КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Любовь (fb2)


Настройки текста:



Любовь

Человек, которому вы нужны,

всегда найдет способ быть рядом.

М.Ю. Лермонтов

– Пролог –

– У вас свободно?

– Это столовая. Место общественное, и тут свободно для всех.

– Но, я на всякий случай спросил.

– На какой?

– На всякий?

– И что же это за случай такой, всякий?

– Вдруг, вы кого-то ждете.

– Я бы так и сказала.

– Но, вы не сказали.

– И какой из этого следует вывод?

– Вы мне скажите.

– Молодой человек, вы в порядке?

– Я китаец.

– Поразительно, я уж было решила, что вы кореец.

– А что бы это изменило?

– Их меньше.

– И?

– Что вы от меня хотите?

– Я хочу тут присесть.

– Вас только это смущало, китаец вы или кореец?

– А вы их отличаете?

– А вы нас?

– Я давно тут живу.

– Я поняла по вашему произношению, хотя это не говорит о вашей принадлежности ни к одной из этих рас.

– А для вас это имеет какое-то значение?

– Вы о чем?

– Китаец я или кореец?

– Да хоть марсианин.

– То есть…

– Молодой… китаец, вы садитесь или будете дальше продолжать дискуссию?

– Простите, но я не то, что бы, не собирался садиться…

– То есть?

– Я хотел с вами заговорить?

– Вы в порядке?

– Не совсем.

– То есть, вы, все же, марсианин?

– Нет, я китаец.

– Вам проще.

– Почему?

– Мне кажется, китайцев больше чем даже марсиан, если бы те населяли всю планету.

– Удивительное наблюдение.

– Вы так и будете стоять у меня над душой?

– Позвольте присесть?

– Вы с этого начали.

– Я Чен.

– Превосходно. Вы сядете? Я уже ухожу, можете еще кого-нибудь позвать.

– Нет, я…

– Вы Чен, китаец, я поняла.

– А вы?

– Что я?

– А вы кто?

– Я русская.

– Я не об этом. Хотя, я итак знаю.

– Что?

– Кто вы.

– Вы точно не марсианин?

– Я китаец.

– Боже мой! Я оставляю вас. Благодарю вас за содержательную беседу.

– Вы Евгения.

– Вы осведомлены, но мне уже пора. Удачи.

– Женя, я вас люблю!..

– 1 –

Женя была одной из лучших на Экологическом факультете Российского университета дружбы народов. Ее ждал красный диплом. Но, не это важно. Вообще, когда какой-то человек, юный человек, как правило, окончивший школу, выбирает направление, всем, и его родителям в первую очередь, становится интересна причина выбора их детей. РУДН? В Москве достаточно институтов. РУДН один из лучших, разумеется, но почему РУДН? Потому, что там в КВН хорошо играют? Ну, как это объяснить родителям, да и всем остальным… да, не в этом суть! Как это объяснить самому себе? По конкурсу прошла? Тематика? Экология? Благородно, но почему РУДН? Нет, это ни в коем случае не реклама института. Это факт. Это дружба народов. Там много народов? Поэтому? «Женя, поэтому ты выбрала этот ВУЗ?» – «Да нет, просто…» И когда девушка семнадцати лет говорит такую фразу, да с такой интонацией, что все вокруг начинает окутывать туман, то дальше спрашивать ее о чем либо просто-напросто не имеет смысла. Почему? Да просто… не имеет смысла! Сама Женя об этом никому и никогда не говорила. Возможно ли, что она что-то предчувствовала? Еще тогда, когда выбирала институт? Что она предчувствовала? Она не знала? Нет, знала, но не говорила никому. Она даже не понимала, что это. Это же волшебство! А это было волшебство? Кто его знает? Знает кто-то… тот, кому она говорила, если есть этот кто-то. Нет, нет такого? Или есть? Есть! Точно есть! Есть один человек, но от него мы ничего не добьемся. Почему? Да, потому, что она так захотела. И… потому что это… волшебство…

Но, сейчас не об этом.


– Неожиданно! – строго произнесла Жена.

– Вы так считаете? – спросил Чен.

– А вы не находите? – переспросила Женя.

– А что может быть неожиданного, когда молодой человек говорит вам такое? – склонив голову набок, спросил Чен.

– В столовой? – усмехнувшись, заметила Женя.

– Простите, мне сложно было выловить вас где-то в одиночестве, – признался Чен.

– Одиночество – грустное слово.

– Я имел в виду… – начал было Чен.

– Мне пора, – отрезала Женя.

– У вас лекции? – удивленно спросил Чен.

– Нет, мне пора бы уже покинуть это заведение, – глубоко вздохнув, ответила Женя.

– Вы про институт?

– Нет, вы точно, марсианин, – серьезно произнесла Женя. – Я о столовой.

– А вы на лекцию или… – не отставал Чен.

– Тут принято учиться, – заметила Женя.

– Я на последнем курсе, – заявил Чен.

– Тогда, вам бы следовало это знать, хоть вы и марсианин, – сказала Женя.

– Я китаец, – склонив голову, промолвил Чен.

– Да хватит вам уже! – вспыхнула Женя. – Итак, что вы от меня хотите?

Чен взглянул на Женю такими удивленными глазами, что та рассмеялась.

– Простите, как вас… Чен? – начала Женя.

– Чен, – скромно ответил он.

– Какое шаблонное китайское имя… – Женя осеклась. – Извините, это, возможно, стереотип.

– Ничего.

– На нас уже все смотрят. – Женя огляделась по сторонам.

– Вас это смущает? – удивился Чен.

– Меня-то как раз, нет.

– Я о вас все знаю, – вдруг объявил Чен. – И, точно, вас это не должно смущать.

– Почему вы так решили? – удивленно спросила Женя.

– Ну, вы такая красавица, за вами все бегают, – скороговоркой пробормотал Чен.

Женя снова рассмеялась.

– А вы? – спросила она.

– Что? – испуганно отозвался Чен.

– Что же вы не бегали? Ждали до моего последнего курса, пока я останусь одна в столовой. Или это ваш план. Как у ниндзя?

– Я китаец, – настаивал Чен.

– Ошиблась. – Женя подняла руки. – Вы заметили, сколько времени мы с вами потратили на пустой разговор?

– Я вас люблю, – резко сказал Чен, и его лицо залилось густой краской.

И снова Женя рассмеялась.

– Слушайте, давайте выйдем отсюда. Кажется, уже мы начинаем всех смущать, – предложила она и направилась к выходу.

– Я все хочу вам предложить… – пролепетал Чен.

– А что ж не предлагаете? – весело спросила Женя.

– Вы… Я… Вы меня обездвижили и лишили дара речи, – признался Чен.

– Идемте, – командным тоном произнесла Женя. – Тем не менее, – продолжала она, – вы дважды произнесли фразу, которая мужчин на первом этапе их попытки лишает этого самого дара.

– Вам часто это говорили? – словно огорчившись, спросил Чен.

Женя хитро улыбнулась.

– А вы как думаете?

– Уверен, постоянно. – Чен выдохнул.

– И вы решили дополнить мою базу данных, – констатировала Женя

Они уже вышли на улицу.

– Нет, я вас, действительно, люблю, – с чувством произнес Чен.

– Вы зачастили, – заметила Женя. – Это ваш своеобразный стиль обращения с девушками? Вы всегда так поступаете, стараясь… не знаю, чего вы там стараетесь?..

– Я этого никому никогда не говорил, – чуть ли не с обидой в голосе, произнес Чен, и отвернулся в сторону.

Женя почувствовала необычное движение внутри груди.

– Вы это серьезно? – медленно спросила она. – На каком вы курсе, говорите?

– На последнем, как и вы, – оживившись, ответил Чен.

– И давно вы меня знаете? – настороженно спросила Женя.

Чен снова покраснел.

– Достаточно. Я… – Чен запнулся.

– Вы? – настаивал Женя.

– Решил сделать это сегодня, – твердо ответил Чен.

– Почему именно сегодня?

– Я так решил, – также твердо ответил Чен.

– Логично. – Женя достала телефон. – У меня лекция.

– Давайте, вы на нее не пойдете, – бесцеремонно предложил Чен.

Женя опять не смогла сдержать смех.

– Это вы тоже решили сегодня?

– Еще год, и институт останется позади, – не ответив, сказал Чен.

– Вы не перестаете удивлять меня своей осведомленностью.

– А почему вы со мной так долго разговариваете? – неожиданно спросил Чен.

И Женя также неожиданно об этом подумала.

– Вы забавный, – несмело заявила она.

– Сейчас осень, – сказал Чен.

– Это утверждение? – спросила Женя.

– Это факт. А летом я уезжаю в Китай.

– Я за вас рада. Вы решили мне об этом сообщить?

– Да.

– Да? Это все? – Женя больше уже не могла скрывать удивления.

– У нас с вами год, даже меньше, чтобы узнать друг друга, – уверенно заявил Чен.

Женя приподняла брови, не зная, как отреагировать на фразу.

– И что? – робко спросила она.

– Я хочу, чтобы вы стали моей девушкой. Прямо с этого момента. Прямо сейчас!

Женя не смогла даже рассмеяться.

– И?.. – все, что она смогла произнести.

– А потом невестой! – Чен смотрел Жене прямо в глаза.

Женя стояла, как будто ей только что вкололи наркоз.

– Вы о чем? – наконец, спросила она.

– Я хочу увезти вас с собой, в Китай, – выпалил Чен.

Женя только хлопала глазами.

– В рамках учебы по обмену, просто так, как угодно. Я придумаю. – Чен не останавливался.

– Вы в своем уме? – наконец спросила Женя, долго подбирая фразу, пока Чен выкладывал ей свои планы.

– Я никогда не был так уверен в своих словах, – отчеканил Чен.

– Да что вы?

– Я за них отвечаю.

– За что?

– За слова…

– Стойте, мы тут с вами стоим и шутим в начале учебного года. – Женя не знала что сказать. За все годы обучения в институте, да и вообще, за всю свою уже прожитую жизнь, она многое слышала, но такого… такой… – Такого я не… – Женя потерялась. – Мы знакомы минут… Чен, вы…

– Женя, я вас люблю, люблю давно, и сделаю для вас все, что пожелаете. Скажете мне уйти и сделать так, чтобы вы меня больше не увидели, я сделаю!

Женя этого не сказала.

– 2 –

Родители Жени давно привыкли к тому, что на протяжении ее обучения в институте за ней все время бегали мальчики, чем она неустанно пользовалась, превращая свою студенческую жизнь в мексиканский сериал. А тут вдруг неожиданно наступила пауза длиной в четыре месяца.

Надо отметить, что ее родители поженились, когда учились на втором курсе техникума, – им едва исполнилось по восемнадцать лет, – и к окончанию второго курса у них родилась Женя. Спустя три года ее отец поступил в институт. Хоть он и был старше своих сокурсников, тот факт, что у него растет дочь, – у первокурсника растет дочь! – вызывала у студентов недоумение, скрашенное одновременно и сочувствием и уважением. Учился он в Екатеринбурге, в Архитектурном институте. Ныне отец Жени, Леонид Александрович, успешный архитектор, руководитель компании, расположенной в Москве. Сюда же он устроил одного из своих сокурсников, Александра, и уже договорился о втором, Сергее… но, об этом чуть позже.

И было у Леонида с Ксенией, его женой, четверо детей. Евгения, будучи старшим ребенком, была как первый, чистый лист в их семье, и с нее остальные дети могли брать пример. В их семье росли еще две девочки, и один, младший ребенок, мальчик. Вторая дочь училась на втором курсе института, младшая дочь и семилетний сын еще ходили в школу.

Из троих друзей, о которых уже было сказано ранее, Леонид первым шагнул на путь семейной жизни, чем оторвался от них, поскольку те, несмотря на свой возраст – тридцать шесть лет, – все еще оставались бобылями… но, и об этом, опять же, позже.

Сейчас Леонида с Ксенией занимало затишье со стороны Евгении, так активно ведущей свою личную жизнь, чем, между прочим, подавала пример младшим сестрам, что всегда вызывало недовольство Леонида, которого постоянно успокаивала жена, ссылаясь на благоразумие дочерей.

На этот же раз все вышло иначе…

К учебе Жени в институте у родителей никогда не было претензий, особенно, когда стало ясно, что Евгения сама способна решить все свои проблемы. Она лишь выдавала короткие отчеты, как правило, за ужином. А тут…

– Может, что-то не так? Что-то произошло? Что могло случиться? – волновался Леонид, беседуя с женой.

– Думаю, скоро все станет ясно, – спокойно говорила она.

– Почему ты так уверена? – не успокаивался Леонид.

– Ты свою дочь не знаешь?

– В том-то и дело, что знаю и меня…

– Она уже взрослая, настанет время, все выяснится…

– Не хотелось бы ждать… долго… – рассеяно бормотал Леонид.

А долго ждать не пришлось. Сначала прозвучала фраза «по обмену». Эта фраза звучала давно, но всерьез ее никто не воспринимал. Как-то далеко и со стороны, с чьей-то чужой стороны, она звучала, и, вообще, казалась совсем чужой.

– Какой обмен? – спрашивал Леонид.

– Папа! – удивлялась Евгения. – Студенты ездят друг к другу в страны по обмену.

– Ты же оканчиваешь институт! – удивленно говорил Леонид.

– А аспирантура, а дальше? Что ты, папа? – протестовала Женя.

– И ты попадаешь в эту программу? – спокойно спросила мама.

– Пытаюсь. Посмотреть мир! Это же… это так интересно! – восхищенно воскликнула Женя.

– Это зависит от того, какой мир ты хочешь посмотреть, – бурчал Леонид.

– Папа, не будь таким занудой, – отбивалась Женя.

– Да, Лёня, что тебя все не устраивает? – Мать встала на защиту дочери.

– Чую что-то неладное, – говорил он, когда Жени уже не было рядом.

– Например? – спросила его Ксения.

– Сам не знаю, но чую, – серьезно говорил он.

– Хоть из какой области твои предчувствия?

– Я подумаю хорошенько, и скажу.

– Договорились. – Ксения улыбнулась.

– Только не задерживайся, а то остальные дети подрастут.

– Хорошо.

– Как на работе? Совсем с твоим «чую» забываю спросить, – стараясь отвлечь мужа, спросила Ксения.

– Отлично. Новый проект. Долгосрочный. Саша уже тут.

– Уже? Что ж не зайдет? – удивилась Ксения.

– Ну, у него сразу дела появились…

– Ах, ну да. Москва – город большой. Пока охмуришь всех женщин! – смеясь, говорила Ксения. – Ему? Боже, ему тридцать шесть лет! Он же всего лишь на четыре года младше тебя.

– Меня! Не только меня, но и… – улыбаясь, хотел добавить Леонид

– А об этом мы умолчим, – прервала его Ксения. – Пусть заходит как-нибудь. Надеюсь, за своих дочерей ты не боишься?

– Ха-ха! Он не настолько страшный волк. А с такой разницей… в возрасте… – Леонид задумался. – Ты зачем это сказала?

Ксения рассмеялась.


Наступил Новый год. Полноценного семейного праздника не получилось, поскольку старшая дочь отправилась в лыжный поход на приэльбрусье.

– Успокойся, их там целая армия идет, – говорила Ксения.

– Но, с кем Женя? – возмущался Леонид.

– Почему она должна быть с кем-то? С подругами, с друзьями. Компанией.

– Чую…

– Хватит, ты становишься параноиком, дорогой.


– Ты разве в Гималаи не ходишь в походы? – спрашивала Женя Чена, когда они вместе с друзьями устанавливали палатку.

– Я из других мест, – дрожа всем телом, отвечал Чен.

– Ничего, привыкнешь, – задорно говорила Женя. – Мир, он, вон какой… огромный…

Чен улыбнулся.

– Ты когда меня с родителями познакомишь? – вдруг спросил он. – А то, погибну тут, а они так обо мне и не узнают ничего.

– Когда папу подготовлю, – серьезно проговорила Женя.

– К тому, что я китаец?

– Если бы только это, – вздохнула Женя.

Маленькая девочка пролетала над лагерем туристов и задержалась над палаткой, в которой должны были заночевать Женя и Чен.

– А любви можно все простить, – пролепетала она, рассмеялась и полетела дальше.

– Ты это слышал? – спросила Женя Чена.

– Какой-то детский голосок? – настороженно поинтересовался Чен. – Да, слышал, но только ничего не разобрал. Или это показалось…

– Как нам обоим может показаться? – удивилась Женя. – Это точно был детский голос, и сказано было что-то…

– Вы там долго возиться будете? – прервал ее грубый голос их соседа, устанавливающего с ними палатку. – Мы из-за вас не хотим на улице остаться. Или вы сами по себе? Тогда не мешайте!

– Я, кажется, разобрала, – загадочно продолжила Женя. – Это… галлюцинации?

– Жень, останешься ночевать на улице? – не унимался сосед.

– Все, я в деле! – крикнула она, тут же забыв о галлюцинациях.


А девочка летала над всей землей и смеялась.


– Мама, папа, это Чен, – улыбаясь, объявила Женя. – Мы встречаемся с осени.

– Здравствуйте, – скромно проговорил Чен.

– Он из Китая, – продолжала Женя. – Но долго жил здесь. У его родных тут бизнес, а его дядя дипломат. Чен хорошо говорит по-русски. Он учится в нашем институте. На одном со мной курсе, только на другом факультете.

Папа молчал. Мама улыбалась.

– С осени, говоришь? – спросила мама.

– Прям с сентября, – ответила Женя.

– Долго, – сурово проговорил Леонид, пожимая Чену руку.

– Лёня, – шикнула Ксения.

– Какие планы на будущее? – спрашивал Леонид Чена, когда они сидели за столом и пили чай.

– Как окончу университет, поеду к себе продолжать программу обучения, но уже в рамках… – начал Чен.

– Пап, я тебе потом объясню… это как аспирантура, – вставила Женя, опасаясь следующего вопроса.

А вопрос назревал. А девочка смеялась, летая над землей.

– Просто Женя частенько о каком-то обмене упоминала, – не в силах сдержаться, произнес Леонид и его тут же всего передернуло.

– Лёнь, завари еще чая, – попросила его жена. – У вас же, это целая церемония? – обратилась Ксения к Чену.

– Да, но, честно говоря, я в ней не силен, – улыбаясь, признался Чен.

Ксения серьезно взглянула на дочь, потом на Чена. И ей показалось, что она все поняла. Сердце ее сжалось, но, в то же время окуталось сладким теплом. А девочка смеялась…

– Вот ваш чай. – Леонид поставил чайник на стол. – Так что там с обменами?

– Лёня, не сейчас, – толкнула его жена.

Жена Леонида, все то время, что гость находился у них дома, внимательно наблюдала и за Женей, и за Ченом, и за тем, как они друг на друга смотрят, и как друг с другом обращаются… да, она все поняла…

Девочка улетела.

Осталось ждать землетрясения. От Леонида. Если его заранее не подготовить. Конечно, Ксения могла ошибаться, но… двадцать два года брака, четверо детей, и наблюдения за Женей… и наблюдения за мужем…


– Папа, ты расист? – строго спрашивала Женя отца.

Мать сидела в углу комнаты и незаметно улыбалась.

– Ни в коем случае, дочка! Ты что? – вспыхнул Леонид.

– Так в чем дело?

– Но он же китаец!

– То есть, ты расист, – настаивала Женя.

– Нет, но… – Леонид запнулся, – их же много. Почему им своего… своих нулей после уже и не знаю, каких цифр, мало?

– Папа! – воскликнула Женя. – Мама?

– Я наблюдаю за вашим диспутом, – прикрыв рот ладонью, сказал Ксения, – я нейтральная сторона.

– То есть, ты меня не защитишь? – удивилась Женя.

– Я буду там, где тебе будет лучше… – улыбнулась мать.

– Конкретный ответ! Четкая позиция! Папа!

– Скажи, у тебя какие планы на этого?.. – начал Леонид.

– Он не «этот», он Чен! – возмутилась Женя.

– На Чена! – согласился Леонид.

– А какое это имеет значение, если ты не расист?

– Тебе сколько лет? – вдруг спросил Леонид.

– Боже мой, а сколько было вам с мамой?.. – вскипела Женя.

Мама рассмеялась.

– Аргумент не прошел, – констатировала она. – А что ты так взъелся, дорогой? Сколько у нашей красавицы кавалеров-то было? Тебя это так не тревожило. То есть, тебя это тревожило, конечно, но не так. А сейчас что стряслось?

– Он расист, – пробурчала Женя.

– Нет, просто я чувствую, что что-то… – пробубнил Леонид.

– А что ты чувствуешь? – раздался голос девочки.

– Вы это слышали? – воскликнул Леонид.

– Ты о чем, дорогой? – удивилась Ксения.

– Я… так, – рассеяно проговорил Леонид, – весна начинается, а в это время все не так, как…

– Как что? – снова спросила девочка.

– Да что за черт! – уже выкрикнул Леонид.

– Папа? – удивленно спросила Женя.

– У меня уже галлюцинации из-за ваших игр! – Леонид схватился за голову.

– Вот именно, папа, мы сейчас что обсуждаем? – спросила Женя. – Что ты сказал? Галлюцинации?..

– Да, уже голова кругом от твоих…

– Ладно, – опомнившись, прервала его Женя, – так что мы обсуждаем?

– Планы, – ответил он.

– Чьи?

– Твои…

– На что? На мое будущее после института, – словно читая нотацию, говорила Женя. – Ты знаешь, я иду в аспирантуру…

– По обмену! – не сдержался Леонид.

– Это уже не мне решать. Как получиться, – деловым тоном произнесла Женя. – Что-то еще?

– Твою личную жизнь! – разошелся Леонид.

– Лёня, – пожурила его Ксения.

– Моя личная жизнь всегда… – начал Женя.

– Знаем мы, знаем, – перебил ее отец. – Но, как только…

– Как только что? – оборвала Женя.

– Сама знаешь, что? – строго произнес Леонид.

– А я не давала поводов, разве не так?

– Граждане семья. Мы начали ходить кругами, и посему предлагаю закруглиться, – сказала Ксения. – Говорю, как глава семьи.

Женя с матерью рассмеялись.

– Смеется тот, кто… – начал Леонид.

– Весело живет! – раздался голос девочки.

– Да что это?.. – Леонид насторожился. – Все, после продолжим. Весело живет!..

Женя с матерью переглянулись.

– 3 –

Итак, было у Леонида два институтских друга: Александр, который еще осенью перебрался в Москву из Екатеринбурга и принял активное участие во всех архитекторских проектах под руководством Леонида, и Сергей, который намеревался закончить свои дела на текущем рабочем месте летом этого года и также поменять столицу Урала на столицу родины.

Несмотря на сложившуюся в силу разных обстоятельств географическую разобщенность, дружба их была прочной.

Что собой представлял Леонид? Крепкий семьянин. И… наверняка, что-то еще, на что имело бы смысл обратить внимание? Есть, конечно же, это что-то еще, но на фоне звания «крепкий семьянин» все остальное меркнет. Да, крепкий семьянин. Именно так!.. И точка… нет, восклицательный знак! Женившись в восемнадцать лет, он всю свою жизнь посвятил семье. Даже перебои на работе никогда не могли сбить его с выбранного курса.

Сергей – человек замкнутый в себе на столько, что просто тяжелым назвать его было бы сложно. Он был холост. По одной простой причине. Он с института любил одну девушку. Другие же не смогли оставить в его сердце и следа, подобного его первой, и как он для себя решил, последней любви. И прошло с тех пор, с тех самых пор, как он расстался с этой самой первой любовью… шестнадцать лет! Вы только представьте? Бывшая девушка его вскоре после окончания института уехала, и… больше он ее не видел, и ничего о ней не слышал. Но! Ее фотопортрет всегда стоял у него на столе, где бы он сам ни находился. Всегда!

Александр. Бабник! И тут также можно поставить точку. Женат он никогда не был, его связи были настолько краткосрочны, что он порой забывал имена женщин, с которыми встречался. Это было стилем его жизни. И менять он его не собирался! Он в буквальном смысле не пропускал ни одной юбки. И считал он себя охотником, хищником, нападавшим на плотоядных особей, а после высасывающим из них всю кровь. Ну, или еще что, в зависимости от его настроения. Наибольшее значение он придавал курортным романам. Хотя, в его случае слово «роман» крайне не уместно. Турция, Египет, Хорватия, Греция, и так далее: он предпочитал близлежащие зарубежные курорты. Говорил: «Пока я долечу до Таиланда или до Кубы, понапрасну растрачу силы». Если бы его спросили: «Назовите ваше любимое увлечение?», он бы, не задумываясь, ответил: «Женщины! Все женщины! – и, немного поразмыслив, добавил бы: – ну, может и не все, а те, что наиболее привлекательны… да, пожалуй, так – красотки. Угу, именно так». И это не было бы пустой бравадой, хвастовством или наглядным желанием погасить свои комплексы. Так оно и было. И что удивительно, Александра нельзя было назвать ни красавцем, ни «симпатягой», роста он был среднего, особыми атлетическими качествами не обладал… да что там, никакими атлетическими качествами он не обладал. Но была в нем эта обаятельная изюминка, что валила с ног представительниц противоположного пола. Вот валил он их и никуда они от него деться не могли. И достаточно о нем. Все! Бабник! И точка. Нет, почему точка? Восклицательный знак!

Вот такой удивительный дружеский состав. Почетный семьянин, с самого начала любящий свою жену, родившую ему четырех детей, замкнутый в себе сумасшедший влюбленный, боготворящий лишь одну женщину, которая его оставила, и бабник, которому не нужны ни семья, ни единственная женщина.


– Прошла зима, за ней весна, и наступило лето! – пропела девочка, заглядывая в окна квартиры Леонида.

– Это серьезно? – спрашивал Леонид жену.

– Почти год, – ответила она. – Похоже на то.

– Чую… – опять начал Леонид.

– Да что ты все чуешь-то? Полгода у тебя что-то и ты… – прервала Ксения.

– Не кончится это добром, ох, не кончится. – Леонид качал головой.

– Что? О чем ты? О свадьбе?

– Тебе не кажется, – вспыхнул Леонид, – что ты слишком спокойно сделала такое предположение?

– А как мне его делать? – удивленно спросила Ксения. – Раскричаться и рассказать о том, что я что-то чую?

– Не смешно, – обиделся Леонид.

– Так не будь смешным, – спокойно предложила Ксения, – ребенку двадцать два года. Когда мы…

– Стой, стой, стой… тогда время было… – начал было Леонид.

– Ну, конечно, а он еще к тому же и китаец! – перебила его Ксения.

– Я давно об этом ничего не говорю! – Леонид поднял руки. – Я молчу!

– Слишком громко молчишь.

– Прошла зима, за ней весна, и наступило лето! – снова пропела девочка.

– Да что это за черт! – воскликнул Леонид.

– Может тебе отдохнуть. Вон, в Турции, как Сашка, – предложила Ксения.

– Нельзя. Нужно… нужно… – Леонид старался подобрать слова.

– Что? Охранять границы? – усмехнулась Ксения.

– Хватит уже!

– Просто скажи, – Ксения подсела ближе к мужу и заглянула ему в глаза, – Чен тебе нравится?

– Да… нравится, – натянуто произнес Леонид.

– У тебя было достаточно времени его изучить? – продолжала Ксения.

– Да, милая, более чем достаточно, – поддавшись настроению жены, ответил Леонид.

– Чем ты не доволен? – уже шутя, продолжала допрос Ксения

– Всем я доволен, – улыбнувшись, сказал Леонид, но тут же опустил голову.

– Так… что-то все-таки не так, – закатив глаза, проговорила Ксения.

– Нет, ну…– Леонид замялся, – как бы так это… дорогая…

– Скажи.

– Дорогая…

– Ну, скажи.

– Я боюсь потерять дочь! – воскликнул Леонид.

– Все! Спать!


– Прошла зима, за ней весна, и наступило лето! – не переставая, пела девочка.


Лето только наступило, а Александр уже вернулся с курорта. Побывал он в Турции, побывал и… ничего. То есть, совсем ничего – тишина. На работе его все уже знали и ждали, что он пустится рассказывать о своих похождениях, а он молчал… как партизан, как рыба, как рыба-партизан. Всем стало ясно – случилось что-то неладное. У Александра даже выражение лица поменялось. И он молчал…

Молчал неделю, месяц…


В июле он уехал в Санкт-Петербург, в длительную командировку.


Как-то вечером Леонид сидел дома и проверял расчеты, присланные Александром. Он то и дело смотрел на часы. Было поздно, а Женя до сих пор не вернулась домой. Что-то его начало терзать. Он то и дело подходил к жене и спрашивал, звонила ли дочь.

– Телефон свой на зарядку поставь сначала, – с укором сказала ему Ксения.

– Ах, точно! – сокрушенно воскликнул он.

Прошло каких-то двадцать минут.

– Женя звонила? – спросил Леонид.

– Ты телефон на зарядку поставил? – спросила Ксения.

– Да.

– А включил?

– Ах, точно! – сокрушенно воскликнул он.

Шел двенадцатый час. Леонид взглянул на свой телефон. Он его все-таки так и не включил. Он нащупал кнопку, но не успел ее нажать, как вбежала Ксения. Вид у нее был непривычно возбужденный. Леонид чуть в обморок не упал.

– Женя? – упавшим голосом спросил он и побледнел.

– Что Женя? – переспросила жена.

– Что с ней?

– Ничего, – смутившись, ответила Ксения. – Через полчаса будет дома. В кино была.

– А что же тогда случилось? – недоуменно спросил Леонид, тем не менее, возвращая своему лицу здоровый цвет.

– Саша! – выпалила Ксения.

– Что с ним? – Леонид снова начал бледнеть.

– Женится!

– Кто? – чуть не вскричал Леонид.

– Саша, – повторила Ксения. – Трубку включи. Причем, на днях.

– Что на днях?

– Женится на днях! Родители невесты так захотели… или… невеста, не знаю, не разобрала, он был такой же взвинченный, как ты сейчас, в общем, на днях.

– А точно-то когда? И это точно, или его обычные розыгрыши? И что это?.. Да что такое происходит? – Леонид не знал, что спросить – он совсем был сбит с толку.

– Это, Лёня, точно. Но, без розыгрышей не обошлось. Мальчишник у вас будет по скайпу. Он не успеет приехать. Ты, Саша, и Сергей. Возьмете по… не знаю я, что вы там возьмете, как Саша скажет… и как начнете отрываться. А через день свадьба здесь, в Москве.

– Чую, добром это…

– Да сколько можно-то? Чуять! Лови по почте приглашение, думай о подарке и готовься к мальчишнику.

– 4 –

– Ох, как же я ненавижу самолеты, улетающие, когда я вот такой… да еще раньше двух часов дня. Да любые самолеты, улетающие, когда я вот такой. Какой? Что там в зеркале? О, бог ты мой! Сейчас у нас, черт возьми, девять часов. А ведь суббота! Девять – это сейчас, встать-то мне пришлось в семь. А ведь суббота! А как я смог встать? В семь? А лег я когда? Прилег на… а откуда я встал, поднялся, поднял свое измученное тело?.. Ладно… как мне теперь обрести себя? Они-то там, гады! Кому может прийти в голову назначить свадьбу на воскресенье? Только нашему Саше. В душ!.. Так, побреюсь. Так, полежу, может, в ванной. Нет, могу не встать. Так, еще раз. Самолет в два. Регистрация в двенадцать. А я уже зарегистрирован, у меня лишние… пусть будет час. Ну, лучше там быть в половине первого. Ехать на такси полчаса, то есть, выехать нужно в двенадцать. А зачем я так рано поднялся? В субботу! Или я неверно считаю? Так, начнем сначала… – Сергей зажмурился, принявшись активно массировать виски. Он выдохнул. – Нет, не могу больше. Боже, как же мне хреново-то! Это он во всем виноват! Санёк! Всех заставил отпуск взять! Сходу! Спасибо! Балбес! Тридцать шесть лет жить, как нормальный человек, и вдруг, никого не предупредив, взять, да и решить жениться. Зеркало запотело. Ах, так я уже побрился! Не заметил. А ведь еще нужно успеть собраться. Итак, – медленно произнес Сергей, глядя в зеркало, – начнем сначала. Самолет в два, я в аэропорту в половине первого, такси мне нужно к одиннадцати. Три часа на то, чтобы собраться. Или поспать немного? Башка трещит после этого мальчишника. Онлайн! Он даже тут всех удивил. Ведь он еще и не проставился по большому-то счету! Мы бухали каждый на свои. И, главное, без приключений. Ну, кроме того, что я встал в субботу на три часа раньше. А это уже приключение. А мог ведь, вообще, не встать. И умереть перед экраном монитора. Тридцать шесть лет. А мне сколько? Тьфу ты, мы ж ровесники. Так, что еще обычно делают в душе? Что я еще не сделал? Все, вроде. А какого черта, я до сих пор тут торчу? Пойду, прилягу, что ли. Или вещи соберу. Нет, тут так уютно. Выпью я виски – полегчает. Вот, наконец-то, здравая мысль. Но, как же не хочется отсюда выходить! Принесу сюда.

Сергей еле выполз из ванной и побрел к бару.

– Вот это бардак! Это я вчера, похоже, с чьей-то доброй подачи… находясь, в, мягко говоря, – да почему, мягко?.. В самом грубом, абсолютно пьяном состоянии, решил собраться? Как я тут теперь все найду? После, после. Сначала виски. Виски, виски! Какой русский не пьет…

Сергей оказался у бара, достал бутылку и направился обратно в ванну. Но только он решил открыть дверь в ванну, как раздался звонок в дверь.

– Твою мать! – Сергей вздрогнул так, как будто в его доме произошел взрыв, причем в его квартире, прям перед самым его носом. Он взглянул на часы. – Есть же сумасшедшие, – прошептал он, – девять утра, суббота, а они уже даже из дома вышли. И пришли ко мне! За что мне это? И наверняка виски даже не выпили после вчерашнего. Может, притвориться, что никого нет дома. – Сергей, ступая на цыпочках, медленно направился к ванной, но споткнулся о стул и грохнулся так, что весь дом решил, что взорвалась бомба. – Вот черт меня побери! – проворчал он. – Уф, но виски целы. Какой русский не пьет виски… тот, кто звонит мне в дверь…

Сергей нехотя подошел к двери и вежливо спросил:

– Кто это там приперся? В девять часов!.. Без виски?

– Это я, Катя.

Сергею вдруг стало так плохо, что он сначала принялся бессознательно метаться по комнате, потом остановился, с трудом открыл бутылку, – которая, зараза, никак не открывалась, – сделал глоток, ощутил тепло в теле, и уже после отворил дверь.

– Не спится, Кать? – как бы, между прочим, спросил он. – Прости за грубость, я еще не влил в себя достаточно вежливости.

На пороге стояла невысокая, стройная худощавая девушка. На ней было нарядное, и в то же время скромное платьице. Коротко стриженые волосы были аккуратно уложены, – судя по всему, она только что была в салоне красоты. Ее открытое доброе личико украшала милая, и несколько виноватая улыбка.

– Я проводить тебя пришла, – вежливо, в отличие от Сергея, сказала Катя.

– Меня? Куда? А откуда ты узнала? Знала… знаешь…

– Об этом весь Екатеринбург знает, – ответила Катя.

– О чем? О том, что я пью по утрам? – серьезно спросил Сергей.

– О том, что у Сашки свадьба, – пропустив остроту Сергея, ответила Катя. – Ты забыл, что мы из одного двора, да еще и из одной школы?

– Еще из одного класса, скажи. – Сергей задумался. – Или мы из одного класса?

– Ты меня впустишь? – наконец более настойчиво спросила Катя.

– Да я не знаю, что ты там стоишь. Я, кстати, в халате. Не смущает?

– Я, кстати, заметила.

– Пить будешь?

Катерина сделала такое выражение лица, что Сергей непроизвольно широко улыбнулся, после чего, наигранно удивляясь ее непониманию, сделал два глотка прямо из горлышка и зажмурился.

– Красота! – блаженно проговорил он.

– Вот же стакан, – показала Катя. – А что у тебя за бардак?

– Я, это, собираюсь, – пробормотал Сергей. – Так мы разве из одного класса?

– Твои шутки соответствуют твоему состоянию и твоим настоящим действиям. Если это шутки, конечно. У нас разница в возрасте девять лет.

– Катюха, тебе уже сорок пять? – испуганно воскликнул Сергей.

– Сто сорок пять, – серьезно ответила Катерина. – Давай, я тебе помогу собраться.

– Если женщина просит, то… пожалуйста.

– Осталось узнать, что из этого барахла ты возьмешь с собой, – проговорила она, оглядывая беспорядок.

– Это холостяцкий порядок, и его опасно нарушать – можно заблудиться, – сказал Сергей. – Тут необходим творческий подход.

– Тогда говори, я буду собирать. – Катя, подбоченившись, встала посреди комнаты

– Хорошо, я буду говорить… нет, я буду пить, ну и говорить что-нибудь.

– Тебя в самолет не пустят, – заметила Катя.

– А так я до него, вообще, не доберусь… никогда.

Сергей плюхнулся на диван и включил телевизор.

– И долго ты так будешь жить? – вдруг спросила Катя.

– Как? – удивился Сергей.

– Саня всю жизнь, что здесь, что в Москве, по бабам, прости, по… – начала Катя, но тут же осеклась.

– По бабам, по бабам… – смеясь, поддержал ее Сергей.

– И то женится, а ты… – продолжила она, но снова осеклась.

– Кать, давай, или собирай меня, или… не собирай, но заканчивай эту дребедень, – бросил Сергей.

– Тебе тридцать шесть лет, – заметила Катя. – Что ты на это скажешь?

– А что тут говорить – скоро Пушкина грохнут.

– Ладно, – проговорила Катя, – что куда? А что так много вещей? – спросила она.

– Так я навсегда туда! – отозвался Сергей, – в Москву. Меня Лёня в свою команду позвал. Мы, как-никак, архитекторы, и все с одного факультета.

– Навсегда? – тихо переспросила Катя. Сергей не заметил, как у нее дрогнул голос.

– Угу, – ответил Сергей, делая глоток. – Но, сейчас я все не повезу. Это я просто уже начал готовится. Сейчас мне нужно только то, что пригодится на свадьбе и в отпуске.

Катерина стояла, растерянно глядя в экран.

– Ну, навсегда, так, навсегда, – сказала она. – То, что в этой куче, это потом, а в этой сейчас. Так?

– Верно! – согласился Сергей. – Как мне тебя не хватало!

– А это что? – удивленно спросила Катя. – Это ты сейчас берешь с собой? Почему она среди вещей?

– Кто? Что?

– Вот эта девочка на фотографии?

– Это… – Сергей вдруг грустно улыбнулся. – Да, она тоже едет со мной, и прямо сейчас… это… ладно, не важно…

– Я знаю, кто это, – сказала Катя.

– Откуда это? – удивился Сергей. – Что-то не припомню, чтобы ты была частым гостем в моем доме.

– Я видела ее настоящую, давно… когда мы рядом жили. Я в школе еще училась, а ты с ней встречался…

Сергей внимательно посмотрел на Катю.

– Это моя институтская любовь, – тихо сказал он, – первая.

– И последняя, судя по всему, – вздохнув, произнесла Катя.

– Давай, – раздраженно бросил Сергей, – раз уж помогаешь, помогай.

– Она тебе так дорога? – пропустив слова Сергея, спросила Катя.

– Фотка? – глухо переспросил Сергей.

– Нет, телевизор, – сама того не ожидая, зло произнесла Катя.

– Она у меня одна, – рассеянно проговорил Сергей.

Катя некоторое время молча смотрела на Сергея, после чего приступила к сборам. Минут через десять все уже было готово.

– Ты так быстро? – удивился Сергей. – Как это? У меня еще…

– У нас, – перебила его Катя.

– В каком смысле?

– Меня тоже пригласили на свадьбу, и нужно заехать за моими вещами.

– Опа! – Сергей ошарашено хлопал глазами. – Только на свадьбу или… еще и работу предложили?

– Только на свадьбу, – ответила Катя. – Так-то.

– А у тебя… – начал Сергей.

– Что?

– Да нет, ничего, ладно, едем, так едем.

В такси Сергей заснул. В аэропорт, а тем более, в самолет его пускать не хотели, но Катя договорилась, убедив всех в том, что проследит за ним, и добавила при этом, что она его жена.

– Ты так не шути больше, – еле ворочая языком, пробормотал Сергей. – «Я его жена». Жена, понимаешь…

– Как скажешь.

Самолет приземлялся в аэропорту Домодедово, где их должен был встречать Леонид.

– 5 –

Все два часа полета Сергей спал беспокойным сном, чем крайне были возмущены пассажиры, сидевшие рядом с ним, но в силу перегара, который исходил от него, а также его резких движений во сне, замечание сделать не решались. Они намекнули стюарду, который и разбудил Сергея, строго наказав ему вести себя смирно.

– А то что, выкинете меня через запасной люк? – пролепетал он.

У проводника было такое выражение лица, что Сергей не стал пререкаться и остаток дороги вел себя, как можно тише.

Получив багаж, Сергей с Катей направились к выходу. В зале Сергей заметил бар и предложил Кате самой добраться до машины Леонида.

– Я вас скоро нагоню, буквально пять минут. Мне… надо, я мигом… а ты иди, иди, лучше этого не видеть, – глупо улыбаясь, заявил он.

– Да что это с тобой такое? И ничего, что у меня чемодан? – возмущенно спросила Катя.

– Печальный факт, – отметил Сергей. – Да, оставь, я донесу. Кстати, если что, то он на колесиках. Шутка.

– Нет, спасибо, – расстроенным голосом произнесла Катя, и тут же строго добавила: – никакого доверия у меня к тебе нет.

– Ух, ты! – воскликнул Сергей, – высказалась!

– Ничего я не высказалась. Ладно, сама доберусь, – сказала Катя, развернулась и направилась к выходу из аэропорта.

– Сама, так сама. Я предложил. – Сергей пожал плечами и присел за стойку бара. – Можно мне сто, нет, сто пятьдесят грамм виски.

– Больше ничего не желаете? – поинтересовался бармен.

– Ну, давайте, еще лимончик на веточке.

Ему принесли заказ. Сергей осмотрелся кругом, махнул пятьдесят грамм и занюхал лимоном.

– А вы знаете, что неприлично девушку оставлять одну, да еще не помочь ей донести вещи, – вдруг услышал Сергей детский голос.

Он обернулся, посмотрел направо, налево, но никого не увидел. Он махнул еще пятьдесят грамм и попросил добавить. Ему принесли.

– А пьяный мужчина очень плохо выглядит со стороны. Его девушки не любят, – снова раздался голос.

– Да кто здесь? – не выдержал Сергей, снова оглядываясь по сторонам.

Тишина.

– Не любят даже те, кто любят, они, может, и любят, но жалеют, а это мужчине не всегда приятно. Вы знаете, что если пить, как вы, можно превратиться в чудовище. С рогами и хвостом? – рядом с Сергеем сидела маленькая девочка.

– Твою… ты как тут? – сдавленным голосом спросил Сергей.

– Превратитесь в бесенка и все, – продолжала девочка. – Вас даже ваша любимая девушка не узнает.

Сергей махнул сразу сто грамм, чуть не поперхнулся, откашлялся и сказал:

– А у меня нет любимой девушки, да и не любит меня никто.

– А это вы как узнали? – поинтересовалась девочка.

– Слушай, девочка, ты чья? – серьезно спросил Сергей.

– Я сама по себе. До встречи! – Она соскочила со стула и убежала так быстро, словно ее и не было. Сергей проводил ее взглядом и пришел к тому выводу, что на сегодня пора заканчивать с алкоголем.

«Кажется мне нужно срочно в койку, а то и до свадьбы не доживу… я не о своей свадьбе».

– Помог бы девушке с вещами, – говорил Леонид, загружая чемодан в багажник, – что с тобой такое, Серега? Ты на ногах еле держишься…

– Больше этого не повторится, буду джетлм… джентльменом.

– Договорились.

Катя сидела на переднем сидении. Сергей улегся на заднее.

– Мы куда сейчас? – спросил он.

– У меня переполнено, ты знаешь, – говорил Леонид, – у Саньки разгром. В гостиницу вас поселим на неделю, а там видно будет. Ты отпуск на сколько дней взял? Как договаривались?

– Две недели с последующим увольнением, – отрапортовал Сергей.

– Ну, вот, за это время квартиру подыщем съемную.

– Вы золото, а не друзья, – констатировал Сергей. – Где банкет?

– Саша снял такой навороченный ресторан. Гостей будет человек сто, если не больше. Я так понял, он сам не в курсе, сколько.

– Он стал владельцем «Роснефти»?

– Дела идут хорошо! – воскликнул Леонид. – Все, что могу сказать. Он нам обо всем еще успеет рассказать, и о жене… Вчера как-то не до этого было… ну, ты помнишь, если помнишь…

– Когда? А… ну ладно. – Сергей встряхнулся. – Ты жену его видел?

– Нет.

– Вот красавец! Ничего не поменялось. – Сергей начал удобней укладываясь на заднем сидении.

– Вижу, у тебя тоже, – отозвался Леонид. – В гостинице-то Кате поможешь вещи донести?

– Да не вопрос, конечно, – пробормотал Сергей.

В отеле Сергей действительно помог Кате донести вещи до номера, после чего завалился к себе. Он даже не заметил, что их номера расположены друг против друга.

В номере, несмотря на свое состояние, он раскидал, как ему показалось, все вещи по нужным местам, потом сдал костюм в химчистку, потом расставил все по полочкам, – что-то на него нашло с перепоя, – и перед зеркалом поставил фотографию своей сокурсницы. После, не раздеваясь, завалился в кровать, перед этим успев заказать в номер два литра воды.


– Не любят даже те, кто любят. Любят, но жалеют. Превратитесь в чертика и все. Вас даже ваша любимая девушка не узнает.

– А у меня нет любимой девушки, и не любит меня никто.

– А это вы как узнали?..


– В жизни есть много достойных дел, профессий. Даже без этого ты можешь оставаться достойным. Но иногда задумываешься, для чего это все? Кому ты все оставишь? Кому, для чего?..

– И рога у тебя вырастут, и будешь ты страшен – черт с длинным хвостом.

– У меня все это уже было…

– Жизнь не стоит на месте, а ты встал.

– Я не встал, я просто устал. Я просто устал…


– А вы? Да, вот и вы, два моих друга? – Сознание Сергея путалось. Или это был сон. – Ты, Лёня, женился в восемнадцать лет и к сорока годам у тебя уже четверо детей, что не мешает быть тебе хорошим архитектором.

– Даже помогает, Серега, – подтвердил Леонид, – если бы ты знал, как. Помнишь, как говорил Дон Карлеоне: «Дружба – это все. Дружба – это больше, чем талант. Это больше, чем власть. Это почти то же самое, что семья». То есть, ты понимаешь, семью он ставит выше. Может, я не ясно выражаясь…

– Я говорю во сне?

– Ты спишь.

– А ты, Саня? – бросил в пустоту Сергей. – Всю жизнь гонялся за всеми юбками подряд. А сейчас решил жениться.

– Ты же слышал, что Лёня сказал, – откуда-то сверху послышался голос Александра.

– Ну, а ты, Серега? – хором спросили Леонид с Александром.

– Я… я помираю.

– Брось ты!


– Я помираю! – Сергей очнулся.

Было уже утро. Он отыскал бутылку, и принялся пить воду крупными глотками, предварительно закинув в рот пару каких-то таблеток.

Через час он пришел в себя. Время завтрака прошло. Вскоре ему принесли костюм. До свадьбы оставалось три часа.

«Что за сны меня мучили?»

В дверь постучались.

– Можно! – крикнул Сергей. Это была Катя.

– Как самочувствие? – чутко спросила она.

Сергей посмотрел мимо нее, потом на нее, потом на себя в зеркало.

– Отлично. Нужен душ, кофе, костюм и… кто-то там за нами приедет.

– Я-то уже готова, – делая полукруг, шурша выходным платьем, сказала Катя.

– Да? Отлично выглядишь.

– Исчерпывающий комплимент. Я у тебя подожду?

– Да не вопрос.

Сергей, не замечая Катерину, направился в душ.

Та села на диван и включила телевизор.

– Тебе что-нибудь нужно? – спросила Катя, когда Сергей вышел из душа.

Сергей склонил голову, глубоко вздохнул и вымолвил:

– Нет, Кать, мне ничего не нужно, извини. Хотя, закажи кофе, а я пока костюм этот попробую на себя натянуть.

Полчаса они сидели молча.

– Тебе точно хорошо? – участливо спросила Катя. – На свадьбе ничего не произойдет?

– Катя! Мне хо-ро-шо. – Он все также не смотрел на нее.

Еще через полчаса за ними заехал разукрашенный лимузин, и они торжественно одетые, погрузились в него. На этот раз Сергей сел на переднее сидение, оставив Катерину одну, и начал плести байки с водителем. Катерина молча смотрела в окно.

– 6 –

А вот и Дворец бракосочетаний. Суета, суета, суматоха… су-е-та. У Сергея даже голова закружилась.

Жених с невестой принимали гостей. При виде Леонида с Сергеем, Александр чуть не нарушил этикет, едва не набросившись на них, чтобы обнять.

– Катюха, а это ты? – воскликнул он. – Повзрослела, похорошела. Просто красавица! Прямо на выданье!

Катерина залилась краской.

– Это моя невеста, Эмма, – насколько можно церемонней произнес Александр и тут же улыбнулся, взяв невесту под руку.

– Очень приятно всех вас видеть, – приветливо, и в то же время, стараясь следовать официальному тону, для смеха взятому Александром, сказала Эмма.

«Да, – подумал Сергей, не пытаясь скрыть восхищения при взгляде на Эмму, – Санек всегда умел выбирать себе Их. Остается надеяться, что это не разновидность его страсти к коллекционированию».

– Не замужем, верно? – спросила Эмма Катю, отойдя с ней в сторону от мужчин.

– Нет… простите… – Катя сразу же засмущалась.

– Да ничего, что ты! – улыбнулась Эмма. – Сегодня – это тебе на заметку – предостаточно свободных кавалеров будет. – Не здесь, а в ресторане. – Эмма тут же обратилась ко всей компании: – В ресторане все садимся по карточкам, имейте в виду, сразу предупреждаю, чтобы не было паники.

– Строга, но справедлива, – шепнул Александр на ухо Сергею.

– Ангел в доспехах, – так же шепотом отозвался Сергей.

– Угу, – согласился Александр.

– Валькирия, – решив не останавливаться на догадке, продолжил Сергей.

– Кто? – удивленно спросил Александр.

– Лучше тебе не знать.

– Почему?

– Пора под нож… вперед!

Отгремел вальс и… Александр с Эммой стали мужем и женой.

– Как здорово! – не сдержалась Ксения.

– Дорогая, что-то вспомнила? – спросил Леонид.

– Давно это было. И не так… торжественно.

– Да и время было…

– Не начинай.

– Ты еще ресторан не видела. Саня говорит, там просто полный… дворец.


И вот и дворец, то бишь, ресторан, а вот и он, банкетный зал. Такого триумфа по случаю бракосочетания Сергей никак не ожидал. Рассматривая зал, у него сложилось впечатление, что все тут было сделано из серебра, даже колонны.

– Помните, по карточкам! – напомнил Александр.

– Надеюсь, мы… с Лёней? – поинтересовался Сергей.

– Конечно, вас мы разлучать не стали, ну и с его женой, разумеется.

Про Катю Сергей ничего не спросил. Она это заметила.

Рассаживались целый час. Когда Сергей сел на свое место, а Катя была в уборной с большинством дам, он обратил внимание на то, что на соседнем с ним месте, на столе, лежит карточка с ее именем. Катя об этом узнать не успела.

«Так, это что? Конечно, логика в этом есть, но… зачем мне тут нянька?» – возмущенно подумал он.

Воспользовавшись замешательством и быстро оглядевшись, он заметил одинокую девушку, показавшуюся ему очень милой. Она разглядывала карточки на столе, видимо никак не находя своего имени. Схватив карточку Кати, Сергей бросился к ней.

– Не можете найти место? – как бы, между прочим, спросил он.

– Признаться, я тут мало кого знаю, меня невеста пригласила, – обрадовавшись неожиданной поддержки, ответила девушка.

– Как ваше имя? – серьезно спросил Сергей.

– Марианна? – ответила та.

– Стойте здесь, я найду ваш адрес, – уверил ее Сергей.

Настроив зрение орла, и приняв стойку тигра, готовящегося к прыжку, Сергей пронесся между столов, обнаружил на одной из карточек имя Марианна, сунул ее в карман, подбросил туда Катину карточку и вернулся обратно.

– Колдовство какое-то, но я тоже не могу найти ваше убежище, – с печалью в голосе произнес Сергей. – Нужен жених, – тут же встрепенулся он. – На ваше счастье он мой лучший друг. Я мигом!

Марианна захлопала в ладоши.

Тем временем в зал вернулась Катя и, в надежде на то, что ее посадили рядом с ее знакомыми, направилась к Леониду, усаживающему свою жену за стол. Александр, бродивший по залу, старательно исполняя роль хозяина торжества и, по совместительству, организатора банкета, остановился возле одного из столов, глядя на лежащую возле столовых приборов карточку. Он поднял голову и тут же увидел проходившую мимо Катю.

– Кать, Катя! – окликнул он.

– Да, Саша, – радостно отозвалась она.

– А ты же ведь Катерина М? – Александр разглядывал карточку.

– Да, – остановившись, ответила она, в недоумении глядя туда, где стоял Александр.

– Похоже, вот твое место, – с сожалением проговорил Александр. – Я тут параллельно исполняю роль волонтера-ищейки и определяю, кто, где дислоцируется. А то накрутили тут лабиринт. Вот и тебя успел определить. – Так вот, видимо, распорядились организаторы в лице… не будем говорить кого… – он подошел вплотную к Катерине и подмигнул. – Что ж, тут свои плюсы: видимо кто-то, – он снова подмигнул, – поговорив с тобой на определенные темы, подкинул тебя холостякам… я так думаю. Ладно, располагайся, Катюха, у меня забот… ух! – Александр убежал.

Катя, испытывая глубокое разочарование, несмело подсела за стол, оглядываясь по сторонам в ожидании незнакомых соседей.

Сергей, во избежание обнаружения подлога, заметал следы, продолжая реализовывать неожиданно возникший план. Он мгновенно выявил еще одну одинокую, и не менее симпатичную, чем Марианна, девушку, которая методом исключения определив свое предполагаемое место, коих оставалось уже считанные единицы, решительно к нему направлялась. Сергей со скоростью Гермеса оказался в намеченном пункте ее остановки, взглянул на имя, – да, оно было женским, и с большой вероятностью принадлежало его жертве, – и незаметно для соседей поменял карточку на карточку Марианны. После он, как ни в чем не бывало, направился к своему столу, неся карточку некой Анны. По пути он окликнул Марианну и обрадовал ее тем, что обнаружил ее место, та снова захлопала в ладоши и направилась в сторону, указанную Сергеем. Незаметно положив карточку Анны на место Катерины, он присел и тут же задал вопрос Леониду:

– Ну, когда приступим-то? – Сергей загадочно взглянул на бутылку водки.

Леонид расхохотался. Катя услышала его смех и развернулась. Леонид с Сергеем помахали ей. Одинокая Анна продолжала бродить по залу. Когда она проходила мимо Сергея, он окликнул ее:

– А вы случайно не Анна К? Я так, наудачу спросил. У меня тут место пустует…

– Все верно, – соблазнительно улыбнувшись, ответила она.

– Тогда вам к нам, – раскинув руки, заключил Сергей.

– Наконец-то, – вздохнула она, присаживаясь рядом с Сергеем. – С вами весело?

– Как в цирке, – ответил Сергей. – Он отец четверых детей, – сказал он, указывая на Леонида, – я их няня.

Анна рассмеялась.

Наконец все расселись, и слово взял тамада.

Ничего нового, как и предполагалось, он не сказал, и сразу же, как закончил, предложил произнести первый тост, что незамедлительно осуществил отец невесты, подняв молодых со своих мест. Как только все вступительные формальности празднования были исполнены четко и торжественно, гости набросились на угощения и выпивку с такой жадностью, будто месяцами берегли себя для этого дня.

– Ты не представляешь, как полегчало, – сказал Сергей Леониду после первой рюмки. – Как ты думаешь, за чей счет банкет?

– Серега! – возмутился Леонид.

– Нет, просто интересно, сколько ты платишь Сане? Шучу. Но, судя, по гостям со стороны невесты… Невеста у него, что надо. Когда его пытать будем?

– Не сегодня, – уверенно сказал Леонид.

– Может, украдем невесту и все выведаем? – предложил Сергей.

– Серега, ты… как ребенок.

– Просто, хочу, чтоб было весело. – Он развернулся к Анне. – Ведь, лучше, когда весело? Что нам стоит украсть невесту?

– Я обеими руками за, но… – начала она.

– Что такое? – удивился Сергей.

– Я ее достаточно хорошо знаю, – продолжила Анна. – Не стоит рисковать.

– Ну, Саня, ты попал! – Сергей рассмеялся.

После третьей рюмки, Сергей приступил к мягкому флирту с Анной. Та, только и делала, что хохотала. «А она очень даже ничего, – подумал Сергей, – вот и ночь устроилась. Главное не напиться. Буду пить только с ней».

Первый танец. Шикарные наряды, шикарный зал, шикарная публика! Шикарная публика, половины которой, из-за такого количества приглашенных гостей, видно и не было. Большая часть гостей, как и предполагал Сергей, была со стороны невесты, причем многие из них, как та же Анна или Марианна, не были знакомы друг с другом. «Интересно, это у Эммы план такой… стратегический, – подумал он, – пригласить одиноких дам и кавалеров для их дальнейшего соединения в семейные пары? Прямо, продюсер семейного счастья!»

Как только первый танец был завершен, в зал пригласили всех желающих, которых было предостаточно. Леонид вышел со своей женой, Сергей пригласил Анну.

– Как вам вечеринка? – спрашивал он.

– Замечательно. Я такого чуда еще не видела, – призналась она.

– Невесту-то, все же, будем красть? – настаивал Сергей.

– Давайте, не будем нарушать ее планы, если бы она это наметила, мы бы уже знали… поверьте, не стоит, – убеждала Анна.

– Я тебя понял. Давайте на ты, не против? – предложил Сергей.

– Нисколько, – весело согласилась Анна.

– Отлично. До каких петухов все мероприятие, не в курсе?

Анна рассмеялась.

– Я слышала, до утра, – сказала она.

– Ты дотянешь до утра? – удивился Сергей.

– Ну, если мы не будем так активно налегать на спиртное, то все возможно.

– Возможны и другие варианты, – загадочно произнес Сергей.

– Какие? – удивилась Анна.

– Сбежать до того, как начнется скучная процедура раздачи торта, – предложил Сергей.

– Так жаль, я его видела, он такой… – Анна рассмеялась.

– Аппетитный?

– Точно, аппетитный.

– Можно взять по кусочку в первых рядах и сбежать. Тут к этому времени всё равно все уже напьются. И до торта мало кто доживет…

– А куда сбежать? – спросила Анна.

– А куда бы ты хотела? – шепотом спросил Сергей.

– А куда ты предлагаешь? – прошептала Анна.

– А попробуй, угадай? – Сергей склонился к уху Анны.

– Ну, не знаю… к тебе? – сладко проворковала Анна.

– Верно мыслишь, Анечка, – совсем понизив голос ответил Сергей.

Когда, кружась в танце, Сергей с Анной оказались возле Кати, Сергей ее даже не заметил. А она все видела – и видела, что он ее не заметил. Она сидела «не на своем месте». Она неохотно познакомилась со своими соседями. Она не участвовала в беседе ее новых знакомых, как бы они ее не завлекали и не старались развеселить. Она не отвечала на попытки ухаживания за ней со стороны новых знакомых мужчин. Она была зажата, скована, замкнута, ей было неуютно. И очень быстро она ощутила потерю к ней всякого интереса со стороны новых знакомых мужчин. И ее… никто не пригласил на танец.

– 7 –

Бал закончился. Началась обычная, но культурная попойка. Потом конкурсы. Потом вручение подарков.

Первыми вызвались Леонид с Сергеем. Они поднялись и подошли к новобрачным. Леонид, ничего не говоря, быстро вручил конверт с деньгами и отошел в сторону. Сергей, заранее приготовивший речь, несколько сконфузился, бросив на друга недовольный взгляд, после чего, взяв в руки микрофон, огласил на весь зал:

– Так, постановка не вышла. Будем импровизировать!

Зал зааплодировал.

– Знаем мы Александра давно, – начал Сергей, – знаем то, на что он способен, что умеет, что умеет лучше всего, а что… не умеет совсем. И именно это он и должен был осуществить, прежде чем конверт оказался бы в его руках… Мы попросили бы его что? Верно, сплясать!

Все засмеялись.

– Поскольку мой коллега разволновался, опередив события, плясать Александр не будет, но… внимание, спляшем мы с Леонидом!

Леонид покрылся багровыми пятнами. Зал рукоплескал.

– Марш Славянки, пожалуйста! – объявил Сергей.

Оркестр заиграл, и Сергей и Леонидом маршем дошагали до своих мест.

– Ты меня чуть до инфаркта не довел, – признался Леонид.

– А куда ты рванул-то так? Как будто за банкет боялся не успеть расплатиться!

– Да ну тебя, – Леонид рассмеялся.

Дальше пошла церемония вручения подарков, от которой Сергея начало клонить ко сну, и он принялся пить без остановки. Анна с укором посмотрела на него. Он тут же остановился и воспрянул.

– К торту я буду как соленый огурец, – обнадежил он ее.

Церемония продолжалась.

– Мы с моей женой, Еленой, хотели бы вручить вам вот эту маленькую коробочку, которая содержит много секретов. Она хоть и маленькая, но в доме будет настолько полезная, что вы забудете… – говорил кто-то, стоя возле молодых.

– Стоп! – пробурчал Сергей.

– Серега, а давай на брудершафт! – вдруг предложил Леонид.

– Это же она… – неожиданно задрожавшим голосом произнес Сергей.

– Серега, – не отставал Леонид, – давай выпьем!

– Да подожди ты… – бросил Сергей.

– Желаем вам прочного дома, – донеслось из динамиков.

Пара удалилась.

– Твою мать, какого… это же она! – Сергей вскочил.

– Сядь сейчас же! – строго прикрикнул на него Леонид и, будучи здоровым и крепким мужчиной, тут же усадил его на место.

– Что это за сука, а? Боров этот! Кто это с ней? Да он мент! Твою мать! Или, кто там, олигарх, что ли. Мент и олигарх? Как это я их только сейчас заметил… Как они рядом… друг с другом… это ж… это… – Сергей запинался, – это какой-то бред…

– Сережа, ты в порядке? – испуганно спросила Анна.

– Все хорошо, Анечка, все замечательно… что-то… – бормотал Сергей.

– Давай выпьем! – снова предложил Леонид.

– Ты признаешь, что это была она? – Сергей резко развернулся к нему.

– Серега, столько лет прошло, – ласково проговорил Леонид.

– Налей мне полный бокал шампанского, – решительно произнес Сергей. – Только влей в него водки.

– Серега… – начал было Леонид.

– Сережа, не надо, что ты… – поддержала его Ксения.

– Ничего, Ксюша, ничего…

– Сергей! – возмутилась Анна.

– Да подожди ты! – крикнул Сергей, но тут же нежно улыбнулся и добавил: – извини, подожди, Анечка… подожди…

– Серега… – ворчал Леонид.

– Я сам налью!

Сергей, чуть не задохнувшись, осушил бокал.

– Нет, ты прикинь, на кого она меня махнула. Жирная свинья. Ты его видел? Да по нему видно, что это… нет, не видно? Нет… ну!.. А ты знал, что она тут? – Сергей начал закипать.

– Нет, что ты? Откуда… тут столько народа… и Саша ничего не говорил. Да и сам он не знал, наверное… или не обратил внимания…

Началось брожение. Снова готовились к танцам. Александр, с самого начала поздравления, всколыхнувшего Сергея, смотрел в сторону друзей, предчувствуя неладное. Как только закончилась церемония вручения подарков, он подбежал к ним.

– Как он? – спросил он у Леонида, указывая на Сергея, о чем-то тихо переговаривающегося с Анной.

– Вот, смотри, – кивнул Леонид. – Подвис. Похоже, в состоянии шока, который может перейти… господи, вот, во что он может теперь перейти? Бывает же такое! Откуда она здесь взялась? Эмма?

Александр пожал плечами.

– Вероятно, она ее мужа пригласила… – сказал он, – да и… думаешь, я бы заметил ее в списке гостей. Я и когда их принимал в самом начале, не узнал ее, а она ничего не сказала… почему-то, я только, как они поздравлять стали, смотрю, ну, точно, Ленка! И, думаю, что-то сейчас начнется, если Серега ее увидит и узнает… вот, и увидел и узнал. Такое только в кино бывает! Вот какова вероятность?..

– Тормози, Саня, сейчас не об этом думать надо, – остановил его Леонид.

– Что будем делать? – спросил Александр.

– Думаю, его лучше увезти, – предложил Леонид.

– Правильно, мать вашу! Увозите эту скотину, – услышав последнюю фразу, заплетающимся языком пролепетал Сергей. – Минутку, Анечка… – Он вернулся обратно к Анне. – Ты не смотри так… осуждающе… я… я к торту, как соленый огурец!..

– Пойдем, проветримся, огурец, – сказал Леонид.

Трое друзей стояли у входа в ресторан. Стояли, молча глядя под ноги, засунув руки в карманы. Стояли, выстроившись в ряд.

– Хорошо, когда свадьба в августе, – нашелся Александр, – и не жара, и нет дождей, и… вообще, чудесно… вы не находите, господа?

– Я полностью с вами согласен, сэр, – поддержал Леонид.

Сергей, пошатываясь, стоял на широко расставленных ногах и курил.

– Лёня, следи за ним, мне… ну, ты понимаешь… – начал Александр.

– Да беги ты, конечно, – сказал Леонид.

И снова начались танцы. Быстрые разбавлялись медленными, новые старыми.

Ксения вышла на улицу и позвала Леонида.

– Серега, будь тут, – строго сказал Леонид.

Только он развернулся к жене, как та выкрикнула:

– Сережа!

Не успел Леонид оглянуться, как Сергея уже не было.

– Вот черт! Пьяный, а шустрый! Идем искать. – Леонид, подхватив Ксению под руку, повел ее в зал.

Как раз объявили медленный танец. Сергей вычислил стол, где грузный мужчина предлагал руку стройной брюнетке. В мгновение ока, оказавшись возле них, он как можно тверже произнес:

– Разрешите пригласить вашу даму?

– Нет. Во-первых, вы пьяны, во-вторых, это моя жена, – отозвался грузный мужчина, оглядывая Сергея с головы до ног

– Да плевать я хотел! – бросил Сергей. – Дама! Лена! Тебя можно? – Сергей захлопал в ладоши.

– Вы знакомы? – невозмутимым тоном спросил мужчина свою жену, даже не обратив внимания на столь… вызывающее поведение незнакомца.

– Я сейчас, – сказала она и поднялась со своего места.

Да, это была та самая Лена! Лена, которая была девушкой Сергея в студенческие годы. Лена, которую он не мог забыть. Лена, которую он любил, – или ему это казалось, – по сей день. Лена, чья фотография всегда стояла у Сергея на столе.

– Сергей, ты еле на ногах держишься, – строго произнесла Лена, – что меня, впрочем, не удивляет.

– Давай не будем об этом, – попытавшись улыбнуться, предложил он. – Ты меня на него?.. Ты когда замуж вышла?..

– Ты меня на танец пригласил или как? – спросила Лена, сама беря Сергея за руку.

– Да, извини, давай… я несколько… того, но… получится. Танец очень медленный, получится… тут, главное…

– Ты заговариваешься, – прервала Лена.

– Извини… так, когда ты замуж вышла? – словно опомнившись, спросил Сергей.

– Сразу после института, а что?

– Через год, значит… после того, как мы… это… и сразу за него?

– Да, за него. Не понимаю твоего удивления. По любви, если ты это хочешь знать.

– Ты полюбила этого кита? – наклонившись, спросил Сергей

– Успокойся, Сережа, – немного насмешливо ответила Лена.

– Мы встречались три года, и через год, после того, как ты меня бросила… – Сергей начинал кипятиться.

– Не нужно разводить трагедию, – остановила его Лена, – И три года – это довольно много. Да, много, и не заводись, пожалуйста. Много…

– Для чего?

– Ты что сейчас от меня хочешь? – спокойно спросила Лена. – Я действительно не понимаю. У меня такое ощущение, что ты до сих пор не повзрослел. Много, три года для того возраста много. Любовь не вечна, особенно, если ее не поддерживать. Ты, если помнишь, не очень старался. Я понимаю, студенческое братство, годы такие… но, в том-то ведь и дело, что годы такие. И все их переживают по-своему. Нам было хорошо, но этого было недостаточно, в какой-то миг этого стало недостаточно. Боже, я же тебе это все уже тогда говорила!

– А чего достаточно? Чего? – Сергей начал теряться.

– Ну, я же говорю, ты так и не повзрослел.

– Лена…

– И предложений ты мне не делал. – Она улыбнулась.

– Не успел! – с чувством воскликнул Сергей, – возможности не было, ты сама знаешь, много чего тогда не было…

– Слушай, Сережа, – остановила его Лена, – у меня к тебе, по-прежнему, теплые чувства, но… он мой муж, и я его люблю.

– То есть, у него возможности были? – насмешливо спросил Сергей. – Он тебя… купил он тебя что ли?

– А ну прекрати немедленно! – на этот раз вспыхнула Лена.

– А меня ты любила? – как-то жалобно спросил Сергей, сам того не заметив. – Только честно. Я… я же о тебе все эти шестнадцать лет ничего не слышал, не смотря на то, что все эти шестнадцать лет… – Сергей осекся. – Нет, я не о том… извини…

– Любила, я уже это сказала, – нежно произнесла Лена. – Вот и все, танец закончился. Мы, я надеюсь, тоже закончили, и поняли друг друга. Я иду к мужу.

– Лена…

– Все, Сережа, я ухожу. Рада была увидеть тебя. Я наблюдала за тобой. У тебя хорошие друзья: Лёня такой солидный стал, хотя… он и был всегда таким… основательным, надежным, Сашка совсем не изменился, как, в общем-то, и ты. И у тебя все хорошо, и будет все хорошо. Я иду…

– Лена…

– Да, Сережа?

– Ты… ты потрясающе выглядишь…

– Спасибо, – рассмеявшись, сказала Лена, – вот и дождалась от тебя комплимента. Ну, все, я иду.

– Конечно… пока… – рассеяно пробормотал Сергей.

Лена ушла. Сергей остался стоять на том же месте, ловя недобрые взгляды мужа Лены и его окружения. Вокруг начали что-то обсуждать. Взгляды стреляли по Сергею. Лена села за стол. Муж ее поднялся и куда-то направился, не отрывая своего взора от Сергея.

– Ну че ты пялишься, а? – крикнул вдруг Сергей. Он ощутил всплеск отчаяния. Он понимал это, но не мог себя контролировать.

– Это вы мне? – грозно спросил мужчина и остановился.

– Тебе, тебе. – Склонив голову, и глядя исподлобья, Сергей направился к нему.

– Сергей! – крикнула Лена. Она, только присев, снова поднялась с места.

– Серега! – откуда-то послышались крики Леонида и Александра.

– Ну и что тебе надо? – что-то жуя, пробурчал муж Лены.

– Да ничего мне не надо. – Сергей с мгновение смотрел ему в глаза, после чего медленно развернулся.

– Ну и вали, – услышал он за спиной.

И тут уже такая гигантская волна отчаяния навалилась на Сергея и прожгла насквозь, чуть не спалив его дотла, что он задрожал всем телом. И вся эта волна сейчас сконцентрировалась в одном месте, в одной точке, в одном человеке – в муже Лены. Он стал в этот момент эпицентром отчаяния, долгие годы угнетающего Сергея, и высасывавшего из него все жизненные соки. Сергей тут же развернулся обратно и, ни на секунду не задумавшись, со всего маха врезал в челюсть этого эпицентра. Тот покачнулся, слегка задел стол, но не упал. Хотел было что-то сделать, но Сергей дал ему в нос. На этот раз он упал. И упал очень громко. Но встал очень быстро и двинул Сергею в печень, потом по шее, потом толкнул ногой так, что Сергей пропахал носом весь стол, пока вместе с ним не свалился. Потом был еще удар, еще… и Сергей провалился в темноту…

– Какая свадьба без драки? – виновато улыбаясь, и разводя руками, обратился Александр к своей невесте.


– Любовь и жалость. В чем разница?

– Не знаю.

– То-то и оно.

– Что оно?

– По кругу только кони в цирке ходят.

– Это ты, девочка?

– И рога у тебя вырастут, и будешь ты страшен, как черт с длинным хвостом.

– У меня все это уже было…

– Жизнь не стоит на месте, а ты встал.

– Я не встал, я просто устал… я просто устал… устал…

– Ты просто смотришь в одну сторону и думаешь, что любовь – это розовый шар, превращающийся в семью, или… еще во что-то, что ты себе вообразил.

– А что это, девочка?

– А любовь – это волшебство. Его никому не понять. Никому…

– Это волшебство?..

– 8 –

Было сыро, противно, отвратительно пахло, и постоянно хлопали двери. Сергей спал сидя, склонив голову к полу.

– Он так себе шею сломает, или спину, – расслышал он сквозь сон.

– Да мне-то что? – бросил кто-то.

– Нет, так нельзя.

– Слышь, ты, с Тургеневской фамилией, на выход, – раздалось откуда-то извне.

– Он спит.

– Так пните его.

– Сергей Рудин, вы освобождаетесь под залог, – скрежетал противный голос.

Сергей, ничего не понимая, вышел из КПЗ, и, шатаясь, побрел по коридору.

– Не в ту сторону, баран!

На улице свет ослепил его так, что он чуть не свалился на проезжую часть.

– Где я? – щурясь, с трудом проговорил Сергей.

– На свободе, – раздался голос Лены. – Боже, в каком ты виде! Если б ты знал, сколько мне пришлось уговаривать мужа… ох, какой же ты ребенок!

– Муж заплатил залог? – равнодушно спросил Сергей.

– Ну, конечно! – Лена рассмеялась. – Он согласился забыть обо всем и не давать делу хода. Твои друзья позаботились.

– А… – начал было Сергей.

– Я с ними так договорилась, – прервала она его, – и муж знает, где я.

– Но…

– Садись назад, – скомандовал Лена, усаживаясь за руль шикарного автомобиля, – оттуда не так пахнет. Ну, ты… хорош…

– Откуда тут знают Тургенева? – уронив тело на сидение, спросил Сергей.

– Это единственный вопрос, который тебя сейчас интересует? – повернув ключ зажигания, спросила Лена.

– На остальные ты мне ответила вчера, – бросил Сергей.

– Надо полагать, не все успело проникнуть вглубь твоего сознания. Видать, притупилось оно алкоголем. Да, я ответила, и мы сошлись на том, что поняли друг друга и закончили. И все же, судя по твоему настоящему тону, ты остался, вернее, остаешься недовольным.

– А любовь – это волшебство? – рассеяно произнес Сергей. – Его никому не понять? Его никому не понять… никому…

– Проспаться тебе надо, волшебство, – с сочувствием в голосе произнесла Лена.

– Ты стала грубой… – улыбаясь, заметил Сергей, – извини.

– Значит так, Сережа, – сказала Лена, пропустив его замечание, – я тебя сейчас довезу до отеля и скажу одну фразу, хорошо? Только одну… ох, Сережа, открой окно, пожалуйста, или… не дыши. – Лена рассмеялась.

Как только они подъехали к гостинице, прямо к главному входу, Сергей выполз из машины и встал, озираясь по сторонам. Лена, не глуша двигатель, вышла вслед за ним. К ним тут же подбежал швейцар.

– Помогите этому гражданину отыскать свой номер, пожалуйста, – обратилась Лена к нему. – Мы сейчас.

– Конечно, мадам, – швейцар взял под козырек и отошел в сторону.

– Сергей! – строго произнесла Лена.

– Да Лена, – устало отозвался он, – ты хотела что-то сказать. Я слушаю.

– Сережа, ты… – медленно начала Лена, но, внезапно запнувшись, отвела взгляд. Сергей, еле заметно улыбаясь, смотрел на нее. Мгновение помолчав, Лена резко повернулась к Сергею и, глядя ему в глаза, четко произнесла: – Забудь меня навсегда.

Она тут же развернулась, села в автомобиль и дала по газам. Автомобиль скрылся за поворотом.

– Мы не попрощались, – пробормотал Сергей, глядя ей в след.


Волшебство? Где же ты тогда?..


И снова Сергей проспал до вечера. А вечером на него нахлынула такая тоска, что он корчился на диване, не зная, что с собой поделать.

«А чего я хотел? Чтобы она бросилась ко мне в объятья, оставив своего кабана, и вокруг меня заискрилось волшебство? Почему, к примеру, я не сделал этого сразу, пять лет назад, десять. Я ждал чего-то? О чем я думал? О волшебстве? Даже волшебство не бывает однородным. Оно многолико, оно разное. Что со мной не так?»

Машинально он достал бутылку виски, вскрыл ее и принялся пить прямо из горлышка. Но чем больше он пил, тем большая тоска на него наваливалась. Накатывалась снежной лавиной, из-под которой уже нельзя было выбраться. Он сидел на полу, перед зеркалом, возле которого стояла фотография Лены. Он снова был пьян настолько, что готов был совершить любое безумство. Но ничего не приходило в голову. Он сел на стул. Теперь он видел свое отражение в зеркале рядом с фотографией Лены. Еще два глотка.

– Твою мать. Что я творю, что я натворил?.. – бормотал он.

Он замер. Пять минут он сидел без движения, все также глядя на свое отражение и фотографию Лены.

– Шестнадцать лет, мать вашу…

Он вдруг встрепенулся и, размахнувшись со всей силы, запустил бутылку в зеркало, которое разлетелось вдребезги, увлекая за собой все, что находилось на столике, включая фотографию. Сергей свалился на пол и тихо заплакал.

– Мне тридцать шесть лет, мне тридцать…

В дверь постучали, постучали еще, после открыли.

– Я сама разберусь, – вбегая, сказала Катя.

Сергей приподнялся, увидел Катю, и… тут на него напало бешенство:

– Что тебе от меня надо? Что ты все время лезешь ко мне со своей помощью? Со своей жалостью? Достала уже! Ох, как ты меня достала! Убирайся прочь! Вон отсюда! Чтоб я больше тебя не видел! Чтоб духу твоего тут не было! Мать Тереза! Видеть не могу твой жалостливый взгляд! Пошла вон! Пошла… вон! Вон, я сказал!

Катя замерла, она была в самом настоящем шоке. Она стояла, словно оглушенная, и на ее глаза наворачивались слезы. Не в силах больше их сдерживать, она выбежала из номера, забежала к себе и заперлась.

Сергей опустился на пол, закрыл глаза, и так и пролежал там до утра среди разбитого стекла и осколков от фотографии Лены.

Утром номер прибрали. Сергей пришел в себя, вспомнил, смутно, но вспомнил, что наговорил Кате и, да, ему стало стыдно. Как ему того не хотелось, он решил пойти и извиниться.

– А она съехала? – услышал он.

– Как съехала? – удивился Сергей, – у нее же забронировано на неделю.

– Сняла бронь, собрала вещи, вызвала такси и уехала.

– А куда, не знаете?

– В аэропорт.

– Хм, – ухмыльнулся Сергей. – Ну, что ж, так одной проблемой меньше… – пробормотал он, еще подумал и также тихо добавил: – Ну и черт с ней! – А после и вовсе крикнул на весь коридор: – Кому она нужна?..


Поскольку Александр был занят совсем не профессиональной деятельностью, Леонид продолжал сверять его расчеты. Он по традиции спрашивал, пришла ли Женя домой, а жена по той же традиции просила его поставить свой мобильный телефон на зарядку и включить его. В какой-то момент он расслышал небольшой шум в прихожей, – видимо это была Женя. Он также расслышал и голос Чена. «Встать? – подумал он. – Узнать что там? Ох, сейчас, вот этот абзац закончу». Дверь хлопнула. «Не успел, – подумал Леонид, – ну ладно, больше сделаю. Хорошо, что я не жру, как Серега. Благо у него там все утряслось, как сказал Саня. Или нет?»

Вдруг Леонид ощутил необъяснимую тревогу. Не успел он подняться со своего места, как в комнату вошла жена.

– Что-то с Сергеем? – тут же спросил он, – Саша звонил?

Ксения присела на кресло.

– Ты тоже присядь, – мягко сказала она.

– Вот черт, Саша опять женится, или теперь это Серега, – смеясь, произнес он, думая, что получилась шутка. – Просто традиция уже…

Тревога подкатилась к горлу. Он растерянно смотрел на жену.

– Дорогая, что стряслось? – сдавленным голосом произнес он.

– Присядь, я же говорю, – предложила Ксения.

Леонид опустился на стул.

– Что? – он уже не мог терпеть.

– Это не Саша и не Сережа. Это твоя дочь?

– Что… моя дочь? – у Леонида перехватило дыхание.

– Твоя дочь выходит замуж.

Леонид, не моргая, смотрел на Ксению. Он оцепенел.

– Спокойно, все хорошо, – ласково проговорила Ксения. – Ты же был готов к этому? Был?

– Ну, в целом-то, был… – с трудом смог выговорить Леонид. – Чен?

– Чен.

– Ну, что ж, вот и отлично. – Леонид выдохнул. – В год по нескольку свадеб. Это же. Это ж… замечательно! Прелестно! Нет, это просто чудно!..

– Милый, все хорошо? – остановила его Ксения.

– Да я разве говорю, что все как-то не так… Я… – У Леонида выступили на глазах слезы. – Это… боже мой! Это моя девочка…

– Лёня, это еще не все, – сказала жена.

Леонид закрыл глаза.

– Стой, стой, стой, – начал было он.

– Они собрались в Китай… – Ксения взяла Леонида за руку.

– Да что ты? – стараясь улыбаться, спросила Леонид.

– Угу.

– Что ж… мир… шар, он же, не так уж и велик, если хорошенько представить, верно? Что уж! Это почти тут, рядом, да? В конце концов, это же… не Антарктида… – Леонид попытался рассмеяться, снова решив, что пошутил.

– Чен будет продолжать учебу в их, как это называется, аспирантуре, в общем, – продолжала Ксения, – а Женя там же, по обмену. Удалось договориться.

– Да? Какая удача! Это же… не просто, а ей просто повезло! Да?

– Угу.

– Я выпью… – Леонид резко поднялся. – Можно?

– Угу.

– Чего-нибудь покрепче.

– Я не возражаю.

Леонид сделал шаг, но тут же остановился, обернулся к жене, и, широко улыбаясь, спросил:

– В Китай?

– Да, это, ты правильно сказал, не так далеко. – Ксения тоже поднялась и подошла вплотную к мужу, она обняла его. – Это не далеко.

– Да?

– Угу.

– И свадьба?

– Нас пригласят.

– Да?


– Женя! – что есть мочи кричал в трубку Леонид.

– Замечательная девушка, – спокойно отвечал Александр. – Что Женя?

– Свадьба свадьбой, семья семьей, но, – кричал Леонид, – у меня проблемы. Твой медовый месяц только через месяц, ведь так? Серега в отпуске, только… бухает… Когда? Может, завтра?

– Ты не волнуйся, старичок, моя жена, – черт возьми, не могу к этому слову привыкнуть, – моя жена в командировку завтра днем отчалит, вот и встретимся. А с Серегой я сегодня поговорю. Договорились?

– С вами договоришься, – обиженно проворчал Леонид, – друзья, называется.

– День ничего не решит, я уверен. Ведь так? Завтра вечером железно у тебя.

– Хорошо.


– А ты красавец, Серж, – говорил Александр, оказавшись в номере у Сергея. – Наверное, есть какое-то лечение от твоей болезни. Если бы я из-за каждой девочки, начиная со школьной скамьи до совсем недавнего времени, так бузил, мне бы пожизненное дали. Ты чего, вообще, хотел этим добиться? Показать какой ты больной? Чтобы Лена в очередной раз убедилась в том, какой ты больной? Что в прошлый раз, когда она тебя отшила, пусть через три года этой, как ее, любви, ты ей прохода не давал чуть ли не полгода, хотя прекрасно знал, что если женщина сказала «все», то все. Ведь так? И причин тут много! И совсем необязательно тот боров именно тогда и появился. Ты его помнишь тогда?

– Нет, – рассеяно ответил Сергей.

– Вот и я не помню. Просто появился кто-то другой. Вот у нее появился, а ты все эти годы сидел, да на фотку пялился. У тебя хоть девки были? Нет, не те, которых ты натягивал, глядя на фотку? – Александр замялся. – Что, грубо вышло? Ну, извини, доканал ты меня. Да, не было, похоже. – Александр остановился. – Знаешь, дружище… завязывай! У тебя есть мы, твои друзья, а когда есть мы, тебя есть кому вытащить, и мы тебя вытащим, как вытащим нашего толстячка. Не знаю, что там у него стряслось со старшей дочуркой. Уверен, что ничего серьезного, иначе бы Ксюха еще раньше в колокола забила.

– Что-то семейное, выходящее за его личные рамки, – нехотя произнес Сергей.

– Конечно, семейное! Да у него другого и не может быть. Ты, это, совсем отошел, или еще водички?

– Да все, – потягиваясь, сказал Сергей, – мне в душ, и я в полном порядке.

– Ну, давай, меня… черт, да что ж это такое? Никак не могу этого слова к себе соотнести, – жена ждет. У нас сборы. А ты воскресай из мертвых. Всего три дня, а довел себя до… хотя сейчас ты уже цел и невредим. За зеркало расплатился?

– Конечно.

– Ну, вот и отлично. Прогуляйся по городу. Сегодня, правда, дождь к вечеру обещали. – Александр зевнул. – Вот черт, о чем я сейчас говорю? Дождь к вечеру обещали! Это что, старость?

– Это рационализм, – предположил Сергей.

– Угу, так, значит, это называется. Ну, ладно… у тебя зонт есть?.. Тьфу ты, господи! Да что со мной?

– Все у меня есть. – Сергей рассмеялся.

– Все, бывай. Не забудь погулять. Позвоню. – Александр вскочил со своего места.


Погулять Сергей не забыл. Он намеревался не просто погулять, он хотел поставить последнюю точку. Как и сказал вслед отъезжающей Лене, он хотел попрощаться. Вот только как?

«Любовь, длиною в жизнь, – думал он. – Как так взять, да и поставить точку? Но мне это необходимо. Я сказал, значит, я сделаю. Да? Да, я сделаю».

Костюм Сергея еще оставался в химчистке. Он надел легкий плащ, взял зонт и вышел на улицу.


– Привет, – сказала девочка.

– Это снова ты? – удивился Сергей.

– Вижу, решил совершить очередную глупость, – предположила девочка.

– Какую? – поинтересовался Сергей.

– Увидим, хотя я очень надеюсь, что до этого не дойдет. – Девочка оценивающе присмотрелась к Сергею. – Ты же взрослый мужчина, а ведешь себя, как тот самый студент. Ты не повзрослел? Лена, не зря об этом вспомнила. Ты же и работаешь на ура, и друзья тебя уважают. Что ты выдумываешь?

– Я просто вышел погулять, – сказал Сергей.

– Меня не проведешь, – предупредила девочка.

– Кто ты? – решил спросить Сергей.

– Я? – Девочка посмотрела вверх. – Считай меня маленьким таким ангелом.

– А у ангела есть имя?

– Зови меня, как хочешь, это к делу не относится.

– Почему я раньше тебя не встречал?

– Я увидела, что ты дошел до крайней черты, и решила прийти на помощь.

– И на какую же помощь?

– Волшебство нельзя раскрывать, – вкрадчиво произнесла девочка. – Жизнь не бесконечна. Здесь и сейчас. Любовь, возможно, тоже, но…

– Но?

– Просто ее нужно найти, или… разглядеть…

– Разглядеть?

– Да, и понять, признаться себе в том, что это она.

– И ты мне в этом поможешь? – Сергей рассмеялся.

– Ты сам себе поможешь. Вот увидишь. Сейчас пойдешь по улице и встретишь Фею, в которую влюбишься.

– Ну, конечно! – Сергей продолжал смеяться.

– У мира много улиц, а у улиц много миров. Вы зациклились на своем замкнутом пространстве.

– Кто это мы?

– Вы все! Люди! – девочка остановилась, глядя на Сергея. Тот склонил голову. – Есть и другие улицы, и другие миры!

– Правда?

– Верь мне, я-то знаю, – серьезно сказала девочка. – В пространстве много дорог, и дороги ведут в другие миры. Многие похожи на ваши, другие совсем нет. Но, самое главное, что дорогу, какой бы она не была, выбираешь ты сам.

– Как? – воскликнул Сергей.

– Ты по ней просто идешь, – не задумываясь, ответила девочка.

– И дальше?

– Дороги длинные и извилистые. И много, кого можно на них встретить.

– Но, сейчас я в этом мире, и на этой дороге, – разочарованно проговорил Сергей. – И мне почему-то кажется, что не я ее выбрал. Ни дорогу, ни мир.

– Это так только кажется. Но, если ты и думаешь так, то это ничего не меняет. Ты и сейчас способен выбирать путь, дорогу, судьбу, свою жизнь, в конце концов. Только вот именно этого ты и не делаешь. Ты стремишься к… отчаянию.

– А как попасть в другой мир? – спросил Сергей.

Девочка рассмеялась.

– Этого я тебе не скажу. И зачем тебе это сейчас? У тебя в этом еще дела, и много дел. И пока ты тут нужен, ты будешь идти по этому миру, по его дорогам.

– Не по дороге, а по дорогам? – решил уточнить Сергей.

– Конечно! Вот посмотри, даже на этой улице сколько дорог.

– Так ты об этом? – разочарованно проговорил Сергей.

– Ты категорически не хочешь меня понимать, – строго произнесла девочка. – И знаешь почему?

– Почему?

– Сейчас ты собираешься совершить, пусть и завершающую, как ты сказал, но глупость. А глупость, какой бы она не была, остается глупостью.

Сергей покупал в цветочном ларьке букет роз.

– Все, я не могу на это смотреть! – Девочка вскинула ручки. – Попробуй услышать меня и свернуть с этой дороги. Договорились? Ау! Ты меня слышишь? Свернешь – купишь мне мороженое.

– Хорошо, – Сергей смеялся.

Девочка убежала.

Сергей уже знал, где живет Лена. Туда он и направлялся.

В подъезд он войти никак не решался. Остался стоять на углу дома, глядя во двор и собираясь с мыслями. В голове звенел голос девочки.

Он простоял на углу целый час, так и не сдвинувшись с места. И вдруг он увидел ее! Она выходила из подъезда, и выводила двоих детей, мальчика и девочку. Мальчику было на вид лет семь, девочке на пару лет меньше. Дети, сделав лишь шаг во двор, сорвались с места, и бросились к качелям.

– Мам, ты раскачаешь нас? – крикнул мальчик.

– Вы уже большие, сами справитесь, – сказала Лена.

– Ну, мам! – решив поддержать брата, вступила девочка.

Лена подошла к качелям и начала по очереди их раскачивать. Чем выше они взлетали, тем громче и звонче был их смех. Лена смеялась вместе с ними.

«Интересно, у нее еще есть дети? – почему-то подумал Сергей. – Я и не задумывался о том, что у нее могут быть дети… Смешно? Она в браке пятнадцать лет. Ну, конечно же, у нее есть дети!»

Дети смеялись! Их мать смеялась вместе с ними!

И тут Сергей вдруг понял, о чем говорила девочка. Она об этом даже не говорила, она была уверена в том о том, что Сергей сам об этом подумает, поймет, осознает, почувствует… увидит! И он увидел счастье в глазах Лены, счастье в глазах ее детей, и их взаимную любовь.

Начинался дождь.

– Быстро все домой! – воскликнула Лена.

Сергей обошел дом с противоположной стороны и вышел на аллею. Дождь усиливался. Он открыл зонт. Он шел по аллее один, под зонтом, с букетом цветов. Цветы он положил на лавку. Ему стало легко! Он закрыл зонт и ловил капли дождя. Он шел один по аллее и ловил дождь. Он шел на поиски новой дороги.

– А мороженое?

– Обязательно.

– 9 –

– Ну, что, готов выслушать стенания нашего большого брата? – спросил Александр, когда они с Сергеем уселись в его автомобиль, приготовившись отправиться на встречу с Леонидом. – Ты, я вижу, совсем посвежел.

– Осваиваю тактику перерождения, – сказал Сергей.

– Апа! Это что-то новое! – удивился Александр.

– Лучше не будем углубляться, – предложил Сергей.

– Как скажешь, – согласился Александр. – Ну, так как, готов?

– Теперь я готов ко всему, – бодро ответил Сергей.

– Да это просто чудо! Ты… прямо красавчик! Это точно ты? – не сдержавшись, воскликнул Александр.

– Тебе нужны доказательства?

– Было бы не плохо, но, так уж и быть, поверю тебе на слово.

– Тогда погнали. Я в предвкушении сказки о муках многодетного отца.

– Да после твоих буйств, все что угодно покажется детской сказкой, – сказал Александр, поворачивая ключ зажигания. – Ну, погнали. Я уверен, с ним ничего ужасного не произошло. Сам придумал эту самую сказку, наверняка. Ксюха молчит, а значит ничего страшного… ох, уж эти… сказочники! – Сергей рассмеялся.

– Кстати, твоей сказки мы с Лёней так и не услышали, – заметил Сергей. – Ты же понимаешь, что так просто скрыть причину такого феерического выступления тебе не удастся. Колись, новоиспеченный супруг, как докатился до такой жизни?.. До семейной жизни!

– Ты не поверишь? – вкрадчиво произнес Александр.

– Тебе-то? Ну, уж, теперь и не знаю, что и думать! Сказки-то, это по твоей части. Но… ты попробуй.

– Ты готов? – серьезно спросил Александр.

– Уже страшно, – прошептал Сергей.

– Это… колдовство, – угрожающе произнес Александр.

– Я в этом не сомневаюсь

– Так вот, значит, – начал Александр, не сводя глаз с дороги, – случилось это в Турции. Всего три месяца назад! Представляешь? Всего три месяца… и свадьба! Валяюсь я, значит, под своим зонтиком, на своем любимом шезлонге, и по мере возможности поднимаю свое бренное тело, высматривая добычу. Но попадаются одни слоноподобные особи, которых я каким-нибудь законом, вообще, не допускал бы в курортные зоны. А они все лезут и лезут нескончаемыми потоками! Для них это обычное времяпрепровождения, как дача в былые времена! Для них, по сути, кроме Турции, да Египта не существует стран, они о существовании других, просто-напросто и не подозревают. Забьют половину самолета, зачавкают весь салон, потом, старательно стирая пот со лба, еле передвигаясь, спустятся с трапа, заползут в автобус, передохнут в номере, и на пляж. А там как раскидают свои изящные телеса… я вот понять не могу, им так сложно следить за собой? Им самим не противно на себя в зеркало смотреть?.. И это человеческая раса! И еще они такие… вечно всем недовольные! Пыхтят, ворчат, и… жрут с утра до вечера – ведь все же включено! И ходят они еще так медленно, что создается впечатление, что они прямо тут сейчас и рухнут… и насмерть… так, о чем я?

– Отвлекся, – заметил Сергей.

– Извини. Ну, в общем, высматриваю я, а ничего не вижу. Искупался, плюхнулся на свой лежак, подсох и, совсем уже ни на что не надеясь в этот день, думаю закрыть глаза и, не знаю там, что можно делать с закрытыми глазами – поразмышлять? – Александр рассмеялся. – Только я подумал о том, чтобы закрыть глаза, как… увидел ее. Ее! Ее, Серега, ее! Это ж… эх! Она идет так медленно… нет, плавно так, грациозно, как же еще сказать? – изящно и… размеренно, так… да как бы это сказать-то, черт? Важно, что ли? Нет. Уверенно, да! Уверенно во всем, во всех, и, разумеется, в первую очередь, в себе самой, будто не замечая никого вокруг. Как Диана из… нет… как же ее? Как Венера из пены морской, только в шляпе и солнцезащитных очках, выплыла на берег и также медленно проследовала дальше. Походка, если б ты видел ее походку тогда ты, поверь мне, бросился бы целовать ее следы на песке! Кажется, так это говориться… или поется.

Я, разумеется, напрягся. Да, видел я ее метров с десяти. Направил свои окуляры в ее сторону. Оказывается, позади, не так далеко от меня, расположился целый цветник. Их было трое, вместе с ней. Как я их раньше не заметил? Это ж, я говорил, колдовство! Я стал наблюдать за ними. Но они, все они, остальные, меня уже не интересовали. Венера – вот была моя жертва, моя цель!

Я чуть не испекся за тот день! Боялся покинуть пост – думал, только нырну в море, как они исчезнут.

Под вечер, – да уже вечером, все вокруг покинули пляж – они стали расходиться. И вот удача, в разные стороны. Она пошла по лестнице наверх… о, как она шла! Эта туника, эти… ну, ладно.

– Итак, вперед и не упусти! – послышалось мне. Я оглянулся – никого. А голос был детский. Я тебе говорил, что это колдовство? Я клянусь, я слышал детский голос! Ты мне веришь? Не отвечай. Я слышал голос!

Сергей вздрогнул.

– Я? Чтоб я упустил? – ответил я в никуда, накинул свой колпак, шлепки, – один слегка порвался, но, такие мелочи меня никогда не смущали. В общем, облачился, как курортный рыцарь, и за дичью.

Идет она также медленно, также грациозно, изящным движением поправляя очки. Я уже за спиной. Обхожу ее, ну, собираюсь обходить.

– Вперед! – опять раздался детский голос.

Я, конечно, успел подумать о том, что это галлюцинации, что, может, я перегрелся, но меня это на тот момент не сильно беспокоило. Обхожу, значит, ее, и как бы случайно задеваю локтем.

– Ой, простите, я нечаянно, могу искупи… – начал было я, как обычно, но… тут бац и… молчу.

Ты не поверишь, что произошло? Я потерял дар речи. И вдруг, в этот самый момент меня как шарахнет молния! Я и встал, как вкопанный. И стою, как осел. И молчу. Она тоже остановилась, опустила очки, и я увидел ее глаза. Бог ты мой! Ее глаза! Это была вторая молния. Благо, она их сразу вернула на место, очки.

– Вы что-то хотели сказать? – спросила она.

Как ты уже, наверное, понял, это была третья молния. Я стою такой… весь наэлектризованный.

– Я… хотел… хотел… – Речь не хотела ко мне возвращаться.

– Хотели пригласить меня на пикничок? – продолжила она, – а после увести к себе в бунгало, ну а там, как пойдет?

Меня, наверное, действительно ударила самая настоящая молния, потому что я ни сдвинуться, ни сказать ничего не мог.

– Скажи что-нибудь! – Снова этот детский голосок.

– Что вы! – неожиданно для самого себя почти заорал я. – Я не из таких! Как вы?..

Она слегка улыбнулась, пододвинула очки и направилась дальше.

– Подождите! – Я кинулся за ней.

– Что-то еще? – спросила она.

Я бледнею… боже, какой у нее голос!

– Скажи правду! – крикнула эта чертова девчонка у меня в голове.

– Да! – вылетело у меня из глотки, – я из таких. – И тут же покраснел.

– Ценю честность. – И все равно идет дальше.

И тут я понял, что мне не хватает этой девчонки. А девчонка это тоже, видимо, поняла и как запищит:

– Иди!

– Меня зовут Александр, – отрапортовал я, как только снова поравнялся с ней.

– Неужели? – не останавливаясь, спросила меня она. – Какое имя было у вас вчера? Хотя, можете не отвечать.

– Это имя дали мне родители, – отчеканил я. – Клянусь!

Тут она остановилась и вообще сняла очки.

Бабах! Меня ударила четвертая молния.

– Знаете, Александр, – она коснулась моей щеки – ну, ты понял, это пятая молния, – я не намерена принимать участия в ваших играх, пари, гонках, охотах и прочих животных забавах, так что оставьте меня в покое. Будьте так добры?

– Не молчи, – прошипела мне в ухо девчонка.

– Не оставлю! – выдал я. – Ни за что! И нет никаких игр. Вы такая…

– Думай, балбес, – зудела девка.

– Знаете, что, Александр? Вы так тяжело подбираете комплименты, – в вашем возрасте, – сколько там, тридцать – сорок лет? – вам должно быть стыдно за свой скудный словарный запас, – и я представляю, какой контингент вы предпочитаете, если вам этого оказывается достаточно. И, вы же понимаете, меня это нисколько не умиляет. Это я вам намекаю, что нам с вами не по пути. Прощайте.

– Экстравагантная, изумительная, вы не такая, как все, вы ни на кого не похожи! Когда я увидел вас, выходящей из моря, решил, что вы Афродита. Вы просто волшебны. Вы неподражаемы!.. Вы потрясающе, удивительны, восхитительны! Вы ангел! Вы богиня! Вы словно сошли с картин Рафаэля! Вы… сама мечта!

Это все девчонка наговорила. Не могла помедленнее! Я повторил. Со словом «экстравагантная» у меня не очень получилось, да и вообще, ну, а так ничего. И в самом конце у меня как-то скомкано вышло. Но эффект был произведен!

Она остановилась. Снова эта улыбка и эта чертова молния!

– Что ж, вы милы в каком-то роде. Афродита, говорите, Рафаэль? Встретимся завтра на пляже. – И направилась дальше.

Меня как будто шпалой по голове огрели…

«Черт! Удачно получилось. Она не отшила, она дала надежду», – думал я и нагнулся, пытаясь как-то перевязать свой порванный шлепок.

– Что ты делаешь, балбес? – заверещала девчонка, – беги за ней. Вдруг ее не будет завтра? Мало ли что!

– Да где ты и кто ты такая? – не выдержал я.

– Сейчас не время! – отрезала чертовка, и как даст мне пинка… ну, или это мне так просто показалось.

Я бросился бежать. Чертов шлепок. Она уже была на территории отеля, за оградой, и заходила в двери. Я за ней.

Меня остановили и попросили наручник этот проклятый, да еще заявили, что одет я не так, как полагается, то есть, не в шелках, как оказалось, они тут все. Я видел, что это за отель. Такое ощущение, что в нем было двадцать пять звезд. И эти верзилы на дверях будто говорили, как в кино: – «Ключ!» Я сказал, что забыл, а они: – «Ключ!» Да пустите, говорю, мне нужно кое с кем переговорить, а они: – «Ключ!»

Что ж, думаю. Я увидел сквозь стекло, что она присела в холле. Видимо чашечку кофе решила выпить за полмиллиона долларов.

Я отошел немного в сторону, то есть, совсем немного, буквально на несколько шагов, и… перемахнул через забор. Хотел перемахнуть. Но не смог! Видимо, возраст уже не тот. Я повис, зацепившись этой чертовой перемотанной шлепкой за верх забора. Повис я, и вишу.

– Что вам здесь нужно? – спросил строгий голос.

– Понимаете, – отвечаю, – я… в шторм попал.

– Серьезно?

– И еще меня акула укусила, да мне просто не повезло сегодня. Не так здорово висеть. Вы не могли бы меня снять отсюда?

– Сейчас подойдет начальник охраны, и мы решим, что с вами делать.

– Не нужно начальника охраны, это ко мне, – прозвучал ангельский голос.

– Простите, мадам.

Ресторан там шикарный!

– Вы нормальный человек? – спросила она.

– Любой человек становится ненормальным при виде вас, – ответил я.

– Молодец! – раздался голос девочки.

При тамошнем освещении, она была… нет таких слов, чтобы описать, какой она там была, она была просто… в общем, прекрасна. И ведь, понимаешь, – ты же ее видел, – она, конечно же, прекрасна, но ее нельзя назвать королевой красоты. Это между нами, ну, так, объективно рассматривая вопрос, проводя сравнительную характеристику, и оценивая женскую природу. Но, что-то меня молнии били и били.

– В таком обличье вы выглядите, – как вы там сказали? – экстравагантно.

Я скупо улыбнулся и уточнил:

– Я панк.

– Серьезно? – удивилась она. – Я решила, что вы клоун.

– Жизнь она такая…

– Какая?

– Непредсказуемая, вот я увидел вас, и меня ударила молния.

– И вы решили на сегодня отложить ваш обычный, назовем это флиртом.

– Нет, не так! – вспылил я.

– Вы хотите сказать, что сейчас у вас флирт необычный?

– Нет! – протестовал я.

– А что у вас сейчас? – Она продолжала допрос.

– Помутнение рассудка, – признался я.

– Ну, это-то я заметила.

– Вы не так поняли. Я не флиртую с вами. Я вами… – я потух. «Девочка?»

– Восхищаюсь, – подсказала девочка.

– Восхищаюсь, поверьте мне!

Она улыбнулась.

– Будете вино? – предложила она.

– С удовольствием. – Я выдохнул нарастающее напряжение.

Она подозвала официанта. Тот разлил какое-то дорогущее вино в такие длинные бокалы. Она пригубила. Я выпил все залпом. У официанта глаза на лоб полезли.

– Принесите, пожалуйста, молодому человеку что-нибудь покрепче. У него сегодня был тяжелый день, – попросила она официанта.

– Что изволите? – спросил официант.

– Водки, – не задумываясь, ответил я.

Она рассмеялась.

– Будьте добры, – попросила она официанта.

– Так как зовут вас? – спросил я.

– Эмма, – ответила она.

– Какое редкое и красивое имя, – сказал я, – а что оно означает?

Она хитро улыбнулась и проговорила:

– Драгоценная.

– Боже, я так и знал!

– Действительно?

– Предполагал.

Я выпил стаканчик и стал раскованнее.

– Так что же, вы так и будете здесь сидеть? Солнце садится. Вам пора на охоту на ваших цыпочек, – проговорила она.

Я не знал, как ей признаться в том, что с молодости я только этим и занимался. Ну, не касалась меня эта, как ее, стрела Амура, или промахивались они все время. Тридцать шесть лет. Больше половины жизни… а я никогда никого не любил. Никогда не била меня молния. Что произошло – не знаю. Что я в ней такого увидел – не понимаю. Как это происходит? Живешь, живешь, ни о чем не думая, или постоянно думая, как ты, об одном и том же, доживая до тридцати шести лет. Тридцать шесть лет! Ты только вдумайся в это число? Ведь столько всего можно было сделать? На любом фронте. Ведь, когда рядом с тобой такая Эмма, можно горы свернуть! Я это и намерен сделать. Еще не придумал как, но сделаю. А ведь многие такой путь начинают лет в двадцать, вон, как наш Лёня – четверо детей. Что с нами не так? Со мной что не так было? И ведь никому из тех, с кем я встречался, и в голову не могло прийти, что я могу быть мужем и отцом семейства. Семья, брак! Да я бежал, как от огня, как только слышал эти ужасные слова! А тут… Я начал по-другому смотреть на мир, на жизнь. Для меня все перевернулось в один миг. Я не мог представить остаток своих дней без нее. Но, как это ей сказать? Она такая… такая… Девочки нет.

Ну, так вот. Она сказала, что уже поздно, у нее процедуры какие-то, и нам пора проститься.

Я замер. Я не знал. Я…

– Мы можем завтра с вами встретиться? – Это уже три рюмки.

Она улыбнулась и так… как-то так лукаво спросила:

– Без флиртов?

– Клянусь, больше никаких флиртов! – воскликнул я.

– Тише, тише. Хорошо. Вечером, в шесть, в кафе на набережной. Только оденьтесь приличней, а то вас так и туда не пустят.

– А вы честно придете? – наивно спросил я.

– Вам сорок лет, вы говорите?

– Чуть меньше.

– Как мальчишка, – улыбнулась она. – До завтра, спасибо за необычно проведенный вечер. – Она встала и ушла.

Мое сердце колотилось всю ночь, под утро оно тарахтело. Днем я не находил себе места, но старался не пить… много. С трех часов меня начали колошматить молнии. На местном рынке я купил то, что мне продали под знаком «приличнее», и в пять вечера я уже был в кафе.

Она была в другом наряде. Но это не важно. Она пришла!

Не могу спокойно вспоминать тот вечер, я вел себя как медведь. Очень скоро мой приличный костюм перестал быть таковым. Я все пытался за ней ухаживать, но у меня никак не выходило. Все валилось из рук. Она смеялась без умолку.

– Да, над вами нужно поработать, – строго произнесла она и тут же добавила: – Как с девочками?

– Клянусь, я больше никогда! – И упал на колени… черт! вместе со столом.

У нее началась истерика – она смеялась и не могла остановиться.

Мы пересели за другой столик и на меня нашло:

– А как вы надо мной будете работать?

– Это уж я решу.

– Для того чтобы я ухаживал только за вами?

Она промолчала. А меня понесло! Я… меня будто подменили. Меня что-то рвало и метало изнутри, я сходил с ума!

– Я готов всю жизнь ухаживать только за вами, Эмма. Клянусь! – И снова упал на колени и… мать вашу, снова вместе со столом.

Ты не представляешь, что с ней творилось. Она отошла в тень, чтобы отсмеяться вдоволь.

Третий стол. Она отсела подальше.

– Вы согласны на то, чтобы я ухаживал за вами и только за вами? – настаивал я.

– Да? И надолго вас хватит? – поинтересовалась Эмма.

– Для вас, на вас меня хватит… на всю жизнь, – гордо ответил я, и меня так шарахнуло молнией, что в глазах помутилось, и я чуть не свалился со стула.

– Звучит смело, – вполне серьезно сказала она.

И тут я поплыл. Действительно. Не зря так шарахнуло. Но, после того как я выплыл, я взлетел. Мне казалось, что я вижу все Средиземное море, всю Турцию. Что делать, когда я приземлюсь? Меня трясло.

– Как вам местная кухня? – зачем-то спросила она.

– Вы прекрасны! – Меня накрывало уже цунами.

Эмма рассмеялась.

– Я о кухне?

– Да плевать мне на кухню… ой, простите. Я хотел сказать, что с вами любая кухня прекрасна.

Я не увидел, но почувствовал, что она покраснела.

– Так как вы смотрите на то, чтобы я ухаживал за вами до конца жизни?

Эмма промолчала.

– Вы не ответили, – тут же добавил я.

– Были бы вы серьезней, ответила. Но, вы сами-то понимаете, что предлагаете?

– Я? – удивленно воскликнул я.

– Вы, – спокойно произнесла она.

Я уже понял, что предлагал. Обратного пути не было. Я больше не хочу быть клоуном или еще кем. Я это очень ясно осознал.

– Я… я хотел этим сказать. – Я почувствовал, как задрожал мой голос, колени, руки, я задрожал весь. Я чувствовал приближение чего-то страшного.

– Да, я понимаю, – наконец сказал я.

– И что же? – в голосе Эммы я тоже заметил тревожные нотки.

– Ну, – начал я, – во-первых, это не курортный роман. Хотя какая разница…

Я поднялся со своего места. Дыхание готово было вытолкнуть мои легкие.

– Можно вашу руку, Эмма? – элегантно предложил я.

– Как вам угодно.

Я нежно взял ее руку.

– Я люблю вас, Эмма! – с какой-то неимоверной страстью произнес я, – и готов ухаживать за вами всю жизнь. Я не знаю, как это случилось всего лишь за одни сутки, но вы меня так сразили, что я не знаю, что мне вам еще сказать, кроме, как… Будьте моей женой! Я буду любить вас всю жизнь. – Это была шаровая молния. – Клянусь!

И я снова упал на колени, ну и, разумеется, снова вместе со столом.

У нее на глазах выступили слезы. Но, все же, смеха она также сдержать не смогла.

На следующий день она улетала и оставила мне свой номер телефона.

А почти через три месяца произошло то, свидетелем чего ты стал.

– 10 –

– Давайте в какую-нибудь кафешку, – предложил Леонид.

– Отца четверых детей выгнали из дома? – спросил Александр.

– Да ну тебя! Дома могут услышать, – серьезно заметил Леонид.

– Прослушку поставили? – решил уточнить Сергей.

– Может и так, я не шучу.

– Ну, поехали, – пожав плечами, сказал Александр.

Выбрав кафе, и уединившись за дальним столиком, друзья приступили к беседе.

– Итак, господа, – начал Александр, – за этим скромным столом собрались три сумасшедших старика. Один женился в восемнадцать лет, второй бегал за девочками до тридцати шести, потом влюбился только три месяца назад, и женился, третий же был безответно влюблен шестнадцать лет, – это, кстати, самый больной случай. А теперь вопрос. Что мы все вместе можем решить?

– Моя дочь собралась замуж, – серьезно сказал Леонид.

– Это какая статья? – спросил Александр.

– Ну, тебя!

– Родительские гены. Тут уж чего не отнять, того не отнять, – заметил Сергей, – хотя в сравнении с родителями, припозднилась. В чем ужас ситуации?

– Вы не дослушали! – закипел Леонид. – Замуж за иностранца.

– Он… белорус? – с дрожью в голосе поинтересовался Сергей.

– Смешно, – грустно отозвался Леонид.

– Ну и что в этом страшного? – спросил Александр. – Уедет с ним, куда там уезжают, в Германию, во Францию, например, и будет жить и горя не знать.

– Нет, не за такого! – с горечью в голосе произнес Леонид.

– Какого такого? – удивился Александр.

– Он не белорус, не немец… он, вообще, не европеец, и не американец, и не армянин, и не… – завелся Леонид.

– Стоп, стоп, стоп, – остановил его Сергей. – Успокойся, и давай с самого начала.

– Во-первых, ему тоже двадцать два года, – выдохнув, сказал Леонид.

– До тебя не дотягивает, – заметил Сергей. – Дальше.

– Да подождите вы. Не в этом дело! Можете дослушать?

– Мы только это и делаем, – сказал Александр.

– Возраст тут не главное, – проговорил Леонид.

– Он иностранец, ты уже сказал, – вставил Сергей. – В этом беда?

– Да, в этом! – чуть не вскричал Леонид, – но вы меня перебиваете.

– Хорошо, – успокоил его Александр. – За кого Женька собралась замуж?

– За китайца, – выдавил Леонид.

– Похоже, в Китае начался сбой роста населения, – спокойно заметил Сергей.

– За китайца! – продолжал Леонид. – И едет с ним туда. В Китай, понимаете?

– Ты расист? – спросил Александр.

– Что она там будет делать? – добавил Сергей.

– Рис собирать, – предположил Александр.

– С вами можно серьезно разговаривать? – обиженно произнес Леонид. – Она уезжает через два дня.

– А на свадьбу пригласит? – поинтересовался Александр.

– Тьфу на вас! – не выдержал Леонид.

– А как они общаются, на каком диалекте? – спросил Сергей.

– Он знает русский, он тут вырос, учился, а продолжать учиться едет туда, а она по обмену… – Леонид осекся. – Да какая разница-то?

– И в чем твоя проблема? – осведомился Александр.

– Вы что, не понимаете? – искренне удивился Леонид. – Моя дочь уезжает в Китай! В Китай. Это вон там где-то, за той горой…

– Был бы ты спокойней, давно бы все выяснил, – перебил его Сергей. – Наверняка, они давно это решили, и, я уверен, жена твоя была в курсе. Правильно? И ничего предосудительного в этом не обнаружила. Ну, правильно, была?

– Была, была, предательница, – опустив голову, проворчал Леонид.

– Птенцы всегда покидают свои гнезда, – со знанием дела заявил Александр. – Что ты так расстроился?

– Вы должны мне помочь! – решительно произнес Леонид.

– Напасть на Китай? – спросил Сергей.

– Помочь американцам с санкциями? – добавил Александр.

– Я точно обижусь, – бросил Леонид.

– Хорошо, – успокоил его Сергей, – что ты от нас хочешь?

– Что бы вы их отговорили, – выпалил Леонид.

– Мы? – Александр рассмеялся. – А при чем здесь мы? Как ты себе это вообще представляешь? Да еще за два дня! Ты бы нас еще в аэропорту на паспортном контроле попросил. Как?

– Если бы я знал, я бы вас не звал, – пробубнил Леонид.

– Ну, ты молодец! – воскликнул Александр.

– А ты просто порадуйся за свою дочь, – начал Сергей. – Представь, китайцы сами-то друг друга различают, а нас нет, мы для них так же, как и они для нас – все на одно лицо, вот, они и выбирают всегда своих, так же, как и мы. Ну, не китайцы китайцев, а русские русских, а… представители одной расы…

– Да поняли мы, – прервал Александр.

– Так вот, – продолжил Сергей, – тут китайский парень влюбился в нашу русскую красавицу. Он ее выделил! Понимаешь, она, получается, особенная! Женька твоя. Будешь ездить в гости. Залезешь на Великую китайскую стену.

Леонид молчал.

– Любовь это… такая штука, тут, вообще, ничего понять нельзя, – философски заметил Александр. – Что тут поделаешь?

– А вдруг у него корыстные мысли? – предположил Леонид.

Александр с Сергеем не смогли сдержать смеха.

– Какие? – еле выговорил Сергей.

– Продать ее в рабство! – крикнул Леонид

– Понеслась, – выдохнул Сергей. – Это что за бред?

– Лёне срочно нужно выпить, – уверенно проговорил Александр. – Что ты несешь? В рабство… Ха! Нет, конечно, все может быть…

– Саня! – прикрикнул Сергей.

– Они едут учиться, – взяв себя в руки, сказал Александр. – Ты документы их смотрел, с институтом связывался, ну и… так далее?

– Да все я видел, но… – начал Леонид.

– Хорошо, что нам делать? – оборвал его Сергей.

– Поговорите с ними, – умоляющим тоном запричитал Леонид, – по очереди, потом вместе, как угодно. Я должен быть уверен в том, что все это правда.

– Какая правда? – не понял Сергей.

– Ну, что они действительно любят друг друга… если это так, – Леонид чуть не всплакнул, – то, что уж тут поделаешь, отпущу.

– Да, старичок, – произнес Александр, – ты что-то совсем расклеился. Жаль, мы тебя не записываем. Через пару лет бы дали тебе послушать этот…

– Саня, – снова с укором остановил его Сергей.

– Тебя только это смущает? – продолжил Александр.

– Нет, не только, но если это так, то…

– Да у тебя их еще трое! – на этот раз уже Сергей не смог сдержаться.

– Вот вы гады! – обиженно проговорил Леонид, но все же улыбнулся, после чего жалобно добавил: – Вы поможете?

– Как мы можем отказать другу? – хлопая Леонида по плечу, сказал Александр. – Давай координаты.


Координаты любви. Кто же их вычислит? Девочка развеяла волшебство повсюду. Она не управляла. Таким волшебством не управляют. Оно просто есть. От него никуда не деться. Его никто не замечает, но оно есть. Добро незаметно, оно скрытно, оно окутало себя магией, влекущей к свершению самых невиданных дел, самых смелых решений и самых сильных эмоций. Зло также невидимо, но, в конце концов, оно сталкивается с этой магией и растворяется в ней. Спасет ли любовь мир? Спасая мир, любовь обязана победить и зло. Но как быть с отчаянием? Это и не зло и не добро, это тот же импульс, но рождаемый мнимой безысходностью. Прыгнуть, взявшись за руки со скалы, на лету признаваясь друг другу в любви, это что? Любовь в отчаянии, любовь, подточенная злом, не успевшим попасть под влияние магии? Все настолько сложно вокруг, что надеяться нужно только на то, что все развеет волшебство? Каждый волен делать то, что считает нужным, даже если это несусветная глупость. Все сложно вокруг, и все люди разные. Завести в безвыходную ситуацию человек может только сам себя, а выйти из нее… Вечна ли любовь, спасающая мир? Девочка молчит. Она уверена, что каждый сам должен ответить на этот вопрос.

Сергей шестнадцать лет провел в отчаянии, не пытаясь из него выбраться, даже, когда ему пытались помочь. Его питала его боль, его воспоминания, его когда-то покинувшее волшебство. Он жил давно исчезнувшим чудом, надеясь на чудо. Но в отчаянии чуда не увидеть. Чудо нужно сотворить и вырастить его для себя. Это волшебство. Наши знаки, голоса, те, что мы слышим, мы создаем себе сами. Мы ведем себя дальше, питая каждый свою дорогу своим же волшебством.

Александр погрузился с головой в чудо, созданное им самим, так погрузился, что порой терял контроль даже над своими действиями, движениями. Его образ жизни до встречи с Эммой тоже был сформирован им самим и его же отчаянием.

Каждый переносит отчаяние по-своему.

Нужно ли искать любовь или она рядом, а мы ее не замечаем?

Нужна ли любовь? Всем ли она нужна? Кто ответит на эти вопросы?

Девочка разносила волшебство.

Волшебство подкрадывалось незаметно и шептало.

Но не все слышат его голос, или не хотят услышать.


Но волшебство есть!


«А страна любви – великая страна».

– 11 –

– Нет, ты представляешь, Серега, – не успокаивался Александр, когда они с Сергеем ехали по заданию Леонида в институт Жени, – два дня! Такое бывает? Даже меньше двух. Даже день! И я делаю ей предложение стать моей женой. Ну, разве не волшебство? Да ладно я! Она через день знакомства соглашается стать моей женой. Она! Она… да при взгляде на нее, теряешь самообладание! Она, при ее положении, не знаю, при ее статусе, что ли! Она! Она, вся такая предусмотрительная, предупредительная, дотошная… нет, доскональная, нет… как-то, какие-то не те слова… как это сказать-то? Такая, которая должна была сначала изучить всю твою биографию, проверить все твои трудовые книжки, выяснить всю твою кредитную историю и проверить все счета во всех банках. Она! Вся такая неприступная, как… не знаю, что там у нас неприступное? Я поначалу, – не сразу, конечно, чуть позже, – решил, что тут что-то не так. Мне аж страшно стало! Ждет меня какая-то подстава. А ведь нет! Три месяца – чистый ангел. Строга, конечно, но это ничего, верно? Я до сих пор не верю, что у меня кольцо на пальце. Я женат, как почти все. Теперь будем искать тебе жену. А то как-то не солидно, в такой крупной компании, мужику под сорок, а он не только не женат, он не был женат, и не собирается. Я заметил, ты на свадьбе девочку присмотрел себе, даже Катюху сбагрил незаметно – это я потом догадался. Могу узнать у жены, кто такая, чем живет и дышит. Познакомим. Будем дружить семьями. Ты как на это смотришь?

– Ну, узнай, посмотрим, что получится, – рассеяно ответил Сергей и, немного подумав, добавил: – Волшебство, говоришь?

– Волшебство! – воскликнул Александр. – Еще бы эти чертовы столы не падали постоянно.

Сергей рассмеялся.

– Хорошо Эмма на свадьбе об этом не упомянула. Ох, деликатная у меня супруга.

– Давай думать, что с молодежью делать будем, – сменив тему разговора, предложил Сергей.

– Что-то не думается… – признался Александр.

– А ты немного отвлекись от… волшебства.

Александр рассмеялся.

– Мы их сразу двоих допрашивать будем? – спросил он.

– Нет, ты что! – отмахнулся Сергей, – давай, по одному.

– Ну, давай! И каков план? – поинтересовался Александр.

– Нет никакого плана, – ответил Сергей, – ты полагаешь, у меня думается? Лёня… ладно. Давай, может, для начала определимся, с кого начнем.

– С китайца, – не задумываясь, предложил Александр.

– Почему?

– Мы его быстро обнаружим.

– В «Дружбе народов»? – удивился Сергей, – Ладно, допустим. И что с ним будем делать? Привяжем к стулу и начнем пытать?

– Ты же знаешь, – со знанием дела начал Александр, – под пытками каждый скажет все, что от него потребуют.

– Мы еще не придумали, что требовать, – возразил Сергей.

– Кстати, китайцы они такие… – начал Александр.

– Какие?

– Как взлетит над головой, уау-уау, и мы уже трупы.

– Да? Надо быть готовым, – серьезно проговорил Сергей. – У тебя все с собой?

– Что все?

– Оружие, разумеется!

– Жена не велит без спроса брать, – расстроено признался Александр.

– Тогда у нас нет никаких шансов, – опечалился Сергей.

– Может, сбежим за границу, пока не поздно? – предложил Александр.

– Поздно, – совсем расстроился Сергей, – у Лёни длинные руки. Мои документы уже в отделе кадров, ты, наверняка, уже аванс получил, заявление на отпуск уже подписано – медовый месяц… нет, мы под колпаком… так, стоп.

– Что?

– Давай серьезно, – предложил Сергей.

– Честно скажу тебе, не могу, – сказал Александр. – Ну, ничего не могу с собой поделать. Вот, хоть режь. Эти Лёнины причуды… не то говорю?

– Ага, не вовремя.

– Ладно, что нужно?

– Подумай, как мы их искать будем, – сказал Сергей. – Лёня, конечно, молодец! Вот институт, вот такая-то группа, у них каждый день предварительные беседы перед отправкой. Где искать эту группу, что это за беседы?.. – Сергей остановился. – А когда в Китае начинают учиться? – спросил он.

– Я не китаец. Но в Шаолине, по-моему, с рождения.

– Сань!

– Ну, что?

– Что делать будем? – настаивал Сергей. – Будем ждать на улице?

– А если они вместе выйдут?

– Сань.

– Что?

– Разумеется, они вместе выйдут. Маловероятно, что они разбегутся в разные стороны друг от друга. Но где-то они должны расстаться. И, лучше бы, чтоб он, как там его, Чен, не стал провожать ее до дома.

– Да, лучше бы, чтобы она проводила его.

– Сань, ты успокоишься? – строго спросил Сергей.

– Да настроение у меня! – вскрикнул Александр. – Я женат! А это что?..

– Волшебство, я уже давно это понял, но, соберись.

– Что ты такой зануда?

– Я думаю, что детям говорить… и ничего не могу придумать, – сокрушенно сказал Сергей.

– Может, их просто отпустим? – предложил Сергей.

– Мы дали слово Лёне, не забывай.

– Ах, ну да. Круговая порука. – Александр задумался, и вдруг спросил: – Как ты считаешь, Лёня счастливый человек?

– Отличная работа, чудесная семья, двадцать два года в браке, четверо детей, – перечислял Сергей. – Ты видел его рядом с женой?

– Да я его только так и вижу! – воскликнул Александр, – если это не на работе, а работа, кстати, вообще не считается.

– Вот ты и ответил на свой вопрос, – заключил Сергей.

– И ведь такое может быть! – мечтательно произнес Александр.

– Быть может всякое. Другое дело, как к этому относиться.

– А у меня может быть тоже будет четверо детей!

– Ты с Эммой разговаривал? – удивленно спросил Сергей.

– Нет, о детях-то мы, конечно, говорили, – не сбиваясь с мечтательного тона, продолжал Александр, – мы их количество не обсуждали.

– Думаю, это в первую очередь ее вопрос, – предположил Сергей.

– Согласен.

– Это же ведь…

– Что?

– Да ничего…

– Да.

– Что?

– Ничего. Ты это так сказал…

– Как?

– «Это ее вопрос».

– И что?

– Мы говорим, как эти, типа серьезные семейные зубры…

– И что?

– Странно как-то.

– Что?

– Да ну тебя!


О чем думал Александр, направляясь на это авантюрное задание? Да, видимо, не о чем. Он просто развлекался, ему было весело! Его радовало все! Все, что он видел вокруг. Всех, кого, он видел. Он всех любил и наслаждался счастьем. Ему казалось, что он только что родился, родился, может, и заново, но родился. Он летал на крыльях волшебства, он порхал на нем! Им обуревала такая страсть, что он не мог думать ни о чем, кроме своей жены. Ее командировка его так расстроила, что он чуть не расплакался, прощаясь, и принялся считать дни до ее возвращения. Эмма была более сдержанной, но внутри нее также полыхал пожар этого волшебства. Любовь! Один день, и она встретила свою любовь, пусть странную, нелепую. Она даже представить себе не могла по началу, как такой клоун всю жизнь соблазнял женщин. Просто нонсенс какой-то! Но теперь этот нонсенс был ее, и только ее. И она верила ему. Она верила в это неожиданное волшебство.


Сергей не мог распутать самого себя. Шестнадцать лет любить одну и ту же женщину, которая его бросила, и которую он не видел все эти шестнадцать лет. Это все равно, что любить статую. Он был чертовски скован. Его внутреннее «я» выходило наружу лишь тогда, когда в его организм было влито достаточно количество спиртного. Тогда он либо придавался беспросветной тоске, рыдая перед фотографией, либо зверел и совершал дурные, безумные поступки. Порой он считал себя самым настоящим психопатом, и даже намеревался отправиться в клинику. А порой, в состоянии глубокой алкогольной депрессии, он совершенно четко ограничивал рамки своей жизни, решая, что она, просто-напросто, закончилась, что жить ему не для чего по одной простой причине – не для кого. И сам он не нужен сам себе. Что он собирался делать, он не решил. Просто работать. А может и познакомиться поближе с той самой Анной, что сидела рядом с ним на свадьбе? Хотя, после того, что он натворил, он сомневался, что она изъявит желание с ним еще раз встретиться. Но, думал он, Эмма все утрясет, и обо всем позаботится. Благодаря Александру, конечно, и с его подачи.

Но сам он путался в мыслях. Нужна ли, вообще, эта любовь? Девочка бы ему ответила. Да и кто она такая? Саша тоже рассказывал про какие-то детские голоса. «Может мы все тронулись умом на старости лет? – думал он. – Но, ведь, она, действительно, говорит правильные, нужные вещи. Во всяком случае, хочется так думать. А может, это мы сами себе это говорим, но чтоб нам проще было разделить ответственность, мы придумали себе эту девочку. Одну на двоих – не сходится. Может, это действительно, волшебство?»


С Леонидом было проще всего. Слышал ли он эту девочку, нет, но с восемнадцати лет он полностью отдан семье. У него даже хобби нет. Он всего себя отдает жене и детям. Он весь в семье!

«Вот, – думал Сергей, – идиллия. Наверное, так и надо». Он даже расставил по ранжиру друзей. Первое место у Лёни, второе у Саши, как было, так и осталось, только теперь пьедестал второго места укрепился. А он сам был где-то внизу. Не то, чтобы на третьем месте, а просто, в яме. «Нет, – продолжал думать он, – самоунижение ни к чему не приведет. Аня, так Аня! А там посмотрим. Как-никак, Москва, новые возможности на всех направлениях. Главное, постараться вытащить себя из этого плена».


А Александр во всю что-то пел под радио.

– Скоро приедем, – сказал он. – У тебя хотя бы нунчаков, или, как там они называются, нет при себе? Тебе ж жена не запрещает… всё, молчу.

– 12 –

– Поздно, поздно, Лёня, – бормотал Сергей, – поздно ты проснулся!

– Не верил, наверное, – предположил Александр, – до самого конца не верил. Большой, наивный взрослый человек.

– И еще, – продолжил Сергей, – это к слову о формальном исполнении нашей миссии. Ведь, так оно и есть? Если они уезжают через два дня, то сегодня, наверняка, последняя консультация, напутствие и прощальный поклон, и билеты у них на руках… и… что, черт возьми, он от нас хочет? Ну, кроме формальной отработки! Вот странный он все-таки в этом отношении.

– Что на тебя вдруг нашло? – удивился Александр. – Мы уже подъезжаем.

– Да нет, так, подумал, просто… это что? Такая любовь к детям или…

– Или чувство собственности, – помог Александр.

– Вот это в точку! – согласился Сергей.

– Гол последней надежды. Приехали. – Александр остановил автомобиль, припарковав его недалеко от выхода с территории института. – Ну что, ждем и курим?

Ждать им пришлось недолго. Через полчаса, именно тогда, когда по информации, полученной от Леонида, должна была закончиться консультация, из указанного им корпуса вышла группа студентов. Покинув территорию университета, они, разбившись на группки, побрели в разные стороны

– Я ее вижу! – воскликнул Александр. – Вон она! Вон, вон, туда смотри!

– Она? – уточнил Сергей. – Что ж, а рядом с ней, надо полагать, и он.

– Он… наверное он, – неуверенно проговорил Александр.

– Какой-то рослый китаец, – сказал Сергей. – Это, вообще, китаец?

– А почему не может быть рослых китайцев? – удивился Александр.

– Да черт его знает? Так, к слову пришлось. Ты этого Чена в лицо знаешь?

– Видел раз, может, два, издалека, – ответил Александр, не отрывая взгляда от молодых людей.

– И? – продолжал Сергей.

– Что и? Не отличу я его от другого Чена, и… я как будто китаевед?

– Это кто? – спросил Сергей.

– Что кто?

– Кто такой китаевед?

– Тот, кто китайцами заведует.

Они рассмеялись.

– Идут… – медленно проговорил Александр. – Стоп, они попрощались. Что делаем? За кем? С кого? Как… ну?

– За китайцем! – сказал Сергей, – пешком.

Сергей с Александром выскочили из автомобиля и направились за Ченом. Нагнав, они встали перед ним, чем не на шутку его перепугали.

– Привет! – сказал Александр, – не бойся, все хорошо, мы… я тебя… знаю, видел… вроде бы… так! – Александр повернулся к Сергею.

– Привет, – также поздоровался Сергей, и в свою очередь повернулся к Александру.

– Страфстфуйте, а ви кито? – изумленно спросил молодой человек.

– Что-то ты не очень по-русски, как нам обещали, – заметил Сергей.

– Хтё общал?

– Не важно, – медленно проговорил Сергей, подозрительно глядя на Александра, – у нас к тебе разговор. Ты же… так, Саня!

– Мине готовиться надо, – заявил молодой человек.

– Ты еще не подготовился к отъезду? – воскликнул Александр.

– Х отедю?

– Саня… – медленно, но строго произнес Сергей.

– Ты с Женей уезжать собираешься? – продолжал Александр.

– Я нет уезшат… – молодой человек был обескуражен.

– Твою мать, Саня! – воскликнул Сергей. – Это же не он! – И обратился к молодому человеку: – Женю Лукину знаешь?

– Да, снаю, они с Ченом дафно ушли, дафно!

– Извини, самурай, ошибочка, – отрезал Александр.

Друзья бросились обратно, к машине.

– Что делать будем? – поинтересовался Александр.

– Ты же сказал, что видел Женю, – заметил Сергей.

Александр молчал.

– Похоже, я и в русоведы не годен, – проговорил он. – Или, в русофилы…

– Да заканчивай ты, – одернул его Сергей. – Звони Лёне! По всей Москве их искать? Дал координаты, разведчик хренов. Спроси, где они могут быть.

– Да звоню, звоню!

Александр переговорил с Леонидом.

– Ну? – с нетерпением спросил Сергей.

– Что ну? – огрызнулся Александр, – а то ты Лёню не знаешь. Он без понятия, что делать, и где они могут быть.

– Придется сторожить у дома, – предложил Сергей, доставая сигарету. Он прикурил, на мгновение задумался, и вдруг произнес: – Кстати, Саня, я видел эту девчонку рядом с собой… и не раз.

– Какую? – удивился Александр.

– Волшебство, Саша, волшебство! Погнали.


А волшебство парило над Женей и Ченом, когда они прогуливались по парку «Сокольники». Волшебство просто окутало их.

Женя, вопреки комплекции своего отца, – видимо, она пошла в мать, – была невысокой стройной девушкой, худенькой, с утонченной фигуркой, тоненькими ручками и ножками. Она напоминала одуванчик. Ее волосы были заплетены в короткую косу, а живые зеленые глаза улыбались всему, на что она смотрела.

Она держала под руку своего молодого человека азиатской наружности. У Чена было приятное лицо и его карие глаза также улыбались всему. Его рост был такой же, как у Жени, но выглядел он крепким, хоть и был худощав.

– Представляешь, через три дня мы будем уже в Пекине, – говорил он. – Нас будет встречать вся моя родня. А ты знаешь, сколько у меня ее… прямо, чудо!

– Даже не верится, – вторила ему Женя. – Я никогда бы не подумала, что способна решиться на такое. Уехать на другой край земли ради любимого человека.

– Это волшебство, – подсказал Чен.

– Да, это волшебство, – согласилась Женя. – Родителей моих жалко, особенно папу. Он так переживает. Ты даже не представляешь! Я сама не представляю. Он не хочет меня отпускать. Уверена, он до сих пор надеется на то, что я одумаюсь.

– Мы же будем ездить друг к другу в гости, – спокойно сказал Чен.

– Да, расстояние, что надо, – проговорила Женя и рассмеялась.

– Для любви нет расстояний!

– Это для нас с тобой. А родители?

– Они же тебя любят.

– Да, – грустно проговорила Женя.

– Мы их всех пригласим на нашу свадьбу. У меня богатый дедушка, ты же знаешь, с этим-то проблем не будет.

– Мы же договорились не говорить о богатстве и прочих денежных вопросах, – возмутилась Женя. – Будем учиться, получать стипендию.

– Да, извини, – Чен рассмеялся, – заговариваюсь. Вот китайский тебе бы еще подтянуть. Я возьмусь. Да там, на месте, будет проще. К тому же, английского для учебы будет, не то, чтобы достаточно, но… Мы не пропадем. А там, когда закончим учиться, кто знает, где мы окажемся.

– Может быть и в Москве, – смеясь, сказала Женя.

– Не исключено. Или в Америке.

– Я бы хотела объехать весь мир с тобой.

– Я бы просто хотел быть всегда с тобой рядом… Любимая.

– А я с тобой, любимый…

Женя с Ченом, не останавливаясь, кружили по парку уже час. Они молчали. Им не нужно было слов. Их сердца разговаривали между собой.

– Давай присядем, – предложила Женя.

– Конечно, дорогая, – сказал Чен, – твои ножки не такие выносливые, чтобы так долго ходить.

– Но-но, – смеясь, ответила Женя, – мы еще всю Великую Китайскую стену обойдем.

– Вот через три дня и начнем.


– Лёня сказал, что они гуляют в «Сокольниках». Ему Женя сообщила, – доложил Александр.

– Могла соврать, – предположил Сергей, – хотя… зачем?

– Вот именно, какой уже смысл? – согласился Александр. – К тому же «Сокольники»! Тоже мне, лужайка. Где их там вылавливать?

– И кстати, там они вдвоем. Что будем делать?

– Давай сначала их найдем, а там уж решим по обстановке.

– Объявляю операцию… – начал Сергей.

– В «Сокольники» он, гад, рвется! – оборвал Александр, – там есть, где спрятаться!

– Стреляй, Глеб Егорыч, уйдут, проклятые! – поддержал его Сергей.

Друзья рассмеялись.

– 13 –

– Опаньки! Это что за косоглазая обезьянка хапнула нашу цыпочку?

Перед лавкой стояли трое парней лет двадцати.

– А ну вали к себе на рисовые поля, китаеза! Ты же китаеза? Или япошка? Вы косые для меня все на одну рожу.

– Колян, может, он по-нашему не понимает?

– Так ща поймет!

– Отстаньте от нас! – крикнула Женя.

– Ой, ты, пискля, а туда же, – сказал один из парней, и хотел было схватить ее за подбородок, но тут же получил от Чена кулаком в глаз и повалился на спину.

– Ни хрена себе! – опешил парень. – Ну, тебе сейчас будет и Хиросима и Нагасаки.

Один из парней подошел сзади и резко столкнул Чена с лавки. Тот носом уткнулся в землю, но тут же попытался встать.

Тем временем другой уже подсел к Жене и силой обхватил ее за плечи.

– Антоха, а она ничего так, чирикалка. Вы этого черного отхиросимьте. А я пока мосты наведу.

Чен не успел подняться, как получил ногой по ребрам.

– Давай, вставай, если сможешь, косенький.

– Слышь, гоблины, а ну взяли свои лапти и свинтили… по-хорошему, – раздался суровый голос Александра, – пока есть такая возможность.

– Дядя Саша! – радостно закричала Женя.

– Походу валим, пацаны, не наша весовая категория.

– Вали… категория, – пробурчал Сергей.

– Мы еще найдем тебя, косоглазый! – издалека крикнул один из парней.

– Ты живой, Брюс Ли? – спросил Сергей Чена, помогая ему подняться. – Ничего тебя провожают, с салютом.

– Спасибо вам, – ответил Чен, отряхиваясь и подсаживаясь к Жене. – Ты как, любимая?

– Боже, Серега, я не могу на это смотреть! – прошептал Александр, разворачивая Сергея в сторону и изображая, как он вытирает слезу. – Что делать будем?

– А как вы тут оказались? – опередила его Женя.

– Мы ваша охрана, – нашелся Сергей. – Исключительно для «Сокольников».

– А вообще, вопрос на миллион, – сказал Александр.

– Папа, – догадалась Женя.

– Такие они, родители, – констатировал Сергей. – У нас неудобная ситуация… нам бы… как бы, с чего бы начать?

– Нет, – перебил его Александр, – ситуация нас не смущает. Нас напрягает наша миссия, которая во всех отношениях ценна своим источником, фонтанирующим бескрайней заботой и чувством ответственности, но, в то же время сомнительна с точки зрения дипломатической целесообразности…

– Чего? – остановил его Сергей.

– Короче, нам нужно с вами серьезно поговорить, – закончил Александр.

– О чем? – вступил в разговор Чен, вытирая лицо.

– Ребра целы? – спросил Сергей.

– Все в норме, – ответил тот.

– А ты по-русски шпаришь, как Ожегов, – заметил Александр.

– Короче, – начал Сергей, – вон карусели какие-то. Договоримся так. Один из вас идет и кружится, пока мы его не позовем. Мы будем следить, чтобы гоблины не подползли. А со вторым мы будем проводить собеседование. Договорились?

– Какое еще собеседование? – возмутилась Женя. – Это папа?

– Ну, Жень, – начал Александр, – нам нужно убедить твоих родителей в том… что Чен, что Чену… ну в том, что ему доверять можно, мы уже убедились… но нужно еще… да, подыграй ты нам! Не возвращаться же нам с пустыми руками. Как-то так… ты же все поняла? Ты же умная девочка, вся в отца?

Женя некоторое время строго смотрела на двух друзей, переводя взгляд с одного на другого, после чего звонко рассмеялась и с укором произнесла:

– Взрослые дядьки, а всё в казаков-разбойников играете. Хорошо. Я иду кататься. Не очень пытайте Чена.

– А была такая мысль, – смеясь, сказал Александр.

– Женя? – воскликнул Чен.

– Все будет хорошо, – ответила Женя, и пошла выбирать себе карусель.

– Присаживайся, – предложил Александр Чену.

– Я уже сижу, – ответил тот.

– Вот, – улыбнулся Александр, – диалог налаживается.

– С чего начнем? – спросил Сергей.

– А что вы от меня хотите? – не понимал Чен.

– Что нужно сделать, – начал Александр, – чтобы отговорить тебя от свадьбы и от переезда в Китай?

– Да ты просто Чичерин! – воскликнул Сергей. – Черчилль, Лавров!

– Для этого вам нужно меня убить! – не моргнув глазом, ответил Чен.

– Вы чем занимаетесь? – спросила девочка Сергея.

– Черт! – выкрикнул он.

– Что такое? – удивился Александр.

– Показалось, – переводя дыхание, ответил Сергей. – Давай дальше, раз уж начал.

– То есть ваше решение обдуманное, взвешенное… – продолжил Александр, – какое оно еще бывает? Допустим, вы там и поженились… так. Обеспечить ее сможешь? Деньги есть у тебя, студент? Вы на что жить собрались? Работать будете? Кем вы в Китае можете работать? Кем, вообще, в Китае можно работать? – повышая тон, расходился Александр.

Сергей прыснул. Даже Чен не сдержался.

– Любишь ее? – спросил Сергей.

– Больше жизни, – не задумываясь, ответил Чен.

– И налево ходить не будешь? – вмешался Александр.

– Саня! – прикрикнул Сергей.

– Не понял вопроса? – начал Чен.

– Не нужно, – кинул Сергей.

– С обеспечением вопросов нет, мой дед владеет… – начал Чен.

– Достаточно, – прервал его Сергей.

– Слушай, Чен, – опять влез Александр, – а у тебя было это… Оно. Ну, когда ты впервые увидел Женю… как это…

– Волшебство? – спросил Чен.

Александр закурил.

– Угу, – промычал он. – О чем тут говорить, не понимаю? И ты готов всю жизнь… как это…

– Быть рядом с ней, заботиться о ней, – продолжил Сергей, – все, что…

– Я готов сделать все, что она пожелает, и клянусь быть всегда рядом с ней! – в сердцах воскликнул Чен.

– Стол только не урони, – заметил Александр.

– Даже если она скажет, что больше не любит меня… и я в это поверю, я отпущу ее, не сказав ни слова.

Сергея прожгло.

– Обещаешь привозить ее к родителям? – спросил Александр.

– Это мы уже обсуждали. И их к себе, и мы к ним.

– Обещаешь назвать сына Александром?

– Саня! – прикрикнул Сергей, но не выдержал и добавил: – А дочь Сергеем?

Рассмеялись втроем.

– Ну, что? – спросил Александр.

– Мы на перекур, – предложил Сергей.

Они отошли в сторону.

– Вопрос ясен, – сказал Сергей. – Как быть с Лёней? Его теперь уговаривать? Он это итак наверняка уже все слышал.

– Вот это не факт. А то ты Лёню не знаешь, как запрется у себя в кабинете, как дитё малое и будет кричать: «Не хочу, не буду!»

– Думаю, – продолжал Сергей, – с Женей нет смысла разговаривать.

– Нет, мы должны, – серьезно произнес Александр.

– Ну, как скажете, группенфюрер.

– Ну, что, самурай, иди, катайся, и позови Женю, – сказал Александр.

– Я китаец, – заметил Чен.

– Шаолинь, как вас там… – продолжил Александр

– Беги быстрее, не слушай, – вмешался Сергей.

– Мальчики, вам все еще чего-то не понятно? – спросила девочка.

– Ты это слышал? – воскликнул Александр.

– Что? – спросил Сергей.

– Да только что опять…

– Женя идет, – улыбнувшись, сказал Сергей. – Девчонка?

– Ты тоже слышал?

– Не отвлекайся.

– Женя, – начал Александр, как только девушка подошла, – сразу первый вопрос: впервые, а может не впервые, как ты увидела Чена, ты ощутила это?..

– Волшебство?

– Да что ж это такое! – воскликнул Александр.

– Ты обещаешь обеспечивать… – попытался продолжить Сергей, – тьфу ты!

– Ты не оставишь… – пришел на подмогу Александр.

– Не оставлю Чена никогда. Я буду всегда рядом, и буду заботиться о нем.

– И даже, если он тебя разлюбит?.. – попытался спросить Сергей.

– Он меня не разлюбит, – отрезала Женя.

– Допустим… – вмешался Александр.

– Я отпущу его.

– Повезли детишек по домам, – вздохнув, предложил Сергей.

– Жень, – строго произнес Александр, – обещай сказать папе, что мы устроили вам жесткий допрос с пристрастием!

– И пытками! – добавил Сергей.

– Дыбы, испанские сапоги… и все, что в голову придет, – уточнил Александр.

– Обещаю! – смеясь, крикнула Женя и побежала за Ченом.

– Вы закончили, мальчики? – спросила девочка.

– Ну, вот опять! Ты это слышал? – спросил Александр.

– Слышал, – улыбаясь, ответил Сергей, глядя вслед убегающей Жени, – ничего удивительного. Это волшебство.

– Эпилог –

На проводы в аэропорт пришли все: семья Жени в полном составе, ее друзья, подруги, сокурсники, ну и, конечно же, Сергей с Александром.

Леонид с женой так долго обнимали дочь, что она с Ченом чуть не опоздала на рейс. Такой церемонии давно не видели перед стойками паспортного контроля.

– Береги ее! – надрываясь, бросил Леонид Чену, когда молодые люди направились к стойке контроля, покидая демонстрацию провожающих.

– И я его буду беречь! – крикнула Женя, надеясь тем самым развеселить отца.

И слезы, и улыбки, и цветы, и, конечно же, волшебство пересекали границу, готовясь направиться к выходу – к трапу самолета.

– Мы нужны друг другу, а если кто-то кому-то нужен, он не пропадет никогда! Мы не пропадем! Мы всегда будем рядом! – крикнул Чен на прощание.

Что-то толкнуло Сергея в грудь от этих слов.

Все закончилось. Леонид никак не хотел оставлять зеленую зону, – он просто встал и смотрел туда, где совсем недавно стояли Женя с Ченом и предъявляли документы. В конце концов, когда уже все провожающие разошлись, его сдвинули с места, и уговорили, – раз уж он еще не был готов покинуть аэропорт, – посидеть узкой компанией в баре.

Леонид, Ксения, Александр и Сергей расположились за барной стойкой и заказали вина.

– Мы могли бы поехать домой и там уже продолжить проводы, – говорила Ксения Леониду, – раз уж тебе вчерашнего вечера не хватило.

– Да, да конечно, так и сделаем, – согласился Леонид, – но только еще тут немного посидим.

Ксения обняла мужа. Александр с Сергеем, улыбаясь, переглянулись.

– Все будет отлично, – произнес Александр. – Это я вам обещаю! Чен же четко сказал, что они нужны друг другу, а значит, они никогда не пропадут.

– Вот, Лёня, слушай, что Саша говорит, – сказал Сергей и вдруг, в этот самый момент ощутил, как его затрясло. – Вот черт, – пробормотал он.

– Что такое? – спросил Александр.

– Я… это, – замялся Сергей, – пожалуй, виски себе закажу.

– Ты что это? – удивился Александр.

– Переволновался. – Сергей попытался рассмеяться.

Принесли выпивку. Леонид продолжал причитать. Ксения его успокаивала, Александр шутил, Сергей сидел на краю и молчал.

– Мы с Серегой сделали все, что могли, – рассказывал Александр.

– Да мы знаем, – улыбаясь, сказала Ксения.

– Ну, за то, чтобы у них все получилось, – проговорил Леонид.

– Лёня, ты не считал, сколько раз ты провозглашал этот тост со вчерашнего дня? – смеясь, спросил Александр.

– А сколько раз он его еще провозгласит? – поддержала его Ксения.

– Эх, не понимаете вы меня, – сокрушенно промолвил Леонид.

– Все будет хорошо, Лёня, – успокаивала его жена.

Сергея било. Он с опаской оглядывался на друзей, боясь, как бы они не заметили, что с ним происходит что-то неладное. Он резко выдохнул и махнул стакан виски.

– Все же, хочешь рога и длинный хвост? – Рядом сидела девочка. Сергей бросил взгляд в сторону друзей и убедился, что кроме него, ее никто не видит.

– Давайте по глотку и поедем, дома уютнее. Там сядем и еще раз все обсудим, – предложила Ксения. – Да Лёня? Ты же найдешь еще, что обсудить?

– Сейчас, сейчас, – говорил Леонид.

– Один молодой, но очень знаменитый писатель как-то сказал, – продолжала девочка, обращаясь к Сергею, – человек, которому вы нужны, всегда придумает, как ему быть рядом. Ну, или как-то так…

Сергей вскочил со своего места.

– Да что с тобой? – испуганно воскликнул Александр.

Сергей тяжело дышал, озираясь по сторонам.

– Что случилось? – снова спросил Александр.

– Серега? – удивился Леонид.

– Сережа? – настороженно проговорила Ксения.

– Мне нужно… мне… – начал Сергей, стараясь подобрать слова. – Я… я потом заеду… я… мне… я позже забегу… не знаю, завтра или… где тут билеты продают?

– Ты чего, дружище? – не на шутку перепугался Александр.

– Я скоро вернусь! – крикнул Сергей и бросился бежать.


Когда самолет приземлился в «Кольцово», аэропорту Екатеринбурга, было еще светло. Сергей запрыгнул в такси.

– Вы с самолета? – поинтересовался водитель. – Вы налегке? Совсем налегке? У вас ничего нет с собой, совсем ничего.

– Деньги у меня есть! – успокоил его Сергей. – Добавлю, если ускоришься.

– Куда едем-то?

– Я покажу.

Когда такси остановилось возле старенького пятиэтажного дома, Сергей выскочил из автомобиля и вбежал в подъезд. Буквально взлетев на четвертый этаж, он принялся беспрерывно трезвонить в дверь.

– Что такое? Что такое? – Дверь открыла пожилая женщина. – Сергей?

– Катю можно увидеть? – переведя дыхание, спросил он.

– Катю? – удивленно переспросила женщина. – А Катя уехала.

– Куда? – Сергей не мог скрыть удивления.

– Она не сказала. Собрала чемодан и уехала…

– Давно?

– Да вот только что, – быстро, будто придя в себя, но в то же время как-то вкрадчиво проговорила женщина, – и часа, наверное, не прошло.

– Только что? – машинально спросил Сергей.

– Я даже не поняла, что происходит. Я и сейчас никак опомниться не могу. Она, – мне так показалось, – и как вернулась со свадьбы, не в себе была, только ничего не говорила, и вообще, в последние дни какая-то молчаливая была. А тут, сегодня, как огорошила: «Я уезжаю» и все… так и уехала…

– И ничего не сказала? – Сергей совсем растерялся.

– Сказала только… искать чуда, или волшебства, – женщина пожала плечами, – я не разобрала, да ничего она не сказала, обещала позвонить. Ох, Сережа, может, ты что-нибудь знаешь? Вы же там вместе были. Сердце разрывается, не могу взять в толк, что с ней произошло…

У Сергея потемнело в глазах, он чуть не потерял равновесие.

– Господи, Сережа, а с тобой все в порядке? – услышал он.

Не ответив, Сергей развернулся и поплелся вниз.

– Сережа! – услышал он за спиной.

Но он не остановился. Утренним самолетом он прибыл в Москву. Он все делал настолько медленно, что ему самому казалось, будто он умирает на ходу, вот точно так же, как те слоноподобные особи в Турции, о которых рассказывал Александр.

Рассчитавшись с таксистом, он вышел из автомобиля и также медленно вошел в гостиницу. Вошел и встал спиной к дверям. Потом тяжело вздохнул и направился к лифту. Лифт казался ему так далеко, что он думал, упадет без сил, так и не добравшись до него. Он просто поплыл по холлу. Подойдя, он уже хотел нажать на кнопку вызова, как ему показалось, что он услышал свое имя. Не обратив на это внимания, он вызвал лифт.

– Сережа! – снова послышался голос

Сергей обернулся. Недалеко от стойки регистрации, на диване, возле своего чемодана сидела Катерина.

– Катя? – прошептал Сергей.

Тут уж он не стал сомневаться в том, что не совладает с собой, и рухнет замертво. Тем не менее, он остался стоять на месте, глядя на Катю. На Катю! Это же была она! Катя! Словно очнувшись ото сна, он со всех ног бросился к ней.

– Катенька! – подбежав, он крепко обхватил ее и поднял вверх. – Прости меня, прости меня за все! Я был таким уродом, таким слепым самовлюбленным бараном. Я был… я не знаю, кем я был… может, это и не я вовсе… был… прости! Прости!

У него на глазах выступили слезы. Он поставил Катю на пол, не выпуская ее и продолжая обнимать.

– А я к тебе приехала, – слабым голосом произнесла Катя.

– Я тебя теперь никуда не отпущу, – твердо произнес Сергей. – Ты согласна, чтобы мы всегда были вместе? Чтобы я… чтобы… я клянусь! Ты так нужна мне! Я же… Я люблю тебя, Катя. Я тебя люблю!..


– Про мороженое не забудь! – улыбнувшись, сказал девочка, сидевшая рядом в кресле. Она тут же поднялась, подмигнула и пошла прочь, оставив двум, неожиданно нашедшим друг друга, людям свое волшебство.


Волшебство?..


В оформлении обложки использованы фотографии с:

https://cdn.fishki.net/upload/post/2019/05/29/2993442/depositphotos-46980985-l-2015.jpg,

https://p4.tabor.ru/feed/2019-05-26/17123435/1623786_760x500.jpg,

https://clutch.ua/wp-content/uploads/2018/07/DA4A0120-e1532093315712.jpg,

https://yapsiholog.ru/wp-content/uploads/2015/12/muzhchiny-druzya-400x300.jpg,

http://itd3.mycdn.me/image?id=586038903284&t=20&plc=WEB&tkn=*HaiuvQW6Xp2maBUOdSVgP-evULs,

https://avatars.mds.yandex.net/get-pdb/1773789/ddd1f93e-77ba-4951-a5a4-9ebb8b77a9af/s375


Оглавление

  • Любовь
  •   – Пролог –
  •   – 1 –
  •   – 2 –
  •   – 3 –
  •   – 4 –
  •   – 5 –
  •   – 6 –
  •   – 7 –
  •   – 8 –
  •   – 9 –
  •   – 10 –
  •   – 11 –
  •   – 12 –
  •   – 13 –
  •   – Эпилог –



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики