КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Отбор в Академию Стражей (fb2)

Светлана Суббота Я — Стрела. Отбор в Академию Стражей Том 1

Пролог

В кладовой было темно, ни единого блика света. Где-то за тонкой дверью раздавалась болтовня шумной компании, танцевали люди.

А здесь — лишь теплые губы на моих губах, касание чужой пряди волос по виску и шум сбитого дыхания.

Меня прижимали к стене всем телом, припечатывая и поддерживая одновременно. Мужские шершавые пальцы поглаживали горло, чуть прихватывая, когда поцелуй становился более глубоким. На выдохе — отпускали, лишь на секунду, затем горячий язык снова скользил между зубов, возвращаясь с новой порцией воздуха, казавшейся раскаленной от нашего совместного вдоха.

Я раньше целовалась с мальчиками, но никогда не чувствовала происходящее настолько остро, ошеломляюще, почти болезненно. До сузившегося в точке касаний мира, беспомощного комканья ткани рубашки на широких, окаменевших от напряжения плечах, до единственных звуков, которые меня волновали — его хрипловатых вздохов.

Столкнувшись языками, мы задрожали. Вместе. Искры энергии зашипели как шампанское, взрываясь крошечными вспышками удовольствия, и разлетаясь горячими волнами по телу.

Меня целовали все глубже, все сильнее. Волосы схватили, скручивая. Тихий стон. Кажется мой. Все равно чей. Безумный вкус то податливых, то напористых губ в сладком взаимном танце. Тяжелое мощное мужское тело потерлось бедрами, и я, наконец, осознала, что мы оба потеряли контроль.

Я. И парень, которого я совсем не знаю.

Глава 1. Сумасшедшая вечеринка или Когда все пошло не так

Коротенькое платье, с хаотичным цветочным принтом, сидело на мне свободно и это было единственным плюсом.

Выглядела я в нем как легкомысленное юное создание, до одури влюбленное в собственные ноги.

— Эля, ты — красотка! Сразу пойдешь с козырей, у тебя же не ножки, а мечта, — вещала Тефа, моя троюродная сестра. Это по ее настоянию я надела сегодня платье вместо привычных брюк и рубашки.

Проживанию в семье Роджерсов шла вторая неделя, и я уже смирилась: если утро и день находились в полном моем распоряжении, то вечером наступало царствование сумасбродной сестренки. Тефа как заведенная таскала меня то на пижамные вечеринки к подружкам, то на шоппинг, то к косметологу. Сам факт моего приезда вызвал у нее ликование, в первые дни она даже обнималась прямо на улице, вцеплялась в плечи острыми ноготками и замирала, счастливо шепча:

— Всегда мечтала о сестре. Как здорово, что ты приехала, Элька.

Эта искренняя радость смущала и радовала одновременно. Я будто обрела второй дом, но немного странный, скроенный не моей мерке. И приходилось разделять сестринскую любовь как то самое неловкое платье, внутри которого комфортно, но оно совсем не мое, еще привыкать и привыкать.

Сама Тефа на сегодняшнюю вечеринку решила пойти в шелковом наряде кремового цвета с провокационным декольте и летящей сборчатой юбочкой. Весьма красиво на ее загорелой коже. Длинные белокурые волосы и ярко-алые ногти дополняли образ, как называла себя Тефа, «красотки с характером».

— Это же вечеринка гасовцев, — патетически выдыхала она, тараща и без того большие серые глазищи, — все девочки должны быть в платьицах. Мы будем сама нежность и женственность, на контрасте с мужественными парнями — Стражами.

— Бант налепить не надо? — иронизировала я. — Чтоб уж наверняка женственность не перепутали.

ГАС — это Гастоновская Академия Стражей, элитное заведение для пси-одаренных и моя, уже не тайная, мечта. Поселившись у гостеприимных столичных родственников, я сразу отнесла в ГАС документы и каждый день с утра бежала в приемную изучать списки кандидатов, чьи заявления приняли к Испытательному отбору.

Увы, завтра прием завершался, а фамилия «Маккой» в одобренных так и не появилась. Вот такой провальный провал.

Теперь мы с Тефой идем на вечеринку, организованную счастливчиками, чьи имена появились в первых рядах. Лучшие из лучших, гордость страны, новопринятые курсанты ГАСа изволили праздновать свое удачное поступление перед отбытием в казарму, а общительная Тефа ухитрилась добыть приглашение.

Целый день я пыталась придумать причину никуда не ехать. То хромоту после тренировки, то головную боль и внезапную вечернюю усталость, но, когда глаза Тефы налились крупными прозрачными каплями искренней обиды, я сдалась. Потерплю, семья важнее временного некомфорта. В итоге сегодня вечером, в бликах заходящего солнца, мы стояли перед огромным четырехэтажным частным домом.

Здание, внизу отделанное почти необработанными глыбами, на уровне человеческого роста и выше поблескивало темно-красным, необычно глянцевым камнем. Антрацитово-серые ставни узких окон пропускали льющийся изнутри ритмично мигающий свет.

— Оу, вот это шик! — сестра почти стонала, дергая меня за локоть. — Элька, ты посмотри на это.

Крепкое, скорее всего неплохие защитные возможности. Хорошим углом к улице. Папе бы дом понравился. Я одобрительно кивнула и осмотрелась.

У входных колонн дома болтали четверо. Двое парней в расстегнутых кителях и ярко одетые, щебечущие словно экзотические птички девушки.

— Мы на вечеринку, — важно помахала приглашением Тефа, медленно проходя мимо них к входной двери и с интересом стреляя глазами в курсантов.

— Заметно, — усмехнулся один из молодых людей, стриженный ежиком светловолосый здоровяк. Перевел взгляд на меня и оценивающе сощурился. — Эй, рыжая, не знакомься ни с кем, пока не приду. Поняла? Я скоро.

И шлепнул меня по попе. Точнее попытался. Ладонь задела ткань подола и пролетела по воздуху, когда я инстинктивно дернулась в сторону.

— Ха, Олаф, ты уже поддатый, что ли? — хохотнул его приятель. Такой же высокий и широкоплечий.

В итоге Тефу пришлось подталкивать в дверь. Эмоциональная сестренка слишком засмотрелась на двух молодых громил. Ох, уж эти «идеальные мальчики мечты» как поется в одноименной модной песне этого лета. Меня-то спортивной фигурой не впечатлить. Папа, тренер учебного центра полиции, при росте выше двух метров мог похвастаться отлично сработанными сто двадцатью килограммами «чистой силы». Таких ребят как эти мальчишки, он «ел на завтрак».

Я не отреагировала на грубоватые приставания. Такие «хозяева жизни», как этот, после пары бокалов забывают, с кем только что разговаривали. Постараюсь не попадаться на глаза и вопрос решится сам собой.

Внутри дома оказалось неожиданно много народа. Девчонки как на подбор, одна другой симпатичнее. Здесь что, по внешности приглашения раздавали? Все тщательно накрашенные, в провокационных нарядах, с возбужденными, полными надежд лицами и ищущими глазами.

Парни отличались спортивным телосложением и высокомерием на лицах. Почти все были в кителях, накинутых на обычные рубашки. Кроме них в форме красовалась только одна девушка, тоненькая блондинка с острым лицом, ловко выплясывающая среди лениво двигающихся молодых людей. Я скользнула по ней взглядом и с досадой отвернулась.

Ничего, поступлю в следующем году, как раз успею инициироваться. Пси-активность у меня проявилась очень рано, но по-прежнему была нестабильной, находила внезапными просветлениями. Для инициации нужен сильный всплеск эмоций, лучше в бою. А где я найду настоящее сражение в тихом провинциальном городке? Зато за год в столице стрессов должна нахвататься предостаточно.

Новая мелодия ударила по ушам, вокруг радостно заорали, поднимая бокалы.

— Эля! Я танцевать! — Тефа ринулась в центр комнаты, к нескольким изящно двигающимся красоткам, задающим настроение всему танцполу. А я нацелилась на только что освобожденное кресло у дальней стены гостиной.

Так мы обычно и проводили время. Сестра активно общалась, радовалась новым знакомствам, я же — изучала столичную жизнь с безопасной позиции наблюдателя. И спокойно обдумывала сложившуюся для меня ситуацию с поступлением. Завтра придется забрать документы из академии и подать заявление в ветеринарный. Говорят, туда с удовольствием берут пси-зарегистрированных. Считается, если мы можем видеть темных тварей, то вообще чувствительны и понимаем животных. А они тянутся к нам.

Вот уж не уверена. Из всех природных созданий явный интерес ко мне испытывала только мошкара. Да и вряд ли обрадуются в институте, когда я честно признаюсь, что проучусь у них только год.

— Тоже не любишь танцевать?

На соседнем кресле, отделенным от моего только инкрустированным деревянным столиком, сидел худенький паренек, такой хрупкокостный на вид словно в любой момент мог осыпалься стеклянным крошевом. К моему изумлению, на его плечах красовался гасовский китель.

— Ага, — вздохнул он, поймав мой взгляд, — приняли. Не уверен, нужно ли мне это. Но сестра настаивала. Хочешь?

Он взял со столика и протянул мне бокал с красным, источающим запах специй, вином. И я ошеломленно глотнула, даже не почувствовав вкуса.

Где справедливость? Я мечтала! Два года готовилась как проклятая, тренировалась, собирала документы. А тут человек без всякого желания, весь в сомнениях нужна ли ему академия. Но взяли его, а не меня.

— Нобиль? — спросила я, внимательно рассматривая растрепанные русые вихры и оттопыренные уши счастливчика.

— Не. Обычный горожанин, куда мне до аристократов. Но — инициированный.

Некоторое время мы молча пили, рассматривая танцующих и думая о своем.

— А я не поступила, — вдруг честно призналась я. Не знаю, что меня за язык потянуло практически признаться в наличии неактивного пси-потенциала. Обычно я не была откровенна с незнакомцами.

Некоторое время мы помолчали. А что тут скажешь, всем известно, комиссия не ошибается. Я глотнула сладковато-горький напиток и покрутила бокал. Рубиновая жидкость перетекала медленно, была совсем не похожа на легкое водянистое вино, которое я впервые попробовала на выпускном.

— Эй, Фарби, — кто-то ухитрился перекричать музыку, — не видел рыженькую девчонку?

По широкой спине и практически белым коротким волосам я опознала Олафа с улицы. Он разговаривал с еще одним гасовцем на краю танцевального круга, разглядывая косящихся в их сторону девчонок. Красавицы изо всех сил старались привлечь к себе внимание, томно качали бедрами, изящно поднимали вверх руки. Просто витрина магазина, на любой вкус.

— Вон почти рыженькая, — ткнул пальцем Фарби.

— Нее, — громогласно заорал в ответ здоровяк, — моя — с отличными голыми ногами!

Новый знакомый из соседнего кресла сначала воззрился на мои бронзово-каштановые волосы, потом на не прикрытые подолом коленки. Вот засада с этими приметами. И ведь не скроешь ничем, хоть вприсядку беги, обхватив голову руками.

Если бы тот, кого называли Олаф, хоть немного вежливей обо мне расспрашивал, я бы, возможно, никуда не ушла. Но отбиваться от пьяного не было никакого желания, поэтому я отсалютовала случайному соседу-счастливчику бокалом, выскользнула из кресла и, пройдя пару шагов, не нашла другого выхода, как подняться по лестнице, вслед за двумя куда-то спешащими девушками. Отсижусь в тихом уголке, пока настырный Олаф не успокоится.

* * *

Широкий холл в сине-серебряных холодных тонах без стеснения заявлял о достатке хозяев. Если на первом этаже в толпе двигающихся гостей это не так бросалось в глаза, то здесь каждая деталь, от картин на стенах до ткани тяжелых штор сияла и чванливо надувала щеки.

На креслах, стульях и прямо на полу кольцом сидело больше десятка человек. С шутками и смехом они болтали и передавали друг другу бутылки с яркими этикетками и тарелки с закусками.

— О, селянка. Падай, — темноволосый крепко сбитый парень среднего роста, рядом с которым я остановилась, бросил взгляд на мое цветастое платье, подмигнул и подставил стул. Был он в одних брюках, без сорочки и ботинок, но ни капли не смущался, поводил загорелыми плечами с цепочкой разбегающихся от шеи рун и белозубо скалился.

Я благодарно присела и подумала, что со спиртным на сегодня все. В ушах шумело, настроение было подозрительно авантюрно-разговорчивым, и все это с одного бокала. Хорошо, что внизу не осталась, зажигать на вечеринках — не мое.

— Я из Юджинвилля, и это не село. Привет.

— Что? — изумился парень.

Он уже позабыл обо мне, жадно наблюдая за фигуристой брюнеткой, которая откинув длинные локоны за спину, мелодично зачитывала записку:

— Сесть на колени и лизнуть в ухо.

— Фууу, — загалдели вокруг, — Райден, тебя облизывать будут.

Сидевший в кресле напротив меня гасовец, явный нобиль по внешности и замашкам, в сорочке, расстегнутой почти до пояса и темно-синих брюках, невозмутимо поправил китель, висевший на подлокотнике и приглашающе махнул брюнетке рукой. В отличие от Олафа, чей ежик волос выглядел просто очень светлым, у этого Райдена пряди отливали в чистый белый цвет.

Породистое лицо с темными бровями в разлет, хищным носом и лениво изогнутыми в полуусмешке губами выглядело расслабленным и почти сонным.

Под крики: «Давай-давай, Кэнди!» И «Девочка, сделай это!» брюнетка медленно подходила к нему, томно покачивая бедрами в обтягивающем серебристом платье.

Темноволосый крепыш на соседнем стуле даже кулаки сжал от нетерпения, а казалось бы — просто шла девушка через холл. Я даже головой в восхищении покачала, жаль, сестра не видела мастер-класс по захвату всеобщего внимания.

Кэнди показала белоголовому нобилю записку, дескать, все честно. Изящно присела к нему на колени, нежно улыбнулась и наклонилась к уху молодого человека.

Розовый язычок скользнул прошелся легким осторожным касанием, вызвав довольный смех у зрителей.

Так же грациозно Кэнди поднялась на ноги и зацокала на каблучках, возвращаясь на свой стул.

— Клятые твари хаоса, — выдохнул мой сосед, — крутая девчонка.

— Ловкая, — согласилась я.

Чтобы так передвигаться на пятнадцатисантиметровых шпильках, необходимо иметь неплохую физическую форму, совершенно согласна.

Райден, все так же снисходительно реагировавший на подшучивание товарищей, вышел в центр круга, легко присел на корточки и вытянул из стоящей на полу чаши небольшую свернутую записку.

— Вот как, — загадочно сказал он и подкрутил сине-зеленую бутылку, лежавшую рядом с чашей.

О. Дурацкая игра, почему-то модная в последнее время. Сначала все пишут пожелания-фанты, мешают их, а потом выполняют по цепочке чью-то случайную, больную на голову фантазию.

Ну нет, я в такое не играю. Вздохнув, я поднялась со стула. И услышала грохнувший со всех сторон смех.

— Какая торопливая рыжуля, — сказал Райден, с усмешкой меня разглядывая.

Посмотрев на пол, я замерла от неожиданности. Сине-зеленое горлышко точно указывала в мою сторону.

— Да ладно, — протянула брюнетка, — а это еще кто такая?

Смех и жужжащий шум разговоров стихли. На меня смотрел весь круг, замерший как один многоголовый организм. Я скользила взглядом по искаженным в недоумении холеным лицам, изломам и волнам модных причесок, сверкающим дорогим украшениям на девушках.

И самое главное, на пальцах у многих парней тускло поблескивали особые перстни с гербами.

В ГАСе родовые кольца запрещены Кодексом, но пока занятия не начались — как не покрасоваться среди своих.

Нобили, мать их, я попала на междусобойчик для аристократов. Уединились на втором этаже в тихой, почти родственной компании, и вдруг незадача — селянка пришла.

— Я не претендую на участие в игре, — сухо заявила я. Оглянулась куда бы поставить опустевший бокал, не нашла столика и сунула его в руки дернувшемуся от удивления крепышу-соседу, — так что беру отвод по своей кандидатуре. Всем пока. Надеюсь, без обид.

В животе скручивало от осознания позорности ситуации, но голос не дрожал, лишь пропылился эмоцией и немного лязгнул в конце. Ненавижу, когда мне страшно или стыдно.

— Опять Райдену повезло, — хлопнул себя по колену высохший как поломанная ветка юнец с вытянутым печальным лицом, — и тут вывернулся. Эх, получил бы мой фант, сейчас бы ползал на коленях перед девчонкой.

— Ты что-то перепутал, — белоголовый сделал пару скользящих шагов и схватил меня под локоть. — Я не привык изворачиваться. Надеюсь, как и эта милая девушка. Покажем им, крошка, как надо выполнять обязательства.

Он махнул в воздухе смятым листком.

— Мне попался стандарт, леди и джентльмены. Скоро будем, не скучайте.

Можно попытаться вырваться из твердой, но не жесткой хватки, но, в конце концов, я тоже умею показать и выдержку, и стиль.

Гордо подняв подбородок, ни на кого не глядя, на деревянных несгибающихся ногах я пошла рядом с Райденом, которого видела первый раз в жизни. А в спину полетело:

— А заметили как она быстро согласилась, когда про стандарт услышала? Наивная, но мордашка ничего…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Мужским голосом. Заблуждение, что мужчины не сплетничают. Когда я была маленькая, папе приходилось брать меня в свой тренировочный центр во время маминых суточных дежурств. Его коллегам строго-настрого запрещалось ругаться при дочке шефа, но говорить-то им никто не мешал. Чего я только не наслушалась, но по сути, все было один в один как и в мамином коллективе. Только женщины всегда начинали обсуждать сплетни с наигранным сочувствием и осторожностью. А мужчины то же самое рубили прямолинейно, расцвечивая грубой иронией и подтруниванием.

И что лучше: громко, не скрываясь, или шепотком вдали — не знаю. Обо мне раньше не сплетничали, поводов не случалось, хотя в небольшом городке все как на ладони.

— Нам сюда.

Гасовец практически втолкнул меня в крохотную кладовку со сгруженными в углу метелками и узким хозяйственным шкафчиком. Дверь закрылась с неприятным скрипом, погрузив нас в почти полную темноту.

— Предлагаю быстро, — сказал аристократ.

— Прекрасное предложение, — с облегчением выдохнула я, — а что именно быстро? Что надо делать для стандартного фанта? Говорю сразу, на гадости не соглашусь.

Вряд ли «стандартом» в модной игре могли назвать какую-то чрезмерную скабрезность, даже в развращенной столице это было бы невероятно. Скорее всего меня ждал поцелуй или благопристойные секундные объятия. Для них специально удалялись куда-нибудь в соседнюю комнату, так что пока все сходилось. Неприятно, но можно потерпеть, в конце концов порадую рассказом сестру.

Пока я размышляла, Райден решил без долгих разговоров оперативно выполнить «стандарт». Он хмыкнул, упер с тихим шлепком ладонь над моей головой и, не прислоняясь, выдерживая дистанцию тел, задышал рядом с губами. Значит — поцелуй. Из-за высокого роста ему пришлось нагнуться и прядь волос легковесно прошлась по моему виску. Не тяни, дел-то на секунду и покончим с этим.

Я зажмурилась, хотя какая разница.

Касание.

Сначала мне показалось, что исчез не только свет, но и все звуки. Внезапная глухота навалилась мягкой ватой, забирая мир. В темной пустоте остались лишь теплые губы незнакомца и вспышки пси-энергии, вдруг росчерками проявившиеся по телу.

Я охнула от неожиданной боли, глубокой, словно призрачный нож принялся резать по линии костей. Магия расчленяла меня сумасшедшим хирургом, по живому, формируя свежие, ранами открывающиеся энергетические контуры.

И внезапно все закончилось. Как выключилось. Раз и все. Ни боли, ни странной глухоты. Лишь ощущением потерянного чуда следы медленно затухающих вспышек пси-энергии… ...

Скачать полную версию книги





«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики