Не боярское дело. Седьмая часть. Главы 43-47 (fb2)


Настройки текста:



Не боярское дело. Седьмая часть книги. Главы 43-47

Глава 43

За долгие годы у Императора сложился достаточно напряжённый распорядок дня, по слухам, почти ничем не отличавшийся от распорядка дня его покойного отца.

Утро начиналось с прогулки и некоего подобия зарядки. Затем следовали короткие доклады до завтрака, и сам завтрак.

После завтрака пятиминутная прогулка в сопровождении одного из секретарей, докладывающего о назначенных встречах и мероприятиях, час утреннего приёма и работа до второго получасового завтрака.

Пятнадцатиминутная прогулка, час дневного приёма и снова работа с бумагами до пятичасового чая. После чая государь редко кого принимал, чаще всего работая один.

Обед подавали в восемь вечера. Только после обеда у правителя наступало условно свободное время.

Тем не менее, если дела оставались, то по неписаной традиции их приходилось заканчивать в послеобеденные часы. Император прекрасно понимал, что на незаконченные сегодня дела завтра навалится не меньшая куча дел.

Воскресные дни отличались от рабочих только тем, что у царя было свободные утренние часы. Однако они могли быть заняты в воскресенье представительскими мероприятиями. Середина дня, как правило, посвящалась прогулкам и семье. Однако после чая Император обычно час или два снова работал с документами.


Ближнее окружение отлично представляло себе необходимый уровень интенсивности работы Императора. Стоило ему снизить темп своих занятий, как это немедленно фиксировалось, причем без всякого одобрения.

Тот же руководитель Канцелярии Министерства Императорского двора, лет пять назад ушедший на пенсию, в своих мемуарах писал, что государь, проведший как-то раз в Крыму целых десять дней, "должно быть хорошо отдохнул, поскольку делами совершенно не занимался".

Как утверждают историки, ничуть не меньше и в стародавние времена работали Императоры Российские. Дошли до нас свидетельства их современников. Взять того же Александра III, у которого рабочий день начинался в восемь утра и заканчивался в два ночи.

Приёмная в императорском дворце представляла собой два зала, соединённые друг с другом. Из первого зала посетители попадали в канцелярию, где двенадцать чиновников принимали документы, каждый по своим вопросам, а из второго зала, заметно меньшего по размерам, можно было попасть в кабинет Императора. Кабинет считался присутственным, и государь находился там только в приёмные часы.


В Малый приёмный зал я попал, миновав три поста, и уже там представился одному из двух секретарей, сидящих за столами у входа в кабинет. Подошёл к тому, что был моложе, так как другой в это время активно перелистывал большую кипу бумаг.

— Граф Бережков явился по личному распоряжению Его Императорского Величества, — доложился я, как положено.

— Вас нет в списке, — сухо ответил мне секретарь, дважды изучив лежащий перед ним лист бумаги.

Я заметил, как подтянулись гвардейцы, стоявшие у дверей, а в отражении застеклённых шкафов заметил снисходительные усмешки немногочисленных посетителей, ожидающих своей очереди.

Тот секретарь, что был постарше, с интересом оторвался от бумаг, и пробежав по мне взглядом, негромко кашлянул, привлекая к себе внимание более молодого коллеги. Укоризненно покачав головой, он взглядом указал молодому на мою медаль, и снова зарылся в документы.

— Извините, граф, как только выйдет посетитель, я о вас доложу, — уже гораздо приветливее среагировал секретарь, едва заметно улыбаясь.

— А на обратном пути зайдите в канцелярию и получите пакет на ваше имя, — поднимаясь из-за стола, сказал мне тот, что постарше, придержав дверь за вышедшим от государя генерал-майором артиллерии.

— Постойте, как же так. Сейчас моя очередь, — сорвался с места довольно шустрый толстячок, сидевший ближе всех к дверям, — Какого-то юнца вперёд меня, лучшего коннозаводчика страны, решили пропустить! Да что же это делается! Мой проект конных заводов самим министром обороны одобрен.

— Пройдите, граф, — появился из-за дверей секретарь, чуть морщась от шума, производимого коннозаводчиком, что-то продолжающего доказывать его напарнику.

Закрывшаяся за мной массивная дубовая дверь почти полностью отсекла шум в приёмной.

Государь стоял у окна, разглядывая стайку снегирей, усевшуюся на куст рябины.

Я их тоже видел. Кабинет у государя большой, на четыре окна. Даже от дверей половина дворцового парка просматривается. Зная, что обо мне доложили, я молчал, осматриваясь и ожидая, когда Император обратит на меня внимание.

Заодно я постарался как можно подробнее запомнить внутренне убранство и детали интерьера. Отчего-то вдруг подумалось, что в устройство такого кабинета вложен немалый опыт, да и традиции прослеживаются. Всё в меру функционально, без лишней помпезности, но опять же работать здесь одно удовольствие.

Взять, к примеру, три стола. Один, как бы личный, хоть к нему приставлены два кресла. Второй, выставленный буквой Т, для разговора с большим количеством беседующих, судя по количеству кресел, а на третьем, около которого нет ни одного стула, вполне удобно раскладывать карты и чертежи. Неспроста там лежат большая металлическая линейка и указка.

На стенах картины с батальными сценами и морской тематикой. Огромная карта Империи, а рядом с ней загадка. Скорее всего, ещё одна карта, скрытая шторами от нескромных взглядов.

— Что там за шум, граф?

— Ваше Величество, какой-то коннозаводчик пытается к вам прорваться, чтобы осчастливить страну проектом всеобщей лошадизации, — чётко, как учили, изложил я причину скандала в приёмной.

— Разрешаю вам обращаться ко мне проще. Государь будет вполне достаточно. Однако в ваших словах я улавливаю вполне определённый сарказм. Не хотите пояснить его причины? Или вы просто не любите лошадей?

— Лошадей люблю. Лошадей в армии — нет. Позавчерашний день.

Похоже, Сущность вмешивается. Сам я вовсе не собирался про лошадей дискутировать.

— Можете это убедительно доказать?

— Так точно. С приведением достигнутых практических результатов. К счастью, они есть, и весьма впечатляющие.

— Любопытно. Впрочем, подождите, — государь подошёл к столу, и снял массивную трубку телефонного аппарата, — От меня недавно вышел генерал-майор Каргальский. Верните его, и пусть он сразу зайдёт, — отдал он распоряжение секретарю. Аккуратно положив трубку, Император для верности прижал её рукой и живо повернулся ко мне, — Мне только что, на историческом примере доказывали, что во времена Великой Отечественной Войны в немецкой артиллерии было задействовано порядка шестисот восьмидесяти тысяч лошадей, а в армии СССР их общее количество доходило до двух миллионов. Правда, это уже с учётом кавалерийских частей. Кстати, кавалеристы неплохо показали себя в рейдах по тылам противника.

— Лично я, при боестолкновении сотни всадников со звеном пилотов, пусть даже в обычных армейских МБК, всё равно сделал бы ставку на пилотов. При определённом мастерстве им должно хватить нескольких минут для полной ликвидации кавалерии. Таковы нынешние реалии, которые исторический опыт не учитывает, — развёл я руками, позволив себе некоторую вольность в поведении.

— А знаете, граф, опираясь на свой личный опыт, я, пожалуй, с вами соглашусь. Для пилота МБК любой кавалерист слишком простая и лёгкая цель. Жаль только, что количество пилотов у нас невелико.

— Государь, меркуловские "Медведи", после их незначительной доработки, вполне способны заменить собой существующие армейские МБК. Они недороги, просты в производстве и не требовательны к магическому уровню пилотов. Магов четвёртого уровня в стране много. В разы больше, чем пятого и шестого.

— Скажи ещё, что "Медведи" лучше новых гвардейских МБК.

— Никак нет. Пока не готов сказать.

— Пока?

— Именно так. Пока не готов, — пожал я плечами.

— Вызывали, Ваше Величество?

— Да, заходите, генерал. Мне кажется, я нашёл для вас достойного оппонента, — усмехнулся Император, обернувшись к приоткрытым дверям.

Вернувшийся генерал-майор Каргальский, прямо скажем, впечатлял.

Артиллеристы, вообще народ крепкий и здоровый, иначе им нельзя, учитывая то, что в нынешней артиллерии многое с пупа рвать приходится, но генерал и в общем строю неплохо бы смотрелся. Скажу проще, если у меня с самоходной баржей на Волге случится неприятность, скажем, двигатель вдруг заглохнет, то Каргальский вполне подойдёт на роль того бурлака, который в одно лицо её вытянет на безопасное место, уцепившись за канат. Крепок и кряжист сей индивидуум. На земле плотно стоит, и случись что, ту же пушку, в грязи застрявшую, с парой таких же крепышей-артиллеристов руками выкатит. А усы-то какие! Усищи! И сам он Георгиевский кавалер, с золотым наградным оружием. Хорош генерал, что уж тут скрывать. Ага, и добрый государь меня этой глыбе в оппоненты назначил. Вот спасибо, радость-то какая.

Сдаётся мне, неспроста меня правитель наш подставляет. Любопытно ему, как я выкручиваться буду. А я побарахтаюсь. Были же у меня мыслишки на тему артиллерии, да отложил я их тогда, как не совсем своевременные. А тут, глядишь, и пригодятся.


— И что мне молодой человек поведать изволит? — всем своим видом выразил генерал ту дозу скепсиса, которую, по его мнению, заслуживал наглый штафирка в партикулярном платье, собравшийся обсуждать армейские дела.

— Признаюсь, к разговору я не готовился. Просто отметил как-то раз про себя, что у нас есть всё необходимое для того, чтобы самоходную артиллерийскую установку СУ-76 повторить, да ещё и улучшить её, и оттого, когда речь о конной тяге зашла, воспринял это, как шаг назад.

— Хотелось бы услышать, что же у нас есть такое, о чём я не знаю?

— Чертежи и описание СУ-76 имеются в музее Военной Академии. Шасси у самоходки достаточно простое, я бы сказал примитивное, и его без труда повторят на любом тракторном заводе, — я с удовольствием отметил кивок государя, согласившегося со мной, — На Камышинском судоремонтном заводе удачно прошли испытания дизельного двигателя. Он компактнее, легче и надёжнее тех двух бензиновых двигателей, которые предки ставили на свои установки. Получаем большой выигрыш по весу и экономичности, а заодно появляется свободное место под дополнительный боекомплект и рацию. Само орудие вы отлично знаете. Это традиционная трёхдюймовка. Вот про прицелы и оптику я ничего не скажу. Полагаю, в этом вопросе вы лучше меня разбираетесь. Рация, при наличии ретранслятора, будет брать километров на сто. Это позволит вести оперативное управление и использовать корректировку с самолётов и дирижаблей. Избыточное тепло переработаем в магию. Можно будет навесить на САУ в качестве дополнительной защиты тот же пехотный щит и заодно организовать принудительный наддув воздуха в двигатель. Сходу, пожалуй, всё. Я в чём-то оказался не прав?

— Вы когда-нибудь имели дело с артиллерией?

— Скорее нет, чем да. Опыт был короткий, и можно сказать, не самый радостный. Тем не менее, я считаю его полезным. Узнал много интересного. Такого, о чём раньше не задумывался.

— Не поделитесь? — вмешался государь, заметив, что генерал-майор оказался для нас на некоторое время потерян. Уставившись в пол, он о чём-то усиленно размышлял.

— Я понял, что один грузовик с водителем заменяет сто лошадей и пятьдесят возниц, а грузовик с двумя водителями, соответственно двести лошадей и сто возниц.

— Не может быть! — коротко отрезал генерал, прислушивающийся к нашему разговору.

— Я говорю лишь о том, чему сам стал свидетелем. Во время практики мы с курсантами работали на артиллерийском складе. До линии фронта было пятнадцать километров, и снаряды развозили на батареи, в среднем, отдалённые от нас километров на восемнадцать-двадцать. На армейскую повозку, которую тянут две лошади, мы грузили восемь снарядных ящиков, а в грузовик сорок. Повозки вставали под погрузку раз в день, а грузовики успевали обернуться за час. Так что, можете сами проверить, не ошибся ли я с подсчётами.

— Хороший пример. Что скажете, генерал? — одобрительно покивал Император.

— Скажу, что я сильно сомневаюсь в существовании дизельного двигателя, непонятного ретранслятора, позволяющего столь значительно увеличить дальность связи, а магию и самолёты вовсе считаю фантазией. Окажись всё услышанное правдой, я первый костьми лягу, только чтобы самоходки в армии скорее появились.

Государь с интересом посмотрел на меня, а что я. У меня других дел полно. Так что я лишь помотал головой и отвернулся к окну, продолжив рассматривать снегирей. Меня же мнение своё озвучить просили, а не ещё в одну лямку впрягаться.

Стоим все трое, молчим.

— По-моему, граф, вам недоверие высказали, — спустя какое-то время сказал Император, отследив перед этим мой взгляд, направленный на перекликающихся снегирей.

Занятные птички. Я умею их приманивать. Это не сложно. Просто нужно послушать, как свистят серенькие самочки. Два коротких свиста, очень несложных в повторении, и если где-то недалеко находится красногрудый красавец, он обязательно прилетит.

Эх, детство золотое… Сколько снегирей мы пацанами на западёнки переловили…


— Разве его мне высказали? — отозвался я точно тем же тоном, каким обратился ко мне государь, — Графа Игнатьева не я вчера орденом награждал, и не я внеочередное звание ему присваивал. Наш подполковник гвардии свои награды заслужил за грамотные действия на том самом ретрансляторе, в существовании которого генерал-майор только что усомнился. Стало быть, это вам он не верит, что начальник штаба гвардейского полка все воинские части Рязанского наместничества воедино радиосвязью объединил. И уж тем более генерал-майор тогда не поверит, что и со столицей связь через ретранслятор была всё время устойчивой.

Я сделал паузу в несколько секунд, чтобы оба моих собеседника успели оценить глубину лужи, в которую я их отправил, и в темпе начал исправлять положение, перенося их внимание на другие моменты, озвученные генералом. А то станется с них наглого юнца начать на место начать ставить.

— Отчего-то я абсолютно уверен, что скоро в Камышин кто-нибудь из артиллеристов всё равно поедет. Могу написать сопроводительное письмо, чтобы заводчане не завернули любопытствующего гостя с порога, и ознакомили его с актами испытаний. Вопросы приобретения лицензии и оснастки для производства дизельного двигателя советую обсуждать с моим партнёром, князем Гончаровым. Сразу предупреждаю о том, что лишних двигателей у нас не предвидится. Производить их вы сами будете, или найдёте другое производство. Завод в Камышине небольшой, а для выращивания одуванчиков нам самим нужны мощные трактора и самоходные баржи.

— Одуванчиков? Я не ослышался? — вытаращил глаза Каргальский.

— Не всем везёт в этой жизни, Ваше Превосходительство, — скорбно покивал я головой, — Я бы тоже с удовольствием поиграл в пушки и с лошадками повозился, но, увы. Игры больших мальчиков мне не светят. Делом приходится заниматься.

— Игры… Одуванчики… Ваше Величество! Хоть вы ему скажите! — растерялся Каркгальский, попав в непривычную обстановку. Где-нибудь в другом месте он бы мигом нашёлся, скорее всего по привычке рявкнув по-генеральски, и начав всех строить, но не в кабинете же у Императора.

— Граф… — государь повернулся ко мне всем корпусом, словно он вдруг сам стал этой самой самоходкой, и башней, то бишь, головой, крутить разучился.

— А что граф? Мне через три месяца лёгкий бомбардировщик военной комиссии сдавать. Пояса лекарские делать. Высотный разведчик до ума доводить. Те же трактора и баржи самоходные ещё только в проекте значатся, а без них одуванчиков не вырастить. И свадьба скоро. Некогда мне, — перечислил я далеко не все свои заботы, глядя государю в глаза.

— Свадьба… Да, свадьба это важно. Как считаете, генерал, ради свадьбы артиллерия может подождать?

— Одуванчики, свадьба, и самоходная артиллерийская установка. Простите, господа, но я чувствую себя актёром в театре абсурда. Ваше Величество, признайтесь, что вы меня разыгрываете, и мы вместе посмеёмся, — взмолился Каргальский.

— Сожалею, генерал, но граф прав. Авиация нужна срочно. Докладывали мне уже, что в этом вопросе мы от соседей начали сильно отставать. И что, граф, полетит ваш самолёт? — вновь развернулся ко мне Император.

— Самолёт не мой, а боярина Артемьева. Он уже летает, только не слишком хорошо. Мы заключили договор, и наши верфи теперь будут доводить все артемьевские самолёты до летального, ой, простите, летабельного состояния. Одним словом, полетят самолёты, как миленькие. Не хуже, чем у предков получатся.

— Вы и для самолёта двигатель умудрились сделать? А мне докладывали, что он не скоро будет готов.

— Двигатель останется тот же самый, но про остальное меня вчера заставили подписки оформить. Уровень секретности Б2Н, — с большим интересом повернулся я к Каргальскому.

— В1А, — тут же отозвался генерал-майор, приученный секретчиками к дисциплине, как и любой военный.


Знатно спецы секретных отделов мозги умеют полоскать. После поступления в Академию, когда нам оформляли подписку с уровнем Д4А, где А означает Армию, а Д4 — уровень доступа к простеньким армейским документам и ТТХ основного вооружения, к слову сказать, вполне обычной стрелковки, то курсанты даже часовую лекцию секретчика восприняли с улыбками.

Оказалось, зря. Через неделю двоих курсантов отправили в дисциплинарную роту обычными рядовыми. Напрасно они в отдельном кабинете кабака затеяли спор, сравнивая во весь голос достоинства нашего и немецкого оружия, блистая знанием характеристик. Ротмистр, пришедший в соседний кабинет с дамой, долго не думал. То ли провокацию секретного отдела предположил, то ли Устав вспомнил, но увели подвыпивших курсантов весьма оперативно, и больше мы их не видели.

Мой Б2Н относится к Науке. И это очень серьёзное достижение. Настолько серьёзное, что документации и обучающих кристаллов такого уровня я в библиотеке Академии не найду.

А от своего А2М я сам до сих пор в состоянии лёгкой прострации. Почти все секреты по Магии, какие только найдутся в государственном Спецхране, стали мне доступны, и до высочайшего уровня А1 остался один-единственный шаг.


— Хм. Пожалуй, от одуванчиков вас нужно освобождать. Я подумаю над кандидатурой преемника. Проект архиважный, не только для экономики, но и для политики, и его необходимо воплотить в жизнь, — промолвил Император.

— А чем князь Гончаров не угодил? Предан, честен, отличный руководитель. Опять же географически всё крайне удачно получается и в большинство деталей он посвящён, — изобразил я непонимание очевидного.

— Браво, граф. Выбор действительно достойный, — изобразил аплодисменты государь, успевший сходу просчитать все плюсы моего предложения.

— Как я понимаю, эти загадочные одуванчики тоже какой-то секрет? — угрюмо задал вопрос Каргальский.

— Отнюдь нет, генерал. Одуванчики — это сырьё для получения натурального каучука. Без добавления этого компонента высококачественную резину не получить. Массовая гибель азиатской гевеи, по некоторым сведениям, далеко не случайная, превратила каучук не только в стратегически важный продукт, но и позволила использовать его поставки, как политический инструмент. Один из рычагов давления, с которым нашим дипломатам приходится считаться, — недовольно поморщился Император, — Так что одуванчики стране нужны для политической и экономической независимости. Ещё Сталин когда-то давно говорил своим хозяйственникам, что у нашей страны имеется всё, кроме каучука. И, пожалуй, замена графа Бережкова на князя Гончарова пойдёт на пользу делу. А что касается свадьбы…

— Не, не, не, — замахал я руками, не совсем вежливо перебивая Императора, — В этом деле меня заменять не надо. Сам справлюсь.

Пары секунд не прошло, как мы втроём смеялись над моей незатейливой шуткой, прилично сгладившей тот неровный разговор, который у нас происходил.

Зря я обстановку разрядил. Отсмеявшись, собеседники навалились на меня слаженным дуэтом. Причём аппетит у них не на шутку разыгрался, и вскользь пару раз прозвучало, что СУ-76, конечно же хороша, но и посерьёзней бы пушечки не помешали.

Нет, так дело не пойдёт. Двое против одного, да ещё весовые категории разные…

— Ваше Превосходительство, в принципе задача решаемая. Как вы понимаете, я не берусь за её выполнение сейчас, поскольку не имею необходимого времени, свободных инженеров и подходящей производственной базы. Да и финансы после того, как повоевать пришлось, у меня в некотором упадке выглядят. Начни вы договариваться сначала не со мной, а скажем, с нашим государем, глядишь, давно бы всё полюбовно разрешилось, — закинул я удочку с жирной насадкой, приготовившись разделить любителей коллективного пения на двух отдельно взятых солистов.

— С государем? О чём же? — быстро отреагировал генерал.

— Да хотя бы о том, чтобы государь распорядился передать мне остатки меркуловских заводов вместе со специалистами. У меня и люди бы появились и база. Опять же деньги и время не надо тратить, чтобы станки самому заказывать и иное оборудование осваивать.

— Рабов у нас нет. Как я вам инженеров "передам вместе с оборудованием"? — насупился правитель.

— Даже я, наивный деревенский парень, — тут я сделал вид, что не услышал, как за спиной тихонько хрюкнул генерал, — И то никогда не поверю, что люди с высшим образованием, тайно сделавшие сотни тяжёлых МБК, никоим образом не причастны к заговорщикам. Полагаю, что и судья со следователем им не поверят. А стандартный контракт на пять лет, правда без права выезда с моих земель, и то лишь из-за высокой секретности, всяко лучше, чем такой же срок, только на каторге.

— Заводы, значит… — посмотрел в окно государь, раздумывая, — Не угадал я, отчего-то посчитал, что вы руки племянницы моей просить будете.

— А можно? — просипел я чуть слышно. Чёртово горло. Опять пересохло в самый неподходящий момент.

— Так, генерал, вы наверное идите. Артиллерия и вправду может подождать, — распорядился Император, разглядывая меня, словно диковинного зверька.

— Я про ИСУ-152… — начал было Каргальский.

— Сделаем, когда двигатель сил на пятьсот появится, — отмахнулся я от вояки, даже не повернувшись к нему.

Когда за генералом тихо закрылась дверь, мы с государем наконец-то уселись за стол и поговорили. Хорошо так поговорили. По-мужски.

* * *

Если в мире и существуют места, в которых события концентрируются с дикой силой, то Императорский дворец вне всякого сомнения одно из них.

Не успел я, всерьёз загруженный и прилично одуревший от происходящих изменений, выйти из кабинета, как секретарь мне ещё раз напомнил про документы, дожидающиеся меня в канцелярии, а с одного из гостевых диванов поднялся и пошёл мне наперерез невысокий седенький дедушка, с нагрудным княжеским гербом и большой короной Клана, украшенной пятью бриллиантами. Неплохой Клан, раз в него пять княжеских Родов вошли, и цвета на гербе какие-то знакомые.

Ба, да это же мой потенциальный родственничек! Крепенько государь мне мозги отсушил. Медленно соображаю. Герб Дарьиного Клана не вдруг опознал. Теперь бы вспомнить, как Главу Клана зовут. Помнится, подсовывал же мне Степан подборку по Дашкиным родственникам.

— Граф Бережков? — переспросил князь, словно он не слышал, как ко мне секретарь обращался.

— Князь Белозёрский, — отметился я положенным по этикету поклоном.

— Мы представлены?

— Скорее, знакомы заочно, Ваше Сиятельство.

— Никак Дарья Сергеевна обо мне рассказывала?

— Думаю, не больше, чем вам обо мне. Другими словами, ничего нового она не рассказала.

— Тогда откуда осведомлённость?

— Да какая там осведомлённость. Вы обо мне наверняка куда как больше знаете, — выстрелил я практически наугад, и по чуть дрогнувшему лицу князя понял, что попал.

— Вы не слишком себе льстите?

— Ну, виноват, ошибся. Думал, это ваши люди за мной и Дарьей Сергеевной присматривают. Как вернусь, сразу озабочусь, чтобы их всех в подвалы свезли и допросили. Чужие соглядатаи мне не нужны.

Ай, как красиво я князя в ловушку поймал! Ему теперь или своих засланцев нужно обозначить, или утверждать, что никого он ко мне не подсылал, но… А вдруг я его человека зацеплю всё-таки. Я же ему потом при всяком удобном, а тем более неудобном случае припоминать буду, как он с первых минут нашего знакомства меня обманывать пытался.

— Как государь себя чувствует? Здоров ли? — в считанные секунды прокачал князь ситуацию и тут же поспешил сменить тему.

— Здоров, бодр и весел, — крайне простыми словами обозначил я успешность своего визита к Императору. Про здоровье государя князь наверняка осведомлён, так пусть теперь знает, что и мой визит ему настроения не испортил. Выводы, как я заметил, он умеет делать.

— Приятно поговорить с понимающим человеком, — оценил Белозерский нашу беседу, где прямым текстом ничего сказано не было, зато намёков и косвенной информации оказалось предостаточно, — Надеюсь, после награждения мы продолжим, если вы не возражаете.

— Меня вчера уже наградили, — предупредил я князя о том, что не разделяю его уверенности о вечернем продолжении беседы.

— Вчера, да. Наградили вас заодно с вашими пилотами. А Глав Кланов и Родов награждают сегодня. В канцелярию не забудьте зайти. Уж не обессудьте, но мне, по знакомству, показали список награждаемых, и ваша фамилия там есть, — лёгким наклоном головы обозначил Белозёрский окончание разговора.

Понятно, что мне пришлось кивать гораздо интенсивнее. Положено так по этикету. Приходится графам перед князьями шеи гнуть.

Хотя, что я жалуюсь. Обычные дворяне с боярами ещё и поясницу бы слегка размяли в такой ситуации.


Канцелярия меня порадовала двумя пакетами крайне казённого вида. Про степень важности судить можно было только по избыточным размерам конвертов из плотной бумаги, которые не во всякий портфель могли влезть. Размеры тем более оказались для меня непонятны, когда я вскрыл конверты, найдя свободную кушетку в одном из углов зала.

Бумаг, как таковых, оказалось немного. Как по мне, так не стоило совать по одному листку, да к тому же, втрое сложенному, в столь большой конверт. Хотя, в каждой избушке свои погремушки, и Императорская канцелярия вправе иметь свои прибабахи. Если они желали подчеркнуть важность сообщений, то им это удалось.

Что с приглашением на награждение, что с назначенным приёмом в Земельном Управлении.

Признаться, я думал, что с вручением медальки, дающей в качестве бонуса проникновение к Императору вне очереди, награды для меня закончились. Так, поморщился слегка, но осознал, что без связей и протекций на большее рассчитывать глупо. Оказалось, ошибся. Ещё на одно награждение велено явиться.


Новости, выпавшие из второго пакета, пока объяснить трудно.

Мне непонятен формат документа. Вроде и не предложение, и не контракт… Что я должен буду обсуждать в Земельном Управлении? Согласен ли я принять три участка родовых земель и платить за них налоги лекарскими поясами?

Да не вопрос. Сто пятьдесят поясов в год. Не велика сложность. Я-то соглашусь, а дальше что? Как они собираются такую передачу земель узаконить?

Впрочем, что я себе голову ломаю. Наверняка есть силы, которые плюют на обычный порядок, легко меняя его одним телефонным звонком или устным распоряжением.

Главное, что меня цена вопроса устраивает. Да и земли, вроде как по соседству находятся. Этак километров тридцать-сорок до речного порта будет, если я правильно карту себе представляю.

* * *

Награждение проводилось в Большом Колонном зале Благородного собрания.

Интерьер коринфских колоннад, дополненный расписным сводом потолков и холодом мраморных полированных плит полов подавлял. Большое количество собравшихся словно растворилось в архитектурном величии.

Никогда не думал, что человека можно заставить почувствовать свою незначительность одними размерами строительного шедевра.

Меня наградили дважды. Сначала из рук Императора я получил Георгия третьей степени, а под конец награждения ещё и Анну, тоже третьей степени, вручённую мне князем Обдориным.

Вызов на второе награждение я чуть было не пропустил, занявшись изучением наградных документов. К слову сказать, очень интересных и необычных. Гвардейский поручик запаса (!) награждался орденом и жалованными землями.

Ничего себе выверт! Орден и впрямь хорош. Боевой, с бантом. Вопросов, правда много вызывает. Если я правильно помню, то на памяти у меня всего один случай, когда капитана Леонтьева наградили сразу третьим Георгием, минуя четвёртую степень. Может и ещё кого награждали так, но тут стоит у специалистов и знатоков расспрашивать.

Додумать на месте неординарность ситуации не получилось. Пришлось идти за Анной. Ну, хоть с этим орденом я не выделился. Четвёртая Анна у меня уже есть, так что третья к месту пришлась. Полученный Георгий позволил мне перескочить третьего Станислава, положенного в иных других случаях.[1]

Из витиеватой формулировки стало понятно, что Анну мне за предотвращения взрыва дворца дали, выделив это в отдельный эпизод, оформленный через ведомство князя Обдорина.

* * *

— Вас можно дважды поздравить? — встретил меня князь Белозёрский на выходе из зала.

— Благодарю, Ваше Сиятельство. Примите и вы мои поздравления с представлением вас к первому Станиславу, — демонстративно полюбовался я его новеньким нагрудным знаком и рубиновым крестом на ленте.

— К сожалению я не всё расслышал со своего места. Мне показалось, или к Георгию вам ещё землицы пожаловали?

— Так точно, Ваше Сиятельство, — включил я солдафона. Неплохая тактика, между прочим. Не раз мне помогала в сложных разговорах. По крайней мере не нужно витиеватых оборотов речи применять и много говорить.

— Это сколько же вы земель накопили? Четыре-пять?

— Восемь, Ваше Сиятельство, — не стал я скрывать то, что князь и сам вскоре сможет узнать без особого труда, если захочет.

— Вот значит как… Ну что же. Тогда многое мне теперь понятнее стало. А то странный у меня сегодня разговор состоялся.

Может князь Белозёрский что-то и понял, а вот я пока нет. Что за дела, с кем он говорил? Хотя… с тем же Императором, скорее всего. Не зря же первая встреча у нас с князем приключилась при моём выходе из государева кабинета.

— Кстати, граф. А ведь у меня перед вами долг имеется, — потащил меня дедок в сторону, подальше от банкетных столов, куда уже потянулись награждённые, собираясь обмыть ордена, — Да-с. Определённо должок. А наш Клан в должниках ходить не привык.

— О чём вы, Ваше Сиятельство?

— Ну как же! — всплеснул руками князь, — Дарья Сергеевна для Клана многое значит. А кто, как не вы, её от неминуемой гибели спасли. Докладывали мне, какие силы вы порешили, когда на вас граф Киселёв напасть собрался. Так что не обессудьте, но награда наша должна найти своего героя. И даже отказываться не смейте. Не от меня награда, а от всего Клана нашего. Опять же, и от всей души.

Ой, что-то не верю я ни в восторженность князя, ни в его неожиданную благодарность. Лицедействует он неплохо, но не с таким бы расчётливым взглядом восторженные дифирамбы петь.

— Ваше Сиятельство. Признаюсь, у меня были в той ситуации личные мотивы, да и Семья Императора там присутствовала. Никак иначе я не мог поступить.

— Одно другому не мешает. Давайте-ка мы с вами вот как сделаем. Завтра поутру подъедет к вам мой поверенный и мы переоформим на вас земельку одну, что по соседству с вашими будет, а потом он по доверенности быстренько вам княжьи документы выбьет. Самому вам долго возиться придётся, а наш прохиндей везде вхож, и на таких делах не одну собаку съел.

— Хм, прямо вот так сразу… Раз и в князи?

— А чего же тянуть. Смотрите, какой замечательный подарок от Клана получится. То-то Дарьюшка порадуется, — сладко зажмурился князь Белозёрский и даже губами причмокнул от избытка чувств, а у меня отчего-то сложилось твёрдое убеждение, что радость Дарьи, его если и волнует, то далеко не в первую очередь. Дай Бог, в десятую.

Опять же, а с чего я вдруг на Белозёрского взъелся. Он пока ничего во вред мне не предложил. Всё только на пользу. Да пусть гримасничает, как ему нравится. Разве мне поломаться немного стоит из вежливости, или сомнения изобразить какие…

— Признайтесь, князь, вы же не одну цель своим подарком преследуете. Больно уж взгляд у вас мечтательный, — улыбнулся я, как можно более открыто.

Ага. Вот такой простой я человек. Рубаха-парень, можно сказать.

— Мечта… А почему бы и нет. Стоит представить себе, какие лица у некоторых из Совета Князей станут, когда они эту новость узнают. Да, собственно, там не лица даже, а рожи. Нет, хари. Натуральные хари! Да что я вам рассказываю, скоро сами полюбуетесь, — выпалил князь и зашёлся, заперхал кашлем, подавившись собственным смехом.

— Ну, не знаю. Смогу ли я разделить вашу радость. Я до сих пор к князьям как-то не особо присматривался.

— Разделите, даже не сомневайтесь. Мы теперь с вами в одной лодке. Одно радует, название у лодочки нашей хорошее и звучное. Согласитесь, Император — это звучит гордо.


Глава 44

Целый день я потратил на облёт земель будущего княжества. На картах не увидеть толком, что же мне досталось. Вроде и обозначена на бумаге деревенька, но порой абсолютно непонятно, сколько народа там живёт, а то и вовсе может быть, что она только на карте значится, а на самом деле давным-давно заброшена. Так что пришлось вдосталь полетать, делая пометки на картах. Естественно, короткого зимнего дня для полного осмотра владений не хватило, но хотя бы общее представление теперь имею.

В целом впечатления остались хорошие.

Заброшенных селений оказалось немного, и то, в основном это были отдельно стоящие хутора из двух-трёх домов. Зато несколько сёл приятно удивили своей ухоженностью и размерами. Добротные кирпичные дома там были расположены не только в посадах, кольцами опоясывающих центр, но и на радиальных улицах, называемых в таких сёлах слободками, имелись в достаточном количестве.

Кроме Дарьи и Степана я на облёт земель пригласил своего главного агрария вместе его другом строителем.

— Кто-нибудь знает, на чём тут народ так неплохо развернулся? — спросил я после осмотра очередного крупного села, украшенного кирпичной церковью с пятью куполами и небольшим парком.

Мода на парки появилась у сельчан лет десять назад. Тогда на всю страну прославилось село Великое. Всем миром высадили они пятьсот лип, за что через год и были удостоены визита Императора.

— Лён, конопля, картофель. Соответственно текстильное производство и канатные мастерские. Есть швейные цеха. Пара звероферм крупных имеется. Лису и песца выращивают. Ещё одеяла шерстяные тут добрые делают.

— Поташ, дёготь, лесопилки весьма неплохие, пара заводиков стекольных, но стекло неважнецкое, мутное. Зато кирпич у них хорош. Особенно печной, — дополнил строитель информацию агрария.


Надо сказать, что оба взрослых мужика до сих пор чувствуют себя в общении со мной неуверенно. Впечатлило их моё предстоящее княжение. Боюсь, не скоро они вернутся к тому свободному обращению, которое ещё не так давно у нас было. А уж как воспрянет духом военный строитель, когда мои ордена увидит, так даже представить трудно. Чую, взлетит мой авторитет в его глазах на недосягаемую высоту.


— Опять дороги нужны, — вздохнул я, вспомнив, сколько времени и денег на них было потрачено прошедшим летом.

— Так зимники долго ли протянуть. До середины апреля они простоят, а там, глядишь, после половодья и грунтовки можно отсыпать. Нам бы пару барж с черпалами на галечные косы поставить, да десяток-другой самосвалов подкупить. Пусть и не асфальт получится, но здесь пока и таких дорог не видели.

— И как нам зимник быстро устроить? — повернулся я к строителю, разом отрываясь от созерцания заснеженной равнины, проплывающей под нашим дирижаблем.

— Да легко. Тракторишки у него сейчас без дела простаивают, — кивнул строитель на насупившегося агрария, — На пару тракторов отвалы приделаем, чтобы на разные стороны снег сгребали, а вторую пару тракторов цугом впряжём, и пусть на тросе за собой треугольник из стальной балки тащат. Такой зимник выйдет, что куда там городскому проспекту.

— А получится? — спросил я, не скрывая удивления. Вроде бы простой же способ, но отчего-то мне до сих пор не приходилось с ним сталкиваться.

— Да тут расстояния смешные. Помнится, мы в Сибири по зимникам целую дивизию на шестьсот с лишним километров перебрасывали, вот там тяжело пришлось. Где пни взрывали, где лёд на реках по ночам намораживали, поверх основного, чтобы технику и обозы держал. Почти месяц пластались, но сделали.

— Заманчиво, — потянулся я к карте, — Если дороги появятся, то и у меня разговоры с местным населением иначе пойдут. Одно дело, князя раз в год видеть, и совсем другое, когда знаешь, что до него не больше часа пути по хорошей дороге и люди с машинами у него в достатке имеются.

* * *

За свою жизнь я прочёл немало книг. Меня всегда радовало, как герои забирались на самый верх, в цари или короли, и после этого ничего особенно и не делали. Как-то так в книгах выходило, что герой постоянно геройствовал, и у него всегда была целая куча свободного времени, а дела делались сами, как бы промежду прочим.

В моей жизни всё вовсе не так. Каждая следующая ступень требует всё больше внимания, а сами дела становятся всё сложнее и сложнее. Времени теперь мне не то, чтобы не хватает, его просто категорически ни на что не остаётся.

Я, как мог и умел, постоянно скидывал на заместителей второстепенные проблемы, но иногда они возвращались ко мне таким бумерангом, что лучше бы я сам их решал с самого начала.

Не могу сказать точно, чего мне не достаёт. Слишком быстро я пошёл в рост, и та команда, которую я пробую создать, скорее всего оказалась не готова к столь резкому старту.

Чтобы это понять, достаточно было увидеть лица моих алькальдов, когда я щедрой княжеской рукой начал нарезать им задачи и территории. Впрочем, опомнились они быстро, и запросили помощников, технику и деньги. Если первые два вопроса были решаемы, то с деньгами у меня опять проблемы. Утекают они, как песок сквозь пальцы.

Ещё месяц назад мне казалось, что я свёл концы с концами и даже жировую прослойку накопил, а сейчас снова изобретаю тришкин кафтан и прикидываю, какие расходы можно урезать. Так себе занятие, если честно. Одна надежда на Камышин. Может Липатов пару миллионов подкинет, а то надежды на тайничок князя Куракина не оправдались. Деньжонок там немного оказалось. Примерно на полмиллиона рублей в немецких марках нашлось, да тысяч на двести во франках вышло. Зато документов с компроматом мы со Степаном больше центнера вывезли.

Зарубежные деньги я пока придержал. Успокоится страна и выберусь я как-нибудь на ту же Лейпцигскую ярмарку.


В Камышин я прилетел крайне удачно, примерно за час до обеда.

Обе дочки купца встретили меня в гостиной уютного и просторного купеческого дома.

Говорили они как обычно, по очереди, и поэтому через пять минут я знал где сейчас находится Липатов с сыном и через какое время они его ожидают на обед, а заодно услышал и все основные новости города.

Затем сестрицы попробовали меня растормошить, выпытывая столичные новости, но мне удалось пока откупиться подарками и отговориться скорым прибытием самого Липатова, которому те же новости придётся рассказывать по второму разу.

Но спокойно посидеть мне всё равно не дали. Под конвоем обеих сестриц пришлось идти на кухню, где в отдельно стоящем холодильном ларе были выставлены образцы кондитерки. Ввиду предстоящего обеда на них разрешили только посмотреть. Отдельно стояли джемы и суфле — низкокалорийная радость сладкоежек, не желающих портить фигуру. Это последние новинки кондитерской фабрики, к которым приложили своё усердие обе сестрички.

Прибыль от кондитерской оказалась приличной. Хотя, тут новогодние праздники здорово помогли. Со склада все сладости в момент разобрали.

К сожалению, не оправдались мои ожидания по заказам магических протезов. Телефонная связь между городами ещё далеко не везде восстановлена, и Камышин не исключение. С письмами тоже не пойми что происходит. Иногда по месяцу ходят, а то и вовсе пропадают на бескрайних просторах страны. Не могут пока клиенты из других мест связаться с сестрёнками.


Липатов появился шумно. Хлопнула дверь, затопали сапоги, с которых он сбивал снег, ворвались в протопленный дом клубы морозного воздуха с улицы, а там и сам купец появился. Помолодевший, похудевший, с огоньком во взгляде, он мало походил на того прежнего вальяжного купчину, каким я его помнил.

— Как дела на Хлебной пристани? — задал я вопрос купцу, после взаимных приветствий.

— Лучше не придумаешь! Поначалу были сложности, но после того, как от князя Гончарова люди подъехали и переговорили, с кем надо, всё как отрезало. Теперь тишь да гладь, а по всем вопросам и предложениям мы с купцами полюбовно договариваемся. Вы как заговор пережили? Говорят, на Рязанщине крайне неспокойно было.

— В целом неплохо. Документы на княжество начал оформлять. Опять же награды получил, — начал рассказывать я, но прервался из-за служанки, вихрем ворвавшейся в зал.

— Посланец от Его Сиятельства князя Гончарова. Графа Бережкова срочно к себе требуют, — словно заправский дворецкий лихо отбарабанила рыжая девка с рябым лицом.

— Скажи, сейчас переоденусь и выйду, — поморщился я, сообразив, что с обедом у купца категорически пролетаю.

К Гончарову я всё равно собирался, правда, ближе к вечеру, поэтому чехол с парадным костюмом забрал с собой сразу при выходе с дирижабля. Когда я через пару-тройку минут появился при всём параде, то случилась немая сцена. Все замерли. И лишь когда купец одобрительно крякнул, остальные словно отмерли, и даже девушки сумели что-то пискнуть, не сводя с меня восторженных глаз. Естественно подмигнул им, залихватски закрутив воображаемый ус.

Знаете, оказывается это очень приятно, когда на тебя так смотрят. Стоит совершать подвиги ради таких моментов в жизни.

А дочки у Липатова всё-таки чудо, как хороши…


Усевшись на заднее сидение просторного внедорожника, я попытался понять, что царапнуло моё внимание.

Скорее всего, это оговорка служанки. Вряд ли князь Гончаров действительно стал бы требовать, чтобы я к нему прибыл. Вроде, нигде я особо не провинился, если по мелочам не придираться. Ну, или почти нигде. Пара моментов присутствует. Признаться, лишнего себе позволил, в надежде, что это пройдёт незамеченным.

Размениваться на расспросы сопровождающих я не стал. Вряд ли они много знают, а я, своими вопросами, могу высказать лишнее. Иногда не обязательно слышать ответы, если узнаешь, какие вопросы волнуют собеседника.


Гончаров ждал меня в кабинете. Сердитый, насупленный, он даже на моё приветствие отозвался неохотно, словно через силу.

— Граф, не много ли вы себе позволяете на моей земле? — озадачил он меня неожиданным вопросом.

— Поясните, Ваше Сиятельство.

— Краснодеревщик ваших рук дело? Хочу напомнить, что без ведома князя в его владениях далеко не все поступки можно совершать.

— Точно! Спасибо, что подсказали. А то я до этого никак не мог понять, отчего у вас в Камышине так долго детская проституция процветала. Да и украшения больно знакомые по всему дому расставлены, — я сделал два шага вперёд и похлопал рукой по украшению на кресле для посетителей. Тому самому, запомнившемуся мне своим сходством с шахматной фигурой офицера.

Самолюбие князя я щадить не стал, и в красках описал, что и как происходило в "весёлом доме", и про трудолюбие покойного краснодеревщика упомянул. Ответственно человек к своей работе относился. Все новые поделки собственноручно на детях испытывал. Особенно для малышни старался.

Мой жирный намёк Гончаров проглотил молча, но не безрезультатно. Он страшно побагровел лицом, а потом вскочил из-за стола, и оттолкнув меня в сторону, в щепки разнёс все гостевые кресла молниями.

— Коньяку мне! — скомандовал он, не оглянувшись на прислугу, сбежавшуюся на шум и заглядывающую в приоткрытые двери, — Нет, водки.


Выбор напитка я признал правильным, когда князь один за другим опрокинул два лафитника подряд, занюхав второй хлебной горбушкой. Не дело так коньяк употреблять, а вот водочка самое оно. Особенно если третью дозу успокоительного огурчиком зажевать.

Успокаивался Гончаров минут пять. Всё это время он сердито сопел, и на меня обернулся только раз, молча ткнув пальцем в штоф, на что я отрицательно помотал головой.

Пить водку посреди бела дня, да на голодный желудок — занятие рискованное, а у меня крайне важный разговор только намечается.

— Почему мне не сказал? — Гончаров уже давно вернулся за стол, а мне так и пришлось остаться стоять. Сесть-то некуда. Гостевые кресла в хлам разнесены.

— Князю Обдорину всё передал. Среди клиентов почти треть составляли гости из столицы и след там был нехороший. Германский. Какие-то счета, договора на немецком, и фотографии генералов из вермахта в компании со штатскими. Как бы не с нашими. Больно уж причёски и бороды характерные.

— Рассказывай всё, — потребовал Гончаров, ткнув пальцем в сторону уцелевшей кушетки в углу кабинета, на которой мне и пришлось размещаться.

Всё не всё, но кое-что я князю рассказал.

А там и визит к Обдорину к слову пришёлся, мои награждения, и Каргальский с его пушками.

К слову сказать, генерал прибыл в Камышин ещё вчера вечером, и уже с утра умчался на завод.


— Говоришь, государь сам мою кандидатуру выбрал? — всего лишь раз перебил меня князь, когда я коснулся вопросов проекта по каучуку.

— Скорее, моё предложение одобрил, — уточнил я, но по требовательному взгляду Гончарова понял, что этот момент мне надо описать детально. Что и пришлось сделать, попутно отвечая на новые вопросы.

Князь понемногу отошёл от нашего бурного начала беседы, и начал проявлять живой интерес к разговору.

А заодно под водочку и на "ты" со мной перешёл, что есть далеко не худший знак.

— Значит, не забыл ты мою просьбу. Замолвил словечко, — покивал головой Гончаров, опрокинув ещё один лафитник "успокоительного", — Тогда и я тебе кое-что расскажу. Никогда не слышал про "Российский союз промышленников и предпринимателей"?

— Как же, слышал, и не раз.

— Есть среди его зачинателей Тимофей Саввович Морозов. Богатейший фабрикант и банкир. Считай, две трети текстильной промышленности всей страны под ним. В нашем, камышинском комбинате, его доля самая крупная, да и то, есть у меня сведения, что он и ещё несколько долей выкупил на иных лиц. Для княжества он человек полезный. Училище для текстильщиков на свои деньги открыл и содержит, дома и общежития многоэтажные для мастеров своих строит. Городское управление в нём души не чает за меценатство и участие. Родильный дом, приют, библиотека. Всё его рук дело. Так вот. Дошли до меня слухи, что недоволен он неким графом Бережковым. Крепко недоволен.

— С чего бы? Никогда с ним не сталкивался и дел никаких не имел, — искренне изумился я, действительно не представляя, чем я мог привлечь к себе внимание богатейшего промышленника, и уж вовсе не представляя, чем мог вызвать его недовольство.

— С ним-то может и нет, но против их общих замыслов ты прилично дел натворил. Взять ту же победу в имперских гонках. Казалось бы, что в ней особенного. Вроде, ничего такого, но есть один многозначительный нюанс. Победил тот единственный дирижабль, на котором стоял магический двигатель. И это широко обсуждалось.

— У меня и бензиновые тоже установлены, — пожал я плечами, пока не понимая, к чему клонит Гончаров.

— Как ты сам думаешь, если потратить много усилий и средств, доказывая, что обычная техника давно переплюнула любые магические технологии, то сильно ли кого-то порадует один не в меру шустрый Одарённый, если он словно между делом начнёт с лёгкостью доказывать обратное.

— Так есть же изделия, которые с помощью магии можно изготовить быстрее и лучше, — не сдержался я.

Никак пока не укладывалось в голове, что промышленники не оценят очевидного преимущества моих технологий.

— Плевать они хотели на выгоды. У них совсем другие планы и ставка не на сиюминутные успехи, а на большую политику. Маги и магия им, как нож в сердце. Ты, за молодостью лет, может и не видишь, как Одарённых понемногу отовсюду выдавливают. В том же флоте уже редко когда мага встретишь, и в армии они своё влияние быстро теряют. Я тут не так давно подсчитал, сколько у меня Одарённых в чиновниках по всему княжеству набирается. Оказалось, полтора десятка из четырёхсот с лишним служащих. Так что ещё лет десять, и от магической аристократии одни воспоминания останутся. Но свято место пусто не бывает. Тут-то и придёт вместо нас промышленная и финансовая буржуазия, и так же незаметно проведёт реформы, как сейчас меняет соотношения между Одарёнными и остальными, которые полностью изменят все расклады в стране, да и от самого строя мало что останется. Причём, обрати внимание, что в принципе они ничего не имеют против самих магов. Их не маги не устраивают, а власть магов. Вот её-то они и заменяют на свою, где только могут и как могут.

— Ну, насчёт десяти лет мы ещё посмотрим. Рано магов хоронить прежде времени, — ответил я князю.


Веско так постарался сказать.

Убедительно.

Глядя в глаза.

Наверняка он не в курсе моих последних дел, и просвещать его я не стану. Подписочки, они такая штука. Дать их легко, а язык потом придерживать, чтобы лишнего не ляпнуть, ох, как сложно.

Опять же, лишать себя серьёзных аргументов приходится. Мне куда как проще было бы с Гончаровым говорить, начни я ему рассказывать про то же своё архимагство.


— Значит, не ошиблись промышленники в своей оценке. Стоит им ждать сюрпризов от Бережкова, — каким-то верхним чутьём ухватил князь смысл моего возражения, — Тогда готовься. На крайние меры они не скоро решатся, но палки в колёса тебе уже вставлять начали. Обычный народец он куда как дружнее живёт. Одарённым, чтобы вместе сбиться, спесь мешает, или вражда давняя. У промышленников тоже склок между собой хватает, но как только дело доходит до того, чтобы Одарённым нагадить, они разом про свои распри забывают. Не все, правда, но и тех, что объединиться могут, вполне достаточно будет. Числом и капиталами сметут.

— Ага, то есть не все они против нас одним фронтом идут? — уточнил я немаловажную деталь.

— Люди не муравьи. Их никогда не удастся всех объединить одной какой-либо целью. Всегда найдутся те, кто против или воздержался. У Союза промышленников тоже есть как радикальное крыло, так и консерваторы.

— Хм, а не подскажете, где можно списочек этого Союза увидеть? Желательно с комментариями, чтобы понимать, кто куда смотрит.

— Список есть. Он раз в три месяца обновляется и доступен в том же приложении к газете "Экономическая жизнь". А пометки, по крайней мере тех, кого уверенно можно отнести к той или иной группе, я велю подготовить. Так что через час-другой можешь ознакомиться, — чуть заметно прищурился князь, — Неужели решил за интересы всех Одарённых постоять?

— Ни в коем случае, — открестился я от столь нелестного предположения, — За магию обидно. Перспектив у неё больше, чем у электричества. И ратуй я, к примеру, за электроэнергию, то никогда не стал бы начинать с вопросов о нуждах электриков. А чем маги лучше? Одарённые могут сами себе пути выбирать, а топить магию я не позволю. Не для того она дана, чтобы её во второй раз можно было полностью извести. Повторения средневековой инквизиции, уничтожившей когда-то всех Одарённых, больше не будет.

— Смелое заявление, — усмехнулся Гончаров, — Любопытно будет понаблюдать за твоими попытками.

— За нашими, князь, за нашими, — улыбнулся я в свою очередь, — Или вы решили уступить мне свою долю в судоремонтном заводе?

— Только не говори мне, что завод собрался выпускать баржи на магическом ходу, — откинулся князь на спинку кресла, и по его слегка неловкому движению стало понятно, что водка даром не прошла. Не сказать, что он пьян, но уже прилично навеселе.

— Хорошо. Не стану говорить, но благодаря нашему заводу мы сделаем мощное предложение всем моторостроителям, и поверьте, они не смогут отказаться, — согласился я по привычке, а про себя решил, что наш разговор пора заканчивать. Надо дать князю время. Пусть передохнёт немного, в себя придёт, а к этому разговору можно и позже вернуться.


Мы с князем вышли из кабинета и через анфиладу комнат, больше похожих на небольшие залы, прошли к гостям, приглашённым на вечерний чай.

К удивлению, среди гостей оказался добрый десяток юношей и девушек примерно моего возраста.

Как я понимаю, приехавших к князю вместе с родителями.

Князь отошёл к группе мужчин, среди которых я заметил генерала Каргальского, а я решил не выделяться, и примкнул к молодёжи.

Княжич, завистливо поглядывая на мои награды, представил меня тем, кого я не знал по прошлым визитам, а затем и меня познакомил с новыми лицами. Хм, сплошь графы и графини оказались. Оказывается, не так мало их в Камышине проживает.


Новых знакомых было пятеро. Двое молодых парней и три девушки. Две девушки интересненькие, а третья, скажем так, на любителя. Из тех, кому нравятся рослые, пухлые и крепкие телом. Мягко говоря, мадемуазели серьёзного сложения.

Представленные парни особого интереса у меня не вызвали. Что мощный шатен, который неплохо бы смотрелся, если бы сбросил десяток килограммов лишнего веса, что его спутник, худой и высокий брюнет в какой-то нелепой жёлтой блузе с чёрным то ли бантом, то ли подобием галстука. Его, кстати, княжич назвал поэтом, что тут же вызвало отклик у девушек.

Они наперебой бросились уговаривать юное дарование прочитать что-нибудь новое, и тот, поломавшись для вида, увлёк всех нас в свободный от гостей зал.

Двое слуг тут же накрыли один из столов, на котором появилась пара графинов с лёгким вином и ваза с фруктами и виноградом.

Отдав должное замечательному вину, мы расселись по местам, а поэт, заложив одну из рук за спину, оказался в центре полукруга из слушателей.


Слушая заунывные стихи, которые поэт чуть шепелявя декламировал особым, этаким загробным голосом, я невольно начал улыбаться. Очень уж забавно у него получалось. Впрочем, оглядевшись, я понял, что ошибаюсь. Трое ребят его внимательно слушали, а девушки и вовсе рты раскрыли.

Нет, ну надо же. Оказывается, и в поэзии я дуб дубом.

В лицее мне доводилось читать стихи, но обычно это были те произведения, которые требовалось пройти по школьной программе. Не скажу, чтобы мне они очень нравились, но местами было интересно, а некоторые стихи даже хотелось выучить наизусть.

В старших классах я, как наверное и все мои ровесники, пробовал сам сочинить что-нибудь эдакое, в основном, конечно же про чувства и любовь. Было желание поразить сердце одной вредной особы с косичками. До сих пор не знаю, что бы произошло, если бы у меня хватило мужества ей прочитать то, на что я потратил несколько ночей. Не осмелился. Побоялся насмешек и отнёс свою тетрадку в истопницкую, собственноручно предав огню плоды ночных бдений.


— Похоже, граф Бережков находит поэзию смешной? — вернул меня из воспоминаний голос шатена.

Оказывается, поэт чтение уже закончил, а я всё ещё сижу и улыбаюсь.

— Отчего же. Неплохое хобби. Да и риторику развивает. Так что вполне себе приличное развлечение для тех, у кого на него хватает свободного времени, — ответил я так, как думал.

— Не сомневаюсь, что лично вам мешает всего лишь недостаток времени, а иначе вы бы нас несомненно удивили, — не удовлетворился моим ответом всё тот же юноша.

— Можно и так сказать, но я бы больший акцент сделал ещё и на желании. Хобби оно только тогда хобби, когда к нёму есть интерес. К тому же, те вопросы, которые меня действительно интересуют, ну никак не предполагают их выражения в стихах. Иначе, для пользы дела, я рифмовал бы всё подряд.

— О как! Вам знакомо слово рифма? Так может срифмуете нам что-нибудь? Допустим, простенькое четверостишие, — этак свысока кинул мне ещё непризнанный гений поэзии, картинно проводя рукой, как бы предлагая тем самым и слушателям присоединиться к его просьбе.

— Действительно, граф. Раз это так просто, то блесните талантом, — подхватила одна из девушек, проявлявшая до этого наибольший восторг от только что прочитанных стихов.

Снисходительный тон её слов сказал больше, чем сами слова. Чего у дам не отнять, так это искусство передать одним тоном то, на что мужчине потребуются долгие минуты многословных объяснений.

— К сожалению я не поэт, и никогда им не был, — попытался я вырваться из глупой ситуации, в которую сам и залез, стоило на какие-то секунды расслабиться, да ещё и высказаться откровенно.

— Тогда как прикажете понимать ваши слова и ухмылку? Не вы ли только что высказывали готовность рифмами говорить, если нужда случится? — вскочил шатен со своего места, подходя ко мне поближе.

Надо же, какой горячий паренёк. Очень похоже на то, что компания эта подобралась давно, и за роль альфа-самца в ней шатен готов на глупости.

— Сомневаюсь, что смогу вас развлечь так же, как этот молодой человек, но давайте попробуем, — проговорил я, резко поднимаясь с места и заставив шатена тем самым сделать шаг назад.

Отчего-то у меня вдруг возникло желание поозорничать, а заодно и кураж появился.

— Слушаем, граф, слушаем, — раздались голоса девушек.

— Пожалуй, мне потребуется бокал вина для вдохновения и какая-то тема для четверостишия, — объявил я, занимая место недавнего декламатора, — А графины у нас пусты. Хотя, пустой графин, чем он не тема.

На несколько секунд я задумался, прикрыв глаза, перебирая и подстраивая слова. Затем, проговорив их про себя ещё раз, понял, что готов и поднял руку, призывая слушателей к тишине.


Когда я встал в ту же позу, что и юноша в блузе, то услышал смешки. Зря они так. Поза очень выгодная. И ордена мои иначе заиграли, попав на свет, и темляк наградного кортика из-под полы высунулся, когда я завёл руку за спину.

Передразнивать поэта, повторяя его голос, я не стал. Зачем. Нас в Академии иначе учат излагать мысли. Чётко, внятно и с хорошей дикцией. Именно так я и начал:

Графы и графини!
Раз нет вина в графине,
Стихов стихия стихнет.
Строка родится, стих нет.[2]

— Э-э, что это? — промямлил шатен, нарушая продолжительную гнетущую тишину после моего выступления.

— Экспромт, бурлеск, игра слов. Можете назвать, как хотите. В поэзии я ни разу не специалист, — с улыбкой взглянул я на шатена, всем своим видом выражая уверенность, которой у меня не было.

Неужели, провал и всё плохо? Надо же было так опозориться!

— Гениально, граф! — как-то слишком легко потеснила шатена та новенькая рослая девушка, которая меня с первого взгляда не впечатлила, — Господа, это гениально!

Она захлопала в ладоши, а затем её неуверенно поддержали остальные.

— Бурлеск в кабаре показывают, — услышал я голос шатена.

— Бурлеск — это вид комической поэзии эпохи Возрождения, неуч, — отбрила его почитательница моего таланта, — Граф, не откажите в любезности записать мне в альбом ваш экспромт.

— И мне.

— И мне тоже, — подхватили её просьбу остальные девушки.

Я другими глазами посмотрел на рослую пышку.

Бывает же в женщинах внутренняя красота, которую не сразу разглядишь…

— Гхм, Олег Игоревич, мы с генерал-майором Каргальским вас ждём не дождёмся, чтобы о важных делах переговорить, а вы тут барышень стихами развлекаете, — услышал я голос князя, стоящего у открытых дверей в наш зал.

Надо же, не заметил я князя. Даже сказать не могу, в какой момент он появился и как давно наблюдает за нами.

— Прошу извинить, господа, дела. Приятно было с вами пообщаться, — обратился я к молодёжной компании, разводя руками и всем своим видом выражая глубокое сожаление, — Признаюсь, хотел всего лишь пошутить, удивив вас каламбуром, но не смею спорить с Его Сиятельством. Раз он сказал, что это стихи, значит это были стихи. И кстати, в помощь нашему талантливому другу могу подсказать, что рифма "свобода-бойкота" на мой взгляд не слишком удачна, я бы заменил её на "свобода-спустя три года", а то и ещё на что-нибудь попроще, например "ссылка-могилка", а уж "раб-сатрап"…

— На "зиндан-Магадан", — послышался голос Гончарова, как оказалось, обладающего не только отменным слухом, но и исключительно тонким чувством истинной поэзии.

Почуяв в воздухе крайне подозрительный запах, который пошёл от обладателя жёлтой блузы, я максимально быстро откланялся и скоренько выскочил из зала, догоняя князя.

— Сынишка друга моего. Совсем на поэзии и волтерьянстве свихнулся. И отцу расстройство одно, и моего сына с пути сбивает постоянно. Вот что с ним делать, ума не приложу, — пожаловался мне Гончаров, пока мы с ним возвращались обратно к гостям.

— Женить, — тут же нашёлся я с ответом, — Там и девица есть подходящая. Графиня Валуева, по-моему, — чуть замялся я, так как не был точно уверен, правильно ли я запомнил фамилию крепкой рослой девушки, — Как я успел заметить, она лучше всех поэзию понимает.

— И рука у неё тяжёлая, — задумчиво добавил в воздух Гончаров, немного сбиваясь с шага и мечтательно улыбаясь.


Поездка в Камышин одними разговорами не закончилась.

Два дня я провёл на заводе безвылазно.

Изначально я просто предполагал оставить в Камышине Усольцева с Силычем, чтобы они вместе попробовали присобачить нашу приспособу к новому дизелю, но разговор с князем Гончаровым меня зацепил за живое.

Вопрос о существовании магии и повышении её значимости надо решать быстро. Развитие техники идёт семимильными шагами, а магия застыла, словно верблюд, по брюхо увязший в песке. Вроде бы живой и шевелится, а сам ни с места.


Мы с собой привезли две "ракушки". Если не вдаваться в технические подробности, то это упрощённые магические воздуходувки, вроде тех же двигателей, что стоят у меня на дирижабле, только они в разы меньше и проще. "Ракушкой" мы свой артефакт прозвали из-за того, что труба нагнетателя, длиной в метр с лишним, у нас для компактности свёрнута в спираль.

Идею с принудительным наддувом воздуха мы спёрли у предков. При нашем оборудовании повторить турбину крайне сложно, оттого мы и решили заменить её на простенький артефакт, питающийся от избыточного тепла мотора.

Густавсон проверил расчёты, и уверенно утверждал, что давления от наших "ракушек" двигателям должно хватить с избытком, а что окажется лишним, будет сброшено через предохранительный клапан.

Казалось бы, как простенькая "ракушка" может повлиять на сложные внутриполитические процессы в стране?

Да запросто.

Наша Новая Эпоха задыхается без надёжных моторов нормальной мощности.

Они нужны всем. Авиации, армии, флоту, дирижаблям, автомобилям и тем же тракторам.

Теоретически, при нынешнем уровне техники и технологий, турбину для двигателя можно изготовить. Но дорогую и ненадёжную. Десятки тысяч оборотов — это не шутки.

А в нашей "ракушке" ломаться попросту нечему, и сама она крайне проста, оттого и цена при массовом производстве на неё будет в разы ниже, чем у её механического аналога.

Пока под вопросом стоимость ПТП[3], который нам поставляют в порядке эксперимента, но судя по всему его цена также окажется вполне приемлемой.

А дальше начнётся ещё один виток торжества маготехники, так как теоретически магия способна полностью заменить собой электричество, а в магических артефактах почти нечему ломаться. По крайней мере, вспоминая устройство своего автомобиля, я не увидел в нём ни одной электрической детали, которую мы не можем заменить магическим артефактом. Более того, мы не будем отбирать часть мощности двигателя на тот же генератор.


— Двести десять сил уверенно, — оттирая ветошью руки от масла, доложил мне Силыч на третий день испытаний.

— А было сто пятьдесят? — спросил из-за моей спины генерал-майор Каргальский, увязавшийся за мной ещё при входе в цех.

— У этого сто сорок пять, а у того сто пятьдесят две, — уточнил Силыч, к слову сказать, никакого пиетета перед Каргальским не испытывающий.

С виду они ровесники. Оба доки в своём деле. Так что сошлись характерами, наплевав на условности и чины.

Наблюдал я как-то раз со стороны, как они спорили. Слов из-за шума испытываемых моторов не услышал, но жестикуляция у обоих была на уровне. Такое друг другу показывали, что мне резко расхотелось к ним приближаться, и я поторопился скрыться в комнате, где работал техномаг.

Усольцев мудрил с насосом подачи топлива, поглядывая на приборы, а в промежутках между испытаниями насоса устанавливал энерговоды для артефакта, работающего на охлаждение воздуха.

Как мы и предполагали, простой установкой "ракушки" дело не обошлось. Пришлось копать глубже, залезая в теорию, и звать на помощь заводских инженеров, прежде чем модернизированный дизель снова заработал уверенно и без перегревов.

Выдавая мощность в двести десять лошадок.


К себе домой мы прилетели под вечер.

Чуть дольше, чем обычно провозились с посадкой из-за сильного приземного ветра, то и дело накрывающего поле белым полотном или вдруг поднимающего маленькие столбики снежинок. Порой ветер закручивал их в миниатюрные подобия смерча, красиво рассыпающиеся в ярком свете прожекторов дирижабля, а наши чалки взлетали высоко в воздух, не давая поймать себя встречающим техникам.


Выгружая из машины баулы с подарками, я мимолётом удивился тёмным окнам в своём доме, и тому, что меня никто не вышел встречать.

Никого я не увидел и в тёмной прихожей. Найдя на ощупь выключатель, бросил баулы у дверей, и не раздеваясь, прошёл в зал.

И тут никого нет.

Включив свет в зале, я несколько раз громко позвал Дарью, но мне никто не ответил.

Лишь после того, как я скинул прямо на стулья верхнюю одежду и прошёл по коридору мимо кухни, заглядывая по дороге во все комнаты, в доме послышались звуки.


— Барин, а мы вас только к завтрему ждали, — выкатилась из-за дверей заспанная кухарка, — Я и девкам велела с утра пораньше придтить, чтобы в доме порядок навести.

— Дарья Сергеевна где? — рыкнул я, предполагая неладное.

— Так ведь маменька её за ней приезжала. Целый вечер у нас гостила, — зачастила женщина.

— О чём говорили?

— Дык откель я знаю, барин. Вина по бокалу они выпили. Покушали хорошо. А потом, под вечер, песни пели на два голоса. Жалостливые такие. Хоть и не на нашем языке пели, а всё одно. Сразу понятно, что про нашу бабью долю нелегкую. Мы с девками прямо обрыдались, под дверьми слушая, — тут кухарка промокнула передником уголки глаз, и вправду заблестевшие слезами.

— Дарья Сергеевна мне что-нибудь передать велела?

— Да как мне знать. Я же всё на кухне. Вы в кабинете у себя посмотрите. Я-то, когда ей на ночь морс несла, там её, голубушку нашу нашла. Писала она что-то.

— Перекусить дай что-нибудь, — на ходу скомандовал я, взлетая по лестнице.

Письмо от Дарьи лежало на столе.

"Олег! Ко мне приехала maman. Мне нужно отлучиться на недельку, может задержусь у неё чуть дольше. Не волнуйся, у меня всё в порядке. Люблю. Твоя Дарья".

Прочитав письмо, я сходил к бару, и налив себе коньяка, перечитал его ещё раз.

Потом я побродил по тёмному коридору второго этажа, бесцельно заглядывая в комнаты и в спальню, ставшую вдруг холодной и неуютной.

— "Дашка, мне плохо без тебя! Вернись!" — взывал я в тёмное окно, разглядывая его сквозь стенки бокала.

Заснул я в тот вечер прямо в кресле, забывшись тяжёлым пьяным сном. Последнее, что помню, это мой разговор с пустой бутылкой, укатившейся к ножке стола.

Глава 45

Мои тревоги немного рассеялись следующим утром.

Изрядно помятый, так, что даже холодный душ поутру мне почти не помог, я вышел к завтраку. Горничная знала больше, чем кухарка. Княгиня, оказывается, полвечера обсуждала с Дашкой её свадебное платье. Из не слишком понятных объяснений я уловил, что свадебное платье есть тайна великая, и жениху ну никак не положено его видеть до свадьбы. Надо же, какие тараканы у женщин в голове водятся. И ведь не скажешь им, что нам, мужчинам, как-то глубоко фиолетово, какие на них окажутся рюшечки, и где сделана талия. Вот декольте… Впрочем, нет, пусть оно будет поглубже, но не у моих невест. Не то, чтобы я совсем злобный собственник, но на свадьбе и без декольте забот хватит. Найду куда посмотреть.

Смех смехом, а мне бы тоже не мешало озаботиться своим видом. Того и гляди, скоро стану князем, а одежды-то нет соответствующей. Знать бы ещё, что именно мне потребуется, да заодно определиться с костюмчиком на свадьбу. Есть у меня мрачное предчувствие, что просто один из костюмов, пошитых для предполагаемого княжения, мои невесты не поймут. Им вынь да положь именно свадебный, и никак иначе.

Блин, что за дикость такая, шить костюм на один раз. Хотя… Кто сказал, что на один? Одарённый я, или как. Посмотрим, может и ещё на что свадебный костюм сгодится. Заодно и невестам моим лишнее напоминание будет. А то ишь, что удумали. Без разрешения и предупреждения из дома сбегать.

Короче, решено. Закажу я себе костюм, такой, что закачаешься. Теперь бы мастера найти подходящего, да кое с какими деталями самому успеть. Завтрак бегом заканчиваю, и пошёл-пошёл, время не ждёт.


В отличии от Камышина, у нас телефонную связь восстановили, причём, буквально на днях. Минут сорок я потратил на то, чтобы дозвониться до тётушки. Не всё же ей одной меня озадачивать. Хотела перспективного родственника, получи и распишись, а заодно и связями своими тряхни, благо, повод самый что ни на есть благоприятный. Я не я буду, если чуть ли не воочию представляю себе её ближайшие телефонные разговоры, как только она узнает, что и для чего мне потребовалось.

— "Милочка, ты не могла бы мне помочь с портным. Мой родственник племянницу Императора в жёны берёт, а ко мне с просьбой обратился, портного ему посоветовать. Нет ли у тебя кого на примете, из лучших, разумеется?" — вот примерно так это будет звучать, и как я предполагаю, не один раз.

Так что за подаренный праздник она мне крепко задолжала. Пусть отрабатывает.

Кошмар и ужас! Положив телефонную трубку, я ещё минут пять отходил от получасового разговора с родственницей, вытирая платком вспотевший лоб. Вопросы сыпались один за другим, и дай Бог, если я успевал отвечать хотя бы на каждый пятый. И ладно бы, сразу какой-то результат был, так нет же, сказала, чтобы часа через два перезвонил ей ещё раз.

Да Дашка у меня, оказывается, чистый ангел во плоти. Столько вопросов от неё я ни разу в жизни не слышал, по крайней мере, чтобы разом.


— Записывай адрес, — обрадовала меня родственница, когда я повторно до неё дозвонился, — Камергерский переулок, дом пять. Мастера зовут Левинсон Анатолий Абрамович. Как ты и просил, записала тебя на понедельник, на пять часов. Ателье находится недалеко от меня, так что в три часа жду тебя к себе на обед. И не вздумай опаздывать!

На этой радостной ноте разговор закончился. Похоже тётушке сейчас не до меня. Новость пошла гулять по столице и родственнице необходимо находиться в эпицентре событий.

Теперь главное, чтобы мои мастера не подвели. Для новых костюмов, трёх официальных княжеских и одного свадебного, я заказал дюжину больших пуговиц, и две дюжины маленьких. Простеньких таких четырёхконтурных накопителей. Из темно-синих алмазов в золоте и платине.

* * *

Первая же тренировка с Шепелевым заставила меня крепко задуматься. Бретёр неприятно удивил скоростью каста Воздушного Кулака, а я его поразил моментально выставленным щитом. Пожалуй, единственное, что я умею делать быстро и хорошо, так это создавать щиты. И изучение защитных заклинаний мне легко даётся. Надо будет щиты из арсенала Медведева опробовать сегодня, но сначала каким-нибудь из своих старых заклинаний я попытаюсь приложить по Шепелеву. Пару раз бросил в него модифицированные Светлячки, но от одного он ловко уклонился, а второй как-то хитро парировал, практически затушив его ещё на подлёте. Потом я поставил другой щит, уже из медведевских, и начал садить по Шепелеву файерболами, пару раз сменив их на Метеор и Огненную Стену. Его заклинания меня не волновали. Щит их вынес уже добрый десяток, а всё как новенький. Затем я просто принялся гонять Шепелева по всей площадке, стараясь прихлопнуть его отдельно созданным щитом, как мухобойкой, но он оказался на редкость изворотлив, впрочем, как это и положено мухе.

— Стоп. Достаточно. Очень плохо, — вскоре услышали мы громкий голос Шабалина, наблюдавшего за тренировкой, — Олег Игоревич, неужели у вас нет чего-то более действенного? Что за детский сад вы тут устроили. Ещё из трубочки плеваться начните.

— Хм, для дуэли я пока ничего подходящего не выучил, но дайте мне день-два, и я буду соответствовать, — пришлось мне покаяться.

Нет, ну реально не хватает времени. Есть с десяток приличных точечных заклинаний в арсенале Медведева. Наверняка они для дуэли подойдут. Понимаю, что нужно их выучить как можно быстрее, но кто бы мне дал хотя бы часа четыре свободных. Желательно с утра, когда голова ничем не забита и ещё что-то соображает.

— А не для дуэли?

— Кое-что имеется, но это показывать надо.

— Ну и показывайте.

— Здесь? — недоуменно спросил я и отрицательно помотал головой, — Мне здесь озера не нужно. О, я около будущей церкви хотел прудик организовать. Можно туда съездить.

Так-то за домом, где сейчас у нас устроена тренировочная площадка, мы с Дарьей сад планировали по весне высадить. Даже помечтали как-то раз, что когда пацаны подрастут, тут уже всё цвести и плодоносить начнёт.

— Прудик. Озеро. Вы о чём? — поинтересовался Пётр.

— Поехали. Здесь недалеко, — первым пошёл я к дому, пока оба мага не опомнились, и не придумали, чем меня занять.

Мне же стало очевидно, что без своей аномально сильной защиты уровень бретёра я пока никак не потяну. Я по нему если чем и попаду, то только случайно, и вряд ли серьёзно. Это я к тому, что к моим тренерам вот-вот должна придти в голову светлая мысль о том, чтобы запретить мне использование щитов на тренировке. Как будто я не догадываюсь, что без них меня Шепелев за секунды уделает.

Мы зашли в дом, и пока машина прогревалась, скинули с себя всё тренировочное снаряжение и успели выпить по чашке кофе. Любимый напиток поднял настроение и на экскурсию по местам боевой славы я отправился в благостном расположении духа.

Засыпанное льдом поле почти не изменилось, разве что ложбины между горами льда присыпало снегом, да стали видны верхние части ближних к посёлку машин, которые отрыли поисковые команды, занимающиеся сбором трофеев.

Неплохая подработка получилась для тех же охранников, свободных от смены. Половина стоимости найденного идёт им в карман.

По тропинке, протоптанной трофейной командой, мы дошли до первого грузовика и смогли забраться на расчищенную крышу кабины. Вид отсюда открывался жутковатый, зато ручей отлично прослеживался, и моё любимое дерево, торчащее у холма, словно трезубец Перуна, давало чёткий ориентир для предстоящих работ по ландшафтному дизайну.

Хорошенько прицелившись, я отправил "Комету" в путь. Громыхнуло знатно. Мы с Шепелевым едва смогли удержаться на ногах, схватившись друг за друга, а Шабалина с крыши кабины сдуло, и он, словно спускаясь с детской горки, прокатился на пятой точке до самой тропинки, с воплями подпрыгивая на ступеньках-трамплинах.

Когда он, покряхтывая и матерясь (вот бы никогда не подумал на такого-то интеллигентного человека), забрался к нам обратно, ветер почти полностью отогнал пар и клубы снега, закрывающие нам вид на образовавшуюся ямищу. Хорошая такая воронка получилась. Этакий правильный овал метров пятьдесят на двадцать пять, и метров пяти-шести глубиной. Скорее всего, "Комета" сейчас под острым углом в землю влетела. Полынья на озере, образовавшаяся во время первого испытания, помнится, была гораздо более круглой и на овал не слишком походила. Интересно, а что получится, если "Комету" отправить почти горизонтально. Она мне дорогу расчистит от снега, или сделает желоб, как для бобслея?

От практического и полезного обдумывания, как можно боевую магию использовать в мирных целях, меня отвлекли.

— Граф, не подскажете, каким транспортом быстрее всего можно добраться до тюрьмы? — услышал я ехидный вопрос Шепелева, — Меня как-то не слишком прельщает идея по совместным спаррингам с вами. Честное слово, хочется обратно. В теплую и уютную камеру. Под защиту милых и добрых надзирателей, отеческую заботу которых я оказывается сильно недооценивал.

— Чем же вам спарринг не понравился? — задал вопрос Шабалин, глядя себе под ноги и выбирая более уверенную позицию на скользкой металлической крыше.

— Теми же файерболами. Я сразу обратил внимание, что они какие-то странные, но особого значения не придал, подумав, что это я невольно потерял навык, пока в тюрьме сидел.

— А что с ними не так? — встал Шабалин чуть ли не в стойку охотничьей собаки, почуявшей дичь.

— Теперь понимаю, что многое. Они другого цвета. Не такого, как спелый помидор, а скорее, как апельсин. Покрупнее в размерах, и двигаются быстрее. А потом этот щит, которым он меня пытался прихлопнуть. Сделай он его побольше, вроде того, какого размера был на нём самом, и я бы оказался в крайне затруднительном положении. Хотя… Вы же наверняка могли его увеличить. Я не ошибаюсь? — повернулся уже ко мне бретёр.

— Мог, — согласился я с Шепелевым, — Только убивать вас никоим образом не входит в мои планы.

Врать мне нет смысла. За время нашего учебного поединка он по мне чем только не бил, и у меня нет сомнений в том, что с его опытом он чётко определил размеры той защитной полусферы, которая меня прикрывала. Дальше дело техники и теоретической подготовки. Распрямить защитную полусферу в круг и вымерить его диаметр сможет любой грамотный маг. И не только маг. Так себе задачка для любого школьника — хорошиста, дружащего с геометрией. Быстро бретёр сообразил, что диаметр своей "мухобойки" я мог при желании в разы увеличить.

— Интересно было бы посмотреть, как это будет выглядеть в вашем исполнении со щитом максимального размера, — уже вполне нормально проговорил Шабалин, об колено выбивая шапку, вывалянную в снегу.

— Со щитом, который я ставлю быстро, это могло быть примерно так, — я резко развернулся и для пущего визуального эффекта сделал резкое движение растопыренной пятернёй, словно хотел хлопнуть ладонью по столу.

Земля ощутимо дрогнула и метрах в десяти от нас образовалась отличная кругленькая площадка, своими размерами напомнившая мне арену цирка. Особый колорит ей придали два деревца, расплющенные на образовавшейся стекловидной поверхности. Вид у них был такой, словно их приготовили для гербария, или могучим паровым катком придавили, перед тем, как вморозить в лёд.

— Да ну нафиг, — как-то очень по-детски выразился Шепелев, рассматривая русский вариант зимней икебаны, — Завтра среда. В тюрьме на обед гречку с тушёнкой давать будут.

— А ещё что-нибудь можете показать? — загорелся Шабалин, не обратив никакого внимания на нытьё Шепелева.

— И покажу, и расскажу, но, господа, сначала расписочки о неразглашении. Служба имперской безопасности расстаралась, и мне авансом на каждого из вас по паре экземпляров выдали. Так что рекомендую сначала ознакомиться с ними, и лишь потом решать, а так ли вам нужны столь опасные знания, — прищурился я, наблюдая в основном за Шепелевым. В согласии Шабалина можно не сомневаться, а вот бретёр что-то приуныл. Вон как уставился на кружок в снегу, который я щитом приложил.

— Всегда мечтал погибнуть ради торжества науки, — наконец-то определился с ответом Шепелев и повернувшись к полю, одним неуловимым движением моментально сотворил незнакомое мне заклинание.

Приглядевшись, я заметил в центре созданного мной круга зигзагообразный росчерк, крайне похожий на рисунок молнии.

Ого! Далеко не прост оказался столичный бретёр, и, пожалуй, у него есть чему поучиться.

* * *

Самолёт приземлился к нам на специально расчищенное лётное поле после обеда. Чуть позже появился грузовой дирижабль, притащивший на подвесе голый планер, так авиаторы называют несущую конструкцию самолёта, без силовой установки, и из трюмов дирижабля выгрузили пару больших контейнеров. На нём же прилетели старший Артемьев, профессор Фёдоров, пара техников и конструктор, соорудивший самолёт по старым чертежам, доставшимся Артемьеву от предков.

Первоначальный осмотр самолёта произвёл на меня двойственное впечатление.

С одной стороны восхищение. Я впервые так близко вижу самолёт чисто военного назначения. Большая, грозная и скоростная машина. Но Боже, как-то он очень уж кустарно сделан. И чем ближе я к нему подхожу, тем больше неряшливых и нелепых недоделок бросаются в глаза. А заклёпки. Их здесь тысячи! И все они далеко не безупречного качества. Неряшливые, с торчащими головками. Теперь понятно, отчего Артемьев во время визита к нам так восхитился наружной обшивкой гондолы нашего дирижабля. У нас изначально был сделан акцент на качество, и тот же Густавсон положил немало сил и нервов, но сумел так поставить систему контроля, что теперь каждую нашу заклёпку можно ставить в пример неумелым авиастроителям, как образец для подражания и пока недоступный им эталон.

Ещё раз я покачал головой, когда рассмотрел данный летательный аппарат поближе и в деталях. Неровные швы, зазоры, плохая краска, судя по всему даже не покрытая лаком, и всё это на скоростной машине, где каждая мелочь крайне серьёзно влияет на аэродинамическую чистоту самолёта, а значит и на такие важные параметры, как скорость и экономичность.

— Ну, как вам моя ласточка? Нравиться? Первый раз, наверное, такую красоту видите? — с гордостью и очевидным чувством собственного превосходства спросил у меня лётчик, пригнавший самолёт.

— Пожалуй, только издалека, — честно ответил я, — А вблизи это больше всего похоже на табурет, который делали самостоятельно, и при этом не сильно старались. Там досочки недошкурили, тут гвозди вбили, как попало, а потом покрасили всё наскоро, чем было.

Окончания моих слов пилот, похоже, не расслышал. За ангарами взревели двигатели, и два пилота в МБК покачавшись в воздухе и пройдя необходимую процедуру предполётной диагностики, медленно пошли на облёт поля. Минуты через три они синхронно взмыли ввысь и вскоре пропали из вида.

— Неплохо пошли, — вслух оценил я начало испытаний модернизированных МБК, — Посмотрим, как они из новых гранатомётов отстреляются. Нам бы сразу такие поставить, глядишь, не дали бы "Медведям" над столицей резвиться.


Опыт воздушных схваток, полученный в дни заговора, доказал необходимость специализации МБК. Пилоты опробовали переделанный техномагом полка "снайперский" вариант, который он соорудил из присланных мной новых длинноствольных пушек, и коллективный разум полка родил идею. По слухам, решение далось не сразу. Обсуждали и спорили до хрипоты целых четыре ящика подряд. А когда водка закончилась, кто-то всё-таки запомнил, что все тогда сошлись на трёх модификациях "бережковского" МБК. Бронированный "танк", с автоматическим гранатомётом калибром миллиметров в тридцать-сорок, вторым шёл чуть более усиленный "штурмовой" комплекс, а третьим уже опробованный в небе над столицей "снайперский" МБК. При таких специализациях звено из пяти пилотов, по мнению спорщиков, смогло бы выполнять гораздо более широкий спектр заданий и существенно с большей безопасностью.

Гранатомёты нашлись у Лобаева. Когда мы с вернувшимся из столицы командиром отправленных туда пилотов зашли к оружейнику и поведали ему о чаяниях гвардейцев, оружейник, покряхтывая и изображая старость, повёл нас в свой арсенал. Оба гранатомёта, калибром тридцать и сорок миллиметров, оказались припрятаны в самом дальнем углу, в типовых ящиках армейского образца.

— Хотел весной на выставке их показать. Да только сдаётся мне, что как они у гвардейцев появятся, то и рекламировать ничего не нужно станет. Треноги, правда, для них ещё не готовы, но как я понимаю, вам они без надобности, — рассказывал нам Лобаев, протирая гранатомёты куском ветоши, — А вот с гранатами не обессудьте. У меня только осколочные, и тех не густо. Кумулятивные сами заказывайте, если сможете. Зато по отдаче эти гранатомёты даже полегче будут, чем те длинноствольные пушки, что вы у меня забирали в прошлый раз.

— Мне прислали из столицы два комплекта усиленных приводов. Думаю, с ними пилот вполне сможет удержать ваши игрушки, — задумчиво подтвердил я, занимаясь одним из самых любимых мужских дел, а именно вознёй со всякого рода оружием. К слову сказать, оружием очень брутальным и по ощущениям, больше пуда весом. С пристёгнутым коробом на двадцать девять гранат, который лежит рядом, в этом же открытом ящике, гранатомёт пуда на два с лишним, пожалуй, потянет, так что без МБК мне из них пострелять никак не удастся.

Сегодня два пилота в обновлённых МБК, оснащённых гранатомётами и дополнительно защищённые навесной бронёй, пошли на взлёт. Интересно, удалось ли нам воплотить мечты гвардейцев в жизнь, и потом посмотрим на результаты стрельб.

— Извините, я сразу не сообразил. Так это вы тот самый граф Бережков? — спросил у меня лётчик, когда затих шум двигателей.

— Видимо да, поскольку других графов с такой же фамилией я пока что не встречал, — машинально отозвался я, возвращаясь к осмотру самолёта.

— Прошу меня простить, но я как-то сразу не сообразил, к кому лечу. Перед полётом мне просто показали место на карте, да и честно признаюсь, меня куда больше волновала посадка на незнакомом поле, чем всё остальное. А это и есть знаменитые бережковские верфи? — с уважением оглядел лётчик поле и громады ангаров.

— Они самые, пусть и не слишком знаменитые, — объективности ради поправил я его.

— Вы, наверное, свежих газет не читали. Последние дни там о вас много пишут. А фотографии пилотов в беретах так и вовсе на первых страницах появлялись. У нас болтают, что если бы не бережковцы, то гвардейскому полку хана бы пришла. Недаром всех ваших пилотов к орденам представили.

— Пустое. Гвардейцы сами сила великая. Был я на награждении. Своими глазами видел, что полк сохранил боеспособность. Меньше слушайте болтунов всяких, — проявил я воспитанное в Академии единство курсантов с гвардейцами. Не на пустом месте пестуется такая солидарность. Каждый курсант в скором будущем видит себя гвардейцем и даже в мыслях не допускает неуважения к лучшему полку Империи.


К слову сказать, существует и ещё один аспект, внутриполитический. Государь — это не просто лицо, которое само по себе вызывает уважение и трепет одним фактом своего существования. Гвардейцы воплощают в себе тот бронированный кулак, с которым ни один Клан не может не считаться. Оттого и нельзя никому дать даже малейшего повода для распространения сомнительных слухов. Гвардейский полк верен Императору и несокрушим! Только так, и никак иначе!


Когда прилетел грузовой дирижабль, мы с партнёрами уже вчерне обсудили предстоящий план работ.

Вряд ли кому интересно будет знать, как мы рубились за зачистку шероховатостей, шлифовку заклёпок, смывку старой краски. Это же такая проза и обыденность. Ну, что-то там кто-то делает, при этом его инструмент громко и противно шумит и жужжит, а то ещё и растворитель так воняет, что уже около входа в ангар можно упасть в обморок. Так-то да. Посторонний человек никогда не поймёт поэзию производства, без которой немыслимо создание летательных аппаратов.

Пассажиров того же дирижабля куда как больше интересует синенькая форма стюардесс, сидящая на них в обтяжку, мягкость кресел, и жратва, которую им подадут во время полёта. Во, это тема для бесконечных разговоров. А как и почему дирижабли летают — это вопросец даже не второстепенный. Большинству людей попросту никогда не интересны принципы полёта, и тем более отдельно взятые детали. Обывателям нет до этого дела.

— Почему наш дирижабль летит? — как-то раз, в глубоком детстве, задал я вопрос одному улыбающемуся толстячку, который всё время косился то ли на иллюминатор, то ли на соседку, сидящую между ним и видом на небо.

— Потому что я купил на него билет, — на полном серьёзе ответил мне этот типичный пассажир.

С тех пор я понял, что не все вопросы стоить озвучивать. А то ненароком ещё узнаю, что Солнце заходит только из-за того, что кому-то пора спать.

В своём уютном созерцательном мирке такие люди абсолютно правы. Им неинтересны подробности и детали, как я подозреваю, они и в детстве не разбирали игрушки, чтобы узнать, а что же у них внутри. С пассажирами по жизни нельзя спорить, так как у них всегда найдётся тысячи союзников, которые думают точно таким же образом, а то и мысли свои выражают теми же словами.

Таковский народец меня полностью устраивает. С типичным обывателем не надо напрягаться, опасаясь пропустить при беседе что-нибудь важное и интересное. Все их ответы и суждения никогда не перепрыгнут за рамки общепринятого мнения и элементарной серой банальности, на которую можно не обращать внимания при разговоре. Главное, не пытаться выделиться и не спорить. Проще прикинуться такой же серой плесенью, и вещать нечто общеупотребимое. Мозг при этом можно отключать процентов на девяносто.

Отдельной ипостасью от безликого говора обывателей идёт его разновидность — светская беседа. И то и другое — по сути своей болтовня ради болтовни.

Впрочем, это лично моя точка зрения.

* * *

— Господа, перед тем, как вы приступите к обсуждению дальнейших планов, разрешите мне занять минут пять вашего времени, — поднялся со своего места профессор Фёдоров, когда мы все собрались в помещении конструкторского бюро, — Советник Императора поручил мне ознакомить вас с некоторыми разработками, касающимися авиации. Не буду скрывать. Достались они нам по наследству. Наши предки ещё во времена СССР предполагали, что ядерная война когда-нибудь обязательно состоится, и подготовили целую программу выживания в условиях постапокалипсиса. Требования к создаваемому вами самолёту брались не с потолка. Во времена Советов были разработаны сорок три модели самолётов по программе ЛВШ, так предки назвали легко воспроизводимый штурмовик. Согласно планам руководства СССР даже в тяжёлых постапокалиптических условиях наладить выпуск недорогого, эффективного в условиях локальных конфликтов, самолета, можно было без особых затруднений. Все проекты разрабатывались с учётом различных видов штурмовиков, производство которых можно было наладить в условиях разрушенной страны и разорванных производственных связей. По мнению военных аналитиков, именно этот тип самолёта должен был стать наиболее востребованным в условиях боевой деятельности низкой интенсивности. Как вы понимаете, под этим термином подразумевалась борьба с небольшими отрядами, партизанскими и диверсионными подразделениями, охрана границ и прочие мероприятия, занимающие львиную долю времени в работе военной авиации. Впрочем, как показал опыт последней войны с той же Польшей и Румынией, войска наших противников тоже не обладали сколь либо серьёзными средствами ПВО, реально опасными для скоростных малоразмерных самолётов. Краткий обзор по разработанным в СССР ЛВШ у меня с собой. Более подробная документация находится в Имперском Спецхране.

Тут Фёдоров остановился, и налил себе полстакана воды, чтобы промочить горло.

— Мы не позиционировали свой самолёт, как штурмовик. По крайней мере, бронирование, как таковое, у него практически отсутствует, — хмуро высказался Артемьев, воспользовавшись возникшей паузой.

— Всё верно. Бронирования и на дирижаблях нет, — хитро прищурился профессор, поправляя очки, блеснувшие весёлыми зайчиками, — Но это же не мешает им успешно выдерживать огонь противника. Недолго, но, тем не менее, успешно.

— Щиты, — схватился за голову Артемьев, — Зачем броня, если её можно заменить магией.

— Вот именно. Оттого и проявлен высочайший интерес к вашему образовавшемуся тандему. Авиация и магия. Крайне интересное сочетание.

— Ого, прямо таки высочайший, — не выдержал я, вмешавшись в разговор.

— Признаюсь, с государем я лично не общался, но Мещерский мне достаточно ясно дал понять, что от вас ожидают прорыва. Отдельно подчеркнул, что это не только его мнение, — сообщил нам Фёдоров.

Похоже, советник Императора опять замыслил хитрую комбинацию, где он окажется не при чём, а все нововведения спишутся на счёт некого чересчур инициативного и ретивого графа.

А может и не графа. Помнится, стряпчий мне обещал выправить княжеские документы в рекордно короткие сроки. Я ему поверил, и не без оснований. Пару раз мне достаточно прямо намекнули, что вопрос о возможной помолвке с Алёной Рюминой состоится не раньше…

Угу, прямо так и сказали. Короче, пока князем не стану, на племянницу Императора нечего рот разевать. Вообще лучше к ней не подходить. Ничего не обломится.

Опять же, вопрос со свадьбой вроде бы решён. Может я и не в курсе столичных тонкостей и прочих придворных игрищ, но отчего-то есть у меня уверенность, что те чиновники, от которых будет зависеть прохождение моих документов по оформлению княжества, постараются выполнить свою работу образцово быстро. Вовсе не в том темпе, каким шло оформление баронства у моей тётушки.

— Получается, что просто хорошего самолёта им мало, — ни к кому конкретно не обращаясь, негромко заметил Густавсон, — Неплохо бы знать, почему.

Интересное замечание обронил мой партнёр. Мне бы тоже не помешало знать, кто и что стоит за интересом к авиации, да ещё в связке техники с магией.

— Вы действительно способны создать хороший самолёт? — очень живо повернулся к нему Фёдоров.

— Первый, который прилетел к нам сам, потребует минимум вмешательства. Хотя, как сказать, это от нас потребуется не так много усилий. Когда технологии отработаны и мастера обучены, так и сама работа не пугает. Зачистим, вылижем, перекрасим, а там и мощность мотора поднимем. Поставим простенький нагнетатель воздуха, работающий на магии, и полетит эта птичка, как миленькая. Короче, требования военной комиссии будут выполнены в срок. За второй самолёт я не ручаюсь. Боюсь, за три месяца нам не сделать всё, что мы бы хотели. Модернизацию планера придётся начать с замены центроплана, затем магоконтуры, дополнительные двигатели, да и всего остального прилично набирается. Вряд ли успеем. Полгода бы дали, тогда ещё можно о чём-то говорить, — размеренно и солидно высказался Рудольф Генрихович.

— А как вы думаете, когда у наших авиаторов появится шанс повторить хотя бы простейшие модели реактивных самолётов? — поёрзал на кресле усевшийся было Фёдоров, прилетевший к нам с каким-то слишком уж боевым настроем и неуёмной жаждой движения.

— Да было бы, что там повторять. Летающая труба с керосином, — недовольно отозвался я, так как профессор не дал мне додумать важную мысль, которую я боялся потерять, — Был бы в нём смысл, а реактивный двигатель теперь не проблема. Лучше предков сделаем.


И тут меня всерьёз скрутило.

Уж на что я привык к шуточкам Сущности, но на этот раз он превзошёл сам себя. Вываленный пласт знаний заставил меня уронить голову на вовремя подставленные ладони.

Я не слышал, как выпроваживал Густавсон из кабинета всех лишних.

Я не видел Усольцева, замершего напротив меня и положившего перед собой карандаши и стопку бумаги.

И даже успел обдумать странную оговорку Рудольфа Генриховича, что само по себе очень неожиданно. Вроде бы прибило меня так, что я всё вокруг воспринимать перестал, а голова работает. И мои размышления сводятся к тому, что и Мещерскому, и Императору крайне важно существование системы противовесов. Голая техника — штука безусловно хорошая, и предки это успешно доказали. Вот только амбиции промышленников, уверенно выдавливающих магическую аристократию из власти, того и гляди примут неуправляемый характер. А тут — на тебе! Наш самолёт! Гибрид техники и магии. Попробуйте-ка его превзойти, не используя магию. Что, не получается? Значит, поторопились вы, господа, магию раньше времени хоронить. Поумерьте пока свои аппетиты, и займитесь делом. Примерно такую позицию займёт Император, и вряд ли у кого язык повернётся, чтобы назвать её необъективной.


В себя я приходил поэтапно. Сначала вернулось обоняние. Запах кофе и коньяка, согласитесь, не самое плохое сочетание. По мне, так гораздо более приятное, чем банальный нашатырный спирт. Когда я оторвался от стола и открыл глаза, то увидел Усольцева. Техномаг водил передо мной чашкой с кофе, а в другой руке держал рюмку с коньяком.

Увидев, что я пришёл в себя, Усольцев вылил половину коньяка в кофе, а затем, секунду подумав, хлопнул туда и остальное.

— "Эх, сопьюсь я от такой жизни. Стану, как Пётр Первый. Того, как с двенадцати лет приучили офицеры его потешного полка пить, так он и бухал до самой смерти", — подумал я, подтягивая к себе карандаши и бумагу, но при этом не выпуская из рук кружку.

— Итак, господа, реактивный двигатель, — оторвался я от зарисовок, увидев, что все снова собрались в полном составе, и смотрят, как у меня из-под рук вылетают эскизы, — Сразу хочу сказать, что это вещь наипростейшая. Состоит он всего лишь из трёх частей. Нагнетателя воздуха, камеры сгорания и собственно сопла. С камерой и соплом можно не заморачиваться. Они будут точно такими же, как у предков. Так что нам останется добросовестно стыбрить из старых конструкций что-нибудь подходящей мощности, и этот вопрос будет решён, — я прервался на глоток кофе, оглядев слушателей. Моя лексика вызвала недовольную гримасу у Густавсона, и изрядно развеселила Фёдорова, прыснувшего в кулачок, — Потом потребуется всего-навсего присобачить к ним уже готовый нагнетатель, в роли которого запросто выступит наш магодвигатель с того же дирижабля, и не забыть, что расход воздуха в реактивном двигателе рассчитывается, как пятнадцать килограмм на каждый литр сжигаемого керосина. Из хорошего — тепла для теплосъёмников у реактивного двигателя хватит с избытком, чтобы запитать магией любой нагнетатель. Из плохого — нам потребуются жаростойкие рениевые сплавы. Рений можно найти на Камчатке.

— В жерле вулкана на острове Итуруп? — наморщил лоб профессор, явно что-то припоминая.

— Да. У вас есть информация по этому вопросу?

— Ничего особо интересного, кроме того, что это чертовски опасно, — пожал плечами Фёдоров.

— Зато, каков итог! Мы получим на выходе практически вечный реактивный двигатель, в котором не будет движущихся частей. В разы более лёгкий и в сотни раз более надёжный, чем был у предков. И заметьте, наш двигатель вряд ли когда можно будет заменить обычной механикой, не ухудшив его показатели.

— Когда вы сможете продемонстрировать опытный образец? — профессор уже чуть ли не подпрыгивал на стуле от нетерпения.

— Боюсь, что не скоро. Дел полно, да и свадьба у меня намечается, — покачал я головой.

— Да Бог с вами! — всплеснул руками Фёдоров, — Ну, что, право, за причина. Отгуляете день-другой, с женой намилуетесь и дня через три-четыре сами за работу примитесь.

— У него сразу две жены намечается, — хихикнул Усольцев, уже осознавший узы брака. Добилась своего настойчивая вдовушка. Месяца два прошло, как наш техномаг женатиком стал.

— Господи, да какая разница! Пусть неделя уйдёт, — не сдавался профессор.

— И одна из них племянница Императора, — мрачно добавил Густавсон, который так же, как и Усольцев, был предупреждён о моих планах.

— Кхе-кхе, — не на шутку закашлялся Фёдоров, да так сильно, что техномагу пришлось стучать его по спине, — Тогда вы правы. Авиация может и подождать.

* * *

В столицу я прибыл намного позже, чем планировал. Сначала банально проспал. Уже было поднялся утром, но затем решил ещё чуть-чуть подремать, и провалился на целый час. Измучили меня тренировки с Шепелевым. Проснувшись, уже на бегу схватил бутерброды, подготовленные заботливой кухаркой, и в темпе помчался грузиться на дирижабль. По закону подлости мы попали под сильный встречный ветер и в результате к тетушке я прибыл с опозданием.

Оказалось, что всё, что ни делается, к лучшему. У Анны гостила её знакомая из Камышина с двумя взрослыми дочерями. Как шепнула мне в прихожей родственница, их визит и для неё был полной неожиданностью, но отказать им было "решительно невозможно".

Обе девицы, да и их мамаша, умом не блистали. Хотя на внешность были вполне приятны. Разговоры у них за столом крутились вокруг моды, магазинов и украшений. Мне было выражено восхищение моей брутальной трёхдневной щетиной, которую я попросту не успел сбрить поутру. С удивлением узнал, что мой неприглядный вид соответствует самой последней столичной моде, на изучение которой они тратили всё своё свободное время.

С Анной при посторонних пообщаться толком не удалось. Договорились, что я заскочу к ней после визита к портному. Её гостьи вечером собрались в театр, и нам никто не помешает наговориться всласть.

* * *

Портновская мастерская Левинсона занимала половину первого этажа в роскошном и представительном особняке, находившемся в самом центре столицы. Под стать месту оказалось и само помещение мастерской. Светлый зал поражал белизной стен, богатой золочёной лепниной и огромными зеркалами, вделанными в стены и делавшие помещение ещё более просторным. Громадные люстры под высокими потолками заливали зал светом, не оставляя любой тени ни малейшего шанса.

— Добгый вечер, молодой человек, — с заметным национальным акцентом поздоровался со мной мастер, глядя на меня поверх очков, спущенных на самый кончик носа.

Я уже дёрнулся было ответить, но вовремя разглядел хитрую усмешку, притаившуюся в уголках губ и в краешках немного прищуренных глаз. Попутно и очки рассмотрел. Больно уж на них стёкла тоненькие, можно сказать, чисто декоративные. Очень похоже, что развлекается старик, старательно делая вид, что не замечает вышитого герба на моём костюме. Для того он и очки с простыми стёклышками напялил, чтобы на зрение сослаться, случись что и пожелай я оскорбиться на его обращение не по статусу.

— И вам добрый вечер, старый портной, — усмехнулся я, показывая, что оценил его шутку.

Такого ответа мастер явно не ожидал. Впрочем, своим ответом я ему настроение не испортил. Пару секунд посмаковав мой ответ, он довольно почмокал губами и начал водить пальцем по большой амбарной книге, лежавшей на краю стола.

— Ггхаф Бегежков?

— Да. Пока граф.

— Отчего таки пока? Неудачно в заговоре поучаствовали? — оживился мастер, позабыв про свой акцент.

— Скорее, удачно. Костюмчики княжеские собираюсь заказывать.

— Ох, радость-то какая, что вас не слышит моя покойная мамочка. Иначе тут же любопытство бы сделала. Прямо таки воочию её вопрос слышу: — "Туля, где ты спал, когда люди деньги делали?"

— Да какие там деньги, — отмахнулся я, наслаждаясь беседой, — Вам вот тоже никто не мешает три мастерские открыть.

— А где же мне взять трёх Левинсончиков? Только не задавайте этот вопрос моей Саре. Иначе, опять мне сделают скандал, и всем будет весело. Пока у меня один шлемазл, но проще найти сиськи у курицы, чем понимание в его глазах. Этакий интроверт вырос, подвинутый на моде предков. И кому что доверить?

— Вот и я вас категорически не понимаю. Жизнь и мода каждый день меняются, а вы всё хотите своё подобие вырастить? — посмеялся я про себя, наглядно заметив извечный конфликт отцов и детей.

Родители всегда стараются сделать своего ребёнка успешным, исходя из своих мерок. У них есть опыт прожитых лет, но зачастую они не понимают, что лет через десять он окажется ничтожен. Другие родители тоже не спят. Как ни странно, но они тоже мечтают, чтобы их чадо так же стало известным юристом, скрипачом или спортсменом. Проходят годы, ребёнок вырастает, и выясняется, что не одна тысяча родителей поставила на одну и ту же фишку. Конкурс — больше, чем тысяча на место.

— Не делайте мне беременную голову. Шо бы вы хотели?

— Традиционные княжеские костюмы я, пожалуй, так и быть, доверю вам. А вот насчёт свадебного, позволю себе пообщаться с вашим сыном. Любопытно мне, знаете ли, не особо в традиции ударяться.

Секунд пять, померившись со мной взглядом (безнадёжное занятие, особенно после тренировок с князем Обдориным), мастер всё-таки ткнул в никелированную кнопку, в ответ на нажатие которой где-то в глубине здания отозвался звонкий колокольчик.

— Моня, мальчик мой, крикни Матрёне, чтобы чай подала двойной заварки, у меня интересный гость, и сам зайди к нам мерки с господина снять, — отдал портной распоряжение долговязому юноше, заглянувшему в зал через приоткрытую дверь.

Ходил Моня недолго. Вскоре он вернулся с метром на шее и тетрадкой в руках.

— И шо бы вы хотели изобразить из княжеского костюма? — поинтересовался портной, придирчиво наблюдая за работой сына, снимавшего с меня мерки, — Моня, перемерь плечи ещё раз, и не убегай. Граф желает с тобой свадебный костюм обсудить.

— Так я для того до вас и пришёл, чтобы себе голову не ломать, — легко подстроился я под манеру общения мастера, — Особых претензий у меня немного. Герб вы, наверное, уже наконец-то заметили, осталась самая малость. Костюмы должны как-то сочетаться вот с такими славными пуговками и этим небольшим украшением, — я расстегнул пиджак, показав рубиновую звезду, висящую на груди, а потом высыпал на стол свои пуговицы-накопители.

— Надо же, какого качества вещи научились делать на Малой Арнаутской. Сам бы не увидел, никому бы не поверил, — проворчал про себя Анатолий Абрамович, подходя ко мне, чтобы рассмотреть звезду поближе, — Прямо таки, как настоящая.

Подождав, пока он подойдёт почти вплотную, я активировал звезду.

— Она светится! — отшатнулся Анатолий Абрамович, не отрывая взгляда от переливов артефакта.

— Это чтобы по тёмным подъездам было удобнее ходить, — насмешливо уточнил я, и оглянулся на Моню, в надежде, что тот поймёт и поддержит мою шутку.

С парнем происходило что-то не менее необычное, чем с артефактом. Он тоже светился. Не знаю, как это у него получилось, но это уже был не тот нескладный подросток, с грустным и умным взглядом. Глаза горели, аккуратно зачёсанные волосы слегка сбились набок, и плечи расправились. В целом эдакий одухотворённый художник, рассматривающий создаваемое полотно.

— Простите, как вас зовут? — обратился я к юноше.

— Мо… Эммануил, — чуть сбившись, ответил парень, буквально пожирая меня взглядом.

Я мельком посмотрел на себя в одно из зеркал. Вроде всё нормально. Рогов нет, нимб тоже отсутствует. Что не так-то, непонятно.

— Видите ли, Эммануил, у меня скоро свадьба, и мне было бы крайне интересно узнать мнение незашоренного условностями специалиста о том, каким может быть современный свадебный костюм. Этакий смелый, молодёжный. Ну, сами понимаете… — помахал я руками перед собой, пытаясь изобразить то, что не смог выразить в словах.

— У меня есть. Подождите, я быстро, — Моня бросил на стол метр с тетрадкой, и опрометью кинулся вон из зала.

— Моня, шлемазл, ты опять делал кутюр за мой счёт, — прокричал ему вслед портной, — У папы и так ни копейки, а ты его разорить хочешь…

— Как доктор доктору, — проникновенным тоном обратился я к мастеру, — Если у вас нет ни копейки, то поверьте, разорение — это не ваше.

— Вот только не учите меня, как правильно делать сына. Если папа купит Моне сладкое красное яблоко, то, скорее всего папе и придётся следить, чтобы Моня это яблоко скушал. Зато если Моня сопрёт зелёную кислятину у соседа, то он сгрызёт то яблоко вместе с косточками, и не поморщится. Я ещё не оглох, не ослеп, и даже не сошёл с ума. Если по ночам в мастерской горит свет и шумят машинки, это вовсе не значит, что Моня там варит суп. Мальчику ещё работать и работать, прежде чем он сможет удивить папу.

Поняв, что я попросту наблюдаю семейный спектакль, я заулыбался. То, что Левинсон любит своего сына, и даже где-то гордится его партизанской деятельностью, было очевидно.

— Звезда, как я вижу, у вас настоящая, что меня бесконечно удивляет. Как я полагаю, и пуговицы эти, они не просто пуговицы, — как ни в чём не бывало, продолжил портной, наклоняясь над столом.

— Пока их можно трогать, — подсказал я, заметив, что портной не решается прикасаться к пуговкам руками.

— Пока? А потом?

— Потом они станут неплохими накопителями Силы.

— Насколько неплохими? Лучше, чем мой? — Анатолий Абрамович вытащил из стола шкатулку, в которой оказался массивный медальон на толстой серебряной цепи сложного плетения.

Оп-па, а портной-то у нас из Одарённых. Теперь понятно, откуда у него в мастерской столько света.

— Разрешите, — взял я в руки старинный артефакт, который мастер мне вручил после недолгих колебаний, — Интересная вещица. Навскидку, единиц на восемьдесят, — вынес я заключение, осмотрев обратную сторону медальона, и оценив толщину энерговодов и размеры кристалла.

— А у вас?

— Точно не замерял, но думаю, что маленькие пуговки единиц сто двадцать Силы примут, а большие порядка трёхсот.

— А этот синий камень…

— Алмаз.

— Больно уж маленькие они, для ста двадцати единиц, — с сомнением покрутил Левинсон в руке маленькую пуговицу.

— Давайте проверим, — не стал я спорить, заметив, что артефакт мастера заряжен.

Для меня ничего не стоит перекачать такой небольшой объём Силы из одного накопителя в другой. Секундное дело.

— Ну вот, ваш накопитель полностью вошёл, а у пуговицы чуть больше половины заряда, — показал я результат эксперимента мастеру, а затем вернул всё обратно.

— Теперь я верю в вашу звезду, — поклонился мне Левинсон, — У меня бы часа полтора ушло на такую процедуру. Я сильно стесняюсь спросить, но где можно раздобыть такие вещицы?

— Можете у меня заказать, — тут же сориентировался я, сообразив, что намечается неплохая статья пополнения бюджета.

И начался торг…

Безжалостный, яростный и театральный.

Анатолий Абрамович заламывал руки, хватался за сердце и делал вид, что рвёт на себе волосы.

Я был непоколебим, как скала и чертовски благожелателен. По крайней мере искренне желал ему жить так же хорошо, как он прибедняется.

Прибежавший Моня, стоял у дверей ни жив, ни мёртв. Похоже, его длинные, музыкальные пальцы дрожали, когда он прижимал к груди зачехлённый костюм.


Закончили мы минут через пять. Оба довольные, как слоны.

Ой, недооцениваю я любовь богатеньких к роскоши.

Не тем занимаюсь.

Какие, к демонам, пушки и самолёты!

Пуговицы! Вот что спасёт мир, ну, или серьёзно поднимет благосостояние отдельно взятого начинающего латифундиста.


— Ой вэй! Это же какие времена наступают, что даже приличному юноше приходится русским притворятся. А я себе нервы делаю и свой склероз напрягаю, на кого вы так мине напомнили. Таки деда моего, Исаака Моисеевича. Тот в молодости один в один на вас походил. Чистый орёл! А какие кафтаны и камзолы строил, закачаешься! Одного золота на барму больше килограмма шло, да ещё и каменьями драгоценными всё усыпано было. Любой камзол его работы смело бери и сразу в музей ставь. Теперь так не шьют, да-с, не шьют. Молодёжи всё бы побыстрее, да поярче. Нет понимания, что приличный княжеский кафтан только расшивать не один месяц надобно, — довольно потирал руки портной, поглядывая на сына, который так и стоял в дверях, — Моня, шо ты столбом замер, если на тебе фонаря нет. Неси сюда свои хламиды, сделай нам посмеяться и мы займёмся серьёзным разговором.

— Вам придётся постоять пару минут, пока я подгоню костюм по вашей фигуре, — предупредил меня Эммануил, доставая из чехла весьма необычную одежду. Я не знаток моды, но могу точно сказать, что в наше время такие костюмы не носят.

Возился Моня чуть дольше, чем обещал. Когда он закончил и развернул меня к зеркалу, я даже присвистнул, так поразило меня то, что я там увидел.

— Эммануил, костюм я однозначно беру. Честно скажу, что не уверен в том, что у меня хватит смелости одеть его на свадьбу, но я найду, куда в нём выйти. А впрочем, нет ли у тебя случайно фотоаппарата. Желательно с цветной плёнкой.

— У меня, есть, — гордо тряхнул Моня головой, победно глянув на отца. Не удивлюсь, если и фотоаппарат он выбивал с боем.

— Сможешь вечером прислать мне фото? У меня неподалёку родственница живёт. Думаю, мне стоит показать ей, что я собираюсь одеть на свадьбу.

— Я сам принесу, как отпечатаю, — на ходу крикнул молодой мастер, умчавшись за аппаратом.

Часа через два, когда я закончил дела у портного и наговорился с Анной, нам доложили, что прибыл Эммануил Левинсон. На этот раз юноша оказался одет в строгий чёрный костюм. Немного робея, он протянул мне большой пакет.

Анна сначала смотрела фотографии сбоку и словно бы нехотя, но потом просто вытащила их у меня из рук и впилась в них взглядом.

— Боже, какая прелесть, — чуть слышно прошептала она спустя минуту и погладила рукой снимок[4]

Глава 46

Шестое февраля 211 года от Начала. Полдень. Бережковские верфи.


Сегодня я встречаю грузовой дирижабль. Очень большой, неповоротливый, притащивший мне сразу три тяжеленных грузовых контейнера.

Наконец-то я дождался заказа. В Камышине мне изготовили дизель — генераторы. Если честно, я на них чуть раньше рассчитывал.

Недалеко от верфей уже почти построен новый поселок, который все называют Подшипник, но без электричества работу там никак не начать. Дизелёчки — это не только электричество, они мне все производственные помещения обогреют и горячую воду дадут. А самое главное, мы впервые опробуем типовой проект моих будущих поселений.

Понятно, что поселок можно было как-то и по-другому назвать. Блеснуть фантазией и что-нибудь придумать этакое, замудрёное. Но я же знаю наш народ. Какое название не придумай, а всё одно, быть посёлку Подшипником.

Чего я так распинаюсь ради вроде бы незначительной мелочи, этих самых генераторов. Без них не заработает подшипниковый заводик, который почти готов к пуску. Это в сказках героям выдают скатерти самобранки и гусли-самогуды, а мне всё вручную приходится делать, во всём участвовать. Само по себе, как ни странно, ничего не делается. Не в сказке живу. Может, я и напрасно жалуюсь, да скорее всего, напрасно. Многое уже делается без моего прямого участия. К примеру, целый посёлок с цехом уже построили, а я там ещё ни разу не был. Всего-то проект согласовал да денег выделил. На пуск завода, правда, обязательно приеду. Для меня, и для моих людей это важно.

Те же подшипники, вроде бы простенькая деталь, а без них никуда. Я бы и сам посмеялся над такой проблемкой, но помню, попалась мне как-то раз в лицее переизданная книжка времён СССР. Там автор искренне возмущался, что у большинства подшипников, установленных внутри социалистических изделий на наиболее ответственных узлах, была иностранная надпись на торце внешнего кольца. Даже на товарах с советским Знаком Качества стояли подшипники "Мэйд ин Франсе".

Так вот. У нас такого не будет. Скорее лягушатники теперь наши подшипнички купят, чем мы к ним на поклон пойдём. А уж я постараюсь, чтобы наши получше французских крутились и не люфтили. Попробую ценой и качеством превзойти. Слава Богу, магия и алмазные фильеры мне такой финт позволяют сделать.


— Олег Игоревич, вы бы отошли, а то ветер поднимается, — услышал я голос руководителя команды техников, принимающих контейнеры на специально собранные сани.

Ветер действительно присутствует. Экипаж дирижабля мастерски держит машину над полем, но контейнер начал опасно раскачиваться, повиснув над полем на длинных стропах, стоило только его оторвать от грузовых платформ летающего монстра.

— Майна помалу, — крикнул я в ответ, придержав контейнер щитом и выравнивая его, словно заправский стропальщик.

Так же быстро я справился и с остальными двумя контейнерами, принимая их на щит сразу, как только они отрывались от платформы. Можно сказать, сходу освоил новую специальность. Вот выгонят вдруг меня из бояр, так хоть буду знать, на какую работу можно устроиться.

Дирижабль дал отвальный гудок и неспешно начал набор высоты. Есть в этих летающих гигантах что-то завораживающее. Перед самолётами я и близко не ощущаю такого благоговения.


Кстати, о самолётах. Наблюдал вчера, как наши мастера подтрунивали над авиаконструктором. Мендельсон жутко переживает за своё детище. Сначала он просто бегает вокруг самолёта, стараясь успевать повсюду, но затем не выдерживает и начинает давать указания. Мастера у него за спиной перемигиваются, и один из них идёт за заранее сделанным трафаретом.

— Господин Мендельсон, — вскоре слышится его голос, — А боковые ноздри воздухозаборников согласно конструкции предусмотрены разного размера, или это у кого-то из ваших работников руки из задницы растут?

Мендельсон сломя голову несётся к носу самолёта, и вскоре убеждается, что полуовальные ноздри воздухозаборников действительно разные. Одна чуть длиннее, зато другая шире. Инженер хватается за голову и бежит на второй этаж, чтобы найти нужный чертёж и выяснить, какой из размеров правильный.


— И много вы таких сюрпризов нашему гостю приготовили? — улыбаясь, поинтересовался я у смеющихся мастеров.

— Семь, или восемь, вроде как. У нас же Николаич, ну, наш мастер-модельщик, на раз такие косяки подмечает. Дал же Бог человеку глаз — алмаз. Дважды вокруг машины обошёл, и сразу сказал, что неверно сделано и из размеров выбивается.

— Серьёзные огрехи есть? — перестал я улыбаться.

Итак из-за этого самолёта приходится самых разных мастеров наших постоянно отвлекать, так тут ещё дополнительный фронт работ намечается. А у меня заказы на дирижабли пошли, пусть не валом, как мне предсказывали, но все цеха полностью загружены и работают в три смены.

— Не-е, — протянул начальник цеха, того самого, в чей ангар мы затащили самолёт, — Всё больше по мелочам, но сдаётся мне, в авиации мелочей не бывает.

Это он правильно сказал. В нашем случае именно мелочи и будут теми изюминками, которые помогут самолёту нормально летать. Что-то серьёзное и радикальное мы сделать не успеваем. Мало времени на работу, да и на испытания нужно хотя бы месяц оставить. Кто его знает, какие огрехи вылезут при первых пробных полётах. Реального опыта постройки самолёта ни у кого из нас нет.


Пока идут подготовительные работы, Усольцев вовсю мудрит над расположением и схемой контуров. Навскидку, учитывая скромные размеры нашей птички, с помощью магии можно будет облегчить самолёт килограммов на восемьсот, используя те же способы снижения веса, что и в дирижаблях.

Чтобы не нарушать центровку машины, руны будем привязывать к конструкции центроплана. Это такой хребет самолёта, который соединяет между собой крылья и сам корпус, отчего-то называемый Мендельсоном фюзеляж.

Чуть сложнее обстоит дело с установкой теплосъёмников и нагнетателей. Придётся лезть в двигатель.

Моторы — вотчина Иван Силыча. К мотористу даже Густавсон лишний раз старается не подходить, а уж я и вовсе только со стороны наблюдаю. Наблюдаю не просто так. Присматриваю место, куда бы глушитель для унитазов пристроить.


Есть у меня в доме поющий унитаз. Такие рулады закатывает порой, что диву даёшься, а последнее время и вовсе беда началась. Мой унитаз научился издавать настолько жуткие звуки, что ими впору фильмы ужасов озвучивать.

Однажды я не выдержал и озадачил Усольцева проблемкой глушения звука в трубах. Оказывается, особо придумывать ничего не нужно. Всё уже придумано до нас и остаётся только правильно использовать достижения техномагии, успешно работающие во многих дворцах.

Уже через день я разглядывал две накладки, сделанные из стальной трубы, разрезанной вдоль. Нанесённые на накладки руны и махонький накопитель Силы, собственно это и есть подавитель шума, собранный техномагом по принципу Полога Тишины. Простенькое приспособление сработало отлично, и вместо заунывных воплей баньши у меня в доме теперь слышится всего лишь недовольное ворчание, и то, можно сказать, шёпотом.

Победив унитаз, я наметил следующую цель, и, как ни странно, ей оказался самолёт.


Решение пришло сразу же, как только я впервые услышал звук его мотора. Очень уж он громкий. Помнится, как-то поутру, когда двигатель решили прогреть, то весь посёлок разбудили. Сильный шум — один из опасных недостатков нашего самолёта.

В Империи вся система противовоздушной обороны построена на акустических наблюдательных постах. Знакомили нас в Академии с такими установками и даже дали на них поработать. В нашей армии они называются акустические локаторы. Этакие счетверённые раструбы, зачастую позволяющие оператору этого квартета граммофонных труб бройлерного размера слышать звук моторов тех же дирижаблей задолго до того, как сам дирижабль можно будет увидеть.

Всем курсантам дали тогда побыть операторами подобного чуда. Я, в отличии от сокурсников, когда пришла моя очередь, небо слушать не стал. Развернул раструбы в сторону военного городка, и узнал много интересного, а заодно обзавёлся парой новых идиоматических выражений из лексикона командного матерного. Отлично всё слышно оказалось. О чём только не говорят…

Я успел подслушать, и даже посочувствовал двум неведомым воякам, обсуждавшим новенькую связистку. Действительно странно, почему Зинка женатым не даёт. Чистой воды дискриминация по семейному положению получается.

* * *

Шестое февраля 211 года от Начала. Два часа пополудни. Зимняя резиденция Императора. Дубовый кабинет.


Во всей Империи наберется немного счастливчиков, которые могут похвастаться тем, что видели изнутри убранство Дубового кабинета. Кабинет находится в центральной, наиболее охраняемой части дворца, куда далеко не все могут пробраться. Как утверждают знатоки, Дубовый кабинет одно из самых безопасных мест для проведения переговоров в столице. Лучшие придворные маги и техники сделали все возможное, чтобы ни одно слово не покинуло пределы кабинета. Кажущаяся скромность внутреннего убранства может обмануть своей простотой людей несведущих, но наверняка приведет в бешеный восторг любого антиквара. Одни резные панно, изготовленные пять веков назад, чего только стоят.

Собравшиеся вельможи и военные, которых оказалась неожиданно много, чинно расселись по местам и негромко переговаривались, в основном интересуюсь друг у друга причиной вызова.

Долго гадать им не пришлось. Вскоре одна из дверей распахнулась и в кабинет вошел Император в сопровождении трёх своих Советников.

— Господа, зная, что все вы люди занятые и ваше время дорого, я не буду растекаться мыслью по древу и передам слово своему Советнику, который изложит ту проблему, с которой мы столкнулись. Со своей стороны скажу всего лишь одно — международное политическое равновесие нарушено и это нарушение мы должны превратить себе во благо, — сказал государь, когда гости, вставшие при его появлении, расселись по местам. Он мотнул головой в сторону Мещерского, передавая ему слово, а сам неспешно обвёл взглядом всех собравшихся, ещё раз просчитывая про себя, интересы каких Кланов и Альянсов представляет тот или иной вельможа, попутно с государственной службой. Годы правления отучили его от идеализма, а наивностью Император и в молодости не страдал.

Властью приходится делиться, если хочешь иметь устойчивую основу правления.

— Я не стану вываливать вам на голову всё и сразу, — поднялся со своего места Советник, — Иначе в конце моего доклада вы меня засыплете вопросами и мы можем упустить что-нибудь важное. Поступим проще. Я буду поэтапно выкладывать всё наиболее значимое, а потом, согласно вашим вопросам, буду выстраивать свой дальнейший доклад. Новостей слишком много. Сразу скажу, что все они крайне важные и любая, кажущаяся на первый взгляд мелочь, может стать в ближайшем будущем одним из основных направлений, которому всем нам придётся уделять особое внимание. Пожалуй, начну с эпохального научного открытия, — Мещерский взял паузу, оглядев приглашённых. Слушали его внимательно, но Советник заметил, что некоторые хмурились, предполагая, что их деятельность никак не связана с достижениями науки. Особенно явно скепсис читался на лицах военных, которые даже не пытались скрыть своего разочарования. Советник Императора чуть заметно прищурился. С его-то опытом, да не завладеть вниманием аудитории, ну-ну… — Мы научились превращать избыточное тепло в магию. Важность такого открытия неимоверна. Полагаю, что лучше всего его оценят наши доблестные представители армии и флота, — Советник чуть усмехнулся про себя, заметив, как разом подобрались ранее расслабленные вояки и, словно по команде, все вместе навострили уши, — Думаю, вы уже поняли, что теперь достаточно просто защитить любое транспортное средство, или тот же корабль, не только бронёй, но и магическим щитом, который больше не будет требовать расхода Силы из накопителей или обязательного присутствия магов. Защита будет работать постоянно, пока работает двигатель. И это только самый простой пример, как можно использовать наше изобретение. Перспективы сталелитейной промышленности тоже крайне обширны и заманчивы. Новые виды стали, более совершенная броня, а самое главное — общее увеличение производительности. Вопросы по этому моменту будут?

— Какой щит можно будет поставить на обычный армейский грузовик? — первым сориентировался один, смутно знакомый Мещерскому генерал от артиллерии.

— Вот ещё, на грузовики. Поважнее ничего не нашлось? — сварливо прервал его сосед, генерал горнострелковых войск.

— Мы без снарядов воевать не умеем. А больше всего грузовиков в прошедшую войну посекло именно осколками, — терпеливо разъяснил ему артиллерист.

— Тепла от бензинового двигателя мощностью в сто пятьдесят лошадиных сил должно хватить на поддержание малого пехотного щита. Его характеристики вы знаете лучше меня, — не дал Мещерский разгореться спору.

— На корабли тоже предусматриваются щиты? — поинтересовался контр-адмирал, придавив голосом обоих генералов, жаждущих продолжения спора, и бодающихся взглядами.

— Без сомнения. Хотя, стоит подумать и о других возможностях магии применительно к флоту. При наличии источника Силы на кораблях вполне допустимо её использование и в дополнительных магических двигателях, действующих по принципу водомёта, — подбросил Мещерский моряку интересную тему для размышлений, — Впрочем, такие же возможности открываются и для дирижаблей. Воздушные двигатели новой конструкции, использующие магию, уже существуют и опробованы на практике. Один из работающих образцов был летом представлен на Императорской регате и дирижабль с таким двигателем оказался победителем в своём классе. Кроме того, по имеющимся у меня сведениям, магический двигатель, используемый в качестве дополнительного, уже получил восторженные отзывы при его эксплуатации на небольшом грузовом дирижабле.

— Могу себе представить, кто писал этот отзыв, — желчно отозвался ещё один обладатель лампасов, китель которого украшали голубые нашивки, свидетельствующие о его принадлежности к Военно-Воздушным Силам.

— Отзыв, отзыв, — невозмутимо отреагировал Мещерский, перебирая листы доклада, — Ага, нашёл. Некто купец Киякин Степан Васильевич, капитан-пилот второго ранга в отставке. К слову сказать, обладатель значительного числа боевых наград.

— А-а, Сибирский Сокол. Помню такого. Ну, этому можно верить. Он даже в рапортах своих заслуг никогда не выпячивал. Всегда всё по делу писал. Видать, стоящие движки, обязательно поинтересуюсь, — вытащил из кармана записную книжку авиатор, бегло делая в ней запись, — Кстати, не подскажете, сколько мощности эти ваши изобретения добавят, если поставить их бюджетный вариант на среднестатистический дирижабль?

— Если вы хотите услышать цифру, имеющую отношение к мощностям моторов, то хочу вас огорчить, она окажется крайне некорректна. Производители бензиновых авиадвигателей в своих характеристиках указывают только максимальную мощность мотора, полученную в идеальных условиях. Величину, прямо скажем, весьма эфемерную, особенно при их использовании на дирижаблях. Не мне вам рассказывать, как "скисает" бензиновый двигатель при наборе высоты. Кроме того, существует и такой термин, как КПД воздушного винта. Помножьте одно на другое, и на высоте в три-четыре километра вы и половины теоретической мощности, которую указали моторостроители, не найдёте. Магодвигатели в этом плане "честнее". Какое количество Силы к ним подвели, столько воздуха они через себя и протолкнут, разгоняя его до сверхзвуковых скоростей. Полагаю, что с набором высоты преимущества магодвигателя проявятся в полной мере. По предварительным расчётам у земли бензиновый двигатель имеет КПД около двадцати пяти процентов, из которых следует минусовать потери на работу винта. В итоге, получаем восемнадцать — двадцать процентов от теоретической мощности сжигаемого топлива. Теплосъёмники, работающие на магодвигатель, могут нам обеспечить порядка десяти процентов от этой же величины. Другими словами, у земли бензиновый двигатель будет иметь почти двухкратное преимущество, а вот на высоте в два-два с половиной километра тяга, создаваемая обоими двигателями, станет одинаковой. Хочу ещё раз подчеркнуть, что теплосъёмники будут забирать всего лишь бесполезное тепло и им не потребуется дополнительного топлива. Более того, они ещё и сработают, как радиаторы, позволив очень сильно сократить традиционную систему охлаждения. К сожалению, полностью перейти на охлаждение теплосъемниками пока не получится. Требуется серьёзная переработка существующих моторов.

— Вы собрали нас, чтобы рассказать о технических новшествах, пусть и связанных с магией? — вмешался лощёный вельможа в мундире дипломатического корпуса Империи, при этом он демонстративно взглянул на свои дорогущие часы, давая понять, что его отвлекли от каких-то чрезвычайно важных дел.

— Согласен. С этим вопросом мы немного затянули. Перейдём к следующему пункту. Итак, авиация. А именно — самолёты. Думаю, для всех здесь присутствующих понятно, какое значение придают самолётам все ведущие страны мира. Кроме военного аспекта налицо ещё целый ряд моментов, среди которых престиж державы занимает далеко не последнее место. Могу уверенно сказать, что прогресс с самолётами у нас пошёл вперёд семимильными шагами. Как минимум трое авиастроителей недавно показали вполне работоспособные модели самолётов, наголову превосходящие все предыдущие образцы. Так что нашим дипломатам теперь не придётся прогибаться в случае попыток силового политического давления. Уже в ближайшее время мы закроем небо над столицей, а затем и найдём, чем ответить любому вероятному противнику, случись кому угрожать нам бомбардировками городов и промышленных центров.

— Опять всё для армии, — скучающим тоном произнёс дипломат.

— Пока, к сожалению, да. По удобству, экономичности и безопасности самолётам пока не переплюнуть пассажирские дирижабли. Кроме того, аэродромы нам ещё предстоит строить и строить. Сейчас на всю Империю их меньше десятка. Согласитесь, это ничтожно мало. В случае плохих погодных условий самолёт далеко не всегда сможет уйти на запасной аэродром.

— Про реактивные двигатели что-нибудь слышно? — вопрос авиатора заставил Мещерского переглянуться с Императором, который чуть заметно мотнул чуть в сторону головой и в свою очередь бросил взгляд на князя Обдорина.

— Существующие технологические ограничения пока не позволяют нам построить традиционный реактивный двигатель, пригодный для той же авиации. Что-нибудь более примитивное, вроде тех же ракет для систем залпового огня мы сможем производить, если в них появится необходимость, — на редкость удачно ушёл Советник от прямого ответа, ни разу не соврав. Да, уровня предков, ваяющих реактивную авиацию, словно горячие пирожки, нынешнее производство ещё не потянет, ну а про то, что двигатели, и уже в двух вариантах особые придуманы, так не всем это знать надо, — Хочу напомнить, что реактивные двигатели, вещь безусловно интересная, но нам бы к ним электронику добавить, которая у нас катастрофически отстаёт. Поэтому очень хочется обратить ваше внимание на всемерную поддержку радиодела и всего с ним связанного.

— Были бы деньги. Мы хоть завтра можем радиозавод в Японии выкупить, — пожал дипломат плечами, как бы показывая, что вопрос сам по себе крайне прост, — Причём сразу вместе со всеми ко-нухами. Полезного японцы нынче не много делают, зато по части электроники они всем фору дадут.

— Откуда конюхи на радиозаводе? — не поднимаясь с места спросил артиллерист, в силу своей военной специальности не отличавшийся острым слухом.

— Японцы так государственных рабов называют, — тактично не стал поправлять его дипломат, с трудом удержав бесстрастное лицо, — Лето неурожайное выдалось. Рис в цене раза в три поднялся, а тут ещё спрос на электронику упал, и завод стал убыточным. С осени его продают, всё никак продать не могут.

— И почём нынче японские заводы идут? — поинтересовался Мещерский таким тоном, словно цену на овёс спрашивал.

— Миллиона в три он встанет, да ещё тысяч сто-двести чиновникам микадовским раздать придётся. Правда, потом землю с помещениями продать можно будет, так что полмиллиона возвратные получаются.

— Как я понимаю, столь точный ответ далеко не случаен? — с любопытством посмотрел Мещерский на работника дипломатического корпуса.

— Не так давно вопросом приобретения этого завода заинтересовался князь Белозерский. Буквально вчера по нашим каналам был получен ответ, — ничуть не смутился дипломат, давая понять, что подобные задания для них вполне обычная практика.

Ну, а что. Не взятки же они берут. Да, посодействуют в каком-то вопросе тому или иному Клану, пользуясь служебным положением, а там, разумеется, и без благодарности не обойдётся. Так что исключительно к пользе Империи такие дела. Глядишь, в стране заводик новый появится с импортным оборудованием, а то и товары необычные. Всё государству лишняя копеечка с налогов капать начнёт.

— И что завод производит?

— Электронику промышленную, да для связи какие-то устройства, они их называют терминалами, — наморщил лоб дипломат, вспоминая сложный технический термин.


Это судьба!

Мещерский стоически перенёс полученную информацию, разве что одной рукой ухватился за край стола, делая вид, что ищет в папке какие-то бумаги.

Позавчера, получив из Бережково, как стали у них в Центре называть посёлок при бережковских верфях, сведения сначала об одном, а потом, вдогонку, и втором варианте реактивного двигателя, принципы которого основывались на техномагии, он вторую ночь толком не мог заснуть.

Его ошеломила красота идеи. Второй вариант реактивного двигателя был так же прост, как и первый, кроме незначительного, на первый взгляд, отличия. Двигатель был двухконтурный. И именно этот момент был попросту гениальным.

Вроде, всё то же самое. Классический реактивный двигатель, только устройство нагнетания воздуха размещено не перед двигателем, а во втором, наружном контуре, а в первом, словно желток в яйце, размещены собственно камера сгорания и сопло.

Первый же обсчёт, произведённый учёным при помощи логарифмической линейки, привёл Мещерского в трепет. Даже без учёта расширения нагретого воздуха, создающего дополнительную тягу, мощность двухконтурного двигателя легко позволяла использовать его, как разгонную ступень ракеты, позволяющую достичь космоса. Впору начинать креститься и отгонять бесов искушения. А тут, словно сон в руку, ещё и японцы, с их терминалами связи, и опыты этого беспокойного Бережкова с ретрансляторами на дирижаблях.

Всё один к одному. Ещё пара удачных шагов, и всю Империю можно будет охватить связью, обеспечивая зону покрытия прямо из космоса.

— Поставьте меня в известность, если переговоры о покупке завода вдруг не заладятся, — с трудом справился Советник с голосом, стараясь не выдать своего волнения, — С вашего разрешения я пока передам слово Сергею Сергеевичу Боткину. Он ознакомит вас с практикой восстановления Дара при помощи протезов и с результатами первых опытов использования поясов-накопителей в лекарском деле.

Мещерский уселся в кресло и с благодарностью принял стакан воды, который ему протянул его коллега. Совещание только началось и горло стоит поберечь. Впереди ещё горячие прения и множество вопросов, на которые потребуются ответы.


Пожалуй никогда ещё, за всю историю Империи, магию не обсуждали в таком представительном варианте, да ещё и на специально созванном совещании в присутствии Императора.

Приглашены все силовые министры и начальники ключевых ведомств, авторитетные генералы и представители науки. Почти пять десятков персон, имеющих колоссальный политический вес внутри державы.

Отлично государь организовал точку приложения сил. Хороший противовес должен получиться для противостояния растущему влиянию промышленников. Пройдёт совсем немного времени и государственная машина пусть хоть немного, но развернётся в нужном направлении, изыскивая пути для применения достижений магии в жизни страны.

* * *

Девятое февраля 211 года от Начала. Утро. Бережковские верфи.


— Ольга Вадимовна, да вы проходите, присаживайтесь. Я всё никак не мог найти времени, чтобы поближе познакомиться с вами, — Степан просто лучился благожелательностью и радушием, — Кофе не желаете?

— Право, Степан Николаевич, с чего честь такая. Я даже растерялась, когда вы за мной машину прислали, — провизорша, не поднимая глаз, застенчиво теребила недорогой кружевной воротник ручной вязки, расправляя его и приглаживая смявшийся под шубой краешек.

— Как это с чего, Ольга Вадимовна. Мы того и гляди в недалёком будущем можем чуть ли не родственниками стать, если наши Роды рассматривать. Дальними, правда, ну тут уж как сложилось.

— Не понимаю я вас, Степан Николаевич. Какие родственники, какой Род… Сирота я. И из родных никого не имею.

— Да полноте вам, Ольга Вадимовна. Или вы, Елена Александровна, предпочитаете своё настоящее имя-отчество? Я только попрошу вас не совершать опрометчивых поступков. Как бы не сложился наш разговор, обещаю, что задерживать вас никто не будет и свободу в передвижениях ограничивать тоже, — почти проворковал Степан, отслеживая движения гостьи. Кто его знает, как может повести себя раскрытый агент, когда его привозят к человеку, отвечающему за безопасность целого графства.

— Откуда же мне имя настоящее знать. Как в приюте назвали, так и зовусь с тех пор, — провизорша большую часть слов Степана пропустила мимо ушей, словно и не слышала.

— Знаю я об этом приюте. Хорошее дело незабвенный боярин Ртищев придумал. Такие орлы и орлицы из его приюта вылетают, что куда там имперским службам с ними тягаться. Оттого-то и решился я на разговор с вами, что нет у меня под рукой иного специалиста вашего уровня, а нужда в нём появилась нешуточная. Сам планировал в скором времени к Ртищеву обратиться, чтобы пару-тройку сироток на обучение пристроить, но не хватает у меня знаний, чтобы выбрать, кто из девочек лучше всего соответствовать будет, а тут вы так удачно подвернулись. Аптекаршу новую мне куда как легче найти, чем агента с вашим опытом и талантами.

— Вы решили меня с работы уволить?

— Да Бог с вами! Хотите, дальше работайте. Я даже наблюдение с вас сниму. А то и парой передатчиков могу поделиться, чтобы вам удобнее было сообщения князю Белозёрскому отсылать. Да только сдаётся мне, что всё это без надобности окажется. Есть, знаете ли, уверенность, что мне удастся с вами договориться к нашей общей радости.

— Ой, с кем-то вы меня путаете, Степан Николаевич. И кажется мне, что с какой-то особой из Одарённых. Уж не знаю, что вы могли бы Одарённой предложить, но мне Бог Дара не дал.

— Как я вас понимаю, Елена Александровна! Я же и сам без Дара родился. Представьте себе только, всю жизнь рядом с боярином нашим плечом к плечу, а у самого Дара нет. Ох, как я ему завидовал. Сколько ночей не спал, пытаясь в себе Силу почувствовать, но обошла меня божья милость, — Степан вытащил портсигар из кармана и размяв сигарету, прикурил её от огонька, появившегося у него на кончике пальца, — Да-с, божья милость обошла, зато боярин наш по-своему это дело переиначил. Мага из меня сделал. Учусь вот теперь, как с магией управляться. Чего и вам желаю, если договориться сможем, — улыбнувшись, Степан сотворил Светлячок, и погоняв его вокруг себя, развеял лёгким пасом руки.

В наступившей тишине было слышно, как шумно вздохнула Бельская.

Ей, родившейся без Дара в семье Одарённых, много чего пришлось выслушать в свой адрес и пережить. Не счесть слёз, пролитых в подушку. Искусанных в кровь губ. Синяков, полученных в драках со сверстниками, на которых она, шипя как кошка, бросалась, едва только услышав обидное слово "бездарь". Да о чём говорить, если она с радостью дом покинула, чтобы не видеть сочувственных взглядов, не слышать злых шепотков за спиной, не терпеть помыканий родственников, обращающихся с ней чуть лучше, чем с прислугой. Даже её родители, и те стыдливо прятали девчушку, когда к ним в имение приезжала их родня на какое-нибудь торжество.

Отучившись пять лет в закрытом заведении, Лена стала смотреть на мир иначе. Маги уже давно перестали казаться ей грозными и недосягаемыми личностями. Убить человека можно очень просто. Гораздо труднее сделать так, чтобы никто не догадался о том, что человека убили. Для того и существуют несчастные случаи, яды и интриги. А уж выбранная девушкой профессия провизорши, которой её попутно обучили у Ртищева, давала массу самых разных возможностей. Задумай она устроить серию взрывов на верфях, или отравить половину посёлка, всё что нужно у неё под рукой. Для кого-то аптека — это лавка с лекарствами, а для человека понимающего, это чуть ли не готовый арсенал, в котором можно найти все необходимые компоненты для той же взрывчатки.

— Всё бы вам смеяться, Степан Николаевич. Я девушка хоть и простая, но в сказки давно не верю. Не бывает такого, чтобы человек родился без Дара, а потом раз, и вдруг магом стал, — упорно держала свою линию Бельская, несмотря на то, что никаких сомнений в провале миссии у неё уже не осталось. Где и как её просчитали, на чём она прокололась, ещё предстоит выяснить. А пока ей предлагают поверить в чудо и ни чем не угрожают. Неплохая позиция, чтобы играя от неё попытаться прояснить ситуацию.

— А и правильно. Зачем нам друг другу верить. Давайте-ка я вас к воспитанницам нашим свожу. Там и примете решение. Посмотрите, какими они магессами стали, пока не все, правда, но уже больше половины. Поговорите с ними, а там глядишь, и сами в Одарённые захотите. Занятное дело, скажу я вам по секрету, по вечерам Светлячков в небо запускать. Вам точно понравится. Ну так что, едем?

— Едем, — встряхнула головой Бельская, рассыпая волной волосы по плечам, и убирая в карман заколку.

Вот уж чего её бесило в роли аптекарши, так это нелепая причёска, которую приходилось сооружать каждое утро, чтобы волосы не выбивались из-под аптекарской шапочки.

* * *

Я промазал.

Подушка, запущенная в отчаянно звонивший телефон, зацепила в полёте спинку стула, и он с грохотом опрокинулся. Такого шума я перенести уже не мог, и окончательно проснулся.

Телефон умолкать не хотел, и мне пришлось в потёмках до него добираться, спотыкаясь об упавшую со стула одежду.

— Ты уже придумал кого к Рюминым сватом отправить? — с места в карьер начала тётушка.

Вот же зараза! Мало того, что разбудила ни свет ни заря, так даже не поздоровалась. И вопросы-то какие неприятные при этом задаёт…

— Есть у меня два купца в друзьях. Любого могу попросить, а то и обоих сразу, — бодро отрапортовал я в трубку, включая свет и подмигивая своему отражению в зеркале.

Угу, представляю себе, как купцы в качестве сватов заявятся во дворец Рюминых.

После этого я с чистой совестью положил трубку на стол, издалека слушая доносящиеся оттуда рулады тётушки и пошёл ставить кофе. Кофейник закипел раньше, чем в трубке стали затихать вопли родственницы.

— Анна, я пошутил, — вклинился я в одну из редких секунд затишья.

— Дурацкая шутка, — отрезала родственница после продолжительной паузы.

— Вообще-то я спал…

— А я нет. Я только домой вернулась, и представь себе, не в лучшем настроении. По твоей милости, чтоб ты знал.

— Да ладно, я же ничего плохого не сделал…

— Ты вообще ничего не сделал. О чём меня сегодня уже спрашивали, и достаточно ехидно. Если тебе интересно, то это была двоюродная бабушка твоей будущей невесты Алёны. Она крайне едко у меня спрашивала, собираешься ли ты сватов засылать, или передумал.

Упс-с… У меня скоро мозги набекрень съедут от этих родственных связей.

— Анна, ты бы лучше присоветовала мне, кого в сваты привлечь.

— А кого из князей ты знаешь? Учти, князь — это обязательное условие, — на корню обрубила тётушка мне возможности для следующей шутки.

— Обдорина, но я с ним слегка поссорился, Белозёрского, ну, тут как-то не очень хорошо получится из-за Дарьи. О! Гончарова могу попросить, — тяжело ворочая спросонья мозгами, начал я вслух перебирать варианты под неодобрительное хмыканье Анны.

— Гончарова, — с подозрением переспросила родственница, — А ты уверен, что сможешь с ним договориться?

— А почему бы и нет? Он тут как раз мне слегка задолжал.

— Напрасно ты так легкомысленно к князю относишься. Человек он далеко не простой, я бы сказала, очень себе на уме. Подумай, может у тебя подарок какой для него найдётся. Такой, чтобы он отказаться от него не смог.

— Подарок, — озадаченно пробормотал я в трубку, — Дай подумать пару минут.

Кофе — моё спасение и источник вдохновения. Несколько глотков обжигающего напитка и…

— Есть подарок! Я ему пуговицы подарю, — радостно прокричал я в трубку, и как мне показалось, на том конце провода что-то разбилось, упав на пол.

— Олег, перестань шутить, а то у меня может мигрень разыграться. Хотя, подожди, ты про эти свои пуговицы говоришь? Которые с магией?

— Да, про них. Мне как раз первую партию сделали. Надо только накладки будет другие пришпандорить, подороже. Чтобы они от остальных отличались. Как тебе идея?

— Честно говоря, не очень, но я тебе подскажу беспроигрышный вариант. Ты же понимаешь, что Гончарова тебе придётся на свадьбу звать?

— М-м, и что? — с тоской поглядел я на дно опустевшей кружки. Всё-таки кофе не хватило. Голова опять перестала думать.

— С ним будет жена, — с намёком протянула Анна.

— Очень хорошо, — потянулся я к кофейнику, чтобы его снова включить.

— Господи, какой ты трудный, — в сердцах укорила меня родственница, — Сделай ещё один комплект для неё, и увидишь, какой фурор случится на свадьбе. Так что быть тебе скоро в законодателях моды, особенно с этим твоим свадебным костюмчиком.

Да уж. Где я, и где высокая мода… Всё-таки жизнь странно устроена.

Глава 47

— Нам нужно поговорить без свидетелей и так, чтобы нас гарантированно никто не подслушал, — прилетевший ко мне Антон Рюмин был серьёзен и мрачен, как вход в бомбоубежище.

Официальной причиной его прилёта была проверка двигателей дирижабля. Того самого, на котором мы с ним когда-то слетали с ответным визитом к князю Куракину. Ныне покойному.

— Тогда тебе снова придётся стать вторым пилотом. У меня как раз очередной дирижабль готов. Можем провести регламентные испытания, заодно и поговорим. Устроит?

— Так точно, капитан, — впервые после прилёта улыбнулся Рюмин.

— И что стоим? Вперёд. Переодеваемся и полетели.


К разговору мы вернулись только через час.

Двигатели гудят ровно. Высота две тысячи метров. Скорость под сотку, с учётом лёгкого попутного ветра. На борту только мы вдвоём.

— Странный дирижабль у тебя получился. Я понимаю, что салон ещё не до конца отделан, но всё равно, несерьёзный он какой-то. Больно уж легкомысленный, что ли, — в очередной раз с сомнением оглядел Антон салон нового дирижабля, выдержанный в светлых тонах, — Осталось только шторки розовые повесить, да пушистый коврик на пол постелить, и тут вовсе всё на девичью светёлку станет похоже.

— Точно, пушистый коврик. Я как чувствовал, что чего-то не хватает, — радостно потёр я руки, отпуская только что закреплённый штурвал управления, — Спасибо, что подсказал.

— Хм, ты это о чём?

— Мы сейчас на Алёнкином дирижабле летим. Подарки я им обеим приготовил. Для Дарьи я немного иначе салон сделал. Тот больше на её комнату будет похож, которую она сама обставляла. А с Алёной пришлось гадать, ну, и оставить кое-что по мелочам на её усмотрение. Сама потом что-нибудь придумает.

— Ты хочешь, чтобы она дирижабль водила?

— А ты разве сам свой пилотируешь?

— Конечно, — гордо вскинул голову Рюмин, — Уже больше двухсот часов налетал. К тебе без единого замечания долетел, и посадку сам совершил.

— Молодец, — искренне порадовался я за княжича, хотя нет, наверное уже за князя. Ходили в столице слухи, что младший Рюмин то ли стал уже князем, то ли вот-вот станет, — Только ты смотри мне, сёстрам не проболтайся. Испортишь сюрприз, вовек не прощу.

— Не-е, ты что. Я могила, — руками изобразил Антон рот, закрытый на замок, — К тому же мы с тобой теперь друг к другу считай, что цепями прикованы.

— Но-но, полегче, — осадил я потенциального родственничка, — Я к Алёнке сватался, а не к тебе. И вообще, я воинствующий натурал. Так что на мою толерантность в этих вопросах можешь не рассчитывать.

— Да я не о том, — отмахнулся Антон, не поддержав шутку, — Мы с тобой теперь вместе должны стать чем-то вроде пугала, а как я догадываюсь, заодно и громоотвода.

— О как! Уже интересно. Кого пугать будем? — усмехнулся я, разглядывая насупившегося княжича.

— Всех. И в первую очередь Совет Князей, — ответил он на полном серьёзе, — Скажу больше, нам с тобой чуть ли не в обязанность вменят наглеть сверх положенного.

— А это ещё зачем?

— Чтобы боялись больше. Так что будем наглеть, откусываться и прикрывать спины друг другу. Я, понятное дело, больше своей фамилией и связями Семьи буду давить, а ты магией и соображалкой. Отчего-то все считают, что и с тем и с другим у тебя лучше дело обстоит, — нехотя признался Антон.

— Интересно, кто же тебе такое сказал? — уставился я на Рюмина, отводящего глаза в сторону.

— Мне никто. Подслушал я. Обдорин, государь и мой отец в кабинете заперлись, а когда выпили и закуску заказали, забыли Полог Тишины обновить.

— И что же они нам хотят предложить за роль злодеев? — не стал я заострять внимание на сомнительном поступке парня.

— Ничего. Аванс мы уже получили, а дальше, как им кажется, всё само по себе пойдёт. Нет у нас другого пути, кроме, как начать себя жёстко ставить.

— С этим утверждением я готов поспорить, но пока не вижу причин, — чуть задержался я с ответом.

Действительно, как ни странно, но самый трудный путь в первом чтении выглядит самым результативным. Начни мы, развесив уши, прогибаться под те условности, которыми нас без сомнения будут пичкать, и проглотит нас устоявшийся княжеский коллективчик, заставив плясать под свою дудку.

Собственно, такова участь всех новобранцев и новичков. Неважно, куда они попали, в армию ли, в футбольную команду, или на тот же завод, но стоит только раз-другой признать чьё-то право тобой командовать, и тащить тебе эту лямку долгий срок. В этом нет чьего-то злого умысла. Такова жизнь. В устоявшемся коллективе все роли чётко расписаны. Безболезненно можно занять только ту, которую тебе самому предложат, или сознательно идти на конфликт, начав борьбу за самостоятельное определение. Нетрудно предположить, что Совет Князей ещё тот серпентарий. Люди там подобрались далеко не случайные, избалованные властью, собственной значимостью и поднаторевшие в интригах. По-хорошему с такими не договориться. За милую душу схарчат, да ещё и тебя же крайним при этом сделают. Выходит, правильно нас триумвират просчитал. По крайней мере, меня. Антону наверняка отвели роль ведомого.

Ну, что же… Значит будем ставить себя жёстко, а заодно наглеть, со всем нашим усердием и прилежанием.

— Так, теперь расскажи мне, что ты там про громоотвод измыслил, и давай-ка мы с тобой небольшой план распишем. Не помешает нам точно знать, кто из князей чем дышит, кто кому в рот смотрит, и кто какой магией владеет. Как считаешь?

— Есть такой список. У отца видел. А про громоотвод… Ты что-нибудь знаешь про морганатические браки?

— Только в общих чертах. Вроде того, что когда положение супругов неравное, то тот, у кого оно более низкое, никаких выгод в социальном росте не получает. То есть, возьми я, будучи графом, в жёны княжну, всё равно князем из-за этого не стал бы.

— Угу, если попросту, то так. Есть и ещё один момент. Тебя, насколько я в курсе, от наследования престола отказываться не заставляли?

— Да какой из меня наследник. Да и не нужно мне это. К тому же, случись что с государем, моё место будет первым с конца.

— Не в тебе дело. В отказе от наследования не столько ты что-то значишь, сколько твои дети. Они тоже прав престолонаследования лишаются, если бы ты отказ подписал. Теперь понимаешь?

— Нет, — чистосердечно ответил я, пытаясь вникнуть в столь нелюбимые мной хитросплетения различных родственных и им подобных отношений.

— Ладно, — тяжело вздохнул Антон, — Давай иначе попробую объяснить. После демонстрации головы князя Куракина на нас и так ярлык лютых злодеев повесили. Если мы ещё что-нибудь отчудим, так нас и вовсе за зверей принимать будут. Особенно тебя.

— Э-э… А почему это сразу именно меня? Голову Куракина ты же государю принёс, — не согласился я со столь необъективной оценкой княжича.

— Да, я. А ты случайно не забыл о своём личном кладбище?

— Хм, а кто про него знает. В газетах про такое не пишут.

— Зря ты в этом уверен. Думаю, досье на тебя почти у каждого князя уже есть, а у кого ещё нет, то в скором времени появится. К тому же в свете надвигающейся свадьбы ты станешь очень обсуждаемой личностью. Наши великосветские кумушки, дай им только повод, всю подноготную раскопают, и ещё больше сами придумают.

— Ладно, считай, что уговорил. Я — злодей. И что дальше? — чуть подправил я курс дирижабля, приводя его к ветру.

— А то, что нынешний Император на нашем фоне чуть ли не ангелом выглядит. Кто будет против него заговоры устраивать, если у него такие отморозки в наследниках появятся? А ну, как один из нас к власти придёт. Много у кого твёрдое убеждение возникнет, что мы с тобой сначала все лишние головы снесём, и лишь потом вопросы начнём задавать и невиновных наказывать.

— Ух ты, какая славная тактика! Сам придумал?

— Ты что, серьёзно?

— Пока нет. Просто пытаюсь примерить на себя роль Имперского Пугала. Как видишь, неплохо получается, — я поднялся с места, и кивнув Антону на штурвал, пошёл в салон.

Когда к приготовленному кофе добавились две рюмочки коньяка, я счёл приготовления достаточными. Для душевной беседы двух друзей больше и не нужно.

На посадку мы пошли часа через полтора, вдоволь наговорившись.

Пусть теперь Совет Князей попробует на зуб союз двух самых молодых князей Империи.

Мы готовы.

* * *
"Три девицы под окном пряли поздно вечерком…"[5]

Девиц действительно было три. Ну, из тех, у кого брачный возраст уже подошёл. Младшенькая, четвёртая, не в счёт, хоть она и выступает в роли хозяйки, пригласившей остальных.

— Если жизнь котика перевести на человеческую, то моему котейке сегодня исполняется ровно год, — крайне интересно выразила причину встречи Ангелина Лопухина, пригласившая девушек к себе в гости.

Котёнок действительно был прелестен. Этакое избалованное, намытое и причёсанное чудо с большим голубым бантом на шее. К зажулькиванью и сюсюканью подросший кошара отнёсся абсолютно индифферентно, и лишь изредка пытался поймать лапой болтающиеся на цепочках кулоны, или ленты на платьях, делая вид, что принимает их за свои игрушки.

Когда принесли чай, фрукты и пирожное, девушки чинно уселись за стол. Виновнику торжества принесли специальное кресло с подушечками, и он, наглаживаемый Ангелиной, вытянулся во всю длину и довольно заурчал, впрочем, не забывая при этом время от времени скрести когтями по деревянному подлокотнику, демонстрируя полноту чувств.

— Избаловала ты его, Ангелинушка, — вроде бы строго проговорила Алёна Рюмина, хотя улыбка на её лице показывала совсем другое.

— Если бы я одна, — тяжело вздохнула Лопухина, отрывая от грозди винограда несколько крупных ягод.

Получилось у неё не совсем удачно. Несколько виноградин, упав с вазы, проскакали по столу и скатились на пол.

Такой игры котёнок пропустить не мог. Живо извернувшись, он моментально спрыгнул с кресла и, сделав вид, что принимает ягоды за мышей, успел таки придушить пару из них, прежде чем его совместными усилиями поймали и водрузили обратно.

Забавное происшествие несколько сгладило имеющееся напряжение и определённую натянутость, виной чему была не совсем обычная гостья.

К Лопухиным Алёна приехала не одна. Когда она представила своим подругам Светлану Второву, то это вызвало удивлённую гримасу у Дарьи и обиженное выражение лица у Ангелины, моментально приревновавшую Алёну к её новой знакомой.

— Так это вам такой кортеж посвящён? — спросила Ангелина у Второвой, кивая в сторону окна, выходящего во двор имения.

Алёна Рюмина обычно обходилась двумя машинами, а тут вдруг их сразу шесть приехало.

— Случайно получилось, — пожала плечами Светлана, — Когда оба брата были живы, отец ко мне столько охраны не приставлял.

— А что с братьями случилось? — поинтересовалась Дарья.

— Младший прошлой зимой в прорубь провалился, когда на коньках поехал кататься, а старший весной на войне погиб.

— Ага, и вы теперь у нас наследница целой промышленной империи? — тут же сообразила Лопухина.

— Ой, не дай Бог! Уж на что у меня батюшка талантами не обижен, так и он зашивается. Целыми днями в работе и хлопотах. Ни праздников, ни выходных. Домой затемно возвращается, а с утра пораньше уже снова мчится куда-нибудь.

— Знакомая картина, — чуть заметно усмехнулась Вадбольская, переглянувшись с Алёной.

Усмешка у неё получилась не совсем, чтобы радостная. Олег тоже порой целыми днями пропадает, появляясь лишь к вечеру.

— Расскажете нам, чем вы увлекаетесь? — полюбопытствовала Лопухина, заранее предвкушающая нечто необычное. Всё-таки не каждый день удаётся вот так, в доверительной обстановке, побеседовать с девушкой иного круга.

— Увлекаюсь… — на секунду призадумалась Светлана, — Пожалуй, сейчас уже и ни чем таким, что можно было бы назвать увлечениями. Раньше любила на лошадках поездить. Потом с братьями велосипед себе собирала.

— Велосипед?

— Ну да, я сама придумала, как его сделать, чтобы девушкам удобно было в платье кататься. Получилась этакая трёхколёсная симпатяжка с моторчиком и креслицем, где заодно и ноги можно перед собой поставить.

— Это как вас угораздило такое чудо выдумать? — вытаращила глаза Ангелина, ожидавшая чего угодно, только не велосипеда с моторчиком в виде увлечения для девушек.

— Братья себе мотоциклы задумали делать, а девушке с ними одна морока. Захочешь прокатиться, и беги, переодевайся в костюм для верховой езды. Я, пока с ними в мастерской была, чего только не передумала, пока у меня то что нужно не получилось. Зато потом всё лето куда хотела, туда и ездила. Сама. И собачку свою приучила в передней корзине сидеть. Подушечку ей положишь, и она сама просится покататься, да ещё и встречный ветер облизывает. У неё это так мило получается…

— А сейчас вы чем заняты?

— Пытаюсь стать журналисткой, но уже понимаю, что мне образования не хватает. Я торгово-техническое училище закончила, а не университет.

— Это что за училище? Первый раз слышу, — нахмурилась Рюмина, — Вроде не так давно списки имперских учебных заведений просматривала, а такого не помню.

— Оно у нас коммерческое. Крупные промышленники и руководители заводов его учредили, чтобы своих детей обучать. Последнее время беда как модно стало посторонним в промышленность играться. Иной банкир нахапает денег полные карманы, и начинает заводы скупать, а сам блюминг от слябинга отличить не может.

Судя по округлившимся глазам девушек, не одни только банкиры думали, что блюминг скорее всего имеет отношение к десертам французской кухни.

— Эм-м, ну ладно. Что мы всё о грустном. Так-то мы собирались о свадебных платьях поговорить, — прервала Алёна затянувшееся молчание, — Фасоны мы обе себе выбрали, но по телефону их не обсудишь. Надо эскизы смотреть, а заодно и прикинуть, как можно так сделать, чтобы нам обеим себя подать поинтереснее, дополняя друг друга. А то может статься, что по отдельности мы хорошо будем смотреться, а вместе из рук вон плохо. Для начала те же цвета хотя бы должны сочетаться. Белый отпадает сразу. Слишком банально и очень уж по-мещански.

Следующие два часа у девушек прошли в рассматривании картинок, каталогов и образцов тканей. Обсуждалось всё и сразу. Решение уже было где-то рядом, но идиллию нарушила Второва.

— Девочки, а Олег вас любит?

— Да, — тут же откликнулась Алёна.

— Да, — на миг позже отозвалась Дарья.

— И парень он смелый… Не зря же его орденами наградили. Возможно я ошибаюсь, но вы точно знаете, во что он будет одет?

— Господи, да он всегда был небрежен в одежде. Нацепит какой-нибудь чёрный фрак, белую рубашку с бабочкой, и сочтёт, что этого достаточно, — отмахнулась Вадбольская, теребя в руках образец голландских кружев.

— Я, конечно же, его знаю хуже, чем любая из вас, но я бы не была так уверена в чёрном фраке, — продолжала настаивать Светлана, — Пусть я совсем немного с вашим женихом пообщалась, прежде, чем он деликатно сплавил меня одному унылому подполковнику, но я успела заметить, что он на моего отца чем-то похож, а батюшка у меня малиновый пиджак себе на свадьбу пошил. От него тоже никто ничего подобного не ожидал. Мама до сих пор его пилит под настроение.

— Точно! — подскочила на стуле Ангелина Лопухина и заторопилась, не давая себя перебить, — Бабушке кто-то из подруг звонил. Говорили, что его тётка разыскивает лучшего портного в столице.

— Упс-с… — отодвинула от себя каталоги Алёна, выпрямляясь на стуле, и повернувшись к хозяйке, протянула просительно и требовательно, — Ангелина-а… Ангелинушка-а-а…

— Да бегу я уже, бегу… Сейчас же всё у бабушки выспрошу, и пусть она подруг своих обзванивает. Да не переживайте вы. Никуда ваш жених от нас не денется. Всё через час-другой узнаем. С бабушкиными-то связями всегда можно узнать всё, что захочешь.

* * *

— Недаром мне профессор Фёдоров когда-то сказал, что нашего боярина всерьёз увлекает только то, что летать умеет, — с досадой высказал своё мнение Густавсон, разглядывая чертежи, доставшиеся от предков, и их копии, исчёрканные Бережковым.

— Как по мне, так проект шикарный. Предки на совесть потрудились, и он не только проработан детально для многих разноплановых задач, но даже и ниггерами опробован. Африканцы ничего умнее не придумали, как своровать готовый советский проект Т-720, причём, отметились сразу две африканские страны, — заметил Усольцев. В отличии от Рудольфа Генриховича он начал знакомство с проектом не с чертежей, а с исторической справки, и сейчас увлечённо шуршал пожелтевшими фотографиями, пытаясь найти хоть какое-то отличие между самолётами AHRLAC у ЮАР и MISTY у Папуа.

— Раз уж у папуасов получилось его создать, то нам и подавно грешно жаловаться на трудности. Теперь вся проблема только в жаропрочных сплавах, и сдаётся мне, я только один завод знаю, где нам могут помочь, — проворчал Густавсон, поднимаясь из-за стола и глядя на фотографии, веером разложенные перед Усольцевым.

— Второвская "Электросталь"?

— Она самая. Вот только как с ними договориться, ума не приложу.

— Надо Олега подключать. Похоже, он где-то с дочкой Второва успел познакомиться, — наморщил лоб техномаг.

— С чего ты это решил?

— Так вон же газеты у него на столе лежат. И одна из подчёркнутых статеек там как раз Второвой написана. Если это не однофамилица, то может и получится через неё на самого заводчика выйти.

— Хм, а чем наш боярин сейчас занимается? — разворошил Густавсон ворох газет, пытаясь найти нужную статью.

— По-моему он сразу после тренировки с Шепелевым к Чашам умчался. Так что мы его теперь только ближе к вечеру увидим.

— Чёрт знает что! — в сердцах воскликнул Рудольф Генрихович, — Мы тут вопросы стратегической важности решаем, а он непонятно чем занимается.

— Где бы мы были, с этими вопросами, если бы Олег Игоревич в прошлый раз посёлок не защитил, — мягко напомнил Усольцев о весьма существенном факте.

— Ну да, это он умеет, — нехотя признал Густавсон, остывая, — Но уж на Второва ему придётся время найти. Архиважен этот вопросец, и профукать его мы не имеем права.


Вечером того же дня я имел счастье отбиваться от совместной атаки моих компаньонов. Выпытали про Светлану Второву и насели вдвоём. Металлы им подавай! И не простые… Что ни сплав, то раритет.

У меня и так в планах было познакомиться со Второвым, отчего я и Алёну попросил к той журналистке присмотреться, но пока не ко времени это знакомство. Ох, не ко времени.

Ежедневные тренировки с Шепелевым только-только начали давать первый результат, и работа с Чашами у меня серьёзно продвинулась в лучшую сторону. По крайней мере пропало ощущение щекотки и пощипывания, которое меня раньше сильно беспокоило. После некоторых размышлений я пришёл к тому, что мои энергоканалы понемногу стали адаптироваться под более высокое напряжение магии. Выражаясь языком электриков, у меня словно изоляция на энергоканалах наросла, и их стало гораздо слабее пробивать магическим током. За неимением иной, более правдоподобной версии, я решил принять такое объяснение за данность.

Почти час у меня ушёл на поиски Второвой. Собственно, вариантов было немного. Телефон редакции и Алёна. В редакции журналистки не оказалось, а с Алёной мы полчаса проболтали, прежде чем я вспомнил, по какому поводу звоню. В конце концов мы наговорились, а там и телефончик Второвой оказался у меня в записной книжке.


— Светлана Николаевна? Это вас князь Бережков беспокоит, если помните такого, — представился я, после того, как сквозь треск связи и гудки, пробился молодой звонкий голос с извечным "Алло".

— Князя не помню, а вот одного молодого и симпатичного графа я ещё не забыла. Да и сами подумайте, как можно забыть человека, который однажды на целый вечер спровадил молодую девушку в компанию к скучному подполковнику?

— Хм, но статью в свою газету вы про него всё-таки написали.

— Только это вас и оправдывает, Ваше Сиятельство.

— Светлана Николаевна, а может обойдёмся без трескучих титулов. Поверьте, и так в ушах звенит, а тут вы ещё.

— Тогда уж и вы меня без отчества именуйте, а то я начинаю чувствовать себя старухой. Бр-р-р, как неприятно.

— Договорились. Света, я вообще-то по делу решился вас побеспокоить.

— Ну, конечно же. Для чего же ещё интересный молодой человек может позвонить в меру симпатичной девушке.

— Очень даже симпатичной девушке, — мягко поправил я журналистку, раз уж она сама напрашивается на комплимент, — Но дело у меня серьёзное. Мне с вашим отцом нужно встретиться. Не поможете?

— Денег просить станете, или инвестиционный проект желаете предложить? — послышался в голосе девушки откровенный сарказм.

— Ни то, ни другое, — открестился я, услышав на другом конце линии еле различимый вздох облегчения, — Мне сплавы особые нужны. Жаропрочные. Для авиации, и не только. Взамен могу ему предложить уникальную технологию.

— А мне?

— Что вам? — не понял я вопроса.

— Мне что предложите? За помощь.

— А что бы вы хотели? — улыбнулся я, ожидая услышать что-то забавное.

— Сначала честный ответ на один вопрос.

— Хм, ну давайте попробуем, — уже менее уверенно проговорил я в трубку.

— Вы на свадьбе будете в чёрном?

— Нет, — замотал я головой, словно девушка могла меня видеть.

— Плюс пять торгово-техническому училищу, — чуть слышно прошелестела трубка, видимо отодвинутая далеко в сторону.

— Что вы сказали?

— Это не вам. Значит, так. Мне нужна цветная фотография вашего свадебного костюма. Как только она будет готова, звоните. Я тогда с отцом начну договариваться. Учтите, это непременное условие и оно не обсуждается, — выпалила Второва в трубку, и едва заметно хихикнула в конце.

— Вообще-то фотография у меня есть. Правда, не совсем костюма, а меня в костюме. Если не секрет, зачем она вам?

— Ну, не над кроватью же повесить. Невестам вашим покажу.

— Хм, понимаете, Светлана, я как бы сюрприз хочу им сделать, и показ свадебного костюма раньше времени в мои планы не входит. Совершенно не входит, — постарался я говорить максимально убедительно.

— Олег, сюрпризы на свадьбе положено невестам делать, а никак не женихам. А вы своими тайнами и секретами можете запросто испортить им праздник. Про сочетание стиля и цвета я говорить не стану, меня предупредили, что в этом вы не разбираетесь. Вам подсказать, как долго вам будут напоминать ваши жёны про испорченную свадьбу из-за чьего-то глупого желания сделать им сюрприз?

— Всю жизнь, — уныло озвучил я самую ожидаемую перспективу.

— И даже дольше, — оптимистично отозвалась собеседница, — Так что с вас фотография, и вы мне ещё должны останетесь за спасённую счастливую семейную жизнь. Ну, это уже мелочи. Тортиком рассчитаетесь, с которым завтра к обеду явитесь. Считайте, что я вас пригласила. Обедаем мы обычно в час пополудни, так что не опаздывайте.


— Ну, что? Договорились? Увидитесь с Второвым? — перебивая друг друга встретили меня компаньоны, стоило мне вернуться к ним в комнату.

— Да. Но знали бы вы, чего мне это стоило… — устало плюхнулся я в кресло.

Переглянувшись, Густавсон с Усольцевым сдвинули со стола развёрнутые было чертежи, и вытащили из тумбы стола припрятанные там стопки и начатую бутылку шустовского, сопроводив это блюдцем с порезанным, и уже слегка подсохшим лимоном.

* * *

Город Электросталь находится километрах в пятидесяти восточнее столицы. Когда к нему подлетаешь, то издалека можно увидеть огромные трубы, испускающие длинные хвосты белого дыма. Промзона при городе просто огромна. Прямоугольники производственных зданий очерчены железнодорожными путями, словно оправой.

Жилая часть города тоже найдёт, чем удивить. В первую очередь — абсолютно прямыми, необычайно широкими улицами и нарочито прямоугольной планировкой кварталов.


— Здравствуйте, Олег Игоревич. Фотографию не забыли? — Светлана Второва легко сбежала по лестнице, дожидаясь, пока я передам в руки прислуги верхнюю одежду.

— Далась вам эта фотография, — проворчал я, запутавшись в застёжках куртки, — Привёз, конечно же. И торт, и фотографию.

Торт забрала горничная, а конверт с фотографией у меня проворно выхватила из рук Светлана.

— Вы знаете, Олег Игоревич, а ведь я вас обманула… — произнесла она, отойдя к окну и рассматривая фото при уличном свете.

Я чуть поморщился. Потерять полдня на полёты, и вернуться не солоно хлебавши. Слишком непозволительная роскошь для меня так временем теперь разбрасываться.

— Помните, я обмолвилась, что не стану вашу фотографию над кроватью вешать. Теперь точно повешу. Вы така-а-я душка! Просто мачо — мачо. Гораздо лучше выглядите, чем на всех других снимках, из журналов. Ой, — вдруг пискнула Светлана, видимо сообразив, что сказала что-то лишнее, и прижав фотографию к лицу, умчалась вверх по лестнице.

— В зал проходите, там уже накрыто, — раздался пару секунд спустя её голос откуда-то сверху.


— Ага, а вот и наш гость пожаловал, — услышал я приятный баритон хозяина дома, мужчины чеховской наружности в длинном расстегнутом сюртуке, жилетке и в выбивающимся из образа необычном белом галстуке изрядной ширины.

— А Его Сиятельство изрядно молод, — оглядел меня ещё один мужчина, отличающийся необыкновенно пышной бородой, расходящейся надвое.

— Владимир Ефимович Грум-Гржимайло, профессор. Князь Олег Игоревич Бережков, — на правах хозяина представил нас друг другу Второв, справедливо полагая, что сам он достаточно известен и без представлений, — Так что, господа, по аперитивчику, для аппетита, и к столу пройдём. Ваше Сиятельство одинарный предпочитает, или комбинированный? — старательно скрывая усмешку поинтересовался Второв.

— Моё Сиятельство предпочитает общаться без титулов, а выбор аперитива на ваше усмотрение. Я непритязателен к еде и напиткам, — спокойно ответил я, заслужив одобрительный взгляд профессора и еле слышное хмыканье от Второва.

— И чем же привлёк аж целого князя обычный сталепромышленник? — поинтересовался Николай Александрович, когда мы, отошли к небольшому столу, сделанному из толстого полированного стекла и ознакомились с выбором напитков.

— Бехеровка, — определил я, попробовав на вкус приглянувшуюся стопочку, — Жаль, лимона с солью нет. Впрочем, она и так хороша, тем более в нынешние морозы. А вам полноте, Николай Александрович. Не дело прибедняться, когда вы лучшую в стране сталь варите. Я, на вас ориентируясь, шарикоподшипники делать собрался, кольца для двигателей, а теперь и для нашей авиации особые сплавы потребуются. Где же их взять, кроме, как у вас?

— И какие же шарикоподшипники у нас нынче князья делают? — пригладил бороду Владимир Ефимович.

— Хорошие, профессор, очень хорошие, — покивал я головой, роясь в кармане, — Серьёзному станочному мастеру я их показывал, так он в восторге был.

Наконец-то потерянный подшипник нашёлся, запрятавшись было под связкой тяжёлых ключей, и я, надев его на палец, привычно наподдал по нему ногтём. Нравится мне медитировать под бег крутящейся стали. Мои подшипники умеют долго крутиться, в чём и убедились собеседники, по очереди повертевшие забавный кругляш.

— А как вдруг не получится у меня ваши потребности в стали покрыть, что тогда делать станете? — отдав какое-то распоряжение слуге, вернулся к нам отошедший было Второв.

— У других придётся искать, а то и самому плавку осваивать, — пожал я плечами, и обернувшись на шум, заметил, что нам несут лимоны. Не пропустил значит заводчик моё пожелание мимо ушей. Озаботился лимонами.

— Видали, Владимир Ефимович, как у молодёжи всё просто, — заулыбался заводчик во весь рот, демонстрируя отлично сохранившиеся крупные зубы, — Мы с тобой, два дурака, всю жизнь на плавки положили, и то считаем, что и половины не знаем того, что знать бы хотелось. А тут, оказывается, дело-то не хитрое. Пришла нужда, ты раз-два, и сварил сталь, какую требуется. Так что ли, князь?

— Примерно так, — согласился я по привычке, — Только времени постоянно не хватает ни на что. А стали, её ведь много понадобится и разной. Не разорваться же мне. Опять же в химический состав вникать придётся. А сами плавки — дело плёвое. Раз уж вы действительно многого не знаете, то кое-что могу вам показать. Только мне кусок металла потребуется приличный. Скажем, с хорошую кувалду размером, а то и побольше.

— Простите, зачем? — собеседники и так слушали меня со всё возрастающим удивлением, а последняя просьба так и вовсе привела их в откровенное недоумение.

— Вы же плавку хотели увидеть? Или я ошибся, и вы не пытались мне недоверие выразить? — холодно спросил я у Второва.

Натренировался. После разговора с Антоном о предуготованной нам роли злодеев, полвечера просидел, строя перед зеркалом грозные хари. Раз уж нам с ним выпало имперскими страшилами стать, то и типаж должен соответствовать, и морда лица должна в запасе иметься, подходящая случаю и образу. Вот и осваиваю новый вид лицедейства на практике.

— Плавить здесь собираетесь? — Второв попытался то ли съязвить, то ли перевести всё в шутку. Как бы то ни было, но ирония не получилась. Слишком уж растерянно у него прозвучал голос. Никак не ожидал он столь резкой перемены в разговоре.

— Могу и здесь, но лучше всё-таки на улице. Допустим, вон там, за окном, что у вас? — показал я пальцем на заснеженное возвышение, находящееся шагах в десяти от дома.

— Клумба.

— Пойдёт. Пусть туда железяку какую-нибудь притащат и на столбик поставят, тот, что в центре находится. И не пострадает ничего, и нам удобно смотреть будет, — я развернулся и отошёл к столу с напитками. Бехеровку у Второва небольшими стопками наливают, граммов по тридцать, так что можно и повторить, под принесённые лимоны.

Пить пришлось в одиночку, разглядывая в окно зимний пейзаж. Профессор с заводчиком ушли к дверям и там вполголоса давали какие-то распоряжения прислуге. Вскоре я услышал, как громко хлопнула входная дверь, а там и двое мужиков появились у клумбы. Потоптавшись, они пробили подобие тропинки и водрузили на столб явно тяжёлую железяку. Приглядевшись, я опознал наковальню. Здоровенную. Пуда на полтора-два, не меньше. Похоже, Второв на досуге прямо у себя дома кузнечным делом балуется.

— Эх, раззудись плечо, размахнись рука, — произнёс я вполголоса пришедшие на ум слова старинной песни, и принялся за работу.

Изначально я не собирался делать ничего сложного. Так, изобразить кокон, да выплавить какую-нибудь лепёшку из того металла, что принесут. Опыт есть. Я даже Дарье как-то раз метательные ножи случайно расплавил. Но при разглядывании клумбы родилась мысль. Толку от лепёшки выйдет не много, а вид из окна никуда не денешь. Опять же металла вдосталь.

Пока металл плавился, повиснув над клумбой ярким огненным шаром, я прикидывал, как и что буду делать. В какой-то момент поймал себя на том, что пытаюсь пальцами изобразить лепку из пластилина. Попробовал привязать магию к жесту. Со скрипом, но дело пошло. Сначала мне удалось ущипнуть край шара, а потом и полосы прихватывать научился. Жутко неудобно, правда, но особо выбирать не приходится. Сколько там лепестков у тюльпана? Вот хоть убейте, не помню. Впрочем, какая разница. У меня будет четыре. Этакий лаконичный тюльпан. Четыре остроугольных лепестка и шишечка в средине. Хм, вроде похоже. Теперь ножку чуть вытянем…

Я досадливо отмахнулся от дыма, мешающего работать. На редкость вонючие сигары у Второва, да и папиросы у Грум-Гржимайло немногим лучше.

— Папа, почему ты куришь в обеденном зале? — услышал я голос Светланы.

Заводчик закашлялся, и начал быстро тушить сигару, тыча ей в недоеденные мной лимоны. Что сделал профессор с папиросой я не видел, так как у меня как раз шёл ответственный момент вытягивания ножки, что оказалось непростым делом.

— Чем вы вообще тут занимаетесь? — никак не хотела успокаиваться Второва.

— Цветы выращиваем, — ответил я, поскольку заводчик всё ещё кашлял, а Грум-Гржимайло куда-то ретировался и благоразумно затих.

— Какие ещё цветы?

— Стальные. Какие и должны расти у Стального Короля Империи, — твёрдо и весомо ответил я, довольный оконченной работой. Цветок был сформирован. Осталось подержать его до остывания, и затем воткнуть в середину клумбы.

— Ой, что это? — выглянула Светлана из-за моего плеча, увидев парящую в воздухе стальную икебану.

Посмотреть было на что. В центре металл остыл до темно-вишнёвого цвета, а на более тонких лепестках появились цвета побежалости, изрядно оживив стальное изделие.

— Я думаю, тюльпан. Не похож? — испытал я то чувство неуверенности, которое хорошо знакомо любой творческой личности, впервые выставляющей своё творение на суд общественности.

— Похож, ещё как похож! — чересчур горячо заверила меня девушка, ухватив за локоть.

— Тогда принимайте его в подарок.

— Так это мне…

— Для вашего отца у меня совсем другой подарок припасён, да и сами подумайте, ну не цветок же мне ему дарить.


Подарок Второву я достал, когда с цветком было закончено и он занял своё место на клумбе.

— Чтобы показать суть моего подарка, мне потребуется свеча, — сказал я, вынимая из кармана футляр, в котором обычно носят ручки.

Металлический цилиндр, чуть большей толщины, чем ручка, с одной стороны был закрыт стеклом, а с другой тонкой сеткой золотистого цвета. После того, как на столе появился подсвечник, я зажёг одну из свечей и поместил сеточку в пламя.

— Сейчас мы нагреваем теплообменник. Не мне вам рассказывать, сколько избыточного тепла расходуется в каждом сталеплавильном цехе. Представьте любой из этих источников на месте свечи. Тепло, которое просто улетает в воздух, мы научились превращать в магию, — я щёлкнул выключателем и на другом конце цилиндра загорелся Светлячок.

— Освещать цеха? — разочарованно протянул Второв.

— Не только. Продувка печей воздухом, прессы, прокатные станы — всё может работать на магии и совершенно на иных принципах, чем сейчас.

— Этого не может быть, — закрутился на стуле профессор, подыскивая аргументы для возражения.

— Что именно не может быть? Уточните. То, что вы видите за окном, или то, что у меня в руках? Во что вы не готовы поверить?

— Тот же прокатный стан…

— Простите, а чем же я по вашему формировал металл для цветка?

— Ну, ладно, но вы же маг.

— Нажмите вот эту кнопочку на фонарике, и он загорится. Точно так же сработает и любое другое техномагическое устройство, если к нему будет приложено необходимое количество Силы. Той самой Силы, которую можно получить от жара печей и от остывающей стали.

* * *

Вечер того же дня. Дом Второвых.


— Надо же, какой замечательный цветок он тебе подарил! — заводчик уже долгое время стоял у окна, разглядывая украшение на клумбе, и каждый раз замечал всё новые оттенки металла, появляющиеся в отражениях от зажигаемых в доме огней.

— А тебе фонарик, — напомнила Света, чтобы сбить отца с мысли. Не так уж трудно догадаться, куда приведут его рассуждения, если он опять примется искать ей жениха.

— О-о, это не фонарик. Это целый прожектор. Ты даже представить себе не можешь, в какие дали он светит. Раньше я всегда знал, что буду делать в ближайшие год-два, чтобы производство на заводах улучшить, а сегодня я потерялся. Боюсь так далеко заглядывать.

— Выходит, не зря я тебя с князем познакомила?

— Ты умница у меня. Он очень интересный человек… А ты помнишь, как он меня назвал? Стальной Король Империи… Нет, ну надо же! Такой молодой, а какое глубокое понимание жизни…

Примечания

1

Для офицеров, награжденных орденом св. Георгия порядок награждения орденами был несколько иной:

2. Орден св. Анны 3-й степени.

3. Орден св. Станислава 2-й степени.

4. Орден св. Анны 2-й степени.

5. Орден св. Владимира 4-й степени.

6. Орден св. Владимира 3-й степени.

7. Орден св. Станислава 1-й степени.

8. Орден св. Анны 1-й степени.

9. Орден св. Владимира 2-й степени.

10. Орден Белого Орла.

11. Орден св. Александра Невского.

12. Орден Александра Невского с бриллиантами.

Такое изменение иерархии награждения было возможно, если молодой офицер, еще не выслуживший орден св. Станислава третьей степени за боевые подвиги был награжден св. Георгием. В этом случае его в обычном порядке представляли сразу к третьей степени Анны, минуя Станислава третьей степени.

(обратно)

2

Стишок авторский. Строго не судить. Автор ни разу не поэт.

(обратно)

3

Плёночный Термомагический Преобразователь

(обратно)

4

Посмотреть фото можно здесь: https://www.sv-centre.ru/shop/bgs51078-07-16/

(обратно)

5

А. С. Пушкин. Сказка о царе Салтане.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 43
  • Глава 44
  • Глава 45
  • Глава 46
  • Глава 47
  • *** Примечания ***