Трепетное сердце (fb2)


Настройки текста:



Коллин Хичкок Трепетное сердце

В память о Еве и Джей Ди, научивших меня благородству кролика

Пролог

4 августа 1891 года

Лондон, Англия

В моем будуаре был мертвец. Я натягивала одежду на бездыханное тело в предрассветной мгле. Он и при жизни весил достаточно много, а теперь стал раза в два тяжелее. Я была в полном изнеможении, из глаз лились слезы, было жаль и его, и себя.

– Отец небесный, помоги мне! – молила я.

Однако Господь меня не слышал. Или не желал слышать, выражая тем самым свое отношение ко мне. А может быть, нашлись дела поважнее. Он решил создать лучший из миров, точнее, лучший, чем уже сотворил. Впрочем, вряд ли. Да и не мне, недостойной, об этом судить. На какой-то момент я погрузилась в мечты, представив себе, что мои горячие слезы упали на бледную щеку возлюбленного, оживили его, он заключил меня в объятия и мы на белом коне ускакали в замок. Я прижалась щекой к его щеке, надеясь на чудо. Но чуда не произошло. Оживить возлюбленного не удалось.

В тот день служанка украсила мою комнату букетами роз и посыпала постель парижским лавандовым тальком.

Комнату окутала мертвая тишина. Я была одна, но одиночества не ощущала. Я чувствовала устремленные на меня взгляды невидимых свидетелей смерти моего возлюбленного. В глазах Дентона застыл страх, а на губах – улыбка. В какой-то миг мне показалось, что он сейчас снова начнет меня ласкать, и я задрожала.

Только бы никто не узнал о случившемся, думала я с содроганием.

За дверью послышались шаги.

– Мадемуазель Николетта, я вам нужна?

Отсылать Мари поздно.

Она моя наперсница, закадычная подруга. Буквально несколько минут назад она видела Дентона живым. Мари тихо закрыла дверь, взяла меня за руку и опустилась рядом на колени. Вела она себя очень спокойно, и ее спокойствие передалось мне.

Мари смотрела на меня с открытым сердцем, желая помочь всей душой, не опасаясь скандала или иных последствий. Я доверяла ей.

Я не знала, как объяснить то, что произошло, поэтому решила промолчать, будто молилась за Дентона.

Но молилась я не за Дентона. Я молилась о невозможном: о понимающей душе, которая могла бы утешить мою душу.

Глава 1 Милый друг!

Я не замужем. И тому есть причина. Я переезжаю из города в город. Почему? Это тайна. Если я раскрою ее кому-нибудь, меня могут арестовать.

Дентон был необычайно красив, обладал прекрасными манерами и баснословным состоянием. Очень напоминал молодого жеребца. Он стал моей тринадцатой жертвой, но я чиста перед Богом и людьми.

Мужчины необычайно настойчивы. Отказывать им бесполезно. Они не успокоятся, пока не добьются своего. Быть может, я чересчур уступчива? Возможно. К несчастью, мужчины всегда одерживают надо мной верх.

Не знаю, что ждет меня впереди. Ведь я еще молода и привлекательна. Слишком привлекательна. Я должна найти какой-то выход. Не то беды не миновать.

Я пытаюсь их предостеречь. Однако они слушать ничего не желают.

Во время первого визита даю понять, что нам не стоит больше видеться. Говорю: «Благодарю вас за чудесный вечер». Бесполезно. На следующем обеде продолжается то же самое. Театр. Я пытаюсь сопротивляться, но они – само очарование. Открывают передо мной дверь, пододвигают стул, стараются ко мне прикоснуться. Словом, делают все, чтобы я оказалась в их постели.

Когда это случилось впервые, я была влюблена. Наслаждалась жизнью, глядя на мир сквозь розовые очки. Была охвачена желанием и страстью.

Я первая заметила его. В тот самый момент, когда повернула за угол Елисейских полей и увидела красавца мужчину с самыми нежными и добрыми на свете глазами. Остальные женщины тоже с восхищением смотрели на него. Словно увидели юного Адониса. Мужчина не обращал на них внимания. Он склонился над книгой, бормоча что-то себе под нос.

Но, не дойдя до меня футов двадцати, вдруг поднял голову, и наши взгляды встретились. Он продолжал что-то бормотать по-латыни.

– Карди. Относится к пищеводному каналу в желудке или сердце…

– Но именно сердце – голова всему, начало всего, – заметила я.

Он промолчал, продолжая смотреть на меня, затем прошел мимо и вдруг врезался в стену.

– Сэр, с вами все в порядке? – Я опустилась рядом с ним на колени и достала платок. – Разрешите вам помочь – у вас идет кровь.

– Как можно вам отказать? – Он вздохнул и блаженно улыбнулся. – У вас такой приятный парфюм, будто от лавандового поля весной повеяло.

Он явно вдыхал мой запах. Ему были приятны мои прикосновения к его плечу.

– Благодарю. Меня зовут Робер. Робер Монте. Кто вы?

– Николетта Карон.

На носу у него была небольшая царапина, Я прижимала платок к ране до тех пор, пока кровь не остановилась.

– Я иду сдавать экзамен по медицине. Могу я нанести вам потом визит?

– Мне всего пятнадцать, за мной рано ухаживать.

– Я подожду. Если, конечно, вы расскажете мне о себе. Где вас можно найти? – Он вынул из кармана часы, взглянул на них и быстро поднялся. – Я опаздываю. Николетта, где вас можно найти?

Я замялась.

– Я непременно найду вас, – произнес он и убежал. Робер и правда меня нашел – в воскресенье в церкви, и весь следующий год мы тайно встречались.

– Мои друзья считают, что ты слишком молода, – сказал он.

Мы виделись так часто, как только могли. Он говорил друзьям, что занимается в библиотеке, я врала няне, что читаю в библиотеке Шекспира.

– Николетта, мне дорого каждое мгновение, которое я провожу с тобой, – говорил Робер при каждой встрече.

Я смущенно кивала в знак согласия. Когда мне исполнилось шестнадцать, он стал одалживать коляску отца и возить меня за город.

Как же он меня целовал! Казалось, солнце, освещавшее дорогу, светило еще ярче, когда мы ехали по лугам; какой свежестью пахли холмы, поросшие травой, когда мы ласкали друг друга под небом. Мы испытывали желание друг к другу на протяжении года. Я поняла, что пришло время.

Робер волновался так сильно, что у него тряслись руки. Мое платье просто исчезло от его прикосновения. Казалось, мы одни во всем мире. Робер не торопился, медленно скользя руками по моим бедрам и неторопливо раздеваясь. Он накрыл мою грудь ладонями и принялся неясно посасывать. Я почувствовала, что движения моего тела стали совершенно иными.

Тело мое горячила страсть, я плохо соображала. Чувства возобладали над разумом.

Робер был сильным и властным. Он положил меня на одеяло, которое расстелил этот мужчина с нежными глазами. Именно так я себе все и представляла – он вошел в меня, давая возможность привыкнуть.

Поначалу Робер не мог войти в меня, но постепенно я расслабилась, и он вошел. Он двигался все быстрее, у меня перехватило дыхание, по телу пробежала дрожь. Я застонала от удовольствия. Мне это нравилось. Господи, как же мне это нравилось!

Тогда все и началось.

Мне хотелось больше. Больше. Ах, гораздо больше. Я хотела утомить Робера.

– Не останавливайся, дорогой, не останавливайся! – услышала я собственный голос.

Робер не останавливался.

Он любил меня так яростно и страстно. И вот он упал, жизненные силы как будто ушли на то, чтобы удовлетворить меня.

– Робер, Робер! – воскликнула я.

Я пыталась спасти его, оживить, растирая руки и ноги, но они оставались безжизненными. Он больше не был тем страстным мужчиной, которого я любила. Настала ночь, но он так и не пришел в себя.

Я плакала, взывала к небесам.

Моя любовь. Моя первая и единственная любовь. Я неподвижно сидела на холме. Было темно, дул ветер. Мне стало страшно. Мне в голову не приходило, что от занятий любовью можно умереть.

Не отправят ли меня на гильотину, если это станет известно? Мне ничего не оставалось, как уехать в город.

Я оставила Робера на холмах, поросших травой, чтобы его обнаружил пастух, прежде чем найдут звери. Хотя многим было известно о его любви ко мне, никто не знал, что мы уехали вместе.

С горя я хотела покончить с собой. Но не хватило мужества в столь юном возрасте свести счеты с жизнью, уподобившись Джульетте.

Джульетта не хотела жить без Ромео. А я, хоть и была безутешна, гнала прочь мысль о смерти.

Неделю я ни с кем не разговаривала. По ночам плакала. Но не могла освободиться от желания, которое во мне разгоралось.

Отправившись в следующий раз в город, я встретила Коллина и сразу дала ему понять, что о близких отношениях не может быть и речи. Однако не устояла. Коллина я тоже любила. Он скончался, еще не успев овладеть мной. От удушья. Я уехала, даже не положив в экипаж одеяла, не задумываясь над тем, как Коллин расстался с жизнью.

Господи, помоги мне! Все молодые люди, находясь рядом со мной, испытывали постоянное возбуждение. Они старались доставить мне удовольствие, но умирали.

Каждый мужчина мне дарил драгоценности, редкие дорогие вещи, лошадей, красивые ткани. Но все это мне было не нужно. Я лишь искала удовлетворения плотского желания.

Бежать. Сегодня вечером я поскачу на запад, возможно; спрячусь в Уэльсе. Когда придут полицейские, кто-нибудь скажет, что мадам уехала в Суссекс, а может быть, сбежала во Францию.

– Мари, подай, пожалуйста, черное платье с большим декольте. Оно мне понадобится. Спасибо. Последнее… Ты не могла бы позаботиться о Дентоне? Ты – моя самая близкая подруга.

Глава 2 План

Повернувшись, я увидела, что Мари стоит над телом Дентона. И тут ощутила такую боль и такую печаль, что у меня подкосились ноги. Я поняла, что нечестно обращаться с такой просьбой к маленькой хрупкой женщине. Тело нужно спрятать, причем так, чтобы его не нашли.

Да, я мала ростом и вешу чуть больше пятидесяти килограммов, но Мари такая же, и я должна ей помочь, прежде чем спасаться бегством. Настанет утро, и слуги Дентона станут искать хозяина. Меня обязательно спросят, потому что вся лондонская публика видела нас вместе на королевском балу. Наверняка никто не забыл мое платье, я единственная была в красном.

– Милая Мари, мы справимся.

– Разумеется, мисс Николетта.

– Я непременно должна помочь. Не знаю, где можно спрятать тело. А ты?

– Можно изобразить нечастный случай.

– Ах, Мари, ты чудо. И каким образом?

– Представим все так, будто его сбросила лошадь или переехал экипаж…

– Мне больше нравится идея с экипажем. Его карета как раз снаружи.

Я помолчала, раздумывая.

– А что, если он будто бы сломал шею? Оставим его на дороге в его поместье. Травму припишут несчастному случаю, интереса это не вызовет.

– Конечно. Мисс, я сломаю ему шею.

Девушка опустилась на колени. Но как только коснулась тела, поморщилась. Мари трижды перекрестилась, схватила Дентона за подбородок, и повернула к себе его голову.

Вдруг она вскрикнула и упала на пол.

– Ой, прошу прощения:

– Давай я помогу.

Я стояла на коленях в красном платье из бархата и парчи с открытыми плечами и соблазнительным вырезом.

Мари разместилась слева от тела, я – справа, вместе повернули голову Дентона так, что он смотрел мне в глаза. Когда я взялась левой рукой за голову, подбородок опустился. Казалось, Дентон смотрит на мое декольте.

Покинув бал, Дентон приказал кучеру доставить нас ко мне. Сидя в коляске, он не мог оторваться от Меня. Ему хотелось притронуться ко всему. К платью, к кружевным оборкам под юбкой – предметы женского туалета его словно гипнотизировали. Первый раз он дотронулся до моей груди и сделал вид, будто это произошло случайно. Я могла с легкостью остановить его, но не сделала этого.

Не встретив сопротивления, он осмелел. На каждое прикосновение к груди я реагировала одобрительным стоном.

Выглядел он великолепно – парадный черный костюм, шляпа в тон, трость с золотым набалдашником, белые перчатки. На балу он выставлял меня напоказ, словно я член королевской семьи. Пришлось терпеть ревнивые взгляды нескольких дам, вне всякого сомнения, жаждавших любви Дентона. Они не понимали, почему он предпочел англичанке француженку.

Я пригласила его выпить бренди. Приглашение он принял с такой улыбкой, будто то, что должно было произойти, не имеет ничего общего со спиртным. И действительно, бренди лишь слегка усилил возбуждение.

Я не хотела приводить его в будуар. Это правда. Знала, что должна поцеловать его, пожелать спокойной ночи и отослать. Но не смогла. После того что происходило в коляске. Он ласкал меня несколько часов, и я была настолько возбуждена, что могла утонуть в своем желании.

Мы вошли в гостиную. Я стояла рядом с ним перед изумительным полотном художника Каприоли. На картине изображен был ночной Париж. Полотно выполнено в энергичной импрессионистической манере, с использованием ярких синих и красных цветов, отображающих вечерний свет и восхваляющих волнение Парижа. Рама картины размером два на три метра украшена золотом в двадцать четыре карата, у некоторых зрителей от этого зрелища перехватывает дыхание. Сколько бы я ни смотрела на шедевр Каприоли, у меня всегда перехватывает дыхание, приходят воспоминания о волнующих парижских ночах.

Когда я предложила Дентону выпить, он сделал глоток и поставил бокал.

– Великолепно.

– Я тоже так думаю.

Дентон не сводил с меня глаз.

– Вы имеете в виду картину? – спросила я.

– И ее тоже. Но в первую очередь женщину по имени Николетта. Она великолепна. Просто великолепна.

Он подошел ко мне, запечатлел на моих губах поцелуй и прижал меня к каминной плите. Я почувствовала, как сильно он возбужден.

– Вы несколько порочны, да? – поинтересовался Дентон.

Я остановила на нем невинный взгляд. Подхватив меня на руки, он стал подниматься по лестнице.

– Ты такой сильный, – сказала я, переходя на «ты».

Дентон поставил меня на ноги.

Комплимент ему понравился – он гордо выпятил грудь.

– Хотелось бы увидеть твое платье на манекене. – Он тоже перешел на «ты».

Дентон указал на манекен, где обычно висело то, что я собиралась надеть на следующий день.

– Так помоги мне его снять. На нем слишком много пуговиц.

Он повернул меня и взглянул на двадцать пять маленьких жемчужных пуговиц, находившихся у меня на спине.

– С огромной радостью, дорогая.

– Когда-нибудь изобретут способ, с помощью которого мужчины смогут быстрее снимать с женщин платья, а если никто этим не займется, в ближайшем будущем займусь я.

Он расстегнул пуговицы на платье, после чего занялся пуговицами на запястьях – на каждом по десять. Закончив, он помог мне выскользнуть из платья и шагнул назад, чтобы оглядеть мои женские прелести.

– Николетта, ты поражаешь больше, чем величайшее произведение искусства в Лувре. Не могу себе представить мужчину, который мог бы смотреть на тебя и думать о чем-то, кроме любви.

Я улыбнулась ему. И тут меня охватил ужас перед необходимостью раскрыть тайну ничего не подозревающему мужчине. Но я не успела. Дентон взялся за оборки корсета.

– Мне нравится смотреть на оборки – женщины никогда мне этого не позволяли. Наверное, боятся, что исчезнет их загадка. Однако они ошибаются. Мужчина еще больше будет очарован. – Дентон нежно провел пальцами по тонкому кружеву корсета. – Не мог себе представить, что леди Викторианской эпохи может быть такой свободной.

Я зажгла еще одну свечу, специально для него, собираясь ему все рассказать.

– Николетта, ты – редкая женщина.

Он потянулся, но я отступила и отвернулась. Надеялась, что, если не буду смотреть ему в глаза, найду в себе силы спасти этого обаятельного мужчину.

– Дентон, я должна тебе кое-что сказать. Узнав это, ты уйдешь и никогда больше не захочешь видеть меня.

– Николетта, ты не можешь сказать мне ничего такого, что заставило бы меня уйти. Ты замужем?

– Нет.

– Беременна?

– Нет.

– Любишь другого?

– Нет.

– Тогда успокойся. Могу попросить твоей руки сейчас же, если хочешь.

Он потянулся ко мне, словно хотел остановить время, потом изогнул шею, чтобы взглянуть на мой бюстгальтер. Словно хотел получше рассмотреть грудь, так возбудившую его.

А затем Дентон поцеловал меня в губы и нежно прикоснулся носом к моей шее.

Я подождала, взяв голову в руки, пока Мари займет удобное положение. С ее помощью я повернула голову на девяносто градусов, но ничего не произошло.

Он застывал, шею было тяжело поворачивать, но мы продолжали нажимать, пока голова не оказалась лицом к полу. Сто восемьдесят градусов.

Мы не сломали шею. Мы толкали и толкали. Двести градусов. Сейчас голова была за правым плечом Дентона, повернута более чем в половину оборота.

Как я уже говорила, обе мы малы ростом и весили вместе столько, сколько он один. Вес его тела противостоял нашим действиям, задача у нас была не из легких. Двести сорок градусов.

Мари толкала, как могла, я тоже, но шея Дентона почему-то не ломалась. Двести семьдесят градусов, и еще чуть-чуть. Наконец мы услышали треск. Ах! Двести семьдесят пять градусов!

– Мари, потребовалось повернуть больше чем на три четверти, чтобы сломать ему шею!

– Матерь Божья.

Несколько минут мы приходили в себя.

Не хотелось никого вмешивать, но без помощи было не обойтись.

– Уилбур нам поможет? – спросила я.

– Конечно, мисс. Пойду разбужу его.

Мари потребовалось несколько минут, чтобы поднять Уилбура – самого сильного человека в доме. Это дало мне возможность задуматься о своей жизни. Картина была неутешительной, я устыдилась и опустила голову. В то же время я понимала, что я действую в целях собственной безопасности.

Господи, это несчастный случай, меня не в чем винить. Было бы несправедливо меня винить. Ведь я сделала все, чтобы предотвратить гибель Дентона.

В ожидании Мари посмотрела в зеркало. Вместо улыбки на лице страх. Щеки покрыты бледностью. Нос испачкан после возни с телом на полу.

Карие глаза с вкраплениями янтаря и зелени, обычно блестящие, погасли.

Волосы у меня всегда в порядке, но сейчас рассыпались по плечам. Нельзя в таком виде выходить. Это наверняка вызовет подозрения. Я поправила прическу, стараясь успокоиться.

Я опустилась рядом с телом Дентона, вернула на место его голову, поправила одежду и прошептала ему на ухо: «Прости».

Он лежал неподвижно, молча, не в силах освободить меня от чувства вины. Каждая клеточка моего тела трепетала. Я оплакивала потерю еще одного возлюбленного.

Мы с Мари сидели рядом с мертвецом. Когда пришел Уилбур, по его лицу было видно, что, имей он выбор, он предпочел бы не просыпаться. Но выбора у него не было. Чтобы сохранить место и хорошо заработать, придется ненадолго продаться.

– Добрый вечер, Уилбур. Как мило, что вы проснулись ради нас.

– Да, мисс.

– Уилбур, у нас тут проблема.

– Мисс, я все понимаю.

– Это делает вам честь.

Я подняла платье и показала ему ногу в длинном чулке. Не стала одергивать юбку, а дотянулась до мешочка, закрепленного наверху чулка. Отвязав шнурок, я протянула мешочек Уилбуру. Юбка была одернута, а Уилбур все еще не сводил взгляда с моей ноги.

– Уилбур, здесь золотые монеты. Я прошу вас о помощи и молчании. Вы не получите денег, пока не пообещаете выполнить оба условия.

Взглянув на мешочек, Уилбур глазам своим не поверил.

– Да, мисс, я в вашем распоряжении.

– Именно это и требуется.

Я объяснила ему, как должна выглядеть сцена смерти, и сказала, что нам необходима его помощь, чтобы вынести тело, а потом вынуть его из кареты. Он должен править коляской и оставить ее позади, будто бы я уехала с кем-то другим.

– А где его кучер?

Мари сбегала, вернулась и объявила, что кучер заснул в конюшне в ожидании возвращения хозяина.

Я достала из бара одну из лучших бутылок виски и вручила ее Мари.

– Мари, пожалуйста, сходи и составь компанию гостю. Позаботься о том, чтобы он проснулся вечером совершенно беспомощным.

– Да, мисс.

– Мари, я не знаю, что будет. Ты сохранишь картину, как мы планировали?

– Да, мисс.

– Спрячь ее получше.

– Когда вы вернетесь?

– Не знаю.

– А что делать с особняком?

– Свяжись с мистером Ферпосоном, управляющим. Он присмотрит за особняком, как и за всем остальным.

Мари повернулась, собираясь идти, я мягко коснулась ее руки.

– Мари, как только окажусь в безопасном месте, я могу за тобой послать. Ты не против?

– О нет, мисс. Я приехала бы без колебаний.

– Спасибо, Мари, мне будет тебя не хватать.

Мы обменялись взглядами. В ее глазах я увидела сочувствие.

Мари взяла бутылку и отправилась по длинному коридору к конюшне. В глубине сердца я знала, что она справится с задачей, и поэтому не волновалась по поводу кучера Дентона.

Уилбур был сильным и коренастым. Потребовалась лишь небольшая помощь, чтобы он поднял Дентона и отнес в карету. Я смотрела, как мой красавец любовник оказывается на спине Уилбура. Сердце щемило, живот ныл, душа трепетала. Хотелось выплакаться.

Никогда не забуду, как шла по дому за болтающейся головой Дентона, пока Уилбур нес его по длинному коридору, чтобы сымитировать трагедию. Голова Дентона болталась, словно у куклы. Я не могла оторвать глаз от его лица. На нем застыла улыбка, взгляд был устремлен на меня.

Могу поклясться, что его лицо ожило. Я это видела. Клянусь. Его лицо поднялось ко мне с трудом, будто движения качающейся шеи было тяжело контролировать. Его кровь застыла, тело окоченело, он был мертвецом по всем законам природы.

Мертвец с шеей, сломанной мной. Я боялась, что он со мной заговорит. Что он мог мне сказать? Мой возлюбленный отправился в могилу. В чем он мог обвинить меня?

Сначала Дентон выдохнул, будто в глотке не было воздуха. Он повернул шею, чтобы заговорить со мной. Я испуганно отступила и подняла руки, защищаясь от нападения. Потом услышала его голос: «Николетта, от тебя перехватывает дыхание».

Из сломанной шеи вылетел хрип. От этого звука у меня по спине пробежал холодок. Я чудом удержалась на ногах, продолжая идти за останками Дентона. Я представляла себя солдатом с невидимым оружием, которое защитит меня. Я сильная. На мне военная шляпа, от моей силы зависит судьба стран.

Как только тело Дентона оказалось в карете, Уилбур быстро сходил в дом за моим багажом и корзиной с едой, вином и виноградом, приготовленной для меня Мари. Когда я сказала, что решила отправиться в Гластонбери, он набросал краткий маршрут моей поездки и поклялся, что будет молчать о моих планах. Он поехал в карете с телом Дентона, а я последовала за ним в коляске.

Милях в двух от дома Уилбур остановился на окольной дороге. Я ожидала в коляске, пока он вынимал Дентона из кареты и клал на дорогу.

– Так, мадемуазель Карон? – Уилбур кивнул на тело Дентона, лежавшее так, чтобы его заметил следующий проезжающий.

– Уилбур, думаю, его надо переехать каретой. Будто лошади испугались и пробежали по нему.

Уилбур с ужасом взглянул на меня:

– Да, м-м-мисс.

Он подогнал карету к телу Дентона и остановился, видимо, собираясь с силами. Мне показалось, что даже лошади ощутили зло и посчитали, что им лучше в этом не участвовать, но у животных не было выбора. Уилбур взмахнул кнутом и проехал каретой по телу Дентона.

Колеса прижали тело Дентона так, что руки и ноги поднялись, будто он пытался уйти.

Я услышала звук копыт, наступающих на тело. Звук повторялся снова и снова в тишине раннего утра.

Уилбур направился по лугу, чтобы не оставлять следов, ведущих к моему дому.

Карета Дентона была на месте.

Я надеялась добраться до Гластонбери к полудню или поздним утром. Когда я щелкнула поводьями, погоняя лошадей, лошади Дентона испугались и понесли карету без кучера к конюшне.

Нельзя было ни остановить, ни привязать их – тогда это не было бы похоже на несчастный случай. Я смотрела, как карета исчезала вдали, и молилась о том, чтобы обман не обнаружился.

Если когда-нибудь станет известна правда о ночи у меня, суд не станет мешкать и на моей шее затянется веревка. Я дотронулась до ожерелья из жемчуга и рубинов. Удостоверившись, что ожерелье, а вместе с ним и моя шея все еще на месте, пришпорила лошадей.

Глава 3 Паб Уолтера

Главный полицейский инспектор, Джексон Лэнг, стоял у бара и покупал напитки. Он собрал сдачу, оставив несколько шиллингов бармену на чаевые.

Джексон Лэнг отличался весьма внушительными габаритами. Широкие плечи, сильные руки. Джексон был необычайно красив– темно-каштановые волосы, проницательные зеленые глаза, веселое живое лицо.

– Поздравляю с задержанием.

– Спасибо, Питер.

Паб Уолтера, названный в честь сэра Уолтера Рейли, был популярным лондонским баром. Его клиентура относилась к высшему обществу. Резные панели из красного дерева необыкновенного качества были отполированы до совершенства. Стены были украшены дуэльными пистолетами, мечами и древними нагрудниками в рамах. У каждой двери находился полный комплект рыцарских доспехов.

У входа была вделана металлическая пластина в виде лужи. Если на нее наступал мужчина, ничего не происходило. Если женщина – привратник звонил в колокольчик и расстилал свою пелерину, чтобы женщина по ней прошла. Он низко кланялся и притрагивался к шляпе. «Бар Уолтера приветствует…» Далее следовало полное имя дамы.

Дамы веселились и чувствовали себя польщенными. Постоянные посетители-мужчины слышали сигнал колокольчика и обращали внимание на новую даму. Шутка нравилась представителям обоих полов, лондонцы собирались для того, чтобы насладиться дружелюбной обстановкой.

К руке Лэнга прикоснулась привлекательная дама:

– Прошу прощения.

Лэнг притронулся к шляпе.

– Ничего страшного.

– Я – Дафна Деббер с Севен-Девоншир-террас.

– Джексон Лэнг из Скотланд-Ярда. Рад познакомиться, мисс Деббер.

– Я слышала обо всем, что с вами сегодня произошло, – о том, что вы попали в перестрелку с душевнобольным и спасли жизнь пятерым заложникам. Это так волнительно. Вы такой смелый.

– Благодарю вас.

– Ваша супруга, должно быть, рада тому, что вы живы и здоровы.

– Я не женат.

– Ну, тогда ваша невеста.

– Я не обручен.

– Ну надо же!

Лэнг заметил, что она хорошенькая, что у нее фиалковые глаза и крошечное пятнышко в форме сердца на щеке. При разговоре с ним дама явно испытывала напряжение. Она смяла в руках платок и продолжила:

– Я говорила, что живу на Севен-Девоншир-террас? Рядом с Гайд-парком?

– Да, говорили. Это недалеко отсюда.

– Недалеко. Не зайдете ли как-нибудь выпить чаю, если будете поблизости? У нас по соседству есть душевнобольные, вы можете нам понадобиться, хм, для присмотра за ними.

– Мисс Деббер, благодарю вас за приглашение.

– Ну, я приглашаю не только от себя лично. Мой отец хотел бы встретиться с вами. Он владелец гостиницы. Именно он и рассказал мне о том, что вы сегодня спасли людей.

– Я был бы счастлив встретиться с вашим отцом, мисс Деббер, и принять ваше приглашение, но последнее время у нас столько дел, что времени для визитов нет. У меня расписана каждая минута. Женщине этого не понять.

– Я многое могу понять.

– Готов поспорить, что это так и есть.

Подошел Эдвард Уилкокс и тронул Лэнга за плечо:

– Джексон, тебе помочь с выпивкой?

– Эдвард Уилкокс, позволь тебе представить мисс Дафну Деббер. Мисс Деббер, Эдвард один из новичков.

– Рад с вами познакомиться, мисс Деббер.

– Рада с вами познакомиться, мистер Уилкокс.

– Джексон, в вист трудно играть втроем. Ты нужен нам не только как четвертый игрок, у тебя наши напитки, что гораздо важнее.

Лэнг вздохнул:

– Мисс Деббер, мне надо вернуться к столу. Приятного вечера.

– Было очень приятно познакомиться с вами обоими. Не забывайте, я жду вас в любое время на Севен-Девон-шир-террас.

Лэнг притронулся к шляпе и взял напитки.

– Мы дали тебе простое задание, а ты воспользовался им, чтобы получить приглашение на чай! А твои друзья в это время остались с тузами и пересохшим горлом.

– Остановимся на жажде, – предложил Лэнг.

– Сэр Барт пожаловался, что пока ты отсутствовал, в его стакане успела осесть пыль.

– Ну, он сам состоит из пыли больше чем наполовину, так что ничего необычного, – пошутил Лэнг, возвращаясь к двум приятелям, ожидавшим их у стола.

Лэнг раздал стаканы, глотнул чай, и игра возобновилась. Слева от Лэнга сидели новички, Улисс Пиви и Эдуард Уилкокс. Принятые на службу в чине сержантов, молодые детективы следовали за Лэнгом, как практиканты. Слева сидел сэр Барт Маршалл – главный комиссар столичной полиции.

– Тебе не кажется, что глупо пить чай на празднике? – поинтересовался сэр Барт.

– Полагаю, что праздновать можно и без спиртного.

– Что ж, мы признаем, у тебя волшебный дар раскрывать преступления, – заявил Барт.

– Но мы устали от напряжения, от необходимости быть умными в течение нескольких часов, – сказал Уилкокс.

– Точно, – согласился Пиви.

– Ты уверен, что был сегодня вечером умным? – поинтересовался Лэнг.

– Уверен. Ты не пьешь и только что купил нам последнюю порцию спиртного.

Дзинь. Дзинь. Звук колокольчика возвестил приход новой дамы.

– Бар Уолтера приветствует мисс Марту Уайтли, – объявил привратник.

– Кто она такая? – поинтересовался Пиви.

– Молодая дама, ищет богатого мужа, – ответил Уилкокс.

– Побереги силы, Улисс, если твой бумажник не толще, чем нам известно.

Дафна вернулась к столу, за которым сидел ее брат Джон. Прибыл ее отец, Доминик Деббер, и сел рядом с детьми.

– Здравствуйте, отец. Я познакомилась с Джексоном Лэнгом.

– Тебя представили?

– Не думаете же вы, что я просто подошла к нему и заговорила?

– Надеюсь, нет. Мы с матерью научили тебя этикету.

– Он очень симпатичный, отец.

– Дорогуша, я не поэтому посчитал его интересным поклонником.

– Он сидит вон там, справа. – Дафна указала на стол Лэнга. – У него темные усы.

– Все полицейские гладко выбриты и носят темные усы. Который из них?

– Тот, что с зелеными глазами.

– Отсюда мне не виден цвет глаз. По-моему, они ярко-зеленые, да?

– Он высокого роста, отец.

– Так выглядят все мужчины, служащие в столичной полиции. В газетах пишут, будто начальник считает, что рост и вес важны для эффективной борьбы с преступностью.

– Отец, по-моему, Джексон Лэнг учился в Оксфорде или где-то еще. У него очень хороший английский.

– Да, верно. Но он не был привилегированным ребенком и много работал, чтобы достичь нынешнего положения. Он сам всего добился. Дафна, за тобой только начинают ухаживать. Помни, тебе нужна хорошая перспектива.

– Да, отец.

– Твой брат и я присмотрим за тобой. Мужчины, которые наносят визит, должны иметь лучшие намерения. Ты красивая девушка, Дафна, и должна помнить, что принимаешь самое важное решение в своей жизни. Мы с матерью, разумеется, примем в этом участие.

– Да, отец. Но в настоящее время женщины сами выбирают себе мужа.

– Да, в пределах разумного. Я не позволю тебе выйти замуж за соседского мальчишку.

– Отец, а каким образом человек, сидящий рядом с Джексоном, потерял руку?

– Это комиссар Скотланд-Ярда – сэр Барт Маршалл. Он близкий друг Лэнга и назначил Лэнга на вторую по значимости должность. Должность Лэнга называется «детектив-инспектор сыскной полиции». Это означает, что он первый претендент на должность начальника. Начальник отвечает за восемьсот мужчин и одну женщину, организацию констеблей, полиции, детективов и секретных групп, в чьи обязанности входит поимка уголовных преступников и террористов.

– Но что все-таки произошло с рукой сэра Барта Маршалла?

– Я читал, что он потерял ее в Индии. Это было очень давно. На Маршалла напал тигр во время службы в армии. Он награжден высшими наградами и был возведен в рыцарское достоинство после того, как предотвратил покушение на королеву Викторию. У него большие политические связи, и он близкий друг королевы.

– Отец, как вы думаете, Джексон Лэнг смотрит сюда?

– Твой брат принес статью из газеты. Продолжай читать, Джон.

Джон развернул газету и прочел:

– «Джексон Лэнг принадлежит к новому поколению служителей закона, образованных и интеллектуальных. Блестящие аналитические способности принесли ему заслуженное уважение. Еще до разговора журналист ощутил, насколько проницателен этот человек».

– Мне нравятся его темные усы, – заметила Дафна.

Джон продолжил чтение:

– «Он изыскан, у него прекрасные манеры, к тому же он настолько хорошо подготовлен барристерами, что мог бы быть прекрасным юристом. Лэнг заявил репортеру: «Я лучше буду работать за меньшее жалованье, просто для того, чтобы занимать ум криминальными загадками». Он использует дедуктивный метод и творческую логику при каждом аресте, который производит. Упорство и настойчивость в выслеживании преступников принесли ему заслуженные награды. Преступника он находит всегда».

– У него очаровательная улыбка, да? – мечтательно произнесла Дафна.

– Волосы у него довольно густые. – Рассматривая Лэнга, Деббер притронулся к собственным редеющим волосам. – Прическа у него в полном порядке. Одежда лучшего качества. Интересно, какого галантерейщика он посещает?

– Он пышет здоровьем, будто занимается спортом. Отец, я права? Я имею в виду, он не такой бледный и худой, как большинство лондонцев.

– Дафна, для меня главное, что он может поднять твой социальный статус. Говорят, его собираются посвятить в рыцари. Это хорошо отразится на нас, на тебе.

– Отец, взгляните, как на него смотрят все дамы в пабе.

– Ну, у него прекрасная репутация.

Дамы действительно то и дело поглядывали на Джексона Лэнга в надежде поймать его взгляд.

Хотя Лэнгу и нравилось женское внимание, первоочередным для него были профессиональные обязанности. Даже за едой, игрой в карты или проводя вечер в обществе, он размышлял о завтрашнем дне.

– Охо-хо, кажется, Пиви собирается выступить, – заметил Уилкокс.

Пиви поднялся, покачиваясь, и навис над Уилкоксом, размахивая руками у него перед носом.

– Уилкокс, в чем дело?

Он схватил Уилкокса за нос, посыпались монеты, которые ловил Пиви.

– Неплохо, – хмыкнул сэр Барт.

– Они наняты для представлений и понятия не имеют, как раскрыть убийство, – заметил Лэнг.

Пиви всматривался в нос сэра Барта, словно в редкое ископаемое.

– Что ты рассматриваешь?

– Удивительные линии вашего носа.

– А что в нем особенного?

– Он похож на нос с шиллингами, что встретишь не часто.

Пиви схватил сэра Барта за нос. Оттуда посыпались шиллинги – в два раза быстрее и дольше, чем из носа Уилкокса.

Лэнг поднял несколько упавших на пол монет и стал их внимательно рассматривать.

– К сожалению, не исключено, что монеты поддельные. Господа, мне придется арестовать ваши носы за подделку золота ее величества.

Все расхохотались.

– Не уверен, что ты когда-нибудь расслаблялся, – заметил сэр Барт.

– Джексон, выпей.

– Нет, спасибо, предпочитаю быть начеку.

– Но, Джексон, сегодня ты в одиночку разоружил душевнобольного. Спас пятерых заложников от верной смерти. Нынешний вечер твой. Стаканчик пунша тебе не повредит.

– Сэр Барт, я давно отказался от грога. Когда-нибудь люди поймут, как глупо употреблять алкоголь.

Мужчины расхохотались.

– Не дождешься.

– Джексон, у тебя есть шанс получить рыцарское звание. Не упусти его из-за своего благочестия.

Лэнг устал объяснять свои предпочтения. Разумеется, можно отпраздновать раскрытие дела об убийстве. Но самым большим удовольствием для него были обнаружение улик, погоня за преступником и его поимка. Кульминационный момент суда и злоумышленник, болтающийся в петле, удовольствия не доставляли, хотя Лэнг и присутствовал в первых рядах во время всех казней.

Будучи заметной фигурой в криминальной полиции Англии, Лэнг пользовался признанием и уважением Скотланд-Ярда, граждан и, что самое важное, королевы Виктории. Репутацию он ставил превыше всего.

– Когда он придет на чай? – поинтересовался Деббер.

– Вообще-то он отказался, – ответила Дафна.

– Отказался от приглашения на чай?

– Я пригласила его, но он сказал, что вряд ли сможет найти для этого время, так что придется нам подождать, отец.

– Не очень вежливо с его стороны.

– Возможно, он не счел меня достаточно привлекательной.

– Ты так думаешь? Пойду узнаю о его намерениях.

– Но, отец…

Набычившись, Деббер устремился к Лэнгу:

– Прошу прощения, сэр. Я отец Дафны Деббер, Доминик Деббер.

Лэнг встал и протянул руку:

– Очень приятно, мистер Деббер.

– Дочь мне сказала, будто вы отказались от приглашения на чай из-за недостатка времени. Она только начала выезжать, и мне хотелось бы знать о ваших намерениях относительно нее.

– Мистер Деббер, у меня нет возможности завоевывать ее расположение.

Деббер скрипнул зубами от злости.

– Я буквально завален работой. Это было бы просто нечестно с моей стороны.

Деббер убрал руку.

– Если откровенно, – продолжал Лэнг, – у меня нет времени наносить визиты. Если же мои планы изменятся…

– Вы негодяй! – воскликнул Деббер и залепил Лэнгу пощечину.

– Сэр, возможно, так будет лучше, – проговорил Лэнг, потирая щеку. – Мне не нужны родственники с таким скверным характером.

– С нами вам бы повезло.

С этими словами Деббер покинул бар. Джон и Дафна последовали за ним.

– Отец, видимо, Дафна не была представлена ему надлежащим образом, – сказал Джон. – Она просто подошла и представилась.

– Неудивительно, Дафна, что все так произошло. Ты разве позабыла о правилах этикета?

– Как полагаешь, Улисс, Лэнг испортит нам репутацию? – поинтересовался Уилкокс.

– Думаю, нас будут считать невеждами из-за общения с Деббером.

– Лучше вычеркнуть из списка знакомых юную леди и ее отца, – заявил Пиви.

– Вечно влипаю в подобного рода истории, – в сердцах бросил Лэнг.

– Все дело в наследственности, Джексон. Кто-то из твоих предков был чрезвычайно привлекательным.

Джексон допил чай.

– Пиви, Уилкокс, спасибо за помощь. Не знаю, что бы я делал без вас.

– Ты небось думал, что наши пистолеты заряжены? – поинтересовался Уилкокс.

– Я и свой-то не заряжаю. А ты, Пиви?

– Нет. Оружие не игрушка. С ним шутки плохи.

Сэр Барт хихикнул. Он нанял этих людей после множества допросов и проверок. Оба были прекрасными стрелками.

– Ну, тогда я рад, что вы мне не понадобились. Джентльмены, я посмотрю, как поживает Пегас. Его надо хорошенько почистить. С вашего разрешения.

– О да, конечно. Как только вы с сэром Бартом удалитесь, Пиви начнет горевать из-за того, что в его жизни нет милой девушки. Я расскажу ему о женщинах с дурной репутацией, которых встречал во Французском иностранном легионе, чтобы утешить его. А потом обойду с ним площадь, чтобы выветрился алкоголь, привяжу к лошади и отправлю домой.

– Это правда? – поинтересовался сэр Барт.

– Сэр, Пиви не пьет. Сегодня выпил всего три бокала.

– Еще раз спасибо, – поблагодарил Лэнг.

Сэр Барт встал.

– Я очень горжусь вашими сегодняшними успехами.

– Благодарю вас, сэр. Увидимся утром. Лэнг надел шляпу и покинул паб.

– Он – лучший, это бесспорно. Но надо свихнуться, чтобы чистить лошадь в полночь, – заметил сэр Барт.

Глава 4 Молчание – золото

– Сейчас мы находимся приблизительно на расстоянии двух миль к востоку от Гластонбери и приближаемся к самому интересному поместью. – Семейство Стаффордов сидело в коляске, показывая английскую провинцию родственникам из Бельгии. – Поместье принадлежит Блейку Уильямсу, лорду Бастону, известному в нескольких странах благодаря необыкновенным садам. Предмет особой гордости поместья – полный штат садовников, ухаживающий за пышным садом, который вы видите.

– Ах, взгляните! – воскликнул один из гостей.

– Этот человек живет лучше, чем большинство королей. По нашим английским понятиям лорд Бастон обеспечил себе жизнь в раю. Вы не находите?

– Да, это поразительно. Герберт, ты хороший экскурсовод.

– Ну, я много думаю о лорде Бастоне. Он великий человек. Все мы высоко ценим те впечатляющие улучшения, которые он привнес в нашу местность.

– В жизни не видел столько кустов сирени.

– Да, по периметру поместье обсажено кустами сирени. У дома растут розы и луковичные цветы в поразительном порядке.

– Ах, Господи, взгляните на фонтаны!

– Довольно экстравагантно, не так ли? Они размещены с таким вкусом, словно образуют сценическую площадку. А еще у него есть пруды с рыбами из далекой Азии.

Коляска продолжала двигаться вокруг поместья по извилистой дороге. С дороги видны были кусты, искусно подстриженные в форме животных.

– Кролик!

– Я вижу льва!

– Там есть и другие. Они поражают гостей лорда Бастона и путешественников. А еще вы увидите многое другое…


Лорд Бастон смотрел на коляску, приближавшуюся к главному дому.

– Похоже, Стаффорды с друзьями. Пригласите их, если они желают нанести визит и осмотреть сад. Дайте им с собой большие букеты.

– Будет исполнено, милорд, – ответил Бертрум.

– Я поприветствую их, когда буду готов.

Несколько минут спустя он помогал дамам сойти с коляски.

– Мистер и миссис Стаффорд, как приятно видеть вас снова! Это ваши друзья?

– Да, это кузены Герберта из Брюсселя. Мистер и миссис Арчибальд Стаффорд.

– Это мой лучший садовник Чи. Он покажет вам сад и позаботится о том, чтобы вы уехали с букетами любимых цветов.

– Лорд Бастон, вы так великодушны.

– Герберт, могу я поговорить с вами несколько минут?

– Разумеется. Мужчины отошли в сторону.

– Ваши дела процветают?

– Мне заказали нанести узор на стол и четыре стула. Превосходный гарнитур для виста и настольных игр. Но я пока не отправляю мебель, поскольку не получил ни шиллинга, хотя прошло уже девять месяцев.

– Сколько вы просите за гарнитур?

– Двадцать пять фунтов.

– Мебель богато украшена?

– О да. Я потратил на нее два года.

– Она будет гармонировать с моими комнатами?

– Милорд, думаю, она будет хорошо смотреться у вас в кабинете или в алькове рядом с кабинетом.

– Я её куплю. Привозите мебель в удобное для вас время. А в следующий раз не берите заказов без аванса.

– Сэр, требовать деньги вперед нечестно.

– Это более чем честно. Вам должны уплатить за потраченное время.

– Вряд ли найдутся желающие.

– Найдутся, Герберт, если им понадобится ваше мастерство. Я очень доволен вашей работой.

– Благодарю вас, сэр, – произнес Герберт с легкой дрожью в голосе.

– Люди не ценят чужой труд.

– Благодарю вас. Вы не представляете, как много это для меня значит.

– Бертрум, я хотел бы видеть Клайва.

Клайв Слейтер, управлявший поместьем, не заставил себя долго ждать.

– Клайв, будьте добры, уплатите мистеру Стаффорду тридцать фунтов.

– Да, милорд.

– Двадцать пять, милорд, – сказал Стаффорд.

– Герберт, вы ошибаетесь. Тридцать. Уговор дороже денег.

– Благодарю, милорд.

– К сожалению, у меня дела в Лондоне, я должен ехать. О вас позаботятся.

– Вы так добры, милорд.

Супруга Арчибальда Стаффорда старалась заглянуть в дом, вытягивая шею.

– Вы хотели бы увидеть мой дом?

– А это возможно?

– Конечно. Чи, скоро время чая, но скажите Клайву, чтобы Стаффордам подали ранний ужин и лучшее вино.

– Да, милорд.

– До свидания, лорд Бастон.

– Благодарю. Спасибо за визит. Бертрум?

Доверенный слуга лорда Бастона открыл дверцу кареты и придержал ее для хозяина.

– Что ж, милорд, сегодня мы снова отправимся на юго-восток.

– Конечно.

Бертрум сел за четверкой вороных и щелкнул поводьями. Лошади устремились по дороге, направляясь от радужных цветочных садов к цели путешествия – городскому клубу.

Паб «Голова кобылы» находился в четырех часах езды, но лорду Бастону нравилось, по меньшей мере, два раза в неделю бывать в баре с дурной репутацией, находившемся в лондонском Ист-Энде. Паб находился на Бак-роу, рядом с тем местом, где Джек Потрошитель совершил первое убийство тремя годами ранее. Место все еще считалось небезопасным, поскольку убийцу пока не нашли. Однако Бертрум отвез бы туда хозяина в любую погоду, стоило тому только пожелать.

Говоря Бертруму, что ездит в паб ради домашнего эля, лорд Бастон едва притрагивался к элю, предпочитая вино в любое время суток. Бертруму это было известно.

В пабе собирался всякий сброд, в основном простые домохозяйки и бедняки. Лорду Бастону приходилось не отпускать от себя слугу, потому что воровские руки были в этой части города столь искусны, что их прикосновения не чувствовались.

Самого богатого посетителя «Головы кобылы» оберегали необычный рост – шесть футов шесть дюймов и внушительные манеры. Лорд Бастон появлялся в необычном виде. С приклеенной бородой, в очках, простой одежде и парике. Лорд Бастон был поразительно красив. Мужественная линия челюсти, прямой нос, крутой лоб, брови вразлет, синие глаза. Бархатистый голос и проникающий в самую душу взгляд завораживали собеседника.

Для лорда Бастона это была игра, интеллектуальная игра типа настольной «Лиса и собаки» и других. Только там не было стола для игр, посетители бара становились фишками, а он игроком. Безобидная игра давала состоятельному барону возможность покинуть поместье и стать свободным, не связанным обязанностями и положением. Блейку было интересно, как воспринимают его окружающие, не зная, что он лорд.

Бертрум был преданным слугой, считавшим, что ему повезло получать дважды в день плотную пищу, удобный соломенный тюфяк и хорошую оплату за верность. Хозяин хорошо относился к нему. Бертрум дважды посетил врача, и Блейк за каждый визит заплатил пять пенсов. В ответ Бертрум доказывал свою преданность молчанием и благоразумием. Он никогда не рассказывал о том, куда они ездили, или о том, что могло или не могло случиться. Он научился держать язык за зубами в Ньюгейтской тюрьме, куда попал однажды за воровство.

Лорда Бастона в пабе ни разу не признали. Бертрум не понимал, зачем ему это нужно. Возможно, лорд Бастон страдал чем-то вроде раздвоения личности, вроде той, что он видел у человека в тюрьме, говорившего двумя голосами. Подобное поведение не понравилось тюремному начальству. Заключенного положили на землю и положили на него огромный тяжелый камень, чтобы раздавить беднягу. Именно тогда Бертрум понял, что быть сумасшедшим в Англии небезопасно.

Сегодня лорд Бастон был в хорошем расположении духа. Как всегда, Бертрум принес ему напиток и теперь расхаживал по улице, ожидая, когда лорд Бастон пожелает уехать – обычно это случалось на рассвете.

– Ваше вино, милорд.

– Спасибо, Бертрум.

– Милорд, я буду неподалеку.

Лорд Бастон кивнул и оглядел помещение. Если скосить глаза в тусклом свете, женщины вокруг казались почти хорошенькими. Скрипки в пабе громко играли, толпа шумела. Пахло табачным дымом и элем. Вокруг раздавался громкий смех. У некоторых мужчин сидели на коленях проститутки, женщины были заняты разговором, обсуждая какие-то свои дела.

Внимание лорда Бастона привлекла хорошенькая молодая женщина с рыжими волосами, блестящими зелеными глазами и кожей цвета слоновой кости. На носу у нее были веснушки, из прически выбилось несколько прядей.

Лорд Бастон поймал на себе ее взгляд. Она словно молила его о помощи. Значит, будет податлива. Женщина испуганно озиралась. Лорд Бастон подошел к ней:

– Добрый вечер, дорогуша. Не возражаете, если я к вам присоединюсь? Может быть, вам нужна защита от бродяг?

Она взглянула на него с улыбкой.

Он придвинул стул и сел рядом с ней.

– Разрешите представиться. Франклин Дарнелл. А вас как зовут, красавица?

Пока он говорил, Кэрри, так звали девушку, следила за его губами. Она достала из матерчатой сумочки блокнот и карандаш – подарок священника, научившего ее грамоте. Написала несколько слов на листке, вырвала листок и протянула лорду Бастону.

«Меня зовут Кэрри Макмарри. Я глухонемая. Прошу прощения. Я не могу ни слышать вас, ни говорить с вами. Я только могу читать по губам».

Лорд Бастон опешил, но тут же пришел в себя. На вид девушке было лет семнадцать-восемнадцать.

– Кэрри, вы очень красивая.

Ее ресницы дрогнули.

– Откуда вы?

«Из Ирландии».

– Почему вы здесь?

«Мне нужна работа».

Лорд Бастон просиял.

– А что вы умеете делать?

Она пожала плечами.

– Вы одна?

Она кивнула.

– Где живете?

Она указала на цифру «2» на часах лорда Бастона, имея в виду, что останется до закрытия, снова пожала плечами и написала: «Улицы».

Лорд Бастон кивнул.

– Кто знает, где вы?

Она покачала головой – мол, никто – и написала: «Я сбежала».

– Возможно, я захочу воспользоваться твоими услугами. Здесь довольно шумно– сишком трудно договариваться о деле. Наверху у меня есть комната – там нам никто не помешает.

Кэрри взглянула ему прямо в глаза. Лорд Бастон не увидел в ее глазах ни следа страха, ее доверие глубоко тронуло его.

Она написала: «Могу ли я поработать у вас, сэр? Вы самый приятный человек из всех, кого я встречала».

– Ты меня не боишься?

Кэрри засмеялась и мотнула головой.

Он улыбнулся и взял ее за руку. Поднимаясь по лестнице, она приподняла юбку цвета бургундского вина, удерживая равновесие на высоких каблуках. Вне всякого сомнения, хозяева посчитали их еще одной договорившейся парочкой.


Бертрум не спускал глаз с лошадей и кареты. Обычно улицу наводняли жулики, пьяные и такой сброд, что любое описание кареты или Бертрума выветрилось бы у них из памяти на следующий же день, если не сразу.

Бертрум нашел тихое место, достал из кармана нож и тростинку и занялся вырезанием новой свистульки. Вырезая из сухой ивы обнаженную женщину, он наслаждался отдыхом.

Взошло солнце, а лорд Бастон так и не появился. Скоро улицы станут другими, рабочие из доков сменят пьяных и воров. Проститутки будут в постели с теми, кто оплатил их услуги.

Прошел час после рассвета. Хозяин не появился. Слуга занервничал. Он знал привычки лорда Бастона, остававшиеся неизменными более пяти лет. Хозяин никогда не задерживался так поздно.

Бертрум занялся новой свистулькой, но потом решил, что надо проверить, все ли в порядке у хозяина. Ему было известно, какую комнату снимал хозяин – он сам о ней договорился. Позаботившись о лошадях, Бертрум направился к черному ходу. Пройдя по коридору до комнаты номер 15, он постучал. Мгновение он стоял перед дверью и слушал, но не услышал ни звука.

Наверное, с лордом Бастоном что-то случилось – он никогда не ночевал в этой комнате. За дверью послышалось шуршание, словно кто-то одевался. Бертрум постучал снова.

– Кто там?

– Бертрум, ми… сэр. Уже поздно, я подумал, не случилось ли с вами беды.

– Бертрум, все в порядке. Можешь идти.

– Слушаюсь, сэр.

Бертрум ушел не сразу. Он стоял у двери – в нем вдруг проснулось любопытство.

– Бертрум, я вижу твои ноги. Иди.

– Да, сэр. Прошу прощения.

На этот раз Бертрум вернулся к лошадям и принялся ждать.

Кэрри в комнате не спала. Блейк начал с того, что высказал девушке свои пожелания и согласовал цену. Она просила немного – денег на один ночлег. Кэрри не могла говорить, поэтому последовала тихая интерлюдия.

Они занимались сексом в различных позах по всей комнате: стоя, в постели, в кресле, даже на туалетном столике.

– Что-то не так?

Проснувшись, он поймал на себе взгляд Кэрри. Та указала на бороду, отклеившуюся с одной стороны.

– Ах, это… – проговорил он, отклеивая бороду.

– Кэрри, я не Франклин Дарнелл. Я развлекаюсь, а не шучу над другими. Это из-за того, что меня часто мучает скука. Я хотел бы помочь тебе, если ты еще раз поможешь мне сегодня утром.

Он провел пальцем по ее шее.

– Перевернись.


Час спустя лорд Бастон появился перед Бертрумом. Он был не один.

– Бертрум, это Кэрри Макмарри из Ирландии. Наша новая служанка.

В молодости Бертрум был знаком с одной ирландкой и сейчас вспомнил ее. Впервые за много лет. Сходство было поразительным, да и красота – тоже. Бертрум, с трудом сохранив самообладание, дотронулся до шляпы и поклонился.

– Рад знакомству, мисс. Вы осветите все вокруг. Кэрри улыбнулась кучеру, когда тот помогал ей сесть в карету. За ней последовал лорд Бастон.

Бертрум поправил упряжь, сел на козлы и щелкнул кнутом. Коляска покатилась в направлении Тластбнбери.

Бертрум подумал, что впервые видит женщину, с которой лорд Бастон провел ночь. По правде говоря, если женщина была с лордом Бастоном, ее обычно больше не видели и о ней больше не слышали. Бертрум не смог удержаться от мысли, что эта женщина, должно быть, какая-то особенная, хотя выглядит так, как все прочие женщины.

Глава 5 По пути в Гластонбери

Хрустящий утренний воздух обдал мое лицо холодом, не давая времени на усталость. Я могла лишь думать, чувствовать и хлестать кнутом лошадей сильнее, чем те заслуживали.

Пережитые трагедии не могли оставить меня равнодушной. Я не бессердечная. Я ранимая. Я скорблю. Я горюю о каждой потере.

Я плакала почти всю дорогу. Чувствовала себя такой одинокой в предрассветной мгле, меня мучило раскаяние.

Я оплакивала молодых людей, а потом – себя. Смерть тяжелее для тех, кто остается. Мертвые попадают в лучший мир. Я так думаю. Хочу так думать.

Я оплакивала Коллина. Оплакивала Робера – мою первую любовь. И всех остальных. Даже Алана, который испустил дух, не успев удовлетворить меня. В тот же вечер я и отправилась на поиски другого мужчины, не в силах обуздать охватившее меня желание.

Не знаю, что с собой делать. Возможно, если посадить меня в клетку, сила моей страсти обратится на живопись, литературу, какое-нибудь искусство.

Я писала стихи. Рисовала ландшафты. Вместе с одной из подруг занималась скульптурой. Это были лишь первые попытки. Наделил ли меня Господь талантом – трудно сказать. А может, мое предназначение все же соблазнять мужчин?

Наверное, нужно по-другому одеваться, не выставляя напоказ ложбинку на груди. Не носить платья с таким низким вырезом.

Грудь у меня среднего размера, но корсет достаточно свободен для дыхания, хотя грудь покачивается в любом платье. Грудь возвышается над бюстгальтером и привлекает мужские взгляды.

Я невысока ростом, поэтому во время разговора со мной мужчины могут заглянуть мне в платье и увидеть грудь чуть больше, чем тот, кто находится со мной на уровне глаз. Я вижу, как в меня впиваются жадным взглядом. Их не в чем винить, потому что Бог создал грудь для соблазна. Так устроен мир.

Другие женщины разыгрывают невинность и не выказывают любопытства по поводу размера того, что спрятано у мужчин в брюках. А я выказываю. Мне интересно, как это выглядит, каково на ощупь, какие имеет особенности.

Да, у них есть особенности. Мужчины не могут притвориться любящими. Они либо отвечают на прикосновение возлюбленной, либо испытывают отвращение. Если любовник отвечает на ее прикосновение, она будет удовлетворена.

Большинство современных женщин считает, что сексуальные отношения не имеют ничего общего со счастливым браком. Мне это известно лучше. Есть женщины, для которых сексуальная связь – нечто, что нужно терпеть ради того, чтобы их содержал мужчина. Я так не считаю. Мне известны другие мучения – от слишком сильного желания.

Вот о чем я думала, когда взошло солнце, пока ехала в Гластонбери, чтобы начать все сначала. Я надеялась, что не повторю замкнутый круг любви и смерти, а найду сильного человека, с которым будет легко. Надеялась найти мужчину, который будет настолько силен, чтобы удержать меня и сказать: «Успокойся, Николетта, я понимаю и люблю тебя, несмотря ни на что».

Есть ли на свете такой мужчина, который даст мне почувствовать себя женщиной, самой собой и защитит меня такой, какая я есть? Прежде всего, мне хотелось бы, чтобы этот мужчина мог завоевать мое сердце и душу и выдерживать мою страсть.

Мечты, мечты! Где ваша сладость?

Я была в нескольких милях от Гластонбери. Выбилась из сил, лошади устали и проголодались. Нужно было найти конюшню, поэтому я остановила первого встречного.

Он сидел на чем-то таком, чего я никогда не видела. Впереди – маленькое колесо, сзади – два больших, по меньшей мере, по метру в диаметре. Человек сидел почти на одном уровне со мной, каждое колесо опиралось на небольшую подкладку, отчего колеса двигались. Когда мы приблизились друг к другу, он остановил странное транспортное средство и дотронулся до шляпы в знак приветствия:

– Доброе утро, прекрасная леди.

– Доброе утро, любезный сэр.

– Вы мне снитесь? Если так, разбудите меня.

– Вы мне льстите – должно быть, я плохо выгляжу после поездки.

– Я бы не стал льстить без необходимости. Вы очень необычно смотритесь в красном платье.

– Благодарю за комплимент.

– Меня зовут Фредерик Бодем, с кем имею удовольствие беседовать?

– Меня зовут Николетта Карон. Рада познакомиться. Я протянула руку в перчатке и пожала ему руку как настоящая леди – за три пальца. Они были большими для моей ручки. Я почувствовала, что Фредерику приятен мой жест, в то время как этикет этого не требовал.

– Никогда не видела такого изобретения. Что это?

– Трехколесный велосипед. Разъезжая на нем, я тренирую ноги, да и в сене мне нет необходимости.

Я рассмеялась:

– Симпатичные ноги?

– Желаете взглянуть? Я ими горжусь. Прошу прощения за дерзость, мисс Карон. Меня все знают как городского весельчака.

– Понятно почему. Вы давно здесь живете?

– Я родился и прожил всю жизнь в прекрасном городе Гластонбери.

Считаю полезным собрать сведения перед приездом в новый город. Я могла узнать от этого человека многое.

– Простите мою поспешность, Фредерик, но не желаете ли разделить со мной пикник? У меня в корзине сыр, вино, виноград.

– Ну, мисс Николетта, я человек женатый. Тридцать счастливых лет. Но если не расскажете моей жене, думаю, ничего плохого в этом нет.

– Фредерик, это будет наш маленький секрет.

– Я знаю более уединенное место для пикника, мисс, но поскольку заплатил за свой велосипед десять фунтов, надо его спрятать.

Фредерик завел велосипед за деревья поблизости так, чтобы его не смогли увидеть путешественники, после чего сел в коляску и взял вожжи. – Разрешите.

Я устроилась сзади, радуясь тому, что следующие несколько минут буду под контролем джентльмена. Коляска проехала примерно четверть мили по направлению к городу и свернула на узкую дорогу, приведшую к берегу реки. Устье затеняли и защищали старые деревья.

– Фредерик, как здесь красиво! Как вы узнали об этом живописном уголке?

– Видите ли, среди этих холмов есть мало мест, о которых я бы не знал. Вообще-то тут я ухаживал за своей будущей женой.

Он помог мне расстелить одеяло, достал из коляски корзину.

Откупорив бутыль, Фредерик налил нам по бокалу. Я разложила на тарелке сыр и украсила его виноградом.

– Как изысканно. Я не ел виноград уже много лет.

– Я его очень люблю.

Я заметила, что Фредерик смотрит мне в глаза, смотрит, по-новому и не может отвести взгляда.

– Я помогу вам, чем смогу.

Голос Фредерика, прежде веселый и приветливый, изменился. Он стал серьезнее.

– Мне нужно где-то остановиться. И конюшня, разумеется.

– Ну, конюшня есть у самого въезда в город, на западной стороне улицы. К конюшне примыкает прекрасная гостиница Мириам. Мириам Бестелл – чудесная хозяйка. Вам будет там уютно, уверен. Буду счастлив вас проводить.

– Благодарю. Вы не могли бы рассказать о городе?

– Гластонбери не предложит вам тех светских развлечений, какие вы можете найти в Лондоне, но у него богатая история, тесно переплетенная с легендами. Это земля Авалона, короля Артура, аббатств и приютов в Бате. Поблизости находятся Стоунхендж и Эйвебери, привлекающие множество туристов. Город окружен красивыми холмами, в нем несколько пабов и ресторанов, а экскурсии планируются на весь год. Мы находимся неподалеку от живописного побережья с видом на залив, где можно сесть на красивый корабль, направляющийся в Уэльс. А еще, мисс Николетта, в этих местах вы найдете прекрасных друзей. Здесь есть клуб любителей верховой езды, несколько состоятельных джентльменов обрадуются вашему приезду. Не надейтесь, что мы вас сразу отпустим, постараемся задержать подольше.

Пока он говорил, я думала о другом: смерть Дентона, мой побег, поездка Мари. Но необходимо было поддерживать приятную беседу. И как только он замолчал, я задала вопрос:

– Скажите, кто в городе самый экстравагантный джентльмен?

Зачем я об этом спросила? Мне не нужен мужчина. Что со мной происходит?

– Ах, тут все ясно. Есть такой дворянин по имени лорд Бастон. Он в нашем городе заметная фигура. Вам он может показаться интересным. Так считают дамы, хотя, насколько мне известно, с ним довольно трудно. Многие незамужние дамы пытались его заинтересовать, но безуспешно.

– Ни одна не произвела на джентльмена впечатления?

– Ну, мы слышали, что когда-то была одна дама, по-моему, ее звали Дженни. Но она уехала сразу же после краткого ухаживания. С тех пор о ней никто не слышал.

– А чем интересуется этот джентльмен и где его найти?

– Вы найдете его на большинстве светских мероприятий и вечеров, а еще он член Охотничьего клуба Гластонбери. В сезон у него бывает отличная охота на лис. Но лордом Бастоном здешние чудеса не исчерпываются. Вы были в Бате?

– Не имела удовольствия.

– В Бате находится поразительное аббатство. Если вы слушаете звон его колоколов каждый день, он находит отклик в вашей душе. А еще интересная история у минеральных источников. Здесь отдыхали римляне после сражений.

Мы проговорили о Гластонбери и его жителях несколько часов. Фредерик рассказал мне о людях, вмешивающихся не в свои дела, и о тех, с кем я должна подружиться ради успеха в городе. Кроме того, он рассказал несколько эпизодов из истории города и пару сплетен о горожанах. Прошло совсем немного времени, и у меня появилось ощущение, что в этом городе я уже жила.

Фредерик был привлекательным мужчиной, на свои пятьдесят, разумеется, не выглядел. Когда он рассказывал о своем городе, взгляд его был энергичным. Он показался мне порядочным человеком среднего сословия, столпом общины. Вопросов об этом я не задавала – меня это не интересовало. Он попытался познакомиться со мной поближе, но я очень устала, мне хотелось уехать, так что я предложила чуть больше, чем приятную беседу.

– Вы не знаете, который час?

– Час дня, – ответил он, убирая модные карманные часы. – Мисс Николетта, вы красавица. В Гластонбери такой не сыщешь.

– Ах, Фредерик, не стоит мне делать комплименты. Я полагаю, вы флиртуете, а вы говорили, что счастливо женаты.

– Я думал, так оно и есть. Но когда увидел вас… – Он сделал паузу и продолжил: – Мисс Николетта, у меня никогда в жизни не возникало желания изменить жене, но сейчас я даже не помню, как выглядит Мейми.

– Фредерик, я вам не подхожу, если вы хотите жить дальше.

– Мисс Николетта, вы правы. Мейми меня убьет.

– Фредерик, я имею в виду другое.

– Мисс Николетта, возможно, один поцелуй удовлетворит мое внезапное желание.

– Нет, Фредерик.

– Я не в вашем вкусе?

Вид у него был такой милый и искренний. Губы под серыми усами улыбались несколько опасно. Мне захотелось прижать его к себе, но я не стала этого делать. Он был слишком милым и добрым. Надо побороть растущее желание.

– Пожалуйста, милый Фредерик, не упорствуйте. Этому не бывать.

– Повторите: «милый Фредерик». В ваших устах эти слова звучат как музыка.

– Если вас это возбуждает, я промолчу. Но того, чего вы хотите, не будет.

– Вы прорицательница? Откуда вам это известно? Я не успокоюсь, пока не добьюсь своего.

Он взглянул мне в глаза с таким желанием, которое мне было хорошо известно. Для многих женщин это захватывающий танец. Для меня – вальс с дьяволом.

Он потянулся и крепко взял меня за руку, но я вырвалась.

– Не надо, Фредерик, мне больно.

– Я не причиню вам боли, Николетта. Я лишь хочу любить вас.

Я почувствовала его теплое дыхание на шее и отвернулась. Я была напугана. Фредерик прижался ко мне всем телом и требовательно поцеловал меня, тяжело дыша.

– Фредерик, пожалуйста. Вы женаты. Все это неправильно, прекратите немедленно.

– Не могу. Не могу!

– Вы должны. Я не хочу!

Я закричала. Фредерик закрыл мне рот рукой.

– Пожалуйста, тише.

Мы были в глуши, я знала, что кричать бесполезно. Я не собиралась вступать с ним в связь. Такой союз меня не интересовал, я оттолкнула Фредерика и быстро встала. Однако его сила удивила меня.

– Фредерик, мне необходимо добраться до города. Я уберу корзину.

Он повернулся на спину и прижался к земле, словно пытался изгнать страсть, с помощью матери-земли. Я быстро собрала бокалы. Убирая корзину в коляску, я не видела, что делает Фредерик.

Повернувшись, чтобы забрать одеяло, я обнаружила, что Фредерик идет ко мне, держа одеяло перед собой. Над одеялом была видна лишь озорная улыбка.

– Николетта, я говорил тебе, какие красивые у меня ноги.

Фредерик поднял одеяло, продемонстрировав свои ноги. А потом принялся отплясывать нечто вроде ирландской джиги. Забавно было наблюдать, как из-под одеяла выглядывают волосатые мужские ноги.

– Мисс Николетта, разрешите представить мои ноги, имеющие дурную репутацию. Вам повезло, мисс Николетта, вы познакомились с замечательными, потрясающими, удивительными ногами мистера Фредерика Бодема из Гластонбери. Вам повезло, что билет для обозрения восьмого чуда света не понадобился. Фредерика Бодема из Гластонбери зовут, когда требуется что-нибудь от удивительных ног. Удивительные ноги Фредерика Бодема могут нырнуть глубже, заплыть дальше и выйти суше, чем любые другие ноги во вселенной, потому что они – самые удивительные ноги во вселенной.

Рассуждения о ногах и их движения были такими смешными, что я смеялась, смеялась до тех пор, пока Фредерик не сбросил одеяло и не предстал передо мной совершенно голым.

Он по праву гордился красивыми мускулистыми ногами. Кожа его, казалось, переливается при солнечном свете, тронутая легким загаром, и совершенно не похожа на то, каким я себе представляла тело пожилого мужчины. Несмотря на серые усы с проседью, волосы у него на теле были темными. Я взглянула на его член. Он был в полной готовности.

– Господи, Фредерик, оденьтесь!

Я села в коляску, чтобы уехать, но Фредерик, бросив одеяло, вскочил в коляску и потянулся ко мне. Я отодвинулась и переползла на коленях назад.

Я попыталась отодвинуться, но Фредерик схватил меня за талию и привлек к себе. Бросив одеяло на открытое место коляски, он упал на подушку, увлекая меня за собой.

Движения его были мягкими и одновременно сильными. Я не могла высвободиться из объятий, потому что он прижимался ко мне всем телом и крепко держал.

– Николетта, пожалуйста. Дай нам шанс.

– Фредерик, нет. Нет. Не настаивай!

– Николетта, я не должен этого делать, не должен желать того, чего не может быть.

– Фредерик, отпусти меня!

Я пыталась его оттолкнуть, но он был слишком сильным и крепко прижимал меня к себе.

– Николетта. Позволь мне обнимать ангела хотя бы мгновение.

В конце концов, я затихла. На мне все еще было платье из красной парчи, я чувствовала себя под его защитой. Обнаженный мужчина обнимал меня на заднем сиденье коляски. Со стороны это выглядело довольно странно.

– Фредерик, пожалуйста, отпусти меня. Я хочу уехать, немедленно.

– Не могу. Мне нужно обнимать ангела. Николетта, пожалуйста, не отказывай мне. Я никогда не встречал такой красавицы, как ты, это мгновение – венец моей жизни. Сейчас я на седьмом небе. Обнимая тебя, я мог бы умереть счастливым.

Он поднял голову и поцеловал меня в щеку. Я взглянула в его мечтательные глаза и подумала о его упорстве, о том, как он выставляет себя дураком. Он унизил и поставил себя в неудобное положение ради мгновения любви со мной. Я пожалела его.

Лежа в коляске с обнимавшим меня Фредериком, я думала о глупости любви. Часто это демонстрирует езда в неправильном направлении. Я снова попыталась вырваться, но сил не было.

Запрокинув голову, я закрыла глаза, чтобы перевести дух. Фредерик же истолковал мои движения как капитуляцию. Его тело, все еще прижатое ко мне, удерживало меня внизу. Задрав рукой подол, Фредерик принялся ласкать мою ногу, и вдруг его прикосновение стало похоже на прикосновение Дентона. Ощущение удовольствия поднялось вверх по ноге и показалось воспламеняющим. Потом он поцеловал меня в губы. Поцелуй разжег пламя, бушевавшее во мне. Я застонала.

Вдруг некоторые части моего тела возжелали внимания, их стесняла одежда. Когда же Фредерик принялся меня раздевать, я поняла, что раздеваюсь сама.

Он снял с меня платье с удивительной ловкостью и выбросил красное бальное платье из коляски. Фредерик прижался ко мне и потерся возбужденным членом о мои бедра. Я ощутила, как мое тело охватывает желание.

– Николетта, разве это не чудесно? Это мгновение? Ты меня так возбуждаешь. Ах, Николетта, Николетта!

Он учащенно дышал.

– Фредерик, послушай меня. Занявшись со мной любовью, ты умрешь.

Он заглянул мне в глаза и понял, что я не шучу. Пожалуй, далее поверил мне.

– Пусть я умру, любовь моя.

Я предостерегла его. Я не могла с ним драться. Ощутив удовольствие, я сдалась.

Я почувствовала, как он овладел мной. Он вошел глубже, вышел, снова вошел. Он был близок к экстазу.

Я обняла его крепче.

– Николетта, ты такая красивая. Это так… так восхитительно. Ах, Николетта. Господи!

Он продолжал двигаться во мне. Я тоже двигалась, в одном ритме с ним.

Мне отказал здравый смысл, когда я заговорила:

– Не останавливайся! Дорогой, не останавливайся!

– Не буду, нет.

И тут из его горла вырвался хрип.

– Нет, нет, нет! Господи, пожалуйста, нет!

Вскоре Фредерик испустил последний вздох. Я растирала ему руки. Мои усилия, как всегда, оказались тщетными.

– Фредерик, не умирай. Пожалуйста, Фредерик! Я тебя предупреждала. Ах, Фредерик, пожалуйста!

Итак, я стала причиной еще одной смерти.

– О Боже, почему, почему?

Молясь о прощении и горюя о проклятии, я стенала о потере Фредерика, взывая к небесам.

Я надела другое платье, извлеченное из багажа, и убрала красное.

Держа на коленях голову Фредерика, я баюкала его, взывая к Богу. Молила о чуде. Увы! Душа покинула его тело. Я заплакала.

Глава 6 Поймана с поличным

Кто-то хлопал меня по спине. Как ребенка. Сквозь слезы я увидела человека, вытиравшего глаза.

– Не п-п-плачь.

Сознание прояснилось. Меня снова застали с мертвым мужчиной на руках. Одно дело, когда свидетельница – понимающая Мари, и совсем другое – незнакомец, который может сообщить властям о случившемся. И тогда уж мне не избежать виселицы.

– Я не хотела причинить ему вред. Вы должны мне поверить. Умоляю, сэр, пожалуйста, поверьте мне.

– Не п-п-плачь.

Незнакомец был плотным мужчиной лет тридцати, одетым в грубую одежду. Грубое лицо с высоким толстым лбом, лохматые волосы, толстые губы, полные щеки. На его лице я увидела печаль и сочувствие.

– Не п-п-плачь.

Он снова похлопал меня по спине.

– Не п-п-плачь.

– Не буду.

Я вытерла слезы.

– Меня зовут Николетта. Кто вы, сэр?

– Не п-п-плачь.

Глаза его был пустыми. Возможно, он не совсем здоров.

– У вас есть имя?

Человек кивнул:

– Юм.

– Как вас зовут?

– Юм.

– Юм. Необычное имя. Похоже, вы хороший человек.

Он влез в коляску и помог поднять тело Фредерика с моих колен.

– Юм, мне нужно его где-нибудь оставить. Только, пожалуйста, никому об этом не рассказывайте.

Он кивнул. Впрочем, я не уверена, что он понял, о чем я его прошу.

Поводья скользнули, лошади медленно двинулись по направлению к берегу. В отличие от обычного мужчины, который схватил бы вожжи и остановил лошадей, Юм свернулся в комок и захныкал.

– Юм, не волнуйтесь. Я их остановлю.

Я перебралась на переднее сиденье и обнаружила, что не могу дотянуться до поводьев. Однако мы двигались настолько медленно, что я смогла соскочить на землю и остановила лошадей, схватив коренную лошадь за уздечку.

Коляска остановилась почти у самого берега и небольшого водопада, которым любовались мы с Фредериком.

Я вернулась в коляску и похлопала Юма по спине.

– Юм, не плачь. Не плачь.

Он взглянул на меня совсем как ребенок.

– Красавица.

– Спасибо. Ты тоже. А теперь помоги мне отнести этого человека к устью.

Я жестами объяснила, что надо поднять Фредерика. Потом перекатила Фредерика к краю коляски и опустила заслонку, чтобы Юм смог отнести тело к водопаду.

Когда я отступила, место показалось мне могилой, так что Юм помог мне собрать кусты и цветы, чтобы соорудить вокруг Фредерика нечто вроде усыпальницы.

Закончив, я дала Юму денег и попросила ничего не рассказывать. Не думаю, что он понял меня.

– Юм, помни, что обещал никому не рассказывать.

– Красавица.

Когда я добралась до Гластонбери, смеркалось. Это был старомодный и изящный городок, именно такой, каким его описал Фредерик. Я направила коляску к гостинице и передала поводья конюшему. Несмотря на то, что я никогда раньше не бывала в городке, мужчины на улицах показались мне знакомыми.

Приглядевшись, я увидела, что один из них очень похож на Робера, моего первого возлюбленного, почившего в холмах. Всмотревшись, я увидела, что это точно Робер.

Посмотрев через левое плечо, я увидела, как улицу пересекают Дентон и Коллин, прибавляя шагу и направляясь ко мне.

Я моргнула, надеясь, что видение исчезнет. Взглянув снова, я увидела, что они еще здесь. Впереди появился Фредерик и стал приближаться к коляске.

– Фредерик, я так рада, что с тобой все в порядке, – прошептала я.

Он продолжал двигаться, приближаясь ко мне. Я не видела, как движутся его ноги – он словно плыл ко мне.

Меня защищала коляска, я чувствовала себя под защитой. До тех пор пока он не переместился сквозь коляску, словно был из пара, а коляска была для него небольшим препятствием.

– Фредерик, я пыталась тебе сказать, но ты не слушал. Фредерик, почему ты не послушал меня? Почему? Почему?

Призрак приблизился, я похолодела. Взглянув себе на руки, я обнаружила, что плоть моя стала серой и темнела у меня на глазах от голубого, до темно-синего.

Тонкие вены на обратной стороне руки стали белыми, будто по телу моему вместо горячей крови тек лед. Фредерик двинулся сквозь меня, я ощутила успокаивающую боль, будто кто-то замораживал мне сердце, замедляя его биение. Я почувствовала головокружение и тошноту. Вдруг ноги у меня подкосились, я спустилась с коляски и потеряла сознание.

– Мисс, мисс. С вами все в порядке?

Это был конюший, устремившийся мне на помощь.

– Да.

– Мисс, вы бледны, как привидение. Вас проводить в комнату?

– Я собиралась снять комнату в гостинице Мириам.

– Я могу вам помочь. Отнесу ваш багаж, когда вы зарегистрируетесь.

– Спасибо.

Конюший помог мне перейти улицу до гостиницы.

– Добро пожаловать. Меня зовут Мириам Бестелл.

– Рада познакомиться, Мириам. Меня зовут Николетта Карон.

– Мисс Карон, как мило, что вы решили остановиться у нас. Что привело вас сюда?

– Я собираюсь навестить тетушку. Она недавно переехала в Уэльс.

– Обычно люди покидают Уэльс, – пробормотала Мириам. – Николетта, у меня для вас есть чудесная комната. Там такая уютная постель, что вам не захочется уезжать.

Старомодная изящная комната действительно оказалась уютной. Обои в розовый цветочек, кровать с роскошным матрацем, убаюкавшим меня. Я лежала на кровати в одежде, мне было так хорошо, что я даже не пошевелилась, когда появился конюший. Когда он принес последние вещи, я подняла голову и оглядела комнату. Она была полна моих мертвых любовников. В кресле сидел Робер. Дентон стоял у окна, Фредерик сидел на другом конце кровати. Я вздрогнула, когда ко мне направился Коллин.

– Мисс, вы хорошо себя чувствуете?

Молодой человек был встревожен и немного напуган моим видом. Он явно не видел мужчин в моей комнате.

Я смотрела на него, стоящего среди привидений, и пыталась их не видеть.

Но я видела их боковым зрением.

– Мисс? Я спросил, не лучше ли вам.

– Привидения не белые.

– Вы видели привидение? Я бы испугался!

– Они сейчас в комнате… Вокруг вас.

– Здесь никого нет.

– Нет, есть. У них черные глаза, которые смотрят вам прямо в душу. А если они приближаются, то пытаются заморозить вас и забрать с собой.

– Мисс, вы меня пугаете. Позвать врача? Доктор Игнат – хороший специалист.

– Нет, я хорошо себя чувствую. Просто пошутила. Разумеется, никаких привидений здесь нет. Мне нравится шутить над молодыми людьми. Не следовало этого делать.

– Ничего страшного, мисс. Я понял, что это шутка. Вам надо поспать. Я позабочусь о ваших лошадях. До свидания.

– Как вас зовут?

– Александр, мисс.

– Спасибо, Александр.

Он повернулся, чтобы уйти. Мне так хотелось, чтобы он остался. Чтобы рядом со мной сидел кто-то живой и держал меня за руку. Но я не отваживалась просить о помощи защищать меня от потустороннего мира. Иначе меня сочли бы сумасшедшей.

Готовясь ко сну, я не могла раздеваться при таком количестве зрителей.

Поскольку призраки были рядом со мной, я чувствовала затхлость, темноту их сути, а когда они двигались сквозь меня – холод смерти. Двигая рукой рядом с ними, я снова и снова возрождала их в памяти.

Призраки не ушли даже тогда, когда я закрыла глаза. Мои нервы были на пределе. Хорошо бы кто-нибудь из них вонзил в меня кинжал. Тогда бы я смогла отдохнуть. Обрести вечный покой – щедрый дар для любой души, мучимой, как моя.

В темноте кричало их молчание. Возможно, их присутствие освободит меня от проклятия. Как только я не сошла с ума?

Призраки мертвых возлюбленных оставались в моей комнате, их образы вызывали злобное эхо, отражавшееся у меня в сознании. Почему? Я жаждала сна, но опасалась, что мертвецы сделают со мной что-нибудь, пока я буду спать. Что?

Что они могли сделать моему сонному телу? Все мои мысли были слишком отвратительны, чтобы на них подробно останавливаться. Но о чем еще я могла думать, ощущая, как ледяные руки поднимают мой подол и притрагиваются к моим ногам? Когда они гладили внутреннюю сторону моих бедер, даже если я вздрагивала от их прикосновений? Они простирали руки, чтобы дотронуться до моей груди, их мертвая плоть все еще вожделела меня. Все еще пытаясь добраться до меня мертвой оболочкой, они хотели совершить любовный акт.

Я отрицала их присутствие. Внушала себе, что они ушли. Мертвецы не со мной. Я одна. Меня защищают ангелы и сам Господь Бог. Я продолжала шептать, надеясь получить ответ на молитвы.

Наступило мгновение без мучений. Господи, дай мне заснуть. Всего лишь ночь. Пожалуйста, Господи, позволь мне заснуть. Мгновение мира в дьявольской жизни. Было непросто, но, в конце концов, Господь даровал мне то, в чем я отчаянно нуждалась. Я заснула.

Глава 7 Что ее тревожит?

Кэрри не верила своей удаче, когда приехала в поместье лорда Бастона.

Тщательно прибранный двор и сады переливались подобно радуге в лучах утренней зари, когда карета свернула на длинную дорогу. Земля словно была усыпана кристаллами и бриллиантами.

Этим августовским утром многочисленные цветы составляли столь яркую и живописную картину, что она не могла оторвать от нее взгляда и даже моргнуть. Ее мир был миром тишины, глаза ее обладали обостренным чувством восприятия красоты. От увиденного зрелища глаза Кэрри были широко распахнуты – они наслаждались великолепными цветами сада. Оранжевый цвет был ярко-оранжевым, желтый – таким ярким, как солнце, а фиолетовый – поразительным. Даже цвет белых цветов был чище белого наряда невесты.

Лорд Бастон остановил карету, чтобы осмотреть свое владение, пока Кэрри предавалась мечтам. Она представила себя хозяйкой поместья лорда Бастона, имеющей собственных слуг. Но даже быть служанкой у лорда Бастона лучше, чем жить дома с девятью братьями, сестрами и пьющим отцом.

В Ирландии они боролись за то, чтобы иметь достаточно картофеля, и месяцами не ели мяса. Поскольку в городке было известно, что она глухонемая, ее дразнили с самого детства. Она ни от кого не слышала доброго слова.

Не надеясь найти любовь, измученная жестокими насмешками, Кэрри покинула Ирландию, оставив родным записку. Она молилась о лучшей жизни в Англии. По крайней мере, в ее отсутствие у голодающих братьев и сестер будет больше еды.

– Остановись, Бертрум.

Бертрум остановил карету. Когда лорд Бастон вышел, чтобы поговорить с садовниками, Кэрри воспользовалась возможностью и достала из сумочки «Эликсир доктора Гуд-мена». Она сделала глоток и дала возможность лекарству смочить горло. Кэрри ощутила дрожь во всем теле, потом снова поднесла бутылочку к губам и сделала глоток помедленнее, радуясь ощущению.

В это утро ей хотелось ощутить напряжение, онеметь телом и душой.

Хотелось вычеркнуть из жизни все прошлые любовные связи и другие вещи, которые, как она надеялась, не видел Бог. Она искала спокойного существования, вдали от опасной жизни на улице, подальше от воровства и проституции. После вчерашней ночи ей больше не придется терпеть и молча кричать, когда мужчины делали с ней что хотели.

Высшая цель была в том, чтобы оказаться на содержании у кого-то, обладающего силой и властью, у кого-то вроде нового любовника, который, как она узнала, был лордом. Ожидая в карете, она осматривала окрестности и думала, что намеченная цель достижима.

Она может делать то, что от нее требуется. Раньше она закрывала глаза, когда хотела, чтобы мужчина отошел от нее, зная, что не может выразить это словами.

Кэрри надеялась, что поступила правильно. Со временем лорд Бастон, возможно, будет о ней заботиться, а возможно, даже полюбит ее. И тогда, возможно, она станет хозяйкой в этом доме. Так было в мечтах.

Лорд Бастон вернулся в карету.

– Моя милая Кэрри, надеюсь, ты будешь чувствовать себя здесь как дома. Я бесконечно счастлив оказаться в твоем обществе.

Комната Кэрри находилась в мансарде западного крыла усадьбы лорда Бастона. Для девушки из Ирландии, которая жила в двухкомнатной хибарке, где было еще одиннадцать человек, это настоящая роскошь. Она легко прикоснулась к мягкому стеганому одеялу на двуспальной кровати. Кэрри обошла комнату, дотрагиваясь до каждого предмета, чтобы запомнить ощущение и материал, поворачиваясь от одного предмета к другому.

Она присела у туалетного столика, прикасаясь пальцами к личным предметам туалета. Улыбаясь про себя, девушка издавала едва слышные звуки, не слыша их. Так она выражала свой восторг.

Если бы кто-то пожелал узнать ее мысли, их можно было бы понять по выражению ее лица. Кэрри не хотела покидать усадьбу.

Здесь было многое из того, чего могла бы пожелать леди. Серебряная щетка из конского волоса с такими же зеркалом и гребнем, пуховка и ароматный тальк для использования после ванны. Мыло, зубная паста и щетка. Ножницы для стрижки волос с золотыми ручками. Все эти предметы были аккуратно разложены на туалетном столике, на котором стояло огромное зеркало, в котором можно было оглядывать себя каждое утро. Кэрри вглядывалась в себя – у нее никогда не было возможности так долго разглядывать себя в зеркало.

Девушка открыла ставни, и в комнату ворвался приятный ветерок. Сладкий сельский воздух казался бодрящим. Соломенная постель была гораздо мягче той, которую она делила в Ирландии с тремя сестрами.

У нее было место для рукоделия. Для мытья в комнате предназначались разрисованный вручную кувшин и чаша с рисунком из желтых роз. В первое же утро Кэрри появилась перед Бертрумом.

– Кэрри, существуют некоторые правила, которых ты должна придерживаться.

Кэрри кивнула.

– Ты не должна тревожить лорда Бастона никакими личными просьбами. Если тебе что-нибудь нужно, приходи ко мне.

Она снова кивнула.

– Если получишь почту, придут посетители или тебе принесут что-то для хозяина, передай их мне.

Кэрри не поняла слов Бертрума – тот отвернулся, и она не могла читать по губам. А спросить, не имея блокнота, она не могла. Бертрум повернулся к ней, и она поняла, что он говорит.

– Жалованье будешь получать раз в месяц.

Кэрри кивнула.

– Не показывайся на глаза и работай.

Она снова кивнула.

– Если увидишь входящего или выходящего лорда Бастона в любое время дня или ночи, не обращай внимания. У него свои дела, не стоит о них говорить с другими.

Девушка кивнула.

– Если разыграется воображение и захочется с кем-то поделиться информацией, не делай этого.

Значит, он не должен знать о том, что она ни с кем не может поделиться.

– Будешь подавать лорду Бастону еду. В девять, час тридцать и восемь. Чай подается в четыре часа каждый день. Робера и Клайв расскажут тебе в кухне о предпочтениях лорда Бастона. Отступления от его предпочтений не допускаются. Запомни это.

Кэрри только и делала, что кивала.

– Клайв и Робера ждут тебя в кухне. Беги, а то опоздаешь.

Она еще не до конца осознала слова Бертрума, когда увидела другие слова.

– Все будет хорошо, Кэрри. Рассчитывай на мою помощь.

У Кэрри была семья, но очень дружная. Так что, когда Бертрум произнес добрые слова, для Кэрри было совершенно естественно подойти к нему и крепко обнять в знак признательности. Тот был поражен и очень доволен.

– Беги, Кэрри. Ты же не хочешь опоздать? Беги!

Глава 8 Мертвец на окружной дороге

Пиви, Уилкокс и Лэнг свернули на окольную дорогу. Впереди дорогу закрывала груда чего-то похожего на мусор. Приглядевшись, они увидели, что на куче пирует множество черных птиц.

– Лэнг, если впереди тело, надо поторопиться, иначе вороны лишат нас улик, – сказал Пиви.

Пиви и Уилкокс спешились и разогнали ворон с ближайших деревьев, с которых те наблюдали, ожидая момента, чтобы вернуться к трапезе.

Лэнг ехал на белом жеребце липпицианскои породы по имени Пегас – редкой лошади австрийской породы, подготовленной для выполнения необыкновенных прыжков, рыси, легкого галопа и галопа. Лошадь наклонилась, чтобы помочь Лэнгу спешиться, безо всякой команды. Простое проявление ума лошади придало особое значение влиянию Лэнга, умению выражать желания без видимых проявлений.

Лэнг проверил, не подает ли лежащий признаков жизни и, как и ожидал, таковых не обнаружил. Вороны уже клевали шею мертвеца, начав естественный процесс возвращения останков земле.

– Он мертв несколько часов, – сказал Лэнг.

– Странно, в этот час мы, кажется, обнаружили его первыми.

– Откуда вы узнали, сколько времени он мертв? – поинтересовался Пиви.

– Это ты мне скажи.

Молодые люди ходили вокруг тела, стараясь скрыть отвращение.

– Его вещи еще с ним, – сказал Уилкокс. – У него часы кольцо, бумажник, в котором, по меньшей мере, фунтов пять, а еще – его имя или фамилия «Дентон», это написано на карманном гребне.

– Хорошо, – похвалил Лэнг.

– Самые свежие следы копыт направляются на запад, – заметил Пиви.

– С коляской, – сказал Уилкокс.

Мужчины продолжили изучать следы коляски вокруг и на теле. Пиви вынул карандаш с бумагой и начал зарисовывать сцену. Уилкокс прошел от тела до деревьев, Пиви записал цифры. Лэнг осматривал тело. Несколько минут каждый был сосредоточен на своем задании, потом тело подняли и погрузили сзади на пегую лошадь с белой гривой, на которой ехал Уилкокс.

Когда троица уселась верхом и тронулась в путь, два настойчивых ворона спикировали прямо на них. Первые движения и крики должны были напугать и остановить мужчин. Последующие пикировки и карканье означали требование бросить богатую добычу. Атаки воронов стали короче и настойчивее и сопровождались пронзительными криками. В конце концов, воронам пришлось вернуться на деревья.

Глава 9 Встреча мертвеца

Новички показали удостоверения и вошли в только что открывшийся Нью Скотланд-Ярд. Лэнг поднял голову, оторвавшись от составления рапорта о теле.

– Утром я уеду, – сказал он.

– Без нас, Джексон? Для нас это будет ужасная потеря. Мы будем скучать, – ответил Уилкокс.

– О да! – подхватил Пиви.

– Я бы женился на тебе, но ты успел встретиться с лошадью и не оставил мне ни единого шанса.

– Если бы даже я встретил тебя первым, то подождал бы лошадь. Она никогда не была острой на язык, – ответил Лэнг, повернулся и отечески положил руку на плечо Уилкоксу. – По-моему, в ближайшем будущем Пиви понадобится женское общество. Ты этим займешься?

– Да, сэр. Разрешите спросить: куда вы направляетесь?

– Собираюсь поучаствовать в одном мероприятии в Гластонбери. Мне там понравилось в прошлом году, да и Пегаса снова пригласили поучаствовать. Это старомодный городок с хорошей дорожкой для верховой езды. Утром я уеду. Всего на один день.

– А женщины там будут?

– Несколько, и все ведьмы. Мужчины их боятся.

– Эдуард, ты когда-нибудь приручал ведьм? – поинтересовался Пиви.

– Одну. Но потом она захотела, чтобы я на ней женился.

– А ты что сделал?

– Завербовался в милиционную армию в течение часа. Мужчины расхохотались.

– Джентльмены, продолжайте работать. Меня не будет всего лишь день.


_ Здравствуйте, инспектор Лэнг. Что у вас? – поздоровался Ангус, клерк в приемной.

– Неизвестный, найденный на дороге. Закажете каталку для тела?

– Да, сэр.

– Произошел несчастный случаи. Причина смерти неизвестна. Начальник здесь?

– Я схожу за ним.

Каталка находилась в старом хранилище цокольного этажа Скотленд-Ярда. Тело, уже обнаженное, лежало на металлическом листе. Вокруг стояли Лэнг, Пиви и Уилкокс. Шон, молодой волонтер, получавший время от времени шиллинг, подошел с простыней, чтобы частично прикрыть тело.

– Сэр, я сделал то, о чем вы просили, – сообщил он. – Он поступил именно так, как вы сказали.

Лэнг рассматривал тело в лупу. Над телом висела лампочка без абажура, по обе стороны от металлического листа стояло по лампе.

Лэнг поднял голову.

– Вы пригласили доктора Линдсея, но тот ответил, что дело врача осматривать живых, не так ли?

– Именно так. Он сказал, что придет в выходные, если будет время. А потом отослал меня.

– А потом вы сказали то, что я велел?

– Да, я сказал, что у трупа сломана шея и что он выглядит как погибший по собственной вине.

– А потом вы ушли, как я велел?

– Да, сэр. Он подозвал меня и спросил: «Сынок, что ты сказал?» Я сказал: «Мне нужно возвращаться. Там инспектор Лэнг и несколько других детективов словно загипнотизированы, но их открытию никто не верит». К этому моменту он снял стетоскоп с шеи. Я сказал ему, что помчусь обратно, потому что не хочу ничего пропустить.

– А потом ты подождал немного за дверью?

– Меньше минуты. На нем уже были пальто и шляпа. Я обогнал его, сейчас он получает пропуск. Он знает, куда идти.

– Прекрасно, Шон.

Лэнг полез в карман, достал для мальчишки несколько монет, затем поднял лупу и принялся рассматривать шею покойника.

– Шон, однажды это превратится в науку. Появятся доктора, которые будут заниматься исключительно состоянием тела. Возможно, они продвинутся настолько, что смогут назвать нам настоящую причину смерти.

– Доктора, изучающие тела? Думаете, так будет?

– Да.

– Уму непостижимо!

– Доктор Линдсей идет, я слышу.

Йен Линдсей был небольшого роста и слегка прихрамывал из-за травмы, о которой никогда не говорил. Он говорил, что это пустяк, но часть правой ноги была явно деревянной, потому что ступал он левой, а правую переносил как груз.

Возможно, именно из-за деревянной ноги выражение лица доктора было усталым и печальным. А может, сказывались лежавшая на нем ответственность и напряженный график работы. Или причиной было отсутствие оплаты за услуги, оказываемые лондонским беднякам. Говорили, будто доктор Линдсей понял, что не любит людей. Несмотря на то, что миссис Линдсей готовила, убирала и рожала детей, он научил ее быть молчаливой и наслаждался тишиной, когда это было возможно. Поэтому-то и мысль о том, что можно провести научное исследование тела была для него довольно-таки интересной.

Лэнг считал, что Линдсей обладает талантом обнаруживать то, на что не обратил бы внимания ни один инспектор, и стал полагаться на интуицию доктора. Хотя Линдсей явно не интересовался большинством живых существ, он уважал Лэнга как человека с интеллектом, преуспевшего на своем поприще.

– Я ненадолго, – сказал доктор Линдсей. – Когда бы я сюда ни пришел, ухожу после полуночи. Но я уже стар для поздних расследований.

– Йен, я понимаю. Большое вам спасибо. Просто мы зашли в тупик.

Линдсей подошел к телу.

– Джексон, по-моему, я узнаю этого молодого человека.

– Неужели?

– Жена таскала меня на королевский бал, каждый год мы выезжаем только туда. Да, вчера вечером он ухаживал за необыкновенно красивой дамой в красном платье. Их заметили все. По-моему, Брикман. Дэвид или как-то на «Д». Не уверен, что знаю имя, но, думаю, его фамилия Брикман.

– А может, Дентон? В его кармане мы нашли расческу, на ней написано «Дентон».

– Думаю, так оно и есть.

– Шон, посмотри, пожалуйста, нет ляи среди заявлений о пропавших заявления о пропаже Дентона Брикмана?

– Да, сэр, есть заявление.

– Что это у вас тут? – поинтересовался Линдсей.

– Этого молодого человека нашли на дороге. Не исключено, что он свалился с лошади. Однако мы думаем, что до этого он ехал вечером в карете с кучером.

Шон вернулся.

– Дентон Брикман из Лондона. Сегодня утром о его исчезновении сообщили слуги.

Лэнг заговорил с телом:

– Здравствуйте, Дентон. Мы попытаемся разгадать, что с вами произошло. Не стесняйтесь, помогайте как можете.

– Джексон, что еще? – спросил Линдсей.

– Он мог выпасть из кареты и сломать шею. А потом его переехала другая карета. Возможно, мы увидим отметины от колес на коже.

– Значит, он был уже мертв некоторое время.

Линдсей взял лупу Лэнга и всмотрелся в отметины от колес на теле Дентона.

– Йен, почему вы так говорите?

– Будь он жив, пошла бы кровь. Итак, к тому времени, как его переехала карета, он был мертв.

– Пожалуй, вы правы.

– По правде говоря, он мог быть мертв довольно давно, потому что кровь застаивалась и сливалась в нижнюю часть тела – так происходит после смерти. В высшей степени интересно.

Линдсей осмотрел шею Дентона:

– Шея, несомненно, сломана.

– Взгляните сюда.

Лэнг показал другие отметины на шее.

– Что это? Отметины от кирки?

– От ворон. На нем сидело множество ворон.

– Да. А другие отметины? Что вы о них думаете? Они по всей шее.

Доктор Линдсей осмотрел отметины. Слева была темная дыра – там где пировали птицы. Вокруг горла – множество царапин. Лэнг заметил, что они располагались вокруг всей шеи.

– Джексон, они нанесены руками. Кто-то толкал его.

– Действительно. Сколько сил нужно приложить, чтобы сломать шею?

Линдсей вздохнул:

– Как вам известно, большинство времени я вынужден проводить с живыми людьми. Я не могу позволить себе роскошь испытывать эластичность шей покойников; к сожалению, мы можем только догадываться.

Лэнг повернулся к Пиви и Уилкоксу:

– Джентльмены, что вы думаете о потенциальных подозреваемых?

– Бродяга или вор, – сказал Пиви.

– Его кучер, провожатый или кто-то из поместья, – произнес Уилкокс.

– Кто-то с бала или ревнивый воздыхатель.

– Прекрасные версии. Пожалуйста, запомните их, – сказал Лэнг.

Линдсей поднял голову.

– Думаю, его шея была сломана после смерти. Возможно, кто-то положил его на дорогу и переехал каретой.

– Но какова истинная причина смерти? Отверстий от пуль нет? – спросил Пиви.

– Ни одной.

– Есть раны от ножа или чего-то другого? – спросил Уилкокс.

– Ни одной.

– У меня вопрос по нижней части туловища, – проговорил Лэнг, спуская простыню, закрывавшую тело до половины. – Взгляните. Йен, мне важно ваше мнение, я не врач.

Взгляд Линдсея двинулся вниз по телу.

– Ага! – проговорил он и перевернул лампу. – Черт возьми!

Он нагнулся за лампой, явно не желая отворачиваться от загадки.

Доктор осмотрел пенис молодого человека с помощью лупы.

– Никогда не видел, чтобы пенис был так переполнен кровью. Он краснее обычного, будто кровь застыла там, а не вытекла.

– Да.

– Его цвет характерен для сердечнососудистого приступа. Однако он молод. Впервые сталкиваюсь с таким явлением.

– Я тоже, – сказал Лэнг.

– Вы заметили что-нибудь еще? Взгляните на его лицо. Труп улыбается.

– Да, я тоже, это заметил.

Глава 10 Отсутствующий фрагмент

Утро выдалось свежее, хотелось быть чистой, словно воздух холмов. Я попросила Мириам приготовить мне ванну, и служанка прекрасно справилась со своей задачей.

Я приняла ванну и вымыла голову. Испарина и грязь от долгой поездки в коляске исчезли. На мне больше не было следов от попытки Фредерика поваляться со мной на лугу. А мои руки очистились после того, как я сломала шею Дентона.

Вернувшись в комнату, я нанесла благоухающий тальк, помаду и румяна.

Я надела ярко-синее платье с тонким пурпурным узором и тонкими оборками по линии выреза. На шею – сапфировый медальон, такие же серьги и посмотрела в зеркало. Отражение придало мне уверенности, когда я отправилась вниз, чтобы позавтракать с другими постояльцами.

Однако у стола сидела только Мириам, глядя в чашку уже остывшего чая.

– Доброе утро, Мириам.

– Доброе утро, Николетта. Надеюсь, вы хорошо спали.

– Да, ванна была прекрасной.

Она едва взглянула на меня и не проронила больше ни слова.

– Мириам, у вас все в порядке?

Мириам была очень красивой, с золотистыми каштановыми волосами и темно-синими глазами. Когда я приехала, Мириам показалась мне сердечной и милой, на губах ее играла заразительная улыбка. Но сейчас ее словно подменили.

– К сожалению, сегодня невеселый день…

– Что вы хотите этим сказать?

– Один из самых уважаемых и любимых жителей города пропал, его ищет отряд.

– Кто же это?

– Фредерик Бодем.

«Слишком быстро, – подумала я. – Обычно их ищут несколько дней, а то и недель». Я промолчала.

– Вы его не знали. Двадцать с лишним лет он был нашим констеблем и мэром. Он занимался младенцами, защищал нас от банковских грабителей, на него можно было во многом положиться. – Глаза Мириам наполнились слезами. – Я полюбила его, когда нам было всего двенадцать. Тридцать шесть лет назад. Теперь мне сорок восемь. Я так и не вышла замуж. Он предпочел мне Мейми. А она подлая. Даже била его. Но он терпел. Он это знал, но жену не бросил, пока смерть не разлучила их.

Мириам достала платок и приложила к глазам.

Я обняла ее.

– Это ужасно. Вы горюете, как вдова, не являясь ею. Я вас хорошо понимаю. Как, по-вашему, что с ним произошло? – спросила я, наконец.

– Неизвестно, его пока не нашли. Он поехал на новом механическом устройстве. Может, свалился с него и лежит ли где-нибудь искалеченный.

– Скорее всего, с ним ничего не случилось, – сказала я.

– Вы так думаете? Но он всегда ночевал дома.

– Он мог отправиться на охоту или рыбалку?

– Нет. Он ничего с собой не взял.

– Может, завел интрижку и сбежал на выходные.

– Ах, вы не знаете Фредерика. Он не способен на это. Иначе давно спал бы со мной.

Не знаю, заметила ли она, как я вскинула брови, потому что я быстро отвернулась.

– Значит, он появится.

– Вы так добры. Вы словно сестра, хотя мы только что встретились.

– Вы тоже мне как сестра.

– Николетта, вы так привлекательны. Приглашаю вас в Охотничий клуб на танцевальный вечер, который состоится сегодня. Неплохая возможность познакомиться со всеми в городе.

– Буду рада.

– А теперь давайте помолимся за Фредерика.

Я молилась вместе с Мириам. И просила Господа защитить меня.

Я с нежностью подумала о человеке, который помог мне въехать в городок, но это заняло лишь мгновение. Возможности расслабиться не было – подозрение могло привести ко мне.

Можно уехать сразу же, просто переехать в другой городок. Человек только что умер, а я только что приехала. Но у меня была цель: лорд Бастон. Мужчина, которого не удалось соблазнить ни одной женщине. Ну, разве это не вызов королеве соблазна?

Я собиралась осмотреть город, когда Мириам взяла меня за руку.

– Николетта, вы не могли бы со мной съездить? Мне очень надо.

В ее голосе было столько отчаяния, что отказать я не смогла.

– Конечно, Мириам. Я могу чем-то помочь?

– Идемте, я все объясню в коляске.

Коляску Мириам подогнали к крыльцу, и она взяла вожжи.

– Мы поедем на окраину города. К лягушачьей яме. Это известно всем. Она общается с людьми только по пятницам.

– Она?

– Габриелла. Провидица.

– Предсказательница?

– Она предсказывает будущее. Но не всем. Выбирает всего несколько человек. Многие проделали большой путь, однако уходят ни с чем.

– Вы уже были у нее?

– Девушкой, когда надеялась выйти замуж за Фредерика. Она сказала, что этому не бывать, и оказалась права. Вы были когда-нибудь у провидицы?

– Меня это не интересовало.

– Что ж, нас могут и не выбрать.

Мы приехали около пяти километров на юг мимо холма, известного как «Тор». Проехав еще немного по разбитым дорогам, остановились у небольшого покатого холма. Мириам поставила коляску рядом с другими лошадьми и колясками, и мы вошли в пещеру.

Нас любезно приветствовала женщина в широком коричневом платье.

– Друзья мои, доброе утро.

Она записала наши имена на листе бумаги, прикрепленном к дощечке.

В соседней комнате собрались люди, внесенные в список еще до нас.

– Она скоро выберет, – сказала Мириам.

– Мириам Бестелл и Николетта Карон, – прочитала женщина. – Цель визита?

– Мы ищем Фредерика Бодема.

Я взглянула на список. К моему удивлению, там было около тридцати человек. У одних пропала дочь, другие хотели узнать, кто убил родственника. Влюбленные – стоит ли им пожениться. Кто-то приехал из Италии в поисках убийцы.

Женщина в коричневом исчезла и тут же вернулась.

– Сегодня Габриелла выбрала Николетту Карон. Прошу прощения. Все остальные должны удалиться. Если пожелаете остаться в городе до следующей недели, можете остановиться в гостинице; если будет специальный сеанс, мы вас найдем.

Комната наполнилась вздохами и плачем.

– Господи, помоги нам, – всхлипывала женщина.

– Я охотно уступлю свою очередь, – сказала я.

– Нет. Габриелла выбрала именно вас.

Мириам обняла меня:

– Николетта, обязательно спросите о Фредерике. Я подожду здесь. Удачи, дорогая.

– Идите за мной, – обратилась ко мне женщина в коричневом.

Я пошла глубже в пещеру. Каждый угол освещали масляные светильники. Третья пещера, четвертая. И наконец, седьмая. Там за круглым столом сидела Габриелла. Когда я вошла она не встала, даже не пошевелилась. Глаза ее были закрыты. Казалось, она медитирует, положив руки ладонями вниз на большое блюдо с песком. Меня подвели и усадили напротив. Женщина в коричневом исчезла. Мы с Габриеллой остались вдвоем.

Я сидела молча, не зная, как себя вести. Я думала, Габриелла поприветствует меня, но она этого не сделала. Я посмотрела на необычный песок, затем ей в лицо и отвернулась. Но тут почувствовала, что хочу повернуться и вглядеться в эту странную женщину.

Дородная фигура была закутана в разноцветные тряпки, но внимание привлекло лицо. Широкое и круглое, обрамленное спутанными рыжими волосами. Нос большой, губы толстые. Глаза закрыты. Посреди лба глубокая складка казалось, делившая лицо пополам.

Я смотрела на эту складку, начинавшуюся вверху лба и кончавшуюся на носу. Габриелла открыла глаза, и я вздрогнула. На глазах была пленка, паутинка, почти закрывавшая их. Я не ожидала увидеть белые призрачные глаза, страдавшие без цветной радужки.

– Простите. Вы меня напугали. Я думала, вы отдыхаете.

– Думаешь, я к этому привыкла? Именно поэтому я и прячусь. Встречаюсь с людьми всего раз в неделю. Для меня это потрясение.

– Но если бы люди лучше вас знали и чаще видели…

– Мне не нужны люди. Существуют иные сферы, кроме физических.

– Понимаю.

– Разве ты не мила?

– Благодарю вас.

Она засмеялась, и я поняла, что это шутка.

– Что это за блюдо с песком?

– Это песок со святого места. В песчинках я читаю ответы на все вопросы. Каждая песчинка мне что-то рассказывает.

– Любопытно.

– Я все вижу, Николетта. Вижу прошлое, будущее, настоящее. Вижу над тобой, под тобой, вокруг тебя и сквозь тебя. И понимаю тебя. Больше, чем ты сама себя. Я знаю, не ты придумала прийти сюда, ты боишься здесь находиться. Потому что мне известно твое прошлое. Оно известно мне независимо от того, здесь ты или нет. Я знаю ответы на все вопросы, сегодня ты узнаешь лишь некоторые из них.

– Почему я? Так много людей проделали долгий путь, чтобы задать важные вопросы.

– Я знаю, ты не веришь людям, подобным мне, но я делаю это для того, чтобы ты сама спаслась и могла спасти других. 4 декабря 1870 года.

– Это день и год моего рождения.

Как она могла узнать? Ведь мы никогда не встречались.

– Я знаю тебя. У тебя причуда становиться причиной смерти мужчин, которые любят тебя. Робер. Коллин. Аллан. Итан. Георг. Натаниэль. Жак. Пьер. Пол. Антонио. Арманд. Джино. Дентон. И совсем недавно – Фредерик. Я насчитала четырнадцать красивых мужчин. Правильно?

Я лишилась дара речи. Откуда она знает?

– Ты хотела узнать, почему любишь мужчину до смерти. Ты должна понять это, чтобы научиться с этим жить.

Я всхлипнула, закрыв лицо руками.

– Николетта, послушай меня. Для многих мужчин это не самая ужасная смерть. Если ты будешь вести себя по-прежнему, такая участь будет ожидать множество мужчин всех возрастов.

Она все понимала, но говорила совершенно спокойно, словно мои муки ее не трогали.

– Ты не виновата. У тебя – сердце кролика.

– А что со мной будет?

– Ты найдешь пару.

– На свете есть такой мужчина?

– Да.

– Вы можете как-то намекнуть.

– По образованию он барристер.

_ Но что случится, когда мы будем вместе?

– Ты узнаешь. Тебе придется найти выход.

– Когда я встречу этого мужчину?

– Скорее, чем ты думаешь.

– Как я узнаю, что это он?

– Узнаешь.

– Не понимаю.

– Поймешь.

– А что, если я откажусь?

– Ты не сможешь.

– А если меня посадят в тюрьму?

– Он пройдет к тебе.

– Я буду счастлива?

– Жизнь твоя будет счастливой и печальной, как у всех.

– Я перенесу прошлое?

– Прошлое находится рядом с настоящим. Оно может удивить, когда ты этого ожидаешь меньше всего. Ты хорошо скрыла прошлое, но, возможно, недостаточно.

– Я не совсем понимаю.

– Хватит играть. Я устала. Иди. В будущем ты узнаешь больше. Запомни, тебе это понадобится: «Иди на север к паромщику».

– На север к паромщику?

– Да. Сейчас я тебя провожу.

Обойдя, вокруг стола, Габриелла взяла меня за локоть и провела через анфиладу пещер в последнюю, в которой терпеливо ожидала Мириам. Та встала, взволнованная тем, что видит Габриеллу.

– Пожалуйста, скажите, где Фредерик?

– Николетта поможет тебе найти друга, – ответила Габриелла.

Мы с Мириам быстро вышли, чтобы вернуться в Гластонбери.

Мне совершенно не хотелось говорить на обратном пути. Было тяжело, когда Мириам принялась расспрашивать о Фредерике:

– Расскажите все, каждое слово.

Я пожала плечами:

– Рассказывать особенно нечего.

– Вы пробыли у нее так долго. Расскажите.

– У нас во Франции общие знакомые.

– Я не знала, что Габриелла была во Франции.

– Что у нее за морщина?

– Это случилось при родах, от металлических щипцов, которыми воспользовался врач, чтобы достать ее из материнской утробы. Доктор слишком сильно нажал, чтобы вытащить головку ребенка. Она родилась в оболочке, с пленкой на лице. Такая паутинка считается знаком посвященного.

– Понятно.

– Если бы она сказала, где найти Фредерика…

Мириам заплакала, это было невыносимо. Я заткнула уши и сказала, что они болят, когда Мириам поинтересовалась, в чем дело.

От прогулки за город и тяжести горя Мириам я настолько устала, что решила вернуться к себе и не идти в Охотничий клуб. Нужно отдохнуть и поразмышлять над тем, что я только что узнала. Я легла, несмотря на ранний час. Лишь войдя в комнату, я ощутила отвратительный запах – прелюдию к другой охоте.

На мгновение открыв глаза, я увидела, что в кресле напротив меня сидит Дентон и смотрит на меня пустыми глазами. Кричать было невозможно – появление призрака вызвало бы пересуды о крови на моих руках. Если же он только привидение, звать на помощь означает заявить о нездоровой психике. Я закрыла глаза, чтобы не думать о нем и притворилась, будто призраков не бывает.

Лежа в затененной комнате, я ощущала прохладный ветерок, исходивший от него. Повеяло сырой плесенью, я открыла глаза и увидела, что ко мне приближается призрак Дентона. Снова закрыв глаза, я попыталась заснуть. Хотелось, чтобы приснилась лучшая жизнь.

Глава 11 Записки и мечты

– Когда лорд Бастон сядет, следует развернуть и вручить ему обеденную салфетку. Потом перед ним надо поставить главное блюдо, затем – вино.

Кэрри внимательно следила за тем, как Робера и Клайв показывают порядок обслуживания.

– После того как он попробовал вино и оно оказалось ему по вкусу, следует подать чай с сахаром. У него никогда не должно возникать необходимости прикасаться к сахарнице. Ты должна добавлять куски сахара в соответствии с его вкусом, который, к счастью, никогда не меняется. – Клайв показал два пальца. – Лорд Бастон кладет в чашку два куска сахара. Если чай остыл, не подогревай его. Налей чашку горячего. Главное, не забывай, что ему нужно положить два куска сахара. – Клайв снова показал Кэрри два пальца. – Всегда. Всегда. Он не любит просить горячий чай или сахар. Думаю, подавать новую чашку каждые двенадцать минут – лучший вариант, – продолжил Клайв.

Он был счастлив передать обязанность подавать хозяину горячий чай кому-нибудь другому. Для него это были двенадцатиминутные оковы, причем пять раз в день. С каких пор, Клайв и вспомнить не мог – так давно это было.

Клайв заметил, что Кэрри не задала ни одного вопроса и вообще не сказала ни слова. Для него это не имело никакого значения. Если она может выполнять работу прислуги высшего ранга, все остальное не важно.

В поместье была большая кухня, где хранились миски и кухонная утварь. Находилась там и большая кухонная плита. Самым новым кухонным приспособлением был внутренний водяной насос, который при запуске поднимал в дом воду из подземного источника. Это был первый насос, установленный в стране.

К кухне примыкала столовая с великолепной люстрой из граненого стекла, висевшей над резным дубовым столом XVII века и такими же стульями. Стол предназначался для сорока восьми персон, но лорд Бастон обычно восседал в одиночестве во главе стола. Он редко принимал гостей, предпочитая уединение.

За поместьем и домом ухаживали двадцать пять слуг, но непосредственно с ним общались лишь некоторые.

С Роберой и Клайвом обсуждалось меню надень. Клайв управлял большинством персонала. Бертрум был главным кучером лорда Бастона и отвечал за большую конюшню, где выращивались лошади для прогулок, охоты на лис и скачек.


Главный дом был полон редких произведении искусства В каждой комнате и каждом коридоре висели полотна периода Возрождения и произведения восточного искусства привезенные лордом Бастоном из Азии.

Лорд Бастон сидел под большим полотном с изображением охоты на лис и ожидал завтрак. Кэрри принесла сначала чай.

– Доброе утро, Кэрри.

Она поставила поднос на сервант и налила горячий чай. Лорд Бастон заметил, что у нее трясутся руки, но промолчал. Она вернулась к подносу, взяла сахарницу и аккуратно положила с помощью щипчиков сначала один кусок сахара, потом другой.

– Прекрасно, Кэрри. Ты великолепно справилась.

Она наблюдала за его губами, чтобы прочесть ответ.

Лорд Бастон вспомнил ее взгляд в вечер их первой встречи. Она легко позволила раздеть себя. Без корсета и белья ее белая кожа просто светилась.

Смотря на ее женские прелести, он предавался воспоминаниям, страсть быстро воспламенялась. Лорд Бастон вдруг ощутил возбуждение. Он чувствовал аромат роз, которым она надушилась за ухом, этот же аромат исходил от нее, когда он лежал на ней.

Кэрри подняла поднос и вышла из комнаты. Вернувшись с другим подносом, она подала на завтрак вафли и ягоды, а также очищенное яйцо, сваренное вкрутую, на специальной подставке. Соль и перец Кэрри поставила справа, рядом с бокалом вина.

– Кэрри, ты счастлива?

Кэрри не увидела движения его губ. Он схватил ее за руку и крепко сжал.

Кэрри взглянула на лорда Бастона, и у нее забилось сердце. Она хотела этого мужчину, но смысла в этом не было. Не потому ли, что ей нужно место?

Правда состояла в том, что Кэрри не знала, почему именно он ей нужен.

Никогда раньше у нее не было связи с мужчиной, который был бы важен для нее.

Она взглянула на лорда, не сводившего с нее взгляда. «Боже, помоги, я снова хочу его. Если бы я была с ним снова, я могла бы сказать, в чем дело, я могла бы чувствовать».

Он взглянул в ответ. Кэрри улыбнулась, сделала реверанс и вышла.

В кухне она нашла свою сумочку, спряталась в кладовой и написала записку на блокноте, взятом с письменного стола лорда Бастона.

Достав из сумочки эликсир, она откупорила его и сделала большой глоток. Кэрри вздрогнула, мысли ускорились. Она быстро написала записку и положила ее в карман.

Желая сделать новый глоток, она обнаружила, что осталась всего лишь капля. Она выпила, перевернув бутылочку в надежде, что со стенок стекут еще капли, и подождала немного. Бутылочка была пуста.

Кэрри облизала бутылочку.

Облизав пробку изнутри, она закрыла бутылочку, положила в сумку и вернулась на кухню.

Клайв внимательно смотрел на нее. Он поднял бровь и указал на карманные часы, которые держал в руке. Кэрри кивнула и быстро собрала поднос, чтобы отправиться к лорду Бастону.

Подав новую чашку чая с двумя кусками сахара, она полезла в карман и передала лорду записку. Вернувшись в кухню, Кэрри увидела, что ее ждет Клайв.

Лорд Бастон взял записку и развернул собственную пергаментную бумагу с печатью из золотистого воска.

«Дорогой лорд Бастон.

Я могу думать лишь о вас.

Будьте со мной снова, милорд.

С любовью

Кэрри».

Симпатичный лорд улыбнулся. «Да, Кэрри. Буду».


Я боялась открыть глаза. Боялась увидеть в комнате призрак Дентона. Время было послеобеденное, я заснула не раздеваясь.

Мне снилось, что я нахожусь в постели в гостинице, в той самой комнате, которую занимала, но во сне я будто бы встала с кровати и могла взглянуть со стороны на свое спящее тело. Я прошла по дому, прошла мимо Мириам, которая, кажется, не видела меня. Выйдя из дома, я прошла по улице мимо магазинов.

Пройдя мимо двух магазинов, я повернула к старомодному книжному, где продавали старинные книги. Я прошла магазин и оказалась в его задней части. Ко мне повернулась женщина в темной шали. Мне показалось, что у женщины нет лица. Однако приблизившись, я отчетливо увидела черты лица Габриеллы.

– Тебе пора учиться, – произнесла она и дала мне книгу.

«Кроличье сердце». Я вышла на улицу. Поняв, что не заплатила, я хотела вернуться, но магазин исчез. На его месте стояло похоронное бюро, в окне было выставлено тело Фредерика. Фредерик сел и заговорил со мной:

– Ты мне снишься? Если снишься, не буди меня.

Я вскрикнула и проснулась вся в поту. Дыхание было учащенным. Потребовалось несколько минут, чтобы понять, где я нахожусь.

На ночном столике лежала тонкая книжечка с золотым обрезом. Я взглянула на название. «Кроличье сердце». В книге было несколько печатных иллюстраций. Я взглянула на дату публикации на первой странице – 1795 год – и принялась искать автора, но не нашла. Книга выглядела совершенно новой, несмотря на то, что ей было сто лет.

Я открыла ее, желая заглянуть внутрь себя и одновременно опасаясь того, что могу узнать. Начала с предисловия. «Ты не первый. Это древняя история. Просто читай, не пропуская ничего. Кроличье сердце не может ни отдыхать, ни скрывать свои желания. Кролики должны быстро бегать, иначе попадут под огонь. Мир – сон, жизнь обладает своей красотой, страсть охлаждается…»

В дверь постучали, я спрятала книгу под одеяло.

– Войдите.

– Николетта, вы просто обязаны пойти сегодня на бал. Это самое большое событие года, его нельзя пропустить.

– Я отдыхала.

– Ах, вы сможете отдохнуть в выходные, если вам это позволят симпатичные мужчины Гластонбери. – Мириам вошла в комнату. – У вас много времени на сборы, а мне не хочется идти одной. Я так устала быть городской старой девой.

– Хорошо, Мириам, я пойду. Благодарю за приглашение.

– Замечательно. Мы прекрасно проведем время. Я принесу теплой воды, чтобы вы могли освежиться.

Когда она ушла, я потянулась за книгой, но ее не было. Ни под кроватью, ни у изголовья, ни под одеялами. Книга исчезла.

Остается лишь удивляться.

Глава 12 Белая лошадь

Я решила прогуляться и поискать книжный магазин. Прошла магазины, которые заметила во время приезда, но там, где во сне был книжный магазин, стояла конюшня.

Я смотрела по сторонам, когда со мной столкнулся мальчик. Ему было лет десять. Блестящие глаза, длинные прямые волосы. Для своего возраста он был довольно-таки хорошо одет. Шляпа спортивного фасона и галстук.

– Добрый день, молодой человек.

– Простите, вы не пострадали, мисс?

– Ах, ничего страшного, спасибо. – Я улыбнулась. – Кто вы такой?

– Томас Тейлор, мисс.

– Очень приятно познакомиться, мистер Тейлор. Меня зовут Николетта Карон. Вы не могли бы сказать, где находится ближайший книжный магазин?

Мальчик притронулся к шляпе, отвесил глубокий поклон.

– Мисс, в Гластонбери нет книжных магазинов. Однако взгляните на эту лошадь, я никогда такой не видел. Она выглядит словно лошадь из легенды.

Я повернулась и заглянула в конюшню. Сквозь открытое окно проникали солнечные лучи, освещая лошадь, но казалось, что это не солнце, а божественный свет. Мальчик прав – животное пришло из легенды.

– Никогда не видела такой лошади. Дух захватывает при виде ее.

– Готов поспорить, что это тот самый Пегас. Говорят, он мчится как ветер, танцует и прыгает, а еще говорят, что он очень умный и понимает человеческую речь.

– Правда?

Томас подбежал к конюшне и встал рядом с лошадью. Я последовала за ним. Конюха не было.

– Нам не следует входить, – заметила я.

– Идемте, я должен узнать, понимает ли меня лошадь. Ощутив волнение, я последовала за мальчиком.

В то время как Томас рассматривал лошадь, я попыталась узнать, каков у нее характер. Когда конь повернулся и взглянул на меня, я заметила, что в глазах его светится ум. Конь подошел поближе и понюхал меня с особенной нежностью.

– Ах, лошади это любят, – с восхищением проговорила я и принялась ласково гладить его шею. – Редкая лошадь. Возможно, ее продадут.

– Нет, мэм, – ответил Томас.

– Продадут, если предложат хорошую цену.

– О нет. Владелец очень привязан к своей лошади. Они с Пегасом выступают вместе, сегодня они выступают здесь. Он ни за что не продаст Пегаса.

– Я так просто не собираюсь сдаваться. Возможно, я могла бы предложить хозяину в обмен на лошадь то, что ему очень нужно.

– Что именно? Ради чего хозяин мог бы расстаться с такой великолепной лошадью? Ошибаетесь, мэм. Ни за какие сокровища в мире хозяин ее не продаст. Другой такой он не найдет и за миллион лет.

– Возможно, вы правы, Томас.

– Томас! – донесся издалека голос.

– Ой, это моя матушка. Было приятно познакомиться, мисс Карон.

– Было приятно познакомиться, Томас Тейлор.

Вспомнив о хороших манерах, мальчик отвесил глубокий поклон, дотронулся до шляпы и скрылся в мгновение ока. Я повернулась к лошади и продолжала гладить ее шею.

– Ты роскошное животное. Такое ли у тебя имя, какого ты заслуживаешь? Не хочешь ли ты стать моим? Ты мне так нравишься, я обращалась бы с тобой как с младенцем.

– Гранд Рексфорд Пегас Австрийский.

Кажется, голос раздался из стойла.

– Благородное имя, – ответила я.

– Но вы можете называть меня Пегасом.

– Спасибо, Пегас. Ты мне так нравишься! Не знаешь, можно ли тебя купить?

– Нельзя.

Из-за стойла вышел мужчина – довольно привлекательный джентльмен с зелеными глазами и пронзительным взглядом, устремленным прямо на меня.

– Поскольку вы уже знакомы с моей лошадью, а она смущается представлять других, я опережу ее. – Джентльмен притронулся к шляпе. – Джексон Лэнг. Я слышал, как вы представлялись. Мисс Николетта Карой, я прав?

– Да. Рада познакомиться, мистер Лэнг. Прошу прощения, что вошла сюда. Просто… он ваш?

– Да.

– Эффектная лошадь.

– Очень даже.

– Где вы заполучили такое чудное животное?

– Несколько лет назад я спас жизнь одному австрийскому графу, и тот подарил мне эту лошадь. Пегас из благородной породы липпицианских лошадей.

Лэнг погладил шею жеребца. Лошадь слегка поклонилась, благодаря за ласку.

– Никогда не слышала о такой породе.

– Ах, он настоящий артист, во время приездов я показываю его горожанам. Он будет выступать, когда начнутся сумерки. Если вам это интересно, буду рад видеть вас среди гостей.

– Благодарю.

– Он великолепная верховая лошадь, прекрасно обученная всевозможным трюкам и фокусам, к тому же – мой наперсник. Когда я раздумываю над загадками, он помогает мне найти разгадку, потому что ему нравится моя работа.

– А что это за работа?

В конюшню вошел молодой человек.

– Сэр, мы с Уилкоксом будем на другом краю города. Вернемся к сумеркам, чтобы посмотреть на вас с Пегасом.

– Хорошо.

Молодой человек ушел не представившись. Джексон Лэнг буквально сверлил меня взглядом.

Что же в нем было такого особенного? Привлекательный мужчина с резко очерченными линиями лба и челюсти, прямым носом и короткими бачками, слегка тронутыми сединой. Когда он говорил, было интересно наблюдать за его усами. Не такими длинными, как у большинства, но аккуратно подстриженными.

Сейчас я уйду и расстанусь с этим мужчиной. Он был довольно привлекательным, когда мы стояли рядом с самой красивой лошадью, какую я когда-либо видела.

– До представления у меня еще довольно много времени. Не желаете выпить чаю и побеседовать?

– К сожалению, я не одета для чая.

– Пожалуйста, прошу вас. Вам очень идет это платье.

– Хорошо. Мы выпьем чаю у Мириам Бестелл.

Он взял меня под руку, мы вышли и вскоре расположились на веранде Мириам, а ее личный слуга подал треугольные яблочные пирожные и китайский зеленый чай. Вечер выдался теплый, легкий ветерок играл моими волосами.

Мы сидели молча, разговор почему-то не клеился. Первой молчание нарушила я:

– Пожалуйста, расскажите, как вы спасли австрийского графа и получили такую красивую лошадь.

– Лет семь назад я ежедневно встречался с барристерами. Я выбрал юридическую карьеру; когда жизнь моя внезапно изменилась. Мои родители жили в Лондоне, каждое воскресенье я приходил к ним на обед. Но однажды я обнаружил родителей мертвыми. Их жестоко убили, чтобы отнять шкатулку с украшениями матери и мешочек с золотом, принадлежавший отцу. Я выяснил, кто совершил это преступление. Убийц было двое. Узнав, что я их преследую, они уехали на лошадях к морю и сели в лодку. На корабле воры украли у них то, что они взяли у моих родителей. Они спокойно высадились во Франции. Затем уехал в Германию и, наконец, в Австрию. Я продолжал преследование. В Австрии они решили, что я их больше не преследую. Но я был неподалеку, наблюдая за ними.

Нуждаясь в деньгах, они снова принялись грабить и убивать. Я выследил, как они проникли в замок в Зальцбурге, последовал за ними и обнаружил, что семья связана. В тот момент, когда они собрались пытать графа, чтобы получить доступ к сейфу, мне удалось застрелить обоих и освободить семью.

Граф был так благодарен мне, что подарил при отъезде превосходного жеребенка. Пегас тогда был совсем серым. Липпицианцы рождаются серыми и остаются такими до трех лет, а потом приобретают благородный белый окрас. А еще граф прислал мне опытного тренера для жеребенка. Такую лошадь надо тренировать с большим терпением и никогда – угрозами. Липпицианцы слишком умны, чтобы учить их с помощью кнута. Они полностью доверяют хозяину. Такова история Гранда Рексфорда Пегаса Австрийского.

Я обнаружила, что подалась навстречу собеседнику. Мы разговаривали почти два часа, а казалось, что прошло всего несколько минут. Я рассказала кое-что о себе, но не назвала городов, в которых жила.

Оказалось только, что я француженка и что в юности много путешествовала по Франции. Некоторое время спустя я поинтересовалась, не назовет ли он цену, за которую согласился бы уступить лошадь.

– Милая леди, Пегас бесценен. Не могу даже представить себе сумму или причину столь серьезную, ради которой я расстался бы с ним. Невозможно продать величие. Ни при каких условиях.

С улицы к нам приблизились два молодых человека. Они вели восхитительную лошадь Джексона. Оба притронулись к шляпам и поклонились мне.

– Просим прощения, мисс.

– Ничего страшного.

– Джексон, пора начинать представление. Уже собралась значительная толпа жителей.

– Я и не подумал, что уже так поздно. Мисс Карон, извините, пожалуйста. Приходите на представление.

– Да, конечно.

– Улисс Пиви и Эдуард Уилкокс – мои доверенные помощники. Позвольте им сопровождать вас.

Оба снова поклонились.

Джексон сел верхом, Пегас встал на задние ноги и направился ко мне. Постоял некоторое время и, приняв обычное положение, медленно двинулся по улице к ожидающей толпе.

Пиви и Уилкокс встали по обе стороны от меня и предложили руки.

Пришла Мириам и попросилась пойти с нами. Уилкокс подал ей руку, и мы вчетвером присоединились к толпе горожан.

Казалось, на представление собрался весь Гластонбери. Клерки, предприниматели, рабочие, мужчины и женщины разных возрастов, даже Юм. Юм радостно отплясывал джигу, будто слышал музыку, а не шум взволнованной толпы. Кажется, он не имел ни малейшего понятия о том, что привело сюда толпу. Не думаю, что он заметил красивую белую лошадь посреди улицы или узнал меня.

У Джексона Лэнга была иная осанка, чем тогда, когда он садился. Его спина была прямее. Вместо того чтобы наклоняться вперед, он, казалось, взлетал над лошадью, когда Пегас поднимал копыта. При каждом шаге грива и хвост коня развевались от ветра, казалось, будто он летит.

– Браво! – закричали в толпе и зааплодировали. Потом Пегас аккуратно скрестил передние ноги перед собой, словно в молитве, и пошел на задних ногах, при этом всадник не шелохнулся, потом встал и подпрыгнул на задних ногах.

– Браво! Браво!

За каждым трюком следовал шквал аплодисментов. Джексон Лэнг и Пегас двигались настолько синхронно, словно составляли единое целое.

Пегас выгибал шею и двигался с таким видом, будто знал, какой он необыкновенный. Совершенно необыкновенный. Я начала подумывать, что таков и его хозяин, когда увидела в толпе мужчину, от которого перехватило дыхание.

Я обогнула Пиви и обратилась к Мириам:

– Мириам, кто вон тот джентльмен?

– Который?

– Тот, высокий.

– Это лорд Бастон.

Я заставила себя досмотреть представление. Пегас скакал галопом и взлетал в воздух, выбрасывая задние ноги. Казалось, он может оставаться в воздухе бесконечно долго.

Зрелище было необыкновенное. Я наслаждалась видом лошади, ее красотой, ее талантом. Но вдруг я посмотрела на высокого мужчину. Наши взгляды встретились. Образы Пегаса и Джексона Лэнга потускнели.

Я видела лишь лорда Бастона, а он – меня.

Глава 13 Мы уповаем на Бертрума

Когда Клайв вошел в библиотеку, лорд Бастон читал книгу. Увидев Клайва, лорд Бастон закрыл ее и сверху положил руку, словно скрывая название. Большие окна были распахнуты, портьеры тихонько шуршали от ветерка.

– Добрый вечер, милорд. Вам понравилось представление?

– Клайв, это было замечательно! Какой приятный сегодня ветерок!

– Да, сэр, пахнет сиренью. Милорд, мы подумали что сегодня вы пожелаете отужинать немного раньше чтобы отправиться в клуб.

– Клайв, я еще не решил. Я думал остаться дома.

– Позвольте сказать, милорд. Вас там ждут с нетерпением. На любом общественном мероприятии у вас поистине величественный вид.

– Возможно, ты и прав, Клайв. Что же, не исключено что я там появлюсь.

– Тогда не желаете ли отужинать в половине восьмого сэр? Робера приготовила отменное жаркое, выдержанное в коньяке.

– Было бы неплохо. Ты не достанешь мне лучший черный костюм?

– Да, милорд. Я позабочусь о том, чтобы Джереми был готов помочь вам одеться после ужина.

– Как дела у ирландской девушки, Клайв? Я хочу, чтобы она привыкла к этому месту.

Задай лорд Бастон вопрос просто так, Клайв воздержался бы от комментариев. Он мог бы рассказать хозяину, что осмотрел тайком сумочку Кэрри и считает, что она возможно, наркоманка. Однако Клайв, опытный слуга знал, что доносчика могут пристрелить, а своим местом он дорожил. Лучше всего подождать, пока она сама себя выдаст.

– Клайв?

– Милорд, ваш выбор превосходен. Вы сегодня остались довольны ее обслуживанием?

– Да, спасибо, Клайв.

Клайв повернулся и ушел. Он правильно поступил, что не наболтал лишнего. Он видел, как эти двое смотрели друг на друга, и прочел записку, которую выбросил лорд Бастон.


Кэрри не знала, как выдержала обед. Подав лорду Бастону овощной бульон, она вернулась на кухню. Присев, вытерла со лба пот. Что с ней происходит? Ее бросает то в жар, то в холод. По мозгу словно пробежало невиданное животное, сдавливая череп и пытаясь вырваться наружу. Это была большая птица. Огромная. Машущая крыльями. Ее клюв, острый, точно игла, клевал мозг изнутри.

Спокойствия как не бывало. Пошатываясь, Кэрри повернула за угол.

Боль устремилась из головы вниз по позвоночнику. Как она будет держать поднос? Резкая боль рикошетом ударила в голову, пронзив череп, словно стрела, затем последовала новая стрела. Еще и еще. В голове образовались дыры. Еще немного, и вытечет весь мозг. Что он сказал? Кто это сказал?

– Кэрри, добрый вечер, – поздоровался лорд Бастон.

Он что-то сказал, но Кэрри было все равно. Сосредоточиться на его губах не получалось. Кэрри с трудом понимала, где находится. «Я в Ирландии, надо идти домой. Вот и все. Сегодня вечером я пойду в Ирландию, чтобы раздобыть побольше мозгов. Стоп. Я не могу. Я в Англии. Господи, помоги мне!»

Птица снова забила крыльями, на этот раз сильнее. «Птица, оставь меня в покое!» Кэрри сосредоточилась на том, чтобы подать лорду Бастону жаркое и хлеб. Налила ему чай и быстро забрала, чтобы принести горячий. «Я забыла сахар. Помни про сахар. Он любит, чтобы в две чашки клали четыре куска сахара, значит, в эту чашку нужно положить шесть кусков». Кэрри начала класть шесть кусков сахара, но лорд Бастон остановил ее при попытке положить третий кусок.

– Спасибо, Кэрри, достаточно.

Лорд Бастон смотрел ей в глаза. Он видел, что она нездорова. Он видел ее насквозь.

Кэрри убежала на кухню и спряталась за передником, висевшим на стене. Клайв щелкнул ей пальцами.

– Лорду Бастону пора подавать десерт.

Кэрри принесла рисовый пудинг, но лорд Бастон сделал отрицательный жест. Он не хочет десерт. «Я сделала не то. Не то».

Кэрри уронила десерт, вдребезги разбив китайское блюдо из фарфора, и убежала на кухню, когда Клайв шагнул вперед с веником и лотком.

Кэрри придерживала голову, чтобы не выпал мозг.

Бертрум сидел на кухне и ждал ужина, когда увидел, что Кэрри выбежала через черный ход по направлению к холмам. Он последовал за ней, догнал и удержал.

– Кэрри, я хочу тебе помочь. Что я могу для тебя сделать? Что случилось?

Первый раз она не видела его губ, потом он повернулся к ней лицом и повторил вопрос.

Кэрри объяснила жестами, что не слышит и не может говорить. Достав карандаш и бумагу, она написала: «Я умею читать по губам».

– Я не знал. Прости, Кэрри. Я не знал.

Кэрри успокоилась, осознав, что кто-то пытается ее понять. Она написала: «Мне нужен эликсир. Мне нужен кокаин».

Бертрум понимающе кивнул:

– Я помогу. Найду для тебя. Я повезу лорда Бастона на бал и найду для тебя эликсир.

От облегчения Кэрри заплакала, Бертрум обнял ее. Он не обнимал женщину много лет, ему это понравилось.

«Наверное, она может стать моей. Я буду заботиться о ней. Да. Вот так. Я буду заботиться о ней, и защищать ее. Как только лорд Бастон с ней порвет.

А может быть, ее нужно защитить от лорда. Да. Вот в чем дело. Я знаю, что может случиться с женщинами лорда Бастона. Я молчу, но я не глуп».

Лорд Бастон знал обо всем, что происходило в его владениях. Даже при убывающей луне он разглядел, как кучер обнимает Кэрри на холме.

– Глупо, мой доверенный Бертрум, – прошептал он.

Глава 14 Бал

В дверь постучали. На мне были только корсет и чулки.

– Это Мириам.

– Прошу прощения, я еще не одета.

– Я помогу. Разрешите войти.

Она пришла со стаканом вина и была уже навеселе.

– Я слишком взволнована балом, – объявила она.

Я как раз начала наносить тальк на руки и плечи. Мириам взглянула на меня в зеркало. Я достала виноград из корзины:

– Угощайтесь.

– Ах, я давно не ела виноград. В Гластонбери его нет. Это такое дорогое лакомство.

– Время от времени я себя балую.

Пока она лакомилась, я слушала о Фредерике, о злой Мейми, укравшей его, когда Мириам была вынуждена гостить год у родственников, живущих не в городе. Выслушав рассказ, мне наконец-то удалось сменить тему и расспросить о людях, которые будут на балу.

– Расскажите мне о лорде Бастоне.

– Наверное, он будет там, но он никогда не танцует ни с одной женщиной и не обращает на них никакого внимания. Женщины Гластонбери пришли к заключению, что он подобен красивому платью на витрине, которое нельзя заполучить. А еще они шепотом относят его невнимание к женскому обществу за счет того, что он, возможно, предпочитает общество мужчин.

После того как мы обменялись взглядами, я сочла эти домыслы нелепыми.

Мириам помогла мне затянуть корсет, я надела платье с самым низким вырезом.

– Николетта, не знаю, случалось ли мужчинам Гластонбери видеть такое платье из черного бархата. Могут быть пострадавшие. Все мужчины будут надеяться, что вы посмотрите в их сторону.

– Вы находите его неуместным?

– Посмотрим. Низкий вырез на спине с пуговками из черного жемчуга подчеркивает обнаженные плечи, рукавчики почти до середины руки, дюймовый разрез.

– Оно не подходит для бала?

– Платье – это чехол для пушки. Настоящая артиллерия – женщина, одетая в платье, ее мотивы и желания. Думаю, это будет смелым нарядом даже сегодня вечером. Вы замечательно одеты для того, чтобы завести интрижку.

– Рада это слышать.

– Вы демонстрируете разрез. А чтобы привлечь мужчину, требуется всего лишь дюйм. Более того, все женщины будут выказывать вам пренебрежение. Поверьте, я знаю, о чем говорю.

– Мне нравится, когда на меня обращают внимание. Пусть все думают, что я охочусь на мужчин, принадлежащих другим женщинам, в то время как я этим не занимаюсь. Пусть мужчины охотятся за мной.

– Николетта, у вас прекрасные бриллианты.

Мириам налила стакан вина и залпом выпила.

На мне было бриллиантовое ожерелье, такие же серьги и браслет, усеянный бриллиантами. Первоначально предназначенный для королевы, он должен был стать дополнением к бриллиантам короны, пока Робер не вознамерился преподнести мне его в качестве подарка.

Еще на мне была тонкая бриллиантовая брошь с лисой, скрытая на платье у декольте. Ее трудно было заметить, если пристально рассматривать грудь.

Украсив бриллиантами высокую прическу, тоже подарок от поклонника, я в завершение нанесла немного помады и румян.

– У вас вид дорогой куклы, – прокомментировала Мириам.

– Спасибо, вам очень идет это платье. Этот оттенок розового подчеркивает румянец.

– Благодарю, Николетта.

– Мы прекрасно проведем время, уверена, – сказала я.

У Мириам кружилась от вина голова, она не держалась на ногах, когда спускалась с лестницы. Она села на ступеньку перевести дух и оставшуюся часть пути то и дело спотыкалась. Я сбежала вниз и помогла ей подняться.

– Мириам, вы хорошо себя чувствуете?

– По-моему, мой зад стал больше, чтобы обеспечить мягкую посадку. – Она расхохоталась. – Я распорядилась насчет кареты, так что мы прибудем с шиком, а не в коляске, – объявила Мириам.

– Как мудро, Мириам. Спасибо.

Всю дорогу на бал мы болтали и смеялись. Через несколько минут мы уже стояли у входа в клуб любителей лисьей охоты Гластонбери. Из дома доносились звуки музыки и смех.

У парадной двери стояли трое элегантно одетых мужчин. Я услышала, что они говорили о скаковой лошади, но, когда мы подошли, замолчали и выстроились у входа, сняв шляпы.

– Мириам, представьте нас вашей подруге.

– Мириам, кто эта незнакомка?

– Мириам, представьте меня первым.

– Джентльмены, позвольте вам представить Николетту Карон.

– Николетта, это Чарлз Фарадей, Дуглас Пфайфер и Оливер Дэвис.

– Рада познакомиться.

Я улыбнулась, но не предложила руку, поскольку по правилам хорошего тона выбор был за мной. По-моему, при знакомстве с несколькими людьми неудобно пожимать одну руку за другой. Вместо этого я пригляделась к джентльменам. Чарлз Фарадей был высоким и худым, с рыжевато-коричневыми приглаженными локонами и большими блестящими глазами. На Дугласе Пфайфере был модный пиджак в тонкую полоску, живот украшала золотая цепочка от часов, он производил впечатление весьма состоятельного человека.

Однако внимание мое сразу же привлек Оливер Дэвис своей лучезарной улыбкой. Оливер смотрел мне в лицо, но ощущение было такое, будто он раздевает меня глазами.

Вмешался Чарлз:

– Вы потанцуете со мной?

– Нет, со мной, – проговорил Дуглас.

– Пожалуйста, потанцуйте со мной, – попросил Оливер.

– Джентльмены, я с удовольствием потанцую со всеми вами.

Трое мужчин толпились вокруг меня, стараясь оказаться как можно ближе и ввести меня в клуб. Поскольку я знала, что у меня будет выбор, я не могла не испытывать возбуждения.

В другом конце бального зала инспектор Лэнг облокотился о колонну, наблюдая за происходящим вместе с Пиви и Уилкоксом.

– Она красивая женщина, правда? – спросил Пиви.

– Думаю, она великолепна настолько, насколько может быть великолепна женщина, – ответил Уилкокс.

– А что думаете вы, инспектор?

– Сегодня после обеда я получил телеграмму. В вечер смерти Дентон Брикман был с Николегтой Карон, так что женщина, вызывающая у вас восхищение, может оказаться убийцей, которого мы ищем.

Договорив, Лэнг отошел, чтобы налить себе новую порцию пунша. Он устроился в уютном уголке, откуда мог видеть все, оставаясь незамеченным.

– Уилкокс, ты слышал?

– Да, слышал. Но приходится поправлять брюки лишь от одного взгляда на эту женщину. Не знаю, как поведу себя, если она покажет мне лодыжку.


– Мисс Карон, нам просто необходимо продолжать танец, потому что я не хочу вас отпускать, – проговорил Оливер Дэвис.

Он вел меня так хорошо, будто занимался танцами профессионально. Во время танца я ощущала завистливые взгляды – почему бы и нет, ведь Оливер красив, обладает индивидуальностью и чувством юмора. Он владелец усадьбы и конюшни, разводит скаковых лошадей для «Дерби».

Оливер одарил меня великолепной улыбкой:

– Выиграю ли я оттого, что скажу, что Чарлз и Дуглас еще не полностью оправились от холеры?

– Неужели?

– Мисс Карон, вы не поверите, как плохо им было вечером. Чарлз был бледен, как привидение.

Я взглянула на двух мужчин. Оба сняли шляпы, поклонились и стали пританцовывать, показывая, что готовы к обещанным танцам со мной.

– Оливер, они не выглядят очень больными, – заметила я.

– Чарлз – хороший актер. Наверное, воспользовался румянами матери. Поверьте, они не захотят, чтобы вы узнали – это испортило бы им последний вечер.

Оливер выгнул с намеком бровь.

– У вас осталось десять, максимум одиннадцать часов, если вы питаете к ним симпатию.

– Оливер, вы любите выигрывать, не так ли?

– Мисс Карон, я всегда получаю то, что хочу.

– Мне нравится ваша самоуверенность. – Я улыбнулась. – Вы хотите меня?

– Должен признаться, что да. Вы – моя лиса.

Он крепко прижал меня к себе и низко наклонил. Я потеряла бы равновесие, если бы не его сильные руки. Мелодия закончилась, давая мне время прийти в себя в тот момент, когда Оливер провожал меня обратно к Чарлзу и Дугласу.

Число ожидающих увеличилось вдвое.

– Мисс Карон, разрешите пригласить вас на танец?

– Мисс Карон, я могу вас пригласить?

Я кивнула, решив потанцевать с каждым в порядке очереди. Чарлз предложил мне руку и повел танцевать.

– Оливер говорил, что болен?

– Он упомянул о том, что у вас недавно был приступ холеры.

– Ах да, с этим я справился.

Он улыбнулся и повел меня танцевать.

– Я видел, вы с Оливером очень сблизились во время танца. Только бы его мать этого не заметила. Она ревнует его к женщинам. Я слышал, будто у них до сих пор одна спальня.

– Оливер сказал, что его отец – посол в Южной Африке, что его родители живут там и что они редко видятся.

– Я слышал, что он пытался пустить такой слух, но стоит прислушаться к тому, что рассказывают слуги.

– Ах, значит, вы слышали об этом из надежного источника.

– Достаточно надежного.

Я не познакомилась на балу ни с одной женщиной – на это не осталось времени. Потанцевала с десятью мужчинами, которые старались опорочить друг друга. Я очень веселилась, потому что, несмотря ни на что, было видно, что эти мужчины – близкие друзья.

Не осталась без мужского внимания и Мириам. Она танцевала, пила, получала удовольствие от музыки и прекрасно проводила время.

Лорд Бастон стоял на пороге и смотрел на танцующих. Увидев Николетту, он тут же узнал ту удивительную женщину, которую заметил во время выступления Джексона Лэнга. Николетту окружали его друзья по скачкам.

Он раздумывал о том, что будет делать дальше, когда кто-то дотронулся до его плеча.

– Лорд Бастон, добрый вечер.

Джентльмен небольшого роста приветственно приподнял шляпу. Блейк узнал Герберта Стаффорда, резчика по дереву, у которого купил стол и кресла.

– Добрый вечер, что привело вас в Гластонбери?

– Видите ли, я нечасто бываю на западе, но я привез несколько эскизов для возможного узора, а мой потенциальный заказчик живет в Гластонбери. – Стаффорд поднял кожаную сумку. – Не желаете взглянуть, лорд Бастон?

– Не сейчас, Герберт, но желаю заключить удачную сделку.

– Лорд Бастон, я не могу выразить, что вы для меня сделали, когда купили у меня стол и кресла. Вы были так великодушны, и теперь я смогу заплатить долги и кормить семью больше года. – Резчик прослезился.

– Друг мой, не стоит. Ведь мы для того и живем, чтобы помогать друг другу. Скажи, ты хотел бы оказать мне ответную услугу?

– Какую угодно, сэр.

– Ты когда-нибудь актерствовал?

– В школе однажды принимал участие в представлении. Играл главную роль. Говорят, было довольно-таки убедительно.

– Прекрасно. Видишь вон там красивую женщину? – Лорд Бастон указал на Николетту.

– О да, она удивительна, не так ли?

– Конечно. А ты видишь троих мужчин, которые вертятся вокруг нее?

Стаффорд кивнул.

– Знаешь кого-нибудь из них?

– Нет.

– А они тебя знают?

– Вряд ли. Я ведь не местный.

– Тогда выполни мою просьбу.

Мужчины пошептались, после чего Блейк занял свое место.

Стаффорд вошел в бальный зал.

– Я ищу Оливера Дэвиса.

– Вот он, танцует.

Стаффорд пересек зал.

– Простите, не вы ли Оливер Дэвис?

– Да, это я.

– Извините за беспокойство, но для вас это очень важно, мистер Дэвис. Еще я ищу двух джентльменов, которые, насколько я понимаю, могут быть здесь – мистера Чарлза Фарадея и мистера Дугласа Пфайфера. Вы, случайно, не знакомы с ними?

– Да, вон они.

Оливер позвал их, и скоро Чарлз, Дуглас, Оливер, Стаффорд и Николетта уже стояли рядом.

– У этого джентльмена какие-то новости для нас, – объявил Оливер.

– Так кто вы такой?

– Меня зовут Джеймс Уэдерби Пятый. Члены моей семьи – бухгалтеры «Дженерал стад бук» Жокейского клуба с 1791 года. Как вам известно, мы тщательно записываем родословную каждого новорожденного Жеребенка. Вопрос, по которому я пришел, очень важен. Дело касается родословной ваших жеребцов и повлияет на заводские гонорары – мне понадобится всего лишь несколько минут вашего времени, чтобы исправить запись. В противном случае мне придется отменить регистрацию ваших основных жеребцов.

– Что? Впервые слышу. Мы провели регистрацию надлежащим образом.

– Хорошо. – Самозванец пожал плечами. – Мистер Дэвис, учтите, что ваш жеребец Ройал Принс из Гластонбери больше не значится в наших записях. То же самое может случиться со всеми вашими лошадьми. Думаю, нам стоит обсудить этот вопрос в другом месте – сверка записей займет всего лишь несколько минут. Пройдемте со мной.

– Николетта, я скоро вернусь. Сможете ли вы обойтись без эскорта? – спросил Оливер. – У меня такое чувство, будто я оставляю вас в воровской шайке. Вами хотят обладать все мужчины.

– Глупости. Со мной все будет в порядке. Я побуду с Мириам.

Я наблюдала за тем, как мои кавалеры исчезают с Уэдерби. А через некоторое время передо мной словно из-под земли вырос мужчина.

– Говорят, если покинуть человека, это может ранить на всю жизнь. Возможно, я смогу вас утешить. Могу я пригласить вас на танец, мисс?

Я подняла голову и увидела, что это лорд Бастон. Я чуть было не выказала удивления. Я не видела, как вошел этот харизматичный высокий человек – должно быть, он занял позицию у меня за спиной.

– Я – лорд Бастон.

– Николетта Карон.

Он приготовился к танцу, демонстрируя грацию и силу.

– Вы француженка?

– Да.

– А вы смелая.

– Что вы имеете в виду?

– Кажется, вы пытаетесь завоевать рынок здешних мужчин, а англичанки насмехаются над вами с рядов, на которых располагается второсортный товар.

– Это не входило в мои намерения…

– А что входит в ваши намерения? Вас интересует количество или качество поклонников?

– Смотря по обстоятельствам. Иногда те, кто считает себя высшим сортом, совершают низкие поступки. Тогда я вынуждена удовлетворяться количеством.

Надо было добраться до мужчины, возвышавшегося надо мной. Руки мои почти оцепенели оттого, что я обнимала его за плечи во время танца, но я не могла его отпустить и он меня тоже.

Танцуя, я то и дело сбивалась с такта и не могла понять почему. Потом поняла. Я нервничала. Ощущала беспокойство. Неуверенность. Не знала, что сказать. Господи, неужели это то, через что проходили мои поклонники? Я чувствовала себя очень неловко.

Чувствовалось, что лорд Бастон не завсегдатай балов, как Оливер и остальные мои кавалеры. Я огляделась.

Танцующие стояли и наблюдали за нами. Я увидела Мириам и ее подруг.

Мои поклонники стояли по бокам, даже музыканты наблюдали за нами. Почему? Неужели мы так плохо смотрелись вместе?

Потом я вспомнила, как Мириам говорила, что лорд Бастон никогда не танцует. Так вот оно что! Присутствующих поразило редкое зрелище.

Наконец я решила успокоить его:

– Вы прекрасно танцуете, лорд Бастон.

– Жители в Гластонбери думают иначе.

– Чем же вы тогда славитесь?

– Умением копить и честностью.

– Замечательные качества.

– Не погрешу против истины, если скажу, что никогда не видел женщины красивее вас.

– Благодарю. Очень приятно это слышать.

– Вы отрада не только для глаз…

– Лорд Бастон, мы танцуем первый раз. Давайте отложим некоторые темы для будущих танцев.

– Поедем ко мне, – тихо проговорил Блейк.

– Лорд Бастон…

– Блейк…

– Лорд Бастон, мы встретились всего несколько мгновений назад.

– Тогда давайте совершим поездку в коляске, свежий сельский воздух…

– Я приехала на бал с Мириам и вместе с ней отправлюсь домой.

В этом мужчине меня привлекало все – сила, рост, дерзкий язык. Мне нравились его синие глаза, прямой нос и то, как он расширял ноздри. Но его высокомерие меня возмутило.

– Николетта, нам нужно идти.

Пропустив его слова мимо ушей, я сказала:

– Хотелось бы узнать, как вы стали лордом. Должно быть, это интересно.

– Ничего интересного. Все очень просто.

– Как в Англии получают дворянский титул?

– Надо выполнить два условия. Во-первых, обратить на себя внимание королевы.

– А во-вторых?

– Состоятельность.

– Титул лорда можно купить?

– Тсс, никому не говорите. Это секрет.

– Разумеется.

– Как вы думаете, деньги нагоняют скуку?

– Тогда давайте сменим тему.

– Хорошо. Поговорим о красоте.

– А что вы думаете о красоте?

– Ну, я знавал красивых женщин.

– Неужели?

– До некоторой степени. Они уставали слушать о своей красоте. Как выдумаете, все красивые женщины устают от собственной красоты?

– Я… я не знаю. Возможно.

– Вы не можете помочь мне ответить на этот вопрос? Придется проследить за одной из этих красавиц, чтобы узнать ответ.

– А еще есть такие?

Я почувствовала укол ревности. Почему он говорит о других женщинах, танцуя со мной?

– Ну, одна есть, одной нет.

– Понятно.

Заметив мой интерес, он улыбнулся, глаза его засверкали. От света темно-синие глаза стали еще темнее, его взгляд словно проникал мне в самую душу.

– Одна из них – моя бабка, ее здесь нет.

– Прошу прощения.

– Ах, не за что. Она в Африке на сафари.

– А другая?

– Моя мать. Она не скоро вернется.

– Жаль.

– Мне тоже. Если откровенно, Николетта, ваша красота меня покорила. Я хочу смотреть на вас и танцевать, но у меня не настолько развита координация движений, чтобы выполнять обе задачи одновременно.

Он взглянул мне в глаза тепло и искренне. В его руках я ощутила прилив энергии.

Лорд Бастон повернул меня, так, что наклонился за мной, когда мы парили под музыку. Я думала, что должна отодвинуться и вернуться в первоначальное положение, но он крепко держал меня.

Мне понравилось, как меня сжимают его сильные руки, но потом он положил правую руку на мое правое плечо и провел рукой по груди. Мы двигались в такт музыке, его рука слегка двигалась по моей груди. Это взволновало меня. Я оглянулась, но кажется, этого никто не заметил. Лорд Бастон вел себя так, будто не осознает того, что делает, будто то, как он держал меня, – фигура танца. Я чувствовала, что он возбужден. Его возбуждение передалось мне. Мы продолжали танцевать.


– Чарлз, Дуглас, вы что-нибудь нашли? – спросил Оливер.

– Здесь ничего нет, – ответил Чарлз.

– Я ничего не вижу, – сказал Дуглас.

– Мистер Уэдерби, вы уверены, что уронили журнал учета в лесу?

– Совершенно уверен. Господи, это просто ужасно. В этом журнале все записи начиная с 1848 года.

– Мистер Уэдерби, что вы хотели нам показать? Мы заполнили все формуляры надлежащим образом. Чарлз, Дуглас и я отсылали формуляры сразу же при рождении каждого жеребенка, не так ли?

– Да, конечно.

– Да.

– Если бы мы не работали с документами надлежащим образом, это отрицательно сказалось бы на продажах. У нас самые лучшие чистокровные верховые во всей Англии. Их покупает даже королева.

– Как вам известно, мы зарегистрировали в клубе пять поколений лошадей, так что к моему визиту не стоит относиться легкомысленно. Надо бы посмотреть дальше по дороге. Я уверен, мы его найдем.

– Мистер Уэдерби.

Оливер подошел к человеку небольшого роста.

– Я наслаждался самым чудесным вечером в жизни. Не вижу причин, почему дело не может подождать до утра. При свете дня вы найдете журнал быстрее, потом вы можете посетить мое поместье. Там у меня находятся все записи касательно рождения жеребят, подождем до утра.

– Но… совсем немного… ниже по дороге…

– Я возвращаюсь на бал. Чарлз и Дуглас не давали мне права выступать от их имени.

– Оливер, мы присоединимся к тебе. Николетте может понадобиться наша защита.

– Минутку, – проговорил Оливер, – сэр, предъявите документы? У человека с такими верительными грамотами они, разумеется, с собой.

– Но… – замялся было Стаффорд.

– Любой документ, где значится ваше имя.

Стаффорд попятился.

– Вы не из Жокейского клуба. Джентльмены, полагаю, нас обманули. – Он схватил Стаффорда за воротник. – Кто вас послал?

– Я… это была шутка. Он сказал, вы все время так шутите друг с другом. И… ну, он же лорд, как я мог отказать?

– Бастон!

Чарлз расхохотался:

– Неплохо.

– Тебе легко говорить, – заметил Дуглас. – У тебя не было шанса с ней пообщаться.

– Напротив. Во время первого танца она сказала, что придет к моему дому в три часа утра и ляжет ко мне в постель.

– Да, а в моей постели она собирается быть в час, – ответил Дуглас.

– Она хотела сначала меня.

– Обманутые шуты, она была моей, – заметил Оливер. Он с грозным видом повернулся к Стаффорду: – Отвезите нас обратно.

– Да-да, конечно.

Я прекратила танец и отошла от партнера, когда к нам устремились Оливер, Чарлз и Дуглас.

– Вы невежа и хам! За обман вас следует выпороть хлыстом!

Оливер попытался толкнуть лорда Бастона обеими руками, но тот увернулся и ударил Оливера локтем в челюсть. То ли намеренно, то ли случайно. Удар был несильным, однако застал Оливера врасплох и сбил с ног.

– Оливер!

Я опустилась рядом с ним на колени.

– Николетта, человек, который увел нас, обманщик, посланный лордом Бастоном, – объяснил Дуглас.

– Лорд Бастон, как вы могли! – Я притворилась рассерженной.

Впервые мне не хотелось быть в центре внимания. Что обо мне подумают жители Гластонбери? Лорд Бастон отвел меня в сторону.

– Мне лучше вернуться, – заметила я.

Он взглянул так, словно я залепила ему пощечину.

– Я хочу с вами переспать, – бросил он.

– Что вы хотите?

– Вы слышали.

– Сэр, мне это неинтересно. Вообще неинтересно. У вас отвратительные манеры. Странно, что вас считают настоящим джентльменом.

– Простите. – Он склонил голову.

Я смотрела на лорда Бастона. Он все еще стоял с опущенной головой.

Когда он взглянул на меня, по телу пробежала дрожь. То, что я почувствовала, не выразить словами. Ничего подобного я прежде не испытывала.

– Пожалуйста, позвольте мне начать все сначала, – тихо проговорил он. – Я искренне раскаиваюсь в своем поведении. Вы должны мне поверить. Я никогда не встречал такой женщины, как вы.

Сердце у меня бешено забилось.

– Я джентльмен, уверяю вас. Оливер, Дуглас и Чарлз – мои старые друзья.

Чарлз выступил вперед.

– Я уверен, он сожалеет о нанесенном ударе и помирится с Оливером, не так ли, Бастон?

Оливер присоединился к ним, глядя лорду Бастону в глаза.

– Да, помирюсь.

Лорд Бастон повернулся к Оливеру:

– Прошу прощения, Оливер, я не хотел. В понедельник приеду и заплачу вдвое больше за скаковую лошадь, которую вы продаете.

Оливер потер челюсть.

– Никогда не продавал лошадь с таким трудом, – проговорил он и махнул рукой в знак прощения.

Толпа успокоилась, бал продолжался. Не успокоились только я и лорд Бастон.

– Не заставляйте меня повторять, – сказал он, – я этого не сделаю.

Вглядевшись в этого человека, я почувствовала, что им не так просто манипулировать, как другими мужчинами. Я это знала. Он будет важен для меня. Он знал это. Я уже была важна для него. Мы оба это знали.

Однако я отвернулась.

– Сегодняшний вечер оказался для меня нелегким, – бросила я через плечо.

– Не уходите, Николетта, останьтесь со мной.

Он привлек меня к себе. Я видела, как он хочет встретиться со мной взглядом, как его страсть молит меня об утолении, как ситуация становится опасной. Однако я поступила как должно.

– Я не могу, лорд Бастон, если бы даже хотела, – ответила я. – Чарлз, вы не могли бы проводить меня к столу?

– Разумеется, – ответил тот.

– Поиграйте для разнообразия, – прошептал мне на ухо лорд Бастон, прежде чем Чарлз меня увел.

Я отвернулась, поправила шлейф платья и ушла. Мириам я нашла с мужчиной. Он вел себя с ней слишком вольно.

– Мириам, я устала. Хотелось бы уехать.

Мириам оттолкнула мужчину.

– Николетта, я поеду с тобой.

– Ах, Мириам, не оставляй меня, я так взволнован, – взмолился мужчина.

Мириам весело улыбнулась:

– Гарри, отложим до другого раза.

– До свидания, Чарлз, – попрощалась я. – Оливер. Дуглас. Я прекрасно провела с вами время.

Любезно улыбнувшись, я покинула бал.

Глава 15 Благодеяние Бертрума

Женщина, хватит ходить вокруг,
Просто дай мне бутылку,
Поцелуешь потом, если нальешь мне кружку,
Но не жди, что я сделаю тебя невестой,
Заговори о браке, и я отправляюсь в море,
Но я не против провести время с девчонкой…

На улице лежал человек в поношенной одежде и пел. Он с трудом поднялся на колени, и его вывернуло.

– Ну ты и насвинячил, – заметил Бертрум.

Он только что отвез лорда Бастона на бал.

– Я чищу печень. Это вчерашняя желчь. – Человек указал на пятна на штанах. Его вырвало еще несколько раз. – Тебе что-нибудь надо?

Бертрум вынул пустую бутылку Кэрри.

– Я ищу эликсир. Типа этого.

– А, значит, тебе нужен доктор. Американец. Таким человеком стоит восхищаться. Он говорил, что много лет был другом Авраама Линкольна. Рассказывал, что написал для него Геттисбергское послание, а потом Линкольн воспользовался его идеями, ничего не заплатив ему. Док – великий человек.

– Где, его найти?

– Иди пару миль на север по Гуни-роуд. Он в доме, на выходе из города с западной стороны. Просто ищи большую пиявку.

Бертрум быстро нашел нужное место – кто же пропустит пиявку размером в десять футов перед хижиной?

– Что, дурная кровь? – спросил доктор.

Бертрум стоял на пороге и смотрел на большую лохань с пиявками.

– Нет, не думаю. Я ищу эликсир.

– А-а… Я дам его вам.

– Это не для меня.

Доктор улыбнулся:

– Не сомневаюсь.

– У вас есть это? – Он показал пустую бутылочку Кэрри.

– Похожее на это. Оно лучше. Там больше кокаина. Вам понравится.

– Это не для меня.

– Я в этом уверен.

Бертруму не хотелось спорить.

– Я дам вам попробовать бесплатно.

– Говорю же вам, это не для меня.

– Только попробовать! Вы что, пуританин? Небольшая эйфория еще никому не повредила.

– Ну ладно, только разок.

Доктор налил Бертруму стаканчик, тот глотнул. От одного лишь запаха глаза полезли на лоб.

– Что это? – Он кашлянул, искоса взглянув на жидкость в бутылке.

– Там еще немного опиума. Немного горечи, но эффект того стоит.

– Сколько?

Доктор взглянул в окно на дорогую карету Бертрума.

– Фунт за шесть бутылок.

– Фунт? Дороговато.

– Ну, вы джентльмен, у вас хороший костюм и все такое.

– Моя одежда принадлежит хозяину.

– А если шесть бутылок за полфунта?

– Пойдет.

Доктор запаковал бутылки, удостоверившись, что они полные. Из некоторых сделал пару глотков, потом закрыл.

– Так, теперь ровно.

Бертрум заплатил и потянулся за сумкой. Он решил сделать еще глоток, прежде чем отправиться в путь. Второй глоток показался мягче. Он знал, чего ожидать. Бертруму вкус понравился.

– Надеюсь, вы никому не скажете, откуда у вас это?

– Конечно. Но я еще приду.

– Приходите.

– А пиявки вам не нужны? Может, для знакомых. Любую болезнь можно вылечить с помощью пиявок. Доказано наукой.

– Не в этот раз.


Выйдя из клуба и обнаружив, что кареты нет на месте, лорд Бастон пришел в ярость. Пока он нетерпеливо расхаживал взад-вперед, люди оглядывались на него и судачили о событиях этого вечера. Неизвестно, на кого он злился больше – на сплетников, Бертрума или на собственное поведение на балу. Он похлопывал перчатками по ладони.

Бертрум появился всего через десять минут, но лорду Бастону они показались часом. К нему никто не подходил, не желал перекинуться парой слов, и это приводило его в еще большую ярость.

– Прошу прощения, милорд, – Проговорил Бертрум, подавая карету. – Мне нужно было облегчиться.

– Бертрум, я прождал десять минут.

– Говоря по правде, милорд, мне стало плохо от картофельной запеканки с мясом. Я плохо себя чувствую.

Лорд Бастон сел в карету.

– Гони!

Бертрум предпочел хранить молчание. На обратном пути он погонял лошадей, как было приказано. Он высадил лорда Бастона у дома.

– Милорд, я вам еще понадоблюсь сегодня вечером?

– Нет, Бертрум, ты свободен.

Бертрум стоял на улице и видел, как Кэрри сидит на подоконнике в своей комнате и ждет. Вид у нее был нездоровый. Бертрум кивнул Кэрри и похлопал себя по карману. Та понимающе кивнула, и Бертрум направился в дом.

Несколько слуг не спали на случай, если лорду Бастону что-нибудь понадобится по возвращении.

– Милорд, вам понравился бал? – спросил Клайв.

– Всем спать. Поздно, – распорядился лорд Бастон.

– Да, милорд.

– Да, милорд.

Слуги расходились, когда Бертрум направился вверх по лестнице.

– Бертрум, куда ты? – спросил лорд Бастон. – Иди спать.

Бертрум остановился.

– Милорд, Кэрри нашла мои очки. Хотелось бы почитать перед сном. Они наверху. Я заберу их с вашего разрешения.

Лорд Бастон остановил на Бертруме долгий взгляд, затем кивнул.

Кэрри с нетерпением ждала Бертрума.

– Вот.

Бертрум вынул бутылку, отдал ей и прошел в комнату.

Кэрри повертела бутылку в руках и отпила ее содержимое. Бертрум огляделся, когда она сделала второй глоток, уже медленнее. На туалетном столике стояла старинная серебряная шкатулка с красивым узором, одна из ценных вещей лорда Бастона.

– Кэрри, зачем тебе эта шкатулка? Явно не для чистки – этим занимается Робера.

Кэрри закрыла глаза. Она не читала по губам Бертрума и не обращала на него никакого внимания. Она получила то, чего хотела. Эйфорию.

Бертрум сошел вниз, вынимая очки из кармана.

– Вот они. Спокойной ночи, милорд.

– Спокойной ночи, Бертрум.

Лорд Бастон слышал, как Бертрум разговаривал с Кэрри.

Слуга, которому он полностью доверял, обманул его.

Дома было темно, слуги спали. Лорд Бастон отправился к себе, чтобы отдохнуть, но почувствовал, что разгорячен танцами. Возможно, он сможет заснуть после сексуальной интерлюдии.

Он тихо прошел по коридору. Кэрри не услышала бы ни стука, ни зова, так что он просто прошел к ней. Увидев его, она улыбнулась. На Кэрри была прозрачная ночная рубашка, длинные рыжие волосы ниспадали по спине, она протянула к нему руки.

Лорд Бастон уже хотел поцеловать ее, но вдруг увидел свою серебряную шкатулку.

– Кэрри, что ты делаешь с моей шкатулкой?

Девушка сделала вид, будто чистит ее.

– Чисткой занимается Робера.

Лорд Бастон пересек комнату.

– Мне сказали бы об этом.

Кэрри попыталась обнять его, но лорд Бастон уклонился.

– Кэрри, ты красивая девушка, но если тебе не поручили чистить шкатулку, ты обычная воровка. Я не буду спать с вульгарной воровкой, как бы мне этого сейчас ни хотелось.

Девушка уткнулась ему в грудь лицом, потом сложила руки, будто прося прощения. Однако лорд Бастон крепко схватил ее за руки и оттолкнул.

– Утром поговорим с Роберой. Если она поручила тебе почистить шкатулку, ты останешься. Если хотела украсть ее, покинешь мой дом. Получишь билет на корабль в Ирландию или вернешься в таверну, в которой я тебя нашел.

Кэрри заплакала.

– Кэрри, мы все узнаем утром. Робере придется нам ответить. Увидимся на рассвете.

Лорд Бастон повернулся и ушел к себе в спальню не оглядываясь.

Глава 16 Допрос Мари

Обнаженное тело Фредерика нашли на берегу. Оно было покрыто листьями, палками и грязью, но место его упокоения украшали полевые цветы, будто кто-то позаботился о его погребении. Более темные полевые цветы были разложены снизу, а более светлые – сверху изгиба, напоминавшего радугу.

Лучший друг Фредерика, Найлз Морган, вступил в должность нового констебля. Он дружил с Фредериком и Мейми Бодемами и возглавил поиски Фредерика.

– Хорошее место для упокоения Фредерика, – заметил он.

Люди, обыскивавшие берега весь день, согласились с Найлзом.

– Не вижу никаких ран или повреждений, – добавил он.

Мейми заплакала. Тело Фредерика нашли. Бурная история их любви закончилась. Двое мужчин проводили обезумевшую от горя вдову к дому Найлза Моргана, где ее принялась утешать жена Найлза Речел.

– Мейми, не убивайся так. Время лечит.

– Я не успокоюсь до тех пор, пока не узнаю, что случилось с моим любимым. Господи! Помоги!


Комната для встреч Скотланд-Ярда часто использовалась для допросов. Серые стены. Ни окон, ни занавесок. Простой деревянный стол, шесть крепких стульев и еще три для наблюдателей. Лэнг с помощниками сидел у стола вместе с начальником, обсуждая дело.

– Джексон что ты узнал? – спросил начальник Барт Маршалл.

– Состоятельного человека по имени Дентон Брикман видели последний раз на королевском балу с француженкой.

– Я был там, – заметил сэр Барт.

– Он сопровождал некую Николетту Карон, – сообщил Лэнг.

– В красном платье?

– Да. Вы ее знаете?

– Ее не мог пропустить ни один мужчина. Она дама приметная.

– Известно, что она уехала с Дентоном в его карете, направляясь к себе в поместье. В нескольких милях от этого места он был найден на дороге мертвым. Карета мистера Брикмана вернулась в конюшню пустая.

– А какова причина смерти?

Лэнг подал ему отчет доктора Линдсея. Сэр Барт внимательно прочитал его. Лэнг знал, как важно хорошо информировать начальника об этом деле. А еще он знал, что это выдающееся дело, которое подвергнется тщательному исследованию многих, включая королеву.

– Джексон, это довольно-таки необычно. Ты подозреваешь ту даму в красном?

– Возможно. Мы случайно встретили ее в Гластонбери. Не знаю, там она еще или уехала. Расследование находится на ранней стадии.

– Что тебе нужно для завершения дела?

– Пять фунтов аванса на расходы. Хотелось бы задействовать Пиви и Уилкокса.

– А может, выберешь более опытных людей?

– У них высокие моральные устои. Они подчиняются приказам. Из них получатся хорошие детективы.

– Рад слышать. Гораздо лучшие, чем Фергюс Джон, который расплакался, увидев пистолет?

Маршалл ухмыльнулся, вспомнив прошлого рекрута.

– Ну, Барт, не я его выбрал, – сказал он, поднявшись.

Сэр Барт протянул руку.

– Думаю, всех убедить нельзя. Распишитесь за деньги, держите со мной связь по телеграфу, и удачи вам. Джексон, это дело в центре внимания.

– Сделаю все, что смогу.

– Большего я и не требую.

* * *

День выдался мрачный, солнце лишь изредка проглядывало сквозь облака. Детективы уже побывали в поместье Дентона Брикмана и допросили слуг, в том числе кучера, который отсутствовал в вечер смерти Дентона.

В поместье Николетты Карон они прибыли около полудня. Дверь открыла Мари и очень удивилась, узнав, что детективы из Скотленд-Ярда явились допросить ее об обстоятельствах смерти Дентона. Кучер признался, что заснул под действием спиртного и ничего не помнит.

Три детектива объявили Мари, что хотят с ней поговорить. Та согласилась, и вся четверка уселась вокруг столика и гостиной. Служанка принесла чай с печеньем.

– Non parlo il pozzo Inglese.

– Что она сказала? – поинтересовался Пиви.

– Сказала, что плохо говорит по-английски.

Лэнг взглянул на Мари. Эта игра была ему известна по другим допросам.

– Я учился в Италии, – сказал он. – Неплохо знаю итальянский.

По реакции Мари Лэнг догадался, что она поняла то, что он сказал по-английски.

– Предпочитаете, чтобы я задавал вопросы по-итальянски?

– Нет, попытаюсь понять по-английски, пожалуйста, спрашивайте.

– Итак, тем вечером вы помогали мисс Карон готовиться к балу в Лондоне?

– Да.

– А Дентон заехал за мисс Карон перед балом?

– Да.

– Они были вместе на балу и вернулись сюда в карете Дентона?

– Да.

Мари напряглась.

– Он входил в дом?

– Да.

Мари судорожно сглотнула.

– В ту, ночь вы были дома?

– Я была у себя в комнате.

– А вы оделись, когда узнали, что они идут?

– Да. Подумала, они захотят выпить чая или шерри.

– Они пили?

– Нет. Он сказал, что ему пора уезжать.

– Почему?

– Не мое дело задавать вопросы.

– И он уехал?

– Да.

– А он был здоров, когда уезжал?

– О, да.

– И все вы были поражены, услышав новость?

– О, да.

– Вам больше нечего сказать?

– Нет, сэр.

Она знала больше.

– Подумайте, может быть, вспомните что-нибудь?

– Нет, сэр.

– Не состояли ли они в любовной связи?

– Нет. Он поцеловал Николь на прощание. Вот и все.

– Вы уверены, что в тот вечер между ними не было близости?

– Когда? Ведь он тут же ушел.

– У меня больше нет вопросов.

– Инспектор, в чем дело? Это ведь был несчастный случай, не так ли? – Она беспокойно заерзала.

– Мы не уверены, что это был несчастный случай. Незадолго до смерти он вступил в половую связь с женщиной.

– Ну надо же!

– Как вы думаете, он мог отправиться в публичный дом, когда ушел отсюда? Понимаете, он был сильно возбужден.

Мари покраснела:

– Вполне возможно.

– Но дело в том, что данное заведение довольно далеко отсюда. Это все равно как если бы он отправился в Ист-Энд. Ему пришлось бы ехать несколько часов, но совершенно по другой дороге, не той, на которой мы его нашли. Так что это маловероятно.

– Понятно.

– Вы уверены, что между мисс Карон и Дентоном не было связи?

– О, нет, сэр. Она такая возвышенная дама.

Лэнг пристально вгляделся в Мари, та отвернулась.

– Мари, вот мои координаты. Если что-нибудь узнаете, свяжитесь, пожалуйста, со мной.

– Непременно.

– А где мисс Карон в настоящее время?

– Путешествует. Она любит путешествовать.

– Куда она отправилась?

– Думаю, во Францию. Она родилась в Ницце.

– Понятно. Вы знаете, как с ней связаться?

– Нет. Мне бы очень этого хотелось, но мы ничего не слышали о ней после отъезда.

– Спасибо.

Мари проводила Лэнга с коллегами после того, как показала им дом.

– Джексон, я и не знал, что вы говорите по-итальянски, – заметил Пиви.

– Lei amerebbe per dornire sopra perche lei sono cosi bello, ho qualcosa lei puo sedere su?

– Я поражен. Что вы сказали?

– «Ты не хотела бы со мной переспать, потому что ты такая хорошенькая. У меня есть нечто, на что можно сесть». Это единственное предложение, которое я знаю.

– Вы ей солгали?

– Да.

– Мари темнит.

– Не сомневаюсь в этом.

– И что теперь делать?

– Будем за ней следить.

Глава 17 На следующее утро

Я поблагодарила Мириам за чудесный вечер и легла спать, как только мы добрались до дома. Однако Мириам разбудила меня, принеся чай с первыми петухами. Ей не терпелось поболтать о бале.

– Сегодня о вас будет говорить весь город, – сказала она.

– Надеюсь, этого не случится.

– Выбора у вас нет. С тех пор как отец Фредерика дрался на дуэли из-за его матери пятьдесят лет назад, не произошло ничего значительного. Любопытно, станет ли за вами ухаживать Оливер и некоторые другие после того, как к вам проявил интерес лорд Бастон?

– А кто им может помешать?

– Лорд Бастон – самый крупный землевладелец в здешних краях, а поместья многих из ваших потенциальных поклонников граничат с его землями. Кое-кто из них ведет с ним дела.

– Надеюсь, это их не остановит. Я к лорду Бастону совершенно равнодушна. Ведь он вчера вечером выставил себя на посмешище.

– Да, конечно, но причиной тому была любовь.

– Что?

– Самый симпатичный, самый желанный холостяк графства годами не обращает внимания на женщин. Ни разу не танцевал на балах. Никогда! И вдруг наносит удар вашему партнеру, одному из его ближайших друзей, чтобы потанцевать с вами.

– На балу были мужчины гораздо привлекательнее лорда Бастона.

– Поверьте, этот человек самый обаятельный из всех, с кем вы когда-либо встречались, самый элегантный. Но вчера вечером он изменил самому себе. И все потому, что хотел вас. Господи, как же он вас хотел!

– Думаю, мне надо заняться делами.

– Уверена, что он не заставит себя ждать. Даст знать о своих намерениях в ближайшее время.

Я подумала, что неплохо бы поспать еще немного.

– Ах, дорогая, вставайте, у вас будет трудный день, и вы пожалеете, что поздно встали. Я принесу вам воды для мытья, а если предпочитаете ванну, распоряжусь.

– Лучше ванну.

Мириам ушла, а я встала с постели.

Из окна открывался чудесный вид, куда ни посмотри. Казалось, красивый городок Гластонбери плывет в загадочном тумане; направляясь к холму Тора на юге. Сквозь дымку раннего утра светило солнце.

Скинув ночную рубашку, я погрузилась в принесенную ванну с горячей водой. Мириам стояла рядом, пока служанка доливала в ванну воду.

– Температура не должна превышать сто градусов. Слишком горячая ванна может истощить силы, – сказала Мириам.

– А мне они понадобятся. Благодарю, Мириам, температура превосходная.

Мириам хотела остаться на время принятия ванны, но я попросила ее удалиться. Лежа в ванне, я расслабилась и чувствовала себя просто великолепно. Вдруг в дверь постучали, и я услышала шаги Мириам.

– Внизу ждет Оливер, спрашивает, не желаете ли вы отправиться с ним на прогулку?

– А он может подождать? Я буду готова через час.

Мириам ушла и вернулась.

– Он говорит, что согласен ждать не только часы, но и дни, недели, месяцы, годы.

– Глупец. Скажите, что я с благодарностью принимаю приглашение и постараюсь поторопить кучера.

– Николетта, я заведу календарь ваших приглашений.

Я собралась встать, но Мириам не ушла и, когда я поднялась, стала меня разглядывать.

– Неудивительно, что все мужчины от вас без ума. У них богатое воображение. Мне жаль их. У них нет ни единого шанса.

Мириам ушла, а я стала одеваться. Посыпала тело тальком, надела розовый корсет и розовые чулки, изготовленные по индивидуальному заказу. Бело-розовое платье с коротким жакетом в тон, отделанным белыми петлями. Надев шляпку с розовым страусовым пером и наложив румяна и помаду, я быстро оделась и спустилась вниз. Оливер с улыбкой протянул мне руку:

– Миледи! При свете дня вы еще прекраснее. Мое сердце рвется вам навстречу.

– Оливер, какой изысканный комплимент. Но я предпочитаю видеть вас целиком, а не по частям.

– В таком случае я не выпущу своего сердца. Я взял корзину с ленчем, чтобы устроить пикник, и непременно покажу вам мои владения. Вечером еду в Лондон, чтобы встретиться с братом, но весь день я в вашем распоряжении.

Он помог мне сесть в коляску и сел рядом.

– Оливер, вчера я прекрасно провела с вами время. Вы хороший танцор.

– Танцевать с вами было просто, мисс Николетта. Можно мне вас так называть?

– Разумеется, можно, Оливер.

– Ах, Николетта, я счастлив, что вы со мной.

Все в нем было выше всяких похвал. И ослепительная улыбка, и глаза, и высокие скулы, и очаровательные ямочки на щеках.

Прошлым вечером столько всего произошло, что я не успела рассмотреть его повнимательнее. Он был ненамного старше меня. Сильный, высокий, с прекрасным цветом лица, длинными темными ресницами.

Его поместье находилось к востоку от городка. По пути Оливер рассказывал, что знает прекрасное место для пикника. Проехав немного, он свернул на дорогу, по которой мало кто ездил, – рядом с той, по которой мы ехали с Фредериком.

– Там красивый берег и очень живописный водопад, – рассказывал Оливер.

Мы добрались до зеленой лужайки, примерно в четверти километра от того места, где мы останавливались с Фредериком. Оливер расстелил на земле одеяло, взял корзину и, пританцовывая, проводил меня к просеке, откуда открывался вид на водопад. Зрелище было захватывающее. Оливер мягко усадил меня на одеяло.

– Николетта, я никогда не встречал такой девушки, как вы. Если я смогу вас поцеловать, моя мечта осуществится.

– Нет, Оливер. Мы не должны этого делать. Мы едва знакомы.

– Что вы хотели бы обо мне узнать? Я не женат, пороков не имею, здешние дамы относятся ко мне с одобрением, считая весьма завидным женихом. Но вы первая, кого я смог полюбить. Мы будем вместе с вами заниматься поместьем, ездить на скачки в «Дерби», путешествовать.

– Да. Оливер, вы – совершенство. Но вы не все обо мне знаете. Ни один мужчина не может быть со мной счастлив. В том числе и вы!

– Но я полюбил вас:

– Я не хочу разрушать вашу жизнь.

– Уже поздно. Прошлой ночью я не спал и минуты.

– Из-за того, что лорд Бастон вас ударил? – Я шутливо коснулась его головы.

– Я хочу вас поцеловать, хочу, чтобы вы ответили на мой поцелуй.

– Не просите меня об этом, Оливер. Никогда!

Я откинулась на одеяле и оперлась на руку. Ах, Господи, опять!

Я скажу ему «нет».

Он навис надо мной, застав меня врасплох, лизнул мою губу.

– Тогда я не буду вас целовать. Просто лизну.

Оливер медленно лизнул один уголок моих губ, потом другой. Обдав дыханием мою шею, лизнул мочку уха. Его теплое дыхание участилось, я поняла, что возбудила его. И возбудилась сама.

– Оливер, прекратите. Пожалуйста, пожалуйста.

– Не могу, дорогая. Ты меня измучила.

Он наклонился и положил руку мне на лодыжку, достиг внутренней части бедра, погладил ее и двинулся выше. Я не смогла его остановить.

Он раздел меня, оставив только корсет и чулки, и стал рассматривать.

– Николетта, знаешь ли ты, как прекрасна? Я хочу обладать тобой.

– Оливер, ты должен остановиться. Должен.

– Николетта, любимая, не знаю, что на меня нашло. Я всегда терпелив. Я должен овладеть тобой, иначе сойду с ума.

– Оливер, нет! Ты будешь любить меня, пока не умрешь.

– Именно так!

Он снял с меня то, что осталось: корсет и чулки. По щекам моим катились слезы, но Оливер их не видел.

Теперь мой корсет лежал в траве рядом с чулками, а Оливер был обнажен. У него было мускулистое тело и сильные плечи, к которым было приятно прикасаться. Я молча согласилась на то, что должно было произойти. Я обнимала Оливера, когда он вошел в меня, ощутив его внезапную пульсацию. Я чувствовала, как он движется взад-вперед. Господи, это было такое приятное ощущение. Восхитительное. Он прекрасно ощущал себя внутри меня. А потом я услышала собственный голос:

– Дорогой, не останавливайся. Не останавливайся.

– Не буду, не буду.

Глава 18 Миледи, цветы

На рассвете лорд Бастон позвал Бертрума к себе в кабинет.

– Бертрум, присядьте.

– Да, милорд.

– Я дорожу нашими взаимоотношениями. А вы?

– Да, милорд. Очень, сэр.

– Я заметил, что вы проявили интерес к ирландской девушке. Это так?

– Просто как слуга, сэр. Не более того.

– Бертрум, вы лжете, и не в первый раз. Этого я не потерплю. Я должен вам доверять. Понимаете?

– Да, милорд.

– А теперь расскажите мне кое-что. Если будете честны, это упрочит ваше положение. Если солжете, пеняйте на себя.

– Да, милорд.

– Что от вас было нужно Кэрри, и куда вы ездили вчера вечером на карете?

Бертрум рассказал лорду Бастону правду.

– Надеюсь, вы понимаете, что притом положении, какое я занимаю в обществе, недопустимо, чтобы мою карету видели там, где торгуют наркотиками?

– Да, милорд.

– Бертрум, это не должно повториться. Никогда.

– Да, милорд. Даю слово.

– Бертрум, я вам верю. Я поймал Кэрри с серебряной шкатулкой. Она заявила, будто собирается ее чистить, но Робера сказала, что не поручала ей этого. Кэрри воровка и должна уехать немедленно. Вы позаботитесь о том, чтобы ее доставили в тот же бар, где я ее встретил?

– Да, милорд. Вы будете ею интересоваться?

– Не думаю, Бертрум.

– Тогда позвольте, милорд, я о ней позабочусь.

– Каким образом?

– Милорд, этот бар, видимо, вам наскучил. Можно найти другой.

– Да, можно.

– А я возместил бы вам стоимость комнаты в том баре. Тогда у Кэрри будет крыша над головой, сэр. За комнату заплачено за три месяца, я мог бы вернуть вам деньги из жалованья.

Лорд Бастон вглядывался в Бертрума.

– Бертрум, она вам нравится?

– Какие-то чувства я к ней питаю, потому что она не занялась тем, чем занимается большинство. Меня замучает совесть, если она попадет в руки Джека Потрошителя. Это место для девушки небезопасно.

– Спасибо, что напомнили мне о приличиях. Вы правы. Не окажись она воровкой, я порекомендовал бы ее соседу. Кэрри попросила вернуть ее в паб. Отвезете ее туда и поселите в комнату номер 15, пока не кончится срок аренды. Возьмите одеяла, постельные принадлежности, еду и немного денег для начала.

– Благодарю, милорд, вы очень великодушны.

– Бертрум, заберите ее.

Бертрум отвез Кэрри в Лондон. Большую часть пути девушка плакала. Поселив Кэрри, Бертрум вернулся в поместье.

Послав Бертрума отвезти Кэрри, лорд Бастон собрал слуг.

– Срежьте все цветы в стадии цветения. Соберите их и красиво расположите. Оставляйте лишь расцветшие цветы или бутоны.

Вскоре слуги срезали цветы и стали их собирать, а служанки принялись украшать ими дом. Лорд Бастон внимательно следил за работой и вносил поправки.

Цветы были расставлены в разные вазы. Кучер отправился в город и скупил вазы во всех магазинах. Когда слуги занялись поиском ваз, им было велено взять кувшины и все, во что можно поставить цветы. В конце концов, более сотни букетов были погружены на три коляски и отправлены к гостинице Мириам с запиской лорда Бастона к Николетте.

Мириам была поражена, когда открыла дверь и увидела необыкновенное проявление внимания со стороны лорда Бастона. Цветы заполнили дом и комнату Николетты почти целиком. Цветы были снаружи, на ступеньках крыльца и в палисаднике.

Там были розы красного цвета, цвета фуксии, желтого и белого цветов; вереск и другие полевые цветы розового и пурпурного цветов; гвоздики, тюльпаны, львиный зев, гардении, сирень, дикие лилии – все цветы Англии. Стоял чудесный аромат, цвета ласкали глаз.

Мириам положила записку лорда Бастона на кровать Николетты, с нетерпением ожидая ее возвращения.

Бертрум появился около трех пополудни и спросил, есть ли ответ на приглашение лорда Бастона на сегодняшний обед. Когда Мириам объяснила, что Николетта уехала с поклонником и не появлялась с утра, Бертрум попытался выяснить, кто является соперником лорда Бастона. Опасаясь за безопасность Оливера, Мириам ему ничего не сказала.

Бертрум вернулся и сказал лорду Бастону, что не смог ничего узнать.

Лорд Бастон продолжал беспокоиться, а слуги занимались делами, прикидывая, чем кончатся показные ухаживания хозяина.


В город я приехала на коляске Оливера перед самыми сумерками – на то, чтобы спрятать тело, понадобилось много времени. Я не хотела, чтобы кто-то задавал вопросы о том, где он, узнав лошадей, поэтому остановила их у въезда в город и отправила в поместье Оливера.

Пройдясь по нескольким магазинам, я здоровалась со всеми, кого знала, делая вид, будто потратила на покупки весь день. Когда я вернулась к гостинице, Мириам ожидала меня на крыльце в окружении огромных букетов цветов.

– Где вы были?

– Оливер привез меня несколько часов назад, я гуляла по городу.

– Знай, я об этом, поискала бы вас.

Я прошла мимо цветов, заполнявших крыльцо; вошла в дом и увидела, что он полон цветов. Однако мысли мои были заняты Оливером.

– Ах, Мириам, я так устала. Никак не могу выспаться.

– Вы что-нибудь заметили?

– О чем ты?

– Цветы.

– Нужно быть слепой, чтобы их не заметить, они восхитительны.

Я растянулась на кровати и закрыла глаза.

– Подождите, перед отдыхом мне надо передать вам приглашения.

– Мириам, это всего лишь правила хорошего тона.

– Да, конечно. Но лорд Бастон срезал все цветы в поместье и прислал их вам с запиской.

– Как мило, правда?

– Таков лорд Бастон, Николетта. Это не мило. Это серьезное ухаживание.

– Да.

Меня впечатлил роскошный подарок. Красота и разнообразие цветов завораживали. Букеты были составлены с большой тщательностью, но кое-что показалось мне неправильным. Я переставила цветы так, что красные оказались в нижней части лестницы, а цвета постепенно сменялись на более светлые на пути к комнате.

– Яркое зрелище, не так ли? – спросила я, завершив работу.

– Да. Прочтите записку. Он присылал за ответом уже три раза.

Письмо было на тяжелой пергаментной бумаге с впечатляющей золотой печатью.

«Дорогая мисс Николетта!

Прошу прощения за вчерашнюю грубость – это было неудачное начало знакомства.

Прошу вас, дайте мне еще один шанс, и вы убедитесь в том, что я не варвар, а настоящий джентльмен. Пожалуйста, примите от меня цветы и приглашение на сегодняшний обед в моем поместье.

Событие: обед.

Место: поместье лорда Бастона.

Время: 8 вечера.

Суважением, лорд Бастон».


– Я в полном изнеможении и никуда не могу ехать.

– Прошу прощения, но вы не можете отказаться. Не можете. Я не допущу.

– Я грязная и усталая.

– Примите ванну.

– Второй раз за день?

– Да. Я пошлю слугу к лорду Бастону. Пусть сообщит ему, что вы принимаете приглашение.

– Придется ехать, раз вы так настаиваете.

– А где Оливер?

– Уехал в Лондон. У него там какие-то дела с братом.

– Хорошо провели время?

– Очень. Не знаю, встретимся ли снова.

– Если с лордом Бастоном ничего не получится, вернетесь к Оливеру.

Мириам протянула еще девять конвертов от поклонников.

– О Боже!

Я опустилась в кресло у окна и прочла все послания. Тут я увидела, что в город въехала коляска и из нее вышла Мари. Я даже поднялась от удивления.

Моя милая подруга Мари. Я очень обрадовалась, наблюдая за тем, как она говорит с кем-то и ей указывают на гостиницу Мириам. К приходу Мари я была уже в дверях и заключила ее в объятия.

– Мари, я так рада тебя видеть. Как дела?

– Очень соскучилась по вас, мадемуазель. Однако нам нужно поговорить.

Мари нервничала, волосы у нее растрепались.

Чтобы разговор не подслушала Мириам, я закрыла дверь и предложила прогуляться до ближайшей скамейки в парке. Мы молча пересекли улицу, оказавшись на безопасном расстоянии.

– Мисс, ко мне приходили три детектива из Скотленд-Ярда. Они хотят поговорить с вами по поводу смерти Дентона. Я сказала, что он привез вас домой и ушел, но не знаю, поверили они мне или нет. Возможно, стоит уехать, пока никто не приехал сюда.

Я отвернулась, будто ища ответа у ветерка, когда мое внимание привлек мужчина. Он выглядел как Оливер Дэвис. Я повернулась обратно к Мари, не желая смотреть на человека, так похожего на мою последнюю любовь.

– Мари, я думаю, что останусь здесь немного дольше. Нельзя вести себя так, будто я убегаю второпях. Если я вдруг снова исчезну, это может вызвать подозрения.

– Мне вернуться домой?

– Нет. Раз уж ты приехала, останься. Мне очень не хватало тебя. Я сниму тебе комнату рядом с моей, и мы решим, когда сможем ускользнуть из Гластонбери, не вызывая лишних вопросов.

– Симпатичный городок.

– Да. С удовольствием осталась бы здесь, – с тоской проговорила я, зная; что это невозможно.

Я взглянула на улицу. Человек, похожий на Оливера, повернулся ко мне, и тут я поняла, что это сам Оливер. Он не сводил с меня глаз. Опять привидение! В момент экстаза я ощутила, что разгоряченный любовник превращается в холодное неподвижное тело. Душа покидает тело, оставляя в моих объятиях пустую оболочку.

Глаза Оливера Дэвиса, точнее, его призрака обжигали мне душу.

– Мари, ты видишь привлекательного мужчину с темными волосами, который направляется к нам?

Мари подняла голову:

– Какого мужчину?

В этот момент Оливер превратился в пар и исчез. Я взяла себя в руки и повернулась к Мари.

– Сегодня вечером я приглашена к лорду Бастону. Пошлю записку, что ты будешь меня сопровождать.

– Лорд Бастон?

– Ах, Мари. Когда он рядом, у меня все трепещет внутри. Он смотрит на меня так, будто я – единственная женщина в мире. С нетерпением жду возможности представить тебя ему. Поедешь со мной?

– Разумеется, поеду. Очень хочется увидеть мужчину, который доводит вас до обморока. Прихвачу нюхательную соль, вдруг она понадобится нам обеим.

Мари хихикнула. Ее веселость передалась мне.

– Мари, я так рада, что ты здесь. – Мне повезло. Ее преданность и понимание часто успокаивали меня. – Мари, тебе нужно подготовиться. Ты привезла одежду?

– Совсем немного.

– Наденешь ярко-синее платье, которым ты так восхищалась?

– Вы же знаете оно – мое любимое.

– Вот и хорошо. Дарю его тебе.

– Спасибо.

Она обняла меня, отступила и заглянула в глаза.

– Мисс Николетта, я не хочу, чтобы с вами что-нибудь случилось. Пожалуйста, будьте осторожны.

– Мари, тебе не следовало бы оставаться со мной. Это рискованно.

– Я знаю, но без вас жизнь моя гораздо печальнее.

– Мари, ты должна хорошенько подумать.

– Уже подумала, потому и приехала. Мисс Николетта, я хочу путешествовать с вами.

Мы снова обнялись.

Мириам наблюдала за нами из окна. Ее, видимо, поразило столь открытое выражение симпатии. Она непременно будет о нас сплетничать.

Отношения с Мириам у нас изменились не в лучшую сторону. Моя очаровательная хозяйка, клявшаяся мне в вечной дружбе, завидовала успеху, которым я пользовалась у мужчин. Я не могла ей больше доверять и не собиралась задерживаться в ее гостинице. Однако слишком поспешный отъезд из Гластонбери мог вызвать подозрения. Поэтому следовало все тщательно обдумать.

Мириам была счастлива сдать еще одну комнату и, кажется, поверила моим объяснениям насчет того, что Мари моя помощница и самая близкая подруга. Однако нужно быть готовой ко всяким неожиданностям.

Глава 19 Язык Мириам

Когда три инспектора вошли в контору констебля: Гластонбери, Найлз Морган тут же признал в них серьезных профессионалов.

– Доброе утро. Мы из Скотланд-Ярда. Я инспектор Джексон Лэнг. А это мои коллеги Пиви и Уилкокс.

– Найлз Морган, временно исполняющий обязанности констебля.

– Временно?

– Предыдущий комендант, Фредерик Бодем, вчера был обнаружен мертвым.

– Как жаль. Что с ним произошло?

– Причина смерти не установлена. Мы нашли его на берегу, на теле не осталось никаких следов. Возможно, у него отказало сердце. Следствие покажет. Он был совершенно здоров, да и обстоятельства подозрительные.

– Почему вы так считаете?

– Он лежал голый среди деревьев. Огражденный чем-то вроде насыпи.

– Животные?

– Нет, вряд ли животные аккуратно накрыли его одеждой, а вокруг положили цветы.

– Понятно. Вы его сфотографировали?

– Нет. Это было бы святотатством. Я ни за что не купил бы фотографию принца Альберта в гробу.

– Я могу взглянуть на тело?

– Оно у владельца похоронного бюро. Вам может помочь Сэм Бенсон. Я пойду с вами.

Мужчины пересекли улицу. Вывеска на двери гласила: «Сэм Бенсон и сын, похоронное бюро высшего разряда. Работаем лучше всех в городе».

Четверо мужчин вошли в небольшое помещение.

– Сэм, это инспектор Лэнг из Скотленд-ярда и его детективы. Они хотели бы взглянуть на тело Фредерика.

– Пожалуйста!

Сэм провел их в заднюю комнату.

– У вас будет возможность отдать ему дань уважения.

– Я не был знаком с этим добрым человеком, – заметил Лэнг. – Я просто хочу осмотреть его тело.

– Пройдите прямо.

– Я хотел бы увидеть его без одежды.

– Мы одели его для службы.

– Сожалею, но нам необходимо осмотреть его без облачения.

– Зачем? Мы потратили на подготовку много времени.

– Сэм, пожалуйста, уважь его просьбу, – попросил Найлз. – Прости, что затрудняем тебя.

Сэм позвал сына и объяснил необычную просьбу. Вдвоем они раздели Фредерика догола.

– Джентльмены, вы что-нибудь заметили? – поинтересовался Лэнг.

– Да. Член насыщен кровью.

– Вижу.

Лэнг продолжил осмотр, но увидел те же подозрительные знаки, которые наблюдал на теле Дентона. Уилкокс сделал пометки в блокноте.

– По-моему, нужно задать Николетте Карон пару вопросов, – сказал Лэнг.

– Пойдемте поищем ее.


– Думаю, ей вообще не нравятся мужчины, – заявила Мириам в «Короне» и «Торн паб».

Она выпила достаточно, чтобы распустить язык. Среди любопытных были и детективы из Скотланд-Ярда, сидевшие за соседним столиком.

– Но все видели, как она танцевала в клубе, – заметила одна из женщин.

– Ей нравилось проводить время с мужчинами.

– Я видела, как они целовались и обнимались с Мари, помощницей Николь. Как настоящие любовники. Думаю, Николь – лесбиянка.

Дуглас и Чарлз, сидевшие за столиком рядом, встали на защиту Николетты.

– Мириам, – сказал Дуглас, – я танцевал с Николеттой несколько раз, и она реагировала вполне определенным образом.

– Дуглас, наверное, вы спутали, и реагировала ваша рука.

В толпе рассмеялись.

– Я тоже с ней танцевал, – сказал Чарлз.

– По-моему, в Англии нет более женственной особы.

– Ах, что вы, мужчины, знаете? Во время купания она выставляла напоказ тело, надеясь, что я отреагирую на предложение. Разумеется, я не отреагировала. Она явно предпочитает женщин. Готова поспорить на деньги.

– Согласен, – ответил Чарлз.

– Удваиваю сумму, – ответил Дуглас.

Лэнг подошел к Мириам.

– Прошу прощения, что вмешиваюсь, меня зовут Джексон Лэнг.

– Да, инспектор Лэнг, я вас помню. Рада вас видеть.

– Вы не могли бы уделить мне немного времени? Не могли бы к нам присоединиться?

Мириам оглядела симпатичного детектива:

– С удовольствием.

– Не хотите ли выпить?

– С удовольствием, – заявила Мириам, усаживаясь рядом с детективами.

– Вы помните моих помощников – Пиви и Уилкокса?

– Да, конечно, по выступлению лошади. Они были так любезны, что сопровождали Николетту и меня. Что привело вас в Гластонбери?

– Мы помогаем расследовать обстоятельства смерти Фредерика Бодема.

– Вы ведь его хорошо знали?

– Знала? – воскликнула Мириам. – Я любила его. Больше, чем Мейми. Вы меня подозреваете?

– Нет, пытаемся доискаться до истины.

За стаканом вина Мириам рассказала инспекторам все, что знала о Фредерике, его браке, горожанах, Николетте, а также ответила на все вопросы.

– А где сегодня вечером мисс Николетта Карон?

– Обедает с Мари у лорда Бастона. Не говорите ему. Пусть он сам поймет, что она равнодушна к мужчинам.

– Мужчины с вами не согласны.

Мириам наклонилась к ним.

– Эти мужланы из Гластонбери? Да что они знают? Единственная девушка, с которой они имели дело, – Мисси Коркоран, и это потому, что она вроде старой кобылы с деревенской ярмарки. Прокатиться бесплатно может каждый желающий.

– Понятно.

Детективы поднялись. Они поняли, что от этой женщины ничего больше не узнают.

– Как вы полагаете, в какое время завтра удобнее всего нанести визит к мисс Карон?

– Становитесь пораньше в очередь. А вообще-то самое лучшее – прийти к чаю.

Лэнг коснулся ее плеча.

– Мисс Бестелл, пожалуйста, ничего не говорите ей о нашем разговоре. Пусть наш визит явится для нее сюрпризом.

– Не скажу ни слова.

Мириам взглянула на руку, лежавшую у нее на плече, и улыбнулась, поправила прическу и выпятила грудь.

– Не, заглянете ли ко мне сегодня вечером, джентльмены? Я вас приглашаю.


Кэрри проснулась на холодном полу и потянулась за эликсиром. Его не было. Матрос, с которым она спала в обмен на эликсир, унес его и все, что было в комнате.

Кэрри огляделась. Пропало все – постель, лампы и безделушки, одеяло на котором она спала на полу, даже платье цвета бургундского вина, приносившее удачу, и сумка. Осталась лишь одежда, нуждавшаяся в починке. Та, в которой она спала и ходила.

Манило лишь одно место. Кэрри вышла из комнаты и пошла по улице в поисках лошади, оставленной без присмотра.

Глава 20 Обед у лорда Бастона

– Это самая красивая карета из тех, что я когда-либо видела. Николетта, смотри: впереди у нее лев, да и выглядит она как королевская. Это лорд Бастон?

Я подошла к окну и выглянула на улицу. Сердце взволнованно билось.

– Да, Мари. Как раз вовремя.

– Ах, Господи. Я буду себя чувствовать королевой Викторией.

– Мари, я говорила, что лорд Бастон извинился, но я не собираюсь так просто сдаваться. Пусть продемонстрирует изящные манеры, шарм и отменный вкус. Иначе я буду с ним холодна.

– Разумеется, мисс Николетта.

На мне было изумрудно-зеленое платье с черной вышивкой бисером и жилетка в тон. Шею украшала подвеска из изумрудов, бриллиантов и жемчуга – подарок Робера. Вырез платья был глубоким, подчеркивающим линию шеи и обтягивавшим грудь.

У меня была высокая прическа, в которую Мари вплела тонкие нити искусственных бриллиантов. Они были размещены так, будто росли у меня в волосах.

Лорд Бастон немного удивился, увидев Мари, однако виду не подал.

– Ах, ко мне прибыли две красавицы? Я счастлив вдвойне.

Он подал нам руку и помог разместиться в карете, а его кучер подсадил нас снаружи.

Я представила Мари и лорда Бастона друг другу. Согласно этикету, он сел напротив нас.

– Николетта и Мари, я так рад, что вы почтили меня своим присутствием нынче вечером. Ведь это счастье сидеть за столом с двойной красотой! Вы словно две сияющие звезды.

Я улыбнулась, Мари хихикнула – она делала так, когда волновалась и была польщена. Во время поездки я не могла сосредоточиться. Должно быть, с лордом Бастоном происходило то же самое, поскольку мы молчали. Я чувствовала на себе его взгляд, но выглянула в окно и стала вглядываться в темноту, чтобы избежать пристального внимания лорда Бастона.

Он пугал меня, как прежде не пугал ни один мужчина. Я опасалась, что он доберется до самого уязвимого, пытаясь узнать меня, и тогда поймет, что гнетет мою душу.

Когда мы подъехали к парадной аллее, Мари оживилась:

– Как странно, Николетта. За все время поездки ни вы, ни лорд не произнесли ни единого слова.

Кучер остановил карету, когда я наклонилась, чтобы увидеть стриженые кусты. Там были дракон, львы, кролик и еще несколько животных. Восхитительные точность и искусство. Хотя большинство цветов и было срезано, многие еще цвели, а бутоны собирались распуститься. Оформление дома показалось мне замечательным – ни один король не мог бы пожелать более красивого замка.

– Лорд Бастон, кто создает для вас этих животных? Они великолепны.

– У меня несколько садовников. Они занимаются поместьем каждый день. Главный садовник Чи – японец. С вашей стороны очень мило обратить внимание на животных. Я передам ему, что вы восхищены.

– Да, пожалуйста.

Добравшись до дома, мы подождали, пока кучер поможет нам выйти.

Затем лорд Бастон предложил руку мне, а кучер – Мари.

Я видела множество роскошных домов, даже замков. В доме лорда Бастона был элегантный вход с защищенным навесом, а также декоративное фойе, устроенное с большим вкусом, демонстрировавшее статус владельца. Пересекая порог, каждый видел, что в этом доме большое внимание уделено деталям и что о нем заботятся с неподдельной любовью.

Я вошла с лордом Бастоном, болтая о пустяках, но когда он смотрел на меня, его глаза вспыхивали таким светом, что я избегала его взгляда.

Слуга, которого лорд Бастон назвал Клайвом, стоял у двери, чтобы взять у нас верхнюю одежду. Кучер, по имени Бертрум, спросил Мари, не желает ли она встретиться с кем-либо из слуг, и мы с лордом Бастоном остались в фойе одни.

Я выразила восхищение двумя замечательными артефактами, помещавшимися перед самой большой комнатой. Лошади в натуральную величину были сделаны из кусочков ляпис-лазури и слоновой кости, на каждой лошади была изысканная инкрустация. Азиатские древности были несравнимы ни с чем, виденным мной ранее, даже в самых изысканных музеях. Лорд Бастон признался, что это самое дорогое из того, что он привез из путешествий.

– Вы можете называть меня Блейком, – сказал он.

– Может, да, а может, и нет.

– Уверяю вас, то, чем мы займемся сегодня вечером, не главное в моих планах. Я просто хочу, чтобы впечатление, которое я произвел на вас прошлым вечером, изменилось в лучшую сторону.

– Уверена, ваши планы мне понравятся.

– Николетта, я хочу обнять вас, и не только. Но продемонстрирую свою выдержку, поскольку вы ожидаете от меня именно этого.

– Совершенно верно.

Он предложил мне руку и проводил в кабинет. На стене были изображения охоты на лис, лошадей и охотничьих трофеев, а также фотографии лорда Бастона во время пребывания в разных странах.

– Где это вы?

– В Японии.

– А это где?

– В Китае.

– Это?

– В Южной Африке. Плыть было почти невозможно. Море бушевало сильнее Северного.

– А что тут?

– Мост во Флоренции, на котором поэт Данте впервые встретил Беатриче. Я на нем стою.

– Я видела только северное побережье Италии. Хотелось бы побывать в Венеции и Риме.

– Я вас отвезу.

– Возможно.

– Возможно? Николетта, вы говорите всего лишь «возможно»?

– Вчера вечером вы ударили моего нового знакомого просто так, ни за что. Вы заполнили дом цветами, ухаживали за мной до самого вашего дома; полагаю, вы накормите меня, лорд Бастон, но я не готова ехать за границу с человеком, которого не знаю.

– Я…

– Все было хорошо. Если дать событиям развиваться, возможно, они разовьются. Однако ваш метод ухаживания невыносим. Где вы этому научились? Вы привыкли иметь дело с глупыми женщинами? С женщинами, которым не остается ничего иного, как лечь с вами в постель, не так ли?

– Да, это так.

– Причислять меня к ним глупо. А теперь можем ли мы продолжать знакомиться? Разрешите задать вам несколько вопросов. А вы можете задавать вопросы мне.

– Да, Николетта, пожалуйста…

В дверь тихо постучали.

– Войдите.

В комнату ворвалась девушка. Платье ее было изношено, лицо неухожено, волосы не причесаны, но подо всем этим я разглядела ее необыкновенную красоту. Кажется, она очень заинтересовалась мной. Она смотрела на меня как женщина, будто принимая вызов. Переведя взгляд с меня на лорда Бастона, она подошла к нему и попыталась отдать записку. Лорд Бастон отказался принять записку, и она упала на пол.

– Кэрри, зачем ты пришла?

Она обхватила лорда Бастона за талию. Тот стряхнул с себя ее руки.

– Николетта, прошу прощения. Клайв! Кэрри, ты здесь не работаешь. Тебе здесь не место.

Вошел Клайв.

– Да, милорд?

Клайв шагнул к Кэрри:

– Что ты тут делаешь?

– Уведи ее, – сказал Блейк. – И чтобы я никогда ее больше не видел.

– Сэр, я не знаю, как она вошла.

Он схватил девушку за локти и подтолкнул к двери. Девушка обернулась, бросив на лорда Бастона взгляд, полный отчаяния.

– Сказать Бертруму, чтобы он отвез ее в Лондон сегодня вечером?

– Нет, вызовите полицию, пусть они с ней разберутся.

– Прошу прощения, сэр, – пробормотал Клайв, выпроваживая Кэрри.

– Блейк, – сказала я, когда девушку выпроводили, – что происходит?

– Это бывшая служанка, которую я уличил в воровстве.

– Она не сказала ни слова.

– Она глухонемая.

– Понимаю. Женщина без голоса. Замечательно.

Он чувствовал себя неловко.

– А как же записка? – поинтересовалась я. – Вы ее прочтете?

– Нет.

Он поднял лист бумаги, скомкал и сунул в азиатскую золотую корзину у стола.

– Давайте начнем сначала, Николетта. Я хочу начинать сначала столько раз, сколько вы позволите. Надеюсь, однажды я вас завоюю.

– Хорошо. Я спрашивала о путешествиях. Откуда эта фотография? Что это за девушка?

– Это тоже поездка в Японию. Девушка – гейша, японская женщина, наученная доставлять удовольствие мужчинам.

– Ну надо же. И вы с ней знакомы? Или вы ее знаете?

– Это Кими. Я ее знаю.

– А что у нее в руке?

– Она подарила мне необыкновенную книгу.

– Что же это за книга?

Лорд Бастон подошел к столу, открыл ящик, вынул книгу в кожаном переплете с позолоченными уголками и протянул мне.

Это была красивая книга под названием «777», вытисненным золотом.

Наугад открыв книгу; я увидела анатомически правильный рисунок обнаженных мужчины и женщины, переплетенных, словно морской узел.

– Блейк, никогда не видела ничего подобного. Закройте дверь, никто не должен видеть, как я это рассматриваю.

Лорд Бастон закрыл дверь на замок, а я пересела на уютную кушетку розового бархата и принялась рассматривать иллюстрации. Он молчал, ожидая моей реакции.

– Почему эта книга называется «777»?

– Существует 777 различных поз.

– Понятно, – проговорила я невозмутимо, словно услышала, что один плюс один – два. – Блейк, взгляните, что они делают! Думаете, это больно?

Он сел рядом и взглянул на рисунок. Там была изображена женщина, лежавшая на спине на мужчине, вошедшем в нее.

– Разве член может так изогнуться?

– Может.

Один плюс два равно трем.

От таких откровенных вопросов голос мой немного дрожал, но я хотела знать.

– А он мог бы двигаться?

– Да, мог бы.

Два плюс два – четыре.

– Вы в этом уверены?

– Совершенно уверен.

Наши взгляды встретились, мгновение я ничего не видела.

– Блейк, позвольте задать вам вопрос. Вы так раньше делали?

– Возможно. Хотите посмотреть кое-что из моих любимых поз?

– Хочу. Я часто делаю то, что очень рекомендуют.

– Вы слышали о позе «Дикая лошадь»?

– Нет.

Он открыл страницу, на ней мужчина свешивался с постели, стоя на полу на коленях, а женщина сидела с широко раздвинутыми ногами. Я прочла описание.

– Мужчина раздевается, опирается верхней частью туловища о край кровати, ноги согнуты в коленях и уперты в пол. Обнаженная женщина садится на пенис и скачет, словно дикая лошадь. Поза дает мужчине большую силу, потому что он свободно двигает ногами и позволяет женщине контролировать собственную скачку.

– Хм…

– Что такое?

– Ничего, просто кашель.

– Не желаете ли выпить вина?

– Да, было бы очень кстати.

Лорд Бастон налил мне снова. Я поняла, что понятия не имею, как реагировать на в высшей степени интимную книгу в смешанном обществе, не говоря уже о поклоннике, который явно был готов, возбужден и имел опыт воплощения того, что описано в книге. Очевидно, ему настолько хотелось познать эти уроки любви, что он исколесил ради них полмира.

– А вот еще одна из моих любимых. «Хождение по стене».

– Странно. У стены?

– Нет. Вообще-то под стеной подразумевается грудная клетка мужчины. Женщина располагается так, что шагает вверх по его груди.

– Ну и ну.

Он перевернул страницу, слегка дотронувшись до внутренней стороны моего запястья. Прикосновение взволновало меня так, будто он коснулся чего-то более интимного.

– Женщина садится на край кровати. Мужчина входит в женщину, когда она кладет ноги ему на грудь, а когда он движется в ней, ставит одну ногу впереди другой, «шагая по стене (его груди)», пока не найдет самый подходящий угол.

– А джентльмену не будет больно, если она…

– Нет. Это совершенно не больно. Это довольно-таки приятно.

– Хм…

– Вы что-то сказали?

– Довольно волнующе. Было бы интересно, хм…

– Поэкспериментировать?

– Да.

– Тогда ваш партнер должен быть очень опытным.

– Да.

Все это время я испытывала приятное возбуждение от того, что нахожусь рядом с ним. Он мягко поглаживал внутреннюю сторону запястья, я краснела и волновалась, предвкушая его полное прикосновение.

– Я знаю и другое движение…

Однако вместо того, чтобы открыть другую страницу, он мягко повернул мою голову к себе.

– Это не то, что вы думаете.

А потом он поцеловал меня. Это был другой поцелуй. Он слегка дохнул мне на губы и быстро пробежал языком по нижней губе. А потом – нежно прижался раскрытыми губами к моим губам. Раздвинув мне губы языком, он стал двигать языком туда и обратно, так искусно имитируя сексуальный ритм, что меня тут же охватило возбуждение.

Я закрыла глаза и представила себе лорда Бастона, сильного и обнаженного, свешивающегося с кровати. Мысленным взором увидела себя, совершенно голую, подходившую к нему и наблюдавшую, как он возбуждается все сильнее и сильнее. Я раздвинула ему ноги и поскакала на нем. Я скользила по нему вверх и вниз, его член двигался в одном ритме со мной… Вообразив себе все это, я увлажнилась. Простая мысль о сексе посылала телу команды готовиться к сексуальной игре.

Язык Блейка продолжал двигаться. Я чувствовала, что дыхание его участилось, тело разгорячилось, так же как и мое. Мои губы сомкнулись, желая удержать язык, но он убрал его, словно желая подразнить. Я поняла, что пытаюсь сосать его язык, стараясь задержать его внутри рта, чтобы мы были объединены хотя бы ртами. Его руки скользнули по моему корсажу, и я отодвинулась.

Я поднялась.

– Блейк, что мне об этом думать?

– Думайте, что это был поцелуй и что я просто поторопился вас поцеловать.

– Ну да. Это было бы слишком быстро.

Какая же я лицемерка – ведь я думала о том же, о чем и он. Всего лишь мгновение назад я представляла себе, как скачу на его теле.

– Тогда что же это было?

– Николетта, я просто хотел узнать, какая вы на вкус.

Я рассмеялась.

– Вы умница.

– С чего вы взяли?

Я снова села рядом с ним.

– Пока вы пробовали на вкус меня, я пробовала вас. Так что пировали мы оба.

Он снова поцеловал меня, и я так возбудилась, что готова была слиться с ним, даже не раздеваясь.

Мой корсаж был затянут так, что было почти невозможно быстро надеть и снять его, но это, казалось, лорда Бастона не останавливало. Мы сидели на диване, он скользнул рукой по моей ноге от лодыжки вверх по внутренней стороне. Немного согнув пальцы, добраться до моей талии, а потом – до белья и интимных мест.

Продолжая целовать меня, он ввел средний палец в мое лоно и стал его ласкать. Охваченная желанием, я обняла его.

Я не хотела отпускать этого мужчину и на мгновение забыла о своем проклятии. Я не думала, как обычно, о том, что может произойти с моим любовником. Этот мужчина мог позаботиться о себе, мог овладеть любой ситуацией. Лорд Бастон был не таким, как все, он не был похож ни на одного из моих воздыхателей.

Он не собирался останавливаться. Я не собиралась продолжать, считая, что мы слишком торопимся, если учесть, что совсем недавно знакомы. Я была несколько шокирована, когда Блейк расстегнул мой корсаж.

– Вы не должны этого делать.

– Должен.

– Я говорю серьезно. Это нехорошо…

– Дорогая, это замечательно.

Он встал и отошел на шаг.

– Николетта, иди сюда.

– А как же твои слуги?

– Какие слуги? У меня есть слуги?

– Да. Есть и другие причины остановиться.

– Не хочу о них слышать.

Блейк поднял меня и отнес на диван.

Он поднял корсаж платья и медленно спустил на пол, а потом, быстрее, чем я его надела, снял нижний корсет и принялся ласкать мою грудь.

– Николетта, ты такая красивая, такая милая, – прошептал лорд Бастон. – Как же сильно я тебя хочу.

Он расстегнул рубашку и жилет, обнажив грудь и живот. У него был мускулистый живот, мускулатура на волосатой груди была сильно развита, отчего пальцы немного кололо, когда я дотронулась до него. Я всего лишь протянула руку, а он уже опустился на колени и принялся посасывать мою грудь самым нежным и эротичным образом. Он медленно ласкал ее столь нежно, что я изгибалась навстречу его прикосновениям.

Я хотела, чтобы он наполнил меня. Чтобы занимался со мной любовью в каждой известной ему позе. Хотела прижаться к нему грудью, чтобы сердца наши бились в унисон.

Я жаждала, чтобы он был рядом и внутри меня, жаждала, чтобы он никогда меня не покидал. Пусть самый интимный момент длится как можно дольше и переходит в следующий, а потом – еще и еще. Но как мы могли быть вместе, если близость со мной могла кончиться для него смертью?

Ударил гонг, надо было идти обедать. Мы продолжали сексуальную игру. Блейк раздевал меня дальше, медленно, с подспудной страстной торопливостью, подчинявшейся галантной сдержанности. От его прикосновений жар во мне разгорался все сильнее и сильнее.

Я никак не могла насытиться его ласками. Ни один мужчина не посвящал столько времени тому, чтобы возбудить меня.

Вновь прозвучал гонг. А Блейк продолжал ласкать меня, пока не прошло столько времени, что наше отсутствие могло обеспокоить. Лорд Бастон был человеком с самообладанием. Он остановился. Не думаю, что я смогла бы так поступить или поступила бы. Нам удалось возбудить друг друга без смертельного исхода, но как долго я смогу испытывать судьбу?

Блейк положил книгу в ящик стола и подал мне зеркало. Я привела себя в порядок.

– Николетта, ты выглядишь просто восхитительно. На зависть всем женщинам графства. Дорогая, остальные комнаты я покажу тебе позже. А сейчас тебя ждет сюрприз.

Блейк проводил меня в столовую, где за длинным столом сидело человек пятьдесят. Свободными оставались всего два места.

Лорд Бастон поднял бокалы шампанского за нас обоих и произнес тост:

– Вчера вечером я был идиотом от головы до пят. Это было из-за вашей красоты, теперь это известно всем. Приношу извинения Николетте, друзьям и врагам. Этот вечер зачарует ее, и она останется здесь навсегда. Николетта, добро пожаловать в Гластонбери.

Раздался смех.

Блейк усадил меня слева от себя и чмокнул в щеку.

Только сейчас я поняла, что все ждали нас, пока Блейк ласкал меня в кабинете так, будто во времени не было недостатка. Я улыбнулась его уверенности (она была ненапрасной). Вышколенные слуги умели справиться с любой ситуацией. Лорд Бастон посчитал, что доставить мне удовольствие гораздо важнее, чем приветствовать гостей.

Обед удался на славу. Было семь перемен блюд, каждая из которых сопровождалась собственным вином из подвалов лорда Бастона. Для официального обеда жители Гластонбери вели себя довольно-таки шумно. Вначале мне показалось, что тон задают несколько ирландцев, однако англичане им не уступали.

Здесь были гости всех возрастов, в основном было от двадцати до сорока лет. Чарлз и Дуглас привезли своих симпатичных кузин, Андреа и Сандре, болтавших без умолку. Мириам была увлечена разговором с Джексоном Лэнгом и двумя его помощниками – Пиви и Уилкоксом. Меня заинтересовало, почему их пригласили, откуда их знает лорд Бастон, но Мириам сидела так близко к ним и вела себя с лондонцами столь фамильярно, что я решила, будто она привела их по собственной инициативе.

Лорд Бастон оставил меня в таком возбуждении, что я могла бы свободно раздеться и заняться с ним сексом прямо сейчас, ответив горожанам Гластонбери на все вопросы. Однако он был таким спокойным и сосредоточенным, что никто не догадался бы, что он возбужден.

Примерно через час после начала обеда, когда мы приступили к четвертой перемене блюд, он был вовлечен в разговор несколькими женщинами справа от него. Я ощутила разочарование – он словно забыл о нашей недавней близости, – но тут заметила, что он сидит, сцепив пальцы и опершись на них подбородком, словно задумавшись. Но то и дело тихонько улыбается и поднимает средний палец правой руки к носу, чтобы ощутить мой запах.

Мужчин часто смущает сложность женских органов, и у женщины может возникнуть ощущение, будто она грязная салфетка, особенно если у нее было несколько любовников. Однако лорд Бастон не задумывался о моем опыте, он парил в воздухе. Его не интересовали ни запах лаванды за ушком, ни мягкий тальк для тела, ни розовая вода, которой надушена грудь. Этот мужчина хотел быть внутри меня, а я хотела быть внутри его.

Во время обеда мы с ним обменивались взглядами, забыв про гостей. Потом Блейк взял меня за руку, остановил на мне взгляд, и я растаяла.

Но тут я случайно услышала шепот Андреа – кузины Чарлза.

– Джексон Лэнг, Пиви и Уилкокс – все детективы из Скотланд-Ярда. Поразительно, правда?

Посмотрев пару мгновений на сильные бицепсы Уилкокса, сидевшего рядом, она заговорила явно для того, чтобы привлечь его внимание, обратившись к Джексону:

– Мистер Лэнг, вы приехали в Гластонбери для того, чтобы выступить с Пегасом?

– Да, я приезжаю каждый год и даю представление, это доставляет мне удовольствие. В этом году я пригласил с собой Пиви и Уилкокса, моих недавних сотрудников. Они заслужили небольшой отдых.

– Но ходили слухи, будто вы тут по делам полиции. Это правда? В Гластонбери никогда ничего не происходит.

Вечер шарма и соблазна был затуманен страхом. Держалась я спокойно, это было необходимо, иначе на меня пало бы подозрение. Однако нервы мои были на пределе. Я не могла забыть разговор с Джексоном. Не выдала ли я себя каким-нибудь неосторожно сказанным еловой?

– Ну, нам приказали поработать по делу об убийстве Фредерика Бодема. У нас есть подозреваемый, но следствие еще не закончено.

После нескольких бокалов вина и упоминании об убийстве Фредерика Мириам расчувствовалась и выбежала, сжимая в руке платок.

– Пойду взгляну, как она, – сказала Сандра и отправилась за Мириам.

– Я слышала, вы привлекли к ответственности многих людей, – сказала Андреа.

– Если вы имеете в виду, сделал ли я так, что преступник был повешен, то да. Я делал это много раз, не испытывая душевных терзаний.

– А если бы убийцей оказалась женщина, вы и ее повесили бы?

– Вне всяких сомнений. Убийца должен понести наказание. Будь то мужчина или женщина.

Тот факт, что Лэнг и его люди служат в Скотланд-Ярде, заставил меня задуматься о том, что им рассказала Мириам.

– Николетта, вы бледны. Вам нездоровится? – спросил лорд Бастон.

Он накрыл мою руку своей, как бы защищая.

– Нет. Я просто взволнована. Благодарю за заботу.

– Я рядом. Всегда. Я рядом.

Когда обед закончился, лорд Бастон встал. Он подал мне бокал и прошептал тост:

– За красивую женщину, лучшее из Божьих созданий, и за мою любовь Николетту. Угадай, чего я хочу?

Блейк поцеловал меня в щеку и повернулся к гостям, которые внимательно следили за нами.

– Благодарю всех за то, что пришли. Пожалуйста, пройдите к оркестру в бальный зал и танцуйте, сколько душе угодно.

Оркестр из четырнадцати музыкантов исполнил несколько вальсов, начиная с вальса Чарлза Альберта «Возлюбленные», за которым последовал «Свадебный марш» Мендельсона из «Сна в летнюю ночь».

Пиви и Уилкокс с изумлением взирали на людей, танцующих новый танец «тустеп». Пары двигались так быстро, что то и дело сталкивались. Это было забавно.

– Сегодня вы не держите дистанцию в танце, – сказала я.

– Сегодня в этом нет необходимости, – ответил лорд Бастон и прошептал: – Останься со мной.

– Блейк, не могу.

– Можешь и должна.

– Должна?

– Ты же не собираешься возбудить меня и бросить?

– Может быть, ваш пыл стоит охладить водой?

– М-м-м… прогулкой по стене. – Он вздохнул.

– Ах, Блейк.

Если бы в зале услышали нашу веселую перепалку, кое– кто испугался бы. Гости веселились и танцевали. Одни демонстрировали свою грацию, другие, захмелев, сидели, поскольку все плыло у них перед глазами.

Я подумала, что лорд Бастон весь день брал уроки танца, и выразила ему свое удивление.

– Вчера вечером музыка не доставляла мне удовольствия. А сегодня оркестр исполняет мои любимые произведения. Вам они нравятся?

– Да, очень.

После танца он вывел меня на балкон по соседству с кабинетом, а затем увлек в кабинет. Задернув портьеры, Блейк подвел меня к дивану.

– Николетта, я хочу получше тебя разглядеть. Не возражаешь?

– Блейк, я провела чудный вечер, а теперь пора отвезти меня в гостиницу.

– Николетта, останься.

– Блейк, мы только познакомились. Дай мне время.

Он пытался уговорить меня остаться. Я хотела его, как же я его хотела. Я осталась непоколебимой. Не ради моей репутации. Не из-за места ухаживания. Я пришла в себя.

Мне не хотелось убивать лорда Бастона: я полюбила его.


Бертрум повез Мари в гостиницу около полуночи. Когда карета уезжала, я заметила, что Мари сидит, прижавшись к Бертруму.

Второй кучер Блейка отвез нас с Блейком примерно через час. Когда мы подъехали к гостинице, весь городок уже спал глубоким сном.

Лорд Бастон проводил меня во двор, туда, где росли кусты сирени и дерево, и опустился передо мной на колени, будто делая мне предложение.

Это был самый счастливый вечер в моей жизни!

– Николетта, я испытываю нечто вроде божественного опьянения. Ты должна встретиться со мной снова, иначе я безвременно погибну. Скажи, что не думаешь ни об Оливере, ни о Чарлзе, ни о Дугласе или любом другом негодяе в этом городке или на земле. Скажи, что тебе нужен только я, потому что мне нужна только ты.

– Мне нужен только ты, Блейк.

Он сел и прижал меня к себе, на мгновение опустив мне на грудь голову, потом усадил меня к себе на колено и положил мои руки себе на шею, так, будто я его обнимала.

– Блейк, ты забавный. Ты мне нравишься.

– Да? Я много лет не проводил вечер с барристерами без того, чтобы не увидеть ангелов.

– Ангелов?

– Да. Вот почему я так усадил тебя.

– И что в этом такого?

– Мне нужно удостовериться, что все вернулось на свои места.

Он погладил меня под платьем. Его рука добралась до верха моего белья, а потом проникла в него, в то время как он целовал меня, лаская языком. Его палец скользил внутрь и наружу точно так же, как и до этого. Там, где скользил палец, я была мокра и готова принять его.

Однако я сказала:

– Блейк, мы не можем. Соседи.

– Все спят.

– Достаточно, чтобы один бодрствующий разнес новость по всему городу. Ведь тебе не безразлична моя репутация, не так ли?

– Безразлична. Это мужчины Викторианской эпохи все испорчены. Мне нужна отзывчивая женщина. Мне нужна ты.

Я встала, прошлась по двору и остановилась у большого дерева. Блейк последовал за мной, сорвал несколько листьев с ветки над моей головой. Листья расправил и подарил мне в виде букета. Затем улыбнулся мне так, что я подумала об интерлюдии в кабинете и смутилась.

– Мы должны остановиться, – объявила я.

– Почему?

– Должны, и все.

– Именно сейчас?

– Мне нужно идти в дом.

– Еще немного…

– Мы должны. Остановись, пожалуйста, остановись, – повторила я.

– Николетта, больше не говори так. Останься здесь и просто сияй.

– Мне надо идти.

Я пошла прочь и стала кружить по саду Мириам. Блейк последовал за мной, поймал и прижал к стволу дерева.

– Как ты можешь спать, когда мы нашли друг друга?

Я промолчала. Мы поцеловались, попрощавшись, и попытались расстаться, но Блейк привлек меня к себе, чтобы поцеловать еще раз, и все началось сначала.

Ни один из нас не хотел расставаться. В конце концов, я убедила его, что сегодняшний день не последний.

– На большую часть завтрашнего дня у меня назначены встречи, но я приглашаю тебя на обед.

– Спасибо, – ответила я.

Он снова поцеловал меня. Перед уходом я задала вопрос, ответ на который меня очень интересовал:

– Блейк, ты барристер?

– Да, но не люблю об этом говорить.

– Почему?

– Потому что барристеры – сборище мерзавцев.

– У тебя был неприятный опыт общения с законом?

– Весь мой опыт общения с законом – сплошное разочарование. Дорогая, справедливости не существует. Все зависит от королевы. Захочет– помилует, не захочет – казнят.

– Надеюсь, что никогда не вызову недовольства королевы.

– Для меня ты выше закона. Ты не можешь совершить ничего предосудительного.

Когда мы прощались, он с нежностью взглянул на меня. Знал бы Блейк, что мне может понадобиться лучший барристер Англии гораздо больше, чем любому из его знакомых. Ведь я убила четырнадцать мужчин. А в Англии вешают даже за одно убийство.

Я подошла к двери, открыла ее, а потом решила посмотреть, как карета возвращается в поместье лорда Бастона. Я была очарована романтикой и стояла, пока звук копыт не замер вдалеке. Я прижала руку к сердцу, которое, казалось, сейчас выскочит из груди. Мне вдруг захотелось глотнуть свежего воздуха. Мне показалось, что кто-то наблюдает за мной.

Мгновение я всматривалась в темноту, но все вокруг казалось неестественно тихим. Ни ветерка, листва замерла. Меня охватил страх. Мгновение назад я чувствовала себя защищенной и любимой, а сейчас – уязвимой и одинокой. Хотелось дотронуться до сильной любящей руки, но рядом никого не было.

Я быстро вернулась в комнату, сняла платье и выглянула на улицу. За мной наблюдал мужчина, но разглядеть его я не могла.

При ярком свете лампы он видел, что я раздета. Задув лампу, я надела ночную рубашку. О ночной прогулке надо забыть. Кто же это стоит там в тени? И как долго? Почему не двигается?

Я попыталась отвлечься, вспоминая о празднике у лорда Бастона.

Ах, милый Блейк. Он столько сегодня сделал для меня – стал хозяином прекрасного вечера, показал эротическую книгу, пригласил оркестр и снова пробудил меня особенным поцелуем. Он воспламенил мое тело и прикоснулся к моей душе.

Я вспомнила книгу «777». Никогда прежде не слышала о ней, не видела ее, но почувствовала, что лорду Бастону не особенно нужна эта книга. Возможно, он уже все знает.

Уйди, сластолюбец!

Глава 21 Холм мертвеца

– Доктор, мы здесь, – сказал Лэнг.

Лысеющий мужчина в очках спускался по лестнице цоколя. На полпути остановился. Будь доктор Сидней Игнат ребенком, не спустился бы даже за двойную плату. Однако он был взрослым медиком, и его ожидала группа профессионалов. Он продолжил спускаться, кашляя на последних ступенях.

– О Господи, – пробормотал он сквозь кашель.

Тело Фредерика Бодема лежало на большом столе. Оно было сине-серого цвета. В воздухе висел тяжелый запах разлагающейся плоти. Комната была полна людей, не обращавших никакого внимания на тошнотворный запах, царивший в цоколе. Детективы протянули руки в знак приветствия, но доктор Игнат не стал протягивать свою.

– Доктор Сидней Игнат.

– Джексон Лэнг. Это мои коллеги, Пиви и Уилкокс. Спасибо, что пришли, доктор Игнат. У нас не будет возможности изучить тело в Лондоне до похорон, так что я буду рад выслушать ваше мнение как медика.

– Что ж, инспектор, я вскрывал мертвецов только во время учебы. Хотя несколько человек умерло у меня на столе. Если это не играет никакой роли, я согласен помочь. Что бы вы хотели узнать?

– Какова причина смерти.

– Речь идет о вскрытии? Мне бы этого не хотелось.

– Доктор, мы не настаиваем. Просто изложите нам свое мнение.

– Судя по запаху, он пролежал не один день.

– Видимо, так оно и есть. Пиви, Уилкокс, спросите Сэма, не может ли он одолжить нам несколько букетов цветов?

Пиви и Уилкокс удалились. Лэнг снова заговорил:

– Доктор Игнат, возможно, Фредерик Бодем стал жертвой серийного убийцы, совершившего не одно преступление в других странах, а теперь приехавшего в Англию. Мы очень заинтересованы в том, чтобы понять преступника и предотвратить новые убийства. Нам нужна ваша помощь. Это дело взяла под контроль королева Виктория, она может наградить врача, благодаря которому будет раскрыто преступление. Разумеется, я этого не обещаю. Скажу лишь, что она обрадуется, если преступника, представляющего собой угрозу для Англии, обезвредят.

– Понимаю, – ответил доктор Игнат. – Я сделаю это для вас на общественных началах. Моя фамилия пишется «Игнат».

– Я запишу. А теперь вы скажите свое мнение.

Пиви и Уилкокс вернулись. У каждого было несколько букетов, они с трудом передвигались, напоминая цветочные украшения с ногами. Цветы и растения поставили рядом с доктором Игнатом, но запаха они не заглушили.

– Признаться, я первый раз имею дело с приапизмом.

– Приапизмом?

– Да. У мертвого такой пенис не бывает. Да и у живого тоже.

– Это не ускользнуло от нашего внимания. Какова причина?

– Член все еще насыщен кровью. Я предположил бы, что в момент смерти кровь не текла. Она блокирована – возможности отхода крови, собравшейся в пенисе, нет. Явление весьма редкое. Существует очень мало исследований на эту тему.

– Это могло стать причиной смерти?

– Полагаю, могло.

– Каковы последствия такого заболевания?

– Без незамедлительного хирургического вмешательства наступает смерть. Однако последствия хирургического вмешательства не благоприятны. Двадцать лет назад был случай передозировки эликсира для мужчин. Чтобы спасти жизнь, человека необходимо было кастрировать. Он не смог примириться со своей участью и покончил с собой вскоре после операции.

– Понятно.

– У этого человека симптомы остановки сердца. Либо вследствие кровяной блокады, либо какой-то одновременной физической перегрузки.

– Что-нибудь еще?

– Он не выглядит так, будто сопротивлялся свой судьбе.

– Что вы хотите этим сказать?

– У него на лице улыбка. Еще я думаю, что смерть не была внезапной, как можно было бы ожидать. Он принял ее осознанно.

– Мы тоже заметили улыбку.

Игнат сделал шаг назад:

– Вот и все.

– Вы можете изложить свое мнение в письменной форме?

– Ну, я был давно знаком с Фредериком. Он признался мне по секрету, что Мейми уже давно с ним не спит. И все же перед смертью у него была связь. Учитывая улыбку, это была красивая женщина. Где я могу помыть руки?

– Раковина там.

Игнат вымыл руки. Он рассматривал стену, на которой висели разные инструменты Бенсона. Сэм Бенсон вошел, когда Игнат закончил.

– Джентльмены, вы что-нибудь для себя прояснили?

– Да, Сэм, спасибо, – поблагодарил Лэнг.

– Мистер Бенсон, – сказал Игнат, – мне нравится пила, которая висит у вас на стене. Она хорошо подошла бы для ампутации зараженных пальцев. Выглядит она острой. Где вы ее взяли?

– Да, пила хорошая, но не такая, как пила Уилкинса вон там. Та подошла бы для ваших целей гораздо больше. Я купил ее у разносчика, он приходит к владельцам похоронных бюро. Когда снова придет, я возьму еще одну для вас.

– Спасибо. А у вас есть что-нибудь для снятия кожи после вскрытия нарывов?

– Ну, вот у этого инструмента есть изогнутая ложка.

– Да, замечательно.

– Я просто пошлю к вам разносчика, когда он появится. У него могут оказаться и другие полезные инструменты.

– Большое спасибо, Бенсон.

Слушая разговор владельца похоронного бюро с врачом, Лэнг решил; что в их профессиях много общего.

Когда Лэнг с помощниками вернулся в гостиницу, его ожидала телеграмма:

«Кому: Инспектору Лэнгу, Кэтрин-отель, Гластонбери.

От кого: Пьера Колтье, полиция Ниццы, Ницца, Франция.

Дата: 8 августа 1891 года.

Разыскивается: Николетта Карон.

От вашего начальника я узнал, что вы, возможно, расследуете дело, которое нас интересует.

Николетта Карон подозревается в убийстве четырех человек в Ницце и Италии.

Известно ли вам ее местонахождение?

За ее поимку объявлена награда.

Подробности – в письме, направленном в Скотланд-Ярд.

Следите.

Курьерская доставка, инспектор Пьер Колтье».

Лэнг ответил следующее:

«Кому: Пьеру Колтье, полиция Ниццы, Ницца, Франция.

От кого: Старшего детектива Джексона Лэнга, Кэтрин-отель, Гластонбери.

Дата: 8 августа 1891 года.

Нуждаемся в вашем немедленном ответе.

Нам известно местонахождение Николетты Карон, но мы заинтересованы в ней для нашего расследования.

Будем полноценно сотрудничать, как только раскроем дело.

Подробности и переговоры – в течение недели.

Награда не нужна.

Продолжим работать.

Джексон Лэнг, старший детектив».

– Мы арестуем ее сейчас? – поинтересовался Пиви.

– У нас пока нет фактов. Однако пора раздувать пламя, джентльмены.

Глава 22 Открытие

Мы с Мари сидели у меня в комнате и веселились, словно школьницы.

– 777? Интересно, знают ли об этом в Италии. Меня бы не удивило, если бы где-то не было итальянцев, которые приобрели такую книгу во время путешествия.

– Интересно…

– Что тебе интересно?

– Интересно, у лорда Бастона есть второй и третий тома?

Мы хохотали до слез.

– Николетта, выгляните в окно! – сказала Мари.

В голосе ее звучала тревога.

К гостинице направлялись три детектива. Даже с такого расстояния я заметила, что выражение лица у Лэнга весьма решительное.

– Николетта, вам нужно уехать на день. Берите коляску и поезжайте.

– Но коляска не готова. Меня остановят.

Мари перекрестилась.

– Помолимся, чтобы они ушли.

– Мари, они почти уже здесь.

Мы услышали стук. Я стала причесываться, надеясь потянуть время.

Мириам открыла дверь.

– Скажите, что вы не одеты, – посоветовала Мари.

Я сняла платье и накинула халат. Мириам поднялась по лестнице и постучала. Мари, собиравшаяся посвятить день чистке и починке моего гардероба, открыла дверь, держа стопку платьев в руках.

– Инспектор Лэнг хочет задать вам несколько вопросов.

– Я не одета. Как-нибудь в другой раз.

– Он сказал, что подождет.

– Скажите, что я буду готова через час.

Мириам спустилась и снова поднялась.

– Он сказал, что встретится с вами в конторе констебля в полдень.

– Констебля?

– Там, где находится контора Найлза, на углу, рядом с кабинетом доктора Игната.

– Ах да. Я знаю, где это.

– Он сказал, ничего серьезного, просто обычные вопросы.

– Спасибо, Мириам.

– Николетта, вы когда-нибудь отвечали на вопросы полиции? – поинтересовалась Мириам.

– Нет, – солгала я.

Меня несколько раз допрашивали в других странах, но я едва дышала от волнения.

– Зачем им меня допрашивать?

– Кто знает, но они всегда кого-нибудь находят, будь то мужчина или женщина. И если вы в чем-то виноваты, они это точно выяснят.

– Вот и хорошо.

– Того, на кого пало подозрение, сразу увозят в тюрьму.

– Неужели?

– Даже не дают времени проститься. А в тюрьме заковывают в кандалы.

Мириам хотела посмотреть на мою реакцию, но я оставалась невозмутимой.

Мириам спустилась вниз. Не заметила ли она, как я волнуюсь?

Я прилегла на кровать и задумалась. Нужно подготовиться. Что я скажу о смерти Дентона? Фредерика? Или моего милого Оливера? Спокойствие. Спокойствие. Спокойствие.

Перед тем как войти к констеблю, я остановилась, чтобы погладить Пегаса, будто сильная лошадь могла укрепить мой ум во время краткого разговора.

– Пегас, ты сегодня такой красивый. Я прямо-таки в тебя влюбилась. Если будешь добр ко мне и проявишь хотя бы легкую симпатию, думаю, я справлюсь с испытаниями.

Величественное животное медленно обнюхало меня.

– Как бы мне хотелось провести следующий час с тобой, а не с твоим хозяином.

В контору Найлза я вошла ровно в полдень. Кроме него, там был Джексон Лэнг с помощниками.

– Мисс Карон, рад вас видеть, – проговорил Лэнг.

Тон его был холодным.

– Добрый день, мистер Лэнг.

– Благодарю, что пришли после такого краткого уведомления.

– Не за что. Чтобы помочь полиции, я сделаю все, что в моих силах. Итак, что вас интересует?

– Вы не знаете?

– Разумеется, нет.

– Мисс Карон, ваша помощь имеет для нас чрезвычайно важное значение. Пожалуйста, присаживайтесь.

Я села. Трое мужчин разместились вокруг стола.

– Уилкокс будет записывать. Вы готовы начать?

– Да.

– Вы помните, что были на королевском балу на прошлой неделе?

– Да. Там было очень мило.

– Вы можете сказать, кто вас туда сопровождал?

– Дентон Брикман.

– Сколько времени за вами ухаживал мистер Брикман?

– Около месяца.

– Вы остались до конца бала?

– Нет, мы рано уехали.

– Вам не понравилось?

– Мы прекрасно провели время.

Лэнг был явно подготовлен. Он задавал вопросы, не справляясь со своими заметками. Я знала, что он изучает меня, замечает мою манерность и прикидывает, в чем я могу солгать.

– Вы хотели отправиться куда-нибудь и побыть вдвоем, как это обычно делают любовники? Вы поэтому рано покинули бал?

– Нет.

– Однако вы отправились к вашему дому довольно-таки рано?

– Да.

– Вы хорошо себя чувствовали? А он?

– На оба вопроса отвечу: «Да».

– У вас были какие-то планы, и поэтому вы рано уехали?

– Нет.

Лэнг посмотрел мне в глаза, потом обратился к своим заметкам.

– Вы собирались тем вечером вступить в интимную связь с мистером Брикманом?

– Нет. Мы уехали потому, что меня утомили танцы.

– Куда вы отправились после танцев?

– Ко мне в усадьбу.

– Вы где-нибудь останавливались?

– Мы отправились прямо ко мне.

– Что происходило, когда вы приехали?

– Дентон вышел из кареты и помог мне выйти. А потом поцеловал меня. В щеку, разумеется.

– Разумеется.

– Он поблагодарил меня за чудесный вечер.

– А что было потом?

– Мы поговорили несколько минут. Его кучер слез с козел, чтобы нам не мешать, – думаю, он оправился в конюшню. По-моему, у него в руке что-то было, возможно, бутылка.

– А вы видели кучера позднее?

– Нет. Я слышала, он напился у нас в конюшне, но это сведения не из первых рук.

– А что делал Дентон? Что было дальше?

– Дентон поцеловал меня несколько раз у двери, поблагодарил и вернулся к своей карете. Я не присматривалась. Наверное, ему надоел кучер, и он сам сел на козлы и отправился домой.

– Вы ночевали у себя в поместье в ту ночь?

– Вообще-то нет. Обычно я волнуюсь перед поездкой и страдаю бессонницей. Я проверяю, чтобы слуги получили на время моего отсутствия четкие распоряжения. Когда я чувствую, что управилась со всем, уезжаю.

– Когда вы уехали из поместья?

– Когда?

– Да, когда?

– Вы спрашиваете, днем это было или ночью?

– Я имею в виду время.

– Не знаю, я плохо ориентируюсь во времени. Даже не ношу часы, да и дома у меня немного часов.

– Это было ночью?

– Ну, нет, это было утро.

– Вы не уехали посреди ночи?

– Нет, я уехала утром. Это точно.

– Было темно?

– Если и было темно, то рассвело просто мгновенно.

– Почему вы приехали сюда?

– Приятельница сказала, что Гластонбери – хороший городок. Она из этих мест.

– Что за приятельница?

– Элизабет.

– Элизабет, а фамилия?

– Мне никак не удавалось запомнить ее фамилию. Мы всего лишь однажды встретились в поезде, она рассказывала о Гластонбери.

– Что это был за поезд?

– По Лондону. Это была просто краткая поездка по Лондону.

– Куда-то от Пиккадилли?

– По-моему, я ехала от Куинс-кроссинг до Гайд-парк.

– А когда вы прибыли в Лондон?

– Около полугода назад.

– Вы помните дату той поездки в Лондон?

– Нет.

– Вы ехали поездом?

– Мы ехали в коляске, Мари и я.

– Понятно. Лондон – веселый город, не правда ли?

– Мы прекрасно провели время.

– А где остановились?

– У друзей.

– Их имена?

– А почему вас интересуют мои давние путешествия?

– На то есть причина.

– Санфорд. Их фамилия Санфорд.

– У них свой дом?

– Да, у Гайд-парка.

– Почему вы отправились в Гластонбери в такой ранний час? Почему не отдохнуть ночью и не выехать утром?

– Я уже говорила, что страдаю бессонницей. Я часто сплю после обеда и изменяю режим дня. Перед балом я поспала и совершенно не ощущала усталости. Я подумала, что поездка будет приятной, если выехать рано и приехать днем, чтобы снять комнату.

– Значит, вы устали от танцев достаточно для того, чтобы рано уехать с бала, но не слишком устали для того, чтобы отправиться в дорогу. Вы были знакомы с жителями Гластонбери до приезда сюда?

– Нет, но Элизабет много рассказывала о жителях города, так что у меня было такое ощущение, будто я уже знакома с некоторыми из них.

– Почему вы не взяли с собой Мари?

– Она спала. Я просто не стала ее будить. Она должна была присоединиться ко мне, как только выполнит некоторые поручения по дому.

– Какие поручения?

– Она должна была позаботиться о белье и подготовить для меня зимний гардероб.

– Вы останавливались по дороге?

– Остановилась, чтобы перекусить тем, что приготовила мне Мари.

– А что она приготовила?

– По-моему, там были пирожные, яблоко и вино.

– А в корзине был виноград?

– Нет, винограда не было.

Раздался легкий стук в дверь. Она медленно открылась. За дверью стояла Мари, к ней подошел Лэнг.

– Мисс Карон, джентльмены, давайте сделаем пятиминутный перерыв. А с вами, Мари, мы выйдем ненадолго.

* * *

Мари и Лэнг остановились снаружи.

– Мы можем поговорить в другое время. Мари, займитесь пока чем-нибудь. Я скажу мисс Карон, где вас искать.

– Тогда я буду ждать ее в гостинице Мириам.

– Очень хорошо. Кстати, Мари, вы говорили, что не поехали с ней, когда она отправилась в Гластонбери.

– Да я рано встаю. Она не спит допоздна. Я спала.

– Понятно.

– А еще мне нужно было подготовить до отъезда ее белье и гардероб для следующего сезона.

– Так она и сказала. Она очень благодарна вам за то, что вы упаковали ей ее любимые блюда.

Мари улыбнулась:

– Ей очень нравятся эти пирожные, еще я положила бутылочку вина.

– Ах да. И виноград. Здесь это настоящий деликатес.

– Она так их любит, что не может без них.

– В этом нет ее вины. Спасибо, Мари.

Лэнг почти ощущал угрызения совести за то, что подставил подножку славной девушке, но такова была его работа. А еще он ощущал трепет, когда удавалось получить информацию от людей, не понимавших, что их допрашивают.

Джексон вернулся в комнату с довольным видом. Меня бросило в жар. Тело покрылось потом.

– Отпустите меня. Пожалуйста, отпустите.

– Мари будет ожидать вас в гостинице, мисс Карон.

– Хорошо.

– Разрешите продолжить?

– Конечно.

– Так, на чем мы остановились? Я правильно помню? Вы остановились за городом, чтобы позавтракать – пирожные, вино и виноград?

– Нет, пирожные, вино и яблоко.

– Могу поклясться, что вы сказали «виноград».

– Вообще-то я его не люблю.

– Ясно. В то утро по пути в город вы видели кого-нибудь на дороге?

– Нет.

– Вы встретили человека по имени Фредерик Бодем?

– Нет.

– Даже не знаете, о ком я говорю, так?

– Не знаю.

Я немного успокоилась. У него были против меня какие-то улики. У меня были ответы на все вопросы. Исчерпывающие ответы. Он не смог бы доказать, что я была знакома с Фредериком. Что Дентон не умер в нескольких милях от моего дома, а меня не было поблизости в тот момент, и тем более что я – причина его смерти.

Я не успокоилась, но чувствовала себя сильной, пока не взглянула в зеркало, висевшее через стол. Оно было заключено в старый лошадиный хомут. В зеркале виднелись очертания моего покойного любовника Оливера. Я отвернулась.

– Прошу прощения. Я отвлеклась. Что вы сказали?

– Не хочу нагонять на вас скуку, мисс Карон. Еще несколько вопросов.

– Конечно.

– Нет необходимости задавать вам дальнейшие вопросы по поводу Фредерика, поскольку вы не знаете, о ком идет речь. У меня нет фотографии, если только вы не пожелаете пройти со мной и отдать дань уважения предыдущему констеблю.

– В этом нет необходимости.

– Позвольте вас все же отвести к Бенсонам. Возможно, вы его узнаете.

– Не думаю.

Я испугалась при мысли о том, что придется смотреть на мою несчастную жертву в разлагающемся состоянии.

– Идемте, это займет всего лишь мгновение.

– Я не пойду. Вы не можете меня заставить.

Джексон пересек комнату, взял меня под локоть и вывел на улицу. Его можно было принять за поклонника, а не конвоира.

Все мы перешли улицу и оказались возле похоронного бюро.

– Что вы делаете?

– Ведем вас взглянуть на Фредерика Бодема и выяснить, узнаете ли вы его.

– Уверена, что не узнаю. Разве он не мертв? Я не хочу идти с вами.

– Это займет всего минуту.

Я стояла наверху лестницы. Из подвала доносился запах гниения, от зловония у меня перехватило дыхание. Я отказалась идти дальше.

– Если вы боитесь спускаться, я помогу, – сказал Лэнг.

Он поднял меня, отнес вниз и поставил в нескольких футах от трупа Фредерика.

Я задыхалась. К горлу подступала тошнота.

Смотря на серо-синий образ смерти, я представляла себе живого, милого, дружелюбного Фредерика.

– Николетта, вы узнаете этого человека?

Я стояла с широко раскрытыми глазами и смотрела на тело. Потом труп Фредерика поднял голову и взглянул на меня.

– Доброе утро, красавица, – сказал мертвец. – Мисс, вы мне снитесь? Если так, это чудесный сон, не надо меня будить.

Я вскрикнула и упала.

* * *

– Неплохо, Джексон, – сказал Уилкокс.

– Запомним эту тактику и воспользуемся ею.

– Ну, надо было что-то сделать.

– Мы до нее доберемся, – сказал Пиви.

Они с Уилкоксом вынесли Николетту на свежий воздух.


Я пришла в себя у доктора Игната. Когда попыталась сесть, закружилась голова. Пришлось снова лечь. Стол, таблица зрения. Я не все могла прочесть. Платье мое висело на вешалке, на мне были только корсет и шаровары. Я попыталась накрыться. Доктор читал какую-то бумагу.

– Меня зовут Игнат. Мисс Карон, вы потеряли сознание. Вы раньше обращались к врачу?

– В этом не было надобности.

– Я взял на себя смелость кое-что проверить. Температура у вас нормальная.

– Разумеется.

– Вы это знали?

– Да.

– В легких все чисто. Это вам тоже известно?

– А вот сердце ваше бьется так быстро, что я с трудом сделал замеры. Более двухсот ударов в минуту.

– По-вашему, слишком быстро?

– Мисс Карон, количество ударов сердца соответствует количеству раз, которые кровь сжимается на пути от сердца к легким. Норма – около семидесяти ударов в минуту. Вы превышаете норму в три или четыре раза. Возможно, это ближе к биению сердца кролика, которое, наверное, составляет около трехсот ударов.

– Ну значит, мое сердце усиленно трудится.

– Возможно, но это может причинить вред другим. Когда я осматривал вас, сердце у меня билось как бешеное, я вспотел. Мой пульс возрос почти до двухсот ударов в минуту. Лишь когда я от вас отошёл и сел в кресло, мое сердце вернулось к нормальному ритму работы.

– Не понимаю.

– Мисс Карон, по-моему, вы обладаете способностью повышать сердечный ритм и кровяное давление того, кто находится рядом с вами. Вы можете этого не осознавать, но должны учитывать. А теперь я хочу, чтобы вы прослушали собственное сердце с помощью моего инструмента. Вы услышите, как быстро оно бьется. Вот… слышите?

– Да.

– А теперь послушайте мое. Слышите разницу?

– Да.

– Притроньтесь к шее, пощупайте пульс и сосчитайте удары. Удары считают в течение десяти секунд, затем умножают эту цифру на шесть.

– Хорошо.

– Считайте удары. Начинайте.

Я старалась сосчитать удары изо всех сил, пока доктор не остановил меня.

– Я насчитала примерно сорок пять, но пару ударов пропустила.

– А теперь проверьте мой пульс.

Я приложила палец к шее доктора и насчитала ударов тринадцать.

– Видите ли, мисс Карон, близость с такой женщиной, как вы, может убить мужчину.

Я заплакала.

– Доктор Игнат, пожалуйста, никому не рассказывайте об этом. Меня будут считать ненормальной.

– Дорогая моя, будьте уверены, я никому не скажу. Я ваш личный доктор, все, что происходит между нами, – строго конфиденциально.

Я взглянула в добрые глаза, спрятанные за очками, и взяла его за обе руки.

– Мисс Карон, это наша с вами тайна. У меня нет причин рассказывать кому-то об этом необычном явлении. Инспектор Лэнг просил известить его, когда вам станет лучше. Я скажу, что прописал постельный режим и отослал вас домой, У меня есть еще один стетоскоп: можете сами периодически проверять себя.

– Благодарю вас, доктор Игнат. За все.

Глава 23 Подарок Мари

Я не хотела, чтобы рядом со мной было зеркало. Зачем смотреть на отражение убийцы?

Фрагмент мозаики найден, но это ужасная подробность, которую я хотела забыть. Однако я понимала, что отрицание смертельного воздействия не обезвредит его. Я была сбита с толку и полна ненависти к себе, не зная, что делать дальше.

Я – убийца. Хоть и незлонамеренная. Но сути это не меняет.

Именно чувство вины отняло у меня силы, когда я уходила от доктора. Я вдыхала свежий сельский воздух и начала приходить в себя, когда увидела карету Блейка и вышедшего из нее Бертрума.

– Добрый день, мисс Карон. Лорд Бастон прислал за вами карету.

– Добрый день, Бертрум. Какой он внимательный.

Бертрум поднес руку к губам и издал мелодичный птичий свист, который был услышан на другой стороне улицы. Через окно я разглядела Блейка, сидевшего за большим столом вместе с несколькими мужчинами в муниципальном учреждении Гластонбери. Услышав сигнал Бертрума, он встал, оставил собрание, пересек улицу, сделав всего несколько широких шагов, и помог мне сесть в карету.

– Николетта, я слышал о вашем обмороке и встревожился.

Он обнял меня.

– Спасибо, Блейк.

– Вы желаете вернуться в гостиницу Мириам? Если вам лучше, мы можем отправиться ко мне в поместье и поиграть в доктора. Я вижу, у вас уже есть один из инструментов. – Он кивнул на мой стетоскоп.

– Если я буду изображать доктора, вы будете моим пациентом? – поинтересовалась я.

– Женщина-доктор? Сомневаюсь.

– Ну хотя бы разок.

– Интересно. Женщины боятся крови.

– Бывают женщины, способные преодолеть этот страх.

– Хорошо, признаю. Да. Однажды может появиться женщина-врач.

– Спасибо. А теперь мне хотелось бы отправиться в гостиницу, принять ванну и переодеться.

– Могу ли я вам помочь принять ванну?

Я со смехом кивнула, потом увидела слева белую молнию и повернулась, чтобы взглянуть на Пегаса, переступавшего с ноги на ногу у почты, размещавшейся по соседству с приемной врача.

– Ах, Блейк, ну разве не прекрасная лошадь?

– Да, в самом деле. Я видел выступление Пегаса – захватывающее зрелище.

Мы вышли из кареты и подошли ближе.

– Кажется, у него в гриве и хвосте серебряные нити. А его глаза светятся умом. Вид у него такой, будто он знает себе цену.

– Думаю, так оно и есть. Николетта, почему вас допрашивал его владелец?

– Я была последней, кто видел Дентона Брикмана живым. Он сопровождал меня на королевский бал, а вскоре после того, как проводил домой, с ним произошел несчастный случай.

– Ну, вы не в ответе за несчастный случай. Вы были свидетельницей случившегося?

– Нет, но подозревают, что его убили. Инспектор Лэнг решил, что я могу пролить свет на обстоятельства смерти, но оказалось, что я не смогла предоставить ему никакой полезной информации. Ах, Блейк, еще он попросил меня взглянуть на тело жертвы другого убийства: возможно, я его знаю, но я его не узнала. Вот тогда я и упала в обморок.

– Похоже, инспектор Лэнг – человек своевольный. Николетта, вы можете радоваться моему образованию барристера. Не думаю, что вам стоит общаться с ним снова иначе, чем в моем присутствии. А вот и Лэнг, позвольте сказать ему пару слов.

Выйдя на улицу, Лэнг обнаружил лорда Бастона, рассматривающего Пегаса. Николетта сидела в карете.

– Инспектор, эта лошадь – само совершенство.

– Совершенно верно.

– Вы не хотели бы его продать? Назовите вашу цену.

– Ему нет цены.

– Каждой лошади есть цена.

– Не Пегасу. Для меня он бесценен.

– А как бы вы отнеслись к тому, чтобы обменять его на землю или поместье?

– Нет, лорд Бастон. Откажитесь от этой затеи. Я не отдам Пегаса даже за сто тысяч фунтов.

– А за двести тысяч?

– И за двести не отдам.

– Насколько мне известно, вы сегодня водили мисс Карон смотреть на тело?

Лэнг кивнул.

– А почему вас это интересует?

– Вы закончили допрос?

– Нет.

– Я хочу присутствовать во время вашего разговора с ней в качестве ее адвоката, пока она не наймет другого.

– Согласен.

– Дайте знать, если передумаете относительно Пегаса. Этот вопрос меня очень интересует.

– У меня целый список желающих.

Блейк сел в карету, собираясь отвезти меня в гостиницу.

– Я дал Лэнгу понять, что буду присутствовать при каждом твоем допросе.

– Спасибо, Блейк.

– Думаю, они устроили на тебя охоту.

– Так оно и есть.

– Что за нелепость! Ты не сделала ничего плохого. Просто выход в свет, может, бал-другой, вот и все, не так ли? Ведь между тобой и тем джентльменом ничего не было, так?

В Блейке проснулась ревность, и он устроил мне настоящий допрос.

– Нет, разумеется, нет.

Весь день я чувствовала себя птенцом, сидящим на ветке, которую пилят. Любой порыв ветра, любое движение раскачивали ветку, а у меня были слабые крылья, я боялась упасть и разбиться. Я была так благодарна лорду Бастону за его силу.


Новый констебль пригласил к себе в контору Лэнга с помощниками.

– Я подумал, вы пожелаете ознакомиться с телеграммой, – заявил Найлз.

«Кому: Констеблю Гластонбери, Англия. От: Рандалл Дэвис, Лондон, Англия. Дата: 8 августа 1891 года. Тема сообщения: Оливер Дэвис. Ожидалось прибытие брата Оливера. Не прибыл на поезде, как планировалось. Предположительно исчез. Пожалуйста, займитесь расследованием. Просим совета.

С беспокойством Рандалл Дэвис».

– Инспектор, я видел Оливера на балу в Охотничьем клубе и узнал, что на следующий день он отправился на загородную прогулку с Николеттой Карон.

Лэнг задумался.

– Требуется всего лишь задействовать интуицию. Следуйте за мной.

Четверо всадников отправились на восток, первым скакал Пегас. Казалось, он точно знал, куда направляется.


Я приняла целительную лавандовую ванну, в то время как лорд Бастон пил чай с Мириам. Я пыталась себе представить, будто теплая вода проникает в мое тело и вымывает боль от потерь из каждой клетки.

Вряд ли тот, кто услышал бы мою историю, понял бы, почему я меняла мужчин. Некоторые женщины верят в сказку о том, что существует родственная душа, которую необходимо найти и хранить ей верность. Они бы удивились, что я влюблялась в каждого мужчину и продолжала жить, когда возлюбленный отходил в мир иной.

Я и сама удивлялась. Не оставляла надежды, что найду наконец такого мужчину, который удовлетворял бы меня, а я – его. Но при этом он должен остаться жив. Я отказывала каждому мужчине, но они слушать ничего не хотели. Не отказала только лорду Бастону – это было выше моих сил. Он был солнцем, полностью контролирующим свою маленькую луну, и я была на его орбите. Я просто соответствовала его стезе, чтобы играть, когда он играл, танцевать, когда он танцевал, спать, когда он спал, быть в его любви.

– Мисс Николетта, поднимайтесь! – поторопила меня Мари. Очень не хотелось вылезать из ванны. – Ваш симпатичный поклонник ждет.

– Помоги, пожалуйста.

Мари подала мне полотенце, помогла одеться и подготовиться к загородной прогулке с Блейком.

– Лэнг нам не друг, – заявила Мари, когда я была готова. – Он не должен был водить вас в ужасный подвал гробовщика.

– Мари, я скоро уеду. Возможно, сегодня вечером. А ты оставайся. Не стоит рисковать.

– Я поеду с вами, мисс Николетта. Без вас я умру от тоски.

– Мари, я думаю о твоем здоровье. О твоей милой шейке, дорогая подружка.

Она взглянула на меня с нежностью, прижав обе руки к горлу. Мари будто хотела вручить его мне.

– Я дарю вам шею. Теперь у меня ее нет. Я просто ваша близкая подруга и преданная служанка, мне очень хорошо с вами, мисс Николетта.

– Дорогая Мари, я не могу так просто принять этот дар. Я молюсь, чтобы тебя не тронули мои ночные кошмары. Я волнуюсь о тебе. Королева скорее казнит, чем помилует. Я чувствую, как она дышит мне в спину.

– Возьмите меня с собой, – взмолилась Мари.

Я кивнула:

– Хорошо, Мари. Скоро наступят сумерки, пакуй вещи. Мы уезжаем сегодня вечером.


Барта Маршалла проводили в покои королевы в Букингемском дворце. На королеве Виктории была пурпурная мантия с золотой отделкой и такое же платье, что было отступлением от правил, поскольку чаще всего она носила темные цвета, с тех пор, как тридцать лет назад похоронила принца Альберта.

– Ваше королевское величество, разрешите заметить, что это платье вам необыкновенно идет.

– Пурпурный – мой любимый цвет, я рада, что у начальника полиции столь острый глаз. А теперь расскажите о том, как продвигается расследование убийств.

– С момента нашего последнего разговора у городка Гластонбери был найден еще один мертвец. Фредерик Бодем, констебль. Только что я получил телеграмму о том, что разыскивается Оливер Дэвис, коннозаводчик и победитель дерби.

– Сын посла Дэвиса?

– Да, ваше величество.

– Дэвиса известили?

– Да.

– Какая печальная новость! Я помню его сына.

– У нас есть подозреваемый. Француженка по имени Николетта Карон. В последний раз Оливера Дэвиса видели в ее обществе. Кроме того, полиция Франции сообщила, что она подозревается в четырех убийствах в Ницце и только что скрылась от гильотины. На севере Италии ее подозревают еще в одном убийстве.

– Судите ее.

– Дело расследует Лэнг, мой лучший инспектор. Он не подведет.

– Джексон Лэнг?

– Да. Он собирает улики. Еще ни один преступник от него не ушел.

– Мисс Карон. Она проститутка?

– Трудно сказать, ваше величество. Возможно, для многих это и так. Очевидно, она влюбляется в них всех.

– А как она их убивает? Вам это известно?

– Мы ведем расследование и скоро сообщим вам о результатах.

– Хорошо.

– Что-нибудь еще, ваше величество?

– До меня дошли слухи, но я в затруднении. Вы не могли бы объяснить, что означает слово «приапизм»?

– Не смею, ваше величество. Лично вам – нет. Не могу ли я объяснить значение этого слова вашему слуге или сиделке, а они объяснят это вам?

– Сэр Барт, я понимаю ваши затруднения. Почему бы вам не рассказать все моему премьер-министру? Через него подробности могут быть переданы мне, поскольку они важны для меня. Вы понимаете? Мне это нужно не для развлечения.

– Разумеется, ваше величество.

Она сделала охране знак, чтобы пригласили премьер-министра, Робера Гаскойн-Сесила, маркиза Созлбури, чтобы сэр Барт смог рассказать ему о деле. В свою очередь, Созлбури расскажет все своей супруге Джорджине. Та расскажет сиделке, а сиделка – королеве. Несмотря на цепочку из пяти человек, что устранило всякую неловкость при передаче сообщения, ни супруга Созлбури, ни сиделка не были замечены в осторожности – в сущности, чаще всего именно благодаря им дела королевы становились известны всем.

Через день-другой слово «приапизм» стало известно всей Англии. В пабах шутили про негнущихся ирландцев, шотландцев, носящих килты от постоянного возбуждения, и про голландского мальчика, который заткнул дыру в дамбе отнюдь не пальцем. Вся страна шутила, шептала и распускала слухи о женщине, вызывавшей такое состояние.

Глава 24 Убежище

Лорд Бастон и Мириам попивали чай в гостиной Мириам. Они разговаривали о собрании по поводу планировки города, на котором в тот день присутствовал лорд Бастон.

– Мириам, нужно объяснить людям, что Гластонбери будет расти, хотят они того или нет. Мы должны идти в ногу со временем.

– Но мы должны сохранить старомодную атмосферу города, иначе будет так, как в Лондоне – преступность и тому подобное, – заметила Мириам.

– Вы волнуетесь по поводу гостиниц, составляющих вам конкуренцию?

– Нуда, конечно. И я, и мой персонал кормимся лишь этим.

– Прошу прощения, Мириам, я вижу в вашем доме нечто прекрасное.

– Вы говорите о картине на стене?

– Нет, о женщине на лестнице.

Блейк взял меня за руку, когда я находилась на три ступени выше, чем он. Из-за разницы в росте наши глаза оказались на одном уровне. Я остановилась, а он не пошевелился, чтобы помочь мне спуститься.

– Милорд, о чем вы думаете?

– У каждого мужчины есть тайны.

– Расскажите.

– Тридцать два. По-моему, тридцать два.

– Не мне. Мне девятнадцать.

– Ну хорошо. Я думал, двадцать два.

– Благодарю вас. Это лучше, чем тридцать два.

– А потом – сто пятьдесят шесть.

Ах, вот в чем дело. Он ссылается на номера поз в эротической книге, спрятанной в кабинете.

– Лорд Бастон, вы озорник?

– И я закончу пятой и двенадцатой.

– Пятой и двенадцатой?

– Да, думаю, я это сделаю дважды.

Я рассмеялась так громко, что Мириам, наверное, заинтересовалась, что за комедию мы разыгрываем на лестнице.

– Дважды? Я справлюсь?

– Нет, Николетта. – Он вздохнул. – Не думаю, что в этом случае вы меня отпустите.

– Вы имеете в виду, никогда не выпущу вас из постели?

– Постели? Я ни слова не сказал о постели. Пять и двенадцать займут место в деревянной крепости.

Ах, как мне нравились дразнящие идеи этого сильного человека!

– Идемте со мной, – пригласил он.

Я взяла Блейка за руку, мы пересекли улицу и направились к небольшому парку с симпатичной белой скамейкой.

Он пристально смотрел на меня. Я закрыла глаза, чтобы прочувствовать удовольствие. Мне казалось, будто внутри у меня шампанское со множеством пузырьков. Ничто не могло опустить меня на землю. Не держи меня Блейк, я воспарила бы. Я была легче воздуха, даже смешивалась с воздухом. Он мог вдохнуть и выдохнуть меня.

В его присутствии ничто не причиняло боль, и, тем не менее, я ее ощущала. Мир был полон, в нем были только он и я. Джексон Лэнг всего лишь тролль у дальнего моста. Я оттолкнула его на другую сторону мира.

В моем видении существовала волшебная страна любви, в которой танцевали мы с Блейком под усыпанным звездами небом. Там были луна и солнце – это был рай, полный любви и паривший высоко над землей.

Мы с Блейком танцевали в этом раю, когда я увидела Робера с пустым взглядом, затем Коллина, Оливера, Фредерика, Дентона и еще десять мужчин с теми же бледными лицами, безо всякого выражения.

Мертвые любовники добрались до меня на облаках. Они разлучили нас с Блейком и опустили меня головой в облака. Туман ослепил меня. Я ничего не видела. Мысленно я призывала Блейка, но его не было. Только я и облака, а вокруг – мертвые любовники. О Боже, помоги мне. Я пыталась посмотреть в отвратительные глаза, но чувствовала, что они терзают мою душу. Помоги мне.

– Помоги мне!

– Николетта, я пытаюсь. Что я могу сделать?

– Не знаю, как тебе объяснить.

– Мисс Карон, никто от меня не ускользнет. Я вызову на дуэль всех ваших поклонников.

– Блейк, я должна тебе кое-что сказать. Должна найти честную опору в паутине моего обмана.

– А что, если мне не нужно это слышать?

Я заговорила, не зная, насколько могу ему довериться:

– Блейк, у меня условие.

– Какое именно?

– Я этого не понимаю.

– Возможно, это совсем ничего не значит. Николетта, ты хорошо выглядишь. Тебе поставили неправильный диагноз?

– Блейк, я объясняю неправильно. Это известно только еще одному человеку, пожалуйста, выслушай…

– Николетта, мне все равно, что ты считаешь в себе неправильным. Я вижу лишь то, что вижу, – твою красоту, остроумие и душу. Это все, что мне нужно.

Он встал и отошел от меня на несколько шагов.

– Николетта, с тобой все в порядке. Возможно, это только в тебе…

– Ты хотел бы заняться со мной любовью?

– Что за нелепый вопрос, Николетта. Любой мужчина, который видел тебя, хочет этого. В том числе и я.

– А что, если бы ты знал, что умрешь во время занятий любовью?

– О чем ты говоришь?

– Пытаюсь объяснить: у меня что-то не так.

– Ты слишком красива, чтобы у тебя было что-то не так. Ведь я не слепой.

– На мне лежит проклятие – нечто, что я не могу контролировать или изменить. Нечто, чего не понимаю.

– Некоторые выдумывают себе болезни. Те, что страдают ипохондрией.

– Я не придумываю. Это правда.

– Хорошо-хорошо. Прошу прощения. Я вижу, ты веришь в это, это…

– Проклятие. У меня кроличье сердце.

– В чем же это выражается?

– У меня сердце кролика.

– Как у садового зайчика? Я довольно-таки высокий, но и для меня это преувеличение.

– Ты смеешься надо мной? Блейк, я не могу тебе ничего сказать. Ты будешь плохо обо мне думать, я этого не вынесу.

– Ах, милая Николетта, ничто из того, что ты скажешь или сделаешь, ничто из того, что ты расскажешь о содеянном, не сможет внушить мне дурные мысли о тебе.

1– Разве что это. Твое представление обо мне было бы разрушено. Ты никогда не думал бы обо мне по-прежнему.

– Скажи мне.

– Блейк, это ужасное проклятие.

Я опустила голову, на глаза навернулись слезы. Блейк обнимал меня с нежностью, не боясь осуждения общества. Я почувствовала, что пытаюсь незримо подпитаться его энергией, поскольку меня охватило отчаяние. Блейк долго меня обнимал.

Я бросила взгляд на дорогу, и мне показалось, что в город въезжает Джексон Лэнг с помощниками. Через одну из лошадей перекинуто тело Оливера. Джексон Лэнг устремился ко мне с явным намерением арестовать.

– Николетта, – пробормотал Блейк.

Джексон и его люди приблизились. Я не шелохнулась.

– Николетта, поговори со мной.

Сейчас меня арестуют, думала я. У них есть доказательства, что я убийца. Они знают обо всей той крови, что на моих руках, они свяжут мне запястья, обвиняя в смерти людей, скажут, что я бросила их, не имея ни сострадания, ни совести: Я мысленно готовилась к аресту, но Джексон и его помощники вдруг исчезли, словно растаяли. Вместо них появился молодой симпатичный путешественник, очарованный мной. Он улыбнулся и приподнял шляпу в знак приветствия.

Блейк отошел от скамьи на несколько шагов.

– Николетта, если ты не хочешь со мной говорить, нам следует отдохнуть друг от друга. Я вижу, тебя заинтересовал другой мужчина. Что ж, желаю приятного дня, Николетта.

Я не обратила никакого внимания на появившегося передо мной мужчину. Меня мучили галлюцинации и страхи. Оливера не нашли, но я чувствовала, что видение – дурной знак. Несмотря на теплую погоду, я ощутила порыв холодного ветра и вздрогнула.

Блейк не проводил меня в гостиницу, даже не оглянулся.

– До свидания, милорд.

Если бы он и услышал меня, все равно не обратил бы на мои слова внимания. Пузырьки внутри меня стали плоскими. Испытывая уныние, я отправилась в гостиницу, но не могла не строить планы.

Мириам сидела в кресле-качалке и штопала носок. Служанка убрала серебряный прибор, которым пользовался лорд Бастон, присела в реверансе и удалилась.

– Мириам, лорд Бастон сказал, что вами интересовались Уилкокс и Пиви. Джентльмены спрашивали, не выпьете ли вы с ними по стаканчику перед обедом в пабе. Они сейчас там.

– Неужели? Не стоит их разочаровывать.

– Да, верно. Вам очень идет это серое платье. Мириам поторопилась на улицу в поисках коляски, а я вернулась в комнату. Мы с Мари готовились к отъезду.

Я написала Мириам благодарственную записку, вложив в нее небольшое вознаграждение, хотя все было оплачено, и бумагу, по которой оставляла ей за гостеприимство лошадь с коляской. Бумагу я спрятала среди постельного белья, чтобы Мириам нашла ее, лишь, когда будет его менять. Как только взошла луна, мы с Мари тихо погрузились в другую коляску и уехали. На развилке свернули налево, как раз перед дорогой к поместью лорда Бастона.

Лошади неслись так быстро, что мы летели по дерну, а на колдобинах рисковали вылететь со своих мест. Я погоняла лошадей, совершенно не думая о том, что было впереди, надеясь лишь на то, что где-то мы будем в безопасности.

– Мари, помолись за нас. Я устала и сбита с толку, не знаю, что делать. Могу лишь думать о том, чтобы бежать и надеяться на то, что о нас забудут. Но это маловероятно.

– Мисс Николетта, я буду молиться.

В темноте показалась карета, медленно направлявшаяся к городу.

– Мари, нагни голову.

Мы промчимся мимо. Я дернула поводья.

Кучер что-то кричал мне, но я не останавливалась. Тогда он перекрыл дорогу.

– Мисс Николетта! Мисс Николетта! Я еду за вами!

– Что?

Увидев, что это карета Блейка, я притормозила. Из кареты высунулся Блейк. Я объехала карету и продолжила полет по дороге, но второпях уронила вожжи и утратила контроль над лошадьми.

Оглянувшись, я увидела, как Бертрум распрягает коренную лошадь, а Блейк садится верхом. Он бросился в погоню за нашей коляской. Поравнявшись с коляской и поставив лошадь параллельно моей коренной лошади, он перепрыгнул на мою лошадь. Натянув вожжи, затормозил коляску и заставил моих лошадей остановиться.

Распутав вожжи и крепко держась за них, он перелез на сиденье рядом со мной.

– Николетта, вы так торопитесь покинуть наш городок.

– Прошу прощения, лорд Бастон.

– Лорд Бастон? А как же Блейк?

– У меня нет времени на объяснения. Я боюсь погони.

– А что, если я спрячу вас в укромном месте, там, где вас не найдут?

– Это возможно?

– Если я помогу, какова будет благодарность? – поинтересовался он с шаловливой улыбкой.

– Я буду вам весьма признательна.

– Николетта, доверься мне. Следуй за мной.

Он сел на свою лошадь, а мы с Мари последовали за ним в коляске.

Блейк подъехал к своей карете.

– Бертрум, пожалуйста, прихвати Мари, встретимся у «Пастушьей рощи». Сегодняшний вечер мы проведем там. Не говори ни с кем и старайся, чтобы тебя не заметили. Присматривай за моей шляпой. Не хочу ее оставить.

Он спешился и помог Бертруму впрячь лошадь обратно.

– Мари, – сказал Бертрум, – очень рад вас видеть. – Он коснулся шляпы.

Мари смущенно улыбнулась, словно школьница.

– Добрый вечер, Берт.

– Должен вам кое в чем признаться.

– Да?

– Мари, я так скучал по вам.

– Неужели?

Блейк сел в коляску, взял у меня поводья и тронул лошадей с места. Страх покинул меня. Я успокоилась. Я верила Блейку.

– Николетта, ты обворожительна.

– Вы тоже, лорд Бастон.

– Блейк.

– Блейк. Красивое имя. Оно мне нравится.

– Я люблю нечто большее, чем твое имя.

– И я люблю нечто большее. Куда ты меня везешь?

– У меня в поместье есть охотничий домик. Ты будешь там в безопасности. Он стоит в дремучем лесу.

– Звучит превосходно.

– Ты всегда будешь бегать из города в город?

– Не хочу об этом говорить.

– Если захочешь, я тебе помогу.

– Сомневаюсь.

– Возможно, я тебя понимаю.

– Не думаю. Вечером ты меня не понял. А ты узнал совсем немного.

– Мы можем удивить друг друга.

Мы проехали последнюю часть пути молча и свернули на длинную грязную дорогу, которая вела в лес. Добравшись до охотничьего домика, Блейк отвел лошадей в конюшню, я ожидала у порога. Вскоре появилась Мари в сопровождении Бертрума, державшего в руке шляпу Блейка.

Дом был простым, но чистым и теплым. На мебели разбросаны одеяла, в которые можно завернуться. Каждый элемент декора соответствовал тому, что я видела в поместье Блейка. Когда были зажжены лампы, дом наполнился светом. Здесь было место для игр, стоял большой резной комплект шахмат.

Поначалу мы с Мари чувствовали себя неловко. Но постепенно освоились. Этому помогла царившая в домике атмосфера уюта.

Мы побывали в кладовой – там были консервы, вино и сухие продукты. Бертрум с Мари приготовили еду из вяленого мяса и содержимого различных банок. Получилось очень вкусно. Из кухни то и дело доносился звонкий смех Мари и Бертрума.

Мы с Блейком были вне улыбок новой любви. Такова была необходимость. Мне надо было выжить. Я не играла охотницу за самым богатым женихом в стране. Моя игра была смертельно серьезной. Как проснуться завтра утром свободной? Как избежать тюрьмы, а возможно, и виселицы?

– Наша королевская система не исчезнет, – сказал Блейк, – для этого наши традиции слишком сильны, а королева – слишком богата.

Мы проговорили всю ночь. Чем больше я его слушала, тем больше убеждалась в том, как сильно нуждаюсь в этом человеке. Он буквально околдовал меня.

– Давай поиграем, – предложил он.

– Во что?

– В правду. Я буду задавать тебе вопросы, а ты – отвечать.

– Я была честна с тобой гораздо больше, чем другие женщины. Ты знаешь, например, что мне девятнадцать.

– Мне нужно знать больше. Почему тебя преследует закон?

– Я же говорила тебе. Я была с Дентоном в вечер его смерти.

– Но ведь не в момент смерти?

– У некоторых женщин есть тайны.

– Тогда, должно быть, я по своей природе сыщик, потому что люблю правду.

– Ты просто ищешь причину, чтобы не любить меня.

– Спроси любого мужчину. Нам не нужно искать причины. Разве ты не понимаешь, что быть холостяком гораздо проще?

– Проще? Почему?

– Не нужно ни перед кем отчитываться, живешь, как хочешь, никто не устраивает тебе сцен ревности, не ноет.

– Значит, я ною, да?

– Я не тебя имел в виду. Но некоторые женщины ноют.

– Некоторые женщины – мегеры, но я на них не похожа.

Я распустила волосы, и они рассыпались по спине. Блейк взглянул на меня.

– Блейк, мне наскучила правда. Давай поиграем в мою игру.

– Что за игра?

– Поцелуй.

– Принести шашки?

– Шашки не нужны, только губы.

Он придвинулся ко мне.

– Вот мои губы. Играть?

– Ну, сначала нужно найти кого-нибудь, кто захотел бы поцеловать. Ты кого-нибудь видишь?

– Да. В этом я совершенно уверен.

– Тогда спроси разрешения у того, кого хочешь поцеловать. Если хочешь не только поцеловать, тоже спроси разрешения.

– Понятно. Мисс Николетта, мне хотелось бы вас поцеловать, вы позволите?

– Да, пожалуйста.

Блейк слегка обвел языком мои губы, а потом запечатлел на них поцелуй. Язык его исследовал мой рот и изображал движения во время секса. Я растворилась в поцелуе, чувствуя себя инструментом, на котором Блейк играл.

– Я поцеловал губы. Можно поцеловать шею?

– Да, можно.

Блейк медленно покусывал и покрывал мою шею поцелуями, иногда легко выдыхая в ушко или целуя мочку. Я чувствовала, как тело мое готовится принять его.

– Я поцеловал. Можно мне поцеловать грудь?

– Да, милорд.

Он расстегнул мне платье и кружевной корсет.

Блейк упивался мной. Даже без прикосновений я чувствовала, какое удовольствие он испытывает, глядя на меня. Он потянулся ко мне с поцелуем и положил руку мне на правую грудь.

Я попыталась отодвинуться:

– Прости, Блейк. Ты не просил разрешения дотронуться, только поцеловать.

– Мне нужно, то есть можно…

Он поцеловал меня так, что противостоять было невозможно. Трепет от прикосновения заставил вспомнить вечер в его кабинете. Желание и страсть, которые мы сдерживали целый день, вырвались и ошеломили каждую клеточку тела. Я целовала Блейка с такой же страстью, пока он не остановился…

– Игра окончена, я выиграла.

Блейк передвигал меня из одной позы в другую, оставаясь в одной позе не более нескольких секунд.

Меня бросало в жар от его прикосновений. Кровь бурлила. Я не ощущала прохлады воздуха, лишь страсть, которую мы возбуждали друг в друге.

Мы начали так поздно, что я почти не заметила восхода, а Блейк целовал, гладил меня и ласкал нижнюю часть моего тела всевозможными способами. Он скользнул рукой под платье и слегка массировал меня, а я постанывала от его прикосновений.

Стало светать. Когда взошло солнце, Блейк заглянул мне в глаза и обнял меня. Я подождала некоторое время, но потом повернулась, чтобы удостовериться, что Блейк жив.

Его занятия любовью содержали послание, смысл которого был мне понятен. Он оставлял самое интимное на потом. Это произойдет не сегодня.

Хотя оба мы были полны желания, мы сделали перерыв, потому что опасались того, что могло произойти после восхода. Мы оба знали, что меня преследует закон.

Бертрум и Мари отправились отдыхать каждый по отдельности в соседнюю комнату. Они устали и поступили мудрее нас, решив поспать.

Глава 25 Лэнг спешит

– Я понятия не имею, что с ней случилось, – сказала Мириам. – Инспектор, она уехала, не попрощавшись. Не оставила ничего, даже записки.

– Кто-нибудь видел, куда она направляется?

– Сэм Бенсон видел вчера вечером, как они с Мари направляются на восток. Коляска ехала очень быстро.

– Она ничего не оставила?

– Вряд ли.

Вошла служанка Мириам.

– Мадам, я нашла эти вещи в ее постели, а это – у туалетного столика.

Служанка передала записку Николетты, носовой платок, несколько английских фунтов и книжечку под названием «Кроличье сердце».

– Вы позволите? – поинтересовался Лэнг.

– Конечно.

Он развернул записку.

«Дорогая Мириам!

К сожалению, у меня нет возможности лично выразить вам благодарность за гостеприимство. Мы получили срочную телеграмму, меня зовут домой, в Ниццу. Один из родственников заболел.

Я знаю, что оплатила свое пребывание в гостинице. Это выражение моей признательности, к чему прилагаются вторая коляска и лошадь. Для меня важно ваше доброе расположение, я найду вас, когда снова буду в Гластонбери. Вы помогли мне найти замечательных друзей и прекрасно провести время.

Пожалуйста, вспоминайте обо мне с той же теплотой, что и я о вас.

С самыми теплыми чувствами,

Николетта».

– Она была очень великодушна по отношению ко мне. А еще она приложила большие чаевые.

– Что это за книга?

– Должно быть, она ее читала.

– А платок?

– Ну разве не прелесть? Взгляните на изящные цветы вокруг буквы «Н». Он пахнет духами Николетты. Инспектор, если хотите, можете взять все это.

– Благодарю. Я сохраню это как вещественные доказательства. А теперь нам пора отправляться в путь.

– Если вы немного подождете, мы могли бы упаковать вам кое-что на ленч и бутылку вина в дорогу.

– Мисс Бестелл, я был бы вам весьма признателен.

– Всегда рада вам и вашим помощникам.

– С нетерпением жду встречи, мэм. До свидания.

День выдался ясный и жаркий. Солнечные лучи проникали сквозь листву, отбрасывая тени на дорогу, когда из города выехало верхом три всадника. Они медленно двигались до того момента, пока не направились на восток и не нашли следы коляски. На ободе правого заднего колеса был след от гвоздя, он отпечатывался на дороге каждые два метра. Троица прошла по следам до развилки и увидела, что коляска повернула на север.

– Прежде чем направиться на север, давайте остановимся.

Экспедицию возглавлял Лэнг на Пегасе, Пиви и Уилкокс следовали за ними устойчивым галопом. Они свернули на длинную аллею и постучали в дверь усадьбы лорда Бастона. Дверь открыл Клайв.

– Добрый день. Я инспектор Лэнг. Это Пиви и Уилкокс. Мы ищем лорда Бастона.

– По-моему, его нет дома. Сейчас посмотрю.

Клайв хлопнул в ладоши.

– Робера?

Та появилась из кухни.

– Да, сэр?

– Ты знаешь, куда отправился лорд Бастон?

– Нет, сэр.

– Странно, инспектор, она знает его распорядок дня лучше, чем кто бы то ни было. Может, кто-то из слуг что-нибудь знает?

Клайв подошел к парадной двери и позвонил в большой колокол. В прихожей собрались слуги со всего поместья. Лэнг насчитал двадцать четыре человека.

– Извините, что отрываю вас от работы, но инспектор Лэнг и его помощники ищут лорда Бастона. Кто-нибудь из вас знает, где его найти?

Этого не знал никто.

– Сколько человек думает, что он может быть в Лондоне?

Руки подняли все.

– Сколько человек поспорит на свое жалованье?

опустили руки.

– Инспектор, к сожалению, они не знают. С ним может быть Бертрум, если это вам как-то поможет.

– Благодарю вас.

Лэнг оглядел поместье:

– Красивое место. Каков размер владения лорда Бастона?

– Он самый крупный землевладелец здешних мест, сэр. Однако это не мое дело, сэр.

– Кому это известно?

– К сожалению, мне ничего не известно о его благосостоянии, как и всем остальным.

– Вы мне очень помогли.

– Неужели, сэр?

– Да, вполне.

Три детектива сели верхом и покинули поместье.

– А теперь что, Джексон? – спросил Пиви, когда они остановились у группы деревьев среди холмов, покрытых зеленью.

– Я проголодался, – сказал Уилкокс.

Лэнг достал из седельной сумки ленч, приготовленной Мириам.

– А теперь я послушаю, что вы думаете по этому поводу, ни одна мысль не будет слишком нелепой. Скажем просто, эта мысль может вызвать другие, менее нелепые.

– Можем следовать за ней из города в город, собирая тела.

– Да, но тогда мы не предотвратим ни одной смерти.

– Мы можем передать рассказ о ней и фотографию в газеты, назначив награду за сообщение о ее местонахождении.

– У нас нет ее фотографии, – заметил Лэнг.

– Она не сможет долго скрываться.

– Ее укрывают лорд Бастон и его кучер, – заявил Лэнг.

– Готов поспорить. Я видел, как кучер и Мари разговаривали около кухни, когда лорд Бастон устраивал вечер.

Когда все предложения были высказаны и обсуждены, Лэнг предложил вернуться в город.

– Но разве мы не должны их преследовать?

– Прежде чем продолжать преследование, надо все хорошенько обдумать.


Лэнг вошел в кабинет доктора. Над письменным столом был прибит диплом доктора. В открытом блокноте на каждой странице были заметки о здоровье каждого из пациентов доктора Игната. На соседних столах находились ватные шарики, депрессоры языка, фарфоровые лотки и несколько разнообразных ножей и инструментов.

На полке у раковины располагались небольшие емкости с замаринованными пальцами руки, ноги и внутренними органами. Лэнг подумал, что интерес Игната к таким вещам ему поможет.

– Добрый день, доктор. Вы не могли бы осмотреть мой порез. Мне нужна перевязка.

– Разумеется, дайте взглянуть. Где это у вас?

Лэнг закатал рукав.

– На предплечье.

– Рана хорошо заживает. Однако для защиты потребуется мазь и повязка.

– Было бы неплохо.

– Хотите, чтобы я проверил ваши ноги или пальцы рук на наличие инфекции?

– Нет, спасибо. По-моему, там все в порядке.

– Каждый ампутированный палец – это мой дневной заработок. Если это рука, заработка хватает на неделю. Хотите, отхвачу вам это безобразное предплечье? Это левая рука, вы все равно ею не пользуетесь.

– Она помогает мне поддерживать баланс при поездке верхом.

Игнат наложил мазь на рану и сделал перевязку.

– У вас тут есть любимая склянка?

– Наверное, с той штукой, что я вырезал у миссис Туитер.

– А что это такое?

– Понятия не имею. Я вскрывал ей брюшную полость, эта штука была лишней, и я ее удалил.

– А как поживает миссис Туитер?

– Она умерла через несколько дней после операции. Думаю, эта штука была ей все-таки нужна. Ее семья была мной недовольна, а я был недоволен собой.

Лэнг заметил, как доктор смотрит на склянку. Мгновение он молчал.

– Сидней, мне нужна ваша помощь. Мы…

– Инспектор, я не могу вам ничего сказать.

– Зовите меня Джексоном. Откуда вы знаете, что я хотел спросить?

– Я хороший врач.

– Я должен знать о ней.

– Не могу ничего сказать. Джексон, это врачебная тайна.

– Знаете, уже вечер. Давайте выпьем и поболтаем. Вам не обязательно рассказывать именно о ней, просто намекните.

– Мне бы не хотелось об этом говорить.

– Вам часто предлагают выпить? Если бы я все время смотрел на склянки, кровь и неизвестные части тела, думаю, время от времени мне необходимо было бы расслабиться.

– Хорошо. Я принимаю ваше предложение.

Напоить Сиднея Игната было нетрудно. После двух рюмок он стал жаловаться на отсутствие в Гластонбери умных людей и поведал, что желает встретить женщину, любую женщину.

Они пили по третьей рюмке, когда Лэнг заговорил:

– Знаете, Сидней, даже в маленьких городках врачи наблюдают такие явления, которые привлекают к ним внимание, даже приносят им известность.

– Что вы имеете в виду?

– Например, штука у миссис Туитер. Возможно, вы первый, кто столкнулся с такой редкостью. Вам мог бы воздать почести медицинский журнал.

– Продолжайте.

– Я не врач, но подозреваю, что Николетта уникальна с медицинской точки зрения.

Игнат промолчал.

– А вы, Сидней, единственный врач, которому об этом известно.

Молчание.

– Я представляю себе медицинские журналы, конференции и признание.

Он слушал.

– Не сомневаюсь, что королева попросит вас продемонстрировать открытие.

– Продемонстрировать?

– Конечно. Королева Виктория очень интересуется этим делом. Так что когда мозг Николетты…

– Вы имеете в виду сердце?

– Прошу прощения. Когда ее сердце замедляет ритм…

– Оно бьется слишком быстро.

– Именно это я и подозревал, – сказал Лэнг.

– Более двухсот ударов в минуту. Это совершенно ненормально – в три или четыре раза выше, чем ритм обычного сердца. Вы только представьте себе. Моё сердце забилось неестественно быстро. Ее сердце обладает некоторыми особенностями, заставляющими другое сердце резонировать.

Лэнг достал «Кроличье сердце».

– Я прочел об этом в книге. Как вы думаете, смерть Фредерика Бодема могла быть вызвана особенностью Николетты?

– Ну, чтобы это было так, она должна была находиться с ним в близких отношениях. Не думаю, что она знала Фредерика.

– Мы в этом не уверены. Кроме того, она была знакома с Оливером и оказалась последней, с кем его видели.

– Да, но Николетта красивая девушка. Мне ненавистна сама мысль о том, что она тот убийца, которого вы ищете. Она и мухи не обидит.

– Да, она такая.

Лэнг понял, что выяснил все, что мог, и тут заметил, что по щекам доктора текут слезы.

– Сидней, что случилось?

Игнат поднял голову.

– Я оплакиваю миссис Туитер. Мне следовало знать, что ей необходима та часть внутренностей. О Господи, я убил ее. Меня надо повесить.

– В работе такое случается. Мы можем лишь стараться из зо всех сил. Вы человек восприимчивый и именно поэтому хороший врач. Сидней, встряхнитесь. Каждому из нас установлен срок.

Доктор перестал плакать и оглянулся, будто поразился собственному поведению в общественном месте. Лэнг взглянул на доктора и сообразил, как тому помочь.

– Сидней, если вы не скажете, откуда узнали, я назову вам жительницу Гластонбери, которая безумно влюблена в вас.

– В меня? Кто же это?

– Если я вам скажу, вы должны будете повести себя по-джентльменски.

– Да, разумеется.

Лэнг подошел к столику, за которым сидели Пиви и Уилкокс, и что-то шепотом сказал Пиви, после чего тот сразу же покинул паб.

– Кто же это? – спросил доктор Игнат, когда Лэнг вернулся за столик.

– Что вы имеете в виду?

– Кто эта женщина? Я буду ухаживать за ней со всем пылом.

– Не могу поверить, чтобы вы о ней не думали. Я и сам о ней думал, но при моем образе жизни не могу себе этого позволить.

– Кто она? Я женюсь на ней, если она пожелает.

– Мириам Бестелл.

– Она интересуется мной? Она красивая.

– О да! Мы беседовали с ней несколько раз, и она говорила только о вас.

* * *

– Добрый вечер, мисс Бестелл.

– Здравствуйте, мистер Пиви. Не желаете ли войти?

– Да. Хочу еще раз поблагодарить за приглашение к лорду Бастону. Мы прекрасно провели вечер.

– Спасибо, что сопровождали меня.

– Нам было очень приятно. Надеюсь, вы не против обсудить со мной один личный вопрос.

– Пожалуйста, присаживайтесь.

Пиви расположился в кресле в гостиной, положив шляпу на колено. Из-за длинных ног сидеть ему было не очень удобно.

– Обычно мы не вмешиваемся, однако один мужчина влюблен в вас так сильно, что, узнав об этом, инспектор Лэнг счел необходимым известить вас.

– О Господи!

– В случае если вас это заинтересует, могу сообщить, что этот джентльмен достаточно известен, не женат и подумывает о женитьбе на вас.

– Мне очень хочется выйти замуж, но я уже слишком стара.

– Он так не считает, мисс Бестелл. Он любит вас.

– Правда?

– Он человек состоятельный и большого ума. В городе его уважают. Он занимается наукой и редко появляется в обществе, не говоря уже о вечерах и балах. Его душа и сердце открыты для вас.

– Откуда вы это знаете?

– Он сидит в пабе с инспектором Лэнгом и только и говорит, что о вас. Наверное, не следовало вам об этом рассказывать.

– Напротив. Я очень рада.

– Этого человека мы очень ценим и хотим, чтобы он был счастлив.

– Ах, мистер Пиви, уверяю вас, если я люблю, то люблю всем сердцем, всей душой. Я не прогоню человека, если он хочет связать со мной жизнь.

– Этот человек – доктор Сидней Игнат.

– Я никогда у него не была, но знаю его. Он держится особняком. Говорите, он сейчас в пабе?

– В этот самый момент.

Мириам схватила шляпку и выбежала из комнаты. Сидней Игнат не видел, как пришла любовь. Мириам захватила его целиком.


Констебль Найлз Морган появился в тот момент, когда три детектива садились на лошадей.

– Инспектор Лэнг, возможно, вы пожелаете поехать со мной. У меня предчувствие.

Детективы последовали за констеблем на восток и прибыли на живописный берег. В результате поисков, продолжавшихся менее часа, они нашли обнаженный труп Оливера Дэвиса недалеко от того места, где был найден Фредерик Бодем! Вокруг бледного тела были красивые ветви и полевые цветы.

– Что вы думаете об этом мемориале? – спросил Лэнг у помощников.

– Артистично.

– Женская рука. Вряд ли в графстве есть мужчина, обладающий способностями декоратора.

– Да, такое ощущение, будто кто-то начал с красных и пурпурных тонов, а завершил розовыми и желтыми.

– Хорошо, джентльмены. Здесь проявлено даже больше заботы, чем там, где был найден Фредерик Бодем.

И снова на теле молодого человека не было никаких следов, ничего, что указывало бы на причину смерти. Лэнг заметил тот же самый пенис, налитый кровью, красное лицо, свидетельствовавшее о проблеме с сердцем, и ту же застывшую улыбку.

– В последний раз его видели, как он отправлялся на прогулку с Николеттой Карон. Она сказала Мириам, что Оливер сел на поезд до Лондона. Следовательно, она солгала, – сказал Найлз.

– Нужно быстро найти эту женщину, – сказал Пиви.

Мужчины поскакали обратно, чтобы выписаться из гостиницы. Лэнг, прежде чем допросить Мириам, послал телеграмму начальнику.

«Кому: Барт Маршалл, Скотланд-Ярд, Лондон, Англия.

От: Инспектор Лэнг, Гластонбери, Днглия.

Дата: 9 августа 1891 года.

Дополнение: Оливер Дэвис найден мертвым. В том же состоянии, что и констебль Фредерик Бодем. Последний раз его видели с Николеттой Карон.

Инспектор Джексон Лэнг».


Королева приняла в личных покоях двоих – премьер-министра и советника Созлбури и сэра Барта Маршалла.

– Кроличье сердце? Ее нужно судить, – заметил Созлбури.

– Без учета ее состояния? – поинтересовался сэр Барт.

– Разумеется, – заявила королева. – Она убивает молодых людей. Не вижу проблемы в том, чтобы увидеть, как ее за это повесят.

– Ее судьбу решит правосудие, – ответил сэр Барт.

– Правосудие? Я не злонамеренна. Меня волнует нечто большее, чем судьба одной женщины, – моральное состояние Великобритании. Это подрыв моральных устоев.

– Она популярна, ваше…

– Не важно. Как только газеты узнают о ней, они тут же что-то придумают. Она аморальна. Она женщина со смертельным оружием. Предложение о замужестве и белое платье не для нее. Она бесстыдно вступает во внебрачные связи, ее необходимо остановить.

– Разумеется, – сказал Созлбури.

– Сэр Барт, я надеюсь на вас. Найдите ее сейчас же. Я хочу, чтобы эта угроза Англии была арестована. Суд над ней должен пройти быстро.

– Да, ваше величество. Джексон Лэнг поддерживает со мной постоянную связь. Я скоро узнаю от него последние сведения.

– Дайте ему все, что понадобится. Можете идти.

Сэр Барт поклонился и вышел, а королева обратилась к Созлбури:

– Созлбури, мне нужно послать сообщение Сади Карно, президенту Франции. Напишите, что я хочу одолжить гильотину.

– Ваше величество, мы решили не использовать это устройство.

– Но для соблазнительницы француженки, только что сбежавшей от французского правосудия, это будет как раз то, что надо.

– Ее еще не судили и не признали виновной…

– Созлбури, мы должны быть готовы.

– Да, ваше величество.

Глава 26 На шаг впереди

Николетта, Блейк, Бертрум и Мари осматривали местность сразу после рассвета. В тех местах, где листва была гуще всего, в охотничьих угодьях Блейка были установлены несколько мест засады для охотников, устроенные так, чтобы совпасть размером с деревом.

Платформы были достаточно велики, чтобы там могли расположиться один или два человека и спрятаться до того момента, пока не появится ничего не подозревающий олень или другая дичь. Недалеко от дома находился гостевой домик с небольшой конюшней и загоном.

– Если узнаем, что они приближаются, пока они будут впереди, мы сможем пройти через конюшню и спрятаться в тайниках. Если они будут находиться в другой части поместья, сядем на лошадей и уедем, – сказал Блейк.

– Они узнают, что мы здесь. Они увидят наших лошадей, – заметила я.

– Возможно.

– Милорд, думаю, мне лучше уехать. Так будет проще для всех.

Он поднял меня и усадил на сено.

– Николетта, тебе не следует путешествовать в одиночестве.

– Я могла бы уехать в Уэльс. Это недалеко.

– Останься со мной, – прошептал он и повернулся к остальным: – У всех есть план.

– Лорд Бастон, я чувствую погоню. Мне нужно уходить. Я чувствую, они близко.

– Николетта, одну я тебя не отпущу. В доме у меня есть карта, мы обсудим этот вопрос позднее.

В домике я снова принялась упрашивать:

– Никто из вас не сделал ничего плохого, вам нужно меня отпустить. Я не могу оставаться, зная, что Джексон Лэнг наступает мне на пятки. Я должна бежать. Пожалуйста, пойми меня. Я не хочу бежать, но я должна.

В конце концов, Блейк согласился, чтобы я поехала на коренной лошади от коляски, а он – на своей. Бертрум и Мари поедут за нами.

Он подготовил для поездки еду и карту. Стоя у окна, Блейк наблюдал за небольшим проходом между деревьями, позволявшим увидеть каждого, кто приближался бы по дороге.

Стайка птиц взлетела с дерева с пронзительным криком.

– Они скоро будут здесь. Если мы не хотим встретиться с ними на дороге, надо отправляться в укрытия. Николетта, Мари, снимайте платья, пора.

Мы сняли платья, сложили их и взяли с собой. В них было бы невозможно подняться в укрытия, а цвет их помог бы нас обнаружить.

Когда мы с Мари вылезали из заднего окна, на нас были лишь корсеты и шаровары. Мы согнулись, выставив зады, что очень заинтересовало мужчин. Оглянувшись, я увидела, что в этот критический момент Блейк и Бертрум сосредоточились на нашем белье.

– Мужчины! – сказала Мари.

– Мы собирали вещи, – проговорил Блейк, возвращаясь к окну, чтобы взглянуть на дорогу. – Правда, Бертрум?

Бертрум схватил пепельницу и сунул в карман.

– Да, я не хотел, чтобы это осталось здесь.

Я собралась отпустить едкое замечание, но тут Блейк сказал:

– Лэнг с помощниками. Их всего трое.

Мы вылезли наружу, проскользнули через конюшню и вскарабкались в укрытия. Бертрум и Мари спрятались на одной платформе, Блейк и я – на другой. Я легла посередине, Блейк прикрыл меня своим телом и натянул сверху одеяло.

Тело его было почти прямо на мне, сердце к сердцу.

– Николетта, какое чудесное ощущение. Это навевает определенные мысли, даже в такую минуту.

– Какие мысли, Блейк?

– Пять-двенадцать, поза в укрытии на дереве.

Мы прижимались достаточно плотно, и я ощутила его возбуждение.

– Блейк, мы не можем так лежать.

Его дыхание стало глубже.

– Блейк, измени позу. Я волнуюсь за твое сердце. Если ты только…

Мы услышали, как закрылась дверь. Блейк смотрел через листву.

Джексон осматривал окрестности и наших лошадей. Послышался голос Уилкокса:

– Джексон, из окна домика метрах в ста к северо-востоку выглядывает мужчина. Похоже, лорд Бастон в другом домике. Идемте посмотрим, должно быть, они там.

Сердце Блейка билось с такой силой, что удивительно, как его не услышал Джексон. Оно билось быстрее и сильнее.

Дотронувшись до Блейка, я почувствовала, что кровь потекла по его венам быстрее. Он был возбужден, но лежал совершенно неподвижно, ожидая ухода Джексона. Я не могла пошевелиться. Места было слишком мало, а Джексон находился достаточно близко, чтобы услышать самое осторожное движение. Я боялась за жизнь Блейка. Я видела, как рука его приобретает красный цвет.

Я знала, что происходит с мужчинами в этом состоянии, и меня стала бить дрожь. Я попыталась остановить сердце, замедлить его ритм, изменить положение, чтобы Блейк не испытал влияние моего сердца.

Я предупреждала его, но он все равно лежал рядом, возможно, доживая последние минуты.

«Джексон, уйдите. Пожалуйста, оставьте нас в покое!»

Должно быть, он услышал мои мольбы.

– Уилкокс, я пойду с вами.

Детективы сели верхом и отправились к другому домику, находившемуся по другую сторону холма, закрывавшему им вид на наши убежища. Когда они скрылись за холмом, мы спустились вниз. Мы с Мари надели платья.

Блейк старался вернуть давление в норму, его дыхание затруднилось лишь от того, что он сел на лошадь. Мы отправились в путь.

Бертрум свернул с дороги, и мы поскакали за ним по берегу, несколько раз пересекая реку. Добравшись до развилки, отправились на запад.

При виде других путешественников мы скрывались в лесу. Конечным пунктом нашего путешествия было побережье. Мы опасались, что нам перекроют главный мост в Уэльс – могла быть послана телеграмма. Надо было найти другую дорогу в Уэльс.

– За мной, – сказал Блейк.

Дорога разветвлялась как раз перед нами. С одной стороны навстречу нам ехала карета, с другой – телега торговца. Чтобы избежать встречи с ними, мы свернули в ближайший лес. Лошадь Блейка двигалась быстро. За ней следовала моя лошадь, затем – лошадь Бертрума, потом – Мари.

Трое впереди пригнулись, чтобы избежать большой ветки на пути. Мари же оглянулась, чтобы удостовериться, что карета проехала, и не заметила ветку.

Ветвь ударила ее в лоб и выбила из седла. Мари упала на землю с глухим стуком, заставившим Бертрума метнуться к ней. Не услышав за спиной топота копыт, мы с Блейком вернулись и обнаружили, что Мари лежит без сознания на руках у Бертрума.

– Ах, Мари, Мари! – воскликнула я. – Мари, милая, дорогая, пожалуйста, скажи что-нибудь. – Я опустилась на колени рядом с ней. – Бертрум, пожалуйста, скажите, что с ней все будет хорошо.

– Не знаю, мисс.

Блейк опустился на колени рядом с Мари и принялся растирать ей руки.


– Я нашел это в мусоре.

Уилкокс помахал скомканной бумагой.

– Что это? – поинтересовался Лэнг.

– Похоже на план бегства, – заявил Пиви.

– Тогда давайте взглянем.

– Они собираются отправиться в Суссекс, потом – на корабле в Германию, вниз по Рейну, похоже, намерены навестить Джозефа и Аниту Хофер в Шварцвальде и отправиться в Швейцарию.

– Убеждает, потому что они оставили его нам, да? – заметил Лэнг.

– Ну, тут кое-что вычеркнуто. Наверное, они переписали план.

– Возможно, они хотели навести нас на ложный след. Лэнг и его помощники обыскали окрестности и домик, выяснив лишь, что то, что походило на лорда Бастона, стоящего у окна, – манекен, одетый в его одежду. Вернувшись к домику побольше, они обнаружили, что лошади исчезли. Уловка дала беглецам полчаса форы.

– Мы найдем их следы, – сказал Лэнг, – в путь.

Трое занялись расшифровкой следов. Следы периодически появлялись и исчезали на берегах реки. В конце концов, преследователи нашли точный след и направились на запад.

Лэнгу не хотелось больше мучиться из-за того, что он упустил беглецов.

Он будет рассуждать спокойно и логично, не позволяя эмоциям одержать верх. Во время преследования ошибки совершаются из-за злости. По опыту Лэнг знал, что для достижения цели нужно быть лишь настойчивым, сосредоточенным и преданным своему делу.

Эмоциям здесь не место. В каждом деле он ощущал ненависть к преступнику, подчинявшую его подобно лисий запах собаку.

К Николетте у него было иное отношение, какое именно, он сказать не мог. Однако Лэнг ощущал, что его внутренний компас нацелен на нее, и видел мысленно лишь одну картину – как он возвращается в Лондон с Николеттой в качестве приза для королевы.

Он часто арестовывал мужа за убийство жены. Или родственника за убийство другого родственника. Такие дела были самыми частыми. Однако арестовать женщину, которая, возможно, убила мужчин в трех странах – это могло бы принести его деятельности самое широкое признание.

Главное, не ставить превыше всего собственные амбиции.

Сосредоточиться нужно лишь на одном – на поимке и аресте Николетты Карон.

– Мне надо бы… – начал Уилкокс.

– Не оглядывайся, когда занимаешься расследованием, смотри только вперед. Он впереди, – заметил Лэнг.

– Вот едет карета – давайте проверим, не видели ли эти люди кого-нибудь.

Карета остановилась. В ней сидели супруги, на козлах – пожилой кучер.

– Добрый день. Мы ищем людей, которые могут быть впереди нас. Случайно, не проезжал кто-нибудь мимо вас или по дороге на запад?

– Нет, мы никого не видели.

Лэнг притронулся к шляпе:

– Благодарю вас. Карета поехала дальше.

Преследователи остановили телегу торговца. Вид у телеги был неуклюжий – со всех сторон висели товары. Сбоку было неграмотно написано «Медицинские струменты».

– Добрый день, – поздоровался Лэнг. – Мимо вас, случайно, не проезжали всадники?

– Я весь день никого не видел.

– Вы уверены?

– Совершенно уверен, сэр. Хорошего дня.

– У вас есть разрешение на торговлю? Если мы не схватим преступников, то хотя бы соберем налог для королевы.

– Подождите. Мимо меня никто не проезжал, но примерно в миле отсюда в лесу скрылись четыре всадника. Это там, где большая пещера с рисунками. Они туда вошли. Я думал, вы хотели узнать, не проезжали ли они мимо, но они не проезжали.

– Сколько времени с тех пор прошло?

– Минут десять.

– Как они выглядели?

– По-моему, это были двое мужчин и две женщины.

– А какой окрас у их лошадей?

– Темный.

– Очень хорошо. Благодарю за помощь.

Вскоре преследователи обнаружили в лесу свежие следы четырех лошадей.

– Они опережают нас не более чем на пятнадцать минут, – сказал Пиви.

Глава 27 Ледяные воды

Каждая секунда приносила боль. Мы ожидали, когда Мари придет в себя.

– Мари, не поступай так со мной! – воскликнул Бертрум.

Мы с Блейком очень удивились, но явно не так, как сама Мари. Моя раненая подруга сделала глубокий вдох сразу, как только были произнесены эти слова.

– Я здесь, – с трудом прошептала она. – Берт, я думаю, ты мой талисман, моя счастливая звезда.

– Ты хорошо себя чувствуешь?

– Голова болит.

– Мари, ты нас ужасно напугала, – сказала я.

– У нее прямо-таки дух вышибло, – сказал Блейк.

– Ты получила такой удар в лоб! Ветка чудом не затронула висок.

Все мы отдыхали несколько минут, радуясь тому, что Мари пришла в себя и надеясь, что она сможет продолжить путь.

Блейк взглянул на карту.

– Интересно, где лучше всего переправиться через Бристольский залив? Нам нужна какая-нибудь лодка и паром, чтобы добраться до Кардиффа. Только паром на Кардифф – большой риск, и ходит он нечасто. Уэстон-Супер-Мар, Сент-Лоуренс или Бернем-он-Си – все они находятся у залива, и до них можно добраться. Возможно, там есть паромная переправа. Мари, сколько еще времени тебе нужно?

– У меня раскалывается голова. Боюсь, я не удержусь на лошади. У меня есть еще несколько минут?

Блейк оглянулся.

– К сожалению, времени у нас нет.

Он помог мне сесть на лошадь, сел сам и снова оглянулся. В лесу послышался стук копыт. Бертрум посадил Мари за спину.

– Держись, Мари.

Три лошади пустились галопом по тропе, ведущей в чащу. Четвертая лошадь скакала без всадника. Мы тесно прижимали колени и аккуратно уклонялись от ветвей, но за спиной все время слышался шум погони.

– Это они?

– Они.

В лесу мог быть кто угодно, но все мы знали, что это преследователи. Даже в глубине души я не могла себе представить, что мы не сможем от них сбежать. Арест для меня означал верную смерть.

Выехав из леса, мы пересекли луг, добрались до дороги и направились на запад.

На вершине холма я оглянулась и увидела полицейский отряд. Это был Джексон с помощниками. Они приближались. Пару минут спустя я снова оглянулась. Они были от нас на том же расстоянии, что и до этого, – не приблизились и не отстали.

А потом мы увидели небольшой указатель на север и на юг.

– Поедем на юг, – предложил Блейк.

Вдруг я вспомнила слова Габриеллы: «Иди на север к паромщику».

– Блейк, нам надо ехать на север.

Блейк повернул на север. Проехав милю, мы увидели указатель с надписью: «Паромщик».

Мы поскакали туда, спустились к кромке воды, к плоскому парому.

Паром был такого размера, что едва хватило места нам, лошадям, паромщику, который побежал нам навстречу, когда Блейк помахал купюрами.

Вскоре мы отчалили и оказались на расстоянии четверти километра по направлению к Бристольскому заливу. Паромщик сказал, что нам надо преодолеть тридцать два километра, после чего свернуть на юго-запад по направлению к Кардиффу.

Я улыбнулась Мари, радуясь тому, что мы благополучно добрались до парома и ускользнули от преследователей. Однако Мари еще не пришла в себя. Она смотрела на меня так, словно не узнавала. И в следующее мгновение, потеряв сознание, упала в холодную воду.

– Подождите, вернитесь! Она не умеет плавать! Мари! Паромщик повернулся к Блейку.

– Те люди на берегу – ваши друзья?

– Совсем наоборот.

– Если я вернусь за ней, окажусь на расстоянии выстрела. Я не могу быстро менять направление.

– Вернитесь, – сказала я.

– Не торопись принимать решения, – возразил Блейк.

– Подумай о том, что означает ее спасение.

Паром удалялся от берега, а Мари уплывала от нас все дальше и дальше.

– Я решила.

– Николетта, тебя повесят, если мы вернемся за ней. Я вспомнила, как мы стояли в гостинице Мириам и Мари предлагала мне свою шею.

– Милорд, я знаю.

Я спрыгнула с парома и неловко поплыла в намокшем платье по направлению к Мари.

Медленное движение. Короткие выдохи. Холодная вода обжигала до костей. Я боялась, боялась, что не смогу добраться до нее вовремя. Что она умрет. Боялась и за свою жизнь, потому что видела на берегу Джексона Лэнга и его помощников.

Мари плавала лицом вниз. Она начала погружаться в глубину. Возможно, ей повезло, если ей суждено было умереть так. Ее смерть будет быстрой, мозг оцепенеет с последней мыслью о жизни. На мгновение мне захотелось закрыть глаза и утонуть вместе с ней.

Я притянула Мари к себе, перевернула лицом вверх, обняла и поплыла к берегу.

– Мари, дыши. Пожалуйста, дыши. Чувствовалась только тяжесть неподвижного тела. Если ей суждено выжить, я должна доставить ее на берег. Нельзя оставаться в холодной воде, но возвращаться с Мари на паром было тоже невозможно.


Джексон и его помощники ожидали меня на берегу. Они взяли у меня Мари и вынесли на берег. В полном изнеможении я выбралась из воды и на четвереньках поползла к Мари.

Я взглянула на воду – туда, где должна была находиться наша свобода. Блейк, Бертрум, четыре лошади и паромщик казались темными тенями в лучах заходящего солнца.

Я бросилась к Мари, пытаясь привести ее в чувство. Джексон пытался нащупать у нее пульс. Меня била дрожь.

– Пульса нет, – сказал Джексон.

– Мне жаль, Николетта.

– Нет, она жива. Она просто замерзла, она…

– Николетта, ее нет. Она покинула нас.

– Нет! Она с нами, с ней все будет хорошо. Подождите. Я схватила подругу и прижалась грудью к ее груди. Она была холодной и безвольной.

– Мари, я тебя не отпущу. Не уходи. Вернись!

«Господи, не отнимай у меня Мари!» Джексон коснулся моей руки.

– Николетта, вы должны поехать с нами. Мы сделаем все, чтобы о ней позаботились.

– Говорю же вам, она не умерла.

– Взгляните на цвет ее кожи. Он поднял ей веки.

Мари моргнула.

– Мое сердце… Мое сердце… Она провела рукой по груди.

– Николетта, с моим сердцем все в порядке, но голова очень болит.

– Мари нужен врач, – объявила я пораженным мужчинам.

– Она его получит. Николетта Карон, вы арестованы по обвинению в убийствах Дентона Брикмана, Фредерика Бодема и Оливера Дэвиса.

Я промолчала и тут увидела, что паром возвращается к берегу.

– Мари Таччи, вы арестованы за соучастие в убийстве Дентона Брикмана.

Мари закрыла глаза.

– Мари, все будет хорошо. Пожалуйста, Мари, соберись с силами ради меня.

Внешне я оставалась спокойна, но внутри меня все бурлило. Я не могла поверить, что Мари пришла в себя.

Паром причалил. Джексон арестовал Блейка и Бертрума «за то, что укрывали Николетту Карон, зная, что ее разыскивает правосудие».

– Инспектор, мы не могли бы это обсудить? – поинтересовался Блейк.

– Разумеется, когда вернемся в Скотланд-Ярд, – ответил Джексон.

Глава 28 Холодный арест и тёплая ванна

– Инспектор, это – недоразумение, – сказал Блейк.

– Не думаю, лорд Бастон. Мы вас выслушаем. Поедемте со мной, мисс Николетта.

– Да, – ответила я, отметив про себя, что меня больше не называют «мисс Карон».

– Сидя на одной лошади со мной, вы никуда не денетесь. Пиви, поезжай с Мари, чтобы арестованные не сбежали.

Уилкокс проверил наручники, и Мари отправилась в путь в его седле, а я – на лошади Джексона. Блейк и Бертрум ехали в наручниках на своих лошадях под пристальным наблюдением Пиви. Две другие лошади следовали за нами. Срочности в поездке в Лондон не было, путь предстоял неблизкий. Я никак не могла согреться и вся дрожала.

– Джексон, прошу вас, давайте остановимся, чтобы я могла принять ванну и переодеться в сухое. Я промерзла до костей.

– Я не собираюсь спускать с вас глаз даже на мгновение.

– Джексон, мне надо согреться. Иначе я умру от пневмонии. И лондонцы не увидят моей казни. Не хотите же вы лишить их такого зрелища?

Джексон промолчал.

– Пиви? Уилкокс? Мы остановимся в следующем городке.

Через полчаса мы прибыли в Бристоль. Там была небольшая гостиница.

Джексон подошел к стойке, ведя меня прикованной к себе, другие ожидали снаружи под наблюдением Пивй и Уилкокса.

– Добрый день. Я инспектор Лэнг из Скотланд-Ярда. Можно арендовать у вас две горячие ванны и полотенца?

– Сколько вам понадобится времени?

– Думаю, полчаса, не больше.

– Разумеется, – ответил портье. – Вам это будет стоить полфунта.

Джексон уплатил.

– Можно получить комнаты с видом на улицу?

– Комнаты номер два и номер три свободны. Я распоряжусь, чтобы вам принесли горячую воду. Что-нибудь еще, сэр?

– Да, пригласите доктора по поводу травмы головы. Пришлите его в комнату номер два.

– Будет сделано.

– Какой-нибудь галантерейный магазин еще открыт?

– Тот, что находится через дорогу.

– Уилкокс, последи за ними. Я скоро вернусь.

Джексон пересек улицу быстрее, чем я могла за ним угнаться, поэтому он тянул меня вперед, а я его – назад. Мы вошли в магазин.

– У вас есть женская одежда?

– Прошу прощения, сэр. У нас галантерея для мужчин.

– У вас есть что-нибудь для нее?

Он купил все необходимое для меня и Мари всего за две минуты.

Мы вернулись на другую сторону улицы, не говоря ни слова. Лэнг вручил Пиви для Мари облегающие черные брюки для верховой езды, белую блузку и пару коричневых сапог для верховой езды. То же самое у него было для меня. Мари была бледна, ее била дрожь. Вид у нее был слабый и болезненный. Я волновалась, она заметила это.

– Николетта, все будет хорошо. Не волнуйся обо мне, – сказала она.

Я кивнула.

Джексон приказал Уилкоксу наблюдать за обоими мужчинами, стоявшими в прихожей гостиницы. Он сменил наручники так, что Блейк и Бертрум оказались прикованы левой рукой к правому, а правой – к левому столбику у входа. Уилкокс положил на столик пистолет и газету. Одним глазом он читал детективные истории, другим – наблюдал за преступниками.

– Пиви, должно хватить от пятнадцати до тридцати минут. Встретимся здесь.

Вчетвером мы поднялись по узкой лестнице в один пролет. Мари и Пиви отправились в комнату номер два, а Джексон и я – в комнату номер три.

В комнате стояли кровать, стул и туалетный столик. Окно с прозрачными занавесками выходило на улицу.

В дверь постучали и внесли большую металлическую ванну. Двое мужчин начали наполнять ее горячей водой. Мыло и полотенца положили на кровать.

– Джексон, надеюсь, вы поведете себя по-джентльменски, когда я буду входить и выходить из ванны.

– А что бы сделал в этом случае джентльмен?

– Как – что? Разумеется, отвернулся бы.

– Так поступил бы только глупец.

– Почему?

– Во-первых, Николетта, потому, что вы преступница. Мой долг – отвезти вас в Лондон на суд. Если я отвернусь, вы сбежите.

– Не сбегу.

– Николетта, вы уже не раз сбегали. Почему я должен верить вам сейчас? Вторая причина. Отвернуться, когда вы принимаете ванну? Тогда на моём месте должен был быть мужчина, который не хотел бы видеть вас обнаженной. Я к таким мужчинам не отношусь.

– Хорошо, Джексон.

Мужчины вернулись и подлили в ванну воды, наполнив ее доверху.

– Когда освободится комната, сообщите. Нам нужно приготовить ее для постояльцев.

– У вас есть соли для ванны? – поинтересовалась я.

– Нет, мисс. Прошу прощения.

Я повернулась к Джексону:

– Вы раньше делали это с другими женщинами?

– Что именно?

– Смотрели, как они принимают ванну?

– Никогда.

Сняв ботинки, я погрузила в воду пальцы.

– Слишком горячо.

Я знала, что придется подождать, прежде чем лезть в ванну, так что торопиться было незачем.

– Джексон, вы не могли бы расстегнуть мне платье?

– Конечно.

Он был весьма привлекательным, одежда не могла скрыть развитой мускулатуры. В другой ситуации мне бы это понравилось. Но сейчас мне было не до мужчины. Я знала, что меня ждет.

Джексон нервничал. Выражение его зеленых глаз было настороженным. Куда девалась его самоуверенность?

Пальцы его дрожали, когда он расстегивал мне платье. Я проявила терпение. Временное ограничение было забыто. Я решила, что это наше с Джексоном время. Слуга закона и преступница вдруг превратились в мужчину и женщину.

Все ясно. Он посвятил жизнь работе. Он довольно-таки много путешествовал и, видимо, пожертвовал браком и сексуальной жизнью ради должности.

Джексон оказался неопытным любовником. Но по его глазам я видела, что он меня желает.

Если бы он не устоял, я получила свободу, так или иначе. Он освободил бы меня или умер в моих объятиях. Возможно, я заблуждаюсь на его счет, но попытаться можно.

Я выскользнула из платья и осталась в мокрых шароварах и бюстгальтере.

Одежда прилипла к коже, замерзшей от морской воды. Сквозь ткань были отчетливо видны затвердевшие соски.

Я сняла чулки и шаровары, обернула полотенце вокруг талии и сняла бюстгальтер. Джексон не мог отвести глаз от моих женских прелестей.

Я снова попробовала воду. Температура была подходящей.

– Джексон, что вы видите?

– Много чего.

– Например?

– Я вижу Афродиту.

– Спасибо.

– Женщину и соблазн.

– Это вас пугает?

– Я вижу нечто большее.

– Да?

– Я вижу убийцу и преступницу.

Я посмотрела ему в глаза.

– Я вижу мужчину, Джексон.

Он промолчал. Видимо, утратил дар речи, когда я сбросила полотенца и вошла в воду. Наклонившись к нему, я медленно провела пальцем по воде, потом опустила обе ноги. Я прикрыла грудь скрещенными руками и наклонилась так, чтобы не видно было неуказанного места. Джексон выпрямился, не отрывая взгляда от моих бедер и колен.

Каждый раз, когда я совершала изящное движение, он двигался. Он двигался на стуле несколько раз, пытаясь найти лучшую точку наблюдения за мной.

Надо взять ситуацию под контроль, насколько это возможно, поскольку шансы на спасение жизни невелики.

– Где мыло? – поинтересовалась я. – Ах, оно на кровати.

– Я принесу.

Он приподнялся со стула.

– Не беспокойтесь, Джексон, я сама.

Я подняла полотенца, но заворачиваться в них не стала. Не испытывая ни малейшего стыда, я отнесла их на кровать – туда, где лежало мыло. Я не торопилась, даже остановилась на мгновение и провела пальцами по волосам.

– Пожалуй, я расчешу волосы перед мытьем.

Джексон не отрывал от меня глаз.

– Джексон, за вами лежит щетка. Вы не могли бы ее подать?

Я неторопливо направилась к нему без полотенец, нисколько не смущаясь.

– Конечно.

Он не пошевелился. Я была слишком близко. Его глаза были на уровне моей груди, когда я потянулась за щеткой, лежавшей на туалетном столике за ним. Если бы я взяла заряженный пистолет, оставленный предыдущим жильцом, он не заметил бы.

Взяв щетку, я протянула ее Джексону и распустила волосы.

– Джексон, вы не могли бы расчесать мне волосы?

– Да, – прошептал он.

Присев ему на колени, я перебросила волосы на спину. Джексон принялся их расчесывать. Очень нежно.

– Джексон, я не такая хрупкая, можете причесывать сильнее.

Движения его стали энергичнее.

Джексон занимался любовью с моими волосами. Пока он причесывал меня, я осторожно ерзала на коленях и чувствовала его крайнее возбуждение и давление на мои ягодицы. Когда я медленно двигалась, он двигался также медленно вместе со мной. В тишине мы двигались, почти симулируя слияние. Эти мягкие движения были моей последней надеждой на освобождение.

Человек с неподвижным лицом немного смягчился, я подумала, что наступил подходящий момент выяснить, возможно ли, как-то рассчитывать на его помощь.

– Джексон…

Я повернулась к нему вполоборота. Глаза его были полны желания, а когда я повернулась, он стал рассматривать мое тело.

– Хочет ли какая-то часть вас освободить меня?

– Затрудняюсь сказать.

Он долго молчал, потом вздохнул:

– Николетта, пора заканчивать с ванной.

– Конечно.

Я легла в ванну, но она была мелкой, и Джексон продолжал меня рассматривать. Вода прогрела меня, я была благодарна за это простое удовольствие.

Джексон придвинул стул и помог мне вымыть голову. Взбив немного пены, он начал намыливать мои волосы небольшими кругами. Его прикосновения были чувственными, я закрыла глаза и откинула голову почти ему на колени, но оперлась о край ванны. Я закрыла глаза, чтобы дать понять, что получаю удовольствие. А еще – для того, чтобы дать ему взглянуть на мое тело.

Я чувствовала на себе его взгляд, почти слышала биение его сердца и ощущала, как трется о меня ткань его брюк. Он хотел меня, но не отваживался сделать последний шаг.

Мной тоже овладело возбуждение. Я была объектом его желания. Нагота возбуждала его так, будто я прикасалась к его мужскому достоинству.

Он нагнулся, провел мылом по волосам, затем вокруг груди. Меня дразнили его прикосновения. Я не отвергала его ласки, глаза у меня были закрыты. Джексону были позволены вольности, он позволял себе новые.

Передвинув стул, он продолжал заниматься волосами, теперь спереди. Затем провел мылом по моему животу, приближаясь к неуказанному месту. Я не шелохнулась, не открыла глаз, не издала ни звука.

– Вам больно?

– Нет, очень приятно. Не возражала бы, если бы меня так купали каждый день.

Джексон немного раздвинул мне ноги, потер мылом внутреннюю часть бедра, проник в мое лоно пальцем.

Я хотела этого мужчину. Он скользил пальцем внутрь и наружу, я двигалась вверх и вниз, пытаясь заставить его проникнуть глубже.

Он наслаждался, разглядывая мое тело. Продолжая доставлять мне удовольствие, Джексон не изменил положения. А потом я задрожала и вскрикнула, взлетев на вершину блаженства.

Джексон наклонился и крепко обнял меня. Некоторое время я просидела в воде, потом мы принялись болтать.

О чем только мы ни говорили, Джексон не отрывал от меня взгляда.

Когда вода остыла, я поднялась. Его глаза все еще фиксировали каждую деталь моего тела.

– Джексон, вы не подадите мне полотенца?

Он сходил за полотенцами, обернул мне плечи и начал медленно вытирать меня.

– Джексон, вы – моя последняя возможность побыть с мужчиной. Вы хотели бы этого?

– Нет, Николетта, я не готов умереть.

– Джексон, это жестоко. Вы уже судили и приговорили меня?

Скользнув руками по моей спине, он взял меня за ягодицы, якобы вытирая, но полотенца у него не было.

Джексон скользнул руками по моей груди, по бедрам. Затем, стоя у меня за спиной, накрыл грудь ладонями и стал сжимать. Я молчала, испытывая ни с чем несравнимое наслаждение.

Покидать комнату Джексон не собирался. Мне тоже не хотелось ее покидать. Кое-кто может осудить меня за соблазн полицейского в то время, как любовник томится из-за меня в наручниках под окном.

Отношения между мужчинами и женщинами бывают разные. Нас с Блейком связывает сексуальное и духовное влечение. Джексона и меня – умственное. Наше влечение подобно игре кошки с мышью. Кошка играет с мышью, пока мышь не начинает играть с кошкой.

Однако наше время пришло и прошло. Я оделась в то, что купил мне Джексон: белую романтическую блузу с кружевными манжетами и галстуком, обтягивающие брюки для верховой езды и коричневые сапоги, не доходившие до колен. Мокрые вещи взяла с собой.

Снаружи было темно. Атмосфера была напряженной, даже враждебной.

У Блейка были ко мне вопросы. Пиви и Уилкокс волновались – мы отсутствовали более двух часов.

– После ванны она заснула, я дал ей поспать, – объяснил Джексон.

Взгляд Уилкокса был пронзительным.

– Джексон, все в порядке?

Господи, да! Знали бы вы, что только что вынес ваш коллега.

– Нет, она просто отключилась от переутомления.

– Николетта, это правда? – спросил Блейк.

– Да, я хорошо себя чувствую.

– Надеюсь, ты не спала с ним? Он не домогался тебя?

– Блейк, разумеется, нет.

Мы снова сели на лошадей, я вместе с Джексоном, и поскакали в ночь.


– Проститутка!

– Шлюха!

Восемь часов спустя после отъезда из бристольской гостиницы мы въехали в Лондон. Улицы были запружены народом.

– Она любовница дьявола!

– Мерзавка!

– На проститутке мужские брюки. Что она за женщина?

Я изо всех сил старалась не обращать внимания на разъяренную толпу и высоко держала голову, однако не могла сдержать слез.

Проведя много времени в сельской местности, я забыла о смоге, от которого участилось дыхание. Или это от страха?

Год назад я попала в тюрьму Ниццы по подозрению в убийстве бывших любовников. Я знала, что заточение будет ужасной прелюдией смерти.

В Скотланд-Ярде нас поместили в комнату для допросов и приковали к стульям. Металл впивался в запястья. Мари оправилась от раны лишь частично. Она была бледна, устала от восьмичасовой поездки верхом и очень боялась допроса.

Вошел начальник Скотланд-Ярда.

– Четверо? Слишком много.

Он освободил лорда Бастона.

– Королеве известно о вашем аресте. Ее величество сказала, что вы барристер, уважаемый человек. Что она желает вам успехов на профессиональном поприще. Вы свободны.

– Я уйду только вместе с остальными.

– Лорд Бастон, выйдите в коридор.

Мы слышали разговор через открытую дверь.

– Лорд Бастон, все вы были арестованы за убийство или содействие убийству. Вас могли повесить, но освободили. Завтра утром мы опубликуем обвинения.

– Барт, я не могу жить без этой женщины.

– Если останетесь здесь, вам вообще не жить, – заявил Джексон, вмешавшийся в разговор.

– Тогда отпустите Бертрума и Мари.

– Нет, только вас, – заявил начальник.

Блейку потребовалось пять минут, чтобы выторговать свободу Бертруму.

Нам с Мари предстояло остаться в тюрьме до суда.

– Позвольте мне поговорить с Николеттой.

– Нет. Я освобожу Бертрума вслед за вами.

Блейк промолчал. В открытую дверь я увидела, что он не двинулся места.

– Лорд Бастон, не делайте глупостей, не губите свою жизнь, – уговаривал его начальник. – Пиви и Уилкокс, приведите Бертрума.

Те сняли с Бертрума наручники и вывели его в коридор.

– Проводите этих двоих к лошадям и не поддавайтесь на уговоры, – распорядился начальник.

– Николетта! Я помогу тебе, клянусь! – крикнул Блейк.

Детективы стали выталкивать Блейка, но тот ударил Пиви в левый глаз и швырнул Уилкокса на Джексона. Блейк воспользовался моментом, вернулся и схватил меня за руку.

– Николетта, обещаю, я вытащу тебя. Чего бы то ни стоило, ты будешь свободна.

Ворвались Джексон с помощниками и выдворили Блейка в коридор.

– Будьте добры уйти и больше не позорьте свою профессию, лорд Бастон. Мы проявляем великодушие по отношению к вам. Не злоупотребляйте своими привилегиями, – заявил Джексон.

– Как я выгляжу? – поинтересовался Пиви, когда Блейк и Бертрум ушли. Он подмигнул Уилкоксу подбитым глазом.

– По-моему, завтра у тебя будет синяк.

– Видимо, да. Я собирался выпить чай с Милисентой. Что она подумает?

– Наверняка она обрадуется твоему появлению. Улисс, вид у тебя суровый. Некоторым женщинам это нравится.

– Это попадет в мое дело?

– Не думаю – ты тут ни при чем. Рука у этого парня тяжелая. По-моему, ему следовало бы радоваться, что его не повесили.

Глава 29 Суд над Николеттой

– Я слышал, она ходила по городу в облегающих брюках.

– Такая женщина заслуживает наказания.

– Я слышал, она пила их кровь, когда они умирали.

– Нет, она калечила их, словно вервольф.

– О Господи!

Дела об убийствах и других серьезных преступлениях рассматривались в Центральном уголовном суде. Судьей был Джордж Таритон, прослуживший в судебной системе дольше прочих. Ему было семьдесят девять лет, и он придерживался консервативных взглядов.

Двери зала суда распахнулись под напором толпы. Те, кому удалось вырваться в зал, делились услышанным с теми, кто остался на улице.

– Говорят, она прелюбодействовала несколько раз в день, как правило, с чужими мужьями.

– Я слышал, она очаровывала женатых мужчин.

– Женатых мужчин? Тогда ее надо повесить за вопиющий адюльтер.

– Повесить ее!

Когда судья Таритон вошел, зрители встали. Старик медленно шел, держа золотой молоток, больше похожий на скипетр. Он страдал одышкой, парик съехал набок, охрана помогла ему добраться до места и поправила парик. Было странно, что у человека со столь безупречной репутацией подкрашены губы и нарумянены щеки.

Таритон был беспощаден к убийцам и выносил им смертный приговор. Судья очень ценил Джексона Лэнга и сейчас приветствовал его и его помощников, сидевших со стороны истца.

Заняв свое место, судья призвал собравшихся к тишине. С того момента, как раздался удар молотка, лишь раз зашуршал носовой платок. Затихла даже толпа на улице, ожидая сведений из зала.

Мужчины на улице с нетерпением ожидали возможности взглянуть на соблазнительницу столь прекрасную, что ей явно суждено было стать легендой. Женщины на улице готовы были повесить Николетту и без суда.

Судья Таритон всмотрелся в подсудимую, стоявшую рядом с адвокатом. Лорд Бастон, крупный мужчина, был одет по обычаю. Черная мантия и парик.

На Николетте Карон было светло-розовое платье, доставленное барристером. Платье было сшито из хорошего материала и отделано кружевами цвета слоновой кости. Судья был поражен, несмотря на свой преклонный возраст. Ее большие оленьи глаза смотрели прямо на него, он знал их магию.

Она смотрела на него, ожидая благожелательности. Судья знал, что, сев в кресло, тут же превратился для нее в божество, от которого зависела ее жизнь. В глазах ее была мольба. Николетта не знала, что в большинстве случаев благожелательность чужда судье Таритону.

– Всем встать.

Николетта, Блейк и Мари встали перед судьей.

– Николетта Карон, вы обвиняетесь в убийствах Оливера Дэвиса, Дентона Брикмана и Фредерика Бодема. Вам понятны обвинения?

– Да, ваша честь. – Ее нежный мелодичный голос завораживал.

– Вы признаете себя виновной в убийстве Оливера Дэвиса?

– Нет, ваша честь.

– В убийстве Дентона Брикмана?

– Нет, ваша честь.

– В убийстве Фредерика Бодема?

– Нет, ваша честь.

– Есть ли у вас адвокат для участия в процессе, доверяете ли вы ему?

– Да, ваша честь.

– Ваше имя, сэр?

– Лорд Бастон, ваша честь.

– Принято.

– Мари Туччи, вы обвиняетесь в соучастии в убийстве Дентона Брикмана и в сокрытии сведений об убийствах Фредерика Бодема и Оливера Дэвиса. Вам понятны обвинения?

– Да, ваша честь, – ответила Мари.

– Вы признаете себя виновной в убийстве Дентона Брикмана?

– Нет, ваша честь.

– В сокрытии сведений об убийстве Фредерика Бодема?

– Нет, ваша честь.

– В сокрытии сведений об убийстве Оливера Дэвиса?

– Нет, ваша честь.

– Есть ли у вас адвокат для участия в процессе, доверяете ли вы этому адвокату?

– Да, ваша честь. Это лорд Бастон.

– Принято.

– Представитель обвинения, пожалуйста, выйдите и назовите свое имя.

– Реджиналд Хоулком, ваша честь. Я представляю ее, величество королеву Викторию, поскольку рассматриваемые преступления были совершены в разных городах, но на территории Англии.

– Хорошо. Приступайте.

Хоулком не был харизматической личностью. Элегантности в его костюме не наблюдалось – достаточно было пристального взгляда, чтобы обнаружить, как неряшливо он одет. Это был полный человек с усами и старомодными бакенбардами. Он то и дело поправлял очки. Однако, несмотря на невыразительную внешность и неточности, ему не было равных в способности обвинять тех, кто находился по другую сторону зала. Он не помнил случая, чтобы обвиняемого оправдали, если сторону обвинения представлял он.

Держась за лацканы, Хоулком прошелся рядом со своим местом, надел парик, облачился в мантию, занял место и теперь ждал указаний судьи. Когда он заговорил, голос его был громовым, точно сам Господь выступал на стороне обвинения.

– Мисс Николетта Карон – проститутка. Любой скажет, что она спала со всеми мужчинами без разбора. Хотя для большинства просвещенных людей это и отвратительно, но мы находимся в суде не по поводу убийства на почве нарушения закона природной моногамии.

Николетта Карон убила трех мужчин предумышленно, целенаправленно и тайно – эти преступления она пыталась скрыть. Обвинение докажет, что Николетта Карон серийная убийца. Убийство следовало за убийством.

Я докажу, что она бессовестная особа, представляющая собой угрозу обществу. Если позволить ей расхаживать по улицам, она будет угрожать всему населению Англии.

Мисс Карон бежала после каждого убийства. Власти Франции, так и Италии, желают допросить ее по поводу четырех убийств, совершенных до ее прибытия в Англию. Уважаемые члены жюри, Николетта Карон должна быть остановлена и наказана за преступления против невинных жертв, ради безопасности народа Британской империи.

Позднее я продемонстрирую суду, что Мари Туччи была ее сообщницей в предательском преступлении против Дентона Брикмана и помогала сфальсифицировать несчастный случай, чтобы скрыть убийство. Что бы вы ни думали о ней как о непредумышленной сообщнице, скажу, что она не сообщила полиции о том, что ей известно, когда ей была предоставлена такая возможность. Она тоже должна подвергнуться наказанию в полной мере за участие в убийстве. Благодарю вас, ваша честь.

Хоулком занял место за столом. Присев, он оглядел судью, некоторых зрителей и членов жюри. Затем перевел взгляд на лорда Бастона.

Лорд Бастон спокойно выдержал взгляд противника. Он попросил нескольких молодых барристеров поговорить со свидетелями и помочь ему подготовиться к слушанию. Он изучил каждое дело, по которому подсудимого оправдали. Инспектор Лэнг связывался с ним и информировал о состоянии Николетты. Лорд Бастон искал день и ночь любую информацию, которая могла бы помочь защитить Николетту.

Судья Таритон взглянул на симпатичного защитника.

– Лорд Бастон, мы готовы выслушать вашу вступительную речь.

– Ваша честь, Николетта Карон не то чудовище, каким ее представило обвинение. Она не совершала преступлений злонамеренно. Николетта – добрая женщина с нежным сердцем. Она хороша собой, способна искренне любить, и живет полной жизнью. Я докажу вам, что она не заслуживает наказания за свои действия. Ознакомлю вас с редким, даже трагическим положением, которое доставляет ей множество страданий. Вы убедитесь в невиновности моей подзащитной и оправдаете ее; поняв, что привело Николетту Карон на скамью подсудимых, вы поймете, что Мари Туччи виновна лишь в том, что выполняла свои обязанности, будучи горничной мисс Карон, а это никоим образом нельзя считать преступлением.

– Хорошо.

Судья занервничал. Потер левое плечо и повернулся к представителю обвинения.

– Эсквайр Хоулком, можете начинать.

– В качестве свидетеля вызывается Мириам Бестелл.

Ради такого события Мириам надела новое синее платье. Она немного нервничала, но внимание толпы ей льстило. Она произнесла клятву на Библии, поудобнее устроилась на стуле, поправила медальон на шее, точнее, декольте.

– Вы Мириам Бестелл из Гластонбери, владелица гостиницы?

– Да.

– Николетта Карон когда-нибудь останавливалась у вас?

– Да.

– Вы могли бы сказать, в какой день и в какое время она прибыла?

– Пятого августа, поздно вечером.

– Мисс Бестелл, вы не помните, не происходило ли в этот день чего-то необычного?

– Пропал Фредерик Бодем, наш констебль и мой старый друг.

– Понятно. Уезжая из города, мистер Бодем обычно не ставил в известность семью?

– Протестую, ваша честь, – заявил лорд Бастон, встав. – Мисс Бестелл не проживала с семейством Бодемов, поэтому не может знать о привычках Фредерика Бодема.

– Переформулируйте вопрос.

– Я отзываю вопрос. Вы ходили с Николеттой Карон на бал в Охотничий клуб?

– Да.

– Со сколькими мужчинами она танцевала на балу?

– С десятью – пятнадцатью.

– Знаете ли вы, что делала Николетта на следующий день?

– Да, она уехала в коляске с Оливером Дэвисом, одним из тех, с кем танцевала.

– Вы или кто-либо другой видели Оливера Дэвиса после прогулки?

– Он пропал после прогулки.

– Николетта говорила вам что-нибудь о его исчезновении?

– Она сказала, что он подвез ее до магазинов Гластонбери и что собирался поехать в Лондон на поезде.

– Она сказала и то и другое?

– Да.

– Ваша честь, я передаю суду документы железной дороги от того дня в качестве первого вещественного доказательства. На ту дату не было продано ни одного билета от Гластонбери до Лондона. А теперь, мисс Бестелл, скажите, чем еще занималась в тот день Николетта?

– Вернувшись, она приняла ванну, уже второй раз, потому что утром она тоже принимала.

– Это показалось вам странным?

– Я не интересуюсь тем, что делают постояльцы.

– За те годы, которые вы содержите гостиницу, большинство ваших постояльцев принимали ванну дважды в день?

– Никто из них этого не делал.

– Она прожила в вашей гостинице несколько дней?

– Да.

– В момент отъезда она была веселой?

– Я не видела, как она уехала.

– Это показалось вам странным?

– Да.

– Адвокат, можете приступить к допросу свидетельницы.

Лорд Бастон подошел к Мириам с радушной улыбкой.

– В ваших свидетельских показаниях сказано, что вы дружили с Фредериком Бодемом тридцать пять лет.

– Да.

– У вас была романтическая связь с мистером Бодемом?

– Фредерик ухаживал за мной несколько лет. Он был моей первой любовью.

– Но вы не поженились?

– Нет. Он женился на Мейми.

– А вы разлюбили его?

– Нет.

– Вы поддерживали с ним дружеские отношения и после его женитьбы?

– Да.

– Относился ли он к тем мужчинам, которые заводят интрижки на стороне?

– Нет, Фредерик никогда не завел бы интрижку.

– Вы произнесли это так уверенно. Могу я спросить почему?

Мириам поерзала, потом заговорила тише:

– Потому что я любила его все эти годы, и он меня тоже. Я не замужем, но не горжусь этим. Я чувствовала себя одинокой и несколько раз намекала Фредерику, что он может переспать со мной, но он не согласился.

– Итак, он был настолько принципиальным, что отказался вступить с вами в связь.

– Да.

– Мириам, надеюсь, вы не обидитесь за мою откровенность, но вы красивая женщина. Я нахожу вас очень соблазнительной.

– Спасибо.

– Однако Фредерик устоял перед вами?

– Он сказал, что не изменит жене.

– Что ж, Мириам, остается лишь восхищаться его силой воли.

– Благодарю вас.

– Были ли в городе женщины, желавшие вступить с Фредериком в связь?

– Да. Он был нашим констеблем, его все обожали.

– Интересно. Если мужнина отказался от женщины, которую любил тридцать пять лет, и устоял перед другими предложениями, как, по-вашему, Фредерик поступил бы с другими женщинами?

– Протестую, – выкрикнул Хоулком. – Это призыв к умозрительным построениям. – Переформулируйте.

– Мириам, возможно ли, чтобы Фредерик, который не захотел завести интрижку ни с вами, ни с другими женщинами, вдруг вступил в интимную связь в лесу с незнакомкой?

– Протестую. Призыв к умозрительным построениям.

– В этом вопросе мисс Бестелл – большой знаток. Я спрашиваю ее о вероятности, а не прошу высказывать мнение.

– Хорошо, – сказал судья, – можете ответить на вопрос.

– Вряд ли Фредерик стал бы заводить внебрачную связь.

– Благодарю вас, мисс Бестелл.

– Эсквайр Хоулком, желаете ли вы устроить перекрестный допрос? – поинтересовался судья.

– Да. Мисс Бестелл, вы заявили, что Фредерик ни за что не нарушил бы брачных обязательств?

– Не нарушил бы.

– А что, если бы его заставили, угрожая оружием? Возможно ли, чтобы Фредерика заставили раздеться и вступить в связь или набросились на него против его воли?

– Такое может произойти с кем угодно.

– Спасибо. Вы когда-либо наблюдали эксцентричное поведение Николетты Карон?

– Эксцентричное?

– Да. Одну минуту – так, другую – эдак.

– Ну, она решила не ехать на бал, но потом передумала. Хотела отдохнуть, а через несколько минут уехала.

– В этом и заключается эксцентричность. Одну минуту мила, другую – жестока. Благодарю. Можете вернуться на место.

Лорд Бастон встал.

– Минуту. Мисс Бестелл, вы когда-нибудь изменяли свои решения? Например, собирались что-то сделать, а потом передумали?

– Да.

– Вы знаете женщин, которые тоже так поступают время от времени?

– Разумеется.

– Могу ли я напомнить суду, что привилегия женщины – изменять мнение и что для слабого пола это весьма характерно? Я закончил. Еще раз благодарю вас, мисс Бестелл.

Остальную часть утра Хоулком перечислял свидетелей, называя всех уважаемых людей, которые видели Николетту и Дентона на королевском балу, включая супругу доктора Йена Линдсея. Они свидетельствовали, что Дентон был увлечен ей настолько, что, кажется, попал под ее чары, что обращался с ней как с особой королевской крови, хотя она обычная женщина, к тому же француженка. Хотя сказать этим людям было больше нечего, одно присутствие такого количества могущественных людей могло повлиять на жюри.

Лорд Бастон попытался снизить эффект:

– Миссис Линдсей, вы заявили суду, что видели Николетту Карон и Дентона Брикмана на королевском балу. Но видели ли вы, что Николетта Карон нанесла Дентону Брикману какой-либо вред?

– Нет, не видела.

– Выглядел ли Брикман так, будто у него что-то болит?

– Нет.

– Другие свидетели заявили, что он восхищался женщиной, которую обнимал. Вы с этим согласны?

– Да.

– Миссис Линдсей, давайте уточним. Вы засвидетельствовали, что Дентон Брикман и Николетта Карон присутствовали на королевском балу.

– Совершенно верно.

– И что вы лично видели, как Николетта и Брикман танцевали, и что Брикман, казалось, гордился Николеттой и выглядел счастливым.

– Да, именно так оно и было.

– И Дентон Брикман вовсе не выглядел больным, не так ли?

– Именно так.

– Благодарю, миссис Линдсей, за то, что приняли участие в судебном слушании.

Она улыбнулась.

– Впрочем, ваше присутствие было вовсе не обязательно.

Миссис Линдсей застенчиво покинула свидетельское место. Лорд Бастон вернулся к своему столу.

Никаких убедительных улик не было представлено до тех пор, пока Хоулком не упомянул факт, что рядом с телом Фредерика были найдены виноградные кисти, а Мириам, вызванная для допроса, подтвердила, что следующим утром Николетта угостила ее виноградом. Хоулком вызвал торговца фруктами, который продал Мари виноград, и тот заявил, что та – его частый клиент, потому что ее хозяйка любит виноград.

Хоулком вызывал свидетелей, которые называли даты и места, доказывая, что Николетта находилась именно там, где совершались убийства.

– Что-то не так. У него ничего нет. Должно быть, у него заготовлено что-то еще.

– Не важно, у меня – тоже, – прошептал лорд Бастон Николетте и вернулся к присяжным.

– Ваша честь, во время предварительного изложения дела эсквайр Хоулком намекнул на то, что Николетта Карон находится под судом не за то, что спала с несколькими мужчинами. Если бы дело обстояло не так, у судов не хватало бы времени на настоящих преступников. То, что у мисс Николетты Карон могло быть более одного мужчины, не обсуждается и никоим образом не касается ни суда, ни обвинителя. Здесь собрались серьезные люди, так что необходимо сконцентрироваться на серьезном вопросе. Я вызываю для допроса мадемуазель Бейб Кили.

– Кто это? – шепотом поинтересовалась Мари у Николетты.

– Не знаю, – ответила та.

К свидетельскому месту медленно приблизилась темноволосая француженка небольшого роста, страдавшая артритом. На ней был очень большой шарф, укрывавший голову и несколько раз обернутый вокруг шеи и скрывавший подбородок. Она старательно произнесла слова присяги на Библии и с трудом опустилась на свидетельское место.

– Мадемуазель Кили, где выживете? – спросил Блейк.

– В Ницце, во Франции.

– Вы знакомы с Николеттой Карон?

– Не совсем.

– Что вы имеете в виду?

– Я не знаю Николетту Карон, женщину. Я знала ее младенцем в момент ее рождения. Она…

– Протестую, – заявил Хоулком. – Ваша честь, это не имеет отношения к делу. Здесь не устанавливается факт ее рождения.

– Ваша честь, я сказал, что ознакомлю суд с положением Николетты Карон, что для этого дела весьма существенно. Прошу дать мне возможность это сделать.

– Хорошо, приступайте, – распорядился судья.

– Мадемуазель Кили, вы говорите, что знали ее в момент рождения. Вы не могли бы рассказать об обстоятельствах ее рождения?

– Я была личной горничной матери Николетты, Мишель Дюбуа. Она была прекрасной куртизанкой, любовницей французского дипломата Жана Жака Бомона, женатого на Доротее Ройер, французской наследнице и затворнице, страдавшей депрессией.

Хоулком заерзал и наклонился к судье:

– Протестую, это не относится к делу.

– Ваша честь, особенность Николетты появилась при рождении. Сейчас мы услышим о странностях, обнаружившихся еще при рождении.

– Отклоняется.

– Мадемуазель Кили, расскажите нам все, – попросил Блейк.

Прежде чем заговорить, француженка взглянула на присяжных и судью.

– В 1870 году мы жили в Ницце. Жан Жак и Мишель страстно любили друг друга, а когда она забеременела, оба очень обрадовались. Однако перед самым рождением ребенка Жана Жака назначили послом в Америке.

Я должна была помогать во время родов, но он хотел, чтобы Мишель находилась под мужской защитой. Он нанял человека по рекомендации коллеги, а у того человека был партнер. Ни Мишель, ни я не испытывали доверия к этим людям, поэтому мы тут же отослали обоих, оставив им жалованье.

Той декабрьской ночью Мишель устала и рано легла спать. Позднее в дверь постучали, но мы решили не открывать. В дом ворвались двое мужчин, связали меня и избили палкой. Когда я попыталась защититься руками, они сломали мне руки в нескольких местах. А когда упала, они сунули мне в рот кляп и несколько раз ударили палкой по голове. Они изнасиловали меня, а потом затолкали в стенной шкаф.

Из шкафа я слышала, что происходит, время от времени теряя сознание. Такие ужасные удары непозволительно наносить ни одной женщине, тем более беременной.

Мишель Дюбуа была раздета, избита и изнасилована. Изнасилование ускорило схватки. Увидев это, нападавшие бросили ее, второпях оставив дверь открытой. Ледяной ветер врывался в дом.

Я пыталась крикнуть Мишель, но зубы мои были сломаны, рот опух, челюсть выбита. Звуки, которые издавала Мишель, становились все слабее и слабее. Она не кричала во время родов, как это обычно бывает, а лишь постанывала. Звуки становились все тише и тише, я думала, она умирает.

Я ничем не могла помочь Мишель, а схватки у нее продолжались.

Я попыталась выбраться из шкафа, но испытывала слишком сильную боль. Я услышала стук об пол, крик младенца и потом потеряла сознание.

Когда я пришла в себя, мне стоило большого труда открыть дверь шкафа и выбраться из него. Кровь, запекшаяся вокруг глаз, мешала видеть. Передо мной на полу лежала новорожденная девочка, все еще связанная с матерью пуповиной.

Ребенок лежал спокойно. В дом пришли кролики и легли рядом с младенцем. А два самых маленьких сидели на новорожденной, согревая ее своим теплым мехом.

Один кролик сидел на груди. Самый большой кролик закрывал пуповину. Позднее доктор сказал, что это не дало младенцу истечь кровью, то есть спасло Николетте жизнь.

Наконец-то я выползла из шкафа. Но поднять младенца сломанными руками не могла. Я позвала Мишель, но ответа не последовало. Она даже не вздохнула. Я поняла, что Мишель мертва.

Я плакала и звала на помощь, пока к двери не подошли соседи. Они перерезали пуповину. Кролики не испугались людей. Они смотрели на нас, и в глазах их было сострадание. Это меня поразило до глубины души. Кролики ушли, лишь когда пуповина была перерезана и Николетта оказалась в надежных руках.

Доктор сказал: если бы не кролики, младенец умер бы от переохлаждения или истек кровью. Он осмотрел малышку. Все было в норме, кроме сердечного ритма. Вместо нормального ритма ее сердце бьется в три раза быстрее. У младенца был тот же сердечный ритм, что и у кроликов, спасших ему жизнь.

Меня выходили в монастыре. Девочка не могла быть признана благородным отцом, который не знал, что она выжила. Ему сказали, что мать и дитя умерли при родах. Он никогда не узнал, что те, кого он нанял для защиты, оказались убийцами его любовницы. Я считала, что лучше ему об этом не знать, и не стала ничего рассказывать, пока полиция Ниццы не спросила о происхождении Николетты. Николетта Карон – особенная женщина, дитя красивых родителей. Куртизанка во Франции не то, что в этой стране. Куртизанку там часто любят больше, чем жену, уважают. Такой и была Мишель.

– А что стало с ребенком? – поинтересовался лорд Бастон.

– Он был отдан в монастырь на воспитание.

– И с тех пор вы потеряли ее из виду?

– Да. До сегодняшнего момента.

Бейб Кили с любовью взглянула на Николетту. Глаза ее были полны слез.

– Она так похожа на свою мать, – сказала женщина.

Я посмотрела на Бейб, на глаза мне навернулись слезы. Мне так хотелось узнать о моих родителях. О матери. Кто она? Где живет? Быть может, где-то в соседнем городе, куда я могу отправиться. При встрече она сказала бы мне: «Николетта, мне так хотелось тебя обнять все эти годы». Душу мою наполнила печаль – она умерла при ужасных обстоятельствах, дав мне жизнь.

Меня поразила история о кроликах и о том, как они помогли мне выжить. Мне на помощь пришли простые животные. Благослови их за это Господь, но, с другой стороны, возможно, именно это спасение сделало меня такой, какова я сейчас, и привело на скамью подсудимых.

Я чувствовала себя осиротевшей, несчастной и одинокой. Я испытывала муки от ужасной судьбы моей матери и злость от того, что мне не позволят поговорить с Бейб, возможно, единственным человеком на земле, который помог бы мне разобраться в собственной жизни, а также расспросить о матери. Я подавила рыдания, подступившие к горлу.

– Благодарю вас, – сказал лорд Бастон.

– Эсквайр Хоулком, вы можете допросить свидетельницу.

Хоулком встал и медленно подошел к свидетельскому месту.

– Мадемуазель Кили, в Англии тех, кто утратил связь с реальностью, запирают под замок. Возможно, во Франции другие порядки. Значит, вы хотите, чтобы мы поверили в ту сказку о кроликах, которую вы нам поведали?

Он подошел к присяжным и пожал плечами, саркастически ухмыльнувшись.

– Какие доказательства того, что ваша история правдива, вы можете предоставить?

Бейб Кили взглянула на него.

– Все, что угодно, чтобы подтвердить хотя бы часть сказанного?

Она встала, медленно сняла жакет и закатала рукава платья. На обеих руках в нескольких местах выступали кости. Руки женщины оказались изуродованными настолько, что было страшно на них смотреть. Присяжные выдохнули хором, в зале зашумели.

Судья ударил молотком.

Свидетельница заговорила:

– С тех пор я ничего не могла делать руками. С той ночи у меня на теле осталось несколько шрамов. Я слепа на один глаз. На голове шрамы, скрытые волосами. Челюсть срослась неправильно.

Она сняла шарф, укрывавший изуродованную челюсть. Зрители выдохнули.

– Если вы заглянете мне в душу, то увидите, что я ответственна за свои слова. Я живу в согласии с Богом, уважаю этот суд, мою родину Францию и Великобританию. Хотя вы и можете поставить мои слова под сомнение, но я знаю, что эта молодая дама благородного происхождения. Сэр, вот все, что я могу сказать. Это чистая правда.

– Вопросов больше нет.

Мадемуазель Кили медленно покинула свидетельское место, все еще испытывая боль от старых ран. Ошеломленные зрители и присяжные проводили ее взглядом. Я потянулась к ней, чтобы познакомиться и поговорить, когда она проходила мимо. Однако этому воспрепятствовал конвой, и мадемуазель Кили вышла, оглядываясь на меня.

– Лорд Бастон, вызовите следующего свидетеля.

– Я вызываю доктора Сиднея Игната.

Игнат принес присягу на Библии и занял свидетельское место. Лорд Бастон уточнил имя и компетентность свидетеля.

– Доктор Игнат, это вы проводили в августе осмотр Николетты Карон?

– Да, я.

– Вы узнали сведения о ней из медицинской карты или при общении с другими врачами?

– Она сказала, что никогда не обращалась к врачам.

– А почему обратилась к вам?

– Она не обращалась, ее принесли ко мне, потому что она нуждалась в медицинской помощи. Инспектор Лэнг показал ей разлагающееся тело Фредерика Бодема, и она упала в обморок.

– А вообще-то она здорова?

– Вполне.

– При осмотре вы установили нечто необычное?

– Да. Я обнаружил, что ее сердце бьется в три раза быстрее обычного человеческого сердца. Как кроличье сердце.

Шум толпы донесся до улицы. Те, кто находился сзади, ничего не слышали, поэтому слова передавались от одного к другому.

– У нее кроличье сердце, – пронеслось эхом по залу. Прозвучал гонг.

– Порядок! – крикнул судья.

– Сами вы заметили что-нибудь необычное?

– Я заметил, что от пребывания рядом с ней мой сердечный ритм участился.

– Это вас встревожило?

– Да, поэтому я отодвинулся от нее.

– Вы заметили это необычное явление потому, что вы врач?

– Не только. Я почувствовал головокружение и покраснел. Полагаю, то же самое случилось бы с кем угодно.

– Заявляю протест. Это не относится к делу.

– Ваша честь, доктор Игнат дает показания о том, что мисс Карон не в состояний контролировать свое влияние. Это очень важно для дела.

– Протест отклоняется.

– Доктор, как вы считаете, что может произойти с мужчиной, который добровольно вступит в интимные отношения с женщиной, страдающей тем же недостатком, что и мисс Карон?

– Протестую. Это призыв к умозаключению.

– Ваша честь, я прошу доктора о медицинском заключении, но переформулирую вопрос. Доктор, считаете ли вы, как специалист, что во время таких отношений сердцебиение мужчины может ускориться в три раза, послужив причиной остановки сердца?

– Да.

Зрители зашептались, в зале поднялся шум. Бам! Тишина была восстановлена после угрозы выдворить всех из зала.

– Насколько я понимаю, вы осмотрели тела Фредерика Бодема и Оливера Дэвиса. Вы установили сходные симптомы смерти?

– Да.

– Не могли бы вы объяснить подробнее?

– Вид обоих тел соответствовал симптомам остановки сердца.

– Вы сочли это необычным?

– Да, потому что мужчины были здоровы и не имели сердечных заболеваний.

– Заметили ли вы во время осмотра что-нибудь еще?

– У обоих мужчин был приапизм.

– Приапизм. Новое слово. Вы не могли бы объяснить для присутствующих этот медицинский термин?

– Да. Приапизм – серьезное редкое состояние, при котором блокируется отток крови от мужского полового органа.

– Тогда не могли бы вы описать, как это выглядит?

– Здесь присутствуют дамы.

– Доктор, пожалуйста, опишите.

– Ну, орган все еще наполнен кровью и находится в возбужденном состоянии.

Снова прозвучал гонг.

– Вы наблюдали это состояние как у Фредерика Бодема, так и у Оливера Дэвиса?

– Да.

– Вы можете рассказать об этом состоянии подробнее?

– Об этом известно немного. В подобном случае требуется немедленное хирургическое вмешательство. В случае, описанном в медицинском журнале, пациент умер потому, что находился в таком состоянии, усугубленном передозировкой эликсира на основе кокаина.

– Известно ли вам, что кто-то из жертв принимал эликсир кокаина?

– Нет.

– По вашему мнению, приапизм мог послужить причиной смерти этих мужчин?

– Вполне возможно.

– Доктор, вы видели на телах колотые раны?

– Нет.

– А огнестрельные?

– Нет.

– А синяки? Их забивали до смерти?

– Нет.

– Следовательно, кроме сердца и мужского полового органа, в теле каждой жертвы все было в порядке?

– Да.

– Спасибо, доктор, вопросов больше нет. Эсквайр Хоулком, свидетель в вашем распоряжении.

– У меня нет вопросов к этому свидетелю.

Хоулком сделал знак судье.

– Ваша честь, разрешите подойти?

– Да.

– У меня есть свидетель, которого мы считали исчезнувшим, однако он был найден, и его свидетельские показания имеют решающее значение.

– Лорд Бастон, вы заявляете протест?

– Кто этот свидетель?

– Уилбур, слуга из усадьбы Николетты Карон. Он последний свидетель, которого я вызову, не считая инспектора Джексона Лэнга.

– Я протестую, – объявил лорд Бастон. – У меня не было возможности с ним поговорить. Его показания нельзя рассматривать.

– Я разрешаю.

– Но, ваша честь…

– Я разрешаю.

Судья выглядел усталым, лицо его покраснело.

– Давайте продолжим заседание суда. Я не становлюсь моложе.

Лорд Бастон вернулся к месту, где сидели обвиняемые.

– Николетта, – прошептал он, – может ли Уилбур сказать что-то против тебя?

– Да, Блейк, может.

– Что? Шепни мне.

Николетта прошептала. По мере того как она шептала, глаза лорда Бастона становились все более тусклыми.

Уилбур вошел с таким видом, будто его избили. На подбородке у него была глубокая рана, на щеке – синяк, веки опухли. Он принес присягу на Библии и занял свидетельское место.

– Уилбур Родхем, вы служили у мисс Карон прошлым летом?

– Да, служил.

– Какую работу вы выполняли в усадьбе?

– Я был старшим работником, главным среди нанятых слуг.

– Помните ли вы вечер четвертого августа?

– Да, сэр.

– Можете рассказать, что именно произошло? Разрешите напомнить, что вы принесли присягу.

– Да, сэр. Я рано лег спать, но Мари разбудила меня где-то в третьем часу утра. В спальне мисс Карон умер джентльмен по имени Дентон Брикман.

Толпа зашумела. Раздался гонг.

– Мог ли этот человек быть еще жив?

– Нет, он был мертв. Тело его уже стало холодным.

– С чего вы взяли?

– Потому что видел… – чуть слышно прошептал Уилбур.

– Вы не могли бы говорить громче? Как вы узнали, что мистер Брикман умер довольно давно? Потому, что женщины смогли выполнить задуманное?

– Да.

– Вы можете сказать суду, что они сделали?

– Да. Я понял, что мисс Карон и Мари сломали мертвецу шею.

– Я правильно вас понял? Дентон Брикман был мертв, а женщины сломали мертвецу шею?

– Да.

– С какой целью?

– Они сказали, что им нужно сымитировать несчастный случай.

– Вы подумали, что он умер естественной смертью и что они хотели это скрыть?

– Нет, я так не думал.

– Вы думали, что они убили его, а потом решили сымитировать несчастный случай?

– Протестую. Ответ на вопрос получен. Он сказал, что не думал так.

– Переформулируйте вопрос.

– Вы помогли женщинам?

– Да.

– По собственному желанию?

– Нет.

– Тогда почему вы это сделали?

– Мари сказала, что я должен помочь, если хочу сохранить работу.

Хоулком вытянул из Уилбура все остальное – как Дентона положили на дорогу, как Уилбур переехал его каретой, чтобы все выглядело как несчастный случай.

– Уилбур, вы хотели осквернить тело?

– Нет, сэр.

– Какая-то часть плана принесла вам удовлетворение?

– Нет, сэр. С тех пор я глаз не сомкнул.

– Что сделала мисс Карон после убийства Дентона Брикмана?

– Сбежала в Гластонбери.

– Почему?

– Протестую. Это призыв к размышлению.

– Протест отклоняется. Свидетель может ответить.

– Она боялась, что ее будут расспрашивать о смерти того человека.

– Благодарю. Лорд Бастон, свидетель в вашем распоряжении.

– Уилбур, вы рассказываете об ужасном событии. Говорите, что лишились сна. Вы исповедовались в содеянном?

– Нет.

– Рассказали об этом инспектору Лэнгу на допросе?

– Нет.

– Почему?

– Мне было стыдно.

– Возможно, вы и есть убийца?

– Нет.

– Уилбур, вы заключили соглашение с барристером обвинения? Ваша свобода в обмен на обвинительные показания?

– Это так.

– Но освободят ли вас после этого?

– Да.

– Вы унесли мертвеца с места, где он умер. Вы везли его две мили и положили его на дорогу. Вы несколько раз переехали тело каретой и молчали обо всем этом несколько месяцев. Все это преступления, но вас освободят. Уилбур, вы неплохо поработали. Вопросов больше нет.

Джексон Лэнг сидел с Пиви и Уилкоксом рядом с обвинением.

– Молодец, Джексон, – проговорил Пиви.

– Я тут ни при чем, – ответил тот.

– В любом случае Уилбур только что произнес им смертный приговор, – заметил Уилкокс.

– Ваша честь, нельзя ли сделать короткий перерыв? – спросил эсквайр Хоулком.

– У вас есть двадцать минут.

Во время перерыва многие остались на местах, опасаясь, что им больше не удастся войти в зал.

Сэр Барт нашел Лэнга среди зрителей, выходивших из зала, и отвел в сторону.

– Я встречался с королевой Викторией. Она хочет произвести тебя в рыцари, о чем объявит после казни Николетты.

Лицо Лэнга осталось непроницаемым.

– Джексон, улыбнись, ведь ты этого хотел. Поздравляю.

– Спасибо.

У выхода из зала Лэнг дождался, когда мимо него пройдет Николетта, скованная по рукам и ногам. Вначале она его не видела, но в последний момент повернулась и улыбнулась ему. Лэнг содрогнулся при виде такой красавицы в цепях.

Барристеры, выходившие из зала, подсудимые, присяжные заседатели и зрители вернулись на свои места. Судья уселся в кресло и ударил молотком. Он был бледнее, чем утром.

– Эсквайр Хоулком, можете выступать.

Хоулком встал.

– Я вызываю инспектора Джексона Лэнга.

Когда Лэнг встал, чтобы принести присягу, выражение его лица было настороженным.

– Инспектор Лэнг, вас часто награждали за расследования, результатом которых стали арест и приговор многим преступникам, я прав?

– Мне посчастливилось разобраться с преступлениями, расследования которых мне поручали. За это я получал признание.

– Вы не могли бы рассказать о том, как занялись расследованием этого дела?

– Барт Маршалл поручил мне и моим помощникам выяснить обстоятельства смерти мистера Брикмана. В полицию поступило анонимное сообщение о том, что на дороге лежит мертвец.

– Вы осмотрели местность?

– Да, мы задокументировали обстоятельства того, как нашли тело.

– Вы можете сказать, почему вы так поступили?

– Мы подумали, что смерть могла случиться не по естественным причинам.

– Что вы сделали с телом мистера Брикмана?

– Забрали его с собой в Скотланд-Ярд и попросили врача выявить причину смерти.

– Какого врача?

– Доктора Йена Линдсея.

Лэнг оглядел зал и остановил взгляд на Николетте, которая не спускала с него глаз.

– Йен Линдсей установил, что Брикмана убили?

Лэнг помолчал.

– Нет, он не был в этом уверен.

– Он сказал, что шея сломана?

– Это не было подтверждено.

– Николетта Карон отправилась в Гластонбери в ночь убийства. Вы допрашивали ее?

– Да, когда приехали в Гластонбери.

– Вы установили, что она лгала?

– Я счел ее ответы достаточно откровенными.

На лице Хоулкома отразилось замешательство. Лэнг явно отвечал не так, как было отрепетировано.

– Считаете ли вы, что мисс Николетта Карон и есть серийный убийца?

– Я устанавливаю факты и предоставляю присяжным определить степень виновности.

– Разрешите вам напомнить, что вы принесли присягу. Вы можете сказать, без тени сомнения, что она убийца?

Лэнг взглянул на начальника Барта Маршалла, своих помощников и других полицейских.

– Я не могу заявить это без тени сомнения. Свидетелей ни одного из убийств, в которых обвиняют мисс Карон, не было.

– Вы имеете в виду, никто не выжил?

– Я имею в виду свидетелей лишения жизни.

– Лишения жизни? Что вы имеете в виду?

– Ускоренную смерть.

– Ваша честь, под присягой находится детектив, который, очевидно, не знает слова «убийство». Разрешите приблизиться?

Оба барристера подошли к судье.

– Ваша честь, инспектор Лэнг составил дело, изобличив Николетту Карон в убийстве. Но его показания граничат с лжесвидетельством и изменой. Я не стану больше задавать ему вопросы и прошу разрешения допросить детективов Пиви и Уилкокса. Я не собирался их вызывать, но выбора у меня нет.

– Хорошо. Лорд Бастон, если вы или ваша подзащитная как-то повлияли на инспектора Лэнга, вы понесете наказание.

– Ваша честь, клянусь, мы этого не делали.

– Инспектор, у меня больше нет к вам вопросов. Лорд Бастон, задавайте свидетелю вопросы.

– Инспектор Лэнг, расскажите об обстоятельствах, при которых были арестованы Николетта Карон и Мари Туччи?

– Мари и Николетта были на, пароме вместе с лошадьми. Мари упала с парома, плыть она не могла. Николетта прыгнула в ледяную воду и вытащила Мари на берег, чтобы мы оказали ей помощь.

– Женщина, которая бежала от вас, приплыла прямо к вам?

– Да.

– И она спасла Мари жизнь?

– Да.

– Каково было состояние Мари, когда ее доставили на берег?

– Она была мертва.

– Как вы это выяснили?

– Она не дышала, пульса у нее не было.

– А что сделала Николетта Карон в ответ на известие о смерти?

– Она склонилась над Мари и попросила Господа сохранить подруге жизнь.

– Что делали вы?

– Мы убедились в смерти Мари и попытались вразумить мисс Карон.

– Значит, она смирилась со смертью подруги?

– Нет. Она обнимала Мари, а потом прижалась сердцем к сердцу Мари.

– Вы знали, почему она так поступила?

– Я подумал, что она оплакивает смерть подруги, однако то, что она прижалась сердцем к сердцу Мари, очевидно, и заставило сердце мертвой женщины снова забиться.

Толпа зашумела. Прозвучал гонг.

– Прошу тишины.

– Как вы это восприняли?

– Откровенно говоря, я подумал, что произошло чудо воскрешения. Возможно, Николетта обладает чудесным даром, возможно, она целительница, подарок роду человеческому, – сказал Лэнг.

– Инспектор Лэнг, вы испытываете симпатию к Николетте Карон?

– Да.

– Считаете ли вы, что Николетта Карон представляет собой угрозу обществу?

– Чем больше я ее узнаю, тем меньше я так считаю.

Сэр Барт наклонился к Пиви.

– Почему он так говорит?

– Сэр Барт, он честный человек. Должно быть, он излагает свою точку зрения.

Далее показания дали Пиви и Уилкокс. Они рассказали, что Мари скрыла факт смерти Дентона. Что Николетта сбежала из страха быть допрошенной. Что в день прибытия Николетты в Гластонбери констебль умер по той же самой необычной причине, что и Дентон. Дали показания о том, что Николетта солгала по поводу того, что проводила Оливера Дэвиса на лондонский поезд. Рассказали, как она солгала в ответ на вопрос, любит ли она виноград, кисточки которого были найдены рядом с телом Фредерика Бодема, хотя на тот момент в Гластонбери винограда не было.

Пиви строго придерживался фактов и говорил прямо. Уилкокс предоставил логические свидетельства против Николетты.

Зрители, присутствующие в зале, с большим вниманием слушавшие блестящие заключительные речи эсквайра Хоулкома и лорда Бастона, считали, что ни тот ни другой не изменит мнение присяжных заседателей. Показания Уилбура Родхема имели решающее значение, после показаний Пиви и Уилкокса вероятность признания вины возросла до девяноста пяти процентов. Только Всевышний мог спасти Мари и Николетту от повешения.

У старого судьи был утомленный вид. Процесс занял всего один день, но при взгляде на судью было видно, что, взвешивая каждое слово, он несет непосильный груз.

Теперь же его участие в суде было почти кончено – оставалось лишь произнести приговор. Предполагалось, что присяжные сочтут Николетту и Мари виновными.

Глава 30 Приговор

Судья Таритон то и дело пускал в ход молоток, призывая к порядку, и каждый раз я вздрагивала. Дерево стучало о дерево. Это наводило на мысль о виселице.

Процесс близился к концу, и когда судья в очередной раз стукнул молотком, дыхание у него перехватило, он схватился за грудь, прикоснулся к левому плечу, завалился набок и упал на пол.

– В зале есть врач? – крикнул Хоулком.

Доктор Сидней Игнат, все еще находившийся в зале, подошел к судье с саквояжем с инструментами, дал ему нюхательную соль, но это не помогло. Вскоре судья перестал дышать. Доктор Игнат объявил о смерти судьи в 4 часа 20 минут пополудни.

– Можно я попытаюсь помочь? – спросила я.

Я испытывала непреодолимое желание защитить пожилого человека, независимо от того, что будет со мной. Порыв исходил изнутри. Я чувствовала, что должна что-то сделать.

– Если он умрет, это неправедный суд. Николетта, пусть все идет своим чередом. Возможно, такова воля Божья, – сказал Блейк.

– Но мы вольны в своих желаниях.

– Забудь о желаниях. Освободи шею.

– Я должна попытаться.

Блейк понял, что меня не переубедить, и сказал:

– Дайте ей помочь.

Подойдя к судье, я мягко коснулась его руки, потом прижалась грудью к его груди и обняла его.

– Ваша честь, не оставляйте нас, – прошептала я.

Судья не пошевелился. Он оставался холодным и неподвижным.

– Ваша честь, пожалуйста, вернитесь.

Судьба была благосклонна к нему. В течение мгновений его сердце снова заколотилось. Судья сделал вдох, потом еще и еще, пока дыхание не восстановилось. Кровь его снова побежала по сосудам, возвращая розовую окраску смертельно бледным щекам. Мгновение он был неподвижен, потом коснулся моей руки.

– Спасибо, – прошептал он.

– Бог с вами, ваша честь.

Судья не отрывал от меня взгляда, когда его несли на кушетку, чтобы стабилизировать состояние. До Мари я никогда никого не спасала. Я задумалась о своем даре возвращать жизнь – почему же я не могла воскресить любовников?

В этот раз было иначе. Мари едва глотнула воды, и грехи побудили ее начать жизнь сначала. В случае с судьей я чувствовала остановку сердца. Необходимо было восстановить регулярное сердцебиение.

Однако любовники мои испытали более сильный сердечный приступ, настоящий взрыв. Думая об этом, я поняла, что не смогла бы их спасти.

Я так горевала о потере молодых жизней, что этот кошмар стал преследовать меня день и ночь с момента их смерти. У меня начиналось психологическое истощение от видений, в которых являлись мертвые любовники, но ужас от холодных прикосновений мертвеца был не столь ужасен, как чувство вины.

Нас с Мари отвели в камеру в ожидании приговора суда.

– Мари, у меня нет слов, чтобы выразить благодарность за то, что ты для меня сделала. Без тебя я пропала бы.

– Не нужно ничего говорить. Я чувствую твою благодарность, – ответила она.

– Мари, ты раскаиваешься в том, что приехала ко мне в Гластонбери?

– Я не раскаиваюсь ни в одном мгновении, проведенном рядом с тобой.

Члены жюри отсутствовали меньше часа. Мы знали, что люди на улице обсуждают показания Уилбура. Хотя многие не сомневались в том, что я спасла судью чудесным образом, они не знали, как реагировать на события, столь противоречившие их мнению обо мне.

Как может быть наделена даром воскрешения проститутка? Очевидно, что они уже проложили нам с Мари дорогу на виселицу. Они решили не видеть во мне врачевательницу, поскольку жестокие насмешки надо мной продолжались.


– Ваша честь, мы считаем обвиняемую Николетту Карой виновной.

– Единогласно?

– Да, ваша честь.

Судья Таритон выпрямился, будто приговор, который он собирался вынести, выпрямлял старые кости. Но когда он взглянул на лист бумаги, руки его затряслись, он прокашлялся, словно мог подавиться простыми словами.

– Николетта Карон, пожалуйста, поднимитесь для оглашения приговора.

Я поднялась.

– Николетта Карон…

Старый судья помолчал, перечитывая бумагу несколько раз.

– Вас признали виновной в трех убийствах, и вы приговариваетесь к смерти.

В зале поднялся шум. С улицы донеслись радостные возгласы.

Судья стукнул молотком.

– Тишина!

– Поскольку вы француженка, во время приведения приговора в исполнение будет присутствовать посол Франции. Он заверил нас, что обезглавливание гораздо гуманнее повешения, поэтому королева приказала доставить сюда гильотину. Таким образом, вы приговариваетесь к обезглавливанию через три воскресенья, в пятницу утром, 25 сентября 1891 года.

Я упала в обморок. Никто не поднял меня. Я упала на холодный каменный пол. Кто-то сунул мне под нос флакон с нюхательной солью, я пришла в себя.

Меня заставили встать, опираясь на плечи конвоя. Я не чувствовала ног, они отказывались мне служить. Я упала, словно подкошенная, под грузом приговора.

– Мари Туччи, вы признаны виновной в соучастии в убийстве Дентона Брикмана. Вас повесят, пока вы не умрете, через три воскресенья, в пятницу утром, 25 сентября 1891 года.

Мари перекрестилась, а потом у нее отказали ноги. Конвой поддержал ее. Я видела, как она старается унять дрожь и не выдать своего страха.

Ах, если бы я могла быть такой храброй. Я не такая. Не знаю, что меня ждет после смерти. Буду ли я вечно гореть в адском пламени? Или Бог сжалится надо мной? Ведь это он создал меня. Я не вероломна, я не убивала предумышленно, я любила этих мужчин.

Я оторвалась от мучительных размышлений и взглянула на Блейка.

Его лицо, казалось, окаменело. Я не могла прочесть его мысли, не видела любви ко мне. Возможно, после показаний Уилбура он разлюбил меня? Не буду его винить. Блейк, я люблю тебя. Слышишь ли ты зов моего сердца?

Он кивнул мне всего лишь раз. Должно быть, услышал крик моей души. Или просто смирился с неизбежным.

– Да смилуется Господь над вашими душами и дарует вам вечный покой. Судебное заседание окончено.

Судья ударил молотком последний раз. Когда он ушел, все поднялись с мест и отправились рассказывать новость.

Глава 31 Ньюгейтская тюрьма

Мои руки и ноги были все еще скованы. Чтобы отвести нас с Мари в камеры, пришли четверо мужчин внушительного вида.

Потом появился Блейк. Он попытался поговорить со Мной, но меня оттащили и потащили к двери.

– Подождите, – сказала я, – дайте, нам поговорить, пожалуйста.

– Вы только убьете его в нашем присутствии, – заявил один из мужчин.

Я взглянула на них.

– Блейк.

Они толкали меня дальше. Я улыбнулась ему сквозь слезы и принялась вырываться. Они быстро схватили меня.

– Я люблю тебя, Блейк!

Больше мы друг друга не видели.

Четверо мужчин провели нас с Мари по туннелю, соединявшему Центральный уголовный суд с Ньюгейтской тюрьмой. Любовь и надежда остались в прошлом. Я проиграла в игре, где проигравшего обезглавливают за любовь.

Я плакала навзрыд, перебирая в уме все, что сделала не так. Я вспоминала мужчин, которым позволяла ухаживать за собой, интимные связи, в которые позволяла себе вступать, зная, что может произойти, а также неизбежность каждой новой смерти. Возможно, если бы я была откровеннее и не скрывала свою болезнь, люди не винили бы меня. Они поняли бы, что я страдала от потери каждого возлюбленного.

Нет. Только не в викторианской Англии. Люди были предубеждены, потому что я страстно желала интимных связей, которых женщины викторианской эпохи опасались и терпели. Меня понимала лишь Мари. А теперь она умрет из-за сочувствия ко мне.

Затхлая темная тесная камера в Ньюгейтской тюрьме отвратительно пахла. Когда меня бросили туда, я забилась в угол и заплакала, уставившись взглядом в стену. Я услышала, что кто-то вошел, но не повернула головы.

– Не бойтесь, мисс.

Я заплакала еще сильнее и закрыла глаза.

– История известной лондонской Ньюгейтской тюрьмы началась в 1188 году, когда два плотника и кузнец построили тюрьму за три фунта, шесть шиллингов и восемь пенсов.

Он говорил, будто пытался успокоить меня сказкой.

– Это довольно-таки занимательные факты истории Великобритании. Годами здесь находились самые ужасные преступники Лондона. В 1236, 1422 годах и в конце XVI века тюрьма перестраивалась. Потом она сгорела во время Большого лондонского пожара и была перестроена в 1672 году.

Мне не хотелось его слушать, но в его голосе было нечто утешающее и доброе. Я успокоилась.

– В 1770 году Ньюгейтская тюрьма была снесена и выстроена заново. В нее ворвались бунтовщики сломами, вскрыли крышу и устроили поджог. В течение часа сбежало несколько сот заключенных.

Я молилась о том, чтобы ее снова подожгли. И я могла бы сбежать.

– Тюрьму снова перестроили в 1783 году, и перед ней воздвигли эшафот.

– Стоп. Не говорите о повешении.

– Тогда платили хорошие деньги, чтобы посмотреть на казнь. У низших классов эти события вызывали интерес.

Внутри Ньюгейт плохая система вентиляции и темнота, камеры мрачны. Тюрьма недостаточно снабжается водой, здесь царит зловоние – тюремный запах, известный как тюремная лихорадка, заболевание, относящееся к тифозным. От нее умерло даже несколько охранников. Ньюгейт – место печали и лишений, физических и духовных страданий. Я говорю это, чтобы вы знали, что должны быть сильной.

Женщины содержатся в одиночных камерах, мужчины – тоже. Иногда заключенные обменивают вещи на услуги. Полуодетые женщины здесь – обычное явление, некоторые охранники совершают над ними насилие. Беременность вследствие изнасилования не редкость. Я попытаюсь защитить вас, мисс Николетта, но я не всегда нахожусь в тюрьме.

Я знала, что спокойный рассказ – самое лучшее, на что можно было надеяться в адских условиях. Я взглянула на выходящего человека. Он приволакивал косолапые ноги, ступая по каменному полу. Утомленная, я положила голову на холодный пол. Заснуть мешали Крики, доносившиеся сквозь окошечко под потолком.

– Смерть бродяге!

– Проститутка!

– Чертова мегера!

– Убийца!

Кричать начали в пять утра, и продолжали весь день и даже после полуночи. Крики становились громче по мере того, как толпа прибывала в разное время дня.

Я плакала от едких насмешек, потому что знала, что одобрительные крики будут последним, что донесется до моего слуха.

В первый день заключения я ощутила бунтарский дух. Попыталась сохранить надежду на возможность побега. Чувствовала, что должна прожить дольше, что жизнь моя не может кончиться на гильотине. Королева одумается. Или Блейк использует свои связи, чтобы освободить меня и Мари. Или охрана воспротивится моему заключению, поднимет мятеж и освободит меня.

Но с наступлением ночи я поняла, что ничего этого не произойдет. Что должна примириться со своей участью.

Я даже начала прикидывать, правильно ли поступает общество, убивая меня. Если я совсем не та угроза роду человеческому, каковой меня считают. Когда я задумалась об этом, когда утратила веру в себя, появился призрак Дентона.

Его тело было синевато-серым. Очертания его слегка светились. Когда он приблизился, пустые глаза его распахнулись.

– Дентон? Прости, Дентон. Дентон, я не желала тебе зла. Было очень темно – три часа ночи. В ночи я молила его о прощении.

На следующий день я услышала звон ключей и увидела косолапого охранника. Он криво улыбался, пытаясь скрыть улыбку под рыжими неухоженными усами и бородой, что ему не совсем удалось.

– Мисс Николетта, вам нужно поесть. Не думаю, чтобы вы ели с тех пор, как оказались здесь.

Он протянул мне чашку свежей воды. Я не пила воду, опасаясь холеры. Однако он приблизился ко мне с таким сочувствием, какого не проявил во время первого посещения. В конце концов, умереть от холеры, наверное, лучше, чем на гильотине.

Он протягивал мне чашку, предлагая выпить.

– Кто вы?

– Альфред, мэм.

– Спасибо, Альфред.

Я взглянула на него так, будто он самый красивый мужчина на свете. В это мгновение он казался мне прекрасным. Он весь был в грязи, видимо, от работы, но от него исходил запах весеннего луга.

– Мисс Николетта?

– Да?

– Я никогда не видел такой красавицы, как вы.

– Спасибо, Альфред.

– А еще со мной никогда не говорила красавица. Понимаете, они попадают сюда нечасто.

– Я польщена, Альфред.

– Вы словно красивая птичка, попавшая в клетку, – шепнул он.

Было видно, как сильно он хотел, чтобы я обрела свободу.

– Я могу для вас что-нибудь сделать, мисс Николетта?

– Да.

Альфред принес мне перо и бумагу, я спрятала их под камнем, вынимавшимся из стены, и написала Блейку. Альфред обещал попытаться доставить письмо.

«Мой милый Блейк!

Спасибо за старания в суде. Добиться оправдательного приговора было невозможно. Я знала это еще до суда, поэтому не мучь себя чувством вины.

Никто не мог бы защитить меня более искренне и убежденно. Я благодарна тебе за все, что ты сделал.

Милый, я молюсь о нашей встрече в более счастливые времена. Молюсь, о том, что желание наше будет неизменно, и что желать мы будем лишь друг друга.

Рядом окно, горожане все время насмехаются надо мной. Я не сплю. Считаю часы, отпущенные мне. Если бы можно было выбрать смерть, я пожелала бы упокоиться в твоих объятиях.

Я желаю тебе величия, и если можно было бы взглянуть на тебя и сказать, что рай существует, я так и сделала бы.

Целую тебя, обнимая крыльями, перед полетом.

Блейк, я люблю тебя.

Люблю всем сердцем,

твоя Николетта».

Я сложила письмо и отдала Альфреду, когда тот принес мне водянистое сало. Взглянув на Альфреда, я увидела за его плечом какие-то очертания. Я прищурилась. Это был Оливер, тело его было синевато-серым и прозрачным. На нем была одежда, в которой он пригласил меня на прогулку.

– Оливер.

– Я Альфред, мэм.

– Оливер, я так сожалею. Я не хотела сделать ничего плохого.

Я потянулась к призраку. Оливер стоял и смотрел мертвым взглядом как раз за плечом Альфреда. Дентон смутился от того, что стоял с другой стороны и смотрел на меня сквозь пелену, но Оливер стоял, словно молчаливый упрек, и лишь насмехался надо мной.

– Меня зовут Альфред, мэм. Вы не сделали мне ничего плохого.

Оливер зол на меня? Расстроен тем, что я ускорила его уход из прекрасной жизни? Он растерян? Или я? Состоит ли моя участь в том, чтобы быть заключенной в темноте с призраками, которые когда-то любили меня, а теперь преследуют?

Вдруг привидение Оливера сделало ко мне несколько шагов.

– Оливер, прости меня.

Он подходил ближе. Вдруг в камере появился Коллин с цветами, которые дарил мне на холме, Робер помахивал длинной ивовой тростью, у Фредерика был виноград, а Дентон притронулся к цилиндру, красивый, как на королевском балу.

– Не могу сказать, боялась ли я опасности, исходившей от них, или их злобы, но видеть их в таком состоянии было просто ужасно. Я хотела, чтобы они были живы, чтобы все они жили, дышали, очаровывали, как когда-то. Мне не хотелось умирать из-за их смерти, потому что я всего лишь любила их и делала счастливыми.

Оливер приблизился. Он протянул ко мне руки, я задрожала.

– Прости меня! – заплакала я.

Он подошел ближе.

– Пожалуйста, прости меня.

Я опустилась на колени, а Оливер прошел сквозь меня.

Ощутив холод и ледяной воздух, окружавший его, я вздрогнула. Призраки потянулись ко мне, чтобы увести в свой призрачный мир. Несмотря на озноб, меня прошиб пот, и мне стало еще холоднее.

– Пожалуйста. Я никому из вас не желала зла. Пожалуйста. Вы должны меня понять.

Я тряслась и плакала.

– Оставьте меня, оставьте, я не хочу, чтобы вы тут были.

– Хорошо, мисс Николетта, – проговорил Альфред.

Я впала в забытье. Это их мир? Они хотят показать мне ад перед смертью? Темные пещеры превратились в темный туннель. Я попыталась нащупать стены, но они двигались под руками. По ним извивалось нечто живое. Иногда это был длинный крысиный хвост. Иногда – лицо, мех или острые зубы животного. Я слышала шипение змей и запах плесени. Я закрыла глаза, не желая видеть место, по которому передвигалась.

О Господи, это точно ад для женщин! Здесь – бесконечные туннели, выхода из которых не видно. На пути меня окружали лишь твари и ужас. Господи, вспомни ту Николетту, что играла с куклами, которая любила скатываться на обруче по Песчаной дороге и искала кроликов на лугу, чтобы подсмотреть их нежность. Вспомни ту Николетту. Господи, пожалуйста, спаси меня. Пожалуйста, Господи…

Я открыла глаза. Призраки исчезли. Лишь Альфред стоял на коленях рядом со мной. Он гладил меня по голове и прижимал к моим губам чашку с водой.

– Я редко покидаю тюрьму и окрестности, но ради вас попытаюсь найти лорда Бастона.

– Спасибо, Альфред.

– Надеюсь, подобного с вами больше не случится. Он бросил на меня взгляд и закрыл дверь. Я увидела призрак Дентона. Он прошел через Альберта и приближался ко мне.

– Дентон, ты должен уйти. Уходи, Дентон. Нет, уходи! Я закрыла лицо руками, чтобы не видеть призрака.

– Господи, помоги мне. Сделай так, чтобы он ушел.

Я произнесла все известные мне молитвы в надежде, что когда открою глаза, Дентон исчезнет, а я смогу прилечь и забыться сном, но крики у моего окна усилились.

– Умри, пособница дьявола!

– Смерть проститутке!

Я окончила молитвы, самое сокровенное общение с Богом, и с трудом подняла голову. Дентон не исчез, теперь к нему присоединились Оливер и Фредерик.

Призраки тянули ко мне свои руки, пытались коснуться меня, будто собирались заняться со мной любовью.

Я пыталась увернуться от их прикосновений. Одни призраки прикасались к моим лодыжкам.

Другие – трогали за грудь, а Фредерик нагнулся, чтобы поцеловать меня.

– Если я всего лишь поцелую тебя, возможно, это удовлетворит меня, – сказал он.

Я вскрикнула, когда надо мной нависло его ужасное мертвое лицо, отбивалась от ледяных рук, но тщетно.

Шли дни, я, то впадала в безумие, то возвращалась к реальности.

По вечерам я слышала пронзительные крики, доносившиеся из других камер, и меня охватывал ужас.

Иногда заключенных мучили согласно ордеру, а иногда над ними издевались начальство или охрана.

Группы из трех или пяти мужчин отправлялись мучить и насиловать заключенную. Избивали ее кнутом, а она, не вытерпев побоев, умоляла их изнасиловать ее.

Охранники проявляли жестокость и по отношению к мужчинам. Наносили им увечья, выбивали зубы, насиловали.

В соседней камере сидела мать по имени Абигейл Морс, приговоренная полгода назад за неудачную вакцинацию своего пятилетнего ребенка Тори, умершего от горячки. Ее часто били кнутом – я слышала ее крики. Иногда мне трудно было сказать, когда кричала я, а когда – она. Не знаю, были ли ее крики самыми печальными, или мои, отражавшиеся эхом от стен по ночам.

Я тщетно молилась о том, чтобы кто-нибудь пришел мне на помощь. Однажды поздно вечером Эмиль Хатчетт, помощник охранника, пришел ко мне в камеру.

– Николетта, ты очень хорошенькая.

Я ожидала, внутри у меня будто тикали часы. Зазвенели ключи, вошли трое мужчин.

Эмиль, так звали одного из них, выступил вперед. Вид у него был неопрятный, не хватало одного переднего зуба, а еще один был заменен деревяшкой. Густые брови почти срослись на переносице, лицо заросло щетиной. Правда, он не был одет в лохмотья, как двое охранников, пришедших с ним.

– Это – Майкл и Терренс, – представил их Эмиль.

Майкл был высоким, худым, с рыжими волосами и пухлыми губами. Терренс – полным, с грязными черными волосами и болезненно-одутловатым лицом.

– Николетта, – сказал Эмиль, – мы пришли поиграть с тобой в одну игру.

– Я люблю играть, – ответила я.

Мужчины связали мне руки.

– Подождите. Прежде объясните мне правила игры. Может, мои правила вам больше понравятся.

– Вряд ли, – ответил Эмиль. – Тебе и так понравится. Ребята, вы согласны?

– Конечно.

– Итак, мисс Николетта, мы разденем вас и привяжем к стене. А потом выпорем.

Эмиль и Майкл держали в руках кнуты.

– У вас есть на это ордер?

– Разумеется, но мы не захватили его с собой. Поверьте, бумаги в порядке.

– Не сомневаюсь.

– Мы прекратим пороть вас, как только вы об этом попросите.

– Попросите меня, – предложил Терренс.

– Мне бы тоже этого хотелось, – сказал Эмиль.

– Спасибо, что объяснили игру, – отозвалась я.

– Эмиль, меня зовут Эмиль.

– Да, Эмиль. Я придумала кое-что другое.

– Говорите, мисс Николетта.

– Понимаете, я не похожа на других женщин. Поэтому вам придется это учесть. Понимаете? Вы можете стать моими последними мужчинами в жизни. И я хочу вас запомнить.

Мне показалось, что у Терренса потекла слюна.

– Так что пороть меня вовсе не обязательно. Я уже хочу вас. Не только тебя, Эмиль. Я хочу вас всех. По очереди, конечно.

– Конечно.

– Каждый из вас должен доставить мне удовольствие. Пусть каждый получит то, что захочет, и запомнит это навсегда. Я добровольно предлагаю вам себя. Только никому об этом ни слова. Иначе королева будет недовольна. Пусть то, что сейчас произойдет в этой камере, останется нашей тайной.

– Даю слово, – сказал Эмиль.

Остальные кивнули. Они не отрывали от меня взгляда, пораженные моими словами и поведением.

– Хорошо, господа. Думаю, женщины могут понять вас превратно.

Все трое закивали.

– Так оно и бывает, – сказал Эмиль.

– И почему они нас не хотят? – спросил Терренс, впервые задумавшись о том, как обращается с женщинами.

– Джентльмены, это легко исправить. Вашей вины в том нет. Очевидно, ни у одной женщины не было времени продемонстрировать вам ласки, после чего она стала бы податливой.

– Хотите сказать, что женщине этого захочется?

– Если вы дадите мне возможность это продемонстрировать.

– О, да!

– Да.

– Да.

– Но сначала я должна предостеречь вас, как предостерегала других любовников. Некоторые мужчины умерли, занимаясь со мной любовью. Не понимаю почему. Возможно, они были не такими сильными, как вы.

– С этим я справлюсь. Даже трубку отложу, – заявил Эмиль.

– Ну и ну. Эмиль всегда курит, – заметил его дружок.

– Эмиль, думаю, вы справитесь. У вас есть и сила, и ум.

– Я – правая рука начальника. Вообще-то я всем руковожу.

– Понимаю. Значит, вы хотите быть первым?

– Да. Первым быть лучше.

– Пожалуйста, положите ваши вещи. Джентльмены, вы желаете уйти или присутствовать?

– Мы хотим присутствовать.

– Тогда, джентльмены, присядьте у стены и пододвиньте лампы, чтобы все видеть. Позвольте мне научить вас любви.

– Ах, учительница.

– Эмиль, вы не могли бы снять рубашку?

– Мне не нужно снимать рубашку, все, что нужно, у меня в штанах.

– Не забывайте, что я учительница.

– Ну ладно.

Он снял жилет и рубашку. Я расстегнула платье до талии и предстала перед ним полунагой. Глаза у него полезли на лоб. Он потянулся ко мне, но я отступила.

– Подождите. Сейчас время для возбуждения. Вы должны подготовиться, созерцая женщину. Потребуется время, чтобы тело получило удовольствие.

– Я уже готов. Сейчас расстегну штаны.

– Не торопитесь.

– Но я больше не могу терпеть.

– Вы когда-нибудь занимались любовью так, чтобы женщина лежала сверху?

– Нет, сверху всегда мужчина.

– Ах, джентльмены, для женщины это тяжело. Я хочу вам показать, как бывает, когда женщина сверху.

– Это неестественно.

– Вы сказали, что хотите учиться.

– Верно.

– Эмиль, лягте на пол.

– В штанах?

– Они скоро спадут.

Эмиль лег на пол, я легла сверху. Мы лежали, прижавшись сердцем к сердцу.

– Неплохо, – заметили приятели Эмиля и поправили штаны.

– Я хочу, чтобы вы думали о том наслаждении, которое возникает от прикосновения моей груди к вашей. Вы ощущаете, как растет возбуждение?

– Да.

Дыхание Эмиля стало затрудненным.

– Когда я тебя возьму?

Он дышал все тяжелее и тяжелее, а потом стал задыхаться.

– О Господи!

Я села и взглянула на Эмиля, корчившегося на полу. Он схватился за грудь. Говорить он не мог, лишь удивленно улыбался. А потом замер.

Майкл вскочил, чтобы посмотреть, в чем дело, но дотронуться до Эмиля не решился.

– Господи, Терренс, он мертв!

Я подняла руки.

– Не знаю, что и сказать. Я ничего не делала, вы сами видели. Вы знали, что он болен? Ладно, джентльмены, кто следующий? Надеюсь, вы покрепче бедняги Эмиля.

Майкл торопливо отворил дверь камеры, оба приятеля попытались выйти одновременно.

– Джентльмены, вы не уберете тело? Мне нравится порядок в камере. И помните о нашем соглашении. Все останется между нами. Пожалуйста, заходите в любое время. Следующим может быть любой из вас.

– Да, мисс Николетта.

Они утащили Эмиля с такой скоростью, что позабыли о кнутах. Я спрятала их за одним из кирпичей, пусть у Майкла с Терренсом их будет поменьше.

Эмиля никто не искал, о его смерти меня никто не спрашивал. В ту ночь никто из людей не вернулся, чтобы помучить меня, и я обрадовалась. Моими мучениями были лишь прошлые любовники.

Глава 32 От всего сердца

«Мой драгоценный Блейк!

Несколько дней назад меня разбудили чьи-то страдания. Я задумалась, не мои ли они.

Когда я поняла, что мучения эти не мои, я вспомнила, что от мучений на гильотине меня отделяет всего несколько дней. Я начала задыхаться. Мое тело будто не хотело дышать. Оно будто пыталось прекратить мое дыхание и саму жизнь.

Думаю, сегодня меня посетит королева. Что она может мне сказать?

«Добрый день, мисс Николетта, я всегда хотела убить нахальную француженку», или «Мисс Николетта, у вас премиленькое платьице, скажите, кто придумывает тюремные костюмы», или «Мисс Николетта, вас тут все устраивает?» Ах, милый, она убивает ту, которая всего лишь любила мужчин. Ту, которая предупреждала их, что любовь к ней может означать их смерть.

Ах, Блейк, мне тебя так не хватает. Я закрываю глаза и вижу твое лицо. Мечтаю о том, что могло быть, чтобы сосредоточиться на мечтах, а не на будущих мучениях.

Ах, Блейк, скажи, что можешь меня навестить. Я так по тебе тоскую.

Скучаешь ли ты по мне? Я не получаю от тебя писем. Наверное, мне их не передают. Это худшее мучение после прутьев, тюрьмы или моей участи. Блейк, я люблю тебя.

От всего сердца,

твоя Николетта».


– Сэр, она откликнулась на вашу просьбу, – объявил Бертрум.

Лорд Бастон сидел у себя в кабинете, склонив голову. На коленях у него лежало письмо Николетты. Слова ее разрывали ему сердце. До казни оставалось совсем мало времени, а в тюрьму к ней никого не пускали.

– Милорд, я сказал, что она откликнулась на вашу просьбу.

Лорд Бастон поднял голову.

– Да, Бертрум?

– Королева сказала, что примет вас. Я подгоню карету, сэр.

– Спасибо, Бертрум.

Лорд Бастон надел парчовый жилет и другие предметы туалета, подходящие для королевской аудиенции. Бертрум и еще один слуга помогли закрепить подарок для королевы в большой специальной телеге.

– Ваше королевское величество, разрешите представиться. Я лорд Бастон, – произнес лорд Бастон, пробуя голос по пути в Букингемский дворец.

Как сделать так, чтобы прошение о сохранении жизни Николетты возымело эффект? Он мысленно отрепетировал каждое слово. А также то, как, по его мнению, королева Виктория воспримет прошение.


Лорд Бастон отвесил низкий поклон королеве, восседавшей на троне.

– Ваше королевское величество, разрешите представиться. Я лорд Бастон.

– Разумеется, мне известно, кто вы такой, лорд Бастон. Вы в списке тех, кому я намерена доверить государственный пост. Я подумывала о том, чтобы сделать вас послом.

– Благодарю, ваше величество. Для меня огромная честь послужить Англии.

– Прекрасно.

– Я привез вам подарок. Лошадь в натуральную величину, сделанную из кусочков ляпис-лазури и слоновой кости, а также тысяч драгоценных и полудрагоценных камней.

– Это подкуп?

– Разумеется, нет. Во время пребывания в Китае я купил лошадь для украшения входа в усадьбу, а потом решил, что моей королеве, вероятно, понравится ее двойник.

Взгляд королевы оставался суровым.

– Ваше величество, эта лошадь покрыта узором, выполненным вручную. Считается, что она относится ко времени династии Тан, примерно к 625 году до нашей эры. Она пролежала в земле много лет, была обнаружена в ходе раскопок и вошла в мою коллекцию азиатских древностей.

– Понимаю.

– Это просто подарок, ваше величество. Англия была очень добра ко мне. Подарок совершенно не связан с целью моего визита.

Кучера лорда Бастона внесли лошадь с помощью королевских слуг.

– Выражаю вам благодарность за столь щедрый подарок Англии.

Королева подошла к лошади, чтобы осмотреть драгоценные камни.

– Очень красиво. Седло украшено сапфирами и рубинами. Вы сказали, у вас две лошади? Пара?

– Да, ваше величество.

– Пара произвела бы большее впечатление, как вы считаете?

– Эта пара ваша, ваше королевское величество. Вы окажете мне честь. Вторая лошадь будет доставлена завтра утром.

– Благодарю.

Королева вернулась к трону и ерзала, усаживаясь поудобнее. А потом в ней словно произошла какая-то внутренняя перемена – голос ее стал низким и грудным:

– Но то, о чем вы собираетесь меня попросить, я не могу вам даровать.

– Я умоляю о милости.

– Лорд Бастон, здесь нет возможности оказать милость. Николетта Карон осуждена и приговорена Высшим судом. Решение доведено до сведения судов и моего лично. Если вас интересует мнение общественности, встаньте у ее окна и послушайте.

Вошли двое слуг.

– Просим прощения, ваше величество. Необходимо ваше срочное присутствие в Большом зале.

– А нельзя перенести это срочное дело сюда?

– Не это, ваше величество.

– Лорд Бастон, прошу прощения. Я скоро вернусь.

– Конечно, ваше величество.

В Большом зале находился помост, закрытый занавесом. Худой энергичный француз встал, приветствуя королеву.

– В чем дело? Я не привыкла, чтобы меня просили сойти с трона, не называя причины.

– Она прибыла, ваше величество.

За отдернутым занавесом оказалась большая гильотина.

– Желаете посмотреть, как она действует?

– Да.

– Я – месье Поль Делаж, я представляю…

– Месье Делаж, я не склонна слушать болтовню торговца. Однако вы можете продемонстрировать работу машины.

– Конечно. Позвольте использовать для этого дыню, чтобы показать силу и точность механизма…

– Хватит болтать. Показывайте.

На французе были ботинки не по размеру, поэтому он поджимал пальцы и выглядел так, будто стоит на цыпочках. Королева сочла это странным, однако промолчала.

Он поставил дыню на подставку, опустил рычаг и закрепил дыню. Над ней висело острое угловое лезвие, отполированное до такой степени, что от него по всей комнате разбегались яркие блики.

Закрепив дыню, француз протянул руку к канату, отвязал его и опустил тяжелое лезвие. Половинки дыни со стуком упали на пол.

– Очень хорошо, месье Делаж.

– Это новая гильотина. Желаете испытать ее на ком-нибудь из заключенных?

– Нет, месье Делаж, я убедилась, в том, что механизм сработает в нужный момент. Вы позаботитесь об этом, иначе я выражу вашему правительству свое недовольство.

– Да, ваше величество.

Королева вернулась к лорду Бастону.

– Лорд Бастон, прошу прощения, у меня много дел. Время нашей встречи истекло. Сожалею, что не могу вам помочь.

– Ваше величество, могу я…

– Не сомневаюсь, что она очаровательная женщина. Но она приговорена к смертной казни. И вы, голубчик, должны смириться с реальностью.

– Никогда.

– Тогда вас очень опечалит реальность.

Лорд Бастон поклонился.

– Могу я ее увидеть?

– Лорд Бастон, я не лишена сострадания. И не настолько холодна, чтобы не заметить любовь, не понять, насколько глубоко она отзывается в сердце.

Лорд Бастон взглянул на королеву. Глаза его засветились надеждой.

– Однако ваша любовь направлена на ложный предмет. Нет, вы не увидите эту проститутку. Я говорю это, чтобы защитить вас, вашу жизнь, вашу душу. А теперь позвольте мне заняться более важными государственными делами. Вы можете присутствовать на казни. Я бы не хотела, чтобы вы пропустили ее.

Лорд Бастон поклонился и вышел.


«Мой милый Блейк!

Прошел еще один день. Я слышу крики других заключенных в ночи, я привыкла к ним, будто это крик петуха по утрам или нечто, с чем я должна смириться. Однако это утро человеческих существ, которые уходят в ночь, не получив ответа и испытав мучения. Иногда мой мучительный крик – самый громкий.

Мне сказали, что сегодня придет королева. Не знаю зачем. Возможно, ее обуревает то же самое нездоровое любопытство, что и горожан, которые бросают мне в камеру заточенные палки. Возможно, королева придет с собственной палкой, чтобы потыкать ею в меня.

Спокойной ночи, мой дорогой. Я молюсь о том, что утром я проснусь и ночной кошмар уйдет, ты придешь и ляжешь рядом, как это и должно быть.

Спокойной ночи.

Я люблю тебя, Блейк.

Люблю всем сердцем.

Твоя Николетта».

Глава 33 Визит королевы

Я пыталась заснуть на каменном полу, борясь с призраками, заполнившими камеру, когда среди ночи появился слуга королевы.

– Прибыла ее величество. Она желает вас видеть.

Когда королева вошла, я встала. Это была довольно-таки полная женщина в платье, украшенном так, что об этом можно было только мечтать. Даже в темноте можно было различить восхитительный золотой узор на ткани. И все же, если бы на ней была такая же мешковина, что и на мне, от нее все равно исходило бы ощущение власти. В ней было нечто харизматичное, нечто внушавшее уважение и даже почтение.

Королева Виктория присела на скамью, найденную помощником, и некоторое время разглядывала меня. Роста она была такого, что едва доставала до спинки.

– Знаете, у меня есть дети.

– Да, ваше величество.

– Девять наследников. Я не королева Елизавета.

– Нет, ваше величество.

– Следовательно, мне знакомо то, что происходит между мужчиной и женщиной. Я ухаживала за малышами, когда они болели. Пыталась должным образом их воспитать. Я рано потеряла мужа. Принц Альберт умер много лет назад. Но мне не нужен другой мужчина.

– Да, ваше величество.

– Вы не можете винить меня в том, что мое слово – закон.

Я присела в реверансе.

– Да, ваше величество, я понимаю. Я всего лишь ваша служанка. Вы оказали мне огромную честь, навестив меня.

– Присядьте, Николетта. Я хочу с вами поговорить.

– Да, ваше величество.

– У меня к вам много вопросов. Большинство женщин страдают в браке. Они спят со своими мужьями, надеясь, что ночь не станет ночью унижений, когда мужья делают с ними что хотят. Однако я слышала, что вам доставляет удовольствие близость с мужчиной. Это правда?

– Да, ваше величество.

– Как вы думаете, есть женщины, подобные вам?

– Наверняка.

– Это волнует меня. Я пытаюсь представить себе мир, в котором женщины испытывают желание, и готова на все, чтобы остальные женщины тоже его испытывали. Будут ли женщины желать второго партнера, а потом третьего? Придется ли мужчинам доставлять женщинам больше удовольствия из страха, что их бросят ради других? Или женщинам придется доставлять мужчинам удовольствие, чтобы они не сбились с пути и тем самым не разрушили семью? Появятся ли внебрачные дети? Неизвестные отцы? Прекратят ли люди работать? Можно ли контролировать ситуацию? Николетта, это путь ко лжи и хаосу.

– Но это путь к счастью, ваше величество. Находиться в прекрасном союзе гораздо радостнее. Это будет не только по доброй воле, но и по настоящему желанию, это будет настоящий союз.

– Николетта, я не могу себе представить такой мир. – Королева помолчала. Выражение ее лица было суровым. – Расскажите подробнее.

– С радостью, ваше величество. Сегодня муж думает, что должен содержать дом и семью, а остальное не его дело. Жена должна убирать, стирать, готовить, рожать детей, ухаживать за ними. И в то же время выполнять супружеский долг. Находясь в таком положении, женщина не может быть счастлива.

– Все это так.

– Возможно, в будущем женщины пожелают иметь право выбора. А что, если они не пожелают выходить замуж?

– Такие и сейчас есть. Это старые девы.

– Те, кому мы сочувствуем, потому что ни один мужчина не женится на старой деве. Женщины страшатся одиночества и готовы выйти замуж не по любви.

– Хотите сказать, что женщина может отвергнуть сделанное ей предложение и остаться одна?

– Да, ваше величество.

– Такая женщина не заслуживает уважения. И все равно ее будут считать старой девой.

– А что, если это не так? Почему бы не позволить мужчинам и женщинам вступать в союз по желанию? А потом вступать в новый союз, более желанный?

– Даже после периода ухаживания? На это уходит три года.

– А что, если они будут всю жизнь искать и менять партнеров?

– Да, но подумайте о детях, о разбитых семьях. Ведь начнется настоящий хаос.

– Подумайте о счастье.

– А что потом? Ведь нельзя до бесконечности менять любовниц и любовников?

– Можно.

– Да разразит меня гром, прежде чем наступит такой день. – Королева вынула из сумочки веер и стала им обмахиваться. – Полагаю, всем этим женщинам будут нравиться их союзы?

– Да, ваше величество. Они узнают, что воспламеняет страсть, и поделятся этим знанием со своими партнерами.

– О Господи!

Королева не торопилась, задавала мне вопросы и внимательно выслушивала ответы.

– Ваше величество, могу я умолять вас сохранить мне жизнь? Я не желала зла никому из мужчин, с которыми была близка. Я не могла им ничем помочь.

Королева долго вглядывалась в меня, потом заговорила:

– Николетта, как женщина я оправдываю вас. Но как королева не могу помиловать. Я не хочу, чтобы мир, о котором вы мечтаете, воцарился в Англии. Ваш свободолюбивый дух должен быть уничтожен. Думаю, вы меня понимаете. Встань на колени, дитя мое.

Я опустилась на колени. Королева положила ладонь мне наголову.

– Николетта, обещаю тебе. Тебя и твою помощницу Мари ожидает быстрая смерть. Мы позаботимся о том, чтобы вас похоронили как можно скорее. Это все, что я могу сделать.

Королева ушла. Ее энергия придала мне сил, и я заснула.

Когда я проснулась, до казни оставалось менее дня.

– Альфред, вы видели? Сегодня сюда приходила королева!

Альфред взглянул на меня с явной тревогой в глазах:

– Мисс Николетта, я пробыл у двери всю ночь. К вашей камере никто не подходил.

«Мой милый Блейк!

Ко мне пришли спросить, есть ли у меня посмертные просьбы. Мне сказали, что головы больше не выставляют, но королева получила столько просьб по поводу моей головы, что решила пойти навстречу просителям. Моя голова будет выставлена на эшафоте в течение трех дней, потом поступят согласно моим пожеланиям. После того как Мари повесят, она провисит три дня на дереве у Гластонбери в назидание тем, кто думает, что преступление может остаться безнаказанным.

Я хочу, чтобы мою голову и тело получил ты. Ты позаботишься о них, милый? Умоляю тебя, сделай это.

Пожалуйста, позаботься и о Мари, если не возражаешь, когда ее снимут.

Может быть, ты найдешь подходящее место, такое, как охотничьи угодья? Мы были там так счастливы. Если не сможешь это выполнить, я буду погребена в нищенской могиле. Я предоставляю выбор тебе.

Не раздумывай долго, поскольку я не буду едина с телом, я улечу в лучшее место, где и буду ожидать встречи с тобой.

Я люблю тебя, Блейк.

Люблю всем сердцем,

твоя Николетта».

Глава 34 План лорда Бастона

– Я пришел, чтобы встретиться с Николеттой.

На человеке была маска.

– Лучше вам этого не делать, сэр. Она не такая, как вам, возможно, представляется, – ответил Альфред.

– Каково бы ни было ее состояние, откройте мне дверь.

Альфред открыл дверь камеры и впустил человека.

Тот быстро осмотрел камеру и не нашел Николетту там, где ожидал.

Найдя ее, он подбежал к ней в угол. Николетта обняла его, так прошла вся ночь.

Мужчина не отпускал ее до тех пор, пока не явился Альфред.

– Сэр, вы должны уйти, уже пора.

Мужчина повернулся.

– Николетта, доверься мне, – прошептал он перед уходом.

Два дня назад Бертрум наблюдал за охраной. Охранники не узнали в нем давнишнего заключенного, поскольку он изменил внешность. Теперь у него были длинные бакенбарды и борода. С собой у него была красивая оловянная тарелка, образец тех пятидесяти тарелок, которые он предлагал по цене двадцати пяти. Он обещал охране жареного поросенка и еще одного жене и детям охранника.

– На мое решение может повлиять только отдельный поросенок для жены.

– Знаете, сэр, казнь будет событием. Почему бы мне не доставить поросенка в утро казни, чтобы вы смогли устроить себе праздник? У меня с собой тарелки для праздника.

– С тобой легко договориться, – заметил охранник, разливая себе и гостю вино.

– Не хочу, чтобы поросенок пропал. Когда я утром приду, я смогу войти?

– Когда ты появишься? Я тогда предупрежу, что жду тебя.

– Нам понадобится много времени, возможно, я приду за час до рассвета.

– Хорошо.

Охранник поднял стакан за удачу.


Все эти дни инспектор Лэнг оставался в городе. Он разъезжал на Пегасе по улицам, иногда в сопровождении Пиви и Уилкокса. Иногда для толпы устраивалось короткое представление, но в основном патрулировалась местность вокруг Ньюгейтской тюрьмы.

– Джексон, – сказал Пиви за день до казни, – поедем в Блэкпул, там под дамбой найдена мертвая женщина.

– Наверное, тебе следует поехать самому в качестве подготовки.

– То есть самим? Ты с нами вообще не поедешь?

– Нет.

Лэнг спешился и написал сэру Барту записку, чтобы обеспечить Пиви и Уилкокса всем необходимым во время поездки. Детективы сели верхом и галопом поскакали по улице.


Альфред сидел на деревянном ящике в аллее, находившейся в нескольких кварталах от тюрьмы. Увидев, что приближается лорд Бастон, он направился к нему.

– Добрый день, милорд.

– Не разочаруй меня, Альфред.

Лорд Бастон передал охраннику мешок с деньгами.


Джексон Лэнг, сидевший на лошади в другом конце аллеи, видел это. Видели это также и Уилкокс, и Пиви.

Молодые детективы подъехали и арестовали лорда Бастона по подозрению в организации побега Николетты. Однако Альфред ушел, а описать неприметного человека они не могли.

– Он относится к тем, на кого не обращаешь внимания, проходя мимо, – сказал Уилкокс.

Они препроводили лорда Бастона в Скотланд-Ярд, где его допросил сам начальник.

– Мы считаем, вы состоите в заговоре, целью которого является побег Николетты Карон, – объявил сэр Барт.

– Нет, сэр, ошибаетесь. По правде говоря, я не собираюсь присутствовать на казни. Я уезжаю завтра отдыхать в Италию.

– Пиви и Уилкокс видели, как вы передавали кому-то деньги возле тюрьмы.

– Там был нищий, он просил подаяние.

– Мы не видели нищего, – возразил Пиви.

Допрос длился до тех пор, пока сэр Барт, поверивший лорду Бастону, не пригласил молодых детективов в коридор для приватной беседы. Лорд Бастон их подслушал.

– Сэр, мы можем поклясться, что видели, как он передал кому-то мешок с деньгами. Такую сумму нищему не дают. Он лжет, сэр.

Начальник взглянул на обоих.

– Я проявляю великодушие, если дело касается барристера. Я склонен верить человеку, если у него достойная репутация. Его рассказ правдоподобен, в том месте постоянно сидят нищие.

– Клянусь, шеф. Его надо задержать. Риск слишком велик.

– Ладно, задержите его на ночь. А утром освободите. Два звука трубы будут сигналом того, что Николетта идет и что поздно ее спасать.

– Хорошо, сэр.

– Вы можете бодрствовать всю ночь?

– Конечно, сэр.

Пиви и Уилкокс вернулись в помещение.

– Лорд Бастон, мы продолжим допрос. Нас не удовлетворили ваши ответы, – заявил Уилкокс.

– Я сказал правду.

Уилкокс был иного мнения. Кроме того, он счел разумным привязать лорда Бастона к стулу.

В четыре утра Лэнг обнаружил Пиви и Уилкокса в комнате для допросов вместе с лордом Бастоном. Пиви бодрствовал, Уилкокс спал, положив голову на стол.

– Джентльмены, вы не могли бы выйти? Я хочу задать лорду Бастону несколько вопросов.

Детективы ушли.

Через несколько минут Лэнг вышел из комнаты.

– Он ни в чем не признался, задержите его. А когда прозвучит труба, освободите. Казнь состоится в шесть утра.

– Хорошо, сэр.

– Молодцы. Вы правильно поступили, что задержали лорда Бастона, раз у вас были к нему вопросы.

Лэнг вышел, сел верхом и поскакал по улице.

Они с Пегасом задержались у Лондонского моста. У кромки воды Лэнг спешился и насладился вместе с великолепным животным видом газового освещения города. Встав перед Пегасом, он заглянул лошади в глаза.

– Я пришел к тебе с моими проблемами. Замечательный конь, ты хорошо мне послужил.

Казалось, лошадь его понимает.

– Однако ты не знаешь, что мне ответить, да?

Лэнг полез в карман и достал книжечку, данную ему Мириам. «Кроличье сердце». Лэнг зажег свечу и перечитал книгу, наблюдая за отражением города в воде.

Человек и лошадь оставались неподвижны до пяти утра. Занялась заря. Нож гильотины упадет через час.

За стенами башни видны были люди, направлявшиеся к стенам тюрьмы.

Лэнг оставил Пегаса в условленном месте и смешался с толпой.

Глава 35 Прощай, жестокий мир

Священник прибыл в парчовой сутане, белой с золотом, с митрой на голове. Вид у него был величественный.

– Я опаздываю. Мне нужно поторопиться, чтобы не нарушить расписания.

Я много дней провела в положении эмбриона, но села, когда он вошел.

– Помните, что ваше тело запросил медицинский колледж, предложивший самую высокую цену. После того как вас заберут со всеобщего обозрения, колледж заберет вас для вскрытия. Вы должны испытывать облегчение, поскольку нет необходимости беспокоиться о месте упокоения. В любом случае убийцы не достойны погребения на кладбище. Вы понимаете и принимаете это?

– О моем теле должен был позаботиться лорд Бастон. И о теле Мари тоже.

– Это невозможно. Оба ваших тела были выставлены на торги и проданы.

– Вы не могли бы сообщить об этом лорду Бастону?

– Лорд Бастон об этом узнает, как только попытается заявить права на ваши тела. Я собирался прочесть кое-что из Библии, но уверен, что такой женщине, как вы, это ни к чему. Священное Писание предназначено для праведных душ. Николетта, вам должно быть ясно, что в ином мире вы будете вечно пребывать в аду. Вы понимаете и принимаете это?

Я промолчала.

– Обычно я стараюсь приободрить заключенных, вселить в них надежду. Могу ли я что-нибудь сделать для вас? Наше время истекло, но я попытаюсь выполнить все ваши просьбы.

Я не произнесла ни слова.

– Позвольте дать вам пару советов. Магистрат ценит красивую казнь. Всем нравится присутствовать при покаянии, так что предлагаю вам публично покаяться. Если вы сможете сделать так, что мы почти ощутим сожаление о вашей смерти, память о вас будет менее позорной. Откровенно говоря, без покаяния над вами будут глумиться. Вы знаете, как молить о прощении? Или показать вам?

Я продолжала хранить молчание.

– У вас есть просьбы?

– Да, две.

– Хорошо. Поторопитесь, все должно пройти по расписанию.

– Скажите Мари, – что она была моей ближайшей подругой и что я сожалею от всего сердца о том, что жизнь наша приняла такой печальный оборот. Скажите, что она воспарит на небо и будет находиться среди ангелов.

– Будет исполнено. Вторая просьба?

– Передайте лорду Бастону, что я люблю его и однажды мы с ним встретимся.

– Конечно. А теперь вы хотели бы произнести со мной молитву?

– Нет. Я обращусь к Богу по дороге на эшафот.

Я не собиралась молиться с этим лицемером, выдававшим себя за священника.

Он торопливо покинул камеру.

Прозвучала первая из трех труб, возвещая о том, что священник ушел от меня и что казнь близка. За порогом камеры ожидал другой человек в сутане.

– У нее были последние просьбы? – спросил он.

Я услышала голос священника:

– Нет.

Чтобы подготовить меня, были приглашены две служительницы. Меня одели в чистое платье из муслина. Одна из женщин тщательно причесала меня.

– Спасибо. Должно быть, у меня ужасный вид.

Она мягко улыбнулась, чтобы заверить меня в обратном, но мы обе знали, что я пробыла в тюрьме достаточно долго, чтобы утратить румянец. Я пропиталась зловонием стен Ньюгейтской тюрьмы, ужасом, разлитым в этом воздухе, не оставлявшими меня в покое призраками.

– У вас красивые волосы, – мягко проговорила женщина.

Мне хотелось поверить ей. Хотелось поверить, что после всего пережитого я еще сохранила красоту.

Мои лицо и руки были отмыты от грязи. На меня надели черный колпак с прорезями для глаз и носа.

Закончив, служительницы удалились, проронив обо мне слезу. Это были милые молодые создания, и хотя служили в тюрьме, их сердца были далеки от царившей там жестокости.

Прибыли охранники, чтобы проводить нас с Мари к месту казни. Трубы пропели второй раз, возвещая о начале процессии. Мари шла передо мной. На ней тоже был колпак.

Нам потребовалось минут пять, чтобы добраться до места. Место напоминало скорее сцену, чем помост, потому что происходящее казалось мне чем-то нереальным, подобным трагической пьесе. Я шла и думала.

Ощущает ли Господь мучения тех из нас, кому предназначена ужасная смерть? Ощущает ли он холод, когда река крови прекращает течение по нашим венам?

Или он плачет обо всех нас и ожидает нас с раскрытыми объятиями, поднимая наши души и помещая в раю рядом с собой?

А если так, может быть, мне просто поискать его руки, чтобы протянуть к нему свои? Где я смогу отдохнуть, где он даст мне приют? Объяснит ли он мне, почему цена любви столь высока? Почему я должна заплатить за нее жизнью?

Глава 36 Капюшоны, канаты и ужас

Альфред был сзади. Многие охранники оставили свои посты, чтобы смешаться с возбужденной толпой. Представление должно было вот-вот начаться, охранники не хотели его пропустить.

Альфред молился, когда перед ним появились женщины в колпаках. Он коснулся их с любовью.

– Благослови вас Господь.

Он склонил голову.

– Я не могу присутствовать.

Женщины коснулись его щек и продолжили путь в сопровождении двух мрачных охранников. Процессия двигалась сквозь ликующую толпу, их толкали, в них бросали гнилые фрукты.

– Слушайте! Слушайте! Королевский гвардеец зачитал приговор.

Две женщины в колпаках стояли на помосте вместе с палачом и другими служащими.

– Поскольку Великобритания выяснила, что Николетта Карон признана виновной в убийстве трех человек – Оливера Дэвиса, Фредерика Бодема и Дентона Брикмана, она приговорена к обезглавливанию этим утром за совершенные преступления. Мы также считаем Мари Туччи виновной в пособничестве и сокрытии убийства Дентона Брикмана. Она будет повешена сегодня, в пятницу, 25 сентября 1891 года.

– Мари, хочешь ли ты сказать что-нибудь перед казнью? Женщина в колпаке покачала головой.

– Николетта Карон, хочешь ли ты что-нибудь сказать перед казнью?

Женщина в колпаке покачала головой.


Альфред сидел у пустой камеры Николетты, молитвенно склонив голову.

В коридоре кто-то появился.

– Сэр, поторопитесь. Ее дверь открыта.

Я не знала, что происходит вокруг. Я знала, что должна идти к гильотине, но кто-то занял мое место, а я находилась где-то в стороне. Появился какой-то мужчина. Это поразило меня до глубины души.

– Николетта, идем. Поторопитесь. Соблюдайте тишину. Приготовьтесь скакать на лошади, как никогда раньше.

– А как же Мари?

– Она здесь.

Пока мы торопливо проходились сквозь камеры тюрьмы, Бертрум выгружал остатки жареного поросенка. Мари залезла в коляску и легла за оловянными тарелками. Бертрум закрыл ее, сложил тарелки рядом с поросенком и медленно тронулся с места.

Мужчина взял меня за руку и вывел по тайному туннелю за пределы Ньюгейтской тюрьмы в мир, окутанный пеленой тумана.

– Приготовьтесь скакать так быстро, как только сможете, – сказал мужчина.

Вдруг мои ноги налились силой – они были свободны и готовы мчаться на лошади.

У выхода меня ждала лошадь. Кто-то помог мне сесть на нее. Лошадь вырвалась вперед, а мой героический спаситель устремился следом.

Двор заполнили зрители, туман был настолько плотным, что угрожал скрыть казнь от любопытных взоров. Образы терялись в густом тумане уже на расстоянии пятнадцати футов.

– Пора, – объявила королева Виктория.

Сказав это, она вдруг почувствовала, что каблук застрял между досками.

Королева с трудом наклонилась, мешал живот, но виду не подала. Глядя вниз, она не могла видеть помост, где стояли приговоренные женщины.

Палач был ростом более шести футов и весил, как двое мужчин обычного роста. Гигант подошел к первой женщине и поднял колпак, чтобы проверить состояние узницы. Толпа зашумела.

– Это не Мари Туччи, – заметил слуга.

– Это мать, которая не сделала ребенку прививку! – крикнул кто-то в толпе.

– Повесьте меня. Пожалуйста, повесьте меня. Умоляю! – крикнула Абигейл Морс.

Палач взглянул на нее, смутился, потом повернулся к другой узнице и поднял колпак.

– Это тоже не та женщина! – крикнул он. – Ваше величество, как мне быть?

Толпа начинала волноваться.

Премьер-министр Созлбури, находившийся рядом, воспользовался представившейся возможностью. Королева все еще стояла наклонившись, однако никто не понял, почему она не в состоянии выпрямиться.

– Жители, города, решите, сами. Голосуйте – смерть или жизнь? – крикнул Созлбури, провоцируя толпу.

– Повесить их! – раздались возгласы.

– Это Кэрри Макмарри! – крикнул кто-то.

Когда новость распространилась, двое всадников проехали неподалеку от стен Ньюгейтской тюрьмы.

– Вот она! – крикнул охранник у порот башни, указывая на дорогу.

– Она на лошади!

– За ней!

Вооруженный отряд отправился и погоню за Николеттой.

Палач взглянул на королеву Викторию.

– Ваше величество, что делать с этими женщинами?

Королева уже собиралась распустить людей, но Созлбури, не подозревавший о происходящем, взял на себя смелость отдать приказ:

– Казнить их! Казнить за содействие. Казнить за безрассудство. Палач, тебе не заплатят, если не будешь выполнять работу.

Часть толпы отнеслась к этим словам с одобрением. Абигейл решительно шагнула вперед с поднятой головой.

– Тори, сынок, мама найдет тебя, – проговорила она, глядя на небеса. – Мы встретимся в раю.

На шею Абигейл надели веревку, под ней упал помост. Она закачалась и повисла. Толпа наблюдала за происходящим.

Кэрри опустилась на колени перед гильотиной. Палач отвязал лезвие, но лезвие застряло, не опустившись на шею девушки.

Палач взглянул на королеву, прикидывая, не вмешалось ли в происходящее божественное провидение. Королева взглянула на месье Делажа, переминавшегося с ноги на ногу, и отвернулась.

Великан взял веревку и накинул петлю Кэрри на шею. Потянув за длинный деревянный рычаг, палач открыл люк. Кэрри упала сквозь люк и повисла, раскачиваясь из стороны в сторону. Ноги ее задергались, будто в танце.

Женщины висели по обе стороны эшафота, какое-то время они дергались, а потом затихли.

– Что они сделали? – спросил кто-то в толпе.

Ответил охранник:

– Глухая женщина была кокаинисткой. Она украла лошадь и добралась до Гластонбери, прежде чем ее поймали. Вторая не сделала прививку своему ребенку. Обе они провели в тюрьме несколько месяцев и умоляли о смерти.

– Созлбури, о чем вы думали?

– Ваше величество, о том, что толпа может разбушеваться, если не увидит казнь.

Королева повернулась к королевскому чиновнику, чьей обязанностью было вести отчет о событиях. Он сидел рядом с пером в руке, готовый засвидетельствовать казнь женщин.

– Этого не было. История не может сохранить такое событие.

– Да, ваше величество.


Грива моей лошади развевалась по ветру. Галоп ее был непревзойденным. Я скакала не просто на белой лошади, я скакала на Пегасе. Мой сообщник скакал за мной на темной лошади Пиви. На помощь мне пришел не кто иной, как Джексон Лэнг, арестовавший меня.

Мы проскакали несколько миль и добрались до крутого утеса с видом на океан. На самой круче Лэнг остановил мою лошадь, сказав всего лишь слово.

Я спешилась, он тоже.

– Джексон, не знаю, как вас благодарить.

Он взглянул на меня.

– Снимите платье, – приказал он. – Сейчас?

– Николетта, снимайте платье. За нами погоня, дорога тут одна.

– Но…

– Повторяю, тут одна дорога.

Я сняла платье. Лэнг забрал его и сел на Пегаса. Тут я поняла, что он задумал.

– Джексон, пожалуйста, не делайте этого!

Я попыталась помешать, втиснувшись между ним и Пегасом.

– Николетта, это единственная возможность спасти тебя.

Блейк поднялся на утес и остановился, наблюдая за нами.

– Ах, Джексон, умоляю, не делайте этого!

Джексон погладил шею Пегаса и взглянул ему в глаза, потом оттолкнул меня и сел верхом. Я пыталась закричать, чтобы отговорить его, но не смогла произнести ни слова. Я лишь могла наблюдать за тем, как Лэнг начал подниматься по утесу.

Красивая сильная лошадь легко шла галопом, подчиняясь хозяину.

Джексон спрыгнул на самом краю утеса, ухватившись за выступ. Соскочив, он отдал приказ: Пегас отправился в полет и сорвался с утеса. Он повел себя словно артист, откинув в полете задние ноги.

Мое платье, лежавшее на седле развевалось, словно воздушный змей, прикрепленный к великолепному жеребцу. В смертельном полете Пегас сохранил горделивую осанку, словно совершал одно из обычных па, за которым должны последовать аплодисменты. Вместо этого раздался звук удара о каменистый берег.

Мое платье покачивалось на поверхности воды, указывая на то место, где упал Пегас. Я услышала топот копыт. Это был Блейк. Он спешился, чтобы помочь Лэнгу. Я подбежала к ним.

Пегас громко заржал.

– Джексон, почему? Почему? Подошла бы любая лошадь. Почему Пегас?

– Николетта, если возникнут подозрения, что я способствовал вашему побегу, только смерть Пегаса может заставить всех поверить в несчастный случай. Пришлось пожертвовать Пегасом.

– О Господи, Джексон! Лучше бы я умерла.

Я не могла смотреть вниз. Я слышала, как бьется Пегас. Может, он старался подняться, а может, приближал смерть.

– Джексон, вы должны, – сказал Блейк.

Джексон не мог пошевелиться.

– У него нет шансов. Он в агонии. Вы должны ему помочь, или это сделаю я.

Джексон вернулся к утесу.

– Джексон, – поторопил Блейк.

Джексон застыл.

Лорд Бастон вынул пистолет.

– Джексон, я выстрелю вместе с вами. Ваше животное заслуживает вашей любви.

Джексон не вынул пистолета.

– Джексон, вы меня слышите? Вы годами будете мучиться от того, что не помогли своей лошади. Будьте мужчиной.

Пегас снова заржал, но уже тише.

Я подбежала кДжексону, вынула пистолет и вложила ему в руку.

– Пожалуйста, Джексон, сделайте это для меня. Пожалуйста.

Я положила руку поверх его руки и сжала.

– Застрелите его. Пожалуйста.

Джексон взглянул на меня через плечо. На его лице была мука. Он был похож на мальчика, влюбленного в лошадь. На ребенка, узнавшего, что любимое животное умирает.

Я сжала его руку.

Блейк и Джексон выстрелили одновременно, лошадь затихла.

Джексон в отчаянии упал на колени.

Я посмотрела ему в глаза.

– Вам пора. Времени на прощание нет. Лорд Бастон, забирайте ее. – Он не мог скрыть своих чувств ко мне.

Блейк сел верхом и поднял меня. Я крепко обняла его за талию и через плечо посмотрела на Джексона.

Мне никогда не забыть страдания в его взгляде. А также любовь и нежность, которые я ощутила к человеку, арестовавшему меня.

Глава 37 Печаль

Когда подъехали Пиви и Уилкокс, Лэнг сидел на краю утеса и смотрел вниз. Свежие следы копыт помогли найти Джексона, горевавшего об огромной потере.

– Вы видели Николетту? – спросил Пиви.

– Она разбилась о скалы, но ее смыло волной. Там сильное подводное течение, я видел, как она исчезла в волнах. – Он указал на воду, туда, где на поверхности покачивалось платье Николетты. На скалах Пиви и Уилкокс увидели труп Пегаса.

– Как жаль, Джексон. Ведь это был твой жеребец, да?

– Да.

– Может быть, поискать тело Николетты?

– Напрасный труд. Оставьте его морским обитателям. Внизу его будет трудно доставать, а для лодки берег слишком каменист.

– Пожалуй, вы правы, сэр.

Лэнг сел верхом позади Уилкокса и отправился в город. Он радовался, что ни один из помощников не видит его лица.

Лэнг нанял десятерых грузчиков, чтобы те спустились по утесу к тому месту, где разбилась лошадь, и соорудили из бревен и канатов временный плот. Рабочие погрузили останки Пегаса на плот, Лэнг отрезал на память прядь гривы.

Лошадь и плот облили маслом для ламп и подожгли. Плот оттолкнули от берега на закате, чтобы сжечь его в море, словно короля викингов. Пламя не утихало несколько часов.

Джексон отпустил грузчиков, а сам остался на берегу и смотрел, как горит в море его конь.


Мы с Блейком находились в потайной комнатке у воды. Бертрум и Мари присоединились к нам точно по плану. Мы были в безопасности. Я выглянула из окна и увидела огонь на воде рядом с местом гибели Пегаса и поняла, как поступил Джексон с останками. Как я могла жить, когда у меня на руках кровь других существ? Умерли красивые мужчины, а теперь ради меня пожертвовала жизнью красивая лошадь.

Конюх принес провизию и рассказал мне о смерти Абигейл и Кэрри. Бертрум Навестил Кэрри в тюрьме и знал, что она хотела умереть. Она испытывала в тюрьме мучения и умоляла Бертрума позволить ей занять место Николетты на виселице, а когда спросили Абигейл, та принялась умолять занять место Мари. В обмен лорд Бастон позаботился о том, чтобы их семьи получили богатое пожертвование от неизвестного благодетеля.

Мысль о том, чтобы заменить Мари и меня, принадлежала им. Я была против. Я сказала, что не позволю им это сделать. Удостоверившись в моей непреклонности, они сказали, что их всего лишь вернут в камеры. Они ненадолго займут наши места и дадут нам с Мари возможность бежать.

Я перешептывалась с ними через стены ночью, когда в тюрьме затихал шум. Я настаивала на том, чтобы они оставили попытки занять мое место, поскольку опасалась за их жизнь. Они обещали, что не будут этого делать. Обещали. Мне неоткуда было узнать, что эти женщины решили пойти на смерть. Господи, помоги мне!

Я заплакала и не могла остановиться. Все переживания от пребывания в заточении, от преследования призраков, от спасения, от ужасных жертв, привели меня в состояние, близкое к безумию. Блейк крепко обнимал меня, а я плакала далеко за полночь. В конце концов, я в полном изнеможении заснула в его объятиях.

Глава 38 Клеймо

На следующий день после побега Николетты в комнату для допросов вошел начальник полиции. Джексона Лэнга охраняли двое.

– Оставьте нас, – распорядился сэр Барт.

Лэнг сидел, глядя в пол. Без наручников. С понурым видом.

– Мы знаем, что прошлым вечером ты отсутствовал. Ночью тебя не нашли в пансионе. Где ты был, Джексон?

Лэнг молчал.

– Мы знаем, что неизвестный входил вчера в камеру Николетты, обнимал ее. Твоя лошадь находилась у ближайшего входа в тюрьму.

Лэнг продолжал хранить молчание.

– Джексон, помоги мне. Опровергни мои обвинения.

Лэнг готов был провалиться сквозь землю. Всю жизнь он посвятил праведному делу, изобличал преступников, пользовался уважением, получал награды. Он дал клятву защищать законы Англии. И стал предателем. Если его не повесят, ад до него не дотянется, но совесть будет мучить до конца дней.

– Мы не нашли ее тела, только платье, скорее всего она сбежала. Но я одного не могу понять, Джексон. Всем известно, как сильно ты любил свою лошадь. Как же ты мог, пожертвовать Пегасом ради женщины, которая никогда не стала бы твоей, не говоря уже о том, что она убийца и ты сам ее арестовал.

Джексон отвернулся, не желая, чтобы начальник видел выражение его лица.

– Джексон, ты лучший в Скотланд-Ярде. Ты пытался помочь ей на суде. Если ты помог ей бежать… – Сэр Барт наклонился, и лицо его оказалось в паре сантиметров от лица Джексона. – Значит, ты влюбился в эту женщину.

Лэнг промолчал.

– Ты был моим братом, помощником, другом, я доверял тебе больше, чем кому бы то ни было. А теперь… представление тебя к рыцарскому званию отозвано. А ведь ты о нем мечтал. – Сэр Барт с силой ударил рукой по столу. – Джексон, как ты мог? Из дружеских побуждений, а главное, потому, что я не хочу, чтобы отдел уголовного розыска был вовлечен в скандал, я прикрою тебя. Заявлю, что ты невиновен. У меня есть твои рекомендательные письма, одно из них я написал неделю назад. Однако сейчас этого не сделал бы. – Сэр Барт передал ему конверт. – Вот твое последнее жалованье и незаслуженная премия за поимку Николетты. Я дам тебе билет в один конец и приказываю немедленно покинуть Англию. Надеюсь, ты обретешь потерянную честь и снова станешь уважаемым человеком, специалистом в своем деле.

Лэнг вздохнул:

– Не знаю, как тебя благодарить, Барт.

– Стать прежним Джексоном. Я рискую ради тебя своей шеей и карьерой. Все останется по-прежнему, не возвращайся без приглашения.

Лэнг попытался обнять друга, но сэр Барт уклонился.

– Не думай, что в Николетту влюбился только ты. Судья Таритон прислал к ней доверенных людей, чтобы помочь бежать, и сделал так, чтобы гильотина не сработала, если план побега сорвется.

Очевидно, он был благодарен за свое воскрешение. Королева попросила Таритона подать прошение об отставке и предоставила решать вопрос о наказании премьер-министру.

Лэнг протянул руку, чтобы попрощаться.

– Не могу, Джексон. Тебя проводят Пиви и Уилкокс.

Пиви, Уилкокс и Лэнг отправились в Саутгемптон, где переночевали в гостинице. На следующий день Лэнг уехал. Пиви и Уилкокс отказались с ним пообедать и сели за другой столик.

Утром они проводили Лэнга до лодки. В их обязанности входило забрать лошадь, одолженную Лэнгом, И удостовериться в том, что он уехал.

Оба пожали Джексону руку, но без особой теплоты. Молчание нарушил Пиви:

– Джексон, спасибо.

– Она красивая, – сказал Уилкокс.

– Мы тоже в нее влюбились.

У Лэнга был вид капитулирующего генерала. Карьера потеряна, любовь без взаимности, Пегас мертв, из страны выслали.

– Всем подняться на борт. Всем на борт, мы плывем в Америку.

– Спасибо за то, чему вы нас научили, – сказал Пиви.

– Спасибо за то, что были нашим наставником, – произнес Уилкокс.

Лэнг взглянул на детективов, удалявшихся от места посадки.

– Кто из вас выдал меня?

– Я заметил, что Пегас стоит возле тюрьмы, – ответил Пиви.

– Джексон, вы оставили нам эту улику намеренно?

– Все очень просто, – ответил Лэнг.

Детективы больше не называли его «сэр». Ничего удивительного. Он уже не начальник.

– Какое наказание вы для меня рекомендовали?

Пиви и Уилкокс молчали.

– Все уже кончено. Скажите.

– Джексон, вы осрамили Скотланд-Ярд. Возможно, об этом никто не узнает, но мы считали, что за предательство вас следует повесить.

– Рад это слышать. Значит, я был хорошим учителем. Кстати, я провел кое-какую работу по раскрытию дела Джека Потрошителя. Можете взять мои заметки. Они вам помогут в поимке преступника, и вас, возможно, наградят. Возможно, это принесет вам даже одобрение начальства. – Он достал бумагу и протянул Уилкоксу.

– Спасибо, Джексон.

Лэнг опустил руку в карман за билетом и вдруг ощутил груз бесчестья, а также возраста, которого прежде не замечал.

– Вы хорошие люди и отличные детективы. С вами было приятно работать.

Лэнг поднялся на борт не оглядываясь. Детективы стояли у дока и смотрели, как корабль отправляется в плавание.

Чопорный стюард взял билет Лэнга и прочел фамилию.

– Лэнг. О, Джексон Лэнг. Сэр, у нас письмо для вас. Кто-то проделал большой путь, чтобы вас найти. Нашему капитану письмо доставил специальный посыльный. Я принесу его.

– Благодарю вас.

Молодой стюард вернулся с запечатанным конвертом с надписью «Совершенно секретно». Джексон открыл конверт.

«Уважаемый инспектор Лэнг!

Настоящим письмом я предлагаю вам пост детектива в полиции города Нью-Йорка. Наша полиция нуждается в детективе-профессионале. В доках произошла серия убийств, в расследовании этого дела и многих других необходима ваша квалификация.

Мы предлагаем работу с устойчивым финансовым положением, какого вы, возможно, не ожидаете. Работа опасная, но мы согласны платить вдвое больше, чем вам платили последнее время, предоставить вам лошадь и возмещать все расходы.

Вас ожидает необыкновенная лошадь. Эта редкая лошадь была выбрана специально для того, чтобы повлиять на ваше решение: кобыла липпицианской породы станет вашей, если вы примете предложение.

Вы можете ответить мне телеграфом по адресу, указанному на конверте. Если вас заинтересовала должность, я встречу корабль, когда он прибудет в док.

С нетерпением ожидаю возможности поработать с вами.

С почтением, старший полицейский инспектор Говард Дьюк, 23-й округ».

Глава 39 На море

Мы с Блейком сидели в гостиной корабля. К нам присоединились Мари и Бертрум. Мы обнялись и беседовали, словно друзья, которые давно не виделись. Я не знала, какова конечная цель нашего путешествия, но это меня не волновало. Главное, что я в безопасности и меня никто не преследует.

Бертрум каждый день приносил нам еду и вино. Мы решили, что поскольку на борту находятся лондонцы, не стоит рисковать и покидать каюту. По сравнению с камерой в ньюгейтекой тюрьме каюта казалась огромной, – кроме того, наше нынешнее заточение было овеяно романтикой.

Я наслаждалась близким соседством с Блейком, а Мари – с Бертрумом. Неловкие попытки Бертрума завоевать сердце Мари были трогательны и забавны.

Он принес Мари розу. Но вместо того чтобы сказать, что Мари так же красива, как роза, Берт сунул ей в руку цветок.

– Мари, она стояла на банкетном столе, можешь взять.

Вместо того чтобы предложить ей вместе посидеть на диванчике, он сказал:

– Мари, сядь в кресло, там очень удобно. Если, конечно, не хочешь сесть на что-нибудь потверже. – Бертрум рассмеялся собственной шутке.

Мари хихикнула и стала флиртовать с Бертрумом. Однажды, когда Блейк разливал остатки вина, Мари повернулась к Бертруму со слезами на глазах.

– Берт, ты такой смелый. Никогда не забуду, что ты, рискуя жизнью, спас меня в последнюю минуту. Спланировал все для моей безопасности, прятал во время побега, заботишься обо мне сейчас. Берт, ты настоящий герой. Можно я поцелую тебя в знак благодарности?

– Думаю, да, – прошептал тот в ответ.

Они скрылись в соседней каюте. Наблюдая за ними, мы с Блейком обменялись улыбками.

Наши каюты были предназначены для судовых офицеров, однако те уступили их за солидное вознаграждение, предложенное Блейком, и переселились к другим офицерам. Нам с Мари не приходилось ночевать с другими пассажирами, которые могли нас узнать.

Оказавшись в своей каюте, мы с Блейком поцеловались. Я встала на цыпочки, он поднял меня и отнес на кровать. Мы упали на кровать в одежде, я прижалась к его груди, чувствуя себя защищенной от всего.

– Блейк, куда мы плывем?

– В Америку.

– Разве не там живут изменники, ковбои и прочий сброд?

– Там есть города. Мы высадимся в Нью-Йорке. Устроившись на груди Блейка, я не могла поверить, что удача изменила мою жизнь. Несмотря на усталость, он продолжал целовать меня.

Я извинилась и отправилась к умывальнику освежиться. Взглянув в зеркало, увидела призрак Дентона. Потом Робера и Фредерика. Мне захотелось сразиться с ними. Когда наконец они оставят меня в покое?

В этот раз я закрыла глаза, решив подчиниться их прикосновениям, требованиям, продолжить общение с ними. Не открывая глаз, я попыталась ничего не чувствовать, но не смогла. Я ощущала холодное потустороннее присутствие и молила Бога о помощи.

Открыв глаза, я увидела в зеркале отражение женщины, очень похожей на меня. У нее тоже были длинные, вьющиеся волосы.

Внутренний голос сказал мне, что это моя мать. Женщина потянулась к рукам призраков, окружавших меня.

Они повернулись к ней. Женщина взъерошила волосы, провела руками по груди, по округлостям бедер и стала медленно отступать.

Призраки последовали за ней.

Я смотрела, как женщина удаляется шаг за шагом, а призраки следуют за ней сквозь главное окно в самой большой стене.

Душа моя успокоилась. Я поняла, что призраки не вернутся.

Блейк подошел ко мне и спросил, согласна ли я заняться любовью. Я потянулась, чтобы снять с него галстук. Расстегнула ему рубашку, а он поднял мое платье столь изящно, что оно будто исчезло с тела. Блейк взял меня на руки и отнес на кровать.

Он снял с меня корсет, потом чулки и, когда я осталась в чем мать родила, не сдержал возгласа восхищения. Я никогда не видела, чтобы англичанин двигался так быстро и легко – он бросил сюртук в противоположный угол, за ним последовала рубашка. Затем он снял брюки, а я смотрела на него, не испытывая стыда. Ни одна женщина викторианской эпохи не повела бы себя подобным образом. Я улыбнулась.

– Николетта, моя Николетта, я так ждал этого мгновения!

Мне не пришло в голову предостеречь его. Он лег рядом, делая то, чего не делал ни один мужчина, ощущения были столь волнующими, что думать было невозможно. Должна признать, у моего любовника просто фотографическая память. Книга «777» ему не требовалась. Он помнил все позы.

– Николетта, перевернись.

Я перевернулась. Он был самым изобретательным муж чиной из тех, с кем я когда-либо встречалась.

– Николетта, дорогая, пожалуйста, наклонись вперед.

– Блейк, я не понимаю.

Он продемонстрировал мне это нежнейшими движениями.

– Блейк, а мы можем попробовать «Хождение по стене»?

Он улыбнулся, поднял меня и положил на три подушки с краю кровати.

Блейк вошел в меня стоя, а я медленно шагала по его груди, пока не нашла положение, в котором получила наибольшее удовольствие, прежде чем перейти к другим позам.

Мы занимались любовью снова и снова, перепробовав много поз, но наши сердца ни разу не были рядом.

Временами я задыхалась, поскольку двигалась быстрее, чем он. Наконец-то я нашла своего мужчину.

– Николетта, я всегда буду с тобой, если хочешь.

– Хочу, – ответила я.

Блейк повернулся, мы оба оказались на боку, он прижался к моей спине. Было такое ощущение, что со мной ничего не случится, пока этот мужчина укрывает меня словно шаль.

На мгновение я заснула в его объятиях. Я знала, что мой мужчина жив и готов начать все сначала в любой момент. Это приносило ощущение покоя.

Все пережитое осталось позади. В другой стране я начну жизнь сначала.

Я лежала с закрытыми глазами, Блейк поцеловал меня. Этого поцелуя я ждала всю жизнь. Поцелуй был так сладок, что не хотелось его прекращать. Мы занимались любовью всю ночь.

Я заснула, а когда проснулась, поняла, что любое прошлое может уйти.

Жить в том мире или двигаться вперед и ловить сегодняшний момент, выбирать мне.

Я решила жить сегодняшним днем, считая жизнь в Англии главой в книге жизни, которую не стоит открывать. Призраков и воспоминания поглотит море. Я буду создавать будущее, полное волнений, приключений и любви, буду увлекать других, кто захочет разделить эти мгновения со мной. А оставаясь одна в темноте, не буду волноваться. Я просто закрою глаза и буду думать о Блейке. Господи, помоги мне!

Эпилог Послание в бутылке

– Разрешите присесть? – Женщина с фиалковыми глазами и крошечным пятнышком в форме сердца на щеке захотела пофлиртовать с симпатичным мужчиной на палубе. Мужчина поднял голову и так посмотрел на нее, что женщина тут же вернулась к отцу.

– Отец, мне показалось, тот человек – Джексон Лэнг. Но видимо, я ошиблась, потому что он меня не узнал.

Доминик Деббер взглянул на мужчину неряшливого вида, потягивавшего из бутылки виски.

– Нет, Дафна, этот человек небрит и не переодевался несколько дней. Он просто похож на Джексона Лэнга.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1 Милый друг!
  • Глава 2 План
  • Глава 3 Паб Уолтера
  • Глава 4 Молчание – золото
  • Глава 5 По пути в Гластонбери
  • Глава 6 Поймана с поличным
  • Глава 7 Что ее тревожит?
  • Глава 8 Мертвец на окружной дороге
  • Глава 9 Встреча мертвеца
  • Глава 10 Отсутствующий фрагмент
  • Глава 11 Записки и мечты
  • Глава 12 Белая лошадь
  • Глава 13 Мы уповаем на Бертрума
  • Глава 14 Бал
  • Глава 15 Благодеяние Бертрума
  • Глава 16 Допрос Мари
  • Глава 17 На следующее утро
  • Глава 18 Миледи, цветы
  • Глава 19 Язык Мириам
  • Глава 20 Обед у лорда Бастона
  • Глава 21 Холм мертвеца
  • Глава 22 Открытие
  • Глава 23 Подарок Мари
  • Глава 24 Убежище
  • Глава 25 Лэнг спешит
  • Глава 26 На шаг впереди
  • Глава 27 Ледяные воды
  • Глава 28 Холодный арест и тёплая ванна
  • Глава 29 Суд над Николеттой
  • Глава 30 Приговор
  • Глава 31 Ньюгейтская тюрьма
  • Глава 32 От всего сердца
  • Глава 33 Визит королевы
  • Глава 34 План лорда Бастона
  • Глава 35 Прощай, жестокий мир
  • Глава 36 Капюшоны, канаты и ужас
  • Глава 37 Печаль
  • Глава 38 Клеймо
  • Глава 39 На море
  • Эпилог Послание в бутылке