Отец-одиночка жжот (СИ) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



— Проклятье! Люк, прекрати плакать! — раздраженно зарычал Крис Нильсон. Он поморщился от открывшегося ему вида и неласково подпихнул ногой комок одеял и подушек, целясь туда, где, по его мнению, должен был находиться друг.

Вместо ответа послышался рваный вздох и невнятная гора пошевелилась с нечленораздельным мычанием. В комнате было темно и душно, хотя на улице уже выпал первый снег, создав всем предрождественское настроение. Люди начали мониторить праздничные скидки, присматривать подарки, и только этот кусок уныния лежал в своей комнате уже две недели. Крис нахмурился и решительно направился к окну. Он стерпел, когда Люк решил пропустить их традиционную попойку в выходные и побыть в одиночестве. Не стал возмущаться, когда оказалось, что он взял на работе внеплановый отпуск, чтобы можно было лелеять свою депрессию. Но заявить, что будет праздновать Рождество вот так: запутавшись в одеялах и хныча, как ребёнок — это уже перебор!

— Если ты не поднимешь свою задницу прямо сейчас и не пойдешь умываться, то я тебя вытащу на улицу как есть, — грозно пообещал Крис, отдернув шторы и пустив в комнату дневной свет. Он резко обернулся, но никаких действий не заметил.

Альфа поджал губы, и свёл брови. Вокруг кровати были разбросаны скомканные одноразовые платки, с десяток пустых бутылок из-под алкоголя выстроились рядком у стенки, все рамки для фотографий были пусты. Ну разумеется! Классический набор брошенки. Как же Криса достало носиться с этими придурками, которые имели наглость влезть в его жизнь и получить статус друзей! Он снял чёрный шерстяной пиджак и повесил его на спинку высокого барного стула. И зачем Люк притащил его в комнату? Не вешаться же собирался? На всякий случай Крис проверил взглядом люстру и перекладину для тренировок на наличие верёвки.

— У тебя осталось примерно полминуты, чтобы вылезти из своей берлоги, — с наигранной любезностью пропел Крис, расстегнув золотые запонки на рубашке и закатав рукава. Он распахнул жилет и двинулся в сторону кровати, специально погромче топая, чтобы Люк слышал его неизбежное приближение. — А когда я вытащу тебя, то спущу с лестницы и кину в сугроб.

— Отвали, Нильсон, — раздался глухой из-за нескольких плотных слоев голос. — Я хочу умереть! Марли меня бросил!

— Умрешь, не сомневайся, — пообещал Крис, стараясь раскопать друга и откидывая подушки в разные стороны. — Ты что, в пододеяльник забрался? Вот кретин!

Наконец-то на свет божий показалась лохматая голова и отекшее, обросшее плотной щетиной лицо. Карие глаза щурились от яркого дневного света.

— Анатэ твоего через бедро! Люк, ты ведь альфа! Ты это понимаешь? — с некоторым сомнением уточнил Крис, стаскивая с Люка пододеяльник и усаживаясь напротив. Он заглянул другу в глаза и чуть прищурился. — Выглядишь как бомж.

— Как мне теперь жить? — заскулил Люк и потер тыльной стороной ладони щёку с заломом от простыни или ещё чего-то.

— Как обычно! Что это, первый омега, с которым ты расстался? — Крис намерено не стал говорить «который тебя бросил», в силу своей профессии умело подбирая безопасные слова.

— Я его люблю! Он — моя половинка! — не унимался Люк.

— Всё! Заткнись! Я понял, — Крис крепко ухватил друга за холку и потянул с кровати. Вначале он собирался выволочь его на улицу и немного освежить в снежку. Но оказалось, что Люк за каким-то хреном полностью разделся до того, как забраться в свое убежище. Таким на улицу его нельзя. Крис зарычал и поменял траекторию в сторону ванны. От Люка воняло алкоголем и дешевым фастфудом, да и выглядел он по-настоящему паршиво.

— Я не хочу мыться! Отвали, Нильсон! Я умру!

— Хуже придурковатого омеги, честное слово, — досадливо заключил Крис. Он повернул кран и выставил самую минимальную температуру, прежде чем силком завалить Люка в ванну и закрыть пластиковой заслонкой, чтобы тот не мог выбраться.

— Скоти-ина! Выруби воду! Тебя выгнали из гестапо за чрезмерный садизм, да? — вопил Люк. Он бился внутри, но ослабленный попойками и долгим унынием не мог противостоять даже простой заслонке от воды.

— Хватит орать, всех соседей распугаешь! — приказал ему Крис. В целом его замечание было справедливым, потому что звукоизоляция в многоквартирных домах такого типа была никчемной. Это ему рассказывал Пирс Прайт — лучший друг и отличный риэлтор. Так что все соседи Люка, сами того не желая, были посвящены в его драму.

После некоторых возмущений вперемешку с угрозами и оскорблениями Люк всё-таки перестал крутиться, как уж на сковородке, и, распорядившись, чтобы Крис выставил температуру на тридцать шесть, соизволил мыться. Для себя Крис мысленно искал ему и его поведению оправдания. Люк не был капризным инфантилом в обычной жизни. Только последний роман, который закончился резко и неожиданно, выбил почву у него из-под ног и загнал в квартиру спиваться и морально разлагаться. Крис до сих пор не знал причину, почему всё же у них не срослось, но уже чувствовал, что это необходимо выяснить, если он хочет помочь другу. По состоянию и высказываниям Люка не было заметно, что он смирился и готов перешагнуть эту ситуацию.

— Жрать хочу, — выдохнул Люк, появившись в дверном проеме и подсушивая полотенцем волосы. — Есть там что-то в холодильнике?

— Перекусим по дороге, я взял нам кофе и чизбургеров. Так что одевайся уже. Не нужно мне демонстрировать прелести своего тела и размер узла, — поморщился Крис. Всё же он бегло осмотрел Люка, отмечая, что тот похудел. Видимо, пил он всё же больше, чем ел фастфуд.

— Раскомандовался тут, — проворчал Люк и направился к комоду, неохотно разыскивая в нём нужную одежду. — Приходят, видите ли, в чужой дом, орут…

— Заставляют мыться, — подсказал Крис. Он как раз приводил в порядок свой костюм и наблюдал, как Люк вытащил из нижнего ящика какие-то завалявшиеся и мятые спортивные штаны.

— Заставляют мыться, одеваться, тащат куда-то…

Крис завёл мотор у своей новенькой машины с помощью брелка и несколько раз звонко щелкнул пальцами, чтобы Люк меньше бубнил и поторапливался. Скоро друг был готов: спортивные штаны, кроссовки и бордовая толстовка. Он надел капюшон и ниже надвинул его на лоб и глаза. Видок у него и так был неузнаваемый из-за щетины и синяков под глазами. Подумать только, что с человеком за две недели может сделать алкоголь и уныние. А ещё говорят, что омеги сильно переживают расставание. Видел бы сейчас Марли своего бывшего… Охренел бы, не иначе. Крис хмыкнул своим мыслям. В таком прикиде только ночью добежать до супермаркета или МакДональдса. Ничего, будет ему уроком.

— Ну рассказывай, что такое? Почему ты вдруг решил впасть в депрессию? — Крис уселся за руль и надел зеркальные очки-авиаторы. Он-то выглядел с иголочки — в дорогом костюме и классной тачке. Его желтая Ауди-купе последней модели подтверждала расхожее мнение о том, что адвокаты нереально много зарабатывают. Особенно, если умеют грамотно выбирать себе дела и обладают природной хваткой. И, разумеется, отдельным бонусом шла внешность Криса: очень привлекательная и располагающая к себе.

— Я же сказал! Ты меня вообще слушаешь? Марли ушёл, собрал свои вещи… ничего не объяснил… — конец его фразы потонул в жалостливом всхлипе, отчего Крису захотелось припечатать его лбом о приборную панель.

— Ну так и что теперь? Сдохнуть? — снова вспылил Нильсон. Он сунул Люку пакет с фастфудом и подождал, пока тот отдаст его кофе. — Подумаешь, что в голову омеге взбрело? Может, он пофилонит и вернётся или хочет, чтобы ты его сам вернул?

— Нет. Он уже с другим, — печальным тоном сознался Люк. Он сунул в рот чизбургер и прожевал, прежде чем продолжил. — Я ему звонил-звонил. Он прислал сообщение, чтобы я не искал его и что у него другая жизнь.

— Ну бывает всякое дерьмо. Омеги на то и существуют, чтобы быть внезапными и нелогичными. Смирись, у тебя вокруг куча хорошеньких и умненьких претендентов, ведь так? А с твоей рожей, характером и статусом быстро найдется замена…

— Нет! — рыкнул Люк и пихнул Криса в бок, чтобы не говорил ерунду. — Не хочу никого! Только Марли! И вообще, много ты в омегах понимаешь, раз сам женат на бете! — злобно огрызнулся Люк, не забывая жевать и запивать куски кофе.

— Много, раз женат на бете, — со знанием дела заключил Крис. У него-то омег в своё время было хоть отбавляй. Да и сейчас нет-нет да интрижки возникают. Но на постоянной основе — только бета. Омеги слишком импульсивные и много хотят за свой текущий зад.

— Думаешь, можно ещё раз позвонить Марли? — с надеждой спросил Люк. Он, не дожидаясь ответа, выхватил из кармана мобильник и нашёл нужный номер. На заставке вызова стояло фото с ним самим и Марли — большеглазыми омегой с широкой улыбкой и вздернутым носом.

— Если тебе от этого станет легче… — пожал плечами Крис, но тут же одумался и добавил:

— Но учти, последний раз. Если он не ответит, то ты сразу же при мне удалишь его номер и больше никогда не будешь ему звонить и писать.

— Ладно, — неохотно согласился Люк. По нему было заметно, что депрессия его измотала и он уже хочет как-то взять себя в руки, просто пока выходит плохо. Он включил громкую связь и набрал номер. Его глаза со всей очевидностью блестели желанием услышать голос омеги. Но…

«Привет, это Марли Грейвс. Я не могу сейчас ответить на ваш звонок…»

— Потрачено, — заключил Крис. — Удаляй!

Люк вздохнул и принялся за дело. Он часто всхлипывал, и каждое сообщение от Марли перечитывал прежде, чем стереть. Его не волновало ничего, кроме хрупкого, теперь уже полностью разрушенного мирка, который они с Марли создали и в который Люк искренне верил. Он не обращал внимание на то, что происходит на улице и куда его везет Крис до тех пор, пока машина не остановилась.

— Куда мы приехали? — печально спросил Люк, удалив последний диалог. Крис успел прочитать его.

«Что делаешь?»

«Сижу на лекции, слушаю доклад одного из баранов, жую жвачку и переписываюсь в чате»

— В университет, — с ехидной улыбочкой ответил Крис и подтолкнул Люка, чтобы выходил из машины.

— Нет! Я не хочу! — тут заныл Люк, сморщившись и ниже надвигая на глаза капюшон. — Я не пойду!

— Пойдёшь! Тебе ещё три лекции вести.

========== 02. Подарочек ==========

===== Вторая глава =====

======== Подарочек ========

— Простите, я опоздал, можно? — раздался робкий голос от двери в аудиторию.

Люк повернулся туда и мельком осмотрел первокурсника. Вчерашний школьник, не до конца сформировавшийся, с реденькой щетиной на подбородке, которую тот растил, видимо, с целью выглядеть взрослее и брутальней. Но выходило посредственно. Даже наоборот. Альфёныш скорее напоминал угловатого бету.

— Фамилия? — коротко уточнил Люк. Он опустил очки со лба на глаза и подтянул к себе журнал. Первокурсники частенько опаздывали на лекции наравне с выпускниками. Но только не на лекции Люка.

— Эм… Фаррел, сэр, — робко ответил парень, окинув аудиторию беглым взглядом. Свободных мест было немного: мало кто решался прогуливать лекции по праву. — Я не мог найти аудиторию…

— Что ж, мистер Фаррел, поскольку этот инцидент у вас впервые, я не стану ставить вас рядом с мистером Риверсом, — он легко кивнул на омежку, стоящего у одной из стен с понурой головой. — Но если вы вздумаете опоздать ещё раз, то лекцию станете слушать как и он. Рассказать, что вас ждёт на третий раз?

— Нет, сэр, — тут же отказался Фаррел. Его голос стал чуть осипшим и испуганным. Люк отлично знал, что студенты шепчутся у него за спиной и рассказывают друг другу, какой Люк деспот и тиран. Изверг — так прозвали его студенты. — Это больше не повторится.

— Отлично. К следующей лекции я хочу получить от вас эссе на тему римского права и основных личностей, оказавших влияние на его формирование. Займите свое место, — Люк нетерпеливо кивнул в сторону скамеек. Настроение сегодня с самого утра было немного приподнятое. Всё-таки пятница, как-никак. Но сегодня у него ещё две лекции, и нужно будет проверить контрольные тесты трёх потоков.

Люк потёр тыльную сторону ладони о короткую щетину на подбородке, которая за много лет уже стала частью его образа, поднялся и стал рассказывать давно и прочно заученный текст. Он произносил его по несколько раз в день, только с легкими вариациями. За годы преподавания он уже знал, как вложить в студентов нужные знания. И как бы эта мелюзга не уворачивалась, что-то всё равно налипало и оставалось в памяти. Как минимум до экзамена. Он прохаживался перед доской с книгой, в которую был вложен мобильник. Своим старым привычкам изменить не получилось. Хорошо, что телефоны становились всё тоньше и менее заметными по сравнению с теми кирпичами, что были раньше. Экран загорелся, и на нем высветилось сообщение от Криса.

«У меня перерыв между слушаниями. Можем встретиться МакДаке в час?»

Люк покосился на часы. Они частенько обедали с Крисом вместе. И в университете, и в судах был обеденный перерыв. Иногда к ним присоединялся супруг Криса — Глен. Они трое были знакомы с тех пор, как сидели в этой самой аудитории ещё студентами юридического, и уже много лет отлично общались.

«Надеюсь, планы на вечер в силе?» — быстро напечатал Люк в ответ. Он научился переписываться в чате, даже не отвлекаясь от лекции и надзора за студентами. Им, разумеется, не полагалось пользоваться мобильниками на его предмете. Не все они были студентами юридического, и Люк делал на это скидку — кому-то было нужно право, только чтобы добрать необходимых часов к основным занятиям. Но студенты знали на что шли, когда выбирали его своим преподавателем. По крайней мере, ещё ни за одного выпускника Люку не было стыдно.

«Да. Всё в силе. Нужно посоветоваться с тобой по одному делу»

«Ок. До встречи»

В дверь аудитории коротко постучали, и, прежде чем она открылась, Люк успел пробежаться взглядом по лицам студентов, вычисляя, кто это такой смелый опоздал к нему на пол-лекции. Но все, кто должен был, уже сидели на своих местах.

— Мистер Келли, можно вас на минутку? — послышался мелодичный голос помощника декана Дарио Родригеса. Ещё в прошлом году он был выпускником социального факультета, и о них с деканом ходило слухов чуть ли не больше, чем о Люке и его многочисленных интрижках со студентами.

— Что стряслось? Нельзя было подождать до перерыва? — с толикой раздражения в голосе спросил Люк, прикрыв за собой дверь в аудиторию, чтобы ушастые студенты не могли их подслушать.

— Люк, там пришли люди из опеки. Срочно требуют тебя! — отозвался Дарио. Он выглядел немного ошарашенным и осматривал Люка с каким-то интересом, как обычно первокурсники новых преподавателей. Хотя они-то были знакомы уже шесть лет.

— Какой ещё опеки? Ничего не понимаю…

— Я не знаю. Они пришли к декану. Удостоверениями своими помахали перед носом. Говорят, подать нам сюда Люка Келли живым или мёртвым, — пожал плечами омега и поправил и без того идеальный воротничок рубашки.

— Охренеть, конечно… Ну ладно. Посиди у моих, а то разбегутся, тараканы, — Люк отдал Дарио методичку для первого курса, которую сам и написал. — Закончи лекцию, будь добр. С третьего абзаца до конца параграфа.

Не дожидаясь, пока омега возразит, Люк повернулся и направился по коридору в сторону деканата. Тот находился, как и все административные помещения, на первом этаже, а нужный кабинет и вовсе — у самой проходной. Перед тем как войти, Люк заметил высокого альфу со строгим лицом и военной выправкой, который пристально следил за мальчиком лет шести. Эти двое совсем не вписывались в атмосферу университета, и у Люка по спине прокатился странный холодок.

— День добрый. Меня искали? Люк Келли, — Люк прошёл в кабинет декана и окинул взглядом двоих омег в примерной одежде с белоснежными воротничками и манжетами. Они могли бы и не представляться. В таком виде ходили только представители подобных профессий: брюки со стрелками, рубашки, джемпера с вышитыми эмблемами социальной службы и причёска на пробор. Или свидетели Иеговы…

— Добрый день, мистер Келли. Мое имя — Ховард Делани, а это мой коллега — Джо Сайт, — представился один из омег. Он был старше второго, уже с сединой и в больших очках с роговой оправой. — Вас указали в документах Рейчела Грейвса, как второго опекуна.

— Кого-кого? — недоверчиво переспросил Люк. Никого с таким именем он не знал. Хотя фамилия ещё не изжила неприятный отголосок в душе. Перед глазами возник сначала курносый профиль Марли, а следом мальчик, которого охранял строгий альфа на входе. — Простите, я вас не понимаю, — Люк посмотрел на декана: невысокого лысоватого бету, который молча сидел за своим столом и наблюдал за происходящим. У Люка появилось плохое предчувствие, от него он поежился и передернул плечами.

— Мистер Марли Грейвс указал в свидетельстве о рождении вас, как отца и второго опекуна своего сына Рейчел, — терпеливо пояснил Делани. Он взял со стола белую папку, подписанную чёрным маркером «Рейчел Грейвс». Из нее он достал какой-то документ и протянул его Люку.

Это оказалось свидетельство о рождении, в котором было чётко написано, что шесть с небольшим лет назад у него и Марли родился сын-омега. Двадцать шестого августа, как символично — в день равенства омег… Люк быстро высчитал, насколько это вообще реально. Они расстались в середине декабря, если Марли уже тогда был в положении на маленьком сроке, то… всё сходится. Но омега ушел от Люка к другому альфе! Может быть, и ребенок не от него?

— Мистер Келли! Вы слышите меня? — словно из тумана послышался голос Делани. На пару минут Люк забыл о их существовании и вообще о том, где находится.

— Да… да, простите, — опомнился Люк.

— Мы поговорили с профессором Джемани, — омега поправил очки на носу и кивнул на декана. Тот сидел в своей излюбленной манере: сложив руки на животе и прикидываясь восковой копией самого себя. — Он рекомендовал вас, как очень ответственного и порядочного человека.

— Спасибо…

— Потому, я думаю, что не стоит отправлять мальчика на временную передержку в приют, при соблюдении ряда формальностей вы сможете забрать его сразу, — с некой долей торжественности заявил социальный работник. То ли он не замечал, как у Люка ползли все выше брови, то ли его это мало волновало.

— Ряда формальностей? — только и смог выдавить из себя Люк. Он поискал взглядом стул и, подтянув ближе к себе, всё-таки сел. Ноги немного немели, а пальцы сжимали свидетельство о рождении мертвой хваткой.

— Во первых, ваш ежемесячный доход должен быть достаточным для содержания ребёнка и обеспечения его нужд.

— Я зарабатываю восемьсот долларов в неделю без учета дополнительных заданий и репетиторства, — на автомате ответил Люк. В голове зазвенел тревожный колокольчик. Он подсказывал, что альфа действует неправильно и копает сам себе яму.

— Какова площадь вашей квартиры или дома? — продолжил допрос Делани, помечая ответы Люка себе в форменный лист.

— Квартиры. Восемьдесят шесть квадратов.

— Так-так. Про образование, место работы и судимости можно пропустить. Религия?

— Протестант.

— Вредные привычки? Проблемы с наркотиками, алкоголем?

— Никаких проблем, — пожал плечами Люк. Он почувствовал себя как при приеме на работу. Странные вопросы, на которые мало кто отвечает честно. Ведь все отлично знают, что хочет услышать интервьюер. Кто же скажет, что не помнит, когда последний раз был в церкви, да и какой идиот станет на вопрос о том, как много он упортребляет и что именно, отвечать правду?

— Что ж. Всю эту информацию мы, безусловно, проверим. Но пока, с учётом положительной рекомендации мистера Джемани, думаю, всё в порядке. Джо, будь добр, приведи Рейчел, — сухо улыбнулся Делани и кивнул своему коллеге на дверь.

— Нет-нет! Подождите! — Люк наконец опомнился и вышел из лёгкого коматоза, в котором пребывал. — А где Марли? Что с ним произошло? Почему… мальчику понадобился другой опекун? — сердце билось через раз, и Люк боялся услышать самое страшное. Он не видел омегу много лет, но не мог с уверенностью заявить, что чувства к нему мертвы. Всё-таки он не женился и не заводил долгих отношений. Что-то в глубине него до сих пор любило Марли.

— Мистер Марли Грейвс в островной тюрьме Райкерс, — сухо ответил Делани, недовольно поджав губы.

— Оу, что он натворил? — сказать, что Люк был ошарашен этой новостью — ничего не сказать. И если ситуация с ребёнком пока была ему не совсем понятна, то поверить в то, что Марли мог стать преступником, никак не получалось.

— Рассказывать это не в моей компетенции, мистер Келли, — недовольно отозвался Делани. Было заметно, что он не считает нужным говорить на эту тему. — Рейчел ничего не знает о положении своего анатэ. Мы сказали ему, что мистер Грейвс уехал в командировку и попросил пристроить его на время к вам. Без сомнения, мы ещё проверим условия вашей жизни и быта, прежде чем принять окончательное решение. Но пока я не вижу препятствий, чтобы передать вам ребенка.

— Ясно… Хорошо…

Спустя минуту в кабинет вошёл строгий альфа и мальчик. Омежка с любопытством огляделся и улыбнулся всем. У него отсутствовал один передний зуб, а остальные были большими и с широкими промежутками между ними. Никакого смущения и робости в мальчике было незаметно. Люк внимательно осмотрел его, пытаясь выискать черты сходства. Он и правда был похож на Марли. Вздернутый нос и песочного цвета волосы, только вот большушие глаза не серо-голубые, как у анатэ, а карие… как у Люка.

— Здравствуйте, — первым поздоровался омежка и сделал шаг к Люку. Он прижимал к себе плюшевого тигра из мультика про Винни Пуха и его друзей. По мнению Люка — самый раздражающий персонаж из всех. — Меня зовут Рейчел Грейвс, очень приятно.

— И… мне, — чуть замялся Люк. Он легонько пожал протяную руку мальчика. — Люк Келли, рад познакомиться.

— Анатэ рассказывал мне о вас. Сказал, что вы — мой папа и очень хороший, но строгий.

— А… ну да, наверное.

========== 03. Свиная отбивная ==========

===== Третья глава =====

======== Свиная отбивная ========

— Привет, Люк! Слушай, тут такое дело, прости, что я с места в карьер, но мы с Гленом уже всю голову сломали, — быстро заговорил Крис, опустив приветствие. Он сидел рядом со своим супругом, и они были под стать друг другу. Глен, конечно, не мог похвастаться такой лощеной модельной красотой, как его альфа, но хорошая стрижка, дорогой костюм и гордая осанка делали своё дело — придавали бете значимости в глазах окружающих. — В общем, такая ситуация. Супружеская пара. Альфа — хозяин… Люк ты слушаешь меня? Что с тобой? — Крис осёкся, заметив растерянное выражение на лице друга.

— Эй, парень, ты чего? Подсказать, где туалет? — бета первым заметил Рейчел и спокойно улыбнулся ему, собираясь быстренько отослать.

— Глен, он не хочет в туалет, — Люк сел напротив парочки и устало выдохнул, представляя, как придется им объяснять то, что он и сам понимал с трудом. — Это Рейчел… мой сын.

— Что? — выгнул бровь Крис, недоверчиво окинул Люка взглядом и даже втянул его запах, проверяя, не накидался ли он уже до обеда. Глен перевёл удивлённый взгляд с мальчика на Люка, а затем на супруга.

— Я говорю, что нашёл этого мальчика в переулке, где какой-то бандит пристрелил его родителей. Знакомьтесь — Брюс Уэйн, — раздраженно выговорил Люк. Он в силу своей профессии не любил тупиц, а уж когда недоумками притворялись друзья, бесило вдвойне. — Мой сын, Крис. Ты не ослышался.

— Здравствуйте. Я — Рейчел Грейвс, — мило улыбнулся омежка. Он сделал шажок в сторону взрослых, но холодный и недоверчивый взгляд Глена его остановил.

— Грейвс? Это то, о чём я думаю, Люк? — уточнил бета, присматриваясь к мальчику и беззастенчиво сравнивая его и Люка.

— Сын Марли и мой, — тоном, которым он обычно разговаривал с идиотами, пояснил Люк. — Ты ведь об этом подумал? А не о члене с узлом?

— Как он оказался у тебя? — выгнул бровь Крис. Он быстро напечатал что-то в своём смартфоне и отложил его в сторону.

— И с чего ты взял, что он твой? — добавил ложку дёгтя Глен. Ему, как бете, было гораздо проще смотреть на такие вещи. Родительских чувств в нём не было от природы, и потому он мог сколько угодно положительно относиться к детям, но слепой и трепетной любви к ним не испытывал.

— Рейч, может, ты хочешь немного поиграть в детском уголке, пока мы с Гленом и Крисом поговорим? Заказать тебе наггетсы и картошку? — предложил Люк. Он вовсе не хотел, чтобы ребенок слушал их разговор и тем более в нём участвовал. Дождавшись кивка от мальчика, он улыбнулся. — Отлично, иди, — Люк кивнул в сторону игровой, и стоило Рейчел отойти, зыркнул глазами на бету и процедил сквозь зубы:

— Ты охренел говорить такое при нём?

— Я вижу этого ребёнка первый раз в жизни. И он совсем не похож на тебя, кстати, — безразлично пожал плечами Глен, не чувствуя за собой никакой вины.

— Так он что, с луны свалился? — не унимался Крис.

— Его привели представители опеки. Это свидетельство. Марли указал меня в графе отцовства и оформил права второго опекуна, — Люк протянул другу свидетельство чтобы тот посмотрел его и удостоверился в подлинности. Крис быстро сфотографировал документ с обеих сторон и со знанием дела прощупал плотность бумаги.

— Без твоей подписи и разъяснительного письма? — удивился Глен. Он не рвался тоже посмотреть свидетельство. Как всегда в момент концентрации, его лицо становилось строгим и немного надменным. — Это вообще-то незаконно.

— Глен, штат Нью-Гэмпшир. Там можно указать любого альфу, и если он в течении шести лет не оспорил свое отцовство — оно считается верным. Тебе приходили документы на алименты или официальные письма? — задумчиво спросил Крис.

— Нет! Иначе я бы раньше знал о том, что у меня есть сын.

— Где сам Марли? Он жив? — опять опуская лирику, без обиняков спросил бета.

— В Райкерсе. И я хотел попросить тебя, Глен, выяснить, что произошло, какой у него срок и всё остальное.

Вопреки первому впечатлению, которое могло сложиться о парочке Нильсонов, именно бета занимался уголовными делами, вмешивался в расследования своих подопечных, раскапывал улики и контактировал с полицией и свидетелями. Глен был из тех, кого если увидеть только раз, то на второй и не вспомнишь. Он не привлекал к себе внимания, как Крис, не был горячим и импульсивным, с клиентами общался холодно, соблюдая дистанцию. Даже отвязных подонков и убийц он мог осадить своей вежливостью и уверенностью. А вот Крис работал исключительно с гражданскими заказами: имущественные тяжбы, разводы, банкротство. В большинстве случаев к его знаниям добавлялось обаяние и умение расположить к себе всех: судью, присяжных.

— Если честно, будь ты чуть богаче, я заподозрил бы Марли в мошенничестве с целью вымогательства денег, — признался Крис, рассматривая другие документы Рейчел, по очереди вытаскивая их из общей папки. — А так, даже не знаю, что и думать. Я договорюсь об экспертизе.

— Ты думаешь, Рейч может быть не от меня? — удивился такой уверенности Люк. Эти двое видели мальчишку первый раз, но более охотно допускали, что Марли написал его имя в документах ложно, чем то, что Рейч действительно от него.

К их столику подошёл официант, и Люк заказал обед для себя и Рейчел.

— Вообще-то вероятность этого больше, чем твое отцовство. Ему уже есть шесть, но если ДНК покажет отрицательный результат, то через суд можно снять с тебя родительские обязательства.

— Ты больше не общался с Марли после вашего расставания? — уточнил Глен, хотя и сам отлично знал правильный ответ.

— Нет. Больше никогда не видел его. Я думал, что он переехал в другой штат. Но судя по всем документам, он жил в доме своих родителей, а Рейч учится в начальной школе Брон Хай в Бронксе.

— Просто для справки: обучение там стоит тридцать тысяч в год, на минуточку. И откуда, интересно, у Марли такие деньги? — хмыкнул бета.

— Понятия не имею. Но у Рейч вроде бы хороший табель, там же есть стипендия? — растерялся Люк. И правда, такие деньжищи ещё где-то нужно взять, и чтобы что-то осталось на жизнь.

— Которая покрывает годовое обучение? Не смеши меня! Ладно. Я выясню, по какой статье Марли упекли и насколько у него всё плохо, — согласился Глен, как будто бы от него кто-то принял бы отказ. Вечно этот бета накручивает себе цену.

— Спасибо, ребята…

Неожиданно из игровой раздался грохот и детские вскрики. Люк подскочил на месте и обернулся. Ему было сложно свыкнуться с тем, что теперь у него под ответственностью ребёнок. Ещё и его сын. Напортачить в первый же день и позволить ему покалечиться было бы очень некстати. Прежде единственные дети, с которыми он общался — это приплод близких друзей. И то, он не оставался с ними наедине дольше пары часов. Нынешние перспективы не на шутку пугали Люка, хотя он и старался это не показывать.

В игровой Рейчел налетел на какого-то пацаненка-альфу и, повалив его на мягкий пол, колотил кулачёнками по голове. Тот визжал, как поросенок, явно не ожидавший от омежки такой прыти, и старался закрыть места ударов.

— Рейчел! Что такое? Черт! — Люк быстро оказался рядом с детьми и, схватив сына за шиворот, сдернул с альфёныша. Тот часто дышал и по-детски шипел, пытаясь ещё и лягнуть противника. — Прекрати! — Люк легонько пришлепнул мальчика по пятой точке, приводя его в чувство. Ну и ну! Достался же ему агрессивный экземплярчик.

— Он первый начал! Он толкнул меня с горки! — протестующе заговорил Рейчел, нахмурившись и скалясь на альфёныша. Но попытки напасть всё же прекратил.

— Нет, неправда! Анатэ, это неправда! — парень чуть постарше Рейчел подбежал к вульгарно одетому омеге и схватился за его руку.

Люк понятия не имел, что должен делать в такой ситуации. Разбираться в том, кто виноват? Ругать Рейчел? Обвинять чужого ребенка? Он покосился на Нильсонов: Крис не следил за происходящим в игровой, рассматривал документы и что-то быстро печатал у себя в телефоне, а Глен только иронично выгнул бровь и усмехался.

— Мистер, научите своего ребёнка правилам поведения в общественных местах! Это вообще нормально, по-вашему? — стервозно наехал омега, осматривая своего сына и стерев кровь у того из-под носа салфеткой.

— По-моему, не нормально, когда здоровый лоб, ещё и альфа, прячется за своим анатэ и ноет, как побитый щенок. Да и когда взрослый омега кудахчет, как тупая курица, и надевает экстра-короткие шортики на прогулку с сыном — тоже так себе тенденция, — огрызнулся Люк, быстро принимая оборонительную позицию для себя и сына. Он взял Рейчел за руку и повел его назад к столу. Пока он был в игровой, им принесли заказ.

— Мы заберем наггетсы с собой, — Люк быстро собрал еду в пакет. Они потратили слишком много времени на болтовню, и он должен был вернуться в университет. — Жду звонка от вас. Скажи «до свиданья».

— До свиданья, — послушно повторил Рейчел и засеменил следом за Люком.

В машине Люк всё-таки не выдержал, гневно посмотрел на омежку в зеркало заднего вида и спросил:

— Какого чёрта это было? Зачем ты на него накинулся?

— Он здоровый уже! Сидел на горке, не катился и другим не давал. Я просто подтолкнул его, чтобы ехал. А он потом начал пихаться, — объяснился Рейчел, голодно поглядывая на пакет с едой.

— На вот, ешь. И не делай так больше. Нужно было его просто попросить, ясно?

— Но я сказал ему!

— Нет. Не сказать, а попросить. Знаешь разницу? Не «езжай давай», а «мог бы ты, пожалуйста, съехать, чтобы мы тоже могли играть», — постарался разъяснить Люк. Вот ведь омежья натура! «Я сказал ему». И все сразу же побежали исполнять его прихоти, ну разумеется! — Так, Рейчел. Мне нужно вернуться на работу. Что скажешь, если я отвезу тебя в детскую комнату, а вечером заберу?

— Было бы круто! Можно мне в игровую зоопарка в Бронксе?

— Да, окей.

========== 04. Жирафофобия ==========

Комментарий к 04. Жирафофобия

Не бечено.

===== Четвертая глава =====

======== Жирафофобия ========

— Привет, Карл! Никого из ребят ещё нет? — Люк уселся за барной стойкой и приветливо улыбнулся бармену. Он чувствовал себя дико уставшим и вымотанным, хотел уже ехать домой сразу после университета, но решил, хотя бы ненадолго заехать в бар и встретиться друзьями. Это было их давней традицией — встречаться в вечер пятницы и обсуждать что и с кем произошло за неделю. Обычно в компании набиралось шесть-семь альф, но все подтягивались в разное время, по мере того, как освобождались с работы и отпрашивались у своих омег.

— Здорово, Люк, ты первый. Тебе виски, как обычно? — крепкий альфа, как говорил Люк, с рок-н-ролльной тематикой во внешности, когда-то тоже учился вместе с ним, Крисом и Гленом на юридическом, но вылетел после третьего курса и теперь зарабатывал себе на жизнь, разливая алкоголь по чужим стаканам.

— Да. Чертовски тяжёлый день. Как у тебя-то дела, приятель? — Люк отпил небольшой глоток из предложенного стакана и погонял жидкость во рту, прежде, чем проглотить.

— Что у меня может быть нового? Разве что научился быстрее на три секунды натирать бокалы, — хохотнул Карл, добавив в стакан Люка пару льдинок в виде сердечек.

— Нужно было усерднее учиться, — хмыкнул Люк и шутливо оскалился на него. По крайней мере, сердечки лучше, чем замороженные члены, как в прошлый раз. — Это тоже прогресс, — примирительно подмигнул он.

— Ты-то шибко счастливым не выглядишь после своих лекций. Так что, мне может ещё повезло.

— Ай, просто сегодня какой-то дурдом. Рассказать — не поверишь, — печально заключил Люк, всё же планируя рассказать, но когда народу будет побольше, чтобы не талдычить одно и то же по сорок раз и не давать почву всяким-там слухам.

— Ты попробуй. Всё-таки университетский лектор вызывает во мне некую долю доверия по умолчанию. Хоть я и знаю, какой ты распиздяй, — добродушно хлопнул его по плечу Карл и приветливо махнул кому-то за спиной Люка.

— Люк! Ты уже здесь, пропоица! Ну как ты? Немного отошёл от стресса? Здорово, Карл! — Крис не изменял себе и даже в бар притащился в костюме. Он крепко пожал руку бармена и постучал ногтем по стакану Люка, намекая, что будет пить тоже самое.

— Не то, чтобы полностью, но получше. Работа всегда меня отвлекает, ты же знаешь.

— Да уж. Ладно. Я проверил, документы настоящие, никаких сомнений. На экспертизу договорился в воскресенье. Но быстрого результата не будет, две-три недели, — сказал Крис. Самих документов при нём не было, только бумажник и смартфон, которые он выложил на стойку перед собой.

— Я думал, что можно получить результат теста за пару дней, — удивился Люк.

— Это тебе не шарашкина контора, а репродуктивный институт! — строго и нравоучительно, копируя интонацию Глена, который за что-то его отчитывает и поучает, заявил Крис. — Мы ведь не хотим, чтобы результат выбирали методом лотереи, правда?

— Правда. А что у Глена? Ты не знаешь, он выяснил по какой статье закрыли Марли? — с нетерпением спросил Люк. Его грызло нетерпение и хотелось как можно больше узнать о том, что было с омегой все эти годы и как он оказался за решеткой. Было бы совсем глупо и самонадеянно заявлять, что у Люка никаких чувств к нему не осталось.

— Как только выяснит — сразу свяжется с тобой, не сомневайся, — пообещал Крис, отпив из своего стакана. Ему Карл положил льдинки в форме звездочек.

— Ребята, я потерял суть вашего разговора. Какой ещё тест? Что за документы? И это не тот Марли, который тебя бросил в лохматом году? — вмешался в их разговор бармен. Он навалился на стойку и переводил взгляд с одного на другого. По его взгляду было заметно, что быть не в курсе ему не нравится.

— Ну, ладно, расскажу потом ещё раз, — решил Люк не дожидаться больше никого. — Сегодня меня дёрнули с лекции, говорят, мол тебя там хотят видеть социальные работники. Я ничего не понял, пришёл в деканат. И оказалось, что Марли, да тот самый, который меня бросил, Марли Грейвс, загремел в тюрьму, а я записан в документах об опеке, как второй ответственный за нашего с ним общего сына, — немного путано выложил он.

— Окей… Необычная ситуация, — задумчиво протянул Карл, поправляя многочисленные браслеты на запястьях. Он выглядел так, как будто по меньшей мере считает Люка шизофреником.

— В точку! — подтвердил Крис.

— В принципе, тогда у меня всё сложилось. Остался только один малюсенький вопрос, — заговорческим тоном сказал Карл.

— Только один? Вот это ты крут! У меня куча вопросов, и ни одного ответа! У меня вообще такое впечатление, что всё это происходит не со мной, — заявил Люк. У него-то эмоции били через край и он не мог пока свыкнуться ни с новым статусом, ни с такими новостями в принципе.

— Это заметно, — хмыкнул Карл с саркастичной улыбкой.

— Почему?

— Люк, а где он? — скрестив руки на широкой груди, прямо под надписью на майке «МЕГА-альфач» и, выгнув бровь, спросил Карл.

— Кто? — не понял Люк.

— Ребёнок.

— Вот дерьмо!

****

— Будь там, будь там, будь там, будь там! — как заведенный повторял Люк, нервно стуча пальцами по рулю. Он добрался от бара до зоопарка в рекордно короткий срок и оставил машину на пустой парковке.

Люк вышел из машины и оглядевшись по сторонам, наконец-то догнал, что зоопарк уже закрыт. Во рту пересохло и сердце ухнуло в пятки. Люк посмотрел на часы — без десяти восемь. Парк закрыт уже почти час!

— Дерьмо! Что делать? — Люк резко вскинул руки к голове и схватился пальцами за жесткие волосы. — Та-ак! Споко-ойно… Как бы я поступил, если бы мне было шесть? Думай-думай! Я бы пошёл к кому-то из взрослых и попросил связаться с моими родителями.

Эта идея показалась Люку вполне пригодной. Если Рейчел поступил так же, то, может быть, найти его будет не так проблематично. Рано поддаваться панике, хотя соблазн очень уж велик. Он добежал до сторожки охранника возле главного входа и настойчиво и громко постучал. Внутри горел свет и был слышен телевизор. Так что, если сейчас не время для обхода, ему должны открыть.

— Кто тут ещё? — недовольно пробасил сбитый, бородатый альфа уже преклонных лет. Люк не исключал, что в Рождество именно он стоял здесь на входе в роли Санты, ему только бороду забелить — и готовый типаж.

— Простите! Извините! Добрый вечер, — взволнованно затараторил Люк, заглядывая в сторожку, надеясь увидеть сына внутри. — Скажите, к вам не приходил омежка шести лет? Такой светленький, курносый… — он задумался, стараясь вспомнить, что-то ещё. Всё-таки он видел Рейчел только несколько часов и просто не успел заметить никаких примечательных черт. Он, может даже, не сможет составить фоторобот, если придётся. — В жёлтой куртке, вот такого роста? — он показал рукой расстояние около метра от земли.

— Мистер, вы что не в себе? Это ж зоопарк! Здесь куча детей каждый день! — ошарашено пожал плечами охранник.

— Да-да, я понимаю, — кивнул Люк. — Я имею в виду, не было ли сегодня потеряшек? Просто я оставил здесь сына в… примерно в два часа…

— Ну так потеряшками администратор занимается. Он уже домой уехал.

— Домой? Черт! — отчаянье Люка всё нарастало. — Вы могли бы мне дать его телефон? И что обычно администрация делает в таких случаях?

— Ну дык, выясняют, кто родители, зовут по громкой связи, если никто не приходит — вызывают полицию, — пожал плечами старик. Он вернулся в сторожку и стал рыться на своём столе. По телеку показывали какую-то детскую комедию и такой выбор программы был несколько странным для охранника. Но Люк не стал на этом зацикливаться.

— Заебись, отличный день! Убейте меня кто-нибудь! — тихо выругался он, стукнув кулаком о косяк и разбив себе костяшки. — Так что? Телефон администратора?

— Да-да, секунду. Вот — мистер Диего, — сторож протянул листок с записанными кривым почерком цифрами.

— Спасибо, приятель! — искренне поблагодарил Люк, цепляясь, как утопающий за любую соломинку, которая могла помочь ему отыскать ребёнка. Он быстро набрал номер и вернул листок, видимо, он был в единственном экземпляре. — Алло! Добрый вечер, мистер Диего! Я звоню вам из зоопарка! Дело в том, что сегодня днём я оставил здесь сына: омежку шести лет, Рейчел Грейвс. Он не приходил к вам? — после краткого «да?», тут же затараторил Люк. Он чувствовал, как у него взволнованно бьется сердце и вспотели ладони и затылок.

— Раз уж вы потеряли вашего сына, мистер, то вечер вовсе не добрый, — раздраженно проговорил строгий голос с лёгким акцентом. — Нет, сегодня вообще не было инцидентов. Советую вам обратиться в полицию и больше не путать зоопарк с детским садом! — после этих слов администратор зоопарка бросил трубку и Люк услышал короткие раздражающие гудки.

— Какой милый человек… — растерянно проговорил Люк, глядя на мобильник в своей руке. Он кивнул охраннику и отошел от сторожки, решительно не понимая, что делать дальше. Похоже, нужно последовать совету Диего. — Ладно. Нужно позвонить копам. Может быть, нам с Марли дадут соседние камеры. Проклятье! — Люк одёрнул себя. Шутки шутками, а по закону, которые он отлично знал, детей до двенадцати лет вообще нельзя оставлять без присмотра взрослых. Что он скажет в полиции? Я отвёз шестилетнего ребенка в зоопарк и оставил его там одного, а сам вернулся на работу, чтобы потом вовсе о нём забыть?

— Спокойно-спокойно. Копам звонить нельзя, тогда Рейчел точно упекут в приют, — решил Люк. Если он не найдёт омежку в течении двух часов — тогда вариантов никаких — придётся сдаться, но пока ещё одна попытка. — Где же он? Где он может быть? Хорошо-о… Моя логика не сработала. Как бы поступил Марли на его месте? Остался бы в зоопарке? Ведь я сказал, что заберу его отсюда? Но сейчас всё закрыто… может, он остался внутри? Львов же не выпускают погулять ночью, правда?

Люк отошёл подальше от главного входа и стал присматриваться к ограждению и выискивать место, где его можно было перелезть. Крохотная надежда на то, что хуже, чем есть, уже не будет, всё ещё теплилась в душе. Он спрятал ключ от машины и мобильник в карман и огляделся по сторонам. Один из фонарей вдоль дорожки был потухшим, и далеко от камер — отличное место. Люк ещё раз проверил, что поблизости нет авто с регистраторами и с заправки это место не видно, после чего снял с себя пиджак и, высоко подпрыгнув, зацепился за ветку. Дерево стояло совсем рядом у забора и можно было бы с него перепрыгнуть на соседнее, которое уже было на территории зоопарка. Он легко подтянулся и и полез выше. Темнота была не только его союзником, но и врагом, пару раз Люк промахнулся мимо веток и едва не слетел вниз. В очередной подобный раз он содрал себе кожу на ладони обо что-то острое.

— Ничего необычного. Просто тридцатилетний альфа на дереве, — успокаивал он себя. — Главное, не сильно трясти стариной, чтобы ничего не отвалилось.

Он приметил, где можно перебраться с одного дерева на другое. Но маневр был довольно опасен. Ещё и тем, что если он сорвется, то угодит прямиком на колючую проволоку, вьющуюся над забором, а потом шмякнется вниз и если его не шандарахнет током, то уж хребет себе он сломает точно. Люк собирался с духом пару секунд, а после прыгнул. Крепко ухватившись руками за ветку соседнего дерева он повис и больно ударился коленом о ствол. Люк хотел уже было порадоваться более или менее удачному прыжку, когда послышался неприятный треск, и ветка обломилась под его весом. Люк не успел сгруппироваться и ударился спиной и затылком о землю.

— О-о-у-у, — заскулил он, морщась. — Я просто Тарзан — царь джунглей, — заключил Люк, пытаясь подняться. Он наткнулся рукой на что-то мягкое, пушистое и живое. — Сука! Бля… — вскрикнул альфа. От него в сторону с писком отбежал всего лишь бурундук и остановился в паре метров, наблюдая за неуклюжим человеком. — Ох ты ж… надеюсь, я не задавил кого-то из твоей семьи, парень. Очень не хотелось бы ходить с расплющенным трупиком грызуна, прилипшим к спине.

Люк медленно сел, морщась, и размял плечи. Ударился он сильно, но, видимо удачно, потому что резкой боли не почувствовал, только ноющую и тупую, как он сам, впрочем. Погибших бурундуков, белок и прочих мелких зверушек он под собой тоже не обнаружил и со стоном поднялся. Хорошо, что мобильник был в переднем кармане и его теперь можно было использовать, как фонарик.

— Охренеть. Мало того, что я говорю сам с собой, я ещё и проник на частную территорию, ночью, потому что просрал ребёнка в первый же день! Дерьмо! — выругался Люк. Он постарался рассмотреть местность где находится в слабом свете от телефона. — Где у нас проходит конкурс на лучшего отца! Уверен, у меня есть все шансы на победу… Жираф?

В нескольких метрах от него застыла парочка длинношеих пятнистых представителей саванны, заинтересованных шумом. Прежде, чем рациональность взяла верх, у Люка промелькнула паническая мысль, о том, что он забрался к животным в вольер и теперь ему конец. Только пару секунд спустя, когда дыхание вернулось, опять заработали мозги. Люк вспомнил, что жирафы травоядные и вполне мирно относятся к людям, не боятся их, а следовательно и агрессию проявлять не будут. И поскольку сейчас далеко не весна, то и экзотического секса ему не грозит. Люк осторожно осмотрелся, в поисках калитки для персонала и радуясь тому, что не попал в жилище львов. Выйти не составило большого труда, сотрудники не грешили на то, что жирафы сумеют разобраться с конструкцией простого замка и Люк, изловчившись и просунув руку в небольшую щель, открыл его.

Расслабляться было рано. Он по-прежнему не имел ни малейшего понятия, где искать Рейчел. Зоопарк располагался на огромной территории, которую и за день-то не обойдешь. Самым логичным Люку казалось проверить кафешки и зоны отдыха. Уже ночь — дети боятся темноты и инстинктивно ищут какие-то строения, где будет свет. На самом деле, зоопарк совсем не дружелюбное место ночью. Отовсюду доносились шорохи и странные звуки, шуршание и мелькали тени. Свет от фонарика делал атмосферу только жутче, а не добавлял области зрения. Люк несколько раз вздрагивал от неожиданности, когда перед ним пробегала белка или где-то ухал филин. Чёрт! Страшнее, чем на кладбище, там хотя бы тихо. Люк шёл торопливым шагом, то и дело сбиваясь на бег. Он не представлял, что должен чувствовать шестилетний омежка, если он здесь один. Обежав все строения и кафе он почувствовал новый приступ паники.

— Дерьмо! Где же он? — зло зарычал Люк. Он уже не считал звонок в полицию плохой идеей. — Рейчел! Рейчел! — набрав побольше воздуха в грудь, позвал он. В ответ весь зоопарк отозвался на разные голоса. Но страшнее всего ревел лев, недовольный тем, что незваный гость разбудил его. Люк поморщился и инстинктивно пригнулся. Одна идея лучше другой, ничего не скажешь…

— Так! Включай мозги! Какие звери больше всего нравятся детям? Сурикаты или кролики…обезьянки? Стоп! У Рейчел был с собой игрушечный… тигр.

Сверившись с картой, которых по всему зоопарку было натыкано сколько угодно, Люк выключил фонарик и побежал туда. Ещё когда сам приходил в этот зоопарк ребёнком Люк помнил, как залипал там у прочного стекла, часами наблюдая за дикими кошками. Мысленно он молился, чтобы сын оказался там, или где-то поблизости. Оказавшись в нужной зоне, он заметил на скамейке сначала жёлтую куртку.

— Рейчел! — позвал Люк, бросаясь туда. Сын лежал головой на своём игрушечном тигре и обнимал небольшой рюкзак.

— Папа!

========== 05. Цигель-цигель, ай лю-лю! ==========

===== Пятая глава =====

======== Цигель-цигель, ай лю-лю! ========

— Можно я сдохну? — простонал Люк, переворачиваясь в постели. Только ломота в спине, боль в колене и стесанная ладонь напоминали ему, что приключение в зоопарке — вовсе не сон. Он поморщился и сел, потирая шею и плечи.

Выбираться из парка тем же путём, которым Люк проник туда, в компании Рейчел не представлялось возможным и потому, они прошли через главный вход, откупившись от охранника полтинником. Мальчик, вопреки ожиданиям Люка, не был подавлен и с упоением рассказывал, каких животных посмотрел и даже покормил жирафов. К последним у Люка отныне было весьма своеобразное отношение и, услышав это, он слегка поморщился. Чувствуя себя по меньшей мере полным кретином, Люк забрал свой пиджак, на котором уже успели обосноваться любвеобильные белки, и они вместе с омежкой отправились домой. Дальше у Люка всё было, как в тумане. Кажется, он на автомате доехал до дома и припарковался, вроде бы что-то выпил из холодильника, чтобы быстрее уснуть и шмякнулся в постель, не раздеваясь.

— Я есть хочу, — раздался тихий голосок.

— Да? Ну приготовь что-нибудь. И мне кофе, — невнимательно отозвался Люк, растирая ладонями лицо, словно хотел стереть все черты и вылепить новые. Голова ныла и неприятно звенела, как во время похмелья.

— Я сам? — чуть удивлённо спросил Рейчел. Он оказался одет в одну из футболок Люка. Та была ему ниже колен, а тонкие ножонки выглядели слабенькими и хрупкими. Песочные волосы омежки смялись в кривоватый хохолок, а на одной щеке был отпечаток пульта от телевизора.

— Можешь призвать на помощь тёмные силы, — отмахнулся Люк. Он с трудом поднялся и заковылял в сторону ванной. Коротко глянув на часы, которые всё ещё были у него на руке, он подивился тому, как рано проснулся. Только пятнадцать минут девятого. По субботам у него была практика в университете с одиннадцати до обеда, и оказалось, что ещё куча времени, чтобы воскреснуть.

Люк взглянул на своё отражение и признал, что уже слишком стар для таких выкрутасов, как проникновение в вольер жирафов. В волосах обнаружились какие-то листья и ветки, а рубашка изодрана. Её уж точно придётся выбросить. Альфа разделся, разглядывая повреждения в большом зеркале на двери. На спине был один большой синяк, кое-где со стесанной кожей. Колено тоже ободрано и распухло, а на ладони глубокий порез, который, оказывается, кровоточил ночью, а теперь покрылся коркой запёкшейся крови.

— Всё-таки в прививке от столбняка есть большое преимущество, — заключил Люк.

Он выставил температуру воды на тридцать шесть, несколько секунд соображая, кто мог её поменять на сорок, и только услышав грохот с кухни, вспомнил о Рейчел. Похоже, ему понадобится некоторое время, чтобы привыкнуть к мальчику. Не слишком оптимистично Люк признал, что его отцовство началось паршиво. Он быстро смыл с себя грязь, кровь и специфический запах зоопарка. Прежде, чем ехать, неплохо бы хоть примитивным образом обработать раны. Он надел боксеры и нацепил на руку часы, прошёл на кухню.

Сковорода чадила и шипела, изжаривая в уголь пару яиц и кусок бекона, пока Рейчел боролся с крышкой молока и никак не мог её открыть. Люк решительно прошёл к окну и распахнул его, выпуская на улицу запах гари и выключив газ на плите по пути.

— Когда я говорил про тёмные силы, я шутил, — заметил он, забрав у омежки бутылку и легко открыл её.

— Просто чуть-чуть пригорело. Ничего страшного, — спокойно ответил Рейчел и потащил стул к шкафчикам, собираясь достать с вехнего тарелки и стакан.

— То есть, ты считаешь, что это можно есть? — Люк с сомнением покосился на угли в форме глазуньи.

— Вполне! — уверенно заявил омежка и спрыгнул со стула с двумя тарелками в одной руке и кружкой в другой. Как ему удалось всё это не разбить для Люка осталось секретом, потому что в короткий миг пока Рейчел летел, он успел представить, какой сейчас будет грохот, а затем плач. Сын поставил всё на кухонный стол и потянулся к сковородке, чтобы переложить их «завтрак» на тарелки.

— Прихватку! — слишком уж строго окликнул Люк мальчишку, пока тот не успел схватиться за раскаленную ручку. Мальчик вздрогнул и сердито шикнул на него, но всё-таки потянулся за силиконовой перчаткой и с некоторым трудом разложил всё по тарелкам.

— Вот! — с торжеством кивнул он и бросил сковороду в мойку, где на неё попала вода и чада стало ещё больше. — Я буду молоко, а это тебе, — он достал из кофейника кружку и поставил на стол перед Люком. Сам он уселся на излюбленное место альфы и принялся за еду, не удосужившись использовать какие-то приборы.

— Эм… ты настаиваешь, что я должен это есть? — немного нервно хмыкнул Люк. Ему совсем не нравились манеры сына, но он пока пребывал в лёгком шоке от происходящего, чтобы приступить к воспитанию немедленно. Люк, вздохнув, сел напротив и отпил глоток кофе. Тот оказался не только очень горячим, но ещё и жутко горьким. Не сдержавшись, Люк прыснул им, пачкая гарнитур и закашлялся.

— Что? Слишком крепкий? — виновато спросил Рейчел, прищурив один глаз и поморщившись.

— Немножечко, — сипло отозвался Люк, чувствуя, на зубах и языке крупинки крупно молотого кофе. Он покосился на мальчика, стараясь понять, специально он ему устроил такое «доброе утро» или нет. Судя по невинной мордашке — скорее случайность, или просто удел раздолбаев.

— Хочешь, я могу обработать твои болячки? — предложил Рейчел, с энтузиазмом подскакивая со стула. Свою порцию углей он уже слопал, и похоже, ему даже понравилось. Он подбежал к Люку ближе, чтобы осмотреть колено.

— Скажи сначала, твои медицинские способности лучше, чем кулинарные? — недоверчиво уточнил альфа, не готовый довериться этому мелкому чертёнку.

— Думаю, немного похуже, — признался Рейчел.

— Спасибо, что хотя бы честно. Но, пожалуй, я справлюсь сам, — хмыкнул Люк. Он поднялся, так и не прикоснувшись к еде и вытащил из шкафчика аптечку. Обычно она там скучала. Лишь изредко Люк пополнял в ней аспирин, теперь же настало время пластырей и заживляющих мазей. — Будь хорошим мальчиком, найди пульт от телека, — попросил Люк.

— А где он?

— Ты спал на нём. Ты где спал? — хмыкнул альфа, припоминая, что у сына на щеке был отпечаток от кнопок.

— На диване? — спросил Рейчел.

— Это я должен знать? Попробуй вспомнить, пройдись по квартире, может увидишь где-то своего тигра, ты наверняка спал с ним, — подсказал Люк. Мальчишка недовольно фыркнул и сбежал из кухни. Альфа осторожно намазал колено тонким слоем мази и пришлёпнул пластырь.

— Нашёл! — с торжествующим воплем запищал Рейчел и вернулся в комнату, топоча, как мелкий пони. Он на ходу включил телевизор, сразу же выбирая канал с мультиками.

— Нет-нет, друг мой! Новости, — распорядился Люк, не собираясь смотреть разноцветный идиотизм про фей-омежек, спасающих мир.

— Но я не видел эту серию! — возмутился омежка, пряча пульт за спину, и насупился.

— А вон тот угол ты уже видел? Или хочешь посмотреть? — выгнул бровь Люк. Он говорил пока не строго, его скорее забавляло, как быстро Рейчел с ним освоился и чувствует себя уверенно. Совсем не так, как он сам.

— Но я хочу посмотреть эту серию, — упёрся мальчик. — И наказывать ты меня не можешь!

— Это почему же? — хмыкнул Люк. Он встал и легко отнял у омежки пульт.

— Потому что ты потерял меня в зоопарке! — Рейчел борзовато улыбнулся, сверкнув выпавшим зубом и упёр кулаки в бока.

— Ах во-от, как ты запел? — не сумев сдержать улыбки спросил Люк. Он вроде бы и был недоволен таким поведением мальчишки, но его это всё равно забавляло. Он сильно напоминал Марли, его дерзость и упрямство. Это возраждало в Люке старые чувства, которые он, как ему казалось, похоронил.

— Да! Я хочу смотреть фей!

— Новости!

— Фей!

— Новости!

— Фей!

Люк нахмурился и скрестил руки на груди. Но уже открыл рот, чтобы отчитать сына за упрямство, как в памяти всплыла давняя картинка. Они с Марли стояли друг напротив друга на этой самой кухне и точно так же спорили будут есть испорченную Люком курицу, или закажут пиццу. Видно талант к кулинарии у Рейчел всё-таки от него.

— Я запишу тебе эту серию, окей? — придумал компромисс Люк. — Посмотришь её вечером.

— Хорошо, — легко согласился мальчик и на лице засветилась улыбка, а на щеках появились милые ямочки.

Люк покачал головой из стороны в сторону и наконец-то обратил внимание на то, что говорил ведущий утренней передачи.

— … а теперь поприветствуем у нас в студии нашего самого желанного гостя — Дерек Ронвуд! …- Люк закашлялся и ещё раз посмотрел на свои наручные часы — они так и показывали пятнадцать минут девятого. Дерьмо! Люк выключил телевизор.

— Нет! Давай посмотрим Дерека! — опять возмутился Рейчел.

— Какого Дерека? Эта программа идёт с десяти до одиннадцати! Я опаздываю на работу! Одевайся быстро! — Люк выбежал из кухни, спотыкаясь на ходу и проклиная сегодняшний день. Вчерашний, хоть и закончился катастрофой, но по крайней мере, нормально начался. Если так пойдёт и дальше, то Люк протянет копыта.

— А что мне одевать?

— Что хочешь!

========== 06. Марш-бросок ==========

===== Шестая глава =====

======== Марш-бросок ========

— Дерьмо! Куда же они все прут-то в субботу? — рыкнул Люк. Он зло ударил по рулю и поморщился, от боли в разодранной ладони. — А, черт!

Они встали в пробке на главной улице. Впереди них и позади была куча машин и ни единого шанса проехать в ближайшие полчаса. Люк за все годы работы в университете не опаздывал ни разу и только успевал отчитывать своих студентов. И что теперь? Ему самому себе делать строгий выговор? Рейчел сидел на заднем сидении в обнимку со своим тигром. Волосы мальчика так и были всклокочены и растрепаны, он надел то же, в чём был и вчера, хотя всё это смотрелось не так уж опрятно. Да и сам Люк выглядел так себе. Джинсы и синяя рубашка, закатанная по локоть и более, чем помятый видок: вечерние приключения проявились синяками под глазами.

— Ты чего надел то же, что вчера? — чтобы хоть как-то отвлечься от нервозности.

— Ты сказал одевать, что хочу, — пожал плечами Рейчел и ласково погладил свою игрушку по голове.

— Ты знаешь, что думают люди, если омега два дня подряд приходит в одной и той же одежде? — усмехнулся Люк, покосившись на омежку в зеркало заднего вида. Он бы удивился, знай тот ответ.

— Нет.

— Что омега не ночевал дома, — стараясь сделать наигранно-поучительный тон сообщил Люк.

— Но я и правда не ночевал дома, — рассудил Рейчел. — А вообще-то, анатэ говорит, что не обязательно обращать внимание на мнение окружающих.

— Да неужели? — хмыкнул Люк, легко припоминая эту независимую ересь, о которой постоянно талдычил Марли.

— Когда он вернётся из командировки?

— Я пока не звонил ему, Рейч. Закружился… — Люк несколько раз стукнул по гудку и возмущённо зарычал, на идиота, который с чего-то вздумал пропустить мудилу из другого ряда. — Вот тупой баран!

— Может, пешком? — предложил Рейчел, выглянув из окна и оценив длину пробки.

— Думаешь, будет быстрее?

— Уверен, — кивнул омежка.

Люк быстро оценил, что они зажаты с обеих сторон и попросту не смогут открыть дверцы. Но по деревьям он уже лазил, что мешает выбраться из зажатого авто через окно? Он коротко глянул на часы на приборной панели — без десяти одиннадцать. Ни единого шанса пешком успеть вовремя. Но в пробке они простоят в два раза дольше, а то и три. Люк припомнил, какой сейчас административный штраф за неправильную парковку и сколько стоит выкупить машину со штраф-стоянки, решив, что это не сильно ударит его по карману.

— Вылезай через окно, постарайся не шлёпнуться, — распорядился он, поддавшись какому-то приступу авантюризма.

— Вот это я понимаю! — одобрительно заулыбался Рейчел и быстро открыл окно. Он подхватил свой рюкзак и тигра, ловко выскользнув из окна и оказавшись на капоте, стоящей рядом машины.

— Какого хрена? — возмущённо зарычал водитель, выпучив глаза на мальчика.

Люк последовал примеру сына, и скоро оказался рядом с ним.

— Если вы опаздываете, советую поступить также, — хмыкнул Люк, обозначая, что ничуть не осуждает такого поступка сына, а наоборот поддерживает его. Рейчел перепрыгнул на соседнюю машину, а затем на тротуар, Люк следом. Он поставил авто на сигнализацию и окна закрылись автоматически. На долю секунды его пронзило чувство вины, ведь теперь его машина стала настоящим препятствием на и без того перегруженной дороге. Но что поделать? Он должен был хотя бы попробовать прийти на собственную лекцию вовремя.

— Скорее! — поторопил Рейчел довольно-таки шустро убегая вперёд.

— Да бегу я, бегу! Ты-то вчера не лазил по деревьям! — ворчливо заметил Люк, благодарный Нильсону, который приучил его к пробежкам. Теперь-то он не опозорится перед шестилетним ребёнком, задыхаясь сильнее, чем он.

— Мог дать охраннику ещё полтинник, и он пропустил бы тебя и так, — засмеялся омежка. Для его роста и хиленького сложения, бегал он довольно быстро и успевал ещё подтрунивать над скупердяйством отца. Как-то Люку в тот момент даже не пришло в голову заплатить за вход…

— Какой ты умный! А то у меня сотка лишняя! — огрызнулся Люк.

Они быстро добрались до причины пробки — парочка полицейских машин столкнулась на перекрёстке с невзрачным синеньким фиатом. Наверное гнались за кем-то, но получилось только раздолбать машинку несчастного старенького беты. Конечно, страховка погасит ему все расходы, может быть даже с лишком, раз уж причиной аварии были полицейские, но потраченных нервов это ему не восстановит. Люк обернулся, чтобы оценить, сколько они уже пробежали и с удивлением заметил, что они своим поступком воодушевили ещё с десяток человек бросить свои машины. Что ж, коллективное безумие всегда интереснее, чем единоличное.

— Ещё два квартала! Не выдохся? — спросил он у Рейчел, ухватив его за руку и стараясь немного подгонять.

— А ты? — усмехнулся мальчишка и чуть прибавил шагу. Этот парень нравился Люку всё больше.

В университете они оказались через десять минут после предполагаемого начала лекции. Люк прислушался — в аудитории тихо, слышны только редкие шепотки. Сердце колотилось от долгого бега, к тому же, последние пятьсот метров Рейчел пришлось тащить на плечах — он совсем выдохся. Но Люк успокаивал себя тем, что в его возрасте, такие нагрузки очень даже полезны.

— Так, Рейчел. Заходим в аудиторию, ты молча находишь свободное место и садишься туда. Никаких выходов в туалет, шума и вообще ничего. Будешь сидеть тихо-тихо, как мышка, до конца лекции. Ясно? — наставлял сына Люк, перед массивной дверью в аудиторию. Ему в любом случае нужно было отдышаться, чтобы сохранить оставшиеся крохи достоинства.

— Ясно, — серьезно кивнул мальчик. Его лицо было красным, но невероятно довольным.

— Чудесно, — усмехнулся альфа. — Как я выгляжу?

— Стремно, — не стал лукавить омежка.

Люк толкнул дверь и, пропустив Рейчел вперёд, прошёл внутрь. В аудитории тут же повисла гробовая тишина. Люк окинул присутствующих взглядом и отметил, что единственный, кто опоздал сегодня — это он сам. Сын быстро отправился к скамьям и уселся на первую парту возле прохода.

— Желающие пошутить есть? — сразу же перешёл в нападение Люк. — Сделайте это, пока есть возможность.

Желающих нарваться не нашлось, но по их хитрым мордам Люк понимал, что уже через три часа шутить о его опоздании на собственную лекцию будет весь университет. Новые байки, наравне с преданиями, передающимися от выпускников первокурсникам о том, как однажды профессор Келли явился на лекции небритым и в спортивном костюме. И если уж рассудить по справедливости, то в обеих его оплошностях был виноват Марли.

— Нет? Тогда начнём…

****

«Нужно встретиться. Без ребёнка.» — отправил Люку сообщение Глен. Как хорошо подгадал, ровно тогда, когда он ответил на все интересующие студентов вопросы и отпустил их на сегодня.

«В университетском парке, подойдёт? Через пятнадцать минут?» — предложил Люк. Этого времени ему должно было хватить, чтобы пристроить Рейчел в деканате и попросить кого-нибудь за ним присмотреть.

«Окей»

Люк понимал, что если Глен хочет встретиться без Рейчел, значит разговор пойдёт о его анатэ, и ясно, что не очень приятный. Он попросил Дарио побыть с Рейч полчасика и вышел в парк, где договорился встретиться с бетой. Тот уже ждал. Красный, блестящий на солнце спорткар был припаркован напротив главного входа в университет, и Глен, привалившись к его боку что-то строчил в своем смартфоне. Нильсонов отличала невероятная любовь к дорогим тачкам. У них имелся личный подземный гараж на двадцать машин и примерно пятнадцать мест в нём уже были заняты. Они никогда не делили авто на принадлежность Крису или Глену, каждый ехал на работу на той машине, к которой сегодня лежала душа. Дополнительным пунктиком было то, что они никогда не ездили на одном авто вместе, даже если выезжали из дома в одно и тоже место.

— Привет. Ну что ты узнал? Марли натворил что-то серьёзное? — без дополнительных размусоливаний начал Люк.

— Не сказал бы, что очень серьёзное. Просто неоднократное. — невнимательно отозвался Глен. Он дописал сообщение и только после этого поднял взгляд на Люка. — Его поймали на краже в супермаркете.

— За это не сажают! — тут же с сомнением возразил альфа.

— Восемнадцатый раз. Сначала просто отпускали и грозили, потом стали выписывать штрафы. Но их Грейвс игнорировал и в итоге накопилось почти семь тысяч долларов. Последний раз его поймали за руку две недели назад и на этот раз уже привлекли к настоящей ответственности, - в привычной ему неторопливой, тягучей манере рассказал Глен. Он убрал телефон на приборную панель и скрестил руки на груди.

— Я уж думал, что после известия о ребёнке уже ничто не сможет меня шокировать, — хмыкнул Люк.

— Его приговорили к семи месяцам колонии, но поскольку Грейвс также отказался платить штрафы, то накинули ещё. В итоге вышел год и два месяца.

— Штрафы и заключение пошли взаимозачет? Или когда он выйдет, всё равно должен их оплатить?

В голову у Люка никак не складывалась картинка. Он не помнил за Марли клептоманских наклонностей. А Рейчел не выглядел так, будто бы его воспитывали в нищете под мостом. Да и учился он в престижной и дорогой школе. Проклятье! Не забыть бы, что ему в понедельник на занятия!

— Не должен. Более того, если он их оплатит, то срок скостят.

— Так с чего это он так упёрся и не хотел платить? — задумчиво спросил Люк. Он наблюдал за группой своих студентов, которые вышли пообедать на свежий воздух и что-то оживлённо обсуждали и смеялись.

— Спрашиваешь меня? Он не мой клиент. Я не копал глубоко, — пожал плечами Глен. Он коротко глянул на свои наручные часы. Ролекс? Интересно, это Глен себя так любит или Крис балует его?

— Спрашиваю самого себя. Ты не замечал? У меня привычка беседовать с собой, — съязвил Люк.

— Не отчаивайся, покажись врачу. На ранней стадии такое, вроде, лечат, — Глен усмехнулся на одну сторону и похлопал его по плечу.

— Кто сказал, что у меня ранняя стадия? Ладно, слушай. Ты не мог бы устроить нам свидание. Мне есть о чём поговорить с ним.

— Мог бы, — серьёзно ответил Глен. — Только тебе придётся взять отгул на понедельник.

— А завтра нельзя?

— Завтра вы с Крисом и ребёнком едете в репродуктивный центр, насколько я знаю. Да и мне нужно время, чтобы подготовить необходимые документы. Ты не против, если я не буду заниматься этим вместо сна. Я, конечно, очень люблю внештатку, но не до такой степени, — Глен обошёл авто и уселся за руль. По его мнению, разговор был окончен, потому он завёл мотор и кратко махнув рукой в знак прощания, уехал.

— Опять цену себе набиваешь.

Комментарий к 06. Марш-бросок

Не бечено!

========== 07. Тупой и еще тупее ==========

Комментарий к 07. Тупой и еще тупее

Не бечено, так что помощь в ПБ приветствуется!

===== Седьмая глава =====

======== Тупой и еще тупее ========

— Нужно поехать и забрать мою машину.

— А поесть? У меня животик бурчит, — Рейчел обиженно надул губы. Вроде как Люк знал, что забывать покормить детей не было одним из признаков хорошего отца. Но…

— Скажи тому, кто у тебя там бурчит, что мы пообедаем, когда заберем мою машину. На штрафстоянке почасовая такса, — Люк вызвал такси в приложении на мобильнике и размял затекшую спину. Та болела и все еще не позволяла забыть о ночном приключении.

— Такса — это ведь собака?

— Эм… да, но я имел в виду, что оплата за каждый час и я не хочу переплачивать лишнего.

— А я люблю биглей! Они очень миленькие…

— Рейч, может, побудешь в университете? Я потом вернусь? — перебил лепетания сына Люк, прикидывая, что не готов всю дорогу слушать нытье о голоде.

— Ну нет! В зоопарке ты меня уже оставлял, — фыркнул Рейчел и сложил руки на груди, обижаясь все сильнее. Или скорее разыгрывая комедию, чтобы добиться своего. Что может быть хуже омежьего притворства? Только детское! Но Люку выпал настоящий Джекпот! Два в одном!

— И долго ты мне это планируешь напоминать? — выгнул он бровь.

— Анатэ говорит, нужно гундеть регулярно минимум неделю, а потом периодически тюкать, — с важным видом отозвался сын, и улыбнулся милейшей, но оттого не менее лживой улыбкой, — Я с тобой хочу! И есть…

— Мы про «поесть» уже решили. Раз ты со мной, то не капай на мозги, пожалуйста, — совсем не вежливо отчеканил Люк и потянул сына к приехавшему такси, которое помигало им фарами.

Всю дорогу к штрафстоянке Люк прокручивал в голове мысли, как поступит, если тест ДНК покажет, что ребенок не его. Здравый смысл неумолимо твердил — Марли просто не мог родить от него. Все не складывалось в единую картинку. Почему он не сообщил о беременности? Почему не остался с тем альфой, к которому ушел от Люка? Почему рассказывал сыну, кто его отец, но не стал их знакомить? Хотя, если копнуть еще глубже, то в Марли всегда было с излишком противоречий. Люк покосился на Рейчел, который, обнявшись с игрушечным тигром, рассматривал улицы, мелькавшие за окнами такси. Да, на Грейвса он похож без сомнения. Но так ли много в нем от Люка? Только цвет глаз? И неспособность к приготовлению пищи… может есть еще что-то, но пока скрыто? Черт! Люк даже не мог решить, хочет ли, чтобы все оказалось правдой, или нелепым и не смешным розыгрышем.

От навязчивых мыслей удалось отделаться только когда они уже приехали на стоянку и к ним из небольшой сторожки вышел мерзкого вида, заплывший жиром и обросший бородой альфа с зубочисткой в уголке губ и стойким запахом перегара.

— Добрый день. Я хочу забрать свою машину. Её привезли к вам сегодня до обеда, — обратился к нему Люк, прочитав на бейджике имя и сразу же его забыв. Информация, что перед ним смотритель стоянки была куда важнее и полезнее.

— Номер автомобиля? — буркнул тот, без интереса осмотрев Люка и Рейчел, не прекращая пожевывать.

— УНИ 2304

Смотритель достал из заднего кармана серой спецовки помятый до безобразия блокнот и перелистывая его, молча направился вглубь парковки. Люк кивнул сыну и зашагал следом. Свою машину он узнал издалека и даже порадовался, что ей не разбили стекла и не украсили городским граффити после которого пришлось бы перекрашивать кузов целиком. Только когда адреналин уменьшился и временное помешательство отпустило Люка из своих объятий он понял, как опасно было оставлять автомобиль на оживленной улице посреди проезжей части. Ведь даже полицейские проигнорировали бы акт вандализма за такое наглое поведение автолюбителя. Люк вздохнул, радуясь, что все обошлось, у него даже магнитолу не вытащили.

— Вы владелец? — уточнил смотритель, вытаскивая из других карманов какие-то еще бумажки, которые придется подписать, чтобы он отдал авто. Все его движения были словно намеренно медленными, будто он хотел как можно дольше продержать авто, а следовательно, срубить побольше оплаты.

— Да-да, я же сказал!

— Предоставьте документы.

Люк пожал плечами и открыл машину, нажав кнопку на брелоке. Он собирался уже шагнуть в ее сторону, но путь ему преградил мерзотный альфа.

— Стоп! Вы не можете приближаться к частной собственности, пока не покажете мне доказательства о владении ей, — заявил он.

— Документы в бардачке. Я достану их, — пожал плечами Люк, предчувствуя, что приключения сегодняшнего дня, кажется, не планируют заканчиваться. Но крошечная надежда на быстрое разрешение недопонимания, в нем все же еще пульсировала.

— Исключено! — насупился смотритель и тяжеловесно сложил руки на груди, словно готов костьми лечь, но не пустить нарушителя к чужому авто! Да по такому армия плачет! Хотя… там вроде и так достаточно придурков.

— Ну ладно, — изо всех сил стараясь сдерживаться и не горячиться вздохнул Люк и кивнул в сторону авто. — Идите и проверьте. Документы в бардачке.

— Я не могу лезть в машину без разрешения владельца, мистер.

— Я и есть владелец!

— Это пока не подтверждено.

— Па-ап, — Рейч подергал Люка за руку и улыбнулся поистине чеширской улыбкой, когда тот скосил на него взгляд. — Ваш разговор напоминает мне фильм «Тупой и еще тупее».

— А твое поведение наталкивает меня на мысль, что анатэ никогда тебя не порол, — фыркнул Люк, мысленно признавая, что доля правды в словах сына есть. Причем довольно большая.

— Конечно нет! — подтвердил Рейч. — Он говорил, рукоприкладством занимаются идиоты и изверги. И вообще-то насилие над детьми преследуется по закону!

— Неужели? — поморщился Люк, размышляя, мог ли он два дня предположить, что будет слушать о законах от малолетки. Хотя фразочка вполне в духе Марли «Изверги»… — Так, мистер? Что нужно сделать, чтобы забрать машину? — сдался он, понимая — спорить с этим твердолобым бесполезно.

— Вы должны послать запрос в официальный реестр, получить документы, удостоверяющие, что автомобиль ваш и тогда забрать его назад, — довольно отчеканил парковщик, улыбаясь от того, что победил.

Люк вздохнул, прикидывая, сколько времени на это потребуется. Даже со всеми его связями машину удастся вызволить не раньше понедельника. А она нужна уже, иначе на чем он поедет к Марли? Не на палочке же верхом. Дерьмо! Кажется, черная полоса в жизни во всей своей красе! Люк потер переносицу пальцами и зажмурился, а когда открыл глаза, вдруг заметил, что сына рядом с ним нет. Тот уже находился возле авто и осторожно, чтобы не издавать лишних звуков, медленно оттягивал ручку на двери. На секунду глаза у Люка округлились и он хотел одернуть мальчишку, но вместо этого спросил:

— Во сколько мне обойдется штрафстоянка, если я заберу машину, скажем, завтра в четыре?

— Минуточку, — парковщик с готовностью извлек из внутреннего кармана небольшой калькулятор и стал тыкать толстым указательным пальцем в кнопки.

Люк краем глаза следил за тем, как Рейч открыл дверь и принялся тихонько рыться в бардачке, отыскивая документы. Брал бы уже все! Чего копается так долго? Люк шагнул немного в сторону, чтобы парковщик, повернувшись за ним, уж точно не мог заметить сына.

— Две тысячи шестьсот тридцать долларов! — с некоторым триумфом огласил альфа и продемонстрировав Люку сумму на экранчике калькулятора. Глядя на цифру, Люк, хоть и без удовольствия, осознал — иногда вскрывать машины и правда полезно. Тем более, если она принадлежит тебе.

— Очень жаль, но заработать вам не удастся. Тачка моя и я заберу ее сегодня, — едко улыбнулся Люк. Сын оставил попытки разобраться в бумажках и запихнул все содержимое бардачка в свой рюкзак.

— Я повторяю: вы не можете забрать машину без…

Договорить ему не удалось, потому что Люк, взяв из рук сына рюкзак, отыскал среди всех прочих бумажек, каких-то вещей Рейчел и… кучи упаковок жвачек, шоколадных батончиков, леденцов, которые обычно продавались в прикассовой зоне, кожаную книжечку с документами и продемонстрировал ее обескураженному парковщику. Тот не понимал и хмурился.

— Но вы сказали, что это в машине! — возмутился он. — Вы не могли приближаться к ней…

— Я ведь все время с вами разговаривал, — пожал плечами Люк. — Просто забыл, что бумаги у сына. Хорошего дня, — он выписал чек за прошедшие часы стоянки и шутливо отсалютовал альфе.

Странное неприятное чувство жевало под ложечкой и Люк не сразу смог понять, что же его так беспокоит. Он решил заехать в Мак по дороге домой и купить для них с Рейчел обед. Может, просто вина, ведь он оставил сына голодным? Или реакция на то, как мальчишка вскрыл машину? Или…

— Рейч, а откуда у тебя столько жвачки и шоколадок? — сухо спросил Люк, пытаясь хотя бы примерно вспомнить, сколько всего было у сына в рюкзаке. Но в любом случае, достаточно, чтобы казаться подозрительным.

— Анатэ купил, — Рейч пожал плечами и достал один из батончиков. — Хочешь?

— Нет. И тебе не советую перед обедом. А разве анатэ разрешает есть так много сладкого? — не унимался Люк. В его голове родилась дурацкая мысль, что Марли натырил эту ерунду. Но еще хуже было предположить, что это сделал сам Рейчел, следуя плохому примеру.

— Ну-у… это же не за один раз.

— Слушай, ты же знаешь, что брать чужое нехорошо, да? За это могут посадить в тюрьму, — осторожно проговорил Люк. Ему не хотелось бы ошибиться и нечаянно обвинить сына в том, чего он не делал или проболтаться о Марли.

— Ну, детей вообще-то не сажают! — уверенно заявил Рейч, от чего подозрения Люка стали только ярче. Мелкого клептомана не хватало для полного счастья!

— Зато детей шлепают по попе.

— Нет, это противозаконно! — возмутился мальчишка, насупившись и сложив руки на груди. — Если ребенок пожалуется полицейскому…

— То взрослого лишат родительских прав, а маленького, капризного, непослушного ябеду отправят в детский дом, — любезным тоном подсказал Люк. — Ты знаешь, как живут там дети?

— У них нет родителей, — вздохнул Рейч, и Люк уже собирался прочитать ему лекцию, как плохо жить без анатэ и папы, но не успел, сын вдруг улыбнулся и продолжил:

— Можно делать, что хочешь: баловаться, не мыть голову и не расчесываться, не есть рыбу, ходить в разных носках, не надевать шапку!

— Не совсем так, Рейч, — покачал головой Люк. Он отметил про себя, что Рейч наверняка перечислил как раз те вещи, которые его детскую душонку возмущают. Ну и ладно — рыба. Но чем ему не угодили одинаковые носки? — Детдомовских детей никто не любит, у них нет своих игрушек — все общие. Ты бы хотел делиться с кем-то твоим тигром? За баловство ставят в угол или даже запирают в чулане, лишают ужина. А купаться и мыть голову все равно заставят. А если противиться, то подстригут очень-очень коротко. Вот насчет разных носков — это да, думаю, найти там одинаковые сложно, а на улицу без шапки просто не выпустят. И некому будет заступиться, если старшие дети начнут обижать, потому что воспитателям все равно.

— Как нет своих игрушек? А я видел по телевизору показывали! — не слишком уверенно заспорил Рейч, спрятав тигра себе за пазуху.

— В социальной рекламе? Больше верь такой ерунде! Ты видел, чтобы детишки там улыбались? И раз им так хорошо, зачем просят усыновить? — он притормозил у окошка Макдональдса и быстро сделал заказ, пока сын, нахмурившись размышлял над ответом.

— Я хочу к анатэ, — тихо проскулил Рейч, натягивая рукава свитера на пальчики и стремясь словно спрятаться в нем. Похоже, Люк перестарался и слишком напугал его.

«Будешь воровать в супермаркетах, совсем скоро его увидишь! — едва не сорвалось у Люка с губ, но он сдержался и вместо этого погладил сына по плечу, тихо, утешающе заурчав.

— Анатэ пока в командировке, когда вернется, вы увидитесь. Зато ты со мной.

Рейчел посмотрел на Люка, словно обмен не казался ему нисколько честным. Он окинул мужчину придирчивым взглядом и было заметно — тоже хотел сказать то, что не следовало. И, как и Люк он сдержался, немного нервно вздохнул и улыбнулся.

— А ты не отдашь меня в детский дом?

— Конечно, нет!

========== 08. Гены пальцем не раздавишь ==========

===== Восьмая глава =====

======== Гены пальцем не раздавишь ========

— Я нашел у Рейчел в рюкзаке кучу леденцов и жвачек, которые не покупал ему. Думаю, он стырил их в прикассовой зоне.

— Гены пальцем не раздавишь. Пошел по пятам анатэ, — пожал плечами Крис, не отрываясь от экрана ноутбука, проверял почту и отвечал на некоторые письма. После показательного сопротивления он согласился составить Люку и Рейчел компанию в репродуктивную клинику, где сам же и договорился о проведении экспертизы. Но своему мерзкому характеру Нильсон не изменил и продолжал пялиться в монитор, вместо того, чтобы обсуждать с Люком сто тысяч животрепещущих для него вопросов. — Но я не советую его пороть до того, как пройдет социальная проверка. Если он пожалуется на такие воспитательные методы, то даже положительный тест ДНК не поможет оставить тебе мальчишку.

— Я и не порол! — возмутился Люк, хотя, наверное, сделает это, если поймает сына за воровством. То, где оказался Марли слишком явно демонстрировало, как плохо такое увлечение может закончиться.

— Нет? — Крис оторвался от чтения и покосился на друга, словно не узнавал. — А как ты его наказал?

— Никак, — Люк пожал плечами и откинулся затылком на прохладную стену. Он испытывал некое волнение, когда думал о результатах этого теста. Часть него уже не хотела, чтобы Рейч вдруг оказался ему чужим, он находил в мальчике все больше своих черт, но главное — Марли. С каждым днем рядом с ребенком он четче понимал, что чувство к омеге не пропало, и даже не уменьшилось. Да, он запихнул его поглубже, туда, где не видно и не слышно, забывался в коротких отношениях. Но по-прежнему любил взбалмошного Грейвса. — Я же не уверен. Рейч сказал, что Марли купил. У меня нет никаких доказательств, только домыслы.

— Слушай, быть отцом, это не судебный процесс, — развел руками Крис. — Ты и судья, и свидетель и обвинитель, и палач — все в одном.

— Ты бьешь своих пацанов? — с сомнением уточнил Люк. Вообще-то ему ничего не стоило наподдать ребенку, как и омеге. В его философии не было примитивных ограничений вроде: «Омег бить нельзя». Таких вот как Марли, очень даже можно и порой необходимо.

— Нет. В нашей семье Глен — плохой полицейский.

— Ты позволяешь бете лупить альфят? Хочешь сломать им психику? — со смешком подстегнул Люк, отлично зная, как Крис реагировал на сексиские шуточки относительно своего мужа.

— Не думаю, что Глен их действительно бьет. У него нет на это времени. Наверное, он… лишает их карманных или отправляет спать без ужина.

— Наверное? А я еще считал себя плохим отцом, — усмехнулся Люк. Хотя такое положение его ничуть не удивило. Нильсоны совсем не созданы для того, чтобы быть родителями. Глен, понятно, бета, этого не в его природе. А вот Крис… скорее всего он знал об уходе за детьми даже меньше, чем Люк. Оставалось большой загадкой, зачем они вообще взяли мальчишек. Хотя официальная версия, что это дети погибшего брата Глена была вполне приемлемой, все же что-то казалось Люку странным. Возможно, удивительное сходство альфят с… Крисом.

Крис не ответил, вновь погружаясь в свой ноутбук и быстро постукивая пальцами по клавиатуре. Люк поднялся, не в силах усидеть на одном месте. Он нервничал, как перед каким-то серьезным, почти судьбоносным экзаменом. Ему казалось, что Рейчел нет уже слишком долго, хотя часы на стене уверяли в обратном. Все навязчивые мысли, заполонившие голову и Нильсон, который не хотел отвлекать его разговорами.

— Вообще-то, если Рейчел окажется не моим, то нужно же будет искать настоящего отца? — задумчиво заговорил Люк сам с собой, уже с некоторой ревностью относясь к этой идее. — А откуда я знаю, где он? Лучше Рейч останется у меня, пока Марли не выпустят, а там разберемся, — прикинул он. Но потом вспомнил, во что превратилась его кухня, и как сегодня утром наступил на какого-то солдатика и разодрал себе ступню чуть ли не до мяса, а потом вопил на мальчишку, чтобы не разбрасывал свои игрушки, а тот опять упрямился и требовал включить ему какой-то идиотский мультик. — Да я же свихнусь за год, если придется смотреть его тупые передачи! Как вообще дети раньше росли без телека?

— Ты говоришь сам с собой? — без особого интереса уточнил Крис.

— Да, потому что ты-то со мной не разговариваешь! А я нервничаю, что мне остается, — недовольно отозвался Люк.

— Я занят! Мне некогда трындеть! — отчитал его Крис. — Сядь, и не мотайся, как подросток, которого отец привел сделать пробу на наркоту.

— Откуда ты знаешь, как ведут себя подростки, которых схватили за зад родители? — зацепился Люк за хоть мало-мальски отвлеченную тему.

— Не поверишь, но я учился в старшей школе. И у меня есть отец! — притворно-доверительным тоном поведал Нильсон, встряхнув после этого левой рукой и проверив время. Вот ведь пижон! А глаза поднять на настенные часы не судьба? Нужно же своим ролексом сверкнуть!

— Хочешь сказать, что ты был плохим мальчиком?

— После того случая, я стал очень хорошим. Самым лучшим сыном на свете.

— А потом женился на бете, — любезно напомнил ему Люк, словно это было грехом похлеще запрещенных препаратов.

— Да. Отец, кстати, еще долго думал, что я это под наркотой сделал. Или ведомый силами зла и приворота, — хмыкнул Крис.

— Твой отец верит в привороты?

— Он не верит, что нормальные альфы могут жениться на бетах, когда вокруг столько «хорошеньких и умненьких» омег, — он намеренно выделил голосом характеристики, которые, видимо, его отец считал важными для партнера сына. Но в принципе, Глен был вполне симпатичным, и уж точно поумнее многих.

— В это никто не верит, — не удержался и все же подколол Люк. Он отлично относился к Глену, но не издеваться над Крисом просто не мог. Тот слишком забавно злился.

— Послушай-ка, Келли… Я люблю Глена, и меня заебали замечания по поводу его пола, ясно тебе? Он лучше любого омеги с которым я когда-либо был знаком!

— Конечно, ясно, — кивнул Люк. — Похоже тебя приворожил очень сильный колдун.

— Отъебись!

— Или ты скрываешь, что вы на самом деле из тех альф, которые дома натягивают на себя черный латекс, и просят их выпороть.

— Это мне говорит человек, который плакал в пододеяльнике, когда его бросили, — припомнил Крис депрессию Люка после расставания с Марли. Потому что больше ни по одному омеге тот никогда не страдал.

— А ты бы в чем плакал, если бы Глен от тебя ушел? — огрызнулся Люк, не согласный играть с Нильсоном на равных.

— Я альфа! Он уйдет, только если я сам захочу, — он оглянулся на дверь кабинета, куда увели Рейчел и снова покосился на часы. Видимо, его тоже достало ожидание.

— Не бойся. Глена здесь нет, он тебя не слышит, можешь выделываться дальше.

— Зато Глен никогда не подсунет мне такую свинью, как тебе твой ненаглядный Марли! — опять пошел в нападение Крис, захлопнув наконец крышку ноутбука и злорадно ухмыльнувшись.

— Рейчел — не свинья! А Марли вовсе не мой ненаглядный!

— Да ты, небось, уже и думаешь только, что он свой срок отмотает и вы опять сойдетесь. Можешь мне лапшу на уши не вешать!

— Может и сойдемся! Тебе-то какое дело? — рыкнул Люк, пока не готовый к тому, чтобы друг читал его мысли, с которыми он и сам не до конца свыкся.

— Он бросил тебя, родил втихомолку, теперь загремел по статье. А ты мечтаешь опять быть с ним. И кто из нас дурак?

Рейчел наконец вышел из кабинета со смущенной улыбкой и не дал друзьям поругаться окончательно.

— Как все прошло? — обратился к нему Люк, демонстративно поворачиваясь спиной к Крису, и шаркнув на него ногой, как делали собаки, закапывая свое «добришко».

— Хорошо! Мне показали мультик и подарили вот! — он покрутил в руке яркий пластырь с Микки Маусом и эмблемой клиники, которыми детей обычно отвлекали от неприятных процедур. — Можно приклеить тебе на коленку!

— Какая милая забота. А что с твоим коленом? — влез в разговор Крис.

— Папа упал с дерева, в вольер к жирафам, когда лез за мной в зоопарк, — тут же не задумываясь выдал Рейч, покосившись на Нильсона.

— Рейчел… вообще-то, это был наш маленький секретик! — вкрадчиво произнес Люк, понимая, что уже поздно и от расспросов не отделаться уж точно не удасться. А следовательно и от смешков.

— Да? Ну ты же не говорил мне! — невинно повел плечом Рейч.

— Вольер с жирафами? Знаешь, что мне это напоминает? Студенческую вечеринку, отделение полиции, простыню…

— Не продолжай! — одернул его Люк. Он вовсе не хотел, чтобы сын уже сейчас узнал, как познакомились родители.

— Нет? Но там же как раз было продолжение! — не унимался Крис.

— Хватит, заткнись! А ты вот что расскажешь внукам в старости? Как сидел за ноутбуком до самого склероза?

— Я? Я составлю график, когда внуки и дети будут приходить и поклоняться мне за то, что обеспечил их существование в полном достатке!

— И в одно из таких посещений самый ушлый тебя отравит, чтобы заграбастать наследство!

— Поэтому я все свои сбережения завещаю в общество спасения морских котиков, — фыркнул Крис.

— Таким образом, тебя все будут ненавидеть еще долго и после твоей смерти, — предрек Люк. — Рейч, посиди с плохим дядей, я скоро вернусь, — сказал он сыну, украдкой показал Нильсону неприличный жест рукой и направился за строгим лаборантом-омегой, который дожидался, когда они закончат перепалку.

В кабинете ему удалось уже получше рассмотреть омежку. Тот оказался вполне привлекательным и пахло от него хорошим парфюмом. Люк обаятельно улыбнулся и подмигнул. Что-что, а клеить себе развлечение на ночку-другую он умел.

— У вас тут нет никаких журнальчиков возбуждающих или чего-то такого? А то я как-то не в настроении.

— Мистер Келли, вам нужно сдать волосы и слюну, а вовсе не сперму. И для этого не обязательно быть возбужденным, — заметил лаборант, не отвлекаясь от подготовки необходимых инструментов.

— Да? Ну для слюны тоже требуется кое-какой настрой. А то увидел вас и в горле пересохло.

— Прополощите рот, — сухо предложил он и, с недовольной гримасой, продемонстрировал обручальное кольцо.

— Ладно-ладно, мистер Суровость, — сдался Люк. Женатиками он не интересовался. — Как долго придется ждать результат?

— Экспресс тест можно получить уже спустя пару часов. Но точность у такого исследования не абсолютная. Вы узнаете итог через две недели. Вам позвонят из нашей клиники и пригласят лично приехать за конвертом.

Дальше говорить Люк не мог, так как лаборант бесцеремонно сунул ему в рот палочку, для забора образца и стал интенсивно водить ею по обратной стороне щеки. На небольшом телевизоре, который был в зрительной доступности Люка, показывали очередное ток-шоу с невероятно популярным сейчас кумиром малолеток — танцором Ди. Люк не был точно уверен, но вроде как его звали Дерек Ровил или Родвел… и он носил непозволительно короткие шортики и майку в обтяжку с драными прорезями сквозь которые виднелся сосок. Этот наряд совсем не подходил для передачи с аудиторией «6+». Просто какое-то развращение детских вкусов. И Рейчел сох по этому тощему! Нужно запретить сыну смотреть такую порнографию! Люк едва не засмеялся от мысли, что сам не замечая стал превращаться в «яжотца». Кто бы мог подумать?

— Я закончил, мистер Келли. Подарить вам пластырь? — усмехнулся лаборант, когда спрятал все образцы в специальный бокс.

— Нет, спасибо. Вы один вручили сыну. Мы с ним поделимся.

****

— Я превысил скорость?

— Нет, мистер, просто проверка документов. Покажите вашу страховку, — коп остановил Люка на дороге уже по пути домой. Он подошел и опустился к водительскому окошку, заметил Рейчел на заднем сидении, который приветливо помахал ему ручонкой. — И, почему у вас ребенок без детского кресла?

— Но, он же пристегнут, — принялся строить из себя идиота Люк. Конечно, он знал правила и понимал, что за перевозку ребенка в таком виде, у него могут опять отобрать машину и составить крайне отрицательный рапорт, как о хреновом родителе.

— Дети до двенадцати лет нуждаются в специальном сидении, мистер, — начал свою нудную речь коп. А Люк слушал его с преданным видом, изображая на лице искреннее раскаяние и готовность немедленно исправиться. — Это для их безопасности. Взрослый ремень не сможет спасти ребенка в случае аварии.

— Да, конечно! Прошу прощения, я сегодня же куплю автокресло для него, — пообещал Люк, и даже не солгал. Такая покупка и правда будет совсем не лишней.

— Я отпущу вас, но выпишу штраф, — решил коп, видимо, поверив в искренность сожалений Люка. — Так что со страховкой?

— Да, секунду. Она у сына в рюкзаке, сейчас.

Люк забрал рюкзак у Рейчел, и чиркнул молнией. Найти нужный документ было совсем не сложно, но, к сожалению, Люк ничего не замечал внутри, кроме чертовых пластырей с Микки Маусом. Их было штук сорок, а то и больше, напиханные словно в спешке. Настроение мгновенно улетело куда-то в метро и зубы заскрипели. Нильсон был прав! Показав копу все необходимое и забрав бланк со штрафом, Люк никак не мог успокоиться, мысленно накручивал себя и сердито поглядывал на сына в зеркало заднего вида.

— Рейчел, эти пластыри у тебя в рюкзаке из клиники, где мы сегодня были? — все же спросил он сквозь зубы, хотя ответ ему был очевиден.

— Эмм… ну да, — слегка замялся мальчик и потянулся к переднему сидению, чтобы забрать свои вещи. Глазенки у него забегали и он явно соображал, как отмазаться.

— Опять анатэ купил? — язвительно подсказал Люк, припоминая, как сын отвертелся в прошлый раз.

— Да! Точнее, нет… мне подарили! Я же тебе говорил, папа.

— Всю упаковку? Я похож на дурака, чтобы поверить в это? — строго рыкнул Люк, надеясь сразу же пресечь вранье. Только этого не хватало!

— Ну, у них были и другие коробки с пластырями! А эту я взял тебя лечить, папа, — залепетал Рейч жалостливым голоском, надув губы и выдавая свой поступок за благое намерение вылечить отца.

— Ты взял чужое без спроса, верно? Украл, — жестко произнес Люк, заворачивая в их квартал и сильнее сжимая руль. Дрянной Марли! Испортил-таки ребенка!

— Пап, я…

— Когда приедем домой, я тебя накажу.

========== 09. Заключенный №1726 ==========

===== Девятая глава =====

======== Заключенный №1726 ========

— У меня согласованное свидание с заключенным номер семнадцать-двадцать шесть.

— Вы — мистер Келли?

— Так точно! — Люк протянул офицеру на пропускном пункте свое удостоверение и другие документы, которые ему сказал прихватить с собой Глен. В том числе и подписанное судьей разрешение на встречу с Марли.

— Проезжайте, парковка для визитеров в конце административного здания, оттуда вас проводит охранник.

— Спасибо!

Понедельник начался без приключений. Но Люк все равно был в ужасном настроении. У него из головы не выходил вчерашний вечер, клиника и гребанный Микки Маус! Люк злился на Марли, за то, что он такой поганый анатэ и не сумел научить сына элементарным правилам. На Рейчел, за то, что мальчишка даже после прямого предупреждения все равно стащил, что плохо по его мнению лежало. На Криса, за то, что он был прав. На Глена, потому что саркастичный, вредный бета не отказывал себе в удовольствии напомнить Люку с кем он связался и предложил, пока не поздно отказаться от мальчишки. На себя Люк злился больше всего! Он оказался беспомощен в этой ситуации. Мало того, что он сам по себе говно-отец, так и у него нет ни малейшего понятия, как стать лучше.

Всю дорогу до камеры он повторял, что будет очень жестко общаться с Марли, не позволит себе расклеиться. Задаст нужные вопросы и уйдет. И его настроение вполне соответствовало этому решению, он был готов воплотить план в жизнь. Ровно до тех пор, пока он не увидел Марли. Все те же песочные волосы и насмешливое выражение лица. Словно это не он вовсе наряжен в тюремный прикид с нашитым на кармане номером. Омега улыбнулся Люку и плюхнулся на стул, сразу же, без приветствия или хотя бы томной паузы затараторил:

— Люк, привет! Хорошо, что ты пришел! Мне нужны тут кое-какие вещи. Мог бы принести…

— Марли… черт, я думал ты спросишь о Рейчел, не переживает ли он и все такое, — слегка обескураженно одернул его Люк, усаживаясь напротив. Грейвс казался ему нереальным, совсем не изменившимся. Каждое слово, интонация, будили в Люке то, что он хотел забыть и вообще не собирался даже раскисать!

— Ну-у, он ведь с тобой, чего беспокоиться? — пожал плечами, как всегда легкомысленный Марли. Он вытащил из кармашка свернутый в четыре раза тетрадный листок. — Так, смотри, здесь список…

— Ты не сказал мне, что когда мы расстались, был в положении, — хмуро перебил его Люк, стараясь разглядеть, есть ли на пальце отпечаток от обручального кольца. Нет. Не было.

— Да я знаю, что не сказал, — отмахнулся Марли. — Ты можешь немного сосредоточиться на том, что я говорю? Мне нужны тампо…

— Марли! Мы не виделись семь лет! Ты бросил меня, а потом, спустя столько времени, я узнаю, что у меня есть сын, а ты в тюрьме! Можно, мы поговорим об этом, а не твоих дурацких тампонах? — все же не выдержал и вспылил Люк. Он хлопнул по столу, стоявшему между ними, ладонью и зарычал.

— О чем тут говорить? Меня выпустят через год, если я буду вести себя хорошо, то раньше. Это время Рейч поживет у тебя. Он смышленый, умеет готовить…

— Да, знаю я уже, как он готовит! Блюдо называлось «Яичные угли»! — фыркнул Люк. — И это я молчу о кофе, которым он меня напоил.

— Он просто распереживался и хотел тебе угодить! — заспорил Марли, оправдывая кулинарные способности сына. — Кстати, ты забрал собаку?

— Какую еще собаку? — Люку на секундочку показалось, словно он бьется головой о стену. А когда он понял, что это всего лишь милая беседа с его Марли, то захотелось и впрямь встать и приложиться.

— Дерьмо! Как бы бедный Жульен не сдох уже… — с досадой выдохнул Марли и закусил губу. Но быстро воспрял духом и выдал:

— В общем, сгоняй ко мне домой, и забери его.

— Еще и собака? Ну уж нет! Я не…

— Люк, это любимый пес Рейчел. Я подарил на День Рожденья, он очень расстроится, если Жульен протянет лапы, — настойчиво проговорил Марли, обрисовав перспективу.

— Я не понимаю! Как можно быть таким безответственным? Как ты мог начать воровать в супермаркете, зная, что у тебя под опекой ребенок и псина? — фыркнул Люк.

«Чертова собака еще! Придется ее забрать, потом гулять с ней, кормить! Ну какого хуя я такой невезучий-то?!» — мысленно ругался он.

— Не говори мне о безответственности! Между прочим, я семь лет растил Рейчел один! — Марли нахмурился и недовольно щелкнул Люка по пальцам. Ну вот раньше так и было! Он сперва первый нарывался, потом получал на орехи, и Люку приходилось жалеть! Почему он всегда ведется?

— Потому что бросил его отца! — зарычал Люк. Пусть это полностью выдавало отношение к омеге и то, что он по-прежнему его любил и переживал из-за расставания. Но и плевать! Марли не дурак, он все равно бы понял. Нормальный альфа не пришел бы сюда и не принял бы постороннего ребенка так просто. — Проклятье, Марли, ты ведь с отличием закончил университет! Как так вышло?

— К сожалению, мой диплом в магазинах не принимают, как форму оплаты! И было-то всего-ничего — пару-тройку раз, — словно говорил о ерунде, заявил Марли. Да, сущая мелочь, которая привела его за решетку! А ведь здесь он может стать только хуже, свяжется еще с кем-то, совсем скатится!

— Ты что серьезно? А на работу не пробовал устроиться?

— Вообще-то я работал! Просто недавно меня уво… лили…

— Проболтался, да? Хотел сказать, что ушел сам с гордо поднятой головой, а тебе дали под зад пинка. Ну и? Найти другую работу не судьба? Или деньги так быстро закончились, что приходится воровать еду? — съязвил Люк. Хоть какая-то отдушина в этом идиотском разговоре.

— Вообще-то не еду, а всякую ерунду, конфеты там… жвачки. И, знаешь ли, с отличным табелем не берут в МакДональдс!

— Постой-ка… какой еще МакДональдс? Я не понимаю…

— Просто, когда тебя увольняют с работы за то, что ты поссорился с влиятельным клиентом, это плохо влияет на дальнейшее трудоустройство по профессии, — как дурачку объяснил Марли. Словно это не он, а Люк ступил так, что сумел запороть свой диплом. — Я имел неосторожность послать к черту любовника мэра какого-то там захолустного города.

— Глупость… ты хотел сказать, что ты имел глупость так поступить. И теперь ты сидишь в тюрьме потому что до этого сидел без работы и таскал всякую мелочь. Отлично! Ты что, зависим? У тебя клептомания?

— Нет! Нет-нет-нет-нет-нет! Просто так получалось, ничего серьезного!

— Ты и Рейчел тоже этому научил! Ты знаешь, у него весь рюкзак вечно набит шоколадками и жвачками! А вчера он внаглую спер упаковку цветастых пластырей! Прямо у меня под носом! — сообщил Люк. Пожалуй, это больше всего его злило. То что сын воровал, как и его анатэ и то, что похоже, Марли был об этом в курсе.

— Ты его не бил, я надеюсь, — сразу же стал серьезным Марли и нахмурился. Казалось, узнай он, что Люк причинил вред Рейчел, то кинется на альфу с кулаками и расцарапает рожу. С него станется!

— Вообще-то, нормальные родители за такие вещи наказывают!

— Келли, ты…

— Но я его не тронул, — со вздохом признал Люк.

И правда, вчера он чувствовал себя странно. Как никогда потеряно и глупо. Он вообще-то знал, что нужно всыпать сыну ремнем по заднице хорошенько, чтобы у него больше не появилось желания таскать чужие вещи. Но… Приехав домой, он никак не мог решить, должен ли он сделать это в своей комнате или в гостинной, положить Рейч на кровать или себе на колени, нужно ли снимать с него штаны или это слишком, отшлепать рукой, или взять ремень, сколько ударов, стоит ли еще раз поговорить с ним перед этим, или после, а потом жалеть и приложить холодный компресс, или оставить в одиночестве, чтобы подумал, за что его наказали, а что если сын заплачет? Все это оказалось так сложно. А Рейчел был таким маленьким и расстроенным, молча сидел на диване перед выключенным телевизором, обнимал своего тигра и будто ждал казни. Все самообладание Люка обрушилось и он попросту не смог поднять на него руку.

— Ну хоть на это ума хватило! — облегченно вздохнул Марли, словно у него гора слетела с плеч. Видимо, какое-то беспокойство за сына он все же испытывал.

— Марли! Ты должен был воспитывать его! Ты… дерьмовый анатэ!

— Не смей так говорить! Я отличный анатэ! У Рейчел спроси, если не веришь!

— Да! Зашибись! Ты бы выиграл конкурс «Анатэ-года», не будь у тебя судимости! Что скажем ему? Где ты? Пишешь диссертацию о поведении заключенных в американской тюрьме?

— Это идея! Он поверит, можно и так сказать! И не совсем соврем, получается… кстати, почему бы и правда не написать? Хотя бы будет, чем заняться, — оживился Марли.

— А что, тебе нечем? Тебя еще по кругу не пустили? — опять взялся язвить Люк. На самом деле он меньше всего хотел, чтобы кто-то прикасался к его омеге. Тем более, в тюрьме. Да Марли вообще не место в этом гадюшнике! Каким бы идиотом он ни был, он ведь не преступник!

— Иди ты, придурок! Это омежье отделение для тех, кто совершил административные нарушения! — шикнул Марли и стукнул его ногой. Но по касательной, нагло улыбаясь при этом.

— А как же охрана?

— Извращенец! Небось представляешь себе это? — он наклонился над столом, словно хотел поцеловать Люка и тянулся к нему. Люк не задумываясь, будто не было между ними давней ссоры и семи лет порознь поддался этому жесту.

— Ну да. Ты в своем оранжевом прикиде, а я в форме охранника и с дубинкой, — шепнул он почти в самые губы Марли. Так близко, что он чувствовал запах омеги и мятной зубной пасты.

— Ненормальный, — усмехнулся Марли, лишь слегка коснувшись губ Люка своими и сразу же отстраняясь. — Вот поэтому я тебя и бросил! Ты раб своего узла. Передай хозяину, что меня он больше не поимеет.

— Ты бросил потому, что нашел себе узел поприятней! — обиженно буркнул Люк. У него даже зубы застучали от негодования, что поцелуй, такой желанный, сорвался. А все этот идиотский омега!

— Что ты несешь? Имей совесть! Это ты стал ухлестывать у меня за спиной за второгодниками всякими! Тебе не стыдно сейчас стрелки переводить?

— Что? Да у меня никого не было, кроме тебя! — возмутился Люк, и честно стал перебирать в памяти те прошлые дни. Мог ли он чем-то заставить Марли так приревновать, что тот решил порвать отношения с ним? Нет! Не было ничего такого! Он сох по Грейвсу, как идиот, сам писал его работы по праву.

— Не ври! Рой Темплер показывал мне вашу переписку! А уж я-то знаю, как ловко ты можешь флиртовать в чате!

— Просто абсурд! Ты мало, что клептоман, еще и врешь!

— Так, я не собираюсь с тобой спорить на тему того, что ты блядун. Это и так понятно. Ты принесешь что нужно? — Марли поморщился и помахал, зажатым между пальцев, свернутым в четыре раза листом.

— Ты вообще понимаешь, что в своем положении должен быть повежливей? — выгнул бровь Люк.

— Пожа-алуйста.

— Да, принесу, давай уже чертов список, — он грубо вырвал листок у омеги. — Рейчел скажу, что ты…

— Вот! Это передай. Только не открывай, понял? — Марли торопливо вытащил из запазухи розовый конверт, подписанный аккуратным почерком, совсем не теми каракулями, которыми он набросал перечень необходимой в тюрьме лабуды. — И не забудь про Жульена! Ключ от дома у Мистера Синтии в доме напротив.

— Еще распоряжения? — ядовито уточнил Люк.

— Побрейся, тебе не идет щетина.

— Иди к черту.

========== 10. Жульен ==========

===== Десятая глава =====

======== Жульен ========

«Итак, вы поцеловались?»

«Нет» — Люк знал, что писать сообщения за рулем — плохая идея. Но обычно его это не останавливало. Тем более, слишком провокационным был вопрос Криса.

«Вот опять ты меня подвел. Из-за тебя я потерял 50$!»

«В каком смысле?» — Люк перестроился в самую скоростную полосу и перевел телефон на голосовой ввод.

«Мы поспорили с Гленом, что ты не удержишься и полезешь к нему»

«Можешь передать своему борзоватому бете, что я и полез. Марли не захотел поцеловаться» — все еще чувствуя разочарование, продиктовал Люк, тяжело вздохнув. Он прокручивал встречу с Марли и все больше убеждался, что опять пропал. И ведь тогда, семь лет назад, он не сразу потерял голову. Но видимо бесповоротно. Гребанный однолюб!

«Заебись просто! Теперь я из-за тебя просрал Франклина!»

«Почему?»

«Потому что Глен так и сказал, что ты — тряпка, а Марли тебя отошьет!»

«Пиздец! Похоже, они договорились и так зарабатывают» — фыркнул Люк. Как же его бесила эта догадливость Глена. Мог бы и предупредить, что так будет, раз знал. Откуда он понимает омежью психологию? Вообще-то Люк был уверен, что такое аномальное явление, как омеги не поддавались никакому логическому объяснению.

****

— Ну и? Нормальный дом, не похоже на жилище клептомана… — Люк стоял напротив небольшого одноэтажного коттеджа в хорошем спальном районе с милой беседкой, где можно было, вероятно, пить кофе утром, или какао перед сном. Почему-то Марли так и представлялся ему: в домашней одежде, уже после того, как уложил Рейчел в постель, с дымящимся напитком в кружке, по-модному одетой в какого-нибудь вязанного оленя, чтобы не обжигала пальцы. Омега подвернул бы под себя ноги по-турецки и переписывался бы в чате с одним из дружков, вроде Юджина.

— Юджин! Черт! Они же наверняка все еще общаются с этим идиотом! Если Хлое его не пристрелил, разумеется, — вдруг осенило Люка. Но телефона бешеной белки у него давно не было. И его он не знал наизусть, как номер Марли. Когда они расстались, то Юджин и Хлое достались по наследству омеге, перестали общаться с Люком. А тот и не очень-то рвался, слишком много от них воспоминаний, которые мучили его.

Люк обернулся к дому через дорогу, где, по словам Марли, у мистера Синтии, был ключ от входной двери.

— И что я скажу? — сам у себя спросил он, переходя улицу. — Здрасти, я бывший-пребывший Грейвса, и должен забрать из дома труп его собаки. Пиздец, конечно…

На пороге появился старенький, сморщенный омега, который мог передвигаться только с помощью специальной опорной стойки. Он удивленно осмотрел Люка с ног до головы и закашлялся так, словно собирался умереть прямо сейчас. В какой-то момент Люк и впрямь испугался, вдруг старикан решил его так нагло подставить. А то проникновения в зоопарк, брошенной посреди улицы машины ему мало, нужно еще и оказаться в участке, как свидетель смерти.

— Мистер Синтия, верно? Меня зовут Люк Келли… я должен кое-что забрать из дома Марли Грейвса по его просьбе, — проговорил Люк, когда омега передумал умирать немедленно и уставился на него. На порог выбежал щенок бигля, размахивая хвостом из стороны в сторону и с любопытством рассматривая гостя. — Он сказал, у вас ключ.

— Да, да, у меня, — кивнул мистер Синтия, и медленно отправился вглубь дома. Люку казалось, что прошло не меньше получаса, а старик успел за это время только свернуть в кухню и пропасть там. Бигль убежал за ним следом, а вскоре раздался звук бьющейся посуды.

— Мистер Синтия, все в порядке? Вам помочь? — нехотя крикнул Люк. На самом деле он вовсе не горел желанием заходить в старческое логово и разбираться с тем, что произошло. Но куда ему деваться?

— Ничего, ничего! Просто разбилась сахарница, — слабым голосом отозвался Мистер Синтия, опять закашлявшись.

Люк со вздохом вошел в дом и отправился на кухню, где и обнаружил старикана, за чашечкой чая, поглощающего вприкуску печенье. Пес у его ног лакал молоко из большой миски, а по полу разлетелись керамические осколки и сахар.

— Я думал… вы пошли за ключом, — сквозь зубы признался Люк, опускаясь на корточки и принявшись собирать крупные куски. Вот ведь старый осел! И сколько бы Люк стоял у двери? А потом он решил бы вздремнуть? Отстой!

— А? Нет, он у меня. Вот, — мистер Синтия порылся в глубоком кармане и после недолгих поисков отдал Люку небольшую связку.

— Это точно от дома Грейвса, да? — мило уточнил Люк, без труда отыскав щетку и совок, быстро сметая остатки с пола.

— Его, его. Он сам отдал, перед тем, как уехать. Кстати, продвигается исследование?

— О-о, очень хорошо. Собирается написать научную работу по собранному материалу.

— Конечно! Марли такой умный! И Рейчел тоже. Как у него дела в школе?

— В школе?.. — Люк завис на секунду. Сегодня ведь понедельник! А он отправил сына к Нильсонам вместо того, чтобы отвезти в класс. Дерьмо! Дерьмо! — Все хорошо. Спасибо, Мистер Синтия.

— Какого хрена я такой дебил? — ругал себя Люк, пересекая дорогу обратно к дому Марли. Бигль с чего-то засеменил за ним, видимо, решив выгулять себя сам. — И почему, интересно знать, Рейч не напомнил мне? Нужно купить ему телефон! Тогда можно позвонить и наорать в любое время, — заключил Люк, отпирая дверь.

Пес юркнул в дом вперед Люка. Внутри пахло корицей и кофе. Странно, ведь здесь уже больше двух недель никого не было. Откуда запах?

— Эй, товарищ! Только не погрызи ничего, а то Марли мне весь мозг выебет, — окрикнул он собаку. — Лучше давай ищи себе подобного. Возможно, дохлого…

Люк прошелся на кухню и осмотрелся. Мило, аккуратно, светло-кремовые шкафчики, фотографии и рисунки Рейчел на холодильнике, целая стойка специй. Люк почувствовал, как у него начала вырабатываться слюна и свело желудок от воспоминаний, как восхитительно Марли готовил. Жульена здесь или в смежной гостиной не оказалось. Лишь пара пустых мисок напоминали о нем.

— Жульен! Куть-куть-куть! Иди сюда, хороший песик! — позвал Люк, мельком посмотрел в холодильник — ничего. Прибежал бигль, виляя хвостом и заглядывая в глаза, словно Люк предлагал какое-то лакомство. — Да ты-то что пришел? Я Жульена звал, — недовольно отчитал его Люк. Раз не откликался, похоже, и правда сдох. Кажется, Люку предстоит пережить крупную детскую истерику.

— Но вообще-то можно же сказать, типа песик сбежал, или что-то в этом духе, — рассуждал вслух Люк, продолжая исследовать дом Марли. В комнате Рейчел все было так по-детски и по-омежьи. Плакаты с этим Дереком, единороги, целая сетка, подвешенная к потолку с мягкими игрушками, милый розовый комод с зайчиками, переполненный одеждой, стеллаж с книжками.

Люк открыл первый ящик. Внутри оказался настоящий склад всякой лабуды, жвачек, маленьких игрушек, карандашей, ярких ластиков, заколок для волос, конфет…

— Ну просто заебись, — вздохнул он, отлично понимая, откуда все это. Он недовольно отвернулся, опять вспоминая, как даже не смог наказать сына. Похоже, тот унаследовал клептоманию своего анатэ. Как иначе это объяснить?

— Эй! А ну-ка слезь! Это не твоя постель! — строго шикнул Люк на бигля, который борзо запрыгну на кровать Рейчел, заправленную мягким покрывалом с вишенками. — Ты вообще не у себя дома, наглый пес! Иди к своему старикану-хозяину.

Игнорируя строгость Люка, щенок вцепился в игрушечного медведя и принялся мотать его из стороны в сторону, взрыкивая.

— Ты что, совсем обнаглел? — возмутился Люк, топнув на бигля.

Тот задорно тявкнул и спрыгнул с кровати, бросился наутек. Люк за ним. Так он и оказался в спальне Марли. И первым делом он не начал искать Жульена, а как конченый маньяк, скинул покрывало и припал лицом к простыне, стремясь разобрать чей-то еще запах, кроме Марли. Но ничего подобного! Ни отголоска альфьих ноток. В этой постели Грейвс спал один.

— Где ты, лохматый подонок? — рыкнул Люк, не зная, кого именно имеет в виду: бигля с медведем сына или Жульена. — Если ты сдох, то это очень плохо, понял? Жульен! Ко мне!

Бигль выглянул из-под кровати и опять залаял призывая Люка поиграть с ним. Тот только отмахнулся. Ему оставалось проверить еще одну комнату и задний двор. Похоже, что даже трупа собаки здесь нет. Может быть сбежал? Уже собираясь уходить Люк заметил на полке над камином фотографии. И первая, что обожгла взгляд — Диснейленд в Париже. На ней он сам обнимал Марли на фоне замка, а позади них в кадр попали несколько диснеевских принцев. Люк приблизился, рассматривая снимок, взял его и, сам не понимая зачем, открыл рамку, посмотрел на обратную сторону.

«Попытка, номер четыре, Грейвс. Я люблю тебя!» — написано по диагонали почерком Люка, а ниже нарисовано сердечко и долбанутый смайлик, олицетворяющий Марли.

Люк печально улыбнулся, вспоминая, что все его порывы признаться омеге в любви как-то обрывались и в итоге первый раз ему удалось сообщить об этом, подписав эту фотографию. Стараясь не погрузиться в уныние, Люк поставил рамку, но вместо облегчения, увидел остальные картинки. На тех, где Грейвс не был с Рейчел или Юджином, он был с Люком. Чертов омега! Почему он не выкинул эти фотки? Семь лет! Семь, ебанных, лет прошло! От него ни слуху, ни духу! Какого черта он хранит это? Почему нет снимков других альф? Он же встречался с кем-то за это время?

— Мерзавец! — в сердцах рыкнул Люк и буквально выбежал из комнаты, хлопнув дверью и едва на зашибив ею бигля. Настроение ушло глубоко под плинтус. Он быстро осмотрел оставшуюся комнату, которая больше всего была похожа на нечто среднее между кабинетом и игровой. Там тоже не оказалось собаки. Кроме разыгравшегося щенка, конечно, который продолжал хватать все подряд и прыгать туда, куда приличные собаки не лезут. Но Люк уже даже не одергивал его. Поделом этому Грейвсу. Пусть потом все чистит и покупает Рейчел новые игрушки. Или ворует…

— Ну вот нет тут никакого Жульена, понимаешь? Где я его возьму? — обратился он к биглю, который смотрел на него умными глазами, словно понимал и правда сочувствовал. — Скажу Рейчел, что… что анатэ забрал его с собой в командировку. А потом пусть Марли сам выкручивается. Правильно? Конечно, правильно! Откуда я мог знать про собаку? Я даже про сына-то не знал! Да и вообще, может Марли просто посмеялся надо мной и у них нет собаки. Хотя тогда зачем миски. Не Рейчел же он из них кормил… Ладно, идем, — позвал он щенка. — Медведя оставь, вредная скотина!

Бигль, разумеется, не послушался, и, пулей выскочив из дома, понесся во двор к мистеру Синтии. Люк недовольно рыкнул, стараясь придумать, что скажет сыну по поводу пропавшей псины. Он перешел дорогу, чтобы отдать ключ. Ему он ни к чему. Ожидание после стука затянулось и Люк даже позволил себе заглянуть в окно, чтобы убедиться, слышал ли старик. Тот шел к двери… просто очень медленно.

— Вот, я возвращаю вам, — Люк нетерпеливо отдал связку и отпихнул ногой бигля, который вздумал погрызть его за штанину. Но пес не сдавался и опять принялся за свое. — Мистер Синтия, дело в том, что Марли просил забрать меня их собаку, Жульена. Но в доме его не оказалось. Вы не знаете, может, он сбежал, или его отдали кому-то на передержку?

Люк понимал, что старик, который с трудом передвигается, вряд ли осведомлен о чужих питомцах. Но попытка не пытка. Люку было неприятно представлять расстроенную мордашку сына. Мистер Синтия тем временем внимательно посмотрел на него. Люку даже показалось, что как на идиота. Потом он так же, медленно, как и делал все остальное, перевел глаза на бигля. Люк слегка недоверчиво проследил за его взглядом и опять отпихнул надоедливого щенка, который уже успел продрать ему ткань.

— Эм… это он? — глупо уточнил Люк, указывая на бигля и подняв брови. — Жульен?

— Вообще-то, да.

========== 11. Двойные стандарты ==========

Комментарий к 11. Двойные стандарты

Глава не бечена. За ошибки и очепятки прошу прощения. И добро пожаловать в ПБ! :)

===== Одиннадцатая глава =====

======== Двойные стандарты ========

— Так! Эй, ты! Пес! Ну-ка не жри мою обивку, скотина! Я с тобой разговариваю, Жульен! Чертов французишка!

Бигль на заднем сидении никак не реагировал на критику Люка и самозабвенно продолжал вгрызаться в спинку кресла. Пару раз все же удалось хлопнуть его по морде, но кажется, щенок тогда считал, что с ним играют и бесился только сильнее.

— Вообще-то я думал, ты будешь болонкой или пуделем, французским бульдожкой на крайняк, — заявил Люк, игнорируя факт, что разговаривает с собакой. — И что мне не придется из-за тебя, тупая ты сволочь, перетягивать салон! — он в очередной раз попытался пихнуть пса в бок, но тот тявкнул и клацнул зубами в паре сантиметрах от пальцев Люка. — Только попробуй меня цапнуть! Я из тебя одноименное блюдо приготовлю!

Телефон пикнул, но Люк, разбираясь с собакой, не успел прочесть текст на экране.

— Кому там еще неймется? — фыркнул он, отвлекаясь и от Жульена и от дороги, чтобы посмотреть сообщение Криса.

«Я отвез твоего подкидыша в школу. Его нужно забрать в половину второго. Не благодари»

Люк заскрежетал зубами. Он намеренно не переводил взгляд на приборную панель, потому что знал — уже обед и если он успеет вовремя доехать до Рейчел, то только впритык.

— Так, пес! Имей в виду, если ты меня достанешь, я тебя выкину в окно и совесть мучать не будет! — грозно предупредил Люк, а потом тяжело вздохнул, когда щенок-вандал, все-таки отодрал задний карман от сидения и теперь трепал его, размахивая из стороны в сторону и победоносно рыча.

Мысленно считая до десяти… тысяч, чтобы не вспылить и правда не высадить «любимого пса Рейчел» на дорогу, Люк развернулся в неположенном месте, чтобы ехать в школу. Кроме того, что он опаздывал, его грызло чувство вины. Ведь он-то об уроках не вспомнил. Не хотелось снова подводить сына и заставлять ждать в одиночестве, пока нерадивый родитель за ним приедет. Люк приложил все свое мастерство и нарушил несколько правил движения, каждый раз обещая себе, что это последний, но въехал на школьную парковку в двадцать минут второго.

— Сиди тут! И не смей мне внутри нагадить! — наказал Люк псу и, оставив окна немного приоткрытыми, чтобы бигль не задохнулся, отправился искать Рейчел. Из документов он знал, в каком корпусе и классе учится сын и довольно быстро отыскал нужную площадку. Рейчел он заметил издалека. Приметная желтая куртка совсем недвусмысленно вздрагивала и Люк нахмурился.

— Рейч, привет! Давно ждешь? — Люк присел на корточки перед сыном и заглянул ему в глаза. Тот был расстроен и стеснительно растер по лицу слезы. — Что стряслось?

— Ничего, — мальчик шмыгнул носом и встал со скамейки, прихватив свой рюкзак и тигра. — Пойдем домой?

— Да, конечно. Но ты мне сперва скажи, почему плачешь, — настаивал Люк. Он потянул сына и усадил на колено, мягко поглаживая по спине. Он понятия не имел, стоит ли отцу так реагировать на слезы ребенка, но отчего-то казалось, произошла какая-то катастрофа и срочно нужно убить того, кто расстроил Рейчел.

— Просто мистер Пэм рассердился, что я прогулял первый урок и… надел на меня «Колпак Опоздуна». Другие ребята смеялись… — Рейчел не хотел опять зареветь и закатил глаза.

— Мистер Пэм — это кто такой? — очень стараясь говорить спокойно, спросил Люк. Он осторожно ссадил мальчика со своих колен и встал, намереваясь немедленно отправиться к горе-воспитателю и сообщить ему, что думает о методах восемнадцатого века.

— Наш учитель. Анатэ говорил, у мистера Пэм… ну… анатэ говорил плохое слово. Когда у омег нет альфы.

— Ничего. Мы сейчас все уладим, — пообещал Люк. Он взял Рейч за руку. — Где твой класс, покажи-ка мне.

Мистер Пэм был вовсе не похож на омегу, обделенного вниманием сильного пола. Довольно молоденький в строгих очках и с осветленными волосами. Он сидел за столом и проверял тетради, наверное домашнее задание или контрольные работы. Когда вошел Люк, он поднял на него взгляд и после короткого, явно показного раздумья, оторвался от своего дела и откинулся на спинку стула. На Рейчел он глянул лишь мельком, с каким-то раздражением.

— Это он? — Люк обратился к сыну и дождавшись кивка, легонько потрепал его по волосам. — Иди, подожди на улице, я скоро выйду.

— А вы кто такой? — удивился мистер Пэм.

— Отец Рейчел.

— Вот как? Не имел чести прежде вас видеть, — легко усмехнулся мистер Пэм, словно намекая на прогулы Люка на родительских собраниях. — Я думал, мистер Грейвс — анатэ-одиночка.

— К вашему счастью, мы не встречались. Но всему хорошему приходит конец, — довольно грубо отрезал Люк, даже не стараясь показаться милым. — А вот вместо того, чтобы делать выводы о чьем-то семейном положении, лучше бы узнали что-то о педагогике, раз уж вас пустили с детьми работать.

— У вас какие-то сомнения в моих познаниях? — недовольно переспросил мистер Пэм, поднимаясь со стула. Ну разумеется, кому понравится, когда так грубо тыкают в непрофессионализм. Люк точно взбесился бы, если кто-то попытался запретить ему издеваться над студентами.

— Скорее, полная уверенность в их отсутствии. Кто дал вам право позорить шестилетнего ребенка перед всем классом?

— Это лишь метод воспитания, мистер… Грейвс? Не стоит так болезненно реагировать…

— Мистер Келли, — отчеканил Люк. — И ваши методы воспитания серьезно устарели. К вашему сведению, у Рейчел еще нет машины и водительского удостоверения. Он, видите ли, не может сам контролировать, когда ему приехать в школу. Это зависит от того, когда я привезу его. И если он опоздал или не пришел на урок, это не его вина.

— Мистер Келли, успокойтесь. Я пользуюсь этим способом и с другими учениками. Впредь сам Рейчел не захочет опаздывать и поторопит вас.

— Я не знаю, какого мнения о вас родители остальных учеников. Но я точно не в восторге. Рейчел и так не хотел пропускать урок. Насколько я знаю, он хорошо учится и…

— Не по всем предметам, — перебил Люка мистер Пэм. Он нервно поправил очки и сложил руки на груди в защитном жесте. Похоже к нему не часто врывались взбешенные отцы.

— А вам бы хотелось учить только вундеркиндов? Так категорией не дотянули! — язвительно заметил Люк, хотя понятия не имел ни об образовании, ни об опыте учителя.

Кто бы мог подумать, что Люк, взрослый мужик с ученой степенью и щетиной станет ревностно защищать ребенка, о существовании которого неделю назад даже не знал. И кто-то, возможно, мог упрекнуть его, мол и сам не без греха. Не зря же весь универ трясется и остерегается опаздывать, тем более прогуливать лекции по праву. Но черт побери! Студенты уже взрослые, самостоятельные лбы! И все косяки от разгульных вечеринок и попоек, уж Люку ли этого не знать! И он не слышал, чтобы кто-то из его студентов после занятия плакал в одиночестве. Скорее уж все обиженные им объединялись против него и начинали назло хорошо учиться, чтобы у Люка не было возможности опять обзывать их тупицами и недоумками. Но какой кретин станет так обходиться с малолеткой?

— В общем так, мистер Пэм. Я буду спрашивать у Рейчел каждый день о том, как вы с ним обращались. И если однажды он скажет, что вы обидели его, грубо обратились, косо глянули, поставили незаслуженную оценку или что-то в этом духе. Хоть что-нибудь самое малюсенькое, что я сочту некорректным по отношению к своему ребенку. То я напишу на вас жалобу директору школы, а заодно и в ассоциацию учителей начальных классов, — довольно серьезно пообещал Люк, собираясь так и поступить. Кажется, его студенты тоже грозились чем-то подобным. Правда ни у одного духу не хватило.

— Вы слишком драматизируете, мистер Келли, — уже не столь уверенно, словно хотел защититься от нападков, произнес мистер Пэм. Он нервно поглядывал на телефон. Люк мог догадываться, хочет ли он позвонить своему дружку и наябедничать на озверевшего папашу или что-то еще.

— Надеюсь, вы меня услышали, мистер Пэм. И смысл моих слов вам понятен.

Люк больше не хотел тратить время на учителя и не прощаясь вышел из класса. Рейчел он едва не сбил на землю, когда открывал дверь. Сын слишком увлекся шпионажем и плотно прилип ухом к замочной скважине.

— Подслушиваешь?

— Нет! Я только хотел узнать, когда ты выйдешь! — запротестовал Рейч, вскакивая и отряхиваясь.

— Знаешь, ты сперва научись правдоподобно врать. А то пока я совсем-совсем не верю, — Люк протянул руку, чтобы Рейч схватился. Наверное, он должен был рассердиться и поругать сына за вранье. Но, увы и ах, в общении с Рейчел он лишь убеждался в собственном бессилии. Милое личико и невинные глазюки обезоружили его и лишили всякой возможности к строгости и суровости.

— Я голодный.

— Впрочем, ничего нового, — отмахнулся Люк. Он шел к своей машине и слегка подрагивал от ужаса. Что сотворил в салоне этот четверолапый монстр за двадцать минут? Страшно даже представить! А через день или два та же участь постигнет и квартиру Люка. Хотелось завыть от такой перспективы и сделать вид, что Жульен, как ни прискорбно, убежал искать себе новых хозяев. Вот только теперь Рейчел увидит его и избавиться от пса станет куда сложнее. Но, вероятно, как Люк привык к сыну, так же он постепенно смирится и с существованием собаки. — Кстати, у меня для тебя небольшой сюрприз.

Они были уже возле авто Люка и Рейч не успел задать тысячу уточняющих вопросов, и только набрал воздуха в грудь. Зато писк счастья, который он издал вместо этого, когда Люк открыл дверцу, оказался ничуть не лучше. Люк поморщился и потер ближнее к сыну и псу ухо. Один радостно верещал, другой лаял и кидался вылизывать мальчику лицо. Кажется, они были рады увидеться. Чего не скажешь о Люке. У него почему-то в голове промелькнула мысль, что чертов пес сперва лижет свои яйца, а теперь глаза и щеки его сына. И что-то в этом было совершенно мерзкое.

— Ладно, хватит! Кто-то, кажется, хотел есть, — поторопил Люк, подталкивая сына к машине, чтобы садился и посмотрел, что натворил щенок. — Кстати, неплохо бы тебе научить его, что жрать мебель — это плохо.

— Мне? — удивился Рейчел, рассматривая порванное сиденье. Он строго погрозил биглю пальцем, после чего сразу же опять кинулся обнимать.

— Боюсь, что мои методы ни ему, ни тебе не понравятся, — хмыкнул Люк. Какой же он все-таки лицемер! Значит, на учителя наорал, мол сына моего не трожь. А сам и над студентами издевается и песика не стыдно будет мордой в испорченных вещах повозить и пинка лишний/запасной раз отвесить. Вот они! Двойные стандарты во всей красе. И с Марли точно так же было, когда он еще учился. Люк весь поток называл тупорылыми обезьянами, а своему омеге сам писал курсовые.

«Кто такой Рой Темплер?» — вдруг вспомнил Люк. Марли сказал, что ушел, приревновав к нему. Но Люк не знал кто это! Так же не бывает.

По дороге домой, стараясь абстрагироваться от веселого гогота и тявканья на заднем сидении, Люк перебирал в памяти своих омег, интрижки, одноразовый секс, даже пустой флирт по переписке. Но он не мог вспомнить никого с таким именем. Может, бета? Нет! Люк всего-то раз и то по пьяне на одной из студенческих вечеринок переспал с бетой. И его точно звали не Рой. Наверное, Марли просто придумал этого парня, чтобы самому как-то оправдаться! Другого объяснения он не видел. Люк еще в своем уме и мог с уверенностью утверждать, что не изменял Марли. Ни делом, ни даже мыслями.

— Ладно. Рейч, забирай Жульена и свои манатки и выметайтесь из машины, — скомандовал Люк, когда припарковался в подземке многоквартирного комплекса, в котором жил.

— Жульена? — искренне удивился Рейч, взяв бигля под мышку, а в руку рюкзак и тигра.

В голове Люка зазвенел тревожный колокольчик. Он нервно улыбнулся и оглянулся к сыну.

— Ну… пса зовут же Жульен, — с надеждой, что сын просто не расслышал или что-то в этом духе, подсказал он.

— Да? Странное имя для щенка, — заметил Рейчел.

— Рейчел, это твой пес? Которого анатэ подарил на день рождения? — почти отчаявшись спросил Люк. И правда, с чего он поверил выжившему из ума старикану — мистеру Синтии и патологическому вруну — Марли?

— Эм… у нас с анатэ нет собаки. А ты был у меня дома? В моей комнате? — оживился он, словно не понимая причину напряжения Люка.

— Да, и кстати видел кое-что у тебя в комоде. Надеюсь, мы на этот счет договорились? — припомнил Люк, не в силах так сразу отойти от шока.

«Просто потрясающая шутка, Марли! Молодец!»

— Договорились, — кивнул Рейчел.

— Анатэ передал тебе письмо. Вот, — он сунул сыну конверт и непозволительно громко захлопнул машину. — Но знаешь, Рейч, если собака чужая, то его нужно вернуть хозяевам. Мы же не можем спереть параз… щеночка.

— Я пошутил, пап, — заулыбался Рейч и побежал к лифту. — Это Жульен!

— Охренеть просто… вокруг меня одни юмористы. Почему я не заметил, как оказался в цирке, — заговорил сам с собой Люк, неторопливо шагая следом за сыном. — Ничего, когда-нибудь черная полоса закончится.

========== 12. Дом мечты ==========

===== Двенадцатая глава =====

======== Дом мечты ========

— Папа! Ты лежишь на пульте! Папа! Я хочу посмотреть Дерека!

— Тогда я правильно лежу, — сонно пробубнил Люк, пытаясь отмахнуться от сына. — Нечего западать этого развратного шлюш… парня…

— Нет! Он крутой! Папа, встань! Жуль, фас!

— Ты что натравливаешь на меня пса? — Люк приоткрыл один глаз и легко спихнул с кровати бигля, который вздумал трепать его подушку, а, чуть поразмыслив, и Рейчел тоже, а то больно обнаглел. — Смотри мне! На войне отец пленных не берет!

— Есть! — сын слетел с таким грохотом, что месяц назад Люк решил бы, он переломал себе все кости и провалился к соседям снизу. Но не тут-то было! Он вскинул вверх руку с пультом, победоносно хохоча и сверкая пятками, унесся в гостиную.

Люк со стоном перевернулся на спину и раскинул руки в стороны, нехотя открывая второй глаз и рассматривая потолок. Внутренний голос подсказывал ему, что он о чем-то забыл. Но последнее время его жизнь вся в целом встала с ног на голову, он не придал этому значения. Сын и псина здесь, в квартире не воняет гарью, а под окнами не шумит аварийная сирена — это уже большой прогресс. Досчитав до десяти, Люк заставил себя подняться и пойти в ванную. Он перешагнул через валявшегося на полу истрепанного в хлам медведя и убедился, что взял свой шампунь, а не собачий, как в прошлый раз. И не детский, как в позапрошлый. У последнего оказался жутко стойкий запах и Люк еще неделю ходил в универ, благоухая клубникой. Среди студентов уже появился слушок, что Изверг рехнулся, или неожиданно поменял ориентацию.

— Как будто альфа-натурал не может помыться клубничным шампунем! — бубнил себе под нос Люк, намыливаясь. — Или от блох.

Стоило ему выключить воду, раздался звонок.

— Кого там принесла нелегкая? — недовольно проворчал Люк, заматываясь в полотенце и отправляясь открывать дверь. Ему показалось, из гостинной он услышал совсем не подобающие для детских ушей звуки. Но он не придал этому значения.

На пороге стоял Крис, нетерпеливо поглядывая на часы. Опять любуется своим ролексом, пижон!

— Люк! Мы договаривались, что когда я приеду ты, подкидыш и псина уже будете собраны! — возмущенно рыкнул Крис, окинув голый торс Люка взглядом и поморщился, словно увидел, что-то совсем не привлекательное.

— Я собран! А зачем ты приехал? — решил уточнить Люк. Все же его никогда не обманывало предчувствие и он о чем-то забыл. Но это, конечно, было не так важно, как самому себя проконтролировать в зеркале. И чего этот любитель бет морщится? Вполне нормальная у Люка фигура!

— Сегодня придут работники из соц.опеки, проверить в каких условиях ты содержишь ребенка! Черт! Давай шевели булками, у нас нет времени, еще нужно доехать по этим пробкам! — раздраженно поторопил Крис, отталкивая Люка и проходя в квартиру. — И вообще, я таскаюсь с тобой, в промежутках между своими делами! А ты тут зад разваливаешь, свинья неблагодарная!

— А-а-а, — тупо протянул Люк, шагая за ним. Он нервно огляделся по сторонам и в который раз признал — его жилище скорее напоминает гибрид берлоги и помойки, чем место, где может жить ребенок. Что бы он делал без помощи Нильсонов? — Заткнись! Между прочим, если бы не я, ты бы половину своих дел просрал и давно бы по миру пошел. Чуть какой закон нужно раскопать, ты кому звонишь, свинья неблагодарная?

— Окей, — без капли обиды кивнул Крис. — Квиты.

— Рейчел! Быстро одевайся! У нас мало времени!

— Папа, я хочу посмотреть Ди! — капризно отозвался мальчишка. Люк с тихим рыком двинулся в гостиную, чтобы несильным хлопком по пятой точке отбить у сына желание спорить. Если, конечно, за это на него не натравят собаку.

Крис последовал за ним. Неизвестно, или хотел посмотреть представление и выяснить, кто кого будет воспитывать, или собирался в случае чего их растаскивать. Но когда оба альфы оказались в комнате, то все мысли вылетели. По телевизору, вместо идиотской передачи показывали горячую порнушку. Люк первым же делом шагнул к Рейчел, который с любопытством на это уставился, и закрыл ему глаза ладонью, а Крис схватил пульт и переключил на нужную программу.

— Не стоит говорить проверяющим, что ты тут смотришь, Люк, — любезно посоветовал Крис, с ехидной улыбочкой покосившись на друга.

— Вообще-то, это не я! — возмутился Люк, глядя на худощавого Дерека, по телеку, в кои-то веки одетого прилично и с улыбкой что-то вещающего.

— Круто! Расскажи им, как показываешь шестилетнему сыну порнуху, — фыркнул Крис. — Но сперва оденься и поехали!

— Вот это, ему уже можно смотреть, — Люк недовольно кивнул на передачу. — Но немногим лучше!

— Ты не любишь Ди? — усмехнулся Крис, присев на корточки и играясь с Жульеном в перетягивание медведя.

— А ты любишь?

— Он хороший парень.

— В смысле? Ты с ним знаком лично? Откуда ты всех знаешь? — удивился Люк. Он строго указал сыну на кучу постиранных вещей в углу дивана. Они были не глажены, но зато без пятен кетчупа и следов от лап Жульена. Рейч больше спорить не стал, тем более, никто не мешал ему смотреть его любимого Ди.

— Я знал Дерека до того, как он заделался звездой. И я вел его бракоразводный процесс.

— Что? — Люк выглянул из своей комнаты, наскоро застегивая рубашку. — Я думал, ему лет пятнадцать!

— Он хорошо сохранился, — хмыкнул Крис. — Кстати, у него трое детей.

— Да ладно! У этого дрища? — Люк не верил своим ушам. Он вернулся в комнату, уже одетым, чтобы еще разок посмотреть на Дерека. Тот был похож на родителя меньше, чем сам Люк, даже после того, как побрился.

— Ты давай лучше собирайся, а не болтай! — поторопил его Крис, критично осмотрев Рейчел. Тот вроде бы и оделся прилично. Но был весь помятый и не расчесанный. Друг вздохнул и перевел взгляд на Люка. — Впрочем, зато без теста ДНК по вам и так все понятно.

— Кстати, когда будет результат? Куча времени прошло!

— Давно должны были позвонить. Может, забыли? Я уточню завтра. Если сегодня тебя заочно не лишат родительских прав.

****

— Это здесь мы типа живем? — Люк недоверчиво глянул на большой дом в колониальном стиле, белым заборчиком и ухоженной лужайкой. Просто сериальный дом мечты!

— Да, — кивнул Крис. — Если я, конечно, не перепутал адрес. А то больно для тебя шикарно.

— Папа! Смотри! Детская площадка и собачья будка! — радостно воскликнул Рейчел. Словно он думал, они и правда останутся здесь навсегда. Наивный, глупенький ребенок.

— Как ты говоришь, зовут твоего друга? — уточнил Люк. Он вышел из машины и увидел на парковке возле дома серый спорткар. Дорогущий, как у самого Криса. Вот уж Нильсон заводит себе приятелей под стать. За исключением Люка, конечно.

— Пирс Прайт.

— А, да, точно! Тот помешанный на заоблачно дорогих картинах с непонятной мазней.

Пирс ждал их в большой гостинной. Не мертвой, какими бывали выставленные на продажу дома. Все выглядело, словно утром хозяева были здесь. И пахло кофе. Вероятно потому, что Пирс держал чашку в руке и неторопливо отпивал из нее, глядя на яркое полотно над камином, словно переливающееся разными красками.

— Что нарисовано? — вместо приветствия спросил Люк. Он раньше не видел Пирса, только слышал о нем от Криса. О его страсти к таким вот абстрактным картинам, их вечном соревновании с Нильсоном, кто больше заработает в год и, что он ненавидит Нью-Йорк.

— Понятия не имею, — неторопливо ответил Пирс, чуть растягивая слога. — Никогда не мог разобрать.

— Это же ребенок! — вмешался в их разговор Рейчел. Он подхватил бигля под животом и прижал к себе, как порой делал с игрушечным тигром.

Люк наклонил голову в одну сторону, синхронно с Пирсом, и Крис тоже присоединился к ним.

— Эм… нет, какая-то мазня, — авторитетно заявил Люк. Он не претендовал на звание знатока искусств. Но уж ребенка в этом не видел точно!

— Не какая-то, а которая стоит тысяч восемь? — прикинул Крис, повернув голову в другую сторону.

— Эта шестнадцать, — поправил его Пирс.

— Да ладно! Ник совсем обнаглел! За кулем-мулем такие деньжищи! — воскликнул Крис опять подтверждая, что знает всех на этой планете. Люк присмотрелся и в самом уголке картины заметил красивую подпись: «Николас Прайт». Вот как? Родня?

— Это не кулем-мулем и не мазня! — вмешался Рейчел, толкнув Люка в бок. — Здесь нарисован ребенок! Он маленький, вот тут, — мальчик указал в скопище каких-то мазков.

— Да как ты это видишь? — возмутился Люк. Он решительно не разбирал ни единой линии, которая бы даже напоминала, что-то похожее.

— У Ника нет детей, — очень пространственно и тихо, словно самому себе произнес Пирс, отпив еще глоток кофе.

— Эм… видимо, ты и правда давно с ним не общался, — осторожно проговорил Крис. Уже через пару секунд Люк почувствовал себя не в своей тарелке. Ему показалось, между Крисом и Прайтом пролетела убийственная молния. Они смотрели друг другу в глаза, молча, словно могли читать мысли. И похоже, внутри своих голов, они ругались. Лицо Прайта темнело, а губы сжались в тонкую линию, на виске появилась венка.

— Дом нужно освободить до трех часов. В это время его придут смотреть покупатели, — сдавленно произнес он и, еще раз пронзительно глянув на картину, вышел из комнаты.

— Что с ним? — уточнил Люк. — Этот Николас ему кто?

— Истинный, — со вздохом отозвался Крис, что-то быстро строча в своем телефоне. Видимо, вдогонку Пирсу.

— Стоп… и они не вместе? Я запутался.

Рейчел к тому времени отыскал телевизор, уселся напротив на диван и включил то же шоу, которое они начали смотреть дома. Бигль же сбежал, похоже отыскивая, что испортить.

— Давно уже нет.

— А так разве можно? Ну, в смысле расстаться с истинным, если его встретил?

— Я знаю парня, который свалил от своего истинного на Аляску и жил там пять лет. Завел ружье и медведя в виде домашнего питомца, — хмыкнул Крис.

— У тебя все друзья какие-то ебанутые, — подытожил Люк. Он и правда не знал, что можно просто отказаться от пары. А тут сразу два случая и оба по знакомству с Крисом. Но оказывается, не он один такой конченный, раз потерял Марли. Другие вон альфы даже с истинными не в ладах. По сравнению с этим, Люк не безнадежен.

— Я это понял, когда встретил тебя, — не остался в долгу Крис.

****

— У вас все хорошо? — любезно спросил Ховард Делани. Тот самый омега, который передал Рейчел Люку в университете. — Очень красивый дом.

— Спасибо, — улыбнулся Люк, незаметно опустив фотографию незнакомого альфы в окружении детей, изображением вниз. — Да, отлично. Вас все устраивает здесь?

— Вполне. Я проверил насколько дом безопасен, комната у Рейчел замечательная, — похвалил Ховард, отмечая что-то в своем планшете.

«Чего не скажешь о диване, на котором он обычно спит у нас в квартире» — подумал Люк. — «Но зато там в складках он прячет печенье»

— Вы заботливый отец. Правильно, что приобрели стульчик в ванную комнату, с ним Рейчел удобнее пользоваться раковиной.

— Да-а, мне… посоветовал один друг, — постарался сохранить лицо Люк и покосился на Рейчел, чтобы он тоже не смеялся.

На деле всякий раз, когда сын не мог до чего-то достать, Люк подшучивал над ним: «Маленькие ручки, маленькие ножки — большие проблемы».

— Сколько по времени Рейчел смотрит телевизор в день?

— Одну серию «Волшебных фей», — заученно ответил Люк. «Или десять, а потом какую-то порнуху, как сегодня утром».

— Да, для детей его возраста — достаточно, — Ховард заулыбался и перевел взгляд на мальчика. — Рейчел, я задам несколько вопросов. Отвечай честно, ладно? Это очень важно.

Рейчел закивал, невинными глазами глядя на соц.работника.

— Скажи, папа хорошо с тобой обращается? Не обижает?

— Нет, никогда.

— А папа бил тебя?

— Нет, — нагло солгал сын в глаза взрослому. А у Люка камень упал с груди. Он побаивался этих вопросов и опасался, что сын сдаст его с потрохами. Потом поди объясни, про воспитание и лопнувшее терпение, а не жестокость и насилие над несовершеннолетним.

— Ты хорошо кушаешь?

— Да! Папа иногда делает блинчики по утрам! А еще вкусный суп с буквами.

Люк даже не знал, что это за особенный суп такой. Но судя по лицу Ховарда — чудесно, раз он готовит такие деликатесы для сына. Еще и блинчики! Единственный раз, когда они с Рейчел все же решились их сообразить, закончился сожженной сковородой. В итоге они благополучно съездили в кафе и наелись отличных блинов. Пока из квартиры выветривался горелый запах.

— Хорошо. Рейчел, есть что-то, о чем ты хотел бы мне рассказать или спросить?

— А когда анатэ вернется? — тут же не задумываясь выпалил мальчик.

Ховард очень театрально вздохнул и перевел взгляд на Люка. Тот состроил отрепетированное перед зеркалом лицо, которое должно было означать: «Сын ничего не знает, не нужно говорить ему о бедовом анатэ».

— Думаю, это ты можешь узнать и у папы, — ушел от вопроса омега. — Я закончил здесь. Все в порядке, мистер Келли. Вы кажетесь мне очень хорошим отцом, порядочным и внушающим доверие. Увидимся через три месяца.

— Да, конечно, — улыбнулся Люк.

«Что? Какие еще, нахрен, три месяца?! И что я тогда скажу, если этот дом купят? Мы опять переехали? Дерьмо!» — мысленно возмущался Люк, пока пожимал Ховарду руку.

— Я зайду перед уходом в туалет, хорошо? Где он?

— Конечно, вот сюда, — кивнул Люк. Он указал в нужную сторону и даже сам галантно открыл для соц.работника дверь… в подвал.

Повисла недолгая тишина. Ховард непонимающе смотрел на лестницу, Люк лихорадочно придумывал, как объяснить свою оплошность. Не мог же он в конце-концов не знать, где в его доме находится уборная.

— Папа! Но ведь сантехник уже починил нормальный туалет вчера! — первым нашел выход из положения Рейчел и побежал к двери и правда ведущей в нужную комнату.

— Ах, да! Точно! Простите. Две недели не работал, что-то засорилось. Всех гостей приходилось водить вниз.

— Ничего. Привычка — дело такое, — понимающе улыбнулся Ховард и скрылся.

— Молодец.

— На этот раз я соврал правдоподобно, пап?

— Да, делаешь успехи.

Комментарий к 12. Дом мечты

Короткая зарисовка про Пирса Прайта и его истинного:

Был счастлив тебе (https://ficbook.net/readfic/4287008)

========== 13. Три конверта ==========

===== Тринадцатая глава =====

======== Три конверта ========

— Только рискни опрокинуть ведро, колбаса ушастая!

— Он не колбаса! Жульен не съедобный!

— Это мы еще посмотрим, если он разольет краску! — уверенно заявил Люк. Он балансировал на шаткой стремянке и грозил пальцем то псу, то сыну. Оказывается, окрашивание стен не его конек, как и готовка. Но раз уж взялся, он собирался полностью все испортить и уже после приглашать мастеров, которые бы ужасались:

«Что за криворукий кретин вам стены красил?»

А Люк бы скромно помалкивал и зыркал на Рейчел, чтобы тот не выдал его с потрохами, как вышло с жирафами. Но все это было в ближайших планах. А пока он усердно работал валиком, размазывая по стенам светло-фиолетовую краску. Да-да, не розовую, конечно! Ни капельки! Но если Николас Прайт продает мазню за шестнадцать кусков, то неужели Люк не в состоянии покрасить комнату?

— Пап, мы пойдем с Жульеном погуляем, ладно? Он хочет пи-пи.

— Ну разумеется! — отмахнулся Люк. А то он не знал, что сын просто намерен слинять на улицу! — Но учти, не вернешься до обеда — поеду в Мак без тебя.

Сын независимо хмыкнул, и задрав нос, скрылся из комнаты. Мелкий воображала! Стоило ему уйти, как по волшебству у Люка исчез запал и он спустился со стремянки, рассматривая, что у него получилось. Кое-где имелись разводы, но их можно заставить мебелью, или присобачить наклейку, их вон в интернете хоть жопой жуй. Рейчел наверняка себе захочет какого-нибудь котика или фею. И сто тысяч плакатов Дерека. Конечно, посещение дома мечты продемонстрировало Люку, что он содержит сына в неправильных условиях. Поэтому он без особой жалости переделывал свой бывший кабинет в детскую. Работать он сможет и в спальне, там нашлось место у окна для стола и даже книжный шкаф вместился. Пришлось выбросить старое кресло, которое служило Люку верой и правдой, как вешалка для вещей. Но это он счел малой жертвой. Вот с мебелью Рейчел вышло куда больше нервотрепки. Сын хотел все розовое и со стразами, а у Люка нервно дергался глаз от вида этого цвета. Они сперва поругались, когда рассматривали каталог, потом в магазине, и Люк в сердцах предложил оставить сына там, раз он хочет «эту дерьмовую койку». А Рейчел даже согласился. Но в итоге им удалось найти компромисс.

— Ладно, Люк, смирись. Шестилетний сын вьет из тебя веревки. Из грозного Изверга университета, ты превратился в папашку, обзавелся наглой псиной и красишь стены в светло-фиолетовый цвет. И еще ты сохнешь по уголовнику.

Люк поднялся и вышел в гостинную. На этот раз прибранную. Если не считать головы медведя посреди комнаты. Он улегся на диван, закинув ноги на подлокотник и почувствовал, как ему в затылок ткнулось что-то острое.

— Ну какого хрена? — Люк нащупал пальцами и вытащил из складок конверт. Тот самый, что Марли просил передать Рейчел. В груди вспыхнуло непреодолимое желание прочесть послание, которое его не касается. Было интересно, как Марли общается с сыном и что пишет ему из тюрьмы. Рейч до сих пор не знал, где анатэ и верил — тот просто уехал в командировку.

Покосившись на входную дверь и чувствуя себя ребенком, которого могут застать за чем-то запрещенным, Люк достал из конверта письмо. Буквы были выведены красиво и старательно и в каждой строчке ощущалось, как Марли любит сына, просит его вести себя хорошо, надевать шапку, и не забывать купать Жульена. И сын ведь не забывал! Люк не сразу выяснил, что собак вообще-то не обязательно мыть ежедневно, хотя такие подозрения у него и были. Марли обещал, когда вернется, отвезти Рейчел в зоопарк, где можно гладить всех кроликов и кормить белочек и все в этом духе. Люк чуть нервно вздохнул. Он вот сводил как-то сына к животным. Что-то он больше не просится туда. В самом низу был рецепт овсяного печенья, которое Марли давным давно готовил для Люка, и Рейчел тоже сумел. Оно, конечно, вышло не таким вкусным, но старания сына были похвальны.

— Вот выйдешь, и сам мне будешь его печь, — с улыбкой произнес Люк, обращаясь к Марли через написанные им буквы. Он не сомневался, что не отпустит его. Пусть тот хоть ногами отпихивается — не поможет. Люк больше не упустит омегу, которого любит.

В последнюю очередь он прочел P.S.

«Только имей в виду, отец - не я, если он узнает о твоих делишках и воровстве в супермаркетах, то очень рассердится и нашлепает. Не вздумай ничего таскать!»

Люк перечитал трижды, пока смысл медленно дошел до сознания.

— Дерьмо! Дерьмо! — он сел на кровати и огляделся по сторонам в поисках рюкзака Рейчел. Тот нашелся совсем рядом, под журнальным столиком. А внутри, новая порция конфет, жвачек, чужих карандашей и ластиков. Вот Люк идиот! Как он мог поверить мелкому клептоману, что тот и правда раз пообещал, не станет ничего воровать? — Марли, мы с тобой просто недоумки!

Как-то очень быстро в голове Люка сложилась картинка. Конечно, тырить всякую мелочь нетипично для Марли. Да и зачем ему это? Все отговорки на той свиданке были совершенно неубедительны. А вот если Рейчел ловили за руку, то вполне в духе Грейвса взять вину на себя, защищая сына. И даже теперь вместо того, чтобы показать мальчишке результат его действий, Марли врал, боясь расстроить! Люк старался успокоиться — гнев плохой советчик, не стоит срываться на Рейчел. Но черт побери! Марли в тюрьме! А сын продолжает в том же духе, он не понимает, что у всех поступков есть последствия.

— Рейчел! Домой! Быстро! — крикнул Люк из окна, сам не зная, что именно будет делать, когда сын придет. Вероятно, импровизировать. Но мысль, что Марли спит на неудобной жесткой койке под холодным казенным одеялом и присмотром похотливых тюремщиков из-за этого паршивца, не даст ему просто спустить на тормозах.

— Пап? — Рейчел осторожно заглянул в комнату. Он отлично изучил Люка и знал, когда тот сердится всерьез. Особенно, если на него. Мальчишка на всякий случай состроил жалостливую моську, но на этот раз только сильнее рассердил Люка.

— Кажется, ты обещал, не брать чужое, так? — Люк встряхнул рюкзак и из него посыпалось содержимое. — Ведь анатэ писал, если я обо всем узнаю, то рассержусь, правда?

— Тебе нельзя читать чужие письма! — нахмурился Рейчел, сложив руки на груди. Бигль очень точно уловил атмосферу в комнате и поторопился ретироваться куда подальше.

— Да что ты говоришь? А вот это все, по-твоему — можно? — сердито рыкнул Люк, пихнув краденые жвачки ногой. — Я говорил тебе, за воровство сажают в тюрьму, Рейчел! Это не шуточки!

— Детей нет… — попытался опять вывернуть все наизнанку сын. Может быть в другой момент Люк и стерпел бы. Вдох-выдох, и разум взял бы верх над эмоциями. Но не сегодня. Он вмиг оказался рядом с Рейчел и хлопнул его по заднице, не сдерживая силу.

— Зато взрослых - очень даже! Знаешь, где на самом деле анатэ? В тюрьме! За твои делишки! — резко выпалил Люк. Где-то в глубине сознания, он понимал, что не должен этого говорить, и не стоит злые слова сопровождать шлепками, но совладать с собой не мог. — И он пробудет там больше года! Хотя ни в чем не виноват!

****

— Дерьмоотец… отцедебил… пападаун… нет, это уже было… кретипап…

Люк неуютно ерзал в водительском кресле и всю дорогу до репродуктивной клиники подбирал наиболее подходящее для себя обзывательство. Чтобы оно заодно отражало его бездарность в области воспитания детей. Ему сообщили о готовности результата теста ДНК, когда и он и Рейчел уже были в полном исступлении от их ссоры. Сын плакал, Люк пару раз уходил успокаиваться в другую комнату, но только сильнее себя накручивал. Казалось, их скандал не закончится никогда, если бы не звонок.

Решив, что им с сыном нужно отдохнуть друг от друга, Люк отвез его к Нильсонам. А заодно вытребовал у Глена устроить скорейшее свидание с Марли. Тому ведь тоже не помешает поучаствовать в семейной драме и получить за все хорошее на орехи. Люк твердо вознамерился во что бы то ни стало вытащить омегу из тюрьмы. Марли не заслужил там быть! Но прийти к судье и сказать, мол все брехня, Грейвс не воровал, это наш мелкий сын-клептоман — нельзя. За дачу ложных показаний Марли накинут больше, чем есть сейчас.

«Понедельник. 11:30. У вас с Грейвсом будет три часа» — пришло смс от Глена, когда Люк парковался у больницы. Сколько бы этот бета не выделывался и не заявлял, что вообще-то не всесилен. На кое-какие чудеса он все же способен.

«Отлично! Я хочу внести залог за Марли, чтобы ему сократили срок. Устрой мне встречу с судьей!» — напечатал Люк. Нужную сумму он уже снял со своего счета в банке и упаковал в официальный конверт, со всеми необходимыми вложениями и документами. Хорошо все же, что он знал эту систему настолько, что мог решать такие серьезные вещи и заполнять сложные формы в состоянии крайней нервозности под хныканье сына и скулеж пса, сидя в своей машине.

«Пошел ты нахрен, Келли!» — тут же пришел ответ. Но не успел Люк дошагать до дверей клиники, как следом за ним еще один:

«Понедельник. 14:40»

Люк ухмыльнулся и послал Глену смайлик с поцелуйчиком.

— Добрый день. Меня зовут Люк Келли, я за результатом теста ДНК, — обратился он к работнику на ресепшене.

— Минутку.

Люк хотел открыть конверт без свидетелей. Сомнений у него не было. Он видел в Рейчел себя, чувствовал — это его сын. Хотелось забрать бланк, поехать с ним к Марли, помахать перед носом и шутливо шантажировать, сказать, мол подумает, разрешать ли сыну общаться с уголовником. Хотя в глубине души он и сам рвался встретиться с этим арестантом, который засел в мыслях, словно клещ. Объединиться уже со своей одержимостью и больше не отпускать его.

Тот же неулыбчивый лаборант, над которым подшучивал Люк во время забора проб отдал ему конверт, окинув надменным и чуть неприязненным взглядом. Поразительно, как иногда ревностно замужние омеги относятся к собственной верности избранникам. Люк легко отмахнулся от этой мысли. Его шуточки и ухаживания вот уже семь лет не заходили дальше нескольких совместных ночей, а последнее время он все чаще думал, что однолюбам едва ли не сложнее жить, чем тем, кто встретил своего истинного. У тех хоть взаимность гарантирована и убежать друг от друга они не могут. Не считая приятелей Криса, разумеется. Но больше Марли уж точно никуда не денется от Люка, когда выйдет!

«Ну что? Не томи» — Крис, тоже хотел поскорее узнать.

«Спорим?» — Люк, еще не открыл конверт, но уже подсчитывал, сколько можно подзаработать.

«Не могу. Я думаю, Рейчел твой. А Глен ставит тысячу, что нет»

«Окей. Пусть готовит наличку»

Люк вернулся в машину и принялся нетерпеливо вскрывать конверт. С лица не пропадала улыбка, пока он разворачивал плотную бумагу и искал взглядом среди формальный фраз и уточнений самую главную.

«Вероятность отцовства: 0%»

========== 14. Разбор полетов ==========

===== Четырнадцатая глава =====

======== Разбор полетов ========

— Да вы прикалываетесь все что ли? Это как вообще? — Люк уже в сто сорок третий раз проверил бумагу на свет, присматриваясь к злосчастному «0%». Сперва его, конечно, чуть не долбанул дядюшка Кондратий. Но после, поразмыслив, и прикинув хуй к носу, он понял, что эти дегенераты просто совершили ошибку! Ему нужно повторно сдать анализы.

Он пересмотрел все фотографии Рейчел в галерее на своем мобильнике и чем дольше рассматривал мальчика, тем окончательнее убеждался — это его сын. С Нильсонами он решил временно не общаться, после того, как наорал на них по-очереди в трубку и обвинил Глена в подтасовке результата ради выигрыша в споре. Он подозревал, что и они не шибко теперь горели желанием слышать его чарующий голос, но это не суть.

— Меня окружают одни идиоты! Просто западня какая-то, — бурчал Люк под нос и неуютно ерзал на скамейке в зале ожиданий. Тюрьма однозначно не подходящее место для медитации и осмысления себя и происходящих вокруг событий.

— Ага, или ты — центральный идиот, — усмехнулся какой-то татуированный хмырь, сидевший напротив с большим розовым медведем. Вот надо же! И таким не чужда романтика, притащил же плюшевое недоразумение в тюрьму. Интересно, ему разрешат и правда вручить это заключенному и если да, то они проверили внутренности на наличие наркоты и напильников?

Люк не стал спорить с утверждением хмыря, потому что отчасти был с ним согласен. Он идиот, причем по всем фронтам. Плохой друг, дерьмовый альфа, никудышный отец. Даже собаковод из него не вышел! Все, что он умеет делать хорошо — это читать свои лекции и стращать студентов. Вот и пожалуйста тебе — предел мечтаний. Люк бессильно застонал и опустил лицо на колени. И плевать, как это выглядит со стороны! Он чувствовал себя унылым говном!

Мысли метались от догадки, что Марли загремел в тюрьму за грехи сына, до агрессивного отрицания результата теста. Он просто не мог оказаться верным. Так-так, кажется, пора опять проверить бумагу на свет и ощупь! Когда Люк занимался этим сто сорок четвертый раз, его позвали, сообщив, что Марли Грейвс готов. Прям царская особа, черт его дери! На сраной козе и не подъедешь!

— Привет, Люк! — омега, словно ни в чем не бывало, улыбнулся. — Ты не в духе?

— Я прочитал твое послание Рейчел, — не особенно церемонясь, сообщил Люк. Следовало начать с теста, но это как-то вылезло на первый план, стоило увидеть исхудавшее лицо омеги и явные синяки под глазами, которых прежде не наблюдалось. — Это тупо, врать всем и мне в том числе!

— Ты в курсе, что нельзя читать чужие письма? — нахмурился Марли, скрестив руки на груди.

— А ты в курсе, что за лжесвидетельство в суде полагается срок в два раза дольше, чем за вымышленную клептоманию? — не остался в долгу Люк. Он не придумал способа, как забрать Марли из тюрьмы немедленно. И потому, пришлось признать — минимальный срок в полгода ему придется пробыть здесь.

— А что я должен был сделать? Сказать, мой сын таскает всякое дерьмо? — не сдержался Марли, начав выкладывать настоящее положение дел. — Они бы записали его в малолетние уголовники, поставили на карандаш, да еще принудили работать со всякими психологами!

— Вот ведь проблема! А то, что он продолжает в том же духе, тебя не смущает? — Люк упал на стул напротив Марли и посмотрел ему в лицо. — Ты должен был его воспитывать и объяснить, что воровать — плохо.

— Ты объяснил? — язвительно уточнил Марли.

— Ну знаешь! Я же не могу быть отцом, которого он семь лет не видел, а потом вдруг объявиться и начать наказывать так и сяк, — вздохнул Люк. В девяноста пяти процентах случаев, он таял перед обаянием Рейчи, способный только простить и перестать злиться.

— А я не мог быть анатэ-одиночкой, который бы его еще и шпынял.

— Ну заебись. Круто! Но вообще, знаешь… — Люк сомневался, стоит ли сообщать Марли о тесте до того, как проверить результат. Но язык буквально чесался. Раз этот патологический врун даже в тюрьму сумел загреметь, то почему не мог и с отцовством намутить? — Я сделал тест ДНК. И он показал, что Рейчел вовсе не мой сын.

— Но он твой, — уверенно заявил Марли, пожав плечами. Это спокойствие выбешивало. Как можно реагировать с похуизмом, когда тебя хватают за задницу на варенье? Люк рыкнул и резко оказался рядом с Марли, схватил за воротник и поднял.

— Я похож на козла отпущения, на которого можно повесить чужого ребенка? — зарычал он в лицо Марли, а после вдохнул омежий запах, с нотками медикаментозно подавленной течки. Вот черт побери! Он пропал…

— Ты похож на изверга! Жестокого, бессердечного, злого, резкого…

Люк не дал ему закончить это перечисление, которое, зная Марли, могло быть и бесконечным. Он потянул его на себя и заткнул грубым поцелуем, которого давно ждал. Пару секунд Марли сопротивлялся, но скоро сам жался к альфе и нетерпеливо постанывал сквозь поцелуй.

— Так что на счет моей фантазии о заключенном и охраннике? — усмехнулся Люк, раскладывая Марли на довольно шатком столе. Но тот куда лучше, чем цементный пол. Он старался быстро разобраться с устройством тюремной одежды и высвободить из нее омегу.

— Сколько у нас времени? — Марли тоже не растерялся, расправившись с ремнем Люка и расстегнув его ширинку. Он облизал свою ладонь и принялся ласкать член альфы.

— Разок успеем, — со стоном заявил Люк. Ему так давно не хватало этого омеги! Не любого другого, с которым он спал, а именно Марли, его запаха, кожи, вкуса. Как он вообще жил без него столько лет?

Времени на растяжку попросту не было и Люк, присев на корточки широко лизнул Марли между ягодиц, добавляя смазки, а после сразу же толкаясь внутрь. Он поймал полуболезненный полувосторженный стон омеги поцелуем, плавно погружаясь полностью и замирая на несколько секунд, чтобы Марли привык и расслабился, тем временем сам выцеловывать его шею и грудь.

— Можешь.

Люка просить дважды не пришлось. Он быстро наращивал темп, отпуская себя, все мысли и вожделение, которое копилось в нем пока он и Марли были не вместе. Наверное, их стоны слышались не только в камере для свиданий, а может, такие ситуации вовсе не редкость, потому никто не забегал с дубинкой, чтобы отогнать Люка.

— Ты мой, Грейвс! — властно рыкнул Люк, толкаясь грубо и часто, но зная — именно так нравится партнеру. — Больше никуда не денешься, выйдешь и мы будем вместе. Ты, я и Рейч.

— Размечтался, изверг, — сквозь громкие вздохи огрызнулся Марли, хватаясь пальцами за край стола и закатив глаза под веки. Он едва ли вообще соображал, что все происходящее вовсе не сон.

Люк усмехнулся, чувствуя, что готов кончить и приласкал Марли, подгоняя к оргазму. Омега выгнулся, ударившись головой о стол и закусив губу, его стон заполнил комнату, вместе с ярким и сладким запахом. Люк наклонился поцеловать его, а затем, кончил внутрь и вцепился зубами в плечо, сжимая челюсти и ощутив кровь во рту, а с ней и все, что переживал Грейвс. Пусть на долю секунды, похоже на разряд тока, но теперь Люк знал и когда отстранился, легко слизал соленую капельку с лица Марли.

— Лучшего места и момента, чтобы поставить метку и не придумаешь, — усмехнулся омега, слабо улыбаясь и все еще чуть подрагивая от оргазма.

— После того, как наш первый секс был под кроватью в альфа-братстве, нужно поддерживать планку, — пошутил Люк. Он чувствовал, что не сможет выйти из омеги из-за набухшего узла и раздумывал, как поступят здешние власти, когда свидание закончится, а сцепка еще нет.

— Значит, ты хочешь быть со мной, даже несмотря на результат дурацкого теста?

— Я не верю. Он не настоящий. Я знаю, я чувствую, что Рейчел мой! Я в этом уверен на десять тысяч процентов. Просто в той клинике работают идиоты! — заявил Люк и это было правдой. Он интуитивно признал отцовство и чем больше общался с Рейчел, тем меньше оставалось сомнений. К тому же, ну не совсем же Грейвс отбитый, чтобы врать на такую тему!

— А знаешь, кто еще работает в той клинике? — с какой-то подозрительной хитринкой спросил Марли, отдышавшись от первого микрооргазма и погладив Люка по груди. — Юджин.

— Бешенная белка? Он же вроде не медик… постой, что? И что, блять, это значит? — до Люка медленно стало доходить.

— Глен сказал мне про ДНК и я попросил Юджи подстроить результат. Хотел тебя проверить.

— Грейвс, ты бессмертный? Ты понимаешь, как опасно признаваться в таком, когда не можешь убежать? — возмутился Люк. Теперь-то он знал, кому обязан погибшим нервным клеткам. Похоже, брак с копом не пошел этому рыжему отродью на пользу. Горбатого могила исправит!

— Не нервничай так, — хмыкнул Марли, ущипнув Люка за сосок. — Ты молодец. Прошел тест на вшивость.

Люк хотел нарычать на него и сказать что-то грубое. Но вместо этого застонал, спуская в омегу новую порцию спермы и наклонился, чтобы поцеловать его. По крайней мере сегодня он все понял. И относительно результата теста, и подтвердил догадки на счет невиновности Марли. Да, предстоит еще много работы с Рейчел. Но черт побери! Он справится! А когда омегу выпустят, они все вместе заживут настоящей семьей в доме мечты.

— Я собираюсь внести залог сегодня и договориться о поручительстве, — шепнул он. — В лучшем случае, срок скостят наполовину.

— А в худшем?

— Заберут мои сбережения и сбегут в Вегас! — съязвил Люк. — Я постараюсь вытащить тебя раньше.

— Не терпится забрать себе, чтобы можно было лезть в штаны в любое время?

— А еще я горячий поклонник подъебов и огрызаний.

— И домашней еды, — мурлыкнул Марли.

— Да… Рейчел ужасно готовит, — признался Люк. — Весь в меня.

— Надеюсь, он не вырастет таким же извергом, как и ты.

— И таким же безалаберным и вздорным, как ты.

— У меня хотя бы не нулевой результат теста, — пошутил Марли, укусив Люка за плечо и сильнее прижавшись к нему.

Они оба вздрогнули, когда дверь в камеру распахнулась.

— Мистер Келли, ваше время для свидания истекл… — охранник замер на пороге, рассматривая, как они живописно прижались друг к другу, лежа на столе. Сценка из Титаника с рейтингом восемнадцать плюс, не иначе. — В общем… как сможете, выходите, — велел он и поторопился скрыться за дверью.

— Как смогу — выйду, — усмехнулся Люк, поцеловав Марли в висок и жадно наполняя легкие его запахом.

========== Эпилог ==========

===== Эпилог =====

======== Шесть месяцев спустя… ========

— Так! Я предупреждаю, если ты не перестанешь скакать, как чертов сайгак, я тебе все конечности переломаю!

— Папа!

— Да не тебе, Рейчел! — отмахнулся Люк, схватив, наконец, сопротивляющегося пса и нацепив на ошейник розовый бант. Тот был больше головы Жульена и придавал биглю невероятной комичности. Как и всей ситуации в целом.

— Нельзя же так грубо разговаривать с собакой! Это не гуманно! — принялся умничать сын, блистая новыми выученными в школе словами.

— Заяви на меня в общество по защите животных, — съязвил Люк, стирая с ладоней грязь от лап влажной салфеткой. — И вообще! Нарядить его была твоя идея! Какие ко мне претензии?

— Ты должен разговаривать с ним вежливо, — насупился сын и надул губы. Люк не удержался и щелкнул его по щекам, от чего лишний воздух изо рта мальчишки вышел со смешным звуком. — Эй!

— Тоже не гуманно? Брось, Рейч. Я большой и сильный, а вы двое маленькие. Я могу делать с вами что захочу, и мне за это ничего не будет, — передразнил он сына, коротко глянув на наручные часы. Ну чего так долго-то?

— Да, ничего не будет… — зловеще прошептал Рейчел. — Кроме чая, заваренного из бачка унитаза.

— Что? — Люк возмущенно покосился на сына и попытался вспомнить: пил он сегодня утром чай? Заваривал ли сам? Наливал ли воду в чайник? И если на все вопросы ответ «да», то мог ли мелкий паразит воспользоваться моментом и подменить воду. — Я надеюсь, это просто неудачная шутка, так ведь? Рейчел!

— Шутка-шутка, — кивнул тот. — С капелькой правды.

— А знаешь, что я тебе за это сделаю? — нахмурился Люк, состроив сердитое выражение лица и лихорадочно придумывая, что может противопоставить сыну.

— Ничего? По закону бить…

— Да! Знаю я! Ты мне этим уже все уши прожужжал, попробовал бы ради разнообразия выучить еще что-то, — отмахнулся Люк. — Вот! Я заберу плакаты Дерека и поставлю пароль на канал с его дурацким телешоу!

— Пф-ф! Анатэ купит мне новые! — засмеялся Рейчел, подхватив Жульена под живот и принявшись назойливо тискать и целовать в нос. — А пароль какой? Кейк? Или Рукажоп? Кстати, а почему…

— Не спрашивай! — тут же отрезал Люк, поражаясь, что сын вообще знает об этих прозвищах. Его не на шутку тряхнуло и пробил холодный пот, когда он подумал, что будет, если Рейчел узнает, как родители сошлись. Это же стыд и срам! И вообще, такое детям не рассказывают!

«Ну что? Вы встретились?» — пришло сообщение от Криса. Люк был рад отвлечься на свой телефон и сделать вид, что не слышит все дальнейшие расспросы сына и бесконечно повторяющееся: «Ну расскажи!».

«Нет. Стоим ждем, как три придурка. Уже сорок минут»

«Это потому что Глен перепутал время. Он выйдет в 14:30 ХЪ»

Люк сердито, но тихо из-за присутствия Рейчел, выругался и потряс мобильник в руке, будто хотел выкинуть его в кусты. Но вовремя опомнился, ведь тогда пришлось бы лезть и искать. Или, что тоже вероятно, Жульен заметил бы этот маневр, решил, что с ним играют и опередил Люка, сцапал телефон своими челюстями.

«Долго еще он собирается мне мстить за то, что я наорал на него?» — все же спросил Люк, хотя сомневался, что даже Крис понимает, что творится в голове его супруга.

«Не в курсе. Но вообще, он злопамятный. Очень.»

Впрочем, несложно было и догадаться. Эти мелкие пакости, конечно, не мешали им с Гленом общаться и продолжать встречаться в обеденный перерыв. Но, кажется, бета вошел во вкус и теперь не остановится, если что-нибудь не предпринять.

«Ты не можешь защитить меня от него?»

«Зачем? Мне прикольно, как он над тобой стебется)» — нагло признался Крис. Тот еще бетапоклонник!

«Посмотрим, как вам будет прикольно, оставшись без моих консультаций» — мстительно заявил Люк, сомневаясь, что и впрямь исполнит угрозу.

«Эй! Нечестно! Мы играли в шашки, а ты вдруг перешел на шахматы!»

«Усмири своего бету!»

«Изверг!»

— Папа! Смотри! — Рейчел подпрыгивал на месте и указывал в сторону высоких и массивных железных ворот.

Люк сунул телефон в карман, чувствуя, как сердце в груди взволнованно ускорилось и приятное, щемящее тепло растекалось откуда-то из глубины живота по всему телу, покалывая в кончиках пальцев и у корней волос.

Небольшая дверь в воротах открылась и из нее вышел Марли. Он приставил ладонь ко лбу козырьком, чтобы яркое солнце не слепило и широко улыбнулся. Рейчел не выдержал и с радостными возгласами: «Анатэ! Анатэ!», бросился к нему. Жульен следом, лая, подпрыгивая и размахивая ушами. Люк не торопился присоединиться к ним, позволяя наобниматься вдоволь, а заодно опасаясь утонуть в слезах и соплях. Он смотрел со стороны и не мог сдержать улыбку, глядя, как Марли кружил Рейчел, а тот хохотал, а потом чертов пес вылизывал им обоим лица. И как после этого целовать Грейвса?

Люку пришлось все рассказать Рейчел. От начала и до конца, преодолевая его слезы и грустную моську. Марли возражал, до последнего настаивал придерживаться легенды о командировке. Но Люк решил, сын все равно узнает правду. А если так, то пусть лучше она сейчас послужит ему уроком. Рейч любил анатэ и должен понимать, как дорого тот заплатил за его выходки с кражами. Изначально Люк готовился, что это могло и не выстрелить. Все-таки, клептомания — болезнь и просто с ней не справишься. Но постепенно заметил — сын и правда перестал тянуться за чужим, все больше скучая по анатэ и чаще думая, что виноват в их разлуке.

А вот с Жульеном оказалось не так просто. Его пришлось отдать на специальные собачьи курсы хорошего поведения, чтобы отучить жрать мебель и использовать обувь, сумки и игрушки Рейчел, как предмет для развлечения и потенциального уничтожения. Люк отвалил за это возмутительно большую сумму, но результат того стоил. Жульен стал почти хорошим псом. Он не сумел отказаться лишь от того, чтобы порой залезать в постель к Люку и спать с ним под одним одеялом.

— Эй! Ну хватит уже! Как же я? — крикнул он, нетерпеливо помахав руками. С этих омег станется, они совсем о нем забудут.

Рейчел с улыбкой потянул Марли за собой к машине. А тот не очень-то и сопротивлялся, следуя за сыном и подзывая за ними пса. Вот уж кто никуда бы не делся. Особенно с таким приметным бантом его сложно потерять.

— Привет, изверг, — усмехнулся Грейвс с наглой рожей, будто они виделись только сегодня утром, а вовсе не раз в месяц последние полгода. Однако, следует признать, что это гораздо чаще, чем предыдущие семь лет.

— Как вы себя чувствуете? — спросил Люк, притягивая Марли за талию, но не целуя немедленно в засос, стараясь сохранять приличие при сыне.

Марли звучно и глубоко вздохнул, прищурившись и улыбаясь. Да, похоже запах свободы был ему теперь сладок. Он приоткрыл чуть пьяные глаза и посмотрел Люку в лицо.

— Хорошо, как никогда раньше. Он не балуется сегодня.

— Странно. Это точно наш ребенок? — усмехнулся Люк, бережно накрыв ладонью большой круглый живот Марли, где с каждым днем рос второй его сын. На этот раз — альфа.

— Я не уверен. Можем сделать тест ДНК, — поддержал шутку омега, прижавшись лбом ко лбу Люка.

— Ну ладно уже! Целуйтесь, я не буду смотреть! — подбодрил Рейчел, демонстративно поворачиваясь к ним спиной.

Люк отлично видел, как он подсматривает через боковое автомобильное зеркало. Но ему уже было наплевать. Он обнял Марли, целуя его жарко и жадно, думая, что теперь каждый день будет видеть своего омегу рядом. Дома, беременным, с их сыном и собакой. Настоящая мечта, воплотившаяся в реальность!

— Выходи за меня, — предложил Люк, когда они прервали поцелуй, чтобы не задохнуться.

— Что вот так просто? Напротив тюрьмы? А как же вся романтика? Лепестки роз? Где обручальное кольцо? Почему ты не встал на одно колено? — тут же в своей манере завредничал Марли, надув губы, очень похоже на Рейчел.

— Подумал, для бывшего уголовника и так сойдёт, — прыснул Люк, едва сдерживая злобный смех.

— Ах, так?! — сердито топнул ногой Марли.

— Нет, не так, — Люк мягко улыбнулся и взял его за руку, и впрямь опустился на одно колено, глядя в лицо. — Марли, я люблю тебя! Хочу чтобы ты мотал мне нервы до конца дней и готовил свои восхитительные завтраки и рожал наших детей. Станешь моим супругом?

Он нащупал в кармане бархатную красную коробочку, пусть банально, зато фундаментально и символично. Вот только Марли не оценил. Он удивленно смотрел на содержимое коробочки, а после у него на лице появились какие-то судороги. Подозрительно напоминающие сдерживаемый гогот.

— Ну что ещё? — недовольно фыркнул Люк, сбитый с толку подобной реакцией. Он тут старается, а этот паршивец стебется над ним! Вот сейчас возьмет и передумает жениться на нем!

— А я думал, ты не оригинальный, — посетовал Марли. — Но делать предложение с пустой коробочкой! Такого ещё никто не придумал…

— Чего?! — Люк вскочил на ноги, в ужасе осмысляя, что кольца-то и правда нет. Его пробрал внутренний жар от макушки до самых пяток и показалось, все волосы разом выпали, а глаза вот-вот вылезут из орбит. Это ощущение удвоилось, когда Марли, наконец, не выдержал и залился звонким хохотом, обнимая большой живот одной рукой, а другой опираясь на крышу машины.

— Где оно, блять! — скорее у самого себя и, отчасти, у господа бога спросил Люк. Он даже забылся и вслух выругался в присутствии Рейчел. Стоп… Рейчел! — Лучше сам признайся… а то хуже будет. Куда девал его? — обратился он к сыну с нотками рыка в голосе.

— Папа, но я только поиграть взял, не навсегда, а… — начал лепетать мальчишка, поглядывая на анатэ в поисках поддержки и, в случае чего, защиты. Но Марли все никак не мог прекратить смеяться. Даже когда задерживал дыхание и на секунду делал серьезное лицо, после его опять прорывало.

— Просто скажи, где оно теперь! — потребовал Люк, опустившись рядом с сыном на корточки и взяв за плечи. Он предполагал, что выглядит сейчас полным безумцем с ошалелыми глазами. Но что поделать! Он никак не рассчитывал на столь глупую ситуацию.

— У Дерека…

Сердце Люка упало в пятки и он забыл, как дышать. В ушах появился белый шум и правый глаз задергался.

— Ну… в смысле, игрушечного. Это его браслет.

— Это не его браслет! Это обручальное кольцо твоего анатэ! Черт побери! — с явным облегчением, но все же строго выговорил Люк и поднялся, глядя на Марли. Тот, хоть и успокоился, продолжал улыбаться и ничуть не был расстроен всей этой ситуацией.

— Расслабься, изверг, — подбодрил он, погладив Люка по плечу. — Смотри, что у меня есть! — он показал зажатое между двумя пальцами колечко от консервной банки. — Попробуешь еще раз?

— Издеваешься? — выгнул бровь Люк, но после передумал, выхватил дребедень у омеги и опять опустился на одно колено. Ну они же конченые идиоты оба! Разве у них может быть по-нормальному? Бред какой-то! — Итак, я предлагаю тебе еще раз. Ты выйдешь за меня замуж? — торжественно произнес он, но сразу же добавил тише:

— Только, блять, попробуй сейчас постебаться надо мной, и сказать «нет».

— Да.

Люк нахлобучил кольцо от консервы ему на палец и поднялся, чтобы, как положено, поцеловать женишка в губы, прогнув в пояснице, насколько это позволял живот. Рядом восторженный Рейчел подпрыгивал от счастья и повторял: «Да! Да!», а с ним радовался и Жульен. Он-то не шибко понимал, что хорошего случилось, но раз надо, так надо. Люк не сомневался - подобного представления для заключенных-омег еще никто не устраивал. Хотя, возможно, он просто льстил себе. Все это было не важно, потому что главное — он со своим любимым омегой и их сыном, с дурацким псом и скоро станет отцом во второй раз за семь месяцев.

Теперь-то ему точно есть, что рассказать внукам на склоне маразма. И то ли еще будет…