Свадьба с огоньком (fb2)


Настройки текста:



Татьяна Луганцева Свадьба c огоньком

Любое оформление материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.

© Т. Луганцева

© ООО «Издательство АСТ»

Свадьба, ограбление, случайность, алмазы, судьба, маникюр, стереотипы… На первый взгляд вам может показаться, что это просто набор слов, но в данной книге они сложились в одну потрясающую и совершенно фантастическую историю.


Мелодия Михайловна Климова готовилась к свадьбе, и событие это должно было в корне изменить её устоявшуюся жизнь. Надо пояснить, что Мелодии исполнилось тридцать пять лет и замужем она не была ни разу.

Мелодия росла спокойным, примерным ребёнком, правда, необычайно замкнутым. В школе училась на пять, поведение на пять с плюсом. Тот же успех в институте. Родители не могли нарадоваться на умную-разумную дочку.

А вот ухажёров у Мелодии не было. Мальчишки обращали внимание на более ярких, бойких девочек, тихоню Мелодию они не замечали. Кому охота добиваться недотроги? И уж тем более пытаться постигнуть её богатый внутренний мир.

Шло время, девочка с необычным именем Мелодия превратилась в привлекательную девушку, но желающих завести с ней серьёзные отношения по-прежнему не наблюдалось. Нет, несколько непристойных предложений она получила, но хорошие девочки на непристойные предложения всегда отвечают гневным отказом. Так и было.

Родители сначала радовались, что дочка не занимается глупостями, а занята исключительно учёбой, но потом стали ей намекать, что сидючи дома жениха не найдёшь, семью не создашь, детей не заведёшь, но Мелодия всё отнекивалась.

В институте, где она училась на экономиста, на их факультете были в основном девушки. Юноши, конечно, тоже попадались, но они не впечатляли. Сплошные очкарики и ботаны, да и тех к третьему курсу уже разобрали. Получив диплом, Мелодия устроилась на работу бухгалтером, но и там попала в женский коллектив. Так и жила Мелодия: дом — работа, работа — дом.

Правда, парочка неудачных романов всё-таки была на её счету. Один был красив, сыпал комплиментами и обещаниями красивой жизни. Неискушённая Мелодия не почувствовала подвоха, влюбилась и полностью отдалась своему чувству. В итоге негодяй три года пудрил ей мозги, а потом бросил. Сбежал, как крыса с тонущего корабля. Без объяснений, не по-мужски… Что тут скажешь? Брошенная Мелодия ещё два года своей молодой жизни потратила на слёзы по этой несостоявшейся любви.

А потом появился Пётр, и Мелодия опять наступила на те же грабли и даже согласилась жить с ним в гражданском браке. Пётр любил разглагольствовать о бесполезности штампа в паспорте, и Мелодия приняла это к сведению, втайне надеясь, что они поживут-поживут вместе и распишутся. А чего? Она ведь понимала, что замуж выходить надо.

Работал её сожитель торговым агентом и часто ездил в командировки. Впрочем, Мелодию это не напрягало. Наоборот, она с радостью ждала любимого домой, готовила ему потрясающие блюда и в буквальном смысле пылесосила его тапочки. Со стороны-то всё было ясно как на ладони — Петруша просто завёл интрижку на стороне, нашёл легковерную дурочку, готовую для него на всё. Но Мелодия упорно не замечала бревна в собственном глазу и никак не связывала постоянные командировки Пети с тем, что у него есть семья, а её он обманывает и ни в грош не ставит.

И ещё долго бы она пребывала в святом неведении, если бы однажды на пороге её квартиры не появилась женщина, обвешанная тремя детьми. То есть двое постарше стояли рядом с ней, а одного — примерно годовалого — она держала на руках.

— Что вы хотите? — любезно улыбнулась Мелодия.

— Я хочу, чтобы вы оставили в покое моего мужа, — ответила женщина и, отстранив Мелодию рукой, решительно перешагнула порог квартиры.

Мелодии стало плохо, она еле-еле доползла до дивана и упала без чувств.

Но самым забавным в этой ситуации было то, что законная супруга Петра не ушла, а немедленно намочила и положила ей на лоб полотенце и побежала на кухню ставить чайник…

Когда к Мелодии вернулся дар речи, она принялась торопливо объясняться: мол, не знала, что живёт с женатым мужчиной. И женщина ей поверила. Такое было не сыграть. Мелодия клятвенно её заверила, что в свете открывшихся новых обстоятельств об отношениях с Петром не может быть и речи. Многодетная мать ещё напоследок и извинилась:

— Ну, Мелодия, ты же сама понимаешь… У меня всё-таки дети, да и жена я официальная. Ты извини, если что…

— Да, конечно. Я всё понимаю! Это вы меня извините, — ответила растроганная Мелодия и даже всплакнула.

В общем, расстались они не сказать что подругами, но по-доброму. Не так было с Петром. После сокрушительного скандала и выяснения отношений Мелодия строго указала двоеженцу на дверь и упала, рыдая, на диван проклиная свою горькую женскую судьбу.

И опять потекли длинные монотонные одинокие дни и ночи, она опять осталась наедине со своими душевными метаниями, искренне не понимая, почему ей так не везёт. После этого случая Мелодия стала шарахаться от мужчин как от чумы, в каждом подозревая потенциального обманщика. А тут ещё и мама начала капать на мозги. Вернее, последние лет десять она это делала с завидным постоянством, но последние два года, после смерти мужа, с упорством, достойным лучшего применения.

— Отец умер, внуков не дождался, и мне, видно, с внучатами не понянчиться, как я посмотрю…

— Мама, ну что ты начинаешь? Отец болел, а ты здорова.

— Это я-то здорова?! С такой-то дочерью? Ты себе явно льстишь! Тебе сколько лет? А я тоже моложе не становлюсь. У меня сердце болит каждый день! Я вот умру, и ты останешься одна! Когда ты будешь рожать ребёнка?! Когда думаешь создавать семью?

— Мама, ну ты что, не понимаешь? Не с кем мне создавать семью! — кипятилась Мелодия. — Что ты меня мучаешь? Не у всех получается!

— Это потому, что некоторые, не будем показывать пальцем, выбирают из мужчин исключительно подонков и подлецов. А хороших парней, как Дима, не замечают!

— Опять Дима! — закатила глаза Мелодия.

Ей уже казалось, что это имя и немой укор мамы будут преследовать её всю жизнь.

Это была давняя история. Их семьи жили на одной лестничной площадке. У одних росла девочка, у других — мальчик. Одного возраста. Ходили в один садик, потом в одну школу, правда, учились в параллельных классах.

С самого детства Мелодия чувствовала, что нравится Диме. Но так как сама не испытывала к нему никаких чувств, то делала вид, что не замечает его попыток подружиться с ней и даже избегала совместных прогулок.

А вот родители, как назло, дружили и очень часто ходили друг к другу в гости. И снова появлялся этот нескладный большеголовый веснушчатый Димка с тоскующими щенячьими глазами. У него были прямая чёлка и, главное, — потные ладони. Мелодия всегда содрогалась, когда Дима до неё дотрагивался.

Все десять лет, пока они учились в школе, Мелодия старалась не столкнуться с ним на переменке и каждый раз сталкивалась. Она даже стала подозревать, что Димка специально преследует её.

— Вон твой воздыхатель! — шепнула ей как-то подружка Тамара, заприметив Диму.

— Он не воздыхатель! Ещё скажи «тили-тили тесто, жених и невеста», — фыркнула Мелодия.

— Так все и говорят, — не отставала Тома.

— Да он просто мой сосед! Знакомый!

— Конечно! Рассказывай сказку! Почему он тогда всё время пялится на тебя? — прищурилась Тамара.

— Да он на всех смотрит! — ответила Мелодия. — Он же не слепой.

— Он влюбился в тебя! Точно! — заключила Тамара.

— Фу! Он совсем мне не нравится! — пожала плечиками Мелодия и ушла в класс, чтобы прекратить неприятный разговор.

Годы шли, они взрослели, а в отношении Димы к ней ничего не менялось. Порой он предпринимал робкие попытки пригласить её в кино или проводить до дома… А Мелодия делала всё, чтобы этого не произошло. Она пряталась в туалете, специально шла после школы домой к подруге, и всё это только чтобы не идти с ним рядом. Грубо ему отказать Мелодия тоже не могла, потому что Дима не сделал ей ничего плохого, да и родители дружили… И Мелодия выбрала единственный, оптимальный для себя способ общения с Димой — избегать его. И ведь любой другой человек понял бы, что его избегают, что не хотят с ним общаться. Любой другой, только не Дима!

Он словно жил в каком-то своём придуманном мире, в мире собственных фантазий и иллюзий. Дима на самом деле был несколько странен, нелюдим, угловат. Впрочем, таким и остался даже когда вырос. Когда им исполнилось по двадцать, Дима сделал Мелодии предложение руки и сердца. Она с ужасом отказалась, попытавшись смягчить отказ тем, что всегда относилась к Дмитрию исключительно как к другу. Хотя другом он ей никогда не был… Скорее Мелодия воспринимала его как Каспера-привидения, что следует за ней по пятам всю жизнь.

Когда Дмитрию исполнилось двадцать пять лет, он вновь повторил предложение и снова получил отказ. После этого он исчез из жизни Мелодии на несколько лет. Мелодия знала, что он работал хирургом, женился на медсестре, очень похожей на Мелодию, и вроде бы был счастлив. Брак не продержался и двух лет и распался весьма банально. Однажды Дима вернулся домой не вовремя и застал жёнушку с соседом. Медсестра собрала чемодан и перебралась к соседу, обрадовавшись, что всё открылось.

— Ты так жалок, Дима, что я не решалась сообщить тебе, что давно встречаюсь с другим мужчиной, фактически сразу же после свадьбы! Потому что от тебя никакого толку! — заявила она.

Дима тяжело пережил разрыв, горевал, даже плакал. Иногда он по-соседски заглядывал к маме Мелодии, та поила бедолагу чаем и как могла успокаивала Дмитрия.

— Шалава! Обидеть такого человека! Ты же порядочный, хороший, семейный мужик! Такая работа у тебя ответственная, человеческая жизнь в твоих руках. Из дома — в больницу, из больницы — домой. А дома такое! Да тварь она неблагодарная! Не оценила! Моя вот тоже болтается! Уже за тридцать лет, а семьи нет. И ведь тоже порядочная, а встречаются всё непонятно кто!

— Мария Ивановна, вы же знаете, как я отношусь к Мелодии. Я же всегда…

— Да знаю я, знаю! Дорогой мой, я о таком зяте только мечтаю! Тебя знаю с детства, родителей твоих, царство им небесное… Работящий, непьющий, скромный парень. Не зять, а мечта! Но ты же знаешь Мелодию! Вбила себе в голову, что вы просто друзья, что ты ей как брат. Глупость какая! Ну и что, что дружили с детства? Что в этом плохого? Наоборот, отлично знаете друг друга, а следовательно, и в семейной жизни будет меньше неожиданностей. Ну, ничего! Я же знаю, что ты любишь мою Мелодию и всегда любил! А она помыкается и когда-нибудь проанализирует твоё к себе отношение… Вот она и спохватится! Вот и оценит! Помяни моё слово! Такого мужчину, как ты, двумя руками держать надо! Ничего-ничего… Всё образуется! Сердце моё вещует, что всё будет замечательно.

И Мария Ивановна с новыми силами подступилась к дочери:

— Годы идут, часы тикают… Ребёнок тебе нужен! А тут холостой и порядочный мужик рядом, и любит тебя давно. Верный будет, семья крепкая, детки… Что ещё женщине надо?

— А любовь? — попробовала отбиться Мелодия.

— Ну какая любовь? Господи, что ты как маленькая? Ну ладно шестнадцатилетняя девушка мечтает о неземных чувствах… Ну а ты-то что? Ребёнка родишь и будешь им заниматься! Это самое главное! И верный, непьющий муж тоже счастье большое!

— Мама, ну не воспринимаю я его как мужчину! Какой-то нескладный он, некрасивый… Голова большая, косматый, руки загребущие… Когда дотрагивается, мне неприятно.

— Ну что ты выдумываешь? Внешность для мужчины не главное. Зачем тебе красавец-то? Для других баб?

— Я не о красоте как таковой… Но муж же должен быть хотя бы приятен… — пыталась объяснить матери Мелодия.

— Вот твой красавец очень приятен был… сразу двум бабам! Такого ты счастья снова хочешь? Тебе мало? А вот Дмитрий — мужчина свободный и будет только твой. Человек для семейной жизни надёжным должен быть, а с ветрениками ты уже, по-моему, наигралась. Или нет? Пора за ум взяться!

После натиска мамы в игру вступила «тяжёлая артиллерия» — сам Дмитрий. Цветы, подарки, звонки, приглашения на выставки, в музеи, в кино… А потом и кольцо в коробочке — золотое, с бриллиантами вкупе с трепетным, полным ожидания взглядом.

И Мелодия дрогнула. Согласилась выйти за Дмитрия замуж. Его радости не было предела. Он прыгал по комнате в какой-то нелепой пляске, размахивая длинными руками и горланя:

— Спасибо, любимая моя! Моя дорогая Мелодия! Какой же сегодня счастливый день! Как же мы с тобой хорошо заживём, и всё-то у нас будет хорошо! Я обещаю тебе! Вот увидишь! Как же я долго ждал! Даже не верится!

— Ничего, поверится… — криво улыбалась Мелодия.

— А ты не передумаешь? — уточнил Дмитрий, останавливаясь и пытаясь отдышаться.

На душе у Мелодии кошки скребли.

— Я своих слов обратно не беру!

— Вот спасибо! Вот умница! Какое же счастье! И Мария Ивановна будет очень счастлива!

«Да, это точно, — мысленно согласилась Мелодия, — хоть кто-то будет рад. А если мама довольна, то и я должна быть на седьмом небе, по идее…»

Мария Ивановна, услышав радостную весть, не поверила своим ушам. Ей даже не показалось странным, что обо всём она узнала от будущего зятя, а не от «счастливой» дочери. Впрочем, Мария Ивановна прекрасно понимала, что Мелодия согласилась на этот брак скрепя сердце, но мать была уверена, что лучше выходить замуж по расчёту, за хорошего человека, чем по бешеной страсти и любви, которые, как правило, проходят… И ничего не остаётся.

— А когда изначально нет любви, то оно и лучше? — усмехнулась Мелодия.

— Вот именно! Не будет уже никаких неожиданностей! А бывает даже и наоборот.

— Как это? — с надеждой спросила Мелодия.

— Привыкают друг к другу, начинают ценить стабильность, верность, приходит уважение друг к другу и любовь… своя…

— Своя любовь, — как эхо, повторила Мелодия, решив твёрдо пойти под венец и больше не думать об устройстве личной жизни.

«Действительно, рожу, как и положено, в браке и растворюсь в ребёнке», — зомбировала себя Мелодия.


— Не нравится мне твоя затея… Потому что ты мне не нравишься, — прямо сказала ей Тамара. — Нервная вся какая-то.

— Так это… — задумалась Мелодия.

— Что?

— Волнение невесты перед свадьбой! — пояснила Мелодия. — Когда вся жизнь проходит перед глазами. Женщина начинает сомневаться, стоит выходить замуж или нет…

— А-а, это… — отмахнулась Тамара. — Нет, когда я выходила замуж, у меня не было таких мыслей. Я просто чувствовала себя абсолютно счастливой и очень ждала, когда уже мне наденут кольцо и объявят женой. Боюсь, в твоём случае дело не в сомнениях. А в том, что ты не хочешь выходить замуж за Диму. Что ты вообще удумала?! Ты же бегала от него всё время, а теперь хочешь провести с ним остаток жизни в одной квартире и в одной постели…

Мелодия не отвечала.

— Как ты будешь спать с ним? — в лоб спросила Тамара, чем повергла подругу просто в шоковое состояние.

Но Мелодия смогла взять себя в руки и сказать, что всё у них будет нормально.

— Ну-ну… — как-то странно посмотрела на неё Тамара, от чего на душе у Мелодии стало ещё тоскливее.


В один из вечеров, которые Мелодия теперь проводила исключительно с будущим мужем, она решила проверить эту, сексуальную сторону жизни. Они выпили шампанского, и Мелодия кокетливо пригласила Диму к действию. По страшному предсказанию Тамары им же предстояло заниматься этим чуть ли не всю оставшуюся жизнь.

Дима, не веря своему счастью, потянулся к Мелодии толстыми, как у негритёнка, губами и обхватил её потными, холодными руками. Мелодию чуть удар не хватил. То есть она не то что не обмякла в его руках, не впала в состояние неги и блаженства, а наоборот, стала твёрдая, как бревно.

Дима попытался вывести её из этого состояния, но своими резкими, угловатыми движениями сделал только ещё хуже. Слава богу, что у него хватило ума, понимания и такта, чтобы остановиться.

— Не хочешь сейчас? Нет настроения? Дорогая, я всё понимаю! Готов ждать, честное слово. Всё только по любви и согласию! Ты, главное, не передумай! Ты, главное, свадьбу не отменяй! Я понимаю, что тебе надо время! Ты так долго думала, прежде чем согласилась выйти за меня замуж… Я и после свадьбы готов ждать сколько понадобится.

И вот тогда Мелодия испытала настоящее счастье и смогла наконец-таки чуть-чуть расслабиться. Они даже продолжили пить шампанское и веселиться.


Мелодия рассказала об этом Тамаре, и та долго смеялась над ней:

— Ты обрадовалась, что секса не будет? В брак обычно за этим и вступают.

— Это по молодости, по глупости, а у меня продуманное решение, — ответила Мелодия.

— Ага! Продуманное решение! Родить ребёнка! Только чтобы это сделать, да ещё в твоём возрасте, надо страсти полностью отдаваться, а не откладывать секс до непонятно каких времён! — продолжала смеяться Тамара, которая знала толк в жизни.

— Посмотрим… Разберёмся… — буркнула в ответ мрачная Мелодия. Она понимала, что подруга права.

— Ты себя приговорила! — вздохнула Тамара, сдерживая улыбку.

* * *

И вот самый знаменательный день в жизни любой женщины, впервые выходящей замуж, настал. Несмотря на то что особой страстью Мелодия не пылала, всё равно её охватило какое-то трепетное волнение. Она очень хотела в этот день выглядеть как королева.

Тамара же стояла на своём. Надо сказать, она была единственным человеком, кто отговаривал Мелодию от этого шага:

— Не пудри мозги ни себе, ни человеку! Не из тех ты женщин, что смогут жить без любви. Ты же эмоциональная, а таким без чувств тяжело. Не будет счастья.

— Да что ты всё каркаешь?! Хоть в день свадьбы оставь меня в покое! — взмолилась Мелодия.

— Ладно, что я, зверь, что ли? На свадьбе ни слова! Только «Горько! Горько!». Ой, извини… Этого тоже не надо? Ну как скажешь! Я слова тебе не скажу! Я буду ждать тебя после свадьбы, когда ты придёшь плакаться и говорить мне о том, как я была права. Но всё! Больше ни-ни! — Тома приложила указательный палец к губам. — «Ах, эта свадьба, свадьба, свадьба пела и плясала!..»— запела она, помогая подруге облачиться в декольтированное кружевное платье с корсетом, сделавшим талию ещё тоньше.

Надев жемчужные бусы и туфли на каблуках, Мелодия отправилась в салон красоты, который находился за углом её дома.

В общей сложности пройти надо было метров двести, но это были самые счастливые двести метров в жизни Мелодии. Все встречные люди, видя невесту, улыбались, поздравляли, желали счастья, и Мелодия чувствовала какой-то внутренний подъём и наслаждалась моментом. Она была невысокого мнения о своих внешних данных, но в этот торжественный день чувствовала себя очень красивой. И кто знает, может, когда-нибудь почувствует и счастливой.

В салоне красоты её уже ждали. Все очень любили работать с невестами, потому что возникала атмосфера радости и ожидания чуда.

Сначала её длинные волосы уложили в красивую причёску из двух замысловатых кос. Потом одновременно стали приводить в порядок руки и накладывать макияж.

— Сделаем из вас красотку! — пообещала ей Виктория, мастер маникюра.

Мелодия не сказать что часто, но иногда захаживала к ней на обычный маникюр, а тут Виктория принялась уговаривать её на длинные накладные ногти.

— Я покрашу ногти светло-сиреневым лаком, нанесу белый узор и украшу стразами. Глаз будет не отвести! — заверила её Виктория.

— Ну, хорошо! Давайте! Эх, решилась выйти замуж, решусь и на длинные ногти! — пошла в разнос Мелодия.

— Правильно! В вашем возрасте жизнь только начинается! Всё надо попробовать! — поддержали её работницы салона красоты.

— Кольца будете друг другу надевать, фотографироваться, фужеры с шампанским поднимать. Руки должны быть безупречны. А если природа своих красивых ногтей не дала, так это сейчас можно подправить! — щебетала Виктория.

— Да, сейчас всё можно подправить, — заметили женщины. — Но с остальным у нашей невесты всё в порядке! А уж сохранить такие длинные, шелковистые волосы — это в наше время вообще чудо!

Маникюр у Мелодии в конечном итоге получился неотразимым. Такие ногти, сверкающие стразами Сваровски, хоть на выставку ювелирного искусства отправляй.

— Да, Вика, ты постаралась! — оценили все сотрудницы работу маникюрши.

— Вдохновение нашло! Для хорошего человека ничего не жалко! — зарделась Виктория, сама довольная своей работой.

Когда всё было закончено, к салону красоты подъехала машина, за рулём которой сидела Тамара. Она должна была отвезти Мелодию в загс.

Свадьба была малобюджетная, без излишеств — никаких лимузинов, профессиональных ведущих и так далее. Роспись в загсе, поездка к Вечному огню и на Воробьёвы горы, ну, и ужин в ресторане, на который были приглашены Мария Ивановна, сестра Дмитрия и пара-тройка друзей со стороны жениха и невесты.

Тамара то и дело поглядывала на Мелодию.

— Ты на дорогу смотри! — сказала подруге Мелодия.

— Да я на тебя не могу насмотреться! Класс! Какую же красоту сделали! Ты в обычной жизни не красишься особо, а сейчас… Глаз не отвести. А ногти-то, ногти! Класс!

— Спасибо. Сама любуюсь…

— Удобно? — спросила Тамара. — Ты же никогда с такими не ходила.

— Неудобно, конечно. Но привыкну. Зато очень красиво, — ответила Мелодия, перебирая пальцами.

— А венчаться вы с Дмитрием будете? — поинтересовалась Тома.

— Он хотел, я отказалась, — ответила Мелодия, смотря в сторону.

— Чего так? Венчание — это важно!

— Замолчи, — коротко и ясно выразила Мелодия свою позицию по этому вопросу.

— Понятно, — вздохнула Тамара. — Молчу. — И посмотрела на часы. — Смотри-ка, успеваем, прямо вот-вот ост…

— Что? — обернулась к Тамаре Мелодия.

Та резко припарковалась и взялась за голову.

— Что-то мне не хорошо, голова закружилась. Перенервничала я с твоей свадьбой. По-моему, даже не ела ничего сутки. Банкет готовила и сюрпризы для тебя.

— Тома, да не надо мне ничего! Что делать-то?

— Сходи в аптеку — видишь, вон напротив? Купи что-нибудь от головной боли.

— Конечно! Может, тебе ещё что? — спросила Мелодия.

— Нет-нет. Только таблетки, — ответила Тамара.

— Тебе точно врача не надо? Может, «скорую»?

— Нет уж. Свадьбу я тебе не испорчу. Выпью таблетку, а поем у тебя на свадьбе.

Посетители аптеки с удивлением смотрели на невесту, покупавшую таблетки от головной боли. Мелодия даже услышала парочку скабрёзных шуточек, отпущенных в её адрес:

— Ого! Какая молодчина! Правильно! Теперь не должна больше голова болеть! А презервативы не хочешь купить?


Не успела Мелодия выйти из машины, Тамара сразу же достала телефон:

— Алло! Это я! Мы будем в загсе минут через пять, вы на месте? Всё. Ждите.

* * *

Бывший следователь, а ныне частный детектив Суворов Матвей Михайлович открыл один глаз и посмотрел на часы, понимая, что пора вставать. Но после вчерашнего дня рождения его друга второй глаз открываться отказывался.

Матвей отдал службе в органах долгих восемнадцать лет жизни и ушёл сам, понимая, что не пройдёт переаттестацию по новым правилам, да и надо было молодым дорогу давать. Дело в том, что Матвею не очень везло. Вечно ему доставались какие-то сложные дела, вечно он как следователь попадал в такие ситуации, что сам был вынужден задерживать преступников, не дожидаясь группы захвата.

Как следствие — у Матвея было два огнестрельных ранения, три ножевых, один удар молотком по голове и множество переломов. Матвей слегка прихрамывал и при повышенной физической нагрузке страдал одышкой. Так из физически крепкого мужчины, всю жизнь серьёзно занимающегося спортом, он превратился в не совсем здорового человека, который был вынужден уйти со службы.

Хорошо, что в тот период Матвея поддержал его друг Томилин Сергей, который уже давно ушёл из органов по собственному желанию и занялся бизнесом. Сначала он сдавал в аренду недвижимость, потом обзавёлся собственной пекарней, но всё же остановился на частном детективном агентстве.

— Всё-таки я вояка, и это дело мне по душе, — пояснил Сергей, уговаривая Матвея прийти к нему на работу. Агентство к тому времени существовало уже три года и приносило неплохую прибыль его владельцу. — Сам посуди, старик! Тебе сорок три года, ты ещё молодой и полный сил! Ну куда ты пойдёшь? В охрану? Тупо сидеть с кроссвордами или дышать в затылок дамочкам в парфюмерных магазинах, следя, чтобы они ставили пробники обратно? Нет, это не для тебя! Ты — следователь, которого поискать ещё надо! Гений! И твой ум не должен простаивать! А мне как раз нужен такой человек. У меня, конечно, нет сложных дел, где бы ты мог проявить весь свой талант, ну а вдруг будет? А у меня нет сотрудника подходящего уровня. А если у меня будешь ты, мне сам чёрт не страшен!

— Я устал от… — начал было отнекиваться Матвей.

— Вот и прекрасно! — прервал его Томилин. — У меня ты будешь отдыхать, а ещё получать за это приличные деньги. Ты будешь моим замом, зарплата стабильная и ещё процент от каждого завершённого дела.

— Я не хочу следить за неверными мужьями и жёнами, — поморщился Матвей.

— Этим я тебя загружу только в крайнем случае.

Матвей познакомился с сотрудниками Сергея. Это были Игорь и Володя — молодые парни, играющие в шерлоков холмсов и постоянно соревнующиеся друг с другом, кто круче, а также секретарь Аделаида, в обязанности которой входило отвечать на звонки, подавать чай-кофе, ну и бумажная работа.

Впервые услышав её имя, Матвей удивился.

— Так записано в паспорте! — гордо сказала девушка, краснея и смущаясь.

Матвей уже привык, что на многих женщин производил именно такое впечатление. Он был высок, широкоплеч, темноволос. Карие глаза лучились улыбкой.

— Зато знаешь как она говорит по телефону?! — усмехнулся Сергей. — «Детективное агентство. У телефона Аделаида! Слушаю вас!» — передразнил он секретаршу. — Люди дар речи теряют на пару минут. Думаю, в приёмной президента говорят менее пафосным тоном. В общем, я не приму от тебя отказ! Ты — мой! Хватит ловить пули, получать нагоняи от начальства, приходить и уходить по звонку. У меня ты получишь лёгкую работу, хорошие деньги и свободный график.


Сегодня Матвей Суворов должен был первый раз выйти на работу в детективное агентство друга.

«Если я смогу выйти…» — подумал он, усилием воли открывая второй глаз.

После холодного душа и чашки кофе Матвей стал более оптимистичным, понимая, что, скорее всего, теперь сможет доехать до агентства.

Не успел Суворов припарковать свой старенький «БМВ» у офиса детективного агентства, как у него зазвонил телефон. Матвей поморщился: голова раскалывалась да нога сегодня ныла больше обычного.

— Наверное, к дождю, — сказал он уже в телефон. — Алло?

— Что? Какой дождь? Да, сегодня передают дождь. Это Серёга. Слушай, Матвей, ты где?

— Ты звонишь, узнать где я? Сегодня первый день как я у тебя работаю. Не забыл? Сейчас двигаюсь по направлению к вашему крыльцу. Ты-то как?

— Вообще в разобранном состоянии. Поэтому и звоню, — хриплым голосом сообщил Сергей. — Так неудобно. Ты сегодня первый день, а я не могу на работу выйти. Ну, ты тёртый калач. Сам там как-нибудь, ладно? — закашлялся Томилин.

— Хитрый ты чёрт, Серёга! Думаешь, мне легко было вставать?

— Вот я и говорю, что ты намного лучше меня! Мистер совершенство! Подстрахуй, пожалуйста…

— Ладно, проехали. В чём хоть моя работа будет заключаться?

— Да всё просто… Клиенты говорят о своей проблеме, ты расследуешь. Только у нас методы бывают не то чтобы незаконные, но… И ради бога, не звони мне часов пять! Голова раскалывается! Ребята тебе всё скажут, и секретарь у меня опытная! Прайс-лист на услуги у неё.

— Разберёмся, — улыбнулся Матвей, отключая связь и входя в офис детективного агентства.

Все сотрудники были уже в сборе и поприветствовали его:

— Наш новый детектив. Гип-гип-ура!

— Столько чести, — смутился Матвей.

— Босс говорил, что ты — гений сыска! Научишь нас разным уловкам? — спросил Игорь.

— Обязательно.

— Сейчас вы за главного, — напомнил ему Володя.

— Я? — удивился Матвей.

— Ты же зам босса! Не бойся, тебя никто не будет ненавидеть и завидовать. Мы как-то и не рассчитывали на эту должность. Мы не профессионалы, а так… любители, — пояснил Игорь.

И ребята очень быстро засобирались.

— Вы куда? — не понял Матвей.

— На задание. Заступаем на суточную слежку. Аппаратуру взял? — спросил Игорь у напарника.

— Так точно! — ответил Володя.

— А я? — глуповато спросил Матвей. — Сергей сказал, что вы меня введёте в курс дела, я же первый день.

— У нас клиент давно в разработке, мы не можем не пойти. А ты останешься в офисе на случай, если кто-то придёт. Будешь действовать по своему усмотрению, профессионализм подскажет, что делать. А может, повезёт и никто не придёт? — подмигнул Суворову Игорь, и парни, погрузив какую-то аппаратуру, уехали.

— Вот мы и одни! — заявила Аделаида. — Босс позвонил и сказал, что сегодня не приедет.

— Я в курсе, — ответил Матвей.

— Тогда расскажите мне о себе, — лукаво посмотрела на него девушка. — Особенно меня интересует личная жизнь.

— В смысле?

— Я хорошая секретарша и должна всё знать для вашего же блага! Вам будет звонить жена? Любовницы? Их имена? Что им говорить, чтобы они никогда не пересекались и вы не остались в проигрыше. Про Сергея и парней я знаю всё! — заявила девушка.

Матвей рассмеялся:

— Ну и как? Серёга хорошо маскируется?

— А вот тайны других я не выдаю, даже их друзьям! — гордо сказала девушка.

— Прекрасно. То есть вы — «могила»! И я могу доверить вам всю подноготную? — уточнил Матвей.

— Точно!

— Так вот, дорогая Аделаида, жены у меня нет. Была, да сплыла уже давно. А любовницы… они для любви, и я звоню им сам, когда мне надо. Так что вас беспокоить никто не будет.

— У вас лукавый взгляд, — отметила Аделаида. — Вы бабник?

— То есть вы всё-таки хотите знать на самом деле всё?!

— Точно!

— Я не бабник, но женщин люблю. А как их не любить? Я же мужчина! Когда-то давно я попал… скажем так, в неприятность, два месяца провёл в коме и полгода учился заново ходить. По инвалидности мне платили сущие копейки. Кто может осудить молодую, красивую женщину, которая была моей женой, за то, что именно в этот период она стала отвечать на ухаживания очень богатого господина, бросившего к её ногам весь мир? Она ведь не знала, что со мной будет, а тут…

— Она просто предательница, — высказала своё мнение Аделаида.

— Я её отпустил, — пожал плечами Матвей. — Это было лет восемь назад.

— Понимаю. А дети?

— Вот детей не успели! Об этом жалею.

— Она так и живёт с тем толстосумом? — спросила Аделаида.

— Нет, он давно её бросил. Я в тот момент уже встал на ноги и вовсю работал. Она вернулась ко мне, и я помог ей деньгами, но не принял. Не захотел стать перевалочным пунктом для человека, который всю жизнь будет искать другого хозяина.

— И правильно сделали! — горячо поддержала его девушка-секретарь.

— Не знаю, правильно или нет, но я ни разу не пожалел о своём решении. Моя бывшая выходила замуж ещё раза три, а потом я уже не следил, потерял её из виду.

— Чего же вы выбрали такую легкомысленную жену? — удивилась Аделаида.

— Кровь ударила в голову, да и молодой был, глупый, — ответил Матвей. — Другого объяснения не нахожу.

— Вам кофе? Чай? — улыбнулась Аделаида.

— Пью только чёрный кофе без сахара и молока. Две ложки на сто пятьдесят миллилитров воды, — сказал Матвей.

— Я запомнила. Проходите в свой кабинет, Матвей. Я сейчас.

Суворов уселся за свой рабочий стол и включил компьютер. Он решил поискать информацию, которую мог не знать.

Через несколько минут появилась Аделаида с подносом, на котором стояли две чашечки ароматного кофе.

— Что вы задумали, Аделаида? — спросил Матвей, не отрываясь от монитора.

— Что вы имеете в виду? — не поняла девушка и села напротив.

— Вы распустили волосы, накрасили губы ярче, чем обычно, и от вас просто разит духами…

— Вы очень внимательны к деталям, — оторопела девушка.

— И вы принесли две чашки кофе, хотя у меня нет посетителя. Это говорит о том, что вы намереваетесь пить кофе со мной. И прихорашивались вы не зря. Надеетесь, что это кофепитие перейдёт во что-то большее? — поднял на неё лукавые глаза Матвей.

— Я очень надеюсь, — приняла соблазнительную позу Аделаида. — Такой мужчина и свободный!

Матвей внимательно посмотрел на девушку.

— Знаете, Аделаида, давайте проясним всё на берегу. Я на работе первый день и меньше всего хочу ссориться или иметь какие-то недопонимания с немногочисленными сотрудниками агентства. Вы очень красивая и сексуальная девушка, но между нами ничего не может быть, кроме крепкой дружбы, — сказал он.

— Вы сказали, что свободны, — расстроилась Аделаида.

— Дело не в этом… — защёлкал по клавиатуре Матвей.

— Вы не заводите романы на работе?

— И это тоже. А ещё вы мне в дочери годитесь.

— Как это?! Сейчас все мужчины предпочитают девушек помоложе. Это модно и нормально. Старые тётки только за деньги могут приобрести себе жениха… Ну, если они богатые. А у меня вот ещё есть шанс.

— Конечно есть! Аделаида — вы красавица! И встретите нормального чувака. Зачем вам хромой и непонятно ещё как зарабатывающий?

— Не наговаривайте на себя! Вы — симпатичный! — возразила девушка. — И совсем не старый. А мужчиной такой профессии можно только гордиться.

— Спасибо, но я надеюсь, что вы меня поняли.

— Поняла, — вздохнула Аделаида. — Вы вообще потеряли веру в женщин? Решили больше не жениться?

— Кто вам сказал такую глупость? Конечно нет! Просто если я и подойду к этому вопросу во второй раз, то это будет очень ответственно.

— Что это за женщина должна быть? — поинтересовалась Аделаида.

— Не знаю. Но, думаю, при встрече с такой женщиной меня как обухом по голове стукнет и я пойму — она! — ответил Матвей весьма туманно.

— Вряд ли стукнет, раз не стукнуло до сих пор! — из вредности заявила Аделаида.

Матвей только рассмеялся. Но тут раздался мелодичный звонок по всему офису.

— Что это? — спросил Матвей.

— Это кто-то пришёл! — воскликнула Аделаида. — Если посетитель, я его приведу к вам.

— А как же я? — забеспокоился Матвей. — Я же ничего не знаю.

— Да что там знать! Всё нормально будет. В конце концов, придётся начинать когда-нибудь. В общем, я побегу! — И Аделаида сорвалась с места.

* * *

«По крайней мере выглядят клиенты так же, как и те, что приходили к нам в полицию», — подумал Матвей, рассматривая вошедшую женщину. Но всё равно чувствовал нервное беспокойство и повышенное сердцебиение. Всё-таки это был его первый клиент.

Женщине было под сорок. Аккуратная стрижка, светлые волосы, зеленоватые испуганные глаза.

Её провели к нему в кабинет.

— Чай? Кофе? — дежурно предложила Аделаида.

— Что? А… нет. Спасибо, я не хочу.

Аделаида весьма многозначительно посмотрела на Матвея, словно говоря ему: «Ну, начинайте!» — и гордо удалилась.

— Меня зовут Матвей Михайлович, я частный детектив. Слушаю вас.

— У меня не очень простое дело, — нервно открывала и закрывала сумочку женщина. — Ах, да… меня зовут Тамара.

— Очень приятно. Любое дело решаемо. Слушаю вас, — кивнул Матвей.

— Я хочу рассказать про свою подругу Мелодию.

— Не понял.

— Мою подругу зовут Мелодия Михайловна Климова, — пояснила Тамара.

— И что с ней? Ей угрожают?

— Знаете, она сама себе угрожает. Я сейчас поясню.

— Да уж, хотелось бы, — ответил Матвей.

И Тамара долго и нудно объясняла ему, до чего хороша эта Мелодия. Только несовременная и очень порядочная. А самый главный её недостаток — что она не умеет брать нахрапом мужчин и вообще не разбирается в них.

Матвей терпеливо ждал развязки, но она не наступала. Пришлось ему деликатно прервать повествование клиентки:

— Извините. Вам от меня… от детективного агентства что надо? Чтобы мы научили её разбираться в мужчинах или выдать замуж? Боюсь, что ни первое, ни второе в нашу компетенцию не входит…

— Нет, подождите! Вы не дослушали! — воскликнула Тамара.

— Пожалуйста, ближе к делу.

— Хорошо! Но мне надо было всё рассказать о моей подруге, чтобы вы лучше поняли женскую душу и особую ранимость Мелодии, — ответила Тамара.

— Я понял-понял. Женщина с таким именем — уже находка! — согласился Матвей.

— И вот сейчас Мелодия собралась замуж, — продолжила Тамара.

— Правда? Я рад! Она всё-таки встретила свою судьбу?

— Вот мы и подошли к главному! — И Тамара всхлипнула. — Она не должна за него выходить, и вы должны в этом помочь!

Матвей закурил, сдвинув брови. Нет, он понимал, что такое «частное агентство», но, видимо, не понимал, насколько частное! Эта дамочка могла быть просто ненормальной, в полиции с ней и минуты никто не стал бы разговаривать, а в частном порядке — пожалуйста! Сиди и слушай. Тамара тем временем вдруг совершенно неожиданно разрыдалась.

— Спасите её! Она сама не знает, что делает. Этот мужчина ей неприятен! Она всю жизнь шарахается от него! Представляете, до чего они договорились? Что у них не будет секса, пока она не захочет, потому что Дима попробовал её поцеловать и она не смогла…

— Вы успокойтесь, пожалуйста, но вам не кажется, что это вмешательство в личную жизнь? Она же — ваша Мелодия — не маленькая девочка? Её это устраивает?

— Нет, конечно! Это мама на неё давит: «Тебе столько лет, мужчина порядочный, дети нужны!» Но я её больше знаю! Она совершает огромную ошибку! Ходит просто с чёрным лицом! Я как подруга не могу участвовать в этом лицедействе. Я должна её спасти!

— Каким образом? Можно уточнить? — спросил Матвей.

— Надо сорвать свадьбу! — загорелись глаза у Тамары.

— Как?

— Я всё придумала! — быстро затараторила она. — Мордобоя никакого не надо и стрельбы тоже!

— И на этом спасибо, — усмехнулся Матвей.

— Без чего не состоится свадьба? — спросила Тамара.

— Без чего? Без колец?

— Нет!

— Без тамады?

— Нет!

— Без свадебного торта?

Матвей раздражал Тамару своей недогадливостью.

— Да нет же! Без невесты не будет свадьбы! Надо убрать невесту! — И Тамара до невозможности округлила глаза.

— Как убрать? — опешил Суворов.

— Ну, не убить конечно! Есть такой славный обычай — похищение невесты! Вот вы и должны её похитить!

— Ничего себе… — растерялся Матвей.

— Один вы это будете делать или с напарником — мне всё равно, — не унималась Тамара. — Думаю, вы и один с ней справитесь. Мелодия — бухгалтер, спортом никогда не занималась.

— Но по обычаю невесту крадут совсем на чуть-чуть и за выкуп возвращают жениху! — ответил Матвей.

— Так вы и вернёте, только когда загс закроется. Как вы это будете делать, я не знаю. Придумайте что-нибудь. Машина там сломалась, или вам плохо с сердцем стало… Мелодия сердобольная и даже в ущерб себе вас не покинет! А потом им придётся снова подавать заявление и ждать своей очереди. И кто знает, может, Мелодия одумается и не станет портить жизнь себе и Диме? А потом я что-нибудь придумаю.

— Не сомневаюсь, — с опаской посмотрел на клиентку Суворов.

— А сейчас главное — расстроить эту свадьбу! — твёрдо заявила Тамара.

— Я понял вас, но…

— Пожалуйста!

— В принципе, это вмешательство в личную жизнь. Вы просите нарушить…

— Не нарушить, а спасти! Поверьте мне. И не думайте, что я ненормальная, я могу и справку от врача принести!

Тогда Матвей пообещал поговорить с начальством и дать ответ. Тамара оставила фотографию Мелодии и написала дату и время регистрации.


Матвей позвонил приятелю и обрисовал ему ситуацию. Сергей был не против, чего не скажешь о Суворове.

— Это уголовное дело! — кричал он.

— Смотря как преподать. Прикинешься пьяным дурачком, потом признаешься, что перепутал невесту, и разыграешь сердечный приступ, чтобы она осталась с тобой.

— Слушай, тебе надо было актёра нанимать на службу, а не следователя! В детективном агентстве творится полный беспредел! Хорошее у меня первое задание — украсть невесту.

Тем не менее Матвей был вынужден позвонить Тамаре и сообщить ей, что они берут это дело. Потом достал из своего рабочего стола фотографию Мелодии и внимательно посмотрел на неё.

— Ну, здравствуй, Мелодия Михайловна!


Прибыв на место и увидев такое количество невест, Матвей как-то подрастерял свой решительный настрой. Он словно оказался в Африке, где все жители на одно лицо.

«Твою дивизию… Как же мне её узнать? А если украду другую?..» — размышлял Матвей, бродя по загсу.

Внезапно его внимание привлекла странная парочка, выходящая из туалетной комнаты. Невеста выглядела как все невесты, а вот её спутник не походил ни на жениха, ни на гостя. Напряжённое лицо, злобный тревожный взгляд. Они быстро свернули на лестницу и направились к выходу. Невеста тоже была напряжена, словно натянутая струна. И ещё Суворов отметил какие-то странные перчатки у неё на руках, которые никак не вязались с её общим торжественным видом.

«Чёрт! А ведь это, похоже, она… Точно! — подумал Матвей и двинулся следом за странной парочкой. — Тамара говорила, что ей лет тридцать пять. Хм… А она неплохо выглядит».

Суворов вышел на улицу и почти нагнал Мелодию (а в том, что это она, Матвей уже не сомневался), но тут он понял, что мужчина, сопровождающий невесту, как-то странно держит её. Матвей прибавил ходу, но всё равно не успел. Мужчина пихнул Мелодию в автомобиль с тонированными стёклами, нырнул следом, и машина рванула с места. Суворов, не мешкая, бросился к своему «БМВ» и устремился в погоню. Больше всего он боялся упустить машину похитителей из вида, хотя и запомнил номер. «Мужиков, по крайней мере, двое, — размышлял Суворов, лавируя в потоке машин. — Один выводил Мелодию из загса, второй сидел за рулём».

Матвею повезло — он догнал машину с тонированными стёклами. Она на большой скорости двигалась в сторону области. Суворов старался держаться поблизости. «Что же ты за женщина такая — Мелодия? Меня наняли похитить тебя, а тут и так желающие нашлись… А может, это деятельная Тамара подстраховалась и наняла ещё кого-то? Подумала, вдруг я откажусь или не смогу? Нет… Она заплатила деньги и радовалась, что мы согласились… Да и ребята какие-то конкретные. Посмотрим, куда кривая выведет… Вот смеху-то будет, если окажется, что Мелодия передумала выходить замуж и укатила со своим любимым».

* * *

Мелодия с Тамарой приехали в загс и нашли Диму. Тот светился от счастья:

— Скоро наша очередь!

— Мелодия, у тебя что-то на носу… — обратилась к ней Тамара.

— Что?

— Да нет, показалось. Или тени слегка размазались? Не пойму. Пойди-ка ты в туалетную комнату. Время есть.

— Да, я сейчас… — послушалась Мелодия. — Ты не пойдёшь со мной?

Тамара покачала головой:

— Я тут с твоим женихом поворкую, а то он всё один да один.

— Ты как себя чувствуешь-то? — поинтересовалась Мелодия.

— Да нормально! Такой счастливый день! Я продержусь, не переживай! Ты иди-иди!

Мелодия отправилась в туалетную комнату и посмотрелась в зеркало. Выглядела она хорошо, только была слегка бледноватой. Но тут дверь открылась и в женский туалет вошёл мужчина. Мелодия удивлённо посмотрела на него, но он не испытывал никакого неудобства.

— Ой, это я перепутала, что ли? Извините! — засуетилась она. — Уже ухожу!

— Стоять! — вдруг грубо приказал незнакомец.

— Что?

— Стоять, сказал! А то пристрелю! Испачкаю кровью твоё белое платьице!

Мелодия, похолодев от ужаса, увидела пистолет, чёрное дуло, направленное прямо на неё.

— Вы что? Господи…

— Заткнись! Я не шучу! Быстро надела перчатки! — И мужчина кинул ей светлые хлопчатобумажные перчатки.

— Что? — опять не поняла Мелодия.

— Ты всегда такая тупая или только в день свадьбы? Повторяю последний раз: надень перчатки и не вздумай их снять!

Мелодия судорожно, не сразу попадая пальцами в нужные отделения, натянула перчатки, всё ещё не веря, что это происходит с ней наяву.

Мужчина приблизился к Мелодии и заломил ей руку за спину.

— А теперь мы вместе быстро выходим и идём на улицу! Если дёрнешься или подмигнёшь кому, я тебе позвоночник прострелю, усекла? Останешься инвалидом на всю жизнь, — и для убедительности похититель ткнул ей дулом в спину.

— Я иду, иду… Только зачем?

— Заткнись! Все вопросы потом!


В машине Мелодию грубо усадили между двумя плохо пахнущими мордоворотами. Третий бандит сидел за рулём.

— Куда вы меня везёте? Что вам надо? У меня нет денег! — запаниковала Мелодия.

В ответ ей был только гнусный смех. А когда она не успокоилась да ещё начала плакать, один из злоумышленников схватил её за шею.

— Заткнись, дура! Или тебе рот заклеить?

— Нет, — простонала Мелодия.

Ехали они долго, вопросов им она уже не задавала.

Свернув с трассы на просёлочную дорогу, они въехали в какой-то непрезентабельный, малонаселённый пункт и остановились у полуразвалившейся избы. Мелодию выволокли из машины и ввели в дом. Там бандитов ждал ещё один мужик:

— Вот она, невесточка! Ну, здравствуй, непутёвая ты наша! В таком зрелом возрасте собралась замуж, и то не удалось. Ха-ха-ха! Жалко мне тебя!

— Что вам нужно? — дрожала Мелодия.

— Да не ты нам нужна, дура! А твои руки, то есть ногти.

— Ногти?!

— Думаешь, у тебя там стразы? Ничего подобного. Настоящие бриллианты! Виктория — подруга Хмурого! — и хозяин избы кивнул на мужчину, стоящего рядом. — Неделю назад он ограбил одного известного ювелира и скинул камушки Вике. За ним погоня была. А потом Вика стала замечать, что за ней следят. Наверное, ждали, когда Хмурый придёт за камнями, чтобы накрыть всех сразу. Но Вика — умная баба, придумала такой вот способ вынести камни из салона. А мы тебя уже в загсе ждали, невестушка!

— Бриллианты? — Мелодии казалось, что она сходит с ума. — Так я отдам.

— Конечно, отдашь. Вместе с пальчиками! Камешки на такую сумму, что нам всем надолго хватит! А тебя придётся порешить!

— Не надо! Прошу! Не надо убивать! — стала просить Мелодия.

— Ты же не думаешь, что мы оставим тебя в живых, чтобы ты всем нам, и Виктории в том числе, жизнь испортила? Нет, дорогуша. Извини, но ты не жилец. — И мужик, вынув из кармана нож с выкидным лезвием, стал надвигаться на неё.

Мелодия медленно отступала, пока не прижалась спиной к стене.

— Прошу, не надо! Я не скажу!

— А баба-то ничего! Может, устроим ей брачную ночь? Всё-таки невеста! — хохотнул Хмурый.

— Тебе Вика потом устроит! Пора кончать её!

Но тут раздался стук в дверь.

Мужики переглянулись. Один, вооружившись пистолетом, подошёл к двери и спросил:

— Кто?

— Конь в пальто! Открывай! Весточка от Вики!

Мужик открыл дверь и замешался.

— Ты кто?

— Жених! И я против, чтобы вы убивали мою невесту! — ответил Матвей и, с ходу ударив мужика в шею, развернул его лицом к подельникам.

Один из них начал палить, но Матвей был надёжно прикрыт, и пуля угодила в бандита. А потом Матвей и сам начал стрелять. Два выстрела — два попадания.

— Стой! Я её убью! — закричал последний бандит, схватив Мелодию и приставив ей пистолет к виску.

Мелодия беспрерывно плакала и молила о пощаде.

— Тихо! Тихо! Зачем такие изыски? — поднял руки Суворов.

— Оружие брось и подвинь ко мне ногой! — скомандовал преступник. — Ну! Или я убью её!

— Всё! Я кладу пистолет! Тише! Не горячись!

Матвей медленно наклонился, вытягивая вперёд руку с пистолетом, но в последний момент сделал резкий кувырок и оттолкнул Мелодию. Она стукнулась лицом о стену, в голове словно Царь-колокол забухал и изображение поплыло перед глазами. Последнее, что слышала Мелодия перед тем как потерять сознание, были выстрелы.

Она пришла в себя достаточно быстро: руки-ноги были целы, только из носа хлестала кровь. Мелодия огляделась. Все бандиты и мужчина, пришедший ей на помощь, лежали тихо.

— О господи… — Она на четвереньках двинулась к своему спасителю.

Он открыл глаза и поморщился:

— Нога… пуля вошла…

— Столько крови!.. — ахнула Мелодия. — «Скорую» надо… полицию…

— Я уже вызвал, перед тем как в дом полезть, — ответил Суворов. — Жгут нужен.

Мелодия понимала, что мужчина просто истекает кровью, но в этой заброшенной избе не было ничего подходящего. Внезапно её взгляд наткнулся на ножницы.

— Постойте! Мне пришла одна идея…

Мелодия размотала свою причёску, от которой мало что осталось, и отрезала одну из кос — вот и жгут! Дрожащими руками она перевязала ногу раненому.

— У меня такого жгута никогда не было. — Суворов только диву давался. — Не жалко?

— Вам повезло, что у меня длинные волосы, — усмехнулась Мелодия и, осмотрев комнату, добавила: — Прямо как в кино.

— Почему? — не понял Суворов.

— Главный герой врывается, всех убивает и обнимает спасённую со словами: «Всё закончилось, дорогая, всё закончилось…»

Матвей внимательно посмотрел на Мелодию — грязное, всё в крови платье, опухший нос и обрезанные волосы, с одной стороны торчащие рогом… И несмотря на то что находился на грани жизни и смерти, он еле удержался от смеха.

— Вас как зовут? — спросила несостоявшаяся невеста.

— Матвей.

— А меня Мелодия.

— Ты моя Мелодия, я твой преданный Матвей, — пропел он с лёгкой с одышкой.

— Ну, раз шутите, значит, с вами всё в порядке. А вас не будут… ругать из-за этих? — И Мелодия обвела взглядом тела бандитов.

— У меня лицензия на убийство, как у агента 007, — подмигнул ей Суворов. — Я вам нос испортил, извините, не рассчитал силу. Жених, наверное, расстроится…

— Он меня любую любит.

— И волосы из-за меня испортили, — продолжал перечислять Матвей урон, нанесённый внешности Мелодии. — Одна коса осталась. Зачем она вам теперь?

— Чтобы второй жгут наложить — на язык, чтобы не болтали много. Кстати, а что вы тут делали?

— А это вы у своей подруги Тамары спросите.

— А при чём тут Тамара? — удивилась Мелодия.

Но Суворов не успел ответить: раздались звуки сирены и в избу ворвались люди в камуфляжной форме:

— Лежать!

— Да тут уже все и так лежат, Вася! Не суетись! — сказал Матвей, вызвавший своего друга-оперативника.

— Матвей! Нога? И ведь та, на которую не хромал?!

— Теперь симметрично хромать буду, — ответил Суворов.

— Узнаю нашего «везунчика»! А ещё говорил, что работа в детективном агентстве — не бей лежачего… В первый же день так вляпаться! Несите носилки! — скомандовал Василий своим подчинённым и посмотрел на Мелодию:

— Вы-то как?

— В порядке.

— Точно? — засомневался он. — Потому что выглядите не очень.

— Я всегда так выгляжу, — шмыгнула носом Мелодия.

Суворов не удержался от смеха. Заржал и Василий:

— Матвей, ты, похоже, нашёл такую же везучую, как и сам! Смотри-ка, что с девахой в день свадьбы произошло!

— Командир, тут два трупа и два тяжело раненных, — сообщили Василию его бойцы.

— Пакуйте всех.

— А вы зря смеётесь, — обиженно проговорила Мелодия и протянула Василию свои руки в грязно-белых перчатках. — С моей лёгкой руки вы звёздочку на погонах получить можете!

— Это точно, — подтвердил Матвей и пояснил: — Я подслушивал под окном и всё записал на телефон.

* * *

Матвей лежал на больничной койке и играл в компьютерную игру, когда к нему в палату вошла стриженая Мелодия:

— Здрасьте…

— Ой, это вы! — обрадовался он. — Вот уж не ожидал! Думал, после разговора с Тамарой вы не захотите меня видеть.

— Нет, я просто убила Тамару, а с вами и так всё понятно — ничего святого, — буднично ответила Мелодия и положила на тумбочку пакет с гостинцами.

— Тоже выход. Но она искренне хотела как лучше.

— Ага. Но если бы Тома вас не наняла, меня бы уже не было в живых. Так что вы оба прощены, — улыбнулась Мелодия.

— Вам хорошо со стрижкой. А косу я сберёг и врачам запретил её выбрасывать! Только она в крови вся. Может, если постирать там…

— И что? — прервала его Мелодия. — Привязывать я её к себе буду, что ли? Мне и ногти ободрали, — показала она ему руки. — А вместе с этими накладными и свои пострадали. Ни волос, ни ногтей, ни мужа, — вздохнула Мелодия.

— Так замуж вы так и не вышли? Ну, хотите, я по своим каналам договорюсь, чтобы вы не ждали месяцы и вас распишут хоть завтра? — спросил Матвей.

Мелодия покачала головой:

— Жених отказался.

— Как отказался?! — не понял Матвей.

— Сначала долго не верил, что я не специально сбежала, а потом испугался, что за мной будут бегать бандиты и мстить за своих. Да и вообще, — сокрушённо махнула она рукой, — всё сложилось как-то не так.

— Ну уж если я вам внешность подпортил, мне на вас и жениться придётся, — ответил Матвей.

— Всё шутите? Ладно, мне пора. Могу я вас ещё навестить?

— В любое время!

— Не столкнусь тут… ну, с женой? Может, ей неприятно будет.

— Я не женат, так что ни с кем вы не столкнётесь, — успокоил её Матвей. — Оставьте мне телефон, я буду звонить.

Мелодия записала ему номер телефона и покинула больницу.


— А чему ты улыбаешься? — спросила её вечером мама.

— Что?

— Улыбаешься, говорю, чему? Сильно головой ударилась, что ли? Это же надо было такое учудить! В день свадьбы налепить себе бриллианты на ногти, связаться с бандитами, лишиться кос, которые я тебе отращивала всю жизнь! Обидела Диму — хорошего человека! Ладно бы это всё произошло после росписи, а так что? А теперь улыбаешься!

— Спасибо, мама! — обняла её Мелодия.

— За что?

— За то, что заметила, что я счастлива! — засмеялась Мелодия.

В это время раздался телефонный звонок.

— Мне звонят. Это он!

— Кто? — спросила Мария Ивановна.

— Тот, кто стукнул меня по голове и вправил мне мозги! Какой же это хороший день — свадьба!

Мария Ивановна только головой покачала.