Пожнешь бурю (fb2)


Настройки текста:



Эллен Таннер Марш Пожнешь бурю

Моему брату Хорсту, который всегда меня вдохновлял

Глава 1

– Мереуин! Тише!

Мереуин Макэйлис, с золотистыми локонами, сияющими из-под сбившейся набок шляпки, с которой на гладкую щечку свешивалось страусиное перо, пустила кобылу в галоп, развернув ее по ветру, и длинноногому животному потребовалось только легкое прикосновение арапника с костяной рукояткой, чтобы ускорить бег. Холодные, резкие порывы апрельского ветра налетали с гор со стороны моря, неся с собой дразнящий аромат сосен и вереска и обещание весны.

Губчатый торф под копытами лошади был еще мокрым от снега, растаявшего лишь на прошлой неделе, но она, выведенная самим лэрдом[1] Макэйлисом и родившаяся меньше четырех лет назад, зимой, жестокой на Северо-Шотландском нагорье, крепко держалась на ногах. Клайдздейльские предки[2] наградили ее не только мощной шеей и широкой грудью, но также выносливостью и понятливостью, необходимыми для того, чтобы выжить на скалистом побережье, где стояла крепость Макэйлисов замок Кернлах.

– Мереуин, тише, я тебе говорю!

Мереуин неохотно прислушалась к мольбе, которая звучала в словах ее брата Малькольма, чей неуклюжий скакун тщетно пытался нагнать быстроногую кобылку. Блестя темно-синими глазами, девушка с пылающими от возбуждения мягко вылепленными скулами нетерпеливо ждала, строго следя за лошадью, вскидывающей голову и похрапывающей в знак протеста против прерванной скачки.

– Ты чересчур раскормил Драммонда за зиму, – упрекнула она брата, когда его взмыленный конь поравнялся с ее бьющей копытами кобылой.

– Тебе прекрасно известно, черт побери, что Драммонду предназначено таскать плуг, – добродушно парировал Малькольм.

Мереуин высокомерно вздернула маленькую головку:

– Это не оправдание! Ты сам настаивал, чтобы его стали седлать, хотя мог купить настоящего верхового!

– Вопрос серьезный, – невозмутимо ответил Малькольм, – и мы с ним уже покончили.

– Я просто дразню тебя, – призналась Мереуин, с любовной улыбкой разглядывая его большими веселыми синими глазами.

Хотя разница между ними составляла всего три года, брат и сестра совсем друг на друга не походили. Малькольм высокий и тоненький, как тростинка, с темно-карими глазами и густой шевелюрой цвета лесного ореха. Суровыми, резкими чертами лица он пошел в покойного отца так же, как и характером – спокойным, невспыльчивым; он тщательно обдумывал свои слова и редко проявлял склонность к выражению потаенных чувств.

Его сестра Мереуин была блондинкой, с сияющими кудрями цвета спелой пшеницы и тонкими чертами лица, деликатно очерченными скулами, маленьким подбородком, красивым ртом и огромными, чуть раскосыми темно-синими выразительными глазами, в глубине которых поблескивали золотые искры, хотя они с легкостью принимали разнообразнейшие оттенки, от зелени до лазури, в зависимости от ее быстро как ртуть меняющегося настроения. Впалые щеки, гладкие надбровные дуги и тонкий аристократический нос выдавали ее нордическое происхождение, предательски обнаруживавшееся едва ли не в каждом поколении Макэйлисов с тех пор, как первые викинги высадились на побережье Шотландии, оставив след в смуглом кельтском народе.

В свои семнадцать лет Мереуин не видела другого мира, кроме того, что лежал за надежными стенами замка Кернлах и открывался перед ней во время редких поездок с братьями по делам в Глазго и Инвернесс. Она получила прекрасное домашнее воспитание и считала долину Гленкерн чудеснейшим местом на земле. Стройная и красивая захватывающей дух утонченной нордической красотой, столь редко встречающейся на Северо-Шотландском нагорье, Мереуин, как частенько подчеркивал ее брат Малькольм, отличалась необычайно изменчивым нравом и страстной жаждой жизни, которую он находил крайне утомительной.

– Неужели мы не можем просто спокойно прогуляться верхом? – спросил Малькольм, поправляя шапочку, съехавшую на ухо во время бурного галопа, в который его увлекла сестра.

Мереуин улыбнулась, и на ее мягкой щечке образовалась ямочка.

– Ох, да не причитай ты, как старуха! Нынче первый по-настоящему теплый весенний день! Чем же еще ознаменовать его приход? Только галопом! – Девушка подставила личико приветливому теплу солнца и широко раскинула тонкие, обтянутые бархатом руки. – Она кончилась, Малькольм, долгая, скучная зима! Ты не рад?

– Нет, – буркнул брат, думая о предстоящей вскоре работе. Несколько недель назад начался окот овец, потом неизбежно наступит очередь стрижки, затем последуют бесчисленные поездки на прядильни в Глазго… – Ты слишком похож на Алекса, – уколола Мереуин, дернув поводья и заставив кобылу бежать быстрой рысью.

Страусиное перо на шляпке беспечно заколыхалось, касаясь раскрасневшейся от ветра щеки девушки.

– А ты на него слишком мало похожа, – добродушно хмыкнул Малькольм.

Лошади проворно и неустанно мчались вперед, прокладывая облепленными грязью копытами путь вниз по болотистым тропкам, где скоро зацветут мирт и арника. Впереди, на скалистом выступе, обращенном к быстро текущей реке Лиф, стоял замок Кернлах с массивными каменными стенами, почерневшими как от возраста, так и от огня, бушевавшего в них, когда замок сравнивали с землей английские солдаты в красных мундирах после поражения принца Карла Стюарта при Каллоден-Муре в апреле 1745 года, почти двадцать лет назад.

Любых посетителей, впервые осматривавших замок, устрашали его размеры, пока не выяснялось, что используется он только наполовину, другая же до сих пор представляет собой обгоревшие руины, поскольку семейство Макэйлисов отстроило только западное крыло. Зубчатая крыша со множеством башен, обильно усеянных амбразурами для стрельбы из лука, опоясывала крепость по всей длине, но строение тем не менее выглядело приветливо. Аллея, посаженная в 1600 году тогдашним лэрдом в доказательство, что его клан больше не опасается нападений, – на протяжении веков тут был голый холм – смягчала грубые каменные стены и придавала южному фасаду некоторую элегантность.

Для Мереуин Макэйлис замок олицетворял дом и неизменность жизненного уклада, поскольку члены семейства Макэйлисов обосновались на этой земле в 896 году от Рождества Христова, когда из тумана в числе прочих викингов вынырнул Нильс Акгарсон. Вместо того чтобы по обыкновению награбить добра и убраться восвояси, он женился на Мейри Макэлиф, местной деревенской девчушке, и выстроил для нее высоко на скале дом. Завоевывая признание недоверчивых местных жителей, он взял фамилию Мейри, которая за минувшие столетия превратилась в Макэйлис.

Да, не раз думала про себя Мереуин, Макэйлисы – гордый клан, его история тщательно записана, ни один человек не пропущен и не забыт, даже если его биографией можно было бы и пренебречь. Излюбленными ее героями были Эберт и Гуннар Макэлифы, злосчастные близнецы. Эберт, родившийся на десять минут раньше брата, стал в 1286 году вождем клана и лэрдом замка Кернлах. Гуннар, как гласила история, разочарованный, что замок ему не достался, выстроил себе точно такой же, хоть и чуть меньше, прямо напротив, на другом берегу реки, текущей в Минч, и близнецы поклялись в вечной преданности друг другу.

Так и продолжалось более четырехсот лет – две семьи были прочно связаны брачными узами, крепко дружили между собой, особенно в долгий кровавый период истории, когда Шотландия вновь и вновь пыталась завоевать независимость от ненавистных англичан. В мирные времена Макэйлисы вместе пользовались пастбищами и правами судоходства на реке, которые принадлежали замку Монтегю, названному в честь Монтегю Макэйлиса, честолюбивого праправнука Гуннара. Монтегю провозгласил эти права переходящими по наследству к его потомкам.

И вот настал 1745 год, когда Карл Эдвард Стюарт от имени своего свергнутого отца Якова попытался вернуть трон, отобрав его у короля из ганноверской династии Георга II. Его сторонники, прозванные «якобитами», немедленно поддержали «короля, изгнанного за три моря», как выспренне называли Якова, и рьяно принялись составлять планы коронации в Сконе[3] законного властителя Шотландии. И тут союз, связывавший клан Макэйлисов, неожиданно рухнул.

Дуглас Макэйлис, вождь ветви Монтегю, присягнул на верность ганноверцу и на протяжении всей кампании выступал против собственных родичей. Кернлахские Макэйлисы верноподданно подняли штандарты Стюарта, как поступили обе семьи в 1715 году во время первой бесплодной попытки самого Якова вернуть трон. Они сошлись с представителями ветви Монтегю в битве при Каллодене, и их вражда вылилась в чудовищную резню. Аластер, отец Мереуин, пал в бою, равно как и его родич Дуглас Макэйлис, и оба дома остались без главы.

Победившие англичане разграбили и спалили замок Кернлах, а оставшиеся в живых члены семьи – вдова Аластера, два ее сына и дочь-малютка – были вынуждены бежать к родственникам в Среднешотландскую низменность.[4] Затем последовали годы лишений. Александр, в котором сильна была кровь Макэйлисов, восемнадцатилетним вернулся в Кернлах и заново отстроил его.

Тем временем английские власти делали все возможное, чтобы уничтожить клановую спаянность горцев, лишить вождей могущества и авторитета. Однако старый дух укоренился крепко. Александр сумел собрать вокруг себя верных сподвижников и, усердным трудом восстановив свои владения, вернул Кернлаху хотя бы часть былой славы.

Несмотря на то, что замок был разграблен англичанами, Александру удалось отыскать много сокровищ в развалинах. Портреты предков, древние доспехи и даже вожделенная усыпанная драгоценными камнями перевязь, которую Эберту Макэлифу вручил после битвы при Баннокберне в 1314 году Роберт Брюс,[5] были вынуты в целости и сохранности из глубоких тайников под донжонами,[6] где верные слуги схоронили их, прежде чем спасаться бегством.

Последующие годы были для клана Макэйлисов мирными, но не без трудностей. Поскольку убитый при Каллодене Дуглас Макэйлис воевал за короля Георга, его владения не пострадали от мести английских войск. Когда выяснилось, что у огромного дома Монтегю не осталось хозяина, король Георг II предложил его придворному фавориту.

Эдвард Вильерс, дворянин, предки которого пришли в Англию из Франции с Вильгельмом Завоевателем, поспешно принял королевское предложение, увлекшись рискованным предприятием по восстановлению некогда великолепного поместья. Одновременно он получил титул маркиза, дарованный королем в знак их дружбы.

Макэйлисы встретили новость со стоическим спокойствием, загнав свой гнев глубоко внутрь. Кроме того, что половина прядилен в Глазго и права судоходства принадлежали теперь сассенаху,[7] ненавистному англичанину, вдобавок их вынудили смириться с фактом, что Эдвард Вильерс, предавший Дугласа Макэйлиса, с благословения короля стал обладателем его родового титула и состояния.

Александр обнаружил, что обстоятельства требуют от него вести дела со скаредным и несговорчивым английским маркизом. К несчастью, замок Кернлах был слишком тесно связан с замком Монтегю соседством и деловым партнерством, чтобы их владельцы могли держаться независимо друг от друга, а лорд Монтегю, получив преимущества, без зазрения совести ими пользовался. Встречи между молодым лэрдом Макэйлисом и старшим по возрасту маркизом случались редко, сознательно сведенные к минимуму, но ситуация оставалась в лучшем случае напряженной, а нередко и взрывоопасной. Лорд Монтегю не скрывал желания полностью завладеть всеми землями и прядильнями в Глазго, и Александр столкнулся с жестокой необходимостью оберегать свои владения.

– Интересно, вернется ли Алекс сегодня домой, – задумчиво гадала Мереуин, когда лошади свернули на каменистую тропу, ведущую вниз к конюшням. – Прежде он никогда так надолго не уезжал по делам!

Малькольм кивнул, прикрыв карие глаза и посматривая на редко выглядывающее солнце, которое со слепящей яркостью отражалось в окнах замка.

– Уж не стряслось ли чего опять на прядильнях? – пробормотал он.

Мягкие губки Мереуин сердито сжались.

– Думаешь, снова этот вонючий ублюдок Вильерс?

Малькольм бросил на нее неодобрительный взгляд:

– Гнев Господень, матушка перевернулась бы в могиле, услышав от тебя подобные речи!

Мереуин подбоченилась и лишь на секунду подумала о прекрасной женщине, которую едва помнила.

– А мне все равно! Ты отлично знаешь, сколько лет этот ужасный человек отравляет Алексу жизнь! Если бы только у нас были деньги, чтобы выкупить его долю в партнерстве… Лучше бы этот жирный германский боров отдал Вильерсу сразу все, тогда бы мы, по крайней мере, самостоятельно начали жизнь сначала. Просто ужасно! Ведь нам приходится постоянно копаться в навозе да еще и нести все расходы!

– Не стоит тебе утруждать свою маленькую головку делами, – заметил Малькольм и беспокойно заерзал в седле, сознавая полную бесполезность своего замечания.

Их мать умерла, когда девочке было шесть лет, и неопытный Александр, воспитывая младших сестру и брата, не делал для Мереуин никаких исключений. Ее наравне с Малькольмом учили разводить овец, вести дела поместья, возить шерсть в Глазго и распоряжаться на прядильнях, половина которых принадлежала Вильерсу. Мереуин, сообразительность и деловая хватка которой изумляли Малькольма, знала ровно столько, сколько и братья, однако Малькольм склонялся к мысли, что столь нетрадиционное воспитание лишь обострило присущие характеру сестры мятежность и независимость.

– В конце концов, может, ничего и не случилось, – ободряюще продолжал он. – Война кончилась, и Алекса могли задержать дела, связанные с поиском новых рынков сбыта.

Меньше трех месяцев назад Парижский договор положил конец Семилетней войне,[8] и моря вновь стали безопасными для торговых судов. Торговые дела Макэйлисов сильно пострадали в те годы, когда Атлантику бороздили каперы и военные фрегаты. Александр уехал в Глазго вскоре после подписания Парижского договора, но, ни Мереуин, ни Малькольм не ожидали столь долгой отлучки. Мереуин была твердо убеждена, что продолжительное отсутствие брата каким-то образом связано с Эдвардом Вильерсом, и подозревала, что Малькольм думает точно так же.

Они вместе, молча, погруженные каждый в свои мысли, повернули лошадей к конюшне, стоявшей поперек неровно вымощенного булыжником двора позади кухонь Кернлаха. Мереуин спешилась, думая, что ничто не доставило бы ей большей радости, чем лицезрение трупа Эдварда Вильерса, но планы по осуществлению этой мечты тут же вылетели у нее из головы, когда из бокового стойла раздалось добродушное ржание.

– Это Трейфрайер! – взволнованно прокричала она, бросаясь вперед и глядя поверх грубо отесанных досок на призового скакуна своего брата. – Алекс вернулся! – Мереуин бросила поводья рыжеволосому груму, вышедшему их встречать. – Когда он приехал, Джон? – допытывалась она, стаскивая перчатки.

– С час назад, мисс Мереуин, – последовал веселый ответ.

– Пошли, Малькольм. – Девушка нетерпеливо дергала брата за рукав, сияя темно-синими глазами. – Его несколько недель не было!

– Иди, – со снисходительной улыбкой сказал Малькольм, счищая грязь с солидного брюха Драммонда. – Ты ведь мне никогда слова не даешь вставить. Я потом с ним поговорю.

Мереуин отвернулась, не бросив вопреки его ожиданиям ответной дерзости, и помчалась прочь, взмахнув развевающимися бархатными юбками, юркнула в арочный дверной проем, взлетела по истертым ступеням каменной лестницы и ворвалась в западное крыло замка. Зная, что найдет брата в кабинете, куда он всегда удалялся после долгого путешествия верхом, девушка сразу, без стука, впорхнула в дверь.

– Алекс! С приездом!

Он стоял к ней спиной, но тут же повернулся, приветствуя девушку улыбкой, и озабоченное лицо его смягчилось, как смягчалось всегда при виде сестры. Он был высок, так же строен, как брат, и прекрасно сложен. В свои тридцать лет он еще не был женат. С небрежно зачесанной назад гривой темных волос, в костюме из шотландки, со стаканом виски, зажатом в длинных пальцах, Александр выглядел настоящим вождем клака, с головы до ног.

На нем были панталоны до колен, а не килт.[9] Акт о разоружении 1746 года лишил гордых горцев права носить национальную одежду и играть на волынках, хотя было известно, что Александр время от времени делает и то, и другое, дерзко нарушая закон. Он освоил волынку еще мальчишкой и научил младших сестру и брата отплясывать стратспей и флинг[10] так, как показывал ему сам Аластер. Больше всего он любил долгие зимние вечера у камина в кабинете, где под балками потолка разносилось эхо любимых мотивов, и Мереуин с сияющим личиком грациозно исполняла перед ним народные танцы.

– Джон сказал мне, что вы уехали на прогулку, – проговорил Александр низким раскатистым голосом, одобрительно окидывая взглядом карих глаз стройную фигурку девушки в зеленом платье. – Мне следовало бы догадаться, что погода выманит тебя из дому.

Мереуин, смеясь, подлетела к нему, обхватила руками за шею, покрыла поцелуями колючие щеки.

– Ой, я так по тебе соскучилась, – бормотала она, зарываясь личиком в мягкую, пахнущую свежестью белую муслиновую рубашку и аккуратно завязанный широкий шейный платок.

– Где Малькольм? – спросил Александр, любовно обнимая ее.

– На конюшне. Он скоро явится. – Лукавые глаза ее глядели на брата снизу вверх. – Как там, в Глазго, все в порядке? Скажи мне, что мы – богатейшее на островах семейство!

Старший брат рассмеялся, но Мереуин впервые заметила на его суровом лице следы усталости.

– Ты утомился, – сказала она, толкнув его в большое кожаное кресло, стоявшее за письменным столом. – Принести чаю? Ты голоден?

Он покачал темноволосой головой и, сомкнув на тоненьком запястье пальцы, не позволил сестре выскочить из комнаты.

– Сядь, Мереуин. Мне надо тебе кое-что сказать. Вам обоим.

– Что?

– Подождем, пока Малькольм придет.

– С прядильнями ведь ничего не стряслось, нет? – обеспокоенно расспрашивала она, усаживаясь на ручку кресла и внимательно всматриваясь в лицо брата, хотя на нем и нельзя было прочесть его мысли.

– Нет, с прядильнями ничего, – мрачно ответил он, – по крайней мере, пока.

Синие глаза Мереуин выдавали ее смятение.

– Что-то по поводу Договора? Неужели там есть условия насчет торговли, о которых мы раньше не знали?

Александр успокаивающе улыбнулся:

– Тут не о чем беспокоиться, любовь моя. Я надеюсь на прибыльный год и спокойное плавание по морям.

– Так что же тогда? – нетерпеливо настаивала Мереуин, угрожающе поджимая губки. – Алекс, я знаю, это снова лорд Монтегю! Что он на сей раз выкинул?

Ей самой еще не довелось хоть одним глазком взглянуть на маркиза Монтегю, хотя оба ее брата частенько имели с ним дело. Лорд Монтегю никогда не ступал на землю Макэйлисов, по крайней мере, на ту, что лежала на южном берегу реки, и Александр ни разу не был в замке Монтегю с тех пор, как там поселился Вильерс. Все совместные дела мужчины вели через курьеров или решали при личных встречах где-нибудь в Глазго или в ближайшем городке Инверлохи.

В глазах Мереуин лорд Монтегю был чудовищем, а воображение девушки, разгоряченное отсутствием какой-либо информации о его внешности, рисовало омерзительнейшее создание, до такой степени ненавистное, что у нее не было другой мечты, кроме возможности уничтожить его.

Два года назад Александр из-за него лишился невесты. Лорд Монтегю соблазнил ее, пустив в ход весь свой шарм, которым, по слухам, обладал в полной мере, невзирая на возраст. Но рыжеволосая Джинни Синклер очень скоро ему наскучила, и он отказался от своей прихоти. Мереуин знала, что родители отослали опозоренную дочь в Эдинбург к старой тетке. Александр с удивительным благородством простил ей все, хоть Мереуин и подозревала, что в душе он сильно страдает.

Встав с кресла, Александр принялся угрюмо расхаживать по застилавшему пол кабинета превосходному ковру. С виду типичный горец, крепкий, земной, твердый в деле и мягкий в обращении, он был красив суровой мужской красотой. Мереуин нежно любила его, ибо брат занимал в ее сердце место Аластера, отца, которого она не знала.

– Так о каких же неприятностях ты говоришь? – снова спросила она, хмуря гладкий лоб.

– Подождем Малькольма, – напомнил Александр. – Не хочу повторяться.

Мереуин топнула маленькой ножкой.

– Ох уж эта твоя вечная таинственность! – протестующе воскликнула она. – Знаю, Алекс, у тебя плохие новости. В чем дело? Немец Георг теперь Вильерса герцогом сделал, что ли? Может, даже престолонаследником?

Александр невольно улыбнулся, обеспокоенное лицо чуть смягчилось при виде злых темно-синих глаз сестры.

– Хотелось бы мне, чтоб все было так просто.

– Ну, и в чем тогда дело? Что сказал тебе этот лицемерный мошенник?

– Собственно, я его так и не видел. По правде сказать, это удивительно. И поверенный его давно не заглядывал, и управляющий… Фактически какое-то время маркиз вообще никому не попадается на глаза. Единственный, с кем я встретился, это курьер, привезший из замка письменное сообщение.

– И что там сказано? – задохнувшись, спросила Мереуин, которую мрачная серьезность Александра уже заставила заподозрить нечто ужасное.

Александр бросил ей еще одну снисходительную улыбку:

– Я тебе говорю, подождем.

Мереуин помолчала минутку, потом задумчиво проговорила:

– На самом деле отсутствие Эдварда не так уж и удивительно. Ты мне сам говорил, что он иногда неделями не показывается на люди.

– Правда, – подтвердил Александр, – только его поверенный всегда на месте. На прядильнях я говорил почти с каждым, и все заявили, что не видали мистера Бэнкрофта как минимум две недели.

Мереуин, все еще державшая в руке арапник, беспокойно похлопывала им по ножке кресла.

– По-твоему, они замышляют заговор? – спросила она, наконец.

Александр открыл было рот, чтобы ответить, но ему помешала распахнувшаяся дверь кабинета.

– А, Малькольм, – тепло вымолвил он и двинулся навстречу брату.

Мереуин, хмурясь от нетерпения, ждала, пока они обменяются рукопожатиями, похлопают друг друга по спинам, а потом выпалила:

– Алекс, говорит, на прядильнях неприятности, Малькольм.

Карие глаза Малькольма сощурились, он плюхнулся в другое кресло, перед массивным дубовым столом и вытянул длинные ноги.

– Что такое?

Александр подошел к окну и устремил взор вдаль, не замечая величия окружающих гор и изумрудной красы торфяников, залитых солнцем.

– Я только что перед твоим приходом рассказывал Мереуин о странном исчезновении лорда Монтегю. Он словно сквозь землю провалился.

На лице Малькольма появилось озадаченное выражение.

– Не понимаю, о чем ты толкуешь, Алекс. Тебе не хуже моего известно, что он довольно часто устраивает себе подобные каникулы.

Александр удобно устроился на подоконнике, глубоко сунув руки в карманы камзола.

– Да, в этом нет ничего для него необычного, и его поверенный всегда знает, куда он отправился, но сам Бэнкрофт уже две с лишним недели не показывал носа в Глазго.

Малькольм провел рукой по взъерошенным волосам и заметил с не совсем искренней улыбкой:

– Несомненно, оба заперлись в замке и строят козни на нашу погибель.

– Я бы не удивился, – сказал Александр, поразив обоих слушателей своей мрачностью. – Утром в день возвращения я получил от курьера Монтегю запечатанное послание и, прочтя его, заторопился домой.

– И что там сказано? – спросил Малькольм, а Мереуин подалась вперед в своем кресле, вцепившись тоненькими, пальчиками в кожаные подлокотники.

– Там сказано просто и прямо, – резко объявил Александр, – что лорд Монтегю аннулирует наши права на реку.

В кабинете воцарилось потрясенное молчание.

– Не могу поверить! – выдавил наконец Малькольм.

– А каким образом он запретит нам ими пользоваться? – озадаченно поинтересовалась Мереуин.

– Шериф может арестовывать и конфисковывать любое наше судно с шерстью, идущее вниз по Лифу, – угрюмо проинформировал ее Александр, глядя карими глазами куда-то вдаль, за окно. – Не сомневаюсь, следить за ними будут прекрасно.

– Как же нам перевозить шерсть? – допытывалась Мереуин. – По суше получится в три раза дольше и гораздо дороже!

– Вот именно. – Александр оторвался от окна и печально посмотрел на сестру. – В конце концов, он загнал нас туда, куда хотел.

– Но почему? – вымолвила Мереуин, и ее юное личико выразило тревогу. – Чего ему от нас нужно?

– Весь этот год он пытался поднять рыночную цену на нашу шерсть, – пояснил Александр. – Я воспротивился, и он, полагаю, воспользовался правом на судоходство как средством сделать меня посговорчивее.

– Шантаж! – вскричала девушка, сверкнув темно-синими глазами. – Ох, Алекс, не может он так поступить! Нас это просто погубит!

– Вполне возможно, – согласился он.

– Так что же нам делать? – спросил Малькольм, спокойно глядя на брата. – Согласиться поднять цену?

– Мы не можем! – перебила Мереуин, прежде чем Александр успел ответить. – Мы же знаем, что в таком случае цены у конкурентов окажутся ниже! Мы потеряем огромный процент на рынке…

– Возможно, – снова невесело согласился Александр.

– По-моему, – не спеша вставил Малькольм, чертя указательным пальцем по подлокотнику кресла, – надо что-то делать. Не только с правами на судоходство, но и с ситуацией в целом. Она полностью ускользает из наших рук. На наши головы постоянно валятся неприятности. Не одна, так другая. Как бы решить дело миром раз и навсегда?

– Я думаю, мы должны вообще порвать с этой свиньей! – воскликнула Мереуин.

– Ты же знаешь, что мы не можем, – рассудительно произнес Александр. – Ему принадлежит треть наших пастбищ, равно как и половина собственности в Глазго. Нет, Малькольм прав. Если мы хотим выиграть, надо раз и навсегда заключить с ним мир.

– Но как? – спросил Малькольм.

Александр встряхнул темноволосой головой и опустился в кожаное кресло за массивным дубовым столом. Дотянувшись до стоящего позади буфета, вытащил хрустальный графин, два бокала, плеснул себе и Малькольму виски.

– Я раздумывал об этом всю дорогу домой и не нашел ответа.

– Ты разве не видишь, что он вытворяет? – настаивала Мереуин, вцепившись в край стола и наклоняясь вперед, не сводя глаз с лица старшего брата. – Постепенно подкапывается под нас и, когда решит, что мы совсем ослабли, ужалит, точно змея, а он на самом деле змея и есть!

– Ничего у него не выйдет, – хрипло сказал Александр. – Целой армии сассенахов не удалось согнать Макэйлисов с их земли. Я не позволю жадному до власти маркизу преуспеть в этом теперь.

Испуганно колотившееся сердечко девушки – замерло. Когда ее брат говорил таким тоном, он становился столь же безжалостным, как любой другой вождь клана, готовящийся вести свой народ на битву. В такие моменты она искренне верила, что однажды они найдут способ решить свои проблемы с лордом Монтегю, ненавистным английским чудовищем.

Ее руку накрыла сильная рука Александра, и он тепло улыбнулся сестре:

– Сумасбродная ты девчушка, любовь моя, и слишком часто действуешь по велению чувств. Это еще не конец света, так что не стоит так уж пугаться.

Мереуин неуверенно улыбнулась в ответ, и раскосые синие глаза снова затеплились надеждой.

– Я уверена, ты справишься, – провозгласила она, неожиданно дерзко вздернув подбородок, – что бы ни замыслил этот чавкающий боров!

Позади негромко хмыкнул Малькольм.

– Слушай, Мереуин, могу поспорить, будь ты мужчиной, вызвала бы Вильерса на дуэль.

Она резко повернулась к нему, сверкая темно-синими глазами:

– Точно, и нисколько не сомневаюсь в исходе!

– Он бьется на шпагах, как дьявол, – с ухмылкой предупредил Малькольм.

Мереуин окинула его взглядом, дерзко тряхнув золотыми кудрями.

– Да ладно тебе, глупая башка. Я иду наверх переодеваться. Надоело мне говорить о месье маркизе.

– Тогда встретимся за чаем, – заключил Александр, и она кивнула с веселой улыбкой, выскакивая за дверь.

– О-о-о, чтоб он сдох! – проворчала про себя Мереуин, идя в свою комнату, где, давая выход злости, сбросила башмаки и зашвырнула их в угол.

Будь она немного постарше, в самом деле, сама расправилась бы с маркизом, не силой, конечно, а красотой. Малькольм ей много раз говорил, что лорд Монтегю неравнодушен к хорошеньким личикам.

Да, была бы она хоть на несколько лет старше, пленила бы черное сердце англичанина своими прелестями и заставила его ползать в пыли у своих ног! Она прошлепала в чулочках к висевшему над туалетным столиком зеркалу и принялась критически себя разглядывать.

Темно-зеленый костюм превратил синие глаза в изумруды, длинные пушистые ресницы касались щек. Небрежно заколотые золотистые волосы рассыпались и локонами вились по плечам. Надув губки, Мереуин крутилась и так и сяк, посматривая на деликатно очерченный подбородок, стройную шею, упругую округлую грудь, которой страшно завидовала ее подружка Элли, живущая в деревне.

В свои восемнадцать лет Элли была худее самого невзрачного подростка, с тоненькими, как спички, ручками и ножками. Но ей все равно нравились парни, и она им нравилась, и Мереуин подозревала подружку в довольно-таки неразборчивых знакомствах.

– Но ведь я хорошенькая? – с любопытством спрашивала она себя. – Утверждают, что так, но, конечно уж, не такая красотка, как Джинни Синклер, а лорд Монтегю ее не пожелал!

– Опять вертитесь перед зеркалом, точно влюбленная овечка! – проговорил позади нее скрипучий голос, и Мереуин, виновато вспыхнув, обернулась к вошедшей в комнату пожилой седовласой женщине в темном платье.

Экни Фицхью, высокая, неуклюжая, с вечно красным носом и суровыми, проницательными глазами, жила в семье со дня рождения Александра. Острая на язык и не склонная к проявлению каких-либо теплых чувств, она, тем не менее, была беззаветно предана Макэйлисам и обожала самую юную свою подопечную, словно Мереуин была ее собственной дочерью.

– Самое время замуж, – добавила Энни, наклоняясь и поднимая сброшенные башмаки, не заметив промелькнувшего на юном личике возмущенного выражения. – Ох, поглядите-ка, люди добрые, все в грязи да еще Бог весть в чем! – Длинный нос ее сморщился от отвращения. – Вонища от вас, в пору загнать спать к скотине в коровник. Давайте все с себя скидывайте! Хорошая баня, вот что вам требуется!

– Ой, Энни, пожалуйста, не сейчас! – взмолилась девушка.

Старушка была неумолима.

– Раздевайтесь, а я пригляжу за ванной.

Мереуин вздохнула, зная, что спорить бесполезно, нехотя стащила платье, вышитую рубашку и перебросила их через спинку кресла, но к тому времени, как вода согрелась, она уже тряслась от холода, и жаждала окунуться в медный чан. Быстренько пробежав босиком в смежную туалетную комнату, она с радостью погрузилась в горячую воду, испустила долгий удовлетворенный вздох и закрыла глаза, пытаясь выбросить из головы все мысли о неприятных новостях, сообщенных Александром, особенно о своих планах обольщения ненавистного маркиза Монтегю.

Тело девушки цвета слоновой кости, с мягкими округлыми ягодицами, сильными упругими бедрами казалось в прозрачной воде безупречным. Если бы она знала, что тело это способно пробудить страстные желания в любом мужчине… Но Мереуин Макэйлис совершенно не думала о силе своей красоты, отдавшись убаюкивающей ее ароматной воде, теплу потрескивающего в камине огня. Александр дома, она счастлива. И ничего больше не имеет значения.

Через полчаса Мереуин сошла вниз, скромно завернутая в мягкий розовый атласный халат, с вымытыми волосами, переливающимися от отблесков пылающего в камине огня, и узнала от Энни, что Алекс с Малькольмом поехали вниз, в загоны, посмотреть на ягнят. Скучая, она принялась уныло бродить по пустым комнатам, задержалась в библиотеке, разглядывая висевшие там портреты.

Раньше они были развешаны в длинной галерее в восточном крыле, но ее сожгли англичане, и до восстановления дело еще не дошло. Картины вместе с другими ценностями хранились в тайнике донжона, который теперь вскрыли, обнаружив их нетронутыми огнем, пожравшим некогда величественное сооружение, и непогодой.

Портрет Эберта, древнейшее достояние Кернлаха, если не считать перевязи Роберта Брюса, висел над камином, и, судя по ширине плеч, мощной шее и бочкообразной груди, их предок был настоящим гигантом с коротко стриженными золотистыми волосами. Над неулыбчивым ртом и пронзительными синими глазами нависал огромный нахмуренный лоб, плотный винного цвета камзол украшал странный прихотливый рисунок.

Задрав голову, Мереуин с любопытством изучала портрет, думая, каково было жить в Шотландии во времена Эберта. По истории она знала, что времена были кровавые: каждый миг по полдюжины человек заявляли права на шотландский трон, претенденты на корону предавали и убивали друг друга, полные решимости наложить руку на эту страну.

Женщины тоже играли в истории Кернлаха немалую роль. Слева от Эберта висел портрет леди Агаты, которая в 1491 году в отсутствие мужа отразила атаку одного из кровожадных островных кланов, который вечно ссорился с шотландской короной.

Маленькая, хрупкая леди Агата, на шестом месяце беременности, сама подожгла деревянный крест, созвала клан и, возглавив его, рассеяла нападавших. Мереуин всегда нравился портрет леди Агаты, чьи серые глаза казались ей одухотворенными, а капризная полуулыбка, игравшая на губах женщины, выдавала сильную, но страстную натуру. Все представленные на этих полотнах Макэйлисы были такой же частью прошлого Кернлаха, как сама Мереуин – частью его будущего.

Гладкий лоб девушки прорезала крошечная морщинка озабоченности. Ждет ли Кернлах какое-либо будущее, кроме финансового краха? Не рассчитывает ли вероломный маркиз Монтегю уничтожить их и полностью завладеть поместьем? Она этого не допустит! Она готова, как леди Агата, вступить в войну с каждым, кто станет угрожать ее дому. Проклятый сассенах, презрительно думала Мереуин, неужели он думает одолеть их с помощью своих коварных замыслов? Ей надо разработать собственный план и постараться, чтобы Эдвард Вильерс горько пожалел о том дне, когда впервые ступил на землю Северного нагорья.

* * *

По контрасту с вчерашней мягкой весенней погодой следующее утро выдалось сумрачным и холодным. Проснувшись и выглянув в окно, Мереуин с разочарованием увидела летящие с неба снежные хлопья, поежилась, надела халат, заплела пышные золотые пряди в косу, уложив ее в низкий пучок. Раз погода плохая, стало быть, Александр отправится в овчарню, и у нее не будет возможности поговорить с ним. Вчера они с Малькольмом заперлись в кабинете – несомненно, чтобы обсудить последние деяния маркиза Монтегю, – и у нее не хватило храбрости прервать их и расспросить о намеченных планах. За обедом Александр коротко сообщил, что они обо всем позаботятся, и ей нечего беспокоиться, и пусть она, как всегда, полагается на него.

Спускаясь по лестнице, девушка заглянула в столовую и обнаружила там Энни и четырнадцатилетнюю Мораг, убирающих тарелки. Энни, от которой больше не требовалось услуг няньки и гувернантки, по-прежнему считалась членом семьи и ела вместе с Макэйлисами, командуя слугами в качестве домоправительницы, наставницы и распорядительницы. Была она честной и справедливой и несла на себе почти всю ответственность за домашнее хозяйство, освободив от нее Мереуин. Слуги любили и уважали ее, так что заведенный порядок вызывал всеобщее удовлетворение.

– Долгонько заспались нынче, – заметила Энни при появлении зевающей во весь рот Мереуин и, приметив под ее глазами темные круги, встревожено поинтересовалась: – Плохо спали?

– Нет, – соврала Мереуин. Если честно, она проворочалась полночи из-за последней выходки маркиза, но скорее откусила бы себе язык, чем призналась кому-нибудь в своих страхах.

– Тогда, стало быть, плохо ели, – решила Энни и положила на тарелку добрую порцию яичницы и копченой рыбы. – Сядьте и ешьте!

Мереуин ужаснулась при виде такого количества еды, но, чтобы уважить старушку, села за стол и, набив рот, спросила:

– Малькольм с Алексом уехали на холмы?

– Господи Боже, ну и манеры! – в отчаянии возопила Энни, усаживаясь рядом со своей юной подопечной и неодобрительно покачивая седой головой. – Угу, уехали. В четыре утра. – Она сокрушенно причмокнула. – Они всегда так работают в пору окота да еще при стрижке.

Мереуин обиженно выпятила нижнюю губку.

– Я предложила помочь, но…

– И совсем это вам ни к чему, – проворчала Энни, назидательно подняв палец. – Мне без того забот хватает с вашей одеждой после этих бешеных скачек! Я вчера говорила и снова скажу: вам пора замуж, да поскорее! Бог свидетель, мистер Алекс не может держать вас в узде, а мистеру Кольму и пробовать нечего! Ребеночек – вот что вам требуется…

– Пожалуйста, – охнула Мереуин, широко открывая темно-синие глаза, – может быть, поговорим о другом?

Энни сохраняла суровость.

– Ладно, только не думайте, что я на этом успокоюсь! Пускай только мастер Алекс вернется, я с ним потолкую. Поглядите-ка на себя, детка, какая вы ладненькая… В самом соку! Пора лэрду подыскивать вам подходящего мужа.

– Энни…

– Ну-ну, я, может, и лишнего наговорила, да как сказано, так и будет.

Мереуин глубоко вздохнула:

– Этого я и боюсь.

Теперь, когда девушка почти опустошила тарелку, Энни поднялась на ноги.

– Доедайте, да этим тварям ничего не кидайте, – велела она, указывая на пару гончих собак, лежащих в полной готовности под столом и не сводящих глаз со своей юной хозяйки, вечно сующей им подачки.

– Не буду, – пообещала Мереуин, хотя именно это и собиралась сделать.

Как только за старой нянькой закрылась дверь, собаки получили желанное угощение. Любовно поглаживая шелковистую шерсть, Мереуин рассмеялась и увернулась от их языков.

Рем и Ромул были представителями старой породы гончих собак с длинной родословной, охотников на оленей, живших в доме Макэйлисов со времен восшествия на престол Стюартов. Александр взял свою собаку с собой, когда пришли англичане, и привез в Кернлах щенка, когда навсегда покинул Шотландскую низменность. Эти два пса были внуками его прекрасной Дины, которая умерла в день передачи замка Монтегю во владение Эдварду Вильерсу, – предзнаменования грядущих бед, как шептались между собой суеверные слуги.

– Если я съем все, что положила в тарелку Энни, – сообщила Мереуин облизывающимся собакам, – и вы не придете на помощь, то стану толще вдовушки Макичин из деревни!

Она встала, пошла к окну, со вздохом отметила, что снег перешел в дождь. Опершись о подоконник, постояла, погруженная в глубокие думы, и вдруг резко выпрямилась, заметив движение на подъездной дороге далеко внизу. Вглядевшись, девушка увидела, что к замку несется всадник, низко пригнувшийся к седлу, с поднятым из-за дождя и пронизывающего ветра воротником, но без шапки, его редкие волосы прилипли к голове. Как Мереуин ни напрягала глаза, узнать седока не могла, и любопытство ее нарастало.

Отпихнув в сторону нетерпеливо ожидающих очередного лакомого кусочка собак, она быстро пробежала по каменному полу вестибюля и прильнула к замочной скважине. Наконец всадник влетел на вымощенный булыжником двор, и тут только Мереуин признала в нем Нормана Флинта, управляющего Александра. Девушка распахнула тяжелую дубовую дверь, и он торопливо вошел, встряхиваясь, словно мокрый пес, оставляя на полу натекшие с сапог, лужи.

– Господи, мисс Мереуин, ну и денек, – провозгласил управляющий, стаскивая промокший плащ.

– Да уж, – согласилась девушка, забрала у него плащ и повесила сушиться на рога чучела оленя, стоявшего позади нее. Александр сам застрелил оленя-самца в свой пятнадцатый день рождения и никакими мольбами и наставлениями не смог отучить младшую сестру от привычки использовать рога в качестве вешалки. – Входите, вы же до костей промокли!

Норман Флинт был приближающимся к пятидесятилетнему рубежу низеньким, плотным мужчиной с пышными седыми усами и маленькими черными глазками-бусинками. Макэйлисам он служил дольше, чем помнила себя Мереуин, и знал принадлежащих семейству овец лучше любого другого, за исключением Александра и Малькольма. Жил он в коттедже на склоне, неподалеку от замка, имел восьмерых детей разного возраста; старший из них был женат на сестре Элли Шилд, деревенской подружки Мереуин.

– Александр отправился на луга, – объяснила она, ведя Нормана в уютный кабинет, где в камине пылал жаркий огонь. – Садитесь, я кого-нибудь пошлю за ним.

– Да нет надобности, – отвечал Флинт, усаживаясь и протягивая к огню окоченевшие пальцы. – У меня для него сообщение, и вы можете передать его не хуже меня.

– Ну, хоть посидите, согрейтесь, – уговаривала Мереуин.

Он подмигнул черным глазом:

– Я б согрелся гораздо быстрее, если бы вы плеснули мне глоточек славного виски лэрда, мисс Мереуин.

На щеках Мереуин заиграли ямочки.

– Я тоже так думаю, Норман Флинт, да без его разрешения не дотрагиваюсь до виски, разве только для вас. Знаю, когда б вы ни явились, он всегда наливает вам капельку.

– Ах, ну и девчушка, – воскликнул он с фамильярностью старого знакомого, ибо помнил Мереуин с детских лет.

Она вытащила из буфета хрустальный графин и налила управляющему щедрую порцию. Он пригубил, оценивающе причмокнул, сделал глоток побольше и с одобрительным вздохом заметил:

– Вот на что мы, горцы, настоящие мастера.

Глаза Мереуин, поблескивающие золотыми искорками, наполнились смехом.

– Вы имеете в виду питье виски?

– Нет, дорогая моя, приготовление. – Он махнул в ее сторону стаканом, словно провозглашал тост. – Ну, кстати уж, и питье, раз вы о том заговорили. Даже присказка есть: ни в кого не войдет столько виски, сколько в горца.

Она посмеялась вместе с ним и с любопытством поинтересовалась:

– А зачем вам понадобился Александр, мистер Флинт? Надеюсь, ничего не случилось? Не могу даже вообразить, какая причина заставила вас пуститься в путь по такой погоде.

– Я был в замке Монтегю, – ответил Флинт, посерьезнев и отставляя стакан в сторону. – Мистер Алекс послал меня туда вчера днем.

– В Монтегю? – повторила Мереуин, опускаясь в большое кожаное кресло позади стола и не сводя с Флинта синих раскосых глаз. – Вы его видели? Маркиза?

– Нет. Передал расчеты, которые братец ваш сделал.

– Новые цены на шерсть?

– Угу.

– И что он сказал? – затаив дыхание, спросила она. Флинт покачал седеющей головой:

– Даже и не взглянул.

– Стало быть, водный путь закрыт? – обеспокоенно допытывалась Мереуин.

– Угу, точно так.

– А маркиз не сказал, какую он хочет цену?

– Он меня и не видел, мисс Мереуин. Я даже порога не переступил. Просто не знаю, как лэрд сможет заставить его передумать…

– Не понимаю, почему он ни с кем не встречается, – озабоченно пробормотала Мереуин. – Не нравится мне эта таинственность.

Норман Флинт согласно кивнул:

– Он сроду так не секретничал. Знал, чего хочет, и получал, не заботясь, кто или что стоит на его пути. А на сей раз заставил меня призадуматься. Остается предположить, что он что-то диковинное замышляет.

– О-о-о, он просто неописуем! – разозлилась Мереуин, вскочила с кресла и уставилась на управляющего горящими глазами, стиснув маленькие кулачки. – Хотела б я увидеть, как он болтается на виселице!

– Точно, там для таких, как он, самое место.

– А какой он, мистер Флинт? – с любопытством спросила Мереуин. – Знаете, я его никогда в жизни не видела.

– Благодарите Бога, мисс! – выразительно покачал головой Флинт. – Не припомню, кому еще я не доверял сильнее. Уж до того наглый подлец… просто мерзавец, если не сказать больше. Нравится ему с вашим братцем играть в кошки-мышки, вот что.

– Ну, скоро с этим будет покончено раз и навсегда, – угрожающе предрекла Мереуин.

Норман допил янтарный напиток и поднялся на ноги, недоверчиво покачивая головой:

– Не знаю, получится ли, раз маркиз даже видеть не хочет вашего братца. Нет, не получится, если не случится чуда.

– Получится, – пообещала девушка. Флинт вздохнул:

– Я бы первый выпил за то, чтобы с этим покончить, мисс Мереуин, да только не знаю как… Разве что у лэрда есть план, о котором я еще не знаю.

Пухлые губки Мереуин вдруг решительно и твердо сжались.

– Может, и есть.

Флинт остался при своем мнении и, направляясь за девушкой в вестибюль, напомнил:

– Расскажете лэрду, что я приезжал, детка?

– Конечно, – ответила она с теплой улыбкой, и огорченно протянула ему мокрый плащ. – К сожалению, еще не высох. Вы, в самом деле, не хотите обождать, пока дождь кончится?

– Пришлось бы мне пару недель просидеть, – рассмеялся управляющий, поблескивая черными глазками, потом вдруг помрачнел и набросил плащ на широкие плечи. – Завтра приеду. Скажите мистеру Алексу, что лорд Монтегю вообще не пожелал меня видеть. Скажите, я даже порога не переступил.

Синие глаза Мереуин потемнели от вновь вспыхнувшей злости.

– Скажу, – пообещала она, не желая показывать растущую в ней тревогу из-за отказа маркиза с кем-либо видеться.

Проводив управляющего, Мереуин поднялась по лестнице, проворно переоделась в самую теплую шерстяную одежду, натянула башмаки для верховой езды и, закутавшись в плащ, быстро вышла из замка через черный ход за кухнями, убедившись, что никто из прислуги – Энни в первую очередь – ничего не заметил. Завеса упорно неутихающего дождя скрывала ее от любопытных глаз, которые могли выглянуть из окон, и она, торопливо идя по раскисшей дороге к утесам, даже не пыталась таиться.

Свернув на тропинку, ведущую вниз, к берегу реки, девушка, скользя на мокрых камнях, добралась, наконец, до перевернутой плоскодонки, которую Джон стащил вниз из сарая только вчера, когда все наивно полагали, что теплая погода уже устоялась. Река бурлила от дождя, но Мереуин, окинув опытным взглядом серые волны, поняла, что по ней вполне можно плыть.

Она пускалась в плавания по Лифу чуть ли не с пеленок, сперва вместе с Александром, потом самостоятельно, была превосходной пловчихой и ни чуточки не боялась воды. Лишь к острову, расположенному очень далеко, в Минче, ей разрешалось отправляться только с сопровождающим, которым обычно оказывался Малькольм, любивший темно-зеленую холмистую долину Лифа не меньше сестры.

Окоченевшими от холода руками девушка с трудом перевернула плоскодонку и по усыпанному галькой берегу столкнула ее в воду. Шагнула следом, замочила подол платья, начерпала в башмаки ледяной воды, отчего крошечные ножки сразу заледенели. К тому времени, как Мереуин взялась за весла, она вымокла до костей, но, стиснув зубы, решилась довести план до конца. Александр частенько называл ее нетерпеливой сумасбродкой, поддающейся минутным капризам и первым побуждениям, над которыми она не давала себе труда подумать. Возможно, пришедшая ей в голову мысль не самая лучшая, заключила Мереуин, но она просто не знает, что еще можно сделать.

– Я должна его увидеть, – шептала девушка, напрягаясь всем маленьким телом и изо всех сил налегая на весла. – Должен быть какой-нибудь способ добраться до него!

Стуча зубами, Мереуин причалила к противоположному берегу. Переправа заняла гораздо больше времени, чем она предполагала. Если она хочет сделать дело и добраться назад до возвращения Александра и Малькольма, придется поторапливаться.

Вытащив из воды лодку, Мереуин постояла минуту, схватившись руками за ноющую от напряжения поясницу, потом подняла голову и принялась разглядывать берег, отыскивая дорогу к поместью. Приметив неподалеку маленькую пещеру, откуда к утесам шла неприметная тропка, девушка отвела с лица намокшие волосы и начала карабкаться вверх. Выбравшись на хребет, Мереуин уже не тряслась от холода, к рукам и ногам вновь прилила кровь. Она остановилась в конце тропы, повернулась, чтобы оглядеться вокруг, и с изумлением увидела, как красиво смотрится отсюда Кернлах. С этой точки он был виден отчетливо, несмотря на серую завесу дождя. Башни и стены замка на дальнем берегу вздымались высоко над холмом, где он был поставлен из стратегических соображений; с севера его окружала река, а с юга, запада и востока протянулась к горам длинная холмистая полоса торфяников.

Это и была живописная долина Гленкерн, притаившаяся между окружающих ее с трех сторон холмов, река Лиф закрывала долину с севера. Ниже по течению, в самом широком месте реки, Мереуин видела док, где грузили шерсть для отправки в Глазго, чтобы уже там чесать ее, сушить и прясть. Она снова перевела взгляд на покрытые травой холмы, гадая, где же замок Монтегю. Мереуин никогда не видела его, но знала, что в отличие от Кернлаха Монтегю строили, не принимая в расчет требований безопасности.

Вместо этого Гуннар Макэлиф позаботился о красоте, выбрав место для замка между рощей вековых лиственниц и извилистым плоским берегом реки Лиф. В случае нападения, рассудил он, семью можно переправить в Кернлах, так что следует лишь следить, чтобы в укромной пещере постоянно держали лодки и все необходимое для ночной переправы.

Но размышления о прошлом недолго занимали Мереуин, чересчур озабоченную мыслями о будущем. Она решительно глянула вниз на прелестную долину и сразу наткнулась на одинокую каменную башню замка Монтегю, возвышающуюся над лиственничной рощей.

– Ну, вперед, в драконье логово, – пробормотала она, презрительно вздернув подбородок, и зашагала вниз.

* * *

Маркиз Монтегю выбрался из высокого медного чана, установленного перед камином в роскошной, отделанной панелями из красного дерева спальне замка. Слуга его Дэвис мгновенно оказался рядом, протягивая хозяину согретое над огнем полотенце.

– Я распаковал ваши вещи, милорд, – вежливо доложил он и удалился, не дожидаясь ответа. Лорд Монтегю, погруженный в свои мысли, вытерся и пошел нагишом через комнату к туалетному столику, возле которого опытный камердинер развесил приготовленную одежду. Маркиз был крупным, пропорционально сложенным мужчиной, на несколько дюймов выше Александра Макэйлиса. На широкой спине и плечах бугрились мускулы, могучий торс переходил в узкие бедра. С красивого чеканного лица смотрели холодные серые глаза, капризный изгиб чувственных губ придавал аристократической внешности маркиза ленивый, почти скучающий вид.

Длинная грива темных волос редко зачесывалась на модный манер, за исключением случаев, когда он заплетал ее в косу. Даже в зимние месяцы смуглый от долгого пребывания на солнце, маркиз передвигался по комнате с кошачьей грацией, несмотря на свои внушительные габариты.

Он одевался, чувствуя себя после мытья чистым и свежим. Маркиз выехал с пастухами задолго до рассвета присмотреть за окотом молоденьких овечек специально выведенной породы, которые приносили потомство позже, и вернулся в замок за полдень, весь в грязи и овечьей крови.

Повязав шейный платок и облачившись в жилет, он позволил себе слегка улыбнуться при виде гиганта, глядевшего на него из зеркала, и подумал об убытках, которые должны будут понести обитатели замка Кернлах после его объявления о запрете в дальнейшем перевозить шерсть по реке. Сознавая последствия своего поступка, он отнесся к нему, как к вынужденной необходимости. Александр Макэйлис, боясь восстановить против себя старых клиентов, не пожелал поднять цену на шерсть даже после того, как ему были предъявлены расчеты, которые ясно свидетельствовали, что растущие накладные расходы начинают съедать прибыль.

«Черт бы побрал весь клан Макэйлисов!» – раздраженно подумал лорд Монтегю. Лучше всего было бы избавиться от них, но ему сообщили, что они никогда не согласятся продать свою долю, и он не станет им ничего предлагать, хоть и располагает деньгами. Он готов помериться хитростью с Александром Макэйлисом, по слухам, весьма жестоким и зачастую непредсказуемым, но проницательным и ловким в делах. Судьба, забросившая маркиза сюда, в дальний уголок Северо-Шотландского нагорья, сулила много интересного, и жизнь могла стать увлекательнее, чем дома, в Англии, не считая, конечно, придворных интриг и других удовольствий, забавлявших его с юных лет.

– Милорд, не желаете ли обедать? – В дверях снова возник Дэвис, бросил взгляд выцветших карих глаз на тикающие на каминной полке часы и нахмурился, отмечая про себя, что время позднее.

Лорд Монтегю кивнул, осознав вдруг, как сильно проголодался. Надевая камзол, почувствовал боль в левом плече и нетерпеливо принялся разминать его, думая, что не очень-то пригоден на роль фермера. Будь он поумнее, предоставил бы вести дела своему управляющему, однако же никогда нельзя доверять этим упрямым и непокорным горцам.

– Я спущусь через минуту, Дэвис, – ответил он низким голосом. – Подайте все, что найдется.

Позже, сидя за столом и с удовольствием уписывая холодную дичь с поданной Дэвисом бутылкой кларета, маркиз обнаружил, что раздумывает о следующем своем шаге по отношению к Макэйлисам. Обмена посланиями через управляющих недостаточно. Он должен лично увидеться с Александром, поговорить с глазу на глаз и не отступать, пока лэрд Макэйлис не смирит свою проклятую гордость и не примет его условия. Он предчувствовал, что для того, чтобы заманить Александра в Монтегю, понадобится не одно приглашение. Может, его подтолкнет отчаяние? Хмыкнув, маркиз решил, что это вполне вероятно, и в четвертый раз наполнил бокал.

– Еще чего-нибудь пожелаете, ваша светлость? – Дрожащий голос, раздавшийся от двери, принадлежал Джоку Гоуэри, крошечному старичку с согбенными плечами и белоснежными волосами, чей возраст не поддавался определению. Лицо его избороздили глубокие морщины, шишковатые пальцы скрючились, и, будучи спрошенным, он с извиняющейся улыбкой признался, что сам не ведает даты своего рождения. Он был одним из весьма немногочисленного числа слуг, оставшихся при маркизе после того, как на прошлой неделе большинство из них покинуло замок, предварительно попросив отставки. Излагая эту просьбу, они откровенно трусили, хотя на всех физиономиях было написано явное облегчение от перспективы улизнуть из дома, где властвует Вильерс.

Джок Гоуэри раздражал маркиза Монтегю. Крошечный человечек редко открывал рот, но, когда это случалось, он, как правило, разражался пространнейшими разглагольствованиями о величии замка до гибели Дугласа Макэйлиса и об ужасном поражении гордых горцев при Каллодене.

– Ох, в жизни не забыть мне того черного дня, когда лэрд собрал всех нас в большом зале, – талдычил маркизу Джок не один раз на протяжении двух последних недель. – Мы все истомились, я вам доложу, в ожидании, когда он объявит, что поднимает штандарты нашего доброго принца, а потом слышим, говорит, собрался идти за Мясником Билли![11] – И маленькие черные глазки на старом-престаром личике вдруг наполнялись слезами.

– Я уж решил, конец мне пришел, ваша светлость, я вам доложу! Бедное мое сердце! Даже подумать не мог, как это наш лэрд выступит против сэра Аластера, такого храброго мужчины, которого тут все любили! – Он покачивал седой головой, скорбно вздыхал, тощая грудь вздымалась с тяжелым, болезненным хрипом.

– Что мы могли поделать? Это ведь лэрд, и ничего мы не могли, как только стоять перед ним да слушать… А после Каллодена, когда нас известили, что он погиб, не оставив наследника, который занял бы его место, бездельники проклятые все разбежались, точнехонько, как на прошлой неделе, ваша светлость, только я и тогда не ушел, и теперь не уйду.

– Ваша преданность в высшей степени заслуживает похвалы, – нетерпеливо буркнул в тот раз маркиз, желая, чтобы маленький старикашка убрался вместе со всеми прочими.

Черные глазки вспыхнули от долго копившихся воспоминаний.

– Ох, это ведь я ради Макэйлисов остаюсь, сэр, надеюсь, когда-нибудь они вернутся в свои владения.

– То есть придут на мое место? – уточнил лорд Монтегю с угрожающей искрой в серо-стальных глазах.

Джок опасливо вздернул тощие плечи.

– Ох, нет, ваша светлость, нет! Это…

– Это все, благодарю вас, – безжалостно отрезал маркиз, и твердое выражение на его красивом лице ясно свидетельствовало о прекращении беседы.

– Еще чего-нибудь желаете?

Серые глаза башнеподобного англичанина сощурились, и он вернулся к действительности.

– Еще бутылку кларета, – приказал маркиз, и высохший человечек засеменил прочь, сжимая кривыми пальцами пустую бутылку.

Лорд Монтегю раздраженно выдохнул, что-то пробормотал и положил себе еще мяса. Он представления не имел, почему его покинули все слуги, разве что набрались, наконец, храбрости сделать это сейчас, потому что…

– Больше нету кларета, ваша светлость, – донесся сзади робкий голосок Джона.

Огромный кулак лорда Монтегю грохнул по столу, отчего задребезжал фарфор.

– Так принеси портвейну или еще чего-нибудь, старый дурак!

Джок, испуганно пискнув, удалился, а лорд Монтегю принялся растирать сильными пальцами ноющие виски. Кровь Господня, надо найти себе поскорее достойных помощников, иначе можно сойти с ума! Если б не камердинер Дэвис, преданно последовавший за ним из Англии, неизвестно, как бы он справился со скучными заботами в этом мрачном и более чем ветхом каменном логове!

Дэвис в большом вестибюле старался разложить мокрый плащ хозяина перед огнем так, чтобы он высох и не помялся. Отвлеченный от дела робким стуком в парадную дверь и весьма этим недовольный, он не стал торопиться, и стук повторился дважды, прежде чем камердинер управился и, отодвинув засов, распахнул крепкую створку.

Глянув вниз, он обнаружил перед собой маленькую замерзшую фигурку, с ног до головы покрытую грязью. Мокрые завитки золотистых волос обрамляли тонкое личико, струи дождя текли с полей полураскисшей шляпы на чуть вздернутый носик.

Широко открытые синие глаза, не моргая, уставились на Дэвиса, и он холодно спросил:

– Что угодно?

Существо тихим голосом ответило:

– Я хотела бы повидать маркиза.

– Прошу прощения, – возразил старый лакей с откровенным недружелюбием, – лорд Монтегю не нанимает слуг. Это делаю я.

Раскосые синие глаза раскрылись еще шире, и только тут он заметил, какие они огромные и живые на бледном, худеньком личике, обрамленные темными, густыми ресницами.

– Я не прошу взять меня в служанки, – уведомило его жалкое создание, чей тон неожиданно оказался ничуть не теплее тона Дэвиса. – Я Мереуин Макэйлис, сестра лэрда Макэйлиса, и пришла повидать лорда Монтегю по делу.

Дэвис окинул взглядом заляпанный грязью плащ и мокрый подол ее платья.

– Пожалуй, мне трудно в это поверить.

– Почему, дерзкий вы старик? – вскричала девушка, изумив его неожиданным взрывом, и бледные щеки ее зарделись. – Как вы смеете так со мной разговаривать!

Дэвис счел, что совершенно не заслуживает попреков со стороны воинственной малышки, и отступил, намереваясь закрыть дверь у нее перед носом. Мереуин, взбешенная такой наглостью, рванулась вперед, после чего завязалась довольно шумная борьба, в ходе которой Дэвис приказывал ей прекратить и убираться, а она, вставив ножку в ботинке между косяком и тяжелой створкой двери, колотила ладошками по железным запорам, громко протестовала и грозила всяческими жуткими карами.

– Что за дьявольщина тут происходит? – Раскатистый голос, прозвучавший весьма угрожающе, прервал стычку. Раскрасневшийся, впервые в жизни вышедший из себя Дэвис шагнул назад так поспешно, что Мереуин, влетев в неожиданно распахнувшуюся дверь, с размаху наткнулась на некий твердый и неподвижный предмет.

Лорд Монтегю, чья чистая рубашка мгновенно промокла от прижавшегося к его груди мокрого, трясущегося тела, железной хваткой вцепился в худенькие плечики и оттолкнул девушку от себя. Она упала бы, если б он не держал ее.

– Дэвис? – зловеще произнес маркиз, бросая на пристыженного слугу взгляд прищуренных серых глаз.

– Прошу прощения, милорд, – простонал Дэвис, – Я хотел оградить вас от встречи с этой… маленькой дикаркой. – Взгляд его выцветших глаз с отвращением уперся в смущенную бродяжку, которую все еще удерживали сильные руки маркиза. – В жизни не видывал ничего подобного! Подумать только, она и правда пыталась вломиться силой!

Длинные пальцы, обхватившие тоненькие запястья, больно сжались, и Мереуин задрожала.

– Что все это значит, девушка? – спросил низкий, ненавистный голос англичанина.

Мереуин подняла глаза, и сердечко ее сильно забилось от смятения и испуга при виде стоявшего перед ней мужчины. Он был самым высоким из всех, кого она когда-либо видела, хоть с рождения привыкла к могучим горцам, населяющим земли ее брата. Из-под темных, ненапудренных волос сверкала пара серо-стальных глаз, холодно изучающих ее, полных почти ощутимого раздражения. Она едва доставала до его широкой груди и была вынуждена запрокинуть голову, чтобы разглядеть надменное лицо, которое оказалось необычайно красивым, с точеными аристократическими чертами, чувственным ртом, изящным, тонким носом и мужественным квадратным подбородком.

– Вы не можете быть маркизом Монтегю! – тихо пробормотала она, обретая наконец дар речи.

Уголки чувственных губ тронула презрительная улыбка:

– В самом деле?

– Нет! Вы же совсем не старый! – Мереуин окончательно смутилась, в широко распахнутых синих глазах отразились недоумение и боль, когда она осознала, как крепко он ее держит. Попыталась высвободиться, обнаружила, что не может, и дернулась изо всех сил.

– Пустите меня! – выкрикнула она, вырываясь из его рук, но железные пальцы все так же впивались в ее запястья.

– Только если пообещаешь вести себя прилично, – ответил он.

Насмешка, прозвучавшая в его тоне, взбесила девушку. Никто и никогда так с ней не обращался!

Маленькая ножка в ботинке мелькнула в воздухе и изо всех сил пнула маркиза в колено. Мереуин услышала громкий выдох, а потом сильные руки рванули ее, прижав к твердой груди. Голова девушки запрокинулась, и она почувствовала железные пальцы на своей шее, а его лицо оказалось в нескольких дюймах от ее.

– Черт тебя побери, маленькая соплячка! – рявкнул он. Мереуин попыталась отвернуться от потемневших, пылающих гневом глаз, но вообще не смогла шевельнуть головой. Она слушала гулкие удары его сердца под напрягшимися на груди мускулами и сгорала от стыда за собственное бессилие, глядя на маркиза полными слез глазами.

Лорд Монтегю наклонился и разглядел в этих наполненных страхом темно-синих глазах золотые искорки поразительной красоты. Девушка была очень молоденькой, он это сразу заметил, рассматривая изящные черты маленького личика, видневшегося из-под мокрых, обвисших полей шляпы. Наконец он отпустил ее, и она пошатнулась, но быстро обрела равновесие и встала, презрительно глядя на него раскосыми глазами. Он изумился той быстроте, с которой девушка овладела собой.

– Может, теперь будете вести себя более цивилизованно? – поинтересовался лорд Монтегю.

– Наверное, мне следует брать пример с вас? – парировала она.

Маркиз приподнял брови:

– Позвольте напомнить вам, что вы явились без приглашения. Со всяким, кто вламывается в мой дом, я обхожусь точно так же.

– В ваш дом! – недоверчиво повторила девушка, заливаясь румянцем, и он вдруг осознал, как она красива.

– Милорд! – простонал Дэвис и указал на грязную лужу, расплывшуюся на мраморном полу под хлюпающими башмаками девушки.

Лорд Монтегю пожал плечами, теряя интерес к происходящему.

– Мне не особенно хочется нанимать ее, Дэвис, но если вы сможете вколотить в нее хоть каплю здравого смысла…

– Вы что, думаете, я пришла искать работу? – вскрикнула Мереуин. – Как по-вашему, кто я такая?

– Не имею понятия, – сухо отрезал маркиз, легонько покачиваясь с носка на пятку и глядя на нее с высоты своего огромного роста. – Но, уверен, могу догадаться. Наверняка Мак-такая-то или Мак-эдакая – все ваши горские имена, на мой слух, одинаковы.

Мереуин задохнулась от ярости, не в силах вымолвить ни одного слова, и только шипела:

– Вы… Вы…

Кто этот высокомерный мерзавец? Будь у нее с собой дирк,[12] так и полоснула бы по смазливой физиономии!

Лорд Монтегю пожал плечами и устало взглянул на своего камердинера:

– Должно быть, я ее оскорбил. О, эта вечная, скучная, дикая шотландская гордость! Как слепо они обожают своих вождей, живых и мертвых, тиранов и пьяниц, ни о чем не заботятся, кроме своих кровных родичей, ничем не интересуются, кроме убийств и распрей. Удивительно, что страна эта так долго держится. – С внезапно вспыхнувшим нетерпением он оглядел разъяренную красавицу и решительно покачал темноволосой головой. – Нет, моя девочка, ты, по-моему, не годишься. Предлагаю тебе поискать работу в другом месте.

Он не был готов к неожиданному нападению и успел лишь перехватить взметнувшиеся руки, когда она ринулась на него. Маркиз не успел снова сгрести девушку, как она пнула его еще раз, угодив на сей раз в мошонку, и, хотя удар пришелся сбоку, он был вынужден отпустить ее из-за взорвавшейся в животе боли, которая окончательно вывела его из себя.

– Удар в цель, сэр! – воскликнула Мереуин, глядя, как он падает на колени. – Надеюсь, это немножко убавит вам спеси, поскольку я уязвила вас именно в то место, которым вы больше всего гордитесь!

Дэвис с прытью, равной всем его усилиям за почти сорок лет, кинулся на нее в тот самый момент, когда она собралась снова напасть на его поверженного хозяина. Поймал тоненькую руку, заломил за спину, прижал так, чтобы лишить девушку возможности двигаться, но в то же время не сломать ее. Удивившись, как быстро она замерла, дрожа всем телом и тяжело дыша, он держал ее до тех пор, пока лорд Монтегю не распрямился со стоном и не шагнул вперед.

Шляпка слетела с головы Мереуин, пышная масса мокрых локонов упала на грудь. Маркиз приподнял тяжелую прядь, намотал на огромный кулак, выдернул девушку из рук Дэвиса и снова прижал к своей крепкой груди. Через холодную, мокрую одежду она ощущала тепло его тела, а при взгляде в серые глаза, в глубине которых тлел гнев, у нее пересохло во рту.

На минуту установилась полнейшая тишина, если не считать тяжелого дыхания противников да стука сердца Мереуин, такого сильного, что она была уверена, маркиз слышит его. Она до сих пор не могла поверить, что двое мужчин могли так жестоко с ней обойтись, особенно этот страшный башнеподобный гигант, который все больнее и больнее тянет ее за волосы.

– Наслышался я историй про диких горцев, – проговорил он, наконец, и от его холодного тона сердце ее сначала замерло, а потом снова бешено заколотилось, – но не думал, что это относится и к женщинам. Советую тебе, девушка, покинуть мой дом, покуда я не свернул твою длинную шею.

Она сглотнула, прежде чем заговорить, не в силах шевельнуть головой и уклониться от жгучего взора.

– Я… не девушка, – прошептала, наконец, Мереуин, не желая больше терпеть подобное обращение.

Серые глаза выразили удивление и еще большую неприязнь.

– Никак не желаешь утихомириться? – спросил маркиз, и неприятная усмешка искривила полные губы. – Предпочитаешь, чтобы я вышиб из тебя гонор?

– В-вы не посмеете!

– Не заставляй меня, – предупредил он, – проиграешь.

Она попыталась вывернуться, рванулась, услышала болезненный вздох и заметила, как серые глаза потемнели от мимолетной боли. Медленная улыбка расплылась на ее губах, и она продолжала таким же холодным тоном:

– Вы уверены, что проиграю, сэр? Кажется, я набрала уже больше очков, чем смела надеяться.

Лорд Монтегю начинал опасаться, что полностью потеряет контроль над собой. У этой маленькой негодяйки слишком острый язычок, а он не привык видеть что-либо, кроме смертельного страха, в глазах всякого, кто вызывал его гнев и не намерен терпеть все это от девки, принадлежащей – к низшему сословию. Он обхватил мощной рукой тоненькую шейку, чувствуя под пальцами бешено пульсирующую жилку, и ласково проговорил, придвигая к ней лицо:

– Не хочу с тобой ссориться, дорогуша, но считаю, что тебя следует поучить кое-каким манерам.

Огромная кисть начала сжиматься, надежно преградив воздуху доступ к легким, и Мереуин, впервые почувствовав настоящий страх, широко распахнула синие глаза. Потрясенный взгляд девушки вдруг напомнил маркизу глаза перепуганного детеныша лани, которого он много лет назад обнаружил в поле в своем английском поместье. Сперва он не заметил малыша, поскольку его шкурка сливалась с землей и травой, а потом, когда тот поднял голову и посмотрел на него, разом замер на месте, не в силах поверить в существование такого хрупкого и беспомощного существа.

Но эта юная дикарка вовсе не беспомощная, напомнил он себе, сердясь, что внезапное чувство жалости пересиливало решимость наказать ее. Она заслуживает хорошей порки, пока гордыня в огромных глазах не сменится страхом и мольбой. Чресла его еще отзывались болью при каждом движении, и за одно это ее следовало бы запереть как минимум на неделю в подземной темнице.

– Готова ты к порке? – любезно поинтересовался маркиз.

– Разве вам мало? – выдохнула сна, когда он ослабил хватку, позволив ей глотнуть воздуха.

Он зловеще улыбнулся, принимая страх в ее голосе за свидетельство своей победы.

– Не уверен, моя дорогая. Согласись, ты вполне это заслужила, всеми силами стараясь причинить вред коему… как ты сказала? – Холодные серые глаза опять оказались совсем близко. – Предмету моей гордости.

– Будь тут мой брат, он убил бы вас, – храбро ответила Мереуин, и при мысли об Александре ее вдруг охватила паника.

Алекс! Она пришла сюда ради него, чтобы попробовать уговорить маркиза избавить Кернлах от дальнейших неприятностей, а вместо того сцепилась с каким-то злобным, вспыльчивым типом, самым огромным и самым страшным из всех, кого видела в своей жизни, полезла драться, точно простая уличная девчонка!

А вдруг, в ужасе гадала Мереуин, это сын маркиза? Нет, для сына он слишком стар, ему лет тридцать, самое меньшее. Но, может быть, брат или друг, горестно размышляла она, может быть, маркиз Монтегю прислушивается к его мнению!

Живые синие глаза погасли от этих горестных мыслей, тело обмякло, привалилось к гиганту, чей кулак все еще сжимал ее волосы, и он счел, что она признает свое поражение. Размотал длинную прядь мокрых волос, отступил на шаг назад и спокойно велел:

– Дэвис, будьте добры, покажите ей выход.

Мереуин почувствовала, как стоявший позади старик хватает ее за ворот плаща и волочит к дверям. Последняя капля переполнила чашу унижения, и девушку снова охватил гнев.

– Пошли вы к чертям, мерзкие сассенахи! – завопила она, замахиваясь на лакея маленькими кулачками.

Он тащил ее почти с такой же легкостью, с какой действовал его хозяин, вышвырнул за порог, она больно шлепнулась попкой в грязь и услышала стук захлопнувшейся огромной дубовой двери.

Мереуин чуточку полежала, слишком разбитая, чтобы двигаться, потом с трудом поднялась па ноги, утирая грязной рукой горячие, льющиеся по щекам слезы. Взглянув на свое запястье, она увидела красные отметины от пальцев гиганта, от бессильного гнева заплакала еще горше и бросилась бежать без оглядки, пока замок не скрылся из виду за поросшим травой склоном.

Лишь тогда она обернулась, тяжело дыша, и покрасневшие глаза наполнились жгучей ненавистью при взгляде на Одинокую башню. Она не знала, кто были эти мужчины, но собиралась узнать и тогда уж обдумать план мести, и, Бог свидетель, месть эта будет ужасной!

Мереуин взялась за весла, превозмогая боль во всем теле, не в силах поверить, что могла подвергнуться столь жестокому обращению.

Никто и никогда в жизни не поднимал на нее руку, за исключением Александра, дважды отшлепавшего сестру: один раз после ее самостоятельного плавания на остров Лиф-Дуб в Минче – сильно рассердившего его проступка, поскольку на пути туда встречались опасные подводные течения, и другой, когда она, двенадцатилетняя, последовала за братом на охоту с гончими, хоть он и запретил ей это. Мереуин свалилась с лошади, ударилась головой о корень дерева и пролежала без сознания два часа в тумане на сырой земле, пока ее не нашли. Суровый и неумолимый Александр прибег к наказанию, и ей так и не довелось узнать, какая боль терзала при этом его сердце.

– Я Макэйлис, – шептала она про себя, изо всех сил налегая на весла, – а ни один из Макэйлисов не потерпит подобного обращения!

Хуже всего, думала она, направляя плоскодонку к противоположному берегу, что нельзя рассказать о случившемся Александру и Малькольму, которых, безусловно, потрясет сам факт, что она в одиночку отправилась в замок Монтегю.

Мереуин с трудом выволокла лодку на берег, перевернула ее, потерла, жалобно постанывая, ноющую спину и ягодицы. Хорошо бы взять с собой Ромула, приказать ему «фас!» и с удовлетворенной улыбкой увидеть, как клыки шотландской гончей вопьются в объемистую задницу обидчика!

К тому времени, как она добралась до замка, гнев начал утихать, сменяясь любопытством и усиливающимся беспокойством. Старик, обратившись к длинному, когда тот появился, назвал его «милорд», – но это не может быть лорд Монтегю! Тогда кто же он и не связано ли каким-нибудь образом его присутствие в замке с тем, что у них отняли право пользоваться рекой?

Глава 2

– Мисс Мереуин, мисс Мереуин, они тут! Лососи идут на нерест!

Сидя на каменной террасе в шляпке, прикрывавшей глаза от ярких лучей весеннего солнца, которое время от времени проглядывало сквозь слоистые облака, Мереуин быстро подняла голову на взволнованный вопль Джемми Кью, десятилетнего сынишки конюшего Джона. Рыжеволосый, как отец, с сияющими на детской мордашке глазами, он мчался, перебирая крепкими ногами, через зеленую полоску газона к спускавшейся по ступеням террасы стройкой девушке в белом, отделанном кружевами муслиновом платье.

– Ты видел? – нетерпеливо спросила Мереуин, когда он, споткнувшись, растянулся у ее ног, подняв вверх возбужденную физиономию, сплошь усыпанную бесчисленными веснушками.

– Ой, мисс, видел! Идут там, внизу, по реке, и отец говорит, вам надо бы поспешить, если желаете поглядеть. А не то живехонько уйдут вверх!

Мереуин заторопилась вслед за мальчиком по узкой тропке вниз, к берегу, ощущая через подошвы башмаков гладкость круглой черной гальки. Джон Кью стоял у самой кромки воды, глубоко сунув руки в карманы клетчатых горских штанов и обшаривая глазами расстилавшуюся перед ним глубокую синюю реку.

– Они в самом деле тут, Джон? – спросила девушка, переводя дыхание, и встала рядом с ним.

Он кивнул:

– Угу, мисс. Каждый год в разное время являются, правда?

– Правда, только все же являются каждый год, вот что важно. – Она подалась вперед, позаботившись о том, чтобы не испачкать подол белого платья, зная, что Энни отчитает ее за неаккуратность.

Ежегодный приход лосося в холодные, глубокие воды Лифа знаменовал в Кернлахе наступление настоящей весны и окончание бешеных зимних вьюг, хотя погода в это время частенько оказывалось дождливой и зябкой. Приход лосося задерживался порой до конца мая, иногда до июня, но кернлахская легенда гласила, что, раз он пришел, снегопада до следующей зимы не будет, и почти все фермеры-арендаторы приурочивали начало сева к моменту его первого появления.

– Ой, вон они! – прокричала Мереуин, заметив блеснувшее неподалеку от берега серебристое брюшко.

Через несколько секунд прозрачные воды кишели рыбой, попадались поистине огромные экземпляры, и Мереуин недоумевала, как удастся увесистым лососям перескочить через валуны в верховьях Лифа.

– Хотела бы я посмотреть, как они прыгают через стремнину, – вздохнула девушка, рассматривая блестящими глазами проплывающих лососей.

В семилетнем возрасте Александр ездил с отцом в замок Монтегю посмотреть, как лососи из последних сил пробиваются в ледяной, кристально чистый бассейн, образованный тающими снегами Бен-Кейлаха.

Александр много раз описывал Мереуин картину, до сих нор отчетливо стоящую перед его мысленным взором, хотя с тех пор прошло много лет, и пробудил в младшей сестре страстное желание увидеть все собственными глазами. Он разжигал интерес Мереуин, рассказывая, как гигантские рыбины упорно выпрыгивают из кипящей воды, волны неустанно отбрасывают их назад, а они вновь и вновь повторяют попытки, пока не добьются успеха.

– Я влез на торчащий из воды валун, – вспоминал Александр, и его карие глаза радостно поблескивали, – и они подходили так близко, что один прыгнул прямо мне на ногу! Я руками мог наловить сколько угодно.

Каждый год, когда шел лосось, Мереуин боролась с желанием увидеть эту смертельную битву, но замок Монтегю не принадлежал больше Макэйлисам, а она никогда не осмелилась бы сама переправиться через реку, опасаясь, что Эдвард Вильерс арестует ее за вторжение.

– О-о-ой, папаша, ну и здоровенная! – взвизгнул малыш Джемми, тыча пухлым пальцем в воду.

Джон крепко схватил парнишку за ворот, чтобы тот не свалился в воду. Жадно облизываясь, мальчик взмолился:

– Мы что, ни одной не съедим?

Джон с улыбкой покачал головой:

– Они старые, Джемми, почти дохлые. Все равно что кусок кожи сжевать.

– Кроме того, у них будут мальки, – добавила Мереуин, очнувшись от воспоминаний, и подошла ближе.

Джемми вытаращил круглые глаза:

– Мальки? Когда? Я хочу поглядеть!

– Это зрелище не для нас, – уведомил его отец. – Потому они и идут сюда, парень. Готовят себе детский сад в верховьях, там, где родились на свет сами.

Глаза Мереуин весело заблестели под полями шляпки.

– Все еще хочешь съесть одну, Джемми?

– Ой, нет! Ни за что! Пускай у них будут мальки! – Джон рассмеялся вместе с девушкой.

– Как только перед ним на тарелке в очередной раз окажется добрый кусок свежего розового филе, он позабудет свое обещание.

– Разумеется, – ответила с улыбкой Мереуин.

Хотя права на судоходство принадлежали маркизу Монтегю, его личное право на рыбную ловлю распространялось лишь на широкую излучину реки, рядом с доками Макэйлисов, где поворачивало русло; впрочем, Мереуин знала, что браконьерство в здешних местах – дело обычное.

Жители горной долины могли ловить рыбу ниже по течению до самого Минча, однако кое-кто приносил домой такой улов, что мог бы накормить полдеревни. Она как-то и сама попробовала вооружиться острогой и сетью под терпеливым наставничеством Малькольма и страшно радовалась удаче, хотя наколотая и вытащенная на берег рыбешка оказалась такой крошечной, что не хватило бы на ужин и домашней кошке.

– Ну, вроде прошли последние, – заметил Джон, и черные глубины вод опустели столь же внезапно, как несколько минут назад наполнились прыгающими рыбинами.

– Будут еще, – заверила Мереуин Джемми, заметив его разочарование. – Завтра опять спустишься и поглядишь. Я же, пожалуй, пойду сообщу Малькольму хорошие вести.

Она попрощалась с главным конюшим и его маленьким сыном и заторопилась вверх по тропинке, приподняв юбки, чтоб не споткнуться.

Минула неделя после злосчастного путешествия в замок на той стороне реки. Александр отсутствовал, уехав на встречу с маркизом в Инверлохи. Мереуин страшилась его возвращения, убежденная в неминуемом наказании за необдуманный поступок, поскольку почти не сомневалась, что маркиза уже уведомили о ее безобразном поведении и он не задумается представить подробный отчет Александру.

Она пыталась выкинуть из головы неприятные мысли, шагая по благоухающей земле к хлеву, уверенная, что найдет Малькольма в загонах, где он осматривает отары, помечает новорожденных ягнят и готовится вместе с Норманом Флинтом гнать овец после стрижки на северные пастбища. Более опытные овцы отыщут там, на негусто поросших склонах, траву, которой хватит, чтобы продержаться до лета, когда пастухи уведут их выше, и не вернутся до осени. Придерживая одной рукой шляпку, Мереуин быстро шла по зеленой траве, уже забыв свои тревоги и смеясь при виде ягнят, что скакали за низкой каменной оградой.

Выяснилось, что не одни малыши преисполнились энергии в этот весенний день. Приблизившись к деревянному хлеву, Мереуин увидала, что ее брат Малькольм пытается утихомирить огромного клайдздельца Драммонда, который бил копытами и демонстрировал редкостное неповиновение.

– Я и не думала, что у этой старой клячи еще столько сил! – прокричала она, подходя и хихикая при виде раздраженного брата.

Норман Флинт, с улыбкой на задубевшем лице, трепещущими на ветру седеющими волосами, прислонился к калитке и наблюдал за поединком всадника с конем, совсем не уверенный в его исходе, хотя: кажется, получал немалое удовольствие. Драммонду удалось ухватить длинными желтыми зубами поводья, и, нагнув крупную голову, он пытался усилием мускулистой шеи выдернуть их из рук Малькольма. Последовала жестокая и яростная борьба; красивое лицо Малькольма побагровело от напряжения, жилы на шее вздулись, он стиснул зубы, отчего губы вытянулись в тонкую линию.

– Не совладать вам с ним, – заметил Норман, когда Драммонд начал брыкаться.

– Слезай и позволь ему поваляться, – крикнула Мереуин, останавливаясь рядом с управляющим. – Больше ему ничего и не нужно.

– И, по-моему, он собирается это сделать, позволите вы ему или нет, мистер Кольм, – подтвердил Норман Флинт, предварительно вытащив изо рта трубку.

Малькольм, решив, что разумнее отказаться от каких-либо попыток сдержать разгорячившегося жеребца, соскользнул с его спины и снял уздечку.

– Так проваливай, непослушная, длинноногая тварь, – буркнул он, и клайдзделец поскакал вниз по склону к пасущимся овцам, которые, уходя в сторону, не обращали на него внимания, предоставив ему возможность с радостным ржанием кататься по траве в свое удовольствие.

Норман с Мереуин к великому огорчению Малькольма хохотали от всего сердца.

– Клянусь, я сделал бы из него настоящего охотничьего скакуна, если б как следует этим занялся.

– Послали бы прыгать через препятствия? – полюбопытствовал Норман Флинт, трясясь от беззвучного смеха и кривя рот под щетинистыми усами. – Господи, мистер Кольм, то-то было бы зрелище, хотел бы я на него поглядеть!

– Сомневаюсь, что мы когда-нибудь это увидим, – опечаленно добавила Мереуин, бросая на брата все же довольно-таки опасливый взгляд. – С хорошо вышколенным плужным конем вроде Драммонда труднее справиться, чем с охотничьим.

Малькольм, признавая свое поражение, поднял вверх руки:

– Бояться нечего, я больше не собираюсь иметь дело с этим гнусным мулом.

Управляющий фыркнул и отвернулся к овцам, с улыбкой наблюдая, как крошечные ягнята сосут маток, помахивая от наслаждения хвостиками.

– Сколько у нас заготовлено бирок для Бенкерна, мистер Кольм?

– Ой, пожалуйста, обождите минутку, прежде чем заводить речь об овцах, – взмолилась Мереуин, нетерпеливо дергая брата за рукав рубашки.

Малькольм сурово посмотрел на нее, но невольно смягчился, заглянув в умоляющие темно-синие глаза на девичьем личике, казавшемся еще тоньше, невиннее и красивее под полями шляпки, аккуратно завязанной лентами под твердым маленьким подбородком.

– У нас много дел, крошка, – мягко заметил он.

– Но ведь там, наконец лососи пришли, – поспешно проговорила она. – По-моему, их никогда раньше столько не было!

Норман Флинт кивнул седеющей головой.

– Угу, вот послушайте-ка! Чем больше лососей придет метать икру, тем больше мы получим их себе на стол!

Малькольм бросил взгляд в сторону нижнего склона реки. Загоны были выстроены на длинном лугу, протянувшемся между грядой округлых холмов и большим холмом, на котором стоял замок Кернлах. Отсюда открывалась величественная панорама острова Минч и южного фасада замка. Дальше простирались земли, принадлежащие Монтегю, и синяя лента реки казалась дорогой, проложенной между покрытыми зеленым ковром холмами.

– Значит, лосось снова пришел, – пробормотал про себя Малькольм, и его ясные карие глаза гордо оглядели земли Макэйлисов. – Стало быть, как я понимаю, снега у нас больше не будет. – Он протянул руку и шлепнул Мереуин по маленькой попке, словно ребенка. – Величайшая новость, а теперь беги. У нас полно работы.

Она покорно направилась вниз по склону и только приготовилась перелезать через ограду, как ее остановил голос брата.

– Не исчезай никуда, – предупредил он. – Алекс только что возвратился домой и хочет обсудить с тобой что-то очень важное.

– Он сказал что? – спросила она с замершим сердцем. Малькольм пожал плечами и с уклончивой улыбкой ответил:

– Не имею понятия.

– Нет, имеешь! – запротестовала она, возмущаясь его предательством.

Но брат уже не смотрел на нее, продолжив разговор с Норманом Флинтом. Мереуин заторопилась назад в замок, охваченная паникой. Иисусе сладчайший, какой урон нанесла она стараниям Александра вновь открыть для них путь по реке!

– Ну, я не дам себя запугать, – пообещала она самой себе. – И не важно, что тот ужасный незнакомец наговорил про меня лорду Монтегю. Александр вместе с высокопоставленным и могущественным лордом должны согласиться, что со мной обошлись просто подло!

Навстречу ей из ведущего в кухни арочного дверного проема выскочила Мораг, с головы которой от спешки едва не слетел чепец.

– Ой, мисс Мереуин, где вы были? Лэрд вернулся и спрашивал вас уж час назад!

Мереуин, насупившись, глядела на служанку, которая непослушными пальцами пыталась поправить сбившийся головной убор, и еле слышно спросила:

– Где лэрд?

– В кабинете, мисс.

– Скажи ему, пожалуйста, что я скоро спущусь… – начала было Мереуин, но Мораг вытаращила и без того круглые глаза.

– Ох, нет, мисс, ни за что! Он сказал, чтобы вы пришли, как только вернетесь!

Мереуин сгорбилась и тяжко вздохнула.

– Наверное, придется мне все это вынести, – пробормотала она про себя. – Спасибо, Мораг.

Беззвучно пройдя по каменному полу вестибюля, она вздернула подбородок и попробовала убедить себя, что все в порядке. Хотя Александр держал дом твердой рукой, он никогда не наказывал сестру, как бы серьезно она ни провинилась, за исключением тех двух случаев, когда вынужден был отшлепать ее. И все-таки, размышляла Мереуин, робко стучась в закрытую дверь кабинета, не наказание пугает ее, а мысль, что она могла лишить Кернлах шанса договориться с Эдвардом Вильерсом.

Александр сидел за столом в дорожном костюме, перед ним лежала кожаная сумка с документами. К изумлению Мереуин, он встретил ее теплой улыбкой. Карие глаза блестели, но вовсе не от гнева.

– Вот и ты наконец! Где пропадала?

– Спускалась к реке, – тихо и покорно ответила Мереуин. – Там лосось.

– А! Ну, и как в этом году?

– По мнению Джона, нынче больше, чем в прошлом году, – осторожненько проговорила Мереуин, удивленная явно хорошим настроением брата.

– Прекрасно. – Александр откинулся в кресле, задумчиво глядя в окно, а она со страхом ждала предстоящего разговора и в то же время хотела, чтобы он поскорее все выложил и дело закончилось.

– По-моему, пора отправлять стада в горы, – через минуту вымолвил Александр, сосредоточенно сощурив карие глаза. Мереуин не сомневалась, что он видит перед собой не величественную красоту холмов за окном, а переплетенные в кожу книги с цифрами и расчетами летних доходов. – В конце концов, снегопадов у нас больше не будет, правда?

Нахмурив тонкие брови, Мереуин, не в силах более выносить пустую болтовню, решилась сама направить разговор в нужное русло.

– Ты виделся в Инверлохи с лордом Монтегю? – взволнованно спросила она, нервно переминаясь с ноги на ногу и сцепив за спиной руки, словно ребенок, ожидающий порки. – Он рассказал тебе, где прятался все это время?

– Я с ним виделся, – ответил Александр, возвращаясь мыслями к настоящему, – и он очень охотно откликнулся на мое предложение встретиться. У нас состоялся долгий, интересный разговор, и мы пришли к некоторым соглашениям, которые мне хотелось бы обсудить с тобой. Я коротко потолковал с Малькольмом, но он не во всем со мной согласился.

– Я видела его пару минут назад, – сообщила Мереуин. Карие глаза Александра настороженно смотрели на нее.

– Он ведь ничего тебе не сказал?

Мереуин озадаченно покачала головой:

– В чем дело, Алекс? Право на судоходство…

– Река для нас снова открыта, только я хотел повидать тебя не по этой причине.

Мереуин опустила голову, внезапно охваченная чувством глубокого стыда, совершенно забыв, как страстно жаждала услышать эти слова.

– Прости меня, Алекс, – прошептала она. – Я думала только о Кернлахе. Я не хотела ничего плохого. Знаю, я не должна была ездить, но…

– Что за чертовщина? – удивленно спросил он. – Что ты мямлишь, как дурочка!

– Но, Алекс, я хочу объяснить, зачем сделала это!

– Фу ты! Не знаю, о чем ты толкуешь, и знать не хочу. Послушай меня, Мереуин. В Инверлохи я заключил с лордом Монтегю сделку, которая раз и навсегда положит конец всем раздорам между Кернлахом и Монтегю. Видишь ли…

– Ты ведь не продал ему нашу долю? – в панике воскликнула Мереуин.

К ее изумлению, Александр расхохотался. Он вообще подозрительно напоминал веселого, беззаботного молодого мужчину, сбросившего с плеч тяжелый груз ответственности. Что с ним такое стряслось, ради Господа Бога?

– Успокойся, – ласково проговорил он, перестав смеяться. – Этого я никогда не сделаю, и ты просто сошла с ума, если могла так подумать. Нет, мы придумали другой план, совершенно другой, и ты, я уверен, одобришь его. Видишь ли, все дело в самом Эдварде Вильерсе.

– Я ничего не желаю о нем слышать, – поспешно заявила Мереуин, надеясь увести разговор как можно дальше от обсуждения своего проступка. Она не смела надеяться, что Александру не известно о ее визите в Монтегю, но тогда почему он не сердится на нее? Силы небесные, что происходит?

Александр испустил долго сдерживаемый вздох и окинул сестру притворно сердитым взглядом.

– Хорошо, – предупредил он, – но ты поплатишься за свою ненависть к нему. Самую лучшую новость услышишь в последнюю очередь. Во-первых, позволь изложить условия нового соглашения. Поскольку лорд Монтегю весьма мало сведущ в овцеводстве, но чрезвычайно силен в деловых вопросах, я согласился полностью передать ему руководство прядильнями в обмен на право пользоваться всеми его пастбищами и владеть всеми его отарами. Это значит, что Кернлах займется сельским хозяйством, овцами и производством шерсти, а маркиз будет управлять прядильнями.

Мереуин прижала ладони к горящим щекам и в ужасе уставилась на брата.

– И ты одобрил такой безумный план? – прошептала она, наконец, страшась последствий этого шага.

Александр помрачнел, поняв, как расстроила ее эта новость.

– Ты не понимаешь, Мереуин. Это вовсе не так ужасно, как кажется. Я бы сразу тебе объяснил, да ты не слушаешь. Лорд Монтегю не тот…

– Нет, понимаю! – со слезами воскликнула она. – Ты жертвуешь всем, что мы имеем, ради дурацкой возможности установить между нами мир! О, какие льстивые слова пришлось ему говорить, чтоб заставить тебя согласиться, на это безумство! – Голос ее прервался, и она не смогла продолжать.

В тоне Александра послышалось раздражение:

– Мереуин, дай мне, пожалуйста, объяснить. Эдвард Вильерс…

– Мне все равно! – прокричала она, убитая его предательством, и впервые в жизни почувствовала ненависть к брату. – Ох, Алекс, как ты мог! Как ты мог!

Мереуин повернулась и выскочила из комнаты, не обращая внимания на его призывы, не желая больше ничего слышать об этом сумасшедшем плане. Остается одно, в смятении думала девушка, взбегая к себе наверх по изогнутой лестнице, – она должна встретиться с Эдвардом Вильерсом лицом к лицу, как намеревалась в тот первый раз, и потребовать навсегда оставить Кернлах в покое. «Именно я должна сделать это, – решила Мереуин, – потому что, похоже, я единственная из членов семьи сохранила рассудок». Голос Александра все еще звал ее снизу, но она проигнорировала его, быстро скользнув в свою комнату, чтобы собрать вещи, пока он за ней не пришел. Она боялась того, что могла бы наговорить, если б снова увидела брата.

Туманный рассвет возвестил многолюдному городу Глазго начало нового дня. Население процветающего города неуклонно росло после того, как союзный договор, заключенный Англией и Шотландией, открыл путь торговле между двумя странами. Оживленный табачный бизнес в колониях и увеличивающееся производство тканей быстро превратили Глазго в один из крупнейших в Великобритании городов, ведущих торговлю на экспорт. Город был старый, не очень-то привлекательный, с узкими извилистыми улочками и почерневшими от времени домами. «Табачные лорды» в красных камзолах, горожане из низших слоев, нищие рабочие день-деньской сновали по булыжным мостовым, являя собой самый странный конгломерат, столь же противоречивый, как сам Глазго.

Здесь, неподалеку от реки Клайд, располагались прядильни и конторы Кернлаха. Несколько лет назад начались работы по расширению и углублению русла Клайда, чтобы большие торговые суда могли выходить из Глазго прямо в Атлантику, и Александр уже добавил к небольшому торговому флоту Кернлаха две бригантины.

Мереуин Макэйлис, вышедшая из дилижанса перед невзрачной на вид гостиницей, вокруг которой кишели рабочие в грубой домотканой одежде и торговцы в развевающихся накидках и начищенных башмаках, плохо помнила, как попасть к прядильням, поскольку наведывалась туда только два раза в жизни. В дорожном платье из красно-коричневого бархата, покрытом пятнами и безнадежно измятом, стояла она в хаотичной толпе посреди двора с маленьким чемоданчиком в руке и растерянно озиралась. Она устала и проголодалась, под раскосыми синими глазами образовались темные круги, маленький носик жадно принюхивался к запаху жареного мяса, доносившемуся из недр гостиницы.

Но несмотря на голод, заходить внутрь Мереуин не собиралась. Там чересчур много людей, наверняка самых что ни на есть диких; дилижанс явно доставил ее не в самую фешенебельную часть города. Со вздохом девушка посмотрела вокруг, на видневшиеся вдалеке высокие кирпичные здания. Сейчас ее цель – кернлахские прядильни, и лишь после того, как она повидает маркиза, можно будет поискать более приятное место, чтобы поесть и отдохнуть.

На сей раз он не уйдет, подумала Мереуин исключительно для того, чтобы подбодрить себя. Еще немножечко, и она поставит его на место, которого он давным-давно заслуживает!

– Прошу прощения, мисс, вы кого-нибудь ищете?

Она вздрогнула от неожиданности, но успокоилась, увидев перед собой полноватого мужчину средних лет, одетого в модный камзол и панталоны.

– Да нет, никого, – призналась Мереуин, с робкой улыбкой глядя на него снизу вверх. – Я пытаюсь найти кернлахекие прядильни.

На его лице с острыми чертами отразилось любопытство, но джентльмен оказался слишком вежливым, чтоб задавать вопросы.

– Это недалеко, – сообщил он и добавил, указывая затянутой, в перчатку рукой: – Все время вниз по улице, а потом налево к реке. Вы собираетесь идти пешком? – Мереуин кивнула, и джентльмен с сомнением оглядел ее. – Не совсем подходящее для вас место, мисс.

– Со мной ничего не случится, – заверила она, вежливо поблагодарила и пошла прочь, не дожидаясь ответа.

Торопливо шагая по тротуару, она думала только о грязных лужах и прочих опасностях, особенно, о том, что обитатели больших каменных домов, не заботясь о прохожих, имели обыкновение выливать из окон на улицу всякую дрянь.

К счастью, никто с ней не заговаривал, снующие вокруг люди собирались начать новый трудовой день. Было прохладно и сыро, и большинство из них шли по улице, опустив глаза и подняв воротники.

Мереуин быстро прошла по указанной улице и, повернув за угол, неожиданно увидела высокое кирпичное здание прядилен, которое помнила по прежним приездам. Здесь было еще холоднее от близости реки, и она поплотнее запахнулась в плащ, спрятав нос в мягкий мех воротника.

Большие кованые железные ворота оказались запертыми. Она поставила чемоданчик на землю и потрясла их в безуспешной попытке открыть. Во дворе за воротами не было ни души, окна низкого каменного дома, где располагалась главная контора, плотно закрыты ставнями. Мереуин снова заколотила в ворота, надеясь, что шум привлечет чье-нибудь внимание, потом, потеряв терпение, принялась кричать. Вскоре одна из конторских дверей отворилась, на ступеньках замерцал слабый свет. Через секунду к ней спешил низенький лысый мужчина в темно-синем камзоле и обвисших панталонах.

– Эй, ну-ка прекратите, я вам говорю! – Он остановился перед девушкой, близоруко щурясь через прутья ворот, и Мереуин раздраженно подумала, что Александр подыскал поистине превосходного сторожа, ибо мужчина скорее всего был полуслепым.

– Чего надобно? – резко и недружелюбно буркнул охранник.

– Я пришла повидать маркиза Монтегю, – вежливо ответила она. – Меня зовут Мереуин Макэйлис.

– Как-как? Макэйлис? – Он наклонился поближе, просунув длинный нос между холодными металлическими прутьями.

– Александр Макэйлис мой брат. Прошу вас, откройте ворота. Я хочу видеть маркиза.

– Не могу, – заявил он. – Нету тут никого.

Мереуин начинала сердиться. Было зябко, она дрожала и страшно устала, и ей вовсе не хотелось разговаривать, с подозрительным старикашкой через запертые ворота.

– Прошу вас впустить меня, – повторила Мереуин уже без прежней любезности. – Я обожду его в конторе.

Старик с извиняющимся видом покачал лысой головой:

– Не могу, мисс. Не могу я впускать незнакомых людей.

– Я вам сказала, что я сестра Александра! – Он внимательно оглядел ее.

– Конечно, может, какое-то сходство и есть, насколько могу судить сослепу, да не решусь положиться на ваше слово, мисс.

– Что? Как вы смеете, старый нахал! – взорвалась Мереуин, выходя из себя. – Я устала и хочу войти!

При этих словах старый привратник отошел на безопасное расстояние, словно боялся, что она вот-вот кинется на него.

– Не могу, мисс, – упрямо повторил он. – Правилами не дозволено.

Мереуин заставила себя сохранять спокойствие, хотя больше всего ей хотелось встряхнуть пустоголового старикашку как следует и трясти до тех пор, покуда у того оставшиеся зубы не вылетят.

– Очень хорошо, – величественно проговорила она, – тогда будьте добры сказать, когда ожидают маркиза? Я вернусь позже.

– Не ожидают его, мисс, – нехотя сообщил привратник, уверенный, что это вызовет еще один взрыв ярости. – Он уехал.

Однако гнев Мереуин угас столь же быстро, как и вспыхнул, она испуганно и тревожно уставилась на него, схватившись за железные прутья.

– Уехал? А… мне в Инверлохи сказали, будто он отправился в Глазго!

– Ага, он и был тут вчера, Да к ночи уехал и не вернется.

– Поехал обратно домой? – Голос Мереуин вдруг совсем стих, и раздражение старика сменилось сочувствием. Девушка одиноко стояла за воротами, уронив руки, опустив минуту назад горделиво вскинутую голову, и он подслеповатыми глазами разглядел, что она очень хорошенькая и очень молоденькая.

– Слыхал я, будто в Лондон направился, – сказал привратник, переживая, что вынужден ее огорчить. Мереуин молчала так долго, что он встревожился. – Мисс?..

Она не ответила, даже не слышала его слов. Глядела под ноги на мокрую мостовую, печально гадая, что ей теперь делать. Как возвратиться домой, если стыдно взглянуть в глаза Александру, стыдно за бегство, за страшное беспокойство, которое она ему причинила. Придуманный план, как всегда, не удался и ничего не дал, кроме волнений для совершенно не заслуживающих этого братьев, – вот все, в чем она преуспела. Ей следовало бы знать, что лорд Монтегю постарается ускользнуть! Ах, ну почему, почему она вечно поддается первому побуждению и торопится сделать дело, не подумав как следует?

– Мисс?.. Мисс!

Мереуин услышала, наконец дрожащий голос и подняла на старика синие покорные глаза:

– Да?

– Не желаете ли обождать в конторе? Мистер Бэнкрофт появится через часок-другой. Пожалуй, разок можно нарушить правила, тем более если вы в самом деле сестра мистера Макэйлиса. – Он издал нервный смешок. – Не хочу оказывать этому джентльмену неуважение, нет, нет, ни за что!

Мереуин отрицательно покачала головой и слабо улыбнулась:

– Спасибо… Найду лучше гостиницу и уеду домой следующим, дилижансом.

– Нет, по-моему… мисс! – закричал он, когда девушка, подхватив чемоданчик, зашагала прочь. – Заходите и обождите!

– Поеду домой, – повторила она, и он взволнованно глядел, как она удаляется по узкой улочке, съежившись под усилившимся ветром.

– Неужто и правда сестра Макэйлиса? – пробормотал про себя привратник, тащась через двор в свою теплую каморку.

Гулко постукивая башмаками, Мереуин торопилась вниз по пустынной улице, молясь, чтобы успеть на следующий дилижанс, ибо теперь ясно видела, какой была дурочкой. Если б она только поняла свою глупость раньше, даже не доехав до Инверлохи!

– О Алекс, как же я виновата! – шептала девушка с полными слез глазами, ясно представляя себе суровое лицо брата. Внезапно она почувствовала жуткую тоску по нему и по Малькольму. Какая же она дура, глупая, жалкая идиотка! Почему бы не подождать, пока гнев уляжется, а потом сойти вниз и спокойно поговорить с Александром? В конце концов, прежде меж ними никогда не возникало серьезных разногласий, которые нельзя было бы разрешить в беседе, и брат всеми силами старался обращаться с ней мудро и терпеливо. А она его даже не выслушала!

«Это я во всем виновата, – грустно твердила себе Мереуин. – И заслуживаю хорошей порки за бегство и за беспокойство, причиненное братьям». И, возможно, тот ужасный гигант в замке Монтегю был прав, называя ее невоспитанной сумасбродкой!

– Ой!

– Эй, постойте-ка, что это значит?

Не обращая внимания ни на что вокруг и не отрывая глаз от булыжников под ногами, Мереуин врезалась в высокого худого мужчину, который неожиданно вывернул из-за угла и оказался прямо у нее на пути. Вина за случившееся лежала не только на ней – он слишком высокомерно задирал длинный нос и не успел вовремя заметить девушку. А теперь впился костлявыми пальцами, унизанными тяжелыми золотыми перстнями, ей в плечи и сердито встряхнул, отчего голова Мереуин запрокинулась, и мужчина взглянул ей в лицо.

Удивительная красота девушки немало поразила его: округлые, вспыхнувшие от смущения щеки, черные ресницы, обрамляющие темно-синюю бездну широко распахнутых раскосых глаз, полуоткрытые мягкие губы, маленькие белоснежные зубки. Шляпка от грубого рывка сбилась, и в неярком солнечном свете сами собой засияли выбившиеся из-под нее золотые локоны.

– Пожалуйста, простите меня, сэр, – пробормотала девушка, чей нежный голос с легким горским акцентом необычайно соответствовал ее утонченной красоте. – Я не видела, куда иду.

– Ерунда! Это я во всем виноват!

Она подняла глаза, удивленная внезапно произошедшей с ним переменой. Это был молодой, самоуверенный джентльмен, примерно ровесник Малькольма, с густыми черными бровями и длинными загнутыми усами, в весьма дорогой одежде. Однако Мереуин задалась вопросом, не принадлежит ли он к так называемому среднему классу. Как рассказывал ей Александр, к нему принадлежат люди слишком богатые, чтобы называться крестьянами, но, безусловно не титулованные и не высокородные, завоевывающие место в обществе исключительно благодаря нажитым деньгам.

В нем нет врожденного благородства, подумала Мереуин, настороженная грубостью речи, которую не смягчало даже тщательное произношение, и жестоким выражением лица, и прикинула, как бы он выглядел в другой, не столь дорогой одежде, свидетельствующей о полном благополучии. Глаза у него были карие, как у ее братьев, но маленькие и цепкие, и ей вдруг совсем не понравился зажегшийся в лих огонек.

– Еще раз простите, – пробормотала она и попыталась пройти, но он быстро шагнул вправо, преградив путь, а когда девушка попробовала обойти с другой стороны, повторил тот же маневр. Мереуин раздраженно взглянула на него, и он подумал, что ее лицо, оживившееся блеском глаз, стало еще красивее, чем ему сперва показалось.

– Не позволите ли пройти, сэр? – холодно проговорила Мереуин.

На тонких губах мужчины медленно расплывалась улыбка:

– Не собираюсь задерживать вас, мисс.

– Тогда всего хорошего, – ответила она и шмыгнула было мимо, но он снова заступил ей дорогу, расставив длинные тонкие ноги, уперев в узкие бедра руки со сверкающими золотыми перстнями, и улыбнулся сверху вниз довольно-таки противной улыбкой.

Мереуин слишком разозлилась, чтобы испугаться. Как смеет этот надутый придурок мешать ей, когда она торопится вернуться в гостиницу? Что за дурацкие игры?

– Будьте добры, – выдавила она сквозь зубы, решив остаться воспитанной девушкой.

– О, разумеется, – ответил он с ухмылкой, ощупывая глазами стройненькую фигурку и округлую грудь, явственно обрисованную плащом.

Злость Мереуин переросла в опасение. Ей не нравилось, как он смотрел на нее, словно раздевая взглядом, и она крепче сжала в руке чемоданчик, намереваясь быстро проскочить мимо. Но молодой человек угадал ее намерение, и, метнувшись вперед, девушка почувствовала, как одна похотливая рука обвила ее тонкую талию, а другая – невероятно! – пробирается через отвороты плаща к налитым грудям, шаря по гладкой ткани корсета.

Он прижал ее спиной к мокрому камню ближайшего дома, потянулся слюнявым ртом, прижался всем телом так, что Мереуин ощутила жар его чресл. Она билась, пытаясь оттолкнуть его, но он оказался гораздо сильнее, чем можно было подумать, и Мереуин застонала от ужаса, когда его язык начал протискиваться между ее губами. Этого просто не может быть! Разве возможно напасть на кого-нибудь средь бела дня посреди улицы, тем более в людном Глазго?

Грубая рука подобралась к вырезу платья, и Мереуин задохнулась, почувствовав прикосновение ледяных пальцев к обнаженной груди. Он по-прежнему накрывал ртом, ее губы, настырные пальцы принялись крутить нежные соски, которых еще никогда не касался мужчина, и девушку окатила волна гнева и омерзения.

Невероятный прилив сил позволил ей вывернуться, высвободить одну руку, и маленький стиснутый кулачок изо всех сил врезался в искаженную похотью физиономию. Он взвыл от боли, схватил ее за плечи, толкнул назад так, что она ударилась затылком о каменную стену. От боли ярость ее усилилась, и Мереуин, пнув его, закричала во весь голос, взывая о помощи.

– Заткнись, шлюха проклятая! – Он бешено тряс девушку, головка на стройной шее моталась из стороны в сторону, а она молотила кулаками, не сознавая, что продолжает кричать, что отовсюду сбегаются люди, хотя никто не спешит предложить ей помощь.

– Эй, а ну-ка прекратите!

Одетый в форму констебля человек с длинным костлявым лицом прошел сквозь расступившуюся толпу к сцепившейся в драке парочке. Он быстро разнял их, громко повторяя приказ немедленно прекратить безобразие. У Мереуин кружилась голова, губы распухли, она подняла удивленные темно-синие глаза на расплывающуюся перед ней фигуру констебля.

– О, вы пришли, слава Богу! – прошептала девушка, сообразив наконец, что перед ней полицейский.

– Констебль, арестуйте немедленно эту женщину! – Приказ исходил от всклокоченного, задыхающегося мужчины, стоящего рядом с ней, и сопровождался тычком трясущегося пальца в тоненькую, прижавшуюся к стене фигурку Мереуин. – Она пыталась меня соблазнить… – да… а когда я отверг предложение, маленькая шлюха набросилась на меня и хотела украсть драгоценности! – Он воздел руки с блеснувшими на костлявых пальцах перстнями, а выражение холодного и сдержанного гнева на лице придавало обвинению убедительность.

– Сомневаюсь… – растерянно произнес констебль, но разъяренный джентльмен перебил его, угрожающе махнув кулаком в сторону Мереуин.

– Мой отец, между прочим, Джон Роулингс, сэр! Как по-вашему, что он скажет, узнав, что ко мне здесь, в месте, где вы отвечаете за порядок, привязалась мерзкая проститутка?

Длинное лицо констебля еще больше вытянулось, и он нервно облизал губы.

– Так точно, мистер Уильям, ваша правда. Прошу прощения, не признал вас. Такое несчастье, да только на улицах их ведь полным-полно. – Он с неприязнью взглянул сверху вниз на лишенное всякого выражения личико Мереуин. – Думаю, не помешает ее забрать.

Уильям Роулингс с равнодушным видом отряхивал пыль с плаща.

– Хорошо. Этого я от вас и ожидал. Ваше имя, сэр?

– Мое? – испуганно переспросил констебль. – Р-рэн-дольф Уиджетт, сэр.

Тонкие губы скривились в ухмылке.

– Прекрасно, констебль Уиджетт. Обязательно сообщу отцу, что вы все уладили своевременно и любезно.

Констебль Уиджетт просиял.

– Что ж, спасибо, вы очень добры, сэр! – Он восторженно посмотрел вслед Уильяму Роулингсу, который повернулся и исчез в почтительно расступившейся толпе, а потом демонстративно схватил Мереуин за руку и рявкнул: – А ты следуй за мной…..

– Я… – начала было она, но окружающий мир вдруг куда-то поплыл, все погрузилось во тьму, девушка пошатнулась и упала бы, если бы не констебль, вовремя, подхвативший ее.

– Будешь переть ее на себе всю дорогу, Рэнди! – раздался из толпы зрителей насмешливый голос. – Гляди, в лужу не урони!

– Силенок-то хватит? – подхватил другой с грубым хохотом.

– Да неужто не хватит! – засмеялся еще кто-то. – Она просто соплячка, нет, что ли? Я б и сам ее потаскал, не свались она замертво!

– Ладно тебе, – презрительно фыркнул первый. – Девчонка чересчур хороша, чтобы ты ей понравился, Ангус Олпин! Не найдется у тебя столько денег, сколько она запросила бы с такого слабака!

Констебль решил не обращать на них внимания и с достоинством поднял Мереуин на руки, хотя больше всего ненавидел женщин, торгующих собой на улицах Глазго. Трудно поверить, что они начинают такими молоденькими, как эта почти невесомая крошка, лежащая у него на руках. Взглянув на нее, он вспомнил свою малютку дочку Дженет, но недовольно хмыкнул, как только подумал о ней. Дженет – милая детка, красавица, любимая всеми, кто ее знает, а эта… всего-навсего проклятая Богом шлюшка, пускай совсем молоденькая, да один Господь знает, сколько мужчин побывало в ее постели!

Когда Мереуин, наконец, очнулась и открыла глаза, она обнаружила, что лежит на сыром каменном полу, в нос ударило омерзительное зловоние, пропитавшее влажный и затхлый воздух. Голова просто раскалывалась, и, дотронувшись до нее, она нащупала на затылке солидную болезненную шишку. Мереуин в смятении принялась гадать, где могла ее заработать. Вспоминалось очень немногое: путешествие в тряском дилижансе в город, прядильня, старик за железными воротами…

Она спрашивала себя, удалось ли ей туда попасть и повидать маркиза, но вместо этого вспомнила темноволосого незнакомца, который… что? Который напал на нее, она попыталась вырваться, и он стукнул ее головой о каменную стену!

Память медленно возвращалась, Мереуин села, прижав трясущиеся руки к груди. Теперь она вспомнила: он назвал ее шлюхой и сказал констеблю, который пришел к ней на помощь, что она приставала к нему и хотела обокрасть.

– Боже милостивый! – прошептала девушка, с трудом поднимаясь на ноги, чтобы оглядеться.

Скудный свет факела отбрасывал причудливые тени на окружающие ее осклизлые стены, а выглянув в узкий коридор, Мереуин увидела перед собой такую же стену с забранными решетками прямоугольными отверстиями и тяжелыми коваными дверями. Отовсюду слышались бормотание, глухие смешки, тихий храп, и она поняла, что находится среди множества людей, хоть никого и не видит.

Господи, где она? Мереуин шагнула вперед и наткнулась на толстые холодные, прутья, загораживающие проем в стене. Глаза несколько привыкли к темноте, и она смогла получить представление о размерах помещения, в котором находилась. Чудовищная мысль пронзила ее.

– Они бросили меня в тюрьму! – вслух сказала Мереуин, и ее собственные слова прозвучали, как чужие, незнакомые.

– А, очнулась, наконец, милочка!

Не подозревая, что она в камере не одна, девушка вздрогнула от донесшегося из угла слабого голоса. Минуту стояла тишина, если не считать прежних звуков. Где-то совсем рядом Мереуин слышала мерный стук капель о камни, а потом раздалось сердитое сопение соседки по камере.

– Очнулась, я спрашиваю? – Голос был все такой же тихий и отнюдь не дружелюбный.

– Да, – опасливо подтвердила Мереуин, – А кто вы? И где вы?

– Тут.

В углу что-то зашевелилось, и Мереуин бросила взгляд на огромную кучу, которая оказалась толстой женщиной с внушительными грудями, растрепанными темными волосами и красным от пьянства носом-картошкой. С живым интересом разглядывая Мереуин подслеповатыми глазками, она улыбнулась, явив редкие пожелтевшие зубы.

– Поди сюда, детка.

Мереуин нерешительно двинулась вперед, и нетвердая рука схватила ее и дернула вниз.

– Не бойся промокнуть, – посоветовал низкий голос, когда она попыталась воспротивиться. – Ты и так насквозь мокрая.

И правда, решила Мереуин, валясь на пол. Наверное, ее в бессознательном состоянии бросили прямо в лужу, поскольку платье вымокло, что было ужасно неудобно и неприятно. Она чувствовала себя измученной и больной, но все еще пребывала в каком-то оцепенении.

– Произошла ошибка, – сообщила она своей товарке. Сознание прояснялось, и она снова могла связно говорить. – Меня необоснованно обвинили в… в… ну, это на самом деле не важно. Мне надо поговорить со стражей или с кем-нибудь, кто тут командует. Они должны меня выпустить!

Толстуха фыркнула, и Мереуин сморщила носик от убийственного запаха перегара, распространившегося в сыром воздухе.

– Что толку! Никто тебе не поверит! – Соседка опять презрительно хрюкнула. – Вы, бывает, такого намелете, что подумаешь, будто ни разу в жизни не согрешили!

– Но я никогда ничего плохого не делала! – настаивала Мереуин, напрягая глаза, чтобы разглядеть в темноте лицо соседки. – У них нет никаких причин меня тут держать!

В голосе толстухи вдруг зазвучала усталость.

– Да ладно, милочка. У тебя здорово получается, это точно, только не трать на меня силы. Прибереги для мирового судьи. – Она рыгнула, потом с восхищением добавила: – А тебе можно поверить, голосок-то, как у благородной! Должно быть, неплохо для заманивания клиентов.

Мереуин показалось, что масса обрюзгшей плоти заколыхалась, – а мир поплыл и закружился у нее перед глазами. Она что, лишилась рассудка? Может, это Бедлам,[13] а не грязная тюрьма в Глазго?

– А когда, как вы думаете, я увижу судью? – Девушка с трудом расслышала свой собственный голос.

– Не знаю. Никто не знает. Наше дело – ждать, покуда он выберет время, чтоб с тобой повидаться.

– По вашим словам можно предположить, будто вы тут уже давно, – заметила Мереуин, разглядывая женщину широко открытыми глазами.

Та небрежно махнула пухлой рукой:

– И не в первый раз, милочка. Меня уж сколько раз брали.

– Но что вы такого сделали? – поинтересовалась Мереуин. Скорчившись на сыром полу камеры, она не могла уяснить, как можно пойти на преступление, зная, что будешь брошен в тюрьму!

Грубый хохот ошеломил ее.

– Что-то не верится мне в такую невинность, крошка, иначе как бы ты тут оказалась! – Толстый палец ткнул Мереуин под ребра. – Ловкачка! Немало, наверное, мужчин заманила. Ну да, ты красотка, я сразу заметила, как только тебя притащили. Забрали меня за то же самое, за что и тебя, да только на сей раз не упомню, как дело было. Должно быть, хлебнула лишку. – Она снова закудахтала и вытерла жирные губы тыльной стороной ладони. – Видно, уж больно хотелось выпить.

Мереуин в ужасе уставилась на толстуху. Так эта обрюзгшая, пьяная женщина – проститутка? Кто б мог подумать!

– Я н-не такая, как вы думаете, – начала было она, но женщина перебила ее.

– Не расположена я выслушивать исповедь, милочка. Попытай лучше счастья с мировым судьей.

– Но ведь вы же сказали, что не знаете, когда он придет меня повидать! – закричала Мереуин, и охватившее ее отчаяние постепенно начало перерастать в гнев. Пускай только явится этот судья, она поставит его на место, а когда Александр узнает, что ее обвинили в торговле собой… Девушка тихо всхлипнула, не в силах сдержать отчаяния при мысли о своем положении.

Что касается мерзавца Роулингса, из-за которого ее арестовали, уж она позаботится, чтобы он заплатил страшной ценой за ее пребывание в грязной и смрадной темнице!

Мереуин почувствовала на плече пухлую руку толстухи, а ставший чуть ласковее голос проговорил:

– Ну-ну, милочка, перестань. Вижу, с тобой это в первый раз, да ты не горюй. Судья падок на хорошенькие мордашки.

– Но когда он со мной повидается? – подавляя гнев, горестно повторила Мереуин, переполняемая жалостью к себе. Она замерзла, измучилась и жутко проголодалась.

– Не знаю, – равнодушно ответила толстуха. – Меня зовут Мегги. А тебя?

– Мереуин. – Она вытерла рукой полные слез глаза. – Мереуин Макэйлис.

Не успела девушка произнести свое имя, как тут же чуть не застонала от осознания собственной глупости, ведь жирная проститутка знает теперь, кто она есть на самом деле. Но Мегги вообще ничего не сказала, и через несколько минут от сырых каменных стен камеры эхом отразился ее низкий ритмичный храп.

Мереуин отступила как можно дальше от женщины, скорчилась в углу, обхватила руками колени, прислонилась головой к каменной стене и закрыла глаза. Она совсем вымоталась, но сон не шел. Она могла думать только о братьях, о том, в какой ужас пришли бы они, узнав, где она очутилась. Господи, как же отсюда выбраться?

Через какое-то время скрипнувшая в коридоре дверь вывела девушку из беспокойного забытья, и она вскочила, не обращая внимания на боль в затекшем теле и неприятное покалывание в онемевших руках и ногах от вновь приливающей крови. Напрягая глаза, ей удалось разглядеть двух мужчин, которые шли по плохо освещенному проходу, – один в парике и свисающем с узких плеч отороченном мехом плаще, у другого, низенького и кудрявого, висело на поясе большое кольцо с позвякивающими ключами. Мереуин заметила, что оба они вооружены.

Никто из заключенных вроде бы не замечал их присутствия, даже не трудился оглядываться, и в слабом свете факела Мереуин смогла, наконец, разглядеть товарищей по несчастью. Все это были женщины, одни безобразные, неимоверно жирные, даже жирнее Мегги, другие намного моложе и симпатичнее, но все в жалкой одежде с бледными лицами. У одних на исхудавших щеках горел лихорадочный румянец, равнодушные лица других покрывали отвратительные язвы.

Мереуин умоляюще протянула руки к торопливо проходившим мимо камеры мужчинам, но они миновали ее, даже не взглянув.

– Пожалуйста, сэр, помогите мне! – прокричала она им вслед.

– Заткнись ты там, слышишь! – донесся пронзительный голос из камеры дальше по коридору.

Ошеломленная грозным приказом, Мереуин смолкла, по-прежнему прижимаясь к решетке, не сводя горящих глаз с задержавшихся перед одной из дверей мужчин. Пока один отпирал замок, второй стоял, уставившись в пространство перед собой, и Мереуин отметила на его лице покорное выражение ко всему привыкшего человека.

Через минуту мужчина вышел из камеры, ведя на веревке женщину средних лет, хорошо, насколько могла судить Мереуин, одетую. Платье было из сравнительно дорогого материала, с искусной вышивкой, хоть вся юбка заляпана темными, похоже, винными пятнами. Под глазами припухли мешки, лицо, в грязных потеках, когда-то, наверное, было красивым.

– Так и знала, что ты придешь за мной, дорогуша, – выдохнула женщина в лицо ведшему ее мужчине, шлепая мокрыми губами и пьяно улыбаясь из-под рыжих, упавших на желтовато-бледное лицо волос.

– Эй, мистер Джим, подберите себе жену непьющую! – донесся откуда-то из темноты глумливый голос.

Мужчина ничего не сказал, и лицо его оставалось бесстрастным. Схватив пьяную женщину за руку, он потащил ее вперед.

– Эй, больно! – пожаловалась она, пытаясь вывернуться. – Разве так обращаются со своей истинной любовью?

Мереуин, даже не подозревавшую о существовании подобных людей, так поразила происходившая перед ней сцена, что ока забыла о своем намерении просить помощи, просто молча смотрела на идущих мимо камеры мужчин, и на секунду широко распахнутые синие глаза встретились с мрачно прищуренными глазами джентльмена в плаще. На его каменном лице появилось изумленное выражение при виде такой красивой девушки. Потом он резко отвернулся и, не сказав ни слова, продолжал путь, крепко держа за руку рыжеволосую женщину.

– Постойте! – крикнула Мереуин, вспомнив вдруг о своей судьбе. Руки ее мелькнули между прутьями в тщетной попытке поймать его за рукав, ответом был жгучий удар по молитвенно протянутой ладони, который нанес второй, шедший позади мужчина. Мереуин, не замечавшая короткой деревянной дубинки, пока та ее не ударила, вскрикнула и упала на пол, схватившись за ушибленную руку и заливаясь слезами.

– Это тебе урок! – произнес голос из коридора.

– Эй, оставьте малютку в покое, – сердито рявкнула в темноту Мегги.

– В тот день, когда я послушаюсь твоего приказа, Мегги Макшейн, тебя возведут на английский престол!

За этим замечанием последовали взрыв хриплого хохота и недвусмысленные комментарии, но Мегги все это проигнорировала.

– Суки драные, – пыхтя, пробормотала она, обращаясь к скорчившейся на полу девушке. – Наплюй на них!

Наступила тишина, раздраженные женщины по ту сторону коридора утратили интерес к перебранке, и до позднего вечера ничто не нарушало молчания в сумрачном помещении, пока в соседней камере между двумя женщинами не вспыхнула ссора.

Скандал начался со злобных угроз и громких проклятий. Проснувшаяся при первом крике Мегги посоветовала Мереуин по примеру других заключенных не обращать внимания на визжащих женщин, но та только тряслась, напуганная звучными ударами и руганью, недоумевая, как могут женщины быть такими жестокими. Конечно, мужчины бывают склонны подраться, она наблюдала в деревне стычки между вышедшими из пивной задирами, но никогда не видала яростно пинающихся, царапающихся и кусающихся представительниц женского пола.

– Скоро устанут и бросят, – предрекла Мегги, уловив неодобрительное бормотание усевшейся на полу рядом с ней Мереуин.

– Из-за чего они подрались? – Мегги пожала мощными плечами:

– Кто знает? Наверное, и сами забыли. Изабелла и Молл вечно кидаются друг на друга. Знаешь, они ведь сестры.

– Сестры? – изумленно откликнулась Мереуин, оглядываясь на молодых женщин, продолжающих наскакивать друг на друга. Старшей, крупной брюнетке с родимым пятном на левой щеке, удалось разорвать лиф поношенного платья младшей сестры, обнажив плоские, непривлекательные груди, а та, не смущаясь беспорядком в своем туалете, молотила ее кулаками.

– Никогда, никогда не обошлась бы я так со своей сестрой, будь она у меня, – с чувством заявила Мереуин, демонстративно отворачиваясь.

– Ой, да родичи и должны драться, – со знанием дела возразила Мегги. – Мы с Коллом только это и делали, когда я жила дома.

Мереуин промолчала. Ни разу в жизни она даже не замахивалась на братьев, а они на нее, по крайней мере, в гневе. О да, они не раз спорили, выходили из себя, сердились друг на друга, но ссоры всегда заканчивались извинениями, примирением и скоро забывались.

Девушка подавила горестный всхлип, не желая, чтобы Мегги слышала, и уронила голову на руки. Ничего ей не нужно больше, только оказаться дома с Алексом и Малькольмом, чтобы сказать, как она любит их, как жалеет, что заставила их волноваться. Горячие слезы покатились по грязным щекам, и она молча плакала, терзаемая горем и голодом.

Ужин принесли двое усталых стражников. Низенький тащил почерневший котел, из которого гнутым черпаком накладывал в миски какую-то размазню, другой, высокий, торчал позади и внимательно следил за женщинами. Мегги, начавшая трезветь и пришедшая из-за этого в раздраженное состояние, прижалась мясистой физиономией к прутьям решетки и не спускала глаз со своей миски, раскрыв рот и укоризненно покачивая головой.

– Не волнуйся, Мегги, любовь моя, – засмеялся раскладывавший еду стражник, тот самый, который раньше ударил Мереуин по руке, – получишь все, что тебе причитается. А джин я из тебя выгоню.

Мегги что-то хрюкнула, и стражник снова захохотал.

– Смотри, моя красавица, не обкрадывай малютку, – предупредил он ее, протягивая Мереуин миску.

Подойдя за своей порцией, она просунула руку между прутьями и в отчаянии ухватила его за рукав.

– Прошу вас, сэр, вы не имеете права держать меня здесь!

– Эй, а ну пусти! – прокричал он, стараясь высвободиться, не пролив содержимого котла.

Мереуин вцепилась еще крепче.

– Вы не понимаете! Мой брат Александр Макэйлис, лэрд замка Кернлах!

Служитель постарше насторожился и задумчиво прищурился:

– Не тот ли Макэйлис, что шерсть поставляет? – Сердце ее радостно забилось.

– Да! Да! Тот самый!

– Ну конечно, а я принц Уэльский, – парировал другой стражник и резко вырвался из тоненьких пальчиков, вцепившихся в его рукав.

Мереуин не сводила глаз со старшего.

– Прошу вас, поверьте мне, – умоляла она, уверенная, что сумеет его убедить, если только ей хватит времени.

– Поди прочь, грязная шлюха, – велел низенький стражник.

Высокий шагнул ближе к решетке.

– Нет, постой-ка минутку, Энди. – Он ясно видел разгорающуюся в темно-синих глазах надежду. Худенькое личико; порозовело, мягкие губы раскрылись, Девушка едва смела дышать, боясь, как бы он снова не отвернулся. – Как тебя зовут, крошка?

– Мереуин Макэйлис. – Собственный голос звучал в ее ушах слабо, словно откуда-то издалека, и она всеми силами пыталась укротить бешеное биение сердца. – М-мой брат Александр Макэйлис, – повторила она трясущимися губами, заглядывая снизу вверх в глаза стражника, отчаянно желая, чтобы он понял. – На меня напал человек на улице и сказал… сказал, что я собиралась украсть у него перстень. Это неправда!

– Хватит выслушивать этот бред! – нетерпеливо воскликнул Энди и двинулся было со своим котлом дальше, но, видя, что его спутник с явной заинтересованностью прислушивается к байкам молоденькой заключенной, метнулся назад и взмахнул кулаком, словно собираясь ударить девушку.

– Заткнись, я сказал, черт тебя подери! – проорал он. Мереуин с испуганным криком отпрянула.

– Пошли, Дэви, не слушай ее, – раздраженно повторил Энди. – Она морочит тебе голову. Поработаешь тут, поймешь, о чем я толкую. Правда, она чересчур хороша для уличной шлюхи, да знаешь, кого собиралась ограбить? Сына сквайра Джона Роулингса, а тебе хорошо известно, что он не стал бы врать!

Синие глаза Мереуин лихорадочно блестели, она чуть не плакала, видя, как выражение лица высокого стражника постепенно менялось от сочувственного к недружелюбному.

– Да, твоя правда, Энди, – согласился он и повернулся к ней спиной.

– О, пожалуйста, подождите! – в слезах прокричала Мереуин, отчаянно колотя по прутьям.

– Еще одно слово, – с ненавистью бросил через плечо Энди, – и я из тебя дурь выбью!

Мереуин, всхлипывая, отступила, а оба стражника пошли дальше, раздавая еду женщинам, громко сетовавшим на задержку. Она молча глядела, обливаясь слезами, пока они не закончили работу. Высокий, выходя в дверь, оглянулся, и девушка уловила в его глазах проблеск симпатии.

– Завтра утром твой черед встретиться с мировым судьей, крошка, – доброжелательно сообщил он.

Тяжелая дверь захлопнулась, в замке повернулся ключ. Мереуин стояла, держа в трясущейся руке миску, прижавшись худеньким телом к решетке и печально опустив плечи. Как пережить еще одну ночь в этой кошмарной камере?

– Тебе хочется есть, дорогуша? – возникла рядом с ней Мегги, не сводя жадных глаз с ее миски.

Мереуин взглянула на бесцветную жидкость, в которой плавали какие-то серые комки, ощутила, как в ее желудке что-то перевернулось, и чувство голода мигом исчезло.

– Возьмите, – устало проговорила она, протягивая миску Мегги, которая тут же схватила ее и поднесла к губам.

Мереуин отошла в угол, борясь с тошнотой от хлюпанья толстухи, похожего на чавканье свиньи в хлеву. Она сидела, подобрав ноги под юбки, закрыв лицо руками, вновь чувствуя опасную близость слез, и не пошевелилась, не издала ни звука, когда Мегги, покончив с едой, устроилась поблизости, утирая рукой жирные губы. Их других камер мрачной темницы доносились глухой шепот и кашель, но в маленькой камере, где находились толстая проститутка и стройная юная девушка, царило молчание.

Страшная усталость постепенно наваливалась на Мереуин, веки ее тяжелели, но благословенный сон не приходил. Она дрожала, кутаясь в плащ, который промок и не согревал, не в силах поднять голову со спутанными, покрытыми паутиной золотыми волосами, мечтая обрести столь необходимый покой.

Откуда-то выскочили две крысы и тут же сцепились, борясь за остатки содержимого мисок. Мереуин какое-то время наблюдала за ними, слишком усталая и бесчувственная, чтобы испытывать страх или отвращение. В конце концов, девушка закрыла глаза и заснула.

Ее разбудило звяканье ключей и скрип открывающейся двери. Ни один солнечный луч не пробивался сквозь щели в покрытых плесенью стенах, Мереуин не имела понятия, который теперь час, и неуверенно заморгала от света фонаря, осветившего ее лицо.

– Ага, вот это она и есть.

Мереуин неловко поднялась на ноги и увидела перед собой невысокого стражника по имени Энди, который вчера был так груб с ней, и незнакомого мужчину с худым, небритым и ничего не выражающим лицом. Она съежилась, чувствуя, как в ее душу закрадывается страх от пристального взгляда этого человека, выражавшего явное удовлетворение увиденным. Потом его взгляд встретился с ее настороженными синими глазами, и он неожиданно улыбнулся:

– Я Эдмунд Ансворт, мисс. Пришел, чтобы отвести вас к мировому судье.

Мереуин слегка пошатнулась и упала бы, не поддержи он ее под локоть.

– О, слава Богу! – выдохнула она.

– Только сперва надо подписать бумаги об освобождении. – Энди, вошедший в камеру вслед за Эдмундом Ансвортом, полез в нагрудный карман и вытащил сложенные документы.

– Эй, что еще за бумаги об освобождении? – полюбопытствовала Мегги, неожиданно распрямившись и принюхиваясь, как ищейка. – Я никогда раньше таких не подписывала. Дайте-ка поглядеть.

Маленький стражник отдернул бумаги от ее протянутой руки.

– Ты ж читать не умеешь, любовь моя, – глумливо напомнил он. – Пошла прочь!

Мегги покорно ретировалась в свой угол, тряся гривой нечесаных волос и бормоча что-то под нос.

– Что это за документы? – спросила Мереуин, когда ей протянули бумаги, едва смея верить, что в самом деле встретится с судьей.

– Простая формальность, – заверил мистер Ансворт. – Мы ведем учет каждого помещаемого сюда заключенного, регистрируем день ареста, день освобождения и выдвинутые против него обвинения.

– И Мегги их раньше подписывала, – вставил Энди, бросая угрожающий взгляд в сторону толстухи. – Она просто такая дура, что ничего не помнит!

– Свинья ты, Энди, – мигом отреагировала та и взвизгнула от боли, получив пинок сапогом.

– Заткнись, кляча уличная!

– Пожалуйста, дайте мне документы, – взмолилась Мереуин, страстно мечтая положить конец перепалке и ощутив вдруг насущную необходимость глотнуть свежего воздуха и увидеть солнечный свет.

Стражник без дальнейших проволочек сунул ей бумаги и вытащил перо, которым она нетвердой рукой нацарапала свое имя в указанном мистером Ансвортом месте. Потом вернула листы обратно, и он с любезной улыбкой спрятал их за отворотом камзола.

– Можем идти? – вежливо спросил Ансворт. Усталая, но бодрая улыбка тронула мягкие губы Мереуин, а синие глаза засияли.

– Да, – тихо вымолвила она.

– Тогда выходи, – приказал Энди, принимая начальствующий вид, но Мереуин отшатнулась от протянутой им руки.

– Я способна идти сама, – ледяным тоном уведомила она, предвкушая, как он мигом лишится работы, когда судье станет известно о его безобразном обращении с ней.

– Это мне нравится, – проговорил Эдмунд Ансворт, ни к кому конкретно не обращаясь.

В проходе, где свет был поярче, Мереуин с любопытством оглядела его, отметив, что он невысок, крепко сбит, руки сильные, мускулистые, длинные черные волосы заплетены в косу, перехваченную шнурком, а с могучих плеч спадает бархатная накидка. Она чуть замешкалась, и Энди, сердито поджав губы, подтолкнул ее в спину, резко прикрикнув:

– Давай вперед, не задерживайся!

– Счастливо, дорогуша! – донесся сзади веселый голос Мегги, но у Мереуин не было времени ответить: ее уже вели вверх по истертой каменной лестнице в комнату не больше только что покинутой ею камеры.

На стоявшем посреди комнаты грубо оструганном столе горел в закопченном подсвечнике огарок свечи, отбрасывая на затянутый паутиной потолок причудливые тени. Воздух был спертым и дымным, но Мереуин, переполненная радостью освобождения, едва обратила на это внимание.

– Я здесь встречусь с судьей? – с любопытством спросила она мистера Ансворта, вошедшего следом.

Он мило улыбнулся:

– Нет, моя дорогая, мы отправимся к нему домой.

Гладкий лоб Мереуин прорезала морщинка.

– Тогда зачем мы здесь?

Он снова улыбнулся, и она заметила полоску белых зубов, блеснувшую на фоне небритой худой физиономии.

– Надо ли напоминать, что вы провели ночь в тюрьме? Если желаете произвести хорошее впечатление на мирового судью, лучше не показываться ему в таком виде. – Он деликатно кашлянул. – Простите за столь бестактное замечание.

Мереуин невольно схватилась за свои растрепанные волосы, взглянула на грязную ладошку и беспомощно пробормотала:

– Я и не знала…

– Я подумал, что вы захотите умыться и немного почиститься, – добавил мистер Ансворт, а из открывшейся за спиной двери неспешно вошел угрюмый Энди с кувшином горячей воды, тазом для умывания, полотенцем, маленьким кусочком мыла и гребешком.

Мереуин подняла на Ансворта засиявшие синие глаза, оценив, наконец, его доброту.

– О, сэр, не могу даже выразить, что это для меня значит после чудовищного обращения, которое я здесь терпела! – При этом она метнула мстительный взгляд на стражника, который удалился без каких-либо комментариев.

– Прошу, можете не торопиться, – пригласил Ансворт, отошел к двери, прислонился к косяку и принялся наблюдать, как она намыливает и ополаскивает горячей водой лицо и руки.

Энди оставил на столе гребень, небольшое треснувшее зеркальце, и девушка, распустив волосы, начала расчесывать их, игнорируя стоявшего позади невысокого мужчину, хотя в обычных условиях постеснялась бы совершать туалет в присутствии незнакомца.

Однако в данный момент Мереуин совершенно не думала о приличиях. Она решила явиться к мировому судье в лучшем виде, убежденная, что он скорее поверит ее истории, если увидит перед собой хоть и слабое подобие леди, но и не замарашку. Тщательно расчесанные частым гребнем длинные волосы блестящим водопадом покрыли ее спину до самой талии. Мереуин быстро подобрала их, огляделась в поисках шпилек и впервые сообразила, что во вчерашней драке с Уильямом Роулингсом потеряла шляпку и чемоданчик.

Неужели это было только вчера? Казалось, с тех пор она успела прожить тысячу жизней, и девушка, обернувшись, послала мистеру Ансворту извиняющуюся улыбку.

– К несчастью, я потеряла чемоданчик. Там были чистая одежда и запасные шпильки.

Восхищенный сияющей массой волос, он поспешно заверил, что, даже заколов локоны несколькими уцелевшими шпильками, она будет выглядеть в высшей степени презентабельно.

– Но с платьем я все равно ничего не могу поделать, – посетовала Мереуин, глядя на все еще влажный красно-коричневый бархат и запачканный, измятый плащ.

– Сомневаюсь, что мировой судья станет пристально вас разглядывать, – убеждал ее провожатый. – Вы, в конце концов, ночевали в тюрьме. Он примет это во внимание. Я хотел только предоставить вам возможность смыть с лица грязь и расчесать волосы. – Он ободряюще улыбнулся. – Кроме того, главное – это ваш рассказ.

Мереуин ответила ему признательной улыбкой:

– Благодарю вас, мистер Ансворт. Вы сильно облегчили мое положение.

– Приятно слышать. Можем идти?

Они никого не встретили, покинув комнату и проходя по темному, грязному коридору к выходу, за исключением Энди, выскочившего из каморки, чтобы их выпустить. Как странно, подумала Мереуин, что поблизости нет других стражников, но тут же забыла об этом, оказавшись на улице и обнаружив, что стоит ночь и над темными домами сияют звезды.

Огонь горел лишь в редких, не закрытых ставнями окнах, почти у каждой двери на ступеньках спали бедняки, ища защиты от пронизывающего ледяного ветра, взметавшего пыль над булыжной мостовой. Мереуин, ожидавшая, что на дворе утро, на миг растерялась, сбитая с толку, и споткнулась. Эдмунд Ансворт тут же поддержал ее.

– Мисс Макэйлис, вам плохо?

– Сейчас ночь… – тихо сказала она.

– Не ночь, – поправил Ансворт, – Уже почти три часа.

Она подняла на своего провожатого встревоженные темно-синие глаза.

– И мы в такой час отправляемся к мировому судье?

Мистер Ансворт доброжелательно кивнул:

– Сэр Клайв ждет нас. Он за обедом прочел информацию о вашем аресте, и что-то смутило его в обстоятельствах задержания. Чтобы не оставлять вас еще на одну ночь в тюрьме, он приказал мне немедленно пойти за вами. Боюсь, на это ушло много времени, но теперь вы со мной, а сэр Клайв, как я уже сказал, ждет нас.

– А как он мог по информации определить, что это ошибка? – Мереуин смотрела на спутника с внезапно вспыхнувшим недоверием. – Там было указано мое имя, да? Он знает моего брата?

Эдмунд Ансворт бросил на девушку странный взгляд:

– Вашего брата?

От его резкого тона доверчивость Мереуин окончательно улетучилась.

– Да. Он ведь…

Она вдруг ужасно перепугалась, что освобождение окажется только временным. Сэр Клайв явно послал запей вовсе не потому, что узнал ее имя. Что же тогда заставило его назначить встречу на столь необычный час?

– М-может быть, мы пойдем? – умоляюще проговорила она. – Мне надо его увидеть!

– Разумеется.

Уверенность и невозмутимость спутника успокоили ее, и она позволила увести себя дальше в зябкую ночь, не замечая темных силуэтов людей, возникающих в дверных проемах и переулках и с любопытством провожающих их взглядами.

– Будьте добры, нельзя ли остановиться на минутку? – Мереуин совсем выбилась из сил после того, как Ансворт протащил ее около мили. Кружилась голова, она чувствовала себя очень плохо, в чем не было ничего удивительного, если учесть, что почти два дня у нее во рту не было ни крошки.

– Мы действительно не можем больше задерживаться… – начал было Ансворт, но Мереуин уже рухнула на низкую каменную ограду возле фасада дома, выходившего на узкую улочку.

– Только одну минутку, – попросила она, дивясь про себя, что достопочтенный сэр Клайв не отправил за ней экипаж. Эдмунд Ансворт стоял, глубоко засунув руки в карманы панталон, пока Мереуин безуспешно старалась отдышаться.

– Ну хорошо, – нехотя согласился он.

Мереуин, благодарно вздохнув, опустила раскалывающуюся голову, длинные ресницы дрогнули, глаза закрылись, и на нее навалилась страшная усталость.

– В-вы очень любезны, – слабо пробормотала она.

Стоявший над ней мужчина замер. Тихо, как кошка, он повернулся, бросил по сторонам настороженный взгляд, и удостоверился, что улица пуста. Из левого кармана медленно появилась рука, сжимающая небольшую дубинку, к которой его пальцы были явно привычны.

Эдмунд Ансворт, являясь много лет членом бандитской шайки, научился прекрасно владеть оружием. Юной девушке, что сидела перед ним на каменной ограде, достаточно небольшого удара, решил он. Очнувшись, она отделается пустячным синяком.

Дело, по правде сказать, постыдное, думал он глядя на худенькие плечики девушки и слушая ее прерывистое дыхание. Прежде он редко испытывал к кому-либо сочувствие и с недоумением обнаружил, что сейчас испытывает именно это чувство, хотя немало успел натворить в своей жизни. Лучше действовать быстро, пока он не совсем раскис… и дубинка, взметнувшись вверх, ловко опустилась на золотую головку.

Мереуин, не издав ни звука, свалилась на тротуар маленьким жалким комочком. Эдмунд быстро подхватил ее, бесцеремонно перебросил через могучее плечо, опасливо огляделся и решительно зашагал к реке, зная, что там его уже ждут.

Льюис Кинкейд, капитан трехмачтовой баркентины «Горянка», стоял на юте, расставив короткие толстые ноги, и вглядывался прищуренными глазами в темнеющие над переплетением снастей и свернутых парусов небеса, отчетливо различая видимые в это время года созвездия, несмотря на множество огней, горящих внизу, в доке и на покачивающихся вокруг судах. Не сумев заснуть, он с час назад вышел на палубу и отпустил изумленного вахтенного, приказав отправляться вниз. На душе у него было тревожно, хотя Кинкейд не принадлежал к числу чересчур совестливых людей.

Волны бились о корпус судна и под сваями гавани, «Горянка» слегка покачивалась в ответ, шпангоуты скрипели под крепчавшим бризом. Док внизу пустовал, хотя Кинкейд знал, что на каждом судне, бросившем якорь в переполненной гавани Глазго, поставлен дозорный. Из ближайшего кабачка доносились приглушенный смех, песни и стук о деревянные столы глиняных кружек с элем.

«Горянка» готовилась покинуть гавань с утренним приливом, и большая часть команды уже находилась на борту. Льюис Кинкейд не думал о беспомощных пассажирах, упрятанных к тому времени в трюм, о том, как там холодно в зябкое весеннее время и как будет сыро, когда судно выйдет в открытое море и корпус начнет протекать.

На протяжении последних восьми месяцев, в ходе которых воюющие страны продвигались к подписанию Договора, заключенного наконец в феврале в Париже, угроза подвергнуться нападению мало-помалу ослабевала, и «Горянка» успешно совершила переход через Атлантику в Америку с полными трюмами живого товара, вернувшись с грузом рома, табака, черной патоки и леса. Торговое судно «Горянка», принадлежащее именитому англичанину, перевозило только законно завербованных, подписавших контракт работников, и ладная баркентина считалась быстроходной, вместительной и не вызывающей никаких подозрений.

Репутацией этой капитан Кинкейд гордился и старался всеми силами ее поддерживать. Тех, кто был превращен в рабов силой или другими незаконными способами, транспортировали в столь же строгой секретности, как лишние бочки рома, патоки или кипы табака, которые Кинкейд доставлял в Англию, не указывая ни в каких документах.

Опытный контрабандист, слишком умный, чтобы рисковать незапятнанным именем, Кинкейд был связан с очень немногочисленными, тщательно подобранными людьми, которые демонстрировали абсолютную преданность и получали хорошие деньги. Он возлагал на них всю ответственность, что, как правило, позволяло ему оставаться совершенно непричастным к содеянным преступлениям и не навлекло бы на, него никаких подозрений, случись кому-то из этих людей попасть под арест.

Прислонясь к поручням, капитан Кинкейд вытащил часы, взглянул на изукрашенный циферблат и с легким кивком снова спрятал их в карман. Озабоченность в умных глазах сменилась облегчением, когда он заметил внизу, в гавани, движение. Капитан спустился по трапу со всей скоростью, на какую были способны его коротенькие ножки, и пересек верхнюю палубу как раз вовремя, чтобы встретить ступившего на борт запыхавшегося Эдмунда Ансворта.

– Тебя кто-нибудь видел? – спокойно спросил маленький человечек.

– Нет, конечно. – Ансворт положил на палубу неподвижное тело в красно-коричневом бархате и выпрямился, устало расправляя могучие плечи. – Черт, она совсем маленькая, да от тюрьмы до реки путь неблизкий.

– Обождал бы, пока подойдете поближе, а потом уж действовал дубинкой, – заметил Кинкейд, расставив ноги, сцепив за спиной руки и задумчиво глядя на то, что принес Ансворт.

Эдмунд пожал плечами:

– Момент был хороший, не хотелось упускать.

– Дай-ка мне поглядеть.

Ансворт носком сапога поддел легонькое тело Мереуин, перевернул на спину, обратив бледное личико к темному ночному небу. Длинные черные ресницы лежали на прозрачной коже впалых щек, резко обозначивших скулы, что придавало нежным чертам зрелую красоту, округлые крепкие груди вздымались и опадали в ритмичном дыхании.

– Неплохо, – пробормотал Кинкейд, особо оценив пышные локоны золотых волос. – Я позабочусь, чтобы за время плавания ничего не пропало. За нее дадут хорошую цену. – Прищуренные глаза сверкнули. – Вот именно, настоящую, справедливую цену. Бумаги при тебе? Эдмунд Ансворт протянул бумаги:

– Как видите, подписаны по всем правилам. Она не сможет протестовать.

Капитан покачал головой, изучая аккуратно выведенное в конце листа имя.

– Они частенько заявляют, будто подписывали под принуждением. Никто ей не поверит. Я подпишу за другую сторону у себя в каюте. Давай лучше снеси ее вниз, пока никто не видал.

Эдмунд наклонился к девушке, а капитан Кинкейд задумчиво пробормотал:

– Макэйлис… Я где-то слышал это имя.

– Вы, может, думаете про кернлахских Макэйлисов? – подсказал Эдмунд, поднимая Мереуин на руки. – Про тех, у которых прядильни тут, в городе?

– А, точно. – Кинкейд бросил проницательный взгляд на маленькое, прижатое на груди Ансворта личико. – Не знаешь, это она и есть?

– Господи Иисусе, – расхохотался Ансворт, – да вы что, правда думаете, будто женщина из семейства Макэйлисов промышляет проституцией в Глазго?

Тонкие губы Кинкейда расползлись в невеселой усмешке:

– Не думаю. Не хотел бы я иметь ее на борту, если б это было правдой. Слишком рискованно связываться с высшим обществом.

– По словам Энди, ее обвинили в проституции и воровстве. Стало быть, это неправда, – заверил своего работодателя Эдмунд Ансворт и с громким смехом исчез с темной палубы.

Капитан проводил его взглядом до люка, прежде чем направиться к себе в каюту. Он подпишет бумаги и отдаст их малютке Макэйлис лишь после того, как они окажутся в открытом море. Удовлетворенная улыбка изогнула уголки его губ. Хотя в колониях документы ей вряд ли понадобятся.

На рассвете «Горянка» бесшумно отошла от причала, повернула к морю, разрезая килем, как ножом, тихие воды Клайда, и мало-помалу стала набирать скорость, когда паруса наполнились крепнущим утренним бризом. Устремив нос на запад, ладное судно оставило позади спящий город и пустилось в долгий путь через Атлантику к Уилмингтону, к богатым табачным плантациям Северной Каролины, где был постоянный спрос на рабов и завербованную по контракту рабочую силу.

Глава 3

– Ну-ка давай поднимайся!

Слова доносились до Мереуин словно издалека, и она не желала приходить в сознание, предпочитая небытие, так долго державшее ее в плену.

– Давай, девка!

Кто-то грубо тряс ее и нетерпеливо кричал, а она пыталась отгородиться от этого крика, надеялась ускользнуть, зарывшись в сладостную мягкость подушки. Кто это встал над ней, Алекс или Малькольм, недовольно гадала она, и что им от нее надо поздней ночью?

– Ну, вставай, просыпайся!

Рука еще сильнее затрясла ее, и она вдруг осознала, что прижимается лицом не к гладкому, пахнущему чистотой атласному белью своей постели в Кернлахе, а к чему-то жесткому, вроде соломы. От нее шел такой затхлый запах, что девушка сморщила маленький носик, чихнула и сразу проснулась.

– Вовремя, бездельница ты этакая, – проговорил сверху незнакомый и недружелюбный голос.

Мереуин быстро перевернулась, села и тут же схватилась руками за голову, накрытая волной слабости и дурноты.

Пульсирующая боль усилилась, когда она открыла глаза и увидела стоящего перед ней бородатого незнакомца с фонарем в руках и сердито насупленными густыми бровями. Колеблющийся свет освещал лишь небольшое пространство, не позволяя определить размеры странного пещерообразного помещения, где она находилась, но девушка слышала стоны, боязливое перешептывание и незнакомый звук поскрипывающей оснастки.

– Где я? – неуверенно произнесла она, напрягая голос. – Опять в тюрьме?

– Может, и так, – последовал отрывистый, сопровождаемый смешком ответ. – Давай-ка вставай, капитан не любит, когда его заставляют ждать.

– Капитан? – Мереуин была ошарашена, как никогда в жизни, перед глазами все закружилось, и она почувствовала себя совсем плохо.

– Точно так, капитан. Пошли!

Волосатая рука вцепилась в плечо и поставила ее на ноги. Мереуин споткнулась и упала на мощную грудь. Мужчина захохотал, дыхнув ей в лицо гнилью. Она с отвращением отшатнулась и встала, уставившись на него, сжав маленькие кулачки.

– Оставьте меня в покое!

Бородатый матрос оскалил зубы в плотоядной ухмылке и оценивающе оглядел ее, поднеся фонарь так близко к лицу девушки, что она ощутила исходящий от него жар.

– Огневая девчонка! Может, сам капитан на тебя, польстится? Ну, пошли, вперед!

Мереуин осталась на месте, обхватив руками плечи и дрожа всем телом. Кто этот бородач с гнилыми зубами, чего, ему надо и куда, ради всего святого, привел ее Эдмунд Ансворт? Здравый смысл подсказывал ей, что она не в тюрьме и, кроме того, не на твердой земле. Теперь, когда головокружение прекратилось, она поняла, что все вокруг продолжает покачиваться, а стоящий перед ней омерзительный тип, от которого несло так, словно он много недель не мылся, упоминает о капитане. Значит, она на корабле! Боже милостивый, если так, куда ее везут?

– Ты идешь или нет? – грубо бросил матрос, потеряв, наконец, терпение. Не дожидаясь ответа, цапнул огромной рукой худенькое плечико, поволок ее к трапу и вытолкнул в люк так бесцеремонно, словно швырял в овин мешок овса.

Через секунду Мереуин очутилась на палубе, щурясь от яркого дневного света, наполовину ослепнув от солнца, отражавшегося в глубоких зеленых водах, которые простирались вокруг, услышала высоко над головой похлопывание натянутого крепким бризом холста и почувствовала в воздухе привкус соли. Палуба под ногами чуть накренилась, она пошатнулась, охваченная слабостью, и не сопротивлялась, пока матрос волок ее по надраенной палубе, а потом по узкому коридору, который упирался в закрытую дверь.

– Я доставил девчонку, – объявил он, стукнув костяшками волосатых пальцев в крепкую деревянную створку.

– Давай сюда, – донесся с другой стороны небрежный ответ.

Мереуин, получив толчок в спину, оказалась в неожиданно просторной каюте. За столом, установленным между иллюминаторами в полированных деревянных рамах, сидел мужчина в батистовой рубашке с открытым воротом и разглядывал ее прищуренными глазами орехового цвета. У него были коротко остриженные темные волосы, тонкие губы блестели от жира, и он утер их льняной салфеткой.

Мереуин обо всем забыла, впившись глазами в огромное блюдо, стоявшее на столе перед капитаном. На блюде лежала жирная жареная курица, обложенная овощами и издающая соблазнительнейший аромат. Все прочее отошло на задний план, она ощущала лишь гложущий голод, смутно припоминая, что ничего не ела с того дня, когда приехала в Глазго. Когда это было? Два дня назад? Три? Или больше?

– Желаете что-нибудь съесть, мисс Макэйлис?

Она вздрогнула при этом вопросе, взглянув на мужчину широко раскрытыми синими глазами:

– Вы меня знаете?

Тонкие губы разошлись в самодовольной улыбке:

– Да, в некотором роде. – И мужчина сурово бросил торчащему в дверях бородатому матросу: – Это все, Барроуз.

Мереуин даже не слышала, как за что-то пробурчавшим матросом захлопнулась дверь, лихорадочно пытаясь собраться с мыслями и побороть чувство голода, которое нарастало, заглушая все мысли.

– Что я здесь делаю? – спросила Мереуин, заставляя себя отвести взгляд от дымящегося блюда.

– Все в свое время, – последовал беспечный ответ. – Сначала вам надо подкрепиться.

Затаив дыхание, она ждала, пока он отламывал ножку, отрезал добрый кусок грудки и наливал в чистый бокал вино из стоявшей под рукой бутылки.

– Сядьте, – приказал мужчина, протягивая ей тарелку и указывая на огромный сундук напротив койки, куда она, ничего не ответив, уселась, уже впившись крепкими зубками в кусок сочного мяса.

Хотя Мереуин изо всех сил старалась не набрасываться на еду, как голодная волчица, но ничего не могла с собой поделать, и капитан Кинкейд усмехался про себя, наблюдая за изголодавшейся девушкой, с одобрением рассматривая порозовевшие щеки и большие синие глаза, в глубине которых отражался льющийся из иллюминаторов за его спиной солнечный свет, зажигая в их глубине золотые искры. Густые черные ресницы делали их еще больше.

Да, цена, в самом деле, должна быть достойной, подумал капитан Кинкейд, не в силах сдержать свою радость, и решил присмотреть, чтобы девушку хорошо кормили, иначе она может потерять товарный вид.

– Еще вина? – любезно предложил он, видя, что бокал опустел.

– Нет, спасибо, – ответила она с мягким горским акцентом.

Теперь, когда из ее глаз ушло страдальческое выражение смертельно голодного человека, он заметил в них подозрительность и нарастающее опасение.

Кинкейд отломил себе другую ножку и предложил ей пирожок, который она также отвергла.

– Наелись, я вижу, – заметил он, кладя пирожок обратно на блюдо. – Теперь можно и поговорить.

– Я хотела бы знать, где нахожусь, кто вы такой и куда вы меня везете, – немедленно начала Мереуин, пытаясь говорить спокойно, хотя губы ее дрожали.

– Прошу вас, прошу вас, мисс Макэйлис, – взмолился он, воздев руки, – не все сразу. Я Льюис Кинкейд, капитан «Горянки», а направляемся мы в Уилмингтон, в Северную Каролину.

– Вы хотите сказать, в колонии? – прошептала девушка, и румянец, появившийся на ее щеках от выпитого вина, слинял до белизны.

– Разумеется, Вы разве знаете еще какую-нибудь Северную Каролину?

– Но я не понимаю, – запротестовала она, – и потемневшие раскосые глаза подсказали ему, какое смятение охватило ее душу. – Зачем вы везете меня туда? И кто вы такой?

– Я уже сказал, кто я такой, – с улыбкой напомнил он. – «Горянка» – торговое судно. Мы занимаемся экспортом из Нового Света товаров: сахара, патоки, табака, рома – всего, что можно найти и загрузить в наши трюмы. На обратном пути из Англии везем пассажиров, главным образом набранных по контракту работников. Вам известно, кто это такие?

– Не совсем, – в замешательстве пробормотала Мереуин, растирая ноющие виски. – Они, собственно, ничем не лучше рабов… Люди, имеющие долги или попавшие в тюрьму, которые не в состоянии обрести свободу иначе, как дав письменное согласие отработать какой-то срок на купившего их хозяина.

– Великолепное объяснение для того, кому это не совсем известно, – похвалил капитан Кинкейд, поднимая бокал, словно провозглашал тост в ее честь.

– А при чем тут я?

– Дорогая моя мисс Макэйлис, вы сами ответили на свой вопрос.

– Я н-не понимаю…

– Да бросьте, вы же такая умная девушка! Подумайте минутку.

Он улыбнулся, глядя в недоумевающие синие глаза, в которых постепенно появлялось понимание.

– Но ведь вы, разумеется, не хотите сказать, что я… что вы собираетесь продать меня в колонии! Как… я не подписывала никаких контрактов!

– Еще подумайте, мисс Макэйлис.

– Не подписывала, – повторила Мереуин, и страх уступил место гневу. – Вы совершили чудовищную ошибку, сэр, и я требую немедленно доставить меня назад в Глазго!

На капитана Кинкейда эта вспышка, похоже, не произвела впечатления.

– Вы уверены, что в недавнем прошлом ничего не подписывали?

Мереуин лихорадочно принялась вспоминать жуткие часы, проведенные в мерзкой тюремной камере, хотя воспоминания были не совсем четкими.

– Ну конечно же, нет, – раздраженно сказала она. – Кроме бумаг мистера Аксворта… документов об освобождении… он сказал, это простая формальность… – Она вдруг замолчала, юное личико стало пепельно-серым. – В-вы обманули меня!

Капитан Кинкейд одобрительно улыбнулся:

– Рад, что вы додумались самостоятельно.

– Но… – начала было Мереуин, потом закрыла глаза, надеясь, что все исчезнет и она очнется от жуткого кошмара. Однако, когда скова их открыла, увидела просторную каюту капитана Кинкейда, где пол чуть покачивался под ногами, как от головокружения, так и от движения судна.

– Потрясение скоро пройдет, – сообщил капитан как нечто само собой разумеющееся. – Не бойтесь, мисс Макэйлис. Заверяю, что с вами будут хорошо обращаться.

– Вы неописуемое чудовище! – обрушилась на него Мереуин, словно внутри нее кто-то внезапно спустил курок. – Я еще увижу, как вас повесят в Глазго вместе со всеми приспешниками! Вы расплатитесь и за это, и за прочие преступления! Не сомневаюсь, вы их немало совершили за свою блестящую карьеру работорговца!

Капитан сидел совершенно неподвижно, пока она говорила, его тонкие губы были плотно сжаты, желтые глаза прищурены, на лице застыло неприятное выражение.

– Лучше бы вам подумать, прежде чем так со мной разговаривать, мисс Макэйлис. В данный момент вы в моей власти, и я волен поступить с вами, как пожелаю.

– Рассчитываете запугать меня? – отважно выкрикнула Мереуин. Щеки ее полыхали лихорадочным румянцем. – Как только прибудем в Уилмингтон, я обращусь к властям, расскажу, кто я такая и что вы со мной сделали, и тогда, сэр, тогда…

– И тогда вас продадут с торгов, как обыкновенную породистую свинью, – ласковым голосом заключил капитан Кинкейд, оборвав ее гневную тираду. – Такова судьба всех завербованных по контракту после прибытия на место. Никто не поверит вашей истории, мисс Макэйлис. До тех пор, пока в моих руках вот это. – Он поднял сложенные бумаги, в которых она признала подписанные в тюрьме документы, и плавно помахал ими в воздухе. Девушка не сводила с них глаз, пока они проплывали туда-сюда перед ее бледным лицом, капитан улыбнулся и положил документы на стол.

– Я скажу, что меня обманом вынудили их подписать, – слабо проговорила Мереуин.

Он беззаботно развел руками:

– Очень жаль, моя дорогая, но, поставив на этих бумагах подпись, вы пропали, совсем пропали!

Слова его прозвучали в ушах Мереуин похоронным звоном, и она вступила в борьбу с усиливающимся отчаянием, которое угрожало ее одолеть.

– Когда придем в гавань, вы получите свой экземпляр, – добавил капитан как ни в чем не бывало, допивая вино из бокала. – Другой останется у меня, и я передам его вашему новому владельцу.

Пухлые губы Мереуин задрожали. Она никогда никому не будет принадлежать, никогда! Прежде чем «Горянка» придет в гавань Уилмингтона, она должна завладеть этими бумагами, чего бы это ни стоило!

– Все в порядке, капитан?

Оглянувшись, Мереуин увидела Барроуза, который заглядывал в приоткрытую дверь, с любопытством глядя на нее из-под кустистых бровей.

– В полнейшем, – . спокойно ответил капитан Кинкейд, – и теперь, раз уж ты здесь, можешь проводить мисс Макэйлис обратно в ее апартаменты. – От улыбки Кинкейда девушка содрогнулась. – Мы еще побеседуем, моя дорогая.

Барроуз, едва дождавшись, пока люк полностью откроется, пихнул туда свою юную пленницу, которая неуклюже рухнула на дно трюма. Мереуин на четвереньках заползла на солому в самый темный угол, закрыла лицо руками и дала волю жгучим слезам, жалобно всхлипывая от страха перед тем, что сулило ей будущее. Она оказалась в руках сумасшедшего и знала, что без удостоверяющих личность документов не имеет ни малейшего шанса вновь обрести свободу.

В последующие дни пассажирам «Горянки» разрешили некоторое время проводить на палубе, если позволяла погода. Хотя в начале весны в Северной Атлантике обычно бушевали штормы, «Горянка» на удивление редко попадала в полосу непогоды. Ведущий в трюм люк частенько открывался, и находившиеся внизу люди получали возможность глотнуть свежего воздуха.

Мереуин поражалась количеству несчастных, появлявшихся из темноты трюма, испытывая немалое сострадание к изможденным существам в отрепьях, с исхудавшими лицами, с пустыми, лишенными надежды глазами. Многие из них разговаривали с сильным акцентом, присущим уроженцам Шотландской низменности, но несколько раз она улавливала знакомую и любимую картавость горской речи и даже гэльскую речь.[14] Однако, когда девушка пробовала заговорить с этими людьми, ее встречало либо каменное молчание, либо, хуже того, откровенный страх.

Скоро она отказалась от всяких попыток контакта и проводила благословенные часы под холодным солнцем, кружа по палубе, чтобы размять затекшее тело, боясь ослабеть, поскольку знала, как только «Горянка» придет в колонии, для борьбы с похитителями ей понадобятся все силы. Мысль завладеть подписанным ею контрактом и уничтожить его никогда не покидала Мереуин, она твердо решила, что увидит, как отвратительный капитан со своей воровской шайкой предстанет перед судом.

Она не сомневалась, что оказалась всего лишь одной из множества страдальцев, которых везут в колонии против их воли, и бессильная ярость закипала в ее сердце при мысли о богатстве, нажитом Льюисом Кинкейдом на людском горе.

Вскоре жестокий шторм надолго загнал пассажиров в трюм. Не имея возможности следить за чередованием дней и ночей в своей неизменно сумрачной тюрьме, Мереуин страстно жаждала выбраться наверх. В тесном, темном помещении с застоявшимся вонючим воздухом постоянно звучали, стоны, больных, и сама она была измучена ужасной качкой.

Множество крыс постоянно шныряло в соломе в поисках еды, и Мереуин приходилось не только приноравливаться к броскам качавшегося на гигантских волнах судна, но и следить за наглыми и противными тварями, которые могли лишить ее скудных запасов – черствых пресных лепешек. Она экономила еду на тот на случай, если шторм надолго удержит их внизу и надо будет утолять голод.

Ветер выл, налетая на крепкий корпус судна, гром грохотал над головой с невероятной силой. Мереуин, пнув ногой мерзкое мохнатое существо, почувствовала, что силы ее на исходе, и решимость все вытерпеть сменилась полным отчаянием. Сидя на сырой, кишащей крысами соломе, слушая стоны и крики товарищей по несчастью, она с трудом верила, что жила когда-то в таком милом и прекрасном месте, как замок Кернлах. Даже суровое лицо Александра и мальчишеская физиономия Малькольма затуманились в ее памяти, и девушка поняла, что начинает испытывать желание пойти ко дну вместе с «Горянкой», положив тем самым конец этому адскому существованию.

Внезапно разозлившись, Мереуин спросила себя – что за бред? В конце концов, она Макэйлис, а у бесстрашного клана Макэйлисов есть гэльский девиз, звучащий в переводе, примерно так; «Не сдавайся даже мертвый». Стало быть, твердила она себе, изо всех сил пытаясь не падать духом, желание погибнуть вместе с «Горянкой» есть трусость, и потому не имеет оправдания. Она обязана, по меньшей мере, объяснить Александру и Малькольму, что с ней стряслось, и намерена любой ценой пережить это плавание.

Постепенно устрашающие скачки кочующего по воле волн судна начали стихать, Мереуин села попрямее и внимательно прислушалась. Больше не слышалось ни воя ветра за бортом, ни тяжелых ударов волн о корпус. В темноте трюма раздавалось тихое перешептывание пассажиров, в котором уже не было страха, все чувствовали, что шторм миновал.

Улыбка облегчения появилась на измученном личике Мереуин, хоть никто ее и не видел. На самом деле ей вовсе и не хотелось утонуть, говорила она себе, грызя черствую лепешку. О, нет! Ей хочется снова увидеть Алекса, Малькольма, Энни и даже свою кобылу… каждую комнату Кернлаха, который она так нежно любит.

– Клянусь тебе, Алекс, – шептала Мереуин, сворачиваясь в клубочек, чтобы согреться и заснуть, – я вернусь домой, но не раньше, чем Кинкейд и его шайка заплатят за все, что сделали со мной!

Проснувшись, она почувствовала себя отдохнувшей и из приглушенных разговоров вокруг поняла, что и прочие пассажиры оправились наконец от морской болезни. Заслышав уже знакомый скрип откидывающегося деревянного люка, Мереуин с надеждой подняла глаза. Грубый голос разрешил обитателям трюма подняться наверх.

Выйдя на палубу, она едва поверила своим глазам, так тихи были синие воды после недавно бушевавшей бури. По лазурному небу плыли пухлые белые облачка, теплый бриз игриво перебирал золотые завитки у нее на висках. Девушка подняла лицо к солнцу, надеясь впитать живительную силу его лучей. Усталости как не бывало, молодое тело трепетало от жажды жизни. Мереуин начала, как обычно, быстро ходить по палубе в раздувающемся от ветра красно-коричневом платье.

– Мисс Макэйлис?

Она вопросительно оглянулась на боцмана, который был уже хорошо знаком большинству пассажиров судна. Он был моложе других членов команды «Горянки» и, на взгляд Мереуин, более вежливым и образованным. Среднего роста молодой человек имел приятные черты лица и спокойные, несуетливые манеры, выдававшие натуру сильную и честную.

Наблюдая за его работой на палубе, когда он посылал матросов на реи регулировать такелаж и паруса, Мереуин часто гадала, осведомлен ли он о преступной деятельности капитана Кинкейда. Временами ей казалось, что он человек честный и будет потрясен, узнав правду, но она не осмеливалась подойти к нему с этим вопросом, все же сомневаясь в своих предположениях и опасаясь усугубить свое положение попыткой завоевать его доверие.

Боцман редко заговаривал с ней, однако кивал при случае, а однажды даже дружелюбно улыбнулся.

– Мистер Уилсон? – Мереуин подняла вопросительный взгляд раскосых синих глаз на его чисто выбритое лицо.

– Вас просит капитан Кинкейд. Он у себя в каюте.

Мереуин судорожно сглотнула.

– Он… с-сказал, чего хочет?

Боцман удивился:

– Да нет, мисс. Наверное, решил дождаться вашего прихода, как вы считаете?

Пухлые губы девушки сжались.

– Наверное.

Карл Уилсон стоял и задумчиво глядел на нее сверху вниз, гадая о причине вспыхнувшего в необычайно синих глазах, страха и беспомощной покорности. Хотя он взял за правило не интересоваться ни одним пассажиром, Мереуин. Макэйлис привлекла его внимание с первой минуты своего появления на палубе. Перепачканная и явно испуганная, она, тем не менее, поразила его своим гордым и непокорным видом, а надменно вздернутая золотая головка напомнила ему женщин под вуалями, которых он часто видел в Лондоне, проезжающих мимо в дорогих экипажах.

Особенно понравилось Уилсону, как она отшвырнула руку этого идиота матроса Барроуза, исчезая в ведущем к каюте капитана коридоре, и отряхнула бархатный рукав, словно Барроуз замарал его своим прикосновением. С тех пор боцман присматривался к девушке всякий раз, как она выходила на свежий воздух, прохаживаясь взад-вперед по верхней палубе с решительным выражением на нежном личике, явно не замечая никого вокруг.

Хотя ее красно-коричневое бархатное платье было покрыто пятнами и измято, он видел, что сшито оно прекрасно, и догадывался, что какой-то период своей жизни она прожила в богатстве, потом попала в беду – может быть, после смерти родителей – и была вынуждена закабалить себя. Просто жалость и стыд охватывают, как об этом подумаешь, частенько говаривал он себе, но что тут поделаешь?

– Мистер Уилсон?

Он очнулся от своих мыслей, сокрушенно признав, что забыл обо всем, любуясь раскосыми синими глазами, в глубине которых сверкали золотые искорки, вздернутым носиком и полураскрытыми мягкими алыми губами.

– А? Вы что-то сказали, мисс?

– Я спрашиваю, капитан желает видеть меня прямо сейчас? – повторила Мереуин со снисходительной улыбкой, пытаясь скрыть нетерпение. Она уже дважды задала этот вопрос, а он только глядел на нее, как баран на колоду мясника. Что это с ним такое?

Боцман густо покраснел под ее пытливым взглядом.

– А… о… да, конечно, мисс Макэйлис. Он вас ждет.

Она вежливо поблагодарила и отвернулась, тут же позабыв о нем, поскольку ее начали терзать иные заботы. Чего теперь хочет от нее Кинкейд? С пересохшим ртом она тихо стукнула в дверь каюты и получила краткое разрешение войти.

Капитан Кинкейд сидел за уставленным аппетитными блюдами столом, перед ним вновь стоял роскошный обед, но на сей раз Мереуин удалось побороть усилившееся при виде еды чувство голода. Она все еще злилась, что не сумела совладать с собой при первом свидании с капитаном, и теперь со сдержанной победной улыбкой отклонила предложение пообедать с ним.

– Вы улыбаетесь, мисс Макэйлис, – заметил Кинкейд, внимательно изучая ее. – Почему?

– Вам не понять, – холодно ответила Мереуин. Он продолжал любезным тоном:

– Я смотрю, вам удалось после всего происшедшего за последнее время сохранить хорошее расположение духа. Остается надеяться, что вы так же перенесете и дальнейшее плавание.

Сердце Мереуин екнуло при этих словах.

– И долго еще оно будет длиться? – тревожно спросила она.

– Пять недель. – Капитан рассмеялся, увидев, как она потрясена, и принялся ловко снимать кожуру с мясистого лайма.[15] – Вы, конечно, не станете утверждать, будто время летит незаметно, – поддразнил он.

– Нелегко различать дни и ночи, когда тебя вынуждают жить в темноте, – хмуро заметила она.

– Приношу извинения за апартаменты, – проговорил капитан, изображая очередную улыбку, настолько самодовольную, что ей страшно захотелось влепить ему пощечину – но хоть я и решил позаботиться о том, чтобы вы прекрасно выглядели, делить с вами свою каюту не собираюсь. Ах, кстати, это напомнило мне о вопросе, который я хотел вам задать. Вы уверены, что до сих пор сохранили девственность?

Щеки Мереуин полыхнули румянцем, капитан захохотал, а его желтые глаза выразили искреннее наслаждение.

– Великолепно. Это позволит поднять на вас цену.

– Какое значение имеет моя… моя… – Мереуин задохнулась.

Капитан, все еще занятый чисткой фрукта, пожал плечами:

– Это имеет значение для того, кто вас купит.

Ее настиг взгляд наглых глаз, и устрашенная намеком девушка отвернулась, чтобы не видеть появившегося в них выражения жестокого веселья. Неужто правда, что тот, кто ее купит, может попробовать… потребовать… Она прижала ладони к горящим щекам и страдальчески застонала.

– Ох, да не переживайте вы так, – спокойно посоветовал ей Кинкейд. – Я ни на секунду не поверил, будто вы проститутка, как отрекомендовал вас Эдмунд. Совсем, не тот тип, и поверьте, – глаза его сверкнули, – я достаточно опытен, чтобы отличить один тип от другого. Только ведь все равно вы едва не ограбили джентльмена, так откуда мне было знать наверняка?

Мереуин, не понимая, смотрела на него лихорадочно блестевшими синими глазами.

– Вам прекрасно известно, о ком я толкую, – нетерпеливо продолжал капитан Кинкейд, кладя в рот ломтик лайма и морщась от брызнувшего на губы кислого сока. – Об Уильяме Роулингсе. Вы пытались украсть у него перстень.

– Откуда вы обо мне столько знаете? – шепотом спросила Мереуин и попятилась к двери.

– Я знаю все о каждом заключенном подавляющего большинства шотландских тюрем и даже некоторых английских, включая Нью-гейт. Умный бизнесмен ведет дела в обширном географическом пространстве.

– Вы чудовище, – выдохнула Мереуин, борясь с поднимающимся в душе ужасом.

– Вы мне уже говорили об этом, – невозмутимо ответил Кинкейд. Разговор вдруг надоел ему, и он неожиданно заявил: – Я хочу, чтоб вы стали моим коком.

– Что?

– Я сказал, вы станете коком на «Горянке».

– Да вы с ума сошли! – закричала она, вполне в этом уверенная.

Он покачал коротко стриженной темноволосой головой:

– О, уверяю вас, вовсе нет. Я потерял своего кока в шторм вчера ночью. Его смыло за борт. Какая жалость, он готовил превосходнейшее консоме!

– Среди членов команды есть, разумеется, и другие, способные…

Он нетерпеливо отмахнулся:

– Конечно, вы не будете готовить еду на всех. Только для офицеров и для меня самого. Ничто не доставит мне такого наслаждения, как обед, приготовленный вот этими ручками.

От его тона у Мереуин свело желудок.

– Я не смогу…

– Безусловно, сможете и согласитесь. Я хочу, чтобы вы больше времени проводили наверху, и таким образом решу все проблемы. Вы похудели и побледнели с тех пор, как мы покинули Глазго.

– Не соглашусь! – упрямо крикнула Мереуин. – Вы не можете заставить меня работать, как… как простую рабыню!

Кинкейд оскалил зубы в жуткой улыбке:

– Вам надо привыкать, дорогая мисс Макэйлис.

Она ничего не сказала, только отвернулась. Капитан встал и направился к ней в обход стола. Мереуин старалась устоять на месте, крепко стиснув зубы и решительно вздернув подбородок, но губы предательски тряслись, и она содрогнулась, когда капитан протянул руку и коснулся мягких золотых прядей, зашпиленных на затылке.

– Вам нечего опасаться меня, – сказал он. – Я не собираюсь сбивать цену на свой товар. Надеюсь заработать на вас много денег, моя дорогая.

Она вновь отвернулась, дрожа всем телом.

– Могу я рассчитывать на вашу помощь на камбузе, мисс Макэйлис?

Она молчала, и капитан, грубо взяв девушку за подбородок, заставил ее повернуть голову, впившись жестоким взглядом в широко распахнутые, наполненные страхом глаза.

– Мисс Макэйлис? – угрожающе повторил Кинкейд.

– Да, – с трудом выдавила Мереуин.

– Превосходно.

Капитан отпустил ее и, подойдя к двери, прокричал что-то в коридор. Мереуин отошла на безопасное расстояние, борясь с подступившей к горлу тошнотой.

Постепенно успокаиваясь, она начала видеть определенную выгоду в полученном предложении. Во-первых, она будет проводить больше времени за пределами провонявшего рвотой трюма, а во-вторых, окажется рядом с продуктовыми запасами… У девушки потекли слюнки при мысли о вкусной еде, которую можно съесть сразу или запасти на будущее; очень заманчивая перспектива после ее скудного рациона на протяжении нескольких последних недель.

– Отведи мисс Макэйлис на камбуз.

Мереуин обернулась и увидела перед собой ухмыляющуюся бородатую физиономию матроса Барроуза. Она безмолвно застонала от ненависти к гнусному типу с бычьей шеей, который неизменно оказывался поблизости, когда она выходила на палубу, таскался за ней с полуприкрытыми глазами и слюнявыми губами. От такого кого угодно стошнит!

Следуя за шаркающим по коридору Барроузом, Мереуин пыталась подавить охватившее все ее существо невероятное волнение. Теперь, когда ей придется готовить для капитана, наверняка удастся проводить больше времени в его каюте и со временем отыскать свой контракт.

Она едва слышала скучные разъяснения Барроуза по поводу расписания капитанских трапез и ничего не разглядела на самом камбузе, заметив только, что он оборудован не хуже подвальных кухонь Кернлаха. Мереуин лихорадочно перебирала в уме все возможные места, где скорее всего могли храниться бумаги. С губ ее не сходила радостная улыбка, пока она усиленно кивала, соглашаясь со всем, что бубнил бородатый матрос, и совершенно не замечала взгляда налитых кровью глаз, не отрывавшегося от выреза красно-коричневого платья, обрисовывающего крепкие, налитые груди.

Сегодня же, взволнованно думала девушка, надо начать поиски, и, если все пойдет хорошо, к моменту прибытия в Уилмингтон она завладеет бумагами. Без них капитан Кинкейд не сможет опровергнуть ее заявления о похищении и шантаже.

– Мисс Макэйлис, я должен сделать комплимент вашему супу.

Эти слова принадлежали боцману Уилсону, мужественное лицо которого вспыхнуло, когда Мереуин ответила признательной улыбкой.

– Благодарю вас, мистер Уилсон. Сказать по правде, я сама удивляюсь. Дома я редко готовила.

– А где ваш дом? – полюбопытствовал первый помощник капитана, вступая в беседу.

Нынешним вечером первый помощник и боцман были гостями капитана Кинкейда и составляли компанию коренастому, плотному человеку за столом, покрытым элегантной льняной скатертью. Все трое только что покончили с супом, который Мереуин приготовила по такому случаю, и, хотя это был ее первый опыт, результат изумил и даже обрадовал девушку.

Убирая со стола суповые чашки, она замерла от неожиданного вопроса первого помощника. Мереуин вовсе не желала сообщать что-либо о своем доме и о себе. Пускай Льюис Кинкейд по-прежнему верит, что она шлюха или воровка, ибо Мереуин планировала в нужный момент воспользоваться своим настоящим именем как оружием против него.

– В Глазго, мистер Эймс, – поспешно ответила она. – Семья моя была столь многочисленной, что нам всегда кто-то готовил еду.

Слава Богу, первый помощник вроде бы не собирался продолжать эту тему, и разговор между тремя мужчинами перешел к навигационным проблемам, в которых Мереуин ничего не смыслила. Убирая со стола, она незаметно обшаривала глазами каюту, выискивая возможные тайники.

В каюте капитана Кинкейда кроме стола, за которым он ел, были только шкаф, стоявший напротив койки, и большой сундук. В шкафу, как было известно Мереуин по прошлому визиту, хранились бутылки с бренди, а в нижнем отделении – кое-что из одежды. Шкаф был заперт, несомненно, в целях охраны изысканных спиртных напитков от членов команды, и девушка гадала, не там ли спрятаны документы.

Мереуин сгорала от нетерпения заглянуть туда, волнение нарастало с каждым часом, а капитан никак не проявлял намерения отпустить офицеров и подняться наверх. Не говоря ни слова, она подала остальные блюда и вернулась на камбуз, где принялась помогать застенчивому юнге мыть тарелки, хоть это и не входило в ее обязанности.

Девушке нравился кудрявый четырнадцатилетний парнишка. Несмотря на свой юный возраст, Дэвид Браун уже служил на борту мощно вооруженного британского фрегата, вынесшего в ходе Семилетней воины множество стычек с французами. В 1756 году Дэвид, восьми лет от роду, участвовал в нескольких крупных морских сражениях, рассказы о которых заставляли Мереуин содрогаться от страха. В последнем бою он потерял несколько пальцев на правой руке, прищемленных пушкой, но с легкостью пережил крушение мечты стать когда-нибудь морским капитаном.

– Я и правда не возражаю, мисс Мереуин, пускай всю жизнь буду юнгой, – не раз заявлял он, когда они трудились бок о бок за большим деревянным столом. – Покуда я в море, вижу разные интересные места, я счастлив.

– Тебе повезло, Дэвид, – с грустью ответила Мереуин. – Не каждый может утверждать, что счастлив, занимаясь своим делом.

– Ой, да в колониях все будет прекрасно, – поспешно заверил юнга, не желая видеть печаль на ее лице, поскольку успел сильно привязаться к золотоволосой неулыбчивой девушке, которую капитан взял на место Мартина Барнса.

Дэвид презирал вечно дымившего трубкой, сыпавшего проклятия старого кока. Хоть Мартин Барнс был великолепным поваром, его частенько одолевали приступы дурного настроения, и паренек быстро научился увертываться от пинков и затрещин. Кроме того, Мартин проявлял явную симпатию к мальчикам, что вызывало у имевшего весьма смутное представление о подобных вещах юнги стойкое омерзение. Каждое плавание он проводил в постоянном страхе перед домогательствами лысого старика.

– По-моему, они уже все съели, – заметил он, насухо вытирая полотенцем последний котел и вешая его на крюк рядом с другими, – Пойду за тарелками.

– Очень мило с твоей стороны, – с улыбкой сказала Мереуин, забирая у него большой деревянный поднос, – только я вовсе не против сходить сама.

Дэвид взглянул на нее и нахмурился:

– Да тяжело ведь будет, они нынче втроем обедают.

– Я справлюсь, – поспешила заверить его Мереуин и выскочила за дверь.

С колотящимся сердцем девушка подошла к капитанской каюте, но ее постигло жестокое разочарование, так как капитан в одиночестве сидел за столом перед наполовину опустошенным бокалом вина.

– А где же мистер Уилсон и мистер Эймс? – поинтересовалась она, изображая вежливое любопытство.

– Наверху, – нехотя ответил капитан Кинкейд. – Вечно торопятся улизнуть, как только наедятся. – Он неодобрительно покачал головой. – Некоторые люди, совершенно не умеют наслаждаться хорошей едой.

– Благодарю вас, – проговорила, пряча глаза, Мереуин, понимая, что он намеревался ее похвалить, и надеясь, что ее слова прозвучали вполне любезно. Как же она ненавидит этого недомерка, этого самодовольного карлика! Когда-нибудь….

Она заставляла себя сохранять спокойствие, тянула время, покуда он осушал бокал и потягивался, с удовольствием рыгая. Судя по затуманившимся припухшим глазам, Кинкейд выпил больше обычного, но вроде бы не обращал на нее никакого внимания, и Мереуин почувствовала немалое облегчение, поскольку хорошо знала, что способен сотворить с человеком алкоголь. Несмотря на заявление капитана не трогать ее, она нисколько не верила ни ему, ни его гнусной и похотливой команде, и передвигалась с большой осторожностью, составляя на поднос фарфор.

Капитан Кинкейд резко отодвинул кресло, встал и потянулся за брошенным на сундук камзолом. Мереуин с надеждой и страхом следила, как он нетвердой походкой направляется к двери.

– Капитан, – окликнула она неестественно звонким голосом, а когда он обернулся, проговорила как можно спокойнее; – Вы ничего больше не желаете?

На тонких губах появилась на удивление красивая улыбка.

– Это все, мисс Макэйлис, Я иду к штурвалу.

– Хорошо, сэр, – вежливо ответила девушка, надеясь, что Кинкейд не заметил ее волнения.

Как только дверь за ним закрылась, она мигом оказалась у шкафа и схватилась за медные запоры чуть подрагивающими тонкими пальчиками.

Мереуин с трудом поверила своему счастью, когда резная дверца после легкого толчка отворилась. Отодвинув бутылки в сторону, она торопливо пошарила в глубине, потом полезла в ящики для белья, и осталась с пустыми руками! Жестоко разочарованная, повернулась, тщательно оглядывая каюту, не имея понятия, где теперь надо искать, отчаянно боясь, что до возвращения капитана не успеет все посмотреть.

Глаза ее наткнулись на огромный сундук, она упала рядом с ним на колени, изо всех сил навалилась на тяжелую крышку и обнаружила, что не может ее поднять. Крышку надежно держал небольшой медный замок, и Мереуин чуть не расплакалась, сообразив, что ключа нет. Бумаги должны быть там, лихорадочно твердила она себе и, не теряя времени, сосредоточилась на поисках ключа: открыла каждый ящик, обыскала каждый карман плащей и панталон, которые висели в маленькой гардеробной, заглянула даже под простыни на койке, но ничего не нашла. Только что не рыдая от расстройства, заставила себя прекратить обыск, заключив, что капитан носит ключ при себе.

Мереуин вернулась к своей работе, поспешно собрав фарфор на поднос. Что теперь делать? Как заполучить ключ, если он постоянно у капитана? «Горянка» придет в Уилмингтон очень скоро, и, если не завладеть документами к тому времени, как тогда быть, неизвестно. Ситуация явно требовала отчаянных действий, но она даже не представляла, каких именно и как их осуществить.

На протяжении следующих нескольких дней Мереуин продолжала пристально следить за капитаном и не сводила глаз с его карманов, надеясь углядеть лежащую там связку ключей. Больше того, она несколько раз подкарауливала Кинкейда в коридоре, чтобы застать его в тот момент, когда он будет вытаскивать ключи из камзола, но ни разу не получила ни малейшего намека на то, что он действительно носит их с собой.

Надежды таяли, сменяясь отчаянием, она стала нервной, начала худеть, под большими глазами залегли темные круги. Мысль о ключах неотступно терзала ее, и Мереуин не могла сдержать раздражения даже с Дэвидом Брауном, который старался сносить ее замечания с терпеливой улыбкой, тщетно мечтая, чтобы мрачное настроение девушки переменилось к лучшему.

– Ох, мисс Мереуин, что это с вами? – в отчаянии сказал он как-то днем, когда она злобно отчитала его за разбитую тарелку, а потом на глазах изумленного паренька разразилась слезами, рухнув за стол и уронив голову на исхудавшие руки.

– Я так несчастна, Дэвид, – сдавленным голосом призналась девушка, отказываясь смотреть ему в глаза.

Он беспомощно топтался рядом, желая утешить ее, но не решаясь притронуться к содрогавшимся от рыданий узеньким плечикам.

– Я ведь не нарочно разбил, – оправдывался Дэвид. На сей раз он был вознагражден дрожащей улыбкой.

Синие глаза Мереуин были полны слез, и она вытерла их тыльной стороной ладони.

– О, Дэвид, какое мне дело до этой тарелки!

– Тогда почему вы плачете? – обеспокоенно допытывался он.

Она взглянула на веснушчатую физиономию с широко открытыми встревоженными глазами, и ей захотелось протянуть руку, и погладить кудрявые волосы, ибо Мереуин знала, что Дэвид всегда горячо откликается на любые, проявления симпатии. Она глубоко вздохнула, еще раз улыбнулась и приняла протянутый им носовой платок.

– Он чистый, – заверил Дэвид.

– Ты так мил, Дэвид, – проговорила она, и мальчик, покраснев, отвернулся, пока девушка вытирала глаза. – Прости, что я на тебя накричала. Это я во всем виновата. Я… я в последнее время неважно себя чувствую.

Он печально кивнул: – Хотел бы я чем-нибудь помочь вам, мисс.

– И я тоже хотела бы этого. Только дело касается нас с капитаном. У него есть одна вещь, которая принадлежит мне, и я не могу получить ее обратно.

Лицо Дэвида выразило изумление и любопытство.

– Он у вас что-то украл?

Мереуин кивнула, стыдясь, что потеряла контроль над собой.

– Так, ерунда. А плачу я потому, что это заперто у него в сундуке, и я не имею понятия, где он держит ключ.

– Да тут нет никакого секрета! – к огромному ее удивлению, с готовностью воскликнул Дэвид. – Он держит его в бортовом журнале.

Мереуин замерла, не сводя с него больших темно-синих глаз.

– В бортовом журнале? – шепотом повторила она.

– Ну да! В такой большой книжке у него в каюте.

– Ты его видел раньше? Ты точно знаешь? – Она вдруг почувствовала слабость и вынуждена была уцепиться за край стола.

– Ну конечно же, он там, – твердо ответил Дэвид, рассеивая все ее сомнения. – Я сам видел.

Мереуин на секунду закрыла глаза, стараясь совладать с охватившей ее бурной радостью. Нельзя допустить, чтобы Дэвид заметил, какое впечатление произвели на нее его слова. Подавив желание обнять мальчика и покрыть поцелуями веснушчатую физиономию, она просто вымолвила сдавленным голосом:

– Спасибо тебе, Дэвид.

Он ухмыльнулся без тени смущения:

– Не надо меня благодарить! Мне не так уж нравится капитан, и особенно не нравится, что он что-то у вас забрал. – Голос мальчика упал до шепота: – Вы ему не доложите, что я это сказал?

Мереуин рассмеялась и, в конце концов, запечатлела на обеих пухлых щеках горячие поцелуи, не в состоянии сдержать ликования.

– Разумеется, нет! Мы сохраним это в тайне, а заодно и тот факт, что ты рассказал мне, где хранятся ключи.

Дэвид восторженно заулыбался при мысли, что у него есть общая тайна с девушкой, которая так замечательно относилась к нему с той минуты, как ему приказали помогать ей на камбузе.

– И я никому не скажу! – поклялся он.

После этого бортовой журнал и сундук почти целиком занимали мысли Мереуин. Она бродила по палубе, не замечая никого из пассажиров и членов команды, с замкнутым, отрешенным выражением лица. Большинство ее товарищей по несчастью смирились с судьбой и к завершению плавания начали заводить друзей. Выходя на палубу, они собирались по двое, по трое, тихонько переговаривались, но Мереуин не обращала на них внимания и отказывалась присоединяться к какой-либо группе, хотя сама же пыталась в свое время найти хоть в ком-нибудь понимание и поддержку.

Ничто не казалось ей более важным, чем поиски контракта, и, прислуживая в каюте капитана, она с трудом заставляла себя не смотреть на сундук. По ночам он преследовал ее в сновидениях, пока она не призналась себе, что наверняка сойдет с ума в ожидании возможности заглянуть внутрь.

Однажды, закончив работу, Мереуин подошла к поручням и, облокотившись на них, устремила пристальный взгляд синих глаз к горизонту. «Горянка» шла на всех парусах, воспользовавшись попутным ветром, нос судна покачивался на волнах, воды сверкали, отражая лучи солнца. Натянутый высоко над головой парус купался в золотом сиянии, и Мереуин впервые почувствовала, что реагирует на окружающее, и красота природы согревает ей сердце. Она снова могла думать о жизни и ее нескончаемой прелести.

Скоро судно причалит к берегам Северной Каролины, и она освободится от кошмара, так долго державшего ее мертвой хваткой, ибо не собирается ступать на берег без контракта в руках. Да, сегодня она даже счастлива и сознает, что не чувствовала себя такой счастливой с того самого дня, когда отправилась в Глазго на поиски достопочтенного маркиза Монтегю.

Лорд Монтегю! Сердечко Мереуин сжалось. Сказать по правде, она ни единого раза не вспомнила о нем за эти долгие недели, хотя постоянно думала об Александре, о Малькольме и о Кернлахе. Смутный образ мужчины, которого она никогда не видела и который был косвенной причиной ее похищения, почему-то теперь не страшил ее так, как прежде. О да, думала Мереуин с хищной улыбкой на губах и с такой ненавистью в потемневших глазах, от которой братья ее в ужасе содрогнулись бы, расправившись с капитаном Кинкейдом, она примется за маркиза Монтегю. После всего что она пережила, это будет детской игрой!

Повернувшись, она взглянула на ют, увидела, что вахтенный сменился, и сообразила, что час поздний. Солнце садилось, близился вечер, и девушка ждала, когда золотой свет станет багровым, а потом исчезнет.

Следующее утро выдалось хлопотливым. Мереуин занималась приготовлением яиц, которые Дэвид притащил из кладовой на верхней палубе. Повеселевший паренек несколько минут назад понес капитану кофе. Кинкейд каждое утро наслаждался кружкой крепкого черного кофе.

Мереуин ловко разбивала скорлупки и выливала яйца на раскаленную сковородку. Помешивая яичницу деревянной ложкой, она слабо, задумчиво улыбнулась, а в усталых глазах появилась тоска. То-то ахнет Энни, когда ее юная подопечная, возвратившись в Кернлах, продемонстрирует свое кулинарное искусство! Но улыбка быстро угасла при мысли о том, как она изменится после долгого и сурового испытания, и Александр, Энни и Малькольм нисколько не обрадуются, увидев ее такой.

– Может, я еще не очень изменилась, – шепнула она себе, перекладывая яичницу на блюдо, хотя в глубине души знала, что по возвращении все уже будет не таким как прежде. – Чепуха! – громко заявила Мереуин, и в раскосых глазах сверкнуло нечто напоминающее прежнюю отвагу. – Я попросту раскисла.

– Вы что-то сказали? – Она с виноватой улыбкой оглянулась на вошедшего Дэвида.

– Так, болтаю сама с собой, точно глухая старушка, – призналась девушка и нахмурилась, увидев у паренька на подносе дымящийся кофе. – Капитан не пожелал пить кофе?

Дэвид передернул плечами.

– Он пьян, мисс.

Мереуин, хмурясь, смотрела, как он ставит поднос на стол.

– Пьян?

– Угу. Это бывает с ним каждый раз.

– А откуда ты знаешь, что он пьян? Он что, сам сказал?

– Капитан спит как убитый, – отвечал умудренный опытом Дэвид. – Я потряс его несколько раз, чтобы удостовериться.

– И он не пошевелился? – затаив дыхание, уточнила Мереуин, и сердечко ее часто забилось.

– Нет. И еще проспит какое-то время. – Дэвид с голодной ухмылкой кивнул на яичницу. – Надо бы нам это съесть, пока не остыло. А потом вы еще приготовите.

Мереуин неопределенно кивнула:

– Да, Дэвид, съешь, если хочешь. Мне кое-что надо сделать.

– Что? – полюбопытствовал паренек, усаживаясь за стол.

– Да так, ничего особенного, – ответила Мереуин, развязывая на тоненькой талии фартук. Она вовсе не желала вовлекать его в свой безумный план.

Девушка направилась к капитанской каюте, смело постучала, нервно оглядываясь через плечо, чтобы убедиться, что коридор пуст. Не получив ответа, отворила дверь, скользнула внутрь, обнаружила, что ставни закрыты и в помещении царит полумрак. С койки в углу доносился звучный храп, и она различила под покрывалами распростертое тело Кинкейда.

С колотящимся сердцем Мереуин тихо прикрыла за собой дверь. Бесшумно прокралась к шкафу и распахнула дверцу. Сердце подпрыгнуло к самому горлу, когда дверца скрипнула. Она бросила быстрый взгляд на неподвижное тело на койке и облегченно вздохнула, увидев, что оно не шевелится.

Громкий храп не стихал. Мереуин вытащила тяжелую, переплетенную в кожу книгу из нижнего ящика, положила на стол и откинула обложку. Там, в центре первой страницы, лежал маленький медный ключик.

Она схватила его трясущимися пальцами, бросилась к сундуку и вставила ключ в замочную скважину. Через нескончаемую минуту замок с легким щелчком открылся, она отложила его в сторонку и медленно подняла тяжелую крышку. Внутри оказалась куча всяких вещей, в основном типично мужских: оправленная в серебро щетка для волос, бритвенные принадлежности, несколько тонких батистовых рубашек с кружевами на рукавах и даже кусок дорогого шелка, из которого Кинкейд, очевидно, намеревался что-нибудь, для себя сшить, решила Мереуин, бесцеремонно швыряя материю на пол.

Под шелком лежала небольшая кожаная сумка. Она вытащила ее, нервно затеребила пальцами маленькую застежку. Сумка открылась, внутри оказалось множество документов. Перебирая их, она сразу заметила, что все бумаги похожи на те, что подписала она, и, несомненно, принадлежат другим пассажирам. Девушка отбрасывала листы в сторону, разыскивая один, со своей подписью. Наконец она нашла документ и с чувством облегчения прижала его к груди.

– А, отыскали!

Испуганный крик сорвался с ее губ, она резко обернулась и увидела стоящего перед ней Льюиса Кинкейда. Зловещая улыбка кривила его тонкие губы, и выглядел он абсолютно трезвым.

– В-вы обманули меня, – прошептала Мереуин, поднимая на него полный отвращения взгляд синих глаз.

– У меня не было выбора, – спокойно пояснил он. – Я подозревал, что вы что-то задумали. Вы демонстрировали необычайное любопытство, когда приносили еду. Я только не знал, за чем вы охотитесь. Вскоре мне пришло в голову, что вам нужен контракт, но я хотел убедиться.

Он наклонился, выхватил бумагу из ее онемевших пальцев и положил обратно в кожаную сумку.

– Бедная крошка лишилась иллюзий! – пробормотал Кинкейд, с сожалением покачивая головой. – Разве вам не понятно, что и без этих бумаг вы все равно моя пленница?

– Это неправда! – крикнула Мереуин тоненьким напряженным голоском.

Он схватил девушку за руку, грубо поднял с пола, и они встали лицом к лицу, причем капитан оказался всего на дюйм-другой выше нее.

– Боюсь, вам придется пожалеть о содеянном, мисс Макэйлис, – сказал капитан таким тоном, что по спине у нее побежали мурашки. – По-моему, стоит рискнуть и немного попортить эту чертовски соблазнительную внешность.

– Что вы хотите сказать? – Страх лишил Мереуин способности соображать, и она затряслась всем телом, глядя в прищуренные желтые глаза.

– Я намерен наказать вас за этот поступок. – Кинкейд отошел от нее, пересек каюту и поднял ставни, впустив внутрь солнечный свет. – Но чтобы продемонстрировать доступное мне милосердие, предоставляю вам возможность самой избрать наказание.

– Я н-не понимаю… – Худенькое личико Мереуин побелело, глаза лихорадочно блестели. – Пожалуйста…

Кинкейд обогнул стол, не отрывая взгляд от ее лица, по пути задержался, чтобы пнуть все еще открытый сундук.

– Кто-то вам рассказал, где находится ключ, – спокойно продолжал он, но сердце Мереуин заколотилось еще сильнее от этого тона. – Я с радостью приостановлю экзекуцию, если вы скажете мне, кто это.

– Никогда! – без промедления выкрикнула она, и капитан развел руками.

– Очень хорошо, как пожелаете. Я все равно кое-кого подозреваю и весьма скоро выясню точно.

Он опустился в кресло, заложил руки за голову и уставился на нее с той же приятной улыбкой.

– Даже вам, мисс Макэйлис, придется признать, что я не могу допустить, чтобы мои пассажиры совершали подобные преступления, и я намерен использовать вас как пример на случай, если еще кто-нибудь попытается проделать то же самое. Ай как стыдно! А ведь до сих пор путешествие было таким мирным! – Кинкейд махнул рукой, безжалостно отметая ее протесты. – Вот наказания, из которых вы должны выбрать, моя дорогая, – либо вы проведете остаток пути запертой в каком-нибудь грузовом отсеке, а я уверяю вас, там очень-очень темно и очень-очень тесно, либо, будете привязаны к мачте и получите двадцать ударов, либо можете провести со мной ночь.

Мереуин глядела на него, побледнев еще больше, губы ее беззвучно шевелились, груди под красно-коричневым бархатом тяжко вздымались.

– Вы сумасшедший!

– Неужели? А я думал, вы вспомните о моем обещании сохранить вашу чистоту незапятнанной. – Губы его разошлись в усмешке, обнажив мелкие, неровные зубы. – Я сдержу свое слово, моя дорогая. Вы покинете судно девственницей, даже если предпочтете провести со мной ночь.

Он рассмеялся, неимоверно наслаждаясь испуганным выражением ее лица.

– Да-да, в самом деле, это вполне возможно, мисс Макэйлис. Существует немало способов, которые позволят вам доставить мне удовольствие… и мне вам также… не подвергая риску ваше бесценное целомудрие.

Мереуин в ужасе прижала руки к щекам. Она совершенно не понимала, о чем он толкует, однако подозревала, что способы эти отвратительны.

– Я лучше умру! – выкрикнула она.

– Ну-ну, все не так страшно! Впрочем, поскольку вы явно не расположены принять мое предложение, я полагаю, мы остановимся на двадцати ударах. – Глаза его сверкнули. – Матросы и пассажиры получат, по-моему, огромное удовольствие, поскольку смогут при сем присутствовать.

– Вы не посмеете! – в панике выкрикнула Мереуин.

Улыбка Кинкейда исчезла, осталась гримаса, невероятно жестокая и страшная.

– Значит, вы меня очень плохо знаете, моя дорогая, еже ли так думаете.

– Капитан, сэр! – неожиданно для обоих раздался голос из-за двери.

– Войди, – нетерпеливо бросил Кинкейд, взглядом приказав Мереуин хранить молчание.

Девушка испуганно охнула, увидев бородатого идиота Барроуза, который вошел в каюту, таща за собой крепко связанного Дэвида Брауна. Паренек был очень бледен, на белом лице особенно отчетливо выступили веснушки, его карие глаза округлились при виде заплаканной Мереуин, стоящей в центре просторной каюты.

– А, ты доставил виновника, – одобрительно проговорил Кинкейд, когда могучий матрос впихнул мальчика внутрь, и тот свалился к ногам Мереуин. Она мигом наклонилась, помогая Дэвиду подняться, и обняла его за плечи одной рукой. Два юных лица смотрели на Кинкейда, который вдруг на секунду подумал, что оба они еще, в сущности, совсем дети. Он помрачнел от внезапной, вспышки жалости и коротким жестом отослал Барроуза, удалившегося без единого слова.

Капитан Кинкейд шагнул к ним, сцепив руки за спиной и горестно покачивая головой.

– Дэвид, Дэвид, – вздохнул он, – я в тебе разочаровался. Как же ты мог предать меня после всех наших совместных плаваний?

Глаза Дэвида буквально вылезли на лоб.

– Я, капитан? Что я такого сделал?

– Ну как же – рассказал мисс Макэйлис, где я храню ключ от сундука.

– Я думал только… – начал было Дэвид, но маленькая ладошка Мереуин быстро зажала ему рот.

– Молчи! – крикнула она, бросив на капитана полный ненависти взгляд. – Он ничего не знает!

– Ах, теперь уже слишком поздно, – мягко уведомил ее Кинкейд. – Я все время подозревал этого парня. Мне следовало бы догадаться, что вы подкупите его своим очарованием.

Дэвид высвободился из крепких объятий Мереуин и вытянулся перед коренастой фигурой.

– Я хотел ей помочь вернуть то, что вы у нее украли! – отважно выкрикнул он. – И не считаю, что поступил плохо!

Капитан Кинкейд снова вздохнул:

– Тут ты ошибаешься, парень. Тебе уже надо бы знать, что твой первый долг – служить своему капитану. Ты предал меня и будешь за это наказан.

– Вы не тронете его! – воскликнула Мереуин, и голос ее дрогнул, несмотря на все старания держаться спокойно. – Вы не можете его обвинять, это я его одурачила!

– Тем больше причин наказать мальчишку, – возразил Кинкейд ледяным тоном. – Я его научу, как верить проклятым девкам, и покажу остальным членам команды, что следует дважды подумать, прежде чем делать то же самое.

Мереуин сомневалась, что когда-нибудь видела столько жестокости в человеческом взгляде. Боже милостивый, лихорадочно думала она, он сумасшедший! Культурная речь, тщательный выговор, показная честность, любезное обращение с пассажирами – все предназначено для того, чтобы вводить в заблуждение нормальных людей, чтобы никто не заподозрил в нем извращенного и вероломного безумца.

– Вы не посмеете публично выпороть – Дэвида или меня, – пригрозила она со всей храбростью, на какую была способна, надеясь как-нибудь урезонить его. – В вашей команде есть люди вполне достойные, которые никогда этого не допустят!

– Ах, вы не правы, моя дорогая, – ответил он таким тоном, что все ее надежды разом исчезли. – Они провели со мной много времени и полностью доверяют моему слову. Если я им скажу, что вы оба совершили достойные порки проступки, они не усомнятся.

– Но мы не совершали таких проступков! – закричала Мереуин. – Ради Бога, сэр! Меня превратили в рабыню против моей воли, а Дэвид послушался своего доброго сердца и попытался помочь мне!

Капитан Кинкейд задумчиво поскреб подбородок, а молодые люди придвинулись друг к другу поближе, горячая рука Дэвида нащупала маленькую ручку Мереуин и крепко сжала.

Этот невинный жест распалил злость капитана, и он твердо объявил:

– Вас обоих выпорют. Тебя, Дэвид, надо научить хранить верность. Что касается вас, мисс Макэйлис, новому хозяину, на мой взгляд, больше придется по душе девушка сговорчивая и послушная, чем своевольная дикая кошка. Вы будете сильно удивлены, до чего замечательно порка излечивает от излишней дерзости!

Он шагнул к двери каюты и приготовился отворить, но она словно сама собой распахнулась, едва не сбив его с ног.

– Черт тебя побери, Барроуз, – рявкнул Кинкейд. – В чем дело?

Налитые кровью глаза матроса горели.

– Я думал, надо быть наготове, если вы меня кликнете, сэр, раз собираетесь разобраться с парнишкой. – Он жадным взглядом окинул Дэвида и Мереуин, обнажив в жуткой усмешке гнилые зубы.

– Так ты подслушивал под дверью, мерзавец! – воскликнул. Кинкейд, скорее удивленно, чем злобно. – Надо бы мне и тебя выпороть, чтобы научить кое-каким манерам.

– Не подслушивал, капитан, не подслушивал, – залепетал Барроуз, напомнив Мереуин пса, который ластится в страхе перед карающей дланью хозяина. Теряя от ужаса силы, она закрыла глаза, чтобы не видеть этих ненавистных ей людей.

– Подслушивал, разумеется, – настаивал Кинкейд ласковым тоном. – Ну ладно, это значения не имеет. Собери всю команду на верхней палубе, и пассажиров тоже. Я желаю преподать им хороший урок послушания, которого хватило бы до конца плавания, а может быть, и на все время, указанное в контракте.

– Нет! – закричала Мереуин, когда матрос, ухмыляясь, покинул каюту. – Они не позволят вам это сделать! И мистер Уилсон, и мистер Эймс кажутся людьми порядочными… Я знаю, они вас остановят!

Кинкейд улыбнулся:

– Ни в коем случае, мисс Макэйлис. Они без вопросов и без колебаний выполнят приказ капитана. Таков морской закон.

Пока их со связанными за спиной руками волокли на палубу, искаженное страхом личико Мереуин придвинулось, к лицу Дэвида.

– Я так виновата… – шепнула она.

Он попытался улыбнуться.

– Ни в чем вы не виноваты, мисс. Не переживайте. Меня уже пороли, и это не так уж страшно. Боль придет и уйдет.

Мереуин не нашла в его словах утешения и, когда ее; вытолкнули на яркий солнечный свет, задохнулась, увидев собравшихся полукругом у грот-мачты людей с любопытными и встревоженными лицами. Она не могла решить, что хуже – собственно порка или ужас публичного унижения. Мереуин шла рядом с Дэвидом, все еще не веря, что с ней может такое случиться. Кто-то должен остановить Кинкейда, вновь и вновь твердила она себе. Не могут же все оказаться скотами!

К ним спешил обеспокоенный, не верящий своим глазам Карл Уилсон, и сердечко Мереуин замерло при его восклицании:

– Капитан, этого быть не может! Барроуз сказал, будто вы собираетесь… выпороть женщину!

Голос Кинкейда заставил его остановиться на полпути.

– Стойте, мистер Уилсон, иначе вы присоединитесь к ним!

– Но, сэр…

Перекошенная физиономия коротышки ткнулась чуть ли не в самое лицо вспотевшего боцмана.

– Вы подвергаете сомнению мой приказ, Уилсон?

– Я не могу позволить вам этого, сэр!

Симпатичного молодого человека, кажется, раздирали мучительные сомнения. Хотя он не испытывал к капитану «Горянки» особой симпатии, но, прослужив под его началом много лет, знал, что суждения Кинкейда всегда обоснованны и разумны, счетные книги всегда в полном порядке, живой груз всегда честно оплачен. Ему и раньше приходилось присутствовать при экзекуциях на борту судна, но тогда речь шла о конфликтах между капитаном и непокорными членами команды, а не о прекрасной молодой женщине, чье нежное тело не выдержит удара кнута!

– Вы не можете мне этого позволить? – презрительным эхом отозвался капитан Кинкейд. – Это что – бунт, Уилсон?

– Нет, капитан, я…

– Так придержите язык! – Слова эти громом прогремели в застывшем воздухе. – Вы всегда нравились мне, Уилсон, – прошипел Кинкейд, – и я закрою глаза на сие прегрешение, но, если вы немедленно не прекратите, встанете вместе с мистером Брауном и мисс Макэйлис к грот-мачте.

– Но что она такого сделала? – спросил боцман, широко раскрыв глаза, и Мереуин невольно застонала, услышав, как решимость и храбрость в его голосе сменяются дрожью сомнения.

– Что они сделали?

Теперь капитан заговорил громко, чтобы слышала вся собравшаяся толпа – члены команды с угрюмыми физиономиями и перепуганные пассажиры.

– Мисс Макэйлис, – продолжал он, хватая девушку за руку и вытаскивая в центр круга, – обвиняется в воровстве. Проснувшись нынче утром в своей каюте, я обнаружил, что она роется в моем сундуке. Не сомневаюсь в ее намерении лишить меня выплаченных за нее денег, так как она сбежала бы в Уилмингтоне, захватив с собой контракт, удостоверяющий, что перевез ее я.

Царила мертвая тишина. Ветер хлопал надутыми парусами, мачты поскрипывали, но никто не обращал на это внимания – все взоры были прикованы к бледной, дрожащей девушке, стоящей с опущенной головой. На лицах некоторых моряков можно было заметить проблески сочувствия, но пассажиры демонстрировали лишь враждебность, ибо слова капитана разбили их собственные отчаянные мечты.

– Я убежден, что мисс Макэйлис заслуживает наказания, которое научит ее мириться с судьбой, подобно всем вам!

В ответ прокатилось одобрительное бормотание, которое Мереуин слушала, не отрывая глаз от палубы, не веря в происходящее, желая сию же минуту рухнуть замертво, пока ее не заставили страдать еще больше.

– А как насчет вас? – спросил громкий голос Кинкейда, видимо, обращавшегося к команде. – У вас нет возражений?

– Выпороть девку! – долетел возбужденный крик, чей, Мереуин не сумела узнать.

– Точно, больно уж гордая шлюха, – торжествующе гаркнул Барроуз.

Голова Мереуин вскинулась, она открыла глаза, не доверяя ушам, которые слышали в доносившихся со всех сторон возбужденных голосах сладострастную жажду крови.

– Трусы! – внезапно выкрикнула она, бросая в толпу горящий ненавистью взгляд темно-синих глаз. – Ничтожества! Неужто вам нравится смотреть, как бьют невинную женщину?

– Сэр, она не выдержит двадцати ударов. – Спокойный голос принадлежал матросу Аскью, наблюдавшему за происходящим сверху, с места вахтенного, и догадавшемуся по всхлипываниям Дэвида о суровости предстоящего наказания.

Капитан Кинкейд задумчиво поглядел на худенькие плечики Мереуин.

– Возможно, вы правы, – недовольно признал он. – Уменьшим количество до десяти. – Он снова повернулся к команде. – Десять ударов плетью, ребята, что скажете?

Никто ничего не сказал, от презрительных слов Мереуин все помрачнели, но затеплившаяся в душе девушки надежда мигом угасла при виде приближающегося к ней могучего, по пояс голого Барроуза с толстой плетеной кожаной плетью в руке. Он угрожающе махнул ею и расхохотался, когда Мереуин отшатнулась.

– Тогда начнем, – нетерпеливо прокричал Кинкейд, – давайте сначала мальчишку! Я хочу, чтобы мисс Макэйлис поняла, чего стоит ее проступок другому!

Дэвида, белого как мел, потащили вперед, Мереуин кинулась было за ним, но матрос Берг, громогласно приветствовавший предстоящую ей порку, выставил здоровенную ногу, и она, споткнувшись, упала на палубу со связанными за спиной руками. Сильный мужчина, хохоча, поднял ее и поставил на ноги. Мереуин подняла бледное личико и увидела крепко привязанного к мачте Дэвида, сгорбившего плечи в ожидании первого жгучего удара, услышала его тяжелое дыхание.

– Мистеру Брауну тоже десять, – приказал капитан Кинкейд.

Плеть свистнула в воздухе, первый удар рассек холщовую рубаху на ребрах мальчика. После второго выступила кровь, и Мереуин застонала, когда алые пятна окрасили рубашку и кровь потекла по спине. Она виновата в его страданиях, с мукой подумала девушка, понимая, что мысль эта будет мучить ее гораздо дольше, чем боль, которую ей предстоит испытать.

– Стойте! Стойте! – кричала она, перекрывая крики Дэвида, голова его моталась из стороны в сторону.

Никто не слушал ее. Лихорадочно озираясь вокруг, Мереуин видела, что большинство пассажиров глядят во все глаза, а прежнее выражение враждебности на их лицах сменилось недоверчивым ужасом. Женщины закрывали лица руками, кое-кто вообще отвернулся, но команда наблюдала, не выражая никаких эмоций, поскольку матросы и раньше частенько бывали свидетелями подобных порок, а некоторые испытали это на собственной шкуре.

Теперь Мереуин поняла, что Кинкейд был прав. Ни один из них ей не поможет. Они будут повиноваться приказам капитана, даже если сочтут их не совсем справедливыми.

– Десять! Хватит, мистер Барроуз!

Ликующий голос Кинкейда проник в ее затуманенное сознание, и, подняв голову, Мереуин увидела, что Дэвид повис на веревках с окровавленной, в нескольких местах до мяса развороченной спиной. Тихий стон слетел с ее губ, и, когда мальчика отвязали, она метнулась вперед. На сей раз никто ее не остановил, и девушка рухнула на колени рядом с неподвижным телом, корчась в стягивающих ее путах, чтобы дотронуться до него.

– Дэвид! Дэвид! – рыдала она, пока два матроса ставили паренька на ноги.

Глаза его приоткрылись, он слабо улыбнулся, но Мереуин видела, что Дэвид не узнает ее.

– Уведите, – приказал капитан. – Держите в кандалах, пока не очнется, потом отпустите. Он запомнит этот урок. Мистер Барроуз, если желаете, можете привязать мисс Макэйлис.

Мереуин вступила в борьбу с цепкими руками, кусалась, пиналась, но, конечно, не могла одолеть могучего матроса. Оставалось только беспомощно всхлипывать, пока ей вздергивали руки и крепко привязывали кисти к деревянной мачте. Ухмыляющаяся физиономия капитана Кинкейда проплыла перед ее глазами, она почувствовала, как его руки вцепились в ворот платья, ткань треснула, обнажая молочно-белую спину. Девушка уронила голову, по впалым щекам текли слезы стыда.

– Готово, мистер Барроуз, начинайте!

– Один!

Моряка она едва слышала, а щелчок кожаной плети прозвучал в ушах ружейным выстрелом. Спину обожгло огнем. Никогда в жизни Мереуин не испытывала такой боли и закричала, хотя поклялась себе не проявлять слабости.

– Два!

Она снова вскрикнула, дернувшись всем телом, когда кожаная плеть оставила ярко-красный рубец на молочно-белой коже.

– Три!

– Посильнее, мистер Барроуз!

– Четыре!

– Жги крепче!

Мереуин не слышала ни криков зрителей, ни последовавшего, затем общего ропота. Экзекуция неожиданно прекратилась, члены команды начали карабкаться на мачты, капитан Кинкейд моментально забыл о лишившейся чувств девушке и быстро поднялся по трапу на верхнюю палубу с подзорной трубой в руке. Барроуз не мог отказать себе в удовольствии нанести еще один, последний удар, а потом тоже полез на рею.

Мереуин не ведала, сколько времени простояла она у отполированной деревянной мачты с крепко привязанными руками, ощущая лишь пожирающую ее боль, пока не почувствовала, что кожаные ремни, впившиеся в запястья, слегка ослабли.

– Я сейчас развяжу вас, мисс.

Ей показалось, что она узнает голос боцмана, а открыв глаза, приметила блеск лезвия ножа, разрезавшего стягивающие руки ремни. Мереуин рухнула на палубу, мгновенно потеряв сознание от невыносимой боли в исполосованной спине.

Бледный Карл Уилсон со вспотевшим лбом пытался нащупать пульс, страшно боясь, как бы девушка не умерла. С облегчением услышав биение пульса, бережно натянул на ее плечи бархатное платье, деликатно отводя взгляд от обнажившейся на миг упругой груди. Мереуин шевельнулась, но глаз не открыла, и боцман поспешил за водой, уверенный, что это поможет привести девушку в чувство.

Когда он бежал с полным ведром назад, на его плечо легла твердая рука, и чей-то низкий голос приказал:

– Дайте-ка мне.

Уилсон поперхнулся и поднял глаза. Он был так озабочен своим делом, что не заметил появления на борту «Горянки» новых действующих лиц с подошедшего к ней судна. Боцман выполнил приказание.

Мереуин раздраженно отталкивала руку, вытиравшую ей лицо мокрой тряпкой, боясь, что склонившийся над ней незнакомец, кто бы он ни был, намеревается ее утопить. Она то приходила в себя, то вновь теряла сознание, молясь, чтобы тьма победила и она укрылась в ней от терзающей смертельной боли.

– Мереуин, вы меня слышите?

Она старалась припомнить резкий голос, уверенная, что слышала его раньше. Открыла глаза, опять застонала и наконец, увидела чье-то расплывающееся лицо. На нее были устремлены серо-стальные глаза, и она сделала попытку сосредоточиться, переводя взгляд с их холодной глубины на длинный римский нос и полные, перекошенные от гнева губы.

– В-вы?.. – еле слышно прошептала девушка и сообразила, что красивое лицо придвинулось ближе, а его выражение смягчилось. Что это, сон или она в самом деле узнает в склонившемся над ней мужчине того, кто давным-давно так ужасно обошелся с ней в замке Монтегю?

Полные губы раздвинулись в насмешливой улыбке.

– Я вижу, вы меня узнали, – сказал низкий голос. – Похоже, я обречен заставать вас в самом что ни на есть невыгодном положении, мисс, или вы всегда предпочитаете выглядеть беспризорной бродяжкой?

– Б-будь ты проклят, с-сассенах чертов, – прошептала Мереуин, попыталась еще что-то сказать, беззвучно шевельнула мягкими губами, но глаза закатились, на прозрачную кожу опустились черные ресницы, и благословенная тьма поглотила ее.

Глава 4

Мереуин очнулась и сразу подумала: «Я все еще на «Горянке».

Открыв глаза, она обнаружила, что лежит на боку на широкой кровати, а ее обнаженное тело укрыто мягким покрывалом. Кровать стояла в просторной комнате с обшитыми дорогими панелями стенами, с гигантским шкафом возле письменного стола, на котором были небрежно разложены книги. У изголовья стоял стул с тазом для умывания. Вода в тазу пахла незнакомыми травами.

Мягкое покачивание пола, к которому Мереуин уже привыкла за проведенные в море недели, подкрепило ее уверенность, что она все еще на судне. «Но какая же это «Горянка»? Не может быть!» – думала она, откидывая покрывало и пытаясь подняться. Ее сразу пронзила боль, хоть и не сильная, однако девушка вновь повалилась на кровать. Боль вернула воспоминания о последних мучительных минутах перед тем, как она потеряла сознание.

«Меня высекли, – вспомнила Мереуин, – терзали привязанную к мачте, пока кто-то, – она предполагала, что это был Карл Уилсон, – не перерезал ремни»; Но лицо, появившееся перед ней, когда она открыла глаза, принадлежало не симпатичному боцману, а красивому и ненавистному человеку, так жестоко обидевшему ее. «Должно быть, я брежу, – говорила себе Мереуин. – Силы небесные, каким образом он мог там оказаться?»

Она раздраженно выбросила из головы сумбурные мысли и сосредоточилась на саднящей спине, с облегчением обнаружив, что боль не доставляет ей прежних мучений. Коснувшись дрожащей рукой спины, Мереуин не нащупала никаких шрамов. Девушка осторожно выбралась из постели, босиком побежала к двери и неожиданно остановилась. На одной из стен висело большое зеркало, которое и привлекло ее внимание, ведь она так давно не видела себя. Мереуин потрясли собственная худоба, темные круги, залегшие под синими глазами, которые на изможденном лице казались еще больше. Скулы выделялись гораздо резче, щеки запали. Ребра отчетливо вырисовывались под тонкой кожей, и девушка горестно вздохнула, думая, как ужаснулась бы Энни, увидев, во что превратилась ее подопечная.

Слегка повернувшись, она выгнула стройную шею, разглядывая спину, и с удовлетворением отметила, что красные рубцы почти исчезли. Вдруг Мереуин сообразила, что ее волосы тщательно вымыты, расчесаны и отливают золотым блеском в свете солнечных лучей, пробивающихся сквозь неплотно занавешенные иллюминаторы.

Мереуин принялась гадать, кто это о ней позаботился? И где она? Может быть, если подняться наверх, кто-нибудь сможет ответить на ее вопросы.

Оглядывая просторную каюту, она увидела свое красно-коричневое бархатное платье, вычищенное и аккуратно повешенное на спинку кресла. Рядом с ним маленькой стопкой лежали ее чулки и рубашка. Девушка с радостным восклицанием схватила одежду и стала осторожно натягивать ее на себя, стараясь, чтобы ткань не царапнула спину, которая все еще оставалась весьма чувствительной.

Она уже возилась с пуговицами на спине, когда за дверью послышались шаги. Мереуин быстро повернулась, дверь отворилась, и на пороге возникла башнеподобная фигура мужчины – того самого, с кем она столкнулась только раз в жизни и с удовольствием вычеркнула бы эту встречу из своей и его памяти, будь это возможно. В проницательных серых глазах мужчины отразилось удивление, когда он увидел ее горделиво вздернутый подбородок, ниспадающие до тонкой талии пышные золотые волосы и негодующий румянец на щеках.

– Вы не считаете нужным стучать? – поинтересовалась Мереуин дрожащим, несмотря на независимый вид, голосом.

Иен Вильерс, маркиз Монтегю, ответил не сразу. Он уже дважды видел ее, и оба раза в невыгодном, мягко говоря, свете, но, хоть и подозревал, что острая на язык замарашка, которая набросилась на него в замке, хороша собой, никак не предполагал, что она настолько очаровательна. Тяжелые испытания заострили прелестное личико, от чего только выиграли четко очерченные скулы и огромные темно-синие глаза, чуть приподнятые уголки которых придавали некую восточную таинственность ее утонченному облику. Бархатное платье облегало стройную фигурку, сделав ее воздушной, и, когда девушка шагнула к нему, Вильерсу вдруг показалось, что она в любой момент может улететь прочь.

– Я спрашиваю, вы не считаете нужным стучать? – повторила Мереуин нежным голосом с оттенком превосходства, которое он всегда приписывал лишь женщинам старшего возраста.

Чувственные губы маркиза тронула улыбка, и он насмешливо проговорил:

– Прошу прощения, мисс, никак не ожидал, что вы уже встали. Не забывайте, пожалуйста, последние несколько дней вы были глухи к окружающему миру и не высказывали возражений против моих незваных визитов.

Легкий румянец окрасил запавшие щеки девушки, она посмотрела на него снизу вверх, так широко раскрыв глаза, что он отчетливо разглядел поблескивающие в их глубине золотые искорки.

– В-вы ухаживали за мной, пока я была больна? – Мягкий голос звучал теперь неуверенно, без тени высокомерия.

Лорд Монтегю вошел и встал перед Мереуин, слегка расставив ноги и скрестив на широкой груди сильные руки.

– А вам приятно так думать?

– Нет, конечно! Я надеялась, что мне только пригрезилось ваше лицо после… – Слова замерли, а прелестные черты на мгновение исказило страдание.

– Рад видеть, что ваша отвага нисколько не пострадала от экзекуции, – небрежно бросил лорд Монтегю, пытаясь вернуть девушке прежнее расположение духа и отвлечь от тяжёлых воспоминаний. Заметив, как угрожающе блеснули ее синие глаза, он спокойно добавил: – Во время нашей первой встречи вы продемонстрировали темперамент старой мегеры. И на сей раз я вижу то же самое.

Маркиз сделал несколько шагов в глубь комнаты. Мереуин быстро повернулась, чтобы не выпускать его из поля зрения, и солнечный свет зажег золотом ее волосы.

Мрачное выражение ее лица не изменилось, и он счел нужным сообщить:

– За вами ухаживала миссис Дженет Маккрэри. Обрабатывала раны и все прочее. У вас была лихорадка, и весьма, сильная.

Мереуин тряхнула головой:

– Кто такая миссис Маккрэри? Женщина с другого судна?

– Это жена хозяина гостиницы.

Ее лицо выразило полное недоумение, и лорд Монтегю удивленно спросил:

– Вы что, думаете, мы все еще на борту «Горянки»?

– Нет, я думала… предполагала, по крайней мере… – Она не договорила и в смятении уставилась на него. – Где мы?

– В Бостоне. Почему вы решили, что мы по-прежнему в море?

– Пол качался, когда я проснулась. Мне казалось… – Мереуин опять смолкла, не в силах осознать, что она на твердой земле, да еще и в колониях, ни больше ни меньше.

– Это, конечно, от головокружения, – заключил он. – Мы уже три дня как в Бостоне.

Голосок Мереуин совсем стих, она пошатнулась, оглядываясь вокруг, словно в поисках опоры.

– Я н-не понимаю. Просто ничего не понимаю.

При виде ее трогательной растерянности сердце маркиза переполнилось жалостью. Что же должно было произойти, гадал он, чтобы самое огневое и страстное существо, с каким он когда-либо сталкивался, стало таким чувствительным и ранимым? Однажды ей уже удалось размягчить его своей беззащитностью, и в результате он так разозлился, что едва справился с искушением как следует наказать ее за ту боль, какую причинила ему маленькая, обутая в башмак ножка.

– Может быть, я смогу объяснить, – любезно предложил маркиз, и Мереуин немедленно перешла в наступление.

– Кто вы такой? – подозрительно спросила она, игнорируя его предложение. – Я даже не знаю, как вас зовут.

Он адресовал ей дерзкую улыбку, весело поблескивая серыми глазами.

– Иен Вильерс, мисс, маркиз Монтегю.

– Не может быть! – выдохнула Мереуин, повторяя те же слова, которые твердила себе много дней назад, когда он изо всех сил тряс ее, грязную и промокшую.

– Но это правда. Мой дядя Эдвард скончался в марте после падения с лошади. Я оказался единственным его наследником.

– Так это вы закрыли нам путь по реке! – закричала Мереуин, и все, наконец, встало на свои места.

Маркиз пожал могучими плечами:

– Это было последним распоряжением моего дядюшки, и я использовал его как разумную меру предосторожности, пока не выяснил, что представляют собой Макэйлисы как партнеры. – Он невозмутимо ухмыльнулся. – Эдвард мне много чего наговорил про всех вас, но я сразу решил, что он несколько предубежден в своих суждениях. Не надо убивать меня взглядом, мисс. Вспомните, я ведь снова открыл реку, не подняв цену за пользование дядюшкиным отводным каналом.

– Так это вы, – дрожащим голосом повторяла Мереуин, словно не слышала ни одного сказанного им слова, – вы задумали полностью отстранить Александра от управления прядильнями! Теперь я понимаю, что он пытался сказать мне в тот день! – Синие глаза обвиняюще смотрели на маркиза. – О, как ловко вы заморочили ему голову своей показной искренностью и предложением забыть прошлое!

Ясно, зачем вы меня отыскали! Конечно же, чтобы объявить своей невестой и совсем взять верх над Алексом. Уверяю вас, сэр, я скорее отдам себя на съедение акулам!

Она повернулась к маркизу спиной и неожиданно услышала позади громкий, раскатистый хохот.

– Постойте, моя дорогая, – проговорил он, направляясь к ней, – прежде всего вам следует научиться как следует одеваться. У вас пуговицы не застегнуты.

– Не прикасайтесь ко мне, – грозно сказала Мереуин, поспешно поворачиваясь к нему лицом и запрокидывая голову, чтобы смотреть ему в глаза. Почему он такой… такой дьявольски длинный?

– Я не причиню вам никакого вреда, – заверил маркиз с равнодушным видом. – Ведь вам самой не справиться. Позвольте мне.

Она нехотя подставила ему спину, приподняла тяжелую массу волос и услышала, как он тихонько присвистнул, разглядывая красные полосы.

– Очень страшно? – пробормотала Мереуин, покраснев от смущения.

Он ответил каким-то странным нежным голосом:

– Вовсе нет. Кажется, травяные мази миссис Маккрэри прекрасно действуют.

Мереуин молча ждала, пока он застегнет платье, вздрагивая от прикосновения сильных пальцев, умирая от стыда и проклиная его за то, что он заставляет ее чувствовать себя такой беспомощной. Как только все было кончено, она вновь откинула волосы и отошла подальше, неприязненно поблескивая синими глазами.

– Стало быть, вы в самом деле маркиз Монтегю. Хотела бы я знать это в тот день, когда пришла повидаться с вами. Я вонзила бы дирк прямо в ваше черное сердце.

– До чего же злющее маленькое чудовище! – ответил маркиз, продолжая улыбаться, – Зачем, скажите на милость, вы поехали в Глазго? Вас обманом заставили подписать контракт и утащили на «Горянку».

– Откуда вам это известно? – со страхом спросила Мереуин. Больше всего на свете ей не хотелось, чтобы он узнал, что ее бросили в тюрьму по подозрению в проституции! Боже милостивый, она не переживет, если он начнет отпускать колкости по этому поводу!

Маркиз пожал широкими плечами и внимательно посмотрел на нее, заинтересованный той быстротой, с какой ледяное высокомерие сменили страх и растерянность.

– Догадаться нетрудно. В Глазго вас привез Александр?

Она виновато опустила голову:

– Я приехала одна… Чтобы повидать вас. Я хочу сказать, вашего дядюшку.

Он не скрывал удивления:

– Одна? Почему?

– У меня характер очень вспыльчивый, – честно объяснила Мереуин и заторопилась, не дожидаясь, пока последует неизбежный, по ее глубокому убеждению, язвительный комментарий, – я хотела попробовать покончить со всем этим бредом, на который Александр дал согласие.

– Каким же образом намеревались вы достичь своей цели при встрече с лордом Монтегю? Пинком в мошонку? По-моему, вы знаток именно в этой области.

Золотая головка вскинулась, и Мереуин, окончательно выйдя из себя, бросилась на него, замахиваясь маленькими кулачками.

– Ах в-вы, пес бесстыжий! Кому-нибудь уже давно следовало вышибить из вас самонадеянность!

– И вы, как я полагаю, желаете попытаться? – спокойно уточнил он, с легкостью перехватил мельтешащие кулачки, прижал Мереуин к себе, чтобы она не могла пошевелиться, и на большие глаза девушки навернулись слезы бессилия. – Никак не возьму в толк, мисс, – прогудел ей прямо в ухо низкий голос, – какие из моих качеств внушают вам желание прибегать к насилию при каждой нашей встрече?

– Это еще самое малое, чего вы заслуживаете! – пропыхтела Мереуин, не имея возможности высвободиться. Даже дышать было трудно в кольце могучих рук, прижимающих ее к железной груди. Одна большая рука больно стискивала оба запястья, а другая обхватила талию, оторвав девушку от пола и не позволяя пинаться.

– Пустите меня! – выдохнула Мереуин.

– Не пущу, пока не пообещаете вести себя прилично, – совершенно спокойно отказался Иен, демонстрируя таким образом, что старания утихомирить разъяренную маленькую мегеру нисколько не утруждают его. – Никогда!

– Вам уже следовало бы кое-чему научиться, – напомнил маркиз. – Вы не смогли выйти победительницей из нашей прошлой стычки.

– Но и вам не удалось выйти из нее в целости и сохранности, – парировала Мереуин, откидывая прижатую к тонкой батистовой рубашке голову, чтобы взглянуть на него. Губы девушки приоткрылись, обнажив зубки, на мгновение ее лицо стало похоже на мордочку злобного зверька.

Он и сам не смог сдержать гнев:

– Будь вы мужчиной, я уже бросил бы вам перчатку!

– Вы так уверены, что выиграли бы дуэль? – насмешливо полюбопытствовала она.

Маркиз сердито встряхнул ее. Мереуин закричала, и он увидел страдание в глубине синих глаз, головка опустилась, плечи поникли. Маркиз вспомнил вдруг, что девушка только начала оправляться после жестокой порки, и догадался о боли, которую наверняка причинил ей. Сердце снова кольнула жалость, и он ослабил хватку, встревоженный смертельной бледностью прелестного личика.

– Вам плохо? – окликнул он.

Глаза Мереуин распахнулись, в их темно-синей глубине пылала ненависть, но голосок был дрожащим и слабым.

– П-провались в п-преисподнюю, сассенах п-поганый!

Дверь неожиданно распахнулась, и в комнату властным шагом вошла пожилая женщина с волевым лицом, седеющими волосами, строго зачесанными назад с высокого лба и скрученными узлом на затылке. Блекло-серые глаза женщины недоверчиво уставились на сцепившуюся парочку, поскольку она приняла гнев, сверкавший в глазах башнеподобного маркиза, за страсть – ведь он держал явно обмякшую девушку в объятиях, а алые губки Мереуин приоткрылись, как бы ожидая его поцелуя.

– Глазам своим не верю! – раздался разгневанный голос с сильным шотландским акцентом. – Вы что, не могли обождать, покуда малышка оправится, прежде чем так на нее набрасываться? Да к тому же наедине, у нее в спальне! Даже не знаю, что и сказать, милорд!

Лорд Монтегю медленно улыбнулся. Судя по выражению красивого лица, возмущение женщины немало его позабавило.

– Уверяю вас, миссис Маккрэри, – начал он, поднимая беспомощно повисшую в его руках девушку и неся ее к кровати, – последнее, что пришло бы мне в голову, так это поцеловать этого бешеного чертенка.

– Положите меня, вы, дерьмоед и подлец, – слабо шепнула Мереуин, когда лорд Монтегю, гораздо бережнее, чем ему хотелось бы, опустил ее на тонкие простыни.

Выбранные девушкой выражения изумили даже такого закаленного мужчину, как маркиз, которому оставалось лишь радоваться, что слов этого невинного ангела не слышит благочестивая миссис Маккрэри, ибо они больше приличествовали бродягам с лондонских окраин.

– Поверьте, все совершенно не так, как вам кажется, – добавил он, выпрямляясь и поворачиваясь к рассерженной Дженет Маккрэри, которая нетерпеливо притопывала ногой в знак того, что ждет объяснений. – Я зашел посмотреть, как чувствует себя мисс Макэйлис, и обнаружил, что она собирается спуститься вниз. Видите, она даже сама оделась.

Мереуин действительно была одета в свое красно-коричневое платье, это подтверждало его рассказ, но женщина все еще сомневалась.

– Я попробовал уговорить мисс Макэйлис вернуться в постель, – нахально продолжал маркиз, – но она проявила несговорчивость, и в момент вашего появления я пытался отправить ее туда силой.

Проницательные глаза старушки изучали безжизненное личико на пуховой подушке. Мереуин спала, утомленная схваткой с маркизом. Суровое лицо пожилой женщины смягчилось при взгляде на тонкие черты, и она с неожиданной нежностью откинула с гладкого лба золотой завиток.

– Спасибо за помощь, милорд, – отрезала миссис Маккрэри, бросая острый взгляд на красавца маркиза, – только теперь, раз крошке лучше, вам, по-моему, приходить сюда не следует.

Чувственный рот сжался.

– Обещаю, миссис Маккрэри, я вовсе не расположен заглядывать в логово этой дикой зверушки.

Маркиз как ни в чем не бывало шагнул за порог, и, когда гигантская фигура скрылась из виду, миссис Маккрэри только головой покачала. Ну и дерзкий же плут, думала она, расстегивая лиф бархатного платья Мереуин, чтобы ее спящей пациентке было удобнее. Красивый, как снежный барс, которого она в юности видела в Непале, и такой же опасный.

Мереуин проснулась оттого, что в комнату, распахнув ногой дверь, вошла седовласая женщина с деревянным подносом в руках. Поплыл дразнящий аромат бульона и свежеиспеченного хлеба, и девушка, сморщив носик, открыла глаза.

– Да-да, так я и думала, это вас быстро разбудит.

Мереуин вскинула глаза, смутно припоминая женщину с острыми чертами лица в простом коричневом платье без отделки на рукавах и вороте, без всяких кружев и вышивок.

– Вы миссис Маккрэри, – догадалась она.

Суровые черты на секунду смягчились, в широко распахнутых синих глазах старушка заметила смущение и растерянность.

– Она самая. Проголодалась, детка?

Лицо Мереуин прояснилось.

– Неужели вы шотландка?

– А как же, – добродушно отозвалась миссис Маккрэри, ставя поднос на стул и протягивая чашку с бульоном охотно схватившей ее Мереуин, у которой урчало в животе, – хоть Шотландию уже много лет не видала.

– Сколько? – с любопытством спросила девушка, уписывая густо намазанный маслом кусок хлеба.

– Почитай, два десятка лет, – ответила пожилая женщина, придвинула стул и уселась, водрузив поднос к себе на колени. – После кончины моего Аллена вернулась домой, ничего больше не желая, как только провести остаток дней в милом Абердине, да потом пришел наш добрый принц, а потом… я уверена, вам известно, что было потом, хоть вы и слишком молоденькая, чтобы при том присутствовать.

– Я родилась за несколько месяцев до битвы при Каллодене, – пояснила Мереуин. – Там погиб мой отец. – Она проглотила еще ложку питательного бульона и с интересом полюбопытствовала:,– А ваш муж чем занимался?

– Служил в Британской Ост-Индской компании, – сообщила Дженет, всегда с удовольствием пользовавшаяся возможностью потолковать о своем покойном супруге. – Я была совсем девчонкой, не старше вас, когда мы впервые прибыли в Индию. Там почти не было британских компаний. – Суровые черты ее лица смягчились. – То были хорошие времена, детка, всегда вспоминаю их с сердечной любовью. Мы с Алленом все кругом объездили – Тибет, Непал, добирались почти до Китая, хотя, по слухам, тамошние жители этого не приветствовали. И все равно у нас никогда не случалось никаких неприятностей. Не то что у новоявленных, вроде битвы при Плесси в пятьдесят седьмом.[16] Я ведь знавала Роберта Клайва – они были приятелями с Алленом, но к тому времени, как тот довел дело до войны, мой Аллен давно лежал в могиле.

– А что с ним случилось? – мягко спросила Мереуин, слыша печаль в этих простых словах.

– Лихорадка. Обычное дело в Индии. День-другой, и конец.

– Я вам очень сочувствую, – вымолвила девушка. Умные глаза впились в худенькое личико, пару минут пристально вглядывались в него, а потом старая женщина с удивлением заключила:

– Похоже, и правда.

– Очень нелегко терять тех, кого любишь, – тихо добавила Мереуин, думая о своем, – о матери, которая умерла совсем молодой, об отце, которого никогда не видела, хотя Александр столько о нем рассказывал, что она глубоко в душе верила, будто хорошо его знает. На глаза навернулись слезы, она смахнула их, огорчаясь своей слабости.

– Ну-ну, детка, – Дженет Маккрэри успокаивающе похлопала ее по руке, – вы еще очень слабы. Не стоит краснеть от пролитой слезинки. В чем дело?

– Вспомнила о своих братьях, – пояснила Мереуин, стыдливо сморкаясь. – Я так давно их не видела, а они, наверное, ужасно тревожатся обо мне.

– Сэр Роберт рассказывал, как вас похитили, – сочувственно сообщила старушка. – Вот ужас-то, однако теперь все кончено, и вы скоро снова будете дома.

– Сэр Роберт? – Полные слез глаза распахнулись от любопытства.

– Капитан корабля, который вас спас.

Мереуин молча переваривала новости, сообразив вдруг, что почти ничего не знает о нескольких днях, миновавших с тех пор, как Льюис Кинкейд приказал ее выпороть. Она намеревалась попросить маркиза все ей объяснить, а вместо этого снова затеяла с ним драку. Этого следовало ожидать, напомнила она себе, презрительно выпячивая нижнюю губку. Этот негодяй чересчур упрям и высокомерен, чтобы с кем-нибудь ладить.

– Как я сюда попала? – спросила Мереуин, принимаясь за второй кусок хлеба.

– Сэр Роберт с маркизом вас принесли, – растолковала миссис Маккрэри, с радостью видя, какой здоровый аппетит демонстрирует ее юная пациентка. Она решила отвечать на все вопросы в надежде, что та – худышка, смотреть страшно! – за разговором побольше съест. – Корабль его величества «Колумбия», английское военное судно сэра Роберта, преследовало то, на котором вы были.

– «Горянку»…

– Ага, «Горянку». И как я могла забыть такое название! Из того, что рассказывал сэр Роберт, когда они вас принесли, выходит, будто в Глазго арестовали мужчину, который пытался заманить на какое-то судно нескольких женщин. Допросили его, пригрозили, и он, в конце концов, выдал имена женщин, которых за последние несколько лет обманом вынудил подписать обязательства. – Пожилая женщина с отвращением встряхнула головой. – Дело поганое. Его следовало бы повесить.

– Его зовут Эдмунд Ансворт? – спросила Мереуин. Серые глаза задумчиво сощурились.

– Вроде бы это имя сэр Роберт и называл. Ну, как бы там ни было, получается, что его и того капитана… Кинкейда, что ли?..

Мереуин, содрогнувшись, яростно закивала.

– …Кинкейда, стало быть, давно уже подозревали. Доказательства только требовались. Этот тип, Ансворт, их и предоставил вместе с именами тех, кого похищал. Лорд Монтегю оказался в Глазго, узнал, что в списке значится ваше имя, явился на «Колумбию» и заявил, мол, пойдет с ними на поиски.

– Для всех нас было бы лучше, – весьма сурово заметила Мереуин, – если бы лорд Монтегю не оказывал моему брату подобной услуги, а предоставил бы все сэру Роберту и его команде.

– Сдается мне, он вам не нравится, – проницательно изрекла Дженет Маккрэри, разглядывая решительно вздернутый подбородок Мереуин.

– Нисколько, – подтвердила та.

– Определенно, красавец мужчина, – провозгласила старушка.

– Вы так думаете? – холодно уточнила Мереуин, изображая полное равнодушие, не оставившее у Дженет ни малейших сомнений в истинных чувствах, девушки к великолепно сложенному гиганту.

– Угу… Только я не хотела бы иметь с ним дела, – призналась миссис Маккрэри и, посмеиваясь про себя, заметила нечто похожее на облегчение, мелькнувшее на лице ее юной пациентки, словно для девушки было чрезвычайно важно, что и другие не любят маркиза.

– А как мы попали в Бостон? – допытывалась Мереуин уже другим, гораздо более теплым тоном, решив выкинуть из головы ненавистного Иена Вильерса и вернуть Дженет Маккрэри к прежней теме.

– Завернули, конечно, за свежей провизией, – немедленно последовал ответ, – да хотели дать вам время оправиться, прежде чем идти в Англию.

Мереуин мрачно насупилась, с отвращением подумав о новом долгом плавании. Но в конце этого плавания ее будут ждать Александр, Малькольм и Кернлах, а не отчаяние и рабство, напомнила она себе, и на сердце потеплело.

– Ну, довольно я наговорила, – заключила старушка, заметив на впалых щеках Мереуин лихорадочный румянец, который расценила как признак чрезмерного возбуждения. – Помилуй нас Бог, детка, по-моему, я уже много лет столько не болтала.

Она подхватила поднос и направилась к двери, но, задержавшись на пороге, добавила:

– Велела я своему мужу приготовить вам завтра ванну. Решила, может, захотите хорошенько помыться, перед тем как опять сесть на корабль.

Мереуин изумленно вытаращила на нее глаза:

– А я думала, ваш муж умер…

В серых глазах появился лишь слабый отблеск печали.

– Верно, Аллен мой умер. Да ведь женщине, детка, все равно надо как-то устраиваться. Приехала я в Бостон в одном платьишке да с горсточкой серебра в кулаке. Ну, скоро встретила мистера Маккрэри. Сам он из Инвернесса, тут держит пивную. Стала в баре работать, так и пошло, слово за слово… – Дженет Маккрэри коротко улыбнулась и пояснила: – Вот почему и вы тут оказались, детка. Они с сэром Робертом какие-то там кузены.

Просто необыкновенная женщина, подумала девушка, когда миссис Маккрэри ушла, провела юность в таких экзотических местах, о которых Мереуин никогда и не слыхивала! Хотя речь и одежда свидетельствовали о пуританском воспитании Дженет Маккрэри, она тем не менее последовала за любимым в неизведанные и, несомненно, дикие страны, потом перебралась в колонии, сочла для себя возможным работать в публичной пивной!

А потом, как призналась сама Дженет, нужда и бедность толкнули ее на брачный союз…

Ощущая непонятное беспокойство, Мереуин откинула покрывало, вылезла из постели, разглаживая измявшееся платье, в одних чулках подошла к окну, раздвинула занавески и с любопытством выглянула наружу. В спускавшихся на город сумерках можно было разглядеть грубые силуэты зданий, в основном кирпичных или каменных. Чуть дальше протекала широкая река, и, переводя взгляд вверх по течению, Мереуин различила верфи и целый лес мачт на судах, покоящихся на якоре.

Вздохнув, она опустила шторы и отвернулась от красоты сиренево-золотого заката. Ах, очутиться бы сейчас дома, в Кернлахе! Прежнее возбуждение сменилось сильной слабостью, худенькие плечики поникли под тяжестью навалившегося на Мереуин одиночества, жалость к себе угрожала захлестнуть ее, на глаза опять навернулись слезы. Подняв руку, чтобы смахнуть их, она почувствовала острую боль в спине, напомнившую о ранах, которые так терпеливо исцеляла Дженет Маккрэри.

Где сейчас Льюис Кинкейд, думала Мереуин, принимаясь расхаживать по комнате, удалось ли сэру Роберту арестовать его? Повезут ли его назад в Англию, чтобы отдать под суд? Она содрогнулась при мысли, что они могут оказаться на одном корабле. Глаза б ее не видали чудовищного коротышку, разве что она бы не отказалась поглядеть, как он болтается на виселице. Да, Кинкейд заслужил виселицу за то, что велел выпороть ее и Дэвида! Дэвида…

Господи милостивый, Дэвид! Сердце Мереуин остановилось. Помогли кто-нибудь Дэвиду, пока она была больна? Воспоминания об истерзанной спине, пепельно-сером лице мальчика, которого волокли вниз, встали перед ней во всем своем ужасе, и она, поспешно надев башмаки, сдернула накидку с крючка возле двери, даже не заметив, что та тоже тщательно вычищена. Мысли ее были только о Дэвиде, который всеми силами старался помочь ей и жестоко поплатился за свою доброту.

Лестница была еле освещена, туда просачивался лишь слабый свет из расположенного внизу бара, и Мереуин осторожно пробиралась по скрипучим ступенькам, обойдя стороной дымный зал, откуда доносились взрывы смеха и запах еды, из чего стало ясно, что у Маккрэри полно гостей. Ей не хотелось встретиться с властной седовласой женщиной, которая непременно отправила бы ее обратно в постель, а тем паче с маркизом, если тот в самом деле остановился в здешней гостинице. Ей хотелось увидеть Дэвида, все прочее не имело значения.

Уверенная, что мальчик до сих пор на борту «Горянки» и что баркентина стоит где-то в гавани, Мереуин вышла на улицу, в холодную ночь, подняла отороченный мехом воротник и зашагала по направлению к уже еле видимым, покачивающимся на волнах мачтам судов, которые разглядела из окна.

Узкая кривая улочка была пуста. Несколько одиноких прохожих не привлекли ее внимания. Она шла вдоль пристани, обходя бочки и ящики, стоящие на ненадежных деревянных мостках, напрягая зрение, чтобы читать на ходу названия судов, которые в темноте трудно было разглядеть. Кораблей здесь было великое множество, гораздо больше, чем в Глазго. Пирс тянулся вдоль русла реки, и она гадала, сколько еще придется пройти, прежде чем отыщется «Горянка».

Два явно пьяных матроса затопали по сходням шлюпа, мимо которого шла девушка. Один из них, неожиданно пошатнувшись, налетел на нее, едва не сбив с ног своим тяжелым телом.

– Эй, Джим! – крикнул он, уцепившись, мясистой рукой за плечо Мереуин в попытке обрести равновесие, и пьяно заморгал, стараясь ее разглядеть. – Гляди-ка, чего я поймал!

– Пустите! – потребовала, рванувшись, Мереуин, но тут к приятелю присоединился едва держащийся на ногах красноносый Джим и с немалым усилием сосредоточил взгляд налитых кровью глаз на стоящей перед ним девушке. Толстые губы расплылись в плотоядной ухмылке.

– Славный улов, Дэн, – выдавил он, перемежая: слова икотой.

– Лучше любой шлюхи за два пенни, которую можно подцепить дома, – подтвердил Дэн, слегка покачнувшись, когда Мереуин изо всех сил ткнула кулаком в его объемистое брюхо.

– Убери руки, пьяный болван!

Сердитые слова девушки вызвали у Джима взрыв веселья.

– Да еще и горяченькая! Для тебя одного многовато будет, Дэн, дружище!

– Заткни пасть, содомит чертов! – ответил Дэн, начиная злиться, поскольку кулачки Мереуин безостановочно колотили его.

– Разве с друзьями так разговаривают? – обиженно запротестовал Джим. – Пропащий ты сквернослов и гад, Дэн Фредерике!

– А ты врун и пьяница!

Мереуин потеряла терпение, не желая выслушивать дурацкую ругань и выносить стойкий запах джина, насквозь пропитавший их тела. За себя она не боялась, поскольку оба мужчины способны были лишь на то, чтобы держаться на ногах да и то не прочно, что выяснилось, когда Мереуин снова толкнула Дэна, и тот повалился, звучно шлепнувшись жирным задом о жесткий деревянный причал.

– Эй, что ты сделала с моим другом? – угрожающим тоном поинтересовался Джим и стал надвигаться на Мереуин, пока ошарашенный Дэн сидел, глядя на нее страдальческими глазами.

– И с тобой сделаю то же самое, только посмей ко мне прикоснуться, – пригрозила, сверкнув синими глазами, Мереуин и поспешно шагнула назад, догадываясь, что Джим вовсе не так беспомощен, как его друг. К. тому же ей совсем не понравился блеск в его опухших глазах, которые оценивающе оглядели ее с головы до ног.

– Неплохо, неплохо, – бубнил он, заметив пышный пучок золотых волос, заколотых на стройной шее девушки, и облизываясь, – многовато для Дэна… но не для меня!

Матрос сделал еще один целенаправленный шаг, и Мереуин быстро отпрянула. Позади нее медленно поднялся на ноги пришедший в себя Дэн, встряхиваясь, как мокрый пес, и она вдруг в панике осознала, что оказалась в ловушке.

– Пошли прочь! – храбро прокричала Мереуин, прикидывая расстояние между концом причала и приближающимся Джимом и гадая, сумеет ли прошмыгнуть мимо него, не свалившись в воду.

– Не бойся, – успокоил ее матрос, – Джим только…

Откуда-то сзади, перебив его, раздался низкий вежливый голос:

– Не требуется ли вам помощь, мисс?

Мереуин оглянулась и увидела вынырнувшую из темноты высоченную фигуру лорда Монтегю. Сердечко ее подскочило, хоть она никогда в жизни не призналась бы, до чего рада его видеть. Он остановился прямо позади шатавшегося Джима, скрестив на широкой груди сильные руки, встретился взглядом с Мереуин, и на пухлых губах его заиграла улыбка.

У Джима буквально глаза на лоб вылезли, когда он попытался, едва не свернув голову на толстой шее, заглянуть башнеподобному маркизу в лицо. Помятая физиономия перекосилась от страха, и матрос нервно провел кончиком языка по пересохшим губам.

– Мы только чуточку пошутили с леди, – объяснил он сдавленным и неестественно писклявым голосом. – Ничего плохого не хотели, сэр.

– Смотрите, впредь не шутите, – посоветовал лорд Монтегю с той же приятной улыбкой, но с такой твердостью в голосе, что у Мереуин пробежал по спине озноб.

– Так точно, сэр, слушаюсь.

Маркиз проводил глазами приятелей, которые, держась друг за друга, канули во тьму, после чего обернулся к Мереуин и адресовал ей вопросительный взгляд.

Она подняла голову, чтобы посмотреть ему прямо в лицо.

– Вы, разумеется, ожидаете благодарности. А я вовсе не собираюсь благодарить. Ваша помощь мне совершенно не требовалась!

– Ладно, в следующий раз я предоставлю вам возможность действовать самостоятельно, – пообещал он. – А теперь, если вы считаете, что вполне способны справиться с другими подонками, разгуливающими в доках, я вас покину. Можете продолжать свою прогулку.

Маркиз повернулся и зашагал прочь, а оставшаяся в одиночестве Мереуин тут же, как только он скрылся в потемках, сообразила, что в его присутствии чувствует себя гораздо увереннее.

– Постойте! – воскликнула Мереуин, подхватила юбки и бросилась бежать.

Она догнала маркиза уже в конце улицы, вцепилась в мускулистую руку и принялась нетерпеливо дергать, пока он не соизволил взглянуть на нее, нисколько, однако, не умерив шаг, так что девушке пришлось поспевать за ним бегом.

– Разрази вас гром, Вильерс! – взмолилась, наконец, Мереуин, едва переводя дух. – Остановитесь вы когда-нибудь или нет!

Он повиновался, заметив, что девушка сильно побледнела и хватает ртом воздух, грудь ее тяжело вздымалась. Маркиз совсем забыл, что всего два дня назад она лежала в жестокой горячке, и при этом воспоминании раздражение его несколько ослабло. Но все-таки он решил проявить твердость и холодно полюбопытствовал:

– Что это вы мчитесь за мной, как телушка, сорвавшаяся с привязи?

Мереуин проглотила сердитую отповедь и принудила себя с раскаянием выдавить:

– П-простите… С-с-с вашей стороны было очень любезно оказать м-мне помощь…

В груди маркиза заклокотал гулкий смех, он уткнул кулаки в узкие бедра и, склонив голову, с понимающей улыбкой глянул на нее сверху вниз:

– Меня предупреждали, что вы скорее откусите себе язык, чем произнесете нечто подобное, но, подозреваю, вам от меня что-то нужно. Что именно?

Она смотрела на него снизу вверх, и он с удивлением увидел на ее лице умоляющее выражение.

– Будьте добры, не могли бы вы проводить меня на «Горянку»?

В тихом голосе было нечто, заставившее его спросить:

– В чем дело, крошка? Миссис Маккрэри знает, что вы ушли? Ну, не важно, я и без того убежден, что не знает.

Она никогда не позволила бы вам одной идти в доки.

– Я должна попасть на «Горянку», – упрямо твердила Мереуин. – Если вы меня не проводите, так хоть отпустите. Не уводите обратно в гостиницу.

– Я вас провожу, – ответил он, игнорируя вновь вспыхнувшую в ее глазах враждебность. В слабом свете фонарей они стали почти черными и занимали, казалось, почти половину лица. Свежий ветерок с реки играл золотыми завитками, выбившимися из прически, но эта небрежность придавала лишь невероятную прелесть ее редкостной красоте. И он уже в который раз подумал, до чего же жаль, что такое очаровательное юное существо обладает столь противоречивым нравом.

– Ваше счастье, что я оказался неподалеку, – заметил маркиз. – Не хмурьтесь, крошка, все позади. А теперь, – добавил маркиз, поворачивая назад, туда, откуда они пришли, – не поведаете ли вы мне, зачем вам так приспичило попасть на борт «Горянки»?

– Из-за Дэвида, – пояснила Мереуин, торопливо шагая рядом. – Я ужасно о нем беспокоюсь.

Лорд Монтегю остановился и грубо схватил ее за руку.

– Что вы сказали? – переспросил он с таким гневом в серых глазах, что она содрогнулась, пытаясь вырваться из железной руки. – Закрутили любовь с кем-то из членов команды?

– Сейчас не время рассказывать, – возразила Мереуин, наконец освободившись, и устремила взгляд вдоль причала. – Проводите вы меня или нет?

– Провожу, – бросил маркиз сквозь стиснутые зубы, решив про себя, что Александр Макэйлис, должно быть, полный дурак, если верит, будто его сестрица – невинный агнец, в чем так старательно уверял его во время их первой встречи в Инверлохи.

Что за семейка эти Макэйлисы? Неужели первое впечатление об Александре было обманчивым? Хотя на той первой встрече лорд Монтегю и почувствовал недоверие и неприязнь молодого лэрда, он держался с ним доброжелательно, отлично зная, что его дядюшка даже не пытался наладить отношения с Макэйлисами.

Сам Иен, наслушавшись бессвязных речей умирающего дядюшки, пришел к заключению, что Макэйлисы – слабовольные и лицемерные дикари, каковыми, по его мнению, были все горцы, но, пообщавшись какое-то время со спокойным и умным Александром, понял, что дядино предубеждение основывалось на каком-то недоразумении. Лорд Монтегю всегда быстро и, главное, верно оценивал людей. За свою жизнь он имел дело со столькими негодяями, как, впрочем, и с порядочными людьми, что всех видел насквозь, и ему понадобилось просидеть с Александром Макэйлисом за счетными книгами и гроссбухами всего несколько дней, чтобы переменить мнение об обитателях Кернлаха. Он решил постараться сделать бизнес выгодным для обеих сторон.

А теперь маркиз призадумался, не совершил ли он в конечном итоге ошибку, особенно когда покинул свой новый шотландский дом со всеми его удобствами, отказался от обещанной самому себе короткой поездки в Лондон и отправился на поиски невоспитанной девчонки в угоду своему новому деловому партнеру. Иен Вильерс нечасто позволял себе ошибаться, но, когда это случалось, впадал в полную ярость, сейчас выразившуюся в подчеркнутой бесцеремонности, с которой он тащил запыхавшуюся Мереуин по сходням на борт «Горянки».

Лейтенант Гарольд Спенсер, стоящий в этот час на вахте, заспешил навстречу, сразу узнав в высоченном темноволосом человеке маркиза Монтегю.

– Что-то случилось, милорд? – спросил лейтенант, с любопытством взглянув на появившуюся из-за спины джентльмена еле дышащую молоденькую девушку, и на лице его выразилось уже крайнее изумление, когда он разглядел бледное личико с огромными раскосыми глазами. – Это не та ли самая юная леди, милорд?

– Та самая, мисс Макэйлис, – нетерпеливо ответил маркиз, считая, что «юная леди» не совсем подходящее определение для маленького лживого чудовища, стоящего рядом с ним. – У нее назначено свидание с кем-то из членов команды. – И он презрительно вытолкнул Мереуин вперед.

Лейтенант Спенсер покачал головой:

– Не все из них на борту, мисс. Капитан, сэр Роберт, отправил большую часть в тюрьму.

Мереуин подняла глаза, услышав вежливый голос и речь образованного человека, и увидела перед собой джентльмена, не намного старше Малькольма и поразительно на него похожего. Из-под треуголки выбивались пышные волосы цвета лесного ореха, глаза были того же оттенка, и девушка мгновенно почувствовала к нему симпатию, о чем он, кажется, догадался, ибо внезапно смущенно вспыхнул и неловко поклонился.

– Позвольте представиться, мисс, – лейтенант Гарольд Спенсер. Я поведу «Горянку» назад в Англию.

Мереуин тепло улыбнулась в ответ, удивив внимательно наблюдавшего за ними лорда Монтегю, не подозревавшего в ней способности демонстрировать что-либо, кроме разнообразнейших проявлений враждебности.

– Счастлива познакомиться, лейтенант. Я весьма сомневаюсь, что капитан отправил в тюрьму того члена команды, которого я желала бы повидать.

В простодушных синих глазах – поразительных, как отметил с нарастающим восхищением Спенсер, по величине и цвету, – в темной глубине которых поблескивали золотые искры, появилось напряженное выражение.

– Его зовут Дэвид Браун, и он… боюсь, он может быть сильно изувечен. Капитан Кинкейд его тоже велел высечь.

Лейтенант Спенсер понял, что больше не в силах видеть страдание на этом нежном личике.

– Мы поместили его в одну из офицерских кают, – поспешно сказал он.

– Так с ним все в порядке? – выдохнула Мереуин.

– Мы присматриваем за ним, мисс, – последовал уклончивый ответ.

– Я хотела бы его видеть.

– Не думаю…

– Я хотела бы его видеть, – повторила Мереуин, и лорд Монтегю с невольной улыбкой заметил, с какой быстротой лейтенант Спенсер повиновался и поспешно повел их через палубу к трапу.

Мереуин никогда не бывала в каюте, куда привел ее лейтенант Спенсер, – скудно меблированном закутке, намного меньше, чем каюта капитана Кинкейда, – и предположила, что здесь жил либо первый помощник, либо боцман Карл Уилсон. Но все вылетело у нее из головы, когда девушка увидела на койке лихорадочно мечущегося Дэвида, голого по пояс, со страшными, открытыми, мокнущими ранами на спине. Она с трудом подавила крик.

– О Дэвид!

Мереуин быстро опустилась рядом с ним на колени, схватила горячую руку, и глаза ее заволоклись слезами.

– Дэвид, это Мереуин! Ты меня слышишь?

Он застонал, посмотрел на нее, но, судя по бесстрастному выражению лица, не узнал. Она все равно продолжала нежно окликать его по имени, пыталась уложить поудобнее, поглаживала пылающий лоб прохладной, мягкой ладонью.

– Пожалуйста, Дэвид, – умоляла девушка, не совсем понимая, о чем просит, но отчаянно желая получить хоть какой-нибудь отклик.

– Мереуин, это бесполезно.

Она подняла глаза, едва сознавая, кто это сказал. Маркиз наклонился так низко, что его лицо оказалось совсем рядом, и ей почудился проблеск симпатии в непроницаемых серых глазах.

– Почему вы не отнесли его к миссис Маккрэри? – накинулась Мереуин на маркиза, вымещая свой гнев и страх за Дэвида на этом башнеподобном субъекте, на котором, похоже, вечно лежала вина за несчастья других.

Что-то сверкнуло в его холодном взгляде, когда он заметил ненависть в ее глазах.

– Я и не ведал о существовании этого паренька, – сухо ответил маркиз. Протянув руку, он попытался поднять ее с пола, но она не подчинилась.

– Я хочу остаться с ним.

– Нельзя, Вы сами едва оправились от горячки.

Девушка оглянулась и умоляюще посмотрела на лейтенанта Спенсера.

– Вы не можете ему помочь?

– Мы пытались, мисс, – с трудом выдавил тот, не в состоянии встретиться с полным горя взглядом темно-синих глаз.

– Но ведь он в тяжелом состоянии! – воскликнула она, снова поворачиваясь к мечущемуся мальчику. – И раны совсем не заживают!

– Пойдемте, Мереуин. – В тоне низкого голоса безошибочно угадывался приказ.

– Я же сказала вам: не пойду! – почти закричала она.

– Прошу вас, мисс, не волнуйтесь, – попробовал успокоить ее лейтенант Спенсер, уверенный, что у благородной юной леди начинается истерика.

– Мы должны что-то предпринять! – требовала Мереуин, и на милом личике смешались гнев и отчаяние. Повернувшись к маркизу, Мереуин резко бросила: – Можете вы хоть что-нибудь сделать?

– Могу, – спокойно ответил тот, и от этого его тона девушка почувствовала облегчение. – Прикажу доставить сюда травяные мази миссис Маккрэри. – Он задумчиво оглядел распростертую на койке худенькую фигурку. – Кроме того, полагаю, нам следует пригласить врача.

Прелестное личико благодарно просияло.

– О, правда? – охнула Мереуин.

Лорд Монтегю никогда еще не удостаивался такой теплой улыбки и на краткий миг даже забыл, до чего эта девушка ему неприятна.

– Сделаю все, что смогу, – пообещал он чуть-чуть полюбезнее, – но хочу, чтобы вы вернулись в гостиницу.

Она затрясла головой:

– Я собираюсь остаться здесь, пока Дэвид не выздоровеет.

Ее упрямство маркизу уже было неплохо знакомо, и он знал, что спорить бесполезно. Кивнув лейтенанту Спенсеру, он увлек молодого человека в узкий коридор:

– Я сам приведу врача. Миссис Маккрэри должна знать, где его можно найти. Парень неважно выглядит. Раздобудьте холодной воды для компрессов, чтобы снять горячку, и… правда, я сомневаюсь в успехе, но все-таки постарайтесь убедить мисс Макэйлис позволить кому-нибудь проводить ее обратно в гостиницу.

– Всеми силами постараюсь, милорд, – решительно заявил лейтенант Спенсер.

Но Иен знал, что всех сил лейтенанта абсолютно недостаточно там, где дело касается Мереуин Макэйлис.

Вернувшись через полчаса с Дженет Маккрэри, маркиз обнаружил, что Мереуин по-прежнему сидит возле койки, нежно прикладывая к горячему лбу Дэвида холодный компресс, а он, постанывая, лежит на боку. Она бросила на вошедшего маркиза безнадежный взгляд, но испустила глубокий облегченный вздох, приметив позади него Дженет Маккрэри.

– О, вы пришли, слава Богу! – воскликнула она, обращаясь к старушке. – Привели доктора?

– Он нам не понадобится, – уверенно заявила миссис Маккрэри, ставя на пол принесенную с собой небольшую сумку и деловито засучивая рукава. – Эти варвары ни капли не смыслят в медицине. Первым делом пустили бы ему кровь. Ха! Бедному парню надо беречь каждую каплю. Я училась врачеванию у шерпов,[17] детка, а они тысячи лет лечили себя без всяких университетских фокусников!

Мереуин улыбнулась тревожной и слегка смущенной улыбкой, немного побаиваясь этой властной женщины, но ей все равно стало легче от сознания, что наконец-то появился человек, который в состоянии оказать умелую и действенную помощь.

– Я могу чем-то помочь?

– Можете, если уйдете наверх и освободите мне место, – вполне дружелюбно предложила седовласая женщина.

– Что вы будете с ним делать? – поинтересовалась Мереуин, поднимаясь на ноги и не отрывая беспокойного взгляда от пылающего лица Дэвида.

– Промою раны и смажу своим маслом. Хорошенько закутаю и выгоню из него лихорадку вместе с потом.

Мереуин хотелось еще немножечко задержаться, но рука маркиза настойчиво подталкивала ее к выходу, и она покорно последовала за ним наверх, на просторную палубу, кутаясь в плащ от холодного ветра.

– Вы думаете, он поправится? – тревожно спросила она. Лорд Монтегю прислонился к поручням.

– Думаю, да.

– Я, наверное, не переживу, если с ним что-нибудь случится, – тихо проговорила Мереуин. – Это из-за меня его высекли.

– Вы уверены?

Она опустила голову и удрученно кивнула:

– Я пыталась выкрасть свой контракт у капитана Кинкейда. А Дэвид помог мне, рассказав, где лежит ключ от сундука. Капитан меня, конечно, поймал и сказал, что накажет для примера остальным. А Дэвида высекли за то, что он обманул доверие капитана. – Ее губы тряслись, она крепко стискивала руки. – Это все я виновата!

– Он поправится, – мягко заверил ее Иен, из последних сил сдерживая бушевавшую в нем ярость. Проклятый ублюдок! Ему следовало бы удавить Кинкейда немедленно, едва шагнув на борт «Горянки», еще до того, как он, не веря своим глазам, обнаружил у мачты истерзанную фигурку Мереуин.

– Должен принести вам свои извинения, мисс, – произнес маркиз после небольшой паузы.

В слабом свете фонаря можно было увидеть изумление на ее расстроенном личике.

– В самом деле?

– Да. Я решил, что вы флиртуете с матросами. Обвинил вас в любовной связи с Дэвидом Брауном.

Чистый смех Мереуин зазвенел в тишине ночи.

– С Дэвидом? Да ведь он совсем мальчишка!

– Я-то не знал, – напомнил лорд Монтегю. Улыбка дрожала на ее губах.

– О, я и правда его полюбила, – призналась девушка, – и, когда он поправится, заберу его с собой в Кернлах.

Маркиз опешил:

– Зачем?

– Не может же он всю свою жизнь быть юнгой, – разъяснила Мереуин. – Рука у него искалечена, никто, больше не предоставит ему шанса стать кем-то другим. А Александр, может быть, найдет для него работу на одном их кернлахских транспортных судов. Рулевой или что-нибудь в этом роде, не знаю, и почему бы со временем Дэвиду не стать капитаном. – Она застенчиво улыбнулась. – Разумеется, я не буду его заставлять. Он волен сам выбирать.

Лорд Монтегю вынужден был признать, что не ожидал от стоявшей перед ним молоденькой вспыльчивой девчонки такого щедрого жеста, и недоумевал, как это в ней столь причудливо сочетаются самые противоречивые качества. Манеры беспризорницы, красота высокородной леди, норов разбойника-сорвиголовы, а иногда вдруг проявится на удивление горячая, любящая душа. Он только качнул темноволосой головой, совершенно не понимая ее.

– А что сталось с прочими пассажирами? – поинтересовалась Мереуин, прерывая его раздумья.

– Я думаю, их отправили в Уилмингтон на другом судне.

– А сэр Роберт? Где он? Мне бы очень хотелось с ним встретиться.

– В данный момент наверняка на борту «Колумбии». – Лорд Монтегю указал на ладную, ощетинившуюся орудиями бригантину, которая покачивалась на волнах неподалеку от «Горянки». – Теперь, когда вам стало лучше, он, по-моему, готовится поднять паруса.

– И я должна плыть на «Колумбии»? – спросила Мереуин. Маркиз кивнул, и девушка затрясла головой. – Не собираюсь оставлять Дэвида. Лейтенант Спенсер сказал, что поведет «Горянку» назад, так? Ну и я тут останусь. Какая разница, на каком корабле возвращаться домой, на том или на этом?

Лорд Монтегю сердито уставился на нее и тихонько выругался:

– Черт вас побери совсем! Вы что, думаете, ваша воля – закон? Кто это позволил вам вести себя как ее королевское величество и указывать, чего вы желаете и чего не желаете?

Она попалась на удочку, синие глаза полыхнули огнем.

– Кто позволил? Полагаю, упрек не по адресу, милорд. – Титул, слетев с ее губ, прозвучал дерзкой насмешкой. – Я уверена, сэр Роберт с его добрым сердцем позволит мне остаться с Дэвидом, потому что это мой друг, между прочим! А я спрашиваю, кто позволил вам указывать мне, чего желать?

Мереуин испугалась бы ледяного взгляда маркиза, если бы он не взбесил ее своим высокомерным видом, который просто нельзя было проигнорировать. Что-то словно подталкивало ее платить за каждое произнесенное им надменное слово той же монетой. Да, она уже достаточно узнала этого типа, чтобы видеть его насквозь. Красив? О, допустим, она согласится это признать. Богат? На протяжении всей своей жизни он, несомненно, пользовался плодами, которые дает богатство, уважением и почитанием, привык получать все, чего пожелает, вселять страх в каждого, кто окажется на его пути! Она ничего не знала о его прошлом, но какое бы высокое положение ни занимал маркиз в Англии, для нее он всего-навсего сассенах-узурпатор, и она не уступит ему ни в чем, потому что принадлежит к клану Макэйлисов.

– Я знаю таких, как вы, милорд, – неприязненно заявила Мереуин, и все ее маленькое, стройное тело напряглось, – и знаю, к чему вы стремитесь. Вам нужно все, что принадлежит Кернлаху, но вы ничего не получите. Ни крошки!

– Вы напоминаете мне непрестанно жужжащее насекомое, – ласково сообщил маркиз, но беззаботность тона никак не вязалась с мрачным выражением его лица, – и я легко могу вас прихлопнуть.

– Можете, – к его большому удивлению согласилась девушка, не проявляя заметных признаков страха, хотя маркиз, увидев, как при этой тихой угрозе от мягко очерченных скул отхлынула кровь, решил, что спокойствие стоит ей немалых усилий. – Только вы недооцениваете клан Макэйлисов и гордость горцев, которую столь опрометчиво прокляли при нашей первой встрече. Мы неукротимы, сэр, и лучше вам это запомнить.

– Забавно, что вы приписываете своему крошечному мирку такое важное значение, – усмехнулся он, к своему удивлению, начиная испытывать странное уважение к этой девчушке, твердо намеренной настоять на своем. – Вы ошибаетесь, если думаете, что мне нужны ваши жалкие прядильни. В жизни, мисс, есть нечто большее, чем шерсть и овцы, и мне наскучили ваши дурацкие утверждения, будто Кернлах – пуп земли. Может быть, с вашей точки зрения так оно и есть.

– Я не желаю вас слушать, – закричала Мереуин, – и не буду!

Отвернувшись, она пошла прочь, горделиво неся маленькую головку. Но лорд Монтегю видел лишь грациозные движения ее тела, не в первый раз подумав, что оно чересчур соблазнительно и совершенно не подходит этому вздорному созданию.

Свежий ветер наполнил поднятые паруса, и бушприт «Горянки» подпрыгивал на пенящихся волнах. Баркентина шла в Лондон, оставив три дня назад гавань Бостона и следуя тем же курсом, каким за два дня до нее прошла «Колумбия» – военный корабль королевского флота. Погода была хорошая, солнце стояло высоко над горизонтом, вокруг расстилался изумрудно-зеленый океан. В холодном утреннем воздухе чувствовался привкус соли, неугомонные чайки летели за кораблем, и была в их хриплых криках некая странная прелесть.

Мереуин устало поднялась по трапу впервые с того момента, как «Горянка» покинула гавань Бостона. Под страдальческими глазами залегли темные круги, но девушка улыбалась, прислонясь к поручням и подняв личико к приветливому теплому солнцу. В состоянии Дэвида ночью наступил перелом, лихорадка прошла, и, заглянув под утро в его каюту, она обнаружила его мирно спящим с покрытым испариной лбом. Девушка без устали ухаживала за пареньком все прошедшие три дня, неукоснительно следуя инструкциям Дженет Маккрэри, безусловно решив, что он должен жить. Мереуин знала, что иначе его смерть окажется на ее совести.

– Как парнишка, мисс?

Она взглянула на подошедшего к ней Карла Уилсона. Его мальчишеская физиономия выражала надежду, и боцман склонился поближе, чтобы расслышать усталый, но бодрый ответ:

– С радостью могу сообщить: наконец-то лучше.

– А, так я и знал! Видел, как вы поднимались, можно было по вашему лицу догадаться. Все это ваша заслуга, мисс.

– О нет, – поспешно возразила она. – Мы должны благодарить миссис Маккрэри.

– Но ведь это вы все время ухаживали за парнишкой, – напомнил он.

Мереуин вновь улыбнулась, чересчур утомленная, чтобы ответить, и не заметила озабоченности в глазах Уилсона, рассматривавшего ее профиль, линию подбородка, запавшие щеки. Уилсон искренне обрадовался, узнав, что сэр Роберт Линдсей разрешил мисс Макэйлис возвращаться в Англию на борту «Горянки». Мереуин удалось убедить его в необходимости своего намерения не покидать Дэвида, пока его жизнь в опасности.

Молодой боцман делал все, что в его силах, помогая ей ухаживать за юнгой, уговаривал измученную девушку поспать, когда приходил его черед сидеть возле Дэвида, смачивать пылающий лоб и накладывать мазь на израненную спину, начинавшую заживать. Мереуин ела только в каюте, где лежал Дэвид, и Карл Уилсон трижды в день аккуратно приносил ей еду на деревянном подносе, галантно пропуская мимо ушей выражения благодарности.

Лейтенант Гарольд Спенсер, по приказу сэра Роберта командующий «Горянкой», с такой же охотой разделял бремя Мереуин, и сердце Карла сжималось от ревности всякий раз, когда он, входя в маленькую каюту, обнаруживал симпатичного молодого офицера рядом с девушкой.

– Вам надо бы пойти вниз и отдохнуть, – предложил он, отважившись на явное проявление заботы в надежде извлечь выгоду из отсутствия постоянно чем-нибудь занятого лейтенанта. – У вас усталый вид… – Вовсе нет, – заверила его Мереуин. – Я хочу здесь немножечко постоять. Воздух чудесный, и солнышко теплое.

– Да, верно, – согласился боцман. – Просто счастье, что оно так сияет, – добавил он, любуясь обрамляющими, нежное личико мягкими золотыми локонами, которые так блестели на солнце, что у него дух захватывало.

Спускавшийся по трапу с верхней палубы лейтенант Спенсер заметил две головы – темную и светлую, которые так близко склонялись друг к другу, словно делились интимными секретами, и торопливо направился к ним, стараясь, однако, не показывать, что спешит. Впрочем, для лорда Монтегю, наблюдавшего из-за штурвала, скривив чувственные губы в ироничной улыбке, все было совершенно очевидно, и он покачал темноволосой головой, впервые в жизни столкнувшись с подобным дурацким соперничеством. Сам он за последние три дня совсем не видел Мереуин Макэйлис, за исключением случайной встречи у трапа, когда, она, едва кивнув ему, прошмыгнула мимо, но маркиз успел заметить, что девушка совсем измучена, а синие глаза неестественно блестят. Несомненно, она чувствовала себя ответственной за состояние юнги, и лорд Монтегю понял, что ему жалко девушку, несшую на своих худеньких плечиках тяжкий груз вины.

Видя, как она улыбается и даже смеется в ответ на добродушную болтовню добивающихся ее внимания молодых людей, он догадался, что в состоянии Дэвида, вероятно, наступил перелом. Решительно выкинув все это из головы, маркиз поднял серые глаза к туго натянутым парусам и сложному переплетению снастей, его сильные руки уверенно и умело держали штурвал. Почти десять лет минуло с тех пор, как лорд в последний раз стоял за корабельным штурвалом, но он не забыл волнующих ощущений, когда судно послушно повинуется твоей воле, и стоял, чувствуя ногами малейшие колебания надраенной палубы, уверенный в себе как на море, так и на суше.

Снизу долетел приглушенный смех, прервав его размышления, и лорд Монтегю, бросив взгляд в сторону Мереуин, говорившей что-то лейтенанту Спенсеру, сверкая раскосыми глазами, отметил расплывшееся в улыбке красивое лицо лейтенанта и хмурого боцмана, ревниво наблюдающего за ними.

Да, первоклассная шлюшка, подумал Иен, и равнодушно отвернулся. Ее красота способна затронуть сердечные струны любого мужчины, а ума и сноровки у нее достаточно, чтобы довести дело до конца. Где только она научилась так талантливо флиртовать, проведя всю жизнь в стенах Кернлахского замка? Она обладает чутьем взрослой опытной женщины, и будь он проклят, если понимает, откуда все это.

Ерунда, решил маркиз, слегка передернув плечами. Чем скорее они вернутся в Шотландию, тем лучше, потому что он просто не может дождаться, когда вручит это олицетворение женственности ее братьям. После чего намерен поддерживать с Макэйлисами исключительно деловые отношения. Он насупился, вспомнив, как в разговоре с Мереуин едко заметил, что прядильни ничего не стоят. Соврал, конечно, хотя она была слишком рассержена, чтобы сообразить это. Прядильни приносили надежный и весьма неплохой доход, а в будущем можно даже расширить дело, и вероятность этого никак нельзя игнорировать.

Наивная девчонка, сердито думал Иен, поглядывая вниз на стройную спину облокотившейся на поручни Мереуин с поклонниками по бокам. Неужто она и в самом деле поверила, что он не ценит свое наследство?

Вскоре маркиза сменил у штурвала лейтенант Спенсер, и он, праздно пошатавшись по палубе, заложив руки за спину, занял недавно опустевшее место у поручней, рядом с одинокой фигуркой в красно-коричневом бархатном платье с раздувающейся на легком утреннем ветерке юбкой.

– Я смотрю, ваши придворные ретировались, мисс, или же вы гневно прогнали их за какое-нибудь невинное преступление?

Она сделала вид, что не замечает его, дерзко вздернув маленький носик.

– Какой стыд! – спокойно продолжал маркиз. – Разве вам не ясно, что они боготворят землю, на которую вы ступили?

– Если вам хочется затеять ссору, – последовало в ответ тихое предупреждение, – поищите кого-нибудь другого. Я больше не собираюсь с вами разговаривать.

– В таком случае путешествие окажется для меня чрезвычайно скучным, – усмехнулся Иен, придвигаясь поближе и наклоняя голову, чтобы заглянуть ей в глаза и увидеть в них, как он надеялся, сердитые искры.

До чего же легко ее завести, думал он про себя, как мгновенно меняется ее настроение в зависимости от слов, которые он тщательно выбирает. Да, женщина до мозга костей и все равно ребенок – не составляет труда обвести ее вокруг пальца.

– Вам, похоже, очень нравится мучить меня, – заметила девушка, бросая на него взгляд, не столько сердитый, сколько озабоченный. – Почему?

Он пожал широкими плечами:

– Наверное, больше нечем заняться. – И, предвидя готовый сорваться с ее губ резкий ответ, быстро добавил: – Позволите ли также напомнить, что между нами не улажены старые счеты? Ради вашего брата я не задал вам заслуженной трепки, но отнюдь не намерен потворствовать вам и дальше.

– Да что я такого сделала? – сердито спросила Мереуин, искренне считая стоящего рядом с ней башнеподобного мужчину самым невыносимым из всех, когда-либо ею виденных. Какая немыслимая самонадеянность!

В серых глазах блеснула ирония.

– Вы в самом деле хотите сказать, будто забыли о нашей маленькой стычке? Я привык к выпадам со стороны разгорячившихся женщин – таковы условия игры, однако вы вышли за грань допустимого, а добродушно сносить пинки не в моих правилах.

Мереуин приготовилась насмешливо ответить ему, но суровый блеск в глазах маркиза предупреждал, что он говорит серьезно. Существовал определенный предел дерзости по отношению к нему, и девушка догадалась, что нарушила этот предел, пнув маркиза в самое чувствительное место, а потом усугубила дело угрозами и проклятиями, наверняка вконец его разъярив. И она ничего не ответила, просто молча отвернулась.

– Я смотрю, вам нечего сказать. И почти готов поверить, что вы надумали стать послушной.

Мягкие губы сжались, но она опять промолчала.

– В таком случае, может быть, вы даже извинитесь передо мной за свою жестокость?

– Ну это уж слишком! – воскликнула Мереуин, понимая, что он нарочно дразнит ее, но уже не принимая этого в расчет, и окинула красивое лицо лорда Монтегю презрительным взглядом. – Трудно даже представить такую бездонную бочку тщеславия! Если бы я пнула вас в какое-нибудь другое место, вы не приняли бы это так близко к сердцу. Право, милорд, я начинаю подозревать, что вы относитесь к мужчинам, заботящимся лишь о содержимом своих панталон!

Пылая гневом, она повернулась и исчезла, оставив слегка опешившего от этого взрыва лорда Монтегю в одиночестве. Похоже, эта девушка в запале способна ляпнуть все, что угодно. Никогда в жизни он не встречал более дурно воспитанную и невоздержанную на язык особу! Вдруг полные губы маркиза дрогнули, и он, к своему удивлению, запрокинул голову и оглушительно расхохотался.

Направляясь к каюте Дэвида, Мереуин мучилась раскаянием, не в силах понять, почему насмешливые замечания маркиза вызывают в ней такую жуткую ярость. Она, разумеется, ненавидит и презирает его просто за то, что он Вильерс, но корни этой неприязни гораздо глубже. Ей казалось, она никогда в жизни не сталкивалась с такой самонадеянной и чванливой скотиной, и она жаждала получить шанс поставить его на место, уверенная, что этого никому еще не удавалось.

Мереуин тихонько толкнула дверь каюты, и ее хмурое лицо осветилось улыбкой при виде по-прежнему мирно спящего Дэвида, который дышал глубоко и мерно. На цыпочках подойдя к койке; она откинула волосы с его лба и вздрогнула, когда мальчик открыл глаза и заморгал, пытаясь разглядеть склоненное над ним лицо.

– Мереуин?

– Да, Дэвид, я здесь.

– Что со мной? Я заболел? – Голос его звучал слабо и неуверенно.

– Да, и раны у тебя были ужасные, но теперь уже лучше.

Паренек облизал пересохшие губы.

– Помню, как меня отвязывали от мачты… – Внезапно объятый ужасом, он попытался подняться. – Капитан…

Мереуин мягко уложила его:

– Лежи тихо!

Он поморщился, и сердце ее дрогнуло. Ей прекрасно известно, как больно двигаться!

– Лежи тихо, – повторила девушка, – и не поворачивайся на спину. Лежи на боку. Капитан Кинкейд арестован, Дэвид. История длинная, и я сейчас не хочу рассказывать. Сперва тебе надо набраться сил.

– Постараюсь, – тихо пообещал он и закрыл глаза.

Гигантская волна усталости накрыла Мереуин, и она опустила голову, которую вдруг стало трудно держать. Сгорбившись, она подошла к двери, осторожно прикрыла ее за собой и поплелась по коридору к своей каюте. Слишком измученная, чтобы пугаться, медленно и неохотно обернулась на неожиданно окликнувший ее сзади низкий голос маркиза:

– Вам лучше бы лечь, мисс, и как следует отдохнуть.

– Я способна самостоятельно принимать решения, милорд, – ответила она без обычного дерзкого вызова в голосе, и маркиз, приглядевшись, заметил залегшие под потемневшими от усталости глазами тени. Мереуин попробовала было посмотреть на него сердито, однако глаза ее на растерянном, измученном личике глядели совсем по-детски.

– Вы себя плохо чувствуете, – резко бросил маркиз. – Давайте я провожу вас до каюты. – Сильная рука подхватила Мереуин под локоть, но она нетерпеливо стряхнула ее.

– Я в состоянии дойти сама, благодарю вас, – заявила девушка и пошатнулась.

Он быстро шагнул вперед. Мереуин, охваченная слабостью, упала ему на грудь, прижалась на миг, уткнувшись лицом в тонкую рубашку, и его мускулистое тело ощутило ее соблазнительную мягкость. Иен обнял девушку сильными руками, случайно коснулся щекой сияющих локонов, почувствовал их сладкий аромат и поразился тому впечатлению, какое это произвело на него, и неожиданному приливу нежности к маленькому хрупкому созданию.

Мереуин, смутно сообразив, что споткнулась и налетела на ненавистного маркиза, отпрянула с пылающими от возмущения щеками и негодующим стоном, не признавшись бы ни за что на свете, до чего хорошо ей было в тот миг, когда он обнял ее, и она впервые за долгое время почувствовала себя в полной безопасности.

– Доброй вам ночи, лорд сассенах, – выпалила она и исчезла за дверью своей каюты.

Башнеподобный маркиз стоял, глядя ей вслед, с задумчиво-хмурым выражением на красивом, словно выточенном лице, едва расслышав брошенные ему оскорбительные слова.

Солнце садилось, придавая новые краски раскинувшейся вокруг панораме, гигантский кроваво-красный шар опускался в золотое море, дрожащие пенные шапки воли пылали огнем. С востока быстро надвигалась ночь, и белые паруса, алеющие в последних гаснущих лучах, четко вырисовывались на роскошном фиолетовом фоне темнеющего неба. «Горянка» прыгала по волнам, словно игривый дельфин, не замедляя скорости с наступлением сумерек.

Мереуин стояла у поручней и наслаждалась покоем тихого вечера. Прохладный бриз играл мягкими завитками золотых волос, обрамляющих тонкое личико, в золотистой глубине темно-синих глаз отражались вспышки последних солнечных лучей. Она тихонько вздыхала, застыв в восхищении перед впечатляющим зрелищем, устроенным природой, чувствуя, что с ним не сравнится даже величественный закат в горах.

До чего же это плавание отличалось от безрадостного путешествия в колонии! Получив собственную комфортабельную каюту и вдоволь еды, Мереуин обнаружила, что способна радоваться и получать необычайное удовольствие от пребывания в открытом море, проводя время за изучением всевозможных тонкостей мореплавания, излагаемых лейтенантом Спенсером и Карлом Уилсоном, которые постоянно вертелись возле нее, когда она выходила на палубу. Даже быстро поправлявшийся Дэвид в последние несколько дней присоединялся к ним, пока Мереуин, встревоженная не сходившей с его веснушчатой физиономии бледностью, не приказывала юнге спуститься вниз.

Да, думала она с легкой улыбкой на мягких губах, просто великолепное было бы путешествие, если бы только здесь не было маркиза Монтегю. При мысли о нем улыбка исчезла, сменившись озадаченной хмурой гримаской. После короткого столкновения в узеньком коридоре почти неделю назад они вообще не разговаривали. Мереуин всеми силами избегала маркиза, но частенько чувствовала на себе его задумчивый, пристальный взгляд.

Девушка не могла понять, что за волнующее, никогда прежде не испытанное чувство на мгновение охватило ее, когда она очутилась в его объятиях. И хотя Мереуин жутко разозлило это злосчастное происшествие, она не сумела бы доходчиво объяснить, почему, точно зная, что ненавидит его, пережила такое странное ощущение, прижавшись к широкой груди, увидев красивое лицо совсем близко. Она жарко вспыхивала при воспоминании о крепком, необычайно упругом теле, о мускулистых ногах, к которым прижались ее мягкие бедра, слившись так плотно, точно они были созданы друг для друга.

– Прекрасная погода.

Мереуин вздрогнула при звуке голоса Карла Уилсона и залилась краской, боясь, как бы он не прочел на ее лице, о чем она сейчас думала.

– Д-да, – пробормотала девушка.

– Я, пожалуй, и не припомню другого такого безштормового плавания, – добавил боцман, останавливаясь рядом с ней и окидывая опытным взглядом темное небо, на котором уже поблескивали первые звезды, а над горизонтом всходил месяц.

– Нам везет, – согласилась Мереуин, приходя в себя и глядя вдаль за мягко кивающий бушприт. – Когда мы вернемся, будет уже конец лета. Трудно поверить, до чего быстро летит время.

– Вас так жестоко лишили весны, – проговорил Карл хриплым от переживаний голосом. – Дорогая моя мисс Макэйлис, вспоминая о том, что заставил вас вынести этот гнусный Кинкейд и что я позволил ему высечь вас, я готов убить себя за трусость!

– Вы подчинялись приказу, – утешила его Мереуин, думая, каким далеким кажется ей теперь это событие, страшно далеким от нынешнего вечера с его приглушенными красками, хотя произошло оно на борту этого самого судна, у той самой мачты, что высится сейчас прямо перед ее глазами. «Я совершила почти полный круг, – заключила девушка, – и чувствую себя в этот вечер почти такой же счастливой, как в Кернлахе, когда ничего еще не случилось. Странно, на что способен один волшебный вечер!»

– Я не должен был допускать подобного варварства! – ворвался в ее раздумья взволнованный голос боцмана. – Сможете ли вы когда-нибудь простить меня?

Она сдержала улыбку, вызванную его страдальческим взглядом, который мимолетно напомнил ей любимого пса Рема, выпрашивающего подачку.

– Ну конечно же, мистер Уилсон. Я никогда вас и не винила.

– Все равно не могу отделаться от мысли, что команда и я сам в первую очередь должны были как-то этому помешать.

– И команда не могла ослушаться приказа капитана Кинкейда точно так же, как вы, – терпеливо напомнила Мереуин. – А матросы Берг и Барроуз оба теперь с ним, на борту «Колумбии» под арестом.

Карл Уилсон глубоко вздохнул, придвинулся ближе, и его мозолистая рука легла на поручень рядом с маленькими ручками девушки.

– Какой же я дурак, что ни в чем не подозревал Кинкейда! Прослужил ему больше семи лет, всю войну, и хотя, признаюсь, особой симпатии не испытывал, но уважал его.

– Он мастер прикидываться не таким, каков есть на самом деле, – заметила Мереуин, незаметно отодвигаясь, чтобы увеличить расстояние между ними. Она не ожидала, что боцман так осмелеет.

– Сумеете ли вы понять меня? – спросил он, стремительно схватив ее за обе руки. – Я должен был сразу сообразить, что вы не простая девушка, которая вынуждена закабалить себя ради заработка. А я подозревал, но не хотел верить. Мисс Макэйлис, – голос его дрожал от волнения, – я чувствую…

– Ну, все это не имеет значения, – поспешно перебила его Мереуин. – Пожалуйста, не терзайтесь и не считайте себя виноватым. Я просто не могу этого видеть!

Он выпустил ее руки, устыдившись своей дерзости.

– Да. Я… наверное… должен проверить, сменился ли вахтенный.

В темноте боцман не заметил облегчения на ее лице, ибо Мереуин опасалась, что он собирается сделать романтическое признание, которое она будет вынуждена отвергнуть. Ей очень нравился Карл Уилсон и не хотелось оскорблять его чувства, но она не испытывала к нему того страстного влечения, какое он, по всей видимости, испытывает к ней.

– При попутном западном ветре мы должны быстро добраться до Лондона, – добавил молодой человек, совсем смутившись от того, что потерял самообладание, которым немало гордился, и стал навязываться беспомощной молодой женщине. Разрази его Господь за подобную невоспитанность!

Мереуин охнула и схватила Уилсона за руку:

– До Лондона? Но ведь мы плывем в Глазго!

– В Глазго? – Симпатичное лицо боцмана выразило недоумение. – Вы ошибаетесь, мисс Макэйлис. Мы держим курс на Лондон. Я думал, вам это известно.

– Зачем мы туда идем? – испуганно и удивленно допытывалась она. Ей вовсе незачем останавливаться в Лондоне, она хочет домой!

– Мы должны встретиться там с «Колумбией», – объяснил боцман, ошеломленный реакцией девушки. – Нам, возможно, придется свидетельствовать против капитана Кинкейда. – Услышав тихое протестующее восклицание, Карл поспешно добавил: – Не вам. Не бойтесь, никто вас не заставит вновь все это переживать.

– Я не боюсь, – устало ответила Мереуин, – и хочу сделать все, что в моих силах, чтобы увидеть эту чертову свинью на виселице. Только я думала, разбирательство состоится в Глазго. – Она замолчала, не желая признаться, что ей необходимо ободряющее присутствие братьев, если придется предстать перед властями и поведать обо всем, что с ней стряслось.

Несколько шокированный употребленными юной леди выражениями, боцман только покачал головой, напомнив себе, что она вынесла много страданий и ему следует проявить галантность и пропустить их мимо ушей.

– Я хочу домой, – твердила Мереуин. – Лейтенант Спенсер у себя?

– Да, только он ничего не сможет сделать, – предупредил боцман, которому вовсе не хотелось, чтобы Мереуин одна отправилась в каюту к молодому офицеру.

Мягкие губы решительно сжались.

– А вдруг сможет?

Уилсон посмотрел вслед исчезающей в темноте стройной фигурке и горестно вздохнул. Нелегко быть влюбленным, когда объект твоих чувств совершенно глух к ним!

Мереуин стукнула в дверь каюты капитана Кинкейда и смело вошла, не дожидаясь приглашения, чересчур озабоченная неотложным делом, чтобы думать о внешних приличиях. Ступив за порог и увидев знакомую обстановку, ту же самую, за исключением большого сундука возле койки, она запнулась, и помрачневшее лицо отчетливо выразило охватившие ее чувства. Ей сразу вспомнился жуткий, сводящий желудок страх, когда они с Дэвидом стояли перед дьявольски ухмыляющимся капитаном, за спиной у которого похотливо блестели налитые кровью свинячьи глазки Барроуза…

– У вас такой вид, словно вы увидели привидение.

Мереуин вздрогнула, испуганно оглянулась, на какой-то безумный миг решив, что увидит сейчас чванливого коротышку-капитана. Но вместо него перед девушкой воздвиглась башнеподобная фигура маркиза Монтегю, и в синих раскосых глазах вспыхнула враждебность.

– Что вы тут делаете?

Чувственные губы скривились в усмешке.

– Это моя каюта.

– Я думала, здесь расположился лейтенант Спенсер!

Холодные серые глаза прищурились.

– Он переселился в бывшую каюту Дэвида с тех пор, как парень вернулся в кубрик. Если хотите его повидать, наведайтесь туда.

Мереуин проигнорировала явный намек, который слышался в тоне маркиза.

– Очень на вас похоже – забирать себе самое лучшее, – упрекнула она, с удовлетворением ощущая проснувшуюся в душе прежнюю неприязнь к этому типу, стоящему перед ней с широко расставленными длинными ногами и скрещенными на широченной груди сильными руками. Причиной того странного чувства, которое она испытала памятным вечером в коридоре, была просто слабость, с огромным облегчением поняла Мереуин, и никакой таинственной власти над ней у маркиза нет.

– Лейтенант Спенсер сам настаивал, чтобы я занял капитанскую каюту, – уведомил ее лорд с привычной уже насмешливой улыбкой. – С радостью предоставил бы ее вам, ваше величество, но, увы, ни одна другая койка на судне мне не годится.

– Конечно, слишком уж вы длинноногий, – ехидно заметила Мереуин, – впрочем, я не уверена, что вы чем-то пожертвовали бы для меня, даже если бы были коротышкой.

– Потому что вам от меня ничего не надо, – заключил он, напоминая о ее прежних страстных клятвах. – Вы не приняли бы каюты от презренного лорда Монтегю. Любой Вильерс вам ненавистен и заслуживает, чтобы с ним обращались, как с последним негодяем.

Мереуин промолчала, не обратив внимания на опасный блеск, появившийся в холодных серых глазах.

– Должно быть, это мое первое знакомство с клановой местью, – заметил маркиз, повернулся к девушке могучей спиной и, шагнув к шкафу, вытащил оттуда бутылку вина. – Но помнится, даже враги не отказывались отведать вместе глоток доброго виски. Виски у меня нет, однако, возможно, удастся уговорить вас выпить со мной бокал вина. Сэр Роберт подарил мне бутылку, и, должен сказать, вино превосходное.

– Спасибо, нет, – сухо отказалась Мереуин, не имея ни малейшего желания превращать эту встречу в дружеский визит. – Мне действительно надо повидать лейтенанта Спенсера.

– Я смотрю, мне нет места в вашем сердце, – нахально проговорил он, вновь сверкнув глазами. – Хотя, если честно, вынужден признать, что у молодого лейтенанта масса достоинств.

– В отличие от вас, – бросила Мереуин, не в силах удержаться, чтобы не уязвить маркиза, который стоял очень близко, все еще держа в руках бутылку.

Красивое лицо окаменело.

– Позвольте напомнить, мисс, что вы редко выходите победительницей из словесных баталий между нами. Предлагаю вам прекратить набрасываться на меня, словно разъяренная кошка. Нынче вечером я не расположен к подобной перепалке.

Маркиз наполнил прозрачным вином два бокала. Мерцающий свет горящей на столе свечи освещал его аристократический профиль, темные волосы, полные губы, кривившиеся в насмешливой улыбке, всегда появлявшейся в присутствии Мереуин. Шагнув ей навстречу, он протянул бокал, и она нерешительно приняла его, слегка вздрогнув, когда их руки соприкоснулись. Взглянув на него, девушка встретила смеющийся взгляд серых проницательных глаз и сердито прикусила нижнюю губку.

– Может быть, вы расскажете мне, – предложил маркиз, возвращаясь за стол и уютно устраиваясь в кресле, – что вам нужно от лейтенанта Спенсера?

– Почему мы идем в Лондон? – спросила она, подозрительно глядя на него. – Почему не в Глазго?

– Тут ничего не поделаешь, – коротко ответил он.

– Похоже, все это доставляет вам невероятное наслаждение.

Он улыбнулся:

– Совершенно верно. Я давно намеревался съездить в Лондон. Это сэкономит мне время.

Мереуин вдруг почувствовала непреодолимое любопытство.

– А зачем вы хотели ехать в Лондон?

Маркиз смотрел на нее, задумчиво покачивая в руке бокал с вином.

– Догадываюсь, вы начинаете приходить к выводу, что весьма мало знаете о Вильерсах. Одобряю ваше любопытство, мисс. Очень мудро. Надо узнать своих врагов, прежде чем приступать к их уничтожению.

Осушив бокал одним глотком, он потянулся к бутылке, чтобы снова наполнить его.

– Не глядите так грозно, мне прекрасно известно, что вы строите дьявольские планы моего уничтожения.

– Я не делаю из этого никакого секрета, – колко заметила Мереуин, все еще стоя перед столом с бокалом в руках и с презрительной усмешкой глядя на него сверху вниз. – Я точно знаю, что вы за тип, пусть даже, вам удалось каким-то образом одурачить моего брата, хоть его не так-то легко провести.

– Пожалуй, приму это за комплимент, – решил маркиз, все с той улыбкой, которая неизменно доводила ее до бешенства.

– Как вам будет угодно, сассенах чванливый, только помните, что великана Голиафа победил юноша Давид!

– Гнев Господень, да эта маленькая нахалка еще и угрожает мне, – в самом деле не веря своим ушам, воскликнул маркиз.

– Я вас предупреждала, что намерена сделать все, чтобы Кернлах не попал к вам в лапы, – ответила девушка со всей, храбростью, на какую была способна, хоть и отступила на шаг, когда он встал и направился к ней в обход стола, до того высоченный, что приходилось запрокидывать голову, чтобы смотреть в грозное лицо.

– Вот не знал, что имею дело со столь решительным львенком, – проговорил он со зловещей ласковостью. – Допускаю, сердечко у вас не из робких, но должен сказать вам, мисс, ради вашего же блага, что надеяться выиграть битву со мной вам не следует.

Произнося эти слова, он вдруг выбросил вперед длинные руки и обхватил ее тонкую шею, сомкнув на горле сильные пальцы.

– Помните нашу первую встречу, моя дорогая? Вы и тогда с опозданием спохватились, сообразив, что, возможно, чересчур много на себя берете.

Пальцы сжимались все крепче, хватка усиливалась, Мереуин становилось трудно дышать. Она, однако, отказывалась признать, что напугана, хоть глядевшие на него снизу вверх огромные синие глаза потемнели от страха. Она думала о любимом Кернлахе, о гордо скачущем по своей земле Александре и твердила себе, что никогда, никогда не позволит ненавистному негодяю лишить Макэйлисов всего этого, какую бы мудрую тактику он ни избрал. Она выстоит перед этим гигантом, который, похоже, вознамерился задушить ее, и будет сопротивляться, как только сможет. Она должна выстоять!

Лорд Монтегю видел ужас в раскосых глазах, но видел и упрямо стиснутые губы, чувствовал, как все ее маленькое существо отчаянно стремится к сопротивлению. Он резко отпустил девушку, неожиданно отступив на шаг, отчего та пошатнулась и чуть не упала.

– Провалитесь вы в преисподнюю, бессердечный мерзавец, – выдохнула, обретя равновесие, Мереуин.

– Кажется, я ошибался, предполагая, будто легко вас прихлопну, – заключил маркиз, пряча невольное уважение под маской недовольства. Она не боялась его, и это только разжигало гнев. Откуда у этой девчонки столько храбрости? Неужели она так глупа, что надеется выпутаться из такого безнадежного положения? Или это пример той самой кельтской тупости, о которой твердил дядя?

Эти горцы невыносимы в своей воинственной задиристости, презрительно думал про себя Иен Вильерс. Дважды они рисковали всем, чтобы вернуть на престол своего обожаемого короля Стюарта, и даже резня, которую устроил герцог Камберленд после Каллодена, и немалая цена, назначенная за голову бежавшего принца, не заставили их изменить долгу. Акт о разоружении тоже не сломил их – ходят слухи, будто шотландцы раздуваются от гордости, играя на волынках и расхаживая в юбках после запрета сих удовольствий королем Георгом.

Шотландия – дикая и суровая земля, и Иен начинал догадываться, что живущие там люди такие же, как земля, как вскормившая их каменистая почва. Да, наверное, все они столь же чертовски упрямы и бесстрашны, как стоящая перед ним юная девушка с полными презрительной ненависти синими глазами, не оставляющими сомнений, что она с готовностью воспользуется любым, самым мизерным шансом, чтобы пырнуть его ножом или дирком. Поистине неудивительно, что король из ганноверской династии и английский народ жаждут отгородиться от нежелательного северного соседа!

Иен вспомнил, что даже его слуги с вечно поджатыми губами предпочли покинуть дом ненавистного Вильерса, вместо того чтобы соблазниться предложенной им платой. Дьявол их всех побери! До чего ему надоел их слюнявый патриотизм!

Но как же отделаться от надоедливой девчонки? И хуже всего, что в тот вечер, когда к нему прижалось крепкое юное тело и он почувствовал аромат мягких волос, маркиз сделал весьма неприятное открытие. Да, она ему неприятна, но он не в состоянии подавить желание, возбуждаемое ее манящей красотой и чувственными изгибами стройной фигуры, он страстно хочет эту девушку.

Мереуин не имела понятия о причине столь продолжительного молчания, но ей не понравилось выражение, неожиданно появившееся в серых глазах.

– Вам никогда меня не «прихлопнуть», как вы выражаетесь, – яростно прошипела она задумчиво разглядывающему ее маркизу. – Я не отступлю, покуда навсегда не вычеркну вас из нашей жизни.

– А вот это, боюсь, невозможно, – беспечно ответил он, не спуская глаз с ее приоткрытых губ. – Я поселился в замке Монтегю, и никто, даже вы, моя дорогая, не сможете меня оттуда выгнать.

Маркиз отвернулся, чтобы в третий раз наполнить бокал, а она недоверчиво следила за ним неприязненным взглядом синих глаз.

– Впрочем, – добавил он, отставляя бутылку, – меня можно уговорить отказаться от управления прядильнями.

Это ошеломляющее заявление нисколько не подействовало на Мереуин.

– Я вам не верю.

Маркиз остановился перед ней, насмешливо приподняв брови:

– В вашей власти, мисс, склонить меня к этому.

– Каким образом? – осторожно поинтересовалась она.

– Путем обмена. Управление прядильнями вновь вернется к вашему брату в обмен на ночь, которую вы проведете со мной.

В каюте воцарилась мертвая тишина, не считая поскрипывания корпуса «Горянки» под изменяющим направление ветром. Мереуин сильно побледнела, хотя на нежных щеках пылали два ярких розовых пятна. Раскосые синие глаза так потемнели, что казались почти черными, и золотых искорок в них больше не было.

– Вы с ума сошли! – прошептала она, наконец прерывающимся голосом. – К-как у вас только язык повернулся!

Лорд Монтегю сохранял полнейшее спокойствие.

– Повернулся, моя дорогая. Должен сказать, предложение весьма соблазнительное, и вам следует хорошенько подумать, прежде чем отвергать его.

Он наблюдал, как румянец заливает ее лицо, как раскрываются мягкие губы, с которых вот-вот сорвутся возмущенные слова.

– Что же вы за чудовище?

Он сделал движение к ней, и Мереуин отпрянула, угрожающе взмахнув кулачками.

– Не прикасайтесь ко мне! Только дотроньтесь хоть одним пальцем, и я… я заставлю вас пожалеть о том дне, когда вы впервые увидели меня!

– Я давно уже жалею об этом, – спокойно заверил маркиз, не сделав попытки приблизиться, однако стоял так близко, что Мереуин затрясло от ужаса.

– Я скорее со с-свиньей л-лягу, а если попробуете заставить м-меня силой, раздеру в клочья! – Мереуин вытянула вперед руки с острыми ногтями, но маркиз совершенно неожиданно рассмеялся.

– Никогда не получал более замечательного предложения. – Серые глаза искрились весельем. – Кроме насилия, есть и другие способы добиться того, чего мне хочется.

– Что вы хотите сказать? – выдохнула Мереуин, сделала еще шаг назад, уперлась спиной в стену каюты и растерянно оглянулась. В тот же миг ее запястья перехватили сильные пальцы лорда Монтегю, а мощное бедро прижало стройные ножки, не позволяя брыкаться.

Он еще крепче притиснул ее к стенной панели и наклонился так близко, что она смогла заглянуть в самую глубину серых глаз. Несмотря на охвативший ее страх, девушка невольно подумала, что он удивительно красив, но мысль эта вызвала у нее глухой протестующий стон и желание вырваться, однако Мереуин с ужасом обнаружила, что вообще не способна пошевелиться. Прижатая навалившимся на нее мускулистым телом, она почти не могла дышать и судорожно, со всхлипом втягивала воздух.

Лорд Монтегю знал, что она переполнена страхом, но прильнувшее к нему мягкое тело вышибло из его головы все прочие мысли. Темно-синие, умоляюще глядевшие на него глаза широко распахнулись, ресницы – длинные, на удивление черные для блондинки – трепетали на нежной коже под тонко прочерченными дугами бровей. Он скользнул жадным взглядом, оторвавшись от бархатной глубины глаз, по тоненькому вздернутому носику к мягкому пухлому рту, полуоткрытому в затрудненном дыхании, и вдруг, наклонившись, прижался к нему губами, ощущая знакомый, но неожиданно сильный огонь в чреслах.

В мозгу Мереуин мгновенно вспыхнуло ужасное воспоминание о другом поцелуе, происшедшем почти при таких, же обстоятельствах в Глазго, когда мерзкий костлявый мужчина по имени Роулингс придавил ее к каменной стене дома и точно так же схватил за руки, чтобы она не могла сопротивляться. Но если те прикосновения были отвратительны, то эти породили в ней какое-то жгучее ощущение, которое смешивалось со страхом и непреодолимо усиливалось.

Она хотела отвернуть голову, но горячие губы маркиза, ласкавшие ее рот, не давали ей этого сделать. Он обнял ее еще крепче, тела их слились, и Мереуин почувствовала бедрами затвердевшую мужскую плоть. Тело его полыхало жаром, буквально окутывавшим ее, настойчивый язык протискивался вперед, разжимая маленькие зубки, а губы больно впивались ей в губы.

Он хочет соблазнить ее, сообразила Мереуин, поцелуем принудить к ответу, которого она дать не желала, но, понимая это, девушка не могла найти в себе силы противиться нарастающему волнению. При первом прикосновении его губ в глубине ее существа как бы само собой вспыхнуло пламя, и собственное тело стало ей вдруг чужим, живущим по каким-то своим законам, неумолимо приближаясь к неведомой тайной цели, о которой она еще даже не подозревала.

Мереуин вдруг пронзил страх совсем потерять над собой контроль, лишиться возможности управлять своими чувствами, и она сделала отчаянную попытку освободиться. Ей как-то удалось отвернуть голову, и девушка надеялась, что столь явное проявление нежелания умерит его напор, но, к своему ужасу, почувствовала, что бесстрашные губы отыскали впадинку на шее, ее кожи коснулось теплое дыхание, ласковые сильные руки легли на ее груди, туго обтянутые бархатным лифом платья. Мереуин застонала, когда его губы снова настигли ее, подавив слабую попытку сопротивления.

Иен забыл о своем намерении взять верх над упрямой девчонкой и показать, что способен добиться от нее любого ответа, какого захочет, одними лишь опытными, уверенными ласками. В тот самый миг, как он коснулся губами ее мягкого и – да! – соблазнительного рта, его оставили все мысли, кроме одной – овладеть этим восхитительным созданием, пробудить в нетронутом теле всю страсть, какую он в нем угадывал. Маркиз сгорал от желания утолить жажду, слившись с чувственной трепещущей, плотью. Огонь, вспыхнувший в его теле, когда он прижал ее к себе, в конце концов, охватил Иена целиком и полностью.

– Чумной негодяй!

Отчаянный крик сопровождался жгучей болью, Мереуин глубоко впилась острыми зубками в мускулистое плечо, и боль мигом прояснила его помутившийся рассудок.

– Пустите… меня… немедленно!

Она всхлипывала после каждого слова, лихорадочно вырываясь, изо всех сил отталкивая его.

– На сей раз пущу, – произнес ненавистный, слегка задыхающийся голос, – но, клянусь, Мереуин, ты будешь моей.

– Нет! Я лучше умру!

Она плакала, по пылающим щекам текли слезы, и их вкус смешивался со вкусом поцелуя. Девушка метнулась к двери и исчезла, дразняще сверкнув на прощание золотыми волосами.

Очутившись в безопасности в своей каюте, Мереуин бросилась на узенькую койку, зарылась лицом в мягкие простыни и лежала, вздрагивая всем телом. Откуда у этого дьявольского отродья такая притягательная сила, что лишила ее воли простым прикосновением губ? До сих пор ее целовали только один раз, и тоже насильно, но тогда она не испытывала ничего, похожего на странное, захватывающее дух пламя внутри. Господи милостивый, неужели она, в самом деле, дешевая шлюха, раз так быстро поддалась поцелую мужчины, которого к тому же ненавидит?

Нет, в отчаянии прошептала Мереуин, и слезы вновь брызнули из ее глаз. Лорд Монтегю – всего-навсего распутник, которому любопытно поглядеть, сумеет ли он подчинить себе женщину с такой же легкостью, с какой опытный кучер управляется с лошадьми одним щелчком кнута. Разумеется, он практиковался на бесчисленном количестве женщин, и от этой мысли с мягких, припухших губ Мереуин невольно слетело презрительное фырканье.

Хотя она изо всех сил пыталась бороться с неожиданно пробудившимся чувством, ей было чертовски хорошо известно, что лорд Монтегю испытывал то же самое. Со злобным, стоном она вспомнила ответный огонь, который видела в его глазах и ощущала в его крепких бедрах.

– С моей помощью он не получит прядильни! – яростно выкрикнула она, колотя по простыням стиснутыми кулачками. – Не получит! Не получит! Каким бы там искушенным любовником себя ни считал!

Но гнев ее быстро угас, сменившись серьезными опасениями. Она не могла отрицать, что маркиз затронул в ней чувствительную струнку, и боялась, как бы он не попытался обратить это против нее и навлечь на всех них беду.

Глава 5

– А я говорю, вы этого не сделаете!

– Нет, сделаю, и вы меня не остановите!

– Если понадобится, привяжу вас к кабестану!

– Вы мне не хозяин!

– Нет, слава Богу! Иначе я бы уже умер от удара!

В споре, разгоревшемся в конце дня на верхней палубе «Горянки», участвовали Карл Уилсон и преисполненная решимости Мереуин, а объектом служило непоколебимое намерение девушки из любви к приключениям взобраться на место дозорного.

– Вы упадете и расшибетесь насмерть! – кричал боцман таким громким голосом, какого она никогда в жизни не слышала, – Я видел, как это бывало с самыми опытными людьми!

– В Шотландии я еще девчонкой лазила на лиственницы, – доказывала Мереуин, – а среди них попадались деревья в три раза выше этой мачты.

Карл нервно пригладил пышные, темные волосы.

– Я не позволю, мисс Макэйлис, а не послушаетесь меня, позову лорда Монтегю, чтобы он вас остановил!

Упоминание о маркизе еще больше укрепило решимость Мереуин привести план в исполнение. Истомившись от безделья после месяца, проведенного в море, она отчаянно жаждала развлечений, и ее вдруг охватило желание поглядеть, как выглядит судно с высоты птичьего полета. Изложение сего замысла вышедшему следом за ней на палубу боцману и привело к конфликту.

– Как вы полезете в этом платье? – поинтересовался он, недоверчиво оглядывая пышные юбки. – Вам никогда не протиснуться между парусами, тут же запутаетесь в снастях!

– Ну хоть попробовать дайте, – умоляла Мереуин.

– Нет!

Девушку удивило упрямство боцмана. Она привыкла к проявлениям нежной галантности с его стороны, поскольку Уилсон всегда обращался с ней так, словно она была сделана из тончайшего фарфора. Но Мереуин ни за что не хотела отказываться от своего замысла. Все ее существо переполняла беспокойная, кипучая энергия, и она точно знала – лишь опасное приключение способно утихомирить ее.

– Вы просто не представляете себе высоты, – добавил Карл, уговаривая девушку опомниться, – Один неверный шаг, и вы рухнете на палубу. Падение с такой высоты смертельно.

– Не рухну, – упрямо твердила Мереуин, желая рискнуть. – Я достаточно насмотрелась на членов команды и изучила все меры предосторожности.

– Да вы что, серьезно? Даже в штанах это было бы трудно! – Он безнадежно оглядел стройную фигурку. – Там и держаться особенно не за что, а на руках подтягиваться у вас сил не хватит. Кроме того, если вовремя не сориентироваться, ветер может швырнуть вас прямо на реи!

– Посмотрим! – озорно крикнула Мереуин, и не успевший вмешаться боцман только бессильно смотрел, как она ухватилась за крепкие канаты и принялась ловко взбираться вверх, на мгновение продемонстрировав ему узкие щиколотки и крепкие белые икры.

– Мисс Макэйлис спуститесь немедленно!

– Все в порядке, – заверила она, переполненная волнением, глянула вниз и увидела колышущееся лазурное море.

Мереуин уверенно добралась до первой нок-реи, подтянулась, упираясь ногами в опасно раскачивающуюся поперечину веревочной лестницы, и по примеру матросов прижалась к рее, прислушиваясь к ритмичному похлопыванию тяжелых парусов. Бросив с салинга взгляд вниз, она обнаружила, что оказалась гораздо выше, чем воображала, и почти не видит отчаянных жестов боцмана и не слышит его криков. Крепко вцепившись в натянутый фал, выгнула шею, приглядываясь к месту дозорного высоко над головой, откуда высовывалась изумленная квадратная физиономия матроса Аскью. Действительно, высоковато, нерешительно подумала она, глядя вверх на непрочный насест Аскью. Ну, все равно, раз уж она тут, почему бы не полюбоваться видом?

«Горянка» шла на северо-восток, море было спокойно, солнце сияло, и Мереуин была немного разочарована, озираясь вокруг и ничего не видя, кроме уходящей далеко за горизонт синей глади вод. А что она, собственно, ожидала увидеть? Сверкающие впереди меловые утесы Дувра? Пройдет еще не одна неделя, прежде чем покажется земля, и глупо было бы надеяться на другое.

Карл Уилсон ошибся, утверждая, что это будет неимоверно трудно – залезть наверх. Малькольм начал обучать ее лазить по деревьям, едва она выросла из пеленок, и они взбирались на самые огромные лиственницы, росшие в долине Керндаха. С каждым разом она все меньше и меньше боялась высоты. Правда, на такой высоте она не оказывалась уже много лет, подумала Мереуин, но этот опыт взбодрит ее. Кроме того, испытания, выпавшие на ее долю за последние несколько месяцев, вполне оправдывают даже такой безумный поступок.

Поднявшаяся на палубе суета заставила девушку переключить внимание на Карла Уилсона, лихорадочно размахивающего руками и кричащего что-то Дэвиду, который вышел посидеть на палубе и теперь с изумленным выражением на веснушчатой физиономии смотрел вверх на нее. Неплохо живется парнишке, почти с материнской нежностью подумала Мереуин и небрежно махнула ему. Да, она очень привязалась к Давиду, и лишь одно может поставить ему в укор – стремление постоянно таскать то да се благородному лорду Монтегю, словно юнга признал маркиза своим господином.

Снова посмотрев вниз, Мереуин заметила, что Дэвид исчез, решила вдруг, что с нее хватит, и начала спускаться, сперва осторожно, нащупывая маленькими ступнями петли, потом заскользила проворно, как обезьянка. А добравшись почти до конца, внезапно услышала голос маркиза, который орал:

– Мереуин, вы рехнулись? Слезайте сейчас же!

Возмущенная приказным тоном, она замедлила спуск и оглянулась на него, стоя почти на уровне темноволосой головы.

– Если через три секунды не будете на палубе, я сам за вами полезу, – пригрозил маркиз, и она увидела, что он сердится по-настоящему, а на красивом лице написано такое негодование, что Мереуин струхнула. Но она была в безопасности, вне пределов его досягаемости, и не могла удержаться от колкости:

– Не полезете, побоитесь за свою бесценную шкуру, болван-сассенах!

От такого неожиданного выпада у Карла Уилсона отвисла челюсть, а торчавший позади маркиза Дэвид зажал рот ладонями. Хотя девушка подозревала, что он пытается скрыть скорее смешок, чем испуганное восклицание. Дэвид боготворил ужасного маркиза, вызывая тайное раздражение у Мереуин, но был не прочь повеселиться на чей-нибудь счет и частенько похохатывал над ее язвительными замечаниями в адрес, длинноногого англичанина.

Боясь повторения того, что произошло между ними в памятный вечер в каюте, Мереуин старалась, полностью игнорировать маркиза, на удивление удачно избегала его на столь маленьком, судне. И в результате видела редко. Лорд Монтегю, казалось, приготовился терпеливо сносить ее глухое молчание при каждой такой встрече, но это видимое смирение нисколько, не успокаивало Мереуин, так как она совершенно не доверяла ему и ни секунды не сомневалась, что он наверняка что-то задумал.

– Вот паршивка! – Маркиз едва сдерживался, мрачно уставившись, на нее и не обращая внимание ни на кого из собравшихся вокруг. – Думаете, я вас там не достану?

– Наверное, достанете, если как следует разозлитесь, – признала, она, устраиваясь поудобнее и; наслаждаясь всем происходящим.

– Желаете, покончить жизнь самоубийством? – поинтересовался Иен. Его, неприязненный тон заставил Мереуин подумать, что, возможно, она действительно зашла чересчур далеко и лучше слезть, пока он до нее не добрался. Но она все же медлила, смакуя победу, и радуясь, что впервые с момента их необычного знакомства получила над ним преимущество.

– Что, черт возьми, вы стараетесь доказать?

Она снова взглянула на разъяренного маркиза.

– Что вы не хуже мужчины? Начинаю думать, что вам следовало бы им родиться, поскольку манеры ваши более подходят представителям мужского пола.

Эти грубые слова задели ее, так как Александр тоже весьма часто укорял сестру за мальчишеские повадки, и веселость в раскосых глазах сменилась упрямством.

– Вы не имеете права так со мной разговаривать из-за того только, что я не веду себя по правилам, которые вам кажутся незыблемыми!

– Стоило ли ожидать, что шотландская девчонка будет вести себя, как благовоспитанная английская леди, – холодно ответил маркиз, слегка покачиваясь с носка на пятку и глядя на нее снизу вверх. – Горцев прозвали дикарями, и теперь, глядя, как вы изображаете обезьяну, я, наконец, понял почему.

Среди собравшихся вокруг него членов команды раздались смешки, им явно доставляла удовольствие перепалка между стоявшим на палубе башнеподобным маркизом и бесстрашно повисшей на снастях тоненькой девочкой. Прелестное личико Мереуин зарумянилось, она поняла, что маркиз выиграл очко, а у нее нет подходящего ответа. Она еще думала, что бы такое сказать, а он уже продолжал:

– Мереуин, я поднимаюсь и предупреждаю, что намерен стащить вас оттуда за волосы.

Она нахмурилась, задумчиво глядя на решительное лицо маркиза и гадая, действительно ли он собирается привести угрозу в исполнение, и вдруг заметила, что с юта спускается поглядеть на происходящее лейтенант Спенсер. Его глаза изумленно раскрылись, когда он увидел Мереуин в двадцати футах над своей головой.

– Мисс Макэйлис! Что вы делаете?

– Меня охватило желание испытать свои силы, – пояснила она, улыбаясь лейтенанту так мило, что Карл Уилсон поморщился.

– Прошу вас слезть, – взмолился лейтенант. – Если вы расшибетесь, это окажется на моей совести, ибо я командир корабля.

– С радостью удовлетворю столь любезную просьбу, – покорно согласилась Мереуин, метнув на лорда Монтегю ядовитый взгляд, и без особых усилий соскользнула вниз. Едва ее ноги коснулись палубы, как она была схвачена за расшитый кружевной ворот платья и оказалась перед разъяренным маркизом. Мереуин содрогнулась от вида его перекошенного злобой лица.

– Ах вы дурочка! – рявкнул он. – Маленькая идиотка! Вы что, разбиться хотели?

– Как вы смеете! Пустите меня! – выкрикнула она, пытаясь сохранить хоть каплю достоинства, что не так-то легко сделать, когда ноги беспомощно болтаются в воздухе в нескольких дюймах от палубы, а мощные руки трясут тебя без всякой жалости.

– Не пущу, – отрезал маркиз, и по спине у нее побежали мурашки. – По-моему, на сей раз, мисс, вы перешли всякие границы.

– Что вы собираетесь со мной сделать? – проговорила она невольно дрогнувшим голосом, а он поволок ее к кабестану, уселся и без всяких усилий бросил животом себе на колени. – Что… – в ярости начала было она, но тут же болезненно взвизгнула, когда тяжелая рука звучно шлепнула ее по ягодицам.

– Раз вы упорно предпочитаете вести себя, как ребенок, с вами и обращаться надо, как с ребенком, – провозгласил, он не прерывая своего, занятия, пока она в отчаянии молотила ногами воздух.

– Перестаньте! Пустите меня!

К своему ужасу Мереуин увидела, что команда придвинулась ближе, одни ухмылялись, другие открыто смеялись – даже Дэвид! Одного Карла Уилсона, кажется, оскорбляла эта неслыханная расправа, хоть он и не осмелился вмешаться, предупрежденный грозным взглядом серых глаз маркиза.

Мереуин продолжала борьбу, безуспешно пытаясь увернуться от тяжелой руки, а маркиз и не думал умерять силу ударов, и попка уже горела огнем.

– Ладно, милорд, хватит, – донесся, с мачты дрожащий от смеха голос матроса Аскью, спустившегося пониже, чтобы поглядеть на экзекуцию. Хотя он и обожал юную крошку Макэйлис, но уже давно пришел к выводу, что озорное создание нуждается в твердой дисциплине, и признал наказание вполне заслуженным. Другие благородные леди, которых Аскью встречал в прошлом, всегда были нежными, скромными и никогда не лазали по снастям, однако, заключил он, сокрушенно покачивая головой, мир вообще сильно переменился.

– Ну что, – сказал лорд Монтегю, даже не запыхавшись, – будете вы вести себя прилично? – Он поднял девушку, как пушинку, перевернул, посадил к себе на колено, и ее личико оказалось так близко, что они почти соприкасались губами.

Ответом была звонкая пощечина, которая обожгла гладкую щеку маркиза, прозвучав пистолетным выстрелом в наступившей на палубе тишине. Не проронив ни слова, девушка соскользнула с колена и вихрем умчалась прочь, а маркиз глядел ей вслед с легкой усмешкой в уголках губ.

– Ну и чумная девчонка! – невольно расхохотался Аскью.

– Только уж чересчур своевольная, – посмеиваясь добавил матрос стоявший рядом с ним.

– Поглядел бы ты, так она держалась, когда Кинкейд, привязывал ее к мачте перед поркой, – обратился Аскью к молодому матросу, взятому на судно в Бостоне взамен арестованного Барроуза. – Брыкалась, точно дикая кошка, и… – Он вдруг умолк, вспомнив, как стыдно ему было за свою трусость и как глубоко взволновало отважное сопротивление юной девушки. – Ну да все это в прошлом, – пробормотал он и быстро полез наверх, не дожидаясь реакции на свои слова.

Лорд Монтегю слышал все, что говорил Аскью, и улыбка на его лице сменилась мрачной гримасой. Он поднялся во весь свой огромный рост и с сомнением поглядел на дверь за которой только что скрылась Мереуин.

– Надеюсь, вы дали ей хороший урок, милорд, – серьезно проговорил молодой рулевой Хэммонд. – Наверху не место для женщины.

Лорд Монтегю кивнул:

– Боюсь, мисс Макэйлис не всегда понимает, что ей на пользу, а что во вред.

Мереуин с пылающим лицом металась по своей каюте, растирая саднящие ягодицы. Мерзкий, проклятый сассенах! Какое он имел право ее наказывать? Никакого! Он ей, слава Богу, не сторож, и никто, даже Александр, не подвергал ее такому унижению! Она отомстит, вот увидите!

– Дылда поганая! – выкрикнула Мереуин, хватая лежащую на столике возле койки книгу и швыряя ее на пол. За книгой быстро последовал подсвечник. – Свинья наглая.

Он и вправду, должно быть, считает себя Богом среди людей, устанавливает собственные законы, живет в свое удовольствие, распоряжается людьми по своей прихоти! А уж эта его самонадеянная уверенность, будто перед таким мужчиной не устоит ни одна женщина, достаточно только пальцем поманить.

– О-о-о! Я его ненавижу!

Время, когда можно было делать вид, что маркиза не существует, прошло! Она готова начать войну, чтобы поставить его на колени. Мереуин задумчиво похлопала по губам розовым пальчиком. Да, если б только найти подходящий способ достичь этой цели…

Отложив мщение, Мереуин поднялась на палубу поздним вечером. Из-за пережитого унижения она не желала попадаться кому-либо на глаза и осмелилась высунуть нос лишь под покровом темноты. Луна низко висела над горизонтом, бледно-желтое светило заливало черные воды серебряным светом, волны алмазно поблескивали.

Мереуин подошла к поручням и глубоко вдохнула свежий ночной воздух, ощутив ласковое прикосновение к коже легкого бриза. Как быстро забываются неприятности в такой вечер! Она полюбила все это: пропитанный солью воздух, мерное покачивание на волнах «Горянки», похлопывание высоко над головой туго натянутых парусов!

– Не принимайте это чересчур близко к сердцу, мисс. – Подошедший сзади лейтенант Спенсер услышал ее вздох и по ошибке принял его за выражение страдания. – Лорд Монтегю поступил так, как считал нужным.

– И вы так считаете? – неприязненно спросила Мереуин, оглядываясь на него. Он заколебался, и мягкие губы девушки растянулись в улыбке. – О, дьявол вас забери, сэр, вижу, что так оно и есть.

– Я бы, пожалуй, назвал его методы крайними, – поспешно проговорил лейтенант, а карие глаза радостно вспыхнули, когда он сообразил, что девушка его поддразнивает, – но, безусловно, эффективными. Вы ведь больше не будете делать подобных глупостей?

– Не буду, – подтвердила Мереуин. – Но вовсе не потому, что благородный маркиз запрещает. Это было просто мгновенное помешательство. Я соскучилась и хотела развлечься.

Лейтенант Спенсер покачал головой:

– Не могу вас понять, мисс Макэйлис. Вы совсем не похожи ни на одну известную мне женщину. И часто на вас находит такое… э-э-э… помешательство?

Чистый смех Мереуин прозвенел в тихом ночном воздухе.

– Я ужасно ребячлива, – призналась девушка. – Братья вечно корят меня за то, что я веду себя, как дитя. – Она печально вздохнула, охваченная отчаянной тоской по Алексу и Малькольму.

– Что с вами? – спросил молодой офицер, почувствовав ее печаль, хоть и не видел лица.

– Приступ тоски по дому, вот и все, – без промедления ответила она чуть дрогнувшим голосом.

Лейтенант Спенсер сопереживал всей душой. В отличие от настойчивого Карла Уилсона он давно решил похоронить свои чувства к прекрасной юной девушке, инстинктивно догадавшись, что не ему суждено пробудить в ней женщину. Он был вынужден также признать, что своенравный характер Мереуин ставит его в тупик, и сегодняшний эпизод только подтвердил это. И все же Спенсер не мог до конца справиться с сердечным трепетом, особенно когда она, удивленная его долгим молчанием, с любопытством устремила на молодого человека взгляд полных печали больших синих глаз.

Он импульсивно схватил маленькие ручки девушки, заглянул в нежное лицо и пылко заверил:

– Вы будете, дома раньше, чем думаете! Сэр Роберт еще из Бостона послал сообщение в Глазго, и всего через несколько дней ваши братья узнают, что вы живы здоровы.

– Вы так думаете? – с надеждой переспросила Мереуин, и темно-синие глаза засветились радостью.

– Безусловно.

Минуту они стояли рядом, улыбаясь друг другу. Лейтенант держал Мереуин за руки, и любому стороннему наблюдателю показалось бы, что они разговаривают о чём-то очень интимном. Именно так и подумал маркиз Монтегю, не сводящий с молодой пары прищуренных глаз, челюсти его были твердо сжаты.

К утру погода резко переменилась, задул холодный северный ветер, и вскоре после того, как Мереуин вышла на палубу, пошел дождь. Она встревожено подняла лицо и увидела серое небо, покрытое низкими свинцовыми тучами. Океанские воды вздымались пенистой массой, а воздух был плотным и тяжелым, как отсыревшее одеяло, что в Кернлахе всегда предвещало жестокую бурю.

– Мы попались, – заметил Дэвид, спускавшийся по трапу с верхней палубы с пустым кофейником в руках. – Лейтенант Спенсер считает, шторм будет бешеный.

– Надеюсь, что нет, – пробормотала Мереуин, обхватив плечи худенькими руками, чтобы прикрыться от пронизывающего ветра, раздувающего платье и растрепавшего волосы.

– Боитесь? – с ухмылкой поддел Дэвид.

Она презрительно фыркнула в ответ, вздернув изящный носик.

– Разумеется, не будет ничего похожего на тот страшный ураган, в который мы попали в южных морях возле островов Тонга в первое мое плавание, – заявил паренек. – Волны взлетали выше домов, мисс, и наше судно наверняка затонуло бы, если бы зачерпнуло чуть больше воды. Потеряли троих – смыло за борт, вот как.

Он задумчиво помолчал, принюхиваясь к ветру, словно охотничий пес.

– Юго-западный бриз и ветер с севера. Явный знак к перемене погоды.

Заслышав громкий стук, оба повернули головы и увидели матроса Аскью, который деловито задраивал иллюминаторы. Похоже, готовятся к шторму, подумала Мереуин, следя за матросами, запиравшими люки и закреплявшими все, что находилось на палубе. Даже деревянные клетки с цыплятами были надежно привязаны.

Часть матросов, перекликаясь, карабкалась наверх, чтобы закрепить паруса, другие натягивали спасательные тросы, за которые можно будет держаться, если волны станут захлестывать палубу, Мереуин видела, что все охвачены возбуждением. Матросы покрикивали друг на друга за работой, но никто, кажется, не проявлял особого беспокойства из-за надвигающегося шторма.

– Ветры столкнутся, точно взбесившиеся быки, – уведомил ее Дэвид, взглянув сперва на небо, а потом на Мереуин, надеясь обнаружить на ее лице признаки страха.

Она беспечно тряхнула головкой:

– Меня это ничуть не волнует. Мы уже попадали в шторм, помнишь? Пожалуй, закроюсь в каюте, пока ты мне не сообщишь, что можно выйти.

– И на рее плясать не будете? – с притворным удивлением полюбопытствовал Дэвид.

– Потише, – надменно велела она, – или я прикажу лейтенанту Спенсеру вздернуть тебя на этой самой рее.

– Ага, ему-то вы можете приказать, – ухмыльнулся юнга, выливая в шпигат из кофейника остатки кофе. – Не то что маркизу, правда? Этого вам не одолеть, хоть, по-моему, жутко хочется.

– Ах ты наглец маленький! – взорвалась Мереуин. – Где это ты научился так разговаривать?

– Нечего злиться, – добавил Дэвид. – Сами виноваты. Прямо из кожи лезете, чтобы свести его с ума.

– Ничего ты не понимаешь, – отрезала Мереуин, сдерживая желание отвесить мальчишке хороший подзатыльник. – Умен не по годам, как я погляжу, да только не знаешь, когда следует прикусить свой болтливый язык!

– А если бы вы вели себя так, как подобает в вашем возрасте, мисс, – парировал юнга, смягчая свои слова улыбкой, – не стали бы кипятиться из-за маркиза.

– Эх, деревенщина, – добродушно ответила девушка. – Ты что, этот грязный кофейник на камбуз тащишь? Пойду-ка с тобой, раздобуду себе чего-нибудь поесть. Если шторм затянется, нам и пообедать не удастся.

– Вы попросту не хотите признаться, что умираете с голоду, потому что вчера не выходили к столу. По-моему, чересчур застыдились после трепки, что задал вам лорд.

Мереуин расправила худенькие плечики и не удостоила даже презрительным взглядом плетущегося за ней парнишку.

– Ну и болван же ты, – заметила она в заключение, но Дэвид расслышал веселый смешок.

Фонарь в каюте, свисавший с центральной балки, зловеще раскачивался, когда туда вошла Мереуин, таща в обеих руках с десяток сухих пресных лепешек, внушительный кусок острого сыра и крепко зажав локтем почти полную бутылку вина. Свалив добычу на стол, занимавший чуть ли не половину крошечного помещения, она из предосторожности сняла фонарь и поставила рядом с провизией. Дэвид уверял, что шторм будет недолгим, но девушка не собиралась полагаться на случай и не желала голодать.

Над головой грохнул гром, по небу чиркнула молния, она вздрогнула от неожиданности и почувствовала кисловатый запах серы. По палубе громко забарабанил град, заглушая удары волн, налетающих на корпус баркентины. Дэвид не ошибся, решила Мереуин, вытаскивая из бутылки пробку и наливая вино в маленький стаканчик, – налетел сильный шквал, и на удивление быстро.

Она предпочла бы выпить лимонаду или даже воды, но ничего не нашлось, камбуз был уже крепко заперт. Бутылку вина ей удалось позаимствовать у Карла Уилисона, известного коллекционера спиртных напитков, который, провозгласив себя знатоком вин, имел в каюте собственный бар.

– Это один из лучших моих кларетов, – прокричал боцман вслед девушке, идущей по темному коридору прыгающего по волнам судна, сокрушенно вздыхая при мысли, что она может уронить и разбить бутылку, разлив по полу драгоценное содержимое.

– Не сомневаюсь, что он мне понравится, – ответила через плечо Мереуин, исчезая из виду.

– Вино в самом деле великолепное, – сказала она себе, сделав маленький глоток, и уселась на койку, вытянув перед собой стройные ножки. Сколько придется тут просидеть, гадала она, пока можно будет без опаски выйти на палубу? В конце концов, она уже проторчала в запертой каюте весь вчерашний день из-за подлого поступка лорда Монтегю и даже думать о затворничестве не желает.

Синие глаза угрожающе сощурились. Она поклялась отомстить за унижение, которому подверг ее ненавистный маркиз, и одновременно отстоять независимость Кернлаха. Интересно, испытывал ли ее брат такие же бессильные приливы гнева, имея дело с предшественником негодяя, Эдвардом? Она подозревала, что так оно и было, твердо уверенная, что Эдвард и Иен Вильерсы – оба бессердечные мерзавцы.

– Бедный Алекс, – пробормотала. Мереуин, и слова ее потонули в шуме барабанящего по стенам каюты дождя, – Я поднимаю бокал за тебя, за все годы, которые ты потратил на борьбу с гнусными Вильерсами, а нам с Малькольмом оставалось только догадываться, что тебе приходилось выносить!

Неожиданно узкая дверь каюты распахнулась, и на пороге возник башнеподобный объект ненависти Мереуин, изумленно, глядя на разложенную на столе закуску. Проницательный взгляд метнулся к койке, где восседала Мереуин с наполовину опустошенным стаканом вина в маленькой ручке, выставив из-под красно-коричневой юбки изящную щиколотку. Она вспыхнула и воззрилась на него, гневным взглядом синих глаз.

– Что вам нужно?

– Убедиться, что вы не разгуливаете по палубе в такую погоду. Я еще не забыл вчерашнее дурацкое представление.

– Это не дает вам права врываться без стука, – заметила Мереуин.

Он привалился к стене, скрестил на широкой груди руки и медленно покачал темноволосой головой:

– Я смотрю, вы неплохо устроились. – Взгляд серых глаз остановился на стакане с вином.

– Я проголодалась, – сообщила Мереуин, которая, сама не зная почему, чувствовала себя под насмешливым взглядом довольно глупо. – Если вы помните, я вчера ничего не ела.

– Не смотрите на меня с таким укором. Я нисколько не виноват, что вам было стыдно показаться за столом.

Золотая головка дерзко вскинулась.

– Мне вовсе не было стыдно. Просто я не могла бы за себя поручиться, если бы мы встретились.

Из его груди вырвался раскатистый смех.

– Наверное, я должен затрястись от страха от такой угрозы?

Хотя обычно ее язвительность раздражала маркиза, сейчас он не обратил на это внимания, не в силах оторвать взгляд от стройной фигурки и разрумянившегося от вина личика сидевшей перед ним девушки. Мерцающий свет фонаря превращал темно-синюю глубину ее глаз в чистое золото, сравнимое блеском лишь с мягким сиянием волос, собранных в пучок на затылке, оставляя открытой стройную шею. – Это не просто угроза, милорд, уверяю вас: – Мереуин поставила стакан, на стол, поднялась на ноги и встала прямо перед ним – маленькая, дрожащая от ярости. Раскосые глаза оказались на уровне раздвоенного подбородка маркиза. – Я в самом деле намерена вас одолеть!

– До чего бесстрашен этот маленький львенок, – насмешливо проговорил он.

Они впились друг в друга глазами, и в этот момент «Горянка» резко накренилась и на несколько ужасных секунд зависла над пропастью океана, а потом с громким стоном и треском выправилась. Мереуин швырнуло на широкую грудь маркиза, и ему пришлось подхватить девушку, чтобы она не упала. Он сам едва сохранил равновесие, когда судно тяжело перевалилось на другой борт.

Подняв глаза, Мереуин увидела нависшее над ней красивое чеканное лицо. Серые глаза смотрели без угрозы, в них появилось то самое выражение, которое она уже знала и которого особенно боялась. Она поспешно отвела взгляд, но в поле зрения тут же попали полные губы, невольно напомнив о таинственном чувстве, охватившем ее при их жгучем прикосновении.

Иен услышал, как часто-часто забилось ее сердечко, и подумал, что это от страха.

– У нас надежное судно, – проговорил он, решив успокоить побледневшую девушку. – Оно выдержит шторм.

– Ну и очень жаль, – неожиданно ответила Мереуин прекрасно известным ему надменным тоном и, упершись ладошками ему в грудь, попробовала оттолкнуться. – Если бы вы утонули, милорд, это решило бы все проблемы.

– Но и вы утонули бы вместе со мной, – напомнил он и удивился, когда мягкие алые губы медленно изогнулись в усмешке.

– Верно. Это справедливая плата за освобождение Кернлаха от тирании Вильерсов.

– И вы скорее умрете за Кернлах, чем примете мое предложение покончить со всеми распрями между нами? – недоверчиво спросил маркиз.

– Ваше п-предложение, – заявила Мереуин, чуть запнувшись, ибо его руки крепче сомкнулись на тонкой талии, – означает, что я должна покориться вам, а Макэйлисы не сдаются. Смерть гораздо почетнее.

– С трудом верится в вашу способность зайти так далеко, – заметил маркиз, не отводя взгляда от ее губ и еще крепче прижимая девичьи бедра к своим мускулистым ногам, чувствуя, как в нем пробуждается уже прежде испытанное желание обладать ею.

– Значит, вы меня плохо знаете, – отважно ответила она, поднимая большие глаза к его липу. Это оказалось ошибкой, так как Мереуин с легкостью прочитала в потемневшей и затуманившейся глубине его глаз страстное желание. На виске у нее нервно забилась жилка, она возобновила попытки вырваться из могучих рук, хотя с каждым рывком ее тело только сильнее прижималось к нему, и она чувствовала его напряжение, выдававшее непреодолимую силу мужской страсти.

– Пустите меня! – выдохнула Мереуин, стараясь оттолкнуть его.

Железные пальцы ухватили девушку за подбородок, повернув лицо так, чтобы он мог видеть ее глаза.

– Мереуин, ваш взор говорит мне одно, – сказал Иен, тяжело дыша, – а тело – другое. Вы хотите меня так же сильно, как я вас.

– Н-нет, – простонала она, ненавидя себя за то, что это правда, Жаркое пламя охватило ее тело, мягкая женская плоть льнула к твердой мужской, они сливались воедино так естественно, словно были созданы друг для друга.

Он накрыл ртом ее губы, дразня принуждая к ответу, и она не могла отвернуться, скованная кольцом его рук. Мереуин все еще упиралась ладошками в мускулистую грудь, слыша, как быстро колотится его сердце, и слабела: от этого гулкого звука, не в силах поверить, что он так сильно жаждет ее. Горячие губы испытывали на прочность ее упрямо стиснутый рот, и Мереуин твердо решила не дать ему раскрыться, не выдавать своего поражения, не признавать, что маркиз пробудил в ней такое же сильное и неукротимое желание, каким пылал сам.

Большие ладони скользнули по мягким округлым ягодицам, прижали ее еще ближе и чуть приподняли, чтобы ощутить все дрожащее, но на удивление податливое, соблазнительное и желанное тело, почувствовать каждый дюйм шелковистой плоти. Настойчивые губы не отрывались от ее губ, и Мереуин поняла, что не в силах больше противиться.

Иен почувствовал восторг, когда мягкие губы поддались и открылись, а руки робко скользнули ему за шею, и наконец можно было прижать ее к себе всю, воспламеняясь от прикосновения упругой груди. Он без усилий подхватил Мереуин на руки и понес к койке, все еще не отрываясь от ее рта, дерзко лаская его языком, заставляя девушку дрожать от страсти.

Маркиз опустил ее на мягкие покрывала, и Мереуин открыла глаза. На склонившемся над ней красивом лице играли тени от мерцающего фонаря, еще больше подчеркивая, чеканность черт, блеск темных кудрей, оживляя серые, переполненные чувством глаза. Он легко сдернул с нее платье и отшвырнул в сторону. Под платьем были рубашка и тонкая нижняя юбка. Они мгновенно последовали за платьем, и вот уже девушка лежит перед ним обнаженной. Тело Мереуин казалось в скудном свете идеально гладким, цвета слоновой кости, гораздо более стройным и соблазнительным, чем он воображал. Взглянувшие на него синие глаза были полны желания, и Иен, никогда не видевший в них ничего, кроме вражды, и неприязни, изумился впечатлению, какое они произвели на него.

Он со стоном прижал ее к себе, целиком накрыл собой напрягшееся тело. Мереуин ощутила его жар и крепость и до конца осознала, как сильно он ее жаждет. Ненасытный, рот, оторвавшись, от ее губ, скользнул, лаская шелковистую кожу, по нежно изогнутой шее к округлым грудям, и томительные прикосновения заставили ее застонать. Она гладила широкую спину, бугрившиеся под рубашкой мускулы, запускала пальцы в темные, кудри, пока он неутолимо наслаждался ее телом, решив исследовать каждый тайный изгиб, прежде чем удовлетворить свою страсть. Иен едва сдерживался, хоть и заставлял себя не торопиться.

Мереуин, никогда прежде не знавшая мужских объятий, каким-то странным образом понимала, что ее добровольный ответ доставляет Иену радость, и всякий раз, когда его губы, накрывали ее рот, с готовностью отвечала на поцелуй. С той первой минуты, когда она почувствовала на себе его крепкое обжигающее жаром тело, возбуждение ее росло и достигло высшей точки, когда он сорвал с себя одежду.

По его примеру, Мереуин ласково, касалась пальчиками его кожи, желая доставить Иену такое же счастье, какое он доставлял ей. Когда она прикоснулась к его восставшей плоти, Иен содрогнулся, и в огромных глазах девушки вспыхнуло удивление от сознания; легкости, с какой она может достичь этой цели.

– Мереуин, – шепнул он, и ее имя, слетев, с его губ прозвучало как ласка, – мой огонь не предназначен для мщения.

– Так вот кто я для вас, – так же тихо проговорила она, трепеща от того, что его губы мягко скользили по ее подбородку. – Враг…

– Мы слишком похожи для этого, – возразил он хриплым голосом и принялся ласкать языком ее груди, отчего соски мгновенно затвердели. – Хоть ты и светлая как день, а я темный как ночь. Ты должна мне позволить любить тебя, Мереуин. Это неизбежно. Не отрицай, что сама влюбилась в меня с первого взгляда.

Он вновь накрыл изголодавшимся ртом ее губы, так что она не смогла ответить. Но все слова начисто вылетели у нее из головы, когда она отпустила на свободу свои чувства. Мереуин льнула к нему, поцелуи его становились все крепче, он буквально вбирал ее в себя, и она почувствовала себя его частью, разделила его желание дать завершение чувствам, зародившимся при их первой жаркой стычке. Яростный гнев, который они испытывали друг к другу, превратился теперь в любовный порыв, и он оказался таким же яростным.

Почти по собственной воле Мереуин в краткий миг, когда он оторвался от нее, раздвинула ноги и застыла в ожидании с затуманившимися от желания глазами, которые никогда не казались ему столь прекрасными.

– Мереуин! – простонал Иен, и в его глазах вспыхнул победный свет.

– Мисс Макэйлис!

Резкий стук в дверь каюты испугал их обоих. Иен моментально замер, прерывисто дыша, а Мереуин подавила испуганный крик.

– Мисс Макэйлис? – повторил тот же голос уже не так уверенно.

Мереуин с трудом выбралась из-под маркиза, пригвоздившего ее к простыням.

– Да?

– Это Джон Хэммонд. Лейтенант Спенсер попросил меня сообщить вам, что уже можно выходить. Шторм пошел на убыль.

– Спасибо, – пробормотала Мереуин и облегченно вздохнула, услышав удаляющиеся по коридору шаги.

Иен рывком поднялся. Она взглянула на него и увидела угрожающий блеск, появившийся в серых глазах. Он принялся быстро одеваться.

– Лучше бы вам не заставлять лейтенанта ждать, – сказал маркиз опасно-ласковым тоном, отчего она отшатнулась к стене, прикрываясь простыней. – Вдруг он заподозрит в вашем отсутствии что-то неладное и сам спустится вниз?

Намеренно не обращая внимания на страдальческое выражение темно-синих глаз, Иен приподнял ее голову за подбородок и приблизил к ней искаженное гневом красивое лицо.

– Я не стану делить вас с болтливым морским офицером, мисс. Я намерен овладеть вами в другой раз, и вы будете принадлежать только мне.

Гнев и стыд охватили Мереуин, вступив в борьбу с неудовлетворенным желанием и неосознанной надеждой услышать в тяжелом дыхании Иена прежнюю страсть. Она проклинала себя за то, что желала его, что позволила соблазнить себя с такой легкостью, и хотела причинить ему такую же боль, какую он причинил ей.

– Вы, сэр, – холодно проговорила она, – не имеете права выбирать мне знакомых. Вы мне не хозяин.

Он мрачно ухмыльнулся:

– Трудновато поверить, учитывая, как охотно вы; пожелали мне отдаться.

– Возможно, вы правы, – призналась Мереуин, – но другой возможности убедиться, в этом у вас не будет.

Он расхохотался:

– И как вы предполагается отделаться от меня? Мы скоро прибудем в Лондон, мисс, где меня никто не сможет остановить: ни Карл Уилсон, ни ваш лихой лейтенант. – Темные глаза с пугающей откровенностью ощупывали ее полуобнаженное тело. – Я скоро заполучу вас, Мереуин, и смогу наслаждаться вами, когда пожелаю, а вы будете упрашивать меня это сделать.

– Нет, не буду! – выкрикнула она, не в силах сдержать слез боли и отчаяния.

– Нет, будете! Теперь вы моя, Мереуин, какую бы ненависть вы ко мне ни питали.

– Я проклинаю вас! – выдавила она, и Иен почувствовал угрызения совести при виде прелестного личика, на котором уже совсем не было гнева, и мягких губ, закушенных в отчаянной попытке справиться с бегущими из глаз слезами.

Маркиз оттолкнул ее так резко, что она ударилась головой о переборку. Слезы полились ещё сильнее, Мереуин отвернулась, чтобы не видеть его красивого ненавистного лица.

– Вы забываете одну вещь, дорогая, – объявил он таким тоном, что она заплакала навзрыд. – Я не джентльмен.

Дверь за ним захлопнулась, и Мереуин зажала руками рот, сдерживая рыдания. «Я пропала, – твердила себе девушка, – пропала! Почти отдавшись ему, я показала, с какой легкостью он может распоряжаться, моим телом, и управлять чувствами». Она боялась той власти которую он над ней получил, и знала, что, как бы она не сопротивлялась, ему удастся заставить ее предать Александра и Малькольма.

Лорд Монтегю слышал ее сдавленные рыдания и на мгновение, смягчился, но тут же взял себя в руки и зашагал прочь. Перед его мысленным взором вдруг ясно встала картина: красивый молодой офицер и золотоволосая девушка стоят, держась за руки, в сияющем свете луны и нежно улыбаются друг другу.

«Горянка» тихо скользила вниз по Темзе, и перед ней широкой сетью причалов, доков, пакгаузов открывался лондонский порт. Мереуин, затаив дыхание, стояла на носу и поражалась невероятной величине Лондона, по сравнению с которым Глазго казался маленьким и жалким, как небольшая деревушка. Вдоль береговой линии стояли здания из известняка и красного кирпича, улицы заполняли кареты, экипажи и множество людей. Этот город был чужим для Мереуин, привыкшей к малонаселенному Северошотландскому нагорью.

От реки исходил сильный тяжелый запах, и девушка сморщила носик, что заставило Дэвида, присоединившегося к ней у поручней, насмешливо засмеяться.

– Еще хуже будет, – пообещал он. – Обождите, пока увидите, что плавает на улицах в сточных канавах.

– Я была бы весьма благодарна, если бы ты держал подобные комментарии при себе, – надменно объявила она, но паренек только опять рассмеялся. – Ты бывал раньше в Лондоне, Дэвид?

Он передернул худенькими плечиками:

– Конечно, несколько раз. Больше того, я отсюда и отплывал на «Горянке».

– Значит, ты знаешь город?

Юнга ухмыльнулся:

– Ага, такие места, куда леди не ходят.

Мереуин безнадежно покачала головой.

– По правде сказать, Дэвид, ты, на мой взгляд, иногда больше смахиваешь на пятидесятилетнего мужчину, чем на четырнадцатилетнего мальчишку. И не смей мне рассказывать про эти места, – предупредила она, видя, что юнга раскрыл рот.

– А чего вы хотите увидеть в Лондоне? – с любопытством спросил Дэвид, рассчитывая на ее привычное чистое сердечие.

– Мне надо знать, как добраться домой, – призналась девушка, нервно оглядываясь через плечо и убеждаясь, что поблизости не обретается лорд Монтегю. Она успокоилась, приметив высокую фигуру маркиза, прохаживающегося по верхней палубе, откуда он, щурясь, разглядывал переполненные народом причалы. – У меня денег нет, и я понятия не имею, как туда попасть.

– Его светлость мне говорил, что собирается отвезти нас в Шотландию, – напомнил Дэвид, удивленный озабоченностью Мереуин.

Она заколебалась, не уверенная, правильно ли поступает, открывая ему свой замысел как можно скорее сбежать от маркиза. Зная, что мальчуган благоговеет перед надменным гигантом, Мереуин на миг усомнилась в его преданности. Хотя негодяй последнее время почти не разговаривал с ней, девушка не сомневалась в его намерении сдержать свое обещание взять ее силой и отчаянно хотела удрать, пока этого не случилось.

– Ну как, Дэвид, готов сойти на берег?

Мереуин подскочила, услышав позади низкий голос. Она не заметила, как маркиз спустился вниз и подкрался к ним. Не желая терпеть его присутствие, девушка вызывающе посмотрела в насмешливые серые глаза.

– А вы, Мереуин? Приготовились встретиться с жителями самого скверного в Европе города?

– Я приготовилась сесть в первый же дилижанс, отправляющийся на север, – уведомила она, неприязненно сверкая синими глазами.

Он закинул голову и расхохотался.

– Ваше невежество, моя дорогая, не перестает меня изумлять, – отсмеявшись, заявил маркиз, разглядывая ее с высоты своего роста. – Порой мне кажется, что здравого смысла у вас меньше, чем у младенца. Как вы собираетесь ехать без денег? У вас есть хоть какое-нибудь представление о расстоянии от Лондона до Шотландии?

– Я…

– А как насчет опасностей, подстерегающих за каждым углом? Как насчет бродяг и мошенников, готовых попользоваться путешествующей в одиночестве беспомощной юной красоткой?

– Я могу постоять за себя, черт вас возьми! – рассердилась Мереуин, понимая, что он нарочно выставляет ее полной дурой.

– Да, я видел, как вы можете за себя постоять, – цинично напомнил он, и серые глаза на миг остановились на ее полуоткрытых губах.

Мереуин злобно нахмурилась и отвернулась. Он прав, черт побери. Она вынуждена просить его о помощи, нравится ей это или нет, ибо в данный момент он единственный, кто может доставить ее домой.

– А мы скоро поедем в Шотландию? – робко встрял Дэвид, весьма, огорченный постоянными стычками между ними и тем, что маркиз каким-то непонятным для него образом причиняет, Мереуин боль.

Серые глаза ласково посмотрели на веснушчатую физиономию.

– Скоро, парень, только перед этим я должен сделать кое-какие дела.

– Какие дела? – не успокоился любопытный юнга.

– Во-первых, надо удостовериться, что проблемы, связанные с Льюисом Кинкейдом, улажены, – покорно разъяснил маркиз, не сводя глаз с окаменевшей спины Мереуин. – А потом есть еще дела личные, которым, я обязан уделить внимание. Я ведь неожиданно покинул Лондон, получив известие о несчастном случае с дядей.

Он заметил, что при этих словах узенькие плечики напряглись еще больше, и скривил губы в усмешке:

– Кроме того, я не думаю, что мисс Макэйлис следует сразу после, долгого плавания пускаться в далекое и утомительное путешествие в экипаже. На мой взгляд, она слишком слаба для этого.

Сердитое, выражение лица повернувшейся к нему Мереуин свидетельствовало об обратном. Но она не сказала ни слова, хотя синие глаза были полны укоризны, и этот взгляд не оставлял ни малейших сомнений в ее истинных чувствах к маркизу.

– Если вы извините меня, – добавил он с насмешливым поклоном в ее сторону, – я прикажу подать нам экипаж и можно будет, ехать.

– О, мисс, до чего здорово побывать в гостях, у его светлости! – взволнованно воскликнул Дэвид.

Мерёуин не хотелось омрачать его радость, но ёй казалось, что «гости» не совсем подходящее для них определение. «Пленники» – гораздо более верное слово. «Ну обождите, милорд Сатана, – кипела она, уставившись в широкую спину маркиза, – дайте только добраться до дома, я заставлю вас расплатиться за все!»

К ее удивлению, на причале их встретил не простой экипаж, а прекрасная, запряженная шестеркой карета с кучером в ливрее на высоком сиденье и форейтором, тоже в ливрее, который удерживал высоко вскинутую голову коренного. Элегантную черную с золотом карету украшал фамильный герб, и лорд Монтегю, заметив любопытство в глазах Мереуин, небрежно сообщил:

– Это герб Вильерсов, мисс.

– Неужели? – Она взглянула на него широко открытыми невинными глазами. – Я и не знала, что ваше семейство такое древнее, что имеет герб. Ходили слухи, будто Эдвард незаконнорожденный.

Он сжал губы, и девушка почувствовала, как сердце ее екнуло от страха, однако была уверена, что маркиз не решится ударить ее при таком скоплении народа. Выплескивая свей гнев, он резко оттолкнул протянутую ей руку кучера и грубо запихнул Мереуин в карету.

Не обращая внимания на их стычку, Дэвид с сияющими восторгом глазами забрался наверх и уселся рядом с кучером.

Иен подал знак, и карета нырнула в узкую улочку, держа путь в город.

Мереуин уткнулась носом в окошко, забыв о маркизе, сидевшем с мрачным выражением лица. Что за великолепный город, взволнованно думала она, не в силах наглядеться на прекрасно одетых джентльменов в камзолах и сверкающих башмаках, на элегантных дам в разноцветных нарядах, вызывающих у нее зависть, ибо она уже несколько месяцев ходила в одном и том же красно-коричневом бархатном платье. Вокруг их кареты, медленно продвигавшейся по запруженным экипажами улицам, крутились нищие, умоляюще протягивая грязные руки, и Мереуин вопросительно посмотрела на маркиза большими полными жалости глазами.

– Нельзя ли как-нибудь им помочь?

– Можно бросить пару монет, – холодно отвечал он, – но это им не поможет. Все потратят на эль, напьются и примутся колотить жен и детей.

– О, как вы можете быть таким бессердечным? – воскликнула Мереуин.

Иен пожал широкими плечами:

– Мне очень жаль, но это правда.

Она отвернулась от окна, потеряв интерес к окружающему, сердечко ее ныло при виде исхудавших лиц и безнадежных взглядов, устремленных им вслед. Лондон одновременно щедр и жесток, богат и нищ, говорил ей Александр, описывая свое первое посещение города. Да, он был прав, думала Мереуин, и даже красота Мейфэра[18] и роскошных домов, выходящих фасадами на Гайд-парк, не отвлекала ее от печальных дум.

Вскоре карета резко свернула вправо, на извилистую подъездную аллею, ведущую к большому особняку из розового камня с широким пролетом мраморной лестницы перед резными деревянными дверями, у которых и остановилась. Птицы пели в развесистых кронах высоких деревьев вдоль аккуратных дорожек, убегающих в сад, благоухающий цветами, и Мереуин недоверчиво покачала головой, принимая протянутую руку маркиза и ступая на землю.

– На реке было тепло, – пробормотала она, с любопытством озираясь вокруг, – но я только сейчас согрелась по-настоящему. Я оставила Кернлах на исходе зимы и вернулась в Англию в разгар лета!

Маркиз невольно рассмеялся, опустив взгляд на ее потрясенное личико.

– В самом деле, к таким переменам трудно привыкнуть. Завтра вы будете чувствовать себя прекрасно.

– Где мы? – подозрительно спросила Мереуин, когда он повел ее вверх по лестнице к дверям, где их ждал согнувшийся в поклоне мажордом. – Чей это дом?

Иен скривил губы:

– Мой.

Она отпрянула, удивленно посмотрела на него и охнула:

– Ваш? Только не говорите мне, что я должна остаться здесь с вами!

Он не ответил. Сильная рука держала ее под локоть, увлекая вперед. Мереуин поняла, что без скандала ей не вырваться.

– Добро пожаловать домой, милорд, – провозгласил мажордом. Его длинная физиономия не выражала ничего, кроме спокойного безразличия, а внимание было целиком сосредоточено на башнеподобном мужчине, полностью игнорируя притулившуюся рядом девушку. – Я ожидал вас раньше, милорд. Мы беспокоились, не случилось ли с вами чего-нибудь. – Безупречное произношение выдавало в нем джентльмена из джентльменов.

– Неожиданно пришлось задержаться, – ответил лорд Монтегю, с симпатией глядя на верного слугу. – Я был вынужден совершить путешествие в Бостон.

Глаза мажордома округлились.

– В Бостон, милорд? – Спохватившись, что проявляет излишнее любопытство, он вновь придал своему лицу прежнее бесстрастное выражение и широко распахнул перёд ними дверь.

Когда Иен втолкнул упирающуюся Мереуин в роскошный вестибюль, она застыла от восторга, вперив взор в чудесный, выложенный плиткой пол.

– Я говорю о том Бостоне, что в колониях, – с улыбкой пояснил маркиз мажордому, отлично зная, что Фрэнсис, допустив промах, больше не выкажет к этой теме ни малейшего интереса.

В отличие от камердинера Дэвиса, который на протяжении многих лет пытался оказывать влияние на неуправляемого хозяина, Фрэнсис весьма редко реагировал на многочисленные сюрпризы маркиза, от которых и свихнуться было недолго. Поэтому он и глазом не моргнул при виде стоящего рядом с ним восхитительного создания. Хотя мажордом привык натыкаться, в особняке на подобные создания, ему пришлось признать, что эта девушка, несмотря на выцветшее и измятое платье, намного превосходит всех прежних красоток маркиза.

– Я присмотрю, за вещами, милорд, – начал было Фрэнсис, но Иен нетерпеливо прервал его.

– Я почти ничего не привез, а у юной леди вообще нет вещей.

Непроницаемое лицо Фрэнсиса выразило крайнее изумление, когда Мереуин заявила:

– Это совершенно не важно. Я не намерена здесь оставаться.

«Нет, – подумал мажордом, – это уж слишком. Эта леди – шотландка, ошибки быть не может, достаточно слышать мягкую картавость ее произношения! Помилуй Бог, до чего же мне не нравится упрямый блеск в раскосых синих глазах, да, видно, и его светлости тоже – больно уж свирепо он на нее смотрит. Их взгляды скрещиваются; как шпаги, и у этой вражды, похоже, глубокие корни».

– Куда предполагаете отправиться? – любезно осведомился Иен, но небрежный тон не мог обмануть Фрэнсиса, хорошо знавшего своего хозяина. Такой тон, как правило, не предвещал ничего хорошего, и мажордому была неприятна мысль, что лорд Монтегю может обидеть эту гордо стоящую перед ним золотоволосую красавицу.

– Не знаю, – отрезала та тоном, который оказался ничуть не теплее, чем у маркиза, – но здесь не останусь!

– С каких это пор вас так заботят приличия? – поинтересовался маркиз, и Фрэнсис по смятению на личике молодой леди понял, что тот задел какую-то чувствительную струну. Сердце мажордома пронзила жалость при взгляде на это маленькое, растерянное личико, и Фрэнсис шагнул вперед, становясь между своим башнеподобным хозяином и девушкой.

– Мне кажется, вы проголодались, – обратился он к ней, тактично загородив грозную фигуру маркиза и явив вместо этого свою приветливую физиономию. – Чашка крепкого чаю и вишневый торт пойдут вам на пользу, миледи.

Старик заторопился уйти, и Мереуин, не успев ему заметить, что ее не следует именовать «миледи», вновь устремила на красавца маркиза такой яростный взгляд, что любой мужчина на его месте смутился бы.

– Я здесь не останусь, – твердо повторила она, – и вы меня не заставите.

– Я и не собираюсь, – ответил он с насмешливой улыбкой. – Вы вольны отправляться куда угодно. Я вас не задерживаю.

– Почему вы со мной так обращаетесь? – спросила она, опустив худенькие плечики, понимая, что у нее больше нет сил с ним бороться. Она устала без конца защищаться, без конца вести словесные баталии, она хочет домой.

Лорд Монтегю никак не показал, что тронут ее жалобным видом.

– Я определенно не обязан вам это объяснять, – холодно заявил он, смерив ее равнодушным взглядом. – Я стерпел от вас больше, чем от любого другого из широкого круга моих знакомых, среди которых, добавлю, попадались более чем неприятные. Мне нелегко было простить вам тот меткий пинок при нашей первой встрече, но я решил оставить его без внимания, учитывая остроту момента. Однако с тех пор вы постоянно оскорбляли меня, выводили из себя, назвали ублюдком и публично ударили по лицу.

Она задрожала, предчувствуя беду.

– Мне понятно, что вас не накажешь ни простым выговором, ни умеренной трепкой, но я заставлю вас заплатить, моя дорогая, не беспокойтесь.

– Не можете же вы быть таким бессердечным! – воскликнула Мереуин, и по дрожи в ее голосе он понял, что на самом деле она уверена в прямо противоположном. – Алекс не станет…

– Александр в Шотландии, – отрывисто напомнил он, – а вы здесь, со мной, Мереуин. У вас нет денег, и вы не сумеете попасть домой, пока я не сочту нужным вас отвезти.

– Я убегу!

Он пожал плечами.

– Бегите. Только подумайте, вдруг на сей раз вам не повезет и королевский морской флот не подоспеет на помощь. Кто знает, где вы окажетесь.

Она вспомнила о сырой тюремной камере, в которой провела столько ужасных часов, и содрогнулась, на глаза навернулись слезы. Она очутилась в ловушке, и оба они это знают. Черт бы побрал этого маркиза с его проклятой гордыней!

В вестибюле незаметно возник Фрэнсис, деликатно кашлянул, извещая о своем присутствии, и нерешительно бросил взгляд на лорда Монтегю, которого никогда еще не видел таким мрачным. Мрачность эта сулила несчастье, что весьма не понравилось мажордому.

– Чай подан, милорд, – объявил он официальным тоном, в котором не было никаких признаков переживаемых стариком сомнений.

– Мисс Макэйлис выпьет чаю, – коротко бросил ему маркиз. – Проследите, чтобы ее удобно устроили в южных покоях, Фрэнсис, и накормите паренька, которого мы привезли с собой.

– Будьте добры пройти сюда, мисс, – пригласил Фрэнсис, когда лорд Монтегю вышел. – Я накрыл чай в гостиной.

Мереуин молча кивнула и последовала за ним с затравленным выражением в темно-синих раскосых глазах.

В то время, когда Мереуин пила чай в особняке маркиза Монтегю, перед небольшим каменным домом на Мариле-бон-роуд остановился наемный экипаж, единственным пассажиром которого был усталый джентльмен в измятой от долгого путешествия дорогой и модной одежде. Выйдя, он внимательно проследил за равнодушным слугой, выгружавшим его чемоданы и сундуки, потом сунул монету в ладонь кучеру и поднялся по ступенькам к входной двери дома.

– Не желаете ли перекусить сэр? – спросила встретившая его круглолицая хозяйка.

– Нет. Я пойду к себе в комнату и не хочу, чтобы меня беспокоили.

Проигнорировав ее удивленный взгляд, он прошелся по дому, заглядывая во все комнаты, и выбрал себе самую большую и элегантную. Тяжелые шторы на окнах были опущены, и помещение было погружено в полумрак, но приезжий не стал их поднимать, вошел и плотно прикрыл за собой дверь. Швырнул шляпу и перчатки на стоявшую в углу, большую кровать, вытащил из кармана камзола сигару, раскурил и принялся беспокойно ходить по комнате, раздумывая о чем-то.

Все, тело его болело после долгих часов, проведенных в экипаже. В течение двух последних дней, они останавливались, только для того, чтобы поесть, и он спал на подушках сиденья, пока кучер гнал усталых лошадей по ухабистой и грязной почтовой дороге, на юг. Слава Богу, все это уже позади!

Подойдя к окну, он чуть раздвинул шторы, выглянул на лежащую внизу улицу и увидел, что наемный экипаж исчез, но мимо проезжает, другой, гораздо более роскошный, запряженный парой великолепно подобранных гнедых, бегущих резвым галопом, постукивая подковами по, каменной мостовой. На противоположной стороне улицы стояли женщина средних лет в шелковом платье цвета слоновой кости и мальчик в атласных панталонах. Дождавшись, пока элегантный экипаж проедет, они перешли улицу и скрылись в воротах соседнего дома.

На карнизе над окном ворковали голуби, и эти звуки напомнили ему другую комнату, гораздо более убогую, где под окном тоже ворковали голуби. С улицы сквозь рваные занавески просачивался свет, освещая узкую кровать с грязными измятыми простынями и умывальник в углу с остывшей несвежей водой.

Женщина и мужчина оказались вдвоем в этой комнате вполне естественно и явно по взаимному согласию. Девушка была довольно красива, хотя, он знал, пройдет ещё несколько лет, и от ее красоты ничего не останется. Но пока она была молода, с упругой высокой грудью, прозрачными зелеными глазами, рыжими волосами, блестящими в мерцающем свете чадящей свечи в подсвечнике на столе. Они встретились на ступеньках пивной – он чуть пошатывался и глядел мутными глазами на вынырнувшую из темноты женщину, наверняка терпеливо поджидающую клиента вроде него.

Они вошли в душную комнату, он пинком закрыл дверь и сразу бросился на нее, схватив за шею и тиская груди, а она, взвизгивая, вырывалась, разжигая в нем страсть притворной стыдливостью. Он погнался за ней, схватил, впился мокрым ртом в губы. На сей раз она не убегала, прижалась теснее, он почувствовал крепкую грудь, нетерпеливо полез в вырез платья, пощипал соски, пока они не напряглись под его пальцами, потом поволок ее в постель, подмял под себя, неловко пытаясь сорвать платье.

– Стой, обожди, – запротестовала она и попыталась отшвырнуть его руки, услышав треск рвущейся ткани. – Это мое лучшее платье, дорогуша.

Он нетерпеливо смотрел, как она раздевается, встряхивая длинными волосами. Когда она снова откинулась на сбившийся комками матрас, он впился губами в ее грудь, целуя взасос, она рассмеялась и оттолкнула его:

– Ты меня исцарапаешь своим красивым нарядом, дорогуша. Стой, давай я.

Она проворно раздевала его, игриво покачивая грудями, думая про себя, что платье и правда красивое и надо пошарить в карманах, покуда он будет спать.

– Ох, а я думала, ты слишком пьян, чтобы любить свою Нелли, – заметила девушка, стащив с него одежду и обнажив возбужденную плоть.

– Никогда не бываю настолько пьян, – грубо отрезал он и крепко поцеловал девушку, оставив у той во рту острый привкус эля. Взгромоздился на нее, прижался всем телом, но она отвернула голову и сказала:

– Постой, дорогуша, тебе сперва надо бы помыться.

Он сделал вид, что не слышал, стараясь раздвинуть ей ноги, отчаянно желая женщину. Одной рукой мял и тискал груди, другую просовывал между ног, но Нелли была непреклонна.

– Тебе надо помыться, – твердо повторила она. – Таковы правила!

Он не обращал внимания, ища ртом ее губы, протискивая между зубами язык. Нелли начинала сердиться. Господи, до чего трудно урезонивать этих пьяниц! Приходится обращаться, точно с ребенком, в самом деле! Но действовать надо решительно, подумала она, пробуя шлепнуть настырную руку. А он вдруг ухватил пальцами кожу на внутренней стороне ляжки, больно щипнул, чтобы силой раздвинуть ей ноги, она страдальчески вскрикнула, и крик еще больше разжег его.

– Пусти! – рассерженно взвизгнула Нелли.

Он опять ущипнул, наслаждаясь визгами, вонзил зубы в пышную грудь. Нелли испуганно охнула и принялась выворачиваться из-под потного тела.

– Ну ладно, красотка, – выдохнул он, – я не хотел сделать тебе больно.

Нелли частенько сталкивалась с такими типами, знала, что он отступится, как только она сама причинит ему боль, и, высвободив руку, впилась ногтями в щеку. Ярость ослепила его. Да, он хорошо помнит, как стискивал тонкую шею сильнее и сильнее, пока жилки бешено не затрепетали под пальцами и биение это стало отдаваться в руках, в мозгу, голова закружилась, и он уже ничего не видел, кроме красной пелены перед закрытыми глазами.

Он не помнил, боролась она или нет, потому что прошло несколько минут, прежде чем он опомнился. Лицо у нее было белое, словно мел, глаза закрыты, горло покрыто красными пятнами, и ему даже не требовалось наклонять голову и прижимать ухо к сердцу, чтобы понять, что она мертва. Но он лишь смутно сознавал, что задушил ее сам.

Он еще минуту лежал на ней, недоумевая, что это на него нашло, а потом ледяной страх начал рассеивать алкогольный угар. Вдруг кто-нибудь войдет в дверь и увидит, как он лежит в постели с обнаженным трупом? Не кричала ли она? Он не помнил. Быстро оделся, плеснул в лицо водой, чтобы окончательно прийти в себя. Он уже не был пьян, все инстинкты обострились из-за необходимости срочно что-то предпринять. Кровь пульсировала в венах, создавая впечатление невероятного прилива сил.

Надо избавиться от трупа, решил он, задумчиво глядя на кровать. Наклонился, пытаясь натянуть на обмякшее тело сильно декольтированное платье, на лбу выступила испарина, дыхание со свистом вырывалось сквозь стиснутые зубы. Он поднял ее на руки, тихо вышел в коридор, крадучись спустился по скрипучей лестнице. Из другой комнаты доносились приглушенные голоса и тихий смех, но никто не видел, как он уходил с переброшенным через плечо безжизненным телом Нелли.

Улица была темна и пустынна, булыжная мостовая поблескивала в лунном свете. Кошка, подвернувшаяся под ноги на ступеньках, метнулась прочь, а он направился к реке, напряженно ожидая возможной опасности. Но никто ему не встретился: большинство жителей города уже попрятались до утра за окнами, плотно закрытыми ставнями, и дверями, крепко запертыми на засовы.

Он постоял на мостках, глядя на крутящуюся внизу воду, швырнул свою ношу и быстро шагнул назад, чтобы не забрызгаться. Тяжелое платье на удивление быстро увлекло ее ко дну, и перед ним лишь на краткий миг в последний раз мелькнули рыжие волосы, неестественно белая рука, и все исчезло. Он выждал еще минуту, чтобы удостовериться, что она не всплывет. Удостоверившись, отвернулся с глубоким облегченным вздохом и вытащил из кармана платок, чтобы вытереть взмокший лоб.

Оглядев улицу, он почувствовал себя значительно лучше. Разумеется, тело всплывет через день-другой, но если и так, что с того? Дешевая шлюха без родных и друзей, найденная в Клайде, не повод поднимать шум, и власти скорее всего не потратят особенно много времени на расследование причин ее смерти. Впрочем, все равно, решил он, следует на время убраться, просто из осторожности, и лучше уехать в Лондон, город, где никто никого не знает. Он так велик, что послужит ему превосходным убежищем.

Сосредоточенно попыхивая сигарой, он отошел от окна, вернувшись мыслями к настоящему. Теперь, раз уж он здесь, надо воспользоваться случаем и, может быть, даже подыскать себе подходящую жену, должным образом, укрепив свое общественное положение. Он, в конце концов, человек богатый, весьма любимый друзьями и уважаемый знакомыми. Теперь он понимает, что давно следовало приехать в Лондон, так как именно тут он наверняка добьется успеха в свете, которого почему-то никак не мог добиться дома. Удовлетворенная улыбка скривила тонкие губы, светлые глаза сверкнули. Может, бедняжка Нелли в конечном счете сослужит ему хорошую службу.

Глава 6

Мереуин вздрогнула, услышав, как стукнула дверь гостиной, и поспешно выскочила из спальни, где расхаживала взад-вперед по роскошному ковру. Сердце ее екнуло при виде огромной фигуры маркиза, шагнувшего в комнату с завязанным джутовым мешком в руках. Он сменил свой простой костюм, который носил в течение почти всего плавания на «Горянке», на модные панталоны до колен, чулки, батистовую рубашку и богато расшитый камзол из коричневого бархата. Темные кудри были тщательно заплетены в косу, перехваченную черной лентой. Мереуин замерла на месте от изумления, не в силах поверить в подобное преображение.

Понимающая улыбка тронула полные губы маркиза.

– Вы, похоже, поражены моим обличьем истинного денди, – небрежно изрек он. – Несомненно, скоро поймете, что я везде чувствую себя как дома.

– Да, как мерзавец, пират и искатель приключений, – угрюмо подтвердила она, ненавидя его за то, что он сказал сущую правду, – но не как джентльмен.

Серые глаза сверкнули.

– Как я погляжу, вы цепляетесь за любую возможность оскорбить меня. С этим скоро будет покончено, моя дорогая.

– Что вы хотите этим сказать? – храбро спросила Мереуин, несмотря на дрожащий подбородок. Девушка вдруг осознала, что целиком и полностью зависит от его милости, ибо здесь, в Лондоне, нет ни Александра, ни даже Карла Уилсона, чтобы защитить ее.

Он встал, сцепил руки за широкой спиной и глянул на нее сверху вниз.

– Я вовсе не собираюсь так быстро избавлять вас от мучительных догадок, рассказав, что задумал, – насмешливо сообщил Иен и протянул мешок. – Это вам.

– Что это? – подозрительно спросила Мереуин, не сводя укоризненного взгляда с его красивого лица.

– Развяжите.

Она нерешительно взяла мешок, развязала шнурок чуть подрагивающими пальцами, нервничая от того, что он смотрит на ее склоненную голову. Мешок упал, явив на свет платье из темно-зеленого бархата с рукавами и юбкой, отделанными кантом цвета слоновой кости, и низким декольте, украшенным тончайшим бордоским кружевом.

– Довольно простенькое, – прокомментировал маркиз, наблюдая, как она восхищенно разглядывает платье, – и, по-моему, цвет не совсем ваш, но это все, что я смог раздобыть за столь короткое время.

– Как можно было успеть сшить его для меня! – растерянно проговорила Мереуин. – Мы ведь всего несколько часов в Лондоне!

– Да, вы правы, мисс. Платья, которые я для вас заказал, будут готовы через несколько дней. Мне пришлось заплатить вдвое, чтобы получить их так быстро и без предварительной примерки, но это было приготовлено для вас раньше.

– Где же вы его раздобыли? – допрашивала Мереуин, пропустив, мимо ушей его последние слова.

– Предположим, одна моя подруга оказалась настолько любезной, что нашла его в своем собственном гардеробе.

Щеки Мереуин вспыхнули, а раскосые глаза широко раскрылись.

– Вы хотите сказать, что оно… оно принадлежит вашей любовнице?

– Да. Или, точнее, сказать, некогда принадлежало той, что некогда была моей любовницей.

Мереуин издала сдавленное восклицание, и изо всех сил швырнула зеленое бархатное платье на пол.

– Вы что, в самом деле думали, будто я соглашусь надеть это жалкое подаяние?

Иен подхватил платье, комком упавшее к его ногам и встряхнул его с показной беззаботностью.

– Не понимаю, почему бы и нет. Вполне годится, хоть и вышло из моды. Кроме того, – добавил он, шагнув к Мереуин так стремительно, что она не успела отпрянуть, – вам придется признать, что носить ваше уже невозможно.

Он протянул руку, ухватил, ворот поношенного красно-коричневого платья и рванул, разорвав лиф почти до пояса, отчего обнажились ее гладкие белые плечи.

Мереуин вскрикнула. Устремленные на него глаза потемнели, взгляд, наполнился страданием.

– Можете не соглашаться со мной, мисс, – хрипло сказал, маркиз, – но ваше платье давно утратило, былую свежесть. Простите за резкость, однако, другого способа убедить вас признать это не существует. Ну, собираетесь вы переодеваться или мне придется помочь вам?

Больше всего Мереуин была ненавистна мысль, что он может прикоснуться к ней, и она, не обращая внимания на его присутствие, быстро сбросила с себя разодранный красно-коричневый бархат, хотя по щекам ее текли слезы унижения. Маркиз лишь на краткий миг увидел стройные икры и тонкие щиколотки, прежде чем ее окутал сияющий зеленый бархат.

– Прекрасно сидит, – заметил он, внимательно разглядывая стоящую перед ним девушку с покорно склоненной золотой головкой. – Элизабет здорово растолстела за последние несколько лет, но была точно такая, как вы, когда шили это платье. Немножечко длинновато, да ничего, придет миссис Ладли и подгонит как следует.

– Я бы лучше сожгла его, чем надела, – объявила Мереуин, подняв голову и метнув на него недобрый взгляд, – но вы не оставили мне выбора.

Иен поразился, как идет ей этот цвет. Сверкающие синие глаза превратились в изумруды, золотые волосы обрели теплый медовый оттенок, кожа казалась еще белее. Мягкий бархат прильнул к гибкому стану, подчеркивая тонкую талию и округлые бедра, упругая грудь отчетливо вырисовывалась под кружевами лифа.

– Требуются еще нижние юбки, – безмятежно продолжал Иен. – Я не желаю, чтобы вы разгуливали по городу в таком соблазнительном виде.

– Я не буду нигде разгуливать! – Широко распахнутые глаза были такими прозрачными, что ему на мгновение показалось, будто он видит сквозь них ее душу. – Я отказываюсь выходить отсюда, пика вы не отправите меня домой.

Насмешливая улыбка маркиза взбесила Мереуин еще больше, лишний раз давая понять, что она в полной его власти.

– Вам действительно не приходится выбирать, моя дорогая. Элизабет, безусловно, сгорает от любопытства и жаждет узнать, для кого предназначалось это платье. Я предпочел ее не просвещать, но должен заметить, что она и без того скоро получит необходимые сведения. Миссис Ладли, которая шьет вам платья, наверняка уже доложила, что я заказал полный женский гардероб. – Он покачал головой. – Итак, у вас нет выбора, мисс, поскольку я не могу допустить, чтобы лондонские модницы обезумели от любопытства.

– Я отказываюсь принимать от вас что-либо, тем более гардероб! – решительно заявила Мереуин, топая маленькой ножкой. Не в силах смотреть на него, она бросилась к окну и встала, прижавшись лбом к холодному стеклу.

Внизу остановилась элегантная карета, но Мереуин даже не посмотрела на нее погруженная в свои горькие мысли.

– Я не позволю вам появляться в обществе в одном и том же платье, Мереуин, – холодно проговорил маркиз, обращаясь к окаменевшей спине. – Что скажут люди, если моя спутница не будет одета по самой последней моде?

– Надеетесь, что я стану сопровождать вас на светские приемы? – почти закричала она, круто поворачиваясь к нему.

– Разумеется.

– Нет! Я отказываюсь!

– Тогда весь Лондон станет свидетелем наших кулачных боев, – возразил Иен, – потому что я поволоку вас, куда пожелаю, как бы вы ни сопротивлялись.

– Так вот что вы задумали? – прошипела Мереуин, прямо глядя ему в глаза. – Публично унизить меня? Опорочить мое доброе имя?

– По-моему, вы должны получить урок унижения, – подтвердил Иен. – Или даже несколько.

– А как насчет партнерства с моим братом, которого вы, по вашим словам, уважаете? – перешла в наступление Мереуин, изо всех сил стараясь сдержать слезы. – Ведь дело для вас немало значит, иначе вы никогда не оставили бы Лондон. Разве не ясно, что с Кернлахом у вас все будет кончено, когда Алекс узнает, как вы со мной обошлись?

– Ах, с какой быстротой вы меняете тактику, – насмешливо произнес Иен, глядя на нее сверху вниз.

Они стояли так близко друг к другу, что он мог видеть бешено бьющуюся на ее шее жилку и неожиданно вспомнил, как лежал на ней и все тело его пылало. Он тогда чуть с ума не сошел от желания и стоял на пороге победы, но был жестоко обманут в тот самый момент, когда почти уже овладел ею. Он хорошо знал, какое волнение охватит ее, стоит ему только обнять тонкую талию, теплую и податливую под гладким бархатом, но сделал над собой усилие и продолжал внезапно охрипшим голосом:

– Помнится, вы поклялись уничтожить меня и разрушить это партнерство любой ценой. А теперь умоляете об обратном, и все ради вашего собственного благополучия?

– Я все так же мечтаю посчитаться с вами, – поспешно сказала Мереуин, заметив в его глазах проблеск страсти. Именно этого она больше всего и боялась. – Алекс разорвет партнерство, когда я расскажу ему, как жестоко вы обращались со мной. Пусть здесь, в Лондоне, вы воображаете себя богом, для Макэйлисов вы всего-навсего обыкновенный хам! – Голос ее дрожал от волнения и ненависти. Иен снова подумал, что она похожа на безобидного, но отважно скалящегося львенка, и невозмутимо пожал плечами:

– Посмотрим, Александру покуда еще, не известно ваше местонахождение, – а я только начинаю разбираться с вами, моя дорогая. Позвольте заверить, что очень, скоро вы запоете совсем по-другому.

– Я не верю вам! – упиралась Мереуин, но ее словам не хватало убедительности, и победная улыбка маркиза сказала ей, что он это почувствовал.

– В таком случае, боюсь, вы меня плохо знаете. – Иен направился к выходу, но у самой двери остановился и бросил через плечо – Фрэнсис позаботится о вас нынче вечером, и я недвусмысленно дал понять прочим слугам, что к вам следует относиться с исключительным вниманием и заботой. Надеюсь, у вас будет все, что вы пожелаете.

– А вы куда идете? – немедленно спросила Мереуин, поскольку слова его прозвучали как прощание.

Его красивое лицо было совершенно серьезно.

– Дорогая моя Мереуин, неужели вы думаете, будто я способен погубить вашу репутацию, оставшись в одном доме с вами?

Она не ответила, но явно смутилась, и Иен счел возможным объяснить:

– Я буду жить на другом конце города, в доме, который считается официальной резиденцией лорда Монтегю.

В раскосых глазах Мереуин отразилось удивление.

– Я не понимаю. Я думала, ваш дом здесь.

– Так оно и есть. До смерти Эдварда я был известен как граф Равенслей. Кроме фамильного имения в Суррее, мне принадлежит и особняк.

Мереуин не пожелала признать, что эти сведения были для нее полной неожиданностью.

– Как удачно, что у Эдварда не оказалось других наследников, – саркастически заметила она. – Из графа вы стали маркизом. Очень жаль, что вам не удалось жениться на какой-нибудь герцогской дочке. Тогда вы получили бы еще больше.

– У меня как-то была дочь герцога, – с насмешливой улыбкой поведал маркиз, – но до женитьбы дело не дошло, она, мне наскучила. Доброй, ночи, мисс.

Он ушел, не дав ей возможности, ответить, оставив наедине со своими мыслями, Что же теперь делать? Она оказалась во власти самого бессердечного из мужчин. Силы небесные, как ей избавиться от него? Даже если Александр уже знает, где она находится, как уверял лейтенант Спенсер, сколько времени пройдет, пока он приедет за ней. Мереуин с горечью подумала, что имя Макэйлисов может стать предметом насмешек лондонского света, города, где ее брат хорошо известен. Ведь у него здесь множество деловых связей. Сердечко Мереуин радостно забилось. Ну конечно! Как это ей раньше в голову не пришло? В Лондоне должна быть их контора, и в ней работают люди, знающие ее брата. Они помогут ей! Завтра, мгновенно решила девушка, она прикажет Фрэнсису подать карету и отправится в Сити.

Тревога на время отпустила Мереуин, и она спокойно уснула в огромной роскошной кровати, не идущей ни в какое сравнение с узенькой корабельной койкой. Проснувшись утром, она, как ни странно, поймала себя на мысли, что скучает по дивным восходам солнца и полным впечатлений дням на борту судна, чуть ли не треть года служившего ей домом.

Она села, сонно протерла глаза и сразу же увидела лежащее на стуле возле кровати бархатное зеленое платье.

Настроение было испорчено. Она лучше бы умерла, чем надела его, но лорд Монтегю не оставил ей выбора, разорвав старое платье. Одеваясь, Мереуин лениво гадала, что представляет собой эта Элизабет и что мог наплести ей маркиз, выпрашивая платье. Может, прямо и попросил для новой любовницы? Щеки девушки вспыхнули, когда она вспомнила, как чуть было не отдалась пылающему страстью маркизу в тот день, во время шторма. Теперь она вдвойне радовалась, что в самый последний момент им помешали. Она не собирается пополнять список его бесчисленных любовниц и клянется могилой отца никогда больше не позволять себе до такой степени поддаваться чувствам.

Мереуин подошла к туалетному столику и начала раздраженно расчесывать волосы, быстро скрутила длинные золотые пряди, зашпилила на затылке, не потрудившись как следует их уложить. Ей надо как можно скорее попасть в Сити, и помоги Фрэнсису Бог, если он встанет у нее на дороге!

Мажордома, однако, нигде не было видно. Распахнув дверь гостиной и обнаружив, что она пуста, Мереуин пронеслась было мимо столовой, но была остановлена плывущим по коридору изумительным ароматом яичницы, помидоров и копченой рыбы. Заглянув в комнату, девушка увидела на буфете аппетитно дымящиеся блюда и вошла, решив, что может себе позволить быстренько перекусить.

– Доброе утро, мисс. Чего желаете, кофе, чай?

В дверях возник Фрэнсис и замер с отвисшей челюстью, разглядев надетое на ней платье.

– Кровь Господня, уж это не то ли самое… – Вовремя спохватившись, он с видимым усилием согнал с лица изумленное выражение. За долгие годы, прожитые в доме лорда Монтегю, он не переживал таких потрясений, как за краткий период пребывания здесь этого восхитительного создания!

Мало того, что он сыплет проклятиями в присутствии леди, точно пьяный матрос, так еще и нарядил ее в платье Элизабет Камерфорд! Видит Бог, это оно. Иначе и быть не может! Фрэнсису в жизни не забыть это платье – ведь оно было на ней в ту последнюю ночь, когда она заявилась в дом графа после бала в Лэнгдоне! В конце концов, они поссорились, и он выгнал ее из дому полуголую, в четыре утра. Она принялась бешено колотить в дверь, разбудила его, Фрэнсиса, и он вынужден был впустить ее, вежливо отводя глаза от немыслимо белого тела. Граф не позволил ввести ее обратно в спальню, велел Фрэнсису вынести платье, и он прекрасно запомнил, как оно выглядит. Это то самое платье, он может поклясться!

Леди Элизабет молча оделась и ушла. Фрэнсис и не думал, что после подобного унижения когда-нибудь снова ее увидит, но будь он проклят, если она не вернулась через два дня, чтобы вымолить у графа прощение. Фрэнсис только головой качал, не в силах понять, каким странным образом его хозяин заставляет женщин терять рассудок. Граф, однако, остался глух к мольбам Элизабет, потеряв к ней всякий интерес, и Фрэнсис даже обрадовался, что она больше не появится в доме. Ему совсем не нравилась эта холодная, острая на язык женщина. Меньше чем через месяц после того инцидента пришло известие о несчастном случае с Эдвардом Вильерсом, граф отбыл в Шотландию, и Фрэнсис окончательно решил, что никогда больше не встретится с леди Элизабет.

С трудом возвращаясь к действительности и недоумевая, как он мог совершить такую промашку, мажордом обратился к Мереуин:

– Простите, мисс, я сам не знаю, что говорю.

Она не сводила с него проницательных глаз.

– Нет, знаете. Вам явно знакомо это платье. – Она поколебалась и умоляюще добавила: – Прошу вас, поверьте, мне очень стыдно, но надеть больше нечего. Ваш хозяин разорвал мое единственное платье.

Фрэнсис смущенно кашлянул, не зная, как вести себя с этой девушкой, чья прямота ставила его в тупик. А она вдруг рассмеялась звонким раскатистым смехом.

– Понимаю, прозвучало несколько двусмысленно, но я не имела в виду, что маркиз и я… – Теперь и она покраснела почти так же сильно, как Фрэнсис. – Мы не… у нас…

– Да, мисс, понимаю, мисс. – Отчаянно желая улизнуть, мажордом поспешил к двери. – Вам надо попробовать рыбу, – заявил он. – Сейчас принесу.

– Да нет, ничего вы не понимаете! – прокричала ему вслед Мереуин. – Я здесь против своей воли! Лорд Монтегю заставил меня сюда приехать!

Фрэнсис в сомнений остановился на пороге.

– Никогда его светлость… – начал было старик, но Мереуин перебила его:

– Вам прекрасно известно, черт побери, на что способен ваш хозяин! – Ей вдруг страшно захотелось убедить его, что она не очередная любовница лорда Монтегю и что его подозрения совершенно ошибочны. Она не желает, чтобы он так смотрел на нее! Не желает!

– Мисс, я не верю…

– А, Фрэнсис вот вы где! Надеюсь, не возражаете, что я вошла самовольно.

Чистый, звонкий голос прервал поспешные объяснения мажордома, и Мереуин замерла, когда в столовую, шурша розовыми шелковыми юбками стремительно вошла женщина поразительной красоты, с сияющими в солнечном свете темными волосами, светло-зелеными, как крыжовник, широко расставленными глазами и крупным чувственным алым ртом. Она резко остановилась, заметив, сидящую за столом Мереуин и обе женщины впились друг в друга глазами.

Мереуин даже не догадывалась, какое впечатление она произвела на Элизабет Камерфорд, которая моментально оценила и золотые волосы, и темно-синие глаза, и румянец на тонком прелестном лице. Элизабет, будучи лет на десять старше, померкла рядом с невинным очарованием юной девушки, и инстинктивно сообразила, что даже в лучшие свои годы не могла бы сравниться с нордической красотой новой игрушки Иена.

– М-м-м, – промурлыкала она, с удивительной быстротой приходя в себя, и изящно скользнула к столу, не сводя светло-зеленых глаз с пылающего лица Мереуин. – А я все гадала, что Иен сделал с моим зеленым, платьем. Теперь ясно.

Фрэнсис чуть не уронил поднос, спеша возвратиться в столовую, чтобы предотвратить надвигающуюся бурю. Нечего даже, и думать, что его юная подопечная сумеет выстоять, против опытной Элизабет Камерфорд!

– Лорда Монтегю здесь нет, – нервно предупредил мажордом. – Он отправился на Гросвенор-роуд.

– Ну и отлично, Фрэнсис, – успокоила старика Элизабет, скользнув по нему мимолетным взглядом. – Я составлю мисс как-ее-там компанию, покуда он не вернется.

Мереуин совсем не понравился злобный блеск в зеленых глазах. Ревнивые женщины самые опасные, и она сильно подозревала, что эта лишь на короткое время спрятала железные когти под бархатными перчатками.

– Меня зовут Мереуин Макэйлис, – спокойно представилась она.

Ответом ей был звонкий смех с явным оттенком презрения.

– Вы, оказывается, шотландка. До чего забавно!

– Может быть, вы желаете передать что-нибудь маркизу? – предпринял еще одну попытку Фрэнсис.

Элизабет резко повернулась к нему, и слова ее просвистели в воздухе словно кнут.

– Я сказала, что подожду здесь, старый болван. Убирайтесь!

Даже Фрэнсис со всей своей опытностью не мог противостоять леди Камерфорд. Положившись на способность Мереуин постоять за себя, он ретировался со всей поспешностью, на какую были способны коротенькие ножки, чтобы немедленно отправить на Гросвенор-роуд посланца в надежде, что маркиз подоспеет вовремя.

Оставшись один на один с воинственно настроенной женщиной, Мереуин всеми силами старалась сохранять спокойствие, не желая участвовать в сцене ревности из-за такого мужчины, как маркиз Монтегю. Она уже решила для себя, что Элизабет Камерфорд – более чем желанная для маркиза гостья, и, как ей кажется, они составляют весьма подходящую парочку.

– Давно знаете Иена? – поинтересовалась Элизабет, усаживаясь за стол и наливая себе чашку чаю с таким видом, словно является хозяйкой этого дома.

Мереуин не пожелала терпеть насмешек.

– Нет необходимости допрашивать меня, мадам. Я охотно сообщу все, что вас интересует.

– Я леди Элизабет Камерфорд, – ледяным тоном поправила женщина, так как употребленное Мереуин обращение заставляло ее чувствовать себя пожилой матроной.

Мереуин твердо выдержала ее холодный взгляд.

– Прошу прощения, леди Камерфорд. Поскольку мы не были официально представлены, я понятия не имела, кто вы такая.

– Ах, дерзкая девчонка! – воскликнула Элизабет, чувствуя жгучую ненависть к золотоволосой красавице, усиливавшуюся от сознания, что она вовсе не беспомощный и наивный ребенок, каким казалась с первого взгляда. Где только Иен откопал такое сокровище и какие, скажите на милость, надежды может питать Элизабет рядом с этой свеженькой мордашкой? – Вы не знаете, кто я такая? – переспросила она чуть потише.

– Боюсь, что нет, – извиняющимся тоном проговорила Мереуин, потянулась за маслом и принялась густо намазывать его на бисквит, чтобы леди Камерфорд не заметила, как дрожат ее пальцы. – Лорд Монтегю только однажды упомянул о вас при мне вчера вечером.

Элизабет быстро воспользовалась преимуществом и уточнила, надменно вздернув голову:

– Вы называете его лордом Монтегю? Да полно, к чему такая официальность! – Мереуин отодвинула серебряную масленку, и Элизабет прикусила губку, сдерживая досадливое восклицание, заметив, что та мазнула краешком кружевного рукава по стоявшей рядом вазочке с джемом. Она крайне бережно относилась к вещами не могла видеть, как дурно воспитанная девчонка портит ее любимое бархатнее платье. Мереуин, хорошо понимая причину ее недовольства, адресовала темноволосой красавице виноватую улыбку, и на нежном личике не отразилось ничего, кроме вежливого, сожаления.

– Простите, я забыла, что это ваше платье, – мило извинилась девушка, стирая джем салфеткой, – Рукава, кажется, длинноваты, как по-вашему?

Элизабет пыталась побороть раздражение.

– Почему вы называете Иена полным титулом? – спросила она сквозь зубы. Мереуин пожала плечами:

– Да потому, что знаю его недостаточно хорошо, чтобы фамильярничать.

Леди Камерфорд не представляла, как вести себя с этой загадочной юной красоткой. Если девчонка не дурачит ее притворной невинностью, возможно, она в самом деле ошибочно истолковала ее присутствие в этом доме. В конце концов, это не последняя пассия Иена. Гнев Господень, а как– же иначе? Только у такого мужчины, как Иен Вильерс, хватит наглости публично флиртовать с невинным младенцем, да еще ко всему прочему и шотландкой!

– Я вижу вам интересно узнать причину моего пребывания здесь, – спокойно продолжала Мереуин, которая чувствовала себя все увереннее по мере того, как уменьшалась воинственность Элизабет. – Учитывая, какую любезность вы мне оказали, одолжив свое платье, я считаю себя обязанной дать объяснения.

– Собственно, не так уж и важно, кто вы такая, – холодно проговорила Элизабет. – Вам никогда не удастся заполучить Иена, даже притащившись за ним из Шотландии. – Она подалась вперед, светло-зеленые глаза сверкнули, длинные пальцы вцепились в льняную скатерть так крепко, что побелели костяшки. – Вы всего-навсего ребёнок, слышите? Пускай ваша невинность доставляет ему удовольствие, клянусь, она скоро приестся! Ему требуется настоящая женщина, способная дать все, чего он попросит. Это лишь дело времени, он быстро вышвыривает новеньких вроде вас!

– Полагаю, себя вы считаете достойной его выбора? – вежливо предположила Мереуин. – Но по-моему, вы, леди Камерфорд, вышли из того возраста, когда играют в подобные игры.

Элизабет вскочила на ноги, опрокинув чашку с чаем на расшитую, скатерть, и выпалила:

– Ах ты дрянь! Да за это я тебе глаза выцарапаю!

Мереуин тоже поднялась, опасаясь, как бы разъяренная женщина не привела угрозу в исполнение. Она не испытывала уверенности, что сумеет, успешно защититься от взбешенной леди, и в данный момент не имела желания подвергать проверке свое искусство кулачного боя. Боже милостивый, маркиз Монтегю и не стоит этого! Она всегда ненавидела его всеми фибрами своей души, а теперь, когда он подверг ее такой пытке, ненавидит еще больше. Может, это и есть задуманная им месть? Сколько еще, таких, как леди Камерфорд, заявится сюда, чтобы с ней посчитаться словно она борется за любимого человека, тогда как на самом деле презирает маркиза Монтегю всей душой?

– Ну, помоги мне Бог! – прошептала она, а Элизабет, услышав мольбу, угрожающе усмехнулась.

– А, Элизабет, ты, как видно, не стала терять времени, выясняя, куда я употребил твое платье!

Насмешливый голос принадлежал маркизу, и Мереуин почувствовала, как екнуло ее сердечко, когда он вошел в комнату в элегантном сизо-сером костюме, который шел ему точно так же, как вчера красно-коричневый. Демонстративно не обращая внимания на повисшее в комнате напряжение, он скользнул ленивым взглядом по рассерженному лицу Элизабет, посмотрел в широко раскрытые синие глаза Мереуин и одобрительно кивнул, оценивая ее внешность, зная наверняка, что невинная красота девушки произвела на Элизабет сильное впечатление. Выбившиеся из не слишком тщательно уложенной прически золотые пряди понравились ему еще больше, поскольку, безусловно, должны были взбесить Элизабет.

Мереуин увидела, как неугасимый гнев в светло-зеленых глазах леди Камерсрорд сменился такой мольбой, что девушке стало стыдно смотреть ей в лицо. Алые губы Элизабет раскрылись, и Мереуин испугалась, что она кинется маркизу на шею, несмотря на его суровость, которая явно была ей прекрасно известна.

– Надеюсь, вы хорошо спали, Мереуин, – осведомился Иен, прошел мимо Элизабет и остановился перед девушкой.

Понимая, что он разыгрывает спектакль, чтобы возбудить ревность Элизабет, Мереуин старалась не встречаться с ним глазами, хотя чувствовала его взгляд на своем смущенном лице, вернулась к столу и уклончиво ответила:

– По-моему, на самом деле это нисколько вас не интересует.

– Чепуха, – возразил Иен, и по резкому тону она заключила, что огорчила его, отказавшись вступить в игру. – Меня всегда интересует самочувствие моих гостей. Не так ли, Элизабет?

– Ты всегда был очень добр ко мне, Иен, – хрипло выдавила Элизабет.

– Приятно слышать, что ты хранишь добрые воспоминания о прошлом, – бросил он, подчеркнув последнее слово и не сводя глаз с профиля Мереуин. Губы его изогнулись в улыбке при виде румянца, залившего ее щеку.

– Ты так долго отсутствовал, – укоризненно пробормотала Элизабет, и тон ее был совсем не похож на резкий голос того высокомерного создания, которое ворвалось в комнату не более получаса назад.

Мереуин сморщилась от отвращения при виде такой откровенной униженности и, презрительно сжав губы, поднялась из-за стола.

– Надеюсь, вы извините меня… – начала было она, но большая ладонь маркиза легла ей на плечо и усадила обратно в кресло.

– Вы еще чай не допили, – заметил он, ясно давая понять, что не намерен ее отпускать. – Я задержался из-за вынужденного путешествия в колонии, – с готовностью пояснил он Элизабет.

– В колонии? – повторила та, окончательно забыв о присутствии соперницы. – Зачем?

Иен протянул руку и принялся играть золотым завитком на виске Мереуин.

– Ну, скажем, я должен был привезти кое-что, и никому другому не мог это кое-что доверить.

Мереуин понадобилась вся сила воли, чтобы сдержаться и не отклоняться от ласкающей ее руки. Она решила не выдавать перед Элизабет Камерфорд своих истинных чувств к маркизу. Пусть бесстыжая стерва сама догадывается, она не собирается ей помогать.

Тень легла на красивое лицо Элизабет, светло-зеленые глаза не отрываясь следили за перебирающими сияющие золотые локоны сильными пальцами. Как хорошо она знала это выражение на красивом лице, сколько раз видела его в прошлом… О, как давно, кажется, он так смотрел на нее в последний раз! И все-таки в их отношениях было что-то не так, между ним и этой девушкой существовала преграда, но почему – Элизабет не могла угадать. Недоверие или ненависть видит она в неотразимых серых глазах? Или же этот мужчина, всю жизнь прекрасно управлявший своими чувствами, наконец, столкнулся с некой дьявольской загадкой, не может ее разгадать и проклинает себя за это?

А девушка! Элизабет прищурилась, изучая пылающее лицо Мереуин. В темно-синих раскосых глазах она увидела страх и стремление скрыть неприязнь. Нет сомнений, они не могут быть любовниками, радостно подумала леди Камерфорд, не могут, раз этой девчонке Иен так неприятен! Или все-таки могут? Неужели Иен, гадала она, заинтересовался малышкой в Шотландии и привез сюда против ее воли? Тут что-то странное, сказала она себе и во что бы то ни стало решила докопаться до истины.

– Что ж, – проговорила леди Камерфорд с вымученной улыбкой, больше похожей на гримасу, – наверное, вам хочется остаться одним. Я просто пришла посмотреть, что ты сделал с моим платьем, Иен, и вполне удовлетворена, ибо оно нашло себе неплохое применение. – И беспечно добавила, обращаясь к Мереуин, – Я пришлю еще, детка. Нельзя же, чтобы вас видели в городе в одном, и том же платье.

Как только леди Камерфорд скрылась за дверью, Иен разразился смехом, и Мереуин подняла на него недоуменный взгляд.

– Похоже, вы обзавелись покровительницей, – заключил он, отсмеявшись. – Что такое вы ляпнули, чтобы так настроить ее против себя?

Мереуин не ответила.

– Я ни на секунду не сомневаюсь, что Элизабет не передумает. Она, несомненно, уже строит планы, как от вас избавиться. Слишком упряма, чтобы так просто сдаться.

Узенькие плечики Мереуин поникли, она уронила голову на руки, чувствуя себя опустошенной и совершенно вымотанной только что разыгранным спектаклем.

– Так вот как вы собрались отомстить, – с тихим отчаянием сказала девушка, не поднимая головы. – Свести меня с ума играми в кошки-мышки.

– Хотите помириться со мной, Мереуин? – серьезно спросил Иен.

Она быстро подняла голову и встретила прямой взгляд серых глаз.

– Я просто хочу домой.

Иен ощутил укол совести.

– Я отвезу вас домой, если вы согласитесь раз и навсегда положить конец дурацкой клановой вражде между Вильерсами и Макэйлисами…

Мягкие губы Мереуин протестующе сжались.

– Не могу, – прошептала она, неприязненно глядя на него темно-синими глазами. – Не могу и не хочу! Вам каким-то образом удалось внушить Александру, что вы джентльмен, и теперь только я могу помешать вам завладеть Кернлахом, потому что только я знаю, какой вы на самом деле! Я не соглашусь на партнерство, если для этого должна буду пополнить число ваших раболепных любовниц!

Вошедший в столовую Фрэнсис услышал ее слова, и улыбка облегчения, утвердившаяся на его лице после ухода Элизабет Камерфорд, уступила место выражению растерянности. Когда Мереуин, поднявшись с кресла, прошла мимо него, Френсису показалось, что в ее глазах блестят слезы. Старый мажордом вопросительно посмотрел на широкую спину стоящего у окна маркиза. Он не привык вмешиваться в дела хозяина, но слова девушки возбудили в нем любопытство.

– Ваши дела не осложнились из-за этих предприятий, которые производят шерсть, милорд? – осторожно поинтересовался он, разглядывая темные пятна на скатерти, оставленные опрокинувшей чашку Элизабет.

Широкие плечи слегка пошевелились, и лорд Монтегю спокойно ответил:

– Нет, Фрэнсис, не осложнились. Думаю, что сложности я скорее всего унаследовал. Похоже, приняв наследство Эдварда, я угодил в осиное гнездо.

– Эта молодая девушка, – озабоченно продолжал Фрэнсис, – принадлежит к той семье, с которой вы вступили в партнерство?

– Да. Всем заправляет ее старший брат, но она так сражается за дело, что можно подумать, будто оно принадлежит только ей одной.

Фрэнсис расстроено кашлянул.

– Прошу прощения, милорд, но не считаете ли вы, что она вправе беспокоиться? – Бросив взгляд на помрачневшее лицо маркиза, он поспешно пояснил: – Я хочу сказать; судя по услышанным мной словам, она опасается, как бы вы не разлучили ее с семьей. Может, видит в этом угрозу для своего дома и своей жизни?

– Вы делаете чересчур серьезные выводы из того немногого, что услышали, – буркнул Иен и сурово добавил: – И начинаете вести себя подобно Дэвису, любящему соваться не в свое дело.

Получив выговор, Фрэнсис умолк, снял со стола испачканную скатерть и вышел. Иен угрюмо стоял у окна. Он сожалел о своих словах, хорошо понимая, что оскорбил чувства старого мажордома. Но что может понять Фрэнсис в проблемах, навалившихся на него с тех пор, как он принял трижды проклятое решение продолжить дело Эдварда? Мереуин никогда не поверит, но он честно намеревался вести дела с Александром на основе взаимного доверия и сотрудничества. Он устал от ее нескончаемой неприязни и упрямо решил довести до конца свой замысел – держать девушку здесь до тех пор, пока не вышибет из нее гордыню.

– Прошу прощения, мисс, его светлость сказал, чтобы нынче вечером вы надели вот это.

Мереуин подняла глаза от письменного стола. Она писала письмо, которое Дэвид днем должен был доставить на Бонд-стрит. Три дня назад лорд Монтегю запретил девушке пользоваться каретой и, можно сказать, посадил ее под домашний арест после того, как узнал о попытке одолжить денег у проникшегося к ней симпатией слуги, который не смог устоять перед умоляющим взглядом прекрасных темно-синих глаз. Несчастный юноша был тут же уволен, и никакие просьбы Мереуин не поколебали бессердечного маркиза.

Девушка обернулась к робко стоящей в дверях гостиной горничной, держащей в руках шелковое голубое платье отделанное золотыми лентами и шитьем. Мереуин обомлела, не в силах поверить, что эта прелесть предназначена для нее.

– Наверное, нет необходимости так наряжаться для того, чтобы пообедать внизу в одиночестве, – вздохнула она, положила перо, подошла к зардевшейся девушке и задумчиво взяла у нее платье. – Его светлость не собирается присоединиться ко мне за обедом?

– Нет, мисс. Он сказал, это для бала.

– Для бала? – повторила Мереуин, и сердце у нее замерло. – Для какого бала?

– У леди Хамфрис, мисс.

Это имя ничего не говорило Мереуин, но намерения маркиза были совершенно очевидны. Разумеется, он собрался унизить ее, вытащив на люди в качестве своего последнего любовного увлечения.

Она сунула прекрасное платье в руки горничной и коротко объявила:

– Я ни на какие балы не езжу, и можете передать маркизу, что я не намерена принимать эту… эту вещь!

– Именно этого я и ожидал, – изрек маркиз, который шагнул в комнату и встал во весь свой огромный рост перед возмущенной золотоволосой девушкой и похожей на мышку маленькой горничной, затрясшейся от страха при виде рассерженного хозяина. – Можете идти, Бетси, – равнодушно бросил он, и обрадованная девушка, торопливо присев, исчезла.

– Я не поеду, – повторила Мереуин, собираясь с силами для битвы, которая непременно должна была за этим последовать. Запрокинув голову, чтобы смотреть прямо ему в лицо, она испугалась не меньше Бетси, заметив грозно сдвинутые брови, и удивилась, когда он, вместо того чтобы ругаться, устало вздохнул.

– Кажется, вам доставляет удовольствие быть со мной на ножах, Мереуин.

– И я не отступлюсь до тех пор, пока вы будете принуждать меня. Вам, черт возьми, превосходно известно, что подумают обо мне люди, если я появлюсь в доме леди Хамфрис в вашем сопровождении!

– Странно, что вас вдруг стало беспокоить соблюдение, приличий! – угрюма буркнул он, задумчиво глядя на платье, которое Бетси оставила у него в руках, – Раньше, помнится, вы не слишком заботились о таких мелочах.

– Не поеду, – упрямо повторила девушка, стоически выдерживая взгляд серых глаз.

Он схватил ее за плечо и больно стиснул:

– Поедете, Мереуин, или я вас поволоку. На сей раз вы научитесь послушанию. Я сам придумал фасон, этого платья, велел миссис Ладли его для вас сшить и, хочу посмотреть, как вы будете в нем выглядеть.

Он оторвал ее от пола, красивое лицо оказалось всего в нескольких дюймах, от нее так близко, что она видела пульсирующую на виске жилку.

– Мне наскучило ваше упрямство, моя дорогая. Попробуйте наконец осознать, что я не отвезу вас домой до тех пор, пока вы не станете подчиняться мне, не задавая вопросов и не протестуя. Я не намерен тратить, остаток жизни на попытки наладить партнерские связи с Александром, в то время как вы будете постоянно вставлять, мне палки в колеса. Вы уйдете отсюда лишь после того, как научитесь делать, что я говорю!

Темно-синие глаза Мереуин вспыхнули. Она ненавидела его всем своим существом, страстно мечтая превратиться в мужчину и полоснуть острием меча по красивой физиономии. Она никогда не подчинится ему, никогда, и намерена сражаться до последнего вздоха, не столько ради себя, сколько ради Кернлаха.

Чувственные губы маркиза скривились в усмешке.

– Судя по выражению вашего лица, мисс, мысли у вас не из приятных. Не имеет значения. Я терпелив.

Он резко поставил девушку на пол и, потирая ноющее плечо, она выдавила сквозь стиснутые зубы:

– Вы за это заплатите, свинья проклятая!

Иен пожал могучими плечами:

– Именно замечания подобного рода и отдаляют ваше возвращение домой, Мереуин. Хотелось бы, чтобы у вас хватило ума это понять. – И, бросив шелковое платье на стоявшее позади него кресло, он добавил: – Надеюсь, вы будете готовы вовремя.

Мереуин смотрела вслед маркизу, от всей души желая вонзить кинжал в широченную спину сассенаха. Мерзавец! Свинья! Неужели он думает, что его скотское обращение сломит ее и она с готовностью согласится отдать ему прядильни в Глазго? Слабенький огонек сомнения вспыхнул вдруг в золотистой глубине раскосых глаз. Как далеко он намерен зайти? Действительно ли попытается насильно потащить ее на бал к Хамфрисам? Сможет ли она воспрепятствовать этому?

Взгляд Мереуин остановился на прекрасном платье, и на лицо ее легла тень безнадежности. Господи, как она его ненавидит!

Фрэнсис старательно вычистил в вестибюле шляпу лорда Монтегю и занимался выбором подходящей пары перчаток, когда в парадную дверь вошел маркиз. Старик не ошибся в своих ожиданиях, увидев его с непокрытой головой и без парика. Однако, окинув хозяина опытным взглядом, мажордом убедился, что все прочее в полном порядке. Маркиз надел бордовый расшитый серебром атласный камзол, панталоны до колен цвета шампанского, идеально облегающие мускулистые ноги. На запястьях пенились кружева, в шейном платке сверкал темный рубин. Фрэнсис вынужден был признать, что никогда еще не видал его светлость таким элегантным.

– По-моему, я отыскал подходящую шляпу и перчатки, – с гордостью сообщил мажордом и, сияя, протянул хозяину упомянутые предметы туалета.

– Спасибо, Фрэнсис, – ответил Иен, принимая перчатки и шляпу. – Мереуин готова?

– Пошлю Бетси наверх, посмотреть, – сказал Фрэнсис и направился было в кухню, но сверху раздался голос:

– Не надо, Фрэнсис. Я здесь.

Старый слуга был потрясен: вниз по лестнице плыло неземное видение. Шелковое платье шуршало, мягко переливаясь золотом, из-под слегка приподнятого маленькой ручкой подола попеременно высовывались носки атласных туфелек. Волосы Мереуин были напудрены и уложены, несколько прядей шаловливо вились по гладким белым плечам, темно-синие глаза, подчеркнутые теплым голубым цветом платья, казались больше и темнее обычного. Высокую шею украшало тонкое золотое ожерелье, усеянное сапфирами и бриллиантами. По настоянию Бетси на скулы были наложены румяна, что сделало Мереуин старше ее семнадцати лет. Красота девушки обрела интригующую загадочность, ибо алые губы оставались по-детски пухлыми, а в уголках, когда она смущенно улыбнулась в ответ на восхищенный взгляд мажордома, появились трогательные ямочки.

– Если позволено будет заметить, мисс, вы выглядите очаровательно, – молвил Фрэнсис, спеша навстречу, чтобы помочь Мереуин сойти с лестницы, и беря ее за руку так осторожно, словно она была сделана из фарфора, – Это платье вам очень к лицу.

– Можете поблагодарить лорда Монтегю, – ответила Мереуин, окинув внимательно разглядывающего ее маркиза ледяным взглядом. – Это его выбор.

– Его светлость всегда прекрасно чувствует цвет, – охотно согласился Фрэнсис, не замечая скрестившихся неприязненных взглядов.

– Это от того, что у него весьма большой опыт в подборе женского гардероба, – едко прокомментировала Мереуин.

Фрэнсис виновато кашлянул, осознав свою ошибку, и выпустил маленькую ручку, которую тут же перехватил маркиз и сильно сжал. Мереуин вздрогнула, но не сказала, что он причиняет ей боль. Старый слуга печально качал головой, наблюдая, как они спускаются по наружной лестнице к поджидавшей карете. Маркиз возвышался над своей тоненькой пленницей, стройная спина Мереуин была горделиво выпрямлена, но Фрэнсис заметил, что всегда дерзко вскинутая головка уныло опущена.

Интересно, встревожено гадал мажордом, что задумал лорд Монтегю и что станут болтать злые языки, если он заявится к леди Хамфрис с молодой, девушкой, к тому же еще официально не представленной в обществе? Френсис тяжело вздохнул, вообще не понимая, что делает Мереуин Макэйлйсв Лондоне и почему маркиз обращается с ней так странно, словно задался целью постоянно мучить ее. Конечно, Фрэнсис не привык вмешиваться в дела хозяина, но, может быть, следует расспросить этого парнишку Дэвида, какую таинственную роль играет в жизни лорда Монтегю мальшка-шотландка.

Карета покатила вниз по дороге, Мереуин напряженно откинулась на бархатную спинку сиденья, изо всех сил стараясь не обращать внимания на сидевшего рядом с ней маркиза, хотя и вынуждена была признать, что никогда не видела его таким красивым и элегантным. Дорога была неровной и девушка невольно прижималась к нему плечом, всякий раз вспоминая тот миг, когда их тела буквально сливались друг с другом и низко склонившееся лицо маркиза смягчалось от страсти и нежности. Она вспомнила жар его мускулистого тела, пробудившего в ней жажду близости, и с ужасом поняла, что эта жажда продолжает томить ее.

– Да перестаньте же, наконец, хмуриться! – приказал он, выводя ее из задумчивости.

Девушка вспыхнула, боясь, как бы он не догадался о ее мыслях, но тут же вздернула носик и повернула к нему прекрасное, но полное негодования лицо, Маркиз громко рассмеялся.

– Вы обладаете искусством флирта, достойным законченной куртизанки, – весело сообщил он, – Вы для меня загадка, Мереуин. Как это возможно, чтобы столь зловредное и невоздержанное на язык маленькое чудовище отличалось такой прелестью, что просто дух захватывает?

Мереуин собралась было съязвить, но слова почему-то замерли у нее на устах при взгляде в серые глаза, в которых она никогда прежде не видела такой восторженной нежности. Сердце девушки бешено заколотилось от сознания, что они сидят в тесной карете очень близко друг к другу и его пальцы почти бессознательно поглаживают ее щеку.

В этот момент из темной боковой аллеи выскочил экипаж и, поворачивая на главную улицу, преградил им путь. Кучер лорда Монтегю резко натянул поводья, осыпая встречный экипаж градом проклятий. Мереуин бросило на широкую грудь Иена, она вытянула руки, чтобы не потерять равновесия, и обнаружила, что они сами собой обвили могучую шею, а ее губы почти касаются его губ.

– Я начинаю недоумевать, почему в течение трех прошедших дней не уделял вам достаточно внимания, – хрипло проговорил маркиз. – Жизнь намного слаще, когда вы милы со мной, Мереуин.

– Никогда я не буду с вами мила, – поклялась она дрожащим голосом, но не могла оторвать глаз от чувственных улыбающихся губ.

– Ну и врушка! – насмешливо упрекнул Иен. – Стоило нам оказаться наедине, как вы мигом кинулись мне на шею. Вы в самом деле загадка, мисс. Что заставляет вас говорить одно, тогда, как поступки ваши явно свидетельствуют о другом?

– О, какой же невыносимый тип! – воскликнула Мереуин, но восклицание вышло совсем не таким сердитым, как ей хотелось, и изумленный Иен даже подумал, уж не поддразнивает ли она его. Играет с ним, что ли?

Он не мог в это поверить, но и не мог удержаться от шутливого замечания:

– Это, пожалуй, самый скромный эпитет из всех, какими вы меня награждали.

– Вы вполне заслужили и все прочие, – ответила она, не сводя с него глаз.

Он не устоял и прижал ее к себе, жадно прильнув к пухлым алым губам, Она не, оттолкнула его, губы ее оказались живыми и теплыми, и Иена вновь охватило пламя страсти, неизменно вспыхивающее, когда она находилась рядом с ним.

Мереуин напрочь забыла о цели их путешествия и о его замысле унизить ее перед лондонским светом. Она видела лишь, как он красив в этом изысканном, превосходно сшитом камзоле, с заплетенными в косу темными волосами – истинное воплощение девичьих грез. Она сознавала, что и сама очаровательна в великолепном наряде, который он заказал специально для нее, превратив в благородную красавицу леди, о чем она часто мечтала в детстве, когда Макэйлисы еще пребывали в отчаянной бедности, в те горькие времена, когда у Мереуин было всего два поношенных платья.

Карета дернулась, и девушка, испуганно отодвинувшись от лорда Монтегю как можно дальше, вжалась в мягкое сиденье. Щеки ее пылали, губы горели от поцелуя.

К ее крайнему негодованию, маркиз заговорил тем ироничным, насмешливым тоном, который она больше всего ненавидела.

– Очень жаль, что вы так редко проявляете свои настоящие чувства ко мне. Но, увы, у меня нет ключика, способного отпереть клетку и выпустить на свободу сидящую внутри вас другую женщину.

– Провалитесь вы в преисподнюю, – прошипела Мереуин, и в карете загрохотал гулкий смех.

– Ваше умение ругаться не перестанет изумлять меня мисс. Полагаю, вы вполне могли бы дать пару уроков матросам с «Горянки».

Карета снова тронулась и через какое-то время остановилась. Мереуин увидела ч о они подъезжают к сказочному особняку, расположенному на склоне небольшого холма по освещенной фонарями подъездной аллеей, заполненной экипажами, ожидающими своей очереди высадить богато одетых пассажиров.

У залитого ярким светом парадного входа стояли лакеи в темно-бордовых ливреях, мимо которых проходили в зал многочисленные гости. У Мереуин вдруг пересохло во рту и она поняла, что не может сдвинуться с места.

Иен бросил на нее проницательный взгляд из под темных бровей, и увидел побледневшее лицо, лихорадочно горящие глаза, полуоткрытые мягкие губы, рдеющие от поцелуя и взволнованно вздымающуюся маленькую грудь.

– По-моему, вы боитесь, – заметил он, хотя это открытие почему-то не доставило ему того удовольствия которое должно было доставить.

Она повернулась к нему полным, мольбы и страха прелестным личиком:

– Почему бы мне не бояться? Ведь вы собираетесь выставить меня на посмешище.

– Ну-ну, – добродушно буркнул Иен. – Я совсем не намерен бросать вас на съедение львам.

– Лучше бы мне умереть в тот день, когда Льюис Кинкейд приказал меня выпороть, – пылко проговорила она. – Это было бы милосерднее!

Он с удивлением заметил, что в синих раскосых глазах стоят, слезы и дрожащая ручка прижалась к губам.

– Ох, Алекс, – прошептала Мереуин, словно, забыв о его присутствии, – умоляю, прости меня!

Иен был потрясен этой страстной мольбой. Неужели она действительно боится не за себя, а за братьев? Неужели и правда страшится того, что скандал вокруг имени Макэйлисов отразится на Александре? А вдруг он ошибается в своем мнений о ней? Может быть, в самом деле, любовь к братьям и Кернлаху заставляет ее бороться с ним, а вовсе не чувство мест и порожденное личной ненавистью?

Вопросы, вопросы, и ответов ни на один из них у него не было, и не оставалось времени вникнуть в них поглубже, ибо карета уже стояла перед мраморными ступенями, и к ней спешили два лакея. Один открыл дверцу, другой опустил лесенку и протянул руку, чтобы помочь Мереуин выйти. Мгновение поколебавшись, она по-детски смахнула рукой слезы и горестно всхлипнула. Лорд Монтегю ощутил безотчётную жалость.

Через минуту девушка овладела собой, мука в темно-синих глазах сменилась решимостью, и они засверкали как два ледяных сапфира, очаровательная улыбка тронула пухлые губы, и предлагавший ей помощь лакей неожиданно побагровел и споткнулся. Маркиз, состроив равнодушную мину, вышел из кареты. На лестнице он предложил Мереуин руку, она оперлась на нее, и Иен почувствовал, как напряглось ее тело, еще совсем недавно такое мягкое и податливое. Глядя на холодное высокомерное лицо, он не поверил бы, что эта девушка только что плакала, если бы лично не был тому свидетелем.

В дверях сэр Джордж и леди Хамфрис приветствовали гостей, и Мереуин, замешкавшись всего на долю секунды, отважно пошла вперед рядом с Иеной все с той же ничего не выражающей, словно замерзшей улыбкой на губах.

– А, Иен, наконец-то вернулись! – Леди Хамфрис, с сильно напудренными темными волосами и выразительными карими глазами, заторопилась навстречу маркизу. Она протянула руку, и он заученным жестом поднес ее к губам. – Я уж и не чаяла дождаться вашего приезда из Шотландии!

– Должно быть, думали, что меня волки съели? – проговорил он, блеснув серыми глазами, и Мереуин удивленно посмотрела на него, поскольку никогда не видела маркиза Монтегю таким веселым и беззаботным.

Леди Хамфрис рассмеялась:

– О Боже, нет! Я опасалась только дикарей! Боялась, как бы они не порубили вас своими жуткими палашами, которые, по словам Джорджа, вечно таскают с собой.

– Король запретил им носить оружие, – сухо сказал Иен, но перемена тона ускользнула от его собеседницы.

– Вы и правда считаете, будто английский закон в состоянии запретить этим варварам делать то, что им хочется? – поинтересовалась леди Хамфрис, поворачиваясь к нему обнаженным плечом так, чтобы загородить маркиза от Мереуин, и не вынимая своей руки из его широкой ладони. – О, Иен, я страшно рада, что вам удалось приехать! Джордж, Иен проделал такой длинный путь из дикой Шотландии для того только, чтобы навестить нас!

К ним подошел низенький тонконогий мужчина в напудренном парике, румяное лицо сияло приветливой улыбкой, и он явно не обращал никакого внимания на жадный взгляд, которым его жена пожирала красавца маркиза. Мереуин, рассерженная словами леди Хамфрис о шотландцах, подавила невольный смешок, забавляясь разницей в росте этих двух мужчин. Лорд Монтегю с серьезным видом низко поклонился сэру Джорджу, чей парик едва доставал до широкой груди маркиза.

– Не смогли долго прожить вдали от наших английских красавиц, а? – изрек Джордж Хамфрис, глядя на Иена маленькими глазками и понимающе подмигивая. – Пожалуй, не стану вас упрекать, старина! Шотландские женщины, говорят, дьявольски безобразны. Бледные, с лошадиными зубами… ведь именно так их описывал ваш брат, Кэролайн?

Взгляд маркиза метнулся к Мереуин. Заметив опасный блеск в темно-синих глазах, он быстро проговорил:

– Кстати сказать, сэр Джордж, леди Кэролайн, позвольте представить вам мисс Мереуин Макэйлис из Кернлаха в Гленкерне.

Не только Хамфрисы, но и другие пары, стоявшие достаточно близко, чтобы услышать отчетливо произнесенные маркизом слова, повернулись к Мереуин. Любопытные взгляды нервировали девушку, которая не сознавала своей ошеломляющей красоты. Глаза ее еще горели гневом, вызванным несправедливыми нападками Хамфрисов на ее любимую Шотландию, лицо разрумянилось, мягкие губы слегка приоткрылись, золотая головка была гордо поднята, точно так же, как у маркиза, стоявшего совсем рядом и по-прежнему крепко сжимавшего сильными пальцами ее руку. Он принял позу защитника и покровителя, что не ускользнуло от внимания Кэролайн Хамфрис, которая, наконец, опомнилась и с видимым усилием оторвала взгляд от поразительной красавицы в лазурно-голубом наряде.

– Забавно, – пробормотала она, обращаясь к Иену уже гораздо менее теплым тоном. – Вы привезли ее сюда, чтобы вызвать наше восхищение.

– Чепуха, Каро! – вмешался сэр Джордж и поднес к губам холодную ручку Мереуин. – Вы же не станете утверждать, будто это одно из созданий, про которых рассказывал Тедди? Добро пожаловать в Лондон, дорогая!

– Благодарю вас, – холодно ответила Мереуин, хмуро глядя на супругов Хамфрис, – Я не думаю…

– Пойдёмте Мереуин, – перебил Иен, высвобождая ее ладонь из руки Джорджа Хамфриса. – Сегодня вас ждет множество новых знакомств.

– Да, в самом деле, – с притворной любезностью произнесла леди Хамфрис, не отрывая полного скрытой ревности взгляда от прелестного личика Мереуин. – Мисс Макэйлис пора познакомиться с представителями истинно культурного общества.

– Я уже знакома… – начала было Мереуин, но маркиз незаметно дернул ее за руку и улыбнулся леди Хамфрис такой обольстительной, улыбкой, что женщина побледнела, приоткрыла рот, дыхание ее участилось и у Мереуин не осталось ни малейшего сомнения относительно ее истинных чувств к башнеподобному лорду.

– Я хочу, чтобы мисс Макэйлис чувствовала себя хорошо в вашем доме мило пояснил маркиз леди Хамфрис, – и не потому, что это ее первый выход в лондонский свет, но потому, что надеюсь на более частые визиты.

Леди Хамфрис судорожно сглотнула.

– В-в самом деле?

– О, я, наверное, забыл упомянуть, – спохватился Иен с дьявольской улыбкой, которая для Мереуин всегда предвещала конец света, – мисс Макэйлис – моя невеста. – Засим он поклонился и нырнул в толпу, почти волоча за собой оторопевшую от изумления девушку.

– Не говорите ни слова, – быстро предупредил он. – Я не желаю губить вашу репутацию, и самый лучший выход – объявить вас моей нареченной.

– Что? – ошеломленно воскликнула Мереуин, – Да вы всё врёмя только и думали, как погубить мою репутацию! К чему было так нагло лгать? Вы же должны понимать, что с помощью леди Хамфрис новость разнесется, по городу, словно лесной пожар!

Иен скривил губы в усмешке и подтвердил:

– Безусловно.

– Я не понимаю! – громко сказала Мереуин, и несколько любопытных голов, повернулось в их сторону. – Да какую игру, вы затеваете, милорд? Может, просто хотите вызвать ревность своих бывших любовниц? Леди Хамфрис тоже из их числа? Или я ошибаюсь?

– Она воображает, будто влюблена в меня – небрежно согласился Иен, – хотя вам будет приятно узнать, что я никогда ничем ее не поощрял.

– Меня не волнуют ваши интимные связи! – прошипела Мереуин, игнорируя изумленный взгляд юного щеголя, привлеченного удивительной красотой девушки, но поспешно отошедшего в сторону испуганного её словами и грозным взглядом маркиза.

– Ай-яй-яй, как грубо вы разговариваете с мужчиной, только что спасшим вас от бесчестья!

– По-моему, вы вообще неспособны на благородный поступок, и особенно ради меня, – холодно парировала Мереуин. – Скорее всего, вы думаете и дальше издеваться надо мной. Что за этим последует? Собираетесь отказаться от меня перед алтарем?

– Черт вас побери, Мереуин, – рассердился Иен, с трудом удерживаясь от желания хорошенько ее встряхнуть. – Неужели вы так тупы, что я каждый раз должен растолковывать вам мотивы своих поступков? В карете вы плакали из-за Александра, и я впервые подумал, что не имею права позорить его имя только потому, что он обречен иметь столь зловредную сестрицу! Какими бы ни были причины наших с вами раздоров, Мереуин, они только наши, и я собираюсь решать их, никого больше не впутывая.

Мереуин уже приготовилась ответить, когда приметила за широким плечом маркиза Элизабет Камерфорд, которая решительно пробиралась к ним, несказанно красивая в платье из блестящего атласа персикового цвета.

– Как я рада, что ты пришел, Иен, – проворковала она, соблазнительно улыбаясь маркизу и сознательно игнорируя Мереуин. – Составляются пары на первый танец. Не хочешь ли меня пригласить?

– Почему бы и нет, – дружелюбно ответил он. Мереуин изо всех сил старалась сделать вид, будто не замечает, как сильная рука нежно обняла талию леди Камерфорд.

– Постой-ка, Иен, – вымолвила Элизабет, проследив за насмешливым взглядом серых глаз, обращенных на оцепеневшую Мереуин, – разве это не твои драгоценности?

Она жадно разглядывала бриллианты и сапфиры, украшавшие нежную шейку девушки. Маркиз кивнул, лицо Элизабет затвердело, губы сжались, и Мереуин почти физически ощутила исходящую от нее злобу.

– Ты уверен, что дитя их не потеряет? – обеспокоено поинтересовалась Элизабет, одаривая Мереуин снисходительной улыбкой.

– Я уверен, что она достаточно сообразительна, чтобы сберечь их, – возразил маркиз, открыто наслаждаясь страдальческим взглядом раскосых темно-синих глаз.

– О, музыканты играют тот самый мотив! – радостно воскликнула Элизабет, беря его за руку. – Поспешим!

Мереуин наблюдала, как они присоединились к танцующим парам, маркиз оказался намного выше всех мужчин, и почти все женщины провожали его страстными взглядами. Чувствуя себя совершенно одинокой и несчастной, она пробралась сквозь толпу, вышла через высокое французское окно на каменную террасу и прислонилась к балюстраде, глубоко вдыхая свежий ночной воздух. Музыка тихо плыла на волнах легкого летнего ветерка, но девушка оставалась глухой к прелестной мелодии и не замечала веселых разноцветных фонариков, украшавших высокие деревья чудесного парка.

Почему Иену так нравится мучить ее, грустно думала Мереуин? Он достойно защитил ее репутацию, избавил от грубых, несправедливых насмешек леди Хамфрис, а потом ушел с Элизабет Камерфорд, которую она презирает, нарочно флиртует с этой женщиной и получает невероятное наслаждение, разрывая на части сердце Мереуин.

Она подумала о поцелуе в карете, вспыхнув при воспоминании о волнующем прикосновении его губ и о том, как охотно отвечала ему. Фу! Она просто-напросто слабая, безвольная женщина, доказавшая, как легко он может покорить ее! Будь он проклят, она не доставит ему такой радости!

За ее спиной раздалось деликатное покашливание, и Мереуин резко обернулась, но тотчас успокоилась, увидев перед собой приятного молодого человека в парике, расшитом бледно-голубом камзоле, с робкой улыбкой на губах.

– Сэр? – пришла она на помощь робеющему перед ее красотой юноше.

– П-простите, м-мисс, могу ли я иметь честь пригласить вас на танец?

Темные ресницы взметнулись, открыв затуманенные воспоминанием темно-синие глаза, и юношу охватило отчаяние, но через секунду девушка наградила его такой улыбкой, что голова у него пошла кругом.

– С большим удовольствием, – ответила она нежным голосом, и он, с трудом веря своему счастью, взял ее за маленькую ручку и повел в зал.

Лорд Монтегю и леди Камерфорд то сходились, то расходились в сложных фигурах танца, и когда они вновь воссоединились, Элизабет кисло заметила:

– По-моему, Иен, тебе не следовало приводить сюда эту невоспитанную, девчонку! Подумай, что скажут люди!

– Я уже привык быть предметом сплетен, – невозмутимо бросил Иен, обводя взглядом переполненный зал. Подняв глаза на его нахмуренное лицо, Элизабет поняла, что он не слушает ее, и легонько шлепнула веером то рукаву камзола.

– Ты в любом случае, должен признать, что светский бал не место для деревенской девчонки! Надеюсь; никому не взбредет в голову ее пригласить. Она наверняка принялась бы отплясывать флинг вместо менуэта.

– Полагаю, ты ошибаешься, – произнес Иен таким тоном, что она вынуждена была оглянуться. Светло-зеленые плаза теперь смотрели, в угол зала, куда был направлен и недоуменный взгляд, маркиза. Элизабет внутренне охнула, заметив Мереуин танцующую с молодым графом Денмонтом. Затянутая в сияющий голубой шелк, стройная фигурка плыла в такт музыке и казалось, что ножки в крошечных туфельках несут ее в нескольких дюймах над мраморным полом. Каждое движение девушки поражало грацией и изяществом.

– Должно быть, и в горах, наконец-то узнали про менуэт, – заметила Элизабет бесцветным голосом.

– Похоже на то, – с отсутствующим видом подтвердил Иен, не отрывая глаз от плывущей в воздухе золотоволосой девушки. Оглядев зал, маркиз наконец-то заметил, что он отнюдь не единственный из присутствующих мужчин любуется ею.

Вечер шел своим чередом, Мереуин танцевала то с одним, то с другим обожателем, а маркиз делался все более мрачным, видя, как пламенеют румянцем ее щеки и радостно блестят, синие глаза. Она никогда не была так хороша и никогда не смотрела на него с такой веселой, кокетливой и призывной улыбкой, какую обращала к своим партнерам.

– Кажется, ваша невеста имеет огромный успех у мужчин. – Это колкое замечание принадлежало Кэролайн Хамфрис, оказавшейся на сей раз партнершей Йена.

– Женскому полу вообще свойственно непостоянство, – со значением произнес он, глядя прямо в лицо леди Хамфрис холодными серыми глазами.

– Вы уже назначили дату свадьбы? – спросила Кэролайн, опуская глаза.

– Еще нет.

Мереуин сидела в роскошном кресле, к которому после танца подвел ее кавалер, бросившийся штурмовать толпу, чтобы принести ей бокал вина. Глядя на танцующих, она устало вздыхала, радуясь возможности дать отдых ногам, и бессознательно отыскивала в толпе высокого мужчину в бордовом атласном камзоле, за которым весь вечер следила глазами. На этот, раз он танцевал с жеманной леди Хамфрис.

Он перетанцевал едва ли не с каждой женщиной, молодой, или старухой, сердито думала Мереуин, а ее не пригласил ни разу. Естественно, люди ждут, что джентльмен хоть раз потанцует со своей невестой! Стало быть – рассуждала она, лорд Монтегю не джентльмен, а она – ему решительно не невеста! По правде сказать, если бы он сейчас подошел и пригласил ее, она ответила бы равнодушным отказом!

– Я смотрю, вы славно развлекаетесь, мисс Мереуин вздрогнула от неожиданности, быстро вскинула глаза и где-то очень высоко встретила взгляд серых глаз.

– Да, – осторожно ответила она, – впрочем, не больше, чем вы.

– Ах, неужто я слышу нотку ревности? – полюбопытствовал Иен, заботливо склоняясь над ней, сильная рука легла на спинку кресла, так что со стороны могло показаться, будто жених нашептывает любезности в маленькое ушко своей невесты.

– Не наклоняйтесь так близко! – прошипела Мереуин, начиная дрожать уже знакомой дрожью, которая всегда охватывала ее в его присутствии.

Он моментально выпрямился, а взгляд его заледенел.

– Прошу прощения, леди. Выходит, нынче вечером вы привечаете любого мужчину, обратившего на вас внимание, кроме меня.

– А почему вас это удивляет? Как еще я могу к вам относиться после всех унижений и издевательств, которым вы меня подвергли?

– Разве вы заслужили лучшего обращения? – парировал он. – Вы причиняли мне одни неприятности с того самого момента, как впервые заявились в мой дом.

Вместо язвительного ответа, который он ожидал услышать, последовало молчание, и бросив на девушку быстрый взгляд, Иен увидел, что она смотрит в дальний конец зала, где остановилась, оживленно разговаривая, только что вышедшая из игорного зала группа мужчин. Она тяжело дышала, кобальтовые глаза расширились, губы приоткрылись, лицо так побледнело, что маркиз испугался, как бы с ней не случился обморок.

– Мереуин!

Девушка молчала, он наклонился ближе, коснулся лежащей на колене руки и почувствовал, что она холодна как лед.

– Мереуин, вам плохо?

Низкий, сдавленный от волнения голос не произвел на нее ни малейшего впечатления. Иен тихо выругался и легонько встряхнул девушку, надеясь вывести ее оцепенения. Что за чертовщина случилось с девчонкой? Он мог бы поклясться, что лицо ее выражает страсть, а синие глаза затуманились от любовного томления. Вгляделся в группу мужчин, но не смог угадать, на кого именно она смотрит. Почти все они танцевали с ней в этот вечер. Неужели маленькая дрянь согласилась назначить свидание кому-нибудь из них?

– Гнев Господень, вы будете отвечать или нет?!

На сей раз сердитый окрик привел Мереуин в чувство, она вздрогнула и изо всех сил вцепилась в мускулистую руку, словно умоляя о защите:

– Иен…

– В чем дело, Мереуин? – Маркиз был вне себя от нетерпения, а она вновь погрузилась в молчание.

Потом она встряхнула головой, глубоко вздохнула, словно вернулась откуда-то издалека, и неожиданно улыбнулась ему.

– Простите. – Она нервно засмеялась. – Мне показалось, будто я кое-кого узнала. Да наверняка ошиблась.

Такой ответ нисколько не удовлетворил лорда Монтегю, и он решил, что она что-то от него скрывает.

– Кого? – потребовал он объяснений. Темно-синие глаза испуганно посмотрели на него.

– Никого. Я же сказала, что ошиблась.

Маркиз сердито выдернул ее из кресла и крепко взял за руку.

– Я везу вас домой. Если вы составили планы на этот вечер, не принимая в расчет меня, забудьте о них.

Мереуин, слишком потрясенная, чтобы спорить, опустила голову и маркиз крепко сжав губы, повлек ее из бального зала не позаботившись попрощаться с лордом и леди Хамфрис. С трудом дождавшись, когда подадут карету и откинут лесенку, он грубо впихнул Мереуин внутрь и уселся, пристально глядя на нее и явно ожидая объяснений. Мереуин молчала, и Иен подал наконец знак ехать, чувствуя свое бессилие и едва сдерживая ярость.

Как только они вошли в темный вестибюль дома, Мереуин повернулась к маркизу и осторожно расстегнула сапфировое ожерелье.

– Теперь вам лучше его забрать, – спокойно проговорила она. – Леди Камерфорд была права. Я вполне могу потерять такую дорогую вещь.

Иен в отчаянии смотрел на нее сверху вниз, ожерелье свешивалось с его ладони, а он не мог найти подходящих слов, зная, что гнев лишь заставит ее еще сильнее заупрямиться. Что за дьявольщина с ней происходит? Если она не покорится ему в ближайшее время, он просто-напросто свернет, девчонке шею.

– Спасибо, что разрешили надеть. Ожерелье в самом деле прекрасное.

Маркиз смотрел, как она устало поднимается по лестнице, удивительно очаровательная в блестящем шелковом платье. Только услышав, как хлопнула дверь спальни, он отвернулся, и улыбка тронула его чувственные губы. Неописуемая девчонка, и он мог бы поклясться, что она только что выставила его из собственного дома! Небрежно сунув ожерелье в карман, Иен вернулся к карете и коротко приказал кучеру ехать в резиденцию Монтегю на Гросвенор-роуд. Со вздохом устраиваясь на подушках, он вдруг понял, что неотступно думает о Мереуин и ее необъяснимом поведении. Если завтра она все ещё будет отказываться отвечать на вопросы, он решительно возьмет дело в свои руки.

Лондонские улицы были почти пусты в этот ночной час, и элегантная карета с гербом Вильерсов быстро неслась по извилистым улицам, обычно забитым каретами, экипажами и носилками. Лишь один экипаж встретился им, когда они огибали Парк-Лейн, и если бы лорд Монтегю приподнял занавески, то увидел бы внутри него леди Элизабет Камерфорд.

Сама же Элизабет не обращала внимания ни на что вокруг, сильно расстроенная новостью, которую небрежно сообщила ей Кэролайн Хамфрис. Лорд Монтегю и лицемерная девчонка, которую он привез с собой из Шотландии, собираются пожениться! Даже сейчас Элизабет не могла до конца в это поверить. Почему Иен прямо ей не сказал? Почему она должна узнавать об этом от плоскогрудой шлюхи Кэролайн Хамфрис? Не может быть, это неправда! Когда-то Иен принадлежал ей, и она до сих пор помнит, как ненасытен он был в постели, до сих пор у нее дрожат колени при одной мысли о его опытных, умелых руках.

Но все это было до отъезда в Шотландию, напомнил Элизабет неумолимый внутренний голос. А после возвращения Иен не проявил к ней ни малейшего интереса. Чересчур занят золотоволосой шлюшкой, которую представляет своей невестой! Губы ее злобно сжались. Она расстроит эту свадьбу, даже если потребуется отдать все силы до последней капли! Ведь между лордом Монтегю и его крошкой явно что-то неладно. Она видела это собственными глазами в то утро в доме маркиза и уверена, Иен женится не по любви.

– Вы чем-то озабочены, миледи.

Элизабет вздрогнула, когда ей на колено легла костлявая рука, ибо совершенно забыла о существовании своего спутника.

– Не имеет значения, – ответила она с напряженной улыбкой и вдруг пожалела, что согласилась взять его в провожатые.

Собственно говоря, ей лишь хотелось вызвать ревность Иена, но тот, черт возьми, уехал неожиданно рано! Поворковал, несколько минут со своей дикаркой, а потом взял и исчез, и Элизабет осталась связанной обещанием данным этому мужчине, который чуть раньше шепнул ей, что поселился неподалеку, сняв дом на Марилебон-роуд.

Да, он вполне привлекателен, думала Элизабет, – проницательные карие глаза, прекрасно ухоженные усы, правильные черты лица, но ей нужен только Иен Вильерс, по нему истосковалось ее сердце!

Потом, когда они лежали в постели, ей почти удалось вообразить, что это Иен обнимает и ласкает ее уверенными, умелыми руками, и Элизабет испускала стоны, уже веря, что это он.

Глава 7

– Ну, моя дорогая, не поведаете ли, что это на вас нашло вчера вечером? – сказал маркиз Монтегю, быстро входя в гостиную, где завтракала Мереуин.

Сердце у нее заколотилось. По правде сказать, сейчас он больше смахивал на шотландского лэрда, в натянутых на длинные ноги коричневые панталонах и черных сапогах, в простой, небрежно наброшенной на широкие плечи куртке из оленьих шкур и в плотных чулках. Однако красивое, мужественное лицо его было строгим, и Мереуин забеспокоилась, поскольку хорошо знала этот решительный взгляд серых глаз.

– Не имею ни малейшего представления, о чем вы толкуете, – тихо проговорила она и демонстративно сосредоточилась на своем завтраке, склонив золотую головку. Но он видел, как в раскосых темно-синих глазах мелькнул страх.

– Да ладно вам, – нетерпеливо продолжал Иен, останавливаясь посреди комнаты. – Вы прекрасно понимаете, черт возьми, о чем я толкую. Вы кого-то увидели у Хамфрисов вчера вечером и разволновались. Кто это был?

– В самом деле милорд, – запротестовала Мереуин поднимая голову и изображая невинную улыбку, – я действительно не знаю чем выговорите.

Иен собрал в кулак всю свою волю сурово глядя на прелестное невинное личико и понимая, что эта улыбка специально рассчитана на то, чтобы смягчить его.

– Вы гнусная лгунья, Мереуин.

Она вздохнула:

– Ну хорошо, раз уж вам так хочется. Я увидела в бальном зале мужчину, похожего на одного нечестного человека, с которым вел дела Алекс. Был он помощником нашего поверенного и, как позже выяснилось, прикарманивал деньги, записывая свои траты в расходные книги.

– Эдвард никогда не рассказывал мне об этом, – подозрительно заметил Иен, совсем не уверенный, что она говорит правду, хотя довольно трудно уличить ее во лжи. Дьявол ее побери, она вполне может оказаться искусной лгуньей.

– Это было давно, – пояснила Мереуин, сосредоточенно намазывая маслом рогалик. – Я была еще совсем девчонкой, но хорошо запомнила, как он выглядит. Его, разумеется, посадили в тюрьму, но с тех пор минуло немало лет, срок, по-моему, должен кончиться.

– И по-вашему, он после освобождения прибыл, в Лондон?

Мереуин не понравилась прозвучавшая в его голосе подозрительность, но она постаралась скрыть свое беспокойство, ответив с усмешкой:

– Возможно… Но, скорее всего я ошиблась, потому что, когда пригляделась, не нашла никакого сходства.

– Но вы были чрезвычайно расстроены, – указал маркиз, – даже когда мы вернулись домой. Я уверен, из-за ошибки нечего было так переживать.

Он не сводил с нее проницательных серых глаз, и Мереуин удалось убедительно изобразить оскорбленную мину.

– Вам, безусловно, придется признать, что, кроме этого, у меня в тот вечер было немало причин для расстройства. Объявив о нашей свадьбе, вы совсем сбили меня с толку, и я ни о чем больше не могла думать.

Пропустив мимо ушей все сказанное, Иен настойчиво спросил:

– Как звали того мужчину, Мереуин?

– Неужели вы в самом деле думаете, будто я помню? В конце концов, после стольких лет!

– Однако в лицо вы его помните?

Мереуин замерла, осознав свой промах и смущенно рассмеялась.

– Я же сказала, было смутное сходство, а потом я сообразила, что обозналась. Прошу вас, поговорим теперь о другом.

Маркиз с минуту задумчиво смотрел на нее, потом пожал могучими плечами, как бы считая вопрос закрытым.

– Я, собственно, пришел спросить, не желаете ли вы проехаться со мной верхом? Утро на редкость приятное.

Мереуин тут же вскочила на ноги и радостно улыбнулась: – Ой, да, мне бы очень хотелось! Знаете, я не ездила верхом с тех самых пор…

Девушка внезапно смолкла, и личико ее вытянулось. Сколько времени пролетело с тех пор, как они с Малькольмом скакали по залитым солнцем торфяникам? Теперь, ей кажется, что прошли годы, и та хохочущая, счастливая Мереуин – это вовсе не она. Если бы только знать тогда, что вся жизнь ее скоро изменится из-за чертовски привлекательного, но бессердечного великана по имени Иен Вильерс, возможно, она бы сумела предотвратить их первую роковую встречу.

Ей вдруг расхотелось ехать с ним, и она мрачно буркнула:

– У меня нет подходящего платья.

Иен понимающе улыбнулся, заметив враждебность во взгляде синих глаз.

– Нет есть, моя дорогая. Леди Камерфорд прислала вчера еще кое-что из одежды, и Фрэнсис доложил, что есть и амазонка.

Мереуин нахмурилась и уже открыла было рот, чтобы заявить об отказе принимать подачки от его любовницы, но ворвавшийся в открытые окна легкий ветерок принес ароматы цветов и щебетание птиц. Непреодолимая жажда свободы охватила ее и лишила сил сопротивляться призыву летнего утра и манящему взгляду серых глаз лорда Монтегю.

– Хорошо, – согласилась она. – Встретимся возле дома.

– Прекрасно, мисс.

Мереуин поднялась к себе в спальню, и охватившее ее радостное волнение вновь уступило место тревоге. Кажется, ей удалось убедить маркиза, и он ей поверил, однако ужас, который она испытала вчера в доме лорда и леди Хамфрис, не оставлял ее. Девушка нисколько не сомневалась, что вчера на балу она видела Уильяма Роулингса, того самого человека, по обвинению которого ее бросили в тюрьму, как воровку и проститутку.

Мереуин точно знала, что вчера Роулингс не заметил ее, и возносила отчаянные мольбы, чтобы он не узнал в элегантно одетой, молодой леди ту самую девушку, с которой столкнулся в Глазго несколько месяцев назад.

А вдруг он ее узнает? Тогда, конечно, всему городу станет известно, что невеста маркиза Монтегю на самом деле дешевая шлюха и воровка. Никто не поверит ей, она здесь совершенно одна. Господи Боже, а вдруг маркиз, одержимый жаждой мести, и сам подтвердит эти обвинения?

Глухой стон вырвался из ее груди. Мереуин изо всех сил пыталась сдержать слезы, застегивая трясущимися пальцами изящную темно-коричневую амазонку. Посмотрев на себя в зеркало, она увидела смертельно бледное лицо, полные слез глаза и закусила губку, отчаянно пытаясь взять себя в руки, чтобы встретиться лицом к лицу с маркизом и не выдать своего состояния. Потом, оставшись одна, она подумает над решением этой проблемы и найдет способ как можно скорее убраться из Лондона.

Лорд Монтегю прохаживался по двору, с отсутствующим видом поигрывая хлыстом с костяной рукояткой, оживленный, энергичный и такой же нетерпеливый, как и его огромный черный жеребец, который перебирал ногами, вскидывал голову, раздувая ноздри, и тихо ржал, не поддаваясь на мягкие уговоры держащего его старшего конюха.

– Пожалуй, я никогда в жизни такого не видела, – задумчиво заметила Мереуин, подходя к маркизу и окидывая оценивающим взглядом огромное животное. – Он ведь не здешний, не с островов, правда?

– Разумеется, нет, – подтвердил Иен и улыбнулся про себя, наблюдая, как она с видом знатока разглядывает круто изогнутую шею и длинные ноги жеребца, – Я вывез его из Испании.

– Ну конечно же, андалузская кровь, – пробормотала Мереуин и возмущенно оглянулась на расхохотавшегося маркиза. – Что тут смешного?

– Осторожно, вы выдаете свое деревенское происхождениё, – предупредил Иен и добавил, обращаясь к конюху – Мисс Макэйлис больше привычна к обществу лошадей и овец, чем представителей рода человеческого.

– Я мог бы поклясться, что животные любят ее милорд, – невозмутимо изрек конюх, мужчина средних лет с приятным лицом, чьи симпатии были на стороне золотоволосой девушки, которая, как говорили в доме, была нетребовательной и милой, но достаточно храброй, чтобы иметь дело с таким человеком, как маркиз.

В отличие от мажордома Фрэнсиса старший конюх Ник Холдер полностью одобрял появление в доме Мереуин, от всего сердца желая, чтобы хозяин хоть сколько-нибудь остепенился и нашел себе жену. Он, разумеется, уже слышал новость об обручении от кучера Джона Боллинга, узнавшего об этом от лакея Хамфрисов вчера вечером. Ник неожиданно улыбнулся и его огрубевшее лицо смягчилось.

– Примите мои поздравления, милорд.

Маркиз прищурился:

– С чем?

Под жестким взглядом веселость Ника несколько сникла.

– Как же, милорд, с обручением c-с леди… – Он запнулся, и побагровел.

Лорд Монтегю приподнял брови:

– Вы меня поздравляете, Ник? Вам следовало бы принести соболезнования.

– Я думал… – начал было Ник, но Мереуин холодно перебила:

– Боюсь, вы заблуждаетесь, сэр. Мы с лордом Монтегю не намерены вступать в брак.

Сбитый с толку Ник смотрел как она не обращая внимания на протянутую руку маркиза, взлетела на спину высокой серой кобылы, которую для нее вывели, расправила плечи, усаживаясь в седле, и умело намотала на руку в перчатке лоснящиеся кожаные поводья.

– Да, я бы сказал, хлопот у вас полон рот, милорд, – заметил Ник, успокаивая разыгравшегося жеребца, чтобы маркиз, мог сесть в седло. – Но говорят, трудности всегда сулят счастливые браки. Закаляют сердца.

– С каких это пор, Ник, вы стали знатоком в подобных делах? – спокойно поинтересовался маркиз, предостерегающе поблескивая глазами. – Вам почти пятьдесят а вы до сих пор не женаты.

– Верно, милорд, – неохотно признал Ник, не желая вступать с хозяином в спор, поскольку неизменно при этом проигрывал. Он лишь задумчиво провожал глазами всадника на черном жеребце, который шел бок о бок с высокой, стройной кобылой, нервно грызя удила, потом вдруг рванулся вперед, но лорд Монтегю без труда осадил его.

На редкость подходящая парочка, решил Ник, имея в виду не только великолепных животных, но и всадников. Он уж давненько гадал, отыщется ли когда-нибудь женщина, которая согласится терпеть его светлость. У маркиза, конечно, было полным-полно женщин, но ни у одной, по мнению Ника Холдера, не хватало духу обращаться с ним соответствующим образом. А эта красивая крошка-блондинка с железным характером конюху приглянулась, и он, отмечая про себя как ловко она держится в седле, мчась легкой рысью впереди маркиза вниз к парку, думал, не нашел ли наконец хозяин свою судьбу.

Гайд-парк раскинулся перед ними во всем своем летнем великолепии, поражая пышными кронами старых деревьев, прекрасно ухоженными дорожками и идеально подстриженными лужайками. В ранний утренний час, когда солнце лишь начинало пробиваться сквозь легкий туман, парк был почти пуст, и Мереуин с трудом верилось, что посреди шумного города существует этот дивный безлюдный оазис.

– По-моему, Мадригал застоялся, – бросил Иен, наклоняясь к выгнутой шее коня, жаждущего рвануться вперед и как следует пробежаться. – Не боитесь пуститься в галоп?

– Боюсь? – выпалила Мереуин. – Я? – Уголки его губ дрогнули в улыбке.

– С моей стороны глупо спрашивать, – согласился Иен, отпустил поводья и больше не сдерживал жеребца.

Кобыла тоже не стала мешкать и полетела вдогонку. Мереуин низко пригнулась к шелковой гриве, наслаждаясь бьющим в лицо теплым ветром, стуком копыт, эхом разносящимся в тихом утреннем воздухе. Широкая дорожка словно была создана для быстрой скачки, и обе лошади неслись под деревьями голова в голову, радуясь свободе не меньше седоков.

Наконец уставшие животные перешли на спокойную рысь. Мереуин с выбившимися из-под шляпки волосами выпрямилась в седле, тяжело дыша и чувствуя, как пульсирует кровь в венах.

– Клянусь, ничто так не возбуждает, как хорошая скачка, – произнес Иен, подъезжая ближе и заглядывая в ее раскрасневшееся улыбающееся лицо.

Мереуин согласно кивнула, радуясь внезапно возникшей меж ними близости, и тут же подумала, что этому скоро придет конец. До чего редко они вот так, по-дружески, разговаривают друг с другом, чаще их отношения напоминают постоянные военные баталии.

– Поразительно, как ловко вы держитесь в седле, Мереуин, – заметил Иен, глядя вдаль сквозь деревья и не замечая грусти на ее лице. – Я с удивлением должен признать, что вы, в конечном счете, неплохо воспитаны. А вчера вечером вы по-настоящему изумили меня светскими манерами.

– Разумеется, вы ожидали, что я начну отплясывать шотландские народные танцы, а не менуэты, – холодно ответила Мереуин, и маркиз невольно вспомнил замечание Элизабет по этому поводу.

– Я был удивлен, – честно признался Иен, поворачивая к ней голову, и сразу заметил замкнутое выражение ее лица, несколько секунд назад такого веселого и беззаботного. – В ваших глазах появился опасный блеск, – произнес Иен, опуская руки на мощную холку жеребца. – Чаще всего такой взгляд предупреждает, чтобы я был начеку. Интересно, не вызвано ли ваше недовольство моим замечанием о вчерашнем вечере?

– Ничего интересного, – мрачно отрезала Мереуин. – Я хочу знать, что вы намерены делать теперь, когда сказали леди Хамфрис о нашем предполагаемом браке. Это дьявольское вранье, о чем мы оба прекрасно знаем, но даже ваш старший конюх уже слышал об этом! Не удивлюсь, если сия потрясающая новость вовсю обсуждается в лондонских гостиных, а ваши бывшие любовницы разносят ее по всему городу.

Иен радостно расхохотался и долго не мог успокоиться. Наконец он оборвал смех и посмотрел на нее:

– Не стоит преувеличивать мою популярность, мисс. Вы вскружите мне голову.

– Вам? – с притворным изумлением переспросила Мереуин. – Голова ваша и без того так закружена, что я удивляюсь, как вы еще умудряетесь попадать во входную дверь!

– Мне давным-давно следовало бы укоротить ваш острый язычок.

Мереуин не совсем поняла, сердится он или нет, однако повторила вопрос:

– Так что вы намерены делать?

– Вы имеете в виду свадьбу? – Иен равнодушно пожал могучими плечами. – Пускай клушки-сплетницы кудахчут сколько вздумается. В любом случае, репутация ваша останется незапятнанной.

– Начнем с того, что вы потащили меня к Хамфрисам именно с целью бросить тень на мою репутацию и научить послушанию, – напомнила Мереуин, сердито глядя на него раскосыми глазами.

– Существуют и другие способы достичь этой цели.

Теперь они шли так близко, что его колено прижималось к ноге девушки. Иен протянул руку и перехватил у нее поводья, лишив возможности увеличить расстояние между ними.

– Я хочу вас, Мереуин, и не успокоюсь, пока не заполучу. Есть в вас нечто, волнующее меня неизъяснимо. Никакая другая женщина так не действовала на меня и я должен разгадать эту загадку.

– Я лучше умру! – прошептала Мереуин, но глаза ее не могли оторваться от красивого мужественного лица лорда Монтегю.

– Вы говорите неправду, – сказал Иен с улыбкой уверенного в себе человека. Именно так улыбался бессердечный великан, которого она боялась и ненавидела всей душой. – Однажды, вы уже отдались мне по собственной воле, Мереуин, и только случайность помешала, мне овладеть вами. О, не беспокойтесь, – добавил он, когда Мереуин, издав нечто похожее на рычание, попробовала вырвать поводья у него из рук, – я не собираюсь брать вас силой. Вы сами подарите мне себя, и это будет гораздо приятнее.

– Почему вы так жестоки со мной? – со слезами спросила Мереуин, жалобно глядя в его склоненное к ней лицо, и маркиз понял, что глубоко ранил ее. – Бывают моменты, когда вы очень добры ко мне, и я начинаю верить в возможность уладить когда-нибудь наши отношения, а потом вдруг меняетесь, радуетесь, заставая меня врасплох, и стараетесь обидеть побольнее.

– А вам в самом деле этого хочется? – отрывисто бросил Иен, и в глубине серых глаз вспыхнуло что-то такое, чего она не могла понять, – Уладить, как вы сказали, наши отношения?

– Я, страшно устала от этих постоянных споров, – призналась Мереуин, – и не уверена, что у меня хватит сил бороться с вами в одиночку.

– Стало быть, вот как вы желаете все уладить: подкупить меня, заставить отвезти вас в Кернлах, а там уж кликнуть на помощь братьев и начать настоящую, клановую войну?

Голос его стал резким, брови угрожающе сдвинулись, и она отшатнулась.

– Черт возьми, Мереуин, признаете ли вы наконец тот факт, что я не Эдвард Вильерс и никакие предубеждения не влияли, на мое отношение к. Макэйлисам?

– Так вы утверждаете, будто я во всем виновата? Я разрушила идеальную дружбу между вами и моими братьями? Ладно, я ни на миг не поверю, что вы ограничились бы половинной долей в деле! Вы слишком жаждете, власти.

– Очень жаль, если у вас в самом деле такое мнение обо мне, Мереуин.

Она на миг осеклась, услышав в его голосе искреннее сожаление, но решительно отбросила ненужную слабость.

– Какое еще у меня может, быть мнение, Иен? До сих пор вы демонстрировали мне лишь одну сторону, своей, натуры. С того самого дня, как закрыли нам путь по реке. Вы грубы, эгоистичны, высокомерны, вы осмелились против моей воли, привезти меня в Лондон, как оказалось, только для того, чтобы преподать мне урок!

Маркиз молчал. Никогда раньше он не смотрел на ситуацию с такой точки зрения. Она права, утверждая, что он не учитывает, как много несчастий выпало на ее долю после отъезда из дома прошлой весной. Проклятие, думал он, но, несмотря на все свои горести, она заслуживает наказания за высокомерие и эгоизм, заслуживает урока, чтобы не думала водить его за нос!

– А себя вы считаете незаслуженно оскорбленной невинностью? Какие же тайные добродетели могут убедить меня заключить мир с вашим семейством? Вы высокомерны нисколько не меньше меня, Мереуин, и охотно перегрызли бы мне горло. Нет, мисс, когда я отвезу вас в Шотландию и избавлюсь от надоедливой, вечно путающейся под ногами девчонки, для меня настанут поистине благословенные времена!

Мереуин отвернулась и прикусила губу, чтобы не заплакать. Черт его побери! Этот лжец и распутник добьется всего, чего хочет, в том числе и ее, нисколько не думая о желаниях и чувствах других людей.

– Никогда вам не получить того, чего вы больше всего хотите, Иен Вильерс, – прошипела она дрожащим от ненависти голосом. – Я уже говорила вам раньше, что охотнее легла бы со свиньей.

Большие руки Иена сжались в кулаки, натянув поводья, жеребец заржал от неожиданного рывка. Проклятие, яростно думал он, она не ошиблась, желание обладать ею стоит у него на пути! Если бы только она не волновала его до такой степени, можно было бы с легкостью от нее отделаться. Будь проклят он сам за проявленную вчера вечером слабость, заставившую его сказать Кэролайн Хамфрис об этой дурацкой свадьбе! Кровь Господня, он скорее даст себя оскопить, чем женится на этой злобной мерзавке!

– Еще одно слово, – предупредил он сквозь стиснутые зубы, – и я из вас дух вышибу.

– Я к битью нечувствительна, – отрезала Мереуин, прикрывая страх злостью. – Делайте со мной что хотите, милорд, но я никогда с вами не примирюсь, никогда!

Терпение Иена лопнуло, он громко выругался, сгреб девушку в охапку, стащил с лошади и бросил в седло перед собой. Мереуин охнула. Маркиз впился в нее глазами, схватил за плечи и принялся безжалостно трясти. Шляпка свалилась на землю, и золотые локоны рассыпались по спине.

– Довольно я сносил ваши выходки, маленькая дрянь, – выдохнул он, потеряв контроль над собой. – Вы, стало быть, утверждаете, что мне никакими силами от вас не отделаться? Что ж, тогда я просто переменю свои планы и позабочусь, чтобы остаток жизни вы провели в таких же муках, какие терплю я.

– Что вы хотите сказать? – прошептала Мереуин. Голова у нее закружилась, и, когда Иен отпустил ее, девушка упала на его мощную грудь, обливаясь слезами от страха и боли.

– Увидите, – мрачно пообещал он. – Терпение мое на исходе.

Поглощенные друг другом, они не заметили двух всадников, выехавших из-за поворота аллеи. Их внимание привлекла лошадь Мереуин, которая, оставшись без всадницы, свернула на травянистую дорожку и в нерешительности, остановилась. Под копытами лошади валялась измятая шляпа Мереуин, сама она сидела на жеребце лорда Монтегю, прижавшись лицом к мускулистой груди, а руки маркиза сжимали ее плечи.

Одним из этих всадников была леди Элизабет Камерфорд, которая приняла гневный блеск серых глаз маркиза за выражение страсти, и сердце у нее оборвалось. Неужели Иен до такой степени утратил контроль над собой, что не стесняется обнимать эту девчонку даже в парке, рискуя быть увиденным!

Элизабет не могла этого вынести и, пришпорив коня, рванулась вперед, оставив спутника далеко позади.

– Эй, Иен, тебе не кажется, что это уж слишком? Хочешь стать всеобщим посмешищем?

Мысленно чертыхнувшись, лорд Монтегю поднял голову и встретился с пылающим ревностью взглядом Элизабет.

– Моя дорогая Элизабет, с каких это пор тебя так волнуют светские приличия?

Взгляд Иена скользнул мимо нее и уперся в скромно, одетого джентльмена, остановившего коня под развесистым ореховым деревом. Маркиз продолжал обнимать худенькие плечи Мереуин, крепко прижимая ее к себе, чтобы Элизабет не заметила слез. Мереуин не сопротивлялась. Услышав визгливый женский голос, она содрогнулась всем телом и, замерла в неподвижности.

Светло-зеленые глаза леди Камерфорд сузились, она тяжело дышала, как после бешеной скачки.

– Если ты говоришь о моем спутнике, – сделав над собой усилие, проговорила Элизабет, – то мы совершаем утреннюю прогулку. Даже тебе, Иен, придется признать это занятие вполне респектабельным.

Мереуин услышала короткий смешок.

– Ладно, Элизабет, мне отлично известно, что вы не удержались и заодно совершили прогулку в постель.

– Ревнуешь? – кокетливо бросила она, с надеждой подавшись вперед, а в светло-зеленых глазах читались одновременно и ненависть, и страстное желание.

– Дорогая моя Элизабет, – отрезал лорд Монтегю, – моей ревности ты давным-давно не достойна.

– А эта девка, по-твоему, достойна? – вспыхнула леди Камерфорд, чувствуя, что вот-вот закричит.

– Возможно, – с улыбкой подтвердил Иен, касаясь губами золотых завитков, и получил в ответ полный ненависти взгляд, – Я просто не выношу, когда Мереуин долго нет рядом со мной. Даже такой близости, как сейчас, мне совсем недостаточно.

Ожидавший леди Камерфорд джентльмен начал проявлять явные признаки нетерпения и наконец прокричал:

– Вы готовы ехать, Элизабет?

– Сейчас, дорогой, – ответила она, одаривая его слабой улыбкой, – Поезжайте вперед.

Он покорно кивнул, развернул лошадь и исчез за поворотом аллеи.

– Думаете, золотую рыбку поймали, дорогая мисс Макэйлис? – уже не сдерживаясь, прокричала Элизабет. – А это всего-навсего негодяй и мошенник!

Мереуин подняла голову, глаза ее были сухими, на мягких губах играла улыбка.

– Думаю, это действительно золотая рыбка, леди Камерфорд. Очень жаль, что она сорвалась с вашего крючка, прежде чем вы успели выкинуть ее на берег.

Элизабет издала сдавленный стон и так натянула поводья, что подняла лошадь на дыбы. Последовал удар хлыста, и обезумевшее животное сорвалось в бешеный галоп, едва не сбросив всадницу. Иен громко расхохотался, глядя ей вслед и не выпуская Мереуин из своих объятий. Девушка уперлась руками ему в грудь, пытаясь высвободиться.

– Пустите, или я вам глаза выцарапаю, – пригрозила она.

Лорд Монтегю так резко разжал руки, что она не удержалась и, соскользнув со спины лошади шлепнулась на землю в опасной близости от подкованных копыт. Иен мгновенно оказался рядом, поднял ее и прижал к себе, озабоченно всматриваясь в испуганное лицо.

– Ушиблись? – спросил он сдавленным голосом. Мереуин оттолкнула его и принялась отряхивать платье яростными ударами затянутой в перчатку руки, закусив губы, чтобы сдержать слезы. Не произнеся ни единого слова, подошла к лошади, схватила повод, взлетела в седло и помчалась в том направлении, откуда они приехали.

Маркиз вскоре догнал ее.

– Простите меня, Мереуин, – искренне извинился он, – я не ожидал, что вы упадете.

Она молчала, даже головы не повернув, и он поджал губы, рассерженный и огорченный.

Подъехав к конюшням, Мереуин спешилась и бросила поводья Нику, который вышел навстречу, ожидая услышать похвалу объезженной им лошади. Но радостная улыбка слетела с лица конюха, когда девушка молча повернулась к нему и подъехавшему лорду Монтегю спиной и скрылась за пышно цветущими розовыми кустами. Ник бросил вопросительный взгляд на маркиза, но, увидев мрачное выражение его лица, молча принял поводья и повел обеих лошадей в конюшню, боясь даже, оглянуться. Да, решил он, нелегкой будет семейная жизнь, раз они еще до свадьбы кидаются друг на друга.

В дальнем конце парка по дорожке, бегущей вдоль Серпентайна,[19] неспешным галопом скакали леди Камерфорд и ее спутник, Элизабет была вне себя от гнева и ревности. О, как же она ненавидит Мереуин Макэйлис! Неужели эта девчонка взяла над Иеном Вильерсом такую власть, что превратила его в обалдевшего от любви школяра? Или, может быть, лорд Монтегю питает какую-то нездоровую склонность к юным девочкам? Ну, как бы то ни было, она намерена положить этому конец.

– Вы рассержены, дорогая.

Элизабет раздраженно нахмурилась, совсем забыв о присутствии Уильяма, и от всего сердца пожелала ему провалиться сквозь землю. Он понравился ей прошлой ночью, но больше она не желает его видеть. Сейчас ей нужен только один мужчина и никакой другой.

– Я устала, – коротко бросила она. Уильям улыбнулся и подъехал поближе.

– Благодарите меня за то, что вам не удалось выспаться, – напомнил он, обдавая горячим дыханием ее щеку. Элизабет понадобилась вся сила воли, чтобы не отшатнуться. Он и правда до такой степени уверен в своих достоинствах? И она ответила на его замечание лишь рассеянной улыбкой.

– У вас испортилось, настроение с той самой минуты, как мы встретили обнимающуюся парочку, – продолжал Уильям после минутного молчания.

– Ничего подобного! – воскликнула Элизабет заливаясь краской.

Ее горячность удивила Уильяма Роулингса, но он сделал вид, что не обратил на это внимания.

– Как вам будет угодно, моя дорогая. Вы знаете этого, джентльмена?

Элизабет глубоко вздохнула, стараясь взять себя в руки.

– Немного.

Прозвучало неубедительно, но ответа Уильяму и не требовалось, он уже догадался об истинных чувствах Элизабет к высокому джентльмену.

– Вам известно его имя?

– Иен Вильерс, – неохотно ответила. Элизабет.

Густые брови Уильяма изумленно взметнулись.

– Неужели маркиз Монтегю?

Светло-зеленые глаза так и впились в него.

– А вы, случайно, с ним не знакомы? Не так давно он носил титул графа Равенслея.

– Я его знаю лишь как маркиза Монтегю, хотя никогда раньше не видел. В наших краях его вступление в права наследства произвело своего рода сенсацию.

– Мне следовало догадаться, Уильям, ведь, вы приехали из Глазго. Почему же, – добавила она, надеясь увести разговор от Иена Вильерса, – вы не разговариваете на каком-нибудь шотландском диалекте?

Уильям неестественно рассмеялся и резко оборвал смех, поджал губы, но Элизабет была чересчур поглощёна своими мыслями, чтобы это заметить. Лучше не говорить о своем шотландском происхождении в городе, где шотландцев презирают. Всю жизнь на него глядят сверху вниз, потому что он низкородный, простой человек, и Уильям пришел к горькому заключению, что уважения за деньги не купишь, особенно в Лондоне, где титул часто гораздо важнее карманов, набитых деньгами.

– Почему же лорд Монтегю так скоро вернулся в Англию? – поинтересовался он, пропуская мимо ушей вопрос Элизабет.

– Жениться собрался.

– Жениться? Как интересно! И кто же счастливая невеста?

Открытая ненависть горела в светло-зеленых глазах.

– Мне бы не хотелось говорить о ней.

– Как пожелаете, дорогая.

Они повернули к дому, он угрюмо молчал, Элизабет тоже не вымолвила ни слова. Раздражение ее росло по мере того, как она опять и опять возвращалась мыслями к увиденной ею возмутительной сцене: Иен Вильерс на лошади, Мереуин Макэйлис в его объятиях, растрепанная, прижавшаяся к нему, отворачивающая лицо, несомненно, чтобы скрыть от Элизабет горящие от поцелуев щеки.

Они расстались, сухо попрощавшись. Элизабет вернулась в скромный городской особняк, оставленный ей год назад покойным мужем, а Уильям Роулингс отправился в снятый им дом и обнаружил в гостиной поджидающего его гостя.

– Чертовски рад видеть тебя, Уилл, – прогрохотал Освальд Трэнтам, приветствуя вошедшего хозяина. – С девяти часов дожидаюсь. – Он подмигнул и понимающе улыбнулся, подрагивая двойным подбородком, – Домохозяйка уведомила меня, что ты еще утром отправился на верховую прогулку с дамой.

– У моей домохозяйки чересчур острое зрение, – заметил Уильям, не делая ни малейшей попытки скрыть тот факт, что не питает особой симпатии к развалившемуся на диване толстому джентльмену в напудренном парике, блекло-синем камзоле и атласных панталонах, слишком пышных на провинциальный вкус Уильяма.

– Что привело тебя в Лондон? – светским тоном поинтересовался Освальд Трэнтам, игнорируя хмурую мину приятеля. – Давай садись, чего ты? Терпеть не могу задирать голову, когда разговариваю.

– Надоел Глазго, – небрежно ответил Уильям, садясь в кресло и вытягивая перед собой длинные ноги.

Освальд радостно расхохотался, отчего его круглые щеки побагровели, свидетельствуя о неважном здоровье – результате всевозможных злоупотреблений.

– Ну конечно, выбор девчонок там наверняка невелик. Для этого дела Лондон, клянусь Богом, самое подходящее место. У нас тут полным-полно обойденных вниманием леди, которые сразу готовы броситься тебе на шею.

– Я больше подумываю о том, как бы подыскать себе жену, – холодно сообщил Уильям, потянувшись к шкафчику с бренди.

Освальд захохотал еще громче и шлепнул себя по жирной ляжке.

– Что я слышу? Невероятно! Ты хочешь жениться?

– Мне двадцать семь, – сухо напомнил Уильям. – Самое время подумать о семье.

– А твой отец? Разве одобрит сквайр Роулингс невесту из… как вы там нас называете, из сассенахов?

Уильям сделал большой глоток золотистого напитка и только потом наполнил протянутый бокал Освальда.

– Я не горец и не употребляю этого прозвища. Отец вполне одобрил мое намерение ехать сюда и подыскать невесту. Ему в его возрасте очень хочется иметь внуков.

– Скажи лучше, ему очень хочется, чтобы ты получил титул, – проницательно уточнил. Освальд и рассмеялся при виде вспыхнувшего на худом лице приятеля румянца. – Признайся, Уилл, ты ведь всю жизнь переживаешь, что с такими деньгами никак не добьешься приличного места в обществе?

– Я способен купить любое место, какое захочу.

Уильям всеми силами старался не выдать закипавшую в нем ярость. Он всегда ненавидел Освальда Трэнтама, брата своей матери, отвратительного жирного борова, к счастью, редко приезжавшего в Глазго. Разумеется, следовало ожидать, что Освальд почтит его визитом в Лондоне, но Уильям, честно сказать, надеялся на несколько дней отсрочки.

Освальд был богатым банкиром, женатым на единственной дочери лорда Артура Пемброка, женщине с лошадиным лицом, томной и такой же жирной, как ее супруг. Уильяма неизменно забавляло, с каким нетерпением дядя ждет кончины лорда Пемброка, чтобы унаследовать скромный титул, обещанный стариком лет двадцать назад при условии, что Освальд женится на его дочери Дороти. Сейчас Освальду сорок три, а лорду Пемброку семьдесят девять, и, по слухам, он до сих пор здоров как бык, хотя сам Уильям никогда его не видал.

– Как вы узнали, что я здесь? – спросил Уильям, что бы поддержать разговор, считая, что должен оказать дяде уважение.

– Какая-то из приятельниц Дороти прослышала, что вчера вечером тебя представили леди Хамфрис. Знаешь ведь этих женщин! Им известны имена всех твоих домочадцев и дальних родственников, даже чертовой кошки, если она у тебя имеется. – Освальд звучно икнул, налил себе еще бренди, а Уильям нахмурился, глядя, как уменьшается содержимое хрустального графина. – И нас приглашали, да у меня разыгралась подагра. Слава Богу, сегодня получше.

– Рад слышать, – буркнул Уильям.

Маленькие глазки Освальда сверкнули.

– Ха! Нисколько не сомневаюсь, мой мальчик! Отлично знаю, будь я проклят, мы с тобой по-прежнему любим друг друга! Как тебе удалось получить приглашение на прием к Кэролайн?

– Меня знают в городе, – хвастливо заявил Уильям. – Однако же я удивлен, что приятельница Дороти не сочла возможным познакомиться со мной. – Он снова нахмурился, с неудовольствием подумав, что кто-то побежал докладывать тетке о его приезде.

Освальд пожал плечами и полез в карман за табакеркой.

– Женщины любят вынюхивать всякие сплетни и болтать об этом без передышки, тебе уже надо бы знать это, парень. Ну, расскажи, приглядел ты кобылку, достойную твоей конюшни?

– Нет, – коротко бросил Уильям.

– Приятельница Дороти сболтнула, будто ты уехал с леди Элизабет Камерфорд. – Пухлое лицо Освальда выразило неодобрение, – Подобная неразборчивость, Уильям, может сильно тебе навредить. – Он самозабвенно чихнул, вытер нос шелковым платком и сокрушенно добавил; – Она, конечно, красавица, но слишком непредсказуема на мой взгляд. По слухам, сердце ее принадлежит другому.

– Маркизу Монтегю, – с готовностью подсказал Уильям.

– Лорду Монтегю? – Освальд, задумчиво насупился. – А! Ну да, молодому Равенслею, Я и забыл, что он несколько месяцев назад унаследовал дядюшкино поместье. Слышал, он вчера вечером тоже был у Кэролайн. Ты его видел?

Уильям отрицательно покачал головой, начиная тяготиться болтовней родственника.

– А раньше когда-нибудь встречался с маркизом? Знаю, Глазго далековато от Северо-Шотландского нагорья, но, говорят, прядильни находятся в вашем городе.

– Нет, я его никогда не видел, – сказал Уильям со всем терпением, на какое был способен.

Освальд взял еще одну щепотку из золотой табакерки.

– Чарльз Брентуэйт, мой бывший компаньон, руководит сейчас лондонским отделением предприятия Макэйлисов—Вильерсов, и дела идут превосходно, как мне говорили. Похоже, предприятие сильно расширилось за последние годы. Для шотландцев удача немалая.

– Отчасти это заслуга Эдварда Вильерса, – сказал Уильям и незаметно вздохнул, поняв, что дядя не собирается оставлять эту тему.

– Ну да! – презрительно фыркнул Освальд. – Никчемный мерзавец, падкий на деньги, и хорошенькие мордашки. Племянник, по общему мнению, точно такой, однако я склонен считать, что еще хуже.

– Вы знаете, маркиза? – удивился Уильям и наклонился, чтобы в третий, раз налить себе и дяде бренди.

– Черт возьми, кто не знает Монтегю в этом городе! Ему было, наверное, не больше девятнадцати-двадцати, когда он положил начало своей репутации. Затащил в постель жену Сэра Ричарда Стэнтона, и ревнивый муж, стыдясь признаться, что обманут мальчишкой в коротких штанишках, нанял пару головорезов разделаться с ним. Юный Вильерс как раз уехал в свое поместье в Суррей, и болтали, будто убийцы пробрались в дом, рассчитывая напасть на него во сне, однако через десять минут вылетели от туда, один с расквашенной физиономией, другой с отрубленным пальцем. Я бы не рискнул биться с ним на шпагах!

– И я слышал, что он превосходный фехтовальщик, – подтвердил Уильям, неторопливо потягивая бренди и раздраженно думая, как могла Элизабет влюбиться в такого самодовольного негодяя. – После этого, я полагаю, маркиз пустился во все тяжкие, – добавил он.

Освальд покачал бычьей головой:

– По правде сказать, нет. Наверное, решил поискать приключений на стороне и отправился в плавание.

– В плавание? – удивленно повторил Уильям.

– Ну да. Отец его, покойный граф, имел небольшой торговый флот, вел дела в Карибских странах и в колониях, так что Вильерс отплыл на одном из его судов. На маленькой бригантине, способной выдержать дальнее плавание, да только перед войной он ее продал – ее и еще два других корабля. Их вооружили и использовали в морских сражениях против Франции.

– И он не поддался искушению заняться грабежом? – с сарказмом спросил Уильям, – Судя по вашим рассказам, Вильерс – настоящий пират.

Освальд пожал жирными плечами:

– Как я понимаю, его силовые игры не привлекают. Он отсутствовал года три-четыре. Ходил, как говорили, в Тобаго, на Таити, во всякие такие места. Так или иначе, вернулся с сундуками, полными золота, специй и прочего в том же роде. А вот нрав не изменился, и я склонен думать, морские приключения принесли ему только вред. Он всегда был горяч, а по возвращении стал опаснее вдвойне. Кто-то там научил его стрелять без промаха и мастерски биться на шпагах. Не хотел бы я встать ему поперек дороги.

– И теперь он ведет жизнь удалившегося на покой лондонского джентльмена, – заключил Уильям, потеряв всякий интерес к обсуждению лорда Монтегю.

Массивный живот Освальда заколыхался от смеха, и Уильям уставился на тугой пояс дядиных панталон, уверенный, что тот вот-вот лопнет.

– На покой? До чего же ты глуп, Уилл! Маркиз жесток и высокомерен, но обожает пышные кружева, и невесть почему все леди находят его привлекательным, хотя, будь я проклят, если когда-нибудь это пойму. Могу поклясться, у него было не меньше десятка романов после возвращения и к тому же вдвое больше дуэлей. Он уехал в Шотландию, и весь город встал на уши, это я тебе точно говорю. Никогда в жизни не видел столько зареванных женщин!

– Зачем было ему уезжать, если тут все само шло в руки? – с любопытством спросил Уильям.

– Должно быть, пустился на поиски приключений. В суррейском поместье дело налажено и идет само по себе, а бесконечные балы с вечеринками не привлекают Йена Вильерса. Не сомневаюсь, маркиз пожелал, помериться сообразительностью со старшим Макэйлисом. Брентуэйт как-то говорил мне, что тот парень крепкий орешек. – Освальд икнул, – Слышал я, там и дочка имеется, говорят, умопомрачительная красотка, хоть дикая, как весь тамошний люд.

– Я смотрю, про Макэйлисов вам чертовски много известно, – заметил Уильям, на самом деле не слишком удивленный, так как был совершенно уверен, что Освальд знает про каждого обитателя Британских островов не меньше самого Господа Бога. – Больше чем мне, а ведь я живу неподалеку от Кернлахских прядилен. Говорят, братья малышки стерегут ее не хуже, чем волчица волчонка.

– Догадываюсь, что тебя они никогда не считали достойным претендентом на ее руку, а, Уилл? – неожиданно съязвил Освальд, давая волю неудержимому смеху, в результате чего цвет его физиономии достиг неимоверной яркости. – Сам-то ты признаешь, что недостаточно хорош для крошки Макэйлис? Со своим дедушкой-кузнецом, грязным нищим?

– Он был вашим отцом, Освальд, – напомнил Уильям, и кровь застучала у него в висках с такой силой, что голова закружилась. Тот же приступ ярости, что накатил на него в грязной комнатушке Нелли Арлинг, вновь ударил в голову, и он всеми силами старался успокоиться, боясь потерять над собой контроль.

– Ну, я, наверное, пойду, – нервно проговорил Освальд, понимая, что зашел слишком далеко, затронув сумасшедшую гордость молодого человека. Он с усилием поднялся на ноги. – Буду навещать тебя почаще, мой мальчик, ладно? Поиски невесты, несомненно, займут у тебя немало времени.

Уильям благодушно кивнул, радуясь временному избавлению от присутствия Освальда. Провожая дядю до парадных дверей пообещал:

– Я сам скоро заеду, навещу тетю Дороти.

– Доставишь нам удовольствие, – просиял Освальд. – Чертовски приятно видеть тебя здесь, в Лондоне, мой мальчик. Надеюсь, пробудешь тут подольше.

Перед мысленным взором Уильяма всплыло алебастровое тело Элизабет Камерфорд, и губы его изогнулись в довольной усмешке.

– Думаю, что пробуду.

Глава 8

– Я хочу, чтобы ты отнес письмо мистеру Чарльзу Брентуэйту, – наставляла Мереуин Дэвида, вручая запечатанный конверт. – Я надписала адрес, но тебе придется спросить дорогу в городе. Я не имею понятия, где это находится.

Дэвид принял конверт и сунул в карман штанов.

– Нынче утром лорд Фрэнсис поручил мне кое-куда сбегать, так что все сделаю, – пообещал он.

Мереуин с удивлением глянула на него:

– Как ты его называешь?

Дэвид заморгал карими глазами.

– Да здесь в доме все его так называют. Правда, мисс, – убежденно добавил он. – Вы никогда не видели, до чего он бывает страшен. Я иногда в кровать опасаюсь ложиться, чтобы простыни не помять.

Мереуин звонко рассмеялась, раскосые глаза засверкали весельем.

– Честно сказать, Дэвид, я порой просто не знаю, что с тобой делать.

Он беспечно пожал плечами:

– Раньше я ходил в плавания с капитанами, которые не успокаивались, покуда каждый парус не будет поставлен как следует, но наш лорд Фрэнсис – настоящий король в своем деле. Вот что я вам скажу, мисс, – продолжал паренек, заговорщически понижая голос и украдкой оглядываясь через плечо. – Я буду ужасно рад, когда лорд Монтегю увезет нас в Шотландию. Когда это будет?

Улыбка Мереуин погасла, и темно-синие глаза потемнели.

– Не знаю я, Дэвид. Можно только надеяться, что мои братья скоро приедут и заберут нас.

– И я буду с вами, пока торговые суда не будут готовы везти шерсть? – уточнил Дэвид, глядя на девушку доверчивым взглядом.

Мереуин кивнула:

– Да, Дэвид, ты будешь со мной.

– А маркиз? Он тоже там будет?

– Нет. Он будет в Монтегю.

Дэвид был явно разочарован.

– А…

– Довольно, – отрезала Мереуин. – Пожалуйста, отнеси письмо в город и, ради Бога, никому об этом не говори!

– Есть, капитан! – отрапортовал мальчуган и побежал по коридору к кухне.

Мереуин, чуть нахмурясь провожала его взглядом, молясь, чтобы юнга в целости и сохранности вручил письмо в руки Чарльза Брентуэйта. Она умудрилась раздобыть необходимые сведения, попросив всегда готовую услужить Бетси разузнать у лакея, есть ли в Лондоне отделение кернлахских прядилен и где находится его контора. Через несколько часов Бетси вернулась в комнату Мереуин и радостно сообщила, что контора находится близ Бонд-стрит и управляет ею бывший банкир по имени Чарльз Брентуэйт.

Мереуин сразу воспрянув духом, села писать письмо мистеру Брентуйэту и просить помощи. Она без малейшего колебания и угрызений совести вручала свою судьбу совсем незнакомому человеку, ибо отчаянно желала убраться подальше от Лондона, от Уильяма Роулингса, а особенно от все сильнее волнующего ее лорда Монтегю. Она не видела его с момента вчерашней жаркой стычки и тайно этому радовалась. Девушка была совершенно измучена постоянно вспыхивающей враждой, искрение не понимая, почему в какой-то момент он бывает с ней так мил и очарователен, что дух захватывает, в другой превращается в ужасного монстра, который наказывает ее, как непослушного ребенка.

Мереуин медленно подошла к окну гостиной, откинула кружевные занавески, посмотрела в залитый солнцем сад, и слабая улыбка, тронула румяные губы. Проклиная себя, девушка не могла избавиться от желания видеть Иена, ощущать его прикосновения, вновь испытать восторг страсти, которую он пробуждал в ней жаркими поцелуями и нежными ласками. Загадкой оставалось то, что подобные чувства вызывал у нее мужчина, которого она ненавидела и который был абсолютно непредсказуем. Мереуин находилась в постоянной тревоге, поскольку не знала, каким образом удается ему так действовать, на ее волю и чувства, что она забывала все правила, которых до сих пор строго придерживалась.

Тем больше оснований, угрюмо заключила она, немедленно связаться с мистером Брентуэйтом. Неизвестно, как долго еще маркиз будет откладывать выполнение своего обещания не удерживать eе силой, но она не испытывала ни малейшего желания ждать. Лучше поскорее вернуться в Кернлах, где ненавистное чудовище никогда больше не попадется ей на глаза.

– Мне хотелось бы перемолвиться с вами словечком, если не возражаете, мисс – Мереуин стремительно обернулась выведенная из задумчивости знакомым низким голосом, и сердце ее сжалось. Она внутренне напряглась глядя на возвышающуюся перед ней импозантную фигуру в черном, на красивое чеканное лицо, решительное выражение которого ясно свидетельствовало о том, что маркиз не настроен шутить:

– Да милорд? – тихо сказала она, собираясь с силами.

– Что вам известно вот об этом? – раздраженно спросил он, и Мереуин едва удержалась от восклицания при виде конверта, того самого, который она вручила Дэвиду всего несколько минут назад.

– Откуда Он у вас? – слабо шепнула она.

– Стало быть, вы признаете, что это ваше?

– Разумеется признаю, – отрезала девушка, прямо глядя ему в лицо. – Вам и самому это прекрасно известно, так что бросьте играть в кошки-мышки.

– Я перехватил Дэвида у дверей, – сообщил Иен, и у нее кровь застыла в жилах от его тона, – и имел счастье заметить торчащий у него из кармана клочок моей лучшей почтовой бумаги. Вообразите мое удивление, когда я приказав ему сей клочок вытащить, обнаружил запечатанный конверт, а распечатав, нашел там подробнейшее письмо.

Щеки Мереуин вспыхнули при мысли о детальном описании подлостей маркиза, безжалостно терзавшего ее с момента отплытия из Бостона. Осознав, что последний путь к спасению отныне закрыт, она почувствовала, что сейчас заплачет.

– Я вам уже говорил, – продолжал маркиз зловеще спокойным тоном, по-прежнему не сводя с расстроенной девушки пристального взгляда серых глаз, – что ключик к свободе в ваших руках.

– А я вам говорила, – уперлась Мереуин, – что ни на каких условиях не позволю вам завладеть кернлахскими прядильнями. Предложения ваши омерзительны, и я отказываюсь даже думать о них. Однако могу заключить с вами сделку.

Лорд Монтегю неприятно улыбнулся:

– С женщинами не торгуюсь.

– Я предлагаю вам, – сдержанно сказала она, вздернув подбородок, – завтра без всяких условий отвезти меня в Кернлах, я же взамен обещаю никогда и никаким образом не вмешиваться в ваши дела с Александром.

– Что за женщина, клянусь кровью Господней! – воскликнул Иен. – Неужели вы правда думаете, будто я глуп до такой степени? Да как только вы окажетесь дома, мигом помчитесь к Александру с байками о моем гнусном отношении к вам!

– Милорд, я даю вам слово Макэйлисов, – величественно произнесла Мереуин, – и можете не сомневаться, сдержу его.

Чувственные губы дрогнули в усмешке.

– Нет, моя дорогая, тут вы ошибаетесь. Я ни чуточки вам не верю. Вот это, – он помахал письмом перед ее носом, – прекрасно доказывает, как сильно вам хочется вонзить дирк мне в спину. Я отвергаю ваше предложение также и по другой причине, а именно потому, что уже решил каким образом раз навсегда покончить с этими утомительными баталиями.

– И что же вы решили?

– Скоро увидите, – посулил Иен, угрожающе улыбаясь. – Пройдет еще какое-то время, прежде чем братья приедут за вами. Знаю, вы уверены, будто они уже в пути, я и сам, может быть, думаю точно так же, стало быть, ждать осталось недолго.

Маркиз швырнул скомканное письмо в камин, и когда от злосчастной бумаги не осталось ничего, кроме пепла, он встал во весь свой огромный рост и направился к ней. Мереуин не сдвинулась с места, молча смотрела на него, запрокинув голову и в живых темно-синих глазах отражались самые противоречивые чувства.

– Бедная, бедная Мереуин, – насмешливо проговорил он. – Как жаль, что мы с вами слишком похожи и независимо от своих намерений не можем удержаться, чтобы не уничтожать друг друга.

– Вы в самом деле так думаете? – безнадежно прошептала Мереуин, уверенная, что он имеет в виду физическое уничтожение.

– И так будет всегда. Если бы мы только сумели направить свои силы на что-то хорошее… но этого никогда не случится, и я вынужден признать, что вы – крест, который мне суждено нести вечно.

– Я не понимаю вас! – крикнула Мереуин, отступая от него, не в силах проникнуть в смысл сказанного. – Что вы задумали?

– Я же. Сказал – обождите, – холодно повторил Иен. – А тем временем мне, к сожалению, придется посадить вас под домашний арест. Вам запрещается покидать дом в моё отсутствие, и никому из слуг не разрешается принимать от вас поручения или что-то сообщать вам под угрозой немедленного увольнения. Это касается также и Дэвида, которому нынешний поступок будет прощен, поскольку он ещё молод и, естественно, склонен выполнять все, о чем вы ни попросите.

– Я вас ненавижу! – выдавила Мереуин, глотая слезы и содрогаясь всем телом.

– Вы так часто сообщаете мне об этом, дорогая, что я уже не считаю это новостью.

Она промолчала, изо всех сил стараясь не заплакать.

– Хорошо, – устало сказал Иен. – Сегодня вы будете сидеть дома. Завтра вечером мы приглашены на обед, который дают сэр Эдвард и леди Алисия Полингтон, и я надеюсь, что вы предстанете в наилучшем виде, Эдвард один из самых старых моих друзей, Супруги Полингтон были так любезны, что согласились устроить прием в честь нашей помолвки.

– Неужели вы зашли так далеко с этой глупой шуткой? – спросила Мереуин, отчаянно гадая чем все это кончится. – Вам не кажется, что пора рассказать всем правду?

– О, вы еще удивитесь, увидев, как далеко я способен зайти – невозмутимо ответил Иен – Не бойтесь мисс я обыкновенно отказываюсь от своих прихотей, как только они мне надоедают. – Он внезапно шагнул вперед, схватил ее сильными руками за талию и слегка приподняв, крепко прижал к себе. – Это касается и вас, Мереуин, прошу помнить об этом.

Отпустив ее маркиз быстро вышел из комнаты. Мереуин стояла у камина глядя, как легкий ветерок из открытого окна шевелит горстку пепла, оставшуюся от письма к Чарльзу Брентуэнту, которое было ее последней надеждой навсегда освободиться от лорда Монтегю.

Маркиз не появлялся в особняке до следующего вечера, когда приехал забрать Мереуин на прием к Полингтонам. Оставив карету на подъездной аллее, он поднимался по ступеням к парадной двери, радуясь звездному небу и теплому бархатному летнему вечеру. Он ждал встречи с Полингтонами. Эдвард был другом его детских лет, проведенных в Суррее, и очень хотел познакомить их с Мереуин, о которой они уже много слышали, поскольку ее красота была в последнее время постоянным предметом обсуждения в бесчисленных лондонских гостиных.

Гордая улыбка играла на чувственных губах Иена, ибо он знал, что Мереуин скоро станет подлинным украшением города, чего вполне заслуживает. Какое счастье, что никому не известно, каким нравом наградил Господь это прелестное создание!

– Добрый вечер, Фрэнсис, – приветствовал он вышедшего навстречу мажордома, – Где Мереуин? – Фрэнсис казался необычно взволнованным.

– Еще не совсем готова, милорд.

Брови маркиза подозрительно нахмурились.

– Не совсем готова? – мрачно повторил он – Мы опоздаем. Пошлите кого-нибудь за ней наверх.

– Вы не поняли, милорд, – поспешно начал объяснять Фрэнсис уже поднимающемуся по лестнице маркизу. – По словам Бетси, мисс Макэйлис не собирается выходить нынче вечером.

Широкая спина окаменела, Иен остановился на полдороге и обернулся. Фрэнсис нервно поежился, увидев угрюмое выражение красивого лица хозяина.

– Что это значит, не собирается выходить?

Фрэнсис отвел глаза в сторону.

– Именно это и значит, милорд.

– Она что, больна?

– Нет, милорд, по крайней мере, я так не думаю. Бетси часа два назад ходила наверх, чтобы помочь ей принять ванну и одеться, и сошла вниз, сказав, будто мисс Макэйлис приказала ей удалиться.

Серые глаза угрожающе заблестели.

– Ладно, посмотрим.

– Постойте, милорд! – воскликнул Фрэнсис. – Нельзя вам входить без доклада! – Похоже, он даже не понял, до чего глупо прозвучали эти слова.

– Я вот думаю, не пора ли подыскивать вам замену, Фрэнсис, – отчеканил маркиз, задержавшись на верху лестницы и глядя оттуда на верного слугу. – Возраст делает вас чересчур мягким.

Фрэнсис молча отвернулся, по опыту зная, что ничто на свете не в силах остановить маркиза, раз уж он решил войти в спальню. Старик разъяснил Бетси, что следует предупредить госпожу о возможных последствиях неповиновения приказу маркиза, но Мереуин осталась глуха к ее словам и вежливо, но твердо подтвердила, что не намерена ехать на прием к Полингтонам.

Иен быстро миновал небольшой, коридор, ведущий, к комнате Мереуин, закипая гневом и теряя последние крохи самообладания. Ударом ноги он едва не сорвал дверь с петель и, шагнув в комнату, сразу увидел маленькую фигурку, скорчившуюся на огромной кровати под атласным одеялом. Темно-синие глаза на бледном лице вызывающе смотрели на него. Девушка, явно готовилась отойти ко сну, надев расшитую батистовую ночную рубашку и распустив волосы, которые сияющими волнами сбегали по плечам.

– Какого черта вы здесь делаете, Мереуин? – Иен остановился в ногах кровати, и девушке казалось, что она физически ощущает бушующую в нем ярость. – Хотите спровоцировать меня на убийство? Поверьте, я достаточно зол, чтобы пойти на это.

Она нервно сглотнула, но ответила холодно и спокойно:

– Я не пойду на прием, Иен. Я отказываюсь принимать участие в этом жутком вранье. Вы слишком далеко зашли.

– В самом деле? Вы явно недооцениваете мои способности, дорогая. Да только все это значения не имеет – вы пойдете со мной, и я не собираюсь обсуждать этот вопрос. Вставайте и наденьте что-нибудь поприличнее.

Синие раскосые глаза с ненавистью смотрели на него.

– Не встану!

Он протянул руку, схватил ее за плечо и бесцеремонно встряхнул.

– О нет, встанете. А если отказываетесь одеваться, я сам вас одену.

Он повернулся к вороху платьев, приготовленных Бетси. Здесь были как платья, заказанные им у миссис Ладли, так и присланные леди Кармерфорд. Иен хмуро подумал, что их надо бы поскорее вернуть, пока Мереуин не взбрело в голову в каком-нибудь из них показаться в обществе.

Атласное вечернее платье цвета лаванды привлекло его внимание, и Иен вспомнил, как понравилась ему эта материя в лавке – цвет должен был очень идти к золотым волосам Мереуин. Он сердито сорвал платье с вешалки, швырнул на кровать и ткнул длинным пальцем:

– Вот это наденьте.

Она затрясла, головой пряча от него глаза:

– Я не пойду.

Терпение Иена лопнуло, он с проклятием, метнулся к кровати, сдернул одеяло и одним махом разорвал тонкую ночную рубашку от ворота до подола.

– Клянусь Богом, женщина, вы доводите меня до крайности.

Мереуин попыталась прикрыться, и он отрывисто захохотал, наблюдая за ее усилиями.

– К чему эта демонстрация, скромности? Все это я уже видела.

– Убирайтесь! – закричала Мереуин, закрывая руками обнаженную грудь.

– Я выйду отсюда только вместе с вами.

– Я вам сказала, не пойду!

Иен стремительно сгреб ее обеими руками и вытащил из постели прижимая обнаженное тело к своему роскошному камзолу. Окутанная золотым облаком пышных волос девушка смотрела на него снизу вверх раскосыми, блестящими от непролитых слез глазами, и он почувствовал, как гнев его постепенно исчезает.

Как она была прекрасна с этими разметавшимися золотыми локонами, мятежными темно-синими глазами и приоткрытыми губами, такими манящими, что Иен не смог удержаться. Он со стоном прижал Мереуин к себе, царапая пуговицами камзола нежную кожу.

Мереуин ждала, что твердые жесткие губы причинят ей боль, что язык будет жадным и настойчивым, но в теплом прикосновении не было и намека на грубость. Голова у нее закружилась, поплыла, сердце бешено билось, поцелуй становился крепче, выманивая ответ, и она не могла не ответить. Приподнялась на цыпочках, прильнула к нему, и их тела слились, разделенные только его одеждой. Аромат ее волос, вкус губ, мягкость тела пьянили его. Он желал ее сильнее любой другой женщины в своей жизни и только теперь понял, что беспомощен перед этим желанием. Он мгновенно вспомнил маленькую каюту, свое нетерпение, ее податливость и нежность, а также и то чем все это закончилось.

Но теперь не было ни лейтенанта Спенсера, ни назойливых матросов, ни бурно волнующегося моря, ничего, что могло бы им помешать. Он у себя дома, он здесь хозяин, и трепещущая в его объятиях девушка целиком и полностью в его власти, в такой власти, какую он не имел ни над одной женщиной, поскольку ни одну из них он не собирался сделать своей женой. Он должен овладеть, ею сейчас или, черт побери, не имеет права называться мужчиной.

Легко подхватив Мереуин на руки, Иен мягко опустил ее на постель лаская губами впадинку на нежной шее. Чуть отстранившись, заглянул в глубину синих глаз, увидел ответный огонь в их золотой глубине и с головокружительным ощущением победы понял, что она хочет его так же страстно, как он ее.

– Ты моя, Мереуин, – хрипло прошептал он. – Господи, не отталкивай меня!

Она закинула руки ему на шею, прижалась теснее, и он почувствовал неожиданную слабость.

– Вам давно следовало понять, милорд, – так же тихо сказала она, – что со мной легче справиться лаской, чем угрозами.

Пот выступил на лбу Иена от ее призывной улыбки, которой он никак не ожидал от столь невинного существа, и, застонав от желания, припал к ее полуоткрытым губам требовательным поцелуем.

– Все в порядке, милорд?

Взволнованный голос Фрэнсиса раздался из-за дверей как удар грома, хотя говорил мажордом почти шепотом, испуганный напряженной тишиной, царившей в комнате. Уж не убил ли ее маркиз в самом деле?

Мереуин почувствовала, как напряглось тело Иена, но не пошевелилась, все еще обнимая могучую шею. Тяжело дыша, он оторвался от ее губ, и в темной глубине его глаз читалось отчаянное, смертельное разочарование. Неохотно разомкнув объятия, маркиз встал, оглядывая безнадежно измятый камзол и приглаживая растрепавшиеся волосы.

– Мы скоро спустимся, Фрэнсис.

– Очень хорошо, милорд, – с видимым облегчением отозвался Фрэнсис. – Я прикажу кучеру ждать.

Иен оглянулся на Мереуин, стараясь смотреть только на ее лицо, игнорируя призыв непорочного обнаженного тела, и бесстрастно сказал:

– Надо идти. Я не могу проявить к Эдварду и Алисии такое неуважение и не явиться на прием в честь своей собственной помолвки. Пожалуйста, Мереуин, пойдем со мной.

Тронутая смиренной просьбой, она покорно встала, прошла мимо него к креслу где Бетси заранее разложила нижнее белье, натянула корсет, нижние юбки и повернулась к маркизу, который стоял там где она его оставила, возле кровати, и с каменным выражением лица беспокойно переводил взгляд с одного предмета на другой, старательно избегая смотреть на Мереуин.

Почувствовав ее взгляд, Иен шагнул вперед, и девушка молча подставила ему спину, затрепетав от прикосновения пальцев, застегивающих крючки и завязывающих ленты. Он быстро управился, подал ей лавандовое платье и так же терпеливо застегнул бесчисленные крючочки и пуговицы.

– Причешитесь, – спокойно напомнил он, и Мереуин послушно пошла к туалетному столику, испытывая какое-то безотчетное смущение. Расчесала волосы и начала ловко укладывать и закалывать локоны слегка трясущимися, пальцами. Закончив, повернулась и вопросительно посмотрела на него.

– Достаточно ли я хороша, чтобы предстать перед вашими друзьями? – спросила Мереуин, делая вид, будто ничего не случилось. Маркиз подошел к ней и слегка приподнял, пальцем подбородок.

– Вы были бы прекрасны и в лохмотьях, – хрипло сказал он.

Платье, сшитое миссис Ладли, было совсем не таким роскошным, как голубой бальный наряд, но Иен решил, что оно нравится ему даже больше, поскольку красота Мереуин блистала в нем без всяких прикрас. Блестящий атлас прекрасно обрисовывал фигуру, и упругие груди маняще вздымались над низким декольте. Но больше всего маркиза привлекал цвет, и теперь даже сильнее, чем в магазине. Невероятно огромные глаза Мереуин со сводящим его с ума косым разрезом стали темно-фиолетовыми, а золотистая глубина, казалось, сама по себе излучала свет, и Иен отвернулся, боясь того, что может случиться, если он в ней утонет.

Ожидающий их в вестибюле Фрэнсис вскинул глаза на стук хлопнувшей в спальне двери и не поверил представшей его взору картине. Красивый, величественный маркиз в сером бархатном камзоле вел вниз по лестнице Мереуин, чьи пальчики доверчиво покоились на его рукаве. Они тихо переговаривались, и, хотя Фрэнсис не мог разобрать слов, он сразу успокоился: в походке маркиза не было ни малейшего напряжения, а на личике Мереуин сияла улыбка.

Старик только головой покачал. Упаси его Бог от этих двух своенравных созданий! Никогда в жизни ему не приспособиться к стремительным переменам в их настроении.

В катившей по улицам карете царило мирное молчание, чего не могла не отметить Мереуин. Она гадала, почему маркиз так нежен с ней, хотя появление Фрэнсиса пришлось весьма некстати, тогда как в прошлый раз страшно гневался на помеху. Похоже, судьба настроилась пошутить, явив на мгновение дразнящую перспективу того, что могло бы меж ними случиться, а потом, жестоко вводя в игру случай, который лишь обострял привычную вражду.

Но нынче вечером Мереуин не собиралась испытывать терпение маркиза, или заглядывать чересчур глубоко в собственную душу, или страдать из-за слишком быстро вспыхивающего в ней желания от прикосновения его губ. Нынче вечером они были милы друг с другом, все кругом, было пропитано духом согласия, и она не желала ничего нарушать, решив наслаждаться каждым мгновением, какие бы неприятности ни ждали ее завтра утром.

– Вы давно знаете Эдварда? – спросила она, надеясь сейчас, когда Иен в добром настроении, разузнать что-нибудь из его таинственного прошлого.

Маркиз недовольно фыркнул и со вздохом поднял глаза к небу, то есть к потолку кареты.

– Много лет, мисс, больше чем мне бы хотелось, и предупреждаю, не задавайте мне слишком много вопросов. Я ленюсь отвечать.

– Опасаетесь, как бы я не узнала про вас чего-нибудь дурного? – поддразнила его Мереуин. – Разумеется, ваше прошлое ничем не запятнано, милорд.

– Вы наверняка найдете монахов, нагрешивших гораздо больше меня, – заверил Иен, – ибо я выше всяких подозрений.

– Трудно в это поверить. – Мереуин шаловливо погрозила пальчиком. – Позаботьтесь, чтобы ни одна из этих историй не достигла ушей вашей невесты, милорд. У нее мстительная натура.

– И она с легкостью примеривает на себя роль сварливой жены, – Добавил он с очаровательной мальчишеской улыбкой, способной размягчить сердце самой суровой женщины.

Мереуин, ощутив разливающееся по всему телу тепло, приказала себе быть начеку. Сейчас они дружески расположены друг к другу, но нельзя забывать, кто она есть и какую роль играет в жизни маркиза Монтегю. Девушка погрустнела и нахмурилась, что не ускользнуло от внимания ее спутника. Почувствовав перемену в ее настроении, Иен замолчал, решив, что слишком разболтался.

Дом, перед которым остановилась карета, был не так велик, как особняк Хамфрисов, но Мереуин понравился маленький садик, через который они проезжали, поросшая мхом кирпичная подъездная дорожка, аромат цветов в теплом вечернем воздухе. В высоких окнах горели огни, слышались голоса и смех. На миг Мереуин заколебалась, почувствовав непонятное волнение, но ей на спину успокаивающе легла ладонь маркиза, и она положила руку на его согнутый локоть и пошла рядом с ним вверх по лестнице.

Сэр Эдвард и леди Алисия, встречавшие гостей в со вкусом отделанном вестибюле, оба высокие и темноволосые, представляли собой симпатичную пару. Сэр Эдвард ростом был под стать маркизу, который тепло пожал протянутую ему руку.

– Черт побери, Иен, выглядишь, как всегда, замечательно, – с оттенком зависти воскликнул сэр Эдвард. – Могу поспорить, даже твой труп будет весьма симпатичен, когда тебя, наконец, свалят с ног.

– Эдвард, прошу тебя, – запротестовала леди Алисия и виновато посмотрела на Мереуин добрыми голубыми глазами. – Пожалуйста, извините его. У моего мужа ужасные манеры.

– Мереуин вела довольно замкнутую жизнь, – добавил маркиз с притворной серьезностью. – Еще одно ругательство, Нед, и тебе конец.

Поймав удивленный взгляд Мереуин, Эдвард подмигнул и недоверчиво покачал головой:

– Прости, Иен, я отказываюсь поверить, что женщина, на которой ты решил жениться, представляет собой скромную мышку.

– Разумеется, нет, – отчетливо сказала Мереуин, оправившись от изумления, вызванного характеристикой, данной ей лордом Монтегю. Ей сразу понравились Полингтоны своей искренностью и глубокой привязанностью друг к другу. «Вот явно удачный брак, – с легкой грустью подумала она. – Если бы и у нас с… Боже милостивый, о чем это она думает? Неужели действительно хочет выйти замуж за высокомерного джентльмена с отвратительным характером? Никогда! Хорошо, что все разговоры об их свадьбе – пустое вранье!

Эдвард одобрительно рассмеялся:

– Я по ее глазам вижу, что вы родственные души, Иен. Интересно, кто первым прикончит другого?

– Эдвард! – в отчаянии воскликнула Алисия, бросая умоляющий взгляд на маркиза. – Остановите его, Иен! Мисс Макэйлис и в самом деле сочтет, что попала в весьма странный дом.

– Поверьте, Алисия, Мереуин и сама весьма странная, – ответил маркиз, поднося к губам руку Алисии. – Прекрасно выглядите, дорогая.

Она зарделась от комплимента, а Эдвард беззлобно заметил:

– Ты еще не утратил способности очаровывать дам, а?

– Стараюсь изо всех сил, – объявил Иен, притягивая Мереуин поближе и улыбаясь ей с такой нежностью, что у нее замерло сердце. – Ну, вам, конечно, известно, что это Мереуин Макэйлис из Кернлаха, которая согласилась стать моей покорной невестой.

– Покорной? – переспросила Мереуин, округлив темно-синие глаза. – О, Иен, я и не знала, что в условия сделки входит покорность!

– Я убежден, хлопот у тебя будет полон рот, – с нескрываемой радостью проговорил сэр Эдвард. – На сей раз роли переменились.

– О, она мигом научится послушанию, – самонадеянно заявил Иен. – Я намерен колотить ее до тех пор, покуда не покорится.

Алисия безнадежно покачала темноволосой головой и повернулась к Мереуин:

– Как только вы позволяете ему так говорить?

Мереуин пожала плечами и мягко улыбнулась:

– Он может говорить все, что угодно, но пусть только пальцем меня тронет… – Маркиз расхохотался и обнял ее за плечи.

Через несколько секунд они прошли в переполненную гостиную, так как Полингтоны занялись другими гостями. Мереуин моментально оказалась в тесном кругу знакомых, в основном джентльменов, которые помнили ее по балу у Хамфрисов и теперь наперебой выражали удовольствие вновь видеть ее и высказать свое восхищение.

Перед Мереуин в последний раз мелькнула высокая фигура Иена, веселым взглядом окинувшего ее окружение, прежде чем исчезнуть в многоголосой толпе. Девушка на мгновение растерялась, лишившись его поддержки, но быстро освоилась, поскольку поклонники требовали ее внимания.

– У вас уже довольно много знакомых, – раздался над ее головой голос сэра Эдварда. – Есть ли тут кто-нибудь, кому вы хотите быть представленной?

– Боюсь, немало, – призналась Мереуин. – Кое-кого я встречала на балу у Хамфрисов, а остальные мне незнакомы.

– Мы с Хамфрисами принадлежим к разным кругам, – пояснил сэр Эдвард, беря ее под руку, – самых… э-э-э… распутных вы здесь не найдете.

Неужели, подумала Мереуин, он имеет в виду леди Элизабет Кармерфорд? Хотя она ни с кем не делилась своими опасениями, но о встрече с ревнивой зеленоглазой женщиной думала с ужасом. Однако в скором времени девушка с облегчением убедилась, что бывшей любовницы маркиза здесь нет и все, кому представлял ее сэр Эдвард, милые и очаровательные люди.

Когда пригласили к столу, Мереуин проследовала в столовую под руку с сэром Эдвардом, а маркиз с леди Алисией шли за ними. Мереуин не имела случая поговорить с Иеном с момента приезда и с радостью увидела, что их места за столом довольно далеко друг от друга. В вестибюле она охотно поддержала его игру в счастливую влюбленную пару, поскольку не хотела портить настроение Полингтонам, к которым сразу почувствовала симпатию.

Но сейчас Мереуин спрашивала себя, какой в этом смысл? Иен солгал леди Хамфрис, чтобы не компрометировать Александра, не признался во лжи, когда следовало, а теперь уже слишком поздно. Ложь разрослась, и, уже даже не сосчитать, сколько людей принесли ей свои поздравления и полюбопытствовали, когда свадьба.

Мереуин нахмурилась. Какую бы игру ни вел лорд Монтегю, нынешним вечером она будет играть в нее до конца, но, как только они останутся наедине, настоит, чтобы этому был положен конец.

– Вы почти не притронулись к устрицам, мисс Макэйлис, – обратился к ней молодой граф Денмонт, тот самый молодой человек, с которым она танцевала на балу у Хамфрисов. Он оказался соседом Мереуин по столу и взял на себя обязанности ее кавалера.

– По правде сказать, я не очень их люблю, – шепнула, наклоняясь к нему, Мереуин, не заметив хмурого взгляда маркиза, наблюдавшего за ней с противоположного конца стола.

Граф понимающе улыбнулся:

– Я тоже не нахожу в них ничего особенного. Может быть, желаете лососины? Я уверен, горянка не откажется от такого деликатеса.

– Разумеется, не откажусь, – подтвердила она, вспомнив плещущихся в Лифе лососях. Ее вдруг одолела такая тоска по дому, такое страстное желание увидеть братьев и Кернлах, что Мереуин быстро отвела глаза от юного лица графа и тут же наткнулась на пристальный взгляд сузившихся серых глаз.

Девушка поспешно занялась содержимым своей тарелки, механически поглощая нежное розовое филе и почти не замечая вкуса. Впрочем, аппетит скоро вернулся, тем более что лакеи все подходили и подходили с новыми чудесами кулинарии. Свинина, фазаны, нежные тушеные перепела, телятина со свежими овощами и изумительными соусами, после чего следовали рыба, цыплята и еще множество других блюд. В конце концов, Мереуин начала подозревать, что к концу обеда прибавит несколько фунтов.

– О, больше не могу ни кусочка проглотить, – запротестовала она, когда граф положил на только что поставленную перед ней чистую тарелку полную ложку засахаренного миндаля.

– Ну немножечко, – уговаривал тот.

– Я из последних сил постаралась все съесть, а вы мне снова накладываете, – с улыбкой упрекнула она.

– Ведь это десерт, и бокал у вас пуст.

– Догадываюсь, вам хочется напоить меня.

Граф покраснел от ее лукавого взгляда, но выпитое вино придало ему храбрости.

– Это прибавит яркости вашим щечкам и блеска глазам, – выпалил он.

Мереуин невероятно забавляло возбуждение молодого человека и не хотелось обижать его, так мил и внимателен он был в течение всего обеда да к тому же избавил от необходимости беседовать с малоприятным джентльменом, сидевшим справа от нее.

К радости Мереуин, Алисия встала, тем самым подав дамам знак, что мужчин пора оставить одних за сигарами и разговорами о политике. Поднимаясь на ноги, она пошатнулась и случайно наткнулась глазами на маркиза, во взгляде которого ясно читалось, что он подсчитал количество выпитых ею бокалов.

Мереуин презрительно усмехнулась про себя. Какое значение имеет для нее его мнение? Она ему не жена, слава Господу милосердному, и он ей не хозяин. Она свободна и может делать все, что хочет, в том числе пить вино в обществе молодого человека, который за два дня знакомства оказал ей больше внимания, чем лорд Монтегю за все время их бурных отношений.

– Иен выглядит очень счастливым, – сказала Алисия Полингтон, беря Мереуин под руку и провожая ее в гостиную. – Я страшно рада, что он встретил вас, мисс Макэйлис. Теперь он намного спокойнее, чаще улыбается. Мне даже не верится в эту перемену.

Глаза Мереуин округлились от изумления. Если леди Алисия считает, что маркиз переменился, каким же чудовищем он был раньше! Она даже сейчас считает его самой неуравновешенной и вечно всем, недовольной личностью, какую только, видела в своей, жизни.

– Прошу вас, – пробормотала она, теряясь, в поисках подобающего ответа, – не могли бы вы называть меня Мереуин? Мне очень хочется, чтобы мы стали друзьями.

Симпатичное лицо Алисии просияло, и она пылко стиснула руки Мереуин.

– О, и мне этого хочется! Узнав, что Иен женится, я очень забеспокоилась, как бы он… м-м-м… – Она вспыхнула, понимая, что говорит лишнее, и смущенно закончила: – Женщины, за которыми он ухаживал прежде, никогда мне не нравились.

– Я имела несчастье познакомиться, с одной из них, – кисло, сообщила Мереуин.

– У вас, нет оснований для волнений! – воскликнула Алисия. – Ох, Мереуин, как чудесно, наверное, знать, что тебя так любят! У меня просто мурашки бегут по спине, когда вижу, как Иен на вас смотрит!

Мереуин, не ответила. То, что Алисия ошибочно, принимает за любовь, на, самом деле лишь, эгоистичное желание удовлетворить, свою, похоть. Да, лорд Монтегю хочет ее, и главным образом потому, что не может заполучить, а когда пыл погони угаснет и страсть будет удовлетворена, быстро сменит на другую… разумеется, на зеленоглазую леди Камерфорд, ведь, та ничуть не скрывает своего намерения вернуть его!

– Сегодня я впервые увидела вас вдвоем, – продолжала Алисия, не замечая напряженного молчания Мереуин, – посмотрела, как Иен возвышается над вами, и подумала, что вы очень смелая девушка, несмотря на свою нежность и изящество. Я много лет знаю Иена и должна со всей прямотой признаться, что страшусь его дикого нрава и дурного настроения. Ведь вы не осыплете меня проклятиями, если я скажу, что не решилась бы выйти за него замуж? В гостиной зазвенел чистый смех Мереуин:

– Вы заслуживаете не проклятий, а награды, ибо сказали правду.

Алисия тоже рассмеялась:

– О, Мереуин, я знаю: вы именно та, кто может сделать Иена счастливым, согреть его сердце! Я от души желаю, чтобы ваш брак оказался удачным, и мне очень хочется, чтобы мы все вчетвером подружились.

Мереуин улыбнулась Алисии, хотя душа ее была полна негодования. Как может маркиз дурачить своих друзей, уверяя в намерении остепениться? Решено, она позаботится о том, чтобы он немедленно все объяснил и исправил, хотя Полингтоны будут, конечно, расстроены, когда выяснится, что они дали обед в честь пары не только не обручённой, но и смертельной враждующей.

Джентльмены присоединились к дамам в гостиной. Появились музыканты, зазвучала веселая мелодия. Мереуин увидела перед собой графа Денмонта и еще троих обожателей. Они вопросительно переглядывались, мечтая получить право первого танца с красавицей шотландкой.

– Извините меня, джентльмены, – раздался за их спинами низкий голос маркиза. Молодые люди нехотя расступились, пропустив его вперед. Иен взял маленькую ручку Мереуин и одарил мужчин холодной улыбкой. – По-моему, первый танец принадлежит жениху.

Они еще не вступили в круг, а Иен уже почувствовал ее напряжение, а заглянув в темно-синие глаза, получил тому подтверждение. Девушка утратила веселое расположение духа, которое так очаровало Полингтонов и порадовало его, когда они только приехали.

– Взгляд у вас вполне смертоносный, мисс, – заметил он, обнимая ее тонкую талию. – Что я натворил на сей раз? – И прежде чем она успела ответить, добавил: – Может быть, я не с того начал. Может, мне сперва следует упрекнуть вас за поведение за столом.

– Что вы имеете в виду? – холодно спросила Мереуин, хотя хорошо знала ответ.

Красивое лицо маркиза посуровело.

– Черт возьми, Мереуин, я имею в виду, что вы кокетничали с этим молокососом, словно собрались закрутить с ним любовь. Неужели льстивые мальчишки привлекают вас больше, чем я?

– Даже последний нищий привлекает меня больше, чем вы, – презрительно уведомила его Мереуин, выгнув тонкие брови, но, заметив гнев в серых глазах маркиза, поспешно добавила: – Прошу вас, нельзя ли отложить скандал до тех пор, пока мы останемся наедине? Мне не хочется расстраивать Полингтонов, и, кроме того, они заподозрят, что наши отношения вовсе не так безоблачны, как им кажется.

– Эдвард с Алисией заподозрят нечто ужасное, если мы не станем ссориться, – с насмешливой усмешкой возразил Иен. – Они именно этого и ожидают. От нас с вами, когда мы вместе, должны искры лететь.

– Как вы можете так хладнокровно обманывать своих друзей? Алисия мне сказала, что очень обрадована нашей предстоящей свадьбой.

К ее изумлению, Иен добродушно фыркнул:

– Она так сказала? Тогда, стало быть, вы прошли испытание огнем, моя дорогая, раз заслужили столь явное ее одобрение.

– Так же, как и любая другая дурочка, согласившаяся стать вашей женой, – парировала Мереуин. – Вы уверены, что ею не движет чувство сострадания?

Иен больно стиснул тоненькие пальчики:

– Попридержите-ка язык. Не хотелось бы наказывать вас прямо в бальном зале.

Мереуин опустила голову. Неужели, горько думала она, это никогда не кончится? Неужели ей никогда не избавиться от наглого, самодовольного негодяя? Иен достойный преемник своего дядюшки – один жестокий и высокомерный, другой – подлый вор. Кровь Господня, до чего же ей омерзительно имя Вильерсов!

– Размышления ваши, должно быть, в высшей степени безрадостны, – насмешливо заметил Иен, выводя ее из задумчивости. – Я еще никогда не видел на вашем лице такого отвратительно хмурого выражения. Разве перспектива стать маркизой Монтегю настолько невыносима для вас?

– Никогда не приму сего новоиспеченного титула, – отчеканила Мереуин, опаляя его гневным взглядом синих раскосых глаз. – Это кровавая подачка вашему дяде, после того как ваш король перебил мой народ!

Танец кончился, и Иен, крепко взяв ее за руку, потащил сквозь толпу на террасу.

– Это последняя капля, Мереуин, – выдохнул он, развернув девушку к себе лицом. – Больше я не намерен сносить оскорбления.

– И что вы намерены со мной сделать? – с вызовом спросила она, изо всех сил сдерживая дрожь в голосе. – Свернуть мне шею? Помнится, именно эту угрозу я неоднократно от вас слышала.

– Нет, моя дорогая, Я задумал нечто более приятное. Вы, Мереуин, в самом деле, станете моей женой.

Она смотрела на него так, словно у маркиза внезапно выросла вторая голова. Иен довольно рассмеялся:

– Ну, видите? Я уже наполовину отомщен, имея удовольствие видеть выражение вашего лица.

– Вы что, серьезно? Не может быть!

Иен смахнул с рукава воображаемую пылинку, всем своим видом показывая, будто эта тема ему наскучила, однако блеск серых глаз наглядно свидетельствовал об обратном.

– Вы заблуждаетесь, дорогая, это чертовски серьезно, необходимые бумаги будут оформлены со дня на день, равно как и закончены последние приготовления к скромному, но вполне официальному обряду. К концу недели, Мереуин, вы будете моей женой, и ни один из ваших братьев не сможет ничего сделать с этим фактом.

– Как же, приглашения ведь не разосланы, – пробормотала Мереуин, понимая, что говорит глупость, – и в церкви не было оглашения.

– А вы, Мереуин, всегда мечтали о грандиозной шотландской свадьбе, где отплясывали бы рил[20] под волынки и Александр гордо вел бы вас к алтарю? Лучше выкиньте эти дурацкие мечты из своей хорошенькой головки.

– Стало быть, вы, в конце концов, выйдете победителем из нашей нескончаемой битвы, – выдавила сквозь стиснутые зубы Мереуин. – Искренне признаю вашу мысль гениальной, и не могу вообразить, более варварского способа расправиться со мной. Но хорошо ли вы подумали о последствиях, милорд? – Голос ее неожиданно дрогнул. – Вот мы с вами поженимся. А за обрядом последует целая жизнь, и вы будете связаны со мной до конца своих дней!

Чувственные губы скривились в зловещей ухмылке.

– О нет, мисс, это вы будете со мной связаны, а уж я позабочусь, чтобы ваша семейная жизнь была абсолютно несчастной.

– Это палка о двух концах, – предупредила Мереуин, гадая, спятил ли маркиз до такой степени, чтобы привести свой план в исполнение.

– Сомневаюсь, – доверительно сообщил он. – Просто посажу вас под замок, после того, как попользуюсь вволю.

– Неужели вы способны на это? – содрогнулась Мереуин, поверив, наконец, что маркиз говорит серьезно.

Иен подошел к балюстраде, оперся сильными руками о холодный камень и устремил взгляд вниз, в темный сад. Теперь Мереуин видела только его профиль.

– Недавно мне пришло в голову, что, даже отвезя вас домой, я от вас не избавлюсь. Вы всегда будете мне мешать, и я никогда больше не буду знать ни минуты покоя. Что ж, если этому проклятию суждено длиться вечно, то я предпочту иметь дело с вами один на один, сделав вас своей собственностью. Таким образом я получу возможность действовать, не вмешивая в наши отношения ваших братьев. Признаюсь, для меня это тяжелая жертва, но я вполне к ней готов.

Он повернулся к ней лицом, и Мереуин невольно отступила.

– Женившись на вас, я получу также дополнительный выигрыш, попав прямехонько к вам в постель, а эта перспектива весьма меня привлекает. Предупреждаю, моя дорогая, я намерен нередко пользоваться драгоценными супружескими правами.

– Вы дьявол! – воскликнула Мереуин и замахнулась, чтобы ударить его по лицу.

Маркиз перехватил ее руку и спокойно предостерег:

– Тихо, Мереуин, Эдвард с Алисией могут заметить нашу небольшую размолвку, а мы не должны их огорчать, правда?

– Я вас ненавижу! – прошептала Мереуин, глотая слезы. – Господи, как же я вас ненавижу!

Мереуин не смотрела на маркиза и поэтому не видела крепко сжатых челюстей и сверкающих гневом глаз, однако голос его звучал спокойно, когда он сказал:

– По-моему, нам лучше вернуться в дом. Но прошу вас, держитесь так, будто между нами ничего не произошло. Вы должны сыграть роль моей возлюбленной невесты до конца, Мереуин.

– Я не стану! – скорее простонала, чем воскликнула девушка.

– Нет, станете, – был ответ. – Клянусь Богом, станете.

На следующее утро Дэвид Браун занимался на кухне чисткой серебряной утвари. Он так увлекся, что не сразу заметил Мереуин, решительным шагом направляющуюся к нему. Он получил от маркиза такой нагоняй за согласие отнести письмо мистеру Брэнтуэйту, что трясся при одной мысли о следующей просьбе Мереуин. Пареньку достаточно было взглянуть на ее лицо, чтобы понять: появление девушки на кухне не сулит ему ничего хорошего.

– Я не собираюсь просить ни о чем таком, Дэвид, – ласково сказала Мереуин, от чего подозрения мальчика лишь укрепились. – Я просто хочу одолжить у тебя немного денег. Тут ведь нет ничего противозаконного?

– А зачем вам деньги, мисс? – спросил Дэвид, делая вид, будто страшно занят огромным количеством серебряных подносов, кастрюль и чайников. – Вы что-то затеяли, если не возражаете против подобного замечания. Я уже видел в ваших глазах похожее выражение.

– Ты поможешь? – с надеждой прошептала Мереуин. Дэвид печально покачал головой:

– Не могу.

– Я думала, мы друзья!

В карих глазах отражалась внутренняя борьба.

– Да, мисс, так и есть, но я всегда оказываюсь козлом отпущения, когда пробую вам помочь.

– Правда, – вздохнула Мереуин, задумчиво глядя на него, – и мне горько знать, что лорд Монтегю наказывает тебя за мои проступки.

– Но на сей раз вы не влипнете в неприятности? – безнадежно спросил Дэвид, отставляя начищенный чайник.

Мереуин искренне рассмеялась:

– Нет, дорогой, тебе нечего опасаться. Я пытаюсь переиграть нашего большого мастера. Дело в том, что я собралась совершить небольшую поездку, и мне нужны деньги на экипаж, поскольку он запретил пользоваться его каретой.

Дэвид покраснел и печально опустил голову:

– О, мисс, я одолжил бы, кабы мог, но лорд Монтегю еще не заплатил мне жалованья. У меня нет ни фартинга.

Мереуин спрятала разочарование за веселой улыбкой.

– Ну, беда небольшая, Дэвид. Найду еще где-нибудь.

– Мне очень жаль.

– Я говорю, все уладится. В любом случае не такое уж у меня срочное дело.

Дэвид все-таки отважился заметить:

– Вы же знаете, мисс, что не должны выходить без разрешения его светлости даже по срочному делу. Он сказал, вам ни в коем случае нельзя покидать дом.

– Уверяю тебя, Дэвид, – сказала Мереуин со сладкой улыбкой, хотя синие глаза опасно поблескивали, – я больше не буду перечить лорду Монтегю.

– Бетси говорит, вы выходите за него замуж. Это правда, мисс?

Мереуин равнодушно пожала плечами, что Дэвид принял за подтверждение и расплылся в улыбке.

– Я страшно рад! Нет мужчины лучше его светлости и другой такой милой леди, как вы.

– Ой, да ладно тебе, – отмахнулась Мереуин, добродушно взлохматив, ему волосы, – ты мне вскружишь голову.

Девушка покинула кухню с примерзшей к губам улыбкой, которая сменилась хмурой гримасой, как только она вошла в кабинет. Нет мужчины лучше его светлости! Подумать только! Да она может с ходу назвать как минимум десяток известных преступников, обладающих гораздо большими достоинствами, чем маркиз Монтегю!

Быстро оглядев коридор и убедившись, что никто не видел, как она вторглась в святая святых хозяина дома, Мереуин тихонько прикрыла за собой дверь и подбежала к столу красного дерева, стоящему возле высокого окна. Фрэнсис уехал на Гросвенор-роуд, а больше никто не осмелится войти сюда. Надо только найти немного денег, чтобы нанять экипаж! А как иначе добраться до гавани и отыскать военный корабль «Колумбия»?

Эта мысль пришла ей в голову ночью, когда она ворочалась с боку на бок не в силах заснуть. Мереуин решила обратиться за помощью к сэру Роберту Диндсею и умолить его отвезти ее в Шотландию. В конце концов, рассудила Мереуин, этот добрый человек уже один раз пересек Атлантику, чтобы спасти ее, и разумеется, согласится проделать это опять! Она угрюмо сжала губы. А если, сэр Роберт откажется помочь, просто надо найти кого-то другого, кто это сделает. Она не собирается выходить замуж за Иена Вильерса, становиться игрушкой в его руках. Лучше смерть!

Маркиз, видимо, перевез большую часть личных бумаг в Шотландию, так как ящики стола были почти пусты. Она произвела тщательный обыск, надеясь отыскать хоть несколько монет, но осталась с пустыми руками, со стуком задвинула ящики и переключилась на табакерки, фарфоровые вазы и резные шкатулки, расставленные на полках. Через четверть часа ей пришлось признать свое поражение. Мереуин рухнула в большое кожаное кресло и погрузилась в мрачные размышления.

– Ну что ж, придется идти пешком, – наконец решительно сказала она. – Путь не близкий, но другого выхода нет.

Торопливо взбежав по лестнице к себе в комнату, Мереуин переобулась в ботинки и завязала под подбородком ленты шляпки. Потом осторожно спустилась в вестибюль, выскользнула в парадную дверь и побежала по подъездной аллее к дороге. Только повернув за угол, откуда не был виден роскошный особняк, она перевела дух.

Парк-Лейн была почти пуста, и Мереуин спокойно миновала ее. Однако на Пэлл-Мэлл[21] ее оглушили стук колес карет и экипажей, цокот копыт, крики возниц, и она изо всех сил старалась не потерять присутствия духа. Уличные попрошайки неотступно следовали за ней, вымогая подаяние, что очень нервировало Мереуин. Вскоре выяснилось, что, если попросту игнорировать их, они быстро теряют к ней интерес и отстают. Не отрывая глаз от мостовой, она шла по людным улицам, не обращая внимания на толчки прохожих.

Близ Флит-стрит на нее налетела толпа визжащих грязных ребятишек, и девушка ощутила острую жалость, глядя на их изможденные мордашки.

– Пенни, мисс, пенни!

– Пожалуйста, мисс!

– Простите меня, – виновато проговорила Мереуин. – У меня совсем нет денег.

Один из мальчишек постарше, смерив ее недоверчивым взглядом, заметил:

– Как же, ведь платье на вас дорогое, мисс!

– К сожалению, я бедна, как вы, – улыбнулась Мереуин. – Все мои платья взяты в долг.

– Значит, вы чья-то любовница, – торжествующе выкрикнул мальчик, толкнув приятеля под ребра. – Моя матушка говорит, что вот так они и получают красивые наряды!

Дети уставились на нее во все глаза, видимо, никогда прежде не сталкиваясь с чьей-то любовницей. Щеки Мереуин вспыхнули – мальчишка говорил довольно громко, – но она с облегчением увидела, что никто не обращает на них внимания, прохожие торопятся по своим делам с замкнутыми, отрешенными лицами.

К счастью, маленькие попрошайки оставили ее в покое и вмиг облепили застрявший в пробке дорогой экипаж, кучер которого, изо всех сил нахлестывая лошадей, пытался сдвинуть их с места. Мереуин прибавила шагу, стремясь добраться до Темзы прежде, чем произойдет еще что-нибудь в этом роде.

Утро сменилось жарким полднем, Мереуин устала и захотела пить. Хотя шла она уже довольно долго, никаких признаков реки не было: ни криков чаек, ни покачивающихся над закопченными крышами корабельных мачт, – но девушка, нагнув голову, упрямо продвигалась вперед. Наконец она решилась спросить дорогу у шедшего навстречу пожилого джентльмена, который, хоть и был удивлен тем, что элегантно одетая молодая леди разгуливает по улицам без сопровождающего, проявил любезность и объяснил, как пройти к пристани, Мереуин горячо поблагодарила его и продолжила путь.

Когда вдали показались длинные ряды пакгаузов, она рванулась вперед, забыв об усталости. Приподняв подол платья, шагнула на причал и направилась к первому судну – четырехмачтовому бригу с туго свернутыми парусами, надеясь, что кто-нибудь на борту сообщит ей о местонахождении «Колумбии».

– Не следовало бы вам тут находиться, мисс, – раздался позади грубоватый голос. Кто-то вежливо, но крепко придержал ее за руку, и Мереуин порывисто обернулась. – Здесь не место для молодых леди, – добавил остановивший ее человек в офицерской форме, крупный, с пышными седыми усами и в напудренном парике.

Мереуин немного успокоилась и невольно ответила на его дружелюбную улыбку.

– Я пытаюсь найти своего друга, – объяснила она, глядя на него из-под полей шляпки.

– Вы здесь одна? – уточнил он, оглядываясь по сторонам.

– Это очень важно, – поспешно заверила его Мереуин. – Я ищу судно «Колумбия». Оно пришло из Бостона неделю назад.

Обветренное лицо офицера смягчилось.

– Знаю этот корабль, мисс. Мы с его капитаном сэром Робертом Линдсеем служили матросами на одном судне.

Мереуин облегченно вздохнула:

– О, как я рада это слышать! Не будете ли вы добры сказать, где стоит «Колумбия»?

– Боюсь, она снова ушла, – извиняющимся тоном сказал офицер. – Вчера утром.

Лицо Мереуин вытянулось.

– У… ушла? – не веря своим ушам, переспросила она. На раскосые синие глаза навернулись слезы, и девушка закусила трясущиеся губы. Силы небесные, что ей теперь делать? Она так устала, что даже думать не может об обратной дороге. Время бежало неумолимо, и Мереуин опасалась оказаться одна на темных улицах. Вдобавок ноги страшно ныли, сердце колотилось и отчаянно хотелось пить.

– Вам плохо, мисс? – забеспокоился ее собеседник, увидев как она побледнела.

– Х-хорошо, – дрожащим голосом успокоила его Мереуин. – Я, пожалуй, пойду домой.

– Вам сперва надо немного отдохнуть, – возразил он. – Не хотите ли выпить лимонаду? Мое судно тут, неподалеку.

Мереуин решительно отказалась, хотя предложение было весьма заманчивым.

– Меня ждет экипаж, – соврала она, – но все равна большое спасибо.

Офицер смотрел вслед, удаляющейся стройной фигурке в лимонно-желтом муслине и думал, какая беда заставила эту юную и, судя по всему, отважную девушку решиться на столь опасную прогулку.

Сердце Мереуин гулко стучало, когда она пробиралась между расставленными на пирсе ящиками и бочками. Фрэнсис, конечно, уже обнаружил ее отсутствие и поставил в известность маркиза. Она боялась его гнева и желала бы набраться храбрости и утопиться в грязных водах Темзы, лишь бы не думать об ожидающем ее наказании!

– Я его не боюсь! – шептала она, упрямо вздергивая подбородок. Топиться было бы трусостью, а Макэйлисы никогда не трусят!

Уильям Роулингс вышел из экипажа на булыжную мостовую, тянувшуюся вдоль широкого, загроможденного пакгаузами берега Темзы. У причалов внизу стояло множество судов, сумрачное небо, протыкали бесчисленные мачты, в доках кишели матросы вперемешку с богато одетыми купцами, которые спускались в трюмы для проверки товаров, недавно прибывших из колоний, пытались разобраться, где чей груз, и в сыром лондонском воздухе висел разноголосый гул.

Уильяма поглотила, сутолока гавани, которая, на, его взгляд, была раз в пять бестолковее, чем в Глазго.

– Я ищу «Галифакс», – обратился он к плотному моряку с, могучими плечами, тащившему на спине огромный сундук.

– Док там, – последовал краткий ответ, сопровождаемый тычком пальца.

Уильям небрежно поблагодарил, проигнорировал ответное бурчание и зашагал в указанном направлении к небольшой бригантине, пришвартованной толстыми стальными тросами неподалеку от места, где он только что останавливался. Команда спускала нок-реи и паруса, мускулистые матросы возились на кабестане, судно явно только что прибыло. Уильям, не обращая ни на кого внимания, свернул к трапу, ведущему к кормовым каютам.

Каюта капитана была просторной и опрятной, пропитанной сильным запахом смолы и табачного дыма. Капитан Гарольд Франклин, усатый джентльмен пятидесяти двух лет, скорчившись, сидел за столом, разбитый разыгравшимся ревматизмом. Он что-то писал, крепко сжимая перо скрюченными пальцами. Гарольд Франклин хорошо знал, что пропал бы, если бы не благосклонное отношение сквайра Роулингса, ибо никто другой не доверил бы командование своим судном больному капитану. Сквайр же, когда-то впервые наняв Франклина, заверил, что будет рад видеть его капитаном «Галифакса», курсирующего между Глазго и Лондоном, покуда ему хватит сил, и старый моряк испытывал к своему работодателю бесконечную признательность.

Когда узкая дверь каюты открылась, он поднял глаза, удивляясь, кто это из членов команды осмелился вломиться без стука, но при виде худого молодого человека удивление сменилось радостью.

– Мистер Уильям! – Капитан неуклюже поднялся и заторопился навстречу. – Какого дьявола вы делаете в Лондоне?

Уильям ухмыльнулся:

– Надо было сменить обстановку. Соскучился в Глазго. Капитан Франклин заговорщически подмигнул:

– Слышал, будто дома вы почтили своим присутствием каждый притон с девками. Весьма разумно расширить поле деятельности.

Уильям попробовал утихомирить заколотившееся сердце и с притворной небрежностью бросил:

– Что вы хотите сказать?

Неужели старый ублюдок что-то пронюхал, узнав о его связях со шлюхами в Глазго? Гром небесный, взмолился он, только не это!

Капитан Франклин проковылял к шкафчику, содержащему впечатляющую коллекцию спиртных напитков.

– Только вот передо мной не надо прикидываться дурачком, парень. Всем известно, что батюшка хочет вас женить. В Лондоне, мне говорили, самые миленькие девчонки, но разве вы не желаете взять в жены шотландку, мистер Уильям?

Уильям заметно успокоился, с коротким благодарственным кивком принял предложенный бокал бренди и поудобнее устроился в кресле.

– Стало быть, я, по-вашему, занят поисками невесты?

Капитан опять рассмеялся, садясь на прежнее место и внимательно глядя на Уильяма умными глазами, окруженными сеткой мелких морщинок. Ему не особенно нравился беспутный сынок сквайра. Он хорошо знал, что привязанность Уильяма к своему отцу большей частью притворная и что парень с нетерпением ждет того дня, когда вступит в права наследства, «Будем надеяться, сквайр протянет до девяноста, – подумал капитан Франклин. – Господу милосердному ведомо, что нам требуется побольше таких, как он, – богатых, могущественных людей, не отказывающих в помощи беднякам». Только ради сквайра старый капитан оказывал уважение его сыну.

– Вам двадцать семь, мистер Уильям, – мягко заметил он, не позволяя каким-либо чувствам отразиться на своем морщинистом лице. – Пора остепениться и подобрать себе подходящую девушку.

– Возможно, – уклончиво ответил Уильям. Капитана Франклина так и подмывало добавить, что сидящему перед ним хлыщу придется пережить жестокое разочарование, ежели он надеется заполучить здесь, в Лондоне, титул, который никак не давался ему в Глазго, где на него заглядывались одни молоденькие девчонки без пенни в кармане. Нет, не раздобыть ему титула, ибо богатые наследницы предпочитают надменных молокососов, жаждущих преуспеяния. Правда, Уильям вполне привлекателен и умеет с выгодой этим пользоваться. Отыщись на Британских островах какая-нибудь засидевшаяся в девках герцогиня, капитан Франклин может с уверенностью сказать, что Уильям возьмет ее след.

Он бросил взгляд на разбросанные по столу бумаги, вспомнил о незавершенной работе и отрывисто проговорил:

– Вам понадобилось видеть меня по какому-то делу?

Захваченный врасплох Уильям опустил бокал и принялся нервно пощипывать усики.

– Мне Освальд сказал, будто вы должны подойти, – неубедительно объяснил он, – так что я решил зайти и разузнать о родителях.

– Давненько их не видали? – усмехнулся капитан Франклин, удивляясь неожиданному проявлению сыновних чувств.

– Давно. А когда уезжал, отец неважно себя чувствовал.

Капитану не понравился проблеск надежды в глазах Уильяма.

– Ваш отец в полном порядке, – с удовольствием сообщил он.

– Схватил недавно лихорадку, но, когда я в последний раз его видел, все было отлично.

– Рад слышать, – буркнул Уильям и, крутя тонкими пальцами пустой бокал, небрежно спросил: – Что еще дома новенького?

– Еще?

– Да. Никаких интересных происшествий?

– Насколько я знаю, все спокойно.

Капитан Франклин бросил подозрительный взгляд на молодого человека. Каких таких новостей ожидает Уильям? Не из праздного любопытства расспрашивает, это точно. Нет сомнений, сам дома вляпался в неприятности да сбежал в Лондон, надеясь, что со временем все уляжется. А отцу наплел, будто едет жену подыскивать. Вполне в духе Уильяма. Всегда умудряется навлечь беду на свою голову.

– Вы слышали о кончине лорда Монтегю? – спросил капитан, вспомнив вдруг новость, взбудоражившую Глазго прошлой весной.

Уильям кивнул:

– Еще до отъезда. Упал с лошади, верно? Ну, если спросите мое мнение – подходящая смерть для мужчины, прожившего жизнь так, как он.

Капитан Франклин нахмурил кустистые брови:

– Племянник, говорят, все унаследовал… Граф вроде бы из Суррея. По слухам, еще хуже дядюшки. – Он вдруг резко подался вперед. – И это еще не самое худшее, мистер Уилл. Не так давно в Глазго грянул ужасный скандал!

Краска схлынула с лица Уильяма, оно сделалось пепельно-бледным, губы, нервно дернулись.

– Скандал? – слабо переспросил он.

– Да, с Макэйлисами из Гленкерна. – Поглощенный рассказом, капитан не заметил реакции Уильяма на свои слова. – Сестру лэрда похитили, посадили на судно и увезли в колонии.

От удивления Уильям даже забыл о своем страхе.

– Что? Вы в своем уме, Франклин? Какой безумец мог решиться на это, когда всем известно, как влиятелен и знаменит ее брат?

Капитан Франклин пожал плечами:

– Никто точно не знает. Мне известно только, что в Глазго арестовали двух мужчин, которые к этому причастны, а за девчонкой отправили королевский корабль.

– Могу представить, какой поднялся переполох, – проговорил Уильям, радуясь, что рассказанная новость не имеет никакого отношения к убийству Нелли Арлинг. Если повезет, ее труп, может быть, никогда и не выловят из Клайда. – Должно быть, Александр делает все, чтобы найти сестру.

– Точно, и когда найдет, виноватые за все заплатят, будь я проклят!

– Пожалуй, вы правы, – согласился Уильям, теряя интерес к этой истории. Он никогда не встречал никого из Макэйлисов, хотя много о них слышал, и чувство облегчения оттого, что его тайна по-прежнему не раскрыта, смазало впечатление от удивительной новости, рассказанной капитаном Франклином. Уильям внезапно заторопился, поблагодарил капитана за бренди и встал.

Франклин тоже встал.

– Не пообедаете ли со мной нынче, юноша?

– Извините, я уже принял приглашение Освальда, – отказался Уильям, зная, что капитан зовет его просто из вежливости, и добавил: – Так я пойду. Пожалуйста, передайте привет моему отцу, когда с ним встретитесь.

Посвистывая, он вышел на палубу, весело поприветствовал членов команды и сошел на причал с радостной улыбкой на лице. С плеч его словно свалилась тяжелая ноша. Теперь, раз ничего ему не угрожает, можно подумать и о радостях жизни. Молодой человек шагал по длинной деревянной пристани, глубоко вдыхал влажный воздух, пропитанный острым запахом смолы, стоячей воды и табака, золотистые кипы которого выгружали со стоявшей поблизости истрепанной морскими ветрами баркентины. Колоритный город, подумал Уильям, радуясь, что он в Лондоне.

За огромным, расположенным в конце пристани пакгаузом в глаза Уильяму бросилось цветное пятно, очень яркое по сравнению с темной одеждой матросов. Его интерес усилился, когда выяснилась, что яркое пятно является лимонно-желтым муслиновым платьем, в которое одета молодая женщина, разговаривающая с пышноусым джентльменом в морской форме.

Подойдя поближе, Уильям разглядел выбивающиеся из-под шляпки золотые локоны, прелестное тонкое личико, которое не портило даже выражение уныния и растерянности, особенно поражали огромные синие слегка раскосые глаза.

Он жадным взглядом окинул ее фигуру: упругую грудь, отчетливо обрисованную легким муслином, необычайно тонкую талию, которую вполне можно было обхватить одной рукой, – какое-то смутное воспоминание зашевелилось в памяти Уильяма, но тут же ускользнуло, и он расценил это как реакцию на удивительную красоту девушки. Неожиданно он уловил фразу, обращенную к пожилому джентльмену, и кровь бросилась ему в лицо. Девушка говорила с явным шотландским акцентом.

Неужели эта красавица шотландка? И, судя по внешнему виду, из благородной семьи, несомненно, хорошо воспитанная, настоящая леди! Холодная красота Элизабет Камерфорд померкла в сравнении с этим сияющим, захватывающим, дух видением.

Наконец они расстались: девушка пошла по улице а пожилой моряк, с минуту задумчиво смотревший ей вслед, – в противоположную сторону. Уильям сорвался с места, решив, что не может позволить девушке исчезнуть, не узнав хотя бы ее имени.

Пройдя за ней значительное расстояние, Уильям с удивлением обнаружил, что неизвестную красавицу не ждет экипаж. Просто невероятно! Она идет пешком! Обычно женщины не рискуют появляться в подобных местах без сопровождения.

Она шла все медленнее, что свидетельствовало о крайней усталости. Опустив голову, девушка стала переходить пустынную улицу, но не успела она добраться и до середины мостовой, как из-за угла выскочил элегантный экипаж, запряженный прекрасно подобранной парой вороных, и с бешеной скоростью понесся прямо на девушку, застывшую посреди дороги.

– Смотрите! – крикнул Уильям, и девушка в замешательстве подняла глаза, хотя ему было ясно, что она не видит грозящей ей опасности. Он рванулся вперед, схватил ее за талию, толкнул к тротуару, и они рухнули на камни, словно сбитые ветром от промчавшегося мимо экипажа.

Их немедленно окружила толпа невесть откуда сбежавшихся людей. Уильям поднялся на нога.

– Вы спасли ей жизнь, старина! – выкрикнул кто-то, хлопая Уильяма по спине, но молодой человек, бесцеремонно расталкивая зевак, стал пробиваться к неподвижно лежащей маленькой фигурке в лимонно-желтом платье.

– Боже, она потеряла сознание!

– Видели, как он несся, точно черт на колесах?

– Ненормальные дьяволы! Думают, будто им принадлежит весь мир!

– Как там, сэр? С леди все в порядке?

Уильям опустился на колени, обеспокоено вглядываясь в бледное личико.

– По-моему, да, – медленно проговорил он. – Кажется, она просто в обмороке.

– У меня лавка рядом, чуть выше по улице, – сказал кто-то, – и кровать есть в задней комнате. Может, отнести ее туда?

– Пожалуйста, не утруждайте себя, – поспешно предупредил Уильям. – Мой экипаж неподалеку. Заметив кучку любопытных мальчишек, вытягивающих шеи из-за спин взрослых, он крикнул:

– Пенни тому, кто скорее его пришлет! Черный с золотом, на, боковой дорожке рядом с «Галифаксом», что стоит на якоре возле пакгауза.

Мальчишки бросились бежать, мечтая заработать желанную монету, а Уильям вновь опустился на колени перед девушкой. Приподняв ей голову, он расстегнул верхние пуговицы платья, чтобы она могла свободно дышать.

– Она больна? – хрипло спросил здоровяк с багровым лицом, придвигаясь поближе.

Уильям кивнул:

– Полагаю, жара на нее подействовала.

– Нечего шляться в такую погоду. Фу ты, сколько лишних тряпок таскают на себе женщины! Даже я бы растаял.

– Какая жалость! – воскликнул невзрачный маленький человечек, восхищенно разглядывая бледное лицо Мереуин. – Клянусь, она просто красавица, только выглядит очень усталой.

– Заткни свою грязную пасть! – гаркнул уличный попрошайка. – Разве не видишь, что это леди?

Уильям не обращал внимания на все эти замечания, с нетерпением ожидая экипажа. Когда тот подкатил к тротуару, молодой человек под завистливые взгляды приятелей выдал обещанное вознаграждение сияющему от гордости мальчишке. С помощью кучера Мереуин подняли и заботливо уложили на мягкое сиденье. Запыхавшийся лавочник прибежал с миской воды, и Уильям, смочив носовой платок, осторожно приложил его ко лбу девушки.

Зеваки, удовлетворив свое любопытство, начали расходиться, лавочник, получив от Уильяма заверения, что в его услугах больше нет необходимости, вернулся в лавку.

– Домой, сэр? – спросил кучер, косясь на безжизненную фигурку в желтом муслине.

– Подождем, пока она очнется, – ответил Уильям и сел возле девушки.

– Слушаюсь, сэр.

Мереуин тихо застонала и пошевелилась, длинные ресницы затрепетали. Она открыла глаза, как сквозь туман увидела склонившееся над ней лицо и с надеждой прошептала:

– Иен?..

– Лежите спокойно, – проговорил незнакомый голос, как ей показалось сквозь звон в ушах, с шотландский акцентом.

Мереуин заморгала, лицо проявилось отчетливее – худое, но приятное, с внимательными карими глазами, длинным крючковатым носом и тщательно ухоженными усами. Девушка нахмурилась. Где она раньше видела это лицо? Мереуин была почти уверена, что лицо ей знакомо, но чувствовала себя слишком слабой и растерянной, чтобы вспомнить.

– Что случилось? – тихо спросила она.

Ее голос с милым шотландским выговором показался Уильяму сладкой музыкой, и он не мог оторвать взгляд от раскосых глаз, которые были необыкновенно большими и такими синими, что выглядели почти черными. В самой их глубине поблескивали золотые искорки.

– На вас подействовала жара, – пояснил он. – Я перенес вас в свой экипаж. Здесь гораздо удобнее, чем на улице.

Соображая уже несколько лучше, Мереуин снова вгляделась в него, и память вернулась. Девушка зажмурилась, пытаясь прогнать ужасное видение, но ненавистная физиономия не исчезала, и она почти задохнулась от нахлынувшего омерзения.

Уильям улыбнулся самой милой улыбкой, решив, что она чувствует себя неловко в обществе незнакомого человека.

– Я искренне считал, что вас первым делом необходимо укрыть от солнца. Меня заботило лишь ваше самочувствие!

Мереуин закусила губу. Он ее не узнал! Судя по его словам, он понятия не имеет, что перед ним та самая женщина, к которой он пристал в Глазго и заставил в конечном счете пройти через ад. Надо как можно скорее избавиться от него, лихорадочно думала Мереуин, прежде чем какое-нибудь ее слово или жест не оживили его память. Огромным усилием воли она взяла себя в руки, надежно скрыв под дрожащей улыбкой неизъяснимое отвращение к этому человеку, и Уильям не нашел в охватившем ее смятении ничего необычного, уверенный, что оно вызвано слабостью.

– Если вы сообщите мне адрес, – вежливо предложил он, – я прикажу кучеру доставить вас домой.

Сердце Мереуин опять сжалось от страха. Ей вовсе не хотелось, чтобы он знал, где она остановилась!

– Очень любезно с вашей стороны, – выдавила девушка, – но я могу дойти пешком.

– Ни в коем случае, – возразил Уильям. – Я даже подумать не могу, чтобы отпустить вас одну.

Мереуин, оторвав от него взгляд, выпрямилась, отодвинулась подальше, насколько это было возможно, и искренне проговорила:

– Мне в самом деле не хочется причинять вам каких-либо, затруднений.

– Затруднений? – повторил Уильям. – Уверяю вас, для меня величайшее удовольствие отвезти вас домой, и я убежден, что родители ваши простят вам эту прогулку. – Он в друг рассмеялся, и Мереуин поразило неожиданно проявившееся в нем обаяние, что заставило ее подумать: догадываются, ли люди об истинном лице этого человека. – Какое упущение с моей стороны! Надеюсь, вы извините, что я не представился раньше. Меня зовут Уильям Роулингс, из Глазго. Я так понял, что вы шотландка?

Мереуин неохотно кивнула. Он умолк, вопросительно склонив голову набок, и девушка поняла, что он ждет, когда она назовет свое имя. Что делать? Соврать?. Ей совсем не хотелось запутываться еще больше, и она предпочла не говорить вообще ничего, изобразив очередной приступ головокружения, схватилась руками за голову и застонала. Уильям склонился над ней, обдав ее лицо своим горячим дыханием.

– Вам плохо? Позвольте довезти вас до дому. Какой адрес назвать кучеру?

На сей раз Мереуин не колебалась.

– О, сэр, не слишком ли затруднительно для вас доставить меня на Парк-Лейн, к северу от парка? – Ей удалось убедительно изобразить виноватый взгляд. – Видите ли, отец просто спустит с меня шкуру, если узнает, что я ходила одна в гавань. Мне запрещено выходить без сопровождающего, но я непременно должна была узнать, прибыл ли в порт корабль «Решительный».

Улыбка на лице Уильяма погасла.

– Я догадываюсь, вы хотели встретиться с кем-то, кого не одобряют ваши родители?

Мереуин, нервно постукивая ногой о пол, виновато кивнула:

– Да, сэр. Это мой брат. У нас произошла небольшая семейная размолвка, и… – Она замолчала, делая вид, что не в силах продолжать, и Уильям в порыве сочувствия импульсивно сжал ее руки, не заметив отвращения, мелькнувшего на лице девушки.

– Как я вас понимаю! – пылко воскликнул он. – Можете быть уверены, я сохраню вашу тайну. Простите, что невольно заставил вас говорить о глубоко личном…

– Ничего страшного, – успокоила его Мереуин.

– Мы скоро будем на месте, – пообещал Уильям и высунулся в окошко, чтобы отдать распоряжения кучеру. Потом с облегченным вздохом откинулся на спинку сиденья и обратил восторженный взгляд карих глаз на склоненную головку своей соседки. Боже милостивый, Царь небесный, думал он про себя, до чего же она прекрасна!

Путь показался Мереуин бесконечным. Она весьма скупо отвечала на расспросы Уильяма, однако молодого человека не огорчала ее неразговорчивость. Он рассудил, что девушка пережила сильное потрясение и ее следует извинить.

– Вот и приехали, – объявил он, когда экипаж остановился. Открыл дверцу, выпрыгнул и протянул руку, чтобы помочь Мереуин выйти. Она стерпела его прикосновение, крепко сжав губы, и выдернула руку в тот же миг, как ее ножки коснулись булыжной мостовой.

– Еще раз благодарю вас.

Уильям хотел поднести к губам ее пальчики, но она предусмотрительно спрятала обе руки за спину, и ему оставалось лишь очаровательно улыбнуться и отвесить низкий поклон.

– Надеюсь, мы еще встретимся.

– Возможно, – сказала Мереуин, тщательно избегая встречаться с ним взглядом.

Он смотрел ей вслед, пока она не исчезла за деревьями, восхищаясь грациозным покачиванием округлых бедер. Устроившись на подушках в экипаже, закрыл глаза и глубоко вздохнул. Что ж, девчонка вполне созрела для жатвы, восхитительное тело готово к наслаждениям, которые способен дать только опытный мужчина. Бог свидетель, он хочет ее и постарается заполучить!

Глаза его вдруг раскрылись, и с губ сорвалось яростное проклятие. Гнев Господень, он так и не узнал ее имени! Ну, не важно, успокоил себя Уильям, скоро узнает. Безусловно, богатая красавица часто бывает в свете, и он обязательно встретит ее снова. Дай Бог, чтобы это произошло поскорее!

Глава 9

Иен Вильерс беспокойно метался по гостиной, то и дело подходя к окну и злобно глядя на проливной дождь и туман, не позволяющий увидеть подъездную аллею.

Грозовая туча, целый день нависавшая над городом, пролилась грохочущим ливнем, когда маркиз бешено гнал коня по улицам Лондона, узнав от Фрэнсиса об исчезновении Мереуин. Иен, низко пригибаясь к седлу, уговаривал нервно всхрапывающего жеребца и внимательно следил за дорогой, чтобы не сбить какого-нибудь зазевавшегося прохожего. Он резко осадил коня перед воротами дома, и в этот самый момент кроны деревьев озарила вспышка молнии, а над головой грянул гром.

Навстречу спешил Ник Холдер с развевающимися на ветру седыми волосами.

– Я займусь конем, милорд, – прокричал он, перекрывая шум ливня.

Лорд Монтегю молча кивнул и зашага