Не боярское дело. Четвёртая часть книги. Главы 28 - 32. (fb2)


Настройки текста:



Не боярское дело. Четвёртая часть книги. Главы 28 - 32.

Глава 28

Продолжение книги "Не боярское дело".

Главы 28 - 32

Снова лечу в Камышин. Радуюсь, что у меня есть "Сапсан". Без него я бы половину своего времени проводил в поездах, автомобилях, или в ожидании рейса пассажирских дирижаблей.

Моё вынужденное пребывание в столице закончилось. В конце недели меня вызвали к Обдорину. Говорил он недолго. Про заговор запретил мне даже упоминать вслух где-либо. Под конец разговора он выдал мне пакет с оформленными документами на бывшее имущество Мелентьева и велел немедленно вступить во владение, пока добрые люди ничего не растащили.

Так что сижу, разбираюсь, что мне от откупщика досталось. Кстати, неплохо так перепало, на первый взгляд. Документы на три особняка сразу отложил в сторону. Актив хороший и понятный. Зато на следующем пункте озадаченно зачесал затылок. Хлебная пристань с механизмами, складами, судами и подсобными плавсредствами, к ней приписанными. Непонятное приобретение. Неясно, то ли это что-то стоящее, то ли лишние хлопоты. Откладываю документы на пристань отдельно. Через несколько минут туда же полетели документы от паровой мельницы, кондитерской и дрожжевого завода. Зато в первую стопку к особнякам прибавился пакет акций Волжского Агробанка, а потом и акции местной железной дороги, связывающей Камышин и Ростов.

Раскладывал, по тому принципу, что котлеты и мухи не должны находиться вместе. Легкореализуемые и понятные активы в одну стопку, а те, с которыми ещё предстоит разбираться и выяснять их реальную ценность, в другую.

Знакомая полянка у усадьбы Липатова наконец-то была окончательно отдана под дирижабли. Купец оценил удобство этого транспорта и уже около месяца пользуется дирижаблем, изготовленным для него по спецзаказу. В отличии от моего "Сапсана" его "Алмаз", со слов купца названный так в честь единственного крейсера, когда-то прорвавшегося во Владивосток, изготовлен нами в полугрузовом варианте. Я посмеивался одно время над прихотью Липатова, но недолго. Очень быстро его магазин в Камышине стал известен всем любителям экзотических фруктов. Особой прибыли от продажи заморских диковин, привозимых из столицы, купец не имел, но зато общий оборот у него заметно поднялся, да и престиж заведения вырос. Покупатель, заскочивший за тем же ананасом или мангустином для ребёнка, заодно и обычные товары приобретал.

– Отец с братом вот-вот вернутся.

– Мы их к обеду ждём. Уже всё приготовлено.

– А ещё у нас вчерашней почтой два заказа на "протезы" подтвердили.

– И по телефону сегодня ещё один заказ ждём, – вывалили на меня ворох информации две дочки купца, едва только я зашёл в дом.

Дождавшись, пока слуга у меня примет тяжёлую шубу, они развернулись и повели меня в обеденный зал. Как у них ловко всё получается. Говорят абсолютно синхронно, не мешая друг дружке, поворачиваются вместе, да и попами в такт умудряются вилять не хуже дворянок. Ценители меня поймут. Есть в этом процессе свои таинства. Походка, осанка, сама форма, м-м-м, скажем так, объекта наблюдения. Другими словами, между подавальщицей в кабаке и теми же смолянками, когда они хотят привлечь к себе толику внимания, наблюдается пропасть, с Волгу размером.

Отличный у меня колл - центр. И дело делает, и глазу приятно.

Признаюсь, я сомневался, что из затеи с привлечением купеческих дочек к продаже "протезов" что-нибудь дельное получится, а вот на тебе... Вся почта всегда в срок разобрана и ни одно письмо не оставлено без ответа, написанного красивым девчачьим почерком.

– Мы так хотели к вам в госпиталь попасть.

– Но отец не позволил.

– Госпиталь-то у вас особенный, для дворян.

– Он и сказал, что нас запросто могут и не допустить до вас.

– А княжна Вадбольская вас навещала?

– Нет. Я с лета её не видел, – ответил, я уставившись на столик перед собой, потому что иначе у меня скоро голова отвалится. Сестрёнки меня посадили на диванчик, а сами уселись по разные стороны на лёгкие плетёные креслица. Говорят они бойко и по очереди, вот мне и приходится головой чуть ли не на сто восемьдесят градусов постоянно крутить.

Сестрёнки как-то странно переглянулись.

– Давайте я вам чая с мятой налью. Отцу недавно его привезли. Какой-то новый сорт и он чудо как хорош, – тут же подхватилась одна из них, пересаживаясь ко мне на диван и ловко начиная хозяйничать.

– И варенье малиновое попробуйте. Мы его сами варили. Заодно и печенюшек отведайте. Свеженькие, часа не прошло, как мы их испекли, – тут же поддержала её вторая, усаживаясь на диван с другого бока и материализуя на столе вазочки и фарфоровые тарелочки.

Истинные кудесницы. Я было уж совсем готов был поклясться, что ещё пару секунд назад никаких продуктов в пределах видимости не было, но вовремя заметил несколько больших накрахмаленных салфеток, ранее скрывавших всё это великолепие.

Хм-м, а диванчик-то тесноват. Уже на третьей печеньке я понял, что постоянно то локтем, то плечом задеваю приятные выпуклости хозяюшек, то и дело что-то поправляющих и подсовывающих поближе ко мне всякие вкусности.

Кажется, они ещё и говорили что-то при этом, но я не особо прислушивался, разомлев. Видимо, чай действительно оказался хорош, а в жар и румянец меня с варенья пробило...

Мгновения блаженства прервал приезд Липатова. Обе прелестницы тут же умчались встречать отца, а я, по привычке глянув на часы, обомлел. Двадцать минут одним мигом пролетели. Вот же наваждение...

Воровато оглянувшись, словно собираюсь сделать что-то непристойное, я стащил с одного из блюдец три дольки порезанного лимона, и разом отправил их в рот. Ух-х... Хорош лимончик. Даже слезу выдавило и мозги моментом прочистило.

Голова быстро поправилась, и в ней понемногу, одна за другой, стали появляться мысли. И вопросы...

Скажем, что это только что было? Или, почему вдруг сестрёнки так резко ко мне изменились, стоило им узнать, что Дарья с лета ни разу не объявлялась? Я же прекрасно помню, что не так давно они от меня тут же шарахались, стоило мне обратить на них внимание. Ну, не то, чтобы внимание было по делу. С этим-то у нас как раз всё нормально. О делах я разговариваю с ними спокойно и обстоятельно, но вот как только я взглядом начинаю оглаживать, э-э, скажем плечи, так тут же у них появляется повод куда-то улизнуть. Такое впечатление создаётся, что Дашка меня словно пометила.

Знаете, как собака или там медведь, помечают свои владения? Собак все видели, а медведь в рост встаёт и когтями передних лап на коре крупных деревьев следы оставляет, размер свой показывая. Другие особи его запах чувствуют, метки видят, на высоту их поглядывают и зря не лезут. Что-то мне подсказывает, что княжна тоже где-то по мне коготками проехалась...

Похоже, та наша шутка, что мы однажды с Дарьей на балу придумали, прилично затянулась. Я даже вслух крякнул с досады, припоминая, сколько у меня интересных романов с породистыми мадемуазелями в то время почти готово было сложиться, и как все они пухом рассыпались после памятного бала.

Вот как они это узнают?! Царапин от Дашкиных ноготков на мне нет и на одежду вроде никто не гадил.

Ну, ладно. Допустим, дочкам Липатова я сам проболтался только что. За что и был немедленно очарован двумя сестричками до полного помутнения разума.

Возмущаться бесполезно. Как я ни пыжусь, ни одного неблаговидного действия с их стороны припомнить не могу. Рука, локоток, глазки, декольте... Много ли мне надо... И поплыл горячий вьюнош, словно балан в половодье.

Все бабы немного ведьмы. Просто у кого это ярче выражено, у кого нет. Иногда и не поймёшь, что мужики в той или другой находят.

Взять хотя бы тех же страхолюдин, что у меня в посёлке с жёлтыми билетами живут. Показали мне их как-то раз охранники, когда мы мимо проезжали. По мне, так кошмар и ужас в одном лице, а другим вроде как и ничего, пойдёт. Может, кто мне и скажет, что это я, как боярин зажрался. Спорить не стану. Более того, соглашусь. Сам за собой что-то этакое наблюдаю. Зажратость определённо имеет место быть.

С другой стороны, а почему бы и нет? Пока летел в Камышин, газеты просмотрел. В одной, вполне себе серьёзной статье, убедительно описывалось, что с мужским полом в Империи всё не так хорошо. Автор предсказывал, что первая же послевоенная перепись выявит соотношение один к двум с половиной между полами, и что характерно, не в пользу мужчин. Отдельно тот журналюга проехался по Одарённым. У них, если ему верить, всё ещё хуже. На одного мага больше четырёх с половиной магинь приходится.

По мне, так странно. Ладно, допустим я понимаю, что была война. Дворяне, как бы то ни было, в ней не последнее участие принимали. Потери у них наблюдались не шуточные. Новое поколение армейцев к магам крайне плохо относится. Что к нашим, что к вражеским. Не будучи сами магами, они крайне болезненно воспринимают любую магию, которую наблюдатели могут обнаружить у противника. Туда сразу же обрушивают свой огонь все свободные артиллерийские стволы. Злые языки утверждают, что у артиллеристов даже специальная нычка в пять фугасных снарядов на каждое орудие имеется для таких целей. По мне, так достаточно, если вспомнить, что маг - "семёрка" с трудом выдерживает близкий разрыв осколочного снаряда в сорок пять миллиметров и то только в том случае, если успеет максимальный щит поставить, и всю свою Силу в него влить. Для создания более мощного щита ему уже специальный артефакт потребуется.

Но это меня опять на рассуждения о войне потянуло, а если вернуться к сообществу Одарённых, то живут они долго. Как бы раза не в два побольше, чем обычный народ. Это если усреднить. А без математических изысков у нас по Империи чуть ли не под сотню наберётся долгожителей, которые вплотную к двумстам годам подошли.

Что же мы в итоге имеем? А имеем мы очевидную нехватку женихов, особенно ярко касающуюся Одарённых. Как ни крути, а с учётом близкой родни, или её подобии, у любой невесты из Одарённых выбор нынче крайне не велик. Родственные ветви Кланов переплетаются так причудливо, что порой казусы возникают, до смешного доходящие. У одной и той же девушки, лет пятнадцати от роду, может оказаться племянник лет этак под сорок, и в то же время имеется дядя, годиков трёх.

Про меня, в плане генеалогии, можно сказать одно – я словно чистый лист.

Война с Мансуровыми, затянувшаяся почти на три поколения, выкосила у меня всех близких родственников. Та же Анна, моя не так давно объявившаяся тётушка, для меня такая седьмая вода на киселе, что надумай я её в жёны взять, никто и слова против не скажет. Из общих родственников у нас с ней какие-то двоюродные деды, а то и ещё кто-то более древний. Она мне что-то пыталась было рассказывать при знакомстве, но у меня словно аллергия возникла на родословные. Она говорит, а я не слышу.

Да, не скрою, после смерти Деда я был не в лучшем состоянии. Как-никак, он единственный близкий мне человек, который остался после того, как погибли мои родители. Родителей практически не помню. Когда они погибли, мне было три годика. Не уверен, что тепло, исходящее от мамы, и щекочущие усы отца я сам себе не выдумал. Что толку мне было о них вспоминать, если я ничего не помнил больше. Дед мой, человек суровый и не слишком приветливый, может и сам того не желая, воспитал во мне абсолютно зеркальное отношение к нему. Сознайтесь, многие ли из вас стали бы испытывать тёплые чувства к человеку, только что лишившему вас обеда за невыполнение непосильного задания?

На дворе лето, соседские ребятишки в лапту играют, а мне надо телекинезом волосинки да пёрышки с подноса на поднос перекладывать. Кому такое понравится?

Так что я не только родственными связями не обременён, но и воспоминаниями обделён прилично. Кроме Анны никого из родни не видел никогда, да собственно и знакомиться ни с кем не рвусь. Как сидели они по своим усадьбам, когда у нас свара с Мансуровыми шла, так и дальше пусть сидят.

– В завершение дел с Мелентьевым, получил я кое-какую виру, – начал я разговор о делах, когда мы с Липатовым уединились в его кабинете после обеда. Кроме нас двоих там ещё присутствовал пыхтящий самовар с целым иконостасом медалей на надраенном боку.

На стол я выложил привезённые бумаги, полученные от князя Обдорина.

Купец все документы рассматривал дотошно, словно стряпчий какой. Одну бумаженцию и вовсе принялся было ногтем скрести, но тут же опамятовал, виновато глянув на меня.

Липатова мне уже приходилось удивлять, но сегодня я видимо пошёл на рекорд.

– По пристани никаких иных бумаг нет? – поинтересовался он, изучив документы, и взяв приличную паузу на размышления, – И, кстати, сам-то откупщик жив ли? Не признают, случаем, бумаги поддельными?

– В Имперскую службу безопасности я передал его живым и почти здоровым. Что там с ним дальше будет, мне не очень интересно, – я постарался изложить купцу своё видение проблемы максимально холодно, и это у меня получилось, судя по тому, как он дрогнул плечами.

Нет, купцы всё-таки не те люди, которые могут жёстко решать проблемы. Им проще деньгами вопрос урегулировать, чем лезть в конфронтацию не пойми к кому.

А я Боярин. Граф. Пусть и не из первых, но для того же Липатова обязан показать, что за своих людей я стеной встану и готов на резкие поступки.

Без сомнения, Мелентьев, для купцов Камышина был весьма значимой фигурой, но я вот его сожрал и не подавился.

Может, ещё и с прибылью выйду из непростой ситуации.

Указ государев вчера газеты опубликовали. Половину зерна каждому купцу велено казне продать по рубль двадцать за пуд для пшеницы первого сорта и по девяносто копеек за пуд ржи.

Кстати, удивляет меня эта традиция. Всё вокруг измеряют в тоннах и килограммах, а зерно почему-то всегда в пудах идёт.

Как мы прикинули с Липатовым, совсем без прибыли мы не останемся, но и доходов тех, что ожидали, не увидим.

– Хлебных пристаней на всю Волгу у нас четыре. Наша, после Самарской, на втором месте стояла, на чуть-чуть отставая. Откупщик менее года назад эту пристань у купца первой гильдии Аристархова отсудил. Как уж и что у них сложилось, точно не скажу. Знаю только, что купцу каких-то документов не хватило, чтобы отстоять свою правоту. Говорят, сгорели они вместе с его загородным домом. Аристархов сам через месяц инфарктом умер, так ничего никому не рассказав, а откупщик чванлив был изрядно. Если до кого из нас и снисходил, то слова через губу цедил, словно с официантом в ресторане разговаривает. Может из-за манеры Мелентьева разговор вести, а может и по другой какой причине, но за год пристань камышинская в заметный упадок пришла. С виду всё как прежде, а оборот уже не тот, что при Аристархове был. Купец-то душой за дело радел, а откупщик... – Липатов лишь рукой махнул, огорчённо крякнув, и потянулся к самовару за очередной порцией кипятка.

– Так я не понял. Пристань дело выгодное или продать её стоит? Опять же, если продавать, то по какой цене? – у меня ещё были вопросы, но пришлось их придержать. У Липатова вдруг ходуном заходили руки и он резко закрыл краник самовара, расплескав перед этим из стакана воду на скатерть.

– Пристань продать? – спросил он у меня свистящим шёпотом, схватившись одной рукой за сердце, – Пристань...

– Да что случилось-то? С сердцем плохо? – подскочил я со стула, готовясь звать кого-нибудь на помощь.

– Оставь, пустое. Отлегло уже. Вроде же и знаю, что далёк ты боярин от дела купеческого, вот только постоянно забываю, насколько далёк. На твоём языке попытаюсь объяснить. Представь, что досталась тебе случаем одна из башен кремлёвских. За сколь ты её продашь?

– Башню? Кремлёвскую? – вытаращился я на Липатова. Затем заметил ухмылку купца, и тут же понял, что свои вопросы я задал примерно тем же тоном, что и купец, когда про пристань спрашивал. Чисто я спопугайничал, выходит.

– Вижу, дошло. Для волжских купцов Хлебная пристань такое же значение имеет, как башня Кремля для дворянства. Слишком много по ней вопросов на доверии построено. А уж сколько интересов переплетено, враз и не сосчитаешь.

– Тогда заглянем сегодня туда, а разговор на вечер перенесём. Что с остальным делать будем?

– На состояние посмотрим и определимся. Хотя про мельницу я только похвальные отзывы слышал. Единственная она в княжестве, что может одиннадцать сортов муки выпускать, – заторопился Липатов, собирая документы со стола, – Боюсь, за день не обернёмся даже мельком всё осмотреть.

– А я и не тороплюсь в этот раз никуда, – вдруг брякнул я неожиданно для самого себя.

На самом деле, как так не тороплюсь. Дел невпроворот.

Точно общение с дочками купца мне мозг расплавило. Изначально я планировал задержаться в Камышине не больше, чем на пару суток.

Головой прекрасно понимаю, что мне никак нельзя с ними даже мимолётный роман себе позволить. Нет, девчонки хороши, тут спора нет, но и Липатов в них души не чает, а человек он старой закалки, никаких легкомысленных отношений между нами не позволит. А мне тут как раз не так давно глаза на первую жену раскрыли, что нужна она из высокородных. И словно в воду племянница Императора глядела, когда про дочку купеческую говорила. В моём случае всё обстоит гораздо хуже. Ровно в два раза, так как близняшки ни за что не захотят расставаться.

Похоже я докопался до истинной причины, которая объясняет решительность их сегодняшнего поведения. Обратите внимание, сам додумался о логике девичьих поступков. Подвиг, можно сказать. Тетушка вправе мной гордиться, впрок её уроки пошли.

Логика у дочек купца, на мой взгляд, оказалась на удивление проста. Раз они не хотят друг с дружкой расставаться, то и мужа им надо искать одного на двоих. А кто у нас на такое непотребство право имеет? Правильно, Одарённые. И тут как раз я, весь из себя для такого дела подходящий.

С моей точки зрения то, что привилегия на многожёнство законом дана только для Одарённых, глупость несусветная. Хотя, простой народ и без этих привилегий неплохо обходится. Помнится, у нас в селе чуть ли не через дом по две, а то и по три бабы при одном мужике жили. И кого не спроси, откуда вторая взялась, ответят, что свояченица - погорелица к родне приехала, да и прижилась. Даром, что по двору детишки бегают чёрненькие и рыженькие, в цвет жены и свояченицы, так ещё и мужик, в усы посмеиваясь, всех их своими кличет и никакой разницы между ними не допускает.

Так что закон скорее всего для того создан, чтобы у Одарённых право наследования сохранялось. Наследникам Одарённых не избу с коровой на себя записывать придётся, а целые имения с землями. Понимать нужно, что с налогами в государстве путаницы быть не должно.

Выехали на ревизию в три машины. Сестрички, услыхав, что в списке осматриваемого имущества первым объектом у нас будет кондитерская, явили чудо, собравшись всего лишь минут за пять. До кондитерской домчали мигом. От дома купца до неё несколько минут езды, оттого она и вышла у нас первым номером.

Ну, что можно сказать. Достойное заведение. Зря я сюда ехать не хотел.

В моём представлении кондитерская – это что-то вроде кафе, где продают сладости, торты и безалкогольные напитки. Ан нет. Оказалось, это фабрика. Большое светлое здание, построенное буквой "П". Два цеха, склады, раздевалки и душевые. В три смены работает здесь двести с лишним человек. В одном цехе готовят пастилу и мармелад, а второй отдан под шоколад и какао. В управляющих Юлиус Карлович Гейс, обрусевший немец. По-русски лопочет свободно, хотя и не без акцента.

Гейс примчался сам ко входу, когда у нас начался конфликт с охранниками, не желавшими нас пропускать. Пришлось вытаскивать документы и набираться терпения. Документы Юлиус Карлович просмотрел прямо у входа, раскладывая их на подоконнике.

Только после того, как им был изучен последний лист, немец внимательно оглядел нас, и немногословно извинился за задержку. Чопорно поклонившись, он предложил пройти в его кабинет.

– Изфольте пройти и посмотреть. Мануфактурен рапотает, как часы. Постаффки и заказы расписаны на два месяца вперёд. Бухгалтерия сведена в главную книгу, которую господа могут изучить, когда им будет утоппно, – смешно коверкая некоторые слова, Гейс тем не менее держался с определённым достоинством.

– Бухгалтерию двойную ведёте? – тут же заинтересовался Липатов.

– Да. Как есть в немецкий практик. Главная книга ведётся без оппоротных записей. Этто позволяет видеть рапота, как на ладонь, – немец, хоть и старался держаться бесстрастно, но вопросу купца удивился. Как мне показалось, даже уважения у него в голосе добавилось.

Я благоразумно молчал, хотя и был в лёгком замешательстве. Всегда считал, что двойная бухгалтерия присутствует лишь при обманах и афёрах, а оказывается нет. Из дальнейшего разговора стало понятно, что для рационального хозяйствования такой способ учёта намного удобнее.

Тем временем нам принесли халаты, полотняные бахилы и шапочки, похожие на колпаки, что повара носят. Как объяснил Юлиус Карлович, в цехах положено соблюдать чистоту не меньшую, чем в хирургической палате.

Ха, видели бы вы мордашки сестричек, когда они разрывались между любопытством и нежеланием одевать явно великоватые им халаты. Про колпаки даже не упоминаю. Победило, конечно же, любопытство. Оделись, как миленькие. Первые же сами над собой и похохотали.

На экскурсию по фабрике потратили минут сорок.

Что могу сказать... Не люблю я немцев...

Ну не может быть на русском предприятии стерильной чистоты, идеально ровных рядов оборудования, выстроенного под линеечку, отсутствия грохота и суеты, усиливаемых бесцельным передвижением отдельных личностей, обязательно передвигающих перед собой нечто громоздкое и шумное.

У нас не может, а у этого немца оно существовало. Противно, и по-хорошему, за нас же и обидно.

После экскурсии поговорили с Гейсом. К взаимному удовольствию сошлись на том, что на ближайшие два - три месяца мы оставляем всё предприятие в том же виде, не производя никаких изменений и перестановок.

Обеих сестричек пришлось оставить на фабрике. У них нашёлся десяток причин, чтобы продолжить изучение рецептур и прочих таинств, позволяющих превращать вполне себе обычные продукты в нечто невообразимо вкусное.

На вопросительный взгляд купца, на которого обе дочки крепко насели, я только головой кивнул. Есть у меня предчувствие, что я не прогадаю, если контроль над фабрикой попадёт в цепкие ручки близняшек. Немец сколько угодно может кичиться порядком и аккуратностью, царящими на фабрике, но против таланта двух конченых сластён, какими без сомнения являются близняшки, ему не устоять. Как бы мне мозг не затмило сегодня, а то же варенье и печеньки я успел оценить. Божественного вкуса и то и другое. Да и в прошлые приезды мне от сестричек столько эксклюзивной вкуснятины перепадало, что даже столичные рестораны, с их кулинарными изысками, потом лишь улыбку вызывали. Пожалуй, нигде так изумительно не кормят, как в доме Липатова. Неплохой симбиоз может выйти из немца - аккуратиста и дочек Липатова, с их несомненным кулинарным талантом.

Мда-а... Не стоило нам, после кондитерской, да сразу на дрожжевой завод заезжать...

Пахнет тут... ПАХНЕТ! Вонь такая стоит...

Думаю, что если в провинциальный вокзальный туалет вылить ведро застоявшейся браги и добавить к нему по паре литров скипидара с ацетоном, то нужное впечатление создастся. Правда сомневаюсь, что по убойности запаха у туалета будут серьёзные шансы на победу. Разве ещё пару дохлых кошек в него добавить, для выравнивания условий.

Разобравшись, кто и зачем к ним пожаловал, охрана вызвала мастера смены. К счастью, тот догадался принести с собой коробку респираторов с угольным фильтром.

– Барда у нас хлопнула, – бубнил из-под такой же маски седой мужик, с виду лет пятидесяти, назвавшийся Иванов Филлиповичем, – Ночью приморозило, оттого и трубы на выходе прихватило. Барда в помещения пошла.

– И часто у вас такое? – спросил я, неуверенно топчась в дверях. В тёмное помещение с огромными чанами заходить совсем не хотелось. Концентрация запаха там такая, что через респиратор пробивает, и на полу что-то подозрительно хлюпает.

– Иногда раза по три за зиму.

– Ремонтировать не пробовали?

– Да кто же разрешит зимой ремонтами заниматься? Вся продукция влёт расходится. Очереди стоят. Зима на дворе... Что ещё крестьянам делать, кроме, как брагу ставить, да детей вечерами строгать, – вполне натурально возмутился мастер. Маска скрыла его ухмылку, но уголки глаз дрогнули, да и прищур поменялся.

– Угу, а кто должен разрешить ремонт? Что-то я никого из начальства вокруг не наблюдаю, – демонстративно покрутил я головой по сторонам, словно и вправду хочу кого-то найти.

– Так, понятное дело, они в конторе находятся. Там ветерком обдувает, да и берег высокий. Ни запаха тебе, ни шума. До нас редко кто из них спускается.

Поглядев в ту сторону, куда кивнул мастер, я увидел край двухэтажного дома, расположившийся метрах в четырёхстах от нас, на высоком участке берега. Далеконько заводоуправление вынесено.

– А пошли-ка ты кого-нибудь за конторскими. Пусть скажут, что граф их в полном составе желает на заводе видеть. И вот ещё что, у тебя респираторы остались?

– Есть немного, как не быть, – озадаченно ответил мужик.

– Тащи их все сюда, а мы пока в другой цех пойдём.

Второй цех от первого разительно отличался. Тут было сухо, чисто, и с запахами полегче.

Пока сопровождающие осматривались, я направился к группе рабочих, отогревающихся у большой производственной печи.

– Добрый день, народ. Зовут меня граф Бережков. Так случилось, что я этот завод приобрёл. Пытаюсь разобраться, как тут дела идут и что можно улучшить. У кого-то есть жалобы или замечания какие?

Похоже, моё появление и попытка разговора, вогнала работников в ступор. Все, словно провинившиеся стояли, опустив глаза в пол. Честное слово, чисто девицы на выданье. Ну да, живого графа, да рядом с собой, поди первый раз видят. Постояв, понял, что разговаривать со мной никто особо желанием не горит.

– Вот ты, к примеру, всем доволен? – спросил я у ближайшего ко мне мужика, мявшего в руках потёртый заячий треух.

– Вонько тут, ваше сясьство, – неразбочиво пробормотал тот, не поднимая глаз, – Поперву не по разу в день блевать за угол бегал. Только было привык, а сегодня опять пробило.

– Надел бы маску, – предложил я обладателю замызганной шапки.

– Работникам не положено, да и непривычные мы к намордникам этим, – примерно таким же тоном, что и первый мужичонка, пробурчал его сосед.

– Тогда не будем порядки нарушать, – согласился я принимая коробку с масками из рук подошедшего мастера, и резким движением бросил её в открытую дверцу печи, – Конторским скажешь, что маски закончились, – сказал я мастеру, отвернув лицо от жара моментально вспыхнувшей коробки.

Какое-то время стояла тишина. Все замерли, не понимая происходящего. Первым отмер мастер.

– Так не выдержат конторские и двух минут. Враз проблюются, – оглянулся он на работников с чувством превосходства. Как-никак, а первый он догадался, какую пакость я придумал.

Понемногу и до рабочих начало доходить. Они подняли головы и заулыбались.

– Ваш сясь, – осмелел тот, что был с треухом в руках, – А нельзя нам ещё один выходной в месяц добавить? По двенадцать часов же робим, уж сил никаких нет. До дому, порой, на карачках доползаем.

– Сколько у них сейчас выходных? – повернулся я к мастеру.

– Каждый десятый день выходной. Прежний хозяин сказал, что они зарабатывать, а не отдыхать приехали.

Пока я раздумывал над ответом, в голове словно сирена взвыла.

Ого! Уж и не припомню, когда я так явственно Сущность ощущал. Орёт, как резаный.

Что кричать-то? Историю нам ещё в лицее достойно преподали. По крайней мере я твёрдо запомнил, что всегда выигрывает тот государственный строй, при котором простым людям лучше живётся. Из-за этого в своё время появился социализм, а затем, когда рабочие стали на Западе лучше жить, так и социализм закончился. По крайней мере так нам учитель рассказывал. Точнее, говорил-то он много, и примеры разные с цифрами приводил, но я смысл его рассказов так понял, что простой народ всегда в ту сторону смотрит, где таким же, как они, лучше живётся. А всё остальное – это лозунги и пропаганда, чтобы правду идеологическими завесами скрыть.

Мне забастовок и стачек на заводе не нужно. Тем более в такое неспокойное время.

– Будет вам ещё один выходной. А если будете работать лучше, так ещё и рабочий день сокращу, – заявил я работягам, под довольное урчание Сущности. Вот же революционер мне достался... Давай, ещё профсоюз у меня в голове организуй...

Конторские работники ввалились кучей, дружно прижимая к носам платочки. Я кивнул мастеру, разрешая отойти, а сам ещё немного поговорил с рабочими.

– Говорю же, нет у меня респираторов. Были и кончились, – донеслось до меня от входа. Пора мне идти мастера спасать. Крепко на него работники умственного труда наседают.

– Что за шум, а драки нет? – громко поинтересовался я, подходя к неорганизованной беснующейся кучке людей, припёршей бедного мастера к стене, – А ну-ка, быстро встали в строй и представились, как положено. Армии на вас нет.

Командный рык у меня неплохо поставлен. На генерала, ясное дело, не тяну, там особый талант нужен, но отделением командовать обучен.

Опешившие конторские служащие изобразили подобие строя. Двое даже попытались было животы втянуть. Платочки все попрятали, кто в карман, кто за спину.

– Так. Кто тут у нас... Орлы! Мои первые помощники! Надеюсь, все понимают, что теперь вы все не кто иные, как мои уполномоченные лица на этом заводе. Вы представляете мои интересы и обязаны блюсти их строже, чем свои собственные. Вижу, что я не совсем и не всеми понят. Кто-то похоже считает, что я только что сморозил глупость, – я перестал вышагивать взад - вперёд перед жалким подобием строя, и остановился, покачиваясь с носков на пятки и глядя по очереди в глаза двум весельчакам, позволившим себе улыбки, – Отдельно для тех, кто думает, что я тут шутки шучу, поясняю. За свои собственные ошибки любой из вас расплачивается сам, или может сделать вид, что он их не заметил. За ошибки, халатность и прочие грехи, совершённые на заводе, расплачиваться каждому из вас придётся, как минимум, дважды. Сначала самим их надо будет исправить, а потом не забыть компенсировать мне убытки. Объясню на примере. Сейчас завод простаивает. Замёрзла труба, по которой барда должна сливаться в фильтры. И это при том, что на улице и мороза-то толком ещё нет. Кто за это должен ответить? Господь Бог, пославший нам зиму? Нет, дорогие мои, а вы все действительно дорогие, по крайней мере для меня. Не дёшево ваш труд мне обходится. Отвечать будут доверенные лица. Те, кому доверие оказано, что они всё честь по чести сделают. Вся команда управленцев, что сейчас передо мной стоит. Чтобы не было больше у хозяина убытков из-за нелепых остановок, связанных с вашим разгильдяйством. Который год подряд вам лень выводную трубу утеплить? Не хотели лишний раз мозговыми извилинами пошевелить? Да и не надо. Не хотите работать головой, будете работать руками. Просто откапывать и отогревать теперь трубу вы будете сами, а мне из своего кармана заплатите за потерянную прибыль и оплатите содержание завода за потерянный день. Чуть позже перейдём к вопросу запаха. На это исправление этой недоработки я на первый раз дам вам одну неделю. На мой взгляд, времени более, чем достаточно, чтобы добротную вентиляцию провести. А теперь, пока для вас отогревают землю под рытьё траншеи, начнём знакомиться. Представляемся по очереди. Каждый делает шаг вперёд, называет себя, и в три предложения рассказывает, чем он тут занимается.

Уф-ф... Целую речугу в стиле Наполеона Бонапарта оттарабанил. Чистой воды неоклассицизм, если кто не знает. Наш лицейский препод по риторике учил нас, что не только картины, мебель и архитектура определение стиля имеют. Построение речи и употребляемые слова тоже многое могут сказать. Иногда одной - двух фраз бывает достаточно, чтобы с ходу эпоху определить. Дай русскому человеку клочок газеты, и он вам с точностью лет в десять - двадцать её год издания назовёт.

Слушаю, как заводское руководство самих себя представляет, и понимаю, что пора заканчивать. Четверо уже вполне отчётливо позеленели, того и гляди прямо в строю начнут травить.

– Разбираем лопаты, и вперёд. На ликвидацию аварии, возникшую из-за вашей халатности. Если кого-то моё решение не устраивает, то волчий билет и штрафной начёт ему оформят завтра, в это же время. Ра-а-зойдись.

Вовремя. Конторские побежали на улицу, и не успела ещё захлопнуться дверь, как до меня донеслись весьма характерные звуки. Видимо не все успели свернуть за угол.

– Ну что, на пристань поедем? – поинтересовался Липатов, пролистывая бухгалтерские книги, принесённые с собой одним из служащих конторы, – А заводик-то неплохие деньги Мелентьеву приносил. Каждый месяц тысяч под сто выходило.

– Ого, – удивился я, оглядывая из окна машины неказистое предприятие и стягивая с лица маску, – А по нему и не скажешь. Зато я теперь навсегда убеждён в ошибочности поговорки, утверждающей, что деньги не пахнут.

– Да уж, чего у дрожжевого производства не отнять, так это запаха дивной густоты, – согласился купец и отложив в сторону бумаги по заводу, вытащил другие документы, – На пристань у нас дня два уйдёт, а то и три. И то, для поверхностного знакомства.

– Хм, тогда имеет смысл разделиться. Я дома сегодня хотел посмотреть, – тут же подхватил я, так как давно искал повод, чтобы на осмотр особняков попасть без лишних глаз. Я хоть и доверяю Липатову, но не во всех вопросах. Например, большие деньги ему доверю без особых сомнений, а вот тайны, да к тому же дурно пахнущие, знать ему не стоит. Спокойней жить будет. Как говорится, купцу – купцово.

Не все листы допроса Мелентьева я князю Обдорину передал. Небольшую стопочку себе оставил. На память. А то вдруг забуду, как тот или иной тайник открывать надо. Последовательности там сложные. Сначала тут дёрни, потом там надави в двух местах, и лишь после всего здесь потяни. Это я сейчас в рисунок пальцем тыкаю, если что.

Бумаги допросные я придержал на всякий случай. Зато теперь радуюсь. Кто его знает, как бы с имуществом откупщика вопрос решился, узнай кто про тайники. Мелентьев не только рисковым делягой был, но и предусмотрительным хомяком оказался, а может и просто боялся показать, что для откупщика он не по чину много берёт. Короче, припрятанного у него, не то, чтобы на чёрный день с лихвой хватило бы, а пожалуй ещё и на пару чёрных недель могло остаться. Степан, правда, своё мнение позже высказал. По его предположению, мог у откупщика ещё какой-то источник дохода существовать, о котором мы вовремя расспросить его не догадались. Теперь уже поздно волосы на себе рвать. Нет пока у нас нужного опыта допросов, да и откупщика пришлось следователям отдать. Впрочем, толку с него теперь немного. Химия допросная – штука не простая. Память после неё зачастую напрочь отшибает. Тот же Мелентьев, когда откат от препаратов прошёл, на следующий день с трудом вспомнил, как его самого зовут. Минут пятнадцать мычал и слюни пускал, вспоминая.

– Можно и разделиться. Сегодня всё равно ничего толкового сделать не успеем. Лучше уж с утра, с ясной головой. Но я всё-таки на пристань съезжу. Пока слух о смене хозяина не прошёл, имеет смысл со стороны обстановку узнать. К тому же и повод у меня есть. Там сейчас, без всяких сомнений, самые горячие обсуждения государева указа по зерну проходят. Вот и послушаю, кто чем дышит, – потирая руки, радостно ответил Липатов.

Похоже, не только я имел желание разделиться. У купца тоже свой интерес имеется. Меня он хорошо изучил, и точно знает, что я ни за какие коврижки торговые дела главной целью своей жизни не сделаю. А кому граф от своего имени доверит управление Хлебной пристанью? То-то и оно... Только своему верному соратнику – купцу Липатову. Следующий шаг рассуждений так же понятен и прост. И называется он – Первая сотня. Даже гадать не стоит, войдёт ли в этот список купец через год. Войдёт, да так ещё войдёт, что и средних потеснит, а не тех, что с конца.

Порой, так и сбывается мечта всей жизни. Вроде бы ещё вчера ничего не предвещало значимых событий, и вдруг... Первая купеческая сотня княжества! Для кого-то это просто громкий титул, и не более того. На самом деле – это элита купечества, обладающая и определённой властью, и правом голоса. Поинтересуется порой кто, а на чьи деньги в Камышине собор каменный, театр, не хуже столичного, галерея картинная построены, и что? Да на купеческие, ответят ему. О том и доска бронзовая на каждом здании имеется. Надумает глава городской улицы электричеством освещать, кто ему первый помощник окажется? Опять же братство купеческое. Оттого и он к ним всегда навстречу. И не только он. Многие вопросы походя решаются, если ты купец с именем. Опять же, к дочкам его какое внимание тогда будет. При их-то красоте и живости, ни на одном празднике без достойных кавалеров не останутся.

Когда я пересел в машину к Степану и сказал, что мы поедем дома осматривать, он меня сразу понял. Удачно всё сложилось. Особняки мне отписаны вместе со всем имуществом. Другими словами, всё, что в них припрятано, теперь моё по закону.

Начать осмотр решили с доходного дома. Он поближе всех к нам будет, да и светло ещё на дворе. Не могу объяснить почему, но нам обоим показалось, что лезть в тайники при свете дня, далеко не лучшая идея.

Доходных домов я видел много. Тот, что достался мне, был далеко не из худших. Район пусть и не самый центр, но и плохим его не назвать. Этакая добротная серединка. В соседях вполне себе приличные люди, с достатком чуть выше среднего. Само строение выглядит лаконично строго, хотя и слегка разбавлено полуколоннами и редкими фрагментами лепнины. Откровенно дорого оформлена лишь входная группа. На неё не пожалели полированного цветного гранита и стекла. Снаружи тоже всё вполне опрятно. Фасады ровные, без пятен и выбоин. Дорожки и крыльцо вычищены так, словно на них снега никогда и не было.

Оставив машину за углом, набросил поверх своей одежды курсантскую накидку, и мы со Степаном прогулялись до дома пешком.

Что могу сказать, провинция наблюдается. Таких больших квартир, как снята у меня в столице, тут попросту нет. Всё несколько проще, и в разы дешевле. Однако, стоит признать, что доход от дома ожидается стабильный. Нам всего лишь две квартиры смогли предложить. В одну и две комнаты. Остальное всё занято. Неплохо. Из шестидесяти квартир пустуют только две.

Доходный дом себя оправдывает. Понемногу, но доход приносит. Или это я слегка зажрался? Да какое слегка, прилично зажрался. На свою первую зарплату, ту , что в Касимове получал, я тут вообще бы ничего снять не смог, даже самую захудалую каморку на чердаке, если такая тут имеется.

Познакомились с управляющим, перестав выдавать себя за клиентов. Прошлись по этажам. Всё вполне прилично и особого вмешательства не требует. При ознакомлении с бухгалтерской книгой немного напрягли платежи за отопление. Похоже, частная котельная, что находится в квартале от моего(уже моего!) дома, свои услуги изрядно переоценивает. Придётся подумать, есть ли иное решение для отопления.

Узнай мои столичные друзья - курсанты, над чем я порой думаю, наверное со смеху бы померли. Граф, и какие-то вопросы отопления... А мне не смешно. Четверть доходов теряю в зимние месяцы. Как рассказал мне управляющий, приходится зимой самим за тепло доплачивать. Доходных домов в Камышине не один десяток и если летом ещё без труда можно клиентов найти, то за жильцов на зиму приходится всерьёз бороться с конкурентами. Выбор невелик получается: или квартира будет пустовать, или доход с неё меньше пойдёт. Может, я и не стал бы в этот вопрос чересчур вникать, но при наружном осмотре здания не мог не заметить приличного диаметра трубу, выкрашенную жёлтым цветом. Газ к дому подведён. Осталось его в тепло превратить и расходы на отопление впятеро упадут.

Особняк, в котором раньше проживал сам откупщик, встретил нас тёмными окнами. Пришлось долго стучать дверным молотком, прежде, чем в глубине двора появилась тусклая точка переносного фонаря.

Садовник, весьма почтенного возраста, и его жена остались единственными обитателями на всей территории особняка. Все остальные разбежались после визита полиции, продлившегося не один день. Ни нашим словам, ни документам старик не поверил, заставив нас в конце концов послать одного из охранников за городовым. Благо, будка его находилась не так далеко отсюда.

Приход городового, мордатого типа внушительных размеров, дела не ускорил. Завёрнутый в чересчур длинную шинель с рукавами, достающими до кончиков пальцев, и перепоясанный широким ремнём поверх весьма заметного пуза, городовой всеми способами не желал оказывать нам содействие. Сначала он заявил, чтобы мы с утра по таким вопросам приезжали, потом с документами якобы не мог ознакомиться, затем ему разрешения начальства потребовалось. Короче, вскоре я плюнул на глупые разговоры, оставив Степана и охранника разбираться с блюстителем порядка, и юркнул в тёплое чрево автомобиля. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться о том, что Мелентьев когда-то городового неплохо прикормил.

Разыскивать тайники под надзором городового, притопавшего в дом вслед за нами, мы не стали. Убедились, что запертые двери в комнаты и кабинет опечатаны полицией, да и оставили всё до утра. Завтра заберём ключи в участке, и займёмся экспроприацией.

Осталось осмотреть последний дом. Тот самый весёленький особнячок, что отсюда совсем рядом. Махнув водителю, чтобы ехал за нами, не спеша пошли по улице. Легкий морозец, снег хрустит, и ветра нет. Чем не время для короткой прогулки. Чуть отстав от нас, где-то сзади бухал сапожищами городовой.

Особнячок открылся неожиданно, стоило нам выйти за один из соседских домов, который ранее его от нас скрывал. В отличии от особняка откупщика, этот нарядный терем был весь в огнях, разве что на самом верху несколько окон не были освещены. Мы остановились, пытаясь разглядеть, что там происходит, но не преуспели. Оглянувшись, я заметил, что городовой тоже увидел открывшуюся картинку, и остановился в нескольких шагах от нас.

– Не знаю я, что тут расположено. И некогда мне. Служба, – пробормотал служитель закона, поняв, что сейчас ему придётся объясняться. Достаточно проворно для его комплекции он развернулся на каблуках, и резко снялся с места.

Переглядываясь, мы зашли в дом через парадный вход. Стоим в холле, осматриваемся. Никто нас не встречает. Отсюда виден зал, с широкой мраморной лестницей, уходящей вверх и там разделяющейся на две более узких, расходящихся в разные стороны.

– Ой, – вскрикнула совсем мелкая девчонка, выскочившая в зал откуда-то сбоку, и заметившая нас. На секунду она замерла, настороженно нас разглядывая, а потом бегом сиганула наверх, смешно враскорячку подпрыгивая на больших для неё ступенях.

– Девочки, девочки! Там новый хозяин пришёл, и сразу двух гостей привёл, – услышали мы её тоненький голосок откуда-то сверху.

– Упс-с... А особнячок-то мне с наследством достался... – обескуражено произнёс я в пустоту зала.

Глава 29

В Камышине я пробыл неделю. Гораздо дольше, чем изначально рассчитывал. Мало того, что у меня в этом городе понемногу собственности разной накопилось, так она вся ещё и хлопотной оказалась.

Как нарочно, на судоремонтном заводе в очередной раз начались испытания нового дизеля. Рождался двигатель тяжело. Первые образцы оказались ненадёжны, капризны и они никак не хотели выходить на рабочую мощность. Каждый раз двигатели разбирали, выясняли причины неполадок, и нашим инструментальщикам при верфях приходилось добавлять всё новые комплекты магической оснастки. Не тянули традиционные технологии на требуемое дизелям качество. Не тот ещё у них уровень.

Месяц назад, когда завод наконец-то получил долгожданные станки, сработанные мастером Батищевым, местные инженеры меня чуть ли не клятвенно заверили, что двигатель теперь пойдёт. Кстати, с самим Батищевым у нас неплохой взаимовыгодный союз образовался. Мы начали его вдоволь снабжать подшипниками и направляющими, а он наши заказы ударными темпами выполняет.

На завод успели приехать вовремя. Вокруг двух двигателей, уже поставленных на стенды, ещё суетились технари и инженеры, в том числе и мне незнакомые, но по нетерпеливому ожиданию собравшихся вокруг заводчан было понятно, что до пуска осталось не так уж много времени.

Запуск прошёл штатно. Сначала прочихался первый движок, а потом и второй завели.

Признаюсь, работа новых моторов меня не порадовала. Дизеля показались чересчур шумными, да и вибрация от них шла вполне ощутимая.

Я оглянулся, ожидая увидеть вокруг себя разочарованные лица, но нет. Люди стояли в нетерпеливом ожидании каких-то изменений, и они их дождались.

Двигатели прогрелись, и неприятный ранее шум перешёл в сытое урчание, уже не напрягающее слух. Заодно и вибрации как-то незаметно пропали. Стоят оба движочка на стендах, поют свою песню и не дрыгаются. Тут и народ начал понемногу отмирать и переглядываться. Лица у всех довольные. А уж инженеров и техников, когда они показания приборов озвучили, и вовсе аплодисментами, как артистов в театре наградили.

Похлопал и я. Ладоней не жалко, а незнакомые ранее мне специалисты лишний раз обернулись, позволяя их повнимательнее рассмотреть, когда они на месте спокойно стоят.

– Степан, столичных заметил? Я девятерых насчитал, – шепнул я на ухо моему заму по безопасности. Вряд ли нас кто услышит и внимание обратит. Шумно тут у стендов, и со светом не очень хорошо.

– Их тут дюжина. Всех Густавсон привёз. Ещё трое слева стоят, на десять часов смотри, у колонны, – ответил он мне, не меняя выражение лица и подсказывая, где можно увидеть незамеченную мной троицу, – Всех проверили. Это люди Мещерского. Советника Императора. У одного из них есть в сейфе гостиничного номера копии довоенных итальянских чертежей этого двигателя. Каким-то Ивеко он в них значится, с кучей букв и цифр. Ещё там нашлись чертежи совсем маленького двигателя. Обозначен, как Ламборджини на три цилиндра. Мои люди всё сфотографировали. Вечером покажу.

Столичных гостей я вычислил быстро. Наверное они какие-то меры приняли, чтобы стать незаметнее, но не всё так просто. Коренные жители столицы, можно сказать с молоком, хотя нет, откуда у них молоко, с водопроводной хлорированной водой, впитали в себя те принципы и манеры поведения, которые обычному жителю Камышина и в страшном сне не привидятся. Как любой горожанин сходу опознаёт селян, приезжающих в город на праздничные дни, так и столичный ветеран без особого труда отличает провинциалов, приехавших покорять нерезиновую.

Никто во всей Империи так не прострелен модой и не поглощает такого количества модных журналов, как москвичи. В отличии от большинства жителей Камышина, практически любой обитатель столицы знает, что вишнёвый цвет камзола нынче полагается сменить на багряный, и сочетать его лучше не с изумрудным, как было в прошлом году, а со светло - зелёным. На первый взгляд, разница невелика. В глаза эти изменения бросаются только тем, кто знает, на что смотреть. Вроде как форма, она и есть форма. Есть для неё определённые цвета, и достаточно.

Цвета-то есть, но и оттенков много.

Вот по ним-то и видно, кто тут и что.

Если средневзвешанному камышинцу глубоко фиолетово, какой оттенок имеет его камзол, и надо ли ему срочно менять форму и длину носка сапог, то для москвича это один из крайне важных вопросов. Не менее важных, чем причёска, трёхдневная щетина, и усы с бородкой, которые тоже не абы как растут.

Теперь становится понятнее, откуда на заводе такой прогресс, и почему наши инженеры были уверены в успехе. Столичные гости проверенное решение представили. Им, при готовых чертежах уже апробированного удачного двигателя, раньше не хватало всего лишь качественных деталей. В итоге что-то на новых станках смогли сделать, а остальное с помощью магической оснастки до нужных параметров и допусков довели.

Хм, интересно, в этот раз меня тоже в авторах "изобретения" отметят?

В прошлый раз, с МБК, уж больно ловко получилось. От бумажки к бумажке моя роль в его создании всё больше и больше выпячивалась.

Сначала кто-то фамилии по алфавиту расставил, потом Одарённых наверх поместили, а когда я графа получил, так и вовсе на первой позиции оказался.

С автоматической пушкой дело примерно так же обстояло. Кроме того, в производство она пошла, как "Изделие Бережковских верфей номер пять". Тут уж хочешь не хочешь, а поймёшь, чья фамилия главнее.

Странное дело, но никто за такие "подвиги" на меня косо не смотрит, даже мои партнёры. Густавсон так вообще пробормотал что-то, похожее на то, что мне за "авторство" ещё и приплачивать должны, правда не уточнил сколько и за что именно. Я тогда вовремя спросить не догадался, а когда позже поинтересовался, то мерзкий старикашка сделал вид, что не понимает о чём идёт речь.

Правильно его в профессора не приняли... Нельзя так плохо к молодому поколению относиться. Делиться знаниями нужно, пусть и слегка секретными.

Собственно я и сам догадался, что кто-то на самом верху умело мной прикрывается, решая свои вопросы. К примеру, тот же советник Императора.

Начни он в открытую новыми двигателями заниматься, мог и врагов нажить. Не так много у нас в Империи Кланов и заводов, имеющих собственное производство моторов.

Ярославль, Пермь, Уфа, Ковров, Самара, Ижевск, Новгород. Одни названия городов, где крупные моторостроители расположились, чего стоят. В какой из этих городов не ткнись, так или на удельного князя попадёшь, или на целую коалицию местных Кланов нарвёшься. А тем лишний конкурент, да ещё и собирающийся моторы строить получше, чем у них... Порешат, не слишком и задумываясь, если не смогут под себя подмять. Да и Император, если разобраться, в их глазах не большее значение имеет, чем Глава Первого Клана. По крайней мере, так нам рассказывали историю Империи, до появления первого Императора.

Так что с заводом, имеющим собственное производство двигателей, мне повезло. Признаюсь, когда я его покупку задумывал, то и не предполагал, что эта сделка поможет мне относительно безболезненно влиться в ряды моторостроителей. Про существующий завод и так все они знают, а что я двигатели улучшил, так и у остальных не всё на месте стоит. Тоже понемногу что-нибудь да меняют. Короче, никаких претензий ко мне в ближайшее время ни от кого не предвидится. Тихо и спокойно делаю своё дело. К тому же двигатель у меня весьма специфичный. Пока все создатели моторов за мощность и обороты бьются, я всё наоборот делаю. И не потому, что я странный или чересчур умный. Тут опять вмешательство Сущности отмечено. Непонятно пока зачем, но именно предок настоял, чтобы двигатель всего на полутора тысячах оборотов давал максимальный крутящий момент. Это я и озвучил своим партнёрам несколько месяцев назад.

Усольцев тогда было вскинулся, явно собираясь поспорить, но вовремя заметил реакцию Густавсона, который начал задумчиво грызть карандаш. Наш несостоявшийся профессор такое поведение не часто себе позволяет, и как правило, это свидетельствует о его глубоких размышлениях.

– Двигатель мы собираемся ставить в основном на самоходные баржи? – отмерев спустя пару минут, учёный наконец-то перестал портить казённый карандаш.

– Не только. Я сильно заинтересован в дизель - генераторах, – напомнил я ему свои чаяния, побудившие меня не так давно заинтересоваться продаваемым в Камышине предприятием.

– И работать двигатель в таком случае будет без редуктора?

– Полагаю, да, – ответил я Рудольфу Генриховичу, пожимая плечами. Сказать по чести, я ни о каком редукторе тогда и не задумывался, полностью предоставив выбор параметров двигателя Сущности. Но ответь я учёному как-то иначе, и придётся давать объяснения, к которым я на тот момент был абсолютно не готов. Попросту, никаких своих резонов у меня тогда не было.

– Для барж решение спорное, хотя возможное, если рассматривать реверсивный двигатель, а для генераторов, так лучше и не придумаешь. Оборотов немного получается, соответственно на порядок вырастет надёжность и износ деталей значительно снизится. Дорогостоящий, тяжёлый и ломкий редуктор из конструкции исчезнет, – перечислил Густавсон все плюсы будущего дизеля, постукивая карандашом по столу, словно изображал метроном.

– А ещё его можно будет на грузовые дирижабли ставить и на трактора, – дополнил Усольцев, и в этот момент я осознал, что судоремонтный заводик-то мне придётся вскоре расширять... Отголоском этой мысли где-то в голове прозвучал ехидный смешок Сущности.

Побывал я и на Хлебной пристани. Честно скажу, ничего я там не понял. Какой-то невообразимый симбиоз небольшого порта, из восьми причалов, огромных складов, пары десятков двухэтажных домов для проживания артелей, шести кабаков разного пошиба, постоялых дворов, выходящих или на тракт или на железнодорожные тупики. И много каких-то гаражей, судя по размеру способных вместить примерно шесть - семь грузовиков.

На центральной площади этого микрогородка стояли три здания. Управление пристанями, хлебная биржа и банк.

Как тут управляться, чем заниматься и вообще, что тут нужно делать, я откровенно не мог сообразить. Не особо и бумаги помогли, которых оказалось чрезмерно много.

Зато Липатова было просто не узнать. Куда его обычная невозмутимость и купеческая вальяжность подевались. Он торопливо перебирал бумаги, отбрасывал, не дочитывая их до конца, вытирал пот со лба большим клетчатым платком и довольно хекал время от времени.

– И как тут деньги зарабатывать? – спросил я у него, улучшив момент, когда мы остались вдвоём.

– Так вот же... – изумлённо вытаращился он на меня, – Тут за что не возьмись, всё деньги. Аренда зданий, процент от биржевых сделок, оплата причалов. Даже с артелей и то процентики капают. Те же грузчики или возчики, они здесь не просто так работают. Обязаны с хозяином делиться. А кому не нравиться – пошли вон с территории. В городе себе работу поищите.

– И что, все с этим согласны?

– Ещё как согласны. Чуть не каждый месяц мордобой между собой устраивают, если известно становится, что какая артель без очереди клиента выгодного увела. Работы на пристани всегда вдоволь и заработки не сравнить с городскими. Да ещё каждый второй купец готов за срочность приплатить, а это, считай, чистая прибыль артели в карман. Они-то с хозяином только с расценок делятся.

– Та-ак, а расценки откуда берутся? – задал я наивный вопрос, в расчёте подловить купца на несоответствии, которое мне показалось в его объяснениях.

– А их ты назначаешь. Смотришь, какие на других пристанях установлены, с артельными и купцами разговариваешь, ну и выбираешь золотую середину. Чтобы, значит, артель хорошую не обидеть, купца в излишние траты не ввести, и среди остальных пристаней волжских не слишком выпятиться, – ухмыльнулся Липатов, оглаживая свою роскошную бороду.

– Угу, то есть раз в году мне придётся ещё и этим заниматься?

– Не, – замахал купец руками, – Расценки в сезон раза по два по три меняются. Пусть и на немного вроде, но для артели по кругу весьма заметно выходит.

Порывшись в стопке бумаг, купец нашёл нужный лист и подтолкнул его ко мне по столу. Следом за ним ко мне по глади стола последовали ещё листы. Перечни расценок для грузчиков, возчиков, весовщиков и всех остальных. Почти каждый лист заполнен полностью, и весьма убористым подчерком.

– Понятно, – прихлопнул я ладонью очередной листочек, который, скользнув по столу, чуть было не упал на пол, – Прав ты был, Ерофей Константинович. Хлебной пристанью жить нужно. Тогда она полноценно заживёт и сиять будет, как шпиль Адмиралтейства. Сам возьмёшься?

Вопрос я зря задал. Липатов в делах со мной честен, а тут он не удержался, сгустил тучи. Да только я уже не тот наивный деревенский паренёк, что раньше был. Тот может быть и поверил бы, что прежние хозяева сами над расценками корпели, да так, что ночи не спали, голову ломая. А я не верю. Здоровый цинизм мне подсказывает, что были при них специально обученные люди, чтобы такими вопросами заниматься. Оттого и кажется мне, что половина сложностей тут надумана, но в одном купец безусловно прав – Хлебная пристань требует постоянного, практически, ежедневного пригляда и особого, купеческого таланта.

Когда я сказал Липатову, что намерен его видеть на управлении пристанью, то Ерофей Константинович аж в лице изменился. Побагровел, закашлялся, замахал руками, когда я кинулся его по спине стучать, зато отдышавшись, проявил недюжинную прыть.

Несколько минут я наблюдал за ураганом локального значения, возникшем в здании управления. В кабинет постоянно заглядывали какие-то люди, и не увидев купца, опрометью бросались его искать, ориентируясь на зычный купеческий голос. Время от времени залетал и сам купец, лихорадочно выискивая нужную бумагу на столе, и схватив её, снова убегал куда-то снова, ни слова не говоря. Хорошо ещё, мне женщина из приёмной догадалась принести кофе. Не сказать, что он качеством отличный вышел, по мне, так бурда бурдой, но всё равно стало веселее жить.

События начали происходить минут через двадцать, если не больше.

Входящую в кабинет процессию возглавил Ерофей Константинович. Он гордо шёл впереди, сопровождаемый двумя купцами, весьма представительной наружности.

– Извольте ознакомиться с документами, Ваше Сиятельство, – перешёл при посторонних Липатов на официальную форму обращения, – Стряпчие с присяжными и нотариус, если позволите, ждут разрешения на заверение бумаг.

– Что там у вас? – старательно скопировал я манеру разговора своего старосты группы. Умел Шувалов показать высокородную спесь и скуку, разговаривая с простолюдинами.

– Доверительные бумаги на управление имуществом, на получение денег, на совершение сделок, на представительство в государственных органах... – начал было перечислять Липатов, перебирая внушительную стопку бумаг, которую он держал в руках.

– Довольно, – прервал я его, лениво отмахиваясь, – Кладите на стол, и озаботьтесь приличной ручкой, а то тут чёрт знает что, а не самописка.

В цирке, который мы тут с купцом устроили, нет ничего непонятного. Он меня ещё вчера вечером предупредил, что нашёл пару особо разговорчивых купцов, которые весть о смене владельца Хлебной пристани быстрее газет разнесут по городу.

– Господа, господа, там князь Гончаров в гости пожаловать изволил, – услышал я чей-то испуганный голос за дверями.

Так-с. А вот и первые неприятности. По правилам хорошего тона я должен был к князю визит нанести первым делом. Отметиться, так сказать.

– Прошу извинить, господа, мы с Ерофеем Константиновичем гостя должны встретить, – заторопился я к выходу из кабинета, но опоздал. Буквально через несколько секунд князь сам зашёл к нам, слегка потеснив к стене купцов, не успевших вовремя выйти.

– Ба, кого я вижу! Граф Бережков собственной персоной, – улыбаясь, попривествовал меня Гончаров, стремительно входя в комнату, – А то только и слышу новости разные и понять не могу, отчего всё мимо меня проходит. Нехорошо это. Могли бы и на испытания двигателя вашего пригласить. Я вроде, как в компаньонах у вас по тому заводишке значусь.

– Ваше высочество, упрёк безусловно справедлив. Однако позвольте заметить, что испытание было не первое, и скорее всего, что и не последнее. Покажет себя двигатель достойно, да поставим его в серию, тогда и будем в фанфары трубить.

– Хм, ну разве так... А тут что происходит? С утра доложили, что хозяин у Хлебной пристани сменился, и что-то теперь мне подсказывает, что это вы будете. Не так ли?

– Абсолютно верно. По личному распоряжению князя Обдорина в ускоренном темпе вступаю во владение имуществом. Оттого и попасть к вам не успел, за что искренне прошу меня простить, – потупился я, признавая вину.

– Вы это бросьте, обязанностями манкировать, – шутливо пригрозил мне князь, помахав в воздухе пальцем, – Чтобы сегодня же вечером на ужин ко мне явились. Дамы наши по столичным новостям соскучились, да и у меня разговор к вам будет. Но это всё вечером, а пока расскажите, что делать собираетесь? Кус вы не только знатный отхватили, но и ко многому обязывающий. Сами управляться думаете?

– Ерофея Константиновича Липатова собираюсь ставить. Человек он смекалистый, честный и не раз в делах проверен, – отрекомендовал я своего купца князю.

– Липатов... Знаю такого. Плохого пока про него ничего не слышал, – развернулся князь к купцам, а потом приметив, что один из ещё незнакомых мне купцов норовит за спину другого спрятаться, добавил, – В отличие от некоего шельмеца, что сукно с гнильцой пограничникам продавать пытался. А, Ерофеев, правду ли я говорю?

Дородный купчина, пытавшийся было спрятаться за спину своего более мелкого собрата по профессии, чуть помешкав, бухнулся на колени.

– Ваше высочество, нет в том моей вины! Разве что по недосмотру промашка вышла, так и та из-за распутицы, будь она проклята. Сукно с колёс забирали, а поставщик у меня не проверенный случился, из ивановских. Да чтоб я такое сукно... Да не в жисть! – причитал Ерофеев, гулко стуча лбом в толстые половицы пола.

– Ладно. Хватит пол портить. Дважды за одно и то же не наказывают. Но смотри у меня впредь, – постучал князь по столу пальцем, – И да, дайте мне накоротке с графом парой слов перекинуться, а ты, Ерофей Константинович, будь так добр, проследи, чтобы никто уши под дверьми не грел.

Подождав, пока за дверями стихнут шаги и шиканье Липатова станет почти не слышным, князь обернулся ко мне.

– Ну что, граф, знают в столице, что вскоре полыхнёт? – князь пристально глянул мне в глаза, и немного помолчав, продолжил, – А-а, впрочем, не отвечай. Итак знаю, что тебе лишнего говорить не велено. Спасибо, что врать и выдумывать ничего не стал. Я тебе одно скажу, постарайся при следующей встрече с князем Обдориным обмолвиться между делом, что за Камышинское княжество пусть у него голова не болит. Пока я тут правлю, никто супротив Императора здесь даже вякнуть не посмеет. А случись что, сам костьми лягу, а смуте быть не позволю.

Опасаясь что-то ляпнуть невпопад, я лишь согласно кивнул головой, что, впрочем, Гончарова вполне устроило.

– А за пристань не переживай. Поддержим твоего купца. Завтра же шепну своим людям и всё у него будет спокойно. По крайней мере до той поры, пока глупостей не начнёт творить. Тогда уж не обессудь, но спрос с вас обоих будет, – погрозил мне князь пальцем, многозначительно прищурившись.

Ну, вот так... И на купцов князь жути нагнал, и меня предупредил... Мастер, что и говорить.

Ужин, который состоялся в этот же вечер в княжеском доме проходил на удивление спокойно. Особыми расспросами меня дамы не донимали. Видимо, те новости, что их интересовали, в моём изложении оказались чересчур бедны. Ну, понятное же дело, что количество косточек на корсете, принятое в этом сезоне, для меня чуждая информация. Тут я им не помощник. Опять же сплетен никаких великосветских не знаю. А про те приключения, в которых сам участие принял, уж тем более говорить не стану.

Накрыло меня в гостевом зале, куда мы перешли после ужина. Креслица резные там увидал, с парчой на сидениях и на затейливых ножках искусной токарной работы. Да и набалдашники, что на спинках кресел стояли, тоже показались крайне знакомыми. Казалось бы, ну что такого может быть в обычной, пусть и богато отделанной мебели. Вот и я не сразу сообразил. Отметил только, что руку мастера, их изготовившего, я знаю.

Есть в токарных работах по дереву свои особенности. Это я ещё в лицее понял, когда мы на уроках труда всяческие поделки на токарном станке точили. Те же шахматные фигурки, как мы не старались приблизить их к образцу, у всех нас наособицу выходили. У кого форма шарика своя, кто ножку потоньше сделал, кто с основанием намудрил. Наш учитель, так тот и вовсе с одного взгляда различал, кто какие шахматы из его учеников изготовил.

Вот и бросилась кровь мне в лицо, когда я сообразил, где я подобные украшения, в виде офицера шахматного недавно наблюдал. У себя, в "весёлом доме".

Кое-как извинившись, я сбежал в туалетную комнату, чтобы умыться холодной водой. Лицо горело. В зал вернулся не сразу. Постоял немного у тёмного провала большого окна в коридоре, всматриваясь в ночь и успокаиваясь.

– Хорошая работа. Тонко выполнена, – сказал я хозяйке дома, когда вернулся в зал, и выждав время, сделал вид, что любуюсь мебелью.

– Рихарда Генриховича Брюгге гарнитур. У него, что ни возьми, с большой фантазией и любовью выполнено, – просветила меня княгиня, назвав фамилию ранее неведомого мне умельца - краснодеревщика.

Странная штука жизнь. Вроде и суток не прошло, как я пообещал себе, что найду фантазёра - затейника, и вот свела судьба. Узнал, кто он.

Права княгинюшка. С таким полётом фантазии, а в каком-то смысле и с любовью, у Рихарда Генриховича не так-то много соперников будет. Вне всякого сомнения это его изделия у меня по всему "весёлому дому" наблюдаются. Узнаю руку мастера. Те же лошадки разнообразные явно его же работы. На изогнутых полозьях, на пружинах, а то и просто лошадиная голова на палочке, с приделанными сзади крупнозубыми колёсами - шестерёнками. Всё искусно выполнено и ярко раскрашено. Качели, так те просто, как сказочный теремок построены. Одно меня смутило. Для чего на том месте, где малышка сидеть должна, украшения фигурные сделаны. Вроде тех самых офицеров шахматных.

Объяснили мне мои девочки, что те же лошадки на палочке для соревнований предназначены. Насадят воспитательницы нескольких девочек на "украшение", и бегут они враскорячку круг за кругом по залу, розгами подгоняемые, на потеху гостям. А сзади колёсики - шестерёнки грохочут, подпрыгивая и их подбрасывая. Да и остальные изделия брюггевские после "соревнований" не простаивали. За долгий зимний вечер вдосталь моих малышек гости на них укатывали.

Накатившую ярость я тогда слил, пристрелив в подвале пса. Понимал, что не собака виновата, а те, кто её натаскивал, но ничего с собой поделать не мог. Увидел стонущую в кроватке девчульку, которую пёс прошедшей ночью прямо в туалете завалил и изнасиловал, когда она по нужде побежала, и в глазах потемнело.

Добермана я нашёл в самом дальнем углу подвала. Нет, он не прятался. Он просто лежал, уронив на лапы тяжёлую голову. Увидев меня, собака никак не отреагировала, продолжая так же лежать, виновата кося в мою сторону глазами. Уже вытаскивая пистолет, я понял, что этот виноватый взгляд ещё не раз ко мне будет приходить в виде ночных кошмаров, но стрелять стал не раздумывая.

Обязан я был так сделать, если эту малышню действительно за своих считаю. А иначе всё превратится в пустой звук и самообман.

Убийство собаки меня отрезвило. Да, именно убийство, как мне не горько это признавать. И я выступил в роли судьи и палача. Омерзительное ощущение.

Именно тогда, над телом бьющейся в агонии собаки, я поклялся разыскать мастера - фантазёра, принёсшего моим девочкам столько мучений своими изощрёнными выдумками.

Почему именно его? Тут всё понятно. С Мелентьевым и членами его клуба власти и без меня разберутся. К тому же Степан вчера говорил, что воспитательниц - садисток под Новгородом нашли и арестовали, а этот затейник может выйти сухим из воды.

Только не теперь, когда я узнал, кто он.

Уже не первый раз я себя ловлю на несоответствии.

У меня есть дочь, которую я правда пока ещё не видел ни разу. Но почему-то нет у меня к ней той отцовской тяги, о которой в книгах пишут. Скажу больше. Я, как и все парни моего возраста, к любым грудничкам с опаской отношусь. Не знаю, как вести себя с ними, что делать, и если честно, так и на руки мне их брать боязно.

Поговорил я однажды с Джуной, когда лечился. Каким-то тогда я чувствовал себя ущербным, что ли. Вроде, как все люди своих детей чуть ли не с первых дней любят, а у меня что, сердце каменное? Почему не колыхнулось-то?

– Детей своих мы принимаем через собственные страдания и переживания, – загадочно улыбнувшись, сказала мне тогда мудрая восточная женщина, – Не торопись. Придёт и твоё время. Женишься, за жену поволнуешься, пока она ребёнка твоего носит да рожает, а там, глядишь, и малыша примешь. А то и после любовь придёт. Это мать своё дитя, ею выстраданное, с первых минут любит, а у отцов по разному случается. К примеру, меня мой отец первый раз в полтора года на руки взял, когда я первые шаги сделала. Зато потом души во мне не чаял. Больше, чем мать, меня баловал.

Ну, ладно. Допустим, с дочерью всё понятно. Как говорится, о её рождении я и слухом не слыхивал, пока Степан мне об этом не сказал. С чего бы я там страдал и переживал...

А почему на этих крох, что я в доме увидел, меня так пробило? Ведь сразу понял, что моё. Не отдам. Точка.

Похоже, прав был Степан, когда однажды между делом заметил, что у меня инстинкты собственника и защитника чересчур развиты. Сам я в этом не убеждён. Тяжело всё-таки быть объективным по отношению к себе самому.

Из Камышина мы улетали в два дирижабля. Впереди летела "Милана", которую я с помощью Андрея Липатова зафрахтовал для детей и нанятых мной в Камышине воспитателей, а за ней и мой "Сапсан", изрядно нагруженный.

Хорошо, что мы со Степаном парни молодые и выносливые. Вынесли из особняка Мелентьева много всего. Целый день таскали да увозили. Одного золота в монетах и слитках больше тонны получилось. Но куда сильнее золота и чемоданов с ассигнациями меня заинтересовал солидных размеров портфель. Компромат, однако. И далеко не на простых людей.

Цена этому портфельчику немалая, но и жизни за такие документы могут лишить, не раздумывая. С ним я торопиться не буду. Разберу сначала всё по порядку. Одно могу сказать точно – с князем Обдориным содержимым портфеля мне придётся делиться в любом случае. Мне документы на немецком, в которые вложены фотографии офицеров в немецкой же форме с богатым золотым шитьём, вряд ли потребуются, а присягу на верность Родине никто не отменял. Ещё и подумаю трижды, не лучше ли весь портфель целиком отдать. По мне, так мелковатая фигура этот Мелентьев, чтобы у него такие документы могли оказаться. Другой тут кто-то замешан.

Дирижабль набрал высоту и я в последний раз оглянулся на Камышин. Нет, не для того, чтобы полюбоваться городом. Просто чёрная проплешина недавнего пожарища на месте сгоревшей мастерской Рихарда Брюгге с высоты хорошо смотрится. Этакое чёрное на белом.

Спросите меня, о чём я больше переживаю, о сгоревшем краснодеревщике или об убитой собаке, и я честно отвечу – о собаке.

** *

24 декабря. Столичный следственный изолятор.

– Выслушал я вас, Ефграв Семёнович, и вижу, что не понимаете вы моего доброго отношения к вам. Не хотите свою вину смягчить и признаться во всём добровольно. Не верите, значит, что казна не напрасно деньги тратила на вашу перевозку. Ну, да ладно. Не хотите добровольно признаться, будет вам свидетель. Поскучайте пока минуток пятнадцать, а я пойду насчёт видока распоряжусь, – следователь, уверенный в себе мужчина лет тридцати пяти, пружинисто поднялся из-за стола и вышел в коридор, не забыв запереть снаружи дверь на ключ.

Евграф Семёнович осмотрелся. Убогий следственный кабинет в тюрьме. Стены под "шубу". Привинченные к полу стулья и стол. Железная дверь, покоробившаяся от многих слоёв некачественной краски и всё равно порядком облупившаяся. Почти темно и крайне уныло.Мог ли он, ещё позавчера сидевший в своём роскошном кабинете, когда-нибудь представить себе, куда его забросит судьба.

Арестовали его в собственном доме, ранним субботним утром. Потом был долгий перелёт из Камышина в столицу, ночь в одиночной камере и не так давно начавшийся допрос у следователя.

– А вот и мы, – наконец-то появился следователь, а вслед за ним конвоир втолкнул в кабинет ещё одного человека, заплывшего от побоев и отвратительно пахнущего, – Ну и несёт же от тебя, – поморщился следователь, указывая вошедшему на самый дальний от себя стул.

Бросив на стол увесистую папку, следователь развязал на ней тесёмки и начал разглядывать высыпавшиеся оттуда фотографии.

– О-о, неплохо, неплохо. Да вы шалун, батенька. А эту малышку чем вы так проняли? – следователь подтолкнул ближе к Евграфу Семёновичу одну из фотографий, – Собственно, вы и на других фото вполне узнаваемо вышли, – щедро сыпанул он пачку снимков на стол.

Глядя на рассыпанные веером снимки, Евграф Семёнович лишь близоруко проморгался, пытаясь скрыть набежавшую слезу. Он крутил головой, разглядывая фотографии и всё ещё надеялся, что произошла какая-то ошибка и на снимках кто-то другой. Однако память услужливо ему подсказывала, что этот мужик, со сбитой причёской, сальным взглядом и откровенной похотью на искажённом отвратительной гримасой лице – это он, и остальные детали фотографий лишь подтверждали увиденное.

Это конец! Не только карьере, а и всей жизни! Сейчас этот замызганный тип, в котором Евграф Семёнович наконец-то опознал одного из охранников особнячка Мелентьева, расскажет, как и когда он это сделал ту фотографию, так заинтересовавшую следователя и всё! Вряд ли этот столичный хлыщ поймёт, что он тогда просто не мог остановиться, раз за разом подкидывая специальной педалью малышку вверх и наслаждаясь её видом, когда она с выпученными глазами пыталась удержаться на лошадке, установленной на стальную пружину и болтающуюся во все стороны.

– Мы могли бы поговорить без свидетелей? – просипел он чуть слышно.

– Отчего же не поговорить. Минут пять могу вам уделить, а потом извиняйте, протокол очной ставки оформлять начнём, – благодушно отозвался следователь и приоткрыв дверь, вызвал контролёра из коридора.

– Господин следователь, Христом Богом прошу, велите меня в отдельную камеру перевести. Мамой клянусь, всю правду про всех расскажу и крест на том целовать буду, – заныл бывший охранник, когда конвойный велел ему следовать в "стакан". Этакую комнатёнку метр на метр, где и присесть-то толком нельзя, – А на господина коллежского советника у меня и вовсе пять альбомов отборнейших собрано.

– Иди пока, Кормильцев, после очной ставки с тобой поговорим, – отмахнулся следователь, провожая бывшего охранника взглядом.

– Такой видный парень был и так опустился, – заметил негромко Евграф Семёнович, чтобы начать разговор.

– А он уже не парень. Был Сашка, стала Машка. С вашим братом - развратником в общих камерах не слишком-то цацкаются. Впрочем, у вас богатейшая возможность имеется, чтобы жизнь под нарами возле параши во всех подробностях изведать. И всего лишь пять минут есть, чтобы её избежать. Поэтому постарайтесь быть кратким и убедительным. После начала очной ставки я уже вам не помощник. Как только её протокол в перечень вашего дела будет вписан, то сами понимаете, обратного хода потом не предвидится. Следующим этапом придётся те пять альбомов к делу присоединить. Представляю, что там можно увидеть, если тут такое непотребство наблюдается. Итак?

Следователь брезгливо отбросил очередную фотографию на стол и даже вытер после неё руки платком. Непроизвольно бросив на фотографию взгляд коллежский советник увидел на ней своё лицо крупным планом, снятое в момент кульминации, и вполне различимых близняшек внизу, лежащих друг на друге. Он вовремя сдержал себя, чуть было не облизнувшись.

– У меня есть в банке Камышина приличная сумма, которую я мог бы дня за два обналичить, – выдавил из себя Евграф Семёнович, сообразив, что времени для разговора осталось мало.

– Боюсь, что понимание приличной суммы в Камышине и в столице выражаются разными цифрами. Поэтому давайте говорить более понятно, – со скучающим видом произнёс следователь, начав укладывать фотографии обратно в папку.

– Двести тысяч, – чуть слышно произнёс коллежский советник.

– Я так и предполагал. Поэтому, чтобы не обращаться с оставшимися минутами расточительно, предлагаю вам сразу рассмотреть покупку этих самых альбомов по двести тысяч за штуку. Итого – с вас миллион для ровного счёта.

– Миллион! Да у меня отроду таких денег не было, – выдохнул советник свистящим шёпотом.

– Открою вам небольшой секрет. Просто так дело не закроется. Кому-то всё равно придётся на каторгу отбыть. А теперь прикиньте сами, многие ли из ваших знакомцев по общим утехам могут столько же заплатить? – следователь выразительно постучал пальцем по папке.

Думал Евграф Семёнович быстро. Время подгоняло. Картина получалась не радостная. Случайных людей в особнячке не бывало. Все по знакомству да по протекциям появлялись, оттого и понятно становилось, что по достатку он сам как бы не во второй половине списка может находиться, и то ближе к его концу.

– Полагаю, многие, – уже осторожнее произнёс он, понимая, что шансы на спасение лично у него минимальные, – Но миллион. У меня таких денег нет.

– Зря вы так. При аресте у вас были изъяты документы. Из них следует, что имеете вы некоторую недвижимость. Особнячок в столице, ещё один в Камышине и имение в Нежинском. Заложить не желаете? Кстати, и в банке у вас не двести тысяч, а триста сорок три положено, – из другой, более тонкой папки, следователь не спеша вытаскивал одну за другой нужные бумаги, раскладывая их по столу.

– Как же я их заложу, отсюда-то? – оглянулся Евграф Семёнович вокруг, пожимая плечами, – Да и в Камышине можно не успеть до праздников, но я попробую, если отпустите.

– Ага. Другими словами, вопрос с ценой мы больше не обсуждаем. Так?

– Да, я согласен, – через силу выдавил из себя советник. Хватило времени и ума, чтобы понять, что у него отсюда только два пути.

– Отлично. Тогда через час - другой к вам явится стряпчий. Оформите нужные доверенности, а дальше не ваша забота. Могу дать совет. Денег ему за срочность подкиньте. Глядишь, на завтрашний вечерний поезд успеете, – спокойно проговорил следователь, убирая документы обратно в папку.

Подождав, пока конвоир уведёт арестанта, следователь немного поёрзал на неудобном казённом стуле, пытаясь хоть как-то получше устроиться, и закурив длинную модную сигарету, вытащил из внутреннего кармана блокнот.

– Так, этот у меня тридцать шестой. Быстро я с ним управился. До обеда ещё с тремя поговорю, и после обеда у меня, – он перевернул страницу, – Ага, тут купцы. С них по два миллиона надо стребовать, но и клиенты они упорные. Прямо скажем, тугие. До вечера дай Бог пятерых уломать.

Внешник, играющий роль следователя, был деловит и спокоен. Ему не привыкать разные роли отыгрывать, и личина продажного жандарма оказалась далеко не самая сложная в его жизни.

С князем Обдориным приятно работать. Вся операция до мелочей продумана. Стряпчие с помощниками, банк, моментально оформляющий документы на ссуды и тут же перекредитовывающийся у других банков, транспорт, и даже это крыло изолятора специально подготовлено. Всё, как на конвейере. Знай себе, свою часть операции выполняй в срок, а остальное всё другие сделают.

Вытянув ноги, разведчик Империи мечтательно уставился в потолок. Скоро он увидит Париж. Для начала, почти месяц будет кутить напропалую, отыгрывая образ полицейского – взяточника, нахапавшего денег и сбежавшего из Империи. За этот месяц к нему присмотрится не одна французская спецслужба, проверяя прочность легенды.

Обдорина интересуют Анжуйские. Самый богатый Клан Франции. Слишком пристально они в последнее время стали к России присматриваться, и слишком уверенно идут во власть.

Политика Франции понятна даже школьнику. Франции нужен союзник в противостоянии с Германией и Анжуйские готовы деньги платить, лишь бы вбить клин во всё улучшающиеся отношения между двумя основными странами этой части света.

Сигарета закончилась, и внешник с сожалением притушил окурок.

– Фёдоров, привёл Онищенко? – поинтересовался следователь у контролёра в коридоре.

– Так точно, вашскородь, – звякнул ключами служака.

– Заводи.

** *

Да чтож такое-то творится! Вроде же всё я предусмотрел. Даже автобус тёплый заранее заказал, чтобы детишек к Джуне в пансионат на пока отвезти, ан нет.

Стоило спуститься с трапа на родную землю, и началось...

Для начала две дюжины гвардейцев, плюс командир. Как вам?

Двадцать пять матёрых взрослых мужиков, и все с выгоревшим Источником.

У трапа встретили, выстроившись строем, если что.

Слушая алькальда, я только охал и морщился.

Ну да, так-то говорил он, что неплохо бы со знакомым мне агентством охранным договор заключить, а то и на процентик какой в учредители к ним войти. Ветераны большой вес среди столичных коллег имеют, и не только среди них. И вот на тебе...

Делать нечего. Пошёл осматривать "пополнение".

Почему так пессиместично? Так я же понимаю головой, что это не я их осматриваю, а себя им показываю.

Стоит строй взрослых мужиков. Всем, как минимум, лет за тридцать, и тут я, весь из себя такой нарядный. Да кто поверит-то...

Со слов алькальда, наше дело их одеть - обуть, а дальше не наша забота. Сдадим их агентству в аренду и останется только деньги получать.

Угу, квак бы не квак...

Это я себя цитирую. Слушая его объяснения, я только ртом хлопал, словно жаба на болоте.

Одеть придётся в МБК, а обуть в протезы. Ну, или наоборот...

Первым, и самым сильным желанием у меня было послать всех, вместе с алькальдом, скажем, э-э... обратно в столицу. Суровые морды гвардейцев иных, более крепких выражений на тот момент не предусматривали.

Начал искать причину, чтобы сформулировать отказ как-то помягче.

– Помниться мне, что разговор про процент в Уставе агентства шёл.

– Дали, – охотно подтвердил алькальд, – Целых двадцать. И ещё сказали, что готовы оплатить половину стоимости МБК и протезов. Предварительный договор у вас в конторе на столе лежит.

Упс-с...

В мировой практике работы бирж сложился свой жаргон. Там идёт постоянное противостояние между "быками" и "медведями". Одни тянут ставки вверх, другие пытаются их обрушить.

У меня тоже есть что-то похожее. Только у меня хомяк постоянно воюет с жабой.

Вот и сейчас хомка раздулся до таких размеров, что жаба, словно опытный прыгун с трамплина, ушла под воду, даже не обозначив всплеска.

Беру. Всех. Не обсуждается.

Плевать, что весь запас готовых протезов пойдёт теперь не на продажу.

Иду вдоль строя, всматриваясь в лица.

Знаете, чем гвардейцы от других видов войск отличаются?

Лицами.

Даже не так. Личностями.

Каждый из них – Личность. И я это вижу. Смотрю на лица, а вижу Личности.

Меня прервал гудок с "Миланы", свидетельствующий о том, что она наконец-то пристыковалась к мачте и готова отдать трап.

Только тут я сообразил, что не так.

В отличии от Камышина, у нас холодновато. Градусов под тридцать с ветром.

– Гвардейцы! Мне срочно нужна помощь. Там двадцать маленьких детей в лёгких осенних куртках. Срочно их в автобус, – схватился я одной рукой за голову, а другой показал на дирижабль.

Повторять не пришлось. Строй рассыпался и ломанулся к мачте. Я прибежал последним. Недаром Степан меня шлёп - ногой пару раз назвал. Не восстановилась ещё нога полностью. Нет - нет, да и встанет не так, с притопом.

Видели бы вы, как гвардейцы моих девочек с мачты по железным ступенькам спускали, закрывая могучими плечами от порывов ветра...

Домой попал часа через три. Знал, что у меня гости, но раньше закончить с делами никак не получалось.

– Ты прилетел три часа назад. Тебе что, не сказали, что я приехала? – встретила меня Дарья вопросом и зарёванной мордашкой.

Сидит на кресле перед камином, в тёплый халат завернулась и нахохлилась.

– Привет, Дашуль. Конечно сказали. Примчался сразу, как только смог освободиться.

– Тебе дела важнее, чем я?

– Ты дома. В тепле. А у меня двадцать девочек на морозе и почти без одежды.

– Девочек?!

– Детей, Дашуля, детей. Лет шести - восьми, – я покладисто поправился, понимая, что претензии у Дашки в общем-то справедливые.

– Где взял?

– Ты не поверишь, по наследству достались, – улыбнулся я, заметив, что воинственный настрой у княжны пошёл на убыль, – А почему сразу не примчался, так я же граф, и у меня есть дела и хлопоты.

– А я теперь урождённая княжна. Фу, слово какое противное, словно ругательное. И уже на пятом месяце, – передразнила меня Дарья, скопировав интонацию.

Бывает, люди глупеют от счастья, а я поглупел просто так. В один момент.

– Э-э, на пятом чего?

– Беременна я, Олежек. Мальчик будет. Одарённый, – глядя мне в глаза, пояснила княжна, тьфу, урождённая княжна, и тут же, следующим извечным женским вопросом, напрочь убила у меня глупую улыбку, начавшую расползаться на всё лицо, – Ты рад?

Глава 30

Двадцать восьмое декабря. Бал во дворце князя Воронцова.

Во дворце Воронцовых я впервые. Громадное сооружение, состоящее из нескольких корпусов, соединённых анфиладами переходов, наружных и внутренних. А зал... Если снять крышу и убрать колонны, то моему лётному полю, пожалуй, не уступит размерами. Около левой стены, в её центральной части сделано возвышение, накрытое сверху огромным балдахином алого цвета, по которому идёт роспись золотом. Предназначено это место для особо знатных гостей, желающих полюбоваться на танцующих.

Оркестр разместился у стены противоположной входу в зал. Сразу я бы музыкантов и не заметил, если бы не золочёные арфы, возвышающиеся над головами гостей. Народу ужас сколько. Только в этом зале больше тысячи наберётся. Бросается в глаза обилие военных. Море света от бесчисленных люстр и настенных светильников. Обилие скульптур и лепнины, вполне себе претендующей на то, чтобы считаться произведениями искусства.

Вина от Воронцовых заслуженно славятся по всей Империи и всегда идут по высокой цене. Так что вояки сегодня дадут жару, вдоволь отведав продукцию виноделов и обсуждая достоинства купажей.

На бал я пришёл один. Дарья тоже прилетела со мной в столицу, и у неё было приглашение от Воронцовых, но вместо бала она помчалась по магазинам и мастерским.

Одной из причин, чтобы не идти на празднество, она посчитала появившийся у неё чуть заметный симпатичный животик.

Была и другая причина. Как пара мы заявиться на бал не могли. Такие уж бытуют среди великосветского общества нормы этикета. Не положено незамужней даме появляться в обществе в сопровождении мужчины, ничем с ней не связанного.

По-моему, она не много потеряла. Молодёжи на балу почти не наблюдается. Те же военные все уже в изрядных летах, и притом, почти все они весьма усаты и бородаты.

Нет, я всё понимаю. Военная мода и остальное прочее, но, я имею существенное НО, молодых девушек, вроде моей Дарьи, подобная поросль откровенно не привлекает. Генералам что, больше помериться между собой не чем?

Короче, урождённая княжна Вадбольская сейчас по магазинам гоняет. Под это дело мой автомобиль отжала. Да и ладно бы с ним, с этим бронированным лимузином. Кроме него, я, сам не понял как, выдал ей чековых книжек на сто тысяч.

Нет, ну всё было в общем-то просто. Она утром вскользь заметила, что в мой новый дом, совсем недавно построенный, надо бы внести уют. Так, по мелочам.

Я, от всей широты своей новоиспечённой графской души предложил ей на эти мелочи чековую книжку на десять тысяч рублей. Вроде того, что расходуй милая, и ни в чём себе не отказывай. Лицо у Дарьи моментально приобрело скучающее выражение.

– Думаю, на шторки хватит. На простенькие, – пояснила она мне своё настроение, надув губки.

Открыв рот от удивления, я плюхнулся на стул и начал считать. Ой, как мне мои же собственные расчёты не понравились. Когда дом строился, я почему-то совсем не задумывался о том, что в нём должна быть всякая разная мебель, посуда, те же шторы и ещё куча разной ерунды. Отдельно замечу – далеко не простой. В столичной квартире у меня оно всё незаметно получилось, да и мебель там изначально кой-какая присутствовала. По мелочам докупал то одно, то другое, а тут – дом. Большой, новый и пустой. Кровать в спальне и столы со стульями в зале и кабинете не в счёт. Их менять обязательно нужно. Я их из старого дома приволок.

Посмотрел я на притихшую Дашку, вспомнил, кому обязан интерьером салона "Сапсана", который, между прочим, даже Император высоко оценил, да и выдал ей сто тысяч на первые расходы. Рано или поздно, но придётся мне в этом доме гостей принимать. Какой же я граф буду, если живу в сарае с колченогими стульями...

Пока я стоял на входе, оглядываясь по сторонам, ко мне подлетела уже знакомая парочка. Мой староста Шувалов вместе с сестрой. Вроде, не так давно я его сестрёнку видел, а смотри-ка ты, как девица изменилась. Подокруглилась, где нужно, грудки заметно обозначились. Хотя, тут вопрос спорный. Портные не зря свой хлеб едят. Умеют платье так построить, что и талия и грудь и попка не понять откуда появляются, даже у тех, у кого их сроду не было. Чистой воды волшебство. Так что с великосветскими дамами надо аккуратнее быть в выборе спутницы жизни, иначе вполне возможны потом серьёзные разочарования.

– Привет, Олег. Ты чего тут встал? Вся молодёжь в Бархатном зале собралась. Это третьи двери по правому коридору, – на ходу прояснил мне староста ситуацию с возрастным разделением гостей, куда-то торопясь и таща за собой сестрёнку, которая была явно не против остановиться около меня и поболтать. По крайней мере такая попытка с её стороны была сделана, но Шувалов, с неумолимостью носорога увлёк её за собой, двигаясь в сторону возвышения для знатных гостей.

Поблагодарить Шувалова я не успел и направился по указанном им маршруту.

А вот и первые неожиданности. На подходе к Бархатному залу я встретил Игоря Бельского. Того самого княжича, с которым не так давно у меня состоялась дуэль. Как-то не было у меня времени и желания интересоваться его судьбой, но судя по тому, что он, как и я, в цивильной одежде, то можно предположить, что с Академией у него не всё благополучно. Приостановившись на секунду, мы посмотрели друг друга, да и разошлись без слов, обменявшись лёгкими кивками. Что им двигало при этом, я не знаю, а с моей стороны был обычный трезвый расчёт. Игорь у моей Дашки в достаточно ближних родственниках значится. Вроде, чуть ли не двоюродный брат, если не брать в расчёт, кто из них от какой жены родился, и в какой степени братьями можно считать их отцов, родившихся в одной семье от разных матерей. Как ни пытаюсь в причуды нынешней евгеники вникнуть, всё как-то не выходит. Слишком кучеряво порой степени родства переплетены из-за многожёнства у Одарённых.

Ну, да ладно. Не за тем я на бал приглашён, чтобы с потенциальными родственниками раскланиваться, да и мои собственные цели другие совсем. Мне через Ирину, старшую племянницу Императора, нужно интромагию в массы двинуть, а если честно, то есть у меня огромное желание и за Алёной ухлестнуть. И как бы оно не главное в сегодняшнем моём походе к Воронцовым. Да, вот такая я сволочь, если разобраться. Вроде уже и есть у меня почти что невеста, при этом слегка беременная, а я тут планы, понимаешь, строю.

Да, строю. По крайней мере не стесняюсь в них признаться самому себе, хотя и понимаю, что иные бы морду пуританскую скорчили, и в голос кричать начали, что они ни в коем случае и никогда... Угу, верьте им больше... Если у них ничего не случилось, то в девяноста случаях из ста – это не их заслуга. Тупо – рылом не вышли или не срослось. Меня тоже может быть сегодня побреют, и тогда я вернусь к Дарье, сделав вид, что ничего такого и не помышлял. А пока... "Надежды юношей питают", – как сказал кто-то из великих.

К тому же, меня не только надежды питают. Отношение у меня к обеим девушкам разное. Дарья меня по-настоящему любит, а я... У меня всё сложнее. Мне хочется спрятать её от невзгод и неприятностей, и я ценю её любовь ко мне. Впервые я понял, что отношение у меня к ней серьёзное, когда заметил интерес Константина к княжне. Тогда мне показалось, что я не против того, чтобы помочь устроить Дарье удачную партию. Прозрение пришло ночью. Я до утра проворочался без сна, забывшись в дрёме уже с рассветом. Ощущение горечи утраты близкого и дорогого мне человека не давало заснуть всю ночь.

С Алёной всё не так. Меня к ней словно магнитом тянет, а когда мы разговариваем, то между нами искры проскакивают. Кажется, ещё чуть - чуть, и молнии полетят. И что мне теперь, надвое разорваться?

Подслушал я случайно как-то раз один разговор между девушками из Смольного.

– Тот ещё кобелёк. Не скоро нагуляется, – говорила одна из них другой.

Признаюсь, я тогда прилично напрягся, предположив, что про меня речь идёт. Ошибся. Говорили про другого, но Боже, как характеристики-то совпадали, которые они потом перечислили. Словно себя в зеркале увидел.

Должен заметить, что меня слегка нервирует моя способность с самоанализу, появившаяся непонятно с каких хлебов. Порой, словно со стороны за собой наблюдаю и оцениваю свои поступки. Есть у меня смутное подозрение, с каждым разом всё больше переходящее в уверенность, что без Сущности тут дело не обошлось. И ведь не спросишь его, гада, что он мне там внушает или советует. Вот смехота-то будет, если это он, устроившись у меня в мозгах, Дарью лоббирует. В принципе, я не против. С Дашкой мне легко. Она свой человек. Ещё бы дулась пореже с ни с того, с ни с сего, вообще бы славно было.

– Вот вы где. А я уже обыскалась. Великая княжна меня за вами послала. Идите за мной, – Ангелина Лопухина, этаким ловким чертёнком, плавно скользнула между группами гостей ко мне.

Не ошиблась тетушка в истории с котёнком. Думаю, Ангелиночке не только котёнок перепал, но и изрядная часть доверия племянницы Императора, раз Лопухина по её поручениям носится.

Во дворце Воронцовых Ангелина ориентировалась на редкость уверенно, а я засомневался, смогу ли я найти обратную дорогу, если придётся возвращаться одному. Судя по выбранному Лопухиной направлению, мы возвращались к главному залу, но огибали его с другой стороны, используя в основном коридоры и балконы второго этажа.

Лишь когда мы прошли пару коридоров, охраняемых гвардейцами, мне стали понятны манёвры моей юной проводницы. Подиум для именитых гостей, находившийся в центре главного зала, имел выходы в небольшие зальчики, расположенные за ним на двух этажах. Тот, в который зашли мы, после того, как Лопухина в очередной раз продемонстрировала гвардейцам пропуск, был чем-то средним между небольшим банкетным залом ресторана и комнатой отдыха. По крайней мере его можно было назвать и тем, и другим. В зале стояли накрытые столы, горел камин, и было много мягкой мебели. Один стол был с винами, фруктами и лёгкими закусками, а на втором имелись сладости, десерты и приличный выбор разнообразных напитков, явно безалкогольного содержания. За ним-то я и увидел обеих племянниц Императора. Правда, девушки здесь оказались не одни. У камина расположились в креслах уже знакомые мне по госпиталю две пожилые дамы. Они старательно делали вид, что увлечены игрой в карты, а до всего остального им и дела нет.

– Ангелиночка, ну что ты так долго. Нам уже вот-вот пора выходить к гостям, а то Воронцовы сочтут, что мы высказываем своим отсутствием недовольство, или ещё чего хуже вообразят, – попеняла моей проводнице Алёна, стоило нам зайти в комнату.

– Та-ак. Значит это и есть твой сюрприз... Как же я сразу не догадалась-то, – усмехнулась Ирина, наблюдая за нервничающей сестрой, – И чем вы с графом решили меня удивить?

Дождавшись момента, когда Ирина отведёт от меня взгляд, я чуть заметно кивнул головой Алёне, на миг прикрыв глаза. Она, похоже ожидала меня увидеть с подарками в руках. Ох уж, эти девушки... Где-то они не в меру сообразительны, но стоит делу дойти до механизмов или оборудования, и куда что девается. Как же, потащу я во дворец Воронцовых образцы протезов для лекарей. Почти девять килограммов, которые мне со всей сбруей с трудом удалось втиснуть в небольшой чемодан. Только представьте себе графа, прибывшего на бал с тяжёлым чемоданом в руках... На ближайший месяц стану героем анекдотов. Что-нибудь, вроде того, что я или поселиться у Воронцовых решил, обрадовавшись приглашению, или бумажник себе новый купил. Ага, сделанный из крайней плоти крокодила, так что теперь при поглаживании он превращается в чемодан. Анекдотец из неприличных выйдет, но знать его точно будут все. Даже девушки, стыдливо закатывающие глаза при слове крокодил.

– Алёна-а, – предостерегающе протянула старшая сестра, всё-таки заметив наши переглядывания, – Только не говори мне, что граф сделал тебе предложение руки и сердца. Ты знаешь нашу maman. Неволить она тебя не станет, но меньше, чем за князя не отдаст.

– Ещё одна неудачная шутка, и ты останешься без подарка, – покраснела младшая. Вот уж действительно, Алёна. Как щёчки-то заалели... Прелесть.

– Молчу, – прикрыла Ирина рот ладошкой, начиная догадываться о содержании сюрприза, но при этом со всем усердием подыгрывая сестре.

– Собственно, особого секрета тут нет, – произнёс я, вытаскивая из внутреннего кармана небольшой продолговатый конверт и пристраивая его около вазочки с цветами, чтобы княжне было удобнее его взять, – Это вам, от меня.

– Граф. Вы несносно кратки. Впрочем, как и все военные. Вы написали мне письмо? О чём? – вскинула Ирина брови, одновременно изображая иронию и удивление.

– О чём же может писать пылкий юноша, видя столь неземную красоту? – застенчиво уставился я в пол, пытаясь всеми силами сдержать улыбку, – Конечно же о чём-то недоступном.

Обе сестры вытаращили было на меня глаза, но Ирина спохватилось первой.

– Что, Алёна, оценим, насколько силён наш граф в эпистолярном жанре? Не о любви же он мне пишет?

– Ну, отчего же... – постарался я изобразить ещё большее смущение, – Или вы считаете, что у меня и чувств быть не может?

Ирина, уже не сдерживая себя, схватила конверт и вытащила оттуда небольшую книжку в пару десятков страниц.

– Что это? – спросила княжна, с треском, словно колоду карт, пролистав страницы с типографским текстом.

Она вопросительно уставилась она на меня.

– Инструкция. Сам написал, – выложил я княжне чистую правду.

– Вы написали мне инструкцию...

– Не вам. Это инструкция на изделие. Раз уж мы готовы запустить лекарские накопители в серию, то и инструкция должна обязательно быть. А сами накопители завтра утром доставят по любому указанному вами адресу. Я привёз готовые образцы. Две штуки.

– Тогда зачем вы мне только что врали?

– Я? Я не сказал ни одного слова неправды.

– А про недоступность, про чувства...

– Про недоступность вы сами говорили, когда жаловались, что по такой цене накопители для ваших лекарей недоступны окажутся. Я просто вспомнил об этом, глядя на вас. А чувства... Ну, что чувства. Я себя бесчувственным чурбаном не считаю. При случае и письмо могу написать не хуже других и томлением духа пострадать.

– Ещё и Екклесиаста цитирует, – закатила Ирина глаза в потолок.

Надо же. Я вроде бы мудрыми книгами не увлекался, а вот на тебе. Кого-то цитирую.

– Хи-хи-хи. Хи-хи, – тренькнула Алёна серебряным колокольчиком, – Поняла теперь, какой у меня защитник есть. Я такое лицо до этого у тебя только раз видела. Помнишь, когда ты к экзамену готовилась и зачиталась настолько, что в чай вместо сахара соль набухала, а когда глотнула...

– Так. Стоп, – хлопнула Ирина ладошкой по столу, – Посмеялись, и будет. Граф, вы действительно можете снабдить этими вашими штуками всех студентов лекарских курсов?

– Смогу. И за вполне приемлемую цену.

– Тогда почему никто так раньше не сделал?

– Видите ли, в некотором роде удачно сложились обстоятельства. Не так давно мы организовали акционерное общество и научились производить алмазы промышленным способом. Правда, по качеству они пока значительно уступают тем, которые можно делать при помощи магии, но и цена у них не такая высокая, – я не стал углубляться в дебри, описывая те сложности, с которыми мы столкнулись.

У новосибирцев алмазы настолько ниже по качеству, что нам пришлось ставить два кристалла, на которых мы получили всего лишь половину запаса той Силы, которая используется в протезах пилотов.

Отдельно пришлось побиться над проблемой запараллеливания энерговодов. Смешно, но решение нам подсказал Степан. Как-то раз он зашёл к нам, когда мы с Усольцевым горячо спорили, пытаясь разобраться, как можно заставить потоки Силы течь только в одном направлении.

– В этой вашей маготехнике есть что-нибудь вроде диодов? Поставили бы их квадратом и все свои проблемы решили, – он подтянул к себе чистый лист бумаги и наскоро набросал схему диодного моста.

Что такое диоды мы с Усольцевым знали. Причём, знали не только про полупроводниковые, но и про вакуумные. Думал техномаг недолго. Оказывается, нечто похожее на диоды существует и в маготехнике, но применяется редко, ввиду высоких требований к точности изготовления и соответствия к мощности энергоканалов. Правда и то, что использовать эти магемы в виде квадрата ещё никто не пытался, и как серийные изделия они в природе отсутствовали, если не брать в расчёт самые большие дирижабли. Там подобные устройства устанавливались, но и размеры у них были с платяной шкаф. В итоге я потерял Усольцева на три дня. И только спустя это время увидел его поутру осунувшегося, голодного и засыпающего на ходу.

– Вот, сделал. Проверил, работают. Можем масштабировать под любую мощность, – буркнул он, положив на стол странно знакомые вещицы, для чего-то переплетённые между собой, и спёр со стола сразу оба последних пирожка.

Моих любимых. С грибами и мясом.

– Это же твои лечилки. И их тут четыре, – констатировал я очевидное, пересчитав знакомые изделия, соединённые скобами, и провожая взглядом пирожки.

– Что под рукой было, на том и попробовал, – Усольцев, ускоренно прожевав пирожки, бессовестно выпил мой компот, и пошатываясь, поплёлся отсыпаться.

Покрутив в руках неприглядное изделие, а скорее всего, даже макет изделия, я зарядил в нём накопители и побежал искать Силыча. Видел я, заходя утром в цех, как ему щеку флюсом разнесло. Стоматологов старый механик ненавидел всей душой и ещё в Касимове спасался от зубной боли проверенным методом – ваткой со спиртом, а то и просто спиртом рот полоскал, почему-то потом забывая его сплёвывать.

– Силыч, на-ка браслетик одень. Если я не ошибаюсь, тебе прилично полегчать должно, – протянул я мастеру неказистую сборку из четырёх лечилок.

– Надеть-то надену, но что-то сегодня меня серьёзно прихватило. Уже двойную дозу принял, а всё не отпускает, – почти простонал механик, придерживая рукой повязку на опухшей щеке.

Не прошло и часа, как Силыч сам прибежал ко мне. Уже без повязки, и с почти нормальной щекой.

– Отличная вещица, Олег Игоревич. Боль минут за пять полностью сняла, а теперь и опухоль пропала, – заявил мне Силыч, сияя улыбкой, – Можно как-то сговориться, чтобы мне для себя такую штуку завести?

– Думаю, решим. А пока, если припрёт, то ко мне приходи. Эту страхолюдь мы хоть как у себя оставим, – потряс я возвращёнными браслетами, справедливо полагая, что столь неказистое изделие публике показывать не стоит, а нам на всякий случай и такое сгодится.

Надо ли рассказывать, что сборку браслетов мы довели до ума, а потом я заказал себе пару таких браслетов у гениального ювелира в Камышине. Есть у купца Липатова старый друг, Аристарх Соломонович. Таких украшений, как у него, я даже в столице не видел. Я, хоть и не специалист по украшениям, но красоту его изделий почувствовал сразу. Интуитивно. Так же, как любой из нас понимает красива или нет та или иная мелодия.

Один из браслетов сейчас лежит у меня в кармане, аккуратно упакованный в плоский футляр, обшитый вишнёвым бархатом.

– Граф, вы с нами? – от окрика Ирины, а больше от того, что меня резко дёрнула за рукав стоящая рядом Ангелина, я вздрогнул, и похоже, все это заметили.

– Извините, воспоминания. Так куда вам образцы доставить?

– Вы сами хотите ими в дальнейшем заниматься?

– Упаси господи. Мне своих дел хватает, а медицина... Нет, не моё это, – открестился я, и обратил внимание, как Ирина еле заметно выдохнула.

Ну, точно же... Мне Алёна говорила о мечте княжны, а я как-то не придал этому значения. Подумаешь, военная медицина. К её вершинам мне никогда не пробиться, хотя бы из-за отсутствия знаний, а ещё более из-за связей. Зато у неё всё необходимое присутствует. Теперь понятнее стало, что она вдруг так резко тон сменила. Боялась, что я на себя одеяло потяну и начну претендовать на какие-либо ведущие роли. При этом и себя и её смешными выставлю. Абсолютный ноль в медицине, лезущий в руководство... Да не один медик такого мне не простит.

– Более того, как я уже сказал – это подарок вам лично. Во всех смыслах этого слова, – тут я позволил себе лёгкую улыбку. Слишком уж предательски у Ирины заблестели глаза, но нет, она без платка справилась с нахлынувшими чувствами. Всё-таки воспитание у племянниц Императора серьёзное, и что-что, а лицо они держать умеют.

– Значит, для Ирины у вас личный подарок есть... – Алёна кинулась выручать сестру, давая ей время справиться с эмоциями.

– Не только, – обернулся я к младшей сестре, мысленно погладив себя по голове за то, что озаботился ещё одним подарком, – Случайным образом связанный с накопителями подарок имеется и для вас. Так сказать, нежданный бонус, полученный во время работы над заданием Великой княжны. Несколько непроверенный, правда, но тут уж мои извинения. Нет у меня достойных условий для полноценной проверки, – я отдал футляр Алёне, и вернулся обратно, этак на шаг назад. На фурий у камина не оглядывался, но их взгляд в спину и так чувствуется. Напряглись, словно кобры перед прыжком. Хорошо ещё, что шипеть не начали.

– Изначальные? Хотя нет, новодел похоже, – обе сестры склонились над футляром, разглядывая необычный браслет, – Но смотри какая вещица. Пока не приглядишься, и не поймёшь, что не старинная.

Это Ирина высказывалась. От Алёны сначала слышались лишь только писки и довольное урчание, впрочем, вполне себе вполголоса.

– Едино, о чём бы я попросил, так это об осторожности, – прервал я изучение своего подарка, – Артефакт свежий, и пока все его возможности до конца не изучены. Могу сказать лишь то, что с сильной зубной болью он справился за пять минут, а серьёзное воспаление убрал меньше, чем за час. Как вариант, можно не включать его на полную мощность. Иногда вполне достаточно зарядить и активировать любые две противоположные пластины из четырёх, а не все четыре.

– И как они сработают? – оторвала Алёна взгляд от подарка.

– Предполагаю, как Целитель шестого или седьмого ранга, но исключительно для снятия болевых ощущений и некоторых их причин. К примеру, воспаление артефакт снимал.

– А если активировать все четыре? – тут же включилась Ирина.

– Да откуда я знаю. Лабораторий у меня нет, так что пробовал на ком попало, – честно признался я, понимая, что подарок у меня весьма сомнительный получается.

– Медикус Эбба, – чуть ли не хором произнесли обе княжны, и прыснули, переглянувшись.

– Есть у нас один старинный лечебный артефакт, который передаётся по женской линии Рода. Очень помогает нам, девушкам, в определённые дни месяца. Если ваш подарок окажется не хуже, то считайте, что вы нас здорово выручили, а то мы прямо так и не знали, как свой артефакт поделить, когда вдруг разъезжаться придётся, – бесхитростно, как заправский медик, пояснила Ирина несколько интимную часть использования лечебных артефактов.

– Признаюсь, о такой функции браслета я даже не догадывался, – поспешил я сразу предупредить возможные подозрения, – Но тогда тем более советую начать пробы лишь с двух пластин.

– Можете не волноваться, граф. Браслет безусловно будет тщательно опробован, прежде чем нам разрешат им пользоваться. Кстати, а вы не боитесь, что ваши секреты могут стать достоянием чужих глаз?

– Представьте себе, не боюсь. Там всё не так просто изготовлено. Как бы копирование не вышло дороже оригинала, – слегка усмехнулся я, стараясь сделать это почти незаметно, – Желающие чего-то узнать, на самом деле не многое смогут извлечь.

Я опять не стал перегружать обеих девушек технологиями. Основной секрет браслета в кристаллах и энерговодах. Кристаллы мои, а энерговоды собраны в пакет из слоёв тоньше фольги и скреплены диффузионной сваркой. Расковырять их, не повредив магемы, крайне сложно, если учесть ещё и сложную геометрию переплетений.

– Отлично. В таком случае примите нашу благодарность за щедрые подарки, и извините, но нам пора выходить в зал, – Ирина поднялась с места и пошла к сопровождающим её дамам.

– От приглашения на Рождество к Лопухиным не отказывайтесь, – чуть слышно шепнула Алёна, – И да, я записала вас на третий танец. Не вздумайте опоздать, – добавила она уже на ходу, догоняя сестру в дверях.

Хм, танцы моя нога должна выдержать, хотя бегаю я пока всё ещё плохо. Джуна говорит, что мышцы и связки должны восстанавливаться естественным путём. В качестве побочного эффекта у меня ещё и сильные боли в районе колена случаются к перемене погоды. Так что артефакт, снимающий боль, мной лично самим пару раз испробован. Должен заметить, я его всего-то на двух пластинах испытывал, а всё равно он получше многих обезболивающих лекарств работает.

Возвращаться в Бархатный зал мне не пришлось. Выход в главный зал был в десятке метров, где я совсем уж собрался распрощаться с Лопухиной, сопровождающей меня к стоящим там гвардейцам с пропуском в руках.

– Граф, я полагаю, мазурка у вас никем не занята? – опередила меня шустрая девица, и поняв по моему лицу и разведённым рукам ответ, продолжила, – Тогда надеюсь, вы не будете против, если я вас на неё запишу к себе.

Она вынула бальную карточку и демонстративно вписала меня на танец.

Угу... А жизнь-то налаживается. Если я что-то понимаю в бальных хитросплетениях, то ужинать мне сегодня в компании с Алёной. И ведь не придерёшься ни к чему. Все видят, что Алёна и Лопухина постоянно вместе, а тут вроде как её напарница со мной мазурку танцует. А кто с кем мазурку танцевал, тот с тем и на ужин идёт. Ай да девчонки! На ровном месте интриги устраивают, да так ловко... Можно сказать, аристократически тонко партию ведут.

– Всецело в вашем распоряжении, – произнёс я банальную светскую фразу, и чуть не поперхнулся, заметив на себе оценивающий взгляд молодой девицы.

Вполне возможно, что я себе льщу, но на какой-то миг создалось впечатление, что я только что был взвешан, обмерян и оценен, как объект, достойный внимания. С вполне себе понятными, далеко идущими планами.

Я в свою очередь осмотрел Лопухину. Ангелина сегодня в ударе и в бальном платье чертовски хороша. Как-то до сих пор я этого не видел, а вот зря... Девочка просто огонь. Молоденькая, правда.

Мой взгляд не остался без внимания. Проказница чуть улыбнулась и облизнула губы, да так, что меня в пот бросило. Вот как они это делают?

Вечер до ужина я провёл весело. Танцевал, флиртовал и даже удачно шутил.

За ужином я оказался за одним столом с Алёной, которая появилась в сопровождении двоюродного брата. После того, как нас представили друг другу, княжич несколько секунд морщил лоб, вспоминая, откуда он знает мою фамилию.

– Точно. Бережков. Вы летом победили на гонках, – щелкнул он пальцами, улыбаясь, – Это мы удачно встретились. Я как раз хотел вас разыскивать, чтобы поговорить. Но с этим чуть позже. А пока вы бы меня крайне обязали, если бы поухаживали за обеими нашими дамами. Мне нужно отойти ненадолго к моему другу, а после ужина мы с вами обязательно побеседуем. Надеюсь, вы ничем не будете заняты? – произнёс княжич, оглядываясь.

– Только первый танец после ужина обещал, – ответил я.

– Тогда здесь после него и встретимся, – согласно кивнул княжич и заторопился к третьему от нас столу, где расположился его друг в компании с эффектной шатенкой.

– Как и предполагалось. Минуты без своей Ксении прожить не может, – улыбнулась Алёна, глядя вслед брату.

– Как это ты его на мазурку уговорила? – спросила у неё Ангелина.

– А он мне недели две назад желание в фанты проиграл. Видела бы ты, как он зубами скрипел, когда я его на мазурку записала. Зато потом как оглашённый по залу бегал, пока своей Ксении пару не нашёл.

– Тогда да. Он бы с нами и минуты лишней не высидел, – одобрила Лопухина выбор племянницы Императора.

Только после этой её фразы я начал понимать, что девушки искренне наслаждаются моментом, оценивая тонкости провёрнутой ими операции. И совсем не удивился, когда к Ангелине подошла какая-то её знакомая и они вместе отошли от нашего стола, о чём-то оживлённо беседуя.

– Кстати, а с кем это вы после ужина танцевать собрались? – поинтересовалась у меня Алёна.

– С сестрёнкой нашего старосты. С Шуваловой. У Игоря на бал были свои планы, а ему сестру навязали. Так что он всех знакомых, кого смог найти, подключил к тому, чтобы её развлекали, пока он со своей избранницей общается.

– Ну, хоть так, а то я начала подозревать, что вас малолетки интересуют, – серьёзно сказала Алёна, а я чуть не рассмеялся. Она сама всего-то на год - полтора старше той же Ангелины, но уже себя взрослой считает, – Кстати, вы не задумывались над тем, как с вами казна будет расплачиваться за ваши медицинские пояса? Имейте в виду, что бюджет на следующий год свёрстан и утверждён Думой ещё в конце октября.

Мне в ответ оставалось лишь плечами пожать, что судя по блеснувшим глазам, Алёну полностью устроило. Не ошибусь, предположив, что она опять что-то задумала, но вот что именно, даже не берусь предсказать.

– Кстати, а малолетках, – решил я не ломать голову над бесполезными догадками, и сменить тему разговора, – Не так давно я был в Камышине.

Не торопясь я рассказал княжне о привезённых мной девочках, которых я разместил в пустующий пока пансионат под присмотр Джуны. Слегка облегчённую версию, без излишних подробностей. Как-то так кстати вышло, что вновь прибывшие пилоты выгребли у меня все запасы протезов и пансионат пустовал. Заодно к месту пришлись способности целительницы к внушению. По крайней мере мне было бы крайне трудно отучить девочек от того, что игрушки – это вовсе не фантазийные изыски ныне покойного краснодеревщика, доставляющие им мучения, а нечто иное, вполне себе радостное и интересное.

Хотя мой рассказ был крайне далёк от обычно принятой светской беседы, Алёна слушала меня внимательно и вопросы задавала кстати, а не просто из вежливости.

– Порыв у вас, безусловно, благородный, граф, но не лучше ли было пристроить девочек в государственное учреждение. Что вы с ними делать будете, когда они подрастут? – поинтересовалась княжна, когда я выдохся, как рассказчик, и взял со стола бокал с вином.

– Магинями их сделаю, – брякнул я не подумавши, так как отвлёкся на вино и возвращающуюся к нашему столу Ангелину.

– Азмъ есть Господь Бог? – с иронией поинтересовалась Алёна.

– Сказал сделаю, значит сделаю, – я непонятно почему вдруг упёрся, набычившись, вместо того, чтобы просто перевести всё в шутку.

А вот так. Не надо снисходительно относиться к тому, что моё. Малышата мои. Не отдам.

Алёна – девушка безусловно интересная и меня интересующая, но при всём том она не глупа. От какой-нибудь пустышки я бы легко перенёс глупый вопрос, а от княжны... Неужели я настолько плохо рассказывал, что она не поняла моего отношения к малышкам. Как-то мне в такое не верится.

– У вас тут не весело, как я погляжу, – Ангелина вернулась на своё место за столом и сумела свой вопрос задать как-то обезличенно, одновременно обращаясь к нам обоим.

– Да нет. Всё нормально. Граф оказался очень занятным рассказчиком, – слегка рассеяно отозвалась Алёна, наблюдая, как Лопухина ловко управляется с перекладыванием в свою тарелку изрядной порции фруктового салата, небрежным жестом отказавшись от помощи подскочившего было официанта.

– Тогда почему грустим? – Ангелина специальной вилочкой вытянула половинку свежей клубники и даже зажмурилась от удовольствия, предвкушая предстоящее наслаждение.

– Не сошлись в оценке личности применительно к системе мироздания. Княжна отвергает антропоцентризм, – пожаловался я Ангелине.

– Чего... – поперхнулась она, вмиг отвлекшись от своего салатика.

– Вот и я говорю – чего. Я, по сути дела, за гуманизм. Поэтому поддерживаю точку зрения гуманистов и согласен с ними в том, что именно человек является центром мира, а его стремление познавать и творить определяют сущность и достоинство личности.

– Передай мне бокал с минералкой, – сдавленным голосом попросила Ангелина у княжны.

– Да Бог с ним, с мирозданием... – весело откликнулась Алёна, протягивая Лопухиной минералку.

– Именно с этого вопроса у нас начались разногласия, – я назидательно поднял вверх палец, но выдержать до конца роль не смог и рассмеялся.

Вслед за мной серебряным колокольчиком залилась княжна.

Вот же дал Бог таланта. Казалось, слушал бы да слушал, как она смеётся. Даже за соседними столами люди заулыбались.

– Так вы что, меня разыгрывали? – насупилась было Ангелина, но не выдержав, засмеялась вместе с нами.

– Нет. У нас всё серьёзно, – выдавил я, и мы снова залились смехом.

Над чем девушки смеются, я не знаю. Кто над чем, а я над собой. Думаете я раньше знал про какой-то антропоцентризм? Уверяю, что нет. Впервые Сущность со своими подсказками лопухнулся. Я уже не раз подозревал, что некоторые мои озарения – это как бы не моя заслуга. Просто предок, по прозвищу Сущность, мне вовремя подсовывает подсказки, небольшие по своему объёму. Засунь он мне в голову сейчас целое философское учение, я бы тут овощем минут пять сидел, переваривая новый пласт знаний. А понемногу информация неплохо заходит. Практически незаметно для меня и окружающих.

После ужина, танцуя с Шуваловой, я несколько раз ловил на себе взгляды и Алёны, и Ангелины, но когда вернулся за стол, то девушек там не нашёл. Вместо них меня поджидал братец Алёны вместе со своим другом, которого я раньше видел сидящим за столом с шатенкой, пассией княжича.

– Граф Михаил Горн, – представил мне княжич своего приятеля, – Олег Игоревич, мы можем поговорить с вами о покупке дирижабля вашей конструкции? И, кстати, не ответите ли на вопрос? Собираетесь ли вы участвовать в следующей регате?

Признаюсь, я слегка выдохнул. Первоначально подумал, что моё знакомство с очередной княжной по традиции закончится дуэлью, ан нет.

– Нет, не собираюсь. Прошу меня извинить, но обсуждение особенностей каждого дирижабля дело не быстрое. Я готов встретиться с вами, скажем, завтра после обеда. Тогда мы сможем уделить больше времени деталям.

Я оглянулся, надеясь увидеть Алёну, но ни её, ни Ангелины нигде не было видно.

– За наше время можете не волноваться, а ваше... Надеюсь, вы будете не против, если я его вам компенсирую. Например, приглашу вас на свои именины через две недели? – княжич чуть заметно улыбнулся, видимо разгадав, кого я выискивал взглядом, – К тому же, обе наши дамы перед ужином показывали мне полностью заполненные карточки, так что до окончания танцев мы их вряд ли увидим.

– Хорошо, но мне всё-таки не очень понятно, чем вызвана ваша поспешность?

– Определённые обстоятельства безусловно имеются, и я про них вам обязательно расскажу, но чуть позже. Договорились? Тогда давайте перейдём в комнату отдыха. Там, по крайней мере тихо и не нужно бегать за вином к столам.

Второй раз за вечер иду в зону, предназначенную для особо важных персон.

Обсуждение заказа у нас заняло примерно час. Покупать дирижабль собрался княжич, а граф Горн помогал ему в качестве консультанта, и как я понял, будущего члена экипажа. Оба они были обрадованы, узнав, что у меня есть почти готовые дирижабли, которые осталось лишь доукомплектовать по требованиям заказчика. Закончив разговор, отметили его завершение шампанским.

– Теперь я отвечу на ваш вопрос о поспешности, – напомнил мне княжич о своём обещании разъяснить эту непонятность, – Сегодня за обедом Император вскользь упомянул о регате, и с неудовольствием заметил, что никаких изменений в её правилах он не допустит. Так что ждите в ближайшее время вал заказов. Но как бы то ни было, а мы успели первые, – поднял он бокал ещё раз, предлагая и нам отметить его деловую хватку.

Ни с Алёной, ни с Ангелиной я в тот вечер больше не разговаривал. Иногда замечал их среди танцующих, но потом терял из виду.

Впрочем, мне было хорошо.

Шампанское шумело в голове, а на ум постоянно приходили слова переделанной мной же песни. Одной из тех, довоенных, которую мы полюбили в лицее, раскопав в библиотеке старый песенник.

– Первым делом, первым делом дирижабли. Ну, а девушки, а девушки потом...

Глава 31

Шестое января 211 года от Начала. Вечер. Бережковские верфи.

Бунт начался внезапно. Намного раньше, чем предполагали заговорщики и имперские службы. Люди, перегретые агитаторами и уставшие от праздников, пришли после празднеств с остатками денег в магазины и увидели почти пустые полки. Остальной скудный ассортимент, внезапно в полтора раза подорожавший, лишь усилил гнетущее настроение. Если в первый и второй день люди ворчали и расходились, думая, что купцы бессовестно вздули цены из-за праздничных дней, то на третий день лавки и магазины начали громить.

Полыхнув в столице, бунт лесным пожаром пошёл гулять по всей Империи.

По радио каждый день не по разу передавали новости, одна другой страшнее. Разгромленное здание городского управления в Воронеже, десятки убитых, погром еврейских кварталов в Одессе, забастовка железнодорожников в Курске.

Новости каждый час сменяли друг друга, показывая размеры разрастающихся народных волнений.

Этой ночью в столице особенно пострадал дипломатический квартал. Толпы людей выплеснули гнев на посольства. Английское и французское отделались выбитыми стёклами и поломанной мебелью, а немецкое выгорело дотла.

Я постоянно слушал радио. На моих землях, судя по ежедневным докладам алькальдов, всё было спокойно и волновался я не за себя. Сомнения терзали. Мне казалось, что князь Обдорин, зная о готовящемся заговоре, должен был принять меры и на корню пресечь готовящиеся беспорядки. А раз такого не произошло, то вполне может статься, что и он в числе заговорщиков значится. Своими мыслями я вчера поделился с одним из своих алькальдов, когда мы встретились с ним под вечер.

– Роальд Силантьевич, а как бы вы поступили, если бы были на месте Императора и знали о предстоящих волнениях? – не особо раскрываясь, поинтересовался я у него под конец нашей беседы о делах на вверенном ему участке.

– На данном этапе? – покосился алькальд на радиоприёмник и дождавшись моего подтверждающего кивка, продолжил, – Пока никак. Слегка бы сдерживал волнения, больше для контроля и ждал, когда основные фигуры себя проявят. Может, между делом, из недругов кого слегка бы прищучил, так, для предупреждения. Чтобы русскую душу лучше понимали, – ухмыльнулся Роальд Силантьевич, явно намекая на разгромленные посольства.

– Так ведь люди гибнут...

– Когда котёл кипит, то бывает и брызги летят. В масштабах Империи сотня - другая людей это не такая большая цена за предотвращение братоубийственной гражданской войны. Тут ведь как дело обстоит, если сорняки с корнем не выполоть, то и хорошего урожая ждать не стоит. А как их выполешь, если они под землёй сидят. Нужно ждать, чтобы вылезли на свет.

– Но можно было войска заранее хотя бы к столице подвести. По радио постоянно твердят, что даже там не хватает сил для поддержания правопорядка.

– Можно было, – не стал со мной спорить алькальд, – Только армия у нас большая. А чем больше людей посвящено в тайну, тем выше вероятность утечки сведений. Или вы, граф, считаете, что у нас все военные одинаковы, словно оловянные солдатики? Честны, неподкупны и до последнего Императору преданы. Так вот нет. Они живые люди и каждый из них наособицу себя понимает. На войне иной может и голову сложит с именем Императора на устах, а в иных условиях глядишь, и даст слабину. Позволит убедить себя, что Император и Империя – это не одно и то же.

– И кто же их убеждает? – воспользовался я разговорчивостью собеседника, неожиданно хорошо владеющего информацией и излагающего своё видение ситуации в стране достаточно просто.

– Кому как повезло... У нас сейчас ведь как дело обстоит. Боярству от Императора надо, чтобы он им власти дал больше, а промышленники и банкиры то же одеяло на себя тянут.

– А Император?

– Он же не Бог. Отдай власть боярству, они вмиг всё по имениям растащат. Не будет у страны ни армии, ни промышленности. Останутся мастерские мелкие, да дружины местечковые, плохо обученные. Опять же с промышленниками и банкирами, нашей новой аристократической буржуазией, тоже всё не так просто. Под них целая система государственная требуется. Законы, чиновники знающие, службы специальные, кредиты громадные. Понемногу в стране это появляется, но не вдруг. Так что нынешнему Императору не легко. Считай, на двух стульях сидеть приходится, да ещё и приловчится нужно, чтобы самому штаны при этом не порвать.

– Хм... – с сомнением покосился я на Роальда Силантьевича, отозвавшегося об Императоре без малейшего пиетета, словно об управленце более высокого ранга, чем он сам. Затем я поднялся, и продолжил, сменив тон, – Надеюсь, вы не забыли, что я курсант Академии и будущий гвардеец. Рад, что нет. Впредь попрошу про нашего государя, при мне ли, или без меня, отзываться с должным уважением. Я понятно выразился? Пока можете быть свободны. Пока, – добавил я ледяным тоном уже в спину уходящему алькальду и увидел, как у него дрогнули плечи.

Надо же ему было такой интересный разговор испортить под конец. А то я не знаю, что мои алькальды раз в две недели в ведомстве Обдорина телефонными звонками отмечаются, нет - нет да и упоминая в числе прочего мои настроения. Впрочем, у меня с алькальдами взаимность. Они за мной присматривают, а я за ними. Власть на своих землях я дал им не малую, но это совсем не значит, что оставил их без контроля. Впрочем, я и сам им всем как-то раз сказал, что контроль за ними в той или иной степени будет всегда. А то ишь, обижаться надумали, когда я им своих водителей в командном порядке приставил и несколько проверок устроил. Зато никаких иллюзий ни у кого не осталось теперь, кто на моих землях хозяин.

Иерархию управления я понемногу выстроил, а может она и сама устаканилась. Когда меня нет, то решения принимает Степан, а когда нет нас обоих, то... Анвар с сыновьями.

Признаюсь, сам первый раз удивился, что так получилось, но подумав, ничего менять не стал. Анвар со своей роднёй у меня в Род на правах Старшей Семьи вошёл. С этой стороны всё соответствует и никакие почитатели традиций не придерутся. С другой стороны, они мне клятву принесли. Зная характер гордых и упрямых горцев я уверен, что в их клятву можно верить без оглядки. Не предадут. Не те люди.

Опять же и у самого Анвара дел нынче поубавилось, как это ни странно. С новыми станками, гранильной мастерской и добавленной оснасткой, работающей на магии, работа в разы быстрее пошла и уже нет необходимости ему самому над заготовками корпеть. Знай, контролируй качество, да заказы распределяй. Впрочем, и с этим его сыновья сами справляются, но к присутствию отца они всегда относятся с почтением. Так уж у них принято.

Не ошибусь, если скажу, что быть вскоре Анвару дедом. Два старших сына ещё по осени свадьбы сыграли, а скоро и младший невесту под венец поведёт.

Мда-а... Кстати, немного о свадьбах... А точнее, обо всём по порядку.

Тридцать первого декабря, с самого раннего утра я стал собираться в поездку. Малышек своих решил подарками, со столицы привезёнными, порадовать. Да и Джуне с дочкой кое-что прикупил. Многовато всего вышло, сначала у своей машины багажник и задние сиденья мешками и коробками завалил, а затем и вторую машину пришлось брать, и то кое-как всё запихнуть смогли. Вроде бы, что такое зимняя детская одежда, та же шубка всего-то немного места занимает. Но когда этой одежды два десятка комплектов, да с валеночками, кофточками, шапочками, варежками, носочками вязаными, а к ним ещё куклы с медвежатами и прочим зоопарком прилагаются, то очень объёмно получилось в итоге.

Вернувшись после загрузки второго автомобиля, в первом я увидел Дарью, бессовестно занявшую моё место рядом с водителем. Пришлось водителя отправить на отдых, а за руль садиться самому. К счастью, Дашка за руль не просилась, хотя и любит она это дело. Лихо на своём кабриолете гоняет. Видимо, в маму пошла. Княгиня тоже та ещё гонщица.

Спорить с Дарьей и отговаривать её от поездки я не стал. Вздохнул, для вида, чтобы она осознала, что я, как всегда ей уступаю, да и поехал себе потихоньку, мысленно готовясь к разговору.

С Дашкой у нас всё неплохо складывается, но ровно до того момента, пока мы с ней отношения выяснять не начинаем. Не исключаю, что тут, как всегда, могу быть и я в чём-то неправ. Понять бы ещё, в чём именно. Будь на месте Дарьи кто-то другой, я бы без особого сомнения к родственнице обратился за консультацией, а насчёт Дашки, нет, не могу. Сам себя не в состоянии пересилить. Всё-таки существует определённая грань личных отношений, за которую я никого из посторонних не готов допустить. Мой личный круг чего-то сокровенного, где нужно всё решать собственным умом и сердцем.

Короче, стоит мне только начать задавать ей вопросы о том, как она видит наше будущее, как Дарья на меня начинает выжидающе смотреть, а потом вспыхивает, и начинает резко отвечать, а то и вовсе уходит. В общем за все те дни, что она у меня живёт, мы с ней так толком ни о чём и не поговорили.

Я не настолько силён в понимании женской логики, да и существующих понятий о равенстве положения между высокородными толком не знаю. Графом не так давно стал. Нет ещё нужного опыта и навыков. Да, и к тому же, я всего лишь граф, а она княжна... Честно скажу, меня такой мезальянс прилично сдерживает в признаниях. Этаким примаком себя ощущаю. Вроде, как не я её к себе беру, а сам в её Род пытаюсь навязаться. С моей точки зрения это глупость несусветная, но от ощущения, что это так, избавиться не могу. Оттого и не лезу к ней лишний раз с выяснениями. Хватит. Пару раз сунулся, и каждый раз неудачно получилось.

Так что, я скорее порадовался, что Дарья со мной в поездку собралась. Для начала уже то удачно, что можно будет Джуне её показать. Целительнице такого уровня не составит труда даже со стороны определить состояние здоровья, да и что врать самому себе, она же и скажет, кого мне ждать вскоре. Мальчика или девочку.

Опять же, в автомобиле мы достаточно долго вдвоём будем. Так что никуда Дашка от меня не убежит, и просто так от меня на этот раз ей не отвертится.

Разговор мы с Дарьей начали с планов на вечер. Гостей у нас не так много соберётся, но список блюд всё равно достаточно внушительный получается. Затем разговор перекинулся на подарки, которые мы везём. Пришлось озаботиться их перечислением.

– Интересно, а мне ты тоже подарок к Новому Году приготовил? – задала Дарья вопрос, забавно сморщив носик.

– И к Новому Году, и не только... – заметил я, раздумывая, как бы половчее перевести разговор на наши отношения.

– А не только, это про что? – заискрилась Дашка любопытством, уставясь на меня своими глазищами.

Эх, да ладно, была не была... Не зря же я в дом сбегал, когда Дарью в машине увидел. Чего тянуть-то.

Я принял к обочине и остановил автомобиль.

– Дарья Сергеевна, позвольте признаться вам в любви и сделать предложение руки и сердца, – произнёс я, открывая коробочку с помолвочным кольцом. Спасибо девушке в ювелирном магазине. Просветила, что купить, а то я на обручальные кольца было замахнулся, а их, оказывается, положено вместе с невестой приходить покупать, – Ты выйдешь за меня замуж?

– Мне нужно подумать, – сдавленным голосом произнесла Дарья.

– И долго думать будешь? – поинтересовался я, обтекая от идиотской ситуации и не зная, куда мне теперь с этим кольцом деваться.

– Уже. Я согласна, – Дарья выхватила у меня из рук коробку с колечком и зарылась лицом в меховой воротник моей куртки, – Думала уже, что ты никогда не догадаешься, – проворчала она чуть слышно и захлюпала носом, когда я её приобнял.

Ё - моё... Не были бы руки заняты, звезданул бы себя по лбу со всей дури...

Только сейчас до меня дошло, что у нас не так было, и чего Дашка от меня так долго ждала. Признания в любви и предложения. Вроде бы пустая формальность, а если разобраться...

Наверняка же она сама себя не раз ломала, когда приехала и дожидалась этих слов. Гордость и воспитание не позволяли ей начать самой. Положено же, чтобы мужчина предложение делал, а то иначе всё выглядит так, словно девушка ему навязывается...

Тем более в её положении, точнее в положениях. Вроде как и она беременна, и с Родом своим порвала и теперь не совсем, чтобы княжна, а тут ещё я туплю... Чего ведь только я себе не напридумывал, а ларчик, оказывается, просто открывался.

Интересно, я один такой недотёпа, или с остальными парнями всё так же происходит.

Пусть и с некоторой задержкой, но до Джуны мы добрались. Целительница вышла меня встречать с мужем и дочкой, но заметив выходящую из машины княжну, быстро затолкала дочь обратно в дом. Дожидаться её возвращения пришлось минуты три.

– Джуна, я и дочке подарок привёз, – укорил я целительницу, когда она вернулась на крыльцо.

– Девка мала ещё. Чувства может не сдержать. Или ты про сглаз никогда не слыхал? – сурово ответила женщина, видимо ещё не успевшая отойти от разговора с дочкой.

– Слышал, но всерьёз не воспринимал. Думал, сказки, – замялся я, не рискуя оглянуться на Дарью, – Мне бы подарки детишкам куда-то выгрузить

– С Акакием к пансионату езжайте, а мы с красавицей твоей пойдём стол накроем, – поёжившись на ветру, отозвалась целительница.

С раздачей подарков я несколько задержался. Малышня отчаянно старалась мне понравиться. Каждой из них хотелось быть лучшей и получить хоть на толику больше внимания. Пару раз мне пришлось краснеть, ненавязчиво останавливая девочек, вспомнивших некоторые приёмы из их недавней жизни. Напрасно я ожидал приход Дашки, надеясь, что её присутствие немного образумит малышей. Видимо у неё нашлись дела поважнее и мне на помощь она не спешила.

Вырваться к Дарье удалось лишь через час и то оставив у малышни в заложниках мужа Джуны. Всех женщин я увидел за праздничным столом. Они сидели подозрительно благостные и умиротворённые. Даже дочка Джуны выглядела довольной, уплетая за обе щёки какие-то восточные сладости из вазочки. Вручил обеим целительницам подарки, прихваченные по пути из машины.

– Стоило так тратиться? – проворчала Джуна, рассматривая шаль искусной работы. Ага, а у самой глаза заблестели.

Зато мелкая своего восторга не скрывала. Ещё бы... Кукла - медсестра, с полной сумкой медицинских прибамбасов. Так, ребёнка мы на какое-то время потеряли. Пока она всё на диване разложит, да обратно не по разу соберёт, её мы не услышим.

– Где ты так долго пропадал, милый? – почти пропела Дарья.

Ой, как не нравится мне этот её тон...

– С малышнёй возился. Отпускать не хотели. Кстати, могла бы и зайти к ним, – недовольно заметил я, оглядывая стол и размышляя, с чего бы начать.

– Это хорошо. Такие навыки нам скоро пригодятся. Мальчикам тоже внимание потребуется, – промурлыкала Дашка.

– Каким ещё мальчикам? – задал я вопрос, пододвигая к себе блюдо с холодцом. С Джуной мы неплохо сошлись, пока она меня лечила. Так что с общением у нас всё просто и незатейливо. Редко, в каком доме я могу себя так свободно чувствовать, как у неё.

– Нашим, каким же ещё, – наигранно удивилась Дарья, с явным намёком погладив себя по животику.

Сначала у меня из рук выпала лопаточка, на которую я успел водрузить приличный кусок холодца, а потом ещё и тарелка грохнулась на пол. Не заметил, как смёл её, продолжая двигать к себе блюдо.

– Мальчикам... – я перевёл взгляд с Дарьи на Джуну.

– Определённо мальчики. Двойня. И уже аурой светят, словно два солнышка, – подтвердила целительница, наблюдая за мной с затаённой улыбкой, – С сильным Даром детишки будут.

Я вернул обратно упавший на скатерть холодец и растерянно начал озираться в поисках стакана.

– Можешь коньячка выпить. Всё равно я тебя за руль в таком состоянии не пущу, – правильно истолковала Дарья мой блуждающий по столу взгляд, и повернувшись к Джуне, добавила, – Мужчины, они такие чувствительные.

Коньяк пошёл мне на пользу. По крайней мере в отражении на блестящем боку самовара теперь просматривалось существо с более менее осмысленным взглядом.

Рассмотрев себя, я уставился на остаток коньяка в бокале, янтарным озерцом переливающегося по дну приличной по размеру посудины. Краем глаза успел заметить, что женщины смотрят на меня с затаённым любопытством. Мне бы радоваться сейчас, а я сижу, словно меня пыльным мешком по голове огрели.

Нет, с этим нужно что-то делать.

Я решительно замахнул остаток напитка, и тут услышал детский голосок из-за спины:

– Дядя Олег, а правда, что вам несколько жён положено?

Я поперхнулся, а потом так закашлялся, как ещё никогда в жизни не кашлял.

** *

Третье января 211 года от Начала. Утро. Зимняя резиденция Императора.

В отличии от большинства великосветской знати, семья Императора вставала рано. По установившейся традиции, на завтрак отводилось пятьдесят минут. Без десяти минут девять завтрак заканчивался и к девяти утра государь уже принимал утренние доклады в своём кабинете.

Количество участников завтрака было тоже регламентировано и ограничивалось двадцатью пятью персонами. Двадцать мест считались постоянными, и только пятеро гостей менялись каждый день.

Хотя сам государь был неприхотлив в еде, но при соблюдении официоза большое значение имел именно статус "царского стола", и за плохо подготовленные блюда он мог объявить "высочайшее неудовольствие", что было чревато неприятными последствиями. Однажды недовольный не свежими булочками Император отправил гофмаршала графа Тизенгаузена с несколькими придворными служителями из летней резиденции в столицу пешком.

Когда Император бывал в хорошем расположении духа, он непринужденно шутил и беседовал с гостями, но, как все отмечали, при этом всегда оставался государем и не допускал, чтобы кто-нибудь нарушал субординацию.

Стол для завтрака сервировался в Столовом зале. На закусочном столике наряду со спиртным стояли тарелочки с икрой, балыком, селедкой, маленькими сандвичами и два-три горячих блюда. Затем, также для закуски, во время которой шла общая беседа, подавались яйца или рыба, мясо белое или темное, овощи, компоты, фрукты и сыр.

Потом все следовали к столу в центре зала, на который выставлялось три основных блюда, а завершалась трапеза кофе.

Императорская кухня была своеобразным государством в государстве. Министерство императорского двора платило метрдотелям деньги, а те, в свою очередь, гарантировали качество блюд, зарабатывая при этом в буквальном смысле весьма дорогостоящую репутацию царских поваров. Качество продуктов гарантировалось репутацией поставщиков, которых подбирали очень тщательно. При нынешнем Императоре постепенно сложилась практика обеспечения дворцовой кухни продуктами ферм, оранжерей и рыбных садков императорских резиденций.

– Дядюшка, нам нужно поговорить, – обе племянницы Императора подошли к закусочному столу, безошибочно определив, что государь сегодня в настроении. Далеко не каждый день он позволяет себе с утра малый лафитничек с чистой, как слеза, ледяной водкой.

– О чём, мои хорошие? Впрочем, позвольте, сам догадаюсь. Вы решили, что пора вам заневеститься, а это иных, дополнительных расходов требует. Ежели так, то на такое дело средства изыщем, – государь отловил специальной вилочкой самый маленький хрустящий груздочек, и макнув его в сметану, смачно забросил в рот, расплываясь в улыбке от наслаждения.

– Не надо нас поддразнивать. С этим пока не горит, хотя... – Ирина с сомнением бросила мимолётный взгляд в сторону сестры, – Вопрос у нас интересы Империи затрагивает. И сдаётся мне, что он далеко не так прост, как нам казалось сначала.

– Вот так, значит. А кратко излагать суть дела вас наставники не выучили?

– Позволь, я, – Алёна сделал маленький шажок вперёд, чуть потеснив сестру, – Граф Бережков изготовил лекарские пояса. Как считает профессор Махотин, который заведует обучением военных лекарей, эти артефакты не только позволят в разы увеличить число пациентов, обслуживаемых лекарем за один сеанс, но и дадут возможность даже курсантам пользовать заклинания более высокого ранга. На ранг, а то и на два выше, чем те, каким их сейчас обучают. Сам граф от участия в военной медицине напрочь отказался, сославшись на отсутствие необходимых знаний и вместо себя предложил Ирине возглавить это направление. Мы посчитали, что не дело отдавать в чужие руки такие перспективы. Лучше всего, если наш Клан их возглавит. Что особенно ценно, никто нас не упрекнёт, что мы интересы Империи не блюдём. Как раз наоборот. Да и благодарность ветеранов, которых лекари излечат, не стоит со счетов сбрасывать. Деньгами её не измерить, но преданность армии во многом от таких мелочей зависит. Это всё, если вкратце. На самом деле перспективы ещё обширнее, но и времени для их описания больше потребуется.

– На первый взгляд дело хорошее. Стоящее. Такое грех не поддержать, – прищурился Император, тщательно взвешивая слова, – Занимайтесь, кто вам мешает.

– Я же тебе говорила, что дядюшка будет не против, если вместо накопителей граф налог поясами за следующий год выплатит, – сверкнув улыбкой, обратилась Алёна к сестре.

– Стоп, стоп, стоп, – государь поднял обе руки перед собой, в одной из которых по прежнему держал вилку, – Бережковские накопители трогать не смейте. На них другие планы имеются. Мне ещё полк перевооружать предстоит.

Не отказал Император себе в удовольствии побывать в декабре на учениях гвардейцев. Особое внимание уделил отдельной эскадрилье, летающей в новых доспехах. Тех самых, "бережковских". Удачная шутка получилась. Так глядишь, ещё год - другой удастся графом Бережковым прикрываться, сохраняя в тайне научно - инженерный центр, созданный советником Мещерским. А доспехи и впрямь хороши оказались. После показательных стрельб последние сомнения отпали. Все мишени, в качестве которых использовались трофейные легкобронированные машины, эскадрилья разнесла в хлам с первого же пролёта. У румынского броневичка так и вовсе двигатель на дорогу вывалился.

– Мой наставник по экономике говорит, что в казне на этот год лишних денег не предвидится, – задумчиво произнесла Алёна, перебирая в руках изящный браслет так, словно это чётки, – Военные нам тоже ничего не дадут. Ещё и благодарить заставят, что лекарей не сократили. Дядюшка, а может графу Бережкову земель каких-то дать? Чтобы налоги с них поясами взимать.

– Хм, пожалуй... Вы мне ваш проектик на бумаге изложите подробнее, я его изучу, и где-то через месяц мы к вашему вопросу обязательно вернёмся, – благожелательно улыбнулся государь обеим племянницам.

Обеих девушек такое обещание вполне устроило. Характер Императора они досконально изучили и отлично представляли себе, когда он согласен с их замыслами, а когда нет. Одно то, что он проект изучит, уже означало, что их затея Императором принята в работу и изучением проекта он своих советников озадачит от собственного имени, а не сопроводит резолюцией. Для понимающих людей это многое значит.

** *

Утро седьмого января для меня началось несколько необычно.

Ещё вчера, с вечера, Дарья начала меня интриговать. Встретила на крыльце, и не дав пройти по первому этажу, утащила в спальню, где был накрыт ужин. Оценивая стол голодным взглядом, чуть было не упустил из виду, как изменилась спальня. Если огромную кровать я уже видел, её чуть ли не первую установили, как только из столицы приехали грузовики с Дарьиными покупками, то остальное появилось за прошедший день. Пришлось внимательно всё обходить, рассматривать и восхищённо цокать языком, нахваливая хозяйку. Иначе бы меня к столу, похоже, не пустили.

Проснувшись, я Дашку около себя не нашёл. В доме еле слышно раздавались незнакомые звуки и едва уловимо пахло кофе и ванильными булочками.

О своём пробуждении я оповестил весь дом трубными звуками унитаза. С фаянсовым другом срочно нужно что-то делать. Я, когда первый раз услышал этот оркестр, чуть Щиты кастовать не начал. Этакий низкий, взрыкивающий рёв атакующего носорога, проламывающегося по трубам, вскоре заканчивался смачным хлопком, гулкими звуками тропического ливня и угрожающим, свистящим шипением. В качестве завершающего аккорда звучал прощальный всхлип баньши. Большое помещение туалетной комнаты отлично выполняло роль резонатора, добавляя к звуковым эффектам свои нюансы и эхо, продолжительностью в пару секунд. Короче, кошмар и ужас в одном флаконе, зато и сна, после посещения туалетной комнаты, уже ни в одном глазу нет.

– Одевайся, идём завтракать, – скомандовала Дарья, выдавая мне костюм из моей половины новенького шкафа, только вчера появившегося в спальне.

Та-а-ак... В трусах я на завтрак никогда не выхожу, но одевать с утра пораньше костюм... Ладно, не будем расстраивать беременную девушку, хм, или женщину. Хотя нет, до свадьбы она вроде бы девушкой считается, впрочем, если по существу разобраться...

Запутавшись в размышлениях, я безропотно позволил Дарье повертеть себя для пристального осмотра и критики, а затем даже в зеркало на себя, расфуфыренного, полюбовался, по её настоянию. Правда, спустя минуту мне снова пришлось лезть в шкаф и разыскивать лаковые штиблеты. Нет, определённо в жизни графов есть свои минусы. Вот чем ей мои тапочки не угодили? Совсем новые, между прочим. Даже задники не стоптаны. Ну, почти не стоптаны.

Войдя в зал, я замер, а потом украдкой оглянулся.

Дом точно мой, а зал нет. Не было у меня в доме столь помпезного помещения, задрапированного бархатом и ещё какой-то плотной тканью, с тяжёлыми занавесями на окнах, огромной люстрой и массивным столом с соответствующими ему стульями. И ковров на полу не было, и... Да много чего.

– Как тебе? – прервала Дарья затянувшееся молчание.

– Нет слов, – честно ответил я, придержав впечатления при себе.

Скажем так, в халате, или в домашних шароварах со свитером, я бы себя в таком зале чувствовал неуютно. Помещение обязывает, знаете ли.

Зато Дашка, в лёгком бежевом платье, с ниткой жемчуга на шее и с небрежной, на первый взгляд причёской, в обстановку вписывалась, как родная.

К счастью, новшества на этом почти закончились. Это я к тому, что овсянки на завтрак не было. Строгая горничная, в накрахмаленном переднике и в длинной (В длинной! Чёрт бы её побрал!) чёрной юбке положила на тарелки вполне себе съедобную яичницу с помидорами, а до всего остального мы и сами дотянулись. Мясного ничего не было. Пост только к вечеру закончится. Кофе, впрочем, оказался так себе. И это примирило меня с действительностью, лишний раз подтвердив истину о том, что в мире нет совершенства.

На верфи поехал не переодеваясь, всё в том же костюме. Как-никак день сегодня воскресный и праздничный. Не то, чтобы церковь нынче довлеет над умами, но свою атмосферу торжественности и праздника она несёт, и народ с радостью откликается на нескучные церковные действа.

Наша машина остановилась на площади, упершись в столпотворение. Тут собралось около сотни народа, далеко не в праздничной одежде. Больше половины составляли бабы, все, как одна вооружённые метлами и швабрами. Народ расступился было, пропуская машину, но я велел водителю остановиться. Неужели и я бунта дождался?

– Привет народ, в честь чего собрались? – поинтересовался я, вылезая из автомобиля, – О, Семёныч, и ты тут, – увидел я хорошо мне знакомого мастера - инструментальщика, с которым мы не раз вместе работали на отладке магической оснастки.

– Так это, Олег Игоревич, прораба мы ждём. Он за ключами побёг, – по привычке обратился ко мне мастер без всякого чинопочитания. Некогда нам с ним было во время работы в сиятельств играть.

– Что, вот прямо все тут его и ждут? – не поверил я, и оглянувшись, увидел, как люди мне закивали.

– Строители-то ещё дней пять собираются бассейну построенную отмывать да мусор всякий вытаскивать. Вот и решили мы всем миром помочь. Больно уж детишкам невтерпёж. Все уши прожужжали, когда да когда, – поведал Семёныч.

– Эх, одежда у меня не подходящая, а то бы тоже пошёл помогать, – вздохнул я распахивая куртку и демонстрируя костюм.

Понятное дело, никуда идти я не собирался, но ведь прекрасно знаю, что к вечеру про эту мою фразу весь посёлок знать будет.

– Да вы уж лучше по делам своим езжайте, ваше Сиятельство. Ваши дела всяко поважнее будут, – подхватила мастера под локоть бойкая баба, в которой я признал новую заведующую прачечной, – А мы тут сами всё до блеска отмоем и отчистим. Можете не сомневаться.

В это время забренчали ключи и народ потянулся в раскрывшиеся двери только что отстроенного бассейна, а там и из прачечной шустрые молодки потащили вёдра с водой.

Да, вот такой странный деревенский бассейн у меня вырисовался, когда я при его проектировании решил с народом посоветоваться. В итоге с одной стороны к бассейну прачечную с чайной пристроили, а с другой баню с пивным залом. Приведёт семья детишек в воде порезвиться, баба бельишко в моечную машину засунет, да с подругами в чайную пойдёт, там вместо одной из стен окна сделаны, чтобы весь бассейн видно было. Опять же с другой стороны мужик на детишек смотрит, сдувая после парилки пену с пивной кружки. Архитектор наш, когда про такое непотребство услышал, чуть не позеленел весь, доказывая, что таких бассейнов не бывает. Это в городах не бывает, а нам, деревенским, оно самое то, что надо. И бабе облегчение со стиркой, и детишкам радость, и мужику отдых. Этакий малый семейный праздник. Опять же и узлы с бельём не одной тащить.

Ну, да ладно, раз у меня бунтом и не пахнет, то действительно, самое время делами заняться. Тем более обстоятельства так сложились, что пришлось некоторые сроки и планы срочно менять.

Ретрансляторную станцию, установленную на дирижабль, Степан давно надумал сделать. Оттого и людей себе особых подыскивал, в основном на радиоделе специализирующихся. А когда с деньгами полегчало, он и развернулся, как следует. Так-то мы в конце месяца задумали испытания проводить, чтобы ещё на земле не на раз успеть всю аппаратуру проверить, но жизнь внесла свои коррективы. Из-за бунтов, возникающих то тут, то там, по всей стране начала пропадать телефонная связь. Где столбы оказались повалены, где провода порваны, несколько городских станций так и вовсе бунтовщики разгромили, а уж сколько обесточили, и не сосчитать. Как по мне, так я бы далеко не все случаи на народный бунт списывал. Чувствуется в таких действиях определённый умысел. Не на пользу Империи направленный.

Но как бы то ни было, а радиостанции пока работали исправно. И у армейцев, и в городских гарнизонах. Дальности зачастую не хватало, так для этого и нужен оказался ретранслятор. Зачем нам строить высоченную вышку, если мы дирижаблем можем такую станцию на километры вверх поднять и зону охвата раций в разы увеличить.

Изначально Степан планировал, что дирижабль - ретранслятор будет управляться с земли по радиосигналам, но с этой системой у них пока не сложилось. Короче, готов у нас оказался лишь сам ретранслятор, а управлять дирижаблем пока пилоты будут.

Аппаратуру в дирижабль монтировали всю ночь и сегодня у нас первые пробы нового изделия.

На лётное поле я приехал почти что вовремя. Дирижабль как раз прогревал двигатели. Ещё раз уточнил детали со Степаном. Он сегодня летит работать оператором при ретрансляторе. Я буду наблюдать за испытаниями с земли, находясь в наземной операторской.

– Там к тебе соседи всем семейством приехали. Я их в пока в гостинице разместил. Похоже, они у нас отсидеться решили, пока народ бунтует, – сказал мне Степан перед вылетом.

Дирижабль медленно поднялся над полем и замер на высоте метров в сто, распуская антенны. Фазированные решётки дальней связи ажурной паутиной разворачивались одна за другой. К счастью, все они раскрылись штатно, не потребовав аварийной посадки. Дирижабль продолжил набор высоты, а я поспешил в операторскую. Первые пробы мы начнём с высоты в пятьсот метров и затем продолжим их, каждый раз увеличивая высоту на эти же самые метры. Выше трёх километров сегодня подниматься не будем. К высотным полётам мы подготовиться не успели. Банально у нас не нашлось подходящих дополнительных баллонов большой ёмкости под кислород, и не осталось места для их монтажа. Всё свободное пространство гондолы заняли блоки ретранслятора и переплетения проводов. Потом мы всё скомпонуем, конечно же, но пока работаем с тем, что есть.

– На связи Рязанский гарнизон, – услышали мы голос Степана, спустя некоторое время, – Сообщите им наши частоты и организовывайте двухстороннюю дуплексную связь.

Один из операторов, нацепив гарнитуру, тут же забубнил в микрофон, начав передавать рязанскому радисту частоты ретранслятора.

– Слышу штаб Центрального округа, перевожу на вас.

– На связи Серпухов и Тула, работайте.

Вскоре все шесть операторов сыпали скороговорками, работая на полную.

Где-то уже взлетали дирижабли с десантом. Затем, получив приказ на вылет, выдвинулся артиллерийский дивизион тяжёлых дирижаблей. С высоты в два километра мы достали Питер, Минск, Воронеж и Новгород. Эфир трещал и сыпал искрами, а лампы в передатчиках раскалились добела. Но это было ничто по сравнению с бушевавшими в переговорах эмоциями.

– Слышу сигнал SOS. Его глушат. Я попытаюсь подхватить его направленной антенной, а вы отстраивайтесь от помех, – услышали мы голос Степана, когда его дирижабль поднялся на высоту в три километра.

– Всем, кто меня слышит. Нападение на резиденцию князей Рюминых. Жизнь наследников Императора в опасности. Требуется помощь. Мы сами долго не продержимся. Всем, кто меня слышит...

Рюмины... Алёна!

– Тревога! – заорал я в микрофон громкой связи со всей дури так, что меня наверное и без него половина посёлка услышала, – Всем пилотам, десятиминутная готовность. Экипажам "Сапсана" и "Кречета" подготовиться к вылету.

Глава 32

Седьмое января 211 года от Начала. Четыре часа по полудни. Имение Великих князей Рюминых под Каширой.

Если ещё час назад майор Игнатьев только слегка нервничал, то сейчас он находился в состоянии, близком к панике.

Сколько сил и нервов им было потрачено, сколько связей подключено для того, чтобы возглавить охрану на предстоящем мероприятии, и когда он добился своего, мир вокруг начал рушиться.

Из того, что государь обязательно появится на праздновании совершеннолетия его племянника, секрета никто не делал. Где ещё, как не тут, у графа Игнатьева появится возможность показать себя, а то и удостоится монаршей похвалы, попавшись ему на глаза. Да и с племянником Императора нужно поближе сойтись. Опять же статус начальника охраны позволяет во время празднеств частенько находиться рядом с Императором. Понятно, что при государе его собственная охрана ещё будет, но наверняка и ему неподалёку от Императора всегда место найдётся. А уж сколько глаз будет внимательно наблюдать, кто ныне к государю в ближнее окружение допущен, не перечесть. Как ни крути, а порой удачная карьера из таких вот ключевых моментов складывается.

Казалось бы, что ещё нужно человеку, получившему должность начальника штаба гвардейского императорского полка?

Особых военных талантов граф Игнатьев за собой не отмечал. Гораздо лучше ему удавались разнообразные празднества и торжества, в организации которых ему не было равных. Впрочем и штаб полка при нём работал, как часы. За первый же год удалось Игнатьеву понемногу очистить свою структуру от бесполезных боярских сыночков, заменяя их отличными специалистами, которых он без всякого зазрения совести сманивал откуда только можно.

Понятное дело, что без помощи и связей своего близкого родственника, генерал - инспектора, командующего Петроградским военным округом ему бы такое не вдруг удалось. Так и должности своей сегодняшней, скажем прямо, не видать бы ему никогда без протекции своего заслуженного родственника. Крепко поспособствовал дядюшка, что и говорить, и как оказалось, не без дальнего умысла. Оттого и отнёсся граф к высказанному им пожеланию со всей серьёзностью, тем более перспективы ему дядя обрисовал такие, что дух захватывало. Ни много ни мало, а стать гофмаршалом двора, сначала при одном из наследников Императора, а там чем чёрт не шутит... Обидно, конечно же, что гвардейский мундир придётся снимать, больно уж он к лицу пришёлся, но опять же, должность гофмаршала словно специально создана под его, Игнатьева, способности и таланты.

Кто же знал, что обычное светское мероприятие обернётся в настоящее сражение. А как всё хорошо начиналось...

С семейством Императора, а также с его племянником и племянницами, графу Игнатьеву уже доводилось сталкиваться. Ему нравились непоседливые сёстры, без особого труда управляющие своим братом. Впрочем, тот лишь делал вид, что их поручения и каверзы его всерьёз задевают, а на самом деле он охотно подыгрывал девушкам, зная, что в их действиях никогда не будет ничего такого, что нанесёт ему вред или заставит по настоящему на них обидеться. Случись что, обе сестрички тут же кинутся на его защиту, а любую неловкость всегда сгладят искренними извинениями и добрыми делами. Порой настолько добрыми, что хочется их попросить устроить ещё что-нибудь.

Импонировала графу и та простота, с которой сёстры общались с охраной и слугами. Никакого чванства и снисхождения до разговора с теми, кто стоит ниже тебя по социальной лестнице. Порой казалось, что они всего-то высказывают пожелания, которые выполнялись заметно лучше и быстрее, чем иные строгие приказы. А уж когда по дворцу рассыпался смех Алёны Рюминой, то от всего сердца улыбались даже самые угрюмые и чёрствые люди.

Прибыв вместе с племянником и племянницами Императора в имение Рюминых, Павел Георгиевич был приятно удивлён расторопностью местного управляющего, в считанные минуты расквартировавшим всех прибывших. Без малого сотня человек была им расселена без особой суеты. Стоит к такому специалисту присмотреться внимательнее. Крайне перспективный молодой человек, с редким талантом. Прежний управляющий, высокий худой старик, что запомнился графу по прошлогоднему визиту, и за час бы с расселением не управился, создав нервозную обстановку и путаницу.

Своими гостевыми покоями граф оказался доволен.

Не царские хоромы, понятное дело, но при ожидаемом наплыве большого количества высокородных гостей и такое размещение дорогого стоит. По крайней мере уже не стыдно будет баронессочку какую к себе на вечерний чай пригласить, если сложится. Предвкушая прибытие нескольких приятных знакомых женского пола, граф уделил особое внимание качеству постельного белья и довольно потирая руки отправился принимать доклад начальника охраны имения.

Как не настраивал себя майор, пытаясь показаться строгим и въедливым служакой, придраться особенно ни к чему не удалось. Охрана имения Рюминых поставлена мастерски. Три круга мощнейшей магической защиты. Стальные колпаки для стрелков. Две системы сигнализации и вполне бравый вид самих охранников. К этому можно добавить мощные стены, сторожевых собак и то, что сам дворец также далеко не прост. Не очень-то по нему разгуляешься, если кто-нибудь из Рода Рюминых активирует его внутреннюю защиту.

Неприятности начались седьмого числа, после второго завтрака.

Взволнованный радист примчался с такой скоростью, что его даже охрана не успела остановить. Он пулей ворвался в обеденный зал, чуть было не снеся двери, распахнувшиеся разом на обе створки.

– Зимнюю резиденцию Императора атакуют превосходящие силы заговорщиков! В северном крыле Зимнего дворца замечен пожар! Движение по центру столицы перекрыто бунтовщиками, – буквально выкрикнул он последние новости, услышанные им по радио.

– Господа, я вынужден вас покинуть. Мне необходимо срочно связаться со штабом, – встал из-за стола Игнатьев и решительным шагом направился к ближайшему телефону.

С трудом дозвонившись до дежурного офицера, он попытался было выяснить обстановку, но никакой ясности не получил. Дежурный сразу в несколько телефонных трубок кричал одно и то же:

– Всех свободных пилотов направляйте к Зимнему!

Возвращаясь обратно, майор ещё раз обдумал услышанное. Похоже, что в имении Рюминых им ничего не угрожает. Здесь и своя охрана неплохая, и защитные артефакты солидные, кроме того, если он отпустит в столицу десяток приданных ему пилотов в МБК, то останутся ещё бойцы наземной службы, назвать которых новичками ни у кого язык не повернётся. Зато, не отправь он сейчас никого на помощь Императору, то рано или поздно такой факт ему припомнят. На карьере смело можно будет поставить крест и с позором выйти в отставку, и то, если позволят.

– Господа, я получил приказ отправить всех пилотов к Зимнему. Однако прошу никого не волноваться. У нас достаточно сил, чтобы вы могли чувствовать себя в безопасности, – доложил он, вернувшись в зал.

То, что принятое им решение оказалось ошибочным, граф Игнатьев понял лишь через полчаса после вылета пилотов в столицу.

Сначала пропала телефонная связь, а буквально через несколько минут погас свет, горевший в зале из-за пасмурной зимней погоды.

Не успели ещё прочихаться аварийные генераторы, как в казарме охраны ухнул мощный взрыв и почти тут же из окон первого этажа казармы повалил густой дым.

– Пожар!

– На нас напали! Охрана обстреляна.

– Ощущаю магическую атаку!

Выкрики слились чуть ли не воедино, совпав с яркой вспышкой, заставившей майора отшатнуться от окна, куда он кинулся было, пытаясь разглядеть, что же происходит на улице.

– Константин Семёнович, что за магическая атака? – выделил майор последний выкрик, обращаясь к наставнику по магии, преподающего её присутствующей здесь молодёжи.

– Пока не слишком опасная, но решения крайне интересные, – ответил стоявший у окна наставник, не оборачиваясь к Игнатьеву, – Похоже, кто-то прощупывает линию защиты дворца и делает это очень умело. Кстати, и достаточно удачно. Думаю, не ошибусь, если скажу, что по большей части защитные контуры первого круга неисправны или отключены. Так что минут через пять наши гости эту защиту обойдут и начнут проламывать второй круг. Было бы совсем неплохо, если ваши гвардейцы постреляют в ту сторону. Полагаю, это нападающих отвлечёт и отобьёт желание подходить ближе. Командуйте , майор, а мы пока на балкон выйдем.

На улице майора ждали неутешительные новости. Половина охраны имения, собравшаяся на обед, была уничтожена взрывом, произошедшем в оружейной комнате казармы. Не лучше обстояло дело и с арсеналом дворца. Судя по тому, что уже в коридоре, ведущему ко входу в арсенал, было по пояс ледяной воды, то и сам арсенал скорее всего затоплен.

То, что внутри дворца имело место предательство, стало очевидным.

Добило майора известие о разгромленной дворцовой радиостанции и убитых там радистах.

Новый комендант со своими помощниками действительно оказался расторопным малым. Мало того, что сам он час назад уехал в город, так ещё и защиту дворца всерьёз подорвал. Словно в подтверждение этих мыслей снова замигал, а затем и вовсе погас свет. Через пять минут Игнатьеву доложили, что баки с топливом пробиты в нескольких местах, а фильтры генераторов забиты песком.

Оставалось надеяться лишь на чудо и на слабенькую рацию в своей штабной машине. Впрочем, и эта надежда угасла после доклада радиста о том, что противник использует против них мощные армейские глушители.

Помощь не придёт.

Никто не узнает о нападении.

Вернувшись с улицы, граф отметил, что в зале осталась лишь прислуга и несколько пожилых дам. Пришлось подниматься на второй этаж и выходить на балкон.

– Граф, не подскажете, какой у вас ранг? – встретил его вопросом Константин Семёнович, наставник княжеской семьи по магии.

– Шестой, – машинально ответил майор, оглядывая присутствующих, выстроившихся на балконе в чёткие геометрические фигуры.

– Отлично, тогда помогите Антону подержать щиты. Вскоре мы освободимся и вас сменим. Просто положите ему руки на плечи, – мягко посоветовал он графу, который замешкался, не понимая, что от него требуется.

Из-за спины рослого княжича майору толком не удалось разглядеть, что именно сделал наставник, встав во главе первой группы Одарённых.

– Для несработанной звезды весьма неплохо получилось. Щиты мы с них сняли. Теперь главное – это не дать им уйти, – минуту спустя услышал Игнатьев бодрый голос Константина Семёновича, переходящего к следующей группе магов.

Теперь он смог видеть, как напряглись Одарённые, когда наставник отточенными движениями плёл сеть сложнейшего заклинания. До конца досмотреть не удалось. Внезапно граф почувствовал два тяжелейших удара и его сердце на какие-то секунды замерло. Тяжело завалившись на пол, Игнатьев с трудом заставил себя хватать ртом стылый зимний воздух.

– Отличненько. С этой группой нападающих мы справились. Граф, что с вами? – Константин Семёнович только сейчас обратил внимание на сидящего Игнатьева и подойдя к нему, заботливо подхватил графа под руку, заодно проверяя пульс, – Хм, батенька. Одного ранга мало. Тренировочки вам требуются. Всего-то две пули в ваш щит попали, а вы уже сомлели. Значит, каналы у вас ни к чёрту. Ну да ничего. Через минуту - другую замковые артефакты свои щиты восстановят и не будут пульки сюда долетать. Да и стрелять пока некому. А вы шли бы в зал, голубчик. На диванчик прилегли, что ли. Винца красного полстаканчика выпили. Самое то в вашем состоянии.

Не сразу, но Игнатьеву удалось подняться на ноги и с чьей-то помощью он дошёл до двери. Придерживаясь за косяк, граф оглянулся.

Ещё недавно склон холма, на котором построен замок Рюминых, был искристо - белым и по нему змеилась такая же белая дорога. Зима нынче снежная выдалась, снега чуть не по пояс навалило. Зато теперь на двух широких проплешинах, шириной заметно больше футбольного поля, белого цвета вообще не было. Серая, местами чёрная земля казалась обугленной, и это сходство ещё больше усиливали клубы дыма и пара, поднимавшиеся над тем, что не так давно было группой людей и парой бронированных машин, выехавших на дорогу, чтобы поддержать магов пулемётным огнём.

– А вот это уже серьёзно, – успел услышать Игнатьев погрустневший голос Константина Семёновича, прежде, чем захлопнувшаяся дверь балкона оборвала для него звуки с улицы.

Старейший архимаг Империи был мрачен. Вся эта затея с заговором и сменой Императора ему решительно не нравилась с самого начала. За свои сто восемьдесят лет жизни Савва Савельевич привык держаться в стороне от политики, насколько это было возможно, но в этот раз не сдержался. Слишком велико было искушение. Согласитесь, не каждый день могущественному магу, у которого магия Крови развита ничуть не хуже, чем магия Огня, предлагают полную безнаказанность за проведение опытов над людьми и в качестве бонуса прилагают пару - тройку особей императорской крови. Той самой, которой приписывается легендарная возможность бессмертия. Проверить легенду пока невозможно. Своей смертью ещё никто из носителей этой крови не умер. Что особенно заманчиво, так это то, что две особи будут женского пола и обе они достаточно молоды. Несколько младенцев от разных партнёров, а там можно будет с уверенностью выделить из их крови экстракт для продления жизни. По сравнению с таким открытием, способным стать поворотным моментом в истории развития человечества, всё остальное – ничтожный тлен. Власть, деньги, замки, жизни и судьбы жалких людишек, считающих себя мудрыми правителями – это абсолютная чушь, ничто. Все властители на коленях будут приползать к нему за очередной порцией жизни, выполняя любые прихоти величайшего мага в истории этого мира.

Началось всё неплохо. Поднявшись на пригорок, находившийся шагах в двухстах от атакующих, Савва Савельевич наблюдал, как две звезды магов и несколько его учеников - одиночек начали проламывать защиту замка с юга. Он знал, что вторая группа магов в это время уже перекрыла дорогу с севера, больше выполняя функции заслона, а заодно и помогая основной группе разряжать систему защиты княжеского имения. В качестве обычной огневой поддержки с их стороны с ними был батальон конвойных войск, два взвода стрелков - пехотинцев и три сотни боярских дружинников. Остальные вояки, участвующие в операции, разместились километрах в пяти по обе стороны от замка, заминировав пути возможного подхода подкреплений к осаждённым и перекрыв полотно дороги бетонными блоками.

Взрыв, прозвучавший в имении Рюминых, оповестил нападающих о начале штурма. Часть артефактов наружной линии к тому времени уже была выведена из строя людьми коменданта, и атакующие звёзды, найдя прорехи в обороне, споро добивали остатки защиты внешнего круга, расширяя брешь и обеспечивая себе безопасный подход к укреплениям второго круга.

Ослепительный купол, накрывший часть склона холма, оказался нестерпимо ярок и скрыл под собой атакующие звёзды магов.

– О-о, что это? – охнул за спиной архимага неприметный типчик с незапоминающимся лицом. Неделю назад его прислал заказчик для решения вопросов по координации, и теперь этот человек хвостиком таскался за магом, куда бы тот не пошёл.

– Испепеляющий Огневорот, – чуть слышно прошипел архимаг, поворачиваясь к сопровождающему и отводя глаза от ослепительного пламени, – Почему меня не предупредили, что в замке есть боевая звезда или сильный маг?

Под сильным магом Савва Савельевич понимал внерангового мага, перешагнувшего десятый уровень по имперской классификации. Так уж сложилось, что истинные мастера магии плевать хотели на уровни, прекрасно сознавая, что не Силой единой определяется их мощь. Слишком велик перечень условностей, позволяющих архимагам, как в конце концов стали называть всех магов, превысивших резерв в тысячу единиц, чтобы одно и то же базовое заклинание у них действовало далеко не одинаково. Взять тот же Огневорот. В каноническом виде это комбинация магии Огня и Света, где Огню отводится восемьдесят процентов прилагаемой Силы. Однако любой архимаг использует свой личный Огневорот, словно опытный повар добавляя в него те ингредиенты, которые больше всего соответствуют его способностям и владению стихиями. Маги Воздуха охотно пожертвуют частью Света, добавив в заклинание менее затратную для них воздушную составляющую, и получат на выходе дополнительное усиление в виде огненного тумана, а те, у кого больше выражена способность к магии Земли, так ещё и процент магии Огня снизят в пользу магии Земли, превращая Огневорот в извержение вулкана с потоками лавы. В итоге обычный Огневорот в исполнении архимага при меньшем расходе Силы становится в разы более убийственным.

– Нет там магов выше обычных уровней. У меня есть поимённый перечень всех Одарённых, находящихся в замке, – координатор вытащил из внутреннего кармана несколько листков, и найдя нужный, раскрыл его, словно предлагая Савве Савельичу ознакомиться.

– Магу десятого уровня на Огневорот силёнок не хватит, – произнёс архимаг, пристально глядя туда, где ещё несколько секунд назад бушевало пламя. Глаза уже отошли от вспышки, но пар и пыль, поднявшиеся на месте огненного купола пока ничего не позволяли рассмотреть, – Но кто-то же эту технику выполнил.

– Может быть Шабалин? – неуверенно предположил координатор.

– Какой из них? Уж не Костик ли?

– Шабалин Константин Семёнович, наставник Рода Рюминых по магии, – сверился со списком координатор.

– Упорный молодой человек, – уважительно кивнул головой Савва Савельевич, – Лет пять назад его на Совете высмеяли, когда он предложил вносить в заклинания структурированные составляющие. С его слов выходило, будто тогда можно будет не мудрствовать при составлении боевой звезды, а просто использовать остальных Одарённых, как заёмный источник Силы.

Если координатор и хотел заметить, что Шабалину уже далеко за пятьдесят, и молодым он может считаться лишь в сравнении с Саввой Савельичем, то он не успел этого сделать. Пыль и пар снесло сильным порывом ветра, и они оба увидели, как с земли начали неуверенно подниматься маги, раскиданные в разные стороны прилетевшим из замка заклинанием.

– Смотри-ка ты, выжили, – недоверчиво пробормотал координатор, глядя на поднимающихся людей и две дымящиеся бронемашины в облупившейся краске, сильно чадящие оставшимися от колёс лохмотьями резины.

Впрочем, радоваться пришлось не долго. Второй огненный купол накрыл начавших было собираться вместе магов, поставив точку на их существовании.

– И что теперь... – нерешительно произнёс координатор, не выдержав затянувшегося молчания.

С их пригорка было хорошо видно, что в этот раз уже никто с земли не поднимется. От людей остались кучки пепла, которые набегающий порывами ветер раз за разом разносил всё дальше по полю.

– Теперь мои услуги стали для вас стоить намного дороже, – сквозь зубы процедил Савва Савельевич, – И я говорю не про деньги.

Он раскинул руки и медленно поплыл над землёй, направляясь к останкам своих учеников. Координатор бросился было следом за ним, но стоило ему спуститься с обдуваемого всеми ветрами пригорка на поле, как он попал в снежный нанос, и проваливаясь с каждым шагом всё глубже и глубже, беспомощно забарахтался в снегу, увязнув по грудь.

Недобитые учениками сооружения архимаг снёс одним небрежным взмахом руки, не прекращая полёт. Щитов на них уже не было, да и сами башенки после атаки магов держались на честном слове.

Вторая линия обороны замка выглядела намного серьёзнее. В отличии от изящных башенок наружной обороны сооружения второй линии больше походили на редуты, пусть и изрядно уменьшенные, но оттого не менее грозные. Приземистый монолитный квадрат редута был до самого верха прикрыт земляным валом и очерчен глубоким рвом шириной в шесть - семь метров. Словом, всё было сделано для того, чтобы доставить как можно больше неудобств магу любой стихии. Магам Земли здесь мешает вода, а всем остальным земляной вал и многометровые стены сооружения.

Учитывая, что щиты редута могут быстро восстанавливаться от замковых накопителей, а сам редут вовсе не безобиден и установленные в нём артефакты способны очень серьёзно огрызаться, то задача перед недавно сгоревшими звёздами магов получалась непростая. В конце концов они бы с ней безусловно справились, перегружая щиты и не давая им восстановиться, но повозились бы изрядно. Однако, не судьба. Наткнулись на неучтённый фактор. Что и говорить, преподнёс Шабалин сюрприз своими новшествами, да такой, что все ранее составленные планы перечеркнул.

За свою долгую жизнь Савве Савельевичу довелось столкнуться с десятками, а то и сотнями видов защиты. Редут его нисколько не испугал, он всего лишь вызвал у архимага недовольство и раздражение от предстоящей скучной рутины.

Определив на глаз безопасное расстояние, на котором его ещё не будут доставать атаки артефактов редута, Савва Савельевич кинул в редут несколько простеньких заклинаний, чтобы оценить скорость восстановления щитов. Правильно выбранный темп в деле разрушения много значит. Можно быстро выложиться в затратные мощные заклинания и потом терять время, восстанавливая резерв Силы, можно нудьговать часами, выбирая самые экономичные их них и понимая, что ты ничего толком не разрушаешь, а всего лишь соревнуешься с замковыми накопителями в скорости восстановления резерва. Опытного же мага отличает рациональность. Максимум результата при минимуме расходования Силы. Этому правилу он учил своих учеников всю жизнь.

Ученики, его ученики...

Не давая вспыхнуть злобе, Савва Савельевич привычно определил цепочки необходимых заклинаний и остался недоволен. Прилично потратиться придётся. Чуть не в половину резерва ему эта бородавка княжеская встанет, будь она не ладна.

Впрочем, на действия мага его размышления никак не повлияли. Определив шаблон требуемых цепочек заклинаний он размышлял, не отвлекаясь от будничной работы. С рук сами собой слетали годами отработанные заклинания, складываясь в навсегда заученные последовательности.

Неладное Савва Савельевич почувствовал не сразу. По его расчётам он уже давно должен был обнулить щиты сооружения и вовсю ковырять редут, а у него на крыше до сих пор снег виднеется. Приглядевшись, архимаг заметил, как несколько заклинаний подряд прошли мимо цели. Мог бы и раньше сообразить, что лёд вокруг редута не просто так разбросан. Порой творимые им заклинания словно скатываются в ров, выкидывая оттуда тяжёлые массивные льдины и тонны воды, перемешанной с илом.

Подосадовав на собственную невнимательность, Савва Савельевич усмехнулся. Давно ему не встречался противник, начавший хитрить. Обычно, он не давал соперникам времени на хитрости. Ничего нового, собственно. Наклонный щит. Одно дело принимать удары прямо на щит, и совсем другое, если их парировать, отводя в сторону. Силы на порядок меньше тратится и удар слабее чувствуется. Довольно действенно, но не против мага с его опытом.

Следующий удар архимага был комбинированный. Стена огня на несколько секунд облепила щит, скрыв сам редут из глаз, а затем в огненной завесе с оглушительным треском взорвался целый рой Воздушных Кулаков. Повторив такую комбинацию несколько раз подряд Савва Савельевич с удовлетворением заметил, как уменьшилось на балконе замка количество обороняющихся. Точное количество магов на таком расстоянии определить было трудно, но проредил он их строй знатно. Больше половины из них, словно сбитые кегли, сейчас свалились без сознания от полученных оглушений, а кроме того они ещё и окажутся высосаны под ноль постоянным горением огня на поддерживаемых ими щитах.

Хитрить тоже надо уметь и ещё нужно знать, с кем это можно делать, а с кем не стоит.

А теперь пора. К редуту, одна за другой, устремились две рукотворные кометы и земля содрогнулась от взрывов.

Редут пал, но Савва Савельевич не стал спешить. Вполне возможно, что глубоко под землёй, в остатках бетонного фундамента уцелели какие-нибудь пакостные артефакты, поджидающие неосторожную жертву. Да и запас Силы неплохо бы восстановить. Даже у архимагов он не безграничен, а потратиться ему пришлось не на шутку.

Опустевший балкон замка вызвал у Саввы Савельевича лишь лёгкую недобрую ухмылку. Не пристало ему гордиться победой над неумехами, вообразившими себя магами. Их, Истинных, мало. И кому, как не им решать, кто из обычных людишек, считающих себя Одарёнными, достоин жизни, а кто нет.

Чуть больше трёх минут покоя. Столько времени ему потребуется, чтобы перекачать Силу из массивного тяжёлого накопителя, притороченного вместо пряжки к широкому поясному ремню. Накинув на себя самый мощный щит из всего своего богатого арсенала, архимаг принял бирманскую позу для медитации и занялся пополнением резерва. Со стороны он смотрелся крайне футуристично. Человек, сидящий в паре метров от земли сам по себе необычен, так ещё и ветер, играя полами растёгнутой собольей шубы, подчёркивал нереальность происходящего.

К имению Рюминых я летел на "Кречете". "Сапсан" у меня насквозь гражданский дирижабль, а в конструкцию "Кречета" мы внесли изменения, к сожалению, не лучшим образом сказавшиеся на его скорости. Кроме более мощных щитов и более совершенной рации, созданной благодаря стараниям Степана и его группы радиоинженеров, "Кречет" получил вооружение. В нижнюю часть гондолы была врезана дополнительная полусфера, из которой торчали стволы спаренной автоматической пушки, а по бокам появились дополнительные подкрылки, на каждом из которых разместилось по паре полутораметровых стволов пневматических метателей. Решение с пневматикой получило право на жизнь после долгих споров. Нестандартное решение имело много плюсов, в конце концов перевесивших основной минус – свою невысокую дальность. Главным аргументом послужило то, что никаких ограничений по пневматике в Империи не существует, в отличии от огнестрельного оружия. Да и не разместить артиллерийский ствол калибром в сто пятьдесят миллиметров на маленьком дирижабле, в отличии от лёгкой тонкостенной трубы метателя. Зато сжатого воздуха у нас сколько хочешь. Все дирижабли его используют, чтобы баллонетами с воздухом регулировать объём гелия.

От пороха я отказался ещё и потому, что не было времени на полноценные испытания моих снарядов. Кто его знает, как поведут себя сложные многоконтурные накопители, размещённые в снаряде, при взрыве пороха. В отличии от пуль, которые мы сделали для пилотов, снаряды изготовлены в лёгком сминаемом корпусе и при одной только мысли о том, что они могут рвануть прямо в стволе, у меня тут же появляется целое стадо мурашек, галопом проносящихся по спине.

Снаряды получились мощные. Если рассказывать коротко, то в каждом снаряде расположены два кристалла с обвязкой и сумматор. Так пришлось сделать, чтобы разместить их в вытянутое тело снаряда, поставив накопители один за другим. Испытание я провёл пока только с двумя снарядами, выпустив их в замёрзшую Оку с километровой высоты. Ахнуло так знатно, что я вслух пообещал никогда не стрелять, если высота не будет хотя бы в полкилометра. Метатели пристреливал макетами снарядов. Основной недостаток метателей, это малый угол прицеливания. Свободного хода у стволов явно не хватает, но и времени на их переделку у меня пока что не нашлось.

За время полёта я выяснил, что всё идёт к тому, что у княжеского замка мы окажемся раньше всех. Нам, напрямую ближе, чем вызванной подмоге, которая выдвинется из Тулы и Подольска, а с учётом нашей скорости, так мы и вовсе существенно опередим военных, выехавших на помощь Рюминым.

Связь с княжеским имением, правда далеко не лучшего качества, удалось установить только тогда, когда до него оставалось лететь пять - шесть минут. К счастью радист умудрился вызвать к микрофону капитана, командовавшего стрелками, и офицер, сквозь шумы и помехи попытался обрисовать мне сложившуюся у них обстановку. Слышал я его через слово, а иногда его голос и вовсе пропадал, заглушаемый завываниями и треском, но кое-что всё-таки понял.

Возникший у меня план был прост и прямолинеен, как оглобля.

Я на "Кречете", вместе с дюжиной пилотов, пробую на малой высоте незаметно подобраться к тем, кто атакует замок с юга. Овраги, холмы и складки местности нам в помощь. Пилоты МБК проходят над магами первой волной и обстреляв их, улетают дальше, к месту стоянки военной колонны, а я попытаюсь вывести из строя магов, используя свои снаряды. Под поднятый нами шум, "Сапсан" должен будет прорваться к замку и принять на борт родственников Императора. Если нам удастся их вывезти, то дальнейший штурм имения потеряет смысл. Ну, не грабить же княжеский замок собрались атакующие. Существуют гораздо более простые способы самоубийства.

Все планы хороши лишь на момент их создания. Стоит им столкнуться с необычностями, и всё летит в тартарары.

Когда мы подлетели и прошли лощиной почти до самого склона холма, на котором возвышался замок Рюминых, то нападающих я не увидел. Пилоты обстреляли одинокого старика, висевшего в воздухе недалеко от сгоревших бронемашин, и умчались дальше, к замершей в полукилометре от нас военной колонне. Там им найдётся гораздо больше целей. А я закрутил головой, пытаясь найти атакующих. Вот ни на миг мне не верилось, что вся магическая атака с юга, о которой сквозь шумы и треск говорил офицер по рации, дело рук одного мага. Это промедление и стало ошибкой. Нет, очередь в одинокого старика я выпустил не слабую, и даже не сомневался, что попаданий было больше, чем достаточно, но добился этим только того, что он на нас обратил внимание. Резко поднявшись на ноги, старик воздел вверх руки, отчего на нём широко распахнулась шуба и у него на груди я увидел не ярко блеснувшую рубиновую звезду, висевшую на толстой цепи.

Архимаг!

И мы летим прямо на него.

Уже понимая, что через секунду - другую старик превратит наш дирижабль в пылающую мешанину тел и оплавленного металла, я нажал гашетки метателей.

Никогда ещё мне не удавалось так быстро кастовать Щит. Силу в плетение подал за миг до первой, ослепившей меня вспышки.

– "Всё-таки успел", – подумал я и потерял сознание.


Оглавление

  • Глава 28
  • Главы 28 - 32