"Десантник на престоле". (Весь цикл - шесть книг) (fb2)


Настройки текста:






СЕРИЯ «В ВИХРЕ ВРЕМЕН»
ЛАНЦОВ МИХАИЛ ДЕСАНТНИК НА ПРЕСТОЛЕ ВЕСЬ ЦИКЛ

ИЗ БУДУЩЕГО — В БОЙ НИКТО, КРОМЕ НАС! ПЕРВАЯ КНИГА ЦИКЛА *** АННОТАЦИЯ

«У Великой России только два друга — армия и флот!» «Попаданец» из будущего, завладел сознанием великого князя Александра Александровича задолго до того, как тот, став императором Александром III изречет свой знаменитый афоризм.

Каково 35-летнему десантнику, ветерану Чеченской войны, в теле августейшего подростка? Как уберечь будущего Царя-Миротворца от англо-французских шпионов и преуспеть в «игре на мировой шахматной доске? Как заслужить право провозгласить: «Пока Русский Царь ловит рыбу, Европа может подождать!»?

Да очень просто — рыбу будем не удить, а глушить, и не в гатчинских прудах, а на Миссисипи. Заодно поучаствуем во главе бригады «Русские Медведи» в американской Гражданской войне — разумеется, на стороне южан, удавив американский Рейх в зародыше. Русский солдат омоет сапоги в Гудзоне! ИЗ БУДУЩЕГО — В БОЙ! Никто, кроме нас!

Пролог


Чистое, яркое, голубое небо. Тонкие ветви деревьев выглядят как трещинки небосвода. Асфальт, покрытый чуть притоптанным слоем снега. Сухой и чистый, чуть морозный воздух. Берег замерзшего пруда. Мужчина, одетый в темно-серое драповое приталенное полупальто, напоминавшее военную форму, сидел, откинувшись на спинку деревянной лавочки. Его глаза были закрыты, а слегка беспокойное дыхание вырывалось слабыми струйками пара. Он был невысокого роста, худощав, но очень жилист. Его ноги, обутые в летние армейские бутсы, казалось, совершенно не чувствовали холода, а возле правой руки, на лавке, покоилась черная полированная трость с никелированной рукояткой в виде шара. Александр был полностью погружен в свои мысли, и лишь где-то на краю сознания улавливал шаги редких прохожих, которые шаркали по обледенелому асфальту где-то вдалеке. Эта идиллия продолжалось бы целую вечность, но близкий звук притормозившего автомобиля вынудил его открыть глаза и обратить внимание на источник шума. Метрах в ста пятидесяти, за небольшой декоративной оградой парка, притормозил вызывающего вида кроваво-красный BMW X5. Практически сразу, с переднего сиденья выскочил крепкий мужичок в опрятной, но несколько старомодной одежде, и услужливо открыл заднюю дверь. Чуть склонившись в легком поклоне. Из двери вышел пышущий жизнью человек совершенно лоснящегося вида, в черном приталенном расстегнутом полупальто из драпа, брюках в тон верху, но в еле заметную вертикальную полоску и изящных замшевых ботинках. На его шею был накинут белый шарф, а на руках матерчатые перчатки в тон шарфу. Головной убор отсутствовал, а потому была видна густая копна черных, как смоль волос, чуть волнуемая легким ветерком. Черты лица этого человека были настолько неуловимы, что не получилось бы при всем желании не только их описать, но даже и просто сфокусировать на них свое внимание. Медленной и расслабленной походкой этот мужчина подошел к Александру, встал напротив и, чуть кивнув, обратился:

— Доброго дня. Не позволите присесть с вами?

— Пожалуйста, — Александр слегка поежился и поправил воротник пальто, а незнакомец сел рядом, откинувшись на спинку лавки, и продолжил.

— Знаете, Саша, а ведь я к вам по делу. Не удивляйтесь. Да, я знаю, как вас зовут. Мало того, знаю о вас все, включая ваши сокровенные мечты и желания.

— Кто вы?

— Мое имя вам ничего не скажет, если вы о нем. — Александр повернулся и спокойным, холодным и внимательным взглядом посмотрел на незнакомца в упор, пытаясь встретиться с ним глазами. Первая мысль после таких слов завертелась вокруг того маленького бизнеса, что давал ему относительно безбедно жить.

— Что вам от меня нужно?

— Люблю такой подход. — Незнакомец улыбнулся. Нет, Александр этого не видел, он почувствовал. — Сразу к делу. Я хочу вам предложить поучаствовать в одной небольшой авантюре.

— Я ни в чем не хочу участвовать, тем более в авантюрах. — Сказал как можно более жестким и безапелляционным тоном Саша.

— Не делайте поспешных выводов. Мое предложение из тех, от которых не отказываются. Ой, ну не делайте вы такое лицо. Оно интересно, прежде всего, вам самому.

— Да неужели? — Саша скривился.

— Безусловно. Я же говорю, что знаю о вас все, а значит понимаю, что вам нужно.

— Все? Что-то сомнительно.

— Александр Петрович, вы родились 1 апреля 1974 года. Ваши родители Петр Алексеевич и Мария Ивановна погибли в 1977 году в автокатастрофе, после чего вас определили в детский дом для детей, потерявших родителей. Вы