Охотники из небесной пещеры (fb2)


Настройки текста:



Пол Андерсон Охотники из небесной пещеры[1]

1

Вздумалось Руэтхену Длиннопалому устроить прием и бал для своих врагов на «Хрустальной Луне». Знал, что непременно придут. Подзабыли на Земле о гордости за род человеческий, но тем сильнее стала потребность выказать свою благовоспитанность да утонченность манер. То, что космические корабли рыскали с боями в пятидесяти световых годах за Антаресом, тем паче исключало возможность такой бестактности, как отказ представителю Мерсейи, а кроме того, можно было испытать такое очаровательное ощущение озорства, более того — неясной опасности.

Капитан разведывательной службы Имперского военного флота сэр Доминик Флэндри позволил себе посетовать.

— За чужой счет я всегда не прочь выпить, — сказал он, — да и шеф-повар по человеческой кухне у Руэгхена такой, что войны стоит, но все же мне казалось, что я в отпуске.

— Так оно и есть, — подтвердила Диана Виноградофф, урожденная дворянка, попечительница из Моря Кризисов. — Просто вы мне первым попались на глаза.

Флэндри улыбнулся и обнял ее за плечи. Он был совершенно уверен в том, что выиграет пари у Ивара дель Бруно. Они раскинулись на диване, и Флэндри выключил свет.

Одолженная для полета прогулочная яхта была до смешного хрупкой и вычурной, но вот салон, этакий пузырь из прозрачного пластика, — это нечто! Во внезапно наступившей темноте космос словно подался навстречу — черный, как бутылочное стекло, в морозном сиянии звезд. Леди Диана превратилась в какой-то мифический персонаж, стала еще красивей — драгоценности капельками дождя заблестели на ее платье и в распущенных волосах. Флэндри тронул свои аккуратные усики. «Да и я вроде не совсем урод», — самодовольно подумал он и перешел в наступление.

— Нет… пожалуйста… не сейчас. — Диана отбивалась, но вполне обнадеживающе. Флэндри снова откинулся на спинку дивана. Спешка ни к чему. Банкет и танцы затянутся на несколько часов, а потом, когда яхта неспешно заскользит к родной планете и шампанское будет играть у них обоих в голове…

— А что это вы вдруг вспомнили об отпуске? — спросила Диана, поправляя тоненькими пальчиками прическу, и ее покрытые светящимся лаком ноготки запорхали в полумраке язычками горящих свечей.

Флэндри достал сигарету из своей, тоже мерцающей куртки и, прикурив, затянулся. Огонек выхватил из полумрака его длинное, узкое лицо с высокими скулами и серыми глазами, темно-каштановые, как мех морского котика, волосы. Иной раз ему казалось, что после последнего биоваяния он стал излишне красивым и надо бы снова изменить свою внешность, но, черт возьми, не так уж часто он бывает на Терре, чтобы наскучить девушкам своим видом. Кроме того, гардероб, а он вовсю старался следовать велениям моды, влетал ему в копеечку, спасая от многих других искушений.

— Да знаете, работка на Ньянзе оказалась не из легких, — отвечал он, чтобы напомнить ей еще об одном своем деянии на еще одной экзотической планете. — Так что я вернулся на родину отдохнуть, а мерсейцы такие чертовски изматывающие создания, что я устаю от одного их вида, не говоря уже о борьбе с ними.

— Сегодня незачем с ними бороться, сэр Доминик. — Она улыбнулась. — Разве нельзя хоть ненадолго забыть о вашей вечной борьбе против всех? Я хочу сказать, что, несмотря на это глупое соперничество, все мы живые и разумные существа.

— Я бы и не прочь передохнуть, госпожа, да видите ли, они на это никогда не пойдут.

— Полно вам! Мне случалось говорить с ними, и…

— Умеют они пустить в ход все свое мужское обаяние, — сказал Флэндри, и в его голосе прозвучали саркастические нотки. — Зато развалу Терранской Империи они отдают весь рабочий день.

Тут он быстренько сообразил, зачем он тут, и снова вернулся к своему привычному добродушно-насмешливому тону. От него же не требуется все время чувствовать себя сотрудником разведки. Или требуется? Даже когда речь идет о пари с друзьями на тысячу кредиток? Ивар дель Бруно стоял на том, что госпожа Диана Виноградофф ни за что не одарит своими ласками того, кто своим происхождением не дотягивает до английского графа. Трудно было Флэндри устоять против такого вызова, когда цель сама по себе соблазнительна и есть все основания быть уверенным в себе. Осада, однако, шла трудно, и то, что он уступил ее уговорам пойти на прием к мерсейцам, было только небольшим шажком на уже пройденном им большом пути.

Но теперь, решил Флэндри, если он с умом распорядится своими козырями в ближайшие часы, то достигнет цели, а потом эта тысяча кредиток даст им обоим возможность покутить от души в «Эвересте».

Чайвз, слуга Флэндри, а по совместительству еще и пилот и личный охранник, плавно подвел яхту к причалу «Хрустальной Луны». Хотя торможение было быстрым, а силовое поле на борту яхты вроде и не включалось, они не почувствовали никакой перегрузки. Флэндри встал, расчетливо лихо заломил берет, набросил алый плащ и подал руку госпоже Диане. Они прошли тамбур и по прозрачному переходу направились во дворец.

Спутница Флэндри даже рот раскрыла от изумления.

— Я никогда не видела его вблизи, — прошептала она. — И кто же вес это соорудил?

Позади искусственного спутника виднелись Юпитер, Млечный Путь и огромные холодные созвездия. Обращенные в бесконечность волнистые стены дворца из прозрачного стекла подобны были низвергающемуся потоку воды. Плоские гравитационные поля удерживали граненые искусственные драгоценные камни — рубины, изумруды, алмазы, топазы — в несколько тонн каждый, на орбите вокруг центрального минарета. В одной выпуклости сферы сохранили нулевую силу тяжести и создали там оранжерею, в которой мутировавшие папоротники и орхидеи мерно колыхались под ритмичными дуновениями ветерка.

— Я слышал, что он был построен для лорда Цун-Це около столетия назад, — сказал Флэндри, — а его сын продал дворец за карточные долги, и тогдашний посол Мерсейи приобрел его и установил на орбите вокруг Юпитера. Символично, а?

Она вопросительно изогнула брови, а он думал, как бы получше все ей объяснить, и в мозгу крутились такие мысли: «Конечно, символично. Я считаю, что это неизбежно и так далее. Терра слишком давно живет в роскоши, ничто нам не грозит, а потому мы стали старыми и довольными, тогда как Мерсейская империя молода, полна сил, дисциплинированна, поглощена идеей усиления и все такое прочее. Лично мне декаданс но нраву, но кому-то надо заниматься тем, чтобы отсрочить наступление Долгой Ночи на то время, пока я жив, и, похоже, для этого выбрали именно меня».

Тут они подошли к порталу с распахнутыми настежь ажурными воротами, украшенными тонкими, как серебряная паутина, узорами. На переливающемся всеми цветами радуги спуске их встречал Руэтхен собственной персоной — таков уж мерсейский обычай. Но голову он склонил по-земному и коснулся своими ороговевшими губами руки госпожи Дианы.

— Бесспорно нам сегодня просто повезло. — Его бас придавал английскому, на котором он говорил свободно, неизъяснимое нечеловеческое звучание.

Госпожа Диана оценивающе посмотрела на него. Мерсеец был самым что ни на есть млекопитающим, вот только больше, чем люди, унаследовал от своих пресмыкающихся предков: бледно-зеленая кожа, совсем безволосая, покрытая мелкими чешуйками; от макушки до конца длинного и толстого хвоста вдоль хребта шел низкий спинной гребень. Был он пошире человека в плечах и возвышался бы метра на два, если бы не наклонялся всем телом при ходьбе. Не считая голого черепа да отсутствия ушных раковин, лицо у него было вполне гуманоидное, чем-то даже симпатичное. А вот глаза под нависающими дугами бровей казались двумя бездонными, черными, как агат, провалами. На Руэтхене была строгого покроя форменная одежда его класса — черная, облегающая тело, с серебряной отделкой. Бластер висел на бедре.

В совершенстве изваянный рот госпожи Дианы скривила улыбка.

— А вы действительно знаете меня, господин? — прожурчала она.

— Откровенно говоря — нет. — Варварская прямота. Да любой человек благородного происхождения с Терры изловчился бы и скрыл свое невежество. — Но как говорят у нас в Холодном Доле, «да пребудет мир священный между нами, пока горит бревно на камне алтаря».

— Вы, конечно, старые друзья с моим кавалером, — подтрунила она.

Руэтхен покосился на Флэндри, и терранин вдруг почувствовал на мгновение, какое напряжение таит в себе эта махина. И снова массивное тело скрыло все.

— Встречаемся иногда, — сухо сказал мерсеец. — Добро пожаловать, сэр Доминик. В гардеробной невольница выдаст вам экран мыслей.

— Что? — невольно вздрогнул Флэндри.

— Если пожелаете. — И Руэтхен осклабился мощными зубами в сторону Дианы: — Не подарите ли вы мне, мой незнакомый друг, один танец — как-нибудь попозже?

Госпожа Диана на миг утратила всю свою холодность, затем изящно кивнула.

— Это будет… просто необыкновенно, милорд, — сказала она.

Еще как будет. Флэндри повел ее в танцевальную залу. И, как собака кость, со всех сторон рассматривал забавное предложение Руэтхена. Чего ради?..

Среди терран в радужных нарядах он увидел мрачную фигуру в черном и узнал ее. По его спине пробежал холодок.

2

Не теряя времени на извинения, Флэндри чуть ли не бегом бросился в гардероб. Под подошвами шуршал прозрачный пол, сквозь который виднелся сияющий за сотни световых лет Орион.

— Мыслезащиту, — выпалил Флэндри.

Невольница оказалась симпатичной девушкой. Мерсейцам нравилось покупать людей для работы прислугой.

— У меня их мало, сэр. Его светлость лорд приказал приберечь их для…

— …меня! — Флэндри выхватил из рук стоявшей в нерешительности девушки сплетенный из проводов, транзисторов и блоков питания головной убор. И только когда это сооружение оказалось у него на голове, он успокоился, достал новую сигарету и под звуки ритмичной мелодии двинулся в сторону бара. Ему надо было выпить — позарез.

Айхарайх с Херейона стоял меж высоких стеклянных колонн. Никто с ним не заговаривал. Люди, в большинстве своем, танцевали, а нелюди самых разных рас слушали музыку. На небольшом помосте исполнитель с Луллуана распускал свои небесно-голубые перья, но мало кто следил за этим редкостным зрелищем. Флэндри протиснулся к стойке, сдвинув в сторону какого-то мерсейца, только что опустошившего двухлитровую кружку.

— Виски, — заказал Флэндри. — Чистого, вкусного, жгучего. Подошла госпожа Диана. Казалось, она не может решить, разыграть ли возмущение или утолить любопытство.

— Теперь мне доподлинно известно, что такое рыцарское отношение. — Она подняла пальчик. — А это что еще такое?

Флэндри залпом осушил бокал. Виски, обожгло горло, и он Почувствовал, как успокаиваются нервы.

— Говорят, это мое лицо, — сказал он.

— Да ну вас! Не валяйте дурака! Я имею в виду эту ужасную штуковину из проволоки.

— Мыслезащита. — Флэндри подвинул свой бокал, чтобы налили еще. — Он перемешивает частоты энергетического излучения коры головного мозга, превращая их в случайный набор сигналов. Не дает другим узнать, что у меня на уме.

— А я думала, это и так невозможно, — оторопело проговорила госпожа Диана. — Я хочу сказать, если от природы не одарен телепатическими способностями.

— Коими человек, разве что за редким исключением, не одарен, — согласился он. — Нетелепат создает свой собственный «язык», который для того, кто не изучал отдельно взятого индивидуума в течение долгого времени, представляется сплошной тарабарщиной. А посему по нашему ведомству телепатия никогда не рассматривалась в качестве прямой угрозы для нашей работы, а вы, должно быть, никогда и не слыхивали об экранирующем шлеме — мыслезащите. Он был создан всего лишь несколько лет назад, а причина его создания стоит вон там.

Она проследила за его взглядом.

— Вон тот в черной мантии?

— Он самый. Мне как-то довелось столкнуться с ним, и, к своему, если так можно выразиться, замешательству, я обнаружил, что он одарен уникальной способностью. У всех ли его сородичей такой дар — этого я вам сказать не моту. А вот Айхарайх с Херейона может прочитать мысли какого угодно существа, находящегося в пределах нескольких сот метров от него, и совершенно неважно, встречался он когда-то раньше со своей жертвой или нет.

— Но ведь тогда…

— Совершенно верно. Конечно же, он объявлен персоной нон грата на всей нашей территории и подлежит расстрелу на месте, но, как вам известно, миледи, — уныло добавил Флэндри, — сейчас мы не на территории Терранской Империи. Юпитер входит в состав Имирского Рассеяния.

— Ой! — воскликнула Диана и покраснела. — Настоящий телепат!

— Айхарайх — истый джентльмен. — Губы Флэндри скривились в усмешке. — Он никогда не донесет на вас, а мне бы лучше пойти переговорить с ним. — Он поклонился. — Думаю, вам не придется скучать в одиночестве: сюда уже направляется чуть ли не дюжина мужчин.

— И это верно, — улыбнулась ему Диана, — но мне кажется, Айхарайх… Как вы произносите это гортанное «х», у меня не получается. Так вот, мне кажется, он куда интереснее. — И она взяла его под руку.

Флэндри хотел было высвободить руку, она воспротивилась, тогда он сомкнул пальцы на ее запястье. Время от времени он говаривал себе, что, мол, лицо у него, может, и поддельное, зато тело, по крайней мере, настоящее, свое, а скучные занятия гимнастикой приносят все-таки какую-то пользу.

— Извините, госпожа, — сказал он, — но меня ждет чисто профессиональный разговор, а вы не посвящены в таинства второго старейшего ремесла. Желаю приятно провести время.

В глазах госпожи Дианы вспыхнуло уязвленное самолюбие. Она резко отвернулась от Флэндри и приветствовала графа

Марсианского с большим воодушевлением, чем того заслуживал этот придурковатый молодой человек. Флэндри вздохнул: «Похоже, Ивар, с меня причитается тысяча кредиток», вызывающе зажал в губах сигарету и зашагал к танцевальной зале.

Айхарайх улыбнулся. Лицом он тоже очень походил на людей, вот только было оно какое-то костлявое, с кинжальным носом, а уголки губ и подбородок преувеличенно заострялись. Почти так же, как у некоторых византийских святых. Но это лицо было цвета червленого золота, на месте бровей росли полукруглые тоненькие голубенькие перышки, а на голом черепе торчали оперенный гребень и острые уши. Широкую грудь, осиную талию и длинные костлявые ноги скрывала мантия. Он был бос, и на щиколотках его виднелись шпоры, и на каждой ноге по четыре когтистых пальца.

Флэндри был совершенно уверен, что разумная жизнь на Херейоне пошла от птиц и что планета эта должна быть засушливой, с тонкой холодной атмосферой. Подозревал он, что тамошняя цивилизация невероятно древняя, а также полагал, что Херейон — не просто одна из планет, принадлежавших Мерсейе. Но дальше в его познаниях была тьма, и он даже не знал, где же в мерсейских просторах светило солнце Херейона.

Айхарайх протянул ему свою шестипалую руку, и Флэндри пожал ее, ощутив в ладони тонкие пальчики. На какое-то мгновение мелькнула зверская мысль сдавить покрепче, раздавить хрупкие косточки. Ростом Айхарайх был чуть выше Флэндри, хотя и тот был высоким, а в плечах пошире и покрепче херейонит.

— Рад новой встрече с вами, сэр Доминик, — сказал Айхарайх низким голосом, слушать который было одно удовольствие. Флэндри посмотрел в глаза цвета красноватой ржавчины с металлическим блеском и выпустил его ладонь из своей.

— Вряд ли случайной, — сказал Флэндри. — Для вас, то есть.

— Вы все время где-то в разъездах, — возразил Айхарайх, — а я, хотя и знал, что люди из вашего ведомства непременно будут сегодня здесь, никак не мог с уверенностью сказать, где вы обитаете.

— Вот и мне все время хочется знать, где вы, — уныло промолвил Флэндри.

— Поздравляю вас с тем, как вы провели «дело Ньянзы». Нам так будет недоставать Эйю на нашей стороне, все же это был блестящий ум.

Флэндри сумел скрыть удивление.

— А я-то думал, что эту сторону дела замяли, — сказал он, — но, похоже, у стен есть уши. Как давно вы в Солнечной системе?

— Да уже несколько недель, — ответил Айхарайх. — Главным образом для собственного удовольствия. — Он вскинул голову. — А, оркестр заиграл вальс Штрауса. Прекрасно. Хотя, конечно, Иоганна не сравнить с Рихардом — вот кто навсегда пребудет Штраусом.

— Да ну? — Старинная музыка занимала Флэндри едва ли больше, чем мысль о самоубийстве. — А я и не знал.

— Надо знать, друг мой. Штраус, не исключая даже Шингу, — самый непонятый композитор всех времен в известной нам истории Галактики. Если бы меня упрятали в тюрьму пожизненно и разрешили иметь при себе только одну кассету, я бы взял запись «Смерти и преображения» н был бы счастлив.

— Могу устроить, — тут же вызвался Флэндри. Айхарайх ухмыльнулся и взял терранина под руку:

— Пойдемте поищем местечко поспокойнее. Только прошу вас, не портьте себе праздник, тратя время на меня. Признаюсь, бывал тайком на Терре, но делал это просто для того, чтобы удовлетворить любопытство. Однако не было у меня никаких намерений шарить по имперским канцеляриям…

— …которые все равно оснащены системами сигнализации о появлении Айхарайха.

— Детекторами телепатической активности? Мне бы и самому надо было такое предположить. Староват я уже стал, закостенел, а сила тяжести на Терре меня совсем доконала, так что не до налетов было. Да и вид у меня не щегольской, не такой, какой, по мнению телепостановщиков, приличествует герою плаща и шпаги. Нет, я просто хотел повидать планету, взрастившую расу людей. Походил немного по лесам, посмотрел на кое-какие картины, посетил несколько гробниц по выбору и вернулся сюда. Между прочим, отсюда отправляюсь в путь, так что нет нужды заставлять вашу империю оказывать давление на имирцев, требуя, чтобы они выдворили меня — мой корабль отправляется через двадцать часов.

— И куда дальше? — спросил Флэндри.

— Куда глаза глядят, — беспечно ответил Айхарайх. Флэндри почувствовал, как у него засосало под ложечкой.

— К Сираксу? — произнес он.

Они приостановились перед входом в оранжерею. В самом центре ее, словно в пещере из разросшегося папоротника и тысяч пурпурно-алых орхидей, за которой проглядывали звезды и могучий Юпитер, застыла в невесомости единственная в своем роде водяная, будто отлитая из серебра, сфера. Позже сюда еще придут люди, и те из них, кто помоложе да попьянее, сбросят с себя одежды, чтобы испытать плавание в невесомости в этом шаре, но пока здесь была только музыка. Айхарайх оттолкнулся от пола, прыгнул через порог, полы его мантии взметнулись черными крылами, и он полетел под сферическим куполом. Следом за ним вошел и Флэндри. Одежда раздражала плоть, словно жгла его, мешала двигаться, и потребовалось какое-то время, чтобы привыкнуть к невесомости. Айхарайх, прародители которого когда-то со свистом рассекали крыльями небо над Херейоном, никаких неудобств, похоже, не испытывал.

Представитель рода нечеловеческого ухватился в полете за лист орлика и завис, вглядываясь в буйные заросли орхидей, склонив свою ястребиную голову.

— Черное на фоне серебристой, как ртуть, воды, — задумчиво произнес он, — а за ними черная ледяная Вселенная. Прекрасная композиция, и есть в ней то ощущение ужаса, которое просто необходимо для подлинно высокого искусства.

— Черное? — произнес пораженный Флэндри, поглядывая на фиолетовые цветы, и тут же прикусил язык, но Айхарайх уже схватил его мысль и улыбнулся:

— Очко в вашу пользу. Я допустил оплошность, проговорился, что я дальтоник в том, что касается синей части спектра.

— Но вы видите больше нашего в диапазоне красных волн, — поспешил Флэндри.

— Да. Поскольку вы так или иначе и сами дойдете до этого, признаюсь, что солнце над моей родной планетой холоднее и краснее вашего. Если вы сочтете, что эти сведения помогут вам узнать, что же это за солнце в ряду миллионов звезд в мерсейской сфере, то примите их от меня с наилучшими пожеланиями.

— В звездном скоплении Сиракс средняя заселенность один, — сказал Флэндри. — Не очень-то подходяща для ваших глаз.

Айхарайх по-прежнему вглядывался в водяной шар, в котором плавали похожие на маленькие разноцветные ракеты тропические рыбы.

— Из сказанного мною отнюдь не следует, что я собираюсь к Сираксу, — возразил он бесстрастно. — Лично у меня, конечно, нет никакого желания лететь туда, поскольку там слишком много боевых кораблей, слишком много кадровых военных, а мне не нравится их образ мыслей. — Он отвесил поклон, насколько это было возможно в условиях невесомости. — Вы, конечно же, не в счет.

— Конечно же, — согласился Флэндри. — И все же вы бы могли сдвинуть там дело с мертвой точки в пользу Мерсейи…

— Вы льстите мне, — отвечал Айхарайх, — но, боюсь, вы все еще не избавились от романтического взгляда на вопросы военной политики. Дело в том, что ни одна из сторон не хочет бросать в сражение все силы ради того, чтобы установить контроль над звездами Сиракса. Для Мерсейи они представляются весьма выгодным плацдармом, обеспечивающим выход во фланг Антареса и дающим возможность разместить там передовые части, нацеленные на действия в этом секторе вашей империи. Терра же хочет установить там свой контроль только для того, чтобы это звездное скопление не досталось нам, а потому в настоящий момент ни одно из правительств не желает нарушать равновесие в своих взаимоотношениях. Вот и ходят вокруг да около, собрали крупные флоты, шпионят друг за другом да друг в друга тихонько постреливают, устраивают короткие стычки… Но крупная игра не стоит свеч.

— Но если бы лично вы нажали на одну из чаш весов, так чтобы наших парней вышибли из Сиракса, то мы не стали бы в отместку нападать на другие объекты в сфере владений вашей империи. Наши действия привели бы к ответным действиям, и тогда, о небо, бомбардировке могла бы подвергнуться сама Терра! Нам слишком хорошо живется, чтобы мы могли допустить риск такого исхода. — Он одернул себя — чего ради изливать скопившуюся на сердце горечь, а потом еще, чего доброго, попасть под арест за подрывную деятельность?

— Если Сиракс станет нашим, — сказал Айхарайх, — это с вероятностью, равной семидесяти одному проценту, ускорит сроки крушения гегемонии терран на столетие — плюс-минус десяток лет. Таков приговор наших компьютеров, правда, сам я считаю веру в них нашего Верховного командования наивной, хотя и весьма трогательной. Однако до предсказанной даты падения Терры остается еще сто пятьдесят лет. Так что я просто диву даюсь, чего это ваше правительство так разволновалось.

Флэндри пожал плечами.

— Некоторые из нас относятся к своей планете чуть сентиментально, — грустно ответил он. — И потом, конечно, мы не можем сидеть сложа руки и ждать, когда по нам начнут палить.

— И тут, как всегда, опять эта ваша человеческая психология, — сказал Айхарайх. — В вас заложены такие инстинкты, что вы не можете принять саму идею смерти. Вот лично вам — а вам известна подноготная всего творимого в мире — не кажется, что слово «смерть» звучит как-то вульгарно, не совсем по-джентльменски?

— Может быть, А как бы вы это назвали?

— Завершением.

Их разговор перешел с частных вопросов на общие. Флэндри никогда не доводилось встречать никого другого, с кем бы можно было вот так поговорить. Когда Айхарайх хотел, он мог быть и мудрым, и знающим, и бесконечно добрым, а мог и стегануть жгучей остротой по напыщенной имперской физиономии. Разговор, в котором время от времени затрагивались вечные вопросы, был сродни исповеди. Сам он, не будучи человеком, не судил поступки людей, хотя вроде бы понимал лежащие в их основе желания.

Наконец с явной неохотой Флэндри извинился, сказав, что ему надо идти. «Довольно, — сказал он сам себе, — работа есть работа». Поскольку госпожа Диана старательно его избегала, он сманил в одну из свободных комнат какую-то рыжеволосую девушку и, сказав ей, что вернется через десять минут, проскользнул по служебному коридору. Случись какому-нибудь мерсейцу заметить, каким образом он исчез, вряд ли тот будет дожидаться его здесь час или два, а может, не признает и девушку, — когда ей наскучит ждать, она сама найдет дорогу в танцевальную залу, — поскольку для нетренированного нечеловеческого глаза все люди были на одно лицо, а здесь уже набралось не менее тысячи гостей.

Прикрытие его ухода получилось каким-то жалким, но ничего лучшего он придумать не мог.

Флэндри вернулся на яхту и поднял Чайвза.

— Домой, — сказал он. — Жми на всю катушку. Иди на сверхсветовой, если справишься в пределах Солнечной системы с этой неуклюжей раззолоченной посудиной.

— Так точно, сэр, справлюсь.

При полете на сверхсветовой ему понадобятся не часы, а считанные минуты, чтобы попасть на Терру. Превосходно! Может, и впрямь удастся устроить Айхарайху завершение.

Но куда больше Флэндри надеялся, что попытка не удастся.

3

Над Северной Америкой, где находились службы вице-адмирала Фенросса, как раз стоял день, хотя это было не существенно. Если бы разведка не работала двадцать четыре часа в сутки, Флэндри вытащил бы своего начальника из постели, что он, по правде говоря, и предпочел бы сделать.

Впрочем, он и так наделал порядочно шума. Заставив Чайвза, в нарушение всех правил, направить яхту наперерез всем потокам движения над Адмиралтейством, он выиграл час. В комбинезоне, натянутом поверх вечернего костюма, он вынырнул на гравилете из переходного тамбура, спустился до сорокового яруса башни, которую занимала служба разведки. Пока воздушные регулировщики занимались его яхтой, сам Флэндри препирался с дежурным морским пехотинцем.

Глядя на дуло бластера, он сказал:

— Да вы же меня знаете, сержант. Пропустите. Срочное дело.

— Лицо ваше мне вроде бы знакомо, сэр, — отвечал морской пехотинец, — но лицо можно изменить, а без пропуска я никого не впущу. Так что постойте тут, а я вызову патруль.

Флэндри начал подумывать, не прорваться ли силой, но имперские морские пехотинцы не хуже его владели приемами дзюдо. Черт бы его побрал, так еще час можно потерять, пока будут устанавливать личность! Подождите-ка. В памяти что-то щелкнуло, и все встало на свои места.

— Вы — Мохандес Паркинсон, — сказал Флэндри, — и у вас четверо очаровательных детишек, жена отчаянная однолюбка, и в прошлом месяце вы играли в шашки го у мадам Сефейд.

Пушка в руках сержанта Паркинсона сдвинулась в сторону.

«Во дает», — подумал сержант, а вслух сказал:

— Чего-то я не пойму, о чем вы!

— Доска для игры в го у мадам Сефейд метров этак двадцать на двадцать, — продолжил Флэндри, — а пешками тут служат девочки. И вот как-то в одной партии… Это вам ничего не напоминает, сержант? Я как раз там был, следил за игрой, и я уверен, ваша жена будет просто счастлива услышать, на какие подвиги вы еще способны.

— Шантажист, — поперхнулся Паркинсон. — Проходите, — и, вздохнув, добавил: — Сэр.

Капитан Флэндри ухмыльнулся, шлепнул сержанта по каске и быстро прошел в здание.

В отличие от большинства других начальников, у Фенросса в приемной не было красивой секретарши. Механический голос поинтересовался у пришедшего о роде его занятий. «Герой я», — ласково ответил Флэндри. Робот сообщил, что адмирал Фенросс занят в связи с тревожным развитием событий, на что Флэндри возразил, что он озабочен тем же, и его впустили.

Фенросс посмотрел на него, не вставая из-за стола. Щеки ввалились, ему явно нездоровится, глаза хоть и воспалены, но позволили разглядеть, как в них на миг вспыхнула ненависть.

— А, это вы, — проговорил он. — Так что же, капитан, заставило вас прервать маленький тет-а-тет с вашими мерсейскими друзьями?

Флэндри сел и достал сигарету. Его не удивляло, что Фенросс приставил к нему соглядатаев, но это вызывало раздражение. «Ас чего, черт возьми, началась меж нами распря? — размышлял он. — А просто с того, что я связался с той девчонкой. Как бишь ее звали? Маржори? Маргарет? Неужели только оттого, что еще в те времена, когда мы вместе учились в военном училище, я перехватил у него девчонку? Ну, пошутил я. Не такая уж она и красавица была, несмотря на все ухищрения биоваяния».

— У меня новости с такого пылу-жару, что их никак нельзя было передать обычными средствами связи, — начал он. — Я только что узнал…

— Вы в отпуске, — буркнул Фенросс. — Вам здесь совершенно нечего делать.

— Как? Послушайте, там Айхарайх! Собственной персоной. На «Хрустальной Луне».

У Фенросса дернулась щека.

— Я не принимаю неофициальных докладов, — сказал он. — За Альдебараном дело идет к взрыву. А если вы считаете, что вам удалось что-то выдающееся, направьте отчет по обычным каналам.

— Но… Ради Бога! — Флэндри вскочил с места. — Адмирал Фенросс, сэр, или как еще по-вашему я должен к вам обратиться, он улетает из Солнечной системы всего через несколько часов. Чартерным рейсом. Мы не можем тронуть его в имирских владениях, ну а если перехватить его по дороге оттуда… Он, конечно, что-нибудь измыслит, и засада может не удаться, но, клянусь бородой моей бабушки, заполучить Айхарайха поважнее, чем уничтожить мерсейский флот!

Фенросс протянул заметно дрожавшую руку, взял маленькую коробочку и вытряхнул из нее таблетку.

— Сорок часов не спал, — пробормотал он. — И вы двинулись на этой яхте… До меня это просто не доходит, капитан, даже при сложившихся обстоятельствах. — Он снова поднял глаза на Флэндри, они хитро блеснули. — Конечно же, если вы хотите прервать свой отпуск…

Какое-то мгновение напрягшийся Флэндри стоял и смотрел на сидящего за столом ненавидевшего его человека. Память опять воскресила прошлое. «Когда я порвал с той девчонкой, она и впрямь слегка свихнулась, а потом вроде бы погибла в катастрофе на Венере, когда какая-то пьяная компашка перелетала через Пилу. Что-то такое я слышал об этом. А Фенросс так в жизни больше ни на одну женщину и не взглянул». Он вздохнул:

— Сэр, докладываю вам о том, что я приступаю к исполнению своих обязанностей.

Фенросс кивнул:

— Когда будете уходить, введите эту информацию в робот. А для вас у меня есть работа.

— Но Айхарайх…

— Мы займемся им. Я здесь придумал для вас более подходящее задание. — Фенросс ухмыльнулся, отправил в рот таблетку, запив стаканом воды из стоявшего на столе графина. — Вам не кажется, что нелегал на то и нелегал, чтобы внедряться?

«А может, все идет так просто потому, что он по званию всегда оказывается выше меня, зато я урываю больше удовольствий от жизни?» Стараясь не выказывать своих чувств, Флэндри снова сел.

Уставившись в голую стену, Фенросс барабанил пальцами по столу. Форма сидела на нем в полном соответствии с уставными требованиями — на Флэндри совсем даже наоборот — и все же казалась излишне роскошным пьедесталом для его растрепанной рыжей головы.

— Строго секретная информация, — начал он невыразительной скороговоркой, — хотя я и не знаю, как долго нам удастся утаивать эту новость. Одна из наших колоний, причем на значительном удалении от границ Империи, подвергается осаде.

Флэндри даже присвистнул:

— Где? Кто?

— Слыхали когда-нибудь о Виксене? Я тоже прежде никогда не слыхивал. Заселенная людьми планета в системе звезды класса G, на расстоянии около сотни световых лет от Солнца, немного севернее, по часовой стрелке, от Альдебарана. Чудной мир, но кое-чего, как вообще в колониях, они там добились. Как вам известно, в том районе мало звездных систем, представляющих интерес для человечества, и вообще он плохо исследован. В сущности, Виксен лежит посреди настоящей пустыни. А впрочем, может, И нет? Так вот, представьте себе, что несколько недель тому назад к этой планете подошел какой-то космический флот и потребовал сдаться. Корабли какого-то странного типа, а кто на кораблях, установить не удалось. Но среди них есть такие, кто довольно сносно говорит на англике.

Флэндри сидел не шелохнувшись. Он перебирал в уме сведения до смешного очевидные, но которые тем не менее следовало заново обдумать. Ведь такого еще не бывало.

У межзвездных владений нет четко обозначенных границ, поскольку звезды разных классов перемешаны и разбросаны немилосердным образом. Да и слишком много их. По очень приблизительным оценкам, Терранская Империя представляла собой сферу диаметром около четырехсот миллионов световых лет с центром на Соле, и входило в нее предположительно четыре миллиона звезд, но только на половине из них хоть разок бывали экспедиции. Примерно у сотни тысяч звезд были постоянные связи с Империей, в несколько раз большее число звездных систем ограничивалось периодическими связями, но теоретически находилось в вассальной зависимости от Империи. Даже если взять одну планету и представить, что это такой же разноликий, огромный и непознанный мир, каким всегда была наша Терра, а среди ее обитателей имеется множество расовых, языковых и культурных различий, а также если представить, каково управлять даже одной планетой, то сразу же становится понятным, какое это огромное и непосильное бремя — управление множеством миров. А если затем еще представить себе, какой небольшой процент звездных систем подходит для того или иного вида живых существ (то слишком горячие, то слишком холодные, то неустойчивые, то со слишком большим числом планет) и что лишь в немногих из них есть хотя бы по одной планете, на которой данный вид может чувствовать себя в относительной безопасности, то поймешь, что

Империя и впрямь стала слишком распыленной, что ее непостижимое пространственное величие представляет собой лишь крупинку одной из захолустных частей спирального отростка одной Галактики, то есть из сотни миллиардов, а то и большего числа больших светил каждому отдельно взятому миру известна лишь ничтожная, малюсенькая пригоршня звезд.

И все же — совершить нападение так глубоко внутри сферы? Нет! Отдельные корабли могли довольно легко прокрасться по межзвездному пространству, но вот военный флот никогда не смог бы пройти вглубь на сотню световых лет незамеченным, миновав самые дальние базы Империи. Кильватерную струю в нарушенном пространстве-времени после прохождения такого числа кораблей сразу бы обнаружили где-то по маршруту их следования. А значит…

— Эти корабли построены в пределах нашей сферы, — медленно произнес Флэндри, — и всего лишь в нескольких парсеках от Виксена.

— Меня поражает ваша сообразительность, — усмехнулся Фенросс. — Однако дело в том, что они могли забраться так далеко вглубь еще и потому, что столько сил нашего флота сейчас брошено к Сираксу. Наши внутренние посты оголены, на некоторых из них вообще никого нет. Я вполне согласен с тем, что противник, должно быть, базируется в пределах нескольких парсеков от Виксена, но это отнюдь не означает, что он там и живет. Базой им может служить и космическая станция, и непригодная для обживания планета или еще что-то, чего нам никогда не найти. И они вполне могли переправить сюда свой флот в течение нескольких месяцев — по кораблю зараз.

Флэндри покачал головой:

— Да, но линии снабжения… После захвата Виксена им потребуется снабжать расположенный там гарнизон до тех пор, пока он не сможет обеспечивать себя сам. Нет, их планета где-то в пределах имперской сферы и непременно в том же квадранте. Всего-навсего около миллиона звезд! Грубо говоря, где-то около ста подходящих, и некоторые из них даже не внесены в звездные каталоги. Сколько лет, сколько кораблей надо для того, чтобы проверить сто тысяч звездных систем?

— То-то и оно. А что тем временем может произойти?

— А что уже произошло?

— Виксениты оказали сопротивление. На их планете есть наша небольшая космическая база, в настоящее время оголенная, но среди гражданских там оказалось достаточно таких, кто умеет обращаться с находившимся там оружием. И, конечно же, они послали нарочных на другие планеты, и с базы на Альдебаране им помогли чем смогли. По последним полученным сообщениям,

Виксен в осаде. Мы направляем к этой планете оперативные силы, но им потребуется какое-то время, чтобы добраться туда. А никудышное положение дел в Сираксе связывает нам руки. По докладам, у пришельцев нет подавляющего превосходства, и мы могли бы послать туда достаточное число кораблей, чтобы разнести их на мезоны. Но если мы перебросим нужное количество кораблей из Сиракса, то, вернувшись, увидим вдруг, что там уже прочно сидит Мерсейя.

— Получается связка?

— А кто его знает? Впрочем, у меня есть кое-какие соображения, и ваша задача — проверить их. — Фенросс перегнулся через стол, и его воспаленный взгляд впился в глаза Флэндри. — Когда что-нибудь случается, нам первым делом приходит на ум Мерсейя, — проговорил он мрачно, — но, в конце концов, они обитают далековато, а у нас есть чуждая нам держава прямо под боком, причем ее владения переплелись как с мерсейскими, так и с нашими.

— Вы имеете в виду Имир? — фыркнул Флэндри. — Полноте, уважаемый Начальник, ваша ксенофобия заводит вас слишком далеко.

— Давайте разберемся, — сказал Фенросс. — Кто-то или что-то помогло этим пришельцам, которые сейчас стоят у Виксена, создать современный боевой флот. Сами по себе они этого сделать не могли. Начни они осваивать межзвездное пространство, мы бы об этом знали задолго до того, как они перешли бы к завоеваниям. Кто-то, хорошо осведомленный обо всем, что происходит у нас, натаскал их в том, что касается нашего языка, оружия, территориального расположения и — наших действий. Я уверен, что кто-то подсказал им напасть на нас именно сейчас, когда почти все наши силы сосредоточены в Сираксе. Так кто же это? Есть еще одно. Пришельцы, как и имирцы, получают энергию из гелия под давлением. Здесь ошибки быть не может — так показывают приборы. Гелий под давлением неплохой источник энергии в условиях, схожих с нашими, но лучше использовать тяжелую воду, а пришельцы определенно живут в таких условиях. В кораблях, я имею в виду, в конструкции этих кораблей, явно чувствуется имирское влияние. Я покажу вам эти снимки, которые пришли вместе с докладом. Так вот, вид у этих кораблей такой, как если бы их конструировал инженер, больше привыкший работать с гидролитием, чем со сталью.

— Вы хотите сказать, что за спиной пришельцев стоят имирцы? Так ведь…

— Так ведь ничего. В звездной системе, в которую входит Виксен, есть и имирская планета. Кто знает, сколько звездных систем уже освоили эти многоножки… о которых мы слыхом не слыхивали? Кто знает, сколько разных рас подвластно им? А они летают, как хотят, и по нашей сфере, и по мерсейской и… Допустим, у них тайный сговор с Мерсейей. Что может быть лучше для засылки мерсейских агентов в нашу систему? Мы не останавливаем имирские корабли — мы просто не в состоянии этого сделать! А в каждом из них может быть установлен силовой пузырь, обеспечивающий терранские условия. Уже не первый год у меня такое чувство, что мы доверяем Имиру как дети. Давно уже мы не следим как стоило бы за тем, чем они занимаются, а теперь, может быть, уже поздно!

— Да им-то какой прок от всего этого? — тихо спросил Флэндри, загасив сигарету. — Что такого может быть в кислорододышащих, на что могли соблазниться имирцы? Или чем их купили?

— Вот этого я не знаю, — ответил Фенросс. — Может, я в корне не прав, но хочется во всем разобраться. Так что вы, капитан, возвращаетесь на Юпитер. Немедленно.

— Как?

— В нашей несчастной, обездоленной службе хронически не хватает людей, — сказал Фенросс, — а сейчас с этим хуже, чем когда бы то ни было. Так что вам придется лететь одному. Разнюхайте как можно больше. Занимайтесь этим столько времени, сколько потребуется, но не возвращайтесь без доклада, подтверждающего или опровергающего эти предположения.

«Или возвращайся мертвым», — додумал Флэндри. Он взглянул на скукоженное лицо человека за столом и понял, что именно этого и хочется Фенроссу.

4

Вызволив Чайвза из-под ареста, Флэндри прикинул, не вернуться ли ему на прием у Руэтхена, ведь праздник все еще продолжался, но решил, что не стоит. Айхарайх никогда бы не обмолвился о том, что он куда-то убывает, если бы не был уверен, что Флэндри тут же доложит об этом по команде. Может быть, ему это представляется веселенькой шуткой, а может, он бросил прямой вызов — ведь Айхарайх из тех, кому явно доставляет удовольствие пошевелить мозгами, посмотреть, как избежать западни, так что вполне может быть, что обмолвился он намеренно, с неясной пока целью. В любом случае какой-нибудь салага или парочка салаг из разведслужбы вполне смогут вести херейонита куда лучше, чем Флэндри — слишком уж он приметен. Отдав соответствующие случаю распоряжения, Флэндри вместе с Чайвзом сел в свой флиттер.

Хотя внутри «Хулиган» был отделан и обставлен достаточно роскошно, все же как по вооружению, так и по скорости это был боевой корабль. Даже на первичной, досветовой тяге он мог достичь Юпитера за несколько часов, так что у Флэндри и времени на то, чтобы обдумать свои дальнейшие действия, было в обрез. Он включил автопилот и попросил Чайвза принести чего-нибудь выпить.

— Покрепче, — добавил он.

— Слушаюсь, сэр. Достать вам костюм, или вы предпочтете рабочий комбинезон?

Флэндри осмотрел свой пришедший в беспорядок наряд и вздохнул — Чайвз битый час наряжал его, и все насмарку.

— Простой серый костюм на молнии, — ответил он. — А еще власяницу и пепла.

— Будет сделано, сэр. — Слуга налил виски в бокал, в котором лежали кубики льда.

Чайвз был родом с Шалму и весьма бы походил на человека, если бы не лишенная всякой растительности изумрудная кожа, цепкий хвост, рост сто сорок и особенности строения ушей, рук и ступней. Флэндри купил его несколько лет тому назад, нарек Чайвзом и обучил разного рода полезным навыкам. Когда Флэндри предложил ему, несколько лет спустя, вольную, то создание вежливо отказалось. («Если мне будет позволено так выразиться, сэр, присущие моему племени обычаи не привлекают меня более, ибо они под стать только прискорбному отсутствию у них собственности».)

Флэндри поразмышлял немного над бокалом, а потом спросил:

— Что тебе известно об Имире?

— Имир — произвольно данное людьми название, сэр, главной планеты королевства, если мне будет дозволено продуманное мною употребление этого слова, лежащего в пределах границ Терранской Империи, Мерсейского Ройдхуната, а также, несомненно, захватывающей значительную часть Галактики за пределами оных.

— Не надо быть таким занудой, — сказал Флэндри, — особенно когда вопрос мой чисто риторический. Я хотел узнать, что тебе известно об их образе жизни, что они думают, во что верят, на что надеются? Что они считают прекрасным, а что — нестерпимо отвратительным? О скоротечные боги, да какое у них правление? Когда они говорят на англике, то называют себя Рассеянием. А что это — перевод или просто бирочка? Как узнать? Что общего у тебя или у меня с существом, которое живет при стоградусном морозе, дышит водородом, сжатым под таким давлением, в сравнении с которым в глубинах наших океанов царит вакуум, и пьет жидкий метан, а для изготовления орудий труда применяет аллотропический лед?

Мы с большой готовностью уступили им Юпитер, а также все планеты такого типа в нашей державе, а у них взамен нашлись планеты земного типа, и от такого обмена объем нашей сферы вырос вдвое. Мы обменялись с ними определенным объемом научной информации: мы им — по физике низких давлений, они нам — высоких, мы им — кислородный обмен веществ, они нам — водородный… Вот только когда разберешься, что к чему, то получается до обидного мало. Они начали заниматься межзвездным пространством намного раньше нас. («А вот как они овладели ядерной физикой при таком атмосферном давлении, как на Имире? Мы даже не спрашивали их об этом!») Они уже понасмотрелись, как мы живем… Какая часть Галактики наша? Мы не смогли им предложить ничего существенного, кроме права заселить с миром несколько планет. Они никогда особо не интересовались нашими войнами — войнами кислорододышащих с карликовых планет. Не больше, чем, скажем, ты или я, наблюдая за сражением двух муравьиных армий. А чего им волноваться? Даже если сбросить Терру или Мерсейю на их Юпитер, порядочного булька и то не получится. За последнюю сотню лет они едва ли перемолвились с нами парой слов. А судя по всему, и с Мерсейей. Пока что.

Перед самым отлетом я все же взглянул на снимки, сделанные у Виксена. Фенросс, чтоб ему пусто было, прав — эти тупорылые корабли построены на планете, похожей на Терру, но есть в них что-то имирское. Вот как в первых автомобилях на Терре мотор всегда ставили спереди, потому что привыкли к тому, что лошадь всегда впереди телеги. Я готов согласиться, что это — простое совпадение. Или нас водят за нос. Или… Сам не знаю, что еще. Ну а как выяснить это мне, единственному человеку на планете с радиусом в десять раз большим, чем у Терры? Черт их дери!

Он осушил бокал и протянул его Чайвзу. Чайвз налил еще и вернулся к шкафчику с одеждой.

— Белый шарф или синий? — раздумчиво проговорил он. — Гм, да. Полагаю, что белый будет лучше, сэр?

Тут флиттер потянуло вперед, и к моменту посадки на Ганимеде Флэндри понадобилось принять отрезвляющее.

При таких посещениях действовала установленная процедура, которой уже десятки лет никто не пользовался, и Флэндри пришлось разыскивать сведения о ней, но автоматическая станция все еще исправно действовала, терпеливо ожидая среди суровых гор прилета посетителей. Флэндри предъявил документы, была установлена радиосвязь с планетой, и над нею полетели невиданные сообщения. Ответ пришел скоро: да, капитан, правитель сможет принять вас, а космический корабль уже в пути и будет в вашем распоряжении.

Флэндри сидел и смотрел на каменистую пустыню Ганимеда. Вскоре по приводному гравитационному лучу сел приземистый мерцающий корабль, и от него к выходному люку «Хулигана» кишкой протянулась складная переходная труба.

— Пойдем, — вздохнув, сказал Флэндри и поплелся по переходу. Следом, нагруженный оружием, инструментом и приборами — хотя ничто из этого особо сгодиться и не могло, — семенил Чайвз. Ненадолго они почувствовали тошноту, оказавшись под воздействием притяжения Ганимеда, но тут же вошли в помещение с созданными в нем земными условиями.

Если бы не вышедшая из моды мебель да большие, выстроенные в ряд экраны, это был бы привычный пассажирский салон третьего класса. Трудно было поверить, что перед ними только материальная внутренняя отделка связующего силового поля, энергия которого сродни той, что не дает распасться атомному ядру, или препятствует невыносимому давлению на Юпитере раздавить их, или, как сейчас, исключает возможность взрыва корабля из-за перепада давлений. Корпус корабля был изготовлен из сплава воды, лития и металлического водорода, устойчивого только в условиях Юпитера.

Оставив Чайвза закрывать люк, Флэндри включил обзорные экраны, показавшие, что делалось снаружи. Один экран — экран связи — не загорелся, еще на одном была видна кабина пилота.

Искусственный голос, до смешного сладостный, в духе традиции вековой давности, произнес: «Приветствую тебя, терранин. Зовут меня, насколько это можно выразить в звуковых соответствиях, Хоркс. Я буду твоим гидом-переводчиком во время твоего пребывания на Юпитере».

Флэндри посмотрел на экран. Он как-то не мог сознанием воспринять имирца, его глазам еще были чужды такие очертания и размеры, да еще в таком причудливом красно-сине-желтом свете. (Даже этот свет был не настоящим, а всего лишь электронным истолкованием реальности. Когда человек смотрит в плотной юпитерской атмосфере, то не видит ничего, кроме густой черноты.)

— Привет, Хоркс, — сказал он огромной, черной и многоногой фигуре с характерными антеннами на головах и облизнул свои вдруг пересохшие губы. — Мне кажется, тебе никогда раньше не приходилось заниматься такой работой.

— Несколько раз приходилось. Около сотни терранских лет тому назад, — ответил Хоркс как бы между прочим. Казалось, он вовсе не шевелится, не касается органов управления, но экраны показали, что Ганимед пошел вниз, навстречу брызнул ледяной космос. — А потом я занимался другой работой. — Он замолчал, словно не зная, продолжать или нет. А может, просто показалось. Наконец он сказал: — Впрочем, недавно я водил несколько групп по нашей планете.

— Как ты сказал? — чуть не поперхнулся Флэндри.

— Группы мерсейцев, — сказал Хоркс. — Если желаете, можете справиться у правителя. — И за все оставшееся время полета он не произнес больше ни слова.

Юпитер все рос и рос, он уже занимал на экране половину небес. Флэндри смотрел, как по светящемуся, многоцветному лику планеты мчались черные пятна — штормы, каждый из которых мог бы проглотить Землю. Затем видимость стала нулевой — корабль вошел в атмосферу. Все же экраны продолжали свои старания: он видел тысячекилометровые облака из кристаллов аммиака со странными синими и зелеными прожилками из свободных радикалов; он видел, как полыхнула в пурпурном небе молния, видел далекие желтые всполохи взрывов натрия. И пока шел спуск на планету, он пусть неявственно, но все же чувствовал, как содрогается корпус корабля от страшной силы ветра, и слышал приглушенный вой и грохот.

Все еще продолжая спуск, корабль Пролетел над ночной стороной Юпитера, и Флэндри увидел метановый океан, бурные волны его под воздействием давления и притяжения распластывались по скалам из аллотропического льда. Он крошился и снова нарастал прямо на глазах. Он видел бесконечную равнину, на которой что-то — полудеревья — полуживотные, но ни то ни другое в земном понимании — выбрасывало свои змеевидные ветви, стараясь поймать на лету каких-то лентовидных, длиной в сотни метров. Он видел, как проносились мимо гонимые красным ветром пузыри, чарующие мириадами переливов и поющие высокими хрустальными голосами, их звуки каким-то образом проникали и внутрь корабля. Но не может быть пузырей при таком давлении. Или может?

Прямо за линией раздела дня и ночи показался город. Во всяком случае, это была упорядоченная конструкция огромной протяженности, приземистая, но изящная и приятная на вид, с причудливым переплетением гротов и арабесок. На экране это сооружение сверкало глянцевой синевой. То тут то там вспыхивали на краткий миг белыми искрами или нитями резавшие глаза электрические разряды. Повсюду было множество имирцев, пользовавшихся для полетов собственными крыльями или похожими на черепашьи панцири гравитационными планерами. И не подумаешь, что на Юпитере можно вот так летать, пока не вспомнишь, какая тут плотность воздуха. Тогда-то и понимаешь, что здесь скорее не летают, а плавают.

Космический корабль прекратил спуск и на включенном антиполе завис над поверхностью планеты. Хоркс сказал: «Правитель Тхуа».

На экране внешней связи появился еще один приземистый имирец, держащий в руках что-то дымящееся и все время меняющее свои очертания. Обезличенный мелодический голос робота под вековечное завывание ветра, способного смести любой город, построенный руками человека, произнес за него: «Приветствую вас! С чем пожаловали?»

Из старинных отчетов Флэндри почерпнул, что надо ожидать трудного разговора, и не потому, что говорить с ним будут грубо, а просто — о чем толковать человеку и имирцу? Терранин нервно затянулся и сказал:

— Я прибыл по поручению правительства для решения некоторых вопросов.

Знают ли уже эти твари о том, что происходит вокруг Виксена? Если не знают, то никакие они не союзники Мерсейи, и тогда, по-видимому, от них не будет никакого толку. А если знают, то какая, к чертям, разница? Флэндри объяснил цель прилета.

Тхуа ответил сразу же:

— Мне представляется, что у вас слишком мало оснований подозревать нас. Логически рассуждая, простого внешнего сходства и использования той же ядерной технологии явно недостаточно для этого.

— Знаю, — ответил Флэндри. — Возможно простое заимствование.

— Даже может быть и так, что кто-то из имирцев, один или несколько, дали консультации тем существам, которые совершили нападение, — сказал Тхуа, и хотя нельзя было судить по имитации голоса, похоже было, что он не обижается и не симпатизирует, а просто все это ему безразлично. — Наше Рассеяние уже на протяжении нескольких циклов развития не несет ответственности за поступки отдельных лиц. Однако не могу себе представить, с какой стати кто-либо из имирцев стал бы стараться ради кислорододышащих. От таких поступков — никакого проникновения в суть вещей, никакой материальной выгоды.

— Может, какой-нибудь ненормальный? — неуверенно высказал предположение Флэндри. — Вроде того человека, который ворошит палкой муравейник — это такое жилище крохотных животных — просто для того, чтобы было чем заняться?

— Имирцы не отклоняются от нормы подобным образом, — наставительно высказался Тхуа.

— Мне кажется, что недавно у вас здесь были гости с Мерсейи? — как бы мимоходом обронил Флэндри.

— Я как раз хотел упомянуть об. этом. Я делаю все, что в моих силах, чтобы заверить обе империи в строгом нейтралитете Имира. Было бы досадно, если бы кто-то из них, совершив нападение, вынудил нас уничтожить их как вид.

«Ну и бахвал, такого не бывало после того рыбака, что поймал экватор, — подумал Флэндри. — А может, и впрямь так». Вслух же сказал, тщательно подбирая слова:

— И что же мерсейцы здесь делали?

— Им захотелось провести какие-то научные наблюдения на поверхности Юпитера, — ответил Тхуа. — Водил их Хоркс, который и вас водит. Вот пусть он и опишет их занятия.

Пилот зашевелился в своей кабине, расправляя черные крылья.

— Мы просто совершили несколько полетов над планетой. У них были с собой оптические приборы, и они проводили различные спектрографические работы. Они сказали, что это надо для исследований в области физики твердого тела.

— Все страннее и страннее, — Флэндри потрогал свои усики. — Планет типа Юпитера в их сфере не меньше, чем в нашей. Подробный отчет об условиях на Юпитере, сделанный по договоренности первыми имирскими поселенцами для Терры, никогда не засекречивался. Нет, я просто не верю в эти байки о научных целях.

— И впрямь все это представляется сомнительным, — согласился Тхуа, — но я не собираюсь разбираться в причудах всяких чуждых нам умов. Да и проще было откликнуться на их просьбу, чем спорить по этому поводу.

Чайвз прочистил горло и неожиданно вставил:

— Если мне будет дозволено задать вопрос, сэр, не скажете ли вы, все ли посетившие вашу планету в последнее время были мерсейцами?

Вопрос, и тут уж ошибки быть не могло, явно пришелся Тхуа не по вкусу.

— Неужели вы думаете, я стану выискивать незначительные различия, которые имеются между разными видами кислорододышащих?

— Похоже, мы зашли в тупик. Так, что ли? — вздохнув, спросил Флэндри.

— Мне не остается ничего другого, как дать вам слово, что Имир в этом деле не замешан, — сказал Тхуа. — Однако, если желаете, можете полетать над планетой, запретных мест нет, посмотреть, нет ли чего-нибудь из ряда вон выходящего. — И его изображение исчезло с экрана.

— Подвалило! — пробормотал Флэндри. — Чайвз, подай мне чего-нибудь выпить.

— Вы последуете совету правителя? — спросил Хоркс.

— Думаю, что да. — Флэндри плюхнулся в кресло. — Проведите для нас типичную обзорную экскурсию. Я никогда не бывал на Юпитере, а здесь, может быть, и есть на что посмотреть.

На удивление быстро город пропал из виду. Флэндри потягивал виски, взятое Чайвзом из припасов, и краем глаза следил за внушительным ландшафтом. Очень плохо, что он не в настроении, ведь ему и впрямь представился случай, который выпадает немногим терранам. Но он потерял столько часов на выполнение задания, с которым справился бы и второкурсник. Между тем в Сираксе накапливают вооружение. Виксен в одиночку бьется черт знает с кем, а, скажем, госпожа Диана танцует не с ним, а с другими, и Ивар дель Бруно скалится и ждет, когда получит выигрыш. Флэндри выругался.

— Какой чудный повод для Фенросса отыграться на мне, — добавил он. — Он в этом деле просто гений. — Флэндри залпом осушил бокал и попросил налить еще.

— Мы идем вверх, сэр, — немного времени спустя сказал Чайвз. Флэндри увидел дрожащие и гудящие горы, синие туманы, несущиеся над их отливающими сталью вершинами, а потом Юпитер вообще скрылся из виду.

— А куда мы теперь летим? — спросил он и справился по карте. — Что ж, ясно.

— Я бы позволил себе дать понять пилоту, что у нас великовата скорость, — сказал Чайвз.

Флэндри слышно было, как ветер за бортом завыл пронзительно, неслышимыми обертонами вызывая дрожь в мозгу. Красный туман проносился мимо, свиваясь кольцами и сплетая их в кружева. А сквозь туман видны были малиновые тучи размером с какую-нибудь Сьерру, и в их чреве полыхали молнии.

— Да, — пробормотал он. — Хоркс, давай потише. Как говорится, туда успеем…

И тут он увидел, что пилот в своей кабине встает, распахивает дверь и исчезает. А через мгновение Флэндри увидел, как Хоркс вовсю машет крыльями в будущем кильватере космического корабля, затем имирец пропал из поля зрения. Тут Чайвз увидел что-то прямо по курсу и завопил. Хвостом он обвил Флэндри за туловище, а руками и ногами обвил стойку видеостенки.

А потом мир с грохотом рухнул, и наступила ночь.

5

Флэндри очнулся. Лучше бы ему спать и дальше. Зеленое неясных очертаний сказало:

— Ваш тиамин, сэр.

— Пшел вон, — пробормотал Флэндри. — Чего я такого напился?

— Простите меня за вольность, сэр, — проговорил Чайвз, Хвостом прижимая руки человека. Поддерживая голову Флэндри за нос одной рукой, другой влил ему в рот лекарство. — Ну вот, теперь нам полегче?

— Напомни потом, чтоб я тебя немножко расстрелял. — На какое-то время Флэндри примолк, но вот лекарство подействовало, и он сел. В голове прояснилось, и он посмотрел на экраны.

Все еще работал только один из них, показывая густой текучий багрянец, который прорезали синие и черные всполохи. Сквозь работавшую на пределе своих возможностей силовую защиту пробивался непрестанный резкий треск, словно ломался полярный паковый лед. Боже, какой же тогда грохот снаружи! Пол каюты перекосился, Флэндри сидел скрючившись в нижнем углу, но корабль продолжало тащить, и Флэндри снова заскользил по полу. Бортовое поле спасло им жизнь, смягчив страшнейший удар, но вышло из строя. Он чувствовал, как ничем не ослабленное гравитационное поле Юпитера притягивало его и каждая клеточка тела изнывала от собственной тяжести.

Он сосредоточил взгляд на покореженной стойке кровати.

— И это сделал я своей собственной головушкой?

— Мы столкнулись с огромной силой, сэр, — объяснил Чайвз. — Я позволил себе перевязать вам голову. Впрочем, достаточно одной инъекции гормона роста, и все травмы заживут за несколько часов, сэр, если нам удастся выбраться из этой передряги.

Пошатываясь, Флэндри встал на ноги. Казалось, кости так и тянут вниз. Он ощущал, как дрожат стены каюты, слышал, как они скрежещут. Силовая защита выстояла, а это значит, что генератор защиты и главная энергетическая установка при столкновении уцелели. Ничего удивительного, ведь корабли этого класса строили с установкой на «безаварийную работу». Все равно никак не попасть из каюты в кабину пилота — разве что имирцу, так что неважно, годен ли корабль для дальнейшего полета, — торчать здесь человеку и шалмуанцу, пока не помрут голодной смертью. Или, что скорее всего, пока не отключится ядерная установка после какого-нибудь очередного удара. А они так и сыпались.

Что ж, когда пропадет силовое поле, каюту расплющит атмосферным давлением Юпитера, и наступит милосердная кончина.

— Черт бы побрал весь этот грохот, — сказал Флэндри. — Не хочу я умереть вот так, разом. Хочу видеть, как смерть приходит, хочу заставить эту дуреху побороться за меня, за каждый мой сантиметр.

Чайвз вглядывался в зловещую малиновую толщу, застлавшую последнее электронное окно. Его всего скособочило, колени дрожали — он еще меньше Флэндри был приспособлен к местной силе тяжести.

— Где мы, сэр? — хриплым голосом спросил он. — Перед столкновением голова у меня была занята главным образом мыслями о том, что подать на ленч, и…

— В зоне Большого красного пятна, — ответил Флэндри. — Скорее всего на его окраине. Мы, должно быть, сидим на каком-нибудь отбившемся айсберге, или как они тут, черт их подери, называются.

— Получается, что наш гид нас бросил, сэр.

— Черт возьми, да он и подстроил все это. Теперь-то я точно знаю, что кем бы ни был наш противник, один имирец безусловно работает на него. Вот если от нас останется лишь пара мокрых пятен, от этих сведений уже никакого толку.

Корабль вздрогнул и завалился еще больше. Чтобы не упасть на пол, Флэндри плюхнулся на кровать, ухватясь за стойку, и торопливо, так как все вокруг ревело и бушевало, грозя гибелью, начал:

— Ты, Чайвз, видел Большое красное пятно из открытого космоса. Уже давно, еще до начала космических полетов, было известно, что пятно это — скопление плавающего в воздухе пакового льда. Боже, какое потрясающее место для смерти! Все дело в том, что на определенной высоте давление в атмосфере таково, что образуется красный кристаллический лед — не белый, на который ты плещешь виски, не черный аллотропный, что лежит на поверхности планеты, и не сверхплотная разновидность из мантии вокруг ядра Юпитера, — а красный. Здесь давление как раз подходящее для образования красного льда, а плотность его й воздуха совершенно одинакова, вот он и плавает. Начало образования льда создало благоприятные условия для его дальнейшего роста в еще больших размерах, так что лед накапливается только в этой зоне, образуя что-то похожее на полярные шапки тех планет, что поменьше размерами. В некоторые годы он усиленно тает — наступает фаза изменения, — и со стороны Большое красное пятно выглядит бледнее, а в другие годы его здесь набивается столько, что кажется, будто на Юпитере открылась блуждающая рваная рана. Но всегда, Чайвз, Красное пятно — это нагромождение летающих ледников, размером поболее всей Земли. Вот об один из них мы и стукнулись.

— Тогда навряд ли случайно мы оказались в таком положении, — невозмутимо согласился Чайвз. — Я бы так сказал, что при наличии всех тех систем обеспечения безопасности полетов, которыми оснащен корабль, Хоркс решил, что представилась единственная возможность избавиться от нас, не оставляя улик. Он может заявить, что айсберг случайно вынырнул у нас по курсу, или еще что-нибудь в этом роде. — Чайвз презрительно фыркнул: — Какое-то неспортивное поведение, сэр. Такое можно ожидать разве что от… туземца.

Пол еще больше накренился, но Флэндри успел отпрянуть и не свалился с койки. Пролететь при такой силе тяжести по каюте — ногу сломаешь. Накатывали громовые раскаты, на сохранившемся экране было видно, как клубы белого пара со свистом рвутся вверх по малиновому полю.

— Я плохо разбираюсь в таинствах науки, — сказал Флэндри. Его грудная клетка ходила как мехи, пытаясь снабдить кислородом мышцы, с напряжением работавшие при такой силе тяжести, а ребра казались налитыми свинцом, — но, как я понимаю, происходит вот что. Мы поддерживаем безумно высокую в условиях Юпитера температуру, от которой лед тает, и мы мягко опускаемся в айсберг.

— А это разумно, сэр? — спросил Чайвз.

— Наши воздухоочистители все еще действуют, — продолжал Флэндри. — Не так уж здесь и душно. Так что о воздухе можно пока не беспокоиться. — Его невозмутимость лопнула, он ударил кулаком по стене и процедил сквозь зубы: — Как мы беспомощны! Не можем выйти из каюты, ничего не можем — только сидеть и ждать!

— Надо посмотреть, сэр. — Чайвз, тонкое лицо которого перекосило расплющивающее притяжение, медленно двинулся к тюку с инструментами и приборами, пощупал его. — Нет, сэр. С сожалением должен констатировать, что радиостанцию я с собой не взял. Мне представлялось, что связь мы будем поддерживать через пилота. — Он помолчал. — Даже если бы нам удалось передать сигнал, то любой имирец, осмелюсь заявить, непременно принял бы его за случайную атмосферную помеху.

Флэндри каким-то образом удалось встать на ноги. Он почувствовал приятное легкое щекотание нервов.

— А что у нас есть? — спросил он. За стенами корабля в ответ ему прогремел Юпитер.

— Разные устройства, сэр, для обнаружения военных установок. Пара скафандров. Легкое оружие. Ваш набор взломщика, хотя, должен признаться, я весьма не уверен в его ценности в данных условиях. Микромагнитофон.

— Минутку!

Флэндри прыгнул к слуге, но пол поплыл у него под ногами, и его понесло к дальней стене. Чайвз, выбросив хвост, остановил полет Флэндри. Пошатываясь, Флэндри встал на четвереньки и пополз в тот угол, где горбился шалмуанец.

Он даже не удосужился посмеяться над собственной рассеянностью. Сердце колотилось в бешеном ритме.

— Минутку, Чайвз, — сказал он. — Ведь есть же переходный тамбур. Раз его защищает силовая оболочка, он, должно быть, целехонек, а у него такие механизмы, что могут открыть клапаны даже при теперешнем давлении снаружи. Конечно, самим нам через них не выбраться, да и наши скафандры там расплющит в лепешку, но мы можем заняться механизмами тамбура. Если рассуждать логично, то они должны входить в систему обеспечения земных жизненных условий. С помощью имеющихся у нас инструментов мы вполне можем наладить простой рабочий цикл. Сначала открывается выпускной клапан, затем он закрывается, воздух Юпитера отсасывается из камеры, а вместо него подается терранский. Потом выпускной клапан снова открывается… Ну и так далее. Понял?

— Нет, сэр, не понял, — ответил Чайвз. Его желтые глаза от смертельной физической усталости подернулись туманной дымкой. — У меня голова совсем слабой стала. Мне очень жаль…

— Да получится сигнал! — завопил Флэндри. — Мы подаем струю кислорода в водородно-метановую атмосферу и воспламеняем полученную смесь в камере тамбура с помощью электрической искры. Бамс! Вспышка! Довольно слабая и, на наш взгляд, голубоватая, но любой имирец за десятки километров отсюда увидит ее столь же яркой, какой мы видим вспышку магния. Будем повторять вспышки в устойчивом режиме, каждые четыре-пять минут. Если имирцы не железобетонные, им будет весьма любопытно узнать, что здесь такое, а когда они увидят, что на айсберге произошло крушение, они догадаются, что нам нужно и…

Его голос смолк, а Чайвз уныло проговорил:

— А мы можем так тратить кислород?

— Нам придется это сделать, — ответил Флэндри. — Мы пожертвуем сколько сможем, а потом приостановим подачу сигналов. Если через несколько часов после этого никто не появится, мы пустим половину оставшегося запаса на наш прощальный фейерверк. — Он сделал последнюю затяжку, тщательно загасил сигарету я с трудом поднялся.

— Идем работать. Терять-то нам вроде нечего?

Пол задрожал — за бортом грохотало и рушилось. По экрану поползло дымчатое зеленое облако свободных радикалов и, влекомый нескончаемыми штормовыми ветрами Юпитера, пронесся красный айсберг.

Флэндри бросил взгляд на Чайвза и сказал, силясь улыбнуться:

— Милашка ты, да вот беда, красавицей не назовешь тебя. — И, помолчав немного, добавил со вздохом: — А впрочем, ничего не попишешь. При данных обстоятельствах.

6

«…И вот в самый что ни на есть критический момент в доказательство того, что боги, понятное дело, мне благоволят, пришла помощь. Какие-то имирцы засекли наши вспышки. Выяснив, что к чему, они убрались восвояси, чтобы вернуться на другом корабле, оснащенном силовой оболочкой, на который мы и перенесли свою чуть теплую плоть. Нет, Джуниор, я не знаю, что имирцы делали в районе Большого красного пятна. Им там, должно быть, тоже чертовски сыро и зябко. Ну а я правильно сообразил, что у них непременно должна быть метеорологическая, научно-исследовательская или еще какая станция для ведения наблюдений, как и у нас в тех районах, которые больше всего влияют на погоду на Терре.

Правитель Тхуа и не подумал извиниться. Он даже пропустил мимо ушей требование моего слуги немедленно посадить подлого Хоркса на кол из красного льда и ограничился заявлением, что впредь приезжающим будут давать другого сопровождающего (кто их различит?), что он здесь ни при чем и не намерен заставлять имирцев тратить свое время на расследование, наказание или вообще какие-то дальнейшие действия. Он сослался на статью договора, согласно которой он не обязан оказывать нам содействие, и все посещения планеты производятся приезжими на свой страх и риск.

Тот факт, что кто-то из имирцев пришел нам на помощь, доказывает, что заговор против Терры, если таковой вообще существует, не охватывает все население Юпитера. А вот в том, что враждебно настроенные нам лица занимают высокие посты в правительстве (если таковое, в нашем понимании слова, имеется), у меня нет ни малейших сомнений.

Приведенное выше краткое резюме призвано облегчить дальнейшую работу. Распечатка стенограммы всех переговоров, исполненная согласно грубому приказу, прилагается.

Да, малыш, ты можешь идти на все четыре стороны».

Флэндри выключил магнитофон. Он мог доверить своей личной секретарше при составлении рапорта по всей форме подчистить что надо. Хотя лучше бы она этого не делала.

Он откинулся на спинку кресла, закинул ноги на стол, выпустил дым через нос и исподлобья посмотрел сквозь прозрачную стену своего кабинета на улицу. Адмиралтейство сверкало легкими, сказочными шпилями мягких тонов, тянувшимися к яркому весеннему небу Терры. Чтобы обеспечить защиту пространства протяженностью в четыреста световых лет, нужны были миллионы кораблей, а это значит — миллионы политиков, ученых, инженеров, стратегов, тактиков, руководителей, конторских служащих… А у тех семьи, и всем нужны пища, одежда, кров, школы, развлечения. Так что Адмиралтейство имперского флота стало городом по праву. «Чертов ведомственный городишко», — подумал Флэндри. И все-таки, когда в конце концов загрохочут посланные из космоса бомбы, когда разнесется вой варваров над развалинами домов, а дым от горящих книг скроет тела людей в изодранной яркой форме, то есть когда придет Долгая Ночь — а она непременно придет, через сто или тысячу лет — какая разница? — чего-то прекрасного и изысканного лишится Вселенная.

Ну и черт с ней. Продержалась бы еще чуть-чуть цивилизация, чтобы успел Доминик Флэндри вкусить вина новых марок, расцеловать побольше девочек, поноситься верхом, спеть балладу-другую. И будет с него. По крайней мере он не смел надеяться на что-то большее.

Зажужжал коммутатор внутренней связи:

— Адмирал Фенросс хочет видеть вас немедленно, сэр.

— Не может быть, — проворчал Флэндри. — А я хотел его видеть еще вчера, когда вернулся.

— Вчера он был занят, сэр, — сообщил робот столь кстати, словно обладал здравым смыслом. — Его светлость наследный граф Сидрат находится с визитом на Терре и выразил пожелание посетить командные центры.

Флэндри встал, оправил свою иссиня-зеленую рубашку, полюбовался стрелками белых с золотой искрой брюк и покрыл прилизанные волосы фуражкой, украшенной по окружности драгоценными камнями.

— Конечно же, — сказал он, — адмирал Фенросс никак не мог отправить в поездку кого-нибудь из своих адъютантов.

— Наследственный граф Сидрат связан родственными узами с гранд-адмиралом, герцогом Азии, — напомнил ему робот.

Флэндри, напевая вполголоса «У моей любимой нос смуглый от рожденья», вышел из кабинета. Преодолев ряд наклонных спусков и гравитационных шахт, он попал в кабинет Фенросса.

— А, вот и вы! — кивнул адмирал своей коротко стриженной головой. По тону было ясно, что по дороге Флэндри застрял где-то глотнуть пивка. — Садитесь. Мне передали ваш предварительный устный отчет. Неужели вы и правда ничего больше не нашли?

— Вы приказали мне, сэр, — улыбнувшись, замурлыкал он, — так или иначе выяснить отношение имирцев, что я и сделал — так или иначе.

Фенросс закусил губу.

— Хорошо, хорошо. Я знал, что так получится. Вы никогда не вписываетесь в работу сети, а мы намерены воплотить в жизнь специальную программу, весьма масштабную программу по выяснению всей правды об Имире.

— Не надо, — резко произнес Флэндри, выпрямляясь в кресле.

— Что не надо?

— Не надо так разбрасываться людьми. Простая арифметика показывает, что они проиграют. Один Юпитер по площади в сто раз больше Терры. Примерно то же самое и с населением. И как ваши люди смогут всюду попасть, если в их распоряжении будет всего два-три космических корабля? Это при условии, что Тхуа не откажется принимать докучливых кислорододышащих. Как они смогут расспрашивать, подслушивать, подкупать, получать информацию? Конечно, банально говорить, что главная работа разведки заключается в сборе миллиона несущественных фактиков и В сооружении из них одного существенного факта. У нас и так слишком мало агентов, да и те разбросаны донельзя. Не ввязывайте их в заведомо провальное дело, пусть они продолжают работать на Мерсейе, где у них все-таки есть шанс чего-нибудь добиться!

— А если вдруг Имир выступит против нас? — огрызнулся Фенросс.

— Тогда будем драться. Или погибнем, — пожав плечами, Флэндри вздрогнул от боли — мышцы еще болели, после того как его потрепало. — А вы, сэр, не думали о том, что все это подстроено мерсейцами для того, чтобы отвлечь наше внимание от них самих — и как раз в разгар нынешнего кризиса? Айхарайх большой любитель расставлять такие ловушки.

— Такое возможно, — допустил фенросс, — но Мерсейя лежит за Сираксом, а Юпитер — под боком. Мне дали понять, что его императорское величество весьма встревожен и желает… — Он тоже пожал плечами, но на стародавний манер сбитого с толку мелкого чиновника.

— И кто же это ему подсказал? — растягивая слова, спросил Флэндри. — Уж, наверное, не граф Сидрат, которому вы показывали достопримечательности, когда пришло известие о том, что Виксен пая?

— Молчать! — скорее взвизгнул, чем прокричал Фенросс, и его лицо с впалыми щеками передернуло от боли. Он потянулся за таблеткой. — Если я не буду угождать сословной знати, — скороговоркой выпалил он, — мне придется просить милостыню в подземке, а в этом кабинете будет сидеть тот, кто не умеет говорить «нет».

Флэндри молчал и с напускной сосредоточенностью прикуривал новую сигарету. «Похоже, я не прав в своем отношении к нему, — подумал он, — Бедняжка — не очень-то весело быть на месте Фенросса».

«И все же, — размышлял Флэндри, — Айхарайх покинул Солнечную систему столь незаметно, что те, кто устроил на него засаду в космосе, так и не смогли засечь его корабль. А двадцать с чем-то часов назад потрепанный кораблик пробился к Терре, чтобы известить имперские власти о том, что Виксен вынужден был сдаться безымянному врагу, который сначала осадил, а затем высадился крупными силами на планете. В последних сводках из Сиракса сообщается о столкновениях, в которых терране потеряли больше кораблей, чем мерсейцы. Загадкою сиял Юпитер в ночном небе. Ходят слухи о том, что после отлета гостей с Терры Руэтхен со товарищи выкатили огромные бочки с пивом, и пировали, как тролли, долго-долго — должно быть, был у них повод для веселья.

Нельзя во всем винить Фенросса, но неужели весь долгий путь человечества вверх — из джунглей в космос — сведется просто к его гибели, и никто за это не будет в ответе?»

— А что слышно насчет подкреплений, которые были посланы к Виксену? — спросил Флэндри.

— Они все еще в пути. — Фенросс проглотил таблетку и немного расслабился. — По имеющимся у нас сведениям о силах противника и всем таком прочем, снова складывается патовая ситуация. Пришельцы недостаточно сильны, чтобы выбить нас из этой звездной системы…

— Ничего не выйдет, раз там Том Уолтон. Я слышал, его назначили командующим? — У Флэндри даже как-то потеплело на душе.

— Да, его. Ив то же время теперь, когда противник закрепился на Виксене, нет ясности в вопросе, как выбить его оттуда без массированной бомбежки, которая приведет к полному уничтожению жизни на планете. Конечно, Уолтон попытается перерезать их пути снабжения и взять их измором, но ведь как только они обустроятся, снабжение будет осуществляться непосредственно с Виксена. Или же он попытается выяснить, откуда они прилетели, и напасть на их планету. А то, возможно, и договориться до чего-нибудь с ними. Не знаю. Сам император дал адмиралу Уолтону чуть ли не карт-бланш.

«В тот день его величество, должно быть, делами не занимался, — решил Флэндри, — вот и получилось хоть что-то путное».

— Нашим действиям очень мешает то, что наши противники знают о нас все, а мы о них — почти ничего, — продолжал Фенросс. — Так что боюсь, основные усилия нашей разведки должны пока сосредоточиться на Юпитере, но кому-то придется собирать информацию о пришельцах и на Виксене. — Он вдруг замолчал.

Флэндри набрал в легкие дыма и, задержав его на секунду, неспешно выпустил.

— Это точно, — бесстрастно протянул он.

— Вот именно. Ваше новое задание.

— Но как же… одному на Виксене? Наверняка с силами Уолтона летит куча наших.

— Конечно же. Они свое дело сделают. Но в разведке, как, наверное, даже и вам известно, наряду с основной проводится обычно и параллельная операция. Кроме того, виксениты предприняли скорее драматический, чем логически обоснованный шаг. После того как их планета капитулировала, им удалось послать в космос корабль с одним человеком на борту. Вовсе не для того, чтобы попытаться найти какой-нибудь терранский космический корабль, что было бы вполне разумно. Те крохотные силы, которые были посланы с Альдебарана, к этому времени были уже разбиты и совершали только внезапные нападения, но виксенский корабль не пошел и на Альдебаран, нет, он прямым ходом двинулся сюда, так как пилот надеялся на личную аудиенцию у императора.

— Но не получил ее, — угадал Флэндри. — Его величество слишком занят цветами, чтобы еще тратить время на простого смертного, представляющего какую-то планету.

— Цветами? — заморгал Фенросс.

— Мне рассказывали, что его величество выращивает прекрасные анютины глазки, — пробормотал Флэндри.

Фенросс глотнул воздуха и затараторил;

— Да нет же, конечно, все не так. Я хочу сказать, я сам разговаривал с пилотом и прочел доставленный им доклад. Не слишком много сведений, однако поучительный. Вот у Уолтона есть несколько беженцев с Виксена, а также проводники и советники, а тут пилот, единственный, кто видел пришельцев вблизи, когда они высаживались, вступали в перестрелку с людьми; он несколько дней прожил в условиях оккупации, прежде чем улететь на Терру. Уолтону надо будет переслать копию доклада; но ведь и сведения из первых рук о поведении противника, тамошних порядках — все эти мелочи, которые нельзя предугадать, — они ведь тоже могут оказаться весьма существенными.

— Конечно, — согласился Флэндри. — Для засылки разведчика на Виксен. Скажем, меня.

Фенросс натянуто улыбнулся:

— Именно это я и имел в виду.

Ничуть не удивившись, Флэндри кивнул. Фенросс никогда не откажется дать ему возможность погибнуть. Хотя, по правде говоря, у Доминика Флэндри, несомненно, больше шансов, чем у кого другого, провернуть этот номер и вернуться живым и невредимым.

— В решении лететь прямо в Солнечную систему есть своя логика, — сказал он, лениво растягивая еловая — Если бы пилот пошел на Альдебаран, то оттуда к нам бы послали нарочного доложить о случившемся и испросить распоряжений. Окольный путь. А так мы получили известие несколькими днями раньше. Нет, у него голова правильно сработала.

— У нее, — поправил Фенросс.

— Даже? — выпрямился в кресле удивленный Флэндри.

— Она сообщит вам все интересующие вас подробности, сказал Фенросс. — Я распоряжусь, чтобы все ваши заявки были выполнены, так что берите с собой все, что сочтете нужным. Но помните, если вернетесь живым, я потребую отчета за каждый грош. Теперь идите и займитесь делом. А мне работать надо.

7

«Хулиган» угрем вывернулся из неба Терры. Какое-то время он шел на первичной тяге с таким ускорением, что для снятия перегрузок бортовое силовое поле работало с перенапряжением, а уйдя на безопасное расстояние от Солнца, перешел на вторичную тягу. От доплеровского эффекта и аберрации обзорные экраны словно взбесились, но вскоре их схемы подстроились к частоте пульсаций корабля по отношению к привычным уровням пространства, времени и энергии, погасили явления, возникающие при псевдоскорости, и Флэндри снова видел холодную многозвездную тьму такой же, как если бы находился в состоянии покоя.

Он оставил Чайвза в рубке откорректировать курс и прошел в салон.

— Полный порядок, — улыбнулся он Катрин Киттридж. — Расчетное время полета до Виксена тринадцать земных суток.

— Как это? — Девушка даже привстала. — Да мне понадобился целый месяц, чтобы добраться до Терры, а у меня был самый быстроходный на нашей планете гоночный катер.

— Да я здесь покумекал над своим, — сказал Флэндри, — а вернее, нашей специалистов, которые в этом деле кумекают. — Он сел рядом с девушкой, скрестив свои длинные ноги и облокотясь на стол красного дерева, вдоль которого полукругом шел шикарной обивки диванчик. — Дайте мне в руки отвертку, и нет такого в космосе оружия, которое не заработало бы как часы, а вот у космических двигателей устройство, я бы сказал, чудное.

Ему хотелось, чтобы она чувствовала себя непринужденно. Ей, бедняжке, довелось пережить вторжение на ее планету, лежащую далеко вглубь от границ Империи, на которых, как считалось, и ведутся все войны; она видела, как гибли в боях с неизвестными нелюдьми ее Друзья и близкие; она слышала топот вражеских сапог по столь близким ее сердцу улицам. Она бежала на Терру, как бежит ребенок к своей матери, а ее холодно порасспросили в каком-то кабинете И, не мешкая, засунули в другой космический корабль вместе с хвостатым инопланетянином и учтивым незнакомцем. Чиновник, несомненно, сказал ей, что она мужественная девушка и теперь ее долг состоит в том, чтобы вернуться на родную планету разведчицей и, вполне возможно, погибнуть. А в парках Терры полыхали холодным огнем рододендроны, и смеющееся молодое поколение терранской аристократии пролетало мимо в какой-нибудь только что открытый дом развлечений. Ничего странного в том, что Катрин Киттридж смотрит на все широко открытыми от удивления глазами

А самое красивое в ней, решил Флэндри, как раз ее глаза: большие, широко поставленные, светло-карие с золотыми блестками, глядящие из-под длинных и густых темных бровей. Будь у нее стрижка, а не это, неизвестно что спускающееся чуть ниже мочек ушей, так и волосы у нее были бы тоже ничего. А в остальном не такое у нее лицо, чтобы заглядываться: широкое, курносое, с чуть проступающими веснушками, большим ртом и аккуратным подбородком. Насколько можно судить по бесформенному серому комбинезону, довольно крепенькая и скорее всего коренастая. На англике говорит с присущим жителям ее планеты мягким акцентом, звучавшем при ее низком голосе приятно, а вот манеры у нее провинциальные, полувековой давности. Флэндри отчаянно перебирал в голове, о чем бы им поговорить.

Впрочем, можно и о делах. Он легонько нажал кнопки сервисного автомата.

— Что будете пить? — спросил он. — На борту есть все в пределах разумного и кое-что еще.

— Спасибо, ничего, — покраснев, ответила она.

— Как, совсем ничего? Бросьте вы. Дайкири? Вино? Пиво? О небо, может быть, пахту?

— Что? — Она мельком взглянула на него, и тут он узнал, что нет на Виксене молока, а потому и молочных продуктов, поскольку скот там не приживается, и он набрал для нее мороженое. Самому себе он вызвонил большой бокал джина с битером. Напитки ему еще пригодятся, ведь впереди две недели в космосе на пару с мисс Сироткой.

Своим открытием мороженого она осталась довольна и слегка расслабилась. Флэндри предложил ей сигарету, она отказалась, сам он закурил.

— Времени на то, чтобы ввести меня в курс дела, у вас будет предостаточно во время полета, — сказал он, — так что если вам неприятно сейчас отвечать на мои вопросы, то вовсе не обязательно это делать.

Катрин Киттридж смотрела на морозную наледь туманности Андромеды, не замечая ни его, ни экрана. Ее губы чуть заметно горестно дрогнули, но ответила она ему с понравившейся ему твердостью:

— Почему бы и не сейчас? Ничуть это не горше, чем сидеть и думать о том же самом.

— Молодчина. Расскажите, как получилось, что известие доставили именно вы?

— Мой брат состоял курьером при правительстве. Знаете, как это бывает на таких планетах, как наша, когда и людей и денег мало? У кого космический корабль получше, тот получает дотацию и за это доставляет спецпочту. А я ему помогала. Обычно мы улетали каждый раз на несколько дней, и… Нет. — Она замолчала, сжала кулаки. — Когда высадились пришельцы и начались бои, Хэнк пошел в пехотинцы — и не вернулся. Через несколько дней после поражения, когда все немного улеглось, я узнала, что его убили в бою. Собралось несколько наших, и мы решили, что надо бы передать властям Империи все те сведения, которые имелись в нашем распоряжении, а так как лучше других управиться с кораблем Хэнка могла я, то и решили, что лететь мне.

— Ясно. — Ради ее же блага Флэндри решил держаться по возможности сухого тона. — У меня, конечно, есть копия составленного вашими доклада, но вы могли его изучить как следует за время перелета в Солнечную систему, так что, должно быть, никто за пределами Виксена не знает его лучше вас. Итак, в общих чертах я понял, что среди оккупантов есть такие, что знают англик, но вообще-то они говорят на каком-то совсем не понятном наречии. А как они сами себя называют?

— А какая разница? — спросила она вяло.

— Никакой, при нынешнем раскладе, просто надоел этот штамп — «планета Икс».

Она чуть-чуть улыбнулась:

— Они назвались ардазирхо, а мы выяснили, что конечное «хо» значит «общность, совокупность», и полагаем, что их планета называется Ардазир, вот только произнести как следует у меня не получается.

Флэндри достал из кармана своей радужной рубашки стереофото. Снимок был сделан из какого-то укрытия во время боя на Виксене. На фоне разрушенных домов прижался к земле один-единственный вражеский солдат. Трудно сказать, офицер он или рядовой, но в любом случае он был вооружен и убивал людей.

От предвзятости никуда не денешься, и первой мыслью пораженного Флэндри было: «Волк!» Теперь он видел, что никакие ардазирхо не волки; ничего особенно волчьего в них нет. И все же первое впечатление не проходило, а потому он ничуть не удивился, когда Катрин Киттридж сказала, что, идя в бой, пришельцы воют.

По описанию ростом они с человека, двуногие, без пальцев на ногах, а походка такая, будто собака идет на задних лапах. Плечи и руки почти как у человека, вот только большие пальцы находятся с противоположной, чем у человека, стороны ладони. На мощной шее надменно сидящая голова с продолговатым, узким для разумного животного черепом; низкий лоб, а большая часть черепной коробки лежит за острыми ушами, черное рыло, выдающееся вперед, не такое заостренное как у волка, но все же чем-то похожее. Большой оскаленный рот обнажает притуплённые клыки, наводя на мысль о том, что, прежде чем стать всеядным, этот вид был плотоядным. Глаза продолговатые, посаженные близко друг к другу, водянисто-серые. Короткими рыжими волосами покрыто все тело, а вокруг шеи растет ржаво-бурая грива.

— Это форма у них такая? — спросил Флэндри.

Девушка склонилась, рассматривая снимок. На заснятом ардазирце было что-то вроде шотландской юбки с клетками разных цветов. Флэндри поморщился при виде некоторых сочетаний: розовый с алым, вызывающе малиновый между нежно-желтым.

— И впрямь дикари, — пробормотал он. — Надеюсь, Чайвз переживет это потрясение.

Были на ардазирце, кроме прочего, сапоги мягкой кожи и портупея с разными подсумками и закрепленным на ней снаряжением. Вооружен он был, по всей вероятности, магнетронной винтовкой, на поясе висел грозного вида кинжал.

— Не думаю, — ответила девушка. — То ли у них вообще нет формы, то ли уйма всяких форм, но нам не удалось разобраться в этом. Некоторые одеваются примерно так, как этот, другие — во что-то, цохожее на тунику или бурнус, а есть и такие, что носят нагрудники и невероятные шлемы с перьями.

— Значит, это — «он»? — ухватился Флэндри. — Они что, только мужского пола?

— Да, сэр, похоже, что так. Бои на планете шли довольно долго, и нашим биологам удалось вскрыть и изучить несколько трупов ардазирхо. Согласно докладу, они живородящие млекопитающие, явно с планеты более или менее земного типа, может, с чуть большей силой тяжести. Строение глаз наводит на мысль, что у них яркое солнце, скажем, класса А5… А это значит, что на нашей планете они чувствуют себя как дома. — Катрин Киттридж печально пожала плечами. — Может, именно поэтому они и начали с нас.

— Они могли заниматься завоеваниями и раньше, — возразил Флэндри. — Горячая звезда класса AS не подходяща для людей, а вот звезды похолодней, класса GS, вроде вашей, как раз то, что им, наверно, нужно. Они вполне могли создать свое маленькое, сопредельное с вами королевство: ведь в вашем квадранте целый ряд звезд классов В, А и G, причем не все из них даже нанесены на астрономические карты, не говоря уж об исследованиях… Ну а доводилось допрашивать попавших к вам живьем?

— Да, доводилось, только толку мало. Как-то в бою нашему отряду удалось окружить подразделение противника и вывести всех из строя парализующими лучами. Когда двое из них пришли в себя и увидели, что попали в плен, то тут же умерли.

— Запрограммированы, — крикнул Флэндри. — Продолжайте.

— Они вообще-то не говорят на англике, нашелся только один, который мог немного объясниться. Его стали допрашивать. — Девушка вздрогнула. — Похоже, ничего хорошего из этого не вышло. В докладе говорится, что под конец допроса сердце у него остановилось, его вернули к жизни, но он все же умер потом, на этот раз насовсем… Но как бы там ни было, весьма похоже, что он говорил правду. Так вот, он не знал, где находится солнце его родной планеты. Он разобрался в нашей системе координат, перевел в ту, которой пользуются они, но центральной точкой их системы координат произвольно выбрана звезда S созвездия Золотая Рыба, а у него не было никаких представлений о координатах Ардазира.

— Стерто из памяти, — вставил Флэндри. — Возможно, это касается всего списочного состава, а те из офицеров, которые в силу необходимости должны сохранить эту информацию в памяти, запрограммированы на то, чтобы умереть, если попадут в плен. Веселенький у них король. — Он нервно подергал усы. — Однако знаете ли, это наводит на мысль, что их родная планета просто весьма уязвима. Может, и нам надо сосредоточиться на том, чтобы установить, где находится Ардазир.

Девушка опустила глаза и слегка побледнела.

— А вы думаете, милорд, нам удастся, — прошептала она, — или остается только умереть?

— Когда для выполнения задания потребуется нарушить законы и приличия, я возьму это на себя, — улыбнулся ей Флэндри. — А на вашу долю выпадет вся чистая работенка. Будем помогать друг другу, а Ардазиру — Бог поможет! Кстати, я не титулованная особа.

— Но вас все величают «сэр Доминик».

— Рыцарское звание не жалованная грамота. Боюсь, в книге пэров мое имя не будет значиться. Видите ли, однажды мой отец попал в злосчастный бар… — И Флэндри понес околесицу на грани пристойности, пока она наконец не рассмеялась. Тут и он засмеялся в ответ и сказал: — Вот и молодцом! Тебя как кличут дома? Готов спорить, что Кит. Так вот, Кит и честная компания (это я) берутся за ратные дела! А теперь давайте кликнем Чайвза, пусть подаст икры и сыра. А потом я провожу тебя в твою каюту. — Лицо у нее запылало, и он добавил: — Дверь каюты запирается изнутри.

— Спасибо, — произнесла она так тихо, что он едва расслышал. Ее ресницы трепетали. — Когда мне велели лететь… с тобой… я хочу сказать, я не знала…

— Хорошая ты моя, — сказал Флэндри, — поверь, у меня достаточно опыта, чтобы увидеть под бесформенным комбинезоном и игломет в кобуре, и привлекательные очертания.

8

В длинных перелетах в космосе всегда есть что-то нереальное, как, скажем, ощущение, что кроме тебя никого больше нет во всея Вселенной. Никаким радиосигналам тебя не нагнать, не поймать их, даже если бы не затухали они еще в самом начале предстоявших им невообразимых расстояний. А никаких других сигналов попросту нет, разве что пролетит другой корабль. А как он отыщет тебя, если слабенькие импульсы при твоем движении не обнаружить даже случайно? Целый флот может пройти расстояние, измеряемое многими парсеками, прежде чем на какой-нибудь базе военного флота с помощью приборов обнаружат его кильватерный след, а уж твоя крохотуля может мчаться незамеченной до самых пределов мироздания. Смотреть вообще не на что: ни тебе пейзажей, ни смены климатических зон, только огромное и бесконечное великолепие сменяющихся созвездий, время от времени холодное свечение какой-нибудь туманности меж полыхающими солнцами, серебристая изморозь Млечного Пути да запеканка из звезд вблизи созвездия Стрельца. А тебе в твоей раковине тепло и сухо, ты дышишь нежным регенерированным воздухом, а на таком роскошном аппарате, как «Хулиган», можно даже прослушать запись лизарсийских колоколов, потянуть наморийского маота или вкусить терранского винограда.

Когда касалось работы, Флэндри не давал спуска ни Чайвзу, ни Кит, а себе — еще меньше. Работа тяжелая, нудная и скучная, но именно она должна была стать основой всех их надежд, а потому — изучение, повторение, анализ данных, разработка планов, отказ от них, разработка новых планов и так до тех пор, когда голова уже просто отказывается работать и в ней уже не ворочается ни единой мысли. Вот тогда отдых просто необходим, а оба они люди и летят среди звезд с ненавязчивым слугой.

Флэндри обнаружил для себя, что играть с Кит в мяч иной раз совсем нелегко, а в шахматы она играла с таким настырным упорством, что чаще всего сводила на нет все его тактические выверты. Когда ее мысли не были заняты родной планетой, она оказывалась едкой насмешницей. Не скоро еще забудет Флэндри ее кратко изложенное впечатление от встречи с вице-адмиралом Фенроссом: «У него не голова, а мышеловка. Ему бы иной раз выпускать своих мышек на волю». Она играла на лорре, и ее пальцы порхали над всеми двенадцатью основными струнами с таким туше, которое будило и звонкий голос вторичных. Казалось, она знала наизусть все баллады седой, отважной старины, когда первые люди на диком Виксене рубили себе дома; слушать их в ее исполнении было приятно.

До Флэндри постепенно дошло, что никакая она не дурнушка, а совсем даже наоборот, просто ее никогда не подвергали ваянию, чтобы придать ей однообразную аристократическую внешность высокородных дам Терры. Было в ее лице что-то мальчишеское, но зато это было свое лицо; тело плотное и мягкое там, где ему и положено быть мягким. Мрачно выругавшись, он с еще большим ожесточением принимался за гимнастические упражнения.

Понемногу менялся рисунок звездного неба, и вот уже красным пламенем разгорелся Альдебаран, самое яркое тело на небесах. Наконец прямо по курсу засветилась ярким синим цветом крохотная точка виксенского солнца — звезда Черулия. Флэндри отвернулся от экрана и сказал негромко.

— Еще два дня пути. Думаю, сегодня вечером надо устроить капитанский ужин.

— Совершенно верно, сэр, — согласился Чайвз. — Я взял на себя смелость прихватить в дорогу несколько живых раков из Майна. Полагаю, что «Либерфраумильх»[2] пятьдесят первого тоже подойдет?

— Если кого брать в денщики, так это шалмуанца, — заметил Флэндри, обращаясь к Кит. — У них вкус утонченнее нашего, а насчет вина промаха не бывает вообще.

Кит улыбнулась, но в глазах ее была тревога.

Флэндри пошел к себе в каюту, где ему пришлось выдержать диспут, он хотел надеть персикового цвета блузу и белые слаксы, а Чайвз настаивал на том, что темно-синяя блуза с золотым поясом более уместна. Естественно, верх взял Чайвз. Терранин прошел в салон, где уже был накрыт праздничный стол, взял аперитив. Из магнитофона тихо лилась музыка — ничего особенного, но слушать приятно.

У него за спиной раздались тихие шаги. Он обернулся и чуть не выронил из рук бокал — вошла Кит в легком вечернем платье черного цвета, перехваченном в талии ярким алым газом. Блестящие волосы украшала тонкой работы тиара, запястье обхватывал массивный, старинной работы браслет марсианского серебра.

— Милостивые прыгающие электроны! — изумился Флэндри. — Никогда так не делай, не предупредив заранее. Откуда вся эта прелесть?

Кит фыркнула и сделала пируэт:

— Это все Чайвз. Кто же еще? Он просто прелесть — и драгоценности прихватил с собой, а пока летели, в свободное время и платье сшил.

— Если Чайвз согласится принять вольную, — покачав головой и прищелкнув языком, сказал Флэндри, — то сможет открыть свое дело и будет обшивать шпионок, чтобы могли они соблазнять бедных офицеров вроде меня. Лет за десять он приберет к рукам всю Галактику.

Кит вспыхнула и быстро проговорила:

— А музыка тоже по его выбору? Мне всегда нравился этот скрипичный концерт Мендельсона.

— А, так вот это что! Во всяком случае, хорошая музыка для душещипательной сцены. Ну а я больше по части напитков. Перед ужином рекомендую вот это — «Ансан ауреа». В сущности, это легкий сухой вермут, просто на почве другой планеты терранский виноград стал значительно лучше.

— Я не… Я никогда… — Кит была в нерешительности.

— Что ж, самое время начать. — Он не смотрел при этом на обзорный экран, на котором стальным блеском отливала Черулия, но оба они знали, что не так уж много времени осталось у них наслаждаться жизнью.

Кит сделала маленький глоток, все-таки приняв бокал, и вздохнула:

— Спасибо тебе, Доминик. Я еще столько всего не пробовала. Они сели.

— Как только покончим со всеми этими делами, мы непременно должны это исправить, — сказал Флэндри, и ему стало тоскливо на миг, всего лишь на миг, и он успел добавить — Однако кажется мне, что в целом жизнь удалась тебе лучше, чем мне.

— Что ты имеешь в виду? — Ее глаза, глядевшие на него Поверх бокала, позолотил отблеск вина.

— Ну, это трудно выразить словами. — Его губы печально поползли вверх. — Я не питаю романтических иллюзий насчет жизни на новых планетах — насмотрелся на них. Мне куда приятнее пить поутру в постели горячий шоколад, чем скакать еще до света в поле, чтобы что-то там пикировать, вершки прорежать, корешки окучивать или чем там еще занимаются колонисты. Но нет у меня иллюзий ни насчет себя самого, ни того образа жизни, который я веду. У вас на новых планетах здоровый дух. Вы в большинстве своем не сгинете и долго еще проживете после того, как об Империи будут только рассказывать легенды вечерами у камина. И в этом я вам завидую. — Он оборвал себя. — Извини меня. Боюсь, разлив душевной желчи — просто профессиональное заболевание.

— О которой я толком так ничего и не знаю. О Боже. — Кит хихикнула. — Не думала, что алкоголь так быстро действует. Но правда, Доминик, мне так хочется, чтобы ты рассказал немножко о своей работе, а то я знаю от тебя только то, что ты служишь в военной разведке. А мне хочется знать, чем ты там занимаешься.

— Зачем тебе это? — спросил он.

— Чтобы лучше тебя узнать, — покраснев, выпалила она. Флэндри видел ее смущение и поспешил скрыть его от них обоих.

— Особо и рассказывать-то нечего. Я — оперативный работник, а это значит, что я подсматриваю под окнами, вместо того чтобы сидеть себе в кабинете да почитывать рапорты тех, кто подсматривает. Хорошо еще, что мой непосредственный начальник меня терпеть не может, так что большую часть рабочего времени я провожу вдали от Терры, чуть ли не все время по командировкам. Все старина Фенросс. Если когда-нибудь ему на смену придет какой-нибудь «отец родной», который ко всем подчиненным относится по справедливости, я захирею и пущу себе пулю в лоб.

— По-моему, это возмутительно, — в ее голосе звучал гнев.

— Что ты имеешь в Виду? Небеспристрастность? Но, девочка ты моя, что такое любая цивилизация, как не тщательно разработанная система особых привилегий? А я научился обходиться без них. Великие лягухи, неужели ты думаешь, что мне и впрямь нужна непыльная кабинетная работа и обеспеченная старость?

— И все же, Доминик, такого человека, как ты, все время рискующего жизнью, посылают чуть ли не в одиночку бороться со всем Ардазиром только потому, что кому-то там не понравился! — Лицо у нее пылало, а на светло-карие глаза навернулись слезы.

— Трудно представить, как все было на самом деле, — сказал Флэндри с нарочитой важностью и добавил беспечно, причем вышло это само собой: — Да в конце концов, подумай только, какая привилегия досталась по наследству тебе — столько красоты, шарма, ума — и все одной маленькой девочке.

Она промолчала, но ее слегка трясло, и она судорожно осушила свой бокал.

«Спокойно, парень, — подумал Флэндри, и в нем пробудилась не сказать чтобы неприятная настороженность. — Чувственные сцены нам здесь совершенно ни к чему».

— Что вообще заставляет нас перевести разговор на тебя, — продолжил он тоном своих обычных разглагольствований, — А разговор об этом лучше всего вести за супом из цветной капусты с яйцом, который, как я вижу, нам несет Чайвз. Впрочем, и за любым другим тоже. Вот послушай, ты была помощницей метеоролога и тем зарабатывала себе на жизнь. Так? С солдатской прямотой скажу, что это звучит скорее как шутка. «Но может оказаться полезным», — добавил никогда не знающий отдыха внутренний голос.

Она кивнула, не менее его желая уйти подальше от того, к чему они только что подошли. Они с удовольствием поели и много о чем поговорили. Флэндри укрепился во мнении, что вовсе Кит не старомодная поселянка. Да, ей не были известны последние прелестные слухи сами знаете о ком да еще о том актере, зато она следила за погодой во все времена года на своей такой чуждой для него бурной планете, умела грамотно собрать машину, которой можно вверить свои жизни, ходила на охоту, занималась спортом, видела, как рождаются и умирают, а интрижки в их городе были столь же хитроумные и утонченные, что и вокруг императорского трона. Вдобавок было в ней, как и в большинстве колонистов с новых планет, простодушие — или назовем это оптимизмом, честью иди мужеством, — во всяком случае, она еще не впадала в отчаяние из-за судьбы человечества.

Но раз уж он оказался в хорошей компании, да и повод был особенный, то он все время подливал в бокалы и себе, и ей, так что спустя какое-то время он потерял счет выпитому.

Когда Чайвз убрал со стола и подал кофе и ликер, Кит живо потянулась за рюмкой.

— Мне вот этого надо, — сказала она не совсем отчетливо. — Мне всего попить надо было.

— Так и было задумано, — сказал Флэндри, принял поданную Чайвзом сигарету, и шалмуанец вышел. Флэндри посмотрел на Кит, сидящую спиной к обзорному экрану так, что звезды кучно светились у нее над тиарой.

— Нет, не верю, — сказала она после минутного молчания.

— Может, ты и права, — согласился Флэндри. — Так чему ты не веришь?

— Твоим речам, будто бы Империя обречена.

— Этому действительно лучше не верить, — мягко проговорил он.

— И не потому, что есть Терра, — начала она, всем телом подавшись вперед, и свет мягко ложился на ее обнаженные плечи. — То немногое, что я здесь увидела, было для меня серьезным ударом, но, Доминик, пока в Империи есть такие люди, как ты, мы можем сразиться со всей Вселенной — и победим.

— Повезло, — торопливо вставил Флэндри.

— Ну нет. — Взор у нее слегка затуманился, но она твердо смотрела ему в глаза, улыбаясь скорее нежно, чем весело. — На этот раз, Доминик, шутками не отделаешься. Вот видишь, как ты меня напоил, но… Но я соображаю, что говорю. Той планете, на чьей стороне будешь ты, еще есть на что надеяться.

Флэндри потягивал ликер. Неожиданно хмель дошел и до него, рассыпавшись бледными огоньками. Он подумал: «Почему не сказать ей все откровенно? Она поймет, а может, и заслуживает того».

— Нет, Кит, — сказал он. — Людей своей породы я знаю изнутри, потому что сам такой, а если бы каким-то чудом можно было стать другим, я бы на это не пошел. Но мы опустошенные, порочные, и на нас лежит печать смерти. А по большому счету, как ни скрывай это, какими бы удалыми, рискованными и даже высокомерными ни были наши забавы, единственный смысл жизни для нас — весело провести время. Боюсь, одного этого мало.

— Ничуть не мало! — воскликнула она.

— Ты так считаешь потому, что тебе повезло и ты живешь в обществе, перед которым стоят еще несвершенные великие дела. Но мы, аристократы Терры, наслаждаемся жизнью, вместо того чтобы наслаждаться своими делами, а между одним и другим — вселенская разница.

Мера нашего проклятия в том, что каждый из нас, кто поумнее, а есть и такие, так вот, каждый из нас видит, что наступает Долгая Ночь. Мы стали слишком умными, мы слегка разобрались в психодинамике, а может, скорее начитаны в истории, и видим, что империя Мануэля была отнюдь не славным возрождением, а бабьим летом цивилизации на Терре. (Но ты, наверно, никогда и не видела бабьего лета, а жаль, потому что ни на какой другой планете нет ничего более прекрасного и преисполненного былого очарования.) Но вот и это короткое межвременье осталось в прошлом, и сейчас стоит глубокая осень: ночами морозит, листья облетели, и последние улетающие птицы кричат в поблекшем небе. И все же мы, видя, что идет зима, видим и то, что не бывать ей здесь до скончания дней наших, а потому, поежившись и выругавшись, мы возвращаемся поиграть с оставшимися еще яркими мертвыми листьями.

Он замолчал. Все глубже становилось окружившее их молчание, и вдруг из переговорного устройства потекла музыка — негромкая оркестровая пьеска, которая взывала к самым глубинам их сознания.

— Извини, — сказал Флэндри. — Не надо мне было изливать на тебя свой болезненный пессимизм.

На этот раз в ее улыбке чувствовалась легкая жалость.

— И, конечно же, это дурной тон, показывать свои истинные чувства или пытаться найти слова, выражающие их.

— Один — ноль в твою пользу, — он склонил голову. — Как по-твоему, под эту музыку можно танцевать?

— Под эту музыку? Вряд ли. «Libestod» скорее подойдет для чего-нибудь другого. Чайвз, наверно, видит наперед.

— Как это? — Флэндри удивленно посмотрел на девушку.

— Да нет, я просто так, — сказала она. — А Чайвз просто душка. И вдруг он понял.

Но холодом несло от сиявших у нее за спиной звезд, а Флэндри думал о том, что их обоих ждут пушки и мрачные крепости. Еще он думал о рыцарской чести, которой претит воспользоваться присущей юности беспомощностью, и тогда, с легкой грустью, он решил, что ему думать надо о делах практических, и чаша весов склонится в его пользу.

Он поднес сигарету ко рту и мягко произнес:

— Ты бы, девочка, выпила кофе, а то остынет.

И тем самым критическая ситуация была благополучно преодолена. Ему показалось, что он увидел разочарование и благодарность в беглом взгляде, который бросила на него Кит, хотя и не был в этом уверен. Она отвернулась и устремила свой взор к звездам — просто чтобы хоть несколько секунд не смотреть на него.

Она глубоко выдохнула и с минуту сидела и смотрела на Черулию. Затем она перевела взгляд на свои лежащие на коленях руки и ровным голосом произнесла:

— Предположим, что ты прав в отношении Империи. Тогда что же будет с Виксеном?

— Мы освободим его и сдерем жирный куш с Ардазира за все издержки, — сказал Флэндри тоном, не допускавшим сомнения.

— Так-так, — покачала она головой, и в ее голосе сквозила горечь. — А может, лучше, не стоит? Вдруг ваш флот решит вести войну до победного конца, и тогда от всей нашей планеты, от моего народа, от маленькой соседской девчушки и ее котенка, от деревьев, цветов и птиц — от всего останется только радиоактивный пепел, который разнесет ветер над мертвыми серыми холмами. А может, Империя решит пойти на сделку и оставит Виксен за Ардазиром. Почему бы и нет? Что такое одна планета для Империи? А сделка смогла бы, как ты говоришь, купить им мир на всю жизнь. Пять миллионов человек — пустяк, вычеркнуть их красными чернилами. — Она снова ошеломленно покачала головой. — Зачем мы, ты и я, летим туда? К чему наши старания? Что бы мы ни сделали, все пойдет насмарку от одного взмаха ручкой какого-нибудь скучающего чиновника. Может такое статься?

— Может, — ответил Флэндри.

9

Черулия — звезда главной последовательности, И при массе, ненамного превышающей массу Сола, сияла куда неистовей. Виксен, четвертая планета, считая от светила, обращался вокруг него за полтора земных года по такой орбите, что в среднем получал такое же облучение, как и Терра от Сола.

— Подвох здесь вот в этом, «в среднем», — проворчал Флэндри в сторону Чайвза.

Положив руки на пульт управления, он парил в коконе из пристежных ремней. Для повышения боеготовности они приглушили яркость обзорных экранов, а то резкий синий свет резал глаза. Из космического мрака высвечивали застывшие, ставшие совсем другими созвездия. Флэндри высмотрел планету типа Юпитера, которую люди с Виксена называли Огром — пятнышко яркого желтого цвета с искорками вокруг, самыми большими из его лун. Что там на уме у пришельцев с Имира?

— Огр сам по себе доставляет массу неприятностей Виксену, — выразил свое недовольство Флэндри. — Живущие там поселенцы должны бы удовольствоваться одним этим и не вступать в сговор с Ардазиром. При условии, что они там живут. — Он повернулся к Чайвзу. — Как там Кит переносит невесомость?

— С сожалением должен сообщить, что мисс Кит, похоже, не очень по себе, — ответил шалмуанец, — но она уверяет, что все хорошо.

Флэндри прищелкнул языком. С тех пор как научились управлять силой тяжести на космических кораблях, людям невоенным вообще не было нужды испытывать неудобства невесомости, а следовательно, у восприимчивой Кит не было никакой подготовки, которая сейчас могла бы сослужить ей службу. Но ей было бы намного хуже, если бы какая-нибудь ракета ардазирхо поразила «Хулигана». От космической морской болезни еще никто не умирал — ну не было такого!

Ардазир, вне всякого сомнения, установил жесткую блокаду покоренного Виксена, что подтверждали и приборы: космическое пространство вокруг Виксена дрожало от вибрации, идущей от боевых кораблей, а в придачу должна существовать и автоматическая система обнаружения цели. Если идти на планету установленным порядком, так сразу же и засекут. Впрочем, если пилот не слабак, да еще и повезет, то можно сесть и по-другому. И Флэндри решил попытать счастье, вместо того чтобы примкнуть к оперативным силам Уолтона. Делать ему там нечего, разве что доложиться, а потом все равно надо будет продолжать свой путь к Виксену, вот только еще больше возрастает вероятность того, что его обнаружат и уничтожат.

С выключенными двигателями «Хулиган» пошел со скоростью метеорита прямо навстречу цели. Любое автоматическое устройство примет его непременно за космическое тело и оставит без внимания. Только визуальным наблюдением можно разгадать хитрость, но космос столь обширен, что даже при самой плотной блокаде почти невероятно пройти слишком близко от ничего не подозревающего противника. Вот уйти с планеты будет потруднее, а тут — дело верное, без дураков, если целым дойдешь до атмосферы!

Флэндри смотрел, как вырастает Виксен на курсовых экранах, а на одном из боковых экранов пылала пугающих размеров Черулия. Северная, освещенная сторона планеты сияла словно раскаленный добела месяц, а поляризационные телескопы показывали лишенные растительности горы, каменистые пустыни, разбушевавшиеся после таяния снегов реки В Южном полушарии все еще преобладали зеленые и коричневые тона, океаны отливали насыщенной синевой — словно полированный кобальт. Но это полушарие было затянуто тучами, там на просторах в несколько сот километров бушевали штормы и бури, в потоках проливных дождей полыхали молнии. Зона экватора была скрыта едва ли не твердым слоем гонимых мощными ветрами туч. Северная заря светилась холодным пламенем, а над потускневшим южным полюсом, не таким лучезарным, все еще взметались в небеса огромные полотнища света. Единственная крохотная луна на расстоянии ста тысяч километров над поверхностью планеты едва проглядывалась при таком освещении.

Когда Флэндри снова переключил свое внимание на происходящее вокруг, его поразила чуть ли не могильная тишина в рубке, и потому он произнес просто для того, чтобы звучал голос:

— И это считается планетой терранского типа, пригодной для обитания людей. Что за агенты по недвижимости работали во времена первых поселенцев!

— Я слышал, что в Южном полушарии Черулии-IV большую часть года никакой опасности для здоровья, сэр, — сказал Чайвз. — И только в эту пору условия в Северном полушарии гибельны для людей.

Флэндри согласно кивнул. Виксен стал жертвой сложившихся обстоятельств: период обращения огромного Огра был как раз вчетверо больше периода обращения Виксена, так что на протяжении миллионов лет резонанс усиливал возмущение и привел к тому, что эксцентриситет орбиты Виксена стал почти два к одному. Угол наклона оси вращения планеты составлял двадцать четыре градуса, и разгар лета в Северном полушарии выпадал почти что на периастр, так что каждые восемнадцать месяцев Черулия испепеляла это полушарие своими лучами, посылая вчетверо большее излучение, чем то, которое Сол посылает Терре. Этот участок орбиты планета проходила быстро, и большую часть года было не так жарко.

— Осмелюсь заявить, что ардазирхо выбрали для своего вторжения как раз этот сезон, — сказал Флэндри. — Если они из солнечной системы со звездой класса А, то климат здесь, на севере, им отнюдь не в тягость.

Он достал сигарету — последнюю перед посадкой. Изображение планеты заполнило весь выпуклый экран. Автоматика способна на многое, но сейчас надо подстраховаться и перейти на ручное управление, а то вспыхнет в небе Виксена звезда и останется воронка на месте взрыва.

«Хулиган» шел с такой скоростью, что за какие-то секунды проскочил верхние слои атмосферы и вошел в стратосферу, и словно какой-то исполин приложился кулаком по кораблю. Флэндри бросило вперед, натужно заскрипели пристежные ремни. Снаружи не доносилось еще никакого шума, но сам флиттер заскрежетал металлом, все экраны полыхали бурым огнем — до того раскалился воздух.

Рука Флэндри налилась тяжестью и дрожала, он со стуком уронил ее на кнопки управления. При таких перегрузках хрупкого сложения Чайвз не мог даже пальцем двинуть, но все же кончиком своего хвоста он попал в кнопку регулирования верньера, и в попытке сбросить скорость мощно взревели двигатели. Обшивка корабля раскалилась докрасна, но ее металл был структурирован так, что мог выдержать температуры и повыше, чем в доменной печи. Вокруг корабля, внутри его все грохотало и гремело. Когда изменилось направление полета, Флэндри почувствовал, как ребра уткнулись ему в легкие. Снаружи не было ничего видно, кроме пламени, однако сквозь застилавшую глаза пелену он продолжал следить за показаниями приборов и знал, что корабль выровнялся, вошел в более плотные слои атмосферы, подпрыгнул словно пущенный по воде камень и понесся чудовищными, дух захватывающими скачками.

Теперь, первым делом, надо было привести в действие бортовые компенсаторы силы тяжести. Удастся ли? Ровное земное притяжение разлилось благодатью по всему телу. Он поскорее набрал воздуха В пронизанную болью грудь. «Нам за это платят?» — пробормотал он.

Чайвз принял управление на себя, терморегулятор заработал, доводя температуру в рубке до терпимого уровня, а Флэндри отстегнул пристежные ремни и пошел в каюту Кит. Пристегнутая ремнями, девушка лежала неподвижно, и тоненькая струйка крови текла из ее вздернутого носика. Он сделал ей укол стимулола, и ее глаза широко раскрылись. Вскоре она выглядела такой юной, такой беспомощной, что он не выдержал и отвел глаза в сторону.

— Извини, что привожу в себя таким вот образом, — сказал он. — Дурной способ, но как раз сейчас нужна твоя помощь в качестве проводника.

— Да, да, конечно.

Они прошли в рубку — впереди Кит, следом за ней Флэндри, — он сел, а она из-за его плеча, сдвинув брови, вглядывалась в экран. «Хулиган» прокладывал себе дорогу в атмосфере по крутой кривой. Весь корпус корабля содрогался от рева рассекаемого воздуха. На границе дня и ночи выросли изрезанные горы.

— Кряж, — сказала Кит. — Давай лети вон там, над перевалом Лунный камень. — В затемненной Долине по другую сторону гор в свете звезд и занимающейся зари блестели реки. — А вот это — Пустынь и Королевский тракт через нее. Сажай где-нибудь рядом с ним, вряд ли здесь найдут флиттер.

Пустынь никак не оправдывала своего названия — это была девственная чащоба высоких деревьев, раскинувшаяся на площади в сорок тысяч квадратных километров. Флэндри посадил аппарат так осторожно, что не поломал ни деревца, отключил двигатели и откинулся в кресле.

— Пока что, ребятки, — шумно вздохнул он, — наша взяла.

— Сэр, — сказал Чайвз, — если мне будет дозволено высказаться, то, по-моему, если вы и юная госпожа пойдете вдвоем, без меня, то вам потребуются услуги психиатра.

— А если мне будет дозволено, то я еще раз напомню тебе, что надо знать, куда совать свой нос, — ответил Флэндри. — Хватит с меня забот о том, как самому сойти за виксенита, даже без тебя сбоку! Ты останешься на корабле в готовности к бою или, что более вероятно, к тому, чтобы быстренько отсюда смотаться. — Он встал и добавил: — Кит, нам лучше пойти прямо сейчас. На этом допинге ты протянешь, самое большее, несколько часов.

Оба они уже были в мягких зеленых комбинезонах, сшитых Чайвзом в соответствии с данным Кит описанием костюма профессиональных охотников, принадлежностью к которым можно было объяснить и наличие у Флэндри небольшой радиостанции, ножа и ружья. А его акцент можно было объяснить тем, что он лишь недавно переселился с Авианских островов. Легенда, правда, хилая, но ведь и ардазирхо не будут вникать во все подробности. Главное было добраться до родного города Кит, Гарта, а, устроившись там, Флэндри сможет оценить положение и начать портить жизнь оккупантам.

Чайвз чуть ли руки себе не заламывал, но покорно раскланялся с уходящим хозяином на пороге переходного тамбура.

Стояла глубокая зима, да еще в периастр, но в Северном полушарии она отличалась от других времен года только более длинными ночами да частыми дождями. Толстым, мягким ковром стлалась под ногами опавшая листва. Свет скупо пробивался сквозь кроны деревьев, но кое-где на высоких стволах светились желтые фосфоресцирующие грибы, и этого освещения было довольно, чтобы различать дорогу. Воздух был теплый, напоенный незнакомыми лесными ароматами. Где-то в темноте раздавалось тихое пересвистывание, слышались призывные крики, кваканье, легкие шаги, а разок и чей-то пронзительный крик, захлебнувшийся в бульканье, — звуки чужой дикой природы.

До Королевского тракта было два часа быстрой ходьбы Флэндри и Кит шли споро, почти не переговариваясь, но, когда они вышли на широкую, освещенную светом звезд ленту шоссе, Кит придержала Флэндри, взяв его за руку.

— Так дальше и пойдем пешком? — спросила она.

— Раз до Гарта пятьдесят километров, то нет, — ответил Флэндри И сел на обочину, а Кит присела на его согнутую руку.

— Тебе холодно, — спросил он, чувствуя, как она вся дрожит.

— Боязно, — призналась она.

Он коснулся губами ее губ, и она ответила на поцелуй — робко, неумело. После перехода сердце у нее билось учащенно. От ходьбы?

«Негоже, когда на обед одна закуска», — подумал Флэндри и покрепче прижал к себе Кит.

Вдалеке на шоссе засверкали фары, все явственнее становилось слабое поначалу рычание мотора. Кит высвободилась.

— Спасен от нокаута гонгом, — Пробормотал Флэндри. — Вот только интересно бы знать, кто из нас. — Кит засмеялась, и ее трепетный смех полетел под неземным звездным небом.

Флэндри встал и проголосовал. Десятиосный грузовик остановился, и водитель выглянул из кабины.

— Подбросить до Гарта? — спросил он.

— До Гарта. — Флэндри помог Кит забраться в кабину, влез следом и сам. Грузовик тронулся, и позади загромыхал двухсотметровый прицеп.

— Что, ружье сдавать? — спросил водитель, плотный мужчина с глубокими складками на изможденном лице. На одной руке видны были следы недавнего пулевого ранения.

— Представляете, — отвечала Кит, — мы с мужем последние три месяца не вылезали с Кряжа, а тут как услышали о вторжении, так и засобирались домой, вот только реки разлились, пришлось задержаться. Да и радио у нас барахлит, так что мы толком и не знаем, что там происходит.

— Много чего. — Водитель сплюнул за окно и пристально посмотрел на них. — А чего делать в горах в такое время года?

Кит не знала, что и ответить, и тогда спокойным голосом в разговор вступил Флэндри:

— Вы уж никому не рассказывайте об этом, но как раз в эту пору у куцых мышкотов течка. Опасно, это факт, однако нам удалось набить варью шесть тайников.

— Гм… ну… да. Конечно. Так вот, когда будете в Гарте, то лучше не несите сами ружье в волчий штаб, а то сначала пристрелят, а потом спросят, с чем пришел. Положите его где-нибудь, да обратитесь к кому-нибудь из них, мол, не будет ли он так любезен сходить забрать ружье.

— Очень уж не хочется отдавать, — сказал Флэндри.

— Если хочется рисковать, оставьте при себе, — сказал, пожав плечами, водитель. — Я в такие игры не играю. Я бился у Опаленной горы, а потом всю ночь пролежал ни жив ни мертв, пока эти воющие гады охотились за оставшимися в живых бойцами из нашей части. Потом, сам не знаю как, добрался до дома, и все — с меня хватит, у меня жена и дети, мне их кормить надо. — Он ткнул большим пальцем себе за спину. — Этим рейсом везу редкие земли. Волчье их купит, на комбинате в Хоблене изготовит приборы управления огнем и еще постреляет по кораблям Империи. Конечно, можете считать меня предателем, но вот поживете, увидите, как ваши друзья бегут, крича во все горло, по вашей улице, а следом за ними несутся стаей летучие змеи, хлопают крыльями, щиплются, лязгают зубами, а волчье вприпрыжку скачет следом, хохочет, тогда вот и решайте, захочется ли вам пройти через все это ради Империи, которая нас уже сдала.

— Сдала? — переспросил Флэндри. — Я здесь слушал радио и так понял, что подходят подкрепления.

— И то верно, здесь они. У одного моего приятеля приличный приемник, так вот, когда подошли силы Уолтона, он стал следить за тем, как идут дела в космосе, потому что ему иногда удавалось перехватить кое-какие сообщения. Однако все быстро кончилось. А что еще может сделать Уолтон? Разве что бомбить нашу планету, где волки уже обустроились, откуда они уже получают себе припасы и снаряжение? Так если он пойдет на это… — свет от лампочки под потолком кабины отражался в капельках пота на лбу водителя. — Тогда конец придет Виксену, один пепел останется. Так что, приятель, моли Бога, чтобы терране не вздумали выбить ардазирхо с Виксена.

— А что там в космосе сейчас делается? — спросил Флэндри. Он не ждал связного ответа. Человеку гражданскому, как и среднестатистическому бойцу, война представляется делом темным и непонятным, так что Флэндри, можно считать, повезло услышать рассказ шофера.

— Приятель мой ловит передачи, которые ведет на нас терранскнй флот. Волчье, конечно, пытается глушить их, но слышно — я сам слушал, и знаете, почти не врут. Потому что дела — хуже некуда! Несут какой-то вздор насчет того, чтобы мы сохраняли мужество, вредили бы врагу, да… — Водитель выругался. — Виноват, мадам. Да сами увидите в Гарте, что к чему, и тогда поймете, что я обо всем этом думаю. Адмирал Уолтон заявляет, что его флот захватил несколько баз ардазирхо на астероидах, а эти вроде бы пытаются их отбить. Как видите, положение патовое — до тех пор пока волчье не наберется как следует сил. А они быстро набираются. А адмирал не может бросить все свои силы против них, потому что ему приходится еще и за Огром следить. Похоже, есть причины подозревать, что Имир в сговоре с Ардазиром. А имирцы помалкивают, сам знаешь, какие они.

— Знаю, — согласно кивнул головой Флэндри. — «Если вы не верите нам на слово, что мы придерживаемся нейтралитета, то нет никакой другой возможности дать вам самим убедиться в этом, ибо Терранская Империя не в состоянии обследовать и частицы владений Рассеяния. А раз так, мы не собираемся тратить время на обсуждение данного вопроса».

— В точку, приятель, даже тон такой. Конечно, может, они поступают по-честному, а может, просто выжидают момент, когда Уолтон ослабит бдительность, и тогда набросятся на него.

Флэндри посмотрел из окошка на небо. Равнодушно мерцали звезды, ничуть не заботясь о том, что уже на протяжении нескольких столетий какие-то пятнышки плоти считают их своими провинциями. Он увидел, что часть неба совершенно беззвездна, словно дыра в вековечность. По словам Кит, место это называется Заслонкой, а на самом деле это очень даже небольшая, но близко расположенная темная туманность. Ясная белая искра Ригеля в сердце мерсейской державы казалась еще более зловещей. А что там Огр, темно-желтая звездочка над макушками деревьев?

— А что, по-вашему, дальше делать? — Голос Кит почти не было слышно из-за рева двигателя.

— Даже подумать страшно, — ответил шофер. — Может, Уолтон на чем-нибудь сторгуется: или бросит нас здесь волчьей стае на съедение, иди устроит так, что нас отправят на Терру, и пойдем мы по ней с сумой. Или затеет сражение в космосе… Но даже если он не нападет на их укрепления здесь, на Виксене, мы все равно останемся заложниками Ардазира. Так ведь? А то и имирцы смогут… Не знаю, мэм, я просто вожу свой грузовик, зарабатываю на этом и содержу свою семью. А пайки с каждой неделей, похоже, становятся все скуднее. Как видите, ничего не поделаешь. Так ведь?

Кит заплакала, тихонько и безнадежно, хлюпая носом, уткнувшись в плечо Флэндри. Он обнял ее, и так они ехали до самого Гарта.

10

И снова ночь после короткого зимнего пронизанного грозами дня Флэндри и Эмил Брайс стояли в черном, как волчья яма, проулке, следя в почти непроглядной тьме за улицей. Дождь струился по их дождевикам. Не выдержав скопившейся во впадине воды, капюшон на голове Флэндри протек, и вода лилась за шиворот, куртка намокала, но он боялся пошевелиться. Сейчас, того и гляди, пройдут ардазирхо.

Дождь гулко и размеренно барабанил по крутым островерхим крышам, булькал и журчал по водостокам, шелестел по мостовым погруженных в темноту улиц. Ветер уже совсем стих, но еще время от времени сверкали молнии. На мгновение в белом всполохе замерцала мостовая, вырисовались прилепившиеся друг к другу построенные из камня и дерева дома, окна которых были наглухо задраены ставнями, остов передающей вышки одной из автоматических метеостанций, разбросанных по всей планете, и тьма с новой силой сомкнулась, а громовые раскаты прокатились в безмерной выси.

Уже с полчаса Эмил Брайс простоял не шелохнувшись. Но, подумал Флэндри, он же профессиональный охотник. Терранин почувствовал необъяснимую неприязнь ко всему цеху брайсовских коллег. Так нечестно, черт бы их всех побрал. Такое уж у них ремесло, что с детства приучены сидеть в засаде, выжидая зверя, а вот он уже чего-то продрог. Нет, вспотел, взопрел в своем дождевике.

С тротуара донесся звук шагов. У человека поступь другая, а тут не пятку ставили первой, а клацали подбитым подковами носком по тротуару. Подергиваясь в такт шагам, луч фонаря прорезал темноту слишком синим, резким для человеческого глаза светом. На лицо Брайса упали отраженные каплями дождя отблески света. Только губы шевелились на этом лице, и Флэндри прочел написанный на нем страх. «Волки!»

Но он уже доставал из-под плаща игломет, а Флэндри бесшумно надел на одну руку кастет, а другой дал знак Брайсу держаться позади. Первым пойдет он, Флэндри, чтобы в темноте, под дождем выискать среди этих врагов с нечеловеческими лицами именно того, кто был ему нужен. Здесь даже по форме их не различишь — их у ардазирхо тьма, одеваются кто во что горазд.

Однако Флэндри специально к этому готовился. Чтобы попасть в штаб оккупантов в Гарте, ему пришлось пожертвовать ружьем. Гарнизон противника в Гарте был немногочислен — несколько сот штыков на город с населением в четверть миллиона, но это компенсировалось наличием современного тяжелого вооружения — дистанционно управляемыми танками, скорострельными пушками — да и просто заявлениями о том, что всякий город, в котором люди вздумают бунтовать, немедленно подвергнется ракетному обстрелу. (Что и доказывал остекленевший кратер на месте, где раньше стоял Марсбург.) Гартский гарнизон обслуживал в основном посты наблюдения и установки противоракетной обороны в окрестностях города, но занимался также и сбором оружия у населения, обеспечивал работу заводов, выпускавших военную продукцию, и выискивал несмирившихся горожан, готовых продолжать борьбу. И Флэндри решил, что комендант такого гарнизона должен располагать весьма обширными сведениями, к тому же он говорил на англике. Флэндри хорошенько разглядел его, когда сдавал ружье, а в свое время Флэндри натаскали в распознавании лиц, даже когда лица эти и не человеческие…

И вот сейчас предводитель рода Темулак — как он тогда представился — возвращался со службы из штаба в казармы. Брайс с товарищами несколько недель уже следили за этим ардазирцем и рассказали Флэндри, что ардазирхо, когда это было возможно, предпочитали ходить пешком маленькими вооруженными группами. Причины этого никто не знал. Может, чтобы лучше воспринимать запахи и звуки вокруг, — а было известно, что обоняние у них поострее, чем у людей, — что невозможно было делать, передвигаясь на машинах, а может, им доставляло удовольствие так подразнить людей: не раз случалось, что люди нападали на такие группы, но ардазирхо все такие нападения отбивали и устраивали настоящую охоту за смельчаками, разрывая их под конец на куски. Куда уж гражданским против пуленепробиваемых доспехов, бластеров и врожденных навыков боя.

«Но я-то не гражданский, — подумал Флэндри про себя. — Да и у Брайса есть кое-какая военная подготовка».

Вот выслеживаемая дичь проходит мимо, В рассеянном свете лучей фонариков четко вырисовываются в ползучем полумраке гривастые головы с вытянутыми мордами. Их пятеро. Флэндри узнал Темулака — в шлеме и доспехах. Проскользнул из проулка вслед им.

Ардазирхо тут же заворочали головами. Насколько остер у них слух? Флэндри шел следом. Рыжая мохнатая лапа одного из пришельцев потянулась к кобуре бластера. Флэндри изо всех сил вмазал Темулаку кастетом в лицо. Противник отпрянул, со звоном полетел шлем. Живот прикрыт светлым металлом, так что туда бить без толку. Темулак выхватил бластер из кобуры, Флэндри резко ударил ребром левой ладони, попал удивительно удачно — как ему показалось, он услышал, как хрустнули кости запястья противника. Оружие Темулака загрохотало по тротуару. Ардазирец откинул голову и завыл, пронзительный вой перекрыл шум дождя, а штаб всего в полукилометре, а до казарм, в противоположную сторону, не больше…

Вспомнив каратэ, Флэндри нанес коменданту удар в челюсть. Офицера кинуло назад, но он успел среагировать и, прежде чем коснуться земли, сумел, изогнувшись, схватить человека за щиколотку. И оба они оказались на земле. Правая рука у Темулака все еще не действовала, но он попытался левой дотянуться до горла Флэндри. На миг терранин увидел наложенные на крепкие ногти тонкие и острые металлические пластины, выбросил вперед руку, чтобы не дать разорвать себе горло. Темулак снова завыл, и Флэндри с силой ударил по волосатому горлу. Ардазирец мотнул головой и впился зубами в запястье Флэндри. От боли словно огнем обожгло. Но теперь Темулак стоял перед ним согнувшись, и Флэндри рубанул его по загривку. Темулак тяжело осел, Флэндри вскочил ему на спину и сжал горло, перекрывая дыхание.

Тяжело дыша, человек огляделся и увидел, как под вой мечутся в свете упавшего на землю фонаря тени. Укол делать Темулаку никак нельзя — он нужен живым, а Флэндри не знал, какие анестезирующие средства могут оказаться смертельными для ардазирхо. Вот Брайсу надо было убрать охрану, наделав при этом как можно меньше шума. Из его пневматического пистолета вылетали иглы с цианидами, смертельными для каждого дышащего кислородом существа, и он посылал эти иглы, привычно целясь в незащищенные участки тела, чтобы не ломались они попусту о доспехи. Двое уже валялись на земле, раскинув руки, а еще одному удалось как-то изловчиться и прыгнуть, метя когтями в горло Брайсу. Охотник вытянул перед собой ноту, сапог ударился о нагрудную пластину, и удар получился таким сильным, что пришелец попятился, шатаясь. Брайс пристрелил его. Но тут последнему оставшемуся в живых солдату охраны удалось выхватить свой бластер. Раздался выстрел, и пламя прорезало струи дождя, но Брайс уже успел прижаться к земле, и заряд ионов вспенился там, где он только что стоял. Брайс выстрелил, промахнулся, перекатился по земле, уходя от очередного выстрела из бластера, снова выстрелил и снова промахнулся. А в конце улицы уже раздавался вой — отряд захватчиков спешил на выручку.

Флэндри перегнулся через сухопарое тело предводителя рода, поднял его оружие и затаился, выжидая. Он почти ничего не видел в кромешной тьме, но вот раздался выстрел из бластера ардазирца, и Флэндри выстрелил на вспышку. Инопланетянин вскрикнул разок и с глухим стуком упал на тротуар. В сыром воздухе слегка запахло паленой шерстью и горелым мясом.

— Бежим отсюда! — с трудом дыша проговорил Брайс и вскочил на ноги. — Идут! Они найдут нас по запаху…

— К этому я подготовился, — возразил Флэндри, на мгновение оскалив в усмешке зубы, и пока Брайс поднимал с земли Темулака, достал из куртки плоскую литровую флягу, отвернул крышку и обрызгал все вокруг бензином.

— Если они вообще что-нибудь будут в состоянии унюхать, я сдаюсь. Идем.

Брайс шел впереди, указывая дорогу: по проулку на соседнюю улицу, пересекли страшный открытый участок, перебегая на другую сторону улицы, переправили ардазирца через ограду сада. Любая частная машина с людьми, появившаяся после наступлении темноты, подвергалась обстрелу с воздуха, но до явочной квартиры было недалеко. «Даже слишком близко», — подумал Флэндри. Но если разобраться, у кого на Виксене может быть опыт в проведении таких операций? Кит отыскала в Гарте этих своих друзей, тех самых, что тайком отправили ее на Терру, и они прямиком привели Флэндри в свою до боли крошечную организацию. Да, это позволило ускорить ход вещей, а вот предположим, что ардазирхо подослали своего человека? Или… Просто не пришло еще то время, когда будут ардазирхо допрашивать людей с пристрастием, вводить наркотики, и вот тогда потребуется создавать ячейки и конспиративные квартиры, менять пароли, подземные убежища, или все это подполье накроют.

Флэндри проковылял по размокшей клумбе, помог Брайсу занести Темулака в буреубежище, каковое обязательно имелось в каждом гартском доме. Из убежища был прокопан туннель, но по крайней мере вход в него был хорошо замаскирован. Они на ощупь добрались до другого конца туннеля, выходившего под домом, адрес которого им никогда не скажут.

Когда открылась дверь, Юдифь Херст даже взвизгнула: в тусклом свете вырисовалась тяжелая туша Брайса с обмякшим Темулаком на руках. Следом вошел Флэндри, на ходу стягивая с себя плащ н облегченно посвистывая.

— Ой, — затаила дыхание Юдифь. — Поймали!

Брайс окинул взглядом собравшихся. В свете единственной лампы дневного света стояло около дюжины человек с напряженными смуглыми лицами. Отбрасываемые ими чудовищные тени легли по углам и на ставни. На ремнях у них поблескивали ножи и запретные пистолеты. Сидела только Кит, ссутулившаяся в отупляющей тоске, оглушенная реакцией на стимулол.

— С грехом пополам, будь он проклят, — проворчал Брайс. — Не будь капитана, ничего бы не вышло. Сэр Доминик, я хочу попросить у вас прощения за те мысли, которые возникали у меня в последнее время, — о Терре.

— И я тоже, выступила вперед Юдифь и взяла руки флотского капитана в свои. Она была одной из немногих женщин, посвятивших себя подпольной работе, и Флэндри подумал, какое преступление подвергать риску быть застреленной такую красавицу. Высокая, с золотисто-каштановыми волосами и белой как снег кожей, карие глаза с поволокой на полном лице, пухлые губы, тело плотно обтягивают шорты и короткое «болеро». — Я уж и не надеялась увидеть вас, — сказала она. — А вы вернулись, действительно добившись успеха, первого нашего успеха в этой войне.

— Пивом голову не обманешь, — предупредил Флэндри и отвесил ей самый светский из своих поклонов. — Кстати, раз уж речь зашла об этом, я бы принял чего-нибудь на душу, а лучшего виночерпия и вообразить трудно. Но сначала давайте займемся братцем Темулаком. Сюда, что ли?

Когда он проходил мимо Кит, она подняла на него свой измученный взгляд, по ее щекам текли слезы.

— Ой, Доминик, ты живой, — прошептала она. — Остальное пустяки. — Она встала на непослушные ноги, а он улыбнулся ей с озабоченным видом и прошел мимо — его голова была занята вопросами технического характера.

Будь у него соответствующая биопсихологическая лаборатория, он бы установил, как с помощью препаратов и электроники вытянуть из Темулака правдивые показания, а пока не имелось даже достаточной информации об этом виде существ. Так что ему придется полагаться только на определенные, широко применяемые, если не универсальные, законы психологии. По его указаниям в боковой комнатушке поставили удобную койку. Он раздел Темулака и привязал его к кровати накрепко, но мягкими веревками, Чтобы не повредить кожу. Пленник зашевелился. Когда Флэндри закончил работу, Темулак, накрепко привязанный к койке, лежал, открыв глаза и скаля белые зубы, а из его глотки слышалось глухое рычание.

— Получше стало? — сладким голосом спросил человек.

— Еще лучше будет, когда мы выволочем тебя на улицу, — ардазирец говорил на англике с сильным акцентом, но бегло, и в голосе звучали стальные нотки надменности.

— Дрожь берет, — Флэндри прикурил сигарету, — Так вот, приятель, если ты соизволишь сейчас ответить на несколько вопросов, это избавит тебя от многих неприятностей. Я так полагаю, что, раз ты остался жив, у тебя из памяти стерты данные о координатах твоего родного светила, но у тебя есть ключик к разгадке. — Он в задумчивости выпустил дым колечками. — И, конечно же, есть и такое, что ты знаешь наверняка по самой своей должности. И самое разное, сердечный, а я, со своей стороны, страшно хочу все это узнать. — Он прищелкнул языком. — Только не пойми меня буквально. Если кому и будет страшно, так это тебе.

Темулак напрягся:

— Если ты думаешь, что я заплачу за свою жизнь предательством орбеха…

— Ясно дело.

Рыжая шерсть встала дыбом, Темулак прорычал:

— Нет такой боли, которая заставит меня сделать это. И я не верю, что ты разбираешься настолько хорошо в психофизиологии моего народа, чтобы полностью меня перепрограммировать.

— Нет, не разбираюсь, — признался Флэндри. — Пока еще не разбираюсь. Да и в любом случае у меня на это нет времени, а пытки такие изматывающие… И все равно они не дают никакой гарантии, что если ты заговоришь, то не будешь вилять. Нет, мой друг, ты сам очень скоро захочешь излиться мне. Как только тебе все осточертеет, просто позови меня, и я приду тебя выслушать.

Он кивнул доктору Рейнеке. Врач подкатил оборудование, позаимствованное по просьбе Флэндри из Центральной больницы Гарта. На голову Темулаку натянули капюшон, чтобы не мог ничего видеть, уши залепили воском, чтобы не мог ничего слышать, в нос вставили затычки, одна установка внутривенно подавала питание, а другая удаляла шлаки. И ушли, оставив его лежать неподвижно в полнейшей темноте, чуть ли не замогильной, если бы не мягкое прикосновение пут и постели. Никаких ощущений извне. Боли никакой, никакой постоянно давящей боли, но мозг не может жить в такой изоляции. Когда не с чем сопоставить, он быстро теряет всякое ощущение времени, и час кажется днем, потом неделей, а то и годом. Пропадает ощущение пространства и вещественной действительности. Приходят галлюцинации, и воля сдает. Особенно это действенно, когда жертва находится среди врагов, в любой момент ожидая удара хлыстом или ножом, которые в его собственной кровожадной культуре непременно были бы пущены в ход.

Флэндри закрыл за собой дверь.

— Следите за ним, — сказал он. — Как запросит пощады, дайте мне знать. — Он снял с себя куртку. — Найдется что-нибудь сухое?

Юдифь оценивающе посмотрела на его торс.

— Я-то думала, что все терране хлипкие, сэр Доминик, — промурлыкала она. — Но и тут я ошиблась.

Он окинул ее взглядом.

— А вы, моя дорогая, во всей полноте подтверждаете, что к виксенитам это вообще не относится, — устремил он на нее платонический взор.

Она взяла его под руку: — А что вы собираетесь делать дальше?

— Разобраться, что к чему. Приглядеться. Устроить из этой партизанщины что-то дельное. Много чему вас надо научить. Вот, скажем, когда нет других развлечений, можно на полдня остановить работу военного завода анонимным звонком о том, что на заводе установлена бомба и лучше всего эвакуировать всех работников. Да и вообще всю планету надо сорганизовать. Не знаю, сколько дней мне на это оглушено, но работы здесь хватит на целый год. — Флэндри сладко потянулся. — А если о том, что делать прямо сейчас, то мне хочется попить того, о чем я уже говорил.

— Прошу, сэр, — Брайс протянул ему бутыль. Юдифь бросила на него сердитый взгляд.

— А креме этого пойла тебе нечего предложить капитану? — вскричала она, ее волосы сверкнули желтым пламенем, улетая за спину, и она снова улыбнулась Флэндри. — Я знаю, вы решите, что я ужасная нахалка, но у меня дома есть две бутылки настоящего бургундского. Всего несколько кварталов отсюда, и я знаю, как совершенно безопасно дойти.

«Ух ты!» — Флэндри мысленно облизнулся в предвкушении и сказал:

— С большой охотой.

— Я бы всех пригласила, — любезно сказала Юдифь, — но на всех не хватит, а сэру Доминику это надо как никому другому. Я так думаю, для него ничего не жалко. Вообще ничего.

— Договорились, — сказал Флэндри, пожелал всем спокойной ночи и ушел с Юдифь.

Какое-то время Кит смотрела им вслед, а закрывая за собой дверь, Флэндри услышал, как она разрыдалась.

11

Три оборота вокруг светила продолжительностью по двадцать два часа совершил Виксен, четвертый делал, когда пришло сообщение о том, что Темулак сломался. Флэндри присвистнул:

— Давно пора! Если они все такие крепкие, как этот…

— Дорогой, прямо сейчас идти надо? — прошептала прильнувшая к нему Юдифь. — Ты все где-то пропадаешь, бегаешь, высматриваешь, а они так и шныряют по улицам, ищут, кто же напал на ту команду. Я так боюсь за тебя.

Но в ее взгляде скорее сквозил зов, чем тревога. Флэндри рассеянно поцеловал ее.

— Мы патриоты душой и телом и тому подобный вздор, — сказал он. — Я не смог, дорогая, всецело отдаться любви и т. п. и т. п. А теперь я пошел. Надо. — И, не дав ей и рта раскрыть, вышел.

Путь от дома Юдифь к дому подпольщиков шел главным образом по садам, но надо было пройти немного и по оживленной улице. Флэндри, засунув руки в карманы, неспешно профланировал по ней под шелест пальм, как человек, заботами не обремененный и никуда не спешащий. Вокруг шли пешком, ехали в машинах покорные, подавленные люди, уже испытавшие голод и пообносившиеся. Разок с грохотом промчалась мимо группа ардазирхо на одноколесных мопедах, острыми красными мордами разрезая воздух и оставляя в кильватере пропитанную страхом тишину. Огромное и ослепительное зимнее солнце низко стояло в белесом небе, по которому торопливо бежали предвещавшие бурю тучи.

Спустившись в подземелье, Флэндри застал там только Эмила Брайса и Кит Киттридж. Охотник сидел у дверей комнатки на страже. Из-за закрытой двери неслись завывания и всхлипы.

— Он что-то там бормочет, что хочет поговорить, — сказал Брайс. — Но разве можно верить тому, что он скажет?

— Допрос — тоже наука, — ответил Флэндри. — Если Темулака, как и человека, вполне можно сломать изоляцией, то, значит, когда я начну забрасывать его вопросами, он не сможет достаточно быстро врать без сбоев. Вы достали магнитофончик, о котором я просил?

— Вот он, — Кит взяла аппарат в руки. В этом полумраке она выглядела такой маленькой и всеми покинутой, глаза у нее были красные от бессонницы. С магнитофоном в руках она пошла к Флэндри, и он сделал несколько шагов ей навстречу. Встав на цыпочки, она прижалась к нему и прошептала: — Что ты будешь делать теперь?

Флэндри вгляделся в ее лицо. Ему казалось, он хорошенько узнал ее за время полета, но то было совсем в других обстоятельствах. И насколько может вообще один человек узнать другого даже с помощью этой хитромудрой психологии? После захвата ардазирца он виделся с нею только раз, когда заходил ненадолго в это подземелье. Им довелось остаться ненадолго вдвоем, но ни о чем личном разговора не было. Некогда было. Он видел, что она вся дрожит.

— Поиграю в викторину с братцем Темулаком, — ответил он Кит. — А потом я бы не прочь немного подкрепиться и выпить чего-нибудь покрепче.

— С Юдифь Херст? — Его поразило, сколько свирепой злости было в ее голосе.

— Там видно будет, — беспечно ответил он.

— Доминик. — Она потерянно обхватила себя руками, пытаясь унять дрожь, а ее ищущий его взгляда взгляд затуманился. — Не надо. Прошу, не заставляй меня делать то… чего я не хочу делать…

— Посмотрим, — и он пошел к боковой комнатке. Кит заплакала, на этот раз от безнадежного отчаяния.

— Да что здесь происходит? — спросил, встав с места, Брайс.

— Она переутомилась. — Флэндри открыл дверь.

— Хуже того. — Охотник переводил взгляд с Флэцдри на девушку, с девушки на Флэндри. Негодование слышалось в его ворчании. — Может, это совсем не мое дело…

— Не твое. — Флэндри вошел в комнатку, прикрыл за собой дверь.

Темулак лежал на койке, содрогаясь всем телом и тяжело дыша. Флэндри включил магнитофон и извлек затычки из ушей ардазирца.

— Ты хотел поговорить со мной, — мягко начал он.

— Отпустите меня, — завизжал Темулак. — Отпустите, вам говорю! Замара шаммиш ни улан! — Он раскрыл пасть и завыл. Вой был настолько схож со звериным, что у Флэндри холодок пробежал по спине.

— Посмотрим, как ты будешь сотрудничать с нами. — Человек сел.

— И не подумаю… Серые люди… Серые душонки… — захныкал Темулак, и из его оскаленной пасти закапала слюна.

— Тогда спокойной ночи, — сказал Флэндри. — Приятных сновидений.

— Нет! Дайте мне возможность видеть! Нюхать! Я буду… замара, замара…

Флэндри приступил к допросу.

Допрос тянулся долго. Главное было долбить ардазирца безостановочно — задать вопрос, добиться ответа, выпалить следующий вопрос, ухватиться за малейшее противоречие в показаниях, и все время бить, бить, бить без передышки Даже на мгновение, чтобы жертва не успела подумать. Напарника не было, и Флэндри скоро бы выдохся, но держался на сигаретах и нервах. После первого часа допроса он потерял счет времени.

Под конец, когда иссяк запас пленки, он немного расслабился. Воздух был почти осязаем от висевшего в нем дыма. Одежда липла к покрытому испариной телу. Он прикурил еще одну сигарету и заметил отстранение, словно и не о нем самом речь, что руки у него дрожат. А Темулак скулил и дергался, чуть не сходя с ума от психического истощения.

«Пока что складывается только схема», — подумал Флэцдри с какой-то скукой, словно это его вообще не касалось. Сколько можно рассказать за один вечер о целом мире во всем его многообразии, обо всем множестве народов и истории каждого из них? Много ли мы на самом деле знаем сегодня о Терре? И все же на пленке содержится информация, стоящая всех боевых кораблей.

Есть где-то солнце, которое даже ярче, чем Черулия, и есть у этого солнца планета, которую самый многочисленный на ней народ называет Ардазир. (Как «народ» звучало слово «орбех» в переводе на англик, но у Флэндри сложилось впечатление, что «союз кланов» или «совокупность стай» являются более точными толкованиями этого слова. Затем, лет пятнадцать назад по земному летоисчислению, гравитационные установки, двигатели, обеспечивающие сверхсветовую псевдоскорость, все научно-технические достижения современной Галактики посыпались, как из рога изобилия, на Ардазир. Военачальники (вожди, лидеры, предводители стаи?) Урдаху, основного орбеха, немедленно воспользовались всем этим, чтобы покорить себе весь Ардазир, а затем обратили свои взоры на другие планеты. Их охотники отправились за добычей и в дюжину отсталых солнечных систем, грабя и закабаляя их. Вслед за ними последовали и инженеры для подготовки этих планет к последующим войнам.

И вот теперь началось вторжение в Империю людей. Правители Урдаху заверили идущие за ними народы, что у Ардазира есть союзники, могущественные обитатели миров, что никогда в жизни ардазирхо не следует бояться, что на них нападут, а так как этим чужакам давно надоело человечество, то в Ардазире они нашли орудие для сокрушения Терранской Империи и замены ее другой империей… Но Темулак сам никогда в этот вопрос не вдавался, так как это его не очень-то занимало. Похоже, ардазирхо по природе своей куда большие фаталисты, чем люди, и в то же время они почти лишены любознательности. Если обстоятельства дают шанс на приключение, славу и богатство — с них этого достаточно. О предосторожностях пусть думают мудрые старые самки орбеха.

Флэндри курил в тягучей тишине. Если за Ардазиром действительно стоит Имир, то для Имира вполне естественным было бы и временное взаимодействие с Мерсейей, с тем чтобы Терра столкнулась сразу с двумя кризисами — в Сираксе и на Виксене. Может быть, следующей в имирском списке стоит Мерсейя, а потом вряд ли возникнут какие-нибудь трудности в деле сокрушения Ардазира.

Но какой зуб может иметь Имир на кислорододышацдах или даже на одну только Терру? Бывает, случаются кое-какие трения, что ж, это неизбежно, но ничего серьезного, сами чудовища тузят друг друга посерьезнее, чем… И все же Хоркс сделал все возможное, чтобы погубить меня. Почему? Чем его можно купить? Что материального есть на планетах земного типа, что не развалилось бы у него в руках на его Юпитере? Какие могут быть у него к тому причины, если не считать, что он получил приказ от своего правителя, проводящего замешанную на самом Имире политику?

Флэцдри сжал руку в кулак. На этот вопрос был у него ответ, но не такой, который полностью удовлетворил бы его без дальнейших доказательств. Он снова обратил свои мысли к вопросам технического порядка. В основном на пленке записаны такие частности, как количество кораблей и войск ардазирхо в этой солнечной системе, опознавательные сигналы «свой-чужой», расположение военных укреплений на Виксене, таких, как форты, и особенно крупный штаб в пещерах, о населении и пригодных ресурсах Ардазира, его промышленности, армии и военном флоте… Темулаку были известны немногие государственные тайны, но и того, что он знал, хватало для того, чтобы у Флэндри мурашки пробегали по коже. Два миллиона, или около того, воинов оккупировали Виксен, сто миллионов еще сидели дома или на уже завоеванных планетах, на которых стремительно накапливалась военная техника. Всем офицерам сообщили, что имеется множество других уязвимых форпостов Терранской Империи, заселенных людьми, или родственных планет союзных Терре видов… Ардазир явно планирует ударить где-нибудь еще в сфере Империи — и скоро. Еще пара таких ударов, и Имперский фяот вынужден будет уступить Сиракс Мерсейе, лечь на обратный курс и защищать родную планету. И тут…

«Неверно это, будто армией движет желудок, — подумал Флэндри. — Не меньше чем пропитание ей нужна информация. Армией движет голова. Вот почему в Верховном командовании Империи так много тупых».

Он щелкнул языком. Шуточка так себе, да от нее словно сил прибавилось. А силы ему еще понадобятся.

— Так дадите вы мне смотреть? — спросил Темулак тонким, ломким голосом.

— Больше не буду лишать тебя удовольствия любоваться моей красотой, — сказал Флэндри, стаскивая капюшон с гривастой головы и вытаскивая восковые затычки из ноздрей. Темулак с изумлением щурился, всматриваясь в дымовую завесу при зыбком свете единственной лампочки. Флэндри отсоединил установки, поддерживавшие в инопланетянине жизнь. — Останешься, конечно же, погостить у нас, — сказал он. — Но если будешь вилять, снова отправлю в темную.

Темулак ощетинился и щелкнул зубами в сантиметре от локтя человека.

— Гадкий мальчишка! — Флэндри отступил на шаг. — За это останешься привязанным.

Темулак прорычал с койки:

— Ты, серокожий, червяк голый, не думай, что твои валкузские штучки спасут тебя от Черного народа. Да я сам тебе глотку порву, твоими собственными кишками задушу!

— И не дашь мне заплатить по должку. — Флэндри вышел и закрыл за собой дверь.

Успевшие вздремнуть сидя, Брайс и Кит вздрогнули. Охотник протер глаза.

— Вселенский Боже, что-то долго ты с ним занимался! — воскликнул он.

— Вот, держи. Флэндри сунул ему в руки бобину с записью. — Надо, чтобы это попало на корабли адмирала Уолтона. Здесь то, что нужно, а может, и просто достаточно для вашего освобождения. Можно будет сделать?

— Радиограмму противник перехватит, — с сомнением в голосе проговорил Брайс. — Есть еще у нас — припрятаны — несколько космических кораблей, но самым быстроходным был корабль Кит. А ведь с тех пор волчье такую плотную охрану установило, что не продохнуть.

— Этого-то я и боялся, вздохнул Флэндри и набросал что-то на листке бумаги. — Вот примерный план того места, где находится мой корабль. Знаешь такую песенку? — Он насвистел мелодию. — Не знаешь? Лишнее доказательство того, что мозги у тебя не засорены. Так вот, выучи ее. — Он вновь и вновь заставлял виксенита насвистывать мелодию, пока не остался доволен. — Хорошо. Когда будешь подходить к кораблю, насвистывай ее, и тогда Чайвз не подстрелит тебя, предварительно не разобравшись, что к чему. Передашь ему эту записку. В ней сказано, чтобы он доставил запись Уолтону. Если кто-то и может прорваться через блокаду, не схлопотав себе ракету, так это Чайвз на «Хулигане».

Кит не смогла подавить изумления:

— Но тогда, Доминик, все пропало… Флэндри пожал плечами:

— Я так устал, что не могу думать ни о чем другом, кроме мягкой постели.

Брайс, засовывая бобину под куртку, ухмыльнулся: — Чьей?

Кит напряженно застыла.

— Такие вот дела, — слегка кивнул ей головой Флэндри и взглянул на свой хронометр. — По местному времени скоро полночь. Давай, Брайс, приятель, трогай, да загляни по дороге к доктору Рейнеке и передай ему, чтобы он убрал отсюда аппаратуру и пленника перевел бы куда-нибудь в другое место. Когда тебя ищут, лучше всего быть в движении. И никто, кроме этого клистирщика и кто там еще будет ему помогать, не должен знать, где они будут держать Темулака. Все ясно?

— Доминик… — Кит с такой силой сжала кулачки, что даже костяшки пальцев побелели. Она уставилась в поя, и ему видны были только ее короткие яркие волосы.

Он сказал мягко, тихо и нежно:

— Девочка моя, мне надо поспать, или я сломаюсь. Встретимся завтра в полдень у фонтана «Ракета». Я так думаю, что нам надо обсудить кое-что, касающееся только нас двоих.

Она повернулась и убежала наверх.

И Флэндри ушел оттуда. На ночном небе мерцали первые блески зари, и ему казалось, будто он слышит се ионный свист в молчании затемненного города. Разок он залез на крышу переждать, пока проедет ардазирский патруль. В темноте тускло мерцали синевой их доспехи и зубы.

Его приветливо встретила Юдифь:

— Я так волновалась, дорогой…

Он оценил ее заботу. Он устал донельзя, а она накрыла на стол, подав поздний ужин с вином и холодной дичью — знала, что он любит. При свечах ее волосы отливали золотом, и Флэндри решил — будь он проклят, этот сон, может, завтра он устанет навеки.

Под утро он вздремнул несколько часиков и из дому вышел незадолго до полудня. Когда-то площадь Исследователей была оживленным местечком, в раскинувшихся вокруг нее садиках сидели за чашечкой кофе отдыхающие, слушая, как звучат под ветром арфовые деревья, и наблюдая, как течет жизнь. Сейчас здесь было пустынно. У ракеты; в виде которой был сделан фонтан, еще вылетали из сопел разноцветные холодные струи огня, но они казались поблекшими под унылым зимним небом.

Флэндри достал сигарету, присел на краешек фонтана и стал ждать. На его склоненное лицо упали предвещавшие скорый дождь капли.

Накренись на повороте, с соседней улицы вылетел военный грузовик. Трое ардазирцев выскочили из кабины, и с ними была Кит. Она указала на Флэндри. Но В этот момент над головой сверкнула молния и внезапный гром заглушил ее слова, но звучал голос мстительно.

— Человек, стоять!

Должно быть, каждый из этой троицы знал на англике лишь одну эту фразу. Они пролаяли ее еще раз, когда Флэндри, спрыгнув с фонтана, метнулся в сторону и побежал по площади, петляя.

Но выстрелов не последовало. Один из ардазирхо радостно взвизгнул и открыл дверцу кузова. Защелкали кожистые крылья. Флэндри оглянулся. Десятка два тварей со змеиными телами взметнулись над грузовиком, но, завидев его, со свистом взметнулись вниз.

Флэндри побежал. Сердце бешено колотилось от дикого, инстинктивного, неподвластного разуму ужаса. Летучие змеи настигли его. Он слышал, как они щелкают зубами у него над головой. Гибкое, узкое тело обвилось вокруг его правой руки, Обезумев, он неистово взмахнул рукой вверх, но тварь обхватила его руку своими крыльями, ногти впились ему в плоть, а вся стая кружила вокруг него и стегала его своими хвостами.

Он снова бросился бежать. За ним неслись длинными скачками три ардазирца намного быстрее, чем бегают люди. Они завывали на бегу, ив их вое слышался смех. Улица была пустынна, и топот ног гулко разносился по ней, Смотрели, ничего не видя, закрытые ставнями окна. Двери-были закрыты и заперты.

Флэндри остановился, развернулся навстречу преследователям. Так как правой рукой действовать он не мог, то левой рукой достал из-под куртки игломет, нацелился на ближайшего к нему смеющегося красноволосого дьявола, но тут летучая змея; бросилась на ту руку, в которой он держал пистолет, и натренированным ударом долбанула его по пальцам. Флэндри выпустил оружие из рук, схватил змею — свернуть шею xoть одной из этих проклятых тварей!..

Но она вывернулась, корчась от боли, высвободилась, оскалилась своей змеиной пастью. Тут его и настигли ардазирхо.

12

Большую часть года Северное полушарие Виксена представляло собой пустыню, болото или, когда пробуждалась к быстротечной жизни растительность и из нор после спячки вылезала разная живность, прерию. В Арктике еще вместе с долгой, на всю зиму, ночью ложился снегу но к лету снега таяли, превращаясь в бурные реки, реки разливались озерами, которые в свою очередь пересыхали. На экваторе и к югу от него в это время бушевали шторма, в более умеренных районах шли дожди, а север, если не считать нескольких небольших морей, ютящихся среди полого спускающихся к ним солончаков, изнывал от палящего зноя. Полыхали по просторам пожары, и за несколько огненных дней прерия снова превращалась в пустыню. Из-за таких эрозийных условий тут не было гор, и полушарие представляло собой почти плоскую равнину, над которой обжигающий ветер взметал пыль и пепел. Кое-где вздымались выглаженные кряжи да безжизненные холмы, стояли выветренные перекрученные утесы и огромными шрамами зияли размытые паводковыми водами овраги.

Как раз в таком районе, чуть южнее Северного полярного круга ардазирхо устроили свой штаб. Тысячи грозящих неминуемой гибелью километров защищали их от наземных нападений людей, а изрезанный ландшафт скрывал и защищал от нападений космических кораблей. Не то чтобы так уж они пытались спрятать, да это и невозможно было сделать, свою цитадель, но она уходила в такие глубины кряжа, что ее как бы и не существовало в качестве видимой цели для атаки.

Время от времени Флэндри видел то космический корабль, дерзко торчащий на открытой местности, то ракетные позиции, то станцию обнаружения или наблюдательную вышку, черным силуэтом вырисовывающуюся на фоне ослепительного неба. Наружные стены цитадели змеились по паводковым расселинам и обнаженным склонам кряжей, и их мерили своими шагами ардазирские часовые, не обращая внимания ни на адское сине-белое светило, изливающее на них потоки излучения, ни на иссушающее все живое пекло. Но основная часть цитадели находилась под землей, где по длинным сводчатым туннелям, от пещеры к пещере разносилось эхо от топота сапог и криков. Строительство велось привычным для проходческих работ способом: обильное применение атомной энергии, чтобы расплавить породы и придать объекту задуманные формы, а затем быстрая установка необходимых механизмов с помощью роботов. А вот построено все было в более грубой манере, с обилием полукруглых сводов, открытым чужому глазу — не так, как это понравилось бы людям или мерсейцам, поскольку предки ардазирхо жили кучно в пещерах, а на охоту ходили стаей.

Флэндри втолкнули в маленькую, оборудованную под лабораторию комнатку, два воина пристегнули его к ступу, а сидевший лаборант начал готовить инструмент.

В последующие день-два Флэндри не раз приходилось вопить, и с этим он ничего не мог поделать — иначе электронное обучение не шло бы так быстро. Наконец, ослабевший и трясущийся, он научился рычать на урдаху. Однако, подумал он, ардазирхо прекрасно осведомлены. Они разобрались в нервной системе человека настолько хорошо, что могли наложить новую языковую систему за считанные часы, не нанося вреда психическому здоровью обладателя этой нервной системы.

Почти никакого.

Флэндри повели по бесконечным гулким залам, флюоресцентное голубоватое сияние в которых резало глаза, й ему всю дорогу приходилось щуриться. Но и в таких условиях он наблюдал за тем, что происходит вокруг. Вот на бешеной скорости промчался груженный боеприпасами грузовик, за рулем которого сидел военный и во всю глотку крыл пешеходов. Вот комната, битком набитая голыми красношерстными тварями, которые лежали, раскинув руки и ноги, рыча друг на друга и огрызаясь. Вот играют в кости, бросая четырехгранный кубик, ставя на кон свое услужение в рабстве в течение года. Вот проходит состязание в борьбе, причем в ход идут и зубы, и копи. Вот проверяют друг у друга нервы, становясь по одному к стене, а остальные мечут топорики. Вот что-то вроде церквушки, в которой какой-то скрючившийся ардазирец катался по колючим веткам перед большим горящим колесом. А вот, должно быть, что-то вроде столовой, воины лежат вповалку на меховых ковриках и, не разжевывая, глотают куски сырого мяса я подвывают хором танцору, отплясывающему на чудовищных размеров кожаном барабане.

Наконец человека привели к какому-то кабинету, искусственной пещере с толстым слоем соломы на полу, сумеречными тенями по углам и тонкой струйкой воды, сбегавшей по желобку в стене. На ворсистом помосте, упершись в него локтями так, чтобы голова была на уровне наклонной столешницы, растянулся крупный ардазирец. На нем была только плетеная кожаная рубашка да кривой нож и весьма современный бластер. Еще были в кабинете телеэкран и коммутатор — тоже новые. Доставившие Флэндри охранники в его присутствии прижимали руки к своим черным носам.

— Идите, — сказал он им на урдаху, — и подождите в коридоре. — Охрана повиновалась, а он крикнул Флэндри: — Если хотите, садитесь.

Человек сел. Он был еще слаб после всех испытаний, грязен, голоден и оборван. Машинально он пригладил волосы и мысленно поблагодарил человеческую леность: на обработанных специальным ферментом щеках борода еще долго не будет расти. Моральный фактор был для него весьма существенным.

Его больные мускулы напряглись — Дело снова завертелось.

— Я — Свантозик из Джанир Йа. — Голос грубый. — Мне доложили, что вы — капитан Доминик Флэндри из флотской разведки терран. Можете считать, что по положению мы на равных.

— Как коллега коллеге, — прохрипел Флэцдри, — не дадите мне попить?

— К вашим услугам. — Свантозик показал на артезианский ручеек. Флэндри бросил на него укоризненный взгляд, но ему надо было добиться еще кое-чего.

— Если бы вы снабдили меня темными очками и сигаретами, это было бы благодеянием, заслуживающим моей благодарности. — В силу необходимости слово «сигареты» было произнесено на англике. Ему удалось выдавить из себя улыбку. — А попозже я вам расскажу и о других проявлениях вежливости, которые должны стать нормой.

Свантозик затявкал — так он смеялся.

— Так ян думал, что у вас будут болеть глаза. Вот. — Он полез в стол и выложил пару зеленых поляризованных защитных очков, несомненно взятых с какого-нибудь убитого виксенита. Флэндри надел их и присвистнул с облегчением. — А курить запрещено, — добавил Свантозик — Только виды с притуплённым обонянием: способны переносить его.

— Ничего не поделаешь. Да я без злого умысла спросил. — Флэндри обхватил руками колени и прислонился к стене пещеры.

— Пустяки. А теперь я хотел бы поздравить вас с вашими дерзкими подвигами. — Улыбка у Свантозика была жутковатая, но казалась дружественной. — Мы искали ваш корабль, но он, должно быть, успел покинуть планету.

— Спасибо за известие, — вполне искренне сказал Флэндри. — А то я боялся, что вы успеете добраться до него и уничтожить. — Он вскинул голову. — А за это… Послушайте меня, друг (буквально: припавший рядом со мной в засаде), когда имеете дело с людьми, то их лучше обескураживать. Вам бы следовало заявить, что вам удалось захватить мой корабль прежде, чем он успел улететь, а в случае необходимости даже состряпать что-нибудь в доказательство, чтобы я поверил. Это бы скорее склонило меня подчиниться вашей воле.

— В самом деле? — навострил уши Свантозик. — А вот у Черного народа эффект был бы совершенно противоположным. Добрая весть заставляет нас расслабиться, испытывать благодарность и расположение к вестнику. От дурной вести растет дух противоречия.

— Ну конечно, не всё так просто, — сказал Флэндри. — Обычно, чтобы сломить сопротивление человека, надо помучить его как следует, потом перестать мучить и заговорить с ним по-хорошему, а еще лучше подпустить для этого кого-нибудь другого.

— Даже так, — Свантозик прикрыл свои холодные глаза. — А разумно ли с вашей стороны рассказывать все это мне, если это действительно правда?

— Это прописная истина, — ответил Флэндри, — и будьте уверены, тот, кто наставлял вас в делах Терранской Империи, подтвердит это. Никаких секретов я не раскрываю. А как вы и сами, должно быть, знаете, прописи в жизни не помогут. Есть своя тонкость в обращении с каждым человеком, и тут ничто не поможет, кроме собственной интуиции, основанной на богатом личном опыте. У вас же, поскольку вы не человек, никогда такого опыта общения с людьми не будет.

— Верно, — согласился он, кивнув вытянутой мордой. — Я и правда вспоминаю, что читал что-то об этой черте людей, о которой вы сказали… Но перед началом Великой Охоты, которую мы сейчас ведем, столько всего надо было переварить, что эта информация как-то ускользнула у меня из памяти. Итак, вы выговариваете мне за то, что я мог использовать, словно я на вашей стороне! — Ив косматой глотке что-то глухо заскрежетало подобием смешка. — Нравитесь вы мне, капитан, поглоти меня Небесная Пещера, если не так.

Флэндри улыбнулся в ответ:

— Вот тогда бы повеселились. А каковы ваши намерения относительно меня сейчас?

— Узнать по возможности всего побольше. Скажем, были ли вы замешаны в убийстве четырех наших воинов и похищении пятого в Гарте. Не так давно. Как только мы начинаем тщательно расспрашивать того, кто навел нас на вас, то сразу же начинаются истерики — настоящие или мнимые. До сих пор… Поскольку похищенный ардазирец был Вожаком стаи, а потому располагал ценной информацией, подозреваю, что и вы в этом приняли участие.

— Клянусь на «Золотом осле» Апулея, что нет.

— А что это такое?

— Одна из наших самых почитаемых книг.

— «Одни лишь духи ночью рыщут», — процитировал Свантозик. — Другими словами, клятвам — грош цена. Лично мне не хочется ни с того ни с сего причинять вам боль, поскольку я почему-то скептически отношусь к пользе пыток, знаю, что офицерам вашего ранга прививается иммунитет против так называемой «сыворотки правды», а потому необходимо будет производить перепрограммирование, а это длительный и утомительный процесс, к тому времени как захочешь говорить, в ответах уже не будет требуемой новизны, а потому уже больше никакой ценности не будешь представлять ни для нас, ни для самого себя. — Он пожал плечами. — Но я скоро собираюсь вернуться на Ардазир отчитаться и получить новое назначение, и я знаю, кого назначат на мое место — офицера, которому не терпится испытать некоторые методики, которые, как нам сообщили, весьма эффективны в отношении терран. Так что я бы посоветовал вам сотрудничать со мной.

«Он, должно быть, один из высокопоставленных оперативников, — подумал Флэндри, похолодев. — Он руководит всей разведывательной работой на Виксене. Теперь, когда Виксен прибран к рукам, его пошлют заниматься тем же самым при нападении на следующую планету Терранской Империи. И это случится скоро!»

Флэндри ссутулился.

— Договорились, — сказал он понуро. — Я брал Темулака.

— Ха! — Свантозик припал на все четыре конечности на своем помосте. Шерсть вдоль хребта встала дыбом, его стального цвета глаза загорелись. — Где он сейчас?

— Не знаю. В качестве меры предосторожности я распорядился перевести его куда-нибудь и не спрашивал, где это.

— Умно. — Свантозик расслабился. — Что вы вытянули из него?

— Ничего. Он не раскололся.

— Сомневаюсь в этом, — сказал Свантозик, глядя на Флэндри в упор. — Не потому, что я плохого мнения о Темулаке — нет, он смелый, — а потому, что вы не рядовой представитель цивилизации, которая старше и опытнее нашей. Было бы странно, если бы вы не…

Флэндри распрямился, хриплым лаем из него вырвался смешок.

— Не рядовой? — горько воскликнул. он. — Это уж точно… Дать себя поймать как щенка!

— И на ровном месте спотыкаются, — пробормотал Свантозик, а затем, немного подумав, спросил: — А почему женщина предала вас? Пришла к нам в штаб, заявила, что вы агент терран, и привела наших воинов на назначенное место встречи. Чего она хотела этим добиться?

— Не знаю, — тяжело вздохнул Флэндри. — А какая разница? Вы же знаете — теперь она целиком и полностью ваша. Сам факт, что она однажды сработала на вас, дает вам власть заставить ее сделать это и еще раз, а иначе вы изобличите ее перед ее же собственным народом. — Свантозик кивнул, оскалив зубы. — Так что, какое дело до тех мотивов, которые толкнули се на это? — Человек прислонился к стене, ломая в пальцах соломинки.

— Просто интересно, — ответил Свантозик. — Может, сработает снова, с другими людьми.

— Нет, не сработает. — Флэндри сокрушенно покачал головой. — Здесь замешано личное. Я так думаю, что она решила, будто я предал ее первым. Зачем вам все это рассказывать?

— Мне говорили о том, что вы, терране, часто испытываете сильные чувства к лицам противоположного пола, — сказал Свантозик. — Мне говорили, что, случается, это приводит к совершению отчаянных, бессмысленных поступков.

Флэндри устало потер ладонью лоб.

— Забудем об этом, — пробормотал он. — Только будьте добры к ней. Это-то вы можете сделать?

— Вообще-то, да. — Свантозик замолчал и какое-то время сидел, уставившись в пустоту, а потом прошептал: — Грядущие планеты!

— Что вы сказали? — Флэндри даже не поднял глаз.

— Неважно, — поспешно проговорил Свантозик. — А я прав в своих предположениях, что вы, со своей стороны, питаете к ней ответное чувство?

— А это вас вообще не касается. — Флэндри выпрямился и слова эти просто прокричал. — Слышать об этом больше не желаю! Говорите о чем угодно, только не суйте свой мерзкий нос в мою жизнь!

— Значит, «да», — выдохнул Свантозик. — Что ж, давайте поговорим о другом.

Ок с жаром поработал немного над Флэндри, но не с таким остервенением, какое выказал человек в отношении Темулака. Было в сто манере ведения допроса даже что-то рыцарское: все делалось с уважением, сочувствием, даже горькой симпатией к человеку, за душой которого он охотился. Пару раз Флэндри удавалось перевести разговор на другие темы — они слегка коснулись напитков и верховой езды, обменялись несколькими скабрезными анекдотами, схожими в обеих культурах.

И тем не менее Свантозик охотился, так что эти несколько часов дались нелегко.

Наконец Флэндри уведи. Он был слишком измотан, чтобы многое примечать, но вели его, казалось, окольным путем, и под конец втолкнули в комнату, не очень отличавшуюся от кабинета Свантозика, вот разве что стояла в ней человеческая мебель и горело человеческое освещение. Дверь глухо захлопнулась за ним.

В комнате стояла Кит и выжидающе смотрела на него.

13

Сначала он подумал, что она вот-вот закричит, но девушка почти тут же закрыла глаза, затем снова их открыла, и они были сухие, словно выплакала она все свои слезы. Она шагнула ему Навстречу.

— О Боже, Кит, — прохрипел он.

Она обвила его шею руками. Он прижал ее к себе, а взгляд его забегал по комнате, пока не остановился на маленьком, сделанном человеком ящике с несколькими клавишами, который он узнал. Он даже не удержался, чтобы не кивнуть головой, чуть-чуть, и неровно задышал, но все-таки полной уверенности у него не было.

— Доминик, дорогой… — губы Кит искали его губы. Он шагнул к койке, сел на нее и закрыл лицо руками.

— Нет, — прошептал он, — больше я не выдержу.

Девушка села рядом, положила голову ему на плечо. Флэндри чувствовал, что она вся дрожит, но произнесенные ею слова прекрасно одчеркивали спад напряжения:

— Опийное устройство, Доминик, для подавления «жучков». Ему хотелось откинуться на спину и изойти в ликующем крике. Ему хотелось стучать ногами, показывать «носики», годить колесом по этой келье. Но он удержался, и только смешок сорвался с его губ, да и тот он тут же спрятал, прижавшись к ее щеке.

Он был почти уверен, что Свантозик обязательно установит электронное подслушивающее устройство. Разведчик, даже курсант, только тогда может расслабиться и говорить свободно, когда знает наверняка, что электронными или звуковыми средствами подавлена работа всякого рода подслушивающих устройств. Он, правда, подозревал, что скрытой камерой передается немое изображение, так что говорить они могли спокойно, а вот пантомиму им все равно придется разыгрывать.

— Как все прошло, Кит? — спросил он. — Туго пришлось? Она кивнула, но не разыгрывая из себя несчастную.

— Никаких имен давать не пришлось, — выдавила она из себя. — Пока что.

— Будем надеяться, что и не придется, — сказал Флэндри. Тогда в убежище — сколько столетий прошло? — он сказал Кит: «Все это ерунда на постном масле. Я здесь делаю не более того, что сделал бы на моем месте любой опытный нелегал, а именно этим и будут заниматься люди Уолтона, как только их смогут забросить сюда. Есть у меня одна могучая идея. Очень даже может быть, что она нас погубит, а с другой стороны, можно будет нанести такой удар, что никакому флоту не под силу. Ну как, девочка, сыграем? Но такая игра грозит смертельной опасностью, или пытками, или пожизненным рабством на чужой планете. Однако хуже всего, что, не исключено, придется выдавать своих товарищей, называть врагу их имена, чтобы враг продолжал верить тебе. Хватит ли у тебя, Кит, мужества принести в жертву десятка два жизней ради всего мира? На мой взгляд, хватит, но… Такой жестокости я не могу требовать ни от одной живой души».

— Они привезли меня прямо сюда, — рассказывала Кит, так и не выпуская его из своих объятий. — Мне кажется, они сами толком не знают, что со мной делать. Несколько минут назад примчался как угорелый один из них, весь взмыленный такой, и приказал мне быть благосклонной к тебе. (Краска медленно залила ее лицо.) Если смогу — добиться от тебя сведений любыми способами, которые сочту возможными.

Флэндри мелодраматически помахал кулаком в отчаянии, и, хотя лицо его было искажено, голос звучал спокойно:

— Чего-то такого я и ожидал. Я направил ход мыслей Свантозика, местной главной ищейки, на то, что доброе отношение ко мне какого-нибудь лица моей расы после жестокого допроса может заставить меня сломаться. Особенно если этим лицом будешь ты. Свантозик совсем не дурак, но ему приходится иметь дело с нами, чуждой ему расой, психологию которой он знает в основном из вторых рук, по поверхностным докладам. У меня то преимущество перед ним, что, хотя с ардазирхо я сталкиваюсь впервые, я всю свою жизнь имею дело с разнокалиберными и разношерстными чуждыми нам созданиями. И я уже понял, что общего у ардазирхо с рядом рас, которые в прошлом мне удавалось обвести вокруг пальца.

Девушка закусила губу, чтобы унять дрожь: Она смотрела на каменные стены, и Флэндри знал, что в мыслях у нее километры туннелей, пусковые площадки и орудия, жестокие следопыты и пустыня, переход через которую не под силу человеку.

— Что же нам теперь делать, Доминик? — ее слова прозвучали неуверенно, испуганно. — Ты никогда мне не рассказывал, что же ты задумал.

— Потому что я и сам не знал, — ответил он. — А теперь, попав сюда, я подбираю мелодию на слух. К счастью, моя вера в то, что я всегда непременно упаду на ноги, доходит до абсолюта или близка к нему, если мне доводится совершить ошибку. Так что пока, Кит, дела у нас обстоят не так уж плохо — я выучил их основной язык, а ты проникла в их ряды.

— Они мне еще не доверяют.

— Не доверяют, а я и не надеялся, что они очень-то будут тебе Доверять. Но не будем забывать о создании нашего зрительного образа. Я, конечно, не переметнусь на сторону противника только потому, Кит, что ты рядом, но, когда я здорово потрясен, я теряю благоразумие и привычную осторожность. Свантозик это проглотит.

Он снова прижал ее, и она жадно прильнула к нему. Он чувствовал, как восстанавливается в нем все его оскорбленное существо, как снова заискрился его мозг, выдавая планы, разбивая и отвергая их, порождая новые этаким фейерверком, в потешной чехарде.

Сидя у него на коленях, Кит все еще дрожала мелкой дрожью, и он ей сказал:

— У меня вроде есть идея, но нам придется действовать по обстоятельствам, так что надо договориться кое о каких сигналах, но это мы успеем. — Он почувствовал, как она вся напряглась в его объятиях. — Что такое?

— Ты все время, даже сейчас думаешь только о своей работе? — тихо и с горечью в голосе спросила она.

— Отнюдь. — Он позволил себе слегка улыбнуться. — Просто я до чертиков люблю свою работу.

— Но все же… Не обращай внимания. Продолжай. — И она сжалась.

Флэндри нахмурился, но сейчас он никак не мог заниматься побочной ерундой, а потому сказал:

— Скажешь Свантозику, или кто там будет заниматься тобой, что ты разыграла сцену раскаяния передо мной и что теперь я ненавистен тебе и своими речами, и своими мыслями насчет… Гм.

— Юдифи! — сердито проворчала она.

К чести Флэндри надо сказать, что он покраснел.

— Как я полагаю, этот довод ничем не хуже других — во всяком случае в глазах ардазирхо.

— Или людей. Если бы ты знал, как мне хотелось… Ладно Продолжай. Не будем об этом.

— Так вот, скажешь противнику, что рассказала мне, будто предала мене в порыве раздраженна, а теперь жалеешь об этом, а я, будучи дико в тебя влюбленным — во что, опять-таки, легко поверить… — Кит никак не ответила да его дежурную любезность —…сказал тебе, что у тебя есть возможность сбежать, отсюда, и предложил следующее. Ардазирхо пребывают под впечатлением, что у них за спиной стоит Имир, а на самом деле Имир больше склоняется в пользу Терры, поскольку мы миролюбивее, а потому с нами меньше хлопот. Имирцы намерены нам втихую помогать, но мы держим это в тайне до экстренного случая, когда они нас спасут. Так вот, если бы мне удалось перенастроить позывные какого-нибудь космического корабле в системе опознавания «свой-чужой», ты могла бы попытаться похитить такой корабль. Ардазирхо решат, что ты направишься к флоту Уолтона, и бросятся в том направлении, а ты сможешь ускользнуть от них, долететь до Огра, передать установленный сигнал и попросить, чтобы тебя доставили и безопасное место на корабле с защитной силовой оболочкой.

У нее и глаза расширялись от ужаса.

— А что будет, когда Свантозик услышит такое, а это неправда…

— Он не сможет узнать, правда это или неправда, до тех пор, пока не даст возможность такое сделать. Так? — радостно возразил Флэндри. — Если я солгал, так в том твоей вины нет. А пока, когда ты поспешишь разболтать ему даже о том, что представляется путем для твоего спасения, это убедит его в тлеем твердом намерении сотрудничать с ними.

— Но… Нет, Доминик. Это же… Да я не осмелюсь…

— Не удерживай меня, Кит. Ты такая одна на десять тысяч, и нет ничего такого, что бы ты не осмелилась сделать.

И тут она расплакалась.

После ее ухода время для Флэндри потекло не столь радостно — в ожидании. Ему оставалось только догадываться, как среагирует его противник. Опытный человек скорее всего не дался бы в обман, а Свантозик, возможно, не так уж плохо знаком с человеческой психологией, как он на это рассчитывает. Флэндри выругался и попытался заснуть — он так устал за последние дни, что даже лицо стало серым.

Когда дверь его кельи открылась, он вскочил так резко, что стало ясно, насколько сдали у него нервы.

В дверях стоял Свантозик, за спиной его виднелись четыре охранника. Зубы ардаазирца сверкнули в оскале.

— Доброй охоты, капитан, — приветствовал он Флэндри. — Удобна ли твоя пещера?

— Сойдет, — ответил Флэндри, — если нет другой, в которой был бы ящичек сигар, бутылка виски и женщина.

— Женщину, по крайней мере, я постарался вам предоставить, — возразил Свантозик.

— О да, мне б еще подстилку из шкуры ардазирхо, — самым учтивым тоном добавил Флэндри.

Один из охранников сердито заворчал. Свантозик прищелкнул языком.

— Я тоже, капитан, хотел бы попросить вас об одном одолжении, — сказал он. — Мои братья из инженерной службы весьма заинтересованы в том, чтобы переоборудовать несколько наших космических кораблей, с тем чтобы ими со всеми удобствами могли управлять люди. Вы понимаете, что на конструкцию наших пультов управления повлияло и расположение большого пальца на руке, и то, что нам удобнее лежать, опершись на локти, чем сидеть. Так что при вождении ардазирских кораблей у людей могут возникнуть трудности, а необходимость в этом со временем так и так появятся, если Великая Охота будет продолжаться и у нас появятся подданные из людей… и тогда, возможно, им придется водить некоторые наши корабли. Да и у женщины Киттридж, скажем, мог бы быть с пользой для дела свой корабль, поскольку мы уже сейчас видим, насколько полезной она может оказаться в качестве посредника между нами и местными людьми, колонистами. Если бы вы согласились помочь ей, просто осмотреть один из наших кораблей и высказать свои предложения… Флэндри напрягся всем телом.

— А с какой стати должен я вам вообще помогать? — спросил он сквозь сжатые зубы.

— От вас же многого не просят, — пожал плечами Свантозик. — Мы и сами могли бы все сделать, а вам это поможет хоть как-то скоротать время, — И продолжил с ехидцей в голосе: — Я вовсе не исключаю возможность, что именно доброе отношение, а не принуждение, и есть тог способ, которым можно уломать человека. А кроме того, капитан, нескольку вы человек мыслящий, подумайте вот над чем: вам представляется случай как следует осмотреть один из наших кораблей. Если позже вам удастся каким-то образом бежать, то вашим службам интересно будет узнать, что вы видели.

Уже совершенно успокоившийся Флэндри стоял молча какое-то время. Его пронзила мысль: «Значит, Кит уже все рассказала ему, но Свантозик, естественно, предпочитает не разглашать этого, а потому придумал эту историю, предлагает мне то, что я должен принять как Богом посланную возможность организовать побег Кит…»

А вслух вежливо ответви:

— Вы очень добры, друг мой из Джанир Йа, но мисс Киттридж и я, мы не можем чувствовать себя спокойно, когда отвратительные охранники, вроде ваших, заглядывают через плечо, а у них с морд капает слюна.

На этот раз в ответ ему раздалось злобное ворчание уже двух воинов. Свантозик велел им затихнуть.

— Это легко устроится, — сказал он. — Охранники могут и не заходить в рубку управления.

— Прекрасно. Потом, есть ли у вас какие-то инструменты, сделанные людьми и для людей…

Они шли по пробитым в скалах коридорам мимо огневых позиций, на которых покоились, словно динозавры на кладке, артиллерийские орудия, сквозь разбушевавшуюся стихию приполярья за внешнюю стену к стоявшему там какому-то кораблю. Надев солнечные очки, терранин всмотрелся в его неистово сверкающие очертания — что-то вроде земного корабля класса «Комета». Быстроходный, с легким вооружением, штатный экипаж из пятнадцати человек, но в случае необходимости и десятка хватит.

Голые горы позади корабля дымились от жара. Когда он вошел в тамбур, то почувствовал, как у него после столь краткого пребывания на солнце кружится голова.

Свантозик остановился у прохода, ведущего в рубку управления.

— Проходите, — сердечно пригласил он. — Мои воины будут ждать вас здесь до тех пор, пока вы не захотите уйти, то есть до тех пор, когда вы и женщина придете пообедать со мной, а я вам выставлю принятые на Терре угощения. — Весельем блеснули его глаза. — Конечно же, двигатели временно отсоединены.

— Конечно же, — поклонился Флэндри.

Как только он закрыл за собой дверцу рубки, навстречу шагнула Кит и холодными пальцами схватила его за руку.

— Что теперь будем делать? — с трудом вымолвила она.

— Спокойно, юная девица. — Он высвободил руку. — «Жучков» здесь вроде не видно. — «Не забывай, что Свантозик полагает, что я думаю, что ты меня еще не выдала. Играй в этом духе, Кит, помни об этом, иначе мы оба пропали!» — Там внизу четверо слоняются, — сказал он. — Не думаю, что Свантозик будет терять свое драгоценное время в их обществе, да и надежнее передача с какого-нибудь «жучка» прямо в кабинет для того, кто знает англик. Тебе, о великий неведомый зритель, шлю я свой скабрезный жест. Не знаешь, есть еще кто на борту?

— Н-не-ту. — Сквозь страх в ее глазах читался вопрос: «Ты что, забылся? Решил поведать им о своем плане?»

Флэндри прошелся мимо стола штурмана к радиостанции.

— Я не могу допустить, чтобы кто-то сунул нос не в свои дела, — пробормотал он. — Понимаешь, для начала я хочу разобраться в их системе связи, так ее проще всего изменить — если вообще здесь требуется что-нибудь менять. Некрасиво получилось бы, незримый зритель, если бы нас застали врасплох, когда мы ничего плохого не делаем, а просто проверяем. «Я уверен, — подумал он, сатанински смеясь про себя, — что они не знают, что я знаю, что они знают, что на самом-то деле я собираюсь установить схему передачи ответного пароля для Кит».

Любил Флэндри такие переделки, но тут он вспомнил, и это подействовало как ледяной душ, что пуля элементарно просто разрывает все тонко сплетенные сети.

Он снял корпус и принялся за осмотр. Он не мог просто так дать Кит частоту диапазона и вид волны сигнала опознавания и потому, что ардазирское оборудование конструктивно отличается от сделанного на Терре, и потому, что оно откалибровано не в метрических единицах. Он должен был изучить комплект аппаратуры, размонтировать блоки, снять осциллограммы, измерить статические параметры и незаметно изменить схему так, чтобы нужный сигнал передавался бы при замыкании одной-единственной детали, введенной в схему.

Она следила за ним с таким видом, будто и правда считала, что он верит — в этом ее путь к спасению. Несомненно и ардазирский соглядатай наблюдал на экране передаваемое «жучком» изображение происходящего. Ведь когда Флэндри сделает все, что надо, то на корабле полетит к Огру Свантозик посмотреть, что из этого получится, ибо вопрос о том, на чьей стороне Имирское Рассеяние, на самом деле перевешивал все остальные. И если правда то, что Флэндри поведал Кит, надо немедленно известить об этом урдахских правителей.

А человек продолжал менять схему и устанавливать детальку, размышляя, как было бы здорово, если бы Имир действительно благоволил Терре. Через полчаса он установил корпус на место, еще с час нарочито разгуливал по рубке, изучая все системы управления.

— Ну что ж, — сказал он наконец, — мы вполне можем, Кит, пойти домой.

Он увидел, как побледнела она, зная, что означает эта фраза, но кивнула в знак согласия.

— Идем, — прошептала она.

Флэндри пропустил ее вперед. Когда она сходила по трапу, сидевшая у входа охрана встала и направила оружие не на нее, а на шедшего не спеша кошачьей походкой Флэндри.

Кит прошла мимо охранников, а Флэндри, который еще шел по трапу, сунул руку в карман, и тут же четыре ствола уставились на него. Он рассмеялся и поднял руки — мол, ничего нет.

— Просто поскрестись захотелось, а то чешется, — крикнул он.

Кит выдернула нож из ножен на портупее одного из охранник ков и вонзила его ему под ребро.

Флэндри подпрыгнул, и заряд, опалив его куртку, прошел мимо. Флэндри приземлился на полусогнутые ноги я прыгнул вперед, Кит уже выхватила оружие у вопящего, раненного ею воина, и оно загрохотало в ее руках — она стреляла в упор, и еще один ардазирец упал. Флэндри отбил ствол в руках третьего охранника, а четвертый резко повернулся к Кит я оказался спиной к Флэндри. Человек размахнулся и изо всех сил ударил его ребром ладони по шее и услышан, как хрустнули шейные позвонки. Третий охранник отпрыгнул назад, чтобы ловчее было стрелять, но его пристрелила Кит. Раненый потянулся за валявшимся на полу оружием, и Фяэндрн ударил его нотой в горло.

— К спасательной шлюпке но правому борту! — прохрипел он, а сам бросился назад, в рубку. Если ардазирский соглядатай уже отошел от экрана, то в его распоряжении еще несколько минут. В противном случае атомный снаряд, возможно, объявит ему приговор. Он схватил наставление для штурмана и выскочил из рубки.

Кит уже сидела в шлюпке, небольшой двигатель ровно гудел, прогреваясь. Флэндри пролез в лаж, задраил его за собой.

— Поведу я, — проговорил он, тяжело дыша. — Я лучше знаком со всеми чужими пультами управления. Посмотри, нет ли там где спасательных средств, они нам понадобятся.

Где, черт возьми, кнопка расцепления? «Жучок» явно работал впустую — никто уже не смотрел та экран, но в любой момент соглядатай начнет недоумевать, почему это Флэндри и охрана все еще не вышли из корабля…

Вот он! Он резким движением подал рычаг вниз. В корпусе корабля откинулась панель, и резкий солнечный свет полился с обзорного экрана шлюпки. Флэндри окинул взглядом органы управления — в принципе то же, что он только что изучал. Он нажал кнопку пуска, пронзительно взревел двигатель, и шлюпка выскочила из корабля в небо.

Флэндри взял курс на юг. С головокружительной скоростью скрылась за линией горизонта цитадель. Их все еще никто не преследует, ни одной самонаводящейся ракеты. Они, должно быть, совсем ошеломлены, но долго так продолжиться не может. Он откинул голову и разразился уже не вмещавшимся в него смехом такой силы, что его раскаты заполнили кабину, заглушили свист рассекаемого воздуха.

— Что ты делаешь? — донесся слабый и отчаянный голос Кит. — Так нам не уйти. Давай в космос, пока они не перехватили нас.

— Извини, — сказал Флэндри, вытирая глаза. — Хоть посмеяться, пока можно. — И добавил уже спокойным голосом: — При такой блокаде и на таком тихоходном аппарате, который не приспособлен для управления человеком, мы не пролетим и десяти тысяч километров, как они накроют нас. Нам придется катапультироваться, а шлюпка полетит дальше сама на автопилоте. Если получится, они будут гнаться за ней, пока не поймают, а тогда у них уже не будет никаких шансов установить, где мы. А если еще больше повезет, то они взорвут шлюпку и решат, что мы погибли вместе с нею.

— Катапультироваться? — Кит взглянула вниз на каменистую землю и несущийся по воздуху пепел. Небо над головой выглядело расплавленным металлом. — Туда? — прошептала она.

— Если они даже сообразят, что мы выпрыгнули, — сказал Флэндри, — то, думаю, решат, что мы сгинули в этой пустыне. Вполне естественное заключение, поскольку наши ноги так устроены, что мы не можем ходить в космических скафандрах ардазирхо. — Лицо у него стало таким мрачным, каким она никогда раньше не видела — Мне пришлось все придумывать на ходу, и вполне возможно, что я наделал ошибок, Кит, которые будут стоить нам мучительной смерти. Но даже если так и случится, надеюсь, умрем недаром.

14

Еще спускаясь на гравитационном поясе, Флэндри почувствовал, насколько раскален нещадно хлеставший его воздух, а когда он прокатился по земле после приземления, то обжег кожу.

Он поднялся на ноги совершенно разбитым. Надев защитные очки, он увидел сквозь пелену взметенной ветром пыли встававшую на ноги Кит, а за нею на многие километры тянулась пустыней выгоревшая земля и худосочные утесы, а дальше ничего не было видно из-за марева. Казалось, северная кромка горизонта раскалилась Добела, я на нее невозможно было смотреть.

Громовые раскаты прогрохотали в кильватере брошенной шлюпки. Флэндри заковылял к Кит. Она ухватилась за него.

— Извини, — сказала Кит, — я, похоже, потянула лодыжку.

— Да еще, как вижу, и обожгла ее. Пойдем, девочка, теперь уже недалеко.

И они побрели меж разбросанных в беспорядке серых валунов. Вышка метеостанции маячила перед ними зыбкими очертаниями, словно скелет сквозь толщу бегущей воды. С завываниями налетел ветер. Флэндри чувствовал, как ультрафиолетовые лучи впиваются в кожу, и с каждым сделанным им шагом она вое больше подрумянивается и ссыхается. Поджаривало даже сквозь подметки.

Они уже почти дошли да станции, когда в воздухе раздался свист. Флэндри поднял натруженные до боли глаза в увидел четыре похожих на торпеды силуэта, которые промчались, за несколько секунд покрыв расстояние от одного горизонта до противоположного. Ардазирхо гнались за пустой спасательной шлюпкой. Если они заметят людей на земле… Нет, не заметили. Ушли. Флэндри хотел улыбнуться, но не мог из-за боли в растрескавшихся губах.

Оборудование станции было установлено в бетонной будке под вышкой. Когда они, пошатываясь, ввалились в дверь, царившая там тень показалась им превыше всех даров небес. Флэндри откупорил бутылку с водой — только воду рискнул он взять из корабельных запасов, поскольку в продуктах инопланетян могли оказаться чужеродные для человека белки. В горле у него было сухо, как у мумии, тут уж было не до слов, и он просто протянул бутылку Кит, которая жадно припала к ней. Когда и он глотнул воды, то почувствовал себя гораздо лучше.

— За работу, девочка, — сказал он. — Разве нам не повезло, что ты состоишь в метеослужбе Виксена и знаешь, где найти станцию и что делать, попав на нее?

— Болтун, — она пыталась засмеяться, но получился какой-то хрип. — Подвел теорию под факт. Постой-ка, а ведь на каждой станции в отдельном шкафчике хранится всякий инструмент… — Она замолчала. По сравнению с бушующей за окном стихией в будке было так темно, что он едва мог различить ее. — Я легко налажу передающее устройство, — сказала она, и тихий ужас слышался в ее голосе. — Да, конечно, вместо телеметрических данных о погоде я могу передать твое сообщение. Но… меня вдруг осенило… А что, если кто-нибудь из ардазирхо прочтет его? Или, предположим, вообще никто его читать не будет? Я даже не знаю, ходит ли еще кто на службу. Можно, конечно, сидеть тут и ждать, ждать и…

— Спокойно, — Флэндри подошел к ней со спины, положил ей руки на плечи и сжал их. — Все возможно, но, как мне кажется, больше шансов в нашу пользу. Едва ли ардазирхо посылают своих заниматься такой бессмысленной для них рутиной, как наблюдение за погодой. А с другой стороны, вполне вероятно, что метеорологи, люди, все еще ходят на работу. Человечество вообще всегда, пока это возможно, старается жить по заведенному порядку, заниматься привычным делом, и все может провалиться в тартарары, но город будет следить за тем, чтобы газоны были подстрижены… И теперь наш жребий зависит от того, хватит ли у принявшего наше сообщение ума, мужества, чувства долга, чтобы поступить как надо.

Кит прижалась к нему на мгновение.

— Думаешь, есть хоть какая-то возможность забрать нас отсюда прямо под носом у врага?

На душе у него защемило от какой-то неясной боли.

— Я знаю, так нечестно, Кит, — сказал он. — Сам-то я закоренелый грешник, такая у меня работа и так далее, но негоже ставить в зависимость от случая все те радости, ту любовь, те свершения, которые ждут тебя. И все же приходится идти на это. Больше всего я надеялся все это время, что мне удастся стащить наставление по навигации. Понимаешь, ведь из него мы узнаем, где лежит Ардазир!

— Мне это ясно. — Она вздохнула так тихо, что и вздоха почти не было слышно в том шуме, с каким несся за стенами сухой и знойный ветер. — Давай-ка лучше поработаем.

Пока она вскрывала передатчик и отсоединяла измерительные устройства, Флэндри набросал текст сообщения: просьба просто сообщить Эмилу Брайсу, чтобы он вызволил со станции номер 938 двух человек с жизненно важными материалами для адмирала Уолтона. Как это сделать, об этом он сам не имел ни малейшего представления. Шансов на то, что какому-нибудь летательному аппарату виксенитов удастся забраться так далеко на север, и чтобы его при этом не засекли и не уничтожили ардазирхо, было мало. Послать радиограмму… Нет, если нет под рукой специального устройства, ее легко могут перехватить. Послать на флот нарочного, а если он погибнет, то еще одного, и еще…

Закончив работу, Кит потянулась ко второй бутылке с водой.

— Лучше не надо, — сказал Флэндри. — Нам еще долго ждать.

— У меня обезвожен организм, — хриплым голосом сказала Кит.

— У меня тоже. Но у нас нет соли, а потому вполне можно получить тепловой удар. Если пить как можно реже, то дольше протянем. А какого черта нет кондиционеров и запасов продовольствия на таких станциях?

— Нет нужды. На них прилетают обычно только для проверки. В этих местах — в середине зимы. — Кит села на единственную в будке скамеечку, Флэндри присел рядом, и она припала к его плечу.

Ветер дикими порывами обрушивался на стены будки, ненадолго в окошке потемнело от взметенного песка.

— Неужели и на Ардазире так? — поинтересовалась Кит. — Тогда там настоящий ад, вот эти дьяволы и сбежали.

— Там совсем даже не так, — ответил Флэндри. — Темулак рассказывал, что у их планеты нормальная круговая орбита. Конечно же, там пожарче, чем на Терре, но, думаю, мы бы выдержали там в большинстве климатических зон. Горячая звезда с сильным ультрафиолетовым излучением способна разлагать молекулы воды, и водород, прежде чем он снова успеет вступить в реакцию, выбросить в космическое пространство. Озоновый спой в какой-то мере защипает гидросферу, но недостаточно. Так что на Ардазире должно быть суше, чем на Терре, и там скорее не океаны, а моря. А с другой стороны, судя но физической силе тамошних аборигенов, а также но тому, что им нипочем сила притяжения на Виксене, Ардазир должен быть размерами побольше Терры. Там сила тяжести на поверхности выше раза в полтора. Так что, несмотря на их солнце, атмосфера там должна быть похожей на нашу.

Он помолчал, а потом продолжил:

— Никакие они, Кит, не враги рода человеческого, а просто бойцы и охотники. Может быть, в них меньше врожденной доброты, чем в нас, но в этом у меня нет полной уверенности. Всего несколько столетий назад и мы тоже были буйным племенем. Вполне возможно, что снова станем такими, когда грядет Долгая Ночь, когда — или пан, или пропал. Дело еще и в том, что ардазирхо — это даже не один народ. На этой планете уйма всяких рас и культур. Урдаху завоевали другие народы всего несколько лет тому назад. Вот откуда такое множество форм у военных — уступка местным обычаям, как было в старину с Шотландским полком. И готов спорить, что, несмотря на все успехи урдаху, их не очень-то любят на родной планете. Так что у них еще юная империя, навязанная силой, и она может распасться, если мы воспользуемся для этого нужными средствами. Мне их почти что жалко, Кит, потому что они стали жертвой обмана, орудием у кого-то в руках. Боже, какой же гений этот кто-то!

Он умолк, потому что от неумолимой жары, от жажды в горле совсем пересохло.

— Давай дальше, — тихо и горько проговорила Кит. — Сочувствуй Ардазиру и восхищайся артистизмом господина Икс, стоящего за всем этим, — ты ведь тоже профессионал. А людям вроде меня остается только одно — умирать.

— Извини. — Он взъерошил ей волосы.

— Ты мне так и не сказал, действительно ли ты веришь, что нас спасут, не дадут умереть.

— Не знаю. — Он весь напрягся и сидел так, пока не смог добавить: — Сомневаюсь в этом. На это, как мне представляется, уйдет несколько суток, а мы сможем продержаться лишь часы. Но если корабль прилетит… Нет, черт возьми, когда корабль прилетит, здесь его будет ждать наставление для штурмана.

— Спасибо за откровенность, Доминик, — сказала Кит. — Спасибо тебе за все.

С большой нежностью Флэндри поцеловал ее. А лотом они сидели и ждали.

Солнце седо, наступила недолгая ночь, но она почти не принесла облегчения. По-прежнему сжигал все на своем пути ветер

По-прежнему полыхало северное небо. Рядом с Флэндри металась в лихорадочном бреду Кит. Да и у него самого уже не было ясности в мыслях Зримо всплывали воспоминания о другой белой ночи заполярного лета, вот только было это на Терре, на прохладном горном лугу в Норвегии, и рядом была другая блондинка, и губы ее быки подобны лепесткам розы.

До его погрузившегося в угольный мрак сознания едва дошли и прорезавший небо сверху донизу свист, и тяжелый удар, так что земля задрожала, при безрассудно быстрой посадке, и торопливый топот ног по жгучим камням, и гул ударов в дверь. Но когда упала выбитая дверь и в будку ворвался ветер, Флэндри вынырнул из накатывавшихся волн боли туда, где его ждало тонкое лицо Чайвза.

— Вот и хорошо, сэр. Давайте сядем. Если мне будет позволено…

— Ты, гад зеленый, — забрюзжал Флэндри, еще не освободившись от кошмарных видений, — я ж тебе приказал…

— Так точно, сэр. Я доставил ту ленту. А потом решил, что стоит спуститься сюда и действовать в контакте с мистером Брайсом. Знаете, здесь все это так просто. Мы сможем преодолеть заставу с минимальными издержками. Да неужели вы, сэр, думаете, что дикари могут помешать летать вашему личному кораблю? Сейчас я приготовлю отвар для юной госпожи, а вас ждет чай в вашей каюте.

15

Сэр Томас Уолтон, адмирал флота, был крупным мужчиной, седой, лысый, с бесцветными, поблекшими глазами. Награды свои надевал редко, а на Терре бывал только по делам. И никакое не ваяние, а гены, войны и непролитые слезы по тем, кто погиб у него на глазах в бою, а также из-за того, что не могла удержать в своих руках Империя то, что для нее приобреталось, избороздили его лицо. Кит вообще считала его самым красивым из всех виденных ею в жизни мужчин, а он в ее присутствии язык крепко держал за зубами с застенчивостью закоренелого холостяка. Он обращался к ней не иначе, как «мисс Киттридж», выделил ей каюту на флагманском корабле и находил оправдания не появляться в в офицерской кают-компании, где питалась и она.

Работы ей никакой не придумали — лишь бы не мешалась под ногами. Одинокие молодые лейтенанты кружились вокруг нее, вовсю стараясь очаровать и поразить ее. А вот Флэндри редко появлялся на борту дредноута

Флот кружил во мраке, пронизанном холодными лучами звезд, по сути дела не предпринимая особо активных действий. Нужен был глаз да глаз за Огром, поскольку гигантская планета так и оставалась загадкой, а силы ардазирхо не стремились к столкновению и оставались вблизи Виксена, где они могли получить поддержку и на котором захваченные заводы-автоматы с каждым днем увеличивали военную мощь пришельцев. Время от времени терране совершали рейды, но Уолтон все никак не мог решиться на пробу сил. У него еще были шансы победить, при условии, что введет в действие все свои силы, а Огр останется нейтральным. Однако приз, Виксен, станет тогда могилой.

На кораблях начали потихоньку роптать недовольные Уолтонского воинства.

По прошествии трех недель капитана Флэндри вызвали к адмиралу. Он присвистнул с облегчением.

— Должно быть, вернулись с докладом наши разведчики, — сказал он своему помощнику. — Может, хоть теперь избавят меня от этой проклятой вшивой команды.

Все началось с того, что он оказался единственным среди людей, кто говорил на урдаху, а на кораблях было несколько сот пленных, захваченных на выведенных из строя летательных аппаратах абордажными командами. Офицеры умерли с ужасающим мужеством запрограммированных существ, уничтожив предварительно все навигационные документы, а никто из оставшихся в живых рядовых англика не знал и с земными филологами сотрудничать не желал. С помощью электроники Флэндри передавал другим свое знание родного языка пленников, но, не желая больше подрывать свое здоровье, делал это в общепринятом темпе, а конец каждого дня уходил у него на допросы, так как, разговаривая с ними на их родном языке, удавалось добиться кое-какого сотрудничества с их стороны. Два человека уже выучили урдаху — хватит пока на рассаду. Однако до возвращения отправленных к Ардазиру разведчиков Флэндри по-прежнему занимался допросами. Работа, приносящая осязаемые результаты, но выматывающая и отупляющая.

Он с готовностью вскочил в гравитационный скутер и помчался на дредноут, корабль класса «Нова», высившийся как округлая гора с обращенными в сторону Млечного Пути орудиями. Впрочем, других целей и не было видно — только звезды, далекое солнце Черулия и темная туманность. Трудно было поверить, что сотни кораблей на высвобожденной атомной энергии рыскали в пространстве на миллион километров вокруг. Он вошел через седьмой тамбур и быстро зашагал к адмиральскому кабинету. Алый плащ полоскался у него за спиной, на нем была переливающаяся синяя блуза, белоснежные брюки, заправленные в полусапожки настоящей кордовской кожи, и фуражка, заломленная наперекор всем предписаниям. Чувствовал он себя как отпущенный с уроков школьник.

— Доминик!

Флэндри остановился и завопил: — Кит!

Она бежала ему навстречу по коридору — маленькая и одинокая, в своем коротком, еще с Терры, платьице. Все тот же золотистый шлем волос, но, заметил он, она похудела. Флэндри положил ей вытянутые руки на плечи, не подпуская ближе.

— Дай получше разглядеть тебя, — смеялся он и серьезно добавил: — Тяжко?

— Одиноко, — ответила она. — Пусто. Дела нет, остается одно — маяться. — Она отшатнулась от него. — Нет, к чертям все это, терпеть не могу, когда сами себя жалеют. У меня все в порядке, Доминик. — И она уставилась в пол, потирая один глаз костяшкой пальца.

— Идем! — сказал он.

— Как идем? Куда ты, Доминик? Я не могу… я хочу сказать… Флэндри шлепнул ее по самому подходящему месту и быстренько потащил ее за собой через холл.

— Послушаешь, что скажут, вот надежда и оживет! Топай! Часовой у дверей кабинета Уолтона был поражен:

— Сэр, мне было приказано впустить только вас…

— Посторонись, салага. — Флэндри ухватил молодого пехотинца за ремень и переставил его на метр в сторону. — Юная госпожа мой оперативный эксперт по гиперскидгеронике. К тому же симпатичная. — И он закрыл дверь перед носом часового.

— Что все это значит, капитан? — вздрогнул сидевший за столом адмирал Уолтон.

— Да вот я подумал, может, она нам пиво будет наливать, — пробормотал Флэндри.

— Я не… — беспомощно начала Кит. — Я вовсе и не…

— Присядь, — Флэндри толкнул ее к креслу в углу. — В конце концов, сэр, нам может понадобиться информация о Виксене из первых рук — Взгляды Флэндри и Уолтона встретились. — Думаю, она заработала себе право на место у самого ринга.

Какое-то время адмирал сидел не шелохнувшись, потом скривил губы.

— Вы неисправимы, — сказал он. — И избавьте меня от своего дежурного ответа «никак нет, меня зовут Флэндри». Порядок, мисс Киттридж, но помните — все совершенно секретно. А коммандора Сугимото вам, капитан Флэндри, представлять не надо.

Флэндри обменялся рукопожатием с терранином, возглавившим первую вылазку к Ардазиру. Все сели. Флэндри закурил сигарету.

— Сразу нашли местечко? — спросил он.

— Без труда, — ответил Сугимото. — С поправками, обеспечивающими сочетаемость их астрономических таблиц и наших, которые вы мне передали, а также после ваших объяснений их системы счисления это было элементарно просто. Их солнца нет в наших звездных каталогах, потому что они находятся по ту сторону темной туманности, а нами в том направлении никогда не проводилось исследований. Так что вы позволили нам выиграть не меньше года на поиски. Кстати, после окончания войны ученым предоставится интересная возможность заняться этой туманностью. Если смотреть на нее с противоположной стороны, то она слегка светится — там протосолнце. Никогда и не подумаешь, что популяция один, такая юная, находится в одной и той же Галактике, что и Сол, совсем по соседству. Похоже на каприз природы.

Флэндри напрягся.

— В чем дело? — резко спросил Уолтон.

— Так, ничего, сэр. А может быть, и есть что-то. Не знаю. Продолжайте, коммандор.

— Нет смысла повторять все подробно» — сказал Уолтон. — Посмотрите потом полный отчет. Ваша общая оценка условий существования ардазирхо, полученная в результате допросов, полностью верна. Солнце — карлик класса А4 — действительно находится на расстоянии не более двенадцати парсеков отсюда. Планета — земного типа, но покрупнее, довольно засушливая и гористая, с тремя спутниками. По всем данным, а как они добываются, вам известно, здесь и тайные высадки на планету, и дальнее слежение с помощью телескопов, использование скрытых камер и допрос случайных представителей населения, гегемония урдаху установлена недавно, и их господство далеко от стабильного, непрочное.

— Один из наших ксенологов установил, что там произошло типичное восстание, — сказал Сутимото. — На мой-то взгляд, во всех его фильмах можно видеть просто скопища рыжих волосатых созданий в одного вида наряде, стреляющее из огнестрельного оружия по вполне современного вида крепости, защитники которой ходят совсем в другом наряде. Звуковая дорожка пока ничего не говорит, пока ваши ребятки не переведут, что на ней записано. Но ксенолог говорит, что есть масса признаков, доказывающих, что речь идет о восстании какого-то более отсталого племени против более цивилизованных завоевателей.

— Значит, есть шанс натравить их друг на друга, — согласился

Флэндри. — Конечно, чтобы добиться при этом успеха, разведслужбам сначала надо собрать как можно больше информации.

— У вас есть что-то еще добавить, капитан? — спросил Уолтон. — Из того, что вы еще узнали после представления вашего последнего отчета?

— Нет, сэр, — ответил Флэндри. — Все прекрасно стыкуется одно с другим. Особняком стоит только главный вопрос. Ведь урдаху не могли наизобретать столько всяких современных штуковин, которые обеспечили бы им власть над всем Ардазиром. Слишком уж быстро. Пару десятилетий назад они находились на начальном этапе освоения атомной энергии, значит, кто-то передал им знания, обучил их и отправил покорять мир. Кто?

— Имир, — решительно сказал Уолтон; — Для нас вопрос стоит так: действует ли Имир самостоятельно или в качестве союзника Мерсейи?

— Если он вообще тут при чем-то, — пробормотал Флэндри.

— Да черт возьми? У кораблей ардазирхо и их тяжелого вооружения типично имирская конструкция. Правитель Огра связывает действия половины нашего флота только своим нежеланием говорить с нами. Юпитерский колонист пытался погубить вас, когда вы были там в служебной командировке. Было дело?

— Кораблям можно намеренно придать тот или иной вид, чтобы сбить нас с толку, — возразил Флэндри. — Вы же знаете, что имирцы — народ не очень-то вежливый, да и будь они вежливыми, какая нам разница, если мы все равно не в состоянии проверить их? А что до моего легкого столкновения с Хорксом… — Он замолчал. — Коммандор, — медленно, растягивая слова, произнес Флэндри погодя, — мне сообщили, что в той солнечной системе, где и. Ардазир, есть планеты типа Юпитера. Какие-нибудь из них заселены?

— Насколько мне известно, нет, — ответил Сугимото. — Конечно, при таком горячем солнце… Я хочу сказать, что мы бы не стали заселять Ардазир, так что Имир…

— Какое солнце — не так уж и важно при столь азотной атмосфере, — возразил Флэндри. — Мои собственные расспросы приводят меня к уверенности, что в том районе, на который распространяется власть Ардазира, нет имирских поселений. А вам не кажется, что если бы у них вообще был интерес к этому району, то они жили бы там?

— Не обязательно, — Уолтон стукнул кулаком но столу. — Здесь все «не обязательно»! — взревел он, словно ужаленный лев. — Мы ведем бой в тумане. Если мы где-нибудь предпримем генеральное наступление, мм отказываемся для возможных действий со стороны Имира. У меня флот мощнее, чем флот ардазирхо у Виксена, но слабее всего флота ардазирского королевства, а стоит нам подтянуть подкрепления из Сиракса, Мерсейя тут же приберет звездное скопление к рукам. Но мы не можем и топтаться тут на месте, в выжидания, кто сделает следующий ход! — Он уставился на свои огромные узловатые руки. — Мы еще будем посылать разведчиков к Ардазиру, — прогрохотал он, — кое-кого схватят, и тогда Ардазиру станет известно, что мы знаем, где лежит планета, и вот тут-то они ополчатся против нас. Господи, может, и впрямь, не мешкая, разбить их на Виксене, а потом пойти прямо на Ардазир, рассчитывая только на то, что наши корабли смогут продержаться, пока не стерилизуют эту чертову планету полностью. Кит вскочила на ноги.

— Нет! — пронзительно закричала она.

Флэндри силой усадил ее. Посмотрел на нее и Уолтон, и его взгляд был преисполнен страдания.

— Извините, — пробормотал он. — Знаю, что Виксену непременно придет конец, но и палачом Ардазира не хочу быть — ведь там их щенята, которые и слыхом не слыхивали ни о какой войне… А что тогда мне прикажете делать?

— Ждать, — сказал Флэндри. — Какое-то у меня предчувствие. Молчание тяжко ложилось на них слой за слоем, пока гнет его стал невыносим. И тогда наконец Уолтон спросил совсем-совсем тихо:

— Какое?

— Может, все это ерунда, — сказал Флэндри, не глядя ни на кого в отдельности, — а может, вся суть в этом. Некоторые ардазирхо в речи используют такое вот словосочетание — «небесная пещера». Что-то вроде черной дыры. В некоторых верованиях ардазирхо эта пещера — врата ада. Может быть… Тут я вспоминаю моего друга, Свантозика. Я ему кое-что сказал, а он от удивления чертыхнулся, но вот ругательство это не совсем расхожее — «грядущие планеты»!

Свантозик занимал высокий пост, и ему известно гораздо больше других ардазирхо, с которыми мы имели дело. Конечно, маловато, чтобы от этого танцевать дальше, но… Адмирал, вы не могли бы дать мне отряд кораблей?

— По всей вероятности, нет, — ответил Уолтон. — Да отряду втихую и не пробраться. Вот корабль зараз, это да, мы можем провести незаметным. А когда несколько кораблей… Противник тут же засечет их кильватерный след, определит, каким курсом пришли, и захочет выяснить, куда это они идут. Или в данном случае это неважно?

— Боюсь, что важно. — Флэцдри помолчал. — Хорошо, сэр, а вы не смогли бы дать мне несколько бойцов? Я полечу на своем флиттере. Если я вскоре не вернусь, поступайте так, как вы сочтете нужным.

Ему не хотелось лететь туда. Очень походило на правду то, о чем гласил миф, — Небесная Пещера вела в ад. Но вот сидит перед ним Уолтон и выжидающе смотрит, тот Уолтон, один из последних мужественных и ничем не запятнавших чести людей во всей Терранской Империи. И Кит смотрит на него.

16

Он бы сразу полетел, но счастливый случай («Давно пора», — неблагодарно подумал он) заставил его подождать еще пару дней, которые он провел на «Хулигане», не извещая Кит о том, что он все еще при флоте. Узнай она, что он бездельничает, ему так и не удалось бы отоспаться, а отоспаться надо было.

А произошло вот что. Ардазирхо по-прежнему считали, что люди, за исключением нескольких пленных да покойного Флэндри, их языка не знают, а потому передавали все свои сообщения открытым текстом. К этому времени агенты Уолтона, снабженные аппаратурой для тайной связи с флотом, уже работали на Виксене во взаимодействии с местным подпольем, и переговоры противника по радио прослушивались все тщательнее. Флэндри помнил, что Свантозик собирался в скором времени покинуть Виксен, и попросил особо заняться сбором информации об этом. Установили сканирующее устройство, настроенное на выявление его имени, и оно сработало. В космос тотчас же передали содержание перехваченного сообщения, и Флэндри с живым интересом прослушал запись.

Речь шла о довольно рядовом приказе о проведении одного мероприятия. Охотник за умами, Свантозик получил приказ убыть на родную планету. Ему следовало позаботиться о том, чтобы терране ни в коем случае не засекли его и не проследили его пути на Ардазир, а потому ему надлежало воспользоваться небольшим сверхскоростным флиттером. (Флэндри оставалось только восхищаться решимостью Свантозика — будь на его месте человек, он почти наверняка выбрал бы корабль по крайней мере класса «Метеор».) Приводились дата и время убытия — по принятой у урдаху системе счисления времени.

— Свистать всех наверх! — сказал Флэндри, и «Хулиган» пошел в бой.

Флэндри не стал приближаться к Виксену, это было бы рискованной затеей для корабля связи, тем более что Флэндри мог точно предсказать, как будет уходить Свантозик, поскольку было только одно логически обоснованное решение. Его флиттер пойдет вместе с какой-нибудь эскадрой, которая с большим шумом отправится в открытый космос на свободную охоту. В нужный момент Свантозик, все еще идя на первичной тяге, бросит на большой скорости свой кораблик в сторону от курса остальных кораблей и полетит дальше с выключенными двигателями, увеличивая разрыв между собой и эскадрой. Когда он удостоверится в том, что терране не следят за ним, он осторожно пойдет на первичной тяге, чтобы проверить, не проявит ли себя противник, а потом перейдет на вторичную тягу. Навряд ли обнаружат такой маленький аппарат, да еще на таком удалении от баз Уолтона, особенно когда внимание противника отвлечено вышедшей в открытый космос эскадрой.

Конечно же, такой маневр сулит успех лишь при условии, что противник не знает о намерении Свантозика. и его детекторы импульсов не работают на полную мощность во всем диапазоне.

Когда раздался предупреждающий сигнал и стрелки приборов дрогнули, Флэндри не выдержал и закричал: «Свой парень!», нажал на кнопку, и «Хулиган» под вой конверторов, с которыми обошлись не по инструкции, перешел на сверхсветовую скорость. Когда изображение на обзорных экранах устоялось, те стало видно, как оставшаяся за кормой Черулия прямо на глазах теряет свою яркость. Прямо по курсу, среди алмазных созвездий вырисовывались очертания черной размытой туманности с рваными краями.

— У него корабль поменьше нашего, — сказал Флэндри, взглянув на приборы, — но идет ходко. Думаешь, сможем нагнать его до Ардазира?

— Сможем, сэр, — ответил Чайвз. — В ближайших космических просторах, где величина запыленности выше среднего значения, и при таких псевдоскоростях сила трения становится значительной. А аэродинамические характеристики нашего аппарата лучше. Теперь же, если мне будет дозволено уйти, я займусь ужином.

— Ну-ну, — многозначительно протянул Флэндри. — Даже если он еще не засек нас, то просто по привычке может пойти на какой-нибудь маневр, чтобы уйти от «хвоста». В автопилоте есть устройство для определения такой «случайности» но в нем нет поэтической жилки.

— Не понял, сэр. — Чайвз поднял, отсутствующие брови.

— Нет предчувствия, нет интуиции… Называй это как хочешь. В том, что касается разведки, Свантозик — артист. Но может статься, что он и за пультом управления артист. Вроде тебя, приятель. Так что нам стоять и стоять тут на вахте. И я распорядился, приготовить нам огромный вкуснейший летный паек.

— Но, сэр! — промямлил Чайвз.

— Знаю, знаю, — поморщился Флэндри. — Флотский камбуз. Жертвы, которые мы, невоспетые герои, приносим ради Teppы!..

Он прешел, в кормовую часть познакомиться со своей командой. Уолтон сам отобрал дюжину для выполнения этого задания: восемь человек, одинн шотлан с почти человеческой внешностью, не торчи у него рога среди соломенных волос, пара огромных четвероруких, покрытых серой шерстью и с волосатыми лицами горзуни и алого с синим гиганта с Донорра, своего рода кентавра с торсом гориллы, сидящим на теле носорога. Все они были гражданами Империи, профессиональными военными и умели обращаться с любым видом оружия — от боевого топора до анализатора военных действий. Лучше команды было просто не сыскать во всей Галактике — да и в ее окрестностях тоже. Опечалило Флэндри лишь то, что никто из людей, за исключенном его самого, не был уроженцем Терры.

Время шло час за часом. Он поел, вздремнул, отстоял вахты. Наконец они оказались вблизи корабля ардазирхо. Фяэндрн приказал установить круговую боевую защиту, а сам прошел в рубку к Чайвзу.

Дичь, за которой они охотились, приплюснутым уродом чернела на фоне далеких звездных облаков. На экране было видно, что корабль оснащен легкой лучевой пушкой и торпедной установкой, более мощной, чем те, которые обычно устанавливаются на кораблях таких размеров. Выпускаемые из таких установок ракеты достаточно мощные, чтобы пробить силовую защиту «Хулигана», поразить и взрывом одного только ядерного заряда обратить его в ничто.

Флэндри нажал кнопку пуска, и трассирующий сигнал, полыхая, црочертил огненной чертой корабль Свантозика — вернее, то пространство, в котором и снаряд, и корабль сосуществовали, каждый на своей частоте. Общепринятому сигналу остановиться корабль не подчинился.

— Идем на сближение, — сказал Флэндри. — Сможешь нас синхронизировать?

— Смогу, сэр. — гибкие трехпалые руки Чайвза запорхали над пультом. «Хулиган» нырнул, словно скопа упала на добычу, и прошел так, что на какое-то время Флэндри оказался в рубке управления корабля противника. Он узнал сидящего за пультом — Свантозик собственной персоной — и радостно засмеялся. Ардазирец бросил свой корабль в псевдоторможение. Менее опытный пилот пропустил бы этот момент и, прежде чем сообразил бы, что произошло, оказался бы за миллион километров отсюда. Слаженными действиями Флэндри и Чайвз сумели провести нужный маневр. Несколько минут они неотступно следовали каждому финту, каждой увертке корабля противника. Затем Свантозик, мрачно смирившись, продолжил полет но прямой. «Хулиган» начал понемногу сдвигаться вбок и наконец лег на параллельный курс в двадцати метрах от корабля ардазирхо.

Чайвз включил регулятор синхронизации. На какое-то мгновение, пока тяга второго порядка подстраивалась к одному из тысячи отдельных наборов частот, им стало плохо, но тут временные и пространственные параметры совпали. За доли секунд анализатор массы известил об этом автоматические системы управления, и регулятор синхронизации выключился. Тут же луч захвата впился в ставшую твердой обшивку вражеского корабля.

Свантозик попытался было перейти в другую фазу, но «Хулиган», не теряя его из виду, успел синхронизироваться снова.

— Пойдем рядом с ним, сэр? — спросил Чайвз. — Сделаем лучше по-другому, — ответил Флэндри. — Они вполне могут взорвать себя, а заодно и нас. Абордажную трубу.

Уложенная кольцами абордажная труба полетела из боевого люка к корпусу другого корабля, намертво присосалась к нему, как пиявка, своими магнетронными присосками. Из энергетической пушки ардазирского корабля невозможно было стрелять по «Хулигану» под таким углом, а вот из торпедной установки, полыхая огнем, вылетела ракета, которую с корабля терран распылили лучом бортового орудия. Донарриец, огромный в своих доспехах, пустил по абордажной трубе «червяка», энергетическое сопло которого принялось выгрызать металл обшивки ардазирского корабля.

Флэндри скорее ощутил, чем увидел легкую рябь, которой был отмечен переход на первичную тягу, и нажал у себя на пульте переключатель режимов скоростей. Оба корабля одновременно перешли на привычные околосветовые скорости. Разница в скорости в 50 километров в секунду чуть было не разъединила их, но луч захвата продолжал держать, работали и компенсационные поля. Так бок о бок и продолжали свой полет корабли.

— Он на крючке! — закричал Флэндри.

Но все же добыча могла выкинуть какой-нибудь трюк, а потому ему надо оставаться рядом с Чайвзом, парируя возможные выпады, а удовольствие взять корабль на абордаж предоставить команде. Тело Флэндри даже заныло от жажды боя. А по внутренней связи доносились голоса: «"Червяк" прошел обшивку, сэр. Отряд входит в брешь. Со стороны противника четверо в доспехах и с переносным оружием…»

И начался кромешный ад. Энергетические лучи полыхали на неподатливой стали. Разрывные пули рвались, заставляя людей замирать в нерешительности и со свистом выбивая куски переборок. Команда терран беспощадно смела заставу, прежде чем та успела попортить им доспехи. Они сошлись в рукопашной схватке, неравной по силам — шестеро против четверых, поскольку половина команды Флэндри осталась на борту «Хулигана» за орудиями на случай обстрела ракетами.

Физически ардазирхо были покрепче людей, но не это было главным, когда в ход пошли кулаки, так как именно огромные горзуни, дико вопящий шотлан со своим разящим ломом из несокрушимого сплава, успешно беснующийся донарриец, наносивший удары, которые оглушали, несмотря ни на какую броню, и решили исход боя. Запрограммированный штурман ардазирхо умер. С остальных поснимали доспехи и отправили в трюм «Хулигана».

Флэндри совеем даже не был уверен в том, что Свантозик не запрограммирован таким образом, что пленение для него равнозначно смерти. Хотя кое-какие сомнения в этом у него появились уже давно, поскольку похоже было, что урдаху так разбрасывались своими лучшими офицерами, которых, в случае чего, можно было выменять на пленных терран или вызволить как-то иначе. Возможно, у Свантозика были блокированы в памяти сведения о координатах родного солнца, и он не мог их вспомнить без наставления по навигации.

Терранин вздохнул и сказал устало:

— Чайвз, приберешь в каюте, приведешь ко мне Свантозика, поставишь часового у дверей и принесешь нам что-нибудь попить.

Когда он проходил мимо абордажной команды, один из людей, завидев его, расплылся в улыбке и шумно его приветствовал. «Тоже мне, герои», — пробормотал Флэндри.

Настроение у него немного улучшилось, когда вошел Свантозик. Ардазирец ступал горделиво, вскинув свою рыжую башку. Юбка на нем каким-то образом опять стала опрятной. Но в его волчьем взгляде таилась внутренняя дрожь. Когда он увидел, кто сидит за столом, то весь напрягся, шерсть на его поджаром теле встала дыбом, и послышалось утробное рычание.

— Да, это я, — сказал человек. — Но все еще не побывал в Небесной Пещере. Располагайтесь. — Он махнул рукой в сторону стоявшего напротив его кресла диванчика.

Медленно, как бы по частям, Свантозик опустился на диванчик и наконец промолвил:

— Пословица гласит: «И подумать не успеешь, рогача уж след простыл». Я касаюсь носа в вашу честь, капитан Флэндри.

— Я рад, что вам не перепало от моих людей. Им было отдано распоряжение доставить вас непременно живым. Ведь вся суть в этом.

— Разве уж так я допекал вам в Пещере? — с горечью в голосе спросил Свантозик.

— Наоборот, вы были столь радушным хозяином, каким мне быть не удастся, но, может быть, я сумею отблагодарить вас за все хорошее. — Флэндри достал сигарету. — Вы уж меня простите, но вентиляцию я включил, а мозги у меня работают только на никотине.

— Я так полагаю, — взгляд Свантозика обратился к черноте галактического мрака на обзорных экранах, — что вам уже известно, какая из этих звезд наша.

— Известно.

— Мы ее будем защищать до последнего корабля. Чтобы сломить нас, вам потребуется намного больше сия, чем вы можете отозвать со своих границ.

— Значит, вам известно о положении дел а Сираксе. — Флэндри выпустил струйку дыма через нос. — Скажите мне, если у меня сложилось правильное представление, ведь вас высоко ценят в космической службе Ардазира и в самом орбехе урдаху?

— Скорее в первом, чем во втором, — угрюмо сказал Свантозик. — Вожаки стай и старые самки меня выслушают, но влияния я на них не имею.

— И все же… Взгляните еще разок на Небесную Пещеру. Что вы видите?

Они уже так ближе подрали к туманности, что могли различить и менее плотные участки, сквозь которые откуда-то сбоку пробивалось внутреннее свечение. Словно зловещая черная башня высилась среди созвездий. В тусклом красном свечении по краям туманности вырисовывались валуны и нити, словно угасающий костер тлел в затянутом паутиной гроте. В нескольких градусах вбок от туманности синевой булатной стали отливало солнце Ардазира.

— Конечно же, саму Небесную Пещеру, — недоумевая ответил Свантозик, — Великую Черноту. Врата Смерти, как называют ее люди верующие… — Его голос, в котором звучала издевка, дрогнул.

— Значит, никакого просвета? Она дли вас совсем черная? — Флэндри медленно покивал годовой. — Так я и думал. Ваша раса не видит красной части спектра. Вы глубже нас воспринимаете фиолетовую. Вот почему я в ваших глазах серый, а сами вы — черный. Вот взять эти отвратительные сочетания разных оттенков красного на вашей юбке… Ведь все они представляются вам черными. — Для обозначения красного он употребил слово на урдаху, на самом деле значившее желто-оранжевый цвет, но Свантозик понял его.

— Нашим астрономам давно известно о невидимом излучении из Небесной Пещеры на длинах радиоволн и еще более коротких волнах, — сказал он… — Ну и что из этого?

— Только то, — сказал Флэндри, — что вы живете по приказам, которые получаете из туманности.

Ни один мускул не дрогнул на лице Свантозика, но Флэндри видел, как совершенно непроизвольно снова вздыбилась шерсть и прижались уши.

Человек сидел и глядел на сигарету, которую вертел в пальцах.

— Вы думаете, что бросились вдруг завоевывать миры потому, что за вами стоит Имирское Рассеяние, — сказал он. — Вполне можно предположить, что они снабдили вас оружием, роботами, научными знаниями, всем, в чем вы нуждались, и поставили вас на путь завоеваний. На этот раз, чтобы уничтожить в нашей Галактике Терранскую Империю и сделать вас главенствующей нацией среди кислорододышащих. Вам дали понять, что люди и имирцы не ладот между собой. А. те технические специалисты, что прибывали на Ардазир помочь вам подготовиться к завоеваниям, они были имирцами?

— Некоторые из них, — ответил Свяигозвк — Правда, главным образом там были кислорододышащие. С ними нам много удобнее работать.

— И вы считали, что они просто клиенты имирцев, так? — продолжил Флэндри. — А вот вы подумайте: откуда вы знаете, что кто-то из имирцев действительно бывал на Ардаэире? Им бы все время пришлось сидеть в своих кораблях под силовой оболочкой. А был ли кто на так кораблях вообще, или там были только пульты дистанционного управления? Или какое-нибудь чучело имирца? Таким образом, не так уж трудно было надуть вас. Нет ничего загадочного в кораблях такого типа. Их нетрудно построить. Здесь все дело в том, что похожие на нас расы не прибегают к такому сложному дополнительному обустройству, поскольку поля отрицательной гравитации обеспечивают вполне надежную защиту от воздействия материальных частиц, но ничто не защитит при попадания ядерного боеприпаса в корабль.

А если даже кто-то из имирцев и бывал на Ардазире… Откуда у вас уверенность в том, что именно они стоят за всем происходящим? Насколько вы можете быть уверенными в том, что настоящими хозяевами положения не являются как раз их «вассалы»?

Свантозик оскалился и процедил сквозь зубы:

— Вы резво бьетесь в сетях, капитан, но само предположение…

— Конечно, я строю предположения. — Флэндри закурил, и его взгляд с такой силой столкнутая со взглядом Свантозика — серьги кремень с серой сталью, — что искры полетели, — Вы обладаете научной культурой, так что знаете — чем проще гипотеза, тем она предпочтительнее. Так вот, я могу объяснить факты намного проще, чем несуразными предположениями о том, что Имир решил сунуть свой нос в дела карликовых и ненужных самому Имиру планет. Ведь у Имяра и Терры никогда не было серьезных трений. Нам ничего не надо друг от друга Им известно, что никогда и никакая раса терранского типа не представит для них серьезной угрозы. Они едва ли в состоянии отличить терранина от мерсейца, будь то по внешнему виду или образу мышления. Так какое им дело, кто победит?

— Я и не пытаюсь этого понять, — упрямо отвечал Свантозик. — У меня мозг не из соединений аммиака Дело, однако, в том…

— …что иной раз отдельные имирцы совершают враждебные действия, докончил Флэндри. — Я сам оказался объектом подобных действий. Поскольку нет никакой ясности, с чего ради, кроме как по распоряжению своего правительства, то и было принято это объяснение. А между тем у нас все это время перед глазами маячила другая причина. Я знаю ее. Она из того десятка, что мне пришлось самого себя заставить ее принять, потому что у меня просто не было доказательств. Но я надеюсь вскоре получить подтверждение этому.

— Когда купить не можешь, черни его!

Опиравшийся до того на согнутые в локтях руки, Свантозик дернулся, уперся ладонями в диванчик, ноздри у него задрожали, и он резко спросил:

— Откуда все это? Разве вы можете знать низменные побуждения личной жизни водорододышащего? Я даже не поверю, будто вы знаете, что у этой расы считается преступлением.

— Не знаю, — ответил Флэндри. — Да это и не важно. Но вот есть кое-кто, способный выведать, что у них на уме. Он может это сделать, оказавшись рядом, без всякого предварительного изучения, и не важно, податлив ли от природы этот другой телепатическому воздействию или нет. Как я полагаю, он, должно быть, воспринимает какую-то основополагающую энергию, о существовании которой наша наука даже не подозревает. Только из-за него мы на Терре придумали экранирующий шлем для зашиты мыслей. Он несколько недель провел в Солнечной системе — бывал и на Терре, и на Юпитере. Он мог прозондировать самые сокровенные мысли имирского сопровождающего. А ведь Айхарайх, этот самый телепат, кислорододышащий. У меня мурашки по коже, как только представлю, какое должно быть ощущение, когда воспринимаешь имирские мысли, порожденные протоплазменным мозгом. А он их воспринимал. В каких местах еще он бывал? Сколько лет? Как крепко он держит в руках правителей урдаху?

Свантозик лежал совершенно неподвижно, а за спиной у него светились миллионы леденистых звезд.

— Я так скажу, — закончил Флэндри, — ваш народ стал простым орудием Мерсейи. Все это они провернули за пятнадцать лет, может, чуть больше времени ушло у них на это — я не знаю, насколько стар Айхарайх. Вас натравили на Терру в точно выбранный момент, когда вы поставили нас перед выбором: или. потерять жизненно важное звездное скопление Сиракс, или дать себя погубить и ограбить в сфере собственных владений. Вот вы лично, будучи разумным охотником, будете сотрудничать с Имиром, который, как вы понимаете, никогда напрямую не будет угрожать Ардазиру и который, надо полагать, останется вашим союзником и после окончания войны и, таким образом, окажет вам защиту во все грядущие времена. Но решитесь ли вы на сотрудничество с Мерсейей? Вам должно быть ясно, что мерсейцы вам такие же соперники, как и Терра. А после распада Терранской Империи Мерсейя быстро покончит с вашей сколоченной на скорую руку империей. Скажу я вам, Свантозик, что вы стали игрушкой в руках ваших сюзеренов и что они все это время были орудиями в руках Айхарайха. Думаю, они тайком летают в космос получать приказы от мерсейской банды, которую, как мне кажется, я сумею накрыть.

17

На подходе флиттеров к туманности Флэндри услышал, как завыли пленные ардазирхо. Даже у Свантозика, который бывал здесь и раньше и выказывал стойкий агностицизм, шерсть на загривке встала дыбом, и он облизывал пересохшие губы. Лишенных способности видеть красную часть спектра, должно быть, охватил ужас при виде того, как разрастается огромная чернота. Вот она поглотила все звезды, и только приборы показывают, что есть еще что-то внутри этого абсолютного мрака. И пребудет древний миф, поскольку в подсознании каждого урдаху здесь — Врата Смерти. Несомненно, это было одной из причин того, почему мерсейцы выбрали именно эту туманность для своего логовища, из которого они направляли судьбу Ардазира. Лишающий воли страх должен был низвести Вожаков стай до роли жалких марионеток.

И потом, с житейской точки зрения, те, кого вызывали сюда, чтобы выслушать, как идут дела, и отдать распоряжения по дальнейшим действиям, практически были слепыми. И чего сами не видели, о том не рассказывали и другим — откуда тут взяться сомнениям?

Сам-то Флэндри видел зловещее великолепие: справа и слева вырисовывались уступы и поля, погруженные в полнейшее безмолвие, каньоны и крутые кручи, вырванные из мрака красной подсветкой. Если судить беспристрастно, то, как он знал, туманность представляла собой почти полный вакуум даже в самых плотных на вид местах и что картина сменяющих друг друга пещер порождена исключительно размерами и расстояниями, а вот глаза говорили ему, что он плывет в глубь Страны Теней, где стены и крыши подобно солнечным системам необозримо велики, и ощущение собственной малости потрясло его.

По мере того как корабли уходили все дальше в глубь туманности, мгла сгущалась, насыщеннее становилось и свечение, пока наконец Флэндри не увидел прямо по курсу лик инфрасолнца — большой размытый диск насыщенного малинового цвета, испещренный траурными пятнами и полосами и окаймленный невероятными арабесками протуберанцев. Здесь, в сердце туманности, пыль и газ сгущались, и новая звезда приобретала свой очертания.

Пока что она светилась просто за счет гравитациооной энергии, по мере сжатия испуская тепло. В большей своей части эта титаническая масса все еще была прозрачно разреженной, но вот плотность ее ядра, должно быть, уже приближалась к величине квантового коллапса, а температура в центре достигала нескольких миллионов градусов. В скором времени — через несколько миллионов лет, когда человек станет ископаемым и даже ветер не сохранит памяти о нем — разгорятся атомные костры, и новым сиянием разгорится этот уголок небес.

Свантозик взглянул на приборы своего корабля.

— Мы ориентируемся по этим трем космическим источникам излучения, — сказал Свантозик, показывая на приборы, но его слова потонули в напряженной тишине. — Когда мы подходим ближе к… штабу… мы передаем свои позывные, и нас ведут до места но приводному лучу.

— Хорошо. — На испуганно-сердитый взгляд инопланетянина Флэндри ответил равным сочувствующим взглядом. — А что делать после посадки, сами знаете.

— Знаю. — Свантозик поднял свою худую, погасшего вида морду. — Больше я никого не предам — вот вам мое слово, капитан. Я бы остался верным и Вожакам стай, если бы не счел, что вы правы и что они запродали урдаху.

Флэндри кивнул и положил руку на плечо ардазирца — оно слегка подрагивало под его ладонью. Хотя он чувствовал, что Свантозик и впрямь говорит искренне, он все же оставил двух человек на призовом корабле, чтобы те проследили, не преходяща ли эта искренность. Конечно, Свантозик мог принести себя в жертву и передать предупреждение, а то и солгать насчет того, что во всей туманности только один пост, но приходилось идти на определенный риск.

Флэндри прошел по абордажной трубе на свой корабль, трубу убрали, и оба аппарата какое-то время шли на параллельных курсах.

«Несотворенные миры!» Такая малюсенькая зацепка, что Флэндри ничуть не удавался 6 м, выйди он на ложный след. Но… уже не одно столетие известно, что когда вращающаяся масса уплотнится в достаточной степени, то начинают приобретать форму и вращающиеся вокруг центрального ядра планеты.

В тусклом сияния разбухшего солнца Флэндри увидел цель своего полета, казавшуюся пока чем-то вроде пылегазового пояса, вобравшего в своя каменные обломки, громадные и вытянувшиеся но концентрической орбите бусинами местных очагов концентрации. Постепенно силы притяжения и спин сводят их вместе. Лед и первичные углеводороды, осевшие в условиях жесточайшего холода на твердых частицах, при столкновении их соединят, а не дадут разбиться друг о друта, разлететься в стороны при ударе. В зародыше новело мира не было видно ничего интересного — вот разве что самый большой нуклеус — темное, все изрубцованное и испещренное льдом, безумно перекрученное астероидное тело, словно окруженное роем танцующих светляков — метеоритов размерами поменьше самого тела, от свалы до пылинки, которые медленно оседали на астероид.

Флэндри прошел в рубку и сел рядом с Чайвзом.

— Насколько я могу судить, — сказал он, — это будет планета типа Терры.

— Не оставить ли вам записку будущим ее обитателям, cap? — с невозмутимым видом спросил шалмуанец.

Флэндри расхохотался просто от напряжения и с расстановкой добавил:

— Кстати, можешь представить, что могло произойти на Терре до того, как она образовалась.

Чайвз вытянул руку. От льющегося на них красного света его зеленая кожа приобрела какой-то отвратительный оттенок.

— Думаю, это мерсейский маяк, сэр, Фяэндрн посмотрел на приборы:

— Готовьсь. Разбежались.

Он не хотел, чтобы вражеский радар показал на своем экране, что подловат два корабля, и потому дал Сванхозику уйти вперед, потеряв его на виду, а сам послал «Хулиган» окольным путем

— Нам лучше выйти где-нибудь километрах в десяти от их базы, чтобы наверняка оказаться вне поля ил видимости, — сказал он. — Ты засек их координаты, Чайвз?

— Вроде бы да, cэp. Неравномерность вращения вентрального астероида затрудняет точное определение, но… Позвольте мне, сэр, проложить курс, пока вы выходите в этот район.

Флэндри взял управление кораблем на себя, если так можно выразиться при полетах в космосе. Приборы и средства автоматики с быстродействием и точностью совершения операций, о которых человеку остается только мечтать, все равно будут выполнять большую часть работы, но в незнакомей, все время меняющейся обстановке главные решения принимает человеческий мозг. «Если пройти сквозь вон то ледяное облако, удастся ли уклониться от столкновения с этим каменным роем?»

Даже простой удар по упругому защитному силовому полю мог поставить космический корабль на грань гибели, вызвав опасные напряжения в металле аппарата.

На фоне неясно вырисовывающихся картин туманности Флэндри увидел, как два источенных метеорита вдут прямо на него, кувыркаясь в полете, словно железные кубики. Он сбросил скорость и включил ускоренный «спуск» — метеориты прошли мимо.

Иззубренный вращающийся конус длиной километров пять шел прямо в лоб, но Флэндри удалось проскользнуть в нескольких метрах от его поверхности. Что-то промчалось мимо так быстро, что глаз отметил только загадочную огненную вспышку. Еще что-то стукнуло у миделя, и от удара Флэндри лязгнул зубами. Маленькая круговерть замерзших газов — комета — высветилась на экране красноватым бураном.

И тут перед ним вырос основной астероид. Чайвз выкрикнул цифровые данные, и «Хулиган» заскользил над суровым ландшафтом.

— Приехали, — закричал Чайвз, и Флэндри нажал на «стоп»: —…Сэр, — добавил шалмуанец.

Флэндри осторожно повел корабль вниз. Наступила полная тишина. За бортом царил мрак. Сели.

— Останешься на корабле, — сказал Флэндри, и на зеленом лице Чайвза проступило возмущение. — Это приказ, — добавил он, зная, как ранит напарника, но выбора у него не было. — Может так случиться, что придется деру давать, если дела пойдут неважно, кому-то надо будет доложить Уолтону.

— Слушаюсь, сэр, — произнес Чайвз чуть слышно, и, когда Флэндри пошел к выходу, он так и сидел, склонившись над пультом.

Вся команда, за исключением тех двоих, что остались при Свантозике, уже была облачена в боевые доспехи. На кентавроподобной спине донаррийца была установлена атомная гаубица, а при ней готовый открыть огонь человек. Узлы ракетной пусковой установки несли на своих спинах два горзуни. Шотлан распевал боевую песню, размахивая своим любимым всесокрушающим ломом. Находившиеся при нем пять человек, бряцая металлом, построились в шеренгу. Флэндри, тоже надев скафандр, повел отряд.

Они вышли в беззвездную темень, и только светящиеся циферблаты детекторов да проблесковый луч маяка, мутной лужицей видимый в вакууме, подтверждали, что со зрением все в порядке. По мере того как они привыкали к темноте, Флэндри начал различать слабенькое, словно отраженное от облаков свечение над головой, и кровавые капли, когда на кружащие вокруг астероида метеориты падали отсветы солнца. Сила тяжести была столь незначительной, что даже в бронированном скафандре он чувствовал себя почти что невесомым. А сила инерции осталась прежней, и было такое ощущение, словно идешь по дну какого-то бесконечного океана.

Он проверил, работает ли переносной трассер для обнаружения нейтрино. В этой круговерти материи, присущей всякой туманности, все приборы давали искаженные данные, в каждом спектре заявляла о себе пыль растянувшимся на миллион лет криком входящего в жизнь новорожденного. Но явно впереди была атомная электростанция, и быть она могла только в одном месте.

— Действовать сообща, — приказал Флэндри, — не разбредаться и в эфир, конечно, не выходить. Вперед.

И они вприпрыжку понеслись по невидимой поверхности — изрытой, иногда скользкой от покрывших ее замерзших газов. Вот она задрожала, и гул передался через подошвы по всему телу — развалился какой-то валун.

Тут поднялось солнце, громадное и расплывчатое, во всем своем великолепии, над линией горизонта, и его янтарный свет полился на лед и железо. Оно ползло вверх прямо на глазах. Отряд Флэндри рассыпался, перейдя к другой тактике: они перебегали от укрытия к укрытию, от скалистого выступа к неглубокому кратеру, пережидали и снова совершали перебежку по ровному участку. В своих темных бронескафандрах они были подобны движущимся теням среди множества других теней.

Показался мерсейский купол — синяя полусфера, окрасившаяся в пурпурные тона при царившем освещении и приютившаяся в неглубоком, широком кратере. На высотках вокруг кратера были установлены генераторы антиполя для создания силового навеса от метеоритного дождя. На короткое время его отключили, чтобы дать сесть Свантозику — его приземистый черный флиттер сел у крутого откоса в двух километрах от купола. Небольшой быстроходный боевой корабль, чисто мерсейский — еще одно последнее доказательство, — рассчитанный душ на двадцать, стоял рядом с куполом. Носовое орудие корабля было нацелено на корабль ардазирхо. Обычная предосторожность, ведь других средств защиты не было. А чего мерсейцам здесь бояться?

Флэцдри присел на корточки и настроил свою радиостанцию. Радиус действия радиостанции Свантозика был достаточен для того, чтобы и он смог слышать переговоры между кораблем и куполом. «…Нет, милорды, я прибыл сюда не по собственной инициативе. Я счел, что положение на Виксене не терпит промедления, и решил, что необходимо немедленно поставить вас об этом в известность, а не терять время на полеты на Ардазир…» Так, просто лепет, обман наобум, чтобы выиграть время и дать Флэндри напасть.

Флэндри устроил перекличку своей команды, они по очереди дали знак, что здесь и слышат его, и он повел всех вперед. Силовое защитное поле не доходило до земли, и они, проскочив под ним, поползли к куполу. Неровная, закрытая плотными тенями скалистая поверхность служила отличнейшим прикрытием.

План Флэцдри был прост: он прокрадется прямо к куполу и бросит в него взрывное устройство небольшой мощности. Воздух вырвется наружу, мерсейцы погибнут, и он сможет потом на досуге изучать их документы. При таком малочисленном отряде и спешке он не мог позволить себе роскошь рыцарского поведения.

«…таким образом, вы видите, милорды, мне стало ясно, что терране…»

«Всем надеть скафандры! Мы подвергаемся нападению!»

Громкий звук отозвался в наушниках Флэндри — на мерсейском языке, но кричал явно не мерсеец, судя по голосу. Невероятно, но каким-то образом они обнаружили его приближение.

«Ардазирхо против нас! Уничтожить их!»

Флэцдри пустился бегом к куполу, а в следующее мгновение земля закачалась под ногами. Несмотря на всю защиту, которую давал скафандр, он почувствовал удар в солнечное сплетение. Ему показалось, будто и с закрытыми глазами, прикрыв их рукой, он все равно увидел мгновенную термоядерную вспышку.

Ударной волны не последовало — из-за отсутствия атмосферы, и выстрелом только стерло с поверхности корабль Свантозика. Распыленный металл взвился в вихре, сгустился и стальным крошевом обрушился на астероид, который вздрогнул и замер. Флэндри прыгнул вперед. В горле у него застрял сухой комок. Он понимал, испытывая при этом легкое чувство вины, что больше скорбит по Свантозику из Джанир Йа, чем по двум людям.

«…атакующие примерно в 60 градусах севернее точки восхода солнца, в 300 метрах от купола…»

Орудийная башня мерсейского корабля развернулась в его сторону. Уже мчался во весь опор донарриец, и облаченный в защитный скафандр человек на его спине, крепко вцепившись в орудие, готовился к выстрелу. И когда орудие противника нашло себе цель, заговорила атомная гаубица.

На этот раз взрыв был не таким сильным, но солнце померкло В этом безмолвном голубовато-белом адском сиянии. Верхняя половина корабля взметнулась огненным облаком, обратилась в шар, сначала белый, потом лиловый и, наконец, розовато-красный, который затем расползся и пропал в небе туманности.

Корма корабля покачалась из стороны в сторону, обрубок заливало расплавленной сталью, затем он медленно накренился, ударился о дно кратера и покатился, сотрясая почву, к скалам, ударился о них, покачался и замер.

Когда Флэндри открыл глаза, снова лился холодный тусклый свет.

— В атаку! — закричал он во все горло.

Донарриец вприпрыжку несся назад. Горзуни, присев на корточки, в считанные секунды собрали пусковую установку и нацелили ракету с химическим зарядом на купол.

— Огонь! — крикнул Флэндри, и команда эхом отозвалась у него в скафандре, заглушая космические шумы и гул.

Полыхнул огонь в точке попадания ракеты и повалил дым — в куполе зияла дыра, из которой вырывался воздух, и содержащаяся в нем вода замерзала и тонким слоем тумана повисала над кратером. Очень медленно при притяжении на астероиде он стал оседать, так что, когда команда бросилась в атаку, каждого окружала легкая дымка.

Мерсейцы выскочили из купола. Их было около двух десятков, как показалось Флэндри, тех, кто успел после предупреждения натянуть на себя скафандр. Мерсейцы, большие и черные, с сочлененными пластинами на хвостах, неслись, пригибаясь к земле, яростно топая на ходу. Под безликими скафандрами, должно быть, разверстые в реве тяжелые пасти — их хриплые крики гремели в его шлемофоне.

Он бегом бросился вперед, разрывы выпущенных противником зарядов накрыли его светящейся простыней, и, несмотря на всю защиту, которую давал ему скафандр, он чувствовал жар этого сияния и нервная дрожь охватила его. И тут он выскочил на линию обороны мерсейцев.

И оказался один на один с похожим на динозавра существом. Пламя из бластера мерсейца, сведенное в тонкий луч, въелось в кирасу Флэцдри, который выстрелил из своего энергетического пистолета и попал прямо в оружие противника. Мерсеец заревел и попытался прикрыть свое оружие бронированной перчаткой. Но Флэндри продолжал держать луч, и боевая перчатка засияла ярким светом. Мерсеец выпустил из рук бластер, вскричав от боли, резко, при такой-то силе тяжести, прыгнул вперед, развернулся и рубанул хвостом.

Удар свалил Флэндри с ног, его протащило по земле, и он с такой силой ударился о купол, что его оглушило, и он бессильно замер. Мерсеец подался к нему, потянулся могучими руками за оружием терраннна, и Флэндри пустил в ход прием дзюдо: он с силой ударил запястьем руки между большим и указательным пальцами мерсейца, а другой рукой все тыкал пистолетом в мерсейца, пока ему не удалось попасть в смотровую щель, и тогда он нажал на спусковой крючок. Мерсеец подался назад, Флэндри вслед за ним, вплотную, не давая обезумевшему противнику высвободиться. Секунда, две, три, четыре — и наконец луч его пистолета прорезал суперстекло. Отвратительно медленно мерсеец упал.

В горле у Флэндри ужасно першило. Он вгляделся в длинные красные полосы дымки, пытаясь понять, что происходит. Его люди все еще были в меньшинстве, но разрыв этот быстро сокращался. Донарриец с силой сшибал мерсейцев с ног, швырял их о скалы, тряс и молотил их стакой силой, что они погибали просто от сотрясения мозга. Стоя плечом к плечу, горзуни палили из бластеров всеми своими руками, так что никакой металл не мог выдержать такого концентрированного огня. Шотлан нечеловечески быстро прыгал, и его всесокрушающий лом летал по воздуху подобно боевому топору — удар, еще удар по уязвимым сочленениям, молотить до тех пор, пока что-нибудь не поддастся и воздух не вырвется из скафандра. А терране работали как заводные, мрачно поливая все из бластеров и пулевых ружей, меча гранаты и вырывая оружие из рук мерсейцев приемами каратэ. На земле лежали тела двух убитых человек. Еще одного с силой ударило о купол, и Флэндри услышал в шлемофон, как тот закричал от боли. Но куда больше по кратеру было разбросано вражеских трупов. Терране побеждали Несмотря ни на что, они побеждали. Но…

Флэндри обежал взглядом все вокруг. Кто-то невесть как вдруг понял, что отряд опытных космических бойцов продвигается под превосходным прикрытием к куполу. Флэцдри не знал такого способа, чтобы узнать об этом без помощи приборов, а он их не обнаружил. Разве что…

Конечно же. Он увидел, как кто-то высокий и худощавый взбирается по склону. На короткое время он вырисовался на фоне кровавого солнца, а затем пропал из виду.

Так, значит, Айхарайх сидел в куполе.

Никого из людей ему из боя брать нельзя, даже если бы это было возможно, и Флэндри помчался за Айхарайхом сам.

В три прыжка он выскочил на кромку кратера, и его взору открылось нагромождение черных валунов. Не было заметно никакого движения, но в этой Стране Теней невооруженным глазом на расстоянии трудно было хоть что-то разглядеть. Однако он знал, в какую сторону направился Айхарайх — сейчас был только один путь выбраться из туманности, а нужную ему информацию херейонит добыл из людских голов.

И Флэндри пустился в путь. Прыжок, но не высоко, а то неизвестно, опустишься ли вообще, прыгать надо в длину и низко над поверхностью — и черный железный мир летит под тобой, а антрацитовое солнце снова заходит, и мир погружается во мрак безмолвия, смерти, неприкаянности. Умрешь здесь, и твое тело будет погребено под низвергающимся материком, частицы твоего существа навечно будут заточены в ядре какой-нибудь планеты.

Вспыхнул луч, резанул по его скафандру, и, еще не успев сообразить, он упал на землю. Флэндри лежал в небольшом, укрытом тенью кратере и вглядывался в непроглядную тьму на поверхности гигантского метеорита; и солнце было где-то сзади. И вот на этом склоне…

«Ты можешь идти быстрее меня, — пришли к нему слова Айхарайха. — Ты мог бы добраться до своего корабля и предупредить своего подчиненного. А я, конечно, смогу попасть на корабль только хитростью. Он услышит, как я говорю по радио твоим голосом о том, что известно только вам двоим, а увидит меня, лишь впустив меня в корабль, и это будет слишком поздно для него. Но сначала я должен дать завершение твоей жизни, капитан Флэндри».

Человек еще крепче вжался в темноту и почувствовал, как почти абсолютный холод породы пробивается сквозь скафандр и бежит по коже.

— Ты уже не раз пытался сделать это, — ответил Флэндри.

— Да, я действительно думал, что тем вечером в «Хрустальной Луне» я попрощался с тобой навсегда. — Смешок Айхарайха прозвучал чистой музыкой. — Мне представлялось, что тебя, по всей вероятности, пошлют на Юпитер — я тщательно изучил мысли адмирала Фенросса, — а Хорксу были даны указания погубить ближайшего посланца с Терры. Но на празднество я пришел в большей степени потому, что я сентиментален, а ведь ты был украшением моей действительности, и я не мог отказать себе в удовольствии в последний раз переговорить с тобой…

— Друг мой, — проскрипел в ответ Флэндри, — ты сентиментален как глыба замерзшего гелия. Ты просто хотел известить нас о своем присутствии. Ты заранее знал, что твое присутствие встревожит нас настолько, что мы сосредоточим все свое внимание на Сираксе, куда, как ты намекнул, ты вроде бы собирался отправиться, оставшееся — на Имире, куда оно было направлено твоей превосходной отвлекающей операцией. Ты заставил наших людей из разведки крутиться вокруг Юпитера, мчаться в звездное скопление Сиракс в лихорадочных поисках дел рук твоих, и все для того, чтобы без помех манипулировать Ардазиром.

— Моему эгоизму очень будет не хватать тебя, — холодно проговорил Айхарайх. — В этот век упадка только ты можешь в полной мере оценить мои усилия или по-умному осудить их, если я провалюсь. На этот раз никак нельзя было предвидеть, что ты выживешь на Юпитере. Последовавшее за этим твое назначение на Виксен, естественно, обернулось для нас катастрофой, но… — Пробудился философ, и Флэндри ясно представил себе, как затуманились красненькие глазки Айхарайха видением тех беспредельных далей, которые людям и представить себе невозможно. — Нет в этом бесспорности. Жизнь во всей своей совокупности все время не дается нам, ускользает, и в этой таинственности покоится сама ее суть. Как мне жалко бессмертного Бога!

Флэндри выскочил из кратера.

Оружие Айхарайха полыхнуло огнем, но луч, рассыпавшись искрами, отразился от брони. Поддался рефлексу — совершил промах. Теперь Флэндри знал, где Айхарайх, херейониту некуда было деваться. Как приятно сознавать в этой мясорубке миров, что противник, который видел на двадцать лет вперед и управлял, словно невидимый рок, целыми народами, тоже иногда делает ошибки.

Флэндри прыгнул и обрушился на Айхарайха.

В упор полыхнул заряд из бластера. Флэндри рубанул ребром ладони по запястью Айхарайха, и хотя оно не треснуло — защитил скафандр, — зато оружие полетело в темноту. Флэндри схватился за свой пистолет, но Айхарайх разгадал его намерение и бросился в рукопашную схватку. Заходящее солнце поливало его своим зловещим светом, и в этом свете Айхарайх видел лучше, чем Флэцдри, а через несколько секунд, когда наступит мрак, человек и вовсе ослепнет, а херейонит сможет одержать верх.

Айхарайх поставил человеку подножку и толкнул его. Флэндри повалился на землю, а его противник подался назад, но Флэндри падал довольно медленно и успел схватить Айхарайха за пояс, и они вместе покатились по склону. В шлемофоне слышалось свистящее дыхание Айхарайха — соколиный свист. Даже в своем громоздком скафандре он казался каким-то текучим, только с трудом его можно было удержать руками.

Они упали на дно кратера. Флэндри обхватил ногами ноги Айхарайха, изловчившись, оказался на спине противника, схватил его руки, просунул одну руку под скафандром — задушить, конечно, не мог, но мог не дать ему двигаться, обеими руками ухватился за запястье одной из рук Айхарайха — и с силой дернул.

В шлемофоне раздалась трель, и сопротивление прекратилось. Флэндри лежал на противнике и ловил воздух ртом. Солнце село, и темнота сомкнулась вокруг них.

— Боюсь, ты сломал мне локтевой сустав, — сказал Айхарайх. — Я вынужден признать себя побежденным.

— Извини, — сказал Флэндри, и он сказал это совершенно искренне. — Я не хотел.

— В конце концов, — вздохнул Айхарайх, и такой душевной усталости еще никогда не доводилось слышать Флэндри, — я проиграл не лучшему уму, и не в высшем суде, а в результате того низменного факта, что твоя планета крупнее моей, а потому и мускулы у тебя покрепче. Нелегко будет ввести это в гармоничную действительность.

Флэндри достал из кобуры свой бластер и принялся сваривать вместе рукава их скафандров. Сломана рука или нет, он не собирается рисковать. Не очень-то хорошо, что этот великий недремлющий ум какое-то время, необходимое для того, чтобы добраться до корабля, будет в непосредственной близости от его мозга.

Айхарайх заговорил снова легко, словно забавляясь:

— Я тут кое о чем вспомнил, что придется вам по душе. Так вот, поскольку вы все равно вычитаете это в наших бумагах, скажу тебе сейчас же, что правители урдаху прибудут сюда на встречу через пять земных суток.

Флэндри весь напрягся, проникшись гордостью за самого себя. Один выстрел из пушки — и Ардазир обезглавлен!

Постепенно напряжение и горделивость пропали. Он наконец надежно прикрепил к себе пленника, и они помогли друг другу встать.

— Пойдем, — сказал терранин, — мне еще работать надо.

18

Черулия не лежит на пути из звездного скопления Сиракс в Солнечную систему, но Флэндри возвращался на родную планету через нее. Он сам толком не знал, почему он так решил, и, по правде говоря, делал это без особого желания.

Он приземлился в главном космическом порту Виксена.

— Чайвз, сдается мне, что долго я не задержусь, — сказал он. — Так что займись пиццей.

Упругой походкой он сошел по трапу, в круговерти золотого и алого прошел санитарный кордон и взял аэротакси до Гарта.

В мирном городе царило лето. Сейчас, в период апострона, когда атмосфера поглощала ультрафиолетовые лучи, солнце Виксена вполне могло сойти и за терранское, вот только было оно поменьше, поярче, но такое же ласковое на голубом небе, в выси которого плыли белые облака. Зелень полей протянулась до самой Пустыни, мерцала на солнце река, где-то на краю света мечтательно парили снежные вершины Кряжа.

Флэндри отыскал нужный адрес в будке телесвязи, но не стал звонком предупреждать о своем приходе, а пошел по оживленным улицам к маленькому домику, над заросшими виноградом стенами которого золотилась островерхая крыша.

Дверь ему открыла Кит и долго стояла, замерев, пока наконец не проронила:

— А я уж было испугалась, что ты погиб.

— Пару раз был близок к тому, — смутившись сказал Флэндри. Она схватила его за рукав трепещущими руками.

— Нет, — сказала она, — тебя-я-я, такого живучего, никогда не убьют. Ой, дорогой, заходи же! — Она прикрыла за ним дверь.

Он прошел за ней в гостиную, сел. Над кустами роз сквозь забранное решетками окно лилось солнце, и синие тени ложились на уютную, заботливо подобранную обстановку. Ему было приятно смотреть, как девушка набирает номер пневмодоставки, чтобы заказать напитки, как она щебечет с отчаянным весельем.

— Мог бы и написать, — сказала она, широко улыбаясь, чтобы он не подумал, будто ему выговаривают. — Когда ардазирхо убрались с Виксена, мы здесь быстро все наладили, так что уж через несколько часов пневмопочта вовсю работала.

— Занят был, — сказал он.

— А теперь свободен? — Она протянула ему виски, сама села напротив, поставив бокал себе на обнаженную загорелую коленку.

— Похоже, что так. — Флэндри достал сигарету. — До новой заварушки.

— Я так и не поняла, что произошло на самом деле, — сказала Кит. — Все темнят.

— В таких делах обычно темнят, — сказал Флэндри, обрадовавшись, что можно поговорить о чем-то неличном. — Поскольку имперские власти умаляли степень опасности в сознании людей, то им едва ли пристало сообщать о славной победе во всех подробностях. А все было очень просто. Стоило нам только покончить с верхушкой ардазирхо там, в туманности, как у них на планете начался сплошной развал. Бывшие в то время на Виксене силы пошли на подмогу родной планете, так как мятежи полыхали по всей их крохотной империи. Следом за ними пошел и Уолтон. Он не искал решительного сражения, так как флот у него был послабее, чем у противника, но он все время висел над ними потенциальной угрозой, а в это время наши подразделения по психологической обработке населения раскалывали Ардазир. Еще одной причиной, почему так старательно избегали открытого столкновения, было то, что нам хотелось заполучить их прекрасный флот. Когда они наконец образовали на своей планете слабо скрепленную федерацию равноправных орбехов, кланов, племен и всего такого прочего, они уже вполне созрели для того, чтобы признать превосходство Терры — Паке Террана призван был защищать их друг от друга!

— Как все просто! — бросила на него Кит хмурый взгляд из-под прекрасных волос. — За все, что они у нас тут натворили, они не заплатили и тысячной доли. Не о том речь, будто репарациями можно вернуть наших убитых, но… Их так и не обложили данью?

— Ну, они уже сполна искупили свою вину, — мрачно сказал Флэндри и посмотрел сквозь окутавшую его пелену дыма на розы, покачивающиеся под теплым летним ветерком. — Они десятикратно заплатили за все, что наделали на Виксене — кровью, сталью, жизнями своими. Они сражались, как никто, не за свое дело. Мы разбрасывались ими направо и налево, так что домой вернулся едва ли один корабль из дюжины. И все же эти несчастные и гордые дьяволы считают, что одержали победу.

— Как? Ты хочешь сказать…

— Вот именно. Мы присоединили их флот к нашему в скоплении Сиракс, и они были авангардом в наступлении. Видишь ли, все по правилам. Формально-юридически Терра не предприняла развернутого наступления на мерсейские базы. Это сделал Ардазир, зависящий от нас в рамках конфедеративных отношений! Но наш флот шел следом за их флотом. Мерсейцы дали деру, начались переговоры, и Сиракс теперь наш. — Флэндри пожал плечами. — Мерсейя может это пережить, так как Терра обязалась не использовать это звездное скопление в качестве базы для своего дальнейшего продвижения. Там будет проходить один из оборонительных рубежей. У нас не хватает смелости поступать по уму, так что теперь будем сохранять мир — и черт с ними, с нашими внуками. — Он курил частыми, сильными затяжками. — Одним из условий был обмен пленными. Всеми пленными, мерсейцы так и настаивали — всеми. Проще говоря, если они не получат назад Айхарайха, то не уйдут из Сиракса. Они его получили.

В ее широко раскрытых глазах читался вопрос.

— Ерунда все это, — насмешливо произнес Флэндри. — Так, пустячок. Я не считаю, что зря поработал. Я помог положить конец войне с Ардазиром и вывести из тупика вопрос о Сираксе. И Айхарайха для торга представил лично я. Вроде большего и желать не приходится? — Он уткнулся лицом в ладонь. — О Боже, Кит, как я устал!

Она встала, подошла к нему, села на подлокотник кресла и положила ему руку на голову.

— Ты можешь остаться здесь и отдохнуть? — мягко спросила она.

Он посмотрел на нее и какое-то время, словно сам сомневаясь, молчал, а потом с сожалением наморщил нос:

— Извини, но я заскочил, только чтобы попрощаться.

— Как? — прошептала она с болью в голосе, словно он ранил ее. — Но, Доминик…

— Нет, — прервал он ее, покачав головой. — Ничего, девочка, не получится. Ты должна получить все сполна, иначе будет нечестно по отношению к тебе, а я не из тех, кто «раз и навсегда». Такие вот дела.

Он залпом выпил и встал. Сейчас, даже раньше намеченного часа, он уйдет, кляня себя за то, что вернулся сюда, не подумав, каково будет им обоим. Он приподнял ее голову за подбородок и, глядя в ее светло-карие глаза, улыбнулся.

— О твоих делах, Кит, — сказал он, — твои дети и дети твоих детей будут вспоминать с гордостью, но самое главное… Ведь мы позабавились, правда?

Он коснулся губами ее губ и почувствовал на них слезы. Он вышел из дома и, не оглядываясь, пошел прочь по улице.

Насмешливый внутренний голос напомнил ему о том, что он еще не рассчитался с Икаром дель Бруно за пари. А чего ради он должен отдавать? Вот вернется на Терру и пойдет на новую попытку. Будет хоть чем заняться.

Примечания

1

Hunters of the Sky Cave

Copyright © 1959 by Poul Anderson

(обратно)

2

Марка алкогольного напитка. Дословно — молочко любимой. (Здесь и далее примеч. пер.)

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18