Господа из завтра (СИ Обновлено 06.09.09) (fb2)


Настройки текста:





Орлов Борис Махров Алексей Плетнев Сергей Господин из завтра Книга вторая Господа из завтра Блеск далеких зарниц

«Мы слышали, государь, что около тебя есть дурной человек по имени «Правительство», от которого мы страдаем – прогони, молим тебя, государь, прогони его от твоего лица!»

Из письма кабардинцев Александру I

Пролог

На рассвете флот приблизился к резервной зоне высадки на пятьдесят миль, и корабли начали выстраиваться в боевой порядок. Дальше пошли двумя колоннами.

В правой, под непосредственным командованием самого великого князя, шли обе дивизии броненосцев. За ними выстроились броненосные крейсера: «Очаков», «Кагул», «Севастополь», «Керчь». Замыкали колонну два дивизиона эсминцев и плавбаза «Днепр[1]». Свой флаг генерал-адмирал держал на головном «Мономахе».

Левее шли легкие силы: два дивизиона крейсеров, четыре дивизиона эсминцев, плавбазы «Дон» и «Волга». Командовал колонной младший флагман эскадры вице-адмирал Макаров.

Транспорты с десантом и минные заградители, сейчас скрытые туманом, держались мористее. И в десяти милях впереди, строем пеленга, шел головной дозор, состоящий из пяти бронепалубных крейсеров и «Атамана Платова». С «Платова» дозором командовал Эссен.

Генерал-адмирал стоял на крыле мостика, морщился от порывов свежего бриза, но в рубку пока не торопился. Сегодня он еще успеет набегаться по этой тесной норе. Алексей окинул взглядом теряющийся в утренней дымке горизонт. Противника пока не видно, но его флот может появиться в любую минуту.

– Радиограмма с «Платова»! – доложил выглянувший из рубки Витгефт. – Эссен поднял планеры[2]!

– И? – генерал-адмирал, как всегда перед боем, был немногословен.

– Пока ничего!

– И где их носит? – задумчиво прошептал себе под нос командующий. А вслух добавил: – Трех планеров Эссена недостаточно! Радируйте на «Днепр», командиру воздушной разведки: пускай запускает все, кроме резерва. Надо перекрыть наблюдателями три четверти горизонта. Доложить о выполнении приказа немедленно!

– Слушаюсь! – Витгефт нырнул в рубку.

Ветер крепчал, мелкие брызги с гребней волн начали доставать до мостика. Поежившись, великий князь полез в рубку вслед за флагманским адъютантом. При виде командующего присутствующие в отсеке офицеры вытянулись в струнку. Только связисты продолжали что-то отстукивать ключами.

– Докладывайте! – глядя куда-то поверх блистающих погонами плеч своих подчиненных, сказал князь.

– Эскадра закончила перестроение. Объявлена и поддерживается боевая готовность номер два. Курс норд-норд-вест, скорость двенадцать узлов. – Четко отрапортовал начштаба Старк.

– Хорошо, Оскар Викторович, – кивнул командующий. – Продолжайте выполнение своих обязанностей.

Генерал-адмирал медленно прошелся по рубке и остановился возле узкой смотровой щели. Прошло несколько минут. Отсек снова заполнился гулом голосов, перемежаемом щелчками расчетчика и клацаньем радиоключей. В этом шуме князь не сразу расслышал, что к нему обращается командир БЧ-4, и тому даже пришлось деликатно тронуть Алексея за рукав кителя.

– Что? – командующий снова перешел на лаконизм.

– Радиограмма с «Днепра», ваше высокопревосходительство! Командир воздушных разведчиков доложил о выполнении приказа на взлет всех планеров. И…

– И?

– На общей волне с нами связался один из пилотов Эссена.

– Что?!! – рявкнул генерал-адмирал. – Почему не обращается по команде, что за самовольство?

– Пилот говорит, что обнаружил неприятеля и хотел лично вам доложить его координаты, численный состав, курс, скорость и…

– Выслужиться хочет… – хмыкнул адмирал. – Ладно, будет ему награда – белый крестик… во всю жопу! Чего ты мне гарнитуру тычешь? Не буду я с ним разговаривать – сам у него доклад прими и запиши. И не забудь Эссену потом сообщить об этом герое. Думаю, что у Николая Оттовича тоже найдется, чем приветить красавца! Хотя нет – пусть кто-нибудь из твоих людей с пилотом пообщается, а ты дай радиограммы Макарову и Эссену: готовность номер один!

Где-то над серыми волнами летел, борясь со встречным ветром планер русских ВМС. Пилот, в гордыне своей забывший о субординации, разглядывал лежавшие далеко внизу силуэты вражеских кораблей. Он насчитал уже больше пяти десятков вымпелов и идентифицировал в головной группе новейшие броненосцы типа «Ринаун». А вслед за ними… в середине походного ордера шел корабль, раза в полтора раза превосходящий размерами самый крупный броненосец. Это мог быть только «Аннигилятор[3]»…

Через несколько минут генерал-адмирал в третий раз перечитал записку с докладом пилота. У противника и без