КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Чеченец. Ключ от ада и рая (СИ) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Пролог ==========

2002 год.

Влада учила уроки в детской, а родители ругались на кухне. Девушке было только шестнадцать лет, но уже в этом возрасте она была настоящей красавицей. Одни только густые локоны, спадающие ниже талии, чего стоили. За Граниной вовсю бегали мальчики, но она ни с кем не сближалась. За это к ней в классе прочно прицепились прозвища «Зазнайка» и «Гордячка». Девочки тоже не особо любили Владу. Она не понимала, почему с ней почти никто не дружит, и было очень обидно. Но, на самом деле, одноклассницы банально ревновали. В первых классах за то, что отец Влады работал заместителем директора на одном из заводов города. Когда многие не получали зарплату, семья Граниных жила припеваючи. Потом её стали ненавидеть за симпатичное личико, на которое с обожанием смотрели все мальчики класса. Жизнь и без того была не сахарная, а ещё родители постоянно ссорились.

Шум на кухне стал сильнее.

— Я не дам тебе развод! У нас дети! Как же Влада?! А Антоша?! Ему только четыре года исполнилось! — крикнула в отчаянии Галина.

— Антоша?! А ты сначала скажи, Галя, с кем ты мне его нагуляла?! Кто его отец! — рявкнул Андрей.

— О чём ты, Андрюша?! Он твой! — с недоумением спросила Галина.

— О чём?! Дурака из меня не делай! Помнишь, в детском саду делали анализ крови на группу? Сегодня я получил его свидетельство о рождении, в котором проставлена печать. У Антона четвёртая отрицательная группа крови. У тебя вторая, а у меня третья. У Влады тоже вторая. В моём роду ни у кого не было такой редкой крови. Это не мой сын. А может и Влада не моя дочь, а?

— Не может этого быть, я тебе не изменяла, Андрей, — заплакала Галина.

— Теперь не уверен. Помнится, ты дружила со мной и с Генкой Жуковским. Гена тоже в любви тебе признавался. Но ты вдруг заявила, что беременна от меня. Я как порядочный человек женился на тебе. Не любил, но женился. Потом, когда я по-настоящему нашёл свою любовь и хотел уйти, ты спешно забеременела. Я остался ради сына. А сынок оказался ублюдком, которого я воспитываю. Значит так, Алла беременна, и я ухожу к ней. Нашу двушку разменяем. Тебе однокомнатная квартира, мне деньги. Добавлю и куплю для нас с Аллой квартиру. Она с родителями живёт. Ну, и тебе алименты заплачу, на год вперёд. Я всё сказал! — с раздражением произнёс Андрей.

Влада невольно всё это слышала, и по щекам потекли слёзы. Она никогда не понимала свою красивую маму, которая унижалась перед отцом. Она готова была быть тряпочкой под его ногами, об которую он вытрет ботинки, лишь бы не бросил. Хотя отец, в свои тридцать восемь лет, оставался всё тем же мужчиной с брутальной внешностью. Ни одного седого волоса и ни одной морщины. Влада подумала, что мама его сильно любит. А вот отец всегда имел любовниц и унижал маму как мог.

Девушка вышла в коридор, чтобы пойти в уборную и застала такую картину: отец собрался уходить, а мама цеплялась за его колени, валяясь в ногах.

— Андрюша, не бросай меня, — женщина мочила слезами брюки мужа.

Влада подошла к ним, затем стала поднимать несчастную мать.

— Вставай, ма, нечего перед этим придурком унижаться.

— Как ты меня назвала?! — взвился отец и отвесил ей пощёчину.

— А что, не имела права?! Ты же нас с братом ублюдками обозвал, имею право! А теперь вали из дома к своей Аллочке!

Андрей отпихнул жену ботинком, а потом вышел из дома, хлопнув дверью.

Дальше события развивались, как в плохой сказке. Отец поселился у друга, а мать запила с горя. Владе пришлось самой водить брата в детский сад и забирать. Умолять начальницу на маминой работе, чтобы дали отпуск на месяц. Взвалить на хрупкие плечи всю работу по дому. Через два месяца родителей развели. А ещё через месяц их выпихнули в крошечную квартиру, общей площадью двадцать два квадратных метра. Самое поганое, что на сторону отца встали даже дедушка и бабушка, никогда не любившие сноху. Галя была деревенской девчонкой, которую воспитала бабушка после гибели родителей. Гранины считали себя городской элитой и были против свадьбы сына.

— Вот, а я говорила, что Галька тебе чужих детей подсунула. Антон совсем на тебя не похож. Такое впечатление, что она его с «чуркой» нагуляла, — сказала однажды бабушка, когда пришла вместе с отцом вещи его забирать.

Владе тогда было так обидно, даже её не постеснялись. Она обняла Антона и прошептала: «Ты мой брат, самый хороший мальчик на свете».

2004 год.

Влада шла по улице, держась за руку с симпатичным парнем. У него были голубые глаза и светло-русые волосы. Среднего роста, стройный и с беспечным выражением лица, Максим производил впечатление прожигателя жизни. Его родители были менеджерами высшего звена, поэтому он мог позволить себе сводить девушку в кафе. Они зашли в уютное заведение в центре города под названием «Лель». Это было кафе-мороженое, которое девушка обожала. Заказав любимой шоколадное мороженое, а себе пломбир, Максим усадил её за столик у окна.

— Влад, может быть, останешься сегодня ночевать у меня? Родители на дачу уехали. Что мы с тобой, как школьники полгода встречаемся, — Максим взял её руку в свою и погладил.

— А я и есть школьница. Забыл? — хмыкнула она.

— Брось, в этом месяце будет восемнадцать. К тому же последний экзамен через три дня. Ещё немного и прощай школа. Мне уже двадцать лет, Влад. Мне женщина нужна, а не подруга, — улыбнулся он.

— Я уже говорила, Макс, секс будет только после свадьбы. Если тебя такое не устраивает, ищи другую, — буркнула она.

-Устраивает, устраивает, — затараторил он.

Парень подумал, что как бы ни был в неё влюблен, а жениться ради секса он не намерен. «Нафига мне жениться в двадцать лет, я ещё на сумасшедшего не похож. Но без секса совсем кисло. Нужно как-то её уломать. Заниматься любовью в первую брачную ночь средневековье какое-то».

Принесли мороженое, и девушка стала его есть, смотря в окно. По улице ехали машины, обгоняя друг друга. «Улица Свободы, а вот я, к сожалению, не свободна. Прикована к дому больной матерью и шестилетним братом. Максим всё время говорит, что я мало провожу с ним времени, а что я могу. Да и на сексе настаивает. Я понимаю, он уже взрослый. Я тоже не малолетка, но всё же. Не хочу, чтобы мой муж потом обвинил меня, что я гуляла до него, и ребёнок нагулянный. Нет, ни за что не повторю судьбу матери. Замуж выйду только девственницей. И потом, иногда мне кажется, что я Максима не люблю. А порой безумно скучаю без него. Как понять саму себя?»

Галина действительно заболела. Её так подкосил уход мужа, что она была в двухмесячном запое. Потом взяла себя в руки, но, как оказалось, на нервной почве вылезла куча болезней. Через год обнаружили стремительный рак печени, который было поздно оперировать. Галина была на инвалидной пенсии и медленно угасала, практически не вставая с постели вот уже шесть месяцев. Владе пришлось ухаживать за ней. Отец помогал только тем, что платил алименты. Бабушка и дедушка вообще забыли о них.

— Влада, опять в облаках летаешь? — услышала она голос парня.

— Домой мне пора. Нужно Антона из садика забрать, и маму ужином накормить, — грустным голосом сказала она.

— Тогда поехали, — парень встал из-за стола.

Влада зашла домой и окунулась в запах лекарств. Этот запах, казалось, даже в кожу её въелся, и теперь будет не отмыть. Велев брату раздеваться, девушка скинула туфли и ринулась в комнату.

— Мам, ты гречу на ужин будешь? Мам? Мама!

Женщина лежала на кровати, одна рука свесилась с неё плетью. Глаза были закрыты, а губы посинели. Приехавшая скорая помощь констатировала смерть и вызвала труповозку. Лена схватила мобильный телефон, а потом набрала отца.

Смерть бывшей жены Андрей воспринял с прохладцей, но заверил, что даст деньги на похороны.

— Сейчас привезу деньги, а дальше как-то сама, не маленькая. Мы с Аллой и сыном послезавтра в Турцию на отдых улетаем. Это дорогие путёвки, поэтому планы я менять не буду.

— Конечно, ему же надо баловать свою двадцатипятилетнюю жёнушку, а то сбежит к другому, — буркнула Влада, потом пошла открывать дверь.

Только маму увезли, как заявился отец. Он кинул на стол пачку денег и сморщился, оглядывая бедную обстановку комнаты.

— Кстати, завтра заеду в опеку. Напишу отказ от Антона. Я его воспитывать не собираюсь, — сказал он.

— Ты не можешь! Его в детдом заберут. Хотя бы формальное согласие напиши, а жить он будет здесь, — взмолилась Влада.

— А жить вы на что будете? Тебе ещё учиться надо, профессию получать. А этот и в детдоме не помрёт. А хочется, так ищи его настоящего папашу. Может он о нём позаботится, — фыркнул Андрей и пошёл на выход.

Вот так навалилось всё одним махом. Похороны, экзамен, о выпускном теперь и речи не было. В довершении ко всем бедам, в квартиру заявились сотрудницы из опеки. Две полноватые мадам среднего возраста. Обе в строгих костюмах и белых блузках. В руках у одной красная папка. Они представились, предъявив удостоверения, а потом прошлись по квартире.

— Ну, дома чисто. Мальчик ухоженный. Еды полно в холодильнике, — сказала одна из них.

— Это конечно плюс, Вероника Ивановна, но отец отказался от его воспитания. Влада Андреевна, может у вас ещё взрослые родственники есть? — произнесла Марина Владимировна, усаживаясь на диван.

— Бабушка и дедушка с папиной стороны, а больше нет. А я не взрослый родственник? Мне двадцать восьмого числа восемнадцать лет исполнится, между прочим. Всего две недели осталось. Я его в детдом не отдам, — решительно заявила Влада.

— Вам всего лишь восемнадцать. К тому же, нигде не работаете. Только школу окончили. Для воспитания ребёнка нужна материальная база. Одного желания мало, — парировала Вероника.

— Я устроюсь на работу, не забирайте, пожалуйста, — умоляющим голосом сказала Влада.

Антон, как будто понимая, что ему грозит, соскочил со стула. Он подошёл к сестре и, обняв её ноги, заплакал.

— Никуда не поеду. Хочу с сестрой остаться.

— Ну-ну, малыш, не плачь, — Марина погладила его по голове. — Бабушка и дедушка от него тоже отказались. Но, так и быть, даём тебе неделю на поиски работы. Принесёшь нам справку о своей будущей зарплате. Тогда начнём оформлять опеку на тебя. Через неделю не будет справки, придётся готовить документы на определение его в детский дом. Мы итак идём на нарушения, так что с работой поторопись, девочка.

— Огромное спасибо. Я сегодня же начну работу искать. Я устроюсь, правда, — улыбнулась девушка.

— Да, имей в виду, график работы должен быть подходящим. В твоём случае, строго пять рабочих дней по восемь часов.

Представители опеки ушли, а Влада собрала братишку и побежала с ним до ближайшего ларька, покупать газету с вакансиями.

Несколько дней девушка бегала по собеседованиям. Где-то не брали, узнавая причину. Где-то соглашались взять, но не могли сразу выдать справку о зарплате. К тому же, у всех этих уборщиц, дворников и нянечек, такая мизерная зарплата. Опеку это не устроит. Брали кондуктором на автобус. Оказалось, что у них неудобный график. В первую смену на работу выезжают ночью.

А куда она Антона денет? Единственная подруга, способная помочь, уезжала поступать в другой город. Влада уже отчаялась, когда в очередной газете увидела объявление. «Генеральный директор ООО «СИВ» объявляет конкурс на должность секретаря. Требования к соискателям: высокая грамотность, умение работать с офисной техникой. Исполнительность. Пунктуальность. Просьба курящих и пьющих не беспокоиться. Запись на собеседование по телефону…»

По русскому языку у Влады была пятёрка. На компьютере она умела работать. Надеялась, что с другой офисной техникой она разберётся на месте. Главное, что вверху объявления стояла сумма предполагаемой зарплаты. По нынешним деньгам шесть тысяч рублей — это много. Остаётся только уговорить директора взять её на работу. Влада набрала номер телефона фирмы и записалась на собеседование.

========== Глава 1 ==========

Равиль и сам не знал, зачем приехал именно в этот город, где, судя по справке, рожала Лена. Но постепенно он освоился тут и понял, что полюбил это место всей душой, со множеством старинных церквей и уютных улиц. Домик в одном из районов города он прикупил ещё до того, как лёг на пластическую операцию. Приехал сюда с паспортом на имя Вольского Равиля Михайловича. Потом, по справке от врачей, не составило труда сменить документ на новенький, с двуглавым орлом. Дело осталось за малым, поехать на свидание к другу и спросить, на кого в этом городе можно опереться. Так Равиль познакомился с Ваней Ржевским, по прозвищу Вано. Он был смотрящим одного из районов города. За небольшой процент, Вано помог Равилю продать бриллианты по выгодной цене. Равиль оставил себе несколько камней на память, а потом зарегистрировал ООО «СИВ». Перевод этой аббревиатуры знал только он, Садовская Ирина Валентиновна. Равиль открыл в городе несколько супермаркетов. Пару лет живя в старом доме, он занимался только тем, что расширял сферу деятельности. Через три года встал вопрос о собственной службе безопасности. К этому времени подошёл срок заключения Севы Дронова. Равиль предложил ему должность своего зама и начальника службы безопасности. В отличие от Олега Зозули, Дронов решил завязать с криминалом. Он переехал из столицы к другу.

И вот уже две тысячи четвёртый год. Было начало июня. Равиль сидел в своём кабинете и негодовал. Уже год он не мог найти себе подходящего секретаря. Когда только начинал дело, нанял женщину сорока трёх лет. Она была пухляшка ничем не примечательной внешности. Имела детей, которые учились в институте. Но Равиля всё устраивало. Лидия Васильевна была глубоко профессиональным человеком. Она в совершенстве знала русский язык. Умела составлять график работы и следить, чтобы он ничего не забыл. К сожалению, по семейным обстоятельствам ей пришлось уволиться. Тогда Сева предложил взять на эту должность молодую и красивую сотрудницу. Он мотивировал это тем, что сексуальная девица в приёмной повышает престиж предприятия. Вольский не мог понять, как сочетаются силиконовые титьки очередной тупорылой девахи и престиж.

Сейчас он считал, что сам сглупил, доверив отделу кадров нанимать ему секретаря. Первая девушка оказалась недалёкой двадцатитрехлетней красавицей. Равиль всегда оценивал своих работниц по нескольким критериям. У этой интеллект был на двойку, грамотность на единицу, зато внешность на все пять баллов. Вторая была чуть лучше, но вместо кофе варила бурду. Она постоянно красила ногти прямо за рабочим столом. Сломанный ноготок неимоверной длины расценивался как вселенская трагедия. Девушка могла целый день нервно рычать на посетителей из-за этого казуса. Равиль терпел два месяца, а потом не выдержал и уволил её. Следующие две молоденькие мадам, Таня и Валя, решили, что одинокий богатый предприниматель лакомый кусочек. Они открыто флиртовали с ним, надевали обтягивающие платья. Валентина даже умудрилась преподнести себя, как подарок на двадцать третье февраля. Она оделась в кружевное прозрачное платье и развалилась на его столе. Его стол был местом неприкосновенным. Он даже уборщице запрещал с него пыль стирать, всё делал сам. Валя написала заявление по собственному желанию в тот же день. И вот, последняя девушка, Наталья. Русоволосая девица с зелёными глазами и курносым носиком. Высокая, длинноногая красавица. Она умудрилась-таки залезть к нему в брюки. Через месяц Наташа заявила, что беременна, якобы презерватив порвался. Равиль не был дураком. Он потащил её к знакомому гинекологу. По дороге ей пришлось признаться, что снимок УЗИ она взяла у подруги, в надежде, что он женится. Равиль рассвирепел. И прервал с ней всякие отношения. Он сказал, что как только найдёт нового секретаря, она должна уволиться.

— Равиль Михайлович, к вам Всеволод Игоревич, — проскулила Наталья по селектору.

— Дура, сколько раз говорил, Всеволод Игоревич может зайти в любое время! — рыкнул он в ответ.

— Привет, дружище, ты всё рычишь? — Дронов вальяжной походкой зашёл в кабинет, — ты хоть в курсе, что сотрудники тебя монстром прозвали?

— Привет. Знаю, но мне плевать на это, — весело хмыкнул Равиль.

Сева плюхнулся в кресло напротив друга. Он был рад, что друг не забыл его, и теперь он, Всеволод Игоревич, уважаемый человек. Зарплата была приличная. Квартиру он прикупил не без помощи Равиля. Однокомнатную, но зато большую и светлую.

— Послушай, ты уверен, что хочешь сам проводить собеседование? — поинтересовался Дронов.

— Да, так будет намного быстрее и проще. На сегодняшний день записались двадцать человек. Я велел позвать их всех на одно время. В пятнадцать часов всех должны собрать в зале для совещаний и выдать тесты по русскому языку.

— Серьёзно подошёл к делу.

— Ты же знаешь, что благодаря маме, я знаю русский язык в совершенстве. Сразу, как найду подходящую девушку, Наташа уволится.

— Хах, и как ты мне предлагаешь работать. Новенькую ещё проверить надо, — возмутился Сева.

— Сев, по ходу пьесы проверишь. Самое главное, чтобы сегодня не было никакого визга. Будешь присутствовать на собеседовании, — строго сказал Равиль.

— Разумеется, куда же я денусь.

***

Влада нервничала, тщательно собираясь на собеседование. Нанесла самый минимум косметики, заплела волосы в косу. Но когда надела самое лучшее платье, подходящее для собеседования, то ужаснулась. Она и так была худенькая, но со стрессами последнего времени похудела ещё больше. Теперь платье на ней выглядело слегка мешковато. «Не надевать же мамины вещи? Сорок дней ещё не прошло». В последнее время, когда мама заболела, все деньги уходили на лекарства. Оставалось только заплатить за квартиру и купить продукты. Антошка носил одежду, которую отдавали сердобольные соседки после своих детей. Влада донашивала старое, иногда надевая мамины вещи, благо они были одной комплекции. Но девушка не жаловалась на судьбу, молча снося все её тяготы. Пришла пора выходить. Ведь ещё ехать на транспорте на другой конец города. Влада ещё раз посмотрелась в зеркало и, подхватив маленькую сумочку, вышла из квартиры.

Шестиэтажный бизнес-центр «Союз» располагался недалеко от центра города. Это было кирпичное здание, выкрашенное в светло-коричневый цвет разных оттенков. Рядом была небольшая стоянка для автомобилей. Влада заметила, что тут стоят весьма дорогие авто, и двинулась к дверям. На первом этаже был небольшой холл с местом для охраны отгороженным пластиком.

— Здравствуйте, девушка, вы к кому? — поинтересовался молодой мужчина в униформе.

Влада подошла к вертушке.

— Я на собеседование. Секретарём в ООО «СИВ», — сказала она, почему-то смущаясь.

— К Монстру, что ли? Ладно, проходи. Третий этаж, триста пятая комната.

Влада поднялась на лифте на третий этаж. Она недоумевала, почему охранник назвал владельца фирмы монстром.

Двери нужного кабинета оказались открыты. Влада увидела, что за длинным столом тихо сидят девушки, а у окна стоит высокий симпатичный мужчина. В комнате почти не было мебели, только стол и стулья.

— Так, вот и последний участник собеседования. Как зовут? — улыбнувшись, спросил мужчина.

— Здравствуйте, Гранина Влада Андреевна, — решительно заявила она.

«Интересно, почему его монстром назвали? Он очень даже ничего. И улыбка такая милая», — подумала девушка. Тем временем мужчина что-то написал в своей папке и посмотрел на неё.

— Проходите, присаживайтесь на свободный стул.

Влада подошла к столу. Она заметила, что все пришедшие девушки были не старше тридцати лет. Многие очень красивые и одеты в стильную одежду. «Да, против них я нищенка из трущоб, но мне во что бы то ни стало нужно получить эту работу. Брат не должен попасть в детский дом».

— Итак, сегодня вы собрались для собеседования. Первый этап - это тест по русскому языку. Каждый лист индивидуален. В нем двадцать заданий. На решение теста даётся двадцать пять минут.

Мужчина подошёл и раздал всем листы, напечатанные с обеих сторон. Там были задания на разные правила русского языка. Половина теста состояла из сложных предложений, в которых предлагалось расставить знаки препинания. Влада волновалась, но думала, что всё решила верно. Теперь осталось ждать, пока назначенное время истечёт.

Как только мужчина объявил, что время закончено, в кабинет зашёл ещё один человек. Это был красивый черноволосый мужчина в бежевом костюме и белой рубашке. У него были короткие волосы и длинноватая челка, свисающая на бок. На лице пятидневная щетина. Хотя Влада могла бы поклясться, что это не так, настолько ухоженной она выглядела. Мужчина был восточной внешности с карими, почти чёрными глазами. Она заглянула в эти омуты, и холодные мурашки лизнули лопатки.

— Здравствуйте. Меня зовут Вольский Равиль Михайлович. Я директор этой фирмы. Сейчас я пройду среди вас. Выберу тех, кто сразу мне не подходит, — в голосе мужчины звучала сталь.

Равиль пошёл позади стульев, глядя на противоположную сторону стола. Несколько девиц были очень молоды и смотрели на него масляными глазами. К тому же, на пальце не имелось колец. Хотя по опыту Равиль знал, что некоторых даже муж не останавливает.

— Ты, ты, ты, и ты, — можете быть свободны, — Вольский бесцеремонно ткнул в сторону соискательниц пальцем.

— Ничего себе?! А зачем я тогда этот дурацкий тест писала?! — взвизгнула одна блондинка.

— Девушка, если для вас русский язык дурацкий, можете устраиваться на работу в другой стране, — с раздражением бросил Равиль.

Девицы, цокая каблуками, удалились, а мужчина встал прямо за спиной Влады. Девушка поёжилась. Почему-то было неприятно от того, что он встал так близко.

— Остальные дамы, принесите мне тесты, — скомандовал он.

Влада видела как к нему, явно нервничая, засеменили девушки. Но директор сказал всем по очереди: «Вы не подходите», — бросая исписанные листы на стол. Потом он развернулся и начал обходить помещение, рассматривая других претенденток.

Встав между пустующих стульев, Равиль осмотрел девушек. Хотелось увидеть, как выглядит та, возле которой он принимал тесты. Она единственная из всех не пахла духами. Запах исходил от её чистых волос, еле уловимый, но всё же. Девушка пахла шоколадом. Тогда Равиль подумал, что она странная, не надушилась каким-нибудь «Chanel No. 5», для эффекта. Но взглянув на неё спереди, Вольский нахмурился. Девушка была очень симпатичная. Светло-карие глаза, аккуратный носик, красивая форма губ. Через плечо была перекинута густая тёмно-коричневая коса, которая убегала змейкой куда-то под стол. Ему вдруг захотелось расплести эту косу и посмотреть, насколько длинные её волосы. Даже рука непроизвольно дернулась, что являлось плохим признаком. Это значило, что девушка заинтересовала его как женщина. Но она выглядела так молодо, как будто, училась в старших классах. Равиль давно научился сдерживать своего монстра, сексуального в том числе. Поэтому он разозлился на такую свою реакцию.

— Сева, эту вон из моего офиса, сейчас же! — рявкнул он, показывая на Владу пальцем.

— Как это вон?! Так не честно?! Вы даже тест мой не посмотрели! — возмущённо сказала Влада, а в глазах появилась пелена слёз.

— Девочка, иди, продолжай учиться в школе, — буркнул мужчина.

— Я окончила школу в этом году, — заявила она, всхлипнув.

— Сева, выкинь, наконец, отсюда эту плаксу! — строго сказал он и отвернулся, потому что на самом деле, хотелось затащить её в свой кабинет и утешить.

Тот, кого назвали Севой, взял Владу за руку и вежливо выпроводил из кабинета. Назад охрана её не пустила. «Как же так? Он даже не выслушал, не поговорил. Что же делать теперь? Сегодня уже пятница. В понедельник нужно справку нести в опеку».

— Девушка, не стойте здесь, идите домой, — сочувственно произнёс охранник.

Влада вышла на улицу, но решила дождаться Вольского и уговорить его поговорить с ней.

С четырьмя девушками Равиль даже побеседовал и сказал, что им сообщат результат. Потом он глянул тесты тех, кого выгнал, не глядя на листы. Хохот разнёсся на всё помещение, отдаваясь эхом от стен. На сто процентов тест написала только эта пигалица. Сверху на листе стояла запись друга, «Гранина Влада Андреевна». «Хах, почти как Владлен. Надо же? Нет, хорошо, что я её выгнал. Никаких проблем не будет. До Наташи я вообще ни с одной из сотрудниц офиса не спал».

— Зря ты так с этой Граниной. Миленькая такая. Не размалёванная, не надушенная, как парфюмерная фабрика, — высказался Дронов.

— Ты тоже заметил, дружище? Но что я буду с ней делать? Она только школу закончила. Опыта работы ноль. Пусть учиться идёт. Училище, техникум, институт. Для молодёжи много дорог, — Равиль подошёл к окну.

— А ты себя в двадцать девять лет в старики записал?

— Через три неполных месяца тридцать будет. Ливень какой пошёл. Может домой поехать? Надоело всё. Хочу отдохнуть, — устало сказал Равиль.

— Так езжай, какие проблемы? И вообще, нужно бы охрану нанять.

— Лишние деньги тратить? Сева, захотят убить, никакая охрана не поможет. Это я тебе как профессионал говорю, хоть и давно этим не занимаюсь, — буркнул Равиль и пошёл к себе в кабинет.

========== Глава 2 ==========

Влада стояла на улице и с тоской смотрела на надвигающиеся тучи. Ничего не предвещало дождя, и она не взяла с собой зонтик. Вдруг налетел холодный ветер, и начался настоящий ливень. Как назло, над входом в здание не было козырька. Холодные капли быстро намочили платье, которое облепило тело со всех сторон. Влада решила, что лучше заболеет, чем уйдёт отсюда. Она видела, как следом за ней с недовольным лицом выскочили ещё две девушки. Через пару минут, ругаясь на все лады, в дверях появились ещё три претендентки на место секретаря. Оставшиеся четыре задержались. «Может он кого уже нанял? Не зря так долго беседовал с остальными. Но я всё равно с ним поговорю», — решительно подумала она.

И тут этот нежданный дождь. Влада замёрзла и дрожала всем телом, когда мужчина, не глядя в её сторону, прошёл мимо, с зонтом в руках.

— Господин Вольский, подождите! — в отчаянии крикнула она и ринулась к нему.

Равиль обернулся. Он увидел ту самую девушку, которую безжалостно выгнал с собеседования. Она и без того была маленькая ростом, а теперь казалась ещё меньше. Её длинная коса свисала до бёдер, а платье облепило соблазнительное тело с небольшой грудью.

— Господин Вольский, вы должны со мной поговорить, — заикаясь, заявила она.

Равиль видел, что девушка вся дрожит, и не только от холода, но настаивает на своем.

— Девочка, я никому ничего не должен, кроме себя самого, — фыркнул он и пошёл прочь.

От досады Влада была готова разреветься в голос.

— Сотрудники вас называют монстром, но я знаю, что вы не такой! — зачем-то крикнула она ему вслед.

Равиль удивился. «Откуда она успела узнать? Наверняка охранник на вертушке ляпнул. Уже не раз такое происходит. Уволил бы его, но, к сожалению, он не у меня работает».

— Сюда подойди! Встань под зонт! — резким голосом сказал он.

Влада увидела, как почернела радужка его глаз, слившись со зрачком. Ноги подкосились от страха, но она шагнула под большой чёрный купол зонта.

— Ну, говори, что хотела. Только коротко и ясно.

— Понимаете, мне очень нужна эта работа. Если вы не поможете, моего шестилетнего брата заберут в детдом, — всхлипнула она.

— А причём тут я, и твой брат? — усмехнулся Равиль.

— Вы уже кого-то взяли, да? Тогда не буду больше надоедать, извините.

Влада, как маленькая, утёрла слезы кулачком и, развернувшись, шагнула из-под зонта. Равиль вдруг вспомнил, что его сыну тоже могло быть сейчас шесть лет. Да и девчонку по какой-то причине не хотелось отпускать.

— Я не разрешал уходить! — гневно крикнул он.

Влада остановилась, но не в силах была повернуться и снова заглянуть в эти чёрные глаза.

— Я ещё никого не нанял. Пойдём в мою машину, я подвезу тебя домой, а по дороге поговорим.

«Он что, мне предлагает через постель эту должность получить?! Вот уж нет!», — Влада решительно направилась к остановке.

— Не трону я тебя! Просто ты вся продрогла. Я не намерен выплачивать больничный лист в первый день твоей работы, — Равиль догнал её и снова поделился зонтом, — обещаю, не обижу. Просто подвезу до дома.

Влада подумала: «Будь что будет. Ради Антошки я должна получить эту должность».

— Хорошо, где ваша машина? — дрожащим голосом выдавила она.

Равиль подвёл её к своему автомобилю, а затем открыл переднюю дверь. Это был белый “Volvo s60”, который он купил полтора года назад, вместо старой машины.

Влада с опаской забралась в салон автомобиля, потом пристегнулась ремнём безопасности. Мужчина сел за руль, и вдруг в его кармане зазвонил телефон.

Сева смотрел из окна своего кабинета, как Равиль разговаривает с этой Граниной. Потом девушка попыталась уйти, но друг зачем-то догнал её. Следом начались странные вещи. Он усадил её в свою “Volvo”. Сева тут же набрал номер друга.

— Ты что творишь, Равиль? Она ещё ребёнок, — возмутился Дронов.

— Во-первых, я не собираюсь её трогать. Во-вторых, раз она так настойчиво проситься ко мне на работу, значит не маленькая. Я позвоню, как только поговорю с ней, — буркнул Равиль и отключился.

«Как будто я тебя не знаю, дружище. Я же видел, что когда ты посмотрел на неё, ещё там, в кабинете, то в глазах мелькнуло: «Моё». Так в своё время было с Ксюхой и с Леной. Даже не так, в её случае всё намного хуже, иначе бы ты не выгнал её таким образом. Бедная девочка, если он вцепиться в тебя зубами, то даже я ничем не смогу тебе помочь. А если ты ещё и девственница окажешься, ему вообще «башню» ветром снесёт. Этот придурок помешан на этом», — с тревогой подумал Сева.

— Куда тебя везти? — Равиль плавно вырулил со стоянки.

— Я в Дзержинском районе живу. Мне в детский сад нужно, — тихо сказала она.

— Какое совпадение. Я тоже в этом районе живу, в частном секторе. Давай, рассказывай, что у тебя случилось.

Влада глубоко вздохнула и почувствовала, как включилась печка, согревая её.

— Мама умерла недавно. А отец с нами уже два года не живёт. У него другая семья и маленький сын. Мы ему не нужны. Папа написал в опеке отказ от Антошки. А я не хочу отдавать его в детский дом. Мне пошли на уступки. Если я принесу справку о том, что устроилась на работу и у меня будет такая-то зарплата, опеку оформят на меня. Двадцатого июня мне исполнится восемнадцать лет.

— А что бабушки и дедушки? Почему они о вас не позаботятся?

— С маминой стороны родни не осталось. Может и есть дальняя, только я о ней не знаю. А папины родители тоже от нас отказались.

«Вот же семейка. Настоящие твари. Каким бы я ни был монстром и даже убийцей в прошлом, но никогда бы не бросил собственных детей», — с раздражением подумал Равиль. Он выяснил у девушки, какой инспектор занимается их делом, а потом позвонил начальнику службы безопасности. Необходимо было указать, правду ли говорит девчонка.

Не успели они доехать до детского сада, как друг сообщил, что дозвонился до сотрудницы опеки и попечительства. Она всё подтвердила и объяснила, какая именно нужна справка.

— Всё подтвердилось. Только как ты работать будешь? С компьютером хоть знакома? — спросил Равиль, останавливаясь на очередном светофоре.

— У меня дома нет компьютера, но нас учили в школе. А насчёт другой офисной техники, я научусь. Я очень быстро всему обучаюсь, правда, — затараторила Влада.

— Ты думаешь, я своей сотруднице такие деньги плачу за то, чтобы она тупо на кнопки нажимала? Иногда приходится задерживаться на работе. Даже в субботу приезжать, если мне нужно. Куда ты тогда ребёнка денешь? — нахмурил брови Равиль.

— Ну, это… Я могу его с собой брать. Он тихий мальчик, порисует сидя в уголке. Вы его даже не заметите. Возьмите меня на работу, пожалуйста. Антону нельзя в детский дом, — потупилась она.

Равиль оценил, что девушка в свои юные годы так заботится о брате и стремится его защитить. «Это очень похвальное качество, девочка. Только кто тебя защитит от меня. Я пытался не наделать глупостей. Избавиться от твоего присутствия, но ты сама навязалась на мою голову». Равиль уже понял, что хочет девчонку. Вот так, неожиданно, он с первого взгляда запал на неё. Это было острее, чем с Ксенией или Леной. Тех он в конечном итоге убил без сожаления. Владу же хотелось защитить от всех. Даже от самого себя, контуженного на всю голову ублюдка. А ещё так и тянуло снять с неё мокрое платье, а потом трахнуть, прямо здесь, в машине. Вцепившись в руль до побелевших пальцев, он заехал в один из дворов, где был детский сад.

— В понедельник к восьми утра приезжай на работу. Прямо в отдел кадров. Я предупрежу. Паспорт не забудь. Устроят на работу и выдадут нужную справку. У тебя есть что-то более подходящее для офиса? Я одежду имею в виду, — спросил он, паркуя машину.

— У мамы была юбка чёрная и белая блузка. Подойдёт? — счастливо улыбнулась Влада.

— Ты ещё бабушкино тряпьё нацепи. Вот тебе пять тысяч рублей. Купи что-то поприличнее. Постепенно вернешь мне эти деньги, не переживай. Только учти, никаких мини, блузок с декольте до сосков, и прозрачных нарядов.

Равиль протянул ей купюры. Он видел, с каким недоверием глянула на него Влада, но всё же взяла деньги.

— Я поняла. Возьму только в долг. Спасибо вам, Равиль Михайлович. Я постараюсь быстро вникнуть в суть работы. Вы не пожалеете, что взяли меня, — произнесла она со счастливым выражением лица.

«Уже пожалел», — буркнул про себя Равиль, доставая зонт из бардачка.

— В понедельник вернешь. Иди, пока я не передумал.

Девушка вошла в ворота детского сада. Равиль отъехал на другое место и стал наблюдать. Почему-то не хотелось уезжать. Он дождался, пока девушка выйдет снова. Она шла, держа за руку маленького мальчика. Было видно, что эти двое о чем-то оживлённо беседуют. «Да, мой сын сейчас мог быть вот таким замечательным мальчишкой», — с грустью подумал он, уезжая.

========== Глава 3 ==========

Равиль заехал во двор собственного дома. Ещё недавно его жилище выглядело совсем иначе. Дом, который он купил, был старый и покосившийся. Равиль удивлялся, как на нём ещё крыша не прогнила. К тому же в нём имелись только две комнаты и кухня, обставленные старой мебелью. Огород предстал перед глазами в таком виде, как будто его никогда не обрабатывали. Как бы странно это ни звучало, но с первой прибыли Равиль всего лишь поставил капитальный металлический забор. Равиль решил на себя деньги не тратить, вкладывая всё в развитие бизнеса. Потом Вольский купил престижный автомобиль. И только в марте прошлого года он озаботился постройкой нового дома. После получения всех необходимых разрешений, Равиль обратился к Ивану, который открыл легальный бизнес, занимаясь постройкой и ремонтом коттеджей. В конце лета на его участке возвысился добротный двухэтажный особняк. Земля была выровнена, и теперь на участке имелся аккуратный газон. Единственное, что Равиль не тронул, это яблони, кусты смородины и пару грядок с клубникой. В доме теперь имелись: раздельный санузел, просторная кухня, четыре комнаты и гардеробная. Он не любил нагромождение мебели, поэтому всё было обставлено в стиле минимализм. Стены и мебель исключительно светлых тонов. На фирме Ивана имелся отличный дизайнер, который помог с оформлением.

Поднявшись на второй этаж, Равиль зашёл в гардеробную. Он надел домашние шорты и футболку, а потом направился в спальню. Тут была широкая кровать с одной спинкой в изголовье. По бокам от неё стояли небольшие прикроватные тумбочки. Напротив кровати прямо на стене висел плазменный телевизор. По дороге домой Вольский перекусил в небольшом кафе и теперь мог спокойно отдохнуть. Он развалился на кровати, включив телевизор. На экране показывали какое-то шоу, но в голове витали другие мысли. Мужчина думал об упрямой и решительной девчонке, которая добилась устройства к нему на работу. Он вспомнил, как она крикнула ему вслед: «Сотрудники вас называют монстром, но я знаю, что вы не такой!»

«Что ты можешь обо мне знать, юное создание. Я монстр, самый настоящий. Я тот человек, который ради того, что у меня есть сейчас, не пожалел несколько десятков человеческих жизней. У меня давно пропала совесть. Испугалась черноты моей души и ушла. Только ты заставила что-то светлое колыхнуться в этой непроглядной тьме. Я пожалел твоего маленького брата. Но скажу откровенно, лучше бы ты искала работу в другом месте, маленькая фея. Когда она стояла со мной рядом под зонтом, то едва доставала макушкой до моего плеча. Но всё равно смотрела решительно снизу вверх. Хотя я видел, что волнуется и даже где-то боится. Маленькая фея. Моя маленькая фея».

Пролежав так полчаса, Равиль поднялся и пошёл кормить Фила. Он сказал себе, что потом подумает, как поступить с девчонкой. Хотя в душе уже знал, несмотря ни на что, сделает её своей.

***

Влада готовила ужин. Она от радости напевала песню, несмотря на то, что еще был траур.

— Ты сегодня весёлая. Хороший день? — спросил брат.

— Хороший, Антоша, очень даже. Я устроилась на работу. Теперь я смогу оформить на себя опеку, — улыбнулась девушка.

— Ура! Значит, я не поеду в детский дом?! — обрадовался мальчик.

— Да, я бы в лепёшку расшиблась, но никому тебя не отдала, — весело хихикнула она, ставя перед мальчиком тарелку с рагу.

— Ты меня любишь, а папа не любит. Почему он меня не любит, Влада? Я в чем-то провинился перед ним? Ты скажи в чём, я пойду и извинюсь, — всхлипнул мальчик, а в глазах заблестели слёзки.

Влада присела на корточки, а потом обняла брата. Она не знала, как его утешить, поэтому решила сказать правду.

— Возможно, папа прав. Он не твой настоящий отец. А настоящий папа тебя очень любит. Просто он ещё не знает, что ты есть на свете, такой красивый и славный мальчик, — ласково сказала она.

— А разве так бывает?! — удивился мальчик.

— Бывает, Антоша, в жизни всякое бывает.

— Тогда давай найдём моего настоящего папу, — всхлипнул мальчик.

— Это будет очень трудно, но я попытаюсь, — соврала Влада, чтобы мальчик больше не плакал.

Она, конечно, расспросит двух лучших маминых подруг, с кем та могла встречаться. Но отдавать брата незнакомому мужчине, пусть он и его отец, не собиралась.

— Не плачь, малыш. Завтра мы пойдём покупать мне вещи. Я куплю тебе летние сандалии, в кроссовках жарко. А ещё ты выберешь себе машинку. Только недорогую. Договорились?

— Договорились. Знаешь, Влада, ты самая лучшая сестра в мире, — Антон обнял девушку за шею.

***

В понедельник утром Влада, как и договаривались, пришла на работу. В отделе кадров, не скрываясь, удивлялись, что директор нанял девушку, которой вот-вот восемнадцать лет исполнится.

В бухгалтерии пожилая дама пошла ещё дальше. Она оглядела девушку презрительным взглядом. На Владе была надета чёрная юбка-карандаш, а ещё белая блузка с воротником стоечкой и туфельки на низком каблуке.

— Не думаю, что таким видом ты соблазнишь нашего Монстра, — усмехнулась она.

— Что вы такое говорите, я не собираюсь никого соблазнять. У меня, между прочим, парень есть, — возмутилась Гранина.

— Все так говорят, а потом вешаются ему на шею. Он же богатый и холостой. Знаю я, современная молодёжь умеет только ноги раздвигать, не то что наше поколение, — фыркнула мадам, протягивая справку.

Влада стояла, открыв рот. Она была возмущена, но не собиралась оправдываться. Развернувшись, девушка молча ушла прочь.

Наталью предупредили, что сегодня должна прийти новенькая. Но она не видела ее ни разу. Поэтому, когда девушка вошла в приёмную и сказала, что она новый секретарь, Наташа чуть чаем не подавилась от смеха. «Это недоразумение новый секретарь?!» Наталья вышла из-за стола. Она была среднего роста, к тому же носила туфли на шпильке. Мини-юбка открывала нижнюю часть бёдер, а в соблазнительном вырезе зелёной блузки виднелась грудь четвёртого размера. Взмахнув своими волосами до плеч, Наташа протянула руку.

— Привет, будущая директорская подстилка, — улыбнулась она, — только странный выбор у него на этот раз. Ни титек, ни задницы. Краситься не умеешь. Коса а-ля «я деревенская дурочка». Ногти как у ребёнка подстрижены. Что он в тебе нашёл?

Влада тоже сказала: «Привет», — но руки не подала. Было противно с такой ручкаться.

— Ну да, ну да. Гордая, значит? Только знай, что он со всеми своими секретутками спит. А потом увольняет, когда надоест. За год я пятый секретарь. Вот, как видишь, тоже надоела, — хмыкнула Наталья.

«Неужели это правда?! Я не буду с ним спать!», — ужаснулась Влада.

Наталья, торжествуя, наблюдала за выражением лица малолетки. Она ещё в пятницу растрезвонила эту ложь по всему офису, в отместку за то, что Равиль её бросил. Осталось только запугать новенькую, чтобы она от него, как от чумы, шарахалась.

— Ты ошибаешься, — буркнула Влада.

— Я тоже пришла сюда с тем же настроем. А он банально завалил на свой стол, изнасиловал, а потом сказал: «Не будешь со мной спать, уволю». Вот так, милочка, — Наталья панибратски похлопала Владу по плечу.

Влада сначала подумала, что девица врёт, но ведь и бухгалтер говорила, что перед ним все раздвигают ноги. «Не могут же врать одновременно два человека. А если это действительно правда?!»

В приёмную зашёл Равиль, который застрял в пробке. Ему пришлось позвонить Севе, чтобы он дал распоряжения насчёт девушки.

— Здравствуйте, смотрю, вы уже познакомились? Ну и славно.

— Здравствуй, — состроила ехидную рожицу Наташа.

— Здравствуйте, Равиль Михайлович, — дрожащим голосом промямлила Влада.

— Что с тобой, ты какая-то странная? — удивился Равиль.

— Ничего, просто нужно в опеку съездить. Я пришла отпроситься на пару часов.

— Подожди пять минут, я дам распоряжения и мы поедем, — сказал он строго, открывая дверь кабинета.

— Зачем? Я на общественном транспорте доеду, — испугалась Влада.

— На проспекте Октября большая пробка из-за аварии. Я повезу тебя по окружной дороге.

— По той дороге маршрутка ходит, — заявила Влада.

Равиль схватил ее за руку и потащил в свой кабинет. Дверь за спиной громко хлопнула.

— Послушай, девочка. Если хочешь у меня работать, уясни правило: если мы на работе, то я твой начальник, а ты моя подчинённая. Если я говорю, ты делаешь. Никаких «но», «нет», «не хочу» и тому подобного. Мне нужно, чтобы Наташа успела за день тебе дела основные передать. Не хочу её здесь больше видеть. Поэтому экономь и моё, и своё время, — ледяным голосом произнёс он.

Влада съёжилась под его пристальным взглядом.

— Поняла. Можно я пойду?

— Иди. Скажи Наталье, нужно обзвонить всех, кто записался на сегодняшнее собеседование, и пусть вчерашних отобранных кандидаток не забудет, — буркнул он, усаживаясь за стол.

В опеке всё прошло отлично. Вольский сам поговорил с инспектором, и та заверила, что мальчик останется с Владой. Правда, к просьбе пришлось приложить небольшую сумму, но это был его первый шаг на пути к девушке. Только вот Влада стала явно его бояться. Сидела в машине напряжённо, как будто готова в случае чего выпрыгнуть на ходу. Остановившись на очередном светофоре, Равиль погладил её волосы.

— Что случилось, Влада, я тебя чем-то обидел? — поинтересовался он.

— Не надо меня трогать, — она испуганно отстранилась. — Я не такая и не собираюсь с вами спать. И вообще, у меня парень есть, — заявила она, пытаясь говорить решительно.

— Опа, какая не такая? — Равиль вырулил на обочину, останавливая машину, — Что ты несешь, Влада? Тебе что, Наташа что-то наговорила?

— Неважно, а деньги я вам верну, все до копейки.

Равиль видел, как она нервно поправляет край юбки, который слегка задрался, и старается не смотреть на него. «Хм, наверняка эта безмозглая дура её напугала чем-то. Выпороть бы её розгами по мягкому месту».

— Что, прям так и отдашь все тридцать тысяч? — улыбнулся он.

— Сколько?! — выпучила глаза Влада. — У меня в жизни не было таких денег. Может папа даст, я спрошу.

— Ага, давай, а потом мы с этой мадам из опеки поедем за решётку, за дачу взятки. Всё, Влад, не беспокойся о деньгах. Считай это актом благотворительности, — фыркнул он нервно.

— Но как же…

— Всё, я сказал! Вопрос закрыт! Поехали на работу! — произнёс он резким тоном, заводя мотор автомобиля.

========== Глава 4 ==========

Равиль и Влада приехали на работу. Выйдя из машины, Вольский широким шагом пошёл вперёд. Влада чуть не бежала следом, еле успевая за ним. Равиль резко остановился, а она от неожиданности ткнулась носом в его спину.

— Ой, простите, — промямлила она, потирая кончик носа ладонью.

— Ты всегда ходишь след в след за человеком? Я остановился, чтобы сбавить шаг. Не надо за мной бегать, — усмехнулся он, обернувшись.

— Враньё, я за вами не бегаю! — взвилась она.

— Ну, я же не в этом смысле сказал. И потом, каким тоном ты разговариваешь с начальством? — нахмурился он.

«Ой, блин! Надо же было ляпнуть. И вообще, он прав, не прилично разговаривать с начальством таким тоном», — с досадой подумала она.

— Ещё раз простите. Я больше не буду, — Влада опустила голову, краснея.

— Что не будешь? Бегать за мной или пытаться уронить на асфальт? Встань рядом, я попытаюсь шагать медленно, если тебе так важно идти рядом, — произнёс он.

Девушка с неудовольствием подумала, что этот инцидент мог кто-то увидеть в окно. И не ошиблась. Когда они зашли в приёмную, Наталья с весёлым выражением лица стояла у окна.

— А почему это ты бездельничаешь? Если у тебя последний рабочий день, то это не значит, что нужно прохлаждаться. Покажи новенькой, как работает оргтехника. Передай самые основные дела и папки. О моём расписании не забудь. Но прежде свари мне кофе, — строго произнёс Равиль.

Наталья проводила его в кабинет взглядом, но ничего не сказала. Потом она обернулась и посмотрела на застывшую посередине комнаты Владу.

— Круто он за тебя взялся. По личным делам в первый рабочий день на своей машине подвозит. А ты тоже не промах. Сделала вид, будто нечаянно в него врезалась. Смотри, такие заигрывания приведут только к тому, что он тупо тебя поимеет, а потом выкинет из своей жизни, как огрызок от яблока, — с ехидной ухмылкой сказала Наташа.

— Сама ты огрызок. Повторяю, для шибко умных, я не собираюсь с ним спать, — процедила Гранина.

— Ладно, давай на время установим мир. Кофеваркой пользоваться умеешь? — Наташа подошла к тумбочке, где стояла кофеварка и две чашки с блюдцем.

Влада с грустным видом направилась за ней. Наталья открыла тумбочку и показала её содержимое. Там были: сахар, порционные сливки, кофе, чай, и ещё несколько чашек.

— У нас дома такая кофеварка, — сказала Влада.

— Отлично. Тогда покажу, как копии делать. Откопируешь всё, что нужно. Я пока кофе для шефа сварю.

Делать копии оказалось совсем не сложно. Влада увлеклась этим делом и не смотрела, что делает Наталья. А та решила воспользоваться моментом и подставить новенькую назло Равилю. Быстро отнеся шефу кофе, девушка заявила:

— Шеф любит слабый кофе. Добавляешь на всю кофеварку две чайные ложки кофе. Потом льёшь ему в чашку две порции сливок. Кладёшь четыре кусочка сахара. Он у нас большой сладкоежка.

— Я запомнила, — кивнула ничего не подозревающая Влада.

На самом деле, порционные сливки принадлежали Наташе, но она решила схитрить. К тому же эта дурочка всему поверила. Девушка сама забрала чашку из кабинета Равиля и сходила в уборную, чтобы быстро вымыть. Влада не должна была догадаться, что сливок в чашке не было.

На обед Наташа упорхнула в комнату отдыха. Влада осталась изучать то, что было на компьютере. Утром, опаздывая на работу, она забыла взять пакет с едой, который приготовила.

Равиль вышел из кабинета, чтобы пойти в небольшое кафе на первом этаже, где обычно обедал. Он застал Владу, сидящей за столом.

— Влада, а ты почему не обедаешь? У нас есть комната отдыха. Там всегда стоит растворимый кофе и чай для сотрудников.

— Спасибо, Равиль Михайлович, я сегодня не хочу есть, — соврала девушка, хотя в животе буквально урчало.

— Как хочешь, — он пожал плечами, выходя в коридор.

Гранина подумала, что могла бы сходить в кафе. Денег было немного, но уж чай и пирожок она сможет себе позволить. Желудок скрутило голодным спазмом, ведь она умудрилась ещё и не позавтракать. Решившись, девушка прикрыла дверь кабинета, а потом спустилась на первый этаж.

У дверей кафе Гранина увидела шефа и того самого Севу, который выгонял её с собеседования. Они о чем-то разговаривали. Девушка, стараясь быть незаметной, прошла мимо них.

Кафе было недорогим и своим интерьером больше напоминало приличную столовую. Квадратные столики тёмного дерева не были покрыты скатертью. Стулья были простые, с мягким сиденьем и металлической спинкой. Влада подошла к прилавку. Следовало взять поднос, а потом заказать уже готовые блюда, лежавшие в специальных ячейках с подогревом. Сверху на полке стояли стаканы с компотом и подносы с пирожками. Влада взяла стакан компота и самый дешёвый пирожок с яблоком, не в силах отойти от вкусно пахнущей еды. Она не заметила, как сзади неё встал Вольский.

— Что будем кушать? — вежливо спросила раздатчица.

— Спасибо, я уже взяла, — ответила девушка.

— Она будет картофельное пюре и эскалоп с курицей. Поставьте на мой поднос две порции, — раздалось сзади.

Резко обернувшись, Влада уставилась недовольным взглядом на мужчину.

— Я же говорила, что не хочу есть, — тихо сказала она.

— А я говорил ещё утром, чтобы ты не смела со мной спорить. Я этого не люблю, — строгим тоном шепнул он, наклонившись к её уху.

Равиль поставил на поднос компот, положил пару пирожков и продвинулся за Владой к кассе. Он помнил, какими печальными были глаза девушки, когда он спросил её об обеде. Влада сказала, что не хочет есть. Но она совсем не умела врать. Тогда Равиль не стал ничего говорить, думая, что она ещё стесняется знакомиться с остальными сотрудниками. Потом девушка неожиданно появилась в кафе, но взяла только пирожок и компот. Вольский понял, что у неё банально нет денег. Расплатившись на кассе, Равиль поставил поднос на тот столик, где села Влада.

— Ешь! — скомандовал он, поставив перед ней тарелку.

— Не стоило покупать мне еду, я и сама могу, не нищая, — смущаясь, буркнула Влада, не глядя на него.

— Посмотри на меня, девочка, — Влада робко взглянула на него. — Если ты ещё раз решишь со мной спорить, то за последствия я не ручаюсь. Я нанял тебя на работу не для того, чтобы со мной пререкались и дерзили. Будешь делать то, что говорю я, если хочешь остаться на этой должности, — произнёс он ледяным голосом, но так, чтобы слышала только она.

— Я поняла, — пискнула Влада, чуть не плача от досады.

Она взяла в руки вилку и заметила, как к ним присоединился ещё один мужчина.

— Позвольте вас познакомить. Дронов Всеволод Игоревич, мой заместитель и начальник службы безопасности. А это мой новый секретарь, Гранина Влада Андреевна, — представил их друг другу Равиль.

— Очень приятно, Влада Андреевна, — улыбнулся Сева.

— И мне, — потупилась Влада.

Почему-то было неприятно сидеть среди начальства. Влада подозревала, что это ей выльется в неприятности. Краем глаза она увидела злобную тётку из бухгалтерии, которая сидела у окна и сверлила их взглядом.

Равиль заметил, с какой неловкостью кушает девушка рядом с ним. Она смущалась и краснела. «Давно я не видел девушек, способных так смущаться. Может потому, что в последнее время попадались только наглые, развязные девицы», — с удовольствием подумал он. Любая девушка, которая осмеливалась с ним знакомиться, восторженно округляла глаза, видя его автомобиль. Потом её лицо становилось милым, а улыбка приторно слащавой. Равиль буквально чувствовал, что она уже решила для себя заарканить богатого холостяка. Но он не зря наколол себе в своё время надпись «одинокий медведь». Только он имел право выбирать себе пару для жизни. И все эти лживые заверения в любви охотниц за богатым кошельком раскусывал на раз и два. Равиль мог сводить понравившуюся девушку в ресторан и начать с ней встречаться для собственного удовольствия. Но как только девица заикалась, что неплохо бы свозить её на отдых заграницу, или купить драгоценность, тут же её бросал. Всё на что Вольский был способен - это хороший ужин в дорогом заведении и пару букетов роз. Вовсе не потому, что он был жадный, просто всех, кто выпрашивал подарки, считал шлюхами, недостойными внимания. Только он мог решить, когда и что подарить девушке, без глупых подсказок и просьб. Влада была совсем другая. Она не восхищалась его внешностью, разбрасываясь комплиментами. Смотрела на его машину не как другие - на вожделенный предмет роскоши. В её взгляде читался страх, сесть в такой дорогой автомобиль с почти незнакомым мужчиной. А ещё она упорно отказывалась от чистосердечной помощи, говоря, что вернёт ему деньги. Поэтому, впервые за долгое время, Равилю захотелось баловать именно её, Владу.

— Спасибо за обед. Я сейчас посмотрю, сколько это стоит, а завтра верну вам деньги, — вежливо произнесла Влада, вставая со стула.

Равиль недовольно сверкнул глазами, и так сжал челюсти, что даже зубы скрипнули.

— Выдохни, друг, и успокойся. Мне недавно принесли её личное дело. Девчонке двадцать восьмого июня только восемнадцать лет исполнится. Она ещё маленькая, Равиль. Подозреваю, что Влада ещё не играет во взрослые игры, — сказал Сева, когда девушка, забрав свою посуду, ушла.

— Севочка, она через пару недель будет совершеннолетняя. И потом, я знаю, что она ещё юная. Но она будет моя. Начни работать по ней. Хочу знать всё о её семье. Мать, отец, раскопай мне всё. Ещё, девчонка утверждает, что у неё есть парень. Хочу досье на него. Мне нужно знать в близких она с ним отношениях или нет. Хотя завтра я сам это узнаю, — спокойно ответил Вольский.

— Ну, приплыли. Равиль, я ещё раз повторяю, она ещё маленькая. Не делай глупостей, — наставительно произнёс Дронов.

— Не волнуйся, дружище, такого как с Леной не повторится. Я тогда чуть сам себе голову не снёс, когда утром понял, что натворил.

— Хорошо, Равиль, в ближайшие дни досье будет у тебя на столе, — хмуро сказал Сева, вставая из-за стола.

Влада снова зашла в приёмную. Тут всё было отделано в светлые тона. Даже мебель была светлой. У окна стоял стол в виде буквы «г». На одной его половине были: большой принтер со сканером и факс. На другой стояли: монитор, телефон и селектор. У стены находился стеллаж с папками и тумбочка. Влада увидела, что Наталья собирает свои вещи в пакет.

— А я не ошиблась, ты девочка не промах. Он тебя уже обедом угощает. Что, успела с ним по дороге сюда в машине перепихнуться? Только запомни, шалашовка, я его любила и хотела от него детей. Но он, сука, осторожный, без презика не трахается. Если он мою любовь растоптал и выкинул меня из своей жизни, то ты вылетишь отсюда ещё быстрее. Надо же, променял меня на малолетнюю блядь. Телефон служебный я забираю с собой в качестве моральной компенсации. Адью, подстилка. Дальше в документации сама разбирайся, — злобно прошипела Наталья.

Девушка с гордым видом прошла мимо Влады и с силой толкнула её плечом. Гранина не удержалась и приземлилась на «пятую точку» прямо на полу. Было так обидно. Она ещё даже дня не отработала, а её уже считают его подстилкой. «Наверняка гадина-бухгалтерша всем разболтала, что Вольский купил мне обед. Понесло же дуру тупоголовую в это кафе. Я ещё стояла там и пялилась на еду, как бомжиха, которую неделю не кормили. Мамочки, надо же было в первый день так опозориться. А он взял и купил мне тарелку еды из жалости. Завтра верну все деньги. Я не просила подачек», — подумала Влада, а по щекам невольно потекли слёзы.

Равиль зашёл в приёмную и увидел, что Влада сидит на полу.

— А чего ты на полу расселась, стульев нет? — спросил он, подходя к ней, — Боже, да ты плачешь. Кто тебя обидел?

— Никто, — всхлипнула она.

— Влада, кто тебя обидел?! — резко бросил Вольский, разделяя каждое слово.

— Никто, правда. Я сама поскользнулась и упала, — снова всхлипнула она.

— Научись сначала врать, девочка. Сидишь тут и ревёшь, как маленькая, — Равиль, присев на корточки, протянул руку и вытер её слезы.

— Неправда, я не маленькая, — Влада отстранилась и попыталась встать, но опять позорно упала.

— Маленькая неуклюжая феечка. Иди сюда.

Равиль поднял её на руки и опустил на маленький диванчик в углу комнаты.

— Что-то болит? — спросил обеспокоенно.

— Ничего. Только ваша секретарь ушла. Она сказала, что забирает служебный сотовый телефон в качестве моральной компенсации.

— Вот же стерва! Этот телефон был по очереди у всех моих помощниц. Ладно, не бери в голову. Сейчас скажу, что нужно сделать по работе. Кстати, в опеке сказали, ты должна ещё справку о своём здоровье принести. Завтра утром заеду за тобой. Будь в восемь часов у детского сада. Поедем в платную клинику, так будет быстрее. Деньги, так и быть, отдашь когда-нибудь. Просто мне будет неудобно отпускать тебя в поликлинику каждый раз.

Равиль подошёл к столу и посмотрел то, что девушки успели сделать до обеда.

— Спасибо. Но к чему такая щедрость, Равиль Михайлович? В чём подвох? — дрожащим голосом спросила она.

— Я уже всё объяснил, Влада, не вижу смысла повторяться, — строго произнёс он, — иди сюда, покажу фронт работ.

Равиль дал девушке задание, а потом ушёл в свой кабинет. «И всё же, что тут произошло? Предполагаю, что эта ревнивая стерва толкнула Владу. Я её даже девушкой своей не называл, а она ревновала так, будто мы женаты. Не люблю баб, которые сами к мужику в штаны лезут. Хотя, с другой стороны, какой мужчина в здравом уме откажется от секса с такой красоткой?» - размышлял Вольский, сидя в своём кресле.

========== Глава 5 ==========

Наталья выскочила из здания бизнес-центра. Она была в бешенстве от того, что эта малолетняя заняла её - Наташи - законное место. Она влюбилась в Вольского и целый месяц тихой сапой подбиралась к нему. Наталья надеялась заполучить не только сердце красавчика, но и обручальное колечко. Как следствие этому, подобраться к его денежкам, зажив богатой и сытой жизнью. Дети? Про детей она соврала. Девушка не собиралась портить свою фигуру. Может лет в тридцать пять она бы и родила Вольскому наследника, а пока можно поездить по мировым курортам: Турция, Таиланд, Греция. Когда молодая, нужно наслаждаться жизнью, а не стирать пелёнки. На фирму её в своё время пригласила тётка по матери. Вера Таманская работала у Равиля простым бухгалтером, считала людям зарплату. Именно тётя Вера попросила отдел кадров взять молодую племянницу, в прошлом году закончившую колледж, в секретари к Вольскому. Она же и принесла дурную весть. Когда девушка ела с приятельницами в комнате отдыха, зашла Вера Константиновна, обычно обедавшая в местном кафе.

— Такая новость, девки! Новенькая секретарь. Ну эта сикараха малолетняя, попёрлась в столовую. Сам Вольский ей за свои деньги еду купил. А потом они сидели за одним столом: он, его дружок Дронов и эта Гранина. Вольский что-то сказал ей, было не слышно, а она покраснела. А его любимый дружок сидел и улыбался ей. Прошляпила ты мужика, Наташа. Эта малолетка, наверное, даёт лучше. А то они её и на двоих делят. А что, сейчас модно. Одна баба и два мужика, или наоборот. Тьфу, совсем мир с ума сошёл, — плюнула напоследок Вера.

Наталья вспомнила, как утром Вольский потащил Владу за руку в свой кабинет так, как будто имеет на неё права. А ещё Граниной в какую-то опеку приспичило. Он подорвался и повёз её сам. Наташу Равиль никогда не отвозил, разве что до дома. А в остальных случаях давал денег на такси. Хотя таких случаев было только три, но всё равно обидно. Наталья перед обедом успела получить трудовую книжку, а также расчётные деньги. Поэтому она решила уйти с работы, прихватив с собой телефон, который выдавался как служебный. Своего мобильного у Натальи не было, они стоили достаточно дорого. Когда же она попросила Равиля купить ей личный гаджет, он ответил: «У тебя служебный телефон есть, зачем тебе два?» Всё, что Равиль подарил ей за это время - это пара букетов и маленькие золотые серьги на день рождения. В украшения был вставлен камень. Наташа обрадовалась, думая, что это бриллиант, но оказалось горный хрусталь. «Я тебе ещё отомщу за то, что ты у меня мужика украла. Он был моим, пока не появилась ты. Отомщу, как только представится случай», — подумала Наташа со злобой, садясь в маршрутное такси.

Из-за того, что так не вовремя сбежала Наташа, пришлось немного задержаться. Вольский завалил Владу работой, в которую следовало вникнуть, прежде чем сделать. Сам он тоже безвылазно сидел в своём кабинете. В пять вечера Влада услышала шум в коридоре, это уходили сотрудники офиса, а она продолжала работать. Уже без пятнадцати минут шесть девушка робко постучала в кабинет к шефу.

— Заходи, — крикнули за дверью.

Влада вошла в кабинет директора, отделанный бежевыми панелями. Равиль сидел за массивным столом и что-то печатал на клавиатуре компьютера.

— Чего тебе? Опять что-то непонятно? — буркнул он, не отрываясь от экрана.

— Нет. Просто детский садик до семи часов работает. Я и так попросила воспитательницу подождать, если опоздаю, — тихо сказала она.

— Твою ж мать! Я заработался и забыл об этом! — ругнулся он, проведя пальцами по волосам. — Прости, сейчас поедем. Иди, выключай всю технику.

— Я и сама доеду. Маршрутка ходит часто, — сказала она, выходя. — Спасибо, что отпустили, Равиль Михайлович.

Равиль выключил свой компьютер. Потом быстро вышел в приёмную и закрыл дверь на замок.

— Выключила? Закрывай двери приёмной, и поехали. На машине будет быстрее.

Влада подумала, что уже не раз с ним ездила, к тому же все ушли домой, и никто не увидит, как она садится в его машину.

Равиль, как и в прошлый раз, подвёз девушку до детского сада, а потом припарковался в стороне, чтобы понаблюдать за ней. Влада выглядела как молодая мамочка, когда выводила брата за ворота. Она гладила его по голове и улыбалась. Потом мальчик что-то сказал и обнял её колени, а она присела перед ним на корточки и тоже обняла. «Вот какая мать должна быть у моих детей. Любящая, нежная, заботливая и красивая. Да, ей ещё восемнадцать, но она упорно идёт к своей цели. Взяла брата на воспитание. А ведь его ещё растить и растить, мальчику только шесть лет.» Вдруг к ним подошёл какой-то симпатичный белобрысый парень в синих джинсах и голубой футболке. Он чмокнул Владу в щёку, а с мальчиком поздоровался за руку. Потом они направились во двор дома, где, как он знал, жила Влада. Мальчик побежал играть на горку, а парочка уселась на лавочке. Равиль сжал руль до побелевших пальцев. Хотелось выйти и накостылять этому парнишке за то, что он посмел прикоснуться к его девочке. С трудом подавив в себе приступ ревности, Вольский завёл мотор. Он с неудовольствием отметил, что неудачно припарковался в этот раз. Выезд был только в одну сторону, мимо Влады.

Влада забрала братишку на игровой площадке детсада и вывела за ворота.

— Представляешь, Влада, мы сегодня лепили из пластилина животных. Ольга Ивановна сказала, что моя собачка самая лучшая, — похвастался Антон.

— Ты большой молодец, — ласково сказала девушка, погладив его по голове.

— Влад, а давай заведём собаку, большую овчарку. Ну, пожалуйста, Влад, — мальчик обнял её колени.

Влада присела перед ним на корточки и тоже обняла.

— Собака не поместится в нашей маленькой квартире, солнышко. Тем более такая большая. Согласна на котёнка. Пойдёт?

— Ура, у нас будет котёночек, спасибо, Влада, — мальчик отстранился и радостно запрыгал.

— Твоя сестра сама, как котёночек, — к ним неожиданно подошёл Максим. — Привет всем.

Максим поцеловал девушку в щеку и подал руку Антону.

— Это для тебя она котёночек. А у меня ещё нет своего котёнка, — с серьёзным видом возразил мальчик.

— Ха-ха, ну ты даёшь, Тоха, — засмеялся Максим, — я ждал вас целый час у подъезда. Где ты была, Влада? И телефон твой, как всегда, не отвечает.

— Прости, забыла его на окно положить. Первый рабочий день, много дел. Я же ещё с утра в администрацию ездила. Антона оформляют под мою опеку, правда здорово? Пойдём, на лавочке посидим. Антон пойдёт на горку.

— Конечно, это хорошо, — процедил парень.

Они присели на лавочку на детской площадке и стали разговаривать. Антон катался на горке. Потом он подбежал к ним, чтобы сесть рядом и отдохнуть.

— Ой, смотрите, такая машина красивая, — малыш показал пальцем на проезжающий мимо автомобиль.

Влада обернулась и увидела, что это машина шефа. «Он что следит за мной?! Но зачем?! Нет, я, наверное, себя накручиваю. Вдруг у него мотор заглох или ещё что-то случилось. Погодите, но он же высадил меня при въезде во двор. Что происходит?!»

— Влад, что случилось? Ты так побледнела? — забеспокоился Максим.

— Просто голова болит, не обращай внимания. Работы действительно было много. Со временем я привыкну, и всё будет хорошо.

— Твой начальник, наверное, самый настоящий рабовладелец, — с неудовольствием отметил парень.

— Нет, он хороший. На работу взял, с опекой помог, — улыбнулась Влада, хотя на душе была тревога.

«Может спросить его завтра, что он тут делал? Хотя можно всякое сказать. И вообще, какое ему до меня дело. Я по красоте процентов шестьдесят до той же Наташи не дотягиваю».

На следующий день, как и планировал, Равиль встретил Владу у детского сада. Девушка была напряжена и почему-то с опаской села в салон.

— Что случилось? Почему ты на заднее сидение села? — обернувшись, удивлённо спросил он.

— Не выспалась. Я подремлю немного, — она прикрыла веки.

— Влада, когда ты перестанешь мне врать?! — рыкнул он. — Что случилось? Ты боишься меня, что ли? Кажется, я не давал к этому повода.

— Тогда скажите правду. Зачем вы вчера задержались у моего дома? — она попыталась быть смелой, но голос дрогнул.

— Честно? Хотелось посмотреть на тебя со стороны, вне стен офиса. Такой ответ тебя устроит? Поехали на медосмотр, трусишка.

Равиль медленно выехал со двора, вспоминая, как Влада вчера сидела с парнем. Нужно как-то убрать этого парнишку со своей дороги. Пусть ищет себе другую возлюбленную.

Влада действительно задремала по дороге и испуганно вздрогнула, когда машина остановилась.

— Приехали, выходи. Сейчас заплачу за твой осмотр. Бланк и паспорт с собой надеюсь. Идём, нужно торопиться, — улыбнулся мужчина.

Влада зашла в двухэтажное здание частной клиники. Тут всё сияло чистотой. Серый пол, светло-голубые стены. В вестибюле стояли диван и журнальный столик. Они подошли к стойке рецепции, за которой стояла молодая девушка в белой блузке и серой юбке. Влада подала ей паспорт и бланк. Девица тут же написала карандашом номера кабинетов и объяснила, как нужно действовать:

— Сначала анализы, потом гинеколог. Остальных врачей можно пройти в любом порядке.

Равиль заплатил нужную сумму и сказал:

— Иди сдавать кровь. Жду тебя у следующего кабинета.

Влада хотела заметить, что он мог бы подождать в машине, но благоразумно решила промолчать. Посмотрев номер процедурного кабинета на бланке, она направилась туда.

Равиль подошёл к кабинету гинеколога. К его радости возле кабинета никого не было. Прочитав на дверях имя врача, он постучал. Ему тут же позволили войти. Зайдя в кабинет, Вольский увидел знакомый до боли интерьер гинекологии. За столом сидела женщина средних лет в белом халате.

— Здравствуйте, Оксана Павловна. Меня зовут Равиль Исаевич Зармаев, — назвался мужчина старой фамилией.

— Здравствуйте, чем могу быть полезна?

Равиль достал несколько крупных купюр и положил на стол.

— Доктор, сейчас к вам зайдёт моя невеста. Гранина Влада Андреевна. Я хочу знать, был ли у неё кто-то.

— Это конфиденциальная информация. Вы мусульманин, что ли? — женщина покосилась на деньги.

— Да. Понимаете, она русская и говорит, что невинна. Родители согласны на брак только при этом условии. Только прошу вас сказать как есть. Это очень важно, — вежливо сказал Равиль, подтолкнув деньги в её сторону.

— Вечно вы восточные народы об этом печётесь. Двадцать первый век уже, — усмехнулась женщина, убирая деньги в стол. — Потом зайдёте. Только не убейте её, если что не так.

Через какое-то время Вольский сидел за рулём и вёз их с девушкой в офис. Влада снова забралась на заднее сидение, счастливо думая, что у неё отличное здоровье. Опеку устроит такая справка. Равиль же размышлял о своём. Он аккуратно вёл автомобиль, а когда останавливался на красный свет, то смотрел на Владу в зеркало заднего вида. «Что ж, девочка, это неожиданный подарок для меня. Ко всем своим достоинствам ты ещё и невинна. Нужно поскорее избавляться от твоего парня. Вряд ли ты с этим согласишься, но я, как всегда, не стану спрашивать твоего мнения. Ты моя, маленькая фея. Теперь это ничего не изменит. Я даже готов воспитывать твоего маленького брата вместе с тобой. Ты не знаешь, моя фея, но единственное светлое пятно в моём сердце, это любовь к детям. Когда-то я постарался забыть об этом. Но ты напомнила мне, что хотя бы на один процент своей души я не являюсь монстром».

========== Глава 6 ==========

Вера была большой сплетницей ещё с юности. Она часто любила приукрашивать события. Домысливать то, чего не было. Сейчас Таманская пила кофе с девочками из бухгалтерии и отдела кадров. Вольский разрешал с десяти до одиннадцати утра оторваться от работы на пятнадцать минут, чтобы попить чай или кофе. Сотрудники сбивались в небольшие группы для этого, но его это мало заботило. А вот Вера была рада, что у неё есть кому донести очередную сплетню. Сейчас она стояла с кружкой кофе у окна и с тоской смотрела на улицу. Событие вчерашнего обеда Влады с шефами было уже обмусолено, добавить к этому нечего. Но Вера чувствовала, что это ещё не конец истории. Свою племянницу она попросила устроиться на работу в надежде, что та затмит всех прежних любовниц Вольского, и он женится на ней. Никто уже не помнил, откуда пошёл слух, что все секретарши Монстра с ним спали. Говорили, что он их бросает и увольняет, как только надоедят в постели. Вера надеялась, что красивая племянница сумеет завоевать сердце богача. Наталья и правда через какое-то время заявила, что они встречаются, но потом Вольский приказал ей уволиться. Никто не знал почему. Наташа работала хорошо, но вдруг владелец фирмы нанимает совсем молодую девицу. Причём ещё в день собеседования отвозит её на своём авто куда-то. Вера видела их в окно. А когда Гранина пришла устраиваться, то Таманская решила, что малолетка заплатила телом за возможность работать тут. Новость сразу же облетела всех, включая племянницу.

Внезапно в комнате раздался голос, выводя Веру из размышлений.

— Представляете, дамы, сегодня утром понесла документы Вольскому на подпись. Нашего Монстра нет на работе. А что самое интересное, секретаря тоже нет. Неужели Гранина уже наработалась? А может так быстро надоела ему? — сказала начальница отдела кадров, пухленькая тридцатитрёхлетняя мадам.

— Нет, скорее не надоела, а не дала вообще. Я, например, думаю, она не такая, как большинство девиц, — сказала Ирина, сотрудница того же отдела кадров.

Вера с ухмылкой повернулась ко всем и заявила:

— Ошибаешься, милочка. Вон шеф прикатил на своём белоснежном авто. Гранина из его машины выпорхнула. Так что вывод напрашивается сам собой. Девица ночевала у него, и они оба проспали на работу. Или не проспали, а нашли занятие приятней офисной рутины.

Девушки тут же подбежали к окну и увидели, как Вольский широким шагом идёт к зданию, а Влада торопится следом за ним.

— Видите, — победно сверкнула глазами Вера. — А мою Наташу он на работу не привозил. Быстро эта малолетка к нему в постель залезла. Ни стыда, ни совести у девки, а ведь ещё даже восемнадцати лет нет.

— Брось, Верочка, может всё не так. Я вчера оформляла её личное дело. Девушка живёт в том же районе, что и наш Монстр. Может он просто решил, что им по пути. Ты ей справку выдала о зарплате, а я о том, что она тут работает. Девчонка брата под опеку взять хочет, — заступилась Ирина.

— Ага, где ты видела, чтобы большие боссы о своих секретарях просто так заботились? Опека — это похвально. Ради этого можно и через себя переступить, переспав с взрослым мужиком. Он же старше её на двенадцать лет, — скривила рожицу Вера и пошла мыть кружку.

Наталья в это время сидела у подруги и жаловалась на судьбу. Она рассказывала о том, как Равиль её бросил, а потом поменял на малолетку. Девушки сидели в одной из комнат трёхкомнатной квартиры Евгении Березкиной. Двадцатитрехлетняя Женя жила здесь с родителями, братом и мужем.

— Променял меня на девку а-ля «деревенская дурочка», — с досадой сказала Наташа, любуясь собой в стеклянную дверь шкафа-купе.

Женя сидела на кровати, вытянув ноги и поглаживая большой живот.

— Сама виновата. Нечего было у меня снимок узи просить. Думала, он такой дурачок, что всему поверит? А теперь на эту девушку нападаешь. Может всё не так, как ты думаешь, — произнесла Евгения.

— Да, я рассчитывала, что он мне поверит, — Наташа присела за стол, стоящий у окна. — Я бы попросила быстрее пожениться, а потом заявила, что произошёл выкидыш. А эта девица, дрянь настоящая. Тётка ляпнула, что видела, как она ещё после собеседования к нему в машину прыгнула. Сначала они о чем-то говорили, потом эта Влада пошла куда-то. Равиль её догнал и в машину потащил. А вчера он при мне с такой заботой на неё смотрел. Что случилось, ты такая странная? Мне он никогда не задавал таких вопросов. Не спрашивал, почему я грущу или что-то подобное. И смотрел он на неё так, как будто она одна в помещении, а я призрак, которого он не видит. На меня он так никогда не смотрел. И обедать с собой не звал. Даже серьги дешёвые подарил. Твой брат сказал, что это особая огранка горного хрусталя под бриллиант. Как у него, кстати, на любовном фронте?

— Ну уж нет, к моему брату не лезь. Он тебя младше на три года. К тому же, у Макса девушка есть. Кто - не знаю, но слышала, что он недавно помогал похороны её матери организовывать. Отец с ними не живёт давно. Она теперь девушка с квартирой отдельной, вот так. Макс будет дураком, если не женится на ней. В нашей хате и так тесно, а скоро ещё малыш появится, — улыбнулась Женя.

— Да ну тебя, Женька, никто же не заставлял рожать в таких условиях. Вот я, сначала себе богатенького мужа отхвачу, а уж потом, лет через десять, о детях подумаю. От сантехника Васи точно рожать не буду, — гордо подняла голову Наташа.

— Ага, кто бы тебе ещё моего Васеньку отдал. Мечтай, подруга! — строго сказала Женя.

***

Максим сидел в ювелирном магазине и скучал. Он работал тут оценщиком в ломбарде, но сегодня посетителей ещё не было. Максим в старших классах подрабатывал летом, чтобы накопить на платные курсы ювелира в Москве. Пришлось уехать на год, но ему повезло, из-за какой-то болезни, которой он переболел в детстве, его не взяли в армию. Поэтому можно было спокойно учиться. Ещё год парень работал помощником ювелира, чтобы набраться опыта. Теперь же сидел в качестве оценщика в этом магазине.

Максим глянул на прилавок с ювелирными украшениями, которые не выкупили. Теперь эти вещи продавались. Он подумал о дне рождения Влады. «Может подарить ей что-то из этих вещей. Товар, бывший в употреблении, стоит гораздо дешевле. Сердце недотроги растает, и она переспит со мной. Ну да, размечтался я. Днём она на работе, а вечером возится с братом. К тому же у них однокомнатная квартира. Где сексом заниматься, в душе? Я надеялся, что ей не дадут опеку над братом. Тогда бы Влада стала свободной. Подумаешь, ездила бы к нему в детдом по выходным. Но этот её начальник, будь он неладен, помог получить ей опеку над Антохой. Все мои планы коту под хвост. А вообще Женька права, я буду дурак, если упущу девку с квартирой. Хата, конечно, крошечная, но это лучше, чем жить в переполненном жилище. Штамп в паспорте в двадцать лет меня не устраивает, но можно просто сойтись, гражданским браком жить», — размышлял парень, пока его не окликнули.

Пришёл какой-то клиент сдавать золотые украшения. Максим нацепил на лицо вежливую улыбку и пошёл работать.

***

Вольский широким шагом зашёл в свой кабинет. Он достал из кармана сотовый телефон, но подумал, что лучше поговорить лично. Машинально положив гаджет на стол, Равиль направился в приёмную.

— Доделай вчерашнюю работу. Минут через десять свари мне кофе и оставь на столе. Я ненадолго к Дронову, — произнёс он, не глядя на девушку.

Выйдя в коридор, Равиль зашёл в соседний кабинет. У друга не было секретаря. Сева считал, что лишние глаза и уши ему ни к чему, поэтому поселился в простом кабинете. Его команда из четырёх проверенных человек сидела в другом кабинете офиса. Основные люди были простые охранники, работавшие по графику в магазинах.

Сева поднял взгляд от компьютера, на котором что-то печатал.

— Привет. Как продвигаются дела с досье? — спросил Равиль, заходя в просторный кабинет друга.

Сева сидел за своими столом в массивном кресле с высокой спинкой. Он, вынув наушник из уха, посмотрел на друга с улыбкой.

— Какой ты быстрый. Ребята работают. Завтра информация будет у меня.

Равиль оглядел множество закрытых стеллажей в комнате и уселся в кресло напротив друга.

— Кстати, Равиль, ты в курсе, что о тебе болтают наши кумушки в комнате отдыха? — усмехнулся Сева.

— Ты чего, умудрился там прослушку поставить? — удивился Равиль. — Что такого нового я о себе могу узнать из этих сплетен?

— Поговаривают, что Влада к тебе в секретари через постель пролезла, — усмехнулся Дронов.

— Хах, вот же бабы дуры. Кресло секретаря не золотом покрыто, чтобы таким методом действовать. К тому же я сегодня был с ней на медосмотре. Уговорил гинеколога на некую информацию. Девушка она ещё в самом прямом смысле. Так что поторопись с информацией на её парня. Он должен исчезнуть с моей дороги, — строго заявил Вольский.

— Как это, исчезнуть? — выпучил глаза Дронов.

— Алё, Дрон, ты о чём таком подумал? Сейчас не девяностые. Я просто хочу с ним поговорить, — Равиль щёлкнул пальцами перед лицом друга.

— Фух, ты меня напугал, Чеченец, — Сева с облегчением облокотился на спинку кресла, — с парнем дело сложнее будет. Я же не могу подойти к Владе с вопросом. Скажи, как зовут твоего парня и сколько ему лет, мне нужно собрать на него информацию? Откуда я знаю, может быть, девица врёт, что он у неё есть. В восемнадцать лет не все имеют парней.

— Я его собственными глазами видел. Ладно, работайте. Я вот что пришёл. Хочу сделать ей подарок на день рождения. Дорогой подарок, но так, чтобы она не знала, что это драгоценная вещь. У тебя же есть какой-то знакомый ювелир, работающий на дому. Черкни мне его адрес, я сейчас съезжу.

— Хорошо, я позвоню, предупрежу Мишу, что ты приедешь. Но ты уверен, что она вообще от тебя подарки брать будет? Она вчера за обед деньги отдать хотела.

— Знаешь такое выражение: не можешь — научим, не хочешь — заставим? Я найду способ сделать так, чтобы она приняла мой подарок, — Вольский сверкнул глазами, вставая.

Он взял листок бумаги с адресом ювелира и пошёл к себе.

— Приехали. Она ещё и девственница. Равиль, ты что задумал? Пф, всё, теперь девочке каюк. Он сделает все, чтобы девчонка была с ним, — тихо прошептал Сева.

***

Влада зашла в кабинет шефа с чашкой кофе. Она поставила её на стол и увидела телефон. Это был современный навороченный гаджет, который стоил очень дорого. «Да, мне о таком мобильном только мечтать приходится. Красивый, с сенсорным экраном и стилусом». Влада залюбовалась телефоном, проводя по его контурам пальчиком. Она не заметила, как тихо вошёл хозяин кабинета.

— Нравится мой сотовый? — усмехнулся он, подходя к ней.

Влада испуганно отскочила от стола.

— Простите, я не хотела трогать ваши вещи.

— На первый раз прощаю. Кстати, у тебя есть сотовый?

— Да, — пискнула она, мужчина подошёл слишком близко и чуть не прижал её к столу.

— Скажи мне свой номер, я позвоню. Нужно обменяться номерами, — улыбнулся Равиль.

Вольский положил одну руку на стол, а другой потянулся за своим телефоном. Он увидел, как испуганно сжалась Влада, хотя он к ней даже не прикоснулся.

— Чего ты так дрожишь, я тебя не трогаю, — елейным голосом проворковал он, глядя в её расширенные от страха зрачки.

— Тогда не стойте так близко, это не прилично, — дрожащим голосом сказала она.

Равиль наклонился и прошептал ей в самые губы:

— А если мне хочется так стоять, что тогда? От тебя пахнет шоколадом, и этот запах манит.

— В следующий раз вымоюсь хозяйственным мылом! — Влада, наконец, обрела смелость и, толкнув его, отскочила в сторону.

— Номер, Влада, — Равиль показал ей сотовый.

Девушка быстро назвала свой номер. Равиль набрал его на своём телефоне и проворчал:

— Что ты мне продиктовала? Абонент вне зоны действия сети.

— Ой, опять забыла на окно положить. Он у меня в сумочке валяется. Телефон старый, работает только на улице или у окна, — девушка быстрым шагом пошла в приёмную.

Равиль перевёл взгляд на чашку на столе. В ней была какая-то бурда, не поддающаяся описанию. Взяв чашку, он направился в приёмную. Потом с громким стуком поставил её на стол.

— Это что?! — рявкнул он гневно.

Влада от неожиданности уронила телефон, который достала из сумочки.

— Чего вы кричите, я не глухая. Ваша бывшая секретарь сказала, что вы пьете именно такой кофе, — она опустила голову.

— Ты не следила за тем, как она это делает? На слово поверила? Ладно, потом сам объясню. Подними телефон и принеси.

Сотовый оказался первым раскладным телефоном. Вместо привычного экрана были ячейки подобные калькулятору. А ещё имелась тонкая антенна.

— Где ты такую древность откопала? — изумился он.

— Папа отдал. Он купил его, когда я в шестом классе училась. Через год приобрёл себе новый. Этот отдал мне два года назад, когда ушёл из семьи. Он у нас на подоконнике лежал вместо домашнего телефона.

— Сегодня тебе принесут новый. В качестве служебного. Этот выкинешь. И никаких «но», я должен быть на связи с тобой двадцать четыре часа в сутки. Поеду по делам, скоро вернусь.

Равиль задал ей кучу работы. Потом закрыл свой кабинет и ушёл. По дороге к лифту он снова заглянул к другу.

— Сева, дай кому-то из парней задание. Пусть сходят и купят сотовый недорогой, но качественный. Наташка вчера корпоративный с собой унесла. Вставь в него маячок, прежде чем Владе отдать.

— Офигеть! Ты на ней помешался, Равиль! — возмутился Сева.

— Ты знаешь, Сева, что только тебе позволено со мной спорить, и нагло этим пользуешься. Делай, как говорю. Всё, я к ювелиру, - усмехнулся Равиль, выходя за дверь.

========== Глава 7 ==========

Ювелир Михаил Германович Шварц был шестидесятилетним евреем. Он жил с женой в большой трёхкомнатной квартире. Одну из комнат ювелир оборудовал под мастерскую, но туда он не пускал никого, кроме жены и двух сыновей, которые жили отдельно. Поэтому со своим гостем Шварц разместился в гостиной. Тут были: старая массивная болгарская стенка, диван, два кресла и журнальный столик. Равиль расположился с хозяином квартиры на диване, рассматривая несколько серебряных цепочек.

— Пожалуй, эту я куплю. Только у меня просьба. Деталь, на которой стоит проба, нужно переделать. Уберите все надписи, — сказал Равиль.

— Странное пожелание. Но раз вы просите, я переделаю. Что с кулоном? Какой он должен быть? — спросил удивлённый Михаил.

— Ключ, но такой, чтобы мог олицетворять ад и рай.

— У меня есть рисунки разных ключей, кажется, там был подобный, — Шварц достал пухлый фотоальбом. — В этих ячейках вставлены мои рисунки. Это украшения, которые я никогда не делал. Знаете, почему многие богатые люди заказывают ювелирные изделия у меня, а не покупают в магазине? Клиент выбирает сам, что хочет носить. Я делаю вещь в одном экземпляре, а эскиз уничтожаю. Единственное исключение, если клиент заказывает парное изделие, например, кольца. Вот нашёл. Этот ключ может подойти.

Равиль взял в руки альбом и внимательно рассмотрел рисунок. Ключик был красив. Верх состоял из ажурного креста заключённого в сердце. Позади сердца находились четыре крыла, два белых и два чёрных. В середине креста планировался камень.

— Можно сделать из любого металла. Как вам будет угодно, — улыбнулся ювелир.

Равиль посмотрел на морщинистое лицо старика с нереально светло-голубыми глазами. Потом он снова впился взглядом в рисунок.

— Сделайте из серебра той же пробы, что и цепь. Только никаких знаков. Хочу, чтобы человек подумал, что это бижутерия, — заявил Вольский.

— Тогда сзади нужно поставить гравировку «маде ин Китай». Я при всём желании не стану этого делать на своих работах, — усмехнулся старичок.

— Этого и не нужно. Камень возьмите вот этот, — Равиль достал носовой платок и развернул.

Шварц дрожащими руками включил настольную лампу и под ней рассмотрел камень.

— Божечки, это настоящий бриллиант. Якут, надо полагать? — с восхищением воскликнул он.

— Вы правы, Михаил Германович. Только поторопитесь с заказом. Двадцать седьмого числа я должен его забрать.

— Хорошо, всё будет в срок, — затараторил мужчина, заворачивая камень в платок.

Равиль выехал от ювелира довольный. Сначала он хотел заказать золотое украшение, но потом передумал. Влада ничего не носила, кроме дешёвых серёжек из бижутерии. Но у её матери, наверняка, что-то было. Хотя бы обручальное кольцо. Потому выдать серебро за простой металл ему показалось проще. «Потом, когда она будет моей женой, я расскажу всё. А пока, она просто должна принять этот подарок, думая, что это бижутерия с дешёвым фианитом. Она так бедно была одета в первый день знакомства, что наверняка в драгоценностях не разбирается».

***

Влада была расстроена. Мало того, что начальник уехал, навалив на неё кучу дел, в половине из которых она не разбиралась, так ещё эти косые взгляды. Начальник отдела кадров пришла подписывать какие-то бумаги. Она смотрела на неё так презрительно, как будто Влада таракан под её ногами. Девушка не понимала причины такого, но спрашивать не стала. «Наверняка, Наташа что-то наболтала перед тем, как уйти. Но я же не виновата, что Вольский её бросил. Я в его сторону смотреть лишний раз боюсь, не говоря уже о другом», — подумала девушка, забирая папку с документами.

После того, как начальница отдела кадров ушла, Влада открыла дверь кабинета шефа запасным ключом. Она положила папку с документами на стол, а рядом деньги. Глубоко вздохнув, девушка отправилась работать.

Вольский, даже не глянув на Владу, быстрым шагом вошёл в свой кабинет. Он подошёл к столу и увидел папку и деньги. На столешнице лежали мелкие монеты по пять и два рубля, но он точно помнил, что мелочь в таком количестве у него водилась крайне редко. Он разворошил кучку монет и с гневом уставился на копейки. Такие гроши он вообще никогда не брал. Всё, что было до рубля, предпочитал оставлять на кассе.

— Влада, живо в кабинет! — рявкнул он в селекторную связь.

Влада аж подскочила от резкого и громкого окрика. Она вылетела из-за стола и понеслась к шефу.

— Что случилось?! — спросила она, забегая в кабинет.

— Что это?! — Равиль указал пальцем на стол.

— Ну.… Это… Полина Юрьевна на подпись принесла. Что, я не должна была в ваш кабинет без спроса заходить? Но вы сами отдали мне ключ, — промямлила она.

— Я о деньгах говорю, Влада? — он подошёл к ней и посмотрел прямо в лицо.

— А что такое?! Там ровно стоимость вчерашнего обеда ни больше ни меньше! Я всё до копеечки вернула! — возмутилась Гранина.

— Что мне в тебе нравится, Влада, боишься меня и тут же огрызаешься. Забери деньги, — он протянул руку и указательным пальцем провел по её щеке.

Сердце девушки забилось в бешеном ритме. Она отступила от него на шаг.

— Вот уж нет. Я и так вам должна. Не хочу, чтобы мои долги росли.

— Я что, не могу угостить тебя обедом? — удивился он.

— Нет, не можете! Вы мне не отец, не брат, не парень и не муж! — заявила она, с гордо поднятой головой.

Равиль усмехнулся и сделал шаг по направлению к ней.

— Тебе не кажется, девочка, что слишком много «не». Я уже говорил, как не люблю подобные слова. Ещё раз так скажешь, и я разозлюсь. Забери деньги, — вкрадчивым голосом сказал он.

— Ну и злитесь себе на здоровье, а я пойду работать. Я устраивалась сюда, чтобы помочь брату, а не для того, чтобы меня высокородный барин обедами угощал, — сказала Влада и, развернувшись, пошла прочь.

Только она приоткрыла дверь, как мужчина стукнул по ней кулаком и она снова захлопнулась. Влада подскочила на месте от неожиданности. Она увидела, как его ладони облокотились о дверь по обе стороны от неё, не давая уйти. Мужчина не касался её, но стоял так близко, что она чувствовала его дыхание.

Вольский наклонился и прошептал у её уха.

— Кажется, я не разрешал тебе уходить, девочка.

— Я вам не девочка, а Влада Андреевна. В крайнем случае, Влада, и то только потому, что вы старше меня, — дрожащим голосом произнесла она.

— А что если я тебе предложу стать моей девочкой? — он провел рукой по её волосам.

— Не все девушки падают к ногам богатых людей. У меня есть парень, и я не намерена его бросать. Отойдите, или я буду звать на помощь, — попыталась сказать она, а колени буквально подгибались от страха.

— Иди, но запомни, я просто так не сдамся, — улыбнулся он, отступая от неё.

— Будете приставать, я уволюсь, — она обернулась, пытаясь быть решительной.

— Ой, а братишке как тогда поможешь? К тому же, я не собираюсь к тебе приставать. Хочу просто поухаживать за тобой. И ещё одно, заявление на увольнение я тебе не подпишу, можешь даже не мечтать. Иди работать, детка, — Равиль выделил последнее слово.

В душе у девушки смешались страх, гнев и досада. Она сжала руку в кулак и громко сказала.

— А вот вашей деткой я никогда не буду! Можете даже не мечтать, господин Вольский! — после пламенной речи девушка вышла, громко хлопнув дверью.

Она услышала за спиной оглушительный смех.

— И всё-таки ты великолепна, Влада! — крикнул он, а про себя добавил: «Можешь начать забывать своего парня. И даже не думай мечтать о другом мужчине, кроме меня, детка».

Влада снова села в офисное кресло, руки дрожали как у паралитика, а сердце бухало набатом в груди. «А если он действительно решиться ко мне приставать? Что тогда делать? Ведь он прав, эта работа хорошо оплачивается, и нужна мне, чтобы Антошу не отобрали». Влада чуть не взвыла от досады. День начался с унизительной процедуры осмотра у гинеколога. Потом пришлось быстро запихивать в себя обед, пока начальства нет на месте. Не хотелось идти в комнату отдыха, где собираются сотрудники. А проще говоря, было страшно. Теперь эти заявления Вольского. «Это — не начальник. Это — наглый, зажравшийся тип. Какая я ему детка?! Пусть ищет себе другую, а меня не трогает!»

Через некоторое время Владе потребовалась помощь. Осталось решить такие задачи, в которых она пока не смыслила. Вольский сел на стул рядом с её креслом и, слегка наклонившись над столом, объяснял суть дела. Он сидел максимально близко, но, тем не менее, так, чтобы не коснуться её. Вольский просто жаждал вдохнуть этот шоколадный запах её волос. Он буквально дурел от него, как от наркотика. Равиль с трудом сдерживал себя, чтобы не сгрести её в объятия и поцеловать шею, так хотелось проверить, насколько сладко пахнет её кожа. Равиль уже и не помнил, когда вдыхал такой манящий аромат. Кажется, это было ещё с Леной. Остальные девицы, с которыми он спал, всегда воняли каким-то парфюмом. Именно воняли, потому что ему не нравился ни один из этих запахов. Тоже было и с Наташей. Когда Равиль заявил, что ему неприятен парфюм, та просто сменила один на другой.

— Ну, всё, я тебе помог. Думаю, на сегодня хватит. Пять часов уже. Поехали домой, Влада, — улыбнулся мужчина.

— Конечно, я только компьютер выключу, — она с облегчением перевела дух.

Сидеть в такой близости от него было неловко. Вольский сел слишком близко и будоражил нервы. А ещё, оказалось, что от него исходит еле уловимый аромат лимона и мяты. Вероятно, это был какой-то дезодорант, только и всего. Но в какой-то момент ей захотелось придвинуться к мужчине ещё ближе, чтобы полной грудью вдохнуть этот аромат, смешанный с запахом его тела. Влада вспомнила, что от Максима всегда пахло сигаретами. Этот запах вызывал отторжение. Девушка попросила не курить когда они вместе, но Максим обиделся и тогда она уступила. Сейчас Влада стояла в лифте и вспоминала об этом. Она ругала себя за желание вдохнуть его запах. Не понимала, что с ней произошло, поэтому испугалась такой своей реакции. «Эх, была бы жива мама, я бы спросила, что это было. Не идти же с такими проблемами к отцу. У подруги тоже мало опыта, и она только посмеётся надо мной. Так, всё, очнись, Влада. Подумаешь, от него не несёт противным табаком. Зато он пытается к тебе приставать. У-у-у, змей Горыныч, несчастный, я тебе не Наташа, и ноги на столе не буду раздвигать! Эй, а с чего это он вдруг несчастный?! По-моему это я пострадавшая! Мало того, что работой по самую макушку загрузил, так ещё и волосы руками лапает! Моё, не дам, вот так!», — последние фразы она произнесла про себя с особым гневом, выходя на улицу.

Вольский вышел из соседнего лифта и ринулся к дверям.

— Куда, а меня подождать? — Равиль схватил девушку за руку.

— Что случилось? Вы сами меня отпустили домой, — удивилась она.

— Да, но домой мы едем вместе. Забыла? — нахмурился он.

Влада вырвала свою ладонь из его руки и сказала решительно:

— Первое — я еду домой одна. Второе — на маршрутном такси. Третье — можете ехать куда угодно, господин, но без меня.

Вольский округлил глаза от изумления. Ещё ни одна девушка не разговаривала с ним таким тоном, чтобы потом не поплатиться за это. Он не понимал, почему ему так нравятся её дерзкие речи, которые она произносит дрожащим от страха голосом. Эти две совершенно не сочетаемые вещи —дерзость и страх — возбуждали в нём инстинкт охотника. Девчонке всё сходило с рук, но, разумеется, долго так продолжаться не могло. Он догнал её на краю автостоянки и, схватив за плечи, развернул на себя.

— Ты хотя бы соображаешь, как ты со мной разговариваешь?! Я твой начальник, так изволь подчиняться! Иди в машину! — гневно прошептал он, а потом более спокойно сказал, — я тебя даже пальцем не трону, даю слово.

Влада посмотрела в сторону, чтобы успокоиться, и увидела неподалёку ту самую бухгалтершу. Наглая мадам стояла и тупо пялилась на них.

— Отпустите, пожалуйста, на нас смотрят, — в глазах неожиданно заблестела влага.

Равиль увидел, что она вот-вот заплачет, потом посмотрел в ту сторону, куда смотрела недавно девушка.

— Ну, ты чего, из-за неё расстроилась? Хорошо, езжай домой, Влада. Телефон новый не выключай. Если что, мой номер у тебя есть.

Равиль отстранился и пошёл к своему автомобилю. «Упрямая девушка, и в кого она такая? Хочу её до помутнения в голове. Нужно себя сдерживать, натворишь дел, потом не исправить. Эх, разучился я за девушкой ухаживать. В последнее время они сами к моим ногам падают, а эта малолетка только огрызается. Ничего, скоро всё будет по-другому, моя маленькая фея».

========== Глава 8 ==========

Сидя в маршрутном такси, Влада думала, что не стоит огрызаться и повышать голос на шефа. В конце концов, он тот, кто помог ей с опекой. Даже медосмотр оплатил, разрешив, завтра занести справку в администрацию, а уж потом приехать на работу. Девушка решила, что больше не будет препираться и грубить. «Но он говорит такие вещи. Как на них тогда реагировать? Эх, мой язык до добра не доведёт. Ещё, чего доброго, уволит». Потом Влада вспомнила, как на них смотрела пожилая бухгалтер. Девушка могла бы поклясться, что об инциденте с шефом завтра будет знать весь офис.

Когда Влада выходила из автобуса, то в сумочке раздался звонок новенького телефона.

— Привет, Макс.

— Привет, я хочу встретиться. У меня сегодня рабочий день, но после восьми я буду свободен.

— Приходи. Мы с Антоном будем тебя ждать, — сказала она и сбросила вызов.

Забрав брата из детского сада, Влада зашла домой. Квартира встретила необычными запахами. После долгого проветривания здесь совсем не пахло лекарствами. Только вещи в шкафу ещё источали слабый аромат мамы, но выкинуть их не поднималась рука. Да и сорок дней не прошло. На глаза снова навернулись слезы. Влада усилием воли подавила их, чтобы не расплакаться. Вчера забежала в гости одна из маминых подруг, благо жила недалеко. Ольга, была симпатичная женщина средних лет. Она посидела у Влады лишь пять минут. Спросила, как дела. Посетовала, что их отец натуральное дерьмо, раз не взял сына под опеку. Влада, пользуясь случаем, спросила женщину, могла ли мама изменить отцу.

— Нет, что ты. Она же его до обморока любила. Терпела все его шашни на стороне, лишь бы не бросил. Сейчас, чего скрывать, я бы сказала правду. Но у неё единственный мужчина в жизни был, только твой отец, — совершенно искренне ответила Ольга.

Сейчас Влада снова вспомнила этот разговор, а потом перевела взгляд на брата. Ко второй маминой подруге обращаться бесполезно. Она скажет то же самое. Но что-то всё равно не сходилось. У Антона была редкая группа крови. К тому же он мало чем походил на них. Его тёмно-карие глаза напоминали чьи-то ещё, но она не могла понять чьи. «Может, детей в роддоме перепутали? Только как теперь узнаешь?» Раньше Влада никогда не задумывалась, на кого похож Антон. Мальчик с самого рождения был её братом и остался до сих пор. Она ни за что не отдаст его.

Пока Антон смотрел мультфильмы, девушка занялась домашними делами. Теперь это делать можно только после работы и в выходные дни. До выходных ещё долго, а мальчику нужна чистая одежда в детский садик. Влада принесла на кухню вещи для стирки и обнаружила, что, вдобавок ко всем бедам, сломалась стиральная машина. Она тут же набрала номер отца.

— Привет, пап. Вы уже приехали?

— Да. Что нужно? — безразличным тоном осведомился отец.

— Одолжи мне деньги. Стиральная машина сломалась. Я отдам, как смогу. Теперь даже вещи не постирать. Антошкины я на руках выстираю. А постельное как? — робко попросила она.

— У тебя его ещё не забрали? — удивился отец.

— Нет. Я устроилась на работу. Опеку на меня оформляют.

— С ума сошла?! Тебе учиться надо! Я тебе не говорил, но я по-тихому заказал экспертизу ДНК два месяца назад. Ты моя дочь, а он не мой ребёнок. Я подал заявление в суд, чтобы на этом основании меня освободили от алиментов, и выиграл дело. Так что имей в виду, он для меня чужой. Я ничем ему не обязан. А ещё, пока ты не сдашь его в детдом, и не пойдёшь учиться, тебе я тоже помогать не стану. Позвони, когда оформишь его туда. А пока, раз ты возомнила себя такой взрослой, то и расхлёбывай проблемы сама, — строгим тоном произнёс Андрей и отключил вызов.

Влада, безмолвно заплакала. «Значит Антон действительно не его сын? Но даже если их в роддоме перепутали, он всё равно мой брат. Я его не брошу, и никому не отдам. Ну, всё, не реви. У тебя руки есть. Постираешь руками, и постельное белье тоже. Раньше, даже зимой в проруби полоскали и ничего. Тебе восемнадцать лет, Влада, не ещё, а уже. Ты взрослая, поэтому нечего сопли на кулак наматывать», — подбодрила она саму себя, потом подхватила одежду и пошла в ванную.

После восьми вечера заявился Максим. Он бывал в квартире Влады уже не раз. Даже с мамой был знаком. Поэтому обстановка в комнатах была привычной.

— Привет, — он поцеловал девушку в губы.

Влада с неудовольствием отметила, что перед тем как прийти сюда он покурил. Даже мятная жвачка не до конца перебила противный запах. Но Влада в очередной раз промолчала, в конце концов, многие мужчины курят.

— Что случилось, ты такая грустная? — спросил он, снимая ремень сумки с плеча.

— Привет. Проходи. Я чайник поставлю, тогда и поговорим, — Влада развернулась и прошла на кухню.

Максим повесил сумку на вешалку и увидел, как из комнаты выходит Антон. Мальчик поздоровался с гостем, но сразу ушёл обратно. Антон не мог понять, почему ему не особо нравится этот парень. Может потому, что приходит всегда с пустыми руками. В кино он часто замечал, что парни на свидания ходят с цветами, а этому даже полевые нарвать лень. «Ничего, вырасту, пойду работать и обязательно подарю сестрёнке самый большой букет», — подумал малыш, снова усаживаясь на диван.

Максим прошёл на маленькую кухню Граниных. Возле стен стояла мебель и бытовая техника. Даже у окна стоял стул. Таким образом, остался небольшой пятачок посередине, на котором двоим развернуться было трудно. Влада стояла у стола и нарезала бутерброды в тарелку. Максим обнял её сзади.

— Так что случилось, зайчик? — спросил он.

— Стиральная машина сломалась. Отец даже в долг денег не дал. Оказалось, он сделал анализ ДНК. Антон действительно не его сын. Говорит, пока не сдашь его в детский дом, справляйся, как хочешь. Он даже суд выиграл и больше алименты ему платить не будет, — буркнула Влада, передёрнув плечами.

— Нашла проблему, — хмыкнул парень.

— Ты что, хочешь, чтобы я брата в детдом сдала?! — изумилась девушка.

— Конечно, нет. Просто ты забыла, что на Антона пособие по потери кормильца оформят. Вот и купишь с этих денег, — поспешил оправдаться он.

Девушка почувствовала, как его руки с живота поползли вверх, а потом коснулись груди.

— Не надо, — она ударила его по рукам.

— Что не надо? Мы встречаемся уже полгода, я устал ждать. А вообще давай сойдёмся и будем жить как семья, — заявил он.

— Ты мне замуж предлагаешь? — изумилась Влада, разворачиваясь к нему лицом.

— Да, живут же сейчас гражданским браком. Посмотрим, как у нас получится. Уживёмся, распишемся через пару лет, а если нет, останемся друзьями, — улыбнулся он.

Брови девушки поползли вверх от удивления. Она глубоко вздохнула и резко ответила:

— Нет, я не согласна. Моя семейная жизнь начнётся с первой брачной ночи, а она бывает только после загса.

— Заяц, ну что за чушь ты несёшь? Сейчас многие пары так свои чувства проверяют, — Максим раздражённо всплеснул руками.

— Я не многие! Не желаю, как стадо баранов, отдавать дань моде! — тихо, но гневно сказала она.

— Замечательно, это значит, я один из баранов, по-твоему? Я реально предложил попробовать жить вместе как семья. Отдавал бы тебе зарплату, уже бы легче было! — возмутился он, садясь за стол.

— Не в деньгах счастье, Макс! — Влада выключила чайник.

— А в чём? Объясни мне, тупому.

— Само словосочетание «за мужем» именно так, раздельно. Это значит, что женщина за своим мужчиной, как за каменной стеной. Она знает, что он её защита и опора в трудные времена. А с гражданским браком всё иначе. Кто ты мне тогда будешь? Так, ни пришей, ни пристебай. Вроде уже не парень, а раз не расписаны, значит, ещё не муж. Чуть что, сразу в кусты, — она поставила перед ним кружку с чаем.

— О боже, где ты такой чуши набралась, Влада, — парень стукнул себя по лбу ладонью, — в любом случае твою мать даже печать в паспорте не спасла. Отец ваш развёлся с ней. Ты что думаешь, все женатые пары живут до гроба, дураки оба?

— Нет. Но ложиться в постель с человеком, который мне пока никто, тоже не буду, — буркнула она, присаживаясь напротив.

— Почему это никто? Я люблю тебя. Просто не считаю нужным в свои годы, лишние печати в паспорте ставить. Вот через пару лет возможно.

— Тогда я подожду, пока ты созреешь, Максим, — строгим голосом сказала она. — Пей чай и прощайся. Нам скоро спать ложиться.

Уходя, парень ещё раз попросил Владу подумать над его предложением. Влада дала обещание, хотя всё уже для себя решила. Ей нужен настоящий муж, которой вместе с ней примет в семью Антона. Максим однажды намекнул, что в детском доме тоже неплохо живут. Она сможет навещать брата, если его отберут. Владе совсем не нравились такие речи. А ещё она до сих пор не могла разобраться в себе.

С Максимом они познакомились случайно. Он пришёл к брату Кати Рустицкой, которая была её подругой. Влада тоже гостила у подруги, и они познакомились за чашкой чая. Потом парень вызвался проводить её домой и предложил встречаться. Девушка сказала, что подумает. Максим был довольно симпатичным парнем, но Влада сомневалась. Тогда Катя заявила: «А что ты теряешь? Наоборот, будет лучше. Все в классе поймут, что ты нормальная. А то, что у тебя взрослый парень, добавит статуса. Все девчонки в классе с кем-то встречаются, даже я. Одна ты осталась. Я слышала, что над тобой смеются и говорят, что ты розовая». Тогда Влада согласилась, справедливо решив, что так будет лучше. Только вот уже полгода прошло, а она так и не поняла, что к нему чувствует. Когда Максим не появлялся несколько дней, то начинала скучать по нему. Но почему-то с трудом терпела его поцелуи и объятья. Другие парни пытались подружиться, но это были в основном наглые типы, которые сразу намекали на секс. Таких девушка безжалостно отшивала, и бежала на свидание всё к тому же Максиму.

***

Парень шёл по улице, заложив руки в карманы и от злости, пиная камешки ногами. «Эта упрямая девка снова меня отшила. Вот что такого я сказал? Что? Многие пары живут не расписанными и наслаждаются жизнью. Этой обязательно официальную регистрацию подавай. Деньги не главное. А как без денег она собралась брата растить? Ещё целых двенадцать лет ждать пока он станет совершеннолетним. Возможно Антоха даже не брат ей, а она вцепилась в него, как родная мать. Я-то думал, сойдёмся, а потом я уговорю её сплавить пацана. Не обязательно в детский дом. Есть училища, где берут с первого класса. Например, Суворовское. Но, по-моему, это дохлый номер. Она его до старости, как маленького, опекать будет. Вокруг столько согласных на всё девушек, а я влюбился в эту снежинку. Чуть что, сразу нет, не трогай меня. Я, между прочим, мужчина, а не глыба льда».

Максим решил, что обязательно поговорит с девушкой ещё раз, по поводу совместной жизни. Может даже попросит её подругу повлиять на Владу.

========== Глава 9 ==========

Влада пришла на работу и услышала крики из кабинета. Вольский орал так, что даже закрытые двери не спасали.

— Три месяца подряд вы не можете нормально работать! Опять превышен порог «покупательской забывчивости»! Третья проверка показала самый худший результат! Сто тысяч это вам не пятьдесят рублей! Можете писать заявление на увольнение! Что, камер видеонаблюдения нет?! В других магазинах их тоже только устанавливать начали, но у них нет такого бардака как у вас! Даю вам время сегодня и завтра, чтобы передать дела заместителю!

Влада почему-то на цыпочках прошла до своего стола. То, что у шефа плохое настроение, было понятно, и не хотелось попасть под горячую руку.

— Влада, где тебя носит! Кофе мой где?! — раздалось гневное по селектору.

Девушка робко заглянула в кабинет шефа.

— Здравствуйте. Сейчас сделаю. А как это вы узнали, что я пришла? — удивлённо спросила она.

— Тебя только это волнует? Иди, работай! Через пять минут мой кофе должен быть на столе!

«Какой ядовитый змей его сегодня цапнул? На меня чего злиться, я ещё не успела провиниться», — подумала она, уходя.

Принеся шефу кофе, Влада занялась работой, стараясь, как можно меньше ему докучать. Равиль не выходил из своего кабинета и всё время кому-то звонил. Иногда девушка слышала обрывки его гневных речей. «Действительно, монстр. И чего так орать? Можно подумать, все вокруг глухие, как пробки», — сморщилась она, понимая, что он даже на обед не уходит. Теперь не удастся по-быстрому перекусить за рабочим столом. Придётся идти в комнату отдыха.

Влада подхватила маленький контейнер с едой, потом настроила себя на встречу с сотрудниками офиса и отправилась обедать.

Вера знала, что с самого утра нужно будет ехать в банк, из-за чего она пропустит утреннее чаепитие. Поэтому она взяла с собой обед, чтобы посплетничать с приятельницами о том, что она вчера увидела. Прямо сейчас Таманская сидела среди сослуживцев и елейным голоском вещала:

— Представляете, он её за руку возле дверей хвать. Типа куда это ты без меня? А эта вша зелёная с ним таким тоном разговаривала, как будто он ей ровня. Потом Гранина быстро пошла куда-то, а Вольский за ней. Тут уже я не слышала, о чём они говорили. Только он её за плечи держал. Вот так, девочки. Вы когда-то видели, чтобы наш Монстр за кем-то бегал? У неё там, образно говоря, всё бриллиантами покрыто, если он до такого опустился.

— Ага, современная молодёжь не такая скромная, как были мы. Они сейчас такое в постели вытворяют, что тебе и не снилось, Верочка. Вот этой только восемнадцать, а опыта, наверное, хоть отбавляй, — заявила начальница отдела кадров.

— Может, всё не так, как вы думаете. Наверняка она его продинамила, вот он и бегает за ней, — заступилась одна из девушек из отдела аналитики.

— Машуня, мне племянница сказала, что они окончательно расстались. Монстр её самым откровенным образом послал. Вчера Наташа попыталась его вернуть. Звонила, умоляла. Он сказал, что нашёл с кем спать, а она пусть идёт лесом, — грустным тоном произнесла Вера, — так что не обольщайтесь, Гранина уже легла под него. Ну, а кто откажется? Он же богатый и красивый.

Влада стояла у приоткрытых дверей и всё слышала. Она была в шоке от того, что ничего толком о ней не зная, все решили, что она шлюха, готовая спать с мужчиной ради денег. Было так обидно, что на глаза навернулись слёзы. Девушка решила уйти, но вдруг кто-то сказал, что тоже собрался уходить. Влада понеслась по коридору, не разбирая дороги, прижимая контейнер к груди. Слезы застилали глаза, из-за этого она плохо видела. Забежав в приемную, девушка столкнулась с чьим-то широким торсом. Крышка контейнера открылась и облила белоснежную рубашку её содержимым.

Вольский, наконец, решил сходить в столовую. Он увидел, что Влада ушла. Заложив руки в карманы брюк, Равиль направился на выход. Вдруг девочка ворвалась в приёмную как ураган, а потом столкнулась с ним. С неудовольствием мужчина наблюдал, как по его рубашке растекается обед Влады. Контейнер падает на пол и забрызгивает безупречно чистые туфли остатками еды. Девушка перевела взгляд с безобразного жирного пятна на его рубашке, на его лицо. В её глазах стояли слезы, а щеки были мокрые.

— Простите, Равиль Михайлович, я не хотела, честно. Я куплю вам такую же рубашку, — захлебываясь слезами, сказала она.

— Эта вещь стоит как три твоих зарплаты. Всё ещё хочешь купить? — нахмурился он. — Ладно, к чёрту рубашку. Лучше скажи, кто тебя обидел?

— Никто, я сама и вообще, — потупилась она.

— Сама себя обидела? — усмехнулся он, поднимая ее подбородок двумя пальцами. — Я просил тебя не врать мне. А ещё всегда говорить как есть. Я обещал, что в случае чего разозлюсь. За испорченную вещь ты будешь наказана.

Влада с ужасом наблюдала, как Вольский закрыл приёмную на ключ. Потом он схватил её за а руку и потащил в свой кабинет.

— Что происходит?! Куда вы меня тащите?! Я не хочу! — заорала она.

— Не ори, никто тебя не тронет. Просто маленькое наказание. Должен же я отучить тебя врать мне, — он поставил её посередине комнаты, а потом подошёл к дивану и сел.

— Подойти к столу. В верхнем ящике лежит упаковка влажных салфеток. Возьми их и вытри мне туфли, — Равиль расслабленно облокотился о спинку дивана.

«Почистить ботинки и всего-то. Любой дурак сможет», — вытерев слезы Влада, пошла к столу. Когда она открыла ящик, то в глаза бросились несколько ярких упаковок с презервативами. Девушка застыла, приоткрыв от изумления рот.

— Тебя нужно вечность ждать, Влада? Между прочим, я есть хочу, — строго сказал он.

Этот приказной тон вывел её из транса. Она взяла упаковку салфеток и пошла к нему. Чтобы вытереть его обувь пришлось встать на колени, но ей было на это наплевать. Девушка переживала, что испортила дорогую рубашку шефа.

— Всё, я справилась с заданием, — наконец сказала она, вставая.

— Отлично. Теперь подойти к шкафчику, там висит запасная рубашка. Принеси её сюда и положи на диван.

Влада поспешила выполнить просьбу.

— Ваша рубашка, господин Вольский. Я, пожалуй, пойду, — сказала она, разворачиваясь к дверям.

Равиль схватил её за руку, не давая уйти.

— Куда собралась? Я не разрешал уходить. Ты не доделала работу. Сними с меня рубашку, потом вытри грудь салфетками и надень чистую вещь, — ехидно улыбнулся Равиль.

— Эй, вы что, сами не в состоянии одеться. Я секретарь, а не нянька! — возмутилась она, пытаясь выдернуть руку из его стальной хватки.

— Но это твоё наказание за мою испорченную вещь. Услуга няньки, вместо денег.

Влада глубоко вздохнула. Если к общему долгу включить стоимость дорогой испорченной вещи, они с Антоном на хлебе и воде жить будут. И без того скоро придётся деньги до зарплаты брать взаймы у кого-то. Она решила выполнить его приказ, ради маленького брата.

Равиль с удовольствием наблюдал, как она что-то решает в своей умной голове. За эти пару дней он убедился, что Влада не была красивой девушкой с куриными мозгами. Единственное, что она делала не так, это временами повышала голос и дерзила. Но всё исключительно из-за того, что не знает его настоящего. Сотрудники офиса, работающие тут давно, привыкли заискивать перед ним. Они боялись даже его взгляда, так он себя поставил. Но это не ограждало его от сплетен. В своём время Равиль плюнул на всех этих сплетниц, не считая нужным с ними вести войну. Сейчас он подозревал, что какие-то слухи коснулись Влады. «А вот за свою девочку я порву всех на клочки», — подумал он.

Влада дрожащими пальцами расстёгивала рубашку Вольского. Было неловко от того, что он заставил её это делать. А ведь ещё предстоит увидеть его полуголым. Девушка опустила глаза в пол и осторожно сняла с него белоснежную ткань. Поднять глаза и посмотреть на его тело, не было сил. Вдруг ей под нос сунули упаковку салфеток.

— Вытирай всё, чтобы ни следа не осталось. Ткань тонкая и масло просочилось сквозь него.

Влада вынула пару салфеток и прикоснулась к его груди. Для этого пришлось поднять голову. Влада ещё никогда так не прикасалась к голому мужчине. Брата она купала, но он ещё совсем маленький, и никакой неловкости не вызывал. Здесь было совсем другое, поэтому щеки начали гореть.

— Ты так покраснела, — улыбнулся Равиль. — Знаешь, мне приятны твои робкие прикосновения.

Равиль накрыл её холодную ладонь своими тёплыми пальцами, а потом прижал к своей груди.

— Что вы творите, отпустите немедленно, — шикнула она.

— Я хотел бы за тобой поухаживать, но прости, разучился это делать за многие годы, — Вольский погладил её пунцовую щёку.

— Можно подумать, у вас мало девушек было, — проворчала она, опуская глаза.

— Всего две, — откровенно ответил он.

— Ну да как же, а остальные? Ни за что не поверю, что у мужчины вашего возраста было только две девушки, — не поверила она.

— Ты права, у меня было много женщин, но девушки только две. Остальные просто те, с кем я тупо трахался. Ты покраснела ещё больше. Не думал, что современную молодёжь можно смутить разговорами о сексе. Ладно, одевай меня. Но учти, это ещё не всё наказание, девочка. Ты идёшь со мной обедать, а вечером поедем вместе. Я отвезу тебя до детского сада, — довольно улыбнулся он.

— Я уже говорила. Я не ваша девочка. Нужно повторить несколько раз? — возмутилась она, поправляя на нём свежую рубашку.

Вольский схватил её за подбородок и, подняв голову, заглянул в глаза.

— Послушай, Влада, я уже сказал, что разучился ухаживать за девушкой. Но ты моя и этого теперь ничто не может изменить, — ледяным тоном сказал он.

Влада ударила его по руке и отскочила на пару шагов.

— Вы что совсем ку-ку?! Я уже объяснила, у меня есть парень! — сказала она с гневом, и только потом сообразила что ляпнула. — Ой простите, я не хотела вас обзывать.

— А вот за это ты будешь ещё раз наказана. Утром в половину восьмого жди меня у детского сада. Теперь с работы и на работу будем ездить вместе, — ехидно улыбнулся он, сам застёгивая пуговицы.

— Вы не имеете право мне указывать! Этого пункта нет в трудовом договоре, вот! — заявила она.

— Ха-ха-ха. Ты забыла, с кем разговариваешь. Я здесь хозяин.

Вольский подошёл к столу и набрал на телефоне номер отдела кадров.

— Добрый день, Ирина Борисовна. Это Вольский. Я хочу, чтобы вы написали приказ об изменениях в контракте Граниной. Включите в контракт пункт о том, что она должна с сегодняшнего дня с работы и на работу ездить на служебном транспорте. Автомобиль укажите с моими номерными знаками. Также напишите исключения, если я в отпуске, на больничном листе или в командировке. Зайду через час и всё подпишу.

Вольский положил трубку телефона на рычаги, а затем посмотрел на застывшую в шоке Владу.

— Вы не можете. О нас ещё больше слухов поползет, — с трудом выдавила она из себя.

Он подошёл к ней, а потом неожиданно обнял.

— Я понял, что ты от меня скрываешь. Но ничего не говори, теперь я и сам всё узнаю. Пойдём обедать, я есть хочу.

Влада вдохнула слабый аромат мяты и лимона, исходивший от него. И одернула себя при мысли, что стоять с ним в обнимку гораздо приятнее, чем с Максимом. Вольский в свою очередь уткнулся в её волосы.

— Я не настолько богатая, чтобы каждый день обедать в кафе, — буркнула она, пытаясь отстраниться.

— Я не настолько бедный, чтобы не накормить свою девушку. Забудь о сплетнях. Есть только я и ты. Нет, мы, я твоего брата забыл, — он ещё крепче прижал её к себе.

— Я смотрю, русских слов вы не понимаете, — произнесла она, строго нахмурив брови.

— У меня отличное знание русского языка. Просто то, что я хочу, должно быть моим, вот и всё. А теперь пойдём обедать. И только попробуй сказать нет. Понесу на руках на виду у всего офиса, — на лице Вольского появилась довольная ухмылка.

— Ладно, но не думайте, что я так просто сдамся. Меня не интересуют ни ваши деньги, ни вы сами, господин Вольский, — Влада оттолкнула его и пошла вперёд.

«Надо же какой самоуверенный тип. Всё, что он хочет, должно быть его. Я не вещь, и моё мнение тоже нужно учитывать», — с неудовольствием подумала она.

«Маленькая, пугливая, и такая кусачая. Мне это даже нравится. Не думай, детка, что ты так просто от меня отвяжешься. Не на того напала», — весело хмыкнул про себя он.

========== Глава 10 ==========

После обеда Вольский заглянул в кабинет друга.

— Ты вовремя не пришёл в столовую. Я поел без тебя. Что-то случилось? — спросил Сева.

Равиль, сев напротив друга, рассказал об истории с Владой.

— Я ещё не прослушивал эти записи. Бери второй наушник, сейчас включу.

Сева вставил наушник в ухо, а потом быстро пробежался пальцами по клавиатуре компьютера. У Равиля была отличная память, поэтому он без проблем узнал всех говоривших.

— Сева, раньше я молчал, но это все границы перешло! — повысил голос Вольский, кидая наушник на стол. — С такой же лёгкостью эта бухгалтерша секреты фирмы может выболтать, только попроси.

— Согласен с тобой, дружище. Давай, я поговорю с ними сам по-тихому. Ты в гневе дров наломаешь.

Вольский, скрипнув зубами, грохнул кулаком об стол.

— Попроси их уволиться, сегодня же! Начальником отдела кадров поставь Ирину Борисовну. Она одна из немногих заступалась за Гранину. Бухгалтера пусть срочно ищут.

— Мебель не ломай, Равиль. Тебе же её и покупать потом. Я всё сделаю, не переживай. В течение часа этих дамочек в офисе не будет.

— Надеюсь на тебя, дружище, — Вольский поднялся и пошёл к себе.

— Стой. Я тебе не отдал досье. Держи, тут всё на Гранину и кое-что на её парня.

— Спасибо, — Равиль забрал папку и вышел.

Следующие полчаса Вольский изучал содержимое папки. Выходило, что Влада действительно имеет дедушку и бабушку со стороны отца. Родители матери погибли, когда ей было четырнадцать лет. Девочку воспитывала бабушка. Старушка умерла восемь лет назад. Другой родни со стороны матери у Влады нет. А вот отец примечательная личность. Успешный человек, ещё в девяностые занимавший должность заместителя директора на одном из заводов. Там он работает до сих пор. Женился второй раз. Имеет сына. Удалось встретиться с его второй женой. Та оказалась девицей падшей на деньги. За определённую мзду, она выболтала секреты семьи Граниных. В том числе, что Андрей Гранин делал ДНК. Поведала она и о парне Влады. Родители не богатые. Работают менеджерами. Сам парень якобы трудиться в магазине, то ли консультантом, то ли ещё кем. «Интересно, значит, брат Влады ей родня только по матери, а она всё равно решила его воспитать. Похвальное качество. А вот о её парне маловато информации. Хотя то, что он из семьи среднего класса уже хорошо. Проще будет разговаривать с ним». Удовлетворённый информацией, Равиль закрыл папку и положил её в сейф. Вообще-то такие досье хранились у Дронова, но эта информация нужна лично ему. Там было ещё много сведений, адреса, например. Вольский подумал, что лучше встретить молодого человека у его работы, но он не знал, в каком магазине тот трудится, как и места жительства. «Нужно бы дать задание Севе узнать всё это. А пока, следует переключиться на работу».

***

Вечером Влада села в автомобиль шефа. Вольский действительно вписал этот пункт в договор. Её даже вызывали в отдел кадров для подписания бумаг и выдачи второго экземпляра. Там же она узнала, что начальник кадров и одна бухгалтер увольняются. Девушки, сидящие за столами, посмотрели на неё, как на врага народа. Только Ирина Борисовна сказала ласково:

— Не обращай внимания. Все думают, что Вольский их из-за тебя поганой метлой прогнал. Я с ним солидарна. Нечего свой язык распускать, если нет достоверной информации. Всё со временем образуется.

Влада была благодарна этой женщине за поддержку. Хоть кто-то не думает о ней плохо. Но то, что Вольский из-за за неё приказал людям уволиться, почему-то покоробило.

— Скажите, пожалуйста, Равиль Михайлович, зачем вы из-за меня людей уволили? — спросила она напрямую.

— Тебе их жалко? — удивился он, — Будешь жалеть своих врагов, Влада, не проживёшь и дня. А вообще человек должен знать, что и когда можно говорить. Например, утверждать то, чего не было, выдвигая собственные умозаключения, не стоит. И потом, любители сплетен — находка для шпиона. Мне проблемы на фирме не нужны.

Влада глянула на него. Вольский уверенно вёл машину, не сбавляя скорость.

— Получается, если я скажу что-то не то, вы меня тоже уволите? И, вообще, откуда вы узнали, что они говорили? — дрожащим голосом спросила она.

— Разумеется, уволю. Тогда ты будешь сидеть дома, и вязать мне и Антону носки на зиму. Что касается второго вопроса, отвечу так. Служба безопасности не спит на работе, — улыбнулся он.

— Вот что вы такое несёте? Я не собираюсь вязать вам носки, — возмутилась она.

— Значит, будешь печь пироги, варить борщи. Что там ещё в обязанности жены входит? Короче, я сказал всё. Вопрос закрыт.

— И кто вам сказал, что я вообще за вас замуж пойду. Ну, и наивный же вы, Равиль Михайлович.

— Какой? Ха-ха. Девочка, я всегда добиваюсь того, чего хочу. Всё, мы приехали.

Равиль остановил машину у ворот детского сада и увидел того самого парня, который крутится возле Влады. «На ловца и зверь бежит. Нет смысла разбираться с ним тайком. Он потом обязательно Владе доложит. Так что стоит поговорить с ним сейчас», — подумал Равиль, наблюдая, как девушка идёт к нему.

Влада увидела Максима и сразу к нему подошла. Она заметила, что парень почему-то злится:

— Привет. Ты сегодня выходной? — спросила девушка, косясь на машину, которая и не думала уезжать.

— Привет. А ты рассчитывала, что я буду на работе и ничего не увижу! Это кто, Влада?! — ледяным голосом спросил он.

— Мой шеф. И не нужно ревновать, между нами ничего нет, — спокойно ответила она.

— Ничего?! Именно поэтому ты в его дорогой тачке разъезжаешь?! Теперь я понимаю, почему ты мне вчера отказала! Конечно, у меня же нет такой машины! Я не настолько богат, как он! — заорал парень.

— Ничего не изменилось, Максим! Мы просто живём в одном районе, вот он меня и подвозит! Хватит нести обо мне чушь! — Влада не выдержала и тоже повысила голос.

Равиль в открытое окно услышал крики. Он вышел из машины и подошёл к ругающейся парочке.

— Не нужно на неё кричать, Максим. Правильно я назвал ваше имя? Давайте поговорим как мужчина с мужчиной. Влада, иди за братом.

— Но… — девушка испуганно округлила глаза.

— Иди, ничего с ним не будет, мы просто поговорим, — вкрадчивым тоном произнёс Вольский.

Влада с опаской глянула на обоих мужчин и зашла за ворота детского сада.

— Пойдёмте в машину. Не хочу, чтобы нас слышали лишние уши. К тому же тут дети гуляют, — Равиль расслабленной походкой пошёл к автомобилю.

Максим молча последовал вслед за ним, а потом сел на переднее сидение.

— Ну, и что ты мне хочешь сказать? — буркнул парень.

Вольского покоробило обращение на «ты», но он промолчал. Раз парень хочет разговаривать именно так, то и он расшаркиваться не станет.

— Хочу сказать только одно. Влада не для тебя. Ты должен её бросить, — Равиль положил руки на руль.

— О как, значит для тебя? Ты не думаешь, дядя, что ты для неё старый? — зло бросил Максим.

Вольский повернулся и посмотрел на парня с улыбкой, только глаза снова стали чёрными.

— Хорошо, я поставлю вопрос по-другому. Сколько ты хочешь за то, чтобы больше не появляться в её жизни. Например, я мог бы дать тебе сто тысяч.

— Я её люблю. А вчера предложил нам сойтись и жить вместе. Влада взяла время, чтобы всё обдумать. Так что пошёл ты со своими деньгами. Влада моя. Я давно вхож в её дом. Был знаком с её покойной матерью. Знаю отца. Он, кстати, не против нашей дружбы. Влада меня любит. А ты в этой истории третий лишний, — произнёс гневно парень и открыл дверь автомобиля.

— Вхож в её дом, говоришь? Больше этого не будет. Я предлагал тебе деньги. Зря ты отказался, Максим. Это самая большая ошибка. Потому что теперь она достанется мне бесплатно. Иди к ней, — спокойно сказал Вольский, увидев, что Влада с мальчиком идут к ним.

Максим выскочил из машины, а Равиль поспешил уехать. «Вот кто наивный. Не думай, мальчик, что ты меня послал и всё на этом закончилось. Я ещё утром обо всём позаботился. Нужно было брать деньги, а теперь уже поздно».

— Что он тебе сказал? — Влада подошла к парню.

— Представляешь, этот ублюдок мне деньги передал, чтобы я тебя бросил. Разумеется, я отказался. Я же люблю тебя. А ты увольняйся оттуда, если говоришь, что вас ничего не связывает, — процедил сквозь зубы парень.

— Хорошо, я уволюсь, но сначала нужно дождаться пока на меня опеку оформят. А ещё найти новую работу. Брата я на что кормить буду, как думаешь? Пошли домой, Максим, я голодная.

— Идём, я бы от чашки чая не отказался, — буркнул он.

Когда они подошли к подъезду, то увидели, как из припаркованной рядом машины вышли двое рослых мужиков спортивного телосложения. Они были одеты в чёрные джинсы и рубашки. Мужчины широким шагом прошли мимо них и встали у дверей.

-Добрый вечер, Влада Андреевна. Вы можете пройти домой, а молодой человек останется здесь, — сказал один из них.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровался второй.

— Как это? Вы кто такие вообще? Это моя девушка и я иду к ней в гости, — нахмурился Максим.

— Меня зовут Михаил, а это Артём. Мы охрана Влады Андреевны и Антона, — спокойно ответил тот, что говорил первым. — Вашего здесь ничего нет, молодой человек, идите домой.

Влада в шоке наблюдала за всем этим. «Как это? Что вообще происходит?»

— Это действительно мой парень! Он может ходить ко мне в гости, пропустите нас! — строго сказала девушка.

— Господин, Вольский так не считает. Он приказал нам охранять вас и не подпускать никого, кроме отца, подруги или мачехи. Завтра нас сменят другие люди. Простите, но вы в магазин одна сходить не сможете. Зато в этом есть и положительная сторона. Будет, кому покупки донести.

— Вот уж фигушки. Я сейчас же позвоню Равилю Михайловичу, и он всё отменит.

— Не стоит. Он сейчас за рулём. Позвоните ему через полчаса, — с улыбкой сказал Артём.

— Влад, не переживай я напишу заявление в полицию, — Максим обнял её за плечи.

Неожиданно Миша подскочил к нему и заломил руку назад.

— Ой, ты, что делаешь придурок? — парень зашипел от боли.

— Никто не должен прикасаться к Владе Андреевне. А заявление можете писать. Заявляю, что меня охрана не пустила в чужую квартиру. Над вами только посмеются.

— Отпустите его, Михаил, ему же больно, — умоляюще пролепетала девушка.

— Идите домой, Влада Андреевна. Артём вас проводит до квартиры. Если что, мы будем в машине. Идите, не заставляйте на вас жаловаться. Тогда Равиль Михайлович поселит нас на вашей кухне, — ухмыльнулся Михаил, отпуская парня.

«Ну уж нет. Только посторонних мужиков в моей квартире не хватает».

— Прости, Макс, я поговорю с шефом и всё выясню. Антоша, пойдем домой.

Влада повела брата в подъезд. Она слышала, как за спиной материться на все лады Максим. А впереди маячила широкая спина Артёма.

Девушка зашла в квартиру на душе смешались злость, недоумение и страх. «Вот что он о себе возомнил? Кто он такой, неписаный король города?» Влада достала из холодильника ужин и стала разогревать. Она с трудом могла дождаться, когда сможет позвонить ему. Наконец, девушка набрала его номер.

— Вольский слушает, — раздалось в трубке.

— Что за новость с охраной, Равиль Михайлович?! Почему ко мне моего парня не пустили?! Что вы вообще о себе возомнили?! — произнесла она на повышенных тонах.

— Успокойся, девочка моя. Всё хорошо. Мы поговорим завтра. Я буду без пятнадцати восемь у ворот детского сада. А этого юношу можешь забыть. Я тебе ещё по дороге домой сказал: «Вопрос закрыт».

— Правда?! А моё мнение вы спросили?! Я уволюсь, как только найду работу, потому что это чересчур! — заявила она.

— Согласен, чересчур. Но я готов это обсудить. До завтра, любовь моя, — Вольский отклонил вызов.

Влада от злости топнула ногой. «И вот как с этим тираном можно разговаривать?! Не правы те, кто назвал его монстром! Он не монстр, он хуже!»

========== Глава 11 ==========

Влада встала и тихонько разбудила брата. Нужно было собираться в детский сад.

— Пойдём умываться, Антоша. Мне скоро на работу уезжать, — ласково сказала она.

Малыш поднялся с кровати и побежал в ванну.

— Влада, чем мне умываться?! Воды в кране нет! — крикнул он.

Девушка сегодня проспала, не услышав будильник, поэтому сама ещё не умывалась.

— Как это воды нет? Что, ни холодной, ни горячей? — она сама покрутила краны, — ну и что теперь делать?

— В лейке для полива цветов вода есть. Можно умыться ей, — пожал плечами брат.

— Какой ты у меня сообразительный. Даже я не догадалась, — Влада погладила брата по голове.

Умывшись, девушка быстро одела брата и вышла на улицу. Она заметила, как охрана вылезла из автомобиля и, поздоровавшись, последовала за ней. «Они всю ночь в машине просидели? Вот же Вольский тиран. Мог бы хотя бы на ночь их домой отпустить». Когда они подошли к детскому саду, то машина шефа уже стояла у ворот. Влада не стала подходить и здороваться. Она с гордым видом прошла мимо автомобиля, замечая, что воспитатели почему-то стоят у входа в здание.

— Здравствуйте. Что-то произошло? — обеспокоенно спросила девушка.

— Здравствуй, Влада. Мы очень сожалеем, но сегодня детский сад не принимает детей. Нет воды, поварам не на чем готовить. Горячей воды тоже нет. Даже в туалете нечем будет смывать. В таких условиях мы не можем содержать детей. Заведующая звонила, чтобы прояснить ситуацию. Где-то очень большая авария. Отключить пришлось несколько домов и наш детский сад. Говорят, что смогут починить не раньше понедельника. К домам подвезут воду на машинах, ну а нам пришлось закрыться.

— Хорошо, Татьяна Ивановна, я возьму Антона на работу. До свидания, — Влада развернулась и пошла обратно.

«Похоже, чёрная полоса в моей жизни не закончится в ближайшее время. Теперь ещё уговаривать Вольского взять Антошку с собой. Я рассчитывала поговорить с ним по поводу вчерашнего. И вот как теперь быть? Не могу же с ним ругаться при брате?»

Вольский, поблагодарив охрану, отпустил их домой. Потом он дождался пока Влада выйдет из детского сада, стоя возле автомобиля. Через несколько минут девушка вышла из ворот, держа брата за руку. Он видел, с каким понурым видом Влада подошла к нему:

— Доброе утро, Равиль Михайлович. Простите, в детском саду нет воды, у нас дома тоже. Говорят, устранят неполадку только к понедельнику. Можно мы возьмём моего брата с собой? — спросила она.

— Доброе утро. Разумеется, он поедет с нами.

Равиль никогда не видел мальчика близко, а теперь представилась возможность познакомиться. «Лучшая дорога к сердцу Влады через её брата», — подумал он, присаживаясь перед мальчиком на корточки.

— Давай знакомиться, малыш. Я дядя Равиль, начальник твоей сестры, — Вольский протянул ему ладонь.

— Антон, — мальчик вложил маленькую ручку в большую ладонь Вольского.

Равиль с изумлением заметил между большим и указательным пальцами мальчика такую же родинку как у себя. Сейчас две эти родинки были совсем рядом, одинаковые, как будто сняты под копирку. Вольский был в шоке от увиденного и, не отрываясь, смотрел на их скрепленные в пожатии ладони.

— Дяденька, отпустите мою руку, — сказал мальчик.

Равиль тут же поднялся и увидел, что Влада не смотрела на них. Она кому-то хотела позвонить, копаясь в сотовом.

— Максим, привет. У вас есть вода? Хорошо, не мог бы ты вечером принести мне пару вёдер? — сказала она.

Равиль подошёл и вырвал у неё телефон из рук.

— Извини, Максим, Влада в твоих услугах больше не нуждается, — сказал он и сбросил вызов.

— Что вы себе позволяете, Равиль Михайлович? Говорят, приедет автоцистерна с водой, но вдруг вечером её не будет. Как, по-вашему, я должна ужин готовить? — стараясь не повышать голос при брате, сказала она.

— Тебе не придётся об этом думать. Я всё решу. А теперь поехали на работу. Мы и так опоздали. Выскажешь своё мнение в моём кабинете. Не нужно скандалить при ребёнке, — спокойным голосом заметил он.

— Ура, мы поедем на этой красивой машине! — обрадовался Антон.

Когда приехали к бизнес-центру Равиль помог выбраться мальчику из салона машины.

— Идите в столовую и позавтракайте. Потом поднимайтесь в офис. Мне срочно нужно поговорить с Всеволодом Игоревичем.

Равиль достал из портмоне двести рублей и протянул девушке. Влада взяла деньги, мысленно приплюсовав их к общему долгу. Сейчас не время было спорить, брат голодный, да и она не завтракала. Взяв брата за руку, девушка повела его в здание.

Вольский ураганом пронёсся по офису и без стука залетел в кабинет друга.

— Привет, Дрон.

— Привет. Чего ты такой взбудораженный?

Вольский взъерошил волосы:

— Кажется, я нашёл своего сына, Сева.

Дронов округлил глаза от изумления, глядя, как Равиль расхаживает по комнате и, жестикулируя, рассказывает о мальчике.

— Дрон, но в досье Влады ни слова о том, что в её семье были не русские родственники.

— Раз нет, значит, так и есть. Влада и Антон родились в этом городе, но мы не уточняли в каком роддоме, потому что это не важно, — пожал плечами Сева.

— Узнай как можно быстрее, в каком роддоме рожала её мать Антона. А ещё кто рожал одновременно с ней. По документам мой сын умер шестого мая. Хотя я могу спросить у Антона, когда его день рождения, и позвоню тебе, — взволнованно произнёс Равиль.

— Немедленно займусь этим делом. А ты иди работать. Не нужно бегать по моему кабинету, как маятник, — Сева махнул рукой в сторону дверей.

Зайдя в приёмную, Равиль увидел, что Влада уже работает, а малыш сидит на диване и что-то рисует. Вольский присел рядом с ним.

— Какая замечательная машина. Любишь автомобили?

— По-моему, любой мужчина их любит, — улыбнулся Антон.

— Ты прав. Я тоже их люблю. Послушай, Антоша, а когда у тебя день рождения? Я бы подарил тебе машинку.

— Вы опоздали, дядя Равиль. Мой день рождения был шестого мая, — грустным голосом сказал мальчик.

— Ну не переживай, — Равиль погладил его по голове, — через дорогу есть хороший детский магазин. Мы сейчас с тобой сходим. Выберешь игрушку сам. Лучше подарить подарок поздно, чем никогда.

— Куда это вы собрались без меня? И вообще я не разрешаю, — строго произнесла Влада, подходя к ним.

Равиль взял её за руку и повел в кабинет.

— Нам нужно поговорить. Порисуй пока, малыш.

Закрыв дверь кабинета, Вольский прижал Владу к стене своим телом и погладил по щеке:

— Ты что творишь? Ребёнок был счастлив, а ты всё рушишь. Не надо так делать. Я просто хочу купить ребёнку игрушку. Что в этом такого? Мы сходим вместе и выберем ему машинку. В конце концов, девушки не разбираются в автомобилях, — ласково произнёс он.

— Хотите подобраться ко мне через моего брата, Равиль Михайлович? — спросила она, тяжело дыша.

На этот раз Равиль был не просто близко. Он касался её своим телом. Сердце бухало в груди и отзывалось набатом в ушах. Было страшно, и одновременно волнительно. Запах мяты и лимона забивался в ноздри. Владе показалось, что можно вдыхать этот приятный запах вечно.

Равиль увидел, как затуманились её глаза, но потом она резко толкнула его. От неожиданности он чуть не упал.

— Осторожно, девочка, ты меня уронишь, — засмеялся он.

— Да вас уронить мало! Нужно взять ремень и отшлёпать как нашкодившего мальчишку! Что это за история с охраной! Максима даже в квартиру ко мне не пустили! Я требую, чтобы вы прекратили меня преследовать! — крикнула она.

— А я ещё и не начинал, между прочим. Если я начну тебя преследовать, ты всё равно не сможешь от меня скрыться, Влада. Поэтому не нужно так злиться. Мальчика этого можешь забыть, — ледяным голосом произнёс он.

— Почему бы не спросить, хочу я этого или нет! — шикнула Влада.

Вольский поймал её строгий взгляд и чуть не засмеялся. Он поймал Владу в свои объятия и не дал отстраниться.

— Я задам другой вопрос. Ты любишь этого Максима? Любишь, настоящей любовью? Так, когда сердце начинает биться сильнее, если он тебя обнимает. Когда таешь, как воск, от его поцелуев. Когда сердце начинает болеть, если его нет рядом. Когда ради него хочется пожертвовать всем, что у тебя есть. Ну, ответь, любишь ли ты его по-настоящему, а? Только скажи правду, Влада. Загляни в своё сердце и скажи правду. Если ты по-настоящему любишь Максима, не буду стоять между вами. Просто останусь твоим шефом и всё, — произнёс он пламенно.

Влада задумалась. Ничего не было из того, что он сказал. Не совпадал ни один пункт. Да, Максим ей нравился. Она к нему привыкла за полгода, но сердце не замирало от счастья при виде него.

— Я… Я… — промямлила она и не смогла ничего сказать.

— Вот видишь, ты его даже не любишь. Тогда какой смысл со мной спорить?

— Но вас я тоже не люблю? — дрожащим голом спросила она, а на глаза навернулись слёзы.

— Эй, куда делась моя смелая девочка? Если сказал: «Ты моя», — это не значит, что я немедленно потащу тебя в кровать. Хотя не скрою, очень хочется. Давай для начала просто подружимся. Прекращай воспринимать все мои действия в штыки. Подарок Антону - это просто желание побаловать ребёнка. Тут нет никакого скрытого смысла, Влада. Ну, я тебя убедил? Разрешаешь мужчинам сходить и выбрать машину? — елейным голосом сказал он.

— Хорошо. Только не очень дорогую, — согласилась она.

— Я уже говорил, женщина не разбирается в автомобилях. Мужчины разберутся сами. А наша прекрасная дама пойдёт работать, — Равиль поцеловал её в кончик носа и отстранился.

Как только Равиль с мальчиком вышел из здания, то сразу набрал номер Дронова:

— Сева, он тоже родился шестого мая. Работай, дружище, — быстро сказал он и отключился.

«Это невероятно! Неужели он мой сын! Ведь день рождения сходится. Детей могли перепутать в роддоме. Или Лена отдала своего сына вместо того, умершего, чтобы отомстить мне. Да, и такое могло быть».

Равиль завел мальчика в магазин, где продавались игрушки.

— Выбирай любую, которая понравится, — разрешил он.

— Вот прям любую? — удивился мальчик.

— Да, я куплю все, что ты захочешь.

Антон прошёлся по большому ряду, разглядывая различные модели на полках. Тут было всё: от маленьких пластмассовых игрушек, до дорогих железных моделей. Также были большие строительные машины. Глаза разбежались от такого изобилия. Но вдруг он увидел большой автовоз в коробке с прозрачным передом и верхом. Машина была сделана из железа, как настоящая, а на ней стояли маленькие модели разных автомобилей. Антон залип на этой игрушке не в силах отвести восхищенный взгляд. Он не умел читать, но судя по количеству цифр на ценнике, игрушка стоила дорого.

— Это очень дорого? — показал он пальцем на автовоз.

— Я куплю её тебе. Но ты должен мне за неё заплатить, — сказал Равиль.

— У меня же нет денег, — удивился мальчик.

— Мне нужно несколько капель твоей крови. Мы проткнём палец иголкой и промокнём его чистым платком. Я обещаю, будет не очень больно.

— Согласен. Папа уже однажды проделывал со мной такое, но просил никому не говорить, — улыбнулся Антон.

— Вот и славно. Не говори, пожалуйста, Владе. Пусть это будет нашим секретом. У мужчины должен быть свой секрет и свои игрушки, — Вольский погладил мальчика по голове и взял с полки автовоз.

========== Глава 12 ==========

Вольский повёл Владу и Антона обедать. Уже у дверей столовой он увидел, как к ним широким шагом идёт Дронов.

— Равиль, отойдем на секунду, — сказал он.

— Идите, посмотрите, чем можно пообедать. Антон, выбирай всё, что хочешь, не слушай сестренку, — улыбнулся Равиль.

Влада повела мальчика дальше, а он с нетерпением уставился на друга.

— Я всё выяснил, — наконец сказал друг.

— Так быстро? — удивился Равиль.

— Сам ездил в этот роддом. Дело-то деликатное, зачем нам лишние глаза. Козырнул перед заведующей поддельными милицейскими корками, а потом справку твою показал. Прикинь, тётка эта оказалась той акушеркой, что у Лены роды принимала. Я на неё поднажал, говоря, что если она скажет правду, то отец ребёнка сразу же заберёт заявление из милиции. Эта тётка так пересралась, что всё выложила. Короче, Лену привезли на скорой. Она родила, но даже кормить сына отказалась. Хотела его в детдом отправить. Но тут рожает некая Гранина, у которой умирает при родах мальчик. Лена уговорила врача поменять их местами, чтобы малыш в детский дом не попал. Врачиха сама детдомовская, знает, каково там. Вот она и согласилась. Я заверил, что её преследовать не будут. Просто родители мальчика погибли, а ты случайно нашел его и узнал по родинке. Мол, теперь ты будешь малыша воспитывать, и забудешь о подвигах этой акушерки. В общем, всё, друг.

— Спасибо, обрадовал. Только знаешь, Сева, не верю я, что Лена малыша отдала, чтобы от детдома спасти. Она хотела спрятать его подальше от меня. Идём на обед, угощаю, — счастливо улыбнулся Вольский.

«Значит, Антоша действительно мой сын? Мой сын! Анализ ДНК я всё же сделаю, для убедительности. Но уже сейчас ясно, что это мой мальчик, которого я похоронил в своих мыслях. Я не знал, на каком кладбище он похоронен. Не мог ходить к нему на могилку. Но я приехал в этот город ещё и потому, что мечтал быть как можно ближе к моему умершему сыну. А оказалось, Лена меня обманула, он жив». Вольский подошёл к раздатке, заметив, что в сторонке стоит Влада с подносом. Быстро взяв себе еду, он подошёл к ней.

— Простите, Антоша выбрал эти блюда, но это дорого, — промямлила она смущённо.

— Когда ты перестанешь передо мной оправдываться. Мне это надоело. Для меня нет ничего важнее Антоши. Забудь о деньгах.

— Как это? — удивилась она.

— Я объясню, потом. Иди на кассу.

Они, как и в прошлый раз, сели за один столик. Влада хотела обедать отдельно, но Вольский не разрешил.

— Какая теперь разница? Слухи о нас с тобой уже летают среди сотрудников. Так что не заморачивайся по этому поводу. Садись и ешь спокойно. Антон, я тебя ещё не знакомил. Это — дядя Сева. Он мой друг, а значит и твой.

— Давай здороваться, Антон, — Дронов протянул малышу руку, чтобы тоже взглянуть на родинку.

— Кстати, Влада, кто его крёстные? Ты никогда не упоминала о них, — неожиданно спросил Вольский.

— Папа атеист. Он не верит ни в бога, ни в дьявола. Он считал, что крестить детей - это выброс денег на ветер. Нужно же за крестины заплатить, а потом праздничный стол организовать. Мы с Антоном не крещёные. Я собираюсь креститься, когда деньги будут. Мне уже не нужно крестных выбирать. А вот Антону нужно. А вы верите в бога, Равиль Михайлович?

— По складу характера я, скорее, мусульманин, хотя в мечеть не хожу. Антошке нужно выбрать такого крёстного, чтобы мог позаботиться о нём в случае чего. Закрой рот, Влада, муха залетит. Кушай, я потом всё объясню, — улыбнулся Равиль.

«Вот же гад. Вцепился в нас, как клещ! Крёстного он Антону выбрать хочет! А почему не я?! Я его сестра, а он ему никто!», — гневно подумала Влада.

Работы сегодня было немного. Поэтому Равиль решил не задерживаться. Уже в шестнадцать тридцать он заявил, что они едут домой. Влада выключила компьютер и, позвав брата, задумавшись, пошла на выход.

— Ну, о чём ты размышляешь? Лицо такое серьёзное, — спросил Равиль.

— Я звонила соседке. Воды дома нет. Значит, и вправду подключат только к понедельную. Вот я и думаю, как теперь быть. Нужно готовить, а ещё Антошу купать. Не идти же ему в детский сад грязным, — понуро сказала она.

— Тебе не стоит нагружать себя такими проблемами. У тебя есть мужчина, который обо всём позаботится. Садитесь в машину.

Влада помогла брату забраться в салон, а потом села рядом. Она молчала почти всю дорогу, размышляя о той ситуации, в которую попала. Девушка была рада, что появился человек, который захотел по-настоящему позаботиться не только о ней, но и об Антоне. Но то, как это делал Вольский пугало. «Я сказал так, значит так. Я хочу это, оно будет моим. Он решает всё за меня, практически лишая права голоса. Лишь один раз он дал мне волю. Если ты любишь Максима по-настоящему, то я отступлюсь. Вот только и тут я проиграла. Почему так? Я не хочу быть с ним, а он меня заставляет. Нужно признаться себе, что Вольский уже не вызывает такого страха, как раньше. Мне было приятно, когда он меня обнял. Но я всё равно не хочу!»

Влада провела рукой по лицу, говоря себе, что сейчас нужно подумать о более важных вещах. О том, как он собрался с водой ей помочь. «У него же машина. Привезет, наверное», — подумала девушка, посмотрев на дорогу, и обомлела.

— Равиль Михайлович, мы не туда едем! Куда вы нас везёте?! — взволнованно крикнула она.

— Не кричи, не пугай ребёнка. Мы едем ко мне. В ближайшие два дня вы мои гости, — спокойно ответил он.

— А почему вы сразу не сказали? Между прочим, это смахивает на похищение, — заявила она.

— Вовсе нет. Антон был в курсе. Мы даже зашли в магазин и купили ему и тебе сменную одежду. В том же здании есть химчистка. Там можно продезинфицировать одежду горячим паром, чтобы сразу одеть. Так что я никаких проблем не вижу.

— Зато я вижу. Вы спелись за моей спиной с братом и решили всё за меня, — она обиженно надула губы.

— Мужчина должен учиться решать проблемы семьи. Да, ты опекун Антона, но именно он мужчина в семье. В будущем, когда мальчик вырастет, этот навык поможет ему. Я уже говорил, что у меня мусульманский склад характера, поэтому я буду воспитывать его именно так. Ребёнка нужно учить с детства, что именно он будет нести ответственность за свою жену и детей. Он должен уметь правильно вести себя в обществе. Просчитывать каждый свой поступок. Должен думать, как его поведение отразиться на его близких. Иногда смотришь на современную молодёжь, отпрысков богатых родителей, и диву даёшься. Думаешь, то ли дети родились такими дебилами, то ли их так воспитали, что не одно и то же. Разумеется, не все такие, как я описал, и тем не менее.

— Это вот вы сейчас серьёзно это всё сказали? — удивилась она.

— Разумеется. Я серьёзен, как никогда. Приехали. У меня во дворе злая собака. Сидите в машине, пока я не загоню её в вольер.

Вольский вышел из автомобиля, потом открыл калитку и скрылся во дворе дома.

========== Глава 13 ==========

Влада, озираясь, вышла из машины, после того как Вольский открыл ворота и заехал во двор. В вольере, беснуясь, залаял пёс. Антон испуганно спрятался за неё и обнял ноги.

— Фил, фу! Свои! — крикнул Вольский.

Собака тут же замолчала и легла на деревянный пол вольера, положив голову на передние лапы.

— Можно гулять во дворе, если хотите. Но не нужно близко к вольеру подходить. Не стоит дразнить пса. Фил признаёт только меня.

— Он что загрызть может? — заикаясь, спросила девушка.

— Если в вольере, то нет. Клетка сделана из надёжных стальных прутьев. Идёмте в дом, — Равиль поднял испуганного мальчика на руки.

— Поставьте меня на землю, я не маленький, — буркнул Антон.

— Конечно не маленький. Но разреши подержать тебя немного на руках, — улыбнулся Равиль.

Вольскому внезапно захотелось подержать сына на руках. Ведь когда Антон был маленьким, у него не было такой возможности. Занеся сына в дом, Равиль опустил его на пол в просторной прихожей. Потом они зашли в холл. Влада следовала за ними. Заходить в дом к практически незнакомому мужчине было страшно. Ведь они знакомы всего неделю. Девушка боялась, что Вольский начнёт к ней приставать по-настоящему, ведь их никто не вышел встречать. Может статься, мужчина живёт один. Потом Влада заметила, что в холле мало мебели, но здесь, как и в офисе, всё было в светлых тонах. Чтобы как-то унять свой страх, она решилась спросить:

— Равиль Михайлович, а почему вы так любите всё светлое?

Вольский подошёл к ней и погладил по щеке.

— Давай договоримся, если рядом нет никого из сотрудников офиса, то ты называешь меня по имени и на «ты». А теперь повтори свой вопрос.

Влада нервно сглотнула и повторила вопрос, назвав его по имени.

— Когда-то у меня была абсолютно чёрная жизнь. Во многом я сам виноват. Скажем так, таким образом, я пытаюсь забыть это время. Частично помогает. Не смотри таким испуганным взглядом. Если мы тут одни, это ничего не значит. Вы с Антоном будете спать в одной комнате. Пойдем, я покажу ваше место.

Равиль повёл их на второй этаж и открыл гостевую спальню. Здесь тоже было минимум мебели: кровать, прикроватная тумбочка и маленький угловой шкаф.

— Забыл пакеты из багажника вытащить. Антоша, мы же с тобой рыцари и пропустим даму первую в душ? А потом пойдём сами. Потом Влада приготовит нам ужин. Твоя сестренка умеет готовить?

— Ещё как умеет, — улыбнулся мальчик.

— Вот видишь, какое сокровище нам досталось. Подождите здесь, я схожу за вещами.

Вольский быстро направился к выходу из комнаты. Влада дождалась пока он уйдёт, а потом присела на край кровати. Антон забрался ей на руки.

— Антон, тебе нравится дядя Равиль? Что бы ты сказал, если он был моим парнем вместо Максима?

— Он мне нравится. Он лучше Максима. Дядя Равиль добрый, — улыбнулся мальчик.

— Ты так говоришь из-за того, что он подарил тебе дорогую игрушку.

— Вовсе нет. Не в этом же дело, Влада. Просто он заботится о нас. Привёз к себе. Позаботился о том, чтобы нам было что надеть. Помнишь ты меняла постель на маминой кровати. Тебе пришлось её самой ворочать, чтобы подстелить чистую простынь. Макс стоял в дверях комнаты и хоть бы пальцем пошевелил. Я думаю, дядя Равиль не побрезговал бы и помог, — с серьёзным видом сказал Антон.

— И в кого ты у нас такой не по годам рассудительный, — Влада погладила брата по голове.

Равиль вернулся с пакетами в руках. Он посмотрел, как сын сидит на коленях у девушки. «Двое самых любимых людей на свете. Сын, разумеется, мой, и это обсуждению не подлежит. А вот Владу я никому не отдам. Такое сокровище нужно беречь. Она только моя и Антона», — с удовольствием подумал он.

— Завтра, если будет такая же солнечная погода, мы поедем гулять на Даманский остров. Будем кататься на каруселях. Ты когда-нибудь катался на машинках, Антоша?

— Нет. Сначала ростом не подходил. А потом папа ушёл от нас, и мы перестали туда ездить.

— Ну, теперь-то ты вырос. Будешь сидеть за рулём, а я помогу тебе управлять машиной, — улыбнулся Равиль.

— Честно-честно?! — счастливо крикнул малыш.

— Ну конечно. Не люблю обманывать детей.

Влада посадила брата на кровать, а потом взяла пакеты. Она нашла там красивый халат, больше похожий на платье с пуговицами сверху донизу.

— Возьми чистое полотенце в шкафу. Я покажу, где можно помыться.

— Не слишком ли ты нас балуешь. Все эти подарки, ещё и прогулка в детский парк аттракционов. В чём подвох, Равиль? — спросила она.

— Просто хочу позаботиться о вас. Я уже говорил, ты моя, и это ничто не изменит. Советую тебе смириться с этим и перестать, со мной пререкаться по поводу денег.

Равиль завёл её в ванную, отделанную голубым кафелем. Дверь хлопнула за спиной, а Влада чуть не подпрыгнула от неожиданности.

— Иди сюда, бояка моя. Хочу тебя обнять. Тихо, не дёргайся. Постой рядом немного. Хочу открыть тебе маленький секрет. Только не обижайся. Служба безопасности проверяет всех сотрудников, которые поступают к нам на работу. Я узнал, что твой отец не является родным Антону. Чтобы ты сказала, если бы нашёлся настоящий папа мальчика?

— Я бы дралась за брата, как тигр. Ни за что его не отдам. Кто знает, какой он, этот отец. Может маргинал и пьяница. Или хороший, но у него есть мымра-жена, которая будет относиться к Антону плохо. Никогда ни за что не отдам его. Антон мой! Я в лепёшку расшибусь, но воспитаю брата! — пламенно произнесла она.

— Я тебя понял. Мойся, потом я покажу тебе кухню. Прости, что заставляю тебя готовить, но в моём доме нет прислуги. Ты вообще второй человек, которого я пригласил к себе в гости, — Равиль отстранился от неё.

— А первый кто? — удивилась девушка.

— Всеволод Игоревич. Антона можно считать третьим человеком.

— А Наташа, вы же вроде встречались? — осмелилась спросить она.

— Знаешь такое выражение: “Любопытной Варваре на базаре нос оторвали”? Но тебе я отвечу. В моем кабинете стоит диван. Чтобы переспать с секретаршей, не обязательно везти её домой. Так понятно? И вообще, если хочешь поговорить о сексе, я не против, но в другой раз, — Равиль вышел и прикрыл за собой дверь.

Влада потерла ладонями пылающие щёки, а потом поспешила закрыть дверь на щеколду.

***

Наталье удалось устроиться на работу, но это было не такое хлебное местечко как у Вольского. Она работала в риэлторском агентстве. К тому же график работы не нормирован. Наташа могла и в девять вечера показывать очередному клиенту съёмную квартиру. Девушка решила, что как только найдёт место получше, то сразу уволится. А пока, она пришла к подруге, чтобы пожаловаться на судьбу. В этот раз Наталья застала дома Максима, и они втроём пили чай на кухне. Муж подруги от посиделок отказался, справедливо недолюбливая эту девицу.

— Вася мой работает в строительной фирме, сантехником. Ты же знаешь. В этом месяце уже год будет. Сейчас они проводят коммуникации в одном из домов. Так вот, как только дом будет сдан, мы получим там квартиру. Не бесплатно, конечно, но по оптовой цене. Вася с начальником договорился. Нам уже одобрили ипотеку в банке, — счастливо проворковала Женя.

— А у меня на работе просто жесть. Теперь не только у меня. Вольский мою тётку с работы выгнал. Работу ищет теперь. И всё из-за этой поганки Граниной. Начальник отдела безопасности вызвал тётю Веру и намекнул, что, мол, нечего слухи о ней и начальнике распускать. Якобы, длинные языки им на фирме не нужны и если она не уволится по-хорошему, ей впаяют статью в трудовую. Разумеется, тётка уволилась, — с недовольным выражением произнесла Наталья.

— Постой, ты про Владу Гранину говоришь? Красивая такая, с длинными волосами ниже талии, — встрял в разговор Максим.

— Она, гадина! Увела у меня любимого мужчину! — гневно бросила девушка.

Максим рассказал о ситуации с Владой, яростно жестикулируя руками.

— Она моя была, пока этот богатый хлыщ не появился. Самое обидное, я её полгода на секс раскручивал, но так и не смог. Даже жить вместе предложил, но она нос отвернула.

— Хочешь её вернуть? Переспи с ней, и Вольский её бросит. У него бзик на этот счёт.

— Переспи?! Как?! Я же говорю, меня охрана даже в его подъезд не пустила. Скоро у Влады день рождения. Я хотел прийти с тортом, подарить подарок. А теперь мне на три метра к ней подойти не дадут.

— Когда у неё день рождения? — заинтересованно спросила Наталья.

— Двадцать восьмого числа в следующий понедельник. А что? — осёкся парень.

— Вот и сделай ей подарок. Трахни её. Когда ты с ней переспишь, Вольский её бросит. А уж я постараюсь вернуть его себе. Не переживай, я помогу проникнуть в её квартиру, — ехидно улыбнулась Наташа.

— Вы чего?! Так же нельзя?! — возмутилась Евгения.

— Можно, сестрёнка. Я вокруг этой снегурочки полгода круги нарезал, а теперь она должна достаться какому-то богатому мудиле. Ну уж нет. Сначала поимею её, потом заставлю с собой жить. Она у меня ещё получит, если окажется, что переспала этим Вольским, — Максим со злостью грохнул кулаком по столу.

— Не вздумай ляпнуть кому-то о нашем плане, Женечка. Ты же ведь не хочешь, чтобы твой брат сел в тюрьму, — улыбка Натальи стала шире.

— Нет, не хочу. Поэтому говорю, опомнись, Максим, — обеспокоенно сказала сестра.

— Ага, уже опомнился. Раскаялся и всё в этом духе. А ещё бегу извиняться перед ними, теряя тапки. Я тебе позвоню, Наташа, обсудим детали. А пока я пойду к себе.

========== Глава 14 ==========

Выходные пролетели очень быстро. Сейчас Влада сидела за своим рабочим столом и с улыбкой вспоминала прошедшие два дня. Все её опасения насчёт Вольского не оправдались. Он не приставал к ней и даже не делал намёки на секс. Вечером, вежливо постучав в дверь, заходил в спальню, чтобы всего лишь пожелать им с братом спокойной ночи. В субботу, как и обещал, повёз их с Антоном в детский парк. Было весело, брат ходил счастливый. Он ел мороженое, катался на всех каруселях, которые подходили ему по возрасту. Даже Вольский преобразился. Исчезло вечно хмурое выражение лица. Равиль часто улыбался, что было для девушки в диковинку. Вечером мужчина сел смотреть с братом мультфильмы, которые купил. А на следующий день, они поехали на один из пляжей города, загорать и купаться. Влада наблюдала, с какой заботой Равиль учит мальчика плавать. «И вот кто мог придумать, что Вольский монстр. Нормальный человек. Детей любит. А насчёт изнасилования, эта дура Наташа соврала», — думала девушка, вспоминая прошедшие выходные. В глубине души ей хотелось довериться Вольскому, но она упорно отказывалась это признавать. Слишком быстро всё происходит. Слишком напористо и пугающе он пытается за ней ухаживать. «Не прошло и пары дней, как Равиль заявил: «Ты моя». Знает нас всего лишь неделю, а уже тащит к себе в гости и не хочет ничего слушать. Покупает нам одежду, даже не посоветовавшись. Так тоже нельзя. Всё должно быть постепенно и с согласия всех сторон. А у Равиля один разговор. Всё, вопрос закрыт. Он значит король, а все остальные подданные и должны беспрекословно подчиняться».

Вольский в это время размышлял о своём. Он думал, что скажет Влада, когда узнает правду. Ведь Антон даже не брат ей. Утром он завёз сына в детский сад, затем Владу в офис. Высадив девушку на стоянке, Равиль направился в частную клинику, где заказал анализ ДНК. Вольский не сомневался, что Антон его сын, но для представителей власти этот документ был необходим. Равиль собирался через суд добиться официального признания Антона своим сыном, со всеми вытекающими последствиями. То есть смены фамилии и отчества. А ещё он должен был стать его опекуном, как отец. Делиться своими планами с Владой он пока не собирался. А вот когда будет документ, подтверждающий, что он настоящий отец мальчика, можно рассказать. Равиль понимал, что девушке станет от этого больно. Она искренне любит мальчика. Но тут уже ничего не поделаешь, такова жизнь. Равиль не мог доверить воспитывать своего сына столь юной особе в одиночку. «Нужно признать, если бы она не настояла тогда на том, чтобы я взял её на работу, может я так бы и не нашёл своего сына. Влада влетела в мою жизнь, как та маленькая и смелая птичка колибри, из мультфильма о крокодиле. Она не побоялась заглянуть в глаза матёрому хищнику, настаивая на своём. Потом в мою душу начали врываться яркие краски, хотя до этого жизнь казалась серой и беспросветной. И, наконец, Влада подарила мне сына, которого я считал умершим. Но она не знает, насколько тяжело быть рядом с ней. Когда все демоны ада бушуют, призывая, сделать её своей как можно скорее. Влада не думает из-за своей наивности, что стоять и обнимать её, стараясь не двигаться, это самая худшая пытка. Я хочу её так, как только может хотеть зверь свою истинную пару. Мне приходится усмирять этого зверя неимоверным усилием воли. Я ни в коем случае не планирую напугать её. Итак, кое в чём перегнул палку, признаю это. Поэтому я решил, что у нас будет свадьба, а потом самая настоящая первая ночь. Пусть всякие Максы и другие парни отойдут в сторону. Это моя женщина и так будет всегда».

***

Рабочая неделя прошла, и Влада вздохнула с облегчением. В эти дни навалилось столько работы, что она не успевала управляться. К тому же пришли новые документы, с которыми девушка столкнулась впервые. Пришлось просить помощи у шефа. Вольский раздражался больше обычного, но помогал. Девушка знала, что кроме магазинов, он ещё решил заниматься маршрутным такси. Поэтому работы прибавилось и у него. Следовало многое согласовать в администрации города. Вольский часто пропадал, уезжая с очередными бумагами, а Влада практически не вставала из-за стола.

И вот, наконец, пятница. Можно расслабиться и не думать ни о чём. Влада сидела на переднем сидении автомобиля, прикрыв глаза.

— Ты спишь? — поинтересовался Равиль.

— Нет. Просто устала, — ответила она тихо.

— Может, заберём Антона и поедем ко мне? Я бы приготовил нам ужин, — сказал Вольский.

— Нет. Дома много дел. Нужно прибраться в квартире, потом за две недели стирки много накопилось, — грустным голосом сказала она.

— Тогда, я иду к тебе в гости на этот вечер. Соскучился по Антону и хочу с ним поиграть.

— Думаю, Антоша будет рад тебя видеть. Ты ему понравился. Только мне нечем угощать. На ужин будут пельмени, — пожала плечами Влада.

— Думаешь, если я владелец компании, то привередлив в еде? Пельмени тоже подойдут, — сказал Равиль, припарковывая машину у подъезда девушки, — идём вместе за малышом. Мне не терпится его увидеть.

Вольский взял с заднего сидения большую плоскую коробку с игрушкой, а затем отправился вслед за девушкой. В это время дети играли на улице во дворе детского сада.

— Добрый вечер, Татьяна Ивановна. Я забираю брата, — Влада подошла к воспитателю.

— Добрый вечер, Влада. Хочу спросить, когда ты сможешь заплатить за Антона? Прошлый месяц не оплачен. А первого числа будут новые квитанции. Я понимаю, похороны и всё прочее. Поэтому заведующая просила хоть сколько-то заплатить, — произнесла воспитатель.

Равиль подошёл вовремя, чтобы услышать её речь.

— Здравствуйте. Меня зовут Равиль Михайлович. Завтра я внесу плату за Антона на полгода вперёд.

— А вы собственно кто? — обеспокоенно спросила воспитатель.

Тут Антон до этого игравший с ребятами увидел их.

— Ура! Дядя Равиль! Привет! — крикнул он, подбегая к ним.

— Я будущий муж Влады. Если вам так важно знать, кто я, — улыбнулся Равиль.

Влада чуть не задохнулась от возмущения, но предпочла промолчать.

— Хорошо, тогда ждём оплаты, — воспитательница перевела озадаченный взгляд с Равиля на Владу.

— До свидания. Пойдём, Антоша, — Равиль подал мальчику руку.

Влада тоже попрощалась и направилась за ними. Её возмущению не было предела, но скандалить при посторонних нельзя. «И вот что он о себе возомнил?! Сначала наглым образом напросился в гости! Потом попёрся за мной к воспитателю! И в довершение объявил перед посторонними, что он мой будущий муж! Наглый и невоспитанный тип! Я, между прочим, согласия на свадьбу не давала, а он уже всем рассказывает об этом!»

— Чего ты там пыхтишь сзади возмущённо? Разве я сказал неправду? — спросил Вольский.

— Я не давала согласие на замужество! И вообще, сначала делают девушке предложение. Только когда она говорит «да», объявляют о своём статусе, — нервно ответила она.

— Потерпи ещё немного, и ты услышишь от меня предложение. Но я заранее знаю, что ты не сможешь от него отказаться, — улыбнулся Равиль, — Совсем забыл, малыш. Я купил тебе подарок. Сейчас мы с тобой будем играть. Влада любезно пригласила меня в гости, — Равиль протянул мальчику коробку.

— Ух, ты, железная дорога! Спасибо, дядя Равиль! — восторженно закричал мальчик, выходя за ворота детского сада.

Недалеко за деревьями стояли Максим и Наталья. Они злобными взглядами смотрели на троицу, идущую по тропинке к дому.

— Видишь, Макс, как нужно подкатывать к девушке. Подарил её брату дорогую игрушку и всё, он в дамках, а ты в дураках. Девки любят бабло, дорогие шмотки и украшения. По себе знаю. Думаешь, твоя Гранина отличается от остальных? Ты небось даже конфетки малявке ни разу не принёс, — ехидно сказала Наталья.

— Я мечтал этого сосунка куда-нибудь сплавить. Желательно, далеко и надолго, — злобно процедил Максим.

— У тебя ещё будет такая возможность. Звони ей и назначай встречу в торговом центре. Там легче будет охрану отвлечь. Давай быстрее, пока Вольский с охраной беседует.

— Привет, Влад, хочу поздравить тебя с днём рождения. Мы могли бы встретиться в понедельник в торговом центре, — затараторил парень.

— Не знаю. Сейчас много работы. Может, придётся задержаться. Я позвоню тебе, — косясь на Вольского, тихо сказала девушка.

— Кто звонит? Опять этот парень? Ты больше не будешь с ним общаться, — нахмурился Равиль, подходя к ней.

— Он просто хотел поздравить меня с днём рождения. Что, даже этого нельзя? — удивилась девушка.

— Ты больше не будешь с ним разговаривать, общаться и встречаться, — строго сказал Вольский, выхватывая у неё из рук телефон. — Всё, никаких больше Максов. Я удалил его номер.

— Хорошо, он не может быть моим парнем, я уже это поняла. Но почему он не может быть моим другом? Мне что, даже друзей заводить нельзя?! — возмутилась Влада.

Равиль подошёл к ней почти вплотную и вернул мобильный.

— Запомни, девочка, одно простое правило. Мужчина для женщины это: отец, муж, брат, сын, дядя или любовник. Другого понятия для меня не существует. Единственный, кто может со временем стать твоим другом это — Всеволод Игоревич, и-то только потому, что я ему доверяю, как самому себе. Так будет понятней? А друзей заводить можешь, женского пола. Я дал охране задание, сейчас тебе привезут продукты. Идём домой, я проголодался, — гневно, но тихо произнёс Равиль.

Влада положила продукты, которые принесла охрана, в холодильник, а потом накрыла на стол на кухне. Она всё ещё была зла на Вольского и обиженно сопела, нарезая сыр на тарелку.

— Что за обиженный ёжик у меня тут? — улыбнулся Равиль, появляясь в дверях.

— А ты бы не обиделся? Мало того, что ты заставляешь меня с тобой встречаться, так ещё лишаешь друзей, — сказала она, надув губы.

— Я уже объяснил, девочка, кем может быть мужчина для женщины. Я уже говорил, у меня мусульманский склад характера, — властно сказал Вольский.

— Между прочим, ты в этом списке дедушку забыл упомянуть! И потом, может ты тогда паранджу на меня наденешь как в Эмиратах?! — Влада не выдержала и повысила голос.

Вольский подошёл к ней вплотную и, обняв, наклонился к самому уху:

— А что, хорошая идея. Только думаю, в реалиях современной России, это будет уже чересчур. Но скажу тебе один раз и больше повторять не буду. Не дай бог, я узнаю, что ты мне с кем-то изменила, можешь начинать молиться, как Дездемона из знаменитой оперы. Я предупредил тебя. И ещё, никаких друзей мальчиков. Всё, вопрос закрыт, — ледяным голосом прошептал он.

У Влады от таких слов холодные мурашки побежали по спине, а руки задрожали.

— Зачем ты меня пугаешь, Равиль. Ведь я даже не говорила, что согласна быть твоей, — промямлила она, заикаясь.

— Тебе не придётся меня бояться, если ты перестанешь отрицать очевидное. Я твой мужчина, а ты моя женщина. То, что я не настаиваю на близости с тобой, не говорит об обратном. Просто у нас будет первая брачная ночь, как и положено. Я знаю, что ты ещё девственница, — ответил он.

— Откуда ты узнал?! — удивилась она.

— Неважно. Главное, я уважаю тебя настолько, что готов потерпеть немного. Давай звать Антона к столу. А потом мы покажем тебе железную дорогу, — Вольский отстранился и пошёл в комнату.

Влада почувствовала, как тревожно бухает сердце в груди. Она вдруг поняла, что Равиль не простой человек. В нём уживаются несколько личностей. Самое главное сейчас сделать так, чтобы он не повернулся к ней плохой стороной. «Он от меня теперь не отстанет. Сделает всё, чтобы я была с ним. Как же от него уйти, чтобы не навредить себе и брату? А хочешь ли ты вообще от него уходить, вот в чём вопрос? Тебе приятна его забота. В глубине души нравится эта маниакальная любовь, властный тон голоса. Этот мужчина, как пламя, что притягивает своим светом и теплом. Но об этот жар можно легко обжечься, Влада. Тогда стоит ли приближаться к этому пламени? Я запуталась. Я не знаю, что мне делать? Он меня пугает. Я хочу быть с ним и боюсь. Особенно после того, что он наговорил сегодня. Но даже если я буду с ним жить, то не стану тварью дрожащей. Не буду лебезить и унижаться, как мама перед отцом. Не дождётся! О, мама, если бы ты была жива, я бы попросила у тебя насчёт него совета».

— О чём задумалась, наша принцесса? — спросил Вольский, присаживаясь за стол.

— Думаю, что если бы была мама, я бы посоветовалась с ней. Садись сюда, Антоша, рядом с дядей Равилем.

— Ну, за отсутствием рядом взрослых родственников, ты можешь посоветоваться со мной, — весело произнёс Равиль.

— Очень смешно, Равиль, — произнесла она раздражённо, пододвигая к себе табурет.

========== Глава 15 ==========

Равиль появился у дома Влады рано. Он хотел немного пообщаться с сыном, до того, как тот уйдёт в детский сад. Наконец девушка с мальчиком вышли из подъезда.

— Привет, Антон, — Равиль подал малышу руку.

— Привет.

— Доброе утро, Влада. С днём рождения, — Вольский поцеловал девушку в щёку и взял её ладони в свои.

Девушка зашипела, здороваясь.

— Тебе больно, но я еле прикоснулся, — обеспокоенно произнёс Равиль, поднимая её руки, — Что с твоими руками? Почему такие мозоли?

— Я же говорю, много стирки накопилось. Раньше стирала машинка, пока не сломалась. Я и сама не знала, что у меня такая нежная кожа на ладонях. Ничего, это пройдёт, — спокойно сказала она.

— Вот же упрямая девчонка. Я же предлагал поехать на выходные ко мне. Рассказала бы о проблеме, и мы постирали все вещи у меня. Тебе нужно было мозоли на руках натереть, но пойти наперекор мне. Иногда мне хочется схватить вас с Антоном в охапку и увезти в свою берлогу. Пойдём в садик, нам пора на работу уезжать.

По дороге к детскому саду Вольский общался с сыном. Ему было интересно всё, что касается мальчика. Равиль не мог дождаться того времени, когда наконец сможет объявить его своим сыном и увезти жить к себе.

Влада шла рядом с ними и вдруг подумала, с чего бы Равиль так привязался к мальчику. Она не могла поверить, чтобы мужчина вот так заботился о чужом ребёнке. «А вдруг объявится настоящий отец Антона и заявит на него свои права? Что мне тогда делать? Я надеюсь, Равиль поможет мне отстоять мальчика, если полюбил его. Хотя, может этот отец и не знает, что мама была беременна от него. Или что детей поменяли в роддоме. Сейчас он воспитывает моего настоящего брата и вполне себе счастлив».

Через несколько минут девушка уже садилась в машину Вольского. Она переключилась мыслями на то, что у неё сегодня день рождения. Самый первый, кто её поздравил, был Антоша. Он подарил ей открытку, которую сам нарисовал. Потом поздравил отец, позвонив по телефону. В конце разговора он всё же испортил ей настроение. Спросил, не решилась ли она ещё сплавить пацана в детский дом. Владе стало так обидно, поздравил с праздником и тут же нагадил в душу. «А ведь мне сегодня восемнадцать лет исполнилось. Я совершеннолетняя. Всегда мечтала, что это будет большой праздник. Родители соберут друзей. Я приглашу подругу. Ничего из этого не сбылось».

— Ну, чего ты такая грустная? Улыбнись, сегодня твой день рождения. Поработаем до обеда, а потом поедем в ресторан. Я уже заказал столик. После можно будет прогуляться по набережной. Не хочу, чтобы ты в свой праздник много работала, — сказал Равиль.

— Спасибо, конечно, но не стоило. Не нужно делать мне поблажки. Остальные сотрудники не так поймут. Они и без того на меня за что-то ополчились, — грустным голосом ответила Влада.

— Я не нарушаю никаких правил. У нас на фирме так заведено. Если у сотрудника день рождения выпадает на будний день, он имеет право уйти с работы после обеда. Обычно в обед угощают сотрудников чаем с тортом. Но зная, как к тебе отнеслись, я думаю, ты не захочешь покупать торт.

— Ещё чего, обойдутся!

— Вот и я говорю, поедем обедать в ресторан. Только с утра придётся интенсивно поработать, уж прости.

Влада в полной мере ощутила, что значит интенсивно поработать. Пришлось печатать много документов и срочно нести их на подпись. Потом отвечать на звонки, умудряясь одной рукой держать трубку телефона, а другой нажимать на кнопки клавиатуры, ибо шефу срочно нужна очередная бумага. А ещё отвечать Равилю по селектору на кучу вопросов

Неожиданно в кабинет зашёл начальник службы безопасности с букетом белых роз.

— С днём рождения, Влада. Это тебе, — улыбнулся мужчина, протягивая цветы.

— Спасибо. А он меня не убьёт? — Влада с опаской покосилась на двери в кабинет Равиля.

— Нет, даю гарантию. Знаешь, это странно, но Равиль вчера позвонил мне и попросил с тобой подружиться. У меня ещё не было подружек, кроме одноклассниц в школе, — Дронов присел на краешек стола.

— Это как это? Такого не бывает, — удивилась девушка.

— Бывает. В этом смысле я с Равилем солидарен. Не вижу смысла дружить с женщиной. Зачем мне нужна такая дружба? — весело произнёс Сева.

— Ну как это? А кому тогда в жилетку поплакать, когда тебе грустно. Поговорить, когда скучно, — недоумевала Влада.

— А почему я не могу сделать то же самое с любовницей? Заодно совмещу приятное с полезным. Ты ещё маленькая, Влада, и не понимаешь многих вещей. С тобой я готов подружиться. Но на правах друга дам один совет: не стоит будить в Вольском зверя. В гневе он страшен. Поэтому можешь забыть о дружбе с противоположным полом.

— А почему вы поощряете его в стремлении меня завоевать? Между прочим, он, как танк, прёт напролом и ничего не хочет слушать. Не могли бы вы ему объяснить на правах друга, что за девушкой так не ухаживают. Нет, я не говорю о цветах, подарках и прочем. Мне это не нужно. Но должна же быть элементарная галантность. Мужчина должен спрашивать у женщины разрешения. А не так, как он это делает. Я хочу, всё, вопрос закрыт. Иногда такое впечатление, что я рядовой в армии, а он мой командир, — обиженно произнесла Влада

— Зачем мне ему говорить? Он тебя итак слышит. Ты кнопку селектора забыла выключить, — засмеялся Дронов.

— Блин, надо же было так заработаться, — Влада покраснела и выключила селектор, — пойду, цветы в воду поставлю.

Из кабинета шефа раздался оглушительный смех. Девушка подхватила цветы со стола и поспешила уйти.

Вольский действительно всё слышал. Ему стало смешно от того, как девушка отзывается о нём. «Да уж, может действительно стоит быть с ней помягче. Влада не такая как все. Она особенная. И требует к себе особого отношения», — подумал он.

— Привет, дружище, — в кабинет зашёл Дронов.

— Привет, Сева. Ты молодец. Донёс ей в двух словах то, что вчера не смог я. Хотя, девушка она упрямая и может настаивать на своём, — произнёс Равиль, протягивая другу руку.

Сева с удовольствием пожал его ладонь, а потом уселся на диване.

— Я договорился об аренде места в Дикой дивизии. Ребята из охраны сегодня выехали с водителями на Павловский автозавод за автобусами.

— Отлично, я уже получил в мэрии маршрут и расписание. С нами вместе на этом маршруте ещё несколько предпринимателей. Начнём с четырёх пазиков, а на будущий год посмотрим, стоит ли расширять бизнес в этом направлении. Что там с установкой камер в магазинах?

— Ребята с фирмы всё закончили. Я сам лично проверил все магазины и устранил недочёты. Дал главбуху задание перевести деньги за работу.

— Отлично. Мы с Владой сейчас уезжаем и уже не появимся здесь. Но если что-то понадобится, то ты звони.

— Хорошо погулять. Пойду на обед, — Сева стукнул ладонями по коленям и встал.

Равиль тоже собрался уходить. Он выключил свой компьютер и вышел в приёмную вслед за другом.

Вольский привёз Владу в ресторан на набережной. Это было уютное местечко в здании речного вокзала. Летом на крыше здания ставили столики. Таким образом, можно было вкусно поесть и полюбоваться Волгой. Равиль заранее сделал заказ, и как только они пришли, проворный официант стал накрывать на стол. Влада думала, что все эти блюда стоили хороших денег, но не решилась спорить. Она уже поняла, что это бесполезная трата времени и нервов. Если Равиль захотел потратить на неё деньги, значит, не потерпит возражений, к тому же это её подарок на день рождения.

— Я за рулём, поэтому решил не заказывать вино. Но если ты хочешь, можно заказать для тебя один бокал, — улыбнулся Равиль.

— Не нужно. Я не пью. Вполне подойдёт сок, который принесли.

— Тогда ещё раз с днём рождения, Влада, — Равиль поднял высокий стакан с напитком.

— Спасибо, — девушка стукнулась с ним стаканами и отпила немного сока.

— Это ещё не всё. Ужин это не подарок. Вот прими от меня это.

Равиль достал из кармана брюк маленькую коробочку, а потом протянул девушке. Влада открыла её. Внутри лежала цепочка, свернутая в кольцо и кулон в виде причудливого ключа.

— Красиво, но дорого. Я не могу принимать такие дорогие подарки, — тихо сказала Влада.

— Я знал, что ты откажешься от дорогого украшения. Поэтому купил бижутерию. На драгоценностях ставят пробу. Можешь убедиться, там её нет. А камень простой горный хрусталь. Позволь я помогу тебе надеть мой подарок.

Равиль подошёл и, взяв цепочку, надел ее на красивую шейку девушки.

— Интересная вещь, — Влада взяла в руки кулон и рассмотрела поближе, — ключ разделён на два цвета, чёрный и белый. Может это что-то означает?

— Да, это ключ от ада и рая. Только тебе решать, Влада, какую дверь ты откроешь этим ключом. Сейчас ничего не спрашивай, наслаждайся прекрасным днём. Я всё объясню тебе, потом, — улыбнулся Равиль

— Ну вот, самое интересное потом. Хорошо, я согласна подождать, но недолго. Не люблю, когда меня держат в неведении, это пугает, — обиженно сказала она.

— Не переживай, осталось потерпеть немного. Скоро твоё любопытство будет удовлетворено. А теперь давай поедим.

Вольский принялся обедать, стараясь завязать с девушкой непринуждённый разговор. Что-то спрашивал, позволял ей задавать вопросы. Впервые за две недели они общались друг с другом вот так, как будто действительно пара. Влада заметила, что на самом деле Равиль очень интересный собеседник. Она впервые посмотрела на него не как на шефа, а как на мужчину, с которым приятно общаться и сидеть рядом. Из колонок, выставленных на улицу, играла красивая зарубежная музыка. Некоторые парочки принялись танцевать.

— Мой любимый певец Лайонел Риччи. Эту его песню я люблю больше всего. Пойдём танцевать.

Равиль подошёл и протянул ей руку:

— Я не умею танцевать и отдавлю тебе ноги, — смущаясь, сказала она.

— Ничего, я потерплю, — улыбнулся Равиль.

В следующую секунду они закружились вместе с другими людьми на свободном от столиков пространстве. Влада положила ему руки на плечи, а он притянул её к себе, держа за талию. Неожиданно девушка поняла, что счастлива. Несмотря ни на что у неё получился чудесный день рождения.

— Никогда не мечтала танцевать на крыше какого-то здания, — тихо произнесла она.

— А я уже не мечтал встретить свою любовь. Иногда жизнь преподносит сюрпризы, — сказал Равиль, целуя её в висок.

А в это время Максим и Наталья шли к дому Влады.

— Чего мы сюда так рано прёмся? — раздражённо буркнул парень.

— Нам нужно попасть в подъезд с кем-то из жильцов до того, как приедет охрана Вольского. В прошлый раз был один человек, который меня знает. Вдруг и сегодня будет кто-то знакомый, тогда я не смогу отвлечь их. Сиди на девятом этаже. Я буду наблюдать на улице. Как только охрана проводит её домой и выйдет на улицу, позвоню.

— А если Вольский к ним в гости пойдёт, как в прошлый раз?

— Ничего, посидишь и подождёшь. В конце концов, без труда не выловишь и рыбку из пруда. Сегодня ты поймаешь свою рыбку, я тебе обещаю, — довольно усмехнулась Наталья.

========== Глава 16 ==========

— Может, всё же поедем ко мне? Я был бы не против, если вы поселились у меня, — произнёс Равиль, паркуя машину во дворе.

— С чего бы это? Мы знакомы только две недели, а ты уже предлагаешь мне переехать к тебе? В моём понимании пара встречается как минимум полгода, а уже потом решает, подходят они друг другу или нет.

— Я не тот человек, который будет ждать полгода, Влада. Хорошо, поговорим об этом в другой раз. У нас ещё будет для этого повод. А сейчас я хочу немного поиграть с Антоном, — Равиль открыл дверь автомобиля и вышел.

Наталья сидела на лавочке детской площадки и старательно делала вид, что читает книгу. Она видела, как Вольский поднялся в квартиру вместе с Граниной и ребёнком. Наталья тут же набрала номер Максима и сказала, что как только Вольский выйдет из подъезда, она сообщит. По правде говоря, ей уже надоело сидеть на жаре. Но если Макс в последний момент не струсит, то она получит возможность вернуть Вольского. «Скажу, какая Гранина тварь и изменила ему. Я же всегда была верной. Не смела даже глянуть на кого-то другого. Ну да, когда мы с ним в первый раз переспали, я уже была не девушка. А где он видел девственницу в моём возрасте? Максим сказал, что Влада ещё невинна. Вот почему Равиль вокруг неё круги наворачивает. Ну, ничего, милый, скоро ты побежишь в обратном направлении».

Наконец Равиль вышел из подъезда, а Наталья с ехидной ухмылкой на лице позвонила сообщнику. «Вот ты и попалась, птичка. Сейчас ответишь за то, что он меня бросил». Девушка не стала дожидаться, когда парень сделает свое дело. Она встала с лавочки, а затем пошла на автобусную остановку.

Как только Равиль ушёл, в дверь позвонили. Влада никогда не открывала дверь просто так, она всегда смотрела в глазок, кто пришёл. За порогом стоял Максим с красной розой в руках.

— Влада, открывай это я, Макс, — сказал он.

— Привет, Макс. Прости, но между нами ничего больше не будет. Уходи, пожалуйста, — громко ответила девушка.

— Ты не думаешь, Влада, что это не честно по отношению ко мне? Я даже не о расставании говорю. Я тебя любил, встречался с тобой полгода, терпел твои отказы от секса. Теперь ты даже в лицо не можешь мне сказать, что мы расстаёмся. Говоришь через двери, как будто я в чём-то провинился перед тобой. Открой и скажи мне это в лицо. Я хочу знать, что он не заставляет тебя это делать, — резким тоном произнёс парень.

Влада подумала, что это действительно нечестно, говорить “прощай” при закрытых дверях. Максим должен понять, что между ними ничего больше не может быть. А ещё, чисто по-человечески, ей было его жалко. Получается, он впустую потратил на неё столько своего времени. Влада открыла дверь.

— Проходи в прихожую, — сказала она виновато.

— Ты теперь даже на кухню меня не пригласишь? А я пришёл тебя с днём рождения поздравить, — Максим протянул розу.

— Прости, просто если он узнает, то будет злиться, — Влада положила розу на полочку под зеркалом.

Максим захлопнул дверь и пристально посмотрел на неё. Он заметил, что на ней цепочка с необычным кулоном. Подойдя ближе, парень взял вещь в руку.

— Конечно, зачем тебе бедный мальчик, когда богатенький дядя такие дорогие цацки дарит, — зло бросил он.

— Это бижутерия, тут даже проб ювелирных нет. Так сказал Равиль, — уверенно ответила девушка.

— А, он уже для тебя просто Равиль?! Быстро же ты меня забыла, сука! Забыла то, где я работаю! Это настоящее серебро высшей пробы и бриллиант! Ручная работа, между прочим! Знаешь, сколько она стоит?! Конечно, только такая лохушка, как ты, могла не понять, что это дорогая вещь! Ну ничего, ты ему всё равно не достанешься!

— Что ты такое говоришь?! Уходи, Максим! — крикнула девушка.

Она попыталась пройти мимо и открыть двери. Максим опередил её. Он вытащил ключ из замка, а потом положил к себе в карман.

— В комнату пошла! В комнату, я сказал! — рыкнул он.

Тут в прихожую выбежал Антон, он полез драться с парнем, молотя его маленькими кулачками там, где достанет.

— Не трогай сестрёнку! Уходи отсюда! Я буду её защищать!

— Защитничек нашёлся. Если бы не ты, Влада не попёрлась работать к этому гондону.

Максим подхватил мальчика на руки и понёс на кухню, несмотря на то, что Влада кричала и пыталась отбить брата. Парень оттолкнул её от себя, и она упала, больно ударившись об пол. Осталось только одно, найти телефон и позвонить Вольскому или охране. Девушка с трудом поднялась с пола и ринулась в комнату. Максим тем временем успел впихнуть мальчика в кухню. Он вставил стоявшую неподалёку швабру в ручку двери. Потом парень прибежал в комнату и увидел, как девушка судорожно нажимает на кнопки телефона.

— Дай сюда! — он выхватил у неё телефон и положил на шкаф.

Влада была маленького роста и не могла его достать без стула. А ещё парень знал, что Антон боится высоты. Мальчик ни за что не станет лезть на окно, чтобы открыть его и позвать на помощь. Всё же они на восьмом этаже живут. Да и не дотянется он до верхней щеколды.

— Ну что, осуществим давнюю мечту и переспим? А потом он тебя бросит, и ты останешься со мной, — осклабился парень, подходя ближе.

— Не подходи, я буду кричать, — прошипела Влада.

— Ну, давай, ори. Напугай маленького братишку ещё больше.

Сердце девушки зашлось в бешеном ритме. Она не понимала, как такой славный парень мог превратиться в того, кто сейчас стоит перед ней. Страх затопил каждый нерв, но не лишил способности думать. Она понимала, что нужно подбежать к окну и, открыв его, позвать на помощь. Но Влада не успела. Максим опередил ее, схватив поперёк груди. Он поволок её на диван. Влада услышала звон стекла. Но парень, распалившись, не особо обратил на это внимание. Он так долго ждал, пока девушка позволит обладать ей, что сейчас сексуальное желание вышибло разум из мозга. Влада плакала, умоляла и сопротивлялась, но ему было всё равно. Через пару минут в комнате появилась охрана. Один из них оттолкнул парня от девушки.

Антон и сам не понимал, почему ему не нравится Максим. А сейчас мальчик интуитивно понял, что парень хочет сделать что-то нехорошее с Владой. Антон посмотрел на окно. Нужно было залезть и открыть его. Но когда он встал на стул и глянул на улицу, то колени задрожали. Было очень высоко, и страшно. Антон глянул на верхнюю щеколду и понял, что ему не достать до неё. Можно попытаться открыть форточку. Но сумеет ли он тогда докричаться до охраны. Вдруг в голову пришла идея. Под столом в коробке лежал инструмент. Мальчик достал молоток и стал со всей силой, на которую был способен, бить по стеклу. Раздался оглушительный звон и осколки полетели вниз. В следующую секунду он увидел, как охрана бежит к дверям подъезда.

Равиль решил закупить продуктов в супермаркете возле дома девушки. Он уже садился в припаркованный на стоянке автомобиль, как раздался звонок телефона.

— Равиль Михайлович, в квартире Влады что-то происходит. Мы видели, как мальчик на кухне стекло разбил. Бежим туда.

— Открывайте двери сами. Я недалеко, сейчас буду, — Вольский поблагодарил себя, что выкрал у девушки из сумки ключи и сделал дубликат.

Сейчас он с замиранием сердца ехал к дому Влады. Через пять минут Вольский уже нёсся к лифту в подъезде.

Когда Равиль зашёл в квартиру, открыв ещё одним ключом, то застал такую картину: Юра успокаивал плачущего мальчика на кухне, Влада сидела на диване и стягивала руками края разорванного платья, а Максим сидел привязанный к стулу бельевой верёвкой. Глаза тут же потемнели. Он понял, что тут происходило. Быстро набрав нужный номер, Равиль сказал, как можно спокойнее, чтобы не пугать сына.

— Дрон, ты дома? Отлично. Сейчас Юра привезёт к тебе Антона. Позаботься о нём до завтра.

Отключив вызов, Вольский обратился к охраннику.

— Юра, спасибо за помощь. Сделай доброе дело, увези мальчика к Всеволоду Игоревичу. Возьми деньги на такси. Сегодня можешь быть свободен, — потом он присел перед мальчиком на колени, — Антоша, сейчас дядя Юра отвёз тебя к дяде Севе. Это же наш друг помнишь его? Я тебя заберу завтра.

— А как же Влада? — всхлипнул мальчик.

— С ней будет всё хорошо. Идите, Юра.

— Как это? Куда его увозят? Я против! — закричала Влада, пытаясь подбежать к брату, но её остановил охранник.

Юра подхватил малыша на руки и поспешил выйти из квартиры. Когда за ним закрылась дверь, Равиль спросил строгим голосом:

— Рассказывай, Сергей, что произошло?

— Похоже, он пытался изнасиловать девушку. Запер мальчика на кухне. Вероятно, Антон не смог открыть окно, чтобы позвать нас, поэтому разбил стекло молотком. Ещё повезло, что паренёк смышлёный. Он бил в стороне от себя, поэтому не поранился.

Равиль подошёл к парню, сидевшему на стуле. Он наклонился и заглянул ему прямо в глаза своими чёрными омутами.

— Знаешь, в чём твоя тупость, мальчик? Нужно было брать деньги, когда я тебе предлагал. Ты же решил, что сможешь отобрать то, что я решил сделать своим. Если бы мой сын поранился и потерял хоть капельку крови, разбивая стекло, я бы отрезал тебе руки ржавой пилой. А потом не пожалел бы её. Нет, она всё равно была бы моя, но уже не один парень не захотел бы с ней переспать.

— Равиль, я не виновата. Я не думала, что так получится. Хотела сказать ему, что между нами всё конечно, — всхлипнула девушка.

Равиль резко развернулся и рыкнул:

— Не виновата?! Я, кажется, запретил тебе даже разговаривать с ним! Ты не только говорила! Ты впустила его в квартиру, тем самым подвергнув опасности себя и моего сына!

Влада испуганно сжалась от этого крика. Она не понимала, о каком сыне говорит Равиль. «Антон его сын?! Не может быть!»

Равиль подошёл к столу. Он включил старый магнитофон, колонки от которого висели на стене. Даже кассета подходящая нашлась. Видимо кто-то из родителей Влады увлекался роком. В квартире загромыхала музыка. Равиль ухмыльнулся и открутил ручку громкости до максимума.

— Ну, что, мальчик, повеселимся?! Имеем право пошуметь, по крайней мере, до девяти вечера точно! А теперь скажите мне, кто тебе помогал? Так просто ты не мог пройти через охрану!

— Никто, — сказал, словно выплюнул, парень.

— Неправильный ответ! — заорал Равиль.

Он поднял ногу и с силой ударил парня в грудь. Стул с грохотом упал, роняя Максима на пол. Парень закашлялся, а изо рта потекла тонкая струйка крови.

— Ну, не скажешь, я тебе при ней яйца отрежу, а потом жрать заставлю!

— Наташа, которая у тебя секретарём работала, — хриплым голосом процедил Максим.

Вольский присел на корточки, а потом поднял голову парня за волосы.

— Ах, ещё и эта сучка тут замешана. Ей тоже достанется, можешь не переживать. Но тебе намного больше. Потому что ты посмел посягнуть на самое дорогое. Ты обидел моего сына. А за него я готов убивать, — прошипел он в лицо парню зловещим голосом.

Поднявшись, Равиль снова занёс ногу и ударил парня в живот, потом снова в грудь. Удары были такой силы, что Максим даже кричать от боли не мог. Дыхание перехватило, и новая струйка крови хлынула изо рта.

Владу затрясло от страха и шока. Она глянула на охранника, в надежде, что тот остановит шефа. Но Сергей стоял, скрестив руки на груди, словно каменное изваяние. Тогда она сорвалась с места и упала на колени перед Вольским, хватая его ноги руками.

— Равиль, остановись, ты его убьёшь! Ты же не зверь, Равиль! Я верю, что ты не зверь! Остановись, пожалуйста! Я сделаю для тебя всё, что хочешь, пожалуйста! — закричала она в панике.

— Тебе его жалко?! Он чуть тебя не изнасиловал, а ты его жалеешь?! Что хочу, говоришь?! Хорошо, тогда встань! — рявкнул он бешеным голосом.

Влада поднялась и посмотрела прямо ему в глаза, снизу вверх. Равиль удивился, какой вызов читался в этом взгляде. Он приказал Сергею выключить музыку, а потом протянул руку и погладил девушку по щеке, смахивая слёзы.

— Знаешь, что мне в тебе нравится? Что ты меня боишься и всё равно смотришь таким взглядом, как будто знаешь меня изнутри. Ты делаешь меня чище и добрее. Именно поэтому я выбрал тебя. Ты словно фея лечишь мою душу. Помнишь, я говорил, что этот ключ от ада и рая. Так вот, сейчас я даю тебе выбор. Если ты хочешь остаться с ним, то я не стану препятствовать, но Антона ты больше не увидишь. Я узнал его по нашей родовой родинке, — Равиль показал свою руку, — Антон не имеет к семье Граниных отношения. Сева узнал, детей подменили в роддоме. Через несколько дней у меня будет анализ ДНК. Второй вариант. Если хочешь жить со мной и с Антоном, то уедешь в мой дом добровольно, прямо сейчас. Я обещаю, что больше не трону этого парня. А ещё, я постараюсь сделать тебя счастливой. Что выбираешь, Влада, ад или рай?

— Я поеду с тобой, Равиль. Только не отнимай у меня Антона, пожалуйста, — Влада обняла его руками, прижимаясь всем телом.

— Иди, переоденься и возьми необходимую одежду. Остальное заберём потом, — Равиль погладил её по голове.

Влада ушла в ванную приводить себя в порядок, а Вольский снова подошёл к Максиму.

— Советую тебе сказать, что ты нарвался на пьяных хулиганов и тебя побили. Попробуй только заявить в милицию. Моя охрана свидетели того, как ты пытался изнасиловать женщину. Да, возможно меня тоже осудят, но условно. А вот ты поедешь на зону. Будь уверен, мальчик, я позабочусь о том, чтобы тебя там насиловали не по одному разу на день. И мой тебе совет. Забудь о девушке и Антоне. Я за своего сына порву на лоскутки. Веришь?

— Верю. Я что хотите скажу. Не нужно в тюрьму, пожалуйста, — проскулил Максим, до его дурной головы, наконец, дошло, с кем он связался.

— Скажи спасибо Владе, что она меня остановила. Сейчас Сергей отвезёт тебя к знакомому доктору. Кажется, я тебе ребро сломал. Но ничего, до свадьбы заживёт, если поумнеешь.

Вольский попросил охранника отвязать парня и отвезти в больницу.

— Скажи Богдану Николаевичу, пусть никуда не заявляет. Передай ему эти деньги. Потом можешь ехать домой, — Вольский протянул охраннику двести долларов.

— Всё сделаем, Равиль Михайлович, — отрапортовал Сергей.

Влада дрожащими пальцами сняла с себя разорванное платье. Потом надела блузку и попыталась застегнуть. Руки не слушались, а тело трясло как в лихорадке. Стресс и шок, наконец, дали о себе знать. Она села на пол и тихонечко заскулила. Слезы влажными ручейками побежали по щекам. Она вспомнила всё, что с ней произошло за этот вечер. Сначала она жутко испугалась за Антона. Потом её чуть не изнасиловал человек, которому она доверяла. Следом пришёл Вольский и показал себя с такой жуткой стороны, что сердце чуть не остановилось от страха.

Равиль проводил взглядом Сергея, поддерживающего парня. Потом закрыл за ними дверь и пошёл в ванную. Он застал рыдающую девушку, сидящую на полу. Присев рядом, он притянул её к себе на колени. Влада дернулась, но он не дал ей отстраниться.

— Не бойся, я тебя не трону. Просто хотелось успокоить. Если ты за него переживаешь, то сейчас Сергей везёт его в больницу, — Равиль погладил её по голове.

— Спасибо, — всхлипнула она, — а ты правда отец Антона?

— Да, а ты ему даже не сестра. Но можешь стать мачехой. А это значит мамой. Выходи за меня замуж, Влада.

— Эй, так, девушке предложение не делают! — она стукнула его кулаком в грудь.

— Кха, больно же. А вообще ты должна была уже уяснить за две недели, что я делаю, что хочу и как хочу. У меня такой характер. Но ты делаешь меня чуточку лучше. Подумай над моим предложением. А пока поедем ко мне. Антона заберём завтра. Сейчас и тебе, и мне не до ребёнка. Нужно прийти в себя. Сева о нём позаботится, не переживай, — спокойным голосом произнёс Равиль.

— Тогда отпусти меня, расселся тут, — буркнула Влада, отстраняясь.

— Вот такая ты мне нравишься больше, решительная и смелая.

========== Глава 17 ==========

Влада сидела в автомобиле Вольского, нервно теребя край юбки. Она боялась ехать к нему. Вдруг в свете сегодняшних событий он потребует, чтобы она с ним переспала. «Теперь он знает, что ради Антона я согласна на многое. Вдруг скажет, что раз я согласилась всё для него сделать, то должна лечь с ним в постель сейчас. А ещё меня гложет мысль, где мой настоящий брат, если Антон им не является?»

— Равиль, а мы можем поговорить? — робко спросила она.

— Можем, но не здесь. Я за рулём, потерпи до дома, — резко сказал он.

— Хорошо, — её ещё больше напугал тон его голоса.

— Не нервничай. С тобой ничего не случится в моём доме, — уже более спокойно произнёс он.

На душе у Равиля бурлила целая гамма чувств от ненависти к этому парню, до сожаления, что не настоял и не увёз Владу и сына этим вечером. Он отдавал себе отчёт, что если бы девушка не встала перед ним на колени, то он реально мог забить этого недотёпу до смерти. «Это надо быть таким тупым. Я бы сначала разузнал о человеке, который пытается увести у тебя девушку, а потом действовал. Он что думал, изнасилует ее, и я брошу девушку? Я не из тех людей, которые обвиняют изнасилованную девушку во всех грехах. Сначала бы разобрался, что она не сама мне изменила, а потом бы точно его убил. Мне бы ничего не стоило простым движение рук сломать парню шею. Несмотря на то, что я теперь предприниматель, занимаюсь почти каждый день, оттачивая боевые искусства. У меня в доме есть уютный спортзал в подвале».

— Приехали. Фил закрыт в вольере. Можно сразу заходить во двор.

Вольский вышел из машины, чтобы открыть ворота. Влада последовала за ним. Пёс залаял при виде её, но Равиль одним грозным окриком заткнул его. Влада поёжилась, почему-то стало холодно, несмотря на то, что на улице было тепло. Она так и стояла, глядя в одну точку, пока мужчина не подошёл к ней.

— Что с тобой? — произнёс он, ласково обняв её за плечи.

Влада испуганно отскочила от него. Она не могла сказать, что эти прикосновения были противны. Просто то, что она пережила сегодня, всё же дало о себе знать.

— Не бойся, я обещал, что до свадьбы тебя не трону. Так и будет, — Равиль засунул руки в карманы брюк.

— А с чего ты вообще взял, что я за тебя замуж выйду? — она постаралась собрать волю в кулак.

— Ты сама сказала, что сделаешь для меня всё, не так ли? Я по твоей просьбе пожалел этого парня.

— Да, я так сказала. Не потому, что мне стало жалко Максима. Я пожалела вас обоих. Потому что один бы умер, а другой сел в тюрьму надолго, и всё из-за меня. Я не хочу, чтобы из-за меня происходили такие трагедии, — сказала она с вызовом.

— Ты меня пожалела? Вот умора! Знаешь, меня ещё никто не жалел, кроме мамы, бабушки, и одной пожилой чеченской пары, — засмеялся Равиль. — И потом, ты согласилась жить в моём доме. Какие теперь-то проблемы?

— Да, согласилась. Но ради Антона. Несмотря на то, что я ему не сестра, как ты утверждаешь, я считаю иначе. Моя мать вышла замуж по залёту. Она очень сильно любила отца, а он её нет. Папа всю жизнь унижал её, изменял с другими. Но мама пресмыкалась перед ним, лишь бы не бросил. Потом, когда он развелся с ней, она два месяца была в пьяном загуле. Затем практически год не вылезала из больницы, заболев раком, и полгода лежала пластом дома, умирая. Эти два года я сама воспитывала Антона. Училась, занималась хозяйством и заботилась о нём, как мать. Думаешь, я вот так отдам его малознакомому человеку? Хоть ты и его отец, Равиль, как говоришь, но я знаю тебя всего две недели. Я с Максимом два года встречалась и не увидела, какой он на самом деле мерзкий человек. Поэтому тебе я доверяю ещё меньше, тем более жизнь ребёнка, — она ткнула в его грудь пальцем. — Так что не обольщайся, Равиль, я переехала сюда только ради Антона. А что касается замужества, то недостаточно сказать: «Я хочу, и так будет», — чтобы девушка побежала с тобой в загс, сверкая каблуками.

Высказав эту гневную тираду с гордо поднятой головой, Влада посмотрела ему прямо в глаза. Равиль изумленно поднял брови от таких слов.

— Что ты от меня хочешь? Чтобы я купил кольцо и сделал предложение как положено? Хочешь, подарю тебе ещё что-то: золотые серьги, например, — сказал он.

— Ты совсем, что ли? Мне от тебя ничего не надо. Хватит и вот этого подарка. Максим ювелир и работает в ломбарде. Он сказал, что эта ручная работа, серебро и бриллиант. И да, имей ввиду. Мама унижалась перед отцом, была тряпочкой под его ногами. Меня ты не заставишь пресмыкаться и подчиняться, несмотря на свой грозный вид. Влада Гранина не такая, ясно! А свои подарки засунь себе в одно место! Я не продаюсь, запомни раз и навсегда!

— Тебе не кажется, девочка, что ты переигрываешь?! Любая девушка хочет иметь богатого мужа, обеспеченный дом, дорогие наряды и украшения! — повысил он голос.

— Эй, не надо меня сравнивать с кучей тупых алчных сучек! Ещё раз так скажешь, и я тебе врежу по наглой роже! — возмущённо крикнула она.

Равиль чуть пополам не сложился от смеха, хватаясь за живот.

— Ты знаешь, девочка, со мной ещё никто не смел так разговаривать, кроме Севки. Обычно люди боятся таких, как я. Сам не понимаю, почему тебе сходит с рук такое поведение.

— В жизни нужно бояться только смерти, потому что она необратима. Остальное можно пережить или исправить, если очень постараться. Мы идём в дом, или будем тут стоять?

— Сейчас, возьму твою сумку из багажника.

Равиль поселил девушку в той спальне, где они с Антоном спали в прошлый раз, а потом пошёл переодеваться в домашнюю одежду.

Через двадцать минут он уже ставил тарелки с овощным рагу на стол. Еда осталась от завтрака, и нужно было только разогреть в микроволновой печи, что он и сделал. Влада тем временем нарезала сыр, колбасу и хлеб.

— Скажи, Равиль. Если Антон твой сын, тогда где мой настоящий брат. Он у твоей бывшей жены? — поинтересовалась девушка.

— Нет. Давай сядем, и я тебе расскажу. Только ты уверена, что хочешь слышать ещё и это, после того стресса, который пережила?

— Говори. Не люблю, когда от меня что-то скрывают, — решительно заявила она.

Равиль сел за стол и начал медленно есть, рассказывая.

— У меня никогда не было жены. Я уже говорил, что было только две девушки. Первую я бросил сам. Она изменила мне. Хотя я думал жениться на ней. Вторая, Лена бросила меня сама. Она забеременела и хотела сделать аборт. Я не позволил. Сказал, что мы поженимся после рождения малыша. Я не знаю, в чём причина, но Лена не хотела этого ребёнка. Я же полюбил всей душой ещё не рождённого малыша. Может она просто не хотела жить с таким, как я. Буду откровенен с тобой. Моя мама русская, а отец чеченец. Именно поэтому у меня такой характер, хотя отца я никогда не видел. Мама говорила, что родинка на руке - это родовое пятно в семье отца. Оно передаётся от отца к сыну. Так вот, когда Лену привезли в роддом, меня не было в этом городе. Она родила мальчика и хотела отказаться от него, и сдать в дом малютки. Но с ней в одну ночь рожала твоя мама. Её сын умер через пару минут после родов. Лена отдала акушеру золотые серьги, чтобы та помогла и подменила детей. Таким образом, когда она вышла из роддома, то предъявила мне справку, что наш сын родился мёртвым. Потом она уехала. Сейчас замужем за американцем. У меня есть запись признания акушерки, которую сделал на диктофон Всеволод Игоревич. Как только я увидел у мальчика своё родовое пятно, тут же приказал всё выяснить.

Кое-что насчёт Лены, Равиль соврал. Но не говорить же правду. Сейчас он наблюдал, как по щекам девушки потекли слёзы.

— Значит, мой настоящий брат умер. А мама очень любила Антона. Она и не подозревала, что он не родной, пока ему не сделали анализ на группу крови. Даже тогда она утверждала, что это её сын. У Антона четвёртая отрицательная группа крови, ни у кого в нашей семье её нет, — девушка всхлипнула, смахивая слёзы ладошкой.

— У меня четвёртая отрицательная. Видишь, даже в этом всё сходится.

Равиль подошёл и, подняв девушку со стула, обнял. Он стал ласково гладить её по голове.

— Не плачь. Всё будет хорошо. Я говорил, не стоит об этом сейчас. У тебя было и без того много потрясений за вечер. Прости, что вышел такой паршивый день рождения.

— Ты ни в чём не виноват, Равиль, — Влада обняла его и уткнулась носом в грудь.

— Виноват. Нужно было настоять и перевезти вас. С сыном сюда ещё раньше. Тогда бы не было этих неприятностей. Хочешь, позвоним Севе и узнаем как малыш?

— Хочу, — снова всхлипнула она.

Вольский отстранился, а потом взял со стола телефон. Он позвонил другу и включил громкую связь.

— Сев, как там Антоша? — спросил он.

— Немного плакал в начале. Я отвлёк его игрой на приставке. Мы с ним гоняем на машинах наперегонки.

— Узнаю любителя видеоигр. Ты не мог бы привезти его к детскому саду завтра, часам к восьми?

— Сделаю, какие проблемы.

— Хорошо, об остальном, как всегда, при личной встрече, — сказал Равиль и отключил вызов.

— Вот видишь, с малышом всё хорошо. Планирую сделать Севу крестным отцом. Крестную выбери ты, — улыбнулся Равиль.

— У меня только одна подруга. Если крестить его, то до конца августа. Она уезжает учиться в другой город.

— Хорошо, завтра напиши мне её данные. Сева разложит её жизнь по полочкам. Не смотри так удивлённо. Дронова я знаю с пелёнок, а твою подругу ни разу не видел.

— А я не могу быть крёстной? — смущенно спросила девушка.

— Даже не надейся. Я не воцерковлённый человек, но знаю от мамы. Если ты крестишь его, то мы будем кумовьями. По церковным обычаям родня, и такие люди не могут жениться между собой. А ты будешь моей женой. Будешь, не смотри так удивлённо.

— Возможно, но если ты поймёшь, что для этого нужно. Но учти, подсказывать я не буду. Сам должен догадаться. Сейчас позволь мне принять душ и лечь спать. Я устала, — решительно заявила она.

— Тогда спокойной ночи. Не буду тебя больше тревожить.

Равиль снова обнял её и поцеловал в лоб.

— Пойду в подвал, в тренажёрный зал. Нужно успокоить нервы.

Через некоторое время Влада стояла под душем, стараясь смыть с себя прикосновения Максима. Она думала о том, что не смогла за такое долгое время распознать в нём человека способного на насилие. Равиль в это время отрабатывал удары на груше, подвешенной на потолке. Вместо спортивного снаряда он представлял этого гада, которого не добил. «Она не только его пожалела, но ещё и меня. Моя маленькая фея! Моя! Я переломаю кости любому, кто встанет на пути между мной и ней!»

========== Глава 18 ==========

Антон выпрыгнул из машины и побежал к Владе и Равилю, которые стояли у ворот в детский сад.

— Привет. Влада, с тобой всё хорошо? Если дядя Равиль тебя тоже обидел, я его побью! — воинственно крикнул мальчик.

— Всё хорошо. Дядя Равиль меня защитил вчера. Ты тоже меня защитил, мой маленький рыцарь. Спасибо тебе, — Влада присела на корточки и обняла мальчика.

— У рыцаря бывает меч и щит, как в игре дяди Севы, а у меня его нет, — обиженно надул губы малыш.

— Зато у тебя будет такая же игра, как у дяди Севы. Хочешь я куплю тебе такую же приставку, — улыбнулся Равиль.

— Привет всем. Я куплю её сам. Ты выберешь не то, Равиль. Купишь “Денди”, который ещё в девяностые был популярен, — сказал подошедший к ним Сева.

— А у тебя разве не такая игрушка?

— Ещё чего. Я же эксперт в мире игр, а не десятилетний малыш, — усмехнулся Дронов.

— Хорошо, доверим покупать приставку дяде Севе. А сейчас Влада отведёт тебя к друзьям, — Равиль погладил сына по голове.

Влада ушла, а мужчины остались наедине.

— Когда ты собираешься сказать ему, что ты его отец? — спросил Дронов.

— Не раньше, чем получу анализ ДНК. Осталось пару дней подождать. Спасибо за помощь, друг. Я зайду к тебе в кабинет, и всё объясню, как только приедем в офис, Равиль покосился на девушку, идущую назад от здания детского сада.

— Окей, тогда я поехал, — Сева развернулся и пошёл к своей машине.

Через несколько минут Влада и Равиль уже ехали к центру города. Но Равиль вдруг свернул на другую улицу.

— А куда это мы? — удивилась она.

— Тут ювелирный салон, который открывается в восемь утра. Хочу купить тебе кольцо.

— Я же говорила, что не стоит этого делать, — возмущённо сказала Влада.

— Это не только для тебя. Это для блага фирмы. Дело в том, что даже после увольнения двух сплетниц, на фирме не утихают разговоры о нас. Не могу же я уволить всех сотрудников из-за этого? Будешь носить кольцо в качестве помолвки. Пусть лучше сплетничают о том, что ты за меня замуж выходишь. Не хочу чтобы говорили, что ты моя личная шлюха, из-за которой я не пожалел ценные кадры. Кстати, офис разделился на два лагеря примерно поровну. Одни говорят, что ты ни в чём не виновата, другие обвиняют во всех грехах. Мне такие раздраи среди сотрудников не нужны. Ты моя невеста и точка, — спокойно ответил Равиль.

— И откуда ты это всё знаешь? — удивилась Влада.

— Не важно. Могу только повторить то, что говорил ранее. Моя служба безопасности не спит на работе.

— Хорошо, если ты рассматриваешь всё в таком ключе, то давай купим кольцо. Только выберу я что-то недорогое.

— Никто не поверит, Влада, что владелец фирмы мог подарить девушке, скажем серебро со стеклом, вместо драгоценного камня. Я выберу несколько вариантов, а уже из этих вещей будешь выбирать ты, — строгим голосом произнёс Вольский.

— Так не честно, опять ты за меня всё решаешь. Но учти, если мы не поженимся, я тебе верну все подарки, — Влада сделала обиженное лицо.

— Согласен, но я уверен, что ничего возвращать не придётся.

В итоге Влада приехала на работу с золотым кольцом на безымянном пальце. Два каплевидных граната были расположены на кольце так, что образовывали сердце.

Девушка просматривала документы на компьютере, когда зашла новая начальница отдела кадров.

— Здравствуй, Влада. Я принесла документы на подпись.

— Здравствуйте. Равиля Михайловича нет. Он ушёл к Дронову. Оставьте папку я, потом занесу, — девушка протянула руку.

— Ого, какое кольцо. Носишь на таком пальце. Значит, у тебя действительно есть жених. Я говорила, что все эти слухи о тебе и шефе — ложь, — улыбнулась Ирина.

Влада положила папку на стол.

— Вообще-то, не совсем так. Люди сначала говорят, а потом разбираются в ситуации. Это он подарил мне кольцо. Мы не любовники, мы официальная пара, хотя я пока не дала согласие на брак, — смущённо сказала девушка.

— Он сделал тебе предложение?! — глаза Ирины стали в три раза больше от удивления.

— Как видите, мы не делаем из этого тайну, — Влада покрутила колечко на пальце.

— Поздравляю. Пожалуй, пойду работать, — улыбнулась Ирина, уходя.

Через час в комнате отдыха обсуждалась горячая новость. Вольский сделал Граниной предложение.

— Вот так. Я говорила, что никакая она не подстилка. Она его девушка, только и всего. А вы тут наслушались разных дур, и незаслуженно обидели девушку. А между тем она могла бы обедать и пить утренний чай тут. Дураки, упустили возможность дружить с женой шефа. Думаю, после всей грязи, которую вы на неё вылили, такие друзья ей не нужны, — поучительно произнесла Ирина.

Сотрудники, пившие чай вместе с ней, сразу приуныли. Все поняли, что упустили такой хороший шанс.

***

Равиль сидел в кабинете друга и рассказывал о том, что произошло вчера. Он с сожалением отметил, что если бы не Влада, то забил бы парня до смерти.

— Ты снова влюбился, дружище. Ради простой бабы, которую ты тупо трахаешь, ты никогда такого бы не сделал. Ну, изменила бы тебе, например, Наташка, тупо бросил бы её и забыл, как звали. Если бы её насиловали, то приказал бы охране вызвать полицию всего лишь. А вообще нет, об этом ты узнал бы постфактум. У тебя нет привычки приставлять охрану к простым любовницам.

— Ты прав, дружище. А насчёт Наташи я уже решил. Выясни, где сейчас работает эта курица. Хочу, чтобы её уволили. А потом сделай так, чтобы её в этом городе ни в одну приличную фирму не взяли. Вы же безопасники связываетесь между собой по поводу сотрудников? Её место дворником или посудомойщицей в дешёвой забегаловке, — зловеще улыбнулся Равиль.

— Сделаем, без проблем. А что насчёт этого парня?

— Его больше не трогать. Я Владе обещал. Думаю, парень и так всё понимает. Я ему вчера с дуру пару рёбер сломал. Доктор вечером позвонил и сказал. Вот если этот сосунок в полицию пойдёт, то я его жалеть не стану. Но не думаю, что он настолько идиот. Ну, всё, пойду к себе. С тебя приставка, не забывай, будущий крестный папа.

— В обед схожу в торговый центр напротив. Не переживай, уж на хорошую игру я своему крестнику денег наскребу, — весело сказал Сева.

— Тогда придётся вечером ехать к нам в гости. Я не разбираюсь во всей этой фигне. Будешь показывать. Кстати, потом пришлю тебе данные будущей кумы. Подруга Влады. Пробейте её по полной программе.

Равиль ушёл к себе в кабинет, а Сева задумался. «Да, дружище, на этот раз попал ты по полной. Ещё и девчонка упрямится и замуж не хочет. Я прекрасно её понимаю, потому что вижу ситуацию со стороны. Только тебе я подсказывать ничего не буду. Вот если попросишь совета, может быть и уступлю».

========== Глава 19 ==========

Влада наблюдала, как двое взрослых мужиков играют с ребёнком в гонки на приставке.

— Эй, я самый лучший в мире водитель! Как же так? — возмутился Равиль.

— Да, не спорю, но это виртуальная игра, Равиль. Даже Антон тебя обошёл, потому что потренировался вчера со мной. Я первое время буду первым. Сева Дронов эксперт в мире игр, — с гордостью сказал Дрон. — Но мой будущий крестник делает успехи. Думаю, он скоро превзойдёт своего великого учителя.

— Хах, нашёлся великий учитель. Хотя опыт у тебя большой. Помню, как в девятом классе ты работал всё лето, чтобы купить себе этот “Денди”, — улыбнулся Равиль.

— Было дело. Кстати, уже поздно. Спасибо за ужин, друзья, но мне пора откланяться, — Сева встал с кресла.

Вольский сам проводил друга до ворот, а потом снова зашёл в гостиную.

— Нам тоже пора, да, Влада? — грустным голосом сказал малыш.

— Влада разве не говорила, с сегодняшнего дня вы живёте у меня, — Равиль подошёл к сыну.

— Ура! Теперь я каждый день могу играть в приставку.

— Конечно, но у меня условие: не больше двух часов. И ещё, спать ты будешь в отдельной комнате.

— Ну-у, — обиженно насупился Антон.

— Ты уже большой мальчик, Антон, и должен понимать, что телевизор, даже такой, как у меня, портит глаза. А ещё ты достаточно взрослый, чтобы иметь свою комнату. Если боишься темноты, то можно не закрывать двери и включить ночник, — наставительно произнёс Равиль.

— Хорошо, я согласен, — улыбнулся Антон.

Владу насторожило то, что Вольский приказал мальчику спать в отдельной спальне, но она предпочла промолчать. Вместо этого, девушка подошла и протянула Антону руку.

— Тогда идём в душ, скоро спать.

— Может, ты ещё и в туалет за ним пойдёшь? Он уже взрослый и может стесняться девушку. Я сам помогу ему помыться. К тому же, ему пора самому это делать, — строго сказал Равиль.

— Дядя Равиль прав, я уже большой, поэтому, не нуждаюсь в помощи женщины, — Антон демонстративно встал с кресла, а затем вышел в коридор.

Влада недовольно фыркнула и подошла к окну. Она стояла, скрестив руки на груди, и смотрела во двор. На улице бегал Фил, осматривая территорию. Потом он сам зашёл в открытые двери вольера и лег на пол, положив голову на лапы. Вольский предупредил, что собака злая и ночью на улицу выходить не надо. «Зачем держать в доме такого злобного пса? А если он кого-то покусает? Я бы его вообще из вольера не выпускала, но Вольскому, похоже, всё равно. Он, как всегда, делает, что хочет». Девушка задумалась, размышляя над своей судьбой. Почему-то она сравнила с себя с этим псом. «Я, как Фил, живу в клетке. Отпускают погулять и ладно. А в остальном всё то же самое. Считает меня своей собственностью. Отдаёт команды. Решает всё за меня». Влада вспомнила, как вчера она собирала необходимые вещи для себя и Антона. Вольский придирчиво осмотрел каждую её вещь, а половину забраковал.

— Выкинь это, — он показал на кучку одежды, которую кинул на пол, — это слишком откровенно. — Моя женщина не будет носить мини-юбки и гипюровые кофточки. Я не говорю, что нужно одеваться как на востоке во всё закрытое, но это чересчур откровенная одежда, — ледяным голосом сказал Равиль.

— Ты мне теперь и одежду сам выбирать будешь?! — взвилась она.

— Если понадобится, то буду. Я говорил ещё раньше, что не потерплю вызывающей одежды. Моя женщина должна выглядеть соблазнительно только для меня, — строго заявил он.

Сейчас Влада вспоминала это и думала, как она могла вляпаться в такую ситуацию? Напросилась на работу к человеку, который хочет сделать её своей собственностью, со всеми вытекающими последствиями. Неожиданно от мыслей отвлёк Антон.

— Спокойной ночи, Влада. Я иду спать. Дядя Равиль обещал сказку на ночь.

— Спокойной ночи, Антоша, — Влада подошла и чмокнула мальчика в щёчку.

Поначалу она хотела возразить, что не сама укладывает малыша спать, но передумала. «Он имеет на это право. Столько лет был разлучён с сыном. И потом, мальчику нужен отец». Девушка глубоко вздохнула и пошла в свою комнату.

Равиль лежал поверх одеяла на кровати сына и рассказывал сказку. Когда-то её сочинила его мама. Ирина Валентиновна была большой выдумщицей. Она сама сочиняла для сына разные истории. Маленький, тогда ещё Владлен, требовал эти сказки до третьего класса, а потом он посчитал, что вырос. Теперь Владлену почти тридцать лет, он сменил имя, а сказки эти помнил до сих пор. Малыш, умаявшись за день, уснул буквально за пять минут. Вольский оставил гореть ночник на прикроватной тумбочке, а потом вышел, не прикрывая двери. Он направился в спальню девушки.

Влада переоделась в пижаму и легла спать, когда, постучав, в комнату зашёл Равиль.

— Ты чего? — она испуганно округлила глаза.

— Просто пришёл пожелать спокойной ночи, — улыбнулся он.

Вольский подошёл к кровати и сел рядом с ней. Сейчас коса девушки была расплетена. Локоны густым облаком лежали на кровати. Равиль не удержался, взяв прядку, пропустил её между пальцев.

— Какие они красивые. Знаешь, первое, что я заметил тогда, на собеседовании, это твои потрясающие волосы. Мне сразу захотелось расплести твою косу и посмотреть насколько они длинные. Я тогда выгнал тебя специально. Хотел оградить от тех демонов, что бушуют у меня на душе. Но ты сама напросилась на эту должность, убедила меня помочь тебе. Я не жалею, что согласился. В конце концов, мои демоны отступили на пару шагов, но не ушли. Даже сейчас, они рвутся наружу, требуя обладать тобой. Я хочу, чтобы ты это знала. Давай поженимся как можно быстрее.

— Хочешь сказать, что в один момент ты не выдержишь и… — промямлила она, не договорив.

— Никаких «и» не будет. Я лучше самому себе руки переломаю. Один раз я совершил ошибку, больше этого не повторится. Ты сама должна согласиться на всё, — ласково произнёс он, погладив её по щеке.

— Я обещала подумать, Равиль. Но пойми, семья не строится на одном желании. Крепкая семья держится, как стул на четырёх ногах. Спили одну ножку, и когда ты сядешь на стул, он упадёт, — поведала Влада.

— Интересно, ты оказывается у нас философ. И какие это четыре ноги? — улыбнулся Равиль.

— Дружба, любовь, доверие и поддержка друг друга в трудных жизненных ситуациях. Ты взял сиденье от стула, но смог прикрутить туда только одну ножку. Я соглашусь с тем, что в трудных ситуациях ты нам помогал, причём совершенно бескорыстно.

— А почему ты считаешь, что между нами нет остального?! — удивился он.

— Мы с тобой не дружили. Не было свиданий, так называемого «конфетно-букетного периода». То, что ты пытаешься назвать любовью, на неё не похоже. Это заявление законченного эгоиста и собственника. Моё и так будет. Ты не спросил даже, а люблю ли я тебя, хочу ли, чтобы так было? Теперь доверие. Ты выкинул вчера половину моей одежды. Почти весь город ходит в такой. Но ты не доверяешь мне. Думаешь, надев мини, я пойду вертеть задом перед другими? Это не доверие, Равиль. Ты мог мне всё спокойно объяснить, я бы тебя поняла. Но ты опять проявил свой эгоизм. Хочу, и будьте добры подчиняться. Своей собаке ты можешь крикнуть: «к ноге», и она подчинится. Но у пса такая природа. Они созданы, чтобы служить хозяину. Я человек, Равиль, со своими мыслями, желаниями и потребностями. И я не алчная дурочка, которая за парочку драгоценностей будет пяточки лизать, — спокойным тоном произнесла она.

— У меня появилась информация к размышлению. Я обещаю всерьёз подумать над твоими словами. А пока, спокойной ночи, моя малышка.

Равиль поцеловал её в лоб и ушёл. Он был ошарашен. Его как кирпичом по голове стукнуло. Совсем юная девушка объясняла ему такие вещи, от которых сердце болело. «Да, я действительно разучился нормально обращаться с девушкой. После Ксюхи ни с кем не получилось. Теперь я понимаю, чего она от меня хочет, любви. Но разве я её не люблю? Ещё как люблю. Просто не знаю, как ещё выразить свою любовь. От подарков она отказывается. Кольцо с трудом уговорил купить. Да, тема для размышления ещё та».

========== 20 ==========

Прошло несколько дней, и вот снова понедельник. Равиль отвёз сына в детский сад, а потом сказал Владе, что нужно забрать в клинике результат ДНК. Девушка с замиранием сердца ждала в машине, пока Равиль сходит за документом. Она не переживала по поводу того, что Вольский на самом деле окажется отцом малыша. Дело было в другом. Девушка думала, что тогда Равиль будет настаивать на скорой свадьбе и передаче опекунства над Антоном. Хотя Влада отдавала мужчине должное, за это короткое время он, как отец, показал себя с лучшей стороны. Равиль занимался с мальчиком. Начал учить его читать. Иногда играл с ним в приставку, громко смеясь. В выходные Вольский купил билеты в кинотеатр. Влада никогда бы не подумала, что он пойдёт смотреть мультфильм. Антон был счастлив. Мальчик сидел рядом с Равилем и поедал попкорн. Владу Вольский усадил рядом с собой. Девушка помнила, как он взял её маленькую ладошку в свою, а потом стал тихонько гладить. Равиль ласково перебирал её пальцы в своих, не отрывая взгляд от экрана. Сердце девушки трепетало, как пойманная в силки птица. Влада вспомнила, что с Максимом никогда такого не испытывала. Сейчас, дожидаясь мужчину в машине, девушка подумала, что он начал меняться в лучшую сторону. Её Вольский уже изменил, она знала, что влюбилась в него. Разумеется, Влада не собиралась признаваться первой. Она всегда считала, что первым признание должен сделать мужчина.

Равиль со счастливой улыбкой сел в автомобиль. Он протянул Владе документ в прозрачном файле.

— Читай, — сказал коротко.

Влада пробежала по строчкам, и сердце ускорило бег. Равиль действительно отец Антона.

— Что будешь делать дальше? — с замиранием сердца спросила она.

— Во-первых, нужно рассказать Антону. Предоставляю это тебе. Сегодня он должен всё узнать. Во-вторых, я подаю в суд на официальное признание меня отцом и передачу опеки. Ты ни в коем случае не отстраняешься от его воспитания. Будешь и дальше жить с нами, несмотря на то, что мы не женаты. Антон не принадлежит к твоей семье. Скоро он станет Антоном Равильевичем Вольским, — с серьёзным видом заявил Равиль.

— Я тебя поняла и согласна со всеми пунктами. Ты его отец и имеешь право, — тихо сказала девушка.

Равиль взял её руку. Он поцеловал ладонь с внутренней стороны, а потом прижал её к своей щеке.

— Не переживай, любовь моя. Я не собираюсь отбирать у тебя Антона. Знаю, как искренне ты его любишь.

— Спасибо, Равиль. Поехали на работу.

Уже в офисе Вольский отправил Владу в кабинет, а сам зашёл к юристу. Он дал задание подготовить все нужные документы для обращения в суд. Юрист фирмы был опытным пожилым мужчиной, недавно вышедшим на пенсию. Он заверил, что в ближайшее время всё уладит. Выйдя из кабинета юриста, довольный Равиль направился к Дронову.

— Привет, дружище.

— Привет. Проходи, присаживайся. Ты буквально светишься сегодня, — Сева удивлённо поднял брови.

— Да. Я получил результат. Антон мой сын. Сегодня мы расскажем ему. Кстати, у меня к тебе есть дело. Ты не занят сегодня? — Равиль присел в кресло.

— Нет, а что?

— Тебе нужно будет съездить с нами в детский сад. Я представлю тебя воспитателю и скажу, что ты имеешь право забирать мальчика. Хочу завтра пригласить Владу на свидание. А твоя задача побыть немного нянькой. Дам тебе ключи от нашего дома, а Фила с утра закрою в вольере.

— Наконец-то ты сообразил, что нужно делать. Только умоляю, не веди её как всегда в элитный ресторан. Она этого не оценит.

— Что ты предлагаешь?

— Сейчас же лето, Равиль. Вспомни, что ты получил в прошлом году?

— Точно, права на управление маломерными судами. Сегодня закажу аренду катера на вечер. Спасибо, друг, за подсказку, — улыбнулся Равиль.

— Всегда пожалуйста. Мне самому выгодно, чтобы ты женился на ней. Она тебя меняет в лучшую сторону, Равиль. После того как Ксюха пошла по рукам, ты очень сильно изменился. Во многом и я виноват, уговорил тебя вступить на кривую дорожку, — нахмурился Сева.

— Вот только не надо напоминать мне, Дрон. Я помню, что этот бизнес построен на костях тех, кого я убил когда-то. Только ничего уже не изменишь. А самое поганое то, что если бы судьба дала шанс всё переиграть, я не уверен, что не поступил бы так же. А насчёт Влады ты прав. Она делает меня чище. Именно поэтому я не могу её отпустить. А ещё я её люблю гораздо больше, чем Ксению и Елену. Всё, пора за работу, — Равиль встал и направился на выход.

***

После ужина Влада повела мальчика в гостиную. Она села на диване, а потом усадила его к себе на колени. Равиль присел рядом с ними.

— Антон, помнишь, я обещала тебе найти папу? — спросила девушка.

— Конечно, помню. Но ты так его и не нашла, — обиженно насупился мальчик.

— Нашла. Мы не хотели говорить раньше, ждали доказательства. Сегодня мы узнали точно. Твой настоящий папа — дядя Равиль.

— Правда?! — крикнул мальчик, округлив глаза, — а ты позволишь называть тебя папой?!

— Конечно. Я был бы только рад этому.

Малыш пересел на колени к Вольскому и обнял его за шею.

— Мой настоящий папа. Знаешь, как я рад, потому что чувствую, что ты относишься ко мне совсем по-другому, чем тот другой папа, — заявил мальчик.

— Тот другой тебе не папа. Я очень люблю тебя, сынок. Прости, но я не знал, что ты родился. Я догадался, когда увидел у тебя это пятнышко на руке. Видишь, у меня такое же, — Равиль показал свою ладонь.

— А почему мама не говорила тебе, что я родился? — спросил малыш.

— У мамы был тогда другой муж, и она не хотела, чтобы он знал правду. Поэтому и мне не говорила. Но ты не думай, твоя мама была очень хорошим и светлым человеком, — с грустью в голосе сказал Равиль.

Они с Владой решили не травмировать мальчика, рассказывая, что у него на самом деле другая мать. В конце концов, это не имеет никакого смысла. Пусть лучше Антон запомнить маму доброй и любящей, чем будет знать, что настоящая мать его безжалостно отдала чужим людям. Антон был счастлив, он обнимал отца, положив голову ему на грудь. Влада смотрела на это и чувствовала, что тоже счастлива. Она вспомнила, с каким изумлением воспитатель восприняла новость, что у мальчика другой отец. Но, тем не менее, разрешила Равилю, а также его другу забирать малыша из детского сада.

— Антоша, завтра тебя из садика заберёт дядя Сева. Приедете сюда и поиграете в игру, — ласково сказал Равиль.

— Хорошо. А где будете вы с Владой?

— Я приглашаю Владу на свидание.

— А меня нельзя на свидание? — удивился малыш.

— Когда ты подрастёшь, у тебя будет куча своих свиданий, — засмеялся Равиль.

— Ладно, тогда включи мне приставку, — мальчик пересел в кресло перед телевизором.

Равиль выполнил просьбу, а потом снова сел рядом с Владой.

— Почему я обо всём должна узнавать последней, — недовольно буркнула Влада. — Куда ты меня потащишь, в очередной ресторан?

— А вот и нет. Это сюрприз. Знаешь, все эти дни я размышлял над твоими словами. Ты права, Влада. Я начал нашу с тобой историю не с того конца. Но я постараюсь исправиться. Ты пойдёшь со мной на свидание?

— Конечно, — улыбнулась Влада.

«Свидание с Равилем? Как это будет? У меня есть с чем сравнить». Встречи с Максимом не приносили удовольствия. Да, ей было приятно с ним гулять, но не более того. Было лестно, что теперь и у неё есть парень, но целоваться с ним было не очень. Равиль ещё ни разу её не поцеловал. Влада всё время недоумевала, почему. Максим уже на первом свидании нагло потребовал прощальный поцелуй. Девушка помнила, что поцеловала его в щёку, а он недовольно скривился. Потом сказал, что он не ребёнок. В последнее время Влада представляла, как будет себя чувствовать, если Равиль решится её поцеловать. Он часто обнимал её в последнее время и, наклонялся близко к губам, обдавая чистым дыханием, но в последний момент отстранялся и уходил. От Вольского никогда не пахло алкоголем и сигаретами, даже парфюмом. От него исходил тонкий аромат дезодоранта с запахом мяты и лимона, только и всего. Влада решила, что на их первом свидании она обязательно задаст те вопросы, которые её интересуют.

========== 21 ==========

Это было странно, Вольский взял в столовой с десяток различных пирожков, литровую коробку сока и одноразовые стаканы. Но когда Влада пристала к нему с вопросами, он упорно промолчал. После работы усадил её в свой автомобиль и повёз к реке. Когда они подъехали к тому месту, где сдавались в прокат катера, Влада всё поняла.

— Сначала я хотел просто пригласить тебя на необычное свидание, а потом подумал, что это будет неправильно. На моих руках теперь сын, и я не могу бегать на встречи с тобой и не заниматься его воспитанием. Поэтому я решил, что это будет одно большое свидание. Завтра мы на работу не поедем, — сказал Равиль, паркуя машину на стоянке.

— А как же Антон? — взволнованно спросила она.

— Что ты за него переживаешь. Сева самая лучшая в мире нянька. К тому же у него сейчас нет девушки и заняться нечем. Кстати, твою подругу проверили. На следующую субботу я договорился о крестинах Антона, а заодно и тебя. Ты же хотела.

— Спасибо, Равиль. Значит, мы поедем кататься на катере, а дальше?

— Не совсем так. Я могу сам управлять катером и взял один из них в аренду на сутки. В нём есть уютная кабина, где можно заночевать, — улыбнулся он.

— Нет, так не пойдёт. Я не хочу, — промямлила девушка, бледнея.

— Эй, ты о чём таком подумала? Всё будет в рамках приличия. Ну, почти, — улыбнулся он.

— Как это почти? — испуганно заикнулась она.

Вольский повернулся к ней, а потом провёл указательным пальцем по щеке.

— Куда делась моя смелая девочка? Просто в каюте два диванчика. Они раскладываются, превращаясь в одну большую кровать. Нам придётся спать вместе, только и всего. Я хочу сказать, чтобы ты себе не надумала лишнего. Если я не требую от тебя секса, то это не значит, что ты мне не нравишься как женщина, и я тебя не хочу. Давай договоримся, с сегодняшнего дня говорить друг другу правду, чтобы ни случилось.

— Согласна, но не уверена, что ты честно ответишь на все мои вопросы.

— В моей жизни было много такого, что даже не всякому мужчине стоит знать, не то, что хрупкой девушке. Но кое о чём я тебя должен предупредить. Потом, когда мы приедем на место, то сможем поговорить.

Они вышли из машины, и Влада увидела, как мужчина достаёт из багажника пакеты с продуктами.

— Возьми, пожалуйста, удочки, а потом закрой багажник, — попросил Равиль.

— Свидание на рыбалке. Такого у меня ещё не было, — улыбнулась девушка.

Равиль поставил пакеты на палубу, а потом помог девушке забраться на катер. У штурвала вместо кресла был небольшой диванчик, на котором могли уместиться двое. Сзади по бортам стояли два таких же диванчика, а между ними был небольшой столик.

— Присаживайся у штурвала, — произнёс Равиль, убирая вещи в каюту.

Влада с опаской прошла вперёд, катер слегка покачивало. Она ещё никогда не каталась на лодках и катерах, разве что на прогулочном речном трамвайчике. Когда Равиль уселся за штурвал, она спросила.

— А куда мы плывём?

— На берегу Которосли есть одно чудесное место. Там хорошо рыбу ловить. Недалеко от места находится деревня и пляж, но мы остановимся на другом берегу. Там тоже есть место похожее на пляж, но сзади него сплошной лес, ответил Равиль

Вольский завёл мотор, и они помчались по водной глади. Сердце девушки замирало в груди, поначалу было немного страшно, но потом она привыкла и ей понравилось. Получая наслаждение от катания на катере, Влада не думала о том, что Вольский везёт её в совершенно безлюдное место. Девушка сама не могла себе объяснить, почему доверяет ему и больше не боится. Прошло всего лишь чуть больше трех недель с их первой встречи, а она чувствовала, что за такое короткое время он стал ей родным.

Когда они приплыли, Равиль подошёл к месту, где на песке лежали кирпичи выложенные квадратом.

— Расположимся здесь. Потом можно будет развести костёр и приготовить рыбу, но её сначала нужно наловить, — сказал он.

Влада собрала небольшие сухие ветки для костра. Равиль тем временем занялся удочками. Через полчаса девушка сама пробовала закидывать в реку снасти и смеялась.

— Блин, как у тебя это получается? Неужели я такая неуклюжая, — обиженно надулась она.

Равиль обнял её сзади и положил голову на плечо.

— Ты не неуклюжая. Просто в любом деле требуется сноровка.

— Ну да, я же в первый раз в жизни на рыбалке. Знаешь, папа всегда говорил, что рыбалка это бесполезная трата времени и сил. Что он лучше купит рыбу в магазине. Хотя один из его друзей обожал рыбачить.

— Значит, твой папа был дачник? — улыбнулся Вольский.

— Ещё чего. Дачу он вообще считал каторгой. Обычно отец в выходные проводил дома, валяясь на диване у телевизора. Или говорил: “Пойду, прогуляюсь по городу”. Но все знали, что он идёт к любовнице. Последнюю свою пассию он вообще не скрывал от матери. А потом и вовсе ушёл от нас к ней.

Вольский взял удочку из её рук и закинул сам.

— Прости, что говорю это, но он дурак. Уйти от такой женщины, как твоя мать, к этой фифе размалёванной. Скажу честно, за пару сотен долларов она выдала Севке все секреты вашей семьи, которые знала. Любящая женщина так бы не поступила. Я делаю вывод, что она живёт с ним из-за денег. Твой отец прилично зарабатывает. По меркам этого города сумма большая, но этой дамочке было мало, и она с удовольствием заработала, рассказывая о личной жизни муженька и его дочери постороннему человеку.

Равиль присел на небольшой валун у воды. Влада примостилась на соседнем камне.

— В последнее время он столько обидного мне наговорил, что я даже не стану раскрывать ему глаза на неё. Пускай живёт и радуется, пока сам не поймёт, что натворил. Хотя, может быть, и никогда не поймёт. Но я всё равно не хочу с ним общаться сейчас.

— Никто тебя не заставляет этого делать. Сейчас у тебя есть опора в жизни. Я никогда не подведу тебя, если ты дашь согласие стать моей женой.

Влада не ответила на вопрос. Вместо этого она закричала: «Рыбка, рыбка, рыбка!» — показывая пальцем на дёргающийся поплавок.

— Хороший карасик. Грамм четыреста навскидку. Только не надо так орать, ты всю рыбу распугаешь, — усмехнулся Равиль, снимая рыбу с крючка.

Потом они сидели у костра, ели пирожки и жарили рыбу. Влада смотрела на сверкающую в лучах заходящего солнца воду и улыбалась. Это было самое чудесное свидание, которое у неё было. Девушка по природе была романтиком. Её душа требовала приключений и чего-то такого необычного. По каким-то причинам Вольский сумел угадать, что сможет покорить её сердечко, привезя её сюда.

— Никогда бы не подумала, что бизнесмен Равиль Вольский может жарить рыбу на костре и ночевать в таких условиях, — произнесла она задумчиво.

— Раньше я ещё и не такое умел. В Чечне мы с солдатами спали в палатках, а иногда под открытым небом. А ещё приходилось часами валяться в грязи и наблюдать за противником в прицел снайперской винтовки. Одежда пропитывалась этой грязью, а потом стояла колом.

— Ты воевал? — удивилась она.

— Да, имею звание сержанта. Именно об этом я хотел бы поговорить. Меня сильно контузило и с тех пор редко, но бывают головные боли. В такие моменты лучше всего принести обезболивающее и не беспокоить меня. Ещё после контузии мне нельзя пить. Сносит крышу, и я становлюсь неуправляем. Я говорю это не для того, чтобы напугать. Просто я семь лет не беру и капли спиртного в рот и не справляю своё день рождение. Всем знакомым, друзьям и партнёрам по бизнесу я сказал, что у меня аллергия на алкоголь. Ты должна быть в курсе, чтобы мне не проколоться.

— Как это не проколоться? — удивилась она.

— Ну, например, пригласят нас в гости, а ты скажешь за столом, чтобы я выпил с тобой шампанское, потому что не знаешь о моей уловке.

— Но ты мог сказать мне тоже самое, типа у меня аллергия на спирт. Зачем сказал правду?

— Я хочу, чтобы ты была в курсе настоящих событий, потому что доверяю. Недавно ты сказала, что я не доверяю тебе. На самом деле это не так. Выкидывать твою одежду — это не акт недоверия. Просто я такой человек. Люблю покомандовать. Хочу, чтобы власть над любимой женщиной принадлежала исключительно мне. Я привык так жить. Если я что-то говорю или делаю, то и виню я потом только себя. Не знаю, как тебе объяснить. Я не привык делиться властью и ответственностью. А ещё терпеть не могу тех мужчин, которые кричат жене и детям: «В библии написано сначала Иисус, потом муж», — а сами при этом толком ничего не делают. А ещё я каюсь тебе в том, что без твоего ведома я принял решение тебя уволить.

— Как это уволить?! Ты что такое несёшь?! Я с таким трудом попала к тебе на работу, — взволнованно произнесла Влада.

— Я всё объясню. С твоими данными ты должна учиться и получать профессию. У меня нет образования, кроме школы, и, как видишь, это не мешает мне жить. Но ты молодая. Не век же тебе в секретарях ходить. Выбирай профессию, на которую ты мечтала учиться, а потом подавай заявление в институт. Ещё не поздно это сделать. Послезавтра займись этим. Будешь работать до двадцатого августа, а потом уволишься. Всё, рыба готова, можно есть, когда остынет.

— Спасибо конечно, но вдруг я не соглашусь за тебя замуж выходить, на что я потом жить буду? — спросила она.

— Я бы сказал тебе, как и прежде, что ты будешь моей женой в любом случае, но не стану. Постараюсь умерить свой эгоизм, чтобы завоевать твою любовь. А ещё тебя никто не гонит из моего дома. Будешь жить там, как прежде. Неужели ты не понимаешь, что другую мачеху для своего сына я искать не могу и не желаю. Ты любишь Антона почти как мать, и я могу доверить его тебе, ничего не опасаясь. Парню нужен не только отец, ему нужна любящая женщина рядом. Подумай над моими словами. Я сейчас не говорю как раньше: хочу, и так будет. Я пытаюсь объяснить тебе ситуацию. Да, могу сказать с уверенностью, что не стану белым и пушистым, но я готов немного измениться ради тебя.

Влада действительно задумалась над ситуацией. Ей предложили пойти учиться. Когда заболела мама, девушка уже и не мечтала о поступлении. Она сконцентрировалась на том, что ей нужно во что бы то ни стало вырастить Антона. Теперь у малыша есть отец, причём человек не бедный. Он способен позаботиться о его материальном воспитании. «Я не алчный человек. Мне не нужны деньги Равиля. Кажется, будь он простым работягой, я всё равно бы его полюбила. Но отказываться от такого предложения было бы верхом тупости. Учиться на хирурга, как я и мечтала когда-то, это просто сказка», — думала она, поедая вкусную рыбку.

— Я согласна подать заявление в институт. Не думаю, что с этим будут особые проблемы. Несмотря на то, что мама в последнее время болела, я смогла окончить школу с золотой медалью. Только вечерами придётся погрузиться в подготовку к экзаменам, — тихо произнесла она.

— Вот и ладушки. А теперь давай поднимем стаканы с соком и отметим это решение, — улыбнулся Равиль.

Они чокнулись пластиковыми стаканчиками. А потом Вольский вдруг произнёс:

— После бокала хорошего сока, каждый уважающий себя парень обязан пригласить девушку на танец.

— Что, будем танцевать прямо здесь?! — брови девушки поползли вверх от удивления.

— А почему нет? Включим музыку на моём телефоне. У меня есть замечательная песня Лайонела Ричи. Это не та, под которую мы танцевали в ресторане, — Равиль встал и протянул девушке руку.

Влада позволила помочь подняться. Она вдруг начала смущаться и покраснела. Это было так неожиданно танцевать на берегу реки, окрашенной багрянцем. «Мы здесь вдвоём и это только наш танец», — подумала Влада.

Тем временем Равиль включил музыку и закружил её по пляжу.

— Ай лав ю. Бейб ай лав ю, — неожиданно начал подпевать Равиль.

А когда песня кончилась, они застыли, глядя друг другу в глаза.

— Я специально приготовил именно эту песню. Знаешь, как это переводится?

Вот я, наконец, на месте. Моё перо и лист бумаги в руке,

чтобы написать тебе. Чтобы поведать тебе о том, что чувствую.

Чтобы сказать тебе, что я не смогу выжить без тебя. Из всего, виденного мной, я убеждён теперь, только ты, только ты мне нужна. Я стою здесь, растворившийся в тебе.

Всё, что могут мои сердце и душа — это говорить правду. Я люблю тебя.

Когда я впервые взглянул в твои глаза, они были на диво ясны. Моё сердце замерло. Я слышал раз за разом, что когда влюбляешься, не можешь притворяться.

Подлинную любовь не подделать. Я знаю, мы с тобой — одно целое. Ты — мой голос, моя чистая песня. Ты — всё, что мне нужно. Я ощущаю радость от безрассудной любви. Ты — всё, что мне надо найти. Мои поиски завершены. Малышка, я люблю тебя. Я люблю тебя, — произнёс он ласково.

— Это очень красиво, Равиль, — шепнула она, а сердце застучало сильнее.

— Знаешь, о чём я сейчас жалею? Что это не я сочинил слова песни для тебя. Но я могу их повторить, чтобы выразить свою любовь к тебе. Всё именно так, как поёт Лайонела. Я действительно люблю тебя, малышка, —неожиданно Равиль встал на колени и обнял её ноги. — Выходи за меня замуж, Влада, пожалуйста. Ты внесла свет в мою душу. Раскрасила мои дни цветными красками. Я не смогу жить без тебя. Больше я не стану тебя ни в чём торопить. Ты получишь профессию, а потом можно завести собственных детей. Я скажу тебе правду, Влада, Равиль Вольский никогда ни перед кем не стоял на коленях, ты первая.

Влада была потрясена тем, что только что произошло. Сначала этот танец, потом перевод песни, и в итоге сам монстр Вольский перед ней на коленях. Перед ней, маленькой бедной девочкой. Влада тоже опустилась на колени и обняла его.

— Я согласна, Равиль. Я тоже очень сильно люблю тебя, — волнуясь, сказала она.

— Спасибо, родная, — Равиль улыбнулся и припал к её губам.

Так они и стояли на коленях, впервые целуясь друг с другом. Влада почувствовала, как по телу разливается тепло и покалывает кончики пальцев. Теперь она понимала, почему все так восхищаются поцелуями. «Оказывается это так приятно, целоваться с мужчиной. Только нужно найти того, кто предназначен тебе судьбой», — подумала она.

Потом они целовались уже в каюте катера на удобном диване и так и уснули в обнимку. На следующий день снова ловили рыбу, сидя прямо на песке. Равиль широко расставил ноги, а Влада облокотившись о его широкую грудь, умостилась между ними. Вольский рассказал о себе всё, что мог. Он хотел, чтобы девушка поближе его узнала, ведь у них было так мало времени для этого. Влада звонко смеялась над рассказами о школьных проделках пятерых друзей. Грустила, когда Равиль рассказал, что его мама умерла, а другой родни он не знает.

— Я отвезу вас с Антоном на могилу матери. Всё равно скоро собирался. Только не удивляйся, у нас с ней разные фамилии.

— А, поняла. Она дала тебе фамилию отца.

— Да, — не стал её разубеждать Вольский.

— Знаешь, я очень уважаю твою маму, хотя и не знала её. Но думаю, что тащить такого маленького ребёнка не совсем правильно. Пусть ещё подрастёт. А я поеду с тобой, если хочешь, — произнесла девушка.

— Я согласен с тобой. Напряжём нашу персональную няню, — улыбнулся Равиль.

— Сева нас убьёт, — хохотнула Влада.

— Ничего подобного. Мы приедем домой, и задобрим его рыбкой, которую наловили, — засмеялся Равиль.

Влада чувствовала, как она счастлива. Казалось, она была сейчас в сказке, в которую волшебным образом попала.

Вольский крепче прижал девушку к себе и поцеловал в макушку. «Наконец я нашёл пристанище в своей жизни. Обрёл девушку, которой можно доверить свою жизнь. Она действительно раскрасила мою жизнь цветными красками, и за это я буду благодарен ей всю свою жизнь», — подумал Равиль.

========== 22 ==========

Довольные Влада и Равиль зашли в дом. Было слышно, как Антон смеется, играя в игру.

— Тихо, кажется, твой батянька прикатил. Пойдем встречать, — сказал Сева.

Дронов с мальчиком вышли в коридор и увидели, как хозяин дома и девушка заходят на кухню.

— Приветствую, как вы? — спросил Сева, заходя на кухню.

— Привет. Замечательно, спасибо, что посидел с малышом, — улыбнулась девушка.

— Кстати, мы скоро уедем на могилу мамы, а ты будешь нянчить моего отпрыска. В награду получай вот это, — Равиль протянул другу целлофановый пакет.

— Это что, рыба?! Да, я её люблю! Но ты когда-нибудь видел, чтобы Всеволод Игоревич Дронов чистил рыбу?! — наигранно возмутился Дрон.

— Не видел, — улыбаясь, ответил Равиль.

— Вот, и никогда не увидишь. Поэтому прошу, господа, готовьте нам с Антоном на ужин рыбу, а мы пойдем поиграем, — хмыкнул Сева и пошёл на выход.

— Да, а мы пойдем поиграем, — повторил Антон, уходя следом.

— Ах ты, жук блохастый! — крикнул Вольский в след другу.

— Не выдумывай, такого не существует. Рыбу готовь, умник влюблённый, — хохотнул Сева.

— Я быстро в душ, а после помогу тебе готовить. Когда Севка голодный, он готов быка сожрать, — Равиль быстро поцеловал Владу в губы.

Вольский не успел закрыть двери ванной, как туда бесцеремонно вломился друг.

— Ну, как оно на самом деле? — спросил Дрон.

— Спасибо за совет, Сева. Я дополнил его своими идеями и вуаля, она согласилась выйти за меня замуж. Сказала, что тоже любит. Так что, давай, дружище, тоже ищи себе пару, — довольным тоном произнёс Равиль.

— Вот, а я что говорил? Она девушка необычная с душой романтика. Таких сейчас уже не делают. Все, с кем я встречался, только и делали, что таскали меня по клубам. Ночная жизнь не по мне. Ночью я люблю: трахаться, спать, трахаться. И так до бесконечности. Ладно, не буду мешать.

Сева выскользнул в двери, а Равиль усмехнулся на его слова. «Какой же мужчина в здоровом теле и уме не любит трахаться. У меня, например, скоро яйца зазвенят от воздержания. Ничего, после сдачи экзаменов ты будешь в моей постели, Влада Андреевна, вот тогда я оторвусь по полной».

Следующие несколько дней девушка совмещала работу и поездки по делам. Нужно было собрать документы для поступления. Хорошо хоть медосмотр заново проходить не пришлось. Влада удивлялась, зачем Вольский в прошлый раз попросил продублировать медицинскую справку. Оказалось, он уже тогда задумал отправить её получать образование. Влада немного побушевала из-за того, что он, не посоветовавшись с ней, распланировал её жизнь, но потом остыла. Хронологический порядок был такой: учёба — год работы — беременность. Девушка вовсе была не против иметь детей от Равиля. Но ведь он опять всё решил за неё. Даже с крестинами договорился, поставив перед фактом. А ещё, первое, что он сделал на утро после возвращения домой с рыбалки, это потащил в загс подавать заявление.

— Почему так быстро? Ты обещал меня не торопить, — возразила девушка.

— Да, не торопить в рождении детей, но это другое. Наша свадьба состоится в конце августа. Сразу после сдачи вступительных экзаменов.

Влада разозлилась, крича, что он опять её заставляет. Привела кучу доводов, почему не сейчас. Вольский слушал её с каменным лицом, но, наконец, не выдержал её упрямства. Он грохнул кулаком по столу и заорал:

— Хватит! Ты уже согласилась! Какие могут быть проблемы?! Или ты думаешь, я древнегреческая статуя бога Эроса! Я живой человек, Влада, и мне нужна моя женщина в постели! Так понятней?!

Влада испуганно сжалась от такого грубого тона, а на глазах появились слёзы. Равиль тут же подскочил к ней и обнял, прижимая к себе:

— Тихо, не плачь. Я болван, кретин, идиот. Не нужно было на тебя кричать. Я должен был объяснить всё спокойно. Только ты тоже начала говорить на повышенных тонах. Я не раз объяснял тебе, что Равиль Вольский не белый и пушистый, — он ласково гладил её по голове.

— Хорошо, после детского сада поедем в загс, — сказала она, всхлипывая.

— Вы чего тут ссоритесь? — на кухню вышел сонный Антон.

Равиль подошёл и взял мальчика на руки.

— Нет, сынок, не ссоримся. Просто мы с Владой не можем определиться, какой дорогой доехать до загса, — улыбнулся Равиль.

— А, вы решили пожениться! Ура! Но Влада не может быть мне сестрой и мамой одновременно? Если она выйдет за тебя замуж, значит она моя мама. А как же сестра? — спросил Антон.

— А ты никому не говори, что она твоя сестра. Пусть это будет нашей семейной тайной, — усмехнулся Вольский.

— Хорошо, я люблю тайны.

Таким образом, Влада всё же поехала в загс. Дату назначили на двадцать пятое августа. Девушка поняла, что хотела отсрочить свадьбу просто потому, что боялась выходить замуж. Но ведь когда-то всё равно придётся это сделать, тем более что она уже дала согласие.

***

После крестин все поехали в ресторан, где был заранее заказан столик. Вольский даже блюда заказал, чтобы не пришлось ждать, пока их приготовят. Собственно, на крестинах никого не было кроме главных участников. Владе некого было звать кроме подруги, которая стала крёстной для Антона. А у Равиля не было никого, кроме Севы. Он и раньше считал Дронова почти братом, а теперь и вовсе, казалось, что Сева единственный из семьи, кто остался. Вольский не сомневался, что остальные его друзья тоже не бросили бы его в беде, но у них был один большой недостаток. Олег, Паша и Женя не были настолько преданны ему, как Сева. Никто из них не убил бы ради него человека, а Сева пошёл на это. Да, с тяжёлым грузом на душе, но он это сделал. Именно поэтому Равиль считал, что о воскрешении Владлена Садовского никто не должен знать. Вольский предложил пригласить на крестины отца Влады, чтобы заодно познакомиться, но девушка была категорически против.

— На свадьбу я его, возможно, приглашу, но на моих крестинах ему делать нечего, — решительно сказала Влада.

И вот теперь четверо взрослых и один ребёнок сидели за столом. Было весело, несмотря на то, что никто не заказал спиртное. Сева сослался на то, что за рулём, а девушки не стали выпивать одни. Через некоторое время мужчины отлучились на несколько минут, а девушки остались за столом.

— Как тебе повезло, Владка. Такой жених. Красивый, богатый и ещё молодой. Купил для тебя в церкви золотую цепочку и крестик, — восхитилась Маша.

— Ага, зато он командует мной, как хочет. Иногда создаётся впечатление, что я рядовой армии, а он как минимум полковник. Нет, я конечно тоже не даю себя прогнуть, и мы часто с ним спорим. Но, несмотря ни на что, я его люблю.

— Ну и правильно, что ты ушла от Макса. Никогда бы не подумала, что он окажется таким говном. Меня Женя тоже бросил. Ушёл к тётке, которая на пятнадцать лет старше него. Но зато у этой Лилии свой бизнес. Когда я ему намекнула на её возраст, знаешь, что он мне ответил? Можно и в старушенцию свой стручок засовывать, лишь бы бабло в карманы сыпалось, — тихим голосом поведала подруга.

— Тогда приглядись к Севе. Видела, какие взгляды он на тебя бросает? Он мужчина хороший. Только с женщиной не дружит, предпочитает с ними спать, — шепнула Влада

— Хах, так я же не девственница, как ты, чтобы заморачиваться на этом. А вообще-то Сева мужчина ничего. Только вот я с изъяном. Завтра первый день на работу в магазин выхожу. Прощай, институт, — Мария картинно помахала рукой.

— С чего вдруг? — удивилась Влада.

— Неделю назад у врача была. Беременная я. Месяц уже, и аборт делать не буду. Женька заявил, что это не его ребёнок, и чтобы я от него отстала. Да и свадьба у них с Лилей через две недели. Вот так вот. Хорошо хоть родители меня поддерживают.

— Маша, какие мужики иногда бывают козлы, — Влада обняла подругу.

— Стоило уйти на пару минут, как они уже обнимаются и чуть не плачут. Что-то случилось? — спросил подошедший Равиль.

— Нет, всё хорошо. Это секреты между нами девочками. Мужчинам вход воспрещён, — улыбнулась Влада.

— Не приставай к ним, Равиль. У девушек должны быть свои секреты. Давайте лучше выпьем этого чудесного сока за наших любимых девочек, — Сева поднял свой бокал.

Все дружно чокнулись бокалами, улыбаясь. Сева пригубил сока и снова посмотрел на Машу. Девушка ему нравилась. Скромная, красивая, одета в модную, но не вызывающую одежду. Он подумал, что не против закрутить новый роман. Разумеется, он не станет заставлять её, как это сделал Вольский. Не тот у Севы характер.

— Мария, не хочешь прогуляться со мной по набережной? Разумеется, если вы свободны и никому ещё не подарили своего сердца, — шепнул Сева, наклонившись к девушке.

— Подарила, но его недавно вернули назад, так что я свободна. Но не уверена, что вам нужна такая девушка, как я, — смущённо шепнула Маша.

— Предоставьте мне решать, нужна или нет. К тому же эта прогулка тебя ни к чему не обязывает. Мы поговорим и обсудим всё, — улыбнулся Сева.

— Хорошо, я согласна, но только на прогулку.

— Ребята, простите, засиделись мы. Ещё раз поздравляем с крестинами. Мы с Марией идём гулять, — заявил Сева, вставая.

— Хорошей прогулки. А мы пойдём в детский парк. Я обещал сыну карусели, — улыбнулся Равиль.

Влада попрощалась с друзьями и печально вздохнула.

— Эх, была бы красивая пара, если бы не одно «но».

— Понял, у неё есть парень, — усмехнулся Равиль.

— Дело не в этом. А, всё равно скоро и так всё видно будет. Маша беременна, а парень её бросил. Женится на бизнесвумен, которой под сорок. А ему самому только двадцать один. Маша приняла решение оставить ребёнка. Даже на работу устроилась, — поведала Влада.

— Ну, для Севки это не проблема. Ты же видишь, как он любит детей.

— Да, но он может жениться на той, которая родит ему своих детей, зачем ему чужие? К тому же отец ребёнка не хочет его признавать. Типа он не от меня, — с грустью сказала девушка.

— Я открою секрет. Но не говори подруге. Сева переболел свинкой в детстве. Он не может иметь детей. Поэтому если они сойдутся, или даже поженятся, я буду только рад. Всё, пожелаем им удачи и поедем кататься на каруселях.

«А как я была бы рада, если бы эти двое обрели счастье», — подумала Влада, вставая из-за стола.

========== 23 ==========

Всеволод гулял по набережной рядом с Марией. Неподалёку послышался крик чаек, и мужчина взглянул в ту сторону.

— Люблю бродить по набережной, слушать шум воды и крики чаек. Я отдыхаю здесь душой. По сути, ты первая, кого я пригласил с собой на такую прогулку. Маш, ты мне нравишься, как девушка, правда, — сказал Сева.

— Сев, я тебя совсем не знаю. Возможно ты мужчина хороший, но я не смогу быть тебе девушкой. Когда ты узнаешь о моих обстоятельствах, то не захочешь со мной встречаться, — потупив взор, ответила девушка.

Сева посмотрел на свободную лавочку впереди и предложил присесть. Маша кивнула, соглашаясь. Несмотря на то, что она только месяц была беременна, усталость чувствовалась чаще, чем обычно. Сева сел рядом с ней и неожиданно взял за руку.

— Я знаю, Маша, что ты беременна. Где-то месяц, так ведь? Ещё тебя бросил парень, но ты решила родить ребёнка.

— Откуда ты знаешь? Да, всё так. Пусть этот урод меня оставил, ему потом прилетит бумерангом. А малыша я и без него воспитаю, — решительно заявила девушка.

— Я должен признаться. Только ты не обижайся, ни на меня, ни на Равиля с Владой. Понимаешь, мы с другом не мальчики, которым по двадцать лет. Наша молодость прошла в годы, под названием «лихие девяностые». Поэтому наша фирма проверяет всех своих работников. Но ты не работаешь на фирме. Ты крёстная мама владельца фирмы. Поэтому не удивляйся, что Вольский попросил разобрать жизнь твоей семьи и твою тоже по кирпичику. Я мог бы этого не говорить, но хочу, чтобы между нами были доверительные отношения.

Марию покоробило то, что сказал Сева, но потом она поняла, что такой человек, как Вольский, не мог поступить иначе. Влада под строжайшим секретом рассказала обстоятельства рождения Антона. Логично, что Равиль будет тщательно оберегать сына, которого считал умершим.

— Я поняла, Сева, и не обижаюсь. Неприятно немного, но это не смертельно. Зачем ты вообще завёл этот разговор? Я думала, мы просто погуляем и поговорим о погоде. Ну, что-то вроде того.

— Мария, я сейчас покажусь тебе сумасшедшим, но поверь мне, я не один день думал над этим. Долго любовался твоим фото и размышлял. Маш, выходи за меня замуж. Мы договоримся, и нас распишут в один день с Равилем и Владой. У тебя ещё не будет видно животика, и ты сможешь надеть красивое свадебное платье. А потом все подумают, что ребёнок мой, — серьёзно произнёс Дронов.

Маша, округлив от изумления глаза, посмотрела на мужчину.

— Это странное предложение. А если учитывать то, что мы едва знаем друг друга, так и вовсе видится как бред. Скажи честно, Сева, зачем тебе это нужно? — дрожащим голосом спросила она.

— Начнём с того, что ты мне действительно нравишься. Я не буду врать, что уже люблю тебя, но думаю симпатия тоже не мало. А потом, мне уже тридцать лет. Пора завести семью. В отличие от некоторых мужчин, я никогда не позиционировал себя как холостяк. Да, какое-то время погулял на славу, но всё же, планировал, рано или поздно, жениться. Прости, но я человек рациональный и привык ко всему подходить с выгодой.

— Стоп, какая выгода от того, что ты женишься на мне? Наша семья не богата. Ты зарабатываешь в несколько раз больше моего отца. Да и вокруг столько хорошеньких девушек, не обременённых детьми, — в нетерпении перебила девушка, вырвав свою руку из его.

Сева тяжело вздохнул. Мужчина знал, что для полноты картины, ему придётся признаться в том, что когда-то он вёл не самый лучший образ жизни.

— В последнее время мне попадались только девушки, порхающие по клубам, как бабочки. Большинство из них липло ко мне из-за денег. Может быть, я сам виноват, не там искал себе пару. Мне нужна жена, которая будет варить борщи и стирать мне рубашки, а не праздная девица. К тому же в прошлом у меня была судимость. Не каждая девушка хочет связать свою жизнь с бывшим зеком, разве только из выгоды. Ещё одна причина, самая важная, я очень хочу детей, но сам, к сожалению, не могу их иметь. Если ты согласишься, то воспитаю твоего ребёнка, как родного. Вот такие дела. Маш, я не прошу отвечать сразу, у тебя есть пара дней, чтобы подумать. Обещаю, что не буду давить на тебя и требовать немедленно лечь со мной в постель. Но подумай сама. У тебя есть реальный шанс сделать так, чтобы твой ребёнок вырос в законном браке. А ещё ты докажешь своему бывшему, что на нём не сошёлся клином свет. Он ещё пожалеет, вот увидишь.

Сева закончил свою длинную речь и посмотрел ей в глаза с надеждой. Он сказал всё это не с бухты-барахты. Это было взвешенное решение. Дронов не верил, что нормальная женщина может выйти за него замуж. Большинство девушек в будущем хотят детей, а он бесплодный. Разве что какая-то фифа, жаждущая богатой жизни, согласится, но такую не хотел он.

— Дай мне время до вечера понедельника. Я должна действительно подумать. Это всё так неожиданно. К тому же выходить замуж из мести бывшему это как-то неправильно, Сева, — Тихо сказала Маша.

— Ты выйдешь замуж, чтобы у ребёнка был отец. Рассматривай это так. Можешь посоветоваться с Владой и спросить обо мне. Я понимаю, мои откровения о судимости тебя напугали. Поговори с родителями, но не рассказывай всей правды обо мне. А теперь пойдём назад. Я подвезу тебя домой на машине.

— Хорошо, — девушка встала с лавочки и направилась в обратную сторону.

Маша пришла домой, и в квартире были хмурый отец и зарёванная мать. Они сидели на кухне, и пили чай. В воздухе витал запах корвалола. Маша услышала разговор и прошла на цыпочках ближе к кухне.

— Нет, ну какой наглец! — Константин грохнул по столу кулаком, — Правильно я ему по морде съездил. Имеет наглость заявлять, что наша дочь шлюха. Типа она залетела неизвестно от кого, именно поэтому он её бросил.

— Ничего, Костик, мы подадим в суд на установление отцовства. Будет, как миленький, алименты платить, никуда не денется, — решительно заявила Анна.

— Я сказал ему об этом, но он ответил, что если мы это сделаем, то он всем расскажет, что наша дочь спит со всеми подряд. А алименты платить он будет, но с зарплаты в пятьсот рублей. Типа, если нас устроят сто рублей в месяц, тогда вперёд. Слышал, эта мадам, на которой он жениться, устроила его к себе на фирму за смешные деньги. Ежу понятно, что основную часть зарплаты он в конверте получает. Только как это доказать? — отец нахмурился так, что брови почти сошлись на переносице.

Маша стояла в коридоре и по щекам струились слёзы. Она могла понять, что её парень вместо ребёнка хочет жить в особняке и ездить на иномарке. Но вот так оболгать её, сказать, что она спит с кем попало, это уже слишком. «Как я могла влюбиться в такого человека. Он же урод, самая последняя скотина. Я ему ещё и девственность отдала, думала, что действительно любит, наивная». Вытерев слёзы, девушка зашла на кухню.

— Не нужно ничего доказывать. У моего ребёнка будет отец. Я замуж выхожу. Двадцать пятого августа свадьба, — заявила Маша, всхлипывая.

— Как это замуж?! Ты что такое несёшь? — почти в один голос спросили родители.

Маша присела на стул у стола и рассказала о предложении Севы и о том, кто он такой.

— Как вы понимаете, у него хорошая зарплата и своя квартира. Сева сказал, что обеспечит моего ребёнка всем, как своего.

— Ну, какие деньги, дочь? Ты же его не любишь. Или ты… — мама не договорила, боясь даже думать о таком.

— Нет, мам, я не из-за денег. Просто Всеволод прав. Ребёнку нужен отец. Да и никто не узнает, что ребёнок нагулянный. Хотя, сейчас на это не смотрят так, как в ваше время.

— Выходить замуж от отчаяния за первого, кто позвал, тоже не дело. Но решать тебе. Подумай, как следует. Когда-то говорили: «Стерпится, слюбится», — но так бывает не всегда, — произнёс отец, качая головой. — Пригласи его в гости завтра. И прошу, подумай, как следует.

Маша не спала всю ночь, разные мысли лезли в голову. Вечером она позвонила Владе и, не жалея денег, проговорила с ней полчаса. Подруга отзывалась о Севе хорошо. Говорила, что его прошлое не должно коснуться настоящего, если человек встал на правильный путь. Маша всё равно колебалась. Хоть Женя и предал её так подло, но любовь не забывается за пять минут. Уснув только под утро, Маше пришлось вставать в семь утра, чтобы уйти на работу. В обед девушка позвонила Севе и сказала, что родители ждут его на ужин.

— У меня работа по пяти вечера. Приезжай к шести часам, — сказала она

Сева подумал, что неожиданно счастлив от того, что девушка согласилась на его предложение. Он пообещал встретить Марию у магазина на машине. «Я пущу в ход всё свое обаяние, чтобы растопить сердце её родителей. Они должны понять, что я не способен причинить их дочери вред. А если Маша мне сына родит, то я вообще буду на седьмом небе от счастья. Да, это не мой ребёнок, но всё же я готов полюбить его как родного».

========== 24 ==========

— А-а-а, Машка, Машка, Машка! Я поступила! — кричала Влада в трубку телефона.

— Харе так орать. У меня сейчас перепонки лопнут. Поздравляю. Только поторопись, я жду тебя в кафе, недалеко от свадебного салона. Через семь дней свадьба, а мы ещё платья не купили.

— Уже бегу. Никуда не уходи, — с улыбкой произнесла Влада.

Весть о том, что Маша и Сева не просто собрались встречаться, а вот так сразу создать семью, огорошила девушку. Но Влада подумала, что так даже лучше. У ещё нерождённого ребёнка появится отец. В том, что Всеволод будет малышу именно отцом, девушка не сомневалась. Она видела, с какой любовью мужчина общается с Антоном. Говорят, что у мужчины отцовский инстинкт просыпается только после рождения младенца, и то не у всех. Дронов, видимо, был в этом смысле исключением. Влада помнила, с каким трепетом Сева рассказывал, что хочет иметь детей. Да, так получилось, что своих не будет, но можно и чужому любовь подарить. Тем более что ребёнок Маши не будет знать никого, кроме него, как папу. Сева улыбался, поведав друзьям, что сумел завоевать доверие родителей невесты в первый же день. Влада была рада за подругу. Сейчас она подходила к кафе, где сидела Маша. Они договорились, что помогут выбрать друг другу платья.

Родители Марии планировали взять кредит на свадьбу. Но Всеволод заявил, что ни в коем случае не позволит им влезать в долги. Все свадебные наряды невесты он оплатит сам, а банкет организуют вдвоём с Равилем.

— На свадьбе будут мои родители и двоюродный брат с семьёй. От Влады отец. У Равиля родни нет. Вы можете пригласить кого хотите. Всё же свадьба единственной дочери. Только прошу вас, сообщить в ближайшие три дня, сколько человек будет с вашей стороны, — сказал Дронов.

Родителям невесты было неловко, что они не понесут никаких финансовых затрат, но жених уверил, что никто их за это не осудит. Всё же Вольский может позволить себе потратиться, да и Сева не бедствует.

Влада без труда нашла подругу. Она сидела у окна и пила молочный коктейль через трубочку.

— Привет, — улыбнулась Влада.

— Привет. На меня уже официант косится. Сижу тут и цежу один бокал полчаса, — буркнула Маша.

— Тебе же Севка дал банковскую карту. Заказала бы поесть, — удивилась Влада.

— Неудобно мне его деньги транжирить. Я ведь ему ещё не жена.

— Думаю, Сева был бы не против. К тому же беременной нужно хорошо питаться.

— Пф, он меня уже достал. Звонит каждый день, спрашивает, как я себя чувствую. Когда встречаемся, относится ко мне так, как будто я хрустальная ваза. Но знаешь, мне приятно. Сева очень хороший, несмотря на своё прошлое. Да и внешность у него такая, что я никогда бы не подумала о нём, как о бандите.

— Ну, среди этих людей встречаются истинные красавчики, хоть сейчас на подиум, — хохотнула Влада. — Не думаю, что все бандиты — гора мышц с лысой головой.

Кафе, в котором сидели девушки, было из разряда недорогих, но уютных. Ажурные шторки на окнах, стены выкрашены в спокойные тона. Столы и стулья из полированного дерева. Влада заказала у подошедшего официанта обед на двоих. Равиль, как и Сева, выдал ей личную карту, которую обещал пополнять. Влада была не против, всё равно ей вести хозяйство, покупать продукты. Нужно купить одежду поприличней в молодёжном стиле. Теперь она студентка и будущая жена бизнесмена. Негоже ходить в затрапезном виде и позориться.

Через некоторое время подружки выбирали в свадебном салоне наряды. Консультант, молодая сексапильная женщина, сначала подумала, что девицы пришли поглазеть, уж больно скромно они были одеты. Когда же узнала, что на самом деле нужны два свадебных платья, стала говорить, что подруги пришли по адресу. Именно у них самый дешёвый прокат платьев в городе.

— Спасибо, но я не хотела бы надевать то, что кто-то уже носил, — резко перебила словоизлияния женщины Влада, — Покажите не особо дорогие платья.

Консультант вскинула в изумлении брови, как бы говоря: «Девочка, у тебя даже на рукав от самого дешёвого платья не хватит». Тем не менее она принялась вежливо обслуживать, наблюдая, как девушки кружатся друг перед другом в различных нарядах. «Сейчас развлекутся в волю, а потом потребуют прокат, а то и вовсе уйдут», — витало у женщины в голове. Каково же было её изумление, когда к выбранным платьям подруги подобрали фату, нижнее бельё и туфли, а затем расплатились за покупки.

— Эта дамочка нас невзлюбила с первого взгляда, — хохотнула Маша.

— Ага. Но её тоже можно понять. Кто же мог подумать, что две бедно одетые замухрышки способны оставить в магазине по тридцать тысяч. Кстати, я заикалась о прокате. Зачем тратить такие деньги на один день, но Равиль сказал категорично: «Нет, и это не обсуждается». Вечно у него ничего не обсуждается, бесит, — произнесла Влада.

— Ну, такой уж он человек. Кстати, ты отца пригласила? — полюбопытствовала Маша.

— Нет. Он мне не звонил с тех пор, как отказал в покупке стиральной машины. Я тоже не стремилась к общению. Нужно завтра сходить к нему. Дело в том, что Равиль отказывается знакомиться с ним заранее. Говорит, что не особо жаждет иметь такого родственника, который даже не волнуется о собственном ребёнке.

Влада вызвала такси. Сначала подвезла Марию, а потом поехала домой. Завтра утром она планировала навестить папу. Другого выхода не было. Сегодня она пыталась позвонить ему, но трубку взяла его жена.

— Чего тебе? Очередную подачку клянчишь. Не звони, Андрюша всё равно не даст. Мы сами живём на хлебе и воде. Он в душе и не станет с тобой разговаривать, — после резкой речи мачеха повесила трубку.

Скорее всего, она стёрла информацию о звонке, потому что папа так и не перезвонил.

Дома никого не было. Антон ещё в садике, а Равиль на работе. Он сам в большинстве случаев забирал сына, сообщая об этом. Поэтому за мальчика девушка не беспокоилась. Новая секретарь работала уже неделю, и на работу ездить не надо. Влада не расстроилась, что уволилась, в конце концов, ей предстоит много учиться, да и Равиль выбрал женщину с опытом работы. Елене было тридцать пять лет. Двое детей и муж давали некую гарантию, что соблазнять собственного босса она не будет. Сотрудники отнеслись к такому выбору шефа с пониманием. Кое-кто даже нашёл в себе смелость и, в последний рабочий день Влады, пришёл с извинениями. Разумеется, девушка всех простила. По своей природе она не могла долго сердиться или затаить злобу и ненависть. Но вот мачеха вчера конкретно взбесила. Влада сказала себе, что завтра выскажет этой девице всё, что об этом думает. А сейчас нужно приготовить ужин своим любимым мужчинам.

Равиль сидел в офисе, пытаясь сосредоточиться на работе, но мысли время от времени возвращались к Владе. Вольский знал, что его невеста сегодня идёт выбирать с подругой платье. Их свадьба состоится в один день и в одно время. На это грандиозное событие приедут родители Севы. Вольский не волновался по этому поводу. Он уже виделся с ними, и они его не узнали. Пластический хирург в своё время постарался на славу. Единственный, кто его узнавал, это дух матери. Когда Равиль приезжал на могилу, он это чувствовал. В совершенно безветренную погоду появлялся лёгкий ветерок. Он ворошил его волосы и прикасался к лицу так, что казалось, это кончики пальцев погладили щёки. Вот и приехав с Владой, он почувствовал то же самое. Равиль представил Владу, как будущую жену. Потом сказал маме спасибо, за то, что сохранила его сына, как он и просил. На миг мужчине показалось, что мама с фотографии на надгробном памятнике смотрит с улыбкой. Потом поднялся тот самый ветерок, хотя деревья неподалёку даже не шелохнулись. После того, как они вернулись домой, ночью Равиль увидел маму во сне. Она была такой, как он её помнил: красивой, жизнерадостной. Мама стояла в поле, где было множество цветов, в красивом шёлковом платье.

— Я благословляю тебя на счастливую семейную жизнь. Несмотря ни на что, ты и мой внук достойны любви и счастья, — с улыбкой сказала мама.

— Мам, разве я достоин? Я столько горя принёс людям, — ответил сын.

— Да, много плохого вы натворили с Севой. Но для матери сын всегда будет сыном. Теперь тебе стоит откупиться и замолить грехи. Вспомни, что твой сын чуть не остался сиротой. Это подскажет тебе, как действовать. Будь счастлив, мой мальчик, — сказала Ирина и исчезла.

Равиль проснулся и долго не мог уснуть. Он размышлял над словами матери, а потом понял, что она хотела сказать. Утром он пришёл в кабинет Дронова и рассказал о странном сне.

— Сева, подготовь все необходимые документы. Мы возьмём шефство над детским домом. Только деньги я перечислять или отдавать не буду. Знаю, алчные до чужого люди, везде найдутся. Будем помогать вещами и подарками. К примеру, на дни рождения и праздники, — решительно произнёс он.

— Да, ты прав. Грехи нужно не просто замаливать. Одной свечкой в церкви тут не обойтись. Я поговорю с директором детского дома. Попрошу составить списки детей с датами рождения, — ответил Равиль.

Первый визит решили приурочить к первому сентября. Приехать в понедельник тридцатого августа с принадлежностями для школы. Равиль понимал, что если действительно существует ад, то он обязательно туда попадёт. То, что они с Севой творили когда-то, не замолить никакими молитвами или благотворительностью. Но решившись на такой благородный шаг, Вольский чувствовал, что его душа ещё больше очистилась, тем более что Влада искренне поддержала его.

Сейчас, сидя за рабочим столом, Равиль в который раз благодарил судьбу, что она послала ему такое сокровище, как Влада. Девушка знала, что у них с другом была непростая жизнь в девяностые годы. Знала, что Дронов отмотал срок в тюрьме. Но она ни разу не спросила Равиля о том, что он делал тогда. Однажды Равиль спросил, почему.

— Ты рассказал мне достаточно много о себе. Если о чем-то умолчал, значит так надо. Для меня самое главное, что происходит в настоящем и что будет дальше. Прошлое пусть останется в прошлом, Равиль. Но если когда-то захочешь излить душу, я выслушаю, — ответила девушка.

Как же Равиль был благодарен ей за эти слова. За её проницательность и мудрость, несмотря на столь юные годы. Влада была проводником в его новую, светлую жизнь. Равиль пообещал себе, что лучше пустит себе пулю в лоб, чем хоть раз по-настоящему обидит. А уж об изменах вообще речи не шло. С тех пор как он встретил её, то ни на одну женщину с вожделением не посмотрел. Он ждал свою девочку. Целовал и вдавливал пальцы в ладони почти до крови, чтобы не сорваться на большее. Ничего, осталось ждать совсем немного.

========== 25 ==========

Влада знала, где живёт отец. Несколько раз была у него дома. Приходила забрать алименты, когда мама совсем слегла. Она видела, с какой недовольной физиономией смотрит мачеха на то, как отец передаёт дочери деньги. «На хлебе и воде они живут, как же. Кто-то недавно не в деревню отдыхать ездил, а на мировой курорт», — с недовольством подумала девушка, нажимая на звонок. Ей повезло, кто-то заходил в подъезд, и она прошмыгнула следом. Знала, мачеха могла не открыть домофон, с неё станется. А ещё противная белобрысая стерва не удосуживалась сделать генеральную уборку раз в неделю. Для этого она вызывала специалистов. «Ну папаша и жёнушку себе нашёл. Даже полы в доме не помоет», — сказала мысленно Влада, когда впервые увидела мачеху. У той были такие длинные ногти, что можно было сковородки чистить или соскребать старую штукатурку перед ремонтом.

— Кто? — раздалось за дверью.

— Клининговая компания по уборке квартир, — сказала девушка, стараясь встать так, чтобы лица не было видно в глазок.

Алла открыла дверь.

— Я вас сегодня не вызывала. Ты?! — молодая женщина узнала Владу, и попыталась захлопнуть дверь.

Девушка ловко подставила ногу между дверью и косяком, а потом со всей силы дёрнула ручку на себя.

— Я к отцу пришла. Пройти дай, корова безмозглая! — зло сказала Влада, отпихивая мачеху от дверей.

— Как ты меня обозвала?! Я пожалуюсь Андрюше и он запретит тебе здесь появляться! Нет его дома, на работе он! — рявкнула Алла.

— Ага, а телефон свой на кухне оставил? Значит скоро придёт. Я подожду его.

Девушка, бесцеремонно пройдя на кухню, села на стул. На столе лежал папин телефон, а значит он ненадолго вышел из дома.

Алла ворвалась на кухню, как разъярённая фурия. Ей вовсе не улыбалось, что наглая девица пришла в их дом. Молодая красивая женщина была очень падкой на деньги и до ужаса жадной. Вместе с этим, она была ленивой и не считала оплату уборщицы четыре раза в месяц, выкидкой денег на ветер. Но вот делится деньгами мужа с его дочерью, Алла точно не собиралась. Андрей обещал ей норковую шубку к зиме, а если решит помочь дочери материально, то она, Алла, получит дырку от бублика вместо шубы.

— А ну, вон из моего дома! Ещё не хватало, чтобы он тебе деньги давал! Я слышала, ты на работу устроилась, вот и выживай, как можешь! — рявкнула Алла.

— Курица безмозглая! Только о деньгах и можешь думать! Я могу тебе одолжить! Хотя нет, ты этого не достойна! — резким тоном сказала Влада, и не думая уходить.

— Ха-ха! Откуда у тебя столько денег. Нищебродка, а строит из себя невесть кого, — скривилась Алла.

— Ну-ну, зато у тебя полно! Отдай отцу те деньги, что ты заработала на нашей семье, тварь! — заорала в бешенстве Влада.

— Что она мне должна, какие деньги?! Объяснись, Влада! — в дверях появился отец с пакетами из супермаркета в руках.

— Она всё врет. Она не любит меня и обзывает. Хотела вообще ударить меня, — капризно захныкала Алла при виде мужа, но лицо побледнело.

— Пап, я не пойму, она тебя приворожила, что ли, что ты всё это терпишь? А может быть, она член по самые гланды заглатывает и сосёт, что ты ей всё прощаешь? — не выдержав, девушка встала и посмотрела отцу прямо в глаза.

Отец уронил пакеты на пол и отвесил дочери пощёчину.

— Как ты смеешь, Влада?! — рыкнул он.

Девушка схватилась за щёку и пришла в бешенство. «Ленивой жёнушке он за продуктами бегает, а меня бьёт! Ну, держись, папа, пощады не будет!»

— Смею! Ты хотя бы знаешь, что я тебе вчера звонила! Эта курица взяла трубку и ответила! Типа нечего деньги клянчить, а потом трубку повесила. Сегодня пыталась меня из дома выгнать! Я твоя дочь, папа, а не собака приблудная. Ты хоть знаешь, что она секреты нашей семьи постороннему человеку за двести долларов продала! — произнесла Влада на повышенных тонах.

— Что за чушь ты несёшь? Этого не может быть, — отец от изумления округлил глаза.

Влада снова села на стул, а отец последовал её примеру. Они несколько секунд сверлили друг друга гневным взглядом, а потом Влада сказала, более спокойно:

— Тебе досье на семью Граниных предоставить? А может познакомить с начальником службы безопасности фирмы «СИВ», который ей деньги заплатил?

— Андрюша, она врёт, — пролепетала бледная Алла.

— Почему? Вовсе нет. Я достаточно хорошо знаю Всеволода Игоревича Дронова. Более того, он крёстный отец Антона. И да, папа, открою тебе глаза. Антон не ублюдок, нагулянный мамой. Он вообще не наш. Чистая случайность помогла найти мне его отца. Его девушка в прошлом родила тайком, а потом сбежала за границу с другим. У нашей мамы родился мёртвый ребёнок, а у неё живой. Та женщина уговорила врача подменить детей, чтобы отомстить Равилю и сказать, что его сын умер. Равиль узнал свою родовую родинку и сделал анализ ДНК. Это его сын. Твой родной ребёнок умер при родах. Мы только не говорили Антону, что мама не его настоящая. Чтобы не травмировать мальчика ещё больше.

— Это правда?! Что это за мужик его отец? — Андрей был в шоке.

— Владелец фирмы ООО «СИВ». Между прочим, ты продукты из его магазина принёс. Ну, как тебе, не кажется, что твоя обожаемая Аллочка перешла все границы? Рассказала обо мне, тебе, моём бывшем парне. Выложила всю подноготную нашей семьи, какую знала. Обозвала маму, которая была святой, шлюхой гуляющей от мужа. Даже сейчас она орала, что вы живёте на хлебе и воде. Мол, нечего у тебя деньги просить, вам и так мало, — Влада произнесла пламенную речь и перевела взгляд на побледневшего отца и Аллу, которая, как рыба, открывала и закрывала рот от бешенства.

— Алла, как ты могла?! — рявкнул Андрей. — Я тебя любил, а ты меня предала!

— Мама была самым преданным человеком в твоей жизни. А эта, так, шушара подзаборная, падкая на деньги. Я, собственно, зачем пришла. Двадцать пятого августа состоится бракосочетание, мое и Вольского Равиля Михайловича, отца Антона. Торопимся, потому что учёба в институте не даст мне потом времени. Приглашение только на тебя, папа. Приведёшь эту курицу, и тебя на порог загса и ресторана не пустят.

— Так, а почему он в гости не пришёл? По-человечески надо познакомиться перед свадьбой, — отец посмотрел на открытку с двумя сердцами, которую дочь положила на стол.

— Не думаю, что тебе будет приятно это услышать, — скривилась девушка.

— И всё же? — настоял на ответе отец.

— Как знаешь, только потом не обижайся. Ты отказал мне в помощи, по наущению этой жадной фифы. Потом не звонил почти два месяца. Даже не спросил, как я живу. Может с голоду уже померла? Равиль сказал, что ненавидит мужиков, которые собственных детей на молодую пизду променяли. Прости, папа, но это были его слова. Насчёт Антона речи не идёт. Как оказалось, он вовсе не Гранин и скоро сменит имя и отчество, уже дано разрешение суда. Но я-то твоя дочь, папа. Со мной зачем так жестоко. Я ведь никогда ничего не просила. Только один раз и то в долг, а ты забыл про меня, как будто я не существую. Да, Алла. Равиль обещал тебе отрезать язык, если ещё раз скажешь о моей матери гадости. В отличие от тебя, она была ангелом.

Андрей встал и, открыв шкафчик, накапал себе корвалола в стакан. Он понял, какую ошибку совершил, связавшись в своё время с Аллой. Но он любил её. Ему казалось, что он никого так не любил раньше. На поверку жена оказалась стервой, позарившейся на его деньги. Теперь мужчина не представлял себе, что со всем этим делать. Осознание самой огромной ошибки в жизни ударило обухом по голове и пронзило сердце острым ножом. Он действительно не звонил дочери. Вспомнил, что жена время от времени зудела по поводу Влады. Говорила, что она проститутка, ублажающая богатого Буратино. Якобы так сказал Максим, которого дочь бросила. На поверку оказалось всё совсем иначе.

— Пап, может скорую вызвать? — забеспокоилась Влада.

— Нет, сейчас пройдёт. Не волнуйся, дочка. Я приду на свадьбу один, если твой муж не будет против. А про меня он правду сказал. Тут даже обижаться не стоит.

— Он не будет против. Если позволил тебе приглашение отвезти. Я пойду домой. В последнее время я живу с Антоном и Равилем в его коттедже. Так что звони, если что, — Влада встала со стула.

— Ага, как же, пойдёт он на свадьбу, да ещё и без меня! Сейчас деньги потратит, а моя норковая шубка побоку, да?! Никуда не пойдёшь! Не хрен на чужого мужика деньги разбазаривать! Он и так богатый! — неожиданно взвизгнула Алла.

Андрей подошёл и схватил её за горло.

— А ты, моя дорогая, будешь в драповом пальто ходить, которое я тебе зимой купил! Вечно будешь ходить, пока до дыр не износишь! А насчёт компромата я верю. Потому что это легко проверить, поговорив с самим Вольским! За это ты будешь наказана. Никакого клининга, уборку делаешь сама! Да, унитаз сегодня почистить не забудь, жёнушка! Ты просила няню? Так вот, никакой няни. Иди, сын плачет, — Андрей оттолкнул жену от себя, как ядовитую змею.

Малыш действительно заплакал. Алла скривилась.

— Постоянно орет, осточертело уже, — буркнула она недовольно и ушла.

Андрей подошёл к Владе и обнял.

— Прости меня, дочь. Мама уже не сможет, но хоть ты прости, — всхлипнул он.

Влада помнила, сколько отец поиздевался над бедной мамой. Она думала, что и эти раскаяния мимолётные и лживые, как и раньше.

— Приходи на свадьбу, па, мы будем рады, — только и смогла сказать она. — С нами вместе Маша выходит замуж за друга Равиля. Ну, ты её знаешь, подруга моя. Пойду я.

Влада вышла на улицу и вдохнула свежего воздуха. Казалось, квартира отца пропитана ядом, как торт кремом. Там даже тяжело было дышать. Господи, как только маленький мальчик живёт там. Уходя, Влада лишь мельком заглянула в комнату, чтобы посмотреть на брата. Пусть он ей брат только по отцу, но всё же мальчика было откровенно жаль. Похоже мать его не особо любит. Родила, чтобы Андрей ушёл из семьи. Влада глубоко вздохнула и пошла на остановку.

========== 26 ==========

Влада ехала в машине Равиля и волновалась. «Приедет ли отец на свадьбу? Главное, чтобы он эту козу с собой не приволок», — думала она.

С тех пор, как девушка побывала в доме отца, он звонил ей несколько раз, спрашивая о делах. Но долго разговор не длился. Они ограничивались парой вежливых фраз и всё. Влада понимала, что между ними и раньше не было особой любви, а теперь и вовсе не может её быть. Но в глубине души хотелось, чтобы отец приехал. Из дома Равиля они выехали на двух машинах. В одной сидели: она, Антон, Равиль и Сева. За рулём был отец Дронова. Мать Севы, двоюродный брат с женой, и племянница ехали в другой машине. Сначала предстояло забрать из дома Марию и её родителей. Для этого Всеволод нанял машину с водителем. Все автомобили украсили лентами и шарами. Влада заметила, что прохожие глазеют на проезжающую мимо свадьбу, и нервничала ещё больше.

— Не переживай, сегодня ты станешь моей женой, а не рабыней, — усмехнулся Равиль, беря её руку в свою.

— Иногда одно от другого не отличается. Вот ты, например, со своим вечным: сказал, и так должно быть. Иногда мне кажется, что я твоя крепостная крестьянка, — нервно выдала девушка.

— Самая красивая крепостная крестьянка в мире. Сегодня я, наконец, покажу ей, что значит быть женой, — шепнул ей на ухо Равиль.

Влада покраснела, понимая, на что он намекнул.

— Не говори такого при посторонних, — еле слышно произнесла она.

Наконец-то они подъехали к дому Марии, родня и родители которой устроили конкурсы. Чтобы забрать невесту из дома, пришлось их все выполнять. Равиль подумал в этот момент, как ему повезло, что у Влады, кроме отца, никого не будет на торжестве.

Когда невеста благополучно оказалась в объятиях жениха, то они снова стали рассаживаться по машинам. Кроме родителей Маши с ними поехали её двоюродные брат и сестра. Они были старше, но ещё не вступили в брак. Поэтому по всем приметам и обычаям могли быть свидетелями. Равиль согласился с этим. Ему было всё равно, кто будет дружком и подружкой на их свадьбе. Он уже мечтал, чтобы всё это поскорее закончилось, а он мог утащить жену в спальню.

Подъехав к «Дому торжеств», Равиль открыл дверь автомобиля и подал невесте руку. Влада пару секунд колебалась, а потом вышла. Она огляделась и заметила, как к ним спешит её отец.

— Здравствуй, дочка, — улыбнулся он, затем протянул руку жениху. — Здравствуйте. Я — Андрей Иванович, папа Влады.

— Добрый день. Равиль Михайлович. Можно просто Равиль, — спокойно произнёс Вольский, пожимая протянутую ладонь.

Равилю не особо хотелось ручкаться с этим мужчиной, но элементарная вежливость взяла верх. Потом Вольский извинился и подошёл к другу, давая дочери и отцу побыть вдвоём.

— Дедушка и бабушка обиделись, что ты их не пригласила, — тихо сказал папа.

— Я тоже обиделась, когда они на похороны мамы не пришли, хотя я звала. Ни до похорон, ни после они меня не навестили. Когда мама слегла, даже не помогли ничем. Я не говорю о деньгах, можно было просто навестить, — нахмурилась Влада.

— Прости, я не хотел портить тебе праздник, — поспешил сказать отец.

— Скоро наше время, пойдёмте в ЗАГС, — произнёс подошедший Вольский.

Он подал Владе руку, и они направились в здание. Обстановка здесь была красивая. Мраморная лестница, с колоннами ведущая на второй этаж. Кадки с цветами. К ним подошёл приглашённый фотограф. Поздоровавшись, он начал фотографировать. Потом, когда их пригласили в зал бракосочетаний, стал снимать на видеокамеру.

— Дорогие Равиль и Влада, Мария и Всеволод, сегодня вы вступаете в законный брак….

У Влады от волнения похолодели пальцы. Она с трудом улавливала, что говорит женщина в красивом платье, которая являлась регистратором. Потом машинально сказала «да» на вопрос, добровольно ли всё происходит. Расписалась в специальной книге, чуть не выронив букет цветов из руки. И, в конце концов, дрожащими пальцами надела кольцо на руку Равиля.

Им выдали свидетельства о браке под аплодисменты родни, потом все стали подходить и поздравлять. Андрей подошёл и обнял дочь. Ему хотелось верить, что отношения между ними хоть как-то наладятся.

В ресторане ожидали остальные гости. Это была родня Маши, но улыбки и поздравления достались обеим парам. Тамада забегал вокруг них, начиная отрабатывать свои деньги. Изначально Вольский не планировал всякие шутки и игры на свадьбе. Он не хотел тамаду. Сева сказал, что так положено, и ему пришлось смириться. Он даже вышел участвовать в одном конкурсе вместе с Севой, по просьбе тамады. «Зачем я только нанял этого клоуна», — неудовольствием подумал он, и постарался улыбаться.

Ресторан, в котором они праздновали, был заказан до десяти вечера. Вольский думал, что не выдержит всего этого шума и гама столько времени, ибо гостей набралось сорок человек. А когда по ушам ударила громкая современная музыка, и вовсе захотелось скрыться, как кроту в нору. Гости потянулись танцевать. Вольский пригласил Владу на несколько медленных танго, а потом предпочёл сидеть за столом, общаясь с родителями Севы.

— Спасибо, что увезли сына сюда. Я очень рад вашей дружбе. Сева встал на правильный путь. Вот, теперь женился, — сказал Игорь.

— Я тут ни при чём. Если бы Сева сам не захотел остепениться, то я ничего бы не сделал, — ответил Равиль.

— Нет, в этом деле есть и ваша заслуга, — поддержала мужа Ольга.

Равилю было слегка не по себе, что дорогие сердцу люди называют его на «вы». Но выходить из образа всего лишь малознакомого друга их сына не стоило. Владлен Садовский умер, и точка.

— Простите, мне нужно отлучиться, — вежливо сказал Вольский и встал из-за стола.

Зайдя в уборную, он сполоснул лицо руками. В это время из туалетной кабинки выпорхнул Сева, слегка навеселе.

— Дружище, ты можешь не поверить, но я счастлив, — улыбнулся Дронов.

— Ты не представляешь, Дрон, как счастлив я. Кстати, я хотел подарить тебе подарок. Недалеко от меня симпатичный домик продавали. Я прикупил его для тебя. Вот держи, это дарственная.

Равиль достал из кармана бумаги и протянул ошарашенному Севе.

— Не стоило так тратиться. Спасибо, друг, я даже как-то не ожидал. Но я тоже припас тебе подарок. Путёвки в Таиланд на новогодние каникулы. Извини, не знал, что подарить.

— Спасибо, Сева, мы с удовольствием съездим. Ты же знаешь, я давно не был в отпуске.

Мужчины обняли друг друга, а потом дружно засмеялись.

— Не находишь это идиотским решением, обмениваться подарками в туалете? — смеялся Дронов.

— Ну, в нашей с тобой жизни много чего идиотского было. Это не самый плохой поступок, — произнёс Равиль сквозь смех.

Равиль таки дождался того момента, когда нужно было стоять у дверей и провожать гостей, прощаясь. Его не так уж и тяготила собственная свадьба, как могло показаться на первый взгляд. Он просто устал. Если Сева привык к шумным компаниям, иногда выбираясь в клуб, то Равиль никуда не ходил, предпочитая тишину собственного дома.

Гости разъехались. Остались только родные Севы. Равиль ещё раз предупредил, чтобы не подходили к вольеру с псом, а потом отдал им ключи. Предполагалось, что гости останутся у него ночевать вторую ночь и заберут с собой мальчика, а Влада и Равиль поедут в гостиницу, в номер для молодожёнов. Сева увозил свою жену к себе, пообещав завтра забрать её вещи из родительского дома. Через несколько минут после отъезда родителей Севы, Равиль сел за руль автомобиля. Он остался верен своей привычке и даже на собственной свадьбе не пил алкоголь. Поэтому ему смело можно было вести машину. Влада, заметно нервничая, села рядом. Сегодня у неё первая ночь с мужем. Мечта осуществилась, она вышла замуж девственницей. Девушка слукавила, если бы сказала, что не боится этой ночи. Да, она боялась, но не предполагаемой боли или чего-то ещё. Она опасалась не понравиться ему, ведь он опытный в этих делах человек, а она нет.

Администратор за стойкой в вестибюле гостиницы поздравил со свадьбой и выдал ключи от номера. Равиль поблагодарил, а потом взял жену за руку и притянул к себе.

— Не нервничай, всё будет хорошо. Не хотелось бы, чтобы ты у меня тут в обморок упала, — произнёс он тихо, и повёл её к лифту.

— Эй, я не такая уж и неженка, как тебе кажется! — гневно шикнула она.

— Вот такой ты мне нравишься больше, моя смелая, боевая девочка, — улыбнулся Вольский.

Они зашли в номер гостиницы. Брови Влады поползли вверх от изумления. Номер был сделан в стиле средневековья. Большая кровать с резными столбиками и балдахином. Небольшой диванчик с резной спинкой и ножками, журнальный столик. Прикроватные тумбочки и шкаф с причудливой резьбой на дверцах. Влада остановилась посреди всего этого великолепия и шумно сглотнула. Равиль обнял её сзади, прижимая к себе всем телом.

— Боишься?

— Нет, просто волнуюсь. Опасаюсь, что могу, не понравиться тебе, — откровенно сказала она.

— Ты будешь нравиться мне любая. Как там в библии: «В болезни и здравии». Или это просто при венчании говорят? Не важно. Я хочу сказать тебе, что для меня это не пустые слова.

— Для меня тоже не пустые слова, Равиль.

Вольский развернул её к себе и поцеловал. Затем он снял с неё платье, оставив в одной кружевной сорочке.

— Иди в душ первая. Я бы предложил пойти вместе, но думаю, ты не захочешь, — улыбнулся он.

— Да, ты прав, мне нужно ещё капельку времени, — смущаясь, произнесла она.

Влада быстро сполоснулась, стараясь не намочить волосы, а потом вышла обёрнутая полотенцем. Равиль, стараясь не смотреть на неё, прошёл мимо и скрылся в ванной. Успеется, он ещё наглядится на свою девочку.

Влада укрылась одеялом и прикрыла глаза. Она не стала их открывать, даже когда тихо хлопнула дверь, и матрас рядом с ней прогнулся. Потом её обняли, притягивая к горячему мужскому торсу. Всё же решившись посмотреть, девушка обнаружила, что Равиль зажёг свечи на прикроватной тумбочке, а свет выключил. Комната погрузилась в приятный полумрак, создавая интимную обстановку. Влада обняла мужа и прочертила линию по позвоночнику кончиками пальцев. «Ну и что, что я неумелая, зато кроме него у меня никого не было», — подумала она.

Равиль сдавленно зашипел на эту ласку. Он был голодный до секса. Хотелось сжать её в объятиях и, наконец, удовлетворить все свои желания. Но он пересилил себя. Медленно начал её целовать, смакуя её губы, как самую лучшую в мире сладость. Потом прошёлся поцелуями по шее, одновременно начиная ласкать её руками.

Это было долго. Влада потерялась во времени. А ещё ей казалось, что ни один сантиметр её тела не остался без поцелуя. Сама она отвечала тем же. Накануне прочитав в интернете статьи о сексе, смело взяла его член в свою руку и приласкала. Девушка была благодарна Равилю, что он никуда не торопится и старается возбудить её. Это возымело нужный эффект. Тело горело, кончики пальцев покалывало, а на лбу выступила испарина. Тихие, стыдливые стоны звучали всё чаще. Ей хотелось большего, но она не могла пока сказать этого вслух. Казалось, Равиль всё понял без слов. Он медленно вошёл в неё и замер.

Её стоны отдавались музыкой в душе. Она ещё стеснялась, но к удивлению Равиля не лежала испуганной мышкой. Пусть и неумело, Влада принимала участие в том, что сейчас между ними происходило. Это приводило его в ещё больший восторг. «Моя смелая красивая, феечка. Моя!» — звучало в голове. Равиль изо всех сил старался не торопиться. Закусывал губы и сдерживал себя. Он хотел, чтобы она получила сегодня пусть не оргазм, но хотя бы что-то близкое к этому. Когда же вошёл в неё, то она вскрикнула и затихла. Для него это был самый лучший подарок, её девственность. Он наклонился и нежно поцеловал ее, давая привыкнуть, а потом начал двигаться. Через какое-то время, перевернув её на бок, снова вошёл в такую желанную девочку. Рука коснулась влажного клитора. В этом положении было удобно приласкать его, и он начал нежно играть с ним. Её дыхание участилось. Вдохи стали рваные и перемежались со стонами. Наконец, он увидел, как она задрожала всем телом, кончая. Только тогда он позволил себе выйти из неё и выплеснуться на красивую попку.

Прежде чём взять её на руки и отнести в душу, Равиль долго целовал её, благодаря за подаренную ночь. А потом они счастливые уснули в объятиях друг друга.

Прошло десять лет.

Влада зашла в дом и услышала смех из кухни. Равиль и Антон готовили ужин. Маленькая четырёхлетняя Ирина сидела на стуле и рассказывала о дне, проведённом в садике.

— Приветствую, мои любимые, — сказала она, появляясь на кухне.

— О, наша мама пришла. Как прошёл день? — улыбнулся Равиль.

— Честно, заколебалась. Мало того что было две плановые операции, так ещё экстренного больного под конец смены привезли. Я, как назло, была свободна, и пришлось задержаться, — фыркнула Влада, подходя и целуя дочь в щёку, а потом всех остальных.

— Так уж и назло, врушка. Я же знаю, что тебе нравится твоя профессия, — усмехнулся Вольский, что-то помешивая в кастрюле.

Да, Владе нравилась её профессия. Она училась не зря. Окончила институт с красным дипломом. На последнем курсе она решила родить Равилю ребёнка. Распланировала всё так, чтобы роды пришлись на март месяц, она до последнего ходила на занятия. Потом муж частично оставил дела на Дронова и позволил ей доучиться. Следом была интернатура. Ухаживать за малышкой наняли няню, пока та не пойдёт в садик. И вот только год назад Владу допустили до самостоятельных операций. До этого она просто ассистировала и вела палаты с больными. Сейчас она была счастлива как никогда. Любимая работа и семья, что может быть лучше.

— Через пять минут будем ужинать. Руки помыть не хочешь, госпожа доктор? — улыбнулся Равиль.

— Разумеется. Чистые руки — залог здоровья.

Влада пошла в ванную, а Равиль проводил её взглядом. Его любовь перестала быть сумасшедшей, стала крепкой и терпкой, как выдержанное долгие годы вино. Несмотря на прожитые годы, Влада кружила голову, и он так же хотел ее, как и раньше. Об изменах даже и речи не шло. Он не представлял себя рядом с собой в постели никого кроме неё. К тому же Влада подарила ему лапочку дочку, от которой он был просто без ума.

Неожиданно в комнату ворвался Сева. Волосы всклокочены, сам весь бледный. Фил давно умер, поэтому ему без труда удалось пройти мимо нового пса, совершенно не опасного.

— Где Влада?! — крикнул он, не поздоровавшись.

— Руки моет. Что случилось-то? — забеспокоился Равиль.

Тут в дверях появилась Влада.

— Что, Сев?

— Маше плохо. Болит внизу под печенью, и температура поднялась тридцать девять градусов, — ответил он.

— Идём, сейчас гляну.

Они выбежали на улицу, и быстро пошли к Дроновым. Влада только успела захватить тонометр.

Сева и Мария жили через четыре дома от них. Дронов построил большой коттедж на своём участке вместо старого, и было для чего. Через пару месяцев после рождения Артёмки, Маша поняла, как сильно любит Севу. Да, заниматься любовью они начали через месяц после свадьбы, а вот любовь пришла позже. Всеволод тоже искренне полюбил девушку, а потом и её сына. Но когда Артёму было два года они пошли с очередными подарками на новый год в детский дом, оставив малыша на бабушку. С ними вместе были Влада и Равиль. Проходя по коридору детдома, они увидели, как к ним бежит маленький мальчик по виду четырёх лет. Он остановился напротив них, а потом подошёл не к кому-то, а именно к Севе.

— Папа, ты пришёл. Я знал, я верил, что ты меня найдёшь. Забери меня, папа, я не хочу тут, — заплакал мальчик, обнимая его ноги.

Сева не знал, что сказать мальчику. Он очень сильно любил детей, и у него заныло сердце. Он присел на корточки перед ребёнком.

— Я не твой папа, — сказал мягко.

— Ты всё врешь! Ты мой папа, я знаю! — закричал малыш.

Тут к ним подбежала воспитатель.

— Извините, Миша обычно он не к кому не пристаёт, это впервые, — сказала пожилая женщина, уводя плачущего мальчика.

Маша посмотрела на бледного мужа и стёрла слёзы со щёк. Равиль и Влада тоже были под впечатлением. Мальчик был красивым и чем-то похожим на Дронова.

После, уже дома у супругов Дроновых состоялся разговор. Маша заявила, что всегда мечтала о большой семье, и они должны забрать Мишу. Сева был не против, но отдадут ли его. Хоть его судимость давно погашена, но она была. Он сказал, что если жена не перегорит, то они обсудят всё через неделю. Маша и тогда осталась настроена решительно, заявляя, что нужно попытаться взять опеку над мальчиком. К удивлению всё прошло гладко, и Миша оказался в семье Дроновых. Потом, постепенно, появились Лена, Таня, Алеша, и Ваня. Дроновым присвоили статус семейного детского дома. Опека, ходившая с проверками, была довольна, тем более что Сева вместо старого одноэтажного дома построил добротный особняк, прикупив соседний участок. И вот неожиданно Маша заболела.

— Завтра нужно трёхлетнюю Марину забирать, а тут такое, — буркнул Сева, открывая калитку.

— Ещё одного ребёнка берёте. Не много ли уже? — произнесла Влада.

— Ты же знаешь, что мы с Марией не тяготимся этими детьми, они для нас все, как родные.

— Знаю, дети вас тоже очень любят.

Влада вымыла руки и прошла в спальню, где лежала Маша.

— Привет, подруга, как ты? — обеспокоенно спросила она.

— Вот тут болит. И температура ни с того ни с сего, — скривилась от боли Маша.

Влада измерила давление, потом провела такие привычные за годы манипуляции.

— В больницу поедешь, подружка. Сейчас скорую помощь вызову, — Влада достала мобильный телефон. — Здравствуйте, девушка. С вами говорит Влада Андреевна Вольская, врач хирург из девятой больницы. У девушки острый аппендицит, нужна скорая помощь. Да, записывайте адрес…

— Это что же, на операцию? А кто с детьми останется? — проворчала Дронова.

— Я останусь. Возьму отпуск на время твоей болезни. Равиль будет не против. Самое главное сейчас - это твоё здоровье. А за малышкой я сам съезжу. Мише четырнадцать лет, он прекрасно справится сам, — решительно заявил Сева.

Потом он вывел Владу в коридор и спросил испуганно:

— Это опасно, Влад? Скажи честно.

— Нет, если вовремя сделать операцию. Сейчас её через небольшой разрез почистят и будет как новенькая, да и обратились вовремя. Не волнуйся, всё будет хорошо. Я попрошу, чтобы отвезли к нам в больницу.

На удивление скорая помощь приехала быстро, а через два часа Владе сообщил коллега, что Марию успешно прооперировали. Влада легла на кровать и обняла мужа.

— Фух, всё хорошо. Скоро наша мать-героиня пойдёт на поправку. Представляешь, они шестого приёмного ребёнка берут. Я тоже люблю детей, но вот так бы не смогла. Знаешь, если бы я не знала правду о Севке, то не поверила бы, скажи мне кто-то, что он был бандитом.

— Люди меняются с годами. Кто в лучшую сторону, кто наоборот. Как думаешь насколько изменился я? — улыбнулся Равиль, обняв её.

— Вот если и изменился, то совсем чуточку. Ты всё такой же властный и непримиримый. Любимая фраза Равиля Вольского осталась прежней: «Я так сказал, и так будет!» — хохотнула она.

— Хах, зато ты тоже осталась прежней. До сих пор не подчинилась. Продолжаешь спорить со мной в некоторых вопросах.

— А как ты хотел, чтобы я, как раба, отвечала: слушаюсь, господин? Не дождёшься, даже не надейся, — она шутливо отвесила ему щелбан.

— Вот за это я тебя и полюбил. За мудрость, решительность и смелость, — ласково произнёс Вольский.

— Я тоже тебя люблю, очень, — Влада прильнула к нему ближе и принялась целовать.




«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики