Леди-цыганка (fb2)


Настройки текста:



Ширли Басби Леди-цыганка

ПРОЛОГ ПЕРВЫЙ. Золотой браслет

Сентябрь, 1791

День был жаркий, и Джейсон Сэвидж, после недели в седле под палящим солнцем, обрадовался, что они наконец у цели. Они – это сам Джейсон, его товарищ по мальчишеским играм, чистокровный индеец племени чероки со странным именем Блад Дринкер, что означало Пьющий Кровь, и Филипп Нолан – фактический вожак всей троицы. Следовали они вдоль Ред Ривер – Красной реки, названной так за мутновато-красный цвет, который она приобретала, протекая через красноземные равнины Техаса, а местом назначения имели каньон Пало Дуро, где ставили лагерь команчи племени Антилопы. Увидев их первую хижину, Джейсон облегченно вздохнул.

Племя это, самое гордое и самое свирепое из всех индейских племен, кочевавших по огромной территории, известной как Страна команчей, носилось по источенным ветром холмам Льяно Эстакаде и благодаря своей свирепости пользовалось самыми богатыми охотничьими угодьями. Местом для лагеря они избрали каньон Пало Дуро и, хотя были самым малочисленным из всех племен команчей, никто их не смел трогать.

Сами они не знали пределов в своих передвижениях. Как стая волков, налетали они с севера, достигая Чилиальи в Мексике и Санта-Фе на территории Нью-Мексико, оставляя за собой сожженные ранчо. Во всей Новой Испании не было силы, способной их контролировать. Это были полновластные хозяева великих равнин, надменные и безжалостные.

Как все племена команчей, они владели огромными табунами лошадей. Простой воин мог иметь до двухсот пятидесяти голов, а табуны вождей доходили до полутора тысяч. Команчи славились как неуловимые конокрады, но из всех индейцев только они умели разводить лошадей и успешно их продавали.

Именно табуны племени Антилопы и привели троих мужчин в Страну команчей. То было не первое их путешествие. Нолан прожил с племенем два года и был принят там как свой. И все же они приближались к лагерю с осторожностью. Нолан, ехавший первым, уже издалека посылал знаки, означающие, что приехали они с мирными целями.

Джейсон, немного нервничая, не отрывал руки от ружья. Неприятности могут случиться только сейчас: если команчи согласятся торговать, они уже не нарушат перемирия с гостями. Когда Нолан и один из воинов обменялись знаками, Джейсон вздохнул с облегчением. Потом он услышал, как Нолан прошептал:

– Они готовы говорить с нами.

Индейский лагерь раскинулся вдоль реки, среди ив и тополей, обрамлявших песчаные берега. Им отвели хижину в самом центре лагеря. Джейсона всегда удивляло полнейшее пренебрежение индейцев к обороне. В случае атаки растянутый по берегу лагерь защищать было бы невозможно. В то же время кто, будучи в здравом уме, решился бы на такую атаку?

Посмеиваясь над собой, Джейсон помог Бладу Дринкеру развьючить лошадей и перенести в хижину из бизоньих шкур товары, которые они привезли для обмена.

Женщины с любопытством разглядывали незнакомцев. Были они низкорослые, с широкой костью, с намасленными волосами, и Джейсон от души порадовался, что у племени нет обычая делиться женщинами с гостями. Ему вовсе не хотелось бы оскорбить вождя, отказавшись от любви его пахучей жены. Если не считать некоторых ритуалов очищения, команчи не имели обычая мыться.

Филипп Нолан сразу же отправился возобновлять знакомства со старыми приятелями и вернулся явно в хорошем настроении. Он был крупный, черноволосый и синеглазый, высокий – шесть футов и четыре дюйма и широкоплечий. О жизни его, опасной и авантюрной, рассказывали массу скандальных историй. Был он лет на пять старше Джейсона, и тот, едва достигший восемнадцати, буквально обожал его – что бы Нолан ни сделал, все казалось ему неповторимым и единственно правильным.

Блад Дринкер, тот всегда предпочитал быть тенью Джейсона и только искоса наблюдал за крепнущей дружбой между двумя белыми. Индеец мог не сомневаться в его верности, имея все доказательства того, что их юношеская привязанность так же крепка, как и дружба с Ноланом. Жажда приключений жила и в нем, так что Пьющий Кровь занял свое место в их троице.

Когда все они оказались в хижине, Нолан тихо предупредил:

– Со сделкой все будет в порядке – они очень хотят торговать. Только не делайте ставок на скачках. Они выбирают лошадей, которые выглядят клячами и скачут как ветер. Надувать чужаков – любимое их занятие.

Они последовали совету Нолана, и все шло без происшествий вплоть до утра, на которое был назначен отъезд. Они уже обменяли свои стальные ножи, топоры, ружья и множество зеркал на полсотни тщательно отобранных лошадей.

Неприятности возникли, когда Кванах, воин из вернувшегося отряда охотников, потребовал денег за серого в яблоках жеребца, якобы принадлежавшего ему. Нолан терпеливо объяснил, что он купил жеребца у Нокони, одного из вождей. Кванах обиделся на такой ответ и стал задираться. Нолан дипломатично предложил отправиться вместе к Нокони и с ним решить спорный вопрос. К несчастью, оба индейца были убеждены, что являются хозяевами жеребца. Тогда Нолан сделал вид, что он его не интересует: он вернул жеребца и тактично посоветовал воинам решить проблему между собой.

Джейсон и Пьющий Кровь наблюдали за конфликтом на расстоянии и по выражению лица Нолана, когда он вернулся, сразу же поняли, что дела обстоят неважно.

– Нам лучше убираться, и побыстрее. Мне все это не нравится, и чем скорее мы смоемся, тем лучше! – подвел он итог происшествию.

Трое мужчин вскочили в седла и, гоня перед собой купленный табун, покинули лагерь.

Видно было, что Нолан нервничал. Если индеец, проиграв спор, захочет сорвать злость на белых, ему достаточно только кликнуть добровольцев. Конечно, все могло обойтись, но лучше приготовиться к худшему.

Доказывать это не было нужды. Джейсон и Блад Дринкер тоже почуяли опасность и начали изучать скалистые стены каньона, вздымавшиеся вверх футов на триста, в поисках убежища, где можно было бы укрыться. В этом случае лошадей, к сожалению, пришлось бы уступить команчам – им не спасти было и табун, и собственные шкуры. Но покорно отдавать свое добро было не в натуре Джейсона. Махнув рукой, он указал на едва заметную расщелину в скалах.

Оставив друзей с лошадьми, Джейсон направил своего коня в это узкое пространство. Ширины его едва хватало для прохода двух лошадей. Небо над ним сократилось до узенькой голубой полоски, но зато Джейсон обнаружил, что, расщелина ведет к другому каньону, еще меньших размеров. Это был подходящий вариант. Обрадованный, он повернул лошадь.

Вскоре индейские лошадки без потерь были загнаны в узкий проход, и трое мужчин еще раз оценили возможности местности. Оборонять расщелину было несложно, но маленький каньон с песчаным дном, поросшим полынью, мог стать для них смертельной ловушкой. Поэтому они решили разведать, что дальше, и устремились в лабиринт то расширявшихся, то сужавшихся каньонов, упорно продвигаясь на юго-восток.

К концу дня они пришли к выводу, что преследование им не угрожает, опасность миновала. Однако взамен этой возникла другая угроза – запутывая следы, они заблудились сами. Положение нельзя было назвать отчаянным – все они умели путешествовать без дорог, продовольствие у них было, но вот воду для лошадей нужно было искать – и срочно.

Именно поэтому Джейсон и решил заглянуть в один из узких проходов между скал. Расщелина эта была как будто прорезана ножом, его лошадь едва не задевала боками известняковые стенки. Зато здесь было прохладно и темно. Скоро, к своему удовлетворению, он заметил капельки воды на стенах, что заставило его продолжить путь. Достигнув наконец места, где вода буквально сочилась со стен, он понял, что под камнями скрывается источник.

Внезапно расщелина кончилась, и Джейсон увидел маленькую, какую-то кукольную долину, заросшую сочной бизоньей травой и усеянную голубыми озерцами, вокруг которых росли ивы и тополя. Пораженный райским видом этого оазиса среди раскаленного каменного хаоса, он отказывался верить своим глазам. Но его ожидало еще более поразительное зрелище. Оглядывая скалы, он обнаружил пещерный город – пуэбло, вырубленный в стенах и скрывающийся под нависающими утесами. Жилища льнули к вертикальным плоскостям каньона. Взгляд Джейсона упал на огромную, величественную пирамиду, торжественно возвышавшуюся над всей долиной.

Он смотрел на бесконечные ступени, ведущие к небу, к огромной платформе – вид оттуда, должно быть, потрясал человеческое воображение. С трудом преодолев оцепенение, Джейсон направил лошадь вдоль стены и спустился на дно долины.

Мысль об опасности не пришла ему в голову. Словно зачарованный, он медленно приближался к домам, взлетевшим вверх по вертикальным бурым и желтым стенам. Извилистая узкая тропинка вела к первому ряду домов, взгляд Джейсона обшаривал окна – пустые окна. Жилища казались брошенными.

Осознав наконец риск, которому подвергался, он остановился. Еще раз торопливо оглядев долину, он пришпорил лошадь и вернулся к ущелью, которое привело его сюда. Ему показалось, что он вернулся в реальный мир, когда добрался наконец до своих товарищей и рассказал им о своем открытии.

До наступления темноты оставалось менее трех часов, и после торопливого обсуждения они решили заночевать в каньоне, открытом Джейсоном. Трудно было загнать лошадей в узкий проход, но в конце концов, когда Джейсон провел одну из них за собой на поводу, другие потянулись следом в извилистую расщелину.

Оказавшись снова в загадочной долине, Джейсон спешился, посматривая на лошадей, тут же устремившихся к воде и сочной траве. Он подождал своих спутников – их лица доставили ему очевидное удовольствие.

– Я же говорил вам, что это невероятно! – бросил он. – Вы видели что-нибудь подобное?

Нолан, не отрывая глаз от огромной ступенчатой пирамиды, рассеянно кивнул. Без всякого выражения он произнес:

– В Мексике ацтеки строили подобные пирамиды как храмы.

– Ты думаешь… – возбужденно спросил Джейсон и не закончил фразу. Юношеское лицо его выдавало волнение, вызванное словами Нолана.

А тот тепло взглянул на своего молодого друга:

– Я не слышал, чтобы ацтеки заходили так далеко на север. Но ничего невозможного тут нет. Когда конкистадоры захватили Теночтитлан – теперешний Мехико-сити, то многие ацтеки бежали. Некоторые из них могли дойти и до здешних мест.

В отличие от Джейсона Блад Дринкер смотрел на пирамиду с чувством страха. Ощущение окружающего зла вызывало холодную дрожь. Зачем здесь эта огромная платформа, вознесенная на такую высоту? Невольно у него вырвалось:

– Это плохое место. Оно проклято!

Однако ни Нолан, ни Джейсон его не услышали. Индеец робко последовал за ними. Он не испытывал страха в обычном смысле этого слова, но интуиция, более высокая, чем у белых людей, подсказывала ему, что здесь что-то нечисто.

Пока не стемнело окончательно, двоим белым пришлось довольствоваться торопливым осмотром пустых помещений нижнего ряда. Пьющий Кровь не пошел с ними.

– Вы ничего там не найдете, – лаконично заявил он. – Те люди, которые вырубали скалы, ушли отсюда несчетное число лун назад.


На следующий день Джейсон и Нолан, за которыми нехотя следовал индеец, прочесали все многоярусные строения, но нашли лишь битые черепки и плетеные циновки, рассыпавшиеся в прах при первом прикосновении. Пьющий Кровь оказался прав. Сидя на плоской крыше самого высокого яруса, Джейсон с раздражением подытожил:

– Надо же! Ни единого намека – откуда они пришли, почему ушли?

Нолан задумчиво ответил:

– Кто знает, быть может, вести о том, что испанцы проникают все дальше на север, достигли их, и они ушли в другое место. – Он пожал плечами. – Эпидемия или неурожай могли погнать их на поиски другого убежища. Или жрецы приказали уйти – кто знает?

Неудовлетворенный таким ответом, Джейсон спросил:

– Ты думаешь, что это были ацтеки?

– Я не специалист в этом деле, но, – Нолан кивнул в направлении пирамиды, – судя по всему, они. Взглянем поближе?

Джейсон, вновь загоревшийся энтузиазмом, энергично кивнул. Блад Дринкер остался было в тени нависавшей над ним скалы, но затем, глядя, как две фигурки все уменьшаются в размере, неохотно спустился на дно каньона и, чувствуя, как волосы на затылке шевелятся от мрачных предчувствий, приблизился к каменной пирамиде.

Путь к вершине был долог, с каждой ступенькой индеец чувствовал, как растет в нем ощущение черного зла. Достигнув вершины, он увидел, что его спутники уже вошли внутрь небольшого каменного сооружения наверху, – по словам Нолана, храма тех богов, которым поклонялись здешние жители. Взгляд индейца задержался на каменном алтаре, поверхность которого была покрыта темными бурыми пятнами, его охватила дрожь отвращения настолько сильная, что она передалась Джейсону. Почувствовав ее, он вдруг резко окликнул индейца:

– Блад Дринкер?

Но тот уже пребывал во власти какой-то странной силы. Настоящее исчезло. Он видел не своих друзей, но жрецов в черных одеждах, с жертвенной кровью на волосах, с ушами в ритуальных надрезах, с жесткими лицами, раскрашенными черными и белыми полосами. Каменный алтарь не был больше пустым – там лежал высокий, божественного сложения юноша. Его держали четверо мрачных жрецов; пятый, одетый в красное, с горящими глазами, занес руку и вонзил жертвенный нож в грудь юноши. Вырвав еще бьющееся сердце, он протянул его к солнцу.

Лицо у Блада Дринкера стало белым как мел; весь дрожа, он слепо пятился назад, пока его не привел в чувство встревоженный голос Джейсона:

– Что случилось?

С трудом переводя дыхание, индеец проговорил так тихо, что Джейсон едва расслышал его слова:

– Это злое место. Умереть в битве, в схватке – почетно. Но не быть зарезанным, как свинья, в честь бога, который любит только кровь.

Больше он ничего не сказал и остаток дня держался в стороне от друзей. Снились ему в эту ночь ужасные сцены жестокости и порока. На восходе он один взобрался на верхний ярус пуэбло и посмотрел оттуда на каменную пирамиду. Здесь ему как будто полегчало, и внезапно, как бы против воли, дрожащими шагами он приблизился к скальной стене. Его пальцы, словно их кто-то двигал, ощупывали сплошную каменную массу. И тут кусок стены куда-то исчез, перед ним возникла черная дыра. Борясь с непонятной силой, влекущей его внутрь, он замер на месте, пока голос Джейсона за спиной не разрушил чары.

Услышав его, индеец повернулся к другу:

– Оставим побыстрее это место, – умоляющим голосом попросил он.

Джейсон, всегда доверявший чутью Пьющего Кровь, так бы и сделал, если бы не Нолан. Предвкушая новые приключения, Нолан не согласился:

– Чепуха! Мы будем последними дураками, если не заглянем внутрь!

Подняв над головой факелы, трое мужчин вошли в пещеру, небольшую, но с высокими сводчатыми потолками. Дугообразный проход, вырубленный в скале, вел во вторую пещеру.

– Может быть, это прихожая? – усмехнувшись, заметил Джейсон и первым шагнул в проход. Но тут же внезапно остановился, так что следовавший за ним по пятам Нолан наткнулся на него. Джейсон пристально и не мигая смотрел перед собой, и Нолан, проследив за направлением его взгляда, тоже остановился как вкопанный. Пьющий Кровь шел последним, но он знал, что они тут обнаружат.

На длинном пьедестале, вырубленном из скалы, стояла массивная статуя со свирепым оскалом, щедро украшенная орнаментом из золота, серебра, жемчуга и бирюзы. Рядом стояла курильница, которой уже давно никто не пользовался, и множество предметов домашней утвари из золота и серебра. На небольшом каменном алтаре перед идолом покоились – видно, уже не один век – кости его последней жертвы.

Жуткая тишина почти физически давила, будто запрещая тревожить идола. Джейсон, подошедший к изваянию ближе других, неуклюже попятился и задел руку скелета. Кость тотчас превратилась в пыль, и Джейсон, словно загипнотизированный, увидел, как с жертвенного камня упал золотой браслет с изумрудами, когда-то украшавший кисть живого человека. Не в силах справиться с искушением, он поднял браслет и прошептал:

– Это я захвачу с собой, но больше ничего брать не буду.

Нолан, на которого грозный идол подействовал не слишком удручающе, рассмеялся и небрежно снял второй такой же браслет с другой руки последней жертвы древнему божеству.

– Что ж, и я прихвачу такую же штуку, – сказал он. – И был бы не прочь унести отсюда и все остальное. – Джейсон посмотрел на него с отвращением. – Но поскольку мы не располагаем средствами доставки этого груза, говорить о его транспортировке нет смысла. По крайней мере сегодня. – Затем он добавил лукавым голосом:

– Вы не будете возражать, если я когда-нибудь приду за этим добром? Разумеется, я бы поделил его с вами поровну.

Оба его спутника энергично замотали головами, а Джейсон решительно сказал:

– Ты можешь завладеть всеми этими вещами. Кроме одной! – И он подбросил в руке браслет из золота и изумрудов.

Пьющий Кровь не хотел вообще ничего брать из пещеры. Его единственным желанием было поскорее выбраться из давящей темноты каменных стен. Он зашагал к выходу, следом за ним пещеру покинул Джейсон. Нолан оставался там еще несколько минут. Просто были слишком молоды, думал он, а Джейсон к тому же владеет крупным состоянием. Конечно, они еще могут и передумать, кто знает. Но в пещере столько добра, что его с лихвой хватит и на троих.

ПРОЛОГ ВТОРОЙ. Возвращение домой

Англия, Корнуолл, октябрь, 1796

Темная беззвездная ночь нависла над землей, серебристый серпик луны пропал за бегущими облаками. Пронизывающий ветер с Ла-Манша яростно набрасывался на скалы и бухты побережья.

Сверху, из развалин прилепившегося к утесу старинного замка норманнов, глядела на берег тоненькая девочка. Вытянувшись на камне, она с живым интересом наблюдала за суетой внизу. Темные фигуры перетаскивали с лодок на берег ящики и складывали их в пещеру прямо под тем местом, где она лежала. Девочка была не одна – позади нее стоял невысокий коренастый человек, чья смуглая кожа и черные волосы выдавали цыганское происхождение. Тамара пробралась сюда, чтобы поглядеть на контрабандистов, Мануэль – чтобы приглядеть за Тамарой.

Девочка была живой и энергичной. Нетерпение, переполнявшее ее, заставляло то и дело менять положение на камне. На самом деле ей хотелось быть не здесь, а внизу! Ведь был же внизу ее брат Адам, в самом центре событий. Ему всегда достаются интересные приключения, а ее отсылают в безопасное место. Обернувшись к своему спутнику, Тамара умоляюще простонала:

– Мануэль, давай спустимся вниз! Просто посмотрим, что они привезли, кроме бренди и шелка. Ну пожалуйста!

Мануэль затряс головой в знак решительного отказа, и она, раздраженно фыркнув, вернулась к своему наблюдательному пункту. Адам и Мануэль полупили нечестно, недовольно подумала она, не позволив ей переодеться мальчиком и принять участие в разгрузке. Это была хорошая идея! От обиды она по-детски оттопырила нижнюю губу, потом вдруг сердито стукнула ногой по камню, после чего тонкая струйка щебня и гальки ринулась вниз. Мануэль рассерженно прошептал предостерегающие слова, но она не ответила, продолжая дуться.

Уныло разглядывала Тамара смуглые очертания пакетбота «Марианна», стоявшего на якоре за белой полосой прибоя. Судно все выше и выше подпрыгивало на волнах по мере того, как его трюм освобождался от контрабандного груза, спешно перевозимого на берег на маленьких рыбачьих лодках. Обогатившись английскими золотыми, команда направит пакетбот через Ла-Манш обратно во Францию'.

Сильный порыв ветра заставил девочку сильнее закутаться в грубый платок. Так и есть, судно начало медленно уходить в открытое море. Если бы эти двое не держали ее, она вполне могла бы сойти за мальчика! Внезапно она виновато подумала, что Рейна, старая цыганка, которая была им вместо матери, очень рассердится, если узнает об их ночной проделке. Если же до нее дойдет, что Мануэль, ее родной сын, помогал им, несмотря на категорический приказ матери держаться подальше от контрабандистов, она спустит с него шкуру!

В этот момент Мануэль тоже думал о Рейне, и его беспокойство усилилось. Мать разъярится, узнав, что он дал уговорить себя Тамаре, которой помогал Адам. Мануэль не мог отказать этой девчонке. Но сейчас верх взял страх перед Рейной, и, пытаясь придать суровости своему голосу, он приказал:

– Пора уходить. Адам сейчас будет здесь. Ты оставайся, а я пойду за лошадьми. И не спорь со мной! Если кто-нибудь узнает, нас всех ждет беда!

Тамара с сожалением смотрела, как он скрывается за стеной замка, потом снова глянула вниз, на опустевшую бухту. Контрабандисты, получив свое, уплыли, и она снова пожалела, что упустила такой шанс и не участвовала в небезопасной ночной разгрузке товара.

Сокрушаясь от огорчения, она вскрикнула от неожиданности, когда из-за черного валуна появился вдруг Адам. Ухмыляясь и сияя голубыми глазами, он помахал перед ней двумя золотыми гинеями.

– Неплохо заработал, верно? И всего-то перетащил несколько ящиков. Хорошо, что ты не пошла со мной, если бы ты завопила там, как только что сделала, нас бы всех накрыли!

– Я не вопила, – горячо оправдывалась девочка, – ты подкрался и застал меня врасплох!

Адам расхохотался, они немедленно вступили в дружескую перебранку и спорили до тех пор, пока не появился Мануэль, ведя трех лошадей. Увидев их вместе, он застыл на мгновение, подумав про себя, что Рейна, без конца повторяющая последнее время, что дети выросли, безусловно права. Тамара была еще девочка, но ее тонкая фигурка начала уже округляться, а Адам уже сейчас был ростом не менее шести футов, его широкие плечи, черные волосы и смелые голубые глаза заставляли не одну молодую цыганку останавливать на нем восхищенный взор. К тому же у него была такая же, как у сестры, ослепительная улыбка.

Дети мало походили друг на друга, что было естественно, поскольку отцы у них были разные. Это особенно сказывалось на глазах – у Тамары они были миндалевидные, какого-то не правдоподобного фиалкового цвета, опушенные длинными и густыми ресницами. Мануэль ни у кого не встречал таких глаз. Тамара разобьет немало сердец, подумал он с гордостью.

Думал он о них часто, пожалуй, даже слишком часто. Раскроется ли когда-нибудь тайна их происхождения? Это уж как решит Рейна. Сам он не собирался об этом никому рассказывать, чтобы не очутиться на виселице. Некоторые вещи лучше навсегда позабыть, хотя старая Рейна в последнее время сама заговаривает об этом.

Как обычно, спор между Тамарой и Адамом закончился тем, что Адам с любовью обнял плечи сестры.

– Ну, ну же, Кэт, остановись! Ты права, я действительно к тебе подкрался.

Услышав это, Мануэль недовольно сжал губы. Сколько раз Адама бранили, даже наказывали за это, но он упорно продолжал звать сестру Кэт. Мануэль вспомнил, как плакал пятилетний Адам.

– Ее зовут Кэт, а не Тамара! – твердил он. Какое счастье, что никто тогда не обратил внимания на эту странность, подумал Мануэль и сказал:

– А ну-ка потише! Поблизости могут оказаться стражи порядка, нельзя, чтобы они обнаружили нас здесь.

Адам и Тамара тут же замолкли. Мануэль протянул им поводья, и дети с гибкой грацией вскочили на неоседланных лошадей. Мануэль стоял, глядя на них, и вдруг внезапный ужас на лице Тамары заставил его обернуться.

Он побледнел – перед ними стояла Рейна, в красном, таком же грубом, как у Тамары, платке. Глаза ее горели злой яростью, и Мануэль, которому уже стукнуло сорок, испугался как ребенок.

В мертвой тишине старая цыганка разглядывала их виноватые лица.

– Вот, значит, как, – произнесла она наконец. – Вот чем вы занимаетесь по ночам!

Мануэль с трудом проглотил комок в горле.

– Ладно тебе, мать, – начал было он, но она оборвала его резким жестом руки.

– Ты, ползучий червь, помолчи! Ты ответишь мне за это позже! А вы, – она сурово посмотрела на Адама и Тамару, и на этот раз они не заметили в ее глазах привычного отсвета любви, – вы надолго запомните этот вечер и не раз пожалеете о нем!

Дети инстинктивно прильнули друг к другу. Им и раньше приходилось видеть Рейну рассерженной, но никогда еще она не была в такой ярости. У Тамары по спине поползли мурашки от страха, Адам сделал нерешительную и бесполезную попытку успокоить Рейну. Перестав браниться, старая цыганка велела им вернуться в табор. Бросив на Мануэля сочувственный взгляд, они ускакали, оставив его наедине с матерью.

Рейна набросилась на сына. Она так его отделала, что сама обессилела, развернулась на каблуках и зашагала в табор. Держа лошадь за повод, Мануэль покорно плелся рядом, осторожно поглядывая на мать. Почувствовав, что она немного успокоилась, он угрюмо спросил:

– Что ты собираешься с ними делать? Побьешь? Но Адам уже не ребенок, он не потерпит этого и не допустит, чтобы ты дотронулась до Тамары. Как ты накажешь их?

Его слова повисли в воздухе: Рейна съежилась и состарилась прямо у него на глазах. Она так вздохнула, что Мануэль почувствовал угрызения совести. Да, виноват он, ведь он мог остановить детей. Тем более что знал – спохватившись, Рейна разыщет их, как она всегда их находила. Глядя сейчас на ее изможденное лицо, он вдруг подумал, что мать его слишком стара, чтобы доглядывать за такими живыми детьми. Сам он потакал им во всем, они делали с ним что хотели. Особенно Тамара, эта маленькая плутовка.

Дальше они продолжали путь в молчании, и Мануэль уже решил, что Рейна не собирается отвечать на его вопрос, как вдруг она сказала:

– Я не собираюсь их наказывать. – Потом сурово добавила:

– Хотя мое решение может оказаться самым худшим наказанием.

Обеспокоенный, Мануэль взглянул на мать, но она не стала уточнять свои Слова. А немного погодя у него вырвалось то, о чем он много думал:

– Мы не правильно поступили тогда, похитив их, Рейна. Нам не надо было соблазняться золотом того человека.

– Мануэль, мы не раз обсуждали это за последние десять лет, – устало ответила она. – Да, мы похитили их, но ведь не убили, как было нам приказано. И не сделали им ничего дурного, в конце концов. Если бы мы не согласились, деньги отдали бы кому-нибудь другому, кто, не колеблясь, перерезал бы им горло и швырнул в колодец. Возможно, мы поступили дурно, но мы нуждались в этом золоте, а Адам и Тамара были у нас счастливы. Я думаю, они ничего не помнят о похищении.

– Не знаю, – задумчиво пробормотал Мануэль, – иногда мне кажется, что Адам что-то помнит. Особенно когда мы вернулись в эти края. Тамара ничего помнить не может, ей было тогда два года. Меня всегда удивляло, зачем этому человеку понадобилось убирать обоих детей? Ведь угрозу представляла только Тамара.

– Он не захотел иметь возможного наследника, – насмешливо взглянула на него Рейна. – Ведь пасынок мог им стать, как и родной ребенок.

Мануэль мысленно с ней согласился, но упрямо сказал:

– И все равно мы поступили дурно.

– Да замолчи ты! – прикрикнула на него Рейна. – Хватит болтать о добре и зле. Их вообще не существует. Да, мы украли их, но потом заботились о них, вырастили их. И сейчас не время раскисать.

В таборе, где сгрудились кибитки и стояли потрепанные шатры, они расстались – Мануэлю нужно было позаботиться о лошадях, а Рейна вошла в большой шатер в центре табора.

Тамара, лежа на соломенном тюфяке, исподтишка следила, как старая цыганка укладывалась спать. И только когда та наконец улеглась, девочка немного успокоилась и попыталась уснуть. Но спала плохо и проснулась с чувством надвигающейся беды. Рейна держалась с детьми отчужденно, еще не простив им вчерашней выходки. Даже настоятельные попытки Адама развеселить ее не увенчались успехом. Она лишь бросила в его сторону рассеянный взгляд. С гримасой сожаления он сел рядом с Тамарой завтракать – теплой похлебкой с черным хлебом.

– Как ты думаешь, что она с нами сделает? – спросила его Тамара.

Ее фиалковые глаза были тревожно распахнуты, а нижняя губа, казалось, вот-вот дрогнет. Ей было жаль Рейну, сейчас девочка понимала, что провинилась. Завтра Тамара все забудет и станет опять весело смеяться, но сейчас она была расстроенна. Адам быстро обнял ее, утешая, и в этот момент появилась старая Рейна.

– Вы поели? – посмотрела она на детей долгим холодным взглядом.

И когда дети согласно кивнули, цыганка, вздохнув, сказала:

– Ладно. Теперь идите за мной.

Тамара и Адам послушно побрели за ней по лесной тропинке. Они уходили от табора. Было известно, что эта тропа ведет во владения графа Маунта, и дети недоумевали, что могло понадобиться там Рейне. Цыган не любили в респектабельных домах, тем более в поместьях английской знати. А дом, открывшийся перед ними в конце дороги, внушал робость и почтение.

Он был внушительный, построенный из серого, уже обветрившегося камня, с двумя обвитыми плющом башенками по бокам. Не удивительно, что люди называли поместье замком. Именно замком и показался этот дом Тамаре и Адаму, когда они робко шли следом за Рейной вдоль ухоженных лужаек и цветочных клумб.

Ожидая, что она поведет их за дом к черному ходу, они удивились, когда Рейна решительно поднялась по широкой лестнице и, подняв начищенный бронзовый молоток, требовательно стукнула в парадную дверь.

Вылощенный лакей в ливрее распахнул дверь. Какое-то мгновение он смотрел на них,

не веря своим глазам. Потом, когда до него дошло, что эти грязные, оборванные существа, бесстыдно расположившиеся табором неподалеку, требуют, чтобы их впустили, он от неожиданности шагнул назад. Опомнившись, разъяренный лакей хотел захлопнуть дверь перед их носом, но вдруг увидел лицо Тамары и удивленно вскрикнул.

Понимая, что произошло, старая Рейна сухо спросила:

– Теперь ты проводишь нас к графу? Тот заколебался и, возможно, все-таки вытолкал бы их вон, но сама судьба в образе графа распорядилась иначе. Раздался его раздраженный голос:

– Кто там, Бенкинс? Ради Бога, не держите людей на пороге в дверях.

Ему ничего не оставалось, как подтолкнуть всех троих в холл.

Адам и Тамара, стоя рядом, с любопытством разглядывали окружающее их великолепие. На стенах в ряд висели огромные зеркала в золотых рамах, сверху спускалась хрустальная люстра, белый мраморный пол блестел под ногами, как первый выпавший снег. Внизу изящно изогнутой лестницы стояли нарядные джентльмен и леди.

Еще один джентльмен помоложе шел по холлу к лестнице, но, увидев цыган, остановился, и в его холодных серых глазах промелькнуло что-то похожее на испуг. Те двое у лестницы застыли.

Мужчина постарше с приятным, но уже испещренным морщинками лицом и иссиня-черными, с обильной сединой волосами, без сомнения, был сам граф Маунт, лорд Тримэйн. Женщина в нарядном платье из розового муслина выглядела много моложе мужчины, но, очевидно, была его женой, леди Тримэйн.

Тамара глядела на них без особого интереса, но когда лицо графа исказила гримаса неудовольствия при виде оборванной троицы, топтавшейся в его холле, ее личико бессознательно повторило это выражение, и она послала в ответ сердитый взгляд.

Зато Адама просто как громом поразило, когда он увидел хрупкую голубоглазую женщину, опиравшуюся на руку графа. Подталкиваемый неведомым чувством, он в замешательстве сделал шаг по направлению к ней, недоуменно хмурясь. Лицо леди Тримэйн заметно побледнело при виде юноши, а рука с силой вцепилась в рукав мужа.

Граф с удивлением посмотрел на нее, но она отчаянно, как бы не веря своим глазам, переводила взгляд со стоящего перед ней юноши на девочку со спутанными волосами. Граф внимательно проследил за ее взглядом.

– Какого дьявола! – воскликнул он и умолк, глядя на Тамару. Потом как-то со всхлипом вздохнул, когда взгляд девочки погрузился в такие же, как у него, фиалковые глаза. Как в столбняке, он видел сердитые детские глаза и, как сквозь туман, услышал голос старой цыганки:

– Вот ваша дочь Кэтрин, милорд, которую мы называли Тамарой. И ваш пасынок Адам. Они выросли и теперь досаждают мне. А я уже слишком стара, чтобы терпеть их выходки. Заберите их!

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Красавец Сэвидж

Глава 1

Зима, 1802-1803

Забыв о женщине, которая спала рядом, Джейсон Сэвидж скрестил руки над головой, глядя на грубо обтесанные потолочные балки. Мысли его были далеки от всего того, что могла ему предложить лучшая комната гостиницы «Белая лошадь».

Давалос. Он снова произнес про себя это имя и снова прошел через шок узнавания, как и сегодня вечером, когда, бросив случайный взгляд через гостиничный зал, он увидел друга своего детства. Давалос не ожидал встречи. Это было очевидно: его черные испанские глаза расширились в испуге и изумлении, и он мгновенно исчез за дверью. Джейсон поднялся было, чтобы последовать за ним, еще не вполне уверенный, что в дверях мелькнул действительно Блас Давалос. Штат Вирджиния – не ближний путь от испанского Нового Орлеана, а Давалос был офицером испанской армии.

Один этот факт исключал его появление в американской Вирджинии.

Джейсон лежал и хмурился в темноте комнаты. Чистый случай задержал его в гостинице на ночь. Сейчас бы он держал путь в Гринвуд, в отцовское поместье, но его лошадь потеряла подкову и пришлось остановиться. Поскольку ее вновь подковали только на закате, вместо пятнадцатимильного путешествия в Гринвуд по холоду и темноте он отправил к отцу посыльного с сообщением, что задерживается и прибудет только утром. Он знал, что служанка гостиницы Энни, как и раньше, придет к нему, так что принимать решение было легко. Если бы все сложилось иначе, если бы он не остался в гостинице, он не увидел бы Давалоса.

Понимая, что уже не заснет, Джейсон покинул теплую постель и своим особым, кошачьим шагом подошел к закрытому ставнями окну. Его не остановило то, что он был без одежды, что в комнату ворвалось ледяное дыхание ночи, когда он распахнул ставни и, опершись ладонями о подоконник, выглянул наружу.

Обманчивый лунный свет превратил его в рисунок, сделанный тушью и серебром: черные волосы выглядели серебряными, зелень глаз потемнела, нос, высокие скулы и прекрасный чувственный рот засеребрились, а подбородок и впалые щеки стали угольно-черными. Это было красивое, но в то же время упрямое и жестокое лицо. Мышцы у него на руках напряглись, легкий ветерок зашевелил тонкие черные волосы на груди. Лунный свет трепетно прикоснулся к золотому, украшенному изумрудами браслету у него на руке.

Уйдя в свои мысли, Джейсон не чувствовал холода. Он размышлял над появлением Давалоса. Совпадение? В это не верилось. Какое-то шестое чувство твердило ему об опасности. Мрачная мысль внезапно пришла ему в голову. А не чувствовал ли то же самое Нолан, отправляясь в свое последнее путешествие в каньон Пало Дуро? На мгновение выразительные, красивого рисунка губы Джейсона дрогнули – боль так и не проходила, Нолан был мертв, он пал от руки Давалоса.

О Господи, подумал он сердито, пора забыть об этом. Нолан был мужчина, он знал, на что идет. Но мысли упрямо возвращались к его смерти, напоминая об этой скверной истории, заставляя чуть ли не радоваться боли, которую она вызывала.

Нолан был мертв, как и его спутники в этом походе. Все, кроме одного. И этот единственный вернулся недавно, чтобы рассказать ужасную историю предательства – историю, которую рьяно опровергало испанское правительство Нового Орлеана. Но Джейсон верил ей. Он знал Давалоса, знал, на что тот способен.

Кулаки у него сжались. Он проклинал судьбу, которая устроила так, что его не было дома, когда Нолан выехал из Нового Орлеана. Хотя нужно быть честным с самим собой и признать, что ни он, ни Блад Дринкер не приняли бы участия в экспедиции Нолана ни при каких обстоятельствах. Даже если бы он и был в Новом Орлеане, то не смог бы узнать, что Давалос убедил губернатора в том, что Нолан, в сущности, был шпион, что его присутствие означает неприятности испанскому правительству. Скорее всего, он не узнал бы заранее, что Давалос со своим отрядом отборных солдат отправились положить конец дальнейшему проникновению американца Нолана в глубь испанской территории.

Давалос знал, что Нолан – близкий друг Джейсона. Одного этого ему было достаточно, чтобы ненавидеть Нолана. И все же Джейсон не допускал мысли, что Давалос бросился в погоню за Ноланом, чтобы посчитаться с ним, Джейсоном. Должна существовать другая причина. Инстинктивно рука его коснулась золотого браслета на запястье.

Нолан носил такой же браслет, но, хотя его тело и личные вещи возвратили, золотого браслета с изумрудами среди вещей не было. С минуту Джейсон размышлял над этим фактом. Единственный уцелевший спутник Нолана рассказал, что, когда они сдались испанским солдатам, Нолан был жив. Официальный рапорт гласил, что Нолана убили в перестрелке, но собеседник Джейсона отрицательно мотал головой, утверждая, что никто убит не был и что Нолан не согласился бы сдаться, думая, что Давалос нарушит свое слово. Люди Нолана были схвачены и подвергнуты пыткам. Последний раз собеседник Джейсона видел Нолана закованным в цепи. Его уводил на допрос Давалос – один.

Давалос был человек алчный, Джейсон знал это. Вернувшись в Новый Орлеан, он узнал, что за Ноланом в погоню отправлялся Давалос, и только по этой причине вызвал его на дуэль. Джейсон помнил Давалоса, они же были друзьями, и, когда настал момент проткнуть испанца шпагой, он удержал руку и только изукрасил его на всю жизнь – лезвие рассекло лоб и бровь, оставив глубокий безобразный шрам. К несчастью, тогда он еще не знал всех фактов, иначе дело не закончилось бы только шрамом.

Сердитый и больной от воспоминаний, от мыслей, крутившихся в мозгу, Джейсон отошел от окна и нырнул под одеяло. Прикосновение его ледяного тела разбудило женщину. Еще с закрытыми глазами, толком не проснувшись, она повернулась к нему и прошептала:

– Джейсон?

Забыв про сон и холод и вспомнив о других страстях, Джейсон тихо засмеялся. Его смех больше походил на рычание. Он ткнулся ей в ушко.

– Энни, Энни, любовь моя, проснись. Энни медленно расставалась со сном, не отзываясь на теплые поцелуи у своего горла и уха, но, когда губы Джейсона нашли ее губы, она жадно прильнула к нему. Джейсон тихонько охнул, когда ее рука нашла его. Он скользнул рукой по ее нежному телу, начал ласкать шелковистую кожу Энни, пока она не застонала от желания. Тогда он быстро закрыл ее своим телом и вошел в теплую долину между ее ног. Он был с ней одно целое, он владел ею, пока оба они не перешли границу наслаждения.

Он насытился. Тело его расслабилось. Неприятные мысли куда-то подевались. Джейсон привлек к себе Энни, и вскоре их сморил сон.

Когда он открыл глаза, в окна светило бледное ноябрьское солнце. Энни зашевелилась в его объятиях и мгновение спустя проснулась.

Джейсон еще раз слегка куснул ее за ухо, но она оттолкнула его.

– Эй ты! – Она сделала вид, что сердита. – Джейсон, уже поздно! Меня выгонят отсюда, если буду тут с тобой прохлаждаться.

Джейсон нехотя позволил ей соскользнуть с постели, а она еще раз всмотрелась в его лицо, уже не в первый раз поражаясь, как можно быть таким красивым. Черные волосы со сна спутаны, длинные ресницы прикрывают блестящие зеленые глаза, а улыбка способна разбить сердце любой женщины. Такого мужчину хотели бы все женщины, мало кто мог бы его забыть – это Энни знала наверняка. Вспоминая его тело, губы, Энни почувствовала неодолимое желание прыгнуть обратно в постель. Но внизу голос хозяина уже произносил ее имя. И она поторопилась одеться, быстро поцеловала Джейсона и исчезла. Ей было грустно.

Джейсон же не терял времени после ее ухода. По-военному закончив туалет и не ожидая завтрака, через несколько минут он был уже на дороге. Любовное возбуждение прошло, и по дороге в Гринвуд его мысли вновь вернулись к испанцу. Интересно, а нет ли связи между его поездками к Джефферсону в Монтичелло и неожиданным появлением Давалоса в Вирджинии?

Почему бы и нет? Испания сейчас нервничает. Не исключено, что появление Давалоса связано было с политикой и не имело ничего общего с личными проблемами. Джейсон не вполне этому верил, но, когда он сегодня увидит Джефферсона, то скажет ему о присутствии Давалоса в округе. Тогда они и обсудят, что предпринять.

Зная, что он должен еще переодеться перед визитом в Монтичелло, Джейсон перевел лошадь на рысь, мысленно уносясь к встрече, назначенной после полудня.

Библиотека Томаса Джефферсона в Монтичелло особенно приятна была в такой холодный и ветреный ноябрьский день. В камине весело горел огонь, винно-красные шторы из тонкого бархата надежно ограждали комнату от ледяного ветра, завывавшего снаружи.

Джейсон смотрел на львиную голову, крупное, с четко вырезанными чертами лицо, на карие, глубоко сидящие под густыми бровями глаза третьего президента Соединенных Штатов. Седина Джефферсона резко контрастировала с черной как вороново крыло шевелюрой Джейсона. Оба они были высокого роста, хотя Джефферсон выглядел стройнее, чем крепко скроенный молодой человек.

Сидя в креслах перед огнем, они попивали коньяк и, казалось, просто отдыхали. Джейсон был сыном одного из ближайших друзей Джефферсона, Гая Сэвиджа. Его плантация, Гринвуд, была всего в нескольких милях от Монтичелло, и на глазах у Джефферсона из краснолицего горластого сорванца вырос сильный, к тому же красивый мужчина, который сейчас в свободной позе сидел перед ним в кресле. Давняя дружба с Гаем послужила причиной того, что президент решил использовать путешествие Джейсона в Лондон, чтобы отправить с ним кое-какую корреспонденцию, которую он не хотел бы доверить обычным каналам. Держа в руке бокал, Джефферсон задумчиво рассматривал Сэвиджа-младшего. Пожалуй, он больше знал о его предках и о его детских годах, мальчишеских проказах. Потом он уехал учиться и лет десять назад неожиданно вернулся из Харроу, после чего крепко поссорился с отцом из-за какой-то рабыни – имени ее Джефферсон не помнил – и уехал в поместье своего деда, в Новый Орлеан. По-видимому, там он и жил, не считая коротких визитов в Гринвуд, к отцу.

Джефферсон никогда не встречал Армана Бове, тестя Гая, но сочувствовал другу, когда Гай горько жаловался, что сын больше любит своего деда-француза и других Бове, а новоорлеанские плантации предпочитает Гринвуд. По мнению Джефферсона, место Джейсона было рядом с отцом.

Скверная история у Гая с этим браком, мрачно подумал Джефферсон. Он отговорил бы его от женитьбы на Анжелике Бове, зная, что эта знатная креолка, полуиспанка-полуфранцуженка – настоящая пороховая бочка, но, к несчастью. Гай его не спрашивал и брак стал катастрофой. Анжелики не могла и не желала приспосабливаться к американским нравам и вскоре после рождения Джейсона – единственного блага этого брака – отбыла в Новый Орлеан. Сверкая прекрасными изумрудными глазами, она поклялась на прощание, что, если никогда больше не увидит мужа и сына, ей на это наплевать.

Глядя на Джейсона и вспоминая эту клятву, Джефферсон решил, что отсутствие материнской заботы вряд ли повредило сыну. Джейсон вырос в крепкого, надменного, отчаянного парня. Едкая усмешка не покидала его зеленых глаз. Молодой Сэвидж был уверен в себе, и у него были для этого все основания. Единственный сын богатой креолки и богатого вирджинского аристократа, он рос в условиях, когда никто не сомневался в его праве поступать так, как он пожелает. Эгоист? Да! Не столько от природы, сколько от условий жизни, богатства, среды. Хорошо еще то, что он не стал ленивым сибаритом, проматывающим отцовское состояние на разного рода наслаждения.

Но и образцом безупречной морали Джейсон не был. Он мог провести за картами всю ночь, выигрывая и проигрывая огромные суммы, мог шататься по сомнительным кварталам, пока скука не гнала его в глубь испанской территории – охотиться на мустангов или торговать с команчами. И тогда на плантациях деда появлялся хороший табун ценных индейских лошадок.

Похоже, Джейсон Сэвидж именно тот человек, в котором президент нуждался: молодой, умный, воспитанный, жесткий, владеющий шпагой и пистолетом и, в случае нужды, абсолютно безжалостный. Была и другая причина – его дядя, брат Гая Сэвиджа, имущественный и осмотрительный политик, герцог Роксбери.

На мгновение Джефферсон усмехнулся про себя и благословил каприз, который лет пятьдесят назад привел старого герцога Роксбери в Луизиану взглянуть на земли, которые он выиграл в карты. Там он встретил и сделал своей второй женой молодую француженку, Арабеллу Сен-Клер. От этого брака и родился Гай. Его старший единокровный брат стал нынешним герцогом Роксбери, а также личным советником британского премьер-министра Аддингтона, что было очень важно для Джефферсона. Роксбери оставался советником и конфидентом у нескольких премьер-министров Англии, но именно его нынешняя связь с Аддингтоном больше всего интересовала президента, как и то обстоятельство, что, будучи в Лондоне, молодой Сэвидж остановится в доме герцога.

– Итак, Джейсон, вы доставите мои депеши Руфусу Кингу? – спросил его Джефферсон.

Губы Джейсона искривились в грустной усмешке.

– Почему бы и нет? – ответил он с легким акцентом. – Мне не нравится нынешняя ситуация в Новом Орлеане. В прошлом месяце испанцы закрыли порт для американцев – это глупо. И я определенно не желаю видеть, как Наполеон захватывает территорию. Вы уверены в подлинности этих фактов?

Джефферсон, закусив губу, нахмурился и сморщил лоб. – Нет, не уверен, – и никто не уверен. Но нельзя отрицать слухи, циркулирующие в Европе и исходящие из высоких сфер, что Испания секретным договором возвращает Луизиану Франции. У меня в Париже Ливингстон, он пытается выяснить, есть ли у этих слухов какие-нибудь основания, но Франция до сих пор держится крайне сдержанно. К несчастью, в своих планах я должен учитывать, что она будет новым владельцем территории. Именно поэтому вы и повезете Руфусу Кингу приказ – искать союза с Англией. Мне лично этот военный союз отвратителен, но в нем наша единственная надежда. Будем молиться, чтобы Англия и Франция возобновили военные действия. Есть уже такие признаки. Никто не думает, что Амьенский мир окажется прочным. Но переговоры с Англией абсолютно необходимы, поскольку я верю, что она не больше нашего хочет распространения французской империи в Новом Свете. Что, вы находите это забавным? – спросил Джефферсон, уловив ухмылку Джейсона.

– Нет. По крайней мере, не в Луизиане. Я просто подумал, что поездка в Англию за лошадьми превращается в политическую интригу.

– Кстати, о политических интригах, – проворчал Джефферсон. – Вы уверены, что вчера видели именно Бласа Давалоса?

– Уверен.

– Но почему он избегает вас? Вы же были близкими друзьями, разве нет? Почему вы разошлись? Женщина? Или из-за того, что он стал лейтенантом испанской армии?

Мрачная усмешка мелькнула на загорелом лице Джейсона.

– Мне, конечно, не нравится, что он служит в испанской армии, как и то, что он незаметно следил за мной от Нового Орлеана. Но разошлись мы раньше и не из-за женщины.

Любопытство Джефферсона было задето настолько, что он не удержался от прямого вопроса:

– Ну, так в чем же настоящая причина?

– Вы однажды его встречали, – ушел от ответа Джейсон.

– Я? – удивленно спросил Джефферсон, поднимая мохнатые брови.

– Лет пять назад он приезжал со мной в Гринвуд. Мы были там почти два месяца, и вы его несколько раз видели.

– А, припоминаю, стройный черноглазый парень, примерно вашего возраста, типичный испанец – смуглый и так далее.

– Блас и есть испанец, что заставляет меня задавать вопрос, почему он здесь, в Вирджинии, а не в Новом Орлеане.

– Х-м-м-м, интересный вопрос. Но вы ловко ушли от моего вопроса: что вызвало ссору между вами?

Последовало молчание. Видно было, что Джейсону не хотелось говорить об этом, но все-таки он спросил:

– А встречу с Филиппом Ноланом вы помните? И снова Джефферсон удивился.

– Да, помню, он приезжал ко мне пару лет назад.

Очень рассудительный молодой человек. Жаль, что погиб.

Чувствуя знакомую судорогу внутри, как всегда при упоминании о смерти Филиппа, Джейсон хрипло проговорил:

– Да, жаль. И убил его Давалос.

– Вы уверены? – изумился Джефферсон. – В докладе говорилось только, что Нолан был убит, пытаясь бежать от испанский войск, посланных, чтобы остановить его экспедицию.

Чувствуя, что ему не изменить тему разговора, Джейсон бесстрастным тоном пересказал президенту то, что действительно случилось с Ноланом.

Джефферсон подавленно молчал.

– Джейсон, вы действительно думаете, что Давалос следил за вами? – Тон у него был серьезный и озабоченный.

– Зачем еще он мог здесь оказаться? – Джейсон пожал плечами.

– Мне это совсем не нравится! Лучше было бы, если бы мы знали, почему Давалос покинул Новый Орлеан.

Чувствуя облегчение от того, что Джефферсон в точности выразил его собственные мысли, Джейсон предложил:

– Если позволите, я сам выберу человека, который выяснит, что у Давалоса на уме.

– Этому человеку вы доверяете? Он может сделать все скрытно? Помните, мы не хотим, чтобы ваша поездка в Англию привлекла внимание. Ливингстону может никогда не понадобиться информация, которую я вам сообщаю, но если понадобится, он пошлет за вами. Сами понимаете, нужно ли, чтобы агенты в Европе следили за каждым вашим шагом?

Кивнув в знак согласия, Джейсон ободряюще улыбнулся президенту.

– Поверьте, я буду чрезвычайно осмотрителен. – Большего он не мог ему обещать.

Все еще улыбаясь, Джейсон спросил, какие будут дальнейшие инструкции.

– Нет, нет, – заторопился Джефферсон. – У вас будут депеши, а остальное запомните. И, пожалуйста, не забывайте!

– Не забуду, уверяю вас! – ухмыльнулся Джейсон. – Ну, если нет дальнейших распоряжений, я вас покину до моего возвращения. Отплываем завтра с вечерним приливом.

Через несколько минут на горячем гнедом жеребце Джейсон уже мчался в сторону Гринвуда. Вскоре показалась аллея, ведущая к отцовскому дому. Джейсон поймал себя на том, что здесь у него нет чувства дома. С Гринвудом связано слишком много неприятных воспоминаний; как ни старались, они с отцом долго не могли составлять компанию друг другу. Оба они привыкли поступать по-своему, оба не терпели вмешательства в собственные дела, оба обладали взрывчатым темпераментом. В сложившихся отношениях не было виноватых. На мгновение Джейсон улыбнулся: похоже, Арабелла Сен-Клер неповрежденным передала свой бешеный нрав и сыну, и внуку.

Джейсон направил коня к внушительной кирпичной конюшне за склоном холма у белокаменного дома. Бросив поводья конюху, он соскользнул на землю и направился было к дому, когда тихий свист заставил его обернуться. Увидев горделивую фигуру индейца, Джейсон не мог удержать приветственной усмешки. Такая же появилась на лице индейца.

– Блад Дринкер, черт тебя дери! Откуда ты знал, что я хотел тебя видеть, к тому ж дьявольски срочно?

– Мне так показалось, – прошептал Пьющий Кровь, улыбаясь одними глазами.

– Давалос здесь, в Вирджинии, – без предисловий выпалил Джейсон. Он уже не смеялся. Блада Дринкера было трудно удивить.

– Какое несчастье, что ты не убил его, когда представился такой случай. Того, что он сделал, ты ни от кого бы не стерпел, нанес бы удар быстро и безжалостно, как пантера, что живет на болотах. Это был твой друг и ты удержал руку.

Джейсон промолчал, признавая, что в словах Пьющего Кровь большая доля истины. Оба безмолвствовали, думая каждый о своем, пока наконец Джейсон не произнес:

– Не знаю, что у Бласа на уме, может быть, и ничего, а может быть, то, что вызовет кучу неприятностей, и не только для нас! Я должен знать, почему он оставил Новый Орлеан, и я хочу, чтобы узнал это ты, но только тихо. Если увидишь, что испанское правительство послало его шпионить за мной, сразу же сообщи это Джефферсону. Если окажется, что это просто вендетта между нами, такая мелочь подождет моего возвращения.

Блад Дринкер мрачно кивнул.

– Будет сделано, – сказал он просто, и Джейсон понял, что теперь это не его забота.

Мгновение они просто смотрели друг на друга, потом улыбка осветила лицо Джейсона.

– Мне будет недоставать тебя, – сказал он мягко. – Мы чертовски хорошо провели время вместе. Лондон не скоро тебя забудет, особенно дамы.

– Брат мой, это тебя никогда не забудут дамы! Не меня так боялись мамаши, и не я заставлял ревнивых лужей выставлять охрану у своих жен!

Они дружно и понимающе захмыкали и торжественно пожали друг другу руки. Пьющий Кровь исчез в наступающей тьме, а Джейсона ждал отцовский дом.

Он нашел Гая в рабочем кабинете. Отец оторвался от бумаг на столе и коротко спросил:

– Все улажено?

Джейсон кивнул, устремившись к набору бутылок на столике вишневого дерева.

– Все прошло хорошо. Слава Богу, последняя встреча позади, все дела закончены, с этой минуты и до завтрашнего утра я свободен.

Гай улыбнулся, глядя на сына, и минутное молчание между ними было почти дружеским. Его серо-зеленые глаза светились законной отцовской гордостью при виде высокого и широкоплечего сына. Полюбовавшись им, он лениво спросил:

– Скажи, Джейсон, не считая любезности по отношению к Джефферсону, покупка лошадей – единственная причина для поездки в Англию? Конечно, между Англией и Францией сейчас мир, но, полагаю, было бы разумно отложить путешествие до весны, если вы собираетесь доставлять животных в Новый Орлеан?

Поставив стакан на каминную полку, Джейсон взглянул на отца, протянул руки к огню и ответил:

– Я думал, что несколько месяцев назад уже объяснил положение дел в письме. Вы сами знаете, как плохо с лошадьми в Луизиане, а нам нужны разные породы, поскольку мы с Арманом решили устроить конный завод – либо у него в Бове, либо у меня, близ Ред Ривер, в Земле Сердца – Терр дю Кер. Чем скорее я попаду в Англию и вернусь с производителями, тем раньше мы получим какие-то результаты. Конный завод не создается за день, а мы уже и так впустую потратили достаточно времени. Я не хочу откладывать отъезд, а теперь, дав обязательство Джефферсону, и не могу. Я уже и так один раз его отложил.

– Я понимаю, – кивнул Гай. – Какое несчастье, что испанцы решили закрыть порт. Ваш дед был очень расстроен?

Пожимая плечами и поднимая стакан, Джейсон пояснил:

– Испанские чиновники закрыли Новый Орлеан только для вас, американцев, но не для своих жителей. Но поскольку ваши соотечественники подняли, я бы сказал, ужасный шум по этому поводу, то лучше подождать, пока ситуация не разрешится сама.

– Ну-ну, – раздраженно ответил Гай, – вы такой же американец, как я. Не забудьте, вы родились здесь, в Вирджинии. И даже если предпочли семью матери моей семье и избрали местом жительства Луизиану, это не делает вас в меньшей степени американцем.

Изумрудные глаза Джейсона насмешливо заблестели.

– Вас действительно раздражает, что я больше француз, чем американец? Тут уж вините только себя – не надо было жениться на креолке.

– Можешь этого и не говорить. Это была ошибка от начала и до конца. Я не должен был жениться на вашей матери, – проворчал Гай. – Не хочу вас обидеть, сын мой, но эта женщина и святого выведет из себя. А я, видит Бог, не святой.

Джейсон понимающе кивнул. В такие минуты он чувствовал привязанность к отцу и становился на него похож. Когда они были рядом, можно было сразу казать, что это отец и сын, хотя физическое их сходство и не представлялось таким очевидным. У обоих были одинаковые черные кудри, только у Гая виски же начали сидеть. Лицо у сына было жестким, четким, кладки губ таили безжалостность, какой не было Гая. Одинаковыми были их густые ястребиные брови, а глаза, если и различались по цвету, имели один тот же характерный разрез. Джейсон был выше отца, его широким мощным плечам, длинным мускулистым ногам позавидовал бы любой атлет. Для такого крупного человека – выше шести футов – необычным было то, что двигался он с быстротой и грацией пантеры – в этом убеждался, себе на беду, не один его неосторожный противник. Несмотря на ленивую иронию, не покидавшую его изумрудных глаз, аура внутренней силы делала его человеком заметным, особенно для женщин. Не одна из них чувствовала, как у нее слабеют колени при виде его черных кудрей, падающих на воротник, при взгляде на его жесткое, решительное лицо и на изумрудные глаза, мерцавшие скрытой страстью. Любуясь им. Гай в то же время ядовито подумал, что мало существует вещей, которые его сын не видел бы или не делал в свои двадцать девять лет. Два пункта в этом списке он знал – Джейсон не женился и не подарил ему внука. Но Гай торопливо отогнал эти мысли. Сейчас не время.

Как ему показалось, к этой теме, больше всего его занимавшей, можно было приступить после обеда. Правда, весь предыдущий опыт свидетельствовал о том, что такой разговор обычно завершается ссорой.

Удобно разместив себя в большом кресле перед гудящим огнем, Джейсон протянул длинные ноги к теплу, крепко сжал кубок с ромовым пуншем. Глядя в кружащийся янтарный напиток, он размышлял о недавнем разговоре с Джефферсоном, когда услышал решительный голос отца:

– Не хотелось бы прерывать ваши размышления, но, мне кажется, пришло время для серьезного разговора.

Джейсон послал отцу ленивую улыбку и легко ответил:

– У меня только что был один серьезный разговор. Что, второй так необходим?

– Я чувствую, что этот – да. Мы уже несколько раз обсуждали этот предмет, и вы обычно уходили от ответа. На этот раз, однако, я прошу меня выслушать и подумать над тем, что я скажу. Хочу чтобы в Англии вы нашли себе жену.

– О Боже, только не это, – сердито откликнулся Джейсон.

Когда эта тема поднималась последний раз, он дал понять, что не намерен жениться. Имея перед глазами пример родителей, он был вообще против супружеского состояния, и сейчас, и когда бы то ни было.

Гай решительно пропустил мимо ушей ожидаемую вспышку.

– Вы не думаете, что вам пора жениться? Мне под пятьдесят, а вам через год тридцать. У нас большие владения и, не забудьте, что вы также единственный наследник Армана. Мне нужна уверенность: то, что я приобрел, останется в руках Сэвиджей по крайней мере еще на одно поколение.

Сын вызывающе молчал, у него стало холодное, каменное лицо. Почти в отчаянии Гай воскликнул:

– Видит Бог, это твой долг – жениться и родить мне внуков! Это совсем нетрудно. Ты бросишь свои развлечения и женишься на милой молодой женщине из хорошей семьи!

С гримасой отвращения Джейсон саркастически ;просил:

– Вы желаете, чтобы ваш брак был примером того, что меня ожидает?

Гаю хватило чутья не перегибать палку.

– Я признаю, мой брак был ошибкой, но это вовсе не значит, что и вы ошибетесь. Мне была нужна милая и тихая англичанка, а что сделал я? Женился на сумасшедшей креольской фурии!

Джейсон, ваше путешествие сейчас – это Божий подарок. Найдите себе английскую мисс из хорошей семьи и сделайте ее своей женой. Хотя бы ради меня подумайте об этом. Мне доставит бесконечное удовольствие, если вы привезете английскую невесту.

Джейсон одним глотком допил ром и рявкнул:

– Очень хорошо, посмотрим. Если найдется такая, которая богата, красива и готова смотреть сквозь пальцы на мои, как вы изволили выразиться, развлечения, тогда кто знает?..

– Я прошу, отнеситесь к этому серьезно. И знаете, Джейсон, не исключено, что вы можете влюбиться, – спокойно заметил Гай.

– Как вы? – дерзко спросил сын.

Гай заколебался, мысли его мгновенно унеслись на давно запрещенные и забытые тропы памяти. Смеющееся лицо Рэй возникло перед его глазами, и на секунду боль разлуки вновь пронзила его, а с ней и знание того, что любимая женщина должна была родить ему ребенка, а он даже не смог дать ему свое имя. Правда, он сделал, что мог: если нельзя носить имя Сэвиджей, ничто не мешает ребенку получить имя его матери – Сен-Клер.

Погрузившись в мрачные мысли, он тихо признался:

– Была когда-то женщина, которую я очень любил и отдал бы ради нее все – но, видно, не судьба.

– Боже мой, – сказал бесчувственный Джейсон. – Увольте меня! Я сказал, что посмотрю. Обещать большего не могу. – С этими словами Джейсон выскочил из комнаты и, чтобы унять раздражение, направился к конюшням. В этом состоянии он предпочитал общество немых животных.

Покусывая соломинку и любуясь лошадьми, Джейсон размышлял о том, что видеть отца раз в несколько лет – не так уж плохо. Если бы это было чаще, тонкая нить сыновней привязанности могла бы и лопнуть.

Господи Иисусе! Последнее, что он хотел бы от Лондона, – получить треклятую жеманную мисс в качестве своей невесты!

Глава 2

Пережив ярость зимних штормов, катившихся через Атлантику, Джейсон Сэвидж, его лакей Пьер и старший грум Жак с благодарностью ступили на лондонский берег через шесть недель после описанных событий. Путешествие было холодным, неудобным, и Джейсон мрачно поклялся, что отныне не станет пересекать океан зимой. Ничто не стоило лишений и неудобств, которые ему пришлось вынести.

Он прибыл в резиденцию своего дяди на Беркли-сквер – герцог с нетерпением ждал его появления.

Герцог Роксбери (его полное имя звучало как Гаррет Эйнсли Сэвидж, лорд Саттерли, виконт Норвуд, герцог Роксбери) вдовел уже двадцать лет, имел взрослых сыновей, когда его племянник, лохматый школяр, прибыл в Англию, чтобы закончить школьный курс в Харроу. В свои шестьдесят пять лет герцог был высоким стройным человеком и выглядел столь же внушительно, как его титулы. В молодости он обладал такой же буйной черной гривой, как и племянник, и, хотя годы посеребрили волосы, его манеры и осанка до сих пор приводили дам в трепет. Воспринимая мир с усталым цинизмом, он редко поддавался эмоциям, которые двигали другими людьми, редко загорались его сонные серые глаза, скрытые густыми черными бровями. Тем не менее он привязался к племяннику и очень гордился им, что многим казалось просто загадочным.

Джейсон и сам не мог объяснить существовавшую между ними близость, хотя и понимал, что для герцога Англия и ее владычество стояли выше интересов простых смертных. Если бы возникла необходимость пожертвовать человеком, чтобы поддержать это владычество, Роксбери пошел бы на жертву, не слишком затрудняя свою совесть. Те же чувства испытывал Джейсон относительно Луизианской территории Соединенных Штатов, в силу чего, несмотря на давнюю их близость, они сохраняли естественную осмотрительность, встречаясь друг с другом.

Но ради первого вечера в Англии после пятилетней разлуки они забыли о политике и говорили главным образом о прошлом, о Гае, о планах Джейсона. И только когда настало время разойтись по спальням, герцог отметил нечто, стоящее за пределами семейного круга.

В серых его глазах искрилась легкая ирония. Остановившись у подножия лестницы, он сказал Джейсону:

– Я полагаю, вы знаете, что эти отбросы общества, ваши друзья Бэрримор и Харрис, осаждают меня в поисках новостей о вашем прибытии. Они начали спрашивать об этом еще в начале декабря, и с тех пор я не знал покоя даже за городом. Когда в последний раз с несвойственным мне терпением я говорил с Бэрримором, то объяснил, что жду вас не позже Нового года и не раньше пятнадцатого декабря. Я благодарен вам, что не стал лжецом и что вы так любезно прибыли именно в указанный момент. Будьте уверены, эта парочка окажется у дверей так рано, как только позволяют приличия. Желаю радостной встречи.

Джейсон усмехнулся.

– По крайней мере, на этот раз мы не выпустим обезьяну, как на прощальном обеде у директора школы.

– Пожалуйста, не напоминайте об этом, – вздрогнул герцог. – Как вы могли такое устроить? Нет, не рассказывайте. Пусть это воспоминание тихо умрет вместе с некоторыми другими, которые я предпочитаю забыть. Доброй ночи, Джейсон. Увидимся утром.

Бэрримор и Харрис действительно появились в десять часов, желая видеть друга. Джейсон с пользой провел утро, обсудив со старшим грумом дяди условия аренды конюшен, ухода за лошадьми, которых он хотел приобрести для Нового Орлеана. Он отправил со слугой записку Руфусу Кингу, американскому посланнику в Лондоне, с просьбой как можно скорее назначить встречу. Сейчас он был готов расслабиться и радоваться жизни. Двое компаньонов уже ждали его, готовые истово помогать ему в этом предприятии.

Фредерик Бэрримор, наследник баронства, казался почти таким же высоким, как Джейсон, но отличался от него гибкостью и изяществом, которые удачно дополняли волнистые светлые волосы и яркие голубые глаза. Подвижный, энергичный, он походил на счастливую, порхающую бабочку, чего нельзя было сказать о Томе Харрисе, тихом и милом тугодуме с грустными карими глазами и склонностью к полноте. Веснушчатый, с копной огненно-рыжих волос, он покорно и не без удовольствия следовал за ветреным Бэрримором. И сейчас он стоял за его спиной.

Бэрримор первым схватил протянутую Джейсоном руку и пылко воскликнул:

– Клянусь Богом, Джейсон, как славно видеть вас снова! Если не считать вашего короткого визита несколько лет назад, мы лет десять не виделись после веселых дней в Харроу!

Усмехаясь, Джейсон согласился, что время действительно летит незаметно.

Харрис, не столь красноречивый, как Бэрримор, откровенно сиял. Пожимая руку Джейсону, он просто сказал:

– Я рад.

Троица очень мило провела несколько часов в комнате Джейсона, возобновляя дружбу и весело вспоминая прошлое. А когда Джейсон сообщил, что приехал в Англию покупать» лошадей, Бэрримор и Харрис тут же вызвались сопровождать его в Таттерсолл, где проходили главные распродажи. И, конечно, если он приехал по делам, то…

Расслабясь и улыбаясь про себя, Джейсон слушал, как друзья расписывают каждую минуту его пребывания в Англии. И когда они слишком удалились от покупки лошадей, Джейсон мастерски перевел разговор от чар оперных танцовщиц Ковент-Гардена снова к Таттерсоллу.

Джейсон знал, что прибыл слишком поздно для январского аукциона чистокровных скаковых лошадей сезона, но это его не огорчало. Он приехал за производителями, а не за скаковыми лошадьми. И поскольку намеревался оставаться в Англии около четырех-пяти месяцев, то был уверен в конечном успехе.

Бэрримор и Харрис, оплакав тот факт, что он не приехал раньше, затем забыли о нем. Полагая, что время для деловых разговоров уже прошло, Бэрримор обратился к Джейсону:

– Пойдете ли вы с нами на ярмарку смотреть петушиные бои? Там есть великолепный красный экземпляр. Я предсказал ему полную победу. Пойдемте, вот увидите, каков он в деле.

Помня о записке, отправленной Руфусу Кингу, Джейсон, к большому неудовольствию друга, отклонил приглашение.

– О, полно, Джейсон, не пытайтесь нас обмануть смешным предлогом, что вы только что прибыли! Я знаю, вы давно не видели дядю, но вы же у него остановились, не так ли? Он еще успеет на вас насмотреться до тошноты.

– Это верно, мой дорогой, – ответил Джейсон с улыбкой, – но я не собираюсь оставаться под крышей дяди. Буду здесь только до тех пор, пока не найду квартиру. Но в данный момент я еще его гость и, прибыв вечером, не могу исчезнуть на следующий же день в компании таких распутников, как вы. Я же знаю: после петушиного боя мы отправимся в Криббс Парлор или в какой-нибудь другой притон и будем пить до утра, пока не посинеем. Нет, друзья мои, я не должен и не могу вползать по ступенькам в дом дяди на второй день пребывания в Лондоне. Подождите неделю-другую, – добавил он с греховной усмешкой в зеленых глазах, – найду квартиру и буду счастлив присоединиться к вам во всех кутежах.

Бэрримор только усмехнулся в ответ, а Том выразительно изрек:

– Не присоединиться – возглавить! Расхохотавшись, Джейсон не стал его поправлять, и на этой ноте они расстались. Проводив их до двери, Джейсон через просторный холл направился в кабинет дяди.

Герцог собрался нанести визит в клуб Уайт. Взглянув через плечо на Джейсона, он предложил:

– Не соблаговолите ли присоединиться ко мне? Если да, будет случай внести в список клуба ваше имя.

– Признателен вам за предложение, – ответил Джейсон, – я его ценю, но, к сожалению, я жду ответа на письмо, которое послал утром. Нельзя ли это сделать позже, скажем, в пятницу?

Герцог пожал плечами, остановив на племяннике задумчивые серые глаза.

– Такое усердие в столь ранний час, – пробормотал он. – Вы изменились, мой мальчик. Я не уверен, что мне это нравится.

– Мне нужно совершить что-нибудь возмутительное, чтобы развеять ваши опасения? Что-нибудь из старого репертуара? Если я этим займусь, то моментально впущу лису в курятник, – тут же предложил Джейсон, сияя изумрудными глазами.

Роксбери бросил на него укоряющий взгляд.

– Пожалуйста, не утомляй себя подобными вещами ради меня. Твой старый репертуар я хотел бы забыть. Уверен, мы прекрасно поладим и при нынешнем положении вещей.

Оставшись один, Джейсон задумался, чем бы заняться. До получения известий от американского посланника он не принадлежал себе. Мысленно он обратился к депешам, лежавшим в хитроумно скроенной сумке на его теле. Чем скорее он избавится от них, тем лучше. Всего на мгновение он позволил себе подумать о том, что должен был передать на словах. К счастью, эти инструкции не имели никакого отношения к Англии, он тут же выбросит их из головы. Лучше не втягиваться в политику, если этого можно избежать. Он приехал сюда покупать лошадей и наслаждаться жизнью – такой порядок его устраивал.

Слуга принес ответ Руфуса Кинга, прервав его размышления на тему жизни и политики. Распечатав конверт, Джейсон быстро пробежал записку, довольный тем, что посланник примет его сегодня в два часа. Сегодня он и избавится от поручения президента.

Ровно в два часа Джейсона ввели в кабинет Руфуса Кинга. Джейсон отдавал себе отчет в том, что сидевший перед ним полный лысеющий человек не был сторонником Джефферсона. Он был близким другом Александра Гамильтона, ожесточенного и красноречивого противника президента. В свою очередь, Кинг довольно мало знал о высоком широкоплечем молодом человеке, стоявшем перед ним. Ему было известно, что он родственник лорда Роксбери, положение которого, хоть и заметное в правительственных кругах, было не вполне ясно, а также, что Гай Сэвидж, отец Джейсона, пользовался полным доверием Джефферсона. Разговор мог оказаться нелегким. Но Руфус Кинг был опытный дипломат, и сомнения никоим образом не отразились в его приветствии.

– Должен сказать, приятно наконец вас встретить. Я много слышал о вас.

Поскольку Джейсон не стал скрывать своего удивления, тяжелое лицо Кинга сморщилось в улыбке, и он хмыкнул:

– Я немного знаком с вашим отцом, а он, как все мужчины, охотно говорит о сыне. К тому же ваш дядя, герцог, очень высоко отзывался о вас.

– Я вижу, моя слава летела передо мной, – скептически ухмыльнулся Джейсон. – Прошу вас совершенно искренне, лучше не вспоминайте, что говорили обо мне эти двое. По причинам, понятным им самим, они предубеждены в мою пользу.

– Да, боюсь, с родственниками всегда так. Но теперь к делу. Что я могу сделать для вас?

Довольный тем, что больше не нужно тратить времени на обмен банальными любезностями, Джейсон встал и под удивленным взглядом Кинга начал освобождаться от своего темно-синего сюртука.

– Не тревожьтесь, я не готов для бедлама – пока… – улыбнулся ему Джейсон. – У меня для вас депеши от Джефферсона и, черт возьми, их пришлось прятать под платьем. Прошу извинить меня.

Руфус с некоторым облегчением откинулся в кресле, внимательно изучая гостя, пока тот доставал кожаную сумку. Застегивая снова рубашку и сюртук, Джейсон заметил:

– Вот и вся причина моего визита к нам. Лично я чертовски счастлив избавиться от нее!

Посланник только хмыкнул в ответ, увидев знакомый крупный небрежный почерк. Закончив чтение, он взглянул на Джейсона с откровенным любопытством.

– Вы знаете содержимое? – спросил он. Джейсон кивнул.

– Частично. Считаю, мне не обязательно знать что-нибудь, кроме желания Джефферсона заключить договор между Англией и Соединенными Штатами. Его инструкции вам, касающиеся переговоров по этому поводу, вне моих интересов и способностей. – С обезоруживающей улыбкой он добавил:

– Я всего лишь курьер и знаю кое-что о желании Джефферсона единственно потому, что не хотел слепо соглашаться на его просьбу, не представляя, к чему она ведет. – А вот это, подумал Джейсон, наглая ложь.

– Понимаю, – медленно сказал Руфус. Отчасти он действительно понимал. Президент имел собственную систему сбора информации и рассылки писем, и некоторые аспекты этой системы были решительно неортодоксальными. Данная ситуация представляла собой блестящий пример. Правда, как заявил этот молодой человек, он всего лишь курьер. Но так ли это?

При всем своем уме и опыте Кинг не мог найти изъяна ни в рассказе, ни в поведении Джейсона, но его не покидало ощущение, что «просто курьер» был связан с этой историей глубже. Вряд ли Джефферсон использовал его, чтобы только доставить эти депеши. Не было ли у него дополнительных инструкций? Скрывая свои подозрения под любезной улыбкой, он сказал;

– Что же, если это все, то мне остается поблагодарить вас за быстроту доставки.

Поднимаясь с кресла и протягивая руку, посланник добавил:

– Надеюсь, вам понравится пребывание в Англии. И если я чем-нибудь смогу помочь, пожалуйста, скажите без колебаний.

Джейсон усмехнулся.

– Вы, случайно, не разбираетесь в племенном деле? Если да, то я обращусь к вам быстрее, чем вы думаете.

– В племенном?

– Да. Мой дед, Арман Бове, и я собираемся разводить в Луизиане чистокровных лошадей. В Англии я хотел приобрести производителей, которые бы составили основу завода.

– Ах, да, ваш дядя что-то говорил в этом роде. По-моему, вам следует начать с Таттерсолла.

Опять Таттерсолл!

Именно так Джейсон и поступил. В феврале, вместе с Бэрримором и Харрисом он посетил ярмарку в Таттерсолле и в целом остался доволен результатами. Правда, присутствие двух веселых компаньонов не прошло даром. Бэрримор мгновенно увлекся снежно-белой двухлеткой и настойчиво рекомендовал ее другу, ссылаясь на безукоризненность родословной лошадки. Но при ближайшем рассмотрении она не произвела на Джейсона такого впечатления. Спина коротковата, круп и задние ноги не столь совершенны, как должны бы быть. Джейсон так и сказал об этом Бэрримору.

Тот почувствовал себя глубоко уязвленным.

– Черт побери, Джейсон, в том, что касается породы, глаз у меня есть. Вам просто трудно угодить.

– Как всегда, – простодушно добавил Харрис. Бэрримор сердито сверкнул на него синими глазами, но вспомнил, что Джейсон только что забраковал и выбор Тома. Гнев его испарился, но горечь осталась.

– Вы никогда не принимали нас всерьез, Джейсон. Не знаю почему, но я ожидал, что теперь все будет иначе.

После этого инцидента покупки пошли гладко, и Джейсон приобрел нужных лошадей. Большинство из них расположили в конюшне дяди, предоставив опеке старшего грума, как и было условленно. Джейсон привез с собой конюха, его Жак был кузеном лакея Пьера, но Жака он предназначил для ухода за собственными лошадьми, которых тоже собирался купить в Англии. Джейсону посчастливилось найти красивого сильного вороного жеребца и пару кобыл ему под стать, а также несколько охотничьих лошадей – их он и отдал в опытные руки Жака.

В феврале же решился и квартирный вопрос – Джейсон устроился в собственных комнатах на Сент-Джеймс-стрит. Герцог нахмурился было, услышав о его планах, но потом равнодушно пожал плечами, заметив: «Делайте, как знаете, только помните, что в среду вы обедаете здесь со мной и Руфусом Кингом».

Передав депеши Джефферсона Кингу, приобретя лошадей, годных для основания завода, устроившись на холостяцкой квартире, Джейсон успокоился, расслабился и позволил Бэрримору и Харрису отнимать у него больше времени.

Однажды утром после ночной попойки с упомянутыми друзьями он проснулся с такой тяжелой головой, что подумал, а выдержит ли и дальше этот безудержный темп. Пока голова раскалывалась, мысли в ней приняли нужное направление. Пора кончать и это дикое пьянство, и этот разврат, иначе он вернется в Новый Орлеан конченым человеком в смысле здоровья.

В момент раскаяния в спальню вошел Пьер с озадаченным выражением на своей обезьяньей физиономии.

– Месье, вы что-нибудь искали прошлой ночью? Взглянув на него мутными глазами, Джейсон насмешливо спросил:

– Что? В половине пятого утра? И что я мог искать?

– Не знаю, но платье в вашем гардеробе было в беспорядке и обувь не в том виде, в каком я ее оставил.

– Вероятно, служанка, которая убирает комнаты, не смогла победить свое любопытство, – равнодушно предположил Джейсон.

– Если это так, месье, она заглядывала также в ящики бюро и даже в ваш стол в другой комнате, – колко отпарировал Пьер.

– Какого черта ты имеешь в виду? И откуда ты знаешь?

С видом глубокого превосходства Пьер спокойно ответил:

– Когда сегодня утром я заметил беспорядок в вашем платье и обуви, то осмелился уточнить, насколько далеко это… вынюхивание зашло. Она, очевидно, обыскала все. Особенного беспорядка не было, но я-то знаю, что вещи не совсем на своих местах.

– Ну, скажи негодяйке, что ее скверный маленький порок открыт, и, если это случится снова, я ее уволю.

С этими словами Джейсон выбросил инцидент из головы.

Меньше чем через неделю он присутствовал на конском аукционе в Эпсоме – как всегда, в сопровождении Бэрримора и Харриса. Англия наслаждалась необычно теплым февралем. Погода была чудесная, хотя в полях еще кое-где белел снег, и аукцион привлек массу народа. Наши друзья бродили среди переполненных проходов, рассматривая лошадей всех пород, от маленьких крепких уэльских пони до огромных величественных тяжеловозов.

Стоя у края окаймленного пурпурными канатами ринга, где проходил парад и назначались аукционные ставки, он восхищался лоснящейся гнедой кобылой, как вдруг его кольнуло неприятное ощущение, будто за ним следят. Сначала он не придал этому особого значения, но ощущение не исчезало, и он с некоторым любопытством обратил взгляд на волнующуюся пеструю толпу. Беглый взгляд не принес никаких результатов и, пожав плечами, он уже поворачивался к рингу, когда заметил модную пару – молодую женщину и джентльмена, пробирающихся к нему через толпу.

В то же мгновение Бэрримор предупредил, почти не разжимая губ:

– Не оборачивайтесь, мой друг, но сюда идет эта Маркхэм в сопровождении Клайва Пендлтона.

С настороженной улыбкой Джейсон наблюдал за их продвижением, размышляя, случайно или с умыслом появились здесь эти люди.

Элизабет Маркхэм была хорошенькая с роскошной фигурой вдова двадцати пяти лет от роду. В этот день она была восхитительна в своем муслиновом платье с высокой талией и узором из веточек лаванды. Соломенная шляпка с излишне широкой зеленой бархатной лентой, завязанной бантом за ухом, и тонкие светло-зеленые перчатки дополняли туалет молодой аристократки. Ее отцом был граф Маунт, герцог Тримэйн, он унаследовал титул меньше года назад после смерти своего брата Роберта. Джейсон познакомился с Элизабет и ее родителями, когда вместе с дядей был на обеде в их лондонском доме. Джейсону запомнились ее сверкающие карие глаза и роскошные волосы, хотя и не рыжие, но такие же шелковистые, как у гнедой кобылы на ринге. Джейсон начал вежливый флирт и дал себе слово встретиться с ней в более интимной обстановке. К этому были все основания. Она была чертовски хорошенькой, и он почувствовал желание, как только она ему улыбнулась.

– Какая милая встреча, Джейсон! Похоже, в последнее время мы постоянно встречаемся. Вам понравилась та прогулка в Гайд-парке? Я была безутешна, что не могла поехать с вами, но у меня уже были другие планы… – Рука в светло-зеленой перчатке легла ему на руку, густые, тронутые золотой пудрой ресницы кокетливо затрепетали. – Надеюсь, вы пригласите меня снова…

Джейсон что-то вежливо пробормотал, но в ленивом взгляде прищуренных глаз, который он ей послал, Элизабет усмотрела внезапный намек на нечто иное, и сердце ее забилось сильнее. Джейсон Сэвидж, без сомнения, был красивым животным, решила она с удовлетворением, и просьбу Клайва быть с ним полюбезней приятно удовлетворить, думала она, любуясь тем, как винно-красный сюртук подчеркивает его нездешний загар и широкие плечи. Элегантные желтовато-коричневые панталоны, облегавшие стройные ноги, тоже смотрятся приятно. Не каждому мужчине идут такие панталоны.

Думая о своем, Элизабет перехватила его взгляд, устремленный на ее грудь. Пожалуй, поощрения со стороны Клайва даже и не требуются, ее влечет к Джейсону – такие мужчины ей нравятся. Она не могла оторвать взгляда от его выразительных губ, внезапно ей захотелось, чтобы они оказались одни, чтобы она почувствовала сильные мужские руки, чтобы его губы искали ее губ. Это была опасная мысль, и она заподозрила, что Джейсон прочел ее – его дразнящая улыбка блеснула ей в лицо. Улыбка говорила о многом – но не давала уверенности.

Нетерпеливое покашливание за спиной вернуло ее на землю. Обернувшись к своему спутнику и кокетливо улыбаясь, она воскликнула:

– О, простите меня! Не подумайте обо мне плохо. Могу я представить вам Клайва Пендлтона? – И тут же, поднеся руку к губам и словно укоряя себя, театрально рассмеялась:

– Ох, какая же я глупая! Вы ведь познакомились с ним у отца, разве нет?

Джейсон ответил поклоном на поклон Пендлтона. Он знал, что до возвращения к гражданской жизни Пендлтон был капитаном британской армии и значился в родстве с Тримэйнами. Покойный брат нынешнего графа был его крестным отцом. Джейсону Пендлтон не нравился – ни его холодные серые глаза, ни тонкое, худое, саркастичное лицо. Как выразился однажды Бэрримор, Пендлтон – типичная паршивая овца, какие есть в каждой семье, и Тримэйны здесь не исключение. Редкий случай, когда Джейсон склонен был полностью согласиться с его мнением. Хотя выглядел Пендлтон вполне по-джентльменски; безукоризненный костюм подчеркивал его хорошую фигуру, он свободно держался и жил, по-видимому, как подобает обеспеченному человеку. Но при всем том Джейсон почувствовал и другое – с ним связан был неуловимый запах темных переулков и сомнительных сделок – как с мужчинами, так и с женщинами.

Скрывая неприязнь, Джейсон протянул руку Клайву, улыбнулся и спросил:

– Вы к нам присоединитесь? Ответила ему Элизабет. Изобразив на хорошеньком личике подобие сомнения, она протянула:

– О, вряд ли. Мы ведь поехали на прогулку и не можем остаться.

Бэрримор и Харрис, пробормотав вежливые прощальные реплики, подчеркнуто отвернулись, внезапно обнаружив глубокий интерес к аукциону. Джейсону хотелось повторить их маневр, хотя он и не отказался бы завести ленивый флирт с Элизабет, ибо в данный момент его мысли действительно были заняты рингом. Но попросту отвернуться он не мог – мешала ее рука, и она не торопилась снять ее с его руки.

– Как неудачно, что вы не можете к нам присоединиться, – фальшивым тоном посетовал Джейсон. – Но, может быть, мы встретимся на балу у вашей матери к концу следующей недели? Надеюсь, вы оставите для меня один-два танца?

– Да, конечно, – ответила Элизабет, сузив свои прекрасные глаза в ответ на поведение Харриса и Бэрримора. Они ее унизили, это было возмутительно, и она решила последнее слово оставить за собой:

– А вы. Том и Фредди, вы будете на балу?

– А? – сказал Том, удивленный тем, что Элизабет обратилась к нему, но Бэрримор поспешил на помощь другу:

– К сожалению, нет. Мы с Томом завтра отбываем в Лестершир. Там будет большая охота, мы надеемся поохотиться недели две, прежде чем в марте поехать к Браунли.

– Очень приятно! – воскликнула Элизабет с лицемерной радостью. – Тогда мы увидимся в Мелтон Моубрей, мои родители, я и Клайв туда тоже собираемся. – Взглянув на Джейсона, она спросила:

– А вы поедете?

– Да.

Хотя я едва знаком с Браунли. Том и Фредди получили для меня приглашение. Я уже заказал комнаты в гостинице, чтобы не надоедать им. Правда, Летиция Браунли уверяла, что я не причиню никаких неудобств, но я все же новичок.

– О… – вырвалось у Элизабет. Восклицание говорило о ее разочаровании: он не будет так близко, как она бы хотела.

Взяв ручку, затянутую в изящную перчатку, Джейсон ее успокоил:

– Не бойтесь, вы будете видеть меня достаточно часто. – И, оставив интимный тон, продолжил:

– Я хотел бы купить несколько новых лошадей, теперь уже для перепродажи в Новом Орлеане, и, живя в гостинице, буду совмещать дело с удовольствием. Вряд ли хозяевам понравится, если я воспользуюсь их гостеприимством для устройства личных дел.

Бэрримор, оторвав взгляд от ринга, бросил через плечо:

– Чертов барышник, вот он кто!

Клайв Пендлтон, безучастно стоявший рядом с Элизабет и, очевидно, равнодушный к ее явному интересу к другому мужчине, тут оживился.

– Что ж, я уверен, близ Мелтон Моубрей найдется несколько ферм, где без всяких затруднений можно купить любых лошадей, каких пожелаете.

Том Харрис, словно подчиняясь внезапной мысли, пришедшей ему в голову, обернулся и сказал, ни к кому не обращаясь:

– Мелтон Моубрей! Там ведь живет кузина Элизабет? Очень уединенно, вместе с матерью.

Элизабет, недовольная этим вопросом, коротко кивнула и сухо пояснила:

– Очень уединенно. Они с Рэйчел еще в трауре по случаю смерти дяди.

Она предпочла бы сменить тему, но Харрис, выказывая внезапный и неожиданный интерес к предмету, продолжал:

– Очаровательная особа, ваша кузина Кэтрин…

– О, а откуда вы-то это знаете, Харрис? – спросил его Клайв с явным любопытством.

– Она была в одной школе с моей сестрой Амандой. Я возил их в Бат и кормил там пирожными с кремом.

– Понимаю. Какое это было удовольствие для вас, – сочувственно заметил Клайв, явно подразумевая прямо противоположное. Должно быть, решив, что об отсутствующей Кэтрин уже сказано достаточно, он, повысив голос, чтобы перекрыть шум толпы, сменил тему:

– Я увижу всех вас вечером у Уайта?

– Нет. Мы устраиваем у Фредди холостяцкую вечеринку. Поиграем в карты, раздавим бутылочку-другую. Надо же как следует проводить их в путешествие, – ответил Джейсон и вежливо добавил:

– Вы не хотели бы присоединиться?

И тут Клайв удивил всех.

– Благодарю вас. С удовольствием. Фредди, вы скажете мне время и место?

Скрывая неприязнь, Фредди назвал и то, и другое.

Через несколько минут, когда Элизабет и Клайв скрылись в толпе, он обернулся к Джейсону:

– Какого дьявола! Теперь этот проходимец испортит нам весь вечер!

– А что мне оставалось делать? – отбивался Джейсон. – Если говорить честно, я вовсе не ожидал, что он примет приглашение.

– Принял, черт его дери! И теперь сядет нам на шею, – пробубнил недовольно Фредди.

Джейсон счел за благо перевести разговор в другое русло.

– Том, – спросил он, – я приду к вам ночевать сегодня?

С подозрением, ибо Джейсон имел неприятную привычку ходить пешком без всякой необходимости, Харрис уточнил:

– Придете или приедете?

– Том, Фредди живет в трех кварталах от вас. Если погода сохранится и вечер будет такой же прекрасный, я пойду пешком. Составите мне компанию?

Том решительно покачал головой. И тут Джейсону снова почудилось, что кто-то позади в толпе не то рассматривает его, не то внимательно прислушивается к разговору. Он поспешно обернулся, но снова ничего заслуживающего внимания не заметил.

– Что с вами, черт побери? – недовольно спросил Бэрримор.

– Извините. – Чтобы сгладить впечатление, он пояснил:

– Только сейчас вспомнил, что хотел спросить у Элизабет, но ее уже не вижу.

– И слава Боту! Говорю вам, Джейсон, лучше путешествовать налегке, чем с таким багажом. Она держит руль круто по ветру и пока еще не замешана в открытом скандале, но это дело времени. Уверяю, она погубит себя. Держитесь Ковент-Гардена, если вам нужны развлечения, и пусть эта маленькая птичка дурачит кого-нибудь другого, – разразился пылкой тирадой Бэрримор.

– Друг мой, не такой уж я желторотый мальчишка. Смею вас уверить, что уже несколько лет успешно справляюсь со своими мезальянсами. А вот за заботу обо мне – спасибо, – весело проговорил Джейсон.

– Дело в том, – с тревогой вмешался Харрис, – что она играет! И как! Промотала состояние мужа всего за двенадцать месяцев. Заплатив ее долги, отец потребовал, чтобы она вернулась домой. Все знают, что сейчас она гоняется за богатым женихом.

– Поверьте, я приму все предосторожности, чтобы не оказаться в мышеловке со священником у дверцы и Элизабет Маркхэм по левую руку, – серьезно уверил друзей Джейсон, хотя в душе у него все смеялось.

– Вам лучше ходить, оглядываясь, Джес. Ее явно тянет к вам и к вашим деньгам. – Бэрримор счел нужным назвать вещи своими именами.

Интересно, что в тот же самый момент Клайв говорил Элизабет нечто подобное. Правя тильбюри, уносящим их в Лондон, Клайв и не пытался скрыть свое неудовольствие.

– Вы были слишком откровенны, не так ли? Большие глаза, надутые губки, – выговаривал он своей спутнице.

– А что мне было делать? Вы велели быть с ним любезной, – сверкала она глазами. – Если хотите, чтобы я что-нибудь обнаружила, позвольте тогда действовать на мой лад. Он-то явно не возражал против глазок и губок. Были времена, когда и вы находили их весьма привлекательными, сейчас же меня интересовала его реакция, а не ваша!

Тонкие губы Клайва превратились в ниточки:

– Вы должны интересоваться и моей реакцией, дорогая. Я оплачиваю ваши счета, помните об этом. К слову сказать, сколько вы проиграли у миссис Эверетт? Пятьсот? Тысячу?

– Больше тысячи, – угрюмо ответила Элизабет.

– Я так и думал. И ваш отец собирается покрыть долг? – спросил он холодно.

– Вы же знаете, что нет. Клайв, не будьте таким гадким! Если вы не заплатите, отец пошлет меня ржаветь в Маунтакр. Вы же знаете, какую бурю он устроил, когда оплачивал мои долги в последний раз. Я не вынесу этого снова и умру, если мне придется сидеть в деревне, вдали от всех удовольствий Лондона. Боже, как я ненавижу Маунтакр! – злобно выдохнула она. И закончила умоляющим тоном:

– Ну, пожалуйста, не будьте таким злюкой. Я никогда не подводила вас прежде, ведь правда?

– Правда. Смотрите, чтобы этого не случалось и впредь. – С этими словами и угрозой в голосе он полез в боковой карман и вытащил кожаный кошелек, туго набитый золотыми монетами:

– Этого вам пока хватит. Но помните, я хочу знать, что нужно Сэвиджу.

– Что заставляет вас думать, что ему что-нибудь нужно? – нахмурилась Элизабет. – С тех пор как он прибыл, он ничего не делает, только покупает лошадей.

– Не вполне, – сухо усмехнулся Клайв. – Немедленно по приезде он посетил Руфуса Кинга, и Роксбери, эта хитрая старая лиса, устроил по крайней мере один интимный обед, где Кинг и Сэвидж были единственными гостями. Много бы я дал, чтобы узнать, о чем они говорили. Думаю, Наполеон хорошо заплатил бы за такие сведения. Как вы знаете, я живу своими мозгами, что, должен добавить, позволяет мне неплохо платить вам за обрывки разговоров, которые вы передаете. Вы могли бы об этом помнить и заинтересовать Сэвиджа, но не настолько, чтобы каждый видел, что вы это делаете.

– Хорошо, постараюсь, но думаю, вы ошибаетесь:

Сэвидж не может ничего знать.

– Может быть, я и ошибаюсь, и такое случается, но неразумно отказываться от любого источника информации. Я хотел бы больше узнать о Сэвидже, прежде чем списывать его как пустого человека.

Разговор ненадолго прервался, затем Элизабет, лукаво взглянув на своего спутника, спросила:

– Вот вы говорите, что я бываю слишком откровенна. А почему тогда оборвали Тома Харриса, когда он упомянул о Кэтрин?

– Я хотел только узнать, где он ее встречал, и узнал.

– Вы питаете надежды, Клайв? – Не ожидая ответа, она с апломбом добавила:

– Если так, они осуждены на провал. Кэтрин, или Тамара, или как там ее звали эти проклятые цыгане, вас видеть не может.

Клайв стиснул в руках вожжи, но это был единственный знак того, что стрела собеседницы попала в цель.

– Нравлюсь я Кэтрин или нет, – заговорил он ровным голосом, – это не имеет ничего общего с браком. Рэйчел находит меня приемлемым, и я убежден, что так или иначе, но заполучу Кэтрин. А если нет, то позабочусь, чтобы никто другой на ней не женился. Меня не лишат состояния второй раз!

Последние слова, по-видимому, пробудили в Элизабет чувство обиды, ибо она воскликнула:

– Это позорное, позорное завещание! Кто мог думать, что моему отцу достанется так мало? Я так и не поняла, что речь идет только о титуле и Маунтакре. А теперь это мерзкое цыганское отродье имеет все остальное – поместья в Лестере и состояние в придачу. Почему дядя Роберт мне ничего не оставил? Видит Бог, он был достаточно богат. И вас, его крестника, тоже забыл. А что бы я сделала даже с маленьким наследством! – Она горько рассмеялась. – Печальная мы пара, Клайв. Ждали солидного наследства – и вдруг появляется жалкая старая цыганка и приводит Кэтрин и Адама! Хотела бы я свернуть ее немытую шею!

Сохраняя бесстрастное выражение лица, Клайв никак не отреагировал на ее вспышку, но Элизабет знала, как он был потрясен, когда Кэтрин Тримэйн и ее брат вернулись в семью. До того момента Клайв был неофициальным наследником всего состояния. Известие, что ты лишился всего из-за какой-то черноволосой, голубоглазой цыганской девчонки, ударило его наповал. Элизабет также пострадала, ибо была любимицей дяди и очень старалась в этой роли – до возвращения Кэтрин. И эти деньги были бы ее, если бы Кэтрин и Адам оставались у цыган.

– Даже Адаму повезло больше, чем нам, – мрачно изрекла она. – Роберт оставил ему хотя бы земли близ Натчеза.

– Тоже немаленькое состояние. Не забудьте об этом. – Взглянул на нее Клайв.

– Это вас тоже гложет, Клайв? Роберт подумал о будущем Адама и забыл о вашем. Он мог бы оставить земли в Натчезе вам.

– Дорогая моя, что сделал покойный крестный со своими деньгами – его дело. Да, я был разочарован, когда Кэтрин внезапно появилась на нашей семейной сцене. Но с того момента до его смерти в прошлом году у меня было достаточно времени, чтобы свыкнуться с этой мыслью. И поскольку я собираюсь жениться на ней, мои планы только задерживаются, и все.

– А как насчет меня? – сердито спросила Элизабет.

– Разумеется, я позабочусь и о вас – но при условии, что вы будете меня слушаться.

– Например, быть шлюхой, чтобы добывать вам информацию?

– Вот именно, дорогая. Вы играете эту роль восхитительно.

Яростное восклицание Элизабет завершило их разговор.

Расставшись с Клайвом у резиденции графа Маунта на Гросвенор-сквер, Элизабет в отвратительном настроении весь вечер изобретала самые скверные методы избавления от Клайва, который тем временем играл в карты с Джейсоном, Томом Харрисом и Фредди Бэрримором.

Несмотря на опасения Фредди, вечер проходил вполне терпимо, хотя без Клайва обещал быть лучше. Ближе к четырем часам ночи компания начала распадаться. Харрис, сильно напившись, остался у Фредди. Клайв, проявив немалый такт, удалился первым. После его ухода Джейсон и Фредди поболтали еще несколько минут. Пожелав приятного путешествия, Джейсон выразил надежду, что голова у Харриса наутро не «будет болеть, и оставил хозяина, заметив, что встретит друзей у Браунли в марте.

Была прекрасная ночь, и Джейсон, как и собирался, отправился домой пешком. Масляные фонари бросали золотые полоски света на пустые узкие улицы. Он прошел, быть может, полпути по дороге к Сент-Джеймс-стрит, когда ему привиделась слабая тень в одном из переулков в нескольких ярдах от него. Замедлив шаг, он незаметно оглядел безлюдную улицу. Оружия с ним не было, за что он помянул себя крепким словом. Сейчас ему бы не помешал хотя бы нож под платьем. У него же была только тросточка, бесполезная в случае, если, как он подозревал, в тени скрывался противник. Он подумал было о том, чтобы повернуть назад, но две фигуры, скользнувшие из переулка, отрезали путь к отступлению. Рука Джейсона метнулась к застежке плаща. Осторожно расстегнув ее, он мрачно подумал, что плащ и тросточка вряд ли устоят перед дубинками, которыми, вероятно, были вооружены эти двое.

Они кружили вокруг него, как волки. Его рост на минуту остановил их. По привычке, Джейсон напал первым. Сорвав плащ, он точно набросил его на голову человека перед собой и мгновенным рубящим ударом едва не сломал ему шею. Одновременно двинул противника коленом в низ живота и, оставив его валяться на мостовой, как пантера, обернулся к его партнеру, парировав тростью занесенную над своей головой дубинку. Трость треснула, но она дала Джейсону мгновение на то, чтобы схватить дубинку поверженного врага. Теперь он был готов и к схватке, и к обороне. Но ни нападать, ни обороняться ему не пришлось – его противник, кинув на Джейсона удивленный взгляд, устремился прочь. Обернувшись, Джейсон обнаружил, что поверженный его враг бежал, хрипя и задыхаясь. Но Джейсон мог поклясться, что он не один, что еще кто-то скрывается в переулке. Несколько секунд он колебался, пронизывая взглядом темноту, потом решил оставить все как есть. Не настолько же он глуп! Подняв плащ и крепко сжимая дубинку, он отправился домой.

Войдя к себе, он тут же отослал Пьера, сбросил в спальне одежду и бросился на постель. Сон не приходил, да он его и не ждал. Было над чем подумать.

Обыск в своей комнате он мог списать на любопытство служанки. Сегодняшний инцидент тоже подпадал под обычный риск, которому подвергается всякий, кто бродит по ночному Лондону. И все-таки вряд ли эти происшествия были случайными. Кто за ними стоит? Пендлтон? Его явно интересовало, чем он занимается в Лондоне. Но напасть на него? Зачем? Почему на него напали? Это было загадочным, если исключить очевидную причину – ночные воры и легкая добыча. А может быть…

Джейсон спал плохо и проснулся в отвратительном настроении, которое не улучшил ранний визит дяди, хотя Роксбери не усложнял ими жизнь своего племянника. Что же случилось? Сидя с дядей за столом, сервированным по этому случаю с особым тщанием, Джейсон внимательно рассматривал его.

Костюм из тонкого голубого сукна безукоризненно облегал широкие плечи герцога, столь же безукоризненным был и галстук, сияющий снежной белизной и завязанный изысканным узлом. Уже ранним утром герцог являл собой образец джентльмена.

Поскольку он не делал попыток завязать разговор, осматриваясь, как устроился племянник, Джейсон был вынужден поинтересоваться, была ли причина, по которой дорогой дядя навестил его так рано?

– Нет, мой дорогой мальчик! Я просто оказался по соседству и решил зайти. Как складываются ваши дела в последнее время?

– Прекрасно.

– Да? И ничего более? Расскажите, как вы развлекаетесь. – И герцог широко распахнул серые, абсолютно невинные глаза.

Джейсон задумчиво уставился на них. Знал ли Роксбери о событиях прошлой ночи? А если да, то откуда, черт побери, узнал обо всем так скоро? Поднеся к губам чашку кофе, которую только что налил Пьер, Джейсон произнес без всякого выражения:

– Развлекаюсь я просто отлично. Бэрримор и Харрис познакомили меня со всеми притонами Лондона, я же обнаружил те, о которых они и не слышали. Правда, последняя ночь, должен признаться, была довольно умеренной. Была карточная игра у Бэрримора. Играли он, Харрис и Клайв Пендлтон. Сидели мы почти до утра. Это то, что вы хотели знать?

Герцог нахмурился.

– Джейсон, что, Пендлтон ваш близкий друг? Откинувшись в кресле, Джейсон признал:

– Нет, я бы этого не сказал. Я бы сказал, что он и Элизабет Маркхэм появляются, когда их меньше всего ожидают. Клайв, кажется, хотел бы стать моим другом – не могу понять, по какой причине.

Роксбери явно замялся, потом, словно приняв решение, произнес:

– Сейчас важно, чтобы вы до конца понимали, что такое Клайв Пендлтон. Это нечто больше чем просто светский сплетник, питающийся свежими скандалами. Еще два года назад он был капитаном в армии, затем продал свой патент или, точнее, был вынужден его продать. Именно в период его пребывания на службе мы впервые им заинтересовались. Армия использовала его уникальную особенность: он способен был проглядеть документ в течение нескольких секунд и затем, даже через несколько месяцев, воспроизвести его буквально! Он был бесценным агентом за линией наполеоновского фронта до тех пор, пока, к несчастью, не начал продавать собранную информацию тому, кто больше даст. Весьма непатриотично. Доказано ничего не было, но его попросили продать патент и вернуться к гражданской жизни. Он это сделал, но ведь оставались другие сферы, пригодные для его деятельности. Как и в армии, мы до сих пор не можем поймать его за руку. Он очень хитер – нельзя же арестовать человека только за то, что его видели в обществе известных французских агентов…

Беззвучный свист вырвался из губ Джейсона, его зеленые глаза внезапно тревожно вспыхнули.

– Итак, – произнес он невозмутимо, – вы полагаете, что Пендлтон интересуется мной как возможным источником информации, годной на продажу?

– Полагаю, это весьма вероятно, – кивнул герцог. – И должен предупредить вас: будьте осторожны. Пендлтон опасный человек. Многое бы я дал, чтобы схватить его за руку.

– Понимаю. Я учту ваше предупреждение, дядя, но не думаю, что он узнает что-либо от меня.

– Уверен, что не узнает, особенно если у вас нет секретов.

Джейсон улыбнулся, но не рискнул встретить задумчивый взгляд серых глаз дяди. Они поболтали еще несколько минут, и герцог отбыл.

С отъездом Бэрримора и Харриса Джейсон обнаружил, что дни тянутся невыносимо долго, и, хотя обычно мысль о балах его не волновала, он почувствовал, что с удовольствием ждет новую встречу с Элизабет на вечере у ее матери. Вот будет забавно, как она станет пускать в ход свои уловки и как Клайв попытается вытянуть из него информацию.

Наступило утро пятницы. В одиннадцать часов Джейсон сопровождал дядю на верховой прогулке в Гайд-парке. Там они встретили Клайва, но он только прикоснулся к шляпе и проехал дальше. Джейсон обменялся взглядом с дядей, тот пожал плечами и спросил:

– Вы сильно его обыграли в ту ночь у Бэрримора?

– Нет, думаю, что дело не в этом. Вероятно, он изменил тактику, предоставив меня нежностям Элизабет. Интересно, не туда ли он едет?

Клайв направлялся именно туда. Несмотря на ссору с Элизабет, они решили в день бала встретиться утром, и, прибыв в дом графа Маунта, Клайв застал ее в ярости. Едва он успел войти в комнату, а слуга – выйти из нее, как Элизабет буквально взорвалась:

– Клайв, здесь это проклятое цыганское отродье! Вместе с матерью! Они явились вчера вечером.

Глава 3

В этот момент Кэтрин Тримэйн из узкого окна спальни уныло смотрела вниз на Гросвенор-сквер. Чуть ли не с отвращением она рассматривала мощеную улицу, окружавшие площадь элегантные городские дома, тоскуя о тихих зеленых лугах Лестершира. Она все еще предпочитала деревню городской суете – и в этом мало изменилась за истекшие шесть лет. Зато как эта юная леди в муслиновом платье цвета лаванды, с непокорными черными кудрями, повязанными золотой тесьмой, отличалась от дикого неухоженного ребенка, которым она была тогда! Одевалась она так, как требовалось от наследницы древнего и благородного рода; если бегство было невозможно, умела разумно и вежливо беседовать в любой аристократической гостиной, изящно при этом разливая чай. Ни осанка, ни речь, ни манеры не выдавали раннюю историю ее жизни. Но внутри Кэтрин так и осталась «проклятым цыганским отродьем», как в отчаянии окрестила ее Элизабет.

Даже обучение в очень строгой и чопорной школе для юных леди не смирило ее своевольной натуры, не убавило жажды беззаботной свободы, которую она познала в таборе. При воспоминании о школе миссис Сиддон ее нежные губы всегда сжимались, а миндалевидные фиалковые глаза начинали мрачно поблескивать. Боже, как она все вытерпела! До сих пор она помнит то страшное утро, когда Рейна сунула их с братом прямо к носу высокомерного графа – ее отца. До сих пор ее трясет от тех давних воспоминаний. Оторвав от веселой, полной приключений цыганской жизни, какой она ее помнила, ее бросили в совершенно иной мир, в иную семью. Они с Адамом утешали друг друга и держались вместе, объединившись против странных людей и их странных требований – умываться, менять одежду в течение дня, носить башмаки. Вспомнив старые раны, старые обиды, Кэтрин в сотый раз пожалела, что не осталась неизвестным, неухоженным цыганским отродьем. Много раз цепи, связавшие ее с Тримэйнами, готовы были лопнуть под натиском протеста, то и дело потрясавшего все ее существо.

Слава Богу, подумала она с внезапным теплым чувством, что у их подлинной матери леди Рэйчел Тримэйн было такое безошибочное чувство такта. Рэйчел не слушалась своего любящего сердца и не осыпала детей знаками материнской любви. Она позволила им, диким лесным зверенышам, самим сделать первые шаги к дружбе. Поначалу Кэтрин с глубоким подозрением отнеслась к этой приятно пахнущей моложавой женщине, которая должна была занять в ее сердце место Рейны, и с возмущением отталкивала любое проявление любви с ее стороны. Но время притупило начальную неприязнь, и Кэтрин с удивлением обнаружила, что очень любит свою мать. Рэйчел нельзя не любить, поняла Кэтрин, такой уж она человек.

Слабый стон послышался со стороны постели, и Кэтрин быстрыми неслышными шагами пересекла комнату, оказавшись рядом с матерью. Озабоченно глядя на ее распухший подбородок, она тихо спросила:

– Что-нибудь сделать? Может быть, потереть тебе виски розовой водой? Вдруг немного поможет?

Рэйчел Тримэйн, привлекательную стройную женщину с ярко-голубыми глазами и черными кудрями, в которых не было ни одной серебряной нити, можно было принять за сестру Кэтрин. Сейчас она приходила в себя после того, как утром врач вырвал у нее больной зуб.

– Нет, моя радость, – слабо улыбнулась она дочери, – дай мне еще полежать, а потом, может быть, удастся проглотить немного чудного бульона, который готовит миссис Барроуз. Нет никакой необходимости сидеть со мной. Лучше воспользуйся нашим неожиданным приездом. Почему бы не нанести визит Аманде Харрис? Уверена, она будет рада увидеть тебя.

– Пожалуй, нет, мама. У Аманды наверняка другие планы. Кроме того, мы здесь так ненадолго, что я могу ни с кем не встречаться. В конце концов, не развлекаться же мы приехали.

– Да уж, не развлекаться, – вздрогнув от неприятных воспоминаний, согласилась с ней Рэйчел. – Но поскольку мы здесь, нужно из этого извлечь что-нибудь хорошее. Может быть, – добавила она, подмигнув, – ты выпьешь чаю с тетушкой?

В ответ она услышала очень несветское фырканье.

– Нет уж, я лучше посижу с тобой, чем буду слушать, как тетушка трещит про свой сегодняшний бал. Особенно после того, как она всех оповестила о том, как некстати мы приехали. Мы что, заранее спланировали эту зубную боль? – спросила Кэтрин с возмущением.

Рэйчел взглянула в разгневанное лицо дочери и грустно вздохнула. Да, ее отношения с родственницей были несколько напряженными, но она надеялась, что Сеси, теперь графиня Маунт, забудет о былых неприятностях. К несчастью, зубная боль не знала, что Сеси давала первый в этом году бал, и они прибыли в самый разгар подготовки. Захваченная приготовлениями, Сеси была явно недовольна их появлением, несмотря на столь вескую причину.

Многие годы Рэйчел упорно пыталась наладить родственные отношения, но все попытки разбивались о холодность и эгоистичность Сеси. Когда же она обнаружила, что кроме титула и поместья Маунтакр ее мужу ничего не досталось после смерти брата, их отношения и вовсе обострились. Для Сеси было жестоким ударом, что столь долгожданное богатство так и не вошло в их наследство. А Элизабет, старшая дочь Сеси, была просто в ярости.

Чтение завещания Роберта вообще стало крайне неприятным делом. Когда был оглашен его пункт, по которому цыгане получали право разбивать лагерь на большом лугу близ Хантерс Хилла, лестерширского поместья семьи, Элизабет, не скрывая больше досаду, взорвалась. Она отмахнулась от всех сердитых попыток призвать ее к порядку, прекратить смехотворные обвинения, пока Кэтрин, удивленная реакцией кузины, сама не пришла в ярость и не высказала ей все, что она о ней думала. Сеси, в свою очередь, набросилась на Кэтрин, в то время, как Клайв, злорадно блестя глазами, лицемерно ее защищал. Рэйчел и Эдвард тщетно пытались утихомирить страсти. Все пылали. То был крайне неприятный эпизод, и забудут его нескоро.

Во всяком случае, прошедшие месяцы не смягчили ситуацию. Муж Сеси, Эдвард, будучи опекуном Кэтрин, искренне любил племянницу и, бывало, навещал их с матерью. Но вообще-то семьи мало общались друг с другом.

Выручало всех то, что Рэйчел и Кэтрин предпочитали тихое уединение Хантерс Хилла, где покойный граф создал большой конезавод. Несколько лет назад, когда Кэтрин проявила интерес к его делу, он моментально забросил Маунтакр, и они поселились в изящном замке эпохи Тюдоров близ Мелтон Моубрей. Граф погиб в результате несчастного случая на охоте, но ни Рэйчел, ни Кэтрин не собирались покидать дом, который успели полюбить. Их не влекла модная толпа, где жаждали блистать Элизабет и Сеси. Кроме того, любые развлечения, когда еще не кончился траур, были для них немыслимы. Однако в последнее время Рэйчел начала подумывать о том, что Кэтрин пора уже вывозить в свет. Правда, леди Тримэйн смущало то, что Кэтрин не проявляла никакого интереса к образу жизни молодой девушки из общества. И в восемнадцать лет она любила запах конюшен, возню с лошадьми, поездки в цыганский лагерь. В Лондон ее не тянуло, что же до молодых людей, то она встречалась с ними редко и казалась совершенно довольной своей жизнью.

Когда недавно Рэйчел заговорила было о том, чтобы провести сезон в Лондоне, она услышала в ответ самое искреннее удивление: «В Лондоне? Зачем?»

И все-таки Рэйчел твердо решила сделать по-своему – Кэтрин нужно оставить неподобающие привычки, занять место в обществе и найти мужа. Не оставаться же ей навсегда среди конюхов и цыган?

Вспомнив о цыганах, Рэйчел нахмурилась. Как и всех, ее тоже удивил этот странный пункт в завещании Роберта. Особенно если вспомнить его реакцию на появление Рейны – он хотел заточить ее в темницу и отступил только после жалоб, слез и каменного молчания Кэтрин. До него вдруг дошло, что, наказав Рейну и цыган, он создает еще один барьер между собой и единственным ребенком. И для того чтобы дочь больше не видела в нем смертельного врага, ей разрешили иногда встречаться с цыганами. Вероятно, именно поэтому, с грустью подумала Рэйчел, даже после своей смерти он не хотел отрывать от них Кэтрин. При всей своей аристократической холодности и равнодушии, неспособности показывать истинные привязанности, граф хотел доказать Кэтрин, что он ее обожает. И если бы он относился так же к ней, своей жене, с горечью подумала Рэйчел, в их браке было бы куда больше тепла и смысла.

Что пользы сейчас переживать? Стряхнув эти меланхолические мысли, она взглянула на дочь, мерившую шагами комнату. Приятные кремовые стены, мягкий зеленый ковер и на этом фоне беспокойные шаги девушки. Совсем как львица в клетке, мелькнуло у Рэйчел. Кэтрин, всегда деятельную, энергичную, сейчас раздражало вынужденное бездействие. Как же она, бедняжка, столько лет провела в школе миссис Сид-дон? Такие школы часто похожи на тюрьмы, и Рэйчел впервые задумалась над тем, через какие жестокие испытания прошла Кэтрин, приноравливаясь к обществу совершенно иному, чем то, в котором она провела ранние годы. Но девушка справилась, подумала Рэйчел с гордостью и снова удивилась, что это она подарила миру такое своевольное и прекрасное создание.

Кэтрин не походила на обычную красавицу, у которой все соразмерно. Здесь были контрасты, и они первыми бросались в глаза. Но и привлекали внимание. Иссиня-черные волосы, белая, как гардения, кожа, нежный треугольник лица прежде всего останавливали взгляд. Затем вы видели загадочные, с необычным разрезом, фиалковые глаза, притягательный крупный рот. Стройная, хорошо сложенная, она была естественна и приветлива. Ни глупого кокетства, ни женской игры у нее и в помине не было.

Бывала она и другой – со сжатыми губами. Такая Кэтрин не предвещала ничего хорошего. Такой Кэтрин нечего было делать в обществе тетушки Сеси. Глядя на нее, Рэйчел от души пожелала, чтобы короткий визит уже завтра закончился и они были на пути в Хантерс Хилл.

– Не обращай внимания на Сеси, дорогая, – попросила она дочь. – Она не может быть другой. Наверное, это все же неудобно, что мы сейчас здесь.

– Не вижу никаких неудобств, – возразила Кэтрин. – Мы не будем на ее дурацком балу, а в доме, видит Бог, полно незанятых комнат. – Воинственно сверкнув глазами, она добавила:

– И мы не отвлекаем ее слуг, как это делает она с нашими!

С сочувственной улыбкой на губах Рэйчел прошептала:

– Я все это знаю, любовь моя, но, Кэт, пожалуйста, обещай мне не раздражать тетю. Обещаешь?

Обещание последовало тут же, но эта поспешность не обрадовала, а обеспокоила леди Тримэйн, к тому же ей был знаком этот блеск в фиалковых глазах, он тоже предупреждал не доверять внешней покорности.

– Кэтрин, а ты ничего не замышляешь? – Не справилась Рэйчел со своим подозрением.

– Что вы, конечно, нет, мадам. Что заставляет вас так думать? Ради вас, поскольку вы нездоровы, я обещаю не раздражать Сеси! – промурлыкала Кэтрин сладким голосом.

Ударение, сделанное на имени тетки, насторожило Рэйчел, но в это время послышался деликатный стук в дверь. Это был Клайв Пендлтон. Он вошел с самой любезной и приветливой улыбкой.

Рэйчел ему обрадовалась, пригласила сесть рядом, но Кэтрин с подозрением следила за тем, как он усаживается в удобное кресло у постели больной. Рэйчел предназначал он очаровательные манеры, и она считала его приятным молодым человеком, который к тому же был крестником ее покойного мужа. На Кэтрин эти манеры не действовали, она инстинктивно чувствовала в нем другую, темную, мастерски скрытую сторону и потому избегала его.

В последние годы, заезжая в Мелтон Моубрей, он непременно бывал в Хантерс Хилле. Но принимала его одна Рэйчел, Кэтрин всегда находила благовидный предлог улизнуть из дома в день его визита.

Клайв подозревал, что делала она это умышленно, избегая его, и сейчас, наблюдая исподтишка, как она беспокойно мечется по комнате, он ухмыльнулся. Неприятный блеск промелькнул в его глазах и исчез так быстро, что Рэйчел, лениво с ним болтая, ничего не заметила.

Кэтрин видела все, ибо не сводила с него глаз, и ее не тронула его подозрительная любезность – держалась она, как всегда, равнодушно и отчужденно. Но когда Клайв через несколько минут вежливого разговора оставил их, Кэтрин удивилась. После того как за ним закрылась дверь, она мрачно нахмурила свои тонкие брови.

Рэйчел всегда интересовало, почему дети чувствуют к Клайву такую откровенную неприязнь. Не в силах сдержать любопытство, она спросила Кэтрин:

– Скажи, почему он тебе не нравится? Клайв достаточно хорош собой, а сегодня он был просто элегантен.

– Да, он хорош собой, если кому-то нравится такая внешность, – холодно признала Кэтрин.

– А ты и вправду знаешь, какая внешность тебе нравится? Ты, похоже, имеешь на это твердые взгляды… – Рэйчел начал забавлять их разговор.

– Ну-у, – протянула Кэтрин, заколебавшись, – я никогда об этом много не думала, но, как мне кажется, физические черты не так уж важны. Конечно, никто не захочет совсем безобразного мужа! Но человек может быть очень красивым и подлым внутри. Я бы предпочла того, кто ко мне добр. А Клайв способен обидеть женщину.

– Ты этого не знаешь, дорогая, и к нему несправедлива. Клайв, говоря твоими собственными словами, всегда относился к тебе по-доброму. В день, когда тебя похитили, он был в отчаянии, убивался почти так же, как твой отец и я. Никто не искал тебя усерднее его. Ты, я боюсь, всегда неверно судила о его привязанности к тебе.

Избегая серьезного взгляда матери, Кэтрин пробормотала:

– Может быть, но ничто и никто не убедит меня в том, что Клайв заботится о ком-то, кроме самого себя.

Рэйчел поспешила оставить эту тему, мудро рассудив, что сопротивление заставит Кэтрин еще упорнее защищать свои идеи. Она снова попросила дочь не сидеть около нее. На этот раз Кэтрин согласилась, подумав, что мать, вероятно, испытывает какое-то неудобство и хочет побыть одна. Виля, что она уже уходит, Рэйчел с надеждой спросила:

– Ты действительно не будешь расстраивать тетю?

Кэтрин послала ей сладкую улыбку и бросила через плечо:

– Я обещала не беспокоить тетю Сеси, но я ни слова не сказала об Элизабет!

Со слабым стоном Рэйчел откинулась на белые шелковые подушки, зная, что ничто не остановит Кэт. Как же она своевольна и как мало со мной считается, с огорчением подумала Рэйчел.

Тем временем Кэтрин, улыбаясь и напевая про себя, легко сбежала по ступеням в маленькую библиотеку, которую Сеси неохотно предоставила в их распоряжение. Кэтрин сразу влюбилась в эту старомодную комнату, напомнившую ей Хантерс Хилл. Одну стену занимали полки с книгами в красивых переплетах, другую – мраморный камин с богатой резьбой, перед ним была старинная кушетка, с гол стоял в другом конце комнаты.

Едва она закрыла за собой дверь и сделала несколько шагов, как дверь отворилась снова. Думая, что это кто-нибудь из слуг, она обернулась, но вопросительная улыбка на ее губах тут же погасла. Вошел Клайв Пендлтон.

Секунду они молча смотрели друг на друга. Кэтрин не скрывала своей досады. Клайв сохранял самую приветливую улыбку, хотя в ответ не дождался даже дежурной любезности.

– Вы следили за мной, не так ли? – спросила она прямо.

Клайв с умоляющим жестом мягко подтвердил:

– Да, следил, но мог ли я поступить по-другому? Вы всегда избегаете меня. Представилась слишком хорошая возможность, чтобы от нее отказаться.

– Возможность для чего? Вы думаете, что несколько минут наедине с вами преодолеют мою неприязнь?

Его улыбка на мгновение утеряла свою приветливость, а в твердых серых глазах мелькнуло то самое безобразное выражение, которое она подмечала и раньше. Он сделал шаг вперед, и Кэтрин едва подавила желание отодвинуться. Но она сохранила позиции, воинственно подняв подбородок, и словно боднула его:

– Ну?

Он сдержал приступ гнева, холодная улыбка его стала еще шире. Обдуманным жестом он протянул руку и слегка коснулся ее щеки. Кэтрин вздрогнула, как от удара, и резко отбила эту руку.

К ее удивлению, вовсе не смущенный этим, он прошептал:

– Кто знает, что может случиться? Я считаюсь вполне подходящей партией. Если вы отбросите детскую неприязнь, то сможете обнаружить, что у меня есть несколько качеств, весьма желанных для женщины. Конечно, ваша мать не будет возражать против моих ухаживаний, а вы, моя дорогая, откроете, что я, до некоторой степени, умею доставить женщине удовольствие.

Кэтрин окаменела. Она избегала его всегда, когда могла, несмотря на то что он нравился Рэйчел, и никогда не чувствовала себя свободно в его обществе.

Что-то в нем ей не нравилось, она даже не знала, что именно, но всегда ощущала явную настороженность в его присутствии. То была инстинктивная неприязнь, основанная не столько на каком-нибудь инциденте, сколько на естественном отвращении к этому холодному, расчетливому человеку. Рейна и Мануэль тоже не любили его, в их враждебности была еще странная настороженность, как будто они знали о нем что-то позорное, но не хотели говорить.

Кэтрин не доверяла Клайву, и мысль о том, что он может ухаживать за ней, никогда не приходила ей в голову. Обесчестить ее – да, на это он был вполне способен, но жениться?

Потрясенная этой мыслью, она внимательно взглянула на него. Да, мать права, он хорош собой, но и это не вызывало в ней ничего, кроме неприязни. Элегантный, уверенный в себе мужчина, и роста хорошего, и сложения – любая девушка им залюбуется, вот только серые глаза у него холодные и жестокие, особенно неприятные на аристократически утонченном лице. Пожалуй, в нем чувствовалась склонность к глумлению. Нет, решительно это был не тот человек, за которого она хотела бы выйти замуж!

Клайв не спускал глаз с ее выразительного лица, довольно верно читая все мысли. Обнаружить так прямо свою конечную цель было с его стороны достаточно рискованно, но он решил, что Кэтрин должна увидеть его в ином свете. Настало время почувствовать в нем мужчину и претендента на ее руку.

Его глаза спокойно оглядели Кэтрин с головы до ног, и он вновь ощутил ту давнюю горечь, которая была связана именно с ней. Почему она должна была появиться в их доме после стольких лет? И почему оказалась такой красивой? Она была красива даже тогда, в рванье, с грязным личиком, со спутанной гривой волос, падавших на ее яростные фиалковые глаза, когда Рейна свалилась им на голову и поставила ее перед графом.

В тот день Клайв был очарован ею против воли и, хотя появление Кэтрин означало крах всех надежд, перед ним мгновенно блеснула другая мысль, соблазнительная и манящая. Она была желанна тогда – еще более она стала желанна теперь. Прошептав проклятие, забыв свою выдержку, он жадно, яростно обнял ее.

Наконец-то он чувствует ее теплые, мягкие губы, такие манящие и высокомерные. Привлекая ее все плотнее, Клайв в пьяном упоении раздвигал их, углубляя поцелуй.

Кэтрин оказалась в сложном положении. Она была в том возрасте, когда уже интересуются всем, что происходит между мужчиной и женщиной в порыве страсти. Любопытство было причиной того, что она позволила Клайву сжать ее в объятиях. Но она тут же убедилась, что сделала ужасную ошибку: ей не понравился его язык во рту, а когда его рука коснулась ее груди, дрожь отвращения пронзила все ее тело. Смущенная, противная самой себе из-за бури эмоций, которую она так неосторожно вызвала, Кэтрин изо всех сил толкнула его в грудь, но тщетно. Ослепленный желанием, Клайв даже не чувствовал этих ударов. Кое-как высвободив руку и разъярившись, она двинула ему кулаком по уху и вонзила в ногу свой маленький острый каблучок. Атакованный в двух направлениях, Клайв сдался тай же быстро, как начал наступление, и поспешно, уже не заботясь о грациозности движений, отпустил ее.

Кэтрин не удостоила его даже взглядом. Заметив на столе тонкий посеребренный нож для разрезания книжных страниц, она схватила его на манер кинжала и обернулась к Клайву, сверкнув глазами.

Клайв сделал было шаг вперед, но вид ножа в уверенной руке Кэтрин остановил его.

– Стой, где стоишь! – услышал он ее голос, полный отвращения. – Еще шаг и я покажу тебе, как умею обращаться с этой маленькой штучкой!

Ему ничего не оставалось, как разрядить обстановку. Клайв попробовал вернуть улыбку на лицо, вновь сделать голос непринужденным и легким.

– Моя дорогая девочка, – прошептал он, – вы ошибаетесь относительно моих намерений. Что значит между нами один короткий поцелуй? Мы же по существу родственники. Я не имел в виду ничего

дурного.

Глаза Кэтрин недоверчиво сузились, и она презрительно бросила:

– Я не дура, Клайв. Оставьте ваши поцелуи для Элизабет. Ей они нравятся куда больше, чем мне.

Странное молчание последовало за ее словами. С досадой прикусив губу, Клайв спросил себя, откуда она узнала о его связи с Элизабет?

– Нельзя же ставить мужчине в вину неразборчивость, дорогая, – легко пожал он плечами. – Грехи, совершенные в дни юности, не должны засчитываться навечно. И, – добавил он обдуманно, – поскольку мои грехи позади, вы можете быть уверены, что я стану верным мужем.

Кэтрин презрительно скривила губки.

– Сохраните ваши льстивые речи еще для кого-нибудь. А я предпочитаю, чтобы вы оставили меня в покое. Не вижу никаких причин продолжать эту непристойную сцену.

Зная, что делать теперь нечего, и осторожно посматривая на серебряный нож, Клайв вышел, сохраняя внешнюю невозмутимость, насколько это было возможно при данных обстоятельствах. Всего несколько мгновений после его ухода мысли Кэтрин занимало это происшествие, затем, решив, что Клайв не может нанести ей никакого вреда, она выбросила из памяти неприятный эпизод, заставила себя расслабиться и думать о приятных вещах.

Хорошо помогал камин. Она присела перед ним, протянула гонкие руки к огню, и уже через несколько минут мысли ее приняли более приятное направление. Она начала лениво размышлять, что поделывает Адам, счастлив ли он в Америке, судя по его немногочисленным письмам. Прошло уже три года со времени его отъезда, а она так и не привыкла к их разлуке.

При всей своей жизнерадостности Кэтрин по существу была одинокая девушка, хотя очень бы удивилась, если бы ей об этом сказали. Она была неловка со сверстницами и только одну подругу, застенчивую и мягкую Аманду Харрис, завела себе в школе миссис Сиддон, но и эта дружба продолжалась недолго. Их пути разошлись, когда они оставили школу. Аманда переехала в Эйвон к своей бабке, величественной вдовствующей герцогине, а Кэтрин вернулась к относительному спокойствию Хантерс Хилла. Она была счастлива там и не стремилась за границы поместья, довольствуясь повседневной жизнью большого хозяйства. Кэтрин мало думала о внешнем мире.

Сейчас, успокоившись и зачарованно глядя на огонь в камине, она смутно слышала отдаленные звуки приготовлений к балу и собиралась заснуть, удобно устроившись на кушетке. Последнее, что она осознала, прежде чем погрузиться в сон, был звон огромных башенных часов внизу под лестницей…

Через несколько часов она внезапно проснулась. Долетавшие до библиотеки звуки подсказали ей, что бал в полном разгаре, а час уже поздний. Она молчаливо, как кошка, потянулась, глядя на тлеющие угли в камине, на мгновение замерла, еще не совсем проснувшись, затем встала, но тут же затаилась, услышав слабый шорох страниц.

Соблюдая осторожность, Кэтрин заглянула за изголовье кушетки и, к большому своему удивлению, увидела незнакомого мужчину, сидящего за столом, со свечой у локтя. Склонив над письмом темноволосую голову, он совершенно ушел в чтение и не чувствовал ее внимательного взгляда.

Она не видела его лица, но, судя по костюму, предположила, что перед ней один из гостей, поскольку на нем был модный зеленый бархатный камзол и богато расшитый желтый шелковый жилет. Внезапно, словно почувствовав, что за ним наблюдают, он поднял голову, свеча озарила его лицо, и, глядя на него, Кэтрин почувствовала странное, почти болезненное головокружение.

Это было очень мужское лицо, резкое, смуглое, с крупным носом, ноздри которого задвигались, как если бы он учуял, кто прячется здесь. Она ощутила странное удушье, когда его глаза, расплескивая зеленый блеск в свете свечи, начали осматривать комнату, чтобы найти источник беспокойства. Замерев, как маленький зверек при виде пантеры, Кэтрин не могла оторвать от него взгляда до тех пор, пока он, пожав равнодушно плечами, снова не склонил свою темноволосую голову над листком бумаги.

Вся дрожа, она перевела дыхание и почувствовала слепой, безотчетный ужас. Теперь можно было бежать, и она быстро прокралась к двери. Кэтрин не знала, почему ей хотелось убежать, она знала только, что этот человек вызывает в ней какой-то первобытный, неоглядный страх.

Уже достигнув двери, ухватившись за дверную ручку, она замерла, когда услышала за спиной протяжный, с акцентом голос:

– Остановитесь!

Вынужденная оглянуться, она увидела, что он поднимается из-за стола. Их глаза встретились, и она куда-то ухнула. Но это заняло мгновение, и она вновь стала сама собой, почувствовав, что больше не боится незнакомца, просто сердится на свои глупые страхи. Глядя на него, она сморщила прямой маленький носик и нахально показала язык. И, еще слыша его хохот позади, выскочила из комнаты. Лестницу она преодолевала так, будто все демоны ада гнались за ней по пятам.

К комнате матери Кэтрин подлетела, проклиная себя за то, что поддалась панике, еще не отдышавшись, с сердцем, стучавшим, как паровой молот. Нет, мать не должна видеть ее такой, нужно переждать и успокоиться, взять себя в руки.

– О, Кэтрин! – удивленно воскликнула Рэйчел. – Почему ты еще не спишь, радость моя? Уже очень поздно.

Улыбаясь, Кэтрин чмокнула ее в щеку.

– В общем-то, я спала. Я заснула в библиотеке и только что проснулась. Тебе что-нибудь нужно?

– Нет, радость моя. Я чувствую себя намного лучше, а мысль, что мы отправляемся утром, придает мне силы. Дождаться не могу, когда мы будем дома.

Кэтрин согласилась с ней. Если они, как собирались, рано выедут, то уже вечером будут в безопасности в Хантерс Хилле. Слово «безопасность» было не ее словом, но именно его Кэтрин нашла наиболее подходящим.

Они поболтали еще несколько минут, Кэтрин от души пожелала матери спокойной ночи и пошла в свою комнату – через несколько дверей по коридору. Комната была уютная, как и у матери, но Кэтрин не обращала внимания на интерьер.

В их поспешном путешествии в Лондон она отказалась от услуг горничной. Быстро сбросив платье и белье, она голышом скользнула между льняными простынями, почувствовав почти греховное удовольствие от их прикосновения к коже. Кэтрин тихо хихикнула, представив себе неодобрительное лицо матери, если бы та об этом узнала. Затем легкомысленное настроение покинуло ее, и на треугольном кошачьем личике отразилась тревога. Темноволосый надменный мужчина с блестящими зелеными глазами, как живой, встал перед ней. Человек из библиотеки.

По привычке она хотела вычеркнуть его из памяти, но лицо, фигура незнакомца как бы впечатались в ее мозг. Даже теперь холодок страха и чего-то еще неизвестного заледенил кровь, как только она вспомнила эту высокую, широкоплечую мужскую фигуру.

Глава 4

Джейсон Сэвидж медленно опустился в кресло, зеленые глаза его смеялись. Забавное приключение. Какова маленькая нахалка! Он так и подскочил от неожиданности, когда, подняв глаза от письма, увидел вдруг, как она крадется к двери. На его призыв остановиться она сделала то, что не должна была делать юная леди, – показала ему язык. Сосредоточившись, он стал припоминать, как она выглядела. Судя по элегантному платью, это не была служанка, хотя одежда и не предназначалась для бала. Младшие сестры Элизабет были еще детьми, так кто же, черт побери, это маленькое дерзкое создание с сердитыми глазами? Подумав еще с минуту, он с сожалением отбросил мысли о девушке и вернулся к отвратительному почерку Бэрримора.

Джес!

Когда ты приедешь? Охота никуда не годится, и мы с Томом скоро возненавидим друг друга. Нельзя ли немного ускорить приготовления к путешествию?

Я знаю, ты взялся сопровождать Аманду и ее бабушку в Браунли, не уговоришь ли их выехать на несколько дней пораньше? А теперь о главном.

Я нашел здесь неподалеку лошадей, которых ты искал. Они принадлежат цыганам, раскинувшим табор во владениях вдовствующей графини Маунт (это красивая тетка Элизабет). Том представит тебя, а с цыганами лучше иметь дело напрямую. Лошади просто великолепные, как раз то, что тебе нужно для перепродажи. Но нужно приехать как можно скорее: всем известно, что цыгане долго не сидят на одном месте.

Посылаю письмо с моим самым ловким человеком, дав приказ разыскать тебя немедленно. И, если повезет, он вручит тебе это письмо во время нескромной сцены. С совершенным почтением,

Фредерик Бэрримор.

Джейсону вручили это письмо посередине танца, и он попросил провести его в библиотеку, чтобы без помех расшифровать каракули Фредерика. Письмо его развлекло, поскольку он уже решил, что принесли какое-то неприятное известие. Оказалось, это зигзаг Фредерика, который даже из лошадей способен наделать столько шума.

Смеясь про себя, Джейсон бросил письмо на каминные угли и, подумав, решил, что, пожалуй, неплохо провести несколько дней на лоне природы. Его, привыкшего к подвижной жизни, уже начало тяготить пребывание в Лондоне. Особенно несносными были исполненные хорошего намерения, но весьма настойчивые попытки некоторых матрон заполучить его в те лондонские семьи, где имелись дочери-невесты.

Легкий звук привлек его внимание, он быстро обернулся и, к собственному удивлению, испытал легкое разочарование, когда вместо очаровательного создания, показавшего ему язык, увидел Элизабет Маркхэм.

С соблазнительной улыбкой, грациозно покачивая бедрами, Элизабет направилась к нему. Ее бронзово-зеленое атласное платье с таким глубоким декольте, что оно едва прикрывало полную красивую грудь, прибавило блеска его глазам. Он умел ценить красоту.

Джейсон вдохнул приятный запах ее духов и услышал нежный голос:

– Так вот куда вы скрылись! Отец сказал, что вы получили срочное послание и пожелали уединиться. Надеюсь, ничего тревожного?

– Нет. Но если бы я знал, что письмо приведет вас ко мне, то организовал бы его получение давным-давно.

Она шутливо стукнула его по руке маленьким веером.

– Да вы законченный дамский угодник! Я беспокоилась, поэтому и пришла.

И она широко раскрыла свои красивые карие глаза, в которых читалось живое любопытство. Как бы не заметив этого немого вопроса, он лениво притянул ее к себе, легко коснувшись губами ее губ.

– Значит, привело вас сюда только участие?

– Не совсем, – игриво призналась она, невинно опуская ресницы.

Так же неторопливо Джейсон прижал ее к себе, передав на языке поцелуя информацию о все крепнущем желании. Элизабет прижалась к нему, наслаждаясь поцелуем, просунула свой язык ему в рот, ее тело горело, явно требуя иной ласки. Но все-таки она с небрежным видом освободилась из его рук, после того как он пробормотал ей на ухо:

– Может, нам встретиться после бала в укромном месте, где никто не помешает?

Элизабет рассмеялась, обмахиваясь веером.

– Вы очень решительны, мой господин. Но боюсь, что вы ошибаетесь. Думаю, не совсем прилично встречаться с вами наедине. – Не желая слишком охлаждать его пыл, она скромно добавила:

– Приходится заботиться о своей репутации: ведь Лондон наполнен сплетниками, которые жаждут скандалов.

– И как же нам быть? – отрывисто спросил он, иронически изогнув бровь.

Грубоватый и прямой вопрос поставил ее в затруднительное положение. Изнывая от желания вновь оказаться в его объятиях, она задумалась. Ее тяготила полная зависимость от Клайва, проблемы можно было решить, только сделав выгодную партию. И Джейсон Сэвидж идеально подходил для этой цели.

К несчастью, имея за спиной опыт неудачного брака, она не могла пойти на открытую связь с мужчиной из Луизианы. Впрочем, Элизабет интуитивно чувствовала, что он будет великодушным любовником и осыплет ее дорогими подарками, которые потом можно обратить в золотые монеты. А сделавшись его любовницей, со временем она может стать и миссис Сэвидж – есть немало примеров, когда мужчина попадал в ловушку именно таким образом. Шелковые простыни часто вели к алтарю. Прикинув это, она вздохнула и надула губки.

– Вы так нетерпеливы. Дайте же мне подумать. Догадываясь о корыстных мыслях, мелькавших в головке Элизабет, Джейсон низко поклонился, скрывая усмешку.

– Мадам, я восхищен вами и буду с нетерпением ждать весточки. А так как вы боитесь за свою репутацию, думаю, будет лучше, если нас не увидят здесь вдвоем, – добавил он лицемерно.

Но Элизабет заупрямилась, ей совсем не хотелось уходить от него, и она с раздражением спросила:

– Вы всегда так осторожны? Не удивительно, что вы такой желанный гость у мистера Кинга и герцога Роксбери. Будучи людьми осмотрительными, они должны вам полностью доверять, судя по вашей с ними близости. Вы ведь проводите вместе очень много времени.

Глаза Джейсона мгновенно сузились при упоминании имени Кинга и его дяди. Последний предупреждал его о связи Элизабет с Клайвом Пендлтоном, но он не обратил на это должного внимания. Теперь, похоже, она пытается что-то разведать.

Выражение лица его не изменилось, только глаза стали жесткими, когда он сказал:

– Вы что, держите маленьких шпионов, которые за мной следят?

Лукавая улыбка исчезла с лица Элизабет, и она ответила так же резко:

– Не будьте глупцом! Я просто дразнила вас. Если вы собираетесь воспринимать все таким образом, то я не буду больше с вами разговаривать.

Гордо тряхнув каштановыми локонами, она двинулась к двери. Джейсон без тени раскаяния преградил ей путь и заключил в объятия.

– Прошу прощения за свои резкие слова, но у меня нет сейчас желания обмениваться сплетнями. Ты слишком прекрасна, чтобы тратить время на пустую болтовню. Останься здесь со мной и поймешь, что я имею в виду.

От его прикосновения весь гнев Элизабет испарился и, глядя в его ждущее лицо, она почувствовала, как безрассудство уже овладевает ее телом. Может быть, действительно остаться?

Прочитав сомнение в ее глазах и не позволяя ей опомниться, Джейсон зажал ей рот долгим поцелуем, чувствуя, как она слабеет в его руках. Прервав поцелуй, он прошептал ей на ухо:

– Если запереть дверь, нас никто не побеспокоит. Это было заманчиво. Тлеющие угли в камине создавали интимную обстановку. Полная тишина, никто не станет их здесь искать, никто не знает, что они в библиотеке. Отец? Но он слишком занят гостями и давно уже забыл об этом.

Не давая ей опомниться, Джейсон двумя прыжками подскочил к двери, запер ее на ключ и с потемневшими от желания глазами вернулся к Элизабет. Она уже поняла, что не может ему противиться, а опасность быть обнаруженными придавала любовному приключению возбуждающую остроту.

Джейсон Нежно склонил ее на диван, касаясь шеи теплыми губами. У Элизабет закружилась голова, когда его рука скользнула ей под платье. Она предприняла слабую попытку остановить его, но он был сильнее и прильнул к ее губам долгим поцелуем, заключив Элизабет в плен всей тяжестью своего тела.

Кровь у нее вскипела, теперь ей захотелось освободиться от одежды, чтобы почувствовать блаженство во всей его полноте. В то же время она не привыкла заниматься любовью одетой: оказывается, в этом была своя возбуждающая прелесть.

Одним движением Джейсон освободил ее грудь из тесного корсажа; не прекращая жадного, требовательного поцелуя, он ласкал ее сосок одной рукой, вторая уже подняла юбку и тут же ищущие пальцы нашли цель. Она застонала от наслаждения, ласка показалась ей нестерпимой, еще немного – и она закричит от нетерпения. Никогда еще так сильно не желала она ни одного мужчину. Вцепившись пальцами в его камзол, Элизабет пробормотала:

– Сними это.

Но Джейсон вдохнул ей прямо в губы:

– В другой раз. Сейчас камзол не та вещь, от которой я хочу избавиться.

И, приподнявшись, ловко освободился от черных шелковых бриджей. Элизабет, привстав навстречу, тихо стонала:

– О, Джейсон! Скорее же, скорее…

Зажав ей рот поцелуем, обхватив руками ее ягодицы, Джейсон вонзался все глубже, все сильнее, снова и снова, пока все ее тело не содрогнулось в немыслимом наслаждении. Опустошенная, изумленная неведомым чувством полного удовлетворения, Элизабет не знала, на каком она свете. Постепенно приходя в себя и наконец вернувшись к действительности, она вновь обрела способность двигаться.

– Боже, что ты теперь будешь думать обо мне? Джейсон, который в это время хладнокровно приводил в порядок свой туалет, насмешливо взглянул на нее и, наклонившись, одарил небрежным поцелуем. Потом, помогая ей оправить платье, сказал:

– Ты была совершенно очаровательна и, надеюсь, в следующий раз позволишь увидеть твои прелести во всей красе.

Это были совсем не те слова, которые хотелось бы от него услышать, но и они давали надежду. По крайней мере, он хотел увидеть ее снова.

В бальный зал они решили вернуться врозь. Первым туда пошел Джейсон, дав возможность Элизабет подняться к себе и устранить следы недавнего свидания.

Остановившись в дверях, Джейсон заметил Аманду Харрис, которая стояла рядом со своей бабушкой. Августа Дадли, вдовствующая герцогиня, была важная дама с белоснежными волосами и черными живыми глазами. Учитывая ее почтенный возраст, приближающийся к семидесяти годам, Джейсону не очень улыбалась идея торопить ее с отъездом к Браунли. Но попытаться стоило, и, подойдя к ним, он, не теряя времени на пустую беседу, сразу перешел к делу. К его удивлению, Августа тут же согласилась сократить срок пребывания в Лондоне, который ей уже наскучил. Она одобрила предложение Джейсона.

– Может быть, отправимся через неделю?

Джейсон склонился в поклоне.

– Как вам будет угодно. Завтра я пошлю вперед лошадей и сделаю другие приготовления для нашего путешествия. А теперь, когда мы договорились, могу я просить у Аманды этот танец?

Вспыхнув и прикрыв карие глаза длинными ресницами, она мило приняла его приглашение. Аманда мало походила на брата, за исключением того, что была маленькая и ярко-рыжая. Но как все зависит от сравнений! Можно сказать, что волосы у нее были огненными, и была она не маленькая, а миниатюрная. А еще точнее, Аманда была восхитительной маленькой леди, и Джейсон питал к ней привязанность, похожую на любовь старшего брата к младшей сестренке. У них были давние дружеские отношения, и сейчас, во время танца, она охотно болтала о предстоящей поездке. В конце танца, вспомнив о дерзком создании с сердитыми глазами, Джейсон полюбопытствовал:

– Я видел здесь юную леди вашего возраста. Кем она приходится Элизабет?

На мгновение Аманда замешкалась:

– О, вы, наверное, имеете в виду Кэтрин, но я не знала, что она гостит здесь. Маленькая бедняжка. Странно, что она не навестила меня.

– Кэтрин?

– Ну да. Кэтрин, кузина Элизабет.

– О! – Джейсон почувствовал разочарование. Связь с Элизабет теперь осложнит ухаживание за ее кузиной, придется выбросить из головы это удивительное создание. А жаль. И, потеряв к ней интерес, он уже не слушал возбужденный рассказ Аманды об истории маленькой Кэтрин. Придет время, когда он пожалеет, что был таким невнимательным.

В зале показалась Элизабет, и Джейсон издали наблюдал, как она подошла к Клайву Пендлтону. Похоже, она действительно пыталась выудить у него информацию. Интересно, расскажет ли она Клайву о том, что произошло между ними?

Элизабет не собиралась откровенничать с Клайвом. Она решила сохранить в тайне отношения с Джейсоном, прикинув, что, если Клайв заподозрит ее в намерении женить на себе Сэвиджа, он тут же все разрушит. В его планы не входило делать из Элизабет независимую респектабельную даму, такой вариант терял для него всякую ценность.

Клайв видел, что к нему приближается Элизабет, и, извинившись перед своим собеседником, взял ее под руку. Они прошли в центр зала.

– Ну? – спросил он, перекрывая шум. – Тебе нечего сказать или хочешь отложить дурные вести?

Оглядываясь через плечо и нервничая, не видит ли их Джейсон, она неохотно ответила:

– Он ничего не сказал. Как только я упомянула имя Руфуса Кинга и его бедного дяди, Джейсон тут же заподозрил меня в шпионаже.

– Ты не преувеличиваешь? – В его холодных серых глазах зажегся скептический огонек.

– Если и преувеличиваю, то немного, – отозвалась она медленно. – Понадобится время, чтобы он доверился мне. Уж не думаешь ли ты, что такой человек откроется первой же встречной? Он не дурак.

– Тогда я посоветую незамедлительно ответить на его чувства. Если хочешь, чтобы я уменьшил твои неотложные долги.

Она ответила спокойно, хотя внутри кипела от гнева.

– Я постараюсь сделать все, что в моих силах. И когда что-нибудь узнаю, тут же сообщу тебе.

– Очень хорошо. Но помни, моя кошечка, когда он уедет, кроме меня некому будет платить твои долги.

Элизабет молча дала понять, что оценила его замечание, и через минуту умчалась в танце с восхищенным поклонником. Клайв внимательно следил, как она морочит голову молодому глупцу. Если кто-то способен обнаружить истинную причину частых визитов Джейсона к герцогу Роксбери, а также его близость к американскому посланнику, то это Элизабет. До сих пор она его не подводила. Вот только все ли сказала ему сегодня?

Остаток вечера Клайв посвятил ответу на этот вопрос. Элизабет могла утаить от него то, что на самом деле произошло между ней и Джейсоном, но он слишком хорошо ее знал, чтобы самому обо всем догадаться. Слишком знакомо ему это затуманенное выражение ее глаз, выражение удовлетворенного желания. Он легко мог представить всю сцену их свидания. То, что Джейсон залез на нее, Клайва не трогало, плохо то, что она скрыла это от него. Итак, Элизабет вздумалось поиграть с ним? Губы Клайва сложились в отвратительную усмешку. Что ж, посмотрим, кто победит, мстительно подумал он. Кстати, это касается и Кэтрин. Он помнил свое унижение и помнил слово, которое дал: если Кэтрин не выйдет за него замуж, она не достанется никому! Уж он-то позаботится об этом.

Эта мысль не оставляла его и дома. Сидя в уютной гостиной перед горящим камином, он мысленно проигрывал разные пути, которые помогут ему заполучить эту маленькую цыганскую дрянь вместе с ее состоянием. Ей было омерзительно его сватовство, но будет ли она так же строптива, если он разорит ее? Пожалуй, нет. Тогда не лучше ли обратный порядок – сначала разорить, а потом предложить брак как избавление от позора. Такой вариант может сработать!

Во всяком случае к нему нужно искать подходы. Сосредоточенно хмурясь, он подошел к скрытому в стене сейфу, открыл его и стал перебирать хранившиеся там бумаги, пока не нашел письмо, написанное тонким почерком Рэйчел. Какое счастье, что он сохранил его!

Она написала это письмо своей французской кузине мадам Пуллен несколько лет тому назад, еще во время войны с Наполеоном. Все англичане тогда испытывали патриотический подъем. Клайв, шпионивший в тылу французов, какое-то время прятался в доме мадам Пуллен, ожидая возможности безопасно вернуться в Англию. И он не был бы Клайвом, если бы не перерыл все в доме приютившей его мадам, надеясь обнаружить то, что может когда-нибудь пригодиться. Письмо он нашел на ее письменном столе, тут же сунул в карман и до сих пор едва помнил о его существовании. Клайв внимательно перечитал письмо. Какое счастье! Оно будет прекрасным оружием против Кэтрин. Надо только хорошо подумать, как получше его использовать. Клайв не сомневался, что письмо ему поможет.

Утром он проснулся, вполне довольный собой. Решение найдено, теперь вопрос лишь во времени: Кэтрин он получит!

Позавтракав, он хотел распорядиться, чтобы приготовили лошадь для прогулки, но тут вошел слуга.

– Какой-то иностранец хочет видеть вас. Свое имя он не назвал, но просил передать это.

«Это» оказалось пачкой денег, свернутых трубочкой. Заинтригованный и полный любопытства, Клайв велел привести этого господина.

Человек, который вошел в комнату, был явно испанцем, о чем свидетельствовали его черные глаза, темные во юсы, смуглая кожа. Бровь незнакомца рассекал шрам, говорил он с заметным акцентом.

– Садитесь, мистер… – Клайв бросил на него вопросительный взгляд.

После секундной паузы человек произнес:

– Сеньор Давалос.

– А! Садитесь, сеньор Давалос, и расскажите, что привело вас ко мне.

Давалос придвинул к себе стул с тонкими ножками и сел напротив Клайва, устремив на него пристальный немигающий взгляд черных глаз, неприятно напомнивших Клайву глаза рептилии.

Он снова спросил:

– Так чем обязан?

Давалос какое-то время колебался, как бы сомневаясь в правильности своего поступка, потом сказал:

– Мне назвали вас как человека, способного достать то, что я страстно желаю, и так, чтобы никто об этом не узнал. Вы меня понимаете?

Клайв прекрасно его понял. Немало таких господ приходили к нему с подобной просьбой. Не проявляя своей заинтересованности, он суховато уточнил:

– Насколько я понимаю, вы бы не желали со мной связываться, но я вам необходим для выполнения некоторого задания, идущего вразрез с законом.

Давалос с тонкой улыбкой наклонил голову в знак согласия.

– Хорошо, мы уточнили этот важный момент. Так в чем заключается ваше дело?

На вопрос Давалос ответил тоже вопросом:

– Знаете ли вы некоего Джейсона Сэвиджа, недавно приехавшего в Англию якобы с целью закупки лошадей?

Клайв живо кивнул:

– Да, я его знаю. Нужно, чтобы его убили? Или доставили ему большие неприятности? Я могу сделать и то, и другое.

Давалос пожал плечами.

– Меня не интересует его конечная судьба. Но прежде чем он исчезнет отсюда, я должен иметь карту – она находится у него. Если для того, чтобы достать эту карту, потребуется убить его – ваше дело.

– Карта? Какого рода?

Видно было, как Давалос тщательно подбирает слова:

– Скажем так: карта, которая приведет к сокровищам.

В глазах Клайва мгновенно вспыхнул жадный огонек, который он тут же погасил.

– Сокровища в земле? Или под водой? – деловито спросил он.

– Ничего похожего. Я вообще-то даже не знаю, – неохотно признался Давалос, – существует ли эта карта. Не исключено, что план у него в голове. Предполагаю все же, что карта может быть, что, приехав в Англию, он должен иметь ее в качестве доказательства для тех, кто его финансирует.

– Финансирует? Не хотите ли вы сказать, что карта, если она существует, является частью плана, в который входит покупка земли?

– Нет. И еще – здесь нет никакой политики. Карта связана с испанской территорией в Америке. Это земля, на которую редко ступает нога белого человека и где, в чем я совершенно уверен, находятся сокровища. Если вы вздумаете меня надуть, карта вам не понадобится. Ее смогут прочитать всего несколько человек, и я – один из них. Сомневаюсь и в том, что вы сможете ее продать. Надеюсь, мы понимаем друг друга?

Давалос не мигая уставился на Клайва. Свою речь он произнес так, что по спине у Клайва побежали мурашки. Пытаясь скрыть страх, он с деланным безразличием начал свою партию:

– Не мое это призвание – гоняться за призрачными золотыми горами. Я только игрок. Покупаю и продаю информацию. Если хотите, чтобы я украл для вас карту, пожалуйста. Но, – тут голос его стал жестким, – не надо меня пугать, сеньор Давалос.

Откинувшись на стуле, Давалос сложил губы в подобие улыбки.

– Очень хорошо, что мы познакомились и знаем о взглядах друг друга. Остается договориться о цене, верно?

Клайв кивнул, и после непродолжительного обсуждения они пришли к соглашению. Клайв заломил немыслимую сумму и половину ее потребовал сразу в виде аванса. Вторая половина следовала после выполнения задания. Давалос был не в восторге. Кроме выплаты изрядной суммы, ему пришлось поделиться тайной с незнакомым человеком, и последнее очень беспокоило испанца. К сожалению, предыдущие попытки закончились неудачей. Проклятый Филипп Нолан умер так быстро! Кто бы мог подумать, что такой здоровяк, как он, не вынесет пытки?

Вернувшись в маленькую комнатку, которую он снимал в районе менее комфортабельном, чем тот, где жили Клайв и Джейсон, Давалос запер дверь и, усевшись за грубый деревянный стол, достал из кармана своего пальто какой-то сверток. Почти священнодействуя, он медленно развернул его и положил перед собой.

Он был прекрасен, этот античный золотой браслет, украшенный крупными изумрудами. Некоторое время Давалос, как загипнотизированный, не мог отвести глаз от его вызывающей красоты. Потом по-волчьи усмехнулся: скоро все будет принадлежать ему. Джейсона Сэвиджа ждут неприятности. Очень крупные.

Глава 5

Вечер накануне отъезда к Браунли начался для Джейсона так же, как и многие его вечера в Лондоне, с великолепного обеда, сервированного в его квартире на Сент-Джеймс-стрит. Обед завершился пешей прогулкой до клуба Уайт, куда определил его герцог и где Джейсон с другом намеревались присоединиться к карточной игре.

Джейсон отдал дань клубным напиткам и в превосходном настроении вернулся домой уже под утро.

Поднявшись на свой этаж и открыв дверь комнаты, он ступил в полную темноту. Хорошего настроения как не бывало. Проклятый Пьер! Он мог бы поклясться, что этажом ниже видел полоску света под дверью слуги. Конечно, он сам дал выходной этому мерзавцу. Но ведь мог же он оставить одну или две свечи зажженными! Пробираясь ощупью по комнате, он наткнулся на стул и выругался. Уже сонный и расслабленный от выпитого, он не был готов к тому, что в темноте его собьют с ног и повалят на пол. Джейсон лежал, задыхаясь под тяжестью напавшего на него человека. Потребовалось какое-то время, чтобы собраться с силами и высвободить руку. Остальное было привычным делом. Его сильные пальцы стальной хваткой сжали горло незнакомца, у которого вырвался возглас удивления. Пальцы Джейсона напоминали капкан, и человек, отчаянно извиваясь, пытался освободиться от его мертвой хватки. Катаясь в темною, они крушили мебель, безделушки. Джейсон усилил хватку, и теперь незнакомец уже боролся за свою жизнь. Но капкан не знал жалости. Когда Джейсон почувствовал, что тело неизвестного противника под ним обмякло, он встал, неверными шагами пересек комнату и зажег первую попавшуюся свечу.

Держа ее высоко над головой, он увидел свою жертву. Этого человека он не знал. Судя по одежде, он был из низших слоев общества, может быть, прибрежная крыса, может быть, грузчик из порта, поскольку на нем была морская тельняшка.

Отвернувшись уже не от человека, а от трупа, Джейсон спустился вниз, постучал в комнату Пьера, но ответом ему было полное молчание. Нахмурясь, он широко распахнул дверь и с облегчением

вздохнул, увидев связанного Пьера с кляпом во рту. Глаза слуги сверкали гневом, пока он не узнал своего господина.

Вынув у него изо рта кляп, Джейсон словно открыл плотину словесному потоку. Размахивая руками и захлебываясь, Пьер торопился рассказать, как все было. Джейсону понадобилось несколько минут, чтобы успокоить слугу и сложить всю картину воедино.

Пьер рано вернулся из пивного бара на Жермен-стрит, где он встречался с Жаком. Не успел он открыть входную дверь, как на него напали сзади, связали и затолкали в рот кляп. Джейсон знал, что сделать это было не так уж трудно, поскольку Пьер, несмотря на львиное сердце, был слабый маленький человечек.

Когда Джейсон поднялся к себе в комнату в сопровождении все еще тарахтевшего Пьера, верный слуга мгновенно смолк, увидев на полу бездыханное тело. На его вопросительный взгляд Джейсон молча кивнул и налил им обоим по доброй порции бренди.

– Пьер, мне кажется, дядя будет мной недоволен, – сказал наконец Джейсон, задумчиво взглянув на труп.

– О, да, мсье. Эти англичане такие варвары, правда, за исключением вашего дяди, – добавил он. – Уж он-то скажет, как нам теперь поступить.

– Верно, но не сейчас. Нельзя же в такой час поднять его с постели! К тому же не исключено, что узнав все обстоятельства, он страшно рассердится.

Поэтому не лучше ли всего сейчас хоть немного поспать? Завтрашний день обещает быть нервным.

– Как, спать при таком беспорядке? Надо хоть немного прибрать!

Душа слуги не могла смириться с бедламом в комнате. Лишь после его слов Джейсон внимательно осмотрелся – он увидел настоящий погром.

Все ящики письменного стола были выдвинуты, кругом валялись бумаги, книги на полках сдвинуты, некоторые лежали на полу. Даже массивный дубовый буфет не избежал осмотра – его дверцы были распахнуты, внутри царил беспорядок, вызванный торопливым обыском.

Оглядев весь этот хаос, который не мог быть следствием борьбы с незнакомцем, Джейсон виновато посмотрел в сторону убитого и пробормотал:

– Похоже, я ошибся. Он не хотел убивать меня, у него была другая цель.

Подойдя к трупу, он встал на колени и тщательно обыскал его. Но ничего не обнаружил, кроме мелких предметов личного обихода. Поднявшись с колен, нахмурился, тщательно вытер руки и прошел в спальню, где, как он и ожидал, тоже был полный разгром – разбросанная одежда, выдвинутые и брошенные платяные ящики, разрезанные подушки и матрас, так что на всем лежал слой легкого гусиного пуха. Того, кто устроил этот поспешный обыск, не интересовали ценности: золотые вещицы кучкой лежали на полу, тускло сверкая в свете свечи. Это было странно.

Задумчивость Джейсона прервал возмущенный возглас Пьера, шедшего по пятам за хозяином, и он тихо, как бы говоря сам с собой, сказал:

– Странно, почему грабитель не соблазнился драгоценностями, он мог бы унести небольшое состояние?

Обернувшись, Джейсон посмотрел на слугу сверху вниз своими зелеными глазами.

– Когда ты вернулся домой?

– Незадолго до полуночи, мсье.

– Сейчас уже пятый час, значит, я пришел в начале четвертого. Почему этот идиот все еще торчал здесь? У него была масса времени, чтобы удрать до моего прихода. И что он искал, если он не вор?

Зная, что хозяин не ждет ответа, Пьер принялся собирать разбросанные вещи, приговаривая, что даже такие варвары, как англичане, не имеют права так обращаться с их прекрасными вещами.

Слушая его воркотню, Джейсон ломал голову, решая эту загадку. Он был готов к такому обыску, когда только-только приехал в Лондон, имея на себе тайные депеши. Но почему обыск проведен не два месяца назад, а только сейчас? Значит, виной тому не поручение Джефферсона. А может, ночное происшествие – просто акт бессмысленного вандализма?

– Ба! – сказал он наконец. – Не будем ломать голову, зачем этот глупец сюда забрался. Он мертв, и для него это конец.

Джейсон не думал, что герцог так же легко отнесется к ночному происшествию, особенно когда нужно будет избавиться от трупа и ответить при этом на некоторые щепетильные вопросы.

Назавтра, в ответ на срочную обтекаемую записку, которую отнес Пьер, герцог Роксбери явился собственной персоной еще до обеда – тщательно одетый, в элегантном жемчужно-сером костюме, с изящной тросточкой в тонкой аристократической руке. Джейсон оказался прав: чувство, которое он испытал, увидев труп в квартире племянника, меньше всего можно было назвать шоком. Скорее это было чем-то неприличным. Но герцог, при всей своей светскости, был уже человеком в годах, и он впал в легкое раздражение при виде племянника, спокойно уплетающего ростбиф и запивающего мясо огромными глотками эля, в то время как человек, которого он задушил прошлой ночью, лежал от них всего в нескольких футах.

Словно прочтя его мысли, Джейсон жестом пригласил дядю разделить его трапезу, но тот театральным жестом поднял плечи.

– Мой дорогой мальчик, уверяю тебя, что я не смогу проглотить ни кусочка!

И обманчиво сонными глазами, не пропуская ни малейшей детали, быстро оглядел разгром, учиненный в комнате.

– Вероятно, это то прискорбное обстоятельство, о котором вы столь искусно намекали в своем маленьком, прекрасно составленном письме? – промурлыкал он.

Слушая описание событий прошлой ночи, герцог невозмутимо сидел в этом хаосе на одном из уцелевших стульев, не отрывая внимательного взгляда от смуглого лица племянника.

Потом заговорил, растягивая слова.

– Я вижу, молодой человек, вы так и не избавились от своих привычек, так и не выросли со времен Харроу. Придется мне самому дать распоряжение, как избавиться от всех нежелательных последствий и как убрать отсюда этот неприятный предмет. Вы, конечно, способны сделать это сами, но именно этого я и боюсь. Удивительно, что вы вообще сочли нужным обратиться ко мне. Не означает ли это, что вы обретаете маленькую осторожность и начинаете более серьезно относиться к своим обязанностям курьера?

Джейсон проглотил этот выпад, лицо его было серьезным и бесстрастным, и Роксбери снова вздохнул. Как часто племянник напоминал ту страну, где он вырос: Америка была такой же молодой, дерзкой, склонной поиграть мускулами, не думая о последствиях. Глядя на прикрытое тело убитого и по-стариковски качая головой, он пробормотал:

– Джейсон, Джейсон, как же ты безрассуден и неосторожен! Бедняга был простым воришкой, зачем тебе понадобилось убивать его!

– Но в тот момент я не знал этого. Он напал на меня в темноте, я мгновенно среагировал. Я защищал свою жизнь, а уж потом начал размышлять о правильности такого поступка, – парировал Джейсон.

Краска гнева сумела пробиться на лице герцога.

– Не сердись на меня, племянник, и не смотри так. Твой взгляд может напугать кого угодно, только не меня, я ведь знаю тебя еще с тех пор, как ты бегал в коротких штанишках.

Мгновенная широкая белозубая улыбка озарила лицо Джейсона.

– По-моему, ты не дашь мне забыть об этом никогда!

– Будь я проклят, если забуду, – кивнул герцог, – ведь это единственный способ держать в руках такого дикаря, время от времени напоминая, что вокруг еще есть люди постарше и поумнее.

– Возможно, но, по-моему, в данном случае ты ошибаешься, считая, что он просто мужик. Пройдем теперь в спальню, я покажу кое-что.

С тем же невозмутимым лицом Роксбери последовал за племянником в его спальню, где Джейсон показал ему нетронутые драгоценности.

– Сначала, как и ты, я решил, что убил простого вора. Но если бы это было так, он бы набил карманы и исчез до моего прихода.

– Ты мог спугнуть его своим появлением. Джейсон покачал головой.

– Я проверил по времени – у предполагаемого грабителя его было достаточно, чтобы найти деньги, ценные вещи, забрать их и уйти. У меня есть подозрение, что он искал нечто другое.

Правая герцогская бровь взметнулась вверх.

– Искренне надеюсь, что оно не имеет отношения к депешам Джефферсона.

– О, разумеется, зачем они этому бедняге? Но его могли нанять. Странно, что грабителя не заинтересовали ни деньги, ни ценности, ни одежда.

– Вероятно, ты что-то подозревал и раньше, не говори, что это не так, – заметил Роксбери, и глаза его подозрительно прищурились.

Мрачно улыбнувшись, Джейсон ответил дяде похожим взглядом. Он не любил, чтобы вмешивались в его дела, и привык держать их в секрете. Но герцог, который в подробностях знал все, что происходит в городе., мог помочь ему разобраться в загадочных обстоятельствах.

– Было еще два случая, о которых я тебе не говорил, потому что каждый из них был незначителен, к тому же, говоря откровенно, мне казалось, я не обязан тебе докладывать.

Он замолчал, а герцог насмешливо уточнил:

– Если ты имеешь в виду первую попытку провести у тебя обыск и твою ночную схватку с разбойником, то мне это известно. Не понимаю, как ты мог подумать, что эти случаи пройдут мимо меня?

– Прошу простить, иногда забываю, какое удовольствие вы получаете от слежки.

Удивительно, но в этот момент, он, бывалый, взрослый человек, почувствовал себя провинившимся школяром.

– Это означает, что вы приставили ко мне соглядатая с первых дней моего пребывания в Лондоне. Тогда какого дьявола ваш человек позволил вчера этому идиоту напасть на меня?

– Во-первых, никто за тобой не шпионил. А то, что к тебе был приставлен человек, так это в порядке вещей, он должен был наблюдать за местом, где ты остановился, и охранять тебя. Могу только добавить, что о попытке обыска и твоей драке я узнал случайно.

Если этим герцог надеялся успокоить племянника, то он мало преуспел. Лицо Джейсона оставалось таким же холодным и враждебным, и герцог пожалел, что между ними исчезли искренние отношения. Ему всегда льстило, что упрямый племянник доверял ему больше, чем собственному отцу, вследствие чего он относился к нему лучше, чем к родным сыновьям.

Было ошибкой иметь секреты от Джейсона, зная, что ему можно доверить даже жизнь. Обычная осторожность на этот раз сослужила герцогу плохую службу. К несчастью, уже поздно объяснять недоверчивому Джейсону причины своего молчания, и пока он мучился в поисках слов, способных восстановить хотя бы видимость прежней близости, племянник холодно прервал поток его невеселых мыслей.

– Все, что вы рассказали, заставляет меня снова задать тот же вопрос: почему человек, которого вы приставили меня охранять, этого не сделал, когда на меня покушались?

– По той простой причине, – устало ответил герцог, – что твой незваный гость к тому моменту уже успел перерезать ему горло.

Вот как! Значит, дядя, не доверяя ему, поставил у его двери шпиона, и человек, который проник в его комнаты со своей целью, пошел на убийство. Теперь Джейсон сожалел, что поддался обиде и вел себя как рассерженный зеленый юнец.

– Зачем за мной надо было следить? – спросил он уже спокойным тоном.

Герцог с облегчением почувствовал, что напряжение спало.

– Как ты должен помнить, именно в этом и заключается моя работа. К тому же годы сделали меня недоверчивым, даже если на первый взгляд события и кажутся незначительными. Когда Клайв Пендлтон устроил тебе второе свидание со своей возлюбленной, я насторожился. Насколько я мог судить, их интересовал не ты лично, а твои связи со мной и Руфусом Кингом. Это наводило на мысли, что им известны твои функции как курьера Джефферсона. Зная прошлую деятельность Пендлтона, я предположил, что он непременно попытается проникнуть к тебе – ведь другим способом вытянуть у тебя информацию ему не удалось.

Герцог замолчал, глядя на Джейсона. В желтых нанковых брюках, в белой полотняной рубашке, распахнутой на груди почти до пояса он сидел, прислонившись к массивному кроватному столбу, скрестив длинные ноги и сложив руки на груди. Сейчас он видел, что зря не заручился поддержкой герцога, как только Пендлтон появился на горизонте.

Воспользовавшись паузой, он прервал речь дяди.

– Можешь поставить здесь точку. Остальное скажу я. Ты хотел устроить Клайву ловушку, чтобы он не сумел выкрутиться.

Роксбери горько улыбнулся и с отвращением произнес:

– И все, что мы имеем в итоге, – это два трупа! Джейсон ухмыльнулся, и герцог не выдержал:

– Это совсем не смешно! – сказал он с упреком. – Впервые появилась надежда, – что Клайв совершит-таки роковую ошибку. Хотя так и не могу понять, что ему было нужно. А ты уверен, что они не искали у тебя чего-нибудь другого?

– У меня нет никаких бумаг, – нахмурился Джейсон, – которые могли бы заинтересовать шпионов. Единственный ценный предмет, которого не было в тот момент в комнатах, этот.

Расстегнув рубашку, он снял ее – загорелая кожа, мощные бицепсы говорили, что он не из породы городских щеголей. Роксбери увидел то, о чем он говорил. На руке племянника выше запястья, был широкий золотой браслет с вставленными в него изумрудами. Герцог взял увеличительное стекло, висевшее у него на шелковой черной ленте, и наставил его, чтобы разглядеть полустершиеся знаки. Этому великолепному украшению было несколько столетий. Удивительно, до чего шло оно Джейсону, его черным, падающим на лоб волосам, смуглой коже, могучей груди и глазам – таким же зеленым, как и камни на браслете.

– Милая вещица! – остался он верен себе, не выдав своих истинных чувств.

Оценив сдержанность дяди и надевая рубашку, Джейсон от души расхохотался.

– Ах ты, старый лис! Тебя же распирает любопытство, откуда у меня браслет ацтеков!

– Ацтеки? – переспросил Роксбери. Джейсон беспечно продолжал:

– Я нашел его на испанской территории и могу только догадываться, как он туда попал. Мне он так понравился, что я его сразу надел и с тех пор не снимаю. Можешь считать, что это мой талисман.

– Думаешь, прошлой ночью грабитель пришел за ним?

– Сомневаюсь. Дело в том, что его никто на мне не видел.

– Тогда какого черта ты приволок его сюда? – разозлился герцог.

– Ты же сам спросил, нет ли у меня чего-либо подобного? – сладким голосом пропел Джейсон. Но дядя не принял шутливого тона.

– Это не смешно, Джейсон. Поговорим серьезно, не откладывая. Времени у нас мало, я же не могу быть у тебя весь день – к часу меня ждут у премьер-министра Аддингтона.

Джейсон пожал широкими плечами.

– Хорошо, но показать мне нечего, всю информацию я держу в голове, и это меня еще ни разу не подводило. Не думаю, что я где-то проговорился, что вызвало интерес Клайва. Если нападение устроил он, нам остается только одно – ждать следующей попытки.

– Наконец-то ты понял, что он проявляет к тебе повышенный интерес.

– Дядюшка, дядюшка, – рассмеялся Джейсон, – ты-то когда поймешь, что еще кто-то способен предвидеть события?

– Джейсон, здесь не очередное легкомысленное приключение. Не только Клайв, никто не должен знать о возможном договоре между Британией и Америкой. Этот мир непрочен, недолог, но нам он очень нужен. Если бы Наполеон был в курсе предполагаемого договора, он получил бы все основания для вторжения в Новый Орлеан, легко нарушил бы договор союзников.

Джейсона отрезвили дядины слова, глаза его перестали смеяться.

– Уверяю, я далек от легкомыслия и буду предельно осторожен в отношении Клайва и прелестной Элизабет.

– Хочется надеяться на это, – вздохнул граф и, давая знать, что официальный разговор окончен, спросил:

– Ты получил приглашение на бал у Браунли?

Немного удивленный таким поворотом их разговора, Джейсон приподнял брови, но охотно ответил:

– Да, и я обязательно поеду. Останавливаться у них в доме не буду и уже распорядился насчет гостиницы неподалеку. Там встречусь с Харрисом и Бэрримором.

– Когда ты собираешься присоединиться к их компании?

Джейсону надоели расспросы. – Наверное, есть причина интереса и к приему у Браунли?

– Да, есть причина, поэтому оставь иронию и отвечай по существу, – отрезал герцог.

Джейсон хотел ответить грубостью на резкость, но наткнулся на такой суровый взгляд, что это сразу охладило его пыл.

– Я сопровождаю сестру и бабушку Харриса. Кроме того, имею личную заинтересованность в Мел-тон Моубрей, где должен взглянуть на лошадей, поэтому мы хотели выехать пораньше, сегодня во второй половине дня. Теперь придется отложить отъезд на несколько дней из-за всей этой передряги.

– Ты не будешь возражать, если я предложу не менять планов сегодняшнего отъезда?

– Нет, если вы этого хотите. Но как быть с трупом?

Герцог тонко улыбнулся.

– Ты давно решил, что этим займусь я, так что нет причин оставаться в Лондоне. К тому же лучше уехать на время. Все остается по-прежнему – тебя интересует закупка лошадей. Будешь вести себя так, словно ничего не произошло и наши подозрения не оправдались. Пусть Пьер укладывает вещи, ничего здесь не трогает, я пришлю кого надо и здесь наведут порядок.

– Вы делаете из меня болвана, – с кривой улыбкой заявил Джейсон. – Я давно вышел из-под опеки, действую самостоятельно, на свой страх и риск, и не люблю, когда меня пытаются завернуть в тепличную вату.

У Роксбери потеплели глаза.

– Знаю, что веду себя так, будто ты еще в Харроу – старые привычки сильны. Я хотел сказать, что от тебя больше толку будет у Браунли – там ты можешь совсем очаровать красивую вдову. Не беспокойся, если понадобишься здесь, я тебя разыщу.

Джейсону хотелось возразить, но он чувствовал, что герцог прав.

Когда дядя уехал, а Пьер начал укладывать чемоданы хозяина, Джейсон, давая выход накопившейся энергии, мерил шагами комнату, проклиная все, в том числе поручение Джефферсона. Однако чувство справедливости требовало признать, что не так уж трудно было выполнить это поручение, – он только встретился с американским посланником, да пережил некоторые непредвиденные волнения. События прошлой ночи нельзя назвать приятными, но они оживили его довольно скучное существование. А перспектива скрестить шпаги с Клайвом Пендлтоном только добавляла перца к пряному времяпрепровождению.

Глава 6

Джейсон последовал указаниям дяди и теперь спокойно ехал в своем экипаже, следуя за тяжелой старой каретой Августы Дадли в направлении Мелтон Моубрей. Аманда, только взглянув на резвых гнедых в его упряжке, тут же взялась за бабушку. Старая графиня посмотрела на внучку долгим взглядом, но сдалась и разрешила ей пересесть в экипаж Джейсона. Теперь Аманда наслаждалась бледным мартовским солнцем и комфортной ездой в экипаже с упругими рессорами.

Поскольку выехали они поздно, а карета Августы продвигалась медленно, пришлось провести в пути еще одну ночь, и только вечером следующего дня они прибыли в Браунли. Шумная пирушка была в разгаре. Но усталая, раздраженная неудобствами путешествия Августа настояла, чтобы их с Амандой сразу проводили в спальню.

Почувствовав себя свободным, Джейсон навел справки о Харрисе и Бэрриморе. Оказалось, его друзья вместе с несколькими молодыми джентльменами обедают в доме местного эсквайра. Спрятав разочарование, Джейсон оглядел собравшихся гостей и сразу заметил Клайва Пендлтона и Элизабет Маркхэм. Как ни пыталась Элизабет встретиться с ним взглядом, все ее старания наталкивались на ничего не выражающую улыбку – у Джейсона в этот момент не было никакого желания флиртовать. Он предпочел вернуться в гостиницу.

Номер в гостинице под названием «Лисица» приятно удивил, поскольку в его распоряжение отвели практически весь второй этаж – две большие спальни с туалетными комнатами, отдельная столовая и гостиная, комната для слуг в конце холла. Несомненно, это было лучшее помещение в гостинице, и, хотя вторая спальня была ему не нужна, он остался доволен приемом.

Отпивая вино из кубка, Джейсон внимательно, как это делают звери, исследовал свое жилище, особенно все входы и выходы. Ослабив галстук, зашел во вторую спальню и там, машинально открыв дверцу гардероба из вишневого дерева и глядя в его зияющую пустоту, мысленно наполнил его муслином, шелком, кружевами, тем, что присуще слабому полу. И был поражен вспыхнувшим вдруг воспоминанием о девушке в библиотеке. Дьявол! Он даже не мог припомнить, как она выглядела! Как жаль, что она не оказалась служанкой, тогда не составило бы никакого труда завязать с ней интрижку.

Услышав, как в соседней комнате хозяйничает Пьер, он перешел в свою спальню. Пьер разбирал его вещи. Сбрасывая мятый галстук, Джейсон заметил:

– Надеюсь, жена хозяина – хорошая прачка.

С оскорбленным видом, сверкая черными, как блестящие пуговицы, глазами, Пьер сердито сказал:

– Так я и доверил ваше белье этим провинциалкам!

Пряча улыбку, Джейсон подумал, что, храбро преодолев Атлантический океан, чтобы ступить на землю Старого Света, Пьер, который дома не выбирался дальше Нового Орлеана, почувствовал себя покорителем мира.

Несколько лет назад, несмотря на сопротивление Джейсона, отец уговорил его нанять слугу. Не желая портить их отношения, и без того сложные, Джейсон нанял Пьера, человека с лицом, похожим на обезьянье. Им удалось неплохо ужиться, несмотря на причуды Пьера, который непременно хотел одеть Джейсона по последней моде. Единственный раз мир был нарушен, когда Пьер вознамерился заказать хозяину пару сиреневых панталон. Увидев их, Джейсон расхохотался и запустил злополучную новинку в лицо слуги, предупредив его самым недвусмысленным образом, что не позволит обряжать себя людям на смех. Пьер проглотил острую обиду и со временем стал необходимым приложением молодого дикаря, сопровождая его повсюду, за исключением таинственных путешествий по дикой Новой Испании.

Но даже Пьер одобрил Джейсона, когда он покидал гостиницу на следующее утро. Отличный шерстяной сюртук бутылочно-зеленого цвета облегал его грудь и плечи, темно-желтые бриджи подчеркивали силу длинных ног, а сверкающие черные сапоги свидетельствовали об усердии слуги, поддерживающего в идеальном порядке обувь хозяина. Маленький стек в его руке вызвал оживление, дам, а великолепный черный скакун – завистливые взгляды представителей сильного пола. В ожидании начала охоты-все собрались на широкой площадке перед домом Браунли. Элизабет Маркхэм не сводила с него глаз.

Стояло прекрасное утро, воздух был чист и прозрачен, маленькие клочья тумана уплывали куда-то за холмы. Лошади пританцовывали, их дыхание подымалось в морозном воздухе, громкий, заливистый лай охотничьих собак разносился по всей округе.

Джейсон радовался и морозному утру, и предстоящей скачке, и возможности встретиться с обворожительной вдовушкой.

Он заметил ее взгляды и решил подъехать сейчас, пока собаки не взяли след и не начался гон. Но не успел: свора взяла след, и всадники устремились за лающими собаками. Джейсон потерял Элизабет из вида, но внезапно она возникла совсем рядом и, бросив вызывающий взгляд в его сторону, помчалась бок о бок с ним на серой красивой кобыле.

Сам смелый наездник, он был восхищен мастерством, с которым Элизабет взяла препятствие в виде каменной стены, которую предпочли избежать другие всадники. Джейсон тоже не стал посылать коня через препятствие, зная, что его черный повредил переднюю ногу, перепрыгивая деревянную изгородь несколько миль назад. Ворота впереди были широко распахнуты, и не стоило рисковать им без необходимости. И все-таки через некоторое время он увидел, что его жеребец начал прихрамывать.

Свернув в сторону от всей группы, Джейсон направил черного к дороге, ведущей обратно в гостиницу. Он недалеко отъехал, когда сзади застучали лошадиные копыта, – так и есть, обернувшись, он увидел Элизабет.

Ее зеленое бархатное платье для верховой езды было сшито в военном стиле, смешная маленькая шапочка чудом держалась на блестящих локонах. С приветливой улыбкой Элизабет догнала его и придержала свою лошадь.

– Как жаль, что так получилось, – сказала она, – ты пропустишь момент, когда затравят лис.

– Надеюсь, это не последняя охота, – улыбнулся он в ответ. – К тому же я не англичанин и не получу удовольствия, глядя на то, как собаки будут рвать на куски лису.

– О, не надо. Не верю, что у тебя в жилах вода и ты боишься вида крови.

Ее презрительное замечание задело Джейсона, но он только вежливо поклонился и кротко произнес:

– Как скажете, мадам!

Мадам встревожилась и уже ласково замурлыкала:

– Прости, это было невежливо с моей стороны. Матушка всегда говорит, что я слишком развязна, даже для вдовы. Мне надо сдерживать свой язык.

– Как скажете, мадам!

– Мне бы хотелось услышать от вас что-нибудь более интересное, чем это «как скажете, мадам».

Джейсон посмотрел на нее оценивающим взглядом: манящая грудь, тонкая талия, округлые бедра… Чувствуя этот раздевающий взгляд, она покраснела, румянец украсил ее прелестное лицо, и Джейсон услышал ее призыв.

– Что вы хотите от меня услышать? Ведь это вы поехали за мной и начали этот разговор.

– Я не знала, что вы предпочитаете одиночество. Простите, если помешала. Пожалуй, мне надо вернуться к остальным.

И она начала поворачивать свою лошадь. Тонкая крепкая рука Джейсона быстро схватила поводья, затем она почувствовала, что летит по воздуху, и в следующий момент оказалась рядом с ним. Он прижал ее к груди, овладел ее губами и, не давая ей опомниться, терзал корсаж зеленого бархатного платья. Больше всего Элизабет не хотелось отрываться от его сильного тела, опытных рук, но мысль о том, что их могут увидеть на этой лесной дороге, заставила ее неохотно сопротивляться.

Не обращая внимания на эти усилия, Джейсон пробормотал около ее губ.

– Тихо, тихо, моя радость. Я знаю, что здесь не место, но ты слишком соблазнительна. – И слегка куснул ее за ушко. – Скажи, когда и где мы сможем быть вместе?

Элизабет, терзаемая охватившим ее желанием и злобой за такое бесцеремонное обращение, уже открыла рот, приготовившись к очередной резкости, но он ее опередил:

– Не торопись, не стоит, или я посажу тебя сейчас обратно в седло и уеду. Ты вернешься к друзьям, но между нами все будет кончено. Раз и навсегда.

Воспоминание о том, что чувствовала она в библиотеке, напомнило о себе, и Элизабет буквально выдохнула:

– Мне говорили, что хозяин в «Лисице» – надежный человек.

Гостиница? Почему бы и нет! Кивнув, Джейсон посадил ее в седло, и они бок о бок поехали в гостиницу.

Гостиная у него на этаже была выдержана в мягких гонах – горчичного цвета ковры, кремовые шторы на окнах. У горящего камина – два кожаных кресла, столик времен королевы Анны. Около окна стояла голубая кушетка, куда томно опустилась Элизабет, поглощенная своим спутником, и только им.

Налив в бокалы теплого вина, он молча протянул ей один с такой интимной улыбкой, что она испугалась, как бы он не услышал стука ее сердца. Чуть потрескивал огонь в камине. Джейсон, развалившись в одном из кресел, протянул к нему длинные ноги. Нервничая, так как молчание затягивалось, Элизабет смотрела на него.

Женщины! Почему им так нравятся эти игры на пути к постели? Как он устал от них! Поставив свой бокал на каминную полку, он поднялся и пошел через комнату к Элизабет. Вынув бокал из ее враз онемевших пальцев, с ленивой улыбкой, от которой у него на правой щеке появилась ямка, он прошелся по ней длинным требовательным взглядом. Потом закрыл рот поцелуем, и Элизабет наконец нетерпеливо прижалась к нему.

События на кушетке развивались по восходящей линии. Жар желаний стремительно возрастал. Жакет полетел на пол, блузка расстегнулась, предоставив его ласкам упругую грудь с бледными сосками. Жадные руки, исследуя ее напряженное от желания тело, требовательно подняли вверх юбку, она со стоном выгнулась навстречу и получила то, что хотела. Он вошел в нее с такой силой, что она вскрикнула, потом, поддаваясь порыву, встречала каждое его движение с такой же страстью. Подняв Элизабет до пика полного наслаждения, он оставил ее ослабевшей и опустошенной.

В комнате наступило молчание, пока Джейсон не прервал его мягкой усмешкой:

– Разве это возбуждает меньше, чем стая гончих, раздирающих одну маленькую лисицу?

Позже он признался, что это были грубые слова, что она права в тех обвинениях, которые бросала ему в лицо. Но желанием поддразнить ее, и даже обидеть, он добивался сразу двух целей – избавлялся от вопросов, которые могли вытянуть у него информацию, и вынудил ее быстро покинуть его комнату. Взбешенная Элизабет вылетела от него, едва приведя в порядок одежду. Джейсон с трудом удерживал клокотавший в горле смех, глядя на ее ярость. Когда она исчезла, он с улыбкой покачал головой. Черт побери, он не собирается извиняться перед любой женщиной, если берет то, что ему предлагают. А Элизабет относится к этому слишком серьезно.

После обеда, когда Харрис и Бэрримор отдыхали в гостиной Джейсона, Бэрримор косвенно высказал его мысли. Он влетел к Джейсону без приглашения спустя несколько часов после ухода Элизабет. Голубые глаза его весело смеялись, когда он рассказал, что, встретив Элизабет и пытаясь выяснить, не видела ли она утром Джейсона, он вынужден был бежать, опасаясь, как бы она не оторвала ему голову. Бэрримор подкусывал Джейсона, обвиняя его в неловком обращении с Элизабет, а тот спокойно воспринимал его остроты, отвечая на них односложно и невразумительно. Потом ловко перевел разговор на лошадей, которых они собирались посмотреть в таборе.

Фредди тут же начал живописать свои усилия, благодаря которым они уже завтра утром могут ехать в табор. Джейсон с веселой нежностью глядел на друзей. Во всей Англии нельзя было сыскать более преданных и веселых людей. Лишь бы Бэрримор оставил в покое его отношения с Элизабет!

Но не тут-то было! Моргая, как сова, над краем бокала, Фредди изобретал новые и новые предупреждения:

– Берегись этой вдовушки! Она прикует тебя кандалами, и ты вернешься домой вместе с ней. Я знаю, она просто мечтает тебя заполучить!

Сам того не подозревая, он был близок к истине. Элизабет действительно решила, что Джейсон Сэвидж будет для нее превосходной партией. Он красив, богат и, несмотря на несносную привычку поддразнивать партнершу в неподходящие моменты, великолепный любовник. Есть ли у нее соперницы? Обозревая в зеркале свои пышные прелести, она самонадеянно вычеркнула из их числа молодых леди, не обладавших ее опытом.

Уже вечером, плавно спускаясь к гостям, она была в прекрасном настроении. Но время шло, а Джейсон не появлялся. Она поняла, что Джейсон не собирается сегодня к Браунли, что зря надела она это шелковое зеленое платье с вызывающе низким декольте. На лице у нее появилась недовольная гримаска.

Клайв не смог пропустить такого удобного случая:

– Итак, твоя жертва на сегодня ускользнула от тебя, дорогая. Позволь дать маленький совет – не торопи события. Сэвидж предпочитает быть охотником, а не добычей.

– Уж не собираешься ли ты меня учить, как соблазнять мужчину? – холодно спросила его Элизабет. – Чтобы успокоить твои страхи, могу утешить – мы все утро провели в его комнате, где он не отходил от меня ни на шаг. Ни одна женщина в зале не может этим похвастаться!

– Верно, как и то, что ни одна из них так охотно не раздвигает ноги!

Оказывается, ее нужно поставить на место! Вспыхнув от точно нанесенного

оскорбления, она тут же отвернулась от Клайва.

До тех пор пока она зависит от него материально, она будет послушна. Но что, если Джейсон намерен сделать ее любовницей и обеспечить всем до своего отъезда из Лондона? Элизабет проявила очередную глупость, решив, что он может жениться на ней. Хороша у него кузина! Может быть, ей еще удастся разузнать что-нибудь о связях Джейсона с герцогом Роксбери и Руфусом Кингом, хотя на сегодняшний день она ничего не могла доложить Клайву. Ничего, кроме оправданий и извинений.

Оставив политику, мысли Клайва обратились к иному, прибыльному объекту. Карта! Недаром ее так жаждал получить Давалос.

Клайв никому не доверял подробности своего свидания с джентльменами из Луизианы. Договор с испанцем должен остаться тайной. Жаль, что провалилась первая же попытка найти карту в комнатах Джейсона. Черт его дернул так рано вернуться домой! Интересно, как он сумел избавиться от печальных последствий визита незнакомца?

Если эта попытка не удалась, нужно придумать что-то другое. Вообще-то новый вариант уже проступает, причем кажется удачным, потому что обещает не только выполнить поручение Давалоса, но и заполучить Кэтрин. Таинственная карта и письмо Рэйчел заставят Кэтрин подчиниться его воле.

Она сделает все для спасения матери, даже украдет карту из дома незнакомого человека. То, что письмо не содержит ничего особенного и не может быть угрозой для Рэйчел, Кэтрин никогда не узнает. Зато какое наслаждение заставить эту гордячку опуститься до обычного воровства! Отвратительная усмешка скривила его губы. От него еще никто не отворачивался с таким презрением. Пришло время преподнести ей основательный жизненный урок.

Глава 7

Разноцветные кибитки и драные шатры цыганского табора Клайв разыскал без особого труда в нескольких милях от Мелтон Моубрей в небольшой лощине, со всех сторон окруженной лесом. Было раннее утро, кругом ни души. На опушке паслись лошади, одна из них громко всхрапнула и ударила копытом – звук медленно поплыл в чистом воздухе. Неторопливо, под стать этому утру, Клайв спешился.

На первый взгляд казалось, что обитатели табора еще спят. Не было видно даже бродячих псов, наводнявших его днем. Сейчас они спали под повозками. Но вот из шатра вышла старая цыганка с прошитыми седыми нитями черными волосами. Ее вылинявшая старая юбка еще хранила следы некогда яркого узора из красных и желтых цветов. В ушах у нее покачивались большие золотые кольца, она кутала плечи в красный платок. Подойдя к костру, цыганка подбросила в него несколько прутьев.

Клайв наблюдал за ней со скрытым отвращением. Он никогда не понимал, что нашла Кэтрин в этих людях!

Должно быть, что-то услышав, старая цыганка резко повернулась в его сторону, и приветливая улыбка на ее лице тут же угасла, когда она узнала гостя. Прищурив сверкающие черные глаза, цыганка сплюнула в костер. Обозлившись, Клайв сердито спросил:

– Где Кэтрин или, как вы ее называете, Тамара?

– Тамара еще спит, драгоценный. Подожди, пока она проснется и примет тебя, – пропела она и добавила:

– Сейчас можешь навестить Мануэля, это доставит тебе удовольствие. Он вон в той кибитке. – И кивком указав направление, она бесцеремонно повернулась к нему спиной.

Клайва затрясло, но он стиснул зубы и взял себя в руки. Наглая старая ведьма, надо было давно перерезать тебе глотку, мысленно пожелал он старухе.

Понимая, что больше от нее ничего не добиться, он повернулся и пошел к кибиткам. Как и полагалось вожаку, у Мануэля она была больше, чем у остальных, к тому же раскрашена золотой и красной красками. Пока Клайв шел, яркая дверца распахнулась, и на землю спустился он сам.

Он был очень смуглый, черные глаза вишнями блестели на его веселом лице. Сверкнувшая белозубая улыбка тут же исчезла, когда он узнал Клайва.

– Что тебе надо? – нахмурился цыган. Клай поморщился.

– Не устаю поражаться, почему ты и твоя мать всегда так меня встречаете?

Мануэль будто не слышал его слова. Стремясь поскорее закончить свои дела в ненавистном лагере, Клайв с презрительной холодностью спросил:

– Где Кэтрин?

Мануэль даже не показал вида, что ему знакомо это имя, и смотрел на Клайва с той же неприязнью.

– О черт! Ну хорошо, не Кэтрин, а Тамара! Где она? Я знаю, что она здесь, разыщи ее немедленно!

– Я у тебя за спиной, Клайв, но учти на будущее – будь повежливей, когда говоришь с людьми моего племени! Хотя ты вряд ли на это способен. – Голос Кэтрин прозвучал сухо, с едким сарказмом, и, повернувшись, Клайв сначала не узнал ее в стоявшей перед ним тоненькой девушке.

Не было ничего общего с той особой, которую он знал в Лондоне. Блестящие черные волосы, целый водопад волос, свободно падали до тонкой талии, придавая лицу страстное выражение, которого он не замечал раньше. Вместо модного платья на ней был цыганский наряд: ярко-красная юбка и желтая кофточка из муслина. Глаза смотрели на него сердито и недружелюбно, и сейчас Кэтрин напомнила Клайву дикую кошку, выбирающую, убежать ли ей, спрятаться или атаковать, выпустив острые когти.

Скроив подобие улыбки, Клайв сказал:

– Извини, но мне понадобилось срочно тебя увидеть, а Мануэль был со мной невежлив.

На лице девушки мелькнуло беспокойство.

– Что-нибудь случилось? С моей матерью? Что произошло с Рэйчел?

Клайва вполне устраивала такая реакция, и он вкрадчиво ответил:

– Нет, с ней ничего не случилось. Пока.

– Что ты имеешь в виду под этим «пока»?

– То, что зависит от тебя, моя радость. Пойдем куда-нибудь, где можно спокойно поговорить. Дело секретное, нельзя, чтобы нас подслушивали.

Недоверие ясно отразилось на лице Кэтрин, нахмурясь, она смотрела на Клайва. Подойдя к ней поближе, Мануэль что-то сердито зашептал по-цыгански.

Табор постепенно просыпался, слышался звон котелков, в которых готовили на костре пищу, поплыл запах дыма и жареного бекона. Где-то неподалеку заговорили мужчины – они давали корм домашним животным. Но трое, стоя у красной кибитки, казалось, ничего не слышали, занятые своими мыслями. Потом Кэтрин жестом маленькой руки заставила Мануэля замолчать, ответив, тоже по-цыгански, короткой фразой. Казалось, это успокоило Мануэля: бросив недоброжелательный взгляд на Клайва, он пошел прочь.

Кэтрин с минуту недоверчиво глядела на Клайва, но угроза, прозвучавшая в его словах, вынуждала идти на уступки.

– Ладно, отойдем в сторону, где нас никто не услышит.

– Почему бы нам не пойти в твою кибитку?

Я слышал, граф поставил ее специально для тебя. Она была невозмутима:

– Неужели ты думаешь, что я останусь с тобой наедине в таком месте, откуда мой крик никто не услышит? Я не забыла, что случилось, когда ты застал меня одну. Кроме того, – холодно добавила она, – я обещала Мануэлю, что буду у него на виду.

Глаза у Клайва стали как кусочки льда, он молча пошел за Кэтрин, которая привела его на небольшую поляну сразу за табором. Деревья стояли еще голые, без листьев, и поляна хорошо просматривалась. Но здесь можно было поговорить без помех.

Остановившись посередине поляны, Кэтрин резко обернулась к Клайву.

– Говори теперь, что случилось с моей матерью?

– Видишь ли, – начал он вкрадчиво, – Рэйчел здесь играет маленькую роль, и, если ты поступишь, как я попрошу, ей не будет причинен ни малейший вред. Мне нужно, чтобы ты украла для меня одну бумагу у американца, который остановился в «Лисице».

Совершенно ошеломленная, Кэтрин спросила:

– А почему я должна подвергать себя такому риску и зачем нужно что-то воровать для тебя? Как это связано с моей матерью?

С неприятной кривой улыбкой и холодными глазами Клайв достал из внутреннего кармана сюртука лист бумаги.

– Я дам тебе это прочитать, если хочешь. Но сначала скажу, что это копия письма, которое написала Рэйчел своей подруге во Францию во время войны с Наполеоном. Большая часть его посвящена дамской болтовне, но в конце письма Рэйчел упоминает о лейтенанте Стармере, остановившемся тогда с друзьями недалеко отсюда.

Он помолчал. Кэтрин сосредоточенно хмурила тонкие брови, явно его не понимая. Клайв, растянув рот в своей неприятной улыбке, начал объяснять.

– Понимаешь, Рэйчел была тогда настолько неблагоразумна, что написала и о месте отправления и о названии корабля, на котором лейтенант отплывал во Францию. Случилось так, что его корабль был потоплен противником, – не успев отплыть далеко от порта.

Теперь Кэтрин почувствовала тревогу, хотя постаралась скрыть ее.

– Ну и что? – спросила она.

– А то, моя дорогая Кэтрин, что если кто-нибудь вдруг захочет обвинить Рэйчел в шпионаже в пользу Наполеона, он может сказать, что она докладывала французам о продвижениях английских войск. Мы с тобой знаем, что это простая случайность, но, если, например, об этом узнает мой друг, майор Уайт, который служит в конной гвардии, будет ли он так же думать?

Если раньше Кэтрин иногда думала, что она бывает несправедлива к Клайву, то теперь эта мысль исчезла навсегда.

– Ты настоящий дьявол! – Она плюнула в его сторону и бросилась, чтобы выхватить письмо, но он ловко увернулся. Страх сжал ее сердце, он был сильнее охватившей ее ярости. Она стояла, ничего больше не предпринимая, и только с ненавистью глядела на него. Он осмелился угрожать Рэйчел! Но то же чувство страха подсказывало, что придется уступить Клайву. Нельзя, чтобы письмо попало в военное ведомство. В любом случае на нее ляжет пятно – пойдут сплетни, домыслы. При одной мысли, что застенчивая Рэйчел окажется во власти грубого солдафона, Кэтрин стало дурно. Клайв верно рассчитал – она все сделает для спасения матери, даже рискнет собой.

Как ненавистно было ей довольное лицо Клайва! А тот, с откровенной жадностью вглядываясь в прекрасное личико Кэтрин, не мог сдержать похотливых желаний. Кэтрин уже видела, как меняются его серые глаза, и, узнав это выражение, почувствовала приступ тошноты.

– Ты мне отвратителен! Как ты смеешь так поступать с нами? Мне казалось, что ты восхищаешься Рэйчел. Неужели ты думаешь, что после этого я стану лучше к тебе относиться?

Клайв пожал плечами.

– Если я выброшу этот клочок бумаги, ты выйдешь за меня замуж?

– Конечно нет! – крикнула она вне себя. – Я не выйду за тебя, даже если ты окажешься последним мужчиной на земле!

– Ну вот видишь, – рассудительно сказал он, – мне нечего терять. Я никогда не делал секрета из того, что хочу владеть тобой и добьюсь этого любой ценой. Если ты не станешь моей женой, я получу иное удовольствие – заставлю тебя совершить для меня кражу.

Понимая, что он выиграл, Кэтрин угрюмо сказала:

– Ну что ж, раз ты не оставляешь мне выбора… Клайв деловито сунул ей в руку клочок бумаги.

– Вот план расположения комнат гостиницы, где остановился Джейсон Сэвидж. Ты можешь попасть в комнату через круглое зарешеченное отверстие в стене, рядом с окном. – Он показал ей это место на плане. – Его слуга остановился в другом помещении, так что, если будешь осторожна, никто тебя не заметит. Через неделю Сэвидж и другие гости Браунли приглашены на бал к графу Уотерфорду. Его дом в нескольких милях от гостиницы, и времени у тебя будет достаточно. – Помолчав, Клайв добавил:

– Впрочем, я не настаиваю, чтобы ты сделала это сама. Если хочешь, пошли вместо себя Мануэля. Я возражать не стану.

Кэтрин холодно на него взглянула.

– Я не собираюсь подвергать опасности Мануэля. Что я должна там найти и украсть?

– Мне известно, что Сэвидж хранит карту или рисунок, интересующий меня. Ты должна найти это и принести мне.

Вздохнув, Кэтрин спросила:

– Что это за карта?

– Точно я не знаю.

Сначала он не хотел отвечать на этот вопрос, но через минуту все же сказал:

– Точно не знаю, не уверен даже, что это именно карта. Но эта вещь у него, и мне дадут за нее большие деньги.

– Но я же могу просто сказать, что не нашла ее. Ведь ты даже не уверен в ее существовании.

– Ты не глупа, моя радость. Но я-то узнаю, была ли ты там. И если вздумаешь меня надуть, я уничтожу твою мать. Знай, я пойду на это. Найдутся люди, которые подделают письма, и я соберу против нее много улик. Подумай об этом. А сделав это, ты уже не будешь относиться с таким отвращением к моему предложению.

– Да ты и вправду дьявол, – процедила она сквозь стиснутые зубы.

– Оставь свои детские привычки и перестань обзывать меня. Если будешь продолжать в том же духе, я непременно разоблачу Рэйчел, хотя бы для того, чтобы проучить тебя хорошенько.

Кэтрин сомкнула губы, на секунду закрыла глаза, чтобы только не видеть ненавистного человека, не оскорблять его, хотя энергичные формулировки так и рвались с ее языка. Он действительно сделает, как обещает.

Милосердное небо! Как ей трудно сдержаться!

Не обращая внимания на ее ярость, он вкрадчиво пояснил:

– Если не найдешь у него карту, постарайся не оставить следов своего пребывания. Надо, чтобы он не подозревал о твоем обыске. Вполне возможно, он не взял карту с собой, а оставил ее в Лондоне.

Основное было сказано, оставалось договориться о следующей встрече, и Кэтрин спросила:

– Как я дам тебе знать о результатах? Не успел он ответить, как в утреннем воздухе прозвучал чей-то смех. Резко повернувшись, Кэтрин, увидела на поляне высокого господина, при виде которого сердце у нее остановилось, а потом забилось сильнее. Она мгновенно узнала его и похолодела от мысли, что и он узнает ее.

Джейсон глядел на нее, не скрывая своего восхищения. Он уловил атмосферу интимности в их разговоре и решил, что эта девушка – любовница Клайва. Неожиданно он подумал о том, что она будет принадлежать ему – и очень скоро. Удивляясь внезапному желанию обладать женщиной, именно этой женщиной, он сказал себе, что она слишком прекрасна, чтобы принадлежать этому неотесанному Клайву.

Кэтрин стояла под его загоревшимся взглядом и на какой-то сумасшедший миг ей вдруг захотелось остаться с ним вдвоем. Она тут же отогнала эту мысль, но успела удивиться: неужели так велико ее влечение к человеку, с которым она даже не знакома? Оказывается, она способна мечтать о том, чтобы остаться с ним наедине, быть в его власти, позволить ему те необыкновенные, волнующие ее воображение поступки и действия, которые обещают его глаза и губы? Нет! Никогда!

Как она была благодарна Клайву, который в присутствии незнакомца назвал ее Тамарой! Почему-то ей не хотелось, чтобы человек, вызвавший в ней такую бурю чувств, знал, что она леди Кэтрин.

Клайв коротко ее представил, и Джейсон заговорил, не отводя от нее глаз:

– Я необычайно рад, что Фредд организовал эту поездку. Иначе я бы не встретился с вашей прекрасной подругой.

Как интимно это у него прозвучало!

Клайв выкипал от злости. Его бесило, с какой беззастенчивостью Джейсон раздевает глазами Кэтрин. Он был даже испуган такой дикой вспышкой ревности. Как смеет этот проходимец даже смотреть на нее, ведь Кэтрин должна принадлежать только ему! К тому же сама Кэтрин не осталась равнодушна к Джейсону. Он уловил все признаки ее заинтересованности, хотя сама она и не подозревала об этом. Он мог бы поклясться, что она уже видела этого человека. Клайв с трудом сдерживался, почти забывая, где находится. Пообещав, что Джейсон еще поплатится за эти многозначительные взоры, Клайв взял себя в руки и почти мирно спросил:

– Что привело вас в табор, Джейсон? Не отрывая дерзких глаз от тоненькой фигурки Кэтрин, он беспечно ответил Клайву:

– Приехал сюда взглянуть на лошадей. Мне сказали, у местных цыган есть несколько великолепных скакунов. – Кивнул он головой в направлении табора. – Бэрримор и Харрис остались там. Они тоже восхищены, правда, другими редкими экземплярами и другого сорта. Бэрримор, тот просто ослеплен одной черноглазой красоткой и не отходит от нее ни на шаг.

Было очевидно, что, говоря о друзьях, Джейсон имеет в виду и свое восхищение Кэтрин. Клайв, который был полон ревности и злобы, неожиданно для себя сказал:

– Мне надо идти. Тамара может показать вам этих лошадей, разумеется, если именно они вас интересуют. – И зло посмотрев на девушку, добавил:

– Впрочем, в противном случае она тоже может оказать вам услугу!

Кэтрин вспыхнула от неожиданного оскорбления, замаскированного в словах Клайва. Рассердившись на него, она не стала разбираться в своих чувствах к американцу. Несомненно, чем-то он вызывал ее восхищение, но в то же время от него исходила явная опасность. Сейчас ей хотелось одного – чтобы он перестал ее разглядывать, это было грубо и невоспитанно. Кэтрин терялась, не зная, как ей прекратить это недвусмысленное разглядывание. Неожиданный уход Клайва ей не помог. Хотя несколько минут назад она мечтала остаться вдвоем с Джейсоном, теперь уже не была уверена, что хочет этого. Досадуя на свою непоследовательность, она с любопытством взглянула на молодого человека. И тут же почувствовала, как больно сжалось сердце.

Мужские, окаянные, под черными крыльями бровей зеленые глаза буквально гипнотизировали ее. Забыв обо всем на свете, она разглядывала его лицо; расширенные, трепещущие ноздри, высокие скулы. Она задержала взгляд на его губах, растянутых в дерзкой улыбке. Нижняя губа была полной и чувственной. И тут вдруг ей захотелось почувствовать их в нежном поцелуе.

Она услышала его смех, вздрогнула и отступила назад.

– Ты удовлетворена? – насмешливо спросил он. – Уверен, что теперь ты меня узнаешь при встрече.

Глядя на него снизу вверх, она застенчиво произнесла:

– Простите, что разглядываю вас, сэр, но раньше я никогда не видела американцев.

Джейсон встретил невинный взгляд фиалковых глаз. Пожалуй, слишком невинный, подумал он.

– Теперь ты его увидела и можешь отвести меня к лошадям или человеку, который поговорит со мной на эту тему. – Длинными загорелыми пальцами он приподнял ее лицо и продолжал:

– Я найду время, чтобы продолжить наши отношения, но в данный момент меня больше волнуют достоинства лошадей, чем твое несомненное очарование.

Взяв ее за плечи, он развернул в направлении лагеря и легонько шлепнул по округлости ниже спины.

– Марш!

Кэтрин от неожиданности повиновалась, но, пройдя несколько шагов, опомнилась и обернулась к Джейсону разъяренной кошкой, какой иногда она бывала. Этот высокомерный нахал нуждался в уроке. Может быть, Мануэлю удастся всучить наглецу ту броскую полукровку, которую он выиграл недавно в карты?

Внешний вид у нее обманчив: лошадь не обладала выносливостью. Сэвидж окажется глупцом, купив такое животное. Пусть это научит его хорошим манерам. Кэтрин мило познакомила его с Мануэлем, сказав тому по-цыгански:

– Мануэль, постарайся продать ему новую лошадь. Знаешь, ту, караковую. И запроси с него подороже!

И с лукавой улыбкой взглянув на смуглого молодого человека, она двинулась прочь, но остановилась, когда он задумчиво произнес:

– Я всегда считал невежливым говорить на языке, непонятном другим присутствующим. Если только, – он сурово взглянул на нее, – если только не хотел поставить этого человека в неловкое положение или сделать ему гадость.

Его странный взгляд и улыбка «пригвоздили ее на месте, и пока она подыскивала ответ, он продолжал:

– Но я уверен, ты так бы не поступила. Особенно по отношению к человеку, который может дать тебе многое.

Одним ленивым движением он выхватил блестящий черный локон из массы волос, падающих ей на грудь, и тот мгновенно обвился вокруг его пальцев. С той же странной улыбкой он сказал:

– Поверь, малышка, у меня есть, что тебе предложить. Я бы не хотел обсуждать этот вопрос сейчас, но я дам тебе гораздо больше, чем Клайв Пендлтон, и сделаю это с удовольствием. Как моя любовница ты ни в чем не будешь нуждаться, и я не намерен делить тебя ни с кем, как, видно, поступает Клайв. Если ты будешь со мной, то ты будешь только моя. Поэтому, не советую играть со мной в глупые игры!

Щеки Кэтрин стали пурпурными. Это спокойное предположение о том, что она продается, ввергло ее в изумление. Конечно, она знала о ночных свиданиях молодых цыганок с разгоряченными молодыми людьми. Но то, что этот человек так хладнокровно пытался купить ее любовь, лишило ее дара речи. Во рту все пересохло, Кэтрин не могла выдавить ни слова. Время как бы остановилось, она стояла как вкопанная, пока не опомнилась и не ринулась прочь, с трудом преодолевая желание вернуться, чтобы ударить это улыбающееся красивое лицо. Самонадеянный, чванливый, наглый болван! Как бы она хотела бросить ему в лицо эти нелестные эпитеты! И, вбегая в свой дом на колесах, она продолжала и продолжала перечислять новые возмутительные черты наглого американца.

Глава 8

Хотя снаружи ее кибитка почти не отличалась от других, внутри там все было иначе. В одну стену была встроена небольшая деревянная кровать с матрацем, набитым гусиным пером, и шелковым стеганым одеялом, у другой стены находился дубовый сундук и низенькая пузатая печка. Не обошлось без столика с двумя стульями – они стояли напротив постели. Войдя, Кэтрин сразу бросилась на постель, уставив невидящий взгляд в деревянный потолок.

Какое беспокойное выдалось утро! Сколько причин для волнений! Она ничего не смогла противопоставить Клайву и по существу сейчас у него в плену. Другое дело – отношения с американцем, здесь у нее был выбор, и это беспокоило ее даже больше, чем угрозы Клайва.

Она могла бы вскочить на лошадь и быстро оказаться дома. Это был бы самый благоразумный и безопасный выход. Она снова станет леди Кэтрин Тримэйн, и Джейсону останется только недоумевать, куда исчезла цыганка Клайва. Скорей всего, он скоро забудет о ней, найдя замену в какой-нибудь легкомысленной красотке, что его вполне устроит. Мысль, что он так легко сможет ее забыть и даже не вспомнит потом, бесила ее больше всего. Она беспокойно перевернулась на постели, легла лицом вниз и с отсутствующим видом начала накручивать на палец свой черный локон. Надо придумать что-то такое, что заставило бы этого самоуверенного американца надолго ее запомнить. Проказливая улыбка осветила ее живое личико, и Кэтрин вдруг решила ничего не предпринимать. Совсем ничего! Нельзя быть мстительной. Хотя было бы необыкновенно приятно увидеть на коленях этого высокомерного человека.

Она мало что знала о страсти и том сильном желании, которое охватывает мужчин, но сегодня утром лицом к лицу столкнулась с неприкрытым вожделением. То, как смотрел на нее Клайв, было отвратительно, она чувствовала потребность смыть с себя его грязный похотливый взгляд. Но когда глаза Джейсона скользили по ее телу, Кэтрин охватили самые разные чувства. Какая-то ее часть ликовала, другая предупреждала об опасности, советуя бежать, укрыться от его пронзительного взгляда. Даже сейчас, думая о нем, она чувствовала над собой власть этих изумрудных глаз, ласкавших ее стройную фигуру, и впервые подумала, что мать, пожалуй, права, когда так неодобрительно относится к образу ее жизни, к мальчишеским выходкам и одиночеству.

Сегодня утром она получила урок, увидев очевидную опасность такого двусмысленного поведения. Сэвидж не виноват, он обращался с ней, как с простой цыганкой. Могло ли ему прийти в голову, что девушка из аристократической семьи, получившая хорошее воспитание, может скитаться в таборе, ведя жизнь, полную опасностей? Если бы она послушалась совета матери или хотя бы Рейны, ни Клайв, ни Джейсон не осмелились бы вести себя так, как сегодня утром.

Она раздраженно фыркнула. Хватит об этом! Она не помчится в Хантерс Хилл, как напуганная маменькина дочка, но и прятаться здесь целый день не собирается. Нужно забыть об утренних событиях, как будто их никогда не было и Джейсон не делал ей оскорбительных предложений, но…

Настойчивый стук прервал ее мысли, и, прежде чем она успела пошевелиться, дверь распахнулась, в ней показалось морщинистое лицо Рейны.

– Так, так! И что же ты здесь замышляешь, моя прелесть? – громко спросила Рейна, увидев странное выражение лица Кэтрин.

Досадуя на то, что Рейна так хорошо ее знает, девушка помогла старой цыганке подняться внутрь повозки.

– Как ни стараюсь, никак не удается тебя провести, Рейна, и скрыть хоть что-нибудь.

– Ты забываешь, что это я вырастила тебя и твоего непутевого братца.

– Да уж, Адама ты не трогаешь, все знают, что для тебя он как свет в окошке, – поддразнила ее Кэтрин, – его ты никогда не осуждаешь!

Покряхтывая, Рейна уселась на край постели.

Кэтрин с любовью смотрела на нее. У этой суровой на вид женщины, которая могла быть твердой и непоколебимой, как гранит, была своя слабость – эти два пострела… По одной ей понятным причинам она оберегала их, зорко следила за тем, чтобы Кэтрин не потеряла девственность, а Адама не подловила бы ловкая молодая цыганка.

Она сама не понимала, почему так любит их, возможно, из-за того, что они стали для нее как родные дети, или потому, что она никогда не забывала об их высоком происхождении. И дети не смогли бы иметь лучшую защиту – несмотря на невзрачный вид, Рейна была настоящим вожаком своего племени. Ее слово было законом, даже для Мануэля, ее сына. Никто не осмеливался ей возражать.

Глядя на стоявшую перед ней девушку, старая цыганка почувствовала вдруг, как нечто, похожее на зависть, охватило ее маленькое иссохшее тело. Когда-то она была так же красива и полна жизни. Но к возрасту Кэтрин у ее маленьких ног была вереница любовников, которых она бросала одного за другим, разбивая им сердца. Позволяя себя ласкать, она оставалась холодна к ним, и как только ее интерес пропадал, она уходила, даже не обернувшись. Она никогда никого не любила, и к сыну Мануэлю не испытывала материнской любви. И только Кэтрин и Адам разбудили в ней чувство, похожее на любовь и нежность. И сейчас ее беспокоило будущее Кэтрин.

Кэтрин, почувствовав эту тревогу, опустилась перед ней на колени и с нежностью заглядывала в изможденное, все в морщинах лицо.

– Что тебя беспокоит, старушка? Может быть, Клайв?

Рейна с отвращением фыркнула.

– Этот осел! Ха! – Потом поинтересовалась, прищурив глаза:

– А что ему было нужно?

Кэтрин поджала под себя ноги и, сидя на полу, задумалась. Если сказать правду, старая цыганка отомстит Клайву. Ее не остановит угроза доброму имени Рэйчел, Рейна ненавидит ее, считая, что робкая леди украла у нее любовь детей. Для нее не имело значения, что Рэйчел была их настоящей матерью. Она не хотела делить их ни с кем и не верила, что любовь детей к Рэйчел не уменьшает их любви к ней. И если Рэйчел погибнет, тем лучше!

Кэтрин, ненавидевшая ложь, вынуждена была сейчас солгать.

– Он пришел меня повидать, – тихо сказала она.

– Это я знаю, – прервала ее Рейна, – а я хочу знать зачем?

Волнуясь, Кэтрин проглотила комок в горле.

– Он знал, что я здесь, и приехал… – снова начала она.

Пронзительные черные глаза цыганки уставились в лицо девушки, и на щеках у нее появился слабый румянец.

– Да ты принимаешь меня за дуру!

– О, Рейна, не бранись! Ты же знаешь Клайва, он везде сует свой нос!

– Ха! – недоверчиво произнесла цыганка.

– Но это правда! Он всегда появляется неожиданно.

Не зная, верить или нет, Рейна так долго и пристально глядела на Кэтрин, что та чуть было не сказала правду. Этот огонь в угольно-черных глазах Кэтрин знала с детства, он загорался, когда Рейна ловила ее за очередной проделкой.

Рейна опять недовольно фыркнула, и Кэтрин поняла, что старая цыганка, хоть и не удовлетворена объяснением, с ним смирилась. Впрочем, может быть, потому, что Рейну гораздо больше заинтересовал тот красивый молодой человек, который приехал в табор вслед за Клайвом.

– Что незнакомец хотел от Мануэля? – проворчала она.

– Этот воображала! Говорит, что приехал купить лошадей, но думаю, он и его друзья приехали сюда позабавиться!

Все еще недоверчиво щурясь, Рейна сухо спросила:

– И это все, что ему здесь надо? Лошади? Грациозно поднявшись с пола, Кэтрин подошла к окошку и стала теребить белоснежную занавеску.

– Нет, это не все! Еще он хочет, чтобы я стала его любовницей. Говорит, что будет платить мне за любовь больше, чем платит Клайв. Предупредил, что не потерпит, если я буду с ним играть, – возмущенно закончила она и, услышав скрипучий смех, резко обернулась, изумленно глядя на Рейну.

– Вот это мужчина! – восторженно прокаркала старая цыганка, – неплохой жеребец! Едва въехав в табор, сразу захотел оседлать тебя. Ты должна гордиться его выбором.

Наморщив гладкий лоб, Кэтрин смущенно спросила:

– Ты думаешь, я должна согласиться и стать его любовнице?

– А тебе этого хочется? – Рейна пристально посмотрела на девушку.

– Конечно нет! Но мне хотелось проучить его. Каким надо быть самонадеянным болваном, чтобы решить, что я залезу к нему в постель, как только он щелкнет пальцами!

– Если бы ты была настоящей цыганкой, родилась с цыганской кровью, то не увидела бы в этом ничего дурного, а думала бы только о том, сколько золота получишь. Каким бы лестным было его предложение, если бы ты не была леди Кэтрин!

– Но я – леди Кэтрин! – с горечью воскликнула девушка.

– Тогда почему он нашел тебя в таком наряде, на лугу, наедине с мужчиной, как легкодоступную цыганку? – сурово спросила Рейна, и лицо ее застыло, напоминая холодную маску.

Кэтрин смотрела на нее в ужасе, полными слез глазами. Никогда еще Рейна не была с ней так жестока. Как будто вонзила нож в сердце и еще повернула его в ране.

– Время пришло, – продолжала она тем же ледяным тоном, – ты должна сделать выбор: принять его предложение и стать одной из нас – или покинуть нас навсегда! Ты не можешь долее продолжать игру. И я хочу, чтобы ты ушла от нас.

– Но почему? – беспомощно пролепетала Кэтрин.

Рейна, наклонившись вперед, ловко схватила девушку за руку и притянула к себе, заставив ее опуститься перед собой на пол. Приблизив свое лицо к испуганному личику Кэтрин, она прорычала:

– Ты думаешь, молодой американец единственный, который хочет тебя? Думаешь, табор всегда защитит, или мы с Мануэлем всегда прибежим на твой крик о помощи? А если этот молодой жеребец схватит тебя одну на лугу? Не тряси головой! Его друзья удержат нас, пока он не получит своего. Думаешь, так не бывало раньше, до тебя? – Рейна почти кричала в лицо ошеломленной Кэтрин, старую цыганку колотило от возбуждения. – А ты знаешь, от кого ребенок у Амбер? Я могу тебе рассказать: однажды молодой лорд, очень похожий на сегодняшнего американца, прискакал в табор с друзьями. Дело было к вечеру, мужчин в таборе не оказалось. Лорду приглянулась

Амбер, и он взял ее прямо перед всеми нами, а потом отдал на потеху друзьям. А если это произойдет и с тобой, моя гордая леди? – Рейна замолчала, тяжело переводя дыхание, смуглое лицо ее горело сердитым румянцем.

В ужасе глядя на нее, Кэтрин прошептала:

– Я не знала об этом…

– Ха! Ты не знала, – усмехнулась Рейна, – да и зачем тебе об этом знать? Ведь ты играешь в цыганку, гордая леди Кэтрин Тримэйн! Тебе никогда не почувствовать, что такое на самом деле быть цыганкой. Эти молодые самцы могут убивать нас, красть наших лошадей, насиловать женщин – констебль и не подумает приехать, чтобы разобраться.

По лицу Кэтрин катилась чистая, кристальная слеза. Она потрясение спросила:

– Почему ты скрывала от меня все это? Я имею право знать.

– Ты знаешь все, что я разрешаю тебе знать. Повторяю, ты должна уехать из табора! – отрезала Рейна.

– Ты не должна была скрывать от меня свои истинные чувства. – Голос девушки задрожал, лицо побелело. Она поднялась с пола:

– Я сейчас соберусь и уеду. И… – Тут она отвернулась, и слезы хлынули у нее градом:

– Лучше бы ты сказала, что я здесь лишняя, что не хочешь, чтобы я жила в таборе. Я бы не смела возражать. И все-таки мне кажется, что ты любишь меня так же, как и я тебя люблю.

Глядя на прямую гордую Кэтрин, Рейна тяжело вздохнула и устало произнесла:

– Дитя, это нужно совсем не потому, что я не хочу тебя видеть здесь. Но уже нельзя играть в эту опасную игру: то, что случилось сегодня, – только начало. И тебя могут не спросить, хочешь ли ты стать любовницей господина, а поступят с тобой нечестно. Ты не должна больше рисковать. Приезжай к нам, но как леди Кэтрин, в окружении слуг. И гости сколько хочешь. Я очень люблю тебя, мое дитя, но не хочу увидеть, как тебе причинят зло. Поэтому и говорила тебе все эти ужасные вещи!

Резко обернувшись, Кэтрин обвила руками худенькие плечи старой цыганки, прижала ее к себе и зарыдала.

– О, Рейна! Я подумала, ты больше не любишь меня!

Растроганная Рейна, чувствуя, как ее обнимают сильные молодые руки, нежно ее успокаивала:

– Нет, дитя, я всегда тебя любила и сейчас люблю. Но твою опасную игру нужно закончить. Ты слишком красива и молода, чтобы не привлечь внимания.

В глубине души понимая, что Рейна права, Кэтрин с отчаянием крикнула:

– Я должна уехать сегодня? Прямо сейчас? Рейна печально пожала плечами.

– Понимаю, тебе нелегко сделать это. Пусть не сегодня, но в самое ближайшее время Тамара должна исчезнуть и превратиться в леди Тримэйн. Навсегда.

На выразительном личике Кэтрин застыло несчастное выражение.

– Ну почему мне суждено разрываться на две части!

– Это тяжело, моя маленькая. Но подумай, как много ты сможешь сделать для нас, когда станешь леди Тримэйн. И будешь так же навещать нас, как и раньше. Поверь, мне было бы очень больно, если бы ты больше сюда не приехала.

– Но я уже никогда больше не смогу побыть одной. Кончится моя свобода!

– Никто из нас не свободен, дитя. И тебе придется выбирать – либо остаться цыганкой и потерять право быть леди Кэтрин Тримэйн, либо занять свое место в обществе.

Кэтрин некоторое время смотрела на участливое лицо Рейны, потом пошла к двери и, не оглядываясь, сказала:

– Поеду прогуляться. Сегодня я еще не могу окончательно решить. Ты должна дать мне время, Рейна.

– Какой бы выбор ты ни сделала, его нужно сделать быстро.

Эти ее слова все еще звучали в голове Кэтрин, когда она бежала к тому месту, где были привязаны лошади. Она даже сердито потрясла головой, как бы отгоняя их, но они продолжали мучить ее. Выводя Шебу, Кэтрин в сердцах дернула ее за черную гриву, словно арабская кобыла была причиной ее бед. Обычно прогулка на Шебе радовала и успокаивала Кэтрин, но сейчас она была утомлена и сломлена – обычное состояние после слез. Слава Всевышнему, она не так часто плакала! Постепенно успокаиваясь, она чесала кобылу щеткой, приглаживая ее шелковую блестящую гриву.

Рейна права! Хватит вести себя как дикарка. И Рэйчел давно настаивает на этом. Она скрывает от других членов семьи, сколько времени проводит Кэтрин в цыганском таборе – это вызвало бы у них шок. Кэтрин даже улыбнулась, подумав о реакции тети Сеси.

Что ж, если придется расставаться с табором, надо использовать каждую минуту. Хватит хныкать и жалеть себя.

И, отвязав Шебу, она ловко вскочила на лошадь.

Глава 9

Отъехав немного от табора, Кэтрин свернула с проселочной дороги и, подгоняя Шебу, проехала небольшой лесок. Прямо перед ней открылся уходящий вдаль луг. Как только копыта лошади коснулись мягкой земли, она вскинула голову и, словно выйдя из-под контроля всадницы, стрелой помчалась вперед. Кэтрин ей не препятствовала, она наклонилась, почти касаясь щекой шеи лошади… Всадница и лошадь – прекрасное целое! Черные волосы девушки трепетали, как флаг, смешиваясь с развевающейся лошадиной гривой, так что невозможно было их различить. Кэтрин забыла обо всем на свете, уйдя в дикую скачку; тугой встречный ветер разрумянил ей щеки. Рейна, леди Кэтрин – все вылетело из головы, осталось только сильное тело лошади, стук ее копыт и ветер в ушах. Она не видела, что ее догоняет какой-то всадник. Догнав, он поскакал рядом. Нога его почти касалась ноги Кэтрин, и, когда расстояние между лошадьми исчезло, стальная рука сдернула девушку со спины ее лошади и, как мешок, бросила через седло. От внезапного удара и от неожиданности Кэтрин не могла понять, что произошло, и лежала неподвижно, только кровь тяжело стучала в висках и сильно давил край седла.

Постепенно сдерживая лошадь, всадник подъехал к опушке леса, где струился небольшой ручей. Спешившись, своей сильной рукой он довольно бесцеремонно стащил с седла Кэтрин и поставил ее на землю. Все события сегодняшнего утра разом ожили, когда она увидела, что перед ней стоит Джейсон Сэвидж! Кто же еще мог так поступить, подумала она, разозлившись.

– Как вы себя чувствуете? – негромко спросил он.

– А что, собственно, случилось? – негодующе фыркнула она.

Участие исчезло с его лица, и он сухо произнес:

– Я вижу, даже страх не меняет твоего дурного нрава.

– Какой страх? – нетерпеливо спросила она. Нахмурившись, он проговорил:

– Возможно, я ошибся, но мне показалось, что твоя лошадь понесла. Боялся, что ты разобьешься.

– Играете в благородство? – Она насмешливо улыбнулась. – Должно быть, непривычная для вас роль.

Джейсон прислонился к широкому шершавому стволу дерева и скрестил ноги.

– Пожалуй, мне доставит удовольствие приручить тебя, малышка. Чувствуется, Клайв испортил тебя. Наши отношения обещают стать бурными, но мы поладим.

Она только дико сверкнула глазами и от ярости не могла произнести ни слова. Казалось, они душили ее, пока она с трудом выталкивала их из себя:

– Ты, глупый, безмозглый, неотесанный грубиян, неужели и вправду думаешь, что я стану твоей любовницей, чтобы только доставить тебе удовольствие?

Улыбаясь, он медленным взглядом окинул ее тонкую фигурку, задержавшись на трепещущей, обтянутой тонкой материей груди, на изгибах девичьего стройного тела. Он вдруг понял, что под верхней одеждой на ней ничего нет.

Внезапно сменив свою ленивую позу на маневр нападающей пантеры, он грубо схватил Кэтрин и требовательно прижался к ее губам. Поцелуй его был почти груб, он делал ей больно, но по мере того, как его опытные губы дольше прижимались к ее губам, откуда-то взялось чувственное тепло, охватившее ее всю целиком. Кэтрин, не ведая почему, обхватила руками его шею, дрожащими пальцами лаская его густые черные волосы, все ее существо таяло в блаженстве, она прижалась к нему, не думая больше ни о чем.

Он впился в нее своим сильным телом, его длинные ноги сплетались с ее ногами, поцелуй становился все более страстным, руки его заскользили по спине Кэтрин, спустились ниже, сжимая ее упругие ягодицы. Она уже не сопротивлялась, прислушиваясь к его растущему возбуждению. Чувственное нетерпение потянуло их к земле. Раздвинув ее губы своими, он ласкал ее языком, и это было приятно и не хотелось освободиться из сладкого плена. Джейсон тихонько расстегнул кофточку, дотронулся до теплой нежной кожи. Неведомое чувство охватило Кэтрин, когда, он прикасался к ее молодой твердой груди, она не противилась, совершенно лишившись сил, чувствуя только, что не хочет останавливать его. Ей сейчас хотелось одного – чтобы эти ласки длились бесконечно!

Полулежа, перекинув одну ногу через ее бедра, Джейсон поцеловал впадинку у ее горла, потом губы его скользнули ниже, нашли ее грудь и обожгли соски. Потом он опять припал к ее губам, чувствуя, как страстно прижимается она к нему в безотчетном порыве. Вдруг теплая тяжесть его руки оказалась у Кэтрин на животе, потом ниже, потом скользнула между ног, вызвав тихий сладостный стон, тут же заглушенный новым поцелуем. Неизведанное, звенящее, обжигающее чувство выгибало ей спину, толкало навстречу искусным ласкам.

В тумане сладостного паралича откуда-то из глубин мозга прозвучали сигналы опасности. Кэтрин вдруг попыталась оттолкнуть Джейсона, но он только приглушенно рассмеялся, лаская нежную кожу ее бедер. Но слабый сигнал опасности уже перешел в набат. Теперь она осознала всю зыбкость ситуации.

В порыве отчаяния она попыталась разнять могучие тиски его рук. Пока не поздно! С удивившей ее саму силой она освободилась от его объятий и вскочила на ноги, тяжело дыша, чувствуя, как горят губы, и глядя на него широко открытыми, испуганными глазами.

Он протянул руку, чтобы снова схватить ее, но она увернулась, вскрикнув от ужаса. Гибким движением поднявшись с земли и чувствуя, как туго натянулись бриджи, он сердито сузил глаза и прорычал:

– Сколько? Во сколько ты ценишь свои услуги? Собственный экипаж? Путешествие в Лондон? Париж?

– Па… Париж? – она запнулась на этом слове, ее поразило, что желание заставило его сделать такое предложение.

А Джейсон, приняв ее заминку за согласие, заключил:

– Договорились! Я отвезу тебя в Париж! – И протянул к ней руки.

Но теперь Кэтрин уже знала – нельзя, чтобы своими ласками он отнял у нее силы к сопротивлению. Его поцелуи хуже, чем угроза быть избитой. И когда Джейсон снова попытался схватить ее, рука его встретила стальное лезвие. С проклятиями, не веря себе, он отпрыгнул назад, глядя на кровь, заструившуюся из глубокой раны. Потом угрожающе посмотрел на маленькую цыганку, сжимающую свой нож.

У Кэтрин бешено колотилось сердце. До этого она всего лишь раз пускала его в ход и теперь была благодарна Мануэлю за его науку. Нож был ее единственным оружием против большого разъяренного мужчины, кружившего вокруг, как голодный волк. Оба тяжело дышали, напряжение возрастало, борьба принимала опасный поворот. Зелеными ледяными глазами Джейсон высматривал слабое место в ее обороне. Но она держала нож очень уверенно, явно зная, как его применить. И хотя Джейсон был неизмеримо сильнее, нож в руке девушки менял ситуацию. Правда, на время. Зная это, Кэтрин приняла решение спасаться бегством. Повернувшись на каблуках, она вдруг рванулась к лесу, молясь про себя, чтобы он ее не догнал. Но Джейсон не собирался упускать добычу и хотел проучить маленькую чертовку.

Не успела она пробежать и нескольких ярдов, как он догнал ее огромными прыжками и, схватив за руки, крепко прижал их к туловищу. Оторвав от земли извивающуюся, отбивающуюся ногами девушку, он сначала прижал ее к себе, потом, слегка оттолкнув, резко заломил ей руку назад, не обращая внимания на крик ярости и боли. Нож упал на землю. Отшвырнув его ногой, он повернул девушку к себе и сердито сказал:

– Ты, маленький чертенок, ты же могла убить меня своим ножиком! Что за дьявольскую игру ты затеяла? У меня большое желание поступить с тобой так, как ты этого заслуживаешь – свернуть твою тонкую шейку!

Кэтрин вдруг перестала бояться, оскорбленная гордость вытеснила все другие чувства, и, давая выход гневу, она со всею размаху ударила его ладонью по загорелой щеке. Звук пощечины раздался, как выстрел, и оба они на мгновение застыли.

Потом Джейсон медленно поднял здоровую руку и несколько раз методично и сильно ударил ее по лицу, приговаривая:

– Никогда не смей делать этого! Я многое прощал тебе, но этого не потерплю!

Слезы боли и унижения засверкали в ее глазах. Чтобы скрыть их, она низко опустила голову, но слезы градом катились через красный след от его удара, скатываясь на руку, которой она зажала себе рот, сдерживая прыгающие губы.

И тут гнев его испарился, уступив место чувству жалости. Он нежно привлек девушку к себе, и, когда ее волосы защекотали ему лицо, на нем появилась странная улыбка.

– Ах, Тамара, Тамара, что мне с тобой делать, моя бедняжка! Ты заманиваешь меня улыбкой, позволяешь целовать и ласкать тебя, потом вдруг прыгаешь на меня с ножом! А теперь в объятиях у меня снова нежная милая девушка.

Кэтрин, уткнув заплаканное лицо в его белую рубашку, с удивлением подняла голову. Она была уверена, что теперь он воспользуется ее полной беспомощностью и возобновит свои домогательства. Но в его объятии не чувствовалось страсти, а глаза озорно сверкали. Медленно, как бы с сожалением разомкнув руки и держа ее за плечи, он повел Кэтрин туда, где мирно паслись их лошади. У ручья Джейсон вынул белоснежный платок, смочил его в ледяной воде и заботливо вытер заплаканное лицо девушки. Потом еще больше удивил ее, решительно застегнув пуговицы на блузке. Такая перемена смутила ее, хотя ей казалось, что страсть его не исчезла, а притаилась до времени. Какой он странный, как меняется у него настроение, подумала она о Джейсоне, забывая в этот миг о собственных сменах чувств.

С обезоруживающей очаровательной улыбкой он тихо спросил:

– Так начнем сначала, дорогая? И не дожидаясь ответа, склонился в глубоком поклоне.

– Джейсон Сэвидж из Луизианы, который при виде ваших прелестей совсем потерял голову.

В уголке ее рта появилась робкая одобрительная улыбка, и он вдруг почувствовал, как сердце его подпрыгнуло. Принимая ее неуверенность за одобрение своим словам, он удвоил усилия:

– Я приношу извинения за свое поведение, но ваша красота заставляет нетерпеливых мужчин забыть о хороших манерах. При виде вашего очаровательного личика все разумные мысли покинули мою голову. Их просто там не стало. – И добавил простодушно, с озорным блеском в глазах:

– Мы, американцы, обделены красотой.

Она залилась смехом.

– Ну и нахал! Я уверена, в Америке полным-полно красавиц!

Глядя на ее солнечную улыбку, смеющиеся глаза, Джейсон понял, что еще немного – и конец его обычной хладнокровной независимости. Фиалковые глаза уже не сверкали гневом, они очаровательно и кокетливо сияли, и он вдруг уловил ее сходство с кем-то, кого встречал раньше, но не мог вспомнить, с кем именно. Она отвлекла его от этой мысли, тихо проговорив:

– Вы сильно преувеличиваете. Я слышала от брата, что женщины Нового Света очень красивы.

– Возможно. Но я , уверен, что в Луизиане равных вам нет!

Она недоверчиво взглянула на него, но увидела простодушное лицо. Может быть, он и дурачился, но она не собиралась больше бросать ему вызов. Вроде бы худшее уже позади. И она спросила как ни в чем не бывало:

– Разве Луизиана так отличается от остальной Америки?

– Ну, конечно, дорогая, как экзотическая роза от простой ромашки!

– Роза – это, конечно, Луизиана? – спросила она насмешливо.

– Естественно. – Сверкнул он белозубой улыбкой, ослепительной на загорелом лице.

Она машинально отметила веселые морщинки, которые появились от улыбки в уголках глаз, и глубокую ямку на одной щеке. Ей нравилось его лицо, она находила его приятным. Вдруг, когда она совсем успокоилась, он схватил ее за руку и медленно притянул к себе. Улыбаясь в ее насторожившееся лицо, он пробормотал:

– Поговорим о другом, а? – И, нежно прикасаясь губами к ее лбу, спросил:

– Когда ты придешь ко мне, малышка? Когда позволишь любить тебя?

– Что… что вы имеете в виду? – запинаясь, спросила она, смущенная бьющим от него мощным током чистого мужского запаха.

Он насмешливо вздохнул и мягко дунул ей в ушко.

– Я имею в виду, сколько тебе потребуется времени, чтобы предупредить Клайва, что ты нашла другого покровителя? Я умру в ожидании момента, когда ты будешь моей.

Облизав пересохшие вдруг губы, Кэтрин лихорадочно искала ответ. Пока она молчала, его улыбка исчезла и вновь появился тот жесткий, требовательный взгляд, который она видела у него во время борьбы. Боясь сделать что-то такое, что может вывести его из благодушного настроения, она нервно глотнула.

По-своему расценив ее взгляд, он мягко произнес:

– Понимаю. Тебе тяжело это сделать. Хорошо, я сам поговорю с Клайвом. Все, что от тебя требуется, собрать свои вещи и прийти ко мне в гостиницу.

– Когда? – Этот вопрос показался ей безопасным.

Он снова сверкнул улыбкой.

– Завтра вечером. К тому времени я все приготовлю.

И вдруг Кэтрин с тревогой обнаружила, что ей совсем не хочется от него уходить. Наоборот, ей хотелось остаться, чтобы снова пережить сладостную боль его сильных объятий. Должно быть, эти мысли отразились на ее лице или Джейсон подумал о том же, во всяком случае через секунду она исчезла в его руках, а его рот накрыл ее полуоткрытые губы, как бы изголодавшись по их прикосновению. Снова ее охватило возбуждение, снова она утеряла желание сопротивляться и шла навстречу ласке.

Но Джейсон сам оторвался от нее. Улыбаясь уголком рта, он смотрел в ее раскрасневшееся лицо, на ждущие губы, помутившийся взор и, борясь с собственным желанием, грубовато сказал:

– Тамара, не искушай, если не хочешь сейчас же отдаться мне! Я не из тех мужчин, которые привыкли терпеливо ждать, и хочу тебя сейчас, хочу страстно. Если ты не готова к тому же, не дразни меня!

Его слова и хмурый взгляд в момент отрезвили ее, она вдруг поняла, как близко подошла к тому, чтобы уступить его страстным домогательствам. Вырвавшись из его рук, она решительно, не оглядываясь, зашагала к своей лошади. Стыд, гнев и странное чувство утраты пронзили ее. Какая она дура! Как она могла так поступать! О Господи! Да она заслужила, чтобы Сэвидж взял ее силой! Она сама на это напрашивалась. Что случилось, почему она все это ему позволила, почему ждала и жаждала его поцелуев?

Погруженная в свои невеселые мысли, она не видела, что он идет за ней, и сильно испугалась, когда, изготовившись вскочить на спину Шебы, почувствовала, как его руки поднимают ее и сажают на лошадь. Властно положив руку ей на бедро, он приказал:

– Ни о чем не беспокойся, малышка. Я сам обо всем позабочусь. Нас ждет много прекрасных мгновений. Завтра вечером приезжай в гостиницу, я предупрежу хозяина. – Медленно оглядев ее стройную фигуру, добавил:

– Одежду можешь не брать. Я куплю тебе прелестные перышки. – Потом с лукавой улыбкой заметил:

– Впрочем, сомневаюсь, что она тебе вообще понадобится в первые дни нашей связи.

Только возмущенный вздох сорвался с ее губ, но, сдержавшись, она ударила Шебу по блестящему боку, и та рванулась вперед. Джейсон успел крикнуть ей вдогонку:

– Не забудь, завтра вечером в «Лисице»! Кэтрин постаралась подавить возмущенное желание вернуться и выложить ему все, что она о нем думает. Вместо этого она поскакала к табору, погруженная в собственные мысли, рассеянно вытерла там мокрую Шебу и направилась к тому месту, где сидели Рейна и ее подруга Илона, самая пожилая и некрасивая женщина в таборе.

Она и в молодости не блистала красотой, а время и жизнь лишили ее даже того, что было. Много лет назад в ножевой драке она потеряла левый глаз, и теперь эту впадину прикрывала грязная черная повязка. Ничто не могло спрятать уродливый белый шрам, пересекавший ее впалую щеку, широкий лоб и исчезавший в редких седых волосах. Она улыбнулась Кэтрин, показывая пустоты вместо зубов, которые либо выпали, либо были выбиты. Кэтрин хорошо относилась к Илоне и, усевшись на землю между двумя старыми цыганками, присоединилась к их беседе.

Спустя некоторое время Илона как будто почувствовала, что их нужно оставить одних, ушла, и Кэтрин печально призналась Рейне:

– Сегодня утром ты была права, когда говорила, что опасно бродить одной в окрестностях без слуг. Нравится мне это или нет, но Тамаре придется исчезнуть. Хватит притворяться, что я простая цыганка.

Рейна бросила на нее удивленный взгляд, в глазах ее появился невысказанный вопрос, а Кэтрин продолжала:

– Я поступлю так, как ты советуешь. Мать будет вне себя от радости, когда я скажу, что не буду больше бродить здесь одна, без слуг.

Приняв решение, она оживилась.

– Ты можешь перенести свои вещи в мою кибитку, поскольку она мне больше не нужна. А как только ты там поселишься, у меня уже духу не хватит что-нибудь менять.

Она проказливо улыбнулась бесстрастному лицу Рейны, явно довольной таким исходом, но не желающей этого показывать. Цыганка только резко спросила.

– Что это ты так внезапно передумала? Утром, отправляясь на прогулку, ты еще ничего не знала.

Как сказать Рейне, думала с болью в душе Кэтрин, что она оказалась просто распутной девчонкой, ничуть не лучше продажных женщин? И все из-за совершенно незнакомого человека, который все в ней взбаламутил, и она позволила ему такую близость, какая только возможна между мужчиной и женщиной?

Вслух она печально произнесла.

– Кое-что действительно произошло. Признаю, ты была права, но ты и должна быть довольна: ведь я следую твоему совету. Жизнь здесь становится для меня опасной. Пора быть настоящей леди.

Бросив подозрительный взгляд на Кэтрин, Рейна, которой хотелось знать, что повлияло на решение своенравной девушки, промолчала, понимая, что если бы Кэтрин хотела, то рассказала бы ей всю правду. Она только спокойно спросила:

– Ты не забыла про свадьбу? Кто почтит ее своим присутствием – леди Кэтрин или появится опять Тамара?

Кэтрин расстроенно вздохнула, она совсем забыла о свадьбе. Через два дня женятся Золтан и Санга. В такой день весь табор приходит в неистовое веселье. Горят костры, потоком льется вино, звучат тосты за здоровье новобрачных, рыдают скрипки, виртуозно выводя дикие цыганские напевы. Как испортишь такое веселье, явившись в одежде чопорной леди, в окружении слуг? Цыган будет стеснять их присутствие. Большинство забыло, кто она такая на самом деле, но богатый наряд и слуги напомнят об этом. Проклятая Рейна! Ведь Кэтрин уже сделала выбор, но старая цыганка испытывала ее решимость. У нее на глазах она заколебалась, и Кэтрин с гримаской ответила, как само собой разумеющееся:

– Я приду на свадьбу как Тамара.

– Ха! Я так и думала, что ты не выдержишь, – фыркнула Рейна.

Кэтрин упрямо ответила:

– Это в последний раз, я обещаю! Рейна посмотрела на нее долгим взглядом и, удовлетворившись, ласково потрепала девушку по голове.

– Это тяжело, я знаю, дитя, но скоро ты поймешь, что я была права. Конечно, мне бы хотелось, чтобы на свадьбу ты пришла как леди Кэтрин.

Кэтрин так же упрямо тряхнула головой.

– Нет! Я хочу потанцевать, как все! Это последний раз, когда у меня будет такая возможность. Леди Кэтрин не сможет так танцевать, только Тамара!

– Хорошо, дитя мое, не буду спорить, если ты мне пообещаешь, что сразу после свадьбы Тамара исчезнет навсегда!

Кэтрин невольно поморщилась, но покорно ответила.

– Обещаю. Сейчас я уезжаю в Хантерс Хилл, и день свадьбы будет последним днем появления Тамары.

Когда Кэтрин уходила, снова появилась Илона. При взгляде на старую цыганку Кэтрин осенила дьявольская идея. С заблестевшими глазами она остановила старуху, о чем-то пошепталась с ней, а когда садилась на Шебу, то улыбалась, и улыбка ее была полна лукавства.

Глава 10

В отличие от Кэтрин, посвятившей остаток дня судьбоносным решениям, Джейсон поехал в Мелтон Моубрей и провел там время, выбирая наряды для новой любовницы. Он пообещал Тамаре новые платья – и она их получит!

Вернувшись в гостиницу и увидев вечерний костюм, приготовленный Пьером, Джейсон затосковал в предвкушении скучного обеда и, вздохнув, посетовал, что позволил друзьям затянуть себя в светскую жизнь. Внешне все выглядело превосходно – зеленый бархатный сюртук с черными отворотами сидел на нем как влитой, отлично сшитые бриджи подчеркивали длинные стройные ноги, галстук повязан был безукоризненно и, глядя на этого светского красавца и щеголя, никто бы не подумал, что его одолевает скука.

Обед прошел в приятной дружеской обстановке, но не без ложки дегтя. Клайв Пендлтон не скрывал своего таинственного отношения к Джейсону. Такое поведение заинтриговало Джейсона. Дело было явно не в цыганке, ведь Клайв сам бросил ее к ногам Джейсона. К тому же, когда в начале вечера он уведомил Клайва, что цыганка переходит под его покровительство, тот только равнодушно пожал плечами. И все же во время обеда Пендлтон много пил и даже не пытался скрыть ярости и угрозы, с которыми смотрел на Джейсона.

После обеда дамы покинули мужское общество. На белоснежной льняной скатерти появились бутылки портвейна и бренди, запахло дымом сигар, мужчины расслабились, наслаждаясь послеобеденной выпивкой и курением. Вечер походил на множество других, ничем не выделяясь, и Джейсон решил, что, как только мужчины вернутся в гостиную к дамам, он незаметно удалится. Но сидевший напротив и глядевший на него неприязненно Клайв вдруг громко заявил:

– Американцы! Да эти варвары рождены, чтобы болтаться на виселице или умереть от французского сифилиса!

Воцарилась неловкая тишина, которая становилась все напряженнее, потом Джейсон, спрятав глаза под бровями, поднял бокал и заметил невозмутимо:

– Это зависит от того, что мы берем в объятия, – ваши законы или ваших женщин.

Кто-то из присутствующих рассмеялся нервным смешком, а Клайв, хорошенько приложившись к бренди, продолжил тему:

– Вы не глупы, – сказал он и добавил вкрадчиво:

– Для представителя вашей породы! Джейсон был невозмутим.

– Не все так проницательны, как вы, чтобы увидеть у меня ум. Принимаю ваше заявление как комплимент.

Не дожидаясь следующей сомнительной реплики Клайва, Браунли, сидевший во главе стола, поспешно поднялся.

– По-моему, нам пора присоединиться к дамам, – пригласил он всех на правах хозяина дома и сделал знак дворецкому, чтобы гостей провели в залу.

Харрис ловко подтолкнул Джейсона к лестнице, и они прошли в его спальню, куда тут же ворвался Бэрримор, – Честное слово, Сэвидж, как вы могли такое проглотить?

Джейсон взглянул на приятеля со скучающим видом.

– А что, по-вашему, я должен был сделать? Вызвать на дуэль захмелевшего человека на потеху любителям скандалов?

– Захмелевшего? Да всем известно, что Пендлтона невозможно напоить!

Пожав плечами и всем своим видом показывая, что его эта тема не интересует, Джейсон сказал:

– Не вижу смысла вызывать на дуэль человека только потому, что у него плохие манеры!

– Да дело не в манерах! – опять взорвался Том. – Он же вел себя так нарочно. Пытался бросить вызов, я это чувствую!

– Конечно, он делал все умышленно, – сердито поддержал его Бэрримор, мрачно глядя на Джейсона, – а ты сидел как ни в чем не бывало и позволял ему оскорблять тебя!

Джейсон, зевнув прямо в рассерженное лицо Бэрримора, лениво потянулся.

– Мои дорогие, вам хотелось, чтобы я убил человека за то, что он выразил мнение, отличное от моего?

– Все это не так, и ты это знаешь. Клайв только и ждал сегодня момента, чтобы нанести тебе оскорбление. И он весь вечер говорил гадости, которые ты игнорировал.

Джейсон сонно посмотрел на разъяренного друга. Бэрримор стиснул зубы, красивое его лицо было искажено хмурой гримасой, обычно веселые глаза смотрели отчужденно и сердито, а уложенные волосы словно топорщились от злости.

– Разве не ясно, что такое оскорбление не должен сносить ни один порядочный человек?

– Верно, – присоединился к нему Том, с умным видом наклонив голову, – он явно ожидал вызова в ответ на свои оскорбления.

Джейсон улегся на диван, закинул руки за голову и мягко потянулся.

– Но я не поддался на его уловки и отмел все эти детские нападки.

– Какого дьявола! Да ты просто обязан назвать этому грубияну своих секундантов! Том и я сочтем за честь быть для тебя таковыми!

И так как Джейсон молчал, Бэрримор спросил:

– Тебе безразлично, если все подумают, что ты испугался этого парня?

Джейсон вдруг так взглянул на него своими зелеными глазами, что Бэрримор онемел.

– Ты тоже так считаешь?

– Разумеется нет! – возмутился Бэрримор.

– Мы-то знаем, что ты не испугался Пендлтона, – искренне сказал Том, – но как быть с остальными?

– Боишься, что будут говорить другие? – холодно спросил Джейсон. Он вдруг резко сел, сонливости как не бывало, глаза подернулись зеленым льдом. Бэрримор с Томом обменялись озабоченным взглядом. Джейсон в гневе просто великолепен, только когда этот гнев направлен не на вас. Так как Джейсон продолжал сверлить их взглядом. Том нервно задвигался, а Бэрримор успокаивающе произнес:

– Слушай, Джейсон, а мы-то при чем? Что ты на нас рассердился?

Джейсон негодующе фыркнул:

– Во всяком случае Пендлтон не подвергал сомнению мою храбрость в отличие от вас, моих друзей! Бэрримор сразу остыл и выбросил белый флаг.

– Послушай, если мы начнем оскорблять друг друга, это ни к чему не приведет. Ни я, ни Том, конечно, не усомнились в твоей храбрости. Но при одном упоминании имени Пендлтона я просто выхожу из себя!

Выслушав Бэрримора, Джейсон успокоился, глаза у него смягчились, и он грубовато расхохотался:

– Я умышленно отстранился от нанесенных оскорблений и чуть не испортил отношения с друзьями!

– Так ты понял, что это было сделано умышленно? – с любопытством спросил Бэрримор.

– Да, дорогой, понял это сразу. Мне бы не прожить на свете столько, сколько я прожил, если бы я не умел отличать, когда меня нарочно цепляют на крючок, – отозвался Джейсон с лукавым видом.

– Так почему же ты позволил ему уйти от наказания? – снова нахмурился Бэрримор.

Джейсон встал и молча направился к двери. У выхода он обернулся и загадочно произнес:

– Почему? Но я тоже хотел бы знать почему, дети мои.

– Я ничего не понимаю! – сконфуженно выпалил Бэрримор.

Наблюдая, как в зеленых глазах Джейсона разгорается знакомый опасный огонек, Том почувствовал мурашки у себя на спине.

– А я понимаю и хочу знать, почему Пендлтон хочет меня убить.

– Да он никогда не пойдет на убийство. Просто ему захотелось подраться, и он был несносен, – заверил, его Бэрримор.

– Ты так думаешь? Тогда зачем он вторично оскорбил меня после того, как первый раз я сделал вид, что не заметил его выпад? Вы же сами минуту назад пытались доказать, что делал он это умышленно!

– Но мы вовсе не имели, в виду убийство, говоря о дуэли.

Глядя на их испуганные лица, Джейсон блеснул вдруг своей обезоруживающей улыбкой.

– Пошли вниз, друзья мои. Присоединимся к дамам и постараемся приятно провести остаток вечера. Том грустно вздохнул.

– Мне это удовольствия не доставит! Сестра и бабушка погонят меня искать им партнеров или танцевать самому в перерывах. И тебя ждет там Элизабет Маркхэм! Знаете что? Давайте лучше останемся здесь! Прикажем принести сюда вина!

Но Джейсон не дал себя уговорить. Вскоре они уже спускались по широкой мраморной лестнице, направляясь в салон, где собралось небольшое общество. К ним тут же подошла миссис Браунли, вся в ярко-розовом, такая же полная и жизнерадостная, как ее муж.

– Где вы пропадали, непослушный мальчишка? Элизабет сказала, что вы обещали переворачивать ей ноты. Мы все ждем вас в музыкальном салоне.

Увидев застывших в ожидании матрон, Том перевел тоскливый взгляд на Джейсона, как бы говоря «Я же предупреждал!» – и вместе с Бэрримором поспешно ретировался в направлении комнаты, где шла карточная игра.

Джейсон, смирившись с перспективой проскучать час, превознес наряд хозяйки дома и, предложив ей руку, провел в музыкальный салон.

Элизабет уже сидела за фортепиано – и она была сердита. Но гнев украшал ее, добавляя блеска карим глазам, и в своем платье янтарного цвета она, несомненно, заставляла учащенно биться многие мужские сердца.

Сдвигая полукругом легкие позолоченные стулья, общество стало рассаживаться у фортепиано. Пока все устраивались удобнее, Джейсон подошел к Элизабет, которая под шумок спросила у него злым шепотом:

– Где это вы пропадали после обеда? На мгновение он замешкался, вспомнив, что обещал ей прогулку верхом. Но потом решил не говорить, что забыл об этом. Сегодня ему суждено было попадать из одной неловкой ситуации в другую, ему это стало надоедать, и вместо ответа он просто пожал плечами, пробормотав:

– Я вам позже все объясню, любовь моя. Она скривила губы:

– Не утруждайте себя! Клайв рассказал о вашем пристрастии к вульгарной компании.

У него затвердели скулы и, чувствуя, как окружающие начинают с любопытством прислушиваться к ним, он вкрадчиво попенял ей:

– Тогда позже нечего и объяснять, верно? Начните играть, иначе сплетники получат новую пищу.

Элизабет закусила губу, сознавая, что он прав, но легче ей от этого не стало, она была готова кричать от досады. Этот вечер так не похож на то, о чем она мечтала. Элизабет знала законы света. Проглотив обиду, она весело улыбнулась гостям, поправила нотные листы и начала играть. У нее была неплохая техника игры на фортепиано, но в ее исполнении не было души, одухотворенности. Джейсон добросовестно поворачивал для нее нотные страницы, но уже вскоре внимание слушателей иссякло, они начали тихо переговариваться, двигать стульями, и у Элизабет хватило ума больше не испытывать их терпение. Раздались вежливые аплодисменты, и группа слушателей тут же распалась. Несколько мужчин, исполнивших долг вежливости, скрылись в комнате, где играли в карты, молодые поклонники окружили Элизабет, а пожилые леди перешли в другой конец салона, где их ждали прохладительные напитки. Покинув молодежь, Джейсон подошел к Аманде и ее бабушке, которые сидели в стороне, и заметил, с какой завистью посматривает Аманда на группу молодежи, собравшейся около Элизабет. Застенчивость удерживала ее около бабушки, и Джейсон принялся шутить по этому поводу. Услышав его голос, Августа Дадли, прервав свой разговор с леди Сеси Тримэйн, обернулась к нему:

– Где же этот бездельник, мой внук? Его место здесь, чтобы сопровождать сестру!

– Думаю, мадам, он сейчас играет в карты.

– Гм! Вероятней всего, мы его уже не увидим сегодня вечером. Особенно если он знает, что нужен мне, – добавила она проницательно.

Склонив голову, Джейсон молча согласился с ее предположением.

Антипатия Тома к своей острой на язык бабке была известна и немало забавляла друзей. А величественная старая дама, понимая, что скрывается за улыбкой Джейсона, сердито проговорила:

– Трусливый пустомеля! Стоило дожить до такого дня, чтобы увидеть, как тебя боится собственный внук!

Джейсон уклонился от прямого ответа. Вообще-то ему нравились такие люди, как эта старая дама, но… она была настоящей мегерой. Правда, сегодня ее не покидало хорошее настроение, и она любезно осведомилась у Джейсона:

– Сколько времени вы собираетесь пробыть в Англии?

– Точно не знаю, мадам. Я уже купил несколько лошадей, но до сих пор не могу найти хорошего производителя.

– Значит, как только вы закончите дела, мы вас уже не увидим?

– Но у меня не будет более причин здесь задерживаться.

– Вы могли бы, – лукаво заметила она, – остаться и подыскать себе жену!

Веселый смех Джейсона заставил нескольких гостей обернуться в их сторону. Элизабет тоже посмотрела и, увидев его рядом с рыжеволосой Амандой, сердито нахмурилась. Но Джейсону уже надоели ее надутые губы и придирки, и он оставил этот взгляд без внимания. Посмеиваясь зелеными глазами, он признался Августе:

– Вы говорите теми же словами, что и мой отец.

– Тем более.

– Возможно. А у вас есть подходящая невеста? – поддразнивал он ее.

Сеси, с живейшим интересом следившая за их разговором, тут же вмешалась:

– Такому образованному человеку, как вы, в жены нужна воспитанная англичанка. О, я не хочу оскорблять американских женщин, но уверена, что вы предпочтете невесту из хорошей семьи… хорошей английской семьи, – подчеркнула она.

Задетая ее вмешательством, старая Августа бросила на Сеси недовольный взгляд.

– Разумеется, он так и поступит, – сказала она сварливо и добавила:

– Но мне кажется, вы захотите иметь нечто большее, чем просто хорошо воспитанную жену.

– О, совершенно верно. Конечно, вам нужна невеста, обладающая и красотой, и умом. – И взгляд леди Сеси с гордостью остановился на Элизабет, как бы говоря: «А вот вам и прекрасный пример!»

Джейсон сразу стал серьезным.

– Поскольку вы уже знаете, что мне нужно, оставляю вам это решать. А я удаляюсь. Кто знает, – добавил он, – может быть, меня и устроит ваш выбор. – И с этими словами, развернувшись на каблуках, покинул их.

Глядя, как он пересекает комнату широкими шагами, и, подождав, когда он выйдет, Августа смерила Сеси недобрым взглядом и сердито сказала:

– Ну, моя милая, вы прямо запустили ему колючку за шиворот. Вы что, не заметили, что молодой человек больше не ухаживает за вашей своенравной дочерью?

– Как вы можете так говорить? Элизабет вовсе не своенравна, – вспыхнула задетая за живое Сеси.

Но не в ее силах было остановить старую Августу.

– Впрочем, своеволие здесь ни при чем. Сэвидж захочет в жены женщину, обладающую душой! – отрезала она.

Сеси самодовольно заулыбалась.

– Дорогая, Элизабет – самая душевная и умная из всех.

Но Августа не знала жалости.

– Ему не нужен второсортный товар, а мне жаль ее мужа!

– Но она же не виновата, что он покончил жизнь самоубийством!

– Ба! Да всем известно, что это она довела его своими экстравагантными выходками и истериками!

– Не правда! – взвизгнула Сеси и поджала губы. Плевать ей на то, что старая карга – крестная ее Эдварда и вдовствующая герцогиня. – Вы просто не знаете, что говорите, – продолжала она дрожащим голосом. – Ее муж всегда был неуравновешенным молодым человеком. Элизабет не повезло, что она вышла за него замуж!

– Это ему не повезло, хотели вы сказать! – заявила Августа.

Задохнувшись от ярости, Сеси вскочила и, ледяным тоном пожелав своей мучительнице спокойной ночи, почти выбежала из комнаты.

Августа удовлетворенно рассмеялась по-стариковски скрипучим смехом. Вот дура! Решила с ней тягаться! Они с дочерью настолько глупы, что хотят заполучить Сэвиджа!

Джейсон думал о том же, входя в карточный салон и разыскивая глазами Бэрримора и Харриса. Элизабет безусловно прекрасный партнер в постели, но Боже упаси любого мужчину жениться на ней! Не увидев друзей, он уже хотел уйти, но было поздно. Снова Пендлтон!.. Потом он пытался найти оправдание своему поведению и пришел к выводу, что Пендлтон слишком действовал ему на нервы. Секундами позже все было сделано, и он покинул комнату, глубоко удовлетворенный. Приказал подать свой экипаж, и тут к нему подошли Бэрримор, Харрис и Браунли.

Браунли готов был замять скандал, но, по мнению Тома, в комнате было слишком много свидетелей нанесенного оскорбления и ответного вызова. Проклятие! Что заставило Джейсона так поступить? Видя его холодное, непроницаемое лицо. Том терялся в догадках. Донельзя огорченный и смущенный Браунли не знал, на кого больше сердиться – на Пендлтона, затеявшего скандал, или на Джейсона, который закончил его таким неожиданным образом. Слава Богу, что при этом не присутствовали дамы. Он надеялся, что мужчины будут молчать и дело не получит огласки.

Но Бэрримор молчать не собирался.

– Черт возьми, Джейсон, – сердито сказал он, – ты не можешь сказать, что этот парень сейчас оскорбил тебя. А если ты счел это за оскорбление, почему не вызвал его раньше, когда он действительно обидел тебя?

Пожимая плечами, Джейсон пошел к своему экипажу.

– Предпочитаю наносить удар первым, мой друг. Не в моих правилах стоять и ожидать заклания.

– Проклятие, Джейсон! Я не понимаю тебя! – клокотал Бэрримор.

Взяв поводья, Джейсон кивком отпустил грума, державшего нетерпеливых лошадей, и обернулся к группе мужчин.

– Простите мой поспешный отъезд, – сказал он, – но ветер усиливается, да и лошадей трудно сдерживать. Передайте мою благодарность вашей супруге, Браунли. Я прекрасно провел время и надеюсь, мы еще увидимся.

Бэрримор попытался что-то сказать, но наткнулся на убийственный взгляд Джейсона. Глядя ему прямо в глаза, Джейсон произнес:

– Вы с Томом все уладите, верно? Бэрримор неохотно кивнул, а Том засунул палец под воротничок, как будто тот стал вдруг ему тесен.

– Значит, все в порядке. Надеюсь получить от вас известие до бала на следующей неделе. – Он улыбнулся, глядя на их обеспокоенные лица:

– Не волнуйтесь, дети мои, все будет в порядке!

Глава 11

Стояла ясная лунная ночь, и, хотя северный ветер давал о себе знать, Джейсон весь отдался короткому путешествию. Он даже пожалел, когда оно кончилось. На шум подъехавшего экипажа вышел Жак и, увидев своего господина, крикнул задремавшего мальчика-конюха. Вдвоем они быстро выпрягли лошадей, от которых валил пар, и отвели их в стойла.

Джейсон вошел вслед за ними в полумрак конюшни, вдыхая ее запах, – запах лошадей, свежего сена, кожаной упряжи. Спать ему не хотелось. Он прошел вдоль стойл, приметив, что лошади, купленные сегодня утром в цыганском таборе, уже прибыли и размещены по местам. Гнедая, в черных яблоках кобыла, морда которой выдавала ее арабское происхождение, слабо заржала, когда он подошел к ее стойлу. Гнедая беспокоилась, не понимая, почему ее заперли здесь и нельзя вольно побегать по просторам в эту лунную ночь. Он погладил бархатную кожу кобылы и, когда она уткнулась в его ладонь, прошептал:

– Тихо; моя прелесть. Какая же ты красавица! Интересно, каким это образом ты и твои товарищи угодили к цыганам?

Потрепав лошадь по шелковистой шее, Джейсон решил, что пора возвращаться. Жак и конюх уже сделали все, что нужно. Жак устремил на хозяина вопросительный взгляд своих черных глаз.

– Мне ничего не нужно. Просто захотел посмотреть на новичков, – сказал он в ответ на его немой вопрос. – Спокойной ночи. – И зашагал к гостинице.

Наверху он снял плащ и камзол. Взглянув на каминные часы, с удивлением отметил, что еще довольно рано, стрелки едва перевалили за полночь. Разбив тлеющее полено на огненные угли, крикнул Пьера, чтобы тот помог стащить блестящие длинные сапоги, и после отослал его небрежным щелчком длинных пальцев.

Оставшись один, он подвинул кресло к камину. Тишина била в уши, нарушаемая лишь потрескиванием углей и тиканьем часов. Горели несколько свечей, оставленные Пьером. Рядом с камином – можно дотянуться рукой – стоял изящный столик с мраморным верхом, хрустальный графин на нем был полон бренди. Сжимая в пальцах стакан, Джейсон бездумно уставился на огонь. Он был неподвижен – редкое для него состояние. Потом вдруг осушил стакан до дна, с шумом поставил его на столик, резко вскочил и забегал по комнате, напоминая зверя в клетке. Быстро прошел в спальню и с отвращением посмотрел на кровать.

Она стояла на возвышении в глубине комнаты, с рубиново-красными бархатными занавесями балдахина, чудовищно огромная в свете одинокой свечи, зажженной Пьером. Раздвинув занавеси, он заглянул за балдахин. Постель была разобрана, одеяло откинуто, виднелись белоснежные льняные простыни. Все как будто приглашало ко сну, но спать Джейсону не хотелось.

Он опять беспокойно заходил по комнате. Надо было уговорить эту цыганку прийти сегодня! Она помогла бы скоротать время. Ухмыльнувшись, он подошел к гардеробу, ступая по мягкому ковру. Вот что ему нужно! Женщина! И придя к такому счастливому заключению, быстро сбросил с себя остатки вечернего костюма, протянул руку в глубину шкафа и начал что-то искать в его недрах.

Пьер громко протестовал, когда Джейсон решил взять в поездку костюм из оленьей кожи, особенно куртку с длинными рукавами, украшенными кожаной бахромой. Пьер был убежден, что такая одежда способна украсить только дикаря. Он и сейчас улыбнулся, вспомнив об этом. Вместе с курткой и штанами были упакованы и мокасины. Одев кожаный костюм и встав перед большим, во весь его рост, зеркалом, он остался собой доволен. Можно поклясться, что стены этой гостиницы не видели ничего подобного. Этот наряд больше подходил для равнин Техаса или деревни индейцев, а сам Джейсон со своим загорелым лицом и черными волосами вполне сошел бы в нем за индейца.

Бесшумно, как ему и подобает, подошел он к двери, отодвинул засов, выскользнул из гостиницы и прислушался. Вокруг ни звука, молчит даже обычно шумная таверна. Понадобилось несколько минут на то, чтобы добраться до конюшни, и мгновение на мысль о том, что придется вспомнить навыки по угону лошадей.

Через короткое время он уже скакал галопом на черном караковом жеребце в сторону поместья Браунли. Скакал без седла, как индеец, обхватив длинными ногами лошадиное брюхо. Волосы его растрепались, в зеленых глазах горел беспокойный огонек. Бесшумно, по-кошачьи передвигаясь в темноте, нашел нужное окно, схватился за прочные ветви плюща, прилегающие к стене дома, и по ним ловко забрался наверх. Окно, как он и надеялся, оказалось еще незапертым. С волчьей усмешкой Джейсон скользнул в комнату и притаился в парчовых шторах.

Элизабет сидела перед зеркалом в прозрачном, цвета морской волны, пеньюаре. Она глядела в зеркало на служанку, которая щеткой причесывала волну каштановых волос, падавших на белоснежные плечи и спину. Скучающим взглядом обвела она комнату и чуть не вскрикнула, увидев ухмыляющееся лицо Джейсона. Дерзко ей подмигнув, он снова спрятался в парчовые складки. Служанка, почувствовав что-то неладное, подняла голову от своей работы.

– Оставь, на сегодня все! – резко приказала Элизабет. – Можешь идти и скажи, чтобы меня больше не беспокоили!

Девушка чуть не выронила щетку, но так как Элизабет Маркхэм всегда была неблагодарна и тяжела на руку, то служанка быстро вышла и, покидая комнату, подумала про себя: «Мерзкая шлюха!» Выйдя, она постояла немного под дверью и была удивлена, услышав, как ее закрыли на задвижку.

Элизабет резко обернулась от двери к Джейсону, и пышная юбка пеньюара волной взлетела вокруг стройных лодыжек. Держа руку на задвижке, она прислонилась спиной к двери, волосы пышным ореолом эффектно выделялись на фоне красного дерева. Она смотрела на приближавшегося Джейсона с самодовольной улыбкой.

Он тоже растянул рот от уха до уха: оказывается, характер Элизабет он разгадал правильно, хотя вообще-то не был уверен в теплом приеме. Остановившись рядом, он протянул руки к ждущему соблазнительному телу, выставленному напоказ.

Огромное квадратное декольте пеньюара чуть прикрывало обнаженную грудь, коралловые соски проступали сквозь тонкую ткань. Чуть отстранив ее от себя, он неторопливо оглядел все ее прелести, и огонь желания заполыхал в его глазах.

– Тебе нравится то, что ты видишь перед собой? – кокетливо прошептала она.

Вместо ответа он крепко прижал к себе податливое, готовое к любовной игре тело. Взглянув на него, она увидела ту же готовность и у партнера и вздрогнула от предстоящего наслаждения. Джейсон начал долгий поцелуй и, не прерывая его, поднял Элизабет на руки, и отнес на кровать. Быстро отлетели в стороны невесомые края пеньюара, его губы знали свое дело, перемещаясь ниже, целуя то вздымавшуюся грудь, то легонько покусывая отвердевший сосок. Потом он снова прильнул к ее губам. Элизабет охватило неистовое желание. Скомканный пеньюр уже никому не мешал. Джеймс на мгновение прервал ласки, чтобы сбросить с себя кожаную одежду и тут же приник к ней своим сильным телом. Элизабет едва не теряла сознание. Выгнувшись, она совсем не чувствовала веса его тела и громко застонала, когда он вошел в нее. Медленно двигаясь, он довел ее почти до сумасшествия – сгорающая от страсти Элизабет, всхлипывая, устремлялась навстречу этим движениям, пока ее не настигли сладкие завершающие судороги.

Лежа в томном изнеможении, отдыхая от бурных ласк, они молчали. Положив на его плечо голову с растрепавшимися волосами, она пробежала пальчиками по его груди.

– Дорогой, с твоей стороны это было неприлично залезать ко мне в окно. – Потом, потянувшись, как сытая кошка, добавила:

– Но я рада, что ты такой бесстыдник.

Джейсон уже смотрел на нее со своей обычной кривой усмешкой. Она была замечательным партнером и почти такая же опытная в любви, как он. И не играла в ложную стыдливость. Пока. Он лежал, лениво прикрыв глаза рукой, и она снова начала гладить его тело. Вдруг заметила браслет на руке.

– Что это у тебя?

Джейсон, взглянув на браслет ацтеков, ответил:

– Вещь, которая мне нравится. Почему ты спросила?

– Просто из любопытства, – пожала она плечами. – Мужчины редко носят подобные вещи. Может быть, она имеет для тебя какое-то особенное значение или несет воспоминания о женщине, которая тебе ее подарила?

Джейсон весело рассмеялся.

– Я бы тебе сказал.

Она вдруг сменила тему и спросила поддразнивая его:

– Кто лучше, я или девка Клайва?

– Не могу сказать, потому что не лежал в постели с этой, как ты ее называешь, «девкой».

Она надула губки, разочарованная его немногословием, и спросила:

– А что вы делали в таборе?

Он вздохнул. Проклятые бабы! Почему они так любят болтать после любви? Перевернувшись на живот, коротко ответил:

– Ездил покупать лошадей.

– Ты думаешь, я этому поверю? Табор – не место для покупки лошадей.

– Мне абсолютно все равно, поверишь ты или нет. Это правда, а если она тебе не по вкусу, тем хуже.

Проявив сообразительность, она замолчала, привалившись к нему так, чтобы он чувствовал ее тело. Теперь настал черед ей удивляться, когда он вдруг спросил:

– Что тебе рассказал Клайв о моей поездке?

– Только то, что ты был более чем очарован Кэт… Тамарой, – быстро поправилась она, надеясь, что он не заметит оговорки.

Он нахмурился.

– Почему он обсуждал это с тобой? Нервничая, она рассмеялась:

– Клайв любит делать всем гадости. Он знал, что это меня расстроит. – Жадно поцеловав его в губы, она пробормотала:

– Я очень ревную.

Улыбнувшись, он уложил ее спиной на надушенную подушку и, легонько коснувшись губами шеи, пошел уже знакомым путем, опускаясь ниже, вызывая в ней блаженное чувство ожидания, рождая волны желания.

– Как хорошо ты знаешь Пендлтона? – спросил он, дунув ей легонько прямо в ухо.

Она чуть не подпрыгнула от неожиданности и испугалась, увидев совершенно холодное выражение его лица.

Потом прямо замурлыкала от удовольствия. Он ревнует! И с горловым смехом обхватила его за шею:

– Дорогой, кто не знаком с Клайвом? Его можно встретить везде и всюду!

– Он был твоим любовником?

– Что за нелепый вопрос? – Она решила съязвить, но потом скрыла свое раздражение и спокойно ответила:

– Я знаю его с детства, он крестник моего дяди. У тебя нет никаких оснований думать, что он мой любовник, если только… ты не ревнуешь?

– Я не ревную, дорогая, просто я осторожен.

– Но почему?

– Он, похоже, весьма интересуется моей особой. И я не могу понять причину.

– Никто не может предсказать поведение Клайва. И вообще мне надоело о нем говорить, – продолжала она сердито, – от него одни проблемы.

Он невесело рассмеялся:

– В этом ты права, моя кошечка.

– Что ты имеешь в виду?

– Сегодня он так настойчиво создавал проблему, что мне трудно было решить ее без осложнений.

– Но ты и не решил ее, если вызвал его. – Она готова была прикусить свой глупый язык! Зачем она это сказала!

Ее опасения оправдались, когда он ответил:

– Да, я его вызвал. Но ты откуда знаешь? Опять Клайв? Ведь мы решили не говорить дамам об этом, – холодно произнес он.

Она молча проклинала себя, Клайва и его интриги и постаралась улыбнуться как можно соблазнительнее.

– Ты пришел ко мне, чтобы задать эти глупые вопросы? Уходи, если тебя интересует только Клайв!

– И не подумаю. – Он прильнул к ней долгим поцелуем. На этот раз предварительные ласки не потребовались: Элизабет воспламенилась от первого же прикосновения. Он взял ее грубо, почти жестоко, но эта жестокость возбуждала ее еще больше, чем искусные ласки, и очень скоро все было кончено.

Придя в себя, Элизабет размышляла, как Джейсон мог догадаться о ее отношениях с Клайвом. Проклятый Клайв! Придется быть осторожнее, не показывая, что она добивается Джейсона. Сегодня она наконец почувствовала, что ее любят. Разве он не разыскал ее ночью? То, что он сейчас в ее комнате, с ней рядом, разве это не доказательство его любви? Безусловно, он скоро попросит ее руки. Тогда она расскажет ему все о Клайве и его назойливом любопытстве. Уютно свернувшись рядом с Джейсоном, положив руку на его обнаженную грудь, она задала извечный женский вопрос:

– Скажи, ты меня любишь?

Джейсон чуть не застонал. Боже, ну почему они всегда об этом спрашивают! И нет ни сил, ни желания, ни настроения, чтобы лгать и нести чепуху. Он вскочил с кровати, натянул кожаные штаны и влез в мокасины. Поискал глазами рубашку, она оказалась на постели около Элизабет. Изумленная его действиями, она тоже вскочила, встала перед ним и, закинув ему на шею мягкие душистые руки, повторила:

– Ты не ответил. Я спросила, любишь ли ты меня.

– Нет! – И глянул прямо в ее поднятое красивое лицо.

Она опустила руки, пораженная его словами и заметно смущенная.

– Я… я не понимаю. Что ты имеешь в виду? – запинаясь спросила она.

Глядя на нее своим холодным загадочным взглядом, он не стал подыскивать особых слов.

– Все очень просто. Я хотел тебя. Ты испытывала то же самое. И мы получили взаимное удовольствие. Это было восхитительно, но любовь здесь ни при чем. Ты очаровательная женщина, и я для тебя не более привлекателен, чем дюжина других, имена которых могу назвать.

– Как ты можешь так говорить после того, что было между нами? – Она не хотела верить в жестокость его слов.

– Желание часто принимают за любовь, моя дорогая. К счастью, я вообще не верю в то, что ты называешь любовью: существует просто животное чувство голода.

Ну, так ему это не пройдет! Она сейчас поднимет скандал! Обида от нанесенного оскорбления была слишком велика. Элизабет украдкой посмотрела на дверь: надо бы открыть ее и закричать. Через несколько минут явятся родители, Браунли и гости. Джейсона застанут в ее комнате полуодетым, у него будет только один выход – жениться! Ей наплевать на неминуемый скандал и сплетни. Она будет богатой миссис Сэвидж из Луизианы!

Сверкнув улыбкой, она проворковала.

– Как это умно с твоей стороны – не путать одно с другим!

Насторожившись, он следил, как она нашла свой пеньюар рядом с его рубашкой, набросила его на себя, потом взяла кожаную рубашку и спросила, поддразнивая:

– Хочешь получить ее?

Он потянулся, но когда его рука почти коснулась рубашки, она отдернула ее и, прижав к груди, отбежала на середину комнаты. С натянутой улыбкой он прислонился к одному из кроватных столбиков. Поза его была обманчиво расслабленной, как у притаившейся и напрягшейся для прыжка пантеры, но Элизабет никогда не видела, как это делает пантера.

Затеяв свою опасную игру, Элизабет дразнила его улыбкой, хотя сердце у нее взволнованно колотилось. Украдкой она поглядывала на запертую дверь – на пути к ней стоял Джейсон.

Надув губы, она насмешливо спросила:

– Ты не собираешься одеться? На улице страшный холод! – И помахала кожаной рубашкой. Но он не сдвинулся с места.

От Джейсона исходила затаенная угроза, но Элизабет не обратила внимания на опасность, которая ей угрожала. Джейсон в ярости проклинал собственную глупость, из-за которой очутился в столь щекотливом положении. Он, не питал иллюзий насчет Элизабет и разгадал ее намерение устроить скандал. Он понимал: нужно заставить ее замолчать.

А Элизабет, то пританцовывая на месте, то приближаясь, то вновь отскакивая, дразнила его:

– Джейсон, любовь моя! Неужели ты не хочешь подойти ко мне? Не хочешь получить свою рубашку?

– Разумеется, хочу. Но не гоняться же за тобой по комнате, – ответил он с деланным безразличием.

Увлеченная игрой, она не заметила, как напряглись его мускулы, и в тот момент, когда, потеряв осторожность, беспечно приблизилась к нему, он выбросил вперед руку неуловимым, как бросок змеи, резким движением и выхватил рубашку. Потеряв равновесие, Элизабет наклонилась вперед, и тогда другой рукой он нанес ей такой удар, от которого голова у нее откинулась назад, чуть не сломав шею. Как подкошенная, беззвучно она опустилась на пол. Встав на колени, Джейсон осторожно ощупал ее лицо: серьезных повреждений не было. Он поднял ее и отнес в постель, уложив так, словно она спала.

Теперь следовало торопиться. Он все делал предельно быстро – натягивал рубашку, подходил к двери, прислушивался. Отодвинул задвижку двери, подошел к окну и, когда уже занес одну ногу через подоконник, задержался, чтобы глянуть на Элизабет. Если бы она согласилась принять его условия и не требовала большего, скорее всего, он сделал бы ее своей любовницей, отослав цыганку назад с пригоршней золота. Но Элизабет, как и другие до нее, погнались за его деньгами и именем.

Завтра, когда она проснется, у нее будет болеть голова и саднить синяк на скуле, происхождение которого ей будет трудно объяснить. Возможно, в дальнейшем это научит ее разборчивости при выборе партнеров.

В конюшне Джейсона поджидал Жак. Оба они сохранили хладнокровие. Только маленький человечек со спутанными черными волосами проворчал:

– Опять вы за свое! А если б я поднял всех на ноги, обнаружив пропажу лошади?

Слезая с мокрой спины лошади, Джейсон улыбнулся верному слуге:

– Но я же надеялся на твою рассудительность, зная, что ты не дурак.

Однако Жак позволил себе еще побрюзжать:

. – Лучше вам бросить это. – Помахал он костлявым пальцем перед носом Джейсона. – Эти англичане не похожи на нас, не успеете и глазом моргнуть, как попадете в затруднительное положение.

Предоставив лошадь заботам Жака, Джейсон тихо прошел в свои комнаты, машинально ища следы постороннего присутствия. Удовлетворившись осмотром, подбросил полено в тлеющие угли, разбил их, вызвав яркое желтое пламя. Элизабет оказалась права – на улице было чертовски холодно.

Плеснув в стакан немного бренди, отпил его, смакуя и чувствуя, как согревает его

жидкий огонь. В спальне он сбросил кожаный костюм и присел на кровать. Мягкий матрац, набитый перьями, был весьма удобен, что и признал Джейсон, когда лег на спину и уставился на рубиновую ткань балдахина. Теперь он пожалел о ссоре с Пендлтоном. Пожалуй, его не так разозлил сам Пендлтон, как вся эта дьявольская возня вокруг. А все Джефферсон с его проклятыми депешами. Он не создан для интриг и не любит политические игры.

Сейчас он как бы слышит голос Джефферсона:

«Я верил, что вы будете вести себя благоразумно в Англии, однако до меня дошли слухи о ваших проделках. Не забывайте о своей ответственности как курьера, не давайте вовлечь себя в скандальные истории. – И совсем строго:

– Держитесь подальше от женщин, сдерживайте свой неуемный темперамент».

Отец выразился бы по этому поводу более грубо:

«Держись подальше от проклятых юбок и не волочись за чужими женами!»

Только теперь Джейсон оценил мудрость этих советов. Узнай они о его сегодняшнем поступке, оба пришли бы в ярость. Но почему Пендлтон так придирался к нему? Он с очевидностью пытался создать такую ситуацию, которая предполагала только один выход – вызов на дуэль. И добился своего.

Сон все не шел к Джейсону, он встал и вернулся в гостиную. Налил себе еще бренди, задумчиво глядя на огонь в камине. Да, жаль, что он не сдержался. Однако наглые насмешки Пендлтона, сомнение Харриса и Бэрримора в его храбрости спровоцировали взрыв. После очередной колкости Пендлтон уже уходил из игральной комнаты, когда Джейсон вдруг воспламенился, догнал его, повернул лицом к себе и, вынув из его рук стакан, плеснул вино прямо ему в лицо. Задыхаясь от бешенства, Пендлтон прокричал, что вызывает Джейсона. Тут же были названы секунданты – Бэрримор и Харрис.

Боже! Каким дураком он оказался, уступив Пендлтону! Роксбери, не зная истинных причин случившегося, будет недоволен его поведением, и справедливо! Ведь он вел себя не лучше школяра.

Снова вернувшись в спальню, он попытался переключиться на другие сюжеты, но не помогли даже воспоминания о прелестях маленькой цыганки, и Джейсон вертелся в огромной кровати, думая о том, нет ли связи между сообщениями, которые он доставил Кингу, и обысками в его лондонской квартире.

Или Пендлтоном движет чистое любопытство? Если его заинтересовали инструкции Джефферсона, почему он проявил себя спустя несколько недель после того, как они были доставлены? Если только… Но нет, не может быть! О последних указаниях знали только он и сам Джефферсон. Правда, утечка информации могла произойти в Париже – от Ливингстона.

Его охватило внезапное неприятное чувство, похожее на то, которое он как-то испытал, попав в зыбучие пески заболоченных рукавов рек Луизианы.

Глава 12

Следующий день тянулся медленно, без особых событий, и Джейсон с нетерпением ждал вечера и прихода Тамары. Он решил, что лучше всего держаться сейчас подальше от поместья Браунли. Интересно, сколько времени понадобится Элизабет, чтобы прийти в себя? Размышляя об этом, он провел большую часть времени в своих комнатах. Во второй половине дня в холл гостиницы вошел эсквайр Хэмпстон, вдовец средних лет, с которым его познакомили несколько дней назад. Устав от безделья, он предложил Хэмпстону составить ему компанию за кружкой эля, в свою очередь, Хэмпстон настоятельно просил отобедать у него сегодня вечером. Джейсон не видел причин для отказа, полагая, что Тамара придет раньше, чем он уедет к эсквайру.

Но она так и не появилась. Джейсон оделся и, когда подали коляску, попросил Пьера дождаться цыганки.

Вечер у эсквайра удался, немного смутило Джейсона присутствие там Эдуарда Тримэйна, отца Элизабет, но элегантный граф только поинтересовался, как он устроился в гостинице. Джейсон с облегчением вздохнул: уверенности в том, что Элизабет промолчит о событиях прошлой ночи, у него не было. Во всяком случае, отец ее пока ничего не знал о них. Шло время, его охватило нетерпение, и, как только представилась возможность, он откланялся. Пока он ехал в гостиницу под серебристым светом луны, все мысли его были прикованы к прелестной девушке. Вспомнив ее нежные губы, он испытал приятное возбуждение. Совсем не то, что с Элизабет, когда страсть его была обычным следствием холостой жизни. Воспоминания о маленькой цыганке не оставляли его в покое.

Джейсон подхлестнул лошадей, и скоро его коляска въехала во двор гостиницы. Бросив Жаку поводья, он выпрыгнул из экипажа и поспешил в гостиницу.

В небольшом холле спросил у хозяина, пришла ли девушка. Хозяин посмотрел на него как-то странно и медленно кивнул. Насвистывая, Джейсон уже готов был взбежать по лестнице в свои комнаты, но его остановил Пьер: нужны ли будут его услуги сегодня вечером?

Джейсон, зеленые глаза которого уже горели шальными огоньками, рассмеялся.

– Думаю, нет. Есть ситуации, когда мужчина должен обходиться без посторонней помощи, а сегодня как раз такой случай!

– По-моему, она не в вашем обычном вкусе, – сухо заметил Пьер.

– Неужели Тамара шокировала тебя? – поднял Джейсон черную бровь. – Мне кажется, она очень хороша.

– Она была так закутана, что я ее и не разглядел, – уклонился от прямого ответа Пьер. – Впрочем, это ваше дело.

– Я рад, что ты так думаешь. Было бы ужасно оскорбить вкус своего слуги.

Слегка надувшись, Пьер исчез, а Джейсон помчался к себе. Сначала он прошел во вторую спальню, но там не было и следов гостьи, и он заторопился в собственную спальню, где мерцала всего одна маленькая свеча. Он уловил приятный запах духов и довольно улыбнулся, увидев разноцветный ворох женской одежды, брошенный на стул рядом с огромной кроватью. Рубиновые занавеси были задвинуты, но он заметил, как они слегка дрогнули.

Улыбка его стала еще шире, и он тихо позвал:

– Ты спишь, Тамара?

Ее шепота он сначала не расслышал, а когда протянул руку к занавесям, чтобы отдернуть их, она тихо сказала:

– Прошу вас, погасите свечу и идите сюда, я жду уже несколько часов.

Не слушая ее, он попытался раздвинуть занавеси, но она крепко держала их со своей стороны. Снова послышался тихий умоляющий голос:

– Не делайте этого, мне стыдно – никто еще не видел меня обнаженной. Сначала задуйте свечу. Подарите мне эту маленькую милость.

Собственно, какая разница, подумал Джейсон, и отошел от соблазнительной постели. Воображение рисовало ему свернувшуюся клубочком Тамару, ее черные волосы почти до алебастровых бедер. Торопливо раздевшись и бросив вечерний наряд на пол, от чего Пьер пролил бы горькие слезы, Джейсон задул свечу. Комната погрузилась в темноту, он раздвинул наконец занавески, двигаясь к цели, но руки наткнулись на пустоту.

– Тамара? – тихо позвал он.

– Я здесь, сэр, – донесся тихий шепот из дальнего угла огромной постели.

И через секунду он жадно сомкнул руки. Когда ее губы, податливо раскрылись навстречу и она прижалась к нему, Джейсон нетерпеливо провел рукой по ее телу. Застыл, пораженный, потом с проклятиями отшвырнул от себя ту, что так охотно приникла к нему.

– Кто ты? – прорычал он.

– Это я, Тамара, твоя маленькая любовь, которая жаждет тебя, – прошелестело в ответ, и она вновь протянула к нему руки. Увернувшись от них, он прыгнул с кровати и зажег свечу. Держа ее над головой, он вернулся к ложу любви и со смешанным чувством удивления и гнева уставился на лежащую там обнаженную фигуру.

Илона, показывая в лукавой улыбке почерневшие гнилые зубы, дерзко глядела на молодого человека. Сморщенные отвислые груди и растрепанные седые волосы придавали ей полное сходство с ведьмой. Она сидела перед ним голая и беспечно на него поглядывала, а он твердо знал, что в жизни не видел более отвратительной карги. Почувствовав, как его душит гнев, и преодолевая желание сжать ее костлявое горло, он хрипло спросил:

– Какого дьявола ты здесь делаешь? Где Тамара? Он спрашивал, но уже знал ответ. Как умно она его одурачила, эта маленькая дрянь!

А Илона, разразившись каркающим смехом, ответила так, как ее научили:

– Тамара не смогла прийти сегодня вечером, и, зная, что ты будешь одинок, прислала меня, чтобы выразить свое глубокое уважение.

Он вздрогнул от оскорбления, глаза его холодно прищурились.

– Убирайся! За все ответит Тамара! – Он не собирался связываться со старой ведьмой.

Украдкой поглядывая на застывшего Джейсона, Илона поспешно натянула на себя одежду, торопясь и призывая богов, чтобы волны гнева и отчаяния не вырвались наружу, пока она не исчезнет. Когда она ушла, Джейсон, какое-то время стоял наподобие статуи, потом с проклятиями шмякнул свечу на столик так, что она едва не вылетела из подсвечника. Решительно подойдя к шкафу, вынул тот же кожаный костюм. На темном лице его появилась дьявольская усмешка.

Она сделала из него дурака? Что ж, маленькая чертовка с белой кожей скоро поймет, что она наделала. Еще до рассвета она будет стоять на коленях, умоляя сохранить ей жизнь, и если только он не задушит ее, то ей просто повезет. С каким наслаждением переломит он ее тонкую белую шейку!

Не сдерживая могучего черного жеребца и словно передавая ему свою ярость, Джейсон в каком-то беспамятстве принесся несколько миль. Потом первая волна окатившего его гнева чуть спала, он пришел в себя, прекратил бешеную скачку и начал размышлять. Такого оскорбления в его жизни еще не было – и месть будет ужасной. Удар нанесен и его самолюбию – вся эта маленькая комедия, разыгранная в спальне, рассчитана на то, чтобы унизить его. На этот раз она заплатит за все!

Джейсон беззвучно крался по спящему табору. Лошадь он привязал неподалеку и осторожно подошел к кибитке Тамары: ему ничего не стоило подсмотреть, куда она возвращалась, уходя от него. Эта кибитка стояла немного в стороне от остальных, что теперь ему только на руку. Джейсон забрался в темную кибитку и встал на пороге. Лунный свет, струившийся через небольшое окошко и освещавший внутреннее убранство, позволил ему увидеть стол и стулья, а у стены кровать и спящего человека. Тамара лежала спиной к нему – наверное, улыбается во сне, радуясь своей проделке. При этой мысли вновь в нем поднялась волна холодной ярости.

Наклонившись, одной рукой он зажал ей рот, навалился на нее всем телом, не давая подняться, другой рукой приставил нож к ее горлу. Он еще не знал, что с ней сделает, но все его намерения мгновенно улетучились, когда в лунном свете он разглядел лицо. Это была не Тамара! От потрясения он ослабил на время свою хватку, но не успела Рейна освободиться, как он снова прижал ее к постели.

В неясном лунном свете они молча глядели друг на друга. Рейна узнала Джейсона и лежала спокойно. Тамара просто дура, подумала она, любуясь молодым человеком, его черными, падающими на лоб волосами, сверкающими зелеными глазами и обольстительным чувственным ртом. Умная девушка сделала бы все, чтобы приворожить такого мужчину. Сбросить бы сейчас лет сорок! Как бы она любила его! Даже сейчас, рядом с его молодым и сильным телом, ей вдруг стало томно и сладко. Ба! Да Тамара просто глупая девственница! Надо благодарить небо, что такой молодец захотел ее! Джейсон, разглядывая ее морщинистое лицо, тихо выругался. Казалось, сегодня ночью он обречен встречать безобразных старух вместо дерзкой красавицы.

– Если пошевелишься, перережу тебе горло, – прошипел он, сдерживая ярость.

Рейна кивнула, и он убрал руку от ее рта. Она лежала неподвижно, украдкой наблюдая за ним.

– Где Тамара? – холодно спросил он. Фыркнув, Рейна начала лгать. Тамару забрал Клайв. Уж не думал ли Джейсон, что его домогательства и преследования останутся без внимания? Рейна с живым любопытством наблюдала, как он сцепил зубы, как вокруг рта у него затвердели мышцы. Хо-хо, мой славный жеребчик, да ты вне себя от ярости! И уже для собственного удовольствия подлила масла в огонь.

– Тамара испугалась, ты слишком далеко зашел. Она хочет выбирать сама. Она девушка гордая и самолюбивая!

Он нетерпеливо пожал плечами.

– Когда она вернется?

– Зачем тебе? Это ни к чему не приведет. Ведь она ясно дала понять, что ты не в ее вкусе!

– Я должен в этом убедиться сам. Ты врешь мне, старуха! Она просто набивает себе цену. Вчера вечером она чуть не отдалась мне на лугу, я не могу быть ей противен!

Рейна скрыла удивление. Почему Тамара не рассказала ей о том, что случилось на лугу? Посмотрев внимательно на молодого человека, старая цыганка приняла решение:

– Завтра в таборе играют цыганскую свадьбу. Тамара будет здесь.

И увидела, как сверкнули его зубы в довольной усмешке. Уже успокоившись, он спросил:

– Скажи-ка мне, старая карга, ты не будешь кричать и звать на помощь, пока я буду уходить отсюда? Кашлянув, Рейна сурово ответила:

– У тебя счеты с Тамарой. А теперь дай мне спокойно уснуть. – И немало удивила его, когда спокойно отвернулась к стене и сказала:

– Только закрой за собой дверь.

Джейсон шел к лошади, улыбаясь про себя. Его поставили на место две старые женщины и одна маленькая нахалка. И хотя был еще зол, признался себе, что проиграл этот раунд. Сегодня уже ничего нельзя было исправить.

Но его не тянуло вернуться в пустые комнаты, и он перевел жеребца на легкую рысь. Узкая дорога совсем пропадала в темноте, когда луна пряталась за бегущими облаками. В перемежающемся свете высокие деревья по краям дороги отбрасывали длинные тени.

Тамара больно задела его самолюбие, но теперь он уже не знал, что больше его разозлило – то, что она не прыгнула в его постель, или то, что подсунула вместо себя отвратительную старую ведьму. Его просто замутило, когда он вспомнил, как его рот прижался к ее высохшим губам. Маленькая ехидна! Она теперь смеется над ним. Впервые Джейсон так много думал о женщине и впервые был задет ею так сильно!

Внезапно Джейсона насторожил шорох листьев сзади и слева. Эти звуки, пожалуй, он слышал уже некоторое время, но, занятый мыслями о Тамаре, не обращал на них внимания. Невидимый преследователь потерял осторожность, и теперь Джейсон чувствовал его присутствие.

Оглядевшись вокруг, Джейсон тихо выругался: перспектива отмщения так занимала его, что он не заметил, как лошадь сбилась с дороги и он, видимо, заблудился. Местность вокруг него была незнакомая.

Рука Джейсона скользнула к поясу, нащупав нож с длинным лезвием. Уже легче. Если преследователь приблизится, Джейсон с его помощью сумеет оборониться от любого оружия. Он хорошо владеет ножом. Мелькнула было мысль, что старуха подняла на ноги весь табор, но цыгане любят шум, а его преследователь явно не хотел себя обнаружить.

Делая вид, что ничего не замечает, Джейсон ехал по узкой тропе. Готовый в любой момент отразить нападение, он весь напрягся, чувствуя, как поднялись у него волосы на затылке. По всем признакам этот преследователь один, значит, и драка будет один на один. Он был даже рад этому – хорошая драка сейчас даже необходима, она даст разрядку.

Джейсон перевел лошадь в легкий галоп – не настораживая врага, он хотел лишить его преимущества внезапного нападения. Возможно, его преследователем движет простое любопытство, что было маловероятно, если вспомнить советы дяди.

Всадник сзади него тоже увеличил скорость, и двигался теперь шаг в шаг, так что все это напоминало странную и опасную игру под звездами. Джейсон придержал коня, тот повторил его маневр. Теперь он не пытался особенно скрываться, и Джейсон понимал, что преследователь вот-вот объявится. Жеребец Джейсона скакал все быстрее, у него мелькнула мысль, не лучше ли убежать, но незнакомые места и неясные намерения преследователя удержали его от этого. Он не станет убегать от теней по неведомым лесным тропам. В какую по-детски глупую ситуацию угораздило его попасть сегодня! Он послал своего могучего скакуна еще быстрее, как бы торопясь ускорить развязку. И почти сразу из-за деревьев показался всадник. Джейсон пытался разглядеть его, но в это время луна скрылась за облаком, и он успел только уловить очертания грузной фигуры на скачущей лошади.

Хотя преследователь обнаружил себя, он не делал попытки догнать Джейсона, и сначала это озадачило молодого человека. Но потом он вдруг понял – его просто загоняли» в нужном направлении, с определенными и смертельно опасными для него намерениями. Внезапно показалась луна, и в свете ее Джейсон увидел, как сверкнул металл пистолета, поднятого вторым всадником, скакавшим ему навстречу!

Инстинктивно он рванул поводья, огромный жеребец поднялся на дыбы, как на стальных пружинах, и яростно заржал от боли, когда жесткие удила разорвали ему бархатные губы. Джейсон направил вздыбленного коня на узкую боковую тропинку, и в этот момент произошло несколько событий. Треснул выстрел, и Джейсон почувствовал, как ему обожгло плечо. Скакавший сбоку всадник пытался увернуться от несущегося на него жеребца Джейсона, но не смог этого сделать. Второго всадника смутил неожиданный маневр Джейсона, он растерялся и не удержал свою лошадь, которая врезалась в уже сцепившихся противников. Жеребец Джейсона выстоял под ударом, и в следующие несколько секунд все смешалось в свалке людей и животных.

Издав клич, от которого кровь стыла в жилах, Джейсон, спешившись, тут же развернулся и с яростью ринулся в бой. Это был безжалостный, беспощадный мститель. Опешив от неожиданности, его противники все еще распутывали, своих лошадей и были беспомощны перед дикой атакой Джейсона. Стрелявший в него человек даже не успел разглядеть того, кто его убил, – он увидел только сверкающее лезвие, которое вонзилось ему в горло. Испуганный крик сменился негромким ужасным бульканьем. Он упал, почти обезглавленный длинным смертоносным лезвием.

Джейсон, с раздувающимися ноздрями и сверкающими глазами, сжимая в руке окровавленный нож, вскочил на коня и в мгновение ока догнал второго всадника. С тем же леденящим кровь воплем он прыгнул на спину его лошади, сжал врага стальной хваткой и приставил нож к его телу. Противник стал отбиваться, оба они упали и покатились по земле. Джейсон, который был выше и сильнее, коленом прижал его руки к земле и заглянул в лицо. Этого человека он не знал. Приложив нож к шее противника, Джейсон глядел на него безжалостными глазами.

– Ну, мой друг, тебя стоит убить только за твою глупость.

Одежда человека была изрядно поношенная и дешевая, рукава коричневого плаща вытерты. Джейсон почувствовал неприятный запах немытого тела, с отвращением глянул на выпуклые голубые глаза и худое лицо под ним. Он притронулся ножом к шее противника, и тот пробормотал:

– Отпусти меня! Мы просто хотели попугать…

– Думали, что я легкая добыча? – насмешливо спросил Джейсон.

Человек охотно согласился.

– Так и было. Один на пустой дороге – прямо находка для нас!

– Не лги, мой глупый друг. На мне небогатая одежда, к тому же твой приятель хотел меня застрелить. Кто послал вас?

– Никто! Клянусь моей матерью!

Джейсон нажал на лезвие, на шее человека проступила тонкая полоска крови. Он испуганно задергался, но Джейсон приналег на него и снова спросил:

– Итак, еще раз: кто послал вас?

– Никто! Говорю, это была случайность! – крикнул тот.

Джейсон не торопясь разрезал куртку и грубую рубаху, обнажив грудь противника, и сказал почти доверительно:

– Кажется, я должен предупредить тебя, что я не англичанин. Ты слышал о дикарях, населяющих Новый Свет? Так вот, упрямец, я у них научился владеть ножом и могу освежевать тебя, как кролика. Меня не тронут никакие твои мольбы, и я не прекращу твои мучения. Говори, кто тебя послал, или испытаешь на себе мое искусство.

За словами последовало доказательство: он твердой рукой вонзил нож в волосатую грудь человека. Тот закричал, потом с его пересохших губ сорвались слова:

– Это был незнакомец. Я никогда его раньше не видел. Не убивай меня! Я говорю правду.

– Ба! Ты думаешь, я поверю, что совершенно незнакомый человек доверился тебе? Откуда он мог знать, не побежишь ли ты к сквайру доложить об этом?

– Хозяин «Лисицы» знает, что нам можно доверять, – последовал угрюмый ответ, – это он обычно посылает к нам людей. Спроси у него!

Джейсон задумчиво оглядел вероломное лицо жертвы. Возможно, человек сказал ему правду. Хозяин гостиницы должен знать людей, которые могут выполнить подобную просьбу, любой приказ любого человека, если в их руку будут сунуты несколько золотых монет. Позже он побеседует с хозяином «Лисицы». Но что делать с этим исчадием?

– Как он выглядел? – резко спросил он.

– Не знаю. С ним имел дело Баркли. – Он дернул головой в сторону мертвеца. – Я его не видел. Пятьсот фунтов сразу и столько же потом, когда ты будешь убит.

Джейсон удивленно присвистнул. Действительно, кому-то не терпится убрать его. Что ж, хозяину гостиницы придется хорошенько все вспомнить, подумал он свирепо.

– А тот человек сказал Беркли, почему меня хотят убить? – полюбопытствовал он. Человек покачал головой.

– Нам приказано было убрать тебя любым способом. Он сказал, что его не интересует, каким образом, но ты должен быть убит в течение этой недели.

Душившая его ярость утихла, осталась только расчетливая холодная злость. Он был в замешательстве: что делать с этим подонком? Пока Джейсон раздумывал, тот сам ответил на этот вопрос, подписав себе смертный приговор. Схватив пригоршню грязи, он швырнул ее в лицо Джейсона и пока тот на мгновение выпустил противника, человек попытался вырвать нож и воткнуть нож ему в живот. Завязалась отчаянная борьба, теперь Джейсон был в худшем положении, он почти ничего не видел из-за комочков грязи в глазах. Перекатываясь по земле и чувствуя, как у него вырывают нож, он ударил им почти вслепую. Счастье было на его стороне – лезвие перерубило мерзавцу яремную вену.

Стоя над трупом, он рассеянно вытер лезвие о кожаные штаны, бесстрастно глядя на дело своих рук, и вдруг ощутил сильную боль в плече. Морщась, подошел к своей лошади и вскочил в седло. Джейсон направился в ту сторону, откуда только что приехал, надеясь найти дорогу и молясь, чтобы это не заняло много времени.

Глава 13

Дорогу он нашел довольно легко, недалеко от места схватки. Там его лошадь свернула с основной дороги, ведущей к гостинице, на узкую тропу, что обошлось довольно дорого.

Прервав восклицания Пьера, ужаснувшегося при виде окровавленного плеча хозяина, и чувствуя, как кружится голова от шока и потери крови, Джейсон с благодарностью отдал себя в искусные руки слуги. Пьеру не в первый раз приходилось латать дыры на теле хозяина.

Рана оказалась хотя и не опасной, но довольно глубокой. Джейсон морщился от боли при каждом неосторожном движении Пьера, по-прежнему не обращая внимания на все вопли и вопросы слуги по поводу случившегося. И Пьер отстал, зная по опыту, что если он молчит, то настаивать бесполезно. Перевязав рану, Пьер удалился, неодобрительно поджав губы.

Глядя на его демонстративный уход, Джейсон невольно улыбнулся. Но едва дверь за Пьером закрылась, как он снова помрачнел. Положение его едва ли можно было назвать забавным.

Интересно, насколько замешан в эту авантюру Нокс, хозяин гостиницы? Не мешало бы хорошенько допросить его о незнакомце, если, конечно, тот человек был ему незнаком. Но он же направил этого человека к наемным убийцам, значит, руководствовался при этом достаточно вескими основаниями. В то же время ситуация сейчас не в пользу Джейсона. Когда найдут в лесу тех двоих с перерезанным горлом, хозяин наверняка свяжет их с Джейсоном, а ему совершенно ни к чему попадать под подозрение. Так что допрос хозяина гостиницы придется отложить.

Слишком возбужденный, чтобы уснуть, остаток ночи он провел в кожаном кресле перед камином. Уставясь в огонь, непрерывно следя за игрой оранжевых и желтых языков пламени, он искал ответы на неясные вопросы и решения загадочных задач. Очнулся Джейсон от невеселых мыслей, когда серенький рассвет постучал в окно. Провел рукой по лицу, по глазам и пошел спать.

Было уже, вероятно, часа три дня, когда Джейсон вынырнул из глубокого сна, почувствовав на лице что-то мокрое и холодное. И сразу услышал голос дяди:

– По-моему, пора вставать. Я поднялся и выехал до рассвета не для того, чтобы найти тебя в позе спящего и обиженного ребенка.

С трудом приходя в себя, Джейсон с изумлением смотрел на Роксбери, державшего в руке пустой кубок.

– Может быть, когда ты примешь ванну и поешь, настроение у тебя улучшится. Я взял на себя смелость заказать обед, а Пьер готовит сейчас ванну. Могу ли я присутствовать при твоем туалете или мне пойти погулять по гостинице?

– Как хочешь, ты все равно поступишь по-своему, – ответил Джейсон, и тут же Пьер и четверо гостиничных слуг внесли в спальню огромную медную ванну.

К обеду настроение у Джейсона заметно улучшилось. В столовой царило мирное молчание. Как только было покончено с последней сменой блюд и слуги, убрав со стола, удалились, герцог принял серьезный вид.

– Теперь ты, может быть, расскажешь, – спросил он, – откуда взялось это пулевое ранение? И не отрицай, я видел, когда Пьер менял повязку, что это была пуля.

Кратко и точно Джейсон изложил события, в которые оказался втянутым накануне вечером, умолчав только о причине своего ночного появления в тех краях. Вовремя рассказа лицо герцога выдавало его недовольство и озабоченность, однако он ограничился кратким замечанием:

– Вероятно, нужно радоваться тому обстоятельству, что мне не пришлось подбирать за тобой еще два трупа.

Не реагируя на эту реплику, Джейсон требовательно спросил:

– А не скажешь ли ты теперь, зачем сюда приехал? Любоваться окрестностями?

– Ты обо мне плохо думаешь. Почему бы нам не прокатиться и действительно не полюбоваться окрестностями? – И добавил в ответ на недоуменный взгляд Джейсона:

– Где никто не сможет нас подслушать.

Вскоре они отъехали от гостиницы в коляске, которой управлял Джейсон, и покатили по дороге.

– К сожалению, в последний раз, – сказал герцог после нескольких минут молчания, – ты не до конца был со мной откровенен. Иначе не пришлось бы попасть в неловкое положение, когда я узнал, что тебя связывают кое-какие дела с Ливингстоном в Париже. Этого я не знал. – Он подождал ответа, но Джейсон, казалось, все внимание уделял лошадям, и герцог недовольно продолжал:

– Что ж, тогда скажу, что стало известно мне. Ливингстон получил устный приказ от другого курьера: если вдруг переговоры в отношении порта Новый Орлеан зайдут в тупик, он должен немедленно связаться с тобой. Значит, Джефферсон дал тебе инструкции, весьма важные для Ливингстона. Я немало огорчен тем, что ты даже не намекнул об их существовании. А ведь я спрашивал, нет ли других, неизвестных мне причин, объясняющих обыск, учиненный в твоей лондонской квартире. Заметь, – добавил Роксбери, – я не спрашиваю, какие именно поручения ты должен был выполнить.

– Только потому, что, скорее всего, они тебе уже известны.

– Джейсон, – герцог перешел на доверительный тон, – мы с тобой работаем на одну сторону. Уверяю тебя, у Англии нет интересов в отношении Луизианы. Не забывай, на пороге у нас готовый взорваться в каждую минуту вулкан – маленький тщеславный француз по имени Наполеон!

Джейсон посмотрел на дядю своими зелеными глазами и холодно сказал:

– Ты не примчался бы сюда из Лондона только затем, чтобы обвинить меня в неоткровенности.

– Ты больше не доверяешь мне, – рассердился герцог.

И Джейсон, который в этот момент сосредоточился на крутом повороте, не заметил искренней боли в серых глазах, внимательно смотревших на него, иначе его ответ не прозвучал бы так грубо:

– Давай прекратим это! На моем месте ты поступил бы точно так же. У тебя есть свое правительство, у меня – свое. Давай кончим этот вздор. Последний раз спрашиваю: зачем ты приехал?

Теперь Роксбери заговорил по-другому:

– Я просто в восторге от твоей преданности Соединенным Штатам. Ведь Ливингстон ведет переговоры не только в отношении порта Новый Орлеан и свободного плавания по Миссисипи, но и в отношении всей Луизианы! – Он с удовлетворением заметил, как напряглось лицо племянника. Осознав то, что он услышал, Джейсон направил коляску к обочине и остановил лошадей. Обернувшись к Роксбери, он переспросил:

– Как, всей территории Луизианы?

– Вот именно. Скоро прибудет Джеймс Монро, и вместе с Ливингстоном они будут добиваться получения всей Луизианы. Наполеон, кажется, прислушивается к ним, если только это вообще не его затея. Он считает эту землю бесполезной, ему нужны деньги на войну с нами. Насколько я знаю Талейрана, тот предпочел бы колонизировать эту территорию, но вся власть у Наполеона, который жаждет войны!

Возможная перспектива того, что Луизиана, дикая, девственная Луизиана, отойдет к молодым Соединенным Штатам, ошеломила Джейсона. Но не потому только, что он был против самой идеи, хотя, если бы ему дали возможность выразить свое мнение, он сказал бы, что предпочитает видеть Луизиану независимой. Его поразило, что Франция может вступить в фактическое владение этой землей и будет вовлечена в крупнейшую аферу всех-времен – продаст территорию с огромным жизненным потенциалом, чтобы финансировать разрушительную войну в Европе! Бог мой, как же они ошибаются, если думают, что Штаты смогут выплатить ту неимоверно высокую цену, которую за нее заломят.

– Вам известна сумма, за которую они хотят продать землю?

– Мы слышали о семнадцати миллионах долларов.

– Да там просто нет такой суммы. Ее не набрать даже со всех Соединенных Штатов. – Джейсон взглянул на лукаво улыбающееся лицо дяди. – Откуда тебе известно о моих делах с Ливингстоном? Нет, постой, я понял. Нет ничего сложного: если у тебя в руках вся эта информация, значит, у тебя шпион в окружении Ливингстона.

Герцог молча пожал плечами, и Джейсон подумал, что, пожалуй, ему не дано вывести дядю из состояния его циничной отрешенности. Придется ждать, пока он не насладится лучами догорающего солнца и не захочет выложить причину своего приезда. Джейсон лениво откинулся на кожаное сиденье, скрестив на груди руки, а ногу в блестящем сапоге поставил на крыло коляски. Заметив этот маневр, герцог спросил:

– Надеюсь, теперь ты перестанешь видеть во мне врага и готов меня выслушать?

– Я готов тебя выслушать, что же касается оценки твоего поступка, обещать ничего не могу, – насмешливо парировал Джейсон.

Герцог удовлетворенно кивнул и тут же спросил, как выстрелил:

– С кем ты связан непосредственно – с Ливингстоном или с Монро?

Джейсон приподнял брови, но тоже ответил сразу:

– Я никогда не встречал Роберта Ливингстона, а Монро – друг Гая, и мы несколько раз встречались, точнее, он обедал у нас накануне моего отъезда в Англию, а также присутствовал на одной из моих встреч с Джефферсоном.

Роксбери наклонил голову, как бы подтверждая, что он располагает такими же сведениями, и, задержав взгляд серых глаз на надменном лице племянника, так похожем на его собственное, сказал:

– Значит, если ты представишь Монро план действий, он будет принят как подлинный и достоверный.

– Да, это так. Но, мой дражайший хитроумный дядюшка, если ты хочешь, чтобы я сыграл для тебя роль курьера, то сначала убеди меня, что твоя депеша будет достоверной и подлинной.

– Ну, разумеется, – с раздражением произнес герцог, – какие могут быть сомнения в этом вопросе. А ты сегодня же должен возвратиться со мной в Лондон, чтобы через несколько дней отплыть во Францию.

– Ничего не выйдет. – Услышал он решительный отказ племянника и так удивился, что утерял на минуту всякую спесь.

– Что ты имеешь в виду?

– То, что я не поеду в Лондон сегодня вечером! И не смогу пересечь Ла-Манш, пока не

улажу свои разногласия с Пендлтоном.

– Что за разногласия?

– М-м-м… я выплеснул ему в лицо стакан вина, а ему это не понравилось.

– Джейсон, разве я не говорил тебе, что мое терпение не бесконечно?

– Очень часто! – согласился с дядей племянник и, схватив поводья, развернул лошадей, чтобы вернуться в гостиницу. – Я повидаюсь с Харрисом и Бэрримором сегодня же вечером и буду настаивать на том, чтобы мы встретились завтра утром. Они-то будут ошарашены, но не могу же я отправиться в Париж, отложив дуэль с Пендлтоном. Итак, тебя устроит, если я приеду в Лондон послезавтра утром, при условии, что Пендлтон пойдет мне навстречу?

– Излишний вопрос. Разумеется, я предпочел бы, чтобы не было этого скандала с Пендлтоном, но поскольку он есть, то тебе нельзя уезжать во Францию, не разрешив ваш спор.

– Мне казалось, ты обрадуешься, узнав о дуэли. Только подумай, я могу убить Пендлтона, тогда тебе не придется выводить его на чистую воду и заманивать в ловушку.

– Не будь глупцом, – оборвал его лицемерную речь герцог. – Он может убить тебя. К тому же мне не нужна его смерть, мертвый, он не выведет меня на тех, кто покупает его информацию. Клайв сам по себе мелкая рыбешка!

Остаток пути они проболтали о пустяках, и Джейсону стало легче, когда его именитый дядюшка отбыл из гостиницы в Лондон.

Джейсон тут же отправился в поместье Браунли, нашел там Бэрримора и Харриса и незамедлительно направил их к секундантам Пендлтона – Филиппу де Кореи и Энтони Ньюхопу. Уже стемнело, когда они наконец договорились: дуэль произойдет на рассвете, на небольшой поляне недалеко от гостиницы. Пендлтон выбирает пистолеты.

При этом известии Джейсон довольно улыбнулся. Прекрасно! Бой на рапирах занял бы больше времени, что не входило в его планы. Совсем другое дело пистолеты – один меткий выстрел, и все закончено! Вполне вероятно, что он сможет прибыть в Лондон уже завтра вечером.

Джейсона заинтриговал разговор с герцогом; чем скорее он узнает, что дядя хочет от Монро, тем лучше.

Он заплатил по счету в гостинице и предупредил Нокса, что завтра утром уезжает. Джейсон с трудом удержал себя от желания потрясти хозяина гостиницы, расспросив его о покушении, о двух бандитах, но остановил себя. Если помимо Пендлтона кто-то хочет его смерти, он непременно повторит попытку, но на этот раз Джейсон будет настороже.

У себя в номере он удобно разместился в кожаном кресле, решив немного подождать – наверняка веселье в таборе начнется позже. Пьер уже предупредил Жака об их отъезде и начал укладывать вещи.

Пожалуй, неожиданное сокращение срока его пребывания в Англии только на руку.

Первая половина его плана выполнена – табун породистых кобыл уже на пути в Новый Орлеан, вторая партия с лошадьми для охоты и прогулок – их он перепродаст в Луизиане – прибудет туда через несколько недель. Джейсон собирался отплыть с последней партией, куда входили лошади, купленные в таборе: несколько кобыл с жеребятами и черный жеребец, на котором он ездил. Жаль, не удалось найти еще одного производителя, по-видимому, придется ограничиться этим.

Зато другое дело осталось невыполненным – он уезжает без невесты. И слава Богу! Хотя в глубине души Джейсон сознавал, что, пожалуй, отец прав – пора жениться и произвести на свет наследника. Джейсон ухмыльнулся, подумав, что и здесь он не нашел женщины, от которой бы ему захотелось иметь ребенка. К несчастью, такие, как маленькая цыганочка, при виде которой у него начинает частить пульс, скорей всего, способны наградить чужим ребенком!

Пьер принес вино на подносе и поставил рядом с креслом. Джейсон налил себе бренди и вдохнул его букет, прежде чем проглотить душистый напиток. Мысль его задержалась на том же предмете. В разных семьях ему были представлены молодые, прекрасно воспитанные девушки, к сожалению, похожие друг на друга, как две капли воды: чопорные, одинаково причесанные и одетые, с пустыми головками. Отличалась от них только Аманда Харрис. Что касается Элизабет, то ее не было в списке невест, он даже о ней и не вспомнил, что вызвало бы у нее ярость, узнай она об этом. Но, подумав об Аманде, он тут же вспомнил другое личико. Неясные его черты, возникшие перед ним в сумерках библиотеки, признаться, преследовали его с того самого бала у графини Маунт. Кроме того, ему казалось, что он видел его снова, но не мог вспомнить, где именно.

Он рассердился на себя за мысли о смазливом личике, которое помнил весьма смутно, допил бренди и налил еще.

Пьер терялся в догадках, видя озабоченное лицо хозяина и замечая, как пустеет графин. Но одно было ему ясно – если хозяин так пьет, значит, отправится на охоту еще до полуночи.

Джейсон вообще-то не хотел злоупотреблять спиртным – для его планов нужна была ясная голова. Он отставил бокал, встал с кресла, ощутив, как побаливает рана, и подошел к небольшому окошку, выходящему на гостиничный двор, мощенный булыжником.

Там едва горели два-три фонаря, стояли несколько фермерских лошадок и какой-то щегольский экипаж. Переведя взгляд на небо, он увидел низкие облака, лениво подумал, что может пойти дождь и что это совсем некстати для завтрашней дуэли.

Ему стало скучно – стрелки часов едва перевалили за девять. Вдруг его лицо озарила жестокая усмешка. Пожалуй, уже можно отправляться в цыганский табор. Эту хитроумную маленькую дрянь ждет сюрприз!

Глава 14

Дождь, который собирался с вечера, действительно, пролился, оставив после себя чистый холодный воздух. Ночь стала звездной и ясной, за что Кэтрин благодарила Бога, так как дождь испортил бы все веселье. Она пропустила брачную церемонию, состоявшуюся на закате, потому что не могла уехать раньше – надо было подождать, пока все улягутся. Теперь можно дать себе волю.

Когда Кэтрин появилась в таборе, там во всю веселились, чокались за здоровье новобрачной и ее молодого мужа. Светились белозубые улыбки, сверкали черные глаза. Она здоровалась с друзьями, и чувство любви к этим людям переполняло ее сердце. Она была среди своих, принадлежала их племени, словно родилась цыганкой!

Сначала негромко, словно набирая силу, потом все стремительнее зазвучали гитары и скрипки. Огненное фламенко обожгло Кэтрин, оторвало ее от земли, наполнив каким-то нездешним, первобытным чувством, и вот уже одна из девушек, Хуана, сорвалась с места и начала танцевать у костра, подпрыгивая и ударяя в бубен. Звуки его проложили свою строчку в музыкальном полотне, которое творили гитары и скрипки.

Цыганки постарше, собравшись группками, разговаривали и смеялись, наблюдая за крутящейся волчком Хуаной, а молодые хлопали в ладоши и притоптывали в такт волнующему ритму. Пляшущие языки огня добавляли страсти в дикую мелодию цыганского танца.

Хуану окружили, а когда она начала уставать, дружеские руки вытолкнули в середину Кэтрин. Музыка и вино уже сделали свое дело, бедра ее давно просили дать им волю. Черные волосы, казалось, ожили, когда Кэтрин, откинув голову и заломив руки, отдала себя чувственной мелодии. Алое ее платье, разлетаясь внизу, вспыхивало при свете костра, то сворачивалось, то взлетало вокруг ее тоненькой гибкой фигурки, дразня зрителей видом прекрасных длинных ног.

Заколдованная очарованием ночи и волнующей мелодии, она взлетала, как одержимая, танец ее казался древним, как само время. Кэтрин не видела смеющейся, хлопающей толпы, она чувствовала только ночь, мерцающий огонь и рыдающий, все ускоряющийся ритм скрипок. Все кружилось вокруг, как в цветном калейдоскопе, когда внезапно в глаза ей бросилось что-то непривычное – высокий смуглый незнакомец. Он стоял, опираясь о старый дуб, на границе алого света костра и темной ночи. Лицо его пряталось в тени, видна была только тяжелая, основательная челюсть и полная нижняя губа. Из-под большого черного капюшона проступало светлое пятно галстука. Казалось, он не разделял веселья, захлестнувшего табор, и бессознательно Кэтрин начала танцевать для него одного, только для него!

Быстрее, еще быстрее! Ходуном ходили точеные бедра, извивались протянутые к незнакомцу руки, едва прикрытая алым шелком грудь словно ждала его прикосновений. Вдруг он шагнул в круг света, и ее словно током прожгли вспыхнувшие зеленым огнем глаза Джейсона!

Кэтрин споткнулась, но успела отбежать в дальний конец круга, продолжая танец подальше от него. Потом нырнула в веселую, гудящую толпу, и другая девушка заняла ее место.

Тяжело дыша, она устремилась в самую гущу цыган, магия танца испарилась, как будто на нее вылили ушат холодной воды. Глаза ее расширились от страха, губы дрожали. Она обернулась – Джейсон исчез! Тщетно пыталась Кэтрин отыскать в толпе его высокую фигуру. В панике, оставив друзей, она помчалась к своей кибитке – и ошиблась. Тут-то он ее и поджидал. Когда Джейсон поднял ее на руки, от ужаса она потеряла голос.

Обезумев от страха, Кэтрин беспомощно барахталась в железных объятиях. Попыталась открыть рот, чтобы позвать на помощь, но он тут же запечатал ей губы жадным поцелуем. Потрясенная внезапным нападением, смущенная, она почувствовала измену со стороны своего тела – оказывается, оно этого ждало, требовало капитуляции. После долгого, как ей показалось, длившегося вечность поцелуя он оторвался от нее, бесцеремонно забросил на плечо и понес к своей лошади.

Слабого стона ее сопротивления никто не услышал. Цыгане играли, пели и плясали, и только Рейна увидела, как умчалась лошадь с высоким всадником и бьющейся женской фигурой в красном платье.

Рейна не знала, что ей делать, глядя, как эти двое исчезают в ночи. Поколебавшись, она пожала худыми плечами. Ба! Сами разберутся друг с другом. Тамара слишком часто играла с огнем, пусть теперь пожинает плоды собственного упрямства.

И вообще это кстати. Пока цыгане будут здесь, Тамара не сможет уйти. Рубить узел нужно раз и навсегда. Решительно зашагав к костру, Рейна нашла Мануэля и отвела его в сторону от веселящейся толпы.

– Пора нам уезжать из Англии, – сказала она сыну. – Я соскучилась по нашей родине, по Испании. Скажи остальным: на рассвете снимаемся и уходим.

– На рассвете! В Испанию! – Мануэль не верил своим ушам. – А как же Тамара? Как она узнает, куда мы ушли и когда вернемся? Это ведь может быть и через год!

– Ты прав! – невозмутимо согласилась Рейна. – И к этому времени она окончательно поймет, что нельзя быть Тамарой и Кэтрин одновременно.

Рейна повернулась на каблуках, и на секунду ее мысль вернулась к тем двоим. Она безрадостно улыбнулась: этот молодой аристократ положит конец капризам Тамары!

Оставив табор позади, Джейсон поднял свою беспокойную ношу и посадил ее перед собой. Кэтрин грудью касалась его твердой груди. Он удерживал ее одной рукой, но и этого было достаточно, чтобы она вскоре убедилась: все попытки хотя бы отстраниться от него безрезультатны.

Ее затопил гнев, даже вытеснивший страх, и она ледяным тоном спросила:

– Куда ты меня везешь? На губах его мелькнула лукавая улыбка, но она ее не заметила.

– Кажется, мы все-таки проведем эту ночь вместе. Твоя замена показалась мне неравноценной. На мой вкус, немного перезрела.

Но Кэтрин было не до шуток, и легкомысленное замечание Джейсона разъярило ее даже больше, чем внезапное нападение. Не раздумывая, она подняла руку, изо всех сил хлестнув его по лицу. Остановив лошадь, он схватил Кэтрин за спутанную волну черных, как эбеновое дерево, волос и с такой силой откинул ее голову, что она вскрикнула от боли. Потом впился в нее грубым поцелуем, и она почувствовала на губах солоноватый вкус собственной крови.

Она пустила в ход ногти, пытаясь расцарапать ему лицо, но он быстро сломил ее сопротивление, перехватив железной хваткой одну руку, а другую заломив назад. Следующим движением он разорвал ее платье до талии, выпустив на свободу прелестную девичью грудь. Взбешенная и напуганная, она укусила его язык и умудрилась вцепиться в его волосы. Джейсон с проклятием швырнул ее на землю. Кэтрин упала, алая юбка завернулась вокруг тонких бедер, и длинные ее ноги так и засверкали белизной в лунном свете. Мгновение она лежала оглушенная, потом вскочила и хотела бежать, но он уже спрыгнул с коня.

Взъерошенные, полные ярости, они смотрели друг на друга, как звери, готовые к схватке. В ночной тишине слышалось их громкое дыхание, воздух словно дрожал от бурного темперамента. Джейсон вспомнил, что в прошлую встречу они так же стояли друг против друга, а он был таким дураком, что не использовал ситуацию. На этот раз он не совершит прежней ошибки. Она хорошо посмеялась над ним и теперь понесет наказание!

Маленькие кулачки замолотили по его твердой груди. С приглушенным рычанием он зажал руки девушки между своим и ее телом и попытался ласкать и гладить ее. Она судорожно вырывалась, но это только разжигало его страсть.

Как и в их первую встречу, Кэтрин сознавала всю опасность своего положения, но как и тогда, руки Джейсона заставили ее забыть здравый смысл – ей хотелось совсем иного. И внезапно она удивила Джейсона, затихнув в его объятиях. Рассмеявшись, он сбросил на землю плащ и опять потянулся к ней. Но она уже пересилила мгновенную слабость и в последней попытке ударила его коленом между ног. Взрыв боли потряс его, но он не выпустил из рук ее сопротивляющееся тело.

– Ну, маленькая дрянь, ты заплатишь мне за это!

Швырнув Кэтрин на плащ, он навалился на нее своим тяжелым телом.

Ее прелестное лицо оказалось совсем рядом. Чувствуя, как она дрожит под ним, и, улыбаясь прямо в сердитые глаза, он в упоении разорвал до конца алое платье.

В состоянии, близком к безумию, она видела его лицо, и мысли ее путались. В этот момент воедино смешались самые противоречивые чувства: женское любопытство, желание узнать, во что все выльется, и страх перед неведомым. Меньше всего она была готова к тому взрыву наслаждения, которое принесли теплые губы, прильнувшие к ее твердой молодой груди.

Они лежали на плаще: перекинув свою ногу через ее бедра, он пресекал слабые попытки избежать его рук, исследовавших ее тело.

Бог мой, как она прелестна, думал он, и желание мстить исчезло, оставив неутоленный голод обладания. От груди он перешел к впадинке на горле, потом снова надолго прильнул к губам, и, хотя поцелуй принес наслаждение, она еще упрямо сопротивлялась его домогательствам. Схватив ее за подбородок, он потребовал:

– Прекрати эту борьбу! Ты слишком долго меня дразнила, и на этот раз я тебя не отпущу. Увидишь, тебе будет лучше, чем с Клайвом, так что не изображай из себя испуганную девственницу!

Кэтрин хотела крикнуть, что она действительно глупая девственница, но не успела, почувствовав, как его язык проникает ей в рот, а руки ласкают застывшее тело. Пальцы его скользнули вниз по плоскому животу, и вдруг в ней взорвалось пламя, когда они, коснувшись шелковистого треугольника, проникли между ее бедер. Она перестала сопротивляться и бессознательно делала то, чему сама удивлялась, подчиняясь ласковому диктату его рук и напряженному, возрастающему желанию.

На какой-то момент, почувствовав, как он раздвинул ее ноги настойчивыми сильными руками, она вдруг опомнилась и, обезумев, пыталась вцепиться в его смуглое лицо, но было уже поздно. Кэтрин закричала от боли, когда он безжалостно разрушил ее девственность. Крик был заглушен его поцелуем, но он почувствовал изумившее его препятствие. Оторвавшись от ее губ, оторопело посмотрел в затуманенные болью глаза девушки и задвигался осторожно, тихо прошептав:

– Прости меня, дорогая. – Не в силах сдерживаться, ускорил темп, пока взрыв наслаждения не захватил его целиком.

Физическая боль, которую испытала Кэтрин, была ничто по сравнению с нанесенным ей унижением и оскорблением. С помутневшими от этой пытки глазами она лежала на плаще, как сломанная брошенная кукла, даже не пытаясь прикрыть наготу остатками разорванного платья. Потрясение было таким сильным, что она не заметила, как он встал и привел в порядок свою одежду.

С растерянной смущенной улыбкой, чувствуя неприятный осадок, Джейсон смотрел на девушку. Его гнев и оскорбленное самолюбие перегорели. Теперь он понимал, что цыганка не притворялась, она действительно защищала свою честь, он же поступил как последний негодяй. Встав на колени, Джейсон осторожно прикрыл ее тело остатками платья. От его прикосновения она вздрогнула и с криком ужаса сжалась, как напуганный зверек. Джейсон тихо выругался, чувствуя к себе отвращение, и осторожно поднял ее с плаща, мягко говоря какие-то утешительные слова.

Она безмолвно лежала на его груди, пока он вез ее в гостиницу. Оба молчали, и Кэтрин только слушала, как рядом бьется его сердце. Поставив лошадь в конюшню, он плотнее завернул Кэтрин в плащ и понес ее в свою комнату. Там положил свою ношу на кровать, крикнул Пьера и распорядился приготовить ванну. Налив бренди, заставил ее проглотить немного огненной влаги. Горячее тепло разлилось по онемевшему телу, и Кэтрин немного пришла в себя. Первая же ее мысль была о побеге, но в это время в спальню уже внесли медную ванну, и она поспешно укрылась плащом, чтобы не заметили ее изорванного платья. Джейсон исчез в соседней комнате, и, пока слуги наполняли ванну водой, Пьер и Кэтрин украдкой изучали друг друга. Лицо камердинера показалось ей добрым и внушало надежду, что он поможет ей убежать отсюда. А Пьер подумал, что это самая красивая девушка из тех, что побывали у его хозяина.

Слуги показались ей незнакомыми, но на всякий случай она отвернула лицо, надеясь, что никто ее не узнает, и моля Бога, чтобы они побыстрей закончили свои хлопоты и ушли до того, как вернется Джейсон. Мысль о побеге не давала ей покоя, но едва слуги ушли и не успела она подвинуться к краю огромной постели, как появился Джейсон. Бросив на постель кучу женской одежды, он внимательно посмотрел на Кэтрин, с облегчением заметив, что с лица ее исчез беспокоивший его отсутствующий взгляд, хотя так и не разгладились страдальческие складочки у губ.

Он не знал ни чувства жалости, ни сострадания, и неожиданное их появление вызывало смутное беспокойство. Вот с разъяренными женщинами ему приходилось иметь дело, и он широко улыбнулся, когда, увидев его, она вспыхнула от негодования. Все становилось на свои места. Он склонился в шутливом поклоне:

– Ванна ждет вас, миледи!

Одарив его разгневанным взглядом, она презрительно сказала:

– В таком случае, уходи, я не хочу, чтобы ты смотрел на меня!

Джейсон рассмеялся, потом сделал то, что она меньше всего в этот момент ожидала, – бросился рядом с ней и привлек к себе. Мягкая перина, в которую они погрузились, свела на нет все попытки сопротивления. Он и здесь распоряжался, улыбаясь прямо в сердитое лицо Кэтрин. Нежно убрав со лба растрепавшиеся локоны, он удивил ее неожиданным признанием:

– Любовь моя, я действительно сожалею, что так грубо обошелся с тобой. Если бы знал, то выбрал бы более удобное место и постарался причинить тебе как можно меньше боли. Надо было довериться мне.

– Тебе? Довериться тебе?! – От ярости она чуть не лишилась дара речи.

Он кивнул, убежденный в собственной неотразимости, но потом вдруг нахмурился, черные брови сошлись над переносицей:

– Как случилось, что Клайв не лишил тебя девственности? – И еще до того, как она успела ответить, он сам ответил на этот вопрос: А, знаю. Клайв, вероятно, любит мальчиков, и он использовал тебя другим способом.

Кэтрин непонимающе уставилась на него, но он этого не заметил, так как от ее движения плащ раскинулся, и его взору предстало ее нагое тело, которое она судорожно попыталась хоть чем-то прикрыть. Эта прелестная Картина в очередной раз потрясла его, он приник к шелковой коже, и Кэтрин вдруг застыла от пронзительного и приятного чувства.

– Клайв просто дурак, – сказал он проникновенно, – ты так великолепно сложена, моя дорогая, что просто грех путать одно с другим!

Наклонив голову, он обхватил губами похожий на бутон розовый сосок, сначала один, потом другой, затем метнулся к ее губам и замер в продолжительном поцелуе. У Кэтрин было время не только затихнуть, но даже робко ответить на него. Джейсон убрал с нее лоскутки платья и на руках отнес в ванну, подняв длинные волосы. Теперь ничто, даже ею присутствие, не имело значения блаженная теплая вода снимала боль и напряжение с ее истерзанного тела.

Джейсон лег на кровать, с живым интересом наблюдая за Кэтрин Она явно сбивала его с толку какая-то фантастическая смесь знойной соблазнительницы и неразбуженной девственницы. Против своего желания он был по-настоящему заинтригован. Можно прожить с ней год, но так и не узнать, какие мысли бродят в этой головке. Такая, она ему вряд ли скоро наскучит, думал он, улыбаясь своим мыслям. Настроение у нее подобно ртути, возможно, временами она и будет раздражать его, зато тело ее всегда будет для него источником наслаждения., Видя ее восхитительный профиль, он снова поразился его сходству с кем-то, кого он встречал раньше. Где он видел это лицо? Пока он терзался этой загадкой, Кэтрин тоже тихонько рассматривала его сквозь опущенные ресницы. Невозможно отрицать, он действительно красив. Распахнутая до пояса белая шелковая рубашка обнажала крепкую загорелую грудь с полоской вьющихся черных волос, это сильное тело только что прижималось к ней. Она почувствовала, что дрожит, если не от желания, то уж не от страха. Ее тоже ошеломила внезапная мысль, что где-то она видела это красивое лицо, еще до бала у тети, но где именно? Все случившееся с ней напоминало теперь страшный сон, и ей хотелось проснуться, чтобы оказаться дома, в собственной постели.

Она долго терла себя, как бы стараясь смыть его прикосновения, и, когда это занятие затянулось так, что потеряло свой смысл, он встал и протянул большое мягкое полотенце, предварительно нагретое у огня. Джейсон расправил полотенце, и ей ничего не оставалось, как встать из воды и позволить ему завернуть себя. Она посмотрела на него глазами, которые помнили все, и щеки ее вспыхнули смущенным румянцем.

Догадавшись о его причине, он еще больше смутил ее, прошептав лукаво:

– Ты забыла, что я не только видел тебя – мы ведь были близки с тобой, моя маленькая кошечка.

Услышав от него собственное уменьшительное имя, она чуть не подпрыгнула от неожиданности, заставив его нахмуриться. Что творится с этой девушкой? Почему она кажется такой напуганной? Он смягчил свой голос, уже сам не узнавая его:

– Дорогая, не надо бояться, все худшее уже позади. Теперь я позабочусь о тебе и научу, как доставить удовольствие настоящему мужчине. Твой Клайв, должно быть, только наполовину такой.

Кэтрин закрыла глаза, не в силах выносить эти мучения. Если бы она только послушалась Рейны! Если бы она не стала танцевать с цыганками, если бы… Но что толку сожалеть? Открыв глаза, она увидела, как внимательно смотрит он на нее, пытаясь постигнуть что-то непонятное. Уже не сдерживаясь, она попросила его умоляющим голосом:

– Отпусти меня! Ты получил, что хотел, теперь дай мне уйти!

Унизительно так опускаться, но она готова сейчас на все, только бы поскорее уйти отсюда. Фиалковые глаза наполнились слезами, она закусила нижнюю припухшую губу, пытаясь унять дрожь.

– Ну что с тобой, малышка? Не надо так расстраиваться. Больше я не причиню тебе зла. Признаю, сегодня я был грубой скотиной, но ты скоро узнаешь, что я могу быть очень нежным. – Он мобилизовал все свое обаяние, только бы успокоить ее.

Кэтрин удивилась. Неужели он так и не понял, что ей от него ничего не надо? Хорошо бы назвать свое имя, крикнуть его ему в лицо. Но благоразумие взяло верх. Она боялась скандала и еще надеялась потихоньку вернуться в табор. К тому же ее кольнула мысль: а вдруг Джейсон ей не поверит? Что тогда? Она резко от него отвернулась, чтобы не выдать своего испуга и смятения.

Она так и стояла в нерешительности посреди комнаты, чувствуя неловкость от того, что только полотенце прикрывает ее наготу. Но тут Джейсон спасительным жестом протянул ей черный бархатный халат, взяв его из груды женских вещей, и, едва усадил ее в кресло перед камином, как раздался стук в дверь и вошел Пьер с богато сервированным подносом. Аромат дразнил ноздри, и Кэтрин только сейчас почувствовала, что очень голодна.

Как бы то ни было, но совместный ужин означал для нее передышку после всех бурных событий. Джейсон был само очарование и любезность, а Кэтрин, умиротворенная ванной, нежным прикосновением бархатного халата, видя своего мучителя в таком прекрасном расположении духа, почувствовала себя почти в безопасности. К своему изумлению, она даже улыбнулась очередной его занятной истории. И пока они сидели за этим странным, сближающим их ужином, Джейсон терялся в догадках, не уставая удивляться своей цыганочке. Он еще не встречал цыган с такими правильными чертами лица и такой белоснежной кожей. Он даже подумал, что, вероятно, Кэтрин – плод греха какого-нибудь знатного местного лорда. Правда, знатные господа обычно не дают воспитания своим незаконнорожденным детям, а манеры этой девушки за столом безукоризненны, словно она леди. И речь у нее слишком правильна для цыганки – собственно, в этом отношении они на равных, но он же получил хорошее образование!

Потом он вдруг подумал, что Клайв использует ее как шпионку, и в некоторых случаях она должна разыгрывать из себя леди.

К этой неприятной мысли добавилось новое подозрение – она удивила его неподдельным интересом к Луизиане.

– Почему тебя так интересует моя страна? Кэтрин не была готова к такому вопросу и сказала то, что думала:

– У меня брат в Луизиане. От моего отца он унаследовал имение около Натчеза.

Она тут же спохватилась и была готова проглотить язык, но Джейсон, более всего занятый своими мыслями и предположениями, не заметил этой оговорки, хотя удивленно ее переспросил:

– Имение?

Облизнув пересохшие губы, она с деланным весельем заметила:

– Ведь так называется унаследованная земля?

– Все зависит от ее размеров. Большинство наших земель разделено на участки, измеряемые в квадратных милях. И мы называем их плантациями. Твой брат, может быть, унаследовал плантацию?

Он не скрывал свою иронию, поддразнивая ее.

– Квадратные мили? Ты имеешь в виду тысячи акров? – непритворно удивилась она.

– Ну да, – рассмеялся он, – я сам никогда еще не доезжал верхом до северной границы наших земель, хотя мой отец часто это делает – обожает обозревать свои владения!

Она с любопытством взглянула на него. К этому молодому человеку судьба была благосклонна, наградив его богатством. Он даже не побеспокоился объехать свои земли!

Джейсона на время отвлекли ее наивные вопросы, но только на время. Черный бархат удивительно оттенял красоту Кэтрин. Ленивая многозначительная улыбка тронула его губы. Он знал, как легко можно сбросить халат, поэтому его он и выбрал. Воспоминания о ее шелковой коже заставили отяжелеть его веки. Подчиняясь возбуждению, он прикинул, насколько она сейчас отвлеклась и будет ли сопротивляться, как раньше.

А Кэтрин, не подозревая о переменах в его настроении, расслабленно откинулась на спинку кресла. Ей было тепло, она была сыта. Джейсон позаботился, чтобы она выпила достаточно пунша с ромом, который подали после еды. Теперь ей хотелось спать, она мечтала добраться до постели, и тут ее желание совпадало с желанием Джейсона.

Она уплывала в сонном облаке, когда он поднял ее и понес к кровати. Она забыла, где находится, сонными глазами посмотрела на блики огня и подивилась, что ее кровать такая огромная. И безвольно, бездумно погрузилась в сон, наслаждаясь обволакивающей мягкостью постели.

У Джейсона были другие планы. Не сводя с нее глаз, он быстро разделся, размышляя, что утром у нее еще будет время поспать, пока он станет разбираться с ее покровителем. Сейчас он горел желанием и не собирался упускать случай.

Она почувствовала его рядом, но в сонном забытье решила, что это ей снится. Но кот да он начал снимать с нее черный бархатный халат, всякая эйфория исчезла, нахлынули воспоминания, и она судорожным движением попыталась уклониться от его рук.

Джейсон тихо рассмеялся, легко удержав свою пленницу:

– Тихо, тихо, моя кошечка. Еще немного и ты поймешь, что, если я принял решение, сопротивляться бесполезно.

Глядя снизу в его зеленые глаза, в губы, шептавшие гак близко от ее губ, Кэтрин признала свое поражение. Как бы сильно она ни боролась, Джейсон все равно одержит верх. И какое это теперь имеет значение? Ей больше нечего терять. И он это прекрасно понимает, подумала она с горечью.

Он не торопился, наслаждаясь прикосновением к ее атласной коже, ею руки и губы следовали по изгибам и выпуклостям молодого соблазнительного тела. Она слабо сопротивлялась зарождавшимся в ней приятным теплым волнам, и вдруг, вздрогнув, сама подняла лицо навстречу его губам и обхватила руками его шею. Он тут же ответил требовательным поцелуем, потом, переместившись, утопил ее в мягкой постели своим длинным загорелым телом. Руки его обхватили ее ягодицы, и она ошеломленно почувствовала у своего живота его горячую напрягшуюся плоть. Потом услышала его глухой голос:

– Дотронься до меня, детка, почувствуй, как я хочу тебя.

И он ловко направил вниз ее замешкавшуюся руку и застонал от наслаждения, почувствовав ее прикосновение. Мгновенно воспламенившись, он проник языком в сладостную мягкость ее рта, гладил ее бедра, и Кэтрин потрясло нетерпеливое желание вновь принадлежать ему. Она выгнулась дугой, и он, видя ее готовность отдаться, тут же нежно проник в нее.

На этот раз его движения были осторожны и медленны, он наслаждался прелестью ее тела, а Кэтрин тоже начала двигаться вместе с ним. Он осыпал поцелуями ее рот, глаза, уши. Повинуясь охватившему ее чувству, она цепко обхватила его спину, извиваясь, встречая своим движением каждое его движение, и наконец долгожданное наслаждение затопило ее.

Кэтрин была ошеломлена своим порывом. Он заставил ее отвечать на ласки, дал ей самое большое наслаждение, которое может дать мужчина, и благодаря ему она ощутила власть и притягательность своего тела. Он не спешил покинуть ее, как будто не чувствовал усталости, желание не оставило его, он нежно касался ее лба, носа, потом осторожно поцеловал.

И тут Кэтрин увидела у него золотой браслет, но так как все события этой ночи казались нереальными, она не спросила ни об этом браслете, ни о том, как он узнал, что она будет в таборе на свадьбе. В этот момент ей показалось естественным, что странный молодой человек, так неожиданно вторгшийся в ее жизнь и лишивший ее девственности, носит такое варварское старинное украшение. Оно было частью самого Джейсона и совсем не удивило ее.

Наконец с видимым сожалением он лег рядом, но не хотел отпускать ее, положив одну руку ей на бедро, потом поцеловал ее в голову и сказал:

– Хм… малышка, я могу все бросить ради тебя. Хорошо, пожалуй, что я не встретил тебя раньше.

У Кэтрин слипались глаза: утомленная необычными ласками, взрывом собственных эмоций, она прильнула к нему. Почувствовав, как его грудь затряслась от негромкого смеха, отодвинулась. Сейчас ее не было на этой земле. Безумно хотелось только одного – спать! Беспокойство придет к ней позже. Много позже!

Глава 15

Джейсон проснулся как от толчка. В комнате было еще темно, но чувствовалось, что рассвет близится. Какое-то мгновение он лежал, не понимая, что его разбудило. Кажется, это был запах зажженной свечи?! И через секунду обнаружил, что маленькая цыганка уже не прижимается к его плечу – ее вообще нет в постели! Чуткий слух его уловил какие-то слабые звуки; словно кто-то незнакомый с обстановкой комнаты движется на ощупь в чернильной темноте. Джейсон нахмурился.

– Тамара, вернись ко мне, – крикнул он. Ответом было молчание. Минуты тянулись, как годы, оба оставались неподвижны; Тамара застыла около двери, чувствуя бешеные толчки и удары сердца. Вдруг Джейсон выругался, вскочил с постели и зажег ближайшую свечу. Кэтрин с криком бросилась к двери, пытаясь вырваться на свободу.

Но она не знала Джейсона, не знала о недоверии, которое он питал к хозяину гостиницы, и была слишком сонной, чтобы заметить, что ночью он не только запер дверь, но и приставил к ней тяжелое кресло.

Оглядываясь на Джейсона, отчаянным усилием она оттащила кресло и стала протискиваться к двери. Но страх делал ее неловкой, и, когда онемевшими пальцами она схватила ключ, Джейсон уже настиг ее. Он вскочил с постели, как был, без одежды, только на руке у него тускло поблескивал золотой браслет. От ужаса она уронила на пол ключ – ударившись о деревянный пол, он упал с тяжелым металлическим стуком. Понимая, что убежать не удалось, она повернулась к Джейсону, гордо вскинув голову и с вызовом сверкая фиалковыми глазами. Она была в его нанковых брюках, подвернутых внизу несколько раз, белой рубашке, в которой утонула, и коричневом шелковом жилете, достающем ей до колен. Ноги были босы, черные волосы в хаотическом беспорядке обрамляли белое лицо. Она напоминала зверька, загнанного в угол.

Джейсон, не замечая собственной наготы, стоял перед ней, наслаждаясь экзотическим видом Кэтрин. Насмотревшись, он поставил свечу и, не обращая внимания на Кэтрин, подбросил несколько поленьев в камин на красноватые угли. Потом неторопливо уселся в кресло.

Кэтрин, смущенная его наготой, старательно отводила глаза. Когда он, прищурив глаза, заговорил, девушка нервно вздрогнула.

– Куда ты собралась? Она вспыхнула от справедливого негодования.

– Ты не имеешь права задавать такие вопросы. Я ухожу, а куда – не твое дело. И если ты не выпустишь меня сейчас же, я закричу и подниму на ноги всю гостиницу!

Она знала, что никогда не сделает этого, но надеялась, что угроза поможет.

Несколько секунд они смотрели друг на друга, потом Джейсон безразлично пожал плечами и встал. С надменным видом подойдя к двери, он отшвырнул кресло, отпер ее и отступил в сторону, сделав презрительный знак, что она может убираться.

Озадаченная, не веря, что он так легко уступил, она пошла к двери. Едва она повернулась к нему спиной, как он прыгнул – прыжок этот напоминал прыжок хищного зверя. Одной рукой закрыв ей рот, другой – обхватив за талию, поднял, как перышко, прижал к груди. Она колотила пятками по его ногам, пытаясь отодрать его руки, но он спокойно прошел с ней в спальню и бросил на кровать.

Она успела сердито вскрикнуть, но это было все, что ей удалось сделать. Оторвав кусок шнура от занавесей балдахина и вдавив ее лицом в перину, он поймал и связал за спиной ее руки. Кэтрин пыталась поднять голову, но он ее быстро утихомирил. Кэтрин почувствовала, что задыхается, потом услышала, как он прорычал:

– Ты будешь здесь столько, сколько я захочу. Вот когда мне надоешь, я сам скажу об этом. А сейчас ты останешься, потому что я так хочу!

Перевернув ее на спину и сев на нее верхом, он вытряхнул подушку, скомкал наволочку и сделал кляп. Протестовать и браниться она уже не могла, но по тому, как покраснели от гнева ее глаза, можно было догадаться, что бы он сейчас услышал. Тяжело дыша, Джейсон встал с постели и взял в руки нож с длинным лезвием, который всегда держал неподалеку от себя. Вернулся к ней, и Кэтрин впервые почувствовала, что ее жизнь в опасности. Зло прищурив глаза и придав лицу свирепое выражение, отрезал еще кусок шнура, который удерживал занавеси, и вдруг начал методически кусок за куском, срезать с нее одежду. Она застыла от страха, ожидая, что лезвие вот-вот воткнется в нее.

Но убивать ее он явно не хотел. Когда он закончил кромсать одежду и на ней не осталось уже ни кусочка, Джейсон связал шнуром ее ноги у лодыжек, а для верности еще привязал их к кровати. Любуясь своей работой, присел рядом, усмехаясь, глянул в ее полыхающие гневом глаза и с сожалением сказал:

– Не хотел связывать тебе ноги, дорогая, но так, пожалуй, к лучшему. Иначе я снова займусь с тобой любовью и опоздаю на дуэль с Клайвом.

Его слова так поразили ее, что гнев из глаз тут же исчез. Впрочем, он не заметил этого, а зевнув, стал одеваться, и теперь она смотрела, как он движется по комнате, собираясь уходить. Джейсон был почти готов, когда на лестнице послышались голоса. Он накинул на Кэтрин покрывало, оставив открытыми только глаза и спутанные черные волосы, и, уже не обращая на нее внимания, вышел из комнаты.

Беспомощная, Кэтрин слышала, как он открыл дверь и с кем-то заговорил. Затем раздался звук передвигаемой посуды, и она догадалась, что Пьер принес завтрак. Потом мужской голос пожаловался:

– Безумие вставать так рано, Джес. И почему все эти проклятые дела начинаются на рассвете? Надо изменить обычай и встречаться в другое время, скажем, перед вечерним чаем.

Джейсон рассмеялся.

– В следующий раз и я буду на этом настаивать, мой друг. Вы уже завтракали?

– Мне ничего не нужно! – торопливо ответил Харрис.

Но Бэрримор, возбужденно сверкая глазами, воскликнул:

– А я бы попробовал этой чудесной ветчины, если не возражаешь. Не обращай внимания на Тома, он всегда волнуется перед дуэлью. Никогда не встречал такого беспокойного человека!

Слушая их легкомысленный разговор, Кэтрин обмирала от страха. Господи, что если ее здесь увидят? Возможно. Харрис ее и не узнает, встретив в таком неожиданном месте, к тому же с последней их встречи прошел почти год. Слава Богу, что Джейсон не заставил ее присоединиться к завтраку. Неудавшийся побег сослужил свою службу – Джейсон не смог представить ее друзьям как свою последнюю любовницу. Она попыталась двинуться под покрывалом, которое он набросил. Шелковый шнур врезался в руки и лодыжки, кляп не давал дышать. Сколько же времени пройдет, прежде чем он освободит ее? Сколько продлится дуэль? Кэтрин впала в уныние, ведь ей придется лежать так часами, пока Джейсон не вернется, если только он не оставил инструкции своему слуге. Но ведь тогда Пьер увидит ее в таком состоянии! Хватит с нее Джейсона.

Она понимала, что виновата сама. Все произошло из-за нее самой. Но эта мысль слабо утешала. Наверное, Рэйчел волнуется, что ее нет в доме. Если он освободит ее сразу, когда вернется, она еще сможет успокоить мать. Мысли о Рэйчел заставили ее на время забыть о насилии Джейсона, о последующих отношениях. Сейчас ей было не до того, чтобы разбираться в своих чувствах. Главное – вырваться отсюда, все остальное – потом.

В соседней комнате стало тихо. В первый раз она задала себе вопрос: из-за чего состоится дуэль? Невозможно представить, чтобы Клайв подставил себя под пули без серьезной на то причины. Он способен вывернуться из любой скользкой ситуации.

В комнату вошел Пьер, спугнув ее беспокойные мысли, и она украдкой наблюдала, как он расхаживал по комнате. Бросив в сторону кровати любопытный взгляд, он тут же начал собирать разбросанные обрезки одежды, что-то неодобрительно ворча себе под нос.

Видимо, Джейсон запретил ему заговаривать с Кэтрин, и он ограничился косыми взглядами в ее сторону.

Открыв шкаф, Пьер начал перебирать одежду Джейсона. Как жаль, подумала Кэтрин, что она не знала о предстоящей дуэли! Убежать от слуги было бы легче, чем от хозяина. Всему виной та проклятая свеча, которую она зажгла, чтобы найти в его одежде что-нибудь для себя. Кэтрин мрачно посмотрела на груду женских вещей на стуле. Почему она забыла о них? Была слишком занята тем, что жалела себя. Лучше бы вместо этого схватила одно из платьев, лежавших под рукой. Она же теряла драгоценные минуты, напяливая непривычную мужскую одежду. Но и потом могла еще убежать, если бы не еще одна причина – угроза Клайва. Лихорадочно роясь в вещах Джейсона, она искала карту, которую он приказал ей найти. Тогда-то Джейсон и проснулся. Сначала он заворочался, забормотал что-то во сне, она тут же задула свечу, замерла, а потом двинулась к двери, но налетела в темноте на стул, и тут он окончательно проснулся.

Она рисковала собой, пытаясь найти вещь, в существовании которой Клайв не был вполне уверен. Кэтрин подумала, какой же она оказалась дурой, не подумав, что Джейсон может проснуться и поймать ее за этими поисками. Что было бы тогда – и представить страшно. И ведь снова виновата была бы она. От этих неприятных мыслей Кэтрин задергалась под покрывалом и с трудом удержалась от детских обидных слез. Начали ныть руки, но она заставила себя не думать об этом и переключила внимание на Пьера. Он ловко складывал и паковал вещи в огромный чемодан из плетеной кожи, и она внезапно догадалась, зачем он это делает.

Роясь в темноте в этих чемоданах, она не подумала, что вещи обычно складывают перед отъездом. Интересно, куда это едет Джейсон? А вдруг он захочет взять ее с собой? Кэтрин вздрогнула от этой мысли, ей стало дурно. Нет, не поддаваться панике! Джейсон освободит ее, как только вернется. Он просто тешил уязвленное мужское самолюбие, решив преподать ей такой жестокий урок. Он не намерен оставлять ее у себя на длительное время.

Однако то, что делал Пьер, способно было подтвердить худшие ее опасения. Подобрав со стула шелковые вещи, явно предназначенные женщине, он исчез в соседней комнате, и вскоре вернулся, но уже с целой охапкой женских вещей. Бережно извлек пару бледно-розовых полуботинок, дивную темно-голубую шерстяную накидку, отложил их в сторону, а остальное упаковал в другой чемодан, размером поменьше.

Кэтрин похолодела от неприятных предчувствий. Тем временем Пьер положил на стул рядом с ней кружевную сорочку и розовое муслиновое платье. Зачем Джейсону столько женских вещей? Не желая думать о самом худшем, она мстительно подумала, что вещами он расплачивается за свои интрижки. Кэтрин была бы поражена, узнав, что все эти кружевные и шелковые вещи куплены именно для нее. После их бурной встречи на лугу, он поехал в Мелтон Моубрей и провел там несколько восхитительных часов, подбирая для нее все эти красивые вещи.

Ее охватило отчаяние и, не желая ему поддаваться, она опять сосредоточила внимание на действиях Пьера. Он испуганно вскрикнул, обнаружив беспорядок, который она учинила в двух аккуратно уложенных чемоданах. И Кэтрин виновато отвела взгляд, когда он сурово и подозрительно посмотрел на нее.

Рассвет только наступил. Серые клочья тумана придавали зловещий вид небольшой поляне, выбранной местом дуэли. Окружавшие поляну деревья были еще голые, но бледно-зеленые почки уже готовы были взорваться в ожидании тепла и весны. Темные ветви, как вырезанные из жести, в немой мольбе вздымались к небу. Но солнце не торопилось взойти, словно не желая быть свидетелем того, что должно произойти на этой поляне. Трава была мокрой от росы, капли влаги, скопившейся на деревьях, падали на землю с мягким шлепающим звуком.

Джейсон задумчиво наблюдал, как Клайв выбирается из подъехавшей кареты. Почему-то его секунданты, Филипп де Кореи и Энтони Ньюхоп, приехали в другом экипаже. Потом он увидел, что карета Клайва перегружена вещами – багаж был привязан сверху и сзади. Похоже, Клайв собрался в дальнее путешествие. Все это казалось странным.

Видимо, то же самое пришло в голову Бэрримору, который прошептал на ухо Джейсону:

– Что-то мне не нравится все это! Судя по всему, он намерен тебя прикончить, а после этого удрать из страны. Посмотри на его карету. Хорошо, что я настоял на присутствии здесь хирурга!

Буркнув что-то в ответ, Джейсон взглянул на доктора, стоявшего в стороне от остальных. Свою черную кожаную сумку он поставил на землю.

Приветствия ограничились кивками, когда собрались все шестеро мужчин, потом торжественно и строго были выбраны пистолеты. Расстояние – двадцать метров – оговорено было заранее. Дуэлянты сняли плащи, оставшись в темной одежде без единой блестящей детали, способной стать хорошей мишенью для противника. Джейсон спокойно посмотрел на Клайва и опять поразился неистовой ненависти, горевшей в серых глазах. Теперь, правда, это уже не имело значения. Если причина ненависти достаточно веская, когда-нибудь все равно он ее узнает. Если же нет, не все ли равно, какой дьявол в него вселился!

Считать шаги выбрали Харриса, и он, нервничая, облизывая пересохшие губы, начал считать. Бэрримор с растущим беспокойством мрачно смотрел на увеличивающееся между противниками пространство. Когда Харрис, отсчитав девятнадцать шагов, должен был произнести «двадцать», Бэрримор вперил взгляд светло-голубых глаз в спину Пендлтона. И именно его удивленный возглас заставил Джейсона, не раздумывая, упасть на землю и быстро перекатиться на спину. Прогремел выстрел. Пуля просвистела в воздухе именно там, где только что находилась голова Джейсона. Невозмутимо глядя на дымящееся дуло пистолета Пендлтона, Джейсон начал неторопливо целиться, и в этот момент раздался дикий крик Бэрримора.

– Ты свинья, Пендлтон. Ты не дождался конца счета. Это же умышленное убийство! Ты не уйдешь отсюда живым. Если не Джейсон, я убью тебя!

В этот момент Джейсон выстрелил. Грохот был таким сильным, что присутствующие еле удержались на ногах. Лицо Клайва выразило изумление, потом он зашатался и свалился как подкошенный. Со зловещей улыбкой Джейсон поднялся с земли и, не обращая внимания на пораженные лица друзей, вежливо произнес:

– Будьте добры, Бэрримор, дайте мое пальто. Здесь дьявольски холодно, а проклятая трава совершенно мокрая.

Запинаясь, с чувством громадного облегчения Бэрримор пролепетал:

– Это был лучший выстрел из всех, что я когда-либо видел! Даю честное слово! Но какое могло произойти несчастье! Я был уверен, что он тебя убьет. На наше счастье, Пендлтон оказался плохим стрелком и промазал!

– Он не промазал, мой друг. Просто услышав твой театральный возглас, я убрался с линии его огня.

– Как вам это нравится! Театральный! Я спас тебе жизнь, а ты чертовски неблагодарен!

Джейсон, избегая обвинительного взгляда голубых глаз, похлопал друга по плечу и подтолкнул в направлении упавшего Клайва. Над Пендлтоном склонился врач и колдовал у его плеча, унимая текущую кровь.

Когда трое друзей подошли, Ньюхоп, весь красный от унижения, пробормотал:

– Я приношу извинения. Я просто сражен тем, что случилось!

– Извинения! – вмешался Бэрримор. – Да как вы можете переносить этого парня! Когда станет известно о сегодняшних событиях, ему придется покинуть Англию!

Помня, о разговоре с дядей, Джейсон попытался успокоить друга:

– Пусть лучше никто об этом не узнает. Для всех история такова: мы стрелялись, и я его ранил.

У Харриса от возмущения волосы встали дыбом.

– Ты ничего не предпримешь? – сердито спросил он Джейсона, в то время как Бэрримор, казалось, вообще потерял дар речи.

Джейсон рассмеялся:

– Друг мой! Но я уже ранил этою человека. Что вы от меня еще хотите? Пусть кто-нибудь другой станет причиной последнею скандала!

Неохотно, как терьер, которого оттаскивают от кости, Харрис дал себя уговорить. Ему хотелось прокричать о позоре Пендлтона с самых высоких крыш Лондона. А Бэрримор, пока они втроем шли к экипажу, перебирал разные варианты того, что он бы сделал с Пендлтоном, если бы выбор остался за ним.

Кэтрин узнала о возвращении Джейсона, услышав его смеющийся голос, в котором звучали повелительные нотки.

– Довольно, друзья мои, оставим это! Я не изменю своего решения. К тому же я поражен, обнаружив в вас кровожадных дикарей. Никогда не подозревал об этом!

Неожиданно обрадовавшись, что он жив и, судя по всему, даже не ранен, она лежала и слушала их веселый тон. Потом ее опасения вернулись – скоро ей придется увидеть насмешливый взгляд зеленых глаз. В дверях показался Джейсон, которого сопровождал Пьер, и сердце у нее упало. Очевидно, Пьер тут же доложил хозяину, что ею чемоданы кто-то обыскивал, и наверняка сказал, кто это мог быть. Она почти не дышала, пока Джейсон шел взглянуть на учиненный беспорядок. Потом услышала, как он велел Пьеру заново уложить чемоданы. О его ярости она догадалась потому, как сжались его губы и какой мрачный взгляд бросил он на нее, выходя из комнаты.

В ней боролись унижение и гордость, потом она решила не говорить Джейсону, что искала в его вещах. Он поступил с ней жестоко, и она не собирается ему помогать. Прислушиваясь к разговору в соседней комнате, она напряженно ждала его возвращения. Очевидно, они распрощались, потому что хлопнула тяжелая дверь и стало тихо.

Он не сразу бросился к ней, а задумчиво наблюдал, как Пьер заново укладывает вещи. Потом дождался момента, когда чемоданы вынесли из комнаты, и только после этого подошел к Кэтрин и уставился на нее холодным взглядом. Резким движением сорвал с нее покрывало, и она заставила себя взглянуть прямо ему в глаза: в ее взгляде легко читался вызов. Он окинул ее напрягшееся тело оскорбительным взором, сцепив зубы так, что напряглись скулы. Его молчание испугало ее, и она вздрогнула, когда неожиданно он взял ее грудь теплой рукой и тихонько сжал. Жестокая ухмылка тронула его губы, и она поняла, что он не собирается заниматься с ней любовью, хотя его рука и ласкала ее. В горле у нее пересохло, словно она проглотила горсть песку, и она нервно сглотнула, готовясь к тому, что должно было произойти. Но как ни храбрилась Кэтрин, она застонала, когда безжалостные пальцы сжали нежную кожу. Глаза Джейсона, как холодные зеленые камни, смотрели сверху на ее искаженное болью лицо, потом он сказал равнодушно:

– Это просто разминка, моя маленькая белокожая ведьмочка. Ты не представляешь, что я могу с тобой сделать. Сейчас я вытащу кляп, и тебе лучше рассказать то, что я захочу узнать. Иначе тебе придется очень плохо, поняла?

Кэтрин кивнула, с облегчением почувствовав, как ослабла жесткая хватка пальцев, сжимающих ее грудь. Короткими резкими движениями он разрезал путы на ее ногах, и она медленно, осторожно села. Трудно было поверить, что этот человек, так нежно и страстно ее любивший, превратился вдруг в угрюмого садиста, причиняющего ей боль. Взглянув на грудь, она увидела яркие пятна – следы его пальцев, и с горечью вспомнила, как он грубо и жестоко поступил с ней после того, как украл из табора.

Внешне покорная, она ждала следующих движений, и желание отмалчиваться и ничего не рассказывать крепло в ней с каждой секундой. Так же угрюмо он вытащил кляп изо рта, и она сделала блаженный глубокий вдох.

Его тихий голос вернул ее к жестокой действительности.

– Предупреждаю, если вздумаешь закричать, это будет последнее, что ты сделаешь в жизни. Итак, что ты искала?

Она вызывающе вздернула голову:

– Деньги!

Он сначала опешил, будто такая мысль не приходила ему в голову, потом нахмурился:

– Говоришь, деньги? – притворно ласково переспросил он и сжал рукой ее тонкую шею:

– Нет, не деньги. – Он покачал головой:

– Золотые часы и деньги я оставил на видном месте, но ты их не взяла. Может быть, скажешь, что не заметила их? – спросил он насмешливо.

Она упрямо сжала рот, потом бросила ему прямо в лицо:

– Я ничего не скажу тебе! Почему я должна это делать? Ты похитил меня, взял силой и делаешь мою жизнь невыносимой! – Наконец-то дала она волю своему темпераменту, глаза у нее вспыхнули и загорелись уже знакомым ему огнем. – Что ж, ударь меня, – язвительно продолжала Кэтрин. – У меня связаны руки, я не окажу сопротивления. Ну, что ты ждешь? Но что бы ты ни делал со мной, я никогда, слышишь, никогда не скажу, почему рылась в твоих вещах. Скорее умру!

Он задумчиво смотрел на ее решительное лицо, сжатые губы. Взгляды их скрестились. Потом он вновь удивил ее, когда усмехнулся и сказал:

– Чур меня, маленькая ведьма! К тому же ты слишком прекрасна, чтобы портить тебе кожу. Все равно я узнаю, что ты искала!

И совсем удивил, развязав ей руки. Растирая их, чтобы восстановить кровообращение, она так же воинственно смотрела на него.

А Джейсон бросил ей одежду, оставленную Пьером.

– Продолжим наш интересный разговор после, – приказал он. – А сейчас быстрее одевайся. Нас ждет длинное путешествие.

Смущенное покашливание заставило обоих обернуться: в дверях стоял Харрис. Покраснев до цвета своих медных волос, он пробормотал:

– А… ммм… Простите, не знал, что здесь леди…

Совершенно не смутясь тем обстоятельством, что у него в постели обнаженная женщина, Джейсон спокойно спросил:

– Что случилось. Том. Ты что-то забыл?

Прижав к себе платье, Кэтрин с ужасом смотрела на брата Аманды. Сделай так. Господи, чтобы он меня не узнал, молилась она.

К несчастью, Том, который вообще-то редко что помнил, запомнил Кэтрин. Но хотя он и подумал, что эта девушка похожа на подругу Аманды, во-первых, он был тугодум, а во-вторых, джентльмен и воспитанный человек. Едва взглянув, он отвел глаза и уже не видел эту черноволосую девушку.

А Джейсон насторожился, почуяв неладное, и переводил взгляд то на бледное испуганное лицо Кэтрин, то на прячущего глаза Харриса.

Наконец он спокойно спросил:

– Вы знакомы друг с другом?

И подозрительно прищурился, когда оба одновременно и горячо произнесли: «Нет!»

Потом Харрис невнятно пробормотал в своей обычной манере:

– В жизни не видел эту девушку! Поговорим после! – И быстро вышел, прямо бросился вон из комнаты.

– Какого дьявола все это значит? – требовательным тоном спросил Джейсон, но Кэтрин спас от ответа Пьер.

– Все упаковано, мсье. Я вам еще нужен? Окинув комнату быстрым взглядом, Джейсон ответил:

– Думаю, это все, Пьер. Ты можешь ехать. Увидимся в Лондоне.

Глава 16

Измученная и вконец усталая, Кэтрин благодарно вздохнула, когда наконец они вошли в лондонскую квартиру Джейсона на Сент-Джеймс-стрит. Слишком многое произошло с ней за последние сутки, она могла только тупо разглядывать маленькую комнату в мансарде после того, как Джейсон накормил ее поздним ужином, снова раздел, запер дверь и ушел.

Такие же голые, как она сама, были все четыре стены комнаты. На полу, в углу, лежал соломенный тюфяк и несколько одеял. Шаткая табуретка, кувшин с водой и тазик на ней составляли всю мебель. В комнате было темно, только узкий луч лунного света пробивался сквозь крохотное оконце над ее головой. В комнате было не только темно, но и холодно – это она быстро почувствовала, забралась на матрас и укутывалась в одеяла. И снова оглядела свою темницу невидящим взглядом.

Потрясение, сожаление, потеря веры в себя, мучительное беспокойство приковали ее к этой комнате прочно, как железные наручники. Кэтрин устало прислонила голову к стене. И зачем только нужно было тратить время на поиски этой карты, спрашивала она себя горестно. Ее на этом поймали, и неизвестно, когда ей представится возможность побега: Джейсон пообещал держать ее столько, сколько пожелает.

Поведение Тома Харриса болезненно прояснило всю непривлекательность ситуации, и она могла только молиться, чтобы он попридержал свой язык. Хотя на самом деле ей бы следовало броситься к его ногам и умолять спасти ее, но куда там! Обычная гордость, надежда, что как-нибудь ей удастся сбежать и сделать вид, что ни прошедшей ночи, ни вообще ничего и не было, запечатали ей рот прежде, чем она вымолвила свою просьбу. А сейчас все рухнуло. Рэйчел, конечно, начнет неистовые поиски пропавшей дочери, а в свете прежнего скандала вторичное исчезновение леди Кэтрин вряд ли останется незамеченным.

В Лестершире никаких следов не обнаружат, потому что она и успела-то съесть ложку за завтраком – Джейсон буквально выволок ее из гостиницы и втолкнул в поджидавшие его парные дрожки. Она опомнилась в нескольких милях от гостиницы, когда он остановил лошадей, быстро связал ей руки под длинной голубой накидкой, пресекая этим и малейший намек на попытку побега. Он все делал быстро, коротко, холодно. Так же, не вдаваясь в подробности, объяснил, что, если она вздумает попросить кого-нибудь о помощи, он скажет, что возвращает свою сумасшедшую сестру в «Бедлам», в лондонский дом умалишенных.

Несмотря на все кошмарные события, ей казалось, что скандала можно избежать, только бы избавиться от Джейсона, но как бежать отсюда, когда она заперта в этой маленькой чердачной комнатке? Как вернуться домой? Отчаявшись, она закрыла лицо ладонями и простонала: «Рейна, Рейна, почему я не послушала тебя? Почему была так уверена, что можно играть с огнем и не обжечься?»

Предательские слезы хлынули-таки из глаз, она зарыдала так, что все тело ее содрогалось в конвульсиях, а рыдания разрывали грудь. Она не знала, сколько времени просидела в неподвижности, погруженная в свою беду, но постепенно слезы иссякли, и ее деятельная натура брала свое – она должна найти выход, должна все преодолеть. Фиалковые глаза вновь воинственно засверкали, она гордо вскинула голову и яростно поклялась, что в один прекрасный день накажет Джейсона Сэвиджа. Накажет за все. Заставит его страдать, увидит, как будет посрамлена его наглая гордость. Это будет, она готова потратить на это всю жизнь и дает страшную клятву уничтожить его.

Упиваясь этими мрачными клятвами о возмездии, Кэтрин вдруг почувствовала, как тает у нее в груди тяжелый ком страха и несчастий и как она успокаивается. С чем-то примиренная, она стала устраиваться на ночь, свернулась на матрасе, словно маленький ребенок, чтобы поскорее уснуть, как спят только в детстве, без сновидений.

Проснулась она далеко за полдень, бодрая, деятельная – твердые решения предыдущего вечера обрели свою ясность и определенность. Прежде всего – бегство, свобода. Она обернула себя одним из одеял, словно облачилась в саронг и снова была одета, плеснула на лицо воду из кувшина и попробовала что-нибудь сделать с копной спутанных волос. Затем обследовала комнату, надеясь, что вчерашнее отчаяние помешало ей увидеть какой-то путь к спасению.

К несчастью, ничего утешительного она не обнаружила. Были только дверь и маленькое окошко высоко над головой. Крепкую дубовую дверь надежно заперли с той стороны. По-детски поддавшись вспышке темперамента, она изо всей силы ударила по этому препятствию. Но только сильно ушиблась. Оставалось еще оконце. Она освободила табуретку от кувшина и лохани, подтащила ее под узкое оконце.

Вся в пылу деятельности, она едва не свалилась с табуретки, когда дверь распахнулась и в комнату вошел Джейсон с большим серебряным подносом. Кэтрин быстро поправила свое платье-одеяло. При виде ветчины, желтого сыра, толстых ломтей хлеба, обильно намазанных маслом, твердые устои принятых решений заколебались. Она мрачно проигнорировала радостное трепетание желудка и презрительно уставилась на Джейсона.

Захлопнув дверь точным ударом ноги, он поставил поднос на матрас и с интересом взглянул на нее.

– Ты полезла туда из-за мышей или боишься наводнения? – спросил он издевательским тоном.

От злости Кэтрин лишь стиснула зубы. Чувствуя себя в дурацком положении, она негодующе взирала на него, сдерживая ругательства, уже готовые сорваться с губ.

Скорее забавляясь, чем сердясь, он пересек комнату, весело и легко, не обращая внимания на ее смятение, снял ее с табуретки. Затем, обхватив тонкую талию, спокойно поцеловал ее.

– Хм-мм, малышка, я скучал по тебе вчера вечером, – коснулся он губами ее нежной шеи, оторвав их от ее безжизненного рта. – Если ты упорствуешь в неестественном желании удрать от меня, я велю Пьеру запирать нас каждый вечер вместе!

Задохнувшись, словно она попала в водоворот, Кэтрин решительно отступила от него, чтобы не допустить опасных эмоций, возникавших помимо ее воли. Разгневанно напомнив себе о его вероломстве, о жестоком пренебрежении к ее чувствам, она подавила теплую, трепетную истому, вызванную его беспокоящим прикосновением. Стараясь держаться ровно и прямо, она оттолкнула его и быстро направилась к матрасу. Присев на корточки, Кэтрин сумела удержать примитивное желание наброситься на пищу и заставила себя есть медленно, тщательно, словно это была ее последняя еда.

Джейсон, задумавшись, прислонился к стене, скрестив руки на груди, его зеленые глаза подозрительно светились. Разжевывая кусочек нежной ветчины, она тоже разглядывала его. Как всегда, он был хорошо одет: темно-желтые нанковые брюки были отлично подогнаны, желтый пикейный жилет с вышивкой, несмотря на традиционный фасон, придавал ему щегольский вид. Она уже не доверяла кажущемуся его ленивому спокойствию, знала, что впечатление добродушного настроения обманчиво, помнила, что внезапно, без всякой видимой причины, он может превратиться в незнакомца с жестким лицом.

Но если он действительно в хорошем настроении, может быть, самое время сознаться, кто она? Допустим, он поверит в то, что она леди Кэтрин Тримэйн, но какие опустошительные последствия можно ждать от этого человека? Как встретят эти сокрушительные для света новости ее родственники? Одной этой мысли было достаточно, чтобы кровь у нее застыла, – Кэтрин словно воочию окунулась в водоем злых пересудов и злобных сплетен. А еще была мать – она просто не вынесет, если опозорит Рэйчел. И так ей досталось от Кэтрин-цыганки. Нет, лучше держать язык за зубами и искать, во что бы то ни стало искать любую возможность для побега.

Кроме того, Джейсон мог попросту отбросить ее объяснения, словно бы их не существовало.

Она смотрела на него и горько размышляла, на что бы он решился, зная ее подлинную историю. Он не из тех людей, кто легко относится к тому, что стал жертвой обмана, даже если ошибка произошла по его вине. Он мог бы ее придушить и ей еще повезло, что она до сих пор жива. Думая так, Кэтрин не отводила от него глаз, и Джейсон беспокойно шевельнулся под ее немигающим взглядом.

Признаться, он ожидал встретить слезы, обвинения или угрозы, но такой молчаливый, даже кроткий, прием встревожил его, пробудив гамму подозрений.

Проглотив последний кусочек сыра, она холодно спросила:

– Как долго ты собираешься держать меня здесь?

В ответ он изогнул густую черную бровь.

– До тех пор, пока ты не научишься хорошему поведению, дорогая.

Сжав кулачок, она преодолела желание накинуться на него и вместо этого спросила:

– А разве тебе все равно, что я ненавижу тебя? Что не испытываю никакого желания быть твоей любовницей?

Губы его сузились:

– Боюсь, что это меня не тревожит! Видишь ли, маленькая плутовка, я заинтригован. Ты не укладываешься в обычную схему себе подобных. – Заметив ее недоуменный взгляд, он добавил:

– Ты устроила целый торг на лугу, ты послала в мою постель старую ведьму. Ты выдавала себя за любовницу Клайва Пендлтона, будучи девственницей. Ты обыскала мои вещи, сказав, что ищешь деньги, но не взяла золото, лежавшее на столе. Одних этих несовместимостей достаточно, чтобы с тобой не расставаться, даже если бы я не находил тебя чертовски желанной.

Не в силах больше видеть это насмешливое лицо без того, чтобы не утратить самообладание, она стала разглядывать свои пальцы, бесцельно перебиравшие» кромку одеяла. Потом осторожно спросила:

– А если бы я призналась, что искала, ты бы отпустил меня?

Наступила долгая, напряженная пауза. Джейсон уже готов был солгать, но удержался от утвердительного ответа, который она явно ждала, и жестко отрезал:

– Нет!

И неожиданно, что ее так пугало, отбросил свою ленивую позу, рванул ее с матраса, грубо сжал и безжалостно впился в губы. Она безуспешно пыталась сопротивляться прокатившемуся по ней странному всплеску наслаждения, когда ощутила этот варварский поцелуй, когда его ищущий язык проник в глубь ее рта, впитывая его сладость. Легким движением он сдернул с нее одеяло. Заставляя себя оторваться от него, Кэтрин велела своему телу не отвечать на дикий порыв, не встречать его голодное желание своим собственным.

Не отдавая себе отчета, не видя, что она едва удерживает себя от такого же кипящего желания, Джейсон в ярости пробормотал: «Можешь обойтись и без наслаждения!» Бросив ее на матрас, он раздвинул ей ноги и зверски овладел ею, не думая о том, что ей больно, получая только собственное удовлетворение.

Его большое тело вдавилось ей в живот, она в безумном содрогании попыталась облегчить обжигающую боль между ног. Глядя на нее сверху и не обращая внимания на уродливую кровавую царапину у себя на щеке и на то, что мало получил удовольствия от поверженного, мягкого тела под собой, он быстро взял, что хотел, скатился с нее и прорычал:

– Пока я не перестану видеть в тебе загадку, я намерен удерживать тебя, и тебе лучше смириться с этим!

Гибким движением вскочив на ноги, он стоял и смотрел, как она садится, преодолевая боль.

– Я ненавижу тебя, Джейсон Сэвидж, – выпалила она, не видя его сквозь слезы. – И придет день, пусть на это уйдет хоть сто лет, когда я рассчитаюсь с тобой!

Натянутая улыбка скривила его рот:

– Можешь ненавидеть меня, дорогая, если хочешь. Я не просил, чтобы ты любила меня. Все, что я хочу от тебя, я могу получить в любое время, когда пожелаю.

Ярость сковала ей язык, она смогла лишь высокомерно обернуть вокруг себя одеяло, словно оно было из шелка. Потом встала и с каменным лицом спросила:

– Может быть, теперь ты уберешься? Ты ведь получил то, за чем приходил, так что больше нет причин оставаться со мной.

– Ну, полно! На самом деле я вовсе не имел намерения насиловать тебя, когда вошел в эту комнату.

– Полагаю, ты просто вошел, чтобы посмотреть, как я устроилась в этой уютной обстановке?

Задумчиво теребя кровавую царапину на щеке, он медленно произнес:

– Я склоняюсь к мысли, что вдобавок к хорошим манерам кто-то должен научить тебя придерживать свой язычок.

– А твои манеры восхитительны, да? – спросила она, не разжимая зубы.

Неожиданно он ухмыльнулся.

– Нет! Мои манеры ужасны! Но понимаешь, – добавил он злобно, – я не нахальная девка, поэтому на мои манеры люди смотрят сквозь пальцы, а на твои… – Его голос намекающе понизился.

Ярость затопила ее, заряд, тлевший в ней долгие часы, взорвался, и с гневным воплем она ринулась на него, выставив ногти, готовая в кровь изодрать его наглое лицо. Он насмешливо встретил яростный выпад, легко поймал ее руки, прижал их к бокам, а потом притиснул ее к своему крепкому телу. Извиваясь в его руках, словно дикая кошка, она вскинула голову и случайно нанесла ему болезненный удар в подбородок. От неожиданности он завопил, она же, несмотря на то что у нее искры посыпались из глаз, начала бить в эту точку снова и снова. Но уже не столь эффективно, потому что он просто отвел подбородок в сторону. Потеряв рассудок, Кэтрин колотила его по груди, маленькие острые ее зубы рвали пикейный жилет и добрались даже до полотняной рубашки под ним. С глубоким удовлетворением она слышала его крики, а потом почувствовала, как его пальцы ухватили ее длинные волосы. Даже эта боль, то, как он отбросил от себя ее голову, стоили того, что и она задала ему.

Тяжело дыша, Джейсон угрюмо смотрел на нее сверху. Господи! Вот так маленькая бунтовщица! Он должен бы покончить с ней и выбросить ее в сточную канаву! Но даже думая так, глядя на ее упрямый рот, он ощущал сложное чувство. Большинство женщин находили его весьма привлекательным, так почему же эта худенькая девчонка так сражается с ним? Даже в его руках продолжает отчаянно вертеться, готовая драться и дальше.

Голова Кэтрин трещала от удара, который она нанесла ему в подбородок, он все еще не отпускал ее волосы, отчего боль раздирала ей виски. Несмотря на это, она осталась верна клятве и так яростно бросалась на него, что невольно напомнила ему храброго и несговорчивого котенка. Он улыбнулся этому сходству и ослабил пальцы.

– Может быть, перестанем воевать? Ты расцарапала мне лицо, к тому же потребуется несколько дней, чтобы зажили следы укусов. Мы уже все обсудили, сегодня ты бесспорный победитель, но только на сей раз.

Кэтрин сделала маленький, осторожный кивок. Такой неожиданный обратный ход смутил ее, она хотела, чтобы он либо оставался мужчиной с жестким лицом, который иногда пугал ее, либо тем обманчивым, очаровывающим незнакомцем. Одного из этих мужчин она ненавидела. Но оставался другой! Когда он плутовато улыбался ей, как сейчас, и черный локон беспечно падал ему на бровь, она попадала в плен вероломного возбуждения, трепещущего чувства, что в любой момент произойдет нечто чудесное.

Неожиданно до нее дошло, что она готова улыбнуться ему в ответ, и была потрясена, осознав, что одеяло давно свалилось на пол. Выскользнув из его ослабевших рук, она схватила одеяло. В нем она чувствовала себя как-то безопаснее. Повернувшись, Кэтрин заметила, с каким любопытством он наблюдает за ее скоростным одеванием.

– Ты в самом деле такая стеснительная? Напрасно, у тебя красивое тело. – И громко рассмеялся, когда ее щеки ярко вспыхнули. – Я вижу, что в Париже одежда для тебя обойдется мне в целое состояние. Я не допущу, чтобы моя прелестная любовница куталась в старое одеяло. Убежден, ты с удовольствием захочешь избавиться от него.

Услышав упоминание о Париже, она не поверила своим ушам:

– Париж? Ты действительно собираешься взять меня в Париж?

Широко улыбаясь, не подозревая о том, что от ужаса ее кожа покрылась мурашками, он ответил:

– Да, мой маленький котенок, это именно то, что я хотел тебе сказать, из-за чего и пришел. Я был очень занят прошлым вечером, делал приготовления и прощался со всеми. У Пьера уже готова для тебя ванна и одежда. Мы уедем, как только ты соберешься.

Обманутый растерянным взглядом, он нежно приподнял ее голову длинными пальцами.

– Я понимаю, что тебя измучила эта сумасшедшая поездка через всю Англию. Когда доберемся до Парижа, то там задержимся. Я подумываю о том, чтобы снять замок в его окрестностях. В Париже куплю тебе все наряды и украшения, какие ты пожелаешь.

Она только тупо взглянула на Джейсона, и он, раздраженный отсутствием энтузиазма, упрекнул ее:

– Я ведь сразу обещал тебе путешествие в Париж и думал, что ты будешь счастлива, видя, что я выполняю условия нашей сделки. А теперь пошли и быстрей собирайся.

Он нетерпеливо подталкивал ее к лестнице, ведущей вниз, торопил ее в спальне, где она принимала ванну и одевалась, и втолкнул ее в экипаж.

Стоял чудесный весенний день, до темноты оставалось еще несколько часов, и, по мере того как лоснящиеся вороные лошади мчали их по дороге, Кэтрин обнаружила, что понемногу забывает обстоятельства, окружавшие эту поездку, и наслаждается убывающим солнечным светом. Как если бы Джейсон был ее поклонником, и они вдвоем совершали приятную прогулку. По мере того как бежали часы и начала опускаться ночь, она отталкивала от себя прежние тревоги и мысли, и ее вдруг охватило странное успокаивающее чувство примирения, надежды на то, что найдется выход из создавшегося положения.

Уже в плотных сумерках ступили они на борт судна, которое увозило их из Англии, и тут странное спокойствие покинуло ее. Она испытала чувство дикой паники, ужаса: если она не убежит сейчас, то уже никогда больше не обретет свободу. Но Джейсон, чувствующий такие перемены, мгновенно погасил этот непроизвольный порыв простейшим образом: подхватив ее на руки, он отнес Кэтрин в их каюту, оставил ее тут же одну и вышел, тщательно заперев за собой дверь. Похожая на пойманное в ловушку животное, она оглядывала маленькую каюту, растерянно думая, что, по крайней мере, на этот раз он оставил ее одетой.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Горько-сладкая весна

Глава 17

Франция, весна, 1803

Дорога от паромной переправы до Парижа подходила к концу. Они оставили позади бледно-зеленые пологие холмы и необычные на вид белые фермы. Кэтрин не обладала способностью Джейсона спать в тряском экипаже, поэтому с огромным нетерпением ждала, когда покажется город.

В пути они останавливались у придорожных гостиниц лишь для того, чтобы сменить лошадей и наскоро поесть – чаще всего Джейсон заказывал корзинку с сандвичами, чтобы не задерживаться на следующей станции. Лишь однажды они простояли несколько часов, пока меняли сломавшееся колесо Наблюдая, как Джейсон нетерпеливо расхаживает взад-вперед в номере провинциальной гостиницы, Кэтрин осознала тот факт, что его желание поскорей оказаться в Париже никак не связано с ней. Она напрасно боялась, что все путешествие ей придется отбиваться от его попыток заняться любовью. Он вообще едва замечал ее присутствие в экипаже и, казалось, забыл о ее существовании. Кэтрин обнаружила, что этот недостаток внимания даже задевает ее.

Колесо треснуло, попав в глубокую выбоину на дороге: французские дороги оказались много хуже английских, а английские были ужасны. Экипаж содрогнулся от толчка, а Джейсон так и не проснулся, раскачиваясь в унисон с движущимся экипажем.

Она подолгу изучала его спящее лицо, живое, без суровых морщин – они исчезли, разгладились, – это было лицо молодого человека, не способного похитить и изнасиловать женщину. Но Кэтрин трудно было обмануть. По своему горькому опыту она знала, как мгновенно меняются его желания и намерения. Она попробовала представить, что было бы, если бы он мог предположить, что она хочет вернуться в Англию. Сказать ему правду и рассчитывать на его милостивое разрешение? Она даже не рискнула предположить, что такой вариант возможен, и отказалась от него так же быстро, как и придумала. Время для откровений такого рода упущено, и она со злостью выбранила себя за то, что была такой упрямой дурой.

Погруженная в грустные размышления, Кэтрин безучастно смотрела в окно, а повернув голову, неожиданно столкнулась с изумрудным взглядом проснувшегося Джейсона. Оказывается, он уже проснулся и какое-то время внимательно изучал ее профиль. Взгляд у него был настолько холодно-расчетливым, что на мгновение она испугалась: не прочел ли он ее мысли? Страх заставил ее заговорить первой, чтобы избежать унизительных замечаний.

– Хорошо отдохнул? Должно быть, ты здорово вымогался, если спал так долго.

Джейсон лениво улыбнулся, его зеленые глаза чуть блеснули, когда он медленно протянул:

– Как правильно ты произносишь слова, точь-в-точь как ученица в монастырской школе. – Он помолчал, разглядывая ее с откровенной насмешкой, потом мягко добавил:

– Но мы-то знаем, что это не так, верно?

Кэтрин стоило труда удержаться, чтобы не выпалить резкие слова, уже вертевшиеся на кончике языка; глаза выдали ее негодование, и она колко ответила:

– Можешь думать, что это, если тебе нравится. Я не собираюсь злиться, и если ты намерен позабавиться, изводя меня насмешками, то уверяю – у тебя ничего не получится.

Изумившись ее холодному тону, он привел ее в замешательство, внезапно спросив:

– А почему ты подумала об этом именно сейчас?

– Почему? А какая, собственно, тебе разница, что я думаю? Он бросил на нее острый взгляд и промурлыкал:

– Обычно мне наплевать на то, что думает какая-либо женщина, но шестое чувство мне подсказывает: здесь что-то не так, ты что-то мне не сказала, что-то, что я должен бы знать!

Чтобы преодолеть замешательство и не выдать себя, она не стала отвечать, а сама спросила:

– Откуда ты это знаешь?

– У тебя очень выразительное лицо, дорогая ведьмочка, боюсь, оно выдает твои мысли.

Напуганная до глубины души, она вернула ему мяч их разговора:

– Если я так легко выдаю свои мысли, что же ты спрашиваешь? Почему просто не читаешь их по моему лицу?

– Не люблю подсматривать, мне бы хотелось казаться положительным.

Она едва не поддалась на провокацию, но стерпела и сохранила выразительное молчание.

Несколько минут они ехали в тишине и спокойствии, потом Джейсон начал показывать ей достопримечательности – они въезжали в окрестности Парижа.

Уже стемнело, когда Джейсон провел ее по мраморному фойе отеля «Крильон» к длинной полированной стойке, где их поджидал портье в мрачной, черной с белым, униформе. Кэтрин едва держалась на нотах, платье ее было помято, она чувствовала голоде, мечтала принять ванну и ее совершенно не заботило, что подумают о ней служащие отеля. Но все же она вздрогнула, словно от укола булавкой, когда консьерж промурлыкал:

– Прошу вас, мадам и мсье Сэвидж, следуйте за мной. – И повел их к великолепным апартаментам на третьем этаже.

Показывая им две спальни, гостиные, туалетные комнаты, он повернулся к Джейсону и произнес извиняющимся тоном:

– В предварительных инструкциях не было сказано, что прибудет и мадам Сэвидж, но мы заверяем, что для горничной мадам будет приготовлена комната возле комнаты вашего слуги. Могу добавить, что, если мадам или мсье нуждаются в услугах служащих отеля «Крильон», пока не прибудут ваши слуги, пожалуйста, сообщите мне, и все будет сделано.

Низко поклонившись, он вышел из комнаты, оставив за собой зловещее молчание.

– Мадам Сэвидж? – гневно взорвалась Кэтрин. Джейсон повернулся к ней, насмешливая улыбка скривила уголки его губ, густая темная бровь поползла вверх:

– А ты предпочитаешь, чтобы я громогласно объявил, что привез с собой любовницу? – спросил он сухо. – «Крильон» очень консервативный и респектабельный отель. Когда дядя послал сюда предварительное уведомление о моем прибытии, он не знал, что я буду не один. Он до сих пор ничего не знает об этом. Если бы знал, я уверен, отдал бы более осторожные распоряжения.

Решительно и зло, сверкая глазами, Кэтрин произнесла с поддельной наивностью:

– Тебя действительно беспокоит, что могут подумать о твоих действиях? Никогда не могла бы себе этого представить. Ладно, наверное, твой дядя – тот человек, которым ты восхищаешься. Я и размышляю, как бы он отнесся к изнасилованию и похищению женщины?

Джейсон равнодушно пожал широкими плечами.

– Взгляды дяди на мою мораль мне достаточно известны, и ты будешь изумлена, как часто его мнение обо мне совпадает с твоим.

Он подошел к тяжелой резной двери, выходящей в покрытый коврами коридор.

– Я распорядился, чтобы тебе приготовили ванну и чтобы прислали горничную разобрать твои вещи, как бы мало пока их ни было. Думаю, что ты сильно устала, так что поужинай в своих комнатах и пораньше ложись спать.

Не дожидаясь ответа, он вышел.

Кэтрин молча смотрела на закрывавшуюся за ним дверь. Он не» мог просто так оставить ее! Но проходили минуты, а Джейсон не возвращался. Ей стало ясно, что он не только мог так поступить, но и поступил! Усталости у нее как не бывало, она пробежала через комнату к двери и распахнула ее. На пороге заколебалась, потом выглянула в широкий, белый с золотом, коридор. Он был совершенно пуст. Она закусила нижнюю губу, не зная, что предпринять дальше.

Потом вернулась в комнату, прикрыв за собой дверь. У нее не было денег, и ей не к «ому было идти. Сейчас придется принять высокомерные действия Джейсона, как бы они ни были противны. Но она не спала уже несколько дней, а пустой желудок торопил ее подвести итог размышлениям – стоит повременить по крайней мере до тех пор, пока она не поест и не смоет дорожную пыль. Тогда и подумает о дальнейших стратегических шагах. Приняв решение, она принялась разглядывать роскошные апартаменты, не в силах перебороть любопытство.

Все комнаты были большими, прекрасно отделанными. Кремовые стены, высокие потолки с хрустальными люстрами, мягкое золото ковров, застилавших натертые полы. Тяжелые занавеси из темно-золотого бархата спускались на высокие окна, и Кэтрин с удовольствием обнаружила пару застекленных дверей, которые вели на маленький балкон.

Стук в дверь прервал ее наблюдения. В комнату вошла крошечная брюнетка с очаровательными карими глазами. Она смущенно улыбнулась Кэтрин и сделала книксен, сказав, что ее послали помочь мадам и что зовут ее Жанна.

Черная униформа девушки с белым кружевным фартуком и соответствующей шляпкой не могли скрыть девичью свежесть Жанны. Без сомнения, она была хорошенькой, румяные щечки выдавали ее деревенское происхождение. Ей было не более шестнадцати. Глядя, как она вынимает ее платья и раскладывает их в спальне, Кэтрин вдруг подумала, сам ли Джейсон выбрал Жанну и только ли с целью быть горничной при его так называемой жене? Но она тут же устыдилась своих мыслей, оставила Жанну хлопотать с вещами, а сама стала бесцельно расхаживать по пустым комнатам.

Под ее окнами расстилался вечерний Париж. Вдоль вымощенных булыжником улиц горели фонари, и их жеманный желтый свет яркими пятнами проступал в чернильной темноте ночи. Изящные быстрые экипажи развозили модных горожан. Звучно цокали копыта.

Некоторые направлялись в театр, возможно, в тот, который парижане называли «Домом Мольера», некоторые – в игорные дома, предоставлявшие джентльменам разнообразные развлечения, и не только за игорными столами.

Их апартаменты выходили окнами на Площадь Согласия, где десятилетием раньше несчастный Людовик XVI, потеряв трон, потерял и свою голову на гильотине. За площадью медленнотекущая Сена мирно несла свои воды через бурно разрастающийся город.

Но Кэтрин снова охватила усталость, она уже не могла следить за движущимися огнями и почувствовала облегчение, когда Жанна объявила, что ванна готова.

Быстро сняв платье, Кэтрин скользнула в благоухающую розовым ароматом воду, чувствуя, как она охватывает ее усталое тело. Прекрасное мыло, плавающее в воде, тоже пахло розами, и она стала усердно натирать себя от макушки до пальцев ног. Жанна помогала ей, подливая горячую воду из медного кувшина. Когда Кэтрин вымылась и сполоснула свои длинные волосы, латунная ванна была заполнена до краев.

Выйдя из ванны, Кэтрин предоставила себя живому вниманию Жанны, но горничная была столь деловита и деликатна, что Кэтрин даже почувствовала себя неловко, настолько быстро ее обтерли, обсушили, напудрили душистой пудрой, облачили в мягкую ночную рубашку. Она не успела запротестовать, как Жанна уже накинула на нее черный бархатный халат – ровно за секунду до стука в дверь, возвестившего, что доставлен заказанный Джейсоном ужин.

Позже, впав в приятную дремоту от вкусной еды и выпитого вина, Кэтрин прилегла на синий диван; глаза у нее совсем слипались. Усилием воли она их приоткрыла и снова оглядела великолепные комнаты. Ухоженная, умиротворенная, она ни о чем не думала и уже через несколько минут блаженно уснула.

Было очень поздно, когда Джейсон вернулся в отель. Его письмо Ливингстону, в котором он просил о срочной аудиенции у Монро, было отослано, он встретился с французским министром финансов Франсуа де Барби-Марбуа и наметил решение некоторых семейных проблем. Поскольку не все члены клана Бове перебрались в Новый Свет, с одобрения дяди, Джейсон разослал записки всем парижским родственникам. Съев в ресторане отеля свой обед, он был приятно удивлен, обнаружив, что один кузен уже ожидает его в фойе.

Мишель Бове, изящный молодой человек приятной наружности, выбрал на этот вечер известное игорное заведение, когда посыльный принес ему записку от Джейсона. Чрезвычайно любезный малый, Мишель решил немедленно повидаться со своим американским кузеном. Молодые люди мгновенно сошлись, и Джейсон охотно принял предложение кузена показать ему ночную жизнь города. По мере того как они веселились, Мишель пичкал Джейсона сжатыми, порой забавными, характеристиками разных родственников» и определенно дал понять, кого из них следует избегать.

Джейсон пребывал в отменном расположении духа, когда тихонько вошел в комнаты, которые до этого бесцельно разглядывала Кэтрин. Проследовав в самую большую спальню, он бросил свой шарф на спинку стула, освободился от сапог и через тихие комнаты устремился на поиски Тамары.

Он не ожидал найти ее в своей спальне, он был убежден, что она спит у себя. Однако в ее комнате кровать была пуста. Он нахмурился, задумчиво потер отросшую на подбородке черную щетину, пошел дальше, в меньший из двух салонов. Завидев Тамару, спящую на диване, он замер посреди комнаты.

Она лежала на боку, шелковые черные волосы, уже подсохшие, густым облаком клубились вокруг плеч. Одну руку она подсунула под щеку, другая свисала на пол. Глядя на эту прелестную картину, он как-то странно заулыбался – это не была ни его обычная ухмылка, ни улыбка доброты, но что-то среднее. С минуту он смотрел, как вздымается и опускается ее грудь под черным бархатом. Затем, взволнованный и недовольный неожиданным приступом нежности, он решительно подошел к дивану, поднял ее на руки и понес в спальню.

Когда он снял с нее халат и сунул между двумя теплыми простынями на большую кровать, она слегка потянулась и сонно мигнула, словно котенок. Начав просыпаться, взглянула на него сквозь полуоткрытые веки своими немыслимыми фиалковыми глазами. Не выдержав, Джейсон прильнул к ее мягкому рту долгим, ищущим поцелуем, после чего Кэтрин окончательно проснулась, а Джейсон пришел в гневное смущение.

Он не намеревался поцеловать ее таким поцелуем! Он хотел всего лишь чмокнуть ее в губы. Но в этот момент что-то странное взорвалось между ними. Ее рот словно ждал его, губы ее слегка раскрылись, и язык ответил на ласку его языка.

Борясь с желанием оказаться рядом с ней и посмотреть, как далеко зашло неожиданно уступчивое настроение, Джейсон вглядывался в глаза Кэтрин. Так они молча смотрели друг на друга несколько секунд, неподвижно, не желая разорвать это странное очарование. Затем, пробормотав ругательство, он резко повернулся и вышел.

Со сложным чувством, но без радости, Кэтрин глядела ему вслед. Что произошло? Она же ненавидит его! Он ее обесчестил, обращался с ней жестоко, и вот, достаточно было ей поесть досыта, и она все забыла и растаяла в его объятиях, словно уличная девка. Закрыв глаза, она постаралась выкинуть из памяти этот поцелуй, но он тут же вернулся. Как могла она так откликнуться на него! Но еще больше потрясло ее то, что он ушел. Она мрачно напомнила себе, что поклялась отомстить ему, что запретила себе отвечать на ласки, – она уже достаточно погорела на этом. Помни это, ты, маленькая дурочка, когда в следующий раз почувствуешь что-то вроде желания ответить на его объятия.

Некоторые другие неприятные мысли мешали ей еще несколько минут, но, неспособная решить ни одну из насущных проблем и наслаждаясь изумительным ощущением чистой постели после долгого путешествия, она погрузилась в сладостный сон – второй раз за этот вечер.

Этого нельзя было сказать о Джейсоне. Он расхаживал по спальне еще добрый час. Кэтрин было бы приятно узнать, что большую часть его он провел в попытках избавиться от странных, незнакомых эмоций, которые она заставила его испытать. И чем настойчивее искал он объяснение, тем в большее смущение впадал. И заснул он с чувством, что на него навалилась какая-то незаслуженная напасть, вроде зубной боли; глаза бы его никогда не видели проклятую маленькую цыганку! Как смела она внести такое смятение в его мысли!

Глава 18

Настоящий первый их день в Париже обещал быть хорошим. В белой нижней рубашке, в розовом шелковом халате, подпоясанном под маленькой твердой грудью, Кэтрин нежилась на балконе под ярким солнечным светом, когда сзади раздался голос Джейсона. Захваченная своими наблюдениями, она вскрикнула от неожиданности, когда он произнес:

– Рад видеть, что ты уже встала. Прежде чем принимать ванну, я зашел взглянуть на тебя – ты еще спала и выглядела, должен признать, прелестно.

Не поддавшись на провокацию в его голосе, она посмотрела на него с осторожностью, довольная тем, что сейчас одета. Не то что вчера вечером. При этом воспоминании глаза ее сверкнули обидой. Холодно, скрывая, как бьется в груди сердце, она спросила:

– А разве я должна была уже встать? Мне казалось, ты обещал мне сегодня свободный день. Или я должна быть у тебя в услужении и помогать тебе одеваться?

Неожиданный всплеск зеленых глаз дал ей возможность сделать паузу, в которую он тут же устремился, пресекая все ее дальнейшие рассуждения:

– Тебе не следует держать в голове мысли об одевании, моя дорогая. Только о раздевании – в любое время, какое ты предпочтешь, предложив мне свои услуги. Я соглашусь немедленно.

Испытывая дурацкое желание захихикать и досадуя на то, что по собственной неосторожности позволила так уколоть себя, она обрадовалась, когда негромкий стук в дверь отвлек внимание Джейсона.

Слуга в униформе не принадлежал к обслуживающему персоналу отеля, но, как поняла Кэтрин, Джейсон ожидал его. Посыльный вручил Джейсону запечатанный конверт, однако, ответа ждать не стал, а, сунув в карман золотую монету, вежливо поклонился и ушел.

Остро ощущая на своей талии руку Джейсона, которую он так и не убрал, она исподтишка наблюдала за ним; по мере чтения лицо его стало таким серьезным, какого она у него никогда не видела. Собственно, пробежал он записку в один момент, потом быстро взглянул на нее и поймал ее взгляд. В смущении она вспыхнула и освободилась из-под его руки. Улыбнувшись, Джейсон поддразнил ее:

– Играешь в смущение, да? Если, малышка, тебе доставляет удовольствие смотреть на меня, можешь продолжать. В конце концов, я же получаю удовольствие, глядя на тебя.

Кэтрин подавила желание ударить его, чтобы пощечиной согнать эту невыносимую выжидательную ухмылку с его красивого лица. Предоставив ему возможность любоваться своим затылком, она целиком погрузилась в разглядывание своих дрожащих рук, вцепившихся в перила балкона. С минуту он молчал, потом медленно произнес:

– Мне нужно на некоторое время оставить тебя. Прошу прощения, но поразвлекайся сама, пока я не вернусь.

Повернувшись, она спросила тихим напряженным голосом:

– А ты не боишься, что я сбегу.

– Нет. Если бы я думал, что есть хоть малейшая такая возможность, я бы не оставил тебя одну вчера вечером. Я не дурак, а тебе не так уж хочется сбежать от меня, как ты делаешь вид, моя маленькая возлюбленная. К тому же у тебя нет денег.

Он успел поймать ее поднятую руку и с легкостью завел ее за спину, одновременно прижав к себе все ее тело. Упираясь ему в грудь, она смотрела на него в упор, злясь больше на саму себя, чем на него. Он дразнил ее взвешенно – настолько взвешенно, чтобы она вела себя так, как ему надо. И у него получилось. Вызывающе вскинув голову, она выпалила:

– И что же теперь? Теперь будет то, что ты хотел в том, первом месте, да?

– Нет, не совсем. Но ты так легко поддаешься, так легко вспыхиваешь, моя дорогая, что мне трудно удержаться, чтобы не ловить тебя на одну и ту же удочку.

Поддразнивая ее, Джейсон почти касался губами ее рта. Обхватив ее руками так крепко, что их тела почти слились в одно целое, он медленно прошелся губами по ее лицу от лба до кончика носа, потом коснулся ее губ и мягко сказал:

– Мне придется ненадолго оставить тебя. И если у тебя действительно сохранилась идея сбежать отсюда, то можешь забыть ее. Прежде чем покинуть отель прошлым вечером, я имел разговор с консьержем и Жанной. Это было неприятно, но пришлось объяснить им, что, хотя мы недавно поженились и я тебя очень люблю, у тебя бывают приступы безумия, когда ты представляешь себя кем-то другим, думаешь, что я похитил тебя. Так что, видишь, моя дорогая, – почти добродушно добавил он, – не стоит и помышлять о побеге. Слуги просто запрут тебя в этих комнатах. И без денег ты далеко не уйдешь. Развлекай себя сегодня днем сама, а вечером, если будет время, мы, возможно, спланируем что-нибудь более интересное.

Затем она утратила способность связно мыслить, когда его теплые губы прильнули к ней и она снова ощутила жадное, необъяснимое чувство, которое рождали в ней его поцелуи.

Когда он ушел, в больших комнатах воцарилась необычная тишина, и разгневанная Кэтрин бросилась на свою кровать. Черт с ним! Он обращается с ней как с куклой, как с игрушкой! Скажите, он намерен планировать какое-нибудь развлечение, если на нее у него останется время! Как бы хотелось, со злостью подумала она, одержать победу в той игре в кошки-мышки, которую они вели.

Джейсон еще ухмылялся, когда вошел в американскую миссию и вручил привратнику свою карточку. Его туг же провели в маленький кабинет, наскоро приготовленный для Джеймса Монро, представителя Джефферсона в Париже. Он должен был помогать Роберту Ливингстону, американскому посланнику во Франции.

Сидя за темным дубовым столом, занимавшим чуть ли не всю комнату, поглощенный чтением, Монро встал, когда Джейсон вошел в кабинет, и положил на стол объемистый документ, который изучал.

– Бумажная работа, – прокомментировал он, – но скажите, молодой человек, что привело вас во Францию? Я думал, что Джефферсон хотел иметь вас в Англии до тех пор, пока Ливингстон не послал бы за вами. Но, насколько мне известно, Роберт этого не делал. Что же тогда стоит за этим настоятельным письмом, которое я получил от вас вчера вечером? Или у вас уже возникли неприятности с французским правительством?

Несмотря на поддразнивающие нотки в его голосе, Джейсон уловил в этом вопросе и скрытую угрозу. Он перестал улыбаться и спокойно ответил:

– Прошу прощения, если записка показалась резкой, но события настоятельно требовали, чтобы я переговорил с вами до того, как будут продолжены переговоры Ливингстона.

Устроившись поудобнее в своем мягком кресле, Монро окинул Джейсона пристальным, изучающим взглядом.

– Я знаю, – мягко произнес он, – что вы пользуетесь доверием Джефферсона, особенно при рассмотрении ряда вопросов в связи с Новым Орлеаном, но, боюсь, что никогда не понимал вашу роль в этом деле. Не соблаговолите ли просветить меня?

С печалью в своих зеленых глазах Джейсон признался:

– Боюсь, что я и сам не понимаю этого до конца. А если я этого не понимаю, то не могу в должной мере обсуждать это и с вами. Не так ли?

Монро не устроил такой уклончивый ответ.

– Я понимаю вас, Сэвидж, – сухо сказал он, – вы ничего мне не скажете. Полагаю, я должен быть доволен тем, что президенту служат личности, умеющие держать рот на замке. Конечно, вы не станете использовать узы личной дружбы для осуществления ваших личных задач?

На этот вежливо поставленный и пробный вопрос последовал утвердительный кивок. Уважая сдержанность Джейсона, хотя это ему и не нравилось, Монро спросил:

– Хорошо, почему же, в таком случае, вы хотели видеть меня?

– Я намерен сделать вам предложение, – осторожно начал Джейсон, – предложение, которое явно затруднит ту задачу, которая возложена на вас и Ливингстона. Но прежде разрешите прояснить несколько моментов. Первое: я не могу объяснить, где и как я узнал то, что узнал. Вы должны будете довериться мне и принять сказанное за истину. Второе: я не буду отвечать ни на какие вопросы, поскольку дал слово, что не раскрою мои источники. – Он в упор взглянул на Монро и добавил:

– Если вы не примете мои условия, продолжать я не могу.

Обеспокоенный и заинтригованный, как это и предвидел Джейсон, Монро стал спешно припоминать, что он знает об этом надменном молодом человеке. Несомненно, Джефферсон доверял ему некоторые жизненно важные секреты внешней политики, а он всегда благоразумен в своем выборе. Сам он был в близких отношениях с Гаем Сэвиджем, но не с его сыном, как бы ему хотелось при данных обстоятельствах, но то, что он о нем знал, ему нравилось, хотя молодой Сэвидж имел репутацию человека себе на уме, пробивного и безжалостного в достижении цели. Порой такие характеристики лучше иных похвал.

Монро согласно кивнул головой, уже тронутой сединой.

– Продолжайте. Вы разожгли мое любопытство, и я постараюсь не задавать вам слишком много вопросов.

Когда Джейсон начал говорить, на лице его не было и следа обычной насмешливости.

– Я обладаю информацией, почему Барби-Марбуа приглашал вас и Ливингстона прошлым вечером, хотя нигде об этом сказано не было. Главной причиной встречи, даже до вашего формального представления правительству, была попытка начать переговоры о продаже всей территории Луизианы.

Монро постарался скрыть выражение крайнего изумления при этих словах Джейсона, лихорадочно прикидывая, где Сэвидж мог получить эту информацию. Он сказал правду. Монро пригласили и с ним поделились ошеломляющей новостью, что Наполеон серьезно рассматривает вопрос о продаже американцам огромных пустующих земель, которые и составляют Луизиану.

Схитрив, Монро ни о чем не спросил, но сказал:

– Вы же знаете, что в конституции нет параграфов о ситуации, подобной этой! – С нескрываемым раздражением он добавил:

– Кто бы мог предположить, когда я отплывал во Францию, что Наполеон не просто поддержит столь фантастическую идею, но и сам предложит ее?

Безразличный к проблеме законности такой покупки, Джейсон сделал первый выстрел:

– Я здесь сегодня как агент британской банковской фирмы «Хоуп и Бэринг». Меня уполномочили информировать вас, что фирма хотела бы предоставить вам как представителю Соединенных Штатов всю ту сумму денег, которая необходима Франции для овладения Луизианой.

На мгновение Монро утратил дар речи. О таком они не смели и мечтать! С откровенной заинтересованностью он спросил:

– И как далеко согласны пойти ваши патроны? Впервые с того момента, как он вошел в эту комнату, Джейсон расслабился, к нему вернулась ею обычная насмешливая улыбка. Ответ был по существу.

– Десять миллионов под шесть процентов.

Джейсон произнес эти цифры с явным удовольствием, но Монро было не до эмоций.

Играя свою роль, Джейсон искусно отвел все наводящие вопросы Монро, заявив, что он много не знает и что теперь очередь за американскими дипломатами. Осознав, что нежданный визитер больше ничего не скажет, Монро был вынужден отступить, но, прежде чем расстаться, он получил от Джейсона осторожное обещание вернуться через несколько дней и держать американскую миссию в курсе своих действий.

Довольный тем, что так удачно увернулся от каверзных вопросов дипломата, Джейсон понимал, что уже следующей их встрече не суждено развиваться по его воле, как это было сегодня. С отвращением он подумал, что всю эту проблему можно решить очень легко, если бы все выложили на стол свои карты. Потом подумал, что он ошибается. Существовала ведь Испания, и, если бы она знала, что Франция распоряжается подвластной ей территорией, она запротестовала бы так энергично, как только могла.

Выполнив политическую миссию, он вернулся к своим проблемам. Конечно, это была Тамара и планы его пребывания во Франции. Данное Монро обещание уже их меняло – нужно было отказаться от прежнего намерения снять дом за городом. Что же, его вполне устраивает и «Крильон».

Неожиданно для себя он остановился у одного из бесчисленных лотков, где продавали цветы, и купил два огромных букета красных гвоздик. Он чувствовал себя несколько странно, когда шествовал через фойе отеля с этим ароматным богатством. Скрытая ухмылка консьержа тоже обеспокоила его – через несколько минут весь персонал будет знать, что мсье и мадам Сэвидж либо поссорились, либо безумно влюблены друг в друга. Ему не улыбалось стать объектом гостиничных пересудов, и он вошел в свои апартаменты с хмурым лицом.

Удовольствие от покупки испарилось, он кинул гвоздики на зеленый парчовый диван в своей комнате, – касторовую шляпу с узкими полями швырнул на стоящий рядом маленький столик. И тут же услышал хихиканье и беззаботные голоса, доносящиеся из комнат Тамары. Неслышными шагами пересек он комнату и рывком отворил дверь, разделявшую их апартаменты.

Вошел и изумленно замер на пороге, почти онемев от предметов женского туалета, роскошных тканей и модных выкроек, разбросанных по всей комнате. На диване громоздились шелка, муслин и парча, вся подходящая мебель стала чем-то вроде вешалки для всей этой бабьей мишуры. Две молодые женщины – видно было, что они приказчицы из магазина – занимались тем, что разворачивали рулоны роскошных узорчатых тканей. Его неожиданное вторжение напугало их, а мрачный взгляд мигом согнал улыбку со счастливых лиц.

Обретя дар речи, Джейсон прогремел:

– Тамара! Что, черт побери, здесь происходит? Журчащая болтовня в другой спальне мгновенно прервалась, и в комнату, словно видение, вплыла Тамара в каком-то газовом облаке, сопровождаемая тучной седовласой женщиной и восторженной Жанной. С невинной улыбкой на губах Кэтрин проворковала:

– Ах, дорогой, ты вернулся так рано. Я думала, тебя не будет еще несколько часов.

Подойдя к его окаменевшей фигуре, она приподнялась на цыпочки и легонько поцеловала его в уголок рта. Прежде чем он оправился от потрясения, она промурлыкала:

– Дорогой Джейсон, ты оставил меня одну на целый день, а я так скучала. Ты не можешь представить, как это ужасно не иметь с собой денег и никого не знать. – Она задушевно взглянула на него, и его глаза понимающе сузились. – Но тут я поговорила с консьержем, и он рекомендовал мне обратиться к мадам Элоизе. – Она томно махнула рукой в сторону седовласой женщины. – Консьерж был так добр, что написал ей записочку, и она тут же пришла. Она самая знаменитая модистка, ты же понимаешь, – невинным тоном закончила Кэтрин.

Джейсон, который однажды уже заплатил за несколько платьев, привезенных из Франции и сшитых знаменитой мадам Элоизой, для одной своей птички в Новом Орлеане, застонал про себя. Это будет стоить ему небольшое состояние!

Не догадываясь в точности об этих его мыслях, но понимая, что он весьма недоволен, и радуясь этому, Кэтрин продолжала болтать:

– Разве это не мило с ее стороны – принести сюда все эти чудесные вещи лишь для того, чтобы я взглянула на них? Я уже сказала, что намерена купить несколько платьев и еще кое-что из одежды. В конце концов, ты же обещал мне новый гардероб.

Дьявольский огонек сверкнул в ее фиалковых глазах. Кэтрин наклонилась к нему и проворковала:

– Ты только подумай, как это ужасно, что твоей жене нечего надеть! Ты же знаешь, мы покинули Англию так внезапно, что у меня даже не было возможности собрать вещи.

Разгневанный, разочарованный, терзаемый непонятными ощущениями, Джейсон остро ощутил прикосновение ее мягкого, податливого тела. В глазах его блеснул мстительный огонек, он привлек ее плотнее, и на глазах четырех замерших женщин сильно и долго поцеловал ее неготовые к отпору губы. Не обращая никакого внимания на возникшее одобрительное молчание, он нагло ласкал ее бедра, позволяя разгораться своему желанию, пока Кэтрин не ощутила восставшую от страсти плоть.

Раздосадованная тем, как легко он обратил все в свою пользу, она вырвалась из его рук, стряхнула наваждение, вызванное ее собственным телом, и с пылающим лицом повернулась к молчащим женщинам.

– Вы… вы не оставите нас на несколько минут? Кажется, Жанна приготовила в холле, чем подкрепиться. Мы продолжим примерки после того, как вы немного отдохнете.

Сгорающие от любопытства женщины вышли, и в комнате повисло предгрозовое молчание. Разозленная Кэтрин резко повернулась к Джейсону:

– Как ты можешь? Или для тебя не существует никаких приличий?

– Ты забываешь, что это мои комнаты, и я буду делать здесь все, что захочу! Что ты вообразила, созвав сюда всех этих женщин? – Не дожидаясь ответа, он прорычал:

– Я как раз собирался купить тебе новую одежду. Ты что, не могла подождать? Боялась, что я выскочу из твоих жадных когтей раньше, чем ты успеешь выдоить меня?

Презрительно выпрямившись, хотя внутренне изрядно струхнув, Кэтрин твердо заявила:

– Если помнишь, оставляя меня здесь утром, ты сказал, чтобы я сама развлекла себя. Я это и сделала! – И она с вызовом взглянула на него.

– Да уж вижу! Ты оказалась точно такая, как все ваши. – Бросив неприязненный взгляд, он насмешливо спросил:

– Учитывая, во что это мне обойдется, пока мадам Элоиза все не закончит, могу я рассчитывать, что, когда в следующий раз попаду в твою постель, ко мне отнесутся иначе, чем в прошлый раз?

Кэтрин уже с болью поняла, что ей следует действовать по-другому, если она хочет согнать насмешливую улыбку с его лица. Поэтому она перешла на холодный и деловой тон:

– Ты ничего не заплатил за мою девственность. Конечно же стоимости гардероба недостаточно, чтобы заплатить за то, что отдано против воли и что невосстановимо.

Джейсон прямо окаменел, словно она ужалила его, ледяная неприязнь была и в его глазах, и в голосе:

– Ладно, ладно, – протянул он, – ты была начинающей в своем ремесле, когда мы впервые встретились, но, похоже, что ты быстро научилась всяким трюкам.

– Конечно, – сладко пропела она, – ведь у меня такой опытный учитель!

Грубый смех одобрил ее находчивость и, еще раз окинув взглядом комнату, он сказал уже более спокойно:

– Можешь позвать своих женщин обратно. Я обещал парижский гардероб, покупай все, что пожелаешь. Скажи мадам, чтобы она зашла ко мне, прежде чем уйдет.

– Зачем?

– Не выгибай спинку, мой котеночек. Я не собираюсь отменять твои заказы. Нужно обсудить самые вульгарные аспекты этого дела – например, стоимость. Я предполагал, что ты мне будешь дорого стоить, но никогда не думал, что получу за свои деньги так мало удовольствия.

Он выжидал, но Кэтрин не клюнула на наживку. Только, подражая ему, подняла насмешливо одну тонкую бровь и спросила невинным тоном:

– Кажется, есть латинская поговорка, которая переводится примерно так: «Пусть покупатель остерегается».

Ответом ей стал треск захлопнутой двери – кинув убийственный взгляд, Джейсон в бешенстве устремился в свою комнату.

С тихой, безрадостной улыбкой Кэтрин бессильно опустилась на голубой диван, руки ее дрожали. Этот раунд она у Джейсона выиграла, но только она знала, ценой каких усилий. Не было желания ни ликовать, ни испытывать приятное ощущение. Она чувствовала себя опустошенной и угнетенной. Джейсон смотрел на нее таким холодным, таким надменным взглядом, что даже сейчас ей было страшно и стыдно. Он видел в ней нечто отвратительное, как будто вытащил что-то из канавы. Стараясь подбодрить себя, она решила: он заслужил то, что она сделала.

Когда женщины вернулись, Кэтрин обнаружила, что ей уже неинтересно то, что только недавно доставляло так много удовольствия. Она вздохнула с облегчением, когда примерки закончились. Отпустив мастериц, Кэтрин прошла в спальню и вяло опустилась на кровать. Казалось бы, она может ликовать. Мадам Элоиза обещала, что по крайней мере два платья к утру будут готовы. Итак, она справилась с Джейсоном и скоро станет обладательницей роскошных и восхитительных вещей, которыми хотела бы обладать каждая модная молодая женщина, тогда почему же мрачное его лицо, глаза, полные разочарования, губы, стиснутые гримасой презрения, так и стоят перед ней?

Должно быть, все это от того, что она еще не пришла в себя после всех сумасшедших событий последних дней. Завтра она почувствует удовольствие от своей победы. Она сжато проанализировала все – свои и его поступки, свой неожиданный интерес к женской одежде. Наступит время, когда покупка новых платьев наскучит ей, но сегодня великолепные ткани и модные выкройки взволновали и взбудоражили ее – ее, которая ныла и громко жаловалась, когда Рэйчел предлагала ей поехать к портнихе!

Глава 19

Несколько дней Кэтрин была тиха и послушна, и Джейсон не предпринимал ничего, что заставило бы ее взбодриться или даже взбеситься. Целые дни и все вечера он не показывался, и она могла только гадать, где он бывает. Его не интересовало, чем она занимает свое время, он знал, что у нее нет денег, а его изучающие взгляды, которые он иногда бросал в ее сторону, напоминали ей, чтобы она не забывала версию своего предполагаемого безумия.

Похоже было, что он хотел ее, и в то же время не хотел, но в общении с ней сохранял осторожную вежливость – перед тем, как войти в комнаты, всегда стучал, а когда разговаривал, то смотрел куда-то поверх ее головы. На людях он всегда держал себя, как подобает любящему мужу. Они гуляли в садах, несколько приятных дней провели на пикниках на Марсовом поле, в огромном и приятном парке.

Если это вообще было возможно – наслаждаться, то она так и делала, поскольку Джейсон не касался того, что их разделяло, а был приветлив и приятен. Когда он лез из кожи, чтобы угодить ей, она снова ощущала желание сказать о себе правду. Но каждый раз отступала, надеясь, что каким-то образом сумеет вернуться в Англию и скрыть от всех этот ужасный побег. Не предпринимал Джейсон и попыток возобновить интимные отношения, что вызывало в ней и успокоение, и недоумение в одно и то же время.

Были ночи, когда он возвращался перед самым рассветом, когда она весь вечер проводила одна; возможно, иногда он бывал пьян, потому что запах алкогольных напитков достигал и ее комнаты, но и в этом случае он не требовал любви.

Многие вечера Джейсон возвращался в «Крильон» в плачевном состоянии, и в этом отношении ничем не отличался от молодых и богатых людей его происхождения и воспитания, навещающих веселый Париж. Со своим кузеном Мишелем, добровольным и добросовестным гидом, они посетили почти каждый притон греха в этом городе. В одном из самых престижных публичных домов они с Джейсоном встретили шевалье Д'Арси. Мишель вынужден был познакомить их, новый знакомый сразу не понравился Джейсону. Был он коренастый, с голубыми глазами, налитыми кровью, с тяжелым взглядом. Позднее Мишель сообщил, что в высшем обществе Д'Арси едва терпели из-за его подозрительной активности в ужасные годы террора.

Понизив голос, Мишель говорил:

– Это никогда не было доказано, но многие верят, что он участвовал в утоплениях в Нанте.

На недоуменный взгляд Джейсона Мишель объяснил, что утопления эти были ужасными событиями, когда «враги государства» – мужчины, женщины, а во многих случаях и дети – были заперты под палубой огромных барж, их вывели на середину реки и затопили вместе с живым грузом.

У Джейсона пересохло во рту, когда Мишель покончил с этими невыносимыми деталями. И надо же было случиться, что через несколько дней именно этот человек приветствовал их с Тамарой, когда они вместе с несколькими английскими знакомыми шли к Баль Дурлон. Джейсон, стараясь держаться в рамках приличия, представил Д'Арси своим спутникам и Тамаре, как своей жене. Этому маленькому инциденту впоследствии суждено было сыграть неожиданную роль.

В свободные вечера Джейсон и Кэтрин ужинали в дорогих и престижных клубах города. Но удовольствие от их посещений было неполным: Кэтрин почти хотелось, чтобы он снова ее изнасиловал, хоть таким способом оказал ей какое-то внимание. Во всяком случае это было бы лучше, чем то холодное, вежливое безразличие, которое доставалось ей.

Постепенно в ней стали расти и накапливаться гнев и обида. Не делая ничего плохого, почему она должна себя чувствовать в чем-то виноватой? Злодей он, и если ему так не нравится ее общество, почему он удерживает ее? Она мечтает вернуться в Англию.

Прибыл Пьер, а вместе с ним лошади и дрожки Джейсона, так что теперь они больше не зависели от наемных экипажей с их дохлыми лошадьми. Не дожидаясь Пьера, Джейсон купил двух превосходных верховых лошадей для прогулок. Себе он выбрал горбоносую гнедую с блестящей шерстью, а холеную, длинноногую серую кобылку отдал Тамаре. Слуги и постояльцы «Крильона» выходили поглазеть, как мсье и мадам Сэвидж ранним утром выезжают на верховую прогулку.

Кэтрин получала от них истинное удовольствие. Она влюбилась в свою серую кобылку и с наслаждением отдавалась азарту скачек. В это время отчужденность Джейсона отступала, и не однажды она с волнением в сердце ловила на себе его живой, любующийся ею взгляд.

Со временем Кэтрин, к своему большому ужасу, обнаружила, что ей приятно общество Джейсона. Если уж он хотел кого-то очаровать, то становился поистине неотразимым. Бороться с т а, к и м Джейсоном было бессмысленно, безрассудно, это было заведомо проигранное сражение.

Порой, большей частью ночью, когда она лежала в одиночестве и не могла заснуть, она пересматривала и перебирала все, что с нею и с ним произошло и происходило. Получался тупик. В эти моменты она ненавидела Джейсона и проклинала себя за то, что положила на него глаз, за то, что возвратилась в цыганский табор в ту фатальную ночь. Но то было ночью. Днем она должна была подчиняться правилам игры, в которую бросила ее судьба и которую выбрала она сама.

В «Крильоне» были и другие постояльцы из Англии, а Париж после Амьенского мира притягивал к себе английских аристократов, невзирая на угрозу войны. Некоторые приехали, любопытствуя взглянуть на новое государство черни, другие потому, что теперь это было место, ставшее модным, а иные просто потому, что не было другого города, подобного Парижу весной. Возрастающий наплыв соотечественников повергал Кэтрин в ужас, ее трясло от мысли, что рано или поздно кто-нибудь обязательно узнает ее.

Что же до Джейсона, то он без смущения и с изрядной долей сардонического развлечения холодно представлял ее как свою жену и другим постояльцам, и всем соотечественникам, которых они встречали. Было лишь одно исключение – всеми силами он избегал Монро и появлялся у него всегда без Кэтрин.

Если было ясно, что воздержание, существовавшее между ними, не продлится долго – Джейсон был требовательный любовник и не собирался ограничивать себя только вздохами, – то очевидно было и то, что их загадке должен был прийти конец. Первая трещина в раковине их обмана появилась с неожиданной стороны.

Джейсон, как и обещал, снова зашел в американскую миссию, чтобы встретиться и с Ливингстоном, и с Монро. Это была чрезвычайная по осторожности беседа. Он деликатно лавировал между готовностью сказать то, что успокоило бы их страхи, не раскрывая источника информации, и прямым отказом отвечать на их вопросы.

Роберт Ливингстон, пожилой крупный мужчина с залысинами на голове, глухой, как тетеря, о чем твердили злые языки, вовсе не был дураком, и Джейсон испытывал определенное неудобство, когда Ливингстон задерживал на нем долгий испытующий взгляд. Его острые серые глаза словно читали мысли Джейсона, расположившегося в кожаном кресле и размышлявшего, догадался ли Ливингстон, как ловко обошли американцев.

Поразительно, что, при всей его сомнительной роли в этих действиях, американцы с готовностью информировали его о состоянии их дел. И то, что они были в замешательстве, также было несомненно, поскольку Монро пробормотал зло:

– Черт возьми! Что подразумевает Барби-Марбуа? Что, они хотят обсуждать вопрос о Флориде? Я понимаю, один из пунктов, который мы должны были решить, это вопрос о нашей юрисдикции там! А теперь Барби-Марбуа заявляет прямо, что единственное, о чем французское правительство хочет вести переговоры, это вопрос о продаже всего района Луизианы! Об этом, и больше ни о чем! Говорю вам, я уже не понимаю, стою ли я на ногах или на голове!

Джейсон сочувствовал американской позиции, но, пока правительство Наполеона не пыталось обмануть их, он не мог просвещать дипломатов и дальше. До сих пор его роль была второстепенной, и он намеревался выжидать, что будет дальше.

Он также заметил, что хотя Ливингстон предоставлял Монро вести все разговоры, но из них двоих он больше стремился к тому, чтобы выиграть главный приз столетия, чем речистый мистер Монро. И не потому, что сомневался в способностях Монро, Джейсон чувствовал: Ливингстон спокойно рассчитывает курс, которым они должны следовать за столом переговоров, и когда-нибудь французы еще обнаружат, что Ливингстон вовсе не такая соня, как выглядит!

Джейсон уже собрался уходить, когда Монро остановил его вопросом:

– Я увижу вас сегодня вечером на приеме?

Джейсон утвердительно кивнул и после нескольких вежливых слов откланялся. Он не видел ничего особенного в этом предложении: сказывалось приятельство Монро с Гаем и то, что, как он подозревал, американцы хотят держать его под наблюдением; во всяком случае, его приглашали почти на все приемы, которые устраивали американцы. Он не отклонял все приглашения, но и не погружался в дипломатическую жизнь глубже, чем хотел.

А тут еще Тамара представляла проблему. Не следовало вовлекать ее в эту сферу как свою жену, одно дело – мистифицировать случайно встреченных соотечественников, а другое – обманывать людей, знакомых друг с другом семьями. Но он слишком часто оставлял ее по вечерам одну. И вовсе не чувство вины руководило им при этом, не сожаление о том, что она ужинает в одиночестве, а он развлекается со сливками парижского общества, – его не покидало скрытое беспокойство, что она еще отважится на побег.

Если бы его спросили, почему он этого боится, почему хочет, чтобы она оставалась с ним, он бы не мог внятно ответить. Определенно не потому, что она согревала его пустую постель – с того дня, как они прибыли во Францию, он до нее не дотрагивался. И не потому, что выложил огромную сумму на ее туалеты и ювелирные украшения. Если бы она была ему неприятна или надоела, он бы выпроводил ее без колебаний! Тогда почему же он заточил ее в своих апартаментах, словно принцессу в башне из слоновой кости? Нехотя он вынужден был признать, что до сих пор она очаровывала его, как ни одна другая женщина. И не потому, что он был слеп к прелестям других женщин. Например, настроение его поднималось, когда он думал о милой Клариссе, с которой встретился на двух последних приемах в американской миссии. Она не спускала с него глаз и, похоже, благосклонно отнеслась бы к его амурным авансам. Он намеревался назначить свидание, если встретит ее на приеме.

Кларисса принадлежала к тому типу женщин, которые всегда льнули к нему: такая скучающая светская красавица, замужем за человеком много старше себя, любит флиртовать с юными, лихими озорниками, а если флирт ведет к связи, то кто тут умнее?

Званый вечер должен был состояться в громадных, выходящих на Сену апартаментах Ливингстона. Джейсон рассматривал его как прелюдию, предшествующую возможной любовной связи с Клариссой. Тот факт, что все проходило под носом мужа, придавал обстоятельствам дополнительную пикантность и возбуждал его. Когда прием еще не перевалил и за середину, Джейсон уже увлек Клариссу в темную комнату, и ее пылкий отклик на его объятия подтвердил, что она желала бы более интимного тет-а-тет. Между поцелуями, от которых Кларисса задыхалась, Джейсон получил обещание на следующий день встретиться у моста Понт-Неф.

Чрезвычайно довольный, Джейсон благоразумно проводил ее в главный салон, а сам беззаботно присоединился к группе людей, беседующих у распахнутых темного дерева дверей, ведущих на большой, нависающий над Сеной балкон. В группе был Монро и грузный муж Клариссы – он был помощником Марбуа. Двух других джентльменов он не знал, хотя, как ему помнилось, и был им представлен в какой-то из предыдущих вечеров. При виде пятого человека Джейсон сразу прикусил язык, хотя ему и не было надобности представляться – им оказался шевалье Д'Арси.

Д'Арси сразу заметил интригу Джейсона и Клариссы и, поскольку это отвечало сущности его натуры, не преминул лукаво спросить:

– Мсье Сэвидж, а где же ваша милая жена? Что-то я ее здесь не вижу. Надеюсь, она не заболела? Она была так очаровательна на днях.

Монро окинул Джейсона изумленным взглядом и воскликнул:

– Жена? Джейсон, вы никогда не говорили об этом! Непростительно, я был бы очень рад принять и вашу жену!

Постаравшись сохранить безразличный вид, Джейсон сказал холодно:

– Как новобрачный, я стараюсь держать ее возле себя. К тому же Тамара очень стеснительна.

Преодолев первое замешательство, Монро был определенно обрадован, потому что знал, о чем мечтал Гай. Хлопая Джейсона по спине и принося самые искренние поздравления, он спросил:

– Вы уже написали об этом вашему отцу? Он будет безмерно счастлив, узнав, что наконец-то вы женились!

Свежая новость быстро распространилась среди гостей: оказывается, молодой Сэвидж в Париже с новобрачной. Джейсон безропотно принимал сыпавшиеся со всех сторон пожелания. Зато Кларисса с упреком взглянула на Джейсона своими огромными карими глазами, ее взгляд был красноречив, и он с сожалением понял, что завтра никакого свидания не будет. Д'Арси, даже не подозревая, что он натворил, наблюдал за этой сценой со злобным удовлетворением, правда, его разочаровало спокойствие Джейсона. Но он не знал, что Джейсон, принимая поздравления и добродушные поддразнивания, так и кипел от злости.

Понимая, что во всем должен винить только себя, Джейсон едва овладел собой, когда Монро, расспрашивая его о молодой жене, тут же пригласил его и Тамару на бал, который намечался в миссии на следующей неделе. Еще немного – и Джейсон бы облегчил душу, выругавшись вслух. Вместе этого он вынужден был дать уклончивый ответ.

Но он еще плохо знал Монро. Следовало предположить, что так просто он не оставит его в покое.

Кэтрин и Джейсон завтракали на своем балконе перед тем, как отправиться на верховую прогулку, когда им доставили письмо.

У них уже вошло в привычку завтракать здесь в погожие дни, а нынешний не составлял исключения. Примечательно, что именно в это время враждебность между ними почти исчезала, и они забывали об истинных отношениях между собой.

Кэтрин была по-особому хороша в тончайшем халате фиолетовых оттенков, так отвечающих ее глазам.

Жанна еще не причесала ее волосы, Кэтрин собрала их сзади и перевязала зеленой бархатной лентой. Джейсон тоже был в халате из богатой темно-бордовой парчи и выглядел в нем привлекательно. Он всегда успевал побриться, выходя к завтраку, и удобно располагался на своем стуле – с высокой спинкой, обтянутой золотистым шелком. Сейчас он внимательно следил за Кэтрин, читающей письмо.

Тонкие ее брови сошлись у переносицы, образовав морщинку, через минуту она подняла глаза и с вопрошающим видом вручила ему записку. Он уже имел некоторое представление о ее содержании – Монро приглашал их к обеду. Быстро пробежав записку и бросив ее на стол, он встал и, расправив плечи, беспечно сказал:

– Я верю, что в течение дня ты не растеряешь хорошие манеры и не подложишь мне свинью, обнаружив свое цыганское происхождение. Надеюсь, ты будешь держать себя как леди. Монро способен заметить мельчайший промах, но если ты сможешь удержаться от болтовни, мы сумеем обойтись без инцидентов.

Разозленная смыслом его слов и их тоном, Кэтрин стиснула зубы, но потом взорвалась:

– Ты хочешь сказать, что намерен обмануть собственных соотечественников? Он пишет тебе как личный друг. Конечно, ты не представишь меня им как свою жену?

Джейсон примирительно улыбнулся:

– У меня действительно нет иного выхода. Естественно, я предпочел бы не делать этого, но обстоятельства против меня: сейчас уже поздно скрывать тебя, это будет хуже, чем выдать тебя за мою жену. Поверь мне, – добавил он с горечью, – лучше бы я никогда не встречал тебя, чем выдавал теперь за собственную жену!

– Лопоухий болван! Разве не ты сам создал эту идиотскую ситуацию! Если бы не твое самонадеянное тщеславие, ничего этого не было бы. Во всем вини только себя самого! – Одним духом выпалив эти слова и бросив на него убийственный взгляд, Кэтрин вихрем понеслась в комнату.

С лицом, мрачнее тучи, Джейсон железной хваткой перехватил ее на бегу и рывком привлек к себе.

– Самонадеянное тщеславие, так? А кто поощрял меня на лужайке, моя надменная любовь? И кто согласился на путешествие в Париж? Я думаю, что настало время испробовать то, что я купил, не так ли?

Не ожидая ответного выпада, словно наказывая ее, он с силой припал к ее полураскрытым губам. Руки сжали ее, прижали к его телу. Пораженная внезапным порывом насилия, Кэтрин вначале не сделала ни малейшей попытки освободиться, но сработал собственный ее темперамент, и она стала сражаться, словно мегера, как он частенько ее называл.

Хорошо нацеленный и болезненный удар пришелся по его лицу раньше, чем он успел поймать и зажать ее руки. Потом он прошептал прямо ей в губы:

– Ну нет! На сей раз ты не расцарапаешь меня, маленькая дикая кошка! Не в этот раз! – И преодолевая ее сопротивление, понес в свою спальню, захлопнув за собой дверь.

Здесь он швырнул ее на мягкую, покрытую шелком постель, сбросил на пол свой халат и его обнаженное тело обожгло Кэтрин через ее невесомую одежду. Она дико отбивалась от его объятий, но когда отведенные для удара руки встретили твердую, заросшую волосами грудь, случилось странное. Неожиданно ей расхотелось сражаться с ним, она хотела – она хотела, чтобы он взял ее, но не в приступе ярости, не так, как в предыдущие разы. Тонкие пальцы, только что готовые бить и царапать, неожиданно распрямились и нежно погладили его теплую кожу; потом они заскользили по груди к гладким, сильным, загорелым плечам. Ее оставило всякое желание отбиваться.

Не заметив или не обратив внимания на ее изменившееся настроение, Джейсон продолжал свое: целовал ее губы, нетерпеливыми руками освобождал ее тело от халата и ночной рубашки. Сорвав их, он накатился на нее, прижав к постели. Его губы, оставив до боли нацелованный рот, с нарастающим пылом продвинулись по шее, через плечо, вкушая сладость ее кожи, а затем снова устремились к медовому рту.

Кэтрин словно провалилась в кипящий котел эмоций: ее телу уже не нужно было подсказывать, оно само раскрылось навстречу ему, отвечая всем ласкам, в то время как затуманенный мозг еще не прекратил сопротивления и посылал слабые угрожающие приказы бурным желаниям. Но когда Джейсон коснулся шелкового треугольничка, отключился и разум – осталось только чувствование того большого тела, которое входило в нее и двигалось в ней. Его раздувшаяся твердость вызывала дикие, обжигающие ощущения – низкий стон мучительного наслаждения вырвался у нее раньше, чем его окаянные губы снова прильнули к ее рту.

На этот раз физической боли не было, осталось только наслаждение. Но хотя невероятной силы ощущения прокатились по всему ее телу, разум Кэтрин, опомнившись, горел огнем стыда. И как только Джейсон добился последнего взрыва ощущений, она с тихим плачем выскользнула из-под него. Не в состоянии унять потрясавшую его дрожь, он выплеснул свое семя на шелковую простыню. С горящими глазами он выпалил грубое уличное слово, тяжело дыша перевернулся на спину и закрыл лицо рукой.

Смущенная и растерянная такой концовкой, Кэтрин торопливо собрала свою одежду и скользнула к краю кровати. Почувствовав, как дернулась кровать, она быстро повернулась лицом к Джейсону.

Его лицо казалось высеченным из камня. Невыразительным голосом, пугающим своей безучастностью, он приказал:

– Убирайся! Убирайся с моих глаз! Ты, маленькая шлюха, – он взвешенно выговорил это слово, – после того как ты выступишь на бале в посольстве в качестве моей жены, я сам отправлю тебя в Англию! И не беспокойся больше о своей добродетели – я скорее отрублю себе руку, чем дотронусь до тебя!

Потрясенная такой нескрываемой злобой, она выскочила из постели, а через несколько секунд ее жестоко и отвратительно стошнило. Жанна нашла ее в спальне, скорчившейся над тазом. Она помогла Кэтрин войти в теплую, благоухающую ванну и прошептала:

– Мадам должна быть осторожной – будет ужасно, если вы потеряете вашего беби!

Кэтрин обмерла, когда новая и ужасающая мысль змеей проникла в мозг. Это ее утренняя тошнота не была случайной – так и должно было случиться! Стоя перед зеркалом в комнате, она озабоченно изучала свое стройное тело, пока Жанна раскладывала передней одежду, предназначенную для бала у Монро. Ее живот оставался таким же плоским, как всегда, даже втянутым, а маленькие, вздернутые груди не стали полнее. Ее все еще тошнило, когда она подумала, что в эту минуту ее тело дает начало новой жизни и что это ребенок Джейсона. Вопрос о том, что же ей делать, прочно обосновался в глубинах ее сознания и не отпускал от себя, чем бы она ни занималась.

Джейсон заметил, что Кэтрин расстроена и очень бледна, но он подумал, что она раскаивается, осознает, что завела его слишком далеко. Кэтрин действительно сильно завела его, но сейчас она онемела и думала только об обрушившейся на нее новой катастрофе.

Эти мысли не оставляли ее даже в новом, элегантном особняке Монро. Он не произвел на нее никакого впечатления, она все делала – улыбалась, разговаривала, – пребывая в каком-то отвлеченном состоянии. Молчала, пока с ней не заговаривали, а когда отвечала, то ограничивалась односложными «да» или «нет».

Со стороны она видела себя, словно не в фокусе.

Тем не менее опасение Джейсона по поводу того, что она может поставить его в неловкое положение, исчезло, его место заняло смутное подозрение, что она, пожалуй, перестаралась, разыгрывая роль стеснительной новобрачной. Ну и черт с ней! Она сознательно выдавала себя не за то, что есть. Монро, наверное, решил: какая она красивая и милая девочка, но до сих пор витает в облаках!

Из поведения Кэтрин, подумал Джейсон, следовал вывод, что женился он лишь для того, чтобы отделаться от приставаний отца, и выбрал такую молодую женщину, которая не вмешивалась бы в его дела и занятия. Он поймал себя на том, что его раздражает такой ход мыслей. Почему это его раздражает, когда таким было его собственное первоначальное намерение, – на этот вопрос он предпочитал не отвечать. Наблюдая за безразличием Кэтрин, он злился все больше. К концу приема он уже был близок к тому, чтобы задушить эту маленькую сучку!

Держа себя в руках в экипаже, который степенно влек их в «Крильон», он просто молчал, зато в комнатах гнев, раздражение выплеснулись наружу.

– Ну ты и актриса! Если бы заранее готовила роль отупевшей новобрачной, то и тогда не смогла бы сыграть ее лучше!

Он мог бы сказать и обиднее, но впервые с утренней неприятной сцены в его спальне по-настоящему взглянул на нее и столкнулся с молящим взглядом фиалковых глаз. Неудивительно, пришла ему в голову дурацкая мысль, что Монро был так добр с ней.

Нежность всегда заставала его врасплох, он боялся этого чувства, не знал его и тут же гнал прочь. Не успела она унизить его самым уничижительным для мужчины способом, как он уже на грани того, чтобы с дрожью в коленях подхватить ее на руки и шептать слова утешения! А, дьявол! Он противен сам себе!

– И ради Бога! Перестань смотреть на меня так театрально! Мы сейчас наедине -

спектакль закончен! Некоторое охватившее ее оцепенение сразу было сорвано его грубыми обжигающими словами. Чувствуя, что по какой-то непонятной причине та Кэтрин, которой она была с утра и до вечера, злит и задевает его больше, чем когда бы то ни было, она спокойно попросила:

– Я устала. Если тебе больше нечего сказать, я бы хотела лечь.

Совершенно ошарашенный, Джейсон молча уставился на нее, и Кэтрин поняла, что наконец-то одним ударом лишила его дара речи.

На манер светской дамы, отдающей распоряжение всякой мелкой сошке, она сказала:

– Пожалуйста, пришли ко мне Жанну. Сегодня вечером я поужинаю у себя одна, так что желаю спокойной ночи.

Высоко вскинув голову, она неторопливо и грациозно покинула комнату, оставив за собой ощутимое и оглушительное молчание.

Глава 20

В последующие дни они общались друг с другом с подчеркнутой вежливостью. Джейсон предпочитал проводить время вне отеля за игрой и пьянством, возвращался он, когда ночная темнота сменялась золотом рассвета. Стараясь избавиться от унизительной сцены с Тамарой, он быстро очутился в кровати у полногрудой брюнетки, которая нежно поглядывала на него с тех пор, как он в первый раз пришел играть в кости в Королевский клуб.

Было приятно найти утешение между мягкими белыми ляжками, и он доказал и себе, и пресыщенной брюнетке, что есть порох в сексуальной пороховнице. Возвращаясь в «Крильон» с рассветом, он благоухал ее дешевой парфюмерией, но прежняя ухмылка снова заняла свое место у него на лице. Большую часть дня он отсыпался, вечером снова уходил и почти не видел цыганку. Он избегал ее вполне сознательно.

Тамара сделала самое страшное – вторглась в запретную сферу его чувств, обманула его и заставила усомниться в его мужских способностях! Чем скорее он избавится от нее, тем лучше. Джейсон поклялся, что, как только бал в посольстве останется позади, он посадит ее на первый же пакетбот, отправляющийся в Англию. То, что Кэтрин все так же вызывала неожиданную, непонятную боль и странное желание, чтобы ситуация как-то изменилась, он не принимал всерьез, хотя и поражался, что воспоминания о ней против его воли настигают его в те моменты, когда он меньше всего этого ждал.

Усиленные развлечения с брюнеткой и превосходный французский коньяк определенно добавили какую-то неестественную лихость его худому, смуглому лицу, и при каждой встрече с ним Кэтрин ощущала, как болезненно сжимается ее сердце. Мимолетный взгляд этих тяжелых зеленых глаз мог вызвать в ней неясное томление. Через два дня после злосчастного визита к Монро ее тело отвело все страхи относительно беременности – она НЕ носила ребенка Джейсона. Эта новость должна была успокоить ее, и она действительно стала спокойнее.

Предоставленная самой себе, Кэтрин с Жанной в качестве компаньонки бродила по Парижу – между служанкой и хозяйкой завязалась теплая дружба. Жанна чувствовала, что в браке мадам и мсье Сэвидж что-то не так, но, даже не зная причины их отстраненности друг от друга, все свои симпатии она отдала хозяйке.

Пьер, тоже оказавшийся не у дел, иногда сопровождал их. Его ужасало, что Джейсон позволял женщине, которую представлял как свою жену, бродить по улицам Парижа без денег и без сопровождения. Не считать же сопровождением единственную молоденькую служанку. Пьер ее вообще не одобрял, считая слишком молодой и ветреной. Служанки и горничные у леди должны быть средних лет и багроволицые, а не такие вот шустрые штучки со щечками-яблочками и веселыми темными глазками. Если Пьер не признавал Жанну, то она отвечала ему тем же, находя его слишком скучным и правильным.

В тех случаях, когда они гуляли втроем, Кэтрин часто смущала непрерывная вежливая пикировка служанки и слуги. Если госпожа хотела посетить какую-то часть Парижа, которую Пьер полагал неподходящей, он деликатно пытался отвлечь ее от этого намерения, но Жанна тут же обрывала его, называя эти опасения чепухой. Его брови высокомерно вздымались, совсем как у хозяина, и, игнорируя эти насмешки, он уводил Кэтрин в другую сторону. Через секунду Жанна семенила вслед за ними, глаза ее плясали от смеха над его напыщенностью.

Тем не менее Пьер продолжал сопровождать их. Благодаря ему Кэтрин обнаружила восхитительный магазин Жана-Франсуа Хубижана, с подходящим названием «Корзина цветов». Именно там, широко раскрыв глаза от возбуждения, Кэтрин и Жанна увидели, как супруга императора Наполеона Жозефина покупала свой любимый крем из роз. После этого Кэтрин тоскливыми глазами оглядела маленький магазин, ей доступны были лишь ароматы духов, мыла, свечей и другой парфюмерии.

Эта сцена навела Пьера на мысль попросить у Джейсона некоторую сумму денег, чтобы он мог делать маленькие покупки для очаровательной госпожи.

Они представляли странное трио – красивая молодая леди, очень живая молоденькая служанка и чрезвычайно чопорный джентльмен. Джейсон наблюдал за течением этой дружбы неодобрительным взглядом и с сарказмом спросил Пьера, не хочет ли он оставить службу у него и перейти к Тамаре.

По мере того как приближалась дата бала в посольстве, отношения между ними достигли пика напряженности. Джейсон несколько раз неожиданно заходил в ее спальню, небрежно разваливался на ее постели, словно ленивая пантера, молча наблюдая, как одевает ее Жанна. Он пытался провоцировать ее и тогда, когда они оставались одни.

После какого-то особенно оскорбительного обмена колкостями Кэтрин поняла, что ей уже не по силам эта пытка. Ее стало преследовать подозрение, что она влюбилась в этого человека с суровым лицом, который издевался над ней, полагал ее обманщицей, шлюхой и того хуже. В приступе глубокого отчаяния она решила продать купленные для нее драгоценности и попытаться вернуться домой. Но она не знала, где находятся ростовщики, к тому же Джейсон обещал отослать ее после бала домой. Вот так она и боролась с этим ненужным, но захватывающим ее чувством любви. Она не должна это делать! Она не может это делать! Нельзя любить человека, который поступал так, как он. И все же она ловила минуты, когда он бывал совсем иным, готовая простить ему все. Зато потом с удесятеренным раздражением изгоняла такие воспоминания.

Наконец наступил вечер бала. Жанна долго хлопотала в спальне, и когда Кэтрин в строгом платье из черного бархата вошла в салон, где ее нетерпеливо ждал Джейсон, он с изумлением почувствовал себя задетым за живое. Он тупо уставился на прелестную картину, которую она собой явила: шея, грудь казались алебастровыми на фоне платья, сине-черные волосы мягкими волнами падали на плечи.

Его тоже терзали воспоминания о ее редких ослепительных улыбках, о ее чистом смехе, когда она чем-то была довольна, а больше всего – о ее прелестных мягких губах и бесподобном теле. Он должен был честно признать, что никогда не обладал им полностью: она всегда боролась с ним, и за исключением одного случая в гостинице он никогда не любил ее с той заботливостью и нежностью, на которую был способен. Как он надеялся, что в Париже все будет иначе! Но она каждый раз доводила его до такой степени озлобления, что он превращался в животное и использовал свое тело как орудие наказания.

Джейсон так долго стоял, глядя на нее, что Кэтрин нервно откашлялась и почувствовала, как предательский румянец заливает щеки. Тогда он опомнился, насмешливо поклонился и, сверкнув своими изумрудными глазами, преподнес ей комплимент:

– Вы очаровательно выглядите, мадам Сэвидж. Могли бы мы заключить с вами перемирие на сегодняшний вечер?

С надеждой, сверкнувшей в ее фиалковых глазах, Кэтрин пробормотала:

– Да, пожалуйста…

В итоге Монро встретил в этот вечер совершенно другую женщину и вообще был заинтригован переменой в обоих Сэвиджах. Весь вечер Джейсон не отрывал глаз от оживленного существа, которое он назвал своей женой, и несколько раз Монро уловил озорную улыбку, предназначенную Джейсону. Ясно было, почему молодой Сэвидж не говорил о ней раньше. Джентльмен просто присох к ней, и его легко можно было понять.

Когда начались танцы, Кэтрин приглашали нарасхват. Джейсон стоял в сторонке, он ни с кем не танцевал, и, хотя много разговаривал с соотечественниками, его ревнивый взгляд ни на минуту не терял из виду стройную фигурку в черном бархате, кружащуюся по паркету зала.

Этот блестящий бал был организован по случаю официального представления Джеймса Монро французскому обществу, хотя несколько лет назад он уже был американским посланником во Франции. Дамы прибыли на бал в нарядах по последней моде, соперничая друг с другом своими драгоценностями. Мужчины тоже выглядели роскошно – в бархатных и атласных камзолах, словно павлины, распустившие перья, они важно прохаживались по огромной зале. Здесь были французы, американцы, несколько англичан, их жены, взрослые сыновья и дочери.

Кэтрин чувствовала себя на подъеме, это был ее первый бал, и Джейсон держался обезоруживающе мило. Во время позднего ужина он занял отдельный столик и отчаянно флиртовал с ней, как если бы они только что познакомились и она была бы молодой женщиной, которую он хотел получше узнать – много лучше! Смущаясь, она отвечала ему шутками, удачно высмеивая нелепые комплименты. Когда его глаза останавливались на ее лице, в них появлялось какое-то беспокойное выражение, когда их взгляды встречались, сердце Кэтрин отзывалось болью.

Было уже далеко за полночь, когда обрушился удар… Гости начали разъезжаться и собрались в большом фойе, где слуги помогали им облачиться в плащи и пелерины. Кэтрин и Джейсон, беседуя с Монро, стояли у дверей, ведущих в фойе. Возможно, если бы они выбрали другое место, эта встреча и не состоялась.

Джейсон только что одарил Кэтрин особенно теплой улыбкой, голова у нее закружилась, и она изо всех сил пыталась удержать в себе это дивное состояние немыслимого счастья, в котором она купалась. Тогда-то из группы проходивших мимо гостей и послышался визгливый женский голос:

– Кэтрин! Что ты тут делаешь?

Побелев, Кэтрин встретилась взглядом со своей кузиной Элизабет. Онемев, она заметила рядом с ней тетушку Сеси и дядюшку Эдварда, взиравших на нее, как на привидение.

Джейсон прервал свой разговор с Монро и одним взглядом охватил непонятную сцену: Тамара, застывшая от ужаса, глядит на Элизабет Маркхэм, на графа и графиню Маунт. Нахмурив брови, он тихо спросил:

– Кэтрин?

Все ночные кошмары Кэтрин сошлись воедино, она даже не услышала его. Она ничего не могла: ни шевельнутвся, ни проглотить комок в горле, ни даже думать – затравленными глазами она безмолвно смотрела на своих родственников.

Затянувшееся молчание нарушила Сеси, графиня Маунт:

– Кэтрин! Сумасшедшая девочка! Что ты здесь делаешь? Твоя мать знает, что ты здесь? Бедная Рэйчел ужасно тревожится о тебе. Я так и знала, что будет скандал! Всегда была уверена в этом! О, мне плохо. Эдвард, дай мне мою нюхательную соль.

Никто не обратил внимания на ее последние слова, по злобному блеску в глазах было ясно, что Сеси слишком наслаждается, этой сценой, чтобы завершить ее обмороком и больше ничего не увидеть.

Холодным тоном Джейсон оборвал ее:

– Не будете ли вы любезны, мадам, объяснить ваши слова?

Сеси уже собралась было ответить, но тут вступил в разговор Эдвард Тримэйн и мрачно спросил:

– А не кажется ли вам, Сэвидж, что это ВЫ должны дать объяснение НАМ! Что моя племянница делает с вами в Париже? Ее мать близка к нервному истощению, не имея представления, что произошло с дочерью.

Тримэйн с упреком повернулся к помертвелой Кэтрин:

– Как ты могла так поступить с матерью? Сбежать и не сказать ей ни слова? Или у тебя совсем нет стыда?

На лице Джейсона задергался мускул, но он был невозмутим и бесстрастным голосом, произнес:

– Полагаю, мы должны все это обсудить в более укромном месте.

Повернувшись к растерянному Монро, Джейсон спросил, могут ли они занять одну из небольших комнат, и новый посланник во Франции быстро провел взволнованную группу в маленькую гостиную. Закрыв дверь от любопытных взоров и жадных до новостей ушей, Монро вспомнил, что он дипломат:

– Я уверен, тут какое-то недоразумение. Тамара здесь как жена Джейсона.

– Его жена?! – прошипела Элизабет сквозь стиснутые зубы.

Тримэйн переспросил с явным облегчением:

– Ваша жена?

Джейсон колебался лишь мгновение, прежде чем ответить коротким, утвердительным кивком. Монро с извиняющейся улыбкой пояснил:

– Я вижу, что мой молодой друг, верный своей натуре, снова поступил необычно. Если я правильно понял, это был брак с побегом?

Джейсон снова коротко кивнул.

Разочарованная таким скучным объяснением, Сеси пробормотала:

– Может быть, это и был побег с возлюбленным, но почему Кэтрин не написала матери? – Бросив в сторону племянницы злобный взгляд, она добавила:

– Ты могла хотя бы оставить записку. По крайней мере это избавило бы Рэйчел от необходимости поднимать на ноги всю округу. За всю жизнь я никогда не была в таком замешательстве. Твое исчезновение снова всколыхнуло прежние пересуды, которые были после того твоего похищения цыганами. Все только о тебе и говорят! Господи, ну почему, девочка, ты так себя ведешь! Никто другой в нашей семье не вызывал таких скандалов. Слава Богу, что твой бедный отец не дожил до этого дня, – закончила она набожно.

Монро, пытавшийся пригасить пламя семейного скандала, сказал примиряюще:

– Я уверен, что Тамара… э-э… Кэтрин уже написала своей матери. В конце концов, вы не так давно покинули Англию, а получив письмо, мать успокоится. В сущности говоря, возможно, она довольна, что Тамара вступила в такой замечательный брак, – закончил он.

Элизабет сухо процедила сквозь сжатые губы:

– Ее имя не Тамара, а КЭТРИН! ЛЕДИ КЭТРИН ТРИМЭЙН!

Глаза Элизабет сверкнули откровенной ненавистью. Монро на момент замолчал. Граф, знающий о давней враждебности своих родственников к Кэтрин, постарался смягчить эту откровенную неприязнь. Держа в памяти, что Элизабет и Сеси начали просить, чтобы он взял их во Францию, как только стала известно об отъезде туда Джейсона, граф поторопился положить конец семейной сцене.

Глядя на молчащую Кэтрин, Эдвард твердо сказал:

– Мне кажется, что на сегодня уже достаточно. Если ты еще не сообщила Рэйчел о своем замужестве и местонахождении, сделай это немедленно! Если вы назовете мне адрес, – взглянул он на Джейсона, – я заеду к вам завтра, и мы сможем обсудить все, что связано с наследованием.

Сохраняя каменное лицо, Джейсон задал свой вопрос спокойно, но только Кэтрин могла догадаться, в каком он гневе:

– Наследованием? Граф кивнул:

– Леди Кэтрин – богатая молодая женщина и я, как ее опекун, должен проследить, что вы намерены сделать все правильно.

Джейсон метнул взгляд ледяных зеленых глаз в сторону Кэтрин. Его не смягчили ни бледность ее лица, ни побелевшие губы. Каким же дураком она его выставила! Кэтрин прочла эту мысль в его глазах – это был конец всякой надежде, что она сумеет оправдаться или объяснить ему что-либо.

Проглотив комок в горле, она заставила себя заговорить:

– Дядя, в этом нет никакой необходимости, в самом деле. Мы уже… э-э… женаты, – тут она запнулась, – и… все решили о наследовании еще до свадьбы. Пожалуйста, оставь это. Я объясню все завтра, когда ты приедешь.

Джейсон обхватил ее за талию и медоточиво произнес:

– Любимая, позволь мне успокоить твоего дядю. Ты же, разумеется, знаешь, что все, что я делал, я делал правильно! – Последнее слово он почти выплюнул, но, играя роль до конца, нежно улыбнулся ей, и только она видела, какими ледяными и отчужденными были его глаза.

Не справившись с собой, Элизабет зарычала:

– Как трогательно! Скажи мне, Кэтрин, ты и Рэйчел планировали встречу с ним в цыганском таборе или это произошло случайно? Я подозреваю, что твоя мать все продумала, иначе как еще она могла найти тебе мужа? После всего случившегося, – с ненавистью протянула она, – светский Лондон должен был сильно подумать, чтобы принять в свою среду такую штучку, как ты. Тебе повезло, что Джейсон иностранец и не знал твою историю, цыганское отродье!

Потрясенные этой вспышкой, все встретили выпад Элизабет молчанием. Гневные слова Джейсона упали в эту замерзшую тишину, словно ледяные брызги.

– Вы ошибаетесь, Элизабет. Я знал ее историю. Кэтрин замерла, а Джейсон продолжил холодно:

– Некоторое время тому назад Аманда Харрис угостила меня, – он на мгновение запнулся, – э ., историей Кэтрин. Вы можете считать, что именно необычное происхождение моей невесты прежде всего и привлекло меня к ней. И я предупреждаю, что не потерплю, чтобы кто-нибудь так обращался с моей женой. Это удовольствие я оставляю только себе. Надеюсь, что в будущем вы научитесь контролировать свои эмоции.

Растерявшийся Тримэйн сказал торопливо:

– Хорошо, похоже, нужно будет урегулировать не один вопрос. Поскольку время уже позднее, снова предлагаю отложить всякое дальнейшее обсуждение на завтра. Надеюсь, что завтра мы быстрее придем к соглашению.

Монро, испытывая сильную неприязнь к Элизабет и Сеси, шепнул Тримэйну:

– Я провожу ваших дам в фойе, где они подождут вас, пока Джейсон даст свой адрес и ответит на вопросы, которые могут еще возникнуть.

Элизабет открыла рот, чтобы протестовать, но Монро корректно, но решительно вывел дам из комнаты.

После их ухода Эдвард почувствовал себя раскованнее. Он всегда испытывал расположение к племяннице и сейчас, печально улыбнувшись ей, посетовал:

– Кэтрин, дорогая, ты обязательно должна вызывать скандалы? Я не стану бранить тебя – что сделано, то сделано. Но я не понимаю, почему вы решили пожениться с помощью бегства. Рэйчел не стала бы возражать, и я бы тоже не стал, определенно. Разве ты не могла спросить нас?

Тронутая этими словами, Кэтрин едва сдержала слезы, наполнившие ее глаза, у нее перехватило дыхание. Только закусив губу так, что едва не выступила кровь, она сдержалась от желания кинуться ему на грудь и все рассказать. Дядя напрасно дожидался ее ответа и, видя, что при всем желании она не может вымолвить и слова, устало вздохнул и повернулся к мужу, высокому мужчине рядом с ней.

– Так где вы остановились? Я буду у вас в полдень, если это удобно.

Ровным голосом Джейсон назвал ему отель «Крильон», где мужчины договорились встретиться в два часа дня. После этого Тримэйн нежно поцеловал Кэтрин в бледную щеку и удалился.

Злое молчание, повисшее в маленькой комнате, было почти осязаемо; понимая, что рано или поздно ей придется его нарушить, Кэтрин, с несчастным видом уставившись на ковер, сказала глухо первое, что пришло ей в голову.

– Если бы я сказала тебе правду, ты бы мне не поверил.

– Могла бы и попробовать, – огрызнулся Джейсон, – вместо того чтобы позволить мне думать, что ты всего лишь цыганская шлюха, ищущая богатого покровителя! О Боже! Ну и в петлю мы попали, а все потому, что ты, оказывается, не умеешь как следует пользоваться своим проклятым языком!

Уязвленная Кэтрин начала протестовать, но он жестко опередил ее:

– Больше ни слова! Я сейчас близок к тому, чтобы придушить тебя! Лучше помолчи!

Монро вернулся в комнату раньше, чем он успел пообещать еще что-нибудь, и Джейсон натянуто поблагодарил его за помощь в отвратительной сцене. Проще всего было им сейчас откланяться, что они и сделали, к большому его облегчению, хотя Монро и не скрывал, что заинтригован и сгорает от любопытства.

В отеле Кэтрин молча проскочила в свою спальню, молясь, чтобы Джейсон отсрочил исполнение своих бурных намерений до того момента, как она соберется с силами и мыслями. Когда ей уже начало казаться, что гром подождет до утра, и она довольная, но бледная, не хуже привидения, улеглась между шелковых простыней, дверь спальни распахнулась. На пороге стоял Джейсон, и смотреть не него было страшно.

Он уже сбросил зеленый бархатный сюртук и атласный жилет и остался в белой шелковой рубашке с оборками, распахнутой почти до талии. В руке у него был стакан, уже ополовиненный, и Кэтрин не знала, какой он по счету. Прядь черных волос наискось прорезала лоб, блеск в зеленых глазах заставил Кэтрин задрожать от примитивного животного страха. Он высоко поднял стакан и, отчетливо выговаривая каждое слово, насмешливо провозгласил:

– Тост за мою любезную женушку. Вот уж не думал, делая крошку Тамару своей любовницей, что приобретаю себе жену благородного происхождения. Скажи мне, леди Кэтрин, просто чтобы удовлетворить мое любопытство – твоя мать так все спланировала или же это проклятая случайность, что мы встретились?

Понимая, что на самом деле он не настроен выслушивать ни оправдания, ни объяснения, до смерти устав от всех сцен, Кэтрин сказала далеко не мирно:

– Ты пьян, Джейсон! Мы можем обсудить это утром.

Сказать так было ошибкой – все-таки она плохо его знала. Злобная усмешка исчезла, Джейсон стремительно несколькими шагами пересек комнату и прорычал:

– А когда мы обсудим это, леди Кэтрин? После того, как твой дядюшка высосет из меня всю кровь?

Он схватил ее за узкие плечи и безжалостно встряхнул. Стараясь вывернуться, она вскрикнула:

– Ну хорошо, хорошо, я скажу тебе! Нет, моя мать никогда не планировала это! И я никогда не планировала! Во всем ты должен винить свою слепую похоть, во всем, что произошло. Я не сама себя изнасиловала и не сама привезла себя во Францию. Это все сделал ты, мой дорогой муженек!

Ее гневные слова подействовали, как ушат ледяной воды, и какое-то время, казавшееся им бесконечным, они молча смотрели друг на друга. Затем, к ее изумлению, он вытянулся рядом с ней на постели. Лежа на спине и невидяще глядя на потолок, он сказал уныло:

– Я, быть может, и виноват, что ошибся в ситуации, но ты не должна была оставаться в цыганском таборе, уже зная о моей заинтересованности, а ты с первого дня знала, что я желаю тебя! Почему же, черт побери, ты ничего не сказала?

Ее недавний гнев исчез, и она вяло спросила:

– А ты бы поверил мне?

– Возможно, и нет! – ответил он просто.

– И тебя не тревожило то, что ты сделал? – Ее оскорбляло отсутствие у него всякого угрызения совести.

– Не особенно! А что такого я сотворил, кроме того, что женился с помощью побега, как я узнал сегодня вечером, на подходящей молодой женщине? А поскольку я тоже подходящая партия, в чем тут грех?

Нахмурившись, Кэтрин взглянула на него:

– Но мы ведь не поженились!

Он медленно повернул голову, и знакомый уже холодный блеск его зеленых глаз заставил ее внезапно осознать, что он пребывает в чрезвычайно опасном настроении, а явная расслабленность скрывает под собой ярость. Она замерла, как кролик перед удавом.

– Верно, моя возлюбленная кошечка, – начал он со злобной угрозой, – но в этот самый час завтра мы будем женаты!

– Но ты же не хочешь жениться на мне!

– Вы это верно подметили, леди Кэтрин, – мрачно согласился он, – к несчастью, сегодняшний вечер не оставил мне никакого выхода, кроме этого. И я женюсь на тебе!

– Но… но мы не любим друг друга! Мы даже не нравимся друг другу! Я не выйду за тебя замуж! Я не вынесу этого, не вынесу!

Прижав ее к мягким подушкам, Джейсон склонил к ней лицо, на которое было страшно смотреть.

– Любовь не имеет к этому никакого отношения! Мы должны жениться и мы женимся! Ты можешь получать удовольствие от скандалов, как утверждает твоя тетка, но мне не нужна репутация подлеца и скандалиста, совратителя молодых дам из высшего общества! – И с горечью добавил:

– Господи, ну почему ты не оказалась цыганской девкой, которой притворялась? Тогда бы не было никаких проблем. А теперь я должен обзавестись женой!

Теперь настала очередь Кэтрин – с искаженным лицом она взорвалась:

– Я не выйду за тебя замуж!

– У тебя не останется другого выбора – мы повязаны друг с другом. Если не поженимся – немедленно и тайно – как долго, по твоему мнению, Элизабет или ее мать будут молчать об этой пикантной новости?

Он бил наверняка. Отказываясь, Кэтрин словно подписывала смертный приговор. Соглашаясь, она связывала себя с человеком, который ненавидел и презирал ее. При этой мысли сердце в груди стало тяжелым, как камень. Так закончился вечер, который в своем начале много обещал. В такие минуты ее не покидала надежда, что со временем они сумеют решить все трудности. А теперь он негодует, что поставлен в такое невыносимое положение, во всем винит ее и не признает, вернее, не захочет признать, что все случившееся – результат его действий.

У нее не было сил сдерживать подступающие слезы. Страшно, что она уже влюбилась в этого человека, тогда как он, хотя порой и жаждал ее тела, думал о ней с раздражением, как о колючке, впившейся в кожу. А теперь ей грозит наихудшая участь: провести жизнь в качестве нелюбимой, нежеланной жены!

Глядя на лицо Кэтрин, Джейсон не мог в точности угадать, о чем она думает, но откровенное, переполнявшее ее отчаяние было очевидно. Он не ожидал, что осчастливит ее своим решением, но все-таки не предвидел, что это будет воспринято как несчастье. Ну и черт с ней! Это ОН будет захомутован девкой со змеиным языком, чье тело обещало так много, но так и не раскрылось. Она не имеет права выглядеть такой несчастной. Она получала богатого мужа, в то время как ему суждено оставшиеся годы прожить с женщиной, которая, возможно, ненавидит его!

– Ты не ответила на мой вопрос. Ты думаешь, твоя тетка и твоя кузина способны хранить тайну?

– Ты не нуждаешься в ответе, – слабым голосом ответила она. – Тебе известно, как и мне, что Элизабет и Сеси с восторгом раззвонят обо всем всему свету.

– И что же тогда? Ты согласна на брак, как только я все устрою?

Кэтрин печально кивнула головой, ее огромные глаза выражали муку, и Джейсон почувствовал, как что-то стеснило его грудь. Она казалась такой милой, лежа рядом с ним, черным шелковым облаком раскинув свои волосы по белой подушке, и он мгновенно ощутил знакомую притягательность этого нежного тела. Но даже услышав призыв желания, он только горько скривил рот. Она была капризна, лжива и вероломна. Она обманула его, ввела в заблуждение, и с безответственной беспечностью превратила его жизнь в ад. Презирая собственное тело за то, что оно предательски отзывалось на ее теплую близость, он поспешно отодвинулся.

– Мне нужно будет срочно подготовить все, чтобы завтра спокойно пожениться. А сейчас все будет так, как было.

Он встал и повернулся, чтобы уйти, но голос Кэтрин остановил его:

– Джейсон, мы поженимся по-настоящему?

Я… я имею в виду, это будет законный брак?

– Не волнуйтесь, леди Кэтрин, – отрезал он, – вы меня по-настоящему подцепите на крючок. Брак будет законный во всех отношениях, я не намерен устраивать фальшивку.

– Я не это имела в виду, – разозлилась она. – Я хочу знать. Это ведь и моя жизнь тоже. Ты не единственный, кто вынужден вступить в брак против своей воли. Запомни, что я вторая половина этой несправедливой партии! Запомни, если только можешь, – она усмехнулась, – что это я была изнасилована и похищена. Не ты!

– Замечание принято, моя дорогая, – сказал он злобно, – но и ты не сплошная невинность. К тому же, – тут глаза его сузились, – теперь, когда мы стоим на пороге женитьбы и не должны иметь секретов друг от друга, что ты искала тогда в гостинице? Ты думаешь, я забыл тот маленький инцидент? Или твои отношения с Пендлтоном?

Глава 21

Этот вопрос пронзил ее не хуже ножа, Кэтрин ощутила удар почти физически. За последние недели она вообще забыла об интересе Клайва к загадочной карте, которой владел Джейсон, и о шантаже, направленном против Рэйчел. Когда в Лондоне она вступила в переговоры с Джейсоном, предлагая эту информацию в обмен на свою свободу, он отказал ей. Она-то позабыла обо всем этом, а он помнил, и в самую неподходящую минуту ударил ее своим вопросом, как обухом. Пребывая в полной растерянности, Кэтрин даже не уловила в его тоне намека на ревность, которая там присутствовала.

Теперь скрывать было нечего и она рассказала Джейсону, как Клайв потребовал, чтобы она отыскала эту карту – при первом же упоминании о карте брови Джейсона нахмурились. Целиком сосредоточившись на своем рассказе и припоминая подробности, Кэтрин смотрела вниз, на свои подрагивающие пальцы, и не заметила угрожающего огня, загоревшегося в его глазах, когда она изложила, каким способом Клайв заставил выполнить его приказание.

Это все, что я знаю, это все, что я когда-либо тала! Можешь верить или не верить, – сказала она, когда повествование подошло к концу.

Он медленно протянул:

Успокойся, мой маленький, хмурый котенок. Я ведь не говорю, что не верю тебе. Я только озадачен. Клайв не дурак, и он не похож на охотника за красивой сказочкой. Или он путает меня с кем-нибудь еще, или он попался на старую байку. Ты уверена, что ему нужна была именно карта?

Она нахмурилась:

– Он сказал карта, нет, подожди! Он сказал, там может быть карта! И что, если я не найду ее, он должен будет обыскать твое жилище в Лондоне.

– Должен будет обыскать или уже обыскал? Пораженная этим неожиданным любопытством, она с минуту смотрела на него.

– Не могу вспомнить точно. Он сказал, что не искал в Лондоне, но если я ничего не найду, он должен будет искать чей-то след в Лондоне.

Похоже, это был не тот ответ, какого он ждал, потому что, внезапно и безразлично пожелав ей спокойной ночи, он ушел.

На какой-то момент Джейсону показалось, что загадка человека, находившегося в его лондонской квартире, решена. Но если Кэтрин – он уже свыкся думать о ней под этим именем – можно верить, а он ей поверил, Пендлтон не мог иметь какого-то отношения к этому происшествию. Во всяком случае, теперь он знал уже больше, чем раньше, и поскольку никакой карты у него не было, это открывало совершенно новые возможности.

Если бы Пендлтон сказал Кэтрин, что нужны какие-то официальные документы, тогда все было бы совсем по-другому. Испания, Англия, Франция – все они имели основания интересоваться планами Джефферсона в связи с Луизианой. Но если таинственная карта не имела какого-то военного значения, он не мог понять интереса, который она вызывала, и тот, кто рыскал в Лондоне, охотился ли он за тем же, что и Пендлтон?

Это была интересная головоломка, и вместе с ним она отправилась в постель. Его большое тело расслабилось и отдыхало, а мозг работал с бешеной энергией. Через некоторое время он начал злиться, что не видит ответа. Какое-то неспокойное чувство подсказывало, что ответ где-то рядом, еще немного – и он прояснится, Джейсон должен был знать решение.

Оба они этой ночью не спали. Кэтрин, опустошенная неожиданным раскрытием своей личности и отвратительной сценой у Монро, притаилась, как смертельно раненное животное, ожидающее фатального удара. Она пошла на условия, предложенные Джейсоном, дала согласие на брак, но какая-то ее часть бунтовала, открыто противилась тому состоянию апатии, в которое она впала. Снова и снова, как лиса в ловушке, она лихорадочно искала путь к спасению. Но так и не нашла, пока мягкий рассвет не стал постепенно рассеивать мрак ночи и она не впала в сон без отдохновения.

Джейсон встал и ушел с рассветом. От этого очень много зависело. Чтобы скрыть точную дату их свадьбы, он направился в один из городков в нескольких милях от Парижа, отыскал здесь – на определенных условиях – мирового судью, согласившегося спешно провести церемонию бракосочетания. Царское вознаграждение, оставленное Джейсоном, привело к тому, что все юридические документы были оформлены в должный срок и должным образом. Хоть в одном им повезло – со времен французской революции здесь заключались только гражданские браки.

Он вернулся в отель как раз вовремя, чтобы привести себя в порядок, сменить дорожное платье и встретить лорда Тримэйна.

Кэтрин была тихой, подавленной, и дядя объяснил темные круги у нее под глазами и вялость тем, что вчера они разошлись очень поздно. Возможно, подумал он, племянница мучилась угрызениями совести за то, как обошлась со своей матерью.

Встреча прошла успешно, граф нашел условия, предложенные Джейсоном, чрезвычайно великодушными. Джейсон, уже полностью владеющий собой, держался с холодной деловитостью. Только Кэтрин выглядела недовольной – не деньгами, которые он определил за ней, а тем, с какой легкостью она была продана! ПРОДАНА! Это было самое подходящее слово, какое она могла подобрать.

При всем расположении к ней, дядя, казалось, более был озабочен урегулированием ее денежных дел, нежели ее чувствами. Он ни разу не спросил ее о настроении, о том, счастлива ли она.

Правда, она тут же нашла ему оправдание: ведь дядя убежден, что убежала она с человеком, которого любит. Естественно ему полагать, что она счастлива, что бессовестно забыла о матери, оставив ее в неведении. Даже если бы Кэтрин пожаловалась, что сожалеет о поспешном замужестве, то он, держа сторону Рэйчел, не очень бы посочувствовал ей. И все же ее мучило, что дядя легко отделался от своего попечительства, не убедившись, что она и в самом деле счастлива и довольна. Об ее обиде говорила и неприветливость, и плотно сжатые губы, но граф, испытывающий облегчение уже от одного того, что возможный семейный скандал удалось предотвратить, просто не заметил очевидных признаков неблагополучия.

А вскоре и вовсе ушел.

Проводив графа, Джейсон обратил внимание на выражение ее лица и лениво осведомился:

– Что тебя гложет, котенок? Или ты считаешь, что я был недостаточно щедр?

– Не в этом дело, – вспыхнула Кэтрин. – У меня такое чувство, будто меня только что купили. Ты только что приобрел меня, словно одну из своих лошадей.

Его улыбка стала еще шире:

– Должен признать, что ты оказалась очень дорогой девушкой!

Кэтрин почти задохнулась от гнева, но сдержалась, стиснув зубы и бросив в него презрительный взгляд. Через некоторое время, справившись с собой, спросила:

– Ты сделал все приготовления?

Он кивнул, и улыбка сползла с его губ.

– Мы должны быть сегодня вечером в Сен-Дени. Тамошний чиновник согласен закрыть глаза на наше неожиданное желание сочетаться браком и проследит, чтобы необходимые бумаги были готовы. Не беспокойся ни о чем, дорогая леди Кэтрин, всего через несколько часов ты по-настоящему станешь мадам Сэвидж!

Она с ненавистью восприняла последние его слова, но не дала волю своему темпераменту.

– Когда мы выезжаем?

– А что? Мадам Элоиза успеет сметать тебе подвенечное платье? – съязвил он.

– Просто я хочу знать, к какому часу мне нужно быть готовой, – ровным голосом сказала она. – Но вижу, что сейчас тебе не до этого. Во всяком случае, сообщи, когда ты будешь готов.

Она собралась уйти, но он остановил ее, обняв за талию, и усталым голосом попросил:

– Извини, пожалуйста. Я не должен бы портить тебе сейчас настроение и ухудшать и без того плохие отношения между нами. Сен-Дени отсюда в нескольких милях, так что после того, как ты переоденешься, потребуется час, чтобы успеть к назначенному времени. Когда бы ты ни собралась, я уже должен иметь экипаж наготове.

Изумленная его неожиданным извинением, Кэтрин не сразу привела в относительную норму свои растрепанные чувства и занялась туалетом. Она надела серое с пурпурным отливом шелковое платье, подчеркивающее ее молочно-белую кожу и усиливающее аметистовый блеск глаз. Для своего настоящего свадебного одеяния она выбрала бы другой наряд, сейчас же у нее не было причин особенно хлопотать о туалете. Какая разница, это или другое платье, подумала она грустно. В таком настроении она и выехала в Сен-Дени.

Уже пали сумерки, когда они покинули маленький городок, где все и свершилось. Они были теперь законно, безвозвратно женаты. Кэтрин безучастно взирала на тяжелое обручальное кольцо на своем пальце. Ей казалось нереальным, что несколько слов, произнесенных невыразительным голосом человеком с безразличным лицом, сделали их мужем и женой. Но это было именно так и определяло ее будущее. Раньше она не представляла своей свадьбы, но знала, что не желала ни фанфар, ни суеты – традиционные свадебные цветы, белые кружева определенно были не по ней. Но ей безусловно хотелось бы чего-то большего, чем торопливая и безликая церемония, через которую она только что прошла. Она уныло подивилась тому, что Джейсон даже купил кольца – потому что кроме них, да нескольких бесцветных и невыразительных клятв, ничто не напоминало о том, что это была свадьба.

Джейсон тоже необычно молчал, и по мере того, как сгущалась темнота и опускалась ночь, молчание между ними становилось все более и более тягостным. Каждый остро ощущал присутствие другого, и каждый противился такой невольной близости в темном экипаже. Взошла луна, в ее призрачном свете Кэтрин едва различала лицо Джейсона, сидящего напротив нее. Сумрачный свет скрывал его глаза, позволяя мельком видеть прямой нос и крупные выразительные губы.

Он был ее мужем и теперь получил законное право делать с ней все, что захочет. Теперь все в ее будущей жизни определялось этими худыми руками, которые в равной степени могли ввергнуть ее и в восторг, и в ужас. Она вздохнула едва слышно, и этот звук заставил Джейсона нагнуться вперед – его теплые ладони накрыли судорожно сжатые пальцы Кэтрин.

– Неужели так ужасно быть замужем за мной? – спросил он мягко.

Кэтрин, чьи глаза в рассеянном лунном свете казались не правдоподобно фиолетовыми, ответила ему слабым голосом:

– Мы и в самом деле не слишком знаем друг друга, похоже, мы только воюем и ссоримся. Я не представляю, как и когда, и вообще сможем ли мы быть счастливы?

– Но мы должны очень постараться. Теперь мы женаты, и этого уже никогда не изменить! Возможно, со временем нам удастся получить какое-то удовлетворение, если не счастье, из наших отношений.

Не доверяя своему голосу, она вяло кивнула. В темноте кареты Джейсон не видел этого легко движения и резко потребовал:

– Что, ты не согласна?

Ей пришлось отвечать, и Джейсон услышал в ее голосе близкие рыдания:

– Да, я знаю, что ты прав. Через несколько лет мы иначе будем глядеть на все это. Я… я хочу… чтобы… чтобы… – Она употребила все силы, чтобы не расплакаться, но рыдание все же вырвалось из горла. Джейсон почувствовал, что в него словно выстрелили, он порывисто нагнулся к ней, подхватил на руки и посадил к себе на колени.

Его неожиданный порыв будто открыл некие шлюзы, тело Кэтрин забилось от прорвавшихся слез, которые, похоже, копились не одну неделю. В смятении чувств она не замечала, что Джейсон, склонившись губами к ее волосам, что-то тихо нашептывал. Постепенно рыдания стихли, она мирно сидела у него на коленях, изредка всхлипывая.

Словно отец, утешающий плачущего ребенка, Джейсон нежно прошелся по ее щекам своим носовым платком, и она живо вспомнила их встречу на лугу. Похоже, эта мысль пришла и к нему, потому что он прошептал:

– Кажется, я заставляю тебя плакать. Это уже не в первый раз…

Она посмотрела на него заплаканными глазами, и у него перехватило дыхание. Господи! Она так мила, думал он, глядя на длинные ресницы, все еще подрагивающие губы. Его губы в полутьме коснулись ее губ, и этот нечаянный поцелуй перехватил дыхание Кэтрин, пробудил в ней желание еще к одному, и Джейсон, словно в каком-то порыве, пробормотал:

– Слушай, котенок, конечно, все у нас сложилось не правильно, но сегодня наша брачная ночь. Другой такой никогда не будет, может, другие ночи откроют, что женились мы на незнакомых людях. Разве нельзя забыть всю горечь и упреки, и… и… – он помедлил. – О Господи! Я не знаю, что имею в виду. Но хоть сегодня не воюй со мной. Мы должны этот несчастный брак сделать настоящим!

В полном согласии Кэтрин прижалась к нему и зовуще раскрыла губы. Джейсон издал низкий стон и прильнул к ней. Они были настолько поглощены друг другом, что испытали некий шок, когда карета остановилась перед отелем. Джейсон подумал: как хорошо, что они приехали, еще несколько миль такого неожиданного отклика со стороны Кэтрин, и он завершил бы свадебную поездку прямо на полу кареты!

Прилагая неимоверные усилия, чтобы не уподобиться возбужденному вепрю, он проявил сдержанность, когда они достигли своих комнат, отдал распоряжение, чтобы легкий ужин принесли к ним в апартаменты, и неохотно оставил Кэтрин переодеваться и привести себя в порядок после дороги.

Меньше всего ожидавшая такого поворота событий, Кэтрин вся трепетала. Она отодвинула горькую мысль, которая тлела теперь где-то в глубине, что, хотя его так тянет к ней и хотя они проявили желание достигнуть согласия, ни разу Джейсон не упомянул и даже не намекнул, что любит ее или что она значит для него больше, чем любая другая женщина! Она не хотела сейчас об этом думать и, подгоняемая лихорадкой предвкушения, велела Жанне приготовить ванну.

Впервые в своей жизни Кэтрин сознательно хотела вызвать мужское желание и, торопливо перебирая платье за платьем, искала именно такое. Наконец ее взгляд остановился на неглиже, которое Джейсон купил вскоре после их прибытия в Париж. Она не собиралась носить его, частично из-за простого упрямства, а частично от врожденного понимания, что подобные вещи были изобретены с единственной целью – порождать соответствующие мысли и желания.

Рубашка и халат были сшиты из пурпурного шелка, настолько густого, что казались почти черными, и нежная алебастровая кожа Кэтрин на этом фоне выглядела очень чувственно. Рубашка, прилегая к груди словно вторая кожа, дальше струилась к ее ногам ярдами пурпурного облака. Держалась она лишь на двух узеньких бретельках на плечах и, внутренне трепеща, Кэтрин понимала, что через несколько минут одним легким взмахом Джейсон сбросит эти бретельки.

Длинные, широкие рукава халата и были, и не были на ней – сквозь них просвечивали ее прелестные белые руки. Длинный шлейф таил свой соблазн. Такой вошла она в комнату, где ее ожидал Джейсон.

Он стоял спиной к ней и глядел в балконное окно. На мгновение она задержалась в дверях, охватив взглядом накрытый на двоих маленький столик, мягкий свет свечей, высокого мужчину, еще не замечающего ее присутствие. Он уже был в шелковом халате, волосы его влажно блестели, говоря о том, что он также успел принять ванну.

Поколебавшись, внезапно ощутив какую-то неуверенность, она поняла, что сейчас самое время повернуться и убежать – сейчас, пока он еще не почувствовал, что она здесь. Ускользнуть в свою комнату и послать с Жанной записку, что она заболела и не может видеть его сегодня. Интуитивно она знала, что он не возьмет ее силой в этот вечер. Но пока она переминалась в нерешительности, он угадал ее присутствие и медленно повернул к ней лицо.

Внезапно огонь его глаз заставил было ее вихрем броситься из комнаты, но, не слушая пугающие удары сердца, она улыбнулась застенчивой улыбкой и позволила высокому мужчине усадить себя за стол. Она так остро чувствовала рядом его зеленые глаза, потемневшие от желания, его откровенно ждущий рот, что сам ужин не остался в ее памяти. Позже она никогда не могла вспомнить, что они ели и пили, только его лицо, темное и неразличимое, да сверкающие глаза отпечатались в ее памяти. Глядя, как длинные пальцы небрежно держат хрустальный бокал, она не могла унять дрожь возбуждения, пробегавшую по телу. Скоро она окажется во власти этих длинных пальцев и худых рук, и от этой мысли что-то больно сжалось в ее лоне. Не в силах выносить эту неопределенную тишину комнаты, Кэтрин неожиданно вскочила.

– Зд… здесь… здесь ужасно жарко. Так хочется глотка свежего воздуха!

Джейсон следил, как она прошла, волоча шлейф, распахнула французские двери – прохладный ночной воздух, неся легкий аромат цветущих акаций, заполнил комнату. Все ее тело напряглось, когда она невидяще взглянула вниз, и скорее почувствовала, чем увидела, что сзади подошел Джейсон. Он положил ей на плечи 3(свои теплые и нежные руки, уловив легкую дрожь страха, пробежавшую по ее телу.

Джейсон твердо привлек ее к себе, но несколько секунд не делал ничего, что могло напугать ее, только медленно проводил руками по ее плечам, рукам, в то время как его губы искали и касались чувствительных точек в тех местах, где шея переходила в гладкие плечи. Только тогда, когда он почувствовал, что она совсем расслабилась, он медленно повернул к себе ее лицо. Сердце Кэтрин едва не выскочило из груди.

При свете луны, как двое незнакомцев, они словно изучали друг друга, потом Джейсон поцеловал ее. Это был нежный, вопрошающий поцелуй, но и требовательный, страстный, и Кэтрин пошла ему навстречу. Когда Джейсон оторвался от ее губ, кровь в ее висках стучала, она чувствовала жадную, пульсирующую боль в глубине своих чресел. Его глаза изучали ее лицо, увидев то, что было нужно, он молча подхватил ее на руки, и они оказались в спальне.

Одним быстрым, рассчитанным движением сбросив халат и рубашку и уложив ее на постель, он хрипло выдавил:

– Надеюсь, ты не замыслила снова выскользнуть из-под меня в самый ответственный момент? – И сверкнул в темноте белоснежными зубами.

Слишком остро ощущая власть его сильного, горячего тела, она только молча взирала перед собой, а когда он закрыл собой весь мир, ее тело так сплавилось с ним, что даже тень не проскользнула бы между ними. Его твердый и опытный рот сомкнулся на ее губах, и впервые получил отклик на свой голод. Он раздвинул ее губы и стал жадно пить сладость ее рта, в то время как его руки захватили в плен ее тело.

Он был нежен, дождавшись своего часа, его рот следовал за его руками, по мере того как они двигались от ее плеч к груди. Все чувства Кэтрин дико обострились. Повинуясь инстинкту, ее руки отправились в нерешительное путешествие по его телу, медленно прошлись по мускулистому торсу, потом по широкой спине и твердым ягодицам, потом набрались мужества, чтобы коснуться его так, как она сделала это однажды в гостинице. Но теперь не было надобности сдерживать это мужество, потому что Джейсон нежно, но уверенно направлял ее руку к себе, а когда ее ладонь сомкнулась вокруг его мужского начала, с губ Джейсона сорвался низкий стон наслаждения.

– Котенок, ах… теперь не так, вот так… Он опытно учил, как доставлять удовольствие мужчине, положив свою руку поверх ее руки и искусно показывая, что надо делать, поощрял ее продвижение ласковыми словами, когда она запиналась.

Через несколько секунд он довольно прошептал:

– Помедленнее, моя ласковая, помедленнее, или я кончу раньше, чем начал!

Потом он тихонько отстранился от нее, но руки его продолжали свое дело, лаская, раскрывая ее тело и медленно продвигаясь по втянутому животу вниз.

Непроизвольный импульс заставил ее сдвинуть ноги, « и руки мгновенно остановились. Пригнувшись к ее губам, он шепнул: „Котенок?“ – и крепко поцеловал ее. Она задохнулась, и бедра сами раздвинулись, открывшись ласковым прикосновениям.

Ее тело горело, его губы и руки продолжали возбуждать его, вызывая неведомые чувства, бессознательно она застонала, ее руки снова жадно обхватили его. На этот раз она самостоятельно делала то, чему он ее учил. Она дрожала от страсти, а потом испугалась, что может закричать от того удовольствия, которое медленно и нежно он давал ей, когда входил в нее. Это было самое сладостное облегчение, какое только могло быть, и вздох удовлетворения слетел с ее губ. Джейсон хрипло засмеялся: «Это еще не все, сладкая моя, ты только начинаешь учиться».

Потом он начал глубоко двигаться в ней, и сильные, глубинные эмоции слились в одну сладостную боль между ног. Ее руки судорожно бились об его спину, бессознательно заставляли его двигаться снова и снова, его тело отвечало на ее порывы, и он вторгался в нее все сильнее и глубже. Тело Кэтрин натянулось, как тетива, экстаз, растущий внутри нее, вдруг взорвался, и она понеслась куда-то в ошеломляющем, чувственном облаке чистого наслаждения.

Она была так этим потрясена, что не заметила извержения Джейсона, последовавшего вскоре за ее собственным. Когда она вернулась к реальности, то почувствовала себя в его руках, словно в колыбели, в то время как руки и губы продолжали ласкать ее тело.

На протяжении всей ночи Джейсон снова и снова возбуждал ее до такой точки, когда она почти впадала в безумие, и тогда только овладевал ею, и каждый раз она проходила через упоительный взрыв, предвещающий завершение экстаза. Он не мог оторваться от нее ни на минуту, оставляя ей лишь краткую передышку, прежде чем его тело снова толкало его на обладание. И Кэтрин жаждала этого обладания, как и он, и на его жар отвечала вспышкой собственного огня. Она остановила его только один раз – когда темная голова, лаская, спустилась по ее животу и его губы, вслед за пальцами, оказались между ее бедер. Она вскрикнула, задыхаясь, и попыталась отстраниться от него: «Нет… нет… Я не… нет!»

Слабая улыбка изогнула его губы:

– Не обращай внимания. В следующий раз как-нибудь я научу тебя всему, что бывает между мужчиной и женщиной. Ты такая восприимчивая ученица, любовь моя, что я забыл даже, что ты еще почти девственница.

Потом он поцеловал ее, и она обо всем забыла в его объятиях, погружаясь в волны удовольствия, когда он ее нежно ласкал.

Рассвет наступил раньше, чем она наконец погрузилась в сон, а проснувшись через несколько часов, обнаружила, что находится в своей спальне. В изумлении смотрела на знакомые занавеси, а когда вспомнила обо всем, происшедшем минувшей ночью, жаркий румянец залил ей щеки, и она совсем по-детски зарылась с головой в одеяло. Теперь она живо вспомнила, как Джейсон поднял ее на руки и перенес в ее спальню. Положив под теплое покрывало, поцеловал в распухшие от любовных ласк губы и прильнул головой к шее, бормоча:

– Если я останусь с тобой, то буду заниматься любовью целый день и целую ночь тоже! – Он хотел уже отойти, но Кэтрин с вновь обретенной доверчивостью сама потянулась к нему и сознательно дотронулась до него… Со стоном обновленного желания он опустился рядом с ней, и между ними еще раз свершилось волшебство.

Но теперь воспоминания об этой ее дерзости вызвали еще более жаркий румянец, и она подумала: как после вчерашней ночи сумеет взглянуть ему в глаза. И все горькие, нежеланные мысли, которые она вчера отгоняла от себя, вновь вернулись, чтобы беспощадно терзать ее.

Ни разу за всю прошедшую ночь, даже когда страсть их достигла своего пика, он не упомянул о любви. Правда, он говорил любовные слова, называл ее своей маленькой любовью, но ни разу не дал ей понять, что хочет чего-то большего, чем отзывчивое тело в его руках.

Кэтрин могла обмануть себя один раз, но мысль о других ночах, когда она будет принадлежать ему, зная, что он не любит ее, была невыносима! Ведь не сможет она отталкивать его, когда он станет приходить к ней, уверенный в своих супружеских правах? Если бы только он сказал, что любит ее, если бы только любил ее!

Эти беспокойные мысли не оставляли ее и тогда, когда она, не чувствуя, принимала ванну, когда одевалась с помощью Жанны. Глядя на себя в зеркало, пока Жанна расчесывала и убирала ее блестящие волосы, она озабоченно искала на своем лице признаки того, что она стала иной. Но зеркало отражало то же самое лицо, хотя она стала иной – и не было смысла отрицать это.

До прошлой бурной ночи, любя его в глубине своего существа и не признаваясь себе в этом, она думала, что все еще остается самой собой: той Кэтрин, которая злобно поклялась в Лондоне, что еще заставит его стать перед ней на колени. Но это было до того, как он женился на ней и до прошлой ночи. Теперь она чувствовала себя затерянной в море неопределенности. Без жгучего чувства несправедливости, которое поддерживало и подкрепляло ее, она ощущала странным образом, что от нее что-то отняли – словно она потеряла себя.

В таком зыбком и тревожном смятении она прошла в маленькую гостиную; стараясь избежать встречи с Джейсоном до тех пор, пока не сможет собраться. Она собиралась дать распоряжение, чтобы вывели ее верховую лошадь: удалившись от места их недавней близости, она хотела найти какое-то решение, но в этот момент возмущенный голос кузины Элизабет остановил ее на месте. Дверь между апартаментами была открыта, и она хорошо слышала этот неприятный голос.

– Как ты мог? Неужто то, как ты занимался любовью со мной, ничего не значит для тебя? Как мог ты быть со мной одну ночь и на следующую ночь бежать с другой?

– Элизабет, мы уже говорили с тобой об этом. Я не люблю тебя и никогда не любил. Я наслаждался твоим телом – а какой мужчина отказался бы от этого? Я никогда не скрывал этого. Но я не люблю никакую женщину!

Его голос звучал холодно. Кэтрин, не в состоянии шелохнуться, только дрожала, каждое слово разрушало и без того слабые иллюзии, его чувства к ней не глубже обыкновенной животной похоти.

– А ее ты любишь? – услышала она голос Элизабет.

– Не будь глупышкой! Я только что сказал, что не люблю никакую женщину, – отрезал Джейсон, голос его стал гневным, означая, что он готов на все, лишь бы избавиться от нее побыстрее.

Но Элизабет проигнорировала это предупреждение и снова закричала:

– Тогда почему же ты женился на ней?

– Потому что, – грубо рявкнул он, – пришло мне время обзавестись женой, а по случаю, и сыном, чтобы было кому унаследовать поместье. Твоя кузина молода и достаточно здорова, чтобы нарожать мне столько детей, сколько я пожелаю.

– Но я тоже это могу! – упрямо не унималась Элизабет.

– Нет, не можешь, – жестко отрезал он. – С Кэтрин я буду уверен, что мои сыновья это действительно мои сыновья, а не отродья того последнего мужчины, перед которым ты раздвинула свои ляжки.

Последовал какой-то вопль, послышался звук сильного шлепка. Затем Джейсон произнес ровным тоном:

– Я заслужил это. Но ты не должна была приходить сюда без приглашения и бросать нашу прошлую связь мне в лицо. И ты не имела права задавать вопросы о мотивах, почему я женился на твоей кузине. Я думаю, тебе лучше уйти. Ты уже достаточно сказала, и мне нечего добавить к нашему неприятному разговору.

– Это мы еще посмотрим! – злобно выпалила Элизабет. – Я вот думаю, что сделает молодая новобрачная, узнав о твоих хладнокровных мотивах, побудивших тебя жениться на ней? Я хотела бы также знать, понравится ли ей, когда до нее дойдет, что она просто племенная самка для производства маленьких Сэвиджей как наследников?.

Так вопрос не стоит. Ты сейчас же уйдешь отсюда и никогда, если тебе дорога жизнь, не будешь иметь никаких дел с моей женой! – Угроза в его голосе была столь ощутима, что Элизабет едва не задохнулась от гнева. После минуты молчания Кэтрин услышала, как хлопнула входная дверь.

Онемевшая, со спутанными мыслями, Кэтрин стояла в ледяном отчаянии, не имея сил даже шелохнуться. От самой мысли, что прошлой ночью Джейсон был с ней такой же, как с другой женщиной, она испытывала острую боль, а осознание того, что этой женщиной была Элизабет, ее собственная кузина, наполняло ее отвращением.

Дрожащей рукой она закрыла рот, чтобы сдержать подступающую тошноту, со стоном бросилась в свою спальню. Ее всю трясло, каждое подслушанное слово горело в мозгу. Она медленно опустилась на пол возле кровати. Воспоминание о том, что в это самое утро Джейсон занимался с ней любовью на этой самой кровати, почти задушило ее. Немедленно бежать! Зная то, что она теперь знала, она сойдет с ума, если он еще раз дотронется до нее! Она не вынесет этого! Лихорадочно окинув комнату взглядом, она остановила глаза на шкатулке с драгоценностями, все еще открытой с утра, – Жанна взяла оттуда для нее нитку жемчуга.

Глава 22

Сцена с Элизабет была отвратительной, и Джейсон невыразимо обрадовался, когда она хлопнула дверью. Проклятие! Ну и сварливая баба! Настоящая мегера! Он бы обошелся с ней иначе, если бы она не заявилась к нему как ангел мести. Никто не имеет права совать нос в его дела или выспрашивать, почему он выбрал именно эту жену. Меньше всего прав у Элизабет. Он вызвал звонком Пьера и распорядился, чтобы накрыли на балконе легкий завтрак. Он надеялся, что Кэтрин присоединится к нему, но когда этого не произошло, испытал легкое разочарование.

Малышка, должно быть, еще безмятежно спит, подумал он с нежностью. Представив лежащую Кэтрин, ее раскрытые розовые губы и разгоревшиеся от их любовных игр щеки, он едва не выскочил из-за стола. Прошедшая ночь превзошла все, о чем он только мечтал, будет невыносимо, если она снова превратится в воинственное, переменчивое создание. Она напоминала ему горячих, полуприрученных молодых кобылок, которые шарахаются прочь и сражаются с седлом так яростно, что каждый раз приходится все начинать заново. Смущенный мыслями о ней, он откинулся на спинку кресла, поглощенный видениями Кэтрин. Возможно, придется стряхнуть с себя это нежное настроение. Если он не возьмет себя в руки, то начнет вздыхать по собственной жене не хуже влюбленного мальчишки.

Подумав об этом, он развеселился и с нежностью, притаившейся в уголках его рта, принялся составлять записку спящей жене, а затем направился к Монро, чувствуя небывалый подъем и легкость во всем теле.

Он пробыл у Монро долго, до вечера. По его настоянию остался к ужину, и потом, как на крыльях, понесся к «Крильону». Первое подозрение кольнуло его, когда он увидел темные окна апартаментов Кэтрин. Нахмурившись, с зажженной свечой в руке, он вошел в ее комнату, где его встретила совершенная пустота. Гардероб стоял распахнутый, на вешалках не было одежды, исчезли вообще все признаки ее пребывания: на туалетном столике не было ни ее щеток, ни парфюмерии. Он тупо выдвинул один из ящиков комода розового дерева и не нашел там вещей, которые лежали здесь еще вчера вечером.

Внешне спокойный, с неприятной гримасой, искривившей рот, он стал рыскать по пустой комнате, словно голодный волк, идущий по запаху удирающего кролика. И нашел – невинную записку, лежавшую на полочке. Трясущейся рукой, словно уже зная ее содержание, Джейсон взял листок бумаги. Это было маленькое печальное письмо, которое ни в какой степени не отражало того отчаяния, в котором писала его Кэтрин.

Дорогой Джейсон!

Я оставляю тебя. Я не должна была ждать так долго, и я сожалею, что ты должен был жениться на мне. Не ищи меня – ты не найдешь. Я ухожу к кому-нибудь, кто позаботится обо мне. Не знаю точно, как оформляется развод, но думаю, что через некоторое время ты сумеешь развестись с женой, которая оставила тебя.

Я забираю все вещи, которые ты дал мне. Когда-нибудь расплачусь с тобой – когда-нибудь, много времени спустя, возможно, когда мы оба снова будем состоять в новом браке и вспоминать этот эпизод, как время, когда мы оба немножко сошли с ума.

Кэтрин Тримэйн.

С мрачностью, возраставшей с каждой прочитанной строчкой, Джейсон вглядывался в еще детский почерк. Когда наконец он дошел до подписи, его пронзила яростная боль. Он уже думал о ней как о своей жене, и только вчера, почти в этот самый час, дал ей свое имя. Как смела она написать Тримэйн! Она его жена! Кэтрин Сэвидж!

Нелогичность этой мысли даже не пришла ему в голову. Он должен найти ее – свою жену! Его женщину! Как могла она оставить его после прошлой ночи! Он готов был поклясться, что по своей воле она откликалась на его страстные призывы, она тоже владела им и получала от этого такое же наслаждение, как и он. Как посмела она его бросить! Он с горечью засмеялся. Подумать только! Он ведь начал радоваться тому, что женился на Кэтрин, начал верить, что это и есть та самая любовь, которая овладевает даже самыми умными людьми.

Что ж, маленькая леди-цыганка излечила его от этой дурацкой мысли. Чтобы смягчить жестокое потрясение, такое неожиданное и незнакомое, он стал припоминать каждый случай, когда она раздражала и злила его, начиная с того, что она сунула ему ведьму в постель, и кончая той сценой у Монро, когда выяснилось, что она скрывала свое происхождение. Он громоздил на ее голову одно преступление за другим, пока не уверовал, что задушил этот зародыш любви. Никогда он не признавался, даже себе, что она значит для него больше, чем любая другая женщина, когда-либо побывавшая в его постели. И к тому же она его жена! Ну хорошо, он непременно найдет ее и, если не свернет красивую шейку в первую же минуту, как выследит, он научит ее, нравится это ей или нет, и она останется с ним, ни о каком разводе не может быть и речи. Ни сейчас, ни когда-либо!

Приняв решение, он хладнокровно взвесил все ее возможности. Драгоценности и безделушки можно превратить в золото, и на эти деньги некоторое время прожить. Но ей еще надо найти место, куда направиться, – в Париже она никого не знала, за исключением своей тетки и дяди.

В самом отвратительном настроении он направился в отель, где остановились граф и графиня Маунт. Ему не повезло: в их апартаментах он увидел Элизабет, сидящую рядом с матерью на атласной кушетке. Тут же перед незажженным камином стоял и сам граф, облаченный в вечерний костюм, его приветливая улыбка сразу развеяла надежду Джейсона на то, что его жена нашла убежище у родственников. Граф был бесхитростный человек, и если бы его жена обратилась к нему за помощью, он не был бы так приветлив с ним.

Тримэйны собирались перебираться в новые апартаменты, и Джейсон поспешно извинился, заметив:

– Я, должно быть, неверно понял записку моей жены. Мне показалось, она хотела навестить вас, но так как ее здесь нет, значит, я еще не научился разбирать ее каракули.

Граф улыбнулся, его глаза блеснули искренним весельем:

– Почерк Кэтрин долго был сущим отчаянием для ее семьи. Но если учесть, сколько ей уже было лег, когда она вообще стала чему-то учиться, это еще счастье, что она пишет хоть так! Как видите, ее с нами нет. Я не видел ее со вчерашнего вечера. – Эдвард повернулся к своей жене:

– Кэтрин не заходила к нам сегодня?

Сеси, все еще не смирившаяся с тем, что ее племянница отхватила такую завидную партию, процедила сварливо:

– Конечно нет. С какой стати ей приходить сюда? Вежливо откланявшись, он удалился, мысли его были уже настолько далеки от них, что он не заметил злобной усмешки Элизабет. А та, вспоминая лицо Кэтрин, каким оно было днем, полным отчаяния и горя, когда она обратилась к ней за помощью, улыбалась, как ехидна. Если бы Джейсон не был во власти холодной ярости, он не пропустил бы этой улыбки, а так она не задела его внимания.

Вернувшись в «Крильон», он послал за Жанной – и получил очередной неприятный удар. Извиняющийся консьерж сказал, что сегодня после полудня Жанна уволилась со службы без объяснений и, насколько ему известно, поступила на службу к мадам. Разве что-нибудь случилось? Или мадам не довольна услугами Жанны? Пробормотав какое-то подобие ответа, Джейсон выпроводил его из комнаты.

Черт бы ее подрал! Итак, теперь с ней еще и служанка? Это одновременно и облегчает, и осложняет поиск. Двух женщин найти легче, чем одну, но теперь Кэтрин получала преимущество, которого у нее до этого не было: Жанна говорила по-французски. Останется ли она во Франции, задал он себе вопрос. Нет, конечно нет. И он свалял дурака, не подумал, что, как все сбежавшие жены, она должна направиться домой, к своей матери.

Сегодня было уже слишком поздно отправляться в Англию, но он распорядился, чтобы экипаж подготовили к рассвету, и провел остаток ночи, валяясь на кровати и перебирая пути бегства своей жены. Затем он неожиданно представил, какие опасности могут подстерегать молодую красивую женщину без мужчины-защитника. Только бы с ней ничего не случилось – пока он не сомкнет свои руки вокруг ее нежной шеи!

К рассвету первый порыв его неукротимого гнева спал, осталась глубокая, ледяная ненависть, куда опаснее в силу своей особой холодности. Была задета его гордость, а именно она, эта терзающая, высокомерная гордость, и толкала его еще раз пересечь Францию и Англию и устремиться к Лестерширу. Никто и никогда не задевал его так, как это сделала она, и он поклялся небесами, что она ответит за это! Он только раз остановился у «Лисицы», чтобы узнать направление к Хантерс Хиллу, и через несколько минут уже поворачивал усталых лошадей на обсаженную дубами дорогу, дорогу, ведущую к дому Кэтрин.

Хантерс Хилл, выстроенный из выдержанного красного кирпича в царствование Елизаветы I , являл собой великолепный образец прославленной тюдоровской архитектуры, и в другое время при виде его Джейсон несомненно замер бы от восхищения. Но не сейчас. Бросив вожжи оторопелому садовнику, он поспешил по ступеням и потребовал от седовласого дворецкого, вышедшего на его нетерпеливый стук, чтобы его немедленно впустили.

Дворецкий, без приветствия отодвинутый в сторону высоким широкоплечим незнакомцем с усталыми глазами, попытался было возразить, но только не Джейсону, обессиленному почти безостановочной гонкой через две страны. Ему было не до обычных церемоний доклада. Мягко, но с угрозой, он заявил:

– Любезнейший, если вы немедленно не проводите меня к своей хозяйке, я буду вынужден убрать вас с моего пути и пройти к ней, даже если она находится в ванне.

Сложив рот в неодобрительное «о» и впав в крайнее потрясение, дворецкий провел мрачного молодого человека в небольшой будуар, где леди Тримэйн вышивала рукав розового муслинового платья.

Джейсон, уверенный, что найдет здесь свою жену, на мгновение онемел, увидев только ее мать. Еще через несколько минут до него дошло, что леди Тримэйн вообще не имела никаких известий о дочери с той самой ночи, когда Кэтрин исчезла из цыганского табора. Последующие полчаса были, пожалуй, самыми трудными в жизни Джейсона. Ему не только пришлось объяснить этой женщине с белым лицом, сидящей перед ним в напряженном молчании, кто он такой, но и сознаться-, что именно он виновен в исчезновении Кэтрин. Но и этого мало, ему предстояло сообщить ей, что он расплатился за свою ошибку, женившись на этой девушке, но – и это было самое трудное для Джейсона – пришлось сказать, что каким-то образом он, к несчастью, потерял ее!

После этих слов в будуаре настала пугающая тишина, пока Рэйчел не произнесла слабым голосом:

– Не «Присядете ли вы, мистер… Сэвидж? В другое время вся эта ситуация и

прозаическое приглашение Рэйчел показались бы ему нелепыми, но сейчас чувство юмора ему изменило, и он не нашел ничего смешного в ее словах. Хорошо уже то, что эта мужественная маленькая женщина не забилась в истерике. С натянутой улыбкой он спросил:

– Это все, что вы хотите сказать? Рэйчел глубоко вздохнула:

– Нет, мистер Сэвидж, не все, но, кажется, вы освободили меня от самой гнетущей тяжести. Теперь я знаю, что моя дочь жива, это намного больше, чем я знала несколько минут назад, и я знаю, что до того, как она исчезла, она была в безопасности.

– И?

– И, если вы совершили ваше путешествие так стремительно, то вполне возможно, что вы опередили ее. Не похоже, что экипажи службы дилижансов передвигаются быстрее ваших лошадей.

Джейсон тупо смотрел на нее. Он так надеялся застать Кэтрин дома, что в своих расчетах просмотрел такую возможность. Мысль о том, как ужаснется Кэтрин, приехав сюда и найдя его у своих дверей, вызвала у него неприятную ухмылку.

Рэйчел была взволнована гораздо больше, чем это показала, и не только из-за дочери. Когда Джейсон так стремительно появился в ее будуаре, его сходство с отцом было так бесспорно, что ей на секунду показалось, будто время повернуло вспять и она снова должна пережить тот ужасный разговор с Гаем. Но это был не Гай, это был его сын, и она напряженно вглядывалась в него, вызывая из памяти облик человека, которого она не видела свыше двадцати лет. Был ли у Гая такой четкий нос? Было ли лицо таким смуглым? И таким жестким? Определенно, Джейсон не унаследовал от отца его серо-голубые глаза. Вспоминая их любящую теплоту, она вновь почувствовала давнюю и почти забытую боль.

Джейсон не знал, о чем она думала, не правильно истолковал выражение ее лица, в его голосе прозвучало искреннее сожаление, когда он сказал:

– Мне очень жаль, мадам, что я причина таких тяжких известий. Надеюсь, что со временем вы простите эти варварские поступки и примите меня как своего сына.

Несколько секунд она пристально глядела на него, прежде чем сухо произнесла:

– Я не вижу никакой другой возможности, тем более что вы уже взяли все дела в свои руки. Легкий быстрый поклон подтвердил ее слова.

– Верно. Правда, вы можете утяжелить и без того плачевную ситуацию, если захотите – хотя, чего вы этим добьетесь, до меня не доходите, ответил он резко.

– Вы не очень кроткий зять, верно? – ответила она со слабой улыбкой.

Он почувствовал, что сам улыбается. Удивительно, он нашел, что ему нравится такая теща. Он действительно восхищался ею. Ни истерики, ни слез, ни квохтаний – только спокойное принятие фактов.

На протяжении последующих четырех дней он не увидел ничего, что заставило бы его изменить первоначальное мнение. Рэйчел, как он обнаружил, была спокойная, сдержанная женщина; за величественной внешностью вдовствующей графини Маунт скрывалась теплая, любящая натура. Она была всегда собранная, приветливая, но Джейсон чувствовал, что исчезновение дочери тяжким грузом лежало на ее сердце.

Беспокойство в ее голубых глазах, при случае напоминавших ему весьма живо глаза Кэтрин, возрастало с каждым днем: Кэтрин так и не появлялась. Наконец, к вечеру четвертого дня им стало ясно – или она не приедет, или случилось что-то, помешавшее ей приехать. Сидя за ужином и не притрагиваясь к еде, Джейсон бесцельно играл со своим стаканом вина, а Рэйчел катала по тарелке кусочек молодой баранины. Наблюдая за ней, с нарастающим раздражением он добавил к проступкам Кэтрин еще одно. Как могла она терзать неведением такое нежное создание, как ее мать? Видя потемневшее лицо Рэйчел, он почувствовал редкое для себя угрызение совести за участие во всем этом деле и со свойственным ему обыкновением проклял Кэтрин и за это тоже.

На следующее утро он нашел Рэйчел в той же маленькой гостиной, куда он ворвался четыре дня назад. После нескольких минут обычного будничного разговора он сказал прямо:

– Если бы она направилась сюда, то уже была бы здесь. Значит, она все еще во Франции. Я не хотел бы оставлять вас, так и не узнав, где она и что с ней, но уже не могу болтаться здесь в неопределенности.

Он сказал то, что и она думала. Безрадостные мысли оказались сильнее ее, и она не могла сдержать внезапного потока слез. Смущенная своей слабостью, Рэйчел безуспешно пыталась унять их крохотным кусочком батиста.

Остро чувствуя свою вину, Джейсон опустился перед ней на колени и взял ее дрожащие руки в свои.

– Рэйчел, Рэйчел, где бы она ни находилась, она должна быть вне опасности! Должна! Не плачьте так. Я переговорю с герцогом Роксбери, прежде чем отправлюсь во Францию. Мой дядя могущественный человек. Если она в Англии, он найдет ее. А я буду искать ее во Франции. Только не переживайте так, умоляю вас. Роксбери и я, мы найдем ее.

Позднее, направляясь в Лондон, Джейсон хотел бы чувствовать ту же уверенность, с какой он уговаривал Рэйчел. Гнев его уже поостыл, оставалось только острое, неистовое желание знать, где Кэтрин и что она вне опасности. После этого он мог бы задушить ее – Джейсон все еще не расстался с этой мыслью по одной, чисто мужской причине: ему так и казалось, что она где-то недалеко и без сомнения получает удовольствие, смеясь над ним.

Подъезжая к окрестностям Лондона, он мысленно представил человека, который не намерен был смеяться вовсе. Он должен приготовиться к тому, что герцог заставит его выслушать все, что захочет сказать о его манерах и морали. Все это он знал наперед. И то, что он знал, заставило его задохнуться от отвращения к собственным поступкам.

Что за дьявол вселился в него? Куда подевалась его обычно холодная голова, когда он положил глаз на эту ведьму с фиалковыми глазами? Она хорошо его проучила – теперь-то ни она, ни какая-либо другая женщина уже не запутает его чувства.

Герцог встретил его без малейшего удивления, если не считать с удивлением взлетевшую черную бровь и небрежный жест в сторону одного из кожаных кресел в его кабинете. Он ни о чем его не спрашивал, он просто ждал, и в его серых глазах читалось лишь слабое любопытство. В самых сжатых чертах Джейсон представил ему мрачный и неприукрашенный отчет о своей проблеме. При упоминании имени Тримэйн герцог напрягся, а когда Джейсон замешкался, подтолкнул его:

– Продолжай, это меня заинтересовало.

Когда Джейсон закончил рассказ, дядя заключил:

– Итак, ты женился на этой крошке. Что ж, что ж, это очень поэтично.

– Что вы имеете в виду? – нахмурился Джейсон.

– Хм-м… Ничего. Ты должен простить мои, мои… э… маленькие причуды. – Затем, очевидно, утратив всякий интерес к Кэтрин, он спросил:

– Как идет процесс переговоров? Я с часу на час ожидаю, что сделка заключена.

Джейсон недовольно фыркнул, и это заставило Роксбери остановить на молодом человеке укоризненный взгляд. Джейсон понял, что придется переменить тему и ввести его в курс последних событий, что он и сделал, кратко проинформировав его о достигнутом прогрессе. Губы герцога сложились в довольную улыбку:

– Прекрасно, прекрасно! Должно быть, это лишь вопрос дней, когда последние документы будут готовы. Ты не можешь подтолкнуть Монро и Ливингстона?

– Дорогой дядя, Монро и так нервничает и торопится. Не думаю, что мои слова произведут должное впечатление, тем более что я пользуюсь там сомнительной репутацией двойного агента.

– Не так уж они ошибаются, дорогой племянник, – сказал герцог как бы между прочим.

Эту реплику племянник пропустил мимо ушей, что было не в его правилах. С чего бы это? Дядя бросил на него изучающий взгляд. Джейсон выглядел усталым, на его худощавом лице появились морщинки – их не было, когда он видел молодого человека в последний раз. Похоже, женитьба принесла ему не слишком много радостей. Что ж, подумал герцог, такому полезно немного пострадать. До сих пор все давалось ему слишком легко, в том числе и женщины. Кто знает, возможно, Кэтрин что-то изменит в нем, самое время задать этому гордецу эмоциональную встряску. Как видно, маленькая Тримэйн сумела-таки выскользнуть из-под его жесткого контроля, что совсем непросто. Размышляя о некоторых поступках Кэтрин, о чем рассказал Джейсон, он решил, что будет рад встретиться с юной мадам Сэвидж.

– Вас что-то позабавило? – холодно спросил Джейсон, уловив его улыбку.

– Ммм… да. Но я всерьез сомневаюсь, что ты сумеешь вот так найти то, что ищешь. – Затем он внезапно заговорил о другом:

– Почему ты не спрашиваешь, раскопал ли я какую-нибудь информацию о твоем неизвестном посетителе?

– У вас она есть? – спросил он раздраженно, поскольку не находил ничего забавного в улыбке дяди.

– Да, есть. К тебе вторгся отвратительный джентльмен по имени Генри Горас. Это мелкий вор, который не раз сидел в тюрьме. Его… э… жена, так она себя называет, служанка в одной из портовых таверн. Это она идентифицировала тело.

Герцог остановился, и Джейсон воскликнул в нетерпении:

– И что?

– Она сказала, что в интересующий нас вечер ее муж находился в обществе очень приятного – это ее слова, не мои – черноволосого мужчины. – Она подавала им эль, но иностранец все время держался в тени, поэтому она так и не смогла его разглядеть. – Герцог с отвращением добавил:

– Это не слишком много, потому что для женщин этого типа все, кто не из окрестностей Лондона, – иностранцы. Когда я расспрашивал ее, о чем они разговаривали, она вдруг стала очень застенчивой, пока я не освежил ее память несколькими золотыми монетами. – Лицо герцога скривила гримаса отвращения при воспоминании о жадном взгляде женских глаз и стремительно протянутой не очень чистой руке. – Все же я выяснил, что этот человек нанял Гораса, чтобы тот обыскал твои комнаты. Что он искал, все еще остается тайной, как и то, кто был этот иностранец. Возможно, этого мы никогда и не узнаем. А ты ничего не можешь добавить?

Джейсон пожал плечами:

– Кэтрин призналась, что Пендлтон охотился за картой. – Потом добавил:

– Я размышляю, искал ли Горас то же самое.

– Карта… Что за карта?

– Мой дорогой дядя, если бы я сам знал! Но я даже не представляю, что это за карта, у меня не было и нет никакой карты. И, честно говоря, мне надоела эта тема. Меня гораздо больше волнует моя жена! – Последнее слово, сорвавшись с его губ, прозвучало словно выстрел. Он произнес звенящим голосом:

– Завтра я должен вернуться во Францию. Я не могу оставаться здесь и ждать, пока эта маленькая гадюка, на которой я женился, сама объявится. Скорее всего, она не покидала Франции, и я, разыгрывая комнатную собачку у Монро, в то же время могу разыскивать ее. Но, – тут он вопросительно посмотрел на безмятежно расслабившегося дядю, – мне нужно, чтобы кто-нибудь занялся ее поисками в Англии.

Очень холодно герцог спросил:

– Ты хочешь, чтобы этим занялся я?

– Да, черт побери! Я мог бы нанять человека, но у вас больше возможностей, чем у кого бы то ни было, и, если она в Англии, вы найдете ее, а не просто возьмете след.

– Мне лестно такое представление обо мне, – промурлыкал Роксбери.

– Вы дразните меня, дядя!

– Да, можешь быть уверен! Ты все воспринимаешь слишком серьезно, и видеть это мне больно. Неужели ты сомневаешься, что я помогу тебе? Разве я тебе когда-нибудь отказывал?

Джейсон почувствовал себя сконфуженным и сбивчиво пробормотал:

– Нет, и прошу извинить меня. Просто эта женитьба потрясла меня сильнее, чем я предполагал.

То, что его племянник пребывал в непривычном для себя состоянии, глубоко встревожило Роксбери. Скрывая озабоченность за улыбкой, он сказал:

– Больше не будем об этом… Должно быть, со своей предусмотрительностью ты уже распорядился, чтобы леди Тримэйн написала мне, если девушка объявится в Лестершире?

Неожиданно усмехнувшись, Джейсон кивнул.

– Ладно, тогда я сделаю все, что в моих силах. Как только узнаю хоть самую малость, напишу тебе. Могу я рассчитывать, что и ты напишешь, когда направишься из Франции в Америку? – спросил он сухо.

Джейсон нахмурился:

– Если я не найду ее к тому времени, когда переговоры завершатся, возможно, я и не отбуду сразу в Соединенные Штаты, но, с вашего позволения, нанесу вам еще один визит.

Герцог неожиданно выпрямился и, тщательно подбирая слова, медленно заговорил. Сейчас с Джейсоном говорил не дядя, а вельможа:

– Нет, не позволяю! В твоих же собственных интересах нужно покинуть Францию не позднее, чем в середине мая. Позже не будет никакого смысла задерживаться, и ты ничего не сделаешь в Англии такого, что уже не будет сделано. Я выразился достаточно ясно?

Зеленые глаза Джейсона, в момент ставшие настороженными и жесткими, встретились с таким же непреклонным взглядом серых глаз.

Очень спокойно Джейсон спросил:

– Вы приказываете мне?

Герцог, раздираемый долгом и привязанностью, все-таки выбрал последнее, так как знал, что Джейсон, если нажимать на него слишком сильно, все равно поступит по-своему. Лучше сейчас быть с ним помягче, чем потом нервничать в ожидании его неуправляемых поступков.

– Нет, Джейсон, « – сказал он, – не приказываю, а прошу. И говорю тебе это ради твоей же собственной безопасности.

Скорее усмиренный, чем настороженный дядиной капитуляцией, Джейсон безмятежно улыбнулся и сделал свой вывод, играя на нервах старого политика:

– Значит… ты предупредил меня, что Британия готова нанести первый удар и начать военные действия против Наполеона! Что же, я должен подумать, чью сторону выбрать, на чьей стороне сражаться. Имея французских пращуров по обеим ветвям фамильного древа и английских – только по одной ветви, это будет трудный выбор, не так ли?

– Джейсон, не выводи меня из терпения, – спокойно сказал герцог, но сказал, и это означало еще одну капитуляцию.

– Очень хорошо! Мы провозглашаем мир! И Джейсон подмигнул каменному лицу дяди.

Глава 23

У Джейсона был еще один счет в Англии – Пендлтон. Не заплатив по нему, он не мог вернуться во Францию.

Ему повезло – Клайв, еще не оправившийся после дуэли с Джейсоном, был дома. Отбросив в сторону слугу, открывшего дверь на его настойчивый стук, Джейсон ворвался в комнаты Клайва, как северный штормовой вихрь.

С рукой на черной шелковой повязке, Клайв томно полулежал на кушетке, держа неподалеку бутылку портвейна, и перелистывал газету, сообщавшую новости о скачках. Завидев Джейсона, он быстро сел, отбросил газету на пол и прорычал:

– Кто тебя впустил? Мне не о чем с тобой говорить!

Джейсон бросил на него взгляд, полный неприязни, и схватив его за широкие отвороты халата, хорошо встряхнул:

– Зато я хочу сказать тебе кое-что. Прими это за дружеское предупреждение, мерзавец, и никогда больше не смей угрожать Кэтрин! И если доставишь Рэйчел хоть секунду волнений, я собственноручно вышибу из тебя мозги!

– Значит, эта маленькая сучка рассказала тебе! Мне следовало лучше узнать ее, прежде чем использовать, – прошипел он.

– Теперь Кэтрин моя жена. – Сжав кулаки, Джейсон сделал шаг в его сторону. – И если ты хоть раз взглянешь на нее, то не обойдешься пулей в плече, которую ты от меня схлопотал. Теперь она придется точно в сердце. А я целюсь хорошо, ты это знаешь. И помни, если вдруг вздумаешь поставить кого-нибудь из них в подобное положение.

– Ты женился на ней! – воскликнул Клайв со странным блеском в глазах. Рухнув в кресло, он ухмыльнулся:

– Какая чудная пара – леди-цыганка и дикарь из Луизианы! Вы стоите друг друга!

– Может быть, но я предупреждаю, что не потерплю никаких оскорблений своей жены. Тебе лучше забыть о тех отношениях, которые когда-то у тебя с ней были.

– Ты хочешь сказать, чтобы я забыл, что она была моей любовницей? – лукаво спросил Клайв.

Джейсон бросил на него убийственный взгляд:

– Она никогда не была твоей любовницей, и не имеет значения, что ты и эта старая цыганка пытались ввести меня в заблуждение. Я часто размышлял, зачем тебе понадобилось, чтобы я так думал?

– Это устраивало меня, – раздраженно ответил Клайв. Смерив Джейсона ненавидящим взглядом, он с горечью произнес:

– Я сам рассчитывал жениться на ней. Ты и Кэтрин – два моих поражения.

Встретив недоверчивый взгляд Джейсона, Клайв разразился грубым смехом. Теперь, когда ему уже нечего было терять, он открылся:

– Да, это я нанял тех двух людей, которые не сумели убить тебя. И с Кэтрин я тоже потерпел неудачу. Она должна была сгинуть после того, как я отдал цыганам и ее, и этого проклятого ее братца. Такое уж мое везение. Рейна пожалела их и повела со мной двойную игру. Если бы не она, эта маленькая девчонка должна была бы покоиться на дне моря.

– Так ты говоришь, что готовил похищение Кэтрин? Но, ради Бога, почему?

Клайв бросил в его сторону насмешливый взгляд:

– Деньги! Что еще! Я был любимцем графа, пока не родилась эта вредная маленькая сучка. Господи, как я ненавидел и проклинал ее! Он бы оставил мне все, если бы не женился на этой квелой Рэйчел, а она не родила ему ребенка! Я бы…

Клайв так и не закончил фразу, потому что Джейсон схватил его за грудь и швырнул через всю комнату.

Ослепленный яростью и неукротимым порывом убивать, Джейсон молотил его кулаками и опомнился лишь тогда, когда почти забил этого мерзавца до смерти. Глядя на валявшегося на полу Клайва, он сказал сквозь зубы:

– Я убью тебя, подонок, убью, если когда-нибудь ты возникнешь у меня на пути! – С перекошенным от отвращения лицом, злой и на Пендлтона, и на самого себя, Джейсон покинул его дом.

Но едва дверь закрылась за незваным посетителем, едва Клайв попытался сесть и обследовать полученные синяки и ссадины, как вошел слуга и объявил, что его хочет видеть еще некий джентльмен, который не назвался.

Секундой позже вошел Давалос и замер, изумленный видом изувеченного лица Клайва:

– Боже! Что с тобой случилось? Клайв бросил испепеляющий взгляд:

– Только что побеседовал с Сэвиджем, можно сказать.

– Джейсон вернулся? – спокойно спросил Давалос.

– Конечно, дурак! Кто же еще? – Клайв был вне себя от злости.

Давалос с надменным видом сказал:

– Я ничего не знаю о твоих друзьях, весьма возможно, что есть и другие, кто с удовольствием изукрасил бы тебя.

Нетерпеливо передернув плечами, Клайв отвернулся и дрожащей рукой поднес к губам стакан бренди.

Наблюдая за ним прищуренными глазами, Давалос сказал мягко:

– Итак, Джейсон вернулся откуда-то, где он скрывался. И первое, что он сделал, пришел повидать тебя. Почему?

– Черт побери, откуда мне знать это?

– Я нахожу, что в это трудно поверить, дружище. Я заплатил тебе немалую сумму денег, чтобы ты выполнил определенное задание, что ты, однако, до сих пор не сделал. Ты говоришь, Джейсон неожиданно исчез из Мелтон Моубрей и ты не мог найти его. Из других источников я узнал, что вскоре после этого он имел встречу с известной банковской фирмой. А теперь столь же неожиданно появляется и, очевидно, без всякой причины задает тебе хорошую взбучку.

Его глаза блеснули, рот опасно скривился, но он продолжал медовым голосом:

– А может, ты затеял со мной двойную игру, и Джейсон, возможно, тоже?

У Клайва не было настроения выслушивать комментарии Давалоса, и он совершил фатальную ошибку, не зная характера человека, стоявшего так близко к нему. Обозленный, ищущий, на ком бы сорвать свое раздражение, он прошипел:

– А ты бы хотел это знать?

Лицо Давалоса потемнело, на нем появилось выражение, которое должно было бы предостеречь Клайва. Он стоял возле окна и почти машинально поигрывал шелковым шнуром, охватывавшим снизу драпри. Медленно, со странной отрешенностью, Давалос отвязал шнур. Держа витую шелковую веревку в руке, он сказал:

– Да, я хотел бы это знать. А также то, где был Джейсон и куда он направился.

– А вот за это, мой друг, ты не заплатил. Так что придется тебе самому поломать голову. – И не обращая внимания на действия Давалоса, Клайв скорчил насмешливую гримасу.

– Верно, – спокойно согласился Давалос, почти ласково перебирая в руках шелковый шнур. – Но я заплатил тебе за то, чтобы ты доставил в мои руки карту.

– Докажи это! – насмешливо выпалил Клайв. Тем же спокойным голосом Давалос спросил его прямо:

– Ты хочешь сказать, что я ничего не получу за свои деньги?

Повернувшись к нему спиной и насмешливо улыбаясь, Клайв ответил кратко:

– Это именно то, что я хотел сказать. Убирайся отсюда. Я думаю…

Клайв уже никогда не закончил эту фразу, потому что Давалос кинулся на него, как змея, на которую он так походил. Он набросил тонкий моток шелка на горло Клайва и затянул его. Напрасно пальцы Клайва отчаянно вцепились в петлю, охватившую его шею. Давалос, все так же улыбаясь, изо всех сил выгибал его назад.

– Вот видишь, друг, как это неумно – перечить мне, – шипел он ему на ухо.

Борясь с темнотой, застилавшей его глаза, Клайв едва расслышал эти слова. Он сопротивлялся отчаянно, но уже через несколько минут рухнул на пол.

Давалос тут же покинул комнату. В маленькой прихожей никого не было и, если удача будет на его стороне, труп не обнаружат еще несколько часов, а возможно, до самого утра. Все зависело от того, как долго слуга Клайва не заглянет в комнату.

На улице Давалос устремился в ночь. Выбора у него не было – он должен покинуть Англию немедленно, до того, как подымутся шум и суматоха. Но быстрый отъезд ему на руку. Может быть, именно сейчас Джейсон собирается отбыть в Новый Орлеан, и он, Давалос, будет следовать по его следам.

Но в этом Давалос просчитался, Джейсон и не собирался в Новый Орлеан – в этот же вечер 6н отбыл во Францию. Его возвращение в Париж было таким же стремительным, как и бросок в Англию. Когда его экипаж оставлял за собой знакомые дороги, ведущие в столицу, он до боли в глазах высматривал из окна знакомую тонкую фигурку. Но напрасно. Дотошные расспросы в придорожных гостиницах тоже не принесли ему никакой новой информации.

Проходили день за днем, а он все еще ничего не знал о своей исчезнувшей жене: лицо его становилось все угрюмее, приобретая выражение, заставлявшее умолкать не одного собеседника.

В частном разговоре с Монро он бросил вскользь, что ситуация в Европе заставила его отправить молодую жену домой, в Луизиану. Тем, кто спрашивал его о прелестной мадам Сэвидж, он рассказывал ту же историю.

Не в состоянии выносить опустевшие комнаты отеля, он сменил жилище, поселился в менее блистательном квартале, а своими эксцессами быстро заслужил репутацию «бешеного человека из Луизианы». Никакой вызов или пари не были слишком безрассудными или опасными для него. Он дрался на двух дуэлях, на одной – с шевалье Д'Арси и убил этого человека точным выстрелом между глаз. Только то обстоятельство, что Д'Арси был нелюбим всеми, спасло Джейсона от очень больших неприятностей. Наполеон не одобрял дуэлей, но поскольку Д'Арси был не большой утратой, а Джейсон связан, хотя и не напрямую, с весьма деликатной проблемой продажи Луизианы, решено было сделать вид, что ничего не произошло.

Вступив на путь разрушения, всем увеселениям он предпочел игорные дома и петушиные бои, и каждую ночь на его руке возлежала другая женщина. Гордость, поначалу бросившая его на поиски жены, теперь запрещала ему искать ее. Она не хотела его? Ну и черт с ней! Он не будет распускать нюни, как влюбленный дурак, по женщине, которая от него сбежала, когда вокруг столько женщин, готовых разделить с ним постель. И деливших ее! Меняя их каждую ночь, он хотел изгнать из своей памяти все, связанное с Кэтрин.

Записка от Монро внезапно положила конец и этой его жизни – он вынужден был явиться в американскую миссию, наскоро приведя себя в порядок. Сидя за столом, Монро наблюдал за тем, как Джейсон беспокойно расхаживает по комнате, как он изменился в последнее время – в глазах появилось какое-то безрассудство, которого раньше не было, нижняя губа цинично кривилась, злоупотребление алкоголем тоже оставило свою печать на его лице. Раздраженный его метанием по комнате, Монро спросил:

– Джейсон, не хотите ли сесть? Как я могу разговаривать с вами о серьезном предмете, когда вы ведете себя, словно лев в клетке?

Не скрывая, что он недоволен замечанием Монро, Джейсон заставил себя сесть в кресло возле его стола. Вытянув длинные ноги в хорошо подогнанных бриджах из оленьей кожи, засунув руки в карманы, он откинул темную голову на высокую спинку кресла и бесстрастно спросил:

– Теперь вы удовлетворены?

Монро осторожно изучал его. Таким молодого Сэвиджа он еще не встречал и не был уверен, что такой он ему нравится. В этот момент Джейсон очень напомнил ему огонь в топке: внутри бушевало пламя и нужно было совсем немного, чтобы оно вырвалось наружу. Решив отказаться от мирной, вежливой беседы, Монро обошелся без предисловий.

– Мы согласны заплатить Франции шестьдесят миллионов франков за территорию Луизианы, – бросил он резко.

Изогнув бровь, Джейсон лениво спросил:

– Значит, вы и Ливингстон преодолели ваши трудности?

– Теперь, когда наши переговоры завершены, есть какие-либо причины, которые удерживали бы вас во Франции? – спросил Монро, не отозвавшись на его реплику.

Выждав секунду, Джейсон странным тоном сказал только одно слово:

– Нет.

– Тогда, возможно, вы продолжите службу у Джефферсона, как делали это в прошлом; и доставите ему все нужные дипломатические депеши, касающиеся этой договоренности? – Сказанное было скорее предложением, чем вопросом, и оба они знали ответ.

Два дня спустя Джейсон стоял на палубе быстроходного американского корабля, наблюдая, как скрывалась вдали береговая линия Европы. Он был на пути домой, и в небольшой кожаной сумке у него на талии покоились документы из Парижа.

Глядя на растущую сине-зеленую водную гладь, внешне он оставался спокойным. Там, за удаляющейся далью, он оставил жену, которая могла быть застигнута бедами войны, готовой разразиться между Англией и Францией. На какое-то мгновение он почувствовал мучительный укол – перед ним встали глаза Кэтрин. Он даже зажмурился. Но затем лицо его вновь заледенело.


Оглавление

  • ПРОЛОГ ПЕРВЫЙ. Золотой браслет
  • ПРОЛОГ ВТОРОЙ. Возвращение домой
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Красавец Сэвидж
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Горько-сладкая весна
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Глава 21
  •   Глава 22
  •   Глава 23