КулЛиб электронная библиотека 

Шаг навстречу [Юлия Рябинина] (fb2)

Глава 1

Наконец-то пришла весна. А если быть точнее, то пятница, одиннадцатое мая. Завтра выходной, и можно будет два дня валяться на диване и смотреть телек. По субботам в гимназии нет уроков, и это большой плюс. Но зато мы вкалываем всю неделю, как негры на плантациях. Я, конечно, не ною, меня все устраивает. Ведь нагрузку в гимназиях, сейчас дают под стать институтам, и при поступлении в вуз я буду в приоритете перед выпускниками тех школ, где программа обычная.

Тамара Михална была сегодня в ударе, заставила готовить плакаты и стенгазеты к выпускному. Хотя кто у нас будет выпускаться после девятого? Одни шалопаи, им эти стенгазеты на фиг не нужны. Но вот для меня это плюс, поднимаюсь в глазах классной, а значит, поблажки мне обеспечены.

После душного класса прохладный ветерок приятно обдувал лицо и волосы. Солнышко пригревало. Я сняла кофту, засунула её в рюкзак и не спеша пошла домой. В кармане джинсов заиграл айфон. Justin Timberlake порадовал своим голосом, но вот звонившего я точно не хотела слышать. Лучшая подружка Дашка стала в последнее время сущим наказанием. Она который день достает своей поездкой к ее бабуле в Киев. Дашкина идея фикс – срочно познакомить меня с каким-нибудь хмырем. Прям сваха, класса с пятого. Все не может взять в толк, как можно постоянно быть одной, без пацана. Вымотала своими наставлениями, только и слышу: «Вот нацепила на себя ярлык ботанки, так с тобой ни один пацан мутить не захочет». Вот там, в Киеве, где меня якобы никто не знает, точно себе смогу кого-то подцепить. Все мои утверждения, что мне пока не до этого, и учеба на первом плане, она не воспринимает. И Строительная Академия для нее – это тоже «тьфу, подумаешь, инженер-чертежник». Сама-то метит в мед, будет людей спасать. Короче, в этом плане у нас с ней полная нестыковка.

Тем не менее, все двенадцать лет с ясельной скамьи мы вместе, Дашка заменила мне и сестру, и брата. Наши мамы дружат с детства. Ее маман врач-педиатр, моя – преуспевающий куратор над медицинскими представителями фармакологической фирмы KRKA. Поэтому, чтобы лишний раз ее воображение не рисовало перспективу по поводу сватовства и поездки, я себе дала зарок отмалчиваться.

Подняв трубку, я услышала Дашкино мурлыканье в динамике.

– Сегодня пятница, а завтра выходной, – смешно коверкая голос, пропела она.

– Даш, дай хоть домой-то дойти?! – вспылила я.

– Фу. Ну, ты и бяка, – подруга отключилась.

Я посмотрела на экран, улыбнулась. В этом она вся. Легкая и беззаботная.

Придя домой, я сразу поняла, что мамы ещё нет. Квартира меня встретила тишиной и прохладой. Разувшись и сбросив рюкзак, я прошлепала на кухню. Как же дома хорошо. Поставив чайник, включила планшет и стала шарить в инете, это моя слабость. Тут же Viber отозвался смс-кой. Дашка не успокаивалась. Прислала мне смайл колобка с язычком. И опять улыбка засияла на моих губах. Чайник отключился. Настрогав бутербродов с колбасой и сыром, я села за барную стойку. Чай обжег губы, я активно стала дуть в горячую кружку, аж голова закружилась. Подумав, отставила чай и принялась жевать бутерброды. Viber вновь ожил:

Даша: Варька, ну ты просто скукотища.

Я: Дашуль, ну, может, просто отдохнем, я на износе. Тамара Михална меня вымотала на этой неделе. Готовится к выпускному (смайл с щенячьими глазами).

Даша: Тебе говорили, что ты как бабка старая? И следом другое: Конечно – нет, кто скажет, ведь парня то тю—тю!!!!! (колобок с язычком).

Я: (колобок с язычком).

Даша: Пошли по торговому центру пошаримся…

Я: У меня сил нет, хочу начать домашку делать, там столько чертить задали, а контрольная в понедельник, забыла?

Даша: Нудя-я-ятина (колобок, закатывающий глаза).

И опять на моем лице снисходительная улыбка. Ну, как на нее можно обижаться? Я выключила планшет. Дожевала бутерброды. Прошла в зал, завалилась на мягкий диван, и тут же запах новенькой кожи окутал меня. Вспомнился тот день, который подтолкнул маму на покупку этого самого дивана. Вечером мама, вернувшись с работы, села в кресло, и у него отвалилась ножка… Кубарем она скатилась с него на пол и при этом еще умудрилась подвернуть лодыжку. Ох, как она тогда ругалась! Мне до сих пор стыдно вспомнить те слова. На следующий день у нас начинались весенние каникулы. Она меня тогда поставила перед фактом, что придется пожить это время у бабушки. Я поохала, но перечить не стала. А спустя десять дней, вернувшись в родную трешку, я не узнала ее. На стенах шикарные обои, на полу ламинат, потолки натяжные, и самое главное – везде новая мебель и техника. Плюс ко всему огромная плазма на стене в зале, которая меня привела в полный восторг. Как выяснилось позже, этот ремонт – сплошное творение дизайнеров. Мама так и не сказала, сколько отдала за него. А плазма у нас хорошая и упакована по полной программе, там тебе и 3D-очки, и WI-Fi, и много еще разных функций, которым я даже не знаю применения. Поэтому, не парясь, подключила Wi-Fi, зашла в «ютуб», загрузила «Троллей» и ушла вся в мультфильм. Да-да, хоть мне и пятнадцать, но мультфильмы – моя слабость, люблю впадать в детство.

Так до вечера я и провалялась на диване перед теликом. Даже не заметила, как задремала. Мама меня растормошила, вернувшись с работы.

– Варечка,– сквозь сон слышу мягкий знакомый голос. – Солнышко, вставай, – более настойчиво произносит мама.

Не открывая глаз, сонным голосом говорю:

– Мам, ну еще чуть-чуть, – капризничаю.

– Дочь, давай вставай, время уже почти семь. Я смотрю, ты даже ничего не ела, так и похудеть не долго, – смеется, а есть над чем. Меня-то и так худышкой не назовешь. Я, как говорится, середнячок – пятьдесят кило.

– Ладно, – тянусь и встаю на ноги с грацией слона. Разминаю затекшие конечности. Вот зараза.

Застаю маман на кухне. Хлопочет возле плиты.

– Садись, – говорит.

Плюхаюсь на стул.

Подставляет мне чашку с супом, и я с удовольствием принюхиваюсь. Поднимаю на нее глаза, а в них немой вопрос. Маман, как всегда, безупречна. Макияж и прическа идеальные, одета с иголочки. Как ни посмотри, со всех сторон красотка. Да и молодая она у меня еще – всего-то тридцать пять.

– Не смотри так, это не я, Галина Семеновна приготовила, – ответила она на мой пристальный взгляд.

Галина Семенна – это наша палочка выручалочка, она у нас в одном лице и повар, и помощница по хозяйству. И когда у мамы «форс-мажор» на работе, та всегда звонит ей. Меня же к готовке принципиально не подпускает.

«Время придет, научишься и наготовишься еще, вся жизнь впереди», – любит она повторять.

– Вкусно, – пробую я бульон.

Пока я с аппетитом жую, мама варит кофе.

– Варечка, у меня к тебе разговор, – начала вдруг она.

Я насторожилась, а суп застрял в горле, чуть не подавилась. Вот зачем она нагоняет интригу? Или тут что-то другое?

– Только не злись.

– Давай уже, мам, не томи, – закатываю глаза.

– Варюш, мне предложили, очень выгодный контракт, как ты знаешь.

– Знаю, знаю, теперь мы полетим в Грецию на летние каникулы, ты мне уже это говорила. Я всеми руками и ногами «за».

– Не перебивай, – укоризненно сказала маман, явно волнуясь, что бывало очень редко. – Это еще не все. Нам придется переехать…

Я медленно переварила информацию, потом медленно пережевала бульон, проглотила (так задумалась, что жевала воду, да уж). Несколько минут соображала, что бы такое сказать маман, при этом не обидев.

Мама с беспокойством поглядывала в мою сторону.

Наконец, собравшись с мыслями, я произнесла:

– Вероника Сергеевна, надеюсь, вы понимаете, что у меня на носу ЕГЭ и в скором будущем поступление в Строительную Академию? – начинаю кипятиться и, чтобы не наговорить ничего лишнего, маму называю по имени-отчеству, как это делаю всегда, если на эмоциях. – Что я там буду делать? Ты обо мне подумала? А художка? Танцы? Как все ЭТО я могу бросить! Меня Эльвира убьет. У нас выступление запланировано! – меня несло.

Словарный запас только начал раскрываться, но холодный взгляд карих глаз заставил в буквальном смысле подавиться последним словом.

– Варвара Сергеевна, – сказала она строго, прекращая своим повышенным тоном мою не успевшую набрать обороты истерику, – я все понимаю, – уже спокойнее. – И поверь, обо всем подумала. Теперь подумай ты. В Строительный ты поступишь при любом раскладе, там в деканате сидит моя хорошая знакомая, но для того, чтобы там учиться, нужны немаленькие средства, а на данный момент их могу заработать только я. И от этого контракта я просто не имею права отказаться. От него зависит наше дальнейшее материальное благополучие, – сказала, как отрезала.

Я, конечно, все поняла, не маленькая. Мы привыкли жить, не ограничивая себя ни в чем. А особенно мама, и уж если она не может отказаться, то там действительно что-то стоящее.

– Куда хоть едем-то? – удручено спросила я. Есть перехотелось.

Мама преобразилась на глазах, защебетала, будто соловей, а сгустившиеся тучи разбежались.

– В Анапу, дочунь, не так уж и далеко. Так что и на выступление сможешь приехать, я поговорю с Оксаной, у них погостишь, – начала ворковать она.

Да, тетя Оксана никогда не была против, наоборот, всегда Дашке в пример меня ставила. Жутко было неудобно перед подругой, но Дашка не обижалась.

– А когда ты уезжаешь? В Анапу, – от новости я еще не отошла.

– В понедельник, малышка! Ты не беспокойся. Побудешь это время у Оксаны с Дашей, я уже ее предупредила, она согласилась. Домой будешь приходить и собирать вещи потихоньку. Завтра же я выставлю квартиру на продажу, – все говорила и говорила мама.

А я не могла поверить. Наша квартира, столько труда она сюда вложила, и не жалко же.

– Мам, а тебе не жалко ее продавать? – задаю вопрос, чтобы поддержать разговор.

– Милая, услышь меня, ТАМ МЕНЯ ЖДЕТ ОЧЕНЬ ХОРОШИЙ ЗАРАБОТОК.

Теперь я все поняла окончательно, мы уезжаем и очень скоро.

– Ладно уж, чему быть, того не миновать, – соскочила я со стула и, поцеловав маму в щеку, пошла в комнату.

На кровати одиноко лежал планшет. Я провела пальцем код по дисплею и оживила экран. И меня огорошило число сообщений в Viber от Даши.

Глава 2

Всю ночь я проворочалась и только к утру смогла заснуть. Суббота началась для меня ужасно. Мама бегала по квартире и раздавала кому-то команды (как раз они-то меня и разбудили). Я вылезла из-под одеяла и, сунув ноги в мягкие тапочки, пошлепала в туалет. Открыв дверь, замерла на пороге.

«Ё-моё, это ж сколько времени я проспала?» – подумала.

В стопках возле стен стояли в несколько рядов коробки, коробки, коробки. Туда-сюда сновали незнакомые мужики, а среди них, как заправский командир, бегала мама, махая руками.

– Варюш, ты что стоишь? – окликнула она меня.

Я, вздрогнув, повернула голову к ней.

– Чего стоим, кого ждем? Давай одевайся, потом бегом на кухню, завтракать и за работу.

– Да, мам! – я побежала в ванную. – Ща, мам!!! – захлопнула дверь.

Вот тебе и тихонечко собрала вещи. Быстро умывшись, я переоделась в спортивный костюм, позавтракала и начала собирать пожитки. Как ни странно, их у меня оказалось достаточно много. Но к вечеру моя комната уже отзывалась эхом (как тут спать-то еще два дня?). Самое необходимое оставила на видном месте. Все остальное забрали грузчики и увезли на хранение. Квартира превратилась в скелет. Остались только «кости», а конкретно: кухня не поместилась, поэтому есть мы будем сегодня за столом и на мягких стульях. Оставшуюся мебель мама договорилась вывезти в воскресенье.

После всего мы, пыхтя и разминая спины, сели на стулья, так как диван уехал с большей частью мебели. Смотрим друг на друга и улыбаемся.

– Ну, что скажешь, Варь? – спрашивает мама.

– Страшно, – отвечаю. – Ты меня хочешь до инфаркта довести? – шуточно хмурю брови.

Мама засмеялась. И этот смех, такой живой и заразительный, проник мне в самую душу, и страхи ушли.

– Варька, милая, ну ты и скажешь тоже!!!! – сквозь смех говорит она.

Я на нее смотрю и не могу налюбоваться. Даже сейчас, раскрасневшаяся, в пыли и в домашней одежде, она выглядит классно. На лице ни одной морщинки, длинные волосы, собранные в хвост, подчеркивают ее молодость, и сейчас можно сделать фотку для журнала типа «Домашний очаг». Я, воспользовавшись заминкой, достала айфон и включила камеру.

– Варь, зачем, я же вся в пыли!!! – засмущалась мама.

– Мама, ну скажешь тоже, я же это для семейного архива, – улыбаюсь.

– Главное, никаких инстаграммов.

Я согласно кивнула и уже развернулась уходить, как мама со скоростью пантеры подлетела ко мне, начала щекотать, и я захохотала в голос, прям как в детстве. Потом она резко выпустила меня и крепко прижала к себе.

– Если честно, – шепнула мне на ушко, – я тоже боюсь.

Выпустив меня из объятий, хлопнула по пятой точке и скомандовала:

– Так, ужин я готовить не хочу, поэтому поедем в ресторан.

– Мам, а может, в кафе? – попыталась я протиснуться сквозь ее предложение. – В ресторане одни старперы!!!

Мама округлила глаза.

– Варя, откуда такие слова? Поверь, люди, которым около сорока или за сорок, это почти мои ровесники… – она обиженно надула губки.

– Прости, я не хотела тебя обидеть, – подхожу и обнимаю ее. – Просто там скучно.

– Нет, Варь, после суши-бара это вообще не обсуждается. Ты хоть понимаешь, что я тогда пережила? Чуть полжизни не потеряла. Иди, одевайся, только поприличнее.

Я мотнула головой и пошла одеваться, припоминая тот случай.

Мы с Дашкой и Мишкой, ее парнем, решили поесть суши, ну и завалили в ближайший суши-бар. Не прошло и полутора часов, как меня оттуда вывезли на скорой. Врачи в неотложке констатировали отравление и обострение панкреатита. Термины, конечно, еще те, но на тот момент я два дня провалялась под капельницей и с трубкой во рту, а промывание желудка было самым отвратительным, что могло со мной случиться. Затем лечение и диета, короче, натерпелась я. У этого кафе тоже были проблемы. Точнее, у них возникла проблема в лице моей мамы и ее подруги-адвоката. В итоге кафе прикрыли месяцев на шесть, и нам они выплатили кругленькую сумму, но недавно я увидела, что они опять открылись и работают. Вот так, несправедливость-то какая. Ну, что было, то прошло, главное, чтобы никогда больше не повторилось.

Я открыла шкаф и запоздало поняла, что большинство вещей я упаковала, и их вывезли. Порывшись в остатках, вытащила-таки на свет белое спортивное платье, его мы с мамой прикупили в Адидасе. Надела кроссовки на платформе, посмотрела на себя в зеркало оценивающим взглядом, вздохнула и накрасила губы красной помадой, нацепила черные очки и осталась довольна.

Вышла в зал и замерла. Мама стояла во всеоружии. Белый брючный костюм подчеркивал ее стройную фигуру и длинные ноги, туфли на шпильке, длинные волосы завязаны в конский хвост, на лице черные очки, на губах красная помада.

– Да уж, и верно говорят, яблоко от яблони недалеко падает, – сделала при виде меня умозаключение маман. – Ну, что, принцесса, потопали?

– Ага.

Она приобняла меня за плечи, я ее – за талию, и мы синхронно двинулись к выходу. У двери маман остановилась.

– Варь, возьми куртку, мало ли, вдруг прохладно будет?

– Так мы только поужинать же, – удивляюсь я.

– Ну, мало ли, может, еще куда прокатимся.

Я взяла косуху, и мы вышли. Лифт спустил нас на первый этаж, опель астра встретил на стоянке. Мимо проходящий мужик, оглянувшись, присвистнул.

– Выглядишь потрясно, мам.

– Ты тоже, – улыбнулась она в ответ. ...

Скачать полную версию книги