КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Беременна от босса (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Айрин Лакс Беременна от босса

Пролог

— Ева, с тобой всё в порядке?

— Да-да, Руслан. Всё в полном порядке!

Я вымученно улыбнулась, едва сдерживая тошноту, подкатывающую к горлу. Причина тошноты — сочетание токсикоза и отвратительного парфюма продавца-консультанта.

Не подходи ко мне. Нет, пожалуйста! Только не это!

— Вашей спутнице невероятно к лицу! К этому платью идёт чудесная накидка!

Лёгким движением руки девушка-продавец накинула мне на плечи прозрачную ткань. Воздух всколыхнулся, и опять я почувствовала гадкий аромат, от которого меня снова начало выворачивать наизнанку!

Я понеслась в направлении туалета, зажимая рот обеими руками, понимая, что не успею.

Чёрт.

Мне жутко стыдно. Я потом извинюсь, но сейчас меня стошнило в декоративную вазу.

От стыда щёки стали пунцового цвета. Я скрылась в туалете, чтобы привести себя в порядок. Почистила зубы, поблагодарив себя, что постоянно носила в сумочке почти все необходимые мелочи.

Я тщательно прополоскала рот и поправила макияж.

— Ничего страшного не произошло! — сказала вслух своему отражению.

Гордо задрала голову повыше, покинула туалет, чеканя быстрый, резкий шаг. Но уже через секунду я услышала треск ткани.

Боже!

Я умудрилась прищемить дверью длинный шлейф платья и порвать ткань. Торопливо освободила платье и прикинула масштаб урона. Вдруг продавцы не заметят?

Но эту дырку видно, наверное, даже из космоса!

Икнула от страха — работать мне теперь минимум год бесплатно.

Кто же знал, что босс будет одевать свою фиктивную невесту так же роскошно, как настоящую?

— Платье придётся купить! — елейным голосочком произнесла продавщица, появившаяся словно из ниоткуда.

— Купим, не переживайте, — раздался глубокий, бархатистый голос моего босса.

Взгляд малахитовых глаз обеспокоенно пронёсся по моему лицу.

— Ева, с тобой всё в порядке?

— Да, наверное, консервами отравилась, — ляпнула первое, что пришло в голову.

— Хорошо. Тогда продолжим выбирать тебе гардероб. Если ты не против!

Горячая ладонь босса легла на оголённую спину.

Кожа покрылась мурашками. В голове некстати пронеслись мысли о горячей ночи.

Единственной ночи, проведённой с боссом. Но этого вполне хватило, чтобы я умудрилась забеременеть.

А он даже не помнил меня. Не узнал…

«И слава богу! — одёрнула себя. — Нам эти проблемы ни к чему!»

Я примерила небольшое коктейльное платье чёрного цвета. Оно было намного выше колена и сидело на мне превосходно.

— Предлагаю посмотреть ещё вот этот чудесный комплект!

Продавщица опять возникла в поле зрения. В руках у неё был деловой брючный костюм. Но кроме костюма она принесла с собой и отвратительное амбре гадкого парфюма!

Меня снова едва не вывернуло наизнанку!

— Стоять! — скомандовал босс. — Не приближайтесь! Неужели неясно, что девушку тошнит от вашего парфюма. Даже мне он неприятен…

— У вашей невесты токсикоз? — улыбнулась, как ни в чём не бывало продавщица. — Поздравляю с будущим пополнением вашей семьи, господин Алмазов!

— Да какой… — отмахнулся босс. Сделал паузу и закончил фразу намного тише: — токсикоз…

Руслан пристально посмотрел на меня. В глубине изумрудных глаз появились нехорошие огоньки. Смоляные брови сдвинулись к переносице.

Я начала нервничать и внезапно поняла, что платье, которое было надето на мне, напоминает то, в котором я танцевала перед боссом.

Конечно, то платье я очень быстро сняла. Под платьем всё было намного интереснее. Но факт остаётся фактом.

Наверное, и босс кое-что вспомнил. Он разомкнул полные, чувственные губы только для того, чтобы вымолвить:

— А ну-ка, Клёпа…

Боже! Неужели он меня узнал?!

— Повернись к вешалкам передом, ко мне задом! — скомандовал начальник.

— Я… Я не избушка, Руслан Дамирович, — пролепетала я, забыв о том, что нужно называть босса по имени и не выкать. — Давайте продолжим примерку. Нам же нужно сделать вид, что вы на мне ни капельки не экономите…

Босс не дал мне договорить. Резко схватил за плечо, разворачивая спиной и… начал шарить по моему телу горячими ладонями на глазах у изумлённой продавщицы.

— Руслан Дамирович, здесь нет ваших родственников, — сдавленным голосом вымолвила я. — Сейчас не нужно изображать страсть!

Я освободилась из порочного захвата. Но босс успел ухватить меня за ладонь. Дёрнул на себя и снял с ближайшего манекена чёрный парик со стрижкой каре. Босс нахлобучил парик мне на голову быстрее, чем я успела пискнуть!

— Закрой глаза!

— Я не понимаю…

— Закрой! — ледяным голосом приказал начальник.

В его голосе звенела сталь. Я предпочла послушаться. Через мгновение по моему левому веку что-то царапнуло.

— Прекратите!

Я распахнула глаза, натолкнувшись на негодующий взгляд мужчины. Алмазов скрестил руки под массивной грудью. Он возвышался надо мной, как настоящий колосс, и подавлял мощью тренированного, сильного тела.

— Это была ты! — заявил начальник.

— Это была не я! — поспешно ответила я.

Поняла, что едва не выдала себя и поспешно исправила:

— Понятия не имею, о чём вы говорите. Сказала просто так. На всякий случай. Честное слово!

Судя по ухмылке, босс мне ни капельки не поверил.

— Ну, привет, Клеопатра! — босс наклонился и добавил тише. — Укротительница питона!

Если бы можно было покраснеть ещё больше, я бы непременно это сделала. Но больше краснеть было некуда!

— Нет! — пискнула я.

— Да-а-а, — довольно возразил босс.

— Подавать вам комплект? — осторожно поинтересовалась продавщица.

— Да! — кивнул босс и прошептал, приблизившись к моему лицу почти вплотную. — А с тобой я поговорю позднее.

— Рекомендую бежевый! — прощебетала продавщица, двинувшись в нашу сторону.

— Стойте там, где стоите! Я сам возьму этот комплект, не то девушку опять…

Босс как будто споткнулся перед последним словом и медленно растянул его едва ли не по буквам:

— Стошнит…

Через мгновение меня подхватило вихрем и понесло в кабинку для переодевания. Я едва успела открыть рот, но тут же на губы легла мужская ладонь.

— Послушай, Ева. Я не знаю, зачем ты затеяла эти игры…

Я попыталась возразить, но изъяснялась, как глухонемая. Босс отнял ладонь, но словно нечаянно мазнул подушечкой большого пальца по моим губам. Я зарделась от чувственного подтекста этого жеста.

— Ты беременна, да? — спросил босс и тут же ответил сам себе. — Беременна. Не отрицай. Сколько у тебя задержка? Отвечай…

Я промямлила ответ. Босс быстро прикинул в уме. Считать он умел.

— Хм… Предположительно, ты беременна от меня, — задумчиво произнёс он.

Потом обвёл меня медленным взглядом. Почему-то его взгляд мне не понравился. Так тигр смотрит на загнанную антилопу, когда решает, с какого бока откусить самый сочный кусок мяса.

— Ты даже не представляешь, Ева, каких проблем ты мне нажила!

— Вообще-то представляю, если участвую в вашей авантюре!

Босс зажал мне рот ладонью. Скользнул по губам большим пальцем. Опять. Нравился ему мой рот, что ли?

— Очень нравится… — усмехнулся Руслан, словно прочитал мои мысли. — Пора опробовать его в деле.

Босс опустил руку на ремень, высвобождая его из петельки.

— Отказать… не имеешь права.

1. Ева

Месяц назад

— Ещё один, Ева!

— Безалкогольный?

— Разумеется! — округлил глаза бармен, поставив передо мной замысловатый коктейль. — За мой счёт!

— Макс, ты хочешь, чтобы я была вечность у тебя в долгу?

— Ну, как? — спросил бармен Максим с гордостью и затаённой надеждой.

— Во! — сказала я, показывая большой палец. — Ещё немного, и я заберу слова «все мужики — козлы» обратно! Вот ты, Макс, точно не козёл. Максимум — козлик, но до чего ж хорошенький!

Я притянула бармена за модную жилетку и чмокнула в щеку. Макс очаровательно покраснел. Тьфу ты, господи, рядом с ним я чувствовала себя роковой совр-р-р-ратительницей!

Максу всего на четыре года меньше, чем мне.

Но сегодня я ужасно расстроена финалом неудавшихся длительных отношений с мужчиной, который вдруг оказался женатым.

И с высоты печального опыта двадцатиоднолетний Макс, влюблённый в меня, казался… ну-у-у, почти школьником, что ли?

Хотя, кажется, он только в школе учился, потом немного в колледже, но бросил и пошёл работать. Ручки у него умелые — коктейли он взбивал офигенно вкусные.

— Ева, ты до сих пор здесь? Повезло! — рядом со мной присела высокая и худощавая брюнетка — Рита.

— Евочка, выручай! — решительно произнесла Рита, хватая меня за запястье.

Я послала ей изумлённый взгляд.

— Что случилось?

— Анька чем-то траванулась, заблевала всё, что только можно, — поморщилась Рита.

— Я говорил, что Димка мухлюет! Он креветок привёз фиг знает откуда, а деньги взял, как за хороший и непросроченный товар, — вставил свои «пять копеек» Максим.

— Макс. Твоя работа — бокалы натирать, а не языком чесать, — огрызнулась Рита и подцепила меня под локоть. — Ева, только на тебя вся надежда!

— Рит, постой, Рит. Макс предлагал мне выпить ещё немного!

— Хватит тебе отираться в баре! Гога твой — кобель. Это сразу было понятно всем, кроме тебя, потерянная дочь чукотского вождя! Так что прекращай убивать свою печень! — Рита строго отчитала меня и упорно потащила в служебные помещения.

— Ри-и-ит! Жалко тебе что ли? Во мне ни одного промилле. Даже вот такусенького! — показала пальцами. — Все коктейли без алкоголя.

— Знаю. Но именно так всё и начинается!

— Не преувеличивай! К тому же Макс…

— Я вижу Макса насквозь! — парировала подруга и бросила через плечо бармену. — Убери спиртное! Живо! Я заметила, что ты собирался подлить Еве алкоголь.

Максим сделал едва заметный жест рукой в сторону.

— Гадёныш! Неужели, правда, хотел втихаря спаивать меня? — удивилась вслух.

— Макс по тебе давно сохнет, не знала? — фыркнула подруга. — Надеется, что однажды удастся напоить и залезть к тебе под юбку!

Добравшись до своего кабинета, Рита развернула меня лицом к дивану.

— Вот наша проблема!

На диване в кабинете Риты сидела Аня, танцовщица клуба. Она уже переоделась в свой костюм. Вернее, разделась. Анька обнимала корзину для бумаг и жалобно взглянула на Риту:

— Извините, Маргарита Николаевна, я потом вашу урну вымою. С хлоркой! Честное слово. Но сейчас не могу-у-у…

Анька поднялась и понеслась в сторону выхода с той же злополучной корзиной в обнимку.

— Теперь понимаешь? — с отчаянием в голосе спросила Рита и рухнула в кресло. — Пятница, мать её развратница! А у меня в клубе аврал по всем фронтам! Закупщик, нечистый на руку, испорченное меню, которое срочно нужно менять на что-то другое. Иначе все клиенты будут плавать не в море пены, а в море….

— Я поняла. Не уточняй, — улыбнулась я. — И причём тут я?

— Ев, как причём? Ты же видела, Анька блюёт дальше, чем видит. А она у меня нарасхват. Все остальные девочки заняты!

— Погоди! — наконец-то до меня дошло, что хочет от меня подруга. — Ты предлагаешь мне вместо Аньки плясать, что ли? Ну, уж нет! Ты же знаешь, что я только ставлю танцы, а не извиваюсь у шеста. Я хореограф!

— Опыт не пропьёшь и не растеряешь! — залебезила Рита, умоляюще складывая ладони. — Евочка, милая, выручай! Анька хорошо зарабатывает. Спляшешь вместо неё — никто разницы и не заметит!

— Нет!

— Ев, у Аньки клиентура набитая. Все её чаевые сегодня будут твоими! Знаешь, сколько она за одну пятницу чистыми выгребает, ну? Тебе в офисе такие суммы и не снились!

Я отнекивалась, как могла. Сумма, конечно, соблазнительная, но я не хотела извиваться у шеста. Почти не хотела. Танцы я люблю, но…

— Ева, пожалуйста!

— Я не буду трясти задницей перед этими мажорами! К тому же это может плохо кончиться!

— Ева, у Аньки постоянные клиенты. Только танцы — и больше ничего! — решительно заявила Рита.

Подруга соблазняла меня и лестью, и количеством нулей. Деньги бы мне, кстати, не помешали…

Чтобы сделать бывшему козлу-Георгию приятно, я заказала дорогостоящую кофемашину.

Георгий любил кофе, а я терпеть не могла кофейный аромат. Но всё равно купила кофемашину, чтобы баловать мужчину разными видами горячего кофе по утрам.

В итоге я узнала, что Георгий — женат, а я у него вроде запасного и удобного аэродрома в городе, куда он приезжал в командировку.

Теперь у меня была кофемашина, которой я никогда не буду пользоваться, не было мужчины и денег катастрофически мало, как в кошельке, так и на карте.

В кабинет постучали.

— Войдите!

— Анька, там в зале был замечен твой Красный Пиджак! — раздался запыхавшийся голос Кати, одной из танцовщиц. — Ой!

Девушка осеклась, заметив, что вместо Ани сижу я. Но сразу же улыбнулась приветливо.

— Ева Андреевна, здрасьте! А где Аня? Там её любимый Красный Пиджак появился.

— Ева, видишь? — вклинилась Рита. — Постоянные клиенты пожаловали.

— Не хочу я никакой Красный пиджак! — отбивалась я.

— Маргарита Николаевна, а давайте я перед ним станцую? — загорелись глаза Кати.

— Нет, Катя, ты у нас на передок слабая, — безапелляционно заявила Рита. — А я дорожу репутацией заведения. Иди в зале отрабатывай!

Катя обиженно надула губы. Девчонка она была неплохая, но вешалась на всех подряд.

Рита держала её только потому, что у Кати в семье две сестрёнки младшие и братишка, больной ДЦП, на лекарства постоянно требовались деньги. Мама сидела дома, с детьми, а Катя содержала семью.

— Ева, в честь нашей дружбы? Выручи, а? — взмолилась Рита. — Взамен проси всё, что угодно!

— Всё, что угодно?

— Всё!

— Ладно, — махнула я рукой. — Только я сама выберу, во что одеться.

— Да ради бога, креативная ты моя! — Рита расцеловала меня в обе щеки. — Всё, лети ласточкой!

— Первый и последний раз! — пообещала я, грозя подруге пальцем.

— Разумеется, — расслабленно улыбнулась Рита.

Через минут десять я уже определилась с выбором. Образ шикарный! Экстравагантненько, конечно. Но выглядело сногсгибательно! Анька, кстати, так ни разу и не согласилась изображать а-ля Клеопатру, а жаль. Платье — отпад.

Я покрутилась перед зеркалом в миниатюрном чёрном платье с золотыми вставками.

— Всё-таки будете плясать, Ева Андреевна? — спросила вездесущая Катя, забежавшая поправить макияж.

— Придётся. А что за Красный Пиджак? — небрежно спросила я.

— Ой, такой хороший! Мне бы таких клиентов! — воскликнула Катя. — Высокий, темноглазый, одевается стильно. Всегда в красном пиджаке…

— Красный Пиджак?! Привет из девяностых, что ли?

— Не вертитесь, Ева, — попросила Оксана, фиксируя моё лицо. Она разрисовывала моё лицо крупными мазками на скорую руку.

— Мы его так между собой называем. Он часто носит красный цвет, бордовый, винный… Эээ… В общем, любит красные цвета в одежде! — подвела итог Катя. — Анька его просто обожает! Он всегда оставляет щедрые чаевые, смотрит только танец и не пытается облапать. Повезло!

Катя вертелась возле меня ещё минут пять, потом убежала и снова вернулась со счастливым и завистливым визгом, что Красный Пиджак страстно желает увидеть приватный танец Энн, то есть Анечки.

— Вот только я не Энн! — пробубнила я себе под нос, потом распахнула глаза. Секунд десять рассматривала себя в зеркале и ахнула. — Вот это да! Меня и мать родная не узнает, не то, что какой-то Красный Пиджак! Спасибо, Оксана.

— Да пожалуйста! Я и не такое умею, — подмигнула Оксана.

В общем, теперь я не неудачница-Ева в роли стриптизёрши «Энн», а самая настоящая Клеопатра.

— Подождите, только парик закреплю, — Оксана намертво пришпилила парик к моей голове. — Готово!

«Вперёд, Красный Пиджак ждёт!» — скомандовала я себе. Кстати, было бы неплохо подбодрить себя и поднять уровень промилле в крови.

Нет, идея не самая удачная. Станцевать я могу и на трезвую голову! Почти на трезвую, потому что невесть откуда взявшееся предвкушение пьянило не хуже спиртного…

Клиент уже ждал меня в VIP-комнате.

Приятный полумрак с красноватой подсветкой по углам навевал мысли, текущие во фривольном настроении, и настраивал на нужный лад.

Что ж, пора и поработать!

2. Ева

На клиента я почти не обращала внимания. Заняла своё место у шеста и начала танцевать под ритмичную музыку.

Краем глаза заметила, что клиент не смотрел на меня. Тот самый опознавательный знак — красный пиджак, был небрежно брошен на диван. Мужчина хлопнул себя по карманам брюк и выудил телефон из кармана.

Пока я старательно разоблачалась, то есть раздевалась, он усердно с кем-то переписывался.

Высокий, широкоплечий брюнет. Белоснежная рубашка туго обтягивала мускулы и была готова треснуть на крепкой груди в любой момент.

О да, незнакомец хорош собой!

Внезапно мне захотелось увидеть его реакцию на мой танец. Но мужчина усердно елозил пальцем по сенсору.

Я уже избавилась от верха платья. Крошечный лоскут материи нижней юбочки сотрясался в такт движениям бёдер. Кстати, его скоро не станет — и на мне останутся только золотые трусики и бюстгальтер.

Потом я должна выполнить парочку пируэтов, повернуться спиной, отбросить бюстик и красиво уйти в закат. Всё. Танец почти окончен!

Но Красный Пиджак в мою сторону даже ни разу не посмотрел!

Ладно, допустим, этот мажор зажрался видами прелестей Энн, но…

Эй, мужчина, я вообще-то хореограф, а не простая стриптизёрша. У меня кошачья грация, змеиная гибкость и потрясающая растяжка!

Я выкладывалась на все сто. Но… никакой отдачи. Это что-то неслыханное!

Выполнив особо сложный и невероятно красивый пируэт, после которого даже самая крошечная пипирка стремилась увеличиться в размере, я поняла, что мужчина так и не оторвался от своего телефона.

По непонятной причине я разозлилась!

Поэтому мне не оставалось ничего другого, кроме как скользнуть вниз, и прошествовать до мужчины. Опустилась перед ним на столик. Прохладная гладкая поверхность холодила кожу бёдер. Секунда — не больше.

Носком туфли коснулась телефона, обращая внимание на себя.

Мужчина изумлённо поднял на меня взгляд. Пронзительный. Ястребиный.

Непонятно, какого цвета были у него глаза. Но он, определённо, в шоке от моих действий. Отложил телефон в сторону и откинулся на диване.

— Так-то лучше, — сказал едва слышно, улыбнувшись клиенту.

Неспешно переложила нога на ногу. Мужчина саркастично приподнял уголок губы.

— Допустим, сцена из «Основного инстинкта» с Шерон Стоун уже давно не популярна. Это всё, на что ты способна?

Минуя меня, он потянулся к столику, наполнив свой бокал. Я протянула ему второй. Для себя.

— Оу, какие наглые стриптизёрши!

У него приятный голос — низкий и мягкий.

— Не пляшут на трезвую голову? Или…

Он обвёл мою фигуру красноречивым взглядом. Скользнул по лицу взглядом — быстрым и мимолётным, уделяя куда больше внимания груди и стройным ногам.

Усмехнулся порочно и многообещающе. Вызов? Внутри меня зародился ураган в миниатюре.

— Или… — подмигнула я.

— Хорошо, — кивнул в сторону шеста. — Давай, покажи себя. Если умеешь, конечно!

Всего на мгновение в голове промелькнула мысль — отступить.

Но уязвлённое самолюбие возразила, что уже поздно.

Мажористый павлин вывел меня из равновесия. Я дерзко подмигнула клиенту и снова заняла место у шеста.

Но теперь — уверена — он не пропустил бы ни одного движения.

Он оценивал. Пожирал взглядом. Я ликовала в душе! Я умею танцевать стрип хорошо, как никто другой. Я умею отдаваться танцу так, как будто отдаюсь тому, кто на меня смотрит.

Меня всегда заводил танец. Сейчас горящий взгляд незнакомца не позволял остыть моим намерениям. Кожа покрылась испариной. Мысли в голове метались, как сумасшедшие мотыльки.

Гость VIP-комнаты сидел, широко расставив ноги, и упивался моим танцем.

В неоновом свете белоснежная рубашка казалась светящейся и резала глаза. Первые несколько пуговиц были расстёгнуты. Распущенный галстук болтался под воротником рубашки.

Как бы невзначай незнакомец провёл большим пальцем по пряжке ремня.

Движение медленное и завораживающее.

Откровенный намёк. Его намерения — яснее некуда.

Интересно, он давно на взводе и нарочно корчил из себя незаинтересованного?

Я отрицательно мотнула головой и продолжила извиваться змеёй. Мои бёдра вращались так, словно я раскачивалась, сидя на коленях этого хозяина жизни.

Сама мысль о возможном продолжении заводила меня. Я развернулась к мужчине лицом и провела пальцами по резинке трусиков. Замечаю, как дёрнулся острый кадык на шее мужчины.

— Иди ко мне, малышка, — протянул клиент с многообещающей хрипотцой в низком голосе.

Наверное, я просто сошла с ума, потому что послала все принципы к чёрту и решила оторваться.

Я никогда не поступала так сумасбродно, как сейчас. Для меня стрип-пластика — всего лишь танец, а не способ снять мужчину на одну ночь.

Но только не сегодня.

Во мне, наверное, проснулась ото сна стерва, желающая забить на режущую боль от предательства мужчины, на которого я потратила два с половиной года жизни.

Я строила планы, мечтала о детях и желала познакомиться с его родителями…

Все мечты осыпались пеплом.

Я была удобной любовницей — и только.

Сейчас мне захотелось избавиться от назойливых воспоминаний и как можно скорее забыть негативные впечатления.

Мне двадцать пять — а я ещё не сходила с ума.

Мужчина выжидающе смотрел на меня. Я сделала шаг вперёд, к нему.

Дороги назад уже не было…

Я не помню, как давно перестала играть музыка. Но тихий голос мужчины пронёсся по коже волной мурашек.

Малышка?..

На двадцатисантиметровых каблуках я не выглядела малышкой, но покорно пошла на порочный зов гипнотизирующего взгляда.

Мужчина сразу переместил меня к себе на колени, притягивая невозможно близко к раскаченному, сильному телу.

Пробежался пальцами по позвоночнику, обхватил талию замком.

Захват пальцев — жёсткий и властный. Он привык контролировать ситуацию. Один палец вырисовывал спирали на дрожащей коже живота.

— Давай избавим тебя от лишней одежды? — предложил клиент, усмехаясь.

— Да?

— Ты ещё спрашиваешь? Забавная малышка… — послал мне чарующую улыбку.

Полные, чувственные губы. Красиво очерченные. Манящие.

В голове промелькнуло сравнение с тонкими, жёсткими губами Георгия. Да к чёрту лысому Гогу со всем его добром!

Я поступила совершенно неожиданно для себя — начала целовать незнакомца.

Горячо и так раскованно, как будто мы уже сто раз целовались, и раскрыть его губы языком — самое привычное дело.

Да, сегодня будет именно так!

Кажется, он опешил от моего поцелуя. Но потом быстро сориентировался.

Сильные руки крепко обняли меня, прижав теснее к мускулистому, жаркому телу.

Я едва успела ощутить крепость мышц, как он уже начал сминать мои губы своими.

О мой бог, этот ураган так непохож на все те страстные причмокивания, которые я раньше считала поцелуями.

Торнадо бушевало у меня во рту. Это был особый вид приручения — жёсткий и огненный, откровенный. На грани приличия.

— Малышка… — растирал на моём языке.

Я хотела застигнуть его врасплох, но оказалась поймана в ловушку всепоглощающего желания. От него всё моё тело начало пылать, как раскалённое докрасна железо.

Я обмякла в крепких объятиях и беспомощно царапаю рубашку, чувствуя под ней стальные мускулы.

Такое впечатление, что мужчина — смертоносный вирус, стремящийся как можно скорее поглотить меня, стереть мысли и чувства.

Я впитывала в себя жар его тела. Млела от прикосновения колючей щетины и жадно дышала ароматом пряного парфюма. В нём много мяты и кедры. Моя мятная пастила…

Он целовал меня так жадно, что мне не хватало воздуха.

Покусывал мои губы мягко, но чувственно. Его язык выписывал влажные, порочные спирали у меня во рту. Дразнил, намекая, какой он умелый.

Яркое обещание удовольствия.

Ещё никогда с мужчиной я не вела себя так раскованно и легко. В этот момент я отпустила себя окончательно. Подо мной роскошное тело умелого в ласках мужчины.

Его нетерпеливые поглаживания выдавали, что он голоден по прикосновениям не меньше моего.

Есть ли смысл отказывать себе в удовольствии? Очевидно, не было ни одной объективной причины.

Я ощутила тайное удовлетворение. Торжество ослепило меня яркой вспышкой — я умела быть желанной…

3. Ева

Мы как будто созданы друг для друга — наши губы размыкались всего на долю секунды, чтобы снова слиться в жарком поцелуе.

Страсть разгорелась с новой силой, когда мужские пальцы перебрались на спину и начали сражаться с коварной застёжкой бюстгальтера. Он быстро справился с задачей и отбросил бюстик куда-то в сторону.

Под прикосновениями горячих пальцев я начала пылать. Он трогал меня так, словно предъявлял права на моё тело.

Я не успела возразить. Я вообще не хотела возражать. Хотелось, чтобы он перешёл к основному меню или… нет, о боже, пусть продолжит прелюдию!

Я становилась снопом искр, взметающихся вверх, а потом скользящих от груди вниз, к эпицентру пожара.

Чёрт побери, он знал, как надо… Он умело сводил с ума.

Всего на мгновение в моей голове промелькнула мысль о неправильности происходящего.

Я даже не знала, как его зовут.

Но он понимал меня без слов. Незнакомец был заведён не меньше меня. Он тяжело и часто дышал. Его грудь быстро вздымалась и опускалась.

Глаза полуприкрыты. Он дрожал в ожидании. Я была совершенно дезориентирована и просто хотела не останавливаться. Но…

— Подожди, малышка, — попросил он, выуживая из кармана прямоугольный фольгированный пакетик.

Его голос звучал напряжённо. Я чувствовала волнение от мысли, что потеряла контроль над собой и завела этого мужчину.

Закусив губу, наблюдала за движениями длинных, сильных пальцев. Он справился с латексной защитой так быстро, как будто тренировался у самого Гуддини на ловкость рук.

Безумное притяжение не оставило ни единого шанса на отступление.

Каждое движение — новый штрих на картине жаркого удовольствия.

Никогда я не была такой раскрепощённой и жадной до мужской ласки. Но сейчас я держалась за плечи незнакомца так, словно боялась упасть.

Я сама стремилась быть ближе к нему. Его напор не встречал сопротивления с моей стороны.

Сопротивление? К чёрту его!

Мужчина наблюдал за мной, пристально вглядываясь в полыхающее лицо. Впитывал мои эмоции. А я их совершенно не понимала и не различала ни одной из них.

Это был вихрь из желания и абсолютной раскованности, готовности брать и давать…

Незнакомец накачивал меня блаженством, приливающим волнами, одна за другой. Я изо всех сил пыталась удержаться на плаву, чтобы не утонуть.

Удовольствие переполняло меня. От него кружилась голова, как от скоростной карусели. Эмоции были яркие и новые для меня. Ошеломляющие!

— Какая же ты вкусная, малышка…

Хриплый мужской голос перерос в страстное рычание, в первобытный звук чистого, животного удовольствия.

После яркого пика мы замедлились, и несколько долгих минут дышали одним горячим воздухом на двоих. Волны экстаза прокатывались по моему телу.

Я только что испытала небывалое наслаждение и поверила, что рай существует. Перевела дыхание, пытаясь встать, но мужчина удержал меня на месте.

— Я ещё не закончил с тобой.

Что?

— Но ты же…

— Сейчас продолжим.

Он сжал пятерню моём бедре, а второй рукой начал обыскивать карманы пиджака.

— Чёрт… — едва слышно выругался, не найдя презерватив.

— Это знак, — улыбнулась я, решив, что на этом красавчик остановится. Но…

Но незнакомец набросился на мои губы и перехватил управление. Резко поменял нас местами, нависнув надо мной. Теперь я лежала под незнакомцем и почти задыхалась от аромата парфюма и пряного запаха мужского тела.

Я пыталась быть благоразумной, слабо возразив:

— Я не хочу…

— Малышка. Я не остановлюсь в любом случае, — произнёс он.

— Мне не нужны проблемы!

— Я хорошо контролирую себя.

Мозг вопил, что это не совсем безопасно.

Но когда тебя соблазняют так умело, становится чертовски сложно удержаться от соблазна…

Наверное, я бы нашла в себе силы отказаться, если бы мужчина не был так умопомрачительно хорош во всём.

— Ты хочешь того же, что и я, — убеждали меня его умелые губы.

И я сдалась…

Когда мне ещё представится случай сойти с ума и не сгореть от стыда за своё поведение?

За два жарких раунда этому мужчине удалось развеять все мои печальные мысли и обиды.

Перед глазами как будто разорвался фейерверк и ослепил меня. Я потеряла возможность видеть и слышать — тело дрожало от удовольствия.

«Надо бы спросить у него имя!» — лениво подумала я и… уснула.

***

Я проснулась первой и встала. Мы умудрились уснуть на узком и неудобном диванчике в VIP-комнате.

Мужчина всё ещё спал. Посапывал расслабленно и умиротворённо.

Теперь я могла хорошенько разглядеть его лицо, но не могла подобрать других слов, кроме «красавчик».

Сложен до неприличности хорошо. Ему больше тридцати, не мальчик, но мужчина. Притягательный даже без порочных усмешек и многообещающих взглядов.

Сонная муть в голове немного рассеялась. Надо бы выбираться из VIP-комнаты.

Конечно, клиент не успел заплатить мне за танец, но взамен я получила ого-го сколько наслаждения.

Ещё раз посмотрела на мужчину и внезапно подумала, что можно было бы познакомиться с ним. Понятия не имею, как объяснить, что я не стриптизёрша и не проститутка! Но мужчина мне по-настоящему понравился. Чувствую, что с ним будет нескучно. Не только в постели.

Я встала и нашла разбросанные вещи, натянула их на себя. Трусики пришлось поискать. Они лежали под мужским пиджаком. Красным.

Я хихикнула. Положила пиджак на место. Вдруг из кармана пиджака выпала бархатная коробочка. С такими коробочками обычно припадают на колени и делают предложения руки и сердца!

Я осмотрела мужчину — на нём не было обручального кольца. Любопытство сделало за меня своё чёрное дело раньше, чем я подумала, стоит ли это делать.

Я открыла коробочку. В ней лежало именно оно — золотое обручальное кольцо с бриллиантом в виде сердца.

Не просто бриллиант, но огромный булыжник. Памятник верной и бесконечной любви.

Я потрогала обручальное кольцо. Внезапно внутри меня полыхнуло едким раздражением.

Все мужчины одинаковые!

Если не женат, значит, готовится сделать предложение. И в то же время отвязно развлекается по клубам.

Я почувствовала себя использованной и чуточку обманутой, хотя, конечно, не имела права предъявлять претензии незнакомому мужчине.

Но всё равно мысленно обвинила незнакомца во всех семи смертных грехах! Обвинила и вынесла приговор!

Я захотела отомстить всем похотливым кобелям, всем неверным мужчинам. В особенности, таким обворожительным, как тот экземпляр, что спал и улыбался во сне, не подозревая о коварности моего плана.

Я напялила на палец колечко — оно оказалось великовато, но для моих целей пригодится.

В одном из карманов пиджака нашла телефон. Он не был защищён паролем.

Я решила сделать селфи. Легла на мужчину и сделала снимок.

На фото были видны нижняя часть моего лица, губы и чёрный парик. В центр кадра попала моя рука, лежащая поверх мужской груди. На пальчике красовалось чужое обручальное кольцо.

Я хотела отправить это фото его невесте. Наверняка какой-нибудь Зае или Котёнку. Пусть устроит своему неверному любимому головомойку!

Все мессенджеры были защищены паролем, как и сообщения, так что я рано обрадовалась. Но оставался ещё Instagram.

Я быстро открыла профиль, не стала разглядывать фотографии мужского тела и успешной жизни этого тела. Просто опубликовала фото и быстренько вернула телефон на место.

— Лежи, малышка… Я от тебя без ума, — сонно пробормотал мужчина и крепко прижал меня к себе.

На мгновение я почти растаяла в его сильных объятиях, но потом собрала силу воли в кулак. Стянула обручальное кольцо и решила усилить эффект грязной мести!

Ох, и разошлась же я не на шутку!

Использованный презерватив лежал там же, где его и оставил мужчина. Трогая кондом, я поморщилась, но выполнила своё намерение. Я затолкала в презерватив обручальное кольцо и повесила своё творение на горлышко бутылки, стоявшей на столе.

А вот теперь можно и уходить, милый!

Я поправила на себе платье, послала мужчине ехидный воздушный поцелуй, тайком вздохнув — всё-таки, он красавчик! Жаль, что кобель.

Окрылённая мыслью о свершившейся мести, я вышла из комнаты.

Тогда я ещё не представляла, какие глобальные проблемы ожидают меня впереди!

4. Руслан

Чёрт…

Неужели я заснул?

Похоже, что так. Спустил пар, словно зек, только что выпущенный на свободу, и уснул. Проститутки и след простыл. Я сразу же подумал, что она могла обчистить карманы. Но всё было на месте. Деньги оказались нетронутыми.

Зазвонил мой телефон.

— Рус?

Я по голосу узнал своего младшего брата, Рамиля.

— Да. Рамиль, ты, что ли? — покосился на экран. — Почему звонишь с чужого номера?

— Потому что я вчера из клуба рванул, забыв обо всём. Пиджак остался в клубе. Молюсь о том, чтобы он оказался у тебя. Он же у тебя, да? — с напором спросил мой брат.

— Да, твой пиджак у меня.

— Проверь карманы! Сейчас же! Я телефон оставил. Но это полбеды… Кольцо обручальное! Я должен сделать предложение Эльвире. И не могу найти кольцо! Это катастрофа!

— Не ори, не ори! — успокоил я брата, морщась. Голова гудела… — Сейчас посмотрю.

Хлопнул по карманам пиджака и выудил коробочку.

— В синей коробочке?

— Да! — обрадованно заорал Рамиль. — Рус, дуй ко мне. Живо!

— Ага, — зевнул я. — Как Эльвира?

— Обошлось, это был ложный сигнал, — облегчённо вздохнул Рамиль. — Ей просто показалось.

— Ага. Или она просто поняла, что ты отправился в клуб, и решила проверить тебя, — хмыкнул я.

Эльвира вчера позвонила именно мне, с тревогой сообщив, что чувствует себя нехорошо и якобы не может дозвониться до своего жениха.

Рамиль в это время стоял у бара и обводил помещение клуба взглядом. Он любил здесь бывать, всех девочек-танцовщиц знал по именам. Заказал приват одной из них. Не расслышал её имени…

Я успокоил Эльвиру, сказав, что обязательно найду брата. Подошёл к нему и только успел сказать, что его невеста чувствует себя нехорошо, как брат сорвался с места, забыв даже про свой пиджак, брошенный на стул.

Я крикнул брату вслед, но Рамиля было не остановить. Пришлось набросить пиджак брата себе на плечи, чтобы не потерять.

Я посмеялся над своим младшим братом.

Свою невесту, капризную, избалованную и тупую донельзя он обожал. Готов был носить на руках и мечтал о свадьбе.

Мой брат — подкаблучник! Лично я был категорически против браков. Это моё кредо. Я ему не изменяю. Никогда.

Потом решил не отказываться от привата — если уж Рамиль его заказал/

Девушка оказалась необычной и соблазнительной настолько, что я не удержался.

— Рус, приезжай. Мне нужно подготовиться! — скомандовал Рамиль и отключился.

Я усмехнулся.

Потом щёлкнул крышкой коробочки и обомлел. Внутри была пустота.

Похоже, я рано обрадовался честности проститутки. Она решила не мелочиться и своровать кольцо!

Этот бриллиант стоил очень дорого. Его будет проблематично продать, если нет знакомых. Но это же продажная девка! Наверняка у неё есть связи с теми, кто сбывает краденое без проблем!

В горле страшно саднило. Хотелось выпить. Потом надо было действовать стремительно и без промедления.

Я потянулся к бутылке и… моя рука замерла в сантиметре от горлышка.

Вот и колечко!

Проститутка зачем-то затолкала кольцо в использованный презерватив и украсила этим странным hand-made горлышко бутылки.

Мысленно я похвалил честность стриптизёрши. Но с чувством юмора у неё большие проблемы!

Впервые в жизни мне пришлось нырять пальцами в содержимое использованной резинки. Выудив кольцо, я протёр его и водрузил на место в коробочку.

Главное, предупредить Рамиля, чтобы не торопился целовать руку своей невесты сразу после того, как наденет кольцо ей на палец.

Я проснулся вовремя. Клуб уже закрывался. Оплатил долгое пребывание в комнате и, немного подумав, оставил щедрые чаевые проститутке.

Всё, что произошло между нами, было незапланированным, но необыкновенно острым и приятным.

От воспоминаний по телу разлилось тепло и некстати сконцентрировалось внизу живота.

Может, наведаться в этот клуб ещё раз? Найти ту же самую девушку не составит проблем.

***

Младший брат нетерпеливо расхаживал на крыше многоэтажного дома. Преклонять колени перед Эльвирой младший брат решил на крыше многоэтажного дома.

В момент рассвета.

Не знаю, чья это была идея. Мне кажется, что Рамиль захотел сделать предложение в такой обстановке с подачи своей невесты. Я вернул Рамилю кольцо и пиджак. Чувствовал, что выгляжу помятым, поэтому решил держаться позади всех, чтобы не портить фотосъёмку.

Рамиль выглядел невероятно счастливым, Эльвира тоже сияла. Понятия не имею, во сколько она проснулась, чтобы сделать причёску и нанести макияж. Рамиль припал на колено и протянул кольцо невесте.

— Будь моей женой!

Неожиданно для себя я громко и неприлично… заржал.

Я честно попытался замаскировать смех под кашель, но получилось плохо.

Собравшиеся родственники с осуждением посмотрели на меня. В особенности дед. Нахмурил кустистые брови и смерил меня нехорошим взглядом.

— Да! Да! Я согласна! — выпалила Эльвира.

Потом влюблённые слились в экстазе поцелуя. Эльвира гладила кольцо, с любовью глядя на бриллиант, стоивший огромное состояние.

Я смеялся и не мог остановиться. В отличие от всех остальных я знал, ГДЕ побывало это кольцо.

На меня смотрели, как на полоумного. Но всё обошлось же — правда? Оказывается, не обошлось!

Родственники расселись вокруг столиков, чтобы выпить ароматного чая. На рассвете, ага. Тоже мне, романтики года!

— Боже, Рамик, милый, я так переживала! Я так волновалась! Ты даже не представляешь! — щебетала Эльвира. — Я даже не открывала Instagram со вчерашнего вечера!

— Элечка, ты у меня чудо. Не переживай. Теперь мы станем семьёй. Ты, я и наш крохотный сыночек, — сюсюкал мой брат.

— Доченька! — возразила Эльвира.

— Кого Аллах пошлёт, — фыркнул дед.

Он был недоволен тем, что беременность наступила до свадьбы, но мы жили в двадцать первом веке, а не в пятнадцатом. Поэтому недовольство дедушка выражал не очень явно.

— Сейчас загружу новую фоточку… — пропела Эльвира, достала iPhone и вдруг заорала, как пожарная сирена!

Я аж чай пролил на брюки. Теперь у меня вид, как у обмочившегося неумехи! Судя по сконфуженным лицам родни, облился чаем не только я.

— Скотина! Подонок! Изменщик! Негодяй! — заорала Эльвира, вскочила, оттолкнула столик и надавала моему младшему брату пощёчин.

— Элечка! Милая, что случилось? — пролепетал Рамиль.

— Что случилось? Ты мне изменил! Случилось то, что у моего ребёнка не будет отца! Пошёл на фиг, Алмазов! Забирай своё кольцо!

Эльвира ни слова не объяснила, стянула кольцо с пальца и внезапно подошла к краю крыши.

— Доченька, он не стоит твоей жизни! — завопила мать Эльвиры, решив, что дочка хочет покончить с собой.

Но Эльвира остановилась у края и зашвырнула кольцо.

Я тихонько присвистнул. Ищи теперь его, ага! Целое состояние улетело с крыши шестидесятого этажа.

Кого брат нашёл себе в невесты? Истеричку?

Эльвира, глотая слёзы, билась в истерике. Рамиль краснел и бледнел. Помолвка была расторгнута, не успев закрепиться и чашкой выпитого чая.

5. Руслан

Только спустя несколько часов мы смогли добиться от Эльвиры вразумительного обвинения, переданного нам через пятерых родственников.

Рамиль выслушал объяснения, побледнел, достал телефон и… заорал. Потом подлетел ко мне и влепил кулаком в глаз.

— А я-то тут причём? У тебя невеста истеричка, вот и колоти эту стерву! — рявкнул я, оттолкнув брата.

— Ты меня подставил! Как ты мог?! — возмутился брат и затряс телефоном перед моим носом.

— Я не вижу с такого расстояния! Покажи нормально!

Рамиль открыл свой профиль и показал последнее фото. Я выматерился вслух. Потом запустил руку в волосы и выматерился ещё раз.

— Не кипятись, Рам. На фотографии я, — объяснил. — Вместе с девкой. Из клуба.

— Что на руке левой девки делает обручальное кольцо моей невесты? Что это фото делает в моём профиле? Ты мне мстишь?

Рамиль орал и орал, пока не охрип. Потом сел прямо на крышу и ещё минут пять сипел.

А я понял, что у проститутки были проблемы не с чувством юмора, но с головой. Кому ещё придёт в голову надевать чужое обручальное кольцо, фотографироваться и портить жизнь незнакомому человеку?

Я как мог, объяснил брату ситуацию. Но про то, что кольцо побывало в презервативе с моим семенем, я всё-таки умолчал. Не уверен, что сердце брата выдержало бы такой стресс.

Рамиль нервный, хоть моложе меня. Но сейчас брат выглядел так, словно готовился помирать, а на деле он всего лишь избавился от невесты.

— Найдёшь другую девушку, — успокоил я брата. — Эля истеричка!

— Идиот. Я люблю её! — потухшим голосом сказал брат и поднялся. — Надо найти кольцо. А потом ты извинишься перед Элей. Расскажешь ей всё. Ты просто обязан вернуть мне утерянную семью!

Я согласно кивнул, а потом нахмурился:

— Эй, Рамиль! Ты сказал «найти кольцо»? Твоя идиотка выкинула кольцо с высоты шестидесятого этажа! Сколько прошло времени? Наверное. кольцо кто-то уже подобрал! Проще новое заказать.

— Найди. Мне. Кольцо! — процедил сквозь зубы Рамиль. — Или с высоты шестидесятого этажа…

— Полечу я? — хмыкнул, предположив угрозу.

— Хуже. Полечу я, а совесть замучает тебя! Буду являться тебе во снах, — пригрозил брат.

Я посмеялся, но в глубине души обеспокоился. Рамиль за Эльвирой со школы бегает. Он был повёрнут на ней. Если истеричка Эльвира начнёт упрямиться и откажет брату, он может и с крыши сигануть.

Любовь зла! Так пусть меня минует эта зараза!

***

— Найди кольцо, Рус! Найди кольцо…

Меня уже передёргивало от этих двух слов. Я вспотел и чесался. Был не умыт, голоден и помят. Но Рамиль не отпускал меня и елозил на коленках возле высотного дома.

— Рамиль, я закажу точно такое же кольцо! — пообещал я. — За свой счёт.

— Ты не сможешь найти такой же бриллиант, — вздохнул брат. — Знаешь, сколько он стоит?

— Сколько? — устало спросил я, продолжая взглядом искать злополучный символ брака.

Брат тихо назвал сумму. Я закашлялся. Мы, Алмазовы, не бедствовали, и могли себе позволить сорить деньгами, но не такими же суммами!

Кольцо, блин. Да я остров купить могу за эту сумму! С алмазными рудниками!

Названная сумма взбодрила меня настолько, что я сверхъестественным образом почувствовал — кольцо всё ещё здесь. Я медленно повернулся в сторону и увидел его.

— Рамиль! Кольцо лежит слева от тебя, в траве. В двух метрах!

Рамиль подскочил, но от усталости у него получилось лишь встать на четвереньки. В этот же момент пробегала какая-то блохастая дворняга и решила полакомиться свежей травой.

Куснула траву, но вместе с кольцом.

Псина сожрала кольцо.

Да что за день сегодня такой?!

— Стой! — рявкнул я.

Испуганная, лохматая дворняга присела, прижав хвост. Я схватил пса.

— Вот. Это тебе! — сказал я брату, протягивая псину. — Я нашёл кольцо. Оно в ней. В собаке.

— Ты совсем с катушек слетел? Издеваешься? Мало того, что ты напялил кольцо моей невесты какой-то проститутке, потом устроил фотосессию, расстроил помолвку, теперь хочешь, чтобы я своими руками собаку разрезал? Доставай кольцо сам!

— Зачем разрезать животное? Подожди, пока кольцо само выйдет! — посоветовал я.

Рамиль бешено взглянул на меня. Я решил помолчать — иначе бы у брата вылезли глаза из орбит и лопнули в тот же миг.

— Достань кольцо! — рыкнул младший брат. Развернулся и пошёл в сторону парковки. — И если я узнаю, что ты достал его… естественным путём, я тебя убью! — пригрозил Рамиль.

Пёс задрожал и испуганно обмочился на мои итальянские туфли.

— Ты уже завтра получишь своё кольцо! — крикнул вслед брату.

Я не собирался копаться в собачьих экскрементах. Но у меня не поднялась рука отдать безродного пса на живодёрню.

Этот лохматый, вислоухий пёс напомнил дворового пса, с которым мы играли в детстве у дальних родственников в деревне. Алмазовы уже тогда были богаты, и дед, узнав, что мы возимся с «чернью», гонял нас с братом палкой, хорошенько отдубасив.

И надо же было мне вспомнить об этом именно сейчас!

Чёрт побери. Пришлось везти пса в ветеринарку…

В свою холостяцкую квартиру я вернулся только вечером. С кольцом, разумеется.

Что касается пса, то он был вымыт, вычесан, привит. Про себя я назвал пса Сауроном, обладателем кольца всевластия.

Смеяться я мог долго. Хотя бы потому, что извлечённое естественным образом кольцо лежало в крошечном пакетике, в бардачке. Саурон тихо посапывал на заднем сиденье автомобиля.

Надо будет подарить его кому-нибудь. Вот только кому будет нужен пёс-дворняга? Неужели придётся оставить его себе?

В квартире пёс мгновенно свернулся кольцом у порога и всем своим видом показывал, что готов быть тихим и неприметным, послушным питомцем. Возможно, его оставили при переезде, потому что на шее болтался старый ошейник, под которым шерсть вытерлась до самой кожи.

Я привёл себя в порядок, переоделся и решил наведаться в клуб.

Планировал нанести визит вежливости проститутке с дерьмовым чувством юмора. Ведь именно по её вине мой субботний день превратился в чёрт знает что такое!

Я планировал потребовать с этой стервы моральную компенсацию. Она же шутница? Значит, наряжу её в костюм клоуна и заставлю отрабатывать моральный ущерб.

От мыслей о моральной компенсации в особо крупных размерах я завёлся не на шутку. Даже не ожидал, что меня так сильно взбудоражит какая-то стриптизёрша, продажная девушка…

Но взбудоражила же, стерва! И вела она себя так… Необычная проститутка.

Конечно, необычная, если проворачивает такие фокусы. Наверное, она точно с придурью и по ней плачет смирительная рубашка…

Ммм… Смирительная рубашка? Это идея!

Зафиксировать, обездвижить и… взять красотку.

Я взвыл — опять то же самое!

На протяжении всей поездки я только и делал, что придумывал, как поступлю с шутницей.

Каких только сценариев не было в моей голове! Режиссёр фильмов для взрослых с радостью продал бы свою родную маму и почку впридачу за такие роскошные идеи.

Но приехав в клуб, я столкнулся с проблемой.

Управляющая на моё требование явить мне вчерашнюю проститутку округлила глаза.

— Мужчина, вы вчера так поспешно убежали из клуба, что я не успела сказать вам самого главного. Я понятия не имею, кто находился с вами в комнате.

— Как это?

— Девушка, которую вызывали, Анна, вчера не могла танцевать. Отравилась. Её доставили на скорой в больницу. Все остальные девочки были заняты.

— Но кто-то же тряс передо мной своей задницей! — разозлился я.

— Наверное. Вчера, если вы заметили, была костюмированная вечеринка. Возможно, кто-то решил подшутить. Может быть, даже из числа ваших знакомых.

— Да что вы такое несёте?!

— И вот ещё, — управляющая открыла ящик и достала деньги. — Мы не оказывали вам услуг, за которые вы заплатили. Возьмите.

Я препирался ещё минут пять. Но управляющая стояла на своём. Я махнул рукой и не стал забирать деньги, потом подумал немного и решил разжиться информацией у бармена.

Тот подтвердил слова управляющей, рассказав, что танцовщицу Аню вчера пробрало отравлением.

— Ты не видел здесь девушку в образе Клеопатры?

— Клеопатра? — задумался бармен. — Видел. Штук пять вчера разрисовали себя под египтянок…

И тут облом. Мне не повезло…

Вернулся к себе без капли сведений о таинственной любительнице пранков и стриптизёрши в одном лице.

Почему-то настроение стало дрянное. А завтра ещё надо посмотреть новый офис и недавно выкупленную фирму.

Это будет первое знакомство с сотрудниками…

6. Ева

Никогда не думала, что самыми страшными словами в моей жизни станут слова:

«Тобой интересовался красивый мужчина…»

Но стали же!

В ту ночь я влетела в кабинет Риты и твёрдо заявила о том, что я больше не ставлю танцы её девочкам. Рита неверно расценила мой воинственный вид. Услышав, что я больше не хочу подрабатывать в её клубе хореографом, подруга прижала ладонь ко рту:

— Приставал? Не выпускал? Вот всегда говорила, что надо в VIP-ках камеры установить! Обидел тебя мажор?

— Я не хочу об этом говорить. Скажу одного — ни разу в жизни не было такого! — сказала я и не соврала. — Я ухожу. И если он начнёт пронюхивать что-то обо мне, то меня тут никогда не было.

— Ева, да что случилось-то?

— Повздорила с клиентом, но это неважно! Важно то, что он сейчас спит. Но если потом он очнётся и начнёт про меня узнавать, наплети, что угодно, но не выдавай меня. И девочкам скажи, чтобы рот на замке держали!

— Ева…

— Евы больше нет! — заявила я.

Ноги моей больше в этом клубе не будет! Я переоделась, смыла весь макияж. Бармен Макс налил мне коктейль, подмигнув:

— За мой счёт, Ева.

Потом подобрался бочком и спросил, окинув меня влюблённым взглядом:

— Приглашаю тебя на свидание. Пойдёшь?

Я отмахнулась от парня:

— Макс, после того, что со мной было, я мужиков к себе на километр не подпущу. Даже милых и безобидных заек, вроде тебя.

— Что случилось? — встревожился Макс. — Тебя обидели? Кто?!

— Случилось, что повстречался на моём пути ещё один козёл. И скоро я перейду на другую сторону, к девочкам.

Макс решительно сжал губы и метнул нехороший взгляд в сторону VIP-комнат.

— Не кипятись, Макс. Меня здесь никогда не было. Какие бы деньги тебе ни предлагали за информацию. Я же могу на тебя рассчитывать?

— Конечно! — заверил меня Макс и спросил. — Может, хотя бы погуляем? Как друзья!

— Я тебе позвоню, — пообещала я.

— Буду ждать звонка!

Я думала, что всё прошло гладко. Но в субботу Рита позвонила и сказала:

— Ева, тобой интересовался красивый мужчина!

— Наши интересы не совпадают! — ответила я, но всё же спросила. — Он был зол?

— В ярости! Я побоялась, что он начнёт грозить закрытием клуба, как всегда угрожают мажоры. Но он пытался купить информацию. Никто ничего не сказал, — успокоила Рита, но потом всё-таки не удержалась от вопроса. — Он позволил себе лишнее?

— Хуже! Лишнее позволила себе я.

— Иди ты! — присвистнула Рита.

— Да, но вовремя опомнилась и поняла, что это было ошибкой! Поэтому не хочу вспоминать! Не травмируй меня. У меня и так на работе в понедельник предвидится стресс. Знакомство с новым начальством!

***

Хореограф — это моё хобби, призвание, полёт души, который, к сожалению, не удалось поставить на коммерческую основу так, чтобы оно приносило мне ощутимый доход.

В своё время мама настояла, чтобы я получила «нормальную профессию». По счастливой случайности мне удалось устроиться в то же место, где я проходила практику.

Так что на жизнь я зарабатывала не танцами, но анализом финансовых показателей.

Совсем недавно пронёсся слух, что у нашей фирмы сменился владелец. Новость о том, что фирму перепродали, была будоражащей. Хотя бы потому, что имя владельца держалось в секрете до поры до времени.

Но ходили слухи, что он сказочно богат, владеет алмазными рудниками и красив, как Аполлон. В последнее мне верилось меньше всего. Не бывают сказочно богатые мужчины сказочно красивыми, при том молодыми и холостыми!

Но по слухам, новый владелец был именно таким.

Все предыдущие две недели офис пребывал во взбудораженном состоянии. День Икс — знакомство с новым владельцем, был назначен на понедельник.

Волновались все — от директора до простой уборщицы бабы Светы. Потому что новый владелец пожелал ЛИЧНО руководить процессом.

Я совершенно некстати опоздала в понедельник. Едва переступив порог офиса, услышала шепотки по углам и поняла, что новый босс уже здесь. Я решила пойти проверенным путём — забежала с коробкой конфет к девочкам в бухгалтерию.

— Босс уже здесь?

На меня уставились пять пар сияющих глаз. Приветливых девушек в бухгалтерии было четверо, но на этот раз даже королева бухгалтерии не удержалась от многозначительного, блестящего взгляда в мою сторону.

— Здесь.

— И?

— Ох… — главный бухгалтер, Нина Евгеньевна, красноречиво обмахнулась листом бумаги.

— Понятно. Неужели не врали? Молод, красив и богат?

— ДА! — ответили хором девочки.

— Но хотя бы один изъян у него есть?

— Есть! Говорят, зол, жесток и планирует сокращать штат.

— Монстр, — подвела итог я.

— Он самый. Ой… — запищала бухгалтер-материалист Женечка.

— Он за моей спиной? — спросила я, боясь обернуться и увидеть нового владельца фирмы через стеклянную стену.

— Да. Идёт по коридору, с бумагами.

Я осмелилась совершить подвиг. Я посмотрела назад и едва устояла на ногах, схватившись за стол главного бухгалтера.

По коридору царской походкой главы прайда удалялся… Он! Тот самый женишок из VIP-комнаты. Тот мужчина, которого я успешно оседлала, а потом он не менее успешно… сделал меня счастливой!

Боже! Неужели я буду работать под его начальством!

Спасите-помогите, только бы он не узнал меня! Только бы не узнал…

Мне стало нечем дышать. При дневном свете я поняла, что не ошиблась ночью с оценкой привлекательности мужчины. Новый босс был красив, сексуален, мускулист, умел в постельных утехах. И…

«Вообще-то он кобель!» — напомнила я себе.

— Как зовут? — спросила я.

— Алмазов Руслан Дамирович, — выдохнули девочки из бухгалтерии.

Алмазов, который показал мне небо в алмазах.

Так, эта мысль совершенно некстати. Алмазов… Ну и фамилия! Теперь понятно, откуда пошли слухи про алмазные рудники.

— Женат, да?

— Холост! — возразила Алина, главная помощница Королевы.

— Но невеста, наверное, имеется… — предположила я, будучи уверенной в своей правоте.

— Убеждённый холостяк. Мизогинист!

Похоже, что Алина была осведомлена больше прочих, поэтому за пять минут я выяснила кое-какие подробности жизни Алмазова Руслана Дамировича.

Сплетничая с девочками из бухгалтерии, я оправилась от первичного шока. Вдруг пронесёт?

— Руслан Дамирович хочет познакомиться с сотрудниками. В конференц-зале, через пять минут! — проворковала секретарша, заглянув в кабинет.

Не пронесёт.

Что же делать?!

Пять минут. У меня всего пять минут!..

7. Ева

— Доброе утро! Разрешите представиться. Меня зовут Алмазов Руслан Дамирович…

Голос, усиленный микрофоном, звучал так, словно новый босс говорил мне прямиком в уши. Жаль, из-за очков босса было плохо видно.

В этих очках не было видно вообще ничего. Я неосторожно поставила локоть на край стола, промахнулась и грохнулась на пол.

В зале повисла тишина.

— Простите. Не обращайте внимания. Со мной всё в порядке, — произнесла я, ища чёртовы очки.

Я одолжила их на время. Да где же они? Ага, нашлись. Только разбились. Ну, ничего, и так сойдёт!

Собравшись подняться, я поняла, что напротив меня остановились лакированные мужские туфли. Такие блестящие, что я даже смогла рассмотреть в зауженных носах своё отражение.

Рассмотрев себя хорошенько, я возликовала. Алмазов меня ни за что не узнает!

Во-первых, сейчас я была без чёрного парика. Сейчас я блондинка.

К тому же я собрала локоны в высокий конский хвост, смыла макияж, напялила отвратительные очки на нос.

Сняла туфли, заменив их невзрачными балетками, и замоталась в задрыпанный длинный кардиган, в котором осенью девочки выбегали покурить.

Выглядела я просто отвратительно!

— Вы будете сидеть под столом или всё-таки вылезете? — раздался резкий, сильный голос босса.

— Уже встаю, — натянула очки на нос. — Всё, я туточки! — плюхнулась на кресло и уставилась в свой ежедневник.

— Вы, простите, кто?

Босс опёрся ладонью о стол и навис надо мной словно коршун.

— Свиблова Евангелина Андреевна, финансист-аналитик.

— Финансист-аналитик, значит. Хорошо. Скажите, пожалуйста, Евангелина Андреевна, правило соблюдения офисного дресс-кода на вас не распространяется? — хищным голосом произнёс босс.

— Распространяется. Но я неудачно вылила на себя кофе и не могла предстать… в раздетом виде. И в небрежном виде тоже не могла. Пришлось маскироваться.

— Надеюсь, что завтра вам не придётся маскироваться, — процедил босс и отошёл.

Я выдохнула с облегчением, поняв, что гроза миновала. Совещание продолжилось.

Новый босс не обращал на меня внимания. Надеюсь, что не обращал, я же ничего не видела в очках минус пятнадцать диоптрий!

Когда совещание закончилось, я на выходе из конференц-зала расшибла дверью лоб до крови. Из-за очков я просто не заметила, как открывалась дверь!

— Какое неуклюжее создание, — раздался за моей спиной вздох босса.

Я осторожно взглянула на него, потом подтянула указательным пальцем очки, сползшие на нос. Успела заметить, каким взглядом он скользнул по мне — брезгливым и сожалеющим.

Отлично! Образ неуклюжего заморыша и каракатицы в одном лице — это именно то, что мне надо!

***

Девочки недоумевали, почему я вдруг кардинально решила сменить образ. Шептались по углам, что я совершенно сошла с ума. А некоторые выдвигали версии, что я, наоборот, решила привлечь внимание к своей персоне таким неординарным способом.

Итак, мой образ кардинально изменился.

Я купила очки без диоптрий, но с самой безобразной и массивной оправой. От омерзения передёрнуло даже продавца, готового впихивать всё без разбора.

— Выглядит отвратительно! — честно признался консультант.

— Так это же прекрасно! — обрадовалась я.

Следующим этапом была обувь — туфли с самым массивным каблуком. Подруга называла такие каблуки «говнодавами». Наверное, она была права.

Но я предпочла назвать свои новые туфли ласково — «бабушкины бегунки». В этих туфлях реально можно было прыгать, скакать и даже сдавать норматив по стометровке.

Блузки и юбки я, разумеется, надевала офисного покроя, но обязательно самых неудачных расцветок и на размер или на два больше.

На все вопросы коллег, что со мной приключилось, я отвечала, что у меня появился жутко ревнивый мужчина, запрещающий мне красиво одеваться. Такой ответ немного успокоил любопытных. Но на меня всё равно косились.

Меня мой вид устраивал больше всех! Потому что новый босс не обращал на меня никакого внимания.

Алмазов меня не узнал!

Я поняла это в момент, когда через неделю после его появления в офисе, сидела и тет-а-тет рассказывала ему результаты деятельности за предыдущий квартал.

Не узнал! Сидя почти носом к носу!

Гип-гип-ура!

Я радовалась минут пять или даже больше. От радости даже забыла картинно пищать и намеренно коверкать свой голос.

Но потом на меня накатила апатия. Я пробыла с Алмазовым довольно много времени. Но Руслан не признал во мне соблазнительную красотку, от которой у него сорвало стоп-кран.

Немного жаль, честно говоря…

Босс в мою сторону даже не смотрел, просто принимал отчёты и выслушивал, задавал наводящие вопросы. Ни капли заинтересованности мной, как девушкой.

Я должна радоваться, но вместо этого внезапно чувствую пустоту.

Потому что хоть босс не смотрел в мою сторону, но я смотрел на него. И гораздо чаще, чем следовало бы.

А при взгляде на сильные пальцы в моей голове появлялись отнюдь не безобидные мысли. Жаркие минуты вспоминались до неприличия часто!

Честно говоря, понятия не имею, почему я постоянно думаю о боссе. Ведь он враль и обманывал свою невесту!

Девочки в офисе были убеждены, что невесты у босса нет. Но я своими глазами видела кольцо.

Возможно, Алмазов скрывал от всех свою невесту.

Возможно, после моей выходки с фотографией невесты у босса на самом деле не было.

Но это никак не объясняло причину, по которой Алмазов решил поселиться в моих мыслях. Прочно обосновался и не желал их покидать ни под каким предлогом.

Итак, рабочее место я сохранила путём самой нелепой маскировки. Во избежание проколов я выходила из дома в образе чучела и возвращалась так же.

Я надеялась, что Алмазов быстро передаст управление фирмой в руки прошлого директора, который сейчас стал замом. Но прошло три с половиной недели, а Алмазов и не думал покидать управляющий пост. Поневоле я загрустила — было нелегко изображать каракатицу и постоянно коверкать свой голос.

Ко всему прочему мне было физически сложно смотреть на нового босса и периодически сталкиваться к ним в стенах офиса.

Этот мужчина был невероятно притягателен истинно мужской харизмой. Следил за собой и хорошо одевался.

Куда только подевалась страсть к красному цвету? За всё время я только однажды заметила на нём красный — и то был галстук. Босс надел его именно сегодня.

В моей голове сразу же зародились неприличные мысли о связывании этим галстуком. Я так размечталась, глядя вперёд себя и не видя ничего, что не сразу поняла — перед моим носом щёлкают пальцами.

Теми самыми пальцами, которым Алмазов мог вознести на седьмые небеса блаженства.

— Евангелина Андреевна. Вы с нами или отошли в мир иной? — насмешливо спросил босс.

Я почувствовала себя едва ли не Анастейшей Стил на приёме у мистера Грея. Мгновенно собрала весь свой профессионализм и заявила решительным тоном:

— Да, я с вами. Прекрасно слышу. Просто обдумываю один из текущих показателей.

Чёрт. Голос! Ева, ты забываешь менять голос.

— Хорошо. Все свободны. А вас, Ева, я попрошу остаться.

Неужели Штирлица раскрыли?

8. Руслан

Незадолго до событий предыдущей главы

— Как Эльвира? — спросил я у Рамиля.

— Никак! — вздохнул брат.

Я посмотрел на младшего брата. Рамиль осунулся и выглядел так, словно ему было тридцать пять лет, а не мне.

Хотя, нет, вру! Рамиль выглядел, как будто ему было лет на десять больше, чем мне. На десять тягостных, голодных и унылых лет.

— До сих пор дуется? — удивился я. — Ты же объяснил, что на фотографии был я?

— Объяснил, конечно, и предъявил доказательства, — стукнул себя по груди Рамиль. — Только плевать Эля хотела, что грудь на фото без единого волоска — твоя, а не моя.

Я усмехнулся. Рамиль доказывал свою невиновность, как мог. Брат напирал на явное отсутствие волос на груди, хотя сам Рамиль был волосат, как примат. Увещевал, что во время опубликования поста он был со своей невестой и разминал ей пяточки, напоминал, что говорил о потере телефона, но всё без толку!

Моё мнение таково, что Рамиль просто нашёл себе в невесты редкостную, упрямую и истеричную дуру! Но Эльвира нашла ещё один повод обидеться — Рамиль забыл кольцо. Самое дорогое и ценное свидетельство их отношений. Позволил этому кольцу побывать на пальце другой девушки и запятнать их светлое чувство любви.

Знала бы Эльвира, что кольцо плавало в сперме, а потом путешествовало по кишечнику простой дворняжки, вообще бы упала в обморок!

— Эльвира не хочет меня прощать. А она беременная! Моим ребёнком… Я готов сдохнуть! — выдохнул Рамиль.

— Простит! — отмахнулся я, потягивая спиртное.

— Эльвира, может быть, и простит меня. Рано или поздно. Но ты забываешь о нашем деде.

— Что будет с нашим бабаем, энем? — пошутил я. — Он переживёт нас всех!

— Кажется, ты забываешь о его условии, — напомнил брат.

— Дед пошутил, ты же знаешь! — отмахнулся я.

— Ничего подобного, — с жаром возразил Рамиль. — Он недавно был у нотариуса и консультировался.

— Дед консультируется у нотариуса по любому поводу… — вздохнул я.

Брат утомлял меня своими нудными жалобами. К тому же у меня была тяжёлая рабочая неделя.

Я обнаружил, что нанятый директор фирмы сливал информацию и подставлял сотрудников. Сотрудницу, если быть точным.

Ту самую сотрудницу, что выглядела, как самая неуклюжая и нелепая ошибка природы, нарочито выставляя себя ещё большей дурнушкой. Но она была не глупа, вот в чём загвоздка…

— … ничего не достанется.

— Повтори? — попросил я.

— Рус, ты меня слушаешь или нет? Хватит витать в облаках! — возмутился Рамиль. — Напоминаю условие деда. Ему скоро исполнится семьдесят пять, он собирается оформлять дарственную на своих любимых, родных внуков. Дед объявил об этом ещё пять лет назад! Но при условии, что мы к тому времени устроимся в жизни и обзаведёмся семьями. А мы как были бессемейными и ненадёжными разгильдяями, так ими до сих пор и остались!

— Я принципиальный холостяк, ты же знаешь. С меня спрос невелик! — фыркнул я. — Дед знает, что ты вот-вот женишься на Эльвире. Просто она немного дуется.

— Эльвира не просто дуется! Её родители оскорблены и заявили деду, что ни о какой свадьбе пока речи быть не может. Они уговаривают Эльвиру сделать аборт и найти нормального жениха. Нормального другого мужчину… Другого, представляешь?

— И причём здесь я? — разозлился.

— Да притом, что Эльвира будет дуться ещё месяца три, как минимум! От ребёнка она избавляться не собирается, просто… ну…

— Просто ей нравится измываться над тобой и чувствовать, что ты под каблуком!

— Не затрагивай мои отношения! Просто напоминаю, что дед настроен решительно. Через два месяца он собирается окончательно написать завещание. Если мы к тому времени не решим вопрос, всё перейдёт Бакаеву Ильясу, — поморщился Рамиль. — Наш двоюродный брат не зря активизировался. У него, кстати говоря, жена второго сына родить должна.

— Ильяс деду не родной внук, всего лишь двоюродный! — напомнил я, но призадумался…

Дед был упрямым. Я помню, как он пригрозил, что скорее отдаст всё наследство Ильясу, чем передаст наследство в руки своих родных болванов, не желающих радовать его правнуками!

— Дед настроен решительно. Он и так зол на нас, что мы делаем всё не по-людски!

— Не по традициям?

Я усмехнулся. Семья у нас была смешанная. Дед был разгневан на дочку, вышедшую замуж за русского, с боем заставил её оставить фамилию — Алмазова, и нас с братом записали, как Алмазовых, а не Сидорчук.

С рождением внуков суровое сердце деда немного оттаяло, но потом он принялся за наше воспитание. И тут уже не поздоровилось нам с братом.

Теперь всё внимание деда было сосредоточено на мне и на Рамиле. Дед мечтал, что хотя бы оправдаем его надежды, но…

Мне уже тридцать пять лет. И я скорее сожру свой нос, чем женюсь.

Младший брат мечтает о женитьбе, но невеста оказалась беременной до свадьбы. По мнению деда, это нехорошо. А сейчас Эльвира вообще выкидывает фокусы, один другого прекраснее.

— Вера деда в нас ослабевает. Он опасается, что мы до конца жизни будем позорить фамилию Алмазовых и тратить деньги семьи на развлечения и непутёвых женщин. Поэтому дед вспомнил о своей угрозе и собирается претворить её в жизнь. Понимаешь, к чему я клоню? — спросил Рамиль.

— Разумеется! Ты женишься, — я был спокоен, потому что не видел никаких проблем. — На любой другой девушке, чтобы не упускать наследство.

— Не-е-е-т, Рус. Это ты женишься! — возразил Рамиль. — Я не собираюсь жениться на чужой девушке и хоронить шанс помириться с любимой. Виноват во всём ты? Ты. Вот ты и женишься!

— Да ни за что! — огрызнулся я. — Ты же знаешь, как я отношусь к браку и всему, что с ним связано!

— Твои психологические барьеры и комплексы меня не интересуют! — рыкнул Рамиль и добавил чуть более спокойным тоном. — К тому же, никто не говорит, что нужно жениться по-настоящему. Найди фиктивную невесту, покажи семье! Мы встретим её радушно. Подождём, пока дед перепишет имущество на нас, а потом разводись и ходи в холостяках. Хоть всю оставшуюся жизнь!

— Нет. Пошёл ты к чёрту!

— Я-то пойду, а потом вся наша многочисленная родня сожрёт тебя живьём. Потому что ты старше меня, но до сих пор не женат. Ты не обеспокоился о сохранении наследства в семье и подаёшь мне дурной пример!

— А ты, Рамиль?

— А я в отношениях, просто работаю над ними, — улыбнулся младший брат.

— Вот и предъяви деду свою работу над отношениями.

— Дед, как и ты, уверен, что Эльвира — пустышка! Дед не скрывает своей радости, что у нас не всё гладко. Вся надежда только на тебя, Рус.

— Не вздумай перекладывать на меня всю ответственность! — возмутился я.

— Ты виноват! — с напором ответил Рамиль. — Если по твоей вине семья лишится денег, я тоже долго не протяну. Знаешь, почему? Потому что Эльвире не нужен нищеброд. У неё состоятельные родители, желающие видеть мужем единственной дочери достойного и обеспеченного мужчину из хорошей семьи. Меня, нищего, лишённого наследства, не подпустят к Эле даже на километр! И если всё пойдёт именно так, мне останется только одно. Повеситься.

— Вот это ты завернул! — возмутился я. — Ты всё повесил на меня. Я не хочу жениться! И не буду!

— Как знаешь, — вздохнул младший брат и многозначительно добавил. — Верёвку я, кстати говоря, уже присмотрел…

Рамиль оставил меня одного.

Я выругался. Не хотел брать слова брата в расчёт, но потом вспомнил, как он дерьмово выглядел из-за переживаний. Он чокнутый и вполне может сотворить с собой что-то. К тому же живёт на пассивный доход — дедушкины подачки.

Если дед отвернёт свой гордый нос от нашей семьи в пользу двоюродного брата, то…

Чёрт побери!

Неужели мне придётся жениться?

Причём, не только жениться, но и показать невесту семье, чтобы никто ничего не заподозрил. Кроме брата, разумеется.

Рамиль-то знает, что на эту жертву я пойду только ради него.

Жениться? Предположим, что я уже женат…

Я женат. Тьфу! Даже звучит противно!

Но придётся. Так пусть это будет самый, что ни на есть, фиктивный брак. Осталось только найти «невесту»…

Это непростая задача. Нужно найти девушку, чтобы не посмела захотеть большего, отыграла, как надо, и послушно делала всё, что я ей прикажу!

Да где я такую найду? Не рабыню же покупать, на самом деле!

Мои требования были такими, как будто я искал идеальную подневольную сотрудницу, а не невесту.

— Гав-гав-гав… — подал голос Саурон, вылезший после ухода Рамиля.

Сотрудница? А что, неплохая идея!

Кажется, есть у меня одна сотрудница на примете. Вроде неглупая, но со странностями. Нужно только кое-что проверить!..

__________

Энем — обращение к младшему брата

Бабай — дедушка

9. Ева

— Хорошо. Все свободны. А вас, Ева, я попрошу остаться.

Неужели Штирлица раскрыли?

Я замерла на месте, едва дыша, и проводила коллег жалкой улыбкой. Под пристальным взглядом босса я чувствовала себя крайне неуютно. Посмотрела на часы — до конца рабочего дня оставалось десять минут.

Шаги последнего ушедшего смолкли. Босс поднялся, неторопливо прошёл до двери и… закрыл её на замок.

Изнутри.

Внутри меня все похолодело от страха. Я вцепилась пальцами в подлокотник.

— Первое, Ева. Этот разговор останется между нами.

— Да-да, конечно, — согласилась я.

Почувствовав, как кресло резко отодвинулось назад, я взвизгнула. Босс лёгким толчком руки заставил кресло прокрутиться пару раз. Сам задумчиво наблюдал за мной.

— Я не выношу карусели. Меня сейчас стошнит! — соврала я.

Босс остановил движение кресла.

— Итак, Ева. Я наблюдал за вами почти целый месяц…

Ох, кажется, палёным запахло. Это прогорала моя легенда!

Но Алмазов неожиданно повёл разговор в другое русло. Всунул мне в руки лист с датами, названиями фирм и суммами.

— Понимаете, что это?

Я быстро пробежалась по листку взглядом. Заныло где-то под ложечкой. Так и знала, что это вылезет мне боком. Я сложила лист бумаги и честно призналась:

— Конечно, знаю. Это сделки, завершённые в период, когда директор внезапно слёг в больницу с отравлением, а его заместитель был в отпуске. Право подписывать документы переложили на меня.

— Именно! — щёлкнула пальцами босс. — А сделки оказались все, как назло, не очень удачными. А ещё конкурирующая фирма каким-то образом узнала о наших поставщиках и смогла договориться с ними на более выгодных условиях. И всё это в период вашего подписания всех важных документов.

Я сглотнула. Не хотела подписываться на это, но директор заверил меня, что ничего не произойдёт, а потом намекнул на возможность немедленного увольнения в случае отказа.

Пришлось рассказать Алмазову, как обстояло дело. Я надеялась, Алмазов примет во внимание, что всё происходило до его появления на фирме.

Каким-то чудом я надеялась на честность и человечность Алмазова. Глупо было надеяться на честность человека, изменяющего своей невесте, но ничего другого не оставалось.

— Возможно, дело так и обстоит!

— Вы мне не верите?

— От испуга и голос нормальный прорезался, да, Ева? — усмехнулся босс.

Чёрт!

— Ладно. Не буду долго ходить вокруг да около, — босс присел на стол, свесив одну ногу. — Дело серьёзное. По правде говоря, я решил уволить нынешнего директора. Петраков отрабатывает последний месяц, но об этом известно только мне, ему, теперь и вам… Но я могу его и не увольнять. Могу поднять вот это, развести шумиху, намекнуть, что всего лишь нужно убрать лишнего человека. И им окажетесь вы, Ева!

— Но это же подлог!

— Петраков будет благодарен мне за представленную возможность выслужиться. И найдёт огромное количество доказательств, что именно вы сливали всю информацию. За инсайдерство можно и осудить, Ева Андреевна!

Я вцепилась пальцами за край юбки, едва дыша.

— Понимаете всю серьёзность ситуации, Ева Андреевна? — насмешливо спросил босс. — Я могу поступить так или иначе. Или-или, Ева.

Я выдохнула, но тут же насторожилась:

— Это похоже на шантаж.

— Сообразительная, это большой плюс.

Я собралась с духом и спросила прямо:

— Что вам нужно от меня?

Алмазов улыбнулся, уселся в своё роскошное кресло и подманил меня к себе пальцем, заявив скучающим тоном:

— Покажите мне своё бельё. Для начала…

Я встала, но услышав слова босса, тут же рухнула обратно в кресло.

— Что?

— Я закрыл дверь. В кабинет никто не войдёт. А мне очень нужно посмотреть на ваше бельё. Или можете сейчас начинать сушить сухари и изучать законы тюремной жизни! — жёстким тоном заявил Алмазов.

Я подошла к креслу боссу на негнущихся ногах. В горле пересохло. Но где-то внизу живота усердно билось предвкушение. Неправильное и такое постыдное, что хоть убегай на край света.

— Скорее. Ева. У меня не так много времени, — поторопил меня босс.

Я расстегнула блузку. Медленно. Одну пуговицу за другой. Дежа-вю. Я уже раздевалась перед боссом, но тогда была заведена и выкладывалась по полной программе.

Сейчас я раздевалась механически. Расстегнула блузку и застыла, как каменный истукан.

Алмазов встал и подошёл, провёл пальцем по тончайшему кружеву бюстгальтеру.

— Я не ошибся в своих предположениях. Но это всего лишь крохотная часть.

Я возмущённо посмотрела на босса.

— Хочу увидеть трусики. Немедленно!

Резким движением я дёрнула замок молнии вниз и позволила юбке скользнуть вниз.

— Да! — воскликнул Алмазов и обрадованно потёр ладони.

— Вы извращенец? Или трусики давно не видели? — не выдержала я. — Чему вы так радуетесь?!

— Бельё высший класс. И чулки, ммм… Теперь повернитесь ко мне попкой!

Скрипнув зубами от досады, я исполнила приказ.

Мысленно я взмолилась всем известным богам, чтобы босс не узнал меня с тыла. Хотя у меня нет приметных татуировок — и на этом хорошо!

— Приподнимитесь на носочки. У вас не туфли, а бабушкины шлёпки.

— Знаете, это уже слишком! — возмутилась я.

Быстро обернулась и натянула юбку.

— Вуайерист!

— Обойдёмся без оскорблений, Ева. Кстати, я не отдавал приказа одеваться. Но всё, что меня интересовало, я уже увидел, так что одевайтесь!

Босс с самым равнодушным видом подошёл к окну и уставился на вид города. Я торопливо оделась и спросила нервным голосом:

— Что это было? Смотрины окончены?

— Окончены.

Алмазов сел в кресло и решительно посмотрел на меня.

— Я не ошибся в своих предположениях на ваш счёт. Всего лишь нужно было получить подтверждение.

— То есть?

— Хочешь узнать женщину, взгляни на её бельё! — самодовольным тоном произнёс босс.

— Вы всех женщин просить показать трусики?

— Нет, обычно даже просить не приходится, сами снимают! — невозмутимо отозвался начальник, красноречиво взглянув на меня. — Теперь объясните, зачем вам этот цирк с переодеванием и очками… без диоптрий!

Босс ловким движением сдёрнул с моего носа очки.

— Распустите волосы, Ева.

Я стянула резинку с хвоста, распушила волосы. Алмазов довольно улыбнулся.

— Отлично! То, что надо. Мне подходит!

— Подходит для чего?

— Вы будете изображать мою невесту!

— Ха-ха-ха! Ха!

— На вашем месте я бы не смеялся, а уточнял детали и приступал!

— Что, вот так сразу, и приступать? Бред! — я вскочила.

— Си-деть, Свиблова! — приказал Алмазов. — Если вы помните, в моих руках ключ от вашей свободы. Или как минимум, от счёта в банке.

— У меня нет сбережений.

— Но квартира есть. Я вас засажу за решётку или, как минимум, засужу и заставлю выплачивать компенсацию, если вы не пойдёте мне навстречу, — заявил босс.

10. Ева

— Почему именно я? — с отчаянием в голосе спросила я. — Попросите свою девушку вам помочь!

— У меня нет девушки!

— Наймите актрису!

— Чтобы она меня потом шантажировала?

— Заплатите за фиктивный брак…

— Я не могу довериться незнакомым людям, — парировал босс.

— Меня вы, между прочим, тоже не знаете!

— Я бы не был так уверен! — босс потянулся в ящик стола и достал тоненькую папочку, постучал по ней пальцем. — Вот тут есть сведения о вас, Ева!

Я ахнула от изумления.

— Неужели за мной следили? Вы наняли частного детектива? Но зачем?!

— Не нанимал, но через некоторых людей узнал всё, что меня интересовало! Детей нет, не замужем, родители в разводе и живут в разных странах. Жениха и парня тоже нет. Хотя недавно имелся мужчина…

— Вы закончили? — холодным тоном поинтересовалась я.

— Почти. Я сделал выводы, что ваш маскарад с переодеванием и слухами, якобы из-за ревнивого мужчины, это полная ерунда, — заявил босс и спросил. — Почему вы изображаете из себя уродливое и неуклюжее создание?

— Это важно?

— Конечно! Мне интересны мотивы. Я жду…

Алмазов требовательно посмотрел на меня.

Судя по всему, босс не узнал во мне стриптизёршу из клуба. Значит, нужно что-то придумать.

Боженька, помоги мне соврать. Да так, чтобы было правдоподобно!

— Это из-за вас! — выпалила я.

— Из-за меня?

— Да! При вашем появлении по офису прошёлся слушок, что вы собираетесь сокращать штат. И к тому же мизогинист. Финансовый аналитик — должность, востребованная не на всех предприятиях. Я опасалась, что попаду в список под сокращение.

— И как ваш маскарад должен был помочь? — недоумевал босс, даже лоб наморщил от мыслительного усердия.

— Я планировала показать себя как профессионал! — вдохновлённо соврала я. — Я не хотела, чтобы вы видели во мне женщину!

— Мда-а-а, Свиблова. Под этими жуткими тряпками сложно разглядеть женщину. А голос! Боже, как противно было слушать этот мышиный писк! — скривился начальник. — Но всё-таки вы прокалывались на мелочах, забывались и, честно признаться, переигрывали. Теперь…

Я поневоле двинулась вперёд, чтобы выслушать босса.

— Теперь я уверен, что мы сработаемся. Будете изображать мою невесту!

— Уверены, что я справлюсь?

— Говорю же, я за вами наблюдал, — терпеливо объяснил босс. — Неглупая, способная анализировать и подстраиваться к ситуации. Изображала из себя уродину почти целый месяц! Значит, склонна к актёрскому мастерству. Конечно, требуется рука, направляющая и исправляющая ошибки поведения. Но этим я займусь сам!

— Почему вы…

Босс не дал мне договорить:

— Мне нужна невеста. Срочно. Причём такая, чтобы я мог объяснить своей семье, почему я скрывал её до определённого момента. Кстати, вам надо будет подумать над легендой наших отношений!

— Мне? — удивилась я. — Вообще-то я ни на что не соглашалась! Вдруг у меня есть парень?

— Нет никакого парня! Иначе бы вы не показывали трусики, — ухмыльнулся босс. — К тому же мой человек проверил наличие парня.

— Неужели у вас нет девушки, способной изобразить вашу невесту? — недоверчиво спросила я. — На крайний случай, наняли бы профессиональную актрису!

— Ева, вы меня слушаете или нет? Я же говорил, что не могу довериться абсолютно незнакомому человеку, — раздражённо повторил Алмазов. — На кону стоит слишком многое. К тому же вы, Ева, забываете о своих провинностях перед компанией! — напомнил босс с довольной ухмылкой.

«Алмазов — редкостный гад!» — подумала я.

«Но красивый…» — шепнул внутренний голос.

«И что с того? Всё равно гад!» — возмутилась я мысленно и подвела итог вслух:

— Попросту говоря, вам нужна одинокая и не проблемная девушка без кучи родственников? Девушка, которая сыграет роль и будет держать рот на замке?

— Именно так!

— Кажется, я забыла упомянуть про ваш гнусный шантаж.

— Это не шантаж, а гарантии! — ухмыльнулся Алмазов. — Гарантии того, что вы, Ева, будете стараться и не проболтаетесь о фиктивности наших отношений.

Я молчала.

Алмазов не человек, а хищник! Он просто загнал меня в угол! Не оставил ни малейшего выбора.

— Улыбнитесь, Ева. Сейчас я подслащу горькую пилюлю, — подмигнул босс. — В случае отличного исполнения услуг, вы получите солидную компенсацию. Вот такую…

Босс черканул на листке бумаги цифру и показал её мне. Я взглянула на количество нулей, задержала дыхание и с любовью посмотрела на босса.

Мне даже притворяться не пришлось.

Алмазов был привлекательным мужчиной. И к моему огромному стыду, сожалению и несчастью, босс мне сильно нравился. Поэтому сейчас я могла не скрывать своей симпатии, делая вид, будто уже репетирую игру в отношения.

— Когда приступаем, любимый?

Босс обрадовался. Сверкнул зелёными глазами и заразительно улыбнулся.

Я едва не растаяла, но тут же напомнила себе, что вообще-то меня склонили к сотрудничеству путём шантажа.

И нет никакой гарантии, что меня потом не выгонят с работы, чтобы не болтала лишнего.

— Руслан Дамирович, мне нужен договор!

— Какой договор? — нахмурился начальник.

— Самый обыкновенный договор. У вас на руках есть гарантии, которыми вы меня шантажируете. В то время как я совершенно беззащитна перед вашим произволом.

— О-о-о-у, — многозначительно протянул босс, облизнув губы. — Беззащитна перед моим произволом? Звучит заманчиво, Ева!

— Не отвлекайтесь, пожалуйста, — нахмурилась я, пытаясь игнорировать мгновенно вспыхнувшее возбуждение. — Я предлагаю вам составить договор. Об этом договоре будет известно только нам двоим.

— С одной стороны, я рад, что не ошибся насчёт вас, Ева. С другой стороны, опасаюсь, как бы вы не откусили слишком много. Зубастенькая, акулёнок?

— Руслан Дамирович! Давайте говорить серьёзно! — попросила я. — Я настаиваю на договоре. Или вы опасаетесь? Если вы не нарушите условия договора, я никому его не покажу. Мне это невыгодно. Правда о том, как и почему начались наши «идеальные отношения», — махнула кавычки в воздухе пальцами, — останется за семью печатями.

— И что вы хотите включить в договор?

— Ничего кроме того, о чём мы уже говорили. Просто мне тоже нужны гарантии. Как бизнесмен, думаю, вы меня понимаете.

Алмазов некоторое время вертел между пальцев дорогую ручку, в упор разглядывая меня, но потом расслабленно кивнул и сказал:

— Согласен, Ева! Но мы включим в договор не только ваши условия, но и мои тоже.

— Надеюсь, это будут не кабальные условия, — пробормотала я.

— Нет, что вы! Я тоже беспокоюсь о своей безопасности. В конце концов, вам, Ева, откроются двери в мою личную жизнь и жизнь моей семьи.

Я кивнула, соглашаясь со словами босса. В принципе, разумные требования.

— Начнём составлять договор прямо сейчас? — поинтересовалась я.

— Чем быстрее начнём, тем лучше, — согласился босс.

Но потом его желудок издал протестующий звук.

— Составление договора и обсуждение всех его пунктов может затянуться, — нахмурился Алмазов. — Предлагаю сначала поужинать.

Я не стала отказываться от приглашения.

— Только, умоляю, Ева… Не в этом позорном одеянии. Пожалуйста!

— Я могу одеваться прилично! — вздёрнула нос повыше. — Но вам придётся сначала завезти меня домой.

— Замётано!

Босс лёгкой пружинистой походкой прошёл до двери, смерил меня ироничным взглядом и скомандовал.

— Поднимайтесь, Ева. И возьмите мой лэптоп.

— Зачем?

— Договор будем писать от руки? Кровью? — хохотнул Алмазов.

Мне пришлось взять со стола Алмазова лэптоп и отправиться вслед за боссом.

11. Ева

Сначала босс отвёз меня домой. Я переоделась в платье малахитового цвета и немного подкрасила глаза, мазнула по губам нежно-розовой помадой.

Хотелось привести волосы в порядок, но пришлось довольствоваться простой расчёской. Испытывать терпение босса не хотелось. Я молниеносно спустилась и подошла к внедорожнику.

— Можем ехать!

Я села на переднее сиденье автомобиля. Алмазов смерил меня пристальным взглядом, от которого сердце начало биться вдвое быстрее.

— В чём дело? — спросила я, начав нервничать.

Провела ладонью по волосам, поправила подол платья, взглянула в зеркальце — кажется, всё в полном порядке. Только босс наградил меня таким тягучим, тяжёлым взглядом, что стало не по себе.

— Ничего, — словно очнувшись, ответил босс. — Гадаю, как тебе пришло в голову изображать из себя огородное пугало.

От меня не ускользнул быстрый переход на «ты». Алмазов верно понял моё недоумение, пояснив:

— Нам нужно сократить дистанцию. Нужно научиться этому как можно быстрее.

Я подавила смешок, отвернувшись в окно. Алмазов, миленький, меньше месяца назад между нами не было никакой дистанции вообще!

Меньше месяца назад…

Меньше месяца!

Чёрт! У меня месячные должны были начаться неделю назад.

— О боже. Боже, только не это! — прошептала я.

— Ева? Что случилось?

— Ничего, Руслан Дамирович. Я просто не хочу оказаться в нелепой ситуации, обманутой… — пробормотала я. — Включите кондиционер. Меня внезапно в жар бросило!

— Пожалуйста, — пожал плечами босс и исполнил мою просьбу.

Через несколько минут кожа покрылась мурашками от холода. Но я чувствовала себя так, словно меня жарили в кипящей лаве сомнений.

Первый раз секс был в презервативе.

Второй раз секс был без защиты.

Босс успел выйти и выплеснуться на меня. Не в меня!

Но потом я вспомнила, что босс выстрелил семенем лишь немногим выше сокровенного местечка, а потом мы оба уснули. Неужели его проворные головастики смогли проникнуть туда, куда надо, и прижились во мне?

Боженька, пожалуйста, пусть я буду не беременной! Я не готова стать мамой. Надо срочно купить тест на беременность. Срочно!

— Приехали!

Босс открыл дверь и галантно предложил мне руку. Потом приобнял меня со спины и опустил руку на талию.

— Репетируем.

— Да-да, конечно, Руслан Дамирович.

Босс резко остановился и развернул меня к себе лицом. Обхватил пальцами за подбородок и заглянул мне в глаза:

— Во-первых, обращайся ко мне на «ты». Во-вторых, называй меня просто Руслан, Рус или придумай нежное прозвище. Ты способна быть нежной, акулёнок?

— Могу, конечно, — прошептала я.

— Покажи, — потребовал босс.

— Сейчас? — я нервно оглянулась.

На парковке перед зданием итальянского ресторана было довольно много машин и сновали люди.

— Да, прямо сейчас.

Мне нужно изобразить нежность и влюблённость. Внезапно я оробела. Чёрт побери, в клубе было так легко пойти с ним на контакт. Я была на кураже.

Заводной танец, азарт и злость на бывшего сделали своё дело.

Но сейчас мне нужно было выдать другую эмоцию. А я словно забыла, на каком языке говорят влюблённые.

Пыталась отыскать в себе ту правильную точку, с которой легко и просто начать, чтобы не сбиться с пути. Искала — и не находила.

— Ну же! — зелёные глаза босса искрились от нетерпения.

Я нерешительно положила ладони на его грудь, млея от твёрдости мускулов под тканью дорогой рубашки. Закрыла глаза и медленно скользнула ладонями под пиджак.

Прижалась лицом к покатому плечу и вдохнула пряный, мужской запах с ароматом дорогого парфюма.

Провела губами над воротом его рубашки, проваливаясь в идиллическую картинку нашей влюблённости. Одной на двоих — томной, красивой и фальшивой.

— Рус… — я пробовала его имя на вкус. Тихим выдохом, едва слышным шёпотом.

В ответ мужчина не сказал ни слова. Но он задержал дыхание. Грохотало только его сердце. Ритм мужского сердцебиения заставлял меня сбиваться с привычного ритма дыхания и подстраиваться под него.

— Хорошо, — севшим голосом ответил босс, стиснув ладони на моей талии крепче. — Это было убедительно. Наверное…

Я словно очнулась ото сна и сердито взглянула на мужчину.

— Между прочим, вы тоже могли бы постараться подыграть!

— Ты опять? — нахмурился босс.

Я не сразу поняла, что он имел в виду. Только успела разглядеть, как зелёные глаза стремительно изменили выражение. Потемнели и загорелись опасным огнём.

Алмазов поднял руку и провёл тыльной стороной ладони по моей щеке. Потом внезапно его рука скользнула на затылок, и пальцы зарылись в волосы. Босс резко сжал пальцы и оттянул мою голову назад.

— Что?..

Договорить я не успела. Алмазов накрыл мои губы своими губами. Второй рукой босс усилил захват на талии и сильнее притиснул меня к мужскому телу.

Я автоматически вцепилась в рубашку босса, чтобы удержаться. Ноги внезапно ослабели.

Это не первый наш поцелуй.

Но боссу об этом не было известно. Поэтому он вёл себя так, словно впервые пробовал меня на вкус. Подступал осторожно, как хищник, к ничего неподозревающей, трепетной лани. Резкий бросок — и он уже смаковал добычу, исследуя твёрдыми, решительными губами.

Никаких проникновений языком. Но клянусь, что даже его губы и мягкие, осторожные прикосновения с лёгкими покусываниями возымели волшебный эффект.

Я ощутила его притаившийся напор и зрелую страсть каждой клеточкой своего тела.

Поцелуй был не разнузданным, но от этого не стал менее волнующим.

Поэтому когда босс отстранился от меня, я смущённо дотронулась до своих губ подрагивающими пальцами.

— Постарайся в следующий раз изобразить нечто похожее на то, что я продемонстрировал тебе, — попросил босс и погладил меня по спине, провёл кончиками пальцев по позвоночнику. Я затрепетала от ласкового прикосновения.

— Да, — прошептала я, не в силах оторвать ладони от мужской груди, невероятно горячей.

— Может быть, мы сначала поужинаем, акулёнок? — усмехнулся босс, послав мне улыбку, полную осознания собственной неотразимости.

Вот спасибо, Алмазов. Вернул меня с небес на землю!

— Поужинаем!

«И про договор не стоит забывать!» — напомнила я себе, ставя важные пометки:

Беременность — разобраться.

Договор — проследить, чтобы был составлен верно.

И, чёрт побери, почему босс называет меня акулёнком?

12. Ева

За ужином я не стала жеманничать. Я была голодна, а еда была вкусной. Босс, глядя, как я уминаю стейк, улыбнулся:

— У тебя хороший аппетит. Деду должно понравиться.

— Деду? — переспросила я. — Какому деду?

— Моему деду. Собственно говоря, ради него всё и затевается.

— Объясни подробнее, Рус… лан, будь так добр.

— Можешь называть меня просто Рус, если так удобнее.

Начальник отёр губы салфеткой и сложил руки замком:

— Видишь ли, дорогая Ева, на кону стоит ни много ни мало — жизнь моего младшего брата и хороший куш в виде наследства.

— Как это? — искренне удивилась я.

— Мой дед искренне считает, что к тридцати годам мужчина уже должен иметь семью. Ни я, ни мой брат пока не можем этим похвастаться. Дед ещё пять лет назад заявил, что если мы к определённому моменту не обзаведёмся жёнами и семьями, он лишит нас наследства и перепишет всё на двоюродного брата.

— И как это связано с жизнью твоего младшего брата? Почему один из вас до сих пор не женился? — увлеклась я историей босса.

— Потому что я — убеждённый холостяк. Я не только против браков, — холодно ответил Руслан. — Я против всяких отношений!

Ой…

Я внезапно проглотила большой кусок стейка и едва не поперхнулась. Внимательно посмотрела на босса. Его глаза были холодными, как глыбы космического льда.

И от вот этого мужчины я, предположительно, беременна?

Босс подлил мне вина. Я улыбнулась и поблагодарила, но пить не стала. Вдруг я всё-таки беременна? Не то чтобы я планировала стать мамочкой так рано, но во мне внезапно проснулся инстинкт сохранения малыша, пусть даже крохотного!

— Значит, убеждённый холостяк. Понятно. А ваш…

— Твой! — поправил меня босс. — Запоминай. Или…

Руслан наклонил голову набок и усмехнулся:

— Или за каждый огрех я буду штрафовать тебя. Вычитывать часть гонорара из твоего вознаграждения…

— Что с твоим братом, Рус? — как можно ласковее спросила я и даже накрыла руку босса своей.

— Умничка, Ева! — причмокнул губами Алмазов. — Мой брат — идиот.

— Мне тоже можно будет называть его именно так? — рассмеялась я.

— Притормози, акулёнок, у тебя чересчур большие аппетиты! — рыкнул босс.

— Кстати, почему я акулёнок?

— Вернёмся к моему брату, — проигнорировал мой вопрос Руслан, но руки не отнял.

Наоборот, повернул мою ладонь кверху и начал рисовать замысловатые фигуры пальцами.

— Мой младший брат влюблён в свою невесту без памяти. Сейчас у них разлад. А времени в обрез. Через два месяца дед собирается переписывать имущество…

— Два месяца? То есть я буду твоей невестой так долго? — ужаснулась я.

— Возможно, чуть больше. И возможно, не только невестой, — невесело усмехнулся босс и поморщился, будто съел что-то невкусное.

Я хотела отнять руку, но Руслан не позволил.

— Времени в обрез. Я должен представить свою невесту семье и показать, что у меня самые серьёзные намерения.

— Почему ты не обеспокоился этим раньше?

Босс нахмурился:

— Да кто же знал, что Эльвира, невеста брата, начнёт истерить и упрямиться перед самой свадьбой? То есть я, конечно, знал, что брат нашёл невесту себе под стать, но не думал, что всё так осложнится!

— Вы с братом оба должны быть женаты? — уточнила я.

— Нет. Деду достаточно видеть женатым и семейным одного из нас. Именно поэтому я не думал даже о фиктивном браке! Вообще не думал…

— Предполагал, что брат выполнит свою миссию?

— Да. Именно так. Собственно говоря, я до сих пор надеюсь, что Рамиль помирится со своей невестой и поженится как можно быстрее!

— Понятно. Я — запасной вариант?

— Да, Ева. Ты — мой аварийный парашют, который сработает только в экстренном случае.

— Если через два месяца твой брат не женится, это сделаешь ты?

— Надеюсь, что до этого не дойдёт! — мрачно заявил босс.

— Я тоже на это надеюсь. Потому что мы договаривались только о том, что я буду изображать из себя невесту. Невесту, а не жену! — подчеркнула я. — А вот жена… Жена — это уже совсем другое дело. Наверняка придётся носить фамилию мужа и развод будет возможен, только когда утрясутся все вопросы с наследованием, да? Тяжело, — вздохнула я, многозначительно посмотрев на босса. — Тяжело и долго!

— Я понимаю, к чему ты клонишь. Хочешь поторговаться!

Руслан сложил руки под грудью и смерил меня насмешливым взглядом.

— И ты ещё спрашиваешь, почему я называю тебя акулёнком?

***

После ужина я почувствовала себя невероятно хорошо. Даже идти никуда не хотелось. Думать — тем более.

Я бы сидела за одним столом с боссом ещё очень и очень долго, обмениваясь шуточками. С Русланом, на удивление, быстро получилось найти общий язык. Я даже немного расслабилась. Но всё равно удивлялась переменам в поведении начальника.

Он открывался для меня с новой стороны.

Сначала я узнала Руслана в роли коварного соблазнителя и любителя порочных удовольствий. Потом он предстал передо мной в образе строгого и жёсткого начальника — настоящий ледяной айсберг!

Теперь я видела в нём обворожительного собеседника, с которым было приятно проводить время.

Ответив на очередную улыбку босса, я поняла, что чересчур часто улыбаюсь и едва ли не кокетничаю с ним. Так, пора возвращаться в реальный мир!

— Нам ещё нужно составить договор, — напомнила я.

— Вот! — воздел палец кверху Руслан. — Запомни, как ты вела себя ровно до этого момента и при моих родственниках будь такой же. Понятно?

— Разумеется, — пожала плечами я.

Босс прочистил горло, попросил официанта убрать лишнее со стола и хлопнул по дивану рядом с собой.

— Иди ко мне, акулёнок, проверим твою деловую хватку!

Я закатила глаза, но всё же исполнила просьбу босса. Как-никак, он был способен уволить меня. Приходится подчиняться.

Разумеется, я села рядом с начальником и постаралась не отвлекаться на мысли о его сильных запястьях и смуглой коже с тёмными волосками, прячущимися под рубашкой.

— Приступим!

— Отлично, — сказала я и решила сначала узнать, какие обязанности возложит на меня босс. — Обсудим обязательства? Для начала, твои.

— Разумеется, ты должна будешь держать язык за зубами. Это первое. Я не позволю тебе слиться на половине пути и отказаться. Это второе. Договор будет считаться исполненным только после того, как дед перепишет на нас с братом имущество. Это третье.

— Так. Стоп! Вот именно здесь мы и остановимся! — решительно заявила я.

— Не понял. Ты с чем-то не согласна?

— Разумеется! Я несогласна с третьим пунктом. Я могу выполнить все свои обязанности, могу стать самой лучшей в мире невестой, могу выложиться на сто процентов и изобразить пылкие чувства. Если потребует ситуация, я даже готова терпеть твою фамилию некоторое время! Но если ты или твой брат провинитесь перед дедушкой… Или дедушка просто передумает, решив переписать имущество на кого-то другого? Представь, что я старалась, а всё пошло не по твоему сценарию! И что тогда? Уволишь меня просто для того, чтобы сорвать на мне злость от неудавшейся авантюры? — резонно спросила и перевела дыхание. — Нет, милый. Не пойдёт! Третий пункт должен быть сформулирован иначе.

Руслан выслушал меня, потом погладил по щеке и склонился к моему уху:

— Акулёнок растёт очень быстро. Скоро ты превратишься в тупорылую акулу, её ещё называют…

Что?! В кого-в кого я превращусь? В тупорылую акулу? Это он обо мне?

Я ахнула от возмущения и со всей злости хлопнула босса ладонью по щеке! Потом схватила салфетку, скомкала и швырнула её в лицо начальнику.

— Вот тебе! Хам! Интриган! Ищи себе другую невесту! Да я лучше буду на зоне…

От возмущения я забыла все слова, но потом вспомнила блатной жаргон, почерпнутый из отечественных сериалов.

— Лучше на зоне чалиться, чем об тебя мараться! — выпалила я и понеслась на выход, поймав несколько удивлённых взглядов.

Я выбежала из ресторана.

Хам. Какой же Руслан — хам! Не думала, что за обольстительной внешностью скрывается такой грубиян, наглец, циник и авантюрист!

— Ева! — донёсся мне в спину крик босса.

Ну уж нет, Алмазов. Ищи другую дурочку! Я увидела, как из припаркованного такси вылезла женщина, и сразу же нырнула на заднее сиденье.

— Такси! Срочно! — взмолилась я. — Вопрос жизни и смерти!

В последний момент по стеклу хлопнула ладонь босса. Но беспомощно скользнула вниз, потому что машина отъехала.

Я оглянулась. Босс запустил руку в роскошную шевелюру, растерянно глядя вслед отъезжающему такси. Губы Руслана шевелились. Наверное, он продолжал меня материть и проклинать.

Я, знаешь ли, Алмазов, тебя тоже ни капельки не обожаю! Хам!

Я махнула ему средним пальцем, но не была уверена, что он успел разглядеть неприличный жест.

13. Ева

Когда я ехала в такси, когда я стояла в аптеке, когда я поднималась в свою квартиру, мой телефон трезвонил без перерыва. Мне звонил босс.

Упорства Алмазову было не занимать.

— Отправляйся к чёрту! — выругалась я.

Поставила телефон на беззвучный режим и отвернулась от него, чтобы не соблазнял даже видом дисплея с мигающей надписью «Босс».

У меня были дела поважнее.

Я купила в аптеке тест на беременность, который можно было делать в любое время суток. Для большей уверенности взяла несколько тестов, собираясь проверить точность результатов ещё и утром.

— Три… Два… Один… Старт! — скомандовала в полголоса и посмотрела на тест.

Две полоски!

Две!

Две полоски точно означают беременность? Может быть, это тест наоборот, мол, две полоски — выдохни, беременность обошла тебя стороной?

Прочитала инструкцию ещё раз.

А-а-а-а! Ничего подобного.

Я беременна!

Боженька, за что ты так меня не любишь?! Я стану мамочкой малыша, отец которого — потаскун, враль, авантюрист и хам!

— Малыш, я буду молиться, чтобы ты пошёл в мамочку, — всхлипнула я и уронила голову на руки.

Вот только оказаться беременной мне не хватало для полного счастья!

Я посчитала — срок совсем крошечный.

Телефон продолжать подмигивать — звонил папаша моего будущего ребёнка. Не хочу с ним разговаривать!

Так, нервничать беременным нельзя.

Я залезла в душ. Умывалась нарочно долго и с удовольствием, потом переоделась в любимое домашнее платье и только после этого полезла в интернет, чтобы почитать о беременности.

Такое со мной случается впервые за двадцать пять лет жизни. И я ничегошеньки не знаю о беременности, абортах и родах. Мысль об аборте промелькнула в моей голове. Но едва я прочла пару статей, как сразу отмела в сторону мысль об убийстве крохи.

Мне придётся нелегко, хотя…

Ха! Беременных увольнять нельзя!

Так что выкуси, Алмазов Руслан Дамирович!

Я схожу в женскую консультацию, возьму справку о беременности и помашу ею перед высокомерным лицом хамоватого босса. Трудовой кодекс и защиту прав трудящихся ещё никто не отменял!

Настроение у меня значительно улучшилось.

Я была настроена воинственно и решила не давать спуску хаму. Отныне нас связывают только рабочие отношения. Я категорически отказываюсь принимать участия в авантюрах босса и ни за что не признаю его отцом ребёнка!

Но телефон продолжал издавать звуки. Теперь модный гаджет издал короткую вибрацию и замер.

Босс прислал мне сообщение.

Я колебалась — удалить или просто не открывать, но потом решила прочитать.

Руслан:  «Ева. Твой побег был скоропалительным и ошибочным!»

Ошибочным? Да ничего подобного! Уйти — это лучший вариант из того, как я могла поступить в подобной ситуации.

Следом босс прислал мне голосовое сообщение. Слушать низкий, сексуальный голос хама мне не хотелось.

Я до сих пор была обижена из-за оскорбления. Но я работаю на фирме, которая принадлежит Алмазову. Бегать от него не получится.

Поставила сообщение на воспроизведение.

Руслан: «Я признаю, что подобрал не самые правильные слова…»

Что? Наглец! Интересно, как на самом деле он планировал меня обозвать? Чем-нибудь похуже?

Руслан: «Ева, это просто совпадение и моя невнимательность. Я не хотел тебя обидеть. Говоря, про тупорылую акулу я на самом деле имел в виду разновидность акулы. Тупорылая акула — это её всего лишь название вида акулы. Кстати, её ещё называют бычьей акулой. Это самая агрессивная и опасная акула в мире…»

Босс сделал паузу и выругался.

Руслан:  «Нет ничего нелепее, чем записывать голосовое сообщение с извинениями. Если ты мне не веришь, просто посмотри информацию в интернете. По этой ссылке!»

Вот ещё. Не буду я ничего смотреть!

Я отбросила телефон и попыталась сосредоточиться на чём-нибудь другом, но теперь у меня из головы не шли слова босса.

Надо разобраться с этой ситуацией. Открыв страничку поиска, я посмотрела… Действительно, тупорылая акула существовала и была признана самой кровожадной и опасной акулой. Гроза океана!

Но это всё равно ничего не означает! Босс меня обозвал! Я не могу простить такое откровенное хамство.

Телефон в моих руках опять внезапно ожил. Я вздрогнула, палец самым предательским образом скользнул вбок.

— Ева, послушай! — раздался голос босса.

Я с неудовольствием покосилась на палец-предатель и поднесла телефон к уху.

— Во-первых, если вы будете меня оскорблять, то я не желаю это слушать! — сразу же перешла в наступление.

— Даже и не…

— Во-вторых, если вы будете грозить мне увольнением, то у вас не получится меня уволить!

— Ева, остановись.

— И на «вы», пожалуйста, господин Алмазов!

В ответ босс издал какой-то странный звук, больше похожий на рык животного. Поневоле я немного присмирела.

— Хорошо, а теперь послушай меня, — попросил босс. — А ещё лучше открой мне дверь.

— К-к-к-какую дверь?

— Железную, Ева. Я жду…

Я отодвинула телефон от уха. Босс уже сбросил звонок.

Дверь? Открыть дверь. Он, что, пришёл ко мне в гости?

Я посмотрела в глазок и обомлела. Ох, Руслан Дамирович, такого я от вас точно не ожидала!

За дверью стоял босс. Но не один. В левой руке у него была большая мягкая… акула. Алмазов помахал игрушкой перед глазком.

— Разрешаю меня укусить в отместку, — ослепительно улыбнулся босс и показал рукой на огромную корзиной алых и белых роз.

Корзина стояла у ног босса. Поневоле по моим губам скользнула улыбка.

— Ева, я знаю, что ты стоишь за дверью. Открой, пожалуйста. Я хочу извиниться. Произошла ужасная и нелепейшая ошибка.

Я хихикнула. Злость куда-то испарилась. Потому что таким сосредоточенным и нахмуренным я босса ещё никогда не видела.

— Ева-а-а-а… — Алмазов постучал по двери. — Я не буду извиняться через дверь. Позволь мне войти. К тому же мы не закончили!

Босс показал мне свой лэптоп, зажатый под мышкой.

— Я готов обсудить твои условия. Мы не составили договор.

— И не составим, — ответила я, желая повредничать ещё немного.

Алмазов выругался и долбанул кулаком по стене.

— Ева, я был неправ. Пришёл с полной корзиной извинений…

Алмазов немного помолчал и произнёс потрясающую по красоте фразу:

— Удваиваю твой гонорар.

Удваивает?!

Я быстро прикинула в уме, что удвоенной суммы гонорара мне хватит на то, чтобы спокойно сидеть в декрете и заниматься малышом, не заботясь о заработке года два, как минимум.

Ещё больше меня поразила мысль, что я уже совершенно серьёзно готовилась стать мамой. Меньше чем через час после того, как узнала о беременности! Вот это виражи!

— Хорошо, — ответила я. — Но если вы…

— Ева, наедине мы на «ты». Открывай!

Я пригладила одежду, посмотрела на себя в зеркало и только после этого открыла дверь.

Алмазов шагнул внутрь и поставил корзину на пол. Аромат роз сразу заполнил воздух.

— Держи, этот акулёнок твой.

Я обняла игрушку. Мягкая, большая и забавная. Не чета надоевшим зайкам и мишкам.

— Надеюсь, ты любишь розы? Извини меня. Про акулу ляпнул, не подумав. Вернее, ты не дала мне завершить начатую фразу, — произнёс босс, разглядывая меня, как будто увидел впервые.

— Что опять со мной не так?

— Неужели ты серьёзно подумала, что я — грубиян и хам? — иронично воздел бровь Руслан и разулся. Потом остановился близко от меня и добавил. — Ты должна кое-что знать обо мне!

Голос босса был серьёзным, как никогда.

— Я должна знать, что вы маньяк?

— Ты, — поправил меня босс. — И да, я маньяк.

Алмазов прислонился к стене плечом и усмехнулся. Зелёные глаза загорелись огоньком.

— «Неделя акул».

— Что?

— Моя любимая передача — «Неделя акул» на Discovery. Все сезоны. Я фанат акул. Люблю дайвинг. Несколько раз погружался к акулам. В специальной клетке, разумеется.

Босс погружался к акулам? Он сумасшедший! Или просто адреналиновый наркоман. Одним словом, опасный человек.

Сказать, что я была сражена наповал, значит, ничего не сказать.

— Я в шоке, — вымолвила я.

Босс открывался для меня с новой стороны. Я совершенно не к месту представила начальника, одетого в плавки, плавающего среди бирюзовых волн, и рассердилась.

Дайвинг, Ева, это когда на теле надет резиновый костюм, а изо рта торчит шланг, по которому передаётся кислород. Вот в таком виде босс точно не красавчик. На том и решим.

Дайвинг — это не сексуально!

«Врёшь!» — захихикал внутренний голос. Я решительно затолкала его куда подальше и сосредоточилась на делах настоящих.

— Мы должны узнать друг друга поближе! — заявил Руслан и прошёл вглубь моей квартиры, направляясь прямиком в зал.

Я опешила, а потом поторопилась вслед за боссом.

— Постойте!

— Ах да, прости! Минуточку…

Алмазов вышел из зала, занёс корзину с цветами и достал из роз бутылку вина.

— Предлагаю выпить. За примирение. Я действительно не хотел тебя обидеть. Просто иногда забываю, что не все фанатеют по акулам, и уж тем более не подумал, как двусмысленно прозвучала фраза про акулу. По твоей реакции я понял, что сглупил, но ты уже влепила мне пощёчину и убежала.

Руслан подошёл ко мне и наклонился, ткнув себя пальцем в щеку.

— Я пострадал ни за что. Целуй мою невинно пострадавшую щеку!

Я рассмеялась. Наглости боссу было не занимать. Но всё-таки я чмокнула начальника в щеку.

— Предлагаю скрепить перемирие бокалом красного вина. Штопор и бокалы есть? — предложил начальник и продвинулся в сторону кухни.

Чёрт побери, он передвигался по моей квартире сверхъестественно быстро и так уверенно, как будто жил здесь.

— Руслан, я не буду пить!

Я остановила босса, который уже рылся в верхнем ящике стола, ища штопор.

— Это отличное вино, Ева.

— Верю. Но пить не стану.

— Отказываешься мириться и обижаешься на меня? — предположил Руслан.

— Нет. Просто… нам ещё нужно составить договор. Я хочу сделать это на трезвую голову! — выкрутилась я.

— Всё-таки ты акулёнок, Ева! — ухмыльнулся босс и не стал настаивать на распитии спиртного.

14. Ева

После долгих обсуждений и небольших споров мы составили договор, распечатали и подписали его.

— Этот экземпляр остаётся у меня! — погладила я пальцами договор, лежащий в папке.

— Да. Это наши с тобой гарантии.

Руслан поднялся и потянулся вверх своим хищным, грациозным телом.

— Устал, как будто сутки пахал, — признался босс и посмотрел на меня. — Ты не энергетический вампир, случайно?

— Хотите сказать, что я упыриха? Акула и упыриха? — фыркнула я. — Однако! Умеете вы, Руслан Дамирович, сразить девушку наповал.

— С договором решено. Теперь надо придумать легенду.

Я зевнула, прикрыв рот ладошкой.

— Прямо сейчас?

Босс потёр глаза, посмотрел на часы и осторожно заметил, что ещё не поздно. Всего-то пятнадцать минут двенадцатого. Ночи…

— Хорошо. Давай обдумаем варианты того, почему ты прятал от всех такую распрекрасную меня!

— Есть над чем голову поломать. Чисто внешне у меня к тебе нет претензий! — обрадовал меня Руслан.

— Как приятно…

Босс тоже выглядел утомлённым, поэтому я предложила сварить ему кофе. Ну, а что? Кофемашина и кофе у меня есть, будет и кому пользоваться.

— Я могу сделать вам кофе. И продолжим мозговой штурм.

— Тебе, Ева! Или вычту из гонорара десять тысяч! — рыкнул начальник. — Это последнее предупреждение!

— Рус, как насчёт чашечки кофе? — мгновенно исправилась я.

— Не поздновато ли для кофе? — ухмыльнулся босс, включившись в игру.

— Это будет маленькая чашечка кофе.

— И, по всей видимости, очень длинная ночь… — многообещающе протянул Алмазов.

На мгновение я даже забыла, что мы всего лишь изображаем парочку. Слова начальника прокатились жаркой волной, заставив трепетать.

— Какой кофе приготовить?

— На твой вкус! — ответил босс, удаляясь по коридору.

— На мой вкус? Остерегись, Рус, останешься без кофе! Я кофе терпеть не могу!

— Доверяю твоему выбору… — донёсся до меня голос Руслана уже издалека.

И тут меня словно током ударило!

Босс, судя по звуку, направлялся в ванную комнату. Вдруг он обнаружит тесты на беременность?

Боже, только не это! Я вихрем промчалась к ванной и успела в самый последний момент втиснуться между телом босса и дверью. Не сумев вовремя притормозить, я нечаянно налетела на дверную ручку.

— Больно! — зашипела я, потирая ушибленный бок.

— Ева? — опешил босс и автоматически придержал меня за талию.

— Тебе туда нельзя! — прошептала я, округлив глаза.

— Ева, ты ошибаешься, — кашлянул Руслан. — Мне туда не то, что можно. Мне туда нужно!

— Только после меня! Я должна кое-что прибрать!

— Что? Ну что я там не видел?

— Мои трусики! — выпалила я.

— Вот как раз это я уже видел, — ухмыльнулся босс.

— Пожалуйста, Рус. Не смущай меня ещё больше! — взмолилась я.

— Ладно, — вздохнул Алмазов и прислонился к стене. — Разрешаю.

— Спасибо! — обрадованно выпалила я и потом развернулась, внимательно оглядев босса.

Раскомандовался. В моей квартире! А я его за это ещё и благодарю?!

— Кажется, тебя ждут трусики, Ева?

Да. Точно. Мне нужно в ванную. Уничтожать следы преступления. Я закрылась в ванной комнате и тщательно нарвала туалетную бумагу, закидав использованный тест на беременность, сиротливо лежащий в мусорном ведре. Потом припрятала запасной тест на беременность на самую дальнюю полку, положив его у стенки.

Теперь можно выходить!

— Прошу. Комната — в твоём распоряжении. Жду тебя на кухне, — ободряюще улыбнулась Руслану.

— Бла-го-да-рю! — по слогам произнёс босс и окликнул меня, в тот момент, когда я повернулась спиной. — Ева!

— Что?

— Признайся, — подмигнул начальник. — Ты заходила в ванную не для того, чтобы припрятать свои трусики, но для того, чтобы развесить их, м?

— Ой!

— Я тоже увидел их и подумал: «Ой, какие крохотные и полупрозрачные трусики!» — отозвался Алмазов, покручивая на указательном пальце мои полупрозрачные стринги.

— Отдай!

Я забрала трусики под смешок босса и сердито захлопнула дверь. Надо же проколоться на такой мелочи!

***

— Ерунда!

— Ах так? — возмутилась я. — Вот и придумывай сам!

— Сейчас! Вот-вот придёт великолепная идея! — отозвался босс, отставляя в сторону кофейную кружку.

Руслан встал и принялся ходить по кухне. Я вздохнула и принялась мыть посуду. Присоединила только что вымытую кружку к четырём таким же, стоящим на мойке.

Шёл уже третий час ночи. Но мы так и не смогли придумать достойную легенду для наших отношений!

Боссу не нравились мои идеи. Все, до единой. Причём ничего путёвого он сам не предлагал, только критиковал мои замыслы.

— Уже чувствую, что идея витает в воздухе! — Алмазов сосредоточенно тёр виски.

— Она уже два с лишним часа витает, — буркнула я и зевнула, потянувшись всем телом. — Давай продолжим завтра?

— Давай, ты тоже выпьешь кофе? — предложил босс. — Взбодришься, и мы вместе что-нибудь придумаем!

— Я не пью кофе. А вот тебе, Рус, пора завязывать с кофе. Говорю от всего сердца! У тебя взбудораженный вид и глаза лихорадочно блестят.

— Потому что я терпеть не могу, когда искомое уходит из-под носа! Нужно сменить обстановку.

— Сменить обстановку? — поинтересовалась я.

— Да. Одевайся. Мы идём гулять!

— Эй, вообще-то сейчас уже очень поздно!

Руслан остановился напротив меня и обхватил за подбородок:

— Неужели ты не гуляешь ночами?

— Нет! Ночами я сплю в кроватке. И сейчас тоже не отказалась бы ото сна.

— Ева, мы варимся в твоей квартире весь поздний вечер и часть ночи. Ничего путёвого в голову не приходит. Нужно всего лишь выйти, немного просвежиться…

— Или поспать. Утро вечера мудренее! — заявила я.

— Отлично. Где твоя спальня?

— Там, — махнула рукой и тут же выпалила. — Постой! Рус… Рус!

Я беспомощно кричала вслед широкой спине босса. Он в это время решительно открыл дверь спальни и принялся раздеваться, напевая себе что-то под нос.

— Выметайся! Это моя спальня!

Алмазов откинул в сторону покрывало и повернулся ко мне, расстёгивая пуговицы одну за другой — гипнотизирующее зрелище! Я слишком хорошо знала, какое роскошное тело скрывается под этой белоснежной рубашкой. Непрошеный жар скользнул к низу живота.

— Что ты делаешь? Прекрати! — почти взмолилась я, схватив босса за запястья.

— Стимулирую тебя на мозговую активность, Ева. Пока мы не придумаем достойную легенду, я от тебя не уйду.

— Да что ты такое говоришь?! — возмутилась я.

— Да! Я буду есть с тобой, ходить по пятам и спать… — ухмыльнулся Руслан. — Спать я тоже буду с тобой.

— Боже… Я тебя возненавижу, если ты прицепишься ко мне, как репей!

— Прогулка. Свежий воздух. Море новых идей! — предложил босс.

Я взвыла. У-у-у-у, какой наглый и приставучий мужчина!

— Хорошо, — вынужденно согласилась я. — Но только с условием, что ты будешь не только отвергать мои идеи, но и пошевелишь мозгами!

— Договорились. Переодевайся, — милостиво разрешил Руслан. — У тебя десять минут.

Сначала я возмутилась, но всё же уложилась в отведённые десять минут. Поэтому переодевшись и накинув кардиган на плечи, вышла к боссу, терпеливо дожидавшемуся меня возле дверей квартиры. Он был в полном обмундировании — то есть в застёгнутой рубашке, брюках и пиджаке.

— Прогуляемся пешком, — неожиданно предложил Алмазов.

— Хорошо, — согласилась я.

Мы шли рядом. Каждый был погружён в свои мысли. Надеюсь, босс думал о своей авантюре и генерировал идеи. Потому что я думала о внезапной беременности и почему-то перебирала в голове варианты имён для ребёночка.

— Мне нужно отпроситься с работы, — внезапно сказала я.

— Зачем?

— Надо, ежегодное обследование, — ответила, не желая говорить, что мне нужно встать на учёт по беременности.

Я решила не говорить боссу о своей беременности. Позиция Руслана была яснее ясного — он против отношений. Любых. Семья и ребёнок ему не нужны. Да и какая из нас семья? Случайный секс, и только.

— Ты чем-то больна? — нахмурился босс. — Чем?

— Я ничем не больна! Просто предпочитаю заботиться о своём здоровье до того, как случится непоправимое. Или ты откажешь мне в малюсенькой просьбе? — спросила я.

— Нет, конечно же, не откажу! — ответил Алмазов. — Разрешаю. Только ради всего святого, Ева. Прошу… Больше не появляйся на работе в жутком тряпье. Смотреть страшно!

— Но всё, что надо, ты успел разглядеть! — возразила я.

— У меня большой опыт, — ответил босс самодовольно и с интонацией бывалого ходока.

Незаметно для себя я тихонечко вздохнула.

Умудрилась же я наткнуться именно на этого мужчину! Привлекательного, порочного и склонного к авантюрам.

— Итак, Ева. Почему я тебя прятал от семьи? — задумчиво спросил Руслан. — Почему?

— Потому что я невероятно красива и могла ослепить всю твою родню, вызвав приступ жгучей зависти! — сыронизировала я.

— Скорее, наоборот…

— То есть?

— Я не про твою внешность! — отмахнулся босс. — Твоя внешность меня устраивает. Даже слишком…

Я невольно зарделась от скрытого подтекста его слов.

— Да, даже слишком! Именно такие, как ты, стройные, длинноногие малышки у меня появлялись на одну-две ночи, — продолжил размышлять вслух Алмазов. — Но ты задержалась. Вопрос. Почему?

Начальник развернул меня к себе лицом и так требовательно на меня посмотрел, что я на мгновение растерялась. Босс выглядел, как строгий экзаменатор, а я смотрела на него взглядом нерадивой студентки.

— Почему? — повторил свой вопрос Руслан.

— Это самый бессмысленный и бесполезный вопрос! По легенде мы влюблены, а любовь не ищет причин и смыслов. Она просто есть. И часто вопреки. Ведь если ты скажешь, я люблю эту девушку, потому что она скромная, красивая и, допустим, умная, то всегда можно будет найти ещё скромнее, красивее и умнее. И тогда встанет вопрос, почему эта, а не? Почему? — вернула я боссу вопрос.

— Да, ты права, — хмыкнул Алмазов. — Другое дело в том, что я ищу ответы на эти вопросы не для родни, а для себя. Чтобы достоверно выглядело и вписывалось в мою картину мира!

— В твою картину мира? — фыркнула я. — Ха-ха-ха! Ты категорически против любых отношений и браков. В твою картину мира вписывается схема «соблазнить-переспать-уйти».

— Да, так и есть. Поэтому ты должна быть такой, чтобы была способной перевернуть устоявшуюся картину мира. Заставь меня поверить в отношения!

— Опять я должна? Да что же такое?!

— Да-да, Ева! Не опять, а снова. Заставь меня поверить, — напористо произнёс Руслан.

От решительности в его голосе я замешкалась и потеряла ориентиры. Играем мы сейчас или нет? Серьёзно просит босс или это одна из его шуточек и попыток вжиться в роль?

Я посмотрела на плотно сомкнутые губы начальника и вздохнула:

— Увы, Руслан. Настоящая Евангелина неспособна заставить тебя поверить в искренность отношений. Потому что я сама в них не верю. Ни капельки!

— Почему? — поинтересовался босс.

15. Ева

— Потому что это тебя не касается! — попыталась отвертеться я.

— Так не пойдёт! — возразил босс, стиснул локти пальцами и прижал меня к себе. — Отвечай немедленно!

Мне пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть на лицо начальника.

— Если я отвечу, ты расскажешь, с чего вдруг у тебя такие огромные предубеждения против отношений? — предложила я.

— Нет! — сказал, как отрезал, Руслан.

— Тогда мой ответ такой же. Нет.

— Чёрт побери, упрямица! Нам нужно узнать друг друга поближе.

— Нам! — подчеркнула я. — Нам, а не только тебе. Я готова открыться, но только если и ты расскажешь о себе.

— Где гарантия, что мы не соврём друг другу? — усмехнулся босс, обдав меня горящим взглядом.

— Нет никаких гарантий. Но лучше придерживаться того, что будет близко правде. Так меньше шансов проколоться на мелочах.

— Хорошо, — согласился Алмазов. Отпустил меня и чуть поклонился, сделав жест рукой. — Дамы вперёд, Ева. Я тебя слушаю.

— Хорошо. Я не верю в искренность отношений, потому что потратила два с лишним года жизни на мужчину, который оказался женатым.

— И всё? — усмехнулся Руслан. — Так мелко?

— Ах ты… — я сдержала бранное ругательство. — Для такого ходока, как ты, наверное, ничего страшного в этом нет! Конечно-конечно! Но когда ты засыпаешь и просыпаешься с мечтой о семье, когда трепетно ждёшь каждой встречи, когда… — я перевела дыхание и выпалила. — Когда в конце концов часами выбираешь часами кофемашину, которая стоит, как бюджетный автомобиль, а потом узнаешь, что ты — всего лишь постельная грелка с собственной жилплощадью, тогда…

Босс присмирел и внимательно слушал мою пылкую речь.

— И что тогда?

— Тогда становится не по себе! Ты разрываешь эту порочную связь. А потом встречаешь другого мужчину, который оказывается из той же труппы театра котов, гуляющих налево и направо!

— Оу! — фыркнул босс, не догадываясь, что я в этот самый момент говорю о нём.

— ДА! Потом на эмоциях совершаешь ошибку, за которую придётся расплачиваться до конца твоих дней! — выдохнула я.

— Хм… Начало было понятно. Эпилог немного размыт, но смею предположить, что речь идёт о душевных ранах.

— Да! — коротко ответила, не желая вдаваться в подробности.

— Теперь более-менее понятно. Судя по настрою и жаркому изложению фактов, это произошло совсем недавно…

— Подробности опустим. Суть ясна. Теперь, — ткнула босса пальцем в грудь. — Твоя очередь.

Алмазов перехватил мою руку и неожиданно поцеловал ладонь.

— Моя?

— Твоя, — пересохшими губами ответила я.

— Моя история куда проще твоей. Просто отношения — это не для меня. Я никогда не прельщался и не обманывался насчёт сути того, что происходит между мужчиной и женщиной. Только секс и навязанный обществом институт брака. Исключительно для того, чтобы узаконить трение с интересующим тебя телом. Но сексом можно заниматься и без обязательств, — вальяжно ответил Руслан.

— И всё? — недоверчиво спросила я.

— Да. Или ты ждала слезливой исповеди? Её не будет!

Босс уверенной походкой хищника двинулся дальше по тротуару. А я вдруг почувствовала, что он обвёл меня вокруг пальца. Алмазов обманным путём добился от меня правды, а сам умолчал о причинах своего нежелания вступать в отношения.

Хотя если посмотреть на самодовольную физиономию босса, то никаких причин у него может и не быть. Этот великолепный мужчина пользуется успехом у женщин и получает желаемое без проблем. От меня он тоже, кстати, получил горячие часы. Без приложения видимых усилий.

— Ох, малыш, главное, чтобы ты не пошёл в папу своим характером! — пробормотала я под нос.

— Ты что-то сказала? — насторожился босс.

— Погода, говорю, замечательная! — громко отозвалась я. — Удивительно тёплая для конца лета!

— Не могу не согласиться, — улыбнулся Руслан, но взгляд был настороженным.

Чтобы развеять сомнения босса, я легкомысленно схватилась рукой за фонарь и сделала около него круг.

— Итак, Русланчик, я готова выслушать твою версию истории нашей бессмертной любви! — хихикнула я.

— Постой! — поймал меня за плечо Руслан и пытливо вгляделся в лицо.

— Что происходит? — насторожилась я, понимая, что босс стоит непозволительно близко.

— Твоё лицо сейчас мне кажется знакомым. Но я уверен, что не пересекался с тобой вне стен офиса… — задумчиво ответил Руслан. — Может быть, у тебя есть сестра?

— Нет. Я одна в семье.

— Допустим, двоюродная сестра у тебя есть? — нахмурился босс.

— Есть. На десять лет старше меня, — улыбнулась я и отвернулась, чтобы Алмазов не заметил, как сильно я занервничала.

Неужели он начал меня узнавать? Да быть такого не может! Меня бы и родная мама не узнала, не то, что босс! Я повторила эту фразу про себя раз пять и только после того, как тревога отступила, спросила требовательным тоном:

— Твоя версия, Рус. И помни, я перевернула твоё мировоззрение и заставила гореть, как самый яркий факел.

— Ха-ха, — отозвался босс.

Он задумчиво огляделся по сторонам, как будто детали окружающего пейзажа могли подсказать ему решение.

— Ну-у-у-у, господин Алмазов, с воображением дела у вас обстоят не очень! — съехидничала я и села на лавочку напротив кафе.

— Сейчас…

Телефон босса издал требовательную трель. Начальник отошёл подальше, чтобы ответить на звонок. Алмазов отошёл всего на метра три, повернувшись ко мне спиной. Но в этот момент рядом со мной на лавочке материализовались два парня.

— Краса-а-авица, познакомиться не желаешь? — развязно протянул один из них.

— Желает, конечно! — хмыкнул второй, закинув руку на скамейку.

Я посмотрела на ухмыляющиеся лица парней по очереди и улыбнулась.

— Руслан! Я придумала! — громко крикнула я, привлекая внимание шефа к своей скромной персоне.

Босс обернулся и нахмурился. В два счёта он добрался до скамейки, бросив в телефон:

— Перезвоню. Мне некогда!

— Я придумала нашу историю, Руслан! Ты меня спас. Вот, пожалуйста, образцы! — показала пальцем на парней. — Тренируйся в своё удовольствие.

Во мне не было ни капельки страха. Разумеется, если бы я гуляла ночью без сопровождения, то испугалась внимания со стороны уличных хулиганов. Но сейчас я была не одна, а с Русланом. И почему-то, взглянув на суровое, мужественное лицо босса, я была уверена в нём на все сто процентов.

— А ты молодец! — похвалил меня босс, расстёгивая пиджак. — Быстро соображаешь. Не зря я обратил на тебя внимание. Пиджак подержишь?

— Разумеется. Давай его сюда, — протянула руку.

Парни нахмурились.

— Она с тобой, что ли? — ухмыльнулся тот парень, что сидел справа. — Так остынь, мужик. Теперь она с нами!

Я похлопала в ладоши и отсалютовала большим пальцем хулигану.

— Круто! Продолжай в том же духе!

Парень нахмурился. Я обернулась к его товарищу:

— А ты чего сидишь? Просто подпевала, что ли? Давай, действуй как-нибудь!

— Слышь, Жека… Чё-то мне эта тёлка не нравится. Она какая-то странная, — нервно отозвался тот, что сидел слева.

— Запонки, Рус! — подсказала я боссу. — И рукава лучше закатить. Чтобы не пачкать кровью.

— Может, пойдём, а? — предложил один из парней.

— Вали, если струсил! — отозвался Жека, резко подскочив со скамейки. — Слышь, мужик, я тебе сейчас втащу!

Но через мгновение после сокрушительного удара босса парень рухнул обратно, воя и зажимая свой нос.

— Руслан! Вот это удар! А какая скорость! — восхитилась я и толкнула второго парня. — Теперь твоя очередь! Вперёд!

— Э-э-э-э… Не-не, я на такое не подписывался! — отозвался парень и рванул в сторону, бросив своего раненного товарища.

Второй парень со сломанным носом рванул в другую сторону.

— Ну вот… Так быстро убежали! — расстроилась я. — А как же побоище?

— Побоище? Какое? — Руслан присел рядом и закинул руку мне на плечо, притягивая к себе.

— Сломанные носы, вывернутые челюсти и вывихнутые запястья… — вдохновлённо сказала я.

— Я чудовище? — поинтересовался босс.

— Напротив. Защитник. Боже, какой великолепный удар! Ты меня вдохновил! Я всё придумала.

— У меня много положительных сторон, — самодовольно отозвался Алмазов. — Слушаю твою версию.

— Ты — мой защитник. Припозднившись в кафе, ты шёл к парковке и случайно увидел, как к прекрасной девушке пристают… четверо!

— Четверо?! Да я просто Халк!

— Именно! Озверел от увиденного и начал крушить всех без разбора, — подхватила я.

— И ты была так сражена, что после драки сразу наградила героя, то есть меня, горячим поцелуем?

— Фе-е-е… — поморщилась я.

— В смысле «фе»?

— Я не такая. Я же должна перевернуть твой мир! Пока ты колотил врагов, я испугалась твоего звериного напора и сбежала!

— Мда… Значит, я остался без сладкого?

— Разумеется!

— И как я тебя нашёл? — поинтересовался босс, включившись в игру.

— О, здесь начинается самое интересное. Я, как настоящая Золушка, обронила улику. Бейджик с именем и названием кафе. Официантка Марина.

— Какая Марина? Или ты решила врать во всём? С моей семьёй этот номер не пройдёт! Пробьют по базе и…

— Не перебивай! — хлопнула босса по руке. — Ты трепетно поднял бейджик и решил наведаться в то самое кафе. Но… Ты же не веришь в отношения, так? И не веришь в бескорыстность женщин?

— Разумеется, не верю! — согласился босс. Изумрудные глаза загорелись огоньком понимания. — Кажется, я понимаю! Я решил прийти в кафе под видом не бизнесмена, но простого человека. Офисного работника, допустим. Так?

— Белиссимо, Рус. Увидев прекрасную девушку, то есть меня, ты просто сделал заказ. Решил понаблюдать за мной. Сам не понял, чем я тебя так сильно зацепила. Но ты продолжал приходить в одно и то же время, иногда перебрасываясь словами со мной. Между нами завязалось тёплое общение и флирт. А потом ты пропал.

— Куда пропал? — нахмурился Алмазов.

— Рус, миленький, ты же стратег! — постучала я указательным пальцем по лбу босса. — Это была проверка. Разумеется, ты скучал по мне и хотел убедиться, что симпатия девушки тебе не привиделась! Через неделю ты встретил девушку поздним вечером после работы. Вы прогулялись, трепетно поцеловались под фонарём…

— Под фонарём? Какая нелепая и сумасшедшая дичь! — фыркнул босс.

— Под фонарём! — настойчиво повторила я. — Потому что это романтично, а ты захотел впервые в жизни выйти из своего привычного образа коварного Дон-Жуана и показаться милым парнем.

— Ха-ха… Образ милого парня не вяжется с образом драчуна!

— Вяжется. На волю вырвался твой внутренний зверь! — выдала я и согнулась пополам от смеха. — Ладно, сформулируем иначе. Допустим, день был у тебя не самый удачный, а тут такой повод… почесать кулаки!

— Ясно. Итак. Мы целуемся под фонарём. Надо бы отрепетировать! — предложил Алмазов и придвинулся ко мне очень-очень близко.

— Руслан, подожди! Мы так не договаривались!

— Хулиганы были? Были. Репетируем поцелуй! — заявил босс и обхватил моё лицо руками и прижался к моим губам.

16. Ева

На этот раз босс не стал долго церемониться и напористо начал ласкаться языком, проталкиваясь вглубь моего рта. Жадный и остервенелый поцелуй лишил меня разумных мыслей.

На некоторое время я действительно поверила в придуманную историю и ответила Руслану с пылом девушки, спасённой и покорённой этим невероятным мужчиной. Но поцелуй прервался самым внезапным образом. Алмазов резко отстранился.

— Готово! — сказал босс. — По поцелую у нас с тобой «зачёт»! Что дальше?

— Дальше, — севшим голосом ответила я. — Дальше…

— Да, дальше. Ты же не Марина!

— Ах да. Поцелуй… У нас был поцелуй и я не Марина… И даже не официантка! — ответила я, пытаясь придумать развитие фальшивой истории отношений.

— Как это?

— О, здесь начинается самое интересное! Не только ты захотел отойти от образа. Но и я тоже! В тот день я просто подменяла свою подругу в кафе. На самом деле я там не работала. И приходила на смену только в надежде на встречу с тобой!

— Такие жертвы и всё ради меня? — поинтересовался Алмазов. — Однако, я тебя поразил в самое сердце!

— Разумеется, но так как у меня был негативный опыт с мужчинами…

— Ага, держимся ближе к правде, — смекнул начальник. — То…

— То я предпочла изображать Марину, к тому же ты меня так сразу назвал и было уже поздно менять что-то.

— Но рано или поздно правда должна была всплыть наружу! — загробным голосом добавил босс.

Руслан сделал это так смешно, что я рассмеялась, уткнувшись лбом в его покатое плечо. Невольно вдохнула аромат парфюма и едва не задохнулась от гнёта жарких воспоминаний.

— Да, — отсмеявшись, ответила я. — Причём, правда всплыла самым неожиданным образом.

— Слушаю внимательно!

— Всё очень просто, — щёлкнула пальцами. — Наша с тобой реальная ситуация. На самом деле я работаю финансовым аналитиком на фирме, где сменился владелец.

— Хм… Подожди! Неувязочка. Как в таком случае ты просиживала дни в кафе, в ожидании своего принца?

— Да очень просто! У меня был отпуск! — пылко возразила я.

— Принято, — согласился Руслан. — А теперь давай я продолжу. Ты случайно увидела меня. Была поражена, сбита с толку и немного зла. Поэтому решилась на тот самый маскарад, да?

— Именно, мой ты хороший и сообразительный! — умилилась я и потрепала босса по щеке.

— А я тебя не сразу узнал, да?

— Именно так. Негодяй! Слепец!

— Я тебя узнал не сразу и мучился. Знаешь почему? Потому что ты решила пропасть, не отвечала на мои звонки. Не появлялась в кафе и строго-настрого запретила раскрывать персоналу кафе тайну твоей личности!

— Да, — согласилась я.

— Но однажды в офисе я обратил на тебя внимание и понял, что это ты. Теперь обидно стало уже мне! Потому что ты обманула моё доверие.

— Я сейчас расплачусь, — всхлипнула я, утирая фальшивую слезу. — Ты сильно расстроился?

— Невероятно сильно! Напился до чёртиков…

— Приехал с разборками в невменяемом состоянии и устроил концерт под дверьми моей квартиры… — подхватила я.

— Кошмар. А ты, жестокая, не открывала мне.

— Я обливалась слезами и боялась тебе поверить…

— Но соседи пригрозили, что вызовут полицию, если я не перестану горланить на лестничкой площадке.

— Да, пришлось тебя запустить и разрешить спать на коврике! — рассмеялась я.

— Перебор! — цыкнул босс.

— Хорошо. В ванной. В ванной тебя устроит?

— Я спал в ванной? Укрывшись шторкой для душа?

— Да, это было незабываемо!

— А что делала в это время ты?

— Страдала на кухне! Всю ночь. Под твой громкий храп.

Алмазов рассмеялся.

— Я не храплю!

— Ты не можешь этого знать наверняка. Во сне ты не слышишь храпа.

— Ладно, скоро тебе представится возможность понять, что я не храплю! — отмахнулся Алмазов. — Давай продолжим выяснять отношения!

— Давай. Ты должен сделать красивый жест.

— Я проспался и заказал тебе огромную корзину цветов. Утром её доставили тебе, я выплыл из ванной комнаты проспавшийся, протрезвевший, посвежевший и готовый понести наказание.

— Но я растаяла и простила тебя. Потом были жаркие объятия и сладкие поцелуи, а вокруг нас летали херувумы и тренькали на арфах.

— Отлично. Я согласен. Но прятал я тебя от семьи, потому что…

— Потому что несмотря на всё ты богат, а я обычный человек.

— Принц и Золушка.

— Да, милый сказочник! — улыбнулась я и вдруг хлопнула в ладоши. — Так и буду тебя называть. Сказочник.

— Не годится.

— Акулёнок, значит, годится, а Сказочника в отставку? Не согласна! — заупрямилась я. — К тому же тебе подходит, каких только сказок ты своей родне не расскажешь о нас с тобой!

Босс поджал губы, а потом махнул рукой:

— Ладно. Родне могу объяснить, что ты меня так называешь потому, что я превратил твою жизнь в сказку.

— Годится.

— Кстати, это реально веская причина, чтобы не показывать тебя родственникам. Например, деду. Бабай меня и Рамиля палкой в детстве гонял за то, что мы с простыми детьми резвились в луже.

— Хороший дедушка, — пробормотала я. — А меня он тоже палкой бить будет?

— Нет, бить не будет. Но отнесётся настороженно. Именно поэтому я прятал тебя до последнего. Пока не понял, что любовь берёт своё, а прятать будущую жену я не намерен. Ну как?

— Отличная версия! — согласилась я. — Мы хорошо потрудились. По домам?

— Да, — согласился Руслан. — По домам.

— Проводишь меня, Сказочный Халк? — спросила я.

— Само собой. У тебя в квартире остался мой ноутбук и машина припаркована во дворе. Придётся.

— Придётся? Фу, какой ты гадкий. Мог бы не добавлять последнего слова! — поморщилась я. — Хоть тебе на самом деле плевать на то, что ко мне могут пристать уличные хулиганы. Но…

— Но закрой свой ротик, Ева. Я не дам тебя в обиду.

***

— Дорогая, я принёс тебе кофе с круассанами.

— Ты же знаешь, что я не пью кофе.

— А ты всё-таки попробуй… Кофе бывает вкусным!

Мужчина склонился надо мной. Красиво очерченные губы становились ближе и ближе, едва прикоснулись к моим губам. Напор и одновременная мягкость. Кофейный привкус на его губах звучал ароматно и пряно. Выгнулась навстречу и притянула мужчину за шею.

— Ева, отбой! Ева-а-а-а, ты меня задушишь… — послышался чуть хрипловатый голос… моего босса.

— А-а-а-а! Что происходит? — я мгновенно проснулась и подскочила. — Что вы делаете у меня в квартире? Не просто в квартире, но в спальне!

Алмазов возмущённо выпрямился, уперев руки в бока. В моём красном фартуке босс смотрелся комично.

— Ева, ты вроде вчера не пила. Восстанови события. Немедленно! — приказным тоном заявил Руслан.

— Да, я не пила. Ни граммулечки… — прошептала сама себе, спуская ноги с кровати. Подхватила сползшее одеяло.

— Кофе на столе.

— Я не пью кофе, — автоматически возразила, передвигая ноги в сторону ванной.

Там я немного пришла в себя после контрастного душа, одеваюсь и прошествовала на кухню, вспомнив всё, что было.

Вчера мы вернулись в мою квартиру. Но прогулка взбодрила нас настолько, что мы не сразу отправились спать. Мы принялись обсуждать некоторые моменты из личной жизни. Не просто обсуждать, но конспектировать.

Алмазов долго и громко смеялся над моим блокнотом сиреневого цвета с единорогом на обложке. Кажется, после этого я припечатала его новым милым прозвищем: Сказочный Жеребец. Но обсуждение продолжилось.

Потом я присела на диван, рассматривая фотографии личного профиля Алмазова, которые он мне демонстрировал и хвастался достижениями.

В какой-то момент я решила, что босс — это не человек. Это список побед, честное слово! Можно подумать, что Алмазову было нечем занять себя, и он соревновался во всём, что только можно. Когда только успевал жить? Непонятно!

Потом я уснула. Судя по всему, на диванчике. Но как я оказалась в спальне на кровати? Похоже, босс продемонстрировал физическую подготовку. А я даже не узнала, сильно он пыхтел от усердия, когда нёс меня до кровати, или делал это играючи, с улыбкой на губах.

Тем временем на кухне меня ждали тосты с арахисовой пастой.

— Твоё какао! — радостно возвестил Руслан, подвинув ко мне большую кружку. Сам босс сел напротив и принялся цедить кофе без сливок.

— Какао? — удивилась я.

— Да. У тебя отличная кофемашина. Умеет многое. Только не летает, — пошутил Алмазов. — Пей, тебе понравится.

— Не ожидала от Bigboss’а подобных умений. Приятно. Спасибо большое, — поблагодарила Руслана.

— Это единственное, на что я способен на кухне, Ева. Надеюсь, что ты в этом плане шагнула гораздо дальше меня. Дед любит, когда женщины умеют готовить.

— Даже не знаю, смогу ли я порадовать твоего деда. Я не сильна в татарской кухне!

— Поверь, если ты умеешь заваривать вкусный чай, и у тебя не сгорают мясные пироги, ты уже понравишься моему деду. Хотя бы немного, — приободрил меня босс. — Кстати, мы опоздали на работу.

Я едва не поперхнулась.

— Чёрт! Я же никогда не опаздывала! У меня будильник всегда включён!

— Я его отключил, — ухмыльнулся Руслан. — Освобождаю тебя от работы на сегодняшний день.

— Почему?

— Потому! Ты — моя невеста, а одеваешься не так, как надо, — поморщился начальник. — Все подумают, что я жадничаю и экономлю на тебе. К тому же тебе надо переехать жить. Ко мне.

— Я… не думала, что всё зайдёт так далеко и так быстро! — опешила я.

— У тебя отличная кровать, акулёнок! — широко улыбнулся босс, потянувшись. — Но моя кровать всё-таки лучше.

— Не поняла… Откуда ты знаешь, что у меня отличная кровать? Ты что, спал со мной на одной кровати?

— Само собой. Неужели ты не слышала никаких подозрительных звуков во сне?

— Ты храпел?

— Ты не проснулась, значит, я не храпел.

— Рассказывай, Сказочник! — фыркнула я. — Просто ты меня вчера утомил. Я спала без задних ног и не услышала, даже если бы рядом со мной палили из пушки!

— Это вызов? — поинтересовался босс, окидывая меня игривым взглядом.

— Кажется, ты говорил, что мне представится шанс? Так вот, заявляю, что запишу твой храп на диктофон! — энергично возразила я.

Руслан протянул руку.

— Спорим?

— Давай! — азартно согласилась я.

— На что спорим? — поинтересовался босс.

— На удвоение обещанного гонорара, — усмехнулась я.

— Ай-яй-яй, какие огромные аппетиты у моего акулёнка! — пожурил меня Руслан. — Тогда я ставлю…

Я поневоле задержала дыхание.

— Ты будешь изображать мою невесту. Во всех смыслах! — глаза босса потемнели. — Я бы даже сказал… Во всех плоскостях.

— Что?

Хоть и не видела себя, но уверена, что мои щёки стали пунцового цвета. Жаром проняло до самых пяток. Я попыталась отнять ладонь, но босс потянул меня на себя.

— А что такого? Ты вполне в моём вкусе. Тебе понравится, — хмыкнул Алмазов. — Можешь сдаваться на милость победителя прямо сейчас.

— Разбить некому, Руслан! — улыбнулась я, тряхнув ладонью. — Так что оставь свои матримониальные планы при себе.

— Струсила, — насмешливо фыркнул босс. — Боишься влюбиться в меня. Трепещешь от моих поцелуев. Давай проверим прямо сейчас?

— Ха. Ха. Ха! — голосом злой колдуньи ответила я. — Мечтай и целуйся с зеркалом, господин Алмазов. Меня не привлекает такой тип мужчин, как ты. Ветреные, нахальные, самовлюблённые Дон-Жуаны, переспавшие с половиной города! Где только ты не орудовал своим копьём, рыцарь! — поморщилась я.

— Я всегда в защитных латах! — возразил босс.

— Да неужели? — фыркнула я.

Алмазов внезапно задумался. Наверное, вспомнил, что не всегда он занимался сексом, используя презерватив. А я предпочла прикусить свой язык. Болтушка ты, Ева! Так можно и до эшафота договориться!

— Ладно, Руслан. Давай отставим в сторону наши перепалки. Займёмся делом, — бодрым голосом предложила я.

— Давай, — согласился босс. — Начнём с твоего гардероба.

Алмазов подождал, пока я переоденусь, а потом отвёз меня в один из модных магазинов. Он активно участвовал в выборе гардероба, раздавал ценные указания и отвергал то, что приходилось ему не по вкусу.

Но всё равно я чувствовала, что мыслями босс витал где-то далеко. Это немного беспокоило меня.

Но, по правде говоря, беспокоило меня не только это.

Внезапно меня начал донимать токсикоз!

17. Ева

— Ева, с тобой всё в порядке?

— Да-да, Руслан. Всё в полном порядке!

Я вымученно улыбнулась, едва сдерживая тошноту, подкатывающую к горлу. Причина тошноты — сочетание токсикоза и отвратительного парфюма продавца-консультанта.

Не подходи ко мне. Нет, пожалуйста! Только не это!

— Вашей спутнице невероятно идёт! К этому платью идёт чудесная накидка!

Лёгким движением руки девушка-продавец накинула мне на плечи прозрачную ткань. Воздух всколыхнулся, и опять я почувствовала гадкий аромат, от которого меня снова начало выворачивать наизнанку!

Я понеслась в направлении туалета, зажимая рот обеими руками, понимая, что не успею.

Чёрт.

Мне жутко стыдно. Я потом извинюсь, но сейчас меня стошнило в декоративную вазу.

От стыда щёки стали пунцового цвета. Я скрылась в туалете, чтобы привести себя в порядок. Почистила зубы, поблагодарив себя, что постоянно носила в сумочке почти все необходимые мелочи.

Я тщательно прополоскала рот и поправила макияж.

— Ничего страшного не произошло! — сказала вслух своему отражению.

Гордо задрала голову повыше, покинула туалет, чеканя быстрый, резкий шаг. Но уже через секунду я услышала треск ткани.

Боже!

Я умудрилась прищемить дверью длинный шлейф платья и порвать ткань. Торопливо освободила платье и прикинула масштаб урона. Вдруг продавцы не заметят?

Но эту дырку видно, наверное, даже из космоса!

Икнула от страха — работать мне теперь минимум год бесплатно. Кто же знал, что босс будет одевать свою фиктивную невесту так же роскошно, как настоящую?

— Платье придётся купить! — елейным голосочком произнесла продавщица, появившаяся словно из ниоткуда.

— Купим, не переживайте, — раздался глубокий, бархатистый голос моего босса.

Взгляд малахитовых глаз обеспокоенно пронёсся по моему лицу.

— Ева, с тобой всё в порядке?

— Да, наверное, консервами отравилась, — ляпнула первое, что пришло в голову.

— Хорошо. Тогда продолжим выбирать тебе гардероб. Если ты не против!

Горячая ладонь босса легла на оголённую спину. Кожа покрылась мурашками. В голове некстати пронеслись мысли о горячей ночи. Единственной ночи, проведённой с боссом. Но этого вполне хватило, чтобы я умудрилась забеременеть.

А он даже не помнил меня. Не узнал…

«И слава богу! — одёрнула себя. — Нам эти проблемы ни к чему!»

Я примерила небольшое коктейльное платье чёрного цвета. Оно было намного выше колена и сидело на мне превосходно.

— Предлагаю посмотреть ещё вот этот чудесный комплект!

Продавщица опять возникла в поле зрения. В руках у неё был деловой брючный костюм. Но кроме костюма она принесла с собой и отвратительное амбре гадкого парфюма!

Меня снова едва не вывернуло наизнанку!

— Стоять! — скомандовал босс. — Не приближайтесь! Неужели неясно, что девушку тошнит от вашего парфюма. Даже мне он неприятен…

— У вашей невесты токсикоз? — улыбнулась, как ни в чём не бывало продавщица. — Поздравляю с будущим пополнением вашей семьи, господин Алмазов!

— Да какой… — отмахнулся босс. Сделал паузу и закончил фразу намного тише: — токсикоз…

Руслан пристально посмотрел на меня. В глубине изумрудных глаз появились нехорошие огоньки. Смоляные брови сдвинулись к переносице.

Я начала нервничать и внезапно поняла, что платье, которое было надето на мне, напоминает то, в котором я танцевала перед боссом.

Конечно, то платье я очень быстро сняла. Под платьем всё было намного интереснее. Но факт остаётся фактом.

Наверное, и босс кое-что вспомнил. Он разомкнул полные, чувственные губы только для того, чтобы вымолвить:

— А ну-ка, Клёпа…

Боже! Неужели он меня узнал?!

— Повернись к вешалкам передом, ко мне задом! — скомандовал начальник.

— Я… Я не избушка, Руслан Дамирович, — пролепетала я, забыв о том, что нужно называть босса по имени и не выкать. — Давайте продолжим примерку. Нам же нужно сделать вид, что вы на мне ни капельки не экономите…

Босс не дал мне договорить. Резко схватил за плечо, разворачивая спиной и… начал шарить по моему телу горячими ладонями на глазах у изумлённой продавщицы.

— Руслан Дамирович, здесь нет ваших родственников, — сдавленным голосом вымолвила я. — Сейчас не нужно изображать страсть!

Я освободилась из порочного захвата. Но босс успел ухватить меня за ладонь. Дёрнул на себя и снял с ближайшего манекена чёрный парик со стрижкой каре. Босс нахлобучил парик мне на голову быстрее, чем я успела пискнуть!

— Закрой глаза!

— Я не понимаю…

— Закрой! — ледяным голосом приказал начальник.

В его голосе звенела сталь. Я предпочла послушаться. Через мгновение по моему левому веку что-то царапнуло.

— Прекратите!

Я распахнула глаза, натолкнувшись на негодующий взгляд мужчины. Алмазов скрестил руки под массивной грудью. Он возвышался надо мной, как настоящий колосс, и подавлял мощью тренированного, сильного тела.

— Это была ты! — заявил начальник.

— Это была не я! — поспешно ответила я.

Поняла, что едва не выдала себя и поспешно исправила:

— Понятия не имею, о чём вы говорите. Сказала просто так. На всякий случай. Честное слово!

Судя по ухмылке, босс мне ни капельки не поверил.

— Ну, привет, Клеопатра! — босс наклонился и добавил тише. — Укротительница питона!

Если бы можно было покраснеть ещё больше, я бы непременно это сделала. Но больше краснеть было некуда!

— Нет! — пискнула я.

— Да-а-а, — довольно возразил босс.

— Подавать вам комплект? — осторожно поинтересовалась продавщица.

— Да! — кивнул босс и прошептал, приблизившись к моему лицу почти вплотную. — А с тобой я поговорю позднее.

— Рекомендую бежевый! — прощебетала продавщица, двинувшись в нашу сторону.

— Стойте там, где стоите! Я сам возьму этот комплект, не то девушку опять…

Босс как будто споткнулся перед последним словом и медленно растянул его едва ли не по буквам:

— Стошнит…

Через мгновение меня подхватило вихрем и понесло в кабинку для переодевания. Я едва успела открыть рот, но тут же на губы легла мужская ладонь.

— Послушай, Ева. Я не знаю, зачем ты затеяла эти игры…

Я попыталась возразить, но изъяснялась, как глухонемая. Босс отнял ладонь, но словно нечаянно мазнул подушечкой большого пальца по моим губам. Я зарделась от чувственного подтекста этого жеста.

— Ты беременна, да? — спросил босс и тут же ответил сам себе. — Беременна. Не отрицай. Сколько у тебя задержка? Отвечай…

Я промямлила ответ. Босс быстро прикинул в уме. Считать он умел.

— Хм… Предположительно, ты беременна от меня, — задумчиво произнёс он.

Потом обвёл меня медленным взглядом. Почему-то его взгляд мне не понравился. Так тигр смотрит на загнанную антилопу, когда решает, с какого бока откусить самый сочный кусок мяса.

— Ты даже не представляешь, Ева, каких проблем ты мне нажила!

— Вообще-то представляю, если участвую в вашей авантюре!

Босс зажал мне рот ладонью. Скользнул по губам большим пальцем. Опять. Нравился ему мой рот, что ли?

— Очень нравится… — усмехнулся Руслан, словно прочитал мои мысли. — Пора опробовать его в деле.

Босс опустил руку на ремень, высвобождая его из петельки.

— Отказать… не имеешь права.

— Руслан Дамирович! — возмутилась я. — Мы в раздевалке! Я не буду этого делать!

— Во-первых, Руслан! — рыкнул начальник. — Во-вторых, о чём ты подумала, порочная совратительница?

— Я подумала ровно о том, для чего ваша…

Босс ущипнул меня за талию.

— Я подумала о том, для чего твоя рука опустилась на ремень! — мгновенно поправила я себя.

— Сообразительная малышка! — порочно усмехнулся Руслан. — И то, что я тебе предлагаю, это меньшее, что я хочу с тобой сделать. Поэтому не зли меня, Большеротая. Опускайся и приступай заглаживать свою вину!

— Как ты меня назвал? Большеротая? Да как ты смеешь?! Чурбан! Хам! Наглец! — возмутилась я, ударив босса ладошками по груди. — Вот тебе за акулу! Вот тебе за большеротую! У меня аккуратный и красивый ротик! А если он тебе не нравится, то и нечего примерять на него дуло своей пушки!

Босс застыл изумлённо, а потом перехватил мои запястья и стиснул их, толкнул меня к стене, прижав спиной.

— А теперь послушай меня, Ева. Большеротая — это всего лишь одно из прозвищ Клеопатры. Ясно? И не ори на меня. Тем более, не поднимай на меня руку! — рыкнул босс.

— Ох, прости. Я не сразу поняла, что ты опять демонстрируешь свой большой IQ! Я-то подумала, что ты решил похвастаться кое-чем другим! — фыркнула я. — Так вот, держи его при себе.

— Что именно я должен держать при себе? — прорычал босс мне в губы.

— Держи при себе всё! И верхний, и нижний разум. А с меня… с меня довольно! Я увольняюсь! Напишу заявление по собственному желанию. Ухожу! Можешь подставлять меня, сколько твоей меркантильной душе угодно. Можешь даже в суд на меня подать. Всё. Хватит! Ищи другую!

— Какая же ты фурия! — изумился Руслан.

Прижал меня своим телом, распластав по стене кабинки для переодевания, и впился в мои губы жадным, жалящим поцелуем.

18. Ева

— Это возмутительно! — пыталась возразить, но мне не дали!

Босс нагло раздвинул мои губы своим языком и вторгся, как завоеватель. Наглый, беспринципный и властный настолько, что колени начали тряслись мелкой дрожью.

Желание возражать, вырываться и сопротивляться куда-то пропало. Под его умелыми губами я плавилась, словно податливый воск, и потеряла ориентиры.

Не знаю, сколько прошло времени. Оно словно растворилось между нами. Распалось на крошечные частицы под напором губ и пальцев, начавших поглаживать мою шею.

Пальцы босса спускались ниже и ниже, дразнили горячими прикосновениями даже через ткань только что купленного платья. Сомкнулись на подоле платья, резко дёрнув его. Ткань жалобно затрещала.

— Рус…

Я почти задыхалась от поцелуя, понимая, что платье подбиралось выше и выше. До самой талии.

— Молчи, малышка. Ты такая горячая, что у меня плавятся мозги! — рыкнул босс и вновь лишил меня возможности возразить.

Его пальцы дразнили меня многообещающими прикосновениями. Последняя попытка к бегству была пресечена. Босс отодвинулся и лизнул чувствительную кромку губ языком.

— Ты меня завела, Ева. Не думал, что ругаться с тобой, акулёнок, будет невероятно горячо! — прошептал босс и сомкнул пальцы на талии замком. — А теперь развернись ко мне спиной. Немедленно!

— Но мы же не будем делать это… здесь!

— Я всё ещё зол на тебя. И до сих пор не понимаю, почему ты так странно вела себя в клубе! Поверь, мне есть что предъявить тебе в самых жёстких выражениях. И лучший способ выпустить мой злобный пар — это дать мне то, чего я хочу. Тебя. Немедленно!

Босс не стал дожидаться, пока я соглашусь с его доводами. Резко развернул меня к стене и стянул с попки бельё. Несколькими прикосновениями Алмазов выгнул меня под себя так, чтобы ему было удобно двигаться.

Я могла бы вырваться. Но не сбегать же с места преступления без трусиков!

«И неудовлетворённой!» — шепнуло подсознание.

— Иди ко мне, сумасшедшая, — шепнул босс, прикусывая шею на плече.

— А-а-ай! И кто из нас акула? — выдохнула я, стараясь не шуметь.

Чёрт побери, меня впервые в жизни соблазняли в людном месте! Нужно не шуметь, ведь в нескольких метрах от нас кипит жизнь модного бутика.

А мы… так невозможно и запретно близки, что становилось трудно дышать.

Я выдыхала часто-часто, прикрыв глаза. Меня пьянила близость жаркого мужского тела, прижимающегося всё теснее во время сильных толчков.

В какой-то момент стало неважно на весь остальной мир. Мы словно попали в параллельную вселенную. Вдвоём. А всё остальное перестало существовать.

Не было ничего — ни офиса, ни работы, ни проблем, ни нашего договора об оказании услуг.

Были только мы вдвоём.

Можно было не думать ни о чём — только ловить ритм его дыхания, подстраиваться под жаркий темп, от которого внутри начинается кипеть лавой сильное удовольствие.

Кажется, невозможно… Нереально, чтобы было настолько хорошо. Хотелось кричать и быть громкой.

Босс накрыл мой рот ладонью. Я впилась в сухую кожу зубами, чтобы не вскрикивать от удовольствия, раскачивающего тело порочной дрожью.

— Тш-ш-ш… — успокаивающе шепнул Руслан, сам едва не срываясь на пике в запрещённый диапазон децибелл.

Потом мы замерли, восстанавливая дыхание. Я пыталась понять, чем Алмазов так сильно зацепил меня? И почему рядом с ним я теряла голову, забывая о стыде, морали и правилах приличия. Ни до чего нет дела — только бы продолжал держать в объятиях и не давал упасть, целуя до головокружения.

Пока босс оправлял на мне и на себе одежду, выглядя сытым хищником, я думала…

Моя голова грозила лопнуть от переполняющих её мыслей. Так много всего сразу — афера босса, моя незапланированная беременность, ещё более незапланированное и непреодолимое влечение к боссу!

— Ева… — позвал меня Руслан.

Он выглядел довольным и расслабленным. Витки тёмной озлобленности и недовольства перестали закручиваться над его головой гибельной воронкой. Торнадо отступило. Надолго ли? Я не знала. Но в голове промчалась мысль, что снимать злость и напряжение таким способом чертовски приятно. До невозможности приятно.

— О чём ты думаешь? — озадачился босс.

— Прости, — я встряхнула головой, словно из неё можно было легко выкинуть все лишние и тревожные мысли.

— Простил. Только что простил, — порочно ухмыльнулся босс. — Думаешь о чём-то?

— Да. И пока не знаю, как быть!

— Думаешь не о том! — недовольно сощурил глаза Руслан.

Его взгляд скользнул по моему лицу, останавливаясь на губах. Я не понимала, зачем он смотрит на меня так, словно хочет съесть. Руслан не дал мне додумать свою мысль и построить предположения.

Босс снова сжал меня в объятиях так, что я всхлипнула, и начал целовать. Медленно и неспешно, но утягивая в омут беспамятства. Сильно и жарко, проникновенно — до головокружения и звона в ушах.

— Думать будем потом, Ева! — сказал босс, отстранившись. Смерил меня с ног до головы и обратно, заявив. — Теперь я вынужден решать проблему с твоей беременностью!

— Что? — пролепетала я, не зная, к чему ведёт босс. — К-к-к-какую проблему?

— Твою проблему, возникшую, каюсь, и по моей неосторожности. Но, Ева, я не готов к созданию семьи. Брак, дети… — Алмазов покачал головой. — Я против отношений. Любых! И ни одной, даже самой горячей блондинке не удастся поколебать моё мнение!

Хлёстко и жёстко Руслан вернул меня с небес на землю. Слова босса окатили меня ледяной волной. Спасибо, что не дал мне размечтаться и унестись в фальшивые мечты о семье и завтраках на троих!

— Я и не собиралась по-настоящему создавать с тобой семью! Никогда! — прочеканила слова. — Выходить за тебя замуж по-настоящему? Да ни за что! Только фиктивно. Только из-за твоего гнусного шантажа и обещания хорошо заплатить!

— Вот, значит, как? — зловеще спросил босс.

— Да! Размечтался, господин Алмазов! Спустись с небес на землю… — улыбнулась Руслану самой милой из своего арсенала улыбок. — К тому же, кто сказал, что этот ребёнок — твой, м?

Глаза Руслана округлились от удивления. Из них пропало всякое осмысленное выражение.

Алмазов был ошарашен и удивлён. Подавлен. Самолюбие Руслана уязвлено, а самомнение валялось внизу, под моими ногами. Я потопталась по нему острыми каблучками. Я упивалась мгновением торжества.

Возьмите и распишитесь, господин босс!

— Ты врёшь!

— Руслан, кабинка для переодевания — не самое подходящее место для выяснения отношений! — я решительно вышла из раздевалки, обратившись к боссу. — Расплатись за обновлённый гардероб своей невесты, Рус! И потом, в спокойной обстановке я буду готова обсудить с тобой дальнейшие детали.

Я скрывлась в туалете, чтобы привести себя в порядок. Провела много времени перед зеркалом, поправляя макияж. Сортировала мысли, избавляя их от мусора под названием «влечение к Алмазову».

Алмазов? Ха. Нет, Ева, босса нельзя считать настоящим алмазом. Это искусственная, синтетическая подделка. Возможно, он блестит так же ярко, но в цене сильно ниже.

Не вздумай влюбляться в этого хамоватого и жестокого нарцисса! Даже чёрствая заплесневелая корочка хлеба мягче, чем душа твоего начальника.

Я тщательно оглядела себя в зеркале. Улыбнулась своему отражению и сказала себе вполголоса:

— Решать проблему он собрался! Я не позволю тронуть своего ребёнка. Он мой. И точка! — пригрозила отражению, представляя, что вожу скрученной дулей перед носом Алмазова. — Фиг тебе, Алмазов! Это мой ребёнок, а ты… Ты просто рядом пробегал! Случайно.

К мыслям об Алмазове необходимо применить сочетание клавиш «Shift+Delete» — удалить без возможности восстановления.

Я вышла из туалета, воинственно настроенная и полная решимости защитить своего малыша.

Это ребёнок, а не проблема. Я оставлю его во что бы то ни стало и буду отрицать отцовство Алмазова.

— Долго возилась, — нахмурился босс, увидев меня. — Все вещи уже упаковали. Предлагаю пообедать в ресторане и обсудить сложившуюся ситуацию. Откровенно и без утайки!

Я широко улыбнулась боссу. Руслан несколько секунд вглядывался в моё лицо, а потом выдал:

— Больше искренности, Ева. Ты совсем не стараешься!

Я представила, как огреваю босса по его самодовольному и красивому лицу большой-большой и жутко горячей сковородкой… Улыбнулась.

— Так-то лучше, — похвалил меня Алмазов и подхватил под локоть. — О чём подумала?

— Представляла свой гонорар! — соврала я, не моргнув глазом.

— Хорошо. Если для тебя это самая лучшая мотивация, то думай о гонораре как можно чаще! — отрывисто приказал босс.

Я посмотрела на него с нежностью и проворковала:

— Ты чем-то недоволен, Сказочник?

Руслан остановился, отпустил мой локоть и засунул руки в карманы брюк. Наклонил голову, собираясь сказать что-то, несомненно, едкое и грозное, но нас прервали.

— Руслан, мой мальчик!

19. Руслан

Только не это! Только не тётя Альфия…

Аллах, Яхве, Создатель, пошли всё, что угодно — смерч, ураган, внезапный град размером со страусиное яйцо, но избавь меня от внимания двоюродной тётушки Альфии.

— Русланчик! — через мгновение тётушка сдавила меня в своих объятиях, ущипнув за щёку. — Похудел, мой маленький! — вздохнула тётя Альфия.

Отошла, сложила пухлые руки на своей внушительной груди и заохала:

— Как нехорошо, а? Кто тебя довёл до такого состояния?

— Здравствуй, тётя Альфия. Я в полном порядке.

— Выпьешь чашку чая? — предложила тётушка.

— С радостью. Но сейчас я немного занят…

— Ох, да разве так можно? Не уделить любимой тётушке и пяти минут? Ой, племянник, расстраиваешь меня! — вздохнула тётя Альфия и приложила руку к груди. — Чувствует моё сердце, что вот-вот его кольнёт остро и сильно… А-а-а-а-ах! — закричала тётушка, округлив глаза.

Я едва сдержался на месте. Вот за такие фокусы я и недолюбливал двоюродную тётушку. Она любила давить на жалость и напоминать всем, что у неё больное сердце.

Расстраивать тётушку Альфию было нельзя. Она была дедушкиной любимицей, потому что снабжала его сведениями, читай, сплетнями обо всех членах нашей семьи. Как бы мы ни пытались скрыть что-то от взгляда деда, Альфия не позволяла этому случиться.

Ох уж эти родственные связи!

— Выпьем чаю, милый! — настойчиво повторила тётушка Альфия, подцепила меня под локоть и повела в сторону моего внедорожника.

— Постой, тётушка. Я не один!

Тётя Альфия остановилась и намеренно медленно посмотрела по сторонам.

— Хм… Странно. А с кем же ты? — деланно удивилась она.

Я скрипнул зубами. Тётушка Альфия была не только сплетницей, но и сводницей. Если в радиусе зрения тётушки попадались холостые родственники, она тут же принималась их сватать!

Я для неё был словно сектор-приз на барабане. Ей никак не удавалось сломить моё сопротивление против института брака. Я, как мог, избегал общества тёти Альфии, но на этот раз не удалось. Тётушка вцепилась в мой локоть бульдожьей хваткой.

Чувствую, теперь она меня не отпустит! Хотя бы потому что лелеяла мечту, что я женюсь на её двоюродной племяннице, Камилле.

Сама тётя Альфия иметь детей не могла, поэтому с радостью воспитывала и учила жизни чужих детей. Камилла большую часть детства проводила у тёти, поэтому считалась едва ли не дочкой.

Тётя Альфия сделала из меня и Камиллы пару ещё в далёком прошлом, на одной из больших, шумных свадеб. Тогда мы изображали танец жениха и невесты. Именно с той поры идея фикс не покидала голову тётушки. И судя по лихорадочно блестевшему взгляду, тётушка вознамерилась вновь агитировать меня на создание брачных уз.

— Тётя, я не один! — повторил я и отошёл, демонстрируя Еву.

Моя помощница, сообщница и временная любовница в одном лице не растерялась и мило улыбнулась, махнув ладошкой:

— Добрый день, тётя Альфия.

— Милый, что это такое? — громким шёпотом возмутилась тётушка. — Кто она такая, чтобы звать меня так нагло? Мы не представлены. Это просто невежливо!

— Тётя Альфия… — я двинулся в сторону Евы.

Тётушка ещё крепче вцепилась в мой локоть. Пришлось отрываться, едва ли не пожертвовав тканью дорогого пиджака.

— Тётушка, я рад, что именно ты первая из нашей семьи узнаешь о том, что я намерен жениться!

— Ай, какая новость! Камилла будет на седьмом небе от счастья! — всплеснула пухлыми ладошками тётя.

— Уверен, что Камилла порадуется за своего дальнего брата, — улыбнулся я. — Порадуется за меня и мою прекрасную невесту, Евангелину.

Улыбка медленно сползла с лица тётушки. Но она мгновенно взяла себя в руки.

— Как-как, прости? Елину?

— Евангелина, — поправила тётушку Ева. — Можете называть меня просто Евой.

— Уверен, Ева тебе понравится, — поцеловал руку фальшивой невесты, заглянув в глаза цвета аквамарина. Вложил во взгляд немой приказ изображать любовь и верность до гроба.

— Она сущий ангел, — вдохновлённо продолжил я. — Откровенно говоря, я её так и называю. Мой ангелочек…

Ева вздохнула томно и влюблённо. Наверное, все влюблённые барышни вздыхают именно так. Понятия не имею, как они должны вздыхать. Подо мной вздыхали, охали и стонали, но явно не от слов «Мой ангелочек!»

— Однако… — фыркнула Альфия, смерив Еву с ног до головы пристальным взглядом. — Никто из семьи не знал, что у тебя есть невеста!

— Рамиль знал, — соврал я. — Но я просил его не рассказывать никому.

— И всё-таки чаю мы выпьем! — очнулась ото сна тётушка. — В тесном семейном кругу!

Наверное, тётушка намекала, чтобы я избавился от Евы здесь и сейчас. Но Ева теперь считается моей невестой, частью будущей семьи.

Поэтому я повёл невесту под локоть к внедорожнику.

Тётушка Альфия опередила нас и вознамерилась залезть на переднее сиденье. Тётка у меня такая тучная, что даже в моём просторном внедорожнике придётся отодвигать кресло до предела, чтобы она смогла влезть. Но это ещё полбеды!

Подсадить тётушку, чтобы помочь ей взобраться — вот задача для настоящего силача!

Потом я придержал Еву за локоть, переместил руки на талию. Ева мгновенно включилась в игру, нежно обняв меня в ответ. На секунду я разомлел от тепла женского тела, прижимающегося к моему. Фальшивая невеста потёрлась щекой об мою рубашку и спросила едва слышно:

— Что-то хотел сказать, Сказочник?

— Веди себя естественно, акулёнок!

— У-у-у… Опять я стала акулой? А как же ангелочек? — съехидничала блондинка.

Потом привстала на цыпочки, потянувшись ко мне, и застыла в сантиметре от моих губ.

Дразнила меня, чертовка! Хотя со стороны всё смотрелось так, будто мы увлечены поцелуем.

— Буду стараться, господин Алмазов. Постарайтесь и вы.

— Не начинай, Ева! Не дразни меня своим выканьем!

— Милый, твоя тётушка от негодования сейчас взорвётся, — проворковала Ева, погладив меня по щеке. — И что за Камилла? Мне нужно ревновать?

— Ревнуй, акулёнок. Ревнуй, только не переигрывай.

Пришлось везти тётушку Альфию к ней домой. На протяжении всей поездки тётя Альфия только и делала, что нахваливала Камиллу.

— Камиллочка уже приехала. Из-за границы. Стажировка закончилась. Ах, какой красавицей стала Камилла! Ой, да что я буду говорить, сам её скоро увидишь! — торжествующе закончила тётя Альфия.

— С радостью переброшусь парой фраз с сестрой, — сделал упор на слове «сестра». — Но надолго не смогу задержаться. Нам с Евой нужно успеть очень многое.

— Успеть? — фыркнула тётушка. — Сто лет не виделись, Русланчик! Остальные дела могут и подождать.

— Увы-увы… Мы и так долго откладывали переезд Евы ко мне.

— Но сейчас я всё взвесила и решила, что готова, — вставила пару слов Ева.

— Жить вместе до свадьбы?! — ужаснулась Альфия. — Ох, наш бабай не одобрит!

— Как Камилла? — спросил я, сделав вид, что не заметил тётушкину шпильку. — Рассталась со своим парнем?

— С каким парнем? — удивилась тётушка. — Это всего лишь друг!

— Ага… — фыркнул я.

Судя по фотографиям, где какой-то парень засовывает свой язык в рот Камилле, он приходится ей явно не другом. Но тётушка могла найти удобное объяснение всему, даже двум полуобнажённым телам, лежащим в одной постели. Если это было выгодно для неё, разумеется.

Пока в гостиной накрывали стол, тётушка щебетала и демонстрировала навыки владения iPad, загружая фотографии Камиллы. Камилла на учёбе, Камилла на выставке и Камилла в купальнике, конечно же, выгодно демонстрирующая свои прокачанные прелести.

Ева усмехнулась уголком губ и незаметно воздела глаза в небу. Через секунду мой телефон издал мерное, едва слышное жужжание.

Ева: «Тебя сватают за родственницу, милый? Без моего ведома? Твой ангелочек расстроен!»

Я усмехнулся, взглянув на Еву и послал ей сообщение.

Руслан: «Ревнуешь?»

Ева: «Очень. Сейчас прожгу стул ревностью…»

Через мгновение я переименовал контакт «Ева» в Акулёнка. Задумался на секунду, как я подписан у Евы в телефоне… Надо бы проверить!

Руслан: «Ревнуй, акулёнок! Разрешаю показать свои зубки!»

Ева послала мне обольстительную улыбку и громко кашлянула.

— Заразная, что ли? — брезгливо поморщилась тётушка и посмотрела на меня. — А вот Камиллочка абсолютно здорова! Да где ж она, моё солнышко?

Тётушка встала и поплыла своей двух центнеровой тушей к комоду, на котором лежал её телефон.

— Кызым, кайдасин? — громко сказала она в телефон.

Ева иронично заломила бровь, насмешливо взглянув на меня. Потом решила воспользоваться отсутствием тётушки и быстро перебралась на диванчик, сев рядом со мной.

Тётушка обернулась и недовольно поджала губы, поняв, что упустила ситуацию из рук. Но потом принялась болтать с Камиллой по-татарски. Причём, я был уверен, что Камилла половину сказанного не поняла. Она плохо знала родной язык.

— Игнорирование нежеланной невесты? — предположила Ева. — Я оскорблена!

— Неуважение, да.

— А остальные члены твоей семьи тоже будут говорить по-татарски в моём присутствии в надежде, что я ничегошеньки не пойму?

— Не беспокойся, я покажу тебя всего пару раз на семейных сборах, — успокоил Еву, поцеловав её руку. — Главное, очаруй дедушку.

— Я не стану прыгать вокруг твоей родни на задних лапках, — отозвалась Ева, склонив голову мне на плечо. — Если они будут обижать и оскорблять меня, я устрою большой скандал в кругу вашей маленькой семьи!

— Не смей! — осадил я Еву. — Сразу настроишь всех против себя! К тому же мой младший брат и так выбрал себе в жёны капризную истеричку. Ты должна быть другой! Иначе дед решит, что мы с братом неспособны выбрать нормальных жён… Тогда всё перейдёт Ильясу.

— Божечки, на что я согласилась? — тихо ужаснулась Ева. — У меня уже голова кругом идёт от обилия твоих родственников! Кто такой Ильяс? Ещё один брат?

— Да, у меня большая татарская семья. Много родственников. Ильяс — двоюродный брат. Из всех внуков дед отдаёт предпочтение только мне, Рамилю и Ильясу. Если мы покажем себя не с самой хорошей стороны, то дед обрадует Ильяса наследством. Ильяс, кстати, уже опережает меня и брата. У него есть жена и дети…

Жена и дети? Кратковременная пауза. В голове промелькнула гениальнейшая мысль.

— Кстати, Ева! Ты же беременна? Мы можем выложить этот козырь. Ради дела, разумеется!

Я красноречиво посмотрел на Еву. Она побледнела и отодвинулась от меня.

— Я поняла, о чём ты подумал, аферист! — зашипела она. — Не вздумай впутывать в это моего ребёнка!

— Мы переспали без защиты, — шёпотом настаивал я. — Сроки ещё совсем маленькие. Побудь немножко беременной для дела, а потом я устраню эту проблему…

Кажется, я сморозил нечто отвратительное. Потому что Ева посмотрела на меня с лютой ненавистью во взгляде и отодвинулась.

— Я не уверена в сроках! Я ещё не ходила в больницу. Но не думай, что ты отец моего ребёнка! Незадолго до встречи с тобой, я рассталась с другим мужчиной! С которым надеялась создать семью!

Слова Евы неприятно полоснули меня ещё в магазине. Но сейчас она упрямо повторила их и словно нанесла новое ножевое ранение на то же самое место. Не понимаю, откуда поднимается злость изнутри и желание почесать кулаки о неизвестного соперника!

— Почему в глаза мне не смотришь, Ева? — злым шёпотом спросил я.

— Это. Мой. Ребёнок! — отчеканила моя сообщница. — Только мой. Он не имеет к тебе никакого отношения. Если ты хотя бы половиной словечка заикнёшься перед своими родственниками о моей беременности, я в ту же минуту обнародую наш с тобой договор! Ясно?

Я откинулся на диван, стараясь держать себя в руках.

— Мне ясно только одно, Ева. Ты ответишь передо мной за своё поведение в клубе! Всё это… — рыкнул я. — Произошло только по твоей вине! Если бы ты не стала устраивать идиотские пранки и портить незнакомому человеку жизнь, ничего этого бы не было. Я требую объяснений!

— Не понимаю, о чём ты! Но я могу объяснить тебе, чтобы ты не лез со своими аферами к моему ребёнку. Начинать прямо сейчас или подождать, пока твоя тётушка начнёт греть свои уши? — ехидно отозвалась Ева.

— Кто решил тебя назвать Евангелиной? Ты не Ева и не Ангел! Ни разу! — возмутился я. — Ты даже не акула. Ты пиранья!

— А ты скользкий и противный гад особо крупных размеров. Анаконда! — едва слышно ответила Ева, но тут же прижалась губами к моим.

Неожиданно, но приятно. Целоваться с этой акулой слова было невероятно вкусно. Я ловил кайф даже от простых прикосновений её мягких губ, пахнущих малиной.

Сначала я забылся и подумал, что Еву, как и меня, дико заводят наши перебранки. Но потом заметил застывший поблизости силуэт тётушки, неодобрительно смотревшей на меня.

Тут же мысленно усмехнулся. Ева отрабатывала свой гонорар, только и всего. Что-что, а отрабатывать она умела!

__________

Кызым, кайдасин? — Девочка моя, ты где? (татарский)

20. Ева

Чего я только не услышала о себе за час «душевного» чаепития с родственницей Руслана!

Самое неприятное, что Руслан делал вид, будто не понимал намёков. Моя хата с краю, ничего не знаю — такова была его позиция.

Мне приходилось мило отмалчиваться и прижиматься к избраннику души и сердца, ненаглядному жениху. Хотя по меньшей мере хотелось опрокинуть чай на голову жирной тётушке и затолкать жареные пышки ей в рот. Сразу штук двадцать, чтобы замолчала надолго!

— Русланчик, милый, не забудь, что Камиллочка обязательно приедет! — сказала напоследок тётя Альфия. — Сегодня не получилось, к сожалению. Моя девочка не успевает приехать, а ты, как назло, торопишься куда-то с этой девушкой!

— Со своей невестой, — поправил её Руслан, поцеловав тётушку в щеку.

— Да какая же она невеста? — изумилась тётушка. — Кольца и того нет!

— Ещё не выбрали…

— А-а-а-а… Жадная попалась, да? — понимающе протянула тётушка Руслана. — Падшие женщины всегда падкие на звон золотых монет!

В этот момент я стиснула локоть Руслана, запустив ногти под ткань его рубашки.

— Ничего не понял, плохо расслышал! — улыбнулся босс. — Извини, тётушка, но мы очень-очень спешим!

Алмазов повёл меня к своей машине. Я хотела сесть на заднее сиденье, но начальник решительно усадил меня на переднее. Потом сел за руль и выматерился под нос. Потом помолчал и выдал ещё одну порцию ругательств, на этот раз уже мешая татарские слова с отборным русским матом.

— Вот что я обо всём этом думаю! — сказал босс.

— Я не поняла половину из сказанного.

— О, а это я сейчас поясню, стриптизёрша Клеопатра!

В голосе босса прорезались металлические нотки. Мы же недавно спускали злость приятным способом! Правда, потом сцепились, как кошка с собакой, и сейчас босс опять злился на меня. Всё-таки этот мужчина — невероятно темпераментный!

— Алмазов. За рулём нужно соблюдать спокойствие, — осторожно сказала я. — К тому же твоя тётушка Альфия может наблюдать сейчас за нами.

— Твоя взяла, — буркнул босс.

Автомобиль сорвался с места.

— Итак, вернёмся к ночи в клубе. Вернее, к тому, что ты стриптизёрша. Много зарабатываешь, Ева? — зло спросил босс.

Я едва не взвыла на месте. Потом посмотрела на ползущую вверх стрелку спидометра. Ласково дотронулась до локтя босса.

— Давай ты остановишься? Я тебе всё объясню.

— Давай! — процедил Руслан.

Через несколько минут он смог найти свободное место для парковки.

— Слушаю тебя, стриптизёрша Ева, торгующая видами своих прелестей, — ядовито отозвался босс.

— Первое, Алмазов. Без оскорблений. Ясно? Второе. Я не стриптизёрша. Я хореограф. Я ставила в клубе танцы девочкам.

— Нескладно врёшь.

— Меньше всего мне хочется выслушивать беспочвенные обвинения, Алмазов! — я достала телефон. — Сейчас я позвоню своей подруге, она работает в клубе. Она подтвердит мои слова.

— Нет, Ева. Она подтвердит любую твою ложь, — безапелляционно заявил босс.

Я с удивлением посмотрела на начальника.

— Для мужчины, который якобы ни разу не обжигался на отношениях, ты чересчур болезненно реагируешь на слова о лжи. Во-о-от где собака зарыта!

— Собака! — выкрикнул Алмазов.

От испуга я подскочила на месте.

— Я совсем забыл про собаку. Из-за тебя, между прочим! Все мои беды только из-за тебя, Ева. Ты — источник всех проблем!

Алмазов резко выкрутил руль. Какой-то он неуравновешенный стал и дёрганый до ужаса! Неужели мысль о браке, пусть даже фиктивном, делает из мужчин психов?

— Лучше молчи. Поговорим дома, — бросил босс.

Я предпочла не открывать рот на протяжении нескольких долгих минут. Но язык мой не желал оставаться без дела. К тому же мне было что сказать хаму.

— Руслан Дамирович, обращаюсь к вам как к человеку взрослому и разумному. Прошу учесть, что я в положении. Возможно, вам как мизогинисту и противнику отношений, браков и стороннику движения child-free мысли о беременной женщине глубоко неприятны…

— Что? — удивился Алмазов.

— Не перебивайте меня, я не закончила! — отчитала босса ледяным тоном. — Возможно, вы не разделяете моих взглядов на семью и отношения. Жить, как вам хочется, это ваше право. Живите согласно своим убеждениям! Но не ущемляйте при этом интересов других. И уж тем более, не вредите. Я начинаю нервничать рядом с вами. Это губительно сказывается на здоровье малыша. Возможно, вам на это плевать. Но мне нет. И если вы будете продолжать вести себя таким хамским образом, я буду вынуждена отказаться от исполнения договора. И не надо грозить мне увольнением, судом, тюрьмой и нищей жизнью. Я продам квартиру, если потребуется. Но здоровье малыша для меня превыше всего.

Алмазов выслушал мою тираду, не перебив меня ни разу.

— Извини, — ровным тоном произнёс босс. — Перегнул палку.

— Извинения приняты, — таким же равнодушным тоном ответила я.

Хотя, конечно, я его ни капельки не простила. Чёрствый, бездушный, циничный аферист.

Деловые отношения — вот что мне необходимо.

Но, боже, как же рядом с Алмазовым сложно придерживаться деловых отношений!

***

За оставшееся время поездки мы не проронили ни одного слова. Алмазов был нахмурен и вероятно зол на меня. Но сдерживался. Молодец…

Хотя, какой он молодец? Это я молодец, поставила хама на место и заставила замолчать. Внезапно я почувствовала себя дрессировщицей, запертой наедине в клетке с кровожадным львом.

Алмазов — лев? Ну, а что? Сходство налицо. Шевелюра у босса роскошная, к тому же он явно мнит себя царём или кем-то вроде него. Босс вёл себя, как типичный главапрайда, то есть заставлял шевелить мозгами меня, придумывая легенды и оправдания, пока сам лежит с гордым видом.

К тому же Руслан опасен, ненасытен и чуточку кровожаден. Вон как сердито сопел! Ну, ничего-ничего…

Я мысленно щёлкнула воображаемым кнутом. К ноге, мой лев! Я тебя выдрессирую и разучу рычать на беременных женщин. Будешь шёлковым и послушным львёнком и покатаешь меня на своей широкой спине…

Или не на спине, но последняя фантазия была явно лишней. Поэтому я сосредоточилась на мыслях о дрессировке алмазного львёнка, то есть Руслана Дамировича.

Алмазов торопился. Мне стало интересно, за какую собаку босс так сильно переживал. Наверняка, пёс жутко дорогой и с родословной, начинающейся от пса самого Адама.

Я с некоторым опасением заглянула за открытую дверь холостяцкой квартиры босса. Но любопытство взяло верх.

— Он не агрессивен? — осторожно спросила я.

— Кто? Саурон? — переспросил босс. — Милейший пёс!

Я согласно кивнула, но всё-таки оставила дверь приоткрытой. Потому что одна знакомая собачница своего агрессивного питбуля тоже считала милейшим псом. Хоть в глазах её питомца было написано только одно желание — убивать.

— Так. Ева. Ни шагу в сторону. Рядом с ковром большая лужа, — вздохнул босс и громко позвал. — Саурон!

Я услышала топот собачьих лап. Мысленно приготовилась быть шокированной при виде пса редчайшей породы, но… В коридор нам навстречу выскочил самый обыкновенный пёс. Породы… никакой. Это тёмно-серая, вислоухая дворняга, чисто вымытая, вычесанная и с круглыми, лоснящимися боками. Довольная жизнью, сытая, но дворняга.

— Иди сюда, парень! — присел босс и потрепал пса, норовящего облизнуть лицо мужчине. — Кто напрудил лужу?

Голос босса стал строже. Пёс присел, виновато опустив морду.

— Эх ты… — вздохнул Алмазов, потом погладил пса. — Ладно, я не в обиде. Сам виноват, запер тебя в четырёх стенах. Но у меня была уважительная причина.

Алмазов посмотрел в мою сторону, принявшись объяснять собаке.

— Случилась катастрофа. Она вон там, у двери стоит и думает, что ты её сожрёшь или испортишь ей классные туфли.

Я выдохнула облегчённо. Пёс не внушал опасения. Меня больше всего поразило, что Алмазов возился с дворнягой и разговаривал, как с приятелем. Даже тон голоса значительно потеплел.

Всё-таки босс — довольно интересный мужчина. Но тараканов у него — тьма тьмущая. Того и гляди, я смогу услышать, как они шепчутся внутри его головы. Позднее Алмазов позвонил домработнице и попросил прийти раньше, чем обычно.

— Надо выгулять Саурона. С тобой я забыл о том, что у меня есть пёс, — нахмурился босс.

Я не стала возражать. Мы отправились прогулочным шагом на площадку. Саурон принялся носиться вокруг нас с громким лаем и был доволен своей собачьей жизнью.

— Он целый день сидит взаперти?

— Нет. Я отвожу его к приятелю. У него большой вольер. Но на днях случилось непредвиденное. И я немного забылся.

— Кстати, почему его зовут Саурон?

— Потому что носитель кольца Всевластия, — хмыкнул босс. — И непосредственно связан с нашей историей.

— Ого! Как это?

— Прямым образом! — рассмеялся Алмазов, но потом оборвал свой смех. — А теперь вернёмся к одной сексапильной проститутке, совратившей меня в клубе и испортившей жизнь.

Я сложила ладони на коленях, как примерная ученица.

— Напоминаю. Без оскорблений или будете уговаривать другую девушку быть вашей фиктивной невестой или даже женой. Кста-а-ати! — протянула я. — Есть же Камиллочка! Она из вашей семьи, нравится родственникам. Долго замену мне искать не придётся и, кажется, все будут довольны. А? Чем не кандидатура?

— Мне нужна фиктивная невеста и жена, а не настоящая. И не заговаривай мне зубы, пираньюшка! — Алмазов встал и прошёлся неторопливым шагом, потом остановился передо мной. — Итак, стриптизёрша Клёпа. Выкладывай всё, как на духу.

— Хорошо, — выдохнула я. — Но сначала я развею твои сомнения. Я не стриптизёрша. Так что упаковывай пса, отвози приятелю. И поедем…

— Куда?

— В клуб.

— Опровергать твою ложь? Или всё-таки подтверждать её? — недоверчиво хмыкнул босс.

Я не верила, что он захочет поехать, но Алмазов подозвал пса. Потом мы отвезли его в вольер и отправились в клуб.

— Кстати, ты мог бы отдать Саурона приятелю. У него большая территория. И тебе меньше проблем.

— Проблем меньше, согласен. Но не отдам. Он мне нравится, — улыбнулся Алмазов. Тепло и искренне.

— Лучше бы тебе люди так сильно нравились, Алмазов.

— От собаки проблем меньше. Максимум, нагадит под дверью или на ковре. Но не в душу, — отрезал Алмазов и не захотел развивать тему.

21. Ева

— Как твой клуб может развеять мои сомнения? — фыркнул Алмазов, обведя меня насмешливым взглядом. — Я понял, что ты профессионалка.

— Алмазов, я не стриптизёрша. Я хореограф. Ставлю танцы девочкам по просьбе своей подруги Риты. Она управляет этим клубом, — скороговоркой произнесла я, заходя внутрь.

Днём в клубе было пустынно и тихо. Только в отдалении звучала музыка еле слышно — девочки репетировали.

— Мужчина, приходите вечером. Мы сейчас не работаем! — послышался голос охранника.

— Привет, Костя. Рита у себя? — поздоровалась я с охранником.

— А, Ева Андреевна. Давно не виделись, — приветливо улыбнулся Костя, когда я вынырнула из-за широкой спины босса. — Рита в зале вместе с девочками.

— Я к ней. А этот, — показала я пальцем на босса, — со мной. Можно?

Костя кивнул, пропуская нас внутрь.

— Допустим, тебя знают! — съехидничал Алмазов. — Это ещё ничего не доказывает.

— Помолчи, Алмазов. Я не собираюсь тебя обманывать. Ты и сам прекрасно видел, что я не созванивалась с подругой и не предупреждала её о своём приезде. Значит, соврать она не сможет.

— Возможно… — нехотя ответил босс.

У входа в зал я остановилась.

— Постой здесь.

— Нет, отсюда я ничего не услышу, — возразил босс. — Представь меня, как потенциального покупателя, желающего посмотреть клуб.

— Клуб не выставлен на продажу.

— Это не мешает выдвигать заманчивые предложения, — хитро улыбнулся Алмазов.

Зелёные глаза загорелись огоньком интереса. Опасный игрок, хитрый, недоверчивый и уверенный в себе.

Мне больше ничего не оставалось, кроме как шагнуть внутрь. Возле шеста извивались Аня, демонстрируя Рите свой танец. Рита смотрела на неё, сидя в кресле. Потом взмахнула рукой. Музыка остановилась.

— Ань, никуда не годится. Я это уже сто раз видела! — послышался требовательный голос Риты.

— Набор элементов стандартный, — надула губы Аня, качнув ножкой на огромном каблуке.

— Почему-то Еве удавалось из стандартного набора поставить отличный и сексуальный танец! А у тебя не выходит! — возмутилась Рита. — За что я тебе плачу?

Я поблагодарила небеса. Надо же, как удачно мы зашли. Но босс моих восторгов не разделял. Он был полон скепсиса.

— Так я не Ева! — парировала Аня, потом заметила меня и воскликнула. — Ой, а вот Ева Андреевна!

Босс держался позади. Рита удивилась моему появлению, поцеловала меня в щеку. Ещё больше удивилась появлению постороннего мужчины. Но она не знала, что это тот самый клиент, от которого я убежала, ведь она не видела его в лицо.

— Добрый день. Мне понравился ваш клуб в работающем режиме. Теперь мне хотелось бы осмотреть его более подробно, — заявил босс.

Рита удивилась.

— Клуб не продаётся!

— Но я всё равно осмотрюсь. Вдруг мне настолько понравится, что я сделаю вам предложение, от которого вы не сможете отказаться, — скучающим тоном произнёс босс, усевшись на место Риты. Удачно присел, ведь ему был слышен весь наш разговор.

Рита опешила от наглости босса, но потом повернулась ко мне.

— Не ожидала тебя здесь увидеть.

— Ева Андреева, а вы теперь вернулись к нам? — вклинилась Аня.

— Я заглянула к вам по старой памяти, проведать.

— А-а-а… — протянула Рита. — Я решила, что ты изменила своё решение. Девочки привыкли, что ты их направляешь. Самим сложно придумать что-то…

Босс всё слышал. Уверена в этом. Так вот слушай и делай выводы, Алмазов.

— У Ани неплохо получается, только переход не самый удачный.

— Ой, подскажите, как лучше сделать? Один разочек! — попросила Аня.

— Мне не очень удобно. Я в офисной одежде. Но кое-что подскажу… — согласилась я. — Вставай на исходную позицию. С середины припева.

— Музыку включить? — предложила Рита.

— Нет. Пока не надо. Я Ане сто раз говорила. Сначала такт выучи по хлопкам, потом на музыку накладывай. Давай. Раз-два-три… Пошла. Разворот… Раз-два-три-четыре… Наклон. Бёдра…

Я раздавала указания, потом не вытерпела и показала, как нужно плавно перейти из одного блока элементов в другой. Азарт завладел мной.

— Дальше ты сама неплохо справляешься. Я бы поправила кое-что, но сейчас не могу. Тороплюсь…

— Я подожду, — внезапно подал голос Алмазов.

Я возмущённо посмотрела на босса. Руслан улыбнулся мне. Глаза горели тем самым порочным огоньком, как во время моего выступления перед ним. Жар его взгляда опалял даже на расстоянии.

— Извини, Руслан, но у меня самой ещё много дел, — улыбнулась я. — Надеюсь, ты увидел всё, что хотел.

— Не всё. Поэтому жаль, но клуб не заинтересовал меня настолько, чтобы я захотел его купить. Поехали, Ева.

Алмазов удалялся с гордым видом. Я ущипнула Аньку за локоть, шепнув ей:

— Не вижу твоей радости.

— Какой радости? — удивилась девушка.

— Так это же твой постоянный клиент, Красный Пиджак!

— Кто? — Аня посмотрела вслед Алмазову. — Не-не… Ева, вы путаете! Это не он!

— Уверена?

— Разумеется! Я всех своих постоянных клиентов знаю. Красный пиджак моложе и не такой суровый. Это не он! — заявила Аня и попрощалась.

Я уже ничего не понимала. Если Босс — не Красный Пиджак, то кто он? Мне ничего не оставалось, кроме как отправиться за боссом. Алмазов подождал меня у входа.

— Итак. Допустим, я тебе поверил. Немного, — наклонил голову вбок босс. — Слушаю дальше.

— Хорошо! В тот вечер я пришла в клуб просто так. У Риты меня бы точно не стали спаивать дрянью, к тому же всегда есть с кем потрепаться, потому что я знаю персонал. В тот вечер Аня, одна из девочек-танцовщиц отравилась и не смогла выступать. Рита попросила её заменить. Вот и всё!

— Так просто? — удивился босс.

— Да, так просто. Я согласилась. Помочь подруге несложно. К тому же девочки сказали, что приват заказал один из постоянных клиентов. Красный Пиджак. Якобы всегда хорошо платит и не лапает девочек. Ограничивается только танцем.

— Красный Пиджак? Вот до чего доводит любовь к красному цвету! — Алмазов стиснул плечи пальцами и решительно посмотрел мне в лицо. — А теперь самое интересное, Ева. Красный Пиджак — это Рамиль. Мой младший брат. В тот вечер мы пришли вдвоём. Но невеста брата позвонила мне и попросила сообщить Рамилю, что ей плохо. Брат сразу же помчался к невесте, забыв даже про пиджак с сотовым телефоном и всем прочим…

— Ой… — сказала я, поднеся ладошку ко рту.

— Ой-ёй-ёй, Ева! — передразнил меня босс. — Теперь объясняй, к чему было устроено представление с презервативом, кольцом и фотографией?

— Боже… Мне нехорошо. Мне нужно сесть, — пролепетала я.

Босс мгновенно подхватил меня на руки, сел на скамейку и встревоженно посмотрел на меня.

— Плохо? Из-за беременности?

— И из-за глупости тоже, — призналась я и покраснела. — Какой позор! Я…

Алмазов внимательно слушал меня.

— Опустим ту часть, в которой мы переспали. Я была зла и расстроена из-за расставания. Хотела отвлечься.

— Удачно. Весьма-а-а удачно. Дважды, — вставил порочную реплику босс.

— Мы уснули. Проснувшись, я начала искать свою одежду. Из красного пиджака выпала коробочка с обручальным кольцом.

— Оу, позволь мне сказать. Ты подумала, что все мужики козлы, если тебя саму кинул женатый! Ты решила отомстить. Другому. Мирно спящему. Ничего не подозревающему и… Внимание, Ева! Не тому мужчине! Кольцо — это кольцо невесты Рамиля. Телефон — это телефон Рамиля. Фото, сделанное тобой, увидела невеста Рамиля. Свадьба сорвалась из-за тебя. Беспроблемное получение наследства…

— Сорвалось из-за меня, — вздохнула я.

— Бинго, Ева! Столько проблем — и всё из-за тебя. Ай, как же мне хочется тебя за это отшлёпать и не только! Отодрал бы тебя!

— Не надо! — поспешно вскрикнула я. — Мы всё исправим. Сейчас я твоя невеста. Самая-самая-самая лучшая! Самая милая, добрая и общительная! Умею печь пироги и нравлюсь старичкам.

Алмазов громко заржал.

— Нравишься старичкам? Извращенка, Ева! Фу, встань с меня! Немедленно.

— Сам ты извращенец, Алмазов! — ответила я.

Босс уже не выглядел таким грозным. Торнадо гнева миновало меня.

— Ладно, поехали паковать твои вещи, Ева.

Я оправила одежду и пошла вслед за боссом. Он шёл ровным шагом, но потом внезапно остановился. Так резко, что я впечаталась носом в его спину и была вынуждена обхватить мужчину за торс, чтобы не упасть.

— Получается, что я заплачу тебе солидный гонорар, чтобы ты помогла устранить проблемы, которые сама же мне и устроила?

— Получается, что так, — ответила я как можно более сладким голосом и погладила тугие мышцы пресса босса. — Проблемы решаемы. Всё будет хорошо.

— Для тебя, разумеется, хорошо!

— И для тебя тоже, — промурлыкала я, решив польстить самовлюблённому боссу. — Кстати, я придумала тебе новое прозвище. Под стать твоему характеру и внешности. Грозное и красивое.

— Мда? Какое же?

— Львёнок.

— Ты подлиза, — отозвался босс. — Единственная в мире акула-подлиза. Оттяпала жирный гонорар и нагло льстишь мне. И почему это должно мне нравиться?

22. Руслан

— Это последняя коробка!

Ева хлопнула по картонной коробке ладошкой и стряхнула пряди, упавшие на лицо. Я поймал себя на откровенном любовании этой девушкой и поспешил как можно скорее изменить полярность эмоций, чтобы Ева не вообразила о себе слишком многое.

Она и без того осложнила мою жизнь! Не хватало ещё, чтобы села на шею с довольным видом, свесила ножки с плеч и принялась дёргать меня за уши, направляя в нужную ей сторону.

Кстати, её ножки на моих плечах смотрелись бы очень даже ничего. Разумеется, при условии, что девушка будет находиться подо мной.

— И где теперь моя зарядка? — растерянно спросила Евангелина, ходя вдоль коробок.

Потом она нагнулась, ища зарядное устройство. У неё точёные икры, длинные ноги. Очень сильные. Тренированные. Гибкая девочка. Очень гибкая, с хорошей растяжкой и столько всего умеет!

Притормози, Рус! Хватит того, что уже сделано.

По твоей квартире расхаживает ураган в юбке, расставляет всюду свои женские побрякушки. Чтобы у каждого, нагрянувшего в гости родственника, создалось впечатление, что переезд был запланированным и желанным, а не скоропалительным.

У Евы отлично получилось создать иллюзии. Зайдя в ванную комнату, я и сам не смог поверить, что полки ещё вчера были полупустыми. Казалось, что симпатичные баночки с многочисленными средствами всегда покоились на своих местах.

Итак, Ева захватывала всё больше моей территории.

Моя холостяцкая квартира превращается в уютное гнёздышко пары. Саурон таскался за Евой следом и тёрся об ноги, словно он был котом, а не дворовым псом. Одёргивать его было бесполезно — пёс пускал по девушке слюни и подозрительно сопел носом, как будто был томно и безнадёжно влюблён.

— Я в душ, — устало произнесла Ева и скрылась за дверью ванной комнаты.

С удивлением я понял, что уже очень поздний вечер.

— Ева! — постучал по двери ванной. — Что ты будешь на ужин?

— Отдых. Кровать. Сон, — иронично отозвалась девушка. Судя по силуэту, размытому матовым стеклом, красотка раздевалась.

Я отвернулся спиной к двери, чтобы напрасно не распалять себя ещё больше. Рядом с Евой меня распирало эмоциями и желанием. Вполне конкретным и плотским.

Теперь понятно, почему в офисе я подсознательно провожал взглядом девушку с самыми гадкими очками, замотанную в самые уродливые шмотки.

Подсознательно, каким-то шестым чувством меня к ней влекло. Ха, ещё бы не влекло! Она горячая, как ад, но выглядит невинным ангелочком. Зубастая, как акула, и обидчивая, как пятилетний ребёнок!

— Я заказал нам ужин. Жду только тебя.

— Хорошо, скоро буду.

Пока Ева принимала душ, нам успели привезти ужин, заказанный из ресторана. Я расставил его на столе, в зале, ожидая появления красотки. Саурон крутился рядом, надеясь выклянчить угощение.

— Место! — грозно приказал я псу.

Саурон с оскорблённым видом поплёлся на свой коврик. Я как будто чувствовал, что именно так и будет. Стоило только появиться женской ноге в моей берлоге, как всё поменялось. Теперь я не друг для своего пса, но сердитый хозяин.

— Ты долго ждал меня?

Ева села на диван. Я пристально посмотрел на девушку.

— В чём дело? Со мной что-то не так? — настороженно спросила Ева.

Волосы были ещё немного влажными, она поправила потемневшие белокурые локоны и осмотрела себя. Симпатичные шорты, просторная туника и какие-то плотные гольфы чуть выше колена. Прикид девочки-подростка. Но шутка в том, что без яркого макияжа и нелепого маскарада, без причёски и строгой одежды Ева и выглядела, как подросток. Трогательная, стройная и манящая.

— Дай паспорт.

— Алмазов, даже не пытайся отобрать мои документы и забрать в бесправное рабство! — насторожилась Ева.

Светлые глаза сразу же поменяли безмятежное выражение и воинственно сверкнули.

— Хочу убедиться, что тебе есть восемнадцать.

— Мне двадцать пять.

— Я бы тебе сейчас даже сигарет не продал.

— Ха! Но угостил бы, если бы попросила закурить? — озорно спросила Ева. — Надеюсь, допрос окончен. Я хочу поужинать. Кстати, спасибо за ужин. Я так устала, что не в состоянии приготовить даже яичницу.

Я пожелал Еве приятного аппетита. Наверное, со стороны мы выглядели почти как семья. Особенно когда молчали и дружно поглощали ужин. Потом Ева прибрала со стола. Я попросил её остаться в зале.

— Надо обсудить кое-что.

— Руслан, ты изверг! — зевнула Ева, потянулась всем телом.

Неожиданно для себя я поднял ступни Евы, закинув их себе на колени. Начал разминать пальчики на ногах, переходя к массажу. Ева блаженно простонала, вызвав у меня своим стоном кратковременное помутнение рассудка.

— Надеюсь, массаж ног — это бесплатный бонус от заведения и мне не придётся за него расплачиваться… — девушка прикрыла глаза, улыбаясь. — Знал бы ты, Рус, как сильно у меня ныли ноги после напряжённого и долгого дня, проведённого на каблуках! А тут ты и твои очумелые пальцы! Подарок небес!

Ева пошевелила пальчиками ног с бордовым педикюром.

— Спасибо, боженька.

— Я быстро прогрессирую. Дорос до бога, да?

— Я настоящего боженьку поблагодарила за то, что он направил твою неуёмную энергию в правильное русло, — расслабленно улыбнулась Ева, жмурясь от удовольствия, как домашняя кошка.

Красотка подложила под спину подушку и устроилась поудобнее, позволив мне забавляться с её маленькими ступнями. Никогда бы не подумал, что буду делать что-то подобное.

— Кстати, это отличная репетиция наших будних вечеров, — сказал я, не желая, чтобы девушка решила, будто меня размягчило какими-то эмоциями.

Ничего подобного! Просто ножки у Евы бесподобные и мягкие…

— Угу.

— Нам надо будет сделать совместные снимки, обговорить несколько моментов.

— Конечно, — согласно кивнула Ева.

— Только потом я познакомлю тебя со своей семьёй. Но нужно быть готовыми к тому, что после встречи с тётушкой Альфией кто-то из родни захочет нагрянуть к нам неожиданно. Да, иногда мои родственники бывают довольно бестактными, но не принимай близко к сердцу. К тому же…

Я увлёкся массажем и рассказом. Сообщил Еве короткую характеристику на отдельных членов семьи, самых значимых. И только спустя полчаса понял, что от Евы слишком долго ничего не слышно.

Подозрительно.

Оказывается, она заснула! А я и не заметил…

Светлые ресницы девушки чуть вздрагивали во сне. Симпатичное, кукольное личико выглядело безмятежным.

Но только мне известно, какой вздорный характер скрывается за хрупкой внешностью.

Меня это не отталкивало, а приятно будоражило. Заставляло даже после окончания пикировок продолжать разговор мысленно.

Спать на узком диване было бы неудобно. Я осторожно поднял девушку на руки и отнёс в свою спальню. Привыкай спать здесь, акулёнок…

Накрыл Еву пушистым одеялом и задумался над её словами о беременности. Могла ли она быть беременной от другого мужчины или просто соврала, чтобы вывести меня из себя?

Как это можно проверить?

23. Руслан

— Руслан, прекрати немедленно!

— М-м-м-м…

Мой блаженный стон прервался звонкой пощёчиной! Я мгновенно проснулся и сел на кровати, растерев ушибленную щёку.

— Ты слишком часто отвешиваешь мне пощёчины, Ева. Мне это не нравится.

— Мне тоже не нравится, что ты тёрся об меня всем, чем тебя природа между ног наградила.

— А-а-а…

Я развалился обратно на кровати, откинул тонкое одеяло. Разумеется, утреннее возбуждение давало о себе знать пульсацией в паху.

— Это мужская утренняя физиология, Ева. Или ты против?

Ева отошла на приличное состояние и села на кресло.

— Глупо ждать адекватных действий от неразумного либидо.

— К тому же либидо можно усмирить весьма приятным способом.

Я опёрся локтём о кровать и провёл рукой по прессу. Задержался рукой на резинке боксеров, недвусмысленно оттянув большим пальцем верхний край трусов. Я знал, что сейчас выгляжу соблазнительно в женских глазах. Сколько рыбок, отловленных накануне, заглатывали эту утреннюю наживку и просили о продолжении!

Ева скользнула по мне заинтересованным взглядом. Иди ко мне, акулёнок. Я знаю, что нравлюсь тебе! По телу скользили приятные волны тепла, приливая без конца.

Я гипнотизировал взглядом девушку. Ева встала. Медленно подошла к кровати и наклонилась надо мной.

— Невозможно… — томно выдохнула Ева.

Да, акулёнок, невозможно не поддаться искушению. Я улыбнулся, предвкушая жаркое утро. Был готов отдать себя в умелые руки красотки.

— Невозможно смотреть на тебя без смеха! Неужели ты считаешь, что можешь зацепить меня вот этим! — громко фыркнула Ева и отпрянула от кровати прежде, чем я успел её схватить. — Сейчас ты ведёшь себя так, как будто окончил курсы «Пикап для чайников за пять минут». Цепляй на свой крючок других девушек, Алмазов.

— То есть я тебе безразличен?

— Что-то вроде того! — радостно подтвердила Ева, почему-то старательно отводя взгляд в сторону.

— Я тебе нравлюсь. Иначе бы такого жаркого секса у нас не получилось.

— Всего один разочек или два! Это ни о чём не говорит! И кстати, не надейся на мою помощь в снятии сексуального напряжения.

Я был разочарован обломом. Всегда неприятно лишаться секса, когда он находится на расстоянии вытянутой руки.

— Хорошо подумай, Ева.

— Нечего думать! — отрезала блондинка. — Я не стану твоей любовницей. Ни за что.

Ева гордо вздёрнула носик и направилась на выход из комнаты.

— Ева! А если… — окликнул я девушку.

— Никаких если! — обернулась моя сообщница. — И я надеюсь, что тебе хватит ума, чтобы не предлагать мне увеличение гонорара за секс!

— Я найму жрицу любви. Она обойдётся дешевле, — усмехнулся я.

— Желаю тебе быть удачно сожранным! — съязвила Ева.

О нет, акулёнок. Ни о какой проститутке не может быть и речи. Я лучше подожду, пока тебе самой захочется меня съесть!

***

Целый день мы посвятили созданию доказательств легенды отношений для моей семьи. Мы фотографировались в разных местах. Потом я отдал снимки знакомому фотографу и дизайнеру, работающему в графическом редакторе. Пусть поколдует над снимками так, чтобы они смотрелись, будто их делали в разное время, а не в один и тот же день.

Результатом я оказался доволен. Мы с Евой замечательно смотрелись вместе. И если бы я на самом деле решил связать себя узами длительных отношений и брака, я бы обратил внимание именно на такую девушку, как Ева. Она была сексуальной, но без показной пошлости, умной, но не зазнайкой, весёлой, но не перегибающей палку с шутками.

Можно сказать, идеальная, но я давно не верю, что идеальные люди и отношения существуют. Это из разряда фантастики!

— Мне нужно на работу.

— Ева, я отправил тебя в отпуск. Всё, над чем тебе нужно трудиться, это над созданием наших отношений.

Девушка удивилась, но не стала перечить.

— Тогда я посещу клинику.

— Из-за беременности?

— Да, — твёрдо ответила Ева.

— Я хочу поехать с тобой! — неожиданно для себя заявил о желании появиться в клинике.

— Что?! — удивилась моя помощница.

— Какой срок у твоей беременности?

— Маленький.

— Конкретнее. Мне нужны точные сведения!

— Сколько недель, часов, дней и минут длится моя беременность? Может быть, для начала скажешь, почему это тебя волнует?

— Потому что…

Я не нашёлся, что ответить.

— Алмазов! Не пытайся применить мою беременность для зарабатывания очков репутации в глазах своего дедушки. Я не позволю!

Ева отвернулась. Почему-то меня жутко сильно заводил сердитый блеск в её глазах. Тело девушки в такие моменты было напряжено и звенело, как натянутая струна. Было приятно приручать её поцелуями и лаской заставлять быть мягче, податливее.

— Не пытаюсь. Но ты, насколько я понял, не уверена, кто отец ребёнка, — сказал и будто кислого уксуса отхлебнул.

— Тебя это никак не касается.

— Возможно. А возможно, касается. Так что я хочу знать сроки. И всё, что связано с твоей беременностью, — решительно заявил я. — Как-никак ты считаешься моей невестой. О них принято заботиться.

— Алмазов!

— Обращайся ко мне по имени, Свиблова! — жёстко возразил я. — К тому же в нашем договоре есть пункт, по которому я обязуюсь… Дай-ка вспомнить точную формулировку…

— Обязуешься обеспечить меня средствами, необходимыми для поддержания имиджа невесты и жены, не вычитывая их стоимость из моего гонорара, — отчеканила Ева.

У-у-у-х, какая она хваткая! За этот пункт договора я вручил бы ей Гран-При. Разумеется, я не собирался отнимать из гонорара стоимость вещей, обедов, ужинов и всего прочего, но Ева видела во мне наглого хапугу-бизнесмена, поэтому настояла и на этом пункте.

— Этот пункт никак не связан с моей беременностью!

— Я про другой пункт. Обеспечение нормальными условиями жизнеобеспечения, не ущемляя твои потребности и нужды. Не ущемляя, Ева. Разве я собираюсь тебя ущемлять? Нет. Пойдёшь в самую лучшую клинику.

«И в этой клинике мне точно скажут, сколько недель твоей беременности!» — мысленно завершил я тираду. Сам не понимал, почему мне так важно это узнать.

При мысли, что отцом ребёнка мог оказаться не я, у меня учащался пульс. Сразу же возникало желание почесать кулаки. Просто так. Об того, кто наследил и свалил.

Вдруг отцом ребёнка является другой мужчина? Но его рядом вообще не наблюдается. Значит, он подлец и просто моральный урод, к тому же женатый.

Зачем только Ева связывалась с таким недостойным и однозначно убогим экземпляром?

24. Ева

— Мне кажется, что ты немного торопишь события, — шепнула я боссу.

Но Алмазов держал меня под руку, как галантный джентльмен и вёл между ювелирными рядами. Обилие золотых украшений и драгоценных камней слепило.

— Выбирать обручальные кольца никогда не рано!

Алмазов с видом знатока осматривал витрины. Я включилась в игру босса и в какой-то момент даже начала переживать, вдруг нам не попадутся те самые, особенные и красивые кольца.

Вот что значит выкладываться по полной! Я поверила в то, что изображала!

Выбор колец затянулся. Мы заглянули в очередной ювелирный магазин и провели в нём по меньшей мере час. Но Алмазов сказал, что ничто из предложенного ему не подходит.

Я немного утомилась. Никогда не думала, что так сложно будет выбрать кольца.

— Я не отказалась бы передохнуть, Руслан. Уже не помню, какая пара колец показалась нам самой подходящей.

— Ни-ка-ка-я, — раздельно произнёс по слогам Руслан, сверяясь с часами. — Пора! Наш выход.

— Не поняла…

Руслан обнял меня за талию, переместив руку чуть ниже, чем следовало. Я шикнула на босса, но он не спешил убирать горячую ладонь. Наоборот, погладил мою попку и только потом переместил руку, поцеловав меня в щеку. Потом неожиданно прикусил мочку уха:

— Ева, начинай отрабатывать свой гонорар!

— Где-то неподалёку есть твои родственники?

— Почти. Скоро должен появиться…

Я была заинтригована и немного взволнована. Потому что когда Руслан включал режим обольстителя на полную мощность, было сложно сопротивляться его обаянию.

— Умница. Ты хорошая актриса. Особенно хорошо, что в нашей ситуации тебе и играть не приходится, — прошептал на ухо Алмазов.

Ах ты, гад самовлюблённый!

— Львёнок, ты много времени проводишь, лобзая отражение своё? — ласково спросила я.

— Перейдём на стихи?

Босс обвёл меня горящим взглядом. Я зарделась. Не могла заставить себя перестать реагировать на его приёмчики. Я шутила, что пикапер из босса никудышный, но на самом деле млела под горячими лучами его взгляда.

— Руслан? — послышался голос постороннего мужчины.

— Ильяс? — Алмазов с удивлённым видом повернулся в сторону мужчины, приближающегося к нам. — Не ожидал тебя здесь встретить!

— Эту ювелирную точку я посещаю в одно и то же время, — улыбнулся подошедший мужчина.

Ростом он ничуть не уступал Алмазову, но был гораздо массивнее. Ильяс производил впечатление мужчины, увлекающегося стероидами. У Ильяса была мощная бычья шеи и такие широкие плечи, что я серьёзно задумалась о том, где он покупает одежду или шьёт на заказ?

— Я здесь по работе, а ты как тут оказался? — спросил Ильяс, смерив Руслана пристальным взглядом.

— Кольца выбираем. Кстати, познакомься, это моя невеста. Евангелина.

Ильяс удивился и даже не стал скрывать своего недоверия.

— Невеста? Впервые слышу, что у тебя есть невеста! Я бы даже не поверил, что у тебя есть постоянная девушка.

— Ты не знал? — Алмазов сделал вид, будто его ни капли не покоробил недоверчивый тон Ильяса.

— Нет. Не знал. Никто из наших не знал… — нахмурился Ильяс.

— Ева, это Ильяс. Мой старший двоюродный брат, — представил своего брата Алмазов.

Ильяс кивнул мне приветственно, но сводить близкое знакомство не торопился. — Удивлён, что ты не знал про Еву. Мы наткнулись вчера на тётю Альфию. Я думал, что она уже всем растрепала о нас.

— Нет. Впервые слышу! — сказал, как отрезал Ильяс. — Кольца выбрали?

— Не определились. Хочется чего-то особенного для своей ненаглядной!

— Спасибо, Рус. Уверена, мы найдём то, что ищем.

— Найти не проблема, — пожал плечами Ильяс. — У меня как раз пополнение. Новые эксклюзивные кольца для молодожёнов. Могу показать. Сам.

— Даже не знаю… — протянул босс.

— Не жмись, Рус. Когда вас ещё проконсультирует сам директор сети ювелирных магазинов?

Ильяс явно знал себе цену. Я вопросительно взглянула на Руслана:

— Если ты ещё не устал, я была бы не прочь взглянуть.

— Думаю, заход ещё в один небольшой магазинчик я вполне смогу пережить, — улыбнулся Алмазов, поцеловав мои пальцы.

Уверена, что он нарочно высказался в пренебрежительном тоне о магазине Ильяса. Ильяс повёл нас за собой. Алмазов зря говорил о торговой точке Ильяса, как о небольшом магазинчике. Это был просторный, светлый отдел с большим ассортиментом. Ильяс сместил продавца-консультанта и опёрся широкими ладонями о прилавок.

— Итак, начну с самых новых и необычных пар колец…

Двоюродный брат Алмазова скинул пиджак, оставшись в светло-серой рубашке, и склонился над витриной. Для крупного мужчины он передвигался на удивление изящно и плавно. Он был большой. Нет, не просто большой. Ильяс был огромный, как бабушкин шкаф, высотой под самый потолок.

Но своё дело Ильяс любил. Он ловко демонстрировал тончайшие кольца, щедро украшенные бриллиантами, и рассказывал о них так, как мамочки рассказывают о своих любимых деточках.

— Создаётся впечатление, что вы — мастер своего дела, — похвалила я Ильяса, решив наладить контакт с кем-то из родственников Алмазова.

— Да, я очень люблю ювелирное дело. Кому-то же нужно оправдывать говорящую фамилию, — широко улыбнулся Ильяс.

Кажется, это был камень, брошенный в огород Руслана.

— Тебе что-нибудь приглянулось, Ева?

— Мне понравилось пару колечек, но я не уверена, что остановлю свой выбор на одном из них…

— Не беспокойся. Мы обязательно найдём то, что придётся тебе по душе, — успокоил меня Алмазов и попрощался с Ильясом.

Братья долго трясли сомкнутыми ладонями, приглашали друг друга в гости и приветливо улыбались. Взглянув на двух мужчин со стороны и сравнив их чисто внешне, я призналась себе, что такой типаж мужчин, как Ильяс, меня всегда настораживал и даже отталкивал. Это не мужчина, а хлебоуборочный комбайн — раздавит в постели и не заметит!

То ли дело мой босс — высок, мускулист, но в меру. Мне нравилось тело босса — поджарое, рельефное, как у опытного хищника, не пренебрегающего бегом на высоких скоростях…

— И что это было? — зашипел в мою сторону босс, едва мы вышли из здания торгового центра.

25. Ева

— Не поняла. О чём ты?

— О том, что ты пялилась на Ильяса.

— Кто? Я?

— Ну не я же! — возмутился босс, сердито сверкнув зелёными глазами.

— С чего ты взял, что я пялилась на твоего брата?

— Разглядывала его бычью мускулатуру. Пускала слюни на этого борца-переростка.

— Ильяс борец? — поинтересовалась я.

— Прекрати немедленно! — возмутился босс. Алмазов выглядел оскорблённым и рассерженным. — В машину, дорогая невеста! Нужно поговорить!

— Поговорить или вывалить на меня гору нелепых претензий? — уточнила я.

— Ты должна вести себя скромно, показывать, что ты влюблена в меня без памяти! — поучал меня босс.

Я просила Руслана вести автомобиль аккуратнее, но босс то и дело нажимал на педаль газа, заставляя автомобиль ускоряться больше положенного.

— Ну, что молчишь? — рыкнул Алмазов, рассерженно блеснув малахитовыми глазами в мою сторону.

— Я плохо сыграла?

— Отвратительно! И при этом заглядывалась на моего брата! — в очередной раз повторил босс.

Потом он нахохлился, как зяблик, застигнутый врасплох внезапно наступившими холодами, и молчал до конца поездки.

Но едва мы переступили порог его квартиры, босс опять завёлся. На этот раз вокруг нас не было посторонних ушей и глаз, поэтому Алмазов не стеснялся в выражениях.

Мне пришлось налить себе стакан холодной воды и…выплеснуть в босса, чтобы остыл. Но Алмазов успел увернуться и от воды, и от запущенного немногим позднее стеклянного снаряда.

— Успокойся, помесь Аквамэна и Супермэна! Или я…

— Не угрожай мне расторжением контракта, Ева. Веди себя скромнее — и только. Нечего разглядывать Ильяса, как восьмое чудо света! Не то вся моя родня решит, что моя невеста гулящая девушка! Гулящая, вешающаяся на женатых мужчин!

— Да что я сделала? Вставила пару слов? Как мне нужно было себя вести? Напялить паранджу и опустить глазки в пол?

Алмазов расхаживал по просторной комнате. Когда босс начинал возмущаться, пёс Саурон подтявкивал ему. Мужская солидарность, что ли? Зато спустя мгновение этот хитрый пёс тыкался своим влажным носом в мои колени, словно подлизываясь и извиняясь. Потом пёс решил куда-то улизнуть.

Мы с Алмазовым продолжали ссориться без аккомпанемента в виде лая дворовой псины.

— С паранджой ты, Ева, перегнула! Но веди себя скромнее. Хотя…О чём? О чём я могу просить девушку, которая танцует стриптиз?

— Эй, полегче, Алмазов!

— А что? Ты танцевала стриптиз, потом решила не только потанцевать, но и развести меня на секс. И бонусом ты залезла и сломала чужую жизнь! Если бы не твоя фотосессия с кольцом невесты Рамиля, ничего этого бы не было! — рявкнул босс и рухнул на диван.

— Горючее закончилось или выдашь ещё порцию возмущений, Алмазов? — ехидно спросила я. Нет, всё-таки босс совершенно невыносим. — Давай поступим так, Алмазов! Ты возьмёшь ручку и блокнот, запишешь в него всё, до последней мелочи: как я должна вести себя с твоими родственниками, как отвечать, как смотреть, как одеваться… В общем, всё-всё-всё! И только потом я, возможно, выдам нужную эмоцию, чтобы ты мог обмануть свою родню.

— Давай! Отличная идея! — вскочил Руслан.

— Вот, значит, она! — внезапно раздался незнакомый мужской голос. Я вздрогнула от неожиданности.

В пылу небольшой ссоры мы не услышали, как в квартире появился сторонний слушатель.

— Рамиль? — удивлённо спросил босс.

Я осмотрела вошедшего. Насколько я поняла, это был тот самый младший брат, помолвку которого я сорвала своей выходкой. Рамиль был ниже Руслана и выглядел совсем молодо. Или это впечатление создавалось из-за подчёркнуто молодёжного стиля одежды. Светло-серые джинсы и ярко-голубая рубашка. На плечах брата босса был накинут пиджак, рукава которого Рамиль закатал до локтей. Кстати подкладка у пиджака была ярко-красная.

Вот он, тот самый Красный Пиджак! Я смутилась. Мне было совестно смотреть в глаза человеку, которому я испортила жизнь.

— Не ожидал, что ты появишься здесь. Почему не постучал? — спросил Руслан.

— Так у меня есть ключи, зачем стучаться? Не знал, что ты не один, — как ни в чём не бывало ответил Рамиль.

— Теперь знаешь. Это Ева.

Поневоле я замерла на месте. Не знала, чего ожидать от младшего брата босса. Рамиль появился внезапно и услышал часть разговора.

— Давно ты появился? Мы разговаривали и не слышали, как ты вошёл, — кажется, босс тоже не обрадовался появлению Рамиля и не определился, как вести себя с братом.

— Вы громко ссорились. Но услышал я достаточно, — улыбнулся Рамиль пухлыми губами.

Рамиль сел на кресло и смерил меня внимательным взглядом тёмных глаз.

— Ева, значит… — протянул Рамиль. — Та самая девка из клуба, по вине которой невеста отказывается иметь со мной дело?

— Да, это та самая девушка из клуба, — ответил босс.

— Решил нанять её изображать твою невесту? — хохотнул Рамиль. — Проститутку?

Босс молчал. Не предпринимая ни одной попытки защитить меня. Он расслабленно откинулся на спинку дивана и молчал. Наверное, это было… справедливо.

Ведь если бы не мой пылкий настрой отомстить всем неверным мужчинам в лице одного-единственного, попавшего под горячую руку. Если бы не моя роковая ошибка, всё сложилось бы совершенно иначе.

Я — корень проблем братьев Алмазовых. Но я не проститутка и даже не стриптизёрша!

Алмазов-старший в курсе этого и молчит. Молчит, когда его младший брат обзывает меня грязными словами. Разумеется, со стороны, не вникшей в подробности, всё выглядит именно так. Но мне всё равно до слёз обидно, что меня макают в грязь глубоко-глубоко, по самую макушку!

— Физиономия смазливая, фигурка тоже ничего, — продолжил визуальный осмотр Рамиль, сопровождая увиденное оценкой. — Но наглая. Уверен, что справится и не запорет нам всё?

— Уверен. Ева — смышлёная девушка.

— Хм…

Рамиль задумчиво посмотрел на меня.

— Стриптизёрша, значит. Пусть станцует!

Как бы я ни хотела остаться невозмутимой, я не смогла удержать возмущённого возгласа.

— Что?

— Ну, а что такого? Тебе не привыкать задницей трясти и сиськи всем показывать. Вперёд! Стол перед тобой… Я даже музыку тебе включу.

Рамиль включил ритмичный трек на своём телефоне и швырнул его на стол.

— Приступай. Будем считать твой танец крошечной компенсацией за причинённый мне моральный бред! — Рамиль гнусно усмехнулся. — Если будешь крутить задницей аппетитно, я даже дам чаевые. Всегда даю чаевые продажным девкам, когда они хорошо отрабатывают…

26. Ева

Внезапно для себя я сложила руки замком на животе. Малыш совсем крохотный, но мне внезапно захотелось защитить и его тоже, чтобы грязные слова не коснулись его. Мне стало до слёз обидно, что отец ребёнка сидит рядом и не говорит ни слова в мою защиту.

Рамиль встал и потянулся ко мне через стол. Стиснул пальцы на моём плече.

— Долго ждать, не?

Руслан отбил его руку.

— Перебор, Рамиль.

— В смысле? Она же проститутка! Что такого-то? — искренне возмутился Рамиль.

— Ева не проститутка. Если не закроешь рот, унесешь свои зубы в кулаке! Тебе лучше уйти. Прямо сейчас! — холодно ответил босс. — Рекомендую потратить своё время на Эльвиру. Вдруг она решит простить тебя прямо сейчас, а ты упустишь этот момент?

— Рус…

Рамиль нахмурился и недоуменно переводил взгляд с меня на босса и обратно.

— Если ты не понял, то это означает, что тебе пора уходить. Сию же минуту, — с нажимом произнёс босс.

Со смуглого лица Рамиля схлынула краска.

— Хор-р-рошо, — медленно протянул он.

Его полные губы дёрнулись, словно младший брат Руслана хотел сказать ещё что-то, но потом передумал.

— Увидимся позднее. На семейном вечере. Да, Ева?

Рамиль резко схватил телефон со стола и пошёл на выход.

— Рамиль! — окликнул его Руслан. — Ты здесь давно не живёшь. Оставь ключи от моей квартиры на полке. Мне нужен комплект ключей для Евы.

Младший брат босса громыхнул ключами.

— Разговор есть. Спустишься? — предложил он.

— Я скоро вернусь, — бросил в мою сторону босс. — Жди меня…

Я кивнула. Постаралась не выдать ничем своих чувств, но мне было неприятно. Злые слёзы обиды душили меня и заставляли горло сжиматься спазмом.

Я встала и прошлась по квартире босса. В одной из комнат стояла сумка с моими вещами, которые я ещё не успела разложить по полкам. Эта сумка смотрелась, как инородный предмет в модной холостяцкой квартире Алмазова.

На мгновение мной овладело отчаяние. Кого мы пытаемся обмануть? Сразу понятно, что мы не пара и никогда ею не были! Этот фарс обречён на провал.

Захотелось уйти, громко хлопнув дверью. Но Руслан — принципиальный человек. К тому же мы составили договор. Между нами двумя, конечно. Но не удивлюсь, что он сможет как-то взыскать с меня за неисполнение условий договора. Да хотя бы уволить!

Минуты утекали в никуда. Я не знала, чем себя занять. Казалось, стены квартиры начали сжиматься вокруг меня. Срочно нужно было выйти. Я подхватила сумочку под мышку и вышла. Закрыла дверь ключами босса. Мне просто нужно прогуляться и немного выветрить обиду из головы.

Больше ничего…

Главное, не столкнуться с боссом носом к носу. Но на моё счастье, я не пересеклась со своим начальником. Он как будто в воду канул.

Я без приключений миновала двор многоэтажки. В голове не было ни единой мысли, куда направиться. Я просто шла, куда глаза глядят.

Думала обо всём и ни о чём. Унеслась мыслями далеко-далеко и не сразу услышала знакомый голос:

— Ева! Ева!..

Я обернулась. За мной спешил Макс, бармен из клуба. Парень догнал меня и приобнял, поцеловав в щеку. Стандартное приятельское приветствие, только губы парня чуть дрогнули и задержались на пару секунд.

— Чудесно выглядишь, Евангелина!

Коренастый, темноглазый парень обвёл меня сияющим взглядом.

— Привет, Макс. Не ожидала тебя здесь увидеть.

— А-а-а… Приятеля подбросил. Он в этом районе квартиру снимает. А ты что здесь делаешь? Переехала?

— Кажется, что-то вроде того, — выдавила улыбку. — Хотя уже ни в чём не уверена.

Макс нахмурился.

— Что-то случилось? Я могу тебе помочь?

— Не думаю, Макс. Но всё равно спасибо.

Макс кивнул, но по озадаченному выражению лица было понятно, что он со мной ни капельки не согласен. Парень не хотел уходить, перекатывался с носка на пятку, засунув ладони в карманы джинсов.

— Ты мне так и не позвонила, — внезапно сказал он. — Помнишь, обещала позвонить сама?

— Макс, извини. У меня небольшой аврал в жизни.

— И на мои звонки не отвечаешь, — хмыкнул парень. — Почему?

Я удивилась.

— Я всегда отвечаю на твои звонки, Макс.

— Нет! — твёрдо заявил парень и внезапно твёрдым голосом спросил. — Я тебе неприятен? Или ты смотришь на крошечную разницу в возрасте между нами? Это тебя отталкивает?

Я потерялась и не знала, что ответить парню. Тщетно пыталась вспомнить, когда же мне звонил Макс. Не видела его звонки среди пропущенных. И я никогда не игнорировала его. После того, как я побывала в клубе, мы созванивались и даже гуляли пару раз, но в большой компании.

Макс раньше звонил очень часто, но в последнее время я не видела ни одного пропущенного звонка от бармена и решила, что он переключился на другую девушку.

— Ты попросила не писать тебе больше.

— Не понимаю, о чём ты, Макс! — удивилась я.

Макс выудил телефон из кармана джинсов и загрузил последнее сообщение.

Ева:  «Макс, если я захочу с тобой общаться, то позвоню сама. Но не уверена, что это когда-нибудь произойдёт. Не пиши мне!»

— Что? — возмутилась я, увидев, что сообщение было отправлено с моего номера. — Но я тебе этого не писала!

В списке сообщений не было отправленных Максу.

— И дозвониться до тебя я тоже не могу. Вот, смотри!

Макс набрал мой номер телефона. Я достала смартфон.

— Ничего. Видишь? — усмехнулся Макс и выжидающе уставился на меня.

— Вижу, — буркнула я, заметив, что на панели уведомлений загорелся значок приложения «чёрный список».

— Макс, не дуйся. Это какая-то ошибка! Хотя… Подожди, когда ты писал мне?

Червячок сомнения зашевелился внутри. Неужели… босс протянул свои шаловливые пальчики до моего телефона? Я сравнила даты и ахнула.

— Ах ты поросёнок! — возмутилась я и послала Максу обнадёживающую улыбку. — Это я не тебе. Извини, что так получилось. Кажется, я знаю, кто так подшутил надо мной!

Это дело рук босса! Макс писал мне в ту ночь, когда мы с Русланом составляли договор. Я незаметно для себя уснула, а босс не стал меня будить и остался на ночь. Плодотворно остался, если изучил содержимое моего телефона и даже посмел исправить кое-что, добавив Макса в чёрный список!

Я не проверяла содержимое журнала вызовов из чёрного списка. Туда я добавляла тех людей, которых не хотела слышать вообще. Например, Георгия. Я замечала, что иконка приложения всплывала сверху, но даже не думала проверять, кто мне звонил.

— То есть это написала не ты? — уточнил Макс.

— Нет, не я. Надо мной зло подшутили!

— Чёрт! Ты даже не представляешь, как я рад! — Макс порывисто обнял меня и предложил. — Давай посидим в кафе? Я на машине.

— Давай! — согласилась я.

Мне нужно было проветриться и избавиться от желания придушить Руслана собственными руками. Машина Макса была припаркована неподалёку. Бармен галантно приоткрыл дверь тёмно-синей Тойоты. Через минут пятнадцать мы уже сидели в кафе и изучали меню.

— Без тебя в клубе совсем скучно! — признался Макс.

— Я не так часто там появлялась, — отшутилась я.

— Да, но это были самые счастливые часы. Для меня…

Бармен обвёл меня горящим взглядом. Его пальцы переместились по столу и захватили мою ладонь в плен.

— Ева, ты мне нравишься! — решительно произнёс Макс. — Очень нравишься…

— Ваш заказ! — прервал нас официант и начал расставлять на столе тарелки.

Честно говоря, я была благодарна вовремя появившемуся официанту. Потому что не предполагала такой поворот разговора.

Мне просто не хотелось обижать хорошего парня, но встречаться с ним я не планировала! К тому же я беременна от другого мужчины. Который, к слову, сильно будоражит мои мысли. Поэтому я перевела разговор в безопасное русло, начав обсуждать последние сплетни из клуба. Кое-что мне рассказывала сама Рита, но Макс дополнил сведения, ведь он был непосредственным свидетелем всего.

— Какие у тебя планы на этот вечер? — внезапно спросил Макс.

Я только открыла рот, думая, как бы отказать симпатичному парню. Но мой телефон начал заливаться трелью.

На экране высветилось имя «Сказочник». Вот и босс меня потерял!

— Извини, мне нужно ответить, — я встала из-за стола и отошла на приличное расстояние.

— Ева… — послышался обеспокоенный голос Руслана в трубке.

Поневоле я задержала дыхание.

— Ева? С тобой всё в порядке? Ева!

— Да, — ответила я.

— Чёрт бы тебя побрал! — ругнулся босс. — Куда ты пропала?

— Мне нужно прогуляться.

— Ева, если ты обиделась на слова Рамиля, то прошу тебя не брать в голову. Он не в курсе всех подробностей. Посвящать я его не собираюсь. Но кое-что прояснил. Больше он не будет вставлять нам палки в колёса.

— Хорошо, наверное. Для вас, разумеется.

— Ты опять? — взревел босс. — Наедине мы на «ты»!

— Мы не наедине! — вспылила я. — Я нахожусь в довольно людном месте. Надеюсь, здесь нет ни одного вашего родственника, чтобы изображать счастливую невесту!

— Ты злишься. Давай поговорим? И где ты, чёрт побери?

— Вы слишком часто чертыхаетесь, Руслан Дамирович. Где я нахожусь, не вашего сказочного ума дело, — съехидничала я. — Если вы беспокоитесь за репутацию нас, как пары, то я вернусь позднее и переночую в отведённой спальне. Можете даже пригласить свою родню. Я поохаю в кровати, имитируя экстаз. Я прекрасно имитирую! Думаю, в клубе вы сами могли в этом убедиться. Я хорошая актриса! — выпалила я и сбросила звонок.

Потом подумала и перевела телефон на беззвучный режим. Пусть босс понервничает немного и подумает над своим отвратительным поведением! Я вернулась за стол, глотнула воды из стакана, поставила его на стол, но неосторожно. Движение вышло неловким, а стук о деревянную поверхность — слишком громким.

— Всё в порядке? — Макс перехватил мою ладонь, поцеловав пальцы. — Ты разнервничалась, даже пальцы немного дрожат.

— Это был не самый приятный разговор, — улыбнулась я и попыталась освободить ладонь из захвата мужских пальцев.

Но Макс не позволил этого сделать.

— Ева, я хочу, чтобы ты была моей девушкой! Давай будем встречаться?

Макс смотрел прямо мне в глаза и ждал ответа.

— Ха!

Я подпрыгнула на месте от неожиданности, услышав голос Руслана позади себя.

Я же только что разговаривала с боссом по телефону. Как он смог узнать, где я нахожусь, и так быстро добраться?

27. Ева

— Отцепись от неё! — с угрозой в голосе произнёс босс.

Руслан не стал дожидаться, пока Макс среагирует, сам расцепил наши руки и небрежно швырнул деньги на стол.

— Пойдём. Ева. Мне нужно серьёзно с тобой поговорить! — отрывисто произнёс босс.

Сомкнул пальцы замком на моём локте, вынуждая подняться с места.

— Постойте. Кто вы такой? — возмутился Макс, вставая.

Бармен напрягся.

— Остынь, мелкий! — процедил сквозь зубы Руслан. — Не рекомендую глазеть на МОЮ невесту.

Челюсть Макса отвисла.

— Ева? — спросил он, недоумевающе глядя на меня и босса по очереди.

— Ева беременна. Она моя невеста. Что непонятного в местоимении «МОЯ»? — рыкнул босс. Внезапно Руслан отпустил мою руку и начал закатывать рукава рубашки. — Если ты не понимаешь по-хорошему… — угрожающе произнёс он.

Я опешила и застыла на месте от удивления. Босс выглядел, как глава прайда, защищающий свою территорию от посягательств. На мгновение мне стало безумно приятно. Я сжала пальцами локоть мужчины, отметив, что он невероятно сильно напряжён. Как зверь перед прыжком.

— Руслан, это лишнее. Макс — мой друг.

— Не обманывайся, Ева! Дружбы между мужчиной и женщиной не существует. Он мечтает залезть к тебе под юбку, — небрежно бросил в мою сторону босс и рыкнул на Макса. — Найди себе другую. Эта женщина моя!

Потом босс не стал церемониться — сгрёб телефон в мою сумочку, дёрнул меня на себя и подхватил на руки.

— Э-э-эй! Поставьте меня на место! — запоздало возмутилась я.

В ответ Руслан только крепче прижал меня к себе.

— Ещё одно слово, Ева, и я приступлю к воспитательным мерам!

— Как ты нашёл меня?

— У Рамиля тачка в ремонте. Я отвёз младшего брата и увидел, как ты садишься в машину к другому парню. А дальше — дело техники…

— Какой техники? Неужели ты поставил мне отслеживающую программу на телефон? — возмутилась я. — Требую, чтобы удалил! Это возмутительно…

— Возмутительно другое, Ева. Этот мальчишка хотя бы школу закончил? — ехидно поинтересовался босс.

— Какое вам дело? — спросила я и ойкнула от неожиданности.

Босс куснул меня за щёку.

— Ты меня укусил?!

— Шлёпать по заднице тебя нельзя — беременна. Что мне ещё остаётся? — риторически спросил босс. — Наказать тебя за самовольное поведение просто необходимо!

— Меня наказать? А ты ничего не перепутал?

Босс сгрузил меня возле своего внедорожника, открыл дверь и скомандовал:

— Вперёд!

Я едва успела залезть, как он тут же сел и захлопнул дверь.

— Объясни, что это было?! — возмутился босс, сложив руки под мощной грудью.

Руслан выглядел полным негодования. Рубашка обтянула его мускулистые плечи. Глаза были сощурены, взгляд полыхал недобрым огоньком. Босс выглядел так, словно вот-вот… сорвётся с поводка.

— Не понимаю, о чём ты.

— Не дразни меня… Ева.

— Ха! Вот чего я на самом деле не понимаю, так это то, почему ты копался в моём телефоне? — возмутилась я. — Ты не имеешь на это никакого права!

— Имею, — ухмыльнулся босс. — Или ты невнимательно читала договор? Там написано, что на время нашего сотрудничества отношения с любыми другими мужчинами запрещены. С любыми!

Я открыла рот, чтобы возразить, но тут же захлопнула его.

— Я помню! Но…

— Никаких но, Ева. Договор вступает в силу с момента подписания договора. Мы подписали договор той ночью. Переписываясь с этим парнем или встречаясь с ним, ты могла нанести урон моей репутации. Могла поставить под сомнение наши отношения! — наседал Руслан. — Тогда всё пошло бы прахом!

Ах, вот за что на самом деле переживал мой начальник! За то, что его авантюру раскроют! Глупенькая Ева решила, что Алмазов искренне негодовал. Я разозлилась на саму себя. Потому что в какой-то момент я подумала, что Руслан ревнует. Это мысль казалось приятной и будоражащей. Но реальность была другой.

— Хорошо, Руслан Дамирович. Я вас поняла. Больше этого не повторится, — сухо ответила я. — Какой план действий на сегодня?

— Какой план, Ева? О чём ты? — нахмурился босс.

— Обыкновенный план. Кому сегодня будем дурить голову — дедушке, тётушке или будем изображать парочку под ухмылку вашего младшего брата?

Руслан придвинулся и обхватил меня за плечи руками.

— Опять выкаешь? Что стряслось, Ева? Ты непохожа на себя.

— Со мной всё в порядке и отцепитесь немедленно! — раздражённо повела плечом.

Но не тут-то было. Хватка босса возросла десятикратно! Он переместил руки на талию и рывком пересадил меня к себе на колени, расположив так, что мои ноги оказались по обе стороны мужских бёдер.

— Это уже лишнее, — взволнованным голосом произнесла я.

Преступная близость этого мужчины туманила мне разум. Во рту мгновенно пересохло.

— Ни капли не лишнее, — возразил босс, сомкнул пальцы замком на моей талии и толкнул на себя.

Теперь между нашими телами почти не оставалось свободного места. Я упёрлась ладонями в широкие плечи.

— Руслан Дамирович… отпустите.

— Как мне надоело, когда ты начинаешь мне выкать! Отшлёпать бы тебя, заразу! Жаль нельзя! Ох, как же жаль, ты бы только знала, — зловеще протянул босс.

Пальцы одной руки он запустил в мои волосы, надавил ладонью на затылок, приближая к себе:

— Но как только ты родишь, я оторвусь по полной программе, — пообещал Алмазов. — К тому времени ты, акулёнок, столько раз успеешь провиниться! М-м-м…

Мысли начали напоминать густое, вязкое желе. Аромат мужского парфюма пьянил. Мои пальцы сами впились в твёрдые, как сталь, плечи.

— Ближе, Ева! — приказал босс, продолжая сокращать дистанцию. — Ещё ближе…

Горячее дыхание коснулось моего лица. Теперь мне сложно было смотреть в глаза боссу — я видела только расширенные, чёрные зрачки. Как глубокий, тёмный колодец, полный страсти.

— Поцелуй меня.

— Не буду я вас…

Руслан ущипнул меня за талию.

— Ой! Не буду я тебя целовать. Продажные девки не целуются! — выпалила я и поняла, что этой фразой раскрыла свои карты, показав, на что именно я обиделась.

— Продажная девка, значит? Тебя задели слова Рамиля?

— Нет!

— Рамиль наговорил много лишнего. Я не стал преподавать ему урок хороших манер при тебе. Но будь уверена, больше ему не захочется тебя оскорблять!

— Мне плевать! — яростно выплюнула я.

Босс рассмеялся, откинув голову. Зелёные глаза брызнули искрами веселья.

— Для той, которой плевать, ты слишком взбудоражена. И чересчур злобно смотришь. Акулёнок, — поддразнил Руслан, рассмеявшись ещё раз.

Я надула губы. Смеётся, зараза! Попыталась слезть с мужских коленей, но начальник не позволил этого сделать.

— Сидеть, Ева. Я ещё не закончил!

— Что-то эта фраза мне напоминает… — пробормотала я и сдавленно вздохнула.

— Мне тоже! — порочно усмехнулся босс.

Почти мгновенно Руслан прекратил улыбаться. Лишь для того, чтобы рывком подтянуть меня к себе и поцеловать.

Его тёплые губы коснулись моих. Осторожно и нежно. Я изумлённо всхлипнула. Так непохожи были эти прикосновения на те остервенелые поцелуи, которыми мы обменивались ранее, в клубе. Но и от нежных, завораживающих прикосновений его губ у меня закружилась голова.

Руслан окутывал меня нежностью и лаской, на которые, как я думала раньше, он неспособен. Однако сейчас он очаровал меня и лишил возможности сопротивляться.

Я таяла, понимая, что уже сама прижимаюсь к нему изо всех сил, и приоткрываю губы, словно приглашая.

Язык Руслана настойчиво скользнул по нижней губе, щекоча её. Приоткрыла губы, жадно глотая горячее дыхание с привкусом мяты. Поддалась на зов его губ, как бездомный котёнок, изголодавшийся по ласке.

Ответила на поцелуй и забылась в сладких минутах. Из головы вылетели все мысли, кроме одной. Руслан потрясающе хорошо целовался. Я бы вечность пила нектар ласки из его искушённо-порочных губ.

— Малышка моя… — хрипло простонал Алмазов, усиливая хватку пальцев в моих волосах.

Поцелуй становился требовательным и жадным. Услышав, как из моих губ вырвался беспомощный стон, я поняла, что надо останавливаться. Хотела отстраниться, но босс не позволил.

— Далеко собралась? На этот раз ты меня не кинешь одного!

От неожиданности я клацнула зубами, прикусив губу.

— Настоящий акулёнок, — пьяно улыбнулся босс. Поднял мою руку и провёл подушечкой моего пальца по своим губам. — Между прочим, это причинение вреда.

— Неумышленное, — тихо ответила я.

— По неосторожности? — уточнил босс.

— В состоянии аффекта.

— Это может быть и смягчающим, и отягчающим обстоятельством, — хитро улыбнулся Руслан. — В зависимости от общей картины происходящего.

Я рассмеялась. Напряжение между нами исчезло. Вернее, одно конкретное напряжение в теле босса, которое я чувствовала внутренней поверхностью бедра, никуда не пропало. Но в остальном злость ушла и на её месте появилась какая-то эйфория.

— С тобой интересно, — неожиданно призналась я.

— Не хочешь залечить полученную мной травму? — босс постучал указательным пальцем по своей губе. — Вот здесь.

— Ты тоже меня укусил! — возмутилась я. — И кто из нас акулёнок?

Руслан рассмеялся, погладил меня по щеке и вздохнул.

— Надо вставать.

— Да, — согласилась я.

— Верну тебя домой, — задумчиво продолжил босс. — И…

— И что? — ломким голосом поинтересовалась я.

Игривая многообещающая интонация и возникшая пауза заставили меня думать о неприличных вещах.

— И потом я взыщу с тебя компенсацию.

— За что?

— Нехорошо игнорировать звонки от своего босса и жениха в одном лице.

— Мы же просто играем, — пробормотала я, покраснев, потому что чувствовала аппетиты босса и его требовательные запросы на компенсацию.

Я как раз сижу почти на этом красноречивом большом запросе и прекрасно знаю из прошлого опыта, что Руслан горяч и жаден в постели.

— Я люблю поиграть… — многообещающе промурлыкал босс. — Сегодня предлагаю сыграть в совместный сон и раннее, но приятное пробуждение.

28. Ева

Едва мы переступили порог квартиры босса, Руслан подхватил меня на руки и понёс в сторону своей спальни. Саурон приветствовал нас одобрительным тявканьем.

— Не крутись под ногами, пёс! — отослал настырного пса Алмазов.

Через мгновение я уже лежала поверх покрывала, а руки босса ползли вверх по моим бёдрам. Руслан Дамирович был настроен решительно. Он выглядел так, словно был на воздержании по меньшей мере полгода. Прикосновения его пальцев опаляли мою кожу.

Я млела. Мне хотелось большего. К чёрту платье, бельё и всё остальное! Просто возьми меня!

Но к счастью, у меня ещё сохранились зачатки разума. Мой трезвый и холодный рассудок, с трудом удерживающий крышу, которую то и дело срывало жаркими поцелуями Алмазова, вовсю бил тревогу.

«Очнись, Ева! SOS! Ты находишься на самом краю. Очнись же ты!» — вопил рассудок изо всех сил. Его усердно теснили в сторону взбесившиеся гормоны.

Внезапно моей нежной кожи коснулась холодная металлическая пряжка ремня Алмазова. Я поняла, что босс готов стянуть с меня трусики. Поэтому собрала силу волю и оттолкнула мужчину обеими ладонями.

— Нет, Алмазов. Оставь меня в покое. Немедленно!

Я проворно сползла с кровати и одёрнула платье.

Между ног влажным и горячим пульсировало желание.

Либидо упрекало меня в кретинизме.

Гормоны требовали продолжить начатое.

Алмазов хотел того же — это стало понятно по его резкому, хищному рывку в мою сторону.

— Ева, ты несёшь чепуху! Ты же хочешь меня!

— Хочу, — выдохнула я.

— Так давай же не будем терять время! — рыкнул Алмазов.

Он схватил меня за запястье, дёрнул и подмял под себя. Горячие губы босса прошлись влажной дорожкой по моей шее. Колкая щетина немного царапала кожу и добавляла остроту ощущениям.

«Ура! Ура! Ура!» — скандировали от восторга гормоны.

«Давай покажи, кто настоящий босс!» — требовало неугомонное либидо.

«Ева, мы тонем! Мы погибаем!» — пищал рассудок.

Боже, до этого времени я и не представляла, что я — человек-оркестр, а не Свиблова Евангелина.

Эти внутренние споры и сомнения сведут меня с ума. Но как же мне хорошо с Алмазовым!

«Ева, с Жориком нам тоже было хорошо!» — возразил рассудок. Из последних сил, умирающим, едва слышным голосом.

Но мне хватило и этого.

С Георгием в самом начале отношений тоже было хорошо. Он красиво ухаживал, говорил комплименты и водил меня по ресторанам, целуя до головокружения.

Мне нравилось в нём всё. Даже странная привычка разговаривать от имени своего мужского прибора во время секса умиляла меня.

И чем всё это закончилось? Ничем. Ничем, при том, что Георгий активно заливал мне в уши сказки о светлом будущем.

Алмазов же прямо признался, что ему нужен только секс — и больше ничего.

Поэтому я царапнула шею боссу, заставив его зашипеть. Он отстранился, обведя меня тяжёлым взглядом:

— Хочешь поиграть в кошечку?

Я села на кровати и обхватила большую подушку, спрятавшись за ней.

— Хочу поиграть в «не трогай меня, Алмазов»!

Босс запустил пятерню в свою шевелюру.

— Почему? Что опять произошло?

— Ничего, — я выдохнула и решила признаться, как есть. — Я не стану отрицать, что ты привлекательный мужчина. Между нами есть притяжение на уровне физиологии. Оно кажется взаимным, но…

— Но что? Что, чёрт бы тебя побрал?

Босс тяжело дышал и был крайне возбуждён.

— Но я уже говорила, что не стану твоей любовницей. Тебе нужны девушки на пару ночей. А я не заинтересована в таких отношениях.

— Но ты хочешь меня! У нас уже был секс. Нам хорошо в постели.

— Я сожалею, что поддалась порыву, Руслан. Проблем было бы меньше, — выдохнула я.

Впервые в жизни я столкнулась с тем, что приходилось оттаскивать саму себя от роскошного мужчины, желающего меня ничуть не меньше. Алмазов смерил меня нехорошим, тёмным взглядом.

— Ты уже большая девочка, Ева. Наверное, понимаешь, что обламывать мужчину на пике желания — ошибочный выбор. Я могу просто взять тебя.

— Будешь насиловать беременную девушку? — икнула я от страха.

Конечно, насилием это будет сложно назвать. Глупое тело рассыплется на мириады частиц от удовольствия, едва Алмазов начнёт ласкать меня.

Но факт остаётся фактом. Я не согласна. Я хочу, но не дам боссу желаемого.

Точка.

Алмазов выругался и вскочил.

— Ты… ты самая большая из всех проблем, что у меня когда-либо была! И обходишься мне, чёрт побери, недёшево!

— Я уже говорила, что тебе дешевле нанять актрису, Скрудж Мак-Дак!

— Твои слова про жадного селезня были неуместны. Деньги я всегда сумею заработать, в отличие от нервных клеток. Они, как известно, не восстанавливаются. Мне страшно представить, какое количество моих нервных клеток ты умертвишь!

Я поправила платье и причёску.

— Тебе нужно снять напряжение. С любой другой девушкой. Уверена, ты умеешь их кадрить, — выдавила из себя через силу.

Не хотелось мне видеть босса в объятиях другой девушки. Мне хотелось видеть Алмазова в объятиях своих, родных ручек. Но я не могла этого допустить.

Становиться ещё одной игрушкой босса в постели? Спасибо, но нет!

Я была серьёзно настроена. С каждой секундой моя решимость только возрастала. Поэтому боссу пришлось покинуть спальню не солоно хлебавши.

Через несколько секунд хлопнула входная дверь. Наверное, босс решил воспользоваться моим советом и был готов снять девицу на одну ночь. От этой мысли мне стало очень грустно.

Я долго принимала душ, пытаясь подбодрить себя, но на душе всё равно скребли кошки. Едва я забралась с ногами под одеяло, как дверь спальни распахнулась.

На пороге стоял босс.

Глаза метали молнии, а на лице застыло суровое выражение. В кулаке босс сжимал телефон так сильно, что я была готова услышать треск пластика в любой момент.

— Руслан. Я думаю, что тебе лучше уйти.

— Только после того, как ты ответишь на несколько вопросов. Быстро. Не раздумывая!

Алмазов пересёк комнату и сел на кровать. Поневоле я вцепилась пальцами за край одеяла, стиснув его изо всех сил.

— Что ты хочешь узнать?

Алмазов посмотрел мне прямо в глаза.

— Отвечаешь, не раздумывая ни одной секунды.

— Зачем?

— Выбирай. Секс или чистосердечные ответы на вопросы.

— Такой большой дядя, а играешь в чёрт знает что, — попыталась пошутить я.

Босс двинулся в мою сторону. Я поспешила согласиться на вопросы.

— Хорошо, я буду отвечать.

— Сколько тебе лет?

— Рус, ты не знаешь, сколько мне лет?

— Отвечай!

— Двадцать пять!

— Сколько мужчин у тебя было?

— Да иди ты в пень трухлявый с такими вопросами! — возмутилась я.

— Сколько? — настойчиво повторил свой вопрос Алмазов. — Отвечай! Или раздевайся.

— Три! Ты третий! Доволен?

— Хорошо. Я тебе нравлюсь?

— Да! И проваливай поскорее.

— Когда у тебя были месячные последний раз?

Я ответила автоматически, а потом спохватилась, но было уже поздно. Босс опять увёл вопросы в другое русло.

— Тебе нравится танцевать?

— Сколько лет твоей маме?

— Когда ты рассталась с прежним мужчиной?

— У тебя были домашние животные?

Босс сыпал вопросами, мешая их. То спрашивал о какой-нибудь чепухе, то сбивал с ног очень важным вопросом, на который я предпочла бы не отвечать или немного соврать. Но невозможно соврать, когда тебе не дают подумать над ложью.

— Когда ты последний раз занималась сексом с другим мужчиной? Дату!

— Не помню!

— Врёшь!

Алмазов обхватил моё лицо ладонями, смотря на меня требовательно и с укором.

— За три дня до встречи с тобой! А теперь отстань от меня!

Разумеется, я соврала. Нагло соврала. Потому что с Георгием мы расстались за месяц до того, как я встретила Алмазова в клубе. Алмазов встал, но потом замер.

— Неувязочка, Ева. Ты несколько минут назад сказала, что рассталась с прежним ухажёром за месяц до нашей встречи. Но сейчас утверждаешь, что секс был за три дня до нашего с тобой зажигательного рандеву!

— Всё сходится, Алмазов! Это была ремиссия! Я поддалась порыву и решила расслабиться, надеясь, что после жаркой ночи бывший решит остаться со мной и порвёт с женой. Как видишь, не порвал!

Это уже была стопроцентная наглая ложь, но во мне бурлило возмущение от захватнических методов узнавания правды, которыми пользовался босс.

— Доволен? А теперь не мешай мне спать!

Алмазов медленно направился в сторону выхода.

— Последний вопрос, Ева. Как его звали?

— Иди. Ты. К чёрту. Или нет. Лучше уйду я! — вскочила с кровати.

— Ляг обратно! — приказал мне босс. — И не нервничай. Это приказ.

Не нервничай. Это приказ! Раскомандовался!

Я была возмущена. Но в то же время понимала, что такое поведение мне несвойственно. Обычно я веду себя спокойно и адекватно реагирую на происходящее. Но с момента встречи с Алмазовым всё пошло наперекосяк!

Конечно, винить одного Алмазова было бы неправильно. По большей части во мне бушевал гормональный всплеск. Отсюда и перепады настроения, и желание то убивать своего босса, то любить его до потери пульса.

Босс покинул мою спальню и больше не пытался ко мне приставать. Нужно было обрадоваться — я добилась своего! Но вместо этого я всплакнула.

Руслан мне нравился, но был редкостным гадом. А ещё я очень хорошо понимала, что если бы он нагло соврал, мол, я хочу с тобой нормальных отношений, я была бы рада обмануться и кинулась ему на шею, не раздумывая.

Но Алмазов не обманывал меня насчёт своих намерений и гнул свою линию. Конечно, его честность похвальна, но мне всё равно тошно и хочется…

Мамочки, чего мне только не хочется!

И потискать этого наглеца, и отхлестать по щекам, и полюбоваться его красивым лицом!

Я долго ворочалась в кровати. Чувствовала себя ужом на сковороде, пока не поняла шокирующую вещь.

Желание — жгучее и невероятно сильное. Мне внезапно захотелось…

29. Ева

Мне внезапно захотелось маринованных паттисонов.

Я вспомнила, как бабушка, Царство ей небесное, мариновала паттисоны, когда я была маленькой. Я словно вживую видела пузатые стеклянные банки и давилась слюной.

Ева, миленькая, третий час ночи! Какие паттисоны? О чём ты только думаешь?

Но саму себя не обманешь! Хочу маринованные паттисоны.

Может, разбудить Руслана и попросить его найти для меня паттисоны? Да, попросить можно. Но он, скорее всего, пошлёт меня далеко и надолго.

Алмазов не воспринимает институт семьи и брака. Значит, и к капризам беременной девушки он отнесётся так же скептически. Поэтому я решила не рисковать и не портить себе настроение.

Хочется паттисонов? Значит, нужно добыть их самой!

Район благополучный. Кажется, неподалёку есть круглосуточно работающий супермаркет. До него минут десять или пятнадцать пешком. Ничего, доберусь…

Я встала, оделась. Старалась не шуметь. Но потом всё-таки предприняла попытку предотвращения беременного сумасшествия.

Я открыла холодильник и осмотрела все полки. Я знала, что маринованных паттисонов там нет. Но надеялась найти что-нибудь другое. Вдруг, смогу перебить аппетит?

Погрызла оливки, попыталась перекусить крошечным корнишоном. Не помогло. Вздохнув, я двинулась на выход. Кралась, словно преступник, прислушиваясь к звукам.

Тишина.

Внезапно она прервалась громким похрапыванием. Я едва не прыснула от смеха. Всё-таки, босс храпит! На всю квартиру!

Но храп раздавался очень близко от меня. Я перевела взгляд вниз и поняла, что это храпел пёс Саурон. Он дрых без задних ног и похрапывает во сне.

— Ах ты, сторож! — шепнула я и переступила через спящего пса.

Я раскрыла замок на двери, вздрагивая от каждого, едва слышного щелчка. Дверь открыта. Можно выходить. Я подхватила сумочку и шагнула за порог.

— Сбегаешь, Свиблова? — раздался зловеще спокойный голос босса.

Я вздрогнула от неожиданности и едва не померла на месте от страха.

— Алмазов, чёрт тебя дери. Нельзя так пугать! — выдавила я из себя.

— Могу сказать тебе тоже самое. Ты кралась, как мышка. Я решил, что в квартиру проник вор.

— Ага, — я обернулась и посмотрела на биту в руках босса. — И вооружился, да?

Босс качнул бейсбольной битой.

— Откуда ты её только взял? Не знала, что ты любишь бейсбол.

— Нет. Я не люблю бейсбол. На ней есть надпись знаменитого игрока. Подписывал её для… Для бывшего друга. Но ты мне зубы не заговаривай, Ева. Куда собралась?

Босс обхватил моё плечо пальцами и завёл меня обратно в квартиру. Закрыл дверь и требовательно уставился на меня.

— Я не хотела сбегать. Честно.

— Не верю.

— Если я скажу тебе правду, ты ещё больше не поверишь мне, — покраснела от смущения. — Посчитаешь меня избалованной дурочкой.

— Дурочкой я тебя никогда не буду считать, акулёнок. Для дурочки ты слишком умная, цепкая и хваткая. Давай, говори, куда ты собралась бежать?

Я обхватила себя за плечи руками и призналась:

— За паттисонами.

— Не понял, — нахмурился босс.

— Мне захотелось перекусить маринованными паттисонами, — буркнула я и тут же добавила. — Прихоти беременных — это не миф, а реальность. Мне страсть как хочется паттисонов, я даже уснуть не могу!

— И всё? — рассмеялся босс.

Алмазов отложил биту в сторону и направился на кухню.

— За мной, голодная, беременная и капризная Ева.

Я мгновенно оценила босса сзади — он выглядел великолепно. Надеюсь, у босса не было глаз на спине, и он никогда не узнает, каким восхищённым взглядом я обвела его широкие плечи, скрытые под белой футболкой, узкую талию и крепкую задницу, обтянутую чёрными боксерами.

Босс шёл впереди с таким уверенным видом, что я поверила в чудо. Я искренне поверила в то, что у босса совершенно случайно припрятана баночка паттисонов. Причём, спрятана так хорошо, что о её расположении знает только мой начальник.

Босс сначала достал вилку, потом открыл холодильник и повернулся ко мне.

— Вот, пожалуйста! Приятного аппетита!

Я взглянула на вилку и горестно вздохнула. Босс протягивал мне вилку с нанизанным на зубья корнишоном.

— Рус, это корнишон.

— Ты же именно это хотела? — нахмурился босс.

— Нет. Корнишон — это карликовый огурчик, а я хотела паттисон. Это небольшая тыковка.

— То есть ты хочешь тыковку?

— Не совсем. Паттисон относится к тыквенным культурам, но я хочу не тыковку, — я с отчаянием посмотрела на босса.

— Хм… — Алмазов схрумкал корнишон. — Это точно не сгодится? Вроде вкусно!

— Нет! Я уже пробовала. Он мне не помог! — неожиданно для себя я всхлипнула.

— Перестань, — босс тотчас же обнял меня и привлёк к себе на грудь. — Так сильно хочется?

— Угу! Ты даже себе не представляешь, как сильно!

Я прижалась щекой к груди Руслана, вдохнула мужской, терпкий аромат его кожи и немного успокоилась.

— Значит, будем искать твои тыковки.

— Паттисоны, — поправила я Алмазова.

— Хорошо, паттисоны. Дай только одеться. И для начала покажи мне в интернете, как они выглядят!

***

(Руслан)

Сказал бы мне кто-нибудь месяц назад, что я кинусь поздней ночью исполнять прихоти беременной девушки, я бы посмеялся.

Однако, факт остаётся фактом. Три часа ночи. Все нормальные люди спят, все активные и безбашенные — тусят, а я отправился на поиски паттисонов, попутно слушая болтовню Евы.

«Прихоти беременных — это не миф!» — заявила Ева. И почему-то я ей поверил. Стоило только взглянуть на её расстроенное лицо и глаза, полные слёз, как сразу же захотелось сделать всё, чтобы она не смела пустить слезу!

Возможно, Ева беременна от меня. Ева отнекивается, заявляя, что ребёнок может быть и от другого мужчины.

Но и меня со счетов не стоит сбрасывать, дорогуша! Хотелось бы быть уверенным на сто процентов, что ребёнок от меня… Не знаю, зачем мне это надо, но думать, что Ева беременна от меня приятней, что ли?

Осталось только установить отцовство. Ева наотрез отказалась говорить имя мужчины, с которым встречалась до меня. Она заявила, что переспала с бывшим за три дня до встречи со мной в клубе. Если это правда, то она не акулёнок, а самая настоящая акула!

Но это никак не вяжется с образом гордячки, расставшейся с женатым мужчиной месяцем ранее. Не верю, хоть убей!

Так что нужно проверить. Возможно, стоит нанять частного детектива, выяснить имя и подноготную бывшего, устроить ему допрос с пристрастием. Уверен, что Ева врёт, заявляя, что она переспала с бывшим.

Но чуть позднее, глядя, как Ева со счастливым видом схватила с полки супермаркета банку с маринованными паттисонами, я понял одну вещь.

Мне просто не хочется верить, что Ева беременна от другого. Поэтому я просто обязан выяснить правду! Понятия не имею, что я потом буду делать с этой правдой.

Отношения? Спасибо, наелся. Больше меня этой лажой не накормить до отвала. Но для чего-то же мне нужно быть уверенным, что отец — именно я, а не бывший ноунейм.

— Спасибо! Это они! — Ева со скоростью света нагружала тележку баночками с паттисонами.

У меня чуть глаза на лоб не вылезли!

— Ева, ты уверена, что съешь семь банок?

— Это недельный запас! — заявила Ева.

Мда-а-а… Аппетиты у Евы самые, что ни на есть, акульи, но лучше мне сейчас придержать язык за зубами, а то обидится и швырнёт в меня этой стеклянной банкой. Чревато последствиями!

Я взял одну банку, повертел и решительно поставил обратно. Потом посмотрел ещё одну и… начал выгружать тележку.

— Рус, это работает в другую сторону! — возмутилась Ева.

— На срок годности посмотри. Он истекает уже послезавтра. Старая партия!

Ева послушалась, с усердием бухгалтера проверила все банки, что выбрала, и полезла на полку.

— Чёрт побери!

— Ага, они все с одной партии…

Ева озадаченно осмотрела полки, но других паттисонов мы не нашли.

— Знаешь, они ещё годные к употреблению. И если я съем совсем немножко…

— Исключено! — возразил я. — Не хватало, чтобы ты отравилась!

— Боишься, что испорчу твою легенду? — надула губы Ева.

— Пищевое отравление — это не шутки. Поехали дальше.

— А может быть…

— Нет!

Чтобы Ева не возражала, я схватил её за руку и повёл за собой. Следующий супермаркет ничем нас не порадовал. И третий тоже…Нам повезло лишь на четвёртый раз.

— Боже, это самый поздний шоппинг в моей жизни! — призналась Ева.

— Или самый ранний? — поправил я её, посмотрев на часы.

— Ох, прости… — Ева потянулась и прикрыла ладошкой рот, зевая.

— Будешь есть их?

— Разумеется! — фыркнула моя фиктивная невеста, трепетно прижимая к груди баночку с маринованными овощами.

Вот только угроза не была приведена в исполнение. Когда автомобиль подъехал к дому, Ева уже спала. Опять пришлось нести её на руках.

Кажется, почти с самого начала нашего знакомства я только и делаю, что ношу Еву на руках, удваиваю гонорары и исполняю прихоти этой чертовки. А она в ответ обзывает меня чёрствым сухарём и отстраняет от своего тела, которое, как назло, оказывается чересчур желанным для меня!

Где справедливость, спрашивается?

30. Ева

Раннее утро. Мягкая кровать. Огромная, тёплая, как море в жаркий сезон… И это не моя кровать!

Сначала мне стало чуточку страшно, но потом я вспомнила, что теперь живу у босса и успокоилась.

Но лёгкая утренняя тошнота и головокружение не позволили мне долго радоваться. Я еле-еле смогла привести себя в порядок. Почистить зубы для меня стало самым настоящим испытанием. Меня едва не выворачивало наизнанку.

Не знаю, кого мне предстоит родить, но этот кто-то такой же вредный, как его отец! К счастью, я знала, что меня спасёт.

Вчера я уснула, так и не отведав лакомства, на поиски которого мы потратили часть ночи. Но сейчас я наверстаю упущенное! Окрылённая надеждой, я отправилась на кухню. Босс уже проснулся и стоял у окна, с увлечённым видом копаясь в своём телефоне.

— Доброе утро, Рус!

— Привет, акулёнок!

Босс развернулся, подцепив вилкой из банки кусочек маринованного паттисона и отправил его себе в рот.

— Ты ешь мои паттисоны? — потрясённо спросила я и, поняв, что кусочек был последним, воскликнула. — О боже, нет! Ты их уже съел!

— Прости, не смог удержаться. Разделил с тобой тяготы беременности… — жуя, ответил босс. — Что-то такое в них есть, притягательное!

Мой беременный организм требовал маринованных паттисонов. Но Алмазов слопал все паттисоны! Это катастрофа! Вчера мы купили всего одну баночку, которую одобрил привередливый босс после проверки срока годности и изучения состава.

Я готова была разрыдаться. Алмазов обнял меня за плечи и подвёл к холодильнику.

— Отставить слёзы, Ева! Вот твой паттисоновый рай! — жестом фокусника босс раскрыл передо мной холодильник.

На средней полке гордой шеренгой стояли пузатенькие баночки с маринованными овощами.

— Не могу поверить своим глазам! Когда ты успел их купить? — восхитилась я и потребовала. — Открой немедленно!

Босс лихо отвинтил крышку и презентовал мне вилку.

— М-м-м… О да-а-а-а! То, что надо! — простонала я, уминая паттисоны.

Алмазов рассмеялся.

— Ева, ты даже во время секса так не стонала!

— Молчи, ирод! Ничего ты не понимаешь. К тому же, если ты помнишь, я имитировала.

— Не понял! — нахмурился босс. — Ты же признала вчера, что между нами есть притяжение.

— Угу. Но не до такой же степени! — фыркнула я, желая подразнить начальника.

— Ага, ври больше. Язык твоего тела намного честнее твоих и бессовестных глаз! — заявил Алмазов.

— Какие планы на сегодня? — решила перевести разговор на другую тему. — Я уже живу у тебя, мы успели засветиться перед несколькими твоими родственниками…

— Всё верно. Остаётся познакомить тебя с главой семьи. С бабаем.

— Как мне называть деда? — поинтересовалась я. — Точно так же, бабай?

— Деда зовут Мурат Сабитович, — пожал плечами Руслан. — Но…

— Что но? — спросила я, насторожившись.

Руслан вздохнул.

— Дед — сложный человек. Некоторым он позволяет называть себя по имени. От других не терпит и малейшей оплошности. Всё будет зависеть только от тебя!

— Опять всё зависит от меня? — удивилась я и провела рукой по плечам.

— Что ты делаешь, Ева? — нахмурился босс.

— Проверяю кое-что… — пробормотала я и пояснила. — Просто после твоего очередного заявления, что всё зависит только от меня, у меня закрались подозрения. Вдруг ты уже сел мне на шею и свесил свои ножки?

— Сегодня я лишаю тебя звания акулёнка. Сегодня ты — рыба фугу! — ругнулся босс.

— Ты обозвал меня ядовитой? — возмутилась я.

Зазвонил телефон. Босс шикнул на меня, пояснив:

— Родня.

— Всё, замолкаю! — вымолвила я, а сама принялась придумывать прозвища Алмазову в отместку.

— Привет, Ильяс…

Ильяс? Тот самый двоюродный брат-здоровяк, к которому меня приревновал босс?

— К вам? Когда? Сегодня… — босс призадумался. — В принципе, приехать можно. Придётся отложить шопинг с Евой, но думаю, я смогу договориться. Кто из наших будет?

Я насторожилась. Кажется, у меня даже дыхание перехватило от волнения.

— Ого! — произнёс босс. — Серьёзная компания! Удивлён, что вы сообщаете об этом в последний момент. Нет-нет, мы приедем. Без проблем! Ага. Сау бул, Ильяс.

Босс отложил в сторону телефон и выругался по-татарски. Звучало это немного забавно. Но я не стала хихикать.

— Итак, Ева. Пора тебе показать всё, на что ты способна.

— Поездка к родственникам?

— Она самая! Весь уик-энд мы проведём в загородном доме Ильяса, — босс поморщился при произнесении имени Ильяса.

— Кто будет?

— Почти все! Самое главное, что дед будет там.

— Хм… — призадумалась я. — Твои родственники подготовились заранее?

— Возможно.

Алмазов смерил меня тягучим взглядом.

— Ты понимаешь, что это очень важно?

— Конечно, понимаю, Руслан. Я буду стараться. Мне, насколько ты знаешь, теперь позарез нужны будут деньги, чтобы спокойно и безбедно сидеть в декрете! — серьёзно сказала я.

— Главное, не делай такое выражение лица.

— Какое? — удивилась я.

Алмазов подошёл и внезапно резко привлёк меня к себе за талию, ущипнув за кончик носа.

— Вот такое, Ева. Лучше улыбайся. А ещё тебе разрешается целовать меня, обнимать и проявлять всяческие знаки внимания…

— Хорошо. Я справлюсь.

— Отрепетируем?

— Хм. Ты слишком часто репетируешь, Руслан! Давай лучше пробежимся по нашей легенде и подумаем, на чём могут нас подловить? Кстати, когда выезжаем?

— Уже сегодня, — вздохнул босс. — Так что пойдём паковать чемоданы!

Алмазов развернулся, я последовала за ним.

— А меня не хватились на работе? — забеспокоилась я.

— Кто, Ева? Кто, кроме босса, то есть меня, может хватиться единственного финансового аналитика, в котором, честно признаться, я не вижу необходимости?

— Вот с этого места поподробнее, пожалуйста! — потребовала я, ткнув босса пальцем в спину.

— Больно, Ева! Спрячь свои когти! — зашипел босс.

— Повтори, что ты сказал насчёт моей профнепригодности! — потребовала я.

— Во-первых, я не говорил, что ты не пригодна! — заявил Алмазов. — Ты умна и способна анализировать ситуацию, твои результаты, как работника, меня впечатлили, но…

Алмазов смотрел на меня тяжёлым взглядом и совершенно непроницаемым. Тем самым взглядом неприступного и холодного начальника. Поневоле я вытянулась по струнке. Было ощущение, как будто босс решает, уволить меня или нет.

— Но что?

— Но всё это я прекрасно умею делать сам! — картинно развёл руками Руслан. — И если уж быть откровенным, когда я встал во главе фирмы, первое, о чём я подумал — это уволить лишний персонал. Твоё имя было в списке на увольнение.

Я была поражена. Оказывается, всё это время я была на волоске от увольнения!

— И почему ты решил оставить меня в живых, так сказать?

— Честно?

— Нет, Алмазов, сбреши мне, как шелудивый пёс! Разумеется, честно. Я требую!

— Сам не знаю. Вернее, не знал. Что-то меня в тебе насторожило. Понять не мог, что именно. Но теперь-то я знаю, что сразу нутром узнал свою Клеопатру! — широко ухмыльнулся босс.

— О боже! — закатила глаза. — Пойдём паковать чемоданы, Цезарь!

Сборы заняли много времени. Хоть Алмазов и сказал, что мы задержимся всего на пару дней, и вернёмся к понедельнику. Но я просто не могла себе позволить выглядеть хуже всех.

— Нет, Ева! Отставить! — воскликнул босс, увидев мои чемоданы и ручную кладь.

— Что? Мы едем на три дня! На три! — уточнила я.

— И судя по всему, на каждый день тебе требуется по чемодану одежды? — скептически ухмыльнулся Руслан. — Учись у меня! Всего один чемодан.

— Иди на фиг, Алмазов. Я не знаю, чего ожидать от твоей родни. Поэтому все три чемодана мне пригодятся, возможно… Я просто не хочу выглядеть по-идиотски!

— По-идиотски буду выглядеть я! — поморщился босс. — Глядя на тебя, я начинаю понимать, почему я против отношений, брака и прочей чепухи.

— Аналогично, Алмазов! — ответила боссу и села на чемодан. — Глядя на тебя, я понимаю, почему моя вера в мужчин угасла. Лучше быть одной, чем с таким мизогинистом, как ты!

— Вот и чудненько побеседовали. Теперь покормим тебя обедом и будем выдвигаться.

— Как? Уже? — побледнела я.

— Ева, не вздумай хлопаться в обморок!

— И не думала, просто… так быстро, так спонтанно!

— В том и суть. Нас хотят застигнуть врасплох, выставить в идиотском свете. Уверен, что это Ильяс, хитрозадый шайтан, постарался!

Я расхохоталась в голос.

— Хитрозадый шайтан? А что, звучит! Я запомню это ругательство. Кстати, про тебя можно сказать тоже самое, Алмазов!

— Молчи, помесь фуги и пираньи! — в тон мне отозвался босс.

Именно так, переругиваясь и пытаясь уколоть друг друга, мы отправились на обед в итальянский ресторанчик.

— Кстати, Рус. Объясни, почему ты недолюбливаешь Ильяса?

Босс метнул на меня совершенно недовольный взгляд. Тотчас же его лицо приобрело холодное, совершенно нечитаемое выражение.

— Я его просто не перевариваю. О причинах тебе знать не следует. Точка! — Руслан сверился с часами. — У тебя есть пятнадцать минут, чтобы закончить обед. И мы выезжаем.

Узурпатор! Ещё бы скомандовал «К ноге!» Тиран!

***

Сау бул! — дословно «будь здоров!», прощание.

Рыба фугу — блюдо японской кухни из некоторых видов ядовитых рыб семейства иглобрюхих рода Takifugu, содержащих опасный яд, тетродотоксин. В Японии фугу считается деликатесом и пользуется большой популярностью.

31. Ева

Дорога заняла больше времени, чем я могла себе представить. Вообще-то мы могли приехать гораздо быстрее, но меня начинало укачивать. Алмазов останавливал машину, чтобы мне немного полегчало, и только потом продолжал поездку.

К его чести, он ни разу не упрекнул меня в том, что из-за моего состояния мы опоздали.

— Ого! — присвистнула я, когда внедорожник босса остановился у высоких кованых ворот. — Рус, ты уверен, что мы приехали точно по адресу? Это же не загородный домик, это загородный замок!

— Уверен, — отрезал босс.

Через несколько секунд ворота распахнулись. Территория у загородного дома Ильяса была огромная! Парковка на десятка два машин, широченные дорожки, всюду газон и аккуратно стриженные деревца. Сам «дом» тоже производил впечатление.

Я бы и домом его постеснялась назвать — трёхэтажный замок, не иначе, отделанный красным кирпичом.

— Ева, ты, конечно, голодная пираньюшка, но ротик лучше прикрыть, чтобы мухи не налетели! — напутствовал меня босс, подавая руку.

— Рус, ты, конечно, тот ещё склизкий змей, но всё-таки язычок лучше придержать при себе, чтобы не молол ерунду! — в тон ему отозвалась я.

Глаза босса вспыхнули, как два изумруда. Он обнял меня и поцеловал в щёку, шепнув на ухо:

— Ты же помнишь, что ты — моя невеста. Да?

— Разумеется, Алмазов! И не надо смотреть на меня таким рассерженным взглядом. Я чувствую себя неуютно.

— Почему же? — Руслан пристально вгляделся в меня, потом прижался щекой к моей щеке и потёрся щетиной, вызывая млеющие ощущения где-то внутри меня.

— Потому что я ожидала от уик-энда в кругу семьи и думала, что обстановка будет попроще! — призналась я, обняла Руслана и позволила себе нежиться в мужской, уверенной ласке. — Но глядя на это всё, начинает казаться, что у Ильяса есть поле для гольфа, легендарная Шелби и собственный винный погреб, в углу которого припрятан сундук, полный золота.

Алмазов рассмеялся, ласково погладил меня по щеке и прижался к губам. Начал ласкаться языком мягко и нежно, постепенно захватывая в плен страсти. У меня даже мысли не возникло отказаться от этого поцелуя. Настолько он был приятен! По телу поползли мурашки удовольствия и разлилось приятное тепло, вплоть до кончиков пальцев на ногах. Но самое главное, что я чувствовала себя уверенно и защищённо в этот момент. Не хотелось ни прерывать поцелуй, ни разжимать объятий! Пусть весь остальной мир подождёт или, что ещё лучше, просто сгинет.

— Кхе-кхе!

Я с трудом оторвалась от босса и перевела взгляд на источник звука. Это был Рамиль.

— Здорово, Рус! — поприветствовал он старшего брата и улыбнулся мне. — Привет, невестка!

Руслан пожал руку брату, тот посмотрел на меня, усмехнувшись.

— Вижу, что твоя фальшивая невеста отлично отрабатывает свой гонорар! — похвалил меня Рамиль. — Уверена, что отрабатывать она умеет!

— Рамиль, у тебя все части тела такие длинные или только язык может посоперничать в длине с твоим прищемлённым хвостом? — не удержалась я.

Алмазов-старший рассмеялся, поцеловал меня в висок и посоветовал брату:

— Рам, я уже говорил с тобой по этому поводу. Видимо, недостаточно убедительно. Так что заткнись, если не хочешь, чтобы я снова тебе зубы пересчитал!

Я погладила босса по локтю.

— Рус, миленький, не стоит махать кулаками. Ты же видишь, что это не твой уровень! Рамиль только женщин может обижать и состязаться с ними в длине языка.

— Хочешь проверить, Евангелина? — зло сверкнул глазами Рамиль.

— Думаю, проверять особо нечего, — огрызнулась я. — К тому же это негативно скажется на твоей помолвке с невестой.

— Вот ещё… Фальшивая невеста и гуру стриптиза будет учить меня! — прошипел Рамиль.

— Ай-яй-яй, отойди от меня, плохой мальчик, вымой руки с мылом и желательно пройдись по своему языку щёткой. Не то твоя невеста узнает, что ты постоянный клиент клуба и любитель жарких приватов от Энн! — фыркнула я. — К тому же у меня есть фото.

Рамиль побледнел.

— Врёшь!

— Не вру, — ледяным тоном отозвалась я. — В клубе моей подруги установили камеры после неприятного случая, когда клиент начал домогаться до танцовщицы. Руслан в курсе, — добавила я елейным голосочком. — Правда, Рус?

Конечно, я блефовала. Никаких фото и видеозаписей у меня не было. Но я пошла ва-банк и решила рискнуть. Вдруг босс подыграет мне? Ссориться с говнистым младшим братом ему явно не стоит, но закрыть рот поганцу просто необходимо!

— Ева не врёт насчёт видеокамер, — ухмыльнулся босс. — Именно так я нашёл Еву. Так что да, прикрой свой рот, Рам. Или я лично отправлю твоей невесте парочку видеозаписей.

— Ты не посмеешь, Рус! Мы же семья!.. — возмутился Рамиль. — А она… она…

— Она со мной. Это раз. Я пошёл на это ради семьи, ради тебя, в том числе. Это два. Но если ты продолжишь оскорблять Еву, то…

— То что? — спросил Рамиль, но уже не таким воинственным тоном.

— Твоя Эльвира — редкостная истеричка, за избавление от которой меня поблагодарит вся наша семья. Это три. Ещё вопросы есть?

— Но я…

— Ты захлопнешь свой рот, Рамиль, и если надо, подтвердишь, что знал о моих отношениях с девушкой, но молчал, потому что я тебя об этом попросил. Understand?

— Understand, — кивнул Рамиль и растянул губы в самой дружелюбной улыбке. — Добро пожаловать в семью, Ева!

— И тебе не болеть, не чахнуть, Рамиль, — так же широко улыбнулась я.

— Не будь говнюком, Рам, — попросил босс. — Что на тебя нашло?

— Ничего, — буркнул Рамиль. — Просто Эля до сих пор дуется.

— А-а-а-а… Всё без изменений? Быть тебе вечно под её каблуком.

— Она обещала приехать, но потом в последний момент передумала, — вздохнул Рамиль так горько, что мне даже стало его жаль. Самую малость.

Но потом я вспомнила, что он — постоянный клиент Энн, любитель приватов, Красный Пиджак. Какой нормальный влюблённый, верный мужчина будет бегать по клубам, заказывая приваты?

Одним словом, Рамиль мне не понравился. С гнильцой и мутными намерениями. Я даже заподозрила, что он просто давит на жалость Алмазову-старшему, ведь Руслан — не злыдень и не ледяной айсберг.

В отношении женщин у Руслана есть огромное количество предубеждений, но я видела, как заботливо он относился даже к простой дворняге и почему-то была уверена, что Руслан любит свою семью. Алмазов-старший терпел и был внимателен даже к тётушке, которая за пять минут у любого другого человека вызывала сильнейшую мигрень.

Я решила быть с Рамилем настороже. Вообще, лучше не расслабляться ни на секундочку, Ева. Ты — пришлая, чужая девушка, не их круг общения. Тебе здесь не будут рады! Кругом враги. И единственный союзник — это твой босс. Держись за него!

Именно это я и сделала. Покрепче вцепилась в локоть босса. От внимания босса это не ускользнуло.

— Ты акулёнок, Ева, но не стоит отрывать мне руку по локоть.

— Я просто немного переживаю.

— Не беспокойся. Всё пройдёт по плану! — заверил меня босс, нежно погладил по щеке.

Ох, что-то я сомневаюсь…

И, как оказалось, не зря!

32. Ева

В просторном доме Ильяса собралось очень большое количество родственников Алмазова.

— Моя невеста — Ева, — представил меня Алмазов.

Началось знакомство с родственниками. Поначалу я была настроена запомнить их имена. Но пытаясь запомнить пятнадцатое по счёту имя, я поняла, что все имена перепутались в моей голове. Не говоря уже о сведениях, кто, кому и кем приходится.

— Рус, я запуталась! — признала я своё поражение.

— Ко всем старшим женщинам можешь обращаться просто «апа», — разрешил Алмазов.

— А к мужчинам? — спросила я. Их, к слову, тоже было немало. — Вдруг меня посчитают невоспитанной?

Босс рассмеялся.

— Не бери в голову. У нас не ортодоксальная семья. Но дед любит нагнать страху. Расслабься, акулёнок! — шепнул Руслан, успокаивающе погладив меня по спине.

Среди всех прочих присутствовала и тётушка Альфия. Она пыхтела от недовольства — ведь Камилла так и не смогла приехать. Но Альфия заявила, что Камилла непременно появится. И после этих слов посмотрела на меня взглядом, якобы сообщая «это война, детка!»

Я послала ей самую обворожительную улыбку, представив на мгновение, сколько мыла получится из этой толстой женщины, если бы из её тела вытопили весь жир и отправили на переработку. Вероятно, очень много.

Жена Ильяса производила впечатление приятной женщины. Она мало разговаривала, в основном, раздавала указания, поглаживая свой огромный живот.

— Руслан, где твой дед? — спросила я.

— Скоро появится. Может быть, прилёг отдохнуть, — пожал плечами Алмазов.

Через полчаса я немного успокоилась. Обстановка была дружеской, если не считать откровенного пренебрежения тётушки Альфии. Но я понимала, что у неё есть свои причины недолюбливать меня, поэтому не обращала внимания.

Главное, что остальные родственники относились ко мне равнодушно. Возможно, они просто считали, что я попала в их семью по ошибке и не воспринимали меня всерьёз.

Ильяс демонстрировал свой дом, светясь от гордости, как новогодняя гирлянда. Он продемонстрировал огромный зал, в котором была расположена коллекция аксессуаров и наград по бейсболу.

Одним словом, Ильяс кичился достатком. Я с радостью выдохнула, когда всех пригласили на свежий воздух. Столики накрыли неподалёку от поля для гольфа. Белоснежные скатерти и витые ножки стульев наводили на мысль об английском чаепитии.

Вся родня расселась на свои места. Но никто не торопился приступать к еде. Все ждали появления деда, Мурата Сабитовича.

— Энем, проверь, где наш бабай? Не заснул ли перед обедом? — спросил Руслан у младшего брата.

Рамиль не успел подняться со стула, как сразу же сел обратно.

— Нет нужды. Он уже сам идёт сюда.

Я с любопытством смотрела на старика, приближающегося степенной походкой. Поневоле испытала трепет — столько разговор было вокруг деда, держащего в кулаке многочисленную семью Алмазовых!

Коротко стриженый, полностью седой. Голову украшала традиционная тюбетейка, а на плечи поверх рубахи была накинута жилетка, с вышитыми национальными узорами. Мурат Сабитович опирался на трость.

— О-о-о, бабай решил предстать во всей красе! — вполголоса хохотнул Рамиль, толкнув брата локтем. — Готов поспорить, он захочет проверить, выйдет ли из твоей Евы хорошая килен.

— Молчи, Рам. Помнится, твоя Эльвира не смогла похвастать ничем, кроме скандалов! — отозвался Руслан.

После услышанных непонятных слов я прижалась к Руслану, услышав возмущённый вздох со стороны тётушки Альфии.

— А вот… — начала она. Но Руслан не дал ей договорить, встал поприветствовать деда и представил меня.

Мурат Сабитович смерил меня с головы до ног пронзительным взглядом. Молча уселся за стол, не сказав мне ни слова. Я оторопела. Открытого пренебрежения я не ожидала. Хоть бы что-нибудь буркнул! Похоже, что деду я понравилась даже меньше, чем можно было представить.

Но показывать своё уныние я не стала.

С первого взгляда меня не полюбили? Полюбят со второго!

Не полюбили со второго? Ничего… Бог троицу любит!

А там я уже примелькаюсь и стану почти родной внученькой…

Главное, не перестараться. Всё-таки, я буду считаться членом семьи Алмазовых лишь временно. Мурат Сабитович занял место. Жена Ильяса встала, чтобы налить ему чаю.

— Нет, — остановил её дед жестом. — Ты налей, — посмотрел на меня.

Налить чаю мне было совсем несложно. Я наполнила пиалу до середины и передала деду. Тот пожевал губами, выдав вопрос:

— А почему пиала не полная?

— Всегда можно подлить ещё, — ответила я.

Кажется, на Востоке было принято наливать неполную пиалу. О татарских обычаях я мало что знала, поэтому надеялась, что не прогадала. Дед молча кивнул.

За столом завязался разговор. Внимание собравшихся то и дело обращалось на меня.

Я приготовилась рассказывать нашу историю любви, но вопроса о том, как и когда мы познакомились, не последовало. Меня спрашивали, на кого я училась и где работаю, почему живу отдельно от семьи, и где мои родители. Услышав, что мама давным-давно разведена с отцом, тётушка Альфия буркнула:

— Дурная наследственность!

Кажется, она опять хотела запеть про Камиллу, но Руслан ловко перевёл разговор на тему сорвавшейся свадьбы Рамиля. Родственники с жаром принялись осуждать Эльвиру. У меня даже голова разболелась от трескотни.

Потом все плавно переместились к полю для гольфа, где Ильяс принялся демонстрировать свои умения.

— Значит. Ты решил жениться! — внезапно сказал дед, обратившись к Руслану.

— Да, настал и мой час распрощаться с холостяцкой жизнью, — ответил мой босс.

— Неожиданно! — подал голос Ильяс. — Кажется, ты всегда считался убеждённым холостяком.

— До встречи с Евой я так и думал. Зато теперь решительно настроен изменить свою жизнь. Пока живём в моей квартире, но я уже задумываюсь о покупке дома для большой семьи…

— Руслан! — удивилась я. — Ты ничего не говорил мне про дом.

— Решил, пусть будет сюрпризом. Кстати, мой выбор до последнего момента и будет оставаться сюрпризом, — как ни в чём не бывало, ответил босс.

— Вдруг Евангелине не понравится твой выбор? — засомневался Рамиль.

— Я знаю вкусовые предпочтения своей женщины. Разумеется, внутреннюю отделку я буду согласовывать с ней.

— О, тогда это затянется надолго! — усмехнулся Ильяс. — Сколько пар не пережили бытовую катастрофу под названием «ремонт»!

— Наша пара пережила катастрофы и пострашнее, — я мило улыбнулась Ильясу.

— Вот как? — насторожилась тётушка Альфия. — Ай, так и знала, что не всё спокойно у вас.

— Разумеется, не спокойно! — согласился босс, остановив взгляд изумрудных глаз на мне. — Спокойно бывает только во время тихого часа в детском саду. У нас здоровые, крепкие и очень яркие отношения…

— Как вы познакомились? — задал вопрос кто-то из родственников.

Ох, коронный час нашей истории настал!

— Расскажи ты, Руслан! — смутилась я.

— Нет, лучше ты…

— Они подумают, что мы хвастаемся, — шепнула я, старательно изображая смущение.

— Удивительно, что Рус так быстро решил жениться! — засомневался Ильяс, лишая нас возможности рассказать историю, над сочинительством которой мыс боссом трудились на протяжении целой ночи.

— Нет, это было обдуманное решение, — возразил Руслан.

— А история у нас, и правда, занимательная, грех не рассказать! — вставила я свои пару слов.

Потом мы наперебой принялись рассказывать, как познакомились. На лице босса играла лукавая и соблазнительная улыбка. Было невозможно удержаться и не улыбнуться в ответ. Поэтому рассказ получился лёгким и, на мой взгляд, искренним. Услышав от кого-нибудь другого такую историю, я бы прослезилась, честное слово.

— Надо же, как бывает… — вздохнул кто-то из родственников.

— Странно только, что никто о Еве ничего не слышал до сегодняшнего дня! — гнул своё Ильяс.

33. Ева

— Ты не слышал, а я знал, что у Руслана есть невеста, — решил помочь боссу Рамиль. — Но Рус попросил не трепать языком. Мол, хватит нашей семье потрясения в виде моей невесты… А тут простая девушка, — пожал плечами Рамиль.

— Знаешь, ни к чему упоминать про статус, — оборвал Руслан, нахмурившись. — Я способен обеспечить семью всем необходимым. Это главное.

— Вот-вот. Состоятельные мужчины — желанная мишень для Золушек, — вставила свои пять копеек тётушка Альфия.

Повисло неловкое молчание.

— Возможно, вы были увлечены сладостями, Альфия апа, и пропустили ту часть истории, где мы рассказывали, что именно по этой причине был конфликт. Ведь Руслан предстал передо мной в образе простого парня, я и не подозревала, что он утаил от меня часть правды. Иначе говоря, мы уже прошли проверку на прочность, — подвела я итог.

Кто-то из родственников поддакнул. Напряжение спало. Алмазов посмотрел на меня сияющим взглядом. Я даже зарделась от смущения. Наверное, со стороны мы, действительно, выглядели как влюблённая парочка.

Даже Мурат Сабитович уже не зыркал на меня, как на врага народа, из-под кустистых бровей. Только многозначительно помалкивал и изредка поглядывал в мою сторону. Задумчиво.

Задумчиво — это уже хорошо. Не пренебрежительно и не враждебно.

К примеру, на потуги Ильяса сыграть в гольф дед смотрел с нескрываемым пренебрежением и что-то бормотал себе под нос. Мне кажется, он ругал на разный лад новомодные увлечения собственных внуков, ведь ни один из них не желал жить по татарским традициям. Ильяс, Руслан и даже Рамиль вели себя как жители светских стран, мужчины двадцать первого века.

На самом деле мне казалось, что Мурат Сабитович не был таким ортодоксом, каким хотел показаться. Он не переспрашивал и не уточнял, когда звучали новомодные словечки, не брюзжал по пустякам. В общем, насколько я поняла, дед Руслана был ещё активным и сообразительным стариком. Но при посторонних предпочитал надевать маску вредного старикана, чтобы отвадить недостойных, по его мнению, людей от семьи Алмазовых.

Мурат Сабитович говорил мало, но веско. К его словам прислушивались, его малейшие прихоти кидались исполнять незамедлительно и едва ли не дрались за право первым подлить деду чая в пиалу.

Что на этот счёт думал сам дед, оставалось загадкой. Но я не пыталась привлечь лишнее внимание к своей персоне, переняла поведение босса. Уж он-то не стелился ковром у ног деда, хотя, несомненно любил и уважал его.

Когда Мурат Сабитович поднялся из кресла, опершись на трость, по лицу Руслана пробежала тень.

— Что-то случилось? — шёпотом поинтересовалась я.

— Дед сдал, — вздохнул Алмазов. — У него кости больные. Но раньше он обходился без трости.

— Сколько ему лет?

— Скоро будет семьдесят пять, — вполголоса ответил Руслан. — И если дед при всех не стесняется пользоваться тростью, значит, дело серьёзнее, чем мы думали…

— Может, ему помочь? — спросила я.

— Дед оскорбится.

— Но…

— Не лезь! — осадил меня босс.

От поля для гольфа до дома было приличное расстояние. Я наблюдала за тем, как Мурат Сабитович медленно, но с достоинством передвигает ноги по направлению к дому. Моя бабушка, Царство ей Небесное, тоже до самой глубокой старости не сидела на месте и возилась в огороде, даже когда почти ослепла. Она не любила, когда над ней демонстративно охали и вздыхали, но если мы с мамой помогали незаметно, она никогда не отказывалась.

Мурат Сабитович почти поравнялся с нами. Правая рука была заложена за спину, левой рукой дед опирался на трость. Дед сделал движение рукой, словно хотел поправить тюбетейку, но она слетела у него с головы. Я тотчас же подскочила и подняла головной убор.

Мурат Сабитович недовольно зыркнул на меня. Кажется, он готов был отослать меня на край земли. К тому же собравшиеся родственники прожигали мою спину взглядами. Но я вскочила с места не для того, чтобы польстить вредному старику или втереться к нему в доверие.

Я водрузила тюбетейку на голову старика и покачнулась на месте.

— Кажется, я слишком резко встала. Голова закружилась… — пробормотала я, жалобно позвав. — Руслан!

Алмазов в то же мгновение оказался рядом. Он был обеспокоен не на шутку. Мне стало совестно немного. Наверное, он подумал, что мне стало плохо из-за беременности.

— Ева, тебе плохо?

— Голова кружится немного…

— Нашёл невесту! — фыркнул дед. — Одевать одеваешь, а кормить кто будет? Она же ничего не ест! Вот и валится с ног. Айда киттек, отдохнуть тебе надо.

В тот же момент дед вцепился в мой локоть.

Моя маленькая хитрость удалась. Со стороны смотрелось так, будто дед поддерживал меня с одной стороны, а Руслан — с другой. На деле же Мурат Сабитович крепко держался за меня сам.

Всю дорогу до дома дед молчал, как комсомолец на допросе у фашистов. Только когда мы отвели его в зал и помогли усесться на диван, он вздохнул по-старчески. Мурат Сабитович опустился на диван с видимым облегчением и похлопал себя по коленям.

— Ты как, бабай?

— Яхшы, Руслан, яхшы, — покряхтел дед, стукнув тростью. — У тебя, судя по всему, тоже. Невесту себе нашёл. Только ест мало, в обмороки падает…

В обморок я, конечно, не падала и падать не собиралась. Но возражать деду не стала. Старики любят преувеличивать.

— Не беременна, случайно? — огорошил дед Руслана вопросом и пытливо взглянул в глаза.

Я незаметно для себя вонзила ногти в ладонь. Под таким пронзительным взглядом было сложно соврать. Вдруг Руслан всё-таки скажет, что я беременна? Ведь Ильяс хвастался тем, что у него жена должна родить второго, говорил о необходимости расширения и разглагольствовал о своих бизнес идеях, в то время как Алмазов выглядел довольно скромно на его фоне…

Скажет или нет?

— Нет. Ева не беременна. Тебе показалось, — солгал босс и глазом не моргнув.

Испытание обедом мы выдержали с честью. Я даже сумела найти общий язык с Розой, женой Ильяса. Но вечером нас ждал неприятный сюрприз, подстроенный родственниками Руслана.

***

Вся семья собралась за круглым столом. Ничего не предвещало беды. Ильяс расточал благодушие, на время усыпив нашу бдительность. Но потом нанёс сокрушительный удар. Я была увлечена беседой и даже не сразу заметила, как хозяин дома встал из-за стола.

Но потом в отдалении послышался громкий голос Ильяса:

— Проходи, Альбина. Сегодня у нас спонтанная семейная встреча. Будь моей гостьей.

— Спасибо, Ильяс. Не ожидала, что придётся задержаться, — ответила гостья высоким, мелодичным голосом. — Но с удовольствием составлю компанию. Но и про наши проекты забывать не стоит.

Услышав голос девушки, Алмазов напрягся. Едва заметно, придав в следующее же мгновение своему лицу отстранённое выражение. Но я заподозрила неладное.

— Нет-нет, что ты. Я буду рад показать жене плод нашего совместного труда. Уверен, ей понравится проект детской комнаты…

Меньше чем через минуту в просторную гостиную вошла высокая, стройная девушка. Смуглокожая, темноволосая, с большими карими глазами. Роскошное платье превосходно сидело на её фигуре, низкое декольте демонстрировало упругую грудь.

Все собравшиеся в гостиной замерли, глядя на Альбину. Даже сын Ильяса притих. Немая сцена. Слишком много всего читалось в воцарившемся молчании. Почти в полной тишине Ильяс отодвинул стул для Альбины.

— Всем добрый вечер, — пропела Альбина, расправляя салфетку на коленях, потом обвела собравшихся взглядом и послала ослепительную улыбку моему боссу. — Привет, Руслан.

Алмазов не сводил напряжённого взгляда с Альбины. Она скользнула по мне взглядом и вновь остановила его на боссе, изогнув губы в ироничной усмешке.

Чтобы ни происходило в прошлом между Русланом и Альбиной, но там явно было жарко.

У меня возникло ощущение подвоха вселенского размера. Судя по напряжению, витавшему в воздухе, все знали, в чём дело.

Все, кроме меня.

34. Ева

Внезапно раздался звон разбитой посуды. Сын Ильяса умудрился перевернуть тарелку. Звук вышел громким и вывел всех из состояния ступора. Послышался голос жены Ильяса, отчитывающей сынишку, все вновь заработали вилками и возобновили разговор ровно с того места, на котором прервали его.

В прежнее состояние вернулись все. Все, кроме моего шефа. Он наложил себе салат, попросил соседа передать нарезку. В общем, вёл себя точно так же, как все. Но я хорошо чувствовала его напряжение. Движения были тугими, скованными и очень расчётливыми. Мне казалось, Алмазов сдерживал себя, боясь ненароком сказать или сделать что-то не то. Поэтому копировал поведение сидящих за столом, но действовал, словно автомат.

Судя по широкой ухмылке Ильяса, именно на такую реакцию Алмазова он и рассчитывал. Рамиль бросил украдкой взгляд на босса и перевёл его в другую сторону. Ага, значит, младшенький братец точно в курсе всех дел!

Вообще, все собравшиеся в курсе. Кроме меня, разумеется. Создавалось впечатление, что я выиграла конкурс на звание «Мисс Лохушка 2020».

Но мне не нравился ни сам титул, ни соломенная корона, присваиваемая вместе с этим титулом.

Чтобы отвлечь босса, я опустила ладонь на его бедро, погладила в опасной близости от мужского паха, и для большего эффекта провела пальцами по ширинке мужских брюк.

Босс на секунду перестал жевать, но потом коротко выдохнул, отложил вилку и перехватил мою ладонь, поцеловав её.

— Ева, ты переигрываешь, — одними губами произнёс Руслан, глядя мне в глаза.

— А ты не доигрываешь, — шепнула ему в ответ, произнеся это почти в самые губы.

Изумрудные глаза босса вспыхнули весельем.

— Умница, акулёнок, — Алмазов погладил меня по щеке и вернулся к трапезе.

Мои действия произвели на босса впечатление и вывели его из ступора. Теперь он больше походил на того Руслана, которого я знала.

Я посмотрела на Альбину. Она, конечно, знойная красотка. Но мне очень… очень сильно не понравился эффект, произведённый ею на моего Руслана.

— Чем занимаетесь, Альбина? — спросила я спокойным и любезным голосом.

Но сама в этот момент мысленно вывела на лице Альбины мишень ярко-красным цветом. Вот он, мой враг номер один. Лишний элемент паззла, подлежащий немедленному уничтожению!

— Я дизайнер интерьеров. Ильяс Расулович — мой наниматель. Я разрабатываю проект интерьера для новой детской в этом доме, — ответила Альбина, улыбнувшись мне снисходительно. — А вы? Простите, вас никто не спешит представлять мне.

— Евангелина, — ответила я. — Я впервые нахожусь в кругу этой семьи. Для вас, видимо, привычно встречать домочадцев. Работа требует вашего присутствия… — я позволила себе усмехнуться.

Часы показывали двадцать две минуты восьмого. Вечер. Даже идиоту было понятно, что в такой поздний час никто не разъезжает по заказчикам. Ильяс специально пригласил эту стерву, чтобы вывести из себя Руслана. А она согласилась!

Возможно, Ильяс даже заплатил ей. Почему-то мне казалось, что аппетиты у неё огромные. Я едва не подумала, «акульи». Но акулёнок и всё, относящееся к нему, это про меня, а не про сидящую напротив самку богомола. Вот только зря она плотоядно улыбалась и корчила из себя мисс вселенную!

— Нет, что вы. Я не впервые бываю в кругу семьи Алмазовых, — улыбнулась Альбина. — Удивлена, что вы не знаете…

— Ева не так давно встречается с Русланом, — доверительным шёпотом сообщил Ильяс. — Она не в курсе всех подробностей. Налить тебе вина?

— Ах, даже так, — Альбина милостиво кивнула, согласившись выпить. — Не думала, что для кого-то остаётся большой тайной…

— Ильяс! — раздался резкий окрик деда. — Не подливай гостье вина. Пусть прежде выполнит свою работу. И я бы сам хотел взглянуть на проекты детской спальни до того, как отправлюсь спать. Как-никак, вопрос касается моего будущего правнука…

Мурат Сабитович встал и, громыхая тростью, направился к лестнице.

— Жду, — сказал он. — Надеюсь, у твоего дизайнера, Ильяс, есть что показать, а не только языком чесать!

Ильяс сразу же переменился в лице.

— Ильяс! — гаркнул дед, находясь уже на первом лестничном пролёте.

— Альбина, лучше не злить Мурата Сабитовича, — Ильяс попытался сделать хорошую мину при плохой игре.

Альбина извинилась и встала из-за стола. Ильяс принёс ей портфель, и вдвоём они последовали за дедом. Обстановка за столом немного разрядилась.

— Ты знал, что Ильяс пригласил Альбину? — резко спросил босс у младшего брата.

Рамиль виновато посмотрел на Руслана.

— Я слышал, как он звонил ей и интересовался, почему она задерживается…

— Не мог предупредить? — рыкнул мой начальник.

— Все уже сели за стол. Что я мог сделать? — оправдывался Рамиль.

— Сказать! — рявкнул Алмазов, вскочив.

Внимание всех присутствующих было обращено на Алмазова. Он опёрся раскрытыми ладонями на столешницу и смотрел прямо в глаза брату.

— Сказать мне, — немного тише сказал Руслан. — Чтобы я в очередной раз не выглядел полным кретином и лохом!

Вымолвив последнее слово, Алмазов скомкал салфетку и бросил её на стол.

— Ева. Мы уезжаем.

— Рус, не кипятись! — засуетился Рамиль, вцепившись в локоть брата. — Ничего страшного же не произошло! Рус…

Босс развернулся слишком быстро и влепил кулаком в челюсть Рамилю. Младший брат отлетел на пару метров, сбив спиной небольшой столик с изысканной вазой.

— Ты! — Руслан показал на Рамиля пальцем. — Ты промолчал тогда, промолчал и сейчас!

— А ты до сих пор по ней сохнешь, что ли? — изумился Рамиль. — Нынешняя невеста не так хороша, да?

— Заткнись! — рыкнул Алмазов, бросившись к брату.

Родственники загалдели и принялись разнимать братьев. Некоторые родственники семьи Алмазовых поглядывали на меня с жалостью, пока другие разнимали братьев.

Поднялся невероятный гам! Звучала торопливая и многословная татарская речь, перемешанная с ёмкими русскими матами. Я стояла в стороне и ничегошеньки из сказанного не понимала. Кроме того, что происходящее не касалось меня. Ни капельки.

Босс был готов бить своего брата из-за появления Альбины, с которой Руслан, судя по всему, давно не состоит в отношениях. Алмазов ни секунды не задумался о том, что вся его легенда крепких отношений со мной прогорела за считанные секунды!

И уж тем более, Руслан не принял во внимание мои чувства.

Я поняла, что мне здесь не место. Даже в качестве фальшивой невесты Алмазова Руслана.

Я выскользнула из комнаты никем не замеченной…

35. Ева

Собирать чемоданы я не стала. Там лежало барахло, купленное на деньги Алмазова. Пусть оставит всё себе! Я взяла только крохотную сумочку и вышла из дома.

В отдалении галдели голоса многочисленной родни Алмазова. Добравшись до ворот, я поняла, что мне придётся как-то выскользнуть незамеченной. Скорее всего, у меня не получится это сделать. Да и ворота передо мной никто не собирался распахивать.

Я добралась до будки охранника и постучала в окошко, потребовав открыть ворота.

— Приказа не поступало, — отозвался хмурый охранник.

— Мне очень… очень нужно добраться до ближайшего магазина. Есть здесь у вас магазины? Крайняя женская ежемесячная и очень неприятная необходимость! — напористо произнесла я. — Очень срочная.

Мужчина не позволил себе показывать пренебрежение, но я понимала, что разговоры о месячных способны с любого мужчины сбить спесь и заставить его делать всё, что угодно, лишь бы не слушать подробности.

Ворота волшебным образом распахнулись.

— Спасибо. Где здесь у вас гипермаркет? — спросила я.

Охранник объяснил мне, что нужно дойти до конца улицы, свернуть налево и пройти ещё метров пятьсот.

Проблема только в том, что конца улицы не было видно. Но на моё счастье, мимо проезжала машина с шашечкой такси. Я тормознула машину и поинтересовалась у таксиста, довезёт ли он меня до города.

Довезёт. По цене билета на авиарейс. Денег у меня было не так много, к сожалению. Поэтому я попросила отвезти меня на вокзал. Должны же отсюда ходить автобусы до города!

Через минут пятнадцать я топталась у крытой остановки, которую таксист почему-то назвал вокзалом. От прохожего я узнала, что последний рейс в город отправился ещё двадцать минут тому назад. Следующий будет отправляться только завтра.

Ночевать на крошечном пятачке, именуемом вокзалом, мне совсем не хотелось. Возвращаться в дом Алмазовых, где Рус скорбел по бывшей грымзе я не желала!

Как назло, никто не собирался ехать в город. Автобусная остановка не пользовалась большой популярностью в вечернее время. Немудрено — у всех есть личный транспорт. Удивительно, что вообще на отшибе элитного посёлка нашлось местечко для крытой остановки. Я заняла место на сиденье, гадая, как поступить.

Зябкий ветерок заставил меня поёжиться. Он принёс озоновый запах дождя. Я посмотрела на темнеющее небо и едва не разрыдалась!

Кажется, дождь начинается.

Только в отличие от случая Пятачка, в моём случае дождь будет настоящим!

Я судорожно перебирала в голове варианты. Как же быть? Денег у меня было совсем немного, зарплату должны были перечислить только на следующей неделе…

Через секунду я хлопнула себя по лбу. Похоже, что токсикоз беременных вызывает не только тошноту, но и замедляет мыслительные процессы.

Я могу заказать такси до дома Риты и попросить её расплатиться за меня. Потом верну! Я в ту же секунду набрала номер подруги. Но спустя минуту после начала телефонного разговора я узнала, что Рита уехала на выходные за город. Но подруга выслушала мою сбивчивую речь и приказала успокоиться.

— Я переведу тебе деньги на карту. Закажешь такси, доедешь до ближайшего банкомата и снимешь наличку. Всё поняла?

— Да! Рита, ты настоящая подруга! — прослезилась я. — Не знаю, что бы я без тебя делала…

— Ева, а с тобой всё в порядке? Ты в последнее время очень странно себя ведёшь. И на твоём бы месте я тысячу раз подумала о том, стоит ли твой новый ухажёр таких жертв!

— Рита, ты всё неправильно поняла…

— Нет, милая, я всё правильно поняла! — возразила Рита. — Судя по всему, у тебя кто-то появился, да и Макс проболтался, что тебя из кафе украл какой-то неандерталец! Поэтому говорю — подумай, Ева. Стоит ли он того? У меня складывается ощущение, что нет. Но решать тебе. Главное, доберись до города и сразу же позвони мне. Идёт?

— Хорошо. Я так и сделаю! Спасибо, Рита! Ты меня очень выручила!

Через секунду телефон тренькнул уведомлением о поступлении платежа на карту. У меня самая лучшая в мире подруга! Я так расчувствовалась, что разрыдалась. Пришлось лезть в сумочку за салфетками. Перед глазами всё расплывалось.

Внезапно сумочку, лежащую на моих коленях, словно ветром сдуло! Я едва успела поднять взгляд, как меня тут же сгребли в охапку сильные мужские руки.

— Ева, зараза, чтоб тебя! — рыкнул босс, встряхнув меня за плечи.

Начальник выдал порцию первоклассного, отборного мата и крепко сжал меня в объятиях, впечатав лицом в грудь.

— Отпусти! — сдавленно произнесла я.

— Не отпущу! — возразил Руслан. — Ты понимаешь, что я чуть с ума не сошёл, пока бегал, разыскивая тебя?!

— Так уж ты и бегал! — возразила я, пытаясь выбраться из капкана.

Но куда там? Босс держал меня крепко. Не вырваться.

— Ева, больше никогда-никогда так не делай. Слышишь меня?

— Мне домой пора. К себе. Отпусти немедленно!

— Ни за что! — безапелляционно заявил Руслан. — Не глупи, акулёнок…

— И не называй меня так! — вспылила я. — Альбину называй ласковыми прозвищами. Враль! А ещё говорил, что никакой истории нет!

Алмазов тяжело вздохнул.

— Это не самая приятная история.

— Мне плевать! Просто отпусти меня.

— Не могу. Вот честно, не могу. Мне проще руку себе откусить, чем отпустить тебя, беременную, взволнованную и плачущую! — босс приподнял моё лицо и нежно отёр слёзы с глаз. — Разревелась, дурёха.

— Не ты причина моих слёз, Руслан! Я просто расчувствовалась, что у меня хорошая подруга, готовая выручить меня в любой момент.

— Ну да, ну да… — фыркнул Алмазов, не собирающийся меня отпускать.

— Ненавижу тебя, нарцисс! — выпалила я.

— От любви до ненависти — один шаг, Ева.

— Не мечтай!

— В обратную сторону это тоже отлично работает.

— Не в твоём случае, Алмазов!

— Ева, прекращай дуться. Я признаю, что вспылил, — нехотя признал Алмазов. — Но и ты тоже хороша. Зачем сбежала?

— Потому что ты выставил меня идиоткой! Пустышкой. Фикцией. Теперь никто не поверит в твоё враньё. Ты не сказочник, а брехун-неудачник!

— Переживаешь за полагающийся тебе гонорар?

— Не суди всех по себе. Это ты готов за деньги обманывать всех кругом. И себя в том числе!

— Поругай меня ещё как-нибудь, тебе обязательно полегчает, — промурлыкал Руслан, целуя мои волосы.

Ну как… Как с ним можно бороться? Очевидно, что против оружия массового поражения Алмазов ещё не придумали средство спасения!

— Обними меня в ответ хотя бы, что ли? — попросил босс.

— Не буду. Сам себя обними. Или бывшую попроси! — упрямо ответила я.

В этот момент на мой нос упала крупная дождевая капля.

— Не хватало ещё, чтобы ты намокла и простыла! — безапелляционно заявил босс и подхватил меня на руки.

36. Ева

Через несколько минут дождь хлынул ливневым потоком. Мы сидели в салоне машины и пока никуда не ехали. Я и босс молча наблюдали, как дворники автомобиля едва справлялись со своей задачей.

— Не хочу возвращаться в дом Ильяса, — я решила первой нарушить тишину.

— Я тоже, — признался Руслан. — Но дождь очень сильный, а ты разнервничалась и устала. Давай уедем утром? — начальник помолчал немного и добавил. — Твой побег переполошил всех.

— Боже, ты опять начинаешь!

— Не опять, а снова. Кстати, за тебя многие заступились.

— Не верю…

— Я не вру! Меня обругали, обвинив в том, что я не обеспокоился о чувствах своей невесты.

— Это плюс?

— Несомненный! К тому же Альбину не любят, — поморщился босс. — Не без оснований, надо признаться.

— Она всё ещё там? — ледяным голосом поинтересовалась я.

— Нет. Дед отправил Альбину прочь минут через пять, — усмехнулся Руслан. — Она сбегала из дома Ильяса так, как будто ей хвост облили бензином и подожгли.

После небольшой паузы Алмазов добавил:

— Ты молодец. Расположила к себе деда.

— Рус, ты не меняешься, — устало сказала я и схватилась за дверную ручку.

— Куда? — рыкнул Алмазов.

— Хочу пересесть на заднее сиденье! Подальше от тебя… — заупрямилась я.

— Послушай, Ева! — босс обхватил меня ладонью за шею, приблизив к себе. Горячее, мятное дыхание Руслана опалило мои губы. — Я признаю, что вспылил и был неправ. Едва не испортил всё и не принял в расчёт твои чувства. Извини! Что мне сделать, чтобы ты простила меня?

Я не хотела сдаваться и таять, как льдинка весной. Но от пронизывающего взгляда Алмазова у меня по коже пронёсся табун мурашек. И сердце забилось часто-часто. Рядом с этим мужчиной я испытывала целый фейерверк эмоций. В итоге они приводили к тому, что я трепетала под напором сумасшедшей харизмы босса. Его непробиваемая мужская уверенность в себе не оставляла мне ни единого шанса.

— Что мне сделать? — босс легонько дотронулся губами до моей щеки, вызвав млеющее ощущение. — Удвоить тебе гонорар, акулёнок?

— Сказочник! — улыбнулась я. — Такими темпами ты точно останешься без состояния и будешь занимать у меня деньги.

— Жду вердикта.

Я покачала головой, отстранила босса от себя и посмотрела ему в глаза.

— Нет, Рус. Гонораром ты меня не купишь. Хочешь, чтобы я тебя простила и осталась с тобой?

— Звучит заманчиво, — протянул Алмазов.

Мгновением позже я поняла, как двусмысленно прозвучала слова «остаться с тобой».

— Я говорила про твою аферу, Рус. Хочешь, чтобы я тебя простила и помогла в дальнейшем? Значит, расскажи свою историю. Ту самую, в которой Альбина — одно из главных действующих лиц.

— Коварная, — вздохнул босс, отведя взгляд.

— Ты просто обязан мне рассказать! — пылко сказала я. — Ты обвёл меня вокруг пальца, когда мы договорились быть честными друг с другом.

— Честность? — изумрудные глаза босса загорелись огоньком интереса. — Как насчёт того, чтобы сказать, от кого ты беременна?

Вот это поворот! Я пыталась добиться от босса откровенного разговора, а он в это время перехватил инициативу, желая выведать у меня то, что интересно ему. Алмазов — слишком опытный и хитрый неправильный соперник. С ним постоянно нужно быть настороже!

— Я уже тебе отвечала на этот вопрос. Ответ не поменялся, — я отодвинулась, выскользнув из рук босса. — Если тебе больше нечего сказать, то пора двинуться с мёртвой точки.

— В каком направлении?

— К гонорару, — отрезала я. — Это единственное, что меня сейчас интересует.

Руслан завёл автомобиль. Несколько минут прошли в полной тишине.

— Я могу с тобой поделиться… — предложил Алмазов.

— Ой, всё!

— В смысле? — удивился Руслан.

— В прямом, Алмазов. Уже неинтересно. Оставь при себе все свои тайны. Мне они не нужны! — фыркнула я.

— Ева, прекрати! — попросил босс. — Дай с мыслями собраться.

— Да пожалуйста! Времени у тебя — вагон и маленькая тележка. Мне неинтересно!

Алмазов выругался.

— Я никогда в жизни ни с кем не воевал так, как с тобой! — признался он. — И мне ещё никогда не хотелось настолько сильно выйти победителем и проиграть одновременно с этим.

Я покраснела от смущения. Признание было необыкновенным и волнующим. Даже если это были просто слова, они меня взволновали невероятно сильно.

Когда мы приехали, босс снял с себя пиджак и растянул над нашими головами, чтобы проливной дождь не намочил нас. Мы короткими перебежками добрались до дома.

— Ты торопишься? — спросил босс.

Я уже открыла дверь дома Ильяса, но тут же закрыла её.

— Если нет, то предлагаю посидеть на крытой веранде.

Я нерешительно кивнула.

— Скоро вернусь. Подожди меня. Я принесу плед. Здесь всё-таки прохладно, а ты в положении.

Ждать босса пришлось недолго. Руслан появился, неся подмышкой свёрнутый плед и небольшую подушку.

— Чтобы ты не простыла, — пояснил Алмазов, положив на деревянную скамью подушку.

Я умилилась действиям босса. Не подозревала, что за его сарказмом и циничным отношением к жизни скрывается заботливый мужчина.

— Рус, показывай его почаще.

— Кого? — нахмурился босс, укрывая меня пледом.

— Заботливого Львёнка.

Алмазов фыркнул.

— Ты уж определись, кто я. То сказочник, то львёнок…

— Иногда просто гад особо крупных размеров. Но сейчас ты меня приятно удивил. Спасибо! — искренне поблагодарила я.

Алмазов приоткрыл окно. Веранда сразу наполнилось звуками и запахами дождя. Прошла минута или чуть больше, но мы не говорили друг другу ни слова.

Я даже подумала, если босс не захочет признаваться, то ничего страшного в этом нет. Наверное, Альбина в прошлом сильно задела Руслана и убила в нём веру в отношения. Алмазова мне было искренне и по-человечески жаль. Всегда обидно, когда из тебя с корнем вырывают веру в хорошее, доброе и светлое. В отношении грымзы-Альбины мой вердикт был прост: «На костёр ведьму!» Я была рада, что Мурат Сабитович избавился от этой самки богомола. Мои чувства к дедушке Руслана сильно потеплели!

— Однажды я чуть не женился, — внезапно произнёс Алмазов. Он стоял у окна и всматривался в наступающие сумерки.

Я залюбовалась своим боссом. Тени, упавшие на лицо, придавали ему загадочности. Сейчас мой начальник выглядел соблазнительно. Поэтому я покрепче схватилась за собственное благоразумие, отдав ему приказ оставаться на месте и не таять под обжигающим взглядом Алмазова.

— Сядь сюда, — я хлопнула ладошкой по скамейке. — Я даже поделюсь с тобой подушкой.

— Да? И куда сядешь ты?

— К тебе на колени, разумеется! — я поманила босса пальчиком. Он медленно приблизился ко мне. — Сидеть на веранде в обнимку и под пледом жуть как романтично. Плюс десять очков к нашей репутации влюблённых, — шепнула я и пояснила. — Я просто видела в отражении стекла кого-то из твоих родственников.

— А-а-а… — немного разочарованно протянул Руслан.

Но всё же мы поменялись местами. Руслан сел на скамейку, а я удобно расположилась на его коленях. Прижалась щекой к твёрдому мужскому плечу, сидя вполоборота к нему. Босс накрыл нас пледом. Мягко, тепло, уютно, соблазнительно и одурманивающе пахнет мужским парфюмом.

Алмазов — это ходячий соблазн! Зачем боженька отсыпал моему боссу столько харизмы?

— Мы остановились на том, что однажды ты чуть не женился, — подсказала я Алмазову. — И ещё мне интересно, как с этим связан Ильяс и Рамиль.

37. Ева

— Начнём с того, что раньше я был не разлей вода с Ильясом, — признался босс.

— Это я уже поняла, увидев зал, посвящённый бейсболу. Сразу вспомнила биту у тебя в квартире, кажется, подписанную знаменитым игроком.

— Так и есть. Я был в Америке и подписывал её для Ильяса. Мы были не только братьями, но и друзьями. Примерно в то же время я начал встречаться с Альбиной. Она из небогатой семьи, но очень амбициозная и целеустремлённая.

— Угу, это заметно. Она что-то среднее между танком и консультантом по красоте «Орифлейм», — фыркнула я. — Всё, молчу-молчу, слушаю.

— Акулёнок, — шепнул босс, коснувшись губами моих волос. — История у меня не столь трагичная, как ты могла подумать. Но всё-таки кое в чём она меня сильно задела. Когда я начал встречаться с Альбиной, Ильяс сразу сказал мне, что с Альбиной не удастся построить длительных и серьёзных отношений. Дал совет по-дружески. Но Альбина умела очаровывать, а я в то время не терпел ни малейшего оскорбления в сторону своей пассии…

— О да, Алмазов! Зато сейчас ты регрессировал до уровня «ничего не слышу, ничего не вижу и ничего не понимаю», даже если твою якобы вторую половину оскорбляют прямым текстом! — не удержалась я от колкости.

— Цыц, Акулёнок. Я рассказываю тебе историю. Не самую приятную, между прочим…

— Молчу. В рот воды набрала.

— Ага, верю! — хохотнул Алмазов. — Итак, в то время я обиделся на Ильяса и в самых резких выражениях посоветовал ему держать язык за зубами. Ильяс, как оказалось, затаил на меня обиду. Когда я сделал Альбине предложение, Ильяс ещё раз вскользь заметил, что такую, как она, легко поманить длинным рублём. Я вспылил и сказал, что этого никогда не произойдёт.

— И…

— И он доказал мне, что я ошибся. Причём очень болезненным методом. Знаешь, как?

— Переспал с твоей невестой?

— Не сомневаюсь, что Ильяс переспал с Альбиной и не раз. Но дело было в другом. Он просто увёл её у меня из-под носа в момент, когда я стоял в загсе и ждал момента регистрации.

— Да ладно? — я была удивлена.

— Представь себе! Я хотел закатить роскошную свадьбу, организовал всё по высшему разряду… Собралась вся наша многочисленная родня! Альбина написала, что немного задерживается. В итоге время шло, а невеста не спешила появляться в загсе. Когда я позвонил ей в очередной раз, Ильяс скинул фото, где Альбина спит голой в его объятиях. Я взбесился! Меня выставили полным кретином. Я помчался к Ильясу. Самое забавное, я не верил, что Альбина могла мне изменить накануне нашей свадьбы. Я решил, будто Ильяс просто выкрал её насильно.

— Ух, ты точно Сказочник! — шепнула я себе под нос.

— Укушу! — пригрозил босс. — Итак, я примчался к Ильясу и никого не обнаружил.

— Как это?

— Да, именно так. Ильяс и Альбина умотали на райские острова. Я, как идиот, рванул следом за ними. Не верил, что Альбина мне изменила сама, по собственному желанию, пока своими глазами не увидел эту сладкую парочку на пляже. Вот тогда я прозрел! Прозрел не сам, а после слов Ильяса, мол, Альбину интересуют в первую очередь деньги и перспективы! — Алмазов усмехнулся. — Ильяс наобещал Альбине золотые горы, руку и сердце. Жениться на ней он не собирался, встречаться тоже не планировал, о чём и заявил прямо. При мне и при ней. Разумеется, между мной и Альбиной было всё кончено. Я перестал общаться с Ильясом. Как отрубило…

— Насчёт Ильяса и Альбины всё понятно. Но причём здесь твой младший брат?

— Рамиль знал, что Ильяс накануне встретился с Альбиной. Видел, как они зажигали на стоянке в авто. Он мог бы сказать мне, тогда бы я не выглядел полным лохом, ожидая невесту в загсе. Но Рамиль промолчал. Потому что Ильяс сказал, мол, спор нужно выиграть честным путём.

— Подлецы! Оба! — подвела я итог всему. — Не могу понять одного, чем Альбину прельстил Ильяс?

— Не понимаешь? Ты и сама заглядывалась на этого бугая!

— Я не заглядывалась. Я придумывала, как расположить к себе хотя бы одного из твоих родственников. Решила начать с малого…

— Точно? — спросил Руслан якобы небрежным тоном. Но я почувствовала в нём напряжение.

— Абсолютно. Клянусь своим гонораром! — пошутила я.

— Ох, если ты поклялась гонораром, то я тебе, конечно, верю. Разве могут быть сомнения? Но если быть серьёзным, то Ильяс был прав. Альбина прельстилась на мужчину, более успешного, чем я. Ильяс уже в то время начал раскачивать свой ювелирный бизнес. А я только начал заниматься торговым бизнесом. Ильяс был успешнее, только и всего.

— Удивительно, что после всего Альбина поддерживает связь с Ильясом. Ведь он и её выставил в плохом свете! Можно сказать, унизил!

— Сейчас у Альбины есть собственное агентство по дизайну. Уверен, что в прошлом Ильяс ей хорошо заплатил, чтобы компенсировать моральный ущерб.

— Мерзкая гадина! — меня даже передёрнуло от отвращения. — И Ильяс ничуть не лучше!

— Согласен. Я был слеп, не хотел видеть того, что было у меня под носом. Но тогда мне исполнилось всего двадцать пять лет. Меня несло со страшной силой! Я не видел границ и препятствий и решил утереть нос Ильясу. Полез в ювелирное дело и… эпично прогорел.

— Ого! — присвистнула я. — Теперь понятно, почему Ильяс тебе сказал, что кто-то должен оправдывать говорящую фамилию.

— Я наломал немало дров. Меня даже едва не осудили, — усмехнулся Алмазов. — Спасибо деду, он поднял свои связи в органах и отмазал внука от скамьи подсудимых.

— Мне нравится твой дедушка. Глядя на него, я понимаю, каким ты будешь в старости. Таким же вредным, упёртым, несгибаемым, но с мужским стержнем…

— Льстишь?

— Думай, как тебе угодно, — пожала я плечами. — Но твоя семья недолюбливает Альбину.

— Разумеется. Алмазовы не любят, когда их выставляют идиотами. Дед, в особенности.

— Значит, хорошо, что Ильяс пригласил эту мерзкую и продажную душонку. Он хотел вывести тебя из себя. Ему это удалось. Но вся семья против присутствия Альбины, дед, в особенности. Уверена, что в его глазах рейтинг Ильяса сильно упал…

— Думаешь?

— Стопудово! — заверила я босса и неожиданно для себя зевнула.

— Ладно, беременная и прекрасная Ева, пора транспортировать тебя к месту сна, — подвёл итог нашей беседе Алмазов.

Он поднялся легко и понёс меня так, словно я ничего не весила. Преодолел просторный холл дома и забрался на второй этаж.

— Зачёт по физической подготовке, сдал, Сказочник!

— Неужели ты во мне сомневалась? — поинтересовался босс. — После эпичного разгрома уличных хулиганов!

— Нет…

В дверь спальни постучали.

— Рус! Дед хочет с тобой поговорить, — послышался голос Ильяса. — Наедине!

— Иди, — шепнула я боссу. — И помни. Мысленно я пляшу рядом, с пушистыми помпонами в команде поддержки! Мы лучшие!

Босс направился к двери, но потом резко остановился.

— Ты зря сказала про танцы в команде поддержки. Короткая юбочка, пушистые помпоны… Ева, нам спать на одной кровати.

— Мечтай! Будешь спать на полу! И я отправлю тебя принимать холодный душ перед сном.

Я послала начальнику воздушный поцелуй, а сама принялась готовиться ко сну. Не знаю, о чём Алмазов говорил со своим дедом. Но разговор длился довольно долго. Я уснула и проснулась, только когда поняла, что босс вернулся.

— Как прошёл разговор?

— Нормально. Спи…

Заснуть не получалось. Алмазов что-то делал в полной темноте. Выдвигал ящики, шумел, налетал на все углы мебели и чертыхался.

— Рус, что ты делаешь?

— Ищу одеяло или что-нибудь ещё, — отозвался босс. — Чтобы постелить на полу.

— Алмазов. Ты разбудишь всех. Иди на кровать. И чем быстрее, тем лучше. Иначе ты прогонишь мой сон, я не смогу уснуть и…

— И превратишься в тыкву?

— Нет, сделаю тыкву из тебя.

— Помни, ты сама этого захотела, — угрожающе произнёс Алмазов.

Он осторожно лёг на кровать. На значительном расстоянии от меня. Босс лёг и замер. Я чувствовала, что он напряжён и о чём-то думает. Очень сосредоточенно, несмотря на поздний час.

— Алмазов, мне кажется, что я слышу, как скрипят твои мозги от усердия. Думай потише, пожалуйста! — попросила я.

Я перебралась к нему поближе и улеглась на горячее плечо головой. Положила руку на грудь.

— Это чревато последствиями, — предупредил босс. Мне показалось или его голос был немного севшим?

— Отнесись к этому по-другому. Я твой друг и боевой товарищ, — пробормотала я, успокаиваясь.

Всё-таки близость босса не только заставляла мои гормоны выскакивать в сумасшедшем ритме, но и вселяла какое-то умиротворение. Щемящее чувство и очень приятное…

— У меня ещё не было таких сексуальных друзей.

— Значит, я буду первой. А теперь спи, Алмазов.

— Ты меня обнимаешь, упираешься грудью. Готов поспорить, что через пять минут ты закинешь на меня свои ножки. Навряд ли я теперь смогу уснуть, не думая ни о чём запретном.

— Это терапия объятиями. Очень действенная.

— Ха! Вылечите моё тело, доктор! — страждущим голосом попросил Алмазов.

— Вылечить твоё тело от недомогания сможет любая другая девушка. Например, Альбина. Только попроси, — усмехнулась я.

— А ты что лечишь?

— Твоё разбитое сердце, — пошутила я, потёрлась щекой о горячую кожу и поцеловала грудь босса там, где раздавались гулкие удары сердца.

38. Ева

Утром я проснулась в отличном настроении. Даже раньше, чем рассчитывала. Пощекотала спящего босса уголком простыни. Алмазов поморщился, отмахнулся, но просыпаться не желал.

Руслан обещал, что сегодня наши мытарства закончатся. Мы уедем. Надеюсь, больше от меня ничего не потребуется, кроме как жить с Алмазовым и изредка принимать гостей.

Утром легко быть оптимистом. Особенно, когда в доме тихо, и никто не мешает тебе наслаждаться теплом и солнечными лучиками, пляшущими вокруг.

Мне не сиделось без дела. Я покрутилась на кухне. Тошноту я не ощущала — только острое чувство голода. Хотелось сырников.

Спрашивать разрешения было не у кого. Хозяева дома спали, часы показывали всего полседьмого утра. Так что я помялась немного, но всё-таки залезла в огромный холодильник. Я не боялась разбудить гостей Ильяса, потому что кухня была расположена далеко от спален.

Я замесила творожное тесто на сырники и принялась их выпекать, попутно глотая слюни. Желудок голодно урчал, требуя еды. Я не стала ждать, пока остынет хотя бы один сырник и откусила его ещё тёплым.

— М-м-м… — не смогла сдержать стона.

— Налей мне чаю, — послышался за моей спиной голос Мурата Сабитовича.

Я обернулась и встретилась взглядом с дедом Русланом. На мгновение я замерла без движения, поняв, что не знаю, как вести себя с ним.

— Напугал? — усмехнулся дед, усевшись за стол. — Хочу проверить, так ли вкусны твои сырники, как кажется со стороны.

Я опомнилась. Улыбнулась деду и налила ему чаю, поставила на стол тарелку с сырниками.

— Сметану или джем? — спросила я, открыв холодильник.

Потом смутилась, что хозяйничаю в чужом доме. Дед весело рассмеялся.

— Поздно стесняться, кызым. Давай мне сметану и сахар.

Я поставила перед дедом и то, и другое, вернулась к сковородке, переворачивая сырники деревянной лопаткой. Через некоторое время я услышала:

— Вкусно.

Скупо и всего одно слово. Но лучше уж одно слово, чем десяток сюсюканий и льстивых, но фальшивых улыбок.

— Вчера вечером я говорил о тебе с Русланом, — неожиданно заявил дед.

— Вот как? — напряглась я.

— Да. История ваша, конечно, занимательная. Но только я своего внука вот с такого возраста знаю, — дед показал рукой на уровне сиденья стула. — Поэтому удивлён, что Руслан изменился. В хорошую сторону или в плохую, судить рано.

Дед пожевал губами, опять начал уплетать сырники, делая это нарочно медленно. Словно испытывал моё терпение.

— Надеюсь, позорить семью Алмазовых так, как это сделала Альбина, ты не станешь.

Я дожарила сырники и присела рядом с дедом. Что ж, хоть в чём-то я могу быть откровенной и не лгать.

— Руслан не рассказывал мне об этой истории. По его поведению я догадывалась, что в прошлом что-то случилось. Но Руслан не говорил прямо.

— А ты спрашивала? — зыркнул на меня дед.

Ответить или нет? Что, если отвечу «не спрашивала» — и прогорю. Отвечу «спрашивала» — опять прогорю. Эх, была не была!

— Спрашивала, но не наседала, требуя немедленный ответ, — выкрутилась я. — Ждала, пока сам расскажет.

— Да? — скептически ухмыльнулся дед. — А почему не рассказывал? Не доверяет, что ли?

— Об этом лучше спросить у Руслана, — улыбнулась вредному деду, подлив чая в опустевшую пиалу. — Я думаю, он не хотел выглядеть глупо в моих глазах. По мнению Руслана, его выставили дураком. Кому из нас нравится быть в этой роли?

— Якшы, — кивнул дед. — Никому не нравится быть дураком. Особенно, когда тебе семьдесят пять. Иншалла!

Я не совсем поняла, к чему были сказаны последние слова. Но дед поблагодарил за чай и вышел. Кажется, я справилась. Хотелось бы в это верить!

Алмазов проснулся только через часа полтора. К тому времени почти все домочадцы были на ногах. После лёгкого завтрака, затянувшегося на целый час, Руслан извинился перед родными и заявил о необходимости уехать. Родственники разохались и принялись наседать на Алмазова со всех сторон. На мгновение мне показалось, что он дрогнет под их напором и решит остаться. Но босс проявил алмазную твёрдость характера.

— Свобода попугаям! — пошутила я, едва внедорожник босса выехал за пределы элитного посёлка.

— Рано радуешься, Ева. Нас обязательно навестят, — вздохнул босс. — Так что не расслабляйся.

— Я и не напрягаюсь, Рус.

Я решила не препираться с боссом и с волнением думала о том, что завтра обращусь в женскую консультацию по поводу беременности.

Но следующий день принёс не только этот сюрприз.

***

— Нет.

— Да.

— Нет!

Этот очень содержательный диалог я вела уже несколько минут.

Руслан был категорически против того, чтобы я возвращалась к работе. После его очередного «нет» я сдалась. Села на стул и растёрла ноющие виски.

— Из-за тебя у меня разболелась голова. Давай ещё раз с самого начала — почему нет?

— Я должен показать родне, что готов к созданию семьи и ограждаю невесту, то есть тебя, от стрессов. Ты не обязана трудиться.

— Да. Но ты забываешь об одной крошечной детали, Рус. По мнению большинства твоих родственников, пусть они и не сказали об этом вслух, я — охотница за твоими миллионами. Если я не буду работать, они решат, что я села тебе на шею.

— Ты на неё не села, а вцепилась акульими зубками, — подмигнул Руслан.

— Не начинай! — пригрозила я ему пальцем. — К тому же мне будет сложно и просто скучно сидеть без дела в четырёх стенах.

— Скучно? — босс обвёл рукой просторную кухню. — Вот твой рай, Ева! Дед сказал, что ты отлично готовишь.

— Драгоценный и потенциальный фиктивный муж, притормози! Не рановато ли ты указываешь мне на место у плиты? Колечко-то не прикупил! — съехидничала я.

— Я всего лишь пытаюсь найти выход из ситуации. Не хочу, чтобы в офисе узнали о наших отношениях, пусть даже фиктивных. Сплетен будет море!

— Мне они ни к чему! — открестилась я. — Я просто хочу поработать. Всё. К тому же отдохнуть от тебя.

— Ну, это навряд ли, — плотоядно ухмыльнулся босс. — Мало ли для каких целей ты мне понадобишься? Работы накопилось море, ошибок у тебя будет много.

— Вот и посмотрим! Но сначала я поеду в женскую консультацию.

— Мы, — поправил меня Руслан. — Мы поедем в женскую консультацию.

— Алмазов!..

— Не начинай, Ева. У тебя есть выбор — кухонный рай и дрессировка Саурона или… работа и посещение женской консультации. Вдвоём.

— Прилипала! Зануда.

— Собирайся! — никак не отреагировал на подколку босс.

В женской консультации мы провели немного времени. Меня приняли по записи, дали множество направлений для сдачи анализов. Алмазов сунул свой любопытный нос в мою обменную карту и начал изучать её с таким видом, будто что-то в этом понимал.

— Руслан. Поехали в офис.

— Хорошо, — кивнул босс, возвращая мне обменную карту. — Всё-таки, шансы есть.

— На что?

— На то, что ты беременна от меня. Большие такие шансы, — с улыбкой отозвался Руслан.

— Ты против семьи и детей. Зачем фантазировать о неприятном? — усмехнулась я.

— Ты для меня очень, очень приятная девушка. Даже больше, чем приятная.

Босс скользнул обжигающим взглядом по моему лицу, задержавшись на губах.

— Я интересую тебя только как потенциально удобная любовница. Фиктивная невеста и любовница — два в одном. Только и всего. Меня устраивает первый вариант.

— Твоя беременность позволяет тебе заниматься сексом. Что ты имеешь против секса?

— Дай-ка подумать? Ничего. Но только не в качестве постельного снаряда для снятия напряжения у самодовольного Дон-Жуана.

— И всё-таки ты попалась на мой крючок, — усмехнулся босс. — Не отрицай.

— Не буду. Но что было, то прошло. Фантазируй меньше, Алмазов. Не распаляй своё воображение.

— Оно ужас как распалено, Ева… — низким голосом произнёс босс. Я забеспокоилась.

— Долго нам ещё ехать?

— Почти приехали.

Уф, я с облегчением выдохнула, увидев знакомый въезд на территорию парковки. Едва автомобиль остановился, я начала дёргать ремень безопасности, стремясь как можно скорее вылезти из машины.

Босс накрыл мою руку своей ладонью.

— Спокойнее, Ева. Я не буду соблазнять тебя на парковке…

Руслан помог справиться с тугой защёлкой. Я поспешила вылезти из салона автомобиля.

— Разве только в своём кабинете, за закрытой дверью, — негромко добавил мне вслед Алмазов.

Я споткнулась и едва не растянулась на асфальте. Фривольные намёки босса выбивали меня из колеи. А я ведь только собиралась отвлечься от мыслей о боссе… Но как назло, он подливал масла в огонь. На ум приходило нечто совершенно неприличное!

На работе меня встретили удивлёнными возгласами и шуточками про то, что строгий кавалер, не позволяющий мне красиво одеваться, слился непозволительно быстро.

Теперь рабочие будни протекали совершенно иначе. Не думать о боссе стало ещё сложнее. Особенно если учесть, что Алмазов часто вызывал меня к себе.

— Рус, ты нарочно? — спросила я в очередной раз, когда босс попросил явиться в его кабинет для того, чтобы уточнить несколько текущих показателей.

— О чём ты, Ева? Я думал, что мы обсудили твою профпригодность. Я решил оставить тебя на фирме, — судя по озорным чертям в глазах Алмазова, он откровенно веселился. — Иди сюда! — подозвал к себе начальник.

— Зачем? — насторожилась я.

— Разъясни кое-что. Я серьёзно, — босс переключил всё внимание на монитор.

Вздохнув, я подошла к столу начальника. Ожидала от него чего угодно, но только не того, что он начнёт с самым серьёзным видом обсуждать рост финансовых показателей за квартал.

Находиться рядом с ним было чертовски сложно — харизма, уверенность и обаяние, запертые в одном флаконе. А как ему шёл сосредоточенный вид…

М-м-м… Так бы и слопала его на десерт!

Так, кажется, я отвлеклась. Нужно срочно возвращаться в реальность. В ту самую, в которой ладонь босса как бы невзначай переползла со стола на мою ногу, погладив коленку.

— Я что-то чувствую…

— Мда? — спросил босс, ведя ладонью по моей ноге. Добрался до нижнего края офисной юбки и скользнул выше. — Что именно ты чувствуешь?

— Вражеские поползновения! — прочеканила я. Резко отошла от Алмазова. — Прекрати немедленно. Тем более, на рабочем месте!

— А если речь пойдёт не о рабочем месте? — предложил босс.

— Ответ останется неизменным и отрицательным. Прими это за аксиому.

Босс догнал меня у двери и не позволил выйти. Опёрся ладонью о дверь, нависнув надо мной.

— Аксиома? Кажется, это из курса математики. Никогда не был силён в этом предмете, — нагло соврал Алмазов, опаляя меня жарким взглядом. — Научишь меня?

— Чему?

— Сейчас на тебе очень сексуальная юбка и блузка. Ты похожа на строгую и чуточку стервозную училку. Можешь мне не верить, но в школе я учился на тройки. Поэтому мне жизненно необходима своя стерва-училка. Евангелина Андреевна, — сексуально протянул босс.

— Плохой мальчик?

— Очень! — Алмазов просто пожирал меня взглядом.

— А если я возьму в руки указку и отшлёпаю тебя по пальцам, чтобы не лез, куда не следует?

— Чёрт… Слишком горячо! Но я готов быть наказанным.

Начальник уже вошёл в раж. Мне казалось, ещё секунда — и его невозможно будет остановить. Придётся спасаться бегством. Но как?

Во внутреннем кармане пиджака начальника раздалась мерная вибрация. Я нырнула в карман, выуживая телефон.

— Кажется, тебе звонят!

— Попытка бегства не засчитана, — босс вырвал телефон из моих пальцев и вновь сосредоточил всё внимание на мне.

— Я уже нажала ответить, — подсказала я.

— Чёрт, — прошипел Руслан. — Да, слушаю.

Алмазов отошёл. Я воспользовалась моментом и открыла дверь, чтобы улизнуть.

— Ева, постой! Это касается и тебя. Нас пригласили на ужин.

39. Руслан

— Ева, всё пройдёт идеально. Ты выглядишь потрясающе, — в сотый раз повторил я, пожирая красотку взглядом.

Была бы моя воля, никуда не поехал. Закрылся с ней в квартире и устроил недельный секс-марафон. Но семья пригласила нас в ресторан.

С момента приглашения минула почти целая неделя. Она была замечательной и нервосжигающей одновременно. Находиться рядом с желанным объектом и не иметь возможности прикоснуться — серьёзное испытание!

Можно было бы снять другую девушку на ночь, но я этого не сделал. Даже мысли такой не было. Внезапно я почувствовал себя кем-то вроде праведника, хранящего целибат. Однозначно, похвально! Осталось только дождаться, пока и Ева это оценит.

Но сейчас она расхаживала из угла в угол, явно нервничая и думая о чём-то плохом.

— Милая, постой, — я поймал её узкую ладонь и притянул к себе за талию. — Смотри, — подвёл её к зеркалу. — Мы смотримся идеально! Лучше просто не бывает!

— Да, ты прав. Наверное, но…

Ева прикусила губу.

— Но что?

— Мне снился Тимка.

Я не стал торопить Еву. Пусть сама объяснит, кто такой Тимка.

— Тимка — это пёс, жил у нас с мамой. Он был очень старым. Морозной зимой мы запускали его в дом, чтобы пёс не мёрз. Тимка всегда спал возле печки, но в ту ночь приполз спать рядом с моей кроватью. Я хотела прогнать его, потому что он жутко храпел. Но потом решила — пусть старичок поспит. Ночью он укусил меня за ногу. Я проснулась, поняв, что сильно тянет дымом. Если бы не Тимка, мы бы угорели во сне.

— И?

— Тимка мне всегда снится, когда должно случиться что-то нехорошее! — убеждённо сказала Ева. — Хочешь верь — хочешь нет. Но он снился мне и перед смертью бабушки, и перед тем, как мою квартиру ограбили! Даже перед тем, как я узнала, что мой бывший женат, Тимка мне тоже приснился!

— Послушай, Ева… — я обхватил её лицо ладонями. — Я не буду говорить, что это предрассудки, потому что беременные девушки — самые суеверные. Себе дороже доказывать, чушь это или нет. Я скажу тебе о другом. Ты вместе со мной. Понятно?

— Понятно, но…

— Я везучий! Со мной тебе ничто не грозит, — заявил я.

— Правда?

— Разумеется! Я отсыплю тебе своего везения. Подставляй…

— Сумочку?

— Сразу видно — акула! — рассмеялся я. — Нет, дорогая. Столько удачи я тебе не отсыплю. Подставляй ладони.

Ева улыбнулась сквозь слёзы, блестевшие в глазах. Потом протянула ладони. Я поцеловал их по очереди.

— Готово. Тебя поцеловал любимчик Фортуны. Можно закрепить эффект глубоким и исцеляющим прикосновением жезла удачи.

— Да уж, Алмазов. Кто о чём, а вшивый о бане! Поехали в ресторан.

***

— Так…

Я оглядел родственников, собравшихся в ресторане. Тётушка Альфия выделялась среди всех, напоминая кочан капусты ядовитого-зелёного цвета. Рядом с ней крутилась высокая, стройная брюнетка с копной непослушных волос.

— Там Камилла, да? — спросила Ева.

— Она самая, — подтвердил я, глядя, как Камилла направилась в нашу сторону.

— Напомни, как я должна себя вести. Смотреть на тебя, как на единственное спелое яблоко, которое хотят сожрать паразиты?

— Ева, теперь мне будет сложно оставаться серьёзным!

— А я вполне серьёзно спрашиваю. Может, мне пора вооружиться ядовитыми словечками и метко отплёвываться от покушений на наши отношения?

— Руси-и-и-ик! — пискнула Камилла, повиснув у меня на шее. Причём её не смутило, что в этот момент я держал под локоть свою невесту.

Я похлопал двоюродную сестру по спине.

— Привет, сестрёнка!

— Ох, брось! — Камилла отстранилась, надула губы бантиком и игриво взмахнула ресницами. — Как ты?

— Отлично. Бизнес идёт в гору, собираюсь жениться. Познакомься, моя невеста — Ева.

Камилла перевела взгляд на Еву, одарила её приторной улыбкой.

— Камилла. Наречённая Руслана.

— Наречённая тётушкой Альфией? — промурлыкала Ева. — Наслышана о ней. Женщины, оставшиеся одинокими, единственной целью жизни считают сватовство. Причём, в своих мечтах они сводят даже тех, сердца которых уже заняты. Как поживает твой парень? Кажется, он довольно горяч, судя по фото твоего профиля?

Камилла улыбнулась ещё шире. Казалось, щёки вот-вот треснут. Мысленно я похвалил Еву. Значит, подготовилась. В том, что Ева запомнила, как подписана Камилла в Instagram, я даже не сомневался.

— Я совершенно свободна! — заявила Камилла, стрельнув в меня кокетливым взглядом.

— Не переживай, Камилла. Ты ещё встретишь того самого мужчину! — пообещал ей и поспешил уделить внимание всем остальным родственникам.

— Ты отлично справилась! — похвалил Еву.

— У нас отличная команда!

Да не команда мы, хотелось возразить ей. Не команда, а пара!

Часть вечера прошла изумительно. Кажется, большинство моих родственников, если не приняли Еву благосклонно, то вполне нейтрально к ней относились. Оставалась небольшая часть недовольных во главе с тётушкой Альфией. Но после одного веского замечания деда и они прикрыли свои говорливые рты.

Могло ли быть всё ещё лучше, чем проходило сейчас? Определённо, да! Когда нас пригласили на ужин в ресторан, я сразу же подготовился. Еву ждал сюрприз. Он лежал в кармане моего пиджака.

Я почти сразу же приглядел это кольцо — тонкие нити из белого и жёлтого золота, в середине — крупный бриллиант. Думаю, на пальчике Евы кольцо будет смотреться просто изумительно.

Во время паузы я пригласил Еву на танец. С нетерпением дожидался окончания танца. Все танцующие разошлись по своим местам, но я удержал Еву на месте.

В глазах цвета аквамарина промелькнуло понимание. Догадливая какая! Если представить всего на секунду, что мы на самом деле будем женаты, мне придётся ломать голову над тем, как удивить Еву!

Но это всего лишь фантазия. В реальности же я опустился на одно колено, предложив Еве:

— Выходи за меня.

Разумеется, она сказала «да».

Я с видом победителя оглядел собравшихся родственников. Одним точным ударом я отправил в нокаут надоедливую тётушку и её пособников. Ильяс смотрел и ухмылялся скептически. Рамиль искренне радовался — ещё бы…

Мы стали на шаг ближе к получению наследства.

Я думал, что все родственники прониклись идеей моего грядущего брака. Но как оказалось, я ошибся. Едва мы сели за стол, как двоюродная сестра появилась за моей спиной.

— Руслан, можно тебя на минуточку? — горячо прошептала на ухо, обхватив мои плечи. — Это касается нашей семьи.

— Хорошо, — я послал Еве ободряющую улыбку и поцеловал «невесту». — Скоро вернусь, акулёнок.

40. Руслан

Камилла отошла и терпеливо дожидалась меня в стороне. Потом подхватила меня под локоть и увлекла на открытую террасу с балконом.

— Ты что-то хотела?

— Да, — Камилла поправила густую шевелюру и улыбнулась. — Это касается брака.

— Ты выходишь замуж?

— Возможно, — уклончиво ответила Камилла. — Ты же знаешь, что я и ты давно считаемся женихом и невестой.

— Ага, — согласился я. — В мечтах тётушки Альфии.

— Может быть, она не зря мечтает?

Камилла подошла чуть ближе.

— Говори прямо, чего ты хочешь.

— Я предлагаю пожениться.

Я рассмеялся.

— Ками, ты опоздала. У меня уже есть невеста.

— Знаю-знаю, — фыркнула Камилла. — Не понимаю, чем она тебя зацепила и как заставила на себе жениться, но…

— Ха, я вижу, что Альфия основательно поработала над твоим сознанием. Но я всё-таки выслушаю весь твой бред! — я открыто потешался над младшей двоюродной сестрой и не скрывал этого.

— Во-первых, это не такой уж бред. Во-вторых, да, я тоже считала разговоры тёти о свадьбе ерундой, пока не поняла главного.

— О, сейчас ты мне скажешь о том, что влюблена в меня без памяти, и мы идеально подходим друг другу? — предположил я.

— Что? — удивилась Камила. — Нет!

— Нет? — теперь настал мой черёд удивляться, я сел на диван. — А вот это уже интересно…

— Я говорю о другом! — Камилла присела рядом. — Я же знаю эту историю с Альбиной.

— Старая. Оставшаяся в прошлом.

— Да, но ты же не хочешь жениться. По-настоящему, имею в виду…

Я напрягся. Рамиль был дружен с Камиллой. Неужели сболтнул ей лишнего про мою фиктивную невесту?

— Возможно, у тебя есть причины жениться на этой русской именно сейчас. Но рано или поздно брак начнёт тяготить твою свободолюбивую натуру! Ты часто меняешь девушек и просто неспособен хранить верность.

— Мда, тебя точно зомбировала тётя Альфия, — фыркнул я.

— Дослушай до конца! — поморщилась Камилла. — Она мне тоже все уши прожужжала о нашей свадьбе. Я считала это пустой болтовнёй, но теперь вижу, что это и есть наш выход!

— Извини, но я не вижу выхода!

Я хотел встать, но Камилла вцепилась в мою ладонь.

— Свободный брак. Вот что я имею в виду.

Я смерил Камиллу с ног до головы.

— Ты серьёзно?

— Абсолютно! Мы будем женаты, внешне все приличия будут соблюдены. Это и для бабая очень важно — видеть тебя пристроенным, и для Альфии — знать, что я в надёжных руках. На деле же мы ничем друг другу не будем обязаны.

— Ха… Надо же, я думал, что речь пойдёт о другом.

— О чём? О настоящих отношениях? Я умру рядом с тобой от скуки. Мы не подходим друг другу. Но свободный брак — это круто!

— Мне плевать, но узнать подробности — это уже дело чести. Валяй! — я махнул рукой. — Жги, детка!

— Детка? Так уже сто лет никто не говорит! — закатила глаза Камилла. — Именно это я и имела в виду, когда говорила, что мы не подходим. Но… Мои условия таковы: разумеется, ты должен будешь меня содержать.

— О, как!

— Да, мне нужны средства для поддержания имиджа идеальной и верной жены. Я буду делать всё, чтобы создать иллюзию счастливых отношений. На деле же ты и я… — глаза Камиллы сверкнули воодушевлением. — Мы будем абсолютно свободны в отношениях. Заводи себе одну-две или пять любовниц! Пожалуйста… Можешь даже зажигать с этой блонди. Только не афишируй.

— Ты забываешь кое о чём, Камилла.

— О чём?

— Семья — это ещё и дети.

— Ну, мне всего двадцать два! Ещё рано думать о детях.

— Мне тридцать пять. Представь себе, мужчины предпочитают к этому возрасту твёрдо стоять на ногах, иметь красавицу-жену и детей, да. Всё-таки, дети — это необходимый пункт.

— Хорошо! Я готова обсудить и этот пункт. Лет через пять. Тебе будет всего сорок. Можно будет что-то придумать… Суррогатное материнство, например.

— Ха. То есть сама ты рожать не планируешь!

— Нет, ты что! — искреннее отвращение отразилось на лице Камиллы.

— Ладно, я…

— Ты согласен? — перебила меня Камилла.

— Во-первых, не перебивай мужчину. Во-вторых, ты не дослушала. Я хотел сказать… Ладно, я тебя выслушал. Но иди-ка ты со своими фантазиями на форум бредовых идей.

Я поднялся.

— Не поняла…

— Всё ты прекрасно поняла. У меня уже есть невеста. Адекватная, верная и очень красивая. Зачем мне менять сокровище на дешёвку?

— Ты назвал меня дешёвкой? — с лица Камиллы схлынула краска.

— Ты сама себя оценила так в моих глазах. Чудесного вечера, Камилла.

Ева терпеливо дожидалась меня за столом. Я искренне был рад видеть её. С каким-то особенным наслаждением поцеловал белокурые волосы, уложенные в замысловатую причёску.

— Всё-таки, ты особенная, Ева.

— Дай-ка угадаю… — моя помощница положила голову мне на плечо. — Твоя двоюродная сестра предложила пожениться?

— В точку, прозорливая моя.

— И судя по всему, её предложение тебе очень не понравилось.

— Весьма не понравилось. Иметь дело с акулёнком намного приятнее.

— Неужели у меня маленькие аппетиты?

— У тебя немаленькие аппетитны, но к ним в придачу идёт полный пакет моральных принципов, доброты, сообразительности и красоты.

— Ух ты! Это был комплимент? — удивилась Ева.

— Да, это был он.

— Вот можешь же, когда хочешь, Алмазов! — шепнула фиктивная невеста.

Остаток вечера прошёл прекрасно. Мы расслабились и получали удовольствие от компании друг друга.

Но расслабляться было категорически нельзя. Опасность пришла с той стороны, откуда я её не ждал.

Камилла затаила обиду на меня. Но отомстить она решила Еве.

41. Руслан

Я шёл впереди. Ева немного задержалась, ответив на телефонный звонок. Потом она начала спускаться по лестнице. Роскошное красное платье, длиной в пол, со шлейфом, стелилось следом за ней.

Я смотрел снизу вверх на роковую красотку, спускавшуюся ко мне, и чувствовал себя невероятным везунчиком. Эта красавица — моя. Пусть временно и фиктивно, но сейчас мне завидуют все другие мужчины. И мало кто знает, чем закончится моя авантюра и закончится ли вообще…

Именно в этот момент произошла катастрофа.

Позади Евы оказалась Камилла. Она спускалась быстрым шагом и задела Еву плечом, извинившись. А потом стервочка наступила на шлейф платья Евы.

Моя невеста запуталась в длинном платье, стелившемся по ступенькам, и полетела вниз. Я метнулся к ней, выставив руки. Больно ударился плечом о ребро ступенек, но успел смягчить падение.

— Ева? — выпутался из-под длинного платья. — Ева, как ты? Ты не ушиблась?

— Животом ушиблась об тебя.

Глаза Евы стали круглыми, как плошки, от испуга.

— Живот болит?

— Болит… Но сейчас не могу понять, что именно.

— Рези есть?

Ева испуганно держалась руками за живот.

— Спокойно, Ева. Сейчас я вызову скорую…Ты не потеряешь ребёнка.

— Ребёнка? — ахнул кто-то из толпы.

Ева попыталась встать, но сразу же охнула, сев обратно. Я поискал взглядом Камиллу. Она пряталась за спинами родственников.

— Камилла! — крикнул я.

Двоюродная сестра взвизгнула и бросилась на утёк.

— Если с Евой что-то случится, я сгною тебя живьём! — крикнул я ей вслед. — Так что беги как можно быстрее и дальше!

— Русик, мальчик мой, Камиллочка совершенно не при чём, — раскудахталась тётушка Альфия.

— Эта стерва подкатывала ко мне с предложением о свободных отношениях! — разгневанно выпалил я. — Услышав отрицательный ответ, она решила отомстить именно таким образом, подставив под удар мою невесту. Если с Евой и ребёнком что-то случится, тебе, Альфия, тоже не поздоровится. Именно ты вложила в голову Камиллы мысль о нашем браке. Которого никогда, подчёркиваю, никогда не случится! Я сам решаю, когда и на ком мне жениться!

— Но семья… — осмелился возразить кто-то.

— Плевать я хотел на ваше мнение! Отойдите!

Я сосредоточил своё внимание на побледневшей Еве.

— Успокойся, Ева. Всё будет хорошо. Сейчас вызову скорую.

— Я уже вызвал, — отозвался Рамиль и принялся теснить родственников. — Отойдите. Скоро приедут врачи. Вы будете только мешать! Отойдите!

— Спасибо, Рам, — вздохнул я с облегчением. Хоть у кого-то мозги продолжали работать.

— Я не могу встать. Нога болит, — пожаловалась Ева со слезами на глазах.

— Нога? — я сел на ступеньку, осторожно приподняв Еву за плечи, расположил голову у себя на коленях.

— Руслан, помоги мне встать.

— Нет. Тебе нельзя двигаться. Пусть сначала врачи осмотрят тебя.

— Мне страшно…

— Не бойся, — отёр слёзы Евы большими пальцами. — Всё будет хорошо. Ты не потеряешь малыша.

42. Ева

Теперь из слов Руслана всем Алмазовым стало известно, что я беременна. Но мне и в голову бы не пришло обвинить Руслана в том, что он корыстно использовал это в своих целях. Он испугался за меня очень искренне. Даже пострадал сам, заработав огромный синяк на предплечье.

С ребёнком и моей беременностью всё было в полном порядке. Я только подвернула ногу, когда попыталась избежать падения.

Несмотря на все заверения врачей, босс принудил меня целую неделю пролежать в больнице! Исправно посещал меня, показывая себя с другой стороны. Я уже запуталась в нём, как в лабиринте — потому что Алмазов представал в новом свете. И я не знала, какой Руслан — настоящий. То ли строгий босс и циничный шантажист, то ли заботливый мужчина, то ли любитель порочных удовольствий и коварный соблазнитель…

Честно говоря, я думала, что в больнице мне придётся скучать. Но изо дня в день не прекращалось паломничество семьи Алмазовых к моей больничной койке.

Как ни крути, но поступок Камиллы пришёлся по душе только узкому кругу родственников Руслана. Основная часть была на моей стороне. Даже Мурат Сабитович появился в палате.

Мне даже стало совестно, и я загрустила. Деньги деньгами, веселье весельем, но как потом на меня будут смотреть все эти люди? Навесят клеймо, такое же, как на Альбину, которую на дух не переносит абсолютное большинство?

Ох, нет. Ева! О тебе просто забудут в тот же миг, когда Алмазов прекратит свою авантюру и объявит о расставании.

Внезапно я поняла, что мы обговаривали все нюансы! За исключением того, как и при каких обстоятельствах Алмазов расстанется со своей невестой или женой после получения наследства!

Я забеспокоилась и решила позвонить Руслану. Но на ловца и зверь бежит — дверь палаты открылась. На пороге стоял босс собственной персоной.

— Рус! Наконец-то! Меня выписывают, да? — с надеждой спросила я.

— Нет, мой гиперактивный акулёнок. Ты пролежишь ещё день. И только потом тебя выпишут, — промурлыкал босс.

— Я прекрасно себя чувствую. Готова порхать, как бабочка…

— И жалить, как пчела?

— Или кусать, как акула, — с улыбкой подтвердила я. — Кстати, если ты здесь. Давай обсудим момент расставания.

— Что за бред ты несёшь? — процедил сквозь зубы Алмазов. Его глаза сильно потемнели и сердито сверкнули из-под насупленных бровей.

— Я говорю о том моменте, когда наступит необходимость расставания Руслана и Евы, как пары. После получения наследства.

— Так далеко я ещё не заглядывал. Решим потом.

— Надеюсь, ты не будешь выставлять меня в негативном свете? — забеспокоилась я.

— Ева, беременным вредно нервничать. А ты загоняешься по всякой чепухе! — отрезал босс.

В дверь палаты постучали.

— Рус, привет! — в палату заглянул Рамиль. Его улыбка напоминала сияние лампочки на сто ватт. — Можно?

— Заходи.

— Я не один! Со мной Эльвира…

Рамиль таким трепетным голосом произнёс имя Эльвиры, что мне стало жутко интересно вживую увидеть ту самую девушку, из-за которой было столько шума. Я приготовилась к чему-то необыкновенному и даже решила, что в палату зайдёт Альбина номер два.

Но Рамиль появился под руку с девушкой, особо ничем не выделяющейся. Среднего роста, с едва наметившимся животиком. Модная стрижка каре и профессиональный макияж, каких сотни. Но Рамиль держался рядом с Эльвирой, едва дыша. Видимо, боялся спугнуть собственное счастье.

— Эльвира, — представилась девушка.

А вот голос уже выдал её с головой — капризная, привыкшая, чтобы ей угождали.

— Ева, — ответила я.

— Мы помирились, — широко улыбнулся Рамиль, взглянув на свою невесту со слепым обожанием.

— Нет. Не помирились. Ты просто признал свои ошибки! И больше никогда их не повторишь! — потребовала Эльвира. — Или ребёнок останется без отца.

— Разумеется, Элечка. Я не хочу терять тебя и малыша…

Пока парочка обменивалась фразами, я вопросительно посмотрела на Алмазова. Тот закатил глаза и достал телефон.

Руслан:  «Удивлена, акулёнок?»

Ева:  «Э-э-э-э-э… Даже не знаю. Нечему удивляться, Рус!»

Руслан: «Вот именно. Удивляться нечему. Но Эльвира — дочь главного прокурора. Привыкла, что с ней обращаются, как с принцессой, а не как с посредственностью…»

— Рамиль, милый, мне хочется свежей клубники! — внезапно подала голос Эльвира.

— Мы принесли Еве свежих фруктов. Кажется, там была клубника.

— Рамиль! Я хочу свою клубнику. Для меня! — капризно потребовала Эльвира.

— Хорошо, Элечка. Сейчас буду! — подскочил Рамиль. — Только дождись… Я поищу.

— Чего её искать? — спросил Руслан. — Есть павильон, где фермеры продают свежую, ароматную клубнику, не пичканную пестицидами.

— Где это? Знаешь? — Рамиль вцепился в локоть брата.

— Э-э-э… Рам, ну ты как маленький! — Алмазов оглянулся на меня.

— Помоги ему, иначе поиски затянутся, — отправила босса прочь.

Эльвира с довольным видом проводила Рамиля, подскочившего так, словно объявили о пожаре.

— Говорят, ты беременна, — ага, это Эльвира сказала уже в мою сторону.

— Да, но срок не такой, как у тебя.

— У вас, — поправила меня Эльвира.

— У тебя! — настойчиво повторила я. — Хочешь, чтобы я обращалась на «вы»? Делай то же самое в отношении меня.

Эльвира помолчала немного, а потом рассмеялась.

— Ха, Рус нашёл невесту себе под стать. Его тяжело заставить скептически ухмыляться и молчать. Видимо, то же самое касается и тебя. Что ж… — Эльвира вздохнула. — В любом случае, ты приятнее Альбины.

— Ты давно встречаешься с Рамилем?

— Бегает за мной со школы, — довольно улыбнулась Эльвира. — И за клубникой поскакал, как миленький!

— До сих пор токсикоз и капризы в еде? Даже на таком сроке?

— Токсикоз? — переспросила Эльвира. — Ничего подобного. Но Рамилю полезно побегать. Будет знать, что он может потерять!

«Да, быть Рамилю под каблуком!» — подумала я.

— Вы помирились. Это хорошо… — нейтрально поздравила капризную девушку.

— Ещё бы! — фыркнула она. — Вообще-то я хотела продлить наказание, но родня насела! А делать аборт мне совсем не хочется.

— На таком сроке не делают аборт…

— Аборт не делают. Но вызывающие роды — легко. В особенности, если родня решит, что это лучший выход, — вздохнула Эльвира. — Так что пришлось в срочном порядке простить Рамиля и заверить, что свадьба состоится. Но теперь придётся искать новое свадебное платье!

— Я слышала немного о причинах расставания, — туманно заявила я. — Кажется, Рамиль был не совсем при делах.

— Я знаю, что на фото был не он. Поняла почти сразу же! Но… — Эльвира сделала паузу. — Он всё равно таскается по клубам. Нравится ему смотреть на танцующих проституток! Я знаю, что он мне не изменяет. Но смотреть всё равно ходит! Ему нравятся грязные танцы… — внезапно разоткровенничалась Эльвира.

— Так станцуй для него сама. В чём проблема?

— Ты что? Танцовщицы — это проститутки! Я не проститутка! — вспылила Эльвира.

— Не все проститутки! — осторожно вставила я пару слов. — К тому же, Рамиль, очевидно, от тебя без ума. Ему понравится твой танец!

— Ни за что! Я же знаю, что это занятие не для приличных девушек. Отец не разрешит.

— Ха. Судя по тому, что ты беременна, отец не дежурит под дверьми твоей спальни с автоматом наперевес. Можешь и не танцевать для своего жениха. Тогда не удивляйся, что рано или поздно он снова побежит в клуб, — улыбнулась я.

— Не побежит! — самоуверенно заявила Эльвира. — Я против. И дала ему это понять…

— Ну, как знаешь, дело ваше! — пожала я плечами.

Две или три минуты прошли в полной тишине. Потом Эльвира выпалила:

— Я не умею! И не уверена, что это получится. К тому же у меня живот…

— Никто не требует от тебя пируэтов высшего класса. Профессиональные танцоры с малых лет вырабатывают гибкость и пластику. Но несколько элементарных сексуальных движений может освоить и непрофессионал.

Эльвира заслушалась, а потом с подозрением посмотрела на меня.

— Не помню, чем ты занимаешься…

— Финансовый аналитик, — сказала я и предпочла больше не трепаться на тему танцев.

К счастью, в этот момент вернулись Рамиль и Руслан.

— Держи, милая!

Эльвира даже не взглянула на клубнику.

— Всего хорошего, Ева… Было приятно познакомиться. Рамиль, отвези меня домой. Держи клубнику сам. Она тебе ещё пригодится.

— Что это с ней? — спросил Руслан, проводя парочку недоумённым взглядом.

— Не знаю. Но кажется, они помирились, да?

Босс пристально посмотрел на меня и покачал головой.

— Если ты намекаешь на скорое расторжение договора, можешь не надеяться. Они ещё десять раз успеют поругаться, а бабай зарёкся появляться рядом с этой парочкой, если только речь не пойдёт о стопроцентной свадьбе, — Руслан улыбнулся. — Ты моя, Ева. Привыкай.

Привыкла. Только вслух признаваться совсем не хочется. Тяжелее будет отвыкать…

43. Руслан

Еву благополучно выписали из больницы. На выписку Евы пришло много моих родственников. Кажется, некоторых и из роддома не встречали так пышно, как мы встречали Еву после выписки из обычного стационара.

Мы продолжали усердно изображать фиктивную пару. Иногда я чувствовал себя рядом с Евой настолько гармонично, что забывал о фиктивности наших отношений. Но отсутствие секса и отказ Евы сближаться возвращали меня с небес на землю. Обниматься и целоваться в присутствии родственников — пожалуйста.

Тормоза едва не слетали, я был готов брать девушку в любом укромном местечке. Но Ева упорно стояла на своём и отказывала мне в близости. От недостатка секса хотелось лезть на стену! Иногда мелькала мысль, а что, если перевести всё из разряда договорных отношений в реальные? Но через мгновение я начинал смеяться над собой. Вступать в нормальные отношения только для того, чтобы удовлетворить сексуальный голод? Нет, этому не бывать!

Все мои чувства обострялись рядом с Евой. Я постоянно был на взводе. Сбрасывать напряжение удавалось, но лишь временно! Это уже напоминало патологию! Отклонение от нормы. Но мне нужна была Ева. Гештальт не был закрыт.

Хочу Еву — и точка.

К тому же меня волновал вопрос беременности и отцовства. Можно ли узнать отцовство до рождения ребёнка?

Я в очередной раз задумался на эту тему. Ева что-то готовила на кухне. Идеальная хозяйка. Наверное, и мама из неё получится замечательная. Мать моего ребёнка? Или не моего?

Нет, но должен же быть способ. Двадцать первый век на дворе!

Я вбил запрос в строку поиска и меньше чем через минуту издал торжествующий вопль.

Эврика! Всё до безумия просто!

Неинвазивный пренатальный тест ДНК на отцовство — и проблема решена.

Я созвонился с клиникой и уточнил, когда можно провести такой тест и что для этого нужно.

— Тест может быть выполнен на любом сроке, начиная с восьмой недели беременности, — воркующим голосом отозвался консультант.

Восемь недель беременности? Срок беременности Евы пока не позволял провести этот анализ. По моим подсчётам, её беременность, длится семь-семь с половиной недель. Придётся подождать. Но совсем немного! Одну недельку!

— Всё, что требуется для проведения анализа — это образец ДНК со внутренней стороны щеки от возможного отца и небольшой образец крови из вены от мамы. От отца возможно потребуется предоставить и кровь, в некоторых случаях это удобнее.

Отлично! То, что нужно. До невозможности просто и достаточно быстро. О да, Ева, все твои уловки окажутся никчёмными перед беспощадно правдивыми результатами теста на отцовство. С неким мстительным удовольствием я представлял, как Ева будет отнекиваться, пытаясь отказаться от проведения теста на отцовство.

— Рус? Что случилось? — в зал зашла Ева.

Я захлопнул крышку ноутбука.

— Ничего. С чего ты решила, будто у меня что-то произошло?

Ева замялась.

— У тебя было очень странное выражение лица. Как будто ты сорвал куш, вырвав его из-под носа соперника. Выиграл тендер?

— Тендер? Ха! Бери выше, акулёнок.

— Очень крупный тендер? Госзаказ? — Ева начала перебирать варианты.

— Спорим, что не угадаешь?

— У тебя куча тараканов в голове. Иногда невозможно угадать, о чём они шепчутся. Чаю будешь?

— Не откажусь, — согласился я и отправился вслед за девушкой на кухню.

С момента появления Евы моя кухня значительно преобразилась. Во-первых, здесь стало намного уютнее. Во-вторых, изменилось наполнение холодильника. Ну и в третьих, теперь по всей квартире зачастую разносился потрясающий запах выпечки, от которого мне хотелось проглотить свой язык.

— Надеюсь, я всё сделала правильно, — вздохнула Ева, поставив передо мной нас стол блюдо с треугольными мясными пирогами — эчпочмаками.

— Ни одна хозяйка не выдаст секрет приготовления настоящего эчпочмака, — сказал я, желая посмотреть на реакцию девушки.

Моя помощница сердито сверкнула глазами.

— В договоре не было сказано ни слова о том, чтобы я готовила национальные блюда татарской кухни! Это вообще произошло по моей инициативе.

— Угу… А инициатива, как известно, наказуема!

Ева внимательно посмотрела, как я жую. Пока она пыталась счесть мою реакцию на её готовку, я пытался делать вид, будто не хочу запихать в себя как минимум треть всей выпечки — уж очень вкусно получалось!

— Судя по всему, эчпочмаки не удались, — со вздохом подвела итог Ева.

Встала, свернула фартук, отложив его в сторону, и потянулась к блюду.

— Эй! Куда? — я удержал блюдо за свой край.

— Они же невкусные. Накормлю Саурона. Он голодный. Всё слопает, — с нажимом сказала Ева, двигая блюдо на себя.

Саурон согласно тявкнул, глядя влюблёнными глазами на Еву.

— Он скоро лопнет от переедания! — возразил я.

— Я найду мясным пирожкам другое применение. Не могу смотреть, как ты давишься невкусной едой!

— С чего ты взяла, что она невкусная. Очень даже вкусная!

Я отвоевал блюдо с выпечкой и передвинул его как можно дальше от Евы.

— Вкусно, значит? Тогда почему молчишь?

— Я ел, — резонно возразил я и решил больше не мучить Еву, признав её кулинарные способности. — Очень вкусно. Ты молодец.

— Спасибо! — глаза цвета аквамарина заискрились от радости.

На самом деле я опасался. Но опасался я не того, что могу перехвалить девушку. Я боялся, что Ева раскормит меня до степени пивного бочонка. Сколько она уже живёт у меня? Почти целый месяц! Кажется, не так долго, но мои щёки уже округлились.

— Ева, ты похожа на мою бабушку.

— Что?

— Это вроде комплимента. Ты вкусно готовишь, — признался я.

— Алмазов, открою тебе страшную тайну, — Ева сложила руки под грудью. — Ты не умеешь говорить комплименты. Даже не знаю, за что на тебя девушки вешались. Хотя это вполне может оказаться всего лишь твоей фантазией, — съехидничала моя акула.

— Ты забываешь кое о ком.

— Альбина? Пф-ф-ф! Эта всеядная жрица способна проглотить кусок пластика, не подавиться и переварить его за считанные минуты. Так что Альбина не в счёт.

— Хочешь сказать, что я не нравлюсь женщинам? — изумился я.

Моё самолюбие было уязвлено.

— Именно это я и хотела сказать. Да, у тебя была интрижка с девушкой, крайне неразборчивой в связях. На этом твои подвиги окончились!

Ах ты, зубастая, шипастая, колючая и ядовитая зараза!

— Посмотри в зеркало, Ева. Там ты увидишь ещё одну мадемуазель, которую ветром страсти занесло на мой сеновал.

— О, на твоём месте мог бы оказаться любой другой мужчина! — рассмеялась Ева и нахмурилась, поняв, что сказала явно лишнее.

— Любой? Как интересно. Сдаётся, что единственная девушка, неразборчивая в половых связях, это именно ты, Евангелина Свиблова! — я послал девушке убийственно острую и соблазнительную улыбку.

Ждал ответной шпильки. Приготовился пикировать, отражать удар, атаковать в ответ…

Но вместо этого удостоился только долгого и молчаливого взгляда. Ева тихо вышла из комнаты. Я подождал пару минут.

Тишина. Подошёл к двери спальни. Подёргал ручку — заперто.

— Ева, не дури.

— Не мешай. Я занята.

— Чем?

— Может быть, собираю вещи, чтобы съехать из квартиры хама, шантажиста и циничного подлеца? — Ева спокойным голосом начала перечислила все «лестные эпитеты», которыми любила меня награждать.

— Знаешь, это уже не смешно. Я устал за тобой бегать. С самого начала я только и делаю, что гоняюсь за тобой.

— Не гоняйся. Делов-то! — отозвалась Ева.

Любопытство раздирало меня на части. Ева чем-то занималась в спальне. Я слышал какие-то звуки, но не могла же она собирать свои вещи?! Или могла? Она же обидчивая, как ребёнок, и быстрая на реакцию, как сверхскоростная ракета!

Я мучился неизвестностью ещё минут пять, потом подналёг на дверь плечом и вырвал замок.

— Алмазов! Кто же так врывается? — вздрогнула Ева.

Она сидела на кровати и подкрашивала глаза. Из-за испуга её рука дёрнулась. На лице появилась чёрная полоса.

— И тебе привет, Чингачгук! — я обвёл комнату взглядом. — Вещи ты не собираешь — это хорошо. Но что ты делаешь?

— Собираюсь сама! — отозвалась Ева и отвернулась от меня, стирая чёрную полосу со щеки.

— Куда?

— Хм… Даже не знаю. Мне просто необходима порция свежего общения, лишённого твоего присутствия. Я хочу пойти в клуб.

— Никуда ты не пойдёшь! Какой, к чёрту, клуб?! — возмутился я.

— Пойду. Ещё как пойду. К Рите в клуб. Пить не буду — мне нельзя, клеить незнакомых мужиков тоже не буду, у меня вроде как кольцо будущей жены на пальце, — перечислила варианты Ева. — Буду сплетничать с девочками, обсуждать мужиков, пить сладенькие безалкогольные коктейли. Макс потрясно умеет их делать.

Макс? При одном имени бармена я заскрипел зубами. Кулаки сжались сами по себе.

— С чего ты взяла, что я разрешу тебе пойти в клуб?

— С того, что ты пойдёшь туда вместе со мной. Даже если я против твоего присутствия, ты увяжешься следом. Поэтому собирайся, Алмазов!

— Ни черта подобного!

— Как хочешь, — пожала плечами Ева. — Я всё равно пойду.

— Если я закрою тебя в квартире, никуда ты не пойдёшь.

— Алмазов. Ты мне надоел до чёртиков! Мне уже жаль твою будущую жену — могу пожелать ей вагон терпения.

Я подошёл к девушке. Руки чесались перекинуть через коленку негодницу и задать ей жаркую трёпку. Но нельзя, чёрт побери!

— Клуба не будет.

— Значит, и жены фиктивной у тебя тоже… не будет! — безапелляционно заявила Ева, потом кротко взглянула на меня. — Миленький, мы приедем туда вместе. Но держаться будем порознь. Ты — сам по себе, я сама по себе. Идеальный вечер! Пожалуйста…

Я не хотел соглашаться. Но согласился. Потому что за доли секунды в моей голове возник план.

Я скромно назвал его «Совращение Евы». Уверен, что план сработает, как надо!

44. Ева

Находиться рядом с боссом становилось труднее день ото дня. Я ловила себя на мысли, что не просто вживаюсь в роль его невесты, но проживаю каждое из этих мгновений.

Беспокоюсь о Руслане, когда он сталкивается со сложностями и стараюсь не накалять обстановку, если вижу, что он не в духе. Поддерживаю чистоту и уют в его квартире. Учусь готовить блюда татарской кухни.

Боже, Ева, вот это точно перебор. Никто не собирается приводить тебя в дом семьи Алмазовых и оценивать, хорошая ли из тебя выйдет килен. Даже слово смешное и жутко нелепое.

Поэтому я твёрдо решила, что мне срочно нужно развеяться. Хочу вспомнить, что помимо Алмазова существуют другие мужчина, иные интересы. И вообще, жизнь не стоит на месте, двигается вперёд.

В клуб мы поехали вместе. Босс выглядел потрясающе хорошо. Я бы запала на этого красавца, если бы увидела его в клубе. Но, кажется, я уже это сделала. Причём совершенно некстати.

Отношение Руслана ко мне — это загадка, не поддающаяся решению. Я никогда не жаловалась на сложности с математикой, мне легко давался и курс «высшей математики» в университете. Но Руслана я разгадать не могла. Хотя очень сильно хотелось.

— Разделяемся? — предложил Алмазов, едва мы переступили порог клуба.

Внезапно я почувствовала раздражение. Мы только пришли, а босс уже сканировал помещение плотоядным взглядом.

— Да! Как можно быстрее! — выпалила я.

— Постой!

Боссу пришлось наклониться ко мне, чтобы докричаться.

— Помни, Ева. Никаких мужчин. Не позорь меня!

— Руки прочь, Рус. Это может быть чревато.

— Чем же?

— Другие девушки, увидят, как ты ко мне прижимаешься — и не дадут! — съехидничала я.

Алмазов медленно отстранился, демонстративно расстегнул ещё одну пуговицу на рубашке.

— Мне даст любая в этом зале, — ухмыльнулся он.

— Кроме меня.

— Да, кроме тебя. Досадная погрешность. Бывает, — пожал плечами Алмазов и растворился в толпе танцующих.

Я смотрела, как он смешивался с толпой. Чувствовала себе перепёлкой на вертеле, которую поджаривали на открытом огне. Так сильно я никого и никогда не ревновала. Но ведь ещё ничего не произошло. Алмазов просто констатировал факт собственной неотразимости, ни на что не намекая.

Ну, не виноват же Алмазов, в самом деле, что природа наградила его смазливой физиономией и роскошным телом? Не кричать же ему: «Боженька, быть красивым очень тяжело! Забери это обратно!»

Ничего подобного! Босс уверен в собственной неотразимости, состоятельности и сексуальности. Заслуженно. Только и всего.

— Ева! Как дела?

Меня обняла Рита. Выглядела она, как всегда, великолепно. Стройная, уверенная в себе и модно одетая. Вот на кого нужно ровняться! Самостоятельная, целеустремлённая, красивая. Идеальная женщина, одним словом.

— Привет! Всё нормально! У вас сегодня весело…

— Да, отличный вечер!

Я обвела взглядом помещение. Увидела, как босс присел на один из диванчиков, подмигнул девицам за соседним столиком. Официантка предложила ему выпить. Он не отказался. Алмазов опрокинул в себя стопку спиртного и засунул купюру за резинку коротких шортиков. Официантка расцвела и нагнулась над столиком, расставляя выпивку. Босс не отрывал взгляда от чрезмерно глубокого декольте и явно оценивал прогиб в спине. Официантка развернулась задницей к боссу. Если он сейчас её шлёпнет по попе…

Я и сама не заметила, как вонзила ногти в ладонь изо всех сил.

— Ев, случилось чего-то?

Так, с меня довольно. Не хочу больше ни одной секунды смотреть на Алмазова!

— Нет! Всё в полном порядке.

Рита обвела меня скептическим взглядом.

— Угу. Я вижу, как сильно у тебя всё в порядке. Пойдём! Я знаю отличное средство.

Рита решительно подхватила меня под локоть и повела к бару.

— Макс! — скомандовала Рита. — Давай свой коронный коктейль.

Макс встретил меня приветливой улыбкой. Но смотрел уже без того огонька, что был раньше.

— Коктейль «разбитое сердце»? — спросил бармен. — Уверена?

— Уверена. Еве сейчас нужен именно он! Чтобы искоренить тоску, разбить её в хлам! — воинственно заявила Рита. — А мне налей текилы. Шлёпнем по парочке и отправим Еву зажигать. Ей это просто необходимо.

— Не уверен.

— Не жмись, Макс. Я угощаю. Могу я угостить свою подругу или нет?

— Рита, не надо! — вздохнула я. — Макс, мне апельсинового сока.

— Да к чёрту сок! — возмутилась Рита. — Тебе просто необходимо повысить градус!

— Мда? — спросил Макс, протягивая мне стакан сока.

— Это что ещё такое? — спросила Рита, глядя, как я пью сок. — Макс, ты обалдел? Где коктейль?

— Она не знает, да? — спросил Макс, кивнув на Риту.

— Не знает! — вздохнула я и обратилась к подруге. — Рит. Мне нельзя пить спиртное. Я беременна.

Рита так и не донесла шот с текилой до рта. Рука застыла в воздухе. Подруга поставила рюмку на место.

— Повтори.

— Я беременна.

Рита оглядела меня задумчивым взглядом. Потом наклонилась и спросила:

— Надеюсь, не от Жорика?

— Жорик? Нет, не от него! — поморщилась я. — Но легче мне от этого не стало, поверь на слово.

— Слава богу, хоть на это ума хватило! — подруга сделала вид, что крестится. — Теперь я понимаю, почему ты себя так странно ведёшь. Токсикоз, психоз, энурез…

— Рита, я беременна, а не тяжело больна! — воскликнула я. — Просто настроения… нет.

— Кажется, я даже понимаю, почему, — буркнул себе под нос Макс.

— И почему? — спросила Рита.

— Макс, скажешь хоть слово — убью! — пригрозила бармену кулаком.

— Не страшно. Ты меня уже убила отказом, — заявил парень и сообщил Рите. — Кислая она потому, что отец ребёнка кадрит левых тёлок. Прямо сейчас.

— Кобель! — возмутилась Рита. — Макс, покажи мне его. Немедленно!

— Макс, ты труп! Кто тебя просил раскрывать свой рот? — прошипела я бармену.

— Извини. Но кто-то же должен открыть тебе глаза на правду…

— Какая правда? — возмутилась я, глядя на бармена. — Ты вообще хоть что-то знаешь?

— Сложил один плюс один, — Макс опёрся ладонями о столешницу и не отрывал взгляда от моего лица. — Я понял, что это тот самый кобель, которого ты встретила, когда танцевала вместо Аньки. Он позднее спрашивал о тебе. Но я ему ничего не сказал. И как вишенка на торте — тогда, в кафе, когда я предложил тебе встречаться. Он забрал тебя, как дикарь. Хочешь знать моё мнение?

— Нет! Мне на него плевать! — громко сказала я.

— Этот козёл, — Макс махнул рукой в сторону, — того не стоит. Ты будешь ждать, пока он нагуляется только потому, что беременна и боишься остаться одна, с ребёнком на руках? Не думал, что у тебя нет гордости! Потому что прямо сейчас он вытирает о тебя ноги. И плевать он хотел на то, что ты его невеста.

— Всё сказал?

— Он — козёл! И почему девушкам нравятся козлы? — риторически спросил Макс. Перевёл дыхание и сам опустошил шот текилы. — Вот теперь я всё сказал.

— Макс, тебе, между прочим, запрещено пить на рабочем месте! — осадила Макса Рита, пришедшая в себя.

Потом подруга схватила меня за руку и повела к себе в кабинет.

— А с тобой, Ева, мне нужно серьёзно поговорить!

45. Ева

Рита решительно завела меня в свой кабинет.

— Сядь! — приказала она, подталкивая меня в своё кресло.

— Зачем мне сидеть здесь?

— Сиди, — Рита надавила на плечо, удерживая меня на месте. Покликала мышкой, открывая окно программы на компьютере. — Сейчас загрузится. Нужно немного подождать!

— Что ты делаешь? — спросила я, не понимая, чего добивается подруга.

— Скоро поймёшь! — Рита достала телефон и набрала номер бармена. — Макс, дружочек, подскажи, пожалуйста, в какой зоне сидит тот самый кобель? — почти сладко пропела Рита.

— В красной, Рит. Там сейчас жарко, — сразу же отозвался бармен.

— Спасибо. С меня бонусы.

— Понял, — радостно отозвался Макс.

— Рита, я не понимаю… Что ты от меня хочешь?

— Кто? Я? От тебя? Ничего! — Рита развернула данные с камер видеонаблюдения, пощёлкала и нашла нужные. — Я просто хочу раскрыть тебе глаза. Смотри сама.

— Не хочу! — буркнула я, зная, что не увижу ничего приятного на данных камер видеонаблюдения.

— Хорош жених! — презрительно процедила сквозь зубы Рита.

Я не могла не отреагировать на яд, сочившийся в её голосе. Взглянула на экран. От увиденного в сердце как будто вонзили нож и провернули его несколько раз.

Алмазов уже не скучал. Рядом с ним на диване сидели две красотки. По одной с каждой стороны. У меня глаза на лоб полезли. Одна прижималась внушительной грудью к плечу босса, пока Руслан улыбался, говоря что-то другой.

Не реагировать. У нас просто… просто фиктивные отношения. По договору. Ничего не было и быть не может.

Я ничего не чувствую. Мне ни капельки не больно. Но в следующее же мгновения я расплакалась, уронив голову на локти.

— Кобель. Таких надо даже не стерилизовать и не кастрировать. Их надо оскоплять! — жёстко заявила Рита. Подруга обняла меня. — Не плачь, Ева. Он того не стоит. Хочешь, я вышвырну его из клуба?

— Не хочу-у-у!..

— А я хочу. Мой клуб — мои правила. Сейчас я ему устрою горячую ночку! — разбушевалась Рита. Она подняла меня и помогла сделать пару шагов к дивану. — Не плачь…

Но просьба Риты вызвала новый поток слёз. Подруга вздохнула.

— Хорошо. Поплачь, если тебе полегчает! — разрешила подруга.

Меньше чем через минуту она позвонила охраннику, включив динамик громкой связи.

— Кость, возьми Влада. Нужно кое-кого вывести охладиться! — попросил Рита. — В красной зоне. Сидит с двумя девушками… Белая рубашка, тёмные волосы. Причина? Придумай. Он мне просто не нравится.

Охранник замялся.

— Так это… Если клиент будет недоволен?

— Конечно, будет недоволен. Главное, выкинь его минут на десять из клуба, якобы что-то проверяешь. Потом извинись. Мол, спутали с дебоширом.

— А зачем?

— Не твоего ума дела, Кость. Тебя должно интересовать только твоё жалование. И прибавка в этом месяце. Десять процентов.

— Понял. Выполняю.

Я сквозь слёзы слушала всё и не понимала, зачем Рите это надо.

— А мы сейчас с тобой спокойно уедем. И ты мне всё расскажешь. Идёт? Сегодня ночуешь у меня, — безапелляционно заявила подруга.

Рита вытерла слёзы и потёкший макияж с моих глаз. Понукаемая и одновременно поддерживаемая ею, я позволила вывести себя через запасный выход. Рита бодро процокала каблуками до своей новёхонькой Audi.

Меньше чем через час я переступила порог её квартиры.

— Можешь принять душ. Я повешу тебе халат, — предложила Рита. — Душ всегда помогает.

Я не стала роптать, ощущала себя ужасно разбитой. Как будто у меня отобрали что-то дорогое. Обещали взять на время, но не вернули. Я чувствовала себя… обманутой.

— Ну, как полегчало?

Рита сидела в зале на диване. Успела переодеться и снять макияж.

— Да, полегчало, — я плюхнулась на диван и обняла подушку. — Спасибо! Но сейчас я думаю, что моё бегство было очень глупым.

— Глупым? — переспросила Рита. — Ничего подобного. Или ты хочешь, чтобы этот кобелина упивался видом твоих страданий? Не бывать этому. Ни за что!

— Послушай, Рит. Ты немного неправа. Ведь ты не знаешь всей ситуации.

— Ты беременна от своего жениха. А он изменяет тебе у тебя на глазах!

— Нет-нет-нет, Рит… — замахала я руками. — Всё не так. Он мой ненастоящий жених. Фиктивный.

— Не поняла, — Рита наморщила лоб, потом вздохнула и принялась разглаживать кожу кончиками пальцев. — Беременность тоже фиктивная?

— Беременность настоящая, — вздохнула я.

— Теперь я ничего не понимаю. От кого и почему ты беременна?

— Почему? Рит, беременность после секса возникает! — улыбнулась я.

Кризис и выплеск эмоций уже случился. Я порыдала как следует, выплеснула всё, что скопилось на душе. И сейчас внутри меня был полный штиль. Немного грустный, но штиль.

— Не смотри на меня, как на врага нации, Рит. Я тебе сейчас всё объясню!..

Рита слушала меня внимательно, иногда кое-что уточняла. Потом вскочила и вернулась с бутылкой вина и двумя бокалами.

— Я не пью, — покачала я головой. — Нельзя.

Рита молча махнула на меня рукой, налила себе вина, осушила бокал, потом плеснула ещё и только после этого сказала:

— Всё даже хуже, чем я думала в самом начале. Этот кобель осеменил тебя, выезжает за твой счёт! Он получит наследство, да?

— Ещё ничего не решено. Бабай не оформлял ни завещание, ни дарственную. Как говорится, вопрос в подвешенном состоянии.

— Будем исходить из мыслей, что кобель наследство уже получил. В итоге он при деньгах. Скорее всего, он тебе даже не заплатит!

— У нас договор!

— Ты же понимаешь, — закатила глаза Рита. — Это не договор, а Филькина грамота. Ваш междусобойчик не имеет юридической силой. Этот павлин может запросто тебя кинуть!

Я недоверчиво замотала головой.

— Да-да, милая! Когда он получит желаемое, то и платить тебе будет необязательно!

— Я могу показать всем его родственникам наш договор… — возразила я.

— Угу. И что ему будет? Родственники скажут «фу, как некрасиво!» и больше ничего. Он тебя кинет на деньги, уволит с работы. Вот увидишь! Такие, как он, всегда идут по головам.

— Нет, ты не права… Рус не такой, — несмело возразила я.

Ведь я знала, каким милым, обаятельным и заботливым мог быть Руслан.

— Да, Ева! — заявила Рита. — Он вышвырнет тебя и оставит ни с чем. Ты останешься с пустыми руками, но с беременностью, которую ты хочешь сохранить. Так?

— Да… То есть нет! Беременность я хочу сохранить, но ты не права насчёт Руслана.

— Неужели? Вспомни, каким он был до того, как петух его в задницу клюнул? Как он вёл себя до необходимости изображать пару перед дедулей?

Рита была права. Или не совсем права. Но доля правды в её словах была. Ведь я знала Руслана и с другой стороны. Он был наглым, беспринципным, не гнушался шантажом, предпочитал случайные кратковременные связи и был категорически против создания семьи.

— Ему не нужен ни брак, ни ребёнок, так? — спросила Рита.

— Он хотел узнать, кто отец. Я сказала, что это не он. Но…

Я вспомнила, что заявил Алмазов сразу же после того, как догадался о моей беременности. Алмазов сказал, что готов решить проблему. Избавиться от ребёнка.

— Он и сроками интересовался только для того, чтобы уговорить тебя сделать аборт, — подвела итог всему Рита.

— Я не могу в это поверить.

— Нет, Ева. Ты не хочешь в это поверить. Но факты таковы, что ему плевать на тебя, твоего ребёнка и твои чувства.

Рита сжала мои ладони. Пальцы у подруги были ледяными. Глаза горели решительным огнём.

— Я поняла, почему ты разревелась. Ты влюбилась в этого гуляющего мерзавца?

— Нет! — прошептала я.

— Влюбилась, — кивнула Рита.

Впервые меня так открыто ткнули носом в собственные чувства к боссу. Неужели я влюблена? Стоило только подумать об Алмазове, как пульс участился, а сердце затрепетало. Пока подруга пытливо вглядывалась мне в глаза, я вспоминала всё пережитое нами за то время, что мы изображали пару. Было много и смешного, и грустного, и милого, и сексуального, и раздражающего до ужаса.

Руслан был разным. И искренности, как мне казалось, в нём было немало. Или мне это только показалось?

— Влюбилась. Такое выражение лица бывает только у влюблённых, — понимающе улыбнулась Рита. — Но твоя влюблённость не приведёт ни к чему хорошему. Помяни мои слова. Он оставит тебя одну. Без денег, с кучей проблем и беременностью.

Последние слова Риты прозвучали очень жестоко. Внезапно я поняла, что видела Риту в обществе разных мужчин. Знала, что она встречалась то с одним, то с другим, но никогда не слышала от неё о серьёзных намерениях создать отношения.

— Ты говоришь сейчас про себя или про меня? — решила я уточнить.

Рита вздохнула, подлила себе вина.

— Я никогда не слышала о длительных увлечениях от тебя. В прошлом у тебя была трагедия?

— Трагедия? — переспросила Рита. — Нет, Ева. Трагедией это назвать сложно. Скорее, ошибка. Которую я больше никогда не допущу.

— Расскажи, — попросила я.

— Да нечего рассказывать. Я встречалась с парнем, мы планировали пожениться, начали вместе одно небольшое дельце. Вложились в покупку магазинчика. Вернее, заняли денег, но не в банке, а у серьёзных людей. Я думала, что влюбилась в принца, а он сбежал, прихватив все деньги, — Рита усмехнулась. — Я осталась одна со своими проблемами — убыточное дело, беременность и крайне нетерпеливые кредиторы. Пришлось продать всё, что было. Даже фамильные драгоценности, что хранились в семье более ста лет. Так что принц оказался козлом. Но не обыкновенным, а вселенских размеров.

— А ребёнок? — глупо спросила я.

— Ты видишь у меня детей? — спросила Рита. — Нет. Потому что я сделала аборт.

— Я бы не сделала! — выпалила я и на всякий случай прикрыла руками живот.

— Не делай поспешных выводов, Ева. Я была в глобальной заднице! Ещё одна проблема мне была не нужна.

Я дружила с Ритой уже почти шесть лет, но сегодня впервые узнала о трагедии в прошлом. Я внимательно посмотрела на Риту. Сейчас подруга выглядела старше своих лет и не казалась такой железной леди, какой я её считала. Просто уставшая и одинокая девушка.

— Я не хочу, чтобы ты оказалась в подобной ситуации, — сказала Рита и сжала мои пальцы. — Вместе мы справимся!

Я не спешила соглашаться с Ритой. Возможно, я резко поглупела за прошедшие несколько часов, но я не понимала, с чем Рита собирается справляться. С моей беременностью? С Алмазовым? С моей дурацкой влюблённостью в босса?

— Рит, спасибо тебе за помощь. Но кажется, сейчас ты перегибаешь палку.

Рита не успела мне возразить. Раздался звонок в дверь.

— Ты кого-то ждёшь?

— В три часа ночи? — спросила подруга, посмотрев на часы. — Вот уж точно никого не жду.

Но звонок раздавался снова и снова. Кто-то очень настойчиво звонил в дверь.

46. Руслан/Ева

Руслан

Мой план был прост и гениален — заставить Еву ревновать.

Мне хотелось вывести чертовку на эмоции, подхватить поток чувств и показать, что я ей далеко не безразличен. Между нами творилось чёрт знает что — химия или искра взаимного притяжения обжигала безумно сильно.

Одним словом, было всё, кроме равнодушия.

Когда Ева полыхала от недовольства и искрила эмоциями, её проще всего подловить и заставить взглянуть правде в глаза. Чёрт знает, что потом делать с этой правдой мне самому. Но кажется, мне что-то нужно от Евы.

Секс с Евой стал навязчивой идеей. И дело не только в незакрытом гештальте. Мне нравилось находиться рядом с ней.

Мой план был прост. Я верил, что он сработает. Оказывается, я просчитался. Я усердно флиртовал с девицами. Раньше я просто снял бы одну из них на ночь, удовлетворил постельные аппетиты и простился на утро.

Но сейчас эти две курицы меня неимоверно сильно раздражали. Я с трудом заставлял себя улыбаться и расточать пустые комплименты. Я ждал, когда Ева хоть как-то отреагирует, но она трепалась около бара вместе с подругой. Потом я отлучился. Всего на пять минут. Но когда вернулся, Евы уже не было. Может быть, пошла танцевать? Я принялся усердно играть на публику.

Потом рядом со столиком материализовались два охранника. Вывели меня под белые рученьки, предъявив обвинение в дебоширстве. Хотелось кинуться в драку, но я планировал приятное окончание вечера, а не пребывание на больничной койке.

Поэтому принялся усердно доказывать, что я не верблюд, то есть не дебошир. Уверен, что охранники просто обознались.

После длительных препирательств охранники разрешили вернуть меня в клуб. Я покружил среди танцующих, ища Еву. Мне не хотелось возвращаться за столик к двум девицам, алчным и невероятно тупым, насквозь фальшивым.

Честно говоря, я устал ждать, пока Ева приревнует меня, и признал, что план был провальным. Похоже, что все мои попытки завоевать красавицу ни к чему не приводят. Или это неправильные попытки.

Я хочу получить от неё нечто большее, чем секс. Но веду себя, наверное, неправильно.

И в тот момент, когда я это осознал, я понял ещё одну крайне важную вещь. Евы в клубе нет.

Опять сбежала? Да сколько можно?!

***

Ева

— Посмотрю, кто там. Потом мы продолжим наш разговор, — Рита похлопала меня по руке и поднялась.

— Лучше я лягу спать! — зевнула я, потягиваясь.

— Чёрт побери! — послышался сдавленный шёпот Рита.

— Что случилось?

Сон как рукой сняло. Я подошла к подруге. В коридоре был выключен свет. Я едва не споткнулась об Риту.

— Сама посмотри!

Я приникла к дверному глазку и тут же отпрянула, распластавшись по двери.

— Как он узнал, где меня найти? — спросила я.

— Он чокнутый! — прошипела Рита, снова глядя в глазок. За дверью стоял нахмуренный и сосредоточенный босс.

— Маргарита Николаевна, откройте дверь. Я знаю, что вы дома. У вас включён свет.

— Боже, только не выдавай, что я у тебя, — попросила я шёпотом. — Я не готова встретиться с ним лицом к лицу и чувствую себя глупо из-за того, что сбежала.

— Глупо? — шёпотом спросила Рита. — Ев, у тебя из-за токсикоза мозги набекрень. Он тебя преследует, а ты себя глупо чувствуешь? Должно быть наоборот.

— Прикрой меня! — попросила я, метнувшись в одну из спален.

— Ева! — шикнула мне вслед Рита.

Но я уже подобрала свою обувь, одежду и сумочку и запихала всё это в просторный шкаф.

— Нет-нет-нет! — схватилась за голову Рита. — Только не говори, что будешь прятаться в шкафу!

— Под кроватью было бы лучше, да? Но у тебя кровати без ножек!

— Это идиотизм! Кто тебе сказал, что я вообще запущу его?! — возмутилась Рита.

— О, поверь. Ты его запустишь. Он наглый и очень упёртый, — сказала я. — Всё, меня нет, — потянула дверцу шкафа на себя и притаилась внутри.

— Ага. Тебя нет, ты в домике? — закатила глаза подруга. — Телефон на беззвучном режиме?

— Да. И помни, меня нет.

— Помню, — отозвалась Рита. — Я уберу лишний бокал вина. И скажи, пожалуйста, что ты будешь делать дальше?

— Потом я отращу зубы и буду спокойно реагировать, просто сейчас не могу.

— Да-да, у тебя открылись глаза, что ты влюблена в кретина! — проворчала Рита. — И ты боишься растечься лужицей.

— Подруга ты или нет? Помолчи!

Конечно, находиться в шкафу было не очень комфортно — жарко, темно и пахло кондиционером для белья.

Раньше я бы и внимания не обратила на это, но сейчас реагировала очень остро на малейшие запахи. Поскорее бы Рита выпроводила вездесущего и надоедливого Алмазова — и дело с концом.

Звонок тренькал без перерыва. Готова поспорить, что терпение подруги кончится меньше чем через минуту. Именно так и произошло. Я прислушалась.

— Доброй ночи. Чем обязана?

— Доброй. Прошу прощения за поздний визит, но я хотел бы увидеть Еву.

— С чего вы взяли, что она у меня?

— Может быть, с того, что в последний раз вас видели вместе, а потом она пропала? — отозвался Алмазов.

Несмотря на нелепость ситуации, я хихикнула. Алмазов говорил так, словно он был полицейским. Рита рассмеялась в ответ на слова босса. Видимо, тоже оценила юмор Руслана.

— Говорите, как детектив из сериалов про американских копов.

— Позовите Еву.

— Увы, но Евы здесь нет. Она уехала раньше меня. Куда? К сожалению, не знаю. Ева — взрослая девочка.

— И всё же я уверен, что она здесь! — непреклонным тоном заявил Алмазов.

— Вы ошибаетесь. Всего хорошего!

— Ошибаетесь вы! — ответил босс.

Следом раздался возмущённый писк Риты. Судя по всему, босс бесцеремонно вломился в квартиру.

— Ева! Нам нужно поговорить! Срочно! — громыхал голос босса.

— Покиньте мою квартиру немедленно! Или я вызову полицию!

— Покину. Только удостоверюсь, что Евы на самом деле здесь нет…

Судя по звуку шагов, босс вошёл именно в ту спальню, где я спряталась.

— Довольны? А теперь выметайтесь!

— Что ж… Вы правы. Евы нет, — вздохнул босс. — Искренне жаль. Я надеялся на нескучное продолжение вечера…

Что? Я едва возмущением не подавилась. Надеялся он! Кобель!

— Искренне сожалею, что побеспокоил вас, но… — возникла пауза. Потом босс продолжил вальяжным и жутко соблазнительным тоном. — Может быть, я могу загладить свою вину?

— Не уверена, что это хорошая идея.

— Грустить в одиночестве — это плохая идея. А моё предложение… другого рода.

Я сжала кулачки. Кобель. Как есть самый настоящий, стопроцентный кобель!

Звук решительных шагов. Внезапно дверцы шкафа распахнулись.

— Ева, вылезай! — скомандовал босс. — Прятаться от меня в платяном шкафу — это уже перебор! Если только за стенкой ты не надеялась обнаружить Нарнию!

Я покраснела от смущения.

— Как ты меня нашёл?

— Очень просто. Следил за направлением взгляда твоей подруги. Только в этой комнате она сразу же посмотрела на шкаф. Потом, когда я начал ломать комедию, она посмотрела на шкаф ещё раз.

— Рита, блин! — взвыла я. — Попросила же не выдавать меня!

— Вообще-то я молчала. Это раз. Вам, мужчина, всё равно нечего здесь делать. Это два!

— Нам, — поправил Риту босс. Взглянул на меня решительным взглядом. — Нам нечего здесь делать. Ева, я забираю тебя.

— Только попробуй! — я схватила вешалку и крепче сжала её. — Покалечу.

— Давай поговорим дома? Без присутствия третьих лиц? — попросил босс.

— С чего вдруг? — огрызнулась я. — Выставлять свою невесту, пусть даже фиктивную, идиоткой, можно и в присутствии третьих лиц — официанток и девиц с сомнительными намерениями, да? А поговорить в присутствии моей лучшей подруги нельзя?

— Надо же, всё-таки это сработало, — самодовольно хмыкнул босс. — Но не с тем эффектом, на который я рассчитывал.

— Ах ты!.. — я замахнулась на босса вешалкой, но в носу свербело, я чихнула. Рука непроизвольно дёрнулась. Крючком от вешалки я умудрилась задела одежду. Дёрнула и оказалась погребена под ворохом одежды.

— Ева, ты как дитё малое! — сокрушённо произнёс Руслан. — Сейчас я тебя вызволю. Но потом мы уедем. Домой, — заявил босс.

— Не хочу.

— Ева, не капризничай! — вздохнул босс. — Твоё положение позволяет тебе выкидывать фокусы. Но уже очень поздно, а тебе лучше поспать. В спокойной и знакомой обстановке.

— Чем обстановка моей квартиры не подходит для сна Евы? — поинтересовалась Рита.

— Тем, что здесь не будет меня! — сказал, как отрезал, Руслан. — А я предпочёл бы знать, что с Евой и её малышом всё в полном порядке.

— Я чувствую себя прекрасно!

— Вижу! Но ты пыхтишь от злости. Мой план «заставить Еву ревновать» сработал лишь на треть, — поморщился босс. — Эффект оказался совсем не тем, на какой я рассчитывал. Вынужден признать, что в части разработки планов ты гораздо смышлённее меня, — признался босс. — В общем, идея была откровенно лажовой.

— Зачем вообще заставлять меня ревновать?

— Ева, — Руслан оглянулся на подругу, слушавшую нас с интересом. — Не здесь.

— Почему бы и не здесь? — заупрямилась я.

— Потому что… — босс сжал челюсти, обведя меня взглядом полным огня. — У меня сложности с выражением чувств. Ты же в курсе прошлой истории.

— Чувств? — хмыкнула Рита, внимательно слушавшая нашу перепалк. — Мужчина, у вас их просто нет! Ева, он пудрит тебе мозги.

— Оба-на! — перешёл на сленг Руслан. — Теперь мне всё понятно. Подруга настраивает тебя против меня. Это может означать только одно. Здесь ты точно ночевать не будешь!

Босс попытался притянуть меня к себе. Я скакнула в сторону, но смогла только делать парочку прыжков. Руслан перехватил меня и обнял.

— Ева, — зашептал он на ухо. — Ты мне нравишься. Сводишь с ума своими выходками. Но не заставляй меня унижаться, говоря об этом при посторонних!

Я едва не растаяла от признания босса, но тут же напряглась.

— Унижаться? — спросила я. — Почему ты считаешь унижением разговоры о чувствах?

— Потому что! — нетерпеливо возразил босс. — Ты прекрасно знаешь, чем окончилось выражение моих бурных чувств в прошлый раз.

Я выскользнула из объятий босса.

— Рус, это было десять лет назад!

— Да, но…

— С другой девушкой! — всплеснула я руками. Но тут догадка озарила меня. — Подожди. Ты ждёшь от меня подлости и предательства? Такого же, как от Альбины?

Взгляд босса потемнел. Он напрягся.

— Не жду. Только опасаюсь. И мне, действительно, проще не говорить о том, что я чувствую к тебе. Не давать этому определения…

— Да? Ух ты… Я даже знаю, почему ты так делаешь! Ты боишься выглядеть дураком в глазах других. Но если не были произнесены те самые, главные слова, можно сделать вид, что вообще ничего и не было. Так, да?

— Ева, пожалуйста…

— Нет. Вот теперь точно нет! — заявила я и отошла от Алмазова как можно дальше. — Я не Альбина. Мне неприятно, что ты сравниваешь меня с охотницей за деньгами. Потому что я не такая! И если ты этого ещё не понял… — я перевела дыхание. — Что ж… Мне очень жаль. Но наши отношения так и останутся настоящими только в глазах твоих родственников. Я не смогу быть с тобой, зная, что ты мне не доверяешь и ждёшь ножа, воткнутого в спину.

— Справедливости ради стоит заметить, что он и не предлагал тебе длительных отношений, — фыркнула Рита. — Просто предлагал вернуться к нему домой.

— Вам лучше помолчать! — рыкнул босс.

— Ну уж нет, мужчина! — Рита встала передо мной, уперев руки в боки. — Я не позволю играть на гормонах и нервах подруги, которая из-за беременности то ударяется в слёзы, то готова броситься в объятия от одного сомнительного признания!

— Это не ваше дело!

— Моё! Нечего топтаться на светлых чувствах Евы! — воинственно заявила Рита. — Влюблены и жить без неё не можете? Так говорите об этом прямо и от всей души! Не уверены в своих чувствах? Гуляйте, молодой человек. Придёте, когда созреете!

— Ева! Нам нужно вернуться домой. Завтра утром может приехать…

— Я вернусь к утру, Руслан, — пообещала я. — Скажу, что ходила в магазин.

— В клубном платье?

— У меня найдётся одежда для лучшей подруги! — отрезала Рита. — А теперь на выход, мужчина. Ваше присутствие в этой квартире нежелательно.

Я ждала действий от Алмазова. Думала, что он решительно отодвинет Риту в сторону, закинет меня на плечо. Дикарь, кажется, так назвал его Макс? Да ради всего святого! Пусть хватает меня на руки, тащит к себе и уничтожает тени сомнений поцелуями.

Но Алмазов медленно отошёл в сторону. Покинул квартиру Риты. Сказать, что у меня добавилось сомнений — значит, ничего не сказать.

— Все мужики одинаковы. Им нужен только секс. Желательно, без последствий! — изрекла Рита.

— Рит, пожалуйста, сейчас я не готова говорить. Лучше я пойду спать.

47. Руслан/Ева

Руслан

Ева вернулась на следующее утро, как и обещала.

— Привет, Рус! — холодным тоном произнесла Ева. — Я успела?

— Никого не было. Успела, — отозвался я.

Под ноги Еве кинулся пёс, радостно тявкая.

— Привет, Саурон! Как ты, малыш?

Ева наклонилась и потрепала Саурона по голове. Пёс сразу же развалился на спине, подставляя Еве брюхо.

Как я мог до такого докатиться, что псу тепла и ласки достаётся больше, чем мне? Разумеется, я виноват сам. Но стоит только представить, как я пытаюсь превратить чувства в слова, как на меня нападает косноязычие, а в горло словно натолкали стекловаты.

— Я пойду заниматься.

— Иди. Я на кухне, — отозвалась Ева и обратилась к псу. — Малыш, тебя кормили?

Саурон обиженно тявкнул и поплёлся за Евой, сделав вид, что голоден. Такими методами Саурон скоро превратится в откормленного кабанчика. И опять пёс в приоритете, а я словно не существую.

Я предпочёл не растравливать себя. Отправился в комнату с тренажёрами, чтобы согнать злость на себя или просто отвлечься от дурных мыслей.

Я провёл в зале больше часа. Действовал на пределе сил, старался не думать ни о чём. Просто выполнял упражнения. Но образ блондинки не шёл из головы.

Чёрт побери, это какое-то наваждение!

И ведь я сам кипячусь по поводу или без — Ева не закатывает ни скандалов, ни истерик. Её детские выходки заставляют меня бегать за ней. Но я сам принимаю решение — бежать за ней или остаться на месте. И почему-то выбор всегда склоняется в сторону — бежать.

Я вытер пот со лба и стянул футболку, промокшую от пота, скомкал её, повесив жгутом на шею.

Надо поговорить с Евой.

— Ева! — я вышел из тренажёрной стремительным шагом и едва не сбил с ног красавицу.

***

Ева

— Ты… ты меня напугал! — вымолвила я.

Автоматически я схватилась за плечи босса. Он прижимал меня к своему разгорячённому телу. Я сглотнула ком в горле, переместила руки ниже. На грудь. Бурно вздымающуюся и опускающуюся от частого дыхания.

Жар его тела опалял ладони. Кажется, я опять расположила руки в неправильном месте. Ладони босса лежали на спине и мешали мне думать. Мысли начали напоминать густое желе.

— Ева… — выдохнул Алмазов. Его взгляд переместился на мои губы.

Внезапно он потянулся к моим волосам, запуская пальцы в волосы. Всего лишь сжал волосы и коснулся кожи головы — но по телу пронеслось торнадо мурашек.

От волнения мои ноги едва не подкосились. Волнение наполнило меня до кончиков пальцев. С ним было сложно совладать.

Босс подался вперёд, прижав меня спиной к стене. Я бы сползла по этой стене, если бы Алмазов не прижимал меня к себе.

— Ты очень красивая, знаешь?

Руслан медленно сжал волосы, потянул книзу. Шея оказалась беззащитной. Губы Алмазова тотчас же оказались там. Его горячее дыхание опалило кожу. У меня перехватило дыхание. Пульс зашкаливал.

— Ты мне безумно нравишься, — шёпотом сказал Руслан, проведя губами по шее.

Он был невозможно близок, сводя с ума. Его близость подталкивала меня к грани, переступив которую, становилось всё равно на обстоятельства, сомнения и препятствия.

— Никогда бы не подумал, что скажу этого…

Сердце сжималось, сладко и мучительно замирало, вновь пускаясь вскачь. О чём он хочет мне сказать? Поцелует?

Тело пронзило дрожью. Меня потряхивало от напора чувств — новых, острых и невероятно прекрасных.

— Я хочу…

— Чего ты хочешь? — спросила я пересохшими губами.

Руслан приблизился, опалив дыханием мои губы.

Но внезапно раздался звонок. Руслан саданул кулаком по стене.

— Кого ещё принесла нелёгкая? — выругался он.

— Постой! — я удержала Алмазова на месте. Обхватила лицо ладонями. — Может, это и к лучшему.

— Не понял…

— То, что ты не успел ничего сказать и наделать глупостей, — улыбнулась я. — Открой дверь. Скорее всего, это кто-то из твоей родни пожаловал с утра пораньше, чтобы проверить, как мы живём.

— Ева. Я…

— Нет, Руслан. Не нужно говорить того, в чём ты не уверен. Лучше придерживаться прежнего плана. Мы — пара для твоей родни. И всё.

Я направилась в сторону кухни. Босс перехватил меня за запястье.

— Я намерен выяснить, мой это ребёнок. Или нет. Вернее, я уверен, что это мой ребёнок. И тогда у тебя просто не останется шансов отнекиваться от меня. Ясно?

— Я не согласна! Не стоит впутывать в этом ребёнка.

— Моего ребёнка.

— Зачем тебе это? Ты против создания семьи, Алмазов. Ты… Ты даже выдавить из себя не можешь, что я тебе нравлюсь. Отпускать шуточки за десять и делать порочные намёки — пожалуйста. Но как только дело касается чувств, приходится взламывать тебя, как сейф, или вытаскивать из тебя слова клещами, шантажом, угрозой срыва всего, что ты так усердно пытаешься изобразить перед роднёй. Алмазов, миленький. Не насилуй себя! — я похлопала босса по груди. — И не переживай за своих родственников. Я отыграю на все сто. Будь уверен. Ведь мне даже не нужно притворяться, правда? Гораздо сложнее приходится тебе, ведь надо развешивать лапшу о том, что ты грезишь детьми, семьёй, совместными ужинами и присматриваешь дом. Одним словом, изображать то, против чего ты настроен всей душой, очень трудно. Давай не будем усложнять? Всё, открывай дверь. Принимай гостей.

48. Ева

— Хорошо! Но потом мы вернёмся к этому разговору! — Руслан рывком открыл дверь и недоумённо спросил. — А вы кто такая?

На мгновение я потеряла твёрдость в ногах и прислонилась к стене плечом, почему-то решив, что за дверью стоит моя мама. Кто знает, какой подлости можно ожидать от Ильяса? Вдруг он транспортировал мамочку втайне от меня?

— Мир вашему дому…

Услышав эти слова, я расхохоталась.

— Ева, ты знаешь, кто это?

— Скорее всего, Свидетели Иеговы.

— Да? Не думал, что они ещё существуют…

Женщина за дверью трясла брошюркой и говорила о спасении души, но Руслан решительно запер дверь.

— Хочешь сказать, я лишился поцелуя по вине Свидетелей Иеговы?

— Нет, Рус, это сам боженька тебя отвадил!

— Смейся-смейся, Ева. Смеяться будешь через неделю!

Руслан решительно направился в душ. Через неделю? Что будет через неделю? Я забеспокоилась и прошла к ванной, распахнула дверь.

— Присоединяйся! — предложил босс и стянул боксеры.

Чёрт! Во время поцелуя Руслан сильно завёлся и ещё не успел остыть. О да, я увидела всё! Во всей красе и величине! Я поспешно зажмурилась. Руслан рассмеялся.

— Ева, ты его не только видела. Ты им пользовалась. Весьма успешно. И насколько ты поняла, я жажду продолжения… — Алмазов включил воду и залез в душ, повернувшись ко мне задницей. — Спинку потрёшь?

— Что случится через неделю, Руслан?

— Не слышу-у-у-у… — пропел босс, закрыв дверь душевой кабины.

Мне пришлось выйти. Но я нервничала и ломала голову над словами Руслана. Через полчаса Алмазов вышел из душа.

— Ох, Еваа-а-а-а… — протянул босс, якобы отирая пот со лба.

Алмазов остановился в дверях спальни. Сейчас на нём было надето только полотенце, сидящее очень низко. Оно прекрасно обнажало тренированное тело босса с косыми мышцами живота.

— Ещё неделю на ручном режиме я не протяну! — Руслан дёрнул сомкнутым кулаком вверх и вниз, демонстрируя, чем именно занимался в душе.

— Я не желаю знать подробности.

— Собирайся, Ева. Мы едем в клинику.

Руслан сбросил полотенце на пол и открыл комод, выбирая бельё.

— В какую клинику?

— В специализированную… — по слогами произнёс Руслан.

Натянув белоснежные боксеры, он попросил помочь выбрать ему рубашку и брюки. Я не двинулась с места.

— Нет? Не хочешь помогать? Что ж… Тогда я сам. Пожалуй, обойдёмся без брюк! — Руслан надел тёмно-серые джинсы и синюю рубашку, посмотрел на циферблат часов. — Ева. Собирайся. Это касается твоей беременности.

— Что тебе от меня надо? — насторожилась я.

— Хочу лично убедиться, что с тобой всё в порядке. Вдруг твоя нервозность находится за пределами нормы? — босс помолчал и добавил. — Одевайся. Или я сам одену тебя так, как посчитаю нужным. И ты всё равно поедешь. Так что не трать время зря!

— Со мной всё в порядке! — заявила я.

Но Алмазов бросил на меня взгляд, от которого всё внутри заледенело и покрылось морозным инеем. Понятно, лучше его не злить. Я собралась и покорно села в машину, закрыв рот на замок.

— Руслан. Мы едем не туда. Клиника находится в другом районе… — осторожно сказала я, заметив, что машина босса направлялась совершенно в ином направлении.

— Нет, Ева. Мы едем именно туда, куда нужно!

Спустя некоторое время Алмазов припарковал автомобиль перед зданием лаборатории. Заметив вывеску «Молекулярно-генетический Центр», я поняла, куда привёз меня босс. Он хотел провести тест ДНК на отцовство!

— Я не пойду!

— Пойдёшь сама. По доброй воле! Или я свяжу тебя, — пригрозил Алмазов, распустив галстук.

Глаза Руслана горели решительным, почти фанатичным огнём. Я предпочла не перечить мужчине, потому что Руслан мог запросто привести свою угрозу в исполнение. Перед входом в лабораторию босс оглянулся.

— Хочу, чтобы ты знала. Я уверен, что ты беременна от меня.

— Надо же…

— Да. Когда ты выкатила мне версию о бывшем, я поначалу засомневался. Но за всё то время, что мы провели вместе, я сделал выводы о тебе. Ты гордая и самодостаточная, Ева. Сорваться и развлечься с незнакомым и привлекательным мужчиной только потому, что тебе самой этого захотелось — вполне в твоём духе. Но спать с мужчиной, жестоко обманувшем твоё доверие, ты не станешь.

В горле пересохло…

— Уверен, что не ошибся в выводах?

— Уверен! Ты думаешь, что я хочу видеть тебя только в роли любовницы. Ведь я слишком громко заявлял, что отношения — это не для меня! Ева, я изначально был с тобой кристально честен насчёт своих намерений. Ты игнорируешь наше обоюдное притяжение и лишаешь меня секса только потому, что не хочешь иметь место с циничным шантажистом, обманывающим доверие своей семьи. Ты категорично настроена против! Хотя мы вместе всего два месяца. На того мужчину ты потратила два года, да? Два года лапши и лживых заверений. Да после такого ты бы его и на пушечный выстрел к себе не подпустила…

Алмазов был прав. Если не во всём, то во многом…

— И что дальше?

— Дальше? — Руслан махнул рукой в сторону лаборатории. — Дальше вот это. Я лишу тебя шанса отнекиваться и отбрыкиваться от меня.

— Зачем, Алмазов?

— Честно? Не знаю… — Руслан подошёл ко мне и притянул к себе за талию. — Ты мне скажи, что в тебе такого? Если я готов расстаться со своими холостяцкими убеждениями и всерьёз подумываю о расширении территории.

— У тебя жар? Температура? Может быть, ты ел подозрительные грибы?

— О да, давай переведём всё в плоскость сарказма, если тебе так проще! — усмехнулся Алмазов. — Честно говоря, думая о настоящем браке, я чувствую себя человеком, которого впервые выпускают в открытый космос без гарантий на герметичность костюма. Но…

— Что но?

— Не попробуешь — не узнаешь. Говорят, это красиво… Звёзды, Млечный Путь!

Я посмотрела на лицо Руслана. Он всё равно юлил, уворачивался и говорил о чём угодно, приводил кучу разных эпитетов, лишь бы не признаваться в своих чувствах и желании быть со мной. Ведь именно на это он и намекал, да?

— Значит, лаборатория?

— Именно, акулёнок.

— Тогда ты должен кое-что знать обо мне, Алмазов.

Я отстранилась на расстоянии вытянутых рук. Лицо босса посуровело вмиг. Он ожидал от меня подвоха. И не зря.

— Не томи, Ева. Ты молчишь уже пять секунд!

— Ты их не увидишь.

— Ты имеешь в виду результаты теста на отцовство? Почему я их не увижу?

— Нет, Рус. Я говорю о другом. О твоих красочных эпитетах. О скафандре и открытом космосе. Звёзды, Млечный путь? Чушь! В открытом космосе ты увидишь только чёрное полотно.

— Почему? — удивился босс.

— Объяснить? Но учти, это надолго. Или посоветовать посмотреть научно-популярную передачу?

Я пошла в сторону лаборатории.

— Постой. Так что я должен о тебе знать?

— После расставания с Жориком я пересмотрела кучу передач про космос. Меня заклинило на все выходные, а потом я каждый вечер после работы часами смотрела всё, что могла найти в интернете.

— Зачем?

— Не знаю. Зачем-то ты смотришь передачу про акул? Ещё и ныряешь к ним!

— Дайвинг — моё увлечение! — возразил Алмазов.

— Ну-у-у, значит, у меня в двадцать пять лет наметилось новое увлечение. Астрономия. Тоже неплохо.

Алмазов рассмеялся.

— Хорошо. Я подарю тебе телескоп и кусочек настоящей звезды. А теперь вперёд. Я хочу получить подтверждение своего отцовства и сунуть его под твой хорошенький носик!

49. Руслан

Сдать тест на отцовство — дело нескольких минут. Жаль только, что результатов придётся подождать. Разумеется, я заказал ускоренный вариант, но даже при таком раскладе результат придётся ждать несколько дней.

Ева была притихшей. Вздохнула, изучив прейскурант, и покрутила пальцем у виска.

— Рус, тебе некуда деньги девать?

— Ерунда. За то, чтобы лишить тебя возможности убегать от меня, я готов выложить и гораздо большую сумму.

— Всё никак не наиграешься?

Я подхватил Еву под локоть и вывел из здания.

— Я не играю! — сказал, глядя прямо в глаза. — Мне на самом деле очень важно, чтобы ты… чтобы ты осталась рядом со мной. Без всей этой белиберды с наследством.

— Я не знаю, как к тебе относиться. У нас вроде бы всё понарошку, и вроде бы по-настоящему. Я запуталась, — вздохнула Ева. — Не знаю, где ты играешь, а где переживаешь, возможно, и из-за меня. Или всё дело в том, что мне хочется в это верить?

Я видел тень сомнений и мучительных противоречий в глазах Евы. Наверное, со стороны я и сам выглядел таким же запутавшимся.

— Я уверен только в том, что не смогу отпустить тебя и опустить руки, если ты захочешь уйти, — признался я. — И не уверен, что хочу продолжать игру перед родственниками…

— Рус, ты же сейчас не серьёзно?

— Напротив, очень даже серьёзно! — возразил я. — И это очень странно. С одной стороны, время, проведённое вместе, сблизило нас невероятно сильно. Я не жалею ни об одной секунде, проведённой рядом с тобой, даже если в этот моменты ты всего лишь давала мне пощёчину. Но я хочу провести с тобой гораздо больше времени. И без понукания, без пристального внимания родственников, без страха облажаться и испортить великое дело для всей семьи!

— Ты их подведёшь, Руслан. Кажется, ты говорил, что бабай оставит тебя и Рамиля без наследства, если один из вас не женится. Если правда о нас откроется, ты лишишься доверия деда. Наследство ни тебе, ни Рамилю в таком случае не светит вообще. Скорее всего, бабай отдаст всё Ильясу?

— Да, скорее всего, так и будет, — согласился я. — И самое страшное для меня сейчас — это не лишиться материального обеспечения. У меня есть действующий бизнес, он приносит неплохой доход. Я тоже могу купить себе дом с полем для гольфа, но просто не вижу в нём смысла на данном этапе. Вернее, не видел раньше. Но сейчас не об этом. Твой поступок в клубе был для меня как толчок, ты вынудила меня действовать и думать иначе. Всё, что с нами было, раскрыло мне глаза на многое. В том числе, и на самых близких людей… Понимаешь?

— Кое-кто открылся в истинном свете?

— Да. Я сейчас про Рамиля. Всегда считал, что несу за него ответственность, должен помогать, обеспечивать… Дед считал, по всей видимости, так же. И сейчас Рамиль просто болтается без дела. Живёт на содержании деда и страшится того, что останется без копейки в кармане, но винит в этом всех. Всех, кроме себя. Я не замечал этого в нём раньше, но сейчас… я научился складывать один плюс один. Знаешь, брат даже грозил мне, что покончит с собой, если вдруг я откажусь помогать. Он кичится тем, что любит одну-единственную, но прикладывает ничтожно мало усилий, чтобы быть с ней. Хочет выехать на чужом горбу. Наверное, в этом есть часть и моей вины — я сам его баловал. Но сейчас я больше не хочу тащить на себе его проблемы и проблемы других родственников, привыкших, что за них всё решают… Мне тридцать пять, я хочу пожить для себя, заботиться о тех, кто действительно дорог мне.

Ева слушала меня, затаив дыхание. Я и сам был удивлён тому, что говорил без остановки. Но может быть, настал тот самый момент, когда нужно поговорить начистоту?

— Ева, пойми, я не боюсь остаться без дополнительных бонусов, не боюсь того, что Рамиль разозлится в случае провала — ему пора взрослеть и самому нести ответственность за свои поступки. Если откроется правда о том, как у нас с тобой всё начиналось, это расстроит моего деда. И, пожалуй, это единственное, что меня огорчает. Я снова буду выглядеть не в самом лучшем свете перед ним. К тому же он очень стар, я опасаюсь, как бы это ни повредило его здоровью.

— Я понимаю твои опасения. Значит, играем дальше? — спросила Ева.

Она не говорила мне «нет», но и не соглашалась. Сейчас всё зависело только от меня.

— Я хотел бы…

Раздался телефонный звонок. Снова.

— Это не день! Это какой-то бег по полосе с препятствиями! — выругался я.

— Посмотри, вдруг что-то важное?

— Нет! — поморщился я, но взглянул на экран телефона. — Всего лишь мой младший брат-балбес. Не хочу с ним говорить сейчас.

Но следом на экране высветилось сообщение.

Рамиль: «Рус! Это очень важно! Перезвони срочно!»

— Лучше перезвони, — посоветовала Ева, погладив меня по запястью. — Выяснить отношения мы всегда успеем.

— Или упустим подходящий момент…

— Вдруг что-то стряслось с дедушкой? — предположила Ева.

Это был железный аргумент. Я перезвонил брату.

— Рус, до тебя тяжело дозвониться! Чем бы ты сейчас ни занимался, бросай всё.

— Что-то с бабаем?

— Да! Он сказал, что хочет видеть всех своих внуков. Поговорит с каждым, чтобы решить, что и кому оставить. Через час…

— Рам, я думал, что со здоровьем бабая возникли сложности! — выругался я.

— Рус, это решающий момент. Ильяс, конечно, успешен, у него есть семья. Но сейчас я помирился с Эльвирой, а твоя Ева бабаю очень понравилась. Я сам слышал, как он о ней отзывался. Наследство уже почти у нас в руках. Нужно лишь немного дожать… Так что мы должны ударить с двух фронтов и обязательно выиграть. Мы с Элей возьмём снимок УЗИ. Твоя тоже беременна, снимки есть? Это всегда умиляет!

Я не стал слушать планы Рамиля, собиравшегося «дожать» бабая. Отключил телефон.

— Что случилось?

— Ничего, Ева. Но скоро случится одиночный выход Рамиля на сцену театра.

— Но я слышала, что я тоже должна присутствовать?

— Нет, Ева. Единственное, что ты должна сделать, это согласиться поехать со мной за город. Пикник на свежем воздухе. Никаких посторонних лиц, никаких родственников. Только ты, я и вот… — я положил ладонь на живот Евы. — Он или она. Втроём. Мама, папа и ребёнок. Кажется, это называется семьёй.

50. Ева

От слов Руслана у меня зашумело в ушах. Коленки начали дрожать, а сердце забилось часто-часто, как у зайца, пойманного в силки.

— Семья? Уверен?

Вместо ответа Руслан притянул меня к себе.

— Пусти, — прошептала я взволнованным голосом. — Что тебе по-настоящему нужно от меня? Ты и сам этого не знаешь…

— Знаю. И ты знаешь.

Я дрожала от сильных эмоций. От близости Руслана кровь неслась по венам с сумасшедшей скоростью.

— Нет, не знаю, — ответила я очень тихо. — Ты меня запутал.

Я могла бы и оттолкнуть босса. Но не делала этого. Не хотела. Желала услышать от Руслана признания, но это всё лишь слова. Имеют ли они значение, когда мне рядом с ним так хорошо, что сердце замирает на месте?

Я чувствовала, как вздымалась и опускалась его мощная грудь. Его близость для меня была очень желанной. Как лакомство, от которого отказываешься по собственной воле, чтобы соблюсти приличия и правила, навязанные кем-то другим.

— Я хочу быть с тобой. Позволишь? — спросил Руслан. Скользнул губами по щеке, перебираясь на шею. — Очень хочу. Никогда я ещё не хотел чего-то другого так же сильно…

Я всхлипнула, дрожа в его сильных объятиях. Знакомый, желанный мужской запах пьянил. Он стал моим любимым из всех других запахов и въелся в память. Я ничего не могла поделать с влечением к этому мужчине.

Боялась ли ошибиться и поверить в его слова? Не знаю. Меня уже обманывали, причём не так давно. Но тогда я не испытывала и сотой доли того, что чувствовала сейчас.

Влечение. Трепет. Желание быть рядом. Довериться без оглядки.

Я привстала, осторожно коснувшись его губ. Не могла не поцеловать его. Прекрасно знала, как Руслан отзовётся на поцелуй, с жаждой большего.

В последнее время я держала его на расстоянии, но игра на публику, постоянный контакт и поцелуи заводили. Но я отказывала ему в близости, причём, близость уже была между нами. Намного раньше и не один раз.

— Скажи «да». Я сделаю всё, чтобы ты не пожалела о своих словах.

Я всё ещё не могла вымолвить короткое слово. Всего две буквы, но…

— Я люблю тебя! — Руслан признался так, словно слова обжигали его губы. Сердце начало биться в сто раз чаще.

— Люблю, — повторил босс. — Можешь мне не говорить того же в ответ прямо сейчас. Но я знаю, что ты тоже испытываешь ко мне сильные чувства.

— Ты невыносим, Сказочник, — ответила с лёгким смехом. — Да, я не буду говорить тебе тех же слов прямо сейчас.

— Тогда я просто обязан их заслужить. И… — Руслан обвёл меня горящим взглядом. — Наш пикник отложится. Ненадолго. Не хотелось бы устраивать фильм для взрослых на потеху другим отдыхающим.

— Да! — согласилась я и притянула босса за рубашку, вынуждая к ещё одному поцелую.

— Чёрт побери, Ева. Нам срочно… нужно переместиться куда-то в укромное место!

Руслан переплёл свои пальцы с моими, поцеловал их.

— В машину, Ева! — скомандовал босс.

Кажется, Алмазов собрал парочку штрафов, пока ехал до своей квартиры. Он подхватил меня на руки и занёс прямиком в спальню, выгнал любопытного Саурона.

Я сама с наслаждением сняла с него рубашку. Пуговицы казались слишком мелкими. Пальцы дрожали от желания покончить с пуговицами, как можно быстрее. Стянув рубашку, я с наслаждением и не таясь провела пальцами по горячей коже, под которой перекатывались стальные мышцы.

— Разденься для меня, — попросил Руслан. — Просто разденься.

Я стянула платье через голову, отбросив его в сторону. Сама расстегнула застёжку на бюстгальтере и спустила трусики по ногам. Сейчас я хотела, чтобы он видел меня всю, целиком, и хотела видеть его.

Села на кровать, глядя, как он Руслан неторопливо расстёгивает брюки, стягивая их вместе с бельём. Он приблизился ко мне и провёл пальцами по губам. Надавил, раскрывая.

— Да или нет? Я больше не могу сдерживать себя рядом с тобой. Теряю контроль…

Я потёрлась щекой о его горячую ладонь. Руслан был заведён. Он находился на грани.

— Да. Иди ко мне.

— Уверена? — босс зажал пальцами мои волосы.

— Да. Я хочу тебя…

Руслан тяжело дышал. Он переместил ладонь на затылок, приближая к своему телу.

Я понимала, чего хочется ему. И не могла отказать ни ему, ни себе в этом обоюдном удовольствии. Желание было острым и ярким. Мне самой хотелось касаться пальцами и губами, изучать по сантиметру, смакуя его вкус на языке.

Ещё никогда я не получала столько удовлетворения от того, что доставляла удовольствие мужчине. Алмазов был для меня особенным и занял слишком много места в моём сердце почти сразу же. Сейчас я могла в этом признаться, не таясь.

Мысли стали вязкими и поверхностными. Остались только чувства — сильные и яркие. Тело жило само по себе — дрожало от напряжения и отзывалось на мельчайшие прикосновения, когда пальцы Руслана едва задевали кожу головы.

Внезапно он отстранил меня от себя. Я не сразу поняла, что произошло.

— Моя горячая малышка. Ты свела меня с ума ещё в клубе! — севшим голосом признался Руслан. — Теперь я хочу почувствовать тебя целиком…

Он опустился на кровать и притянул меня к себе, расположив сверху. Прижался к губам, заперев в тугих объятиях. Поцелуи перетекали один в другой, становясь всё более жадными. Дыхание начало сбиваться с ритма. Мы ласкали друг друга, узнавая пальцами и губами каждый сантиметр тела, изучали границы дозволенного. Но их сейчас попросту не существовало.

— Подари мне себя? — попросил он, придерживая крепко, но нежно.

Руслан обхватил меня за талию, позволив двигаться в желанном для меня темпе.

Но быстро перехватил инициативу, а потом поменял нас местами. Он завёл мои руки над головой и придавил своим телом.

— Ты в капкане. Не выбраться.

Я изогнулась навстречу ему, желая продолжения.

— Я не хочу выбираться. Мне здесь безумно хорошо…

Руслан усмехнулся. Многообещающе и порочно. Перехватил запястья одной рукой. Погладил свободной рукой шею и плечи, обвёл пальцами контуры груди и пощекотал живот, дрожащий от быстрого дыхания.

Обводил все изгибы, словно запоминал контуры тела, увёл пальцы ещё ниже, раскрывая нежно и лаская — горячо и откровенно.

— Я хочу тебя обнять! — попросила я, изнемогая от ласки.

Он наклонился и поцеловал меня. Руслан отпустил мои руки и перенёс вес своего тела, опираясь на кулаки.

— Последний шанс сбежать, акулёнок! — подсказал Руслан.

— Нет. Я хочу быть с тобой.

— Сейчас?

— И сейчас, и потом. Люблю тебя!

Я успела увидеть, как ярко вспыхнули глаза Руслана в ответ на мои слова. Он жадно приник ко мне. Я вскрикнула от неожиданности, но почти сразу же расслабилась, принимая его.

Обвила руками за шею и сама потянулась к желанным губам. За очередной порцией сумасшедших и горячих поцелуев. Всё, что было между нами, выходило за рамки привычного. Я чувствовала себя необыкновенно хорошо. Каждый стон и невольный крик от удовольствия звучали как музыка, понятная только нам двоим.

От сильного напряжения сводило всё тело, до кончиков пальцев. Потом тугая пружина ожидания резко распрямлялась и нас накрывало волной экстаза. Жаркого и вседозволенного.

Это было запредельно откровенно и безумно чувственно. Откровенно и — я чувствовала это душой — без капельки фальши. Сейчас мы не играли. Мы были собой. Он и я. А теперь уже мы.

51. Руслан

— Ева, я готов официально признаться…

Ева лежала у меня на груди, водя по ней пальчиками. После моих слов она приподняла голову, спросив:

— В чём?

— Только что у меня был самый долгожданный и самый желанный секс в моей жизни.

— Неисправимый, — рассмеялась Ева, куснув меня.

Я чувствовал себя легко. После признания как будто груз с души свалился. Надоело притворяться перед самим собой. Рад, что признание было обоюдным. У меня в груди как будто развели костёр и забыли потушить — он разгорался всё сильнее, грея меня теплом.

— И кажется, пикник мы всё-таки отложим, — признался я, подминая Еву под себя. — Как насчёт ещё одного раунда, будущая жена?

— Да?

— Чёрт побери, мне не нравится вопросительная интонация! Ты должна сказать уверенное «да». В обоих случаях! — потребовал я.

— У кого из нас акульи аппетиты? — улыбнулась Ева.

— Но прежде чем мы снова займёмся любовью, я должен кое-что сделать.

Я поднялся с кровати и притянул руку Еву. Втянул в рот безымянный палец и стащил зубами кольцо.

— Что ты делаешь?

— Хочу сделать настоящее предложение! Пойдём… — натянул боксеры и предложил Еве свой халат. — На кухню. У меня должно быть шампанское!

— Мне нельзя, — забеспокоилась Ева.

— Всего лишь подставишь бокал! — успокоил свою любимую девушку. Усадил Еву на стол, забросил на дно одного из бокалов обручальное кольцо. — Держи бокалы!

В баре обнаружилась бутылка шампанского. Я слегка встряхнул бутылку. Раздался лёгкий хлопок. Шапка пенного напитка вырвалась из горлышка бутылки.

— Гип-гип-ура!

Мы легонько стукнулись бокалами. Я осушил шампанское из своего бокала и зубами прихватил кольцо. Опустился на колено.

— Ева, ты выйдешь за меня?

— О боже! Да! Да! Да!

Я надел на безымянный палец кольцо и поцеловал запястье. Через мгновение я поднялся и развязал пояс на халате. Спустил его по плечам.

— Какой соблазнительный вид… — ухмыльнулся я, предвкушая сладкие часы наедине с горячей красоткой. — Я же предупредил, что пикник откладывается, да?

— Да…

Ева позволила подхватить её на руки. Обвила меня ногами за торс. Я планировал дойти до спальни, но не выдержал уже в коридоре. Прижал Еву спиной к стене, осыпая поцелуями.

— Ру-у-ус…

Я не хотел отрываться от губ будущей жены. Всё казалось лёгким и простым, когда встало на свои места. Даже мысль о грядущем разговоре с дедушкой не пугала. В итоге, всё остаётся, как мы и показали деду — я и Ева поженимся, но мне было совестно. Я хотел, чтобы не было недомолвок. Надо было признаться, что в чём-то я соврал. Но я верил, что всё обойдётся…

Вдалеке слышалась назойливая трель телефона Евы.

— Мой телефон не замолкает! — пожаловалась моя будущая жена.

— Да-да-да… Но нас нет. Ни для кого… — севшим голосом ответил я.

— Нет. Всё-таки, меня раздражает, когда так настойчиво звонят! — со вздохом сказала Ева. — Нужно прерваться хотя бы для того, чтобы отключить его!

— Согласен. Отключи телефон и возвращайся ко мне.

Я опустил Еву на пол, она подбежала к сумочке, доставая телефон. К тому моменту он умолк.

— Звонили с незнакомого номера, — поморщилась Ева. Телефон ожил в ту же секунду. — Опять звонит. Пожалуй, отвечу.

Через секунду выражение лица Евы изменилась. Она села на пуф и посмотрела на меня округлившимися от страха глазами.

— Рус. Звонил Рамиль. Говорит, дедушке стало плохо. Его увезли в больницу.

***

— Теперь я чувствую себя виноватой, — произнесла Ева.

— Нет. Ты тут ни при чём, — успокоил её.

— Я помогала тебе обманывать дедушку, — возразила она.

— Нет. Ты помогала мне найти себя и своё место. Наши отношения начались не как у большинства пар. Этакий выход из зоны комфорта. Но результат меня радует. Нам нечего стыдиться, запомни.

Я сжал пальцы Евы. Придерживал руль одной рукой, управляя автомобилем. Прокручивал в голове слова Рамиля. Он сказал, что Ильяс раскрыл нашу аферу. Нанял частного детектива, который всё это время следил за нами и нарыл много сведений о прошлом Евы.

Бабаю стало плохо после рассказа Ильяса. Я не стыдился того, что сделал. Больше переживал за Еву — в каких красках Ильяс расписал сведения перед дедом и остальной роднёй?

Я хотел, чтобы Ева дождалась меня в квартире. Но она упрямо заявила, что тоже поедет. — Если идти до конца, то вместе, — твёрдо сказала она.

Поневоле восхитился её отвагой и влюбился ещё больше.

— К тому же у нас договор, — со смехом добавила Ева. — Думаю, Ильяс был бы рад присовокупить это к своим доказательствам!

Ева шутила, но переживала, как и я. Её волнение за деда было искренним — я был в этом уверен. Едва я припарковал автомобиль напротив входа, как в нашу сторону кинулся Рамиль.

— Ева? — Рамиль посмотрел на меня, покачав головой. — Знаешь, ей лучше не появляться в больнице.

— Я сам буду решать, как и когда стоит появляться моей будущей жене.

— Рус! — Рамиль вцепился в моё запястье. — Ты не понимаешь! Вас раскрыли… Всё раскрыли.

— Нет, Рамиль, это ты не понимаешь. Ева — моя настоящая будущая жена. Я люблю её.

— Но как же фиктивный брак? — изумился Рамиль. — Я думал, что ты просто нанял эту девушку!

— Ага, я тоже так думал, пока не понял, что втюрился по уши. Лучше скажи, как бабай?

— Пришёл в себя. Ждёт тебя, меня… Ильяса. Всех нас.

— Ильяса мне убить хочется! — рыкнул я. — Ты знаешь, что он наплёл бабаю про Еву?

— Вся родня знает, — вздохнул Рамиль. — Там, — махнул рукой в сторону частной клиники. — Народный плач и стон… Еве, действительно, лучше не появляться.

— Значит, Ильяс оклеветал Еву? И я должен прятаться? Ну уж нет. Пусть прячется сам! — твёрдо произнёс я и отправил брата прочь. — Иди. Я буду через пять минут.

Я дождался, пока Рамиль отошёл, посмотрел в глаза Еве.

— Ты не обязана выслушивать возмущения и стоны моих родственничков. Всё, что они скажут, будет ложью. Я же тебя знаю…

— Да, — улыбнулась Ева. — Но всё-таки пойду, чтобы удостовериться, что дедушка выжил после шокового известия. Насчёт мнения твоих родственников могу сказать, что твоё мнение волнует меня гораздо больше.

52. Руслан

Я приобнял Еву за талию и вместе с ней вошёл в клинику. Дед лежал в отдельной палате. Но в коридоре возле палаты собралась толпа моих родственников. При нашем появлении все дружно замолчали.

— Так, пользуясь паузой, скажу сразу, что коситься на Еву не стоит! Это во-первых! — громко сказал я. — Во-вторых, не знаю, какие сплетни запустил Ильяс…

— Ильяс сказал, что она — танцовщица в клубе! — ехидно сказала Альфия. — И что ты приплатил ей денег, чтобы она изображала невесту. Что ты неуверен в отцовстве и даже заказал специальный тест!

— Нет, нет и ещё раз нет. Вынужден признаться, что часть сказанного правда, но… — успокоил жестом взволновавшуюся родню. — Всего лишь часть. Ева — финансовый аналитик, работающий на фирме, купленной мной совсем недавно. Но познакомились мы гораздо раньше. В клубе. В клубе, где Ева подрабатывала хореографом. Для тех, кто не в курсе, хореограф — это тот, кто ставит танцы другим!

— Но танцевать она явно умеет… — возразил кто-то.

— Умеет, конечно. Моя малышка танцует невероятно хорошо, но знаю об этом только я и те танцовщицы, которым Ева ставит танцы. Ясно? Оскорблений, перевирания этого факта, сплетен и просто косых взглядов я не потерплю. Если кто-то против Евы, значит, двери в мой дом для вас закрыты!

— Но…

— Я люблю свою невесту и хочу на ней жениться по-настоящему. У нас будет ребёнок. Это всё, что вам нужно знать. А сейчас извините, но я хочу увидеть бабая.

Я решительно протиснулся сквозь толпу и зашёл в палату. Дед лежал на кровати, сложив руки на груди. Глаза были прикрыты. Возле кровати сидел Ильяс.

— Шайтан хитрозадый! — процедил я сквозь зубы. — Зачем ты сунул нос не в своё дело?

— Я за честность! — выпятил подбородок Ильяс. — Фиктивные невесты и обман родственников — это не по правилам.

— Катись к чёрту со своими правилами!

— Мурат Сабитович, как вы себя чувствуете? — спросила Ева, остановившись возле постели деда.

Тот что-то невразумительно промычал и махнул пальцем, подзывая Еву ближе. Моя невеста нервно оглянулась на меня, но всё-таки наклонилась.

— Я же говорил тебе, кызым, что выглядеть дураком никому не нравится… — слабым голосом прошептал дед.

Я притянул Еву к себе, обнимая.

— Ева ни при чём. Это была моя идея. А потом всё закрутилось. Вернее, у нас всё закрутилось гораздо раньше, чем я объявил Еву своей невестой.

— Твоя идея? Кто бы сомневался! — внезапно твёрдым голосом произнёс дед и сел в кровати. — Подложите подушку повыше! — потребовал он.

Ильяс исполнил просьбу. Я посмотрел в ясные глаза деда.

— Бабай, мне кажется или ты чувствуешь себя превосходно? — спросил я.

— Так и есть! Я хорошо себя чувствую! — сердито сверкнул глазами дед.

— Дед! Ты всего лишь изображал, что тебе плохо?

— Вам можно, почему бы и мне не изобразить что-нибудь? — хмыкнул дед.

— Дед, так нельзя! Мы по-настоящему испугались за тебя! — возмутился я.

— Женюсь — не женюсь, невеста — не невеста — опять невеста! Вот так точно нельзя! — заявил дед, потом показал пальцем по очереди на меня и Ильяса. — Подставлять друг друга тоже нельзя.

— Я никого не подставлял, — возразил я. — Если только самого себя, когда влюбился по-настоящему.

— Слушай, Рус, хватит ломать комедию, — хмыкнул Ильяс. — Проиграл? Признай честно!

— Ты задолбал, Ильяс. Считаешь, что я проиграл? Ладно, я проиграл. Я недостойный претендент на наследство бабая, потому что позволил всему этому зайти так далеко и разбаловал младшего брата, хотя должен был научить его самостоятельности. Именно это ты хотел услышать? Ты пересёк финишную черту первым. Молодец! Только в одном ты неправ. Насчёт Евы. Мой брак состоится. Он не будет фиктивным. Можешь сомневаться сколько угодно. Но я не позволю тебе лезть в мою семью! И не стоит пытаться очернить Еву… Тем более, — я подошёл к Ильясу. — Не стоит пытаться охмурять мою невесту, как ты это сделал в прошлом.

— Говоришь, что брак будет настоящим, но сам сомневаешься в Еве? — хмыкнул Ильяс.

— Нет! В Еве я не сомневаюсь. Но в тебе… — я смерил взглядом Ильяса с головы до ног. — В тебе, брат, я очень сильно сомневаюсь. Сомневаюсь в твоих методах. И на этот раз не советую даже смотреть в сторону Евы.

— Хочешь сказать, что добытые сведения неправда?

— Смотря, что именно ты нарыл и какой стороной повернул. У монеты, как известно, две стороны…

— Замолчите оба! — прикрикнул дед. — Надоело смотреть, как вы ругаетесь! Тем более, без повода. Один балбес десять лет тому назад решил, что обязан спасти другого от брака с пустой и бессовестной женщиной, второй балбес обиделся на то, что первому это удалось! Выше головы не прыгнете. Но сейчас… — дед перевёл дыхание. — Вот сейчас, Ильяс, мне стыдно за внука! Стыдно не за Руслана с Евой и не за их отношения, которые видны и понятны всем, кто только посмотрит на эту пару! В чём-то они слукавили, но я вижу, как они тянутся друг другу. Мне стыдно за тебя, Ильяс! — дед ткнул в сторону Ильяса пальцем. — Тебе исполнится тридцать восемь, сил немерено, а ума у тебя, как у ягнёнка! Ты готов трясти бельём женщины своего брата! Это недостойно мужчины!

Ильяс сидел пристыженный и держал спину прямо, словно лом проглотил.

— Значит, так! Распускайте всё эту блеющую отару по домам, — дед махнул в сторону двери, имея в виду многочисленных родственников. — С вами двумя и с вашим младшим братом, который предпочитает, чтобы за него отдувался кто-то другой, я ещё поговорю…

— Хорошо, — кивнул Ильяс, поднялся с кресла и вышел, отправляя родственников прочь.

— Внук или внучка? — строго спросил у меня дед. — Рамиль сказал, что у его невесты будет внучка.

— Срок ещё маленький, — отозвалась Ева. — Возможно, через месяц можно будет узнать пол ребёнка.

— Думаю, будет мальчик. Будет же?

— Дед, ну тут уж кого Аллах послал, — развёл я руками.

— Я не про то, балбес! Я про то, чтобы ты не надумал спрыгнуть с лодки, — пригрозил мне дед.

— Даже в мыслях не было…

53. Ева

Кажется, гроза миновала. Поняв, что хитрый дедушка просто слукавил, я выдохнула с облегчением. Здоровью Мурата Сабитовича сейчас ничего не угрожало. Он был ещё бодрым старичком, способным держаться на ногах и строить в ряд всю свою большую семью.

— Отправил всех по домам, — отчитался Ильяс, вернувшись в палату.

Мурат Сабитович кивнул с важным видом.

— Кызым, подойди сюда, — подозвал дед меня.

Я подошла к его постели. Он погладил меня по руке.

— Береги себя и ребёнка — это главное. Я надеюсь погулять на вашей свадьбе и понянчиться ещё с одним правнуком или правнучкой…

— Хорошо, — пообещала я и поцеловала сухую, морщинистую щеку деда.

— А теперь оставь нас. Это не займёт много времени, — попросил Мурат Сабитович.

Я не стала перечить и вышла из палаты, сев на диван. Разговор, действительно, не занял много времени. Прошло минут пятнадцать, не больше. Потом Алмазов вышел ко мне в коридор.

— Ева, — Руслан шагнул ко мне. Босс обнял меня и задержал лицо в ладонях. — Всё обошлось. Люблю тебя…

— И я тебя, — шёпотом ответила я, обвив Руслана за торс. — Ты поговорил с дедушкой?

— И да, и нет, — сказал Руслан, неопределённо пожав плечами. — Дед хочет обсудить со мной ещё кое-что. Этот разговор затянется, я не хочу томить тебя ожиданием… Я попросил Ильяса, чтобы он отвёз тебя.

Я покосилась на Ильяса, стоявшего в дверях палаты. Здоровяк улыбнулся мне.

— Уверен, что это хорошая идея? Он…

— Мы поговорили. Обсудили не всё, но он больше не будет пытаться задеть тебя.

— Вообще-то даже не пытался, — сказал Ильяс. — Просто не верил, что у вас всё серьёзно. Но рад ошибиться…

— Рад? Ой, не верится! — фыркнула я.

— Я сказал бабаю, что не претендую на наследство. Так что Ильяс точно рад! Он уже прибавил мысленно к своему счёту в банке аппетитную сумму и увеличил список недвижимости. Разумеется, тоже мысленно! — усмехнулся Руслан.

— Руслан! — нетерпеливо позвал дед своего внука.

— Помни, я тебя люблю! — шепнул Руслан. — Не бойся. Ильяс тебя не обидит…

— Надеюсь, что это так, — пробормотала я.

Мы вышли из здания больницы.

— Думаю, здесь нам лучше расстаться. Дальше я поеду на такси, — улыбнулась я.

— Вот уж нет! — покачал головой Ильяс. — Я должен отчитаться, что доставил тебя в целости и сохранности.

Двоюродный брат Руслана дотронулся до моего локтя, подталкивая в сторону парковки.

— И без рук, здоровяк! Я тебе не доверяю! — честно призналась я. — К тому же мне не нравятся люди, вмешивающиеся в частную жизнь других.

— Ладно-ладно, я понял, что виноват. Рус мне ещё не раз мозги по этому поводу промоет, будь уверена! — извинился Ильяс.

Я всё-таки села в его автомобиль. На заднее сиденье. Но едва автомобиль тронулся с места, Ильяс забрал у меня сумочку и заблокировал двери.

— Мне это не нравится! Останови автомобиль! — потребовала я. — Опять твои гнусные игры с получением наследства? Никак не можешь успокоиться?

Я начала искать, чем бы запустить в Ильяса. Увидела спортивную сумку, выхватила из неё бутылку для воды и огрела мужчину по голове.

— Угомонись, женщина! Бутылка больно бьётся! — взвыл Ильяс.

— Останови машину!

— Успокойся, Ева! Так надо… Это похищение-е-е-е! — взвыл Ильяс, пытаясь увернуться от моих ударов бутылкой.

— Какое ещё похищение? — возмутилась я. — Выпусти меня немедленно! Уро-о-о-од!

— Стой! Это не настоящее похищение! — выпалил Ильяс. — Фиктивное похищение! Почти такое же фиктивное, каким считались ваши с Русом отношения! — ухмыльнувшись, ответил Ильяс.

— Наш брак будет самым лучшим. И советую выпустить меня немедленно, человек-гора! Иначе тебе не поздоровится! — пригрозила я.

— Говорю же, похищение фиктивное. Тебя, то есть невесту похитили, заплатим выкуп твоим родственникам. Всё как положено, — Ильяс посмотрел на меня извиняющимся взглядом. — Бабай так велел. А я привык уважать мнение старших.

— Дедушка приказал меня похитить? Он обманул нас, что всё в порядке? Неужели приступ всё-таки случился и не прошёл бесследно? — пролепетала я, подумав, что бабай тронулся умом.

Ильяс посмотрел на меня через зеркало заднего вида и заржал.

— Ну ты даёшь, Ева! — Илься расхохотался и не мог остановиться несколько минут. Потом вытер слёзы, выступившие на глазах. — Ладно, я просмеялся. Сейчас всё объясню, чтобы ты не вообразила себе невесть что. Бабай не идиот. В вашу сказочку розово-ванильную и сопливую он не поверил и ждал, пока вы выдадите себя. Но на удивление, этого не происходило. Выдавать, как оказалось, особо нечего, Рус втюрился по-настоящему. А я решил, что ему попалась очередная охотница за его кошельком.

— И решил избавиться, да? Камиллу ты науськал, чтобы она спустила меня с лестницы? — спросила я.

— Нет. Это были происки тётушки Альфии. Я против причинения вреда женщинам, особенно тем, кто находится в положении… В чём лично я сомневался. Говорю же, хотел как лучше.

— И наследство тоже хотел получить. Вернее, хочешь получить до сих пор!

— Не без этого! — мотнул бычьей головой Ильяс. — Но только честно. Я не очернял ни тебя, ни Руса перед дедом. Хотел, чтобы вы перестали обманывать его. Нанял частного детектива, остальное — дело времени, — Ильяс помолчал. — Ну, извини. Не верил я в ваши отношения. Особенно после того, как Рус резко отреагировал на разрыв с Альбиной, и записал меня в свои враги по гроб жизни.

— По твоему поведению и записал! — вспылила я.

— Мы закопали топор войны, — признался Ильяс. — Бабай приказал похитить тебя. Обычай такой. Дед пригрозил, что помрёт, если не увидит своего старшего оболтуса женатым уже через неделю. Так что сейчас… ты на протяжении недели будешь жить у меня. Пока Рус и Рамиль занимаются организацией свадьбы.

— Организовать свадьбу за неделю? Это нереально!

— Мы Алмазовы! — гордо ответил Ильяс. — Для нас нет ничего нереального, недоступного или слишком дорогого.

— Пафос — твоё второе имя, — фыркнула я. — Верни мой телефон и сумочку. Хочу позвонить Руслану.

— Нет. Будешь скучать по жениху! Так положено… Ты не увидишь и не услышишь его до сватовства и помолвки. У вас сватовство и помолвка будут проходить в один день, свадьба — состоится через несколько дней. За организацию свадьбы — платье, макияж и прочее не переживай. Всё будет с доставкой на дом. На всё дед выделил срок всего одну неделю.

— Я верю в Руслана, но причём тут ты?

— Притом, — насупился Ильяс и повернул голову в мою сторону. — Шишку меж глаз видишь?

— Ты про свой прорезывающийся рог? — не удержалась я от смеха.

— Это шишка! Бабай мне своей тростью меж глаз долбанул и сказал, ах, как жаль, что в детстве я тебя мало воспитывал! Мол, нечего было лезть не в своё дело… — Ильяс вздохнул. — Теперь мне придётся организовывать вашу свадьбу. За свой счёт.

Ильяс привёз меня в свой загородный дом.

— Значит, неделя? А ты точно не врёшь? — спросила я.

— Нет. Заходи в дом, Роза тебя встретит и разместит. А у меня дел полно. Надо ещё твою маму сюда привезти…

— Мамочку? Ну хоть ей-то я могу позвонить?

— Нет. Мы всё сделаем сами, — Ильяс настойчиво подтолкнул меня в сторону дома. — Роза, встречай гостью!

54. Ева

Происходящее казалось мне фантастическим сном. Я не могла поверить, что всё обошлось без лишних жертв. Роза заверила меня, что Ильяс не обманывает меня. Мол, всю родню подняли на уши. Бабай захотел погулять на свадьбе внука, пока может стоять на ногах.

— Свадьба будет роскошной! — заверила меня Роза.

Я с волнением ожидала появления своей мамы. Ильяс сказал, что созвонился с ней и купил билеты на самолёт.

— Встречу твою маму в аэропорту, проведём символический выкуп, — разъяснил Ильяс.

— Мама согласилась?

— Она была взволнована, но я объяснил, что похищение невесты — всего лишь традиция. Будешь наблюдать за всем происходящим с террасы! — пообещал Ильяс.

Я с нетерпением ожидала обещанного дня сватовства. Стояла на балконе второго этажа и с волнением наблюдала за воротами.

Наконец, они распахнулись. Сначала въехала машина Ильяса. Он должен был привезти мою маму. Я уже полгода с ней не виделась и очень соскучилась. За машиной Ильяса во двор въехал внедорожник Руслана. Ох, по своему Сказочнику всего за полтора дня я соскучилась так, как будто не виделась с ним целую вечность.

Я вцепилась пальцами в перила балкона, наблюдая издалека, как из машины появился Ильяс, потом моя мама. Руслан подошёл к маме, знакомясь. На мгновение мне стало неловко. Не так я планировала знакомство мамы со своим избранником. Представляю её шок, когда маме сообщили, что её дочку похитили. Понарошку, конечно, но нужно лететь в другую страну…

Издалека я не могла разглядеть выражения лица своей мамы. Но потом раздался грохот. Кованые ворота отлетели в сторону. Во двор вкатился автобус военной раскраски. Из него повыскакивали люди в форме. Они бросились в сторону Ильяса и Руслана, через мгновение уложив обоих мужчин лицом на асфальт. Рядом крутился Рамиль, но увидев людей в форме, он бросился на утёк. Через мгновение младшего брата Руслана тоже сбили с ног.

Что здесь происходит? Я вскрикнула и побежала вниз, поддерживая подол длинного платья. Пришлось быть осторожной на ступеньках. Я вылетела из дома, увидев, как родственники Алмазовых стоят, подняв руки вверх. Повсюду сновали люди в форме цвета хаки.

— Что здесь происходит? — раздался нетерпеливый крик Мурата Сабитовича.

Дед Руслана доковылял до крыльца и был настроен решительно. Казалось, дед был готов отмахиваться от налётчиков своей тростью.

— Евангелина Свиблова? — рядом со мной замер рослый мужчина с автоматом наперевес.

— Да, это я.

— Ты в порядке?

— В полном! Но что здесь происходит?

— Отлично! — мужчина махнул кому-то в сторону. — Сейчас упакуем всех…

— Кого вы собрались упаковывать? Что здесь происходит? — повторила я свой вопрос.

— Проводи её, — махнул мужчина своему товарищу. — Я проверю тут всё.

Меня подхватили под локоть и повели по дорожке к автобусу.

— Ева, девочка моя! — кинулась ко мне мама. — Я как услышала, что тебя похитили и требуют выкуп, сразу позвонила Андрею. Он сейчас…

— Подожди, мам! Ты позвонила отцу? Это он всё устроил?! — возмутилась я. — Боже, мама! Меня никто не похищал по-настоящему. Это было похищение невесты понарошку!

Я разжала мамины объятия и подбежала к Руслану, которого до сих пор удерживали лежащим на асфальте.

— Рус, мне так жалко. Это моя мама… Она подумала, что вы похитили меня по-настоящему! Как ты?

— Ну… Лежать лицом на асфальте не очень приятно! — сипло отозвался Руслан.

— Мама! — крикнула я. — Скажи отцу, чтобы убрал тут всех! Меня никто не похищал! Как тебе такое в голову могло прийти?!

— Но мне сказали про похищение! И не давали с тобой разговаривать! — растерянно произнесла мама. — Я решила, что всё по-настоящему…

— У-у-у-у! — взвыла я. — Рус, видишь, к чему привели ваши сюрпризы!

— Я думал, что у тебя очень мало родственников, — хохотнул Руслан. — Об ОМОНе мне никто не говорил.

— Мама! Объясни отцу всё немедленно! — потребовала я. — Чем быстрее он уберёт своих дуболомов, тем лучше! Мне нельзя волноваться! Я беременна.

— Я стану бабушкой? — всплеснула руками мама.

— Не станешь, если моего будущего мужа и его родственников не отпустят прямо сейчас!

— Ой, как неудобно получилось! — мама прижала ладони к груди и посеменила в сторону автобуса силовиков.

— Отбой! — раздался меньше чем через минуту зычный мужской голос. — Всех отпустить!

— Рус, как ты? — я сразу же повисла на шее у босса, едва он поднялся.

— Когда я узнавал сведения о тебе, мне никто не сказал, что твой отец служит в ОМОН, — усмехнулся Руслан.

— Засекреченные данные, — усмехнулась я и стряхнула пыль с лица жениха. — Прости, мне неудобно, что всё так вышло. Просто ваши игры в шпионов насторожили мою маму. Она вообразила себе невесть что и даже обратилась к папаше, хотя она с ним сто лет не разговаривала. Отец ушёл из семьи уже давно. Поэтому я тоже редко с ним общаюсь! Мы видимся только пару раз в год, по праздникам.

— Привет, Ева!

Я обернулась и задрала голову, посмотрев на отца. Всё лицо было скрыто чёрной шапочкой, только через прорезь были видны ярко-голубые глаза.

— Привет, па! — ответила я. — Вы пошумели очень хорошо, но зря.

— У страха глаза велики. Я рад, что всё в порядке.

— В полном.

— Кажется, я стану дедушкой? — спросил отец и махнул рукой, подавая сигналы своим людям.

— Ты напугал своего будущего внука и меня едва ли не до смерти!

— Готов извиниться. Позвони мне чуть позже, идёт? Встретимся. И неплохо было бы познакомиться с зятем.

— Ох, надеюсь в следующий раз без присутствия группы захвата! — показала я вокруг. — Меня это нервирует!

— Понял, — кивнул головой отец. — Созвонимся! Извини, но нам пора.

— Пока. Я тебе позвоню!

Через несколько минут омоновцы укатили.

— Да-а-а, Ева! Оказывается, ты полна сюрпризов! — рассмеялся Руслан, обнимая меня. — Такого сватовства в моей семье ещё ни у кого не было. Эпичное знакомство с родителями. Я переплюнул всех!

— Боже, я так перепугалась, ты бы только знал! — я спрятала покрасневшее лицо на груди Руслана.

— Будет что рассказать детям, — рассмеялся Руслан. — Надеюсь, свадьба пройдёт без подобных сюрпризов?

— И я очень на это надеюсь, — рассмеялась я.

— Познакомишь меня с паникёршей года, твоей мамой?

— Да! Конечно, познакомлю.

Мы переплели пальцы и пошли в сторону дома. Родственники Руслана галдели и бурно обсуждали произошедшее, со смехом глядя в нашу сторону.

— Мне так неловко…

— Брось! — отмахнулся босс. — Знаешь, в чём плюс? Теперь никто не посмеет сказать что-то против нашего брака, — рассмеялся босс и поцеловал меня. — Люблю тебя.

— И я тебя люблю…

Эпилог

Спустя полтора месяца

— Скажите, это нормально? Почему он так долго не поднимается?

Я металась по палубе яхты и на всех знакомых языках проклинала Руслана, погрузившегося на большую глубину.

Меня в очередной раз заверили, что всё замечательно. Но я переживала. Ведь на большой глубине могло случиться всё, что угодно!

Я уже была не рада тому, что разрешила Руслану нырнуть. Боже, эти страхи беременных сводят с ума. Пусть сынок ещё совсем крошечный, но, кажется, он разделял мои опасения — я чувствовала вибрации в районе живота.

На поверхности бирюзовой воды появились пузыри. Руслан! Наконец-то! Я была готова обнять его даже в резиновом костюме! Главное, что с ним всё в полном порядке.

Но муж поднялся не с пустыми руками. Матросы помогли втащить на палубу яхты какой-то сундук.

— Я так волновалась! — призналась я, едва Руслан снял костюм и маску. Обняла, стиснув его изо всех сил.

— Со мной всё в полном порядке, — заверил меня муж.

— Что ты вытащил? Это не опасно? — спросила я, покосившись на сундук.

— Он лежал на дне. Словно специально ждал охотника за сокровищами, — подмигнул Руслан.

— Я бы не открывала этот сомнительный сундук и даже не трогала!

— Поздно, Ева… Я его добыл и хочу открыть.

Честно признаться, мне тоже очень хотелось узнать, что находилось в таинственном сундуке, поднятом со дна океана. Меня съедало любопытство, но Руслан отложил открытие сундука до вечера.

Я получила разгадку тайны лишь вечером. Руслан закрыл мне глаза чёрной повязкой, вёл вслепую, крепко переплетя свои пальцы с моими. Ноги утопали в белоснежном песке. Он был тёплым, но не обжигающим.

— Долго ещё идти?

— Мы уже пришли, нетерпеливая моя, — ласковый шёпот коснулся шеи.

Руслан снял с моих глаз повязку. Я задержала дыхание, поражённая красотой вечернего пляжа. Розовато-оранжевые блики заката плясали на глади океана, как лужицы расплавленного солнца. Звук набегающих волн ласкал слух ласковым шёпотом.

— Садись…

Руслан подвёл меня к пледу, разложенному на песке. Корзина для пикника. Фонарь. Бокалы…

— Но пить будем не вино. Тебе же нельзя. И… самое главное! — Руслан присел рядом, похлопав по сундуку, который я не сразу заметила. — Нужно лишь сбить замок.

Руслан подготовился. Сбить замок ему удалось без труда.

— Готова открыть? — малахитовые глаза любимого босса сверкали нетерпением.

— Вдруг там ничего нет? Пусть стоит закрытым и радует нас неизвестностью!

— Ох, Ева. Открой же его скорее! — попросил Руслан.

Я откинула крышку сундука и увидела на его дне бутылку, запечатанную пробкой, и пластиковый герметичный бокс.

— Хм, надо же, какие современные пираты!

Я не смогла сдержать улыбки, рвущейся изнутри. Я до последнего момента не могла поверить, что это подстроено Русланом. Но теперь я просто была уверена, что это его рук дело.

— Тебе оставили записку, Ева.

Я потрясла тёмно-зелёную бутыль.

— Мне жалко её разбивать! Может, записка вывалится сама, если откупорить пробку?

— Давай попробуем…

Через минуту манипуляций из горлышка бутылки вывалилась записка, сложенная трубочкой.

— Прочитаешь мне вслух?

— Нет, что ты! — замахал руками Руслан. — Это письмо для тебя…

Я развернула письмо. Почерк Руслана. Но буквы начали расплываться перед глазами.

— Знаешь, я не ожидала от тебя ничего подобного! — всхлипнула я.

Муж сел рядом. Обнял меня за талию, поцеловав волосы.

— Я сам от себя не ожидал, — признался он.

«Любимая, я искренне надеюсь, что мне удастся подбить тебя на небольшую пиратскую авантюру по поиску сокровищ. Судя по всему, удалось, да? Иногда рядом с тобой я чувствую себя как то самое письмо из бутылки — долго пролежавшее без дела, но попавшее в нужные руки. Благодаря тебе я снова живу полной жизнью и не оглядываюсь на прошлое. Ты спасла меня от прозябания в одиночестве. Мы каждый день находим десятки поводов устроить скандал в миниатюре и так же бурно его уничтожаем. Уверен, что наши дети будут похожи на нас! Готовься к тому, что их будет, как минимум, двое. Это означает только одно — в нашем доме редко будет стоять умиротворяющая тишина. И честно признаться, я этому рад. С нетерпением ожидаю появления нашего малыша. Люблю. Твой Сказочник…»

Последние слова я смогла прочитать только с третьего раза.

— Акулёнок, я надеялся тебя порадовать, а не расстроить.

— Я растрогана до глубины души! Хочу сохранить это письмо.

— Чтобы потом, когда в очередной раз подумаешь обо мне, как о цинике, помнить, что я бываю другим?

— Да, именно для этого! — я вытерла слёзы, досадуя, что из-за беременности стала ужасно плаксивой, потом обняла мужа. — Я тебя тоже люблю. Очень сильно…

— Это ещё не всё. Надеюсь, что бокс не пострадал, — Руслан раскрыл герметичную коробку.

— Что это? — я осторожно достала лист бумаги, пробежалась по нему глазами. — Это сертификат, что ты назвал звезду моим именем? Серьёзно?

Руслан рассмеялся.

— Нет, это ненастоящий сертификат. Просто шутка. Я же помню про свет мёртвых звёзд и прочее-прочее… Подарок под сертификатом.

— А вот это уже интересно! — на дне бокса лежал брелок с ключами. — От чего они?

Руслан обнял меня и показал рукой налево.

— Видишь симпатичные домики? Один из них теперь наш.

— Домик на райском острове? Куда мы сможем прилетать в любое время?

— Должен же у нас быть свой шалаш, куда мы могли бы скрыться от всего мира! Только вдвоём…

Я прижалась к Руслану.

— Я поняла одну вещь. У нас совершенно разные представления о рае в шалаше.

— Тебе не нравится мой вариант? — Руслан озорно прикусил меня за мочку уха.

— Мне нравишься ты.

— Всего лишь нра-а-а-авлюсь? — разочарованным тоном протянул муж. — От своей жены я ожидал чего-то другого. Например, того, что она любит меня так же сильно, как я её…

— Люблю. И ты это знаешь!

— Знаю. Но слушал бы и слушал…



Конец





Оглавление

  • Пролог
  • 1. Ева
  • 2. Ева
  • 3. Ева
  • 4. Руслан
  • 5. Руслан
  • 6. Ева
  • 7. Ева
  • 8. Руслан
  • 9. Ева
  • 10. Ева
  • 11. Ева
  • 12. Ева
  • 13. Ева
  • 14. Ева
  • 15. Ева
  • 16. Ева
  • 17. Ева
  • 18. Ева
  • 19. Руслан
  • 20. Ева
  • 21. Ева
  • 22. Руслан
  • 23. Руслан
  • 24. Ева
  • 25. Ева
  • 26. Ева
  • 27. Ева
  • 28. Ева
  • 29. Ева
  • 30. Ева
  • 31. Ева
  • 32. Ева
  • 33. Ева
  • 34. Ева
  • 35. Ева
  • 36. Ева
  • 37. Ева
  • 38. Ева
  • 39. Руслан
  • 40. Руслан
  • 41. Руслан
  • 42. Ева
  • 43. Руслан
  • 44. Ева
  • 45. Ева
  • 46. Руслан/Ева
  • 47. Руслан/Ева
  • 48. Ева
  • 49. Руслан
  • 50. Ева
  • 51. Руслан
  • 52. Руслан
  • 53. Ева
  • 54. Ева
  • Эпилог



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке