КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Закономерный исход (fb2)


Настройки текста:



Элгис Бадрис
Закономерный исход

Фрэнк Хертцог из «ИнтерНэшэнэл Туарс Инкорпорейтед» задумчиво почесал одно из своих непропорционально огромных ушей и приподнял косматую бровь, после чего заерзал в кресле, устраиваясь поудобнее. Посетитель, по-прежнему, не шелохнувшись, сидел в кресле напротив стола, на который Фрэнк закинул ноги еще в самом начале их беседы.

Взгляд Хертцота скользнул в сторону посетителя и, нисколько не задержавшись на нем, - дальше, в окно, туда, где бесконечные яросторы океана сливались с горизонтом.

- Дайте-ка я сам все обмозгую, - неожиданно сказал он маленькому аккуратному человечку, терпеливо дожидавшемуся, когда Фрэнк заговорит. - Вы хотите аванс наличными?

- И не позднее полуночи с четырнадцатого на пятнадцатое июля, - подался вперед человек. - Поверьте, очень важно, чтобы деньги поступили в наш офис в Вэсле именно к этому сроку.

Произнеся эту тираду, человек вновь замер в кресле, вцепившись пальцами в колени. На нем был черный костюм и белоснежная рубашка с узким черным галстуком. Его бледное асимметричное личико обрамляли черные с проседью волосы, разделенные посредине, идеальным пробором, На лбу выступили бисеринки пота.

- Значит, как только деньги попадут к вам, вы отправляете наш заказ первым турбопоездом?

- Совершенно верно, - подтвердил человек, который был представителем одной кз фирм по производству и реализации спиртного.

- Чертовски интересный способ делать поставки, - недовольно пробурчал Фрэнк. - Уж очень все, знаете ли, Неожиданно и вообще… Мы многие ro/s^i были хорошими партнерами, не так ли? Все корабли Ай-Ти-Ай перевозят продукцию только ваших марок.

- Естественно, - резонно возразил человек. - Наша продукция - лучшая в мире.

- Но и ставки Ай-Ти-Ай тоже кое-что значат. Я затрудняюсь вас понять, мистер Келлер. Мы всегда регулярно оплачиваем счета, почему же именно сейчас вам вдруг понадобился этот аванс? Мне даже показалось, что вы не заинтересованы в сотрудничестве с нами. Ну что ж, на свете есть и другие торговцы!

Мистер Келлер в ответ на это лишь нервно развел

руками.

- Как хотите, мистер Келлер, - продолжил Хертцог, - так и расценивайте мои слова, но я сейчас вынужден задуматься над тем, стоит ли продолжать наши деловые отношения? Не лучше ли отказаться от такого непредсказуемого партнера, каким является ваша фирма, и заключить крупный контракт с кем-нибудь другим? Разве крупный контракт не стоит разрыва, а, мистер Келлер?

- Мистер Хертцог, я… - маленький торговец вновь резко подался вперед, - моя откровенность может мне стоить места, вы понимаете?

Хертцог откинулся в кресле и принялся изучать Келлера так пристально, словно увидел впервые в жизни.

- Вряд ли, - наконец медленно произнес он. - Но все же я не могу остаться безразличным к намеку о том, что переданная мне информация может просочиться за стены этого кабинета. Жаль, очень жаль, что вы не хотите быть со мной откровенны до конца.

Уголки губ Келлера начали нервно подергиваться.

- Мистер Хертцог, вы поставили меня в крайне затруднительное положение… Конечно, вас можно понять, но тем не менее…

- Если же я не прав, мистер Келлер, - раздраженно перебил его собеседник, - так объясните мне наконец, черт возьми, что же происходит?!

Человек покорно вздохнул.

- Хорошо, мистер Хертцог. Вы, надеюсь, знаете, что в руководстве нашей компании произошли серьезные перемены? В результате всего этого новый Совет Директоров склоняется сейчас в сторону Кейптауна, а не Атлантиса.

- Чепуха! - воскликнул Хертцог, которому вторично не хватило терпения выслушать собеседника до конца. - Атлантис как порт черезвычайно перспективен для Европы Правда, транспортировка грузов через тоннель и в Бискайском заливе - довольно дорогое удовольствие, но разве можно его сравнить с переправкой грузов по суше от Кейптауна через всю Африку?

Келлер примиряюще развел руками.

- Да-да, мистер Хертцог. И вы и я прекрасно об этой осведомлены. Вскоре и наш Совет Директоров это поймет. Но сейчас они все ослеплены этой новой идеей - фрахтовкой дирижаблей. Конечно, выглядят они заманчиво - аппараты, которые обладают легкостью воздуха и грузоподъемностью парохода! Поэтому сейчас мои руководители ведут себя как дети, - Келлер пожал плечами. - Ничего не поделаешь - болезнь роста…

- Пусть попробуют переправить какой-нибудь груз дирижаблем из Кейптауна в Европу через всю Африку, Одна-две бури быстро заставят их переменить свое решение, - хриплым от сдерживаемого бешенства голосом проговорил Хертцог.

- Совершенно верно! - согласился Келлер. - Они уверены, что со временем Кейптаун станет крупным космополитическим центром. Крупнейшим в Восточном полушарии. Ну, а Атлантису суждено, по их мнению, зачахнуть, и процесс этот представляется им необратимым. Мистер Хертцог, - Келлер понизил голос до шепота, - одна-две выплаты наличными с вашей стороны - и они могут передумать снова. А после всего, мистер Хертцог, когда эта кейптаунская афера лопнет как мыльный пузырь… о, тогда вы сможете потребовать крупную скидку.

- Да, - сказал Хертцог, - я все понимаю. Он встал и принялся бродить по комнате, заложив руки за спину. - Хорошо, мистер Келлер, - наконец сказал он, остановившись возле дивана, на котором маленький торговец оставил свой атташе-кейс, - специальный посыльный доставит вам требуемую сумму не позднее оговоренного срока.

Произнеся эти слова, Хертцог принялся машинально поигрывать ручкой атташе-кейса, бесцельно перебрасывая ее из стороны в сторону. Келлер подошел к дивану и с чрезвычайно серьезным видом отодвинул Свою собственность подальше от Хертцога.

- Большое спасибо, мистер Хертцог, - произнес он. - Я был просто уверен, что вы правильно оцените сложившуюся ситуацию.

- Да… - неопределенно протянул Хертцог, глядя, как посетитель покидает его кабинет.

Хертцог нажал кнопку вызова Хока Бэннистера и, подойдя к окну, принялся задумчиво насвистывать какой-то мотивчик. За окном вздымались на массивных бетонных блоках оснований разнообразнейшие строения Атлантиса. Вокруг них бушевал океан. Сегодня штормило. Небо, было грифельно-серым, и от этого вода казалась ярко-зеленой с белыми полосами пены на гребнях высоких волн. Оконное стекло заливали потоки непрекращающегося дождя. В середине двухмильного бетонного периметра, окружавшего Атлантис, было спокойно. Но там, дальше, где огромные океанские валы, сталкиваясь друг с другом, пытались лизнуть белыми языками пены свинцовое небо, стихия бушевала вовсю.

Когда вошел Хок Бэннистер, Хертцог, не отрываясь от окна, тихо поинтересовался:

- Хок, что ты смог бы сделать за тридцать тысяч

долларов?

- Вы имеете в виду, какие законы я смог бы нарушить за эту сумму? - уточнил Бэннистер, исследуя содержимое бара.

Это был крупный мужчина, во внешности которого, честно говоря, было крайне мало приятных черт. Совсем недавно он пристрастился к пятидолларовым гаванским сигарам. Вот и сейчас, беседуя с ХертцогоМ| он умудрялся разговаривать лишь одной половиной своего лягушачьего рта. Вторая половина была занята курением и дегустацией напитка, извлеченного из бара.

- Тридцать тысяч, - продолжал развивать свою мысль Хок, - это сумма, которой при экономном расходовании кое-кому хватило бы на всю жизнь. Но для нас с вами этой суммы надолго бы не хватило, уж поверьте. Потому-то за такую сумму я смогу нарушить очень немногие законы, да и то, если в этом возникнет крайняя необходимость.

- А какие нарушения ты бы позволил себе за обыкновенные комиссионные с тридцатитысячедолларовой сделки?

- А-а-а, так вы имеете в виду Келлера-! - воскликнул Хок и в восторге от собственной догадливости залпом осушил стакан, после чего вздрогнул и принялся подозрительно изучать содержимое бара.

- Недавно у нас появилось одно местное предприятие, которое занимается производством виски из планктона, - невинно улыбаясь, объяснил Хертцог, - а что касается Келлера, то ты был абсолютно прав, направив его ко мне. Хотя, во всем этом деле тине еще предстоит разобраться полностью. Полетт! - произнес он, подойдя К столу и нажав кнопку переговорного устройства. - Вы приготовили нужные материалы?

- Да, Фрэнк, Передаю.

Аппарат на столе Хертцога сыто заурчал и выбросил серию фотокопий.

- Самую, намой взгляд, ценную информацию я положила сверху, - уточнила невидимая Полетт.

- Да, я вижу. Спасибо. - Хертцог склонился над фотокопиями и удовлетворенно хмыкнул. - Еще вот что, Полетт, свяжитесь, пожалуйста, с Тэдом Трэвеном из городского совета. Я хотел бы поговорить с ним кое о чем за коктейлем сегодня после двенадцати часов. Думаю, его устроит встреча в одном из залов «Плэжэр Хауз».

Тэд Трэвен был высоким худым брюнетом. Время и житейские хлопоты растянули и сжали его бескровные губы таким образом, что в закрытом состоянии разрез рта как бы продолжался на несколько сантиметров с обеих сторон сверх границ, отведенных ему природой.

- Хочу отметить, Тэд, что вы на редкость здравомыслящий человек, - начал Хертцог. - Вы умеете планировать. Вы все взвешиваете перед тем, как предпринять какой-либо шаг.

- Никто не может сказать, что я когда-либо совершил неразумный поступок, - согласился Трэвен, попивая свой мартини и разглядывая потускневшую от времени русалку, вытатуированную на запястье Хертцога.

- А вы, в свою очередь, можете сказать про меня, что я не так уж и удачлив, - продолжил Фрэнк, - что-то типа «парень, зайди-ка попозже». Если говорить серьезно, то я простой работяга, которому посчастливилось получить в наследство от отца бюро путешествий. О, - остановил он жестом собравшегося было что-то возразить Трэвена, - мне просто повезло, и я смог основать собственное дело, вот, пожалуй, и все. Сейчас у меня есть немного денег в кармане и достаточно здравого смысла в голове для того, чтобы не влазить во всякие сомнительные делишки. Я прекрасно понимаю, что сколько веревочке не виться, но рано или поздно кому-то все равно придется заплатить по счету. Ну, а когда мне нужно что-нибудь разузнать, когда мне нужна помощь опытного и умного человека, я прихожу к такому парню, как вы.

Трэвен растянул свои бледные губы в широкой ухмылке.

- Вы мне льстите больше, чем я этого заслуживаю…

- Нет-нет! - с жаром возразил Хертцог. - Я действительно тах считаю, Тэд! Вот, кстати, что делать человеку типа меня, который владеет туристической компанией? Вполне естественно, что меня рано или поздно заинтересует не только Атлантис, но и другие точки планеты. Иногда мне кажется, что неплохо было бы начать какое-нибудь дело в Европе или Африке - в Севастополе, или, скажем, в Кейптауне. Я имею в виду не только открытие туристических контор, есть смысл копнуть там поглубже. Но если бы я так поступил, то вскоре оказался бы в довольно сложных отношениях с местными властями… Я не понимаю, почему нам следует держаться подальше от материка? И если уж я пришел к вам, объясните мне, пожалуйста, почему это происходит?

- Конечно, объясню, Фрэнк, - кивнул Трэвен, - вы же знаете, что основная доктрина консервативной партии заключается в том, чтобы максимально изолировать нас от материка. Это - единственная возможность избежать повторения у нас их проблем. До тех пор, покуда единственным связующим звеном между нами и материком будет грузовой тоннель, мы будем играть роль расчетной монеты. Но если мы влезем в их дела, то вскоре окажемся запутанными во всех их безрезультатных попытках справиться с экологической разрухой. А в нынешнем положении мы продолжаем взымать посреднические проценты и вкладываем их в наше дело. И у нас нет и не будет ни малейшего желания взваливать на свои плечи дополнительную ответственность.

- Ну, теперь-то мне все стало ясно, - облегченно вздохнул Хертцог. - Раньше-то я думал, что поскольку мы являемся потомками тех людей, которые продолжили тоннель с материка сюда, то мы Как-то связаны со всеми странами…

Трэвен вновь ухмыльнулся.

- Это было сто лет назад, Фрэнк. Ни одного правительства, которое финансировало тогда это строительство, уже нет в помине, так что никаких юридических оснований для подобной связи просто не может быть.

- Конечно, конечно. Теперь я все понял. Мне просто необходимо было все это растолковать. Спасибо, Тэд.

Трэвен с задумчивым видом сделал большой глоток.

- Да, - произнес он с легкой укоризной, - вы неплохо «работали в этом деле… Я имею в виду Уильяма Уоринга. Если бы ему разрешили организовать инвестиционный синдикат, то в результате этого, сосредоточив капитал, он бы выдвинул на всеобщих выборах кандидатов, выступающие за наше активное участие в делах материка. Вы тогда спасли многих людей, не забывая, впрочем, и о себе.

- О, но он и так полностью запутался в той афере, где пытался присвоить двадцать тысяч долларов, принадлежащих Ай-Ти-Ай. Согласитесь, это довольно большое деньги. Когда мне удалось выбить его из седла, я был немало удивлен, обнаружив, что это далеко не все, чем он занимался. А, в общем-то, мне просто опять повезло, Тэд. Но знаете, что я думаю? - Да?

- Я вот что думаю. Уоринг, открывая здесь свое дело, мог подорвать мое собственное дело, а я не имел ни малейшего представления о том, что он затевает. Вот если бы у меня был свой человек среди политиков, который мог бы меня вовремя информировать обо всем… Да, Тэд, тогда бы я не оказался в такой щекотливой ситуации.

Фрэнк допил коктейль и взглядом указал на бокал.

- Может быть, еще?

- Пожалуй, да, спасибо, - осторожно произнес Трэвен.

Хертцог подал знак официанту и продолжал:

- Предвыборная кампания начинается на следующей неделе?

- Вообще-то, да - в первый четверг после четвертого июля. Но выборы этого года будут чистейшей формальностью. После разоблачения Уоринга все сторонники активного сотрудничества с материком сдали свои позиции без боя. Конечно, не все из них были его ставленниками, но замазаны Уорингом оказались все.

- Угу. Яне совсем хорошо разбираюсь в этих делах, но… Вы будете проходить по списку консервативной партии в этом году?

Трэвен плотно сжал губы.

- Да. Точно. Я, как обычно, буду баллотироваться на должность городского клерка.

- Извините, Тэд, но ваша должность не так уж и далека от того, чтобы прямо с нее забраться на верхушку, верно?

- Вы правы, - коротко ответил Тэд,

- Не знаю, насколько это хорошо. Я не встречался с мэром Филлипсом. Но мне сдается, что он не очень-то популярен.

- Он один вершит политику партии, - горько заметил Трэвен, - а всем остальным приходится довольствоваться объедками с его стола.

- Хм. Довольно интересный способ вести дела. Мне кажется, это не совсем честно.

- Конечно. Но чего вы еще ожидали. Атлантис населяют люди, которые не очень-то отрабатывают свои деньги, не говоря уж о том, чтобы всерьез над чем-то задуматься. Едва ли двадцать процентов из них удосуживаются принять участие в выборах, да и то большинство из них приходит на голосование только благодаря работе Филлипса. Мне, конечно, грех жаловаться на это. Но все же…

- Мне кажется, что вы-то имеете право жаловаться. Если вы не сможете договориться с Филлипсом, тр у вас не будет никаких шансов пройти на выборах, по крайней мере, сейчас, когда- процент поданных голосов остается таким низким.

- А у кого есть средства, чтобы организовать предвыборную кампанию, кроме консерваторов? А деньги потребуются немалые - на рекламу, на избирательные плакаты, на совещания, да мало ли на что еще!

- Ну… - протянул Хертцог, - задумчиво поигрывая бокалом.

- Фрэнк! - воскликнул Трзвен. - Ваше «ну» свидетельствует о том, что вы что-то задумали. Но в любом случае в этом году уже ничего не получится. Слишком поздно.

- Чтобы зарегистрировать кандидата?

- Зарегистрировать - нет! Но сроки предвыборной кампании… Осталась всего одна неделя.

- Хорошо. Вы же знаете, Тэд, что Ай-Ти-Ай владеет морскими такси, одной из вертолетных площадок и четырьмя отелями. Мы покупаем половину полетного времени. У нас целая полоса в отделе рекламы-во всех трех ежедневных газетах! На телевидении у нас «Шоу Сонни Вимза», а также «Кактус и Хещнайф Эл» и программа «А вы умнее своей жены?»

- Да, еще и новости дня Уильяматона Сэндберга Миллза. Что произойдет, если вы будете баллотироваться в мэры, скажем, как кандидат от прогрессивной реформистской партии? Плакаты «Иди и голосуй» с вашим изображением будут встречать всех пассажиров наших катеров и вертолетов. Вы станете героем телевидения и прессы. Как вы думаете, удастся ли вам набрать сорок - сорок пять процентов голосов?

Трэзен внезапно побледнел от волнения:

- Боже мой, Фрэнк, но это ж незаконно? Корпорация не имеет права вкладывать свои деньги в поддержку кандидатов. А что скажет ваш Совет Директоров?

- Если дело дойдет до этого, Тэд, то я и есть Совет Директоров.

- Но все равно, вы не имеете права…

- А если я хочу баллотироваться на должность ловца бешеных собак? Я сгораю от нетерпения приобрести эту должность! Я собираюсь участвовать в избирательной кампании со всей своей энергией. Но, - хитро улыбнулся Хертцог, - мне нужен человек, который бы возглавил список партии. Что вы думаете по этому поводу? - Хертцог запустил два пальца в нагрудный карман спортивной рубашки и достал две пятидолларовые купюры и клочок бумаги. Он развернул бумагу и положил на стол перед Трэвеном. Это был чек, заверенный Ай-Ти-Ай и выданный в фонд избирательной кампании прогрессивно-реформистской партии. Чек на двести тысяч долларов. - И, конечно, нам потребуется предвыборная программа. Что вы об этом думаете? Филлипс и консервативная партия не Обращают никакого внимания на наши деловые интересы, связанные с материком. А там, кстати, многие раздражены как нашим отчуждением от их проблем, так и нашими расценками на транспортировку грузов. Мы теряем крупные суммы, Тэд. И надо доказать с цифрами в руках, что мы доставляем лишь мелкую, скоропортящуюся продукцию, а крупные грузы переправляются морем в Архангельск и затем - по железной дороге до Черного моря. Помяните мое слово, придет день, когда они проложат трансафриканскую железную дорогу Север-Юг. Да-да, через джунгли и пустыню, если мы вынудим их это сделать. Гарантируйте населению более короткий рабочий день и низкий налог на недвижимость, если окажется, что мы сможем новысить ежегодный доход за счет снижения расценок на перевозки. На лице Трэвена промелькнуло сомнение.

- Я не уверен, что все это будет еходитьсяс тем, что звучало в моих прошлых публичных выступлениях.

- Ваших? Вы, видимо, имеете в виду, мэра Филлипса? Но сейчас же вы выступаете самостоятельно, борясь за наши идеи, сбросив, наконец, прежние одеяния. Вы не гангстер из команды Уоринга - вы уважаемый экс-консерватор, которому до чертиков надоела линия своей партии.

- Хм..; - широко улыбнулся Трэвен, - я думаю, что у меня получится. Вы выбрали верное оружие.

- Я думаю точно так же. Хорошо, Тэд. Вы - опытный человек, так что я оставляю за вами право обустроить штаб-кзартиру, нанять людей для связи с прессой. Я пришлю к вам одного парня из моей конторы, его зовут Бэннистер. Он обеспечит вам финансовую поддержку из фондов Ай-Ти-Ай на случай, если закончатся деньги. Но я лично вынужден держаться от этого подальше. Вот и все, пожалуй. Удачи.

Трэвен взял чек, зачарованно изучал его несколько, секунд и затем положил в бумажник.

- Э… Спасибо, Фрэнк.

- Не за что, Тэд, - ответил, поднимаясь, Хертцог. Он оставил на столе две пятидолларовые бумажки и позвал официанта: - Надеюсь, Тэд, увидеть ваше имя в списках кандидатов.

- Фрэнк, а что, если Филлипс обнаружит источник финансирования?

- Ну, если тебя это волнует, то там все в порядке. Юридически все оформлено безупречно. Изучи бухгалтерские книги фирмы «Стендард и Пуа» и «Дан и Бредстрит» за последние 30 лет. Там все написано.

Хертцог помахал на прощание рукой и вышел из коктейль-холла.

Фрэнк Хертцог жил в круглом подводном доме, закрепленном на одной из опор здания Ай-Ти-Ай на глубине 120 метров. Туда было непросто добраться, возможно, поэтому там всегда было тихо и спокойно.

Фрэнк стоял в небольшой кухне и колдовал над кастрюлькой с какао. Когда жидкость достигла нужной температуры, он перелил какао в керамическую кружку, на дно которой загодя плеснул виски. Затем он направился в гостиную, откусив на ходу первый кусок от грандиозного бутерброда, из обильно сдобренного горчицей бекона с луком и помидором.

- Как идут дела? - спросил он Хока Бэннистера, который стоял посреди комнаты М тренировался в метании стрел в мишень.

- Старик Тэд Трэвен отправил консерваторов в нокаут! В городе все только об этом и говорят. По улицам просто невозможно пройти-всюду висят его плакаты. Сонни Вимз рассказывает анекдоты о Филлипсе, программа «А вы умнее своей жены? » завалена вопросами о грузовом тоннаже. Хещнайф Эл с «Кактусом» участвуют в гонке по Дакоте.

- Гонка в Дакоте! - мечтательно зажмурился Хертцог. - Эх! Были денечки, Хок. Если человеку хотелось путешествовать, он взбирался на свою верную клячу и ковылял по солнцепеку. Да… Кстати, подпиши вот здесь, хорошо? - Он достал из бокового кармана сложенную бумагу и протянул Хоку.

- Что это? - поинтересовался Бэннистер.

- Это финансовое обязательство нашего посланца. Его должен подписать один из руководителей компании.

- А ты почему не можешь?

- Так я и есть посланец. Я выезжаю через 20 минут с тридцатью тысячами долларов. Это немного раньше того срока, который установил Келлер, но я не думаю, что они будут очень возражать, если получат деньги раньше, чем они этого ожидали;

Бэннистер расписался против графы, в которой было указано его имя, и вернул обязательство.

- Ждет самолет?

- Нет. От такого быстрого перемещения не получаешь никакого удовольствия. У меня в запасе несколько часов. Я

собираюсь ехать через тоннель.

- Не забудь вернуться до того, как закроются избирательные участки. Нам важен каждый голос, не мне тебе объяснять.

- Ну да! А я куда баллотируюсь?

- В районный совет. Это почти одно и то же, что и ловцы

бешеных собак.

- Боюсь, что ты прав. - Хертцог взял свой дорожный саквояж и нажал на кнопку вызова лифта. Вскоре лифт спустился вниз. - Присматривай за домом, - попросил он на прощанье Хока.

- Гав-гав, - ответил Бэннистер..

Терминал тоннельного Вокзала представлял собой сооружение площадью около ста квадратных метров и около девяти метров в высоту, с двумя массивными круглыми дверями, около десяти метров в диаметре каждая. Издали двери были похожи на два больших закрытых глаза.

Рельсовые опоры, покоившиеся на балках, отбрасывали затейливые тени на неровное покрытие пола. Там суетилась ремонтная бригада.

Край пассажирской платформы причудливо изгибался для того, чтобы пассажирам было удобнее подходить к рельсовым опорам. Хертцог спокойно ожидал прибытия поезда в толпе других пассажиров.

В это время ремонтная бригада подготавливала поезд к отправлению. Он состоял из трех вагонов; двух грузовых капсул и третьей, с небольшим пассажирским отделением с одной стороны. Сейчас все грузовые отсеки были otкрыты и напоминали створки раковины, распахнувшиеся как крылья по всей длине поезда.

Грузовые краны с большой точностью опускали в отсеки упакованный груз.

По форме поезд напоминал кокон бабочки, темное тело котoporo, сочлененное в двух местах, освещалось лишь тремя иллюминаторами пассажирского отделения.

Каждый удар инструментов или шум. производимый ремонтной бригадой, даже скрип ботинок пассажиров отдавались гулким эхом в решетчатых переплетениях платформ. Тросы кранов жалобно скрипели на шкивах, грузчики шумно переругивались.

Наконец погрузка была закончена.

Сирена взвыла, взяв максимально высокую ноту, раковины дверей с гулом захлопнулись, автоматические погрузчики скрылись в темных углах терминала, крюки подъемных кранов в последний раз взмыли вверх и замерли где-то там, на недосягаемой высоте.

Открылись двери пассажирского отсека, и Хертцог вместе с другими пассажирами устремился в него. Как только последний пассажир вошел в отсек, двери тут же захлопнулись. Все расселись по местам, и поезд осторожно тронулся в шлюзовую камеру.

Вскоре пассажиры очутились в кромешной тьме камеры. Несколько минут работы насосов - и отворился вход в тоннель. Все услыхали при этом противный скрежет металла о металл.

«Несколько лишних долларов на смазку вряд ли разорили бы город», - промелькнуло при этом в голове у Хертцога. Предупредительная сирена заставила его опустить ноги в скобы безопасности, расположенные под сиденьем.

Поезд, словно обретя почву под колесами, начал быстро избирать скорость. Двигатели его запели, учащая такт, пока поезд двигался в начальной части тоннеля. Затем, когда он вышел на основную линию пути, скорость достигла двухсот миль в час. Поезд мчался по тоннелю, проложенному по дну м оря к черной, безжизненной прибрежной равнине, по которой ему предстояло пройти до самых гор, служащих западной границей цивилизации в Европе.

Колея была монорельсовой, исключение составляли терминалы, и только в том месте, где тоннель выходил на поверхность на территории Франции, была боковая ветка, где и остановился поезд, пропуская встречный.

Хертцог в это время с любопытством рассматривал сквозь иллюминатор запасную платформу, которая предназначалась для эвакуации в случае опасности. Он подумал, что, наверное, эта ветка оснащенная надежной электроникой и автоматикой, построена для того, чтобы избежать лобового столкновения поездов на случай выхода из строя управления одного из них. Стрелка надежно блокировала путь, не допуская встречного движения. Все, казалось, работало безупречно то ли потому, что было продумано до тонкостей, то ли из-за высокого профессионализма обслуживающего персонала.

Здесь, на запасном пути, рядом со стенкой основного тоннеля, поезд, как и на станции, находился в воздушном шлюзе, причем при надобности пассажиры могли укрыться в довольно сомнительного вида убежище.

Хертцог поднялся с кресла и нажал на кнопку открытия двери вагона. Раздался звук выходящего сжатого воздуха, и дверь медленно отъехала в сторону, открывая вид на грязную бетонную платформу, тускло мерцавшую несколькими огнями.

- Пожалуйста, - произнес записанный на пленку голос автоматической системы оповещения, - не выходите наружу без крайней необходимости. Пожалуйста, закройте

дверь..

Хертцог пожал плечами и закрыл дверь. Затем он вернулся на свое место.

- Просто я интересовался, можно ли вообще выйти отсюда, - невинно сказал он, обращаясь в пустоту.

Вэсле всегда производил на Фрэнка Хертцога неприятное впечатление. Здания были беспорядочно разбросаны по вершинам холмов и так же хаотично спускались в долину. Все жители были одеты в строгие костюмы одинакового покроя. «Как будто здесь живут только банкиры», - раздраженно подумал Хертцог, заходя в здание компании, занимающейся производством и продажей спиртных напитков.

- Извините, сэр? - елейно произнес лифтер, не сдержавший ухмылки при виде одежды Хертцога.

- Четырнадцатый этаж, Чарли, - сказал Хертцог.

- Да, сэр.

- Ты что, служишь в армии, Чарли?

- Извините, сэр.

- Да брось ты это «сэр», парень!

- Извините… сэр.

- Лошадиная задница!

- Я бы попросил…

- Кончай, Чарли. Я этого терпеть не могу. Ты, что, на можешь приехать в Атлантис и найти себе нормальную работу?

- В Атлантис, сэр?

Трудно было ошибиться в интонации голоса лифтера.

- Ты же знаешь, мы лишь иногда едим детей, да и то во время ритуальных жертвоприношений. Многим из нас вообще все надоело, и нам просто приходится жевать через силу. Лично я вообще не могу на них смотреть, особенно на вареных, и тем более, если они по-дурацки приготовлены. Жареные, это совсем другое дело, но очень трудно сейчас таких найти.

- Четырнадцатый этаж, сэр, - сказал лифтер, еле сдерживая отвращение.

- Спасибо, Чарли, - сказал Хертцог, выходя из лифта и направляясь к дверям, ведущим в приемную компаниии. - Знаешь, не верь ты, парень, всей этой дерьмовой пропаганде.

Президента компании по продаже спиртного звали господин Мотт. Это был человек с крутым волевым подбородком и отличными, ровными зубами.

- Мистер Хертцог, - сказал он, потирая руки, - я прямо не знаю, как и с чего начать…

- Ну, с начала и начните, - посоветовал Хертцог, удобней располагаясь в кресле.

- Несколько необычно, что председатель Совета Директоров лично доставляет такую сумму наличными.

- Да, и еще за несколько дней вперед, - добавил

Хертцог.

- А… да. Честно говоря, мистер Хертцог, я не

знаю…

- Разве вы не ожидали этого?

- Ожидали? О, да, да, да, конечно, ожидали, но не

раньше…

- Вы не можете отправить груз раньше 15-го, даже имея на руках деньги, не так ли?

- Нуда, - с облегчением сказал Мотт. - Я очень рад, что вы так хорошо все понимаете.

- Да, - согласился Хертцог. - Мы могли бы вечно ходить по кругу, не так ли? - Он встал и пожал руку Мотта. - Должен еще многое сделать. Был рад встретиться, Мотт.

Он вышел из здания, поймал такси и поехал к вокзалу, насвистывая под нос. игривую песенку, начинающуюся словами: «Если бы все маленькие девочки были похожи на Мерседес-Бенц…»

Прошло около недели с тех пор, как Фрэнк Хертцог был избран в районный совет. Он успел свыкнуться со своей должностью. Было девять часов вечера 14 июля, когда он спускался на лифте в свой дом вместе с Хоком Бэннистером.

- Все отлично устроилось, - сказал Фрэнк. - С приходом новой администрации в Атлантисе правительства на материке отказались от попыток наложить эмбарго на перевозку грузов по тоннелям. Уже три американские компании собираются переправить свои тяжелые грузы через нас, и если это произойдет, будут и другие заказы. Трансатлантические воздушные компании на нашу деятельность не обращают никакого внимания, по крайней мере, до тех пор, пока мы не построим свой собственный грузовой воздушный флот. Но этого мы пока делать не собираемся. Наш конек - качество, а не роскошь.

- Итак, у Атлантиса не осталось ни одного серьезного конкурента в мире, не так ли? - полувопросительно, полуутвердительно произнес Бэннистер.

- Да, пожалуй, - согласился Хертцог.

- Приехали.

- Давай спустимся вниз. Я хочу заскочить на минутку в зал ожидания.

- Как знаешь.

- Угу, кажется, Атлантис продержится еще некоторое время. Отлично. Я собираюсь остаться в этом городе.

Материк хорошо посещать на время, но я не хотел бы жить там, где слишком много внимания уделяют деньгам. Ты не представляешь, насколько жадными они могут быть Они, пожалуй, отдадут все на свете, лишь бы не упустить куш в тридцать тысяч долларов.

- Да?

- У-гу.

Двери лифта открылись на уровне зала ожидания.

- Но я не хочу, чтобы ты думал, что любой житель материка только и думает о монетах. Возьми, например, этих ребят с линии дирижаблей из Кейптауна. Они отлично поставили дело. Скоро их ставки возрастут и даже смогут сравняться с нашими. А что если бы не было тоннеля? А-а а… вот и мистер Келлер, - пропел Хертцог, хлопнув легонько по плечу маленького торговца спиртным. Аккуратный маленький торговец ошарашенно повернул голову и воскликнул:

- Мистер Хертцог! Вы тоже садитесь на этот поезд?

- Да, вот думаю. -О!..

- Я всегда говорил, что ничто так не расширяет кругозор человека, как поездка за рубеж, - сказал Хертцог, жестом приглашая Келлера и Бэнниетера войти в поезд. Он проводил маленького человечка к его креслу, нежно усадил его и застегнул ремни безопасности, одновременно продолжая болтать.

- Мне гораздо больше нравится путешествовать поездом, чем самолетом. Можно хорошо видеть, что происходит кругом, и из самолета и из дирижабля, но поезд - это совершенно другое. Здесь можно услышать таинственные шумы движения, работу частей и механизмов, а вокруг вас полная тьма и все, что вам остается - это сидеть и, доверившись машинисту, думать, что все выполняют свою работу хорошо и все обойдется как нельзя лучше. Это одна из тех вещей, свидетельствующая о том, что вы - человек XXI века, я имею в виду слепую веру в механизмы, которыми вы непосредственно не управляете. Вы со мной согласны, Келлер? Садитесь, Хок, кажется мы отправляемся.

Поезд выехал из воздушного шлюза.

Келлер был бледен и молчалив. Он отстранение) глядел в иллюминатор, крепко сжав дорожную сумку костлявыми

коленями.

- Есть, мистер Келлер, небольшие, но очень нужные механизмы, которые и определяют уровень нашего технического развития. Мы с легкостью способны поразиться какому-нибудь агрегату, все части которого ревут и стонут от напряжения, пытаясь показать нам, насколько они могучи и трудоспособны… Но по-настоящему полезные машины никогда не отвлекут человека от дел и никогда не привлекут к себе ничьего внимания. Вот, кстати, мистер Келлер, у нас есть чудесные фотостатические машины! Они с успехом справляются с горами документов, будь те спрятаны где угодно, хоть в чьем-нибудь атташе-кейсе, представляете? Мы можем встроить эту машину куда угодно и замаскировать под что угодно, а объектив фотоаппарата вмонтировать, скажем, в перстень, надеть на палец и… -Хертцог достал из нагрудного кармана снимки, которые в свое время получил от Полетт. - Это все ваше, мистер Келлер?

Дрожащими руками Келлер взял один из протянутых ему снимков и, мельком взглянув на него, отбросил снимок в сторону.

- Это ужасно! - воскликнул он. - Это просто ужасно!

- Не знаю, что вы под этим подразумеваете, - сухо ответил Хертцог и повернулся к Бэннистеру. - На снимке - финансовое соглашение между мистером Келлером как частным лицом и компанией грузовых дирижаблей. Просто удивительно, что он хранил такой важный документ не в сейфе, а всюду таскал его с собой. Так вот, Хок, здесь говорится о выплате кругленькой суммы в сто тысяч долларов в случае - я цитирую - «… прекращения тоннельного сообщения между Атлантисом и материком, начиная с полуночи четырнадцатого июля…» В общем, обычная сделка. Мистер Келлер взвесил все шансы и пришел к выводу, что это мероприятие легко осуществимо. Грузовая компания, правда, придерживалась другого мнения.

- О! - воскликнул Бэннистер.

- Успокойтесь, Хок. Если вы потрудитесь заглянуть в дорожную сумку мистера Келлера, то, я уверен, вы непременно обнаружите в ней взрывное устройство.

- Простите, - прошептал Келлер, вжимаясь в кресло и еле шевеля посиневшими губами, - простите…

- Возьмите себя в руки, мистер Келлер, - холодно посоветовал Хертцог. Он встал и вывернул одну из лампочек, освещавших пассажирский отсек. Из кармана он извлек переговорное устройство и подсоединил его к патрону, после чего .быстро набрал нужный номер.

- Мистера Трэвена, пожалуйста! Звонит Фрэнк Хертцог… Ну так разбудите его!..

Минутная пауза, во время которой Хертцог обаятельно улыбался ничего не понимающим пассажирам, а Бэннистер, ругаясь вполголоса, разряжал бомбу с часовым механизмом, наконец истекла.

- Трэвен? Мне необходимо, чтобы все тоннели были закрыты на ремонт. Да-да! Все. На двадцать четыре часа, начиная с сегодняшней полуночи. Да. Ремонт и профилактический осмотр на всех станциях. Заодно заставьте их начать как можно скорее проектирование второй колеи и расширение того узла, где отводная ветка. Да, как можно скорее. Спасибо. Спокойной ночи, Трэвен.

Хертцог отключил переговорное устройство и вкрутил лампочку на место. Протянув устройство Келлеру, он произнес:

- У всех служащих Ай-Ти-Ай есть такая штука. Это вам на память от нашей фирмы. Прекрасно действует на открытой местности и в помещении, может быть подключена к любой электрической сети как на суше, так и под водой.

- Как? А разве вы не собираетесь… - слабо пролепетал Келлер.

- Отомстить вам? Помилуйте! Вы же были только слепым орудием в руках компании! Кстати, я бы на вашем месте непременно подал на них в суд - вам просто необходимо стребовать с них эти сто тысяч. Вот их-то обязательно нужно потрясти!

- О…

- С бомбой все в порядке, - доложил Бэннистер. - Она должна была взорваться ровно в полночь.

- Да. Ты знаешь, что нас ожидает, когда тоннель закроют и мы не сможем им воспользоваться завтра?

- Что? - недоуменно спросил Хок.

- Это означает, что нам придется возвращаться на самолете, - с гримасой глубокого отвращения произнес Хертцог.

- Все очень просто, - объяснил Хертцог, уютно устроившись в кресле и забросив ноги на край стола. - Ребятам из компании грузовых дирижаблей нужен был человек, который знал бы тоннель как свои пять пальцев. Для этой роли превосходно подходил Келлер, но он работал на свою фирму, а не на них. Поэтому он все выложил своему Совету Директоров, когда к нему сунулись с этим предложением. А те, во-первых, недолюбливали Атлантис и его обитателей, может быть, больше всех жителей материка вместе взятых. А тут еще эта смена правительства.. Ну, а во-вторых, их просто обуяла жадность! Они захотели сорвать куш до того, как тоннель будет взорван: получить аванс и не отгрузить товар. Ну, что вы на это скажете? Без тоннеля Атлантис был бы обречен, и вряд ли мы бы добились чего-либо, судясь на материке. Я мог бы вечно таскаться по судам, не получая ни цента компенсации и ни на дюйм не приблизившись к справедливости…

Что же касается Келлера, то он просчитал все на несколько шагов вперед. Этот парень получил бы свои сто тысяч, да еще, может быть, что-то и сверх того за то, что свел свою компанию с этой фирмой грузовых дирижаблей, плюс комиссионные с продажи спиртного, плюс деньги за последний груз, который бы мы никогда не получили… Одним словом, с миру по нитке!

Но он явился ко мне и принялся молоть всякую чушь и в конце концов проболтался. Он, сам того не подозревая, раскрыл мне даже время взрыва бомбы - как раз тот момент, когда последний ночной поезд отправляется из Атлантиса в Вэсле. В общем, парню хотелось получить слишком много и слишком со многих, вот он и шлепнулся мордой в грязь. Мы, конечно, могли бы взять его за горло

- жадность, Хок, слишком вредное качество для человека, который хочет делать деньги.

- Но ему все-таки удалось заработать сто тысяч!

- Хм… Пока еще нет. И это дело будет ему стоить немалых хлопот. Видите ли, он слишком туп для того, чтобы заработать такие деньги обманным путем. И если эта сумма уже находится у него, то он очень скоро с ней расстанется

- невежественный человек просто не имеет никакого морального права на такие деньги! Жаль, что я не обладаю достаточной проницательностью, чтобы предсказал, каким именно способом отберут у мистера Келлера его деньги, - хихикнул Хертцог и продолжил после минутной паузы: -

Когда я пронюхал, что боссы Келлера знают о его проделках и никаким образом не пытаются противостоять его замыслам, я настолько разозлился, что купил контрольный пакет акций этой компании. Так что теперь, Хок, нам придется заняться реализацией спиртного. Естественно, методы прошлого руководства нас никак не устроят. Вы только вдумайтесь - в погоне за тридцатью тысячами прибыли потерять миллионы! У подобных людей, - Хертцог сокрушенно покачал головой, - нет никакого чувства ответственности.

- Так что, теперь Келлер тоже работает на нас? - поинтересовался Бэннистер, откупоривая бутылку. - И именно поэтому-то он, как и все служащие Ай-Ти-Ай, получил это переговорное устройство! А я все голову ломал, зачем вы ему его дали…

Хертцог улыбнулся.

- И поэтому тоже. Но, честно говоря, я … рассчитываю при помощи этого устройства услышать, как будет протекать процесс расставания Келлера с деньгами. При этом, как мне кажется, он поднимет страшный тарарам.


This file was created
with BookDesigner program
bookdesigner@the-ebook.org
30.12.2008



MyBook - читай и слушай по одной подписке