий и знал, что с такими ранами он не жилец. Но каким-то чудом сердце продолжало биться, а пронзенный насквозь мозг всё ещё осознавал себя.

Прошло еще несколько мучительных секунд нестерпимой боли, ради прекращения которой Артур был согласен даже на смерть. А после боль будто выключили. И несмотря на то, что непонятные черные копья всё ещё торчали и тела, Артур испытал облегчение. Иллюзия?

— Не иллюзия. Кошмар, — ответил всё тот же дребезжащий голос.

Клубы дыма начали движение. Они обтекали предметы, сплетались, обретая форму человека. Старомодный черный сюртук, которые сейчас можно увидеть только в театральных постановках, цилиндр, трость и… У человека появившегося из дыма не было лица. Весь он, каждый квадратный сантиметр открытых участков его кожи, представлял собой сгустившийся до твердости туман и Артур окончательно убедился, что все вокруг нереально.

Неожиданно это принесло облегчение. Любой, даже самый страшный сон имеет свойство рано или поздно заканчиваться, а значит, нужно просто немножко потерпеть.

— Нет, — вдруг произнес человек-туман. — Твой кошмар не закончится. По крайней мере, если будешь перечить, то не доживешь до его окончания.

— Виктор! — просипел Артур, прося помощи у покровителя, но тот равнодушно смотрел на страдания Шарапова.

В голове промелькнула мысль о том, что он сильно очеловечивает вампира. Виктор — древний, значит он прожил десятки и десятки человеческих жизней. На его руках за сотни лет скопились тысячи выпитых и десятки тысяч убитых. Он собственноручно вырезал целые кланы и спросить его заступничества перед существом которого он сам боится до дрожи — глупо.

— Я — не Виктор, — вновь задребезжал голос и десяток точно таких же копий, что торчали из тела Артура, пронзили и древнего. Виктор начал дергаться и было очевидно, что в отличие от Артура, старик не собирался прекращать его боль. — Я не буду вас просить и уговаривать. Я — приказываю! Решите проблему…

С этими словами человек-туман начал развоплощаться, вновь принимая неосязаемую форму, а вместе с ним превращались в дым и копья что пронзали тело Артура и Виктора. Задребезжали лампы постепенно включаясь и разгоняя сумрак. За окном вновь показался ночной город, и даже телевизор, что всё это время работал на фоне, разорвал пелену тишины.

Артур ощупал себя. Ничего! Ни единого ранения или крови! Вот только аккуратные отверстия на одежде говорили, что неважно, иллюзия это была или кошмар, но последствия от неё вполне реальны!

Не переставая ощупывать себя, Артур поднял взгляд на древнего. Виктор сидел с закрытыми глазами и часто втягивал носом воздух. Даже не обладая чутьем вампира, Шарапов чувствовал, как яростно бьётся в его груди мёртвое сердце. Черноозерский тоже изменился. Его аккуратные прилизанные волосы были всклокочены и кое-где даже появилась проседь, а на одежде виднелись такие же прорехи, что и у самого Артура.

Ещё минуты три древний сидел без движения. Наконец, он открыл глаза, вперив в Шарапова яростный взгляд.

— У тебя неделя, — произнес Виктор поднимаясь на неверные ноги. — И, Синяя борода, не разочаровывай меня! Ты сам должен решить эту проблему самым радикальным образом. Или твой клан исчезнет так же быстро, как и появился.

С этими словами древний уверенно подошел к панорамному окну, распахнул его и, игнорируя дождь, бросился вниз в чернильную ночь.

* * *
23:55 того же дня. Краснодар, Звёздный переулок д.321. Крафтерский квартал «Немецкая Деревня».

- Антош, ты что такой хмурый? — мурлыкала Агата, прижимаясь и мешая готовить ужин. — Переживаешь из-за Магнуса?

— Немного, — ответил парень, и отчасти это было правдой.

То, что он узнал вчера, и в чём до конца не был уверен, полностью подтвердилось сегодня. Но облегчения это не принесло. Антон так и не дождался правды от того, кого считал другом. Зато удалось взять обещание, что в ближайшие дни, стоит чернильному магу выписаться из больницы, он узнает правду.

Предположение о том, что Магнус может быть связан с криминалом, пока не подтверждались. Стоит ли верить словам друга, который тысяча и один раз говорил, что не является игроком, а на деле?..

Для себя Антон сразу решил, что если окажется, что его друг связан с братвой — он сразу и без малейших колебаний сдаст его M-3. Слишком уж много крови у крафтеров попили эти фанаты воровской идеологии. С первых дней Сопряжения группировки всех мастей активно набирали в свои ряды одарённых.

Обретя новую кровь, бандиты начали переходить все границы. Собирали дань и ставили «на счётчик» всех, кого могли запугать. Угрожали жизням семей, похищали и жгли тех, кто сопротивлялся.

Естественно крафтеры давали отпор. Объединялись в гильдии, нанимали игроков для защиты собственности, вывешивали гончие листы на засветившихся персонажей. В этом активно помогали и М-3, поэтому сейчас стало попроще.

Но подлый и лишенный чести народец не желал конфликтовать в открытую. Тем более с регулярной армией и опытными игроками, на которых новый президент делает большую ставку. Ублюдки, в общем.

— Блин, как же хорошо, что закончились эти игры! — черпая из большого ведра мороженое, произнесла Арина.

— Они не закончились. Их просто приостановили до окончания расследования.

Буркнул Антон, пробуя на вкус соус. Маловато соли, поэтому парень начал рыскать по шкафчикам в поисках заветной банки. Хариза — молодая орчанка, в которую без памяти влюбился дядька, как новая хозяйка полностью изменила под себя кухню. И Антона немного раздражало то, что приходится искать привычные вещи не на своём месте. Все-таки парень вырос на этой кухне!

Сегодня дядя узнал о том, что школьная изоляция снята и недолго думая отправился с женой на горячие ключи. И что самое главное, самый лучший в мире крестный оставил племяннику ключи от особняка, попутно намекнув, что родителям совершенно не обязательно знать, что парень будет ночевать не в академии.

— Ну что? Ты нас скоро кормить-то будешь? — начали вредничать девчонки.

— Еще двенадцать минут. Вместо того, чтобы хныкать, лучше бы начали сервировать столовую. Фильм какой-нибудь выберите на вечер. Только, пожалуйста, не мелодраму, — ответил парень.

Вдруг поймав себя на мысли, что слишком строг к девчонкам, парень попытался извиниться.

— Агата, дядя, кстати, намекнул, что в погребе есть лишняя бутылка Родосского розового. Нужно поставить в холодильник.

Близняшки, точно им было пять, а не пятнадцать, услышав про вкусняшку в погребе, сорвались с места и ринулись за бутылкой буквально наперегонки. А Антон, помешивая никак не желающий густеть соус, вновь предался размышлениям.

Чернильный маг — это вообще кто? Парень никогда не слышал про подобное. Хотя после Сопряжения редкие классы появлялись, как прыщи на лице у подростка, но про игрока, который оперирует своими рисунками, парень слышал впервые.

Да ещё и этот аспект. Пепел. Прикидывая логически, парень пытался понять на основе каких базовых аспектов он строится. Если природу других редких аспектов можно было понять без труда, как например Пар, являющийся производным аспектом Воды и Огня, или Металл, представлявший собой следующую градацию стихии Земли, то Пепел…

Понятно, что одна из составляющих будет являться Огнём, а вот дальше этой логической цепочки мысли двигаться не хотели. И, каждый раз задумываясь о том, кем на самом деле является Магнус, Антон вместо ответов находил лишь новые вопросы.

Вечер в пустом особняке с парой любимых девушек не мог пройти плохо. Приятный плотный ужин, изысканный даже по меркам самого Антона. Да это и немудрено! На продукты парень спустил почти все деньги, сэкономленные за время проведения игр. Отличный фильм «Паразиты», который хоть и был корейского производства, но оценивался как классика, а не вырвиглазное творение азиатского кинопрома. И сладкий сон далеко за полночь, когда ласковый шум Родосского розового ещё не выветрился из головы.


Сон был сумбурным, тяжёлым и странным. Будто Антон вместе с Агатой и Ариной отдыхают в лесу у костра. Многовековые сосны-великаны, стрекот цикад, большая палатка и звездное небо над головой. Его близняшки влюблённо смотрят на парня, который без устали играет на гитаре. Странно, Антон ведь никогда даже в руках не держал этот инструмент. Но во сне у него получалось здорово.

И в этот момент появляется Магнус, но выглядит он странно. Странно и пугающе. Его темные волосы искрятся в сумраке ночи, глаза пылают огнем, а на лице пляшет пугающая улыбка. Но самое страшное, за обоими плечами Магнуса стоят огненные големы в кепках.

Объятые пламенем великаны за спиной Магнуса ударяют кулаками и она вспыхивает, окружая огнём маленькую лесную опушку. Девчонки кричат в испуге, Антон пытается докричаться до друга, но Магнус глух к его словам. Чернильный маг достает свой потёртый альбом, прикасается к нему и с бумажных страниц срывается феникс. Огненная птица оставляет за собой шлейф огня и дыма. Вдруг становится очень тяжело дышать.

Антон закрывает собой девченок, кричит бывшему другу, чтобы не трогал их, отозвал своих огненных бестий и вышел биться один на один, как мужчина. Вот только каждое слово дается тяжело. Дым проникает в лёгкие, На языке уже давно поселилась горькая оскомина сажи, и с каждым разом становится все тяжелее вырвать из дыма порцию кислорода. Голова парня начинает кружиться, но, проваливаясь в бессильный обморок, парень всё ещё старается закрыть собой девчонок.


Антон вскочил на кровати, хватая ртом воздух. Тяжёлые мысли о друге плавно перешли в сон, испортив его и послевкусие от вечера. Парень сделал ещё несколько глубоких глотков воздуха. Казалось бы, странное послевкусие, будто он лизал мангал, должно было развеется. Но нет. Во рту по-прежнему отдавало горечью и жидким дымом. А ещё даже в интимном сумраке комнаты, разгоняемым лишь ласковым светом ночника, Антон разглядел белые завихрения дыма.

А вот эти визуальные галлюцинации уже было трудно списать на остаточные последствия кошмара. Парень ещё раз потянул носом воздух и в этот раз, в отличие от того, что происходило во сне, он почувствовал запах не только дыма, но и резкий смрад горящего пластика.

Быстро, так что захрустела шея, парень повернул голову в сторону двери и увидел пляшущие всполохи огня. Пожар? Пожар!!!

Вскакивая с кровати, парень начал расталкивать девчонок, которые упорно не хотели просыпаться. А может быть они уже успели надышаться угарного газа и просто физически не могли открыть глаз?

— Каспер, ко мне!!! — как можно громче прокричал Антон, зовя на помощь домового.

Виртуальный дворецкий появился через мгновение, разгоняя сумрак своим светящимся силуэтом.

— Да, мастер, — привычно любезничая, я произнес он.

— В доме пожар? — пытаясь растолкать Агату почти кричал парень.

Тщетно. Девчонка нехотя отбивалась, продолжая пускать слюни на подушку.

— Да, мастер. Мы горим.

— Так почему ты не поднял шум, железяка?! — срывался парень. — Где тревога? Где пожарные?

— К сожалению, связь с службами спасения и выход в глобал заблокированы. Тревожная сигнализация принудительно отключена и выставлен режим «не беспокоить». На минус первом этаже пожар ликвидирован собственными силами. Для продолжения тушения пожара необходимо заправить картриджи, — бездушно и любезно сообщила голограмма.

— Отмени режим «Не беспокоить» и включи, наконец, связь! Вызывай всех! Пожарных, медиков… Кого угодно!

— К сожалению, Мастер, выхода в глобал нет. Он принудительно заблокирован извне. Я просто физически не могу самостоятельно устранить эту проблему.

И в этот момент Антон понял, что не стоит ждать от программы никакой помощи. Бесполезный кусок программного кода! Гадство! Каким образом можно было отрезать дворецкого от глобалнета? А главное, кому это было нужно?

Дрожащими от паники пальцами парень попытался вызвать помощь через смарт. Ничего! Сеть на гаджете тоже отсутствовала и означало это только одно — их принудительно «глушили».

Парень подскочил к окну, чтобы распахнуть его. Конечно, прыгая с высоты четырёх метров, можно было поломать ноги, но это всяко лучше, чем сгореть заживо. Вот только стоило открыть оконную раму, как парень увидел едва светящуюся лиловую сеть силового щита, и после этого списать на случайность пожар и отключение сигнализации было невозможно. Его и девчонок решили сжечь заживо!

Антон закипел от бессильной ярости и провёл комбо по лиловому пологу щита. Безрезультатно! Хотя чего он ожидал? Что силовая защита рассыпется от комбо низкоуровневого сикария? Какая глупость!

— Каспер, окно заблокировано. Разработай схему эвакуации!

Вот только голосовой помощник не ответил. Его проекции начало коротить и силуэт электронного дворецкого пошел цифровой рябью. Дело плохо. Значит пожар добрался до серверной и сейчас электронные мозги каспера плавились под жаром стихии.

Нужно было что-то делать и делать немедленно.

— Арина, — парень ещё раз потрепал девушку по щекам.

Вторая близняшка нехотя открыла глаза. Ну, то что она в сознании уже вселяло уверенность.

— Помогай. Стащи Агату с кровати, — попросил парень. — Внизу больше кислорода.

Сам же Антон рванул к стене и, открыв железный шкаф, в котором под кипой проводов и мелочевки дядя прятал от супруги свой алкоголь, парень начал выбрасывать бутылки на пол. Когда с этим было покончено, он повалил железный ящик на пол и принялся стаскивать с кровати бельё. В ближайшее время этому коробу предстояло быть спасительным ковчегом для девчонок, и одеяло с подушками должно было уберечь близняшек от раскаявшегося под огнём металла.

— Залазь в шкаф. Быстро! — скомандовал Антон Арине, поднимая с пола вторую близняшку.

И со словами: «Сейчас будет жёстко трясти. Удерживай Агату чтобы не ушиблась», — парень захлопнул стальную дверцу.

Арина что-то бормотала, но парень её не слушал. Он — игрок и может себе позволить погибнуть целых три раза, а вот у девчонок всего одна жизнь. Антон рыскал по комнате. Он пытался найти, чем бы прикрыться, но всё что удалось обнаружить — старый дядин брезентовый плащ, в который тот облачался только когда ездил на рыбалку. Хоть что-то.

Накинув его на себя, парень подошёл к двери и, прикрыв лицо, дернул на себя ручку. Дверь поддалась легко, Но латунная скоба разогрелась настолько, что ладонь тут же покрылась волдырями. Зарычав от боли, парень схватил тряпки и кое-как стал бинтовать в руки.

Из открытой двери, пламя уже заползло в спальную и активно облизывало белый потолок, покрывая его копотью. Всё. Дальше ждать было нельзя. Четыре метра вперёд, поворот на девяносто градусов, потом лестница. Опять поворот и напрямую через гостиную в зимний сад.

Какой бы ни был крутой маг у тех, кто захотел сжечь его и девчонок, вряд ли его сил хватит на то, чтобы накрыть силовым полем всю стеклянную оранжерею. А дальше нужно просто вырваться наружу и… Он что-нибудь придумает. Ради девчонок обязательно придумает.

— Держитесь, — закричал Антон девчонкам, стараясь через крик заглушить боль в обожженной руке.

Сам по себе ящик был нелегким и за его надежность приходилось платить солидным весом. Кроме того, внутри сидели девчонки и это только добавляло проблем. Навалившись всем телом, Антон толкнул ящик по горящему паркету. Нехотя, с натугой, но стальной шкаф пошёл по горящей древесине, попутно туша её и прокладывая дорогу самому Антону. Поначалу махровые тапочки хорошо справлялись с теплоизоляцией, но проделав путь до лестницы, синтетический ворс спекся в горячий пластик и начал прилипать к коже. Одновременно с этим рыбацкий плащ начал скукоживается из-за температуры. Он уменьшался в размерах, облегая тело, Широкие манжеты рукавов начали тлеть и теперь сикарий чувствовал, будто всё его тело окунулось в кипящее масло.

Так Антон погиб в первый раз. Впрочем до того как болевой шок обнулил его здоровье, каким-то чудом он умудрился повалиться на стальной ящик и столкнул его с лестницы. Последнее что увидел Антон, было зрелище, как длинная металлическая конструкция плавно скатывается по ступенькам, точно сани по заснеженной горке.


Внимание! Вы погибли и потеряли уровень! Актуальный уровень: 3.

до следующего Возрождения: 3… 2… 1.


Первый вдох и раскрытие глаз произошли одновременно. За всю свою недолгую жизнь игрока парень умирал в первый раз и ощущения были мягко говоря… Необычными… Зато теперь у него было новое тело! Без ожогов, волдырей и прикипевших к ногам махровых тапочек, что одномоментно превратились в сабатоны, которые кто-то до краёв наполнил расплавленным оловом.

Но сейчас нет времени для прокрастинации. Антон обнаружил себя в подвале, где дядя оборудовал стальную клетку для Тотема. Внутри неё парень появиться не мог, а поэтому Система воплотила его тело рядом. Здесь было непривычно мокро от противопожарной пены и в нос ударил запах химикатов. Больше всего в жизни дядя любил своё рабочее пространство, в которое превратил подвал. Это хорошо.

Зная где и что искать, Антон распахнул бытовку с рабочей одеждой дяди. Дешёвый и надёжный, но главное не горящий рабочий костюм из джинсы нашёлся сразу и парень мгновенно запрыгнул в него, а после принялся валяться по полу, стараясь как можно сильнее смочить костюм в пожарной пене.

Это заняло секунд сорок. Но для девчонок это были целые сорок секунд взаперти, в стальном ящике, посреди пылающего дома! И если Антон не поторопится, эта стальная коробка превратится для них сначала в крематорий, а затем и в гроб. На бегу схватив простенькую пластиковую маску для защиты при работе с болгаркой, он устремился к лестнице. Если начнёт плавится, сбросить её дело одной секунды, а пока защищает лицо от языков пламени — пусть будет.

Задержав дыхание, чтобы не нахвататься дыма и горячего воздуха, парень толкнул дверь. Огонь уже охватил весь первый этаж, но плотный джинсовый костюм отлично защищал ноги от коварной стихии и, сделав зигзаг по коридору, парень выскочил к лестнице у подножия которой лежал стальной шкаф. Спрятав руки в рукава, парень взялся за него и принялся толкать. Но из-за сильно прогоревшего паркета каждый метр давался ему с тройным усилием. Кроме того, из ящика послышался кашель и сдавленный всхлип кого-то из близняшек.

Парень рычал от натуги, но за минуту едва ли продвинулся больше десятка шагов. А облизываниемый пламенем стальной ящик, всё больше раскалялся. Антон тоже почувствовал, что слишком долго возится в огне. Плотные, окованные стальными пластинами ботинки, уже не справлялись и кожа под ними медленно, но верно покрывалась волдырями. Пару раз парень терял сознание от боли, но продолжал тащить свою непосильную ношу сквозь объятую пламенем гостевую. От дыма жгло лёгкие, голова кружилась так, что мутнело в глазах. И вот, потратив титанические усилия, Антон почувствовал, как стальной ящик уперся во что-то.

Сикарий уже обрадовался, было, что почти достиг стеклянного витража в зимний сад, но, протерев плексигласовый щиток маски, взвыл от отчаяния. В дыму и огне парень не угадал с направлением, и сейчас защищающая девчонок от огня коробка уперлась в тумбу на противоположной от двери стороне комнаты.

Чувствуя что задыхается, парень хотел было перехватиться, чтобы наконец начать толкать ящик в правильную сторону, но подняв глаза, Антон увидел покрывшийся копотью стеклянный ящик и улыбнулся. Сил на то, чтобы продолжить движение не оставалось, но будто сама судьба заставила его свернуть не туда и перетащить шкаф прямо под тумбу с аквариумом. Вместо того, чтобы бессильно сокрушаться, парень расценил это как проведение.

Негнущиеся обожженные пальцы ухватились за край домика для рыб и, падая назад, парень перевернул аквариум на раскалившийся до пузырящейся краски ящик с близняшками. На этом его сознание вновь погасло.


Внимание! Вы погибли и потеряли уровень! Актуальный уровень: 2.

до следующего Возрождения: 3… 2… 1.


И вновь возрождение, подарившее эйфорию из-за отступившей боли. От эмоциональной усталости хотелось сесть на мокрый пол, но Антон не мог себе позволить такую роскошь, как пару минут отдыха. Чётко зная что делать, парень вновь выхватил новый комплект спецодежды. Не такой качественный, кое-где прожженный, но это было всяко лучше, чем семейники в которых он возродился.

Взбегая по лестнице, парень раскрыл дверь, и в следующую секунду перекладины подвала не выдержали заваливая добрую треть подвала. Ну и хрен с ним! Ему осталось протащить ящик каких-то десяток метров и они втроём доберутся до зимнего сада. А там останется разбить любое незакрытое силовым щитом стекло и они выберутся!

Петляя по зигзагообразному коридору, парень на мгновение представил как там его девочки. В духоте и дыму, они сейчас лежат запертые в стальном ящике и надеятся на него! Погрузившись в эти мысли, парень ещё сильнее ускорился и едва смог остановиться перед провалом в полу. Черт! И как он мог забыть, что эта часть дома обвалилась в подвал?

Рыча и ругая себя за недальновидность, которая стоила ему драгоценного времени, парень рванул в обход провала. Заскочив в тренажерку Харизы, через которую можно было попасть в гостевую, парень споткнулся о гантелю. Окованный сталью носок рабочего ботинка не позволил сломать пальцы, но своё падение Антон тоже воспринял как знак свыше.

Пластиковая рама витража наверняка прикипела от жара и ему наверняка понадобится чем-то разбивать стекло. А пятикилограммовая гантеля орчанки подойдёт для этого как нельзя лучше! Подхватив спортивный снаряд, Антон устремился дальше и через пару вдохов ядовитого дыма уже стоял над стальным ящиком.

Перевернутый аквариум погасил пламя вокруг и Антон ещё раз поблагодарил провидение за то, что перепутал направление. Схватившись за торчащую трубу через которую когда-то в распределительный шкаф заводились провода, парень потащил его к витражу.

Сильный размашистый удар гантелей рубанул по стеклу, но оно выдержало удар, покрывшись паутиной трещин. Ещё удар. Ещё и ещё! И вот наконец армированный стеклопакет не выдержал и сложился. В лицо ударила прохлада сентябрьской ночи.

Отбросив гантелю, парень распахнул шкаф и помог выбраться Арине, а затем вытащил и Агату. Неся близняшку на руках, Антон постоянно оглядывался, ища глазами поджигателей. Но нет, ни силовых щитов, ни силуэтов поджигателей заметить не удалось.

Зато парень услышал сирены пожарных машин и вместе с облегчением на его плечи обрушилась тяжесть пережитого. У него получилось! Он смог! Он справился! Девчонки живы! И хоть ему пришлось умереть два раза и немного обгореть в третий, парень чувствовал незамутненное счастье.

Ноги подкашивались и Антон больше не смог сопротивляться слабости. Упав задницей прямо на клумбу с георгинами, парень аккуратно уложил Агату и обнял Арину, которая всё это время кружилась вокруг сестры.

И в этот момент перед глазами Сикария появилось сообщение, вернувшее в кровь леденящий ужас с привкусом того, что произошедшее нельзя исправить.


Внимание! Ваш Тотем «Робот Гермес» уничтожен. Вам больше недоступны перерождения и следующая смерть будет окончательной.


Парень завалился на сырую землю и тихо произнес:

— Так вот для чего ты просил дать тебе время, Магнус.


Конец первой книги

март-май 2021


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Эпилог



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке