КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Рыбинск. Благородство и щедрость "темного царства" (fb2)


Настройки текста:



ДОРОГИЕ РЫБИНЦЫ!

Этой брошюрой "Рыбинское подворье" от­крывает серию изданий по истории нашего го­рода. Необходимость таких книг очевидна. Без знания своего прошлого невозможно осмыслить настоящее и будущее. Мы постараемся  наибо­лее полно осветить разные стороны жизни Ры­бинска от периода его основания до наших дней. Эта серия открывается изданием о ры­бинском, купечестве не случайно. Рыбинск в прошлом город торговцев, предпринимателей, крупный речной порт, столица бурлаков».

В настоящее время издательством подготовлена к печати книга «Старый Рыбинск». В ней на документальной основе показано прошлое города в период его развития и становления, как промышленного и культурного центра (XVII—XIXвв.). Книга несомненно заинтере­сует рыбинцев, поскольку таких изданий до сих пор не было. Она может быть использована в качестве учебного пособия по истории нашего края.

Ожидает выхода в свет и целый ряд дру­гих интересных материалов.

Рыбинск купеческий

Купеческий Рыбинск зародился в начале XVIII века, когда Петр Первый основал новую столицу Российского го­сударства — Санкт-Петербург. Тогда же была введена в строй Вышневолоцкая водная система, соединившая север­ную столицу с крупнейшей транспортной артерией страны — Волгой.

Волею судьбы и географического положения Рыбная сло­бода, как до 1777 года назывался Рыбинск, была в одной из самых северных точек Волги. В этом месте Волга станови­лась значительно полноводнее, принимая воды еще двух крупных! рек—Шексны и Мологи. Выше слияния этих рек Волга была значительно мелководнее, поэтому огромный по­ток грузов, следовавших но Волге и Вышневолоцкой системе к Петербургу, в Рыбной слободе приходилось перегружать на мелкоосадочные, так называемые «зарыбенские» суденыш­ки. И таким образом Рыбная слобода превратилась в важ­нейший перевалочный пункт на Верхней Волге, что создало в Рыбной слободе благоприятнейшие условия для развития торговли. Именно в это время рыбные ловцы начинают брать казенные подряды на доставку к Петербургу хлебных гру­зов.

Во второй половине XVIII века Рыбинская пристань уже значится в Каспийско-Балтийском торговом пути, что было значительным достижением для негубернского населенного пункта. О торговом значении города говорит и тот факт, что в 1796 году в России только в трех городах существовали конторы по размену ассигнаций на медные деньги, что де­лалось для удобства торговли, и одним из этих городов был Рыбинск. Во второй половине XVIII века в Рыбной слободе начинают намечаться купеческие династии, такие, как По­повы, Ильинские, Сыроежины, Шиловы и другие. В 1766 го­ду рыбинское купеческое общество посылает своего пред­ставителя в комиссию по составлению нового Уложения России.

Новый мощный толчок развитию рыбинского купечества дала первая половина XIX века. Вводятся в строй еще две водные системы — Тихвинская и Мариинская, также соеди­нившие Рыбинск с Санкт-Петербургом, Резко увеличивается количество грузов, в основном хлебных, следующих водным путем через Рыбинск к Петербургу. На пристанях и торго­вых площадях Рыбинска кипит деловая жизнь. Ежеминутно заключаются торговые сделки на хлеб, прибывающий из низовых хлебородных губерний. В Рыбинске его покупают купцы, которые повезут хлеб дальше, к Петербургу и При­балтике.

Сведения о ценах каждый добывает самостоятельно. Кто больше осведомлен, тот и будет в выигрыше. Если не зна­ешь цен—бойся, «прогоришь!» Жизнь настоятельно требова­ла упорядочения торговли, введения ее цивилизованных форм, что давно уже существовало на Западе. В конце XVIII века смотритель конторы водяных коммуникаций в Рыбин­ске Фохт подает в Петербург предложение об устройстве в Рыбинске биржи. Ходатайство получило высочайшее утверж­дение, и уже в 1806 году приступили к строительству Рыбинской биржи. К тому времени биржи в России сущест­вовали только в Петербурге и Москве.

Показателем роста влияния рыбинского купечества мо­жет служить и та застройка нынешнего исторического цент­ра Рыбинска, которая в основном создавалась в первой по­ловине XIX века после трех разрушительных пожаров на границе веков. Нельзя остаться равнодушным к этим уют­ным, успокаивающим улочкам, кварталам, переулкам, вы­строенным нашими купцами. Знаменитый купец Федор Ильич Тюменев,1 городской голова, не дождавшись разреше­ния из Ярославля, начал обкладывать волжскую набережную камнем за свой счет.

В 1846 году Рыбинск был уравнен в торговых правах с губернскими городами, а в 1834—1856 годах, учитывая ог­ромную значимость Рыбинска для развития торговли, город был освобожден от воинского постоя.

Вторая половина XIX века становится временем расцвета Рыбинской биржи, чему способствовало развитие пароходст­ва на Волге и средств связи, особенно телеграфа, позволяв­ших значительно ускорить доставку хлебных грузов и опера­тивность сведений о ценах на хлеб по всей России. Во вто­рой половине века знаменитые по всей России рыбинские купцы Журавлевы строят близ города канатную фаб­рику и лесопильный завод, впервые на Верхней Вол­ге механизировавшие самые трудоемкие операции: скрутку каналов и распилку деревьев на доски. Впоследствии на механическом заводе Журавлевых будет выпущена первая нефтеналивная шхуна. Купцы А. И. Галунов и Е. С. Калашни­ков строят крупнейшие в Ярославской губернии паровые мельницы. Купец В. А. Аксенов налаживает производство изразцов неописуемой красоты. В Рыбинске одна за другой открываются конторы крупнейших банков России: Волжско-Камского, Русско-азиатского, государственного и других. От­крывается свой общественный банк.

Вторая половина XIX века становится началом расцвета благотворительности в Рыбинске. Строятся за счет купече­ских пожертвовании богадельни, детские приюты, храмы, от­крываются благотворительные общества. Имена таких круп­нейших благотворителей, как купцы А. Ф. Фролов, II. И. Тюменев, М. Н. Вязмин, М. Е. Комаров, В. А. Карякин должны быть подняты из забвения и навечно остаться в памя­ти рыбинцев.

В начале XX века Рыбинск являлся одним из главней­ших торговых городов России. Как бы вещественным дока­зательством этого становятся здание Коммерческого учили­ща, организованного по образцу Петербургского и Москов­ского, и здание новой биржи, выстроенных в начале века. Вот они стоят рядом две биржи: одна открыта в 1811 году, вторая — в 1912 году и как бы олицетворяют собой путь, пройденный рыбинским купечеством в течение века. Второе здание, выстроенное в новом историческом стиле, стало ук­рашением не только города, но и всей Волги.

Казалось, ничто не остановит дальнейшего расцвета ры­бинского купечества. Но все перевернул 1917 год. Новая власть объявила войну «мироедам и эксплуататорам трудо­вого народа». Отобрала у них не только средства производст­ва, но и личное имущество, а многих и вовсе поставила к стенке. Семьдесят четыре года советской власти наглядно показали, какой ошибкой было упование на волшебную си­лу общественного характера производства и безоговорочное отвержение частной собственности и личного предпринима­тельства.

Но естественный ход вещей не изменишь. И сегодня на арену истории выходят новые, энергичные люди. Они жела­ют познать опыт российского предпринимательства, чтобы опираться на него в своей работе. И надеемся, что этот опыт им поможет.

Л. КОЗЛОВ,

зав. историческим отделом

Рыбинского историко-архитектуриого

и художественного музея-заповедника 

Из истории благотворительности в Рыбинске

Милосердие... благотворительность... забота о престарелых ш детях-сиротах... Эти слова все чаще появляются в пашей печати, звучат по телевидению и радио. Рыбинские купцы в прошлом веке не жалели денег на благотворительность: строили богадельни, детские приюты, назначали стипендии за свой счет учащимся из бедных семей.

НИКОЛАЕВСКАЯ БОГАДЕЛЬНЯ (1870—1918 гг.)

28 января 1867 года скончалась купеческая вдова На­талья Александровна Быкова. Почти все свое состояние по духовному завещанию она отдала на благотворительные це­ли. Так, каменный дом с деревянной пристройкой напротив Спасо-Преображенского собора (сломан во время строитель­ства моста через Волгу в 1950-х годах) Н. А. Быкова заве­щала Ярославскому Казанскому женскому монастырю, 2 ты­сячи рублей — вновь строящейся Спасской церкви в Рыбин­ске (сейчас на этом месте по ул. Пушкина — почта), 10 ты­сяч рублей, согласно завещанию, переводилось в Государст­венный банк, и проценты с этой суммы должны были разда­ваться беднейшим мещанам, преимущественно семейным, два раза в год: на Пасху и Рождество Христово.

Но самую крупную свою ценность, усадьбу но Большой Казанской улице (ул. Урицкого, 36) в составе 2-этажного каменного дома, деревянного флигеля и надворных строений, Наталья Александровна завещала под устройство богадель­ни. Капитал на содержание богадельни она пожертвовала еще раньше, в 1859 году. Помещенный в банк, к 1870 году он насчитывал уже 33 тысячи рублей.

Проект и план внутреннего переустройства усадьбы под богадельню составил знаменитый рыбинский архитектор се­редины 19 века П. А. Уткин. В память великого князя, цесаревича Николая Александровича, безвременно умерше­го, богадельня была названа Николаевской. Согласно уставу богадельни, в нее принимались старые больные одинокие женщины, преимущественно из Рыбинска, Всего принималось 20 человек, но оговаривалось, что в случае, если денежные средства станут позволять, то количество призреваемых может быть увеличено.

В богадельне женщины могли, по желанию и возможностям, трудиться, а заработанные деньги оставлять себе. Они также имели право приносить в богадельню свое имущество.

Содержалась богадельня на банковские проценты с тех 33 тысяч рублей, о которых сказано выше, пожертвований благотворителей и из сбора с кружки. При входе висела кружка, в которую могли опускать деньги гости и жители города,

Содержалась богадельня на банковские проценты с тех 33 тысяч рублей, о которых сказано выше, пожертвований благотворителей и из сбора с кружки. При входе висела кружка, в которую могли опускать деньги гости и жители города,

В богадельне имелась прошнурованная книга, в лее записывались все пожертвования. Ежемесячно в книге появлялось по нескольку новых записей. Что только ни жертвовали рыбинцы! Вот пример за август 1893 года: в этот месяц призреваемым женщинам было пожертвовано 80 булок, 40 фунтов ситного хлеба, 28 фунтов муки, 8 фунтов сахарного песка, 20 яиц, 12 фунтов яблок, 2 фунта изюма, 1 фунт риса.

Управлялась богадельня особым комитетом, состоявшим из попечителя (он же председатель) и четырех сотрудников, которыми могли быть и женщины. Богадельня имела также членов-благотворителей, которые могли участвовать в делах своим трудом или вносить в пользу богадельни не менее одного рубля в месяц. Для постоянного наблюдения за богадельней комитетом назначался смотритель, который также исполнял должность письмоводителя. Для контроля за санитарным состоянием назначался врач с правами члена-благотворителя. В богадельню не принимались женщины, имевшие заразные болезни, и психические больные.

Призреваемые женщины не должны были просить милостыню у посетителей богадельни. Пища их состояла ежедневно из двух сытных блюд в обед и ужин, на завтрак подавался чай с булкой. В праздничные дни прибавлялся пирог.

С основания богадельни и до 1899 года председателем комитета и попечителем Николаевской богадельни был протоиерей Спасо-Преображенского собора Иосиф Климентович Ширяев (1848—1899 гг.). Он окончил Московскую духовную академию, получил степень магистра, стал профессором Ярославской духовной семинарии. Затем был возведен в сан протоиерея и с 8 июня 1870 года определен архиепископом Ярославским и Ростовским Нилом в Рыбинский Спасо-Пре-ображенский собор. И. К. Ширяев имел ордена Св. Анны второй и третьей степеней и орден Св. Владимира четвертой степени, вместе с детьми был причислен к потомственному дворянству.

Много лет членом-сотрудником богадельни, исполнявшим обязанности хозяйственника и казначея, был купец Николай Александрович Жуков, награжденный в 1898 году золотой медалью на Андреевской ленте. На медали была надпись: «За усердие».

1000 рублей пожертвовал богадельне потомственный почетный гражданин,2 купец второй гильдии Анемподист Фро-лович Фролов, награжденный орденами Св. Анны второй и третьей степеней и орденом Св. Станислава второй и третьей степеней.

Хорошо знал нужды богадельни член-сотрудник с 1894 года, купец второй гильдии Николай Васильевич Батырев. В 1900 году он построил во дворе 2-этажную каменную пристройку к дому, в верхнем этаже которой устроили молитвенную комнату с иконостасом, церковной утварью, облачениями и прочими принадлежностями для свершения церковных треб. Со двора прямо во второй этаж вело парадное крыльцо с каменной лестницей. В обоих этажах были теплые, с печами, ватерклозеты и теплые ходы для сообщения между этажами. Стоимость пристройки около 6 тысяч рублей, из которых 5 тысяч предоставил Н. В. Батырев. В 1901 году Николай Васильевич Батырев был награжден золотой медалью с надписью: «За усердие».

Со дня основания богадельни и до своей смерти врачом ее был Герман Исаевич Гачковский. Он, также как И. К. Ширяев и Н. В. Батырев, свои обязанности по богадельне исполнял бесплатно.

9 августа 1895 года Николаевской богадельне исполнилось 25 лет. 8 августа в богадельне отслужили панихиду по учредительнице Н. А. Быковой, а 9 августа состоялась еще одна панихида — на Георгиевском кладбище, уже на могиле Натальи Александровны. 10 августа в богадельне состоялось благодарственное молебствие Господу Богу. Члены комитета богадельни преподнесли также И. К. Ширяеву в честь его 25-летнего попечительства над богадельней благодарственный адрес.

После смерти И. К. Ширяева 10 августа 1899 года попечителем богадельни был назначен новый протоиерей Спасо-Преображенского собора Сергей Арсеньевич Богородский. Он родился в 1859 году, окончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия, являлся депута­том от духовенства в Рыбинской городской думе, награжден орденами Св. Анны второй и третьей степеней. После Г. И. Гачковского, умершего в 1900 году, врачом богадельни опре­делен Владимир Мптрофапович Солонцев, окончивший импе­раторский Московский университет.

...В 1918 году Николаевской богадельни не стало. Вот строки из архивного документа: «...совет Николаевской бо­гадельни уведомляет, что ввиду неполучения процентов с капитала (банки были национализированы) комитет не име­ет средств к сбережению призренниц». Сегодня это жилой дом.

ОБЩЕСТВЕННАЯ БОГАДЕЛЬНЯ (1870—1919 гг.)

Прежде чем была открыта общественная богадельня, в Рыбинске был учрежден 14 февраля 1862 г. общественный банк. Основной капитал банка состоял из 27 тысяч рублей, из которых 25 тысяч были добровольно собраны гражданами города на устройство и содержание дома призрения. Еще 2 тысячи были пожертвованы купцом Селецким на целевое содержание в доме трех человек. На постройку здания дома призрения требовалось примерно 20 тысяч рублей.

Общественный банк в Рыбинске учреждался для предо­ставления местным гражданам, особенно купцам и мещанам, удобств в ведении торговли. На доходы банка, по приговору городского общества от 16 мая 1856 года, и должен был со­держаться рыбинский дом призрения неимущих. В дальней­шем, по мере увеличения средств, банк мог учреждать и дру_ <гие благотворительные заведения: богадельни, больницы, детские приюты, школы и т. д.

Банку разрешалось производить следующие операции: принимать вклады и начислять по ним срочные и бессроч­ные проценты, учитывать векселя (долговые обязательства), выдавать ссуды под залог цепных бумаг, товаров, драгоцен­ностей, недвижимых имуществ и других непортящихся ве­щей.

Вначале общественный банк размещался в домах жите­лей города, в 1901 году было куплено специальное здание на углу Бульварной улицы (Красного флота) и Преобра­женского переулка (Садового переулка). В настоящее время в этом здании размещается Сбербанк. Первым директором банка был назначен купец Андрей Иванович Миклютиб, то­варищем директора (заместителем) — купец Василий Алек­сандрович Сыроежин.

Открытие общественной богадельни состоялось 8 сентября 1870 года.

Она находилась на улице Карякипской (ул. Фрунзе, 1). Впоследствии при богадельне была устроена домовая цер­ковь, освященная 12 ноября 1892 года.

Содержалась она за счет прибыли городского обществен­ного банка и частных пожертвований. Переводила на счет богадельни деньги и земская управа, так как содержались здесь призреваемые и из Рыбинского уезда. Крупное по­жертвование в размере 3 тысяч рублей внесла почетная гражданка Рыбинска У. А. Щербакова. Управлял богадель­ней совет, состоящий из городского головы, директора об­щественного банка и попечителя, назначаемого городской думой.

Прибыль общественного банка увеличивалась с каждым годом. В 1883 году городская дума даже постановила на­править чистую прибыль банка на содержание городских приходских училищ и мужской гимназии, а также на воз­мещение долга, сделанного городом ввиду покупки дома для мужской гимназии. В 1901 году в богадельне содержалось 80 человек.

...9 января 1919 года рыбинским совдепом было издано постановление, в котором говорилось: «Предлагается игу­менье Софийского монастыря3 (находился за городом) одно из зданий освободить для престарелых старушек бывшей городской богадельни, так как последняя будет занята 13 ян­варя ротой чрезвычайкома. Если уплотнение невозможно, то более богатым монахиням выехать на родину». Сорок во­семь лет существовала богадельня, а ликвидировали ее в че­тыре дня. И ликвидировала ее власть, которая главным сво­им долгом провозглашала заботу о бедных людях.

 ПОКРОВСКО-BOCKPECEHCKOE ОБЩЕСТВО (1871 — 1918 гг.)

Неподалеку от Николаевской богадельни был устроен приют для детей-сирот и для престарелых женщин. Их история такова. В 1871 году в Рыбинске возникло благотворительное общество под названием «Покровское братство». Цель общества — воспитание и обучение детей-сирот.

19 марта 1890 года на общем собрании попечительного совета общества А. Ф. Фролов сказал об этом так: «Девятнадцать лет тому назад здесь устроен этот рассадник и питомник для малых детей беднейших граждан города Рыбинска одним нашим небогатым и добрым гражданином Н. Т. Голубковым, отошедшим уже в вечность. Такое доброе начало положено, как видно, от доброй руки и чистого сердца, потому это брошенное им семя в 19 лет успело принести хороший плод, несмотря на то, что сеятеля давно между нами нет, но по-христиански мы веруем, что и там он знает, что доброе его дело между живыми не исчезло и найдутся люди, готовые поддержать, упрочить и возвысить устроенный им рассадник».

Тогда Николай Тихонович Голубков пожертвовал под приют участок земли с деревянным флигелем, амбарами и другими службами на углу улиц Выгонной (ул. Ухтомского) и Моховой. В приюте содержалось до 40 детей.

В 1887 году членом совета братства был избран Анемпо-дист Фролович Фролов. Он решил купить на собственные средства для приюта более удобное помещение и перевести приют из-за Черемухи в центр города на берег Волги. В 1889 году на капитал в 38 тысяч рублей, пожертвованный А. Ф. Фроловым, супругой его Александрой Тимофеевной и сыном Александром Анемподистовичем, купили у наследников купца Сыромятникова три каменных дома на углу улиц Волжской набережной и Преображенской (Клубный переулок) с землей и садом. Один из домов перестроили под приют. 15 мая 1889 года состоялась закладка нового приюта и домовой церкви.

Этому событию предшествовало прошение, поданное А. Ф. Фроловым 22 апреля 1889 года в строительное отделение Ярославля. В нем говорилось: «В городе Рыбинске на углу Волжской набережной и Преображенской улицы на пожертвованной вшою   Покровско-Воскресенскому   обществу земле желаю я в память чудесного избавления их Императорских Величеств с Августейшими детьми при страшном крушении Императорского поезда 17 октября 1888 года построить каменное двухэтажное здание для помещения в нем Покровско-Воскресенского приюта с домовою -церковью; во имя Воскресения Христова и приспособить существующее каменное двухэтажное здание, примыкающее к предлагаемому, для увеличения последнего с выходом в сад, и существующую калитку при доме посредством каменной прикладки обратить в часовню при приюте; а потому представляя при сем проект на тридцати форматах в двух экземплярах всеподданнейше прошу дабы повелено было прошение мое принять и просимую постройку приюта мне разрешить. Апреля 22 дня 1889 года. А. Ф. Фролов. Проситель жительство имеет в Рыбинске, на Преображенской улице, в собственном доме».

15 мая 1889 года произвели закладку нового приюта и домовой церкви. Через два года, 18 мая 1891 года, архиепископ Ярославский и Ростовский Ионофан освятил новую церковь во имя Воскресения Христова и Покрова Пресвятой Богородицы. На освящении также присутствовали архимандрит Толгского монастыря Павел и архимандрит Югского монастыря Поликарп, ярославский губернатор А. Я. Фриде. После освящения церкви был дан торжественный обед на 140 персон.

Храм был устроен в верхнем этаже приюта, при нем был обширный зал, украшенный портретами царской семьи от Александра II до Николая II. В нижнем этаже под храмом находилась школа на 50 человек, в которой могли учиться и дети прихожан.

Церковь украшал роскошный дубовый иконостас, иконы прекрасной живописи на цинке, написанные художником Академии художеств А. Шишкиным. Большинство икон имело серебряные ризы с золочеными венцами. Особенно выделялась икона святого великомученика и целителя Пантелеймона, присланная в дар из Афонского монастыря. А. Ф. Фролов заказал на икону серебряную, полностью вызолоченную ризу, а его жена Александра Тимофеевна украсила ризу бриллиантами и жемчугом.

Замечателен был в серебряной золоченой ризе Животворящий Крест Господен, также присланный из Пантелеймоно-ва монастыря в Святом Афоне. Крест, на котором был распят Спаситель, был сделан из трех пород дерева: кипариса, кедра и пенга.С южной стороны храма, с разрешения епархиального начальства, А. Ф. Фролов устроил придел — церковь во имя святого великомученика Пантелеймона, освященный 26 июля 1901 года. В приделе сделали три склепа. В одном из них похоронили прах супруги А. Ф. Фролова — Александры Ти­мофеевны, скончавшейся 26 июля 1901 года, в другом — его* единственного сына Александра, скончавшегося 15 фев­раля 1901 года. Третий склеп предназначался для самого А. Ф. Фролова. Он завещал также своим душеприказчикам и родственникам В. Г. и И. В. Девяткиным и своей внучке Елизавете Александровне похоронить себя без особой торже­ственности в этом склепе. На помин своей души он завещал раздать в течение 40 дней нищей братии от 100 до 200 руб­лей на обеды в Доме трудолюбия, а в урочные и празднич­ные дни подавать милостыню в построенной им церкви Воскресения Христова.

Кроме вышеназванных двух церквей, А, Ф. Фролов уст­роил на Волжской набережной часовню, перед которой оста­навливались крестные ходы. Все постройки, внутренняя от­делка их, обстановка церквей обошлись благотворителю в сумму свыше 170 тысяч рублей. Кроме того, Анемподист Фролович пожертвовал 10 тысяч на содержание приюта и церкви.

Приют был принят под покровительство императрицы Александры Федоровны, в честь этого была установлена спе­циальная икона во имя ангелов царской семьи.

9 марта 1891 года был принят новый устав, согласно ко­торому Покровско-Воскресенское братство переименовыва­лось в Покровско-Воскресенское общество.

В разные годы в приюте воспитывалось от 40 до 80 де­тей и находили прибежище 7—10 престарелых женщин. Со­держался приют на проценты с основного капитала, который к 1908 году достиг свыше 110 тысяч рублей. Этот капитал составлялся из различных по величине пожертвований, ко­торые внесли около 90 человек. Были взносы в 150 рублей, а были в 20 тысяч. Например, в разные годы по нескольку тысяч рублей завещали на учреждение стипендий для детей приюта У. А. Щербакова, X. В. Репина, П. Ф. Липовский, В 1895 году потомственный почетный гражданин Николай Ко-нович Тюменев пожертвовал на учреждение 10 стипендий имени старшего брата Дмитрия Ионовича Тюменева 20 ты­сяч рублей, а в 1897 году Николай Ионович пожертвовал еще , 20 тысяч на 10 стипендий уже своего имени. Его жена Ираида Капитоновна по духовному завещанию пожертвовала в 1898 году 5 тысяч рублей на организацию в приюте руко­дельного класса. К. Н. Лытиков в 1898 году пожертвовал для приюта тысячу рублей и т. д. Список жертвователей можно продолжать.

Кроме денег, на нужды приюта жертвовали различные продукты, ткани, одежду, обувь и т. д. Так, в 1898 году Ни­колай Ионович и Ираида Капитоновна Тюменевы пожертво­вали приюту мешок пшеничной муки, мешок гороховой му­ки, 110 булок, 50 яиц, 115 пряников и яблок, 1 кадку творо­га, 51 аршин новины (ткани), швейную машину. Аналогич­ные жертвования были со стороны купцов А. Ф. Фролова, А. А, Фролова, А. П. Кожевникова, Е. С. Калашникова, А.. А. Мыркииой, И. И. Дурдина и многих других. Всего в 1898 го­ду подобных жертвований было на 775 рублей 90 коп. И так каждый год.

В приют принимались дети с 6 до 10 лет. По достиже­нии 14 лет они передавались на попечение родителей г.лтт лиц, их заменяющих. Для детей-сирот общество подыскивало место работы или занятия соответственно их способностям и познаниям.

В приюте имелась школа, в которой учились призревае­мые дети. Наиболее способных детей общество за свой счет определяло в учебные заведения для продолжения образова­ния. Мальчики обычно направлялись в городские приходские училища, в технические училища. По окончании училищ распределялись в торговые конторы и железнодорожные мас­терские.

Кроме уроков в школе, девочки обучались ведению хо­зяйства и рукоделию: шили под руководством мастерицы платье и белье, а мальчики обучались в сапожной мастер­ской» также находящейся при приюте. В 1902 году, напри­мер, сапожная мастерская дала прибыль в 250 рублей 85 копеек.4

В приюте обучали и пению. Детским хором безвозмездно руководил регент Спасо-Преображнского собора Андрей Алексеевич Грибушин. Также безвозмездно следили за здо­ровьем детей врач Г. И. Гачковский, а затем врач Р. Р. Сы­ромятников и фельдшер П. А. Благовещенский. В двух ком­натах приюта находился медицинский изолятор. При тяже­лых заразных болезнях дети помещались в городскую боль­ницу.

Бухгалтерию и делопроизводство в приюте безвозмездно вел А. В. Вознесенский. Обслуживающий персонал и дети оесплатио мылись в бане купцов Мыркпиых. Медикаментыдля приюта отпускались бесплатно из аптеки Л. И. Ивенско-го. Типография Г. А. и О. К. Фальк также бесплатно снаб­жала приют учебными пособиями и печатала отчеты о дея­тельности приюта.

15 июня 1892 года приют посетил великий князь Влади­мир Александрович в сопровождении свиты генералов и яро­славского губернатора А. Я. Фриде. Еще ранее, в мае, в приюте побывал архиепископ Ярославский и Ростовский Ио-нофан, одаривший детей книжками и крестами.

На общем собрании члены совета приюта преподнесла А. Ф. Фролову 23 января 1892 года адрес, в котором говори­лось: «Милостивый государь, многоуважаемый Анемподист Фролович! Дело помощи ближнему святое и великое дело„ достойное всякой похвалы, благотворительная помощь детям и престарелым, лишенным возможности содержать себя, еще более заслуживает всеобщей признательности... Задавшись целью дать более удобное и целесообразное помещение для призреваемых, Вы не жалели ничего: ни тех огромных де­нежных затрат, ...ни трудов, ни хлопот, ни здоровья. Не имея возможности чем-либо иным выразить Вам нашу сер­дечную признательность и искреннюю благодарность, как только заявлением в сем собрании лиц, сочувствующих це­лям Покровско-Воскресенского общества, о Вашей безграиичной энергии, чрезмерной деятельности и неусыпных трудах на пользу и преуспевание Убежища для малолетних и пре­старелых, мы молим Господа Бога даровать Вам здоровья ш силы для продолжения на многие лета плодотворного служе­ния Вашего Покровско-Воскресеискому обществу. Глубоко-уважающие Вас члены Покровско-Воскресенского общества».

Из всех благотворительных учреждений Рыбинска Пок~ ровеко-Воскресенское общество было самым крупным, обес^ печенным. В этом огромная заслуга пожизненного председа­теля'общества, потомственного почетного гражданина, купца второй гильдии Анемподиста Фроловича Фролова. Кроме об­щества, он жертвовал средства па строительство многих церк­вей, бесплатной больницы для судорабочих, на стипендии учащимся женской гимназии и многое другое.

Анемподист Фролович любил приводить такой пример: «Моя жена вырастила из финикового зернышка огромную-пышную пальму. Вот так же мы должны заботиться и рас­тить своих питомцев общества». Пальму, кстати, Александра Тимофеевна потом бесплатно передала в приют, хотя ее умо­ляли продать пальму за 300 рублей.

В 1902 году А. Ф. Фролов на общем собрании членов об­щества попросил выделить ему в помещении   рукодельного класса две комнаты для жительства, так как по состоянию здоровья и в связи с преклонными годами (ему было тогда около 76 лет) желал бы находиться близ церкви. Желание благотворителя было, конечно, удовлетворено. На этом соб­рании А. Ф. Фролов также завещал приюту свой дом со все­ми пристройками и садом для устройства там богадельни для престарелых женщин. Эта богадельня на 10 человек, получившая название «Дом призрения ближнего», была открыта 10 сентября 1913 года.

...Потребовалось 2—3 месяца, чтобы все разорить, раз­грабить, уничтожить. В 1919 году вместо приюта здесь бы­ла размещена заразная детская больница. Сейчас находится детский сад и морская школа ДОСААФ.

ЩЕРБАКОВСКАЯ БОГАДЕЛЬНЯ (1873—1918 гг.)

В своем духовном завещании рыбинский первой гильдии купец Павел Абрамович Щербаков5 написал: «...выстроить каменный или деревянный на каменном фундаменте дом с двумя отделениями, в котором устроить богадельню для 10 человек престарелых обоего пола неимущих граждан г. Ры­бинска и детский приют на 10 человек. И сверх устроения означенного дома внести на вечное время в Рыбинский об­щественный банк 25 тысяч рублей, проценты с них употреб­лять на содержание оных заведений.

Попечителем прошу быть сыну моему Абраму Павловичу, а если что с ним случится или он откажется, то заведение поступает в распоряжение городской думы».

Случилось так, что вскоре после смерти Павла Абрамови­ча умер и его сын. Наследники, чтя память и волю завеща­теля, внесли 25 тысяч рублей в банк. Банковский билет на 25 тысяч и еще 15 тысяч уже по собственной инициативе на постройку дома для богадельни наследники передали в город­скую думу с просьбой привести в исполнение волю завеща­теля.

Затем жена Павла Абрамовича, Устинья Алексеевна Щер­бакова, решив, что 25 тысяч будет недостаточно для содер­жания богадельни, от себя лично вложила еще 15 тысяч руб­лей, попросив при этом, чтобы ее назначили   пожизненной попечительницей новой богадельни. На случай своей смерти она назначила себе замену. Таким образом, неприкосновен­ный капитал, с которого шли банковские проценты на содер­жание богадельни, составил 40 тысяч рублей.

16 января 1870 года был утвержден проект дома для богадельни. Еще ранее, в 1868 году, был принят устав Щер­баковской богадельни. Согласно уставу, дом должен быть ка­менный двухэтажный, на каждом этаже по два отделения. В верхнем этаже помещались малолетние сироты, в нижнем — взрослые призреваемые. Здание богадельни освобождалось от всех казенных, земских и общественных повинностей.

Управление богадельней осуществлялось под наблюдени­ем городской думы. В попечительский совет богадельни во­шли городской голова, У. А. Щербакова и один член совета, который избирался на три года. В 1901 году в богадельне на­ходилось 37 человек.

К 1907 году в жизни Щербаковской богадельни произо­шли изменения. 27 апреля 1906 года умер Константин Ники­тич Лытиков, потомственный почетный гражданин, бывший городской голова, купец первой гильдии. Детей у него не было, Наследство досталось двум его родным братьям — Александру и Григорию. Константин Никитич завещал, что­бы каждый из братьев истратил на благотворительные дела половину доставшегося наследства. Но оба брата вскоре умерли и право распоряжаться частью наследства, предназ­наченной на благотворительные цели, наследники К. И. Лытикова передали городской думе. Сумма, оставленная К. Н. Лытиковым на благотворительные цели, составляла 45 тысяч рублей.

На заседании городской думы 12 октября 1907 года было признано необходимым устроить детский приют, но так как 45 тысяч для устройства самостоятельного приюта было не-достаточно, то решили на эти деньги расширить сиротское отделение при Щербаковской городской богадельне, в кото­рой было на тот год всего 22 человека. Решено было устроить в богадельне особое отделение имени потомственных почет­ных граждан Константина Никитича и Григория Никитича Лытиковых. В новом отделении должно быть еще 20—25 де­тей, Отделение имело большой дом и участок земли с садом.

Согласно уставу приюта, он содержался на проценты с 45 тысяч рублей, пожертвованных К. II. Лытиковым. В приют принимались дети не старше 10 лет и находились там до 16-летнего возраста. По выходе из приюта дети получали одежду и обувь и необходимые предметы первого обзаведения из расчета 25 рублей. Если девушка из приюта выходила   замуж, то она получала пособие от приюта в 50 рублей.

Находился приют на углу улиц Мышкипской (ул. Герцена) и Георгиевской (ул. Бородулина). Сейчас здесь находит­ся детская поликлиника.

...Щербаковская богадельня в первые годы советской власти разделила судьбу Николаевской и городской богаде­лен.

РЕМЕСЛЕННО-ПРОМЫШЛЕННОЕ ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО (1885—1918 гг.)

Идея создания попечительства возникла в клубе объеди­ненного собрания всех сословий. Члены клуба решили соз­дать особое учреждение «Попечительскую кассу» — для обу­чения ремесленным профессиям детей бедных жителей Ры­бинска. Средства кассы составлялись из отчислений от взно­сов членом клуба. К сожалению, первая попытка создания кассы не увенчалась успехом.

Через 10 лет, когда во главе кассы встали такие энергич­ные деятели, как Н. А. Абрамов и А. М. Сывороткин, дело сразу оживилось: быстро стал увеличиваться бюджет, и двух учеников направили за счет кассы в Александровское учи­лище в Череповец, после которого они получили места на волжских пароходах с хорошим жалованьем.

И все же средств явно не хватало. Тогда А. М. Сыворот­кин сумел добиться объединения средств кассы и рыбинской ремесленной' управы, предназначавшихся на эти же цели. Объединение произошло в 1881 году, в год смерти императо­ра Александра II.

Был разработан устав нового попечительства, особый знак. Согласно уставу, попечительство основывалось в па­мять Александра II, являлось частным благотворительным учреждением и состояло в ведомстве министерства финансов по департаменту торговли и мануфактур. Лица, сделавшие} взнос в попечительство в размере не менее 2,5 тысячи руб­лей или обязавшиеся регулярно вносить по 250 рублей, цри-зттавались почетными членами попечительства. Мужчины, вносившие не менее 10 рублей, и женщины, вносившие но менее 5 рублей, являлись его действительными членами. Если сумма взноса была 3 рубля для мужчин и 1 рубль для женщин, то такие лица назывались членами-соревнователями попечительства.

Целью попечительства являлось распространение различ­ных ремесленных знаний. Попечительство устраивало учеб­ные классы, содействовало помещению детей для обучения к хозяевам, распространяло между ремесленниками сведения о новых изобретениях посредством выставок, публичных лек­ций и т. д., содействовало способным учащимся в продолже­нии учебы.

Открытие ремесленно-промышленного попечительства сос­тоялось в зале городской думы 25 января 1885 года. Знаком­ство с детьми, взятыми для обучения, показало, что они поч­ти все неграмотны и требуют серьезного воспитания в нрав­ственном отношении.

Правление попечительства стало хлопотать об открытии подготовительных классов и воскресной школы. Благодаря расположению местного училищного совета, во главе которо­го стоял уездный предводитель дворянства, князь А. Н. Ух­томский, ходатайство увенчалось успехом. 12 января, в Татьяиин день—праздник студентов и учащихся, в Рыбинске состоялось открытие воскресной школы с 66 учениками. К 1895 году в воскресной школе уже обучалось до 250 человек.

Преподавали в школе безвозмездно педагоги местных учебпых заведений. Учебные пособия были также бесплат­ные. Городская дума предоставила в распоряжение школы помещение 3-го городского приходского училища.

В течение 10 лет под покровительством попечительства в мастерских Рыбинска, Москвы, Петербурга обучилось 211 юных рыбинцев.

Рядом с воскресной школой в 3-ем приходском училище на улице Васильевской (ул. Кольцова, дом не сохранился) попечительство содержало на свои средства бесплатную биб­лиотеку, открытую в ноябре 1900 года. В создании библио­теки приняли участие многие рыбинцы, пожертвовавшие библиотеке книги, деньги, вещи.

ПРИЮТ им. БАСКАКОВОЙ и ТЮМЕНЕВА (1894—1918 гг.)

Дома, как и люди, имеют свою биографию, а этот дом, по­строенный по проекту знаменитого русского архитектора К. И. Росси, видел многих знаменитых людей. Дважды дом 25 по ул. Мологской (ул. Чкалова) посещали члены им­ператорской семьи.

17 августа 1817 года, когда дом принадлежал купцу Нес­тору Михайловичу Тюменеву, там был великий князь Ми­хаил Павлович (сын Павла I). Он направлялся по Волге в Казань и остановился в Рыбинске, чтобы осмотреть здание биржи. А в 1823 году в доме побывал сам император Алек­сандр I, остановившийся в Рыбинске по пути в Ярославль. Рыбинское общество поднесло самодержцу хлеб-соль на большом серебряном вызолоченном блюде. На блюде был вы­чеканен вид Рыбинска и городской пристани. Хлеб-соль Александр I принял, а блюдо пожаловал городскому общест­ву. Оно долго хранилось как дорогая реликвия.

В марте 1899 года наследницы покойных потомственных почетных граждан Николая Ионовича и Ираиды Капитоновны Тюменевых в память своих родителей пожертвовали ры­бинскому воспитательному приюту имение на углу Молог­ской (ул. Чкалова) и Румянцевской (ул. Дзержинского) улиц. Имение состояло из каменного двухэтажного дома, о котором говорится выше, а также каменных флигелей, служб, амбаров и прекрасного сада. Еще в 1837 году протоиерей Матвей Гомилевский, автор прекрасной книги о Рыбинске, писал об этом саде: «Там можно найти разнообразные иност­ранные деревья и растения. Цветники, увеселяя взор, раз­ливают свои ароматы. Грузные ветви зыблются на разнород­ных яблонях... Словом, сад преисполнен красотами природы и искусства, кажется, сама грация устроила их своею рукою». При пожертвовании дарительницы поставили   условия:

1.   В жертвуемый дом должен быть переведен   детский  воспитательный приют им. А. Г. Баскаковой и   впредь  до разборки дома за ветхостью ему не может быть дано   иное назначение.

2.   В трех комнатах верхнего этажа должна быть устрое­на домовая церковь. Средства предоставят дарительницы.

3.   В одном из зданий приюта должна быть устроена на­ чальная школа.

В 1900 году сюда был переведен с Пушкинской   улицы этот детский приют. Так начался новый этап в жизни детского приюта имени Баскаковой, предыстория которого тако­ва.

12 мая 1880 года умерла купеческая вдова Александра Григорьевна Баскакова. По духовному завещанию она оставила 10905 рублей на устройство в городе детского приюта. Положенная на банковский счет, к 1892 году эта сумма возросла до 20 тысяч рублей. Душеприказчики покойной — рыбинские купцы Н. А. Казаков и Н. Д. Живущев в январе 1894 года арендовали нижний этаж деревянного двухэтажного дома Шарова на Малой Казанской улице (им. Нахмм-сона). После ремонта и некоторого переустройства 27 февраля 1894 года состоялось открытие приюта.

Новый приют состоял из шести небольших комнат с двумя прихожими и коридором, разделявшим детские комнаты друг от друга. В здании приюта имелось два входа. Один вел в приемную комнату, в которую допускались посетители. Первая комната была спальней на 13 кроватей, вторая комната служила для детских игр. Третья комната была столовой, но в ней же стояли еще две детские кровати, в этой же комнате мыли детей. Четвертая комната являлась приемной комнаток для питомцев, аптекой, в пей заседали члены попечительского совета приюта. Пятая комната — смотрительницы, а в шестой хранили чистое белье. Отапливались комнаты голландскими печами. Кухня находилась отдельно.

5 июля 1895 года пркют посетил директор канцелярии по управлению детскими приютами О. К. Адеракс. В книге отзывов он записал: «Осматривал приют с большим удовольствием и интересом. Помещение приюта произвело на меня прекрасное впечатление». Побывал здесь и министр земледелия и государственных имуществ А. С. Ермолаев.

Душой приюта была смотрительница Александра Петровна Золотарева, вдова местного врача. Она внимательно следила за чистотой и приготовлением пищи, под ее наблюдением врачи готовили лекарства, она сама ухаживала за больными детьми.

Согласно уставу приюта, туда принимались младенцы из числа незаконнорожденных и подкидышей. Здесь они воспитывались и обучались до 14-летнего возраста. В разные годы в приюте находилось от 50 до 60 детей.

И все же помещение оказалось недостаточно просторным. В призрении нуждалось гораздо большее количество детей. И вновь на помощь пришли благотворители. Н. И. Тюменев внес на счет приюта 25 тысяч рублей в память покойного брата Дмитрия, умершего 1 августа 1895 года. Так как пожертвование было очень значительным, приют стал носить имя не только Баскаковой, но и Тюменева. За это благое дело Николай Ионович получил благодарность императрицы Марии Федоровны, а 30 января 1896 года еще и орден Св. Станислава третьей степени.

Наследники покойных рыбинских купцов И. А. и А. А. Селецких пожертвовали семь смежных участков земли с несколькими деревянными постройками на углу улиц Пушкинской {ул. Пушкина) и Мышкинской (ул. Герцена). На этом месте сейчас стоят два больших дома из красного кирпича. По проекту рыбинского архитектора А. П. Медведева па пожертвованных участках земли был сооружен обширный двухэтажный деревянный дом. Сюда в апреле 1897 года и переехал приют.

Попечитель, рыбинский купец Н. Д. Живущев, за усердие и особые труды по воспитательному приюту 2 ноября 1896 года был награжден золотой медалью с надписью «За усердие» на Владимирской ленте. В 1897 году потомственный почетный гражданин Николай Ионович Тюменев по духовному завещанию оставил приюту 20 тысяч рублей. А его супруга Ираида Капитоновна завещала еще 30 тысяч на устройство профессионального училища для мальчиков и девочек. Так как в то время в приюте не было детей старше 7 лет, то попечительский совет решил обождать с организацией профессионального училища и в течение нескольких лет продолжить увеличение капитала.

В сентябре 1900 года состоялся второй переезд приюта— в дом Н. И. Тюменева, о котором говорилось в начале. Перед этим была произведена некоторая реконструкция. Под одну крышу с главным зданием по Румянцевской улице (ул. Дзержинского) построили двухэтажный каменный флигель. Через двор от главного здания по Мологской улице (ул. Чкалова) помещался еще один каменный двухэтажный флигель, в верхнем этаже которого и в двух комнатах нижнего этажа помещалась квартира врача приюта. В остальных комнатах нижнего этажа — помещения сторожей. К этому флигелю примыкали каменные, крытые железом службы: прачечная, баня, коровник, конюшня.

А. дом на Пушкинской улице (нижний этаж) сдали на три года Рыбинскому речному училищу за 600 рублей, верхний этаж заняла начальная школа. Огородной землей на Пушкинской улице продолжал пользоваться приют.

1 сентября 1903 года в приюте освятили домовую церковь во ямя святого Николая Чудотворца и святой мученицы Ираиды. Церковь была расписана в русском стиле 16—17 веко а артелью учеников Московского Строгановского училища на средства дарительниц (наследниц Н. И. и И. К. Тюмене-вых). Богослужения в церкви отправлял по большей части священник Спасо-Преображенского собора Александр Федорович Образцов, кстати, создатель первой в Рыбинске астрономической обсерватории. Все церковные расходы производились опять же за счет дарительниц и церковного старосты А. И. Серебряникова. 17 мая 1903 года приют посетил профессор архитектуры А. А. Порланд, который интересовался устройством и украшением церкви, ее утварью, ризницей и другими принадлежностями,

В июне 1910 года 20 воспитанников совершили трехдневную экскурсию в Ярославль. Пароходное общество «Русь» обеспечило детям бесплатный проезд, а кадетский корпус в Ярославле предоставил бесплатный ночлег.

Для профессиональной школы, согласно завещанию И. К. Тюменевой, было решено приспособить помещение в нижнем этаже флигеля по Румянцевской (ул. Дзержинского) улице. Открытие школы состоялось в 1911 году. В школу пригласили опытного сапожного мастера, обучавшего мальчиков. А в 1914 году открыли швейную и чулочную мастерскую для девочек. С тех пор воспитанники приюта в основном обеспечивали себя одеждой и обувью, а иногда даже продавали излишнюю продукцию горожанам.

В 1914 году Зоя Николаевна Живущева (дочь Н. Д. Жи-вущева) пожертвовала приюту свое имение в деревне Хво-щевка: 5 десятин земли, усадебные строения, трех коров, двух коз и лошадь.

К 1915 году неприкосновенный капитал приюта составлял чуть меньше 140 тысяч рублей.

...23 октября 1919 года советская власть ликвидировала домовую церковь приюта. До 1924 года в зданиях приюта размещался детский дом, впоследствии Дом пионеров, в настоящее время находится Клуб юных туристов. На месте церкви — актовый зал.

МЕХАНИКО-ТЕХНИЧЕСКОЕ УЧИЛИЩЕ И РЕМЕСЛЕННАЯ ШКОЛА им. М. Е КОМАРОВА (1897 —   ? )

Механико-техническое училище и ремесленная школа в Рыбинске были открыты на средства действительного статского советника Меркурия Елиазаровича Комарова. Он скончался 15 марта 1894 года. По духовному завещанию оставил капитал свыше 320 тысяч рублей на устройство в Рыбх иске или Пошехонье, по усмотрению душеприказчиков, техипко-ремесленного училища.

Душеприказчики выбрали Рыбинск, как город, наиболее нуждающийся в техническом училище. Решили также назвать училище именем завещателя. При училище должен был находиться пансион на 40—60 учеников, из которых несколько человек становились бесплатными пансионерами имени покойного Комарова, избираемыми преимущественно из мальчиков, окончивших 2-классное училище в селе Ильинском Пошехонского уезда, на его родине, так как это училище также учреждено на средства Комарова.

Управляющий отделением промышленных училищ министерства просвещения И. А. Анопов, к которому душеприказчики обратились за содействием, посоветовал открыть не только техническое училище, но и ремесленную школу и сказал, что правительство поможет в ежегодном содержании этих учебных заведений.

Городская дума безвозмездно отвела землю под строительство училища, и в начале мая 1896 года началось строительство, а через 16 месяцев, 5 сентября 1897 года, уже открылось учебное заведение, состоящее из ремесленной школы с одногодичным курсом и механико-технического училища с трехгодичным курсом.

В ремесленную школу принимались дети, окончившие курс в начальном народном училище. Кроме практических занятий в мастерских, ученики обучались закону божьему, арифметике, русскому языку, рисованию, черчению, счетоводству и технологии ремесла. В школе обучали по двум видам ремесла: столярно-модельному и слесарно-механическо-му. Учащиеся технического училища в первый год осваивали столярно-модельное дело, во второй — слесарное и в третий — кузнечное и работу на станках, приводимых в движение паровым двигателем.

В год открытия в ремесленную школу было принято 20 человек, в техническое училище — 40 человек. На торжественном открытии нового учебного заведения присутствовали заместитель министра народного просвещения, управляющий московским учебным округом, ярославский губернатор, преосвященный викарий6 Ярославский и другие высокопоставленные лица.

Управляющий отделом промышленных училищ, тайный советник И. А. Анопов свою речь на торжественном открытии посвятил памяти покойного М. Е. Комарова, которого он знал 30 лет. Бывший крепостной, ремесленник,   Меркурий Ёдиазарович впоследствии стал потомственным дворянином, коммерции советником, действительным статским советником. Будучи человеком выдающегося ума, он не только не скрывал своего крепостного прошлого, но до последних дней, как первого почетного гостя, принимал в своем доме бывшего барина. Живя в Петербурге, М. Е. Комаров не забывал о нуждах своих односельчан.

М, Е. Комаров неустанно направлял фабрикантов Московского района на производство таких мануфактурных товаров, которые могли бы успешно конкурировать с иностранными. Он одним из первых русских промышленников наладил связи с фабрикантами Лодзинского района. Ни одна из российских или иностранных выставок с мануфактурными товарами не обходилась без М. Е. Комарова. Московские фабриканты оказывали особое уважение Меркурию Елиаза-ровичу Комарову, учреждая стипендии его имени, подносили ему различные альбомы, жетоны и т. д.

Вовсе не обладая выдающимся богатством, М. Е. Комаров немало тратил на благотворительность, особенно на дело народного образования. Он участвовал в различных благотворительных учреждениях, например, по дому призрения душевнобольных в Санкт-Петербурге, пожертвовав на него свыше 130 тысяч рублей. Немало жертвовал он и приюту принца Ольденбургского (также в С.-Петербурге).

С 1899 года при техническом училище было организовано общество помощи бедным ученикам.

Сегодня это одно из зданий Рыбинского авиатехнологического института на улице Плеханова.

ДОМ ТРУДОЛЮБИЯ (1900 —  ? )

В конце XIX века во многих городах России устраивались Дома трудолюбия. К этому нужному делу не остались глухи и рыбинцы.

В 1893 году Рыбинск посетил известный организатор Домов трудолюбия О. О. Буксгевден, барон и действительный статский советник, ознакомивший представителей города с устройством таких Домов в других городах.

Незадолго до этого события на устройство в Рыбинске Дома трудолюбия было пожертвовано в общей сложности 600 рублей кронштадтским протоиереем И. И. Сергиевым. Его примеру не замедлили последовать и местные состоятельные жители. Первой была В. А. Малышева, пожертвовавшая на Дом трудолюбия 9 тысяч рублей. Потомственный почетный гражданин Николай Ионович Тюменев, уже будучи больным, пожертвовал 15 тысяч, а по духовному завещанию оставил еще 15 тысяч рублей. Всего на Дом трудолюбия было пожертвовано 44700 рублей, кроме того, душеприказчики покойного купца С. С. Козловского добавили еще суммы, оставленные покойным на устройство при Доме трудолюбия •«толовой. (Здание столовой сохранилось — уд. Дзержинского, 58. Здесь же находилось деревянное двухэтажное здание Дома трудолюбия).

Вскоре было образовано попечительное общество о Рыбинском Доме трудолюбия, устав которого 5 июня 1899 года утвердил министр внутренних дел.

Городская дума со своей стороны еще в 1896 году постановила пожертвовать для Дома трудолюбия городской дом на Игуменской улице (ул. Фрунзе) и ходатайствовать о высочайшем соизволении на именование этого Дома в память священного коронования их величеств государя императора Николая Александровича и государыни императрицы Алекса вдры Федоровны.

30 января 1900 года Дом трудолюбия был открыт. В распоряжении попечительного совета оказался капитал около -50 тысяч рублей. Такая сумма гарантировала обеспеченность Дома. Дом трудолюбия дал возможность бедному люду в горькое безработное время иметь теплое жилье и работу. В первое время обитатели дома щипали паклю и шили мешки.

С устройством столовой бедняки, кроме зарплаты, стали получать бесплатную пищу. В течение 1900 года 500 человек получили работу в Доме трудолюбия, 1000 малолетних детей — дневной приют, чай и обед, а грудные дети — и молоко. Благородная цель была достигнута,

ОБЩЕСТВО ХРИСТИАНСКОГО ПОПЕЧЕНИЯ О ЛИЦАХ, ПОДВЕРГШИХСЯ ТЮРЕМНОМУ ЗАКЛЮЧЕНИЮ, И ИХ СЕМЬЯХ (1901 —1917 гг.)

Устав этого Общества, утвержденный правительством & декабре 1900 года, в главных пунктах был сходен с уставом Тюремного общества. Оно должно было снабжать выздорав­ливающих малообеспеченных больных одеждой, медицински­ми пособиями, помогало найти работу, при необходимости от­правляло до дома .за счет общества, предоставляло временное убежище детям больных, призревало сирот умерших в боль­нице.

Учредителями этого общества были известные городские-деятели и купцы: И. О. Авербах, Н. В. Батырев, И. И. Дурдин, Н. М. Журавлев, Е. С. Калашников, С. В. Михалков,. Н. II. Мыркии, П. П. Стеблов и многие другие.

Общество оказывало помощь освобожденным из заключе­ния в Рыбинской тюрьме, семьям содержащихся в этой тюрьме, пересыльным каторжанам и их семьям без различия! званий, состояний и вероисповедания. Общество снабжало своих подопечных одеждой в денежными пособиями, содей^ ствовало в поисках работ, выдавало пособия на дорогу до/ дома, помещало больных за свой счет в больницы.

Средства общества состояли из основного капитала в 5700 рублей, пожертвованного К. Н. Лытиковым, членских взно­сов общества, других пожертвований, доходов от благотво­рительных концертов, спектаклей и т. д.

Делами общества заведовала специальная комиссия из пя­ти человек: директора тюрьмы, заведующего хозяйственной частью тюрьмы, заместителя прокурора, наблюдающего за? тюрьмой, священника и старосты тюремной церкви. Они так­же давали удостоверения о поведении и степени нужды вы­ходящих из тюрьмы лиц. За две недели до освобождения за­ключенного комиссия решала и представляла на утвержде­ние правлению общества, какую помощь следует оказать бывшему заключенному.

Таких обществ было много в России. Отрадно, что она существовало и в Рыбинске.

Незадолго до учреждения в Рыбинске Общества христианского попечения было основано и благотворительное общество при рыбинской земской больнице7.

Устав этого Общества, утвержденный правительством & декабре 1900 года, в главных пунктах был сходен с уставом Тюремного общества. Оно должно было снабжать выздорав¬ливающих малообеспеченных больных одеждой, медицински¬ми пособиями, помогало найти работу, при необходимости отправляло до дома .за счет общества, предоставляло временное убежище детям больных, призревало сирот умерших в больнице.

Рыбинские купцы (портретные зарисовки)

КАЛАШНИКОВ

Первый мукомол — это Ефрем Калашников 8.

Он пришел в Рыбинск молодым пареньком из деревни, начал торговать вразнос и постепенно нажил громадное со-стояние, впрочем, происхождение этих богатств мало кому известно,

Ефрем Калашников был передовой купец. Часто бывал в Петербурге, ездил за границу и одним из первых русских купцов экспортировал хлеб из Рыбинска в Аргентину. Об этой операции тогда немало говорили, и она, очевидно, при¬несла ему крупный барыш.

Высокий, плотный, с подстриженной бородкой, одетый по-европейски, он имел весьма импозантный вид. Политических взглядов был умеренно-монархических, примыкая к партии 17 октября («октябристы»). Кандидатуру свою в Государст¬венную Думу не выставлял. Любил заниматься благотвори¬тельностью и был попечителем в приютах, учебных заведениях и разных обществах.

Дом у него был хлебосольный. Еда — русская, тяжелая: жирные свиные щи, «архиерейские» пышные пироги с визигой и мясом, стерлядки и прочая снедь, обильная и пышная. По большим праздникам принимал у себя архиерея.

Бывая в театре, занимал литерную ложу у самой сцены, ходил в Коммерческий клуб играть в преферанс и винт. Пил умеренно и вел «солидный» образ жизни. Детей у него не было и он содержал и воспитал семью сестры жены с тремя детьми, которым дал высшее образование. Перед револю¬цией исчез, видимо, уехал за границу, хотя он уже был весь¬ма пожилой человек. Возможно, умер где-нибудь в родной деревне.

ЖУРАВЛЕВ

Еще более европейской фигурой был фабрикант и пароходовладелец Журавлев9. На берету Шексны оп имел боль-шую верфь, строившую пароходы, ко именовавшуюся почему-то «Журавлевской фабрикой». Журавлев почти круглый год жил в Петербурге. Женат он был на англичанке. Во всех рыбинских учебных заведениях были стипендии Журавлева, и даже дом, куда он приезжал, находился в переулке, кото¬рый назывался Журавлевский переулок (в этом доме наул. Пролетарской сейчас находится почтовое отделение). Имел Журавлев звание коммерции советника, был награжден царскими медалями. Дети всех служащих и рабочих фабри¬ки, если родители хотели дать им образование, поступали в Рыбинское коммерческое училище и гимназию на стипендии. Журавлева и обучались бесплатно. Каждое утро можно бы¬ло видеть несколько шумных розвальней, в которых фабрич¬ные журавлевскне ребята доставлялись в школы и отвози¬лись обратно, так как фабрика находилась от города в 3—4 километрах.

Самого Журавлева в Рыбинске редко кто видел. Всеми де-лами фабрики уираг-лпл образованнейший инженер-механик Владимир Гаврилович Иванов. Сам Иванов стажировался на заграничных верфях, и дело на фабрике было образцово по-ставлено. Но челог.ек он был сухой, педантичный, и рабочие его уважали, испили, но недолюбливали. Забастовка 1905 го¬да не коснулась фабрики, так как администрация выполни¬ла основные требования рабочих.

Было и <<Журавлевское пароходство» — маленькие 6еленькие пароходики е одинаковыми пронзительными гудка¬ми, под единым названием «пчелки». Они курсировали по Волге и обеспечивали пригородное сообщение от Рыбинска до фарфоровой фабрики Кузнецова10. «Пчелки» были монополисты11, и кроме них другие компании не имели нрава обслуживать пригородное сообщение по Волге.

ГАЛУНОВ-МЛАДШИЙ

Из кунцов-миллионеров-мукомолов типичной фигурой был Ваня Галунов. Это старший сын рано умершего мукомо¬ла Андрея Галунова12, владельца большой мельницы в Копаеве под Рыбинском.

Ваня жил в Петербурге, в огромном доме. Учился в Тени-шевском училище. Это было привилегированное учебное заведение, очень прогрессивное. В Тепишевском училище получали образование дети финансовой и торговой петербург¬ской знати. Преподавали там многие профессора универси¬тета.

Уже в последних классах Ваня начал приобщаться к жиз¬ни молодежи, которая именовалась «золотая». Это было посещение ресторанов, цыган, кокоток, отдельных кабинетов и т, д.

Окончив Тенишевское училище, Ваня поступил в СПб политехнический институт на экономический факультет, по в институте едва ли бывал дальше раздевалки. Обладая огромным состоянием, он уже на первом курсе ку¬пил себе роскошную голубую машину, единственную в Пе¬тербурге. Дорогие содержанки, кутежи, бриллианты, кото¬рыми он осыпал своих любовниц, начали беспокоить его уп¬равляющих. В это же время у него начался роман с извест¬ной опереточной артисткой и исполнительницей цыганских романсов. Зто была исключительно интересная и талантли¬вая актриса и женщина, и Ваня совсем потерял голову. Он сам был очень хорош собой. Русые красивые кудри, велико¬лепный цвет лица, отличные костюмы, которые оп менял каждый день — все это создавало ему большой успех у жен-шип. И к тому же еще такое богатство.

Приезжал Ваня в Рыбинск довольно часто, останавли¬вался в своем загородном доме при мельнице. В поезде за¬нимал отдельное купе. Привозил с собой всегда каких-то прихлебателей. И в Рыбинске продолжались кутежи и иопой_ ки. Ежегодно оп приезжал на Рождество на студенческий благотворительный бал в каких-то необычных фраках, самых модных в Париже. Небрежно доставал из кармана сотенные бумажки, платил ими за билеты, за программы, за шампан¬ское. Делал он это очень легко и незаметно.

В Рыбинске управляющим Галуновской мельницей был Никита Васильевич Хрусталев13. Высокий рыжий степенный человек, умный, хитрый и очень толковый. Видя, как Ваня с легкостью проживает отцовское состояние, оп совместно с петербургским управляющим добился того, чтобы на Ваню наложили опеку. И стали ему выдавать в год всего... 32 ты¬сячи рублей! Это при том, что средний чиновник получал 1 тысячу рублей в год. Так что Ваня был вынужден себя не¬много сдержать, но ему хватало еще достаточно денег на ку¬тежи, костюмы и бриллианты. Один раз Ваня, несмотря на свой неизменный успех у женщин, потерпел серьезное фиас¬ко

В Рыбинске в это время в цирке гастролировала итальян¬ская труппа акробатов на лошадях «Семейство Фридиани», Среди этой трупцы была красавица-итальянка — дочь Фри-диаыи. Вайя, привыкнув к своим успехам, приезжал каждый день в цирк, пытаясь пригласить поужинать итальянку, но* отец не отпускал ее. Тогда он решил покорить отца. Каждый вечер он приглашал отца в буфет, угощал шампанским, по¬сылал дочери цветы, подарки, но дочь не появлялась. Отец, стоял твердой стеной. Так и не сумел Ваня покорить итальянку.

Делами своей мельницы Ваня не занимался. Это за Hero-делали его управляющие. Сам он вел разгульную жизнь яр-кого представителя петербургской «золотой» молодежи. Но наступила революция. Капиталы конфисковали. Ване в его огромной квартире оставили одну комнату, он принял это очень спокойно. Стал ходить на «толкучку», продавать кос¬тюмы, а когда это пришло к концу, переоделся в спецовку а пошел работать нарядчиком в одну из автотранспортных кон¬тор. Женился на милой простой рыбинской девушке, кото¬рая служила на телефонной станции в Петербурге, и жил спокойно и мирно.

КАЛАЧЕВ

А вот любопытный рыбинский купец Михаил Егорович Калачев14. По внешности он был похож на Хлынова из «Горячего сердца» МХАТа15. Растрепанная борода, большая лохматая голова. Он имел несколько домов в Рыбинске, лесные угодья на реке Мологе. Калачев был типичным прожектеромг авантюристом, ругателем, любителем пооригинальничать. Ходил в клетчатых костюмах, в крылатке и с большой палкой. У него была большая семья — от первого брака две замуж¬ние дочери, сьш инженер-электрик, тоже женатый, и двое детей от второго брака — Шура и Зоя, обе гимназистки.

Калачев всегда носился с какими-то идеями и планами. Вот одна из его «оригинальных» идей. В центре городского бульвара началось строительство деревянного здания. Знали, что строит Калачев, но что именно — не знали. Когда дом был готов, на нем появилась вывеска: «Эльдорадо». А еще через несколько дней на улицах города расклеили афиши: «В «Эльдорадо» — первоклассный ресторан».

Женский ансамбль под управлением знаменитой мад-ль Марго, известный шантанный куплетист, различные Фифи, Мими, Зизи, хор цыган... Словом, Калачев в самом центре города открыл кафе-шантан «Эльдорадо»! По вечерам у «Эль» дорадо» стояли «на стреме» лучшие лихачи города: Захар, Михайло-цыганок и др. Приехали в город и певички, так называемые шансонетки. Все они поселились на частных квартирах поблизости от «Эльдорадо».

Местные купчики обрадовались новому злачному месту, и там начались еженочные оргии, кутежи и попойки. Дела у Калачева шли бойко. Только детям его стало стыдно смот¬реть в глаза своим знакомым, а гимназисток Шуру и Зок> задразнили в гимназии. Калачева все это мало смущало. Де¬ла шли хорошо, и предприятие себя оправдывало, но вдруг случилось событие...

Ранним мартовским утром на пожарной каланче завыла сирена. Это означало — пожар в городе. Горел «Эльдорадо». Сгорел дотла. Говорят, что подожгли его жепы наиболее частых посетителей этого учреждения.

За каких-нибудь два часа «Эльдорадо» не стало. На буль¬варе стояли певички, оставшиеся без дела, и уныло смотрели^ как горит их «обитель». Впрочем, недолго они были без ра¬боты. Очень скоро местные купцы поснимали им квартиры на окраине города и обеспечили их существование. Одна из них стала шить и сделалась моднейшей портнихой города. Верочку, очень молоденькую и очень хорошенькую, взял се¬бе в жены Владимир Цветов—главный инженер крупного' лесопильного завода своего отца М. И. Цветова. Старик не признавал брака с певичкой и не бывал у своего собствен¬ного сына, а Владимир Михайлович стойко переносил бой¬кот, объявленный его жене местными ханжами, и появлялся с ней повсюду: на улицах, в театре, на балах, хотя редко кто подходил к ним, считая неудобным быть знакомым с бывшей) певичкой. Совсем молодым Владимир Михайлович заболел; воспалением легких и умер. А Верочка покинула Рыбинск. Остальные Марго, Фифи и прочие отправились в другие города, в другие злачные места, где, очевидно, продолжали свое веселое существование.

Калачева совсем не обескуражил пожар «Эльдорадо», Наступила весна, и он затеял новое дело. По городу все газетчики-мальчишки давали гражданам небольшие проспекты в которых говорилось, что лучшим местом для постройки дач является лесной массив в 3—4 километрах от Рыбинска, который Калачев купил, и сообщал, что «самое здоровое место в Рыбинске — Мареевка16, где свежий сосновый воздух благотворно действует против всех болезней. Закупайте участ¬ки в Мареевке! Возможна рассрочка! Комфортабельные да¬чи со всеми удобствами и прочие прелести! Спешите обеспе¬чить себе участок в Мареевке!».

И это имело успех... Хорошо знакомый, но необъятный сосновый лес под Рыбинском был превращен Калачевым в благоустроенный поселок с красивыми дачами, расчищенным парком и прочими удобствами. Но дело это оказалось невы-годным, и Калачев скоро прогорел на нем. Потом он начал болеть и вскоре умер.

«СТЕПЕННЫЕ» КУПЦЫ

Были и «степенные» купцы: Клементьевы, Кустовы, Конкины, Кондратьевы. Эти вели скромный образ жизни, капи¬талов своих не объявляли, носили большие бороды и длинно¬полые сюртуки или поддевки и брюки в сапоги гармошкой. Утром они шли в свои лабазы. Перед каждой церковью усердно крестились. День проводили в холодных лабазах, где «молодцы» обслуживали покупателей, а «мальчики» бегали в трактир за кипятком. Горячий чай не сходил с конторки. Дома жили скромно, соблюдали посты и не ели скоромного в постные дни. В гости ни к кому не ходили и у себя никого не принимали. Детей учили в гимназиях или коммерческом училище, Девочек обучали музыке (игре на рояле). По окон¬чании гимназии старший сын оставался «в деле», очень быст¬ро женился на какой-нибудь купеческой дочке и постепенно превращался в такого же купца, как и отец. Младшие по¬ступали в университеты и даже становились «политически¬ми»-, по они быстро утрачивали связь с родным домом. Ряд ♦наших советских ученых-академиков, художников вышел из рыбинских купеческих семей.

ЛЫТИКОВ

Жил в Рыбинске и такой купец—Гриша Лытиков17. Плотный, он казался четырехугольным. Капитал достался от родителей. Учился в Рыбинской гимназии, но ие окончил ее. Женился на богатой московской купчихе Стриженовой. Ро-дители ее держали беговых лошадей. Для своей москвички Гриша построил особняк, обставил его по московскому образ¬цу, завел лучший в городе выезд. Часто можно было видеть его жену в собольей шубе. Она принимала гостей, ездила за границу, а Гриша начал сильно пить. Бил жену, приревно¬вал ее и даже стрелял в своего соперника, но промахнулся. Жена ушла от него к другому, и Гриша «закрутил горе вере¬вочкой» и редко его можно было видеть трезвым. А тут еще приглянулась ему бывшая шансонетка от Калачева — Вавочка. Молоденькая и очень хорошенькая. Он снял для нее квартиру, и там уже каждый день и ночь шли кутежи и пьянство. Как-то, вернувшись нежданно домой, он застал у Вавочкп гимназиста. Устроил скандал, в окно выкинул гим¬назиста и Вавочку.

Капитал заметно таял. Особняк он продал и постепенно проматывал свое состояние. Торговое дело забросил и тоже продал. Наступила революция, Вавочка его бросила, Гришу не тронули, он уже был не молод. Стал Гриша грузчиком и зимой пьяный замерз где-то на Волге.

ДУРДИН

Были купцы дебоширы и скандалисты. Тут пальма пер-венства принадлежала Ивану Дурдину18. Владелец пивова-ренного завода, Дурдии в прошлом гвардейский офицер. Вы-сокий, статный, с выхоленными усами и небольшой бород¬кой, Дурдии обычно ходил в поддевке и лакированных сапо¬гах, а в театре бывал во фраке или визитке19. Любимым за¬нятием у него были общественные скандалы, Дурдип мог за¬теять их где угодно: на улице, в цирке, в театре, на балу. Он был женат. Имел двух сыновей: здоровенных, толстых лобо¬трясов, которые на улице всегда гуляли с гувернером. Гу¬вернер их был небольшого роста, щупленький, «вечный студент», одевался фатовски, на вечерах появлялся в мундире при шпаге, носил монокль и обучал «детей» манерам и фран-цузскому языку. Он же был и участником попоек отца, ког¬да у того рте было лучших компаньонов.

Иван Дурдин первый привез в Рыбинск автомобиль, ко-торый пугал всех встречных лошадей, а местные граждане останавливались и глазели на это чудище.

Дурдин любил появляться всюду. При его внушительной фигуре он был страшный трус. Как-то в театре он затеял та¬кую игру: сидя в первом ряду, вытянул ноги так, что люди не могли пройти. Кто-то вежливо перешагивал через ноги Дурдина. Но вот со своей женой вошел зубной врач Фли-гельтауб, человек маленького роста и тщедушного сложения. «Уберите ыоги», — сказал он Дурдину. «Что? Ах ты такая-то морда!» Флигельтауб, ни слова не говоря, на глазах у всех за¬катил Дурдину две такие пощечины, что тот вскочил и не только не ответил, но стоял, как провинившийся мальчишка, затем полупьяной походкой пошел к выходу под веселый смех театральной публики.

Было у него и такое развлечение. На реке Черемухе, при¬токе Волги, где находилось очень много дач, ежегодно устраивалось катание на лодках. Все лодки были иллюмини¬рованы. И лучшая по убранству лодка получала приз. Дур¬дин поступил иначе: он спустил на воду большой баркас, на котором стоял накрытый стол, уставленный всякими яства¬ми и винами. За столом сидела подвыпившая компания приятелей Дурдина, горланила песни и ругалась площадной бранью. Подъехать к баркасу было невозможно, так как от¬туда неслись пустые бутылки, кружки, стаканы. Когда Дур¬дин разогнал всех, сорвав таким образом праздник на воде, он еще долго плавал на баркасе, горланя песни.

Как-то в цирк приехал женский чемпионат французской борьбы. Совершенно понятно, что это был за чемпионат и кто были его «чемпионки». Первые места занимала хорошенькая худенькая женщина «датчанка Кристиансен». Она была премьерша, хотя ее, вероятно, могла побороть любая из «чем-пионок». Во время борьбы все первые ряды и ложи занима¬ли купцы, из публики неслись самые недвусмысленные ост¬роты, По окончании представления Дурдин пригласил весь «чемпионат» в ресторан, и там гало продолжение зрелища, пьянство и скандалы. «Чемпионки» демонстрировали в от-дельном кабинете борьбу.

С началом революции Иван Дурдин исчез. Он вместе с семьей уехал за границу, где у него еще были немалые средства, j,

МАЛЬЦЕВ

Еще одной достопримечательной фигурой был купец Василий Иванович Мальцев20. На Крестовой улице стоял трехэтажный каменный дом. Окна этого дома почти всегда были закрыты ставнями. Принадлежал этот безжизненный и таинственный дом Мальцеву. Мальцев был запойный человек, у которого запои длились месяцами. Когда запой кончался, он шел в баню, парился там долго и возвращался в свой мрачный дом, где вскоре снова начинал пить. В период за¬поя он иногда выходил на Крестовую улицу и начинал «сла¬вить» местных купцов-торговцев. Подходил к какому-нибудь магазину и начинал свой акафест, как он называл:

— Живодеру, грошовнику, грабителю человечества, истязателю ближних — А-на-фе-ма!

II так далее. Кругом собирались любопытные. Так он переходил от магазина к магазину, толпа все увеличивалась, и под ее гогот он снова и снова произносил свои проклятия. Купцы привыкли к этому и не обращали внимания, а при-казчики испытывали удовольствие от того, как поносят их хозяев.

Однажды Мальцев пропал, не видели его на улицах не-сколько месяцев. Кто-то заявил полиции. Дверь в доме взло-мали, и во втором этаже нашли уже разложившийся труп Мальцева с раскроенным черепом. Рядом лежал дровяной ко. лун. Кто совершил преступление, так и не выяснили, да, вероятно, это мало кого интересовало, так как во время своих обличений Мальцев не оставлял без внимания полицмейсте¬ра и приставов — этих «взяточников и шкуродеров»...

РЯБИНИНЫ

В конце Крестовой улицы находился мануфактурный магазин «Вдова М. И. Рябинина с сыновьями»21. Сама Мария Ивановна всегда сидела в магазине, а три ее сына — Иван, Степан и Петр больше разъезжали по фабрикам, заказывая нужный товар. Покупателями у Марии Ивановны были главным образом окрестные крестьяне. И товар держали в основном «деревенский».

Второй сын, Степан, учился в университете. Не окон-чив курса, он тоже вошел в дело. Но неожиданно у него от-крылся процесс в легких, и его отправили за границу ле¬читься. Насмотрелся там всяких заграничных новостей — и ему тесно стало в деле и скучно. А тут еще женился на бо¬гатой купеческой дочке Бурениной22. Приданого взял поря¬дочно и решил выйти из материнского дела и открыть свое. Но по современному заграничному образцу.

Выйдя из дела матери, Степан купил дом рядом с мате-ринским магазином и открыл в нем также мануфактурный магазин. Но уже особого типа. В два этажа. Внизу продава¬лись самые разнообразные заграничные ткани, а наверху — салон по приему заказов на мужское и женское платье. Са¬лон обслуживался лучшими заграничными мастерами и за-кройщиками. Правда, главный «заграничный закройщик», немец, родился и всю жизнь провел в Рыбинске, не имея представления о загранице, но фамилия была немецкая — Кауфер. Сам Степан встречал покупателей и заказчиков вни¬зу в магазине. Сам подбирал ткани, сам провожал заказчика наверх в салон, присутствовал при выборе фасона и на при¬мерках.

Дела у Степана шли блестяще. Отбоя от покупателей не было. А у матери Марии Ивановны дело стало чахнуть. «Степан, что же ты с нами делаешь», — твердили мать и братья. А Степан только улыбался: «Отстали вы, а я иду в ногу с веком».

Одевался Степан по-модному, бородку отпустил клинышком, детей своих иностранным языкам обучал. Жена-краса¬вица сидела в кассе.

Но грянула революция. Степан, не долго думая, забрал жену, детей и уехал в Англию. Говорят, что открыл большой магазин в Лондоне.

НИКИТИН

Лучшая типография в городе принадлежала Константину Андреевичу Никитину23. Помещалась она на главной Крес¬товой улице. При типографии был магазин, в котором, кроме первоклассных писчебумажных товаров, имелся отдел так называемых предметов роскоши, «безделушек». Из Москвы привозились самые затейливые, модные электрические лампы, письменные приборы, статуэтки, рамки и прочее. За покуп¬кой этих товаров выезжал сам Константин Андреевич и его главный помощник в деле старший приказчик Александр Яковлевич Богданов.

Константин Андреевич происходил из старинной купе-ческой семьи. Мать его, Агриппина Егоровна, урожденная Шилова, из рода известных на Волге рыбинских мукомолов 'Шиловых, владельцев многих мельниц, была староверкой, воспитана в самых строгих правилах. Отец его, тоже из ку-печеской семьи, наоборот, был человек цивилизованный, и когда ему надо было вступать в самостоятельную жизнь, использовал отцовский капитал на устройство типолитографии. В то время это было новым делом. Он приобрел ма¬шины новейших образцов, и типография успешно развива¬лась.

Костя был единственным сыном. Его отдали в Рыбинскую гимназию. Окончив ее, Костя не пошел учиться дальше, а поступил помощником к отцу в типографию.

С детских лет он проявил большие музыкальные способ-ности и учился играть на скрипке у пьяницы-преподавателя 'Федора Федоровича Заглядимова. Заглядимов был человек незаурядных способностей, но алкоголик, и во время уроков выпивал необыкновенно большое количество воды. И пахло ют него всегда «Сен-Сеном» — ароматическим средством, ^отбивавшим запах водки. Кроме Заглядимова, других преподавателей в Рыбинске не было. Уроки двигались отлично, но для очень тучного и крупного Кости скрипка была слишком маленьким инструментом. И Заглядимов предложил ему за-ниматься на виолончели, хотя сам не играл на этом инстру-менте. Костя с увлечением начал учиться. Зная принци¬пы скрипичной игры, по существу сам, без помощи учителя, •осваивал виолончель.

В Рыбинске в те годы театр24 арендовал антрепренер Никанор Егорович Максимов, сам неплохой актер. Жена у него -была кассиршей в театре, а дочь, очень живая черноглазая девочка цыганского типа, Настенька поступила в Рыбинскую женскую гимназию. Костя стал ухаживать за «актерской дочкой», и когда та окончила гимназию, объявил матери, что решил жениться на Максимовой. Отец Кости в то время умер. Костя был владельцем и руководителем типографии, и для Агриппины Егоровны такое заявление стало совершен¬ным ударом. Выбирает себе в жены дочь комедианта-актера, да еще внешне похожую на цыганку, когда за Костю сватались все лучшие и богатейшие невесты рыбинских купцов. Все это вызвало бурю негодования у матери-староверки: «Жениться на безбожнице, на комедиантке — никогда   не ПОЗВОЛЮ!.

Но Костя не унимался. Будучи в те времена уже очень тучным и внешне, казалось бы, бесхарактерным, он в этом вопросе проявил упорство и заявил старухе, что все равно поставит на своем и женится на Настеньке. Легко себе представить, как приняла вся семья Шиловых такое заявление молодого Никитина. Но он стоял на своем и заявил, что даже если мать не благословит его на этот брак, он все равно на пего решился и не уступит. Мать не уступала, и Костя, сняв для Настеньки отдельную квартиру, женился на вей гражданским браком, Так продолжалось до тех пор, пока не родилась у них дочь Женя. Бабка смилостивилась, разрешила брак, и Ксстя с Настенькой, будучи уже мужем и женой больше года, сыграли свадьбу со всей полагающейся в их кругу роскошью.

Настенька мечтала о сцепе. Отец ее держал театр уже в другом приволжском городе, и играть было негде. Тогда Никитины организовали в Рыбинске музыкально-драматический кружок, где начали ставить любительские спектакли и устраивать любительские концерты. В этом кружке молодые Никитины заняли руководящую роль. Настасья Никано-ровна стала основной драматической актрисой, Константин Андреевич — руководителем музыкального отдела кружка. Спектакли ставились один раз в месяц.

Активными исполнителями были Настасья Никаноровна и жена армейского офицера Семенова, в прошлом ученица одной из московских театральных школ. Из мужчин выделялся прекрасный актер — любитель на бытовые роли — Александр Яковлевич Богданов, старший приказчик, вернее, управляющий типографии Никитина. Он говорил с сильным волжским акцентом на «о», но был очень выразителен на сцене. Среднего роста, с козлиной бородкой, в жизни никогда не бривший ее для спектаклей, он прекрасно играл в пьесах Островского, которые часто шли в любительских спектаклях кружка.

Подвизались там и супруги Алексеевы. Он был судья окружного суда, бросивший впоследствии судейскую карьеру и ставший профессиональным актером провинциальных театров. Его основное амплуа — «фат-любовник». Обладая хорошей внешностью, голосом, аристократическими манерами, Алексеев завоевал себе прочное положение на провинциальных сценах.

Магазин Никитина на Крестовой улице... Два больших зеркальных окна. В одном были выставлены канцелярские принадлежности, в другом — предметы роскоши: различные статуэтки из бронзы, часы, лампа в виде кузнеца, кующего подкову, которая светится красным огоньком, все в стиле «модерн». Сквозь витрины виделось, что происходило внутри магазина. Весь магазин был отделан в бледно-зеленый цвет: прилавки, касса, полки, витрины. За прилавком всегда днем сидел сам Никитин, перед ним стоял стакан с чаем и лимон. Который стакан — сказать невозможно, так как он менялся непрерывно.

К Никитину все время заходили гости — артисты театра. Посидят, выпьют стаканчик чая, поговорят и уходят. Тут же решались и репертуарные дела, если заходил главный режиссер или кто-нибудь из «ведущих», — что ставить очередной еженедельной премьерой или в бенефисе. Константин Андреевич всегда улыбающийся, тучный, красный от чая и тепла.

Как-то заходит в магазин тип. Обращается к Никитину: «Галоши у вас есть?» — «Есть» — «Можно посмотреть?» — «Пожалуйста. Евгений Яковлевич, подай галоши!». Евгений Яковлевич, младший приказчик, приносит галоши Никитина. Тип в недоумении: «Нет, мне новые надо» — «Ах, новые* так это рядом». А рядом помещался обувной магазин. Ясно, что тип ошибся дверью, и Никитин это понял с первого взгляда, но не подал вида. Вообще, разыграть кого-нибудь было излюбленным занятием Никитина. Делал он это незлобно, всегда с большим юмором.

Служила у Никитиных прислуга Ольга. И очень эта Ольга всем надоела бесконечной своей воркотней. Раз зовет ее к себе Константин Андреевич:

-Ольга, а который час?

-Без пяти минут два.

-Так вот, чтобы в два часа твоего духу в нашем доме не было!

Но Ольга знала манеру своего хозяина, никуда от Никитиных уходить не собиралась и продолжала как ни в чем не бывало воркотню.

Когда Константин Андреевич ложился вечером спать, он вместо чтения книг или газет на ночь всегда в кровати перед сном читал музыкальную партитуру какой-нибудь симфонии или оперы. Любовь к музыке и искусству вообще уживалась в нем с купеческой расчетливостью.

Ежегодно в конце года устраивалось собрание членов музыкально-драматического кружка, где делался отчет о деятельности кружка за прошедший год. Каждый отчетный год кончался с дефицитом, который всегда фиксировался в сумме 10—15 тысяч рублей. О нем много говорилось, и всегда Никитин покрывал убыток за счет своих собственных средств. И это повторялось из года в год. Купец Никитин жертвовал тысячи на существование культурно-театрального дела в Рыбинске.

Наступила революция. Замечательной чертой характера Никитина были юмор и умение легко воспринимать все жизненные события. Типографию национализировали. Организовался союз полиграфической промышленности, и Константин Андреевич, бывший владелец, стал активным участником его, одновременно начав работать бухгалтером Губсов-нархоза. Дом национализировали, но оставили его бывшему владельцу две комнаты. Имение «Борок» было взято под детский сад. Константин Андреевич переносил все это очень легко, всегда улыбаясь и работая честно.

С открытием театра Пролеткульт привлек Никитина для работы в качестве главного администратора. И он со всей присущей ему энергией взялся за это дело. Не забывал и виолончель. Наоборот, он стал усиленно работать и заниматься, играл в оркестре музыкальной школы,.а также (это совпадало с периодом нэпа) в трио ресторана «Сан-Ремо».25 Это трио состояло из преподавателя музыкальной школы прекрасного скрипача А. А. Гран и пианистки М. Л. Челищевой. Все трое были прекрасные музыканты большой культуры и вот по вечерам услаждали слух посетителей «Сан-Ремо». За это они получали, помимо зарплаты, еще и ужин.

Необходимо здесь же остановиться на событиях в жизни Константина Андреевича личного порядка. Он полюбил пианистку М. Ч. и разошелся со своей семьей. А было ему за 50 лет. Дети уже взрослые, и это событие очень тяжко переносилось всей семьей Никитина. Но Константин Андреевич, будучи человеком цельным, не смог, да, видимо, и не захотел превозмочь свое глубокое чувство и переехал жить к М. Ч.

М. Ч. была женщиной исключительно интересной: грузинка, очень красивая, небольшого роста, с чудесными черными лукавыми глазами, и очень талантливая пианистка. Окончив Московскую консерваторию по классу профессора Игуменова, М. Ч. вышла замуж, переехала в Рыбинск и организовала вместе со своим мужем-музыкантом музыкальную школу. Муж М. Ч. был человек талантливый, образованный, прекрасный музыкант, но пьяница. Без водки жить не мог и, проведя с М.-Ч. несколько лет, пропивая все свои и ее заработки, а также и вещи, делал долги, создал для М. Ч. совершенно невозможную жизнь, и они разошлись. Он уехал, и М. Ч. осталась одна с дочкой на руках. Духом не пала, продолжала начатое дело (музыкальная школа). М. Ч. стала совершенно самостоятельно укреплять музыкальную школу. Вот ее-то и полюбил Константин Андреевич, и М. Ч. ответила ему взаимностью. Бывшая жена Константина Андреевича, в прошлом Настенька, а теперь Настасья Никаноровна, поступила работать заведующей костюмерными мастерскими театра и с успехом выполняла свою работу

КОММЕНТАРИИ

1

Тюменев Федор   Ильич   (1777—1861) — купец   первой гильдии, рыбинский городской голова в 1821 —1824, 1827—1830, 1833 — 1838 гг.

(обратно)

2

Почетное гражданство установлено 10 апреля 1832 г. На его получение имели право купцы, состоящие 20 лет подряд в первой гильдии или получившие орден. Почетные граждане освобождались от рекрутской повинности, подушного налога и телесных наказаний. Почетный гражданин мог лишиться своего звания, если был осужден судом или поступал в услужение (работу по найму).

(обратно)

3

Софийский женский монастырь основан в Рыбинске в 1860 году. При советской власти в монастырских зданиях  размещался детский дом, а впоследствии находилась тюрьма.

(обратно)

4

На эти деньги — 250 рублей — в то время можно было купить 3 коровы или 2 лошади или 10 овец или 250 кг. свежей говядины.

(обратно)

5

Щербаковы: Щербаков Павел Абрамович — рыбинский первой гильдии купец, родился в 1804 году, время смерти не установлено. Щербакова Устинья Алексеевна — жена Павла Абрамовича Щербакова, родилась в 1802 году, дата смерти неизвестна (где-то между 1873 и 1901 гг.).

(обратно)

6

Преосвященный викарий — заместитель епископа.

(обратно)

7

Земская больница открыта в 1865 году, находилась на углу улиц Кузнецкой и Ивановской (улиц Гоголя и Радищева).

(обратно)

8

Калашников Ефрем Степанович (1851 —1921)—рыбинский первой гильдии купец. Коммерции советник. Потомственный по-четный гражданин. Награжден золотой медалью с надписью «За усердие» на Станиславской ленте, орденом Св. Анны III степени, орденом Св. Станислава II степени, орденом Св. Владимира IV сте-пени. Председатель Рыбинского биржевого комитета с 1893 г. Имел в Рыбинске паровую мельницу на Волжской набережной. Продукция мельницы неоднократно удостаивалась золотых и сереб¬ряных медалей на российских и зарубежных выставках.

(обратно)

9

По-видимому, речь идет о представителе третьего поколения знаменитой рыбинской купеческой династии Журавлевых Михаиле Николаевиче Журавлеве (1840 — 1917). Действительный статский советник. Председатель Рыбинского биржевого комитета в 1872— 1893 гг. Крупный промышленник и землевладелец. Имел землю и недвижимость в Рыбинске. Петербурге, Орле, Нижнем Новгороде, Казани, Почетный попечитель детского приюта им. принца Ольден-бургского  з Петербурге.

(обратно)

10

Кузнецов Матвей Сидорович — один из самых известных российских предпринимателей второй половины XIX века. Акционерному ювариществу Кузнецова принадлежало несколько фар•форовых фабрик, одна из которых находилась в поселке Песочное близ Рыбинска. Впервые в России на фабриках Кузнецова   была применена механическая декорировка изделий. Товарищество Кузнецова выпускало половину всего фарфора и фаянса в России.

(обратно)

11

Не соответствует действительности. Кроме «Пчелок» были небольшие пароходики «Птички», принадлежавшие конкурентам Журавлева и также обеспечивающие пригородное сообщение.

(обратно)

12

Галунов Андрей Иванович — рыбинский купец. В 1884 году в местечке Копаево близ Рыбинска (в настоящее время входит в городскую черту) построил самую крупную в Ярославской губернии мельницу. Сейчас в здании мельницы — мельзавод № 2.

(обратно)

13

Вероятно, ошибка. Главным директором-распорядителем товарищества Галуновых более 50 лет был В. В. Тистенев, умерший в мае 1913 г.

(обратно)

14

Калачев Михаил Егорович — рыбинский купец, на 1910

год имел собственный двухэтажный деревянный дом на каменном

фундаменте на Мологской улице (ныне ул. Чкалова).

(обратно)

15

Очевидно, был похож на актера, исполнявшего главную роль в спектакле.

(обратно)

16

В тексте не ошибка. Именно так тогда назывался район, который сейчас называют Мариевка.

(обратно)

17

По-видимому, фамилия Лытиков названа ошибочно. Купече. екая фамилия потомственных почетных граждан Лытиковых была одной из самых уважаемых в городе. Лытиков Константин Ники¬тич (умер 27.04. 1906 г.) исполнял обязанности городского головы, 15 лет был старостой Спасской церкви, был также почетным попе¬чителем технического училища им. Комарова.

(обратно)

18

Дурдин Иван Иванович — потомственный почетный граж¬данин, в конце XIX—начале XX века владел в Рыбинске пивова¬ренным заводом «Богемия». Имел собственный догл на Крестовой улице (ныне проспект им. Ленина). Сейчас в этом доме ресторан «Шексна».

(обратно)

19

Визитка — однобортный сюртук с расходящимися впереди закругленными полами.

(обратно)

20

Ныне пр. Ленина.

(обратно)

21

Об этом магазине рыбинский иллюстрированный календарь за 1902 год сообщает: «имеет постоянно полный выбор шелковых, суконных, полотняных, шерстяных и бумажных товаров. Парча, ковры, скатерти». В настоящее время на месте магазина Рябининой

находится продовольственный магазин ОРСа речного порта (угол пр. Ленина и площади 25 лет Октября).

(обратно)

22

Буренин Иван Федорович — рыбинский промышленник и купец конца XIX—начала XX века. Владел лесопильным заводом в деревне Лосево Спасской волости Рыбинского уезда (близ Слипа на левом берегу Волги).

(обратно)

23

Никитин Константин Андреевич — рыбинский купец конца Xix — начала XX века. Известен своими прогрессивными взглядами. Член Рыбинского научного общества. В 1915 году предоставил свое имение «Борок». в шести километрах от Рыбинска, для устройства в нем ботанического сада научного общества. Типография Никитина находилась на углу улиц Крестювой и Стоялой (ныне пр. Ленина и Пролетарской), там, где сейчас магазин «Океан».

(обратно)

24

Театр находился там, где сейчас вход в городской сквер на Советской площади. Здание театра построено в 1879 году по проекту петербургского архитектора, академика архитектуры В. А. UJpeiepa. Кстати, сам сквер был заложен как театральный садик.

(обратно)

25

Ресторан «Сан-Ремо» находился на углу улиц Крестовой и Стоялой (ныне пр. Ленина и Пролетарской). Сейчас здесь находится магазин «Гарнизонный универмаг».

(обратно)

Оглавление

  • ДОРОГИЕ РЫБИНЦЫ!
  • Рыбинск купеческий
  • Из истории благотворительности в Рыбинске
  • Рыбинские купцы (портретные зарисовки)
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики