Новая эпоха. Аур. Том 2. (fb2)


Настройки текста:



Новая эпоха. Аур. Том 2.

Глава 1.

Диана испугалась, когда только-только поздравившую её семью Орловых пожрало изумрудного цвета пламя. Пришла в ужас, стоило вокруг начаться бойне с участием полусотни магов с обеих сторон. Мастера гибли, будто и не были никогда магами, виртуозами, столпами магического искусства. Магистры… Магистры держались намного лучше, но смерть настигала и их. Маги рода Световых не имели возможности отступить и перегруппироваться, будучи вынужденными защищать всех остальных. Нападавших было больше, а в мастерстве защитникам они нисколько не уступали.

Так Диана, сжимавшая в руках защитный браслет с наполовину осыпавшимися камнями-зарядами и пытающаяся выставить хоть какую-то защиту, стала свидетельницей жестокой смерти дяди Виктора и Филиппа, чудаковатых, но таких добрых магистров, которых девушка знала всю свою сознательную жизнь. А потом, в момент, когда отца ранили, из клубов стелящегося по земле дыма появился Сергей, подхватил сестру на руки и побежал, совсем немного обгоняя растущую позади ледяную стену, кое-где сразу начавшую осыпаться: нападавшие были не намерены так просто отпускать беглецов. Пусть дети главы рода и не были главной целью налетчиков, эффективность использования заложников в сражении они оценить успели.

Но ценой жизней многих магов и солдат Сергей всё-таки сумел отойти от места схватки на полтора километра, а после, с задержкой в минуту, к ним присоединился и Авель. Выглядел гений паршиво: его будто бы пропустили через мясорубку, слепили из фарша нечто человекоподобное и поместили обратно. Грязный, местами окровавленный и смертельно уставший – в одном из сильнейших учеников академии Диана не могла ощутить и капли магии, будто бы он выжал свой резерв досуха. Но бежал он резво, даже немного сдерживаясь, дабы не обгонять бледного, едва сдерживающего эмоции в себе Сергея.

«Видимо, для таких случаев и нужно поддерживать себя в форме. Решено! В академии начну тренировать и тело тоже!».

Подумала Диана – и осознала, насколько жалко выглядят эти попытки сбежать от реальности куда-то в будущее. Пусть на день-другой, но подальше отсюда. Праздник, обратившийся трагедией, вызывал у блондинки стойкое желание забыться, раствориться в себе и всё-всё забыть.

Но пока делать этого было нельзя. Ответственность – то, что прививали Световым с детства. И уж если дочь главы клана не смогла хоть как-то проявить себя в бою, то расслабиться и покорно дожидаться своей судьбы ей не позволила бы совесть…

Тем временем Сергей и Аур ловко перемахнули через забор, оказавшись на очищенной от гражданских лиц проезжей части. Здесь, среди военных Империи, организовали своеобразный периметр люди «Бессонов-Корп», официально числящиеся частной военной компанией, получившей заказ на охрану главы корпорации. Сходу, бегло скользнув по столпотворению взглядом, Сергей насчитал больше полусотни солдат, семь бронетранспортёров и три трёхметровых меха на универсальном, почти общедоступном шасси. Вся эта военная мощь, ощетинившаяся оружием и готовая превратить в решето кого угодно, пропустила «заказчика» внутрь своих рядов вместе с его спутниками, аристократов никоим образом не напоминающими.

- Сэр, дальнейшие приказы?

Аур скользнул взглядом по облаченному в скаф Раскольникову, которого здесь быть не должно было. Как уполномоченное управлять военными силами «Бессонов-Корп» лицо, этот мужчина должен находиться в безопасном штабе, и оттуда координировать действия своих людей. Но он оказался здесь…

- Обстановка в городе?

- Паника. Нападению подверглись почти все великие кланы, основной удар диверсионных групп пришелся на Световых, Волковых и Императорский дворец. Разрушения колоссальные, но жертвы находятся в пределах допустимого. – На этом моменте Диана, внимательно слушавшая, начала хватать ртом воздух. Вот уж кто-кто, а она смерть друзей допустимой точно не считала. - Вдобавок ко всему начались шевеления на юго-восточной границе. Возможно, сэр, что коалиция стран востока решила объявить нам войну.

- Насколько безопасным считаешь продвижение к штабу?

- Вероятность нападения крайне мала. Большую часть нападавших перебили, выжившие пытаются вырваться из города, но… - Раскольников кивнул в небо, где промелькнуло полтора десятка хищных силуэтов, ощерившихся пушками. - … у них нет шансов.

- Довези нас до штаба в целости и сохранности, командор.

- Даже ценой своей жизни, сэр.

В следующие две минуты подростков погрузили в центральный бронетранспортёр – один из четырёх, снабжённых возможностью невысоко, но быстро летать. Пытаться добраться до штаба корпорации на колёсах было равносильно самоубийству, так что Раскольников принял решение возвращать босса и его друзей по воздуху – благо, что Аур не стал скупиться при покупке военной техники. И пусть бронетранспортёры в полёте были не слишком маневренными, а двигались преимущественно по прямой, но их вес и защищенность перемещала проблему избегания столкновения на «плечи» гражданских глайдеров. «У носорога плохое зрение, но это совсем не проблемы носорога» - так выразился Раскольников, когда с месяц назад Аур поинтересовался от него, какой прок от недоглайдера в условиях оживлённой столицы.

Как продемонстрировали разворачивающиеся за окном события, смысл в дорогостоящих антигравитационных установках действительно был, так как иным способом добраться до штаба было бы затруднительно. Полноценные военные глайдеры частная военная компания Бессонова приобрести не могла из-за отсутствующей пока лицензии, что, ввиду грядущих событий, было делом решаемым. Ведь Император не просто так позволял чуть ли не кому угодно покупать оружие и собирать под своей рукой наёмников. Нет, всё было совсем иначе: за право аристократов и корпораций защищать свои интересы с использованием солдат и военной техники, Император имел возможность в любой момент объявить военное положение и в соответствии с законодательством получить в своё распоряжение значительную часть сил, ему не принадлежащих. Так, частная военная компания Аура в случае начала войны и объявлении «призыва» должна была передать армии треть от своих сил включая личный состав, а после обеспечить их содержание в виде финансов. И если чернокнижник, принимая во внимание весь парк вооружений и персонала, лишался четырёх бронемашин, трёх мехов и четырёх десятков пехоты, то в случае со Световыми или любым другим великим кланом всё было в разы масштабнее…

Когда бронетранспортёр в очередной раз тряхнуло, с Дианы будто бы спало оцепенение. Она вздрогнула, обвела не слишком просторную обстановку внутреннего отсека взглядом и, в конечном итоге, сосредоточилась на Ауре, копающемся в коммуникаторе. Пару секунд она собиралась с силами, после чего… разревелась, словно маленький ребёнок. Успокаивать девушку бросился сидящий рядом Сергей, в то время как Аур лишь убедился, что дальше истерики дело не пойдёт. Он как никто другой понимал, что в такой ситуации вероятность удостоится благодарности равна вероятности быть обвиненным во всех грехах человеческих. Почему? Да потому что Диана – девушка, от малейшего всплеска эмоций теряющая всякую возможность адекватно рассуждать. Аур не разговаривал с ней, но по одному лишь внешнему виду мог сказать, сколь сильно по ней ударил праздник, обратившийся форменной бойней. Сергею, в то же время, было не намного легче, но его к такому готовили с детства. Будущему главе рода необходимо уметь принимать правильные решения в любой ситуации, с чем, конечно, Светов не справился. Не одерни его Аур тогда, и блондин быстро увяз бы в бою, похоронив тем самым и сестру, и отца.

- Авель, спасибо. Без твоей помощи, боюсь, мы бы там и остались. – Произнес будто бы прочитавший мысли чернокнижника Сергей. Мертвенно-бледное лицо, полопавшиеся капилляры в глазах, общая вялость – сказывалось применение высшего физического усиления человеком, к таким нагрузкам в принципе не готовым. Мобилизация резервов организма ударяла в первую очередь по самому организму, как и, например, стимуляторы. – Но куда мы сейчас?

- В штаб моей корпорации. Самое безопасное место из сейчас доступных.

Не только из-за мощи старого кладбища, но и из-за техномагических средств защиты, выставленных, выражаясь условно, на всеобщее обозрение. Главный офис «Бессонов-Корп» в плане защищенности первых пяти этажей немногим уступал каким-нибудь резиденциям великих кланов, а подвал, он же бункер, мог посоперничать с лучшим из укрытий Императора.

По крайней мере, так считал сам Аур, сопоставивший возможности обычной и тёмной магий в современном мире, где защищаться от последней считали необходимым лишь считанные единицы параноиков.

- Мне даже интересно, на что похож офис человека, притащившего на праздник маленькую армию. – Невесело ухмыльнулся блондин, не переставая поглаживать по голове вроде как успокоившуюся Диану. Та, насколько чернокнижник мог судить, поступила предельно простым для своей нервной системы способом. Заснула, оставив решение всех возможных проблем на брата и друга.

- На маленькую крепость. – Аур поймал взгляд Сергея и убедился, что тот готов говорить. – Не хочу показаться навязчивым, но какова обстановка в городе?

От взгляда чернокнижника не укрылся тот факт, что, даже успокаивая сестру, блондин не отрывался от коммуникатора.

- Многие погибли. Отец жив, магистры и мастера клана добивают нападавших, гоняясь за ними по всему городу. Поместье Волковых в огне, но они выжили. Ветровых, как великого клана, больше нет – вырезали всю верхушку подчистую. Число подвергшихся нападению промышленников и вовсе не поддаётся счёту. Академия при первых признаках проблем самоизолировалась и подняла щиты – на территорию никого не пускают. – Сергей шумно выдохнул. – Знаешь, мне сейчас кажется, что мы живём в средневековье, а не в эпохе технологий. Три сотни чёртовых магов, из которых почти два десятка – магистры, проникли в Москву и устроили тут бойню! И никто об этих приготовлениях не знал!

«Едва ли это так, мой юный друг, но переубеждать тебя не буду» - подумал Аур, едва блондин произнес последнее предложение. Ему, как бывшему теневому правителю королевства, было хорошо известно, на что способен глава государства, которому потребовалось выбросить из игры лишние фигуры. Большие фигуры, если предположить, что устранить требовалось один из великих кланов. Сергей не просто так сказал, что Ветровых, - а не от них ли была та блондинка? – больше нет. И это при том, что и Раскольников, и СМИ уверенно называют совершенно иные направления основных ударов: Световы, Волковы и Император. Следовательно, великий клан, чья совокупная мощь сопоставима с таковой у небольшого Европейского государства, обезглавил небольшой отряд? Такое, бесспорно, возможно, но шансы…

Очень, очень малы.

И если просто предположить, что Ветровы насолили Императору столь сильно, что он решил избавиться от них любыми средствами, то всё вставало на свои места. И три сотни китайских магов, и почти две тысячи наёмников с техникой – всё это могло попасть в страну только с дозволения Императора. Или по чудовищной случайности, что даже звучало абсурдно. Разведка, контрразведка, кланы, случайные свидетели в эпоху голонета – хоть кто-то один, да поднял бы шумиху.

Следовательно, Император не является простой декорацией и ширмой для одного великого клана или, с некоторыми уточнениями, всех великих кланов разом. Этот человек – самостоятельный игрок. Возможно даже, видящий великие кланы исключительно как фигуры на доске. О большем судить до допроса захваченного духа было рано, а допрос, судя по всему, придётся отложить. Слишком уж неоднозначно состояние Дианы и Сергея, слишком благодатна почва для воздействия на них. Аур просто не мог упустить такого шанса повысить своё влияние, окончательно вбив в их головы, что уж ему-то они довериться точно могут.

До определённой поры.


***


- Не могу поверить, что ты правда это сделал. Откуда?

Сергей обвел рукой не самый большой зал, вдоль стен которого возвышались десятки громоздких панелей управления. Словно в музее, над каждым из рабочих мест имелось краткое описание характеристик устройств, включенных в общий кластер, итоговая мощность которого в шесть раз превысила таковую у академического научного терминала. Возможно было обеспечить и большие показатели, но Аур посчитал, что для его нужд пока хватит и этого. Ведь быстро построить и ввести в работу дата-центры оказалось невозможно, а определённые расчеты, включающие в себя не только тёмную магию, требовались уже сейчас.

Так и появился кластер, собранный из нелегальных устройств, покинувших поле зрения государственных органов. Жёсткий контроль продажи и использования таких систем частными лицами – то из немногих ограничений, которое Аур встретил в штыки. По его собственному мнению, глупо было ограничивать научный потенциал нации из-за опасения потерять дефицитные элементы, необходимые для функционирования способных симулировать магию машин. Государство запретило – и Аур обратился к чёрному рынку, по итогу не только потратив вполовину меньше денег за единицу относительной вычислительной способности, но и превысив границы дозволенного частному лицу в шесть раз. И эти возможности стоили ему гораздо дешевле, чем при покупке напрямую у производителя.

- Если тебе это нужно для дела, то чуть позже я передам тебе контакты поставщиков. В противном случае – извини, предпочту промолчать. – Аур прошёл напрямую к центральному терминалу, взявшему на себя решение задачи распараллеливания вычислений. – Если тебе интересно, то этот комплекс в шесть раз сильнее научного терминала академии. И вдвое дешевле тех же мощностей «с завода».

- Не то, чтобы я увлекался расчётами…

- Но я увлекаюсь. – Аур не просто так привёл Световых в эту комнату. Он знал, что Сергею вычисления и симуляции не слишком интересны, в то время как с Дианой ситуация была строго противоположная. Она уже довольно давно перехватила в свои руки управление терминалом в академии, и пользовалась им практически так же, как Аур в начале их знакомства. Тобишь, прогоняла через него что-то, нужное только ей самой. Сейчас же чернокнижник поставил своей целью растормошить девушку и не дать ей замкнуться в себе. – Как, говоришь, можно связаться с поставщиками…?

Аур, довольно улыбнувшись, передал Диане все пароли и явки, после чего перевёл вычислительный кластер в гостевой режим, позволив девушке свободно им пользоваться. Всё, непредназначенное для чужих глаз, было защищено, а остальное не несло в себе особой ценности. Симуляции комплексных заклинаний, в принципе недоступных кому-то кроме мастеров и магистров, в образ гения вписывались вполне неплохо.

И лишний раз подтверждали, что никому ничего не достаётся просто так.

- Неплохо придумано.

Бросил Сергей, посмотрев на увлёкшуюся происходящим на дисплеях сестру.

- Это её ненадолго отвлечёт и позволит развеяться. Всё ещё не могу поверить, что у вас дома правда нет аналога научного терминала…

- Отец очень трепетно относится к законам.

- А мать? Диана как-то обмолвилась о том, что она занимается исследованиями в частном институте, спонсируемом как раз вашим родом. С её стороны было бы вполне логично поощрять тягу Дианы к науке…

К этому моменту парни отошли достаточно далеко от девушки, но Сергей вдобавок предпочёл накрыть их односторонним звукоизолирующим куполом.

- Буду с тобой честен, Авель. Слово нашей матери в клане сродни пустому звуку, а мы, я и Диана, с ней практически не встречаемся. – Помедлив пару секунд, блондин продолжил. – Ты не можешь не знать, что такое евгеника.

- Вот оно как…

Протянул Аур удивленно.

- Именно так, друг мой, именно так. Я с ней не виделся уже три года или около того. Диана… Может, год или полтора – точно сейчас не скажу. Так что в её присутствии… – Сергей заботливо посмотрел на спину сестры, увлечённой терминалом. - … о нашем втором родителе лучше не упоминать.

- Я запомню. Но, возвращаясь к предыдущей теме – чего ждать? Я не слишком глубоко лез в политику, предпочитая заниматься развитием корпорации, но это уже второе кряду… событие, если можно так выразиться.

Аур намеренно поставил себя в положение спрашивающего совета, намереваясь получить от блондина максимум информации. Трудно было представить человека более информированного, чем наследник великого клана. А уж чтобы этот человек находился в пределах досягаемости… Разве что захваченная душа магистра-китайца, но тот вряд ли осведомлён об особенностях готовки на внутренней кухне Российской Империи. Информация о планах заграничных друзей была, конечно, очень интересна, но куда больше Аура интересовали тёмные маги современности, их возможности и принадлежность к условным лагерям, будь то государства или кланы. Ну и собственные магические разработки духа, конечно же. Укрыть хоть какие-то тайны от чернокнижника, не скованного временем и моральными ограничениями, не смогло бы даже воплощение величайшего мученика сего мира. Ведь пытки, созданные первыми тёмными магами и оттачиваемые последующими поколениями, были даже более близки к идеалу, чем простейшие стихийные заклинания двадцать второго века.

- Чего ждать… Войны, Авель. Пока ты проводил экскурсию по своим апартаментам, в стране объявили военное положение. Объявлена мобилизация сил частных организаций, следовательно – и твоих. Треть…

- Про треть я знаю. Весьма интересная и действенная система, между прочим. - «Было бы намного сложнее, существуй в России официальный запрет на частные войска. Намного сложнее…». – Но война, я надеюсь, меня коснётся постольку-поскольку. Уничтожение Ветровых – вопрос куда более интересный.

- Ну, с этим всё сложнее. – Сергей скрестил руки на груди и, подперев собой массивную стену, принялся вещать, тщательно подбирая слова. - Насколько мне известно, у них вырезали всю верхушку, включая наследников основной ветви. Не сразу, но через пару недель Ветровы будут признаны истребленными, титул великого клана перейдёт к следующему в рейтинге, а всё освободившееся имущество за исключением каких-то крох попадёт на аукцион…

- Принять участие смогут только кланы или частники тоже?

- Все. Но часть… товаров частным лицам недоступна. Клановые земли, например.

- Боюсь, что соревноваться за земли великого клана я ещё не готов. – Аур ухмыльнулся. – Что до остального… На аукцион попадёт недвижимость, оружие, техника, люди? Всё, что у меня есть сейчас, было трудно достать, но этого мало.

- Поделишься секретом настолько хорошего аппетита?

- Нужно много думать и стремиться подняться повыше.

Подколкой на подколку ответил Аур, про себя отметив, что стоит почётче провести границы образа гениального подростка и себя самого. Не ровен час, как он уже не отличит маску, которую приятно носить, от своей истинной личности. Но стоило только чернокнижнику задуматься над этим, как он не без удивления осознал, что единственным предназначением носимой им маски являлась необходимость скрывать свои реальные силы и дела от окружающих. Характер, выставляемый напоказ, почти не изменился. Разве что «сбросил» сотню с небольшим лет, вернувшись к золотым тридцати – тому возрасту, о котором Аур вспоминал с наибольшей теплотой. Тогда он уже не был окружен «друзьями», но и не полностью от них отказался…

- На аукцион попадут и люди, и техника, и недвижимость. Но за бесценок никто ничего не отдаст.

- Если бы мне кто-то предложил купить нечто нужное за бесценок, то я бы сильно забеспокоился. – Хохотнул маг, припомнивший не столько свой первый выход на чёрный рынок, сколько количество мошенников всех мастей, отправившихся напрямую во владения Смерти. – Спасибо. Теперь я знаю, какое мероприятие стоит обязательно посетить.

- Охрана аукциона будет обеспечена Императором, так что я, на твоём месте, не повёл бы за собой укомплектованный техникой отряд. Пара телохранителей как максимум…

- Уже не считаешь меня параноиком?

- Считаю, но не могу сказать, что эта паранойя безосновательна. Кто знает, как всё вышло бы, не окажись рядом твоих людей. Сбежавшие маги всё-таки смогли сбить два глайдера из тех, что отвлекали внимание от нашего основного транспорта.

- Отчаянные попытки нанести вам побольше ущерба, не более.

- Ущерба и без того достаточно, Авель. Друзья моего отца погибли, сражаясь с нападавшими магистрами. Многие из тех, кого я знал, уже не вернутся домой. Репутация рода, опять же. Китайцы хоть и не били по простым людям, но смертей и без того хватит с лихвой, чтобы мы несколько месяцев отмывались от грязи в СМИ.

- Едва ли на фоне войны кого-то заинтересует такая мелочь, как репутация великого клана, принявшего на себя первый удар.

- Хотелось бы верить, Авель. Хотелось бы верить…

Постепенно беседа скатилась в совершенно нейтральное русло, Аур с Сергеем вернулись к Диане и провели вместе ещё несколько часов перед тем, как Световых забрал разобравшийся с не терпящими отлагательств делами глава клана. Уставший, вымотанный и раненый, Дмитрий Светов так же не забыл отметить, что его род и он лично признают существование долга крови – Сергей не забыл как пересказать отцу события этого вечера, так и поделиться с ним «дежурной» записью со спрятанного на теле устройства. Обычно используемое для последующего анализа намёков и поиска вторых смыслов в политических беседах, оно прекрасно справилось с иной задачей, в который раз указав Ауру на то, насколько серьезно нужно подходить к беседам с аристократами. Да и не только с ними – мало ли, на ком может оказаться такая камера?

Лишь после того, как гости удалились, Аур позволил себе предвкушающе улыбнуться: полная бесценных знаний душа китайского магистра требовала внимания, и чернокнижник был твёрдо намерен это внимание обеспечить…


***


Несмотря на собственное желание поскорее приступить к выдаиванию из пленника знаний и информации, Аур решил перестраховаться и вдобавок к трём основным сдерживающим кругам нанёс четвёртый, запитанный от автономного накопителя маны, а не от кладбищенской энергии, как весь темномагический уровень штаба. В итоге ритуальные символы покрыли всю доступную поверхность пола, стен и даже потолка. На последний в качестве последней меры предосторожности были нанесены дублирующие основные элементы структур линии, готовые в любой момент включиться в работу вместо выбывших из строя.

Только после отнявших ещё три часа приготовлений, - отчётливо ощущаемую усталость Аур заблаговременно приглушил, посчитав, что от физического вместилища ничего особенного сейчас не потребуется – всю работу на себя брал разум и энергетическое тело, - чернокнижник поместил начавший трескаться брусок в центр первого круга. Несколько пасов руками, совмещенных с определенным заклинанием-приказом – и вместилище души рассыпалось на части, выпустив слабо напоминающее человека полупрозрачное нечто. Китайский магистр, бесспорно, понял, куда попал, ибо отчаяние и паника, транслируемые им, могли серьезно повлиять даже на слабого одарённого. Дух летал в окруженном алым барьером пространстве, выл – и постепенно обретал власть над собственным разумом, всё больше походя на обычного человека. Магистр обрёл плотность, уверенно встал на ноги и, ощупав взглядом окружающее пространство, уставился на Аура, смиренно дожидающегося, пока к китайцу вернётся сознание.

- Твоё имя?

- Ли Юшенг. – Сказал старик – и нахмурился, почувствовав на себе работу заставляющих говорить правду темномагических заклинаний. – Ты ученик Кощея?

- Я ученик жизни, которая не устаёт преподносить мне всё новые и новые уроки. – Для Аура было весьма неожиданно услышать, как Кощея из сказок упоминают в таком контексте. Если тёмный маг, - а светлые столько просто не живут, - из мифов здравствует и по сей день, то всё обстоит не наилучшим образом. – Ты знаком с Кощеем лично?

- Нет. Ты ведь знаешь, что я могу и не отвечать на твои вопросы?

- Но ты отвечаешь, и ответы эти не могут содержать лжи. Я умею спрашивать, Ли Юшенг. Вздумаешь заартачиться – и вместо спокойной беседы с последующими проводами твоей души в лучший мир тебя ждёт Ад на земле.

- Я знаю, насколько болезненной может оказаться тёмная магия. Так же я вижу, сколь основательно ты подошёл к моему пленению… - Дух театрально раскинул руки, словно бы пытаясь обнять вселенную. – А потому мне нет смысла молчать, демонстрируя бессмысленную храбрость.

- Значит, ты помнишь, как я тебя захватил.

- Помню. Как помню и то, что в этот момент в моей голове орудовал один знакомый нам обоим ментал. – Китаец ухмыльнулся. – На твоё счастье, он вряд ли способен читать мысли духов. А тебя я заметил уже после того, как моё тело было уничтожено.

- Ты словоохотлив.

- Старики охочи до разговоров, когда у них ничего не болит. А у меня, твоими стараниями, болеть может только душа. Что ты хочешь знать?

- В первую очередь меня интересует всё то, что тебе известно об участии Императора России или великих кланов в устроенном вами бойне. Рассказывай, а после я начну задавать уточняющие вопросы. Очень много уточняющих вопросов, ведь наша с тобой беседа может затянуться на многие месяцы…

- И только от меня зависит, как скоро ты отправишь меня в чистилище. Понимаю и принимаю – ты в своём праве. – Старик, явно следуя оставшейся от тела привычке, сел на пол, поджав под себя ноги и сложив руки на коленях. – Император. Я не знаю, как именно он замешан в этом, и замешан ли вообще, но ни один из великих кланов не сумел бы в тайне от других пропустить нас, смертников, в столицу.

- Почему ты назвал себя и своих товарищей смертниками?

- Потому что мы оступились, и Император Цин избрал для нас такое наказание. Умереть на чужой земле, став теми, кто объявит о начале войны.

Паззл в голове чернокнижника пока и не думал складываться, но слова магистра навели его на интересную, но вместе с тем простую мысль.

- На кого вы должны были напасть?

- На Императора России и на приближенных к нему клановых.

- В число последних входили Ветровы? Вы нападали на Ветровых?

- Ветровы не считались приближенными Императора. Они были на нашей стороне, и мы не нападали на них. Их уничтожили за предательство?

- Вы уничтожили их. По крайней мере, Император хочет, чтобы все так и считали. – Чернокнижник не мог не поаплодировать тому, насколько изящным оказалось решение правителя России. Он избавился от клана предателей и щёлкнул остальных по носу разом. Сам Аур ввиду недостатка информации не понимал, ради чего под удар были поставлены Световы и Волковы, но он считал, что и у этого шага была своя причина. Просто потому, что род Императора стоял на вершине уже несколько веков, а сам правитель властвовал вот уже двадцать девять лет, с самого совершеннолетия. Наверняка не обходилось и без помощи его отца – семидесятипятилетнего, опытнейшего владыки, вошедшего в историю на равных со своими предками, Романовыми.

Всё это в совокупности служило тем фундаментом, на который «Бессонов-Корп» могла опереться без страха остаться не у дел. В конце концов, в плане продолжительности правления одной фамилии Романовых обгоняла лишь династия Цин Китая и Императорский Дом Японии, общей фамилией в принципе не объединенный.

- Могу я задать один вопрос?

- Ты можешь спросить, но я не обещаю, что отвечу.

- Мои братья уже мертвы?

- За кем-то всё ещё охотятся, но большая часть нападавших уничтожена. – Аур подумал немного, после чего спросил: - Все кланы Китая настолько верны императору?

- Не все, но многие.

- А теперь расскажи мне, кто такой Кощей.

- Меня спрашивает об этом русский чернокнижник?

- Можешь считать меня нелегальным чернокнижником. Рассказывай, Ли Юшенг. Рассказывай всё, что знаешь.

И Юшенг заговорил.


***


Кощей. Первый тёмный маг, принятый на службу русским князем, стал именем нарицательным, титулом, что передавался от сильнейшего к сильнейшему. Сказать, что Аур обрадовался этому известию будто ребёнок конфете – значит не сказать ничего. Ведь противостоять личу, прожившему хотя бы тысячу лет, было бы очень накладно и, с некоторой вероятностью, смертельно. Несмотря на свою специализацию, Аур не мог с уверенностью сказать, что в его силах одолеть занятое духом мага тело, у которого было больше тысячи лет на подготовку. Нежить, отдавшая всё ради блеклого подобия жизни, больше всего опасается лишиться этого подобия. Боится смерти больше, чем всего остального. И вполне естественно, что основные усилия лича были бы направлены на собственную защиту.

Но опасения чернокнижника не подтвердились, и Кощей оказался всего лишь титулом сильнейшего тёмного мага, служащего непосредственно Императору, обучающего преемников и имеющего доступ ко всем ресурсам государства. Стало ли Ауру легче после такого известия? Определённо, да. Всё-таки люди – это те, с кем он привык сражаться на теневой арене, переставляя фигуры и сталкивая обстоятельства.

Пусть этот Кощей за счёт накопления знаний и совершенствования разработок прошлого обладает большей личной силой. Пусть за его спиной стоит сам Император, готовый помочь в трудную минуту. Пусть весь мир знает о Кощее и опасается его гнева. Но человек, носящий свой титул, один раз уже ошибся. Позволил Ауру восстать из мертвых и поселиться среди живых. Позволил пусть не слишком крепко, но встать на ноги. Позволил узнать о своём существовании.

А предупреждён – значит вооружён.

Границы и возможности систем наблюдения за применением магии были выведаны опытным путём, а закреплены взятничеством, позволившим заполучить документацию, лишь подтверждающую сделанные ранее выводы. Корпорация в последние месяцы стремительно разрослась, и к текущему моменту обладала капиталом достаточным и для основания клана, и для дальнейшего взрывного расширения по меньшей мере в течении двух-трех лет. Запасы золота сократились на треть от имеющихся изначально, но на счета уже начали поступать средства от приобретённой и тут же пущенной в работу недвижимости – Хельмет Браун и его финансисты знали своё дело. Слабым звеном оставалась армия будущего клана, но эту проблему частично должен был решить выкуп рабочих контрактов, техники и оборудования на аукционе. Самому Ауру оставалось следовать намеченной дороге, да разбираться с регулярно, но оттого не менее неожиданно поступающими проблемами. В конце концов, ту же войну не смогли предсказать ни люди корпорации, ни информаторы извне, чьи услуги «Бессонов-Корп» щедро оплачивала – и имела с этого некоторую, в первую очередь политическую, выгоду…

Привстав с кресла, Аур кивнул пленному духу, тем самым обозначив конец «сеанса». Но не успел он покинуть комнату, как в спину ему прилетело:

- Как насчёт выдачи мне книг? Или хотя бы доступа к электронным текстам?

Человек умер. Более того, его убили, пленили и пусть мягко, но допрашивают. Однако он не просто сохраняет душевное спокойствие, но и просить что-то почитать… Аур подумал о том, что, возможно, людей востока с их крайне странным отношением к жизни ему не понять никогда. Электронные же тексты… Дух в своей форме не мог использовать магию и имел лишь малую толику власти над физическим миром, ограниченную слабым телекинезом. Даже общался Аур с магистром ментально, так что книга, или лишенный связи с внешним миром планшет, будут подходящей благодарностью за сговорчивость. Ведь пытки – дело небыстрое, растягивающееся порою на месяцы. А информация чернокнижнику была нужна, как любят говорить русские, ещё вчера.

- В следующий свой визит я принесу книги или планшет. Ты не знаешь русского, так что второе будет вероятнее.

- Благодарю.

- Не стоит. Всё-таки мне не так часто попадаются готовые к диалогу духи, которым не требуется предварительная обработка…

Глава 2.

Ввод военного положение просто не мог не сказаться на обычной жизни граждан Российской Империи, и все, от мала до велика, это отлично понимали. С момента объявления войны прошло два месяца, подошла к концу весна и в свои права вступило лето, но законы, обычные для военного времени, и не думали слабеть. Они крепли и набирали силу, за их исполнением всё тщательнее следили, и вскорости пограничный конфликт серьезно всколыхнул сферу бизнеса.

Так, финансисты с Хельметом во главе проанализировали ход войны, - в которой, как водится в последние сто-сто пятьдесят лет, просто не будет победителя, - и пришли к выводу о том, что этот конфликт продлится минимум год, максимум – два с половиной. Раскольников, как наиболее компетентный специалист в вопросах современной войны, подтвердил такую возможность, сославшись на приобрётшие высокую значимость пограничные территории. И, так как никто проблемы одним генеральным сражением более не решал, противостояние действительно грозило затянуться, что активно демонстрировали отчёты с фронта.

Уже прошедшие и только грядущие сражения не отличались особым размахом. Но та частота, с которой армия Китайской Империи была готова посылать своих неодарённых солдат на убой, поражала даже Аура. Бесспорно, это государство могло похвастаться особой плодовитостью и огромным населением, а уровень образования для абсолютного большинства бедняков, коих в Китае было свыше девяноста процентов, оставлял желать лучшего. Такую толпу необученных крестьян с их территорией было попросту некуда девать, но чтобы вот так, в открытую посылать солдат на смерть? Если в России или в Европе предпочитали использовать неодаренных в качестве усиления для магов, приставляя к одному одарённому один, максимум – два с половиной десятка хорошо экипированных солдат, то Китай, не размениваясь на мелочи, комплектовал отряды с пропорцией двести к одному. Логично? Если принимать во внимание только число обычных солдат, то – да. Но большое население влекло за собой и пропорционально большее число одарённых, заставляя несведущих людей вновь и вновь задаваться вопросом: почему двести к одному?

В отличии от Российской Империи и государств Европы, хоть как-то пытающихся отстоять права неодарённых, Китай открыто заявлял о том, что править и занимать сколь-нибудь значимые места в социуме достойны лишь маги. Шесть миллиардов человек, половина населения земного шара, среди которой затесалось десять с половиной миллионов одарённых, чей уровень сил превысил необходимый для обучения в школе магии минимум. И из них лишь сорок тысяч обладали силой, позволяющей учиться в академии, а ещё три тысячи являлись потенциальными магистрами, в чьих силах было покорить этот ранг до пятидесяти лет. Естественно, в армию шла лишь малая часть магов. Стоило учитывать и то, что среди этих шести миллиардов были и старики, и младенцы, уже и ещё неспособные к обучению. Но даже так цифры в сравнении с таковыми у Российской Империи были весьма и весьма неоднозначными, неестественными…

Аур в который уже раз сравнил две таблицы, укомплектованные графиками. С одной стороны – Китай, шесть миллиардов населения, десять с половиной миллионов «школьников», сорок тысяч «академиков». С другой – Российская Империя, миллиард триста миллионов, два миллиона двести тысяч и сто сорок семь тысяч соответственно.

Огромный перевес по слабосилкам на стороне Китая, не менее огромное преимущество в условных мастерах и магистрах – у России. Чем была обусловлена такая разница Аур не знал, как не знал и голонет, и компетентные специалисты. Все они ссылались на тайну магии, её неразгаданный, установленный испокон веков закон.

Закон, которого не существовало две тысячи лет назад.

По щелчку пальцев потухли дисплеи и отключилось всё освещение. Не имеющий окон кабинет чернокнижника погрузился во Тьму, моментально устремившуюся к жаждущему её компании магу. Обособившись от магии, можно было сказать, что тьма есть не более чем отсутствие света. И это было правильно с точки зрения обычной немагической науки. Но любой маг, вышедший за границы возможностей среднего одарённого, мог с уверенностью сказать: на самом деле это не так. Противовес Свету, уравновешивающая своего сиятельного брата сестра, Тьма привлекала тёмных магов и внушала ужас в сердца остальных. И если Аур в окружении этой древней силы чувствовал себя лучше, чем где-либо ещё, то простой человек в его кабинете не прожил бы и секунды. А светлый маг, неспособный воззвать к истинному Свету, утонул бы в пучине безумия. Таковы были реалии борьбы двух элементов, над которыми стояли только первозданные Хаос и Порядок, неизбежно присутствующие во всём сущем.

Истина, о которой можно было знать, но не понимать её. Этим грешили даже некоторые магистры, как китаец, чей дух всё ещё продолжал делиться информацией. Старик искренне верил в то, что Тьма и Свет, Хаос и Порядок всего лишь сказки. Маги, достигшие единения с каким-либо элементом, и в былые времена не стремились делиться сакральным знанием даже с собственными учениками, а к нынешнему моменту это стало попросту опасно. Слишком много конкурентов, слишком легко распространяется информация. Не успеешь и глазом моргнуть, а в твоё жилище уже ломятся жадные до знаний и неразборчивые в методах магистры, под конец жизни решившие приобщиться к истине…

Приятный холодок, даруемый Тьмой, пропал, как только в нём отпала нужда. Чернокнижник медленно поднялся с кресла, едва контролируя тело из-за переполняющей его лёгкости – побочного эффекта, вызываемого медитацией. Течения в океане мыслей расплелись и выровнялись, лишние теории испарились, а имеющие право на жизнь прошли отбраковку. Среди сотен и тысяч причин образования неизвестного феномена, вызвавшего перекос в силе и числе одарённых Китая, остался лишь один.

Стороннее влияние. Ритуал, впервые использованный как минимум шестьсот лет назад. Именно тогда появился первый труд, достаточно точно описывающий число и силу одарённых, рождаемых по всему земному шару. В те годы в Китае уже появлялось больше магов, чем во всём остальном мире, и высокого уровня они достигали значительно реже. С течением времени пропорция стала выражена гораздо ярче, что прямо указывало на возросшие аппетиты того, кто этим занимался. Маги новой эпохи были слабо заинтересованы в исследовании феномена, но у них было весомое оправдание – они не жили две тысячи лет назад и не знали, что в те времена по всему земному шару рождалось примерно одинаковое число как слабых, так и сильных одарённых. Для них происходящее являлось обыденностью, за которой ничего не скрывалось. В то же время Аур понимал, что с большой долей вероятности им был обнаружен крайне опасный игрок, скрывающийся в тени уже несколько веков. И вполне вероятно, что провёдший ритуал такого уровня маг тем или иным образом достиг бессмертия. Привязал ли он к своей душе частичку Порядка, как Аур, или создал свой собственный способ – любопытно, но не так важно. Даже лич с такими возможностями и умом был крайне опасен, и его существование следовало учитывать в дальнейших планах.

В первую очередь, требовалось свести к минимуму контакты с потенциально опасным Китаем, что, ввиду принятого ранее решения, сделать было крайне затруднительно. Военные контракты, появившиеся после войны, расхватывали, словно какой-то дефицитный товар. Финансовый отдел тогда посчитал риски приемлемыми, Аур всё одобрил и подписал контракт с государством на выполнение поставок кое-какой электроники. Этот не самый объемный заказ потребовал от корпорации стремительного возведения сразу трёх промышленных комплексов, но даже так по истечении двух лет проект должен был полностью себя окупить и начать приносить весомую прибыль. Весьма недурственно, если принимать во внимание обычные сроки окупаемости подобной недвижимости, в самом лучшем случае не опускающиеся ниже десятилетия. Но теперь в чернокнижнике в унисон заговорили паранойя и чутьё, требующие сделать хоть что-то. «Бессонов-Корп» хоть и была недостаточно велика, чтобы привлечь внимание сильных мира сего, но муху, жужжащую перед глазами, просто невозможно не заметить. Разрыв контракта сулил корпорации банкротство ввиду огромных неустоек, и на подобное Аур пойти был не готов. Следовательно, ему оставалось только приказать свести к минимуму упоминания «Бессонов-Корп» как на производстве, так и на экземплярах продукции вопреки изначальным планам, включавшим в себя привлечение инвесторов и новых клиентов из гражданского сегмента…

К счастью, это было то единственное, что связывало корпорацию с Китаем. Техника, переданная Империи на время войны, не была уникальной, а служить Раскольников отправил наёмников, предварительно подписав с ними контракт на год. Такой шаг тоже допускался, пусть и требовал дополнительных затрат, несущественных для Аура, но бьющих по кошельку большие кланы или именитые частные военные компании, одна лишь треть сил которых в десятки, а то и в сотни раз превосходила всё наличествующее у «Бессонов-Корп».

Вернувшись к терминалу, Аур уверенными движениями создал и переслал Хельмету соответствующий указ. Чернокнижник, привыкший руководствоваться здравым смыслом, сомневался в эффективности подобных мер, но чутью он доверял больше, нежели собственным выводам в условиях почти критического недостатка информации. Китай, в отличии от Российской Империи, активно противодействовал утечкам даже самых безобидных сведений. И именно из-за этого противодействия чернокнижник так и не смог составить сколь-нибудь реальную картину происходящего в стране, когда-то давно ставшей площадкой для экспериментов. Нельзя было исключать и того, что закрытость страны обусловлена именно этой тайной…

Поудобнее устроившись в кресле, Аур вывел на экраны демографическую карту мира. Несмотря на отсутствие видимого радиуса ритуала, он не терял надежды вычислить место или даже места его проведения. Если подобные вычисления закончатся неудачей, то, возможно, воздействию подверглась нация, а не территория.

А фиксируемые в поколениях изменения человека – один из подразделов химерологии, полноценно заниматься которой могут только тёмные маги.


***


Застать Аура врасплох могло одно событие из тысячи, и то – как правило, чернокнижник ничем не выказывал своего удивления. Но когда сразу после конференции «Альянса Промышленников», в восьмом часу вечера его перехватил Сергей, чернокнижник насторожился. Он не был большим любителем сюрпризов, так как череда оных в его жизни закончилась на весьма печальной ноте – неожиданной смерти всех дорогих ему людей. И сейчас, когда Светов, которому было будто не восемнадцать, а десять лет, отмалчивался, Аур чувствовал себя двояко. С одной стороны, ему хотелось послать всё к чёрту и уехать в офис, дабы там продолжить заниматься своими делами – исследованиями и планированием. Но на другой стороне весов лежала потенциальная польза от дружбы со Световыми, которые не вызывали у чернокнижника никаких негативных чувств, в отличии от тех же Волковых или Сазоновых. Это был один из тех редких случаев, когда у Аура появлялась реальная возможность заполучить союзника, к которому он относился никак. Ни привязанностей, ни долгов, ни вражды – идеальный кандидат, с какой стороны ни посмотри. А ставить палки в колёса самому себе Аур не собирался. В конце концов, в столь смутное время ценна была любая помощь и любые инструменты, до которых только можно дотянуться.

Потому сейчас чернокнижник сидел и, наклонив голову, смотрел в панорамное «окно» элитного гражданского глайдера. Как ни крутись, а с обычным зрением понять, что перед тобой глухая стена, а не настоящее стекло, было невозможно – до того совершенной являлась дорогостоящая проецирующая система, создающая многослойную голограмму.

Так прошло почти полчаса, по истечении которых глайдер приземлился на бетонной площадке, расположенной посреди глухого елового леса. Единственным признаком цивилизации здесь был двухэтажный, скромный по меркам богачей коттедж, да скрывающаяся от посторонних взглядов охрана, которую даже сам Аур обнаружил с большим трудом – пришлось применить кое-что из арсенала общей магии.

- Как тебе домик?

Сергей наконец-то позволил себе сказать что-то помимо «увидишь» и «тебе понравится».

- Уединенный и защищенный. Но я всё ещё слабо понимаю, что мы здесь делаем.

- Знаешь, мне кажется, что у тебя малость съехала крыша на почве событий последнего года. – Удостоившись в качестве ответа лишь непонимающего взгляда, Сергей, спрыгнув на горячий бетон, перешёл к конкретике. - Июнь, двадцать восьмое. Ничего в голову не приходит?

Аур честно поднял все свои воспоминания, связанные с этой датой, но не обнаружил в памяти ничего конкретного. Да и откуда, если в начале лета он ещё даже не занял это тело? Но с каждой секундой раздумий теперь уже в глазах Сергея разрасталось недоумение, а по истечении второй минуты он в сердцах выдал:

- Как можно о своём дне рождении забыть?

- Если держать в памяти всё то, что держу я, то это вполне возможно. – Спокойно ответил чернокнижник, в мыслях коря самого себя. После основания корпорации он несколько раз посещал такие праздники и даже смирился с тем, что русские все поголовно на этом помешаны, но о том, чтобы спроецировать эту традицию на себя, даже не подумал. Как оказалось, совершеннейшим образом зря. – Подожди. Сегодня ведь двадцать седьмое?

- Ты не рассылал приглашений, и мы с Дианой посчитали, что ты не планируешь отмечать. Но вручить подарок надо, и лучше на день раньше, чем позже. – Блондин, остановившись на крыльце, подхватил с перил тонкую папку и вручил её чернокнижнику. – Владей, и не вздумай отказываться. Тут, в трёх километрах к северу, наш загородный дом, в котором мы чаще всего отдыхаем всей семьей. Ну и охрана соответствующая, по периметру всего леса. Зная твою паранойю…

- Спасибо. Правда, не могу обещать, что выберусь сюда в ближайшие… пару лет? – Чернокнижник развел руками. – Дел больше, чем я способен переварить.

- Уж пару дней в сезон выделить получается даже у отца, так что не стоит преувеличивать. Хотя, если говорить честно, твои успехи впечатляют. – Сергей, покрутившись на месте, сел на ступеньки. Аур, справедливо решив, что эта беседа может вылиться во что-то интересное, опустился рядом. - Вот только за военный контракт ты взялся зря.

- Мой финансовый отдел думает иначе. Да и я не увидел никаких подводных камней, кроме поставок сырья.

- Война с Китаем уже подняла цены на электронику, а к моменту запуска твоих заводов всё будет ещё хуже. Ты ведь не из Европы планируешь материал возить?

- Или информаторы твоего рода облажались, или ты намеренно хочешь, чтобы я почувствовал себя крайне предусмотрительным гением. – Парой касаний Аур подвесил перед собой голограмму с приблизительными расчётами затрат и прибылей – ничего такого, что не было бы известно широкому кругу посвященных. Но Сергей эти данные мог не запомнить, так что Аур решил помочь блондину скрыть свою неосведомлённость. – Я уже начинал кое-какие эксперименты с производством электроники для своей военной техники. Не хотелось, как ты понимаешь, таскать на себе уйму закладок от производителя. Соответственно, сырья закупил впрок. Минимальные объемы, поставляемые из Китая, но хватит и на госзаказ, и на остальное по мелочи.

Светов пробежался внимательным взглядом по таблице и пораженно покачал головой:

- Если бы я демонстрировал подобные таланты управленца, то меня бы даже в академию не отдали.

- Кадры решают всё, и моя заслуга лишь в том, что я сумел найти и замотивировать людей. Все проекты моей корпорации – это, по большей части, реализация предложений заинтересованных лиц.

- Знаю. – Аур и не думал выказывать недовольство по поводу всезнания Сергея. Одно только то, что парень не скрывал своей информированности, говорило о многом. – Как знаю и то, что со своими попытками тебе помочь я уже провалился не один раз. Как же сложно с гениями…

- Думаешь, с наследниками великих кланов намного проще? – Усмехнулся Аур. – На самом деле, я благодарен тебе за попытки предотвратить мои ошибки. Но впредь учитывай мою гениальность, хорошо?

- Ты слишком часто говоришь о своей гениальности. Давай лучше обсудим что-то другое? Зимний турнир, например. Ты ведь подготовил что-то для своих соперников?

Аур коварно ухмыльнулся:

- Свою гениальность, естественно.

Но турнир действительно приближался, и от своих планов относительно него чернокнижник отказываться не думал. В конце концов, именно известность открыла перед гениальным выскочкой множество дверей, позволила завести знакомства и начать наращивать политическое влияние. Близился день, когда в перечне кланов появится новая фамилия. И Аур категорически не желал околачиваться где-то на задворках этого списка.

Его амбиции лежали гораздо, гораздо выше.


***


Война войной, а обед – по расписанию. Странная, пусть и отражающая саму суть менталитета русского народа пословица. Люди гибли на границе, сводки с фронта возглавляли вершины рейтингов, отличившихся в боях возводили в ранг героев, а в голонете два народа активно обливали друг друга помоями… Но на повседневную жизнь Российской Империи всё это практически не отразилось. Приближался любимый народом всероссийский зимний турнир, все желающие принять в нём участие тренировались на износ, и только лишь Аур, словно какой-то прокажённый, сидел в четырёх стенах и работал. Регулярно, пару-тройку раз в неделю, он выбирался в академию для проведения занятий во Вьюге, перед этим выборочно посещая интересующие его факультативы. Не забывал и о тренировках тела, выраженных в наращивании выносливости, но на этом перечень активностей Авеля Бессонова подходил к концу.

Ведь всё остальное время съедала корпорация, ежедневно требующая часов больше, чем есть в сутках. Аур не пытался объять необъятное, но даже так его проняло. Потому-то к двухнедельному турниру, на всём протяжении которого участникам нельзя было покидать прилегающую к арене территорию, чернокнижник отнёсся, словно к отпуску. Ведь сначала шли отборочные, на которых возможность пересечься с кем-то из фаворитов сводилась к нулю – организаторы специально обставили всё так, чтобы сильнейшие столкнулись друг с другом ближе к финалу. Турнир в первую очередь был огромным театром, и только после этого – способом выявить сильнейшего…

Сбитое дыхание невысокого парня, держащегося за до крови распоротое предплечье, эхом разносилось по всей арене, подхваченное направленными звукозаписывающими устройствами. Этот маг, продемонстрировавший талант и хорошие навыки, стоял на небольшом свободном ото льда пятачке и отчаянно пытался придумать способ победить. К его сожалению, такового не видел даже загнавший оппонента в ловушку Аур, сложивший руки за спиной и спокойно наблюдающий за метаниями парня издалека. Был бы у парня другой концентратор, а не наручи, то он ещё мог попытаться что-то сделать, но его устройство просто не было приспособлено для ведения боя. Чаще всего используемый исследователями и гражданскими, такой тип концентраторов, пропуская через себя ману, нагревался, и из-за близости к телу наносил неизбежный вред своему носителю. Оппонент Аура поддерживал собственноручно разработанное защитное заклинание, не позволяющее исходящему паром, - лёд Аура плюс огонь его противника – и вот уже по арене стелятся белесые облака, - концентратору превратить кожу в угольки, но и у этого метода были свои пределы…

Последняя попытка была ожидаема и бессмысленна – «исследователь» раскрыл свой последний козырь в лице комплексного заклинания среднего уровня. В разные стороны устремилось шесть сгустков плазмы, моментально набравших чудовищную скорость и, постоянно меняя траекторию полёта, устремившихся к чернокнижнику. Аур, среди прочего, ценил в людях целеустремлённость, но не глупость. И потому в момент, когда его противник только начал формировать заклинание, лёд с присущей только мастерам стремительностью пополз по земле, к моменту окончания формирования снарядов плазмы добравшись до стоп наивного мага.

Первая секунда – шесть слепящих глаза сгустков разлетаются в стороны, поднимаются повыше и, изменяя направление своего полёта, выстреливают в Аура.

Вторая секунда – под ногами оппонента чернокнижника вспучивается лёд, и десятки ледяных шипов вгрызаются в наручи-концентраторы, пробивая их насквозь вместе с руками. Долю мгновения спустя активируется артефакт, призванный защищать жизни участников и демонстрировать, когда проигравший более неспособен продолжать бой. Золотистая дымка окутывает тело умелого, но наивного огневика, развеивая ледяные шипы, останавливая кровь и понемногу заращивая раны. Такие возможности неприметным с виду дискам, крепящимся на груди дуэлянтов, давала сама арена, над которой работали десятки магистров разных направлений в течении, если верить историческим хроникам, девяти лет в конце двадцать первого века.

Третья секунда – Аур, где отражая магией, а где просто уклоняясь от потерявших управление сгустков плазмы, избегает всех снарядов и с улыбкой на лице кланяется трибунам, потакая своей слабости к театральным эффектам. В то же время к его поверженному и потерявшему сознание от боли оппоненту устремляются целители, бросающие на чернокнижника недовольные взгляды. Как ему уже сообщали после третьего или четвертого боя, закончившегося похожим образом, на турнире совсем необязательно было намеренно травмировать противников.

Но что Аур мог поделать, если студентов академии не научили определять собственные пределы? Смиренно принимать обстрел плазмой, который, между прочим, может повредить куда сильнее безобидных ледяных шипов? Артефактный диск активировался не сразу, и этих мгновений могло хватить, чтобы напрочь выжечь нервы в, например, попавшей под удар конечности. А такое лечится в течении минимум четырёх месяцев, что ставит крест на участии в турнире попавшего под подобный обстрел студента. А Аур смиренно носил маску пятнадцатилетнего гения, которому не по статусу демонстрировать силу и навыки много выше ранга мастера. Следовательно, контратака – один из немногих доступных вариантов…

- Победитель – Авель Бессонов! Как всегда скупо за заклинания, но необычайно эффективно! Следующий бой начнётся после двадцатиминутного перерыва, и в этот раз в бою встретятся участники, успевшие полюбиться многим! С одной стороны баррикад – фаворит турнира, владелец крупной корпорации, гений своего поколения, красавчик и просто мечта сверстниц - Авель Бессонов, продемонстрировавший высочайший уровень владения боевой магией и одолевший своих оппонентов в десяти боях подряд…! – Комментатор-девушка, бесспорно, обладала приятным уху голосом, но время от времени её заносило куда-то не туда. Но Аур был не против такой рекламы, так как его телу, определённо, требовалась именно того рода разрядка, а продажную любовь чернокнижник откровенно презирал. – Его противница – девушка, прибывшая на турнир из далёкого Оренбуржья! Магесса, занимавшая призовые места на всероссийском турнире два года подряд! Красивая и элегантная повелительница воздушной стихии – Алиса Кузнецова~!

Аур к этому моменту уже удалился с арены, но речь комментаторши было прекрасно слышно и в подсобных помещениях. Вдобавок к этому разбросанные повсюду дисплеи и голопроекторы прокручивали даже чуть более подробную информацию в текстовом виде. Так, чернокнижник узнал, что его будущая соперница всего на год старше его тела, но при этом, действительно, является весьма опасным бойцом. В то же время, призовые места на прошлых турнирах – это умения и сила мастера.

Всё-таки маги двадцать второго века в начале пути были объективно сильнее своих «коллег» из прошлого. В основном, конечно, из-за доступности информации, иных форм обучения и современных девайсов, позволяющих учиться где и когда угодно. Не было соперничества за ресурсы и знания. Гении не забирали себе все свитки и трактаты, заставляя тех, кто слабее их, впустую тратить время. Короли и императоры не отправляли только начавших обучение студентов решать какие-то свои проблемы, будь то чистка трактов от разбойников или война с соседями. В целом обстановка в мире была более стабильной. Дети получали возможность учиться независимо от ситуации в мире, ведь даже войны не могли прервать обучение в академиях и школах…

Что до взрослых магов, сертифицированных мастеров и магистров, то сформировать статистику и выдать однозначный, стопроцентный результат Аур пока не мог – сказывалось как отсутствие у него полноценного доступа к таким материалам, так и малое количество магов на службе у корпорации. Статистика, основанная на возможностях всего четырёх мастеров, обладающих разным потенциалом, прошедших обучение в разных местах и в разные годы, не стоила ничего. Но, оценивая навскидку, Аур мог сказать, что мастера новой эпохи были на двадцать-двадцать пять процентов сильнее, чем раньше. Это касалось лишь их личных сил, а не умений или могущества, достигаемого при использовании концентратора. Так, современный мастер, использующий боевой концентратор, вполне мог утереть нос слабому магистру прошлого, в то время как магистры за счёт высоких технологий в плане чистой силы нагоняли даже немногочисленных архимагов.

Да что там далеко ходить – Аур сам лишь контролировать свою сферу, передавал ей ману, а заклинания использовал из её же памяти посредством магической связи. В сравнении с классическими методами, такой подход не требовал вообще никаких умственных усилий, позволяя разгрузить сознание ценой ограниченности арсенала. Специальные кристаллы, выращиваемые для связанных с магией расчетов, стоили баснословных денег и отличались капризным характером. Из-за этого в концентраторы можно было встроить лишь их миниатюрные копии, буквально размером с четверть ногтя на мизинце ребёнка, в то время как в терминалах использовались кристаллы размером с кулак. И если терминал мог запомнить тысячи моделей заклинаний, то концентратор располагал намного меньшими объемами – от двух-трех сложных комплексных заклинаний, до полусотни простейших, вроде импульса. Но даже так концентратор оставался незаменимым инструментом современного мага. Инструментом, полностью понять принцип устройства которого Аур пока не мог.

Расчёты извращенного техномагического гения, сумевшего каким-то невероятным образом не только использовать эти драгоценные кристаллы ради своих нужд, но и совместить их с чисто-электронными компонентами ускользали от Аура, за полтора года не сумевшего узнать о науке всего. Он полностью прошёл программы нескольких технических вузов, только в начале этого месяца, декабря, перейдя к изучению современной биологии и вытекающих из неё разделов. Как химеролога, его очень интересовали достижения людей на этом поприще. А если говорить серьезно, то Аура привлекали вообще все науки, на которые ему просто не хватало времени из-за необходимости заниматься политикой и бизнесом.

И оттого величайшим благом был рост корпорации, которой, как надеялся Аур, вскоре не понадобится его непосредственный постоянный надзор. Подчиненные будут сами заниматься делами в зонах своей ответственности, а чернокнижнику останется только время от времени контролировать процесс, использовать доступные ресурсы и заниматься тем, ради чего он всё это устроил.

Учиться и познавать…

Параллельно размышлениям Аур перенастраивал сферу на иную модель поведения, выгружал из памяти заклинания, бесполезные против мага воздуха, и добавлял те, без которых сложно будет обойтись. Второй, намного более слабой стихией Алисы была земля, что вынуждало любого противостоящего ей мага дополнительно тратить место в концентраторе на общие заклинания сенсорики. Земля была единственной стихией, которую нельзя было создать из ничего, но которую можно было заполнить маной и сделать непроницаемой для обычного магического восприятия. Аур не мог гарантировать, что его будущая противница не воспользуется этим излюбленным всеми магами земли приёмом, а потому – внёс в память устройства одно сенсорное безстихийное заклинание. В силах чернокнижника было почти мгновенно применить его и без концентратора, но это было бы слишком даже для гения. Слишком уж объемной и сложной была модель, чтобы кто-то в пятнадцать лет смог быстро её сформировать и активировать. Зато концентратору на решение такой задачи требовалось чуть больше полутора секунд, что Аура полностью устраивало. В конце концов, не может подросток, сколь бы гениальным он ни был и кто бы его ни обучал, одновременно и начать формирование препятствий из земли, и провести эффективную атаку, от которой нельзя защититься пассивным барьером. Это не вопрос силы и навыков, но вопрос опыта, накопление которого ограничивается временем.

Проведя ещё несколько замен и манипуляций, Аур выбросил почти все простейшие чары, переложив необходимость их использования на себя. Сразу после этого чернокнижник поднялся со скамьи и, кивнув только-только приоткрывшему дверь сопровождающему, направился на арену, подойдя к закрытому выходу за тридцать секунд до представления «чемпионов».

И первым на площадку вернулся Аур, тут же принявшийся анализировать произошедшие с ней изменения. Как правило, арену видоизменяли под элементы тех магов, чьи способности были намертво привязаны к стихии, которую вполне реально было встретить в настоящем сражении. Так, никто не превращал арену в вулкан, но горящие обломки на ней появиться могли. Аналогичным образом всё обстояло и со льдом, который не требовал обязательного наличия неподалёку своего природного отражения. Но вот земля… Если предыдущий бой проходил в декорациях бетонированной улицы небольшого городка, то сейчас судьи от души насыпали «материала» в виде земли и камней, необходимых девушке для использования её второстепенного элемента. Шестиметровый слой почвы, полсотни тонн камня, разбросанного по площадке, и всего одна точка опоры в виде подбитого глайдера, напрямую которым элемент земли управлять не мог. И трава, дрожащая под порывами искусственного ветра…

Аур втянул носом неожиданно свежий воздух, который тоже изменили в соответствии с внешним видом арены. Яркий запах раскаленной степи, приправленный духом трав и цветов, смешивался с едва уловимой горчинкой давным-давно сбитой военной машины. По сравнению с дуэлями прошлого, проводимыми где и как попало, эта арена Ауру нравилась куда больше. Даже жаль было её разрушать…

Но не сдаваться же, право слово?

- Поприветствуйте Алису Кузнецову…!

Противоположный вход на арену открылся, и оттуда вышла высокая, подтянутая девушка с бледно-рыжими волосами, напоминающими не пламя, а, скорее, тлеющие угли, при неосторожном с ними обращении обещающие причинить не меньшую боль. Для участия в бою Алиса облачилась в стилизованное под нечто военное облачение, не дающее явного преимущества и оттого допускаемое правилами. Защищающие глаза очки, собранные в хвост волосы, маска, закрывающая нос и рот, глухая кофта с длинными рукавами, плотная, но лёгкая куртка, закрытые штаны и перчатки – открытых участков кожи не осталось в принципе. И это было странно, так как в своих прошлых боях, которые довелось увидеть Ауру, фаворитка с юга выступала в совсем ином наряде. Ярком, открытом и привлекающем внимание.

И это обстоятельство наводило на вполне определённые мысли о том, что Аур недооценил масштабы бедствия. У него не было возможности встретиться с девушкой вживую до боя, но сейчас он отчётливо видел, насколько сильной та была. Объем маны в её теле подошёл бы кандидату в магистры, но никак не мастеру. Вкупе с ареной, будто бы созданной специально для неё…

«Кому-то не нравится моя кандидатура на первом месте турнира? Или это совпадение…? Нет. Сейчас нужно сосредоточится на сражении. Эта девчонка никогда не занимала первое место, что при столь объемном резерве ясно указывает на изъян в контроле или тактике ведения боя. От этого и нужно играть…».

- Участникам приготовить концентраторы к проверке!

Аур передал сферу представителям судейского комитета и, пока те проверяли устройство на предмет незарегистрированных сюрпризов, начал выстраивать в голове наиболее актуальные для него поведенческие схемы. Логично предположить, что прямые и грубые атаки ввиду явного превосходства девушки в резерве уйдут в молоко. Её концентратор – увесистый, рассчитанный на большие объемы пропускаемой силы меч, при активном использовании должен греться, как адская печь. Ни одно устройство такого класса неспособно непрерывно пропускать через себя силу, следовательно – есть два варианта. Предельно простые заклинания, накачанные маной до предела, и сложные, комплексные, энергозатратные чары продолжительного или объемного действия. В первом случае чернокнижник однозначно выигрывал за счёт опыта противостояния таким топорным заклинаниям. Во втором же всё было куда как менее однозначно в первую очередь из-за обширности арсенала магов воздуха и земли. Кузнецова могла использовать как примитивные объемные воздушные бомбы, основанные на сжатии воздуха, так и песчаные вихри, сводящие на нет магическое восприятие. Арена не отличается особыми размерами, - круг с двумя сотнями метров в диаметре, - и это играет волшебнице на руку. Подавляющее большинство её конкурентов проиграет, стоит Алисе только занять центр арены и сформировать растущий вихрь, сквозь который её саму увидеть без специальных чар будет невозможно. Отсутствие пространства для манёвра и постоянный обстрел заклинаниями из-за вращающейся на огромной скорости смеси воздуха и земли неминуемо приведут даже опытного бойца к поражению. Но это тактика одного раза, к которой было легко подготовиться заранее. Те же матчи девушки, которые Аур всё-таки видел, проходили против бесполезной массовки из студентов, непонятно как попавших на турнир. Они совершенно не раскрывали её возможностей…

Пока Аур размышлял, стоя на своей позиции, судьи закончили проверку, вернули концентраторы владельцам и быстро покинули территорию арены. Границы щита-купола размазались и превратились в имитирующую туман хмарь, после чего последовала команда к началу боя.

Чернокнижник впервые за полтора года ощутил азарт. Загнанный в установленные рамки, он совершенно неожиданно столкнулся с противником, способным его не только развлечь, но и одолеть. И это…

Это было восхитительно!

Глава 3.

В первую же секунду боя Аур, оседлав первую из начавших расти ледяных колонн, взмыл вверх, как можно дальше от опасно дрожащей земли. Прошла всего секунда, а площадь арены уже была разбита трещинами на одинаковых размеров гексагоны – девушка, так и не сдвинувшаяся с места, не жалела сил на подготовку поля битвы. Чернокнижник всем своим естеством ощущал, как наливается маной земля, как дрожат от переполняющей их силы серые валуны, часть которых уже стянулась к Алисе и была готова перехватить любое направленное заклинание. Аур не пытался атаковать, здраво предполагая, что желанного эффекта это не принесёт – ни один здравомыслящий маг не возьмётся за сложное комплексное заклинание, предварительно себя не обезопасив. Так и Аур взялся за воплощение своего плана лишь после того, как ледяная колонна доставила его к самой вершине купола.

Неуловимое движение рук – и вот уже ледяной щуп упёрся в барьер… но не развалился, как можно было предположить, а приморозился к куполу, в основе которого лежал принцип противодействия. Кусок льда не пытался пройти через него, и купол, соответственно, не реагировал. Всё просто, но уверенности в том, что барьер работает именно так, у Аура не было.

Зато теперь его ледяные сети стремительно занимали всю верхнюю часть арены, а сам чернокнижник готовился примерить на себя роль паука, по правилам которого ведётся игра.

Тем временем девушка закончила передачу силы, и гексы-колонны начали подниматься вверх, следуя заложенной в заклинание программе и формируя совершенно бесполезный в новых обстоятельствах лабиринт. Но прерывать формирование заклинания было опасно и бесполезно, так как вырвавшаяся из контура мана не только не возвращалась к магу, но и могла сдетонировать, из-за чего Алиса на протяжении этих секунд беспомощно наблюдала за тем, как разваливается одна ведущих к победе дорог.

И поспешно решать, как применить эти обломки, дабы создать для себя иной путь.

В какой-то момент большая часть земляных столбов развалилась, и получившиеся кучи ринулись к своим близнецам в центре арены. Так как Аур закрепился на высоте в сорок метров, Алисе требовался материал, которого в нынешних обстоятельствах оказалось слишком мало - хватило лишь на несколько столбов, которые, слившись с пополнением, со вдвое большей скоростью ринулись вверх. Спустя какие-то секунды они наткнулись на ледяную преграду, без труда проломив первый, самый хрупкий слой, скрывающий за собой основную конструкцию, над которой отчаянно, прилагая все наличествующие силы, работал чернокнижник, мгновенно отреагировавший на вторжение.

Гибкие ледяные щупальца, потрескивая и звеня, начали опутывать земляные громады, постепенно замедляя темп их продвижения. В ответ Алиса, прокричав что-то невразумительное, перестала контролировать автономное заклинание, оставив ему одну-единственную задачу - тянуться к небу. Сама же магесса переключилась на ручное управление всеми подконтрольными валунами, согласно её желанию изменившими форму и теперь напоминающими гигантские лезвия, устремившиеся на помощь почти остановившимся столбам.

Но за мгновение до того, как камень сокрушил лёд, уже Аур перенаправил собственные усилия на управление совсем другой областью сети, предприняв попытку нанесения удара непосредственно по своей противнице. Положение чернокнижника в верхней части арены было слишком шатким и ненадёжным для дальнейшего противостояния. А уж если принять во внимание превосходство его оппонента в объемах доступной силы, то продолжать битву на истощение было не в его интересах. Девушка не ошиблась, выбирая способ противостояния, и маг, не видя возможностей для эффективной атаки, закономерно перешёл к следующему пункту плана.

Ледяная волна обрушилась на каменный купол, защитивший заклинательницу и позволивший ей контратаковать. Но на этот раз в дело пошла отнюдь не земля. В считанных метрах от Аура воздух резко сжался, стянув витающие в воздухе осколки льда в одну точку – и взорвался, разрушая часть сети и заставляя чернокнижника уйти в защиту. Одна за другой вокруг него взрывались воздушные бомбы, раскалывая пропитанную маной конструкцию и обрушивая её части вниз, на армированный бетон, в начале боя скрывавшийся под слоем земли, сейчас собранной в одном месте. Простое в использовании, но оттого не менее эффективное заклинание в руках Алисы превратилось в опасное оружие, остановить которое напрямую было практически невозможно.

Аур, до последнего выжидающий в самом безопасном месте своего укрытия, замахнулся, активировал Аспект – и, позволив ещё одной части льда обвалиться вниз, метнул раскаленную, облепленную льдом, но ещё не приблизившуюся к опасному порогу сферу за спину скрывающейся под куполом девушки. Та считала, что контролирует всё поле боя, но это было совсем не так. Аур знал о магическом восприятии всё, что только можно было, но даже он не смог бы в пылу боя определить, что его оппонент что-то куда-то бросил, не применяя и капли магии. Она не ожидала, что сфера окажется за её спиной, за что и поплатилась своим положением на арене…

За мгновение до того, как концентратор изверг мощный пучок неоформленной в стихию энергии, Аур оттолкнулся ото льда и спрыгнул вниз, щитами отражая направленные прямо на него камни. Доступный резерв таял на глазах, но своей цели маг добился – приковал к себе всё внимание повелительницы воздуха, создав идеальный момент для скрытной атаки.

Взрыв, пробивший каменный купол насквозь, стал полной неожиданностью даже для зрителей, заворожено наблюдающих за зрелищной и разрушительной схваткой. Немногие в принципе обратили внимание на момент броска, даже находясь на идеальной для наблюдателей позиции. Но теперь, когда рыжеволосая бестия, окутанная защитившими её вихрями, словно пушечное ядро вылетела из своего укрытия, сшибая собственные колонны и пропахивая спиной траншеи среди обломков льда, трибуны взорвались криками. Где негодующими, где одобрительными – каждый из зрителей поддерживал того, кто ему больше нравился или на кого он поставил деньги. Но первый серьезный и интересный бой турнира, бесспорно, зацепил и тех, кто вживую наблюдал за его ходом, и тех, кто довольствовался объемной трансляцией.

Тем временем Аур мягко приземлился среди перемешавшихся друг с другом обломков и притянул к себе сферу, занявшую своё привычное место над правым плечом. В схватке против такого противника без концентратора маг ощущал себя не в своей тарелке, и потому решил не рисковать, сразу вернув себе бесценное устройство.

Как оказалось, Аур не зря отказался от риска. Боевитая девушка, принявшая удар, мощности которого хватило бы на уничтожение десятка танков, сумела не только остаться в сознании, но и продолжить сражаться, перехватив меч-концентратор почти здоровой левой рукой. Взрыв и последующий полёт надёжно переломал кости в правой, основной, из-за чего та сейчас была плотно прикручена к телу Алисы созданным из земли подобием жгута. Говоря одним словом – фаворитка турнира была готова сражаться даже несмотря на то, что уже полученных очков хватило бы для участия в финале, и этот момент сильно впечатлил зрителей, отчего-то затихших.

Аур же, глядя на потрёпанную девушку, с которой, открыв миловидное лицо, сорвало и очки, и маску, размышлял о том, что с этими людьми не так. Его противница была ранена, столбы земли надёжно сковал лёд, а от камней на такой дистанции, в окружении элемента Аура, было немного проку – чернокнижник просто перехватил бы их все, воспользовавшись обилием обломков, образованных из его собственной маны. У повелительницы воздушной стихии оставался лишь воздух и четверть бездарно растраченного резерва, что лишь немного превосходило треть, сохраненную Ауром. В таких условиях, лишившись своего главного преимущества, Алисе оставалось лишь сдаться, но она не спешила этого делать.

Будто надеялась, что ей удастся каким-то чудесным образом победить.

Пауза, продлившаяся лишь несколько секунд, была грубо прервана Ауром, схватившим свою сферу и даже не поморщившимся, когда раскаленный металл прижёг кожу, которую более не защищали где-то потерявшиеся специальные перчатки. Сделал он это вовремя, так как на мгновение позже поднявшийся штормовой ветер, скорее всего, с лёгкостью унёс бы сферу в сторону или вообще сбил её подхваченным обломком. Участники турнира не стояли просто так – они готовились, они планировали, они пытались просчитать действия друг друга хотя бы на шаг вперёд.

И, в какой-то мере, они оба блестяще с этим справились.

Беззвучно отцепившаяся от защитного купола гора льда устремилась вниз, но начавший расти одновременно с этим вихрь защитил свою госпожу. Разорвавшиеся на площадке воздушные бомбы не нанесли Ауру никакого ущерба, так как он весьма изящно укрылся за скованными льдом земляными колоннами. Шипы, ринувшиеся к Алисе, бессильно остановились, когда девушка взмыла в воздух и зависла там, объятая потоками штормового ветра. Теперь Аур весьма ясно представлял, почему её назвали повелительницей воздушной стихии – она демонстрировала почти полное единение с элементом, но, к её собственному сожалению, единение неконтролируемое, инициированное скорее от отчаяния, чем из необходимости. В былые времена таких людей называли Аватарами, вестниками бедствий, которых уничтожали при первой возможности. Им с огромным трудом давался контроль над стихией, и, в подавляющем большинстве случаев, до зрелого возраста они представляли для окружающих угрозу намного большую, чем даже самый сильный одарённых из когда-либо живших. Но приход двадцать первого века всё изменил, появились концентраторы и устройства на их основе, позволяющие Аватарам обуздывать свои силы ещё в детстве. До полноценного, подсознательного контроля стихии им было всё так же далеко, но они хотя бы не устраивали бедствий по чистой случайности.

Авель, в какой-то момент поверивший в то, что его противница ещё может продемонстрировать что-то интересное, был сильно разочарован. Его не пугал стремительно растущий вихрь, вобравший в себя остатки резерва Алисы. Эта сила была рассредоточена, и прорваться сквозь неё…

Оказалось слишком просто.

Окутанная золотым барьером девушка спланировала на бетон – кто-то из судей вручную активировал диск, когда Аур мягко, не желая лишний раз вредить Аватару и тем самым портить с ней отношения, пустил ей кровь, прочертив тонкую алую полосу на бледной, напряженной шее. Этого было недостаточно для автоматической активации диска, но достаточно для того, чтобы продемонстрировать беззащитное состояние, в котором на самом деле оказалась рыжеволосая фурия. Можно было уничтожить её концентратор, выпавший из её рук и уже с полминуты валяющийся на бетоне, но чернокнижник всё так же не считал это действо сколь-нибудь необходимым. В конце концов, игрушка, способная провести такую мощь, какой обладал Аватар, стоила недёшево, в то время как Кузнецовы – не такой уж и богатый клан.

Плодить же врагов на пустом месте… Аур не мог придумать более бессмысленного и вредного занятия, и потому решил хотя бы попытаться сохранить с Алисой хорошие отношения.

А пока же, под восхищенный вой трибун, чернокнижник скрылся за воротами арены. Теперь, даже если эта девушка одолеет всех оппонентов, до череды финальных боёв он с ней не пересечётся – таковы были правила, направленные в первую очередь на то, чтобы каждый из участников попробовал на зубок каждого…

И устроил грандиозное шоу, которое могло бы с честью зваться всероссийским.


***

В тот же день Аур, как и положено практически истощившему свой резерв студенту, отправился отдыхать. Несколько часов он провёл в медитации за осмыслением чьих-то попыток то ли прервать его серию побед, то ли выбить нежелательного участника из турнира. В случайность чернокнижник мог бы поверить, если бы не такое число совпадений. Удобная для оппонента арена, истощение от двух предшествующих боёв на грани разрешенного максимума, Аватар, неудобные противостоящие стихии и столкновение двух фаворитов на отборочном этапе – всё это заставляло паранойю Аура настороженно осматриваться.

По истечении этих часов якобы необходимого отдыха, маг занялся просмотром уже прошедших и ещё только идущих боёв, выбирая те, где участвовали студенты с наименее комфортными для него элементами. Огонь, воздух, лёд, земля, вода – именно в такой последовательности Аур определял условную сложность противостояния каждой стихии, определяя свою степень заинтересованности в том или ином противнике. Наихудшим вариантом для льда оставался огонь, так как эта стихия мало того, что относительно легко уничтожала лёд, так ещё и спокойно проникала сквозь малейшие щели, словно воздух. Но если последний сам по себе угрозы не представлял, то сказать того же о пламени было нельзя. Огонь всегда считался идеальным элементом для использования в бою, так как в руках опытного бойца он превращался в многогранный бриллиант. Изменчивый, опасный и непредсказуемый. Слишком уж много состояний и способов использования было у огня, начиная от магмы и заканчивая плазмой.

Но вот день подошёл к концу, и Аур, впервые за двое суток по-настоящему поспав, освободился от необходимости отлеживаться в выделенных ему апартаментах. После пробуждения первым делом он, за семь часов до череды новых боёв, подхватил утратившую представительный вид сферу и отправился в мастерскую, намереваясь лично провести техобслуживание своего концентратора.

Несмотря на то, что Аур был не в состоянии понять принципы связи между кристаллом и электронными компонентами, он всё ещё мог их обслуживать или, в случае крайней необходимости, ремонтировать, не подпуская лишний раз к своему концентратору кого-то со стороны. Это была не столько обычная для него паранойя, сколько общепринятые нормы обеспечения безопасности магов, чья смерть может принести кому-то определённые дивиденды. Гонщика легко убить, испортив системы его автомобиля. Альпиниста – повредив страховку. Химика – подменив используемые им реагенты. Не всегда актуальные, но всегда имеющие место быть методы, согласно которым сильного мага проще всего вывести из игры, вызвав неполадки в наиважнейшем для него инструменте. В далеком прошлом даже самому Ауру довелось обезвредить могущественный артефакт своего врага, вызвав в нём резонанс и сведя на нет все его положительные эффекты. Для этого не требовался прямой доступ к предмету – достаточно было узнать, из чего собран артефакт, какие заклинания на него наложены и в чём заключается общий принцип их взаимодействия. В свою очередь, концентраторы, при зачаровании которых использовался определённый общий шаблон, были лишены этого недостатка, вдобавок обладая достаточно качественной защитой в лице адаптивных зачарованных материалов, допускающих магическую связь лишь с хозяином. Добивались этого эффекта синхронизацией с самим устройством, и процесс этот был отнюдь не моментальным. Аур, получив сферу, потратил три часа, прежде чем стал её первым полноценным хозяином. Для второго, третьего, четвертого и так далее владельца время можно было смело умножать втрое, что превращало скрытное проведение ритуала в что-то невозможное. Ведь маги предпочитали носить концентраторы рядом с собой, не так уж и часто с ними расставаясь. Вдобавок каждый одарённый мог дополнительно защитить артефакт, устроив недоброжелателям неприятный или даже летальный сюрприз…

Иными словами, маг со стороны не мог воздействовать своей силой на внутренности неповреждённого устройства. И ключевым моментом являлась цельность концентратора, отсутствие внутри него закладок, что можно было обеспечить только личным контролем… Или сковыванием техника рабским контрактом, что ввиду очевидных обстоятельств Ауру было недоступно. Приходилось довольствоваться своими навыками, далекими от идеала, но находящимися на вполне достойном уровне.

Спустя полтора часа после того, как чернокнижник занял угол в пустующей поутру мастерской, его одиночество было прервано прибытием девушки, встретиться с которой он ожидал меньше всего. Вчерашняя рыжеволосая Аватар, обеими руками прижимающая к груди чехол со своим концентратором, пробежала глазами по залу и, кивнув Ауру, заняла один из множества свободных столов, занявшись тем же, чем и её бывший оппонент.

Тобишь, приступила к разбору корпуса меча и проведению техобслуживания устройства.

Это было проделано настолько буднично и размеренно, что со стороны могло показаться, будто Алиса знала о присутствии здесь чернокнижника, и вообще – они виделись здесь ежедневно на протяжении по меньшей мере пары месяцев. Подобное хладнокровие, как оказалось, использовалось девушкой не только в бою, но и в повседневной жизни, что добавило ей ещё один балл в оценке Аура. Были бы её отношения с кланом плохи или хотя бы нейтральны, и чернокнижник, определённо, попытался бы перетянуть на свою сторону потенциального архимага. Но Кузнецовы были слишком закрытой и дружной семьей, вдобавок находящейся под покровительством императора. Уже несколько поколений выходцы из этого клана входили в ближайшее окружение правителя Российской Империи, но об их должностях в открытых источниках не было ничего…

Несмотря на гложущее Аура предчувствие, обещающее нечто интересное, ему удалось без проблем закончить работу над концентратором, собрать его и, напоследок запустив диагностику, практически выйти из мастерской…

- Авель, ты не мог бы ненадолго задержаться?

Чернокнижник развернулся на сто восемьдесят градусов и замер, словно каменное изваяние:

- Я весь внимание, Алиса.

- Я хотела поблагодарить тебя за то, что ты не стал уничтожать мой меч. Правда, спасибо. Без него я бы не смогла продолжить участие в турнире и была бы вынуждена вернуться домой. И если есть что-то, с чем я могу… – Аур от захлестнувших его волн искренней благодарности растерялся на мгновение, после чего всё-таки позволил непониманию выступить на его лице. Прозорливость прозорливостью, но сейчас он не понимал, с чего бы вдруг ему было нужно именно уничтожать концентратор. – Что с тобой?

- Возможно, мой вопрос покажется тебе глупым, но с чего ты решила, что я должен был уничтожить твой концентратор?

Настал черёд девушки выглядеть удивлённой. Она настолько мило хмурила рыжие брови, что Аур в который раз за эти два дня проклял чёртовы гормоны, которые заметно надоедали, но блокировать их было слишком опасно даже для опытного мага.

- К тебе не обращался человек по имени Честер? Невысокий, полный, с козлиной бородкой.

- Определённо, нет. Не могу припомнить никого, даже приблизительно подходящего под описание.

- Тогда… Присядем? Разговор будет долгим.

И подростки, заняв место за одним столом, погрузились в обсуждение, начало которому положила весьма интересная видеозапись, заставившая чернокнижника мысленно вывести на спине одного человека чёрную метку. Тот добровольно примерил на себя роль врага, а, следовательно, отказался от своей жизни…


***


Незадолго до объявления Авеля Бессонова её следующим противником, Алиса медитировала в одной из тренировочных комнат, в которые, обычно, доступ блокировался для всех, кроме непосредственно участников турнира. Но в какой-то момент створки дверей разъехались в стороны, и в комнату, хитро улыбаясь, вошёл описанный девушкой субъект – мужчина на полголовы ниже Аура, с солидным брюшком, козлиной, аккуратно постриженной бородкой и плешью на макушке. Вдобавок ко всему он был облачен в представительный костюм, а на груди носил бейдж с длинным циферным кодом вместо имени и должности.

Личность, подозрительная во всех смыслах, с самого момента начала разговора стала ещё подозрительнее.

- Госпожа Кузнецова, простите за вторжение, но у меня есть, что вам сказать и что предложить. Поверьте – это действительно важно, и касается вашего следующего соперника.

Словно застуканный посреди ночи на кухне таракан, этот человек почти пробежал вглубь комнаты, остановившись напротив слегка опешившей Алисы. Впрочем, девушке понадобилась всего одна секунда для того, чтобы прийти в себя и обратить недоумение в праведный гнев. Она, как, впрочем, и все участники турнира, безукоснительно следовала правилам, но требовала того же и от остальных.

- Сначала представьтесь, будьте так добры. И объясните, кто дал вам право врываться в приватные тренировочные комнаты.

- Честер Гект. – Мужчина галантно, как ему казалось, поклонился. – Я занимаюсь урегулированием спорных вопросов касательно жеребьевки и недопуска участников до финала.

- Впервые слышу о каком-то недопуске.

- О нём можно не слышать, но он есть. Ваша кандидатура, например, не прошла отбор, и вас было решено уже через двадцать пять минут столкнуть с Авелем Бессоновым – явным фаворитом турнира этого года. И он, госпожа Кузнецова, согласился не только одолеть вас, смешав с землёй, но и уничтожить ваш концентратор.

- Я не верю в теории заговоров, господин Честер. – С холодком в голосе произнесла Алиса. – А потому вынуждена попросить вас покинуть эту комнату, пока я не вызвала охрану.

- Зря, госпожа Кузнецова, очень зря. Я ведь хотел всего лишь предупредить…

- Охрана уже направляется сюда. - Алиса постучала указательным пальцем по коммуникатору. – Надеюсь, что я с вами никогда больше не увижусь.

- Когда вы вылетите с турнира из-за своей недоверчивости, то определённо со мной больше не встретитесь. Всего наилучшего.

Как-то незаметно мужчина покинул комнату и, видимо, избежал столкновения с двойкой патрульных, поинтересовавшихся причиной их вызова и направившихся по следам нарушившего политику допуска человека.

А в голове Алисы поселилась навязчивая мысль о том, что, возможно, этот мужчина не лгал, и её оппонент действительно сделает всё, чтобы с гарантией выбить её из турнира. Ведь концентратор для аватара – это нечто большее, чем просто инструмент для усиления магии. Это средство контроля, без которого её, шестнадцатилетнюю властительницу воздушного элемента, просто увезут подальше от места проведения турнира, где её дар, он же проклятие, может навредить слишком многим.

Рыжеволосая девушка раз за разом прокручивала эту мысль в своей голове. Вплоть до того момента, когда система сообщила ей о том, что её следующим противником будет Авель Бессонов, такой же, как она, фаворит турнира, о методах сражения которого в принципе не было ничего известно.

«… согласился не только одолеть вас, смешав с землёй, но и уничтожить ваш концентратор» - эхом разнесся в голове Алисы неприятный голос таинственного гостя. А минутой позже девушка решила, что победит любой ценой, приложив к этому все усилия…


***


- Как-то так.

Произнесла Алиса уже после того, как запись оборвалась, выведя Аура из состояния транса, в котором тот обдумывал, сколько правды было в словах странного гостя, обладающего большой свободой перемещения по комплексу арены, включая тренировочные залы. Вполне возможно, что он не смог перехватить чернокнижника, когда тот был на глазах у людей, а всё остальное свободное время Аур проводил в одном-единственном крыле, совмещающем апартаменты и комнаты для медитаций. Но эта вероятность дышала на ладан, так что маг предпочёл сосредоточиться на иных вопросах.

Например, кому из организаторов он перешёл дорогу, и на что ещё те могут пойти, чтобы убрать лишнего фаворита с трассы.

С пренебрежением относится к человеку, имеющему крайне высокий уровень доступа, не стоило, и это Аур понимал лучше многих. Но в текущей ситуации выбор был не слишком велик. Турнир идёт третий день, и впереди ещё семь. Начиная с шестого дня начинаются бои между участниками, прошедшими отбор и отсеявшими восемьдесят процентов конкурентов. Срок более чем достаточный для того, чтобы с лёгкостью подготовить нечто более опасное и эффективное, нежели подговоренная девочка-аватар. Несчастные случаи, как и вмешательство судей, никто не отменял. Нельзя было исключать возможности порчи концентратора одним из подговоренных магистров-проверяющих – это были маги того уровня, на котором невозможные вещи отсутствовали в принципе, и поручиться за сохранность сферы при таких обстоятельствах…

Фактически, вариантов у Аура не оставалось. Плыть по течению – значит сдаться и отдать неприятелю в руки картбланш. Но вот уж чего от него точно не ожидают, так это…

«Да, это, определённо, сработает».

- Алиса, ты не перешлёшь мне эту видеозапись?

- Зачем?

Девушка моментально насторожилась.

- Затем, что мы оказались в одной яме. Я кому-то понравился настолько, что он не хочет видеть меня на турнире, а тебя втянули в это, попытавшись настроить против меня. С какой вероятностью тебе позволят участвовать и дальше? – О возможности устранения нежелательной и теперь бесполезной свидетельницы чернокнижник решил не заикаться, предположив, что этого будет слишком много, и рыбка может сорваться с крючка. – Сами мы ничего не сделаем. Ни твой клан, ни моя корпорация здесь не помощники. А я давно хотел прикормить какое-нибудь СМИ.

- Хочешь передать им видеозапись?

- Не совсем. Просто подготовлю почву и попаду на приём к организаторам, благо, участнику это сделать достаточно просто. Если они пойдут нам на встречу – об обнародовании не будет идти и речи. В противном случае я сделаю всё, чтобы этим прекрасным вечером о произошедшем знала вся страна. – «Но до этого, определённо, не дойдёт. Император слишком дорожит репутацией турнира, чтобы даже допустить малейшую возможность подобного» - в одних лишь мыслях ухмыльнулся чернокнижник. – Но я почти уверен в том, что при твоём содействии удастся обойтись без крайних мер.

- Если нужно будет подтвердить факты – я сделаю это.

- Потребуется чуть больше – к организаторам мы пойдём вместе. И я настоятельно рекомендую с этим не затягивать.

- Идём прямо сейчас. – Алиса уверенно кивнула, отчего переброшенный через плечо рыжий хвост не удержался на своём месте и скользнул за спину, открывая вид на изящную девичью шейку. Аур мысленно чертыхнулся, вспомнив, насколько спокойным была жизнь пусть в дряхлом, но полностью подчиненном разуму теле. – Земля вызывает Авеля, приём.

- Извини. Задумался.

Судя по выражению лица девушки, она прекрасно понимала, о чём именно задумался её собеседник, но не стала акцентировать на этом внимание - лишь махнула рукой, да направилась к выходу из мастерской, за считанные секунды собрав разобранный меч. Рыжеволосая красавица давно уже привыкла к тому, как на неё реагируют парни. Но то, что Авель не истекал рядом с ней слюной, почему-то вызывало у Алисы странное чувство...

Очень странное, но оттого не менее приятное.

Глава 4.

Как Аур и ожидал, к ответственному за беспроблемное проведение турнира человеку их пропустили почти моментально, и ждать пришлось всего пятнадцать минут.

- Говорить буду я.

- Я не против. – Согласно кивнула Алиса. – Мне даже будет интересно на это посмотреть.

Подтвердив столь незамысловатым образом свою ведущую роль в предстоящем разговоре, Аур вошёл в кабинет, дверь которого приглашающе отъехала в сторону. Внутри кабинет распорядителя сиречь организатора совсем не походил на обычное рабочее место. Во-первых, в нём не было привычного каждому работающему с документами человеку терминала или хотя бы компьютерного стола. Вместо него из потолка торчал, - сказать иначе по отношению к сильно выделяющемуся устройству было нельзя, - серый цилиндр, проецирующий голографические изображения в любую точку комнаты. Там, куда это подобие терминала дотянуться не могло, ему помогали вспомогательные проекторы, «глаза» которых Аур сразу заметил в стенах. Кто бы не обустраивал эту комнату, но это решение забило последний гвоздь в крышку гроба интерьера.

Одновременно с тем, распорядитель турнира не оказался ни экстравагантным, ни привлекающим внимание человеком. Он был совершенно обычным и ничем не примечательным блондином лет тридцати пяти, с аккуратной стрижкой, гладко выбритым лицом, высокими скулами, прямым носом, спрятанными под очками голубыми глазами и атлетично сложенной фигурой. Такой человек выделялся бы на улицах города или на трибунах, но в окружении магов, - которым сама магия помогала поддерживать тело в тонусе, - и обременённых властью чиновников, он бы быстро смешался с толпой. Дар… Он был неодарённым, неспособным даже на самые простые манипуляции с маной, что объясняло его проблемы со зрением. Явление достаточно редкое, так как, в среднем, у неодарённых был потенциал. Просто очень и очень небольшой - потратив много лет на тренировки и практику, они могли продемонстрировать ту же искру на кончике пальца. За счёт этого магия могла их исцелять, проклинать и всячески воздействовать напрямую. Но распорядитель турнира был обделён даром, из-за чего, к примеру, старость должна настичь его гораздо раньше, а магическая медицина в его отношении была бессильна. В мыслях чернокнижника всплыло воспоминание о том, как среди некоторых народов таких людей заживо сжигали, считая посланниками злых духов. Просто потому, что их организм не проводил магическую энергию, соответственно – ни духи, ни боги не могли как-то отметить «прокажённого». А пару тысяч лет назад без посвящения не обходился ни один человек, откуда и пошли распространенные в двадцать втором веке религиозные ритуалы. Нет посвящения – значит, высшая сущность отвергла тебя. А там уже или бросят умирать, или просто изгонят.

И ещё неизвестно, что, на самом деле, хуже.

- Молодые люди. – Мужчина приветственно кивнул, одарив вошедших приторно-дружелюбной улыбкой. Ему или не давалось актёрское искусство, или он хотел, чтобы так думали окружающие. - Меня зовут Евгений Леваков. Что привело вас именно ко мне, а не к нижестоящим специалистам?

Последние два слова Леваков выделил особо, намекая на то, что отвлекать по мелочам его не стоит. Но ни Аур, ни Алиса на это не отреагировали, прекрасно зная, что их причину нельзя назвать слишком уж простой.

- Господин Леваков, перед тем, как объяснить вам суть нашей претензии, я бы хотел, чтобы вы посмотрели эту видеозапись.

- Претензии? – Мужчина почти обиженно вскинул брови, но видеозапись принял и вывел изображение на голоэкран, которым послужила стена. Спустя тридцать секунд расслабленное выражение лица сменилось тревогой, а спустя минуту распорядителя по цвету кожи едва ли можно было отличить от трупа, до того бледным он стал. – Это… возмутительно. Как организатор турнира, я сделаю всё для того, чтобы этот человек больше никогда не попал в Россию. Могу я рассчитывать на то, что эта запись не будет распространена?

- Определённо. Но перед тем, господин Леваков, я бы хотел кое-что уточнить. – Аур сложил руки за спиной и ухмыльнулся так, что даже многое повидавший на своём веку учредитель ощутил нечто недружелюбное. – Во-первых, мне было бы очень интересно узнать личность человека, назначившего мне роль пешки в своих планах. Я даже не буду спрашивать, как так вообще получилось, что его не остановили прямо там. Во-вторых, я требую введения усиленных мер безопасности на турнире. В частности, за действиями Честера Гекта я вижу попытку отстранить меня или миледи Кузнецову от участия в турнире – тем или иным образом.

- Я не могу…

- Господин Леваков, если, вдруг, мы друг друга недопоняли, то я скажу прямо: эти два условия, всего лишь два, необсуждаемы. В противном случае я обращусь уже не к вам, а в Имперскую канцелярию. Уж там-то точно найдутся люди, заинтересованные в предотвращении всяких скандалов вокруг всероссийского турнира.

Леваков, выслушав чрезмерно наглого мальчишку, был вынужден признать, что тот мог попросить его и о большем. И он, вот уже четыре года занимая должность распорядителя турнира, отчитывающегося непосредственно перед канцелярией императора, выполнил бы эти требования. Потому что в противном случае… ему было страшно даже предположить, каким будет назначенное наказание за подобное допущение. И дело тут вовсе не в деньгах, которые, стоит заметить, мертвым не нужны. Слишком многим Леваков мешал, пользуясь защитой императора. Слишком многим перешёл дорогу, чтобы после утраты покровительства прожить хотя бы год.

- Хорошо. Хорошо… - Мужчина снял очки и потер переносицу. – Человек, представившийся Честером Гектом, на самом деле носит иную фамилию. Честер Янг, независимый репортёр, в этом году направленный на турнир из Америки. В его полномочия входит общение с участниками турнира, преимущественно – фаворитами, и публикация интервью с их разрешения. Ни о каких… комиссиях по недопуску не идёт и речи. Я предполагаю, что он пытался таким образом…

Евгений продолжал говорить, но Аур слушал его лишь малой частью сознания, посчитав всё остальное бесполезным для себя. Большая же часть вычислительных способностей разума чернокнижника погрязла в попытках сопоставить действия американца с его собственными планами. Он пытался понять, что привлекло к нему внимание агента страны с другого конца света, но не находил ни единой достойной зацепки. Золото? Так из российской империи очень многие нелегально вывозят сокровища земных недр, и вряд ли каждый из них интересен кому-то кроме службы внутренней безопасности страны. Способности? Отнюдь – в плане магических сил и навыков Аур демонстрировал нечто уровня заурядного гения, который просто умеет думать головой и нестандартно подходить к решению поставленной задачи. Собственноручно установленные ограничения чернокнижником никогда не нарушались, и это – факт, не подвергающийся сомнению.

Остаётся только корпорация, но едва ли иностранцев могли привлечь грязные дела, никак на внешнем мире не отражающиеся. Тёмной же магией Аур открыто не пользовался из опасения раскрыть себя. Даже отложил момент создания необходимых артефактов, дабы максимально разнести по времени события, в которых он принимал непосредственное участие...

На данный момент чернокнижник склонялся к тому, что целью заговора он не являлся. Или являлся, но интриговал против него ударенный на всю голову идиот, что очень маловероятно. Ведь совсем немногие могут привлечь к участию в своих планах одного из немногих иностранцев, получивших официальную должность при турнире. Фактически, кроме репортёров, в страну из-за границы прибыло в общей сумме пять магистров – независимых наблюдателей, пара технических специалистов с теми же задачами, да древний архимаг, которому недавно стукнул восьмой десяток второго столетия. Не пригласить его не могли, так как именно его силами во всех странах мира была зарождена традиция проводить такие турниры каждую зиму. Правила, формат, отсутствие материальной награды – всё это было создано и реализовано одним-единственным человеком, которого в среде магов считали разве что не святым.

Бесклановый исследователь и учёный, аскет и меценат, трижды нобелевский лауреат и, наконец, архимаг – такого человека просто нельзя было не уважать, кем бы он ни был под маской добродушного старика. И была ли та маска – тот ещё вопрос, на самом деле…

Тем временем Леваков закончил рассказ о личности репортера-интригана, после чего удалился на минуту, дабы выдать приказ о его аресте. Этой минуты Ауру хватило для того, чтобы, во-первых, сформировать в толще потолка достаточно сложное следящее плетение, настроенное на самоуничтожение при обнаружении или истечении тридцати минут с момента создания, а во-вторых - окончательно закрыть вопрос с дальнейшей судьбой Честера Янга. Зная о нём всё, что возможно, нанятым на стороне людям будет нетрудно через пару недель после окончания турнира найти его на родине и узнать всё, что потребуется. Благо, что теневые организации обладали внушительной мощью не только в авторитарной России, но и в «свободных, демократичных Соединенных Штатах». Такой метод правления чернокнижник презирал, видя в нём лишь удобную ширму для старой-доброй автократии. Но что-то в том, чтобы выдавать свои желания за желания толпы, определённо, было…

- Что касается охранных мер, они будут усилены сегодня же. Я лично запрошу в канцелярии усиление. Этого будет достаточно?

- Более чем.

- У вас не осталось вопросов? Миледи? – Мужчина выждал пару секунд, после чего кивнул: - Тогда я не смею больше вас задерживать.

- Всего наилучшего, господин Леваков. Приятно было иметь с вами дело.

- Взаимно.

При этом выражение лица блондина было таким, будто он хотел сказать нечто прямо противоположное по смыслу. Оно и понятно – не каждый день тебя шантажирует пусть многого добившийся, но пятнадцатилетний сопляк.

А спустя четыре с половиной минуты в кабинет безо всякого сопровождения вошёл Честер Янг, вынудивший Аура со всей доступной скоростью направиться в свои апартаменты – к терминалу, к которому можно было подключить сферу, и уже через неё оцифровать разговор, который, бесспорно, сильно заинтересует не столько имперскую канцелярию, сколько их работодателя…


***


- Значит, вот так, да? – Янг повёл плечами - и опустился на выехавший из пола стул. – Можешь сколько угодно утверждать обратное, но этот кусок пластика никогда не заменит нормальной мебели.

- Мне плевать, что ты думаешь. Какого чёрта, Люк?!

- Так было нужно. И спрячь уже эти камеры! Они раздражают! – В один момент собеседников накрыл купол, не изолирующий звуки, но прекрасно отражающий свет. Из-за этого увидеть, что происходит внутри, было решительно невозможно. Сразу после того, как заклинание стабилизировалось, Честер-Люк указал на место, куда Аур установил следящее заклинание, а после изобразил ещё несколько знаков, понять которые могли бы только посвященные. – Этих двоих не хотят видеть в финале. Заказчикам нужны гарантии победы их человека, а в методах я ограничен. Пришлось крутиться…

- Докрутился! – Выкрикнул Леваков «в приступе ярости». Он мигом смекнул, что к чему, а потому занялся тем, что у него выходило лучше всего. Начал Играть. – Полумиллионом твой заказчик теперь не ограничится. Семьсот пятьдесят тысяч, Люк, и ни рублём меньше!

- Ты согласился на меньшую сумму, и… - Янг шумно вздохнул. – Я попробую выбить для тебя бонус, но не думай, что оплату вот так просто поднимут в полтора раза.

- Я согласился, когда речь не шла о подговоре участников. Ты как никто другой понимаешь, что эти двое могли бы пойти не ко мне, а в канцелярию, и тогда – всё! Тюрьма или вообще казнь! И я, ты, все мы утянем за собой… да всех, кто не сможет откупиться, утянем…! – Леваков с сожалением посмотрел на свою руку, после чего с силой ударил по столу, нагоняя драматизма. – Больше никаких попыток такого плана. И охрану я действительно удвою… Или даже утрою.

- Хорошо. Лично мы, я так предполагаю, в ближайшую неделю не увидимся?

- Правильно предполагаешь. Ты исчезнешь, Бессонов успокоится сам и успокоит Кузнецову, а заказчик пусть пользуется тем, что уже сделано. В конце концов, их наставники не зря едят свой хлеб – должны паренька хоть чему-то научить!

- Тут ты прав, но Бессонов… А, к чёрту – всё равно ничего с ним сделать не получится.

Леваков и Янг, разыгрывая спектакль, насмешливо улыбались, пользуясь тем, что чары пропускают только звук. Сложное, но не выбивающееся за рамки доступного мастеру следящее плетение было слишком быстро обнаружено, так как Аур и не подумал о том, что репортёр-шантажист может оказаться магистром магии. Но он оказался, и благодаря этому заговорщики не раскрыли своих планов.

Планов, вращающихся отнюдь не только вокруг одного лишь турнира.


***


В конечном итоге Аур поступил так, как посчитал необходимым: обратился в имперскую канцелярию, предоставив им оцифрованную запись с заклинания наблюдения. Но чего он совершенно не ожидал, так это того, что ни распорядителя турнира, ни его сообщника поймать не сумеют, позволив им скрыться, а к настоящему моменту, скорее всего, и вовсе пересечь границу. Это, на самом деле, было не так сложно, как выглядело со стороны, но только не когда на тебя обратила внимание имперская служба безопасности.

И это обстоятельство заставило Аура по-другому взглянуть на ситуацию. И ещё раз взглянуть. И ещё…

Но новые обстоятельства не вскрывались, под какими бы углами чернокнижник не рассматривал турнир и закрученные вокруг него события. Распорядитель и покрываемый им журналист даже при поддержке великого клана не смогли бы обыграть людей императора. В мирное время ещё может быть, но сейчас шла война, Китай не брезговал диверсиями, и из-за этого по всей стране вводились соответствующие меры. Даже Каролине, какой бы скрытной и незаметной в облике банши не была, пришлось сесть на диету, резко сократив число поглощаемых ею людских жизней. Это замедлило темп её обучения из-за неспособности слабых и молодых банши, - как, впрочем, и всех тёмных духов, - к самостоятельному восстановлению жизненных сил. Но вместо этого она ударилась в изучение материала, кажущегося молодым магам бесполезным, но, тем не менее, необходимым – немагических наук.

Каролина сама по себе была достаточно умной и сообразительной, что естественно практически для всех людей, замкнутых в себе по тем или иным причинам. Она быстро усваивала материал, за год с небольшим перейдя тот рубеж, за которым тёмные маги начинают понимать, чего делать не стоит. До этого момента методы обучения чернокнижников выявляли идиотов и глупцов, неспособных следовать инструкциям и грамотно воспринимать указания, стараясь обойтись при этом малой кровью. Гибли сами послушники, но, по крайней мере, они никого не забирали с собой. Каролина же только что к эту черту официально преодолела, и Аур признал не только наличие у него достойного потенциала и ума, но и черт характера, позволяющих этот потенциал развить. В будущем девушка может достичь высот во многих областях темной магии, пусть некоторые и будут ей неподвластны из-за её сути.

В противном же случае, если бы Каролина не оправдала ожиданий своего господина, ей была бы уготована учесть простого исполнителя, знающего и умеющего применять десяток-другой трюков, но не обладающего настоящими знаниями. По мнению Аура – это самое страшное, что только может произойти в жизни мага. Стать отбросом, которому просто опасаются давать в руки знания. Проходить обучение не на мага, а на цепную шавку, которая никогда не будет принимать своих собственных решений.

Сейчас Аур неспешно брёл по тропинке парковой зоны бок о бок с банши, окончив экзамен и теперь размышляя о проблемах более насущных. Чернокнижник понимал, что из его уравнения выпала переменная. А может и не одна, если игру вокруг турнира ведёт несколько человек… Трудно было прогнозировать что-то, не зная того, кто двигает пешки по ту сторону доски. И двигает ли вообще? И один ли человек руководит «белыми»? Аур провёл в новом для себя мире целый год, ни на секунду не переставая собирать и анализировать информацию. Но даже несмотря на это его осведомленность оставалась на слишком низком уровне. Намного более низком, чем тот, при котором он привык действовать.

Специалисты корпорации, бесспорно, отрабатывали вложенные в них ресурсы на все сто процентов. Но там, где Аур вложил миллион, требовалось в сотни раз больше. Золотой запас, сравнимый с таковым у приличных размеров королевства прошлого, растерял большую часть своей ценности, и, в конечном итоге, корпорация не могла продолжать рост на одних лишь надёжных вливаниях извне. Приобреталась недвижимость, запускались бизнесы, формировалась миниатюрная армия – но всё упиралось в средства. Оставшееся золото вкупе с методами корпорации позволит «Бессонов-Корп» и пока необразованному клану нарастить влияние и стать ощущающейся фигурой в политике. Но после того, как поток финансов извне иссякнет, буйный рост, завязанный на финансы, остановится. Приносимых недвижимостью денег будет хватать и на обеспечение клана всем необходимым, и на его развитие, и на формирование резервного фонда, но темп будет безнадёжно потерян. Внимание фамилий, сейчас с интересом наблюдающих за новым игроком, иссякнет, и многие действия Аура потеряют ожидаемую эффективность.

Не то, чтобы всё это стало для чернокнижника открытием, но в связи с проблемами на турнире у него были все шансы не получить того, ради чего всё затевалось. А это как минимум снизит эффективность дальнейших планов.

Поиск ответа на вполне закономерный вопрос пока не увенчался успехом, и это было… отвратительно? Да, именно отвращение Аур испытывал к своей самоуверенности, увеличенной чередой безоговорочных побед. До этого момента всё шло как нельзя лучше, но теперь чернокнижник впервые за год не знал, какой вариант позволит ему выиграть. Остаться при своих – значит не продемонстрировать положительного результата. А это в ситуации, когда речь идёт не о жизни и выживании, а всего лишь о политическом влиянии, есть чистое поражение…

Аур ещё в прошлой жизни в какой-то момент начал очень ответственно относиться к собственным решениям и их последствиям. Повлияло ли на это что-то определённое, или эти повышенные требования к самому стали печальным итогом всей жизни тёмного мага, сказать было нельзя. Ясным оставалось лишь одно: Аур, проигрывая, чувствовал себя с каждым разом всё хуже. И был готов на многое, лишь бы не испытать разочарование от поражения вновь.

- «Каролина, у меня для тебя будет задание…».


***


Чем ближе к финалу, тем яростнее схватки – таковым было правило турнира при том условии, что в бою сходились примерно равные друг другу противники. Сейчас шла именно такая схватка, за которой Аур, сидя рядом с Каролиной, наблюдал из выделенной для участников и их родственников ложи. Несмотря на то, что внимание подростков было приковано к сражающимся, по-настоящему сосредоточенной на схватке оставалась только девушка. Ей было интересно вживую увидеть бои магов и пока лишь в мыслях примерить на себя роль дуэлянтки. Аур никогда не скрывал, что банши придётся когда-нибудь выступать против магов в открытом бою, а Каролина была совершенно не против. В конце концов, банши – это мстительный дух, и месть девушки была направлена на всё человечество, когда-то от неё отказавшееся.

Впрочем, по команде она была готова сосредоточить внимание на местах магов в рангах магистров и выше, а так же находящихся рядом с ними почётных гостей. Именно оттуда, по мнению Аура, должен был сбежать Кощей или его ученик в момент, когда в расположенной в четырёх километрах гостинице начнёт распространяться болезнь магической природы. Всплеск тёмной энергии будет достаточно сильным лишь для тёмных же магов, и никто иной из находящихся на арене его обнаружить не сможет.

В том, что как минимум один тёмный маг Императора находится на трибунах, сомневаться не приходилось. Слишком значительно это мероприятие, чтобы оставлять его без защиты от чернокнижия. С теми же демонами или духами тёмному магу справиться стократ проще, чем светлому. А уж если речь зайдёт о сильном ритуале крови, то шансы светлого остановить его или спровоцировать взрыв примерно одинаковы, в зависимости от того, какую часть контура ему удастся повредить.

Возвращаясь к преследуемой Ауром цели, то он, тщательно обдумав ситуацию, решил, что ему остаётся только извлечь максимум пользы для себя. И первым шагом стала попытка раскрытия личности хотя бы одного чернокнижника Империи, чтобы после через него можно было выйти на всю сеть. Звучит просто, но на деле план Аура был несовершенен. Болезнь, подготавливаемая в спешке. Автономный, но уязвимый ритуал. Средства магического слежения, разбросанные по местности абы как. Только над сокрытием своего участия в этом деле маг поработал, как следует, да удостоверился в том, что общественного резонанса темномагическая болезнь не вызовет – она просто исчезнет где-то через час, умертвив максимум пару сотен человек и напитав их жизнями ритуал, который создаст «неудачный» артефакт. Забрать его у Аура всё равно бы не вышло, а в руки оппоненту лучше отдавать что-то заведомо бесполезное. Пусть Кощей считает, что у него появился неадекватный конкурент, нежели мучает себя вопросом о том, кто и ради чего просто так убил столько людей. Да и подозрение на Авеля Бессонова, смиренно наблюдающего за боями с трибун, падёт в самую последнюю очередь – тот результат, ради которого Аур не поленился разместить небольшой ритуальный алтарь к северу от гостиницы, устроив всё так, что выглядеть он будет ровно как место, с которого контролировалось жертвоприношение.

Оправдан ли такой ход, показать может лишь время.

- «Началось».

В момент, когда в гостинице всколыхнулась тёмная сила, взгляд Аура был прикован к трибунам. И, если бы не его обостренное восприятие, он мог бы и не заметить, как синхронно вздрогнули сразу два человека: первую, выглядящую на тридцать, но прожившую уже без малого семь десятков лет женщину, Аур знал как магистра, вхожую в некий совет при имперской канцелярии. Если отбросить прямые седые волосы, то внешность её будет самой заурядной, и достойным внимания был лишь посох-концентратор, словно бы перенёсшийся сквозь две тысячи лет. Инкрустированные в корпус драгоценные камни, выполняющие роль накопителей, вязь открыто нанесённых рун общей и огненной магии, под которыми, как теперь считал чернокнижник, скрывалось нечто из хорошо ему знакомой школы. Рассмотреть его подробнее пока было невозможно – слишком уж легко определялся источник подобного внимания. А человек, сколь бы тупым он ни был, однозначно сможет сложить два и два.

Вторым человеком оказался приезжий архимаг, всеми почитаемый светоч магической науки и создатель государственных турниров, проводящихся в странах по всему миру. Аур сильно удивился, но не позволил удивлению затмить свой разум. Он ведь подозревал, - пусть и сам сомневался в обоснованности подозрений, - добродушного старика в ношении на лице маски, скрывающей его истинную суть. Подозрения оправдались… на что Аур лишь тягостно вздохнул: ему нет-нет, да хотелось верить, что мир способен рождать святых…

Тем временем ложу покинула лишь женщина, в то время как архимаг делал вид, будто ничего не произошло. Выходило у него диво как хорошо, ибо уже спустя пару секунд он с улыбкой на лице обсуждал что-то с сидящим рядом старым магистром общей магии – довольно редким направлением, если так можно выразиться. Одним словом, ни о какой самоотверженности речь в его случае не шла.

- «Приступай».

Тело Каролины в какой-то момент обмякло и откинулось на спинку сиденья, а частица её духа устремилась сначала вниз, в технические помещения арены, а после – в сторону гостиницы, следом за беловолосой женщиной. Прелести всеобщего неприятия тёмной магии были налицо – защиты от духов ни на улицах, ни даже на арене просто не было, и даже малой частицы сил и сознания Каролины, использованных для создания примитивного Ока Духов, хватало с лихвой. Происходи дело пару тысяч лет назад, и подобный трюк было бы невозможно провернуть из-за повсюду установленных духовных ловушек и барьеров. Последние были наиболее эффективны, но простейшие ловушки сооружались и неодарёнными, приносящими в жертву домашний скот. Малая цена за то, чтобы в твой дом не пробрался призрак или чего похуже. Но современные люди давно позабыли, каково это – бояться не проснуться каждую ночь, при свете дня шугаясь от каждой тёмной мантии. Страх и ужас всего мира, тёмные маги, окончательно ушли в подполье, или подчинившись правителям огромных государств, или...

Аур покачал головой. В отношении чего-то столь глобального сходу принимать решения было нельзя, но и игнорировать вскрывшиеся факты было сложно. Будь то резкая смена политического курса Китая восемьсот лет назад, или подтвержденная аномалия в числе слабых и сильных одарённых шестисотлетней давности – всё это лишь косвенно указывало на то, что к власти в этой стране пришёл некто могущественный и, безусловно, тёмный.

Тем временем бой продолжался, Аур делал вид, будто бы наблюдает за ним, а частичка Каролины неслась вслед за разогнавшейся и споро скачущей по крышам беловолосой, соблюдая, между тем, безопасную дистанцию. Она и отсюда неплохо видела и ощущала даже не думавшую скрываться магессу, схожим с Ауром образом выставившую напоказ свой огненный элемент. Самую тёмную тьму проще всего спрятать за ярчайшим светом – принцип, между прочим, актуальный не только для магии…

Крыши, улицы, автомобильные потоки, петляющие и сливающиеся в один – Каролина, не десять и не двадцать раз выходившая на охоту в обличье банши, долго привыкала к заполняющей всё сознание эйфории свободного полёта. Это был не адреналин, ударяющий мозг и срывающий тормоза. Это был восторг разума, принявшего свои возможности и готового сполна им насладиться. Сейчас всё было немного иначе: не настолько острые чувства, нет ощущения таящейся в груди силы. Крупица сознания и духа, летящая над Прима-Москвой, физически не могла вобрать в себя всего этого. Но безопасность превыше всего – уж это-то Каролина из уроков своего господина и наставника усвоила прочно. Гибель этой её частицы, конечно, не самым лучшим отразится на ней самой, но это будет не конец. Даже пленение не станет чем-то опасным, так как частицу себя всегда можно было развеять, вернув дух и выпустив хранящиеся в резерве силы…

Выскользнувшее из-за небоскрёба здание гостиницы среднего класса не стало неожиданностью ни для седовласой, ни для преследующей её банши. Первая была опытным тёмным магом, вторая – тёмным созданием. И они обе прекрасно ощущали, как магическая болезнь перекидывается с одной жертвы на другую, пожирая плоть и души. С расстояния в четыре километра можно было ощутить лишь всплеск, но Каролина уловила лишь едва заметную искорку – сказывалась её неопытность и невысокий пока уровень сил. Но сейчас, зависнув в сотне метров над зданием, девушка чувствовала каждый очаг заболевания, каждую жертву, где сопротивляющуюся, а где уже обессилено наблюдающую за поедающей её тьмой. Не меньшее внимание привлекало и ритуальное кольцо, объявшее всё здание и даже захватившее часть свободной территории вокруг. Просто сейчас оно было едва наполнено маной, и потому Каролине было сложно рассмотреть детали.

Между тем, седовласая решила сбросить маскировку и напрямую вмешалась в ход ритуала, выбив окно на последнем этаже и уйдя вглубь помещений – так, чтобы её нельзя было заметить снаружи. Сразу после этого все окна заволокла тьма, не ставшая, между тем, препятствием для частицы банши, затаившейся в одной из комнат. Она, игнорируя наличие между ней и целью бетонных стен, сфокусировала всё свое внимание на тёмной магессе, чей раскрывшийся тёмный дар был на пятнадцать-двадцать процентов сильнее огненного, которого, между прочим, хватило, чтобы получить ранг магистра. Седовласая была сильна. И опытна, о чём свидетельствовала скорость, с которой она перехватила контроль над автономным ритуалом и направила накопленные им же силы на устранение очагов болезни. Самой Каролине с большим трудом давались подобные манипуляции, так как она ещё плохо разбиралась во всём том хитросплетении магических контуров, из которых состояли более-менее сложные ритуалы…

Спустя пять минут банши, дождавшись, пока седовласая закончит свою работу, выскользнула из гостиницы и окольными путями поспешила к арене: ей требовалось многое рассказать и показать господину…

Глава 5.

Пересказ увиденных Каролиной событий и, следом, просмотр её воспоминаний, подняли настроение чернокнижника до невообразимых высот. Теперь ему было известно, на что способен как минимум один тёмный маг империи. Как было известно и то, что носящая маску магистра огня Виктория-Клавдия Зернова не была ритуалистом, но обладала кое-каким практическим опытом на поприще жертвоприношений. Сделать такие выводы позволила как картина глазами Каролины, так и «отчёты», до последнего посылаемые как самим ритуальным кольцом, так и развеявшимися спустя полчаса наблюдающими заклинаниями, парочку которых магесса истребила по дороге и приняла, скорее всего, за сигнальную сеть.

Светясь от удовольствия, Аур досмотрел бои этого дня и даже поучаствовал в тотализаторе, выиграв пару тысяч рублей. Не без везения, но его понимание способностей финалистов обеспечило относительный успех в ставках…

Однако то, на что ему повезло, - именно повезло, ведь чувство тревоги по непонятным причинам молчало, - наткнуться уже после того, как зрители покинули арену, а большая часть сотрудников и участников устроились на отдых в своих комнатах, ставила крест на всяких планах касательно победы в турнире. Как и на втором, третьем и любом другом месте. Ведь совершенно хаотичное, случайное и детское желание Каролины перед расставанием продемонстрировать кое-какое свое достижение на грани магии и науки послужило той причиной, по которой кажущийся старым раскидистый дуб потерял кусок коры. Совсем небольшой кусочек, но этого хватило, чтобы сокрытое и замаскированное под дерево нечто начало источать из себя сырую ману, которую банши почти рефлекторно принялась впитывать. Аур же, глядя на представшую его взгляду картину, приблизился к дереву и аккуратно оторвал ещё часть коры, обнажив спаянный кристалл, выполняющий роль сердцевины дерева. Напитанный маной, он был лишь накопителем для чего-то более объемного и раскинувшегося на территории всего внешнего парка. И чернокнижник, получив доступ к одной части огромного ритуального кольца, смог окинуть «взглядом» всё остальное. Огромная магическая конструкция опоясывала всю арену и комплекс общежитий, а в потоках маны маг сумел определить не понаслышке знакомые ему руны, отвечающие за связь с геенной огненной. Кто-то определённо планировал призвать демонов, и заполнил накопители, само меньшее, пятнадцать дней назад. Следовательно…

Аур понял, насколько всё плохо, лишь спустя пару минут, к тому моменту, когда Каролина от восполнения недостающих сил разомлела и, фактически, опьянела, переполняемая дармовой силой, после голодовки кажущейся ей безграничным океаном. Она буквально присосалась к источнику маны, и утечку не только заметили, но и решили проверить её источник.

- «Поднимай на ноги охрану! БЕГОМ!».

В следующее же мгновение погасли все парковые фонари, а девушку, успевшую сделать лишь пару шагов, снесла волна воющих и стонущих тёмных духов, появившихся из ниоткуда и разорвавших её физическое тело на части. Аур, ставший второй целью, успел заметить благообразного старика, направившего на него концентратор в виде двух жезлов, соединенных цепью, и потому безо всяких сомнений отбросил в сторону все ограничения. Луч тёмной энергии бессильно растёкся по многоуровневому барьеру сорвавшего маску тёмного мага, чья ладонь уже опустилась на кристалл-накопитель и окуталась потусторонним серым светом. В одно мгновение выкачав из системы прорву энергии и направив её на формирование купола огромной крепости и мощи, но по размерам даже немного уступающего пространству арены, Аур осклабился: чёртов меценат намеревался тихо избавиться от свидетелей и даже обесточил эту часть парка, но едва ли он ожидал, что беззащитная жертва окажется матёрым волком. Присутствовала и жалость, вызванная тем, что эффект неожиданности пришлось потратить на барьер, который гарантированно защитит всех внутри от преждевременного внимания. Его не хватит надолго, но бои насмерть между двумя сильными тёмными магами, как правило, длятся немногим дольше минуты или двух. В тёмных искусствах не было места прямым стычкам, предсказать исход которых было почти невозможно – слишком много приёмов и слишком много контрмер было создано ещё две тысячи лет назад. Потому-то тёмные маги и отдавали предпочтение косвенным схваткам, управляя нежитью, духами и людьми. Для этого их способности подходили идеально, и не пользоваться этим было глупо.

А глупцы среди чернокнижников надолго никогда не задерживались.

- Кто ты?

Вместо ответа Аур схватил сферу и, активировав аспект Гевеликт, холодным взглядом ощупал своего противника. Артефактов, помимо концентратора, при нём практически не было: так, пара накопителей, да рассчитанные на поддержание комфорта руны на одеждах. Едва ли в Россию официально пропустили бы готовых к бою магов, а заранее к схватке старик не готовился. Его задача была предельно проста, и потому Ауру хотелось верить, что тот не стал никому сообщать о вскрывшейся проблеме в лице пары невезучих подростков. В то же время, сам Аур находился у пусть и отрезанного от большей части системы, но всё ещё накопителя маны, силы в котором хватило бы или на три резерва Авеля Бессонова, или на четверть резерва Аура из Сиктимы. Он ходил по лезвию ножа, принимая бой в таком месте, но подстроить свою смерть, когда убийца – другой тёмный маг? Это даже звучало смешно…

Можно было попытаться договориться, но у его противника, в отличии от Аура, были могущественные союзники, которые скорее поверять известному на весь мир старику-добродетели, нежели странному гению. Или просто устранят проблему, направив против него превосходящие силы – проверять на деле, какой вариант изберёт этот человек, у Аура не было никакого желания.

Как следствие, за спиной Аура открылись Врата в Тень, высушившие дерево-накопитель и впустившие в мир смертных сонму тёмных духов, по безмолвной команде призывателя рассредоточившихся по всему накрытому куполом пространству. На лице Людвига, - а именно так звали архимага, - отразилось реальное беспокойство, которое лишь усилилось в момент, когда заблокировавший пути отхода барьер и не подумал поддаваться его незначительному усилию, эквивалентному удару сильного мастера.

- Кощей? Ты нашёл Купель…?

Чрезмерная говорливость архимага сыграла Ауру на руку, что, вкупе с вызванными секундой ранее духами, позволило чернокнижнику заметно ослабить врага, не оставив ему пространства для манёвра. Однако тот, с запозданием приняв правила игры, вскинул жезлы и, пророкотав что-то малопонятное, воззвал к фамильяру, принявшему облик огромного чёрного ворона. Монструозный дух, олицетворяющий силу хозяина и содержащий в себе значительную часть его души, ринулся в бой, переведя всё внимание сонма духов на себя. Из-за своей потусторонней сути он весьма успешно рвал их когтями, перекусывал клювом и сёк перьями. В то же время Аур разбил ещё один щит архимага, подивившись тому, насколько у того их много. Это был уже шестой, и, похоже, не последний, так как в ином случае старик должен был наступать не настолько яростно…

Активировав вдобавок к аспектам великое физическое усиление, Аур разорвал сократившуюся дистанцию и, хлопнув ладонью по земле, едва не насадил архимага на собравшийся из сотен костей шип. Практически в любой точке земного шара нет-нет, да можно было найти старые трупы, а некроманты чувствовали этот материал за сотни метров. Тёмный маг не мог убить другого тёмного мага с помощью костей, но в его силах было смазать его восприятие…

Пробирающий до костей женский крик заставил поморщиться даже Аура, в то время как Людвиг буквально пошатнулся и позволил Ауру расколоть ещё два щита. Это была первая и последняя атака банши, поспешившей удалиться от озлобленного архимага как можно дальше. Она не была ему противницей, но сумела ударить неожиданно – и за это Аур собирался наградить Каролину сразу после боя. Он и без того выигрывал, но именно этот ход мог стать решающим в ситуации, когда всё стоило завершить как можно быстрее.

Оправившийся от удара в спину архимаг собрался с силами и ударил самым сильным из имеющихся в его репертуаре заклинаний, наконец-то осознав, что сейчас с ним никто по-дружески разговаривать не собирается. Наивная вера в то, что всеми тёмными магами России правит Кощей, с которым, видимо, у него были хорошие отношения, стала козырем Аура, с минуты на минуту готовящегося забрать первую жизнь архимага в новой эпохе…

Но взмывший ввысь белоснежный феникс, мгновенно поглотивший сонм духов и даже фамильяра-воина с частью души Людвига, заставил чувство опасности чернокнижника взвыть в ужасе, а его самого – начать возводить всё новые и новые стихийные щиты. Он совершил нетипичную для себя ошибку – решил, что архимаг воды и земли, скрывающий знание тёмной магии, не может обладать ещё одним элементом. Но он обладал, и обладал на таком уровне, что сумел воплотить огонь в виде Феникса, во многих народах олицетворяющего разрушительную мощь пламени и противовес тьме. И единственное, что Аур мог сейчас сделать – это попытаться пережить действительно абсолютную атаку, от которой у архимага расплавились концентраторы, а он сам в виде обугленной головёшки упал на землю.

«Обугленной, но живой и дееспособной. В противном случае феникс не был бы опасен…».

В то же время в месте, куда забилась Каролина, барьер открылся, выпустил её и вновь закрылся за пару секунд до того, как непроницаемая для света поверхность превратилась в маленькое солнце. Девушка не ослепла лишь потому, что у неё, как у духа, не было физических глаз. Но то, что вспышка такой силы привлекла внимание, сомневаться не приходилось, а на такой счёт у Каролины были предельно понятные инструкции. Одновременно с тем банши буквально ощущала, что её господину нужна помощь…

Аур же в эти секунды стоял в окружении всепожирающего огня, держал старые и возводил новые щиты, малой частью сознания думая о том, почему старому маразматику пришло в голову как минимум навеки искалечить свою душу, отдав её часть фениксу и усилив тем самым его мощь. Как максимум же старик давно устремился к небесам в виде очищенного воплощённым огнём духа без памяти и сознания, что, с некоторой вероятностью, и было его настоящей целью. Но каких же масштабов должен быть заговор, чтобы архимаг, само могущество во плоти, отдал жизнь ради сохранения тайны? Он проигрывал, но даже в самой безнадёжной ситуации есть шанс на победу. Аур за свою прошлую жизнь доказывал это, и доказывал не единожды. Так что же тогда…?

В этот момент сияние резко пропало, и Аур, создав под ногами толстую ледяную платформу, позволил себе устало на неё опуститься. Следом он отметил тот факт, что его правая рука, сжимающая останки оплавившейся сферы, не откликается на команды, а после проверил состояние своего противника, от которого не осталось даже праха. Старый идиот действительно отправился к праотцам, разменяв свою жизнь на правую конечность оппонента.

Вот уж действительно – неравный обмен, на который сам чернокнижник не решился бы ни при каких обстоятельствах.

Аур нервно хохотнул, когда над ним склонилась полупрозрачная от истощения Каролина, на лице которой застыли испуг и непонимание. Она попыталась поднять чернокнижника, но тот намертво прикипел и одеждой, и кожей к глыбе льда, а сил сломить лёд у потратившей большую часть жизненной энергии на одну атаку банши не хватало.

Аур же захотел передать ей приказ устно – но не смог даже открыть рот, до того сильно его измотала схватка против архимага-смертника.

- «Отправляйся в штаб и запечатай нижние этажи. Накопители с жизненной силой возьми у Хельмета. После спрячься в восточном убежище, я сам тебя найду. Не медли!».

- «Да, господин».

Миг – и вот уже банши скрылась в ночи, оставив Аура в гордом одиночестве посреди выжженного, оплавленного круга. Барьер давно рассыпался, и потому чернокнижнику оставалось лишь аккуратно тратить оставшиеся магические силы, запечатывая тёмную сторону своего дара. Прежде он никогда бы на такое не пошёл, ибо такой шаг способствует деградации дара, которую невероятно трудно обратить вспять, но сейчас был тот самый случай, когда выбирать не приходилось. В обличье духа он проживет немногим больше часа, а с незапечатанным даром его с лёгкостью раскроют, когда к расследованию привлекут все подконтрольные имперской канцелярии силы.

В конце концов, на территории Российской Империи погиб человек-легенда, и Ауру предстояло на допросах выдать красивую и складную версию того, как он, участник турнира, вместе со своей подругой наткнулся на подозрительного человека, что-то делающего с деревом. Девушку убили, а на помощь Ауру пришёл архимаг, насмерть схватившийся с тёмным магом и отдавший жизнь ради победы.

Но всё это не раньше, чем через пару недель, ибо после установки замкнутой вовне печати силы Аура окончательно покинули.


***


- Слишком рано.

- Да, господин. Феникс решил предать нас, слишком много болтал, и я был вынужден…

- Он убил бы своего противника, кем бы тот ни был! Он архимаг, а кто вышел против него? – Голос, доносящийся от восседающего на троне мужчины, был полон силы и высокомерия, не предвещающего преклонившему колени человеку ничего хорошего. - Дракон, Витязь.

- Приказывайте, господин.

- Умертвите Гидру и доставьте ко мне следующего кандидата…

- Нет! Братья, не делайте этого! Я… Я не дамся без боя!

Схватка, сотрясшая тронный зал, никоим образом не задела того, кого сильнейшие маги своего времени называли господином. Ибо для него все они были не более, чем маленькими детьми. Сто пятьдесят, двести лет…

Сущие дети!


***


Когда в его офис прямо сквозь закрытое окно влетел дух банши, Хельмет практически не испугался – господин Авель лично инструктировал его на случай, если финансисту и заместителю главы корпорации придётся, по тем или иным причинам, брать бразды правления в свои руки. Имелись у немца и варианты действий на иные случаи, но сейчас всё было более чем очевидно. Едва ли внешний вид девушки можно было описать как-то иначе, кроме как «полумёртвый», следовательно – ей требовалась подпитка.

Не дожидаясь соответствующей просьбы мужчина встал со стула, откатил его в сторону и распахнул незапечатанный тайник, полный накопителей маны. Каролина, отсутствующими глазами наблюдающая за этим, при виде пищи встрепенулась – и кое-как взяла в руки один из камней. В ту же секунду она начала оживать: полупрозрачная фигура уплотнилась и налилась цветом, в глазах вспыхнули искры, а её присутствие стало отчётливо ощутимо. Ощутимо настолько, что Хельмет начал дрожать ровно до того момента, как банши взяла свои силы под контроль.

- Спасибо. Я возьму ещё пару штук…

- Что с господином?

Хельмет отсчитал пять накопителей, вручив их банши, тут же поглотившей лишь один, а остальные оставив прозапас.

- Я не думаю, что могу рассказывать об этом… - В ответ на это заявление немец закатал рукав и, сосредоточившись на пару секунд, заставил проявиться бурого оттенка печать, отблески света которой прошли до самой его груди. Банши, почувствовав магию Аура, кивнула, оценив степень посвящённости стоящего перед ней человека. - Он сражался с архимагом и, вроде бы, победил, но сильно пострадал. Приказал мне запечатать нижние этажи и прятаться в укрытии. Скорее всего Империя будет очень заинтересована в том, что и как обстоит здесь, в корпорации.

- Тогда счёт идёт на минуты. – Меньше всего Хельмет хотел подвести давшего ему шанс человека в, возможно, самый ответственный момент. - Сделай то, что должна, а я займусь всем остальным.

- Я оставлю накопители здесь ненадолго. Не хочу тратить лишние силы на перемещение предметов сквозь стены…

С этими словами Каролина положила камни на стол, а сама нырнула в стену, устремившись к основанию офиса «Бессонов-Корп». Печать создавал сам Аур не одну неделю, вдобавок постоянно её дорабатывая, но это не значило, что он развернётся и стабилизируется моментально. В то же время Хельмет, в течении десяти секунд пародирующий каменное изваяние, захлопнул тайник, рухнул в кресло и… не стал созывать совет. Официально корпорация не была уведомлена о произошедшем, и резкий всплеск активности будет смотреться, по меньшей мере, подозрительно.

Ухмыльнувшись невесело, финансовый директор решил воспользоваться своей большей, чем у остальных руководителей, властью, и привести корпорацию в подходящий для проверок вид. Пусть с потерями, но это было легко осуществимо, и такой подход всецело одобрялся партнёрами в теневой части рынка Российской Империи. Ведь никто из них не хотел встречи с правоохранителями, и разрыв контактов в таких ситуациях был наилучшей из мер.

Кивая в такт своим мыслям и действиям, Хельмет связался с первым из небольшого списка исполнителей…


***


Когда на всю страну стало известно о том, что вечером прошедшего злополучного дня на территории парка вокруг арены разразилась битва архимага и неизвестного тёмного мага, зацепившая одного из участников турнира с его подругой, Сергей едва не выронил из рук бокал вина, с коим он решил расслабиться перед следующим днём. Диане турнир был очень интересен и, соответственно, отец даже выбил ей апартаменты в общежитии при арене. Первым делом набравший Авеля Сергей получил уведомление о том, что связаться с контактом невозможно. Следом он позвонил сестре… И та, к счастью, отозвалась. Но новости, ею принесённые, едва ли можно было назвать хорошими – под удар попал Авель и его подруга. Но если гениальному магу-предпринимателю ещё можно было помочь, то девушка, с которой он прогуливался по парку, обратилась прахом после применения какого-то особо разрушительного заклинания. Подобное потрясение, плюс выживание во время дуэли, которой вообще не должно было произойти…

Сергей серьезно опасался того уровня, до которого может развиться паранойя Авеля Бессонова.

Но, если говорить серьезно, то первым делом наследник Световых позвонил отцу и попросил того под свою ответственность обеспечить другу наилучшее лечение из возможных. Корпорация Бессонова могла предложить деньги, но едва ли этого было бы достаточно. У Авеля не было самого главного – связей в медицине, которые могли позволить ему оправиться от удара. И Сергей перестал бы считать себя достойным человеком, не предоставь он сейчас другу помощь.

Отец был полностью солидарен с сыном, но весьма скептически отнёсся к неприятию Авелем долгов в любом виде и форме, сказав лишь, что сам со всем разберётся.

Сергею же оставалось только поднять своих телохранителей на уши, - благо, что с началом войны Император наложил вето на продолжение войны с Волковыми, - и на глайдере направиться прямиком к центральной больнице, той самой, куда увезли Авеля.

Сергей летел и надеялся, что гений-параноик сумеет выжить. Не могла ведь история его клана оборваться, даже не начавшись, верно…?


***


Когда Аур проснулся, первым же делом он обратился к своему дару, начав усердно его раскачивать. Судя по тому состоянию, в котором находилась запечатанная и потрёпанная жизнью магия, он провёл в коме по меньшей мере месяц, и на фоне этого даже отсутствующая правая рука казалась какой-то мелочью. Дар, с таким стремлением и упорством развиваемый десятилетиями, ослаб чуть меньше, чем на четверть. И даже если Ауру повезёт, и он сможет вернуть свои силы, этот процесс может занять не один год. Всё зависело от наличия или отсутствия некоторых ингредиентов, от того, что с ним происходило в течении месяца…

Вот так, окинув размытым взором свой внутренний мир, нельзя было сказать, насколько всё запущено. Ясно одно: ему удалось сохранить внешний уровень сил, продемонстрированный во время обучения. Ауру как Авелю было бы невозможно объяснить, почему его дар вдруг деградировал, а не просто ослаб. К счастью, всё обошлось, если можно было так сказать.

Ведущая в белоснежную палату дверь открылась спустя пятнадцать-двадцать секунд после того, как чернокнижник очнулся. И то, далеко не сразу Аур, кое-что слышавший о современных системах наблюдения за пациентами, позволил аппаратуре отразить изменения в его состоянии, контролируя сердцебиение.

«Впрочем, этого, похоже, было всё-таки недостаточно» - подумал маг, нащупав на висках и затылке датчики, «слушающие» активность мозга. Вот уж что-что, а их, только очнувшись, Аур обмануть не мог. Не было даже небольшого опыта, как в случае с сердцебиением. Слишком далеко продвинулась наука, чтобы древний маг в один момент находил практическое применение всем полученным знаниям.

- Господин Бессонов, вам нельзя вставать! Пожалуйста, подождите, пока сюда прибудет врач! - Медсестра со слабым, но развитым даром бегло проверила состояние пациента, и результаты этого действа её полностью удовлетворили, судя по появившейся на лице улыбке. – А пока расскажите, как вы себя чувствуете.

- Я полностью здоров, миледи. – Аур улыбнулся в ответ, после чего пошевелил культяпкой, оставшейся от правой руки. – Но с рукой мне явно было лучше.

- Пожалуйста, не беспокойтесь слишком сильно. Пусть такую рану и не смог восстановить целитель… - «Конечно, не смог – тёмный маг я, или погулять вышел? Да и огонь воплощенного феникса сам по себе неплохо справляется с уничтожением духовного тела…» - … но всегда существуют иные варианты. Например, протез. Он будет даже в какой-то мере ощущаться. Вы ведь планируете продолжать карьеру мага?

- Естественно.

- Это замечательно! – Что-то в поведении женщины натолкнуло Аура на мысль о том, что она скорее психотерапевт, нежели медсестра. – В нашей стране производят отличные протезы для магов, совмещающие в себе функции коммуникаторов и концентраторов…

«Бинго!».

- … что, с учетом напитки устройства магией, позволяет практически не ощущать отсутствия конечности. Некоторые маги специально идут на кибернетизацию, достигая максимальной эффективности…

Женщина говорила что-то ещё, но Аур уже мысленно представлял себе будущее устройство. Бесспорно, солидные размеры позволяли сделать весьма неплохой концентратор – такой, какой бы очень помог чернокнижнику в схватке против архимага. Сфера не продержалась долго, не выдержала тока энергий и попросту расплавилась через пару секунд после того, как Аур принялся возводить защиту наивысшей категории. Она и не создавалась для подобных прямых противостояний, будучи скорее вспомогательным инструментом, необходимым в ритуалистике и долгих, не требующих единовременного использования огромных массивов маны заклинаниях. Конечно, в бою сфера проявляла себя намного лучше наручей, колец и прочих компактных, носимых на теле концентраторов, но панацеей не была.

Зато рука… Аур жаждал ознакомиться с доступными возможностями на этом поприще, уже решив, что на протез пойдут лучшие материалы, какие только удастся отыскать. Да и для проектирования придётся привлечь специалистов, так как качественные концентраторы требовали особого подхода к своему созданию. Случай со сферой ясно показал, насколько сильно ошибался чернокнижник, когда считал, что ему ничего не угрожает. Простая случайность, воля случая, шутка фортуны – и вот уже архимаг пытается убить подростка-гения, до которого ему вообще не должно быть никакого дела.

- Простите, я могу получить доступ к коммуникатору или терминалу? – Обратился Аур к женщине уже после того, как та закончила вещать о всех преимуществах протезов. - Мне нужно узнать, как обстоят дела с моей корпорацией.

- Мне очень жаль, господин Бессонов, но пока вам запрещено контактировать со внешним миром. В течении получаса сюда прибудут сотрудники канцелярии, и после разговора с ними вы сможете заняться чем угодно…

- Если, конечно, ваше состояние меня устроит. Как себя чувствуете, молодой человек? Боли? Слабость? Возможно, фантомные боли?

- Ничего из вами перечисленного, сэр. Я полностью здоров и готов покинуть это гостеприимное место. Разве что от рекомендаций по установке протеза я бы не отказался… Какое сегодня, к слову, число?

Ауру действительно не терпелось оставить больницу, так как он уже пропустил очень и очень многое.

- А стрессоустойчивость у вас на высоте, Авель. Сегодня двадцать первое февраля. – Врач скорее рефлекторно, чем из необходимости, поправил «дужки» серого металлического обруча, закрывающего его глаза и увеличивающегося в районе затылка. Таким образом обрести возможность видеть могли даже незрячие, которым по тем или иным причинам не могла помочь магия. – Я бы хотел поговорить с вами по поводу вашей травмы. К сожалению, руку невозможно будет восстановить из-за фатальных повреждений энергетических каналов, вызванных магией высшего уровня. Но за то время, что вы находились в коме, нам удалось адаптировать нервные окончания и уцелевшие каналы к интеграции с техномагическими протезами, попутно составив калибровочную карту. Её вам выдадут вместе с документами о выписке.

- Что имеется ввиду под адаптацией и калибровочной картой?

- В вашем случае, молодой человек, рука пострадала от магии, из-за чего обрубленные каналы и нервы потеряли… пусть будет чувствительность. Во время адаптации к травмированной конечности присоединяются временные протезы, подготавливающие энергетические каналы и нервные окончания к дальнейшему использованию полноценного техномагического устройства. – Врач, явно подготовившийся к «лекции», подвесил перед собой голограммы каких-то монструозных механизмов, один внешний вид которых внушал чернокнижнику ужас. А уж тот факт, что устанавливались они на руку… - В случае, когда протез требуется не молодому и сильному магу, адаптация длится от года до трёх, в зависимости от состояния каналов во всём теле, и процесс этот нельзя назвать приятным. В вашем же случае потребовалось меньше двух месяцев, на протяжении которых вы находились в бессознательном состоянии. Что касается калибровочной карты, протез нельзя просто взять, нацепить на конечность и пойти по своим делам. Требуется настроить его так, чтобы вы чувствовали себя комфортно, и протез делал именно то, что вам нужно. Калибровочная карта составляется на основе анализа нервной системы пациента, и заметно упрощает настройку. Вопросы?

- Предполагаю, что два месяца в окружении такого оборудования… - Аур обвёл взглядом комнату, в которой технологических устройств хватило бы на целую больницу. - … вместе с адаптацией и картой потребуют оплаты. Я могу ознакомиться со счётом?

- Что вы, молодой человек, всё уже оплачено. Кое-что успел организовать ваш заместитель, но ему было доступно очень немногое. А после господин Светов взял дело в свои руки, и вас обеспечили всем необходимым.

- Господин Светов? – Аур приподнял одну бровь. – Дмитрий или Сергей?

- Здесь присутствовали оба, но господин Дмитрий Светов располагал куда более обширными связями, чем его наследник. Так сюда и попал я. – Врач коротко поклонился. – Геннадий Светов, к вашим услугам.

Аур без особого труда задавил в себе возмущение тем фактом, что Световы взяли дело в свои руки. Они не стали бы делать это беспричинно, в чём маг был практически уверен. В этом просто не было никакого смысла, так как, во-первых, Авель Бессонов был слишком мелкой сошкой, чтобы беспокоиться о об обращенном к нему долге клана, а во-вторых, Сергей по-настоящему считал Аура своим другом.

Следовательно, как и сказал представившийся Геннадием член клана Световых, Хельмет официально не смог добиться лучшего лечения, а неофициальные каналы из-за внимания спецслужб в связи с инцидентом оказались перекрыты. Как итог – мужчина был вынужден принять предложение, - а предложение ли? – Световых, чтобы Аура обеспечили адекватным лечением.

И Аур был искренне за это благодарен всем причастным, так как в противном случае он мог потерять много больше, чем четверть силы. Запечатанные маги нередко выходили из заточения, сохранив жалкие крохи, не превышающие четверти или вообще десятой части их изначальных сил. Это было даже хуже, чем смерть, ибо привыкший к собственному могуществу маг в одно мгновение падал на несколько уровней вниз, превращаясь из архимага в мастера, а из мастера – в жалкого послушника. И ладно бы, влияй деградация только на резерв, ибо маг всегда мог увеличить силы посредством накопителей. Максимум всё так же был ограничен эффектом резонанса маны, приводящего однотипные накопители ко взрыву, но на общем фоне потеря могла сгладиться, и составить хотя бы четверть сил. Но деградация влияла и на способность мага управляться с потоками маны, превращая его в знающего теорию, но ни на что не способного на практике калеку.

Не раз и не два Аур лично становился свидетелем самоубийств тех несчастных, кому не повезло пройти через длительное запечатывание. Потому-то чернокнижник и намеревался сорвать печать сразу по прибытии в офис, но его сдерживала необходимость пообщаться с представителем императорской канцелярии.

И пусть по прошествии двух месяцев дело о трагической гибели архимага вряд ли будут расследовать столь же тщательно, как в начале, но в предстоящем разговоре чернокнижнику следовало быть предельно осторожным даже несмотря на мощную ментальную защиту. А для этого требовалось привести мысли в голове к абсолютному спокойствию, чем Аур и занялся сразу после того, как закончил разговаривать с врачом Световых…


***


Когда в небольшую, - учитывая свободное от медицинских приборов пространство, - палату вошли три человека, Аур представлял собой эталон спокойствия и непоколебимости. В то же время, в его голове уже была сформирована чёткая линия поведения и перечень всего, что он видел точно, что он видел, но забыл и вспомнил к середине беседы, а так же то, что ему показалось и в чём он не уверен. В этот список, естественно, не входили использованные архимагом тёмные заклятья, в числе которых был и фамильяр, содержащий в себе часть души. Отнюдь не самую маленькую роль чернокнижник отвёл и «заблокированному» отрезку памяти, содержащему воспоминания о трагической гибели Нелли-Каролины. Не то, чтобы люди так уж часто забывали о чём-то плохом, но хоть какую-то слабость юному гению продемонстрировать было необходимо. Привязанности к близким людям – прекрасный рычаг давления. А уж если этот рычаг не более, чем обманка, то не стоит даже опасаться его использования противниками, тешащими себя ложными надеждами на то, что у них есть лишние карты в рукаве.

Никто и не подумает о том, что пятнадцатилетний подросток преследует лишь выгоду и собственные желания, любые знакомства рассматривая лишь в качестве инструментов.

- Господа…

- Максим.

- Михаил.

- Фёдор Чальцев, адвокат. – Третий мужчина оказался намного более многословен. – Меня направил сюда глава клана Световых на случай, если допросная команда решит выйти за рамки своих должностных полномочий. Прошу, не обращайте на меня внимания.

Последняя фраза предназначалась Максиму и Михаилу, похожим друг на друга как две капли воды офицеров в штатском. Магом среди них был только последний, и то, как рьяно он взялся за сканирование Аура, смог бы ощутить даже какой-нибудь первокурсник, оказавшийся в комнате. Впрочем, возмущаться чернокнижник не стал, позволив этим людям делать свою работу. Так было проще и, на самом деле, быстрее, чем указывать на нарушение прибывшими законов страны и сопутствующих этому кар. Все присутствующие знали, что имперской канцелярии могут простить убийство, пытки, шантаж и, наверное, всё, что угодно, если эти действия будут направлены на благо Российской Империи. Для этих людей законы существовали ровно до того момента, пока им не было нужно от них отступить.

Тем временем неодарённый, Максим, поморщился в ответ на слова адвоката, после чего обратился уже к Ауру:

- Авель Бессонов, пятнадцать лет, сирота, студент академии магии имени Петра Великого. Всё верно?

- Верно.

- Что вы делали в парке в момент, когда началась схватка?

- Гулял. – Аур выдержал небольшую паузу и моргнул. – Но наткнулся на странное дерево, источающее ману. Решил посмотреть поближе, увлёкся… А после появился человек, с которым господин Людвиг устроил битву.

- Какие стихии использовал противник господина Людвига?

- Он использовал тёмную магию, сэр. Я в этом уверен.

- Вы видели тёмную магию прежде, дабы точно определить факт её использования?

- Нет, сэр. Но первым, что использовал этот человек, был… рой тёмных, вопящих и стонущих силуэтов, похожих на мертвецов. Они появлялись из тёмного провала за его спиной, который он открыл, коснувшись дерева.

- А вы в это время…?

- Перед тем, как появились силуэты, меня оттолкнул сэр Людвиг, после чего накрыл неизвестным мне защитным заклинанием, а сам вступил в бой.

- В этот момент погибла ваша подруга…?

Аур пытался одновременно и быть достаточно убедительным в своей истерике, вызванной пробуждением не самых приятных воспоминаний, и не переборщить при этом, чтобы врачи, чего доброго, не решили упечь его в индивидуальную палату пусть не с мягкими стенами, но с круглосуточным наблюдением и доброжелательными санитарами за дверью. О методах, при помощи которых психически больных защищали от них самих, чернокнижник был наслышан по большей части из голонета и книг, но даже четвёртую часть подобных мер он бы стерпеть не смог. Следовательно – истерика продлилась около семи минут, и закончилась только после использования солидной дозы успокоительного, обезвреженного магом ещё в пищеводе. Но сразу беседа не продолжилась, так как адвокат убедительно настоял на необходимости дать его подопечному, - Ауру, тобишь, - хотя бы полчаса, на протяжении которых за ним наблюдали медики. И только после их отмашки, подтвержденной согласием «пришедшего в себя» подростка, допрос продолжился, и продлился ещё три часа. Дознаватели имперской канцелярии тасовали вопросы, словно карты в колоде, составляя из них самые разные комбинации, и делалось это лишь ради максимально полной картины произошедшего глазами человека, кое-что в магии понимавшего.

И по всему выходило, что легендарный архимаг проигрывал бой, но вместо отступления решил пожертвовать собой, лишь бы не дать могучему тёмному колдуну привести в действие таинственный ритуал. Таинственный потому, что после отсечения барьером его небольшой части он рассыпался, и, так как помимо энергетических накопителей и общих линий в нём не было элементов, обладающих физической формой, стал неопознаваемым. Единственный факт – энергии в него было влито до ужаса много.

Но, в то время как все считали, будто бы детонация повреждённого магического круга не произошла по чистой случайности, чернокнижник предполагал, что нежелательную катастрофу предотвратили сообщники Людвига. Возможно, они сами приняли такое решение после того как архимаг увяз в бою, или им приказал кто-то свыше. Это, на самом деле, было не так уж и важно.

Сам факт того, что архимаг действовал не в одиночку и не был организатором – вот, на что стоило обратить внимание. Аур уже понял, что невольно забрёл на поле игры, проводимой игроками крайне могущественными. Игроками, которых нельзя впечатлить всей мощью и возможностями древнего тёмного мага. Ведь что такое турнир, кто на нём собирается и насколько реально этого кого-то достать? Мероприятие, за которым наблюдают, по большей части, издалека. Взрыв, призыв демонов или ещё что похуже ударит по репутации страны, но Россия сможет с лёгкостью спихнуть ответственность на Китай, с которым она находится в состоянии войны. Те ведь объявили войну, устроив теракт – так почему бы им не продолжить пользоваться столь действенным средством? При всём этом все высокопоставленные лица, почтившие арену своим присутствием, без труда покинут опасную область, да ещё и спляшут на прощанье – меры по охране важных гостей впечатляли даже Аура, чья паранойя поспособствовала превращению офиса его корпорации в бастион какого-то Короля Тьмы.

Так как сразу две возможные цели отпадали, а для чего-то более мелкого масштаб спланированного мероприятия был слишком серьезен, Аур был склонен предполагать, что разверзнувшиеся Врата в Ад должны были отвлечь внимание имперских агентов от чего-то иного. Произошло ли нечто масштабное за два месяца, в течении которых маг лежал в коме – большой вопрос, с которым ещё только предстояло разобраться…

- На этом всё. От лица имперской канцелярии благодарим вас за содействие. Господин Чальцев, пройдёмте с нами – необходимо подписать кое-какие бумаги.

- Сию минуту.

Троица степенно удалилась, оставив выдохнувшего чернокнижника наедине со своими мыслями. Ему не надо было даже изображать усталость, так как последствия пребывания в коме сделали это за него. Организм был измотан, пусть и не так сильно, как мог бы. Аура клонило в сон при том, что он уже ждал следующую партию гостей, и на этот раз в палату решили наведаться Сергей и Диана Световы, как лица, имеющие приоритетное право на посещение друга. Всех остальных, - а именно Хельмета и остальных советников, а так же студентов академии, решивших записаться в друзья Бессонова или считающих себя оными, - врач понимающе пообещал сегодня не пускать. Но вот дверь открылась, и в комнату, с улыбкой на лице, вошёл Сергей. Только он, без Дианы.

В ответ на вопросительный взгляд Аура, блондин пояснил:

- Сестру не отпустил отец, так что сегодня поболтать сможешь только со мной. Как ты?

- Твоими стараниями, всё не так плохо. Спасибо. И отцу мою благодарность тоже передай. – Сергей кивнул. – Но, конечно, меньше всего я ожидал, что стану наблюдателем схватки между архимагом и кем-то, вынудившим его пожертвовать собой ради победы.

- А предчувствие?

- Молчало. Такое случается, иначе это был бы слишком могущественный талант. Кто занял первое место на турнире?

- Парень с севера. Вылез из вечно ледяной области, и на поле боя заморозил всё, до чего дотянулся. Лёд как основной элемент, вода и огонь – как вспомогательные. Поразительная мощь.

Комбинация и правда была невероятно могущественной, способной поспорить с огнём и воздухом. Магов с подобным набором стихий даже не спрашивали, хотят ли они воевать. Их просто обучали, уничтожали лишние черты характера – и бросали в бой, где их сила проявляла себя идеально.

- А я в голове делал ставку на рыженькую. Уж с третьего-то раза она могла освоиться со своим даром… Какое у неё место?

- У Кузнецовой-то? Второе. Но не могу сказать, что она держалась на равных с Зябловым. Тот демонстрировал уверенное превосходство на всём протяжении схватки, оккупировав бетонную часть арены. Он идеально обыграл своё превосходство.

Маги земли могли делать кое-что и с бетоном, но выходило слабо и неэффективно в плане трат силы. Куда проще было ударить или защититься голой маной, и результаты были бы лучше. Как итог, на неподходящей арене против сильного противника, неопытная аватар проиграла, в третий раз подряд заняв призовое место и во второй – уступив чемпионство. Можно было назвать это невезением, но среди талантливых, изначально одарённых магов не было везучих и невезучих. Просто один занимался и тренировался больше, чем другой, и это усердие привело его к победе. На арене, где многие приёмы были попросту запрещены, это проявлялось особенно сильно.

- Жаль, что мне не удалось с ним встретиться в финале.

- По-моему, ты должен жалеть кое о чём другом, Авель. Рука – это ведь не шутки. Ты уже задумывался над протезом?

- Да. Буду заказывать индивидуальный проект из лучших материалов, до которых смогу дотянуться. Возможно придётся даже заглянуть на «чёрный рынок».

- Как вариант, мой клан может продать тебе необходимое сырье. За полную рыночную стоимость, специально для того, чтобы ты не заводил опять свою шарманку на тему долгов.

- Касательно долга. Я, Авель Бессонов, заявляю, что долг жизни между мой и кланом Световых полностью погашен. – Сергей в ответ нахмурился, но Аур продолжил: - Просто для того, чтобы между нами не возникло недопониманий в будущем.

- Думаешь, мы помогли только из-за долга? Я помог из-за долга? – Сначала чернокнижник подумал, что ему показалось, но после он понял – нет, блондин действительно обиделся. – Нет, Авель, я помог тебе потому, что ты – мой друг, как бы не считал ты сам.

- Считаешь, что я помогал тебе тогда ради того, чтобы получить от твоего отца долг жизни? – Аур решил, что сейчас вполне неплохо лишний раз убедить наследника Световых в том, что Авель Бессонов – святой во плоти, которому действительно важны друзья. – Просто тогда отказаться было бы сродни плевку в лицо, а возможность снять этот долг представилась только сейчас. Даже если бы мы не были друзьями, Сергей, я бы не доверил спину тому, за кем просто сохраняется долг. Это слишком ненадёжная вещь, всего лишь слова.

«По сравнению с чувствами и привязанностями, конечно же».

- Слово великих кланов нерушимо.

- Если нарушить слово, и об этом никто не узнает, то оно так и останется – нерушимым. Это камень не в огород твоего рода, Сергей, как и не в твой лично. Просто я считаю, что это – естественное несовершенство законов и обычаев. А полагаться на что-то несовершенное… - Маг покачал головой после того, как рефлекторно попытался покрутить в воздухе правой рукой. Сергей заметил это движение, и оттого на его лицо легла тень. - Едва ли маг возьмёт с собой в бой концентратор, в котором он не уверен.

- Но во мне и моей семье ты уверен. Так хочешь сказать?

- В тебе и Диане. Не в твоём отце, так как с ним лично я практически незнаком, а слухи… Ты сам знаешь, какая репутация у моей корпорации. В ней будто работают сплошь святые, однако мои методы ведения дел не всегда идут в ногу с законом.

- Знаю. И понимаю, почему всё именно так.

- Мой тебе личный совет: проецируй своё отношение к чему угодно на всё остальное. Подумай, почему ты так оберегаешь сестру, но прислуга, с которой ты знаком с детства, вызывает у тебя совершенно иные чувства. Посмотри на своё отношение к старым, привычным вещам – и, опять же, проведи аналогии с людьми. Смотри на мир шире, чем сейчас.

- Ты решил податься в философы?

Несмотря на попытку отшутиться, Аур понял, что его слова легли на благодатную почву шатающегося мира наследника великого клана. Тот уже задавался интересными вопросами, и подтолкнуть его в верном направлении, дабы, в перспективе, получить действительно способного и надежного союзника, чьи действия для чернокнижника будут ясны и понятны? Весьма неплохой вариант.

- В таком случае я и есть философ. Но, впрочем, не будем об этом – какие вести с фронта…?

Глава 6.

Из больничной палаты Аура выпустили в тот же день, и на протяжении всего полёта до офиса, - а летели долго из-за того, что чернокнижника перевели в загородную частную клинику, расположенную в пятистах километрах от центра Прима-Москвы, - он активно навёрстывал упущенное. Сначала магом была перечитана сводка новостей за два месяца, после – просмотрены все отчёты от Хельмета, Раскольникова и остальных глав направлений. И, вчитываясь во всё новые и новые строки, чернокнижник не мог сказать, что всё так уж плохо.

Да, работа по большей части направлений, курируемых им лично, была вынужденно приостановлена, но кое-что всё-таки было реализовано и даже где ушло в «равно», а где принесло внушительную в рамках проделанной работы прибыль. Со всем остальным же Аур намеревался разобраться сразу по возвращении, так как дел накопилось много, и отнюдь не всё можно было кому-то перепоручить. Следовало закончить академию экстерном, ибо оставаться в ней и дальше было едва ли эффективно – без славы чемпиона турнира перетянуть на свою сторону удастся совсем немногих студентов, что не стоит трат времени. Конечно, право на основание клана нельзя получить раньше шестнадцати, но у «Бессонов-Корп» и без того имелся приличный список того, чем можно было заняться главе. Например, близился день выпуска первой партии контрактников, занявших оплачиваемые корпорацией места в самых разнообразных учебных заведениях страны. Маги, инженера, юристы, айти-специалисты, даже пара будущих докторов затесалась – и среди всех этих кадров Ауру предстояло лично отобрать наиболее лояльных и верных. Тех, кому суждено будет в будущем занять управленческие должности. А частная армия? А разработка протеза-концентратора? А, наконец, наука и исследования, ради которых чернокнижник всё затеял изначально?

Вдобавок было бы неплохо остаться в живых, принимая во внимание ту целенаправленность, с которой вселенная пыталась избавиться от шагнувшего сквозь время мага...

Иными словами – дел было очень много, но и их приходилось сортировать в порядке убывающей полезности. Так, на вершине плотно обосновалась необходимость создать достойную замену утерянной конечности и не раскрыть при этом как слишком объемных знаний на почве артефакторики, так и собственных предпочтений, которые всё-таки придётся учитывать. Второй раз Пиррову победу Аур мог и не пережить, а потому решил как можно быстрее вернуть себе форму и былые возможности. Вот только требовало это ни много, ни мало, а смертей. Убийств и людской жизненной энергии. Энергии, которая в избытке водилась на войне…

Развернув малый звукоизолирующий барьер, Аур коснулся новенького коммуникатора, доставленного в больницу прямиком из офиса.

- Хельмет, не занят?

- Никак нет, господин Бессонов. Что-то случилось?

- Как мой заместитель, ты можешь сказать, есть ли у нас зоны интереса на востоке страны?

- На востоке…? Вас интересуют конкретные города или…?

- Линия фронта или что-то, максимально близко к ней расположенное.

- Максимально близко – Хабаровск. Город уже три месяца как полностью эвакуировали, а здания превратили в руины. Сейчас… Я не уверен, насколько это нам необходимо, но императорским указом было сообщено о возможности долгосрочной аренды земель как в уничтоженном городе, так и вокруг него с тем условием, что арендатор предоставит соответствующий ценности занятой территории боевой отряд.

- Уголь, уран, золото, серебро, вольфрам… Всё это добывается именно в Хабаровском крае. Поправь меня, если я ошибаюсь.

- Ещё углеводородное сырье и заводы по переработке нефтепродуктов. Но последние, насколько мне известно, были заняты великими кланами сразу после открытия этого контракта.

- Тогда… - Чернокнижник задумался, но размышления эти не были сколь-нибудь долгими. Война – это всегда выгодно для тех, кто понимает, на что идёт, вступая в конфликт. В данном конкретном случае Аур не видел всей ситуации в целом, так как невозможно было за прошедшее с момента пробуждения время ознакомиться с ходом войны, но решение не требовалось принимать сиюминутно. - … присмотри объекты, которые могут быть нам интересны в кратко- и долгосрочной перспективе. Особое внимание удели тому, что добавит нам веса на политической арене. Пусть небольшие, но месторождения полезных ископаемых нам бы точно не помешали.

- Я сделаю всё от меня зависящее.

- Мне… - «Нам». - … потребуется время на то, чтобы вновь войти в курс наших дел. Потому ты можешь не торопиться.

С этими словами Аур прервал сеанс связи и, развеяв купол, поднялся на ноги. В хитросплетениях его острого ума, в закоулках сознания и на поверхности души проявился о всей своей красе позабытый в последние месяцы аспект – Артур Хейленген, осколок души полководца и человека, которому война заменила мать, а звон холодной стали – отца. Для появления этого аспекта на сцене лучшего момента Аур просто не мог представить, и потому – широко улыбался. Пусть ведение войны не входило в число истинных талантов чернокнижника, но на этом поприще себя превосходно проявлял аспект. Прошло две тысячи лет, но раз уж с механизмом ведения войны в новой эпохе разобрался Аур, то и Хейленген сможет адаптироваться под новые реалии.

В конце концов, он не просто так считался легендарной сущностью ещё две тысячи лет назад. Сейчас же во всём мире не нашлось бы мага, который одновременно имел бы и возможность, и необходимость организовывать призыв столь узкоспециализированного аспекта. Едва ли кто-то, обладающий силой, навыками и знаниями, сравнимыми с таковыми у Аура, принимал бы участие в игре на столь низком уровне.

А это значило, что конкурентов у тёмного мага на фронте не было, и поездка в командировку длиною в один день имела все шансы окончиться более, чем успешно. Нужно было только как следует подготовиться – и взять так много, сколько позволят обстоятельства.

«Старое-доброе мародёрство и низшие ритуалы. Начинал с них тогда, начну и сейчас. А гордость… Слишком вредное чувство для мага моей специализации».


***


- И всё-таки, сэр, я считаю, что мои люди в силах самостоятельно выполнить поставленную задачу. Им не нужна нянька.

Несмотря на спокойный тон, с которым вещал Раскольников, Аур ясно видел, что мужчину распирает злость и несогласие, активно конфликтующие с верностью и понятиями о субординации. Человек привык исполнять приказы, а не противоречить им, но и терять работодателя не хотел. А после случившегося два с небольшим месяца назад отставной военный, вновь поступивший на службу, уже не был так уверен в непобедимости могучего мага.

- Между тем не так давно вы сами решили лично проконтролировать ход операции. Не так ли?

Аур просто для того, чтобы чем-то занять руки, пролистал несколько страниц в полной документов папке, содержимое которой отражало перспективы аренды земель Хабаровска, возможности для их дальнейшего использования, а так же прогнозы хода войны. Последние были столь же полезны, как предсказания гороскопов, так как одному только богу было известно, не захочет ли один из императоров, - Российский и Китайский, - направить к линии фронта не маленькие пограничные отряды размером в тысячную, если не меньше, часть армии, а полноценные легионы вторжения. Сам же Аур не располагал нужной информацией для того, чтобы вести игру на уровне стран и государств. Сама по себе его идея – чистой воды авантюра, но авантюра выгодная, способная заменить собою и ускользнувшую из рук победу в турнире, и контракты со впечатлёнными студентами.

Китай… Эта страна, возможно, была самой самобытной из всех. Ни исконно русскому человеку, ни Ауру, неспособному отнести себя ни к одной из национальностей, было невозможно понять, какие мысли крутятся в головах вроде как враждебного народа. Китайцы были трудолюбивы и честны в той же мере, в какой были ленивы и лживы. Храбры, но трусливы. Многочисленны, но незаметны. Сильны – и слабы одновременно. Их клановая система лишь поверхностно походила на таковую у русских, европейцев или американцев, ибо внутри, под внешней отделкой, скрывалась жёсткая кастовая система, якобы безоговорочное послушание младшего старшему и интриги, которые не снились ни одной придворной даме в смутные средневековые времена. Поверхностное ознакомление с культурой не могло обеспечить ясного понимания китайцев, и даже общения с заключенной душой оказалось недостаточно. В Китае требовалось не только жить – там требовалось родиться, чтобы проникнуться их менталитетом, целями, стремлениями и желаниями. Как сказал Ли Юшенг, при жизни магистр, Ауру будет трудно найти русского, который согласился бы говорить с врагом просто посчитав последнего достойным. И в этом, якобы, крылась та самая разница…

«Между тем, легендарные трактаты по ведению войны вышли именно из-под руки китайцев, и это неоспоримый факт» - вторили чернокнижнику принадлежащие ему же, но подвергшиеся влиянию аспекта великого полководца мысли. Аур ни на миг не расставался с Хейленгеном, намереваясь достичь полного слияния и продержаться в этом состоянии до самого окончания операции.

- Да, решил. И я признаю свою ошибку. Но это именно ошибка, сэр! При всём уважении, но сможете ли вы защищаться без руки, появись такая необходимость? – Мужчина навис над столом, сконцентрировав на себе неодобрительные взгляды членов совета. – На войне никто не застрахован от случайности! Солдату может перебить артерию даже не осколком разорвавшегося чёрт пойми где снаряда, а куском валуна, в который этот осколок попал!

- Ты принимаешь меня за неразумного ребёнка, но я отлично понимаю, чем чревато нахождение на линии фронта. Да, твои люди отлично подготовлены и вооружены – к счастью, я имел радость лично наблюдать за созданием их экипировки. Но среди вас всего два магистра, и как минимум одного нужно оставить в Москве. Оставшихся сил не хватит для подстраховки.

- А вы…?

- В крайнем случае я хотя бы убью вас, чтобы никто не смог раскрыть наших тайн. Такой ответ тебя устроит?

Едва ли не носящие рабских печатей знали о чём-то значительном, но Аур намеревался лично наведаться на фронт в том числе и из-за необходимости подстраховаться.

- Я не отступлюсь от своего мнения, сэр.

- И я приму это во внимание. Я не всеведущ, и тоже могу ошибаться. Кто-то ещё хочет высказаться против моего участия в экспедиции?

После того, как Раскольников опустился на своё место, слово решил взять Хельмет.

- С моей точки зрения, гражданской, - это слово он выделил особо, уже видя готовность главы военных возразить, - точки зрения, операция несёт в себе большие риски в финансовом плане. Согласно прогнозам, нам потребуется нанять от полутысячи наёмников со всем положенным оборудованием, что серьезно ударит по нашему кошельку. Фактически, до вливания средств извне, мы останемся без свободных средств. В то же время, успех на поприще войны добавит нам очков в глазах как императора, так и кланов милитаристической направленности. Есть некоторый шанс на привлечение инвесторов и получение выгодных контрактов после того, как мы опробуем «Безымянных» в деле и предоставим записи прессе. И в этом нам сильно поможет наш Ас.

- При всем уважении, Браун, но это должна быть демонстрация возможностей машины, а не пилота-уникума. – Вставила своё слово Марина, окончательно оккупировавшая место специалиста по решению кадровых вопросов. – Кевин же неотвратимо оттянет всё внимание на собственное мастерство, и «Безымянные» станут… дополнением, не более того.

- Не думал, что вы в этом разбираетесь, но вынужден согласиться. Этот сопляк действительно слишком хорош. – Хмуро произнес Раскольников, уперев кулак в подбородок. Он был единственным, кто позволял себе такие вольности – но только в кругу коллег. Стоило на совещании появиться постороннему лицу, как он мгновенно превращался в образцового офицера. «Служба в армии – театр и цирк в одном лице». Так он объяснял это своё поведение… - Ему бы на турнирах выступать, оседлав симулятор, а не людей с землёй и дерьмом мешать.

- Тем не менее, от грамотной подачи нашего появления на линии фронта зависит очень многое, и я хотела бы предложить обратить наше внимание на перечень репортажей по данным организациям… - Над столом появилась вереница голограмм так, что каждый из присутствующих мог прочесть предоставленную информацию. Больше тридцати пунктов, и каждый – с весьма объемным дополнением в виде перечисления передач, в которые попал конкретный клан или корпорация. – Естественно, это не весь список. Есть так же и те, кто не пожелал освещать свою деятельность в прессе, и именно их зон внимания следует избегать.

- Да, конкурировать там, определённо, не за что. Слишком мало пока желающих.

Аур в ответ на слова Хельмета кивнул: определённо, вливание средств в разрушенный и покинутый Хабаровск было рискованным предприятием ввиду того, что тот стоял на Амуре, превратившемся в своеобразную разметку, вдоль которой желали пройти китайцы. Им мало было захваченной полвека назад части Монголии, и теперь они решили откусить от Российской Империи «принадлежащий им по праву» кусок континента за Амуром, а после, воспользовавшись появившимся преимуществом, занять и Сахалин. Чернокнижнику совершенно не верилось, что Император России допустит подобное, и потому считал вполне обоснованным такое вложение средств. В конце концов, не так часто масштабы катастрофы соответствуют тому, насколько яростно их освещают в прессе и обсуждают в голонете. А обсуждать войну, не участвуя в ней лично, любили ещё тогда. Сейчас же, с многократно возросшим населением, найти в сети что-то дельное по теме и, при этом, не наткнуться на очередное бессмысленное обсуждение было и вовсе нереально.

- В таком случае, господа, предлагаю на этом считать собрание завершённым. Хельмет, подготовь заявку на аренду интересующих нас объектов. Раскольников, удостоверься в готовности своих людей и подготовь почву для найма отряда прикрытия. Мы выступаем через неделю.

Военному в отставке оставалось только вздохнуть: он, наверное, был единственным среди всех присутствующих, кто понимал все риски нахождения на линии фронта. Там можно было быть хоть магистром, хоть архимагом. Находиться под прикрытием полновесной роты, но всё равно лишиться жизни. Просто из-за случайности. Но отрицать важность сокрытия в тайне использования созданных главой корпорации артефактов Раскольников не мог. Едва ли за эти предметы, при должной напитке смертью изменяющие свою структуру и самостоятельно становящиеся артефактами совершенно иной природы, маленькую корпорацию кто-то погладит по голове. Разве что лезвием топора перед тем, как эту самую голову отсечь.

Одним словом, авантюра намечалась знатная. И глава корпорации намеревался лично принять в ней непосредственное участие…


***


На оформление сделки по столетней аренде и согласование действий «Бессонов-Корп» с имперской канцелярией ушло восемь дней, а на девятый группа Аура общим числом в семьсот человек вместе с гражданскими специалистами, усиленная пятью сотнями наёмников с техникой, прибыла в «порт», возведенный в двухстах километрах от текущей линии фронта. Здесь же, несколько южнее русла Амура, находился небольшой военный городок, вокруг которого располагались временные жилища тех беженцев, которые отказались бросать полыхающий, - хотя, на самом деле, давно прогоревший дотла, - город. Так стоило ли говорить о том, что тут всё кишмя кишело журналистами, обратившими своё пристальное внимание на группу новоприбывших?

Естественно, дальше, чем на пресловутые две сотни километров, к линии фронта сотрудников СМИ официально не подпускали. Как не подпускали и всех тех, кто не согласовал выход с канцелярией. Но из-за этого вокруг порта прибытия находилось столько журналистов, что из них вполне реально было сформировать армию.

«Или титанического колосса из костей и плоти…».

Аур в числе первых покинул глайдер и, в окружении десятка телохранителей, в число которых записался и Раскольников, под пристальными взглядами камер направился к встречающим их представителям военных. Двигался чернокнижник несколько скованно из-за отсутствия привычки в ношении пехотной брони и непривычно ощущающейся протезированной правой руки, установленной два дня назад. Обычный военный кибернетический протез должен был и послужить временной заменой ещё даже не спроектированному концентратору, и повысить точность калибровки механизмов, так как основы лучше, чем у протезов имперской армии, нельзя было и придумать. Следовательно, от финального варианта временный отличался лишь отсутствием функций концентратора, и всё наработанное сейчас время пойдёт в плюс при дальнейшей калибровке.

Пока же Ауру оставалось только морщиться в моменты, когда рука делала не совсем то, что от неё ожидалось, да каждый вечер наведываться к личному врачу, который контролировал отсутствие проблем с отторжением. Чернокнижник и сам был способен определить наличие такой неприятности, но всё-таки счёл нужным привлечь специалиста, у которого имелся несравнимо больший опыт.

- Господин Бессонов, рады вас видеть. Ваша поддержка в столь неспокойные времена весьма и весьма похвальна. – Произнесла высокая, темноволосая женщина в военной форме. Она была выше по званию, чем её сопровождающие, и ей явно не впервой было встречать пополнение из добровольцев. – По числу и оснащению отрядов ничего не поменялось?

- Всё точно так же, как указало в документах, миледи. – Аур кивнул. - Мне сообщили, что наш путь по воздуху будет открыт в районе полудня.

- Канал для продвижения в точку назначения откроют через два часа. Наёмников мы, с вашего позволения, уже сейчас переведём под наше управление.

Один выстрел – два зайца, как выразился Раскольников, предложивший набрать наёмников из двух разных организаций. Три сотни из одной перейдут империи в счёт положенной трети войск, а две сотни из другой – выполнят роль авангарда по согласованному с канцелярией плану. Их должны будут распределить по постам неподалёку от арендованного Ауром производственного комплекса, чтобы, в случае нападения, у людей «Бессонов-Корп» было время на подготовку или отступление.

- Конечно. Но я очень надеюсь на то, что эти бойцы окажутся на позициях вовремя.

- Если они будут вынужденно задержаны, то посты временно займут уже наши люди. Здесь нет повода для беспокойства, господин Бессонов.

- Охотно верю. – Аур быстро пробежался глазами по тексту в протянутом ему планшете, после чего поставил электронную подпись. Таким образом, большую часть договора со своей стороны «Бессонов-Корп» выполнила, а остальное ложилось на плечи военных империи. - От меня ещё что-то требуется?

- Только занять производственный комплекс «Вязь» и приступить к его восстановлению. – Ответила офицер, бросив взгляд на планшет. – С этим не должно быть проблем, так как та область находится на достаточном удалении от линии фронта.

«Около полутора сотен километров, если быть точным. Для авиации – не такое уж и удаление, на самом деле».

Аур изначально не рассчитывал на то, что всё пройдёт гладко. Ему хватило добытой неофициальной статистики, явно указывающей на то, что не всякий вложившийся в долгосрочную аренду недвижимости в Хабаровской области добивался начала её успешного функционирования. Не одна лишь Россия проводила рейдовые налёты – Китай занимался этим с не меньшим успехом. Территориально и технологически поднебесная находилась на высочайшем уровне, ничуть не уступая своим противникам. Да и о чём говорить, если сама схема ведения таких местечковых войн основывалась не на линейном противостоянии и позиционной войне, как то было в период между господством магов и их упадком, вызванным адаптацией под резко возросшее могущество технологий, а на принципе точечных ударов, сродни ходам в шахматной партии? Ключевые фигуры – маги – уничтожали другие ключевые фигуры и объекты, которые трудозатратно и долго восстанавливать, а победителем считался тот, кто занимался этим с наибольшим успехом.

Естественно, настоящая, полноценная война таковой быть не могла. Перебрось обе стороны на границу хотя бы по десятой части своих сил, и масштаб разрушений возрос бы на целый порядок, если не на два. Пока же этот конфликт не заходил дальше стычек отдельных отрядов, для которых полтысячи солдат, усиленных магами - это уже много. Россия и Китай обкатывали новые технологии, привлеченные кланы копили боевой опыт и проверяли, кто чего стоит, а готовые рискнуть корпорации вкладывали средства в производства и предприятия, которым, с большой вероятностью, ещё не скоро будет суждено встать в строй. Всё это было прогнозируемо и ожидаемо, и на этом фоне цели Аура… выделялись, мягко говоря.

- В таком случае не буду вас больше отвлекать, офицер. Всего наилучшего.

С этими словами чернокнижник направился к глайдеру, на борту которого находилась партия артефактов, которые требовалось напитать силой. Для этого, на самом деле, требовалось не так уж и много смертей. Относительно, конечно же…


***


- Наёмники?

- Французы. Те ещё вояки, на самом деле. - Тихо произнёс Раскольников, рассматривая плоское изображение с дрона-разведчика. Вот уже сутки как их отряд закрепился на территории почти не пострадавшего, но неспособного функционировать без электропитания комплекса. Этого времени было недостаточно для того, чтобы специалисты составили полную картину состояния завода, но военные успели и окопаться, и приступить к ограниченно-активным действиям, участие в которых принять должен был лишь небольшой отряд магов и неодаренных, скованных и одновременно защищенных рабским контрактом.

Всего четыре мастера, девять бойцов, Раскольников и сам Аур. Четырнадцать человек, в верности которых чернокнижник был уверен, так как гарантом этой верности выступала тёмная магия, не дающая осечек и не ведающая жалости. Такого числа людей не хватило бы для охоты на крупные отряды, но Ауру и не требовалось слишком многое. Сотня, максимум – полторы сотни погибших неодарённых будет вполне достаточно для того, чтобы сформировать надёжную основу будущих артефактов. Финальную же напитку можно провести и от накопителей, которые прямо сейчас заполняются в десятках больниц, разбросанных по всей Московской области. Там естественным образом умирает достаточно людей, чтобы обеспечить накопление необходимого минимума энергии…

Но для формирования основы не хватит никаких накопителей, так как тут требовались ещё и души. Не просто так для любого жертвоприношения существовал определённый регламент, включающий в себя именно ритуальное убийство. Иначе любой могущественный тёмный артефакт можно было бы создать, просто собирая дармовую энергию с кладбищ и с мест, где недавно кто-то погиб. Желательно - в муках.

- Один мастер на сорок солдат. Не слишком реалистичный расклад.

- Да, здесь что-то не так. – Бывалый вояка уверенно кивнул. Французы, как и почти все страны Европы, придерживались общеизвестного принципа образования отрядов, где на одного мага приходился десяток бойцов прикрытия. Здесь же мало того, что маг в ранге мастера был всего один, так и сорок три пехотинца не имели при себе ни бронетранспорта, ни скафов, ни роботов. Простенькие тактические комплекты, менее совершенные, чем используемые Ауром и его людьми, но так же не дарующие носителю особых возможностей для противостояния магам. Как ни погляди, но они были лёгкими мишенями. – Китайцев бы найти…

- Если они тут появятся, то это можно будет назвать только удачей. - До линии фронта оставалось ещё девяноста километров, а так глубоко рейдеры противника при свете дня старались не заходить. – Пусть начинают через десять минут. Я лично их подстрахую.

С этими словами чернокнижник покинул глайдер, при помощи усиления от аспекта выпрыгнув в люк на потолке. Прямо сейчас выбраться наружу, опустив трап, было невозможно, так как командирский «летун» хорошо замаскировали, спрятав среди густых зарослей. Маскировка действительно находилась на весьма достойном уровне, а не создавала видимость оной – ни глазами, ни приборами давно остывшую машину отыскать было нельзя...

На самом деле, действуй Аур в одиночку, проблема была бы решена и быстрее, и без привлечения лишних ресурсов. Но такой подход был в корне неверен для того, кто желал получать результат лишь ставя задачу перед подчиненными, желал заниматься именно планированием, а не самостоятельным решением каждой мало-мальски значимой проблемы. Раскольников понимал это лучше остальных советников, и потому рьяно выступал за неучастие Аура в таких операциях. Но пустить всё на самотёк, не увидев своими глазами реальные возможности своих людей, чернокнижник не мог. Задать уровень в начале было намного проще, чем поднимать его в момент, когда штат специалистов по ведению войны перевалит за десяток тысяч…

Спустя десять с небольшим минут Аур замер в трёхстах метрах от поля боя, на котором, к его удовлетворению, гибли сплошь французские наёмники. Совсем без ранений не обошлось, но три мастера моментально устранили мага противника, что позволило им приступить к аккуратной зачистке неодарённых солдат. Те рьяно отстреливались, пытались связаться со своими, но подготовленный к операциям такого рода отряд решил и этот вопрос, намертво заглушив сигнал. Но блок связи работал в обе стороны, так что люди чернокнижника тоже не могли связаться с Раскольниковым.

Что, впрочем, в текущих обстоятельствах было не так уж и важно, ведь устранение французов под многочисленными куполами заняло четыре минуты ровно. Таковой была разница между тремя мастерами и десятком солдат, напавших из засады на одного мастера и сорок солдат. С первой стороны ранен был лишь один боец, неудачно подставившийся под пулю, со второй же остались сплошь трупы, чьи души артефакт активно пожинал без какого-либо участия со стороны Аура. Зарекомендовавшая себя ещё две тысячи назад схема, слегка адаптированная под новые реалии, прекрасно функционировала, что, бесспорно, чернокнижника не могло не радовать. Ведь процесс создания сложных артефактов с нуля занимал очень много времени и требовал проверки на практике, что не всегда было возможно. Вездесущие видеокамеры являлись той ещё проблемой в городах, а избежать бдительного ока спутника на орбите планеты, не привлекая внимания, можно было только в пасмурные дни.

- … слышно?

- Есть связь. – Произнес Аур, убедившись в том, что его люди деактивировали защиту. – Всё закончилось. С нашей стороны только один раненый, и, можно сказать, я доволен увиденным.

- Рад слышать. Вокруг чисто, парни пока прошерстят трупы. Может, удастся понять, что их сюда…

Последние слова Раскольникова утонули в грохоте взрыва, раздавшегося на переживающем затишье поле боя. Аур ощутил, как оборвалась жизнь одного неодарённого, и одновременно с тем раскрылась ведущая в Геенну пространственная щель. В одно мгновение аспект Гевеликт заместила собой легендарного полководца, а сам Аур рванул на встречу показавшемуся в физическом мире демону. То, что сработал какой-то тёмный артефакт – неоспоримый факт…

«Но как я не обнаружил этот артефакт? И есть ли там ещё…?».

Демона чернокнижник снёс походя, даже не обратив на него особого внимания – тот был почти рядовым бесом, чей призыв оплатила смерть одного неодарённого. Куда больше Аура интересовала раскрывшаяся на манер цветка сфера, окружённая полыхающим маревом ведущего в Геенну Огненную портала.

- Оцепить территорию, мне потребуется пятнадцать минут…


***

- Командир, не хочу вас отвлекать, но… наши французы вообще не французы!

Аур оторвался от изучения артефакта и перевел взгляд на обратившегося к нему солдата, лицо которого скрывал такой же, как у чернокнижника, шлем. Ему, на самом деле, совсем не хотелось отрываться от изучения чьей-то уникальной разработки, совместившей в себе накопитель, катализатор и непосредственно контур сложного заклинания. Филигранное исполнение на уровне магистра, всю жизнь посвятившего рунам и тёмной магии, соседствовало с топорным, металлическим корпусом из посеребрённого металла. Последний кто-то делал уже отдельно, и в него встраивал сам артефакт, основой которому служил кристалл ценой в сотни тысяч рублей.

Сотни. Тысяч. Рублей.

Аур, уже составивший поисковую модель под этот конкретный артефакт, нащупал среди тел ещё семь артефактов, копий первого активированного.

- Конкретнее?

Чернокнижник поднялся на ноги и огляделся. Его бойцы и в самом деле приготовились встречать гостей, которых пока не было. В то же время, Раскольников стоял рядом с трупом пехотинца, которому ударом сорвало шлем и открыло тем самым лицо. И даже отсюда Аур смог понять, что в броне частной военной компании Франции скрывался азиат.

- Китайцы, командир. Как минимум двое, остальных мы не трогали по вашему приказу.

- Сейчас я соберу артефакты и удостоверюсь, что при них нет других сюрпризов, после чего можете делать с ними что захотите. – Аур коснулся правой рукой виска, активировав на внутренней панели шлема интерфейс. Секунда – и вот уже он напрямую связался с Раскольниковым, заглушив распространение звука за пределы шлема. - Раскольников!

- Да?

- Нам нужно найти ещё таких же французов. У них при себе игрушки, составные части для которых доставать очень дорого. – Аур продемонстрировал находящемуся в стороне военному артефакт. – Материалы в этом артефакте стоят ненамного дешевле полностью укомплектованного «Безымянного». И таких я вижу ещё семь штук.

Аур не стал упоминать, что в виде готового изделия цена предмета, который подобно чуме будет призывать демонов одного за другим, возрастает многократно – всё равно продать темномагический артефакт в современном мире невозможно. Но как материалы для будущих опытов или для использования в концентраторе эти кристаллы были бесценны.

- Понял. Задействуем всех свободных дронов?

- Именно. Найдём источник этих артефактов, сможем увести сотню таких отсюда – и уже окупим всю операцию разом.

- Но что-то настолько ценное в руках отбросов… Не понимаю, что тут к чему.

Раскольников отключился и начал сеанс связи с лагерем, а Аур быстро, но аккуратно проверил все трупы на предмет наличия у них иных неприятных подарков. Универсальных поисковых заклинаний не существовало в природе, из-за чего даже опытный маг не мог гарантированно проверить наличие или отсутствие артефактов незнакомой ему конструкции. А уж если предмет качественно замаскирован, то задача могла стать невыполнимой даже с артефактом общеизвестной конструкции.

Но у перебитой группы изъять удалось лишь семь изначально обнаруженных артефактов. В неиспользованном виде они выглядели ещё интереснее, обладая, помимо всего прочего, активатором вида «коснулся без защиты – стал первой жертвой». Энергия смерти моментально, но с огромными потерями впитывалась в накопитель и призывала первого, низкоуровневого демона, который убивал следующего человека – и в этот мир приходил ещё один монстр. Вдвоем они убивали уже двоих, вчетвером – четверых и так далее. Фактически, если не успеть закрыть пролом или не убить демонов, пока их ещё мало, их распространение станет трудноостановимым, и повлечёт за собой большие жертвы. «Жертвы… Теракт, устроенный Китаем… Тёмная магия… Демоны? Демоны!»

- Раскольников, планы меняются. Сворачиваемся и возвращаемся в «Вязь», пусть там подготовят глайдеры к возможной эвакуации. Мне нужен канал связи с военными.

- Передаю приказы. – На отдачу распоряжений у матёрого вояки ушло немногим более десятка секунд. - Что случилось?

- Возможно, весь мир не просто так катит бочку на Китай. Есть все шансы, что и моя травма – их рук дело. Я планирую связаться с кем-нибудь вышестоящим, вручить ему артефакты и сообщить о том, к чему привела активация одного из них. Трупы… Да, пару тел этих легионеров тоже берём с собой. И демона.

- Я возьму на себя составление легенды?

- Да. Определённо, да.

Следующая четверть часа у Аура и Раскольникова ушла на проработку приемлемой легенды и втолковывание оной всем бойцам. Весьма маловероятно, что их решатся допрашивать, но хотя бы поверхностные «правдивые» ответы они теперь дадут. Китайцы, демон, бой, смерть одного из членов группы, обнаружение артефактов…

Аур всерьез опасался того, что может произойти. Он уже оплатил аренду заводского комплекса, уже вложился в операцию, а тут какой-то хитровыдуманный демонолог решил всё это красиво сжечь в пламени преисподней, а император России ему в этом помог своей нерешительностью. Сколько гражданских осело в лагерях беженцев и не подвергшихся нападению городах? Сотни тысяч, если не миллионы. Не самые многочисленные военные заигрались в рейдеров и кое-как контролируют границу, позволяя своим коллегам по другую сторону баррикад почти свободно её пересекать. Отрядов, подобных тому, что привел за собой Аур, десятки, и среди них с лёгкостью может затесаться отряд террористов. Всего-то и надо, что подготовить схожее снаряжение, да подловить цель, подменив их собой. Так и поступили «французы», что объясняло состав их группы. Маги просто погибли во время боя, а для неодаренных солдат, возможно, не нашлось брони. Или уничтоженная ими группа была немногочисленна – вариантов тут множество…

Ещё через полчаса Аур в сопровождении Раскольникова и другого отряда солдат, которые участия в «бойне с демонами» не принимали, прибыл на военную базу, совмещённую с оплотом журналистов, и сразу, проигнорировав вопросы в этот раз никем не сдерживаемых работников пера, проследовал в штаб. Местное уполномоченное лицо согласилось принять Бессонова, так как Аур заявил о важности сведений, и прежде юный владелец корпорации в розыгрышах замечен не был. Скорее даже наоборот – всё, в чём ему доводилось быть замешанным, превращалось в нечто очень серьезное.

- Господин полковник.

Аур первым поприветствовал офицера, под началом которого находилось двадцать с небольшим тысяч магов и солдат, подкрепленных техникой.

- Господин Бессонов. Что вы хотели сообщить мне лично?

- Во время запланированной проверки линий электропередач в сорока километрах от моего объекта, завода «Вязь», мои люди наткнулись на китайцев, замаскированных под наёмников французского легиона. И они вызвали демона, туша которого сейчас находится на «Вязи».

- Демона? – Мужчина принял протянутый ему планшет, на котором с разных ракурсов был запечатлен труп монстра. «Бонусом» шли изображения мертвых китайцев-французов, а так же артефакты. – Артефакты?

- Один такой активировался и призвал демона, открыв портал. Мы смогли его закрыть, но обнаружили ещё семь неактивированных артефактов, внешне абсолютно похожих.

- Я вышлю в «Вязь» роту укрепления и вызову специалиста по демонологии из столицы. Кто контактировал с артефактами?

- Я и ещё двое бойцов из моего отряда. – По лицу полковника Аур без особого труда понял, что тот сильно удивлен и взволнован. Но при этом он не потерял самообладания, и, следовательно, мог принимать правильные и взвешенные решения. – Касательно проклятий, я бы почувствовал его активацию. А если не я, то со мной были три опытных мастера, и они осмотрели всех, кому не повезло вступить в бой с демоном.

- Благодарю за обнаружение диверсантов. Вы планируете возвращаться в столицу?

- Что? Нет, конечно. Я взял на себя определённые обязательства и заключил контракт. И действия врага – ещё не повод его разрывать. – «Тем более, я всё так же хочу завладеть этими артефактами». – Но я бы хотел, чтобы ваши маги вывезли артефакты с объекта. Было бы весьма неплохо составить для них поисковую модель, дабы увеличить шансы на успешное обнаружение диверсантов.

- Маги отправятся вместе с ротой. Все материалы, как я понимаю, здесь?

Полковник постучал пальцем по плоскому прямоугольнику планшета.

- Да. Всё, что можно было сообщить таким образом. И о находке я не распространялся.

- Очень правильное решение.

- Поступить именно так посоветовал мой заместитель по военным вопросам, а советы знающих людей я стараюсь не игнорировать.

- Советы, значит…? Послушайте тогда и мой. – Мужчина поднял взгляд холодных, серых и серьезных глаз на своего собеседника. – Демоны – это не шутки. Лучше вам вернуться в Москву. Магия – это не панацея, ото всего защитить неспособна. Уж поверьте старому магистру.

- Я подумаю над этим. Всего наилучшего, господин полковник…


***


- Авель Бессонов? – Во внешнем виде и голосе вопрошающего проскользнуло нечто, выгодно отличающее его от журналистов, которых, если подумать, в коридоры штаба не пускали. – Прошу, скажите, что в отряде моего отца были выжившие!

Следом за недоумением пришло понимание того, что говорил парень лет двадцати с заметным акцентом, а его внешность была совершенно нетипичной для Российской Империи. Французского Аур не знал, но был готов поспорить, что вопрос задавался именно об отряде французов.

- С кем имею честь?

- Флоран Дюссо, сын офицера Ксавье Дюссо. Сегодня мой отец пропал во время патрулирования, но мне сообщили, что ваши люди доставили в штаб тела французских гвардейцев…

- Мне жаль, Флоран, но вряд ли кто-то из отряда твоего отца выжил. Мы наткнулись на остатки китайцев, замаскировавшихся под ваш легион.

Оставив опешившего парня позади, Аур пошёл было дальше, но не успел сделать и нескольких шагов.

- Вы ведь уничтожили их? Тех, кто убил их?

- Всех, кого нашли. Тебе некому мстить.

- Я хочу присоединиться к вам! Только так я смогу отплатить…

- У тебя нет семьи? Нет друзей?

Произнес Аур, встав в пол оборота.

- Есть, но…

- Вот им ты и нужен. Мне – нет.

Поставив таким образом точку в этом разговоре, Аур пошёл дальше. Настолько бездарной попытки внедрения агента он не видел со дня своего воскрешения, ведь никто из его людей не мог проговориться, а сами тела всё ещё находились на борту глайдера. Следовательно – этот «француз» был от имперских военных или кого-то, кто мог подслушать детали разговора, а крота ни от тех, ни от других в своих рядах чернокнижник видеть не хотел. Потому и росла его армия с такой незначительной скоростью – проверку проходили далеко не все.

Между тем, трупы на борту ещё требовалось куда-то пристроить. А на военной базе вряд ли есть место, где с распростёртыми объятиями принимают тела зверски умерщвленных диверсантов…

Глава 7.

Спустя два дня император Китая заявил о том, что относительно небольшой клан, в котором выявили демонопоклонников, был целиком и полностью истреблён, а распространяемые ими труды по тёмной магии – уничтожены. Допрос всех тех, кого успели захватить на подконтрольных России территориях, так же указывал на то, что действовали отступники тайно, не посвящая в свои планы правителя поднебесной. Таким образом, Китайская Империя вышла сухой из воды, а на время проведения расследования было установлено перемирие сроком в десять дней. Полковник, которому Аур сообщил о присутствии демонологов на вверенной ему территории, был награждён и пошёл на повышение, в то время как участие в деле самого чернокнижника в СМИ даже не было упомянуто. И это тоже было вполне неплохо, пусть он сам и рассчитывал на иной исход, намереваясь компенсировать временное прекращение войны и отсрочку в создании протеза-концентратора посещениями светских мероприятий и укреплением своих позиций на политической арене. Рука – рукой, но даже полубожественной силы может не хватить, если против тебя ополчится вся страна…

Что касается заявления Китайской Империи, то Аур не верил в то, что в одной из ведущих стран мира может зародиться многочисленный культ, развивающий тёмную магию и активно набирающий сторонников. Такая схема была совершенно нежизнеспособной из-за тотальной слежки и перенаселённости колыбели человечества. На планете не осталось мест, где не было бы людей и высокотехнологичных устройств, позволяющих властьимущим следить за каждым человеком на земном шаре. Те же спутники, от которых незаметно скрыться было невозможно – они видели всё и везде, если только их обзор не закрывали тучи. А ведь существовали и такие их вариации, для которых не всякая туча становилась преградой. Что оставалось в итоге? Передвижение под землёй? Так у него тоже есть свои ограничения, и использование магии для прокладки тоннелей точно так же можно отследить…

Одним словом – где бы чернокнижники не находились, а без покровителя они были обречены. И покровителем этим должен был быть некто очень высокопоставленный, так как целый культ для развития требовал огромного количества ресурсов. Аур знал об этом не понаслышке, побывав в своё время и слугой, и послушником, обучающимся наравне с десятками таких же одарённых, но не обязательно талантливых юнцов. Тёмная магия требовала практики, обеспечить которую в современном мире можно было для чернокнижника-одиночки, но не для толпы. А в Китайской Империи, с её диктатурой и строгой иерархической системой, где каждый одарённый находится на виду и кому-то подчинен… Выводы, на самом деле, простые до невозможности.

Как лицо заинтересованное, Аур старался наблюдать за процессом отлова членов культа, в тайне надеясь на то, что создатель очень занимательных артефактов сумеет скрыться. И на данный момент, по прошествии двух дней, лидера тёмных магов так и не сумели отыскать: он бесследно пропал, бросив своих недоученных последователей, натасканных на какие-то совсем уж примитивные действия. Эдакая армия одноразовых болванчиков, которых было просто обучить и использовать против неодарённых и слабых мастеров, но которые с треском проигрывали многократно более опытным магистрам. Достигнуть такого ранга и не понять, как функционирует магия, было невозможно, в то время как пойманные члены культа практически ничего не умели. Они без особых проблем убивали незащищенных от тёмной магии солдат и молодых магов, но магистры тем и отличались от мастеров, что в их силах было приспосабливаться к действиям даже самых неожиданных противников. Взять того же Людвига, ныне погибшего – и можно было понять, что мастер в ситуации, когда на него нападает некто, в его глазах совершенно безобидный, растеряется и погибнет. Ситуация сродни той, где на человека нападает, например, чайник. Архимаг же не только защитился, но и весьма достойно держался в дуэли. А если принять во внимание тот факт, что схватка оказалась совершенно неожиданной для обеих сторон, то можно было предположить и иной исход, при котором обладающий большими ресурсами Людвиг вышел бы из боя победителем.

Или, как минимум, не погиб.

Аур, вышагивая по пустым коридорам офисной пристройки завода «Вязь», покачал головой: сейчас он совсем не хотел сбиваться с мысли. Подозрительные и странные шаги, предпринимаемые Китаем, - или всё-таки не им? – обострили конфликт, приковав к нему ещё больше внимания. Помимо этого выросло и число войск, сместившихся к границе, но реально воевать готовились, опять-таки, только на клочке земли между Хабаровском и Владивостоком. Всё чаще чернокнижник приходил к мысли о том, что единственное назначение этой недовойны, которая за полгода забрала жизни едва ли двадцати тысяч человек с обеих сторон – отвлечение внимания. Не создание искусственной активности и поводов для оправдания экономических провалов внутри страны, а именно перенос внимания с одного объекта на другой. И было вполне возможно, что объект, который так отчаянно хотят спрятать, засветился ещё до того, как Аур воскрес и влился в политику, начав пристально следить за всеми современными веяниями.

Да, он тщательно изучил двухсотлетнюю историю, так как максимум прожитых магом лет примерно равен этой цифре. Да, не так тщательно ознакомился с более ранними событиями, чтобы не делать круглые глаза в случае, когда кто-то упоминает колизей, римлян или Аристотеля. И – да, с присущей только ему въедливостью провёл анализ положения и благосостояния всех существующих стран, именно так наткнувшись на весьма странную статистику по рождению в Китайской Империи слабых одарённых. Но большая часть всего этого относилась ко вполне официальным или полуофициальным данным – тем, которые не вырезали из истории целенаправленно. Соответственно, маг вполне мог упустить что-то важное. Что-то, надёжно спрятанное под ворохом свежих и актуальных тем вроде терактов, турнира и войны.

Тогда паззл действительно сходится. Оставалось только отыскать, что именно пытались скрыть.

Аур подошёл к ведущей в его двери и недоуменно вскинул бровь: прямо там, в его кабинете, запертом и поверхностно защищенном магией, кто-то находился. И если бы не состояние неполноценной медитации, в которое чернокнижник проваливался во время своих размышлений, то он вполне мог бы и не почувствовать искажений в магическом фоне, формируемом защитным контуром. Для этого требовалось сосредоточиться на наблюдении, а не на своих мыслях.

«Мне, определённо, повезло» - подумал Аур перед тем, как открыть дверь, шагнуть в комнату и проследовать прямиком к своему рабочему столу. Внимания на человека, проводившего его удивленным взглядом, чернокнижник намеренно не обращал. Первое же слово было произнесено только после того, как Аур устроился в компьютерном кресле и опустил руки на подлокотники.

- Чем обязан?

Театрально и демонстративно, но порою именно такие жесты позволяют указать оппоненту на то, что ты имеешь о его планах кое-какое представление. Не стоило исключать и фактора внезапности – таким образом, пробравшийся в кабинет маг вполне мог растеряться и соскочить с необходимой ему линии поведения. Например, выдать нечто важное своим нежеланием говорить или попыткой перевода темы. Даже банальная растерянность могла на многое указать… Или обмануть, если собеседник окажется более опытным и хитрым, чем ожидалось. В позднем детстве, попав в услужение, а после и в обучение к тёмным магам, Аур больше всего любил уроки одного своего преподавателя, древнего, как сам мир, чернокнижника. Первый свой век этот маг, будучи аристократом, прожил, вращаясь в высших кругах, и «в тень» ушёл инсценировав свою закономерную смерть, якобы вызванную тяжестью прожитых лет. После этого он достаточно быстро, уложившись в семь лет, подчинил себе королевскую семью, и в течении двадцати лет правил целым государством, готовя почву для будущих исследований. В конечном итоге он покинул тень у трона и вернулся к истокам, в место, где обучали большую часть тёмных магов тех лет.

Годы ученичества у этого достойного человека сильно сказались на Ауре, и даже их жизненные пути были в чём-то схожи. Аур тоже предпочёл захватить власть, и уже со столь могущественным инструментом приступить к исполнению своих планов. Но одной из тех немногих фраз, что в точности сохранились в его сознании, были слова наставника касательно битвы умов. «Два хитреца, встретившись, обязательно будут пытаться обмануть друг друга – иначе они и не хитрецы вовсе. Но проиграет в этой битве тот, кто первым сочтёт себя победителем».

Руководствуясь этим изречением, Аур опасался принимать что-то на веру в качестве абсолютной или близкой к абсолютной истины. Даже тайны, выдавливаемые под страшными пытками, могли оказаться плодом воображения человека, который на самом деле ничего не знал. Такие прецеденты в истории действительно существовали, а худшим, что мог сделать человек, был самообман. В любой форме и в любом проявлении.

- Меня зовут Тэйлор Мур, сэр Бессонов. И я представляю орден Всевидящего Ока. Обязаны же… Пока вы мне ничем не обязаны, но вскоре это изменится.

- Я слушаю, сэр Мур. – Аур разблокировал встроенный в стол терминал, убедившись в том, что тревожные сигналы неактивны. - И, пожалуй, вам было бы выгодно для начала рассказать мне о вашем… ордене, решившемся взять такое название.

- О да, во Вратах Богов очень трепетно относились к именам и названиям. – Мужчина улыбнулся добродушно, но выражение на лице Аура нисколько не изменилось. Что, впрочем, не помешало Тэйлору пуститься в необходимые, как он считал, разъяснения. – Ваша могила… Честно говоря, для нас было шоком узнать, что разрушение Лагаша вызвано отнюдь не бедствием. Сто семьдесят тысяч человек… Воистину, высшая тёмная магия тех лет! Но вот ваше истинное имя нам не известно до сих пор.

- Я не хочу пугать вас, сэр Мур, но на данный момент у меня нет ни единой причины, по которой я должен оставить вас в живых.

- Моё убийство – слишком безрассудный поступок даже для вас, сэр Бессонов. Не хочу угрожать, но Всевидящее Око не просто так носит подобное название. Я продолжу?

- Ближе к делу.

- Хорошо. – Тэйлор послушно кивнул. - Вы воскресли, и это – подтверждённый факт. Более того, вам удалось занять новое тело, и проблем с ним вы, насколько мы можем судить, не испытываете, и не являетесь нежитью, как ваша ручная зверушка. До этого момента подобная возможность была доступна лишь узкому кругу лиц, держащих под контролем единственный артефакт, способный на такое. Но вы… Изучение вашей гробницы показало, что там был проведён некий ритуал, зацикленный на самом себе, а не на сакральном божественном предмете.

- И вашим хозяевам интересна возможность обрести вторую жизнь?

- В точку.

- И компетентные специалисты в вашем ордене тоже найдутся? – Аур наклонился чуть вперёд. – Я могу обучить одного сильного, опытного тёмного мага. Но даже если он равен мне, даже если он сильнее меня – у него может не получиться воспользоваться ритуалом.

- Да? Что-то мне подсказывает, что всё обстоит совсем иначе, сэр Бессонов. Например, что вы не желаете делиться этим знанием. В вашем положении – серьезная ошибка.

- Предоставьте мне действительно компетентного специалиста, и в обмен на знания я передам вам ритуал и методы подготовки к нему. Существует только одна маленькая деталь: я разрабатывал его для себя, и опирался на состояние своей души. Вы, сэр Мур, давно переступили черту возможностей магистра, и должны понять, что это значит.

- Любой ритуал можно адаптировать…

- Не этот. В каждом правиле есть исключение, каждое исключение определяется правилом. Ваши хозяева могут попытаться использовать ритуал, но я не желаю, чтобы кто-то знал о моём в этом участии.

- Наш орден отчаянно радеет о сохранении конфиденциальности. И, как вы можете проверить позже, за четыреста лет с момента его основания о нас нет ни единого упоминания.

- Мне можно не рассказывать сказки о том, что о вашем существовании никому не известно. – Произнес Аур с лёгким пренебрежением в голосе. - Императоры, короли, члены парламента и общемировой гильдии магов – все они первыми жаждут опробовать на себе всё то, что может продлить жизнь.

- Пусть так. Но общественности о нас не известно. Кланам неизвестно. Световым неизвестно. Вы же, господин Бессонов, обладаете знанием, которое может быть полезным нам. И потому, от лица ордена, я принимаю ваше предложение: Наши знания в обмен на ваши. Баш на баш, как говорят русские.

Ауру очень хотелось спросить, как именно американцы нашли его гробницу тогда, когда спецслужбы России прошли мимо, но он сдержал себя: сейчас существовали и более важные проблемы, требующие скорого решения. Например, требовалось не просто запечатать, а уничтожить гробницу. Сжечь её дотла, дабы охочее до чужих тайн Око со временем не вскрыло и второй слой, который мог поведать и об истинном имени чернокнижника, и о самом ритуале. Традиция, требующая перед проведением рискованного эксперимента оставить наставления для тех, кто пойдёт по следу мага, провалившегося в своих изысканиях или не успевшего поведать о своих успехах миру, сейчас могла сыграть против Аура.

А в момент, когда против тебя используют козырной туз, утёкший в руки оппонента Джокер может окончательно всё испортить.

- Я буду ждать гостя в своём офисе в Москве.

- Он прибудет, как только появится такая возможность. И постарайтесь не умереть – вас разыскивает человек, которому ни вы, ни мы не ровня.

С этими словами маг вышел в окно, вновь усыпив защитные барьеры, а Аур, удостоверившись, что его никто не слышит и не видит, с силой впечатал кулак в стол. Но вместо ожидаемого хруста костей растрескалась древесина – чернокнижник всё ещё иногда забывал, что вместо правой руки у него протез. Но факт оставался фактом: в игру вмешался некто, кого сильно интересовало имеющееся у Аура знание. Древний маг, в свою очередь, заинтересовался упомянутым способом получения бессмертия, а так же личностью человека, которого стоит опасаться даже самым сильным магам…


***

Ауру весьма тяжело дался прошедший разговор. Он мало того, что был неожиданным, так ещё и ситуация была максимально неприятной. Фактически, чернокнижника застали со спущенными штанами, не дав толком развернуться и набраться сил. Была ли в этом его вина? Определённо, да. Вместо того, чтобы не торопиться и взяться за изучение мира без вступления на политическую арену Аур решил сорваться с места в галоп. Поставил на этот шаг многое – и многое же проиграл, не сумев как следует воспользоваться доступными знаниями. Немаловажную роль сыграли и высокие технологии, одновременно всё и упростившие, и усложнившие. Скрываться стало сложнее, но маг, отталкиваясь от опыта прожитых лет, посчитал себя если не самым умным, то хотя бы не глупым, что, в конечном итоге, привело к неутешительному результату.

Разоблачению.

Было не так важно, каков этот орден на деле. Аур не обратил бы внимание и на принадлежность хозяев организации к той или иной нации, ведь его собственные народ и культура давно канули в лету, оставив после себя лишь туманное, смазанное наследие. Но сам факт раскрытия, факт того, что существует целая группа людей, которым известна его, Аура, тайна… Величайшее благо, что они не знали всего, ведь в противном случае на встречу пришли бы опытные чернокнижники, способные захватить покинувшую тело душу. Но их не было, и Аур мог в любой момент остановить сердце Авеля Бессонова, покинув эту оболочку и отправившись на поиски другой. Накопители в офисе Прима-Москвы позволили бы запитать бестелесный дух под завязку, а разбросанные по больницам столицы и округа артефакты – поддерживать жизнь ещё год, если не больше. Ничто при этом не мешало выпивать из них энергию и оставлять сами артефакты на своих местах, дабы потом воспользоваться ими вновь.

Но такой шаг означал бы не столько поражение, сколько обнуление всего прогресса. Бездушная машина, руководствующаяся лишь логикой и рационализмом, пошла бы на такой шаг лишь из-за наличествующей, неопределимой вероятности погибнуть. Эта же машина, определённо, и не подумала бы о том, чтобы поскорее занимать чьё-то тело. Сейчас, глядя на все свои действия со стороны, Аур видел возможности, за счёт которых всё можно было обыграть в более выгодном свете. И в этой малости он нисколько не отличался от обычного человека. Точно так же смотрел в прошлое – и видел, каким он был дураком. Видел – и делал выводы.

Среди бескрайнего моря вариантов требовалось выбрать лишь несколько ветвящихся, позволяющих в ключевые моменты отвернуть в сторону и сохранить тем самым себе жизнь. Были как безопасные, так и более рискованные выборы, от которых стоило ждать соответственно разных итогов.

- Раскольников, я отправляюсь в Москву. Ты остаёшься здесь за главного, цель – выполнить обязательства по заключенному контракту.

- Сделаю. Могу узнать, чем обусловлена такая смена приоритетов?

- Появлением нежелательных гостей. Остальные вопросы потом, сейчас важно сделать всё быстро.

Ауру очень не хотелось вовлекать в дело ещё больше людей, но иначе выжить, сохранив при этом текущую оболочку, было невозможно. Требовалось рисковать и идти на поклон к тому, кто с высочайшей долей вероятности находится во враждебных отношениях с орденом, предположительно, принадлежащим американцам. Под такой фильтр попадал как Китай, так и Россия – две страны, ведущих со штатами холодную войну с момента появления последних. Но с Китаем отношения Авеля Бессонова были скорее враждебными, чем дружественными, в то время как империи Аур даже кое в чём помог, и этот фактор в данной ситуации мог сыграть в его пользу. Но не стоило исключать и иной возможности: например, того, что никакого ордена нет вовсе, и его просто кто-то изображает. Тот же Император России, например. Или кто-то к нему приближенный, но ведущий свою игру. Это вряд ли был Кощей, так как все живые тёмные маги де-факто перестраховщики, и переговорщика без отряда для поимки духа он бы не отправил. Вокруг же Аур не ощущал никого, кроме десятка человек из охраны – неодаренных солдат, охраняющих входы на первом этаже и коридор на втором. Следовательно, быстро к месту они не доберутся, а там догнать сильного, огрызающегося заклинаниями духа, способного хоть в космос улететь, попросту не представляется возможным.

Исходя из этого, перед непосредственно приёмом у императора Ауру требовалось спланировать отступление, что, ввиду наивысшей степени защищенности всех мест, где правитель империи может появится, было делом непростым. А с учётом того, что посланник от ордена мог заявиться и на следующий день, задача превращалась в трудновыполнимую даже для опытного мага. Надёжная магия требовала времени, а оставлять свою жизнь на волю вероятностей чернокнижник не хотел. Вывод? Он прост: если за два-три дня Аур не сможет придумать схему побега, то Авелю Бессонову придётся умереть, а Ауру из Сиктимы – начать свой путь с самого начала, бросив всё уже заработанное и прихваченной с собой «с того света». Золото на самом деле слишком легко отследить, и вероятность того, что орден нашёл гробницу именно по этому хвосту, максимальна. И приступать к разработке плана требовалось уже сейчас, ведь дорога была каждая секунда.

С такими мыслями Аур сформировал несколько задач для подчиненных в Москве, перенес их на терминал и разослал адресатам, после чего оградился от мира.

Начался мозговой штурм.


***


Главной проблемой оказалась отнюдь не разработка ритуала, способного помочь отступить и затеряться даже в напичканной камерами Прима-Москве. Куда как более сложной стала необходимость или навязать императору место для встречи, что даже звучало по-идиотски, или предсказать, где он предпочтёт поговорить с обратившимся к нему подданным. Если вообще решит появиться на встрече лично, а не отправить заместителя – такой вариант тоже был реален, но и в этом случае во встрече был смысл. Сообщение, подготовленное к передаче сначала Световым, а после в имперскую канцелярию с пометкой «лично в руки», содержало даже не намёк, а прямое заявление о том, что в России действует вполне определённая организация, считающая себя всезнающей и всевидящей. И если на такую встречу придёт некто неосведомлённый, то дальнейшую работу по этому варианту стоило сразу же прекратить как бессмысленную. Достучаться до императора без привлечения внимания иными способами было малореально. Если только вломиться к нему в дом, но на такое в своём текущем состоянии, без артефактов, руки и заменяющего её концентратора, чернокнижник был не способен. Погиб бы, столкнувшись с охраной – и на этом история Авеля Бессонова подошла бы к концу.

В общем и целом проработка этого вопроса не затянулась надолго, так как максимально надёжным Ауру показался довольно-таки очевидный вариант. Если у самого Аура не было влияния и ресурсов для организации подобной встречи, то имело смысл обратиться к тем, кто, возможно, и не откажет. К Световым, если говорить прямо. Определённый кредит доверия Аур в их глазах заработал, следовательно – у него были все шансы вписать в свой план возможности великого клана. Второй вариант, требующий некоторой подготовки, чернокнижник воплощал в реальность вот уже два дня, и суть его заключалась в попытке предсказать выбор императором места для встречи. Это гарантированно был не дворец, - в котором правитель Российской Империи встречался только с со своими «коллегами», - а что-то из списка одобренных канцелярией рестораций и резиденций императора. Оказался оный весьма невелик, что позволяло охватить если не все варианты, то их большую часть. И пусть даже на встречу прибудет не сам император, но это точно будет некто осведомлённый, так как в своё сообщение с пометкой «лично в руки» Аур внёс многое из того, о чём ранее предпочитал молчать.

Так, сокрытие его личности становилось практически бессмысленным. Идти на сотрудничество с мутным орденом, который может ещё и не существовать, чернокнижник не желал. Но если он взбрыкнёт, то ничто не помешает новому противнику сообщить о тёмном маге всем заинтересованным лицам – императору, Кощею, китайцам, в Европу… Вокруг было не средневековье, где даже культ имел все шансы затеряться в огромном мире. Одиночку без особых связей и реального понимания основ поймают, пусть и не сразу. Избежать этого можно было только в облике духа, но перед тем, как оставить текущую оболочку, Аур собирался хотя бы попытаться всё переиграть, выгадав для себя побольше времени. Ну а в случае, если всё пойдёт не так, всегда будет шанс начать с начала, уже зная о внутренней кухне Российской Империи чуть больше.

Слабо ощущающаяся дрожь коммуникатора на запястье оторвала чернокнижника от процесса доработки структуры ритуала, а раздавшийся спустя секунду голос позволил магу временно перевести мысли в иное русло.

- Зал готов, господин.

- Каролина?

- Прибыла, как вы и велели. Дополнительные элементы протеза так же доставлены.

- Сейчас поднимусь.

Покинув свою лабораторию, Аур направился прямиком в ритуальный зал, в который должны были доставить приобретенные в этот же день стихийные накопители, чья энергия вот уже несколько часов преобразовывалась в нейтральную ману. Это было совсем не то, чего хотел добиться чернокнижник: протез-концентратор не был разработан с нуля, а основа его, которую придётся формировать посредством закачки нейтральной маны из накопителей, продержится не дольше пары лет. Вдобавок Каролина… Вот так переводить ценный в стратегическом плане ресурс претило самой сути Аура, но сейчас у него под рукой не было пары тысяч неодарённых или десятка магов, которых можно было бы принести в жертву. Зато суть и сила банши как нельзя хорошо подходили для основы концентратора, предназначенного для использования в бою. Уменьшение стихийного потенциала устройства пропорционально увеличит потенциал тёмной магии, и, в итоге, чернокнижник сможет дать своим врагам серьезный отпор, что только прибавит ему шансов на успешный побег.

Но это, конечно, только в том случае, если всё пойдёт совсем не так, как хотелось бы.

Спустя несколько минут Аур добрался до пустого зала, в дальнем углу которого дожидалась своей участи Каролина. Она ещё не знала о той роли, что была ей уготована, и чернокнижник не мог с уверенностью сказать, что та воспримет его слова с энтузиазмом. За последние месяцы, проведенные без тела, у Каролины резко обострились худшие черты этого типа нежити: она стала вспыльчивой, проецирующей свою ненависть на всех тех, кто не был ей близок, а аппетиты до жизненной энергии резко возросли одновременно с исчезновением силы воли, ранее позволявшей девушке сдерживать свой голод.

- Каролина, как твой господин, я приказываю тебе встать на третий узел и обрести истинную форму. – Взгляд банши остекленел, а спустя секунду она уже полетела к обозначенному месту. Но стоило миловидному с виду призраку только оказаться там, как её черты лица обострились, из-под верхней губы показалась пара маленьких клыков, а глаза сменили свой цвет на ярко-красный. В то же время аккуратно уложенные волосы задрожали и поседели, вытянувшись до самых бёдер, а строгая одежда сменилась простеньким платьем, что было надето на Каролине в момент смерти. – Ты ни в чём не виновата, Каролина. Просто всё так повернулось, что у меня не осталось особого выбора…

Как во время метаморфоз, так и сейчас чернокнижник неспешно ходил меж линий ритуального круга, раскладывая в определённых местах части будущего протеза. Кристаллы, пластины металла, провода, отдельные части механизма – буквально всё должно было пройти своеобразную закалку, дабы в будущем не пасть жертвой тёмной магии своего хозяина.

- … но если ты думаешь, что это убьет тебя, то ты ошибаешься. Ритуал высосет все твои силы, а суть запечатает в протезе, в сердце бывшего алтаря. И когда-нибудь, если ты переживешь пребывания в нигде, я вновь призову тебя, Каролина.

Девушка отвечать не спешила – лишь переводила взгляд с одной части монструозного ритуального кольца на другую. Она явно силилась понять, чем является ритуал по своей сути, и оттого Ауру становилось ещё печальнее: он ценил цепкий ум и стремление к знаниям, но шанс на то, что банши сумеет пережить эти два года в заточении, был ничтожно мал. А это значило, что очередная его ученица так и не станет полноценной тёмной магессой.

Увы, увы – у Аура никогда не получалось учить. Не помогал ни огромный жизненный опыт, ни желание стать для кого-то таким же наставником, каким стал Зерхан для самого Аура.

Ритуальное кольцо вспыхнуло в том месте, куда полилась кровь из разрезанного запястья чернокнижника, астрал вздрогнул – и спустя пару минут в зале остался лишь Аур.

- Прости меня, Каролина…

Кристалл, которому суждено было стать сердцем концентратора, вздрогнул…


***

- Господин Светов. – Аур и Дмитрий обменялись рукопожатиями, после чего расположились за столом в закрытом уголке премиального ресторана – достаточно известного, но, между тем, обеспечивающего посетителям определённый уровень конфиденциальности. Жертвоприношение здесь не провести, но поговорить о чём-то важном, не опасаясь прослушки, было можно. – У меня есть просьба. Достаточно серьезная и важная.

- Я весь внимание, Авель.

Мужчина пригубил ярко-алый напиток, плещущийся в подхваченном со стола бокале.

- Вскоре в мой офис прибудет человек или группа людей, разговор с которыми гарантированно окончится наименее желательным образом. Случится нечто… заметное, и сразу после этого я бы хотел, чтобы вы поспособствовали передаче сообщения лично в руки императору или кому-то к нему приближенному. Но не Кощею.

- Тебе известно о Кощее? – С удивлением в голосе спросил Дмитрий, смерив сидящего перед ним подростка куда как более внимательным взглядом. – Формат сообщения критичен?

- Формат абсолютно не важен. Я могу даже написать его прямо перед вами, и тут же передать.

- Возможно, я могу чем-то помочь…?

- К сожалению, господин Светов, ваша помощь всерьез ничего не изменит. Возвращаясь в вопросу о Кощее – да, мне многое о нём известно. Но привлечение именно его в моём вопросе крайне нежелательно.

Дмитрий с минуту провёл в раздумьях, тарабаня пальцами по столешнице. Ему непросто было принять решение из-за множественных опасений касательно целей Авеля, но, в конечном итоге, глава клана решил ответить положительно. Во многом потому, что гениальный подросток был готов передать сообщение в любой форме, что позволяло заранее ознакомиться с содержимым, а это уже кое о чём, да говорило.

- Что ж, Авель, я выполню твою просьбу. Будут и наблюдатели, и переданное сообщение. Но ты ведь понимаешь, насколько это серьезно – что-то передавать через меня императору?

- Прежде я никогда не шутил просто так, господин Светов, а сейчас ситуация и вовсе этому не способствует.

- Ты можешь обратиться за помощью к моей семье. А если по какой-то причине не хочешь делать этого, то не забывай об императоре. Он всегда готов протянуть руку помощи тем, кто верен государству.

- Это я и планирую сделать. Но обратиться и быстро получить ответ я могу только в том случае, если этому поспособствует кто-то вашего уровня влияния.

- Твои рассуждения верны, только если счёт идёт на минуты.

- Так оно и есть, на самом деле. Позволите?

Аур кивнул на сферу, по-обыденному зависшую у него над плечом, и, дождавшись кивка, сформировал барьер, окончательно исключающий всякую возможность прослушки.

Чернокнижник не видел вариантов, позволяющих Авелю Бессонову и избавиться от угрозы со стороны ордена, и раскрыться только перед императором. Как ни крути, а вовлечённых лиц будет очень и очень много, и в первую очередь об этом позаботится орден, который Аур планировал сильно обидеть. Уже через несколько недель после часа Икс все главы правительств и великих кланов будут знать, что из небытия вернулся маг, давным-давно упокоенный. Вернулся не в форме нежити, что ещё можно было как-то объяснить, а воскрес, словно начавший выходить из моды религиозный символ. И пусть подавляющее большинство заинтересованных лиц не будет точно знать, кто именно является обманувшим смерть магом, со временем отроется и это.

Следовательно – Авелю Бессонову следовало исчезнуть, уйдя в подпол. Иные способы не были достаточно действенными, ведь люди, жаждущие прикоснуться к секрету бессмертия, способны на многое. Столетние старики-миллиардеры с радостью отдадут все свои средства, лишь бы заполучить хотя бы призрачный шанс на продолжение жизни. А магистры и архимаги? Короли, президенты и императоры…?

Просто выжить было легко, ибо достаточно было забиться в самую глубокую щель, сменив оболочку на иную. Но «просто и легко» совсем нечасто соседствует с «эффективно», в то время как именно эффективности добивался Аур ото всех своих действий. Заполучив бессмертие, он мог бы предаваться всем смертным грехам одновременно без страха когда-нибудь за это ответить, но это было бы сродни играм в песочнице верхом на самосвале. Поступив так, Аур обесценил бы достижение бессмертия, тем самым поставив крест на самом себе.

В тёмном маге страх за свою жизнь боролся с гордостью, взращенной болью, неудачами, борьбой и успехами. Ему ничего не стоило отбросить этот год в сторону, взяв от него лишь опыт и знания. Корпорация, удачные знакомства – всё это было важно, но не незаменимо. Вот только поступать таким образом Аур не хотел. Не желал даже в самой малости походить на тех, кого презирал всю жизнь. Становиться в один ряд с приспособленцами, неспособными оказать судьбе сколь-нибудь достойный отпор?

Нет, чернокнижник считал себя выше этого.

- Вам известно что-либо об Ордене Всевидящего Ока?

- Впервые слышу о нём. – Ответил Дмитрий спустя несколько секунд раздумий. – К нему принадлежат те, с кем ты хочешь встретиться?

- Не встретиться, а убить, господин Светов. Они решили шантажировать меня.

Последняя фраза была ответом на вопросительный взгляд главы клана, в глазах которого на мгновение вспыхнуло прозрение. Светов улыбнулся, и, отставив бокал в сторону, сложил руки в замок перед собой.

- Ты тёмный маг, верно?

У Аура в голове перемкнуло, но он сумел сдержать эмоциональный взрыв от осознания того факта, что о его истинной сути известно разве что не каждому второму. Но секундой позже чернокнижник с удивлением осознал, что во множестве бесед с пленным духом магистра то и дело проскальзывали намёки на то, что он не спроста пропустил не самое сильное темномагическое проклятье. Могло статься, что Дмитрий Светов тогда атаковал магистра в ментальном плане или даже просто не успел разорвать связь разумов, а тот перед самой смертью распознал тёмную магию. Сильное удивление, помноженное на страх смерти – и вот уже цельная, оформленная мысль становится доступна даже слабейшим из магов разума. И сейчас, только сейчас, а не ранее, глава великого клана сложил из деталей паззла цельную картину.

- Да. – Аур медленно кивнул, решая, насколько ему важно приобрести доверие чуть большее, чем будет после раскрытия орденом тайны его личности. – Я спрошу: вам интересна правда?

- Правда интересна всем, но не всякая правда бывает полезна. Речь пойдёт о твоём учителе?

- Можно сказать и так. Но эта информация никоим образом не затронет императора или другие великие кланы. – Аур сбил на подлёте один из главных аргументов, на которые мог бы опереться Дмитрий в своём нежелании лезть в непонятную трясину. Едва ли кто-то лучше опытного политика понимал, что обронённая собеседником фраза может стать той причиной, по которой целый клан будет связан обязательствами более серьезными, чем клятва крови. – Между тем, именно вам эти знания принесут определённую пользу. Особенно – в долгосрочной перспективе.

- Знаешь, Авель, весьма странно слышать от тебя нечто подобное. Я не верю, что пятнадцатилетний парень мог узнать нечто настолько важное. Это, скорее, игра твоего учителя, но ты рьяно доказывал, что за тобой никто не стоит… - Аур молчал, позволяя собеседнику высказать свои размышления. Чернокнижнику было даже в каком-то роде интересно не просто представить, как его образ выглядит со стороны, а услышать об этом от информированного, умного и опытного собеседника. – Любой гений находится в рамках знаний, ему предоставляемых. Кощей, тёмная магия, некий орден, твоя манера держаться и подход к ведению дел… Ты метаморф?

- Нет. На самом деле – нет. Но вы ошиблись только в выборе направления магии, Дмитрий. – Аур позволил себе назвать собеседника по имени, так как в глазах последнего горела неподдельная заинтересованность. – Я не буду предлагать подписывать контракты крови и души, хоть и умею их создавать. Всё равно не позже, чем через несколько недель, о моём существовании станет известно всем вокруг…

Аур, обладая совсем небольшой, но всё-таки склонностью к театральным эффектам, позволил своей магии нарушить приличия и заполонить комнату, предварительно защищенную ещё одним маскировочным барьером. Фактически, в эти секунды чернокнижник вдохнул полной грудью: ему не нужно было скрывать свои силы, как год назад. Даже в защищенной по высшему классу лаборатории он не позволял себе полностью отбросить маскировку, что происходило за год всего дважды: первый раз во время боя с Людвигом, и второй – сейчас, когда Ауру потребовалось раскрыться перед не связанным контрактом человеком.

Светов, между тем, выглядел, словно выброшенная на берег рыба: распахнутые до предела глаза, сбившееся дыхание и вялые попытки взять внешние проявления эмоций под контроль. Скорее всего, нечто подобное ощутил и архимаг, когда стоящий перед ним подросток превратился в многократно более сильного тёмного мага, но за счёт опыта Людвиг быстрее взял себя в руки. Растерянность Дмитрия, в свою очередь, длилась шесть с половиной секунд, и за это время Аур мог сделать с магистром всё что угодно, кроме, разве что, ментального вмешательства ввиду отсутствия дара.

- Я жил две тысячи лет назад, и год назад воскрес. Моё имя затеряно во времени, так что вам, Дмитрий, оно ни о чём не скажет.

Медленно Аур ликвидировал давление своей силы на собеседника, но вновь активировать маскировку не спешил. Едва ли Светов мог принять увиденное за фокус, но серьезное превосходство в силе позволяло вполне неплохо корректировать полёт мысли в требуемом направлении.

- Это… - Мужчина взял бокал с вином, но, немного подумав, вернул его на место. Лёгкое движение магических потоков – и вот уже из миниатюрного бара вылетела крошечная бутылочка коньяка, содержащая в себе буквально пятьдесят граммов выпивки. Напиться такой было невозможно, но вот проветрить голову – вполне. - … немного шокирует. Самую малость…

- Упомянутый мною орден узнал о том, кто я такой. И они намереваются получить мои знания, чего бы им это не стоило. Я не собираюсь давать им такой возможности, так как для меня намного предпочтительнее сотрудничество с теми, кого я пусть немного, но знаю. С Кощеем и его ученицей я знаком заочно, с вами и многими другими представителями кланов – лично. В то же время, этот орден располагается где-то за границей…

- Тебе известен секрет вечной жизни?

- Это будет такой же секрет, как расщепление атома. Все знают, как это сделать вплоть до подробных инструкций в голонете, но на практике воплотить подобное могут единицы. Другими словами – этот метод применим ко мне и, возможно, ещё нескольким магам, которые будут готовы не только принести в жертву сотню тысяч человек, но и на протяжении десятилетий адаптировать ритуал под себя. Но в это едва ли поверит орден, которому я интересен только из-за возможности обрести бессмертие в обход другого способа.

- Мне сложно понять, почему ты считаешь, что императору не будет нужно от тебя то же самое, что и ордену.

- Потому что император уже бессмертен, Дмитрий. Только не говори, что ты об этом не знал.

Судя по застывшему выражению лица Светова, тот действительно не догадывался о такой возможности…


***

- Весьма польщён подобной осторожностью в отношении моей персоны. – Произнёс Аур, с ухмылкой на лице встретив гостей от ордена. Три человека, каждый – по меньшей мере сильный магистр. Но тёмный маг среди них был только один, и именно он напряженно «ощупывал» сейчас каждый уголок просторного кабинета, стены, пол и потолок которого были покрыты узорами, не содержащими в себе и грана магии. Они так же не были похожи и на все известные магам современности руны, но это нисколько не влияло на меры предосторожности. Один из гостей даже не поленился коснуться стены, попытавшись напитать псевдо-узоры маной, но у него ничего не вышло. – Я бы не стал использовать подобную банальность, уж поверьте.

- Всего лишь необходимость, трактуемая условиями нашей сделки, мсье Бессонов. – Прибывший от ордена тёмный маг, оставив своих протеже у входной двери, занял место за столом-терминалом напротив Аура. – Вы приготовили всё необходимое?

- Определённо, да. Но и у вас есть то, что меня интересует.

- И что же это?

- Информация по всем ныне живущим магистрам и архимагам. Интересные разработки на основе тёмной и общей магии. Просто важные сведения, полезные на политической арене. Полный список… - Аур щелчком пальца подтолкнул к собеседнику маленький чип. – Здесь. Так же, как и часть информации, которую я обязался предоставить.

- Только часть? Впрочем… - Чернокнижник ордена вынул из своего коммуникатора дополнительный накопитель данных, аналогичным образом подтолкнув его к Ауру. Тот незамедлительно поместил чип в терминал, данные с которого тут же унеслись на резервные сервера. Чернокнижник знал, что кабинет едва ли уцелеет после грядущих событий, а вот так просто отказываться от информации считал весьма глупым. И пусть там половина будет чистой ложью, но оставшейся половины будет достаточно для подтверждения или опровержения сведений из других источников. - … мы тоже предоставили лишь небольшую толику того, что будет доступно вам, мсье Бессонов, от сотрудничества с орденом. Но теперь нам, пожалуй, следует перейти к обсуждению темы, из-за которой меня направили сюда.

- Действительно. – Аур степенно кивнул, что в теле подростка выглядело не слишком-то уместно. – Ваш предшественник не поверил мне, когда я говорил о том, что разработанный мною метод в своем текущем виде подходит только мне, а его переработка под конкретного человека займет десятилетия.

- Что насчёт создания унифицированной версии, требующей лишь небольшой коррекции под каждого индивидуума?

- Невозможно. Сам способ весьма далёк от общепринятых основ. Так, основное влияние оказывается на всю душу в целом, а не на какие-то её элементы…

Аур медленно, но верно придавал своему голосу всё более и более спокойный тон. Минималистичное окружение, в свою очередь, способствовало размытию внимания, что повышало шансы на успешную реализацию основного варианта устранения гостей. Три сильных магистра - это очень и очень серьезная сила, с которой в чистом поле Аур мог бы совладать… С шансом процентов в десять, не более. Здесь же, посреди Прима-Москвы, он не мог уповать ни на артефакты, коими оппоненты так же обладали, ни на поддержку своих войск, которые, помимо всего прочего, были бы замечены на подходе. Зато один очень весомый момент играл в его пользу: офис, в котором сейчас находилось не так уж и много людей, был его вотчиной.

А в цитадель тёмного мага, как известно, без армии-другой лучше не соваться. Особенно если пресловутый тёмный готов разрушить свое жилище, но лишить жизни тех, кто покусился на его свободу.

С момента начала беседы прошло полтора часа, и на протяжении этого времени Аур стройным потоком выдавал складную, неопровержимую без целой охапки экспериментов, чушь. Его слова витали вокруг концепции изначального Хаоса и пришедшего следом Порядка, но совершенно не приближали собеседников к пониманию сути метода. Или, что куда как вернее, троица магов считала, что понимает, о чём идёт речь, но распознать ложь была не в силах. Аур, в свою очередь, готовился к началу пьесы, ход которой вполовину зависел от его действий, и вполовину – от реакции и опыта врагов. Магистры, чей возраст перевалил за отметку в девяноста лет, не могли быть слабыми по определению, а их знания в определённых областях и вовсе могли превышать аналогичные у чернокнижника, жившего в прошлом и воскресшего в настоящем.

Но в одном Аур был уверен точно: боги древности к двадцать второму веку превратились в сказку, а знания о посвящаемых им ритуалах канули в небытие. Так, все три магистра не сумели распознать в «декоративных» узорах воззвание к божеству, не получившему широкого распространения даже в современной культуре – не то, что в магических науках. Трудоёмкие и энергонеэффективные, эти ритуалы постепенно забывались, а им на смену приходили магические конструкты – понятные и простые концепции, работа которых зависела только и только от самого мага. Никаких божеств, никакой вероятности попасть в немилость к тому, от кого зависят твои силы. Сильные люди во все времена ненавидели зависимость от кого-либо, и стремились избавиться от сковывающих их цепей. Закономерный итог – рост и популяризация магической школы, которая во времена Аура уже являлась господствующей над всеми остальными. Тёмная магия, пожалуй, дольше всех продолжала использовать божественные ритуалы, и только за счёт этого Аур имел вполне реальную возможность практически безболезненно решить одну из своих проблем. Если повезёт, то орден отступит в сторону после странной смерти своих посланников. Просто потому, что исчезновение сразу троих магистров не может не напугать, кем бы ни были те, кто стоит по ту сторону доски.

- Господа, перед тем, как продолжить, я хотел бы поинтересоваться – как вас, всё-таки, зовут? Не слишком комфортно вести беседу с безымянными, но, безусловно, образованными собеседниками…

Финальный штрих в композиции – и вот уже по узорам поползла сырая, первобытная мана. Первыми это заметили «гвардейцы» у двери, начав формировать защиту, но им это не помогло – удар, выпивший досуха сотни огромных накопителей маны в подвалах здания, смял все барьеры, словно кулак – бумагу. С Энки, Владыкой Недр, которому принесли очень богатые дары, не стоило шутить.

Но чернокнижник, с которым разговаривал Аур, продемонстрировал неожиданный сюрприз.

- Астольф Ле…

Имя и кусочек фамилии – всё то, что он успел произнести перед тем, как его тело засосало сквозь врата, ведущие на демонический план. Аур обострил внимание до предела – и ясно распознал, как точка выхода образуется в трех километрах выше. Даже подготовленный архимаг не мог находиться в геенне огненной дольше пары секунд, так что такое расстояние было очень даже впечатляющим. Скорее всего, гость обладал уникальной особенностью магии, как-то связанной с возможностью шагать сквозь геенну огненную. Иначе Аур не мог объяснить, почему этот человек ни капли не пострадал, побывав в обители демонов…

Чернокнижник укутался во тьму и, поведя плечами, подтянул к себе сферу, после чего выпрыгнул в окно, предварительно выбив стёкла импульсом. Но гравитация в этот раз оказалась бессильна, ибо Аур полетел вверх – следом за человеком, которого он не собирался отпускать. Пара секунд полёта, и ветер, бессильно разбивающийся об окутывающую мага прозрачную плёнку, стих. Два тёмных мага замерли друг напротив друга на высоте в пять километров. Облаков вокруг не было – избытки маны, выпущенные из офиса в виде концентрированного сгустка, очистили небосвод в радиусе десятков километров. По этой причине за двумя силуэтами, охваченным огнём и объятым тьмой, могли наблюдать буквально все желающие. Более, чем заметное событие, которое скрыть не получится даже при всём желании.

«Самое время для того, чтобы Авель Бессонов окончательно погиб. Наконец-то верну себе руку…».

- Мы считали тебя более благоразумным!

- Как коллега, ты не можешь не понимать моих мотивов. Впрочем…

От правой руки Аура по всему его телу прошлась волна, стекающаяся к спине. Там мана приняла форму напоминающих двойные крылья сгустков. Они не шевелились и, в целом, не вели себя как крылья, исполняя роль уже вынесенной из резерва энергии, которая могла понадобиться для поддержания барьеров. Аур сделал выводы из единственной своей серьезной дуэли, - с Людвигом – архимагом, - и внёс некоторые коррективы в свой стиль ведения боя. Основное влияние на чернокнижника оказали реальные боевые возможности концентраторов, из-за которых далеко не всегда удавалось создать и запитать заклинание, черпая силу напрямую из резерва. Формирование магических структур за счёт автоматизации занимало намного меньше времени, и лишние доли секунд, необходимые для подачи силы из резерва в концентратор, могли сыграть решающую роль.

Ещё одним аргументом в пользу необходимости формирования такого «внешнего резерва», связанного с концентратором напрямую, был тот факт, что память концентратора чернокнижника была на две трети загружена разномастными барьерами – где самыми обыкновенными и прямолинейными, а где и содержащими в себе сюрпризы. Фактически, Аур не рассчитывал на битву как таковую. Гости должны были или погибнуть, или распознать ловушку. В первом случае магия не потребовалась бы вовсе, а во втором именно защита потребовалась бы отступающему чернокнижнику.

Но сейчас дуэли было не избежать.

- … я никогда не понимал тех, кто сливается с демонами!

Аур поочерёдно взмахнул обеими руками, дополнительно задавая направление нескольким чёрным сгусткам, почти мгновенно прочертившим небосвод и столкнувшимся с многослойной защитой врага. Человек, чьё тело не только объяло пламя, но и было подвержено страшным по своей сути изменениям, обычным барьерам и щитам предпочёл крайне сложную в поддержании и использовании структуру. Семь десятков щитов, управляемых единой логикой и вращающихся на своих орбитах, при должном уровне контроля позволяли игнорировать большую часть направленных атак. В то же время, тёмная магия не обладала достаточным площадным потенциалом для поражения сильных противников, исходя из чего можно было с уверенностью сказать – Астольф, чернокнижник ордена, ко встрече готовился не менее старательно.

Тем временем одеяния орденского цепного пса начали рваться, открывая вид на мощные, серые пластины из демонической кости. Запястья и пальцы чернокнижника не изменились, так как тот, очевидно, сам не позволил им этого: ему требовалось удерживать в руках массивный посох-концентратор, в который превратился компактный жезл, ранее закрепленный на поясе. Но лицо… Ему досталось больше всего, и Ауру оставалось только гадать, насколько болезненным стал процесс трансформации. Ведь мало того, что форма черепа Астольфа изменилась на более вытянутую и сплюснутую, превратив лицо мужчины в гротескное подобие укороченной крокодильей морды, так ещё и зубы местами неаккуратно протыкали его собственную плоть, не помещаясь в пасти.

Впрочем, несмотря на все эти нелицеприятные детали, контроль над направляемым демонической сущностью изменением формы Аур оценил бы как превосходный, пусть ему и претила идея уживаться с демоном в одном теле. Это не аспект, всегда находящийся в подчиненном положении – это хищник, которого заперли в клетке с заклинателем. Большая мощь забирала в качестве платы шансы пережить поражение, ибо проигрывающий маг с огромной вероятностью не справится с демоном внутри себя.

Мимо Аура пронеслась вереница сгустков магмы, одного лишь близкого жара которой было бы достаточно, чтобы расплавить танк. Сам тёмный маг без труда уклонился от снарядов, но тем, кого заденет уже на земле, едва ли можно будет позавидовать – защититься от подобных подарков не смог бы и мастер, так как уровень сил магистра скакнул на целую ступень, перешагнув через границу, многим попросту не покоряющуюся.

- Фальшивые архимаги долго не живут, Астольф.

Аур вскинул правую руку – и в полудемона ударил луч тлёна, который, впрочем, не заставил последнего даже пошатнуться.

- Я… сильнее…!

Но на этом атака не закончилась, и совсем рядом с Астольфом распахнулся зёв бездны, из которой донёсся тихий, но становящийся с каждой секундой всё громче потусторонний вой. Полудемон, не понаслышке знающий об опасности ведущий в мир мёртвых проколов в ткани реальности, ринулся назад, но десятки сотканных из тумана цепей, путь которым открыл рой стрел мрака, перехватили мага на половине пути. В то же время из-за грани на Астольфа накинулись неупокоенные души, число которых росло с каждой секундой.

Аур был бы рад, завершись всё так быстро и легко. Но вот прокол схлопнулся, истощив вложенную в него энергию, а полудемон всё ещё яростно отбивался, не забывая, впрочем, и атаковать оппонента – всё чаще тёмному магу приходилось активировать щиты, прикрываясь ими от волн адского пламени, появляющихся из геенны огненной метеоров и потоков магмы, обильно заливающих расположенный далеко внизу город. Смерти ощущались Ауром весьма отчётливо, но ради сил от десятка-другого погибших неодарённых отвлекаться от боя было попросту нерационально. А потому чернокнижник ждал, пока число убитых перевалит за пару сотен, параллельно пытаясь остановить Астольфа иными методами. Всё-таки ему не с руки было жертвовать гражданами Российской Империи, с которой он намеревался поддерживать по меньшей мере дружелюбные отношения.

Очередной объятый пламенем валун, появившийся из портала вместе с десятком демонов младших рангов, исчез вместе с попутчиками. Но если к уничтожению порождений Ада приложил руку сам Аур, то метеор сначала расколол, а после и обратил в ничто кто-то с земли. Минула секунда – и вот уже неизвестный, мастерски управляющийся с воздушной стихией, переключился на полудемона, вынудив того пропустить через защиту одного из призванных Ауром духов. Материальное лишь наполовину копье, всаженное в бедро Астольфа, отнюдь не прибавило тому дружелюбия, и напор усилился. В небе разверзлось ещё несколько ведущих в геенну огненную врат, из которых на город повалили демоны. «Один, два… Семь…?»

Аур, не прерывая поток срывающихся с концентратора заклинаний, с толикой недоверия пересчитал число разверзнувшихся порталов. Определённо, несостоявшийся архимаг-демонолог практически потерял контроль над демоном, позволяя тому всё больше и больше. Но подобная мощь была возможна только в одном случае: у Астольфа крыша поехала ещё раньше, чем начался бой, и на встречу он притащил не много, ни мало, а кого-то из высших демонов. Ещё минута, максимум – две, и над городом останется только заполучившая в своё полное распоряжение тело магистра демоническая сущность, по силе сравнимая как минимум с младшим демоническим князем. А с такими Аур никогда не связывался, здраво опасаясь за свою жизнь. Слишком уж высок был шанс не расплатиться с призванным чудовищем, для которого созданный смертным барьер – не более, чем временная преграда. Как магистр-демонолог договорился с такой сущностью? Как сокрыл её от видящего саму суть взгляда тёмного мага прошлых времён?

Определённо, ответы на эти вопросы придётся искать несколько позже. Как минимум после того, как аспект Гевеликт прекратит исходить столь чудовищной жаждой крови, передавшейся и Ауру. Прежде он сражался, намереваясь довести противника до точки невозврата, когда тупой демон вытеснить сознание опытного мага. Но теперь, когда на место человечишки готовился прийти князь демонов, такой метод превращался в извращенный способ самоубийства…

- Бессонов? - Аур обернулся и смерил взглядом замеченного ещё несколько секунд назад мага. Высокий, тощий и бледнокожий, этот мужчина походил скорее на вампира, нежели на человека, а его лицо чернокнижнику было незнакомо. Но замершая по правую руку от него женщина с вьющимися белыми волосами иных вариантов попросту не оставляла.

- Я. – Опасно приблизившиеся демоны обратились в прах, наткнувшись на одно из отложенных заклинаний. - Не думал, правда, что лично встречусь с легендарным Кощеем при таких обстоятельствах.

- Дела действительно ни к чёрту, но ничего непоправимого. После поблагодаришь Светова за то, что он додумался посоветоваться со мной. Иначе ты бы остался здесь в гордом одиночестве… - Кощей посмотрел на распростёршийся далеко внизу город, попутно формируя нечто монструозное у себя над головой. - … с теми, кому не повезло оказаться поблизости. И, кстати, обозначь для нас ловушки.

- Сделано. Начнём?

- Вика, займись рядовыми демонами. Бессонов, на нас останется… кто это, кстати?

- Некто Астольф.

- Демонология и огонь. Будет сложно.

- Сложно было бы, будь я здесь один. Если же ты хорош хотя бы в половину от того, что о тебе говорят, то проблему можно считать исчерпанной…

Сложный магический конструкт, сформированный Кощеем, активировался, и оба чернокнижника, переглянувшись, полетели вперёд – ровно за мгновение до того, как вошедшего в раж полудемона ненадолго парализовало. Несмотря на видимое бахвальство обоих магов, бой был бы лёгким только в том случае, если бы Аур доверял Кощею и его ученице, а они - ему.

Сейчас же чернокнижники были готовы жертвовать сотнями людских жизней, лишь бы не подставиться под возможный предательский удар…


***

С начала совместного сражения тёмных магов против отдавшегося во власть князя демонов глупца прошло четыре минуты, но за это время им удалось лишь слегка пошатнуть позиции общего врага, да организовать, наконец, перехват рвущихся из восьми врат демонов. Несмотря на то, что захватившая человеческое тело тварь нашла в себе силы на открытие восьмых врат, прибывшие магистры и мастера стихийной магии совместно с военными, многих потеряв поначалу, сумели стабилизировать ситуацию. Сейчас Аур ощущал чужие смерти, но принадлежали они случайным неодарённым, чаще попадавшим под дружественный огонь, нежели гибнущим от магии и лап демонов. Последние были слишком крепкими для того, чтобы стихийные маги с ними запросто справлялись, а божественная магия этот мир давно покинула. Опасения Аура касательно того, что на смену святым пришло нечто более действенное и эффективное, не оправдались, ибо что армия, что маги кланов сражались с близкой к минимальной эффективностью. Все эти полторы-две сотни боевых магов можно было заменить десятком демоноборцев прошлого, всю жизнь оттачивающих умения и тренирующихся именно для ликвидации подобных прорывов.

Неадекватных демонологов, судя по тому, что Ауру уже довелось увидеть за какой-то год, в мире стало даже больше.

Серым маревом захлестнуло один из порталов, к которому направился Кощей, оставивший сдерживание князя демонов на новообретённого коллегу. Отказавшийся ото всяких попыток самостоятельно сразить тварь Аур без особых проблем лишал противника свободы перемещения, заполонив пространство вокруг него разномастными, созданными вручную и бьющими прямо по душе заклинаниями, совмещенными с куда как более многочисленными, но не наносящими высшему демону сколь-нибудь заметного вреда «классическими» темномагическими чарами, вписанными в концентратор. Они потеряли свою актуальность ещё в тот момент, когда Астольф позволил демонической сущности взять бразды правления телом в свои руки, но Ауру приходилось пользоваться тем, что было им же вписано в память концентратора. Создавать такое количество отложенных плетений вручную было чревато чрезмерными затратами маны, что, ввиду понесённой даром тёмного мага травмы, могло плохо закончиться. Потому в дело пошла магия, которой было много и которая могла задержать демона, позволяя свободно атаковать его чем-то более серьезным.

И всё-таки, демонический князь – это отнюдь не то, к чему появлению Аур был готов. Что ещё более очевидно, без предательства со стороны Светова чернокнижнику осталось бы только позорное бегство, так как не в его состоянии было сражаться с существом, чья мощь к текущему моменту достигла среднего между низшим и высшим князем демонов показателем. Как именовались такие монстры, Аур не знал, так как во всех известных ему трудах князья были или низшими, или высшими. Этот же… Как-то не слишком хотелось верить в то, что обзаведшийся рогами посланник ордена вот-вот перейдёт на следующую ступень, воплотившись в качестве полноценного высшего князя геенны огненной.

Это был бы приговор пусть не для всей столицы, но для сотен тысяч проживающих в ней людей точно, так как в один момент собрать здесь десяток тёмных магов уровня Аура или Кощея не представлялось возможным, а посылать обычных магистров десятками на убой правительство едва ли решится. Не так уж их и много, в отличии от неодарённых людей.

Для восполнения числа погибших магов требуются годы, в то время как обычным горожанам хватит и пособий на рождение детей…

- Какой вредный мальчик. Эвакуация района под нами уже закончена… – Аур обернулся – и уставился на повисшего в воздухе немолодого мужчину, которого от образа старика отличало только отсутствие бороды, да могучая мускулатура. Уровень сил незнакомца зашкаливал, так что его Аур сразу же определил в архимаги. При этом за спиной мага находилась фонящий манной, абсурдно огромный бокс, предназначенный для напитки не уступающей ему в размерах пушки-концентратора. – Так что сейчас тебе будет очень-очень больно! Всем бойцам – назад!

В считанные секунды Аур вместе с ещё десятком летающих неподалёку магов освободил пространство между демоном и пафосным любителем больших игрушек. Но если стихийники могли себе позволить удалиться на несколько километров, то Ауру пришлось остаться рядом со стариком – кроме него никто не мог удержать князя на месте. А ведь тот при виде этого архимага перевёл все наличествующие силы на попытки вырваться, что свидетельствовало лишь о том, что при жизни Астольф знал, на что способен старик, сейчас подготавливающий базовую структуру заклинания.

В момент, когда в небо над головой демона устремился почти белоснежный, со вкраплениями голубого, луч, Аур осознал, что он сам выкладывается на полную.От чрезмерного напряжения полопались капилляры в глазах, а из носа потекла кровь, невидимая из-за окутывающего тёмного мага тумана. Цепи, непроглядный мрак, по крепости не уступающий стали, клетки, способные удержать сильнейших из когда-либо созданных химер, рунические круги чрезвычайной для сиюминутного формирования сложности – весь направленный на сдерживание цели арсенал был брошен в бой. Но силы князя демонов не переставали возрастать, а Кощей с его ученицей находился слишком далеко, чтобы успеть помочь. Краем глаза Аур заметил, как полыхает алым сокрытый под чёрной пеленой протез, испытывающий чрезвычайные перегрузки…

А мгновением позже в небе развернулась огромная, выпившая до дна всю ману в накопителе архимага, структура. Меж её силовых линий с огромной частотой мелькали молнии, а кажущаяся совершенно хаотичной пульсация вызывала у Аура иррациональный страх, подкрепленный лишь охрипшим чувством надвигающейся опасности. Секунда – и старик на огромной скорости бросился прочь, не забыв прихватить с собой и Аура, отчаянно пытающегося не допустить вызволения демона. Тот рвал и метал, выйдя на пик своей мощи, и Аур на самом деле не понимал, каким именно образом у него выходит сдерживать такое чудовище. Но вот высший князь, распахнувший ещё пять врат и довёдший их общее число до девяти, - часть уже успел закрыть Кощей с Викторией, - в последний раз дёрнулся – и пропал во вспышке света, от которого Аур предусмотрительно закрылся сильнейшим из сейчас доступных барьером. Но даже так чернокнижник ощутил потусторонний холод, распространившийся в области радиусом в три с небольшим километра. Области, в которой только что погибли те, кто не внял требованиям эвакуироваться. А это не много, не мало, а четыре с половиной тысячи человек, чьими смертями Аур не побрезговал подпитаться – его резерв как-то незаметно просел, опустившись до отметки в шестнадцать с небольшим процентов от максимума…

До момента, когда внешняя среда стала пригодной для жизни, прошло четыре минуты, на протяжении которых запертый вместе с Ауром архимаг не проронил и слова. По нему создание чего-то настолько концентрированного и масштабного ударило сильнее всего, и сейчас крайне сильного мага, воспроизведшего нечто комбинированное, смог бы побороть и заштатный мастер. Но в момент, когда барьер начал рассасываться за ненадобностью, старик подобрался, кивнул Ауру – и помахал рукой кому-то вдалеке.

