КулЛиб электронная библиотека 

Операция «Ривьера» [Михаил Иванович Барышев] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



М. Барышев Операция "Ривьера"

ГЛАВА 1 «Двор» в Ницце

Буйствовал полдень. В душном зное замерли зеленые свечи кипарисов и серебристые оливы. Расцвеченная солнечными бликами вода Лигурийского моря уходила к горизонту и сливалась там с голубым небом. Паруса яхт белели в аквамариновой дали. Остро пахли олеандры. Теплый запах цветов на солнце туманил голову.

На просторной веранде с вязью тонких мавританских колонн было прохладно даже в накаленный июньский полдень. Широколистные платаны милосердно простирали ветви, оберегая от солнца стрельчатые окна, мягко ворковали фонтаны, рассыпая охлаждающие струи.

Высокий человек в костюме из белой фланели закурил сигару и откинулся на спинку плетеного кресла, жалобно скрипнувшего под грузным телом.

Пышноволосая женщина в легком платье со смелым вырезом, расположившаяся на диване в глубине веранды, повернула голову на скрип кресла и строго посмотрела голубыми, навыкате, глазами.

Скрип затих. Человек во фланелевом костюме приглашающе вскинул руку.

Короткий жест был повелителен и привычен.


Фортуна явила этому человеку редкое благоволение. Он взял на себя лишь труд появиться на свет. Издав крик в колыбели, он обрел титул великого князя Российской империи, богатство, славу, знатность и власть.

Когда в семнадцатом году царствующего родственника, самодержца и государя императора Николая Романова свергли с российского престола, Кирилл Владимирович решил, что подошло и ему время подобраться к опустевшему трону. Он решил действовать энергично, с учетом состоявшихся перемен и настроений российских деловых и либеральных умов, распевавших теперь на собраниях «Марсельезу» вместо «Боже, царя храни».

В феврале семнадцатого года великий князь явился в Государственную думу с красным бантом на отвороте адмиральского мундира. Поступок был решительный.

Но те, кто скинул с престола государя императора, не прельстились красным бантом на груди его высочества. С другой стороны, те, которые считали миропомазанного царя единственно законным правителем, пришли от банта в совершеннейшую ярость и дружно отвернулись от члена августейшей фамилии, поправшего святая святых державной династии.

Потом фортуна на некоторое время покинула подопечного, и тому пришлось самым натуральным образом уносить ноги, чтобы не попасть в руки большевиков.

Ценности, прихваченные в торопливом вояже, быстро улетучились в веселом городе Париже. К радостям жизни Кирилл Владимирович был неравнодушен с малых лет и привык тешить собственную натуру широко. Фантазией по этой части он обладал незаурядной. Кто бы другой, например, додумался одну из очередных пирушек закончить парадом любвеобильных парижанок с площади Пигаль? В костюмах Евы, сведенные в полуроту, они промаршировали под предводительством трубачей Преображенского полка перед гостями великого князя по банкетному залу загородного ресторана.

Широту фантазии, к сожалению, требовалось соответственно оплачивать.

Сидеть бы Кириллу Владимировичу на мели. Но фортуна, исправляя забывчивость, вовремя одарила его круглым наследством от великой княгини Марии Павловны.

Хотя наследство было завещано Кириллу вместе с братом Андреем, законная половина его составила внушительную сумму.

Великий князь Андрей не претендовал на верховную власть, удовлетворясь деньгами, комфортом и прелестями жизни с балериной Кшесинской.

Кирилл Владимирович щедрый дар принял как некий знак для осуществления своей мечты о российском престоле. Его не смутило, что державный трон находится в некотором отдалении и представляет уже исторический экспонат. Великий князь был убежден, что стоит только законному наследнику изъявить желание возложить на плечи тяготы императорских и государственных забот, как благодарные подданные дружно падут на колени, перевешают большевиков и колокольным звоном встретят новоявленного батюшку царя.

Однако у Кирилла Владимировича появился неожиданный соперник. Тоже член высочайшей фамилии, тоже великий князь и дядя свергнутого российского императора — Николай Николаевич. Бывший верховный главнокомандующий во время недавней войны, Николай Николаевич пользовался известностью и авторитетом в офицерских кругах, оказавшихся в эмиграции. Понимая, что законы о престолонаследии не дают права непосредственно претендовать на престол, Николай Николаевич действовал осмотрительно. Он широковещательно заявлял, что борется против большевиков. Когда же они будут уничтожены, можно решить и вопрос о персоне будущего российского монарха.

Расчет Николая Николаевича был прост — как только престол будет восстановлен в правах, в России, как это было в давнее Смутное время, соберется Земский собор. Памятуя заслуги великого князя Николая Николаевича в борьбе с большевиками, его авторитет и известность, Земский собор, в исключение закона о престолонаследии, изберет его русским самодержцем.

Пока же Николай Николаевич рассылал письма и заявления, заигрывал с беглым офицерством, настойчиво искавшим «вождя». На стороне великого князя оказался и «совет послов», возглавляемый бывшим царским дипломатом Гирсом. Энергичный и изворотливый, Гирс умело использовал то обстоятельство, что Советская Республика не была признана де-юре и формально послы несуществующего уже императорского двора продолжали исполнять дипломатические функции. Гирс стал ведать всей иностранной политикой Николая Николаевича, вступал в дипломатические отношения с правительствами Европы, Америки и Азии, всеми возможными способами привлекая их на сторону своего шефа. «Совет послов» прибрал к рукам остатки вкладов на счетах посольств и создал довольно кругленький фонд, с помощью которого он успешно вербовал сторонников. Печатным и устным способом николаевцы при каждом удобном случае напоминали о красном банте на отвороте адмиральского мундира, хотя Государственная дума давно провалилась в тартарары и про бант полагалось, по справедливости, забыть.

Повинуясь взмаху высочайшей руки, на веранду вошел генерал. Отлично сшитый мундир подчеркивал статность его моложавой фигуры. Золото погон оттеняло крупные плечи.

В руках генерала была папка зеленого сафьяна с великокняжеским вензелем. Шел он легко и пружинисто. Казалось, по натертому паркету идет не человек, а дрессированный леопард, послушный каждому знаку хозяина и в то же время ощущающий собственную силу и неотвратимость стремительных бросков.

Генерал застыл в двух шагах от кресла, ожидающе склонив красивую голову с крепким затылком. Карие, с приметной горячинкой, глаза на мгновение метнулись в сторону легкого женского платья с глубоким вырезом, отороченным каймой дорогих брюссельских кружев.

— Читайте, Волошин… Послушаем, как это звучит, — сказал Кирилл Владимирович одному из преданнейших друзей семьи, не покидавшему великого князя и в те трудные дни, когда фортуна, казалось, отворачивалась от него.

Генерал Волошин не отворачивался от великого князя, потому что отворачиваться ему было некуда. Революция отняла поместье, богатство и блестяще начатую на дворцовом паркете военную карьеру. Чтобы не оказаться шофером такси на Ривьере, он был искренне предан великому князю и ещё более его высочайшей супруге.

Генерал покосился на Викторию Федоровну, откашлялся и начал читать обращение будущего российского императора к возлюбленным подданным.

— «…Осенив себя крестным знамением, объявляю всему народу Русскому. Надежда наша, что сохранилась драгоценная жизнь Государя Императора Николая Александровича или Наследника Цесаревича Алексея Николаевича или Великого Князя Михаила Александровича, не осуществилась…»

Голос Волошина скорбно дрогнул. Великая княгиня поднесла к глазам надушенный платочек и склонила голову.

— «…Российские Законы о Престолонаследии не допускают, чтобы Императорский Престол…» — снова зазвучал на веранде с ажурными колоннами генеральский голос.

— «Престол» с заглавной буквы написали? — строго спросил Кирилл Владимирович.

— Безусловно, ваше величество, — с полупоклоном откликнулся генерал. Волошин именовал своего покровителя высоким титулом, поскольку ещё год назад во Франции было объявлено, что проживающий в Ницце великий князь Кирилл Владимирович нарекает себя «царем и императором Кириллом Первым».

— «…чтобы Императорский Престол оставался праздным после установленной смерти Предшествующего Императора…»

— Кики, почему так вульгарно — «праздным»? Ведь речь же идёт о троне.

— Такова формула Закона о Престолонаследии, — солидно объяснил Волошин.

Виктория Федоровна покивала, снимая замечание.

— «…Предшествующего Императора и Его ближайших Наследников, — снова потек в комнате размеренный, с выразительными придыханиями, голос, — …а посему я, Старший в Роде Царском…» и дальше тоже с заглавных букв: «…Единственный Законный Правопреемник Российского Императорского Престола, принимаю принадлежащий Мне непререкаемо…»

— «…непререкаемо», — повторил Кирилл Владимирович. Это слово он лично придумал вставить в текст манифеста и теперь, слушая Волошина, еще раз убедился, как оно достойно и веско звучит.

— «…непререкаемо титул Императора Всероссийского… Сына моего, князя Владимира Кирилловича, провозглашаю Наследником Престола с присвоением ему титула Великого Князя и Цесаревича. Обещаю и клянусь свято блюсти Веру Православную и Российские основные Законы о Престолонаследии…»

По мере того как чтение манифеста подходило к концу, у Виктории Федоровны вытягивалось холеное лицо и обиженно поджимались губы.

В манифесте ни единым словом не была упомянута она, законная супруга и соправительница «Императора Всероссийского». Про наследника и цесаревича есть, про самого императора написано, а её будто и на свете не существует…

Конечно, законы о престолонаследии дают мужчинам преимущество. Но нельзя забывать, что на русском престоле были и Екатерина Великая, и Елизавета, и Анна Иоанновна.

То-то великий князь и генерал запирались в кабинете, когда сочиняли манифест. Нет, голубчики, ничего у вас не получится. Вы, конечно, надеетесь, что супруга императора спокойно снесет такое оскорбление её достоинства. Зря надеетесь.

— Извините, господа, я покину ваше общество, — покривив губы, сказала Виктория Федоровна. — Кажется, у меня разыгрывается мигрень.

Кирилл Владимирович и Волошин обеспокоенно переглянулись. Им было известно, что случается, когда Виктория Федоровна заявляет о внезапной мигрени.

— Надо было хоть несколько слов про неё в манифесте написать, — сказал Волошин, когда, шурша платьем и деревянно спрямив спину, с веранды удалилась то ли жена великого князя Кирилла Владимировича, то ли будущая русская императрица.

— Нет, — сердито отрезал «император Кирилл Первый». — Поскольку есть законные наследники по мужской линии, в манифесте не могут быть упоминаемы женские имена… Вообще, генерал, надо построже… Да, да, именно так — построже!

Кирилл Владимирович твердо положил на подлокотник кресла руки с короткими пальцами, украшенными перстнями из наследства хозяйственной родственницы.

Каждому надо знать свое место. Особенно в таком деле, как престолонаследие. Нет, теперь Кирилл Владимирович обретет долгожданную власть. Теперь он прищемит хвост сиятельной женушке, чтобы та не устраивала дурацкие сцены по всякому поводу. Законный русский император может поступать так, как ему хочется, бывать там, где он желает, встречаться с теми, с кем считает нужным, и не давать никому отчета в собственных поступках.

Кирилл Владимирович с явным удовольствием поставил на отличной веленевой бумаге свою новую подпись — «Кирилл».

Просто Кирилл! К этой подписи не нужны ни титулы, ни чины. Во всём мире он один будет ставить на бумаге такую подпись.

— Немедленно разослать во все газеты.

— Необходимо торжественное обнародование, ваше величество, — напомнил генерал Волошин.

— Да, да… Подготовьте торжественное обнародование завтра же, — милостиво распорядился «император». — После обнародования распечатайте и направьте царствующим особам, правительствам, парламентам, дружественным партиям, посольствам и официальным государственным учреждениям… На лучшей бумаге распечатайте!

— Слушаюсь, ваше величество, — почтительно откликнулся Волошин и переступил с ноги на ногу. — Осмелюсь напомнить, что хозяин типографии отказал в кредите. Нужны наличные.

— Какие пустяки! Так распорядитесь, генерал, чтобы заплатили наличными.

Волошин снова переступил с ноги на ногу.

«Наличные» имелись в достаточном количестве, но деликатность положения состояла в том, что, учитывая некоторые особенности характера «императора Кирилла Первого», наличными полновластно распоряжалась Виктория Федоровна.

А она никогда не позволяла себя тревожить во время приступов мигрени.

Генерал растерянно посмотрел на дверь, в которую удалилась Виктория Федоровна, и пожалел, что её имя не упомянуто в манифесте.

Что стоило приписать на бумаге лишнюю строку?

ГЛАВА 2 Особое задание

Нэп. Тысячи дельцов, вынырнувших из темных углов, покупали и продавали. Меняли подковы на ветчину, ветчину на керосин, коверкот на воблу и соль на дрова. В Охотном ряду на витринах красовались балыки и бочонки с черной икрой, висели гроздья колбас и розовые, с аппетитными срезами окорока. Булочники выставляли на прилавки лотки с калачами, сайками и кренделями, вывешивали связки баранок и бубликов. В бывшем «Мюр и Мерилиз» жадные глаза обшаривали витрины, где зазывно мерцали на темном бархате браслеты и кольца, серьги и колье. На Сретенке, на Страстном бульваре, на Арбате распахивались по вечерам двери ресторанов. «Ампир», «Гротеск», «Эрмитаж» наперебой приглашали клиентов.

Вывески и объявления зазывали со всех сторон. Артели, паевые товарищества, общества с ограниченной и солидарной ответственностью предлагали, обещали, гарантировали, завлекали и льстили. Брали в аренду и отдавали в аренду, объявляли торги и извещали о дивидендах.

Деньги считали на миллионы, миллиарды и триллионы.

Рабоче-крестьянское государство, получив в наследство разруху империалистической и гражданской войн, медленно и трудно начинало залечивать раны.

Из-за недостатка топлива на десятках железнодорожных линий было остановлено движение. Тысячи вагонов с продовольствием, из них почти половина с хлебом, застряли в пути. В Москве и Петрограде закрылись сотни предприятий. На биржах труда выстраивались огромные очереди.

В столовых давали жиденький пайковый суп из пшенки, воблу, морковный чай и ломтики остистого хлеба.

Тысячи мешочников безликим табором расположились на Каланчевке. Беспризорные спали в подвалах и на чердаках, клянчили «кусочки» и валялись в сыпняке.

Лензолото доводило до сведения организаций и отдельных граждан, что они могут взять в аренду прииски. Трест спас-клепиковских фабрик предлагал вату и отбельные товары.

«Пей вино удельного ведомства, этим ты укрепляешь хозяйство республики», — призывали аршинные плакаты.

Московский союз потребительских обществ извещал, что открыто сорок магазинов. «Колониально-гастрономические товары, деликатесы, заграничные сигары… Четырнадцать магазинов работают до двенадцати часов ночи… Членам первичных кооперативов предоставляется скидка…»


День был тускл и сумрачен. Неожиданно захолодало, и с неба посыпал колючий снег. Ветер подхватывал его, свивал в белесые вихри и дымными хвостами тащил по обледенелым булыжникам.

От Кузнецкого моста к Сретенке тащились унылые вереницы людей.

«На Сухаревку», — невесело подумал Вячеслав Рудольфович о великом московском торжище, где с утра до вечера гомонил и переливался водоворот людей. Где торговались до хрипоты, до остервенения, воровали, снимали последнюю рубаху, закладывали душу, говорили правду и несли околесицу. Где за несколько фунтов муки, за пуд картошки, за шматок сала отдавали последнюю юбку.

Вячеслав Рудольфович отошел от окна. Менжинского ждали заботы потруднее, чем Сухаревка. Потерпев поражение в военной схватке, наголову разбитая в боях гражданской войны, контрреволюция не собиралась складывать оружие. Она переходила к иным формам борьбы — к террору и диверсиям, шпионажу и бандитским налетам из-за границы.

Сил у неё оставалось ещё немало. По многим странам Европы раскинул сеть РОВС — «Российский общевоинский союз», сколоченный генералом Кутеповым из беглых офицеров, обманутых солдат и казаков, георгиевских кавалеров, конногвардейцев и скороспелых поручиков. У союза было под ружьем больше сотни тысяч солдат. Офицерская школа, юнкерское училище, собственная военная полиция и суд. Рыскал Савинков, сколачивая ячейки «Народного союза защиты родины и свободы». То там, то здесь давали о себе знать беглые кадеты, барон Врангель, басмачи и петлюровцы. Против Советской власти объединялись бывшие российские промышленники, царские послы, великие князья, анархисты, беки, попы, националисты и монархисты.

Не хватало пальцев на руках, чтобы пересчитать вражьи гнезда, где грозили, проклинали и готовили тайные удары.


…Вячеслав Рудольфович закурил папиросу, пытаясь хоть на минуту снять крепкой затяжкой усталость от многочасовой работы.

Среди разложенных на столе бумаг бросился в глаза листок с типографским текстом. Строки были напечатаны с ятями и твердыми знаками, о которых постепенно стали уже забывать.

«…объявляю всему народу Русскому…»

Партию манифестов новоявленного императора пытались тайно провезти из Ревеля, но груз был обнаружен при таможенном досмотре. Это уже не первый сигнал, свидетельствующий об активизации кирилловцев. Ещё одна забота чекистам…

— Кулагин по вашему вызову, Вячеслав Рудольфович.

Менжинский потушил папиросу и медленно выпрямился, одолевая тупую боль в позвоночнике — последствие автомобильной аварии давних, еще эмигрантских лет. Казалось, тогда легко отделался на шоссе под Лионом. А в последние годы авария стала всё чаще и чаще напоминать о себе тягучей болью.

Кулагин был невысокого роста, светловолосый. Он производил впечатление человека собранного, спокойного и аккуратного. Темная косоворотка была застегнута на все пуговицы. В черных глазах на круглом, простоватом на первый взгляд лице угадывалось естественное человеческое любопытство.

— Прошу покорнейше садиться, товарищ Кулагин. И давайте, наконец, лично познакомимся. По документам и вашим рапортам я именно таким вас себе и представлял. Но на Востоке мудро говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать…

Инженер Кулагин согласно кивнул. О Вячеславе Рудольфовиче он слышал много, но встретиться с ним довелось впервые, хотя общая работа связывала их ещё с девятнадцатого года. Тогда Менжинский руководил операцией по разоблачению контрреволюционного заговора «Национального центра», а чекист Кулагин в Вологодской ЧК ловил колчаковских эмиссаров, переправлявших из-за Урала деньги московским контрреволюционерам.

Затем Кулагин возглавлял в губернской ЧК отдел ББ (борьба с бандитизмом). Два года назад в очередной операции получил две пули в грудь от вожака лесной банды Аверьянова и полгода провалялся в госпитале. Врачебная комиссия в связи с тяжелым ранением признала его ограниченно годным к военной службе. Из Вологды Кулагин переехал в Иваново, стал работать механиком на ткацкой фабрике, подлечился, обзавелся семьей.

— Хорошо вы тогда нам помогли вскрыть связи «Национального центра» с колчаковцами, товарищ Кулагин, — мягким грудным голосом продолжил Вячеслав Рудольфович и привычным жестом откинул со лба густую прядь волос. Рука была тонкая, с длинными пальцами. Такие руки бывают у скульпторов или музыкантов. Сквозь стекла пенсне смотрели внимательные и усталые глаза. Крахмальная сорочка с высоким воротником и темно-синий шевиотовый костюм не вязались в представлении Кулагина с привычными ему по прошлой работе в чека гимнастерками, шинелями и кожаными куртками.

Искренне удивило Кулагина и то, что начальник секретно-оперативного управления помнил давний и не очень крупный эпизод по ликвидации колчаковских эмиссаров.

— Не догадываетесь, для какой надобности мы вытащили вас из Иванова?

— Понимаю, что не пироги кушать, товарищ Менжинский.

— Да, о пирогах нам ещё рано думать… Вот полюбопытствуйте… Манифест «императора Кирилла Первого». Мы считаем, что с династией Романовых покончено бесповоротно, а в городе Ницце объявляется «самодержец и государь Всея Руси»…

Кулагин внимательно читал манифест, а Вячеслав Рудольфович из-под густых бровей следил за выражением лица инженера и решал вопрос, подойдет ли бывший вологодский чекист для ответственного задания, ради которого он срочно вызван в Москву.

Профессиональный революционер Менжинский, член партии большевиков с 1902 года, образованный юрист, бывший подпольщик и эмигрант, первый нарком финансов Советской Республики, генеральный консул в Берлине во время недолгого Брестского мира, человек, владевший добрым десятком языков, отлично знающий литературу и искусство, по приказу партии стал в трудном девятнадцатом году одним из руководителей ВЧК и с тех пор находился на переднем крае труднейшей работы, требующей предельного напряжения сил, ума, таланта и воли. И немыслимо тонкого, почти интуитивного умения разбираться в людях, ощущать за малым фактом большие события, а порой видеть в громком и внешне эффектном — пустоту и никчемность.

В новых условиях чекисты активно перестраивали методы борьбы с контрреволюцией. Важно и нужно было обезвреживать террористов, шпионов и диверсантов, проникающих на советскую землю, перехватывать контрреволюционную литературу, вычищать из всех углов прятавшуюся вражескую нечисть. Но ещё важнее была работа по обезвреживанию эмигрантских группировок, выявлению их планов и своевременной парализации контрреволюционных действий. Нужно было вырывать из-под вражеского влияния тысячи обманутых людей, которые в суматохе революции и гражданской войны оказались вдали от родины и народа. Тех людей, которые теперь раскаивались в собственных ошибках и метались из края в край по эмигрантскому морю, трудно решая, к какому берегу пристать. Или просто плыли по воле мутных волн, ничему уже не веря и ни на что не надеясь.

— До академика Павлова новоявленный император добрался. И ему манифест прислал… Вот этот. «…Верьте в царя Кирилла, он скоро будет в Петрограде… Будьте готовы встретить законного царя русского народа…» А это письмо Павлова нам: «Я уже привык без царя… Пусть Кирилл больше мне не пишет…»

— Правильно академик отвечает. Неужели они думают такой писаниной уничтожить Советскую власть?

— Не так все просто. Хотя известная мудрость утверждает, что доводы и аргументы не нужны, если есть достаточное количество винтовок, тем не менее любому движению нужен флаг. «Император Кирилл» как раз и рассчитывает стать флагом контрреволюционного эмигрантского движения. Фигура он для этого подходящая: великий князь, двоюродный брат Николая Второго, формальный преемник царствующей династии… Под таким флагом могут объединиться те, кто с винтовками. А это уже будет много опаснее «императорских» манифестов. Сказав «а», Кирилл Владимирович должен сказать и «б». Логика развития неумолима.

— Вот ещё одно любопытное сообщение, Василий Степанович, — продолжал Менжинский, пододвигая Кулагину эмигрантскую газету. — Заседание Российского торгово-промышленного союза. Там собрались деловые люди — по пустякам заседать не будут. И очень бы хотелось знать, какие вопросы обсуждали господа беглые капиталисты.

— Как же узнаешь, Вячеслав Рудольфович? Они же не на Неглинной заседают, а в Париже… Вот написано — Плас Пале Бурбон.

— В Париж тоже ведут дороги, Василий Степанович… Сидя в Москве, конечно, ничего не узнаешь. Сейчас мы должны идти во вражье логово. Там уже работают наши люди, но для выполнения новых задач их мало. В нынешней же обстановке это становится одним из главных направлений чекистской работы.

— Выходит, во Францию ехать? — удивленно спросил Кулагин. — Ну и ну! Вот уж не гадалось и не думалось… Сидел себе в Иванове, работал. В прядильном цехе двадцать три станка в ход пустили. Второй паровой котел через месяц восстановим. Наряд на два дизеля выхлопотали. Свой пар будет, своя электроэнергия. Мне теперь вместо нагана гаечный ключ сподручнее стал, а тут в такую даль отправляться…

Вячеслав Рудольфович улыбнулся. Он внутренне был доволен, что Кулагин, догадавшись о существе предстоящего задания, говорил об этом без уверток и боязни.

— На вашей кандидатуре, Василий Степанович, остановились не случайно, — подтвердил Менжинский и осторожно шевельнулся на стуле, успокаивая наплывавшую боль. Боль в спине он научился одолевать. Вот если опять случится приступ астмы…

— Вы работали в чека и работали неплохо. Кончили институт.

— Не кончил, Вячеслав Рудольфович. Выперли с третьего курса за участие в студенческом кружке. Мечтаю дотянуть недостающие семестры и защитить диплом. Да вот время…

— Обязательно дотянете и обязательно защитите. Я надеюсь, что скоро нам инженеры понадобятся больше, чем чекисты… Я ведь тоже иной раз мечтаю о журналистской работе. И литературой не отказался бы заняться… Итак, до революции вы работали три года во французской фирме в Ревеле…

— «Вало и сын», продажа ткацкого оборудования. Знаете, у меня коммерция неплохо получалась… Сколько лет прошло!

— Французским владеете свободно… Последнее время к нашему учреждению не имели никакого отношения. Видите, как всё ладно складывается. Но если у вас есть возражения, милости прошу откровенно их высказать.

— Возражения всегда можно найти, Вячеслав Рудольфович. Только я ведь коммунист. Прежде чем меня сюда пригласить, вы сами мои возражения разобрали по всем статьям… Понимаю, что дело нужное. От заданий никогда не отказывался и личное поверх партийного не имею привычки выставлять. Надо ехать — поеду.

Ответ понравился Вячеславу Рудольфовичу. Ему нравились люди, которые относились к заданиям как к трудной, но необходимой работе. Суетливых Менжинский не любил. Не уважал и тех, кто начинал говорить расхожими лозунгами и уверять, что готов немедленно отдать жизнь делу революции.

На чекистской работе важнее выполнить задание, чем по-глупому отдать жизнь и провалить дело.

— Работать, Василий Степанович, придется в своеобразных условиях. За советом в партячейку не побежишь, — задумчиво продолжил Менжинский. — Есть сигналы, что Торгпром и Кирилловны начали поиски людей, умеющих хорошо стрелять. Сейчас, когда Рапалльским договором пробита брешь в дипломатической блокаде, мы ведем настойчивую работу, чтобы заставить Европу признать наше государство не только де-факто, но и де-юре. Заставить буржуев подтвердить подписями на дипломатических документах нашу идеологическую и политическую победу. В недалеком будущем предполагается поездка нашего наркома по иностранным делам во Францию. А в Париже — Кутепов и николаевцы, в Ницце — «император» Кирилл… Мы обязаны обеспечить безопасность Чичерина, за которым наверняка начнут охотиться… Наши товарищи работают во Франции, но Ницца для нас пока «Терра инкогнита», как писали на старинных картах. Кто мог предполагать, что именно там объявится «императорский двор»? Как говорится, ждали с гор, а выплыло низом. Главное для вас — внедриться к кирилловцам, стать там чекистскими ушами и глазами, чтобы мы могли знать и вовремя нейтрализовать их враждебные замыслы…

— Ясно, Вячеслав Рудольфович. Постараюсь выполнить задание. Сделаю всё, что в моих силах.

— Чекист должен уметь при необходимости сделать больше, чем в его силах, — с улыбкой уточнил Менжинский.

— Время работает на нас.

— Да, время работает… Но на одно только время мы не имеем права надеяться. Хорошо, что начался процесс отхода от монархистских групп тех эмигрантов, которые ещё не потеряли до конца совесть. Но остаются самые оголтелые, способные на всё. Они понимают, что с каждым днем почва уходит из-под ног… Ко всему прочему есть основания полагать, что последнее время многие из них весьма подрастратились…

— В газетах пишут, что гвардейские офицеры работают официантами и таксистами…

— Эти меньше должны беспокоить. Раз пошли работать, значит, в какой-то мере взялись за ум. А вот те, кто нуждается в деньгах, но таксистом или официантом не хочет работать, много опаснее. Такие ради денег пойдут убивать, стрелять, поджигать… Это, Василий Степанович, естественное развитие событий. Обветшалые монархические лозунги уже никому не продашь. Для того чтобы получить фунты, доллары или франки, нужно сделать что-нибудь осязаемое. Либо давать шпионские сведения, либо диверсией или террористическим актом продемонстрировать свою «незаменимость». Они ведь тоже учитывают изменение обстановки… Сейчас я вам прочту некоторые избранные места из их переписки.

Менжинский достал из папки несколько машинописных листов.

— Послушайте, что они пишут: «Третий способ, вне которого, по моему глубокому убеждению, нет спасения, — это террор. Террор, направляемый из центра, но осуществляемый маленькими и независимыми группами или личностями против отдельных представителей власти. Цель террора всегда двоякая: первая менее существенна — устранение вредных личностей, вторая — самая важная — всколыхнуть болото, прекратить спячку, разрушить легенду о неуязвимости власти, бросить искру. Нет террора, значит, нет пафоса в движении, значит, жизнь с такой властью ещё не сделалась фактически невозможной, значит, движение преждевременно или мёртворожденно…»

Менжинский откашлялся.

— Дальше ещё откровеннее… «Я уверен, что крупный тер-акт произвел бы потрясающее впечатление и всколыхнул бы во всём мире надежду на близкое падение большевиков и вместе с тем деятельный интерес к русским делам. Но такого акта ещё нет, а поддержка Европы и Америки необходима уже на начальных стадиях борьбы. Я вижу только один путь приобрести её…» Очень откровенная программа действий.

— Кто же автор таких откровений?

— Сидней Рейли… Весьма знакомая нам персона. В тени за всем этим стоят разведки. Интеллидженс сервис, Сюрте женераль, Оффензива и другие покупатели, покровители и благодетели. За «информацию», за эффектный политический скандал или диверсию они хорошо заплатят.

— Понятно, Вячеслав Рудольфович…

— Всё понятно, товарищ Кулагин, когда сидишь здесь, на Лубянке, в кабинете. За границей у вас возникнет много непонятного, и подсказать там будет некому. Всё, большое и малое, придется решать самому… Берегите себя.

— Буду беречь, товарищ Менжинский. Задание обязан выполнить. У меня в Иванове жена остается с сыном. Колькой звать… Недавно второй годик пошел. Не имею желания оставлять их сиротами.

— Покорнейше о том прошу, Василий Степанович… Запомните, пожалуйста, что разведчик кончается тогда, когда он начинает палить из револьвера, орудовать кастетом в подъездах и удирать по крышам от полицейских. Главным нашим оружием должен быть ум. Где недостает ума, там недостает всего. Но наличие его тоже не служит абсолютной гарантией. Не многие умы гибнут от износа. Большинство их, к сожалению, порой просто ржавеет от неупотребления. Чекисты на такую роскошь не имеют права. Их ум, как боевое оружие главного калибра, всегда должен быть готов к действию.

— К выстрелу, Вячеслав Рудольфович.

— Позволю с таким уточнением не согласиться, Василий Степанович. Пальба — это типичное неумение разведчика. Нужна спокойная разработка оперативных вопросов, трезвый учет всех, больших и малых, обстоятельств, умение быстро ориентироваться в обстановке и знание врага… Боже сохрани считать своего противника дураком. Руководитель Торгпрома Густав Нобель отнюдь не умственно отсталый субъект.

— Лучше представлять врага умнее, чем он есть. А то можно допустить большую ошибку.

Менжинский с удовлетворением слушал спокойные слова человека, которому придется ходить по лезвию бритвы, которого каждую секунду будет подстерегать опасность, который даже перед смертью не будет иметь права назвать собственное имя.

— Однако, Василий Степанович, все это аспекты, так сказать, теоретические, а древние мудро говорили, что мастера вырабатывает практика… Фит фабрикандо фабер… Надо подготовить конкретный план операции. Наши товарищи вам в этом деле помогут и познакомят с нужными материалами и данными. Но думайте сами. Вам придется действовать, вам и неувязки расхлебывать… Полагаю, что для господ, с которыми придется иметь дело, следует сунуть подходящую приманку. Повесить этакий привлекательный клок сена, как буриданову ослу… Эмигранты ничего не забыли, но и ничему не научились. За знатное происхождение в парижском магазине ничего не купишь.

Вячеслав Рудольфович достал из папки несколько бумаг.

— Может быть, это подойдет. Взяты у господина, который пытался перейти финскую границу. Он хранил их под подкладкой пальто.

Кулагин взял поданные листки. Это были коносаменты, документы, удостоверяющие принятие груза к морской перевозке, выданные на предъявителя. По таким документам можно было получить отправленный груз в полную собственность.

— Интересно… Порт отправления Бизерта, порт назначения Архангельск. Странный маршрут…

— Странного ничего нет. Посмотрите на время отправки. Тогда в Архангельске сидел генерал Миллер, а ему помогала Антанта… Мы проверяли — груз до Архангельска не дошел. Наше наступление помешало. Возвратился он назад, погиб в море или застрял где-нибудь в европейском порту, мы не знаем. Без коносаментов груз никому не могли выдать.

— Предлагаете поехать в Европу на розыски груза?

— По-моему, версия подходящая и привлекательная в том плане, какой мы намечаем. «Дюк Ришелье» был загружен не боеприпасами, а военной амуницией. Ботинки и прочие вещи требуются и в мирное время.

— С владельцем коносаментов бы побеседовать.

— Увы. Тут нас опередил элементарный тиф. Установили только, что фамилия его Арбенов. Рядовой инженер одной оптовой фирмы, которая занималась во время войны поставками материалов для армии. Коносаменты попали в его руки случайно, и он решил на этой удаче заработать… При подготовке плана сугубое внимание обратите, пожалуйста, на детали и обыденные подробности. К сожалению, на таких мелочах ловятся чаще всего. А мы должны исключить возможность провала операции. Это трудно, но не невозможно. Главное достоинство чекиста такое же, как у маятника — не в быстроте хода, а в его точности. Вот эту точность проработки деталей необходимо обеспечить при подготовке плана операции… Вероятность провала? По статистике, люди много чаще гибнут в железнодорожных катастрофах, чем гибнут хорошо подготовленные разведчики.

— Не говоря уже о болезнях и прочих случайностях, Вячеслав Рудольфович, — впервые за всё время беседы улыбнулся «инженер Арбенов».

С таким паспортом через некоторое время сел в поезд, следующий на Гельсингфорс, невысокий светловолосый человек в скромном костюме-тройке и фетровой шляпе с широкой лентой.

ГЛАВА 3 Заседание Торгпрома

В доме на Плас Пале Бурбон всё было прочно и солидно. Блеск резных панелей гармонировал с мраморным мерцанием лестниц и колонн. Сверкала бронза канделябров, искрился хрусталь, и ковры скрадывали шаги слуг в строгих фраках. В росписи высоких потолков среди нимф, психей и афродит резвились крылатые, упитанные амурчики. Швейцар с боксерскими плечами охранял парадные двери.

Всё было так, как полагается быть в доме, где собираются уважаемые и состоятельные люди. Российский торгово-промышленный и финансовый союз был основан, как это было записано в его уставе, «для представительства интересов российской промышленности, торговли и финансов за границей, а равно для разработки и осуществления мер по восстановлению хозяйственной жизни в России».

Осуществлять цели, определенные уставом, господам промышленникам и финансистам было несколько затруднительно. Шел 1923 год, и хозяйственная жизнь России восстанавливалась независимо от их деловых умов. Однако, находясь на значительном удалении от русской земли, они упорно не желали оставить её без своих забот. И не могли смириться с тем фактом, что большевики не только отобрали у них нефтяные вышки, шахты, железные дороги, пароходы, акции и банковские вклады, но и объявили всё это всенародной собственностью.

Нобель, Лианозов, братья Русаковы, князь Белосельский-Белозерский, Коншин быстрее других сообразили, что в одиночку с большевиками бороться нельзя, и сколотили Торгово-промышленный союз, объединив в нём более шестисот промышленников, банкиров и торговцев. Подбирали в компанию таких, кто удрал не с пустыми руками или у кого были предусмотрительно припасены вклады в уважаемых иностранных балках. Из этих средств некая толика была выделена на благородные цели «представительства интересов».

Привлекала и другая уставная формулировка насчет мер по восстановлению хозяйственной жизни России. В момент организации Торгпрома всем казалось, что стоит немного подождать в Париже, и это восстановление будет осуществляться деловыми руками опытных и уважаемых российских промышленников, оптовиков и банкиров.

В Торгпроме понимали, что большевики добровольно не возвратят захваченное. Но здесь знали, как беспощадно стреляют деньги. При надобности они бьют в упор неожиданными пулеметными очередями, грохочут пушечной канонадой, травят газами, хлопают маузерными выстрелами из-за углов.

Но произошло худшее. То, чего не ожидали ни члены Торгпрома, ни генералы, ни политики, чего не могла предусмотреть и самая умная голова, разбирающаяся в сложнейших биржевых комбинациях, хитрой игре цен и конъюнктуре сбыта. Чего не ожидали ни Европа, ни Америка. Голодная, разутая, плохо вооруженная армия большевиков разгромила Колчака и Юденича, разбила наголову Деникина, выбросила союзников по Антанте, «протянувших руку помощи многострадальному русскому народу», вымела Врангеля и батьку Махно, белополяков и муссаватистов. Большевики победоносно закончили гражданскую войну, утвердили народную власть и теперь работали изо всех сил, не роптали на нехватки, успешно восстанавливая разрушенное хозяйство. Рапалльский договор создал прецедент дипломатического признания Советской власти. Если последуют другие подобные договоры, Торгпрому придется худо. Ведь такими договорами будет признана, в частности, законность экспроприации большевиками движимого и недвижимого имущества, возвратить которое в личную собственность они страстно желали и потратили для этого немало денег.


— Господа, мы должны определить деятельность Торгпрома в новых условиях, — сухо говорил Густав Нобель. — Дипломатическая активность большевиков нарастает. Давайте не будем строить иллюзий и по-деловому оценим складывающуюся обстановку. Наши друзья в Европе и Америке никоим образом не изменили взглядов на большевизм и понимают опасность распространения революционной заразы. Но Россия представляет заманчивый рынок сбыта и является поставщиком многих привлекательных товаров. Это соображение в конкретных условиях может повлиять на некоторые решения наших друзей.

— Американцы уже суются со своим АРА, чтобы в России пустить корешки, — кинул реплику Коншин. — Голодающим, видите ли, помогать кинулись! Знаем мы таких благодетелей.

— Концессиями большевички Европу завлекают. Умно рассчитали, — поддержал банкира Лианозов. — Какой-нибудь мистер Смит не постесняется в концессию ухватить и мои кровные рудники на Урале. Для такого дела он и комиссарскую власть может признать де-юре. Все они одинаковы, когда пятак впереди засветится! Немцы признали, теперь, глядишь, за ними и французы потянутся. Не захотят ведь лакомый кусок упускать. Нажмут на своё правительство, и останемся мы с носом…

Кривя губы, Нобель молча переждал шум и выкрики, затем деловито продолжил:

— Я лично не разделяю оптимистических прогнозов насчет концессий. Комиссары — народ упорный. Они постараются своей выгодой не поступиться ни на йоту. Потому полагаю, что мы, во-первых, не должны снижать собственных усилий и, во-вторых, нас не могут смущать отдельные неудачи. Большевистским эмиссарам за границей мы должны противопоставить всё, что можно.

— Не в неудачах дело, — хмуровато возразил бритоголовый Лианозов. — Деньги счет любят. Выдали два года назад Эльвенгрену и Савинкову семьдесят тысяч франков, а господин Чичерин жив и здоров. Савинков на наши денежки своих боевиков подкормил, а Эльвенгрен в Ницце отдыхает.

— Произошла случайность, от которой никто не гарантирован, — отпарировал председательствующий, раздражаясь от неуместной реплики.

Лианозов задел больное место. Два года назад по настоянию Нобеля и князя Белосельского-Белозерского Торгпромом был создан секретный фонд на особые нужды борьбы с большевиками. Из этого фонда получил деньги нанятый Торгпромом боевик штаб-ротмистр Эльвенгрен. Из этого же фонда была выделена крупная сумма Борису Савинкову на организацию диверсии против большевистской дипломатической делегации, следовавшей через Берлин в Геную. Савинков хвастливо заверял, что его люди в два счета ухлопают руководителей делегации. Террористам удалось проникнуть на вокзал, где стоял поезд советской делегации. Но тщательно подготовленная дивереия провалилась. Ни Чичерин, ни другие руководители делегации на вокзале не появились. Они догнали в автомашинах отправившийся поезд на следующей железнодорожной станции, заняли места в вагонах и благополучно проследовали в Геную. Эльвенгрен и Савинков объяснили всё это случайностью, и Густаву Нобелю не оставалось ничего другого, как поверить в это объяснение.

— Нас не должны обескураживать неудачи, господа, — настойчиво повторил председательствующий. — В аспекте экономическом наши усилия должны оставаться прежними: расширение связей с преданными служащими наших предприятий, захваченных большевиками. Они передают, естественно не безвозмездно, информацию, ценность которой теперь возрастает с каждым днем. Нам нужно расширить ее объем. Знать, например, не только фактическое состояние шахт в Донбассе, но и планы комиссаров по их восстановлению, очередность восстановительных работ, их темпы, предполагаемые объемы добычи, потребность в оборудовании и специалистах…

— Правильно. Максимально возможная информация полезна не только с деловой точки зрения. Мы здесь в своем кругу, господа, и давайте будем называть кошку кошкой. Экономическая информация, кроме того, является и товаром, за который можно получить неплохие деньги. Покупатели на неё найдутся.

— Но это одна сторона нашей деятельности. Мы люди коммерческие и, реально оценивая обстановку, должны признать, что вторым аспектом нашей практической деятельности по борьбе с большевиками в сложившейся обстановке является уничтожение главных руководителей этого движения. Внутри России мы сейчас бессильны что-либо сделать. Нас не должны интересовать мелкие служащие, имена которых мало известны. В центре нашего внимания должны стоять такие имена, как Красин, Чичерин и им подобные. Для выполнения этого я считаю правильным объединение усилий Торгпрома с аналогичной деятельностью других групп, единых нам по взглядам на большевистское движение…

Председательствующего теперь не перебивали репликами. Старший Гукасов, налитый нездоровым жиром нефтепромышленник, бросил перебирать четки, князь Белосельский-Белозерский напряг спину, Лианозов вытирал платком шею. Все поняли, что сейчас будет сказано самое важное. Нобель умел спокойно и вроде бы холодновато анализировать обстановку и незаметно подводить слушающих к главной, требующей немедленного решения проблеме.

— В связи с тем что прямые военные акции в нашей работе теперь исключены, необходимо решить вопрос о равноценной их замене.

— Военные акции можно заменить только военными, — не удержался Лианозов.

— Но всё-таки вы, Роман Петрович, видимо, не думаете, что Торгпром сможет набрать армию и послать её завоевывать Россию. Нам нужно развивать несколько иные формы военной деятельности и направлять остриё туда, где в нынешних условиях наши затраты могут дать наибольший эффект…

Старший Гукасов засопел и тряхнул янтарными четками. На заседаниях нефтепромышленник предпочитал молчать и слушать. Обстоятельно переваривать услышанное и вдруг озаряться идеей, которую он принимался осуществлять с фанатичным восточным упрямством.

— Сейчас главная наша цель — это противодействие всеми возможными методами дипломатическим эмиссарам красных…

— Рэзать! — гулко выкрикнул Гукасов, округлив оливковые глаза. — Рэзать надо! Комиссаров, большевиков… Всех рэзать!

— Позвольте, господа! — Из-за стола встал низенький, с ухоженной бородкой, банкир Коншин и повернулся к побагровевшему нефтепромышленнику: — Давайте будем выбирать для выражения наших мыслей более… этичные выражения. Я полностью согласен с председательствующим. Тем более, что здесь, в дружественной стране, сочувственно относящейся к нашей борьбе против большевизма, есть практическая возможность осуществить противодействие. Однако мы обязаны считаться с законами Французской республики и поступать так, чтобы не поставить наших друзей в затруднительное положение…

— Совершенно справедливое уточнение, господин Коншин, — поддержал банкира Нобель. — Кроме французских законов мы должны учитывать прессу, общественное мнение, а также тот прискорбный факт, что левые газеты и здешние коммунистические ячейки стараются предать широкой огласке любой наш промах. Мы должны быть предельно осмотрительны, дабы не запятнать репутацию Торгпрома. Не забывайте, господа, что все мы ведём нормальные деловые операции, и газетная болтовня может повредить этой стороне нашей деятельности… Генерал Волошин снова обратился ко мне с предложением о совместных действиях.

— Кирилловец! — протестующе крикнул Белосельский-Белозерский. — Не может быть и речи!

— Никаких контактов с монархистами!

— Позорный союз!

— Я понимаю, господа, — настойчиво продолжил Нобель, когда утих шум. — Вы сами хотите быть российскими самодержцами. Но всё-таки сейчас мы должны объединять силы. Бог всегда на стороне больших батальонов — не забывайте эту мудрость. Мы и так слишком много потеряли оттого, что одни ратовали за Учредительное собрание, другие уповали на хозяйственных мужиков, а третьи пытались взгромоздить на престол обветшавших Романовых. Я считаю, что нам нужно принять предложение. Не поступаясь нашей политической платформой и принципами будущей политической власти в России, мы можем пойти на сотрудничество в ограниченных, сугубо утилитарных рамках, о которых я говорил сегодня… У нас есть деньги, а у кирилловцев найдутся смелые офицеры. Я понимаю ваши возражения, Роман Петрович, но вы же не рискнете сами стрелять в комиссара…

Лианозов крякнул и принялся вычерчивать замысловатые завитушки на листе бумаги.

— Кроме того, в случае неудачи кирилловцы будут для нас отличным громоотводом…

— Рэзать! — побагровев, выкрикнул Гукасов-старший.

Нобель поморщился. Выкрики нефтепромышленника раскрывали суть того, что старательно прятал за обтекаемыми словами миллионер Нобель, который владел акциями в добром десятке крупных русских промышленных компаний и банков. В восемнадцатом году Нобель даже вступил в члены шведского стрелкового клуба, чтобы в случае революционного восстания в Европе лично занять место с винтовкой в руках в карательном отряде.

Торгпром постановил согласиться на негласное сотрудничество с кирилловцами и оказать им финансовую помощь в проведении известных акций. Однако, памятуя провал в Берлине, в решение внесли уточнение: сначала дело, а основная плата потом, в зависимости от результатов. Кредит, как известно, портит отношения.

В заключение заседания Густав Нобель сообщил ещё одну новость. Кроме Волошина в Париж прикатил ещё некто, более важный и влиятельный, подлинную фамилию которого предпочитали вслух не называть. Сам же он скромно именовал себя мистером Брассом. Мистер выразил желание встретиться с представителем руководства Торгпрома. Договорились, что на встречу пойдет Коншин, бывший управляющий Русским торгово-промышленным банком, умница, финансовый маг и чародей. Из тех, кто умеет голыми руками вытащить из печки каленый полтинник и не обжечься.

ГЛАВА 4 Парижские встречи

Собеседники расположились под каштаном в крохотном сквере на берегу Сены. Мимо катились автомобили, цокали по мостовой подковы равнодушных к городской сутолоке извозчичьих лошадок. Целовались на скамейках парочки и визгливо кричали мальчишки, продававшие газеты. Под гранитными парапетами катилась мутная вода. Рыбаки в соломенных шляпах, недвижимые, как каменные химеры собора Парижской богоматери, стыли на каменных приступках.


— В идеале это было бы отлично, но подобраться к кирилловцам через Торгпром вряд ли удастся. Господа промышленники и торговцы идут на доверительные контакты только с хорошо проверенными людьми… Тут ваш план имеет существенную слабину. Да и зачем левой ногой правое ухо чесать… Не по мне такая хитромудрость.

Инженер Арбенов вопросительно покосился на собеседника в старомодной крылатке, темных очках и широкополой шляпе, делавшими его похожим то ли на анархиста, то ли на чудаковатого профессора. Из тех, которые увлечены какой-нибудь сумасбродной идеей и мало внимания обращают на то, что творится вокруг.

Встреча на берегу Сены состоялась после того, как инженер Арбенов оказался в Париже и в известном ему книжном магазине поинтересовался, не имеется ли у них случайно в продаже восьмой том Британской энциклопедии издания одиннадцатого года.

В крохотный сквер пришел Густав Янович Крауминь, бывший балтийский минер, большевик и член судового комитета эскадренного миноносца, ставший в восемнадцатом году чекистом. Вместе с другими товарищами он был направлен для конспиративной работы в войсках Юденича. После разгрома Юденича Крауминя под видом литовского эмигранта перебросили в Париж. Здесь он обзавелся букинистическим магазином на Больших бульварах, а приватно увлекался фотографией и химией, устроив в подвале под магазином небольшую лабораторию.


— Не просто работать в парижском вавилоне. Если здесь собираются вместе четыре русских белоэмигранта, они непременно основывают два союза, исповедуют три политические платформы и вдобавок учреждают столько же братств и обществ. Кого только не встретишь! И «Союз ахтырских гусар», и «Общество ревнителей памяти государя императора Николая Второго», и братство выпускников пензенской гимназии. А сверх того, Савинков, Мережковский…

Сунув руку под крылатку, Крауминь достал газету.

— Вот напечатано новое творение Гиппиус… «И скоро в старый хлев ты будешь загнан, народ, не уважающий святынь…» Попробуй разберись в этом ноевом ковчеге — где пара чистых, а где пара нечистых. Нобеля и Коншина на мякине не проведешь. Воробьи стреляные, и хватка есть, и ума не занимать…

Арбенов внимательно слушал собеседника. Глаза Крауминя были усталыми, говорил он тихо и пальцами, сложенными в щепоть, снимал с крылатки невидимые пылинки.

«Нервы», — подумал Арбенов. Прежде всего начинают сдавать тонкие живые ниточки, на которые колоссальной тяжестью наваливается напряжение чекистской работы.

Арбенов и сам измучился в этой длинной и трудной дороге. Сначала Гельсингфорс, затем поездом до Стокгольма через Торнео и Хапаранду. Оттуда грязными обшарпанными пароходами, сохраняющими ещё остатки военного камуфляжа, — в серый и тусклый Гамбург, в Антверпен и Гавр. Потом поездом — в Париж.

Настороженные глаза полицейских, жандармов и пограничников, вдоль и поперек изучавших финский паспорт инженера Арбенова. Надоедливые разговоры с проверяющими чинами, метровые вопросники, которые приходилось заполнять, прилипчивые спутники и откровенные шпики.

Досмотры, проверки, контроли и недоверчивые взгляды. Воля собрана в кулак.

Беглый российский инженер терпеливо разыскивает по пыльным портовым пакгаузам давний груз. Пухлые конторские книги, служащие, рассерженные дотошностью русского. Выпрошенные, добытые за некую мзду справки, подтверждающие, что на складах не имеется партии груза за номерами, указанными в потрепанных коносаментах.

Похоже, этот русский выжил из ума, если решил искать иголку в стоге сена.

«Не числится»… «Не значится…» «Не находится…» Давние коносаменты понемногу обрастали свежими и достоверными бумажками на разных языках. Вроде бы незначительные, они в то же время убедительно и наглядно работали на чекистскую версию.

Тысячи шагов, шагов по зыбкому льду, который, случалось, явственно прогибался под ногами и угрожающе трещал.

О Париже мечталось, как о некоем оазисе, где можно перевести дух, пожать руку товарища…

— И всё-таки я попытаюсь встретиться с кем-нибудь из этих господ.

— Дай бог, чтобы вас приняли просто за очередного афериста или попрошайку-неудачника из беглых соотечественников. Хуже, если вы таким визитом обратите на себя внимание…

— Риск в нашей работе всегда есть… Но встреча будет носить деловой характер. На мои бумаги должны клюнуть.

— Приказывать вам не имею права, — неожиданно сухо откликнулся Крауминь. — Однако торопливость обычно не приводит к добру… К кирилловцам надо подбираться с другой стороны.

— Как?

— Я лично предпочитаю ходить низом. И примечают меньше, и дешевле обходится…

Руки Крауминя перестали обирать на крылатке невидимые пылинки. Усталость в глазах исчезла, и в глубине зрачков вспыхнули весёлые живинки.

— Вожу знакомство с неким капитаном Нароковым. Военный химик, проживает в Ницце. Имеет связи с кирилловцами, а я пользуюсь его расположением…

Крауминь сбил на затылок широкополую шляпу, улыбнулся и продолжил:

— Капитан считает, что будущие сражения можно выиграть только с помощью химии. Энтузиаст-изобретатель. Сидит без денег. Я устроил ему небольшой кредит, отпускаю нужные химикалии. Нароков может помочь проникнуть к кирилловцам. Я считаю, что сейчас, после установления связи с Торгпромом, они пойдут на диверсию и террор.

— Почему так думаете?

— Два месяца назад Нароков, при моем участии, испытывал очень странную игрушку. Мне кажется, он что-то прослышал в отношении будущих планов «императора Кирилла Первого» и решил припасти, как говорится, яичко ко христову дню.

— Что же за яичко припасать надумали? Любопытно бы узнать подробнее.

— Можно и подробнее, — согласился Крауминь и начал рассказывать о неожиданном телефонном звонке Нарокова, раздавшемся недавно в книжном магазине.


— Потрясающая штука! — рокотал в телефонной трубке хрипловатый басок капитана Нарокова. — Через час заеду к вам, Густав Янович… Эти кретины, кроме «шагом марш!», ничего не смыслят… Хотят, чтобы на испытании присутствовал незаинтересованный специалист. Надеюсь, не откажете в любезности…

Крауминь не мог отказать доброму знакомому.

Встретились на Больших бульварах. Нароков приехал туда на автомобиле, за рулем которого сидел рослый мужчина.

— Штабс-ротмистр Эльвенгрен, — коротко отрекомендовался хозяин автомобиля.

Он мог и не называть фамилию. Крауминь знал беглого штаб-ротмистра «синего» кирасирского полка, известного даже в эмигрантских кругах крайней озлобленностью и враждебностью по отношению к Советской власти. Полгода назад штаб-ротмистр вдруг перебрался в Ниццу. Кого он сейчас представлял, Крауминь не знал. Одно было несомненно: Эльвенгрен явно заинтересованно относился к очередному изобретению Нарокова.

Сунув руку в карман потрепанного мундира, капитан вытащил зажигалку.

— Вот! — торжественно объявил он. — Невиданное оружие. Убивает за три минуты, и никаких следов!

Крауминь недоверчиво посмотрел на никелированную, совершенно безобидную на вид зажигалку. Неужели такое дамское изделие в самом деле может убить за три минуты?

Он было протянул руку, но Нароков торопливо отодвинул зажигалку.

— Осторожно! Внутри смертельный газ. Человек открывает зажигалку, комната наполняется газом, и всё живое гибнет.

— Вы представляете, господа? — возбужденно повторил Нароков. — Всё живое… Не надо стрелять, не надо кидать бомбы. Просто на столе появляется маленькая симпатичная зажигалочка. Наш предмет вынимает папиросу и нажимает спуск, чтобы вспыхнул огонь. Но смертоносное облако газа окутывает его. Он не успевает вскрикнуть, не успевает позвать на помощь… Таинственная карающая рука, повсюду настигающая большевиков! Никаких следов!

Капитан взволнованно размахивал руками, подтверждая рубящими короткими жестами собственные слова. Маленькие глаза его возбужденно сверкали, большой рот кривился в злорадной усмешке. Крауминь подумал, что Нароков, ни минуты не задумываясь, может сунуть такую штуку, начиненную смертоносным газом, и в больничную палату, и в детский приют.

В зоологическом магазине купили вислоухую собаку, помаргивавшую слезящимися глазами. Продавец уверял, что это скотч-терьер. Поскольку порода не имела для покупателей никакого значения, цену удалось сбить почти вдвое и при этом получить в придачу старенький поводок. В мясной лавке набрали костей и отправились в предместье Сен-Клу. Оставив автомобиль на опушке, добрый час пробирались сквозь кусты и заросли орешника, перелезали через колючие изгороди, пока не наткнулись на небольшую полянку, в центре которой рос старый бук.

— Здесь, — сказал Нароков и вынул из кармана смертоносное оружие.

Эльвенгрен привязал к буку равнодушного пса и кинул пригоршню костей. Пес тотчас же принялся за еду.

Изобретатель самолично пристроил к ошейнику зажигалку, достал длинную бечеву и прикрепил конец её к спуску.

— Прошу удалиться не менее чем на пятьдесят метров.

Нароков разматывал бечеву, приближаясь к Крауминю и Эльвенгрену, находившимся за кустами.

— Прошу заметить время, — басом сказал он. — Ровно три минуты.

И потянул бечеву.

Крауминь ожидал предсмертного визга животного, но всё совершилось бесшумно. Видимо, пес ничего не успел почувствовать. Смертоносное облако, вылетевшее из зажигалки, умертвило его в одно мгновение…

Тут произошло непредвиденное. На противоположной стороне поляны раздвинулись кусты, и лесной сторож с двустволкой на плече не спеша направился к буку.

Нароков стал бледнеть. Еще минута-другая — и лесной сторож падёт бездыханным рядом с псом из породы скотч-терьеров. Полиции нетрудно будет установить, чей автомобиль стоял на опушке леса Сен-Клу. Затем выяснится, кто приехал на автомобиле… Такие вещи парижская полиция не спускает эмигрантам.

Всё это молниеносно пронеслось в голове Эльвенгрена. Рискуя попасть в облако смертоносного газа, он кинулся к буку.

— Одну минуточку, мсье!.. Остановитесь, пожалуйста!

Заподозрив неладное, сторож снял с плеча двустволку.

— Остановитесь, мсье! — снова крикнул Эльвенгрен и замедлил шаги.

Бежать не было смысла… Скотч-терьер, на ошейнике которого блестела страшная зажигалка, деловито грыз кость, прижав её лапами к земле.

— Что здесь происходит? — спросил страж Сен-Клу. — Почему собака привязана к дереву?

— О мсье, у неё совершенно несносный характер.

Подоспевший Нароков наклонился и ловко сдернул с ошейника злополучную зажигалку.

— Во время еды она очень агрессивна… Если мы нарушили порядок, приносим глубочайшие извинения.

Сторож подозрительно глядел на вислоухого пса, занятого собственным делом: по его внешнему виду весьма трудно было поверить, что он вообще когда-нибудь бывает агрессивным. Но хрустящая бумажка, ловко сунутая Эльвенгреном, успокоила подозрительность стража Сен-Клу…

— И за это, с позволения сказать, изобретение вы хотите получить две тысячи франков? — свирепо спросил штаб-ротмистр.

— Не горячитесь, господин Эльвенгрен, — спокойно отпарировал изобретатель.

Крауминь предпочел не вмешиваться в разговор. Он был доволен, что на его глазах беглый капитан, вздумавший зарабатывать деньги на изобретении страшного химического оружия, сел в лужу.

— Неужели вам не понятно, что даже цистерны газа будет мало, чтобы отравить лес Сен-Клу? — виновато оправдывался Нароков. — Я говорил, что испытание надо производить в закрытом помещении, а вы потребовали ехать в лес. Здесь газ немедленно улетучивается.

— Хорошо, попробуем испытать в закрытом помещении, — мрачно согласился Эльвенгрен, надеясь, видимо, выбраться из неловкого положения, в которое он попал, и зло пнул неповинного пса. Тот обиженно взвизгнул и затрусил к кустам, поджимая хвост.

Опыт повторили на чердаке у близкой приятельницы Нарокова. На этот раз с собакой возиться не стали. Купили в магазине кролика и с ним явились на квартиру. Узнав о выдающемся эксперименте, хозяйка повела мужчин на чердак по узкой винтовой лестнице, заставленной пустыми бутылками. Пробирались боком, чтобы не задеть стеклянную тару, выставленную на каждой ступеньке.

Кролика со смертоносной зажигалкой привязали к балке. Затем капитан снова попросил всех удалиться, потянул знакомую бечёву и спустился вниз. Поглядывая на часы, он выждал нужное время.

— Прошу остаться здесь, — важно сказал он. — Атмосфера может быть длительное время опасна для жизни. Без моего разрешения никому из квартиры не выходить.

Крауминь устроился в кожаном кресле, аппетитно потягивая вино, поданное хозяйкой. Подниматься на чердак вместе с Нароковым у него не было никакого желания.

— Чего он там застрял? — забеспокоился Эльвенгрен, поглядев на часы. — Уж не случилось ли чего с ним самим… Прошло почти десять минут.

— А вы поднимитесь и полюбопытствуйте, — посоветовал Крауминь.

Подняться на чердак штаб-ротмистр решился только минут через двадцать. Осторожно прикрыв за собой дверь, он исчез из квартиры. Потом на лестнице раздался такой грохот, словно в доме рушились опоры и перекрытия.

Густав Янович выскочил на площадку и увидел Нарокова, барахтающегося среди пустых бутылок, лавиной катившихся со ступенек винтовой лестницы. На каждой ступеньке бутылки получали подкрепление, и грохот нарастал, как горный обвал.

Вместе с бутылками скакал насмерть перепуганный кролик.

Снизу доносился встревоженный голос консьержки.

Консьержке тоже пришлось дать радужную бумажку. И подарить изловленного Крауминем кролика.

Внимательно выслушав рассказ Густава Яновича, Кулагин снова подумал, что чекистская работа за рубежом много сложнее, чем это представлялось ему в Москве. Прав был Вячеслав Рудольфович, предупреждая «инженера Арбенова», что антисоветская эмиграция не остановится перед любыми средствами. Даже если поиски таких средств порой оканчиваются курьезами, подобными тому, о котором поведал сейчас Крауминь.

В то же время в рассказе ещё раз насторожила знакомая фамилия Эльвенгрен.

При разработке плана операции Кулагину показали папку с лаконичной надписью: «Чрезвычайно опасен». В папке находились материалы, имеющие отношение к штаб-ротмистру Эльвенгрену Георгию Евгеньевичу.

Животную ненависть ко всему советскому штаб-ротмистр не утолил даже в контрразведке Юденича. После разгрома генерала Эльвенгрен удрал в Финляндию и там сразу же вошел в контакт с бароном Торнау, кутеповским резидентом в Гельсингфорсе.

Три раза ходил через советскую границу. Признанный боевик, не стесняющийся в средствах, человек недюжинного хладнокровия, умеющий к тому же отлично стрелять.

В той папке хранилась и добытая чекистами запись разговора Эльвенгрена с бароном Торнау. Из неё явствовало, что единственным способом ведения борьбы в настоящих условиях штаб-ротмистр считает хорошо и широко организованную террористическую деятельность как внутри России, так и за рубежом.

Перед глазами выплыла строка из записи этой беседы, подчеркнутая карандашом Менжинского: «Теперь, в связи с генуэзской операцией, особенно интересно было бы этим заняться».

О разговоре с Торнау стало известно в Париже, и в Гельсингфорс прикатил представитель Торгпрома, перекупивший боевика для организации покушения на Чичерина во время следования советской делегации в Геную.

Операция провалилась. Из Берлина Эльвенгрен уже не возвратился в Финляндию. Решил, наверное, пребывать поближе к хозяевам, чтобы в нужную минуту всегда быть под рукой.

Судя по рассказу Крауминя, сейчас Эльвенгрен нашел контакты и с кирилловцами. Весьма настораживающая деталь. В плане операции Эльвенгрен учитывался лишь как вероятный вариант. Сейчас, похоже, он станет одним из реальных противников Кулагина.


— Не стоило вам так рисковать, Густав Янович, — озабоченно произнес инженер Арбенов.

Рассказ Крауминя настораживал. Выполнение задания требовало каких-то особенных действий, умных расчетов и неожиданных ходов.

А тут дурацкая зажигалка, собака на поводке, кролик…

Крауминь не производит впечатления легкомысленного человека. Отлично работает в Париже, хорошо законспирирован, не имеет провалов.

Может быть, потому, что научился обращать в собственную пользу не только крупное, особенное, но и повседневное?

Вспомнились слова Менжинского о непременном учёте при разработке задания всех мельчайших деталей.

Впрочем, кто может угадать, что мелкое в чекистской работе, а что крупное. Зыбкая, как паутина, нить порой приводит к отличному результату, а крупное, при внимательной разработке, оказывается мыльным пузырем.

Ладно, к главарям Торгпрома Арбенов попытается всё-таки пробиться, но и капитана Нарокова тоже не будет сбрасывать со счетов.

Между прочим, судя по коносаментам, груз плыл из Бизерты по Средиземному морю. «Дюк Ришелье» мог завернуть и в Марсельский порт. От Ниццы до Марселя рукой подать.


— Шифровка инженера Арбенова! — обрадованно сказал помощник, подавая Вячеславу Рудольфовичу листок бумаги. — Из Парижа.

Менжинский мгновенно пробежал глазами строки короткого сообщения.

— Умница Кулагин! Столько рогаток прошел и нигде не зацепился… Ах какой молодчина! Как его семейство поживает?

— Разговаривал с ивановскими товарищами. Жену устроили на ткацкую фабрику. Хотели продуктов подбросить, дров. Отказалась наотрез. Не хочет для себя никаких исключений… Ждёт мужа из командировки.

— Передайте, что товарищ Кулагин пребывает в полном здравии и шлёт привет.

Вячеслав Рудольфович откинулся на спинку кресла, довольно потер руки. Но глаза за стеклами пенсне тут же посерьезнели.

— Кирилловны зашевелились неспроста. Не исключено, что Чичерин задержится в поездке для отдыха и поправки здоровья на Лазурном берегу. Врачи это настойчиво рекомендуют. Износилась старая гвардия…

— Вам бы тоже подлечиться, Вячеслав Рудольфович… На этой неделе два раза врача приглашали в кабинет.

— А кирилловцами кто будет заниматься? Торгпромом, генералом Кутеповым, николаевцами? Может, попросить их воздержаться от контрреволюционной деятельности, пока ваш начальник товарищ Менжинский находится на поправке здоровья? Боюсь, что они нашей просьбы не поймут.

Да разве только это…

Опираясь рукой о край стола, чтобы невзначай не вспугнуть притихшую боль в спине, Вячеслав Рудольфович поднялся и подошел к карте. Взгляд задержался на тонкой синей жилке, причудливо пересекавшей строгие линии географической сетки.

Волга… Великая русская река. Волга-матушка, Волга-кормилица, воспетая в песнях, сказаниях, легендах.

Сейчас слово «Волга» было связано со страшным словом «голод». Голод в Поволжье, голод в Приуралье, на Северном Кавказе, на разоренной войной и бандами, обескровленной Украине.

Жесточайшая засуха двадцать первого года погубила посевы. А за одной засухой последовала другая.

Голодало почти тридцать миллионов. Особенно тяжелое положение было в Поволжье.

На борьбу с голодом страна бросила все силы. По инициативе Дзержинского чекисты спасали голодающих детей.

Сегодня, приехав на работу, Вячеслав Рудольфович увидел в вестибюле свежее объявление:

«Бюро ячейки РКСМ доводит до сведения всей молодежи, что согласно постановлению общего собрания будет производиться отчисление части ежедневного пайка в пользу интерната для голодающих детей Поволжья».

Отчисление от ежедневного пайка было каплей в море, но объявление заставляло задумываться. Между строк в нём звучала связь между отношением к революции и отношением к детям. Если вдуматься — то и другое было заботой о будущем.

Возмужание страны было трудным. Кроме борьбы с прямой контрреволюцией чекисты включились и в работу по восстановлению хозяйства. Было создано Экономическое управление, в задачу которого входила борьба со спекуляцией, воровством и взяточничеством. Бороться было с чем. На железных дорогах хищения иной раз достигали восьмидесяти процентов отправленного груза. Сухаревское торжище питалось в большей части не привозным товаром, а украденным из советских складов и магазинов. Церковь, агитируя невежественных и темных людей, сопротивлялась изъятию собственных ценностей на нужды голодающих.

Те, кто удрал в сытую Европу, знали о страшной беде. Радовались ей и вместо помощи предавали анафеме Советскую власть, плели заговоры и интриги, строили всяческие козни, посылали шпионов и террористов, вооружали банды. Неистовствовали в слепой, лютой злобе на все советское.

Несчастна мать, которая не может накормить детей. Чудовищен тот, кто, имея хлеб, спокойно может глядеть, как умирают с голоду дети

Трудно одолевалась беда. Миллионы беспризорных и голодающих ребятишек были помещены в детские дома и интернаты, получали помощь от государства. От деткомиссии при ВЦИК, председателем которой был Дзержинский.

Но полтора миллиона малолеток всё ещё оставались без помощи. Их должен был сейчас выручать коммунист Вячеслав Менжинский, а ему приходилось заниматься новоявленным «императором».

— В шифровке Кулагину укажите на необходимость максимальна активизировать операцию, — непривычно жестким голосом сказал Менжинский. — Подготовьте материалы по Кирилловнам и николаевцам. Мы должны добиться, чтобы эти два претендента на «престол» как следует поссорились друг с другом… Вот над этой задачкой я сегодня вечером и помыслю.

ГЛАВА 5 Мистер Брасс

— Позволю себе не согласиться с вами, мистер Брасс, — поигрывая изумрудным брелком, сказал Коншин. — Большевики могут заставить русского мужика снять иконы в горницах, могут отдать церкви под клубы, но веры им не истребить.

Мистер Брасс, как попросил себя называть собеседник, в упор глядел на Коншина выпуклыми немигающими глазами. Этот пристальный взгляд и выпяченная губа раздражали члена совета Торгпрома.

Кто такой мистер Брасс, Коншин толком не знал. По-русски он говорил отлично, без всякого акцента. По той почтительности, с какой Густав Нобель говорил об этом англичанине, можно было понять, что птица он важная И вдобавок весьма увертливая. Вместо того чтобы задать прямой вопрос и получить на него определенный ответ, собеседники вот уже битый час толковали о загадочной душе русского человека.

— Вера и иконы не имеют сейчас никакого значения, господин Коншин.

— Я имею в виду устойчивость мужицкой психологии… Продразверсткой Советская власть чувствительно побила мужика. Вовремя опомнилась и ввела, как вы знаете, свободную продажу хлеба, а затем и нэп. Это убедительно доказывает, что большевики не могут осилить мужицкую психологию и вынуждены отступать перед ней…

— Иллюзии, совершеннейшие иллюзии. Большевистская власть бьет не мужиков. Она бьет тех, кого в вашей деревне испокон веков называли мироедами. Бьет десятерых, а сотне дает землю. Вот в чем сила комиссарской политики. Представьте себе, во что может обойтись стойкость русского мужика, если у него начнут отбирать землю, которую он получил от комиссаров… Или вы полагаете, что землю надо оставить у мужиков?

— Нельзя так приземлённо рассуждать, мистер Брасс…

— Мужик будет мыслить приземленно, господин Коншин. Как только он разберется, зачем доблестное войско, скажем генерала Кутепова, пришло на русскую землю, его мысли сразу же приземлятся.

— А я верю, что в душе русского мужика не умерла былая вера в святую Русь. Диктатура комиссаров и чекистов заставила её притихнуть. Она затаилась в горницах с дедовскими образами, но, уверяю вас, продолжает рычать. Она исподволь подрубает все планы коммунистов. С деревней им не справиться. В русских мужиках так и остался подвижнический дух. Мужик не только о собственной землице заботился, он ещё всегда хотел душу спасти.

— Свою душу, господин Коншин, собственную, — усмехнулся мистер, и взгляд его немигающих глаз стал ещё жестче. — И спасать предпочитал не молитвами, а топором. Убегал к Стеньке Разину и Емельяну Пугачеву, а то просто сбивал в ближнем лесу ватагу. В монастыри за спасением он уходил много реже. Поступал, извините, по собственной же пословице: «Богу молись, а к берегу гребись»…

«Разговорчивый», — подумал Коншин, соображая, как перейти к тому делу, ради которого он приехал в дорогой номер фешенебельной гостиницы. Через час Коншину надо было непременно быть на бирже, где его маклеры, разнюхав курсы акций и последние новости, дожидались хозяйской команды.

— Нового монарха на русском престоле ваш богобоязненный мужик теперь не примет, — продолжал собеседник. — Русская эмиграция начинает утрачивать ощущение реальности, господин Коншин… Нет, в данном случае я не имею в виду организацию, которую вы представляете. У вас собрались трезво мыслящие люди. Но великий князь явно склонен к иллюзиям. Недавно мне довелось читать очередную пропагандистскую листовку. Какой-то умник решил наповал сразить мистическую душу русского мужика. Переставил в большевистской эмблеме «серп-молот» слова и предложил читать их наоборот. Вот, мол, как указывает тайное провидение! Что кончится, мол, «молот-серп» престолом. Для ярмарочного балагана в тамбовском захолустье такие упражнения, возможно, и подойдут, но для образованных людей Европы подобные экзерсисы не стоят ломаного гроша. Автор этой листовки носится с идеей напечатать несколько сот тысяч экземпляров и переправить их в Россию. Жаль, что на такое дело будут истрачены деньги… Нет, уважаемый господин Коншин, теперь нужно совершенно другое.

Представитель Торгпрома почувствовал, что разговор наконец приобретает нужное направление.

— Нужна обширная информация не столько военного, сколько экономического плана. Выкрасть мобилизационный документ из штаба или схему минных заграждений — это, несомненно, удачная операция. Но исчерпывающие данные о мощности, например, уральских месторождений платины, восстанавливаемых металлургических заводов, о стройках и запасах ресурсов и обо всём остальном принесут сейчас гораздо большую пользу.

«Вот, оказывается, куда мистер метит, — насторожился Коншин. — Такому палец дай, он тебе руку по локоть отхватит… А давать придется, никуда не денешься. Лучше уж англичанам кусок отдать, чем комиссары без остатка слопают…»

— Один из коммунистических идеологов сказал, что война — это продолжение политики иными средствами. К этому можно добавить, что политика, в свою очередь, — продолжение экономической борьбы иными средствами. Всё приходит на круги своя, господин Коншин. Мне кажется, что от недостатка информации экономического плана страдает и идеологическая сторона. Из ваших суждений я понял, что вы не очень четко представляете себе действительное положение дел в России и настроение русского крестьянства. Всё это не высосать из пальца, сидя на Плас Пале Бурбон.

— Уж не считаете ли вы, мистер Брасс, что члены совета Торгпрома должны самолично отправиться к большевикам за информацией? — раздраженно надувая щеки, спросил Коншин. Он чувствовал себя в положении школяра, которого отчитывает классный надзиратель.

— Не считаю. С теми мыслями, которые вы высказали мне насчет русской души, вам нельзя появляться в России. Вас сразу схватит деревенский милиционер или ретивый комсомолец. Нужно другое, господин Коншин. Прежде всего русским эмигрантам надо прекратить политические споры и объединиться. Мы понимаем, что договориться вашим соотечественникам друг с другом непросто, однако настоятельно рекомендуем это сделать. Можете передать господину Нобелю, что сотрудничество Торгпрома с кирилловцами встретило полное наше понимание.

Нужный вопрос ещё не был задан, а мистер Брасс как будто уже отвечал на него. Более того, Коншин сообразил, что Брасс вообще не желает слышать вопрос, который намерен задать ему представитель Торгпрома. Ведь услышать вопрос и ответить на него — значит протянуть ниточку, а англичанин не из тех простачков, чтобы кому-нибудь дать в руки ниточку. Ответить же, не услышав вопроса, — это значит ничем себя не связать. Умно, ничего не скажешь.

— За идеалы Европа давно уже перестала платить деньги, господин Коншин. Расчет должен идти за тонны, за вагоны, за кубические метры. Но и это не всё. Вы знаете, что цена определяется качеством товара?

— Безусловно, мистер Брасс.

— А также местом, где он находится… Если ваши энергичные и преданные люди проникнут в Россию, то ценность их информации существенно возрастет. Подумайте и над этим обстоятельством. Активно ищите людей, привлекайте их к своим заданиям. Здесь вам помогут.

— Кто, мистер Брасс?

— Какая вам разница, господин Коншин, кто конкретно будет помогать? Во всяком случае, помощники будут умнее, чем тот кирилловец с изобретенной листовкой насчет престола. Но ответственность за неудачи они брать на себя не будут.

— Это несколько необычный подход, — криво улыбнулся Коншин и вытер платком внезапно вспотевшую голову. — Боюсь, что Торгпрому будет трудно принять помощь на таких условиях.

— Кто платит деньги, тот и заказывает музыку, — усмехнулся англичанин, вытащил портсигар и предложил собеседнику дорогую гаванскую сигару.

— Пока мы платим собственные деньги, мистер Брасс… Простите, я не курю. Мы создали специальный фонд из частных пожертвований.

— Частные пожертвования не бесконечны, господин Коншин. Кроме того, вам стоит задуматься, почему членам совета Торгпрома везет в делах. Благосклонное отношение к коммерческим операциям тоже не с неба падает.

Коншин понял, что хорохориться ни к чему. Он может сколько угодно надуваться, но всё будет так, как пожелает этот плотный англичанин, заботливо поправляющий на дорогих светлых брюках отглаженные складки.

— Понятно, мистер Брасс… Благодарю вас. К сожалению, я должен откланяться… Дела.

— О, пожалуйста… О делах забывать нельзя, — согласился собеседник. — Есть ещё одна небольшая просьба, господин Коншин. Организация, которую я представляю, хотела бы иметь копии тех писем, которые господа русские промышленники получают от доверенных служащих из России.

— Но это же частная переписка членов Торгпрома.

— Мне кажется, такое утверждение ошибочно. Эта переписка может принести пользу нашему общему делу. Уже одно это обстоятельство не позволяет считать её частной. Я понимаю, что получение сведений связано для господ промышленников с определенными расходами. Мы согласны возместить часть этих расходов… Скажем так — четвертую часть.

— Эти условия совершенно неприемлемы, мистер Брасс.

Может быть, Коншин ошибался в определении загадочной души русского мужика, но в определении размера процентов в возмещение понесенных расходов у него был большой практический опыт. За четверть стоимости такой товар он англичанам не отдаст.

— Хорошо, не будем горячиться. Конкретные размеры возмещения можно будет решить при более подробном обсуждении. Прошу вас передать Густаву Нобелю мою просьбу… О, простите, я совершенно забыл, что вас ждут дела…

— К сожалению, мистер Брасс… Разрешите откланяться.

— Надеюсь, что мы с вами ещё увидимся… Я рад, что наши точки зрения совпадают по всем основным вопросам.

…Когда через несколько часов англичанин выходил из отеля, скромно одетый человек вышел из-за угла ему навстречу.

Глаза мистера Брасса зорко окинули прохожего и не обнаружили ничего примечательного. Курносый нос, круглая физиономия, какие-то сонные, апатичные глаза.

«Так вот ты каков, Сидней Рейли», — равнодушно помаргивая, чтобы не выдать своего волнения, подумал чекист Кулагин, глядя вслед уезжавшему автомобилю.

По фотографии, которую показывали в Москве, хорошо запомнилось надменное, с оттопыренной нижней губой и темными глазами, лицо опаснейшего врага Советской власти, сотрудника Интеллидженс сервис.

Появление Рейли в Париже и встреча его с Коншиным ещё раз подтверждали, что эмигранты что-то затевают.


Коншин оказался в самом деле не прост. Войти в контакт с Торгпромом, как это предусматривалось планом операции, не удалось, хотя беглый петроградский банкир и согласился принять инженера Арбенова.

Встреча состоялась в конторе Коншина. Банкир выслушал инженера и внимательно ознакомился с коносаментами. Согласился, что документы подлинные, и пожелал Арбенову успеха в розыске груза.

— Меня увольте… Имею другие планы, — сухо сказал Коншин.

Планы у Коншина в самом деле были другие. На следующий день вещи Арбенова в номере гостиницы кто-то весьма тщательно проверил. А вечером, когда инженер возвращался с Больших бульваров после прогулки, неподалеку от гостиницы навстречу ему кинулись две тени.

Выручил навык работы в ОББ.[1] Один из нападавших удрал, второй со стоном свалился возле литой ограды, Арбенов ухватил его за воротник и повернул лицом к свету. Разглядел низкий лоб с косой темной челкой, крупную челюсть и мутные крохотные глаза. Поднял тонкий нож и закинул его за решетку.

Наскочили обыкновенные апаши, видимо нанятые Коншиным, чтобы завладеть коносаментами беглого русского инженера.

Визит к банкиру был ошибкой. Такой откровенной жадности и бесцеремонности он не ожидал от Коншина.

В гостиницу Арбенов не возвратился. До рассвета бродил по ночным кафе. Убедившись, что за ним нет хвоста, вызвал на встречу Крауминя и сказал, что с первым же поездом уезжает в Ниццу.

— Вы были правы, Густав Янович. Может быть, Нароков и есть самый верный путь.

Крауминь посоветовал сдать коносаменты на хранение в банковский сейф, а при себе иметь их копии.

ГЛАВА 6 Лазурный берег

Лазурный берег всегда был чем-то вроде международного проходного двора. Скандинавы, греки, голландцы, англичане, сербы, русские, поляки, канадцы, румыны и прочие представители «двунадесяти» библейских народов сменялись с такой калейдоскопической поспешностью, что на новые лица никто не успевал обращать внимание.

Здесь жили люди в чистых рубашках и с грязными душами.

Интересовало одно — деньги. Только они определяли здесь внимание к человеку. О прибытии миллионеров, кинозвезд, знаменитых автогонщиков, титулованных особ наперебой сообщали газеты, газетенки и бульварные листки. О прочих же смертных были информированы лишь портье бесчисленных отелей и хозяйки столь же многочисленных пансионатов и крохотных гостиничек.

Прибывший на Ривьеру с деловыми целями инженер Арбенов не вызвал интереса. Тем более что комнату он снял в скромном пансионате под Грассом, куда до моря нужно было добираться автобусом. Здесь обычно селились отставные чиновники и служащие средней руки, позволявшие себе за счет строгой экономии провести две-три недели на благословенном Лазурном берегу.

Остался незамеченным и визит прибывшего из Парижа инженера к своему соотечественнику капитану Нарокову, который ещё в девятнадцатом году на остатки сбережений благоразумно обзавелся небольшим домиком с участком и теперь, на зависть многим соотечественникам, имел прочную крышу над головой.

Нароков не обрадовался привезенному инженером письму, в котором Крауминь сообщал, что готов открыть новый кредит для научных изысканий и выслать нужные для них химикалии.

— К сожалению, я не могу дальше пользоваться любезностью Густава Яновича, — грустновато сказал бывший капитан. — Никто не понимает моих идей. От моих изобретений они могли бы иметь миллионы, но мне не хотят поверить и на сотню франков. Се ля ви… Такова жизнь, господин Арбенов.

Из дальнейшего разговора выяснилось, что увлечения капитана круто переменились. Потерпев неудачу в изобретении химического оружия, Нароков решил остаток жизни посвятить служению науке в несколько иной форме. Сейчас он намеревался заняться разведением белых мышей для продажи их биологическим институтам. Учитывая невероятную плодовитость этих милых животных, капитан рассчитывал в ближайшие полгода заработать по крайней мере двадцать тысяч франков. Пока же он находился в крайне стесненных материальных условиях и потому попросил у неожиданного гостя взаймы пятьсот франков.

Инженер ответил, что такой суммой он в данный момент не располагает. Однако он убежден, что соотечественники на чужбине должны помогать друг другу, и потому он, может ссудить пятьдесят франков.

Нароков повеселел, спрятал деньги в потертый бумажник и заявил, что встречу собратьев по нации непременно следует отметить. Так инженер Арбенов познакомился с князем Вяземским, владельцем крохотного бара неподалеку от порта. После того как было выпито несколько бутылок дрянного бургундского, подсунутого втридорога наивному инженеру, Вяземский похвастался, что близок с многими влиятельными людьми из окружения «императора Кирилла Первого».

— Генерал Волошин, например, мой однокашник по Пажескому корпусу… В чести у императора, а того больше — у его супруги…

Инженер вежливо ответил Вяземскому, что политика его совершенно не интересует, что в Ниццу он прибыл с деловыми целями. Разыскивает застрявший в каком-то портовом складе груз, на получение которого имеет документы.

— Я обшарил уже все порты Атлантики, — добавил Арбенов, уловив, что рассказ заинтересовал слушающих. — Пока, к сожалению, неудачно. Но ведь говорят, что неудачи — это путь к успеху.

В дополнение к рассказу инженер Арбенов показал разномастные справки, полученные в трудных вояжах по портовым канцеляриям.

— Теперь осталось Средиземноморье… В первую очередь Марсельский порт. Вот я и решил остановиться в Ницце, чтобы заняться своим делом, а заодно и выдохнуть из себя пыль, которой я досыта наглотался по этим паршивым пакгаузам.

— И что же за груз? — наваливаясь грудью на стол, спросил сухопарый Вяземский.

— Обувь, шерстяные армейские одеяла, кабель и автопокрышки…

— И вы этому добру полный хозяин?

— Коносаменты выданы на предъявителя, — коротко ответил Арбенов. Приметил, как алчно блеснули глаза Вяземского, вспомнил парижских апашей и добрый совет Крауминя.

— Естественно, они сохраняются в надежном банковском сейфе.

— Умно, — одобрил князь и пригласил заходить в бар.

Инженер Арбенов ответил, что он также рад знакомству и непременно будет заглядывать в такое милое и уютное заведение.

Расставшись с Вяземским, инженер Арбенов совершил прогулку по Ницце и рассмотрел белую виллу с мавританскими витыми колоннами.

От улицы виллу отделяла высокая металлическая ограда с ажурной ковкой широких ворот, возле которых прогуливались со скучающим видом два молодца в клетчатых пиджаках и желтых крагах.

На скромно одетого инженера стражи не обратили никакого внимания. Бывшие офицеры гвардейского флотского экипажа по давней привычке не снисходили вниманием до штафирок в касторовых костюмах и шляпах с лентами вокруг твёрдой тульи.

Они и помыслить не могли, как интересует скромного прохожего жизнь белокаменной виллы.


Отсчитывая франки хозяину типографии, Виктория Федоровна всё чаще и чаще думала, что публикацией манифестов «двор» не достигнет желаемой цели. Красиво написанных бумаг мужики начитались уже досыта. Им нужны не слова, а реальность. Большевики, надо признать, отлично понимают эту истину. Они отдали крестьянам землю, а рабочим — фабрики и заводы. Такое манифестами не одолеешь!

От слов пора было переходить к действиям. Но Виктория Федоровна не любила торопиться. Она привыкла тщательно анализировать обстановку и обстоятельно вынашивать планы.

Манифесты стоили дорого, но они были тоже нужны. Люди должны применяться к обстоятельствам и извлекать пользу даже из того, что им не очень нравится.

Генералу Волошину удалось наладить за большие деньги пересылку манифестов в Россию. Виктория Федоровна в душе не верила, что манифесты «императора Кирилла» вызовут на русской земле всенародное ликование, что там из края в край разольется набатный звон и очистительный ветер в один миг сдует большевиков.

Но сам факт появления манифестов в Совдепии показывал, что существует сила, проникающая через комиссарские кордоны, что борьба продолжается, что во главе этой борьбы стоит вождь. Не самозванец, не выскочка, вроде генерала Кутепова, а законный преемник династии российских императоров.


Из Парижа приходили вести одна хуже другой.

Великий князь Николай Николаевич, обосновавшийся в предместье французской столицы в усадьбе Шауньи, купленной им на деньги, вырученные от продажи прадедовских уникальных самоцветов, столковался с кутеповцами и теперь вместе с деятелями из «Российского общевоинского союза» активно перетягивал на свою сторону всех, кого только было можно. В ход шли и денежные подачки, и влияние РОВСа, который рекламировался генералом Кутеповым как ядро будущей российской армии. Враждебно настроенное против России правительство Пуанкаре тоже играло на руку николаевцам. При переезде великого князя из Италии на жительство во Францию по личному распоряжению Пуанкаре на пограничной станции бывшего русского верховного главнокомандующего встретил почетный караул зуавов.

Эмигрантские газеты на следующий день вышли с заголовками, набранными самым крупным кеглем, какой только отыскался в их типографских кассах.

«Франция признала Его Высочество вождём!»

Теперь, слава богу, восторги николаевцев поубавились. На очередных выборах Пуанкаре прокатили. Новое французское правительство вынуждено было, к сожалению, считаться с русскими Советами. Особенно после того, как Германия признала Рапалльским договором де-юре власть большевиков в России. Официальные французские круги должны были теперь держаться более осмотрительно в отношении русских эмигрантов. Новое правительство достаточно определенно дало понять, что великий князь Николай Николаевич рассматривается ими не более как частное лицо. О почетных караулах не могло быть и речи. Наоборот, в замок Шуаньи был посёлен агент Сюрте женераль, как бы для охраны безопасности монсеньора ле гранд дюк — великого князя.

Но на Николая Николаевича покушаться никто не собирался, и появление агента в замке все расценили как учреждение негласного надзора за великим князем.

Его высочество обиделся на козни французов и перестал выезжать из замка.

«Или Париж увидит меня как официально признанного Францией главнокомандующего русскими армиями, или совсем не увидит…»

Виктория Федоровна понимала, что «двор императора Кирилла Первого» тоже должен считаться с теми изменениями, которые происходят в официальных французских кругах. Ей не хотелось, чтобы агент Сюрте женераль появился и в Ницце, на вилле с мавританскими витыми колоннами. Это тоже удерживало от поспешных действий.

Неудачи николаевцев радовали. Однако, даже сидя безвыездно в своем замке, Николай Николаевич причинял немало неприятностей «императору Кириллу», категорически отказываясь признавать его титул и стараясь всеми способами подорвать его авторитет и унизить его императорское достоинство.

В деньгах николаевцы не стеснялись. Кроме посольских средств, которыми снабжал их самозванец Гирс, у великого князя имелись в достатке и собственные. Почтенный возраст, в котором пребывал Николай Николаевич, и известный всем прижимистый характер его высочества помогли ему в эмигрантских вояжах сохранить уникальные фамильные драгоценности, вывезенные из России. Стоимость их была немалой. За один-единственный бриллиант из великокняжеской сокровищницы парижские ювелиры недавно заплатили четыре миллиона франков.

Казалось бы, что ещё нужно великому князю в возрасте после семидесяти лет? В такие годы нужно мирно и покойно жить в замке, а Николай Николаевич упрямо не хотел оставить своего намерения подобраться к российскому трону. Член державной фамилии, он открыто попирал незыблемые законы престолонаследия и не стеснялся в средствах, чтобы опорочить собственного родственника, «старшего в роде царском…»

Дело дошло до того, что в газете николаевцев была помещена карикатура, на которой «императора Кирилла Первого» изобразили сидящим вместо трона на винной бочке с бутылкой в руках.

Виктория Федоровна практическим женским умом понимала, что нового императора создать нелегко. Истинного, да еще всероссийского. На французской земле, среди козней своих же соотечественников.

Кириллу Владимировичу нужно было прежде всего обеспечить авторитет и международное признание.

Она обрадовалась, когда Волошин на очередном докладе сообщил, что представитель прессы мистер Брасс испрашивает интервью.

— Кого же представляет этот мистер? — настороженно спросила Виктория Федоровна, заботливо ограждавшая «двор» от репортерской назойливости.

Генерал вынул из папки визитную карточку мистера Брасса и прочитал название солидного газетного синдиката.

— Вот как!.. Сообщите мистеру Брассу наше соизволение.

Представителя могущественной прессы полагалось встретить в блеске императорского величия. Но к сожалению, регалии и шапка Мономаха временно находились у большевиков, а обстоятельства пока не позволяли «императору» обзавестись новыми знаками власти.

После длительного совещания было решено, что Кирилл Владимирович примет англичанина в штатском костюме. Всё-таки встрече с корреспондентом не следовало придавать значение визита официального лица.

— Конечно, это не должна быть наша высочайшая аудиенция, — согласился Кирилл Владимирович. — И потом, эти газетчики народ подозрительный.

— Что угодно могут написать, — поддакнул Волошин, вспомнив злополучную карикатуру.

Корреспондент оказался рослым мужчиной в дорогом костюме и больших дымчатых очках в черепаховой оправе, скрывавших добрую треть лица. Хорошо можно было рассмотреть только крепкий подбородок и крупные, без единой щербинки зубы, которые англичанин охотно демонстрировал в улыбках.

Мистер Брасс учтиво поцеловал руку Виктории Федоровне и на чистейшем русском языке заявил, что необычайно рад предоставленной ему чести взять интервью у высоких лиц.

Кирилл Владимирович надеялся, что представитель прессы будет именовать его императорским титулом. Но мистер старательно воздерживался от употребления каких-либо титулов. Пожалуй, надо было всё-таки придать встрече полуофициальный характер. Предстать перед мистером хотя бы в мундире адмирала русского флота с орлами на эполетах.

Кирилл Владимирович охотно и пространно ответил на вопросы, касающиеся его заслуг перед русским государством.

— О, это превосходно! — то и дело подбадривал корреспондент разговорившегося князя, и золотое перо проворно бегало по странице блокнота, оставляя завитушки стенографических знаков. — Это будет очень интересно узнать нашим уважаемым читателям. Позвольте несколько вопросов, связанных с опубликованием вами манифестов. Прежде всего о ваших правах на престол России.

Кирилл Владимирович расправил плечи, гордо вскинул голову и убедительно разъяснил мистеру Брассу, что именно он, а никто другой, является законным и единственным наследником русского престола… «Непререкаемо!» И процитировал несколько статей основных законов о престолонаследии. Основные законы Кирилл Владимирович знал почти назубок. Этого у него нельзя было отнять.

Корреспондент удовлетворенно кивал, и перо оставляло в блокноте стенографические значки.

— Простите, но мне хотелось бы задать также несколько вопросов частного порядка. Наши читатели — весьма любопытный народ. Они хотят знать привычки и приватную жизнь выдающихся людей… Какое ваше любимое занятие на досуге?

Кирилл Владимирович растерялся. Такого вопроса он не ожидал. Неужели этот писака не знает, что личная жизнь членов императорских фамилий не может быть достоянием газетных статей. Кроме официальных сообщений о приемах, высочайших прогулках и играх — таких подобающих их высокому рангу, как теннис или крокет. Хватит и того, что французские газеты охотятся за каждым шагом Кирилла Владимировича и печатают всякие небылицы.

— На досуге? — переспросил Кирилл Владимирович. — Видите ли…

— Цветы! — пришла на выручку Виктория Федоровна. — Кирилл Владимирович обожает на досуге ухаживать за цветами… Он очень любит розы.

— Да, да… Вот именно — цветы… Обожаю розы, — торопливо подтвердил «император Кирилл Первый». — Тюльпаны тоже… и эти… орхидеи.

Корреспондент понятливо склонил голову и не стал допытываться подробностей увлечения хозяина дома цветами.

— Какова ваша политическая программа? — спросил он.

Политическую программу Кирилл Владимирович и генерал Волошин обсуждали чуть ли не каждую неделю, и она становилась всё более туманной, кроме трех пунктов: Кирилл Владимирович должен сесть на престол, сделать Волошина фельдмаршалом, князем и главнокомандующим, а также перевешать всех комиссаров и жидов.

— Восстановление законной власти императорского престола, узурпированной большевиками, — значительно сказал Кирилл Владимирович.

— Но после этого вам придется осуществить в России ряд важных преобразований… Например, вопрос о земле. Большевики отдали землю крестьянам.

— Законная власть озаботится вознаграждением тех, кто лишился своего достояния, перешедшего насильственным способом в руки других.

— Значит, вы полагаете отнять у крестьян землю, которую им дали большевики?

— Его величество так не сказал, мистер Брасс, — поспешил на выручку генерал. — Сказано, что законная власть озаботится. Но в каких формах и в какие сроки, нами ещё конкретно не решено… Всё будет зависеть от политической обстановки и других конкретных обстоятельств. Полагаю, что писать о таких вещах в газете преждевременно.

Мистер Брасс улыбнулся, закрыл блокнот, спрятал в карман «паркер» и попросил разрешения задать ещё несколько вопросов.

— Они не относятся к моим корреспондентским обязанностям, и о них не появится ни одной строчки в газетах… Безусловно, я в свою очередь также рассчитываю на вашу взаимность в отношении доверительного разговора. Узнав о моей поездке к вам, некоторые круги, представляющие, скажем, акционеров нашего синдиката и их друзей, попросили меня выяснить несколько интересующих их положений… Ваши манифесты с пониманием и одобрением читает цивилизованный мир. Но согласитесь, Кирилл Владимирович, что реализация принадлежащих вам прав на русский престол требует значительных усилий, преданных людей и материальных ресурсов. Как вы мыслите преодолеть эти земные барьеры?

Намёк в отношении материальных ресурсов заинтересовал присутствовавших. Полученного от великой княгини наследства было достаточно для безбедного житья в Ницце. Но его было явно маловато, чтобы обеспечить восшествие на русский престол.

— Дружественные государства окажут нам поддержку в законных устремлениях, — туманно ответил Кирилл Владимирович.

— Мы уже сейчас могли бы начать переговоры с теми кругами, которые сочувственно относятся к выполнению великой исторической миссии восстановления власти русского престола, — добавила Виктория Федоровна.

— Вы безусловно правы, господа, в отношении возможных переговоров с деловыми кругами, — усмехнулся мистер. — Лица, которых заинтересовал мой визит к вам, всецело разделяют ваши благородные действия, однако в памяти наших читателей сохраняются грустные воспоминания о многих соглашениях, нарушенных русскими во время гражданской войны… О, я понимаю, что тут во многом виноваты не договаривающиеся стороны, а независящие от них обстоятельства…

— Большевистская зараза помешала, — зло уточнил Волошин.

— Она и теперь мешает, генерал, — сказал мистер Брасс и, не спрашивая разрешения у дамы и «императорской» особы, закурил сигару. — Переговоры, господа, возможны при одном непременном условии… Если с вашей стороны будет продемонстрирована не только похвальная решимость восстановить в России императорскую власть, но и реальная сила, которой вы располагаете… У генерала Кутепова есть «Воинский союз» и много тысяч солдат только во Франции… У господина Савинкова тоже есть люди. Моих шефов интересует, чем конкретно располагает ваше высочество?

За «высочество» Кирилл Владимирович простил мистеру Брассу сигару и совершенно неподходящий для интервью с императорской особой вызывающий тон.

— По некоторым соображениям мы воздерживаемся от демонстрации наших возможностей, — начал выкручиваться Волошин. — Однако смею вас заверить, мистер Брасс, что силы генерала Кутепова ничтожны по сравнению с теми, которые по первому зову станут под освободительные знамена, императора Кирилла Первого.

— Вы, видимо, имеете в виду бесспорные, основанные на законе права великого князя на русский престол? — с полуулыбкой уточнил Брасс. — О, мои шефы с уважением относятся к этому обстоятельству. Но наши читатели — люди деловые. Их интересуют факты, наличные, товар. Генерал Волошин, — мистер Брасс повернулся в сторону доверенного секретаря и наградил его улыбкой, — установил в Париже полезные контакты. Надеюсь, что, соединив усилия, вы сможете в самое ближайшее время продемонстрировать те силы, которыми вы располагаете. Если это произойдет, я смею надеяться, что мои друзья предоставят мне большие полномочия, когда следующий раз я буду иметь честь посетить вас.

— Мы продемонстрируем наши возможности, мистер Брасс, — деловито сказала Виктория Федоровна и встала, давая понять, что аудиенция окончена.

Представитель прессы откланялся и уехал в белом «ситроене» последней модели.

— Вам все понятно, господа? В кредит ни Торгпром, ни мистеры не дадут нам ни одного сантима. Чтобы получить признание и поддержку, недостаточно сочинять и рассылать манифесты. От слов надо переходить к действиям.

— К каким действиям, ваше величество?

— К активным и умным, генерал. Плутарх писал: где не хватает львиной шкуры, там пришивают лисью. Будем помнить эту мудрость древних. Между собой мы должны быть откровенны, господа: львов у нас мало. Этот недостаток должен быть возмещен хитростью и умом. Следовательно, продемонстрировать наши силы мы должны иным путем. Подумайте над этим, господа. — Думайте, генерал, — строго сказал Кирилл Владимирович. — Мы ждем ваших предложений.

— Будет исполнено, ваше величество, — откликнулся Волошин и для убедительности прищелкнул каблуками отлично вычищенных сапог.

ГЛАВА 7 Блестящая возможность

Жизнь текла размеренная и внешне неприметная. Два раза в неделю были отлучки в Марсель для поисков в пакгаузах, портовых канцеляриях и торговых конторах, остальное время — такое же, как у прочих, ривьерское житьё.

О марсельских вояжах Арбенов со всеми подробностями рассказывал Вяземскому. Беседы в баре становились всё более и более доверительными. Но, назойливо хвастаясь знакомыми при «дворе», князь пока не подпускал инженера к ним.

Стенка перед Арбеновым так и оставалась. Невольно приходила мысль: перед тем ли повесил он «клок сена»?

Кроме посещения бара и прогулок по городу Арбенов проводил время и на море, предпочитая ухоженные пляжи солидных отелей, где встречались интересные собеседники.

В пансионат возвращался засветло, совершив вечернюю прогулку по улицам Ниццы. Пожалуй, самой большой слабостью скромного инженера был интерес к местным новостям. Газеты он покупал охапками и просматривал их, не пропуская ни светской хроники, ни раздела объявлений, ни рекламы. За чаем охотно слушал рассказы соседей по пансионату и не спешил уйти, когда хозяйка, мадам Клюбе, высказывала критические замечания по поводу нравов, которые царят в других пансионатах.

Инженер согласно кивал в ответ на рассуждения мадам, всеми силами старающейся смешать с грязью своих конкурентов, и уходил в комнату с кипой газет в руках.


В баре Вяземский и Арбенов частенько толковали о русских новостях.

— Недавно я читал в газете, что профессор математики не может найти даже старого учебника для студентов. Учить ему приходится так, как учили в средневековье, — горячился Вяземский.

— Послушать газеты, князь, так через десять лет в России будут ходить на четвереньках, а через двадцать — у всех вырастут хвосты, — усмехнулся в ответ инженер. — Я деловой человек и предпочитаю видеть суть фактов.

— Так тут же самая суть и есть.

— Позволю не согласиться… Суть здесь в том, что профессор учит. По средневековым методам или по иным, но — учит! А вы, Вяземский, в цивилизованной Европе стоите за стойкой бара. Извините за прямолинейность…

Вяземский багровел от таких разговоров, но сдерживался. Он помнил, что было рассказано Арбеновым при первой встрече, и терпеливо ждал. Нечасто рядом оказывается такая «золотая жила», как партия военного груза, дожидающаяся хозяина в каком-то портовом пакгаузе. И Вяземский не дурак, чтобы упустить из рук шанс. Он верил в успех поисков Арбенова и исподволь выпытывал, что инженер будет делать, получив груз. Не такой, похоже, он человек, чтобы пустить деньги на ветер.

— Надо сначала убить медведя, князь, — усмешливо отвечал Арбенов на настойчивые расспросы. — Может быть, займусь импортом и экспортом…

Для «импорта-экспорта» инженеру потребуются доверенные люди. Одним из них мог бы стать Вяземский. С каждой новой встречей, с каждым новым разговором князь всё больше и больше приходил к выводу, что ему надо ставить на Арбенова. Тем более, что риска от такой задумки не было ни малейшего.

Кроме того, спокойный и деловито-собранный инженер вызывал у князя симпатию. Его разговоры были непохожи на праздную болтовню бывших гвардейцев, отирающихся возле «императора Кирилла Первого», которые наперебой хвастались титулами.

Князь на собственном опыте убедился, что титулы сейчас не кормят, что приходит время деловых людей и туго набитый бумажник значит много.

— В любом государстве прежде всего нужны энергичные и деловые люди, господин Арбенов, — важно рассуждал Вяземский после нескольких рюмок перно. — Разобраться, так мы с вами, пожалуй, теперь нужны большевикам… Любопытный парадокс.

— Нет, князь, любовью комиссары вас не одарят… Умные и деловые люди, о которых вы говорите, предпочитают наживать в собственный карман, а большевикам надо, чтобы они заботились об общественном. Значит, и мне большевики не подходят, князь.


Генерал Волошин мучительно раздумывал, каким образом «императорскому двору» можно перейти от слов и манифестов к активным действиям, чтобы продемонстрировать силу. Он лучше других знал, что в отличие от николаевцев (которых поддерживал кутеповский РОВС, обладающий реальной и солидной военной силой,) сторонниками «императора Кирилла Первого» являются лишь офицеры-эмигранты из числа титулованных и гвардейских служак, ярых приверженцев монархии. Те, кто исповедовал самодержавие как религию, потому что оно было скалой, незыблемым, казалось, фундаментом, на котором они строили собственное благополучие.

Большинство этих приверженцев не отличалось военной доблестью, но отыскать среди них нужных людей для проведения активных действий было можно.

Волошин отлично понял, какие «активные действия» имеет в виду Виктория Федоровна. Немного прошло времени с тех пор, как европейские газеты наперебой шумели о деле Конради, застрелившего в Швейцарии красного дипломата Воровского. «Выстрел Конради услышан и будет повторен… — на все лады расписывалось в газетах. — Выстрел не конец, а начало…»

Швейцарский суд не только оправдал Конради, но и признал похвальным желание «мстить большевикам».[2]

Виктория Федоровна предпочитала не называть некоторые вещи собственными именами. Генерала такие тонкости не смущали. Кошки не ловят мышей в белых перчатках. Если Волошин не помнил Плутарха, то он ещё с юнкерского училища знал изречение Макиавелли, что, если поступки срамят тебя, надо, чтобы результаты их тебя оправдали.

Конради стрелял в комиссара Воровского. А в Ницце как отыскать подходящий объект для активных действий? Большевистские комиссары здесь не появляются. Особенно в таких рангах и с такими фамилиями, какие называл ему в Париже Нобель.

Волошин начал уже подумывать, не кончить ли ему этот спектакль с «императорским двором». Пока есть в запасе кое-какие деньги, благоразумнее, как это сделал однокашник и кавалергард князь Вяземский, обзавестись кафе или маленьким ресторанчиком. Иметь скромный, зато надежный и спокойный заработок.

Но на глаза попалась заметка в газете, и Волошин понял, что долгожданная удача рядом.

По-строевому печатая шаг, генерал прошел в комнату, где пребывали в меланхолии высокие супруги, и положил на стол вечернюю газету.

Отчеркнутая красным карандашом заметка извещала о прибытии во Францию народного комиссара по иностранным делам СССР господина Чичерина.

— Ну и что, генерал?

— Дальше, ваше величество, — взволнованно продолжил Волошин. — Читайте дальше!.. Предполагается приезд комиссара Чичерина на Ривьеру для отдыха и поправки здоровья. Перетрудился большевичок… Вы понимаете, какая это удача!

— Но, генерал…

— Ваше величество не будет иметь к этому никакого отношения. Все организую как надо. Это же блестящая возможность показать всему миру нашу силу. Такой случай упускать нельзя.

— Вы абсолютно правы, генерал, — жестко и настойчиво поддержала Виктория Федоровна. — Такой случай мы не имеем права упустить. Но помните, Волошин, мы ничего не знаем. Это непременное условие.

— Только так и будет все сделано! — горячо заверил Волошин «императрицу».

Виктория Федоровна ласково поглядела на преданного друга семьи. Если то, о чём Волошин сказал, удастся, не надо будет задумываться над каждой тысячей франков. Будут фунты, доллары, франки. Будут люди. Храбрые солдаты и офицеры, готовые пойти в бой за восстановление на престоле «императора и самодержца Российского Кирилла Первого» и его августейшей супруги.


При виде неожиданного гостя князь Вяземский не успел даже снять белый фартук, в котором он стоял за стойкой собственного заведения.

— Какая приятная неожиданность, генерал! — воскликнул хозяин, разводя руками и изображая радость на длинном лице. — Чему обязан?

— Заприте лавочку, Вяземский.

Князь прошел к двери и щелкнул замком. Снял через голову фартук и выжидающе поглядел на Волошина.

— Принесите бутылку, — сказал генерал, усаживаясь за столик. — Да не вашего обычного, а шато-лафит.

Он небрежно кинул на скатерть франки. Наметанным движением бармена Вяземский смахнул деньги в карман и принес бутылку с длинным горлышком, опечатанную темным сургучом.

Волошин с видом знатока прочитал этикетку.

— А какие были времена, князь! — мечтательно вздохнул он. — К супу выдержанная мадера, к форели и говядине — пишон-лонгвиль, к десерту— замороженный редерер… Дам в шампанском купали… Садитесь, князь.

Вяземский налил в бокалы ароматный шато-лафит. Глаза хозяина бара были настороженными.

— Вот читайте, — коротко сказал Волошин, подав Вяземскому вечернюю газету с отчеркнутой заметкой. — Прелестное вино. Мы, князь, могли раньше на Ривьеру махнуть с опереточной дивой, а у комиссаров строгости. Только по предписанию врача для поправки здоровья. Всё-таки я не понимаю большевиков. Завоевали целую страну, а носят те же самые штаны, едят кашу и воблу и пьют чай вприкуску. Решительно не понимаю… Зачем тогда им нужно было делать революцию?.. Так вот, Чичерин приезжает на Ривьеру…

— Хотите пристукнуть комиссара? — догадался хозяин бара, нетерпеливо шевельнувшись на стуле. — Знатное было бы дело. На всю Европу шум поднимется. Я правильно понимаю вас, генерал?

— Кроме шума, Вяземский, могут быть и более реальные вещи. Разве эта забегаловка достойна славной фамилии Вяземских? Если мне не изменяет память, ваш род себя от Гедиминовичей числит. Поместья в Орловской и Тверской губерниях… Особняк в Питере на Морской, два выезда… А тут? Бывшему кавалергарду и в стесненных условиях приличествует иметь в руках по крайней мере шикарный ресторан.

— Я не отказался бы получить в собственное владение «Принц-отель», — усмехнулся помрачневший хозяин бара. — Для этого не хватает сущего пустяка — нескольких миллионов франков. Может, предоставите кредит, генерал? Что вам стоит, находясь при императорской особе, помочь собрату…

— Кредит — это мелко, князь. Наличные!.. На миллион, конечно, трудно рассчитывать, но сумма может быть весьма кругленькой. Как бы вы отнеслись, Вяземский, к наличным?

— Не стану возражать… Ещё бутылочку? У меня есть восхитительный шато-фильго девяносто седьмого года.

— Нам с вами нужно помочь его императорскому величеству… Но с именем Кирилла Владимировича это не может быть связано.

— Понимаю… Группа русских патриотов, следуя священному зову мести за поруганную родину и так далее… Вы убеждены, что за это заплатят деньги?

— Заплатят, князь… Даю вам слово дворянина, — твердо ответил Волошин, покосился на запертую дверь бара и добавил, понизив голос: — И в твёрдой валюте. Я имел беседу…

Выслушав рассказ о визите мистера Брасса, Вяземский недоверчиво хмыкнул:

— Вдруг этот корреспондент наболтал?

— Нет, тут не болтовня, Вяземский. Тут деловое предложение. В таких случаях никто не будет выдавать письменных гарантий… А потом… Может быть, вы знаете другой способ получить деньги, князь?

У Вяземского на губах показалась неопределенная усмешка. Он подумал: не стоит ли осадить спесивого, непомерно задирающего нос Волошина, вообразившего, что он пуп земли?

Рассказать ему о разговорах, которые ведет князь Вяземский с инженером Арбеновым? Если груз будет найден, перспективы здесь откроются самые заманчивые.

Но перспективами, к сожалению, нельзя было погасить вексель, срок платежа по которому наступал через неделю. Если этот вексель не будет оплачен, бар, к которому князь Вяземский стал уже привыкать, пойдет с молотка.

— Пока мы получим за комиссарика твердую валюту, придется вложить в дело собственные франки. Я, к сожалению, в данное время не располагаю.

— Деньги на операцию будут. Это моя забота.

— Какая же забота моя? — деловито спросил Вяземский.

— Найти надежных людей. Переговорить с ними от своего имени и заручиться согласием. Меня здесь все знают, и любой разговор, который я буду вести, непременно свяжут с особой его величества. Когда надежные люди будут подобраны, я включусь в операцию.

— Понимаю, генерал… Есть подходящий человек.

— Кто?

— Эльвенгрен Георгий Евгеньевич… Из остзейских баронов, бывший штаб-ротмистр. Находится на отдыхе. Проживает в Монте-Карло, пансион «Отель-де-ла-терра-се», связан с Торгпромом и имеет опыт в делах, которые вы предлагаете.

— Переговорите с ним, Вяземский… Это очень подходящая кандидатура. Если понадобится, упомяните в разговоре о письмах, в которых он излагал Кириллу Владимировичу свои планы борьбы с большевиками. Планы остались нереализованными, но кое-какие субсидии, как я сейчас припоминаю, Эльвенгрен под них получил. Имеются подлинные расписки. Но это так, на крайний случай. Я уверен, что штаб-ротмистр не откажется от возможности освободить землю Франции от присутствия красного комиссара.

Волошин оказался прав. Когда Вяземский разыскал Эльвенгрена и изложил суть дела, штаб-ротмистр тут же дал согласие принять в нем участие.

— У меня с комиссаром Чичериным особый счет, Вяземский, — туманно, не вдаваясь в подробности, сказал Эльвенгрен, припомнив берлинский вечер, когда в прокуренном кафе он узнал о провале операции на потсдамском вокзале.

— Я был уверен, что вы согласитесь, Эльвенгрен.

— Одного согласия мало, князь. Нужны деньги и оружие.

— Это будет. Что еще вас беспокоит?

— Как отнесется к такому чрезвычайному происшествию французская полиция?

— Всё предусмотрено, Эльвенгрен, — улыбнулся Вяземский, собрав жесткие складки возле рта. — Французы понимают, что визит Чичерина вызовет активизацию нежелательных элементов. Большевистская зараза, штаб-ротмистр, к несчастью, проникает через границы. Я думаю, далеко не всем французам нравится, что у них завелись собственные коммунисты.

— Это теория, князь… А как практически вступить в контакт с полицией? Требуется ведь пустяк — чтобы немного зажмурили глаза…

— Полицию я беру на себя, — важно сказал князь. — Думаю, удастся убедить здешних чинов, что акция русских эмигрантов, выразившаяся в священной мести за поруганную родину, будет одновременно противодействовать активизации элементов, сочувствующих большевикам.

— Сочувствующие элементы и большевистский комиссар по иностранным делам — это разные вещи. Чичерин лицо официальное. Как бы полиция ни крутила, с этим фактом она не может не считаться.

— Безусловно, Эльвенгрен. И всё-таки нет основании тревожиться. Вспомните, чем кончился суд над Конради? Я думаю, что французы не захотят доводить дело и до суда. Полиция прижмурит глаза и даст нам возможность скрыться. Здесь ведь до Италии рукой подать.

— Лишь бы не мешали. Если будет сделано дело, скрыться мы сумеем. Это генерал Волошин вам посоветовал встретиться со мной?

Вяземский понял, что надо сказать правду.

— Да, Эльвенгрен… Генерал говорил о ваших обращениях к Кириллу Владимировичу с планами активной борьбы против большевиков. Кажется, эти обращения были достойно оценены?

— Моральная оценка их была весьма высокой, — насмешливо откликнулся штаб-ротмистр. — Что же касается оценок другого плана, я не могу, к сожалению, выразить признательность великому князю.

— Вы кусачий, Эльвенгрен, — усмехнулся Вяземский, — но это мне нравится. Я рад, что ещё не все русские офицеры утратили боевой дух. Кроме нас самих, никто нам не возвратит родину, очищенную от большевистской заразы. И никто не освобождал офицеров от присяги на верность царю и отечеству.

— Нам надо стрелять, князь, а не читать проповеди насчет долга и присяги, — зло откликнулся Эльвенгрен. — Действовать! Настигать комиссаров везде, где бы они ни появились… Ненавижу мужичье, захватившее власть. В мире нет ничего равного. Даже смерть не равна, а они пытаются утвердить всеобщее равенство. В судках из севрского фарфора ручной работы вымачивают пайковые селедки… А русские эмигранты? «Франция, Париж…» Половина из них только и мечтала, что купит здесь два десятка пирожных, заберется с ногами на кровать и слопает их… Вера, присяга… Утрачиваются высокие идеалы, князь. Надо стрелять, а не лопать пирожное.

— Согласен с вами, штаб-ротмистр. Но нельзя забывать, что стрелять нам придется на чужой земле. Я понимаю ваши чувства и принимаю искренность, но нам реально помогла бы версия, что наша акция вызвана стихийным возмущением защитников права и порядка против комиссаров и их негласных приспешников на французской земле.

— Ловко придумано, Вяземский… Возмущение защитников права и порядка. Белые рыцари-мстители! Мстили за единую и неделимую, а теперь будем мстить за оскорбленную Францию…

— Не иронизируйте, Эльвенгрен.

— Я не иронизирую, князь… Представьте, что сейчас я говорю доподлиннейшую правду. В восемнадцатом году я мстил за единую и неделимую Россию, потому что на ней находились мои и ваши поместья. Сейчас я буду мстить за Францию, потому что на её священной земле находится ваше питейное заведение и имеет честь пребывать «император Кирилл с августейшей супругой»… Масштабы мельче, а суть одна. Извините, Вяземский, но последнее время мне всё чаще и чаще хочется называть вещи собственными именами. Так самому становится яснее…

— Есть предложение привлечь к операции нескольких членов «Братства офицеров» Атаманского полка.

— Нет, — резко возразил Эльвенгрен. — Только без «братств». Это кончается тем, что деньги растранжириваются и операция проваливается. У меня другое предложение, князь. Никого из посторонних не привлекать. Сделать это втроём: вы, я и генерал Волошин. По крайней мере, хоть оградим себя от болтунов…

— Но генерал Волошин…

— Я понимаю вас, Вяземский. На человека, близкого к особе «императора Кирилла Первого», не может пасть и тени подозрения. Высокая особа не может иметь отношения к тем делам, за которые бреют головы… Постараемся, чтобы на Волошина не пало подозрение… Неужели два кавалергардских офицера не справятся с одним большевистским комиссаром? Здесь же, слава богу, нет чека, а французская полиция, по вашим словам, мешать не будет…


Вяземский и Волошин согласились с предложением Эльвенгрена, что операцию надо провести малыми силами надежных людей. Это поможет до поры сохранить в тайне то обстоятельство, что великий князь Кирилл Владимирович не был в стороне от проведения акта возмездия над большевистским комиссаром. Этот акт засвидетельствует, какими силами располагают кирилловцы, которые при необходимой материальной помощи могут восстановить в России законную власть престола.

Волошин немедленно поехал в Париж, Густав Нобель одобрил план. Но вместо двадцати тысяч франков, которые генерал просил на проведение операции, Торгпром выдал из особого фонда всего пять тысяч, заверив, что в случае успеха «двор» в Ницце получит еще пятьдесят тысяч.

Волошин вернулся, раздосадованный скупостью и расчётливостью торгпромовцев.

Но Виктория Федоровна, весьма экономно выдававшая деньги на печатание манифестов, на сей раз бестрепетно отсчитала недостающие франки. Хотя полученное наследство таяло, до русского престола было далеко, а у «его величества» опять случился крупный проигрыш в казино, Виктория Федоровна не поскупилась. Операция отвечала её потаённым планам, и удача могла во многом перекрыть затраты.


Торопливый визит Волошина в Париж был замечен Крауминем, и через несколько дней на стол Менжинского легла очередная шифровка.

— Истинно говорится, что деньги не пахнут, — усмехнулся Вячеслав Рудольфович. Перечитал сообщение и вскинул глаза на помощника.

— Вы знаете историю этой общеизвестной мудрости? Её изобрели римляне, когда один из их императоров ввел налог на сортиры… Высокопринципиальные российские торговцы и финансовые тузы, категорически отвергающие идею восстановления монархии, готовы идти на союз с кирилловцами, если только представляется возможность выступить против нас. Вот и вся их принципиальность… Для нас любое объединение эмигрантских групп крайне нежелательно. Когда между собакой и кошкой возникает дружба, это всегда союз против повара. Зверям нельзя давать возможность сбиваться в стаю. Мы должны разобщать их. С этой точки зрения успешное выполнение Кулагиным полученного задания будет тоже иметь значение. У торгпромовцев самое чувствительное место — бюджет. Если те деньги, которые они дадут Волошину, будут растрачены кирилловцами впустую, не принесут торгашам ожидаемой политической прибыли, генерала Волошина и «императора Кирилла» они больше к себе не подпустят. Тут уж они нажмут на свои антимонархические убеждения.

— Тем более что, по имеющимся сведениям, торгпромовцы интересуются нашими концессиями, Вячеслав Рудольфович. Потихоньку готовят заявки и начинают за границей обхаживать представителей Наркомвнешторга.

— Боятся, что европейские акулы опередят их насчет концессии. Как говорится, дружба дружбой, а табачок врозь… Мы ведь уже не один десяток торговых соглашений заключили. Торгпром с таким фактом теперь вынужден посчитаться.


Несмотря на активное сопротивление эмиграции, Советское государство настойчиво и последовательно пробивало бреши в дипломатической блокаде, устанавливая нормальные отношения с миролюбивыми и дальновидными правительствами, утверждая де-юре Советской страны и вынуждая принимать новые социалистические принципы, положенные в основу советской государственности.

Международное положение страны укреплялось. Народное хозяйство постепенно оправлялось от последствий войны, разрухи, голода и бедствий.

Успехи были несомненные. Их признавали даже самые непримиримые наши враги. Но коммунист Менжинский не имел права обольщаться. Он находился на переднем крае невидимого и ожесточенного сражения и знал по немалому своему опыту подпольной и чекистской работы, что самыми опасными являются звери, загнанные в угол.

В Ницце теперь «выстрелят» и торгпромовские деньги.

Справится ли Кулагин в такой сложной обстановке? Вдруг начнет горячиться, утратит спокойствие, выдержку, способность трезвой оценки обстановки?

Отведет опасность от Чичерина, а себя разоблачит, не сможет войти в доверие к «кирилловнам»?

Тогда операцию «Ривьера» придется начинать заново.

ГЛАВА 8 «В партячейку не побежишь…»

Шифровка, полученная через Крауминя, извещала инженера Арбенова о времени приезда на Ривьеру наркома Чичерина и предупреждала о возможности террористического акта со стороны кирилловцев.

«Да уж, наверное, случая не упустят», — невесело думал Кулагин, рассматривая столбики цифр на полоске папиросной бумаги.

В шифровке также сообщалось наименование отеля, где остановится нарком, и предписывалось обеспечить дополнительные меры безопасности.

Тонкая полоска с цифрами истаяла в желтом пламени спички, оставив в пепельнице щепоть пепла.

«За советом в партячейку не побежишь…» — вспомнились вдруг слова Менжинского.

Кулагин встал со стула и прошелся из конца в конец по комнате пансионата мадам Клюбе. За окном было вечернее тихое небо с алмазными россыпями звезд. Над садом всходила луна. Её мерцающий свет ложился чешуйчатой дорожкой на море и перечеркивал улицы изломанными тенями кипарисов и пиний. Трещали цикады. Из ближнего ресторана доносилась музыка фокстрота, и было видно, как на площадке, подстегиваемые выкриками труб и глухими ударами барабана, двигаются пары.

Знакомый и чужой мир за окном таил в тишине опасность и смерть.

Василий Степанович не ожидал, что Чичерин появится на Ривьере так скоро. Прошел только месяц с тех пор, как инженер Арбенов живет в здешнем пансионе. Слишком малый срок, чтобы подготовиться к выполнению той работы, для которой он приехал в эти далекие края.

Всё ли он сумел сделать за этот месяц?.. Нароков теперь не в счёт. Он свою роль выполнил. Дал возможность осесть на месте так, что это не вызвало подозрения. Инженер больше не встречался с капитаном и был уверен, что тот тоже не ищет встреч. Иначе придется отдавать взятые в долг франки, а белые мыши вряд ли принесли Нарокову желанные тысячи.

Оставался Вяземский. Князь, хоть и однокашник Волошина по Пажескому корпусу, себе на уме. У его светлости теперь один самодержец — звонкая монета. Ради неё Вяземский пойдет на всё. Тем более что его подпирают сроки уплаты по векселям.

Штаб-ротмистр Эльвенгрен… Предельно осторожен и на знакомства не идёт. Василий Степанович знал, где проживает Эльвенгрен, и несколько раз видел известного чекистам боевика. Высокого тяжелолицего человека с приплюснутым, словно у боксера, носом и крохотными глазками, спрятанными под массивными надбровными дугами. Позавчера Эльвенгрен вдруг посетил заведение Вяземского…

Без нужды штаб-ротмистр не появился бы в баре. У Вяземского незадолго перед этим был Волошин, а затем сюда пришел Эльвенгрен. Похоже, сбивается активная тройка. Как раз в тот момент, когда должен прибыть Чичерин.

Логическая цепочка выстраивалась и обрастала фактами.

Кулагин открыл окно. В накуренную комнату потянуло свежим воздухом. Дышать стало легче, и визгливые звуки оркестра в ближнем ресторане перестали раздражать.

Это же здорово, когда после страшной и долгой войны люди снова танцуют. Лучше танцевать, чем стрелять друг в друга.

Ему с Олей мало довелось танцевать. Как она там живет? Как Николаха?

Мысли расслабляли, и Василий Степанович прогнал их.

За этот месяц были тщательно изучены связи сиятельного князя и выяснено его имущественное положение… Последнее, как и следовало ожидать, он знал. В самое ближайшее время хозяину бара предстоял платеж по векселю, а денег для этого у него не было.

Разговоры за аперитивом сближали собеседников. Но всё-таки Арбенов время от времени ловил на себе настороженный взгляд желтоватых, по-птичьи округлых глаз Вяземского и снова думал, что его подопечный, наверное, ещё не созрел для той роли, к которой исподволь, но настойчиво его готовили.

В князе смешались инстинктивная осторожность человека, хлебнувшего лиха, и обыкновенная жадность, стремление поживиться за счет Арбенова.

Вторая задача — французская полиция. Как она себя поведет? Нарком Чичерин — лицо официальное, и в отношении обеспечения его безопасности, несомненно, будут даны соответствующие указания. Но ведь и строгие указания можно выполнять по-разному.

Как в невидимой шахматной партии, Кулагин видел теперь позицию противника и знал, какой будет сделан следующий ход. Этот ход нужно было нейтрализовать, но так расчетливо и умно, чтобы не раскрыть основного замысла игры.

Безопасность Чичерина — это лишь эпизод в операции «Ривьера». Важный, но отнюдь не основной. Главная цель состоит в проникновении чекиста Кулагина в организацию кирилловцев. Теперь, когда они решились перейти к террору, эта задача становится особенно важной.

Вспомнилось, что говорил Менжинский о логике развития. Кирилловны неминуемо должны были скатиться к террору, а возможность террора порождает и террористов.


Из очередной поездки в Марсель Арбенов подкатил к бару на такси.

Чаевые Арбенова были, наверное, весьма щедрыми, потому что водитель, сдернув с головы форменную фуражку, с особой почтительностью изогнулся в поклоне.

— Кажется, удача, князь! — с порога сказал Арбенов. — Чуяло мое сердце, что след отыщется в Марселе… Провидение иногда посещает людей… Дайте коньяк. Самый лучший, какой только у вас найдется… «Дюк Ришелье» разгрузился всё-таки в Марсельском порту. В связи с невозможностью выполнить рейс в Архангельск… Теперь остаются юридические формальности, и всё будет в моих руках…

За бутылкой «камю» Арбенов изложил свои дальнейшие планы.

— Импортно-экспортная фирма… Я насмотрелся в пакгаузах, сколько там валяется остатков военного имущества. Скоро начнется их распродажа. Потребуются услуги по импорту и экспорту. Сначала контора в Марселе и агентство в Ницце. Надеюсь, князь, вы не откажетесь возглавить такое агентство?

— Не откажусь, — торопливо согласился Вяземский.

— Спасибо, князь. Я ведь, в сущности, одинок в этих палестинах, а для дела мне потребуются люди, которым я мог бы верить, как самому себе… Как верю вам.

Вяземский единым глотком опорожнил рюмку коньяку и сказал, что люди будут. Верные и надежные. Но к сожалению, не очень сведущие в коммерции.

— Пустяки, — небрежно отмахнулся Арбенов. — Главное будет состоять не столько в коммерции, сколько в умении держать язык за зубами и точно выполнять мои распоряжения. Моего коммерческого навыка на первых порах хватит на всех. Кого бы вы могли мне порекомендовать?

Он был уверен, что Вяземский назовет фамилию штаб-ротмистра Эльвенгрена, и не ошибся. Ведь ради того чтобы Вяземский назвал нужные фамилии, инженер Арбенов вот уже месяц пил дрянное перно в заведении князя.

— По некоторым соображениям, князь, я просил бы вас, не называя моего имени, переговорить с Эльвенгреном незамедлительно.

— Незамедлительно? — переспросил Вяземский и огладил подбородок. — Почему такая спешность?

— Мне слишком долго пришлось искать мою удачу. И теперь я не хочу даже на день откладывать реализацию моего плана. Коммерция диктует жесткие темпы, князь.

— Боюсь, что в ближайшие дни мне не удастся выполнить вашу просьбу.

Инженер Арбенов оглядел крохотный зал бара и с улыбкой заметил, что он не видит наплыва клиентов.

— Я занят не только баром, — ответил князь. — Эльвенгрен, насколько мне известно, тоже будет занят в ближайшие дни.

— Сожалею, господин Вяземский. Но ждать не имею возможности, — инженер отставил недопитую рюмку коньяку и взялся за шляпу. — Видимо, моё предложение не очень вас интересует… Будем считать, что я вам ничего не говорил… Имею честь, князь!

Такой поворот дела не устраивал Вяземского. На лице его явно отразилось смятение. Надо же! После стольких месяцев затишья вдруг — удачное дело, от которого ощутимо пахло крупными деньгами.

Вяземский решился. Догнал Арбенова у двери и вернул его.

— Если я вам скажу, чем будут заняты мои друзья, вы отложите ваше дело не только на неделю, — горячо зашептал он, оглядываясь по сторонам. — Комиссарчика одного мы хотим… В общем, того! Такой случай подвёртывается!.. Только вам, господин Арбенов… По взаимному доверию…


Шахматный ход был сделан точный, ставка на Вяземского оказалась верной.

Чекист Кулагин получил нужную информацию и обрёл доверие, которое было первым шагом для проникновения в логово кирилловцев.


На следующий день шеф тайной полиции города Ниццы получил письмо, прибывшее обычной почтой. Отпечатанное на листе добротной бумаги, оно извещало шефа, что организация кирилловцев готовит террористический акт против наркома Чичерина, прибывающего на Ривьеру. Автор письма, пожелавший остаться неизвестным, называл фамилии террористов и сообщал некоторые, весьма достоверные, подробности затеваемого покушения. Он полагал далее, что полиция Ниццы примет все меры по обеспечению безопасности члена Советского правительства, прибывшего по официальному приглашению Французской республики. Высказывалось также удивление, что в нарушение государственного суверенитета Франции шеф полиции Ниццы допускает деятельность преступных эмигрантских организаций.

«А вот это уже не ваше дело, мсье…» — свирепо подумал шеф, читая вежливое и ядовитое письмо. В заключение там сообщалось, что, если террористический акт не будет предупрежден, копия письма с официальной почтовой отметкой о вручении его адресату будет передана Советскому правительству и направлена в оппозиционную прессу.

Шеф полиции нажал кнопку, вызывая секретаря.

ГЛАВА 9 Отель «Меритимэ»

— Не верьте этой брехне, Эльвенгрен, — снисходительно сказал Вяземский, когда штаб-ротмистр показал газету, где сообщалось, что народный комиссар по иностранным делам СССР, прибывший на отдых и лечение, остановился в отеле «Меритимэ».

— У вас есть более достоверные сведения, князь? — спросил Эльвенгрен, не очень доверявший газетной писанине.

— Из самых надежных источников, — довольно ответил Вяземский. — Я же говорил, что полицию беру на себя… Большевистский комиссар остановился в частной лечебнице километрах в пятнадцати от Тулона.

— Название лечебницы?

— К сожалению, узнать не удалось. Они ведь тоже не очень распускают языки.

Адрес наркома Чичерина Вяземский изобрел сам. Иного выхода у него не было — срок платежа загонял в угол. Вот почему князь рискнул намекнуть генералу Волошину, что имеет связи с тайной полицией и может разведать местопребывание советского комиссара.

— Но это будет стоить денег, генерал… Такие сведения в порядке любезности не выкладывают…

«Для полиции» Волошин выложил тысячу франков, и князь в тот же день оплатил срочный вексель.

Теперь он опасался, как бы коллеги не разузнали, что он разоткровенничался с Арбеновым и вдобавок прикарманил франки.

Если такое выплывет на свет божий, князю не поздоровится. У штаб-ротмистра рука тяжелая. Этот фанатик может и за пистолет схватиться. А стреляет он, рассказывают, без промаха.


— Ну что ж, будем искать частную лечебницу в пятнадцати километрах под Тулоном, — помолчав, сказал Эльвенгрен. — Найти можно. Наверняка там появится и наружное наблюдение и машин больше, чем у обычных лечебниц.

— Завтра на площади у ниццкого вокзала нас будет ждать с машиной Волошин… Черный «рошэ». Полиции можно не опасаться, но на глаза тоже лезть не следует.

— Понятно. На всякий случай я прихвачу и гранату.

— Правильно, Эльвенгрен, чтобы уж наверняка…

Прибрежное шоссе на Тулон вилось асфальтовой лентой, огибая мысы, зелеными языками раздвинувшие лазурную воду, перескакивало по кружевным мостам и неожиданно ныряло в тоннели, пробитые в тверди скал. В гуще олеандров, гарриг и маквисов белели виллы. Среди серебристо-зеленых оливковых рощ стояли ухоженные дома с плоскими черепичными крышами.

Миновав Тулон, поехали медленнее, внимательно вглядываясь в пансионаты и лечебницы по обеим сторонам шоссе. Вниз и вверх уходили ответвления дороги, улицы и проезды. Ехавшие в черном «рошэ» постепенно соображали, что найти нужную лечебницу в россыпи домов, отелей, вилл и загородных особняков, поднимающихся от берега моря чуть ли не до вершин гор, весьма непросто.

— Может быть, спросить?

— Может быть, оставлять визитные карточки в каждом пансионате? — насмешливо откликнулся Эльвенгрен. — Пустая затея, князь. Вам надо было выяснить поточнее адрес комиссара Чичерина.

— Штаб-ротмистр прав, Вяземский, — сердито поддержал Волошин. — За тысячу франков ваши друзья в тайной полиции могли бы дать и более точные сведения.

— Французская полиция стоит дороже, чем стоила русская, генерал, — отпарировал князь. — Здесь всё имеет собственную цену. За тысячу мы получили только то, что стоит тысячу… Скажите спасибо, что хоть насчет Тулона удалось проведать.

Часа четыре черный «рошэ» кружил по бесконечным улицам, подъемам и спускам, тыкался в тупики и переулки. Сидевшие в нем старательно глазели по сторонам, надеясь приметить необычное оживление, скопление машин или какие-нибудь другие признаки, по которым опытный глаз мог бы определить, что здесь пребывает важная персона.

— Нет, наугад искать, бессмысленно, — решительно заявил Эльвенгрен. — Попусту потратим время и попадемся на заметку. Поехали обратно в Ниццу. Заглянем, на всякий случай, к отелю «Меритимэ». Газетчики — народ глазастый. Может быть, они на этот раз в самом деле правду написали?

— Позвольте, господин Эльвенгрен, — взъерошился было Вяземский, но Волошин круто развернул машину.

Отель «Меритимэ» располагался на окраине города возле просторного пляжа. Узкая дорога, на которой едва могли разъехаться два автомобиля, шла в каменном коридоре оград и задних стен приземистых домов, сложенных из ноздреватого известняка.

Просторный, с большими окнами отель «Меритимэ» был повернут П-образным фасадом к морю. К ослепительной лазури, чуть тронутой прохладным бризом.

Оставив на стоянке автомобиль, трое пошли к входу в отель, где под полосатыми тентами виднелись столики летнего бара. За одним из них сидела шумная компания то ли англичан, то ли американцев.

— Что угодно? — проворный кельнер выскочил из-за портьеры, обмахнул салфеткой стол и застыл в ожидающей позе.

— Вермут и содовую, — кинул Волошин, облегченно вытирая платком вспотевшее лицо.

Эльвенгрен, внимательно и незаметно оглядываясь вокруг, увидел возле чугунной ограды человека, с подчеркнуто независимым видом прогуливающегося вдоль правого крыла отеля. Штаб-ротмистр повернул голову и у другого крыла увидел такую же подчеркнуто безразличную фигуру в сером костюме. С боковых дорожек парка к столикам, за которым расположились прибывшие на черном «рошэ», приближались ещё двое.

«Охрана, — догадался Эльвенгрен. — Ну конечно же охрана!.. Агенты тайной полиции».

Неужели газеты не соврали и комиссар Чичерин в самом деле живет в отеле «Меритимэ»? Иначе на кой черт торчать здесь этим типам?

— Похоже, что Чичерин здесь! — возбужденно сказал штаб-ротмистр. — Не оглядывайтесь по сторонам!.. Мы уже попали под наблюдение… Видите, из главного входа вышел ещё один?.. В полосатом пиджаке. Не крутите же головой, генерал.

— Из бокового тоже двое вышли, — шепотом сказал Вяземский, сидевший напротив Эльвенгрена. Сухое лицо князя покрылось нервными пятнами.

— Кельнер! — позвал Волошин.

— Что угодно господам?

— Ещё вермут!.. Скажите, в отеле есть свободные комнаты? Мы туристы, путешествуем по побережью. У вас здесь очень мило… Может быть, мы решим сделать остановку на два-три дня…

— О, конечно, господа, у нас есть свободные комнаты. Вы совершенно правильно решили. В отеле «Меритимэ» вы чудесно проведете время. Море, прекрасный пляж и тишина… Одну минуточку, господа, я сейчас передам портье ваше желание.

Портье, такой же проворный, как и кельнер, через две минуты появился у столика и заверил, что может поместить гостей со всеми удобствами. Есть отличные комнаты на втором этаже с балконами. Может быть, господа пожелают люкс? В ванны подается морская вода…

— Нет, месье, люкс не потребуется. Нас вполне устроят комнаты на втором этаже.

— Как угодно господам.

Охранники стали неприметно подтягиваться к столику, где сидели трое туристов, пожелавшие снять комнаты в отеле.

— Осторожно, нас, кажется, основательно берут на прицел, — тихо сказал Эльвенгрен и громко добавил: — Вид здесь очаровательный. Мы удачно придумали сделать остановку. Ездить на машине без отдыха по такому пеклу…

— Конечно, удачная мысль, — нарочито оживленным голосом поддержал Волошин.

Компания иностранцев за соседним столиком тоже пила вино и громко болтала. Но на них охрана явно не обращала никакого внимания. Молчаливые фигуры в серых костюмах медленно стягивались к столику, где сидели трое, прибывшие на черном «рошэ».

— О, господа, — вывернулся из-за портьеры гибкий кельнер. — Администрация отеля приносит глубочайшие извинения. К сожалению, портье невольно ввёл вас в заблуждение. Ни я, ни портье не знали, что господин управляющий сегодня утром принял заказ на все свободные комнаты от Общества любителей морского купания… Ещё раз вермут?

— Не надо, — буркнул Волошин и покосился по сторонам.

Агенты охраны полукольцом охватили столик, где сидели трое, и выжидательно застыли в напускном безразличии.

Большая черная машина стремительно вывернулась из-за поворота, прошуршала резиной по асфальту и замерла у подъезда «Меритимэ». Из дверей тотчас же выскочили швейцар и ещё двое, многозначительно придерживающие на бегу карманы.

Шофер открыл дверь, и знакомый Эльвенгрену по многим фотографиям человек в скромном костюме и фетровой шляпе стал подниматься по ступеням подъезда.

— Чичерин! — яростным шепотом сказал Эльвенгрен. — Это же комиссар Чичерин!

Рука штаб-ротмистра скользнула под пиджак и нащупала сталь тяжелого пистолета.

— Вы с ума сошли, Эльвенгрен! — хриплым выкриком, округлив глаза, удержал штаб-ротмистра генерал Волошин. — Ни в коем случае!.. Не разрешаю!

Народный комиссар по иностранным делам уже поднялся по ступенькам и теперь шел к распахнутой двери отеля. Эльвенгрену была хорошо видна открытая спина Чичерина. Был удобный случай выхватить пистолет и разрядить обойму в большевистского комиссара, который ушёл от него в Берлине и через несколько секунд скроется в парадных, отделанных бронзой дверях отеля «Меритимэ».

Вяземский, посерев лицом, вскинул в протестующем жесте склеротические ладони. Волошин нервно крутил головой.

Краем глаза штаб-ротмистр приметил двух агентов, оказавшихся в десятке метров за его спиной. Понял, что выстрелить не дадут, опередят… Попасть на мушку даже ради Чичерина Эльвенгрен не имел желания.

Высокая дверь отеля медленно закрылась за Чичериным.

— Немедленно уезжаем, господа! — торопливо заговорил Вяземский. — Кельнер, я прошу счет!.. Боже мой, куда он запропастился… Кельнер!

— Не суетитесь, князь, — Эльвенгрен встал из-за стола и вызывающе уставился на ближнего агента охраны. Тот встретил взгляд штаб-ротмистра прозрачными, ничего не выражающими глазами.

Генерал кинул кредитки подскочившему кельнеру.

К автомобилю шли, едва удерживаясь, чтобы не сорваться на постыдную рысь.

Агенты охраны тем же цепким, охватывающим полукругом следовали поодаль. Похоже, что они только ожидали сигнала схватить трех подозрительных, появившихся возле отеля «Меритимэ».

Такого сигнала они не получили.


Кулагин смеялся. Он понимал, что смех неуместен, что смех без видимой причины могут услышать и заинтересоваться, почему вдруг стало так весело скромному русскому инженеру, уединившемуся в купальной кабине пляжа «Меритимэ», отделенной от других таких же кабин лишь тонкой фанерной перегородкой.

Василий Степанович уткнулся лицом в махровое полотенце, чтобы заглушить невольный смех.

Но стоило ему представить троицу, улепётывающую из отеля, как начинался новый приступ веселости и плечи опять начинали трястись.

Наверное, такое вот состояние испытывал Крауминь, когда помогал ловить кролика, благополучно удравшего с чердака от «смертельной» зажигалки Нарокова…

Первым к машине торопился Волошин. Втянув голову в плечи, растеряв генеральскую осанку, он мелко и часто, как испуганная курица, перебирал короткими ногами, то и дело оглядываясь назад. Сухопарый Вяземский делал неестественно большие шаги, задирая, как на военном плацу, длинные и тонкие ноги, не в такт размахивая руками. Эльвенгрен торопился, подергивая головой, как взнузданная лошадь.

Как говорится, пошли по шерсть, а вернулись стриженые. Вот, так-то, господа террористы. Скажите спасибо, что вам дали убраться целехонькими. Пудовую свечку вам надо теперь поставить шефу ниццкой полиции за его неизъяснимую доброту к «белым мстителям за честь Франции».


Первый тур был сыгран неплохо. Приметив на баре Вяземского замок, Кулагин сразу понял, что троица отправилась на «дело». Василий Степанович немедленно поехал на пляж отеля «Меритимэ», где им ещё неделю назад была абонирована отдельная кабина для раздевания и проведения купальных лечебных процедур. Из узкого оконца кабины отлично просматривался вход в отель и площадь перед фасадом, уставленная столиками летнего кафе под цветными тентами.

Администрация отеля тоже получила безымянное предупреждение о возможной акции русских террористов, которая, безусловно, подорвет репутацию и бизнес солидного и почтенного учреждения. Вряд ли уважаемые клиенты, прибывшие для отдыха на берег Лазурного моря, пожелают останавливаться там, где посреди бела дня сумасшедшие русские могут открыть стрельбу и от их пуль пострадают совершенно неповинные люди…


Теперь Кулагин мог спокойно уложить в изящный саквояжик купальные принадлежности, прикрыв ими тяжелый дальнобойный маузер с запасной обоймой, дать на чай чернявому служителю пляжа и отправиться по своим делам.

Когда черный «рошэ» выскочил наконец из тесного коридора заборов и стен, сложенных из массивного известняка, в машине обрели возможность говорить.

— Хороши же ваши знакомые в тайной полиции, князь! Сначала сунули дутый адрес, а потом вообще чуть не сцапали и не отправили в каталажку… Рыцарь-мститель! Вам больше подходит стоять в баре… За стойкой, в фартуке, ваша светлость…

— Не забывайтесь, штаб-ротмистр, — зло огрызнулся Вяземский. — Неизвестно, где вам самому завтра стоять…

— И что на себя напяливать, — поддержал генерал, тоже оскорбленный запальчивыми словами беглого офицерика из захудалых остзейских баронов. В иные времена Вяземский и Волошин таких вот штаб-ротмистров не пускали на порог собственного дома.

— Во всяком случае, ни вы, ни ваш самозваный император больше меня не увидите. Я не такой идиот, чтобы мозолить в Ницце глаза полиции. У генерала Кутепова найдется работа для меня. Остановите машину!

Эльвенгрен вылез из автомобиля и с такой силой хлопнул дверцей, что неповинный «рошэ» покачнулся, жалобно скрипнув рессорами.

Штаб-ротмистр ушел, не оглянувшись на коллег и унося с собой три тысячи франков задатка, который был им позавчера истребован у генерала под угрозой отказаться от участия в операции.

Задаток у Эльвенгрена полагалось взять назад, но Волошин покосился на карман штаб-ротмистра, оттянутый тяжелым пистолетом, и не решился предъявить подобное требование. Хотя и понимал, что ему предстоит трудное объяснение с Викторией Федоровной по поводу истраченных впустую франков.

— Вот так, князь, — со вздохом сказал Волошин. — Штаб-ротмистр укатит сегодня, в Париж, а нам ехать некуда. Будем надеяться, что у здешней полиции и без нас хватает забот… В конце концов, у неё же нет ни единой улики…

— Конечно, нет. Просто мы заехали в отель, генерал. Выпили по рюмке вермута. За это, слава богу, не сажают в каталажку.

В портовом переулке, неподалеку от собственного заведения, Вяземский тоже вышел из автомобиля. Князь был обескуражен неудачей, хотя в глубине души понимал, что она помогла ему выпутаться из опасной затеи, в которую он попал, утратив собственный здравый смысл.

Последние годы жизни выучили светлейшего князя Вяземского не обжигаться на молоке. В гражданскую он три года кланялся пулям, мёрз в окопах, кормил вшей, валялся раненым по грязным санитарным теплушкам. Бог весть как выжил в кровавой заварухе, как сумел сохранить те крохи, которые позволили в Ницце иметь крышу над головой, приобрести портовый бар, получить, в отличие от многих тысяч эмигрантов, верный кусок хлеба.

У Деникина, у Врангеля были сотни тысяч солдат, опытные офицеры, бронепоезда, пушки, самолеты. Даже танки добрые дяди подкидывали святому белому воинству. Тогда не могли одолеть большевиков, а тут втроём кинулись Россию завоевывать.

Нет, больше Вяземский на такую наживку не клюнет. Недоставало ещё, убравшись целым и невредимым от большевиков, подставлять голову ради самозваного императора.

Сейчас успеха добиваются деловые люди. Нужны не сомнительные авантюры Волошина, а порядочная коммерция, солидное дело. Экспортно-импортная фирма с оптовыми торговыми операциями. Уважаемое представительство фирмы в городе Ницце.

В нынешней ситуации нужнее инженер Арбенов.

Из этого Вяземский теперь и будет исходить в дальнейших своих планах.


Встреча с инженером состоялась на следующий день. Похоже, что дела у Арбенова складывались удачнее, чем у князя. К кафе он снова подъехал на таксомоторе и щедро одарил водителя чаевыми.

— Да, князь, — охотно подтвердил инженер догадку Вяземского. — Вчера я имел беседу в адвокатской конторе Марселя. Там берутся выполнить все юридические формальности, необходимые для получения груза.

— И много времени займут формальности?

— Уверяют, что две-три недели… Ещё рюмку перно. За наши успехи, князь. Кроме адвокатской конторы я побывал в марсельском отделении банка «Лионский кредит». Как только формально будут подтверждены мои права на груз, банк найдет возможность предоставить под залог крупную ссуду. Коносаменты я уже извлек из сейфа и передал адвокатской конторе. Всё складывается удачно, господин Вяземский. Ваши друзья, надеюсь, освободились от чрезвычайных и неотложных дел?

— Вполне, — буркнул Вяземский, ощущая на себе насмешливый взгляд инженера Арбенова. Наверняка инженер вчера схватил охапку вечерних газет в надежде увидеть там сенсационную заметку. Однако её не оказалось, и теперь он мог задавать ехидные вопросы.

Вяземский не собирался посвящать Арбенова во все злоключения вчерашнего дня, но новая бутылка, которую инженер предложил распить за успехи будущей экспортно-импортной фирмы, развязала язык. Через час инженер Арбенов знал все подробности поездки на черном «рошэ». В порыве откровенности Вяземский поведал даже о ссоре со штаб-ротмистром, который заявил, что уезжает в Париж к Кутепову.

«Боевик решил искать нового хозяина, — подумал чекист Кулагин. — В кутеповском РОВСе Эльвенгрен будет много опаснее…»

Приманка в виде будущей экспортно-импортной фирмы не сработала для штаб-ротмистра. Может быть, сказались особенности характера Эльвенгрена, его повышенная настороженность, стремление избегать контактов с малознакомыми людьми? А может быть, все обстояло проще — боевику оказалось важнее присвоить три тысячи франков и убраться к Кутепову. Если это верно, значит, в финансовом отношении Эльвенгрен сидит на мели. Обо всём этом нужно немедленно сообщить Крауминю. Штаб-ротмистра нельзя упускать из виду. Это опасный и решительный враг.


Эльвенгрен уходил, ещё не зная, что торопится к собственному концу. Встретив штаб-ротмистра с распростертыми объятиями, Кутепов тут же перепродаст боевика представителю одной из разведок полковнику Франку, готовящему крупную диверсию на советской земле. Эльвенгрен уедет в Эстонию, где известный диверсант Падерна налаживал переброску через границу материалов для взрыва водопроводной станции в Ленинграде.

Чекисты внимательно следили за действиями диверсантов и держали под контролем их «окна» на границе. Когда взрывчатка была переброшена, все двадцать участников группы Падерны были схвачены с поличным.

Подлинный характер штаб-ротмистра оказался на поверку не таким уж боевым. Попав под арест, он начал лихорадочно спасать жизнь трусливыми признаниями и фальшивой искренностью. Выдавал всех, кого, только мог, рассказывал о связях, об организации диверсионной работы эмигрантских групп, называл фамилии, адреса, систему явок. Слезливо каялся в собственных «прегрешениях». Знал Эльвенгрен много и рассказывал не утаивая, но «прегрешения» его были такими, что и самое искреннее раскаяние не могло освободить боевика от заслуженного наказания.


— Эльвенгрен трясся от страха, — зло продолжал Вяземский. — Упустил Чичерина из-под самого носа. Сорвал операцию…

Инженер Арбенов согласно кивал, подливая в рюмку князю, и поддакивал. Было очевидно, что Волошин и Вяземский будут теперь, дружно спихивать неудачу на уехавшего Эльвенгреда.

— Хорошо, будем считать, что такие, как Эльвенгрен, не подходят для работы в экспортно-импортной фирме… Но генерал Волошин оказался молодцом?

— Несомненно… Волошина я знаю больше двадцати лет. Кстати, господин Арбенов, как вы отнесетесь к знакомству с генералом? Я бы мог представить вас моему однокашнику по Пажескому корпусу.

Арбенов задумчиво крутил в пальцах тонконогую рюмку.

А в груди радостно бухало вдруг разгорячившееся сердце.

Наконец-то! Наконец-то Волошин. Тот, кто больше всех нужен сейчас Кулагину. Оправдалась выдержка. Оправдалась ставка на Вяземского.

Но радость нельзя было показывать.

— Я уже говорил, князь, что политика меня не интересует. Судя по вашим рассказам, Волошин интересный и порядочный человек, но наши деловые устремления так расходятся…

— Вы ошибаетесь, господин Арбенов, — торопливо возразил Вяземский. — Конечно, интересы генерала лежат в области политики. Но подумайте, как могли бы помочь экспортно-импортной фирме люди с такими связями и влиянием, как Волошин.

Инженер вынужден был согласиться с убедительными доводами Вяземского, и через несколько дней знакомство его с генералом состоялось.

Более того, Вяземский оказался прав, убеждая в полезности знакомства. При очередной поездке в адвокатскую контору выяснилось, что выполнение юридических формальностей в отношении груза — дело не такое простое, как поначалу уверял Арбенова почтенный метр Лежен. Виной тому был финский паспорт Арбенова, ограничивающий, к сожалению, возможности русского инженера быть принятым в самых высоких административных инстанциях. Кроме того, владельцы пакгаузов, где лежал груз, снятый с «Дюка Ришелье», требовали уплатить за хранение явно несоразмерную с фактическими затратами сумму, насчитав на основной платеж проценты, пени за просрочку, страховые и прочие суммы.

Генерал Волошин заверил расстроенного Арбенова, что употребит имеющиеся у него в Париже личные связи, чтобы помочь распутать этот клубочек. За будущие услуги генерал попросил три процента комиссионных со стоимости груза. Арбенов предложил один процент в будущем и тысячу франков задатка наличными. Волошин сразу же согласился. Вяземский доверительно сообщил инженеру, что генерал доволен их знакомством и в будущем, когда князь станет возглавлять ниццкое отделение экспортно-импортной фирмы, Волошин не прочь получить в порядке переуступки права владения портовый бар, с которым князю наверняка будет и обременительно и несолидно заниматься в его новом положении.

— Но ведь Волошин находится при дворе Кирилла Владимировича?

— Он найдет кого-нибудь, кто будет стоять за здешней стойкой, — объяснил Вяземский, помолчал и добавил: — Кирилл Владимирович весьма стеснен в средствах… Сейчас умных людей кормит не политика, а коммерция.


«Двор» в Ницце требовал твердой руки, и Виктория Федоровна все больше приходила к мысли, что именно ей нужно подтянуть слабеющие бразды «императорского» правления. Не зря же на русском престоле не раз восседали женщины. Умная и волевая женщина стоит порой много больше, чем десяток растерянных мужчин.

Провал операции расстроил Викторию Федоровну, но она не пала духом. Наоборот, неудача вызвала у неё прилив энергии. Она теперь понимала, что наспех сколоченная группа боевиков никогда не достигнет успеха в активных действиях. Для этого нужна постоянная организация, тщательная подготовка, надежные и проверенные люди.

— Опять николаевские пасквили? — раздраженно спросила Виктория Федоровна, когда на веранде за полосатыми маркизами, колыхавшимися от морского бриза, генерал Волошин делал очередной доклад «их величеству». — Этот самозванец так и не успокаивается. Всё ещё хочет въехать в Москву на белом коне и короноваться в Успенском соборе?

— Его поддерживают офицерские круги, а главное, РОВС, — почтительно напомнил Волошин. — На газеты николаевцы не жалеют денег. Нападки в печати усиливаются.

— Особа императора Кирилла Первого выше грязных газетных инсинуаций, организуемых николаевцами. Вместо того чтобы воевать с комиссарами, поправшими святую русскую землю, нападают на того, кто принял высокий титул в трудное для государства время. Это же неслыханное безрассудство…

— Но мы не можем оставлять без ответа такие оскорбительные нападки, ваше величество.

— Мы и не оставим, генерал, — ответила Виктория Федоровна, и по гону, каким были сказаны слова, Волошин понял, что ему не придется скупиться на газетчиков. — Наш долг защитить авторитет двора от оскорбительных наветов. Но не это сейчас главное… Эльвенгрен, безусловно, повинен в провале операции. Но надо учесть, что при её подготовке были допущены серьезные организационные промахи.

— Позвольте, ваше величество…

— Успокойтесь, Волошин. Я ведь не говорю, что промахи допущены вами. Наши активные действия не могут быть эпизодическими, генерал. Нужна группа, ещё лучше — несколько групп, находящихся в постоянной готовности к активным действиям. На вас возлагается поиск людей, их тщательная проверка и организация таких групп.

— Люди будут, ваше величество. Однако мне представляется, что нельзя рассчитывать на новый приезд Чичерина в Ниццу.

— Кроме Чичерина сыщутся и иные объекты наших интересов. Красных комиссаров, к несчастью, становится всё больше, и активность их возрастает. И потом — почему мы должны ограничиваться только Ривьерой? Европа велика, генерал, да и наши группы не будут носить только ударный характер. Мы поставим перед ними более широкие задачи и свяжем с организацией Кутепова.

— Но там николаевцы, ваше величество.

— Знаю, генерал, и не собираюсь поступаться нашими политическими принципами и законом о престолонаследии. Но манифесты остаются только манифестами, а наши группы будут той реальностью, которую Кутепов, надеюсь, не оставит без внимания. Активные люди нужны всем.

— Безусловно, ваше величество, — с готовностью согласился Волошин. — Но всё это потребует значительных дополнительных затрат.

— Это моя забота, генерал, — с покровительственной улыбкой ответила Виктория Федоровна. Женский ум умеет приметить то, мимо чего равнодушно пройдет сотня мужчин. И в том нет удивительного, поскольку ценность вещей и явлений испокон веков несколько различно воспринимается полами.

Мысль, посетившая Викторию Федоровну, была настолько проста и логична, что Кирилл Владимирович поначалу оторопел, выслушав предложение «императрицы».

— Мы имеем полное право жаловать подданным титулы, награды и должности. Я предлагаю пожаловать титул княгини Донской госпоже Детердинг.

— То есть как княгини Донской? — одолев замешательство, спросил Кирилл Владимирович. — Почему Донской?

— Потому что госпожа Детердинг русская по происхождению, и родом она с Дона, из донских казачек. Нельзя же её именовать в титуле Пензенской или, например, Саратовской.

— Ты права, — согласился «император». — Именно Донской. Княгиня Донская… Это величественно звучит. Титул, данный госпоже законным императором Российским Кириллом Первым… Генерал, немедленно подготовьте рескрипт для опубликования в печати. За особые заслуги перед отечеством и так далее… даруем. Какая восхитительная мысль — даровать подданным титулы и награды!

— Не только титулы и награды, мой друг, — мягко, но настойчиво дополнила супруга. — Но и должности, назначать министров и их товарищей из числа тех, кто доказал нам свою преданность.

— Генерал-губернаторов, начальников департаментов, членов сената, суда, совета государственногр банка, — торопливо принялся подсказывать Волошин должности, достойные «императорского» внимания.

Госпожа Детердинг, супруга нефтяника-миллиардера, была искренне тронута вниманием и «высокой императорской милостью». На пышной церемонии она с благодарностью приняла княжеский титул, о чем было широко оповещено в прессе.

Касса Виктории Федоровны получила наконец долгожданное подкрепление, за счет которого можно было покрыть дополнительные затраты на организацию ударных групп.

Вскоре после этого на «высочайшее» имя поступило прошение от бывшего камер-юнкера барона Миткера. Жалуясь на несправедливое отношение к нему бывшего императора, преданный слуга престола молил «Кирилла Первого» исправить ошибку и одарить барона монаршей милостью.

По совету Волошина престарелый камер-юнкер высочайшим повелением получил назначение на пост тамбовского вице-губернатора.

Это «высочайшее повеление» также было опубликовано в газетах, и прошения от лиц, жаждущих титулов и монаршей милости, стали приходить всё чаще и чаще.

«Двор Кирилла Первого» начал обретать известность и значимость. Женский ум Виктории Федоровны отыскал-таки точку опоры — человеческое тщеславие.


Почтенный метр Лежен оказался оптимистом — доказать права на груз было делом непростым. Вместе с представителем адвокатской конторы Арбенову пришлось чуть ли не каждую неделю ездить в Париж, чтобы лично присутствовать на томительных заседаниях арбитражных, страховых и прочих инстанций, отвечать на многочисленные вопросы, подписывать заявления, ходатайства и апелляции, убеждать, доказывать, заполнять объемистые официальные бланки.

Поездки в Париж «скрашивали» встречи с генералом Волошиным, который теперь тоже часто наведывался в столицу. Генерал помнил об уговоре насчет комиссионных за содействие в получении груза и честно отрабатывал тысячу франков, полученную наличными. Он охотно давал Арбенову адреса и телефоны своих парижских знакомых, которые могли оказаться полезными инженеру в его утомительных хождениях по инстанциям.

Арбенов встречался, разговаривал. Дело с коносаментами продвигалось туго, но духом инженер не падал.

— Не сразу Москва строилась, — напористо говорил он при встречах с Волошиным. — Такой лакомый кусок я всё равно никому не отдам. Вчера мы с адвокатом подали новую апелляцию. Как бы французы ни крутили, коносаменты находятся у меня. Этот факт им не опровергнуть. Не осмелятся же они создать прецедент недоверия к владельцу основного документа по морским перевозкам. Сами на этом суку сидят, зачем же им его подпиливать?

— Упорный у вас характер, господин Арбенов.

— На себя в этом отношении, господин генерал, вам тоже не следует обижаться.

— Да, с Миллером я уже столковался, — довольно усмехался Волошин.

— Надеюсь, что скоро и Кутепова удастся убедить.

— Кто сам не убедится, того не убедишь.

— Именно на это я и рассчитываю. Жизнь убедит этого твердолобого выскочку в необходимости совместных действий. Подумать только — бывший юнкер из олонецких мещан отказывает во встрече доверенному представителю его императорского величества… Это всё работа николаевцев. Так я вчера и информировал двор.

— Я понимаю вас, генерал. Поведение Кутепова становится уже оскорбительным для престижа императора… Сегодня я опять читал совершенно возмутительную статью николаевцев. Разнузданные клеветнические выпады по отношению к особе императора! Простите, генерал, но я не понимаю терпимости двора к подобным газетным публикациям…

Волошин немедленно записывал наименование оскорбительной публикации в памятный блокнотик.

Кулагин сам прибавил себе работы. Теперь каждый день он тщательно просматривал вороха французских и эмигрантских газет и обо всех николаевских публикациях, какие удавалось отыскать, он с возмущенными комментариями сообщал Волошину. Генерал немедленно докладывал Виктории Федоровне о нетерпимой клевете на «императорскую чету», и вскоре в прессе появлялась пространная отповедь кирилловцев, на которую тут же откликались оскорбленные сторонники великого князя Николая Николаевича. В газетной полемике выбалтывались секреты.

После доверительных разговоров за мужским ужином инженер Арбенов, уединившись в гостиничном номере, исписывал столбиками цифр узкие полоски тонкой бумаги. Потом во время прогулок по Парижу забредал в известный ему книжный магазин.


— «…Ударным группам придается постоянный характер… В Каннах создан штаб с отделами. Руководит штабом капитан второго ранга Графф…» — читал Вячеслав Рудольфович очередное сообщение. — Молодец Кулагин. Именно так и следует работать. Без суеты и треска.

Менжинский был доволен, что не ошибся в выборе кандидатуры для проведения операции «Ривьера». Она была выполнена успешно. В логове кирилловцев имелись теперь глаза чекистов. Зоркие, примечающие каждый шаг.

За окном был тихий и теплый день, какие выпадают в то время, когда откняжит август, а сентябрь ещё не наберет осенней хмурости и силы, не собьет в небе низкие, набухающие дождем тучи, а лишь несмело тронет первой позолотой лист на березах.

Извозчик, сняв картуз, поил в фонтане на Лубянской площади лошадь. Косматую, в рыжих подпалинах. Лошадь довольно фыркала, звякала уздечкой, вскидывая голову, и снова припадала к воде.

Табачный дым сизыми струйками уплывал в распахнутое окно.

Шествия на Сухаревку явно поубавились. Страна, как выздоравливающий, одолевший болезнь человек, оправлялась от лихих годин. Сегодня Менжинский с удовлетворением прочитал в газете, что биржи труда преобразуются в подотделы рабочей силы при соответствующих Советах, что этим подотделам требуются для направления на работы инженеры, техники, путейцы, опытные металлисты и особенно строители.

Примечания

1

Отдел борьбы с бандитизмом.

(обратно)

2

Через три года Конради был ликвидирован.

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА 1 «Двор» в Ницце
  • ГЛАВА 2 Особое задание
  • ГЛАВА 3 Заседание Торгпрома
  • ГЛАВА 4 Парижские встречи
  • ГЛАВА 5 Мистер Брасс
  • ГЛАВА 6 Лазурный берег
  • ГЛАВА 7 Блестящая возможность
  • ГЛАВА 8 «В партячейку не побежишь…»
  • ГЛАВА 9 Отель «Меритимэ»
  • *** Примечания ***