Всё, что тебе нужно (fb2)


Настройки текста:



Антон Антонов Всё, что тебе нужно

Действие этого романа происходит на дубликате Земли, история которого расходится с земной историей начиная с 1984 года, в связи с чем несоответствие описанных здесь событий тому, что мы видим каждый день из окна и по телевизору, не должно вызвать удивления.


Рассиживаться нечего —

Фортуна переменчива,

У стада человечьего

Помыслы одни:

Вытягивайте золото

Из меди и из олова,

Из малого и старого,

Издавна и заново,

Умело и без опыта

Золото, золото,

Золото тяни!

Юлий Ким

* * *

Шизофрения — это не болезнь
А просто состояние души,
Когда ты чувствуешь себя одновременно
Наполеоном и солдатом русским,
Ушедшим с перепою в партизаны.
И ты поешь спросонья «Марсельезу»
По-русски называя ее Машей,
Отчитывая маршала Мюрата,
Ты словно Марфу русскую брюхатишь,
Нагую деву с горькою судьбою.
Она родит, и ты на воспитанье
Ребенка сдашь в коллеж иезуитов,
Которых сам же запретил, скотина,
Когда, с похмелья выпив рюмку квасу,
Навеки с римским Папой разругался,
Поскольку православные вы оба,
А с будуна и вовсе атеисты.
И вот войной Двенадцатого года
Вы сводите все это воедино,
И русский партизан с Наполеоном
Бурбон глотают в пыльном Акапулько,
Куда они по дурости сбежали
От лесбиянки Дуровой Надежды.
А далее начнутся декабристы,
Размножатся, как кролики в подполье,
Пойдут швырять камнями в санитаров
И Герцена будить в шестой палате.
И буйный Александр Сергеич Пушкин
У нянечки своей попросит кружку,
А также пистолеты и Дантеса,
Поскольку без него тоскливо что-то.
Но нянечка не станет тешить Шуру
И баловать стрельбою по мишеням,
А вкатит в ягодицу сульфазина,
Которым здесь спасаются от скуки.
А я гляжу на наше поколенье
И ничего печального не вижу.
Наверно, я не Лермонтов,
А он —
Не Байрон.
Значит, Байрон — это я.

1

Руслан Чайковский, двадцати четырех лет от роду, выступал с концертом в подземном переходе под Невским проспектом, между Гостиным двором и Пассажем, строго напротив монаха, собиравшего пожертвования на восстанов ление репутации Бога.

Нет, на самом деле он собирал пожертвования на восстановление какого-то храма, а про репутацию Бога ляпнул как раз Руслан — причем не сразу, а только после того, как монах его проклял, припомнив к случаю древний канон то ли анафемы, то ли отлучения. А может, он от себя сочинил — но все равно получилось очень торжественно и грозно.

Однако Руслан не растерялся, и, выйдя на середину перехода, стал кидаться на прохожих, жалобно прося:

— Граждане прохожие, подайте доброму человеку на восстановление репутации Бога.

За это монах попытался побить его посохом, но Руслан заявил:

— Если разобьешь гитару, твоя церковь разорится раньше, чем расплатится. Ее сделал сам Гварнери дель Джезу, жертва таких же как ты иезуитов!

Это он соврал. Во-первых, Гварнери дель Джезу не делал гитар. Во-вторых, конкретно эту гитару сделали из отходов лесной промышленности на Вышневолоцкой фабрике «Пианино», и в 1984 году, за шестнадцать лет до описываемых событий, отец Руслана Чайковского купил ее в магазине за двадцать два рубля. И наконец, в-третьих, монах не был иезуитом, поскольку принадлежал к православной вере, которая, как известно, враждует как с католической церковью в целом, так и с иезуитским орденом в особенности.

Конфликт, который чуть не привел к гибели гитары, разгорелся из-за мелочи. Руслан вздумал петь песенки, из которых следовало, что он давно заключил договор с сатаной и теперь с нетерпением ждет дивидендов. Песни были хорошие, отлично срифмованные и удачно положенные на музыку — но вот беда: монахам вещи такого рода слушать противопоказано.

Бородач в черном подряснике терпел недолго и после слов:

Когда я сидел с ним за черным столом,
И кровью писал свое имя под текстом,
Он клялся, что жизнь обусловлена злом,
И место без зла — это мертвое место

стал громогласно грозить Руслану геенной огненной.

— А вы в курсе, что англиканская церковь уже отменила ад? — спросил тогда Руслан, на что монах заявил примерно следующее: все англикане — еретики, и гореть им вечно в том аду, который они отменили.

Разгоревшийся диспут закономерно привел к анафеме и попытке мордобоя, но Руслан оказался проворнее, потому что был примерно вдвое моложе монаха.

Не успокоившись на этом, Руслан стал предлагать прохожим телефон Бога и адрес его электронной почты, чтобы все желающие могли связываться с ним напрямую, минуя всяких разных монахов и священников.

Таким манером Руслан собрал вокруг себя приличную толпу и закатил проповедь на тему «Бог и телекоммуникации». С совершенно серьезной миной он утверждал, что Господь использует в своей повседневной работе многоканальный приемник молитв и некий Первозданный Компьютер, с помощью которого он может создавать миры и управлять ими. Более того, наш мир вообще-то не существует — он записан в памяти Первозданного компьютера, и нам только кажется, что окружающие предметы реальны. На самом деле это галлюцинация, и даже мы сами только чудимся друг другу.

Руслан парил вдохновенно, и монаху тут нечего было делать, хотя он и пытался из противоположного угла грозить геенной всем присутствующим. Это добавляло событию живости и веселья.

Короче, оттянулся Руслан на славу и даже не очень огорчился, что не заработал денег.

Пересчитав то, что прохожие успели набросать в его гитарный футляр до конфликта с монахом, Руслан собрал монеты в горсть и ссыпал их в коробочку с восьмиконечным крестом, которую держал в руках монах. Тот не успел среагировать, и нечистые деньги проклятого безбожника перемешались с остальными, поставив монаха в затруднительное положение.

Пока он раздумывал, оставить деньги или, подобно Левию Матвею, выбросить их на дорогу, Руслан отошел довольно далеко и гнаться за ним было поздно.

— Почему ты сделал это? — раздался за спиной Руслана женский голос.

Руслан обернулся после некоторой паузы, во время которой он раздумывал, ему ли адресован этот вопрос.

Обернувшись, он увидел американку.

Даже теперь, когда большая половина населения России одета в импорт, существуют некоторые детали, по которым можно легко отличить иностранца от соотечественника. И даже больше того, отличить американца от любого другого иностранца тоже не составляет труда. Описать отличительные признаки трудно, но идентификация происходит мгновенно.

Впрочем, у этой девушки был еще и акцент. Не очень сильный, но вполне специфический.

— Что — это? — спросил у нее Руслан.

— Почему ты отдал деньги священнику? — правильно поняв встречный вопрос, уточнила девушка.

— По шизе, — резонно ответил Руслан.

— Извини, я не поняла, — сказала американка.

— Я и сам не понял, — сообщил Руслан.

— Возможно, я еще плохо знаю русский язык. Или ваша душа еще более загадочнее, чем я думала.

— Более загадочна, — машинально поправил Руслан.

— Что?.. А, да. Более загадочна.

— Это точно, — согласился Руслан.

— Поэтому у меня есть предложение для тебя, — сказала американка.

Они уже вышли из подземного перехода наверх, в галерею Гостиного Двора. Здесь было прохладно — все-таки зима, 7 января. Однако и не так, чтобы уж очень холодно. Минус 5, не больше.

С неба летел пушистый мягкий снег.

— Обычно предложение делает мужчина, — сообщил Руслан, и они опять не поняли друг друга. Но в конце концов собеседники разобрались, что речь идет вовсе не о том предложении, которое имел в виду Руслан, и американка смогла продолжить.

— Знаешь, ты — самый интересный человек, кого я встретила здесь, — сообщила она. — А мне очень нужен интересный человек. Только он обязательно должен быть русский и жить со мной. Я согласна давать ему мои американские деньги, но взамен хочу изучать его русскую душу.

— Ну, насчет души — это тебе лучше обратиться к тому монаху, — Руслан махнул рукой в сторону подземного перехода. — Они у нас тут главные специалисты по душам. И имей в виду, что американские деньги нарушают чистоту эксперимента. Русская душа особенно загадочна при полном отсутствии средств к существованию.

— Нет! — воскликнула американка с неожиданным жаром. — Совсем нет. Я хочу посмотреть, что случится, если дать интересному русскому человеку деньги, большое удобное жилище и свободу делать, что он хочет, но чтобы я могла это видеть.

— Да, интересный у тебя проект. Но я могу сразу сказать тебе, чем все это закончится.

Они дошли до платной стоянки между Гостинкой и Апраксиным двором, и американка открыла для Руслана правую переднюю дверцу пятисотого «Мерседеса». Руслан забросил гитару на заднее сиденье, устроился поудобнее на переднем и продолжил свою речь.

— Есть три варианта. Первый — классический. Ты берешь парня с улицы, даешь ему деньги, приводишь к себе в большой и теплый дом и видишь вот что: он начинает методично пропивать твои деньги, буянить, ругаться матом и требовать от тебя сексуального удовлетворения. Кстати имей в виду — тут тебе не Америка. Сексуальное домогательство у нас не считается преступлением.

— Я это учла и купила много презервативов.

Вероятно, девушка хотела блеснуть остроумием, но у нас не понимают американского юмора. Руслан, даже не усмехнувшись, сказал только:

— Это становится все более интересным, и отсюда вытекает второй вариант. Среди русских изредка встречаются люди, равнодушные к алкоголю. Бывают совсем непьющие, бывают пьющие, но не запойно. Однако эти люди больше всего на свете хотели бы ничего не делать. Отдыхать круглые сутки. И желательно не здесь, а на Канарских островах. Количество развлечений в этом мире таково, что можно отдыхать всю жизнь и не соскучиться. Но будет ли это полезно для твоего эксперимента?..

— Будет! — заверила американка. — А какой третий вариант?

— А третий вариант — самый скучный. Клиент начнет вкладывать деньги в бизнес, полагая, что порядочный мужик не должен зависеть от женщины в финансовых вопросах. В результате он превратится в нового русского. А новый русский без бандитского прошлого — это почти американец. Загадочная душа и бизнес плохо совместимы между собой. А впрочем, я забыл четвертый вариант. Мужик может просто отказаться от твоего предложения из гордости. Не захочет быть подопытным кроликом.

— А ты — это какой вариант?

— Я — пятый вариант. А что это означает — объяснять не буду. Меня заинтересовало твое предложение. Особенно насчет презервативов.

— А я думала, русские не очень сексуальны. Особенно мужчины.

— Не буду говорить, сколько времени у меня не было женщины. Не хочу тебя разочаровывать.

— А я могу делать секс с любым мужчиной. Мой прежний эксперимент был такой: я хотела узнать, что чувствуют проститутки…

Руслан посмотрел на собеседницу с особой заинтересованностью, а она, неправильно истолковав его взгляд, поспешила его успокоить:

— Нет, не надо беспокоиться. Я здорова. Иначе меня не пустили бы в вашу страну.

— Знаешь, похоже, твоя душа еще загадочнее моей, — пробормотал Руслан.

— Наверное, это потому что моя бабушка была русская. Она приехала в Америку после Второй мировой войны.

— Из перемещенных лиц?

— Да, наверное. Мой дедушка был офицер, он встретил ее в Германии и женился.

— Поэтому ты так хорошо говоришь по-русски?

— Да, бабушка учила меня. А потом я сама изучала русский язык в школе и в колледже. И еще я была знакома с русскими у нас в Америке. Но там они уже не совсем русские.

— Повезло, кстати, твоей бабушке, — заметил Руслан. — Тех перемещенных, которые не сумели выйти замуж за американских офицеров, прямиком перевозили из американских концлагерей в наши.

Они еще немного поговорили о делах давно минувших дней и в ходе этого разговора наконец познакомились между собой. Оказалось, что американку зовут Мария, потому что так звали сразу двух ее бабушек — русскую и мексиканскую. Русская бабушка даже звала внучку Машей.

— Интересно, а кто ты по вероисповеданию? — поинтересовался Руслан.

— Не знаю. Мой отец был методист, а мама — католик. А еще у нас в Америке есть такая вещь — гражданская религия. Это когда ты веришь в Бога и молишься ему, когда нужно, но можешь не ходить в церковь или ходить в любую церковь. Говорят, Бог приходит во все церкви, надо только верить в него.

— А ты веришь?

— Наверное, верю. Никто ведь не доказал, что его нет.

— Многие обязательно хотят доказательств, что он есть.

— А ты не веришь в Бога?

— Я не верю в библейского Бога.

— А в какого ты веришь? Ты очень интересно рассказывал там, под землей — но, по-моему, ты шутил.

— По-моему, тоже. На самом деле я не знаю адреса электронной почты Бога. Я пытался послать письмо на jesus@edem.heaven.sky, но мне ответили, что такого сервера не существует.

— Да, ты очень интересный человек, — подвела итог Мария. — Я очень хочу, чтобы ты пожил немного со мной. Я не буду делать что-то плохое для твоей гордости. Ты будешь не подопытный кролик, а подопытный человек.

— Тоже хорошего мало. Но чего не сделаешь ради науки. Кстати, забыл спросить. Ты это для личного интереса затеяла или книгу собираешься писать?

— Да, я хочу писать книгу, — ответила Мария и добавила с явным оттенком гордости: — Мой «Дневник ночной бабочки» имеет популярность в Internet.

— Я в восторге. А как ты назовешь книгу про меня?

— Не знаю, я еще не придумала. Может быть, просто «Russian Soul» — «Русская душа».

— Ну ладно. Ты сама этого хотела, — произнес Руслан себе под нос.

— Что? Прости, я не поняла. Что я хотела?

— Да так, ничего. Это я о душе.

2

Весь 1999 год Руслан Чайковский жил у скульптора Германа Колесникова. А скульптор Герман Колесников жил в однокомнатной квартире, где из мебели присутствовало только зубоврачебное кресло, два пня (большой и маленький), матрас и раскладушка. Вопрос, кто, когда, где и зачем украл зубоврачебное кресло и притащил его сюда, волновал многих посетителей этого жилища, но так и не нашел однозначного ответа.

На матрасе спал сам скульптор Герман Колесников. Справа и слева от него располагались лежащие обнаженные женщины, вырезанные из дерева в натуральную величину.

С потолка в середине комнаты свисала веревка. На ней в петле покачивалась еще одна обнаженная женщина — в 1/4 натуральной величины. Это называлось «Жертва любви».

У скульптора Германа Колесникова была жена Елена, которая приходила ему позировать. А потом уходила, потому что, прожив со скульптором пять долгих лет, обнаружила, что живые женщины нравятся ей больше, чем деревянные и гипсовые, и даже больше, чем живые мужчины.

Руслан Чайковский спал на раскладушке, и у него не было жены. Обычно он занимался любовью сам с собой в просторном совмещенном санузле, обклеенном голыми женщинами от пола до потолка. Изредка, впрочем, в зубоврачебном кресле или прямо на полу оставались ночевать какие-то левые дамы, и если они были достаточно пьяны, то Руслан имел возможность познакомиться с ними поближе.

С трезвыми дамами Руслан знакомиться не умел. А если все-таки знакомился, то не умел за ними ухаживать, ибо периоды замкнутости и неумеренной застенчивости чередова лись у него с периодами чрезмерного нахальства и неадек ват ной раскованности, а порядочные девушки не ценят эти качес тва в порядочных юношах.

Если же ухаживания не требовались, а на характер Руслана даме было плевать, то обязательно находился некто, с кем девушка шла в койку охотнее, чем с Русланом. А если все-таки удавалось ее упоить и уговорить лечь именно с ним, то ночные утехи не имели продолжения в последующие дни. Дамы единогласно признавали Руслана превосходным собе седником, но посредственным любовником.

Впрочем, если тончайшего гурмана подержать какое-то время на голодном пайке, а потом как следует накормить, поедаемая им пища тоже вряд ли догадается, что ее употребляет гурман.

Общее количество женщин, с которыми Руслан Чайковский переспал за свою жизнь, перевалило за десять — и это при том, что некоторые вполне сексуально удовлетворенные мужчины вполне обходятся одной. Однако Руслан не был удовлетворен. Его угнетали длительные перерывы между сеансами любви.

Пьющий человек на его месте бы спился.

Употребляющий наркотики — загнулся.

Однако Руслан не пил, не курил, не глотал колеса и не кололся. Онанизм был его единственной вредной привычкой.

Нет, он конечно мог за компанию с друзьями выпить джин-тоника, «Сангрии», сухого вина или пива, иногда ел приготовленную скульптором Колесниковым яичницу с анашой, а зубную боль утолял кодеином. Но от этого не становятся алкоголиками и наркоманами.

Деньги Руслан зарабатывал, как известно, пением в общественных местах. Но они зарабатывались как-то лениво и неохотно. Одинокому певцу, если он не ребенок и не инвалид, бросают редко и мало. И вдобавок, почти не слушают — идут себе мимо. А сколотить свою группу или приткнуться к уже существующей Руслану никак не удавалось. Ведь он хотел петь свои песни, а потенциальные партнеры либо имели собственные планы на этот счет, либо предпочитали что-нибудь популярное, чему прохожие станут подпевать, притопывая в такт ногой.

Типичный конфликт амбиций.

Впрочем, одно время Руслан пел в переходах с Настей Железняковой. Той самой Настей, которая при температуре воздуха выше +14 градусов (согласно военно-морским уставам) ходила непременно босиком и удивлялась, почему другие так не делают — ведь это же в кайф. Зимой она занималась моржеванием, часто забывая надеть верхнюю половину купальника, а иногда и нижнюю. А еще она любила уезжать на лыжах по целине черт знает куда, где даже медведи встречались редко, раздеваться там донага и кататься по снегу в гордом одиночестве.

Настя играла на скрипке и имела потрясающий голос, но в конце концов она зациклилась на корнях и истоках и примкнула к какой-то фольк-группе, а в переходах петь перестала.

В конце концов Настя вместе со всей своей группой ударилась в толстовство, поселилась в деревне и занялась сельским хозяйством. Руслан не видел ее уже с полгода, однако до него доходили записанные в деревне альбомы фольк-группы «Кленовый сок».

Руслан, кстати, полагал, что такое название больше подошло бы американской или канадской группе — но Настю убедить не смог.

Но и Настя тоже не смогла убедить Руслана в преимуществах натурального хозяйства. Она мечтала жить совсем без денег, растить фрукты, овощи и зерновые, печь хлеб в русской печи, самой ткать себе одежду и использовать орудия, выкованные другом-единомышленником в кузнице рядом с домом.

— Даже если мне предложат миллион долларов, я все равно не брошу наш хутор, — сказала однажды Настя.

— А мне миллион долларов совсем не помешал бы, — мечтательно произнес в ответ Руслан.

3

— Интересно, а сколько у тебя денег? — спросил Руслан у Марии по пути на Васильевский остров.

Он знал, что такие вопросы по американским нормам некорректны, но ведь она собиралась изучать русскую душу.

— Не очень много, — ответила Мария. — В Америке меня нельзя назвать очень богатой.

— Но в России ты, как я понимаю, все равно что Билл Гейтс.

— Нет. Конечно, нет. Мой папа имел в тысячу раз меньше денег, чем мистер Гейтс. Когда он умер, половина осталась маме, а половина — мне.

Руслан в последнее время интересовался компьютерами и примерно знал, сколько денег у Билла Гейтса. Посчитав в уме, он пришел к выводу, что покойный папа оставил Марии миллионов двадцать пять. Долларов, естественно.

Вслух высказывать свои предположения Руслан не стал, но дух у него захватило. Ведь для нашего человека миллион и миллиард долларов — суммы примерно одного порядка. И то и другое невозможно пропить и крайне трудно истратить на другие цели.

А Мария, как видно, тоже считала что-то в уме, поскольку после паузы сказала:

— Ты можешь не беспокоиться о деньгах. Я готова дать тебе все, что тебе нужно.

— Все, что мне нужно — это любовь, — сказал в ответ Руслан, и Мария поняла это буквально.

— Это еще проще, — сказала она. — Я готова дать тебе столько любви, сколько ты захочешь.

— Да нет, я пошутил, — сразу пошел на попятный Руслан. — Любовь без денег — жалкое зрелище.

Некоторое время они ехали молча, а на Дворцовом мосту Руслан сказал:

— Кстати о деньгах. У тебя пожрать есть что-нибудь?

— Что? — не поняла Мария.

— Еда у тебя дома есть? А то, может, в магазин надо заскочить.

— Нет, не надо. Еда есть. Но мы можем пойти в ресторан, если ты хочешь есть.

— Ага, меня в моем прикиде только в ресторан вести… — пробормотал Руслан. — Я, конечно, люблю пугать народ своей непредсказуемостью, но не до такой же степени. Лучше дома поесть. У тебя есть что-нибудь такое, что не надо готовить. Колбаса там, булка. Да, и еще — чай.

— Чай? Чая нет. Я его не пью. Есть кофе.

— Ну вот. А ты говоришь — не надо в магазин. Да будет тебе известно — без чая я не человек. Поэтому притормози у метро.

Мария повиновалась, пораженная энергией высказываний обладателя загадочной русской души по поводу такой мелочи, как чай.

Руслан купил чай в пакетиках, палку копченой колбасы, батон и книжку, так как выяснилось, что у Марии дома нет книг на русском языке. Естественно, все покупалось на деньги американки.

Вернувшись в «Мерседес», Руслан, ничего не евший с утра, в очередной раз удивил Марию. Со словами: «Неплохо бы немного подкрепиться, как говорит наш старый друг Винни-Пух», — стал откусывать колбасу прямо от палки, периодически прикладываясь таким же манером и к батону.

— Мы все-таки могли бы зайти в кафе, — заметила Мария.

— Так гораздо удобнее, — возразил Руслан.

— Ты делаешь это специально, чтобы меня шокировать, — предположила американка.

— А я тебя шокирую? — удивился обладатель загадочной души.

За этими разговорами они прибыли на место. Дом из старого фонда после капремонта, подъезды на сигнализации, спутниковые тарелки на крыше и балконах. Квартира — люкс, евростандарт, два этажа, с третьего на четвертый, и наверху — холл размером с поле для мини футбола.

— Извини, мне надо срочно кое-что записать, — сказала Мария, устремляясь в кабинет на первом этаже и включая компьютер «Макинтош».

— У тебя один компьютер? — спросил Руслан.

— Нет. У меня есть еще ноутбук. Теперь я буду всегда брать его с собой, чтобы записать некоторые твои слова и поступки.

— Таким способом ты только добьешься, что я буду контролировать свои слова и поступки. Или наоборот, шокировать тебя специально. Лучше скажи — твои компью те ры поддерживают русский язык?

— Да, конечно. Я кое-что читаю и пишу по-русски. Но тебе можно будет купить другой компьютер, если это нужно. Мы не должны мешать друг другу.

— Ага. Тем более, что меня совершенно не устраивает «Макинтош».

Этому Мария не удивилась и даже не отнесла этот факт к проявлениям загадочной русской души. «Макинтоши» и в Европе не особенно популярны, да и в Америке они постепенно сдают позиции. Но Мария училась в привилегированном колледже, где традиционно стояли только машины от «Apple» — и, естественно, другими компьютерами она не пользовалась.

Набивая что-то по-английски в текстовом редакторе, Мария попутно рассказывала, как послала из Америки в Россию человека — русского, между прочим, из «брежневской» волны эмиграции — чтобы он все подготовил к ее приезду. Он и купил эту квартиру, мебель, электронику и даже постельное белье. Он же закупил продукты для завтрака, а обедать и ужинать Мария собиралась в ресторане. Но если Руслан против, то можно будет нанять повара.

— Повариху, — поправил Руслан. — И желательно помоложе.

— Ты ешь только пищу, приготовленную молодыми женщинами? — удивилась американка.

— Я слишком долго ел пищу, приготовленную скульптором Германом Колесниковым. И вообще мне надоело мужское общество. Мужчина в идеале должен быть окружен красивыми молодыми девушками и как можно реже контактировать с себе подобными.

— Только, пожалуйста, не говори это моему другу Дику Стейнеману. Он гомосексуалист и думает совершенно иначе, чем ты.

— А он что, тоже здесь?

— Нет, он в Америке, в Сан-Франциско, Калифорния.

— Между прочим, когда у нас переводят ваши выражения типа «San-Francisco, California», обычно добавляют слово «штат». Сан-Франциско, штат Калифорния. С Фриско все просто, но если ты назовешь по-американски какой-нибудь маленький городок, не каждый поймет.

— Да? Я не знала, спасибо. Это очень хорошо. Ты будешь учить меня русскому языку. Я не очень правильно говорю иногда.

— Ты отлично говоришь, хотя «иногда» чаще ставится первым или вторым словом, а не последним. Но все равно ты говоришь по-русски в тысячу раз лучше, чем я по-английски.

— А ты говоришь по-английски?

— Нет. Я изучал его в школе, но наши школьники могут говорить на иностранном языке только с учителями.

— Почему? Разве запрещено говорить с другими людьми?

— Нет, конечно. Просто то, что у нас в школе называют английским языком, ни один англичанин или американец не поймет. А если поймет и что-нибудь ответит — то я-то уж точно не пойму, что он сказал.

— А читать по-английски ты можешь?

— Со словарем. А еще лучше — пропустить текст через компьютерный переводчик. Тогда я точно пойму, о чем там речь.

— Да? Тогда я должна поставить пароль на мой дневник. Я не хочу, чтобы ты читал то, что я пишу о тебе. Ты не обидишься на это?

— Я потребую надбавки за секретность. Кстати, мы до сих пор не оговорили мою зарплату. Ты ведь не хочешь ущемлять мою гордость, так? А если мне придется каждый день просить у тебя деньги на неотложные нужды, моя гордость будет страдать.

— А какую зарплату ты хочешь иметь, чтобы твоя гордость не страдала?

— А это зависит от твоих возможностей и намерений. Ты ведь хочешь проверить реакцию моей загадочной души на большие деньги. А для этого надо сначала определиться, что ты понимаешь под большими деньгами.

— Да, наверное, ты прав. Но я не хочу давать тебе зарплату. Это совсем другие отношения, не такие, как мне нужно.

— А как тебе нужно?

— А вот как. Я дам тебе одну мою карточку, на которой есть 25 тысяч долларов. Я могу управлять этими деньгами через Интернет, а платить по этой карточке может любой, у кого она сейчас. Тебе ведь хватит 25 тысяч долларов на первое время?

Тайком сглотнув, Руслан ответил достаточно ровным голосом:

— На первое время — да.

— А потом я переведу на этот счет еще сколько-нибудь долларов. Конечно, если наше сотрудничество не прекратится раньше.

— А по какой причине оно может прекратиться?

— Ты ведь хочешь чувствовать себя наемным работником? А наемного работника иногда можно уволить.

— А если бы я хотел чувствовать себя твоим любовником, ты бы сказала, что любовника запросто можно выгнать пинком под зад?

— А это, как у вас говорят, вторая сторона медали.

— Понял, — сказал Руслан тоном Сыроежкина, которому Электроник только что объяснил свое внутреннее устройство.

Он действительно понял. Карточка — не наличные. Он сможет ею пользоваться, но у Марии будет возможность в любой момент перекрыть счет.

Был в этом и неприятный момент. А что, если американка с неизвестной целью заманивает его в ловушку. Даст ему карточку, а потом заявит, что ее украли.

Как и большинство людей в этой стране, Руслан считал, что доверять людям следует только в самом крайнем случае.

Правда, Мария была готова доверить ему 25 тысяч баксов. Но если верить ее словам насчет папиного наследства, то это для нее сумма ничтожная. А Руслан рискует свободой. Никакой суд не поверит в фантастическую историю, что вот, мол, подошла к нему на улице американка и предложила кучу денег в обмен на загадочную душу. Уж лучше прямо сказать, что продал душу сатане. Тогда хотя бы на психиатрическую экспертизу направят и могут даже признать невменяемым.

— Джентльмены предпочитают наличные, — сказал Руслан вслух. — Но карточку тоже можно. Только напиши расписку, что ты мне ее действительно дала. Добровольно и без принуждения.

Руслан наглел на глазах. С ним такое бывало. Если его с самого начала осаживали, он подчас замыкался в себе до состояния полной неконтактности — но если не осаживали, тогда держись.

А тут еще примешивалась психология. Руслан не очень-то верил в реальность происходящего. В мозгу пульсировало всепоглощающее «Так не бывает», фоном шли разглагольствования скульптора Германа Колесникова о тщательно наведенных галлюцинациях, а невидимый чертик с левого плеча шептал, что вся эта история может повлечь за собой только дополнительные проблемы. Так что если американка сейчас обидится и выгонит Руслана к чертовой матери на улицу, то это будет лучше всего — меньше проблем. И не надо думать, что делать с деньгами, свалившимися на голову по причудливой прихоти небес, дабы американка не разочаровалась в русской душе.

— Ты мне не доверяешь? — спросила Мария.

— Людям надо доверять только в самом крайнем случае, — озвучил Руслан мысль, пришедшую ему в голову пятью абзацами выше. — А вообще-то я не доверяю нашей милиции. Что если меня задержат, обыщут и найдут твою карточку? Что я скажу? Что одна знакомая девушка дала мне ее поносить?

— А за что тебя могут задержать и обыскать? Разве ты преступник?

— Я — нет. А вот менты… Если ты думаешь, что Россия шибко демократическая страна, то это большое заблуждение.

Этот аргумент подействовал, и Мария, которая на протяжении этого разговора должна была обидеться не меньше трех раз, однако ни разу этого не сделала, написала расписку сразу на двух языках. И подписала: «Мария Кервуд».

4

В ресторан Руслан и Мария вечером не пошли. И нанимать в срочном порядке повара (повариху) тоже не понадобилось. Питер — город все-таки отчасти европейский, и, располагая деньгами, здесь можно заказать неплохую еду на дом.

Перед этим Руслан выкупался в ванне. Вообще-то он мылся примерно неделю назад, но американка могла не понять этой специфики. Она то принимала душ ежедневно. И в этот день, после ужина — тоже.

Из душа она вышла обнаженной. Очевидно, решила проверить реакцию загадочной русской души на голую женщину.

Продефилировав мимо Руслана, непринужденно покачивая бедрами, она заглянула в одну из комнат, выдвинула ящик шкафа и достала оттуда упаковку презервативов.

— Как ты думаешь, нам понадобится это? — поинтересовалась она с улыбкой плохой девочки, дорвавшейся до сладкого.

Ее лобок был выстрижен в форме стрелки, указывающей вниз — само собой понятно, куда. Похоже, Мария действительно не относилась к породе хороших девочек.

Возможно, она ожидала, что Руслан повалит ее на пол прямо в холле, но он, будучи человеком северным, не стал демонстрировать южный темперамент. А вместо этого рассказал Марии о «дереве жизни».

Оно стояло в комнате у скульптора Германа Колесникова, в углу у окна. Когда-то это была новогодняя елка, но скульптор забыл ее убрать, и когда все иголки облетели, дерево превратилось в достопримечательность.

На ветках «дерева жизни» вместо плодов висели презервативы. Когда возникала острая нужда в противозачаточном средстве, презерватив срывали. Это называлось «плод созрел».

Мария слушала с открытым ртом, а потом заявила:

— Я обязательно должна увидеть это.

— Увидишь, куда ты денешься, — ответил Руслан, а потом спросил: — А ты часто ходишь по дому без одежды?

— Да. Я еще в колледже исследовала жизнь лагеря нудистов. И это мне очень понравилось.

— Интересно, что ты исследовала в детском саду?..

— Я никогда не была в детском саду.

Это они говорили друг другу на ухо жарким шепотом, поскольку уже спелись в тесном объятии под треск вырываемых с мясом пуговиц. Среди предков Марии недаром были мексиканцы — у нее оказался настоящий южный темперамент.

Однако про презерватив она не забыла. Вот что значит американское воспитание.

Потом Руслан рассказывал Марии про Настю. Ему неоднократно говорили, что женщины не любят, когда мужчины вспоминают о других женщинах — но он неизменно пропускал эти предупреждения мимо ушей.

Впрочем, Мария слушала с любопытством и без тени ревности. И в паузе спросила с живейшим интересом:

— А ты занимался с ней сексом?

— Нет, — честно сказал Руслан.

— Почему? — удивилась Мария.

— Она не хотела.

— Почему? — спросила Мария еще раз.

Из дальнейшего разговора выяснилось, что Руслан очень понравился Марии как мужчина. Хотя, надо заметить, ей не нравились только слишком толстые и слишком старые мужчины. А также дураки, у которых только секс на уме.

Руслан тут же продемонстрировал ей, что у него на уме только секс — во всяком случае, в данный момент.

Однако Мария своего мнения о нем не изменила и, отдышавшись, сказала:

— Ты не дурак. Это самое главное.

Проснувшись утром, Руслан не обнаружил Марию рядом с собой. Он нашел ее у компьютера. Не потрудившись одеться, американка с утра пораньше села писать дневник.

«Сегодня я хочу предложить ему заснять наш секс на видео. Я сделаю это вечером. Интересно, согласится ли он, и если согласится, то будет ли он более скованным, чем этой ночью.

А еще я с нетерпением жду, что он станет покупать по моей карточке и как быстро истратит 25000 долларов».

Руслан успел увидеть этот текст, прежде чем Мария закрыла окно программы — но со своими познаниями в английском он ничего не понял.

5

Скульптор Герман Колесников никогда ничему не удивлялся. Это было его жизненное кредо.

В крайнем случае он говорил себе: «Это глюк. Наплевать и забыть».

Поэтому он не удивился, когда Руслан Чайковский подкатил к подъезду на «Мерседесе», поднялся в квартиру со стильно и импортно одетой девушкой и представил ее так:

— Это Маша. Она из Штатов.

— Чувствуй себя как дома, — предложил Колесников.

Однако Маше было трудновато чувствовать себя как дома. Хотя бы потому, что у нее дома дверной звонок не был устроен по принципу механизма унитазного сливного бачка 50-х годов с ручкой на цепочке и литым бронзовым колоколом двадцати сантиметров в диаметре на другом конце.

— Знаешь что, — сказал Руслан Герману и тот, не дожидаясь продолжения, ответил: «Не знаю».

— …Я пришел купить у тебя «Бесстыжую прохожую», — все-таки закончил фразу Руслан.

Деревянная статуя «Бесстыжая прохожая» изображала нагую стройную девушку в шляпе, зеркальных очках и с изящным ридикюлем на плече, идущую по булыжной мостовой. По кольцу вокруг деревянного булыжника было начертано «Красная площадь» — на случай, если кто не понял. Зеркальные очки были настоящие — скульптор приклеил их к голове статуи суперклеем. Полированное дерево было покрыто темным лаком, отчего прохожая казалась негритянкой, несмотря на европейские черты лица.

— Бери так, — предложил Герман, продолжая ничему не удивляться.

Он всегда был добр и щедр к друзьям.

— Нет, — решительно возразил Руслан. — Талант должен быть оплачен.

Руслан выложил на большой пень десять сотенных бумажек и придавил их бутылкой виски «Джонни Уокер».

Доллар в этот день на московской межбанковской бирже стоил 84 копейки — совсем как в старые недобрые времена. Впрочем, в январе 1999 года, когда рубль утяжелили в сто тысяч раз,[1] бакс был еще дешевле — всего 66 копеек. Инфляция, черт бы ее побрал.

— Фальшивые? — поинтересовался Герман, оглядывая деньги и виски издали.

— Абижаеш, дарагой, — ответил Руслан с грузинским акцентом.

Потом он обошел вокруг «Бесстыжей прохожей» и констатировал:

— В «Мерседес» она не влезет.

— Вы ограбили банк, — сказал Герман уже без вопросительного знака в конце. Перед этим он выпил глоток «Джонни Уокера» из пробки и посмотрел сквозь сотенку на свет.

— Грузовик, — сказал Руслан. — Нам нужен грузовик.

— Лучше броневик, — предложил Герман. — В броневике деньги сохраннее будут. Сейчас есть такие «КАМАЗы» с бронированным кузовом.

Но Руслан не захотел «КАМАЗ» с бронированным кузовом и вызвал обыкновенный фургон для перевозки мебели. А пока фургон ехал, американка охреневала, разглядывая мебель скульптора Германа Колесникова. Груз впечатлений явно превышал возможности ее разума.

Потом пили виски без содовой и без льда. В качестве сосуда Герман использовал пивную кружку с обгрызенными краями и откушенной ручкой. Она видела, как пьют русские в Америке, но все-таки там они уже не совсем русские. Потому что сорок дринков по рецепту Михаила Задорнова — это не совсем то же самое, что одна пивная кружка виски, пусть даже и не полная. Зато залпом.

— Неужели все русские пьют виски таким образом? — задала она наивный вопрос, когда содержимое кружки исчезло в недрах организма непризнанного гения изобразительного искусства.

Руслан и Герман доходчиво объяснили ей, что русские крайне редко пьют виски, а вот что касается водки, то ее пьют еще и не таким образом.

— А каким? — решила уточнить Мария.

В ответ скульптор Колесников немедленно побежал за водкой.

Вернулся он одновременно с прибытием мебельного фургона. В последующие минуты самым обломанным оказался шофер, потому что ему нельзя было пить водку. У них на фирме с этим строго.

Строго не строго, а перед стопкой «Джонни Уокера» он все равно не устоял.

Тем временем Мария пребывала на грани умственного спазма, при виде того, как скульптор Колесников, употребив ранее примерно треть литра виски, занялся распитием водки с грузчиками — которым тоже было нельзя, но не так сильно, как шоферу. При этом он вовсе не думал падать замертво и даже разговаривал человеческим голосом.

Когда изрядно вкусивший запретного плода грузчик ухватил «Бесстыжую прохожую» за грудь и бедро, Руслан предупредил:

— Только осторожно. Это ценный, можно даже сказать, музейный экспонат.

Однако он мог бы и не предупреждать. Грузчик был мастером своего дела — из тех, что даже на полном автопилоте не выпустят из рук доверенный их попечению предмет.

— Я поеду на грузовике, в кабине, — сообщил Руслан Марии. — Ты держись за нами.

— А куда ты хочешь ехать? — спросила американка.

— За покупками, — коротко ответил Руслан.

Скульптор Колесников и грузчик Миша оказались почему-то на заднем сидении «Мерседеса», и пока Мария пыталась понять, есть ли тут какой-то подвох, Руслан одолжил у нее мобильный телефон и сел в кабину грузовика, на ходу набирая номер.

У метро он попросил шофера тормознуть и пошел снимать деньги с карточки. Мария среагировала слишком поздно и не заметила, сколько он снял. Но это ее не очень обеспокоило. Американка попрощалась с этими деньгами сразу, как только отдала карточку Руслану. От его поведения теперь зависело только, будут ли переведены на этот счет деньги сверх первых 25 тысяч.

У метро Руслан купил ворох рекламных газет и, вернувшись в кабину, сразу стал звонить по номерам, указанным в объявлениях.

Вскоре он уже покупал компьютер, благосклонно внимая парнишке из компьютер-центра «Кей», который стремился сбагрить клиенту машину покруче и подороже.

На вопрос, нужны ли ему предустановленные Windows 98, Руслан ответил:

— Разве я похож на сумасшедшего?

Зато он уделил много внимания мультимедийным элементам и в первую очередь звуковой карте, и получил все самое лучшее.

Дальше события развивались у метро «Гостиный двор», где к компании прибился человек, желавший пристроиться клавишником в какую-нибудь рок— или поп-группу. Руслан нашел его объявление в газете «Из рук в руки», вызвонил его по дороге и дождался в метро, в то время как Мария у себя в «Мерсе» записывала в дневник изложение событий текущего дня.

Руслан с клавишником Сергеем не стали терять времени даром и закупили синтезатор, звукооператорский пульт, усилитель, колонки, две электрогитары и одну акустическую, а также комбинированную электроаку сти чес кую ударную установку и студийный магнитофон.

Закупили, затолкали все это в грузовик и поехали на радиорынок закупать программы к компьютеру. Туда же по телефонному звонку Руслана своим ходом прибыл некий Шура Шмелев, живший неподалеку и знавший толк в компьютерах.

Про пиратские компакт-диски, которые содержат программы на десятки тысяч долларов, а продаются по пять баксов штука, Мария слышала. Она только не очень хорошо понимала, зачем Руслан берет эти диски, если она готова дать ему достаточно денег на покупку лицензионных программ.

— Понимаешь, — объяснял ей Руслан, — Билл Гейтс в тысячу раз богаче тебя и неизмеримо богаче меня. Это избавляет меня от угрызений совести. Но я торжественно обещаю платить твоими деньгами тем программистам, которые беднее тебя. Пусть это поможет им бороться с Биллом Гейтсом.

— Ты не любишь Билла Гейтса? Или ты вообще не любишь богатых?

— Я обожаю богатых и мне плевать на Билла Гейтса. Просто я считаю, что помогать надо слабым, а сильным надо давать укорот, чтобы они не наглели сверх всякой меры.

— Извини, я не совсем поняла. Что такое «укорот»?

Руслан объяснил ей, что такое «укорот», а заодно рассказал, каким способом Билл Гейтс умудряется получать 10000 % прибыли с некоторых своих продуктов, в то время как другие бизнесмены обходятся доходами в тысячу раз меньшими.

— Разработка Windows 95 обошлась «Микрософту» в сто миллионов долларов. А продавалась система по сто баксов за экземпляр. То есть первый миллион покупателей возместил все затраты. А остальные сто миллионов человек, которые купили Windows 95, просто отдали деньги Биллу. Он стал богаче на десять миллиардов, а пользователи три года ругались матом, когда система рушилась без видимых причин или начинала глючить и пугать народ загадочными сообщениями.

— Тогда почему ты хочешь использовать эту систему? «Макинтош» гораздо надежнее и удобнее.

— А ты поищи на этом базаре программы для «Макинтоша», — предложил Руслан. — А кроме того, я предпочитаю сам создавать себе трудности, чтобы потом их преодолевать. Такой у нас, у русских, склад ума.

Оставшуюся часть дня Руслан, Сергей, Герман и Шура провели в холле на втором этаже Машиной квартиры. Руслан и Шура, лежа на полу, набивали компьютер программами, а клавишник со скульптором возились с музыкальным оборудованием.

При этом в квартире сами собой возникали какие-то дополнительные люди. Мария окончательно перестала понимать происходящее, когда на ее вопрос «Ты кто?» один из этих новых персонажей ответил:

— Понятия не имею.

Мария опять решила, что недостаточно хорошо знает русский язык и, улучив момент, спросила у Руслана, при каких обстоятельствах человек может ответить «Понятия не имею» на вопрос о его собственном имени и социальном статусе. Руслан не стал вдаваться в тонкости языковой материи и просто сказал:

— А, это Димка. Он всегда так говорит. Наутро после Нового года, примерно четвертого января, он целый день ходил с таким видом, как будто забыл свою личность в трамвае, и все время повторял: «А может быть, лучше не вспоминать?»

Нельзя сказать, чтобы это объяснение добавило ясности, но Мария бегом побежала к компьютеру, чтобы записать его дословно по-русски в надежде попросить потом кого-нибудь лично или через Интернет точно перевести фразу на английский.

На полуслове ее сбила с мысли музыка. Это Руслан, Сергей и Дима запустили аппаратуру и шарахнули децибелами так, что дом вздрогнул. Сказалось отсутствие толкового звукооператора. Потом, правда, они сбросили уровни и славно грянули песню из фильма «Генералы песчаных карьеров» в русском переложении неизвестного автора. Руслан очень жалобно выводил «Я начал жизнь в трущобах городских…» и сурово выпевал «Край небоскребов и цветущих вилл…» — что вполне соответствовало его собст вен ной биографии с учетом последних изменений.

Мария чувствовала себя немного неуютно — главным образом из-за того, что у нее никто не счел нужным спросить разрешения на закупку и установку всего этого оборудования, а в особенности — на его использование в пределах дома в ночное время. Но с другой стороны, выдав Руслану карточку, она тем самым дала ему карт-бланш на любые приобретения, а не использовать уже купленную аппаратуру по прямому назначению по меньшей мере глупо.

Однако пускать в дом посторонних Мария тоже не разрешала. И теперь ей приходилось гадать, является ли такое гостеприимство без позволения хозяина очередным проявлением русской души — или же это особенность Руслана, как отдельной весьма неординарной личности.

Перед закрытием метро Руслан выпер всех гостей, которых к этому часу набралось человек десять, на улицу — вежливо, но настойчиво. Мария об этом не просила, смирившись с мыслью, что все эти странные люди останутся ночевать — но Руслан сам проявил инициативу, приведя в обоснование следующий аргумент:

— Мне сегодня еще трахаться с генеральным спонсором, а я не люблю делать это публично.

Будь на месте Руслана какой-нибудь американский парень, Мария непременно устроила бы ему хорошую выволочку, чтобы не водил в дом кого попало без спроса. Если намечается вечеринка, то список гостей следует составить заранее и обязательно согласовать с хозяйкой. Или хотя бы предупредить ее о том, что планируется сборище неизвестных личностей, чтобы она имела время для размышления — допускать таковое сборище в своем доме или нет.

Так принято в Америке, но Питер — не Америка. И Руслан — не американский парень, а подопытный обладатель загадочной русской души. Если устроить ему выволочку — пострадает чистота эксперимента, а этого Марии очень бы не хотелось.

Конечно, для чистоты эксперимента Марии следовало бы самой переехать к Руслану на квартиру и никаких денег ему отнюдь не давать. Но, к счастью, она этого не сделала.

И на этот раз только спросила:

— А что, теперь всегда будет так? Это у вас так принято, да? Приходить, уходить, не знакомиться, не прощаться…

— Так ведь ты сама исчезла куда-то. А то бы они с тобой попрощались.

— Но я все-таки хотела бы знать, кто приходит в мой дом. Извини, если тебе это неприятно

— Иногда я сам хотел бы это знать…

6

Ночью, в перерывах между половыми актами, они беседовали о любви и ревности.

Руслан тактично пытался выяснить, как Мария относится к полигамии.

Мария не менее тактично пыталась выяснить, что Руслан понимает под полигамией.

Он понимал под этим то же, что и все. А именно — сожительство одного мужчины с несколькими женщинами.

— А женщине можно сожительствовать (боже, какое трудное слово!) с несколькими мужчинами? — спросила Мария.

— Можно, но тогда это будет уже не полигамия, — ответил Руслан.

— А что?

— Промискуитет. Свободная любовь.

Мария отвергла полигамию и согласилась на свободную любовь, сообщив при этом:

— Я хотела бы немного сожительствовать с твоими друзьями.

Руслан объяснил ей разницу между «сожитель ство вать» и «трахаться» и посоветовал:

— Начни с Димки. А то он до сих пор девственник, и это его большая личная трагедия.

Потом Руслан поинтересовался, может ли Мария, как бывшая нудистка, ходить обнаженной в присутствии гостей, и она ответила: да, если они тоже будут голые.

Однако утром, когда приплыл Димка, она встретила его в костюме Евы, чем привела юношу в некоторое смущение, которое, впрочем, никак не отразилось внешне.

В результате Мария и Дима отправились в ванну любить друг друга в воде, а Руслан тем временем исчез.

Сначала он собирался поехать прямиком в отделение Сбербанка, где на его счете, заведенном черт знает когда, хранилось что-то около 12 копеек по курсу 1998 года. Но еще на полпути он догадался, что в воскресенье сберкассы закрыты.

И поехал на Главпочтамт.

Там он очень дотошно выяснил, можно ли послать деньги почтовым переводом на банковский счет и насколько надежен такой способ. Оказалось, можно, и способ вполне надежен.

Тогда Руслан недрогнувшей (почти) рукой вписал в бланк сумму — 3000 рублей — и аккуратно отсчитал деньги. Сумма, эквивалентная примерно 3600 долларам, девушку на кассе не удивила, и удар почтовым штемпелем по бланку навсегда вывел эту сумму из-под контроля Марии Кервуд.

Может, по западным меркам Руслан поступил не вполне корректно — но по нашим такой халявой грех было не воспользоваться. Ведь Руслан запросто мог жить на тридцать долларов в месяц, а следовательно, этой суммы ему хватит лет на десять — если Мария решит уволить его, как наемного работника или прогнать пинком под зад, как любовника.

Вернувшись, Руслан обнаружил, что его отсутствия никто не заметил. Наверху кто-то играл на синтезаторе. Оказалось — Сергей. Он пришел — и ему открыли. Открыла, между прочим, домработница, наличие которой приятно удивило Руслана. Оказывается, ее наняли еще неделю назад, но Мария сочла, что квартиру надо серьезно убирать не чаще чем раз в три дня.

Домработница оказалась миловидной девушкой по имени Света, 1981 года рождения. Сергей пару часов пытался ее соблазнить, и она, кажется, относилась к этому благосклонно, но тут пришел Руслан и все опошлил.

Он спросил:

— А ты способна продать любовь за деньги?

— Смотря кому, — осторожно ответила девушка.

— А за большие деньги?

— Смотря кому, — повторила Светлана.

— Мне, — сказал Руслан.

— А у тебя есть большие деньги? — удивилась Светлана.

— Пока есть, — ответил Руслан и пошел вытаскивать Диму из объятий Марии.

— Разве можно столько трахаться? — упрекнул он их и погнал Дмитрия наверх, где его ждала бас-гитара.

Мария явилась следом в халатике и босиком. В элитном доме с двухэтажными квартирами топили очень хорошо.

Светлана сидела посреди холла, скрестив ноги, и хозяйка пристроилась рядом.

Руслан расположился на табуретке барабанщика с мобильным телефоном в руке. Он одновременно разговаривал по телефону и диктовал Сергею и Диме аккорды своей песни. Сергей загонял их в память синтезатора, а Дима записывал на бумажку.

В промежутке между звонками Руслан пропел пару строчек, чтобы Сергей смог подобрать подходящий стиль и ритм. Клавишник уловил суть с полуфразы, и вскоре они с Димой уже импровизировали вовсю.

Положив мобильник на барабан, Руслан поймал нужный такт и вступил, почти касаясь губами микрофона.

Они говорят, что любовь — это яд,
А мы говорим, что мед,
И каждый из нас может тысячу раз
Сказать, что соперник врет.
Но рвутся на волю цветы сквозь булыжник
Под взоры бессонных глаз.
Плохая примета. Скажи, чернокнижник,
Что ждет меня в этот раз?

— Здесь припев! — объявил он и продолжил петь, выкрикивая в паузах названия аккордов: — Ми-минор!

Ждет тебя лето в этом городе злых людей,
Страшное лето в страшном городе злых людей.
Люди, которые злы на тебя за то, что ты есть,
Никогда не простят тебе слово «Любовь»
и желанье любить.

На середине припева Дима с Сергеем все-таки сбились. Бас и синтезатор попали мимо друг друга, а голос Руслана вклинился между ними вообще не в тему.

— Ядерный бабай! — воскликнул Руслан. — Я же сказал: ре-мажор.

Воскликнул он, впрочем, без злости и даже почти без упрека — только с некоторой досадой.

Взяв акустическую гитару, Руслан спел второй куплет и припев целиком и опять пошел звонить, предупредив Сергея, что партии гитары и ударных в синтезаторе — временное явление. Все это пойдет потом вживую — надо только найти гитариста и барабанщика.

— А девчонки тебе зачем? — спросил Сергей, имея в виду ту девушку, которая искала спонсора.

— А зачем вообще человеку девчонки? — ответил Руслан вопросом на вопрос.

Он еще немного поговорил по телефону с разными людьми, а потом вдруг спросил сам себя:

— А чего это я сам этим занимаюсь?

Диспозиция и дислокация действующих лиц к этому времени несколько изменилась. Светлана была послана за пивом, а Мария сбегала за ноутбуком, и теперь уже она сидела на табуретке барабанщика, размышляя о том, что в холле не хватает мебели, и одновременно на автопилоте записывая хронику происходящего.

— Аранжировщик тоже нужен, — сказал Руслан, когда у Сергея в очередной раз не получилось задать на синтезаторе подходящий стиль. Звук получался слишком попсовым, и Руслану с Димой это не нравилось. А когда Сергей предлагал вариант в духе тяжелого рока, Руслану с Димой это не нравилось еще больше.

Однако аранжировщика Руслан отложил на потом. Сейчас он искал менеджера, просматривая объявления типа «Ищу административную работу, имею опыт руководства фирмой, инициативен, легко обучаем» и названивая по номерам, указанным в этих объявлениях.

Тут стали прибывать новые люди, и Руслан, не отрываясь от телефона, спустился вниз.

Первой появилась девушка по имени Оксана. Света с пивом пришла сразу следом за ней и застала как раз обсуждение финансовых и дополнительных условий.

— Надеюсь, ты понимаешь, что красивый голос и обалденный талант в шоу-бизнесе — не главное? — интересовался Руслан.

— Знаю, — отвечала Оксана. — Я давно догадалась, что у вас, мужчин, самое главное.

При этом она смущалась и очень мило краснела, демонстрируя тем самым, что пока еще не окончательно испорчена обществом мужчин.

— Ты правильно догадалась, — кивал Руслан с видом заправского учителя жизни. — Короче, система такая. Будешь работать у меня в группе вторым солистом и получать деньги на свой альбом и сольные выступления. И на жизнь, конечно.

С этими словами Руслан протянул ей сотню, имея в виду, что это — на жизнь.

Сотня рублей новыми в этом сезоне считалась в Питере неплохой месячной зарплатой. 120 долларов как никак.

— Эй, а кто обещал мне большие деньги за любовь? — вклинилась в разговор Светлана, завороженно глядя на сотенку.

— Жду тебя вечером в моей комнате горячую и обнаженную, — сказал Руслан.

— Ха! Сначала скажи, что ты понимаешь под большими деньгами?

— То, что генеральному спонсору придется нанимать другую домработницу. И вообще, вопросы такого рода я обсуждаю только с голыми женщинами.

Тут явился кандидат в барабанщики, и Руслан потащил его наверх. Там он согнал генерального спонсора с табуретки и минуты три слушал, как барабанщик вдохновенно выколачивает звуки из ударной установки.

— Нормально, — сказал Руслан наконец. — Ты в аранжировке что-нибудь понимаешь?

Барабанщик Паша заявил, что он понимает все и во всем, и они начали работать над песней уже впятером (считая Оксану) и с удвоенной энергией. До припева добрались успешно, но тут прибыли менеджеры.

Менеджеров было две штуки. Один — 27 лет, с опытом работы, ответственный, инициативный, высшее образование, английский язык. Другой — 20 лет, без всего этого, но более живой, веселый и вообще свой человек.

Они получили один мобильный телефон на двоих вместе с указанием в кратчайший срок раздобыть еще как минимум два (деньги будут). Далее последовала постановка задачи:

— Первое. У меня до сих пор нет аранжировщика, гитариста и звукооператора. Они должны быть к завтрашнему дню.

— Второе. Я обнаружил, что одного компьютера для счастья мало. Может, я завтра сам поеду за ним, а может, мне будет некогда или лень. Тогда поедет кто-то из вас.

— Третье. Нужен транспорт. Микроавтобус с шофером. Можно по отдельности. Сколько это будет стоить, если в аренду?

Старший из менеджеров сразу сказал, сколько, и Руслан кивнул:

— Нормально. Теперь самое главное. Нужна раскрутка. Надо выяснить по всем ДК, ночным клубам и концертным залам условия. Сколько им надо заплатить, чтобы нас выпустили на сцену. Еще надо разузнать про студии звукозаписи, радио, телевидение. Завязать с ответственными лицами личные отношения. Записать все подробности, загнать в компьютер и приготовиться к новым свершениям.

Образовались в квартире также какие-то девушки, претендующие на роль секретарей-референтов или просто секретарш. Руслан отрядил их в помощь менеджерам, и колесо бизнеса закрутилось.

Мария, которая опять как-то потерялась среди всей этой круговерти, специально нашла в компьютерном словаре нужное слово и, улучив момент, сказала Руслану:

— Знаешь, мне кажется, у тебя есть харизма.

— А как же, — ответил Руслан. — Особенно когда в кармане столько денег.

Энергии, во всяком случае, у Руслана было предоста точ но — и даже больше того. Он командовал всеми, как генерал на поле сражения — и все подчинялись ему беспрекословно. Похоже, это и имела в виду Мария, говоря насчет харизмы.

Бросив реплику, Руслан опять умчался заражать остальных своей энергией. Между делом одна из секретарствующих девиц получила приказ познакомиться со всеми присутствующими, заучить их имена и статус наизусть и познакомить всех с генеральным спонсором. Секретарша впервые узнала, кто тут генеральный спонсор, но не очень удивилась. Мария была уже не в халатике на голое тело, а в брюках и топике — то есть выглядела вполне цивильно, хотя и ходила босая, демонстрируя всем, что она у себя дома.

А Руслан ближе к ночи сполна отыгрался за тускло встреченный Миллениум.[2] Обнаружив, что количество людей в квартире перевалило за полтора десятка, он собрал всех в верхнем холле и дал сольный концерт с записью на магнитофон и видео.

Не думай о грустном
Под пологом белых дней
Смотри — это просто снег,
Упавший на платья улиц.
Хозяин воздушных струй
Погоняет своих коней,
Но ангелы теплых дней
Еще не проснулись
Пой со мной
Песню воздушных струй,
Песню звенящих стрел,
Песню усталых струн.
Пой
Вместе со мной.

Под электрогитару с «романтическим» фильтром и через микрофон с ревербератором это звучало просто здорово.

7

Клавишник Сергей Лучников недолго огорчался, что Руслан переманил домработницу Светлану под свое крыло. Сергею для привлечения женщин не требовались никакие деньги, и он за пару часов охмурил одну из секретарш, испросив у Руслана разрешения заночевать в доме Марии — ибо у него самого дома нет условий для соблазнения невинных дев.

Дима остался тоже. Марии понравилось учить его премудростям секса. А еще она завороженно ожидала, что Дмитрий скажет в следующую минуту. Говорил он редко и мало, но каждая фраза его была перлом, который прямо-таки просился на страницы Машиного дневника.

Еще остались в квартире Света и Оксана. Света после концерта подошла к Руслану и спросила:

— Ну и где твоя комната?

— А черт ее знает, — сказал Руслан.

Понятно, что после этих слов Руслан не стал дожидаться горячую и обнаженную Свету в своей комнате. Зато он уговорил всех сыграть в «дурака» на раздевание. Карты нашлись в сумке у Димы, где чего только не было.

Поскольку Мария не умела играть в дурака и вдобавок имела на себе только два предмета одежды, ее раздели первой. Бывшая нудистка ни капельки не смутилась, а вот секретарша, написавшая в объявлении «интим не предлагать», чувствовала себя не слишком комфортно. Но игра есть игра. Раз уж Сергей с Русланом уболтали ее на эту авантюру и сунули карты в руки — надо уметь проигрывать.

Оксана тоже стеснялась — но она долго настраивала себя на специфические взаимоотношения с будущим спонсором, полагая, что слава и деньги важнее целомудрия. И в конце концов настроила.

А Светлана, как оказалось, неоднократно играла в такую игру раньше. Также как и в «ромашку», в «бутылочку», в «жмурки» и другие взрослые игры сексуально продвинутых подростков.

Альтруист Дима в знак солидарности с девушками преднамеренно проигрывал партии через одну. А эгоисты Руслан и Сергей выступали единым фронтом и методично раздевали партнерш. Условие было такое: когда один из мужчин остается голым, одна из девушек может выйти из игры и наоборот. Однако, раздев Марию, никто из парней игру не бросил.

Во втором часу ночи напряжение достигло пика, так как на Диме остались одни трусы, а на секретарше по имени Юлия (интим — повторяю еще раз! — не предлагать) — трусы и лифчик. Света в это время уже сидела с голой грудью, но в джинсах — и откровенно подыгрывала мальчикам. Оксана и Юлька пытались вдвоем противостоять паре соперников, но полностью одетый Сергей и полуодетый Руслан разбивали их старания в пух и прах.

Но теперь их целью было оставить в дураках конкретно Юльку. Или, как минимум, не дать выиграть Диме. Ведь если Дима окажется голым, Юлька как пить дать немедленно бросит карты.

Дима, конечно, запросто мог проиграть в этот раз — но не захотел. То ли постеснялся снимать трусы, то ли желание увидеть голую грудь Юлии оказалось сильнее, чем чувство солидарности с противоположным полом.

Оксана могла бы спасти Юльку, проиграв сама — но она тоже не захотела.

— Шах, — сказал Сергей в самом конце, выкладывая козырного короля.

— И мат, — объявил Руслан, сидевший к этому моменту с одной неизвестно каким образом уцелевшей козырной семеркой.

Юлька зачем-то покрыла семерку, обвела всех игроков взглядом, убедилась, что карт ни у кого не осталось, и произнесла:

— Так нечестно.

Остальные смотрели на нее сурово. Проиграл — плати.

Пришлось платить. Юлька завела руки за спину, расстегнула лифчик и позволила бретелькам сползти с плеч. Но тут же прикрыла груди руками. Они были маленькие и чуть ли не целиком умещались под ладонями.

— А как ты играть собираешься? — поинтересовался Руслан.

Играть она собиралась, прикрывая одну грудь рукой, а другую — веером карт. Но вскоре азарт заставил ее забыть о наготе. Теперь ее больше всего волновала тема страшной мести.

Больше всего Юльке хотелось раздеть Сергея, который ее во все это втянул. Однако для этого его требовалось оставить в дураках не менее шести раз. Шансов на такой успех не было, и Юлька обратила свою месть на Диму.

Руслан и Сергей, сбросив свои карты, ушли к инструментам и заиграли марш Мендельсона, плавно переходящий в туш. Жизнеутверждающий финал прозвучал как раз в тот момент, когда Дима остался-таки без последнего, и они с Марией, сидючи рядом на полу, приобрели вид фрагмента с картины «Адам и Ева в раю».

Правда, почти сразу они отбыли — как бы в туалет. Судя по тому количеству пива, которое Дима употребил этим вечером, ему действительно требовалось туда — а Мария решила составить ему компанию. Игра шла наверху, а санузел находился внизу. Вниз Дима и Мария спустились, а назад уже не вернулись — хотя и сделали такую попытку. Из верхнего холла слышно было, как они трахаются на лестнице. Дима вел себя тихо — зато Мария озвучивала процесс за двоих.

А наверху играли дальше. Юлька теперь уже ни в какую не хотела бросать игру. Ее не устраивало, что две другие девушки более одеты, чем она. Тот факт, что четверо соперников, сплотившись, в следующей же партии, раздели ее окончательно, только подогрел азарт не склонного к интиму секретаря референта со знанием персонального компьютера и английского языка. Однако далее процесс пошел наперекосяк. Светлана довольно быстро разделась догола вне всякой связи с игрой, после чего принялась раздевать Руслана. Он не сопротивлялся, и вскоре они уже вовсю занимались любовью, сидя на полу лицом друг к другу. Оксана с Юлькой еще некоторое время пытались раздеть Сергея, но не преуспели. Сергей ушел непобежденным и разделся только с Юлькой наедине.

Оксана почувствовала себя неловко в остатках одежды среди полностью нагих людей и тоже сняла все, предварительно обыграв саму себя в очко четыре раза подряд.

Затем Оксана, окончившая с отличием музыкальную школу по классу фортепиано, довольно долго исполняла на синтезаторе «К Элизе» Бетховена, а потом затерялась в бескрайних просторах элитной квартиры.

Где-то под утро Руслан, спустившийся вниз по малой нужде, обнаружил Оксану спящей на диване перед работающим телевизором. Телевизор был настроен на эротический спутниковый канал. На экране сексовались древние римляне в большом количестве. У них была оргия.

— Я пришел исполнить свой спонсорский долг, — сообщил Руслан Оксане, пристраиваясь к ней сверху.

Спросонья она не совсем поняла, о чем идет речь, но поскольку перед этим ей снился эротический сон, а теперь телевизор во всю ширь своего громадного экрана демонстрировал эротическую явь, реакция ее была вполне адекватной и глубоко эротичной.

— Ты кто? — спросила она, когда было уже поздно, и накативший оргазм не дал возможности осознать ответ.

Это, между прочим, доказывает, что даже самая стыдливая скромница становится горячей сексуальной самкой, если ее хорошенько напоить, обыграть в карты на раздевание и немного потрахаться с другими лицами в ее присутствии.

А может быть, это доказывает только то, что Оксана вовсе не была стыдливой скромницей — раз ее удалось напоить и уговорить сыграть на раздевание и поприсутствовать при чужих половых актах.

И вообще, она сама этого хотела, когда давала в газету объявление: «Ищу спонсора».

8

Все, что происходило в доме Марии на следующий день от полудня и часов до четырех Руслан Чайковский назвал «Утром трудного дня». Тот факт, что четыре часа пополудни Руслан отнес к утру, Мария сочла очередной особенностью русской национальной души.

Все эти четыре часа Руслан просидел за компьютером, терзая ни в чем не повинный Интернет. Параллельно он завтракал и общался с окружающими. Окружающих мучили будуны, и они через одного думали о смерти, как о последней капле терпкого вина.

Руслан, между тем, увлекся статьей о бессмертии и о том, нужно ли оно людям. Автор по имени Артур Кинг писал почему-то по-русски и сообщал очень интересные вещи. Ну, во-первых, то, что физическое бессмертие вообще возможно. Однако это Руслан итак знал — он интересовался новейшими технологиями, а среди них видное место занимают нанотехнологии, которые как раз и могут принести человеку избавление от смерти.

Но Артур Кинг посвятил главную часть своего исследования другой проблеме. А именно — вопросу, хотят ли люди жить вечно. И, ссылаясь на некоего Антонио Эспаду, Кинг утверждал, что люди делятся на три категории: танатоманов, витафилов и нейтралов.

Танатоманы стремятся к смерти. Из них в экстремальных условиях получаются герои. Но и самоубийцы — тоже. И наркоманы.

Танатоманов страшит мысль о вечной жизни. И свое нежелание жить свыше положенного срока они объясняют естественным положением вещей. Или вообще не пытаются объяснять, считая это нежелание само собой разумеющимся. «Так создан мир — что живо, то умрет».

Нейтралы, как правило, тоже говорят, что они не хотели бы жить вечно. Но если копнуть поглубже, то оказывается, что они не желают бессмертия для других людей, тогда как сами вовсе не прочь пожить побольше. Поэтому и рассуждения у нейтралов другие — в основном о том, куда девать излишки населения, которые обязательно образуются, если наступит всеобщее бессмертие.

А еще нейтралы, как правило, не хотят изменения установившегося порядка вещей. Но в отличие от танатоманов, они разумеют под этим не божественный или природный порядок, а существующие общественные отношения. Бессмертие неизбежно изменит мир до неузнаваемости — а это нейтралам не нравится.

Третья категория — витафилы. Они любят жизнь, боятся смерти и мечтают о бессмертии. Именно витафилы придумали рай, как улучшенное продолжение земного существования.

Многие нейтралы тоже мечтают о рае — но он влечет их потому, что им не нравится земная жизнь. А витафилов эта жизнь вполне устраивает, и они стремятся к телесному бессмертию. Пока оно невозможно, рай может служить заменой. Но жизнь во плоти для витафила — лучше всякого рая.

К тому же рай — это предмет веры. «Кто бы согласился, кряхтя под ношей жизненной плестись, когда бы неизвестность после смерти, боязнь страны, откуда ни один не возвращался, не склоняла воли». Шекспир (или кто там писал за него?) действительно был гений. Бессмертие души не гарантировано, рай призрачен, и к тому же существование рая предполагает и существование ада — а в ад витафилам совсем не хочется. Уж лучше жить на земле со всеми ее проблемами и недостатками.

Витафилы придумали рай, а танатоманы придумали Нирвану — полное отсутствие всякого существования. «Всякая жизнь есть страдание», — так говорил Будда, и буддисты стремятся к Нирване, как избавлению от жизни. Самоубийство, увы, не спасает — за ним следует новое перерождение. А прервать цепь перерождений может только праведная жизнь.

Если физическое бессмертие будет обретено и станет общедоступно, танатоманы разделятся на две группы. Одни будут жить, как прежде, болея и старея, отказываясь от новых достижений цивилизации и цепляясь за религиозные догмы и старые традиции. Другие же охотно примут вечную молодость, однако в определенный момент будут кончать жизнь самоубийством или убивать друг друга.

Впрочем, может появиться и третья группа танатоманов — те, кто считает, что умирать должны все. Эти радикалы станут убивать не только и не столько своих собратьев, сколько нейтралов и витафилов, которые вовсе не хотят умирать.

Нейтралы тоже разделятся. Многие из них с радостью воспользуются «эликсиром жизни» и будут жить сотни лет, но одни привыкнут к этому состоянию, а другие в конце концов в падут в танатоманию и добровольно окончат жизнь.

Артур Кинг предсказывал появление и широкое распространение искусственной смертности, разного рода казней и жертвоприношений по доброй воле жертвы, а также игр со смертельным исходом, наподобие тех, что любит описывать Шекли: охота людей друг на друга, гладиаторские бои, дуэли и поединки, а также просто азартные игры, ставкой в которых будет жизнь. Особо отмечались имитации войн — но при этом Кинг не исключал, что радикальные танатоманы способны развязать и настоящие войны.

Сам Кинг несомненно был ярко выраженным витафилом, и его статья вошла в резонанс с настроениями Руслана, который тоже любил жизнь и мечтал о бессмертии.

Руслан случайно набрел на эту статью. Просто когда он последний раз заглядывал в Интернет с компьютера Шуры Шмелева, ему попался на глаза один каталог, где фиксировались не сайты, а отдельные интересные материалы. Этот каталог за прошедший месяц никуда не делся, а материал Артура Кинга красовался в списке горячих новинок. Сам Кинг тоже давал кучу ссылок на другие сайты, но его собственная страница не пользовалась особым успехом. Счетчик посещений показывал «99» — правда, без указания даты начала отсчета.

Кликнув одну из ссылок, Руслан попал на страницу, где разоблачалось мальтузианство и приводились доказательства того, что бессмертие людей не принесет вреда Земле.

Потом Руслан перекочевал на страницу, где рассказывалось о нетрадиционных религиях и философских учениях, а уже оттуда его занесло в Институт Времени.

Его отцы-основатели звали всех желающих обсуждать прошлое и будущее в гостевой книге, но желающих было немного. Зато на основной странице Института имел место краткий прогноз событий, явлений, открытий и изобретений аж на тысячу лет вперед.

Там же между прочим упоминался некий «Круглый Стол Артура Кинга», почему-то не упомянутый у самого Артура Кинга.

Руслан собрался посмотреть, что это такое, но тут его отвлекли, причем всерьез. Утро плавно перешло в вечер, минуя день, менеджеры привели аранжировщика, звукооператор — найденный еще вчера — пришел сам, Сергей и Дима вернулись в рабочее состояние, и целых три гитариста ждут, когда их будут прослушивать.

Под впечатлением от статьи Артура Кинга и прогнозов Института Времени Руслан появился в верхнем холле со словами:

— Всем привет. Ставлю задачу на сегодняшний день. Нам предстоит добиться бессмертия.

— Что, прямо сегодня? — удивилась Оксана, которая перед этим попыталась петь свои песни, и клавишнику Сергею они понравились, а басисту Диме — нет.

— Популярная са, — назвал Оксанино творчество Дмитрий. — Тринадцатилетние мальчики будут писаться от восторга.

Словосочетание «популярная са» было того же происхождения, что и «гауптическая вахта». Обозначало оно, естественно, попсу.

— Только не писаться, а… — заметил барабанщик насчет тринадцатилетних мальчиков, но не закончил фразу, поскольку Оксана попыталась стащить его с табуретки и стукнуть головой об барабан. Но все его и так поняли.

Барабанщик на вчерашней оргии не присутствовал и очень об этом жалел. Когда он прибыл, все как раз обменивались утренними впечатлениями. Хитом сезона было появление Оксаны в верхнем холле со словами:

— Не смотрите на меня, я — голая женщина.

В тот момент это было сущей правдой. Ее одежда украшала ударную установку. Если бы барабанщик пришел чуть раньше, он мог бы застать этот натюрморт, а также явление Оксаны за вещами.

Паша так сокрушался из-за своего опоздания, что Оксана могла бы обидеться, будь она настроена менее весело. Но она включила смех, как защитную реакцию, чтобы не сгореть от стыда — и это помогло.

Руслан отобрал у расшалившейся Оксаны микрофон, глубокомысленно произнес в него: «Раз, два, пять, восемнадцать, сорок», — послушал эхо, созданное ревербератором, и объявил:

— А я, между прочим, не шучу. Наша цель — бессмертие, и добиться его мы должны в кратчайший срок. Я гарантирую гениальные стихи и приличный вокал, а от вас, дорогие мои, требуется все остальное.

9

Руслан собрал свою рок-группу не из друзей-единомышленников, а из подателей газетных объявлений.

Почему? Ведь друзей-музыкантов у Руслана было полно, и некоторые из них даже появились по его зову в доме Марии в субботу и воскресенье.

Все просто. У друзей были свои амбиции, они хотели петь свои песни, играть свою музыку, создавать свой имидж.

А те, кто подает объявления в газеты, психологически готовы играть все что угодно. Серега Лучников, например, одно время заведовал клавишами в каком-то ресторане, играл попсу и блатняк и даже не морщился.

Впрочем, в команду все-таки затесался один из старых друзей — Дима Чайкин. Но он не писал ни музыки, ни стихов, и, кажется, даже амбиций не имел, или же их не демонстрировал. Зато он был связан с Русланом родством фамилий и долгим взаимным общением.

Дима был сверх всякой меры благодарен Руслану за женщину. За первую женщину — и какую! Американку с русскими и мексиканскими корнями, южным темпераментом и богатейшим сексуальным опытом.

На третий день знакомства Марии с Димой Руслан даже забеспокоился, как бы американка не вздумала сменить подопытного кролика.

— У вас, случаем, не любовь? — спросил тогда Руслан.

— А ты ревнуешь? — поинтересовалась Мария.

— Нет. У нас же промискуитет, как договорились. И все-таки?

— Нет. У нас нет любви. Просто мне нравится учить, а Диме нравится учиться.

А вскоре завсегдатаи дома Марии были приглашены на тихое семейное торжество. Отмечалось создание шведской семьи. Руслан и Дима брали в жены Машу и Светлану и клялись друг другу выбирать партнеров внутри четверки по воле случая — например, разыгрывать пары в карты. А компьютерщик Шура Шмелев пообещал создать компьютерную программу, которая будет мгновенно определять, кто с кем спит в ближайшую ночь.

Барабанщик Паша тоже очень рвался в эту семью, но от него потребовали либо уговорить Оксану, либо привести другую девушку, не менее приятную во всех отношениях. Оксана от шведского брака отказалась и была возведена в ранг главной любовницы Руслана.

Тихое семейное торжество завершилось музыкальной импровизацией, от которой чуть не вылетели стекла. К счастью, до квартиры внизу было далеко, а квартира вверху стояла незаселенная, да и стены в старом фонде толстые — а то бы не миновать разборок с соседями. Богатые тоже плачут, если рядом поселяются музыканты.

Однако этим вечером никто не плакал, все веселились и далеко за полночь где-то раздобыли автобус и поехали кататься. И закатились в ночной клуб «Принц Флоризель» — один из тех, где старший из менеджеров по имени Олег завязывал личные отношения.

К этому времени у Руслана с командой было готово примерно две песни. То есть так готово, что все помнили аккорды наизусть. Но с учетом того, что Дима схватывал ритм и гармонию на лету, а барабанщику было все равно, что барабанить, они решили-таки вылезти на сцену.

Обстановка в клубе была как раз подходящая. Основная программа со стриптизом уже закончилась, и теперь народ танцевал под лазерный диск — а тут прибыли живые музыканты, которые, вдобавок, сами платят, чтобы их послушали.

Нельзя сказать, что музыканты были пьяные в дупель. Руслан так вообще трезвый, и Дима тоже твердо держался на ногах. Барабанщик стоял и ходил с трудом, но сидеть мог и барабанить — тоже.

У Руслана спросили, как называется группа, и он ответил — «Звездная дорога». Так ему в голову въехало в этот поздний час. До этого название группы почему-то вообще не обсуждалось. не до того было.

По клубу объявили, что к ним пришла «Звездная дорога», Руслан ухватил радиомикрофон, и команда грянула «Чернокнижника». И так круто грянула, что присутствующий народ притих и пооткрывал рты. И то, что потом команда пошла играть так, словно это была репетиция — с обсуждением того, что петь дальше и диктовкой аккордов на ходу — никого не шокировало. Публике нравилось, потому что разгоряченные тихим семейным торжеством музыканты выбрасывали в зал столько энергии, сколько и не снилось тем, кто отбывал здесь номер за гонорар.

Время от времени зрителям добавлял кайфа барабанщик Паша, который то зашибал пятиминутное соло посередине куплета, то, нечаянно заснув, стукался головой о барабан. Последний номер зрители просили повторить на бис.

Не отставал и Руслан. Он хоть и пил мало, но в пьяной компании подпадал под общий настрой и чувствовал себя сильно навеселе.

Положив на пол гитару и сорвав со стойки микрофон, Руслан в конце концов ушел куда-то в середину зала и там, агрессивно нависая над какой-то девушкой, под один ударник кричал ей слова финального припева забойной песни:

Забудь о невинности, девушка в черном,
Ведь вся наша жизнь — это жесткое порно
Где вместо вопросов — сразу ответ:
Не говори мне «нет».

Девушка — и правда одетая в черное — неуверенно улыбалась, не понимая, изгаляется Руслан просто так или действительно хочет услышать от нее «да».

Ребята, которые оставались в клубе за старших в этот час и пустили «Звездную дорогу» на сцену сверх программы, серьезных вопросов не решали — но один из них в полном восторге кружил около Руслана и клятвенно обещал, что боссы завтра же узнают о грандиозном успехе новой группы, и Руслану больше не придется платить за право выйти на сцену, а наоборот, «Звездная дорога» будет получать гонорар за выступления в «Принце Флоризеле».

Когда Руслан уже с трудом держался на ногах от усталости, он приземлился на стул напротив девушки в черном и негромко сказал в микрофон:

— Вы прослушали выездную репетицию группы «Звездная дорога» и лично Руслана Чайковского в моем лице. Когда-нибудь вы будете рассказывать об этом детям.

10

С утра Руслан принял решение: сделать на синтезаторе как можно больше аранжировок «¬-1» для своих песен и записать их в MIDI-формате на дискету и винчестер ноутбука. Дискету можно затолкать в любой порядочный синтезатор, а ноутбук с саунд-бластером вообще можно подключить к любому усилителю. Правда, звук будет похуже, чем у порядочного синтезатора, зато играть можно даже в самом занюханном клубе, где есть аппаратура для танцев.

Под этим соусом Руслан купил ноутбук, и на его карточке осталось меньше 10 тысяч долларов, а количество компьютеров в доме увеличилось до пяти (включая Машины «Макинтоши»). Шура Шмелев, который строил в доме Марии локальную сеть, говорил, что неплохо бы еще и сервер поставить, на что Руслан отвечал: «Поставим».

Сделать сносный «-1» запросто можно за пару часов. А можно и за полчаса — если не очень заботиться о качестве.

Руслан о качестве заботился, и они с аранжировщиком засели за работу основательно. Руслан загонял тексты и аккорды в компьютер и там же, в программе визуальной аранжировки, с которой справится и ребенок, сооружал «болванки». Под них уже можно было петь — но только в стиле «караоке по-русски».

«Болванка» делалась минут за двадцать. Пять минут, чтобы выбрать стиль, десять — чтобы расставить аккорды по своим местам, и еще пять — чтобы убедиться, что все сделано правильно.

Аранжировщик Костя возился с готовой «болванкой» часа полтора, не меньше, но зато получалось уже вполне прилично. На уровне среднестатистической попсы с поправкой на роковую фактуру и стиль.

В принципе, современный синтезатор может заменить любой коллектив музыкантов — от рок-группы и до оркестра. Можно запросто вылезти на сцену и кривляться под синтезатор с не подключенными ни к чему инструментами в руках. И никто кроме особо продвинутых знатоков ничего не заметит. Ведь даже откровенная «фанера», когда не только аккомпанемент, но и голос записан заранее, обнаруживается обычно только в случае технических накладок.

А с другой стороны, MIDI-формат, в отличие от просто фанеры или «-1», позволяет отключить при исполнении любую партию. Готова «живая» партия баса — можно отключить синтезаторный бас и играть «в три руки» — синтезатор, бас и голос. И так далее, пока не останется чистая партия синтезатора, расцвеченная вдобавок живой импровизацией клавишника.

За три дня Руслан с Костей сделали десять песен и тут же сели писать «Необъявленный концерт».

Начали с того, что съездили еще разок в ночной клуб «Принц Флоризель» и выкатились на сцену вторым номером, после стриптиз-балета. «Чернокнижника» и «Песню воздушных струй» играли всей командой, еще пять вещей — под синтезатор и одну — под гитару.

Костя тихо сидел в уголке и записывал на магнитофон реакцию зала. А потом на компьютере вмонтировал аплодисменты, крики и свисты в домашнюю заготовку со студийной записью вокала. Вернее, не совсем студийной — в Машиной квартире не было должной звукоизоляции, и направленный микрофон не полностью отсекал посторонние шумы.

Результат создавал вполне реальное ощущение живого концерта, записанного качественно, но не идеально.

А менеджеры тем временем раскручивали рекламную кампанию.

По сути дела, они все и придумали. То есть записать альбом якобы с концерта придумали Руслан с Костей, а менеджер Олег Давыдов только спросил:

— И что вы с ним будете делать?

Присутствующие устроили мозговой штурм и изобрели финт ушами.

Младший из менеджеров по имени Вадим подъезжал к какой-нибудь школе и интересовался у первого попавшегося пацана пубертатного возраста:

— Хочешь заработать?

— А кто же не хочет? — отвечал, как правило, пацан. Впрочем, некоторые особо осторожные говорили: «Смотря как».

Из магнитофона в этот момент доносилось что-нибудь вроде:

Что в этом мире поможет нам?
Только любовь, да и то не всем.
Кто-то идет по святым местам,
Кто-то мечтает о колбасе.
Я принципиально не пью портвейн
И очень редко курю траву,
Так что вредных привычек нет,
И я кого-то к себе зову
Эй! Я буду твоим.
Я знаю, зачем Бог придумал грех,
Я знаю, за что он не любит нас —
Он просто видит, что мы творим.
Э-э-эй! Я буду твоим!

В конце, когда Руслан, словно обессилев, выбрасывал последнее «Я буду твоим!» сухим и хриплым усталым выкриком, музыка вдруг менялась, и вступала Оксана со своим гиперсексуальным полушепотом, от которого у мальчиков немедленно начиналось восстание плоти:

Эй! Я буду твоей.
Я знаю, зачем Бог придумал грех —
Он просто очень любит нас всех.
Иди ко мне… Иди скорей…
Эй…

И пока эхо бесконечно повторяло последнее «Эй», менеджер спрашивал:

— Нравится?

А как это могло не понравиться мальчику в период полового созревания, если подпевка записывалась в тот момент, когда Оксана сидела голая перед телевизором, где показывали порнуху, доведенная Русланом до степени нимфомании средней тяжести и вдобавок ласкающая сама себя одной рукой, в то время как в другой руке у нее радиомикрофон, очень напоминающий фаллический символ. И хотя записывался только голос, этот голос не оставлял никаких сомнений, что его обладательница сидит голая, смотрит порнуху и прямо сейчас будет трахаться.

Короче, мальчик на грани преждевременной эякуляции выдыхал: «Круто!» — и тут его обещали с этой девушкой познакомить.

— На многое, конечно, не рассчитывай, но дружеский ужин при свечах я тебе гарантирую.

У юноши глаза по семь копеек и он готов сделать все, что надо, без всякой платы. Но деньги маячат, как ненавязчивый фон, и остается только один — самый главный — вопрос:

— Что надо делать?

А надо собрать еще десятка два пацанов и девчонок. Чем больше — тем лучше. О том, что тебе предстоит знакомство с Оксаной Крыленко, говорить им не стоит. А вот привести всю толпу к менеджеру — стоит, и еще как.

Толпе предстоит рассыпаться по городу и у всех ларечников и лоточников, продающих аудиокассеты и компакт-диски, спрашивать, нет ли у них записей «Звездной дороги». Деньги на расходы и гонорар выдаются на месте, но работать надо честно. Первичный контроль возлагается на доверенное лицо — самого первого пацана. Вторичный контроль будут вести другие люди, которых дети в лицо не знают. Если никто не будет мухлевать, и все пройдет как надо, то будет новая работа и новый гонорар.

Еще младший из менеджеров нанимал пацанов писать на стенах «Звездная дорога» и рисовать наскоро придуманный знак: две сходящихся линии, каждая из которых заканчивается звездой. И попутно — распространять слухи о новой группе, которая в тысячу раз круче всех остальных.

А в это время старший из менеджеров обрабатывал журналистов из бульварных газет.

От них требовалась сущая мелочь: написать, что город взбудоражен слухами о новой рок-группе. Якобы после концерта в клубе «Принц Флоризель» люди вышли ошизевшие и сказали, что это нечто небывалое со времен «Битлз». А неизвестно как вышедшая в свободное плавание песня «Я буду твоим» буквально свела с ума питерских подростков обоего пола.

А потом Руслан и Шура Шмелев просто разместили «Необъявленный концерт» в Интернете под видом краденых материалов к альбому. И одновременно распространили небольшую партию кассет и компактов, записанную кустарным способом в доме Марии.

Через несколько дней клуб «Принц Флоризель» пригласил «Звездную дорогу» играть в основной программе, причем на долговременной основе. Но Руслан никаких долгосрочных контрактов подписывать не стал. Группа отыграла за разовый гонорар при переполненном зале, а на следующий день закатилась в какой-то захолустный ДК, куда через доверенных лиц были созваны подростки, участвовавшие в рекламной кампании, а также их друзья и знакомые.

Здесь события развивались по принципу цепной реакции. Возбужденная толпа завела сама себя, Руслан при виде этого тоже завелся и работал так, что это завело толпу еще сильнее.

Спев «Нагую девушку», Руслан стал вдруг проповедовать нудизм и утверждать, что одежда портит женщину, что она допустима только во время холодов, а к лету все девушки должны от нее отказаться. Еще он говорил, что спать надо нагим, как в день творения, ибо только так можно во время сна соединиться с небом. А загорать в одежде — это страшный грех, особенно для женщин, поскольку женское тело — это связующее звено между небом и землей, а одежда преграждает путь небесным нитям.

Подростки были в экстазе. Оксана на сцене тоже завелась и расстегнула блузку. Видя это, Светлана, глядевшая на все из зала и непрерывно употреблявшая пиво, переместилась на авансцену и учинила танец со стриптизом под песню «Я буду твоим».

Ее приняли за зрительницу, и несколько особо смелых девушек последовали ее примеру, а когда Руслан после песни произнес как бы про себя, но в микрофон «Это просто фантастика!» — планка упала окончательно. И у зала, и у самого Руслана, потому что, когда возникла реальная угроза, что ринувшаяся на сцену толпа раздавит всех к чертовой матери, он вдруг страшным голосом закричал — так, что зафонили микрофоны:

— На колени! На колени, несчастные! — и уже тише, видя, что ему повинуются. — Вы забыли о главном. Каждое движение должно быть осмысленным. Бессмысленные движения разрушают мир. — и совсем тихо, отступая со сцены за кулисы, в служебный коридор и через черный ход к машине. — Игра окончена. Я все сказал. Теперь настало время слушать себя.

Руслан ушел за кулисы, а его голос еще продолжал звучать в зале благодаря радиомикрофону.

— Эй! Это была только репетиция. Проверка связи. 1 февраля у меня день рождения, и тогда мы встретимся снова. Я буду ждать.

А подростки в зале только начинали приходить в себя, и у одной стоящей на коленях полуобнаженной девочки текли по щекам слезы.

11

Лена Соколова не встала на колени. Она только застыла в оцепенении, как и многие другие вокруг. Но Лена оказалась в очень удобной позиции, на сцене, куда она забралась в числе первых — и ей хорошо была видна лавинообразная реакция толпы.

Выкрик! И монолитная за секунду до этого толпа рассыпается, потому что самые впечатлительные действительно падают на колени, повинуясь команде, другие просто останавливаются, а третьи продолжают движение, но уже не чувствуют всеобщей поддержки со всех сторон.

Проходит секунда — и число коленопреклоненных увеличивается, а число бегущих падает до нуля.

В любой толпе преобладают конформисты. Они живут по принципу: все побежали — и я побежал, все остановились — и я остановился.

К тому же, видя, как другие опускаются на колени (кто на одно, кто на оба), конформисты думают, что здесь так положено, что в этой тусовке такие правила, что кумиру принято повиноваться с полуслова.

Никакой тусовки еще не существует, и Руслан еще никакой не кумир — но никто об этом не знает. Все глядят на соседей, а соседи ведут себя так, будто они тут не впервые и отлично знают, как надо. Просто никто не хочет выглядеть дураком.

А поскольку на самом деле никто не знает, как надо себя вести, они повинуются тому, кто берет на себя инициативу. Сначала Светлана потянула за собой девушек, и они — даже не очень пьяные — стали в каком-то экстазе и трансе срывать с себя одежду. А потом, когда толпа стала неуправляемой, Руслан взял инициативу на себя и остановил всех одним окриком.

Лена Соколова успела только расстегнуть кофту. Однако если бы шоу продлилось еще немного, она, наверное, смогла бы снять с себя все.

Потом, когда все уже кончилось, и Лена брела к метро, дрожа то ли от холода, то ли от разрядки накопившегося напряжения, ей стало стыдно. Она представила себя обнаженной на сцене перед толпой, и ей стало стыдно.

но тут же она устыдилась своего стыда. Ведь Руслан говорил, что женщина не должна стесняться своего тела. И еще что-то о связи с небом и землей, чего Лена не поняла, но сразу поверила. Человек, способный остановить безумную толпу одним словом, казался ей пророком, имеющим некую тайную силу, недоступную ее пониманию — и Лена даже сожалела теперь, что е встала перед ним на колени.

Спать она легла как обычно — в трусиках и ночной рубашке. Но заснуть никак не могла. все ворочалась, прокручивая в памяти эпизоды концерта. И наконец впала в состояние беспокойного полусна, которое то сменялось настоящим сном, то прорывалось кошмарами с эротическим уклоном.

«Наверное, это космос не может связаться с землей», — подумала она в тумане между кошмаром и беспамятством. И, не приходя окончательно в сознание, внесла необходимые коррективы по рецепту Руслана Чайковского.

В следующий раз ее разбудил не кошмар, а пиво, завершившее цикл преобразования в ее организме. Тут-то она и обнаружила, что лежит в постели голая, ночная рубашка валяется на полу, а трусы — вообще неизвестно где.

Зато космос с землею связались через ее тело вполне удовлетворительно. Ее усталый организм впал в такое умиротворение, что вставать катастрофически не хотелось. Вот только пиво нарушало гармонию.

Ночная рубашка была холодной и мокрой от пота, и Лена с отвращением отбросила ее. Нашла в шкафу халат, сходила по своим ночным делам (а заодно отнесла ночнушку в таз для стирки), а вернувшись, бросила халат на стул, несмотря на холод повертелась несколько секунд перед зеркалом в чем мать родила, а потом скользнула обратно под одеяло.

Мама не имела привычки будить Лену по утрам, дергая ее за плечо или стаскивая с нее одеяло. Хватало певучего «Пора вставать!» через приоткрытую дверь. А если честно, то Лена обычно просыпалась еще раньше, услышав будильник в соседней комнате.

Так было и на этот раз. Сначала будильник, потом «Пора вставать» — и ароматные запахи из кухни.

— Ага, уже встаю, — пробормотала Лена и углубилась в размышления, вылезти из-под одеяла в костюме Евы и только потом надеть халат, или же утянуть халат под одеяло, одеть его там и только потом встать.

Первое было вполне в духе вчерашней проповеди Руслана Чайковского — но что если к ней в комнату в этот момент заглянет мама или, страшней того, папа?

Но черт побери, кто для нее важнее — папа или человек, который знает, как связать космос с землей?!

В десять лет Лена наверняка сказала бы, что папа. И в двадцать она, возможно, тоже сказала бы, что папа.

Но Лене было пятнадцать. Переходный возраст и маленькие красные дьяволы вместо эритроцитов в крови.

Решительным движением Лена сбросила с себя одеяло и окунулась в холодный воздух комнаты. С отоплением явно было что-то не в порядке, но у Лены кровь прилила к коже от стыда перед возможным разоблачением ее маленькой тайны.

Кстати, мало кто знает, что слово «стыд» происходит от корня «студ-», который в первоначальной форме сохранился в словах «студеный» и «остудить», а также — в другой форме — в слове «застыть». В древние времена слово «стыд» обозначало ощущения человека, оказавшегося обнаженным на холоде.

Лена мелькнула во весь рост в зеркале на дверце шкафа, и вид этот — снова, как и ночью — ей понравился. Точеная фигурка, ладные бедра, плавная линия груди. Тело, которого действительно не стоит стесняться.

Лена опять представила себя обнаженной перед мальчиками из ее компании или ее класса, и, покраснев всем телом, поспешила закутаться в халат.

Окончательно освободившись от сна, она всерьез начала склоняться к тому, что все, случившееся вчера, было наваждением. Морок, бред, галлюцинация — какой там к черту космос! Обыкновенный парень, который удачно сумел завести полупьяную толпу.

Вот только почему-то Лене нестерпимо хотелось послушать песни этого обыкновенного парня еще раз.

12

— Вместилище моей вины переполнено, — сказал Руслан Чайковский журналистам, краснея и опуская голову.

Этим утром он изображал кающегося самурая. То ли он делал это нарочно, то ли так выходило случайно — только впечатление было такое, будто в следующую минуту он уйдет в соседнюю комнату и приступит к церемонии харакири.

Предыдущий день был полон волнений. Во-первых, два милиционера, которые обычно дежурили в упомянутом гораздо выше ДК на танцах, и в результате узревшие то, что накануне вечером было вместо танцев, доложили о происшествии по команде.

Далее — дирекция ДК в панике тоже куда-то доложила.

Милиция стала шить дело, и вскоре в доме Марии уже знали, что возник вопрос о привлечении Руслана и компании к уголовной ответственности за развращение малолетних.

Руслан испугался, что Мария, узнав о таком обороте дел, просто выгонит его к чертовой матери вместе со всей компанией, но оказалось, что она всю жизнь мечтала познакомиться с особенностями уголовного судопро из вод ства в России. Тем более, что самой ей ничего не грозило — она-то ведь не раздевалась перед несовершеннолетними и не побуждала к этому других.

Марии было сказано сразу:

— Тебя не тронут. Больше всего на свете наши менты боятся международных скандалов.

Однако раз вопрос возник, его следовало решать. И Руслан избрал радикальный метод. А именно, на совещании особ, приближенных к императору (то есть, к нему, Руслану, лично), объявил:

— Нужно узнать, кому в городском руководстве надо дать на лапу, чтобы такие вопросы больше не возникали.

Одновременно в доме Марии появился юрист, кото рый быстро разобрался в ситуации и объяснил, что это все ерунда. Никто из группы на сцене не раздевался, а Светлану все приняли за девушку из публики — так что судить некого, и ди-джей из ДК, который первым позвонил на мобильник Руслана с сообщением о шитье дела, паникует зря.

Однако крыша не помешает — это сто процентов. Поэтому немедленно начались хлопоты по крышеустройству. Тысячу баксов сюда, еще тысячу туда, три тысячи — кому-то из шишек средней руки, и считайте, что мелкие неприятности вам не страшны. Крупные потребуют более значительных расходов, но в этом мире нет ничего невозможного. Американскому уму особенности российского судопро из вод ства и государственного устройства вовек не понять — но русский ум все улавливает с полуслова.

Что касается журналистов, то им звонили то возмущенные родители или, хуже того, ветераны войны и мира, то, наоборот, восторженные почитатели, и сообщали примерно одно и то же, хоть и с разных точек зрения: а именно, что Руслан, будто бы, скакал по сцене голый и призывал других следовать его примеру — причем некоторые последовали (знатоки сразу вспоминали группу Doors). Или наоборот, что (и это более пикантно) голым скакал вовсе не Руслан, а как раз таки все остальные, так что он остался единственный среди всех одетый.

Звонили, естественно, подставные лица, но получалось у них очень удачно. Особенно когда некто левитановским басом кричал, что он ветеран Халкин-гола и не позволит позорить голыми сиськами свою героическую юность.

Журналисты захотели подробностей, и перед ними предстал кающийся самурай со словами:

— Вместилище моей вины переполнено. Я сожалею, что мои деяния могли причинить кому-то боль.

Но тут же журналисты имели удовольствие побеседовать с милиционерами, которые подняли весь шухер. И тогда выяснилось, что поведение Руслана и его команды ни в коей мере не было предосудительным. Наоборот, это фанатки, обезумев, стали срывать с себя одежду и устроили дебош, но Руслан утихомирил их силой своего влияния на массы.

Тут все очень удачно сошлось во времени. Скандал, шквал звонков на радиостанции с просьбами, мольбами и требованиями передать песни «Звездной дороги», первые публикации в газетах (написанные еще до скандала) и первые сообщения в теленовостях (уже о самом скандале) — и появление якобы пиратского альбома «Необъявленный концерт».

А потом Руслана пригласили на радио «Белая ночь». И спросили, между прочим, почему в интервью средствам массовой информации несколько дней назад он так охотно признавал свою вину. Разве он совершил что-то недостойное?

— Мир нуждается в гармонии, — ответил Руслан. — Если мои слова кого-то возмутили или оскорбили, я должен восстановить гармонию любой ценой.

— Значит ли это, что в будущем ты не станешь доводить фанов до такого состояния, когда они начнут рвать на себе одежду? — спросила ведущая программы с неподдельным интересом.

— Это задача без решения, — сказал Руслан. — Если одежда мешает кому-то достичь гармонии, почему я должен мешать ему снять одежду?

— А тебе не кажется, что твои песни и твои слова слишком сложны для подростков?

— А кто сказал, что я пою для подростков? Я пою для всех. Если младенец, услышав мою песню, перестанет плакать — я буду рад. Если старик услышит мою песню и почувствует себя моложе — я буду рад. Если подросткам нравятся мои песни — я рад тысячу раз. Похоже, подросткам просто надоело, что их держат за дураков. Им надоело слушать музыку для идиотов, которая вызывает сокращения мышц, минуя мозг. Рэп умирает, а рок-н-ролл все еще жив, что бы ни думал по этому поводу БГ.

— Твои песни — это рок-н-ролл?

— Спросите у песни, чем она себя считает. Сейчас я спою «Психоделический рэп», в котором нет ни рэпа, ни психоделии. Спросите у него, что он за зверь.

Руслан пел вживую, под гитару. Он отказался разговаривать о «Необъявленном концерте», сообщив только, что не собирается преследовать пиратов. Во всяком случае, пока.

Было бы интересно, если бы Руслан таки взялся их преследовать — учитывая то, что «пиратский» альбом «Необъявленный концерт» он запустил в оборот сам. Но на радио «Белая ночь» об этом не знали и согласились с его предложением дать в эфир только одну полностью готовую песню из будущего альбома «Черная книга», а остальные несколько вещей выпустить вживую под акустическую гитару.

И теперь гитара резко отбивала нервный ритм, слегка сглаженный в начале и совсем спокойный в конце, но в середине — предельно напряженный и максимально подчеркивающий энергию голоса, который едва не срывается на крик:

Мы будем слушать всю ночь
Среди бескрайних полей,
Как, задыхаясь от боли,
Поет соловей,
И некто в черных очках,
Жуя надломленный хлеб,
Играет с грустью в очах
Психоделический рэп.

13

Лена Соколова купила «Необъявленный концерт» в киоске у метро, удивляясь оперативности аудиопиратов. всего несколько дней прошло с тех пор, как об этом то ли альбоме, то ли концерте услышали в городе — а кассета уже продается. И не абы как, а с этикеткой фирменного уровня. На черном фоне две ярко желтые линии со звездами на концах, а под ними текст:

Звездная дорога

Необъявленный концерт

Разумеется, Лена не могла знать, что Руслан через своим менеджеров и каких-то подставных лиц сам заплатил пиратам, чтобы запись появилась в продаже в кратчайший срок.

Лена не смогла дотерпеть до дома. Она вставила кассету в плейер, наушники в уши — и замерла, не чувствуя холода.

В эти дни в ее школе творилось нечто невообразимое. «Доверенное лицо» чуть ли не из первых рук получило кассету с записью репетиции «Звездной дороги» и теперь торговало правом перезаписи направо и налево. Но желающих было слишком много, и «доверенному» не хватало производственных мощностей.

Появление «Необъявленного концерта» в открытой продаже, слегка подкосило его бизнес, но не уничтожило его вовсе. Ведь у «доверенного» была совсем другая запись, можно сказать, эксклюзив.

Но школа, где училась Лена Соколова, прославилась не только этим. Она вообще находилась на переднем крае раскрутки «Звездной дороги», ибо именно сюда младший из менеджеров обратился в первую очередь. Это получилось случайно, но предопределило особую роль данной школы в дальнейших событиях.

Именно пацан из этой школы умудрился, как заправский папарацци, сфотографировать Руслана Чайков ско го на знаменитом концерте в тот самый момент, когда тот, вскинув левую руку вперед и вверх, выкрикнул: «На колени!»

Обладатель бесценного негатива тоже попытался сделать бизнес, продавая снимки, но очень скоро к нему подошли возле школы взрослые дяди и вежливо попросили негатив. Правда, не отдать, а продать и за довольно неплохие для школьника деньги — но с намеком, что если он вздумает упрямиться или торговаться, ему же будет хуже.

Мальчик не захотел, чтобы ему было хуже, и вскоре до Руслана Чайковского дошли слухи, что сразу несколько типографий получили заказы на печатание плакатов с его изображением.

Заметим к слову, что Руслан этих взрослых дядей к юному папарацци не подсылал и вообще понятия не имел, кто они такие. Эти ребята действовали по собственной инициативе, делая бизнес на очередной восходящей звезде.

Лена Соколова мечтала о таком плакате, чтобы повесить его над кроватью в своей комнате и, сбросив с себя перед сном всю одежду до последней нитки, замирать перед ним, демонстрируя свое тело и представляя, что Руслан действительно смотрит на нее.

Лена пыталась гнать от себя эти мысли. В самом деле — она здравомыслящая девушка, и про «не сотвори себе кумира» слышала, и фанов — от кого б они не фанатели — считала людьми слегка не в себе.

Но тут появился Руслан, и, слушая его песни, Лена дрожала от возбуждения. А вечером она не могла заставить себя надеть ночную рубашку. Ей все время казалось, что взаимодействие космоса с землей зависит лично от нее, и рубашка помешает слиянию связующих нитей.

Лена пыталась рассуждать логически и приходила к выводу что вс. это бред. Почему одеяло не препятствует космическим связям а рубашка препятствует? И вообще, что это за связи и зачем они нужны? Что если Руслан просто хотел посмотреть, как доверчивые девочки устроят стриптиз на его концерте? Говорят, он даже каялся потом, просил прощения и говорил, что больше не будет.

Но никто из фанатов не верил, что Руслан каялся искренне. Через «доверенных лиц» доходили достоверные сведения: Руслан просто издевался над журналистами и ментами. а фаны должны верить только тем словам, которые он скажет при личной встрече.

А потом была часовая программа на радио «Белая ночь». Ее мало кто слышал, но слова Руслана передавались из уст в уста. После нескольких трансформаций основная мысль этих слов свелась к тому, что все, кто слушает рэп и техно — идиоты, а тот, кто не идиот, должен слушать «Звездную дорогу».

Нельзя сказать, впрочем, что среди школьников в данный конкретный момент времени было так уж много техно-рэперов. Этот стиль и правда умирал. Неистощимые на выдумку американские негры уже придумали ему на смену что-то еще, которому американские белые дали название «дигги» (diggi) — по всей вероятности, от слова digital (цифровой), поскольку эта музыка легко могла создаваться на компьютере практически без участия человека. Однако заокеанские новинки до России доходят с некоторым запозданием, и этот стиль еще не успел привиться на российской земле (вернее, на российском асфальте — поскольку «дигги» находился в близких и даже родственных отношениях с роллерством и скейтбордингом).

Поэтому в начале 2000 года одни дети все еще фанатели от рэпа и техно, другие предпочитали нестареющую попсу, третьим нравился попсоидный «новый рок», а четвертые тяготели к року настоящему.

И тут вдруг появился Руслан, чьи песни вполне подходили под определение настоящего рока — во всяком случае, в русском понимании этого слова, которое предполагает примат текста над музыкой. И при этом Руслан начал свою карьеру с шумного скандала — а такое всегда нравится подросткам.

Особенно интересно это смотрелось, когда после «ветерана Халкин-гола», в роли которого выступил дедушка Светы Шаровой (второй шведской жены Руслана Чайковского), в прессу и государственные инстанции стали звонить настоящие ветераны. А затем родители, прослышав обо всем этом шухере, вздумали запрещать своим великовозрастным чадам слушать «Звездную дорогу» и тем более ходить на ее концерты. Можно представить, какую мощную реакцию вызвало это у подростков — по закону отторжения, характерному для переходного возраста.

Кстати о дедушке. Не следует думать, что Иван Григорьевич Шаров был каким-то ненастоящим ветераном. В тридцатые на Халкин-голе он, правда, не воевал, зато в сорок пятом громил японцев только вьет и даже лично встречался с камикадзе. Но в девяностые годы он по неизвестной прихоти судьбы выбрал себе дорогу иную, нежели у большинства ветеранов. Может, это оттого, что детей и внуков у него была чертова уйма, и они сообща могли обеспечить старику безбедную жизнь.

Так или иначе, вместо того чтобы ходить на коммуно-патриотические митинги под красным знаменем и вместе с хором товарищей вызывать Сталина из могилы, Иван Григорьевич тихо-мирно сидел перед телевизором, крутил видео и смотрел преимущественно порнуху, с грустью вспоминая бурную молодость — и все больше не бои с японцами, а подвиги на женском фронте, из которых первый состоялся в Германии в том же сорок пятом, где повоевать Ивану Григорьевичу не пришлось, а вот потрахать немок (святое дело — они с нашими еще не то творили) довелось вдоволь.

А впрочем, суть не в этом. А в том, что за три недели «Звездная дорога» сумела, начав с нуля, достичь всеобщей известности в масштабах Питера. Это была еще не популярность, нет — просто скандал стараниями самой группы и разных независимых личностей — от возмущенных ветеранов до восторженных нимфеток — был раздут до такой степени, что в городе осталось очень мало людей, которые не слышали названия «Звездная дорога».

14

Как раз в разгар всей этой скандально-рекламной кампании Руслан как-то вечером обратился к Марии с такими словами:

— Я давно хотел спросить тебя, как художник художника: наш с тобой совместный эксперимент все еще продолжается?

— Конечно! — ответила Мария в полном восторге. — Это очень интересно. Я хотела изучать только одну загадочную русскую душу, а сейчас могу изучать загадочную душу целой русской рок-группы. А еще я могу увидеть, как в России появляются рок-группы и как они становятся популярны. Я думаю, ни один человек из Америки раньше не имел такой возможности.

— Ну почему? — возразил Руслан. — Джоанна Стингрей, например, очень активно общалась с группой «Кино».

— Я не знаю, кто такая Джоанна Стингрей и группа «Кино», — сказала на это Мария.

Руслан вкратце объяснил, кто и что это такое, но Мария нисколько не огорчилась, что какая-то Джоанна перехватила у нее пальму первенства.

— Все равно я очень рада, что встретила тебя, — заявила она. — У меня получится потрясающая книга!

— В таком случае у меня кончились деньги, — сообщил Руслан, который именно по этой причине и затеял весь разговор.

Только после того, как Мария безропотно перевела на его карточку даже не 25, а 50 тысяч долларов, Руслан объяснил ей, что обычно рок-группы в России зарождаются и развиваются не совсем так, как «Звездная дорога». У них, как правило, нет 25 тонн баксов на стартовую раскрутку и еще 50 на ее продолжение.

«Интересно, когда кончатся эти пятьдесят, она даст сто?» — думал Руслан в фоновом режиме.

Его все время подмывало спросить, сколько всего денег Мария решила ассигновать на этот эксперимент. Или шире — на свои развлечения в России.

Но все-таки он пока остерегался. Хотя бы потому, что уже вошел во вкус и не был готов отказаться от благ, предоставляемых генеральным спонсором, так же легко, как три недели назад. Простое психологическое смещение. Тогда он без труда мог представить, что Мария с ее деньгами и идеями — это галлюцинация, а теперь наглядно убедился, что это реальность, и очень даже приятная.

Но долго думать об этом Руслану было некогда. Назревало очередное тихое семейное торжество. День рождения и вдобавок юбилей — двадцать пять лет.

А чем обычно заканчиваются тихие семейные торжества под предводительством Руслана, знали все.

Правда, на этот раз Руслан не собирался брать штурмом очередной ночной клуб. Он планировал большой концерт на 5 февраля. Почему именно на пятое? А потому что это суббота, и кроме того, коллеги по группе успеют прийти в себя после первого и даже успеют подготовить пару лишних песен для полноценного исполнения. А кассы успеют продать билеты.

«Звездная дорога» сняла зал в ДК «Невский» на три вечера. 4-го — репетиция. 5-го — концерт за деньги, билеты по рублю. А на 6-е билеты уже по 2–3 рубля.

Рубль — это сеанс в кино. Три рубля — концерт очень средней руки. Но Руслан решил проверить, так ли велика популярность «Звездной дороги», как кажется. Если 6-го будет аншлаг — значит, можно заламывать на следующие концерты серьезную цену. Если нет — значит, надо еще поддать жару в рекламной кампании.

Но еще до 1 февраля стало ясно, что аншлаг на оба концерта будет. Это сто процентов.

15

30 января Руслан с утра разогнал всю свою команду по делам. Аранжировщик и звукооператор укатили вместе с Оксаной записывать ее альбом, гитарист и клавишник были заняты организацией фан-клуба, менеджеры и секретарши сутками напролет занимались организацией юбилея и концертов, барабанщик и басист были в самовольной отлучке, а Светлана вместе с шофером, поварихой и новой домработницей уехали делать закупки к торжествам.

— Меня нет, я аннигилировал, — объявил Руслан Марии, и она тут же пошла посмотреть в словаре, что означает слово «аннигилировать». Оказалось — исчезнуть в результате контакта материи с антиматерией.

На самом деле Руслан просто решил отдохнуть в обществе компьютера. Последнее время он добирался до Интернета только в утилитарных целях — когда размещал там «Необъявленный концерт» и вместе с Шурой Шмелевым организовывал рекламу этого факта от имени несуществующей пиратской компании.

Но про «круглый стол Артура Кинга» он помнил все время. И был рад, что он никуда не делся — не исчез и не переехал по неизвестному адресу, как это часто бывает с частными Web-страницами.

Оказалось, кстати, что, читая статью о бессмертии, Руслан так увлекся, что просто не заметил ссылку на заглавную страницу — а именно она и называлась «Круглым столом Артура Кинга». Главным его элементом была Гостевая книга, где предполагалось обсуждать Мироздание и Человека, как его часть. В книге регулярно отмечался Институт Времени с сообщениями о новинках на своем сайте. Но были и другие записи. Например, целая проповедь древнерусского язычества и ведической культуры славян (основанной, как известно, на поддельной «Велесовой книге», которую сочинил в девятнадцатом веке известный русский мистификатор Сулакадзев).

Под этой проповедью красовалась отповедь какого-то православного фанатика. Руслан тоже решил поучаствовать в этой дискуссии и для начала наехал на православную церковь, объявив, что православие — это корень всех российских бед. Владимир Креститель был человек без принципов вообще, а Александр Невский — человек с ложными принципами, и в результате они ввергли Россию в пучину бедствий, из которой она не может выбраться до сих пор.

Затем Руслан вошел в Гостевую книгу под другим именем и наехал уже на язычника. Будучи человеком весьма начитанным, Руслан случайно имел представление о «Велесовой книге» и истории ее появления на свет, так что с жаром взялся за разоблачение подделки.

На третий заход Руслан пошел, наконец, под собственной фамилией и посвятил эту запись теме «Ребята, давайте жить дружно». Здесь он наехал скопом и на предшественников и на оба своих псевдонима, убеждая их вместо того, чтобы ссориться и колоть друг друга ядовитыми замечаниями, собраться вместе, объединиться и создать новую веру, в которой не будет места склокам. В конце концов, спорить в начале третьего тысячелетия о том, кто главнее — Перун или Иисус Христос — по меньшей мере смешно.

Далее Руслан от имени Шуры Шмелева загнал в многострадальную Гостевую книгу восторженный рассказ о группе «Звездная дорога» и ее собственный Web-сайт www.starroad.ru.

Этот сайт вот уже неделю увлеченно создавал сам Шура Шмелев, пока остальные занимались черт знает чем.

А Руслан, покончив с записями, побрел по Сети куда-то дальше и натолкнулся, между прочим, на сайт археофилов.

Археофилы — это люди вроде Насти Железняковой. Они добровольно отказываются от благ цивилизации, стремятся уйти из городов, а некоторые особо радикальные даже настаивают на уничтожении городов и цивилизации как таковой.

Но оказалось, что археофилы тоже пользуются для распространения своих взглядов компьютерной сетью Интернет, и к тому же смотрят далеко в будущее. Создатели сайта «Небесная Радуга» утверждали, что если цивилизация еще немного продвинется в своем развитии, то люди перестанут быть людьми. Они превратятся в придатки компьютеров, начнут генетически изменять свой организм, размножаться клонированием, переносить свое сознание в компьютерные сети. И в этих условиях только археофилы смогут сохранить подлинный человеческий генофонд и истинную человеческую культуру во всех ее исторических проявлениях — от первобытной эры до индустриальной эпохи.

Если не будет археофилов, то человечество перестанет быть человечеством.

Руслан, который прежде смотрел на Настю и ее единомышленников, как на людей не вполне нормальных, под впечатлением от этого сайта резко изменил свое мнение. Может быть, отчасти этому способствовала заглавная картинка страницы, где были изображены три красивых девушки — одна в длинном белом одеянии и босая, вторая — в цветастой юбке-пареу из одного куска материи, с нагой грудью и тоже босиком, а третья — полностью обнаженная. Все три варианта полностью соответствовали идеалу женской моды, который давно уже придумал для себя Руслан.

Впрочем, не это главное. Руслан действительно не любил ходить в лес, работать на даче, отдыхать на природе — он даже пляжи предпочитал городские, где за несколько метров от воды можно купить бутылку лимонада. Но при этом археофильские тенденции не обходили его стороной. Стихи, которые рождались прямо из подсознания, минуя верхний разум, ясно показывали, как город давит на их автора со всех сторон и даже сверху, где по идее должно быть небо.

В этом городе тьма тихо сводит с ума,
А рассвет выжигает глаза,
И на голову сверху слетает гроза,
А за летом приходит зима…

Но нет. Руслан был горожанином до мозга костей — и жизнь в деревне, в лесах, в полях и на необитаемых островах казалась ему нестерпимо скучной.

И теперь он просто подумал, что если кому-то для обретения гармонии нужно удалиться от шума городов — то не следует считать этого человека безумным.

И вообще никого не следует считать безумным. Все в мире относительно, и бред параноика может нести в себе больше истины, чем суждения абсолютно здорового челове ка. Важно лишь правильно выбрать точку отсчета — но даже и эта точка не будет абсолютно правильной, потому что в мире нет ничего абсолютного. В нем нет даже абсолютно здоровых людей.

И истины тоже нет.

Истину знают танки, но они не умеют разговаривать с людьми. Или умеют — но не так, как этого хочется людям.

Безумец думает, что прав он один, а все остальные заблуждаются.

А остальные думают, что раз их много, то правы, конечно, они — а безумцу место в психушке.

Но что, если они действительно заблуждаются?

16

Обычно Руслан Чайковский праздновал свои дни рождения в обществе нескольких близких друзей на квартире у скульптора Германа Колесникова, среди статуй, матрасов и пней. Именинник сидел в зубоврачебном кресле и пил «Сангрию». Остальные сидели на полу и пили водку.

Руслан не захотел ломать традицию и завалился к скульптору еще 31-го вечером, после концерта в «Принце Флоризеле». На этот концерт ломились подростки, неизвестно откуда о нем узнавшие, но их не пустили. Идея побить в клубе стекла или хуже того, побить вышибал, не нашла поддержки у большинства — главным образом потому, что Лена Соколова сумела перекричать остальных и заставить их слушать себя.

— Руслану это не понравится, — сказала она. — Мы же не хотим, чтобы у него были неприятности.

— А какого хрена он поет в этом гадюшнике?! — выкрикнул лидер агрессивно настроенных пацанов.

— А это его дело, — ответила Лена. — И уж совсем не твое. Ты должен любить его таким, какой он есть.

— Я не голубой, чтобы его любить, — огрызнулся парень.

Однако все девочки были на стороне Лены, а их оказалось больше. Ну а мальчики не хотели ссориться с девочками.

Компания просто дождалась отъезда «Звездной дороги» и ринулась за автографами. Некоторые девочки, впрочем, пытались еще поцеловать Руслана или хотя бы его коллег, но Руслан пресек это безобразие в корне, объявив:

— Это лишнее. Губы вон того пацана имеют точно такой же вкус. И любого другого — тоже. Пусть он овладевает вами посредством своего тела. А я овладеваю вами через посредство своих песен. Слушайте их, и если музыка войдет в резонанс с вашим телом, то вы почувствуете больше, чем ощутили бы в постели со мной.

Когда микроавтобус отъехал от ночного клуба, басист Дима меланхолично произнес, глядя куда-то мимо Руслана:

— А по-моему, ты гонишь.

Слово «гнать» в его лексиконе означало «говорить ерунду» или «парить мозги».

— Зато как только я представлю, как они будут онанировать под мои песни, мне сразу хочется большой, но грязной любви.

— Неужели это для тебя высший признак успеха? — удивилась Оксана.

— Однажды пьяный скульптор Герман Колесников сказал, что жизнь — это продукт совокупления неба с землей. И, между прочим, привел эту мысль в обоснование того, что в жизни нет ничего важнее секса. Я, впрочем, так не думаю и именно поэтому предпочитаю, чтобы девочки в период полового созревания трахались со мной через посредство моих песен и своих собственных рук — а не отдавались бы мальчикам, которые вечно забывают про презерватив и про существование залетов и болезней.

— Ну да! — весело сказал барабанщик Паша. — А по-моему, они все сейчас накинутся на того парня, которого ты предложил им на замену. Раз у него такой же вкус, как у тебя — то они его и трахнут все вместе прямо на тротуаре.

На этой мажорной ноте «Звездная дорога» прибыла к скульптору Герману Колесникову и ударилась в загул. При этом женский пол усиленно приставал к Герману, требуя то ли рассказать поподробнее про совокупление неба с землей, то ли доказать на деле, что в жизни нет ничего важнее секса. Но Герман был слишком пьян и оттого крайне неразговорчив и полностью асексуален.

Пробормотав: «Бутылка вина — одна сатана», — скульптор рухнул в бесчувствии у подножия незаконченной статуи «Генрих VIII убивает свою жену» и более ничего не говорил.

А статуя, между тем, заслуживала отдельного рассмотрения. Дело в том, что на кровавом короле Англии Генрихе Восьмом из одежды была только корона, а на коленопреклоненной Анне Болейн (автор утверждал, что это именно она) — и того меньше: только повязка на глазах. Венчал композицию большой меч для отрубания голов, воздетый к небу в руке злого короля, как смертоносный фаллический символ.

В этой работе скульптор отступил от исторической правды. На самом деле Анну Болейн казнил французский палач, они оба были полностью одеты, а на глазах несчастной королевы не было повязки. Король же при казни вообще не присутствовал — он спешил к следующей невесте (которую впоследствии тоже казнил).

Однако Герман Колесников утверждал, что историки врут, и на самом деле все было именно так, как изображено в его скульптурной композиции. В доказательство своей правоты Герман предъявлял фотографию, где голый бородатый мужик стоял, воздев меч, над коленопре кло нен ной нагой девушкой с завязанными глазами.

Герман клялся, что эту фотографию ему привез друг, у которого в сарае стоит машина времени. Этот друг якобы лично присутствовал при казни Анны Болейн и заснял ее в мельчайших подробностях. Тот кадр, где изображена отрубленная голова в полете, он никому не показывает по морально-этическим соображениям.

Тот факт, что скульптор, истощив свое красноречие, упал в бесчувствии к ногам короля и королевы, нисколько не помешал общему веселью.

Сидя в зубоврачебном кресле, Руслан проповедовал мысль, что реальность — это иллюзия, вызванная недостат ком алкоголя в крови. При этом сам он почти не пил и остался одним из немногих, кто устоял на ногах до глубокой ночи.

Глубокой ночью на кухне можно было застать такую картину. Руслан, Мария, Оксана, Юлька и Шура Шмелев сидели на полу вокруг свечи и небрежно нарисованного магического круга, держа пальцы на блюдце. Блюдце лениво скользило по кругу, а присутствующие немного вразнобой восклицали загробными голосами:

— Приди к нам Генрих Восьмой!.. Отвечай, был ли ты голым, когда казнил Анну Болейн?.. А она была голой?.. А зачем же ты казнил ее, вместо того, чтобы…

Шура Шмелев, правда, все время сбивался и требовал вызвать дух Билла Гейтса, чтобы расспросить его про сроки выхода Windows 2000. Его пытались урезонить, говоря:

— Какой, к черту дух? Ведь он еще жив.

На что Шура отвечал так:

— Какая разница? Ведь должен же у него быть дух.

Затем Шура выкрикивал: «Билл Гейтс мастдай!.[3] Но дух его вечно будет с нами!» — и падал носом в магический круг. Тогда его откладывали в сторону и продолжали спирити чес кий сеанс. Но Шура опять приходил в себя и норовил присо единиться.

В конце концов он достал Руслана, и тот схватил свечу и сотворил ею крестное знамение снизу вверх и справа налево, возгласив:

— Лишаю тебя сатанинской силы!

Это подействовало. Шура упал навзничь, слегка шарахнулся головой об стену и больше не просыпался до утра.

А остальные всю ночь без устали допрашивали царицу Нефертити о религиозных реформах ее мужа фараона Эхнатона (которого Оксана и Юлька упорно именовали Нефертоном) и о том, при каких обстоятельствах древние евреи превратили египетский Гимн Солнцу в свой псалом «Благослови, душа моя, Господа», что является чистой воды плагиатом.

Царица путалась в ответах и слезно просила отпустить ее душу на покаяние.

17

Следующий этап юбилейных торжеств проходил под девизом «И живые позавидуют мертвым» в кабаке на Невском. Руслан, всегда презиравший попсу и блатняк, ошалел до такой степени, что с микрофоном в руках ходил между столиками и с характерным одесско-еврейским акцентом распевал «Я прилетел сюда зачем-то на ночь глядя и смертным боем бьюсь в гостиничную дверь» и «Помнишь, девочка, гуляли мы в саду, я бессовестно нарвал букет из роз». Впрочем, когда-то в ранней юности, в Москве, Руслан был знаком с поэтом Зеленым, который сидел на Арбате, показывал всем самодельное удостоверение, подтверждав шее, что податель сего — поэт, и боролся за освобождение Александра Новикова, который сидел в тюрьме.

От Новикова плавно перешли к Макаревичу и финальную строку «Синей птицы» повторили восемнадцать раз. Хоровое «То-то-то-только небо тебя поманит синим взмахом ее крыла» разносилось на несколько кварталов, привлекая внимание прохожих.

Все дальше углубляясь в рок, празднующие пели «Группу крови», «Yesterday», «Город золотой», «Хочу я стать совсем слепым», «Боже, как давно это было» и «Повесил свой сюртук на спинку стула музыкант».

А когда две трети присутствующих уже выпали в осадок, Руслан запел, наконец, свое. Тихо, только для тех, кто хочет слушать, он спел вещь, написанную года два назад на день рождения Насти, который отмечался в октябре, под знаком Весов.

В городе сыро и сон не идет,
Гаснет ненужный свет,
Кто-то танцует, а кто-то пьет
Вина ушедших лет.
Пахнет цианом миндальный ликер
Сладок ужасный яд.
Чьи-то глаза глядят через стол
Испепелить норовят.

Последовавший за этим период полупротрезвления толпы Руслан посвятил выяснению вопроса, можно ли где-нибудь прямо сейчас снять бассейн на ночь. Оказалось, можно — и Руслан объявил через микрофон:

— Мы едем заниматься нудизмом. Кто готов, может ехать с нами.

Дальнейшее отдаленно напоминало Великий Бал у Сатаны. Правда, вместо шампанского в бассейне была вода, но этого никто не замечал.

Никто вообще ничего не замечал, и в результате в бассейн каким-то образом проникла стайка фанаток, неведомо откуда получавших информацию о местонахо жде нии кумира.

Прежде чем снять с себя всю одежду без исключения — без чего нельзя было раствориться в толпе — Леночка Соколова колебалась не более трех секунд. Правда, потом она раздевалась еще три минуты, до последнего момента оставляя себе путь к отступлению — но так им и не воспользовалась.

— Где-то я тебя уже видел, — сказал ей Руслан, когда они столкнулись в воде на середине бассейна. — Во всяком случае, лицо.

Лена была весьма польщена тем, что кумир ее узнал, и чуть не утонула от восторга.

Потом они долго сидели на бортике, беседуя о жизни и о любви. Девочка все время норовила перейти от слов к делу — в том, что касается любви, — однако Руслан был достаточно трезв, чтобы пресекать ее намерения в корне.

Зато они снялись вдвоем на «Полароид» от пояса и выше, и Руслан написал на обороте: «В знак личного расположения к Лене Соколовой я торжественно объявляю ее лидером нудистского фан-клуба „Звездной дороги“ и призываю преданных мне девушек поддерживать ее во всем. Ура!»

Это «Ура!» особенно восхитило Леночку и других девушек, с которыми Руслан тоже снялся, но ничего особенного не написал, а вместо этого произнес речь о зависти.

— Зависть бывает черная и белая. Черная зависть разрушает. Человек, который живет в ветхой халупе, идет и поджигает шикарный особняк соседа. Соседу плохо — но и поджигателю не лучше. А белая зависть созидает. Человек из халупы завидует соседу и находит способ построить особняк не хуже, чем у него. И всем хорошо. Жаль только, что в мире господствует черная зависть. Наверное, поэтому мир так плох.

Девушки, окружившие Руслана, тут же поклялись самой торжественной клятвой, что будут завидовать друг другу, прочим присутствующим и отсутствующим, а также самому Руслану только белой завистью, которая не разрушает, а созидает.

А басист Дима, который ходил по кромке бассейна, прикрыв интимное место своей бас-гитарой, услышав часть этой беседы, произнес, обращаясь к пространству, но имея в виду Руслана:

— И все-таки ты гонишь.

18

После бассейна торжества плавно перекочевали в дом Марии, куда были допущены только избранные. Веселье агонизировало еще сутки и незаметно перешло в будуны.

Как обычно во время коллективных будунов, свежий, как огурчик, Руслан Чайковский забрался в Интернет и не вылезал оттуда, пока все не пришли в себя.

В Интернете Руслана ожидала книга «Пантеос», присланная лично ему автором — неким Романом Галактионовым, который в заглавии именовал себя просто Галактионом.

Книга была прислана в ответ на рассуждения Руслана о Боге и церкви в гостевых книгах Круглого Стола Артура Кинга и Института Времени, а также в качестве подарка на день рождения.

Руслан начал читать ее с экрана, но быстро устал. А книга была интересной, и Руслан решил на досуге дочитать ее до конца. А пока послал на распечатку. Все-таки читать текст, напечатанный на бумаге, удобнее, да и для здоровья полезнее.

В книге шла речь о Боге, что совершенно естественно. Необычной была трактовка вопроса.

Все давно привыкли, что Бога принято представлять либо в форме антропоморфного существа, либо в форме непостижимой сущности, единой и неделимой. Что такое бог в язычестве — в том же индуизме или буддизме Махаяны — это отдельная тема, западному человеку не вполне понятная.

А Галактион с самых первых строк своей книги настойчиво, но ненавязчиво возводил язычество в абсолют, одновременно делая его вполне понятным.

Все просто. В каждом человеке скрыт элемент Божества. Это его бессмертная душа или — в терминологии «Пантеоса» — «теон».

Со смертью человека его теон освобождается и для него открывается семь путей.

Теон может остаться одиночным и одиноким, но существование неприкаянных духов печально. Счастливых привидений не бывает.

Но теон может объединиться с другими одинокими духами, а вместе они — сила.

Однако сильнее всех сил — Пантеон, который и есть Божество. Бог — не одинокий старец, сидящий на облаке, и не вездесущий дух, непостижимый для смертных. Бог — это сообщество светлых душ, великое собрание теонов, которые слабы поодиночке, но всесильны вместе.

Но не всякий теон будет принят в божественное сомножество, да и не всякий дух захочет соединиться с Пантеоном. Пантеон дарует блаженство, но не каждому хочется блаженства.

Пантеон иерархичен. Высшую силу обретают те, кто при жизни принес наибольшее благо для человечества или был выше других в служении Богу. Те же, кто совершил больше зла, чем добра, хотя и могут войти в Пантеон, но не будут иметь силы и могут быть вытеснены из Пантеона самой его благой сущностью.

Зато темные теоны охотно принимает и поглощает противостоящий Пантеону Пандемон. Однако чтобы слиться с Пандемоном, надо стать демоном, а для этого теон должен пройти инициацию, которая представляет собой длинную цепь мучений.

Пятый путь — это вселение теона в чужое тело с вытеснением его собственной души или без оного. В последнем случае в одном теле оказывается два теона, а это уже аномалия с непредсказуемыми последствиями.

Шестой путь — это преобразование теона, утрата личности, утрата сознания, утрата эмоций, утрата памяти. Отчасти это происходит и внутри Пантеона или Пандемона, но там все восстановимо, ибо и Пантеон, и Пандемон всесильны. А индивидуальное преображение теона ведет к появлению призрака-монстра, который не испытывает отрицательных эмоций — тех, что не дают покоя обыкновенным неприкаянным духам — но не имеет и понятия о добре и зле.

А седьмой путь — это полная утрата теона, превращение в ничто, абсолютная смерть. Но беда в том, что теон, который хочет превращения в ничто, обычно не в силах этого добиться. Это так же сложно, как достичь Нирваны. А между тем, теон человека, прожившего никчемную жизнь, может исчезнуть сразу же после смерти — если смерть для него нежеланна.

Все это сжато излагалось на первых страницах книги и очень увлекало Руслана, хотя он и счел нужным задать Роману Галактионову вопрос по электронной почте:

«Ты на самом деле в это веришь или сочинил все, чтобы охмурять других? Не обижайся — просто мне интересно, потому что я сам не готов в это поверить, но зато готов охмурить твоими идеями множество людей. Им понравится».

19

Романа Галактионова уволили с работы сразу после зимних каникул. директор школы надсаживалась часа полтора, так, что дрожали окна во всем здании, и лейтмотивом ее речи было то, что Роман Вадимович должен не учить детей, а лежать в психушке для хроников на интенсивном лечении и без права выписки на ближайшие сто лет.

Так орать умеют только педагоги старой советской закалки, способные вогнать в дрожь любого ученика, любого родителя и любого учителя ниже рангом. Но на этот раз Елена Петровна Громова напрасно срывала голос. Роман Вадимович Галактионов лишь делал вид, что слушает ее с неподдельным интересом, а на самом деле мирно витал в потусторонних сферах, медитируя в ритме движения глаз Елены Петровны. Эти движения создавали в мозгу Романа Вадимовича очень красивую и причудливую неправильную пульсацию, которая рождала весьма своеобразные ассоциации и открывала удивительные переходы между мирами третьего уровня.

«Осторожно! Чакры закрываются!» — произнес внутренний голос тоном диктора из метрополитена, когда Елена Петровна наконец перестала орать.

А дело было всего-навсего в том, что Роман Вадимович, дописав книгу «Пантеос», дал почитать ее своим ученикам — тем, что вечно тусовались у него дома, слушая его философские рассуждения с открытым ртом и обучаясь основам медитации. Этот домашний кружок Галактиона давно не давал покоя школьному начальству, но переполнил чашу терпения отказ половины 10а класса посещать уроки закона Божьего.

Официально этот предмет назывался «религио ве де ние», однако вел его православный священник, да еще из «правофланговых» — тех, которые легенду о сотворении Адама из глины, а Евы из ребра понимают буквально, а во всех бедах России винят неправославных инородцев, западных еретиков и восточных язычников. Правда, по настоянию директора школы отец Михаил приходил на занятия в цивильной одежде и называть его полагалось Михаилом Ивановичем — но это не меняло сути дела. Все религиоведение сводилось к тому, что на свете есть одна хорошая религия — православие, и масса плохих, с которыми необходимо бороться, дабы спасти не только свою душу, но и души тех, кто всеми этими лжеверами введен в заблуждение.

Предмет «религиоведение» считался в данной школе обязательным, как часть дополнительной программы, разрешенной законом об образовании. Однако Роман Галактионов подсказал своим ученикам лазейку. Действи тельно, предмет «религиоведение» может быть обязательным по Уставу школы. Но проповедь в стенах школы какой-то одной определенной религии обязательной быть не может. Конституция России высказывается на этот счет вполне определенно.

Так ребята из 10а и заявили отцу Михаилу, объясняя свой отказ посещать его уроки.

Вопрос встал ребром: либо школа отказывается от услуг отца Михаила, либо из школы с треском вылетает Роман Галактионов, и десятиклассники, лишенные прикрытия с тыла, подчиняются школьным правилам под угрозой оставления на второй год и даже исключения.

Директор школы, которая легко перешла из КПСС в православие и от веры в коммунизм к вере в Бога, не была готова признать право школьников на свободу совести и религиозное самоопределение. Слово «свобода» вообще вызывало у нее спазм ненависти. «Вот она, ваша свобода!» — восклицала Елена Петровна по любому неприятному поводу — будь то преступность, экономические неурядицы или падение дисциплины в классе.

Поэтому Романа Галактионова выгнали из школы со скандалом по статье о невыполнении должностных обязанностей. Разговаривать с Еленой Петровной о компромиссе и уходе по собственному желанию было бесполезно.

Зато у Романа Вадимовича появилась масса свободного времени. И еще у него был компьютер. Правда, 386-й, но зато подключенный к Интернету.

И вот, блуждая по Сети, Роман Вадимович однажды случайно наткнулся на Круглый Стол Артура Кинга и с тех пор захаживал туда регулярно.

В конце января и в начале февраля он активно рассылал «Пантеос» всем, кто оставлял свой электронный адрес на сайтах, так или иначе связанных с религией и философией. А рассуждения Руслана Чайковского о гармонии мира так его заинтересовали, что он специально заглянул на сайт «Звездной дороги», где узнал, что Руслану как раз сейчас исполняется двадцать пять лет.

Послав книгу Руслану в качестве подарка, Роман Вадимович уже через три дня получил ответ и не обиделся, а еще больше заинтересовался.

Дело в том, что сам Роман Вадимович умел живо и интересно преподавать историю, знал основы медитации, слыл интересным собеседником и вызывал восторг своей эрудицией — однако он совершенно не представлял себя в роли пророка, охмуряющего массы.

А насчет того, верил ли он сам в то, что писал — трудно сказать. Он умел соединяться с Божеством во время медитации — но ведь это можно объяснить и проявлениями собственной подсознательной фантазии в состоянии транса.

Именно это имела в виду директор школы Елена Петровна Громова, когда говорила, что Роману Вадимовичу место в психушке.

Внешностью Роман Вадимович напоминал Джезуса Крайста Суперстара — худой, бородатый, длинноволосый и с пронзительными черными глазами. Историю он преподавал великолепно, объявляя в первый же день: «Учебник вы можете прочитать и без меня», — и с этого дня излагал все не так как написано в учебнике: либо подробнее и в тысячу раз интереснее, либо вообще иначе. Он мог на протяжении целого урока приводить доказательства того, что Жанна д’Арк была не бедной пастушкой, а внебрачной дочерью королевы Франции, и что ее вовсе не сожгли, а лишь продержали четыре года в тюрьме (и было за что), а потом выпустили, и она снова стала командовать войсками короля Шарля. А потом Жанна благополучно вышла замуж — вот только детей родить не смогла, потому что была гермафродитом.

И хотя все эти доказательства действительно были основаны на исторических документах, удивительно, как Романа Вадимовича не поперли вон из школы раньше. Ведь в советской школе, наследницей которой по праву считается российская, всегда было принято преподавать выдуманную историю, где шаг вправо и шаг влево считается побегом, а прыжок на месте — провокацией. Жанна д’Арк — неграмотная крестьянка, которая возглавила французов в их всенародной борьбе против английского владычества. Эта догма считается неоспоримой не только во Франции, но и в России — правда, по разным причинам: во Франции — потому что боролась против англичан, а в России (особенно в советской) — потому что крестьянка.

А документы, черт бы их побрал, свидетельствуют, что даже если Жанна не была незаконнорожденой принцессой, то все равно она не была и бедной пастушкой. Семейство д’Арк было дворянским, пускай и небогатым. Отец Жанны занимал пост коменданта важной пограничной крепости, а ее тетя была королевской кормилицей.

И воевали в той войне не французы с англичанами, а французы с французами. Сам король английский был французом до мозга костей и вдобавок законным наследником французского престола. А дофин Шарль был на сто процентов незаконнорожденным, бастардом — до такой степени, что предыдущий король, муж его матери, именовал принца не иначе как «так называемый сын».

Так что Жанна д’Арк, ко всему прочему, поддерживала незаконного претендента на престол в ущерб законному наследнику. И при этом окружила себя крайне темными личностями во главе с Жилем де Рэ, сатанистом и чудовищным садистом, особенно любившим убивать детей обоего пола, предварительно подолгу пытая их в подземельях своего замка.

Впрочем, плевать на Жанну д’Арк и ее свиту. Важно то, что Роман Галактионов был нонконформистом до мозга костей и ни в чем не хотел следовать общепринятым догмам.

И сейчас он быстро отстучал ответное письмо Руслану:

«Я не обиделся, и меня заинтересовало ваше предложение. Однако мне не нравится слово „охмурить“. Я предпочел бы выразиться иначе: дать новую веру разуверившимся и никогда не верившим. Слово „охмурить“ происходит от слова „хмурый“, а я хотел бы видеть людей радостными».

20

К генеральной репетиции 4 февраля вся «Звездная дорога» была свежа, как один большой овощ из семейства кабачковых. Этому способствовали два фактора. Во-первых, в группе не было запойных алкоголиков, если не считать скульптора Германа Колесникова, который, впрочем, в группу не входил. А во-вторых, к услугам Руслана имелись самые дорогие и эффективные антиалкогольные препараты.

В зал на тысячу мест на репетицию набилась чертова уйма народу. Хотя на входе стояла милиция, а менеджеры и подсобный персонал группы сортировали тех, кого пускать и кого не пускать, какие-то совершенно левые люди просачивались в зал все равно. Фаны буквально проходили сквозь стены, а когда кого-нибудь из лично знакомых менеджерам фан-клубовских активистов пропускали в дверь, с ними непонятно как проникало не менее десятка простых и лично незнакомых фанатов.

Фанаты возле ДК «Невский» собрались, похоже, все. Их было не так уж много — тысяч эдак несколько — но все равно больше, чем на любом политическом митинге. Тем не менее, сравнивая это с «Битлз», которых при первом приезде в Америку встречало примерно три миллиона обезумевших поклонников, Руслан Чайковский испытывал комплекс неполноценности.

Но он успокаивал себя тем, что Питер — не Нью-Йорк, а «Звездная дорога» — не «Битлз».

Репетицию Руслан начал словами:

— Сегодня шоу не будет.

Сказав это, он всю репетицию шатался по залу с радиомикрофоном, присаживался на разные места и слушал звук. Когда ему самому приходилось брать гитару, он садился в первый ряд, и кто-то из девушек держал ему микрофон.

Тем не менее, скучно все равно не было. Во-первых, в паузах музыканты веселили публику разговорами, обмениваясь репликами на злободневные темы. Клавишник Серега флиртовал со всеми женщинами подряд. Басист Дима развивал мысль, что человечество есть продукт временного помешательства высших сил. Руслан возражал, утверждая, что просто в Первозданный компьютер проник вирус. Впрочем, здесь же он упомянул и версию Романа Галактионова. Причем как-то очень серьезно упомянул — в том духе, что он, Руслан, рассчитывает занять в Небесной Ассамблее место повыше. А когда другие попытались над этим пошутить, Руслан без улыбки сказал:

— А все-таки приятно думать, что после смерти я стану Богом. Пусть даже не единственным и не всемогущим.

В основном, однако, не разговаривали, а пели. Семь песен в полном составе и еще несколько — под синтезатор, бас и барабаны. Одну песню к восторгу почтеннейшей публики сделали прямо тут, в зале.

Под конец Руслан все-таки поднялся на сцену с возгласом: «Повторение пройденного!» — и группа таки устроила маленькое шоу, исполнив три готовых хита: «Чернокнижник», «Я буду твоим» и «Психоделический рэп».

Какая странная блажь,
Мне даже страшно сказать —
Под утро бьется хрусталь
Ночных изменчивых звезд,
А я не знаю ответ
На самый главный вопрос,
Но это все не всерьез —
Поверь, о бдительный страж.

Допев последний куплет последней песни, Руслан вышел на авансцену, раскинув руки в стороны, подобно статуе Иисуса в Рио-де-Жанейро, потом снова поднес микрофон к губам и крикнул:

— Завтра!

И, не добавив более ничего, ушел за кулисы.

21

Назавтра концерт попытались сорвать.

Кто-то позвонил по 02 и сказал, что в ДК «Невский» заложена бомба. Звонивший представился членом молодежной антисексуальной лиги.

— Кафка, — сказал Дима Чайкин. — Я про это читал.

— И никакой не Кафка, — возразил Руслан Чайковский. — Оруэлл. «1984».

Мария Кервуд, выслушав обе точки зрения, окончательно поняла, что совсем не знает русского языка.

В милицию позвонили минут за пять до начала концерта, а антитеррористическая группа примчалась, уже когда группа вышла на сцену.

— Хэппенинг, господа! — объявил Руслан по поводу начала эвакуации.

Поскольку это знаменательное событие попало не только в питерские, но и в общероссийские телерадио но вос ти, и название «Звездная дорога» повторялось в этот вечер по всем каналам радио и телевидения, многие заподозрили, что Руслан и его команда сами все это устроили. Но Руслан это предположение категорически отмел, заявив:

— Я, конечно, идиот, но не до такой степени, чтобы срывать свой первый серьезный концерт. Я бы подождал до завтра.

Но это было потом. А этим вечером Руслан использовал время, отданное поискам бомбы, для митинга, в ходе которого была организована Всевозрастная Сексуальная лига, призванная бороться с любыми проявлениями ханжества вообще и с Молодежной Антисексуальной лигой в частности.

Особенно понравилась всем идея «скорой сексуальной помощи», которая должна помогать всем, кто одинок и лишен любви и ласки. Не меньшую овацию вызвало выступление дедушки Ивана Григорьевича Шарова, объявившего через милицейский мегафон: «Я не стар! Я суперстар!» — и бросившего в толпу страстный призыв: «Дети мои! Любите друг друга физически!»

В толпе, между тем, злоупотребляли алкоголем, и Руслан Чайковский в своей пространной речи ополчился против оного злоупотребления.

— Водка и наркотики приближают смерть, а секс порождает жизнь! — восклицал он. — Даже если ты трахаешься в презервативе, энергия жизни все равно переходит из тела в тело. Благородное вино и пиво — вот напитки, в которых заключена энергия жизни. В марихуане жизни и смерти поровну, а в героине — одна только смерть и больше ничего. Любите друг друга — и секс заменит вам все прочие способы расслабления. Любите друг друга — и вы будете жить долго.

Лена Соколова тоже дорвалась до матюгальника и призвала других девушек вступать в нудистский фан-клуб «Звездной дороги», а юношей — поддерживать девушек в этом начинании и защищать их от тех, кто поймет это превратно.

Когда антитеррористическая группа наконец объявила, что никакой бомбы нет, Лена одной из первых добралась до гардероба и попала под перекрестный словесный обстрел на тему: а слабо тебе прямо сейчас подать пример фанати чес ко го нудизма?

Лене было слабо, но показать это означало навсегда уронить свой авторитет лидера нудистского фан-клуба. Поэтому Лена вместе с курткой сняла также свитер и повязала его вокруг пояса, после чего, немного поколебавшись, сорвала через голову футболку с рукавами-крыльями и набросила ее на плечи, прикрыв рукавами груди. На пару секунд ее груди оказались обнажены, и окружающие молодые люди встретили это событие воплем восторга. «Телохранитель» Лены — юноша, безнадежно и почти безответно в нее влюбленный — заметно напрягся, но рук никто не распускал, и защищать девушку не пришлось.

Вокруг шелестели разговоры о том, что на предыдущих концертах «Звездной дороги» девушки уже обнажались, но происходило это в разгар выступления, когда Руслан Чайковский, пользуясь своим таинственным харизматическим даром, доводил толпу до полного безумия. А вот в гардеробе пока еще не раздевался по пояс никто.

На самом деле, предыдущих концертов, можно сказать, не было — если не считать скандального выступления в третьеразрядном ДК и, наоборот, вполне спокойных выходов в «Принце Флоризеле». Но легенды мало считаются с реальностью, и городские сплетники раздули эту историю до невообразимых пределов.

— В стране бардак, но мы это исправим, — сказал Руслан, вернувшись на сцену.

И пояснил, что, по его мнению, нормальная жизнь в России наступит только после того дня, когда Всевозрастная Сексуальная лига получит большинство в парламенте и проведет своего человека на президентский пост.

По этому поводу Руслан спел под акустическую гитару одну из очень немногих своих песен с политическим уклоном, где говорилось про:

Право Залмана Кинга играть не своею судьбой,
Право ста негидальцев говорить на своем языке,
Право ста тысяч негров ночевать на вокзалах Москвы,
Право ста миллионов наплевать на причуды властей.

После этого он практически не тратил время на разговоры — только пел, и зал истекал восторгом. Одежда летела клочьями на протяжении всего концерта, так что под конец Руслан даже воскликнул удивленно:

— О Боже, где я? Уж не Таити ли это? Только там можно увидеть столько юных дев, чьи груди наги, а тела и лица прекрасны. или это царственный атолл Муруроа через миллион лет после того, как на нем перестали греметь ядерные взрывы? Великий Леннон считал, что все мы живем на желтой субмарине. А я думаю, что мы живем на маленьком зеленом острове, гимн которого звучит так:

Мы все живем на атолле Муруроа,
Всю жизнь живем на атолле Муруроа,
Все вместе живем на прекрасном атолле,
Который похож отдаленно на рай.

Лена Соколова, сидя на плечах у своего «телохранителя» по имени Юра, в восхищении вращала над головой свитер, скрученный в жгут. Значок с изображением дороги, уходящей в перспективу и освещенной двумя звездами, мотался из стороны в сторону, а вот тугие груди, лишенные избыточности, двигались только вместе со всем торсом — в отличие от впечатляющего молокозавода Леночкиной подруги Риты, сидящей на плечах соседнего молодого человека. Рита объявила о своем вступлении в нудистский фан-клуб только сегодня, в разгар концерта, и мальчики — даже добрые и старые друзья — увидели ее в таком полутаитянском одеянии впервые. Ее груди, частично видимые, даже если смотреть строго со спины, описывали в пространстве сложные трехмерные геометрические фигуры, и взгляды многих молодых людей были прикованы именно к этому зрелищу, а вовсе не к сцене.

Впрочем, таких зрелищ в зале было немало, и у неизбалованных подобными представлениями подростков старшего школьного возраста разбегались глаза.

К слову надо заметить, что в зале было не слишком тепло. Во всяком случае, не жарко. Но это касалось только температуры воздуха. А ощущения присутствующих были таковы, словно они находились в эпицентре извержения вулкана.

— Я в восторге, — сказал Руслан в самом конце. При этом его голос был вовсе не восторженным, а скорее усталым, но с обычными для него в последнее время интонациями пророка, изрекающего Истину. — Сегодня было много злокачественной шизофрении, но ни я, ни вы в этом не виноваты. Все равно — сегодня хороший день.

22

Юра Смирнов был давно и безнадежно влюблен в Лену Соколову, и за это она сделала его своим «телохранителем».

Между прочим, Лена сама додумалась до того, что нудистскому фан-клубу без телохранителей не обойтись. Женщина, обнаженная полностью или частично, весьма уязвима. Недаром обычные нудисты так старательно отгораживаются от окружающего мира и не допускают на свою территорию одиночных и одиноких мужчин — хотя одиноких женщин принимают очень охотно.

Юре было объяснено, что ответную любовь со стороны прекрасной Елены он может получить только в ограниченных масштабах и только на определенных усло ви ях.

Во-первых, прекрасная Елена, в полном соответствии с единственно верным учением Руслана Чайковского, не собирается начинать всеобъемлющую половую жизнь чрезмерно рано. Правда, на митинге в честь поисков бомбы Руслан говорил нечто противоположное — однако не совсем. Ведь и в личной беседе с Леной в день своего рождения Руслан не отрицал права подростков любить друг друга физически. Он только доказывал, что дефлорация для этого не обязательна. Дефлорация — это момент особый, в древности ему посвящали целый специальный обряд, праздник на несколько дней, который потом соединился со свадьбой. И хотя теперь нравы стали свободнее, и лишение девственности не обязательно совмещать со свадьбой — все равно нельзя отдавать девичью честь первому встречному. Первому встречному можно отдаваться выше пояса — это забудется через неделю, а дефлорация — воспоминание на всю жизнь.

Руслан парил девушке мозги, но Лена буквально на следующий день высказала все это Юрику на полном серьезе в качестве первого условия интимных отношений с ним.

А вторым условием было то, что Юра станет оберегать от любых возможных посягательств не только Лену, но и всех девушек из ее клуба — то есть станет одним из телохранителей. Например, если эти девушки во время концерта «Звездной дороги» окажутся в «клубной униформе» — топлесс — то посторонние парни могут проявить к ним чрезмерный и неадекватный интерес, и даже с распусканием рук. Задача телохранителей — пресекать такие поползновения в корне.

Во время концерта 5 февраля первые эксцессы такого рода уже имели место, и хотя их удалось довольно легко погасить, было решено, что телохранители клуба должны немедленно заняться всеми видами восточных, западных, южных и северных единоборств, чтобы быть на высоте в случае более серьезных испытаний.

— Смерть китайским каратистам! — провозгласил по этому поводу Юра Смирнов и был вознагражден тремя часами наедине с любимой, обнаженной по пояс и позволяющей «телохранителю» изображать голодного младенца.

Любимая, умеренно кайфуя, размышляла над проблемой, где раздобыть помещение для нудистского фан-клуба. Тот фан-клуб, который создает из доверенных лиц младший менеджер «Звездной дороги», вроде бы, уже приобрел на деньги группы какой-то подвал. Или им его обещали, и не в собственность, а в аренду. Неважно это. А важно то, что Лена не хотела зависеть от каких-то там «доверенных лиц» — тем более, что ее саму облек доверием лично Руслан Чайковский, а никакой не младший менеджер.

Но не обращаться же по этому поводу к Руслану. Кумир должен быть выше мелочей. Да и вообще, фан-клуб, который живет на деньги группы — это что-то ненастоящее. Это — рекламное подразделение «Звездной дороги», оно полезно в плане привлечения новых поклонников, но истинно фанатского духа в нем нет и быть не может.

Настоящие фаны должны делать все сами. Снять помещение — не проблема, были бы деньги. И еще — человек старше восемнадцати лет, который возьмет на себя официальную сторону дела.

Деньги можно собрать, если в клубе будет достаточно много народу. Никто ведь не говорит, что надо сразу заполучить постоянное место. Можно снимать залы на день или ночь, для встреч или разовых акций. Очень удобны для этого школьные спортзалы — их в последнее время стали сдавать по вечерам всем кому не лень, чтобы облегчить финансовые трудности школ, — но тут могут быть проблемы из-за нудизма. А без него клуб Лены Соколовой потеряет всю свою оригинальность.

Впрочем, временно можно обойтись и без этого. Лето не за горами, и тогда можно будет порезвиться вволю. А пока главное — сплотить ряды и доказать всем (и самим себе), что в нудистском клубе «Звездной дороги» весело и интересно.

23

6 февраля концерт «Звездной дороги» прошел без эксцессов, и те из особо стойких фанатов, кто смотрел и слушал оба выступления, убедились, что они сделали дубль не зря. Пел Руслан примерно то же, что и вчера — но даже и тут вставил в концерт несколько совсем новых песен под гитару. То есть не совсем, и не новых — но никогда не исполнявшихся на публике. Ведь всего у него к этому времени было больше сотни песен, а в накатанную программу входило всего десять. Плюс еще несколько — под синтезатор и стихийную импровизацию — что, как ни странно, особенно нравилось публике.

Но не это главное. Гораздо главнее то, что Руслан говорил и что он делал на сцене. Вчера был митинг за секс во всем мире на свежем воздухе, а сегодня — проповедь Пантеоса.

— У Бога много лиц, — кричал он, а звукооператор, вдохновенно выставляя уровни на пульте, делал его голос каким-то совершенно неземным. — Джизес Крайст Суперстар и Иешуа га Ноцри — это один и тот же Бог. Вы можете молиться на обложку пластинки — и вашу молитву услышат… А еще где-то там, в Божественном Братстве, которое определяет нашу жизнь, есть человек по имени Джон Леннон. И человек, по имени Виктор Цой. Но они уже не просто люди и не просто души. Они — боддисатвы, святые, божественные теоны, заслужившие высшую власть.

Еще на сцене в этот день было необычно много женщин. Кроме Оксаны Крыленко Руслан вытащил на сцену Свету Шарову и обеих секретарш — Юльку и Марину, а потом еще и саму Марию Кервуд. Причем Оксана появилась перед публикой в каком-то белом хитоне и сандалиях древнегреческого образца. Однако через некоторое время сандалии куда-то исчезли, и это совпало с краткой речью Руслана о пользе босохождения для женщин. Мужчинам вообще нравятся босоногие женщины: говорят, слегка приоткрытая нагота возбуждает больше, чем полная обнаженность, и босые ноги — как раз из этой серии. Достаточно вспомнить Соллогубовского «Мелкого беса» или девушек из романов Александра Грина. Но у Руслана имелась еще и теоретическая база, которую подарила ему Настя Железнякова и дополнили археофилы со своим сайтом в Интернете. Именно эту теоретическую базу Руслан и обрушил на публику.

Он говорил, что женщины должны ходить босиком по живой земле и теплому дереву, чтобы чувствовать связь с рождающей силой почвы. Земля — рождающий элемент, родственный женщине, и связь между ними несет благо как телу женщины, так и ее душе.

Руслан проповедовал так убедительно, что это подействовало на всех девушек на сцене, и уже к середине концерта Света Шарова тоже разулась, а затем подговорила остальных подруг сделать то же самое. Ее послушалась даже Мария, которая не очень понимала, что происходит, но выглядела сногсшибательно в своем платье, которое с одной стороны открывало бедро чуть ли не до талии, а с другой опускалось ниже колена.

Публика в зале была смешанная. Фаны скупили не все билеты, и довольно большую часть зрителей составляли люди, пришедшие просто из любопытства. Но общий экстаз захватил и их.

Когда пятнадцатилетние девочки в полной прострации срывали с себя одежду, Руслан уже не удивлялся. Подростки — народ легковнушаемый. Но на этот раз, глядя на ошалевших нимфеток, то же самое делали и девушки, которым явно перевалило за двадцать. И это при то, что Руслан сегодня ни слова не сказал о нудизме, наготе или о сексе. И даже «Я буду твоим» не оставил, как обычно, на пиковую часть концерта, а спел в самом начале, когда толпа еще не успела разогреться. А на пике, когда шквал эмоций грозил перехлестнуть за разумные пределы, он бросил в зал совсем другую песню:

Не спрашивай Бога о том, как построить войска —
Победу дарует не Бог, а меч и копье.
Не думай о прошлом и будущем — видишь
Мгновенья уходят в века,
И ждет тебя войско врага
На поле твоем.
Ведь Бог не на небе и не на земле —
Он в этом бою в колеснице своей,
И истина в том, что битва уже началась…
… Так что же ты медлишь, мой доблестный князь?

А после окончания концерта он сказал своим соратникам и сотрудникам:

— Наверное, я все-таки бог и от меня исходит сияние. Иначе с какой стати они все сходят с ума до такой степени? Я всего лишь пару раз сказал на публике, как мне нравятся обнаженные девушки…

— Ты говоришь об этом все время, — вставила Оксана.

— … и вот вам налицо полный зал обнаженных девушек, — закончил фразу Руслан. — Пусть даже я говорю об этом все время. Меня поражает другое: почему они меня слушаются? Неужели я действительно харизматический лидер, и мои слова имеют такое влияние на людей, что они готовы делать все, что бы я ни сказал?

— Тогда тебе надо быть осторожнее в слова, — заметил аранжировщик Костя.

— Действительно, странно. Когда я пел в переходе, никого мои песни и разговоры не впечатляли. Я думал, деньги помогут мне добиться славы, а слава принесет еще больше денег. Это нормально. Но я не ожидал такого эффекта. Это не деньги — это что-то другое.

— Мания величия, — предположил басист Дима.

— Согласен. У меня — мания величия. И даже в острой форме. А у них что? Ведь мы две трети концерта гоним лажу. Я хороший поэт и пою неплохо. Костя — великолепный аранжировщик. Но все равно песня под голый синтезатор не должна вызывать такого восторга. Это же попса чистой воды, двухчасовая халтура.

— Тебе бы радоваться… — заметила Света Шарова, а Оксана добавила:

— Народ в основном как раз и тащится от попсы. Сделай свои тексты попроще, и у тебя будет в сто раз больше поклонников.

— Особенно поклонниц, — уточнила Юлька.

— Не хочу я попроще! — взорвался Руслан. — Если бы я писал проще, то я бы и не удивлялся. А так мне непонятно: зал заполнен людьми, три четверти которых просто неспособны меня понять; они либо слишком молоды, либо слишком глупы — и они заходятся от восторга, словно я какой-нибудь «Роллинг Стоунз» или на худой конец «Иванушка Интернешнл».

— Да чем ты недоволен, объясни! — воскликнула Лена. — Это же хорошо, что они тебя слушают и заходятся от восторга. Послушают-послушают — и начнут понимать. А если и не начнут — тебе-то что за беда?

— А, не обращайте внимания. У меня рефлексии. Синусоида ушла в нижнюю фазу. Погодите, еще депрессия начнется, тогда я вообще стану несносен и мерзок. Интересно, кстати: если я в депресняке выйду на сцену и начну кричать, что все люди падлы, а этот город должен быть разрушен — чем все то кончится?

— Третьей мировой войной, — сказал Дима.

— Боже, только не это! — воскликнула Оксана. — Скажи заранее, что нужно сделать, чтобы ты не говорил таких слов при посторонних?

— Закрой мне рот поцелуем, — предложил Руслан, и Оксана сделала это немедленно, хотя речь шла вроде бы о будущих временах, когда у него начнутся депресняки.

24

Роман Вадимович Галактионов слушал «Необъяв лен ный концерт», лежа на тахте. Его ученики, из числа самых верных, расположились вокруг на стульях, в кресле, на диване и на полу.

Роман Вадимович попросил раздобыть для него эту запись, и ученики исполнили эту просьбу очень быстро. Более того, они скачали из Интернета несколько песен, которых на кассете не было. Сам Роман Вадимович не мог получать музыку из Интернета — его компьютер и его модем были слишком маломощными для этого.

Сначала Роман прослушал кассету в одиночестве, и ему понравилось. Теперь он разговаривал с учениками, а песни Руслана Чайковского слушали фоном.

— Говорят, девчонки на его концертах раздеваются догола и танцуют в таком виде, — сообщила Маша Белорусова. Она дружила с девочкой, которой посчаст ли ви лось побывать на концерте «Звездной дороги».

— Значит, он не врет и действительно имеет влияние на людей, — констатировал Роман Вадимович. — А это как раз то, что нам нужно.

— А если он возьмет ваши идеи и начнет использовать их, как свои собственные? — сказал Саша Говоров, хорошо знавший волчьи законы рынка, поскольку его папа был мелким бизнесменом.

— Если Бог есть, то он этого не допустит, — ответил Роман Вадимович. — А если его нет, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера наша.

Последнее было цитатой из Нового Завета, но ведь Роман Вадимович вовсе не отрицал древние священные книги. В его учении было место всем богам и всем пророкам, а сама книга «Пантеос» начиналась с утверждения, что ложных религий не существует и каждая вера истинна по-своему.

— А самое главное, — заметил Роман Вадимович, — Руслан сам предложил мне союз. И если он человек умный, то он наверняка понимает, что идеи нуждаются в развитии. А он — человек умный, но не настолько работоспособный, чтобы сочинять песни, выступать с концертами, записывать альбомы, эпатировать публику — и одновременно создавать и возглавлять религиозную организацию. Ему даже выгодно, чтобы это делал кто-то другой. «Битлз», например, очень много сделали для распространения в Европе и Америке сектантских учений восточного толка, но когда ортодоксы поносят эти учения на все лады, они обычно не вспоминают про «Битлз».

— А ваше учение тоже будут поносить на все лады? — спросила Маша Белорусова.

— А как же, — ответил Роман Вадимович. — Наша страна ведь никак не может без государственной религии. Сначала князь Владимир ввел почитание Перуна, и те, кто его не почитал, оказались в положении гонимых. Но что-то не заладилось, и тот же Владимир ввел православие, после чего гонимыми оказались почитатели Перуна. С ними боролись аж до шестнадцатого века, когда патриарх ввел «новую незнаемую веру» — новогреческий обряд, и в результате старообрядцам пришлось бежать в леса. В 1905 году староверы отомстили — они устроили революцию и принудили царя уравнять все веры — но тут пришли большевики и все испортили. Они заставили народ поклоняться новым богам. Марксизм-ленинизм — это ведь тоже религия чистой воды. Верили же люди, что Сталин бессмертен и может творить чудеса. А в восьмидесятые годы с марксизмом-ленинизмом случилось то же, что в начале века — с православием. Половина страны уже не верила в государственных богов и святых, но продолжала исправно исполнять обряды. И в конце концов власти объявили свободу совести. Но все повторяется снова — с одним маленьким исключением. На этот раз марксисты-ленинцы объединились с православием и добавили к этому черносотенский вариант славянофильства, присвоив ему псевдоним «патриотизм». И вот эту невообразимую химеру власть продвигает в качестве государственной религии.

Такое отношение к православию (а также самодержавию и народности) было одной из причин, по которой Роман Вадимович так сразу клюнул на идею Руслана насчет «охмурения масс». Он просто догадался, что антиправославные реплики в Интернете под разными именами пишет именно Руслан. Ложное имя придумать легко — но стиль так просто не изменишь, особенно если специально не стараться. А Руслан специально не старался, и Роман Вадимович легко его вычислил. А когда Руслан в одной из записей под псевдонимом имел неосторожность оставить адрес почтового ящика в домене starroad.ru, все стало окончательно ясно.

Правда, в отличие от Руслана, который не любил православие в принципе, Роман Вадимович выступал не против конкретно православия, а против государственной религии как таковой. Ложных религий не бывает, но когда любая из истинных религий провозглашает себя единственной спасительной верой, а все остальные учения объявляет ересью — она перестает нести добро и переходит на сторону зла.

Но все равно в воззрениях Руслана и Романа достаточно много общего, чтобы они могли действовать вместе.

И, собираясь лично встретиться с Русланом в ближайшее время, Роман Вадимович предложил своим ученикам параллельно завязать тесные связи с фанами «Звездной дороги». Тем более, что в школе, откуда Романа Вадимовича уже выгнали, а его учеников — еще нет, такие фаны тоже уже появились.

25

Подростковое сознание по сути своей тоталитарно и догматично. Тинейджеры борются за свободу от диктата взрослых — но не ради самой свободы, а ради следования своим собственным правилам.

Фраза Руслана Чайковского «Я чту Уголовный кодекс», произнесенная 1 февраля в бассейне, заставила Лену Соколову срочно раздобыть и прочитать Уголовный кодекс. А в нем обнаружились две статьи, которые имели некоторое отношение к деятельности нудистского фан-клуба.

Первая карала за развратные действия в отношении лиц, заведомо не достигших четырнадцатилетнего возраста. А поскольку Лене достался кодекс с комментариями, она прочитала и комментарии, где обнаружила очень интересную вещь. Оказывается, в 1998 году некоего мужчину судили за то, что он на пляже разделся догола при детях. Присудили его к году исправработ, но мужик оказался настырным (а может, он был член либертарианской партии, и его положение обязывало) и добрался аж до Верховного суда. И Верховный суд отменил приговор, разъяснив в своем постановлении, что развратные действия — это деяние интимного свойства, направленное против некоего ребенка персонально. То есть если бы парень подошел к какой-нибудь девочке и стал к ней приставать, да еще распуская руки и прочие части тела — тогда его можно было бы судить по этой статье. А иначе — извините.

Из этого следовало, кстати, что опасения Руслана после первого скандального концерта были беспочвенны. Не только Руслана, но даже и Свету Шарову нельзя было привлечь по статье о развращении малолетних. Не было в их действиях состава данного преступления. И вообще никакого преступления не было.

Юрист очень хорошо объяснил это Руслану. Поэтому голый Чайковский бесстрашно общался с нагой Еленой Соколовой в бассейне в день своего рождения и даже сфотографировался с нею на память и оставил автограф на обратной стороне. Впрочем, Лена вот уже полтора года как заведомо достигла шестнадцатилетнего возраста.

И говорил Руслан с нею совсем о другой статье Уголовного кодекса. О той, что карает граждан старше восемнадцати лет за половые сношения с лицами, заведомо не достигшими шестнадцатилетнего возраста.

Лена прочитала и эту статью вместе с комментариями, и нашла здесь некоторую несуразность. Оказывается, семнадцатилетний юноша запросто может спать хоть с десятилетней девочкой, и ему за это ничего не будет. Даже за развращение малолетней его нельзя привлечь, так как в этой статье предусмотрена ответственность за «сексуальные действия, не носящие характер полового акта». Впрочем, тут вопрос спорный. А вот то, что семнадцатилетний имеет право трахаться с четырнадцатилетней (и наоборот) — это бесспорно. Однако буквально на следующий год ситуация меняется радикально. Старшему из партнеров исполняется восемнадцать лет, и если он будет продолжать заниматься любовью с младшим, которому пятнадцать, появятся основания привлечь его к суду.

И главное, непонятно — почему в день восемнадцатилетия старшего из партнеров их связь вдруг становится общественно опасной, хотя до этого она таковой не была.

Но Лену Соколову при чтении УК удивило не только это. Она обнаружила, что по двадцати статьям уголовного кодекса ответственность наступает с четырнадцати лет. То есть, закон признает четырнадцатилетних достаточно взрослыми, чтобы отвечать за свои действия перед судом и отправляться в тюрьму на срок до десяти лет — но недостаточно взрослыми для того, чтобы заниматься любовью с кем им хочется.

Впрочем, у нас закон еще либерален. Вот в Америке четырнадцатилетних могут судить, как взрослых, за любые преступления и даже приговорить к смертной казни. И казнить! И при этом сажают в тюрьму учительницу за любовную связь с четырнадцатилетним учеником. То есть в газовую камеру в этом возрасте можно, а в постель с любимым человеком — нельзя.

Эта вопиющая несправедливость вызвала протест в душе лидера нудистского фан-клуба «Звездной дороги», и если до этого Лена собиралась внести в Устав клуба правило, запрещающее секс ниже пояса до 16 лет, то теперь она передумала.

Зато мысль Руслана о празднике дефлорации Лене очень понравилась. Особенно после того, как она кроме Уголовного кодекса прочитала еще и кое-что о первобытных обрядах и об их пережитках в более развитых обществах. И узнала, например, что феодальное право первой ночи — это не жестокий обычай мрачного Средневековья, а благодеяние для юной невесты, которую лишал девственности не грубый, неопытный и неуклюжий пьяный жених, а поднаторевший в таких делах добрый сеньор.

И придумала Лена в результате такую штуку. Если у девушки из нудистского фан-клуба есть любимый мальчик-ровесник, и она хочет начать половую жизнь именно с ним — ради Бога. Клуб устраивает им праздник дефлорации и под крики «банзай» препровождает молодых на ложе. Но если такой глубокой и горячей любви нет, то девушке не рекомендуется отдавать невинность первому встречному. Пусть она подождет до своего шестнадцатилетия, а потом клуб найдет ей сеньора на первую ночь, который умело привьет ей не отвращение к сексу, а любовь к нему.

Сама Лена в это время разрывалась между двумя противоречивыми желаниями: то ли в знак протеста против мировой несправедливости взрослых отдаться немедленно и по полной программе хоть тому же Юрику, устроив в честь этого грандиозный праздник дефлорации — то ли подождать до осени и провозгласить своим сеньором первой ночи самого Руслана Чайковского. Конечно, не факт, что удастся добиться его благосклонности в этом вопросе — но чем черт не шутит, пока Бог спит.

26

Он читает «Плейбой», ухмыляясь в усы
И кагор заедает куском колбасы —
День седьмой, и главврач отдыхает — не будем мешать.
В этот день у него голова не болит,
Он с утра отключает приемник молитв
И врубает волну «Ностальжи», чтобы легче дышать.
Главврач нашего Бедлама
Все видит,
Все знает.
Главврач нашего Бедлама
Сегодня отдыхает.

27

Мама Наташи Цветковой уехала за границу. Более того, она намеревалась задержаться там надолго, а еще лучше — навсегда. И, конечно, забрать Наташу. Но до этого было еще далеко, и Наташа вольготно жила одна в трехкомнатной квартире.

Училась она в одном классе с Леной Соколовой, но первоначально в круг фанов «Звездной дороги» не входила. Хотя «Необъявленный концерт» слушала, как и все — и ей понравилось. Но это ведь еще не повод для фанатизма.

Однако Наташа была влюблена в Лешу Царева. А Леша ни с того, ни с сего подался в телохранители нудистского фан-клуба «Звездной дороги». То есть подоплека ясна — там же девочки голенькие ходят, любой парень с радостью согласится их поохранять, если позовут. А Леху как раз позвали. Он же культурист, Шварценеггер местного масштаба. Идеальный вышибала, но и девушек не обидит — не то у него воспитание.

А у Наташи как раз в эту пору наступила та стадия любви, когда дорогому и единственному сообщается в письменном виде: «Или ты меня сегодня же полюбишь — или завтра ищи мой труп в Неве».

Леша и сам был не дурак — мало что культурист — а тут ему еще и подсказали добрые люди, так что он дал Наташе ответ в устной форме: мол, клубу позарез нужно место для встреч, а у тебя квартира трехкомнатная. Короче, ты давай к нам в клуб, а мы — к тебе на квартиру. Ну и я, конечно… А когда все уйдут — я останусь — и поговорим о любви.

Про то, что клуб нудистский, то есть с раздеванием, в классе знали все, и даже до взрослых слухи доходили — так что в ближайшее время ожидались репрессии. Между тем, единственный случай настоящего нудизма имел место в бассейне 1 февраля, где девушки-основательницы действительно были нагими среди нагих. Полуобнажение на концертах было немного из другой оперы. Во-первых, не все девушки, считавшиеся членами клуба, на это решались, а во-вторых, в общем офанатении стриптиз на этих концертах устраивали и девушки, никакого отношения к клубу не имевшие. И когда Наташа Цветкова спросила: «А раздеваться у вас в клубе обязательно? И догола или как?» — Леша Царев немного замешкался с ответом. А потом сказал:

— А это как тебе захочется. Но если ты ни разу не оставалась перед остальными без ничего, то ты не имеешь права голоса.

Это он придумал прямо сейчас. На самом деле в клубе еще и речи не шло о каком-то праве голоса и даже о фиксированном членстве. Но когда чуть позже Леша докладывал Лене Соколовой о переговорах с Наташей, он упомянул и об этой своей выдумке. И Лена тут же решила, что это хорошая идея. Пусть приходят все девушки, кому захочется, но действительными членами считаются только те, кто на деле доказал свою преданность нудизму.

Пока к таковым можно отнести семь основательниц и — с некоторой натяжкой — тех, кто демонстрировал нагую грудь во время концертов. Такие исчислялись десятками, но знакомство с Леной и ее компанией водили единицы. К тому же из этих десятков далеко не все всерьез срывали с себя одежду и кантовались с голым торсом хотя бы полчаса. Многие демонстративно рвали пуговицы на блузках или матросским жестом полосовали свои футболки, но грудь обнажали лишь на пару секунд. Что это обозначало — сказать трудно, но если вспомнить высказывания Руслана насчет совокупления через посредство песен, то не исключено, что эти девушки, что эти девушки просто принимали эрогенные импульсы. Некоторые в танце распахивали и запахивали разорванные или расстегнутые блузки с причудливой периодичностью, так что возникало впечатление, будто они передают Руслану ответные сигналы, используя для этого код Морзе или нечто более сложное.

Вообще, в фанатских и околофанатских кругах как-то очень быстро созрело мнение, что на концерты «Звездной дороги» надо ходить в том, чего не жалко. Начать с того, что Руслан Чайковский выходит на сцену в таких одеяниях, от которых палачи откажутся, если его вдруг повлекут на казнь. А может, так только кажется, потому что Руслан принадлежит к той породе людей, которые будут выглядеть расхрис тан ны ми, даже если одеть их в костюм от Версаче. Ну а во-вторых, на концерте «Звездной дороги» никогда не знаешь, что с тобой случится. Ты, может, и не хочешь рвать на себе рубаху, а накатит лавинный эффект толпы, шарахнет по темечку массовое умопомрачение, планка упадет — и пиши пропало. 6 февраля одна девушка так утратила безвозвратно всю свою одежду.

То, что она решила переплюнуть всех и разделась полностью, не прекращая танцевать, даже когда снимала колготки — это несущественная мелочь. А вот то, что она никому не поручила беречь свою одежду, как зеницу ока — это была ее серьезная ошибка. Сапогами ее кидались по всему залу, но в конце концов зашвырнули на сцену и тем спасли от полного растворения в пространстве. А все остальное было разорвано на мелкие клочки. Хорошо еще, что девушка эта пришла в длинном кожаном пальто и сдала его в гардероб — так ведь она сдуру еще и сумочку зашвырнула в никуда. В сумочке был номерок, он пропал, и когда экстаз прошел, голой девушке в одних помятых сапогах пришлось, сгорая от стыда и бледнея от страха перед возбужденными парнями, прятаться в женском туалете, пока все не уйдут, а потом пытаться объяснить бездушной гардеробщице, почему у нее нет денег на штраф за утерю номерка и почему она не может покинуть Дворец Культуры в одних сапогах на голое тело.

Неподалеку облизывались милиционеры, но Руслан Чайковский специально платил их начальству за то, чтобы эксцессов с голыми девушками в зале и вестибюле было как можно меньше. Однако помочь даме они тоже не пожелали и откровенно забавлялись, глядя на ее словесный поединок со старой девой, стойко охраняющей гардероб.

Дело решилось благополучно только потому, что в кармане пальто обнаружилась какая-то мелочь и студенческий билет с фотографией. Некоторое время девушкой владела только одна мысль: «Чтобы я еще раз…» — но это оказалось сродни клятвам алкоголика после выхода из мучительного запоя. Уже через несколько дней она рассказывала об этой истории с гордостью (ведь переплюнула же таки всех) и вместе со всеми хохотала над реакцией гардеробщицы, которая, видя перед собой голую девушку, говорит ей с утонченным садизмом, присущим только нашей сфере услуг:

— Платите штраф или идите так.

Но и это еще не вершина Килиманджаро. 10 февраля в «Принце Флоризеле» Света с Марией и штатные стриптизерки «Принца» затеяли хоровод между столиками, выманивая девушек на «слабо». Им, конечно, повезло, что там гуляли бандиты с проститутками, и последним было не слабо — но ведь к ним присоединились и некоторые другие девушки, которые проститутками вовсе не были, а одна даже оказалась женой миллионера. Впрочем, Маша Кервуд сама была миллионершей, и это не помешало ей сначала исполнить стриптиз-дуэт со Светой Шаровой под песню «Нагая девушка», а потом плясать в костюме Евы «змейку», хоровод, сертаки, летку-енку и тумбу-юмбу, а также играть в «ручеек» и беседовать с каким-то бандитом о русалках.

— У тебя груди, как у русалки, — сказал бандит.

— А какие груди у русалки? — спросила Мария.

— Такие, как у тебя, — ответил бандит.

И так далее, в течение получаса, причем только под конец разговора Мария поняла, что такое русалка. До этого она по созвучию полагала, что русалка — это молодая русская женщина.

Самое смешное, что из этого разговора Маша вынесла глубокое убеждение, будто русские бандиты искренне верят в существование русалок. Наверное, это потому, что бандит, непосредственно перед тем как упасть под стол, потянув за собой скатерть, произнес с какой-то мрачной серьезностью:

— Ты знаешь что… Ты не купайся одна в реке по ночам. А то русалки тебя на дно уволокут. Примут за свою и уволокут. Будешь тогда знать.

28

— А теперь насчет русалок, — сказал Руслан Чайковский Роману Галактионову, когда они закончили обсуждение основ веры. — Вписываются ли русалки в нашу религию?

— Безусловно, — не задумываясь ответил Роман Вадимович. — Это разновидность теонов, преображенных по шестому пути, а также обычные неприкаянные духи женского пола, которые избрали воду местом своего существования.

— Ты уверен, что нас не поднимут на смех с такими идеями? — скептически спросил Руслан.

— Абсолютно, — ответил Роман Вадимович. — На мистику сейчас самый большой спрос. Традиционные религии в упадке, а процветают секты и New Age. А New Age — это как раз гибрид примитивной мистики с уфологией, восточной теологией и наукообразными объяснениями всего и вся. Но до теонов и состоящего из них Верховного Божества еще никто не додумался. Так что мы будем первыми.

На том и порешили, но главную изюминку нашли не в этом. Когда стали уточнять отличия новой веры от New Age, обнаружился ключевой элемент: у New Age полностью отсутствует централизация. А русские без централизации не мыслят организации. Руслан специально повторил эту фразу для Марии, и она записала ее в свою будущую книгу.

И вот Руслан с группой и Роман с учениками устроили мозговой штурм и пришли к выводу, что если построить жестко централизованную систему, то получится обыкновен ная секта без серьезных перспектив. А без централизации не будет организации.

Выход неожиданно предложил компьютерщик Шура Шмелев.

— А если дерево каталогов… — произнес он, как бы думая вслух.

— Поясни, — попросил Руслан.

— Ну, ты же сечешь в компьютерах. Прикинь — есть корневой каталог. В нем пусть будет всякая шушера: сочувствующие, любопытные и разные прочие в таком духе. А дальше — каталоги первого уровня. Это как большие секты, и в каждой — своя шизофрения и свои приколы. А каталоги второго уровня — это группы особо приближенных…

— Ордена, — сказал Роман Вадимович.

— Что? — переспросили одновременно Шура и Руслан.

— Религиозные ордена. Вернее, ордены. Отличная идея. У каждого ордена — свой способ служения Богу, и любой прихожанин может выбрать себе вариант по душе. И варианты могут быть самые разные — от монашеского братства до подобия масонской ложи или клуба по интересам. А вокруг каждого ордена — люди, которые тяготеют к нему, собираются вступить, проходят послушание. А кроме них — те, кто не готов подчиняться строгим правилам, но интересуется нашей верой.

Беседа и дальше продолжалась в том же духе, и в конце концов старший из менеджеров «Звездной дороги» сказал:

— Все-таки мы должны определиться. Что мы затеваем — религию или выкачивание денег под видом религии? Если второе, то я согласен, а если первое — то это без меня. В то, о чем вы тут болтаете, я не верю ни на грош, хотя готов признать, что запудрить этим мозги народу можно запросто.

— А по-моему, — произнес Руслан Чайковский задумчиво, — по моему, настоящим основателем христианства был не Иисус, который изгонял торговцев из храма, а тот его последователь, который первым додумался, что можно заработать на свечках. Спросите любую бабушку в церкви: она понятия не имеет о философии христианства, она даже не сможет истолковать символ веры или хотя бы перевести его со старославянского на русский — но зато она точно знает, какому святому при каких обстоятельствах надо ставить свечку. И все потому, что понимание символа веры не приносит церкви денег, а свечки дают стабильный доход.

— Однако мы не должны уподобляться тем сектантским лидерам, которые ради денег идут на любое зло и этим вызывают ненависть со стороны окружающих. Я написал свою книгу, чтобы нести людям добро. И я не хочу, чтобы меня проклинали матери тех детей, которые заинтересуются моими идеями.

— Иными словами, речь идет о бизнесе, но не таком, чтобы загрести побольше и побыстрее, а потом свалить, — объяснил старшему из менеджеров Руслан. — Мы собираемся создать солидную фирму. Что-то наподобие католической церкви с сокровищницей Ватикана. С православной церковью я сравнивать не хочу — она давно утратила всякую солидность.

— А идеи — штука текучая, — заметил Дима Чайкин. — Христос тоже не хотел, чтобы его идеи использовала святая инквизиция.

— Как знать, — заметил Руслан. — Это ведь он сказал: «кто не с нами — тот против нас».

— «Кто не со мной — тот против меня», — поправил Роман.

— Несущественно, — сказал Дима. — Я про то, что любым словом можно оправдать любое дело. Сожжение на костре очень легко подогнать под «возлюби ближнего своего».

— Надо просто осторожно относиться к словам, — подвел итог Роман Галктионов. — Как к очень опасному оружию.

29

— Мы должны верить Руслану, — сказала Лена Соколова, когда нудистский фан-клуб «Звездной дороги» собрался в квартире Наташи Цветковой на свое организационное заседание. — Он гений, и ему дано знать то, чего мы знать не можем. Если он противоречит сам себе — значит, истина открывается ему с разных сторон. Если мы не можем понять его слов — значит, наш разум еще не готов…

— А если он скажет: пойди и утопись, ты побежишь топиться? — спросила Наташа, заранее настроенная на скептический лад.

— Нет. Если его слова будут совершенно противоречить моим мыслям, то я перестану ему верить. Но пока он помогает мне понимать себя, других и смысл жизни, я ему верю. Иначе в том, что я делаю, нет смысла.

— А я думала, что фан-клуб нужен, чтобы развлекаться и оттягиваться под музыку, — сказала Наташа.

— Да. Для этого. Но не только Если кто-то хочет просто оттягиваться, то ему лучше слушать попсу. Если девочка раздевается только для того, чтобы соблазнять мальчиков, ей надо заняться стриптизом. А я, например, с тех пор как начала спать без ничего, стала намного спокойнее и гораздо лучше себя чувствую. Мне лучше думается и лучше спится. И сны стали светлые, цветные и очень красивые. Значит, Руслан прав, и это действительно как-то влияет на мою связь с небом и землей или связь души с телом. Поэтому я хочу быть нудисткой и летом собираюсь проводить как можно больше времени без одежды и все время ходить босиком. И если другие согласны со мной, то мы будем говорить всем новеньким, что это — правило клуба.

После этого заговорили о правилах и пришли к решению, что обязательным будет только минимум из них — любовь к музыке «Звездной дороги» и уважение к ее лидеру и членам группы. Однако серьезным влиянием в клубе будут обладать только те, кто выполняет большинство клубных предписаний. Для девушек это прежде всего элементы нудизма, хождение босиком, следование клубным обычаям в сексуальной сфере. А для юношей — отказ от крепких спиртных напитков (что девушек тоже касается, но пока не так актуально), занятие единоборствами, готовность и способность защищать прекрасных дам от любых посягательств и полный отказ от посягательств со своей стороны.

Говорили в основном Лена и Маша Кудряшова: обе — девочки умные, способные связно формулировать мысли и подводить под свои суждения философскую базу. Кроме того, в роли оппонента выступала Наташа Цветкова. Остальные сидели, открыв рты в немом изумлении: какие, оказывается, умные бывают люди и какие хитрые темы можно вывести из простого фанатения с раздеванием. Трое девушек из семи до недавнего времени были безнадежно влюблены в одного юного американского киноактера, но тут им вдруг сказали, что такая любовь хороша для тринадцатилетних идиоток, а шестнадцатилетние умницы теперь тащатся от Руслана Чайковского и его «Звездной дороги». И милые дамы немедленно стали тащиться от «Звездной дороги», причем до такой степени, что 1 февраля прорвались в бассейн, где Руслан и компания занимались юбилейным нудизмом. А там делать было нечего — пришлось сливаться с толпой.

Надо заметить, ум и фанатизм — редкое сочетание. Фанатизм не ищет обоснований и объяснений. Поэтому Лена и Маша как раз не были фанатками в полном смысле слова. Зато остальные утвердились в мысли, что лидера они выбрали правильно, и Лена должна быть председателем клуба не только потому, что Руслан написал такое указание на обороте фотоснимка, но и потому, что она лучше других знает, что надо делать, и — если кому-то это интересно — может объяснить, почему надо поступать так, а не иначе.

А Маша и Наташа очень удачно создали картину живого обсуждения. Остальные тоже не были лишены слова, и временами обсуждение даже выглядело бурным. Но в итоге все равно прошли предложения Лены с Машиными поправками и дополнениями — только никто этого не заметил. Всем казалось, будто каждый внес свою лепту, а культурист Леша даже был готов убить на месте Наташу Цветкову, которая не поддержала общего единогласия.

Назревающую ссору пресекла Лена, которая сказала Леше:

— Мы же договорились: никто никого ни к чему не принуждает.

Да и сама Наташа, видя, что ее отношения с возлюбленным под угрозой, резко пошла на попятный и заявила:

— Ну, хочешь я сейчас разденусь при все, выйду на балкон и закричу: «Да здравствует нудизм!»

— Хочу, — сказал Леша, не задумываясь, и Наташа, пожав плечами, сбросила халат.

Наташа оказалась большей нудисткой, чем все остальные вместе взятые. В ее доме на редкость хорошо топили, а может, были нормально прочищены батареи — только температура зашкаливала за +24°. И Наташа встретила гостей в халате на голое тело, о чем они и не подозревали, пока халат не оказался одним широким жестом наброшен на голову культуриста Леша.

А когда посыпались предположения, что Наташа специально так подготовилась к визиту гостей-нудистов, она призналась, что, пользуясь отсутствием в доме взрослых и кого б то ни было еще, она часто ходит по квартире даже без халата. А уж спать голышом она начала задолго до Лены Соколовой и даже до отъезда мамы за границу — и, кстати, по маминому примеру. И уж точно вне всякой связи со «Звездной дорогой» и проповедями Руслана Чайковского.

На балкон Наташа, правда, не пошла. Февраль все-таки. Да и не до того было. Ее стриптиз послужил сигналом к всеобщему раздеванию и первобытным танцам. Юноши, присутствующие в количестве четырех, были в восторге и не воздержались от посягательств, причем Наташа изъявила желание отдаться Леше незамедлительно. В итоге они уединились в маленькой комнате и что-то там делали, пока остальные разрабатывали ритуал праздника дефлорации и пили пиво за здоровье молодых.

Когда они вышли, их встретили хоровым возгласом:

— Ну как, успешно?

И по выражению лиц Леши и Наташи поняли, что не очень. Однако Лена тут же подвела под это дело философскую базу:

— А это потому, что в таких делах не надо торопиться, — сказала она.

И через некоторое время Леша и Наташа уже весело целовались при всех, и выглядело это так впечатляюще, что Маша Кудряшова негромко, но отчетливо объявила:

— Геркулес и нимфа. Работа неизвестного художника.

В честь чего все присутствующие выдали дружный аплодисмент под поощрительный смех и громкие крики «Банзай».

30

Мария Кервуд окончательно перестала хоть что-нибудь понимать и полностью отдалась на волю стихии. Даже одна русская душа — это шоковый фактор для западного рассудка. А целое скопление русских душ — это явление, которое трудно охарактеризовать какими-либо связными и осмысленными словами. Во всяком случае, знания русского языка Марии для этого не хватало, а в английском языке таких слов и вовсе нет.

Руслан Чайковский, правда, утверждал, что в ее доме под его руководством собираются в основном нетипичные русские души. Но столкновение с массами на концертах «Звездной дороги» и прочих тихих семейных торжествах, привело Марию к мысли, что:

а) типичной русской души не существует;

б) каждая русская душа нетипична по-своему;

в) разгадать загадку русской души ей (Марии Кервуд) не под силу;

г) разгадать эту загадку не под силу никому.

Все эти выводы Мария педантично записала в свой дневник. Она решила не прерывать наблюдений и записей даже несмотря на то, что первоначальная цель эксперимента оказалась недостижимой.

Страна, где бандиты верят в русалок, а два десятка поголовно неверующих людей на полном серьезе учреждают новую мировую религию, непостижима для нормального разума, но достойна подробного изучения.

Мария, например, задала Руслану вполне естественный вопрос:

— Как можно проповедовать что-нибудь, если не верить в это?

— Элементарно, — ответил Руслан. — Мы только этим и занимаемся на протяжении всей своей истории.

Мария, конечно, спросила бы, кто это «мы», но тут Руслан добавил нечто еще более удивительное:

— И к тому же, когда я что-то проповедую — я в это верю. Совершенно искренне. Моя шизофрения это допускает.

Руслан неоднократно пытался объяснить Марии, что такое шизофрения. В русско-английском словаре было написано, что это медицинский термин, обозначающий психическую болезнь. Никакой многозначности — только точный перевод — «schizophrenia». А schizophrenia — это раздвоение личности, с которым прямая дорога в сумасшед ший дом.

А Руслан утверждал, что шизофрения — это не болезнь, а состояние души. И если не понять суть этого состояния, то нельзя понять и саму душу.

— Шизофрения — это даже не раздвоение личности. Это возведение ее в бесконечную степень. У меня, например, есть несколько псевдонимов, и каждый из них — вполне самостоятельная личность со своей собственной шизофренией. Но помимо этого во мне существуют и безымянные личности. Некоторые из них обитают в моем теле постоянно, а другие появляются ненадолго, с какой-то конкретной целью или даже без таковой. Почему бы одной из этих личностей не уверовать в Пантеон и Пандемон.

Мария, у которой, несмотря на множество смешав ших ся в ней кровей, была только одна личность, понимала все это с трудом. Или вернее, не понимала вовсе. Но тем интереснее было для нее общение с Русланом и его командой, которая каждый день пополнялась новыми людьми.

После двух концертов в «Невском» Руслан устроил турне по ночным клубам. «Звездную дорогу» везде принимали охотно и платили щедро, и только фанаты были недовольны, поскольку во многие клубы подростков просто не пускали, а в других вход стоил слишком дорого для неокрепшего детского организма. Но оказалось, что Руслан просто копил в поклонниках энергию и вел через менеджеров закулисные переговоры. А потом вдруг объявил три концерта в ДК Ленсовета и два — аж в СКК. А до начала этих концертов по обычаю устроил в ДК Ленсовета закрытое сборище под видом генеральной репетиции. Туда были приглашены «доверенные лица», фан-клубовские активисты, журналисты и разные друзья и знакомые.

Это был сольный концерт под гитару, но не только. Еще Руслан сообщил собравшимся, что он уверовал.

— Я не стал бы об этом говорить, — объявил он, — если бы не увидел, что столько людей хочет меня слушать. Они мечутся и ищут Истину, и ждут моих слов — а я ничего не могу им сказать, потому что сам мечусь. Но теперь я нашел свою Истину и своего Бога. Такого, который позволяет служить ему разными способами, который позволяет идти разными дорогами, такого, который позволяет искать эти дороги самостоятельно или с помощью других людей. И я хочу помочь тем, кто ищет, но не может найти, и не хочу мешать тем, кто уже нашел или ищет, но не ждет ничьей помощи. Идите со мной — и я укажу дорогу. Идите без меня — и может быть, вам повезет.

Его голос звучал как обычно, без избытка эмоций, негромкий, но завораживающий. Знающие люди говорили, что из Руслана вышел бы неплохой гипнотизер — у лучших из них как раз такой голос.

Многие в зале решили, что Руслан прикалывается по своему обыкновению — но и им показалось интересным поиграть в игру, которую он затеял. А некоторые воспринимали всерьез все, что говорил Руслан, и слушали его слова, как откровение.

Среди вечной несоразмерности,
В вечной скачке к вещам иным,
Моисей, научи меня верности
И словам, и делам моим
Я прошу, покорно и искренне
У того, кто оставил свет:
Иисус, научи меня Истине,
Как учил две тысячи лет.

Роман Галактионов не отрицал ни существование Иисуса, ни ценность его проповеди — и Руслан Чайковский, написавший песню «Молитва» задолго до встречи с Романом, был с ним в этом вполне солидарен.

Они вообще идеально подошли друг другу. По мировоззрению они сошлись почти во всем, а по характеру и талантам великолепно дополнили друг друга. И вдобавок — они друг другу понравились, и даже проблемы у них в прошлом были общие: оба испытывали трудности в добывании денег и в общении с женским полом. Но Руслан пообещал, что теперь никаких проблем с тем и другим не будет — и не соврал.

Но, услышав ложь в бессловесности,
Безответностью лгу в ответ.
Научи, Заратустра, честности —
Я не верю, что правды нет.
Я забыл имена и волосы,
Ласку губ и глаз — позови,
Позови меня тихим голосом,
Научи меня, Кришна, любви.

Руслан написал эту песню давно, в те времена, когда он еще не был избалован женской любовью и лаской. А впрочем, слово «любовь» слишком многозначно и нельзя утверждать, что в этой песне говорилось именно о женской и к тому же плотской любви. Любовь имеет тысячу лиц — как, впрочем, и все в нашем лучшем из миров.

Рвется мир в своей неделимости,
Ветром гасится свет свечи.
Научи меня, Бог, терпимости,
И терпению научи.
И прошу не достигшего вечности,
Не изведавшего, что и где:
Человек, научи человечности
И меня, и других людей.

Когда Руслан писал эту песню, он посвятил ее БГ и Богу, но теперь никому об этом не сказал. БГ был еще жив и здоров, а следовательно, не мог иметь прямого отношения к Пантеону.

Проповедь Руслана в ДК имени Ленсовета широко освещалось в желтой прессе. Руслан стремительно входил в моду, и если несколько недель назад ему приходилось платить журналистам, то теперь его выходки превратились в то, ради чего люди покупают бульварные газеты. Нет, конечно, статьи на тему «Бультерьер по кличке Матильда изнасиловал столетнюю бабушку» или «монстр-детоубийца живет в канализации» занимали куда больше места, но и материалы под названием «Руслан Чайковский объявляет себя наследником Моисея, Заратустры и Кришны» или, к примеру, «Лидер „Звездной дороги“ нашел где-то Бога и советует нам сделать то же самое» не проходили мимо заинтересованного читателя.

А тут как раз вышел альбом «Черная книга» в лицензионном исполнении, причем Руслан перехитрил настоящих пиратов, которые утречком в день презентации диска обнаружили, что все последние дни продавали под видом «Черной книги» черт знает что.

Руслан сам подсунул пиратам фальшивку, и они не потрудились выяснить, с какой записи печатается лицензионный тираж. И так торопились выбросить «свою» «Черную книгу» на рынок раньше лицензионной, что серьезно опростоволосились. Фальшивка, конечно, тоже была записью «Звездной дороги» — но гораздо ниже качеством и с песнями в другом порядке и меньшем количестве. В результате на рынке оказалось несколько пиратских версий альбома и одна авторизованная. Трюк элементарный — но он заставил народ покупать лицензионную версию, поскольку разнесся слух, что пираты подсовывают липу. Пираты оперативно исправили ошибку — но было поздно.

Вместе с тем, выход «Черной книги» создал интересную коллизию. Руслан вел перед публикой разговоры о Боге, а в альбоме тринадцать песен выстраивались так:

1. Чернокнижник

2. Армагеддон

3. Звезда-полынь

4. Фауст

5. Сумрачный зверь

6. Парацельс

И так далее, вплоть до тринадцатой вещи, которая называлась «Аминь. Лукавого от нас избави» и предста вля ла собой «Отче наш» задом наперед.

Не все из этих вещей отдавали сатанизмом, но все равно почва для нового скандала образовалась отменная.

Еще бы. Сначала пресса объявила, что лидер «Звездной дороги» создает секту. А потом вышел альбом, где в песне «Фауст» сообщалось открытым текстом, что автор продал душу дьяволу; в песне «Армагеддон» говорилось, что конец света уже близок; песня «Звезда-полынь» предварялась цитатой из Апокалипсиса насчет третьего ангела,[4] а в песне «Месса» совсем уже непонятно к чему говорилось:

Не вспоминай о солнечных долинах,
О райских чудесах не суесловь.
Вот льется из разбитого кувшина
Кагор — вино, а может, Божья кровь.
А Бог, наверно, с нашим миром в ссоре,
И мы ему на горе рождены.
Кагор разлит, ворота на запоре,
Алтарь разбит, иконы сожжены

Из сопоставления первого факта (создания секты) со вторым (дьявольскими песнопениями) делался естественный вывод, что Руслан создает сатанистскую секту — а некоторые комментаторы заходили в своих выводах еще дальше. Один православный деятель, например, объявил, что Руслан — правая рука Антихриста. Тогда другой деятель, не желая мелочиться, уточнил, что Руслан — это именно Антихрист и есть. И тогда третьему не осталось ничего другого, кроме как заявить, что Руслан — это сам Сатана. Тем более, что в «Черной книге» под двенадцатым номером шли куплеты Мефистофеля их оперы Гуно (правда, в исполнении не Руслана, а гораздо более басовитого барабанщика Павла).

Дар Руслана казаться чем-то большим, чем он есть на самом деле, проявился здесь в максимальной степени. И среди всего этого как-то затерялось мнение самого Руслана, который считал главной песней «Черной книги» одну очень старую свою вещь:

Время нового дня, бремя нового века
Мой потерянный след — или крик человека,
Обернусь я на крик — может, ждут меня в этом краю,
Но в тумане долины петляет дорога,
Горе мне! Горе мне, не успевшему к сроку —
Злое время не ждет, черный день служит мессу свою.
Окна слепнут в домах, задыхаясь от мрака,
Я не Бог и не маг — я усталый бродяга,
Я известен как врач
По фамилии фон Гогенгейм.

31

Жене Журавлевой недавно исполнилось двадцать лет, и она была старшей сестрой Максима Журавлева — одноклас сника Лены Соколовой.

Максим — отличник и очкарик — большого интереса к «Звездной дороге» не проявлял. Его никогда не привлекала массовость. Если что-то вызывает всеобщий интерес — значит, это не так уж и интересно.

Но был один нюанс (от слова «ню»). Все в классе знали, что сестра отличника Максима — натурщица и фотомодель. Она позирует художникам и фотографам без одежды, и это стало достоянием гласности, когда ее роскошный цветной снимок занял целый разворот в газете «Калейдоскоп». До «Плейбоя» она еще не доросла, но вот до нудистского фан-клуба «Звездной дороги» — вполне.

Ира Шалевич — самая недевственная девушка в классе, успевшая за последние три года осчастливить своим телом (не очень, впрочем, роскошным) половину одноклассников и длинный ряд других юношей, никогда не думала, что ей придется делать ЭТО с Максом Журавлевым. Но партия сказала — надо. Нудистскому фан-клубу для солидности и официального представительства срочно требовался взрослый зиц-председатель.

Лена Соколова, Рита Сергиенко и Ира Шалевич подошли к Максиму втроем и Лена сказала:

— Ты только не обижайся. У нас к тебе есть серьезные вопросы и это очень важно.

Заинтригованный Макс пообещал не обижаться, и тогда у него спросили:

— Ты хотел бы регулярно видеть нас и еще несколько девочек без всякой одежды?

Сестра Максима Журавлева никогда не снималась дома. Макс видел только ее фотографии — но они мало отличались от того, что обычно публикуется в прессе с эротическим уклоном. А кроме того, фотография и живое зрелище — это очень разные вещи.

А Макс был нормальным подростком в средней фазе полового созревания — то есть всегда и везде хотел видеть девочек без сякой одежды и как можно больше.

Но он не понимал, к чему девочки клонят, и потому колебался с ответом. А может, виной тому была его застенчивость.

Видя его колебания, Ира Шалевич обвила тонкими руками его шею и, глядя в упор своими распутными кошачьими глазами, спросила:

— Хочешь, я научу тебя заниматься любовью?

Тут уж юноша устоять не мог и ответил, сглотнув:

— А что если хочу?

— Тогда уговори свою сестру вступить в наш клуб, — быстро сказала Лена Соколова. — Мы примем вас обоих, и ты никогда не будешь об этом жалеть.

Максим — мальчик педантичный и обстоятельный — первым делом спросил: «А что у вас за клуб?» Получив довольно подробный ответ, он поинтересовался, а зачем этому клубу вдруг понадобилась его сестра, и тут ему немножко наврали. Сказали, что девочки из нудистского фан-клуба «Звездной дороги» хотят научиться естественно вести себя без одежды и все такое прочее. А профессиональная натурщица и фотомодель могла бы им в этом помочь.

Макс ушел из школы в глубокой задумчивости, а на следующий день пришел в школу довольный, как слон.

— Она спросила, будете ли вы участвовать в Параде Цветов, — сообщил он Лене, Рите и Ирине.

— Будем! — ответили девушки. — А что это за парад?

Макс объяснил. Он и сам не знал раньше, и задал сестре тот же самый вопрос — и вот что выяснилось. Оказывается, нудисты всего мира решили встретить сезон 2000 года грандиозным мероприятием — Всемирным Парадом Цветов. К ним примкнула часть «зеленых», а в некоторых странах также танцовщицы стриптиза, проститутки, богемная тусовка, защитники животных (из тех, что будут лучше ходить голыми, чем в мехах) и просто разные добрые люди.

В ночь на 22 июня предполагалось устроить по всему миру небывалый карнавал в честь первого лета нового тысячелетия. Об этом многие говорили, но не все знали, что одним из ключевых событий этого карнавала как раз и будет Парад Цветов. Его участники пройдут по улицам городов, одетые только в гирлянды цветов и листьев — и обнаженные в той мере, которая дозволена законами той или иной страны. Известно было, например, что в Амстердаме цветы будут скорее украшать, а не скрывать тела участников парада.

Женя Журавлева собиралась участвовать в питерском Параде Цветов и агитировала всех знакомых. Ее собственный брат, правда, не знал об этом до вчерашнего дня, поскольку Женя ориентировалась на своих ровесников.

В Питере в это время было две нудистских организации — общество натуристов и секта адамитов. Первая — с экологическим уклоном, вторая — с религиозным. Обе проповедовали вегетарианство, и уже поэтому не подходили Жене, очень любившей мясную пищу. Поэтому, кстати, второй вопрос, который Макс задал трем одноклассницам, звучал так:

— Еще она спрашивает, не злоупотребляете ли вы вегетарианством.

— Нет, — ответила Лена Соколова. — Мы ничем не злоупотребляем.

— А религией? — спросил Макс.

Это был сложный вопрос. После выступления Руслана Чайковского в ДК Ленсовета и чтения изречений «отца Галактиона» на афишах, возвещавших о ближайших концертах «Звездной дороги», члены нудистского фан-клуба, собравшись у Наташи Цветковой, долго спорили, как к этому относиться. Лена Соколова была в восторге от нового поворота, и сами идеи Руслана и Галактиона восхитили ее своей необычностью и одновременно — стройностью и всеохватностью. Девочки-конформистки восприняли это, как данность, и только одна задала потрясающий в своей простоте вопрос: «А Бог нас за это не накажет?» — на что Лена ответила: «А это уже вопрос твоих взаимоотношений с Богом», — чем повергла девочку в полное недоумение.

Тем не менее, одна из девушек упорствовала в православной ориентации (что как-то не очень сочетается с нудизмом — но ее это не смущало), Маша Кудряшова утверждала, что она верит в «Бога вообще» и, по примеру Михаила Задорнова (того, который юморист), предпочитает обходиться в общении с Ним без посредников. Наташа Цветкова вообще объявила себя атеисткой, а Ира Шалевич говорила, что она готова поиграть в религию, если это будет весело и интересно, но Бог — каков бы он ни был — должен очень постараться, чтобы она поверила в него всерьез.

На этом основании было решено не мешать друг другу верить во что кому нравится, и Лена Соколова с чистой совестью ответила на вопрос Макса так:

— Нет, с религией у нас тоже все в порядке.

Макс, правда, педантично уточнил, что именно и в каком порядке. Девушки сказали: все и в полном — но потом снизошли до объяснений, каковыми Максима вполне удовлетворили. И Женю тоже — судя по тому, что она пришла на ближайшее собрание клуба и смущалась только по одному поводу: потому что Максим пришел тоже.

К этому времени уже сложился особый порядок проведения этих собраний. То ли Руслан Чайковский где-то проговорился о любимых развлечениях в доме Марии, то ли нудистствующие фаны дошли до этого своим умом, только занимались они на своих вечеринках в основном тем, что играли во что-нибудь на раздевание, а попутно обсуждали клубные проблемы.

На этот раз играли в кроссворд. Взяли газету с кроссвордом и пустили по кругу. Тот, кто получал газету в руки, выбирал и зачитывал вопрос, а остальные по очереди пытались отгадать слово. Кто не отгадывал, тот снимал один предмет одежды. Кто отгадывал — тот выбирал следующее слово. Попытки назвать слово не в очередь штрафовались — естественно, тем же способом, что и неугадывание слова.

Игра продвигалась не слишком быстро, но очень весело. Во-первых, кроме решения кроссворда обсуждалось еще несколько тем, среди которых — эволюция религиозных взглядов Руслана Чайковского в свете связи космоса с землей через посредство обнаженной женщины и тайный смысл сатанистских песен из «Черной книги» в свете высказываний Руслана Чайковского по поводу «Пантеоса».

Во-вторых, Женю Журавлеву постепенно и ненавязчиво вводили в курс дела относительно ее основных функций в составе клуба — ее, как-никак, завербовали в качестве официального представителя всей честной компании в отношениях со взрослым миром.

В-третьих, по мере уменьшения количества одежды на присутствующих все больше места в разговоре занимали фривольные темы — в основном насчет того, кто кого любит внутри клуба и вне его.

И все это сопровождалось коллективным приготовле ни ем жареного мяса, которое затеяли для того, чтобы на деле доказать Евгении непричастность нудистского фан-клуба «Звездной дороги» к вегетарианству.

Как обычно, игра не была доведена до конца. Когда Валя Медведева, наименее эрудированная из всех, умудрилась не отгадать «остров, образованный известковыми отложениями колоний микроскопических моллюсков» и осталась в чем мать родила, процесс пошел лавинообразно, и вскоре Женя Журавлева, еще не забывшая об официальной цели ее приглашения на этот шабаш, несколько обескураженно объявила:

— А знаете, мне нечему вас учить. Вы ведете себя естественнее, чем я.

Ира Шалевич в это время целовала ее брата так, что у мальчика закружилась голова и он почувствовал признаки кессонной болезни, которая бывает при глубоком погружении. Выражаясь еще более образно, можно сказать, что у него закипела кровь.

Остальные в это время отгадали-таки злополучный остров, который оказался атоллом, и запели, пугая соседей:

Мы все живем на атолле Муруроа,
Всю жизнь живем на атолле Муруроа,
Все вместе живем на прекрасном атолле,
Который похож отдаленно на рай.

Под этим соусом, кстати, придумали и название для клуба, а то прежняя формулировка «нудистский фан-клуб „Звездной дороги“» казалась многим чересчур громоздкой. Клуб назвали просто «Атолл Муруроа» и так этому обрадовались, что торжественно сплясали первобытный танец, доставив особенные неудобства нижним соседям.

В честь этого знаменательного события жареную говядину решено было переименовать в мясо свежеубитого мамонта, а вино «Медвежья кровь» считать всамделишной медвежьей кровью.

Тот факт, что мамонты и медведи никогда не водились на атоллах, никого особенно не взволновал.

32

Руслан Чайковский еще до удивительных событий, начавшихся 7 января 2000 года, открыл, что лучшее средство от депрессии — это интимный вечер с красивой женщиной, плавно переходящий в утро нового дня.

Мария, Оксана, Света, Марина и Ольга, а также отдельные девушки из публики не давали Руслану скучать — поэтому он ни разу не вышел на сцену со словами: «Весь мир дерьмо, а люди — сволочи».

Не впал он и в лень и апатию, как нередко бывало раньше. Наоборот, Руслан развил такую кипучую деятельность, что это даже слегка пугало его соратников.

Первым делом он заказал 10000 экземпляров «Пантеоса» одному питерскому издательству, основал на паях с Романом Галактионовым фирму «Galaxy» и снял на год квартиру без мебели в новом доме.

Одновременно он совместно с Романом Галактионовым, его учениками и своими соратниками разрабатывал план дальнейших действий и придумывал эффектные ходы в области охмурения масс.

И придумал. Вернее, сначала он прочитал где-то про секту, которая зарабатывала деньги оказанием сексуальных услуг. И еще — вспомнил фильм «Похороны Сталина», где какая-то девушка целовала мальчиков за деньги. И, объединив идеи, создал орден Ангелов Любви, которые должны ходить по улицам в белой одежде, проповедовать веру в Пантеон и целовать всех мужчин, которые пожертвуют им деньги.

Осталось найти девушек, которые станут этим заниматься.

Руслан поступил просто. Он попросил своих менеджеров найти среди фанаток девушек старше шестнадцати лет, которые страстно хотят с ним переспать. Настолько страстно, что пойдут ради этого на все.

Найти таких девушек не составило труда. Желающих было больше, чем вакансий. Особенно если учесть, что как раз в это время проходили концерты в СКК и ДК Ленсовета, и к концу выступления половина девушек в зале была готова отдаться Руслану прямо на полу между рядами.

Отобранных девушек препровождали к Руслану, а он встречал их словами:

— Говорят, вы все хотели бы провести со мной ночь. Мне тоже нравится эта идея, но вас много, а меня мало. Поэтому ночь со мной надо заслужить.

Слово «фанат» недаром происходит от слова «фанатик». Многие из этих девушек ради Руслана согласились бы даже убивать. Но Руслан этого не требовал.

В опустевшем после концерта зале только в одном месте на сцене горели свечи и благовонные палочки, а электрический свет был погашен, и Руслан говорил из темноты. Все это вместе навевало мистические ассоциации, и казалось, что это вовсе не концертный зал, а древний замок с привидениями или огромный храм, где совершаются удивительные таинства.

— Вы, конечно, знаете, что я уверовал. Но готовы ли вы уверовать вместе со мной? — спрашивал Руслан.

О да! Они были готовы, и еще как.

И тогда Руслан сообщал им, что они должны вступить в орден Ангелов Любви.

«Ангелы любви» должны носить одежду ордена — белый хитон или тунику. В холодное время года поверх орденской одежды можно надевать что угодно — только на голове должна быть белая повязка со знаками ордена. Летом же следует стремиться как можно чаще носить только орденскую одежду. Монахини высших степеней посвящения должны носить орденскую одежду постоянно, но для начинающих это необязательно.

— Основатели ордена верят, что эта одежда открывает женщинам путь к вершинам Пантеона — ведь она похожа на одеяние ангелов. Основатели ордена верят, что души посвященных и соблюдающих каноны приобретают магические силы для нынешней и будущей жизни. Не знаю, готовы ли вы уверовать в это, но моя любовь зависит от любви небес.

Руслан говорил тихо и проникновенно, и девушки слушали его, открыв рты. Он говорил об энергии земли и солнца, частицу которой женщина может получить, если ходит босиком по земле, траве, дереву или камню. Он говорил о слиянии душ через слияние тел и о том, что поцелуй с незнакомым человеком — это ступенька к вершинам Пантеона. Лестница высока, но тем, кто предан вере, дается шанс дойти до сияющих высот.

Руслан нередко употреблял в публичных выступлениях такие вот штампы, но они растворялись в его тихой и плавной речи.

— И пусть знают те, кого вы встретите на своем пути: поцелуй соединяет души и позволяет им узнать друг друга за пределами этого мира. А каждая жертва — это благодеяние, которое Божественный Пантеон запишет в плюс, когда будет взвешивать их дела на чаше весов.

В последнее время Руслан Чайковский и Роман Галактионов часами упражнялись в чтении пропове дей — вернее, в их сочинении на ходу и произнесении таким голосом, который заставит слушать и слышать, чувствовать и соглашаться, и покоряться магической силе.

— Вам будут говорить, что я сатанист или даже сам Антихрист — но вы не верьте. Силы зла кружили рядом со мной, но я не поддался, и они отступили.

Но самое главное Руслан приберегал напоследок. После проповеди начиналось посвящение. Со словами «И души праведных будут вашими хранителями» он благословлял девушек прикосновением и поцелуем.

Одни девушки в фанатичном поклонении приходили от этого в окончательный экстаз, другие же — более трезвомыслящие — думали, что Руслан, конечно, сумасшедший (если только не прикидывается), но зато если с ним удастся переспать, то остальные фанатки умрут от зависти, а ради этого можно и поцеловаться за деньги с незнакомыми парнями на улице. А когда Руслан пустит девушку в свою спальню, весь орден будет об этом знать, и ни один скептик не сможет сказать, что она врет и на самом деле видела Руслана только издали.

Девушек сажали в автобус и везли в квартиру, снятую под храм. Там в большой комнате был оборудован компьютерный алтарь — тоже новинка: ни одна секта России до этого еще не додумалась.

Монитор был врезан в некое сооружение, над которым трудился скульптор Герман Колесников, извлеченный для этой цели из запоя. Сооружение напоминало жертвенник с подставками для свечей и приношений и с клавиатурой и мышью, оформленными под темное дерево.

Обустройство храма было в самом разгаре. На стенах и окнах развешивали драпировки, под ними вдоль стен тянули локальную компьютерную сеть. Рядом шили и вязали головные повязки и готовились шить хитоны и туники. Новоприбывших сразу вовлекали в эту работу и заодно еще раз объясняли задачи и правила ордена.

Упоминали, например, о том, что одну седьмую часть собранных пожертвований девушка может тратить на благие дела сама. Правда, с другой стороны, монахиня ордена, которая стремится к восхождению по ступеням храмовой иерархии, должна отдавать ордену «десятину» — десятую часть всех своих доходов. Это же рекомендуется делать и сем прихожанам — ради благорасположения Божественного Пантеона как в этой жизни, так и в загробной. Но десятиной можно и пренебречь. И перечень благих дел, на которые можно самостоятельно тратить седьмую часть пожертвований, не определен: так что можно считать эту часть вознаграждением за труды.

Вот что не рекомендуется — так это воровать пожертвования у ордена. За этим призваны следить старшие монахини, священники и хранители чаш. Подъем в иерархии налагает дополнительные обязанности и ограничения — но он увеличивает и долю обладателя сана в распределении пожертвований. Короче, чистой воды «Гербалайф» с тем отличием, что за поцелуй надо платить меньше, чем за кучу склянок, а желающих заплатить наверняка будет больше.

А в одной из комнат храмовой квартиры уже оборудовали «священное ложе», где лидеры церкви и ордена будут принимать монахинь для слияния душ путем слияния тел.

И уже объявлено было девушкам: «Да не будет обид между вами, ибо главный в этом доме — Бог, и людей возвышает перед ним лишь вера и служение Ему, и благие дела».

33

— А как будет называться ваш следующий альбом? — спросила журналистка.

— «Красная книга», — ответил Руслан.

— Вы решили из сатанизма перейти в большевизм? — сострила журналистка.

— Из какого сатанизма и в какой большевизм? — с искренним непониманием спросил Руслан.

— Ну, я не знаю. Первый альбом вы назвали «Черной книгой» и посвятили темным силам. Резонно предположить, что альбом под названием «Красная книга» будет посвящен левым силам.

— У вас крайне странные представления о моем творчестве, а также о «Красной книге». Вообще-то так называется книга, в которую заносятся редкие и исчезающие виды животных. Странно, что вы не в курсе.

— Да нет, я в курсе… Так значит, ваш новый альбом будет про животных?

— Альбом будет про людей. Впрочем, люди тоже животные, причем самые мерзкие и жестокие из всех.

— Вы мизантроп?

— Нет. Мизантропы не любят людей в принципе, а я пытаюсь сделать их лучше.

— Разве? А как же «Черная книга»? Ведь это — проповедь зла.

— Разве? Значит я что-то в чем-то не понимаю. А может быть, вы. Послушайте «Черную книгу» повнимательнее. Я писал ее не как проповедь зла, а как предостережение против зла.

Журналистка слушала Руслана и решительно не понимала, что в нем находят те, кто ломится на его концерты и сходит с ума в переполненном зле.

Руслан опять отрастил бороду, которую сбрил 25 декабря 1999 года в честь наступления нового века. И одевался он как обычно — не модно и не стильно. По мнению журналистки, выступающей под псевдонимом Алиса Ярославская, в подземном переходе он смотрелся бы естественнее, чем в гримерке СКК.

На самом деле журналистку звали Елизаветой Чижиковой, но и то, и другое казалось ей несолидным. Родилась она действительно в Ярославле, но училась в Ленинградском государственном университете, который как раз в период ее учебы превратился в Петербургский. Теперь она работала в частной телекомпании, и было ей 27 лет. Но, будучи бездетной и незамужней любительницей аэробики, выглядела она очень даже ничего, А если учесть умело наложенный макияж и дорогую стильную одежду, то можно сказать, что смотрелась она просто шикарно. Имя «Лиза Чижикова» для такой женщины явно не подходило.

— Интересно, а ваши разговоры о Боге — то тоже эпатаж?

— Во-первых, почему «тоже»? Что еще вы считаете эпатажем? А во-вторых, неужели вы не допускаете, что человек может по-настоящему уверовать?

— Ну, это все как-то несерьезно… Какой-то новоявленный пророк, новое учение… Уверовать можно во что-то авторитетное…

— Вот, две тысячи лет назад пришел Христос, а вокруг все говорили: «Это все как-то несерьезно», «какой-то новоявленный пророк», «веровать можно только во что-то авторитетное».

— Вы готовы приравнять себя к Христу?

— Ну почему же себя? Мы ведь говорим о новоявленном пророке. А я всего лишь один из убежденных последователей отца Галактиона Эрве.

— Ага, значит, это его вы считаете новым воплощением Христа?

— У вас примитивное представление о новых религиях. Раз объявился пророк, то он обязательно должен объявить себя новым воплощением Христа. Оставьте это Виссариону и Марии Дэви. Христос — это пророк Божественной Мудрости, святейший дух Божественного Пантеона. Он правит миром вместе с другими святейшими и со всем Пантеоном, и никуда не перевоплощается. А Галактион — это избранный проповедник, который доносит до людей частицу Истины. И сейчас не время говорить, равен он Христу, выше или ниже. Пусть об этом скажут через две тысячи лет.

— Но вы не признаете Христа Богом?

— Вам надо обязательно почитать «Пантеос». Поехали со мной. Я покажу вам храм и дам распечатку книги. Скоро должен выйти типографский тираж, но он пока не готов.

Руслан говорил все это с таким жаром, что Алиса удивилась. Она была уверена, что лидер «Звездной дороги» придумал новую религию исключительно для того, чтобы устроить новый скандал. Репутация у Руслана Чайковского за эти два месяца сложилась вполне определенная и именно скандальная.

И действительно, все эти скандалы помогали Руслану стремительно завоевывать популярность. Слух о том, что он создает сатанистскую секту, желтая пресса разнесла по всей стране. Газеты не забыли упомянуть и о том, что истинный сатанизм представлен только в лицензионной «Черной книге» — причем некоторые заврались настолько, что сообщали о каких-то магических звуках, которые есть в легальной копии и которые пиратам ни за что не скопировать.

В результате все хотели лицензионную кассету, и некоторые даже слышали на ней магические звуки. Этих звуков никто почему-то не боялся, хотя уже пошли разговоры о том, будто «Черная книга» сама по себе затягивает слушателей в бездну сатанизма. В общем, легенда жила самостоятельной жизнью, с каждым днем раздувая славу Руслана Чайковского.

Многие из тех, кто прежде не слышал «Звездную дорогу», думали, что «Черная книга» — это тяжелый рок. Ведь именно «хэви метал» и отчасти панк чаще всего ассоциируется с сатанизмом. Однако ничего подобного в альбоме не было. В музыке «Звездная дорога» продолжала лучшие традиции «Наутилуса Помпилиуса», «Машины времени», «Аквариума», «Кино» и «Пикника». В «Черной книге» — особенно в окончательной версии — добавились еще мистические нотки: то, что Руслан с Костей назвали «готикой». Но «тяжести» в этой музыке не было никакой.

Любители тяжелого рока оказались разочарованы, зато в других кругах молодежи «Звездная дорога» стремительно входила в моду — и уже не только в Питере.

А в Питере ситуация была такова, что после второго концерта в СКК, толпа не расходилась больше часа, и Руслана ждали у всех выходов. Однако перед машиной расступались безропотно, а тех, кто пытался броситься под колеса или лечь на капот, одергивали фан-клубовские активисты.

Возле храмовой квартиры — на лестнице и на улице — тоже тусовались фанатки. Первых девушек Руслан направил сюда неделю назад, и с каждым днем их становилось все больше — уже и без всякого участия Руслана.

Руслан предполагал, что так будет, и поэтому выбрал для первого опыта квартиру в новом, еще почти незаселенном доме. Просторную четырехкомнатную квартиру на первом этаже. И заплатил владельцам подороже за первоочередное право выкупа и за то, чтобы не было никаких претензий.

Съемочную группу Руслан в храм не пустил. С ним вошла только Алиса Ярославская.

Их встретили «хранители чаш» в белых плащах и босоногие девушки в былых туниках. Туники были сделаны из одного куска материи. У некоторых боковины были сшиты, у других — нет, и тогда при виде сбоку почти целиком открывалась обнаженная грудь.

Были здесь и девушки в обычной одежде. Алису попросили снять куртку и обувь, но разрешили пройти храмовое помещение в джинсах и носках.

В алтарной комнате, освещенной только свечами и монитором компьютера, один из учеников Романа Галактионова читал слух «Пантеос». В комнате сидели на полу и стояли во весь рост и на коленях девушки.

С появлением Руслана все пришло в движение. Девушки потянулись к нему. Многие из них обретались здесь прежде всего потому, что в любую минуту мог приехать Руслан и благословить кого-нибудь поцелуем, а может быть — пригласить на священное ложе. Одной из девушек уже посчастливилось накануне. Причем Руслан поступил по справедливости. Он сначала спросил, кто из девушек усерднее всех трудится и молится и проявляет готовность соблюдать все правила ордена. И выбрал одну из тех девушек, которые либо искренне уверовали, что Руслан проповедует истинную веру и что Бог действительно таков, как изложено в «Пантеосе», либо очень искусно притворялись.

И когда Руслан со словами: «Да не будет места черной зависти в сердцах ваших, и да будет всякая зависть белой, дабы обратилась она на благо неба и земли, и всех людей» — увел эту девушку в уединенную комнату, в остальных белая зависть взыграла так, что они были готовы искренне уверовать во все, что угодно, лишь бы самим оказаться за заветной дверью.

При этом девушки уже хорошо поняли, что активность в кидании на шею кумиру и попытки иными способами привлечь его внимание здесь и сейчас попасть в эту комнату не помогут. Поэтому суета вокруг Руслана при появлении его в храме хоть и возникла, но была умеренной. Нескольких девушек он поцеловал, другим позволил поцеловать себе руки, к третьим прикоснулся, и зрелище это повергло журналистку Алису Ярославскую в полное изумление.

А когда все успокоилось, Руслан тихо попросил того, кто читал Пантеос:

— Начни сначала.

Тот в свете семисвечия перелистнул распечатку, и голос его зазвучал в тишине:

«Я верую, и веры своей не оставлю, и не покину тех, кто пойдет за мной. Пусть будут смеяться надо мною, проклинать меня и гнать — не отступлю ни на шаг, ибо я верую.

Назовут мою веру ложной и скажут обо мне — вот пришел лжепророк смущать души людей и умы людей. Но отвечу я — не бывает веры ложной, ибо кто верует — тот не лжет.

И лжепророков нет на свете, ибо никто не уверует в ложное пророчество, а разве может зваться пророком тот, кому не верят и в чье слово не веруют.

Я верю, что Истина открылась мне, и свет, к которому я стремился, сам вспыхнул перед моими глазами и осветил путь. Я искал дорогу — и дорога легла под ноги. Я искал знание — и дорога привела меня туда, где среди земель и вод бьет родник, что зовется ключом небесных врат.

И услышал я голос, открывающий тайны. И узнал я Истину — одну из тысяч.

Скажут — был это сон или видение из тех, что посещают иных людей. И я отвечу — может, было это видение и сон, но не поколеблет это веру мою, ибо сны и видения — от Бога. Так общаются с нами Небеса, так доносят они Истину до людей земли — и примеров тому не счесть.

И вот я проповедую…»

34

При всей своей вере в то, что он — избранник богов, Руслан Галактионов боялся летать на самолетах. И не летал на них никогда в жизни.

На кораблях он тоже не плавал, но и не боялся, говоря:

— Я с удовольствием поплыву куда угодно на корабле, даже если он называется «Титаник».

Тема эта возникла, когда зашел разговор о гастролях «Звездной дороги» с одновременным распространением новой веры. Зашла речь даже об Америке, куда можно было попасть с помощью Марии Кервуд.

И тут открылась загвоздка.

— Я не хочу, чтобы Божественный Пантеон взял меня к себе раньше времени, — объяснил свою неготовность к полетам человек, называющий себя Галактионом, что предполагает некую связь с Галактикой.

Присутствовали только свои, и посыпались шутки на тему, что пророк, который опасается приближения к небесам — это оригинально.

А Руслан, который сам недолюбливал самолеты, хотя и был готов лететь куда угодно, если понадобится, поспешил сменить тему и сказал:

— Интересно, а сколько будет стоить заново построить «Титаник».

— Не дороже фильма, — предположил старший из менеджеров «Звездной дороги», имея в виду картину, нашумевшую пару лет назад и собравшую рекордный урожай «Оскаров». В начале 2000 года она повторно широко демонстрировалась в российских кинотеатрах.

— Странно, а почему тогда никто из богатеньких буратин не попытался это сделать. Они ведь любят такие штуки. Всякие там копии Белого дома, Тадж-Махала или Эйфелевой башни…

— Вот когда станешь таким же богатым, как они — построй себе «Титаник», — предложила Оксана Крыленко.

— Нет, а идея здравая, — заметил Руслан. — Если мы хотим заявить о себе всему миру — лучше хода не придумаешь. Объявляем: церковь Божественного Пантеона и группа «Звездная дорога» начинают строительство нового «Титаника» и создают компанию «Белая звезда» для вос ста но вления регулярных пассажирских рейсов по мар шру ту Санкт-Петербург — Саутгемптон — Нью-Йорк. Мож но да же организовать продажу билетов на первый рейс.

— Думаешь, их будут покупать? — спросил менеджер Олег.

— А это зависит от паблисити, без которого нет просперити. Если создать этим билетам репутацию коллекционных предметов, то они будут стоить столько, что хватит на десять «Титаников». Это я, конечно, шучу — но ведь тираж будет очень маленький: ровно столько, сколько мест на «Титанике».

— А по-моему, у них будет репутация бумажек, которым место в туалете.

— А кто нам мешает попробовать? Я же не говорю, то мы завтра начинаем строить судно. Объявим сбор пожертвований силами энтузиастов разных стран. При удаче получаем всемирную рекламу и основу для своей церкви за границей. А при неудаче мы ничего не теряем.

— Если мы сгоношим народ на это дело, а потом не построим «Титаник», то репутация у нас будет хуже некуда.

На этом тему временно замяли, но она вновь всплыла через несколько дней, когда зашла речь о легализации церкви. В обсуждении этой проблемы участвовали два юриста — адвокат Марии Кервуд и адвокат «Звездной дороги» — и оба в один голос сказали, что зарегистрировать церковь Пантеона, как религиозное объединение, в России невозможно. Закон 1997 года позволяет регистрировать сразу после появления только религиозные группы, которые не имеют юридического лица и не могут вести финансовую деятельность. И только если религиозная группа существует в России более пятнадцати лет, ее можно перерегистрировать, как религиозное объединение со всеми причитающимися по закону правами.

— Теоретически вы вообще не можете собирать деньги, открывать храмы и тому подобное, — сказал адвокат Грушин.

— А практически? — спросил Руслан.

— Практически закон не обращает отправлять религиозный культ в жилых помещениях. Закон также смотрит сквозь пальцы на передачу наличных денег от одних частных лиц к другим без регистрации сделки, займа или дарения. То есть если вы даете другу пятерку в долг до зарплаты или бросаете монетку нищему — это не обязательно регистрировать у нотариуса.

— То есть церковь может собирать пожертвования наличными и тратить их от имени частных лиц? — уточнил Руслан.

— Да, но если суммы велики, то это может вызвать сложности. Наша госналогслужба очень любопытна в отношении того, сколько денег тратят богатые граждане и где они эти деньги берут.

— И что же делать?

— Использовать лазейки. Создавать коммерческие фирмы и общественные организации. Очень удобны фонды. Они анонимны — то есть нигде не регистрируется, кто и сколько вложил денег. А сам фонд может вкладывать деньги во что угодно. Уставные цели можно сформулировать так, что доказать несоответствие деятельности фонда этим целям будет практически невозможно.

— «Титаник», — сказал Руслан.

— Что? — не понял адвокат.

— Фонд восстановления «Титаника». Это подойдет?

Адвокат по-прежнему не понимал, и Руслан объяснил ему свою идею насчет строительства судна, полностью аналогичного «Титанику», затонувшему в 1912 году.

— Нет, — сказал адвокат. — Это слишком узкая задача, мало пространства для маневра. Надо сделать ее более широкой и социально значимой. Например «строительство океанских судов для обучения молодежи морскому делу». Или лучше «содействие строительству».

— Поддержка российского кинематографа.

— Что?

Адвокат явно не поспевал за мыслями Руслана, а тот терпеливо объяснил, что к фонду «Титаник» можно пристегнуть и кинематограф, и помощь людям, тонущим в море житейских проблем, и все что угодно еще.

Адвокат, в свою очередь, предложил нанять еще парочку юристов — специалистов по коммерческому праву с учетом российской специфики, которые помогут найти оптимальные варианты вывоза денег за рубеж, в оффшорные зоны. Российское законодательство устроено настолько по-идиотски, что проще сначала вывезти деньги за границу, а уже потом — если очень хочется — вкладывать в российскую экономику под видом иностранных инвестиций.

Руслан немедленно щелкнул пальцами, и менеджеры немедленно сели на телефон — подыскивать юристов, договариваться со специализированными фирмами, которые занимаются регистрацией предприятий и некоммерческих организаций и выяснять, сколько денег принесет дополнительный тираж «Черной книги».

Теперь Руслан мог быть щедрым без оглядки на генерального спонсора. Хотя Мария безропотно выложила сто тысяч баксов на организацию церкви — это показалось ей еще более интересным, чем создание рок-группы — деньги эти лежали в основном нетронутыми. Продажи «Черной книги» и прибыль с концертов в СКК и ДК Ленсовета покрывали все текущие расходы.

Но теперь ожидались более серьезные траты. Руслана охватил азарт, и он придумывал новые проекты один за другим, без пауз и остановок.

— Что приносит доход и рекламу одновременно? Например, книги. Издаем книгу, которая гарантированно разойдется неплохим тиражом, а в конце рекламируем церковь. Дальше — кино. Если правильно организовать дело, то на этом тоже можно поиметь хорошие деньги. И вообще вся индустрия развлечений — штука прибыльная. Я уже успел это почувствовать на себе. Ну и самое главное — то, на чем Билл Гейтс сделал свои миллиарды. Неужто наши программисты хуже?

— Ничем не хуже, — сказал Саша Шмелев. — Деньги только зарабатывать не умеют.

Шмелев недавно откопал в Интернете «Windows по-русски». Вообще-то это был интернет-браузер, но способный загружаться с нуля, как операционная система, и имеющий другие функции, которые сближали его с операционной системой. Как браузер, он тоже много чего умел. Например, он имел свой язык расширений формата HTML, который расширял возможности дизайна Web-страниц и добавлял в них новые функции. Например, он позволял расшифровывать стеганограммы — то есть информацию, спрятанную в графических, программных, звуковых и видеофайлах таким образом, что ни один посторонний не может не только перехватить эту информацию, но даже узнать, что она тут спрятана.

Более того, этот браузер позволял читать целые страницы, спрятанные в стеганограммах, и таким способом обходить запреты, действующие в некоторых семьях, учреждениях и целых государствах тоталитарного толка.

Называлось это изделие почему-то «дюжина ножей в спину Билла Гейтса», а по-английски просто «Dozen». Автор называл себя Ross Sh. Dreen, но наличие русскоязычной версии программы и Web-страницы вполне прозрачно намекали на его национальную принадлежность.

Когда Шмелев рассказал об этом, Руслан сказал:

— С ним обязательно надо связаться. И непременно уговорить его работать на нас.

36

Первое появление «ангелов любви» на улицах было приурочено к 8 марта. Поэтому вышли они не в орденской униформе, а в цивильной одежде — только с белыми орденскими повязками на головах.

Вообще-то для ордена уже придумали зимнюю одежду — белый шерстяной свитер, шерстяные носки или чулки, сандалии на ремешках, а поверх всего этого — орденский хитон и плащ. Но все это надо было шить, вязать и тачать, а Руслан и Галактион торопились начать проповедь и сбор пожертвований.

На утро 8 марта в каком-то третьеразрядном ДК сняли подешевке танцзал. Никто особенно не интересовался, что там будет происходить. Праздничная дискотека намечалась только на вечер, и дирекция клуба была счастлива, что кому-то зал понадобился с утра.

Прознав об этом от орденских девушек, к клубу сбежались фаны — и угодили на богослужение. Руслан и Галактион собирали «десятину» и «центурию». Первыми начали отдавать деньги монахини ордена. И те, кто действительно уверовал, и те, кто просто хотел переспать с Русланом, и те, кто надеялся подзаработать на сборе пожертвований, и те, кому просто охота было поразвлечься — все они не имели права жадничать. Все на виду, и у того, кто откажется жертвовать деньги церкви, могут возникнуть проблемы в ордене.

Был и еще один момент. Руслан, Галактион, часть музыкантов, младший менеджер «Звездной дороги» и один парень, нанятый по объявлению, благословляли монахинь поцелуем. Естественно, девушки в большинстве своем хотели поцеловаться с Русланом или — особенно глубоко уверовавшие — с Галактионом. Но на пути у них стояли хранители чаш, которые дробили поток в зависимости от пожертвованной суммы и прежнего поведения.

Другим девушкам было объявлено, что иерархи во главе с Русланом и Галактионом благословляют поцелуем только монахинь ордена, а чтобы удостоиться посвящения в монахини, надо постоянно помогать церкви словом, делом и деньгами. Пожертвования — самый простой вид помощи, но это даже не главное. Истинный счет пожертвований ведет не церковь, а Божественный Небесный Пантеон. Он не оставляет эти жертвы без внимания, когда люди обращаются к нему с прошением или молитвой.

— Бог перельет бумагу в золото, переплавит монеты в серебро и бросит их на чашу весов, когда настанет время решать, кто достойнее, — нараспев читал с листа кто-то из служителей, и деньги действительно сыпались в чаши, купленные в магазине «Ганг».

А вскоре и монахини начали свое служение. Руслан возвысил голос и объявил, что каждый мужчина, который сделает пожертвование монахине ордена, будет вознагражден поцелуем. Девушки-жертвовательницы тоже могут целоваться как с монахинями, так и с хранителями чаш, если захотят — так что дискриминации нет никакой.

Шествие медленно и чинно направилось к выходу. Впереди шли телохранители Руслана и ученики Галактиона — они расчищали проход. Дальше под позванивание колокольчиков и «музыки ветра» со свечами и ароматическими палочками двигалась свита.

А за свитой следовал орден. Несколько десятков человек с белыми лентами на головах вторили пению иерархов:

Да не оставят небеса
нас, живущих под ними
и ожидающих милости.
Да не оставят…

Многие «ангелы любви» смущались, будучи выставлены на всеобщее обозрение. Они краснели и смеялись сами над собой, но никто не сорвал церемонию, и уже скоро на улице у клуба можно было видеть целующиеся пары. Один юноша с серьезным видом спрашивал у группы монахинь:

— А от размера пожертвований что-нибудь зависит?

— А как же! — ответила за всех бойкая рыжеволосая девушка. — За хорошие деньги я тебя так поцелую, что ты до смерти не забудешь. А за плохие — сам понимаешь…

— А за рубль? — поинтересовался юноша, решив не вдаваться в подробности насчет того, что считать хорошими деньгами, а что — плохими.

Рубль в этот день стоил по официальному курсу ровно 1 рубль.

Рыжая взяла рублевую бумажку, повертела ее в руках, потом сунула в карман куртки и, обвив шею юноши руками, подарила ему поцелуй — не такой, чтобы помнить его всю жизнь, но все же интимный, глубокий и горячий.

Юноше это так понравилось, что он сразу же обратился к другой монахине со словами:

— Рубли кончились, но деньги у меня еще есть, — и протянул ей полтинник.

— Каждый грош зачтется тебе на небесах, — сказала эта девушка, более продвинутая в вопросах веры, и юноша получил второй поцелуй.

А рыжая в это время ходила от одного парня к другому, задавая один и тот же вопрос:

— Ну что, будем жертвовать?

Девушка выглядела аппетитно, и жертвовали почти все.

— Тебе — хоть миллион, — сказал один из молодых людей, высыпая ей в карман горсть мелочи. Миллиона, даже очень старыми деньгами (теми, что имели место весной 99-го года, когда курс дошел до 66000 рублей за доллар) там не набиралось, но рыжей явно нравилось целоваться.

Толпа, между тем, собирала любопытных со всей округи. Началось это еще во время богослужения — ведь в клуб втиснулись не все желающие, и вид окруживших здание тусовщиков привлекал внимание прохожих. По ходу дела кто-то из жителей окрестных домов вызвал милицию — якобы хулиганы оскорбляли стариков. Возможно, какой-нибудь старый склочник, проходя мимо, действительно завел разговор на тему: «Какая нынче пошла молодежь» — и молодежь ответила в стиле: «А пошел ты сам!»

Так или иначе, милиция приехала — но, получив сравнительно небольшую мзду деньгами и поцелуями, пришла к выводу, что все происходящее общественной опасности не представляет.

Обычные прохожие подходили с вопросом: «Что тут случилось?» — и получали объяснение: орден Ангелов Любви проводит массовую раздачу поцелуев, которые есть не что иное, как слияние душ для общения с небесами.

Толпа постепенно расползалась, разбиваясь на большие и малые группы, распространяясь на соседние улицы и кварталы. Возле клуба еще больше часа бурлила жизнь, но в конце концов скопление людей рассосалось.

Теперь монахини ордена небольшими группами шли по разным улицам вперед, заводя разговоры со встречными, и первым делом упоминали про поцелуй.

— Добрый человек! Хочешь поцелуй на удачу? Ангелы любви приносят счастье.

Часто вокруг девушек собирались группы людей и разворачивалась беседа на религиозные темы. Девушки в большинстве своем были не очень подкованы в этом вопросе, однако все они читали краткое изложение основ веры, слушали чтение «Пантеоса» в храме и сегодняшнюю проповедь Руслана и Галактиона, а также имели при себе памятку на случай, если станет совсем трудно поддерживать разговор.

Одна группа случайно нарвалась на православного священника в штатском, и в теологическом споре он бы их побил — все-таки в семинариях и духовных академиях учат неплохо, — но он с самого начала допустил ошибку: повел себя слишком агрессивно. И тем самым настроил девушек против себя.

В это время мимо проходил юноша студенческого вида в очках Он немного послушал перепалку, а потом отозвал одну из монахинь в сторону и тихо сказал:

— Быстро объясняй мне, в чем заключается ваше «заумь бесиё».

Тут уместно вспомнить об этом самом «заумь бесиё».

В период, когда судили террористическую секту «Аум сенрикё», двое журналистов решили проверить, насколько легко вовлечь русских людей в секту. Они сочинили некий псевдорелигиозный бред, обозвали его «заумь бесиё» и отправились проповедовать к ближайшей станции метро. За день они легко завербовали несколько десятков последова те лей и долго потом не могли отделаться от телефонных звонков потенциальных адептов.

Из этого был сделан вывод, что православная церковь не удовлетворяет духовные потребности россиян, и многие готовы слушать и верить во что угодно, если это «что угодно» достаточно сильно отличается от православной и атеистической идеологии одновременно.

Очкарик рассказывать про все это не стал и на вопрос: «Какое „заумь бесиё“?» — ответил просто:

— Ну, во что вы там верите? Рассказывай, и я этого попа сделаю.

Девушка кое-как объяснила, и очкарик наехал на священника по полной программе. Для начала он доказал полную несостоятельность православия, поскольку оно противоречит проповеди Христа. Затем он доказал, что проповедь Христа — это лишь часть Божественной Истины, предназначенная для людей, живших в определенное время в определенном месте, а именно — в Иудее эпохи кесаря Тиберия. Для России 2000 года эта проповедь не годится, и имеющие уши должны услышать другую часть Истины.

Далее он уже без всякого труда доказал, что Зевс и Перун существовали на самом деле и ныне находятся среди прочих небожителей на вершине Пантеона. И затем объяснил, что смертным не дано знать, как в действительности устроен Пантеон. «Ангелы Любви» описывают Пантеон, как ступенчатую пирамиду, и чем выше достойные теоны находятся в этой пирамиде, тем больше влияния они оказывают на жизнь мироздания.

Однако все это — лишь аллегория, доступная пониманию смертных. На самом деле строение Божественного Пантеона такого, что объяснить его можно великим множеством различных аллегорий — и все они будут верны, но ни одна из них не будет точной и полной.

Очкарик парил вдохновенно, и даже не верилось, что он впервые услышал о Пантеоне несколько минут назад и даже не читал «Пантеос» — только выслушал сбивчивые пояснения монахини ордена и пробежал глазами памятку — компьютерную распечатку на одном листе формата А4 с текстом на двух сторонах.

Кончилось тем, что священник плюнул и ушел, и девушки с криками: «Ура! Мы его сделали! Yes! Yes! Yes!» бросились целовать очкарика и уговаривать его прогуляться с ними.

— А что мне за это будет? — спросил он и получил ответы шепотом сразу в оба уха, после чего, пробормотав: — Ну, если так… — пошел за ними и всю дорогу добросовестно и вдохновенно сеял веру, о которой еще утром не имел ни малейшего понятия.

37

8 марта вечером «Звездная дорога» впервые участвовала в сборном концерте. После утренних событий Руслан Чайковский выглядел усталым. Он спел свой самый попсовый шлягер «Я буду твоим» и сказал только одно слово «Спасибо!» в ответ на аплодисменты. Впрочем, его заранее предупредили, что разглагольствовать на сборном концерте исполнителям не полагается — на это есть конферансье.

Происходило это в том же самом СКК, где несколько дней назад отгремел второй концерт «Звездной дороги». Руслан до сих пор удивлялся, как удалось устроить эти два концерта, сорвать на обоих аншлаги и при этом получить приличную прибыль.

Концерты, правда, шли не подряд. Сначала был один дневной — причем в будний день. И только через несколько дней — вечерний и в выходной. На последний Руслан заломил кусачую цену, но все равно зал был полон. Февральский чес по ночным клубам дал свои плоды, и среди новых русских «Звездная дорога» тоже вошла в моду.

А впрочем, билеты на галерку стоили недорого на все концерты, и как раз на последнем туда прорвался весь нудистский фан-клуб «Атолл Муруроа» в полном составе. Правда, он никого не удивил. На предыдущем, дневном, концерте в СКК творились дела и похлеще.

Зато «муруройцы» первыми прознали об участии «Звездной дороги» в праздничном концерте 8 марта. Правда, здесь уже от милосердного Руслана Чайковского ничего не зависело, и билеты даже на галерку стоили черт знает сколько.

И все же «муруройцы» нашли выход. Женя Журавлева купила билеты на весь клуб. Правда, клуб в результате оказался должен Жене кругленькую сумму, но она не торопила с возвратом. А как раз 8 марта нашелся и способ быстро найти деньги.

На следующий же день «муруройцы» внаглую начали собирать пожертвования в пользу церкви Божественного Пантеона. За поцелуи, естественно — точно так, как услышали и увидели накануне, после богослужения. И кое-что собрали. Половину отдали Жене, а половину — чтобы не выглядеть совсем по-свински — отослали по почте на адрес Марии Кервуд, который был знаком всем порядочным фанатам «Звездной дороги», на имя Руслана Чайковского с пометкой «для церкви Божественного Пантеона».

Вскоре «муруройцы» полностью вернули свой долг Жене. Правда, во время одной из вылазок они нарвались на хранителя чаш ордена Ангелов Любви и чуть было не спалились. Всех спасла находчивость Наташи Цветковой, которая напала на хранителя, восклицая:

— Вы что же, думаете, у Пантеона один орден на всей земле? Мы из ордена Атолла Муруроа, и то, что ты о нем впервые слышишь, ничего не доказывает.

Пока этот хранитель выяснял, существует ли на самом деле орден Атолла Муруроа, самозванцы успели придумать более подходящее название: «Орден Евы и Благословенных островов» и именно так подписали очередной денежный перевод.

Руслан, совершенно запутавшийся в концертных и коммерческих делах, узнав последовательно об «ордене Атолла Муруроа» и «ордене Евы и Благословенных островов», впал в недоумение и сказал:

— Нет, это полная шизофрения. Скажите мне кто-нибудь, ну откуда они взялись?! Ладно если бы жулики — так ведь они же мне деньги посылают!

— Инициатива снизу, — предположил Галактион.

— Ага! И что нам с нею делать?

— Пользоваться.

Тут как раз вышло из печати первое издание «Пантеоса». Слухи об этой книге наслаивались один на другой. Самые старые по инерции утверждали, что в книге излагаются сокровенные тайны сатанизма. Следующая волна сплетен гласила, что это — книга о новейшей магии, которая доказывает существование духов, привидений и нечистой силы средствами современной науки. Последняя волна была ближе всего к истине: она сообщала, что «Пантеос» подробно разъясняет идеи сектантов, во множестве появившихся на улицах города в последние дни.

Так или иначе, десятитысячный тираж разлетелся стремительно. А Лене Соколовой (предъявителю паспорта №…) пришла бандероль с тремя экземплярами «Пантеоса» с благословениями ордену Евы и Благословенных островов от Первосвященника Галактиона Эрве, Великого Магистра Храмовых Орденов и Лож Руслана Чайковского и Кардинала Магистериума Александра Деметриоса.

Последний был нанят по объявлению «Срочно требуется менеджер для крайне необычного дела. Желательны фантазия, готовность ничему не удивляться, незаурядные организаторские способности и умение выступать перед большой аудиторией». На это объявление откликнулось немало народу, но главным администратором церкви выбрали одного — некоего Александра Дмитриева, который вскоре превратился в Деметриоса.

Получение по почте трех экземпляров «Пантеоса», на каждом из которых было от руки написано благословение одного из трех иерархов, означало, что орден Евы и Благословенных островов признан лидерами церкви.

И теперь Лена Соколова не знала, как к этому относиться и что делать дальше.

38

Рыжеволосая монахиня ордена Ангелов Любви, которую звали Любой, хотела от всей этой затеи только одного — переспать с Русланом Чайковским и желательно не один раз.

Но к делу она подошла добросовестно. Иначе было просто нельзя.

Надо заметить, что она была сексуальной девушкой и получала неподдельное удовольствие, раздавая поцелуи направо и налево. А так как, согласно Книге Рекордов Гиннеса, люди могут целоваться непрерывно несколько суток подряд, то физически это не доставляло ей никаких неудобств.

А поскольку сама Люба была весьма лакомым кусочком, мужчины тоже не проходили мимо.

Люба училась в одиннадцатом классе и первый урожай пожертвований быстро приноровилась собирать еще в школе, на переменах. Одноклассники и раньше знали, что она спит с мальчиками лет с тринадцати и довольно доступна, хотя предпочитает партнеров старше себя. Типичная акселератка, она выглядела лет на двадцать и даже веснушки нисколько не портили этого впечатления. Ходили слухи, что у нее роман с каким-то то ли курсантом, то ли целым лейтенантом, а может, даже с несколькими — но достоверно никто ничего не знал.

Недоброжелатели поговаривали, что с таким отношением к любви Любовь не успеет оглянуться, как угодит в проститутки. И она этого мнения не опровергала и — возможно, с целью эпатажа — говаривала так:

— А что, работа как работа. Не хуже других. Куча денег и море удовольствия.

А в начале марта она вдруг заговорила на религиозные темы. Вот уж от кого, а от нее этого никто не ожидал. Правда, перед этим она успела сделаться записной фанаткой «Звездной дороги», а ее лидер Руслан Чайковский как раз ударился в религию — так что удивительного ничего не было.

И все-таки все удивились. Жизнерадостная, веселая и кипучая Люба Тушина, живущая по принципу «Надо жить играючи» — и вдруг разговоры о Боге.

Из этого класса в орден Ангелов Любви вступила еще одна девушка. Но та откровенно говорила друзьям и одноклассникам:

— А зато мы Руслана видим чуть не каждый день. А я с ним даже целовалась два раза — вон, Любка подтвердит.

И Люба действительно подтверждала, хотя на самом деле девушка по имени Ира целовалась с Русланом только один раз.

Сама Люба, однако, ничего подобного о целях своего вступления в орден не говорила. Наоборот, она активно и оживленно излагала всем желающим ту часть идей Галактиона Эрве, которую уловила и усвоила. В ее интерпретации это выглядело так:

— Понимаешь, на самом деле каждый человек — это немножко бог, только очень слабый. А когда людей много — они становятся сильнее. И еще человек делается сильнее, когда освобождается от тела. Когда умирает, проще говоря. Только обязательно так, чтобы он не сам это захотел, а так по жизни получилось. И вот те, кто уже умер, собираются в Пантеон и вместе правят миром. Но и по отдельности тоже могут много сделать. Все зависит от того, сколько у них магической силы. Если верить в Пантеон и служить ему, то можно набрать эту силу и оказаться в Пантеоне на более высоком месте.

В общем, по ее рассказам выходило, что Пантеон — это такое грандиозное собрание привидений. А в привидения, надо сказать, обыватели верят гораздо охотнее, чем в Бога. То есть в Бога — православного, например, — многие тоже верят, однако свечки ставят чаще Николе Угоднику или другому какому святому. У православных и католических святых имеет место строгое разделение труда — то есть души умерших выполняют функции языческих богов.

В девяностых годах один социологический опрос показал, что в России в духов, призраков, гороскопы, магию, колдовство и нечистую силу верит больше людей, чем в библейского Бога и особенно в Святую Троицу. Господь, который един в трех лицах — это непонятно, а вот домовой, с которым можно поговорить с помощью ниточки и колечко — это доступно вполне.

Руслан Галактионов (он же Галактион Эрве) просто устранил из картины Мироздания фигуру единого Верховного Бога, заменив его Законом Дао и Кармы (восточная экзотика весьма притягательна). И кроме того, он предложил людям шанс не на туманные и абстрактные наслаждения, а на исполнение божественных функций.

Власть — это то, чего почти каждый человек желает больше, чем наслаждений.

К тому же христианский рай, если вникнуть в писания проповедников и теологов, вовсе не кажется таким уж привлекательным местом. Согласно христианской доктрине, бессмертным духам чужды плотские удовольствия. А между тем, человеку, состоящему из плоти и крови, трудно представить себе какие-либо удовольствия, лишенные плотского начала. Недаром самое любимое чтиво и самые любимые зрелища широких масс — это эротика (и шире — любовные истории) и триллер. Первое — о плотской любви, второе — о физической боли, страхе и смерти. И то, что второе вовсе не является наслаждением — это спорный вопрос. Одно дело — самому испытывать боль, и совсем другое — смотреть, как ее испытывают другие. Человек — жестокий хищник, и вид чужой боли почти всем и всегда доставляет удовольствие. Только не все и не всегда готовы признаться в этом себе и другим.

И Галактион в «Пантеосе» предусмотрел выход для любых человеческих страстей. Во-первых, он объявил, что теоны могут испытывать телесные ощущения и диапазон их тем шире, чем выше магическая сила теона. В сообществе теонов этот диапазон еще более расширяется и в Пантеоне может достичь бесконечных пределов. И чем выше поднимается душа человека в иерархии Пантеона, тем шире не только диапазон чувств (который простирается далеко за рамки человеческих ощущений), но и диапазон исполнения желаний. И на некоторой ступени этот диапазон тоже становится безграничным. Протеоны — души, никогда не имевшие тела — могут выполнить любое желание теона, поднявшегося достаточно высоко, никоим образом не побеспокоив при этом другие теоны и какие бы то ни было элементы Мироздания. Таким образом, возвышенный теон как бы приобретает свой собственный виртуальный мир, бесконечный и населенный протеонами, которые могут принимать облик любых людей, существ и предметов и действовать так, как должны действовать их реальные аналоги или так, как того хочет теон-хозяин.

Есть лишь несколько ограничений, через которые возвышенный теон не может переступить. Без воли Пантеона он не может подняться выше в иерархии и приобрести больше магической силы. На жизнь Пантеона и всего Мироздания он может влиять лишь в тех пределах, которые ему отведены, а степень его влияния на жизнь отдельных людей Земли и на события в реальном мире определяется его магической силой. И еще — теон не может по собственному желанию погрузиться в Нирвану — то есть полное небытие.

Шура Шмелев, прочитав «Пантеос», сообщил Галактиону, что все вышеизложенное можно перевести в термины виртуального программирования. Теон — это про грамма, которая заключает в себе сознание человека и его всевозможные расширения, в том числе протеоны — подпрограммы, создающие антураж и виртуальное исполнение желаний.

Изложенная в «Пантеосе» теория альтернативных истин вполне допускала такую интерпретацию (как и множество других), и Галактион решил включить ее в свою новую книгу «Мироздание».

Естественно, рыжая троечница Люба Тушина даже не пыталась разобраться во всем этом. «Пантеос» она не читала — только слушала, когда его читали вслух в храме. Но особо не вникала и тут, предпочитая усваивать основы веры из устных проповедей Руслана Чайковского и кратких памяток, умещающихся на одном листе. А в ее собственном пересказе эти основы выглядели еще доступнее и как-то прикольнее. Дескать, есть такие добрые духи, им служат какие-то добрые люди, и если давать этим людям деньги, то они договорятся с духами, чтобы те взяли жертвователей под охрану и опеку. В общем, этакая небесная «крыша».

Ну и плюс «святое целование». Придя в школу после 8 марта, Люба первым делом ошарашила одноклассников сообщением, что поцелуй за деньги есть средство соединения душ. Примерно половина мальчиков в классе либо не имели постоянных подруг, либо не сочли их наличие помехой для «святого целования». А потом началось поветрие по всей школе. К «ангелу любви» Любе Тушиной выстраивались очереди жертвователей — в основном из классов с шестого по девятый. Мальчикам в этом возрасте целоваться хочется до умопомрачения, а ровесницы в это время мечтают о большой и чистой любви, принце на белом коне и прочих подобных вещах, в которые прыщавые одноклассники как-то не вписываются.

Мальчики постарше хотят уже настоящего секса, и некоторые даже предлагали Любе солидные деньги за более полное слияние душ посредством тела. Но Люба сразу ставила их на место.

— Ты меня с кем-то путаешь, — говорила она. — Я даже знаю, с кем. Выйди вечерком к метро, там тусуются те, кто тебе нужен. А я собираю деньги для Церкви Боже ствен ного Пантеона, понятно?

То же самое она говорила, когда к ней, проповедую щей с белой повязкой на голове, обращались с нескромными предложениями мужчины на улице:

— Для таких, как ты, в нашем ордене есть только святое целование. А для святого траханья ты недостаточно свят.

Еще она в беседах с коллегами по ордену усвоила пару финтов на случай слишком маленьких пожертвований. Например, если дали тебе копейку или пятак и норовят облобызать взасос — надо от поцелуя уклониться, чмокнуть жадину в щечку или вообще изобразить бесконтактный театральный поцелуй и шепнуть: «По трудам и награда» или «По цене и товар».

Иной девушке такой скупой, но сластолюбивый жертвователь мог фыркнуть: «Да нужна ты мне!» или «А пошла ты!..» — но Люба таким образом только раззадоривала мужиков, и они лезли в карман за деньгами покрупнее.

За несколько дней после восьмого марта распорядок мероприятий ордена в городе определился достаточно четко. Группы от трех до пяти девушек в сопровождении одного хранителя чаши распределяли между собой районы охоты. Каждая из них вставала где-нибудь в людном месте и проделывала краткий вступительный обряд, который сразу привлекал внимание прохожих. Обряд заключался в возжигании свечей и ароматических палочек, чтении нескольких стихов из «Пантеоса» и «святом целовании» девушек с хранителем.

Далее следовало объяснение для публики, после чего все шло по конвейеру. Одни любопытствующие уходили, другие подходили, хранитель чаш в основном разговаривал, монахини в основном целовались, но случалось и наоборот. На роль хранителей подбирали красивых сильных парней, и порой девушки, особенно не очень красивые и не избалованные мужским вниманием, принимали от них святое целование в обмен на пожертвование.

Что касается пожертвований, то здесь существует один немаловажный психологический фактор. У каждого человека есть некий барьер: сумма денег, которую он может, не задумываясь, бросить в шляпу нищего или в футляр инструмента бродячего музыканта, чья музыка ему безразлична. Это — «барьер милостыни».

Есть другая, более значительная сумма, которую человек может выложить за какую-нибудь в принципе ненужную ему безделушку или бросить бродячему артисту, игра которого тронула за душу. Это — «барьер безделицы».

«Барьер милостыни» обычно близок к 1/1000 месячного дохода человека. «Барьер безделицы» — раза в три выше.

Если бы «ангелы любви» просто собирали деньги, то, во-первых, жертвователей было бы гораздо меньше, а во-вторых, они ограничивались бы «барьером милостыни». Но «святое целование» все меняло. Пожертвования от мужчин зашкаливали даже за «барьер безделицы» и желающих было много.

Сборы ордена за первые дни превзошли все ожидания, и при виде всего этого у ордена Ангелов Любви появились подражатели. Не только орден Евы и Благословенных островов, но и какие-то совершенно посторонние группы девушек, которые якобы собирали пожертвования для церкви Божественного Пантеона, но не отдавали этой церкви вообще ничего.

Но Руслан Чайковский и компания тоже были не лыком шиты. И вскоре на улицах города появились «казначеи Магистериума» — люди с мандатами на красочных бланках, где от руки почерком Руслана Чайковского было написано:

«Да будет объявлено всем орденам и ложам, и храмам Пантеона, что казначеи Магистериума уполномочены на взимание третьей части собранных плодов в закрома, ближайшие к небу…»

Ниже следовали собственноручные подписи первосвя щенника Галактиона и кардинала Александра. А на обороте были подписи всех казначеев Магистериума.

Казначеи вели охоту очень просто. Они ходили по городу и искали тех, кто собирает деньги от имени церкви Пантеона. А найдя, давали пожертвование, принимали поцелуй и только после этого произносили ритуальную фразу и показывали свою удостоверительную бумагу. И требовали треть всех собранных денег либо тамгу или орденскую грамоту. Орденские грамоты имели только «ангелы любви», а тамга давалась тем, кто уже заплатил треть казначею.

Таким образом, «ангелы любви» не имели никаких проблем, а всяческие самозванцы были вынуждены отдавать церкви треть собранного. Тем, кто не хотел это делать, прозрачно намекали на длинные руки тайных лож. А также на то, что им (самозванцам) неплохо бы присоединиться к церкви по-настоящему. Там правила довольно просты: треть денег идет в казну церкви, а остальное делится между сборщиками, лидерами ордена и его казной. Правда, придется составить Устав Ордена, который должен быть утвержден иерархами церкви — но зато новый орден получит помощь церкви и защиту со стороны тайных лож.

Как раз в это время слухи о тайных ложах стали распространяться очень активно. Якобы церковь Пантеона создали глубоко законспирированные масоны, и у них есть отряды фанатиков-камикадзе, которые готовы любыми средствами защищать тех, кто помогает церкви, и безжалостно уничтожать тех, кто наносит ей вред.

39

Тайные ложи придумали, чтобы пугать самозванцев. Элементарно: казначеи спросили, а что им говорить, если самозванцы не пожелают платить. Вот Руслан и ответил:

— Говорите, что у нас есть орден меченосцев, который выявляет злостных самозванцев, ставит их на счетчик, а потом предает суду Священного трибунала. Вплоть до сожжения на костре.

Сам Руслан в это время активно наращивал милицейскую «крышу» и заодно платил частному охранному агентству «Юстас» за организацию охраны и сбор некоторых полезных сведений.

По совету юристов и других знающих людей, Руслан обставлялся по-крупному и тратил на это кучу денег. Но зато «ангелов любви» на улицах не трогала милиция, а если к ним вдруг подваливал рэкет, разговор был короткий: пусть ваша «крыша» поговорит с нашей «крышей».

Первоначальные вложения в «крышу» составили несколько десятков тысяч долларов, но это было не главное. Важней всего то, что «крышеустроители» почуяли в лице Руслана и компании солидного клиента с большими перспективами.

Руслану в последнее время везло на «знающих людей». Во-первых, они подсказали ему, что милицейская крыша надежнее мафиозной, хотя и дороже. И они же навели его на «Юстас», который имел связи с ФСБ и ФАПСИ.[5]

Мария Кервуд, чьи деньги на все это тратились, смотрела на все происходящее с тихим изумлением, но прекращать вложения не собиралась. Марии так понравилось в России, что она затеяла получение долгосрочного вида на жительство, а для этого лучший способ — вложить большие деньги в российскую экономику. Ну, она и вложила новые 100 тысяч долларов в фирму «Звездная дорога».

Мария была одним из трех учредителей этой фирмы наряду с Русланом Чайковским и ООО «ТТТ». Последнее было куплено в самом начале истории рок-группы «Звездная дорога» у компании, специализирующейся на продаже готовых фирм. Его владельцами считались все музыканты «Звездной дороги». ООО «ТТТ» выступало от имени группы в тех случаях, когда непременно требовалось оформить получение или трату денег через посредство юридического лица. Фирма с более вразумительным названием «Звездная дорога» была основана несколько позже.

Однако новые сто тысяч долларов к учреждению этой фирмы отношения не имели. Уставный фонд там был мизерный — ровно столько, сколько необходимо по закону. А 100 тысяч — это был заем, который Мария Кервуд предоставила фирме «Звездная дорога» на срок 25 лет под 8 % годовых.

Бизнес.

Теперь Мария вкладывала деньги в бизнес. Иностран ные инвестиции. В случае удачи к Марии вернется не только это последнее вложение, но и предыдущие, нигде документально не зафиксированные. Ровно 300 тысяч долларов. Правда, за двадцать пять лет — но это уже льготное условие, предоставленное Руслану Чайковскому в силу личной дружбы.

И первое, что делает фирма «Звездная дорога» на эти деньги — это покупает на окраине города, в Озерках, участок под строительство и заказывает некоему архитектору проект здания.

Но это здание — голубая мечта. Сметы еще нет, но даже по самым предварительным прикидкам строительство обойдется в миллион долларов, не меньше.

Речь идет о доме, где будет находиться клуб «Звездной дороги», а заодно — храм церкви Пантеона. Однако до этого еще далеко, а помещения церкви нужны сейчас.

И вот в процессе подбора помещений и заключения арендных договоров Руслану опять пришли на ум тайные ложи.

Как раз в это время «Юстасу» пришлось улаживать некий конфликт между дочерними предприятиями Церкви Божественного Пантеона и какими-то криминальными авторитетами, захотевшими поучаствовать в прибылях. Ребята из «Юстаса», которым Руслан только что подбросил деньжат, выбрали стратегию быстроты и натиска и популярно объяснили авторитетам, что они избрали не тот объект.

В телефонном разговоре были произнесены такие слова:

— Вы влезли не в свою игру. И вот вам совет на будущее: никогда не связывайтесь с религией, а прежде чем затевать рэкет, проведите хорошую разведку. За той компанией, о которой мы говорим, стоят такие силы, что от вас мокрого места не останется, если вздумаете вмешаться.

И далее последовали очень прозрачные намеки на то, что в России осуществляется крупная операция западных спецслужб и международных масонских организаций, а Руслан и Галактион — не говоря уже о прочих фигурантах — это просто пешки, работающие на публику. Российские спецслужбы тем временем через посредство «Юстаса» стараются перехватить контроль над этой операцией. И посторонним в этом змеином клубке ловить нечего— раздавят и глазом не моргнут.

Идею подбросил Руслан — только с его авантюрным складом ума можно было такое придумать. Суперагенты из «Юстаса» сказали: «Под вашу ответственность» — и разработали программу дезинформации. А Руслану его друзья сказали так:

— Если тебя не убьет мафия, то это сделает ЦРУ или ФСБ. Или масоны на худой конец.

На что Руслан спокойно ответил:

— Никто меня не убьет. Я еще долго буду нужен Богу на земле, а он не оставляет своих без защиты.

Из этого друзья заключили, что мания величия у Руслана зашла слишком далеко, но поделать с этим ничего нельзя.

А тут его агенты по недвижимости как раз набрели на какой-то подвал и показали его Руслану перед тем, как договариваться об аренде.

И Руслану стукнула в голову светлая мысль — а почему бы действительно не создать тайную ложу. А заодно и спецслужбу какую-нибудь — хоть западную, хоть российс кую, без разницы.

Несколько лет назад один авантюрист создал «секрет ную службу при Президенте Российской Федерации», не имея вообще никаких денег за душой. И черт знает сколько времени занимался тем, что добывал под этим соусом деньги и информацию, завязывал полезные связи, занимался рэкетом, отмазывал преступников и так далее и тому подобное. А когда его все-таки повязали и посадили, основная масса денег уже ушла за границу. И это при том, что начал он с одного удостоверения, отпечатанного на лазерном принтере, с печатью, нарисованной от руки каким-то художником за бутылку водки.

А впрочем, в нашей стране чудес еще и не такое бывает.

Мрачный подвал с окошками-бойницами как нельзя лучше подходил для масонских сборищ, заседаний Священного трибунала и прочих подобных мероприятий, и Руслан сразу подкатил к Марии Кервуд с идеей: надо найти в Америке и Европе пару-тройку авантюристов, которые за небольшую мзду согласятся проехаться в Россию и несколько дней побыть глубоко законспирированными масонами. А когда они прибудут, их надо будет кое-кому предъявить в этом самом подвале, отделанном по послед не му слову масонского искусства.

Руслан в эти дни крутился, как белка в колесе, не останавливаясь ни на минуту. Если в начале февраля у него еще было время на личную жизнь и тихие семейные торже ства, то в конце марта ни о чем подобном речь уже не шла.

Правда, развлекался он все равно. Нормальной практикой было закатиться вечерком к «ангелам любви» и устроить «магистральное богослужение» с выбором счастли вой посетительницы комнаты ночных таинств.

У храма «ангелов» постоянно тусовались фанатки. Одни хотели вписаться в орден, чтобы получить регулярный доступ внутрь храма и вступить с Русланом в интимное общение, другие просто надеялись увидеть Руслана вблизи. Здесь же перед выходом на охоту и по возвращении с нее обретались монахини ордена. Внутри постоянно находились только особо доверенные лица и дежурные монахини.

Фанатов и прочих любопытствующих допускали в храм, но если их было много, то людей впускали группами и ненадолго.

Вообще-то Руслан еще когда снимал эту квартиру, договорился с владельцами дома, что они не будут торопиться сдавать или продавать и остальные квартиры на этой лестничной клетке. И первое, что сделал орден со своих мартовских сборов — это снял оставшиеся три квартиры. Заплатили, правда, только за месяц, но зато повышенную цену.

Однако из всех этих квартир в храмовых целях использовалась пока только одна — самая первая (и по номеру тоже).

Считалось, что в этой квартире проживает некий Леонид Борисов, заместитель директора фирмы «Galaxy». Однако квартиросъемщиком поначалу числился Роман Галак тионов. Но потом поступили хитрее, и арендатором стала непосредственно фирма «Galaxy», учрежденная совместно Романом, Русланом и Александром Дмитриевым-Деметрио сом.

Леонид Борисов действительно существовал. Он при шел по тому же объявлению, что и Дмитриев, и был назначен приором ордена Ангелов Любви. Теперь он якобы снимал все четыре квартиры первого этажа у фирмы «Galaxy», а та, в свою очередь, арендовала их у собственника — какой-то строительно-коммерческой фирмы. В общем, черт ногу сломит — зато если у кого-то возникнут претензии, концов не найти. Особенно если учесть, что «Galaxy» заключила договор не с самой СКФ, а с риэлтерским агентством, представляющим ее интересы по доверенности от какого-то другого агентства.

Но и на этом комбинация не завершалась. Саша Дмитриев — кардинал Магистериума и по совместительству директор «Galaxy» — недаром с первого взгляда понравился Руслану. Он оказался столь же деятельным и энергичным и придумал, как еще более укрепить и развить добрые отношения со строительно-коммерческой фирмой. В результате «Galaxy» подрядилась убирать и ремонтировать подъезд, на первом этаже которого располагался храм Ангелов Любви. Дмитриев решил, что подъезд убирать все равно придется — негоже храму обретаться в загаженном парадняке, а если об этом не позаботиться, то его загадят за месяц. Ну а раз так, то почему бы не использовать это обстоятельство в своих интересах.

Уборкой, естественно, занимались сами «ангелы». Дело, кстати, сугубо добровольное, но тем, кто от него уклоняется, орденские награды и поощрения светят в последнюю очередь, а отношения с другими монахинями таким способом можно испортить запросто.

И в результате сложилась ситуация, когда не только дежурных по храму, но и дежурных по подъезду не требовалось назначать приказом сверху. Все рвались и так, и подъезд блестел, как внутренности образцового крейсера. Как сказал в своей проповеди сам кардинал Магистериума: «Лестница должна быть такой, чтобы по ней можно было ходить босиком, не думая о чистоте ног».

И она действительно стала такой. В подъезде было не холодно, и некоторые монахини, которые в силу искренней веры или из стремления к награде особенно ревностно выполняли орденские правила, выходили мыть лестницу босиком и в туниках — чем очень развлекали появившихся соседей, особенно молодых мужчин.

Еще их развлекал один ежевечерний обряд. Ровно в девять часов из подъезда под звон колокольчиков и пение гимнов выходил приор ордена или кто-то из священников и, воздев руки, объявлял:

— Вечер! Солнце склоняется!

С этой минуты фанатствующим и любопытствующим полагалось прекратить всякий шум во дворе и хождение по лестнице. Двери храмовой квартиры запирались, и ждать было больше нечего. Руслан никогда не приезжал в храм позже восьми часов вечера. Он сам ввел это правило в середине марта и за две недели приучил фанатов к тому, то оно не знает исключений.

Когда Руслан приезжал сравнительно рано (это могло быть и в середине дня, и даже утром) — это означало, что, возможно, он устроит массовую аудиенцию, во время которой некоторых девушек может поцеловать просто так, а других вдруг станет спрашивать:

— Веруешь ли ты, как верую я, и знаешь ли ты Истину, которую я проповедую?

Или:

— Несешь ли ты слово нашей веры людям и соверша ешь ли добрые дела для людей?

Или:

— Вносишь ли ты десятину или центурию, или иную долю плодов труда своего в храмовую чашу?

И все знают, что это ритуал, что если прорваться к Руслану после концерта, например, или оказаться с ним рядом в ночном клубе — он будет разговаривать совсем иначе.

Но ритуал ритуалом, а если Руслан задал вопрос — берегись! И не обижайся, потому что все предупреждены заранее: насильно в храм никто не гонит и не тащит, а вопрос Великого Магистра — это знак благосклонности. Но если ответ неверен, то на дальнейшую благосклонность рассчитывать трудно.

А чтобы ответить правильно, лучше всего знать учение, распространять его и платить десятину. Тогда в ответ на вопрос Великого Магистра можно сказать именно то, что он желает услышать, и это сказанное будет правдой.

Можно почти не сомневаться, что такой ответ запомнят — если не сам Руслан, то приор ордена. А запомнив — проверят. И если это окажется правдой, то можно не сомневаться — при ближайшем пополнении ордена ответи вший так будет среди первых кандидатов.

А попасть в орден стремятся многие. Это ведь так увлекательно — быть постоянно рядом со знаменитостью. А главное — это возвышает тебя над другими. У девушки, которая дежурит в алтарной комнате, возникает ни с чем не сравнимое чувство превосходства над теми, кто ждет на улице. Потому что по Руслану сохнут уже десятки тысяч девчонок, а дежурных в храме двенадцать, и если Руслан приедет, то он, скорее всего, поцелует их всех, а одну уведет на ложе.

И уже неважно, приятен этот поцелуй или не очень. А важно то, что ей — одной из двенадцати (или даже двадцати пяти, сорока, сотни) он достался, а десяти тысячам других — нет.

И недаром девушки, побывавшие в интимной комнате наедине с Русланом, выходят оттуда, задыхаясь от восторга. И неважно, каков Руслан в постели. Может, он гений секса или половой гигант, а может, обыкновенный мужчина или вообще так себе. Главное, что остальные завидуют такой испепеляюще-белой завистью, что она еще долго будет греть сердце. И, предвидя это, девушки заранее распаляют свое воображение до такой степени, что даже если бы Руслан оказался импотентом, секс с ним все равно стал бы самым ярким воспоминанием в жизни осчастливленной им поклонницы.

А Руслан, между тем, далеко не импотент и несколько сеансов любви за ночь ему вполне по силам. Вдобавок, опытные шведские жены Мария Кервуд и Света Шарова основательно поднатаскали его в технике — так что даже те девушки, которые не ощущали предварительного восторга (с ними Руслан знакомился не в храме Ангелов Любви, а в ночных клубах и других злачных местах), редко испытывали разочарование от интимного общения с ним.

Есть такие вещи, ценность которых придает личность и слава их создателя или обладателя. Старое платье секретарши Белого Дома стоит примерно столько же, сколько и любая другая одежда в секонд-хэнде. Но одно пятнышко спермы может на несколько порядков поднять его цену, если этот след оставил президент США.

Авторучка, которой ученик пятого класса (имярек) написал сочинение «Как я провел лето», стоит столько, за сколько он купил ее в магазине. Или даже меньше — если мальчик имеет привычку грызть колпачки. А ручка, которой Пол Маккартни написал «Yesterday», стоит в тысячи раз дороже всех остальных аналогичных ручек, независимо от того, обгрызен колпачок или нет.

Руслан Чайковский еще не поднялся до таких высот, но уже сумел превратить в вещь подобного рода свою любовь.

40

Журналистка Алиса Ярославская все-таки представила Руслана шарлатаном, который, пользуясь доверчивостью подростков, втягивает их в темное дело.

— Чайковский утверждает, что его секта не имеет ничего общего с сатанизмом, — произносил голос Алисы за кадром, — но можно с уверенностью сказать, что она не имеет ничего общего и с религией в истинном значении этого слова. Достаточно упомянуть, что Чайковский и Галактионов «награждают» наиболее усердных «монахинь» тем, что проводят с ними ночь. Девушки из «ордена Ангелов Любви» считают это величайшим счастьем, но мы можем вспомнить, что «белые братья», например, считали счастьем бросить дом, отречься от родных и отдать секте все свое имущество, а члены американского «Братства Белых Звезд» полагали, что высшее счастье — это покончить с собой по приказу лидера секты.

Это была уже вторая передача Алисы о Руслане. В первой речь шла о «Звездной дороге»: интервью с Русланом и другими музыкантами, музыкальные вставки, на полсекунды — девушка с ошалевшим лицом и нагой грудью, которая, сидя на плечах парня, размахивает над головой своей блузкой, а потом — разговор с другой девушкой, которая видна от плеч и выше, но с явным намеком, что она тоже недостаточно одета.

Вопрос:

— Почему ты это делаешь? Неужели тебя не останавли вает то, что вокруг полно мужчин?

Ответ девушки:

— Так это же в кайф!

И так далее, так что по всему выходит, что эти девочки — просто дурочки. Раньше такие тащились от «Ласкового мая» и «На-на» и тоже рвали на себе одежду, чтобы кумиры обратили на них внимание. А теперь в моде «Звездная дорога», и новое поколение пустоголовых идиоток ошалевает на ее концертах.

А вторая передача была посвящена уже специально церкви Божественного Пантеона. Алиса проехалась по городу и попыталась побеседовать с монахинями ордена Ангелов Любви, но не получила того, что хотела. Девушки и юноши с белыми орденскими повязками охотно проповедовали свою веру перед камерой, но на вопросы о бытовых подробностях отвечали односложно:

— Приходите и посмотрите сами.

Алиса попробовала прорваться со съемочной группой в храмовую квартиру, где она однажды уже была без группы. Но слава Алисы бежала впереди нее, и в храме уже знали, что она делает передачу, направленную против церкви Пантеона. Так что съемочную группу в храм не пропустили, вежливо объяснив, что орденские таинства нельзя снимать на видео. Без аппаратуры — пожалуйста, а с аппаратурой — ни-ни.

Алиса отомстила тем, что назвала в эфире адрес храма.

В один из ближайших дней, ближе к вечеру, какие-то крепкие ребята в камуфляже прикатили к храму бить пантеонцев. Они собирались то ли гнать сектантов — спасать православие, то ли бить жидов — спасать Россию, но им не повезло. Руслан с утра объявил массовое богослужение, и у храма собралось больше тысячи поклонников.

Камуфляжников, которые прибыли под императорскими бело-черно-желтыми штандартами, было гораздо меньше, и они не рискнули напасть. Ограничились перепалкой с фан-клубовской дружиной, телохранителями ордена Евы и «чашниками» ордена Ангелов Любви.

Потом к камуфляжникам подошли милиционеры и попросили предъявить документы, а также сообщить, какую организацию они представляют.

На последний вопрос камуфляжники сначала ответили:

— А какое вам дело? Вы должны помогать нам очищать Россию от разных ублюдков, а не препятствовать.

— Мы и не препятствуем, — ответили милиционеры. — Мы разбираем нарушение общественного порядка. Вы, например, матом ругались, а это нарушение закона.

Разумеется, за то, чтобы менты заинтересовались этим нарушением закона, им было уплачено отдельно.

Тут из-за спин милиционеров кто-то с внешностью застарелого хиппи в очках выкрикнул, адресуясь к камуфляжникам, что-то вроде:

— А, так значит вы боитесь даже сказать, какая банда вас сюда прислала!

— Мы ничего не боимся! — выкрикнул тогда главный камуфляжник и с неподдельной гордостью произнес во всеуслышание название своей организации.

Очень скоро к общегородскому лидеру этой организации пришли двое. Один мельком показал удостоверение ФСБ, а другой дал внимательно прочитать корочки «Службы специальных расследований Правительства Российской Федерации» на имя майора Новикова.

— Вас ведь никто не трогает, — полувопросительно, полуутвердительно сказал этот последний. — Никто не мешает вам вести пропаганду, печатать газеты, вербовать сторонников, даже бить морды черным. Так?

Лидер ничего не ответил.

— Так, — сказал за него Новиков. — Так что, вам надоела эта лафа? Ведь очень просто устроить так, что она кончится. То, что прокуроры, милиция и судьи к вам благосклонны, ровным счетом ничего не значит. Если на них прикрикнут сверху, они отвернутся от вас мгновенно — даже глазом не успеете моргнуть.

— Я не понимаю, в чем дело, — сказал лидер, зачем-то оглядываясь на портрет Александра III за своей спиной.

— Да так, мелочь. Мы проводим операцию по выявлению агентов иностранных тайных обществ во властных, общественных и коммерческих структурах, а вы у нас под носом занимаетесь самодеятельностью.

— Какой самодеятельностью? — удивился национа лист.

Ему ответили, какой. Прикрикнули. Хлопнули ладонью по столу. А потом успокоили и миролюбиво сказали:

— Не надо соваться в эти дела, добрый вам совет. Оставьте их профессионалам. Вы — ребята прямолинейные, а тут все настолько хитро, то даже профессионал не сразу разберется. А непрофессионалов и прибить могут ненароком.

И шепнул товарищ Новиков собеседнику по большому секрету, что у тайных обществ есть-де киллеры-камикадзе и, по некоторым данным, более надежно запрограммированных, чем такие же киллеры российских спецслужб. И этот секрет наши спецслужбы очень интересует. Но собеседнику надо усвоить только одно — что если его люди станут соваться не в свое дело, то ими заинтересуются киллеры обеих заинтересованных сторон. А это вам не мафия и не милиция. Тут ни соратники, ни охрана, ни авторитет не спасут.

И визитеры ушли, унося с собой поддельные удостоверения, сделанные какими-то умельцами за три дня и пачку долларов. Удостоверение ФСБ было почти неотличимо от настоящего. Об удостоверении «Службы специальных расследований» так сказать нельзя, поскольку оно не имело оригинала. Такой службы просто не существовало в природе.

А журналистка Алиса Ярославская, она же Елизавета Чижикова, ничего не зная об этих событиях, планировала более глубоко вникнуть в феномен Руслана Чайковского, чтобы понять, в чем же тут все-таки дело — в глупости фанатеющих масс, в злонамеренном обмане или в гипнозе.

А самое главное — сколько денег все это приносит.

41

Говорят, религия — самый выгодный бизнес.

И правда. Если бы не было «святого целования», то «ангелы любви» не имели бы такого успеха. Но ведь и если бы девчонки вздумали продавать свои поцелуи просто так, без всякой идеологической подоплеки, то результат тоже не был бы таким впечатляющим.

А получалось так, что монахини ордена зарабатывали несколько рублей в час — порой до десяти и больше. И было их уже больше ста человек, не считая тех, кого в орден еще не приняли, но на сбор пожертвований уже благословили.

В тех местах, где «ангелы любви» вставали пропове до вать, сразу начинался хэппенинг. Они ведь не только просили деньги и целовались, но еще и устраивали сеансы любовной магии, принимали заказы на молебны о любви и о здравии, торговали приворотным зельем и его рецептами, гадали и вызывали духов.

Очкарик, случайно встреченный монахинями ордена 8 марта и ставший каноником Белых Ангелов, без устали придумывал ритуалы и методы завлечения любопытных. Например, он изобрел «бесценный грош»: надо всего лишь загадать желание, бросить в чашу монетку и прикоснуться к книге. А можно обратиться с просьбой персонально к кому-нибудь из умерших, давно или недавно. Это стоит никак не меньше рубля, но зато клиенту уделяется особое внимание. Могут даже вином напоить. А вино не простое — чудодейственное. Освященное самим кардиналом Магисте риума. Никто в его чудодейственность не верит, но бутылка, которая стоит полтора рубля, расходится по глотку за полтора червонца.

И вопросы задаются самые разные. Например:

— А от запоя вы лечите?

Наш народ привык, что если кто-то занимается любовной магией и вызыванием духов, то он и от запоя лечит обязательно. Не хочется никого разочаровывать.

— А как же. Лечим. Наш Бог всемогущ и милосерден. Того, кто верит в него и в себя, он вылечит от любых недугов.

И вот, стоят люди в людном месте, проповедуют себе, вокруг толпа каруселит, свечки горят, благовония дымят, монеты позванивают. Вдруг сквозь толпу прорывается девчонка старшего школьного возраста, кидается целовать хранителя чаши и книгу «Пантеос», бросает в чашу пятирублевку, слезно извиняется, что у нее больше нет, и спрашивает, где можно принять крещение или что там у пантеонцев положено.

Что такое?!

Оказывается, несколько дней назад девочка пожертвовала пять копеек, дотронулась до книги и загадала желание: чтобы ее полюбил один одноклассник. А одноклассник гулял с другой, но тут вдруг — прямо сразу — с ней поссорился, а эта девочка подвернулась под руку (и немудрено — она за ним хвостом ходила) — и парень позвал ее на танцы. Что было после танцев — не наше дело, но нас следующее утро губы у девочки были зацелованы почти как у «ангелов любви», и побежала она этих «ангелов» разыскивать, чтобы выразить свою искреннюю благодарность им и их Богу.

Тут мнения любопытствующих расходятся. Одни считают, что все подстроено, другие думают, что это — простое совпадение. Но поток желающих прикоснуться к книге резко возрастает, и монетки падают гуще.

И выходит на круг несколько тысяч человеко-часов такого вот праздника помножить на несколько рублей за человеко-час минус накладные расходы. Если прибавить к этому всех недопосвященных и самозванцев, новые ордены, которые пытаются самоорганизоваться и зашибать деньги под крышей церкви Пантеона, собственные доходы храма, десятину и центурию, пожертвования каких-то новых русских через личные знакомства Руслана (не зря он все-таки регулярно навещает ночные клубы), поступления от продажи «Пантеоса» и разное прочее такое же — вырисовывается цифра под сто тысяч рублей за месяц, или сто тысяч долларов, что одно и то же.

Из этой суммы надо вычесть то, что сборщики оставили себе легально, и то, что они украли, утаили и присвоили обманом. Однако надо учесть и то, что многие «ангелы любви» ради благосклонности Руслана и (в меньшей степени) Галактиона и Деметриоса не оставляли себе ничего и уж тем более ничего не утаивали.

Вообще, когда в апреле стали подсчитывать доходы за март, цифра получилась неопределенная, потому что значительная часть наличных тратилась без счета, еще часть была пущена в рост, часть обезналичена через свои фирмы, часть роздана своим людям за верную службу, а часть израсходована на новые взятки — тоже без точного учета сумм.

Самой высокооплачиваемой должностью внутри самой организации была должность зиц-председателя. Занимал ее некий товарищ с характерным именем Вася Ключников, владелец и директор ООО «Аметист». Именно он давал все взятки, перегонял деньги в оффшоры, заказывал фальшивые удостоверения и делал прочую черную работу.

Василий был опытным зиц-председателем. Он уже занимал аналогичные должности, уже сидел, уже накопил неплохие деньги, но азарт заставлял его снова возвращаться к этому ремеслу.

Впрочем, был он не так стар, как герой Ильфа и Петрова, и посидеть при царях и генсеках ему не пришлось. В первый и единственный раз он сел в год первых выборов Президента России, вышел в 94-м и с тех пор Бог миловал.

Тем не менее, по возрасту он был самым старшим из всей тусовки, если не считать дедушку Ивана Григорьевича Шарова. Василию было тридцать семь лет, тогда как следу ющему за ним Галактиону — всего тридцать три.

Сам Галактион, надо заметить, меньше всех занимался делами. Для него сняли трехкомнатную квартиру в охраняемом подъезде, напротив квартиры, снятой для Руслана. У Галактиона теперь был мощный компьютер и выход в Интернет по выделенному каналу. А еще у него была своя свита из учеников и девушек постарше — тех, которые всерьез прониклись верой в учение Галактиона или любовью к нему лично.

Кардинал Магистериума Деметриос однажды заметил по этому поводу:

— Среди вас один я — нормальный человек, а все остальные — сексуальные маньяки.

На это Руслан Чайковский ответил

— А ты почитай Фрейда. Там ясно сказано, что сексу альная неудовлетворенность — наилучшая питательная среда для развития гениальности.

Что касается Галактиона, то он, как человек не от мира сего, в прежние времена не очень-то старался найти подругу для постели — хотя при определенных усилиях вполне мог бы заполучить в любовницы или жены хотя бы одну из бывших учениц. Но на эти усилия не хватало ни сил, ни времени, ни умения. Вот если бы женщины сами приходили и предлагали себя…

Но этого не случалось, и Роман Вадимович придумал способ лучше. Он научился реализовывать любые сексуаль ные фантазии во время медитаций.

И теперь, когда девушки действительно приходили сами, реальный секс казался Галактиону пресным по сравнению с этими фантазиями.

Но постоянное присутствие в квартире девушек в прозрачных одеяниях или без таковых, нисколько не раздражало Первосвященника. Наоборот, это было приятно. А если ему хотелось остаться одному, Галактион мог запереться в библиотечной комнате с компьютером и включить музыку.

Галактион писал книгу «Мироздание» и каноны богослужений. Впрочем, канонами он занимался не один. Каноник Магистериума Борис Заруцкий, поэт-умелец, способный написать что угодно, по любому поводу и в каком угодно стиле, и каноник ордена Ангелов Любви Дима Дубовицкий с его неудержимой фантазией навещали Первосвященника довольно часто.

Сам же он имел только два обязательных выезда в неделю. В пятницу вечером он непременно появлялся в храме Ангелов Любви и оставался там на ночь. В субботу утром он совершал торжественное богослужение, проводил аудиенцию, сбор иерархов и священников, посвящение в монашеский и священнический сан и освящение пожер твований, после чего, выйдя из подъезда, возглашал:

— Суббота! Солнце склоняется!

Совершив все это, Галактион уезжал на собрание Магистериума, которое поначалу проводили в доме Марии, но с апреля был переведен в «масонское подземелье».

Участвовали в этих собраниях только лидеры организации. Первосвященник Галактион, Великий Магистр Руслан, кардинал Магистериума Деметриос, приор Ангелов Любви, магистр тайной ложи, старший из менеджеров «Звездной дороги», зиц-председатель, хранитель казны, два каноника, архидиакон Павел (он же барабанщик, единственный из звездной дороги, кто принимал деятельное участие в церковных делах), Мария Кервуд и Света Шарова. Последняя с недавних пор занималась воцерковлением самозванцев на правах смотрительницы неосвященных храмов.

И первым объектом воцерковления для нее стал орден Евы и Благословенных островов.

42

Сразу по получении дарственного экземпляра «Пантеоса» Лена Соколова послала Руслану Чайковскому письмо с кратким рассказом о нудистском фан-клубе «Атолл Муруроа» и ордене Евы и Благословенных островов. В письме кроме всего прочего был указан ее телефон.

Руслан не позвонил, зато это сделал его секретарша по имени Марина. Она пригласила Лену в офис фирмы «Звездная дорога», где с Леной разговаривал Вадим Терентьев, младший из менеджеров. Разговор вращался вокруг вопроса о взаимосвязи нудистского фан-клуба и ордена и деятельности того и другого.

Деятельность их обоих в последнее время заключалась в нахальном сборе пожертвований с «Пантеосом» в руках и оригинальными изображениями на груди. Каждая девушка, кроме особо стеснительных, вешала себе на грудь собственную фотографию в позе кающейся грешницы без одежды или на крайний случай — в одежде, не оставляющей сомнений в греховности ее обладательницы. Небольшие такие амулетики. Но за отдельную плату предлагались снимки и покруче.

Девушки с Благословенных островов послушали на улицах коллег из ордена Ангелов Любви, усвоили систему и включили фантазию. Они стали утверждать, что фотографии нагих «островитянок» освящены иерархами церкви Пантеона и через посредство самих «островитянок» связывают тех, кто смотрит на фото, с небесами. И девушки не продают эти снимки, а отдают даром — но только тем, кто пожертвует церкви бумажные деньги. Причем за рубль отдавали только компьютерную распечатку умеренного качества. Настоящие фотографии ценились дороже, а за пятерку или десятку отдавали негатив — часть пленки или даже целую пленку.

Сниматься в таком виде решались, правда, далеко не все девушки. Некоторые, впрочем, находили компромисс — например, закрывали лицо волосами, вуалью или драпировкой. Друг Жени Журавлевой, фотограф, делал совершенно потрясающие снимки и один — настоящая Мария Магдалина, на коленях лицом к объективу, руки лежат на бедрах ладонями вверх, а волосы скрывают лицо и отчасти грудь — неожиданно для всех взяли в русский «Плейбой». Правда, не как самостоятельный кадр, а как иллюстрацию к статье о Церкви Пантеона — но гонорар фотографу заплатили приличный, а он честно поделился с анонимной фотомоделью (Женя Журавлева подписала бумажку, что на снимке якобы она — хотя на самом деле это была вовсе не она, и «Плейбой» наглым образом обманули, протолкнув туда фотографию несовершеннолетней).

Все это позволило клубу снять, наконец, квартиру, где можно тусоваться постоянно, и кроме того, выкраивать деньги на помещения для разовых мероприятий.

А параллельно разворачивалась война со старшим поколением. Почти все, начиная с Лены Соколовой, оказались втянуты в затяжные семейные скандалы. Особняком стояла только Наташа Цветкова, которая рассказала маме о своем участии в вышеописанной деятельности с неподдельной гордостью. Впрочем, ей было проще — мама находилась в Америке и разговоры шли по телефону.

Лена Соколова, впрочем, тоже погасила скандал довольно быстро. Родители любили ее, она любила их — а это способствует взаимопониманию.

— Я не хочу с вами ругаться, — сказала Лена маме с папой, когда те стали предъявлять претензии по поводу фотографий, где их любимая дочь была изображена в костюме Евы до грехопадения, — но вы же меня знаете. Что бы вы ни делали, я все равно своего добьюсь. Слушаться вас беспрекословно я уже никогда не буду Мне нужны разумные доводы. Есть у вас разумные доводы против моего увлечения?

Доводы нашлись. Например:

— Ты представляешь, что будет, когда об этом узнают наши знакомые? Если к кому-то попадет твоя фотография? Ты хочешь, чтобы нам из-за тебя пришлось сгореть от стыда?

Или:

— Ты пойми, что это ненормально. Голыми ходят дикари. если цивилизованный человек раздевается догола при посторонних — его отправляют в психушку.

Это сказал папа — и зря он это сказал. Лена, которая за несколько недель приобрела весьма основательные знания по этому вопросу, сразу пригвоздила его к стенке, припомнив немецкие бани, где мужчины и женщины моются вместе, а также решение Верховного суда штата Нью-Йорк, который объявил неконституционным и отменил запрет на проезд в метро женщин с обнаженной грудью.

И тогда папа, который никогда раньше не был особенным патриотом, привел последний аргумент:

— В конце концов, это противоречит традициям нашего народа.

Но оказалось, что традиции народа Лена тоже знает лучше. Она припомнила и русалии, и обряд вызывания дождя, и опахивание деревни против эпидемий, и обычай, по которому гости в Древней Руси по очереди целовали хозяйку в губы — что является пережитком более старого обычая, когда гости хозяйку не только целовали.

Лекция с предъявлением книг по этнографии привела к тому, что папа ужаснулся развращенности и извращенности предков. А Лена спокойно отмела все прочие аргументы, завершив спор словом «Неубедительно!» — и с этого дня стала ходить по квартире без одежды, надевая халат только при появлении гостей — и то не всех, а лишь тех, кого она не хотела шокировать или тех, кто мог ее неправильно понять.

Даже самый последний и самый веский аргумент — что сейчас не лето и в доме плохо топят — на нее не действовал.

— Я закаляюсь, — заявляла Лена и даже стала обливаться по утрам холодной водой и, к удивлению родителей, не только не подхватила воспаление легких, но еще и начисто избавилась от простуд, вечно мучивших ее в прежние времена.

А тут как раз к Соколовым домой пришла классная руководительница, женщина молодая и незамужняя, однако недовольная тем, что в ее классе обосновалось гнездо нудистов, и к тому же с сектантским уклоном.

Ее Лена шокировала надолго. Она не стала надевать халат и, невинно поздоровавшись, сказала:

— Раздевайтесь. Можно полностью.

Учительница машинально влепила наглой девчонке пощечину, чего за ней вообще-то никогда не водилось. В результате она резко ослабила свою позицию и дальше разговаривала с самой Леной и ее родителями извиня ю щим ся тоном.

Аргументы здесь фигурировали несколько другие. Например:

— Ведь ты же всегда была разумной девочкой. Хорошо училась, прекрасно себя вела. Учителя на тебя нарадоваться не могли. А теперь…

— А что теперь? — с интересом спросила Лена.

Она стояла в дверях обнаженная, в позе, которую американские психологи называют «позой хозяина». Учительница старалась на нее не смотреть. Она явно смущалась значительно больше, хотя была одета вполне прилично и даже стильно, как подобает следящей за собой женщине двадцати восьми лет.

— А теперь ты грубишь взрослым и занимаешься черт знает чем. Иного слова, чем «разврат», я и подобрать не могу.

— И не подбирайте, Вероника Витальевна. Приходите к нам в клуб и посмотрите. Если увидите там разврат, мы это обсудим. А я там вижу один сплошной здоровый образ жизни.

— Неужели? А как назвать фотографии, которые вы продаете на улице?

— Перекреститесь, Вероника Витальевна. Мы ничего не продаем. А фотографии раздаем даром. И я даже скажу вам, как их назвать. Назовите их произведениями искусства.

И так далее в том же духе вплоть до финала, когда Лена заявила:

— Вы можете делать со мной что угодно. Хоть из школы выгнать. Думаете, я не проживу? Да я уже сейчас зарабатываю больше, чем мама.

Мама у Лены была инженером на заводе, который медленно, но верно угасал. А Лена позировала за деньги уже нескольким фотографам из окружения Жени Журавлевой, хотя они и знали, что девушка — несовершеннолетняя. Пожертвования в обмен на снимки и поцелуи тоже приноси ли неплохой доход, а пэкетиры затыкались сразу, как только слышали о церкви Пантеона. Или не сразу, но довольно быстро, потому что девочки отмазывались стандартно: «Мы не в курсе, нас тут поставили — мы и стоим. А по серьезным вопросам обращайтесь к серьезным людям. Церковь Пантеона. Адрес вот». — и тыкали под нос адреса в выходных данных книги «Пантеос». Там среди прочего значился контактный телефон.

По этому телефону рэкетирам объясняли, насколько они неправы, и на этом проблема могла считаться исчер пан ной.

А Лена и компания продолжали получать свои деньги.

Лена, правда, тратила их в основном на клубные дела, хотя еще до ее встречи с Вадимом Терентьевым установи лось правило, по которому треть сборов отходила церкви Пантеона, треть — сборщикам, а треть — ордену и клубу.

А после встречи появились новые возможности. К этому времени «Звездная дорога» подружилась с одним домом культуры и стала устраивать там фан-клубовские и церковные мероприятия. Ну и «атолл Муруроа» тоже вписали в эту тусовку.

Скандал учинился немедленно. Дискотека под названием «Танцы атолла Муруроа» поставила на уши все старшее поколение жителей города полном составе — за очень маленькими исключениями. Это мероприятие было охарактеризовано, как псевдорелигиозное сборище с элементами сатанизма и развращения малолетних и ярко выраженной антиобщественной направленностью.

Недаром участники сборища все как один отзывались о нем так:

— Нам еще никогда не было так весело.

А всего-то и было там море пива не бесплатно, массо вые танцы с раздеванием, гигантская «змейка», перетекающая в «ручеек», «караоке по-муруройски», разбрасывание листо вок фотографического качес тва, «аукцион знакомств», напо минающий нечто сред нее между телеигрой «Любовь с первого взгляда», стриптиз-шоу и рынком рабов. При этом победа в аукционе давала лишь право познакомиться, а не обязанность полюбить.

Ну и, конечно, всех порадовал конкурс «Мисс Муру роа», где приз за самую впечатляющую грудь получила Рита Сергиенко, а главную премию — девушка, которая назвалась Беатой, и которую никто раньше в глаза не видел. Она боролась с самой Женей Журавлевой и победила, но так и не назвала ни фамилии своей, ни настоящего имени (а в то, что она действительно Беата, никто не поверил — хотя бы потому, что на вопрос: «Как вас зовут?» она ответила: «Ну, скажем… Скажем, Беата»).

Народу было много. Каждый член клуба обязался привести трех друзей любого пола, а мужчины, независимо от возраста, допускались только с партнершами. И афиши по всему городу были расклеены заблаговременно.

Вход был платный, но не дороже банальных танцев. Пивом торговал какой-то предприниматель, но часть прибыли он отстегнул «Атоллу Муруроа». А кто вообще за все это безобразие отвечает, выяснить так и не удалось.

Когда возмущенные взрослые подняли скандал и стали искать крайнего, Женю Журавлеву, на чье имя был снят зал, отмазали быстро, подписали задним числом какой-то контракт и перевели стрелки на фирму «Аметист» и героического Васю Ключникова. А Вася за несколько часов обставился так, что выходила дивная картина:

Во-первых, ничего антиобщественного в этой вечеринке не было и в помине. Разврата — тем более. Голые взрослые при голых детях? В этом нет криминала. Натуристы каждую неделю собираются в бане, самому младшему — полтора годика, самому старшему — 84, и никто их не осуждает. То есть, кое-кто осуждает, но юридически все чисто.

Во-вторых, никаких доходов от «Танцев Атолла Муруроа» не существует в природе. Если кто-то говорит о плате за вход, то это им приснилось. Галлюцинация. А на самом деле фирма «Аметист» с этим мероприятием влезла в убытки, которые не забудет упомянуть в своем годовом балансе.

А в-третьих, дом культуры, который пустил к себе «Танцы Атолла Муруроа», вообще не имеет ко всему этому никакого отношения. Он просто предоставил помещение, не интересуясь, что там будет происходить. И, кстати, имел на это полное право.

Юридически придраться было не к чему, а любые другие претензии — это просто сотрясение воздуха, которое не дает публике забыть про «Звездную дорогу» и все, что происходит вокруг нее.

И это сотрясение очень кстати, потому что одна из организаций, призванных обслуживать церковь Пантеона — это Всевозрастная Сексуальная лига, и ей давно пора заявить о себе.

43

Руслан приехал на собрание Магистериума после концерта в Петродворце. Перед концертом «Звездная дорога» почти сутки провела в Старом Петергофе. Музыканты кантовались по студенческим общагам с вечера Пятницы, сводя с ума собственную охрану и всех обитателей студенческого городка. Тех, кто пробился в ближний круг, поили пивом и вином бесплатно. Остальным фирма «Galaxy» продавало то же самое дешевле рыночной цены. Еще продавали дополнительный тираж «Пантеоса», лицензион ную «Черную книгу» и какие-то новые домашние и концертные записи. Листовки церкви Пантеона раздавали бесплатно, но Руслан старательно делал вид, что он чужой на этом празднике жизни, ныкался по углам и уговаривал народ составить масонский заговор и взять все в свои руки.

В результате действительно составился приличный заговор, и по этому поводу все ухрюкались вдребезги, включая и самого Руслана. Не ужрался только скульптор Герман Колесников, которого некоторое время назад убедили зашиться.

Концерт в Петродворце прошел на «ура». Пиво лилось рекой не только в зале, но и на сцене. Барабанщик Павел был крив в никакую и оттого особенно виртуозен. Остальные тоже порой попадали мимо аккордов, и только синтезатор (но не человек, стоящий за ним) был трезв, как стекло.

Руслан с детской непосредственностью сообщил залу:

— Мы тут вчера соорудили маленький масонский заговор и занимались вызыванием джиннов из бутылки… — лок… Короче, мы немного перестарались и никак не можем загнать их обратно.

После этого в паузах между песнями он всю дорогу распространялся о том, что пантеонцы — это наследники альбигойцев, а те создали «веселую науку», которая учит, как правильно пить и как правильно любить.

Еще он взялся рассказывать о взаимосвязи между древнеиндийской, альбигойской и славянской культурой. Дело в том, что альбигойцы — последователи митраистов, которые, в свою очередь — европейские наследники Заратустры, его же священная книга Авеста — родная сестра индийских вед, которые имеют продолжение в славянской культуре в виде «Велесовой книги». И хотя доказано, что «Велесову книгу» сочинил в 19-м веке некто Сулакадзев, великий мистификатор того времени, наверняка у него были для этого основания. Так общаются с нами небеса — и каждый может думать, что хочет — но всегда остается вероятность, что Сулакадзев не просто соорудил фальшивку, увязав старославянских богов с языческими, а служил посредником между небом и людьми. А если так, то почему бы не поверить, что Перун, как и Зевс — это одно из воплощений Индры, и что каждый из этих богов являлся в мир в человеческом обличье.

А начался этот разговор с Камасутры. Руслан спел «Арджуну» и в стык с нею — еще одну песню под названием «Кама с утра»:

Там за рекою луга, и трава как пух,
Плещет весло в тишине, гаснет пламя костра,
Тонут в тумане стога и поет петух —
Это Кама с утра.

В этой песне не было ничего откровенно сексуального, но допев ее, Руслан стал доказывать, что созвучие «Камасутра» и «Кама с утра» не случайно — оно предопределено небесами.

Дальше последовала «Велесова книга» и вполне естественный вывод о прямом родстве славянской культуры с Камасутрой. И вполне естественный переход к песням на интимные темы — «Нагая девушка», «Взрослые игры», «Я буду твоим» et cetera.

Венчал все это призыв вступать во Всевозрастную сексуальную лигу и выходить всей толпой на демонстрацию против ханжества и лицемерия, против власти импотентов и старых дев — за любовь к ближнему своему.

В этот призыв Руслан ввернул рассказ о «Танцах атолла Муруроа» и несколько преувеличенное описание преследо ва ний, которым подвергаются организаторы и участ ники этих танцев. А потом, обращаясь персонально к тем зрительницам, которые были одеты не по форме — или, вернее, по форме № 2, № 1 и № 0 — воскликнул:

— Так будет и с вами, если вы не отстоите свои права. Борьба будет трудной, но вместе мы победим!

Публика тащилась и ошизевала, предчувствуя, в какой хэппенинг выльется обещанная демонстрация Всевозрастной Сексуальной Лиги первого мая.

В «масонское подземелье» Руслан приехал около полуночи. Собрание Магистериума началось без него и было в самом разгаре, когда Чайковский появился в подвале усталый, но не имеющий намерения откладывать дела.

Дел было много и все важные.

Зиц-председатель Ключников доложил, что дело о «Танцах атолла Муруроа» замято успешно и с выгодой для организации. «Звездная дорога» и Церковь Пантеона опять попали в газеты.

Далее — успешно продвигается и вот-вот закончится регистрация трех контор. Во-первых, это фирма «ВВС», которая должна обслуживать «службу специаль ных расследо ваний» и помогать «Аметисту» в прикрытии нелегальных операций.

Во-вторых, это акционерное общество «Белая звезда». Оффшор с названием «White Star» уже зарегистрирован на Кипре, и деньгопроводы в этот оффшор находятся в процессе строительства — но акционерное общество тоже не будет лишним.

А в-третьих, это фонд имени «Титаника». Фонд благотворительный. Приоритетные задачи: помощь беспризорным детям и спасение наркоманов методом вовлечения их в общеполезную деятельность и прежде всего — морское дело и кинематограф.

Попечительский совет фонда — Магистериум в полном составе. Сопредседатели — Руслан и Галактион. Директор-распорядитель — Деметриос.

В пару к фонду «Титаник» создается фонд «Млечный путь». Чем больше юридических лиц — тем больше комбинаций можно выстроить с их участием. К тому же фонд может быть ликвидирован в судебном порядке в случае нецелевого использования средств. И чтобы деньги не пропали, в Устав включается пункт, согласно которому в случае ликвидации все имущество передается другому фонду. И так до бесконечности, поскольку закон не предусматривает выхода из такого заколдованного круга.

А если учесть, что директора-распорядителя фонда «Млечный Путь» зовут Василий Ключников, то становится очевидной еще одна область его использования.

Следующий элемент системы — общественная орга низация. Всевозрастная Сексуальная Лига. В министерстве юстиции название и основные цели организации вызвали замешательство и недовольство, но оказалось, что оснований в регистрации нет. Правда, вряд ли удастся завершить регистрацию до 1 мая, так что придется прибегать к помощи посторонних общественных движений, которые остро нужда ются в деньгах и согласятся за хороший гонорар подать заявку на проведение митинга и уличного шествия в городе Санкт-Петербурге 1 мая 2000 года.

В ночь на 1 мая Руслан решил устроить в городе сумасшедший хэппенинг, отметив таким образом Вальпурги еву ночь — тот самый праздник, к которому приурочен Великий бал у Сатаны, шабаши ведьм и явление неприка ян ных духов народу. Между прочим, этот день отмечают и масоны, а к ним были близки первые социалисты — недаром же они выбрали для своего праздника солидарности трудящихся именно 1 мая.

На этом основании Руслан решил наутро после Вальпургиевой ночи обломать кайф левым, пустив против их краснознаменной демонстрации свою — всевозрастную и сексуальную. И желательно — более многочисленную.

Но до этого надо прогуляться по близлежащим городам с гастролями «Звездной дороги». А уже после Вальпургиевой ночи нанести удар и по дальним целям.

Юристы подсказали интересную вещь. Оказывается, независимость Украины, которая ще не вмерла, может оказать Церкви Пантеона добрую услугу. Пока российские парламентарии боролись с сектантством и объявляли одни религии привилегированными, а другие — нежелательными, на Украине ничего подобного не происходило, и там можно легко зарегистрировать религиозную организацию, имея всего десять совершеннолетних членов (обязательно украинских граждан) и какое угодно учение и культ.

И Руслан решил после Вальпургиевой ночи организовать грандиозные гастроли Петербург — Одесса через Москву, Харьков и Киев.

Но до мая еще есть время, и за это время в Питер должны прибыть зарубежные авантюристы, нанятые американскими сотрудниками Марии Кервуд.

А Галактион тем временем на почве планов международной экспансии раскопал в Интернете язык «эдо» — реформированный эсперанто с более гибкими правилами и более широкими стилистическими возможностями.

И не только раскопал, но и начал переводить на этот язык «Пантеос», а теперь предложил использовать эдо, как язык международных контактов.

Возражение насчет того, что международным языком повсеместно принят английский, Галактион не принял.

— Английский слишком груб для церковных песнопений, — сказал он. — К тому же он слишком явно связан с американской экспансией, а мы, вроде бы, планируем свою собственную экспансию.

— Русскую? — с интересом осведомилась Мария, которая нисколько не обижалась на подобные сентенции и только скрупулезно записывала их в дневник.

— Нет. Пантеанскую, — ответил Галактион. — Для русской больше подходит русский язык, но это для нас неактуально. Поэтому я предлагаю эдо, чтобы никому не было обидно. К тому же сам язык очень красив. Вот послушайте.

И он стал читать на эдо начало «Пантеоса»:

«Kredarmi kay kredon mia ne lasos kay ne lasormi tiunx kiu sekvant min estos. Os estu malfamari min kay peli el, os estu pri mi ridari, sed ne deirarmi ek una pax’, car mi kredant estas».[6]

44

Сто тысяч долларов за месяц — это немного. То есть для рядового гражданина это много, особенно если он получает сто долларов в месяц и считает это хорошей зарплатой. Но для организации, претендующей на мировое господство — мало до слез.

И все-таки этого достаточно, чтобы организацией, на что-то там претендующей, заинтересовалась организованная преступность. В предвидении этого интереса церковь Пантеона занялась «крышеустройством», и интенсивные работы по данной проблеме привели к тому, что мафия решила, будто у этой церкви денег гораздо больше, чем это кажется на первый взгляд.

Дезинформация прошла столь успешно, что мафия приняла церковь Пантеона за другую мафию, с которой лучше договориться, а не ссориться.

В итоге братва вышла на Васю Ключникова уже не с рэкетирскими требованиями, а с деловым предложением определиться насчет сфер влияния.

Звучало это так:

— Что у вас менты и чекисты в доле — это нам насрать. Хоть ЦРУ. Тут наша территория, и мы беспредела терпеть не станем.

Вася в ответ тонко намекнул, что ЦРУ тоже в доле, и перевел разговор в другую плоскость.

— Вы слышали когда-нибудь о палачах Священного Трибунала?

Бандиты слышали. В криминальной среде гудели слухи об этих палачах и о том, что менты и чекисты хотят нанять их, чтобы покончить с мафией раз и навсегда путем физического уничтожения, но этому противятся какие-то масоны.

Но Ключников добавил подробностей. В промежутке между двумя встречами с эмиссарами братвы Галактион сделал для Василия историческую справку, и тот теперь шпарил как по писаному, не заглядывая в бумажку.

— Священный Трибунал был учрежден в Германии в 1249 году, и с тех пор ни один приговоренный не ушел от палача. Это потому, что палачей готовят с раннего детства и в течение всей жизни. Искусство убивать и похищать людей развивается и совершенствуется уже 750 лет. Причем похищение важнее. Похищенного можно убивать долго. Вы слышали о тентаях?

А кто же о них не слышал. В 1998 году появились в России какие-то восточные единоборцы, проповедующие идею «боевого умиротворения». «Не убивай, если можешь победить без смерти. Не причиняй боль, если можешь победить без боли. Не начинай бой, если можешь победить без боя. Побеждай всегда».

Тентаи не подпускали к себе сторонних наблюдателей, обучая непроверенных людей лишь приемам «первых 12 ступеней совершенства». Они не слишком отличались от других систем рукопашного боя, только упор делался на приемы мгновенного отключения противника без членовредительства и убийства. А также без шума. Тентаев учили двигаться абсолютно беззвучно, не обнаруживать себя, игнорировать ложную опасность и мгновенно реагировать на реальную угрозу.

О происхождении тентаев и самого слова «тентай-де» говорили разное. Например, что тентайское братство уходит корнями в Корею и южный Китай. Или что его основали спецназовцы разных стран. Или что оно создано корейскими (или китайскими) эмигрантами в Америке, а название по-английски означает «десятый узел» или «десять узлов».

Еще больше легенд ходило о неуязвимости тентаев. В 99-м году им стали приписывать чуть ли не любую потасовку, выходящую за рамки банального мордобоя, и раздували каждую такую историю до небес.

Информация — великая вещь. Пропаганда — сильнее пистолетов.

Говорили, что тентаи никогда не убивают, но и их никто не может убить, потому что они умеют уклоняться от пуль. А еще они могут выключить человека на любой срок — от доли секунды и до вечной летаргии: пока сами же не разбудят. На равных тентаи высших ступеней дерутся только между собой. Всех остальных противников они нейтрализуют мгновенно, с одного удара.

Что тут правда, а что — пропаганда и дезинформация, никто не знал. Попытки проверить на прочность тентайские школы ничего не доказывали. В тентай-де по слухам то ли 49, то ли 99 ступеней, а пощупать удавалось только первые двенадцать. При этом тентаи никогда не проигрывали с позором, даже сталкиваясь с превосходящими силами противника.

Ну а когда тентаи побеждали, непрошенным экзаменаторам приходилось для спасения своего реноме выдумывать появление сэнсея и живописать творимые им чудеса.

В конце концов в единоборческой среде сложилось устойчивое мнение, что тентай 12-й ступени примерно равен по силам хорошему каратисту, и если более высокие ступени действительно существуют, то это должно быть круто.

А Вася Ключников с милой и дружелюбной улыбкой сообщил ребятам из мафии, что тентай-де — это лишь небольшая часть науки, которую постигают палачи Священного Трибунала.

— Сэнсей, который открыл тентай-де непосвященным, исчез бесследно. Поговаривают, что он сбежал и залег на дно, но это вряд ли. Обычно так исчезают те, кого Трибунал приговорил к долгой казни.

Ключников еще раз улыбнулся и снова резко сменил тему. Вернее, так только казалось — и что резко, и что сменил.

— По-моему, у нас нет претензий друг к другу, — заметил он. — Нам бы хотелось, чтобы такое положение сохранялось всегда. Передайте своим боссам, что мы делаем крышу только своим собственным конторам и не собираемся перехватывать чужие. Нас не интересует наркота, а если вдруг мы снимем кого-то с иглы, никто от этого не обеднеет. Это — работа на публику, да и все равно эти наркоманы мрут, как мухи. Естественная убыль. А если мы вдруг вздумаем заняться девочками по вызову, то все спорные вопросы уладим заранее.

Посланцам мафии эта речь не понравилась, но братва уже год пыталась найти ключик к тентаям и страшно боялась, как бы те не начали работать на противников и конкурентов. Неуязвимые бойцы вселяли криминальным авторитетам серьезное беспокойство.

И через несколько дней после этого визита Ключников по своим разведывательным каналам выяснил, что питерская мафия решила пока не трогать церковь Пантеона, а присмотреться к ней получше.

Почему?

Не столько потому, что авторитеты так уж сильно боялись масонских киллеров. Скорее — потому, что таким способом можно добраться до этих самых киллеров и попробовать переманить хоть кого-то из них на свою сторону.

В то, что человека нельзя победить, наши бандиты верят, и легенды о бойцах, которых можно остановить только ядерным зарядом, ходят среди них во множестве.

Но вот в то, что человека нельзя купить, братва не верит ни в какую. Если у зомби настолько вытравлены мозги, что деньги для него ничего не значат, то можно купить его босса, которому мозги необходимы для повседневной работы. А это даже лучше.

Надо только добраться до этого босса.

45

А босс тем временем считал деньги и убеждался, что для достижения мирового господства капитала явно недостаточно. Пришлось снова занимать у генерального спонсора. Мария, впрочем, не возражала и, глядя на то, что разворачивалось с участием ее денег, предложила сразу миллион. Руслан миллион не взял, сказал, что лучше отложить его на черный день, а взял сто тысяч, которые немедленно вложил в рекламу, «крышу» и программу дезинформации.

Дезинформация — вещь столь же сильная, как и информация. Во всяком случае, плох тот дезинформатор, который, имея десять тысяч долларов не сможет создать у всего света впечатление, что у его заказчиков этих долларов миллион.

Василий Ключников мало того что сам оказался классным дезинформаторов — он еще нанял других таких же себе в помощь, и работа — с такими-то деньгами — покатилась как по маслу.

В считанные дни по городу и окрестностям расползлись слухи, что денег у церкви Пантеона больше, чем у графа Монтекристо, что тентаи у этой церкви на побегушках, а главный босс сидит себе во Франкфурте-на-Майне в глубоком подземелье, набитом компьютерами, и в ус себе не дует. И что он-то как раз и управляет всемирным заговором, о котором так много говорят в последнее время.

К всемирному заговору пантеонцы примазались для солидности. И хотя это породило весьма серьезные трения с патриотами и властями — зато реклама получилась превосходная. Теперь каждый концерт «Звездной дороги» превращался в грандиозное побоище между фанатами и националистами — после чего следовали разборки во властных структурах и сообщения в выпусках новостей. Руслан и компания еще не начали свое первое турне по России и Украине, а в стране уже не было никого, кто не слышал бы про «Звездную дорогу» и церковь Пантеона.

Скандальная слава вызывает наибольший интерес. Подростки, которые всегда склонны к таким вещам, валом валили в ряды фанатов «Звездной дороги», автоматически пополняя и ряды адептов церкви Пантеона. Родители и педагоги были в ужасе, но ничего не могли поделать — как когда-то не могли ничего поделать с битломанией, хиппи и другими волнами, которые время от времени накрывают молодое поколение с головой.

Слава Богу, пантеонцы категорически отрицали наркотики и принимали в свои ряды только тех наркоманов, которые изъявляли желание покончить с зависимостью. Руслан Чайковский объявил наркоманию непростительной слабостью, и его последователи понимали это буквально, окатывая закоренелых наркоманов презрением и, наоборот, всячески поощряя тех, кто решил завязать. Вообще способность перебороть себя, Руслан Чайковский и Галактион Эрве возвели в высшее достоинство. Руслан говорил, к примеру, так:

— Очень многие из тех, кто пьет или курит, хотят бросить. Но только тот, кто не просто захочет, а еще и сумеет сделать это, может считаться сильным человеком. А между тем, только сильные люди способны добраться до вершин Пантеона.

А тут вдруг Руслана пригласили в какую-то дискуссионную телепередачу на тему «Зачем человеку вера?» И там он нарвался на серьезных православных и инославных христианских деятелей, имевших по паре богословских образований, докторские степени в области теологии и все такое прочее.

Нарваться-то он нарвался, но и вывернулся без особого труда. Он уже успел хорошо усвоить, что в деле пропаганды важно не столько опровергать чужие доводы, сколько вбивать в головы слушателей свои собственные. Вот он и вещал себе спокойно своим фирменным «пророческим голосом», который приводил в экстаз девчонок:

— Если Бог допускает грех, потому что он не может его уничтожить — значит, он не всемогущ.

— Если Бог допускает грех для того, чтобы потом за него наказывать — значит, он жесток.

— Если Бог допускает грех, чтобы испытать верность людей — значит, он несовершенен. Ибо человек создан по образу и подобию Божию, и если бы Бог был совершенен, то человек не знал бы греха.

— Ссылка на первородный грех несостоятельна, ибо во власти всемогущего Бога было бы предотвратить этот и сам первородный грех и все грехи после него.

— Все эти противоречия снимаются, если предпо ло жить, что Бог не всемогущ и несовершенен, ибо Божество состоит из человеческих душ, а люди несовершен ны и не всемогущи по определению.

Христиане, конечно, с этим спорили, а Руслан находил новые аргументы:

— Почему же, если ваша вера истинная, множество людей уходит в секты. Неужели всемогущему Богу не под силу их удержать?

В ответ звучало: «Бог таким образом испытывает людей» — и круг замыкался.

Самым главным итогом этой передачи было то, что молодым зрителям раскованный Руслан Чайковский понравился гораздо больше, чем пожилые степенные православные иерархи, которые, вдобавок, затеяли спор не только с ним, но и с католиками, обвиняя тех в экспансии на канонической территории Московской патриархии. Руслан тут же этим воспользовался, заявив:

— Каноническая территория Бога — вся Земля, а каноническая территория Московского патриарха — его собственная келья. Он не Бог и не ему определять, во что верить людям на той или иной территории.

Как всегда, истина в споре не родилась, зато у церкви Пантеона прибавилось сторонников. Впрочем, и противников тоже. Но, несмотря на последнее обстоятельство (которое включало в себя угрозы по телефону и по почте, а также регулярные предконцертные звонки в милицию с сообщением о заложенной в зале бомбе), происходящее нравилось Руслану все больше и больше.

46

А в ордене Ангелов Любви тем временем происходили интересные вещи. Многие девушки стали замечать, что им скучно без орденских затей и орденских подруг, что их затягивает веселая карусель, в которую превращался каждый сбор пожертвований.

А ночные богослужения с вызыванием духов! У ордена теперь были штатные гипнотизеры, а Галактион учил девушек основам медитации, так что явление святых во плоти, звучание ангельских голосов и отверзание небесных врат случалось ежевечерне. Кто не поддавался гипнозу — тот поддавался всеобщему настроению, и в ордене становилось все больше искренне верующих.

Но этого мало. Гипнотизеры стали выходить на сбор пожертвований и устраивать представления для прохожих.

Сначала гипнотизер в ордене был один — бывший психотерапевт, специалист по нейролингвистическому программированию, последнее время работавший колдуном. А потом появились какие-то новые персонажи — телепаты, экстрасенсы, белые и черные маги. Их гипнотические способности проверяли, но обман не разоблачали. Тех, кто хоть что-то умел, брали на работу. А тем, кто не мог доказать своих магических способностей, выдавали «Пантеос» с благословениями иерархов церкви, проводили краткое обучение по охмурению масс и посылали создавать новые ордены.

Тем временем Света Шарова разобралась, наконец, с орденом Евы и Благословенных островов, а этот орден и клуб «Атолл Муруроа» определились в своем разделении. Света Шарова и Лена Соколова изобрели удобную структуру: в орден можно попасть только через клуб, но сам клуб религиозными делами не занимается и веры в Пантеон со своих членов не требует.

Впрочем, больших проблем с компанией Лены Соколовой и Жени Журавлевой (которая фактически стала лидером клуба, тогда как Лена возглавила орден) у Светланы не было. Девушки сами понимали, что к чему и не доставляли особых хлопот.

Гораздо сложнее было с самозванцами. Света пыталась объединить их в орден Царя Димитрия, но дело шло со скрипом, пока Магистериум не дал ей в помощь одного гипнотизера и пару ребят с хорошо подвешенным языком и богатой фантазией. Вернее, даже не в помощь — Света ведь занималась только неорганизованными самозванцами и разночинцами, а тех, кого удалось организовать, передавала на попечение других людей.

Идею ордена Царя Димитрия предложил Галактион. Он всегда считал царя Димитрия I (он же Лжедмитрий I, он же Гришка Отрепьев) лучшим из правителей России за всю ее долгую историю. Он мог за столетие до Петра привить России европейскую культуру, причем не так, как это сделал Петр, у которого получился химерический гибрид европейской видимости и азиатской сущности. Но Димитрию (или Григорию) не дали ничего сделать.

И ведь пострадал он по доброте своей. Не стал казнить бояр, учинивших заговор против него. Простил — а прощение на Руси никогда до добра не доводило. Те же самые бояре устроили новый мятеж, и на этот раз он оказался удачен.

Задача ордену Царя Димитрия была поставлена вполне определенная: вербовать людей, не имеющих отношения к фанам «Звездной дороги», и проповедовать патриотизм с человеческим лицом.

Именно с «дмитриевцами» Руслан Чайковский отправился на свои первые гастроли в Псков, Новгород и Москву. Впрочем, «ангелы любви» там тоже присутствовали и вели себя весьма активно.

Но главные события были впереди. Перед 1 мая в Питер прибыли иностранные авантюристы, а городские власти дали разрешение на первомайскую демонстрацию группе общественных объединений, не имеющих, как потом выяснилось, отношения к левым силам.

Разумеется, это было дело рук церкви Пантеона. В заявке было указано предполагаемое число участников демонстрации — сто тысяч человек.

И все шло к тому, что цифра эта не окажется такой уж фантастической.

47

Афиши, расклеенные по всему городу, рекламные листовки, которые раздавали у метро и совали в почтовые ящики, объявления в газетах, по радио и по кабельному телевидению, говорили прежде всего о концерте «Звездной дороги», который должен был состояться вечером 30 апреля на главном стадионе Петербурга. Деньги брали только за места в партере — на футбольном поле у самой сцены. Доступ на трибуны решили сделать бесплатным. Это само по себе гарантировало присутствие нескольких десятков тысяч человек. Вот им-то Руслан и собирался объявить о том, что всю ночь в Петербурге будет происходить празднование Вальпургиевой ночи, а на следующий день состоится демонстрация Всевозрастной Сексуальной лиги.

Как раз в те дни, когда шла эта рекламная кампания, милиция при ощутимой поддержке агентства «Юстас» и собственной спецслужбы Пантеона устроила хороший разнос агрессивным противникам пантеонцев. К примеру, была арестована группа телефонных террористов, регулярно докладывавших о бомбах, заложенных там, где собиралась выступать «Звездная дорога». Под ту же операцию попали и группы «кулачных бойцов», воевавших с фанатами «Звездной дороги». Впрочем, фанаты в последнее время справлялись с ними и без всякой милиции. Слишком велико было численное превосходство «звездных дорожников» и пантеонцев над противниками всех мастей.

К «дорожникам» по весне стали примыкать некоторые рэперы и роллеры — не по признаку общности интересов, а по принципу общего врага. Дело в том, что с рэперами и роллерами постоянно враждовали нацисты, так как первые по мнению вторых подражают неграм. Пантеонцы, наоборот, против негров ничего не имели, а с нацистами воевали не без успеха.

Все это только укрепляло национал-патриотов в уверенности, что масонский заговор действительно сущес твует и что церковь Пантеона — его важнейшая часть. Истерика в патриотических газетах достигла высшего накала, вопрос о церкви Пантеона был поднят в Госдуме — но у нас нередко дело заминает преступник горстью золота в руке, и самые плоды его злодейства есть откуп от законности…[7]

Короче, дело замяли, а каким конкретно образом удалось это устроить, никто не знал, ибо главный дипломат Пантеона Вася Ключников никому об этом не рассказывал, напуская на себя ужасно таинственный вид.

Что касаемо Руслана, то он спокойно мог развивать свой личный масонский заговор дальше.

Например, вовлечь в него иностранцев.

48

Иностранцев было семеро — как раз по числу стран Большой Семерки. Сначала предполагалось именно из стран Семерки их и привезти, но потом поступили проще. Всех завербовали в США и Канаде и доставили в Питер под видом тургруппы. Только немец прибыл своим ходом из Австрии.

Вербовкой занимались люди, нанятые Марией Кервуд. Сначала американская фирма, принадлежащая Марии, наняла вербовщиков, а уже они делали основную работу.

Первым делом они подали объявление о рискованной высокооплачиваемой работе за рубежом. Тем, кто приходил на собеседование, рассказывали о деле подробнее. За рубежом — это в России. Риск — это всерьез. Фирма страхует жизнь и здоровье официально, а попадание за решетку — подпольно.

Тех, кто при упоминании о решетке менялся в лице, браковали сразу. Остальным объясняли: да, дело не вполне законное. Не наркотики, не живой товар, не убийство — но закону может не понравиться.

Что надо делать?

Изображать судей Священного Трибунала, основанного в 1249 году в Вестфалии, а по совместитель ству — магистров семи тайных лож.

Разве за это сажают?

Вообще-то нет, но план действий таков, что могут быть неприятности.

И так далее и тому подобное.

В результате те, кто согласился на эту работу, отлично поняли, что дело нечисто, но не стали вдаваться в подробности. Меньше знаешь — лучше спишь.

А тем временем в Питере медиум Магистериума увлеченно обсуждал с юристами вопрос, можно ли считать преступлением похищение человека с помощью гипноза.

Юристы отвечали, что вообще-то можно, но если удастся внушить похищенному, что он ушел со злоумышленниками и оставался с ними по доброй воле, то доказать преступление будет практически невозможно.

Речь шла о похищении Алисы Ярославской. Медиум Магистериума уже встречался с нею дважды в ее любимом казино. При второй встрече она уже знала, что этот человек — один из гипнотизеров церкви Пантеона.

И спросила в лоб:

— Признайтесь, что ваша церковь — это одно сплошное надувательство. Выкачивание денег из доверчивых дурачков.

— Нет, не признаюсь, — ответил медиум. — Это было бы слишком просто. Сейчас выпадет черное.

Шарик покатился по рулетке.

— Тринадцать, черное, — объявил крупье.

— Не станете же вы говорить, будто на самом деле верите в то, что проповедуют Чайковский и компания. Я читала ваш «Пантеос» — это же бред сумасшедшего.

— Пусть будут смеяться надо мною, проклинать меня и гнать, не отступлю ни на шаг, ибо я верую.

— Вы серьезно?

— А почему нет? Сейчас модно говорить, что энергия, заключенная в теле человека, после смерти никуда не девается. Она начинает самостоятельное существование. Почему не предположить, что объединение этих сгустков энергии — это и есть Бог? По-моему, такое предположение гораздо менее безумно, нежели идея, что Бог слепил Адама из глины по образу и подобию своему.

Этот человек Алисе определенно нравился. Он внушал доверие, и Алиса с трудом боролась с этим ощущением, уговаривая себя, что на самом деле этот человек — обманщик, шарлатан и мошенник. К тому же она хотела побольше выведать у него о технологии чудес, которые вдруг стали твориться во время богослужений церкви Пантеона в храме и на улице. Ей не терпелось разоблачить шалости гипнотизеров.

И в результате вечером 29 апреля Алиса оказалась в квартире, которую медиум Магистериума назвал своей. Он был хорошим гипнотизером, этот Илья Берестовский. Еще недавно он размышлял, что лучше — основать свою секту или пойти по пути Кашпировского и Чумака. Однако и то и другое требует предприимчивости, а Берестовский предпочи тал быть исполнителем, получать гарантированную оплату и не думать о побочных факторах.

Он позвонил по контактному телефону, указанному в «Пантеосе», и сказал:

— Я посмотрел на камлание ваших ребят на Невском. Ничего, впечатляет. Но, по-моему, вам нужен хороший гипнотизер Иначе этим играм не хватает завершенности.

Когда с ним встретились, оказалось, что Илья совсем не может загипнотизировать только Галактиона, который сам обладает даром внушения, но почему-то загнал его вглубь, развив сверх меры обратную сторону этого дара — медитативные способности.

Руслана Илье удалось усыпить, но не подчинить своей воле. Если приказ гипнотизера противоречил собственным желаниям Руслана, он немедленно начинал выходить из транса.

— Это нормально, — сказал Илья. — Вообще говоря, мне гораздо проще показать любому человеку тень отца Гамлета, чем заставить его подписать завещание в пользу заклятого врага.

Когда речь зашла об участии Алисы Ярославской в заседании Большого Совета Магистров в роли подсудимой Священного Трибунала и жертвенной девушки, Илья развил тему о границах гипноза.

— Люди делятся на тех, кто вообще не поддается гипнозу, тех, кто поддается ему частично, и тех, кто поддается гипнозу полностью. Если Алиса относится к последней категории, то никаких проблем не будет. А если к первым двум — то будут, и еще какие.

Но им повезло. Алиса относилась как раз к последней категории.

Для того, чтобы она сняла с себя всю одежду, внушение почти не понадобилось. Ей вдруг пришло в голову, что переспать с гипнотизером церкви Пантеона — это замечательная идея.

А когда Илья вывел ее на улицу в одном плаще на голое тело и посадил в микроавтобус с плотно зашторенными окнами, Алиса была уже полностью под его контролем. Весь день ее продержали в «масонском подземелье», нагую и прикованную к стене. Ее то и дело выводили из транса, и тогда она рвалась и пыталась кричать, а позже уже и не пыталась, а только, дрожа от страха и стыда, обдумывала свое положение и не находила выхода.

А в это время Вася Ключников беседовал с каким-то человеком мафии в странной затемненной квартире, где туда-сюда сновали люди в костюмах ниндзя, говорящие на каком-то восточном языке.

Это были парни и девушки из церкви Пантеона, и несли они абсолютную абракадабру — благо, сымитировать китайскую речь не так уж сложно. Но мафиози принял все за чистую монету и сильно перетрусил.

Но Василий успокоил его:

— Нет, это не палачи Священного Трибунала. Это судейская стража. Тентаи высоких степеней.

И он рассказал о прибытии в Россию магистров семи тайных лож. Их главная цель — проверить работу церкви Пантеона за четыре месяца. А еще они намерены от имени Священного Трибунала предать суду одного человека.

А мафия, помнится, хотела познакомиться с кем-нибудь из Священного Трибунала. Ну так вот, есть возможность выйти на этих людей через их охрану.

После этого у мафиози провал в памяти.

Потом он будет всем рассказывать, что тентаи из судейской охраны вырубили его так, что он даже не успел заметить их приближения. Только что в комнате их было двое — он и Василий — и вдруг некто третий, а именно — ниндзя — оказался за левым плечом и что-то такое сделал…

Дальше темнота.

49

На самом деле в комнате просто появился медиум Магистериума и устроил бандиту ретроградную амнезию. Ниндзя (или тентая) изобразил он сам, а когда парень впал в гипнотический транс, вколол ему на всякий случай снотворное.

Очнулся мафиози уже в «масонском подземелье». По бетонному полу, неприятно постукивая металлическими подковками сапог и большим деревянным посохом, ходил человек в одежде, напоминающей облачение ку-клукс-клановца, только черного цвета, и на разных языках произносил одну и ту же фразу:

— Для спящих ночь, для стражи день.

Мафиози сидел за длинным столом, точно посередине. Слева у стены в свете факелов была видна нагая женщина, закованная в цепи. Ее лицо показалось бандиту знакомым.

Человек в черном плаще и капюшоне, скрывающем лицо, появился напротив неожиданно. То есть буквально: только что никого не было — и вот он уже сидит. Как в кино.

Трюк элементарный, доступный не только опытным гипнотизерам, но и средней руки иллюзионистам. Но мафиози он деморализовал окончательно.

— Вы хотели меня видеть? — произнес человек в черном с заметным акцентом. Кажется, немецким.

— Кто вы? — заикаясь, пробормотал бандит.

— Я — тень отца. А ты — тот, кто хочет подкупить палачей Священного Трибунала.

— Где это мы? — спросил бандит, которому как-то расхотелось говорить о делах.

— В замке Малого Магистериума. Сегодня Вальпургиева ночь, День прощения. Ваши безумные желания будут прощены. Но не мечтайте о встрече с палачами Священного Трибунала. Такие встречи всегда кончаются одинаково — смертью. Иногда — долгой и мучительной.

И черный человек исчез точно так же, как появился. Второй — с посохом — тоже пропал, и на некоторое время в помещении остались только два человека — бандит и девушка.

Потом чей-то голос произнес: «Мир всем!» — и подземелье стало заполняться людьми. К одной свече, горевшей на столе с самого начала, добавилось еще несколько.

Мафиози не помнил, как он встал из-за стола и прошел расстояние, отделявшее его от нагой девушки. И очень удивился, обнаружив, что стоит с нею лицом к лицу и тянется губами к ее губам.

Он не сумел остановить движение, и губы соединились, а в оба уха кто-то зашептал:

— Святое целование, слияние душ. Ваши души узнают друг друга, когда встретятся в мире ином.

И бандит понял так, что в мир иной они должны переселиться немедленно. Или немного погодя, но все равно скоро.

Он стал затравленно озираться, прикидывая то ли путь бегства, то ли возможность сопротивления — но тут его панические мысли прервал голос медиума Магистериума:

— Сегодня Вальпургиева ночь. На эту ночь Пантеон и Пандемон заключают перемирие и отпускают души в свободный полет.

Бандит в это время думал о том, что стало с двумя громилами, которые сопровождали его на встречу с Василием Ключниковым. Он оставил их за дверью комнаты, где происходила беседа.

Зациклившись на своих телохранителях, мафиози прозевал начало главного события.

Он очнулся, когда магистры тайных лож уже заняли свои места, и медиум Магистериума объявил:

— Пусть магистры произнесут клятву на языке своей страны и поклянутся, что они те, кто уполномочен старшим магистратом говорить от имени его.

Медиум Магистериума вел себя так, словно он был здесь главным от российской стороны. Лидеры церкви Пантеона отсутствовали.

Магистры произнесли клятвы, и медиум Магистериума сказал:

— Мы верим вам, пришедшим с востока и запада. Вам говорить, а нам слушать.

Дальнейший разговор шел по-английски без перевода. Бандит по имени Кирилл Сидоренко, более известный как Сидор, по-английски не понимал, а вот Алиса Ярославская как-то отстраненно улавливала знакомые слова. Речь шла о Боге, о церкви, о масонах, о Вальпургиевой ночи, а также об информации, о золоте и о деньгах.

Потом медиум Магистериума стремительно прошел через помещение и кого-то позвал. Вошедший выложил на стол магнитооптический диск. Магистр, произнесший клятву по-немецки, быстро убрал диск под мантию.

Затем в подземелье внесли статую обнаженной женщины. По виду и весу Сидор понял, что она золотая. Следом вошел Руслан Чайковский в алом плаще. Встав в дальнем торце стола, он произнес по-русски:

— Мы жертвуем этот скромный дар обоим магистратам и просим о помощи и поддержке.

Человек, сидящий во главе стола, ответил что-то по-английски, и на этот раз медиум Магистериума перевел фразу на русский язык.

— Младший магистрат хочет знать, чем он может помочь вашему Магистериуму немедленно.

— Я прошу суда Священного Трибунала, — сказал Руслан.

— Суд готов выслушать вас. Кого вы обвиняете?

— Я обвиняю эту женщину, — он указал рукой на обнаженную в цепях, — в подстрекательтве к нападению на храмы Пантеона, священнослужителей и прихожан. Я не обвиняю ее в оскорблении веры, ибо каждый верует в то, во что он хочет, и не нам, смертным, судить о том, чья вера вернее. Но она подстрекала злоумышленников к нападению на людей, уверовавших в Пантеон, и делала это принародно, перед людьми, число которых — тысячи тысяч.

Кто-то, но уже не медиум Магистериума — вполголоса повторял то же самое по-английски. А медиум говорил что-то на ухо обвиняемой.

Потом в подземелье входили какие-то люди с закрытыми лицами, произносили присягу и свидетельствова ли, что они слышали слова обвиняемой, которые можно трактовать, как подстрекательство, и видели людей, которые, услышав эти слова, пришли к храму церкви Пантеона с намерением разгромить его.

Наконец глава суда сказал:

— Мы признаем преступление этой женщины доказанным. Скажи, магистр орденов и лож этой земли, какого наказания ты хочешь для нее?

— Какое наказание Священный Трибунал может назначить для нее?

— За подстрекательство к нападению на людей веры и посвященных хранителей тайны суд может назначить любое наказание. Хочешь ли ты, чтобы это была долгая казнь?

Обнаженная, которая находилась в каком-то странном промежуточном состоянии между трансом и явью, тихо спросила у медиума Магистериума:

— Что такое долгая казнь?

— Это медленная смерть. Посажение на кол, бичевание до смерти, сожжение на медленном огне или еще что-нибудь похуже.

— Неужели они меня убьют?

— Не бойся. Долгая казнь применяется только в ответ на убийство великих хранителей тайны. А ты ведь никого не убила.

А вот бандиту по прозвищу Сидор ситуацию описали несколько иначе: мол, эту бабу могут прямо сейчас на его глазах грохнуть, причем умрет она в страшных мучениях.

Сидор наконец узнал обнаженную. Это была Алиса Ярославская, известная журналистка питерского частного телеканала.

А судьи и Руслан Чайковский тем временем продолжали обмениваться фразами.

— Смерть — чересчур жестокое наказание за слова, пусть даже они и служат злым делам. Я не прошу казни для этой женщины. Я хочу, чтобы она была выдана мне головой до искупления, — сказал Руслан.

Сидор тихо спросил у своего соседа:

— А что, как он скажет, так и будет?

— Нет, — ответили ему. — Он человек маленький. Но сегодня он обвинитель и ему принадлежит право предлагать наказание.

Глава суда встал и заговорил громче, чем прежде. Он читал по-немецки какой-то текст, развернув бумагу, свернутую трубочкой. Когда он закончил, медиум Магисте риума, все еще стоя рядом с обнаженной, перевел:

— Мы выдаем эту женщину обвинителю и да будет она в его власти до тех пор, пока он не решит, что она искупила вину.

Но глава суда произнес еще несколько слов. Их перевод звучал так:

— Сегодня Вальпургиева ночь и День прощения, — перевел медиум Магистериума. — Души предков, праведных и грешных, смотрят на нас. Готов ли ты, о магистр орденов и лож этой земли, под взглядом этих душ простить женщину, обвиненную тобой.

— Да, господин мой. Я прощу ее, если она попросит об этом и даст залог на будущие времена.

— Какого залога ты просишь?

— Слияния душ через слияние тел.

В это время вспыхнул яркий направленный свет. Он ударил прямо в глаза Алисе, и она некоторое время не видела ничего. А потом заметила, что ее снимают на видеокамеру со встроенным осветительным прибором.

А медиум Магистериума шептал ей в ухо:

— Не бойся. Ты проведешь с Магистром всего одну ночь. Даже не ночь — совсем немного времени. Тысячи девушек мечтают об этом. И ты тоже этого хочешь. Ты этого хочешь так сильно, что не можешь совладать с собой.

И Алиса чувствовала, что действительно хочет этого, хочет все сильнее и ничего не может поделать. Она дрожала от возбуждения, а когда Руслан приблизился, стала рваться к нему, натягивая цепи и причиняя себе боль.

Потом цепи со звоном упали, и Алису бросили к ногам Руслана. Она, плача, покрывала поцелуями руки Руслана, бормотала просьбы о прощении, а потом целовала его с такой страстью, словно возлюбленного после долгой разлуки.

— Магистры уходят! — возгласил медиум Магисте риума.

В следующий момент бандит Сидор потерял сознание и его унесли за занавес, откуда появлялись все входящие в подземелье.

Алиса потеряла сознание позже, лежа на столе и видя над собой свечную люстру, состоящую из вписанных друг в друга треугольников.

В момент высшего наслаждения ей показалось, что она не может этого выдержать, и сразу вслед за этой мыслью сознание оставило ее.

Очнулась она на заднем сиденье легковой машины. Все еще обнаженная.

Рядом сидел Сидор и смотрел на нее мутными глазами. Он бормотал себе под нос что-то вроде: «Ни хрена себе» и «Да чтобы я еще раз!..» Спектакль, затеянный специально для него, произвел на него самое сильное впечатление. Сидор был уверен, что находился на волосок от смерти.

Алиса же, наоборот, вспомнив что было с нею в последний момент перед провалом в темноту, мечтательно улыбнулась, провела рукой по бедрам, животу и груди и прошептала в восхищении:

— Он и правда бог!

Может быть, она имела в виду только то, что в любви Руслан подобен богу Аполлону, или еще что-то в этом роде — но Сидор понял ее буквально.

Часы на ратуше били час. Невский проспект сиял в огнях рекламы и был почему-то удивительно многолюден.

Город праздновал Вальпургиеву ночь.

Эпилог

7 января 2001 года Руслан Чайковский вернул Марии Кервуд все деньги, которые он получил от нее в первой половине года двухтысячного. И это было еще не все, потому что Мария, как одна из учредителей церкви и ее легальных подразделений, должна была получать проценты со всех доходов.

А доходы были нешуточными. Ведь влияние церкви Пантеона распространялось уже не только на бедную Россию, но и на богатую Европу и Америку.

К концу 2000 года стали поговаривать, что эпоха яппи с компьютерными мозгами закончилась. Новые хиппи, с душой хотя и не русской, но несомненно загадочной, завоевывали мир.

Как и всякие перемены, это многим не нравилось. На просторах Евроазиса[8] долго не могли забыть «Раскрещивание Руси», которое Руслан Чайковский устроил в Киеве в июне 2000 года. Нагие и пляжно одетые киевляне и гости города (коих на это мероприятие прибыло неисчислимое множество) заполонили Днепр, а на берегу монахи и жрецы Пантеона воздвигали статую Перуна работы скульптора Германа Колесникова и пели молитвы, призванные избавить народ и страну от проклятия, наведенного на Русь Владимиром Крестителем.

Православные иерархи, иереи и просто верующие были очень недовольны и пытались действовать всевозможными методами — от петиций в адрес властей до попыток собственноручного разгона сектантов. Но сектантов было настолько много, что даже само это слово, навевающее ощущение чего-то мелкотравчатого и келейного, к ним не очень подходило.

А 22 июня, в четверг вечером, состоялся Парад Цветов и это потрясло уже весь мир. Пантеонцы не успели перехватить инициативу в планетарном масштабе, и Парад Цветов считался акцией нудистов и экологов. Но в России во главе этой акции стояла именно Церковь Пантеона, и она умудрилась вывести в этот день на улицы миллионы людей.

Конечно, большинство этих людей было одето в купальные костюмы или просто в цивильную одежду, лишь слегка украшенную цветами. Но и тех, кто оделся только в цветы, и тех, у кого цветы не скрывали то, что обычно принято скрывать, было тоже немало.

Среди них была, например, журналистка Алиса Ярославская, которая долго пыталась добиться повторения незабываемой встречи с Русланом Чайковским в масонском подвале, но добилась только обещания, что Руслан подумает, если она будет все лето ходить босиком, а в колонне Парада Цветов выйдет обнаженной.

Что это было — последствия гипноза или внезапно вспыхнувшая любовь с мазохистским оттенком, неизвест но — но только когда Руслан, подумав, пригласил Алису провести ночь в Комнате Священной Любви при храме Ангелов, она была счастлива.

Власти долго думали, разрешить Парад Цветов или запретить. Но церковь Пантеона ясно дала понять, что запрет вызовет массовые акции протеста со стороны членов церкви, к которым — как обычно бывает во время любых пантеон ских хэппенингов — обязательно примкнет индифферентная моло дежь. А происходило все это буквально перед прези дентскими выборами, и акции протеста были бы совсем некстати.

Поэтому Парад Цветов состоялся и прошел мирно и весело.

Тем временем денег у церкви становилось все больше. Немцу, который играл роль председателя Священного Трибунала на памятном заседании в Вальпургиеву ночь, это так понравилось, что он развернул бурную деятельность за рубежом, и как-то так получилось, что зарубежные масоны признали пантеонцев за своих — чему сами пантеонцы чрезвычайно удивились. Но не растерялись и быстренько сочинили себе доисторическую родословную, возводя историю организации то ли к эпохе царя Соломона, то ли к еще более древним временам Атлантиды, когда случилось самое многочисленное единовременное поступление душ в Пантеон за всю историю человечества. Подлинные масоны сделали вид, что поверили — уж больно перспективной показалась им Церковь Пантеона.

Масоны лелеяли надежду подчинить пантеонцев своему влиянию, но у Руслана и Галактиона были другие планы, а Вася Ключников продемонстрировал недюжинные способно сти политика, дипломата, гения разведки и дезин формации и блестящего организатора контрмер против всех попыток лишить Церковь Пантеона независимости.

— Наверное, теперь у тебя есть все, что тебе нужно, — сказала Мария Кервуд Руслану Чайковскому в день православного Рождества в комнате священной любви старого храма Ангелов. — У тебя есть деньги, слава и власть. А если ты хоть немного веришь в то, что пропове ду ешь, то у тебя есть будущее, которое лучше, чем христианский рай. Ведь после смерти ты станешь Богом.

— Только одним из богов, — поправил Руслан.

— А ты хотел бы стать единственным Богом?

— Нет. Это так трудно и так скучно. У одинокого Бога не может быть друзей — одни только рабы и враги.

И они занялись священной любовью, которое есть соединение душ посредством совокупления тел.

А потом Мария спросила:

— Так значит, у тебя есть все, что тебе нужно?

— Нет, — сказал Руслан, ни на мгновение не задумавшись над ответом. — У меня еще нет «Титаника».

* * *

Мы все — просто чей-то затянувшийся глюк,
Мы чудимся друг другу — не правда ли, друг,
И нет на самом деле ни тебя, ни меня,
Ни солнца, ни снега, ни ночи, ни дня.
Как ты отличаешь правду от лжи?
Как ты отличаешь день от ночи?
Как ты отличаешь тело от души? —
Это ведь, наверно, трудно очень.
Особенно если поверить в идею,
Что мы — просто чей-то затянувшийся глюк.
А жизнь — это чей-то истерический бред,
Вызванный водкой и парадом планет.
Подумай — ну что с сумасшедших возьмешь
За душу и тело, за правду и ложь.
…Особенно если поверить в идею,
Что жизнь — это чей-то истерический бред.

А время — заботливый врач-психиатр.
Сквозь мягкие стены особых палат
До нас донесет оно добрый совет,
Избавит от глюков и вылечит бред.
…Особенно если поверить в идею,
Что время — заботливый врач-психиатр.
Как, как, как отличить
Ложь от правды и ночь от дня,
Как, как, как излечить
То, что творится в душе у меня?
Как???

16.08–18.12.1998 — 16.02.2000
copyright © Антон С. АНТОНОВ. 1998–2000.

Примечания

1

Не надо забывать, что действие происходит на паралельной земле, где с середины 90-х годов многое идёт не так, как у нас.

(обратно)

2

Миллениум — встреча нового тысячелетия, 1 января 2000 года.

(обратно)

3

Must die — «должен умереть». На компьютерном жаргоне это словосочетание выражает негативное отношение к какой-либо личности, фирме или продукту.

(обратно)

4

Апокалипсис, 8:10–11.

(обратно)

5

На этом месте ко мне зашел кришнаит из Новгорода, поприветствовал меня словами «Харе Кришна» и хотел продать «Бхагаватгиту». Денег не было, а то бы купил.

(обратно)

6

В эдо большинство букв читается так же, как в латинском, или, к примеру, в немецком и испанском — то есть по фонетическому принципу: как пишется, так и слышится. Есть, однако, несколько исключений. Буква «x» читается как «ш», «j» — как «дж», «c» — как «ч», «q» — как «ж», «w» — как «у неслоговое», а «y» — как «й». Ударение ставится обычно на предпоследнем слоге, но в стихотворной и ритмической речи может стоять где угодно. Перевод текста смотри в главе 33.

(обратно)

7

Б.Пастернак (а по мнению некоторых — В.Шекспир). «Гамлет».

(обратно)

8

Евроазис — территория Советского Союза в границах 1984 года.

(обратно)

Оглавление

  • * * *
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39
  • 40
  • 41
  • 42
  • 43
  • 44
  • 45
  • 46
  • 47
  • 48
  • 49
  • Эпилог
  • * * *