- Неплохо сработано, чернокнижник. Коллега Кощея?

- Можно и так сказать. – Подтвердил закончивший латать начавшую ослабевать маскировку Аур. На него совершенно неожиданно навалилась сильная усталость, в первую очередь ударившая по перенапрягшемуся сознанию. Банк памяти концентратора он заполнял отнюдь не для такого побоища, и оттого подавляющее большинство заклинаний ему приходилось творить самостоятельно. Благо, что этот навык у него находился на весьма высоком уровне, в отличии от магов современности… – Своё имя я назвать пока не могу, но познакомиться с вами было бы честью для меня.

- Георг Волков, старейшина клана Волковых. А имя… Тебя-то я везде узнаю. Не каждый день встречаешь низкорослых тёмных архимагов. Вас таких на всю Россию…

- Георг, попрошу не распространяться. Пока… - Приблизившийся Кощей особо выделил это слово, продемонстрировав тем самым свои намерения, - … он не допущен до информации подобного рода.

- Не допущен, значит…? – Старик нахмурился, но такое выражение на его лице не продержалось долго. У Аура складывалось ощущение, будто тот намеренно старается выглядеть эдаким всегда жизнерадостным громилой, которому до политики особого дела нет. – Мы в любом случае пересечёмся как-нибудь потом. Особенно если ты действительно станешь коллегой Кощея. Пока же я вынужден вас покинуть – в моём возрасте подобные мероприятия весьма отрицательно сказываются на здоровье. До новых встреч!

Волков неспешно улетел в сторону тех, кому он махал рукой, оставив Аура наедине с Кощеем и его ученицей. Больше никто не стремился к ним приблизиться, опасаясь или носителя легендарного титула, или окутанной тьмой фигуры. А, быть может, им просто дали такой приказ – это ведь Аур действовал вслепую, не имея никаких средств связи со временными союзниками. Тот же Кощей, в свою очередь, гарнитурой не побрезговал.

- Итак… - Начал Кощей, тяжело вздохнув. – У меня только один вопрос: почему?

- Я не предполагал, что этот… Астольф пронесёт в себе князя демонов. Никто не смог бы предположить.

Кощей покачал головой:

- Меня интересует другое. Почему ты хотел передать сообщение императору в обход меня? Чем я успел тебе насолить?

- Последняя встреча с тёмным магом закончилась тем, что я потерял руку и был вынужден запечатать свой дар, подвергнув его деградации. У меня не было никакой уверенности в том, что ты, Кощей, не играешь на одной стороне с моими врагами.

- И к такому выводу тебя подтолкнул тот факт, что тёмных магов практически истребили, а после загнали в подпол. – Сказал мужчина утвердительно. – Да, нас правда осталось мало. Но ты сам видишь, к чему может привести ошибка одного, далеко не самого сильного чернокнижника. А что, если бы на его месте был я? Ты?

Аур фыркнул бы, происходи дело в его времени, когда людей на всём земном шаре было в десятки, если не сотни раз меньше, чем в Российской Империи сейчас. Появление высшего демона в любом из городов закончилось бы формированием орды, но совсем небольшой, так как в самой крупной столице проживало максимум полста тысяч человек. В современном же мире одна только Прима-Москва, без учёта неразрывно с ней связанной Нью-Москвы, была населена так, что недавно убитому князю хватило бы трёх часов, чтобы остановить его смогли только объединенные силы сильнейших стран мира. Случись нечто подобное, и Аура уже ничего бы не спасло. Его бы просто казнили, как допустившего катастрофу. Выбрали бы козла отпущения, которого никому не было бы жалко.

В таком свете, мера по пресечению передачи запретных знаний выглядела уместно, а период истребления тёмных магов выпадал как раз на тот момент, когда человечество начало стремительно размножаться. Какие-то три сотни лет – и на всём земном шаре уже нельзя найти места, где не было бы людей. Даже на морском дне отстроены мегаполисы, чего уж говорить об остальном.

- Я не смотрел на проблему под таким углом. – Тёмный маг открыто признал правоту собеседника. – Но перейдём к главному. Император согласен меня принять?

- Именно за тем я и прибыл. Но не рассчитывай, что после таких разрушений он примет тебя с распростёртыми объятиями.

- О, спешу тебя заверить, Кощей: дружба со мной стоит того, чтобы на многое закрыть глаза. Течение времени лишило цивилизацию многих знаний, которые есть здесь.

Аур многозначительно улыбнулся и лёгким движением коснулся своей головы. Ему действительно было, что предложить империи в обмен на неприкосновенность…

Глава 8.

Парк, разбитый вокруг прославленного института имени Ломоносова, не входил в список мест, к побегу из которых успел подготовиться чернокнижник. Но ему повезло, и та часть парка, в которой должна была проходить встреча, частично попала в радиус ритуального кольца, расположенного в тридцати километрах к северу. Увеличить силу ритуала или как-либо ещё расширить радиус его действия у Аура возможности не было из-за близости предстоящей встречи, но у него хотя бы было место, куда реально можно было отступить.

Чернокнижнику несказанно повезло в том, что сопровождающий его Кощей точно назвал место, в которое направлялся скоростной глайдер. То ли из коллегиальной солидарности, то ли из-за банальной неосторожности, вызванной усталостью, но приближенный к императору тёмный маг своими словами развязал Ауру руки. Глайдер не был экранирован, в нём отсутствовали всякие средства слежения, а Кощей не проявлял ровным счётом никакой магической активности, занимаясь решением каких-то своих задач в коммуникаторе. Чернокнижник сейчас сумел бы безо всяких проблем сбежать, приди эта мысль в его голову, но…

Аур убегать не хотел. Ему не нужны были бессмертные враги, каковым являлся настоящий император России. Скрывающийся в тени представитель рода Романовых, по прикидкам чернокнижника, начал править из тени по меньшей мере четыре века назад. Более старые исторические хроники не несли в себе информации достаточно точной и подробной, чтобы по ней можно было определить те самые черты характера бессмертного императора, на которых Аур строил свои предположения и теории. Основополагающим правилом в данном случае являлась человеческая уникальность, склонность каждого индивидуума к поиску собственного пути решения приблизительно одинаковых проблем. И, так как история циклична, похожие проблемы раз за разом вставали перед правителями Российской Империи на бумаге, и одним-единственным человеком – на деле. Мягкие и нерешительные правители не могут однажды устроить резню, пойдя вопреки своим убеждениям, а после вести себя так, будто этого не было вовсе. Конечно, отнюдь не всегда императоры и императрицы принимали решения единолично: часто важные указы и законы издавались лишь после тщательного согласования со двором и советниками. Случаи, когда решение принималось без предварительного обсуждения, были редки, и их было чрезвычайно сложно вычленить из массы прочих. Но Аур, неспособный поверить в то, что лишь он один обрёл бессмертие, справился с этим, заполучив в свои руки Теорию.

Подкрепленную фактами, но пока не отпечатанную в камне. Для абсолютной уверенности чернокнижнику требовалась ещё одна маленькая деталь, заполучить которую он мог лишь на личной встрече с первым бессмертным, встреченным Ауром в этом мире.

Богов маг предусмотрительно не считал, так как те каким-то образом исчезли из человеческих верований, уступив место пустышкам и младшим богам, будь то Один, Перун или Зевс…

- Мы почти на месте, Бессонов. Повторюсь ещё раз: лучше бы тебе не устраивать ничего безумного.

- Это предупреждение взаимно. Долго и хорошо жить хотите не только вы.

В ответ худосочный маг промолчал, но позволил себе изобразить едва заметную усмешку. Аур не брался гадать, но почему-то ему казалось, что вызвана эта радость была тем, что чернокнижнику предстояло услышать.

Спустя пару минут глайдер коснулся опорами земли, последний раз взрыкнул – и затих, предварительно открыв пассажирам путь наружу. Маг сосредоточился, расширяя зону восприятия, но ему всё равно не удалось ощутить кого-либо, кроме Кощея и его самого. Парк будто бы вымер, вдобавок лишившись всякого намёка на присутствие электроэнергии, которую чернокнижник научился с горем пополам, но ощущать. В современном мире это была весьма редкая способность, так как едва ли кто-то, с рождения находящийся в окружении электроприборов, мог «увидеть» создаваемые ими поля. Зато для Аура электричество было в новинку, и, стремясь как можно шире познать реалии окружающего его мира, он наткнулся и на данный феномен, окончательно развив его в отдельную способность после выхода из комы. Практически бесполезный, но дарующий капельку комфорта дар: магу не требовалось использовать специальные сканирующие заклинания, направленные на выявление работающей электроники, если он мог просто ощутить её присутствие.

- Насколько император силён?

Заданный Ауром вопрос заставил его коллегу даже сбиться с шага – до такой степени он был прямолинеен.

- Сильнее, чем ты можешь себе представить. – Последовала кратковременная пауза, которую, впрочем, прервал отнюдь не Аур. - Я не знаю, какими мотивами ты руководствуешься и чего на самом деле хочешь, но наш век не чета прошлым. Тогда всё было гораздо, гораздо проще…

- Из-за купели?

- … и из-за купели в том числе. Выбил информацию из Людвига?

Слишком незначительным казался тон, которым был задан вопрос. Слишком невыразительным было лицо Кощея. Слишком ненатурально, о чём буквально кричало естество Аура.

- Можно сказать и так. Но купель и бессмертие, скорее всего, ею и даруемое – слишком неясный намёк. В остальных же источниках я не нашёл ничего. – Аур устало выдохнул и покачал головой. Ни первое, ни второе не потребовало от него сколь-нибудь значимых усилий, так как маг действительно вымотался из-за прошедшего боя. Недолгий перелёт позволил собрать оставшиеся силы в кулак, но физическое тело, которому было лишь пятнадцать лет, подводило. – Ты можешь мне не верить, но я не планировал сражаться с Людвигом. Я только догадывался о том, что на турнире что-то планируется, но не знал, что именно.

- Верю, Бессонов. Знаешь, почему? – Кощей выдержал короткую паузу. – Мы, тёмные маги, никогда не сунемся в пекло, предварительно максимально себя не обезопасив. У тебя были ресурсы, но против Людвига ты вышел, имея при себе лишь дрянной концентратор, да парочку накопителей, объем которых совершеннейшим образом незначителен на фоне твоих сил. В то же время сегодня ты точно готовился к битве… или побегу, что намного вероятнее. Но я не советую тебе бежать. Император найдёт тебя всюду, куда бы ты ни подался. А если не он, то подсуетятся твои заклятые друзья, чьи магистры твоими стараниями отправились за грань.

- Это всё лишние детали. Суть в том, Кощей, что меня интересуют только знания и независимость. Политика сама по себе мне неинтересна, а купель… Любопытно, да, но мне это не нужно.

- Твой способ…

- Подходит только для меня. Кому-то другому придётся соблюсти огромное количество условий, вдобавок потратив десятилетия лишь на подготовку. Но я готов поделиться как этим знанием, так и многими другими. В обмен на нечто равноценное и интересное мне, конечно же.

Кощей кивнул, но развивать тему не стал. Он лишь остановился у сиротливо стоящей прямо на траве лавки, опустился на неё – и приглашающе махнул рукой.

- Садись. Император покажет тебе, почему от него бесполезно прятаться…

Аур нахмурился, но совету последовал, опустившись на самую обычную дощатую лавку. Вокруг не было ничего магического, но всего спустя пару секунд чернокнижник ощутил, как его души коснулось нечто холодное и потустороннее. Мгновение – и вот уже Аура потянуло куда-то вовне, чему маг на голых рефлексах начал отчаянно сопротивляться, цепляясь за своё тело и не позволяя неизвестной сущности огромной силы вырвать его душу из тела. Огромная сила воли и могучее сознание не позволяли сущности взять верх, из-за чего схватка затянулась. Эта борьба продолжалась одновременно и бесконечно мало, и бесконечно долго, так как, с одной стороны, тело Авеля Бессонова не успело сделать и одного вдоха, а его сознание будто бы боролось несколько часов кряду. В противостоянии образовался паритет, но в момент очередного затишья, когда Аур вновь вернулся в своё тело и принялся готовиться к новому раунду, окружающий мир вздрогнул – и изменился.

С толикой растерянности Аур огляделся, привыкая к раздвоившемуся зрению. И если первая его часть наблюдала за застывшим во времени реальным миром, то вторая... Каменный пол, стены и потолок. Картины с рамками, слегка припорошенными пылью. Книжные шкафы. Девственно чистый рабочий стол с чернильницей и пергаментом на нём. Треск магической имитации факела, периодически мерцающего – многократно восстанавливаемый, первый опыт Аура в создании артефактов, просуществовавший до самой смерти чернокнижника. Прошлое подошло как никогда близко, и единственным, что портило всё впечатление, являлся мужчина, в облачении которого особо выделялся белоснежный мундир, лишенный всяких излишеств, присущих императорским парадным одеждам. На этом фоне суровое лицо, обладатель которого с осуждением взирал на Аура, блекло, но за счёт аккуратно постриженной бороды и характерного взгляда этот человек всё равно оставался узнаваем. Вот только его образ, как, впрочем, и официальные годы правления, в теорию Аура нисколько не вписывались, так как на престол Николай Второй взошёл в конце девятнадцатого века. Без малого двести семьдесят лет назад…

- Я впечатлён, Аур. Но с образом для меня ты ошибся. - Хохотнул мужчина, окинув себя взглядом. – Да, мой потомок прославился куда больше, чем я сам, но это всё равно несколько обидно.

То, что его назвали по имени, Аура практически не удивило. Кощей не врал, когда говорил, что император обладает огромным могуществом. Всего лишь пытаясь вывести душу чернокнижника на разговор, император заставил того выложиться на полную в попытках остаться в теле. И это при том, что Аур сопротивлялся всерьез, в то время как его оппонент будто бы играл с ребёнком, ограничивая себя в методах и объеме прикладываемых сил. Страшная, катастрофическая мощь, сопротивляться которой было практически бесполезно.

- Продемонстрировать собственное превосходство в спиритизме можно было и другим способом.

- Превосходство? Нет, это была не демонстрация. Всего лишь нежелание причинять собеседнику боль. Никто из встреченных мною ранее смертных не был способен выдержать моё присутствие без последствий.

- При всём уважении, но ты не бог, Император. Вот уж кто даже частицей своего внимания доставляет дискомфорт… - Взгляд императора загорелся, и Аур понял: рыбка проглотила наживку. Утраченные знания о богах и опыт того, кому трижды доводилось общаться с их аватарами, были по-настоящему бесценны. И за эти знания лишенный истинный тёмный маг, коим являлся император, был готов отдать очень и очень многое. – Здесь мы можем говорить сколь угодно долго.

- Рад слышать. Образы, что я увидел, когда наши души вступили в бой… Ты на самом деле воскрес спустя столько лет. Твои знания и опыт не имеют цены, и ты это понимаешь.

- Лучше, чем кто-либо. – Аур старался ограничить то, что должен был увидеть его противник, но не мог гарантировать, что ему в полной мере удалось показать только то, что требовалось. – У меня есть вопросы и знания. У тебя – ответы и знания. Мы можем совершить взаимовыгодный обмен.

- Это само собой разумеется. Для таких, как ты, нет ничего более ценного, чем знания. Но всё не так просто, Аур. – Выражение лица императора стало предельно серьезным. – Грядет война. И мне нужны те, кто способен сражаться на теневом фронте, там, где всё решится.

- Я не сражаюсь за чужие интересы.

- Ты передумаешь, если выслушаешь меня. – Император неясно махнул рукой, после чего поморщился. – Здесь, на твоей территории, я не могу ничего тебе показать. А покинуть свой оплот ты в любом случае откажешься…

- Пока мне будет достаточно слов, Император. - Аур сделал вид, будто бы от его внимания ускользнули приготовления собеседника, стягивающего к себе силу. - Если же ты меня заинтересуешь, то я подумаю над тем, чтобы доверится тебе.

Император, появись у него такое желание, мог если не убить чернокнижника, то серьезно ранить – точно. Даже сбежав, Ауру пришлось бы очень долго зализывать раны, так как лечить душу было намного сложнее, нежели тело. Для души не существовало протезов, и весь процесс восстановления зависел только и только от самого раненого. Из этого правила было и своё исключение в лице богов, но их Аур благоразумно не учитывал.

- В обычное время я бы не стал вести переговоров с кем-то настолько ненадёжным. – Император, выглядящий точь-в-точь как Николай Второй в зрелом возрасте, поднялся на ноги и, с позволения Аура, сформировал в воздухе некое подобие чистого полотна, на котором появилась карта мира, на которой спустя мгновение появились границы всех стран с небольшими неточностями, сразу бросившимися чернокнижнику в глаза. Но с учётом того, что всё воплощаемое здесь формировалось разумом, несоответствие мелких деталей было простительно. Всё-таки для обретения бессмертия не обязательно было обладать близкой к идеальной памятью… - Но сейчас у меня нет выбора. Посмотри сюда, Аур. Китайская Империя – страна, целиком и полностью подконтрольная нашему общему врагу. Его цели впечатляющи, но они слишком противоестественны и гибельны.

- Это как-то связано с уменьшением среднего магического потенциала рядового китайского одарённого?

- Да. В этом и заключается проблема. - Не требовалось быть семи пядей во лбу, чтобы предположить, куда клонит император. - Он хочет вывести привилегированную касту магов, а у всех остальных забрать даже мизерный шанс на обладание даром.

- Если это действительно так, - А та информация, что уже была у Аура, только подтверждала сказанное, - то моё участие в вашей войне можно обсудить. Но не раньше, чем я получу доказательства более веские, чем твои слова.

- Правильнее будет назвать это информацией. Она будет предоставлена тебе по первому требованию. Пока же я предлагаю обсудить иной момент…

- Какой же?

- Бессмертие. И я, и Зерхан обрели его, добравшись до…

По всему внутреннему миру Аура прошла дрожь, вынудившая императора напрячься: тот не знал, чем была вызвана эта эмоциональная нестабильность, но оттого вероятность оказаться в своеобразной ловушке совсем не уменьшалась. Однако всего спустя пару секунд стены комнатушки перестали ходить ходуном, а попадавшие на пол картины как ни в чём не бывало заняли свои места. С чернокнижником же произошли изменения весьма радикальные, так как вместо пятнадцатилетнего подростка в кабинете появился среднего роста мужчина с ежиком коротко остриженных седых волос, цепким, хищным взглядом мертвенно-серых глаз и рублёными чертами лица, больше подходившими варвару, нежели человеку просвещённому. Фигуру же его скрывала просторная мантия, под которой можно было с лёгкостью спрятать и гримуар, и жезл, и ещё бог знает сколько артефактов разных размеров и предназначения.

- Зерхан… - Аур оторвал взгляд от мерцающего факела. - Покажи мне, как он выглядит.

И сильно удивленный император выполнил просьбу, не став задавать лишних вопросов. С полотна пропали страны, но на их месте появилось до боли знакомое Ауру лицо. Человек, которого чернокнижник знал ещё в юности. Маг, на которого он старался походить и у которого перенял множество черт, включая любовь к науке. Зерхан из Вавилона, наставник и учитель, к которому Аур тянулся – и, как он считал до этого момента, которого превзошёл, исполнив долг ученика. Субъективно, для самого Аура, Зерхан погиб не так уж и давно – всего каких-то семьдесят лет назад. Но на самом деле, в первую очередь для самого Зерхана, прошли сотни лет.

- Откуда ты его знаешь?

- Старый знакомый. – Соврал чернокнижник, не моргнув и глазом. В его ситуации крайне глупо было бы признать, что Зерхан – его учитель. – Не только я обрёл бессмертие…

- Истинное бессмертие без использования оставшихся от богов артефактов – только ты, Аур. Когда я впервые встретил Зерхана, он был чем-то вроде лича, но сохранял при этом подобие жизни. – Император поджал губы и замолчал на пару секунд, словно бы раздумывая над тем, стоит ли говорить дальше. – Но несмотря на это его знания и опыт были по-настоящему полезны в наших изысканиях. Я жаждал бессмертия, он – способа вернуть себе живое, вечное тело. Тогда-то мы и нашли артефакт, оставшийся от богов вашего народа, народа Вавилона. Купель, мне даровавшую бессмертие, а Зерхану – вечную жизнь.

Аур зацепился за разность формулировок – и задал соответствующий вопрос.

- Купель исполняет желания?

- Как извращенный джин, которого кто-то ограничил. Я возжелал бессмертия и обрёл его, но с тех пор моя душа перестала развиваться. Да, я уже тогда был очень сильным спиритуалистом. Только из-за этого Зерхан и выбрал меня в качестве напарника. – Пояснил император в ответ на чуть удивленный взгляд. Ведь под душой подразумевался в том числе и магический дар, возможность развития которого для мага была если не на первом месте, то на втором уж точно. Лишиться этого… Аур не мог с уверенностью сказать, согласился бы он на такую плату за бессмертие. На грани смерти, за считанные часы до её прихода – безусловно. Но точно не в молодости. – Зерхан оказался умнее. Мы оба использовали подчиненных нам людей в качестве подопытных кроликов, но я не выдержал первым, обратившись к Купели с просьбой о бессмертии. На тот момент я был близок к смерти. Каждый день, каждый час наполняла боль, пронизывающая каждую клеточку моего тела – следствие того, что я насильно заставлял организм жить. И избавление от вездесущей боли подействовало сродни наркотику, лишив меня способности трезво мыслить… Я оставил Купель Зерхану и вернулся на родину, лишь через несколько дней осознав, какой артефакт вручил напарнику. Когда я вернулся в храм, там не было ни Купели, ни живых людей. Только трупы наших людей, которых Зерхан использовал для экспериментов.

- Что он попросил у Купели?

Аур до дрожи в пальцах хотел узнать, на что оказался способен артефакт, оставленный самими богами. В том, что это не творение рук человеческих, чернокнижник был абсолютно уверен – вечная жизнь это совсем не то, с чем можно заигрывать смертному. Его собственный эксперимент обернулся крайне странными последствиями, выразившимися в «паузе» длиной в две тысячи лет. И это был риск, к которому Аур готовился на протяжении половины своей жизни. Тщательно взвешивал каждое решение, проводил опыты и эксперименты, пошагово приближался к результату, адаптировал забытые ритуальные формулы и, наконец, рисковал душой, когда нырял в Первозданный Хаос и изымал оттуда частицу Абсолютного Порядка. Именно эта частица позволила его душе не отбросить прочь всё нажитое, переродившись вновь без памяти и стремлений, а впасть в своеобразный стазис, накапливая энергию для повторного «пуска». Купель же, если верить императору, одаривала просителей моментально, не требуя ничего взамен. Массив энергии, сравнимый с выхлопом от смерти ста семидесяти тысяч человек, не поместился бы даже в алмазе размером с пятиэтажный дом. Здесь же речь шла о предмете, который можно было преспокойно забрать, предварительно «прогнав» через него… сотню? Тысячу человек? Опять же, император ничего не сказал о том, скольких людей они заставили обратиться к Купели, и с какими просьбами. Вполне возможно, что речь шла об энергии, чей объем был сопоставим с миллиардами единовременных смертей. А на нечто подобное были способны лишь боги.

- Вечной жизни. Купель исполнила эту просьбу, но её силы не абсолютны, и вечность взимает свою плату. По косвенным признакам, Зерхан вынужден приносит в жертву магию окружающих его людей. В Китае ему поклоняются, словно божеству, и с каждым поколением на территории его страны одарённые становятся всё слабее. Исключение – кланы, которые он каким-то образом исключил из выстроенной системы.

- Магический вампиризм. Бессмертие такого рода очень похоже на аналог у детей ночи. Но масштабы несравнимо больше.

- С течением времени Зерхану нужно всё больше и больше жертв, Аур. Близится день, когда ему станет мало Китая – и он примется за соседей. Мощь его страны позволит сражаться со всем миром, а его собственное могущество находится за гранью возможностей смертных. Не так давно я попытался убить его на своём поле, но потерпел сокрушительное поражение. Я предоставлю много доказательств. Очень много. И я очень надеюсь, что их хватит, чтобы склонить и тебя на мою сторону.

- Я не герой, Император. Не стоит считать, что угроза всему земному шару заставит меня сломя голову бросится на её источник, предварительно не разобравшись в проблеме.

- У тебя будет время, Аур.

Аур кивнул – но по совершенно иной причине. У него будет время, но не потому, что так сказал император, а потому, что учитель чернокнижника не привык действовать импульсивно. В отличии от самого Аура, Зерхан куда чаще пропускал мимо рискованные, но потенциально эффективные шансы, предпочитая их размеренной стабильности. И прежде Аур считал, что именно этот метод не позволил легенде среди тёмных магов закончить начатое. Помешал обрести бессмертие…

Но, как оказалось, Зерхан всё-таки ожил. Ведь едва ли во всём мире найдётся человек, который смог бы изобразить не только черты лица мага, но и выражение его глаз. Заинтересованность, смешанная с толикой презрения к окружающему миру – такому несовершенному, и оттого сковывающему лучше всяких цепей. Учёный до мозга костей, циник и человек, которого в новую эпоху назвали бы бездушной машиной. Таким был Зерхан из Вавилона, преждевременно похороненный обществом и даже собственным учеником.

«Но что же ты задумал, учитель? Неужели ступил на порочный круг, начав цепляться за несовершенное бессмертие вместо того, чтобы найти иной путь?».

Аур не знал, что двигало Зерханом. Возможно, не знал так же, чего пытался добиться безымянный император. Ему оставалось только гадать о том, как Кощей связан с печально известным Людвигом, и не является ли воплощение русского чернокнижия предателем. Аур мог спросить у императора напрямую, кому служил Людвиг, но пока в этом не было особого смысла – в информации, которую намеревался предоставить якобы союзник, мог содержаться ответ и на этот вопрос. Следовательно, сейчас ему оставалось только наблюдать и готовиться к тому, что император окажется врагом. Всё-таки наставнику, столь много ему давшему, Аур доверял больше, чем неизвестному магу без потенциала к развитию. Путь чернокнижника подразумевает предательство, и Зерхан едва ли расстроится от того, что его ученик вернётся из небытия с «головой» врага в руках.

Но это только один вариант из множества. На деле же всё может повернуться совсем иначе…

Аур резко поднял голову, вперив прищуренный взгляд серых глаз в магию Императора, обрётшую форму даже не клинка, а бура. Здесь, в нематериальном измерении, заклинания не требовались в принципе, ибо всё решала сила воли и духа; свободные от ограничений, маги могли творить здесь всё, что им вздумается, покуда их желания не подавит кто-то более совершенный.

Как это понимать?

Просто проверка. - Император медленно опустил руку, и попытки провести к душе Аура некий приказ, подкрепленный очень солидной долей магии, прекратились, а собранная магия ушла вовне. - Не сумей ты справиться с этим, то в нашем сотрудничестве не было бы никакого смысла. Зерхан очень силён именно в духовном плане.

Собранную в единый кулак силу Аур отпускал медленно, но не полностью, что Императором было замечено — и одобрено. Понимающий кивок вместе с предложением перейти к конкретным моментам сотрудничества двух могущественных магов о том говорил прямым текстом. И Аур, стремительно всё обдумав, согласился. Всё-таки союзник, даже недостаточно надёжный, ему сейчас был необходим.Во внешнем мире прошло немногим больше двух-трёх секунд при том, что разговор с императором затянулся на долгие часы. Обсуждалось всё, начиная от гарантий для обеих сторон и заканчивая описью того, на что собеседники могут рассчитывать. Так, Аур обязался предоставить подлинную информацию по божественным ритуалам и тому, что нужно знать для их проведения в обмен на наиболее полный, объемом в сотни петабайт, - модели заклинаний в цифровом виде были особенно огромны, - архив заклинаний, действующих теорий, описаний экспериментов и всего того, что могло утолить жажду знаний мага древности. Император поступил весьма благоразумно, не став вот так сразу требовать возложить на чашу весов разработанный чернокнижником метод обретения бессмертия. Он понимал, что Аур сейчас ни при каких условиях не передаст кому бы то ни было секрет, из-за которого всё началось. Но чернокнижник был сведущим человеком и в иных, не менее ценных в глазах тёмных магов областях, будь то непосредственно тёмная или жреческая магия. Даже тот факт, что с последней Аур контактировал исключительно в качестве цели, выступая противником жрецов, полезность этих знаний практически не принижал. Шутка ли – возможность если не восстановить религию истинных богов, то сделать самые сложные и важные шаги в правильном направлении? Императора сильно впечатлила та лёгкость, с которой Аур лишил жизни двоих магистров, а третьего, самого осторожного и матёрого, вынудил начать схватку с козырей. А уж то, что три весьма и весьма неслабых мага до последнего не догадывались о подготовленном сюрпризе…

Император считал, что в противостоянии с Зерханом знание ритуалов забытых богов может не столько предоставить новые возможности, сколько предотвратить множество катастроф. Зерхану как минимум не удастся воспользоваться невежеством своих противников и, тем самым, использовать эти ритуалы с максимальной эффективностью. Едва ли магистры, понимая, чем по сути является кабинет Аура, стали бы туда заходить – с куда как большей вероятностью они бы тут же попытались убить замыслившего недоброе чернокнижника.

Но для победы императору всё ещё многого не хватало. Сделка с Ауром лишь слегка укрепила его позиции, закрыв одну из наиболее явных брешей в обороне, но о том, чтобы делать чернокнижника одной из центральных фигур, пока не могло идти и речи. Это понимал император, это же понимал и Аур, начавший продумывать возможность как одностороннего, так и взаимного предательства ещё перед заключением договора. Ведь что такое сотрудничество двух сторон? Это, в первую очередь, их цели, в чём-то пересёкшиеся, но не ставшие общими. И Ауру, и императорупока было выгодно работать вместе, но как долго это продлится? Если Аур будет вынужден бросить свою текущую оболочку, то у него не останется вообще никаких якорей, заставляющих его продолжать придерживаться договора. Порционный обмен знаниями этому лишь способствовал, гарантируя, что стороны не передадут друг другу лишнего. В то же время император вполне может решить, что услуги чернокнижника ему больше не нужны, а поставить жирную точку в истории жизни восставшего из мёртвых тёмного мага ему помешают разве что собственные опасения. Он уже единожды обжёгся в работе с коллегой, и предавать нового союзника, не убедившись в том, что тот гарантированно не воскреснет, не собирался. Не зная, на чём основывается бессмертие Аура, император не мог правильно его устранить.

Как итог – положение Аура на деле было куда как более свободным, чем считал он сам.

- Он встречается со всеми только таким образом?

- Да. – Кощей оказался немногословен. – Большего я тебе не скажу.

- Едва ли твои слова скажут мне что-то новое. – Чернокнижник закинул ногу на ногу и откинулся на спинку лавки, на ней же расположив обе руки. Погода ранней весной большинству людей не казалась располагающей к расслаблению, но Аур, как уже известно, больше всего ценил такие, мрачные и прохладные деньки. – Ты не спиритуалист, Кощей.

- Продолжай. Мне интересно, как ты это определил.

Кощей, что Аура несколько удивило, не стал спорить, моментально признав правоту собеседника. Или же он собирался чем-то удивить Аура, воспользовавшись его пробелами в образовании.

- Твоё нежелание говорить плохо сочетается с тем, на что способны сведущие в душах и духах тёмные маги. Этих нескольких часов мне хватило для того, чтобы понять, насколько… - Аур, не отрывая рук от скамейки, покрутил в воздухе пальцем. - … несовершенно физическое тело императора. Так или иначе, но раны отражаются на душе. А застарелые раны – особенно чётко.

- Вот, значит, как… И что же ты можешь сказать о нём?

- Крайне тяжёлые раны, привёдшие к полному параличу. Ни конечности, ни внутренние органы не работают. Возможно использование систем искусственного жизнеобеспечения как дублирующего контура своих магических аналогов, которые ощущаются весьма ясно. На тот случай, если кто-то выяснит его местоположение, но вместо сложнореализуемого нападения просто рассеет магию во всём комплексе. Подозреваю, что текущее состояние императора есть следствие его боя с Зерханом.

- Твои подозрения не беспочвенны, а диагноз, сделанный по одному лишь отражению души, невероятно точен. – В сухих, обычно полнящихся или ехидцей, или насмешкой словах Кощея проскользнуло неподдельное уважение. - Я впечатлён.

- Как человек науки, я всегда открыт для взаимного обмена опытом. А диагноз… Помимо всего прочего, немалую часть своей жизни я посвятил химерологии, а души так и вовсе можно считать моей специальностью.

Кощей и сам наверняка догадывался о последнем пункте – ему достаточно было просто приглядеться к тому, как Аур действовал в сражениях, и какие заклинания в его руках раскрывались наиболее полно. Пусть даже маги такого уровня идеально исполняли все заклинания, пределов совершенству не было, и истинные виртуозы могли самое простое проклятье превратить в нечто невообразимое. Раскрыть его не на сто, а на все сто двадцать процентов, увеличивая последнее значение с каждым годом жизни.

- Химерология и спиритуализм, значит? Прибавь к этому перечню магическую кибернетику – и сможешь создать идеальное тело. – Кощей хохотнул. - Что касается обмена опытом, то со своей стороны я могу предложить результаты своих изысканий в малефицизме и некромантии. Но учить, если мы договоримся, ты будешь мою… внучку, так скажем.

- А на деле пра-пра-правнучку? – Аур криво улыбнулся: перспектива обучать кого-то настолько молодого при том, что полноценным учеником этот кто-то точно не станет, не доставляла ему особого удовольствия. - С чего такое желание, позволь спросить?

- Я слишком поздно понял, что выбранные мною направления тёмной магии не способствуют обретению бессмертия. Изучать же что-то новое у меня сначала не было возможности, а теперь я для этого слишком стар. Дел меньше не стало, а вот сил…

- Будь я хоть капельку моложе, то обязательно поверил бы. – Полным противовесом дружелюбного тона был застывший в глазах Аура холод. – Я готов обучать кого угодно, если у этого кого-то будут мозги и желание ими пользоваться. Но в случае, если речь идёт о юных одарённых, я должен знать о них если не всё, то очень многое.

- Попробовать всё-таки стоило, не находишь? – Мужчина выдохнул и, как-то странно поведя руками, поймал выскочившую из рукава сигарету, кончик которой уже тлел. – Девочка эта… Она моя родственница, но, на самом деле, не внучка. Если говорить о количестве родственной крови, то Мария - седьмая вода на киселе, несколько поколений что по горизонтали, что по вертикали. Но, с другой стороны, она единственная одарённая среди молодого поколения семьи формального императора. Это не было бы проблемой, если бы не грядущая война на уничтожение.

- Страховка на случай, если наша сторона проиграет. – Отличный план, если бы не одно весомое «но». - Есть основания полагать, что Зерхан, захватив власть над страной, её не убьет?

- Мнение людей в наше время влияет на множество вещей, и будь ты трижды сильнейшим магом планеты, правителем самой могущественной империи, но невзлюби тебя народ, невзлюби тебя люди – и на этом твоё царствование пусть не закончится, но будет сильно осложнено. Чтобы называться императором, нужны подданные. Но о каких подданных речь, если люди будут тебя ненавидеть и неустанно бунтовать? Тут придётся или вырезать бунтовщиков под корень, что породит их ещё большее число вплоть до уничтожения большей части населения страны, или идти на уступки. В свою очередь, отступивший император заметно теряет в авторитете, если ему не на кого переложить ответственность. Старейшины в древности, бояре – чуть позже, министры сейчас. В Китайской Империи все приближенные к реальной власти находятся под протекцией самого Зерхана, и ими жертвовать никто не будет. Остается единственный, предельно логичный и простой вариант: женитьба одного из младших сынов императорской семьи Китая на наследнице Российского престола. Будет шум, люди заинтересованные всё равно разглядят подоплёку дела, но простой народ со временем примет иностранного правителя.

- Весьма глупо рассчитывать, что Зерхан позволит фактически ребёнку что-то коренным образом изменить.

- Сильная императрица обеспечит России будущее, а большего от неё никто требовать не будет.

- Что ж, пусть будет так. Если она достаточно умна и талантлива, то я дам ей знания. Но за малый срок многому не обучить. Лично я смогу дать базу, а остальное предоставить в виде учебников и руководств… на будущее, так скажем.

- Это было бы идеально. – Кощей кивнул удовлетворённо. - Что в таком случае потребуется от меня?

- Равноценный объем разработок по малефицизму. Основы мне уже известны.

- Пусть будет так. – Тёмный маг Российской империи ответил Ауру теми же словами. – А теперь перейдём к тому, что касается уговора с императором…

Едва ли кто-то из обывателей мог представить, что дела подобной важности обсуждаются не в кабинетах среди министров, а посреди обезлюдевшего парка между парой людей, чьи таланты не только предельно опасны, но и официально запрещены на территории всех без исключения стран. Вдобавок к тому, помимо непосредственно этих дел, оба мага где словом, а где намёком пытались выведать секреты друг друга.

За этим занятием время пролетело быстро и незаметно, чему отсутствие всяких внешних раздражителей только способствовало. Люди Кощея подсуетились, и обсуждающим свои дела чернокнижникам даже не попытались помешать. Ни случайных прохожих, ни наблюдения, которое Аур мог бы заметить. Вот и получилось так, что Аур, вернувшийся в лишившееся незащищенных магически этажей здание офиса корпорации далеко заполночь, не сдержал эмоций и тихо выругался — ему сообщили о том, что его дожидается «Светов-младший». Вымотанный и уставший, чернокнижник как никогда рассчитывал на хороший отдых, но сейчас неожиданно выяснилось, что впереди его ждёт ещё один разговор. И Аур не мог с уверенностью сказать, что для этого разговора существует какая-то модель, подразумевающая определённый итог. Несмотря на то, что, в целом, всё соответствовало его ожиданиям, считающиеся декорациями элементы меняли всё. Меняли в корне, а не поверхностно, как это бывает. Но наиболее весомым маг считал тот факт, что главным игроком на охватившем весь земной шар поле оказался Зерхан. Тёмный маг и наставник, служивший Ауру примером для подражания чуть ли не с детства. Человек, воспитавший не одно поколение магов и, как оказалось, всё-таки добившийся своей цели. Его метод в корне отличался ото всего, что только Аур мог вообразить. И дело было отнюдь не в том, что Зерхан мог жить вечно, не старея и не меняя тела, а в том, что для этого ему требовались жертвы. Не жизни и не души, как можно было предположить поначалу, а сама магия рождающихся одарённых. Пока влияние Зерхана распространялось лишь на Китай, но Аур безо всякой помощи императора видел, как возрастали аппетиты учителя на протяжении последних веков. С каждым столетием Зерхану требовалось вдвое больше магических сил на поддержание бессмертия, и по этой причине всей магической части человечества оставалось существовать немногим больше трёх, максимум – четырёх веков. Да, учитель каким-то образом оставлял «право на магию» для своих приближенных, но он, как и Аур, не мог не понимать, что такой метод приближает вырождение магов и крушение магической цивилизации. И если единственная цель Зерхана – поддержание бессмертия, во что Аур нисколько не верил, то выбор такого пути можно обосновать только поглотившим сознание некогда могущественного и мудрого мага безумием.

Всё это лишь косвенно относилось к Световым, но Аур не мог сейчас отделить одно от другого. Ему нужно было время для размышлений, но все вокруг будто бы поставили своей целью этому воспрепятствовать. И самым неприятным здесь было то, что чернокнижник не мог себе позволить проигнорировать Сергея. К этому моменту тот наверняка узнал от своего отца всю правду, а с его вспыльчивостью и честолюбивостью нельзя было даже примерно предсказать, какой фортель выкинет блондин.

- Коробочка, кто помимо меня и Сергея Светова находится в здании?

- Господин Хельмет на седьмом этаже и госпожа Розова на третьем. Рядовой обслуживающий персонал заменён автономными дронами, полностью мне подконтрольными. – Начавший обрастать пока лишь тусклыми оттенками эмоций, голос имитирующего интеллект устройства стал намного более естественным, чем раньше. За время отсутствия Аура, Хельмет посчитал необходимым предоставить Коробочке больше вычислительных мощностей, что оказалось отнюдь не лишним в этот день, когда людей в здании офиса должно было остаться как можно меньше во избежание лишних жертв. – Вокруг здания наблюдается незаконная активность представителей СМИ.

- Действуй в соответствии с протоколами безопасности… Или приказами Хельмета, в зависимости от того, приоритет чего на данный момент выше. – Ауру совершенно не хотелось углубляться сейчас ещё и в этот вопрос. – Где находится ближайший резервный кабинет?

- Второй этаж, помещение номер девятнадцать.

- Доставь туда крепкого кофе. Через пятнадцать минут пригласи Светова-младшего.

- Сделаю, господин Бессонов.

Поведя плечами, Аур неспешным шагом направился в свой новый кабинет. В его голове метались смешивающиеся друг с другом мысли о предстоящем разговоре и куда как более масштабных событиях, грозящих перевернуть мир вверх дном. И установить в сознании привычное ледяное спокойствие у Аура не выходило, что бы он ни делал. В конце концов, возможное безумие Зерхана могло спровоцировать что угодно, вплоть до охоты наставника за воскресшим учеником. А сражаться, и уж тем более убивать Зерхана Аур не хотел. Не факт, что смог бы, - всё-таки сил учитель приобрёл за эти века много, - но желания противостоять тому, кто выковал из него личность, у чернокнижника не было.

Но вот, наконец, Аур устроился в кресле перед терминалом, дисплей которого призывно переливался ярко-голубым светом. К счастью для него, дел, требующих немедленного решения, не было, так как со всеми последствиями устроенной бойни и появлением таинственного тёмного мага, скрывающего свою личность, разобрались советники «Бессонов-Корп». Так, подводя итоги, Авель Бессонов считался пропавшим без вести, а его место сначала временно, а после и на постоянной основе должен был занять Хельмет. Причастность корпорации к произошедшему так же удалось сгладить, пусть и не без помощи имперской канцелярии, чьё веское слово многим заткнуло рты и переломало пальцы. У корпорации были все шансы пережить своеобразный кризис, а у Аура – приобщиться к бездонному источнику знаний, попутно занимаясь выяснением подоплёки происходящего.

Но Светов… В глазах тёмного мага наследник этого клана был ценным союзником, на которого до сего дня удавалось ощутимо влиять. Скорее всего, в дальнейшем Сергей будет чуть ли не под лупой рассматривать все слова Аура, если вообще решится поддерживать общение. Задаваясь вопросом о том, можно ли было обставить всё иначе, так, чтобы не лишиться потенциально полезного инструмента, Аур раз за разом с уверенностью отвечал – нет. Раскрытие его личности было необходимо, ведь в противном случае шансы на адекватное исполнение плана резко снижались, а ввиду неизвестных тогда обстоятельств позднее появление Кощея могло привести к тому, что император не стал бы даже разговаривать с виновником уничтожения значительной части Прима-Москвы.

И тогда Аур остался бы один против, буквально, всего мира. Орден – враг, Российская Империя – тоже враг. Убежище мог бы предоставить Зерхан, но чернокнижник не мог гарантировать, что тот не обезумел. Полторы тысячи лет в обличье лича даже самых крепких и волевых людей превращали в бледные тени себя прежних, а после использования божественного артефакта… Никто не смог бы точно сказать, каким будет итог. Даже истинные боги едва ли проводили подобные эксперименты, так как те были слишком примитивными для их уровня существования. Бессмертие человека и бессмертие бога – две вещи, кардинальным образом отличающиеся. Различий между ними было даже больше, чем между биологией человеческого тела и обычного лишайника. И точно так же, как муравей не может понять человека, человек не может понять истинного бога. Младшие же боги вроде тех, что пришли в религиях на смену истинным, к человеку были гораздо ближе, но даже с определением их мотивации у людей возникали определённого рода проблемы. Чем руководствовался создатель Купели? Оставил ли он дар смертным – или решил таким образом повеселить себя, обратив его в проклятье? В новой для Аура истории нередки были случаи, когда благословленные и священные предметы оказывались проклятыми, обрекающими смертных на муки и страдания. Зерхан, будучи десятки раз старше и опытнее Аура, решился на использование такого предмета – и тем самым поставил под вопрос собственную разумность.

Из дебрей собственного сознания чернокнижника вырвал шелест отъехавшей в сторону панели, играющей роль двери, и последующее за этим появление Сергея. Тот безо всякого стеснения и неуверенности занял место по другую сторону стола и выжидающе уставился на Аура, словно бы надеясь на что-то. И Аур, к этому моменту слегка взбодрившийся чашкой кофе, не стал его разочаровывать, взяв слово.

- Ты считаешь, что я тебя обманывал. Так? – И без того хмурый Сергей помрачнел ещё больше, но кивнул. – Да, я держал в тайне то, кем я являюсь на самом деле. Можно даже сказать, что пользовался твоим доверием ради каких-то своих целей, пусть этого, на самом деле, и не было. Ты вряд ли поверишь мне, если я скажу, что и в носимой мною маске было гораздо больше настоящего меня. Я, в конце концов, далеко не твой сверстник, и нас разделяет гораздо большая разница в возрасте, нежели тебя и Авеля Бессонова. Той дружбы, на которую ты рассчитывал, больше не будет. Ты это понимал, когда шёл сюда, так что…

Аур замолчал, предоставив собеседнику право хоть что-то ответить. Сводить весь разговор в монолог – значит лишний раз надавить на больную тему, которая наверняка задела Сергея. Можно признать, что ты старше и опытнее – это известно и понятно. Но пытаться давить этим опытом, даже не давая высказаться тому, кто младше, значит ещё сильнее усугублять наличествующую проблему. Сам Аур уже давно не делал особых скидок на возраст, так как за прожитые годы ему встречались как мудрые и действительно умные дети, так и глупые, кичащиеся прожитым сроком и якобы пришедшей вместе с сединой мудростью старики. Существовала разница в поколениях и восприятии этими поколениями окружающего мира, устоявшихся законов и правил, но ум оставался умом независимо от возраста человека. Даже опыт был крайне нестабильной величиной, так как один двадцатилетний маг, подмечающий незаметные на первый взгляд детали и обращающий своё внимание не только на результаты заклинаний, но и на то, за счёт чего они функционируют, мог оказаться более квалифицированным, нежели среднего ума маг-обыватель в возрасте сорока лет, максимумом которого до самой смерти останется дно ранга мастера. Человек, словно дикий хищник, мог с возрастом обзавестись шрамами и реальным опытом, а мог и обойти подобные испытания стороной, оставшись буквально пустым местом, единственное подтверждение «опытности» которого – это начавший деградировать организм.

- Ты прав, Авель. Во всём прав, и я это понимаю. Не раз и не два ты демонстрировал то, на что не способен ни один гений, но… Почему-то я не обращал на это внимания. Никто не обращал. Даже отец воспринимал всё как должное. – Сергей сложил ладони в замок и упер их в подбородок, оперевшись локтями на стол. Следом же прозвучал совершенно неожиданный вопрос: - Как тебя на самом деле зовут, Авель?

- Это имя подвергнет опасности не только меня, но и твою семью, Сергей. – Аур устало покачал головой. – Извини, но пока тебе недостаёт сил знать.

- А орден? Я пытался узнать о нём хоть что-то, но их будто не существует. Отец, если что-то и знает, тоже ничего не говорит…

- Тебе должно быть достаточно и того, что орден прислал за мной сразу троих магистров, один из которых оказался весьма сильным чернокнижником, призвавшим князя демонов. Это существо, которое за каких-то тридцать минут на свободе может стать проблемой государственного масштаба...

- Я знаю, кто такие князья демонов. Но, думаю, я не о том хотел с тобой поговорить. Что ты планируешь делать дальше?

- Для всех я бесследно исчезну. Через какое-то время – официально погибну. Продолжу заниматься наукой, проводить эксперименты… Это не то, что тебя интересует, верно?

- Мы ничего не говорили Диане о… настоящих событиях. Сейчас она волнуется из-за твоей пропажи. Ты, всё-таки, её единственный друг, которому плевать на положение нашего клана. – Сергей замолчал на секунду, после чего полушепотом добавил: - Или делал вид, что плевать…

- Если тебя интересует моё мнение касательно посвящения Дианы в этот секрет, то тут решать должны вы. Решать, учитывая все риски и опасности, которые закономерно следуют от общения со мной. Что касается вашего клана, то изначально мне было совершенно неинтересно, насколько велико ваше влияние и могущество. Я планировал достичь всего своими силами, не влезая в долги. – На этом моменте Сергей усмехнулся. – Уже в академии сначала Диана, а после и ты показались мне весьма достойными людьми, с которыми можно вести дела. В своих планах я оставил вам роль моих союзников на тот случай, если бы вы сами захотели ими стать. Но теперь, как видишь, обо мне прознали, и ни о какой открытой жизни не может идти и речи.

- Значит, ты не против нашего дальнейшего общения?

- Не против. Но тут стоит понимать, что количество общих дел у нас резко снизится…

- Отнюдь. – Сергей перебил Аура. – Сегодня император созывал совет, и речь шла о полномасштабной войне с Китаем. Разве такое событие пройдёт мимо тебя?

Аур понимал, что Сергей говорил о совсем другом императоре – не древнем существе, вторгающемся в души, а о ширме, пляшущей под дудку своего предка. В то время, как чернокнижники, возглавляемые истинным императором, будут сражаться на теневом фронте, его многократно более молодой потомок возьмёт в свои руки ведение обычной войны. Разорваться не мог даже проживший несколько веков сверхчеловек, так как его всё так же сковывали физические и временные ограничения. Мир души хоть и позволял замедлить ток времени, но на это уходило слишком много сил, необходимых для теневой войны. В Китае было очень много чернокнижников. Гораздо больше, чем в России. Аур чувствовал во всём этом руку учителя, но принимать решение не спешил: благо, пока у него была возможность как следует осмотреться.

- Я приму участие в войне, но ты для этого слишком молод. Не достигнув потолка в ранге мастера, не стоит даже задумываться о том, чтобы идти сражаться. Ты там просто не выживешь.

- Говоришь прямо как мой отец.

- Говорю правду, основываясь на своём опыте. – Аур действительно не желал, чтобы кто-то из его круга общения погибал по собственной глупости. Чернокнижники всегда шли со смертью бок о бок, а с годами и вовсе начинали воспринимать её как нечто само собой разумеющееся, но и им не было чуждо стремление к стабильности, в основе которой находились прежде всего люди. – И пусть времена изменились, но война осталась прежней.

- Я… подумаю над этим. – Аур сдержал ухмылку, прекрасно понимая: Дмитрий едва ли отпустит своего сына воевать с Китаем ровно до тех пор, пока те не подойдут к столице. – Мне очень хочется верить, что сейчас со мной говоришь настоящий ты, а не твоя маска.

- Не верь, ищи способы это опровергнуть – и так найдёшь истину. А сейчас, если тем для срочного обсуждения больше нет, я бы предпочел отдохнуть. Сражения насмерть с высшими демонами несколько утомляют, знаешь ли…

- Не знаю и, если буду следовать словам тебя и отца, узнаю ещё не скоро. Но времени на самом деле много. - Блондин поднялся со своего места и коротко поклонился. – Спасибо за то, что ответил на мои вопросы.

- Если посчитаешь нужным, то можешь дать Диане знать, что я жив. Так она, по крайней мере, не будет знать слишком многого.

- И за это тоже спасибо.

С этими словами наследник клана Световых покинул кабинет, а Аур, в очередной раз подивившись тому, насколько рассудительным оказался обычно вспыльчивый и не сдерживающий себя парень, щёлкнул переключателем на подлокотнике кресла, переводя то в горизонтальное положение. Ни сил, ни желание идти в спальню у мага не было, так что сразу после того, как Светов покинул здание, Аур провалился в блаженную дрёму.

Вымотался он словно собака…


***


С того самого разговора прошло всего три дня, а к Ауру уже обратились за помощью прямиком из имперской канцелярии, приправив не входящую в договор, и оттого необязательную просьбу обещанием соответствующе заплатить. Деньгами или услугами — предстояло решить самому чернокнижнику после изучения места вызова, которое на словах представляло собой, как бы странно то ни было, древнее, если не сказать — древнейшее место поклонения неким высшим сущностям. Расположенное на далёком западе Российской Империи, оно не подходило под известные русским описания капищ, алтарей, храмов и святилищ, а знали те достаточно многое, ибо такие объекты отыскивались и тщательно изучались вот уже несколько веков как. Людей сильно интересовала утраченные божественные ритуалы, а даже покинутые храмы могли рассказать о предмете исследования очень и очень многое.

Вот только местные специалисты как ни старались, но не могли найти ни малейшего намёка на источник магии. При всём при этом местность вокруг буквально водила людей за нос, и слабовольных, неодарённых людей провести к непосредственно святилищу можно было только за руку. В противном случае, те были обречены бесцельно плутать вокруг небольшой рощицы, будучи не в силах войти внутрь...

Но Аур, стоя перед жиденьким леском, действительно пытающимся внушить смотрящему совершенно иное ощущение реальности, не испытывал подобных проблем. Как и все присутствующие среди исследователей, чернокнижник отчётливо ощущал давление извне, и соответствующе с ним боролся, параллельно пытаясь определить источник. Это место было посвящено не высшим духам, как чернокнижник предполагал во время полёта. Тут работали жрецы, привкус магии которых Аур ощущал буквально всем естеством. Но, одновременно с этим, витающие в воздухе эманации божественной магии были ему незнакомы, следовательно — не принадлежали кому-то из вхожих в знакомый чернокнижнику пантеон высших богов. Следовательно, на этом месте когда-то был по меньшей мере центральный храм не слишком сильного бога, по фону сравнимый с рядовым святилищем высшего божества...

Увы, но эта проблема не относилась к тем, которые специалист, - а в божественной магии и жречестве Аур был таковым весьма условно, так как знал лишь о методах борьбы со всем перечисленным, - решает за считанные минуты. Тут требовался более обстоятельный подход.

- Это место посвящено богу или божеству, но точно не высшим духам. Какие исследования уже проводились?

- Анализ концентрации элементов, определение движения частиц, концентрация, восполняемость... Мы уже долго здесь работаем, полный список тестов перечислять можно в течении часа. Проще будет вам ознакомиться с данными лично, без посредников в моём лице.

Мужчина протянул Ауру массивный, защищенный не столько магически, сколько механически, планшет. Узкоспециализированное устройство отображало на дисплее категории с результатами тех или иных экспериментов, среди которых Аура заинтересовал лишь один: направление движения «божественных» частиц магии. И результаты были, мягко говоря, неоднозначными, так как современные маги свалили в одну кучу как генерируемую божественным присутствием ману, так и перенявшую её «оттенок» нейтральную ману, в изначальном виде используемую для зарядки универсальных накопителей. Конечно, в случае отсутствия целого пласта знаний отличить одно от другого невозможно, и это в какой-то мере оправдывало исследователей… Но в глазах Аура они оттого умнее не стали. Исследуя что-то новое использовать вручную сформированные алгоритмы и правила для симуляции эффектов – это серьезная ошибка. Маги-учёные добились своего максимума, с помощью компьютеров доказав существование «чего-то», но не зашли дальше, опасаясь лишних смертей. Спустя какое-то время они двинулись бы дальше, возлагая на алтарь науки сотни жизней одарённых и обученных магов, но тут под руку подвернулся Аур, неплохо разбирающийся в теме. Одно это позволяло чернокнижнику поднять стоимость своих услуг до заметной даже на фоне его Корпорации величины, запросив нечто такое, что ему самому добыть или сделать в ближайшие годы не удастся.

- Мне нужны подробные отчёты по эксперименту десять дробь ноль восемь. Заметно сократить время моей работы, а, соответственно, и плату за неё, позволят следующие предметы…

Один маг перечислял ингредиенты и материалы для проведения ритуала, другой – поспешно записывал, то и дело поднимая на собеседника заинтересованный взгляд. Учёный был ритуалистом, ибо только маг такой специализации мог предложить схожую по свойствам, а не по внешнему виду замену отсутствующим в стране вещам. Например маг, получивший классическое общее, - что пару тысяч лет назад, что сейчас, - образование, предложит заменить кровавый рубин на драгоценный камень схожего цвета, прочности и проводимости маны, полностью пропустив такое свойство, как отпечаток предмета в духовном плане. А ведь ритуал, любой ритуал, в первую очередь инструмент работы с нематериальным. Шурупы гвоздями не заменишь, хотя и то, и то издалека выглядит одинаково. Для того же, чтобы «приглядеться» к этим гвоздям и шурупам, нужно…

Да, провести узкоспециализированный ритуал, что умеют очень и очень немногие.

Как итог – в ближайшие двенадцать часов отряд снабжения исследовательской группы пообещал доставить требуемое. Сам Аур, реквизировав планшет, устроился на границе не до конца изученной зоны, погрузившись в изучение трудов целой группы своих товарищей по дороге жизни. Чернокнижнику сильно импонировало то, что эти повидавшие жизнь мужи, не теряющие надежды раскрыть ещё десяток-другой тайн мироздания, не стали делать поспешных выводов по его внешнему виду, а ко всем словам, требованиям и просьбам относились ровно так, будто бы Аур вот уже десять лет как их коллега. Направленный в нужное русло интеллект объединял учёных, и впервые за долгое время чернокнижник ощутил нечто давно позабывшееся, сокрытое прожитыми годами. Когда-то он не вылезал из библиотеки Башни, общаясь исключительно с теми послушниками и состоявшимися магами, которых интересовало то же, то и его. Наука и исследования, пожелтевшие от времени манускрипты и собранные воедино каменные плиты, на поверхности которых вырезано то, что предки стремились оставить своим сынам и дочерям, дабы те не только не посрамили их, но и превзошли, поставив такую же цель перед своими потомками. Сражения? Нескончаемые битвы? Интересно, конечно, но это просто тот элемент, без которого сложно добраться до искомых знаний.

Аур никогда не понимал боевиков, стремящихся всего лишь нарастить личную силу. «А как же цель? В чём смысл?» - спрашивал себя тогда ещё послушник, глядя на то, как его одногодки с упоением изучают фехтование и боевую магию. Однотипную. Топорную. Бесполезную для человека, желающего стать не просто рядовым исполнителем, а кем-то большим.

Сие происходило из-за того, что даже Башню тёмных магов не обошла стороной участь окунуться в сомнительно пахнущую яму интриг. Старшие чернокнижники, не брезгующие самыми разными способами взобраться на вершину среди себе подобных, активно промывали мозги неопытным юнцам, подавляющее большинство которых ничего, кроме земледелия и выпаса скота не видело. Лишь у считанных единиц среди послушников была даже не собственная цель, отличная от вдалбливаемой в юные головы необходимости «стать сильнее и раскрыть свой потенциал, потому что так надо», а мнение, с которым вляпавшиеся в интриги наставники активно боролись. Инструмент, оружие не должно иметь собственной воли и стремлений. Вот и выходило, что в юности круг общения Аура был совсем небольшим, насчитывая лишь двоих его одногодок, с которыми удавалось время от времени пересекаться. Как правило – в библиотеке или ритуальных залах, отведенных под эксперименты учеников Башни…

После изучения интересующих его отчётов Аур закончил фазу подготовки, перейдя к действиям. Перепроверять предоставленные данные чернокнижник не стал, так как те вполне соответствовали тому, что ощущал он сам, а мелкие неточности особой роли в будущем ритуале не играли. Определять точки привязки пространственного кармана всё равно предстояло именно ему, а отчёты требовались лишь для уменьшения времени на поиски.

- Наберите расстояние в, по меньшей мере, пятнадцать метров от этой точки. – Аур подвесил «светляк» в месте с наивысшей плотностью маны. – Поднимите личные защиты и накройте неодарённых щитами.

- Что ожидается?

- Небольшой энергетический взрыв. Безвреден на расстоянии, но подстраховаться всё-таки стоит. Детальное описание этого метода я предоставлю после демонстрации – так будет гораздо проще. – Аур обвёл взглядом заинтересованную команду учёных, и передал им ещё одну «отправную точку», на основе которой они могли выстроить свои теории о происходящем. – Ни одна из энергий не может появляться из ниоткуда и уходить в никуда. Я практически уверен в том, что на этом пятачке имеет место быть очень качественно исполненная, но старая пространственная складка, давшая течь. Расфокусированные всплески энергии, в свою очередь, могут нарушить стабильность кармана, подтвердив или опровергнув моё предположение.

- При всём уважении, но на основе данных со спутников нам не удалось обнаружить пространственных аномалий в радиусе сотни метров. Все расчёты сходятся, следовательно – свёрнутый клочок пространства отсутствует.

Аур задумался на несколько секунд, после чего кивнул в такт своим мыслям:

- Этого недостаточно для полноценной проверки. Отсутствие, как вы выразились, свёрнутых клочков земли, говорит только о том, что пространство не искажалось в горизонтальной плоскости. В вертикальной же всё может быть совсем иначе, а погрешность в десяток-другой метров даже специалист может не заметить. Мой метод гораздо надёжнее… в нашем случае. Приготовьтесь, сейчас последует серия взрывов.

Выдав собравшимся паузу длиною в десяток секунд, Аур сосредоточился на своём ощущении магии – и запустил первую энергетическую вспышку, тут же отметив ослабленные участки пространственной аномалии. Вторая, третья и все последующие взрывы слегка изменяли направление основной волны, покуда расслоение не стало заметно даже невооруженным глазом. Земля перед глазами чернокнижника и безмолвных наблюдателей – учёных, после каждого взрыва на доли секунда становилась прозрачной, открывая вид на некую круглую яму глубиной в полтора-два десятка метров. От поверхности вниз вели массивные, вырубленные в скалах ступени, а на самом дне, частично скрываемый листвой странных деревьев, находился источник с кристально-прозрачной водой. Но тем единственным, что вызвало среди команды исследователей бурный восторг, оказались символы, коими в два слоя были покрыты стены святилища.

- Итак, мы определили местоположение и характер пространственной аномалии. Сложная, преимущественно вертикальная свёртка прямоугольника со сторонами в двенадцать, пятнадцать и восемнадцать метров соответственно. Но символы внутри мне незнакомы…

- Это кельтская друидическая письменность. – Отозвался достаточно молодой мужчина в ранге мастера. – Но у друидов не было единого бога… Или мы о нём не знали.

- Теперь узнаете, а я с удовольствием ознакомлюсь со всеми сопутствующими материалами. – Судя по виду учёных, те вручили бы Ауру копию всей библиотеки министерства наук, если бы это было в их силах. А уж на такую малость командующий экспедицией профессор согласился тут же. - Когда прибудут материалы?

- Где-то через пять часов.

- В таком случае, профессор Курагин, предлагаю обсудить непосредственно процесс развёртки.

- Да, подготовка отнимет по меньшей мере сутки, если мы хотим сохранить сооружение в целости…

Так, обсуждая насущные вопросы, Аур вместе с профессором истории и, по совместительству, магистром ритуалистики, направились в сторону от основной массы простого персонала, которому уже поступили соответствующие указания…

Глава 9.

С момента встречи с императором прошла неделя, с возвращения из экспедиции - два, но Аур всё ещё разбирался с требующими незамедлительного решения делами. Помимо подготовки «пакетов» информации для обмена, в их число входила и необходимость обсудить некоторые касающиеся корпорации моменты с представителем имперской канцелярии. Корпорация, сколь бы непродолжительным не было официальное правление ею, являлась детищем Аура, и бросать её на произвол судьбы он не желал. Вдобавок к этому занятию, именно сегодня Кощей должен был представить Марию, ту самую якобы внучку, которой волей императора было суждено стать спиритуалистом. Спрашивается, зачем теневому правителю огромной империи выбирать для своего потомка учителя, честность которого не гарантируется, а о верности не идёт даже речи? Ответ, как считал сам Аур, кроется в его достижениях. Бессмертие, настоящее и, по крайней мере, пока не продемонстрировавшее каких-либо недостатков, было тесно связано с имеющимися у чернокнижника навыками. Именно спиритуализм, совмещенный с изучением химерологии, позволил Ауру добиться подобного результата. Именитые родители отдают своих детей на обучение к талантливым, обладающим незаурядными талантами наставникам, а император совместно с Кощеем решил, что возможной наследнице престола лучше приобщиться к знаниям Аура на тот случай, если они проиграют. И – да, девочка обладала тёмным даром, пусть и не слишком могущественным. Невооруженным взглядом было видно, что Мария всухую проигрывала Каролине, а её потенциальная пиковая сила была лишь немногим выше той, что была бы у банши через несколько лет. Аур никогда бы не принял эту девушку как личную ученицу, но само её появление заставляло его раз за разом возвращаться к мысли о том, что было бы неплохо освободить душу банши из заточения. Она пробыла там недостаточно долго для того, чтобы её разум поглотило безумие, но достаточно, чтобы затаить на Аура злобу.

Банши – мстительный дух, а мстительные духи, как известно, черпают силы из своей ненависти. Каролина ненавидела людей, предавших её и заставивших пережить худшие детские годы… Или выглядевшие в её глазах, как худшие, ведь едва ли ей была известна судьба крестьянского ребёнка в голодные времена.

Но суть таилась в ином.

Затаившую злобу на господина нежить нельзя было держать подле себя, а в ином случае о том, чтобы вырастить из Каролины настоящую Королеву Банши, не шло и речи. Аур не мог и не хотел просто отпустить банши на свободную охоту, позволив ей стремительно набрать прорву нестабильной силы ради исполнения одного-единственного приказа. Для чего-то столь простого существовали люди или, на худой конец, низшая нежить, в нынешних реалиях лишившаяся былой эффективности. Высшие живые мертвецы в понимании Аура были теми, на кого создавший их ченокнижник мог положиться, опереться в трудную минуту. Но если такое существо затаит ненависть на создателя…

Ауру нетрудно было представить последствия предательства с её стороны. Будет ли это удар в спину, неисполнение приказа или банальное промедление – не суть важно. Факт в любом случае остаётся фактом: привести к смерти чернокнижника может даже одна испорченная энергетическая линия в ритуале, в то время как возможности высшей нежити в плане неповиновения гораздо, гораздо выше. И сейчас Аур видел лишь одну возможность вернуть и даже многократно увеличить доверие преданной банши. Но для исполнения плана ему даже с предоставляемыми Кощеем ресурсами требовалось по меньшей мере несколько дней, что значительно снижало шансы на успешный исход предприятия. Сложный выбор, с иной стороны могущий показаться игрой в лотерею.

Но куш был достаточно значителен для того, чтобы рискнуть. Ставка – время, силы и ресурсы. Возможный выигрыш – возвращение вынужденно запечатанной банши, чей потенциал позволил бы ей стать на высшую эволюционную ступень своего вида…

Беззвучно вздохнув, Аур пригубил чашку с кофе и опустил веки, временно отложив всё то, что не касалось непосредственно Марии и её обучения. Чернокнижнику предстояло передать двадцатилетней девушке лично лишь малую толику ото всего массива знаний, необходимых спиритуалисту, но именно эта часть была основой, фундаментом, на котором будет строиться всё остальное. Как и во всех остальных направлениях тёмной магии, у спиритуализма как науки не было какого-то определённого, устоявшегося и истинно-верного пути изучения. Методы каждого тёмного мага где немного, а где и весьма основательно отличались друг от друга, из-за чего один чернокнижник зачастую мог решить задачу, равному по силам и опыту коллеге неподвластную. В то же время общая и стихийная магии обрели устоявшиеся каноны, по которым обучали каждое последующее поколение. Такое разделение произошло во многом из-за того, что считающиеся светлыми маги обучались открыто, в учебных заведениях, которым не требовалось скрываться, как происходило с академиями, башнями и гильдиями чернокнижников. Свою роль сыграло и то, что не стремящиеся к кооперации с коллегами, тёмные маги никогда не были едины, крайне редко выступая против общей угрозы в лице церкви. В знакомой Ауру истории прошлого таких случаев было всего два, а единственный в новой закончился весьма плачевно для инициаторов «восстания».

Другими словами, то, что мог дать Аур, отличалось от того, что давали любые другие спиритуалисты. Две тысячи лет назад, быть может, носителей схожего знания было достаточно много, но человечество в целом и магическое сообщество в частности оказалось чрезмерно склонно к утрате достижений прошлого. Потому-то сейчас чернокнижник был практически уверен, что из ныне живущих только Зерхан и он сам, учитель и ученик, владеют этими секретами.

И передавать самые ценные знания кому бы то ни было Аур, естественно, не собирался. Общеизвестные среди спиритуалистов основы, кое-что из личных разработок, но ничего из того, что могло бы поспособствовать раскрытию тайны бессмертия. Всё переданное Марии гарантированно будут изучать другие тёмные маги, специалисты уровня, сравнимого с таковым у Кощея. Это ведь было не настоящее ученичество, где обе стороны были скованы традициями и нормами. Всего лишь не слишком продолжительная серия занятий. Сделка, выгодная обеим сторонам…

- Господин Бессонов, госпожа Мария и господин Кощей ожидают в аудитории.

Аур поднялся со своего места и, удостоверившись в том, что наложенные на исполняющего обязанности прислуги дрона заклинания нетронуты, направился прямиком к помещению, на скорую руку превращенному в аудиторию. Занятия с носительницей крови императора чернокнижник согласился проводить лишь на своей территории, в месте, в котором он был уверен. Оставшееся от небоскреба восьмиэтажное здание некогда головного офиса корпорации являлось своего рода цитаделью, устоявшей даже перед натиском прорывающихся с иного плана демонов, что стало неплохим аргументом в споре с Кощеем, из которого Аур вышел победителем.

Спустя несколько минут чернокнижник вошёл в кабинет, кивком поприветствовав Кощея. Тот ответил тем же жестом, после чего представил стоящую рядом девушку. Карие глаза, густые, но коротко остриженные каштановые волосы, мягкие черты лица и выражение лица, демонстрирующее, пожалуй, полное недовольство происходящим – именно такой была девушка, которой сильно повезло учиться именно у Аура. На такие детали, как третий размер груди или чрезмерно открытую даже по меркам двадцать второго века одежду внимания чернокнижник хладнокровно не обращал.

- Бессонов, позволь представить – Мария. Мария – Авель Бессонов, твой наставник на ближайшее время.

- Рад знакомству, юная леди. – Аур умел видеть людей, и потому сразу же уловил повисшее в воздухе напряжение. - Если вам есть, что сказать – прошу.

- Я не считаю, что личное ученичество чем-то выгодно отличается от самостоятельного обучения по предоставленному вами материалу, «учитель».

Последнее слово девушка произнесла с издевкой, но Аур и бровью не повел. Не единожды он перечитывал личное дело девушки, и каждый раз - со всей присущей ему внимательностью. Аур совершенно не желал тратить время на пустые уговоры, а потому заранее выбрал простую, но оттого не менее действенную систему преподавания. Её нельзя было назвать индивидуальной, но она идеально подходила для предпочитающих людям общество книг и терминала книжных червей. Не стоило обольщаться, глядя на подтянутую, спортивную фигуру и, во время выходов в свет, дружелюбное лицо. Дочь императора, позволь ей отец, с большим удовольствием поселилась бы в скалах, словно отшельник, и довольствовалась бы доступом в голонет, не обращая никакого внимания на своё тело. Но она была принцессой, и занималась соответствующими статусу делами. Музицирование, танцы, этикет… Только магией Мария занималась с удовольствием, но, опять же, предпочитала практиковаться исключительно по книгам, появление наставников воспринимая в штыки.

Аур не совсем понимал, чем руководствовался император, отдавая дочь на обучение к практически незнакомому чернокнижнику. Несомненно, Аур не стал бы ей вредить – кодекс наставничества был вбит в него десятилетиями практики. Но существовали десятки, сотни способов загубить юного мага на корню, и никакой наблюдатель в лице Кощея этому не сумеет воспрепятствовать. Тем более, что постоянно находиться рядом у него не выйдет из-за занятости, а кого-то ещё Аур в свой дом, в свою крепость, не пустит.

- На самом деле так оно и есть, Мария. Правильно написанный учебник способен заменить учителя, но это правило действительно только в одном случае. – Аур снисходительно улыбнулся. – Если учащийся достаточно умён, чтобы понять, усвоить и реализовать на практике поданный материал, не погубив самого себя.

Если отошедший в сторону Кощей после этих слов выглядел несколько удивленно, то Марию услышанное выбило из колеи. Несмотря на то, что в магическом сообществе наставник был в праве обучать ученика так, как сам считает нужным, и во время урока действовать как ему угодно, - в разумных пределах, - прямо называть девушку недостаточно умной решались разве что её сверстники, чей талант в магии был выше. Благо, что в глазах Марии Аур не выглядел ребёнком, так как она отлично знала, какой маг скрывается под маской Авеля Бессонова.

- Я достаточно умна! Мои достижения…

- Речь не идёт о достижениях. Ты можешь знать физику, химию, биологию и все прочие науки лучше меня, но учиться магии по одним лишь книгам, не имея базы, подогнанной именно под эти учебники… Словам ты не веришь, но как насчёт статистики? – Аур вывел на настенный дисплей собранную за каких-то двадцать минут подборку случаев, когда недостаточно одаренные для академии дети в школах самостоятельно брались за полноценное академическое обучение. Иллюстрации останков чернокнижник решил всё-таки убрать, так как слишком грубые рычаги давления дочерью императора могли быть восприняты не совсем правильно. – Предыдущий год, Российская Империя. Пятьдесят четыре погибших. Все достаточно умные для того, чтобы скрыть своё занятие от родителей и хранителей правопорядка, а это весьма и весьма непросто. Смерть от обморожения, воспламенения, вакуумного взрыва… Самое безобидное - рваные и рублёные раны как последствие не полного понимания методики использования барьеров, которая отличается от случая к случаю. На основе моих субъективных наблюдений из таких самоучек ранг мастера получает примерно один человек из тридцати, которому просто повезло нигде ни разу серьезно не ошибиться, или не погибнуть от последствий. Некоторая часть одарённых проявляет разумность и оставляет самообразование после первой ошибки, но чаще всего эта ошибка забирает жизни их родных или друзей. Так вот, Мария: чем ты лучше сотен, тысяч одарённых, гибнущих из-за собственного тщеславия? Ты закончила общеобразовательную школьную программу в четырнадцать, но за прошлый год таких гениев погибло… три человека, да. И один из них уже прошёл половину пути до получения диплома в престижном институте Прима-Москвы.

- Я не использую незнакомые заклинания на практике в тайне, но… - Хмурая девушка нехотя кивнула. – Хорошо. Я понимаю, что кроме вас никто не владеет этой разновидностью спиритуализма, и только вы сможете предотвратить мои ошибки. Но как, в таком случае, я должна буду учиться после, имея лишь электронные материалы, составленные вами, учитель?

- Внимательность и абсолютное знание материала, который я преподам лично, максимально повысят твои шансы живой достичь своего предела. Если же ты хочешь стопроцентных гарантий, то – увы, не то, что тёмная, но и светлая магия не прощает ошибок. Разница лишь в том, что обычно запрещенные направления учат по доставшимся ищущим обрывкам, из-за чего доля смертей и травм значительно выше. – Аур под одобрительным взглядом Кощея убрал выведенную на дисплей информацию. – Теперь ты готова учиться у меня?

- Да, учитель.

- Ещё один момент: концентратор тебе не понадобится. В этих стенах вся практика будет проходить без костылей.

Несмотря на изрядную долю удивления во взгляде, девушка опять кивнула. На одних лишь рефлексах, но Ауру хватило и этого.

Раз уж он взялся закладывать базу, то во благо будущих отношений с императором, которые, возможно, обретут особую важность, делать это решил максимально качественно…


***

Мария, загруженная новой и кажущейся необычной даже Кощею информацией, отправилась домой только спустя пять с половиной часов. К этому моменту у девушки не осталось никаких сомнений в том, что её новый наставник способен дать больше, чем любой другой спиритуалист, каких только в состоянии нанять император. Манера и методы преподавания, профессионализм и безупречное понимание темы – комбинация, формирующая в глазах Марии практически идеального учителя. Единственным минусом для неё был тот факт, что Бессонов выглядел, как подросток, но вёл себя соответствующе званию архимага. В первые часы мозг при виде такой картины буквально впадал в диссонанс, но к концу занятия принцесса вроде как пообвыклась, перестав ощущать себя не в своей тарелке. Уверенности добавляло и присутствие Кощея, с которым Мария была знакома столько, сколько себя помнила. Старый тёмный маг планировал наблюдать за занятиями, покуда это возможно, и оправдывал это своё желание не иначе как безопасностью подопечной.

Вот только он не мог не понимать, что смысла в подобном наблюдении не было, так как Бессонову, опытнейшему чернокнижнику, могло хватить и одного-единственного занятия, где Кощей отсутствовал бы. Любопытство ли, или иные цели – не так важно, ибо факт оставался фактом, а вывод напрашивался сам собой.

Кощею было интересно лично послушать лекции коллеги.

- Браво, Бессонов. Исполнение на уровне лучших преподавателей из всех, которых я знаю. А знаю я их немало.

Кощей, наконец, отлип от стены, для которой служил подпоркой на протяжении долгих пяти с половиной часов.

- Я долгие годы был наставником для множества юных дарований. И в наличествующем у меня знании нет ровным счётом ничего удивительного.

- Что скажешь об этой девочке… с профессиональной точки зрения?

- Умна, сообразительна, чрезмерно начитана. Из последнего следует соответствующий минус – слишком много случайных, не принадлежащих к теме мыслей, могущих привести к ошибке. Если она не одарена ментальной устойчивостью, то я бы порекомендовал занятия с опытным менталом, специализирующемся на управлении памятью. Марии нужно разделить подтверждённые знания и фантазии каких-то писак, чьи выдумки не имеют с реальностью ничего общего.

- Считаешь эту увлеченность книгами настолько опасной?

- Для мага? – Аур вопросительно выгнул бровь, после чего поморщился: - Я могу понять твою точку зрения, но ты не мог не заметить, от чего девочка отталкивается, отвечая на вопросы, ответы к которой она не может знать в принципе.

- Она не настолько глупа.

- Можно быть гением, но в критической ситуации твой мозг будет использовать то, до чего дотянется. И в её случае нужно молиться всем истинным богам разом, чтобы это «что-то» было взято из серьезного трактата или моих уроков, а не фантастического романа, издающегося многомиллионными тиражами. Как бы ты сам оценил квалификацию двадцатилетнего мага, предложившего опасный и неизвестный артефакт, описание которого крайне расплывчато и неоднозначно, утопить в жерле вулкана?

- Просто признай, что тебе не понравилось сравнение с Тем-кого-нельзя-называть. – Кощей улыбнулся было, но наткнулся на серьезный взгляд коллеги. – Забудь. Я понял всё, что ты хочешь сказать, и полностью согласен с твоим мнением. Но Мария – принцесса, пускать кого-то ей в голову для работы над воспоминаниями…

- У вас есть тот же Светов – сильный ментал, которому под силу оказалось даже уловить мысль отлетающей души. Глава великого клана, чьи дети привязаны к этой земле и не будут приняты за границей, не осмелится на предательство. Что до упомянутой сказки… За всю мою жизнь меня сравнивали со многими существами, из которых положительными можно было назвать совсем немногих. Так что я не в обиде.

- Я передам императору твои пожелания касательно обучения Марии. – Тут бы Кощею и уйти, но он долго прожил на этом свете, и потому знал – Бессонову от него что-то нужно. И это что-то Марии едва ли касалось. – Перейдём к твоему делу?

- У меня есть просьба, исполнение которой может оказаться весьма выгодным и для меня, и для императора. Один ритуал, которым мне необходимо воспользоваться уже в ближайшие дни, требует принесения в жертву душ троих магов уровня сильных магистров… или одного архимага на пике силы.

- А тебе палец в рот не клади, Бессонов – всю руку откусишь… - Несмотря на неуместные шутки, мелькающие в речи, Кощей был очень серьезен. – Что это за ритуал?

- Продвижение разумной нежити выше по рангу.

Просто так люди императора не закрыли бы глаза на проводимый ритуал, так как троих магистров можно было с тем же успехом использовать для создания аналога вакуумной бомбы, способной взорваться в любой точке в радиусе многих километров от места проведения ритуала, так что Ауру требовалось раскрыть кое-какие детали.

- Где ты раздобыл высшую нежить?!

- Увы, но этот способ основан на чудовищном везении, и повторить его вряд ли удастся. Но я ограничен временем, Кощей, и потому этот вопрос сейчас приоритетен. И ещё один момент: жизни сопутствующих охоте жертв я тоже готов прибрать к рукам.

- Ты где-то услышал моё согласие?

- Я не услышал его антонима, друг мой. Да и едва ли у императора достаточно исполнителей, готовых действовать в одиночку и не чураться последствий. Мне ли вам рассказывать, как можно использовать нераскрытую фигуру такого потенциала?

Кощей пару раз кивнул в такт своим мыслям и крепко задумался. Участие Аура в маловажных конфликтах до начала войны не предусматривалось, но императору грех было не воспользоваться возможностью устранить кого-то из множества имеющихся у его страны врагов, фактически, чужими руками.

- Насколько срочным является твоё дело?

- Нужно успеть обернуться в два, максимум – три дня.

- Через двадцать минут я дам свой ответ. – Кощей коснулся коммуникатора на левой руке, после чего его фигуру накрыл купол непроглядной серой хмари. Аур, на самом деле, не собирался подслушивать, не желая расшатывать показывающий себя с весьма выгодной стороны временный союз, но не обратить внимания на подобные меры не мог. Выждав несколько секунд, чернокнижник подошёл к преподавательскому креслу на колёсиках и, кое-как в нём устроившись, погрузился в изучение последних новостей, выборку из которых ему высылали каждые несколько часов, если не случалось ничего серьезного. И если раньше поток информации был огромен настолько, что Ауру приходилось ежедневно тратить пару часов просто на ознакомление с ним, то сейчас значительную часть работы взяли на себя советники. Их господину оставались только поприща магии и политики, наблюдать за которыми кому-то ещё Аур доверить не мог – делала своё дело вера в собственные способности видеть истину там, где остальным это не под силу.

В подборке было всего семь пунктов, из которых только два относились к магии, сообщая о начале заграничных научных съездов. Оставшиеся пять заголовков кричали о событиях на политической арене мира, будь то помолвки, заключения союзов или общемировое осуждение. Внимание чернокнижника привлек именно последний пункт, в котором говорилось о непринятии обществом рода, чрезмерно увлёкшегося селекцией генома. Вскрылись расплывчатые для закона, но ясные для общественности факты, указывающие на похищение одарённых женщин даже из других стран. Вдобавок к тому несколько уже введённых в род магов начали давать показания касательно происходящего, грозя потопить шатающийся род немецких баронов, о которых Аур уже определённо что-то слышал.

Тихо пискнул коммуникатор, который вот уже несколько секунд ожидал ответа от абонента по ту сторону.

- Хельмет, тебе знакома фамилия Леманн?

- Прошу извинить, господин, но такую фамилию носит как бы не десятая часть Германии. Если вы говорите о ком-то конкретном… - Мужчина замолчал после того, как Аур переслал ему материал. – Да. Усилиями этих людей я лишился одной родины и обрёл другую. Не могу не сказать, что меня очень радует их нынешнее положение.

- Благодарю. Я свяжусь с тобой, если понадобится.

Закончив сеанс связи, чернокнижник хохотнул. Даже в том случае, если император не решится отдать приказ на устранение враждебных магов под своей эгидой, существовала иная цель, нападение на которую не привлечёт лишнего внимания. Леманны, управляющие одним из регионов Германии, очень своевременно оступились, чем активно пользовались их политические противники, экономически добивающие эту фамилию. И Аур вполне мог присоединиться к веселью: благо, что до Германии как таковой от Прима-Москвы было рукой подать, а владения Леманнов находились у самой границы, соседствуя с Российской Империей и Польшей…

Чем дольше Аур размышлял над возможностью лично позаимствовать у этого отвергнутого обществом рода жизни их магов, тем сильнее становилось желание этим заняться. Но тут всплывал фактор, из-за которого Аур не любил зависеть от кого бы то ни было, а именно – мнение императора на этот счёт. Возможно, тому просто не понравится идея о набегах на территорию соседей, а портить с ним отношения чернокнижник, опять же, пока был не готов.

Но в случае, если отвергнуты будут оба варианта, Аур собирался стоять на своём. Так просто упускать из рук возможность не только реабилитироваться перед использованной банши, но и повысить её потенциал он не мог.

Спустя пятнадцать минут изолирующий купол рассеялся, предоставив Ауру и Кощею возможность продолжить разговор.

- Не буду ходить вокруг да около, Бессонов. Целей, которые требуется ликвидировать или захватить в ближайшие дни, у нас нет. Нужна разведка, планирование… - Мужчина развел руками в жесте извинения. – Нельзя просто пойти и убить, ты должен это понимать. Но мы можем предоставить необходимые объемы энергии в обмен на равноценные услуги в будущем…

- Я не люблю долги, Кощей, и ты это знаешь. Но раз уж вы не можете обеспечить мне согласованные цели, как насчёт того, чтобы я сам это сделал? Германия, Леманнское Баронство, у самой границы. Несколько часов назад против них поднялась волна всеобщего негодования… по описанным в этом материале причинам. – Аур вывел на дисплей соответствующую выжимку по статье. – Вдобавок к этому у меня есть личные счёты к этому роду.

- Ты и с немцами успел повздорить?

- Они крепко задолжали моему человеку, а за верную службу принято награждать. Как император смотрит на то, что я самолично, без привлечения его или своих людей, всем займусь?

- Мы не в праве ограничивать тебя, но ты должен понимать последствия твоего раскрытия. – Кощей поджал губы. – Да. Если ты пойдёшь один… Как планируешь транспортировать тела?

- Ты лично видел, на что я способен. Что до транспортировки, то можно обойтись заключенными в кристаллы душами. Правда, понадобится их значительно больше.

- И заготовки у тебя, я так предполагаю, есть?

Предвкушающее лицо чернокнижника ответило за него: кристаллы, которые должны были быть использованы на границе с Китаем, никуда не пропали. А это, вкупе с молчаливым согласием Кощея, значило только одно: Леманнов ждала встряска, близкая к полному истреблению.

Ведь чернокнижников не любили ещё и потому, что они лучше всех остальных убивали из ниоткуда…

Глава 10.

Солнце всходит и заходит, на место света возвращается тьма – и тогда, под покровом на многое закрывающей глаза ночи, люди делают всё то, что днём находится под запретом. Тонущие в холодном электрическом свете улицы, смех многочисленных, несмотря на время, прохожих, эхо их эмоций – всё это лишь доказывало обоснованность принятого чернокнижником решения. Нападать ночью, как советовал Кощей, было не так опасно, как днём. Даже несмотря на то, что современные системы слежения во тьме с ранним обнаружением врагов справлялись намного лучше, а увеличенное число охраны на постах могло принести определённые проблемы, большая часть сильных магов в резиденции попросту отсутствовала. И, согласно плану Кощея, прибыть они должны были на пепелище безо всякой возможности сесть убийце на хвост. От Аура требовалось всего лишь убить четверых магистров и энное число мастеров. Задача, с которой архимагу было под силу управиться за пять минут, случись всем жертвам оказаться в одном месте, как сейчас. Но собирался ли Аур удовлетворяться столь малым, лично отправляясь на задание?

Определённо, нет.

Аур, в последний раз обведя взглядом раскинувшийся под его ногами шумный ночной город, оттолкнулся от края крыши и ринулся к тянущимся в нескольких километрах спереди скалам. За мгновение до этого системы лёгкой тактической брони закончили проверку и доложили о своей полной работоспособности, и одновременно с тем внутреннюю поверхность шлема расчертили бессвязные на первый взгляд скопища геометрических фигур и силуэтов. Элементы дополненной реальности, способствующие повышению эффективности носителя брони в бою, подчеркивали особенности ландшафта и ночной архитектуры, вдобавок отмечая людей на расстоянии до полукилометра, и скопления маны – на расстоянии до двух километров в зависимости от плотности «очага».

Не то, чтобы Аур нуждался в подобных подсказках, но он не мог не оценить удобство использования принявшего вид брони инструмента. Пусть дорогостоящая экипировка и брала на себя лишь малую толику нагрузки, присущей магам его уровня, но и эта капля могла многое решить….

Всё ближе становились скалы, а вместе с ними и раскинувшаяся у их подножия резиденция Леманнов. Простые люди, занимающиеся своими делами на улицах города, физически не могли увидеть пользующегося совершенной скрывающей магией Аура, из-за чего не представляли никакой угрозы, но время от времени встречающимся на его пути солдатам и магам Леманнов, - те носили форменные одежды, из-за чего их легко было вычленить в толпе, - чернокнижник щедро раздавал подарки, черпая ману из внешних накопителей. Не сразу, но спустя четверть часа заранее отложенная магия начнёт действовать, выкашивая всех, кого Аур успел отметить. Не факт, что процент отмеченных и убитых совпадёт, однако большую часть незначительных, но всё-таки способных привлечь к себе внимание противников Аур таким образом устранил. Вдобавок ко всему на не самых людных, но непременно принадлежащих Леманнам объектах им были подготовлены отвлекающие факторы в виде магических бомб, обладающих не столько высокой разрушительной мощью, сколько эффектностью. Вся охота, подготовка к которой заняла целые сутки, должна была закончиться максимум за тридцать минут, а более надёжного способа внести сумятицу в действия врага чернокнижник не знал. Не выпускать же выкашивающую города магическую чуму, право слово…?

Прошло ещё пять минут прежде чем Аур добрался до границ резиденции, сразу, без промедления заявив о своём появлении. Концентратор включился в работу, за каких-то тридцать секунд пройдясь от начала до конца заложенного алгоритма. Так, все простые, неодарённые люди в радиусе двух километров или погибли, или оказались к этому очень близки, в то время как маги оказались вовлечены в сражение с любимцами Аура – сонмом духов, пришедших из-за грани. Они, действуя в паре, являлись угрозой для мастеров, а если их число переваливало за сотню, то уйти в защиту пришлось бы даже архимагу.

К счастью для являющихся целями Аура магистров, перед духами этой ночью стояла иная задача. Чернокнижник не желал тратить время в погоне за многочисленными мастерами и послушниками, а потому – перепоручил это дело своим верным слугам, уже приступившим к беспорядочной жатве. В свою очередь, Аур необычайно быстро сформировал малый ритуальный круг и завязал на нём поток добываемой духами силы, поместив в его центр половину от имеющихся у него кристаллов-накопителей.

Все остальные же должны были заполниться за счёт убийства магистров, первый из которых уже явил себя.

- Кто ты такой?!

- Гость.

Искаженный фильтрами шлема голос совсем не напоминал подростковый. Хриплый, тихий, но при этом невероятно отчётливый, он создавал такое впечатление, будто в человеческой форме воплотилась сама смерть. В какой-то мере так оно и было, ибо Аур преследовал лишь одну цель – убить как можно больше врагов, забрав себе их силы.

Первый прибывший магистр рванул с места в карьер, атаковав чернокнижника всем, чем мог. Но Ауру хватило одного лишь взгляда, чтобы его сокрытое металлом лицо скривилось в гримасе презрения: магистр этот если когда-то и достигал среднего уровня в своём ранге, то сейчас, к концу жизни, был в шаге от того, чтобы не деградировать до мастера. Легкий шелест воздуха, нагретого включившимся в работу концентратором – и выглядящий молодо старик упал на землю, словно бы споткнувшись обо что-то. В тот же момент светящиеся от переполняющей их маны каменные снаряды рассыпались на полпути, а массивная магическая структура за спиной трупа взорвалась, обдав пламенем оказавшихся неподалёку магов. Мгновением позже зарокотали роторные пулемёты показавшегося из-за здания пятиметрового боевого робота, но Аур лишь закрылся барьером, принявшим на себя град зачарованных пуль. Стрельба длилась немногим больше пары секунд, после чего один из духов пролетел прямо сквозь кабину пилота – и лишившаяся управления машина грудой металла рухнула на землю.

- Ублюдок!

Сразу два барьера схлопнулись под натиском выглядящего крайне молодо мага, по силам даже превосходящего старика, убитого ранее. Но, в отличии от своего незадачливого товарища, новый магистр использовал в качестве концентратора молот на длинной рукояти, выполненный из весьма и весьма дорогостоящих материалов. Вдобавок ко всему, вместе с молотобойцем на место прибыло ещё шестеро магов, среди которых четверо были магистрами, и лишь двое – мастерами на пике силы.

Страшным проклятьем для них должен был обернуться тот факт, что к этому бою Аур готовился со всей основательностью. Здесь его никто не сдерживал. Вокруг не было столицы, которой очень нежелательно было вредить. Не было сдерживающих факторов в лице союзников или нейтралов. Только он, Аур – и его враги, с которыми требовалось раз и навсегда покончить.

Сражение началось резко, без разговоров и прелюдий, не считая вырвавшегося у самого молодого из магистров ругательства. Пятеро самых сильных магов то ли уже имели опыт сражения вместе, то ли успели распределить роли, но в бой вступили в формации классической «звезды». И не простой, а самой что ни на есть идеальной, «стихийной», где четверо нападавших используют различные стихийные элементы, а пятый, универсал, работает на защиту и поддержку товарищей, закрывая неизбежно образующиеся дыры в их обороне. Мастера, прибывшие вместе с ними, сгинули даже раньше, чем началась схватка: их разорвали духи в момент, когда более сильные товарищи сосредоточились на Ауре. В конечном итоге, на весьма просторном пустыре, окруженном трёх- и четырёхэтажными зданиями, осталось пять человек… И Аур.

В авангарде – пресловутый молотобоец со стихией земли. По левую руку от него маг-воздушник, в качестве концентратора использующий приспособление, в состав которого входили наручи и весьма массивные «крылья» за спиной, и универсал, концентратор пока не демонстрирующий. По правую руку – два мечника с одинаковыми на первый взгляд концентраторами. Они сами были близнецами, но их элементы при этом отличались друг от друга, что в случае с близнецами переходило в разряд феноменов. Огонь и вода, последние составляющие «идеальной звезды», воспеваемой в учебниках и практически недостижимой в реальности.

Аур невольно улыбнулся: идя сюда, он не предполагал, что его встретят ТАКИЕ маги. Точно определить их уровень и стихию было невозможно, а двое – близнецы – так и вовсе в течении суток не казали носа из подземелий резиденции. Согласно плану Аура, их здесь вовсе не должно было быть. Но избегать подобных вызовов маг не привык; более того – сейчас он с трепетом жаждал сражения, надеясь хотя бы таким образом набраться личного, а не заимствованного опыта по сражениям с сильными врагами напрямую.

- Придётся ограничиться вами. Но это тоже неплохо.

Первым делом Аур, заблокировав своими барьерами совместную огненно-воздушную атаку, взмыл в небо, удалившись от земли на расстояние в два с небольшим километра. В таких условиях эффективность элемента земли падала до критической отметки, так как молотобойцу требовалось создавать землю и камень из своей маны. Такое неудобство снижало энергоэффективность его магии втрое, из-за чего блондин больше не мог рассчитывать на продолжительное сражение. Но уменьшив многократно полезность одного члена группы, Аур вручил все козыри в руки магов воздуха и воды. Первый, пользуясь прикрытием товарищей, активно собирал влагу прямо из воздуха, пополняя запасы одного из близнецов, сейчас формирующего за спиной гигантский водяной куб. Этакий резерв, за счёт которого он сможет максимально эффективно тратить силы, поддерживая своего брата-огневика. Ведь тому не совсем комфортно было использовать огонь на такой высоте, где было мало того, что холодно, так ещё и слишком влажно, из-за чего пламя сильно теряло в эффективности.

Глаза Аура вычленили из окружающей тьмы силуэт вертолета, повстречавшего одного из духов и сорвавшегося в пике. Траектория падения монструозной боевой машины проходила ровно промеж оппонентов, и чернокнижник решил воспользоваться этим приятным стечением обстоятельств. Аур был один, ему не за кого было беспокоится и некого прикрывать, в то время как в рядах его противников было по меньшей мере два человека, заботящихся друг о друге…

Снизу, сверху и со всех сторон разом на уверенных в своей защите магистров устремились десятки духов, с большим удовольствием подхвативших созданные при помощи концентратора «иллюзорные» тёмные облака, состоящие из маны той же плотности, что и сами духи. Едкие, сочащиеся тьмой сгустки сильно походили на них, а царящий вокруг сумрак только усиливал эффект. И вполне естественно, что магистры, даже будучи опытными магами, не так часто сталкивались с тёмными, чтобы точно знать, на что они способны. Несколько свор духов, способных убить магистра – разве может архимаг сразу после применения атаки подобного уровня выдать что-то ещё?

Вот и они подумали, что не может.

В момент, когда падающая громада вертолёта заслонила его от посторонних взглядов, Аур со всей доступной скоростью ринулся вниз и вправо, отправив дожидающуюся своего часа сферу в прямо противоположном направлении. Расстояние довольно быстро превысило максимальное для управления концентратором, но заложенного в предмет отложенного заклинания и кристаллов-накопителей должно было хватить для достижения полноценного эффекта. Мысленно отсчитывая оставшиеся до активации секунды, Аур уже заканчивал формирование контура сильного, требующего целой прорвы энергии заклинания. Оно вызывало сложности до деградации дара чернокнижника, а сейчас процесс создания и вовсе походил на муку, но иного варианта Аур не видел. Слишком слаженно работали магистры, слишком сильно полагались друг на друга, слишком хорошей командой являлись. Но стоит только одному из них даже не погибнуть, а серьезно пострадать, как все их связки и комбинации развалятся, словно карточный домик в шторм.

Тёмная магия являлась весьма ограниченной в применении, и вариантов для прямых, открытых воздействий практически не предоставляла. Те немногие, что существовали, были либо необычайно слабыми в сравнении с магией уровня магистров и архимагов, или топорными и требующими огромных затрат сил, как то заклинание, что готовил сейчас Аур. Разом отдать четверть резерва – не только непозволительная роскошь, но и риск, так как совсем непросто передать такое количество маны быстрее, чем противник сформирует защиту или контратакует. Можно сказать, что такие затратные чары были сравнимы с ударом секирой: слегка ей ударить сложнее, чем мечом, а эффект хуже. Но если ты в состоянии быстро замахнуться и с той же скоростью обрушить удар на противника, то тот гарантированно погибнет, не успев уклониться. Сейчас, в ситуации, когда враг скован в действиях, лишен нормального обзора и отвлечён на мнимую угрозу, Аур был подобен ангелу смерти, удара которого невозможно избежать. Близнец с даром огня – лёгкая цель, учитывая то, что его огонь заметно ослаблен, а концентратор направлен на приближающийся «сонм» духов.

Тем временем сфера, подхваченная одним из духов, приблизилась к первым защитным барьерам магистров – и сформировала предельно мощный импульс, пробивший несколько щитов и создавший видимость реальности угрозы. Сам концентратор при этом обратился в ничто, но Аура это мало волновало: он, в считанные доли секунды напитав вспыхнувший за его спиной контур заклинания, обратил мощь тёмной магии против огневика, только начавшего оборачиваться. Его брат был чуть внимательнее, и…

«Неужели…?».

Сотканная из тьмы игла диаметром в десять сантиметров прорвалась сквозь атмосферу и вышла в космос, но предварительно разорвала на части каким-то образом сумевшего не только перехватить, но и искривить предназначавшийся брату снаряд близнеца, специализирующегося на управлении водой. Не считая мага воздуха, именно он представлял для Аура наибольшую угрозу, и его смерть, весьма глупая и совершенно бессмысленная, чернокнижника несказанно обрадовала.

Тем временем сотни тонн уже собранной влаги лишились владельца и полетели вниз, а последний близнец, подхватив на руки останки брата, закричал. Аур собирался убить и его, покуда магистр был морально разбит и несобран, но этому помешали его товарищи, распознавшие в духах ложную угрозу. Стремительно возведённая защита не оставляла им никакого пространства для контратаки, но у молотобойца, блондина с искривившимся от ярости лицом, хватило ума ринуться прямиком к чернокнижнику в руки. Массив камня и земли, появившийся прямо в воздухе и быстро разрастающийся, поражал воображение, но во время воздушного сражения магу нельзя было забывать о манёвренности. Тысячи тонн камня хоть и были послушны воле хозяина, словно его собственные руки, но объемы затрачиваемой на прямое управление такой лавиной маны оказались соизмеримо высоки. Концентратор в форме молота, удерживаемый блондином в руках, раскалился и исходил паром, грозя через несколько секунд выйти из строя.

- Ты никого не спасёшь, мальчишка. И твой друг - первая, но не последняя моя жертва.

Аур не постеснялся сказать эти слова прямо в уши молотобойцу, использовав простейшие чары направленного голоса. Блондин готовился бездарно умереть, а Аур, будучи человеком исключительно щедрым, собирался ему в этом помочь…

«Называться магом, не убив в себе эмоции. На такое способны только молодые щенки».

К вящему сожалению чернокнижника, трое выживших товарищей всё так же оставались в обороне, не стремясь разрывать построение и помогать разъяренному блондину. Списали ли они его со счетов, или же пребывали в состоянии шока - не важно. Аур выбрал молотобойца своей целью, а это значит, что остальные сейчас причислены к разряду возможных препятствий.

- И это всё?

Металл молота беспомощно плавился и тяжелыми каплями срывался вниз, а Аур, приняв удар ослабевшего блондина на комбинированный барьер, смотрел на его отчаянное лицо. Смотрел – и пытался понять, чем тот руководствовался. Фамилия ублюдков, преумножающих своё состояние шантажом, убийствами, разбоем и мошенничеством. И этот человек, Айзек, работал на них уже несколько лет. Творил беззаконие, забирая у других всё, что требовалось Леманнам, получая от этого удовольствие и хорошую плату. Но эта ярость, чистая и незамутнённая, поражала Аура до глубины души. Человек относился к другим людям как к пустому месту, но, между тем, обезумел, стоило только кому-то лишить его близкого человека. Лицемерие? Определённо, да. Люди совсем нечасто примеряют на себя роли окружающих, и уж тем более не пытаются спроецировать на себя то, что они им причиняют. Вечная дилемма о добре и зле здесь ни к чему, ибо для решения всех проблем достаточно лишь, чтобы человек, убивая или грабя другого человека, был готов к тому, что и его когда-нибудь ограбят или убьют. Безусловно, мир людей, считающих себя неприкосновенными пупами земли, ярок и красочен, но лишь до того момента, пока им не приходится столкнуться с суровой реальностью.

- В моё время такого, как ты, не подняли бы выше послушника.

Со стороны могло показаться, что Аур растворился в воздухе и появился чуть в стороне, а после просто толкнул блондина в плечо, заставив того сделать шаг назад. На деле же чернокнижник аккуратно избежал устремлённого в его спину заклинания, попутно подставив под него выбившегося из сил, лишенного концентратора молотобойца, тело которого прямо сейчас падало вниз в виде мелко нарубленного фарша. Душа и сила поверженного магистра, в свою очередь, присоединилась к заключенному в соседнем кристалле товарищу по несчастью. Цель была практически достигнута, и для исполнения плана-минимума требовалось убить ещё одного, а не двух магистров. Слишком много поднятых по тревоге мастеров и послушников погибло от духов, что и компенсировало одну «большую рыбёшку».

- Кто тебя послал?!

На выкрик воздушника Аур отвечать не стал, сразу приступив к формированию следующего заклинания. Слишком много времени было просто так, из чистого любопытства, потрачено на блондина. Требовалось ускориться, ибо после такого боя принять следующую партию гостей будет едва ли возможно.

Аур обладал большой силой, но при этом не был непобедимым. И это был тот факт, о котором когда-то стоявший на вершине мира тёмный маг почему-то забыл…


***

У резиденции что-то взорвалось, но ни один из четырёх магов, застывших в ожидании продолжения активной фазы сражения, никак не отреагировал на вспышку и последующие за ней отголоски взрывной волны. Они ткали магию, создавали заклинания и пристально следили друг за другом, желая закончить схватку как можно быстрее. Одна из сторон, магистры Леманнов, уже понесли серьезные потери, лишившись двоих товарищей, и их уверенность в собственных силах дрогнула. Ведь они не смогли даже задеть тёмного мага, устроившего настоящую жатву, а, между тем, энергия смерти, на обычном поле боя не ощущающаяся столь отчётливо, сейчас клубилась вокруг странного образования далеко внизу, и, частично, тянулась к чернокнижнику, предоставляя ему всё больше и больше сил. И если представить, что у пятёрки магистров изначально не было шансов, то троих, испуганных и разобщенных, тёмный архимаг изничтожит, даже этого не заметив.

В недрах посоха медленно набирала мощь циркулирующая мана. Универсал, в глазах которого застыли крупицы влаги, готовился перешагнуть через себя, отбросить принципы… И предать союзников. У него была семья, были те, о ком нужно заботиться. Вдобавок он сам не считал, что пожил достаточно. Каких-то шестьдесят лет – разве это срок для мага? Стоили ли деньги, положение и дружба жизни?

Голова готового предать человека полнилась оправданиями, словно улей пчёлами, а между тем Аур выбирал цель, основываясь на том, какие заклинания для него готовили оппоненты. Он не собирался срываться с места в карьер и бессмысленно рисковать, стремясь продемонстрировать собственное превосходство. Точный расчёт и взвешенные решения – вот, что стояло во главе всего.

В момент, когда универсал вскинул посох и начал заполнять маной огромный магический контур, Аур уже начал перемещаться, стремясь оставить между собой и сделавшим первый шаг магистром одного из его товарищей. А именно – огневика, действующего на чистых рефлексах, и оттого не представляющего особой опасности. В то же время воздушник, видимо, решил, что в попытках заблокировать атаку превосходящего его по силам оппонента нет никакого смысла, и потому перешёл в наступление. Он отделился от напарников и взмыл вверх ещё на сотню метров, намереваясь атаковать из слепой зоны, но остановиться и полноценно сосредоточиться на магии ему не дал теперь уже настоящий сонм духов, освобождённых Ауром от необходимости вырезать слабых магов на поверхности. Кристаллы, оставшиеся внизу, были полны энергии, и Ауру оставалось лишь напитать силой те, что находились при нём…

В одно мгновение от места, где находился вроде бы растерянный близнец, в сторону чернокнижника ринулся вал пышущего жаром пламени, окутанного серебристым паром. Барьеры, входящие в систему динамической защиты Аура, наложились друг на друга, но и им пришлось несладко: обожжённый собственной силой, терзаемый болью магистр магии огня вложил в эту атаку всего себя, серьезно повредив магические каналы. Только постоянная бдительность, которую можно было спутать с паранойей, не позволила Ауру сгинуть во всепожирающем пламени, частицы которого всё ещё витали в воздухе, гоняясь за куда как более многочисленными отголосками теневых барьеров. На отражение этого удара ушло так много сил, что последующее заклинание универсала Аур полноценно отразить не сумел. Сказалось то, что этот человек не пожалел своего напарника и, фактически, ударил его в спину, надеясь заодно поразить и самого Аура, вынужденно принявшего удар на протез-концентратор, с которого не только сорвало часть внешней оболочки, но и повредило что-то внутри. Откат, вызванный выходом из строя связанного с чернокнижником и активно используемого устройства, на доли секунды выбил его сознание из тела, и, вмешайся сейчас сражающийся с духами воздушник – и архимаг вполне мог бы погибнуть, но…

Случиться этому было не суждено.

Активно рубящий духов на куски магистр магии воздуха прокричал что-то неясное, когда универсал встал на свой концентратор будто на доску для сёрфинга – и ринулся прочь, не забывая оставлять за собой отложенные заклинания, призванные замедлить преследователей, кем бы те ни были. В эти же секунды Аур, пришедший в себя и одним точным заклинанием прикончивший неспособного адекватно защищаться раненого близнеца, так нелепо распорядившимся подаренной братом жизнью, волей и магией соткал врата за грань, из которой вновь хлынули духи, успевшие погибнуть в этой схватке. Призыв каждого потустороннего существа отнимал достаточно много сил, но в ситуации, когда требуется оказаться в двух местах одновременно, они приходились как нельзя кстати.

Аур подбросил в воздух один из пустых кристаллов накопителей – и тот моментально оказался подхвачен огромным роем духов, пришедших прямиком из мира мёртвых. Сейчас они объединились, образовав сонм, и у пытающегося сбежать универсала не осталось ни единого шанса.

Тем временем последний противник, оставшийся на поле боя, замер на месте. Как могло показаться при взгляде со стороны, опустивший веки магистр-воздушник решил смириться со своей участью, покорно приняв смерть от руки врага. Но обладающий даром наблюдатель сказал бы иное, а именно - то, что магистр сейчас собирался повторить неудавшийся подвиг своего товарища, чей огонь чуть было не достиг Аура. Он, бесспорно, видел, в каком состоянии оказался чернокнижник после предыдущей атаки, и потому всерьез надеялся закончить начатое, вложив в удар все свои силы. Ведь здесь, на высоте свыше двух километров над землёй, он был как никогда уверен в своей силе. Не в одиночестве, нет – вместе с родной стихией он жаждал одержать верх над таинственным врагом.

Аур сразу заметил действия противника, но вплоть до момента активации комбинированного заклинания воспринимал их лишь как часть какого-то одного, многоуровневого плана. Определённо, прямые, топорные удары в магических дуэлях имели место быть, так как уклоняться от серьезного, направленного именно на тебя удара было слишком сложно и рискованно - можно было банально наткнуться на незамеченную ловушку, замешкаться – и принять удар на себя, не выстроив должной защиты. Но когда в бою с одной стороны участвует магистр, а с другой – архимаг, со стороны первого глупо рассчитывать задавить оппонента голой силой. Его товарищ, обладая исконно-боевой стихией, сумел ценою всех магических каналов в теле всего лишь разрушить укрепленные дежурные барьеры Аура, так как его атаку чернокнижник, можно сказать, проморгал. Но в случае с магистром, в открытую формирующего и не слишком быстро напитывающего заклинание силой, ситуация была совершенно иной. Это была ошибка даже не мастера, а послушника, после пары уроков уверовавшего в свои силы. И Аур, не привыкший считать всех менее опытных «коллег» идиотами, отказался от нападения даже несмотря на то, что ни обостренные до предела чувства, ни высокотехнологичная начинка брони не могли обнаружить вокруг ничего подозрительного. Круговая защита, в тайне формируемая, активировалась одновременно с заклинанием воздушника…

Но основной удар, ветвясь и шипя, пришёл совсем с другого направления, в качестве напоминания оставив на коже Аура «дерево», прожженное магической молнией.

Большую часть урона от скрытной и невероятно быстрой атаки поглотили барьеры, но оставшееся приняла на себя броня. Только сейчас, звонко щёлкая, разлетелись в разные стороны пышущие жаром бронепластины, отстреленные каким-то чудом уцелевшей автоматикой. Модульность костюма в очередной раз доказала свою полезность, избавив Аура от необходимости охлаждать броню. Правда, боль от сожжённой кожи никуда не исчезла, так как штатную аптечку чернокнижник предусмотрительно демонтировал. Ведь боль, в отличии от современных лекарств, не затуманивала сознание.

Силуэт, проявившийся среди тонущих во мраке туч, чернокнижником был временно проигнорирован, так как сражаться одновременно с двумя противниками тогда, когда одного можно с лёгкостью убить, Аур не желал. Магистр хоть и не остался полностью беззащитным, как его товарищ ранее, но отразить удар вошедшего в раж архимага всё так же был не в силах, и потому спустя пару секунд его лишенный души труп уже летел вниз, а чернокнижник – отражал компенсирующие слабость числом вспышки молний. Аур силился понять, каким именно способом его оппонент использовал отсутствующий как в пенте стихий, так и в производных от них, элемент. Существовала магия, внешне выглядящая как молния, но она относилась к общей и не обладала свойствами, которые Ауру приходилось прямо сейчас проверять на себе. Самым главным – огромной скоростью природной молнии – магический аналог не обладал, но был к этому очень близок. И именно по этой причине Аур всё ещё лишь защищался, постепенно записывая в свою память те элементы магических конструктов, которые он успевал заметить. И чем дольше будет продолжаться обстрел, тем чётче удастся воссоздать неизвестную магию после, если это вообще возможно без особого таланта…

В то же время неизвестный будто бы прочитал мысли чернокнижника, вместо молний начав использовать ничем не примечательные лезвия из сжатого воздуха, стремящиеся разорвать всё вокруг. И Аур не был бы Ауром, не попытайся он воспользоваться столь резким переходом для контратаки. Слитно, повинуясь одному разуму, чуть поодаль явили себя закончившие с универсалом и успевшие вернуться духи, а сам чернокнижник, облачившись в многослойную «мантию» из тьмы, ринулся к оппоненту. Сейчас его целью было не столько убийство, сколько изучение врага, пользующегося столь необычными техниками…


***

Схватка длилась уже семь минут, что более чем вдвое превышало продолжительность боя с пятёркой магистров. Неизвестный, мастерски использующий стихийную магию для сокрытия лица и деталей силуэта, оказался крайне сильным магом, чьи ошибки за столь продолжительный отрезок времени можно было пересчитать по пальцам. О том же, чтобы воспользоваться этими оплошностями и недоработками, не шло и речи – уровень обоих бойцов находился на примерно одинаковом уровне, и ситуация с каждым пущенным в ход заклинанием всё больше походила на патовую. Противник Аура, возможно, смог бы повернуть ситуацию в свою пользу, вновь начав использовать молнии, но вместо этого он продолжал довольствоваться широким арсеналом воздушной стихии с небольшой примесью льда. Причины этого решения ускользали от чернокнижника, вынуждая его постоянно находиться в чрезвычайном напряжении. Молния могла рассечь воздух и поразить его в любой момент, и противостоять этому могли только «на глазок» перестроенные щиты, призванные противодействовать именно новому элементу.

Отсюда проистекала главная проблема: неопробованные, собранные на коленке барьеры на своё поддержание требовали больше сил и внимания, нежели их проработанные и оптимизированные аналоги. За плечами Аура был огромный опыт в практической разработке магических конструктов, но даже этого было недостаточно для того, чтобы в считанные секунды собрать из имеющихся фрагментов нечто вразумительное и способное защищать от неисследованного воздействия. Будь это природная молния, какой её знали люди, всё было бы намного проще. Но то, что использовал неизвестный, только выглядело как электрический разряд, соединяющий две области с разными потенциалами. На деле же ничего, предшествующего образованию природной молнии, Аур обнаружить не смог. Не было даже грома, что наталкивало на вполне определённые, приятные мысли.

Ведь Ауру, в первую очередь как учёному, сильно импонировала возможность открытия новой области общей или стихийной магии. Это событие продемонстрировало бы всему магическому сообществу всю глубину заблуждений по поводу природы и разделения магии на тёмную и светлую, а там, глядишь, и до «революции» будет недалеко…

Но неизвестный не оставлял много времени на раздумья, как того хотелось бы Ауру. Он не увеличивал напор, но держал ход боя в определённых рамках – точно так же, как действовал бы сам Аур, если бы ему требовалось изучить кого-то слабого и не представляющего угрозы, но вызвавшего интерес.

И это… не пугало, нет, но настораживало – точно.

В то время как сонм духов бесновался в дрожащей от чрезмерных нагрузок воздушной клетке, отчётливо видимой из-за искажений воздуха, Аур, словно заправский кукловод, перехватывал воздушные лезвия и вакуумные бомбы щитами, не забывая избегать зон, в которых оппонент устанавливал свои правила, перенасыщая их кислородом или, наоборот, выкачивая из них оный. В обычной ситуации даже магистр мог легко обеспечить себя ресурсом для дыхания или же ограничить поступление излишнего кислорода в кровь, но во время ведения боя в нескольких плоскостях одновременно такие операции переходили в разряд нежелательных. Большее число задач требовало дробления сознания на большее число потоков, что, в свою очередь, увеличивало вероятность фатальной ошибки; в какой-то момент одному из дуэлянтов могло просто не хватить ресурсов мозга, а в схватке подобного уровня ошибка могла привести к моментальной смерти или серьезному ранению.

В свою очередь, неизвестному магу было так же необходимо избегать ловушек, на которых Аур выстраивал схему ведения боя. Поначалу чернокнижник планировал обмануть и перехитрить врага, а после лишить его жизни, но с течением времени его планы разительно поменялись. Теперь вместо того, чтобы лишать неизвестного свободы действий, темномагические отложенные заклинания формировали своеобразный подвижный фронт, под прикрытием которого Аур мог уверенно отступить. Привязка к магу пусть и требовала больше сил, но без этого элемента шансы на успешное отступление, - побегом запланированное чернокнижник не называл даже в мыслях, - резко стремились к нулю. В конце концов, со скоростями, на которых передвигались архимаги, обогнуть напичканную ловкушками зону диаметром в пару километров было довольно-таки легко. Но если эта зона перемещается, и перемещается стремительно… Вымотанный боем и не имеющий чёткого представления о возможностях противника маг не решился бы на преследование в подобных условиях.

По крайней мере, Аур на это рассчитывал.

Среди клубящихся в небе туч раздался грохот очередной серии взрывов. Ударные волны, призванные уничтожать даже серьезную магическую защиту, с лёгкостью разогнали облака, и это привлекло внимание самых отчаянных представителей СМИ, решивших, что подлететь поближе к месту схватки – не такая уж и плохая идея. Судьба коллег, чьи обезображенные трупы находились в догорающем у резиденции вертолёте, журналистов не беспокоила, и потому Аур безо всяких сомнений подтолкнул одну из своих ловушек на встречу аккуратно продвигающейся вперёд машине. Момент столкновения чернокнижником был упущен из-за необходимости контролировать действия неизвестного, но взрыв рухнувшего вертолёта он всё равно услышал – и резко, насколько позволяла обстановка, рванул на северо-восток, к границе с Россией. Преследователь был силён, но продолжать бой над территорией другой страны для него, как для стихийника, было слишком рискованно. В то же время, Аур за счёт своих неоднозначных талантов мог избежать лишнего внимания или, как минимум, его перенаправить, дабы в конечном итоге успешно добраться до безопасного места, не растеряв ценный груз в виде переполненных энергией кристаллов…

Но до того момента, как неизвестный решит отвернуть, оставалось ещё много времени, так как на преодоление полста километров даже у архимага уходило, в среднем, пятнадцать-двадцать минут. Сколько сие действо займёт с учетом необходимости отбиваться от врага, равного или даже превосходящего его по силам, Аур не знал. Надеялся, что у того найдутся более важные дела рядом с резиденцией, - неподалёку обитали и другие кланы, чьё внимание, несомненно, будет привлечено слабостью соседей, - но при этом просчитывал иные варианты, к этому моменту отбросив всё то, что, теоретически, могло привести к победе. Слишком опасен был враг, чтобы пытаться урвать кусок побольше. В такой ситуации сохранить добытое, не обзаведясь ещё одной неприятной травмой – план-максимум, но никак не минимум.

Потративший львиную часть вложенной энергии, сонм духов мобилизовал резервы и в последний раз бросился на преследующего Аура мага, надеясь таким образом его ранить. Но вместо того, чтобы тратить много сил на борьбу с духами из-за грани, неизвестный прибегнул к своему козырю. А именно – окутался молниями, словно Аур – тьмой, и в таком виде бросился в самую гущу смертельно опасных духов. Сердце чернокнижника успело лишь раз ударить, но этого времени неизвестному хватило, чтобы уничтожить половину сонма, а оставшихся… обратить в бегство.

Грязно выругавшись, Аур перевернулся на спину и, не сбавляя скорости, принялся бормотать знакомые до зубовного скрежета слова, сопровождаемые жестами и ментальными установками. Природа молний стала ясна как никогда, а желание лично продолжать сражение с настоящим жрецом какого-то незнакомого бога у Аура бесследно испарилось. Высосав досуха последний из заранее подготовленных накопителей, чернокнижник вложил в обращение к одному из истинных богов почти все силы, отчего в ночном небе на несколько секунд вспыхнул огромный рунический круг диаметром в полтора десятка метров. А буквально мгновением позже по телу чернокнижника прошла судорога, а вокруг сердца сжалась незримая, но оттого не менее реальная божественная длань. Всей своей сутью Аур ощутил, как из его тела уходят жизненные силы. Болезненная, опасная своей предопределённостью процедура использовалась магами древности в часы нужды, тогда, когда у них не было ни выбора, ни возможности подготовить полноценный ритуал, могущий взять откат на себя. Могущественный бог ветра, Энлиль, сейчас откликнулся на зов смертного, в качестве платы взяв не много, не мало, а полтора десятка лет жизни. Компенсировать это маной чернокнижник не смог, так как его собственный резерв бог высосал до дна, а души, заточенные в кристаллах, его совершенно не интересовали. Благо, что сам Аур не брезговал ничем, и потому в ход пошла «грязная», необработанная душа одного из убитых ранее мастеров. Всей его силы хватило лишь на то, чтобы чернокнижник мог продолжить полёт в окружении части привычных дежурных барьеров. В то же время его противник, тот, на кого обрушился гнев верховного божества Вавилона, оказался окружен потоками смертоносного ветра, пройти сквозь которые в ближайшие минуты не было суждено ни одному из смертных. Как жрец, неизвестный должен был знать соответствующие ритуалы и вполне мог обратиться к своему покровителю, но едва ли тот взял бы с него меньшую плату. А человек, не имеющий возможности сменить тело, дорожит своей жизнью, даже зная о том, что ждёт его после смерти.

К счастью для Аура, ни через пять, ни через десять минут ураганная клеть не подверглась сторонним воздействиям, надёжно заперев чужого жреца в своих границах. А это значило, что задача была перевыполнена, так как помимо полных силы и душ кристаллов чернокнижник узнал, что в двадцать втором веке существуют настоящие, а не поддельные жрецы. И их сила практически не уступает таковой у их коллег в древности…

Между тем, Аур летел по всё ещё тёмному небу, с трудом удерживая себя в сознании. Поврежденный, лишившийся большей части сенсоров и треснувший в районе затылка шлем рапортовал об отключении системы фильтрации звуков, а волны ветра то и дело ощутимо били по ушам, но Аур ничего этого не слышал – лишь чувствовал. Близкий взрыв в момент между тем, как он отдал все силы на божественный ритуал, и тем, как он выжал из души мастера все соки, повредил барабанные перепонки. Для химеролога пустяковая рана, для исцеления требующая каких-то пятнадцати минут, но…

«Безупречная тишина. Успокаивает… и подталкивает мысли в нужном направлении».

Глава 11.

С каждой минутой Аур чувствовал, что ему становится всё хуже, и дело касалось не только тела, но и души. Высшие существа, тайна рождения которых по прошествии многих лет оставалась всё той же тайной, вокруг которой строились тысячи безумных теорий, не были глупы. Они, конечно, не наблюдали за всеми смертными. Не наблюдали даже за миллиардной частью ото всех людей, обитающих во множестве миров. Но тех, кто привлек их внимание, позаимствовав силу, боги видели насквозь. Так, тщетные надежды на то, что Энлиль удовлетворится отнятыми у временного тела годами, сгорели во всепоглощающем огне суровой реальности. Бог требовал от Аура объяснений и платы, сравнимой с пятнадцатью годами жизни для обычного мага, и с каждой секундой это его желание лишь крепло, что чернокнижник ощущал на своей шкуре. Время от времени Ауру казалось, что его сердце вот-вот остановится, но Энлиль каким-то недостижимым образом понимал, когда стоит слегка ослабить хватку. За счёт этого Аур находил в себе силы лететь дальше, но…

Всё изменилось в момент, когда чернокнижник подумал о том, что этот приграничный городишко можно считать относительно безопасным местом. В ту же секунду его сердце сдавила невидимая длань, а чуждая миру смертных воля потребовала от Аура идти на снижение. К счастью, внизу распростёрлось множество частных домов, среди которых чернокнижник, уже слабо соображая, отыскал тот, в котором не было никого живого. Он не знал, на какой срок затянется «общение» с богом, и потому старался подстраховаться хоть в чём-то. Ведь сил даже на поддержание жалкого подобия невидимости не было, а предел поглощения чужой энергии Ауром был достигнут ещё в момент применения божественного ритуала. Фактически, могущественный тёмный маг, нашедший управу на главную болезнь человечества – смерть – даже не летел, а парил, тратя на это всю ману, восполняемую естественным образом. И только мягкое приземление, снявшее с него это бремя, позволило Ауру свободно вздохнуть.

При дальнейшем осмотре небольшой частный домишко оказался скорее провинциальной, будто бы расположенной в глуши дачей, на что намекали ровные штабеля дров, выложенные вдоль восточной стены, посредственные замки на дверях, отсутствие электричества с водопроводом и, пожалуй, то, что можно назвать необжитостью. Всерьез здесь никто не жил, и в этом Аур, с большим трудом отыскавший среди восьми комнат одну-единственную с кроватью внутри, был уверен. От строения прямо-таки веяло заброшенностью, и единственной мерой безопасности, к которой прибегнул смертельно уставший чернокнижник, стало запирание вскрытого замка на входной двери, да значительно ослабленное заклинание, приглушающее сторонние звуки. После этого Аур позволил физическому телу провалиться в грубое подобие сна, а сознанием потянулся на встречу к «воле бога», как называли этот феномен в древности. Ни на диалог, ни на нормальное обсуждение предстоящий «разговор» походить не мог по определению, ибо разница в восприятии человека и бога была равносильна разнице между частицей пуха и научившейся добывать огонь мартышкой. Говоря проще – эту разницу просто нельзя было описать, так как и пух, и мартышка находились в разных весовых категориях.

Но вот, наконец, окружающий мир размылся, потерял краски – и преобразился, став напоминать нечто на стыке восприятия человека и «воли бога». Своеобразный переходник, зона, находящаяся в месте, у которого не было даже названия, но которая давала возможность присутствующим в ней существам, сколь бы отличны друг от друга они ни были, хоть как-то общаться.

Аур собрал воедино всё то, что посчитал нужным сказать богу. Предельно нейтральные эмоции и образы, подобранные в соответствии с написанными кровью правилами общения с высшими сущностями.

- «Вопрос. Понимание. Сожаление. Необходимость. Выбор».

Бог ответил тем же способом, что и две тысячи лет назад, и ответа этого хватило бы, чтобы моментально убить мага, не прошедшего должную подготовку и не укрепившего свой разум. Всего несколько образов сопровождало такое количество энергии и побочных, неясных обрывков мыслей, что на усвоение этого массива у Аура ушло несколько минут.

- «Установленная цена. Обман. Недовольство. Требование. Жизнь».

А следом Аур, поддавшись наитию и отчётливому звону интуиции, на полшага отошёл от правил. Истинные боги забыты в современном мире, а какие-то культы, если они и есть, слишком ничтожны и незначительны – информацию об их существовании не удалось найти даже в предоставленных императором базах. А боги… Они всегда с одобрением принимали попытки смертных им угодить молитвами и мольбами, которые, если верить учениям древних жрецов, подпитывали богов силой, определяя тем самым их место в пантеоне. Но в то, что общеизвестный пантеон соответствовал реально существующему Аур никогда не верил, ибо ему не раз удавалось лично лицезреть божественные ритуалы разного калибра. И всюду, куда ни взгляни, проскальзывала узкая специализация божеств: Мардук предпочитал ритуалы, связанные с ведением войны; Инанна лучше всего показывала себя, когда требовалось исцелять или даровать землям плодородие; Нанна, бог знаний, при соответствующем вкладе мог подтолкнуть смертного к верному решению той или иной проблемы…

Не существовало универсального, абсолютного божества. Даже глава пантеона, Ан, верховный судья и покровитель царей Вавилона, не мог лечить или убивать с той же эффективностью, с которой это делали его «коллеги». Равное подношение – и совершенно разный результат, на который, к сожалению, жрецы прошлого смотрели совершенно необъективно. Можно ли сравнить подъем боевого духа и явление аватара Мардука на поле боя с исцелением тысяч раненых, а когда и воскрешением недавно погибших людей? С расцветом природы на тысячах гектар? А мысль, ниспосланная в голову лежащего на смертном одре мудреца за то, что тот с детства и до самой смерти служил Нанну? Тот же Мардук спасал искренне верующих в него на поле брани, даруя им огромную мощь. Что такое одна мысль в сравнении с этим?

Так же, как не были равны люди, не были равны и боги. Жрецы высекли в камне собственное видение пантеона, ибо богам были, есть и будут неинтересны такие мелочи. Но если между богами существует разница, то есть и конкуренция, подвигающая их к наблюдению за принадлежащими им культами. На этом строилась необдуманная, пришедшая в голову только сейчас задумка, кажущаяся чем-то совершенным. Не так часто тёмный маг позволял себе действовать по наитию, но если это всё-таки случалось, то последствия его решений становились впечатляющими.

- «Предложение. Чужие души. Алтарь. Восхваление. Возрождение».

- «Неравный обмен». – Аур невольно вздрогнул, но следующий поток мыслей удивил его столь сильно, что на мгновение он ослабил контроль, отчего его физическое тело выгнулось дугой из-за прошедшей по нервам боли. С трудом, но чернокнижник сумел вернуть контроль, переведя всю нагрузку на эфемерное сознание. – «Покровительство. Благословление. Больше людей. Доверие».

- «Согласие. Готовность. Сначала результат. Благословление после».

Несмотря на все усилия Аура, его физическое тело всё ещё колотила мелкая дрожь. Человеческому сознанию было слишком трудно создать образ, который бог мог воспринять в виде двух слов. Даже расшифровка такого послания сильно била по ментальной составляющей смертного. Но иных вариантов у чернокнижника не было: к долгам он относился со всё тем же презрением, даже если должен он будет богу, который может найти его где и когда угодно, независимо от принимаемых мер.

- «Доверие. Наблюдение. Могущественный смертный. Угроза».

Аур с удовольствием бы принял помощь незримого, но необычайно могущественного союзника, если бы под могущественным смертным подразумевался кто-то кроме его собственного учителя. В глазах Аура Зерхан был умнее, сильнее и опытнее его самого даже не оттого, что тот прожил в десятки раз дольше. Зерхан был его учителем, тем, кто выковал характер Аура, сделал его тем, кто он есть. Всё чаще чернокнижник ловил себя на мысли о том, что он просто не хочет выступать против наставника. И то ли таким образом в его душе отдавались негласные правила ученичества, то ли человечность, которой у чернокнижников не должно быть вовсе, самовольно поднимала голову, оказывая влияние на принимаемые решения. Рациональность и мощь разума – бесконечно могущественные вещи, порою ломающиеся о совершенно незначительные эмоции и привязанности. Аур это понимал, и потому старался держать эти присущие всем людям недостатки под контролем – ровно так, как завещал учитель…

- «Благодарность. Сожаление. Отказ. Самостоятельность. Традиции».

- «Понимание. Маленький дар. Ожидание. Прощание».

- «Прощание»…

Последний «образ» Аур произнес вслух, когда почувствовал разливающееся по телу тепло. Досадные раны, оставшиеся после сражения, никуда не пропали, но общее самочувствие мага слегка улучшилось. Как минимум, сердце больше не заходилось в безумном перестуке, а лёгкие то и дело не сводило судорогой, заставляя Аура беспомощно хватать ртом воздух. Обычный маг в том состоянии, в котором оказался чернокнижник, просто потерял бы сознание, будучи не в силах поддерживать активность мозга, и очнулся бы лишь после восстановления как минимум четверти резерва, но Аур был весьма искусен в том, что принято называть перенапряжением. Часто, очень часто ритуалы требуют большего, чем ожидалось, и тогда перед магом встаёт выбор: или сдаться, лишившись когда материалов и времени, а когда и жизни, или бороться, превозмогая и демонстрируя крепость своего духа. Это обстоятельство оказало отнюдь не малое влияние на становление Аура, а сейчас в который уже раз сохранило ему жизнь. Всё-таки не каждый может сначала провести бой на пределе своих деградировавших сил, а после побеседовать с богом, вдовесок обзаведясь весьма приятным бонусом.

Ещё каких-то два года субъективного времени назад Аур рассмеялся бы в лицо тому, кто предположил бы, что он, тёмный маг, которому зачастую приходилось жестоко убивать жрецов и последователей богов, сам станет жрецом. И не каким-то, а высшим, держащим связь с господином напрямую…

«Пожалуй, такое служение нельзя назвать постыдным» - последовала мысль следом за тем, как Аур назвал Энлиля господином. Маг уже очень давно зарёкся поступать в услужение кому-либо, но текущая ситуация не вписывалась в понятие нормы. Это была настоящая аномалия, чудо или насмешка судьбы – назвать сие можно было как угодно, суть всё равно не изменится. Ведь, так или иначе, вероятность подобного развития событий была столь низка, что Аур в своих прогнозах даже близко к ней не приблизился. Окупиться от бога душами смертных, принести ему в жертву кого-то или что-то, выполнить некое поручение – это было предсказуемо. Но восстановление культа…?

«Что я делаю со своей новой жизнью, учитель? Разве об этом мы мечтали, разговаривая о бессмертии человеческом…?».


***

Аур крайне редко предавался сожалениям о том, что уже произошло и успело покрыться пылью времени. Как рационалист и маг, он считал, что будущее предопределяет только текущий момент, из чего следовало закономерное правило: каждую секунду драгоценного времени человек должен тратить на что-то полезное и нужное. Но критерий полезности в отношении этого правила отличался от человека к человеку, ибо то, что важно и нужно одному, могло оказаться чем-то незначительным для другого. Лишь одно исключение из правила объединяло всех разумных существ, и имя этому исключению – эмоции.

Отчего-то все считают, что обуздать их пусть сложно, но не невозможно. На деле же, эмоции никогда не покорялись ни одному из здоровых и сохраняющих рассудок людей; самый хладнокровный и расчётливый человек мог выглядеть так, будто эмоции не оказывают на него никакого влияния, но глубоко внутри он всё так же был зависим от них. Вдобавок ко всему, попытки держать эмоции под контролем неизбежно приводят к перенапряжению нервной системы, что, в свою очередь, неблагоприятно влияет на психическое состояние даже архимагов, знающих о дисциплине ума не понаслышке.

Аур долго, очень долго для его ситуации сохранял хладнокровие и внутреннее спокойствие, но у всего есть свой предел. Не битва на грани, не шаг в объятия смерти, но разговор с настоящим богом, по итогу которого чернокнижник, фактически, стал жрецом, стал последней капле в чаше терпения мага. В таком состоянии браться за не самый простой ритуал не стал бы даже недалекий, слабо осознающий возможные последствия ритуалист…

И потому Аур, не имея возможности полноценно отдохнуть, решил сбросить напряжение другим путём, неизменными спутниками мужчины на котором становился алкоголь и женщины. В течении дня чернокнижник как следует отдохнул и подлатал своё тело, после чего связался с Хельметом, в кратчайшие организовавшим доставку одежды и платежной карты прямиком к заброшенной даче. Сразу после этого, к моменту, когда над пограничным городом начали сгущаться сумерки, Аур направился в его центр, намереваясь начать своё времяпровождение в каком-нибудь приличном ресторане. Секс за деньги его не привлекал, но существовали и иные способы поиска партнёра: к счастью ли, к худу, но что раньше, что сейчас сор деньгами действовал на многих женщин лучше любой другой приманки…

Ночь, проведенная за утолением плотских желаний, пролетела куда как быстрее, чем хотелось чернокнижнику. И он бы с большим удовольствием провёл в кровати ещё пару часов, если бы не ожидаемый, но оттого не менее неприятный звонок.

- Слушаю.

Вывод видеоизображения Аур предусмотрительно отключил, так как писк коммуникатора застал что его, что его партнёршу в чём мать родила, а кое-какие представления о современной этике чернокнижник имел.

- Рад что ты жив. Сразу извинюсь за звонок: не хотел отвлекать, но ты сам обозначил определённые сроки. – Голос Кощея сочился ехидцей, на которую Ауру искренне хотелось ответить чем-нибудь убойным. Часы, проведённые в отрыве от застилающей небосвод громады дел, были самыми необременяющими за все полтора года с момента его воскрешения, но этого времени было слишком мало для того, чтобы вернуть сознанию максимальный тонус. Однако особого выбора у Аура действительно не было, так как он и вправду лично обозначил сроки проведения ритуала, попросив к этому моменту подготовить место и кое-какие «ингредиенты», которые не могли долго храниться. – С нашей стороны всё готово, те, кого ты заказывал, проживут по меньшей мере двенадцать часов без накачки препаратами.

- Через два… Нет, через три часа буду на месте.

- А говорил, что удовлетворение потребностей физического тела тебя не интересует…

На этом моменте Аур сбросил звонок, обернувшись к терпеливо его дожидающейся, - несмотря на молодость и недостаток подобного опыта, - женщине. Скоростной глайдер находился совсем рядом, на арендованном посадочном месте, а полёт отсюда и до самой Москвы должен был отнять не больше полутора часов. За вычетом тридцати минут на непредвиденные обстоятельства, у Аура оставался один свободный час.

- Как и ожидалось, мне нужно отправляться в Москву.

- Почему ты не хочешь взять меня с собой, Авель…?

К несчастью для красавицы, щенячьи глазки вкупе с напускной беззащитностью не оказывали на него особого влияния, и на подобный трюк он мог купиться разве что в молодости.

- Повторюсь – это опасно.

Девушка промолчала. Она пыталась заполучить свой счастливый билет в лучшую жизнь и в более пикантные моменты, и даже тогда получала один отказ за другим. Соответственно, сейчас, после очередного «нет», для неё пропал всякий смысл пытаться уговорить любовника, ещё вечером расщедрившегося на дорогие подарки.

Оставалось только попрощаться…

Спустя четверть часа Аур в одиночестве покинул гостиницу, вышел на центральную улицу и неспешным шагом пошёл вдоль дороги, идя примерно в сторону ожидающего его глайдера. Время ещё оставалось, и эти минуты маг намеревался потратить на выведение мозга на рабочий режим. Отдых подошёл к концу, а впереди ожидала местами опасная и напряженная работа. И первый пункт в списке – Каролина или то, во что она превратилась за время заключения в сердце протеза.

Аур рассчитывал на то, что банши сохранила ясность разума, и рост силы будет ею воспринят как нечто стоящее испытанных страданий. Запланированный ритуал искусственным путём приблизит её к могуществу истинной королевы банши, но на некоторое время заморозит дальнейший рост. Фактически, Каролине в случае успеха придётся упорным трудом не только компенсировать всё то, что она получила единомоментно, но и оплатить «проценты». В мире ничто не давалось просто так, и за каждую крупицу силы требовалось отплатить. Принцип равноценного обмена, аналогом которого в науке являлся закон сохранения энергии, гласящий, что энергия не появляется из ниоткуда и не исчезает в никуда. Просто в магии намного сложнее было отследить, куда именно уходит «энергия», на что влияет и куда временами исчезает. Если рассматривать науку обособленно, то она была значительно проще магии. Но в глазах Аура она же являлась бесценным дополнением к дорогому его сердцу искусству, позволяющим более точно влиять на реальность посредством использования заклинаний.

В каком-то смысле, грядущий ритуал должен был совместить в себе магию и толику технологий, так как чернокнижник намеревался заточить частицы душ убитых магистров в отдельном, помещённом в своеобразный концентратор кристалле, а после провести пару совершенно безопасных экспериментов. В частности, его сильно интересовала возможность поиска существа или человека, силы которого были увеличены посредством поглощения сильных душ, чьи малые частицы в это же время находились в кристаллах. Учитывая несколько способов, благодаря которым Аур имел возможность «заразить» обладающую существенными магическими способностями цель, применений аналогу радара было бесконечно много. Необнаружимая метка, по которой всегда можно выследить врага или предателя – это ли не высшее благо для правителя? Лучше только подчинительный контракт, но его не всегда можно применить.

На Каролине опробовать этот способ чернокнижник решил из-за того, что опыт был совершенно безвреден для цели. И теоретически, и на практике Аур ещё в той жизни лично подтвердил, что воздействие на одну часть души никак не отражалось на второй. Зато некая эмоциональная синхронизация, безусловно, присутствовала, но заняться более пристальным изучением этого вопроса тогда не позволило время, хладнокровно отсчитывающее оставшиеся секунды жизни Аура.

От мыслей об эксперименте чернокнижник внутренне трепетал; его тянуло к науке, но вал проблем не позволял толком развернуться, оставляя время и ресурсы только на что-то незначительное. Даже аляповато разбавленная цветастыми вывесками серость провинциальных улиц не оказывала влияния на приподнятое настроение мага, но вот то, что происходило буквально в паре километров от главной площади этого городишки, Аура порядком удивило.

- Стоять! Руки показал, сука! Рук…

Ушедший в себя чернокнижник на поворачивающее в его сторону дуло пистолета отреагировал в соответствии со своими рефлексами, нацеленными на выживание. А именно – ударил достаточно простым, поедающим плоть проклятьем, рассчитанным на преодоление автономной магической защиты в виде артефактов. Но грабителю, чьи подельники заканчивали с избиением отчаянно прикрывающего голову мужчины, этого хватило с головой, так как буквально секунду спустя на землю упала груда тряпья, изъеденных сухожилий и костей. Аур, глядя на представшую перед ним картину, грязно выругался: пятилетний ребёнок, отброшенный сильным ударом к стене, бессильно дрожал, будучи не в силах даже плакать. Чуть поодаль распласталась застреленная женщина, в последние секунды жизни явно пытавшаяся дотянуться до своего дитя. Окровавленные уши и переломанные пальцы на изящных ладонях свидетельствовали о том, что грабители собирались сделать всё быстро, не считаясь с последствиями.

Но, к сожалению для них, мимо проходил Аур, чьё настроение открывшиеся виды порядком подпортили.

Звонко лопнул поглощающий особо сильные звуки вроде криков и выстрелов купол, на месте которого тут же появилась матово-чёрная сфера. Трое грабителей почти синхронно обернулись в сторону приближающегося Аура – и застыли в приступе первобытного ужаса. За спиной чернокнижника шёл покрытый багровыми пятнами скелет, ещё не до конца избавившийся от свисающих с костей ошмётков плоти, что само по себе в полумраке выглядело жутко, а с учётом распространяемой Ауром ауры…

Пока чернокнижник занимался осмотром и стабилизацией состояния ребёнка, - его матери, к сожалению, уже нельзя было помочь, - его временный питомец с особой жестокостью изувечил неожиданно уверовавших в бога грабителей. Психическое здоровье мальчонки Аур предусмотрительно защитил, закрыв его глаза и уши ничего не пропускающими барьерами. Нечего было ребёнку смотреть на то, как послушные воле тёмной магии останки одного из грабителей ломают кости и хребты, оставляют жуткие шрамы, вырезают глаза и снимают скальпы со своих подельников. Ауру ничего не стоило поддержать в этих полутрупах жизнь, и он сделал это, обрёкши тем самым троих людей на долгие, преисполненные страданием часы… К концу представления, к моменту, когда последний из грабителей напоминал скорее вывернутый наизнанку манекен, нежели человека, избитый мужчина кое-как поднялся на ноги и поковылял прямо к своему ребёнку, обеспокоившись тем, что некромант делает с малышом.

- «К твоему счастью, я здесь просто для того, чтобы помочь». - Подумал чернокнижник перед тем, как отойти в сторону. – Через пятнадцать минут к мальчику вернется зрение и слух. До этого уведи его подальше от этого мусора.

С этими словами Аур, с самого начала представший перед мужчиной в виде окутанного тьмой силуэта, взлетел, разбив разлетевшуюся бесплотным, охватившим область радиусом в десятки метров туманом, сферу.

Вселенная знала, как испортить ему настроение.

Глава 12.

- Поверхность не выдержит тока таких энергий. – Безапелляционно заявил Кощей, вместе со своей ученицей по кругу обошедший просторный зал общей площадью в шестьсот квадратных метров. Аур, восседающий в этот момент за терминалом и в очередной раз прогоняющий симуляцию одному ему понятных функций, выразительно посмотрел на коллегу – и указал рукой на шестой круг из, суммарно, шестнадцати. – Это…?

- Начало цепочки, разведённой по всем второстепенным кругам, учитель. – Вставила своё слово седовласая, в ритуальном искусстве явно понимающая много больше наставника. – Таким образом формируется дополнительный, семнадцатый круг, укрепляющий камень под остальными элементами контура. Но технически, этот круг можно назвать первым, так как в первую очередь энергией заполняется именно он.

- Превосходный ответ. – Добродушно кивнул Аур, пригубив чай, температура которого давным-давно опустилась до комнатной. Однако чернокнижника это, судя по всему, не смущало. – Кощей, тебе стоит взять пару уроков у своей ученицы.

- Нельзя знать всего, друг мой. – Поморщился мужчина. – Будучи же поверхностным, маг рискует не дожить до почётного юбилея.

- Две крайности: дотошность на грани абсурда, и… именно поверхностность, пожалуй. – Аур чередой жестов переместил голографическое изображение всей схемы на потолок, придав ему масштаб один к одному, а после – сменив изображение на «внутренности» рунических кругов, за которыми таким образом наблюдать было намного удобнее. – Маг не должен упираться рогом лишь во что-то одно, надеясь найти откровение в этой области. Эффективная трата ресурсов – основа любого времяпровождения, будь то отдых, учёба или исследования.

- Все величайшие открытия совершали именно те, кто не отступал от своей цели даже при отсутствии результатов.

- Не все, но многие. – Поправил Кощея Аур. – Вот только я очень сомневаюсь, что они начинали свои исследования с чётким пониманием сроков, на которые они могут растянуться. Год, пять, десять, двадцать лет – казалось бы, смысла больше нет, усилия не приносят результатов, но остановиться, отказавшись от вложенного труда и времени… Немногие на такое способны. Потому человек, чем бы он ни занимался, продолжает в надежде на то, что его труд окупится. Но окупается он у единиц. Наша же задача, как магов, балансировать между этими крайностями, постоянно совершенствуясь.

Философия Аура не была голословной, и лучшим подтверждением правильности его слов были как весьма обширные навыки во всех сферах тёмной магии, так и достигнутое им бессмертие, невозможное без совмещения нескольких направлений: спиритуализма, химерологии, некромантии и даже артефакторики. Но в основе всего лежала концепция изначального Хаоса и Порядка, без тщательного изучения которой опыт Аура повторить было невозможно.

- В юности тебя окружали такие же помешанные на постоянном совершенствовании люди, как и ты сам?

- Что ты имеешь ввиду?

Аур вопросительно поднял бровь, на секунду оторвавшись от графиков и таблиц. Столь резкий перевод темы его слегка заинтересовал, и, так как финальные приготовления уже были завершены, и оставалось только активировать ритуал, чернокнижник решил слегка развеяться за разговором.

- Как бы сказать… Чем ты занимался в двадцать, в тридцать лет? Только лишь учился, или позволял себе всё то, что презираешь сейчас в молодых магах? Развлечения, общение, отношения?

- Естественно, я позволял себе многие вещи, сейчас кажущиеся пустой тратой времени. Но по сравнению с остальными… - Аур задумался на мгновение. - … однокурсниками я был более рациональным. Умел взять себя в руки и в нужный момент отбросить всё лишнее. Мог сказать «нет» инстинктам, от которых человечество так и не смогло избавиться.

- Тогда мне ещё более непонятно твоё отношение к людям, нерационально использующим своё время. Ум и мудрость приходят с опытом, которого у молодых просто нет. Желание же заниматься чем-то, что приносит моментальный результат, заложено в нас самой природой. Соответственно, и требовать с них этого…

- Требовать? Я не требую, Кощей. Никогда ничего не требую от тех, кто со мной ничем не связан. Я требую от подчиненных, от учеников, от тех, кто вызвался выполнять какую-то задачу, но не более. Возможно, изучение моего поведения в академии могло подтолкнуть тебя к неверным выводам, но там я лишь позволял окружающим меня студентам раскрыться. Продемонстрировать талант, которому я мог бы помочь расцвести. Можешь назвать это инстинктом наставника.

- Пусть будет так. Я узнал, что хотел, так что как насчёт того, чтобы перейти к ритуалу?

Аур ещё раз окинул взглядом начертанные на полу контуры, особое внимание уделив элементам, мимо которых проходил Кощей с ученицей, - доверие не было сильной стороной чернокнижника, - и только после этого согласно кивнул. Разговор с коллегой пусть и слегка пошатнул монолитное спокойствие Аура, но этого было недостаточно для того, чтобы всерьез вывести мага из себя.

«И всё-таки, чего он хотел добиться этим разговором? Искал недостающую часть моего психологического портрета…?». – Одновременно с этими размышлениями Аур активировал первый круг, по линиям которого моментально разлилась мана, отчего со стороны могло показаться, будто в действие пришёл весь ритуал. – Если хотите избежать лишнего риска, то я бы рекомендовал подойти ближе ко мне.

Совету последовал и Кощей, и Виктория, несмотря на то, что последняя могла с лёгкостью найти в зале безопасный участок. Только после этого Аур, шумно выдохнув, подал крупицу своей маны в последующие круги, вызвав их поочерёдную активацию. Миг – и вот уже вся сияющая конструкция плавно провернулась, значительно изменив своё первоначальное строение. И если на лице Кощея в этот момент появилось сомнение, то Виктория ужаснулась: одного этого было достаточно для того, чтобы в корне изменить назначение ритуала. На тщательный осмотр подготовленного Ауром зала у женщины ушло три часа, но после прошедшей метаморфозы все сделанные выводы перешли в категорию бесполезных…

В то же время обездвиженные жертвы в лице двенадцати одарённых преступников-мастеров, приговоренных к смертной казни и предоставленных Кощеем, жутко закричали, начав извиваться в такт пульсации начертанных на полу символов. Тягучая, тяжелая и отчётливо видимая даже невооружённым глазом энергия смерти, просачивающаяся из тел умирающих людей, устремилась в центр главного ритуального круга, начав впитываться в совсем небольшой предмет. Виктория могла поклясться, что ещё несколько секунд назад этим предметом являлась филактория некоего подчиненного Аура, которого требовалось вернуть к нежизни, но теперь на её месте находился кристалл, от которого веяло чем-то иным. Магесса прикладывала все усилия для того, чтобы опознать его, но пришедший в действие ритуал надёжно защищал находящийся внутри предмет от чужих взглядов.

- Бессонов, что это такое?

- Тобой одобренный ритуал, конечно же. – Аур покосился на коллегу и усмехнулся. – Попытка его прерывания ничего не оставит от наших физических тел, так что рекомендую просто наблюдать.

- Ты знаешь, что я имел ввиду!

Обычно ехидный и горделивый, Кощей как-то единомоментно превратился в злобного старикашку. На его лице пролегли морщины, взгляд потерял краски, а на коже прочертили свой узор выступившие вены. Таким образом давал о себе знать отнюдь не маленький даже для сильнейших магов возраст, который тёмный маг приловчился скрывать.

- Не стоит так волноваться. Я не пытаюсь уничтожить город или ваш бесценный бункер – это всего лишь воскрешение моей подчиненной. Воскрешение – и небольшое увеличение её сил.

Иссушенные ритуалом тела жертв в последний раз выгнулись дугой, отдавая Каролине последние крохи своей жизни, после чего в ход пошла мана и души из кристаллов. Давление, вызванное током силы, заставило дрожать даже монолитные стены укрепленной подземной цитадели, в которой находился этот ритуальный зал.

А спустя пару секунд после смерти жертв, из центра круга раздался пронзительный, ледяной и сковывающий саму душу крик, от которого не смогли защитить даже лучшие стационарные барьеры, за которыми укрылся Аур, Кощей и Виктория. Полы их одежды затрепетали, Аур осклабился в предвкушающей улыбке, Кощей успокоился и убрал обе руки за спину, а Виктория, будучи наименее опытной в их компании, закрыла уши ладонями, надеясь хоть так смягчить последствия от отдающегося в каждой клеточке тела крика.

- Древняя Банши? Нет… - От сразившего его удивления Кощей даже забыл поднять упавшую челюсть. - … королева?!

- Нет, Кощей. Она слишком молода для того, чтобы называться Королевой. Но её сила… - Абсолютно искренняя улыбка сияла торжеством, ибо над расколовшимся алтарём, среди смертельного для живых тумана мира мёртвых, образовавшегося из-за чрезмерной концентрации энергии смерти, подняла голову темноволосая девочка, в глазах которой всё так же, как и раньше, плескался ясный и чистый разум. - … невероятно близка к нижней границе становления. С возвращением, Каролина.

Едва только последняя крупица маны влилась в её тело, банши сделала крошечный шаг вперёд, чуть улыбнулась – и покорно склонила голову.

- Я снова с вами, господин.

Узы рабского договора укрепились в той же мере, в которой Каролина стала сильнее. Но не он послужил причиной её смирению и доброжелательности. Нечто совершенно иное не позволило обиде зародиться в её душе, и даже будучи знатоком душ человеческих, Аур не мог осознать, чем это являлось. Любовь – точно нет. Стремление к силе так же находилось весьма далеко от истинных причин произошедшего. Благодарность? Не единственный, но имеющий право на жизнь вариант. Раньше Каролина честно говорила, что она благодарна Ауру, подарившему ей вторую, настоящую жизнь. Таковым ей виделось существование в виде банши после всех ужасов и боли, что довелось пережить тогда ещё беззащитной маленькой девочке. Слепая, всеми брошенная и никому не нужная, Каролина нашла свой островок спокойствия и уверенности в тёмном маге, избавившем её от боли. Сам Аур, очевидно, не понимал всей преданности банши, и потому приготовил ей подарок, который пришлось в кратчайшие сроки найти его людям.

- Я рад, что ты находишься в добром здравии. – Несмотря на отсутствие ожидаемой агрессии, чернокнижник решил не отступать от избранной стратегии. Кощею и Виктории же только и оставалось, что молчаливо наблюдать за происходящим, ибо этот зал каким-то образом оказался под полным контролем Аура. – Я подготовил подарок, который наверняка придётся тебе по вкусу.

Лёгким движением Аур буквально достал из воздуха пару огранённых, чёрных, словно сама ночь, кристаллов, после чего вытянул руку – и отправил их на встречу к банши, заворожено наблюдающей за тем, как вокруг кристаллов формируются человеческие силуэты. Первый – дух мужчины лет сорока, вторая – женщина значительно младше него. Поначалу Каролина нахмурилась, силясь понять, что же значит такой подарок, но спустя пару секунд её сердце кольнуло узнавание. Не глазами, но душой девушка почувствовала близость с удерживаемыми в мире живых духами. Сильная, крепкая связь, которая может существовать только между родителями и их ребёнком.

- Тебе решать их судьбу, Каролина. Они ведь твои родители, для которых ты сейчас выступаешь судьёй.

Едва Аур закончил говорить, как Каролина накрыла себя и своих родителей мощным куполом, отрезавшим их от окружающего мира. Он не пропускал звуков, а всё происходящее внутри можно было рассмотреть лишь в виде сильно размытых силуэтов. Несмотря на неожиданность такого решения, чернокнижник не стал ни мешать банши, ни подслушивать разговор, проходящий, судя по тому, как Каролина взмыла в воздух, на повышенных тонах.

- Кто эти люди?

- Её родители. – Виктория ахнула. – Но я не считаю, что бросивших её со смертельной болезнью в приёмной семье людей можно считать таковыми. Когда я встретил Каролину, она была ребёнком-наказанием. Слепая, медленно пожираемая болезнью, которую могут вылечить в любой серьезной клинике. Одарённая тьмой и обречённая с младенчества.

- И ты превратил её в банши…?

- Да. А после – предал, использовав в качестве сердца для усилителя.

Мышцы на спокойном и отстранённом лице чернокнижника слегка дёрнулись, что не укрылось от цепкого взгляда Кощея, увидевшего другую, жалостливую сторону своего коллеги, буквально пришедшего из далекого прошлого. В то же время его самого с огромным удивлением разглядывала Виктория, не могущая поверить в то, что в глазах Кощея может отражаться совершенно искренняя жалость – первая из эмоций, от которой следовало избавляться каждому тёмному магу.

- Но сейчас ты решил реабилитироваться?

Седовласая была настолько поражена открывшейся перед ней картиной, что невольно обратилась к Ауру, позабыв о всяких правилах вежливости. Однако тот то ли не обратил на это внимание, то ли воспринял как должное.

- Грядет война, в которой важен будет каждый маг. – Чернокнижник убрал руки за спину. – А обрекать на безумие и забвение столь талантливого ребёнка… В конце концов, она, возможно, когда-нибудь сможет назваться моей ученицей. Голая рациональность, не более того.

Судя по застывшему на лицах Кощея и Виктории выражению, в последнее сказанное Ауром предложение они ни капли не поверили. Но этот момент чернокнижник не только проигнорировал, но и напрочь стёр из своей памяти, ибо сейчас он пытался в первую очередь убедить самого себя в том, что его действия руководствовались лишь логикой, а не эмоциями.

И пока это выходило у него очень и очень слабо…

Тем временем внутри купола вершилась справедливость. Даже вне его, под защитой крепких магических барьеров, трое тёмных магов слышали отголоски мстительного крика банши, от которого хотелось бежать и прятаться. Этот звук не являлся звуком в обычном понимании этого слова, ибо его воздействие на души было гораздо более сильным, нежели на физические тела. Простой человек не уловит разницы, но маги, способные защитить тело, зачастую упускают из виду защиту духа. Лишь чернокнижники, часто сталкивающиеся с бледными отражениями некогда живых существ, - нежитью, - быстро осознают необходимость такой защиты.

Родители Каролины не были ни магами, ни даже одарёнными, из-за чего муки, доставляемые криком будущей королевы банши, для них были чем-то за гранью ужаса. Лишь своим злейшим врагам Аур пожелал бы такой судьбы, но в этот перечень входило всего несколько человек, чьи тела под давлением времени давно обратились в прах. Ему некому было мстить, и оттого на страшную казнь Аур смотрел всего лишь с пониманием, а не с неприязнью, как Кощей и Виктория. Поддерживал ли он это решение – загадка, ответ на которую был неизвестен даже ему самому.

- Если всё, что пишут о банши – правда, то этим двоим сейчас совсем нехорошо.

В тихом шёпоте Виктории, до бледноты в кулаках сжимающей ткань своего облачения, легко читалось опасение, смешанное со страхом.

- Смею заверить, что искреннее желание отомстить, воплощённое в крике банши, действительно заставляет пораженных им бесконечно переживать худшие моменты их жизни. За минуту они проведут в бездне отчаяния сотни, тысячи лет… - Вкрадчивый голос Аура, наслаждающегося вершащейся справедливостью, вызывал в его собеседниках двоякие чувства. И Кощей, и его ученица не единожды сталкивались с жестокостью, но у всего есть свой предел. Быть чернокнижником – не значит быть монстром, пожирающим младенцев просто так. Даже в древние времена существовали определённые нормы морали, а к двадцать второму веку они лишь укрепили свои позиции, обретя слегка иную форму. Так, ни у Кощея, ни у Виктории казнь родителей руками их ребёнка не вызывала положительных чувств, и Аур, наслаждающийся процессом, казался им настоящим чудовищем. – Можете высказаться, я не обижусь.

- Это жутко! Жутко и жестоко даже по нашим меркам!

- Обычно моя ученица несёт чушь, но сейчас я вынужден с ней согласиться. Ты заставляешь дитя убивать собственных родителей!

- Заставляю? Отнюдь, Кощей. Я предоставил Каролине их души, позволив ей делать с ними что угодно. Она могла бы даровать им новые тела, отпустить или упокоить, но вместо этого она выбрала пытку. Пытку – и казнь. Я не учил её убивать. Не учил быть жестокой. Как и всякому своему ученику, я старался донести тот факт, что безнаказанности в мире не существует. Что поступать стоит так, как того требует разум… или, в очень редких случаях, сердце. И сейчас прямо на наших глазах она делает то, о чём подсознательно мечтала, медленно умирая в забытой небесами деревушке на отшибе. Каролина освобождается от оков, не позволяющих ей наслаждаться жизнью. – Слова Аура сейчас походили на шёпот змея-искусителя, ибо те, кто слушал его, невольно проникались мотивами банши, признавая её правоту. – Её обрекли на страшную судьбу, но волею случая ей представилась возможность зеркально отразить пережитое. Вам ведь известно, от чего зависит сила мстительных духов?

- «Мстительная душа воплощает в своём могуществе всё то, что ей пришлось пережить». – Медленно процитировала Виктория строку из давно прочитанного трактата. – Это… буквально?

- В чернокнижии нет места красивому словцу.

Сердито ответил Кощей, надеясь за этим скрыть собственное удивление, вызванное осознанием того же факта, что поразил его ученицу. Он и сам считал это чем-то вроде преувеличения, понимая механику создания мстительного духа, но не видя саму суть. Обречь человека на самые страшные страдания, довести его до грани – и убить, создав банши, дуллахана или одну из их многочисленных разновидностей. Кощей считал, что ненависть дарует им силу, но на деле…

- Крик Каролины отражает лишь то, что ей довелось вынести лично. Боль, насмешки, издевательства, страх, неопределённость, презрение… Мстительный дух несёт в себе всё это, стремясь поделиться своей ношей с кем-либо ещё.

- Не то понимание, на которое я рассчитывала, идя сюда…

- Если тебя интересуют методы построения ритуалов, то буквально через несколько минут это место останется в твоём полном распоряжении. Ничего опасного – только контуры, по которым можно прочитать последовательность их активации. – Аур обвёл рукой зал, всё ещё тонущий в свете магических линий. Пусть и не так активно, как в самом начале, но они продолжали подпитывать банши, буквально вдавливая в неё последние капли силы. Повторно подобный ритуал провести на одном и том же существе невозможно, из-за чего чернокнижник заранее организовал всё так, чтобы Каролина обрела предельно высокую для себя-нынешней силу. – Как минимум половина всего массива в современном мире не имеет эффективных аналогов, так что для тебя изучение моей работы будет весьма и весьма полезно.

- С чего такая щедрость, Бессонов?

- Виктория тяготеет к этому искусству, но у тебя нет знаний, которые ей необходимы. Ритуальную магию отодвинули на второй план, и это… удручает. – Аур не лукавил, подразумевая под своими словами именно то, что сказал. Никаких двойных смыслов и подтекстов. – Твоя ученица – единственная среди всех, о ком мне довелось узнать, знает об этом искусстве хоть что-то. Наследие тёмных магов, моё наследие, тонет в пучине забвения. Боги забыты, передающиеся от учителя к ученику тайны утеряны, а Башни разрушены. Хоть я и индивидуалист, Кощей, но смотреть на то, как умирает дело всей моей жизни не могу.

- Магия переживает рассвет…

- Светлая магия переживает рассвет, а тёмная… Будь честен с собой: ты не сильнее меня, а я в своё время не был самым сильным чернокнижником на земном шаре. Хитрым, удачливым и дальновидным – да, но уж точно не сильным.

Аур на самом деле мог припомнить как минимум троих тёмных магов, чьё могущество в открытом бою превосходило его на порядок. И – да, все они погибли раньше Сиктимского чернокнижника, но это являлось следствием их самоуверенности и неспособности смотреть на перспективу. Кое-кто даже не умел отступать и признавать поражение, и на возвышение таких людей Аур всегда смотрел с толикой недоверия: как можно выжить, принимая все вызовы, ниспосланные судьбой? Сорвать банк один раз, два, десять – но на одиннадцатый владелец казино непременно наймёт убийцу, дабы устранить чрезмерно удачливого посетителя…

Развлекались ли таким образом боги, или же сама судьба действительно обладала личностью и была к кому-то более благосклонна, известно не было ни единому смертному.

- Это правда?

- Безусловно. Даже концентратор не помог бы мне тогда выстоять против некоторых моих современников в чистом поле. А ты считаешься сильнейшим тёмным магом России, и если это правда, то остальные тёмные маги едва ли намного тебя превосходят.

- Не сильнейшим. Но… - Хмурый Кощей отрывисто кивнул. - … лучшие из лучших действительно не намного сильнее меня. Но разве в нашей профессии сила решает всё?

- Отними у меня малую крупицу той мощи, что я вложил, создавая своё последнее заклинание – и я бы сейчас здесь не стоял. Столкнись ты сейчас с кем-то, вдвое превосходящим тебя по силе, и никакие уловки не помогут тебе против превосходящей мощи. По ту сторону должен находиться буквально дилетант, чтобы проиграть с такими исходными данными.

Кощей промолчал, ибо понимал, что сказанное Ауром есть ничто иное, как правда. Но ему было горько признавать, что тёмная магия заметно сдала за эти две тысячи лет; как и многие его коллеги-современники, мужчина верил, что они вопреки всему устояли, отстояв право чернокнижников на существование. Но на деле выходило, что легендарная охота на ведьм не была всего лишь прикрытием для решивших уйти в тень тёмных магов. Их действительно истребили и загнали в рамки, за которые выйти удалось… Кому? Правителю одной из сильнейших стран и его семье, получившей возможность безнаказанно практиковать чернокнижние? Обрётшим бессмертие императорам? С какой стороны ни посмотри, но этого было слишком мало…

- Ты из-за этого всерьез взялся за обучение Марии?

- В какой-то мере. То, что она узнает, не будет забыто, ибо мои уроки слушают и сильные мира сего. Ты, император, она сама… И если в вас я не уверен, то у этой девочки есть серьезные шансы шагнуть вперёд, за грань неизведанного.

- Или умереть.

- Или умереть. – Аур кивнул согласно. – Но разве за пределы когда-то выходили безболезненно? Жизнь – не сказка, в ней нельзя получить что-то из ниоткуда. Так или иначе, но судьба отберёт у тебя всё, что дала когда-то, и в силах человека лишь отсрочить этот момент, прибирая к рукам всё больше и больше.

- Ты правда веришь в судьбу?

- В предопределённость, имеешь ввиду? – Аур усмехнулся. – Могу ли я представить, что мою жизнь кто-то описал вплоть до малейших шагов? Что эти мои слова были изложены неведомым творцом на бумаге в качестве насмешки над нашими жизнями, заранее им определёнными…?

Возраст. Кощей, глядя на обладающего крайне молодой внешностью мага, стоящего рядом со сложенными за спиной руками, увидел в его глазах тяжелые, наполненные испытаниями годы. Мудрость, знания и непоколебимость, закалённую и выкованную самой жизнью. Отчего-то ему даже показалось, что Авель Бессонов гораздо старше его самого, но это чувство исчезло так же резко, как и появилось.

- … Нет, Кощей. Я никогда не поверю в то, что вся моя жизнь расписана по нотам и исполняется без расхождений с бумагой. Просто потому, что иначе нет никакого смысла что-то делать. А там, где нет смысла, есть лишь отчаяние. Что же до судьбы… Упоминая её, я подразумеваю закономерные итоги, к которым привела определённая череда событий.

- Резонно. Я тоже не верил в судьбу, покуда не услышал одну интересную теорию, говорящую о том, что судьба – это ничто иное, как «метка» на душе, обязывающая человека пройти через какой-то один определённый этап. Справился – идёшь дальше, своим путём двигаясь к новому испытанию. Провалился – и на этом твоя история закончена. «Жили долго и счастливо» - слышал такую фразу?

- Я ознакомился с фольклором страны, в которой мне предстоит жить.

- Она-то и знаменует этот самый конец. Герои живут, растят детей… Но их история окончена. Одно меня только смущает: можно ли отсрочить этот конец, и есть ли он вообще?

- Предаваясь таким размышлениям, можно не заметить, как у тебя останутся только мысли – и ни единой возможности, коллега. Виктория… - Аур с теплотой во взгляде посмотрел на Каролину, чьи родители обратились в ничто, на себе испытав всё то, на что они обрекли дочь. - … я был бы очень признателен тебе, проводи ты Каролину в соседний зал.

Непрозрачный намёк на приватный разговор Кощеем был воспринят благосклонно, и седовласая, увидев молчаливое согласие в глазах наставника, приступила к выполнению просьбы-приказа Аура. Едва только девушки покинули зал, как Аур обратился к Кощею:

- Ты слышал что-нибудь о жрецах?

- Жрецы? Ты ведь не религию имеешь ввиду?

- Не ту, о которой обычно говорят. Те знания, что я передал вам, содержат божественные ритуалы. И эти боги, - Аур особо выделил это слово, - входят в ныне практически забытый пантеон, который когда-то был известен так же, как сейчас Будда или Христос. - Кощей поморщился из-за неточности в отношении современных псевдорелигий, но промолчал. – На последнем задании я встретился со жрецом. Могущественным… и очень сильным.

- Очень сильный жрец? Чем он отличается от обычного мага?

- Как бы странно это не звучало, но – силой. Он не знал, с кем сражается, и оттого вёл себя осторожно, но даже так мне было достаточно сложно отступить. Сложно настолько, что, будь я смертным, мне пришлось бы пожертвовать годами своей жизни, отданными в качестве платы богу за его вмешательство в бой.

- Но ты бессмертен…

- И потому плата для меня стала иной. - Аур поднял руку, остановив её на уровне груди. Секунда – и вокруг неё закрутился крошечный вихрь, в котором Кощей не смог разглядеть ни крупицы привычного стихийного элемента. Лишь незнакомая сила, ведущая себя словно ветер. Её было немного, но чутьё матёрого мага подсказало, что подобное завихрение могло бы смять и миллиметровый лист железа. – Верховный бог пантеона, Энлиль, пожелал вновь обрести паству, и наделил меня соответствующими полномочиями. С этой ночи я верховный жрец, и я волен выбирать, кто получит возможность обрести благословление Энлиля. Сразу скажу: заслужившие благосклонность бога становятся значительно сильнее вне зависимости от того, достигли они предела или же нет. И это тот самый бонус, который вы можете получить, если поможете мне.

Кощей прищурился. Он не знал многого о богах, жрецах и прочих вещах, о которых обладающие своей собственной силой одарённые задумываются крайне редко, если задумываются вообще. Но сам факт того, что Бессонов признал превосходящую мощь некоего жреца, оказавшегося его противником, обязывал к более тщательному анализу ситуации. Ведь если новый союзник воскрес совсем недавно, и оттого хранил знания о богах, то старый, могущественный враг, просуществовавший как минимум несколько веков, тоже мог обладать подобными знаниями. А за такое время божественную мощь в свой арсенал не включил бы только глупец. Зерхан же глупцом не был, о чём император, лично с ним встречавшийся, говорил неоднократно.

- Что тебе потребуется?

Аур слегка выгнул бровь:

- Не собираешься обратиться к императору?

Настала очередь Кощея проявлять эмоции. Здесь, в просторном, наполненном свободной маной зале, не было никаких электронных систем. Только лишь терминал, у которого отсутствовали и камеры, и аудиодатчики. Они просто не были нужны для машины, единственным предназначением которой были лёгкие расчёты, ради которых было бы слишком расточительно обращаться к серьезным мощностям. Соответственно, даже при большом желании ни технологией, ни магией нельзя было подслушать двоих тёмных магов, ведущих свою неспешную беседу.

- Если бы тебе была необходима его помощь, то ты обратился бы именно к нему. Не держи меня за дурака, Бессонов: я куда прозорливее, чем кажусь на первый взгляд.

- И любишь подстраховку, верно? – В ответ на вопрошающий взгляд Аур продолжил: - Иначе не стал бы работать сразу на обе стороны конфликта.

- За такие обвинения убивают.

- Попробуй. – Аур сформировал совсем слабое проклятье, показательно нацелив его на грудь Кощея. Тот дёрнулся – и с каким-то первобытным ужасом осознал, что попросту не может возвести защиту. Любая магия творилась в его руках, но стоило только направить её на противодействие Ауру… - Не получается?

- Как?

- Ничего из того, о чём ты бы не был осведомлён. Вы ведь тщательно изучили рабские контракты, связывающие моих людей? Ты хоть и слаб в ритуальной магии, но не можешь не знать о таких жизненно необходимых каждому чернокнижнику вещах. Наверняка ты заметил, насколько вышедшая из-под моих рук работа похожа на ту, что наложена на тебя. Могу лишь предположить, что ты решил, будто бы такие контракты повсеместно использовались в моё время, и Зерхан не стал изобретать для тебя что-то уникальное. – Под ногами Кощея побежали тончайшие, формирующие ритуальный круг нити, подпитываемые оказавшейся не такой уж и свободной маной, витающей в воздухе. Аур прекрасно её контролировал, отчего подготовка к ритуалу не заняла много времени. – С этого момента ты будешь верен не только ему, но и мне. Неповиновение повлечёт за собой ровно то же самое, что и раньше. Смерть, быструю и неотвратимую. Я даже добавлю во внутренний контур пару сюрпризов на случай, если Зерхан вдруг решит освободить тебя. Человеческий организм хрупок, и убить его может любая мелочь. Твоё слово?

Кощей молчал, так как не мог произнести ничего, кроме грязных ругательств. Рабский контракт явно распознавал происходящее как опасность, но Аур не давал ему умертвить носителя. Медленно, безо всякой спешки чернокнижник внёс в давно существующий контур несколько изменений, добавив себя в качестве второго господина. Без упомянутых ловушек тоже не обошлось, и теперь малейшее поползновение в сторону изменения условий контракта должно было убить Кощея. Ответ на вопрос о том, как ему удалось обмануть не только Кощея, но и гений собственного учителя, содержался во всё том же вопросе. Учитель. Наставник. Человек, назвавший Аура своим учеником и передавший ему всё, что знал сам. Зерхан не желал, чтобы его опыт и знания исчезли бесследно – и приложил немало усилий для того, чтобы Аур превзошёл учителя. Среди множества полезных заклинаний затесался и рабский контракт, без которого, по мнению Зерхана, нельзя было гарантировать верность даже собственных детей.

В обычных условиях эта магия была сокрыта от чужих взглядов, а обнаружить её не смог бы даже архимаг огромной силы. Не только слуги, но и марионетки были скованы этими чарами, вынуждающими их верно служить тёмным магам. Генералы, вельможи, короли и просто влиятельные люди – заклинание было опробовано на них, и за многие годы ему не нашлось противодействия. Добровольно принятый, рабский контракт обладал надёжностью стократно большей, нежели обещания и клятвы, и при этом сам носитель подсознательно защищал и маскировал его контур. Как итог – обнаружить такую магию можно было только в том случае, если ищущий знал, что и где искать. Аур знал, а к Кощею присмотрелся ещё тогда, когда только узнал о существовании Зерхана. Подозрительный сам по себе, сильнейший русский чернокнижник действительно оказался двойным агентом, служащим учителю Аура. Ну а в том, чтобы внести некоторые коррективы в печать, и вовсе не было никаких проблем, так как Зерхан не внёс в конструкт никаких изменений, сохраняя уверенность в надёжности техники. Оно и логично, ибо за долгие годы рабский контракт его так и не подвёл, оставаясь необнаружимым и крайне надёжным.

- Вот так. Теперь ты можешь говорить и рассказывать мне даже то, о чём запретил говорить Зерхан.

- Всего один вопрос.

- Я слушаю.

- Кто ты на самом деле? Его враг?

- Враг ли я Зерхану? Пока не могу сказать. Для меня он никогда не был врагом. – Аур помотал головой. – Я бы назвал его союзником или даже другом, если бы не сведения о ритуале, инициирующем деградацию целой нации. Это правда?

- Истинная. – Кощей не мог врать, так как Аур в контракте оказался на одной ступени с Зерханом, и потому ответил даже не мешкая. – За исключением нескольких небольших деталей.

- Время у нас есть, так что я с удовольствием тебя выслушаю. Начинай с самого важного и продолжай по убывающей. – Аур выждал пару секунд, и, коротко выдохнув, добавил: - Ты просил один вопрос – я ответил на него. Теперь будь добр – ответь и на мои, если не хочешь тихо скончаться во сне этой прекрасной ночью. Для начала расскажи о себе и своей семье.

Кощей, порывающийся что-то спросить, поник. Его, одного из сильнейших тёмных магов столетия, повторно опутали рабским контрактом. Этот факт не мог не ударить по его самоощущению, отчего в дальнейшей беседе принимал участие лишь его разум, но никак не чувства. Остался лишь тихий, лишенный эмоций голос, блеклая тень его самого.

- Мой род девять веков служил лично императорам Российской империи. Сильнейшие чернокнижники, опора трона… Но на самом деле мы уже шесть веков подряд наследуем рабское клеймо, передающееся от родителей к детям. Зерхан, сильнейший маг планеты, приблизившийся к божественности, неспешно подготавливает почву для установления мирового господства…

Понимая, что такой безынициативный разговор может затянуться надолго и обрасти ненужными подробностями, Аур решил его слегка направить в нужном направлении.

- Сильнейший маг планеты. Что тебе известно о магах или разумных существах вне её?

- Немногое. – В глазах мужчины промелькнула боль, вызванная необходимостью предавать Зерхана, который был его господином ещё и по духу. С детства обречённый на служение, Кощей не знал иной судьбы. – Несколько веков назад Зерхану удалось открыть путь в другой мир, куда он время от времени отправлялся в поисках знаний. Там есть люди, а магическое искусство развито куда сильнее…

- Что послужило толчком к прорыву в этом направлении?

Исследования влияния магии на пространство были известны Ауру, но по каким-то причинам это направление издревле считалось бесперспективным. Как оказалось, зря.

- Забвение истинных богов позволило ослабить защиту, препятствующую соприкосновению нашего мира с другими.

- Зерхан начал подпитывать себя или некий артефакт силами до или после того, как нашёл путь в другой мир?

- После.

- Следовательно, он обнаружил там нечто, что побудило его пустить Землю в расход. – Вариант не единственный, но наиболее явный. – Вполне в его духе. Следующий вопрос, Кощей. Какие страны находятся под контролем Зерхана или близки к этому состоянию?

Маг задумался на секунду, после чего перечислил практически все более-менее крупные и обладающие влиянием государства. В список не вошло лишь несколько десятков стран, неспособных даже при самом лучшем стечении обстоятельств что-то изменить: у них не было ни своих производств, ни сильных магов. Зерхан фактически единолично правил всем миром, а последний о том даже не догадывался.

- И последний вопрос на сегодня – что тебе известно непосредственно о методах открытия пути в другие миры, и можешь ли ты сделать это самостоятельно…?

Глава 13.

Кощей, получив приказ ни перед кем не поднимать тему прошедшего разговора и ближайшие сутки провести в своей резиденции, первым покинул комплекс, оставив Викторию в одиночестве. Та, впрочем, нисколько не расстроилась, так как практически сразу занялась долгожданным изучением зала, в котором не так давно был проведён весьма сложный ритуал. Аур не собирался как-либо портить ей жизнь, так как ему с лихвой хватило и того, что удалось узнать у Кощея.

Зерхан, заручившись поддержкой какого-то из неземных божеств, получил доступ к межмировым перемещениям. Возможно, он научился прокладывать путь лишь в один мир, а не во множество оных, но оттого ситуация едва ли становилась более радужной. Такими возможностями не обладал никто кроме Зерхана, из-за чего вероятность заполучить эту технику приближалась к значению, тесно соседствующему с нулём. На Кощея рассчитывать не приходилось, так как этот человек ровно как и его отец не представляли своей жизни без господина, которому можно посвятить своё служение. С самого детства скованные рабским контрактом, они видели только то, что им позволяли видеть. При этом у них оставалась возможность стремиться к достижению каких-то своих целей, что тоже было немаловажно.

Как итог – абсолютная верность и беспрекословное повиновение приказам. Для Аура это оказалось величайшим благом, так как для Кощея место хозяина занимал теперь не только Зерхан, но и Аур. Старый-добрый рабский контракт, шаблон которого Зерхан передал ученику ещё в пору раннего ученичества оного, был изучен вдоль и поперёк, из-за чего оба чернокнижника в нём не сомневались совершенно. Шутка ли – безукоризненная работа конструкта на протяжении нескольких поколений…?

«Но с эти всё равно нужно что-то делать». – Подумал Аур, пытаясь представить ситуацию, в которой Зерхан обратит на Кощея более пристальное внимание. Обратит – и заметит своевольно прописавшегося в конструкте гостя, после чего перейдёт к более тщательному допросу. А там, как ни крути, права у них одинаковые, и запрет Аура не может сопротивляться приказу Зерхана ровно так же, как запрет Зерхана – приказу Аура. Нужно было провести ещё одну встречу с Кощеем, дабы заполучить в свои руки больше бесценной сейчас информации, а после – аккуратно его убить. И откладывать с этим не стоило, так как Кощей проведёт в небольшой подмосковной вилле не больше теперь уже двадцати трёх часов сорока минут. Аур не просто так задал срок в сутки, так как меньшего времени могло не хватить на формирование плана дальнейших действий, а больший наверняка вызвал бы подозрения, случись сеансу связи с Зерханом выпасть именно на этот временной отрезок.

Цыкнув языком, - Аур подумал, что, возможно, Кощея сейчас и вовсе не стоило отпускать – подстроить несчастный случай на месте проведения эксперимента было проще, нежели создать иную причину смерти, - чернокнижник мысленно позвал Каролину и намеренно неспешно покинул комплекс, в котором ему пришлось проводить ритуал. Банши, обрётшая значительно большую силу и теперь способная раскидывать как котят даже магистров, безо всякого вселения приняла облик живой девушки – точно такой же, какой она была до стычки с архимагом.

К вящему сожалению Аура, против кого-то уровня Кощея ей выходить было слишком рано. И совсем не факт, что в ближайшие полста лет она достигнет необходимого уровня.

- Готова учиться?

- Да, господин.

- Можешь обращаться ко мне по имени. – Добавил Аур, ощутив во взгляде шедшей на встречу пары немой вопрос. Он решил хотя бы часть пути преодолеть на своих двоих, параллельно общаясь с Каролиной. – Я опишу ситуацию, в которой ты сейчас оказалась. Как можно было заметить, твои силы перешли на совершенно иной уровень. Такой, на котором ты можешь доставить проблем некоторым тёмным архимагам, а светлых и вовсе – убить, если они окажутся недостаточно хороши в противостоянии нашей магии. Но сейчас ты совершенно беззащитна даже перед лицом более-менее опытного мастера-чернокнижника. Понимаешь?

- Да, Авель, понимаю. – Каролина прекрасно помнила, что сила – это ещё не всё. – Но я не думаю, что обучение займёт много времени. Моя память… - Девушка нахмурилась, силясь подобрать подходящее объяснение того, что она лишь чувствовала, но никогда не слышала описаний подобного. - … преобразовалась, изменилась под давлением того места, в котором я существовала. Как долго меня не было?

- Немногим больше месяца. Я старался сократить срок, но обстоятельства играли против этого.

На лице Аура не отразилось ровным счётом ничего из того, что могло бы выдать эту маленькую ложь. Маг не ставил перед собой цели освободить банши из плена концентратора – ему просто подвернулась возможность, которой он поспешил воспользоваться.

- Тогда мне казалось, что ты предал меня. Но я рада, что ошиблась. – Аур в ответ лишь хмыкнул. – Каким будет моё новое задание?

- Учиться. Раз уж ты считаешь, что твой разум приобрёл какие-то уникальные черты, будет грехом лишать тебя драгоценного времени.

- И всё-таки, я бы хотела быть полезной тебе…

- Ты слишком многое на себя берешь, Каролина. У тебя нет знаний, опыта и умений, за счёт которых ты смогла бы принести мне пользу. – Девушка осунулась. – Ты пусть и талантлива, но юна. Возраст же определяет максимум того, что можно получить от жизни.

- Ты тоже долго учился?

- О… - Аур улыбнулся воспоминаниям, которые раньше вызывали в нём в лучшем случае ненависть или злобу. Лёгкой жизнь чернокнижника назвать было нельзя. – Я и сейчас учусь, пусть это и не так заметно. Что же касается моей жизни в твоём возрасте… Тогда я бы послушником. Молодым, не очень умным и часто ошибающимся. Одним из худших послушников среди ровесников. Магия меня манила, но разуму ребёнка, стремящегося познать весь мир, а не что-то одно, трудно сосредоточиться на определённой цели. Говоря проще – мой талант был ниже, чем сейчас у тебя.

- Но как тогда ты стал настолько сильным? Ведь, судя по твоим рассказам, башни чернокнижников были тем ещё…

Банши опять замолчала, пытаясь подобрать подходящее определение.

- Гадюшники. Башни тёмных магов всегда напоминали их. Все против всех, постоянное соперничество и готовность перегрызть друг другу глотки. Но в таких условиях место в гильдии и звание полноценного мага мог получить лишь достойнейший из достойнейших. Что до меня, то мой путь к вершине был долог и труден. Не раз и не два я кардинально изменял свои цели и устремления. Ошибался, пытался делать выводы, снова ошибался… Но мне везло. Где-то больше, где-то меньше, но я оставался жив. А жизнь – это бесценная возможность набираться опыта, который позволит тебе жить дальше.

- Получается какой-то замкнутый круг…

- Который способна разорвать или твоя ошибка, или твой же успех. И то, и другое зависит только от тебя и твоих решений, так что – дерзай, покуда есть время и возможность. Ты ведь помнишь всё то, что я тебе передавал?

Каролина довольно кивнула, даже не думая скрывать улыбку:

- Да. Но большую часть я освоила, находясь… там.

А вот это заявление Аура порядком удивило. Лично он никогда не оказывался заточённым в чём-то наподобие кристалла, но многое знал о самом заточении из рассказов тех, кому не повезло на себе его испытать. Это ведь был один из немногих способов обеспечить себе условное бессмертие, одарив душу «телом» и защитив тем самым её от распада. Но вот последствия такого заточения… Длительность, при которой заточение не оказывало пагубного влияния на разум, плавала в рамках от одного часа до семи-восьми дней, в зависимости от крепости воли того, кто подвергся заточению. Так, восемь дней без особого вреда сумел продержаться одарённый рыцарь, прославившийся сразу в нескольких королевствах и известный как человек с несгибаемой волей. Второе заточение, продлившееся девять дней, его сломало, и на выходе Аур получил безвольную куклу, послушно исполняющую даже те приказы, которые шли вразрез с его моральными принципами. В то же время, обычные люди, - сиречь горожане и крестьяне, - «ломались» намного быстрее. Маги… В этой части экспериментов приняли участие всего двадцать два подопытных, из которых один остался в своём уме спустя двадцать дней заточения, а другой – спустя двадцать два дня. В обоих случаях чернокнижник зафиксировал появление небольших психических расстройств, но вещи такого толка легко корректировались даже без использования магии. Потому-то Аур и посчитал, что Каролина, обладающая ясным умом и твёрдой волей, вдобавок укрепленной обращением в банши, продержится значительно дольше, и её удастся вернуть – более сильной и более преданной. Вот только учиться или хотя бы здраво размышлять, будучи заточенным в кристалле, не мог никто. Или не пытался, что в случае магов звучало достаточно глупо – вот уж кто-кто, а эти представители высшего общества не упустили бы такой возможности. Что отличало Каролину от магов, чьи души вырывались из тел и тут же запечатывались?

Исходное состояние!

Аур не пробовал запечатывать душу хоть какой-то нежити, так как принципиально та своим строением и состоянием ничем от обычной человеческой, - или иной, в зависимости от того, кем существо было при жизни, - не отличалась. Это даже не промах, а самая настоящая ошибка.

- Ты сможешь подробно описать своё состояние, когда ты находилась в кристалле?

- Да. Это не слишком приятно вспоминать, так как там очень пусто, тихо и одиноко. Ещё вспышки боли разной длительности… - «Скорее всего, моменты формирования концентратором заклинаний». - … но они случались не слишком часто. Зато мысли там ощущаются иначе. Ничего не отвлекает. Я ведь, когда только стала банши, подумала, что мой разум стал лучше из-за того, что пропали даже намёки на желание тела. После вселения их было невероятно легко контролировать, можно было даже обособиться ото всего… Но в заточении эта ясность выходит на совершенно другой уровень. Там словно бы и нет ничего: только точка, являющаяся твоим сознанием, и ничего более.

- А сейчас это не так?

- Совершенно по-другому. Я вижу мир, слышу его, воспринимаю. От этого нельзя полностью закрыться. А там всё иначе…

- Что ж, это мы ещё проверим. Сейчас же мне потребуется кое-кого навестить. Иди в офис и дожидайся меня там.

- Да, Авель…

К этому моменту чернокнижник уже летел в сторону резиденции Кощея, твёрдо намереваясь с ним покончить. Ничего сложного: выведать всё, что только можно, а после отдать ему соответствующий приказ. Рабская печать обладала большим могуществом даже сразу после наложения, а в случае с Кощеем она была установлена ещё во младенчестве. А уж способов совершить самоубийство посредством магии Аур знал великое множество – благо, это само собой усваивалось при изучении строения тел живых существ…


***


Проигнорировав свои более ранние планы, Аур вернулся в лабораторию и скрепя сердце собрал «посылку», включающую в себя подготовленные на всякий случай предметы торга с Кощеем и императором. Значительная часть накопителей, подготовленных для приобретения информации, которая могла понадобиться в один прекрасный момент, стала жертвой куда как более рискового плана. Ауру требовалось не просто навестить Кощея лично, но и отвести от себя большую часть подозрений. Например, передать тому информацию в обмен на некую услугу. Ну а в смерти старого тёмного мага из-за проблем со здоровьем он будет как бы и ни при чём, ибо здесь вступают в игру сразу два фактора. Во-первых, убийца едва ли будет вполне официально прибывать в дом жертвы, а после так же громко, практически с фанфарами, возвращаться к себе. Во вторых, Кощей – опытный малефик, и незаметно отравить или поразить болезнью его попросту невозможно. Умирать же он будет спустя несколько часов после отбытия Аура, так что в качестве инструмента остаётся лишь пресловутое отравление, проклятие… Или старость, от вывертов которой никто не застрахован. Ошибки и человеческий фактор везде и всюду, а судьба целителя, на которого из-за этой смерти повесят всех собак, Аура нисколько не волновала.

Вот только информации, тщательно «оцифрованной», - если так можно назвать процесс перевода знаний из недр памяти в электронный формат, - было немного жаль. Так или иначе, но посылка попадёт в руки к одному из двух императоров, а второй точно будет знать о её существовании. В случае, если информацией завладеет правитель России, Зерхан с большой долей вероятности очень быстро получит свою копию, разберётся в подарке и лишь укрепит выводы, которые им с большой вероятностью уже сделаны.

О том, кем является на самом деле Авель Бессонов, знает Орден. Император, а зная возможности Зерхана – оба императора, знают об источнике весьма интересных данных, подозрительно напоминающих магию двухтысячелетней давности. Старый наставник Аура покажет себя полным дураком, если не сумеет сложить два и два, выйдя таким простым образом на распространителя этих сведений. Что же получалось в итоге?

Устранять Кощея надо в любом случае, и это даже не обсуждалось. Аур и Зерхан в рабском контракте занимают равное положение, за счёт чего ни один, ни другой не могут заставить малефика хранить какую-то тайну от одного из них. Поднять себя в статусе или невозможно, или Аур просто не знал такого способа. Приказать же лечь на дно… Кто знает, какими методами обнаружения подчиненных обзавелся Зерхан? Может статься, что он прибудет на место гибели Кощея одним из первых, так как глава русских чернокнижников должен был занимать в его планах не самое последнее место. Серьезный рычаг влияния на императора, как-никак. И смерть таких инструментов обычно не прощают.

Благо, для мести нужно точно знать, кому мстить, ибо не в положении Зерхана устраивать резню всех подозреваемых на территории другого государства. Так или иначе, но он всё ещё не правил миром, а лишь медленно и верно подготавливал почву для своего восхождения на трон. В этом был весь наставник Аура – практичный, умеющий думать наперёд и обладающий особым взглядом на самые обычные вещи. Он, бесспорно, укрепит уверенность в возрождении кого-то из старой гвардии, но не сможет связать это с собственным учеником, подарив последнему ещё капельку времени. Чернокнижнику же ничего иного не требовалось вовсе.

Уже подлетая к посадочной площадке у резиденции Кощея, Аур ощутил на себе нейтральное, но перемежающееся с капельками враждебности внимание. Хозяин как-то слишком быстро заметил приближающегося гостя даже несмотря на то, что о визите Аур никого не уведомлял. Само по себе это было вполне нормальным явлением ввиду предшествующих событий, - Кощей просто решил понаблюдать за подчинившим его коллегой, - но в то, что такой тёмный маг предпочтёт наблюдение действию, Аур не верил. Послушная собачка будет барахтаться несмотря ни на что, а Кощея вырастили так, чтобы он был той самой собачкой. Верным, видящим перед собой только одного господина псом, к которому его приучали с детства…

Аур покинул глайдер, а следом за ним вылетел внушительных размеров бокс, большую часть которого занимали вещи, не нашедшие отражения в электронном формате. Но полным он всё равно не был, так как чернокнижник желал доставить своим противникам в лице двух императоров чуть больше головной боли. Едва ли кто-то из них пропустит факт «хищения» части содержимого бокса, и с большой вероятностью подумают они друг на друга, а не на кого-то со стороны. Смещение акцентов здесь, смещение акцентов там – и вот уже на него, на Аура, обращают значительно меньше внимания, чем следовало бы.

Маг хотел выиграть себе хотя бы пару месяцев, в лучшем случае – год. А уж там пусть хоть весь мир утонет в пламени войны, ибо взор Аура был направлен намного дальше. Сам факт существования реальной возможности перемещаться из мира в мир посредством помощи божества открывал десятки, сотни дорог. А уж выбрать среди них какую-то одну и вовсе было плёвым делом: так или иначе, но Энлиля не мог не интересовать успех его верховного жреца. Божество было готово вложить в фигуру какие-то ресурсы, но сила Ауру была не нужна. Её всё равно не хватило бы, чтобы возвыситься над сильными мира сего. Зерхан… Да что там Зерхан – его подчиненные, которых не могло не быть, должны были обладать могуществом, значительно превосходящим считающийся наивысшим уровень. А это значит, что небольшой шаг вперёд позволит их разве что нагнать.

Ауру не требовалось привыкать быть отстающим. Точно так же, как не требовалось учиться проигрывать. Бесспорно, будучи учеником Зерхана, Аур мог явиться к нему и склонить голову, вернувшись под его крыло, но… Было в самой мысли об этом что-то отталкивающее даже несмотря на то, что она соответствовала принципам выбора оптимального пути. Несколько десятков лет чернокнижник учился у этого человека. Уважал его, чтил знания, опыт и мудрость, им накопленные, но всё-таки отделился, найдя свою дорогу. И последнее напутствие, сорвавшееся с уст наставника, только подкрепляло веру Аура в правильность собственного решения. Конечно, после этого Аур не оборвал все связи с учителем, продолжая общаться как через письма, так и лично, но к этому моменту они уже не были учителем и учеником. Был лишь перспективный магистр-чернокнижник Аур из Сиктимы, и доживавший свой век Зерхан Вавилонский.

«Никогда не оглядывайся назад».

Сказанное не вернуть, увиденное не забыть, а сделанное не обратить вспять. Однажды сбросившему ученическую мантию Ауру было бы неправильно вновь идти в ученики к человеку, давшему ему все возможные знания… И окружившего его почти отеческой заботой. Потому-то чернокнижник и решил выйти из конфликта, одну из сторон которого возглавлял единственный дорогой Ауру человек. Живой, а не мёртвый. Безумие ли двигало Зерханом, или у того были какие-то свои, оправдывающие грядущее истребление целой планеты мотивы, но в одном Аур был уверен точно: в этой войне он участвовать не будет. Аур категорически не желал порочить память о человеке, которым Зерхан когда-то был.

«А в том, что он уже не тот, что прежде, я уверен. Время меняет людей…».

Разъехавшиеся в стороны входные двери, обслуга, с готовностью указавшая путь – и вот уже чернокнижник входит в сокрытую под землёй на глубине в полтора десятка метров лабораторию Кощея. Совершенно обычные для рабочего места тёмного мага элементы Аура не впечатлили, но разложенные на тянущихся вдоль стен столах плиты с поблекшими рисунками смогли привлечь его внимание.

- Позволишь?

- Странный вопрос. От тебя в таких обстоятельствах я не ожидал его услышать. – И без того острые черты лица Кощея за прошедшие с момента их последней встречи часы, казалось, ещё сильнее заострились. Усталость ли, или обречённость стала тому виной, но сейчас тёмный маг выглядел подобно ожившему трупу: такой же бледный и истощенный. – Смотри. Но едва ли ты сможешь что-то прочесть: эти плиты не из нашего мира.

- И они хранятся у тебя? – Голос Аура наполнился скепсисом. – Ты ведь шутишь?

- Вовсе нет. Разве я говорил, что это оригиналы? Объемные копии, в точности повторяющие форму, вес и реакции материала на внешние факторы – вот, что это такое.

- Но принципы межмирового перемещения тебе всё же неизвестны?

- Увы. Я не настолько сильный маг, а господин для серьезных дел выбирает действительно талантливых. Хотя… Кому я это объясняю? Его собственному ученику…

Кощей покачал головой, а застывший было изваянием Аур резко обернулся, вперив в собеседника взгляд ярко полыхающих глаз.

- Я не терял время зря. Ты запретил мне покидать это место и разговаривать с кем-либо, но фамильные архивы я перерыл от и до, насколько позволяли сроки. Знаешь, ведь господин Зерхан сам когда-то сказал моему прадеду о том, что тайна рабского контракта была известна только его ученику. Единственному ученику. Ученику, о судьбе которого разузнать ничего не удалось – прошло слишком много лет между твоей «смертью» и возвращением к жизни господина.

- Знание этой тайны ничем тебе не поможет, Кощей.

- Владислав. Так меня назвали родители. – Мужчина подошёл к одному из рабочих столов, опустившись в одно из свободных, не заваленных хламом кресел. – И я понимаю, что моя смерть неизбежна. Ты показал мне слишком многое… Но, быть может, ты согласишься ответить всего лишь на один вопрос?

Аур опустил веки на секунду, гася эмоции и анализируя ситуацию. О том, каким именно будет вопрос, он уже знал, а потому – дал ответ сразу же, одновременно касаясь конструкта рабского контракта. Его приказ шёл вразрез с желаниями самого Кощея, а потому его требовалось слегка усилить.

- Я никогда не шёл против учителя. И видит небо – не хочу идти сейчас. Тебя устраивает такой ответ, Кощей?

- Полностью.

А секундой позже Аур передал команду в печать, гарантируя тем самым безукоризненное исполнение Кощеем этого приказа. Через несколько часов тёмный маг умрёт от естественных причин, не оставив ни улик, ни следов. Смерть настолько банальная, насколько же и обычная.

- Позволишь…

- Нет. Я запрещаю тебе связываться с родными или пытаться оставить им сообщение.

Кощей вздохнул и грустно улыбнулся: он и не ожидал, что человек, решивший его устранить, позволит ему напоследок поговорить с родными. Прожив долгую и богатую на события жизнь, он считал, что повидал уже достаточно. Что с его личностью и характером, подобным закаленной стали, не пристало бояться смерти…

Но почему-то лились слёзы, прочерчивающие на впалых щеках тёмные дорожки, а на душе было нестерпимо грустно. Не за себя, нет: Кощей сожалел о том, что ему не оставили возможности поговорить… Даже просто увидеть дорогих его сердцу людей, которых возведённая в абсолют верность господину так и не сумела заменить.

Убивая, будь готов быть убитым. Простое правило жизни, которое Кощей вроде бы принял давным-давно… Но которое совсем не помогало смириться с бесшумно приближающейся смертью…

***


Покинув дом Кощея, Аур вернулся в офис, где его терпеливо дожидалась Каролина… И все члены совета, собравшиеся в головном офисе за каких-то полчаса. И последним в просторный зал вошёл именно Аур.

- Господин Бессонов. – Первым подал голос Хельмет, воспользовавшийся своим положением заместителя. – Я подготовил документы, насколько это было возможно в столь сжатые сроки.

- Отлично. Твои прогнозы?

- Наших свободных финансов не хватит для проведения столь масштабной операции. Церковь отличается очень хорошим аппетитом в отношении денег…

- Точнее?

- В лучшем случае мы сможем «обновить» двадцать один процент российских церквей, мечетей и прочих святилищ, в худшем – четырнадцать процентов. В это число не входят церкви в крупных городах, так как «цены» там возрастут на порядок, а то и на два.

- И запугиванием в данном случае тоже ничего добиться не удастся… - «А связывать рабским контрактом главенствующих над церковью людей слишком опасно». - Что ж, я обращусь к императору за поддержкой – едва ли он откажется от таких перспектив.

С учётом того, что Аур планировал предложить тому должность жреца и, соответственно, увеличение силы избранных из числа «паствы», согласие было практически гарантировано. Едва ли правитель России пренебрёг бы подобным инструментом для усиления себя и своих людей. Слишком высок был бонус – и слишком незначительны прикладываемые усилия. Сумма, неподъемная для частной корпорации, на фоне бюджета целой империи смотрелась попросту блекло при том, что даже пятипроцентный рост, - который в случае с божественной милостью весьма глупо оценивать в процентах, но пусть будет так, - будет воспринят подобно манне небесной. Шансов на победу в противостоянии с Зерханом у императора всё равно не появится, но кто ему о том сообщит?

- И всё-таки, в чём заключается план? Мои ребята укладываются в сроки и выполняют всё в точности, но никто не понимает, чем именно мы занимаемся.

Подчиненные Раскольникову маги были напрямую задействованы в создании первых заготовок под «источники веры», для любого одарённого новой эпохи выглядевших как нечто совершенно непонятное даже несмотря на точность предоставленных схем. В таких условиях появление определённых вопросов было ожидаемо, и потому Аур сразу перешёл к следующему пункту. А именно – к посвящению членов совета в будущий план.

- По очереди подходите ко мне. Я обновлю установки в контрактах в соответствии с новыми обстоятельствами.

Члены совета слегка удивились, но приказ выполнили. Всего за пять минут Аур не только обновил установленные в рабских печатях правила, но и досконально проверил их на невмешательство, добавив пару лишних, исключительно декоративных контуров. Для того, чтобы вплести в столь сложную и проверенную временем конструкцию новые элементы требовалось время, которого у чернокнижника не было. А потому вариант, при котором создавалась лишь видимость дополнительной защиты, способной остановить сведущего оппонента от бездумного вмешательства в работу печати, выглядел не так уж и плохо. К проводникам своей воли и, по совместительству, членам совета, маг уже привык, и терять кого-то из их не желал. Исправно, добровольно и с полной самоотдачей выполняющие свою работу люди для этого были слишком редки…

- Итак. Вы все – приближенные ко мне люди, в верности которых не приходится сомневаться, а потому общие элементы плана я донесу до вас всех. Детали будут сообщены только тем, кому придётся работать непосредственно с ними. – Аур подпер подбородок сложенными в замок руками. – В первую очередь скажу, что создаваемые нашими магами предметы являются вместителями божественности, за счёт которых мы сумеем превратить липовые храмы в истинные. Истинные места веры будут передавать всю собранную энергию тому богу, которому они посвящены независимо от того, кому молится пришедший в них человек. Вопросы по этому пункту?

- Отбрасывая тот факт, что это аморально… - Женщина невольно поправила цепочку, на которой покоился маленький золотой крестик. - … всё ясно и понятно.

- Раскольников?

- Я атеист, так что сказать ничего не могу. Эти… настоящие боги действительно настоящие?

- Истинные боги были давным-давно забыты и, как я подозреваю, не без помощи со стороны. Но они столь же реальны, сколь и мы с вами. Просто существуют в иных пластах реальности, из нашего черпая лишь требуемые силы. – Аур вытянул перед собой руку – и на нём закружился небольшой вихрь. – Энлиль – верховное божество ветра. Но, несмотря на это, его благословление увеличивает силы любого мага, каким бы элементом тот ни пользовался.

- Какую выгоду корпорации принесёт воплощение этого плана в жизнь?

- Деньги и влияние. Первые месяцы мы будем расширять сеть не распространяясь об этом, однако со временем маги сами прочувствуют на себе пользу от служения истинному богу. – В былые времена большая часть магического сообщества презирала тех, кто служил богам, но в современном мире эффективность порою заменяла честь. Следовательно – даже без учёта обычных людей последователей будет более, чем достаточно. – Не без помощи императора, но мы сумеем прибрать к рукам все религиозные организации. Гарантом непредательства послужит тот факт, что в моих силах лишить благословления любого другого человека. А уже после этого прибыль станет только вопросом времени…

О существовании могущественного человека, которому эта схема не придётся по вкусу, Аур решил умолчать. Так или иначе, но ему требовалась благодарность божества, за счёт которой можно будет оставить практически захваченный учителем мир.

- Но без поддержки правительства это невозможно. – Пробормотал Хельмет задумчиво. - Не думаю, что следует предпринимать какие-то меры до заключения договора.

- Заранее озаботившись изготовлением источников божественной силы мы сумеем уже во время переговоров продемонстрировать эффективность оных. Это первое. – Аур мягко, почти добро улыбнулся. – Второе – я преследую и иную цель, для достижения которой требуется в том числе и распространение этой веры. - «Как угодно и кем угодно» - мысленно добавил чернокнижник, ничуть не изменившись в лице. - Дополнения? Комментарии? Предложения?

Высказаться не решился никто. То ли у членов совета действительно не было вопросов касательно нового и, судя по всему, основного направления, то ли они попросту не решались их задать, проникнувшись наполнившей помещение атмосферой. Желание Аура в этот раз было не просто произнесено на словах – оно, влекомое магией, впечаталось в разумы его подчиненных, и новые правила рабской печати этому только поспособствовали.

- В таком случае на этом мы и закончим. Приступайте, господа. Сконцентрируйте все свободные ресурсы на изготовлении заготовок и подготовки почвы для экспансии. Хельмет, останься.

Помещение совещательного зала быстро обезлюдело, оставив Аура и Хельмета наедине. И чернокнижник явно не горел желанием тянуть время, сразу же перейдя к делу.

- Не малую долю работы на себя возьмут великие кланы, так что от тебя требуется подготовка соответствующей почвы. Когда я говорил про использование всех свободных ресурсов, я имел ввиду именно все, какие мы можем себе позволить привлечь. В ближайший месяц нам потребуется по меньшей мере пятьдесят тысяч заготовок, из которых тысяча должна быть готова уже через два дня.

Немец нахмурился, прикидывая доступные «производственные мощности» - наличие своих и наёмных магов, которым можно поручить создание заготовок. С последними всё было не так просто, так как из-под их рук должны были выходить части требуемого, но никак не полноценные экземпляры. Таким образом, отсечётся значительная часть желающих заполучить в свои руки нечто, столь яростно производимое обзавёдшейся кое-какой репутацией корпорацией. О полноценном режиме секретности при столь масштабном производстве не могло идти и речи, так как пары-тройки тысяч одарённых в подчинении у Аура не наблюдалось. Несколько десятков магов да три сотни одарённых – вот и все резервы, чью верность можно было гарантировать. Остальных предстояло привлечь со стороны, а при таком подходе промышленный шпионаж становится всего лишь делом времени.

Все эти мысли пронеслись в голове мужчины за пару секунд, после чего Хельмет кивнул:

- Придётся привлекать магов и одарённых со стороны, но мы справимся с этим заказом, если заготовки не будут требовать дополнительной обработки нашими силами.

- Я удивлен, что ты знаешь, о каких именно заготовках идёт речь. Изначально их производство поручалось Раскольникову.

- За вашими личными поручениями я стараюсь присматривать лично, даже если задача ставится перед кем-то другим.

- Похвально. Но ты можешь не беспокоиться об этом: финальная обработка потребует только нахождения всех заготовок в одном или нескольких местах, но крупными партиями. Таким образом, я смогу одновременно закончить их все.

- Это немаловажная деталь.

Аур в ответ хмыкнул, после чего продолжил:

- Ещё один момент – мне нужно организовать место, в котором можно беспрепятственно провести встречу с главами кланов. Для начала я поговорю с Волковыми, Световыми и «наследниками» Ветровых.

- Клан Горских? Насколько мне известно, они всё ещё не могут претендовать на звание великого клана даже несмотря на «усвоенные» ресурсы.

- При этом они не являются рядовым кланом, приняли к себе львиную долю магов Ветровых и всё ещё ищут союзников среди тех, кто не столь активно растаскивал их «старую родину».

- И в качестве союзников для них уготовлены Световы и Волковы?

- Не факт, что все стороны будут за заключение союзного договора, но за небольшой отвлекающий фактор необходимость совместной работы сойдёт. – Аур поднялся со своего места, кивнув в сторону входной двери: - Пойдём. Мне ещё многое нужно успеть сегодня… И ещё одно: организуй всё так, чтобы создавалась убедительная видимость долгосрочности всего действа. Или… Да, изначально организуй всё на долгий срок.

С этими словами Аур покинул зал, коснулся коммуникатора и начал сеанс связи с имперской канцелярией…

Глава 14.

На приём к Императору Аур попал практически идеально: за четверть часа до конца срока, его волей отмеренного Кощею.

«Если, конечно, сие действо можно считать приёмом» - подумал чернокнижник, едва заметно улыбнувшись и обведя взглядом окружённую крайне серьезной защитой парковую зону вокруг одного из малых «дворцов», принадлежащих правящей семье. Так как физическое тело императора было всё так же парализовано, встреча должна была пройти в иной плоскости существования, контролируемой им самим, но несмотря на это император будто бы чего-то опасался. Но если в прошлый раз Аур не ожидал встретиться с духом такой силы, то сейчас маг к этому хорошо подготовился. Во-первых, из-под руки чернокнижника вышли артефакты, названные им астральными маяками или «якорями» для души, позволяющие в любой момент вернуться в тело и прервать разговор даже несмотря на возможное противодействие. В прошлый раз император сам был не рад оказаться во внутреннем мире Аура, и потому сегодня он этого точно не допустит. Маяки же потребовались на тот случай, если нейтральная территория окажется не такой уж и нейтральной, и Аур там застрянет на относительно долгий срок. Относительно потому, что гипотетическому стрелку хватит и половины секунды на поражение беззащитного мага. Артефакты и пассивная защита? На всякий доспех найдется свой чекан, и магия от холодной стали в этом плане ничем не отличалась. Серьезное оружие и серьезная пуля – и вот уже в голове появилась неаккуратная дыра, а лишенный вместилища дух подвергается атаке непосредственно императора. И пусть время во внутреннем мире в прошлый раз тянулось необычайно медленно, вплоть до ничтожных долей секунд за долгие часы разговора, но Аур не контролировал этого явления, и потому не мог быть в нём уверен. Отсюда следовал и второй пункт: наличие подкрепленной вторым потоком сознания динамической автономной защиты, формируемой обновленным протезом-концентратором на основе реакции того самого потока. За счет замены тюрьмы Каролины на два менее эффективных, но работающих в паре кристалла душ выросла пропускная способность ценою снижения степени контроля и, соответственно, падения КПД заклинаний, сформированных при помощи концентратора. Этот минус был весьма критичен в дуэлях, но для предусмотренных Ауром стычек его наличие не играло роли: скорость при побеге и вынужденном сражении одновременно со множеством противников была важнее. Аур просто не видел смысла в убийстве императора или его подчиненных, так как это не могло ничего ему дать ни прямо сейчас, ни в перспективе. Один чернокнижник, выступивший против пусть даже десяти магов сравнимой силы без серьезной, - ведь речь шла об архимагах высшей ступени, - подготовки неумолимо проиграет, как бы ему не благоволила судьба. А если упомянуть возможности императора России на подконтрольной ему территории…

Даже полубогу стало бы грустно.

Аур время от времени шёл на риск, но не восхвалял его. Перспектива расстаться с жизнью из-за незнания пугала его гораздо больше фатальных ударов по гордости могучего тёмного мага. И потому он решил не влезать на игровое поле, даже не поделённое между равными игроками, а подконтрольное одному манипулятору, чей возраст перевалил за несколько сотен лет. Как минимум затаиться, а как максимум перебраться в более спокойный мир, раз уж такая возможность явила себя. Ответ на главный вопрос – удастся ли – зависел в том числе и от результатов его маленькой игры с императором и кланами.

Знакомое чувство толкнуло сознание Аура к месту встречи, которое, к вящему удивлению чернокнижника, располагалось буквально в двух шагах. Его дух буквально «выпал» из тела, а спустя несколько секунд субъективного времени рядом показался и сам император.

- Вижу, ты серьезно подготовился к этой встрече.

Не заметить приготовлений Аура было невозможно, но на то и был расчёт. Простая как топор система защиты не содержала в себе ничего, способного атаковать, что должно было обеспечить спокойное отношение императора к самому факту подготовки. Ведь неизвестные артефакты вполне могли натолкнуть его на неверные мысли касательно целей чернокнижника.

- Доверчивые во все времена первыми отправляются на тот свет.

- Но и с параноиками не все готовы вести дела. Впрочем, в нашем случае это даже оправданно. – Император слегка улыбнулся, но выражение его лица быстро похолодело. – Я весь внимание.

- Что ж…

И Аур рассказал собеседнику то же самое, что и Кощею, и, с некоторыми поправками, своим людям. Единственное отличие – во время нынешнего разговора он куда больше упирал на перспективы начала работы с богом для императора и его подчиненных, и куда меньше – на возможные сложности и ограничения. Естественно, правитель России и не почешется, покуда не получит максимально подробное и сухое описание замысла, основанное на одних лишь фактах, но создать правильный эмоциональный настрой всё равно было важно. Ведь даже бледные оттенки эмоций способствовали снижению критичности мышления, а отчаянно противостоящий Зерхану император не мог не испытать радости из-за появления ещё одной песчинки, способной склонить чашу весов в его пользу.

От императора требовалось лишь поспособствовать получению допуска до «мест веры», как расплывчато обозвал Аур разномастные церкви, мечети и прочие центры распространения религии. Магического потенциала у тамошних алтарей не было совершенно, и отторгать будущие концентраторы веры соответственно было некому. Всё предельно понятно и очень просто, с превосходными перспективами… на ближайшее будущее. О том, как всё обернётся, стоит только Зерхану узнать о происходящем, судить было глупо. Тот мог как ускорить темпы претворения в жизнь своего плана об абсолютном мировом господстве, так и воздействовать более мягко. Убрать истинного императора, например, а после слегка уменьшить ряды верных ему людей, не обделив вниманием и источник идеи о возрождении божественного культа. Но и на то, и на другое требовалось некоторое время, а Ауру только и надо было, что продемонстрировать Энлилю свои возможности, да стребовать, - или всё-таки выпросить? – с того врата в другой брошенный богами мир.

- … в общих чертах так всё и обстоит.

Серьезно задумавшийся император, которому Аур продемонстрировал не стихийное проявление, - всё-таки их текущее состояние было далеко от материального, - а банальную энергию, непохожую ни на что другое, с хладнокровием бездушной машины просчитывал варианты, сохраняя на лице подчёркнуто-благодушное выражение. С момента их встречи в нематериальном мире прошло всего сорок минут, в то время как в реальном что-то около трех с половиной секунд. По сравнению с прошлым разом время текло значительно быстрее, и Ауру это не то, чтобы очень понравилось. Вот только демонстрировать это он не спешил.

- Звучит очень и очень неплохо, но меня настораживает один момент. Ты – суть верховный жрец, и только от тебя зависит благословение кого бы то ни было. Как и отлучение от неё.

- Отнюдь. Я могу попросить за назначение тех или иных людей на посты жрецов, но не в моих силах заставить бога, - Аур особо акцентировал внимание на этом слове, - отказать в благословении устраивающей его кандидатуре. В то же время, увеличение числа святилищ так же не играет мне на руку…

- Но тогда в чём твоя выгода?

- Я не горю особым желанием сталкиваться ни лично с Зерханом, ни с его учениками. Так получилось, что в прошлом я знал его, и уже тогда он был ничуть не слабее меня. – Император коротко кивнул, давая понять, что он как минимум не питает ложных надежд. Как жаль, что способность увидеть угрозу не дарует возможности эту же угрозу свести на нет. В противном случае магия развивалась бы совсем иными путями... – К этому моменту он прожил несколько сотен лет. Как максимум – все две тысячи. И мощь, которую он наверняка приобрёл за эти годы, несравнима с тем, что есть у меня. За неимением вариантов я избрал присоединение к твоему лагерю, но вышло так, что на меня обратил внимание Энлиль. Я стал его верховным жрецом, и если прямо сейчас это просто титул, то по мере распространения веры в моего покровителя я получу надёжную защиту. В моё время верховные жрецы не обладали особой мощью, но их всё равно опасались убивать или оскорблять. Как, впрочем, и жрецов ниже рангом…

До этого момента слова Аура о положении верховного жреца ещё соответствовали действительности и, в целом, чернокнижник старался произвести впечатление выкладывающего правду человека, то дальше он принялся разве что не буквально раздувать из мухи слона.

- … Убийство влиятельного жреца сильного бога так или иначе привлечёт внимание божества даже не к убийце, а к тому, кто отдал такой приказ. И наказание может оказаться вполне серьезным и способном сильно осложнить человеку жизнь. А уж если этот человек бессмертен, то подобные проклятия переходят в разряд очень и очень большой проблемы, испытать которую на себе не захочет никто. В прошлом даже архимаги держались подальше от серьезных конфликтов со служителями истинных богов, за счёт чего тех и не истребили.

- И ты рассчитываешь на то, что Зерхан не решится на твоё убийство?

- Я просто не дам ему повода для этого. А там… Бессмертие не есть уязвимость, а аппетиты Зерхана гарантируют появление у него всё новых и новых врагов. – Аур развел руками: - Но этот план будет актуален только в том случае, если ты и твои сторонники потерпите поражение.

- Значит, ты выбрал нейтралитет.

- Нейтралитет. Но та поддержка, которую я смогу предоставить в качестве нейтрального верховного жреца намного ценнее, нежели непосредственное участие в войне одного чернокнижника уровня архимага. Знания я готов обменивать на тех же условиях, что и до этого.

- Что ж, я не могу винить тебя за такой выбор. Но торговаться мы будем долго…

Аур «понимающе» улыбнулся. Если этот этап плана действительно удалось претворить в жизнь, то, возможно, всё не так уж и плохо…


***


Кощей, в томительном ожидании восседающий перед терминалом, явственно ощутил приближающуюся смерть – а в следующее мгновение, сразу после активации рабской печати, принялся вручную вносить в терминал какие-то данные, то и дело промахиваясь по клавишам. В соответствии с первой установкой контракт должен был всего лишь повредить мозг, дабы Кощея нельзя было реанимировать, но после начала процесса маг грубо нарушил сразу несколько заложенных установок, что повлекло за собой попытку его умертвить невзирая на последствия. Перед глазами тёмного мага всё мутнело и плыли чёрные пятна, сердце уже отказало, в венах образовывались тромбы, а лёгкие сводило судорогой… но он всё ещё держался. Эти несколько секунд превратились для Кощея в вечность, ибо он в буквальном смысле сражался со смертью за право прожить ещё чуть-чуть. И контракт, несмотря на всё своё могущество, не справился со своей задачей, позволив тёмному магу, отдавшему душу бездне, отправить одно сообщение…

***

В то же время Аур внутренне довольно ухмыльнулся, так как время он засёк весьма точно, а заложенная в печать программа устранения, наносящая неустранимые повреждения мозга, обеспечивала быструю и надёжную смерть Кощея. Что до души, то печать гарантировала так же и то, что знания слуги не достанутся врагу даже от его нематериальной частицы. Последний всплеск заложенной в неё энергии наносил отвечающему за память слою души в целом незначительные повреждения, но этого хватало для близкой к абсолютной амнезии. Вдобавок к этому, Кощей, ровно как и любой другой могущественный тёмный маг, длительное время работавший с душами, не мог не озаботиться защитой своего посмертия. Лишенная воспоминаний душа почти наверняка умчалась на перерождение, преодолев все мыслимые и немыслимые ловушки, неспособные её даже задержать. Сам Аур уповал именно на это свойство души, для поимки которой, - если та принадлежала архимагу, естественно, - требовался сравнимый с ним по силам специалист, которому было очень желательно заручиться поддержкой со стороны.

Всё складывалось как нельзя лучше, и чернокнижнику оставалось лишь договориться с представителями великих кланов о сотрудничестве. Конечно, Император, как лицо сильно заинтересованное, должен будет сделать всё от него зависящее для скорейшего развертывания сети настоящих храмов на территории России. В число этого всего должна войти так же и обращённая к кланам «просьба», которую те примутся выполнять… Но без должного энтузиазма ввиду того, что правду им едва ли кто-то скажет. Сам же император хоть и является правителем, чей род тянется к истокам рождения Российской Империи, но его власть не абсолютна. Великие кланы на то и великие, что государство во многом полагается именно на них. Производства, войска, просто организации, которые вроде как спонсируются страной, однако работают в них сплошь представители кланов. Аур узнал о масштабах явления ещё в то время, когда его корпорация только начала набирать обороты, но его это слабо волновало. В конце концов, чернокнижник намеревался просто обустроить себе надёжный тыл, а после с головой уйти в эксперименты и изучение магии. И помешать этому не смог бы ни орден, ни маги, не желающие делиться властью. Но жизнь – крайне интересная штука. Даже оказавшись на, казалось бы, вершине, Аур узнал о том, что как минимум ещё один человек добился даже большего. То, что этот человек – его учитель и наставник, на положение дел практически не влияло, так как, во-первых, история Зерхана с момента запечатывания Аура полнилась весьма противоречивыми моментами, весьма толсто намекающими на охватившее архимага безумие. Во-вторых, Аур сам был не рад своей неудаче в деле ученика, высший долг которого – превзойти учителя и оставить после себя кого-то, кто, в свою очередь, превзойдёт его. Своеобразный механизм эволюции магов от поколения к поколению, в котором всё испортила возможность жить вечно…

Возвращаясь к теме власти, добиться добровольного и эффективного сотрудничества со стороны великих кланов можно было лишь в том случае, если они проявят заинтересованность в вопросе. Так каким именно образом достичь этой заинтересованности? Первый вариант – предложить обмен, воспользовавшись не то, что доверием, но степенью знакомства с Дмитрием Световым. Едва ли последний стал бы доверять Ауру, который оказался совсем не тем, за кого он себя выдавал. Что же до Сергея, то его положение в клане не позволит организовать что-то серьезное или хотя бы значительно повлиять на решение отца. Это уже не игрушки подростков, один из которых наследник великого клана, а другой – основатель на удивление успешной корпорации. Это следующий уровень, сильно отличающийся от предыдущего.

Так или иначе, но Аур считал, что для максимального результата ему придётся поделиться многими знаниями, за которые в иной ситуации у того же императора можно было бы выторговать неприкосновенность и защиту до тех пор, пока тому не стало бы известно всё то, что хранит в своей голове Аур. К вящему сожалению чернокнижника, больше предложить ему было нечего. Золото - не тот ресурс, за который можно купить серьезную услугу, да и оставалось его не так, чтобы очень много. Власти у Аура в сравнении даже со средней силы кланами не было, а уж великие на его корпорацию и вовсе могли не обращать внимания. Похвальным было её крайне быстрое появление под руководством очень талантливого в магическом плане безродного, но не более того. Оставались только знания и личная сила, но после травмы, связанной с запечатыванием, и последующей случайной встречей со жрецом неизвестного бога, Аур старался лишний раз не рисковать. Битву с благословленным божеством архимагом можно не пережить, и шанс на такой исход заметно вырос после первой встречи. Противник не только выжил, но и не получил травм. Следовательно – донёс до своих коллег информацию о существовании тёмного мага, пользующегося заёмной силой другого бога. А уж знающим людям не составит труда по остаточным эманациям определить, какого именно.

Энлиля забыли, вера в него угасла – и вдруг появляется его последователь, использовавший отнюдь не рядовой ритуал. Бог, у которого имелись действующие последователи, не мог не оказаться под пятой Зерхана, в чьи привычки входил скрупулезный контроль над ситуациями, в которых он так или иначе был замешан. Здесь же наставник Аура был полноценным, если не единственным, игроком; за несколько веков он обрёл такую силу и обзавелся такой властью, что противостояние с ним было сродни самоубийству. Аур не знал об этом точно, но предполагал, ибо в его интересах было бы поступить так же. Возможно, Зерхан тоже поначалу не рисковал и занимался исследованиями в поисках того же истинного бессмертия, а уже после пришёл к необходимости захвата власти во всём мире. Скажем, его планы в какой-то момент должны были затронуть всю планету и неумолимо привлечь внимание – а в качестве превентивной меры выступил её захват. Описать просто, реализовать почти невозможно.

«К счастью, у меня ещё есть время для того, чтобы подготовить первую партию».

После заключения соглашения с императором, Аур на своих двоих, соблюдая все мыслимые и немыслимые меры предосторожности, добрался до одного из выкупленных корпорацией зданий, переделанных под жилые комплексы. Здесь, среди нескольких принадлежащих сотрудникам квартир, находилась обставленная под офис студия, которой в обычной ситуации пользовались агенты корпорации. В главный офис Аур решил не идти, так как на фоне предыдущих провалов, вынудивших его не единожды менять запланированное самым коренным образом, уверенности в идеальном исполнении задуманного не было ввиду недостатка информации.

И теперь, работая с автономным терминалом и переводя в электронный формат то, что может заинтересовать великие кланы, чернокнижник, едва заметно улыбаясь, параллельно продумывал детали следующего обращения к Энлилю. И пусть обращение это случится не скоро, а примерно через месяц, когда тонкий ручеёк энергии потечёт к божеству, но начинать копаться в воспоминаниях лучше уже сейчас. Ведь Аур никогда особо не интересовался жреческой магией, а все его познания ограничивались вдолбленными наставником в голову правилами «общения» с божественными и околобожественными сущностями, а так же сугубо практическими ритуалами, которые мог провести любой достаточно сильный маг…

Срабатывание сначала одной, а после ещё нескольких рабских печатей прервали эти неспешные размышления, заставив чернокнижника заскрежетать зубами. Рабские контракты не выдавались всем подряд – лишь тем людям, чьё положение требовало жёсткого контроля и абсолютной верности. А сейчас, прямо сейчас, эти люди гибли один за другим. И если первые смерти вызвала печать, защитившая таким образом содержимое голов захваченных в плен рабов, то сейчас кто-то планомерно убивал его, Аура, людей. Скорее всего, нападавшие решили таким образом освободить дух от тела и, соответственно, печати, а уже после его допросить. Маг сам не единожды проворачивал нечто подобное, но целью тогда выступали носители куда как менее совершенного магического конструкта. Созданная же Зерханом печать была совершенна, и кто-то со стороны ни при каких обстоятельствах не смог бы получить желанную информацию.

Ухватившись за канал связи с Каролиной, оставшейся в головном офисе, Аур, сам того не желая, сумел взглянуть на мир глазами банши: та с прожорливостью оголодавшего хищника выпивала души из нападавших, в числе которых было не то, чтобы очень много простых людей. Мастера, изредка – магистры узкой специализации. Тёмных магов Каролина обходила по широкой дуге, справедливо полагая себя недостаточно сильной для прямого столкновения с кем-то вроде её господина и учителя. Что до «светлых» магов, то их оставалось только пожалеть.

Пока один поток сознания наблюдал за действиями Каролины, второй пытался получить информацию из терминала, поочерёдно подключаясь к камерам и наблюдательным пунктам. Везде – тишина и информационный вакуум, распространившийся на весь район, в котором находился главный офис корпорации. На всякий случай Аур попытался связаться с Кощеем, но тот, как и ожидалось, не ответил. Трупы в принципе особой разговорчивостью не отличались, а трупом глава тёмных магов был стопроцентным. Спасти его в той ситуации могло лишь явление лично Зерхана, который по доброте душевной снял бы печать. Но что тому делать в России, если лично к подчиненным такого уровня он никогда не совался, судя по рассказам всё того же Кощея?

Вот только если нападение организовал не Зерхан и не император, то это могут оказаться люди ордена, что весьма и весьма маловероятно. О последних известно императору, а уж хозяйничать на своей земле он не позволит никому. Следовательно, источник проблемы или неизвестен, или незамечен. А если судить по обширно освещаемому в прямом эфире нападению на офис корпорации и отрядам военных магов, прямо сейчас вступивших в бой с нападавшими, императора можно тоже вычеркнуть. Вряд ли он играет за обе стороны: ему это просто не выгодно, так как что-то большее он от Аура едва ли получит, но сумеет добиться его ухода в подпол, оставшись ни с чем.

«Так значит ли это, что меня обнаружил учитель…?».


***


О том, чтобы лично отправиться в головной офис не было и речи. В этом просто не было смысла из-за того, что инициатор нападения от таких действий гарантированно ничего лишнего не потеряет, но приобрести может многое. В случае, если атаковал кто-то незначительный, личное участие Аура в отражении такого небольшого, - а отряд без единого архимага в своём составе суть пустое место, - нападения не требуется. Государственные службы сами со всем прекрасно справятся. Но если за атакой, проредившей ряды подчиненных чернокнижника, стоит некто влиятельный, то…

Тут появляются варианты. Ценность как таковую корпорация для сильных мира сего не представляла совершенно, так как небольшой бизнес на политической арене едва ли котировался. Зато знания мага ушедшей эпохи – совершенно другое дело. Аур сам бы с большим удовольствием устроил охоту за человеком, обладающим ценными знаниями и сравнительно малой силой. Следовательно, атака могла быть способом спровоцировать Аура на активные действия: сражение или активное участие в поиске инициаторов. Зачем? Да хотя бы для того, чтобы даже не организовать наблюдение за целью, коей и мог оказаться чернокнижник в глазах неизвестных, а просто собрать о ней побольше сведений. Трудно отыскать одного мага в огромном мегаполисе. А уж если тот достаточно скрытен, передвигается только на проверенном транспорте и не брезгует пользоваться тёмной магией, задача переходит в разряд невыполнимых.

Вариант за номером два преследовал ту же самую цель. Информацию об Ауре можно было добыть как слежкой, так и старыми-добрыми пытками, коими требовалось подвергнуть приближенных к нему людей. Последних было не так много, но на безрыбье за источник информации сойдут и члены совета корпорации, по долгу службы хорошо осведомлённые о приказах своего «начальника». Не факт, что нападавшим было известно о рабских печатях – слишком грубыми были их действия в самом начале, но они точно поняли свою ошибку. К тому моменту, когда Аур обратил внимание на происходящее, начались попытки именно захватить его людей. И если поначалу это выходило плохо из-за качества исполнения рабских контрактов, переплетённых не только с телом, но и с душой носителя, то последнюю из печатей даже сумели удалить до того, как захваченная секретарша скончалась. Всего пара секунд, после которой её мозг окончательно превратился в смешанную кашу, а очищенная душа отчалила в мир иной, но важен был сам факт: печать удалили до того, как погиб носитель. И это в условиях крайней спешки и оказываемого бойцами корпорации сопротивления.

- «Каролина, убей всех наших людей на третьем этаже. После начинай двигаться вверх, и устраняй всех, кого встретишь».

Нет людей – нет проблем. Не такими уж и ценными были сотрудники корпорации, чтобы ради призрачной возможности сохранить их жизни ставить на кон собственную безопасность. Пока маги и солдаты императора прорвутся в здание, пока нагонят нападавших, захвативших системы здания уже начавших подниматься вверх по этажам пройдет по меньшей мере двадцать-тридцать минут. За такой срок можно не то, что переловить две с небольшим сотни человек, но и попытаться обезвредить несколько печатей, после чего благополучно уйти. В то, что их удастся задержать или предотвратить побег, Аур практически не верил: даже простые люди не идут на верную смерть так просто, а уж маги в рангах мастеров и магистров тем более. Деньги и обещания могут многое, но они должны хотя бы выглядеть реалистично.

Следовательно, продумано или полноценное отступление, или хотя бы способ передачи добытой информации. Сомнение вызывали методы и скорость добычи оной, так как нападавшие едва ли удовлетворятся сведениями, изъятыми из системы офиса. Финансовые документы, договора, переписки… Мусор, не стоящий и упоминания. Всё действительно ценное Аур хранил в голове, как и любой другой здравомыслящий маг.

В какой-то момент на передний план вышли эмоции банши: ярость, боль и жажда отмщения. Чернокнижник сконцентрировался, потоком своей силы расширяя и укрепляя связывающий его с Каролиной ментальный канал – и тихо выругался, не забыв, впрочем, подбросить ученице ряд мыслеобразов, способных помочь ей найти выход из нестандартной ситуации.

Вторженцы поднимались по этажам не с пустыми руками, и банши не повезло наткнуться на группу захвата, состоящую сплошь из «светлых» магов, вооруженных тёмными артефактами. Против Каролины применили Ловушку Душ, но ввиду её принадлежности к высшей нежити та не сработала как положено. Вместо запечатывания в сосуд Каролину всего лишь окатило волной концентрированной боли, спровоцировавшей ответный удар: четверо магов, среди которых затесался и магистр, просто рассыпались прахом, не успев защититься от энергии смерти. И теперь банши, окруженная вьющимися вокруг неё фиолетовыми молниями, - остаточный эффект от ловушки, - пыталась сбросить «хвост» из нашедших свою цель охотников. Из десятки магов к этому моменту в живых осталось лишь пятеро, но они уже догадались, с чем имеют дело, и потому соответствующе защитились.

Армированный бетон был весьма посредственным препятствием для боевых магов, и потому схватка быстро перекочевала со второго этажа на пятый, спровоцировав масштабные разрушения. От первого контакта до сего момента прошло всего тридцать секунд, а Каролина уже перебрала весь свой арсенал, не задев, впрочем, ни одного мага из пятёрки преследователей. В то же время её собственная энергия таяла, словно попавший под лучи летнего солнца лёд: известные ей универсальные защитные барьеры были не так эффективны против комбинированных чар артефактов, а специализированную защиту она ещё просто не успела изучить. Спасало банши лишь то, что её способности относились к тёмной магии, ко встрече с которой готовились не всякие боевики…

Появившееся в голове девушки желание покинуть здание было задавлено отчётливо ощущаемой волей господина, который, впрочем, не опустился до разъяснения причин. Каролина поняла лишь то, что от неё требовалось подниматься всё выше и выше, пробивая «тоннель» и чужими руками уничтожая вполне определённые части здания.

Аур же в эти секунды сконцентрировался на всего лишь двух потоках своего сознания: одним он вёл Каролину, помогая ей выжить, а другим – выбирал оптимальный путь, по окончании которых высотка должна была сложиться подобно карточному домику, оборвав жизни всех людей, не успевших сбежать или опуститься ниже третьего этажа, укрепленного магией. Подвалы, в которых находилось самое интересное, это не разрушит, но и попасть туда никому не удастся. Настоящий смысл во всём этом был лишь один: лишить нападавших возможности добыть так им необходимую информацию путём захвата заложников. Большую их часть убьёт обвал, а со всем остальным должна была справиться Каролина.

Благо, нежить сама по себе была лишена чувства жалости к живым, а приказ Аура эту черту только усиливал.

Ещё один сотканный из света, но на деле являющийся концентрированным магическим пламенем луч бессильно соскользнул по наклоненному в нужную сторону барьеру, проплавив в несущей стене дыру длиной в несколько метров. Каролина же проскользнула сквозь препятствие – и уже с другой стороны обрушила на стену мощный удар, заставивший конструкцию покачнуться…

***

Оказавшиеся в эпицентре маги только и сумели, что сформировать из отдельных барьеров полноценную круговую защиту, да в последний момент закрыться от пыли, начавшей обильно сыпаться с накренившегося потолка. О том, чтобы продолжить преследование, они даже не думали: слишком высоки были риски.

- Кэп, что делаем?!

- Готовим третье комплексное, будем прорываться до точки отхода. Время… - Мужчина с ловушкой душ на спине проверил зачарованные наручные часы. - … ещё семь минут. Наша группа операцию провалила.

Пара душ рядовых сотрудников, которые даже не были защищены неизвестной печатью, в счёт не шли. От них и вовсе было предписано избавиться на случай, если для действительно ценной добычи в устройстве не останется места. Вот только ни сам капитан, ни его люди не были готовы к столкновению с мало того, что высшей нежитью, так ещё и обученной каким-то маньяком применять заклинания запретной, тёмной магии! Новички, которыми капитан доукомплектовал отряд до положенной десятки полегли практически моментально, но этот факт всё только облегчил. Если раньше ветеранам приходилось прикрывать неопытных товарищей, то теперь они могли сосредоточиться только друг на друге… и на противнике, вопреки прогнозам потратившем на простые заклинания уже эдак два резерва магистра средней руки.

Заключавшийся в выматывании противника план провалился в момент, когда счёт пошёл на третий магистерский резерв. Тогда-то и началось обрушение порядком повреждённого здания, из завалов которого выжившим теперь предстояло как-то выбираться…

***

Каролина зависла на высоте нескольких сот метров над руинами, ещё несколько минут назад бывшими монументальным офисом корпорации её господина. Ничто, ни магия, ни технология не могли обнаружить её сейчас, так как сил у банши осталось совсем немного. Непродолжительное, но выматывающее сражение потребовало от девушки использования ста процентов её сил и, соответственно, демонстрации всего, на что та была способна. Каролина и сейчас, спустя пару минут после своего побега ощущала, как по нематериальному телу расползается даже не усталость, а боль: дважды ей приходилось пропускать через себя значительно большие объемы сил, чем обычно.

Но упоение боя пришлось банши по душе. Особенно ярко в памяти отпечаталось начало сражения, когда она практически идеально расправлялась с врагами, решившими выступить против господина. Вот только после ей не повезло наткнуться на группу магов, среди экипировки которых обнаружилось нечто, прозванное господином ловушкой душ. Это название пришло вместе с «эмоциями-советами» Аура, глазами подопечной наблюдавшего весь бой от начала до конца. И сказать, что ловушка стала для Каролины неприятной неожиданностью – значит не сказать ничего. Без своевременных наставлений Аура, без пусть едва ощутимой, но всё-таки подпитки, больше несущей эмоциональную составляющую, банши определённо проиграла бы, не выдержав даже первого, - к счастью, ставшего единственным, - применения ловушки.

Но сейчас важно было иное: господин её глазами наблюдал за ходом боя, а зрение высшей нежити позволяло вычленить много интересных деталей. Например, от внимания Каролины не укрылся тот факт, что военные, де-факто подчиненные канцелярии люди, не спешили вступать в открытую схватку, пропустив вперёд не кого-то там, а отряды Великих Кланов. Последние занимались зачисткой с переменным успехом из-за нежелания лезть в заботливо расставленные нападавшими силки. Те три этажа, что остались от многоэтажного здания, сейчас наполовину погребенного под завалами, к этому моменту напоминали бункер, в котором окопались не так давно контролирующие ситуацию наёмники. Обрушившийся бетон похоронил и таящиеся на внешней стороне стен высотки глайдеры, зачарованные на уровне, неподвластном большинству магов планеты. Их не видели раньше, когда они только прибыли и заняли свои места, их не видели в разгар сражения – и лишь после получения критических повреждений изуродованные груды металла явили себя, вызвав ещё большее неудовольствие тайных служб канцелярии. Ведь гигантские летательные аппараты пробыли у всех на виду не один день, но маги Российской империи оказались недостаточно компетентны, чтобы их заметить. Так мало того – машины должны были каким-то образом попасть в страну, пролететь над столицей, избежать сканирующих плетений и бдительного взора экранированных от магических воздействий спутников…

По репутации канцелярии был нанесён серьезный удар, который та не была намерена прощать. И если изначально силы великих кланов прибыли сюда для того, чтобы, согласно далеко не новым указам, «отметиться» в решении проблем возможного союзника, то сейчас их участие перешло в разряд отмщения за личную обиду. Прибывали полноценные боевые маги, могущественные, хорошо обученные «звёзды» из мастеров с магистрами во главе. Шансов у окопавшихся в руинах не осталось никаких, но вот потери и приобретения кланов в этой стычке ещё предстояло определить…


***


- Самое ценное удалось сохранить… Но не слишком ли рано всё началось? – Пробормотал Аур себе под нос, оставляя на листе бумаги одному ему понятные пометки. Древний язык, свой собственный шифр, неизвестный даже наставнику – всё это позволяло совершенно не беспокоиться о сокрытии написанного. Да и, на самом деле, выводимые твёрдой рукой символы сами по себе могли сказать совсем немногое. Ассоциации, вызываемые ими – другое дело, но свою память чернокнижник охранял даже более ревностно, нежели бумаги.

Кланы. Император и отказ в союзе. Убийство Кощея. Нападение. Снова кланы…

Свои ошибки признавать сложно, но именно способность делать это отличала дурака от умного. Аур недолго, - ведь времени прошло всего ничего, - пытался разобраться с подноготной происходящего, но все пути неизменно приводили к тому, что сигналом к началу послужила смерть Кощея. Или всё-таки его гибель стала лишь одним из факторов, склонивших чаши весов в одну сторону? На это указывала оперативность, с которой сработали нападавшие. Да и…

«Точно. Глайдеры находились на стенах здания уже минимум пару дней. Следовательно, операция готовилась давно…».

Но что-то было не так. Дебет не сходился с кредитом. Слишком много усилий, направленных на добычу информации – и отсутствие даже малых мероприятий, призванных отвлечь внимание от главной цели. Помнится, нападения на великие кланы китайцы организовали с шиком, буквально обставив всех и вся. Разделяй и властвуй – прекрасная стратегия, которой выходцы с востока пользуются повсеместно. Сейчас же Аур не сумел отыскать ни единого намёка на что-то, призванное отвлечь внимание от этого нападения. Следовательно, сама эта атака была или преждевременна, или являлась частью чего-то большего. Предпочтительным непосредственно для Аура оставался лишь второй вариант, так как первый практически гарантировал раскрытие его личности перед Зерханом.

«И если это действительно произошло, то учитель не допустит возрождения истинной веры в любом виде…» - Ауру вспомнился жрец, мечущий молнии. – «Неподконтрольной ему веры, по крайней мере».

Увлеченный перебором доступной информации по нападению, Аур не заметил, как пролетело два часа. Ситуацию с корпорацией взяли в свои руки выжившие члены совета, в число которых вошёл Хельмет, отделавшийся множественными переломами и руководящий всем из больницы, и Раскольников, которого в принципе убить было достаточно тяжело. Не то, чтобы он был особенно сильным бойцом, но, как ответственный за военное направление, мужчина никогда не расставался с охраной, а все свои передвижения тщательно планировал и организовывал. Таким образом, во время нападения он оказался на другом конце Москвы, на территории заводика партнёров, где совместно с силами охранения оного вполне успешно отбился от крошечного отряда нападавших. Это стечение обстоятельств позволило магу до определённого момента спокойно заниматься своими делами…

Но момент этот как-то резко подошёл к концу: за окном зарычал приземляющийся прямо на проезжую часть правительственный глайдер, - отнюдь не везде в столице имелись площадки для воздушного транспорта, - а высадившаяся из него группа магов направилась прямиком в здание, ставшее временным убежищем Аура.

Произвести сколь-нибудь серьезные приготовления чернокнижник не успевал, и потому решил ограничиться сугубо джентльменским набором заклинаний, расположившихся в дверных и оконных проёмах. Ничего серьезного и сокрытого, простенькие, - для уровня архимага, - диагностические заклинания, призванные точно определить наличие или отсутствие замаскированных артефактов. Ведь если уровень конкретного мага Аур ещё мог определить с высокой точностью, то артефакты, тщательно скрытые, можно легко пропустить, случись вдруг начаться сражению.

Спустя две минуты в дверь «квартиры» вежливо постучали, и Аур лёгким волевым усилием открыл дверь, впуская гостей внутрь. Так как сие убежище было перестроено, прибывшая троица магов среднего уровня силы, - чернокнижник облегченно выдохнул – сейчас он не горел желанием сражаться даже с магистрами, - сразу увидела искомого человека. Последовавшие за этим поклоны удивили Аура, а устремившаяся за ними информация с плетений, сокрытых в дверях, указала на принципиальное отсутствие артефактов у гостей. Те не держали при себе даже бытовых концентраторов, из-за чего Аур почувствовал себя не в своей тарелке. Ведь одно дело – когда гость благоразумно поостерёгся, взяв с собой что-то для обеспечения хотя бы видимости безопасности, и другое – приходить, по факту, голым и открытым ко всем воздействиям. Во времена молодости Аура это считалось даже невежливым: этакое пренебрежение силой того, к кому обращается беззащитный. Но с современными традициями касательно этого момента Аур или не был знаком, или они в принципе отсутствовали.

- Господин Бессонов, нас направили к вам с целью продемонстрировать видеозаписи, которые могут вас заинтересовать. – Одновременно с тем мужчина продемонстрировал небольшую медную пластину со слегка искаженным гербом императорской семьи. Эти искажения заметить было весьма сложно, если не знать, что искать, но Аур лично договаривался о них с Императором, и потому сразу всё понял – и потому кивнул. – Позволите доставить сюда устройство?

- Конечно.

Один из сопровождающих «голос» магов покинул квартиру, вернувшись в неё спустя три минуты с пресловутым устройством в руках. Если говорить условно, то эта разработка гения техномагической мысли являлась компактным проигрывателем, способным, помимо всего прочего, записывать оттенки и силу запечатленного магического воздействия.

- Произошедшее записали на границе с Китаем не далее как полтора часа назад. Вас решили привлечь как, возможно, наиболее сведущего специалиста согласно договору о сотрудничестве… - Параллельно с установкой прибора командующий прибывшей группой решил на всякий случай объяснить Ауру, из-за чего именно они к нему заявились без приглашения. Чернокнижник и сам понимал, что посылать людей без причины, да с такой срочностью император бы точно не стал: проверять на прочность их сугубо деловые, совсем недавно переставшие даже быть союзными отношения было весьма глупо. - … прошу.

Аур, сложив руки за спиной, обратил толику своего внимания на чёткую и достаточно подробную картинку с, видимо, стационарного наблюдательного пункта. И первым, что бросилось ему в глаза – это несколько уничтоженных гусеничных машин, оснастка которых соответствовала таковой у передвижных генераторов щитов. От полностью функциональных и целых экземпляров их отличал слой чёрной гари на броне, да стремящийся скрыться в облаках дымок, что указывало на некое избирательное магическое воздействие, что основной массе боевых магов было совсем несвойственно.

- Управляемые операторами средства наблюдения первыми обнаружили нарушителя, пешком и безо всякой спешки пересёкшего границу. Диагностические заклинания большого радиуса действия выявили в нём мага уровня слабого магистра, и на перехват были отправлены соответствующие силы – четвёрка мастеров стихийных направлений под началом мастера-универсала. Контакт с нарушителем сразу перешёл в бой, по итогам которого наша группа была полностью уничтожена менее чем за минуту. После этого была объявлена боевая тревога и мобилизованы силы всех пограничных застав. Дополнительная разведка не смогла обнаружить никого, кроме единственного нарушителя, продолжившего свой путь. Внешнее наблюдение позволило выдвинуть предположение, что у этого мага присутствуют психические отклонения: он регулярно выполнял малопонятные действия, не вызывающие никакого магического отклика, а так же разговаривал сам с собой. Ввиду большой опасности, ему на встречу были отправлены усиленные группы в числе четырёх…

- Какое из столкновений сейчас демонстрируется?

Рассказчик тяжело выдохнул, после чего ответил:

- Четвёртое, случившееся недалеко от непосредственно заставы. Тогда в бой была брошена авиация и тяжелая техника, но результаты… - Современный мир не помнил о жрецах, потерял всякое знание о методах противодействия, а в неизвестном маге Аур ясно видел последователя какого-то очень жестокого и сильного бога битв. – Этот мобильный наблюдательный комплекс оказался единственным незамеченным, и оттого – не уничтоженным. Сама схватка начнётся с секунды на секунду.

И вот из-за остовов подбитых машин выступил азиат в лёгких, едва ли способных от чего-то защитить одеждах. При этом его левая рука, неведомо как сохранившая подобие формы, напоминала хорошо прожаренный и мелко нарубленный кусок мяса, на груди виднелись глубокие раны, но тот продолжал неспешно идти вперёд, сохраняя неизменную маниакальную улыбку на лице запачканном кровью и гарью лице. В какой-то момент в его сторону устремились как снаряды, так и заклинания, но первые утонули в россыпи золотистых молний, а вторые – наткнулись на того же оттенка барьеры. Чуть меньше двух минут неизвестный жрец отражал атаки пограничников, которых явно собралось очень и очень много, после чего ударил в ответ. К сожалению, камера наблюдала лишь за жрецом, и результатов атаки напрямую Аур не увидел, но порядком упавшая плотность обстрела не оставляла иных трактовок: полностью защититься пограничники не смогли.

Этот невзрачный паренёк должен был быть по меньшей мере старшим жрецом, чтобы вытворять нечто подобное. Даже сам Аур не мог гарантировать, что ему удастся повторить подобное, проведя все необходимые приготовления. А уж в одной лишь рубахе, да настолько прямолинейно надвигаясь на врага… Тут бессильным окажется даже сильнейший из когда-либо живших архимагов.

Тем временем обстрел как-то резко прекратился, вызвав недоумение в том числе и у жреца. Что-то такое проскользнуло в его взгляде… а спустя долю секунды от места рядом с ним прошла мощная ударная волна, эпицентром которой оказалась появившаяся из ниоткуда молодая, на вид лет двадцати пяти, девушка, по самую рукоять вбившая в грудь жреца некий клинок, от клинка у которого осталась разве что форма. Артефактное оружие было напитано силой до такой степени, что сам металл стал полностью невиден за концентрированной маной, подарившей оружию поразительную мощь, позволившую ему преодолеть попытавшийся защитить хозяина барьер из молний. Его просто продавило большей силой, а после всё накопленное в клинке выплеснулось в тело жертвы, превратив его верхнюю половину в нечто крайне неаппетитное и, совершенно точно, мёртвое.

- Уникальные силы встречаются крайне редко, и, фактически, это никогда не было проблемой: просто на устранение таких магов требуется намного больше сил. И это был бы такой же рядовой случай, если бы носители аналогичного дара, пусть и меньшей силы, не явили себя и в других местах.

На смену записи пришли снимки и короткие видеозаписи, демонстрирующие ещё двоих азиатов, повелевающих молниями.

- Конкретно этих двоих убить не удалось, так как они действовали значительно более адекватно, уповая не только на эту силу, но и на иные способности, присущие магам. Император, - мужчина выделил это слово особо, - не может лично встретиться с вами, но его интересует ваше мнение и, если это возможно, помощь.

- Это китайцы, верно?

- Да. Группы прикрытия последних двух – военные Китайской Империи…

Сказанного было достаточно для того, чтобы Аур сумел сделать правильные выводы. Так или иначе, но Зерхан решил не затягивать с воплощением своего плана, и к этому его подтолкнула гибель Кощея. В совпадение Аур, как и обычно, не верил – слишком всё «удачно» сложилось, один к одному. Что-то в устранении Кощея пошло не так, и сейчас было практически неважно, что именно. Ведь действовать придётся в соответствии с наихудшим возможным сценарием: обезопасить себя и выиграть время для реализации запланированного.

«И обоих зайцев можно убить одним выстрелом…».


Оглавление

  • Глава 1.
  • Глава 2.
  • Глава 3.
  • Глава 4.
  • Глава 5.
  • Глава 6.
  • Глава 7.
  • Глава 8.
  • Глава 9.
  • Глава 10.
  • Глава 11.
  • Глава 12.
  • Глава 13.
  • Глава 14.



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики