КулЛиб электронная библиотека 

Голоса ночи [Лидия Джойс] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Лидия Джойс Голоса ночи

Пролог

Февраль 1860 года


Съежившись позади массивной фигуры Джонни, Мэгги плотнее запахнула накидку на своих хрупких плечах.

В последнее время город постоянно был окутан густым туманом, и дым из многочисленных печных труб клубами заполнял улицы под нависшим, пасмурным, безветренным небом. Этот убийственный смог заставлял Мэгги и других девочек откашливаться сажей по утрам, когда Джонни пинком будил их. В это утро Молл харкала кровью.

Казалось, рассвет никогда не наступит в столь мрачной атмосфере, тем не менее служанки начинали в положенное время топить печи углем, при этом дым из труб оседал вниз вместе с хлопьями сажи под моросящим дождем. Полицейские совершали свой обычный обход с фонарями даже в десять часов утра. Они двигались по двое, и их маршрут можно было наблюдать по тому, как во мраке перемещались световые пятна, не способные высветить ничего, кроме густого тумана.

В настоящий момент Мэгги, судя по урчанию в животе, поняла, что время перевалило за четыре часа дня. Преждевременные сумерки отличались неестественной темнотой. Джонни стоял около уличного фонаря у парапета моста, направляя свет в темноту, которая безвозвратно поглощала луч фонаря.

Мэгги наблюдала, как Джонни водил фонарем из стороны в сторону, и испытывала необычайный страх, потому что Джонни намеревался убить человека и хотел, чтобы это убийство совершила она.

Ее запястье ныло под тяжестью револьвера, а свободной рукой она придерживала накидку. Револьвер в руке тускло поблескивал под налетом сажи. Он был таким большим, что Мэгги с трудом удерживала его в руке и едва могла дотянуться до спускового крючка.

– Дэнни – отъявленный мерзавец, – проворчал Джонни, испытывая удовольствие при виде ее страха. – Все мои ближайшие помощники должны участвовать в деле. Для тебя это своеобразное посвящение, и, несмотря на то, что ты совсем еще крошка, я не принимаю никаких отговорок.

Мэгги не хотела ему помогать, но у нее не было выбора. Если Джонни обращается к кому-то с просьбой, лучше согласиться, иначе станешь его врагом. Мэгги знала, что происходило потом с теми, кто противился ему: можно получить пулю в лоб или нож в спину, если откажешься. Мэгги предпочитала оставаться воровкой-карманницей, хотя в шайке Джонни этим делом занимались мальчишки. Он не знал о ее таланте воровки, иначе она не поджидала бы сейчас человека, которого почти не знала. Однако это лучше, чем тот ад, в котором существовали другие девочки. Мэгги мысленно содрогнулась при воспоминании, что стало с лицом Салли на этой неделе. Сначала постарался ее клиент, а потом Джонни. И самое ужасное – все это происходило на глазах у Мэгги, которая молча наблюдала за этой сценой.

– Кажется, кто-то идет, – прошипел Джонни и прикрыл свой фонарь.

Тьма сгустилась вокруг уличного фонаря, под которым они стояли, и окружающий мир сузился до небольшого светлого круга.

Мэгги сжала револьвер под накидкой. Даже в этой гнетущей темноте город был полон жизни и случайные прохожие вызывали ложную тревогу.

Вот снова кто-то приближался, насвистывая. Мэгги узнала мотив ее любимой арии из оперы, которую давали два вечера назад. Прохожий был явно в хорошем расположении духа, и звук его шагов говорил о беспечном настроении. Вероятно, это не тот человек, которого она должна убить. Ее жертва не могла насвистывать арии.

Мужчина остановился в круге света, и Мэгги увидела его аккуратные усы, повязку, закрывающую глаз, и светлые волосы, выбивающиеся из-под фетровой шляпы. Дэнни О’Салливан.

– Действуй! – прорычал Джонни, схватив Мэгги за руку и подтолкнув ее вперед.

Она подняла револьвер и увидела на лице человека в шляпе удивление, а на лице Джонни – торжество. Она мысленно представила и другие лица: покрытые синяками, искаженные от боли лица Салли и маленького Тома, Молл и длинной Дженни, толстого Билли и доброй Полли. Затем направила оружие в другую сторону и нажала на спусковой крючок. Револьвер дернулся в ее руке с резкой отдачей, и звук выстрела оглушил Мэгги. Глаза Джонни широко раскрылись от удивления – в его лбу зияло круглое отверстие.

Он повалился навзничь на парапет и рухнул вниз с моста. Мэгги застонала от боли в руке, и револьвер с тяжелым стуком упал на землю. Мэгги бросилась к парапету и заглянула вниз. Однако туман уже снова сомкнул свою пелену, на мгновение нарушенную падением тела Джонни. Снизу должен был донестись всплеск, но Мэгги ничего не услышала. Через пару дней чистильщики водостоков на своих утлых лодочках обнаружат тело и вытащат его из реки. Потом, забрав все самое ценное, обратятся к властям, которые в конце концов установят или не установят личность погибшего. Так или иначе, Джонни больше нет в живых, и его подопечные теперь свободны.

Мэгги отошла от парапета и при этом задела ногой револьвер, который загрохотал по грязной мостовой, отлетев на несколько шагов. Подняв его, Мэгги поморщилась от боли в запястье и быстро переложила тяжелый предмет в другую руку. Она хотела бросить оружие в реку, но передумала и спрятала его под накидкой. Это слишком дорогая вещь, чтобы выбрасывать ее.

– Благодарю, детка.

Мэгги быстро повернулась и увидела, что Дэнни продолжал стоять там, где остановился, когда она подняла револьвер. На губах его под усами светилась улыбка, такая же неестественная, как его певучий акцент.

Мэгги внутренне содрогнулась, однако высоко подняла подбородок и посмотрела ему прямо в лицо.

– Ты мой должник, Дэнни О’Салливан.

Он продолжал улыбаться.

– Я могу найти применение девочке с такой доброй душой, не сомневайся.

– Я не желаю подчиняться кому-либо, – ответила Мэгги. – Хочу быть свободной. Я и мои друзья. Мы не нуждаемся в покровителе. Нам не нужен ни Джонни, ни ты, никто другой.

– Это справедливо, – сказал Дэнни, пожимая плечами. – Я просто хотел отплатить тебе добром, чтобы мы были в расчете.

– Мы никогда не будем в расчете. Ты обязан мне своей жизнью, – возразила Мэгги.

Его единственный голубой глаз замигал.

– О, Мэгги, детка, жизнь тоже имеет свою цену, и в настоящее время жизни покупаются и продаются как вчерашняя рыба с тележки уличного торговца.

С этими словами он двинулся вперед, и спустя несколько секунд туман поглотил его. А Мэгги охватила дрожь.

Глава 1

Четыре года спустя


Чарлз Кроссхем, лорд Эджингтон, устремился вниз по лестнице, шагая сразу через две ступеньки. Несмотря на то, что он был чрезвычайно возмущен, выражение его лица оставалось холодным и бесстрастным. Как посмела Милли своим досадным выпадом унизить Лили Барретт, которой он покровительствовал в течение последних пяти месяцев и которая впервые была представлена обществу?! Ее вмешательство казалось несносным. Чарлз решительной походкой миновал восточную галерею, громко цокая блестящими ботинками по холодному мрамору, и распахнул дверь в гостиную, где остановился в центре абиссинского ковра.

При появлении Чарлза Милли вздрогнула и осторожно взглянула на него поверх книги, в то время как он не отрываясь смотрел на нее. Милли уютно устроилась в любимом, обтянутом кремовым шелком кресле у окна с кружевными шторами, через которые проникал холодный зимний свет.

– Я слышал, что ты сделала на балу у Рашуэртов, – сказал он.

Серые глаза Милли удивленно расширились.

– Что же такое я сделала? – Ее голос прозвучал едва слышно, а руки так сжали книгу, что корешок затрещал, протестуя.

Чарлз стиснул зубы. Она еще спрашивает! Ее притворное поведение всерьез возмутило его. Боже, как ему хотелось схватить сестру и встряхнуть так, чтобы ее куриные мозги наконец заработали!

– Ты унизила мисс Барретт, – сказал Чарлз сдержанным тоном, поскольку знал, как следует обходиться с Милли. – Своим поступком ты лишила ее шансов на успешное проведение светского сезона.

Милли немного расслабилась и небрежно махнула изящной ручкой:

– Ах вот в чем дело! Мисс Барретт – независимо от того, каково ее настоящее имя, – не имеет должного воспитания и связей. Она не принадлежит к нашему кругу. Полковник Вейн представил ее бедной родственницей, но мы все знаем, что она является чьим-то незаконнорожденным ребенком, и я заявила об этом вслух, поскольку мы не можем больше притворяться. Ты должен быть благодарен мне. Ее присутствие на фешенебельных лондонских балах дискредитирует нас всех.

– Лили Барретт – не твоя забота, – сказал Чарлз ровным, сдержанным тоном, хотя внутри у него все кипело.

Милли поджала губы с недовольной гримасой, выражающей раздражение.

– Она бесцветное, робкое создание. Ее воспитывала кормилица в деревне, там ей и место. Почему ты так беспокоишься о ней? У меня могло бы возникнуть подозрение, что она является твоим позором, дорогой братец, если бы тебе было достаточно лет. – Милли улыбнулась своему остроумию.

Его позором! Чарлз резко втянул воздух. Сестра не представляла, насколько она была близка к истине. Внезапно у него возникло искушение сообщить ей об этом.

Но нет. Это только возмутит ее. И хотя ему порой доставляло удовольствие выводить сестру из себя, в данном случае не стоило вступать в довольно рискованную игру.

– Ты должна исправить положение, – всего лишь сказал Чарлз спокойным тоном.

Между бровями Милли возникла упрямая складочка.

– Или что? – Она тряхнула головой, разметав свои светло-каштановые локоны.

Милли была готова к сражению. Чарлз сжал зубы, сдерживая себя. После недавней ссоры он зашел слишком далеко, лишив ее еды, пока она не согласится воспользоваться надлежащим образом деньгами из наследства своей бабушки. Милли продержалась четыре дня, пока не упала в обморок. Врач заявил, что если бы Чарлз продолжил настаивать на своем, все могло бы закончиться гораздо серьезнее. Хотя Милли в конце концов уступила после дополнительных, менее экстремальных лишений, Чарлз не желал снова вступать с ней в борьбу.

– Ты хочешь, чтобы я придумал тебе наказание? – резко спросил он.

– Нет. – Милли слегка улыбнулась, хотя выражение ее лица оставалось напряженным. – Я не понимаю, почему ты вечно конфликтуешь со мной. Я не хочу, чтобы мы постоянно ссорились.

– Не пытайся манипулировать мной, Милли, – раздраженно сказал Чарлз, разгадав ее маневр. – Я не такой, как наш дорогой усопший отец.

– Не надо напоминать мне об этом, – раздраженно сказала Милли. После минутного молчания она снова изменила тактику: – Почему ты хочешь, чтобы я помирилась с Лили Барретт? Ты же знаешь, что такая девушка никогда не сможет войти в наш круг.

Чарлз нахмурился:

– Ты в этом уверена?

Милли закатила глаза:

– Конечно, милый братец. Она не такая, как мы! Она создана из… – Милли неопределенно повела руками, – из другого, довольно низкопробного материала.

– Ты так считаешь? – Эта мысль позабавила Чарлза, несмотря на мрачность ситуации, однако он решил, что его сестра и Лили Барретт, пожалуй, сделаны из одного материала.

– Разумеется. Разве не так? – настаивала Милли.

– Я не уверен в этом, – ответил Чарлз.

Сестра задумчиво прищурила зеленые глаза, и Чарлз подумал, знает ли она, насколько легко угадать ее мысли, несмотря на попытки скрыть их.

– Не хочу спорить с тобой, дорогой Чарлз, – наконец сказала Милли. – Я ненавижу, когда между нами возникают разногласия. Почему бы нам не выяснить правоту каждого непосредственным образом? Ты полагаешь, что девушка, подобная Лили Барретт, способна войти в наш круг, а я считаю это бессмысленной попыткой. Если ты сможешь доказать обратное, то я не только принесу многочисленные извинения твоей мисс Барретт, но и выступлю в качестве поручительницы во время ее официального выхода в свет, на презентации при дворе, на балах и прочих мероприятиях. – Милли широко улыбнулась, уверенная, что брат клюнет на эту наживку.

Все это выглядело крайне соблазнительно. Такое соглашение превышало любые ожидания Чарлза. Едва ли он мог рассчитывать, что сможет окольными путями добиться признания Лили Барретт обществом, пользуясь своим влиянием и своими связями. Теперь остается только найти хорошенькую, талантливую актрису, неизвестную в его кругах. И он, как никто другой, знал, где можно найти женщин, жаждущих проявить себя на сцене.

Чарлз кивнул.

– Я припомню все твои обещания, – предупредил он.

Милли, расслабившись, откинулась на спинку кресла с коварной улыбкой, уверенная, что сделала удачный, выигрышный ход против него.

– Другого я не ожидала от тебя, дорогой брат.

Чарлз фыркнул и повернулся, чтобы уйти, а Милли снова взялась за книгу. Он остановился, держась за ручку двери, и посмотрел через плечо:

– Милли?

– Да, Чарлз? – Она оторвалась от романа и вопросительно приподняла брови.

– Мне известно о твоих карточных проигрышах на балу у Ферреров и что вчера ты заплатила свои долги. Я разговаривал с матерью, и она тоже считает, что азартные игры являются дурным увлечением для девушки. Ты не увидишь своего денежного содержания, пока я не компенсирую потраченную на игру сумму и причиненное мне беспокойство. – Чарлз сделал паузу, видимо, размышляя над альтернативой. – Если, конечно, ты не предпочтешь в счет своего долга проявить надлежащую любезность по отношению к мисс Барретт.

Самодовольство Милли мгновенно исчезло. Она с рычанием схватила с кресла вышитую бархатную подушку и запустила в брата.

Чарлз легко поймал подушку и бросил на пол.

– Полагаю, последнее условие тебя не устраивает? – усмехнулся он.

Чарлз вышел и закрыл за собой дверь. Его шаги гулко зазвучали, когда он двинулся назад по восточной галерее. Представители минувших поколений в полном составе холодно смотрели на него с портретов в позолоченных рамах. На лицах молодых Кроссхемов отражалась их приверженность к декадансу, в улыбках чувствовались самодовольство и пресыщенность, а в глазах – алчность и вожделение. На портретах они выглядели совершенно опустошенными, утомленными и поникшими. Их конечности были поражены подагрой, а жесткие выражения лиц лишь частично смягчены мутным взором людей, которые часами пребывали в туманных грезах под действием опия или алкоголя. В их взглядах, устремленных на спину Чарлза, чувствовалась неумолимая враждебность, так как он, исповедуя другие нравственные принципы, отвергал их традиции и непотребный образ жизни. И его забота о Лили Барретт являлась одним из вызовов обществу среди многих других.

Теперь, после разговора с Милли, его задача существенно упрощалась. Надо только найти подходящую миловидную женщину, достаточно беспринципную и с определенным талантом актрисы, чтобы она могла сыграть роль дочери какого-нибудь сельского сквайра.

И любой мужчина из рода Эджингтонов хорошо знал, где следует искать такую женщину.

В опере.


Мэгги вышла на темную улицу, и дверь театра с глухим стуком захлопнулась за ней. Салли отошла от стены, на которую опиралась, и раскрыла навстречу свои объятия. Мэгги инстинктивно огляделась вокруг. Кроме них, здесь никого не было. Сумерки быстро сгущались, и с реки поднимался туман, смешанный с сажей, которая, вылетая из печей, оседала в тяжелом воздухе. Черные хлопья уже вились около лодыжек девушек, когда они двинулись вперед.

– Ну? Что он сказал? – спросила Салли.

– Ничего. – Мэгги не могла скрыть горечи в своем голосе. «Следовало вышибить мозги этому Дэнни тогда на мосту, когда у меня была такая возможность», – со злобой подумала она. В течение двух недель Дэнни ОСалливан обращался к ней через различных посыльных, призывая поговорить, но она игнорировала все его просьбы, поскольку знала, что Дэнни не ограничится простым разговором, особенно теперь, когда он прибрал к рукам почти все банды в Лондоне. На территории от Биллинзгейта до Сент-Джайлса существовало множество банд; теперь осталась одна, самая многочисленная и опасная, которую возглавлял Дэнни.

Мэгги вынуждена была ходить с опущенной головой, опасаясь возмездия и избегая те места, где любили собираться его головорезы, так как Дэнни, конечно, включил ее в черный список, хотя пока не сказал об этом. Когда ее лишили ангажемента в спектакле «Танец наяды» за то, что она чем-то огорчила некого важного джентльмена, и больше никто не приглашал ее на роли, легко можно было догадаться, кто стоял за этой внезапной опалой.

Мэгги вздохнула и устало потерла глаза.

– Мистер Хокинс не хочет даже видеть меня, а когда я все-таки прорвалась к нему, он отвернулся и сказал, что у него нет вакансии для еще одной комической певицы. Я пыталась убедить его, что могу исполнять любые другие роли, но он заявил, что ему не нужна актриса, вызывающая раздражение у джентльменов.

– И все? – Темно-синие глаза Салли помрачнели при воспоминании о прошлом. – Мэгги, тебе не следовало…

– Не учи меня. Я сама знаю, что должна делать, а чего не должна, – резко оборвала ее Мэгги и, повернувшись, быстро зашагала по направлению к Тоттнем-Корт-роуд. Она услышала шаги Салли позади, легко распознав ее семенящую походку. – Мы остались без денег, Салли. Гарри не имеет работы вот уже несколько дней, Нэн пьянствует вместо того, чтобы заниматься уличной торговлей с тележки, а Фрэнки я не вижу уже целую неделю. Нам нечем платить за жилье. Если я не придумаю что-нибудь, старая вдова Меррик выкинет всех нас на улицу, и тогда нам придется делать все, что угодно, так как у нас не будет другого выбора.

Они достигли оживленной улицы, и Мэгги, прячась в толпе, зашагала к Черч-лейн. Она услышала позади сопение и поняла, что Салли плачет. Мэгги попыталась игнорировать этот звук.

– Ты никогда раньше не торговала собой, Мэгги, – сказала Салли. – Ты не знаешь, что это такое… Не знаешь, каково терпеть всех этих мужчин, пыхтящих и сопящих на тебе…

Мэгги остановилась и повернулась к подруге так резко, что та едва не столкнулась с ней. По обеим сторонам от них продолжал двигаться людской поток, но Мэгги не замечала этого.

– Я не намерена продаваться кому попало на рынке, Салли. Я постараюсь начать свое дело, понятно! И буду непосредственно заниматься им только тогда, когда это доставит мне удовольствие.

– Я не позволю тебе делать это ради меня…

– А ради Молл? А как насчет маленького Джо? – сердито спросила Мэгги. – Разве они заслуживают того, чтобы жить на улице из-за твоих принципов?

Салли искренне расплакалась, и из глаз ее потекли слезы, оставляя светлые полосы на грязных, покрытых рубцами щеках.

– Молл и Джо – это проблема Нэн, а не твоя. Ты моя лучшая подруга, Мэгги, и я не могу оставаться спокойной, зная, что ты собираешься сделать с собой.

Мэгги тоже хотелось плакать, но она сдержалась.

– Ты знаешь, я не могу бросить их на произвол судьбы, – пробормотала она, притягивая к себе Салли и неловко обнимая ее. – Мы были вместе в течение нескольких лет. Они стали моей семьей.

– Да, они привязались к тебе, – тихо согласилась Салли.

Носильщик с ящиком на спине грубо выругался, протискиваясь мимо них, и Салли тяжело вздохнула, когда Мэгги повернулась и продолжила движение по улице.

– Что ты собираешься делать сейчас? Это был последний театр, и больше ничего нет в округе на расстоянии пяти миль, учитывая даже дешевые балаганы.

– Я собираюсь пойти в такой музыкальный театр, где Дэнни не доберется до меня, – твердо сказала Мэгги. – В оперу. Перл сообщила, что узнала о моих проблемах и может устроить мне прослушивание. Вот увидишь, все будет хорошо. Если я стану оперной певицей, представляешь, сколько денег у нас будет!

В ее голосе звучала уверенность, но она понимала, что возможен отказ, который лишит ее всех надежд и последних шансов осуществить свою мечту. Ее голос был недостаточно хорош для оперы четыре года назад, и с тех пор ничего не изменилось. Но что ей оставалось, кроме как попытаться снова? В другие театры вход для нее закрыт.

Однако если и на этот раз она опять потерпит неудачу, ей придется исчезнуть в Саутгемптоне, или в Лидсе, или в каком-то другом городе, чтобы избежать позора. Это единственное, что оставалось сделать в такой ситуации.

Глава 2

Ковент-Гарден. Несуразность этого места всегда поражала воображение Чарлза. Покрытые слоем сажи особняки с классической архитектурой, окружавшие мощенную плитами площадь, уже начали приходить в упадок в связи с явным обеднением владельцев, которые тем не менее старались сохранять аристократические замашки. Здания, построенные в итальянском стиле, выглядели довольно нелепо среди массы людей, являющихся по всей своей сущности британцами. С одной стороны возвышался собор Святого Павла со строгими романскими чертами, а в центре площади, наполненной шумом, хаосом и беспорядочной оптовой торговлей овощами и цветами, расположились три параллельные крытые аркады.

Останавливаться здесь не было смысла, поэтому карета Чарлза свернула за угол к Королевскому итальянскому оперному театру. Однако суматоха рынка всегда привлекала Кроссхема, и сейчас особенно, когда он немного остепенился.

Чарлз открыл дверцу кареты и, минуя ступеньки, легко ступил на тротуар, давя разбросанную упаковочную солому и прочие отбросы. На площади перед ним растянулось около полусотни ларьков, принадлежащих тем торговцам, которые не имели ни большого количества товаров, ни средств, чтобы занять желанные места в аркадах. Их прилавки были на три четверти пусты в это позднее время дня, однако рынок все еще был заполнен оптовиками, торговцами зеленью, носильщиками, бакалейщиками, лоточниками и цветочницами, а также прочими слоями низшего общества. Все они могли бы служить удобным объектом исследования для социолога.

Чарлз, обходя ларьки, пробрался к центру рынка и вошел в галерею между двумя арками. В это время года отсутствовали свежие овощи, тем не менее недостатка в товарах не было. На открытом холодном воздухе лежали лук, репа, картофель, пыльные после хранения в ящиках. Кроме того, прилавки заполняли искусственно выращенные и заботливо уложенные сочные фрукты вместе с грудами помятых, тронутых морозом товаров, привезенных из теплых стран. Здесь также были выставлены в изобилии дешевые тепличные цветы. Их листья и лепестки были заботливо подвязаны, чтобы выдержать тряску фургона при перевозке, а также атмосферу будущей слишком натопленной гостиной.

Впереди располагался, тускло поблескивая, цветочный зал, представляющий собой лабиринт из железа и стекла. Чарлз увернулся, едва не столкнувшись с женщиной, несущей на голове корзину с яблоками, и вошел внутрь. Здесь, в теплой оранжерее, обосновались поставщики наиболее изысканных дорогих цветов и богатые дамы внимательно выбирали предлагаемые товары с особой щепетильностью, делая заказ для предстоящего обеденного приема или бала. Чарлз ответил поклоном двум из них: графине Рашуэрт, которую, как обычно, сопровождала ее бледнолицая дочь, а также миссис Алджернон Морел, которая вечно жаловалась на здоровье. Затем остановился у своего излюбленного киоска, купил традиционную бутоньерку – скромную, дорогую орхидею с трудно произносимым названием, вышел на улицу и свернул к свежевыкрашенному белому фасаду реконструированного оперного театра, выделяющегося своей чистотой на фоне закоптелых соседних домов.

Чарлз быстро поднялся по ступенькам крыльца и вошел в холл. Мистер Ларсон ожидал его, как обещал, болтая с сэром Натаниелом Дайнсом и лордом Гиффордом. Дайнс и Гиффорд проявляли вместе с Чарлзом любительский интерес к искусству, хотя одна весьма неприятная дама как-то заметила, что их больше интересуют молоденькие актрисы, чем сама опера. Баронет кивнул, когда Чарлз приблизился.

После обмена приветствиями мистер Ларсон почтительно пригласил джентльменов в зрительный зал и повел их в сопровождении неприметного служащего с небольшим фонарем. Они остановились в центре третьего ряда на достаточном расстоянии, чтобы отчетливо обозревать всю сцену. Чарлз подумал, как было бы приятно наблюдать отсюда все представление, вместо того чтобы смотреть вниз из ложи Эджингтонов. Он сел между мистером Ларсоном и Дайнсом и откинулся на спинку кресла.

Горели только огни центральной секции рампы, освещавшей декорацию в виде оснастки корабля для первого акта вечернего представления «Тристан и Изольда». Декорация представляла собой невероятный лабиринт из канатов и парусов. В зале Чарлз мог различить слабые силуэты сотен мест, которые оказались не настолько пустыми, как ожидалось.

Чарлз обычно испытывал удовольствие в те моменты, когда водворялась тишина перед началом прослушивания и сцена была пуста в ожидании артиста, вот-вот готового выйти на нее, чтобы продемонстрировать свой великолепный оперный голос… Или, может быть, появится очередная девица, лишенная таланта, но с чрезмерным честолюбивым желанием. Однако сегодня он пришел сюда с намерением найти подходящую кандидатуру на роль леди.

– Мисс Кроссхем прислала мне вчера интересное письмо, – сказал лорд Гиффорд, склонившись к Чарлзу. В этот момент на сцену вышла высокая костлявая женщина. Она выглядела как прачка средних лет.

Чарлз мгновенно счел ее непригодной для оперы и для своих целей, поэтому не стал уделять внимание прослушиванию.

– Полагаю, она сообщила тебе о нашем небольшом споре, – тихо произнес он, не скрывая возмущения в своем голосе. Милли вела себя крайне неосторожно, но, к сожалению, ее нельзя было ограничить в переписке теперь, когда она вышла из детского возраста.

– Кажется, она раздражена этим, – сказал Гиффорд.

– Я тоже получил письмо от нее, и держу пари, еще более резкое, чем твое, – вставил Дайнс. – Она сделала мне выговор за мое участие в судьбе Лили Барретт. Ей кажется, что если бы я не защищал так энергично эту девушку, у нее не было бы побуждения поставить ее на место и вы могли бы избежать столкновения. – Дайнс протер запасным платком свой монокль, приложил его к глазу, поморщился, глядя на женщину на сцене, и снова закрепил монокль на лацкане сюртука.

Чарлз нахмурился. Высокомерные манеры Дайнса обычно вызывали у Милли раздражение, и она всегда была против позиции, которую он занимал, из-за упрямства… или из принципа, как ей казалось. Дайнс хорошо знал, какой эффект производят на Милли его поступки, и забавлялся, видя ее реакцию. Чарлз тоже счел бы все это забавным, однако мысль о тяжелых обстоятельствах, в которых оказалась Лили Барретт, заставляла его отбросить юмор.

Дайнс искоса взглянул на Чарлза, как бы читая его мысли.

– Эджингтон, всем уже известно, что собой представляет мисс Барретт. Сначала общество притворялось, мило общаясь с ней, но она такая флегматичная, что утомила всех еще до бала у Рашуэртов. Милли только хотела освободить нас от тяжкого бремени продолжать притворяться.

– Почему ты столь озабочен судьбой этой девушки? – вмешался Гиффорд. – Ты ведешь себя так, словно она твоя бывшая любовница. Может быть, ты стараешься благополучно выдать ее замуж за какого-нибудь прожигателя жизни с пустым карманом, прежде чем ее интересное положение станет очевидным для всех и тебе припишут ее ребенка?

Чарлз фыркнул. Дайнс никогда не проявлял к кому-либо сочувствия. Жаль, что на том балу не было Кристофера Рэдклиффа. Или Фейс Уэлдон. Они бы придумали, как вразумить Милли. И все продолжили бы притворяться, до тех пор пока ситуация не изменится. Хорошее личико Лили Барретт, мягкий характер и приличное приданое способствовали тому, что некий молодой джентльмен посмотрит сквозь пальцы на ее прошлое и женится на ней.

Очередная певица была отвергнута мистером Пирсоном и покинула сцену, сделав неловкий старомодный реверанс. Дайнс сосредоточился, когда вперед вышла другая женщина, и приложил к глазу монокль, разглядывая ее. На этот раз он оставил его на месте. Эта женщина, вернее девушка, представляла собой пухленькую блондинку с приятным лицом и великолепной фигурой.

Она назвала произведение, которое собиралась исполнить, и Чарлз поморщился, услышав резкий корнуэльский акцент, а Дайнс едва уловимо изогнул верхнюю губу. Он питал слабость к невинным деревенским девушкам. Чарлз предпочитал искушенных женщин с определенным опытом для короткой связи, поскольку с недавних пор был слишком занят делами в своем поместье, чтобы тратить силы и время на длительное ухаживание. Но даже если отбросить личные предпочтения, эта девушка была слишком неотесанной для реализации его плана.

Тем временем девушка начала исполнять ничем не примечательную, малопопулярную арию, и на лице Дайнса промелькнуло недовольство.

– Если поведение твоей сестры слишком раздражает тебя, старина, почему бы тебе не решить эту проблему?

Чарлз поморщился.

– В отношении Миллисент легче сказать, чем сделать что-нибудь.

Дайнс приподнял голову, и отдаленный свет рампы тускло отразился в его монокле.

– Послушай, Эджингтон, она всего лишь женщина. Тебе надо найти ее слабое место и сыграть на этом.

– Что ты можешь посоветовать? – отрывисто спросил Чарлз. – Я считаю неприемлемым проявлять жестокость по отношению к моим родственникам.

– Хорошо известно, что мисс Кроссхем питает слабость к азартным играм, – сказал Дайнс, небрежно пожимая плечами. – Почему бы тебе не заключить с ней пари?

Чарлз рассмеялся, не в силах удержаться.

– Слишком поздно, приятель. Она уже заключила со мной пари.

Дайнс резко повернул голову. При этом свет со сцены, отраженный линзой монокля, скрывал его глаз.

– В самом деле? Каковы же условия и ставки, если не секрет?

– Если я докажу, что какая-нибудь деревенщина или беспризорница сможет быть принятой обществом, тогда Миллисент согласится с тем, чтобы мисс Барретт вошла в наш круг, и выступит в качестве поручительницы, представляя девушку обществу, – сказал Чарлз с оттенком некоторого удовлетворения.

– А твое участие в выборе и подготовке этой никому не известной девушки останется в тайне, – добавил Дайнс. – Очень мудро.

Гиффорд покачал головой – в восхищении или с недоверием – Чарлз не мог определить.

– Скажи, чем ты будешь расплачиваться в случае проигрыша? – спросил Дайнс, снова придав своему голосу скучающий тон.

– Миллисент так уверена в своей победе, что даже не позаботилась о встречном предложении.

Дайнс громко захохотал.

– С ней определенно опасно заключать пари.

– На самом деле ты бы и сам был не прочь решиться на такой подвиг, – холодно заметил Чарлз. Половина долгов Милли после бала у Рашуэртов относилась к Дайнсу.

Дайнс пожал плечами, улыбаясь без тени раскаяния.

– Значит, на этот раз ты пришел в оперу в поисках какой-нибудь деревенщины? – спросил Гиффорд.

– Или уличной девицы, – согласился Чарлз.

– Как насчет этой? Она достаточно хорошенькая, – сказал Гиффорд, кивнув в сторону блондинки.

Чарлз поморщился:

– Она выглядит слишком неотесанной.

– Сегодня здесь будет много других девиц, – заметил Дайнс. – В случае удачи какая-нибудь из них окажется подходящей.

Чарлз обратил свое внимание на сцену.

– Это Миллисент верит в удачу, а я – в намеченный план.

Дайнс, казалось, нашел его замечание чрезвычайно забавным.

– Как и я, старина! Как и я.


– Я готова, – твердо сказала Мэгги. В животе ее урчало, но она решительно игнорировала это. Возможно, такое состояние связано с тем, что желудок не пустой, говорила она себе. Благодаря ее предприимчивости последние четыре года голод почти не мучил ее.

Перл Бланк стояла в двери гримерной, приняв артистическую позу в свете единственного газового рожка. Казалось, она всегда представляла себя на невидимой сцене, и Мэгги часто размышляла, присутствует ли с ней воображаемая публика, когда она остается одна. Оперная певица разметала свои льняные локоны и гортанно рассмеялась:

– О, дорогая, ну конечно, ты готова! Не бойся – все мы начинали так же, как ты. – Последние слова она произнесла как типичная лондонка, отбросив французский акцент, и посмотрела на Мэгги, изогнув бровь.

Мэгги улыбнулась, отметив стремление подруги поддержать ее. Однако Перл ошибалась: они не обладали равными возможностями. Мэгги понимала, что ее голос и внешность существенно отличаются от голоса и внешности соблазнительной сопрано.

– Шпасибо, – сказала она, от волнения произнеся «ш» вместо «с».

Перл предупреждающе подняла палец, и Мэгги тут же поправилась.

– Спасибо, – повторила она, подражая произношению представителей высшего общества. Мэгги не являлась великолепной певицей, но обладала превосходной способностью подражать.

Перл кивнула.

– Ты должна спеть наилучшим образом. Мистер Ларсон ищет сопрано для ведущих партий.

– Меня не волнует роль ведущей певицы. – На самом деле чем ниже будет ее статус, тем лучше. Тем дольше Дэнни не сможет обнаружить ее новую работу и попытаться навредить ей.

На лице Перл промелькнуло сомнение и тут же исчезло. Мэгги знала почему: у мистера Ларсона в хоре уже было достаточно приличных певиц. Он искал новую примадонну, и Мэгги знала, что не сможет быть таковой.

«Нет, – твердо сказала она себе, – я не сдамся так просто». Должен же быть выход из создавшегося положения. Надо только найти его.

Перл тряхнула головой, как бы проясняя ее.

– Ну не будем медлить, дорогая. Дай мне твою шляпу. Ты не станешь возражать против того, чтобы воспользоваться моим, более красивым платьем?

– Перл, ты на пол фута выше меня и у твоего платья изгибы там, где у меня нет ничего. – Мэгги выразительно махнула своей шляпой, прежде чем передать ее. – Я буду выглядеть крайне нелепо в нем.

Перл фыркнула и начала энергично подталкивать Мэгги к кулисам.

– Не понимаю, почему бы тебе не надеть что-нибудь более эффектное. Что-нибудь из твоего гардероба, которым ты пользовалась в эстрадном представлении, поскольку последнее время одеваешься как старая карга, – проворчала она.

– Думаю, костюм маленького сорванца едва ли произведет впечатление на мистера Ларсона, – возразила Мэгги.

Они подошли к группе статистов, и Мэгги остановилась, снова почувствовав необычайное волнение. Находясь позади трех женщин и сухопарого юноши, она могла видеть огромный зрительный зал, блистающий темно-красными и белыми красками.

Он был намного величественнее залов, в которых она выступала прежде, и даже лучше того, каким он был до пожара шесть лет назад. От сцены в глубь помещения уходили ряды плюшевых кресел, заканчивающиеся затейливо украшенными галереями лож, и над всем этим в сумраке потолка тускло поблескивала люстра. В центре зала располагалась увенчанная огромной короной королевская ложа со свисающими темно-красными шторами. Одна из претенденток на роль оперной певицы, стоявшая на сцене, выглядела совершенно потерянной: ее слабый голос растворялся и исчезал в огромном пространстве.

Полутемная, грязная и неотделанная даже после восстановления часть помещения за кулисами была знакома Мэгги так же хорошо, как ее маленькая квартирка, поскольку обстановка за кулисами любого театра имела схожие черты. Эти помещения, как правило, выглядели мрачными и угрожающими из-за опор, которым, похоже, не было другого места, кроме как на проходе. Под потолком висели многочисленные переплетающиеся веревки, поддерживающие светильники, декорации и занавес. Здесь всегда чувствовался характерный запах: смесь грима, масляной краски и пота.

В детстве Мэгги проводила много часов за кулисами оперного театра, готовая за пару пенни выполнять любые поручения спешащих на сцену актеров, лишь бы иметь возможность наблюдать за спектаклем из-за кулис, трепетно воспринимая музыку, которая заставляла ее парить. Там она познакомилась с Перл десять лет назад, когда была совсем ребенком, а Перл еще не освоила лондонское произношение и исполняла роли пажа или дерзкой служанки. Несколько лет назад Мэгги уже делала попытку ступить на сцену оперного театра, но тогда мистер Ларсон сказал ей то, что она и сама знала: у нее достаточно приятный драматический голос, но он не является тем божественным инструментом, каким должны обладать певицы Королевского оперного театра.

«Будь ты проклят, Дэнни, – подумала Мэгги, наверное, уже в тысячный раз на этой неделе. – Что я тебе сделала?»

Девушка на сцене закончила пение и после приглушенных слов из зала, которые Мэгги не расслышала, заковыляла прочь в подавленном состоянии. Затем было названо имя Мэгги. Перл сжала ее руку, и Мэгги, сделав глубокий вдох, шагнула на сцену и в свое будущее, каким бы оно ни было.


Чарлз взглянул на невысокую, закутанную в платок девушку, вышедшую из-за кулис. Он без особого интереса наблюдал, как она пересекла сцену, полагая, что это одна из девчонок, помогавших поправлять освещение или декорации перед очередным прослушиванием. Но девица двинулась прямо к рампе, и яркие огни осветили ее лицо – лицо вполне совершеннолетней девушки. От нее веяло поразительной силой характера, которую трудно было ожидать в таком хрупком теле. Это была не девчонка-сорванец, а женщина: еще одна певица, вышедшая для прослушивания.

У нее были темные глаза и волосы, а кожа светлая, с оттенком желтизны в ярком свете сцены. Правильные черты лица можно было назвать красивыми. Однако словами трудно передать воздействие, которое она оказывала на наблюдателя. Чарлз был поражен прежде всего исходящей от нее силой.

В ее позе чувствовалась вызывающая смелость, даже некоторая наглость, когда она обвела невидящим взглядом места в зрительном зале, ища слушателей сквозь огни рампы. Она стояла, покачиваясь на носках, словно готовилась действовать при малейшей опасности: либо атаковать, либо спасаться бегством – Чарлз не мог понять.

Девушка шагнула вперед, и черный платок соскользнул с ее плеч, открыв коричневое, строгого покроя платье.

– Могу я начать? – спросила она.

Чарлз был поражен, услышав ее безукоризненное произношение, характерное для представителей высшего общества, хотя готов был поклясться, что она никогда не принадлежала к дворянскому сословию. Он невольно подался вперед.

– Начинайте, милочка, – сказал мистер Ларсон.

– Кто эта девушка? – тихо спросил Чарлз. Мистер Ларсон заглянул в табличку на коленях своего секретаря.

– Маргарет Кинг, – сказал он. – Говорят, она проходила прослушивание четыре года назад, но я не помню ее. Должно быть, тогда она была еще совсем ребенком. По ее словам, последнее время она выступала в варьете и за нее поручилась Перл Бланк.

Брови Дайнса взметнулись вверх, и Чарлз понял почему. Перл Бланк была, бесспорно, ведущей оперной певицей, такой же замечательной, как Ла Гризи и мадам Виардо в расцвете своей карьеры, и обладала большим самомнением и достоинством, как и полагается примадонне. Как могла певичка из вульгарного варьете, будучи моложе Перл лет на шесть, быть ее ближайшей подругой?

Сейчас эта девушка смотрела прямо на них.

– Я исполню выход Одабеллы из пролога к опере «Аттила», – объявила она.

Интерес Чарлза возрос еще больше. Оперу «Аттила» не ставили в Лондоне в течение нескольких лет, и хотя автором был сам Верди, похоже, никто, кроме него самого, не считал это произведение оперой. Более того, партия Одабеллы была довольно трудной для певицы, которая должна изображать то наивную девушку, то умудренную опытом женщину – два женских характера, наиболее популярных в настоящее время в опере.

Маргарет Кинг на мгновение закрыла глаза и сделала глубокий вдох, готовясь к выступлению, а когда снова открыла их, выражение ее лица резко изменилось, приобретя пронзительные, напряженные черты. Она начала петь, и первые ноты прозвучали с необычайной чистотой и силой, отчего по спине Чарлза пробежали мурашки. Он явственно представил, как она стоит на поле боя перед ордами кочевников с мечом в руке. Даже после поражения она оставалась гордой и несгибаемой перед предводителем варваров, презирая женщин, которые прятались за спины мужчин, не встав на защиту своих жилищ и детей. Она была замечательной, превосходной актрисой.

Именно такой, какую он искал.

Объективно Кроссхем понимал, что голос Маргарет Кинг недостаточно силен, да и выразителен для оперы, и она вынуждена была замедлять темп в наиболее трудных пассажах, однако внутри у Чарлза все сжималось, когда она гордо смотрела на воображаемого Аттилу. Он не хотел, чтобы ария кончалась, и в голову ему непроизвольно пришли слова ответа Аттилы. Он, не задумываясь, встал, отчетливо понимая, что надо сделать, чтобы продолжить действо.

Мэгги допела до конца свою арию, и ее голос вызывающе прозвенел, прежде чем наступила тишина. Она заморгала, осознав, что ее руки все еще сжаты в кулаки, при этом одна поднята над головой. Ее платок соскользнул с плеч и упал на пол. Мэгги протянула руку, чтобы поднять его, когда в тишине внезапно зазвучал глубокий мужской голос.

– Bella e quellaira, о vergine…

Это был ответ Аттилы на вызов Одабеллы. Мэгги поняла, что певец явно не был профессионалом, но его голос, несмотря на неровность, волновал, заполняя зрительный зал и вызывая симпатию. Застыв в неопределенности и смущении, она смотрела в темноту позади огней рампы, в то время как певец приближался, и его голос звучал довольно мощно и уверенно, когда он выражал свое восхищение Одабеллой и объявлял, что дарует ей прощение.

Мэгги стояла в нерешительности. Было ли это своеобразное испытание? Она ответила, слепо вглядываясь вперед и стараясь различить силуэт певца.

– Fammi ridar la spada![1]

– Возьми мой! – Аттила приближался, и его голос теперь звучал громче. Мэгги уже могла различить его фигуру в нескольких шагах позади рампы.

Слова арии непроизвольно слетали с ее губ, в то время как она смотрела на приближающегося мужчину, не в силах оторвать от него глаз. Она клялась отомстить Аттиле и готова была убить его мечом, который тот дал ей. Когда Мэгги умолкла, мужчина легко вскочил на сцену. Теперь он стоял перед ней, освещенный огнями рампы. Это был незнакомец в безукоризненном черном костюме – высокий, сильный, с кожей, тронутой легким загаром и светящейся здоровьем, каким ни один истинный лондонец не мог похвастаться.

«Кто он такой?» – лихорадочно размышляла Мэгги, глядя на его темные глаза и чувствуя себя загнанной в угол. Где мистер Ларсон и почему он позволил этому человеку подняться на сцену?

Мужчина легко продолжил диалог с того места, где она остановилась, и шагнул к Мэгги, изображая Аттилу, с надменным видом, который, как ей показалось, едва ли был наигранным.

Мэгги инстинктивно приподняла подбородок, испытывая напряжение во всем теле и стараясь держаться твердо. Сейчас она уже не играла свою роль. Кем бы ни был этот мужчина, он явно относился к влиятельным людям, тогда как она ничего собой не представляла и потому нельзя ждать ничего хорошего от проявленного к ней внимания.

Аттила колебался, чувствуя, что эта неистовая женщина-воин тронула его душу. Он стоял вблизи нее, такой высокий, что она должна была откинуть голову назад, чтобы заглянуть ему в глаза. Потом, признаваясь, что она поразила его в самое сердце, он взял ее руку и… встал на колени перед ней.

Мэгги замерла, не пытаясь убрать свою руку и убежать. Ее опыт, приобретенный на улице, подсказывал ей, что все это небезопасно, что это неправильно! Однако она не могла заставить себя двинуться с места. Не могла не уступить своей слабости. Где-то в темноте зрительного зала сидел мистер Ларсон, в руках которого было ее будущее, и она стерпит все, чтобы не рисковать своим последним шансом.

– Благодарю за то, что вы уделили нам свое время.

Эти слова донеслись из темноты, вялые и равнодушные. Это заговорил мистер Ларсон. Мэгги слушала его, но не могла оторвать глаз от мужчины, стоявшего перед ней на коленях. Директор театра, вероятно, даже не узнал ее, но она помнила его голос все те годы, когда пряталась за кулисами, готовая выполнять его приказания.

– У вас есть определенные задатки, – продолжил тот же голос. – Вы великолепно входите в драматический образ. Но ваши вокальные данные слишком шероховатые, и хотя вы способны исполнять партии Одабеллы или леди Макбет, ваш голос недостаточно силен, чтобы играть такие роли. Возможно, после некоторого обучения вы, несмотря на невысокий рост, будете обладать теми качествами, которые я ищу. А сейчас я порекомендовал бы вам вернуться в варьете или поискать роли в драматическом театре.

Мужчина у ног Мэгги продолжал смотреть на нее так напряженно, что она с трудом воспринимала слова мистера Ларсона. Внутри у нее возникла легкая дрожь, однако головокружения и тошноты не ощущалось. Она настолько оцепенела, что почти ничего не чувствовала.

«Они янтарные или цвета бренди», – рассеянно подумала Мэгги, отчетливо различая цвет глаз мужчины в свете рампы. Он встал, и она снова вынуждена была задрать голову, чтобы видеть его лицо.

– Идите со мной. У меня есть деловое предложение для вас, – сказал он. Его голос был таким же, как во время пения, – глубокий и проникновенный, с некоторой хрипотцой, звучащей предостерегающе.

«Мне незачем оставаться здесь, – подумала Мэгги, проглотив подступивший к горлу ком. – Нечего больше терять». Поэтому она напряженно кивнула и позволила ему увлечь ее в темноту левой кулисы, подальше от того места, где стояли ожидавшие прослушивания певцы и где Перл ждала ее возвращения.

Оказавшись в темноте, мужчина не остановился, а повел ее дальше, уверенно двигаясь вперед, отчего Мэгги пришла к выводу, что он знал все закоулки театра так же хорошо, как она. Они вышли в коридор и оказались около гримерных, где сейчас никого не было и только единственный газовый рожок мерцал во мраке. Мужчина ослабил захват, и Мэгги отступила, высвободив руку.

Он улыбнулся. Мэгги подумала, что эта улыбка должна означать ободрение, однако это еще больше насторожило ее, поскольку, по всей видимости, он едва ли часто улыбался. Взгляд Мэгги переместился от его губ на остальные части лица, и она с удивлением обнаружила, что мужчина выглядел очень красивым. Прежде ее внимание было настолько поглощено признаками власти и богатства в его облике, что она больше ничего не замечала. У него были правильные черты, ровные белые зубы, светло-каштановые, густые, блестящие от помады волосы, и он излучал такую энергию, которая заставляла Мэгги чувствовать себя блеклой и старой рядом с ним, хотя была уверена, что по меньшей мере лет на пять моложе его. Он казался слишком безупречным, чтобы доверять ему, и скользким, как рыба, которая на мгновение мелькнет серебром в воде, прежде чем вынырнет на поверхность и схватит неосторожного жука. В данный момент Мэгги ощущала себя жуком.

Мужчина смотрел на нее пронизывающим взглядом, оценивая рост и хрупкую фигуру. Она заметила одобрение на его лице с оттенком чего-то более интимного и отступила назад, чувствуя легкое покалывание кожи как инстинктивную реакцию на его внимание. Она не доверяла ни аристократическим манерам, ни привлекательности. Она знала, что манеры бывают обманчивыми, а что касается привлекательности – Дэнни тоже был красив, и даже Джонни обладал недурной внешностью.

– Я привел тебя сюда, потому что хочу поговорить с тобой, – сказал мужчина, по-видимому, понимая, что она не намерена прерывать молчание.

– Разговор – не преступление, – пробормотала Мэгги, от волнения снова заговорив нараспев с акцентом, как бывало в кварталах Сент-Джайлса. Она закусила губу, осознав свою оплошность.

Мужчина выглядел огорченным.

– Я никогда не думал, что такое может быть. – Он замолчал, снова рассматривая ее, а Мэгги не могла понять, хочет ли она уйти или шагнуть ближе к нему. – Должен сказать, на меня произвели большое впечатление твои актерские способности.

Мэгги почувствовала спазмы в животе, однако заставила себя вновь заговорить с изысканным произношением.

– Но не мое пение.

– Оно тоже весьма приличное, но должен признаться – не пение является первостепенным предметом моего восхищения, – сказал он.

Мэгги приподняла подбородок, отдавая должное его честности.

– Кажется, мистер Ларсон того же мнения.

Мужчина скрестил руки на груди и прислонился плечом к оштукатуренной стене. Мэгги не верила в его показную непринужденность. В его плечах чувствовалась напряженность, как и в выражении лица.

– Вы слышали, что он сказал. Может быть, после дальнейшего обучения…

Мэгги засмеялась, прервав его:

– Дальнейшее обучение! У меня никогда не было для этого времени, и к тому же такое обучение мне не по карману.

Мужчина склонил голову набок, продолжая наблюдать за ней. Мэгги посмотрела ему в глаза, отбросив нерешительность и скованность, возникшие в ответ на его смущающий взгляд. Джентльмены, подобные этому, редко уделяют внимание таким девушкам, как она, если только не имеют в виду использовать их в своих целях.

– Это не проблема, – сказал он наконец, как бы подтверждая ее мысли.

Мэгги прищурилась, глядя на него. Ей следовало бы немедленно уйти. Однако… на что ей надеяться в дальнейшем?

– Чего вы хотите взамен за мое обучение? – Простая девушка могла заработать деньги, либо лежа на спине, либо занимаясь таким делом, которое грозило каторгой или казнью. Мэгги дошла до такого состояния, когда готова была с радостью принять первый вариант, лишь бы быть подальше от Дэнни, а что касается второго – положение ее было еще не настолько отчаянным, чтобы опять приниматься за воровство. Ее уже арестовывали однажды, и ей нельзя рассчитывать на снисходительность, если она опять попадется. Одно дело – тюрьма в Лидсе, другое – ссылка в Австралию.

Мужчина удивленно приподнял бровь.

– Я не занимаюсь обучением. Я знаток искусства и покровитель, но не учитель.

Вероятно, он играет с ней. Дразнит ее. У него нет намерения предложить ей что-нибудь стоящее. Мэгги поджала губы и, повернувшись, двинулась к двери резкой походкой, испытывая расстройство и отчаяние. У нее нет времени играть в игры с опасным мужчиной. Ей необходимо найти себе применение, чтобы зарабатывать деньги быстрым и надежным способом.

Мэгги почувствовала затылком, что он все еще наблюдает за ней, и не успела она сделать и трех шагов, как услышала, что он догоняет ее.

– Подождите, – потребовал мужчина. В его голосе чувствовалась властность, и, казалось, он не допускал мысли, что кто-то может не подчиниться его команде.

Мэгги остановилась в нерешительности, держась за ручку двери. Она могла бы выскользнуть наружу в суматоху Ковент-Гардена, но он непременно последует за ней и будет преследовать всю дорогу на Черч-стрит.

Сжав зубы, Мэгги повернулась к нему лицом. Он двинулся навстречу, держась как представитель палаты лордов, исполненный собственной важности, с серьезностью человека, обремененного важными делами. Однако лицо его не соответствовало солидности поведения. Оно казалось слишком молодым, открытым и даже добрым, с явными признаками легкой, благополучной жизни. Лица даже самых юных уличных мальчишек, ковыляющих вслед за своими более зрелыми, грубоватыми братьями, не отличались таким благообразием – на них лежала печать нужды; и Мэгги внезапно подумала, что, вероятно, только богатство дает возможность выглядеть таким молодым.

– Чего вы хотите? – резко спросила она. – Скажите прямо, без обиняков.

Его губы слегка скривились в ответ на этот грубый выпад, а она сложила руки на груди, сознательно подражая его прежней позе и чувствуя, как под ладонью ее сердце учащенно бьется от собственной дерзости.

– Весьма справедливое требование, – невозмутимо сказал он. – Мое предложение очень простое, хотя довольно необычное. Если вы примете мое покровительство на некоторое время, я обеспечу вас всем необходимым, хорошо заплачу, вас будут обучать светским манерам и оперному пению, а взамен вы должны принять участие в небольшом фарсе, который продлится не более недели и в котором вы будете выступать в роли леди после соответствующей подготовки.

– Говорите, я должна принять ваше покровительство, – повторила Мэгги с подозрением. – Я не хочу участвовать в делах, которые могут принести кому-то вред.

– Уверяю вас, что при этом никто не пострадает. Я просто хочу потворствовать своей прихоти и ничего более. – Мужчина произнес это так же размеренно, как говорил все остальное, и Мэгги едва не расхохоталась, когда он совершенно спокойным тоном упомянул о своей прихоти.

Она не ответила и молча смотрела на него в ожидании дальнейших объяснений. Мужчина нахмурился.

– Если вам необходимо знать, ваше выступление в роли леди позволит мне выиграть пари, – резко сказал он. – В связи с этим в моих интересах, чтобы вы получили по возможности наилучшее образование.

Мэгги медленно улыбнулась. Она не была всецело уверена, что доверяет ему, но если он задумал что-то плохое, то почему обратился именно к ней? В Хеймаркете можно легко найти доверчивых сельских красоток, которые согласятся сесть в карету к богатому джентльмену, не задумываясь о последствиях. Она подумала о том, как такой мужчина отнесся бы к ней, если бы узнал о ее менее законных талантах, от применения которых она отказалась несколько лет назад.

Даже если он не говорит ей всю правду, его предложение не должно быть слишком далеко от реальности.

– В таком случае, как вас зовут? – спросила Мэгги, проверяя его искренность. – Я не привыкла иметь дело с незнакомцами.

Он на мгновение сжал челюсти, потом расслабился.

– Лорд Эджингтон, – сказал он с легким поклоном, который, как полагала Мэгги, относился к их, хотя и неравному, будущему партнерству, поскольку не могла представить, что он имел привычку кланяться таким, как она, девицам.

Лорд Эджингтон. Это имя было известно ей в связи с оперным театром. Она немного расслабилась. Барон был частым посетителем «Ковент-Гарден», проявлявшим интерес ко всему, что творилось за сценой, а также к постановкам и, конечно, к некоторым певицам. Вероятно, он не заслуживал полного доверия – ни один мужчина с его положением не стал бы связываться с такой девушкой, как Мэгги, – но в разумных пределах ему все-таки можно доверять.

– Каковы конкретные сроки нашего договора? – спросила она, смягчившись.

– Пока вы не приобретете необходимую… изысканность… на что потребуется, думаю, не меньше одного месяца и не более трех. Я обеспечу вас небольшим домом в Челси, едой, слугами и подходящим гардеробом для вашей роли, а также ежедневными уроками и жалованьем в размере одного фунта в неделю, – сказал Эджингтон ровным тоном.

Мэгги сжала ручку двери. Целый фунт в неделю! Она сможет расплатиться по долгам за аренду квартиры и скопить небольшую сумму, если расходовать деньги экономно. Ну а с двойным жалованьем она сможет иметь практически все. Интересно, проглотит он это?

– Два фунта стерлингов в неделю, – заявила она почти дрожащим голосом.

Лицо барона на мгновение потемнело, и Мэгги подумала, что он немедленно откажется от нее.

– Я не привык торговаться с теми, кого нанимаю, но в интересах мирного разрешения проблемы готов пойти на компромисс. Два фунта в неделю… но только в том случае, если вы поедете со мной немедленно.

– Я должна вернуться в свою квартиру, – запротестовала Мэгги. – Мне надо предупредить моих подопечных…

– Моя карета ждет нас. Я отвезу вас куда следует. – Эджингтон шагнул к ней так близко в узком коридоре, что Мэгги уловила исходящий от его сюртука утонченный запах одеколона и дорогих сигар. Ее сердце учащенно забилось – такие запахи всегда были связаны в ее памяти с опасностью, когда она погружала свою руку в карман какого-нибудь беспечного богача. Возбуждение и опасность пьянили ее, и она, внезапно ощутив зуд в руках, крепко сцепила их перед собой, в то время как барон открыл дверь сцены.

«Я больше не хочу возвращаться к прежней жизни», – сказала Мэгги себе, помня о Ньюгейте и о том, как тело Джонни перевалилось через парапет моста.

– Прошу вас, – сказал лорд Эджингтон невозмутимым тоном, держа открытой дверь и не замечая ее реакции.

Мэгги расправила плечи и шагнула навстречу новой жизни, какой бы та ни была.

Шагая по грязным плитам мостовой, она думала о будущем, в котором ей ничто не должно угрожать. И главное – у нее будут деньги. Так много, что трудно поверить. Ничего подобного она не имела за всю свою жизнь.

Глава 3

Чарлз наблюдал за девушкой, сидевшей напротив него. Она не воспользовалась платком и не надела шляпу, полумрак кареты почти полностью скрывал ее до подбородка. Видно было только ее бледное лицо, на котором выделялись, темные, настороженные глаза. Она явно не доверяла ему.

Может быть, его выбор оказался ошибочным? Сумеет ли такое создание забыть свои норовистые, необузданные манеры, получится ли сделать из нее убедительную копию леди? Когда эта девушка стояла на сцене, ему казалось, она способна на все, но сейчас, в карете Чарлз подумал, что вряд ли она сможет скрыть свою раздражительность хотя бы на пару минут и проявить мягкость и такт, присущие женщинам, окружавшим его сестру. И почему существенные отличия этой девушки от светских дам делают ее еще более интересной для него? Он привык наслаждаться обществом утонченных, умудренных опытом женщин, а не вульгарных и невоспитанных.

Его удручал ее неподвижный, немигающий взгляд, и он отвернулся – уж лучше он будет смотреть в окно на обшарпанные ветхие дома, мимо которых они проезжали, чем на нее. Близилось время чая: солнце уже клонилось к вечеру, хотя до того, как зажгут фонари в этом районе, оставалось еще несколько часов. Улицы были заполнены приходящими домашними работницами и поденщиками, которые, с трудом передвигая ноги, тащились домой после работы, преследуемые уличными торговцами, которые предлагали: кто горячие обеды, кто дешевые безделушки в небольших мешках. Здесь улицы имели ширину, позволяющую проехать только одной карете, и колеса катились по обеим сторонам проложенной в середине сточной канавы, переполненной вонючими отходами, запах которых Чарлз ощущал даже через плотно закрытые окна.

Карета остановилась перед небольшим магазином, который выглядел не более и не менее обшарпанным, чем его блеклые соседи. К окну была прикреплена грязная картонка с надписью: «Поношенная одежда от Меррика» – это название Мэгги указала, когда сообщала адрес своей квартиры. Чарлз взглянул на девушку. Она не отвела взгляда и продолжила смотреть на него настороженно и с интересом.

– Я пойду с тобой, – решительно сказал Чарлз, не доверяя ей.

Она могла ускользнуть в один из домов или магазинчиков и, выйдя с противоположной стороны, исчезнуть в лабиринте садов и переулков, тем самым положив конец их сотрудничеству еще до его начала. По какой-то необъяснимой причине для Чарлза было важно использовать в своих планах именно эту девушку и никакую другую.

Хотя Чарлз едва знал ее, он был уверен, что она представляет собой редкий экземпляр и, может быть, поэтому весьма ценный. Он чувствовал, что все более и более интересуется этой незнакомой девушкой, и его внутреннее убеждение, будто бы им движет только праздный интерес, звучало уже не так убедительно.

– Вам не стоит следовать за мной, – резко сказала Мэгги и потянулась к дверце кареты.

Чарлз схватил ее маленькую, тонкую руку, и Мэгги вздрогнула от его прикосновения, но руку не отдернула. Эджингтон открыл дверцу и ногой выдвинул кованые железные ступеньки, продолжая держать Мэгги за руку. Потом сошел на землю и слегка потянул Мэгги наружу, так что у нее не было иного выбора, кроме как подчиниться или оказать энергичное сопротивление.

Она последовала за ним, и Чарлз почувствовал ее легкую дрожь.

– Я пойду с тобой, – сказал он просто, положив конец пререканиям с самого начала.

Девушка смотрела на него, словно пытаясь прочитать его мысли, потом пожала плечами и решительно высвободила руку из захвата.

– Я не собираюсь убегать. – Она снова перешла на благозвучное лондонское произношение. По крайней мере этому ее учить не потребуется.

Она двинулась к главному входу в магазин, и Чарлз пошел за ней. Вскоре вокруг кареты, которая черной пробкой торчала посередине улицы, начали скапливаться люди. Некоторые протискивались вперед, но многие останавливались и, огрызаясь на тех, кто напирал сзади в растущей толпе, наблюдали за Чарлзом и Мэгги, словно это были Панч и Джуди – герои ярмарочного балагана.

– Мэгги подцепила джентльмена, – услышал Чарлз голос одной из женщин.

– Та еще шишка, – согласилась другая. Эти и подобные им другие реплики звучали там и тут в собравшейся толпе, а из окон домов по обеим сторонам улицы торчали лица зевак.

Чарлз чувствовал себя незваным гостем, выставленным напоказ в мире, которому он не принадлежал, и это не нравилось ему. Ничего подобного он не испытывал прежде, поскольку обычно посещал те места, где люди не ущемляли его достоинства.

– Вашему кучеру следует убрать отсюда карету, – тихо произнесла девушка – Мэгги, как он теперь выяснил. Затем, повернувшись к зевакам, она сказала неожиданно резким голосом: – А ну отвалите! У меня с ним дело! – К удивлению Чарлза, толпа начала послушно расходиться, и среди недовольного ропота послышались даже глухие извинения.

Кто же эта девица?

Однако вопросы следовало оставить на потом, поскольку в этот момент Мэгги открыла замок маленьким ключом, который тут же исчез в складках ее юбки, после чего распахнула дверь. Чарлз дал указание своему кучеру Стивенсу отъехать и ждать его поблизости, пока он снова не выйдет, затем вошел вслед за девушкой внутрь помещения.

Они оказались в крошечной закоптелой прихожей, где сбоку находилась дверь в магазин поношенной одежды, а впереди – лестница, ведущая куда-то в полумрак. Тусклый свет уходящего дня, проникавший через узкую фрамугу над дверью, придавал ступенькам вид чередующихся бледных и темных полос. Послышался резкий скрежет, когда девушка снова заперла входную дверь. Не сказав ни слова и не глядя на Чарлза, она проскользнула мимо. Здесь было так тесно, что ее юбки коснулись его ног. Он уловил резкий запах щелочного мыла, исходящий от ее волос, и внезапно у него возникло желание схватить ее за руку и притянуть к себе. Интересно, какова была бы ее реакция? Его удивило возникшее побуждение, поскольку в ее манерах не было ничего от искушенной, изнеженной женщины и меньше всего она походила на невинных девиц из высшего общества, которые часто встречались на его пути.

Прежде чем он успел прийти к какому-либо выводу, Мэгги прошла мимо и начала подниматься по лестнице впереди него. Чарлз следовал за ней, осторожно наступая на скрипучие ступеньки.

Они поднялись на следующий этаж. Здесь коридор был немного шире, что давало доступ ко второму пролету лестницы, нависавшему над первым. Чарлз обратил внимание на пару скудных кружевных штор в конце коридора, ширины которых едва хватало, чтобы прикрыть окно. Мэгги повела его к следующей лестничной площадке, и их ноги поднимали пыль на рваной ковровой дорожке. Стены здесь были оклеены отвратительными зелеными обоями, а на единственной двери висела в грубой рамке картина, изображавшая не то музу, не то нимфу. Чарлз с трудом распознал в ней одну из гравюр, которые предлагали уличные торговцы. К его изумлению, он обнаружил стол, который притаился под лестницей. Сделанный из сосновых досок, он был выкрашен в темный цвет, имитирующий красное дерево, и выглядел довольно обшарпанным.

На нем стояла хрустальная ваза для визитных карточек, а на обратной стороне одной из ступенек лестницы висело небольшое прямоугольное зеркало. Оно располагалось на таком уровне, что даже самый низкорослый человек мог видеть свое отражение только до плеч.

– Кто здесь живет? – спросил озадаченный Чарлз, в то время как Мэгги начала подниматься по второму пролету лестницы.

– Старая вдова Меррик, – ответила она не оборачиваясь. – Наша Молл прислуживает ей. Миссис Меррик воображает себя леди, которую постигла несчастная судьба после неудачного замужества.

Чарлз на мгновение остановился, услышав в этих произнесенных холодным тоном словах скрытую насмешку. Между тем Мэгги достигла второго этажа, он поспешил за ней, шагая сразу через две ступеньки. Очередной лестничный пролет располагался в конце узкого коридора.

– Эта лестница ведет к помещениям на чердаке, – кратко пояснила Мэгги, когда увидела, что Чарлз смотрит туда. Она остановилась в коридоре у одной из дверей и сунула руку в складки своей юбки. Этот коридор был обшит досками, покрытыми штукатуркой, а под лестницей стояла ручная тележка, на которую Мэгги бросила хмурый взгляд, когда отпирала дверь.

У Чарлза не было времени размышлять над ее реакцией, так как дверь распахнулась и навстречу ему устремился поток света вместе с криком:

– Мэгги!

Девушка шагнула через порог, и Чарлз осторожно последовал за ней, все еще моргая после полумрака; дверь сама захлопнулась за ними.

Когда глаза его привыкли к свету, первым впечатлением был царящий в помещении беспорядок. Чарлз и девушка стояли посередине кухни без окон, закопченные стены которой были нелепо украшены различными наклейками и рекламами, видимо, считавшимися красивыми. Чарлз обнаружил, что его рассматривают около дюжины пар черных глаз, подобных тем, какие принадлежат детям, резвящимся в мыльной пене на рекламе патентованного мыла, и элегантным леди, превозносящим достоинства чернения Блейкадля любых скобяных изделий. Небольшая кухонная плита у противоположной стены безжалостно излучала тепло. Помимо нее обстановка включала маленький стол, окруженный плохо сочетающимися стульями, длинный кухонный шкаф и детскую кроватку. В этом помещении было чрезвычайно тесно даже без пяти не слишком чистых тел, заполнявших ее. Чарлз никогда прежде не бывал в подобной бедной комнате, где царила атмосфера нищеты. Здесь пахло застарелым потом, остатками еды и влажным бельем. Чарлз с большим усилием удержался от того, чтобы не поморщиться. Вместо этого он скрестил руки на груди и прислонился к дверному косяку с равнодушным выражением лица, которое уже было хорошо знакомо Мэгги.

– Кто это? – спросил рыжеволосый юноша. Он вскочил на ноги, когда Чарлз вошел, и теперь пристально смотрел на барона прищуренным взглядом, сунув при этом руку в карман куртки, где, несомненно, находился нож.

Сердце Чарлза усиленно забилось, и он напрягся, испытывая прилив адреналина в крови. Неужели таким постыдным будет конец последнего барона из рода Эджингтонов? Все это выглядело крайне нелепо. С этой мыслью он широко улыбнулся своей аристократической улыбкой и почувствовал удовлетворение, увидев, что парень заколебался еще до того, как заговорила Мэгги.

– Оставь его, Фрэнки, – сказала она.

Кем бы ни был этот парень, он не являлся ее любовником, судя по тону с которым она говорила с ним. Это почему-то доставило удовольствие Чарлзу.

Мэгги нахмурилась и оглядела комнату в свете лампы, стоявшей на столе. Повернувшись, она бросила взгляд на Чарлза и слегка пожала плечами, словно он был одним из тех, кем она сейчас распоряжалась.

– Где Нэн? – спросила она троих обитателей, собравшихся за столом. – Тележка до сих пор в доме, и суп еще на плите. – Она протиснулась между спинкой стула и кухонным шкафом и заглянула в бак. – Вымыта только половина мисок! – Мэгги повернулась лицом к сидевшим за столом, но они продолжали неотрывно смотреть на Чарлза. Фрэнки тоже пристально смотрел на него, однако теперь менее уверенно. Мальчик с темными волосами наблюдал за ним с интересом, а на лице девочки отражалось недоверие.

– Я помыла, что смогла. – Этот слабый голосок донесся от детской кроватки, где маленькая девочка стояла прислонившись к решетке, которая доходила ей только до груди, в то время как рядом с ней младенец неопределенного пола сосал палец.

– О, Молл! – сказала Мэгги, и выражение ее лица сразу смягчилось. – Ты не должна выполнять работу сестры.

Малышка кивнула, однако по-прежнему выглядела подавленной.

– Нэн в спальне. Спит, – сказал мальчик с темными волосами. Эджингтона поразило его чистое произношение. На мальчике был дешевый, но опрятный костюм, а волосы смазаны специальным маслом и модно уложены, как у бедного клерка.

– Она пьяная, – добавила девушка с рубцеватым лицом, стоявшая позади Чарлза и не отрывавшая от него настороженного взгляда.

– Разбуди ее, – приказала Мэгги. Девушка начала подниматься со своего места, но Мэгги остановила ее жестом. – Впрочем, не стоит беспокоить Нэн. От нее не будет толку, если она нализалась. В таком случае я хочу поговорить с тобой, – сказала она, обращаясь к рыжеволосому парню.

– Лучше не надо, – насмешливо сказал Фрэнки, и его рука снова полезла в карман.

– Фрэнки, – сдержанно повторила Мэгги. Она подвинула свободный стул и села, настороженно глядя на Чарлза. – Этот господин – лорд Эджингтон. Он хочет выиграть пари и потому предложил мне… свое покровительство в обмен на мое участие в небольшом, вполне законном деле.

– Мэгги… – предупреждающе прервала ее девушка с рубцеватым лицом, принявшим напряженное выражение.

– Не беспокойся, – сказала Мэгги низким тоном. – Я не возьмусь за сомнительное дело. И даже близкое к этому, дорогая, – добавила она и заметила, что тревога девушки немного улеглась.

– Ну если ты так уверена, Мэгги… – сказала та.

– Да, уверена, – кратко ответила Мэгги. Фрэнки посмотрел на Чарлза с явной злостью. Казалось, он был расстроен.

– Думаю, я здесь больше не нужен. Сегодня я добыл шесть пенсов, хотя теперь ты в них не нуждаешься с этим франтом, который может дать тебе денег, сколько пожелаешь. Я ухожу от вас. – С этими словами веснушчатый парень сунул монету в руку Мэгги и, бросив на Чарлза сердитый взгляд, вышел из комнаты. Мэгги некоторое время смотрела ему вслед, слегка нахмурившись, потом быстро повернулась к Чарлзу.

– Теперь мне надо собраться, – сказала она и напряженно улыбнулась – впервые за все время его общения с ней. – Не беспокойтесь, сэр. Это не долго. Салли, иди со мной.

Девушка с рубцеватым лицом и Мэгги пошли в смежную комнату, прихватив лампу и оставив кухню только со светом, проникавшим через открытую дверь. Немного погодя в соседней комнате раздался громкий крик, и через минуту на кухне появилась хорошенькая девушка – та самая нерадивая Нэн, – которая, моргая спросонья и убирая с лица густые темные волосы, принялась мыть миски, безжалостно ими грохоча.

Из другой комнаты доносилось негромкое оживленное обсуждение, звучащее такой быстрой скороговоркой, что Чарлз ничего не мог разобрать. Гарри, мальчик, похожий на клерка, встал и смущенно откашлялся.

– Я спущу тележку вниз, – сказал он, не обращаясь к кому-либо определенно, потом робко проскользнул мимо Чарлза к двери и вышел в коридор, пробормотав: – Прошу прощения, милорд.

Мэгги и невзрачная девушка снова появились на кухне, принеся с собой лампу. Мэгги слегка раскраснелась по непонятной для Чарлза причине. Она держала в руках плотный узел. Чарлз невольно вспомнил о коробках и сундуках, которые всегда сопровождали его сестру, даже если та отправлялась в короткое путешествие. В сравнении с ними жалкий узелок Мэгги представлял собой разительный контраст.

Должно быть, Мэгги прочитала по выражению лица его мысли, потому что гордо вскинула подбородок.

– Я готова, сэр, – сказала она и вышла из комнаты с высоко поднятой головой.

Чарлз двинулся вслед за ней.

Мэгги остановилась у входа. В это время черная карета лорда Эджингтона осторожно обогнула угол дома и, разбрызгав грязь, угодила колесами в сточную канаву. Гарри уже вывез тележку на улицу и, прихрамывая, подвинул ее ближе к следующему дверному проему, чтобы карета могла проехать.

Карета остановилась как раз в тот момент, когда барон вышел наружу. Мэгги скользнула назад мимо него, чтобы запереть дверь, и он резко остановился, встревоженный и готовый схватить ее за руку.

– Прошу прощения, – пробормотала Мэгги, пряча ключ в карман. Она лучше кого бы то ни было знала, насколько бессмысленным было запирать двери, однако вдова Меррик чувствовала себя в большей безопасности за своими дешевыми замками.

Лорд Эджингтон нахмурился:

– Надеюсь, в будущем ты будешь проявлять большее уважение.

Мэгги была явно озадачена.

– Что вы имеете в виду, сэр?

Он пристально посмотрел на нее:

– Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. – Чарлз издал звук, представлявший собой нечто среднее между недоверчивым фырканьем и отрывистым хохотом, после чего плавно шагнул вперед и открыл дверцу кареты.

Мэгги стояла в ожидании.

– Ну? – сказал он, кивнув на дверцу кареты. Мэгги, не веря своим глазам, захлопала ресницами.

Он пропускал ее вперед, словно она была леди. Она искоса взглянула на него, удивленно приподняв брови, потом шагнула внутрь и сразу опустилась на подушки, чтобы он мог войти вслед за ней.

– Ты можешь прямо сейчас начинать вживаться в свою роль, – сказал Чарлз, на некоторое время заслонив свет широкими плечами. – К дому в Челси, Стивене, – добавил он, обращаясь к кучеру, прежде чем закрыть дверцу.

Мэгги впервые ехала в карете, не имея целью воровство или намерение одурачить кого-нибудь. Обычно она садилась в экипажи, пахнущие либо плесенью, либо отвратительной дешевой краской. Странно и неестественно было находиться среди роскошного бархата и сознавать, что при этом у нее нет никаких неблаговидных намерений. Карета тронулась, когда барон сел, и Мэгги обнаружила, что его присутствие тревожит ее почти так же, как во время предыдущего путешествия. Может быть, даже больше, потому что теперь он уже имел мнение о ней и знал о ее желании начать новую жизнь. Она на полдюйма отодвинула штору на окошке, чтобы можно было видеть фасады магазинов, оставаясь незамеченной… и чтобы не смотреть на барона.

– Надеюсь, я не причинил тебе существенного беспокойства?

Мэгги повернулась на голос лорда Эджингтона. Он произнес эти слова безразличным тоном, однако смотрел на нее пронзительным взглядом. Было ли сказанное попыткой установить дружеские отношения?

– Никакого беспокойства, – сказала она, надеясь, что так оно и есть. Пройдет немало часов, прежде чем Дэнни узнает о ее исчезновении… и что он сделает тогда? Мэгги ускользнула от него, переместившись в другой мир, где он не имел власти.

Она вспомнила, как барон стоял в тесной кухне, почти целиком заполняя ее, и внезапно ее охватил непривычный стыд. Она гордилась тем, что позади остались притоны и ночлежки. В настоящее время у нее есть целая квартира с собственной обстановкой… Однако она понимала, что эти достижения, такие огромные для нее, ничего не значат для барона. Она испытывала стыд за нелепое зеркало вдовы Меррик в коридоре, за бедность и грязь в ее квартире, за грубость Фрэнки, за потрепанные манжеты Гарри и за Нэн. Бедняжка Нэн.

– Знаете, она не всегда такая, как сейчас, – неожиданно резко сказала Мэгги.

– Кто? – Лорд Эджингтон посмотрел на нее с выражением вежливой любознательности на лице.

– Нэн. Она не такая на самом деле. – Мэгги плотнее прижала свой узелок к груди. – И это вовсе не ее вина. С ней произошло такое, чего никому не пожелаешь, – добавила она.

– Я полагаю, это не мое дело, – сказал барон, хотя его вид свидетельствовал о том, что он испытывал некоторое любопытство.

– Я заметила, как вы смотрели на нее, – возразила Мэгги, раздраженная его нарочитым безразличием. Конечно, Нэн не могла интересовать его так же, как и остальные ребята. Они вообще никого не интересовали, кроме нее. – Вы смотрели на нее так, словно она мусор, который мусорщик забыл убрать. А она не такая. Она в основном хорошая девушка. Она любит свою сестру и своего маленького мальчика и делает все возможное для них. Но в некоторые дни мир становится безобразным, полным ужасных воспоминаний, а в пивнушках всегда светло и весело… – Мэгги замолчала, уставившись на свои пальцы, которыми теребила небольшой узел. Она говорила все это джентльмену, который никогда не поймет, что она имела в виду. Он жил в ином, блестящем мире, где не было дешевых зеркал или цветных стекляшек, но присутствовали настоящие драгоценности и хрусталь. Там наслаждались дорогим вином, а не старались затуманить мозги мерзкой выпивкой.

– Ты говоришь как сведущий человек, – заметил барон.

Мэгги снова взглянула на него. Сейчас он уже не смотрел на нее как на любопытный объект или забавную игрушку. Казалось, он впервые воспринимал ее как одушевленную, мыслящую личность. Она решила, что он заслуживает искреннего признания.

– Возможно, я не являюсь образцом трезвенности, как Гарри, однако не люблю прикладываться к бутылке. Я видела слишком много людей, которых погубило пьянство.

– Я имел в виду то, что пришлось пережить тебе, – сказал Чарлз, и на мгновение невозмутимое спокойствие на его лице сменилось крайним любопытством.

– О! – сказала Мэгги, охваченная часто возвращающимися воспоминаниями о всех тех побоях, болезнях и смертях, свидетельницей которых она была, а также о той смерти, причиной которой явилась сама.

– Я прав? – Невозмутимость снова вернулась к нему, и, казалось, лорд Эджингтон уже не выглядел самим собой, а являлся портретом, который барон желал бы передать своим потомкам.

– Жизненный опыт Нэн не является моим жизненным опытом, – сказала Мэгги, покачав головой.

– Твой лучше? – продолжал любопытствовать Чарлз.

– Он другой, – поправила Мэгги, желая покончить с этими вопросами. – Я не Нэн, поэтому наш жизненный опыт нельзя сравнивать.

– Ну конечно, ты не Нэн, – согласился барон.

Был ли намек на юмор в его глазах? И что означал его взгляд, задержавшийся на ней на некоторое время после того, как выражение его лица снова стало непроницаемым? И почему ее пульс участился и в прохладной карете вдруг стало жарко и душно?

Тем временем карета остановилась, и лорд Эджингтон отодвинул шторы.

– О, вот мы и прибыли, – заметил он.

Барон открыл дверцу кареты и, легко спрыгнув на землю, подал Мэгги руку. Она снова была поражена тем, как молодо и свежо он выглядел. Ее удивляло также, почему моложавая внешность не делает его менее пугающим для нее. Она приняла его руку, почувствовав гладкость и плотность материала рукава сквозь тонкую перчатку. При этом внутри у нее все сжалось. Она поспешно ступила на землю и взглянула на дом. По ее мнению, он относился к разряду домов среднего уровня: не слишком большой и даже подозрительно ординарный в ряду соседних зданий, отличающихся только отделкой фасадов и перилами балконов. И все же ее охватило нечто вроде благоговения при мысли, что это жилище будет принадлежать ей по крайней мере несколько месяцев… И кроме того, если быть честной перед самой собой, она испытывала смятение, понимая, что ей необходимо оправдать ожидания барона, чтобы заслужить пребывание здесь.

«За такой дом и два фунта в неделю он мог бы пять раз купить меня, – подумала Мэгги. – Я никогда не уклонялась от самых дерзких проделок, так почему должна артачиться в данном случае, будучи на мели и готовая зарабатывать на хлеб и чай любым способом?» Однако эти размышления не избавили ее от внутреннего трепета.

Ни слова не говоря, лорд Эджингтон повел ее по ступенькам крыльца. При этом их обувь оставляла грязные следы на тщательно вычищенной поверхности. Медное дверное кольцо было опущено вниз, что говорило об отсутствии хозяина или хозяйки в доме, но барон решительно постучал в дверь.

В ответ достаточно долго сохранялась тишина, затем послышался звук приближающихся шагов и донеслось звяканье снимаемой цепочки. Дверь открылась, и на пороге появилась стройная привлекательная женщина средних лет в белом фартуке служанки, по всей видимости, занимавшаяся уборкой в течение дня.

– Милорд! – воскликнула она с удивленным выражением лица. Трудно сказать, было ли это приветствием или мягким укором. – Я не ожидала увидеть вас так скоро… – Она взглянула на Мэгги и осеклась. – О, понимаю. Прошу прощения, милорд, дом еще не готов для… гостей. – Она снова умолкла.

– Маргарет Кинг, это миссис Першинг, экономка, – сказал лорд Эджингтон холодным тоном. – Она много лет является надежным и преданным помощником нашей семьи. Вы можете полностью доверять ей. Миссис Першинг, мисс Кинг будет жить здесь и играть определенную роль в моем глупом пари с мисс Кроссхем.

Экономка отошла в сторону, в большей степени обеспокоенная прибытием барона, чем появлением Мэгги.

– Я думала, вы как-то известите меня о своем приезде, милорд. Дом еще не готов для проживания: мебель накрыта чехлами, и я не успела проветрить комнаты и поменять постельное белье. Хочу напомнить также, что в моем распоряжении нет ни служанки, ни повара.

– Для начала достаточно будет приготовить спальню для мисс Кинг, – небрежно сказал лорд Эджингтон. Он вошел в холл и, сняв пальто, протянул его экономке. – И закажите ужин с доставкой на дом. Что касается потребности в различных вещах – это вы можете обсудить с мисс Кинг завтра утром; все необходимое будет доставлено, конечно. Кроме того, закажите у мадам Рошель полный гардероб для мисс Кинг и скажите, что она должна выглядеть милой, элегантной, наивной девушкой. При этом не стоит руководствоваться вкусами нашей подопечной.

– Хорошо, милорд, – сказала миссис Першинг, удивленная этими распоряжениями барона не менее, чем его неожиданным появлением.

Она взяла его пальто и шляпу и удостоила Мэгги лишь поверхностным взглядом, когда принимала ее узел и перчатки, после чего удалилась.

Ее равнодушие укрепило подозрение Мэгги: видимо, в этом доме не раз принимали женщин с сомнительным прошлым, и она была лишь очередной содержанкой. Что ж, пусть будет так. Ничего не поделаешь. Она согласна с условиями, предложенными лордом Эджингтоном.

– Завтра утром миссис Першинг ознакомит тебя со всем, что расположено на нижнем этаже, – сказал барон, кивнув на дверь под лестницей, которая предположительно вела на кухню. – А я покажу остальной дом, пока она готовит спальню.

– Хорошо, сэр, – ответила Мэгги, хотя сказанное бароном прозвучало не в форме вопроса.

Лорд Эджингтон открыл дверь в холле и жестом пригласил Мэгги войти в темную комнату. Она нерешительно шагнула внутрь. Барон двинулся вслед за ней, и Мэгги инстинктивно шарахнулась в сторону.

Послышалось кратковременное шипение, и вслед за этим зажегся газовый канделябр около двери, осветив накрытый белым чехлом круглый стол в центре комнаты с изящными соразмерными зачехленными стульями.

– Это утренняя гостиная, – лаконично пояснил лорд Эджингтон.

Мэгги охватило странное чувство: что-то вроде скептического изумления в сочетании с восторгом. Эта комната, предназначенная только для утренних мероприятий, будет принадлежать ей хотя бы на время; здесь место для завтрака, раннего чаепития и прочих домашних дел. Она чрезвычайно просторная: больше, чем ее трехкомнатная квартира в Сент-Джайлсе.

Мэгги медленно прошлась по комнате, трогая мебель через чехлы и едва осмеливаясь верить, что все это реальность. Ее пугала роскошь этого дома, и она боялась, что не сможет достаточно отплатить за предоставленные ей условия.

Присутствие лорда Эджингтона около двери, его строгий темный костюм, его золотистые в газовом свете волосы и глаза – все это внезапно показалось ей гнетущим.

– Ты можешь снять чехлы, если хочешь, – сказал он с невероятным равнодушием.

Мэгги посмотрела на свою руку, которой опиралась на поверхность стола, и молча сжала пальцы. Прихватив материю, она осторожно сняла чехол. Тот с шуршанием заскользил по гладкому дереву и упал на зеленый ковер. В тусклом свете единственного газового рожка темным блеском обнажилось красное дерево. Мэгги охватило чувство нереальности окружающей обстановки. Она повернулась и начала стягивать чехлы с остальной мебели, двигаясь с нарастающей скоростью по мере того, как возрастало ее изумление. В один момент все чехлы оказались на полу. Обстановка выглядела роскошной и поражала ее, хотя Мэгги догадывалась, что все эти вещи, видимо, были недостаточно хороши для основного жилища барона.

Темный дверной проем вел в следующую комнату, и Мэгги направилась туда, прежде вопросительно взглянув на барона. Тот одобрительно кивнул головой, и девушка вошла внутрь, ощупывая стену в поисках источника света. Позади нее появился темный силуэт барона, и через мгновение комната наполнилась светом – Чарлз включил газ у канделябров, расположенных по бокам камина.

Это была обеденная комната. Не дожидаясь разрешения, Мэгги начала стягивать чехлы с длинного овального стола в середине и с рабочего стола у стены, потом остановилась, едва дыша и все еще до конца не веря в происходящее. Она подняла глаза и обнаружила, что лорд Эджингтон смотрит на нее и на его высокомерном лице чуть заметно обозначилось насмешливое выражение.

– И все это мое? – сказала она, хотя значение этих слов пока не укладывалось у нее в голове. – По крайней мере на некоторое время?

Выражение лица барона не изменилось, только взгляд стал более напряженным, отчего у Мэгги пересохло во рту.

– Есть еще гостиная на первом этаже, – сообщил он. Эти слова никак не вязались с тем, что выражал его холодный взгляд.

Внутренне содрогнувшись, Мэгги вышла через другую дверь в холл. Ее шаги по цветным плитам пола были бесшумными, и она вдруг осознала, что подсознательно вернулась к воровским привычкам, потому что еще не могла до конца свыкнуться с тем, что имеет право находиться в таком роскошном доме.

Мэгги двинулась вверх по лестнице, заставляя себя ступать твердо и шумно на каждой ступеньке. Она чувствовала присутствие лорда Эджингтона позади себя, отчего в затылке ощущалось легкое покалывание. На первом этаже располагалась гостиная, на втором – спальня, и когда они поднялись туда, Мэгги поняла, что может последовать дальше. Она свернула за угол на лестничной площадке, где на стене горел газовый рожок. Неосвещенный верхний коридор был погружен во тьму, но темнота была ее давней союзницей, и Мэгги без колебаний двинулась вперед, когда ее глаза привыкли к мраку. На этом этаже была только одна дверь. Мэгги открыла ее и вошла в комнату.

Только слабое мерцание света с лестничной площадки проникало сюда. Мэгги сделала три шага и остановилась, вглядываясь в глубину комнаты в поисках камина, по бокам которого должны находиться газовые светильники.

Она услышала, как барон неуверенно вошел в комнату позади нее, и, повернувшись, увидела его темный силуэт. Эджингтон остановился в полутемном дверном проеме. Он сделал еще один шаг прямо к Мэгги. Действительно ли он не видит ее? Лорд Эджингтон казался таким всесильным, что даже такое ограничение его возможностей вызвало у нее некоторое облегчение. Мэгги оставалась на месте, с любопытством думая, наткнется ли он на нее, прежде чем обнаружит ее присутствие. Барон снова двинулся вперед и, должно быть, увидел ее в последнее мгновение, так как резко остановился и схватил Мэгги за плечи, чтобы избежать столкновения.

– Я не видел тебя, – сказал он. Ни извинения, ни вопросов о ее состоянии – только голая констатация факта.

Он стоял так близко, что Мэгги ощущала его ноги сквозь свою узкую юбку, жар его тела, находящегося в нескольких дюймах от нее, и руки, тисками сжимающие ее плечи. Это должно произойти сейчас, прямо здесь. Она чувствовала это. Ее сердце бешено колотилось и кровь шумела в ушах. Она сглотнула слюну, чтобы смочить внезапно пересохшее горло.

– Я знаю, – сказала Мэгги слегка охрипшим голосом. – Я ждала, наткнетесь ли вы на меня, прежде чем остановитесь.

Его захват смягчился и немного переместился, но Эджингтон не отпустил ее.

– Значит, ты хотела, чтобы я наткнулся на тебя? – Снова в его словах чувствовалась дисгармония между их смыслом и холодным тоном, которым они были произнесены. Ясно, что в данный момент его мало интересовал ее ответ.

У Мэгги защемило в груди.

– Нет. Иначе это причинило бы боль, – сказала она. Что делать дальше? Чего он ожидал от нее?

– Осмелюсь предположить, ты имела в виду, что это может причинить вред мне? – Он снова стиснул ее плечи, но не слишком сильно, и притянул Мэгги к себе.

Она попыталась освободиться, но внезапно ощутила прилив тепла внизу живота. Мэгги прижалась к его поразительно крепкому, большому и теплому телу. Ее охватила легкая дрожь, когда жар в животе усилился, и она распознала то чувство, которого всегда избегала прежде. Однако сегодня нет смысла прятаться. Ее последний шанс на спасение от этого чувства, каким бы невероятным он ни казался в данный момент, был в объятиях этого мужчины.

– Мэгги, – произнес лорд Эджингтон, словно проверяя, как звучит ее имя в его устах. – Я подумал… Я подумал, как ты отнесешься к тому, что я сейчас сделаю. – С этими словами он прильнул губами к ее губам.

Глава 4

Мэгги инстинктивно отпрянула назад, охваченная тревогой, но прежде чем барон успел среагировать на это, опомнилась и подняла голову так, что его губы снова соприкоснулись с ее губами.

Потом его поцелуй переместился от центра ее рта ближе к щеке, отчего Мэгги замерла, пораженная незнакомым ощущением, хотя была готова ко всему. В следующий момент его губы полностью накрыли ее рот, и поцелуй стал более глубоким и настойчивым, заставляя ее уступить его желанию. Прикосновение его губ было нежным, горячим и в то же время твердым, так что Мэгги не могла противостоять нарастающей интенсивности и чувственности поцелуя. Возникшее ощущение пронизало все ее тело и вызвало сладостную дрожь. Голова затуманилась.

Должен ли поцелуй быть именно таким? Эта мысль неясно, как бы отдаленно, промелькнула в ее мозгу. Ее целовали и прежде, обычно когда она не успевала уклониться от попытки какого-нибудь пьяницы или нахала чмокнуть ее своими слюнявыми губами, но к тому, что происходило сейчас, Мэгги не была готова. Движения губ и языка барона вызывали головокружение, и все ее тело невольно начало подчиняться ему.

«Я не знаю, как это делается, – подумала она, и ее охватила паника. – Я могу все испортить. Он подумает, что я никуда не гожусь, и расторгнет нашу сделку…» Ее руки судорожно вцепились в гладкую ткань его сюртука.

Барон отстранился, прервав поцелуй. Мэгги учащенно дышала, словно только что бегом поднялась по лестнице; голова ее кружилась и чувства находились в полном смятении. «Я сделала что-то не так, и теперь он прогонит меня».

Но барон ничего не говорил, и она услышала, что он тоже тяжело дышит в темноте – его грудь высоко вздымалась под ее руками, продолжавшими сжимать дорогой материал его сюртука.

Барон все еще желал ее, и Мэгги не знала, хорошо ли это или плохо для нее. После минутного замешательства она поняла, чего он ждет от нее далее, и медленно поднесла руки к верхней пуговице своего платья. Но вместо того, чтобы расстегнуть ее, она молча стояла, глядя на темную фигуру мужчины перед ней.

Был ли это правильный выбор? И был ли этот выбор единственным? Если сейчас она передумает, отпустит ли он ее или уже слишком поздно? Ее все еще охватывал жар, сознание туманилось и мысли медленно вертелись в голове. Полжизни она провела, оберегая себя от такой судьбы, однако сейчас подсознательно желала, чтобы это произошло ради ее будущего.

«Твоя мамочка была проституткой, – со злостью подумала Мэгги и резко расстегнула пуговицу. – Так почему ты считаешь, что должна отличаться от нее?»

Ее пальцы двигались быстро. Освободилась вторая пуговица, затем третья и четвертая. При этом руки Мэгги касались твердой груди барона в узком пространстве между их телами. Он был так близко от нее, что она почти чувствовала потребность его напряженного тела.

Барон сжал руки Мэгги, и на мгновение она подумала, что он хочет остановить ее, но оказалось, он намеревался сам продолжить расстегивать пуговицы. Тепло его пальцев вызывало трепет во всем ее теле, сердце учащенно билось, и кожа пылала в том месте, где он прикасался к корсету.

Хотя все ее существо бурно откликалось на прикосновения барона, его действия не затрагивали ее душу и лучше всяких слов свидетельствовали о той глубокой пропасти, которая лежала между его и ее миром.

Но это небольшое огорчение, как и многие другие, вскоре ушло в дальний угол ее сознания под влиянием тепла рук барона. Надежда, которую он вселил в нее, подавляла все неприятные мысли.

Между тем последняя пуговица была расстегнута. Мэгги закрыла глаза, когда барон принялся за тугой корсет, скользя ладонями по стеганому материалу, чтобы стянуть его с ее плеч. Это движение плавно перешло в объятие, когда он притянул Мэгги к себе. Теперь ее руки лежали по бокам, и Мэгги с готовностью встретила его поцелуй, не в силах противиться горячим губам, накрывшим ее рот. От него исходил запах бренди, терпкий и пряный. Это был аромат обеспеченной жизни. Барон высвободил одну руку и коснулся ладонью Обнаженной кожи над корсетом. Хотя это прикосновение было довольно приятным, Мэгги не смогла сдержать дрожь от ощущения его большой руки около своего горла и слегка отшатнулась.

Затем его рука скользнула ниже и проникла под вырез платья в узкое пространство между грудью и корсетом. Мэгги широко открыла глаза и резко втянула воздух, отчего его рука оказалась тесно прижатой к ее груди. Она ощутила немного грубоватую кожу его большого пальца на своем соске, который сразу затвердел, и все ее женское естество мгновенно откликнулось на это прикосновение. Прежде чем она смогла сказать что-нибудь, барон начал настойчиво ласкать большим пальцем ее грудь, сопровождая крепким поцелуем, от которого сознание Мэгги затуманилось.

Чарлз усилил свой захват, крепко прижимая Мэгги к себе. Ее охватила тревога. Ей не следовало делать этого. Он такой большой, сильный и могущественный, и ему нельзя полностью доверять. Она ничто для такого мужчины, как он. Лорд мог причинить ей вред и даже убить. Лишь немногие узнают об этом, и едва ли кто-нибудь озаботится ее исчезновением.

«Не будь круглой дурой, – мысленно убеждала себя Мэгги, пока ее страх не сменился паникой. – Ты сделала свой выбор, и теперь поздно идти на попятную».

Он отклонился назад на мгновение, и Мэгги, заставив себя расслабиться, подняла голову, поощряя его. Он снова склонился к ней, но, вместо того чтобы возобновить объятия, нежно провел губами по ее губам один раз, второй, третий, приятно возбуждая. Ее охватило страстное желание, прежде чем его губы крепко прижались к ее губам.

По телу Мэгги прокатилась теплая волна, и внизу живота возникли пульсации в ответ на его ласки. Ее руки и ноги внезапно отяжелели, и она обмякла в его объятиях. Восприняв это как некий сигнал, барон крепко прижал Мэгги к себе, увлекая вниз.

Она держалась на ногах некоторое время в полном замешательстве, прежде чем осознала, что он хочет уложить ее на пол. Напряженность внизу живота усилилась, и колени ее покорно подогнулись. Барон опустился вместе с ней и начал снова целовать ее. Мэгги ощутила ладонями густой, мягкий ковер и легла на спину. Она почувствовала слабый запах пыли и шерсти, а также исходящий от барона аромат, который кружил ей голову.

Он расположился между ее бедер, и хотя она понимала, что он опирается на колени и локти, у нее возникло ощущение своего ничтожества под его массивной фигурой. Все ее чувства были поглощены им. Барон провел рукой по ее бедру и, прихватив края юбок, потянул их вверх. Мэгги почувствовала дыхание холодного воздуха своей обнаженной плотью. Желала ли она того, что должно сейчас произойти? Как она могла согласиться на это? Но разве можно было отказаться?

Барон поцеловал ее шею, смешав все мысли, и единственное, что она могла сделать, так это вцепиться в лацканы его сюртука, тогда как он, расстегнув брюки, пристроился между ее колен. Мэгги невольно сжала бедра, но Эджингтон раздвинул их своими ногами. Мэгги внезапно увидела его копье, которое было способно расщепить ее надвое, и закусила губу, чтобы сдержать стон, в то время как внутри поднималась горячая волна желания в предвкушении чего-то неизведанного. Ей было тяжело дышать, так как слишком тесный корсет сдавливал грудь, лишая ее способности думать о чем-либо. В следующий момент возбужденная плоть барона крепко прижалась к ее лону, надавила и проникла внутрь, вызвав одновременно ощущение боли и удовольствия.

Чарлз, охваченный страстью, замер, наткнувшись на препятствие, которого не должно быть.

Эта проклятая девчонка оказалась девственницей.

«Но я не могу остановиться. И черт побери, не хочу останавливаться», – подумал он, хотя вышел из нее, несмотря на то что его мужская плоть пульсировала, требуя разрядки.

– О чем ты думала, черт возьми, когда соглашалась на это? – прорычал он.

– А в чем дело? – удивилась Мэгги. Она задвигалась под ним, но это только усилило его расстройство.

– Ведь ты девственница! – резко сказал барон. Он выругался, когда она снова начала двигаться, и скатился с нее.

Мэгги вцепилась в его сюртук и потянула вниз.

– Нет! Не уходите! Извините, я действительно совсем неопытная, – выпалила она. – Я никогда не делала этого раньше, и если что-то не так, простите меня.

Чарлз, испытывая досаду, пристально смотрел на бледный овал ее лица, маячивший в темноте.

– Простите, – повторила она тоном, в котором звучало нечто среднее между мольбой и сдержанным гневом. – Предоставьте мне еще один шанс. Вы не можете прогнать меня теперь. Я знаю, что смогу сделать все лучше.

Внезапно Чарлзу захотелось как следует встряхнуть ее. Она пошла навстречу его желанию, зная, что является невинной – ну по крайней мере в физическом смысле, – и отвела ему роль… кого? Обольстителя?

Совратителя? Звучит ужасно. Он встал, и его страсть охладела, однако где-то в глубине сознания оставалось сожаление, что все закончилось так быстро.

– Поднимайся, – резко сказал барон и зажег ближайший газовый светильник, чем окончательно изгнал желание, которое напрягало его тело, как тетива лук. Надо держать себя в руках.

Вспыхнувшее пламя – сначала оранжевое, потом желтое – наполнило комнату теплым светом, отчего стало еще хуже. Когда Чарлз обернулся, Мэгги продолжала сидеть на полу со смятыми юбками и голыми икрами ног. Выражение ее лица казалось озадаченным и вызывающим, хотя в глазах еще теплилась страсть. Пышные волосы были растрепаны, а корсаж спустился до талии, обнажая простой жесткий корсет. Проклятие, этот вид снова пробудил в нем желание!

– Я не уйду, – сказала Мэгги, воинственно подняв подбородок, хотя голос ее дрожал, а темные глаза были широко раскрыты. – Я дала вам то, чего вы хотели, и не моя вина, если вы решили, что поступили плохо.

Слух Чарлза резанули слова «то, чего вы хотели». Он оглядел скромную гостиную и с особой ясностью осознал, что дом, который должен принадлежать этой девушке и который являлся частью его наследства, представляет собой удобное тихое место, где барон Эджингтон может содержать свою любовницу. Разве не вполне логично и естественно, что он имеет право предъявить этой девушке соответствующие требования?

– Сядь сюда, – приказал он, указывая очертания дивана под белым покрывалом. – И ради Бога, застегни платье.

Мэгги пристально смотрела на него долгое время, потом поднялась с ковра и, осторожно подойдя к дивану, присела на край. Она даже не попыталась застегнуть корсаж.

Чарлз поспешно привел в порядок свои брюки и, подойдя к Мэгги, окинул ее взглядом. Она была такой маленькой и растрепанной, такой смущенной и недоверчивой, что ему стало не по себе, оттого что он выступал как бы в роли чудовища.

– Ты не сказала, что не хочешь этого, – сам того не замечая, произнес Чарлз, словно защищаясь от обвинения.

Мэгги молча посмотрела на него, и он подумал, если бы она первая поцеловала его, то он мог бы возложить всю вину на нее. Однако это сделал он, хотя Мэгги отвечала на его поцелуй, как он и ожидал, а потом сама начала расстегивать платье, поощряя его; правда, возможно, только потому, что проявляла послушание.

Проклятие! Теперь эта уличная девчонка смотрит на него так, словно он убил ее мать. Она такая невежественная, такая заурядная в этом ужасном коричневом платье и в нелепой шляпе. По-своему мила, конечно, но слишком вульгарна. Он явно потерял разум там, в темноте, ни о чем не думая, кроме того, что в его объятиях молодая и страстная женщина. Следует учесть также, что последние семь месяцев он с головой ушел в заботы о фамильных поместьях и совершенно был лишен женского общества. Так что в случившемся сейчас нет его вины. Он поступил так, как поступил бы любой мужчина в данной ситуации.

– Я думал… – Чарлз замолчал. Ей не надо знать, о чем он думал. – Маргарет. Я не жду от тебя ничего, кроме исполнения роли, которую я отвел тебе в расчете на твои превосходные актерские способности.

– О! – произнесла Мэгги. Хотя она не покраснела, в этом звуке отразилось чувство стыда. – Но вы целовали меня…

Чарлз приподнял бровь.

– Я оказался в темноте наедине с привлекательной молодой женщиной и повел себя вполне естественно для мужчины. И хотя у меня не было никаких других требований к тебе, кроме сказанных выше, это не значит, что я готов отказаться от приглашения со стороны женщины и не воспользоваться подходящим случаем.

– О! – повторила Мэгги, и он заметил промелькнувшее раздумье в ее глазах, прежде чем она перевела свой взгляд… ниже его талии, где расстегнутый сюртук не прикрывал возбуждения, которое не прошло, несмотря на изменения в действиях и помыслах Чарлза. – Я не думаю, что было… так уж плохо, – сказала она, как бы испытывая его, или так ему показалось. Мэгги снова взглянула на его лицо с таким выражением застенчивости, что Чарлз невольно фыркнул.

– Если это была наивысшая страсть, которую ты способна проявить, то я, пожалуй, предпочту сегодня вечером общество мадам Палм с ее пятью дочерьми.

Лицо Мэгги мгновенно исказилось.

– Я постараюсь!

– Я не хочу, чтобы ты старалась! – раздраженно сказал Чарлз. Он посмотрел на нее, сидящую на диване с угрюмым видом, и вдруг понял, чем она озабочена. – Ты не доверяешь мне?

Она нахмурилась и тихо сказала:

– Нет.

– Почему? – спросил он.

Казалось, Мэгги чувствовала себя еще более неловко.

– Вы джентльмен, а я простая певичка из варьете. Но я сказала правду. Это было неплохо.

– Ты определенно знаешь, как очаровать мужчину, – заметил Чарлз с оттенком язвительной иронии.

Мэгги тупо смотрела на него, и ему захотелось высказать все, что он думает о ней, но ее глаза с поволокой были настолько проникнуты преклонением перед ним, что он решил промолчать.

– Я знаю, что собой представляют богатые господа, – сказала она наконец. – Они ведут себя достаточно благородно в своем обществе, однако при этом благополучно позволяют бедным семьям простых людей оставаться без ужина, хотя тратят огромные деньги, заключая пари на скачках в Аскоте. Ни один джентльмен не станет просто так тратить целый день на такую девушку, как я. Видимо, вы сочли, что со мной не надо церемониться и можно поступать так, как вам заблагорассудится.

Это высказывание задело Чарлза, и он готов был решительно отрицать подобное суждение, хотя в ее словах содержалась доля правды. Он ни за что не позволил бы себе целовать молоденькую светскую девицу только потому, что оказался наедине с ней и тем более не стал бы лишать ее невинности на старом турецком ковре.

Вероятно, мысли Чарлза отразились на его лице, потому что Мэгги пожала плечами и смущенно отвела глаза.

– Я не считаю, что вы повели себя неправильно, – Сказала она. – Любой скажет, что вы заслуживаете десятка таких, как я. – Мэгги немного помолчала, затем подняла голову и посмотрела ему в лицо. – Вы правы, в этом-то все и дело. Я хотела этого. Просто я не знала, как надо вести себя при этом.

Чарлз откашлялся. Он мог бы снова поцеловать ее и продолжить то, на чем они остановились… Но теперь они не в темноте, и к тому же он может встретиться с ней на следующий день – фактически видеть ее постоянно, пока она будет исполнять свою роль, хотя не уверен, что желает превратить их простые деловые отношения в нечто более интимное и значительное. Он даже толком не знает ничего об этой девушке, кроме того что она хочет стать оперной певицей и где она обитала до настоящего времени.

– Может быть, нам обоим неловко, оттого что мы мало знаем друг о друге, – машинально произнес Чарлз, как бы продолжая свои мысли. – Вместо того чтобы безумно целоваться, разумней было бы встречаться, основываясь на деловых отношениях.

Мэгги фыркнула, чем крайне удивила Чарлза, и ее темные глаза забавно сощурились, как у кошки, лишая его возможности сохранять надлежащее равнодушие, к которому он стремился.

– Возможно, я слишком молода, сэр, но готова держать пари, что повидала в жизни побольше вашего, и могу утверждать, что мужчина и женщина встречаются главным образом для того, чтобы «безумно целоваться», как вы выразились.

– Тебе необходимо научиться вести себя как леди, – резко сказал Чарлз, сдерживая побуждение поступить именно так, как она утверждает. – Поэтому ты должна усвоить то, что является естественным для леди.

В глазах Мэгги снова вспыхнул озорной огонек, однако она поджала губы, удерживаясь от ответа, который готов был сорваться с ее губ.

– Думаю, будет полезно, если я узнаю немного больше о тебе. И последний раз требую: застегни свое платье, – добавил Эджингтон, стараясь скрыть расстройство в своем голосе.

На этот раз Мэгги послушалась, правда, с мучительной медлительностью.

Чарлз старался показать свое неодобрение, однако следил за движением ее пальцев с пристальным вниманием.

– Сейчас мы поупражняемся в небольшой беседе. Я буду задавать вежливые вопросы о твоем прошлом, а ты должна любезно отвечать на них. Понятно?

Пальцы Мэгги на мгновение замерли.

– По-вашему, это вежливый вопрос?

Чарлз нахмурился, неуверенный, шутит она или нет. Он решил проигнорировать ее слова.

– Итак, мисс Кинг, как вы оказались в Лондоне?

Мэгги посмотрела на Чарлза так, будто у него выросла вторая голова, и продолжила быстро застегивать пуговицы.

– Это единственное место, где я когда-либо была.

– Всегда находилась, – поправил ее Чарлз.

Если его замечание и вызвало у нее раздражение, то она не выказала его.

– Всегда находилась, – повторила Мэгги. – Мне не с чем его сравнивать.

Чарлз кивнул, надеясь, что выглядит сдержанным учителем. Мэгги осталось застегнуть всего четыре пуговицы, тогда ее нежное розоватое горло будет скрыто воротом, и он спасен.

– Значит, вы родились здесь?

– На Кинг-стрит, в Холи-Ленд, – сказала Мэгги, сообщая информацию с явной неохотой.

– Удивительное совпадение, – заметил Чарлз.

Мэгги снова пристально уставилась на него, и он мысленно отметил, что надо отучить ее от этого.

– Что это значит, сэр? – спросила она довольно невежливо.

– То, что твое имя Маргарет Кинг и ты родилась на Кинг-стрит.

Мэгги засмеялась.

– Здесь нет никакого совпадения. Просто мне присвоили имя по названию улицы.

– Как это могло случиться?

Мэгги закончила застегивать последнюю пуговицу.

– Моя мать умерла, когда я была маленьким ребенком. Я совсем не помню ее. Мой брат Билл, опекавший меня в течение нескольких лет, говорил, что имя, данное ей при крещении, было Сайобхэн, а фамилию ее я никогда не слыхала.

– Не знала, – машинально поправил Чарлз.

– Не знала, – повторила Мэгги. – Поскольку в нашем окружении уже была Большая Мэгги, Маленькая Мэгги и Юная Мэгги, люди называли меня Мэгги с Кинг-стрит или просто Мэгги Кинг. Это звучит не хуже любого другого имени.

– Я тоже так считаю, – сказал Чарлз, погруженный в свои мысли. – Ты имела в виду того молодого человека в костюме клерка, когда упомянула о брате? – Впрочем, едва ли: тот паренек моложе Мэгги и его безукоризненное произношение не дает основания предполагать родственную связь между ними. Однако Чарлз решил до конца воспользоваться готовностью девушки поделиться информацией о себе, чтобы узнать о ней побольше.

Мэгги сморщила нос.

– Нет, это Гарри.

– Другой брат? – поинтересовался Чарлз.

– Он бедный сирота, как и я. – В голосе Мэгги чувствовался сарказм. – Мы вызываем жалость, не так ли? Вам не хочется заплакать?

– Не особенно, – сказал Чарлз ровным тоном Мэгги посмотрела на него, как бы заново оценивая, и улыбнулась:

– Это хорошо. Мне всегда были противны милосердные дамы с их проповедями и жалостью. От этого никому никогда не становилось лучше. В прошлом отец Гарри был аптекарем, но он заболел и не смог больше работать, а когда умер, Гарри и его мать остались ни с чем. Мать пыталась устроиться на какую-нибудь работу, но она тоже была больна и вскоре умерла.

– Значит, Гарри твой сосед? – полюбопытствовал Чарлз с мрачным оттенком в голосе. Он сел рядом с ней, и Мэгги, повернувшись к нему лицом, пожала плечами:

– О нет, просто он живет у нас. Видите ли, я забочусь о тех, кому не повезло в жизни, – сказала она. – Если можешь кому-то помочь, сделай это, и тебе отплатят тем же, когда возникнет нужда. Гарри – хороший парень, и он не заслужил того, что с ним произошло, поэтому я обратилась к знакомому человеку, который в, свою очередь, знаком с торговцем канцелярскими товарами, чтобы тот устроил Гарри на работу в качестве переписчика судебных документов, поскольку его хромота не позволяет ему заниматься другим трудом. Гарри не зарабатывает достаточно, чтобы снимать отдельную меблированную комнату, так как надо еще и питаться, поэтому я предложила ему пожить с нами. И со временем он стал одним из нас.

– Одним из вас? – переспросил Чарлз. Он полагал, что в этой квартире, кроме Мэгги, живет еще девушка по имени Нэн и двое малышей, а остальные – только посетители, но теперь он не был уверен в этом.

Мэгги удивленно взглянула на него:

– Вы видели почти всех. Не было только Джайлса.

Чарлз мысленно перечислил: трое за столом, двое на детской койке, Мэгги, Нэн и еще некий Джайлс…

– Значит, всего восемь человек!

Должно быть, в его голосе прозвучал упрек, поскольку Мэгги взглянула на него, готовая защищаться.

– Вы видели – у нас три комнаты. Фрэнки, Джайлс и Гарри спят в гостиной, Молл и Джо – в кухне на кровати рядом с плитой, Нэн, Салли и я – в спальне. Мы прекрасно уживаемся вместе. Многие были бы рады иметь такую большую квартиру, как наша.

– Понятно, – сказал Чарлз.

– Гарри – хороший парень, – продолжила Мэгги. – Он научил меня, Салли и Джайлса правильно говорить. А также обучил Молл и Джайлса читать и писать.

– И ты умеешь читать? – спросил Чарлз, удивленно приподняв бровь.

Мэгги улыбнулась, словно в этом вопросе была скрыта шутка.

– Да, умею. И кроме того, у меня хороший почерк. У меня не было особой необходимости практиковаться в чтении, но тем не менее я читала своим ребятам статьи из газет, когда Гарри занимался переписыванием.

– Понятно, – повторил Чарлз. Это был единственный ответ, который приходил ему в голову, чтобы она не восприняла его слова как снисхождение. Он побывал во многих гостиных и разговаривал со многими женщинами, но этот весьма странный диалог не шел ни в какое сравнение со светскими беседами.

Чарлз откашлялся и встал, пригладив волосы и поправив одежду.

– Думаю, пора осмотреть остальные помещения дома.

– Конечно, – согласилась Мэгги, и в ее глазах на мгновение промелькнули насмешливые искорки, прежде чем лицо снова приняло вежливое выражение. – Почему бы нет?

Чарлз вышел из комнаты со странным чувством, навеянным мыслью о том, что она насмехается над ним за его отступление. Он начал подниматься по лестнице и остановился на площадке, поджидая Мэгги.

– Это ватерклозет, – холодно сообщил он, открывая дверь в небольшое помещение, и Мэгги заглянула внутрь, широко раскрыв глаза. Чарлз немного поколебался. – Полагаю, тебе известно, как он работает?

Ее благоговение сразу развеялось от такого уничижительного презрения.

– Конечно, знаю. – Она проскользнула мимо него, и его тело мгновенно отреагировало на ее близость, посылая команды в мозг, которые Чарлз решил проигнорировать. Мэгги обследовала помещение с такой же тщательностью, как и комнаты внизу.

– И ванна есть! С горячей водой, которая подается из подогреваемого котла? – Она произнесла это так, словно не верила, что такое может быть правдой.

– Разумеется, – ответил Чарлз.

Она кивнула с задумчивым видом и вышла на площадку.

– Мои подопечные и я хорошо живем, хотя слово «хорошо» не совсем подходит, – сказала она поспешно, словно наконец нашла того, кому можно было признаться в этом.

Как следует реагировать на это? Чарлз издал неопределенный звук, который должен был одновременно выражать и утешение, и поддержку.

Мэгги взглянула на него через плечо, снова двинувшись вверх по лестнице.

л– Я не считаю унизительным свое положение и положение своих ребят. Никто не может утверждать это. Однако порой не могу не думать о том, что… Молл и Джайлс нуждаются в настоящем обучении, чтобы они умели считать, читать и писать достаточно хорошо. Тогда более грамотные парни не смогут обманывать их. Да и Джо тоже надо учиться, хотя он еще ребенок. И Гарри рожден совсем не для такой жизни. Он мог бы стать настоящим джентльменом и клерком и даже выучиться на адвоката, вместо того чтобы быть подручным у юристов и переписывать бумаги для них.

Второй этаж был первоначально предназначен для трех спален, но так как дом никогда не принимал ни детей, ни гостей, одна из комнат стала кабинетом, а другая – гардеробной при основной спальне. Мэгги заглянула в кабинет, потом вошла в спальню и остановилась.

Чарлз последовал за ней. Миссис Першинг приготовила спальню достаточно быстро. Чистая комната была ярко освещена газовыми светильниками, и в камине горел огонь, нелепые украшения занимали свои места, а жалкий узелок Мэгги с ее вещами лежал в центре кровати с розовой драпировкой. Пребывание здесь последней любовницы отца Чарлза, к сожалению, оставило неизгладимый отпечаток на всем в этом безвкусном будуаре, начиная от сотен безобразных маленьких китайских статуэток до салфеточек и отороченных шариками скатертей на каждой поверхности. Чарлзу казалось, что из гардеробной вот-вот донесется суетливый голос Фрэнсис, и он с трудом подавил дрожь. Он не пользовался этим домом после смерти отца, не желая тревожить тень старого барона.

– Здесь очень… необычно, – сказала Маргарет с некоторым сомнением в голосе.

– Здесь весьма кричащая обстановка, – решительно заявил Чарлз. – Последняя обитательница этой комнаты обладала плохим вкусом. – «Глазами сирены, телом богини и нравами уличной кошки», – мысленно добавил он.

Мэгги пожала плечами, обходя комнату и изучая обстановку.

– Но это ведь ваш дом?

Чарлз не мог удержаться от улыбки в ответ на этот укол.

– Да, это так. – Воспоминания, связанные с этой комнатой, в сочетании с близостью Мэгги внезапно вызвали у него желание отказаться от своей затеи. «А почему бы нет? – вдруг подумал он. – Ведь я ничем не обязан ей».

– Здесь колокольчик, – сказал Чарлз, кивнув на шнур рядом с кроватью. – Миссис Першинг, вероятно, готовит сейчас ужин для тебя. Ты можешь позвонить, если она потребуется тебе зачем-нибудь.

«А если экономка будет находиться в гостиной, услышит ли она звонок?» – подумала Мэгги, а вслух сказала:

– Значит, вы уже уходите. – Она остановилась и повернулась лицом к Чарлзу. Его снова поразило, какой хрупкой и маленькой она была: ее голова не доставала даже до его плеча. Но почему тогда она не производила впечатления слабой женщины?

– Да, ухожу. И тебе следует называть меня «сэр», – добавил он.

– Хорошо, сэр, – сказала Мэгги, и от него не ускользнул сарказм в ее голосе.

– Спокойной ночи, мисс Кинг, – холодно произнес Чарлз.

– Спокойной ночи, – ответила она. – Сэр, вы не хотели бы еще раз поцеловать меня перед уходом?

Серьезно ли это? В ее голосе явно звучали шутливые нотки, однако в потемневших глазах чувствовалось напряжение. Проклятие! Он хотел поцеловать ее, но если сделает это, то не сможет остановиться. Нет, не сейчас и не важно, что придется пару дней сожалеть об упущенной возможности.

Он строго посмотрел на Мэгги, несмотря на реакцию тела в паху.

– В следующий раз, прежде чем заговорить о поцелуях, сначала хорошенько подумай о том, что может последовать за этим. Потому что обещаю, я не откажу в твоей просьбе.

С этими словами Эджингтон повернулся и вышел из комнаты.

Мэгги приложила руку ко рту, глядя вслед барону. Ее губы все еще оставались припухшими после его поцелуев. Она не могла разобраться в своих чувствах после того, как обнаружила, что барон не ждал от нее ничего более, кроме исполнения вполне определенной роли, которую он ей предназначил. Она испытывала облегчение и… страх. А также неуверенность и, как ни странно, разочарование.

Мэгги знала, по крайней мере теоретически, какие чувственные отношения могут сложиться между таким мужчиной, как барон, и такой женщиной, как она, и какие дополнительные условия он может выдвинуть. Но, воспротивившись, она потерпит крах. Что стоит ему расторгнуть их сделку? Как удержать его от решения выставить ее опять на улицу, если он откажется от реализации своего плана?

Он сказал, что они недостаточно знают друг о друге. Однако когда они начали разговаривать, вопросы задавал только он, а она отвечала. Ей ничего не известно о нем, кроме того что его поцелуи заставляют ее испытывать одновременно головокружение, опустошение и переполнение каким-то новым, неизведанным чувством.

Послышался легкий стук в дверь, и в проеме показалась голова чопорной миссис Першинг.

– Я принесла ужин. И к вам просится некий молодой человек. – В ее словах чувствовалось явное неодобрение. – Он говорит, что знает вас.

Миссис Першинг вошла в комнату, и вслед за ней появился Джайлс, похожий на оборванного маленького принца, с огромной охапкой цветов.

– Боже мой, Мэгги! – воскликнул он с сияющим от восторга лицом. – У тебя отличная хата! Ты подцепила шикарного франта.

Миссис Першинг сохраняла равнодушное выражение лица, но Мэгги знала, что та жадно прислушивается ко всему сказанному. Она окинула комнату взглядом и остановилась на маленьком круглом столике, который был чуть менее загроможден, чем остальные.

– Сюда, – сказала она, поспешно очищая его от безделушек, которые свалила кучей на стул. – Вы можете поставить поднос сюда, миссис Першинг. Благодарю вас.

Миссис Першинг была разочарована тем, что ее отсылают прочь, тем не менее ничем не выдала своего чувства. Экономка вышла, закрыв за собой дверь.

– Как ты меня нашел? – спросила Мэгги, обращаясь к Джайлсу.

– Мне подсказали, – ответил тот и протянул ей цветы: – Это для тебя, мамуля, с поздравлениями.

Мэгги посмотрела на букет с щемящим чувством в груди. Она не знала никого, кто мог бы прислать ей такой подарок, кроме…

– Это от Дэнни!

– Я тоже так считаю, – согласился паренек. Поскольку Мэгги не сделала ни одного движения, чтобы принять цветы, он положил их рядом с подносом.

– Ты не должен называть меня мамулей в присутствии миссис Першинг, – сказала Мэгги, хотя при этом лихорадочно размышляла, что может означать подарок Дэнни. – Это будет смущать ее.

Джайлс улыбнулся:

– Хорошо, мамуля.

– Кто дал тебе эти цветы? – спросила Мэгги, меняя тему.

Джайлс всегда старался отвечать точно на поставленный вопрос.

– Один из разносчиков, работающих на Паркса, оптового торговца цветами, – сказал он, не отрывая жадного взгляда от подноса с едой. – Мэгги, можно мне попробовать немного?

– Конечно, – разрешила Мэгги, прекрасно зная, что он съест больше половины приготовленного для нее ужина.

Не дожидаясь дальнейшего приглашения, Джайлс начал жадно уплетать еду. Он был совсем маленьким, когда Мэгги нашла его, – едва доходил ей до талии, – но через два года перерос своих сверстников, и не было никаких признаков замедления роста. Его запястья уже выступали на два дюйма из рукавов куртки. Мэгги заставила купить ее взамен той, из которой он вырос за лето.

– А этот цветочник знал, где найти тебя? – спросила Мэгги, в то время как Джайлс запихивал в рот очередной кусок жаркого.

Мальчик поспешно проглотил мясо.

– Нет, – сказал он с оттенком гордости. – Я сам не знаю, где буду через пару часов. Думаю, этот тип искал Нэн на одной из улиц, но ее там не оказалось, и он случайно встретил меня. Он знал, что я знаком с тобой, и потому передал цветы мне вместе с шестипенсовиком, потому что я не такой дурак, чтобы согласиться искать тебя, пока он не заплатит.

– И что он сказал тебе? – спросила Мэгги и, зная склонность мальчика к выдумкам, добавила: – Я хочу знать точно его слова.

– Ну я не помню точно. Он спросил, как найти тебя, чтобы передать «букет с поздравлениями».

– Значит, Дэнни уже прознал, где я нахожусь. – У Мэгги внутри все сжалось.

Джайлс пожал плечами, недовольный отсутствием у нее интереса к его роли в доставке цветов.

– Думаю, так оно и есть, если он сообщил человеку Паркса, что именно надо мне сказать.

Но как это оказалось возможным? Разумеется, кое-кто видел, как Мэгги садилась в карету барона на площади Ковент-Гарден и в Сент-Джайлсе, но кто мог знать, кем являлся барон и куда ее повез? Если, конечно, за ними не проследили. Они двигались не слишком быстро, и хороший бегун вполне мог поспеть за ними. Мэгги ощутила покалывания в затылке. Она лучше кого бы то ни было знала, что заметить слежку крайне трудно, да еще в том состоянии, в котором она тогда пребывала.

Мэгги подошла к окну и отодвинула шторы. В этом месте на улице газовые фонари располагались близко друг от друга и верхушки тонких столбов едва различались в тумане. Коммерсанты уже возвращались домой после работы. Она увидела два двухколесных экипажа и нескольких мужчин в шляпах и строгих пальто. Однако особое внимание Мэгги привлекла на углу улицы маленькая фигурка в пальто не по размеру, которое почти волочилось по земле, а над плечом торчала метла.

Это подметальщик улиц. Был ли он человеком Дэнни? Впрочем, в настоящее время кто откажется подзаработать? Голова мальчишки повернулась в ее сторону, и Мэгги была готова поклясться, что паренек осматривал дом барона долгим напряженным взглядом. Затем он отвернулся.

– Слышишь, Джайлс, тебе следует избегать Дэнни, – твердо сказала Мэгги, отходя от окна и опуская штору.

– Да, мамуля, – равнодушно ответил Джайлс. Он хорошо знал, что если Дэнни захочет кого-то достать, то в Лондоне не найдется места, где можно укрыться от него.

Мэгги надеялась, что будет в безопасности в доме барона, но, видимо, она ошибалась. Комната вдруг показалась ей в большей степени мрачной, чем безвкусной, газовые светильники – тусклыми, а стены – давящими на нее. Мэгги заскучала по знакомой обстановке на Черч-лейн, где ей был знаком каждый звук, грозящий опасностью, где она ощущала уличное движение, как старый моряк, который чувствует костями изменение погоды.

Правда, привычная обстановка создавала лишь иллюзию безопасности. Сейчас лучше всего держаться подальше от своих подопечных, так что если Дэнни доберется до нее, они по крайней мере будут в безопасности.

С этой мыслью она повернулась к Джайлсу:

– Тебе надо возвращаться домой.

Джайлс подчищал последние капли подливки кусочками хлеба и со смаком запихивал их в рот.

– Да, мамуля, – повторил он с полным ртом. – Я, пожалуй, побегу. – Он удовлетворенно похлопал себя по животу и двинулся к двери.

Мэгги хотела бы разделить его беззаботность. Она смотрела на пустую тарелку без малейшего чувства голода, стараясь понять, чего хотел от нее Дэнни. Что бы там ни было, она не вернется к прежней жизни, с которой рассталась той ночью на мосту четыре года назад, решив покончить с воровством и безрассудным прошлым, и теперь не желала воскрешать его.

Мэгги медленно подошла к лежащему на кровати узлу и развязала его. Там были две запасные ночные сорочки, прошлогоднее платье, пара чулок и три нижние юбки, которые она не носила в настоящее время. Все это она поместила в огромный шкаф в гардеробной, и ее личное имущество, за исключением костюма Маленькой Пег – девчонки-сорванца – не заняло даже одной полки. Старый черепаховый гребень и такую же щетку, шпильки и ленты она поместила на туалетный столик вместе с ожерельем из цветного стекла, которое однажды ей преподнес некий поклонник Маленькой Пег. Остался только револьвер, поблескивавший в центре платка.

Мэгги взяла его. Он был тяжелым, каким и должно быть оружие, и его перламутровая рукоятка холодила руку. Мэгги хотела положить револьвер в ящик секретера в спальне, потом передумала и сунула его под матрас с краю так, чтобы можно было быстро достать. Ей следовало бы давно продать его, но после той ночи, когда застрелила Джонни, она так и не смогла расстаться с ним. Что значил для нее этот револьвер, Мэгги не знала. Возможно, он был олицетворением ее свободы, ее вины, ее прежней и новой жизни – все это сосредоточилось в куске металла. Кроме того, он служил напоминанием о хрупкости ее независимости и о том, что осталось несделанным.

Она боялась, что будет вынуждена сделать это, чтобы окончательно стать свободной.

Отбросив эти мысли, Мэгги разделась до нижней сорочки. Ее одежда еще хранила запах барона, а когда она стянула и сорочку, то почувствовала исходивший от тела пряный аромат мускуса, который возбуждал в ней желание и настоятельную потребность, наряду с сожалением, что этот мужчина оставил ее на ночь одну. Несомненно, он достаточно силен, чтобы защитить ее от Дэнни. Однако нельзя забывать, что барон сам по тебе представляет опасность, поскольку привык делать то, что ему нравится, и требовать беспрекословного послушания. В его объятиях она может чувствовать себя защищенной от хитрого негодяя, но она не уверена, что сможет оставаться независимой, не подавляемой властной личностью барона.

На внутренней стороне бедра Мэгги обнаружила пятно крови. Она долго смотрела на него, а затем поплевала на кончик простыни и стерла кровь.

В этой комнате на стене не было вешалок, как в спальне ее прежней квартиры, но и класть свою одежду вместе с новыми чистыми вещами она тоже не решилась, поэтому положила ее на возвышение рядом с кроватью, прежде чем надеть свежую сорочку. Затем погасила газовые светильники, откинула покрывала, легла в постель и попыталась уснуть, чувствуя себя ужасно одинокой.

Глава 5

По мере продвижения кареты на запад туман становился менее густым, хотя белая пелена продолжала клубиться вдоль дороги. Чарлз смотрел в окошко, когда они проезжали мимо гостиницы, в полутемном дворе которой стояли лошади, терпеливо ожидая, когда их запрягут в очередной экипаж.

«Как здесь все отличается от гнетущего однообразия Челси!» – подумал Чарлз, когда в окошке замелькали большие дома, наполовину скрытые высокими стенами, воротами и живыми изгородями. Как велико отличие от лабиринтов улочек и грязных дворов Сент-Джайлса! Здесь высшее общество находит временное убежище от смога и представителей буржуазии, которые все более и более теснили аристократов в их старых, любимых местах – в Мейфэре и на Пиккадилли. Здесь дома не жмутся друг к другу и при каждом особняке имеется небольшой участок земли, так что богачи могут наслаждаться преимуществами своего местоположения во время лондонского светского сезона, не испытывая никаких неудобств.

А он собирается взять девушку из самой грязной части мрачного города и привезти ее… сюда? Перед мысленным взором Чарлза возникло довольно привлекательное, настороженное лицо Мэгги, в котором отражались смышленость и раннее познание зла, царящего в мире. Он попытался представить девушку с таким лицом в данной обстановке.

«Не такая уж она подходящая, как ты думал», – пронеслось в глубине сознания, где таились все его сомнения. Чарлз нахмурился, глядя на особняк с бойницами, претендующий на старинный вид, хотя известковый раствор в его стенах едва только высох. Мэгги была невинной, по крайней мере в физическом смысле, однако вела себя так, как не должна себя вести невинная девушка.

Впрочем, и он обошелся с ней неподобающим для джентльмена образом…

Чарлз оставил эти размышления, и их сменили воспоминания о Мэгги, о ее объятиях, о ее маленьком хрупком теле, которое прижималось к нему с такой силой, что он боялся, не сломается ли она. Ее кожа пахла щелочным мылом, и от нее исходил также пьянящий аромат женщины… аромат Мэгги.

Проклятие! Чарлз заерзал на сиденье, стараясь подавить возбуждение. Он разберется с этим позже, в спокойной обстановке. Он не желает никаких сложностей и намеревается лишь выиграть пари.

Чарлз снова нахмурился, глядя на дворец, построенный в индийском стиле, который неожиданно возник из тумана, блестя в рассеянном лунном свете своими луковичнообразными куполами. Этот особняк обозначал границу земли Эджингтонов – его земли. Полтора века назад члены его семьи, обладая имуществом в виде рогатого скота, сумели приобрести дворянские титулы и стали сельскими аристократами. Теперь все здесь принадлежало ему. На территории поместья еще в давние времена были построены в кредит дома, которые сдавались в аренду на пять, десять или девяносто девять лет, но поскольку доход от них быстро растрачивался, общий долг Эджингтонов со временем достиг ошеломляющей суммы. Чарлз предпринял отчаянный шаг, пытаясь найти выход из создавшегося положения. Он вложил деньги в рискованный проект, связанный со строительством нового здания, чтобы, пользуясь доходом от его эксплуатации, расплатиться по старым долгам. В то же время необходимо было уменьшить расходы семьи до умеренного уровня, скрывая при этом от общества свое тяжелое положение. И вот впервые за семь поколений рода Эджингтонов баснословный доход от его поместья превысил баснословные расходы.

Чарлз постепенно восполнил утраченное состояние семьи, и теперь ему не нужны были никакие осложнения, способные истощить его денежные средства и энергию. Ему необходимо продемонстрировать обществу благополучие семьи Эджингтонов. Кроме того, он надеялся вновь обрести уверенность в себе, поскольку со страхом ощущал, что потерял свою индивидуальность в период взросления.

Чарлз оставил эти мысли в тот момент, когда перед ним возникли ворота Эджингтон-Хауса. Основной дом стоял особняком, выделяясь среди старинного парка, а остальные дома и прочие постройки богатого поместья разместились вокруг, подобно витиеватому орнаменту. На самом деле этот стиль, распространенный в графстве Ланкашир, не соответствовал вкусу Эджингтона. А члены его семьи в большей степени предпочитали блеск разлагающей среды Лондона, чем здоровую загородную обстановку, и потому этот особняк подолгу пустовал.

С появлением привратника ворота со скрипом открылись, и карета загрохотала по мосту через небольшую речку в конце подъездной дороги, после чего двинулась по тисовой аллее, хрустя колесами по песку. Особняк располагался на вершине холма, окружая своими крыльями мощеный двор в центре. Его фасад, оформленный в стиле барокко, казалось, величественно плыл в клубах тумана. Испещренный каплями, стекающими с медной крыши мансарды, дом выглядел воздушным со своей переливчатой мраморной отделкой и в то же время суровым благодаря холодным строгим очертаниям.

Мать Чарлза считала этот особняк слишком старомодным и фыркала, глядя на старинные портреты и гобелены, украшавшие стены. К тому же он был весьма холодным; даже в разгар лета, когда весь Лондон изнемогал от зноя и Темза мелела, оголяя берега с вонючей грязью, в Эджингтон-Хаусе топили все камины, так как от каменных стен веяло вековым холодом.

Копыта лошадей зацокали по булыжному покрытию двора, и карета остановилась перед домом. Чарлз открыл дверцу кареты и легко спрыгнул на землю.

«Слишком поспешно, – прозвучало недовольное замечание матери в его мозгу. – И весьма недостойно».

Вероятно, его мать не волновали бы любые грехи ее отпрыска, если бы они совершались с определенным достоинством.

Чарлз начал подниматься по ступенькам крыльца ко входу в дом, когда на полпути двери распахнулись и на пороге появилась мать в сопровождении хлопочущих служанок и двух компаньонок в своих вечно черных бомбазиновых одеяниях. При этом пара лакеев попыталась без особого успеха изобразить, что именно они успели предупредительно открыть дверь.

– Чарлз! – воскликнула леди Эджингтон, плавно спускаясь по ступенькам навстречу ему.

– Да, мама, – холодно произнес он в ответ. Когда-то она была для него «дорогой мамочкой», всегда готовой заключить своего ребенка в надушенные объятия. Потом Чарлза отправили в школу Рагби, и каждый год, когда он приезжал домой на каникулы, казалось, она немного менялась: постепенно вместо смеха стали звучать жалобы, объятия все чаще и чаще сопровождались замечаниями или советами, а небольшие подарки – выражением надежды, что «он должен всегда помнить свою дорогую мамочку, которая очень его любит». И сейчас, когда Чарлз взглянул на эту по-птичьи чирикающую женщину с гремящими на тонкой шее бусами, он понял, что, несмотря на любовь, которую он все еще испытывал к ней, она давно перестала нравиться ему.

– Чарлз, где ты пропадал? Я ждала тебя к чаю, а сейчас уже почти время ужина! – сказала леди Эджингтон. Она не проявляла раздражения, хотя суетилась и явно волновалась.

Чарлз проигнорировал искушение просто пройти мимо нее и вместо этого подал матери руку. Она пристально посмотрела на него, потом приняла руку и успокоилась.

Чарлз начал подниматься по ступенькам крыльца с холодным достоинством, и мать покорно ступала рядом.

– Я не обедаю и не пью чай с вами ежедневно, мадам, – сказал он рассудительно, когда они миновали входную дверь. – У вас нет основания ждать меня к столу. Даже когда я дома, – добавил он, подчеркнув слово «когда». – Я привык есть один.

– Но я хочу всегда знать, где ты находишься, – возразила мать. – Ты ничего не сказал ни Роббинсам, ни Кендаллу. Ты же знаешь, что я беспокоюсь. Я боюсь, что может случиться что-то ужасное. Если бы ты сообщал мне о своих планах, приготовленная для тебя еда никогда не была бы холодной. И я бы так не волновалась. Думаю, было бы лучше, если бы ты всегда питался здесь. Это полезней для пищеварения. Случайный прием пищи тут и там – это неправильно.

Чарлз остановился, почти не воспринимая продолжающиеся нравоучения матери. Сейчас они находились в центре холодного великолепия парадного холла. Их окружали белые с позолотой стены, а с потолка смотрела, самодовольно улыбаясь, пышнотелая Европа. Ее роскошные ноги обхватывали быка, погруженного в морские волны.

Чарлз отпустил руку матери, снял верхнюю одежду и протянул ее ближайшему лакею, едва слушая нескончаемые сетования, которые окончательно истощили его терпение. Он шагнул к матери и, прервав на полуслове, наклонился к ее уху, прежде чем она успела отступить.

– Я не ваш муж, – прошептал Чарлз так тихо, чтобы никто другой не мог услышать. – У вас нет основания беспокоиться, так как мое отсутствие не означает измену вам.

Леди Эджингтон отшатнулась, слегка вскрикнув, и лицо ее побелело, как мрамор, а на щеках вспыхнули красные пятна. Чарлз почти пожалел, что сказал ей это, – но только почти. Он вспомнил, как, будучи мальчиком, страдал, сидя по вечерам за столом и чувствуя спазмы в животе от голода, тогда как суп давно остыл и жаркое пересохло, а его мать беспокойно металась в столовой, дожидаясь мужа, который сильно опаздывал, если вообще собирался приехать.

– Как ты смеешь говорить мне такое?! – задыхаясь, сказала она, хотя нисколько не оскорбилась и не ужаснулась. Ее слова звучали скорее жалостным призывом соблюдать приличия, только приличия, поскольку формальности имели для нее первостепенное значение. – Как ты смеешь так разговаривать с матерью?!

Чарлз вздохнул, внезапно почувствовав усталость. Его слова ничего не могли изменить.

– Я поем в своем кабинете. Пейте чай, мадам, или ужинайте, так как уже довольно поздно. И не ждите меня. – Он сардонически приподнял бровь. – Я уверен, что Милли еще не ела.

Леди Эджингтон ничего не сказала, и Чарлз, повернувшись, начал подниматься по лестнице; его шаги эхом отражались в холле, в то время как мать наблюдала за ним снизу бесстрастным взглядом.

Чарлз прошел по восточной галерее, минуя дверь в комнату сестры, и в самом конце достиг крыла, которое занимал после смерти отца. Чарлз не стал выселять мать из ее апартаментов, где она располагалась вместе с мужем, и не особенно хотел класть голову на подушку отца, поэтому переместился из своей спальни в апартаменты из четырех комнат, которые когда-то предназначались лорду одного из прежних поколений Эджинггонов и где была предусмотрена отдельная лестница, ведущая вниз, в библиотеку, и вверх, на второй этаж.

Он открыл дверь кабинета. В камине пылали раскаленные угли, и газовые светильники ярко освещали пастельные тона холодных стен. В этой комнате странным образом сочетался стиль эпохи Тюдоров со стилем барокко. Высокий, обшитый панелями, белый потолок украшала позолота, что было типично для начала семнадцатого века, а тяжелая мебель из белого клена с полосками, характерными для ценного сорта кленовой древесины, придавала комнате необычный иид в век красного дерева.

– Наконец-то ты здесь! – раздался внезапно голос. Чарлз остановился, потом с щелчком решительно накрыл за собой дверь.

– Здесь всегда было мое место, – заметил он. – Так что ничего удивительного в этом нет.

Милли поднялась навстречу ему, покинув объятия кресла с гнутой спинкой и обивкой цвета морской волны.

– Ты отсутствовал целый день. Должно быть, начал реализовывать свой план, чтобы выиграть пари, – сказала она, прищурившись. – Я уверена.

– Ты позволяешь себе делать смелые предположения, – резко сказал Чарлз.

Он не хотел в данный момент иметь дело с сестрой: перебрасываться с ней репликами, видеть ее недовольную гримасу или слушать льстивые речи. Он предпочел бы сейчас стаканчик бренди или даже три и поразмыслить в уединении о другой женщине.

Чарлз подошел к камину и резко дернул шнур звонка. Его слуга Кендалл должен знать, что вызов в такой час означает его желание пообедать.

– О, я же не идиотка, – сказала Милли. – Два дня назад ты втянул меня в этот дурацкий спор, а сегодня надолго задержался. Я обращалась письменно к сестре сэра Натаниела, к леди Виктории и к Летисии Мортимер – никто из них не знал, где ты находишься.

– Тебе следовало бы поступить на службу в Скотленд-Ярд, – сказал Чарлз, подходя к шкафчику со спиртными напитками и развязывая галстук. – Уверен, они наняли бы тебя в качестве сыщика.

– Кто она? – резко спросила Милли, игнорируя его насмешку. – Я должна знать!

– Если даже предположить, что я действовал в интересах пари, ты слишком льстишь себе, если считаешь, что я трачу столько времени ради выигрыша. И почему, черт возьми, я должен что-то рассказывать тебе? – возмутился Чарлз.

– Я не из тех, кого ты можешь обмануть, – сердито заявила Милли. – Можешь дурачить кого угодно, только не меня.

Чарлз налил себе приличную порцию спиртного и поднял бокал, вопросительно взглянув на сестру. Та сморщила нос, понимая, что он дразнит ее.

– Однако ты, дорогая моя сестра, напрасно распространяешь информацию о нашем споре.

Милли нахмурилась:

– Просто я хотела узнать, кто она. Я обращалась к лорду Гиффорду… то есть к его сестре. Лорд очень любезен со мной. Более любезен, чем ты.

Чарлз вздохнул и плюхнулся в кресло, которое она освободила.

– Ради Бога, Милли, ты уже не ребенок. Тебе не следует писать письма каждому мужчине, который любезен с тобой. Достаточно того, что ты нравишься Кристоферу Рэдклиффу, но если он узнает о твоей несдержанности, сомневаюсь, что у вас что-нибудь получится. Если ты не хочешь умереть незамужней старой девой, постарайся немного повзрослеть и не совершать глупых поступков.

Милли оцепенела, и Чарлзу показалось, что она вот-вот заплачет. Если это произойдет, он выставит ее комнаты – насильно, если потребуется. Но сестра лишь печально вздохнула и села на оттоманку у его ног.

– Я всегда считала тебя лучшим братом в мире, – грустно сказала она. – Ты разрешал мне кататься на твоем пони и потихоньку таскал для меня сладости. Но ты вернулся из Рагби таким мрачным, что немного стал пугать меня. И сейчас… я даже не могу купить себе новое платье!

– Ты приобрела в этом году пять новых платьев, Милли, – устало заметил Чарлз.

– Но папа никогда не ограничивал меня так жестко, а ты, насколько я поняла, решил окончательно лишить меня дополнительных средств, когда сказал, что я должна жить на наследство бабушки. Значит, теперь я вынуждена буду носить прошлогодние тряпки все лето и осень! – Милли сделала паузу, пытаясь оценить произведенный эффект, но Чарлз лишь медленно потягивал бренди, наслаждаясь жжением в горле. – Что случилось, Чаз? – тихо спросила она, используя прозвище, которое он не слышал от нее более десяти лет. – Почему мы не можем позволить себе развлекаться, как раньше?

– Потому что я повзрослел, – резко ответил Чарлз. – Чего и тебе желаю. Никто больше не дарит мне ни пони, ни сладости.

Милли смотрела на него непонимающим взглядом. Чарлз сделал еще глоток, когда раздался стук в дверь.

– Войдите, Кендалл, – отозвался он. Дверь открылась, и появился камердинер. – Спокойной ночи, Милли, – решительно сказал Чарлз сестре, когда слуга вошел.

Сестра неохотно встала с холодным выражением лица и вышла из комнаты.

«Вот так тиран ожесточает членов своей семьи», – мрачно подумал Чарлз.

Он посмотрел на поднос, который Кендалл поставил на столик рядом с креслом.

– Жареная утка под абрикосовым соусом, – отметил Чарлз. – Повар явно превзошел себя в последние дни, – добавил он и с аппетитом стал есть. Но даже во время еды перед его мысленным взором маячил образ маленькой женщины на сцене, которая пела, осуждая царящий в мире деспотизм.


Мэгги проснулась утром, когда миссис Першинг раздвинула шторы и в комнату устремился не по сезону яркий поток света. Она попыталась сесть в постели среди многочисленных покрывал, но ее ягодицы погрузились еще глубже в толстый пуховый матрас. Мэгги потерла глаза. Она плохо спала этой ночью. Матрас был слишком мягким, простыни – слишком гладкими, и вся постель – слишком большой и пустой для одного человека, в отличие от железной кровати, которую она делила с Салли и Нэн. Для нее также казалась странной и гнетущей окружающая тишина. Когда вечером церковные колокола пробили десять, улица опустела и все вокруг замерло. Слышен был лишь скрип телеги ночного сборщика мусора да звук неторопливой, преисполненной важности походки полицейского во время обхода.

В полночь Мэгги встала и раздвинула шторы так, чтобы видеть угол улицы, где все еще маячил юный подметальщик, хотя в это время никто не нуждался в его услугах. Полицейский остановился около него, и они о чем-то поговорили. После этого мальчишка исчез на минуту, прежде чем полицейский, совершая обход, появился из-за угла, и вновь оказался на прежнем месте. Ловкий парень, решила Мэгги, наблюдая за повторением этого цикла в течение часа. Потом напряженность минувшего дня дала о себе знать, и Мэгги в изнеможении снова легла на слишком большую, слишком мягкую кровать и еще долго смотрела на розовые шелковые занавески балдахина, прежде чем ей удалось уснуть.

– Доброе утро, мисс Кинг, – сказала миссис Першинг, проворно подвязывая шторы.

– Доброе утро, – пробормотала в ответ Мэгги. Она посмотрела на голубое небо, еще бледное с утра.

В прежние дни, обычно до десяти часов утра, нечего было ждать, что кто-нибудь будет покупать ее гороховый суп. Так как представление Маленькой Пег обычно длилось до поздней ночи, Мэгги редко видела раннее утро, а когда просыпалась в полдень, то брала тачку и отправлялась торговать до вечера.

– Который час? – спросила она.

– Скоро девять, – любезно ответила экономка. – Я не будила вас, пока не прибыла девушка от мадам Рошель. Я принесла завтрак, и сейчас вам надо поскорее поесть. – Она кивнула на поднос на маленьком столике. – Насчет одевания не беспокойтесь, я пришлю сюда девушку через несколько минут.

Так начался самый головокружительный день в жизни Мэгги.

Ее обмеряли и осматривали со всех сторон; сначала это делала высокая бледная девица из ателье, потом сама мадам Рошель, которая, закончив свое дело, уверила Мэгги, что лично позаботится о каждой детали ее гардероба, начиная от дамской шляпки до обуви. От Мэгги до сих пор исходил запах барона, и она боялась, что молодая помощница мадам тоже почувствует его, но даже если это и произошло, та не подала виду.

Когда они ушли, Мэгги решила насладиться неизведанной роскошью и, наполнив ванну горячей, почти обжигающей водой, погрузилась в нее по грудь. Непривычно было ощущать себя наполовину плавающей в горячей воде, которая, как ни странно, подействовала на нее успокаивающе, несмотря на неестественность ситуации. Здесь был целый набор нежного ароматного французского мыла, и Мэгги попробовала каждый кусок, пока не остановилась на сочетании двух видов, которые понравились ей больше всего. Мыло скользило по коже, словно лаская ее, и не было необходимости скоблить кусок, чтобы образовались хлопья, которые следовало предварительно растворить в кастрюле с кипящей водой. Мыльная пена не щипала кожу и не вызывала боли, попадая на царапину на тыльной стороне ладони.

Вскоре в дверь постучалась миссис Першинг и сообщила, что прибыла компаньонка Мэгги. Компаньонка? Испытывая любопытство, Мэгги поспешно надела сорочку, корсет и нижние юбки. Потом натянула готовое платье, которое мадам Рошель оставила в качестве замены прежнего платья Мэгги на более респектабельное, и спустилась в гостиную, чтобы встретиться с вновь прибывшей женщиной.

Мэгги с радостью отметила, что все чехлы сняли с мебели, отчего комната совершенно преобразилась по сравнению с прошлым вечером.

Ожидавшая ее молодая женщина встала со стула с жесткой спинкой и представилась. Компаньонкой, как выяснилось, являлась приставленная к ней гувернантка, которая должна была обучать ее этикету.

– Я знаю, что вы должны быть представлены высшему обществу, несмотря на не совсем блестящее происхождение, – откровенно заявила мисс Уэст и осторожно протянула руку. Она была элегантной молодой женщиной, и опытный глаз Мэгги отметил ее весьма респектабельную, но не чрезмерно дорогую одежду.

Мэгги пожала руку.

– Это верно, – робко сказала она.

– Вам нечего бояться, мисс Кинг, поскольку мое агентство имеет огромный опыт в обучении дочерей и жен тех, кто неожиданно оказался среди аристократов.

Мисс Уэст без лишней суеты начала распаковывать свой саквояж, излагая в общих чертах курс обучения. Мэгги должна научиться правильно вести себя в обществе и танцевать, иметь представление о литературе и немного говорить по-французски, знать кое-что из географии, истории и политики, а также овладеть арифметикой, помимо основных вычислений, которые Мэгги уже знала. Они начнут заниматься в строго конфиденциальной обстановке, но когда ее способности возрастут, мисс Уэст выведет ее на публику под бдительным наблюдением.

– А когда я начну петь? – спросила Мэгги. – Я должна получать также уроки вокального искусства.

– О да, – сказала мисс Уэст и заглянула в расписание, которое лежало у нее на коленях. – Я буду приходить сюда ровно в девять. С одиннадцати до часу у меня ленч, а вы в это время будете заниматься пением. – Она улыбнулась. – Затем состоится ваш ленч и начнутся уроки географии и математики. Я уйду в семь часов вечера, после ужина, так что у вас будет время выполнить задания и подготовиться к следующему дню.

– Понятно, – сказала Мэгги, испытывая некоторое замешательство.

В гостиную снова вошла миссис Першинг.

– Прибыла миссис Арабелла Лэдд, – доложила экономка. – Она будет давать вам уроки пения.

– А я понаблюдаю, – сказала мисс Уэст. – Мне надо ознакомиться с вашими манерами поведения.

Мэгги кое-что слышала о миссис Лэдд. Каждый, кто был связан с миром лондонской оперы, знал о ее таланте. Арабелла Ньюкомб блистала на оперной сцене вслед за Дженни Линд в течение пяти лет, пока у нее не пропал голос. Тогда она вышла замуж и, имея большой опыт, основала вокальную школу – одну из наиболее популярных в Англии. Мэгги испытала благоговейный страх, когда внушающая уважение женщина плавной походкой вошла в гостиную, удивляясь, что лорд Эджингтон заключил с ней договор, и еще более удивляясь тому, что он ухитрился сделать это буквально накануне вечером.

Миссис Лэдд не стала зря тратить время и немедленно приступила к занятиям, предложив Мэгги ряд упражнений для голоса и аккомпанируя ей на фортепиано, которое стояло у окна в конце гостиной. Миссис Лэдд быстро выявила ряд недостатков в голосе Мэгги и заявила, что им придется начать с основ вокального искусства. В течение двух часов Мэгги осваивала правильное дыхание во время пения, и к концу занятия мышцы ее живота болели от напряжения, спица ныла, а ноги онемели.

Затем пришло время ленча, и мисс Уэст заняла Мэгги беседой, поправляя ее ошибки и указывая на бестактности, а также посвящая ее в различные аспекты этикета. Все эти правила смешались в голове Мэгги, но Она старалась по возможности запомнить их. К вечеру все ее тело ныло. Мэгги не могла оторвать глаз от часов и с нетерпением ждала, когда стрелки покажут семь.

До ужина оставалось десять минут. Мэгги обернулась на звук у двери, ожидая, что сейчас войдет миссис Першинг, и у нее перехватило дыхание при виде лорда Эджингтона. По спине ее пробежала дрожь, и она слегка зашаталась. Мгновенно ожили воспоминания о прошлом вечере, и она почти явственно ощутила его губы на своих губах, его горячие руки на своей груди, его тело…

Мэгги быстро поднялась с места.

– Лорд Эджингтон, – произнесла она слегка охрипшим голосом, – как хорошо, что вы пришли.

Он поднял бровь, глядя на мисс Уэст.

– В вашем агентстве мне сказали, что вы хороший специалист.

– Ваша милость, я лучшая, – самодовольно ответила мисс Уэст. – Однако мисс Кинг забыла, что дамы не должны вставать при появлении джентльменов.

Покраснев от раздражения и замешательства, Мэгги села.

– Держитесь как леди, – добавила мисс Уэст, и Мэгги выпрямила спину и расправила плечи. При этом се щеки покраснели еще больше.

– Пожалуйста, садитесь, – предложила Мэгги барону самым аристократическим тоном, на который была способна, хотя внутри у нее все кипело. Сколько вздорной чепухи во всех этих светских правилах, соблюдение которых заставляет взрослую женщину выглядеть глупо. Однако она понимала, как важно, даже необходимо, знать их, и потому, подавив внутренний протест, широко улыбнулась.

Барон тоже улыбнулся в ответ и сел на стул напротив женщин, однако глаза его не выражали приятной учтивости и время от времени сверлили Мэгги напряженным взглядом.

«Значит, он ничего не забыл, – подумала Мэгги. – Он чувствует то же, что и я». Ее охватило волнение в сочетании с нерешительностью.

– Мадам Рошель приходила сегодня? – спросил барон, как всегда, равнодушным тоном.

– Да, сэр, – ответила Мэгги, стараясь преодолеть неуверенность в себе. – Говорит, первая партия моей одежды поступит завтра.

– Она говорит, – спокойно поправила Мэгги мисс Уэст.

– Она говорит, – повторила Мэгги, с трудом удержавшись от того, чтобы не заерзать на стуле. – Она готовит более дюжины платьев.

Барон слегка кивнул.

– Я знаю. Для вашей роли потребуется обширный гардероб, который, боюсь, будет немало стоить. – Он нахмурился, глядя на ее платье. – Это от мадам Рошель?

– Да, – ответила Мэгги.

Он еще больше помрачнел.

– Встаньте, чтобы я мог получше разглядеть его.

Мэгги послушно встала и медленно повернулась, подчиняясь нетерпеливому движению его руки.

– Совершенно неприемлемо, – сказал барон, оценивая серый полушерстяной материал с таким видом, словно в нем было нечто оскорбительное.

– Думаю, она дала мне это платье, чтобы я могла надеть его взамен моей прежней одежды, – рискнула пояснить Мэгги.

– Как только новые платья прибудут, никогда больше не надевайте это, – приказал барон. – Вы поняли? Отправьте его назад. Я не намерен платить за него.

Мэгги на мгновение изумленно раскрыла рот.

– Да, сэр, – промямлила она.

Барон жестом дал понять, что разговор закончен, и она села. В комнате воцарилась тишина. Мэгги поймала себя на том, что пристально смотрит на горло барона, скрытое воротником его рубашки. Мисс Уэст многозначительно кашлянула, и Мэгги, очнувшись, заговорила:

– Надеюсь, завтра в доме появятся новые слуги, с которыми я хотела бы побеседовать, сэр, – с поваром, горничной и личной служанкой.

– Хорошо, – сказал барон.

Казалось, он старался принять непринужденный вид, но Мэгги заметила некоторые признаки его напряженности. Четыре года назад подобные признаки предупреждали ее, когда Джонни готов был ударить или пнуть ногой кого-нибудь из своих нерадивых подопечных. В случае с лордом Эджингтоном не было угрозы проявления насилия, и все же такая напряженность была не менее пугающей.

Мэгги слегка пошевелилась.

– Поскольку вы хотите, чтобы наше соглашение оставалось в тайне, я подумала, что в качестве служанок лучше всего взять двух девушек, которых я знаю. Вы можете быть уверены – Нэн и Салли будут держать язык за зубами.

– Сохранять конфиденциальность, – поправила мисс Уэст с тенью неодобрения.

– И это тоже, – сказала Мэгги, поморщившись.

– Хорошо, – снова сказал барон.

– Правда, Салли лишится своего места, если перестанет обслуживать свои постоянные дома, – настойчиво продолжила Мэгги, – а Нэн потеряет свои улицы, которые займет другой торговец.

– Понятно, – сказал лорд Эджингтон.

Снова наступила тишина. Неужели он старается умышленно затруднить общение с ним?

– Я научилась есть как леди, – нерешительно сообщила Мэгги в надежде, что барон как-то поддержит беседу.

– Хорошо, – опять повторил Эджингтон. Ее терпение достигло критической точки.

– Мадам Рошель заказала для меня пять пар панталон. У меня никогда прежде не было панталон, но она говорит, что все леди носят их под кринолином. Вам нравятся панталоны?

Глаза мисс Уэст расширились, а лорд Эджингтон откашлялся.

– Мисс Уэст, не будете ли вы так любезны оставить нас на минуту?

– Конечно, – сказала женщина, поспешно встала и вышла, осторожно закрыв за собой дверь.

Барон пристально посмотрел на Мэгги, и она ответила ему тем же взглядом, высоко подняв подбородок.

– Вы намеренно затрудняете мое положение, – сказала Мэгги обвинительным тоном.

Он вопросительно приподнял бровь.

– Тем, что я не ответил на ваш вопрос о панталонах?

– По крайней мере вы могли бы за все это время произнести что-нибудь другое, кроме слова «хорошо», – заметила Мэгги, защищаясь.

– Что я должен, по-вашему, говорить? – спросил лорд Эджингтон, раздраженно запустив пальцы в свои темно-золотистые волосы, что явилось его единственной естественной реакцией с момента прибытия.

– Я не знаю, сэр! – резко сказала Мэгги. – Что угодно. Только не сидите и не смотрите на меня, как на бифштекс во время обеда, а ведите себя соответствующим образом, если хотите, чтобы я чувствовала себя естественно в светской гостиной.

Внезапно он рассмеялся:

– Значит, говоришь, «как на бифштекс»?

Мэгги нахмурилась:

– Вы понимаете, что я имею в виду, сэр.

Казалось, он расслабился в своем кресле, и напряженность исчезла. Глаза весело блестели, и в них затаилось нечто интимное.

– А я думал, что ничем не выдаю своих чувств. Но если оказалось возможным прочитать мои сокровенные мысли, то только потому, что они постоянно преследовали меня после того, как я ушел от тебя прошлым вечером… и они были связаны с чувствами, а не с кулинарией.

Мэгги закусила губу, и ее тело инстинктивно напряглось от этих слов.

– Значит, эти мысли преследовали вас, сэр?

Барон покачал головой:

– Мне не следовало признаваться в этом.

– Меня тоже преследовали мысли. – Мэгги беспомощно пожала плечами. – Я думала о том, что произошло между нами и как это могло закончиться, если бы вы… не ушли.

– Я сожалею, что потерял контроль над собой, – сказал Эджингтон с серьезным лицом.

– Я не это имела в виду. – Мэгги встала, испытывая волнение, и барон тоже непроизвольно поднялся. Как это принято в присутствии леди, подумала Мэгги, раздраженная этим абсурдным правилом. – Я имела в виду… я хотела сказать, что искупалась сегодня утром в роскошной ванне, – поспешила сообщить она. – Клянусь, от моего тела и от одежды все еще исходил ваш запах. Он едва не свел меня с ума в течение дня. Иногда мне хотелось тереть и тереть свою кожу, и еще…

Барон уже не выглядел расслабленным. Он стоял напротив нее в крайне напряженной позе.

– Что еще? – побудил он ее к продолжению.

– И еще мне хотелось, чтобы вы не остановились тогда, чтобы не ушли, чтобы остались на всю ночь… – Ее голос постепенно замер.

Барон издал протестующий звук.

– Тебе не следует говорить такие вещи. – Его голос внезапно сделался резким и грубым. – Я ведь не каменный.

– В таком случае вы должны чувствовать то же, что и я, – сказала Мэгги с удовлетворением. – Думаю, вы имели в виду именно это, говоря о мыслях, которые преследовали вас…

– Ты не понимаешь, что говоришь, – прервал ее барон. Он прошел мимо Мэгги к окну и устремил свой взгляд на улицу. – Ты… ты невинная девушка.

– Уже нет, – тихо сказала Мэгги.

– Ну тебе следует вести себя как подобает невинной, – пояснил Эджингтон и добавил: – Ты не та женщина, какую я предпочитаю.

– В самом деле? – спросила Мэгги, сузив глаза. Она пересекла комнату и встала рядом с ним. – Поцелуйте меня. Поцелуйте и тогда скажите, что не предпочитаете меня.

Он повернулся, и Мэгги затаила дыхание при виде напряженности в его золотистых глазах.

– Я предупреждал, что не стоит говорить подобное, если на самом деле имеется в виду другое, – сказал барон.

– Я имею в виду именно то, что говорю. – Эти слова были произнесены шепотом.

Внезапно Чарлз обнял Мэгги, прежде чем она успела среагировать, и притянул к себе. По телу ее пробежала дрожь, и голова неистово закружилась. Его горячие губы мгновенно накрыли ее рот. В его поцелуе не было ни нежности, ни изысканности – только грубая сила и настоятельная потребность, отчего Мэгги пронизало страстное желание.

Он отпустил ее так же внезапно, как обнял, и Мэгги, зашатавшись, едва удержалась на ногах.

– Может быть, это ошибка? – спросил барон. Его голос звучал ровно, а выражение лица казалось бесстрастным, хотя глаза блестели и дыхание участилось.

– Я… я так не думаю, – чуть слышно произнесла Мэгги, сглотнув.

– Я не хочу иметь любовницу, – откровенно заявил барон.

Сердце Мэгги скакнуло в груди. Любовницу? Она оглядела роскошную гостиную и представила, что все это будет принадлежать ей не только на несколько месяцев, но на год, два или даже три…

– И я не хочу быть вашей любовницей, – солгала Мэгги. Она могла бы привязать его к себе и сделать так, чтобы он не захотел расставаться с ней. Эта мысль была одновременно и пьянящей, и пугающей, если учесть, как страстно он желал ее. Такой мужчина будет контролировать каждый ее шаг, ее одежду, ее поступки и развлечения. Но вместе с тем он безопаснее, чем Дэнни. Должен быть по крайней мере. Надо, чтобы он снова овладел ею как можно скорее. А если их общение приведет к нежелательному результату, она заставит его поклясться честью, что он не бросит ее. Этой клятвы будет достаточно.

Таким образом, она навсегда избавится от Дэнни, потому что здесь он ее не достанет. Мэгги глубоко вздохнула.

– Я хочу, чтобы вы занялись со мной любовью.

На лице барона промелькнула гамма эмоций так быстро, что она едва успела распознать их: удивление, цинизм, сожаление, удовлетворение и – самое главное – страсть. Он открыл было рот, чтобы заговорить…

…как вдруг дверь распахнулась с такой силой, что ударилась о стену. Мэгги повернулась, непроизвольно напрягшись. На пороге стоял Джайлс с широко раскрытыми глазами и побледневшим грязным лицом.

– Я от Нэн, мамуля! – сказал он. – Ее ужасно избили. И этот боров все разгромил.

– Дэнни, – прошептала Мэгги, чувствуя, как внутри у нее все сжалось. – О нет! – Она бросилась к двери, не сознавая, что делает.

Джайлс помчался впереди нее, а тяжелые шаги на лестнице говорили о том, что барон последовал за ними. Мэгги пронеслась мимо ошеломленной мисс Уэст, которая стояла в прихожей, и выбежала наружу. Улица была пуста, за исключением большой черной кареты барона и подметальщика на углу.

– Садитесь в мою карету.

Мэгги повернулась к барону, который остановился в шаге позади нее.

– Что? – спросила она, задыхаясь.

Он пояснил с улыбкой, лишенной юмора:

– Так быстрее.

– Почему вы помогаете мне?

– Ты ведь отправишься к своей подруге независимо от того, буду я помогать тебе или нет, не так ли? – сказал барон.

– Конечно.

– Мадам Рошель уже приготовила по твоим размерам платья более чем на сотню фунтов, и я забочусь о своих вкладах. Садитесь оба в карету. Я тоже поеду с вами. – Эджингтон говорил спокойно, стараясь упредить возможные возражения.

Но Мэгги не нуждалась в дополнительном приглашении. Она взялась за ручку дверцы, открыла ее и забралась в карету. Джайлс нырнул вслед за ней, а лорд Эджингтон задержался у входа.

– Куда мы едем? – спросил он.

Мэгги взглянула на Джайлса.

– К старой Бесс, – сказал паренек. – Фрэнки опять отсутствовал, а Салли, перепугавшись, заставила всех покинуть квартиру.

Мэгги назвала адрес, который барон передал кучеру. Он закрыл дверцу и сел рядом с девушкой, тогда как Джайлс расположился напротив.

– Куда мы все-таки едем? – повторил барон. Мэгги мрачно улыбнулась в полумраке. Он все равно вскоре узнает, подумала она.

– Полагаю, такие джентльмены, как вы, назвали бы это… домом с плохой репутацией.

Глава 6

Значит, это бордель. Казалось, жизнь Чарлза внезапно приобрела странное свойство скатываться к абсурду. Всего два дня назад он даже не знал эту девушку, а сейчас она сидит в его карете и они едут к какой-то пьяной шлюшке, которая нашла прибежище в борделе, спасаясь от какого-то бандита.

Чарлз покачал головой и задал естественный вопрос:

– А кто такой Дэнни?

Мэгги резко повернула голову и пристально посмотрела на него; судя по выражению лица барона, он, несомненно, заметил, что ей стало не по себе, когда он произнес это имя.

– Никто, – пробормотала она.

– Но этот человек должен быть известен в вашей среде, если он избивает несчастных девушек на улице, – возразил Чарлз, скептически приподняв бровь.

– Я не знаю, Дэнни это или нет, сэр, – сказала Мэгги, чувствуя себя явно неловко. Чарлз, конечно, не верил ей. Она поморщилась. – Может быть, это какой-то вор. Или Нэн задолжала кому-то несколько шиллингов и попыталась улизнуть, чтобы не возвращать долг.

Паренек, сидевший напротив, внимательно следил за их разговором. Тот ли это Джайлс, один из подопечных Мэгги, который отсутствовал во время посещения Чарлзом ее квартиры? Чарлз сунул руку в карман, достал шиллинг и протянул пареньку.

– Кто такой Дэнни, Джайлс? – спросил он. Мальчик взял шиллинг, который мгновенно исчез в его лохмотьях.

– Все знают Дэнни ОСалливана! Он самый хитрый жулик. Ему подчиняются почти все банды в Лондоне.

Мэгги сжала зубы, слушая эти объяснения, и лишь заметила:

– В Лондоне много людей по имени Дэнни.

– Почему он хотел избить Нэн? – спросил Чарлз у мальчика, не обращая внимания на ее слова.

Джайлс на мгновение встретился взглядом с Мэгги.

– Я не знаю, – сказал он. – Он никогда не имел с ней дела раньше.

Паренек явно что-то знал, но не хотел говорить. И почему его, Чарлза, это должно волновать? Он всего лишь заботится о своем вкладе. Он проводит Мэгги к ее подруге, а потом отвезет назад в Челси, здоровой и невредимой.

Чарлз решительно отказывался думать о вещах, которые его не касались, и с удовольствием вернулся бы к сцене, которая была прервана ворвавшимся в гостиную пареньком.

Он готов был заняться любовью с Мэгги Кинг, маленькой певичкой из варьете, уличной беспризорницей. Нет, не беспризорницей. Она явно отличалась от своего ближайшего окружения. Несмотря на малый рост, в ней чувствовалась сила. Она была простой и открытой, правда, немного резковатой. В ней не было вопиющей вульгарности, жеманства и нарочитой застенчивости, характерных для многих женщин с улицы, с которыми ему иногда приходилось общаться. Мэгги казалась более естественной из всех, кого он когда-либо встречал.

Чарлз тайком взглянул на нее, в то время как она неподвижно смотрела в окошко кареты, и в ее напряженной позе чувствовалось беспокойство и нетерпение. Ее личность, несомненно, имела особую силу воздействия. Должно быть, поэтому он думал о Мэгги, засыпая и просыпаясь, и в течение дня мысль о ней постоянно присутствовала в уголках его сознания. Эта девушка существенно отличалась от всех женщин, с какими ему приходилось иметь дело. Она была подобна неизведанному вину, впервые попробовав которое, пробуждается потребность насладиться им еще и еще. Даже насытившись вволю, не исчезает воспоминание о том, какое сильное впечатление оно произвело, несмотря на пресыщенный вкус. Мэгги сказала, что больше не является девственницей, и теперь легко представить, чего она может ожидать от него…

Прибытие к месту назначения прервало его размышления. Чарлз открыл дверцу кареты и ступил на тротуар. Это было самое подходящее место для борделя: недалеко от Хеймаркета и нескольких дорогих ресторанов. Место, хорошо знакомое молодым людям из окружения Чарлза. На свежевыкрашенном, белом фасаде здания был осмотрительно указан только уличный номер, прикрепленный над дверью, и вход освещали два газовых светильника.

Мэгги выбралась из кареты вслед за Чарлзом и быстро осмотрела улицу, после чего устремилась к двери и вошла внутрь. Джайлс тоже вышел из кареты, но не стал заходить в заведение, а прислонился к ближайшей стене, явно намереваясь дожидаться там возвращения Мэгги. Проходившие мимо люди не обращали на него внимания. С наступлением сумерек улицы в этом районе были заполнены людьми свободной профессии, хорошо одетыми щеголями и нарядными молодыми девицами с накрашенными губами и подведенными глазами – типичный вечерний контингент, включающий также искателей приключений и проституток, толпящихся возле рынка и на Риджент-стрит. Чарлз не заметил никого из знакомых, но если он задержится на этой улице, кто-нибудь может узнать его. Он двинулся вслед за Мэгги к двери и уже взялся за ручку, когда к нему подбежал маленький мальчик.

– Хотите, я найду вам самую свеженькую девочку, дяденька? – прощебетал он, многозначительно подмигивая и снимая свою грязную шляпу.

– Нет, – твердо сказал Чарлз. – Я привез свою для развлечения.

Вытянув лицо, мальчишка ринулся вперед и исчез, проскользнув мимо двух проституток, стоявших под руку со старой женщиной, которая хмуро поглядывала на Чарлза и Джайлса с противоположной стороны улицы.

Оставив Джайлса у стены, Чарлз вошел в холл заведения, где увидел Мэгги и маленькую девочку, которой было не более одиннадцати лет. У подножия лестницы сидели, развалясь в креслах, два здоровенных мужчины. Куда он попал? Должно быть, на лице Чарлза отразилось отвращение, потому что, когда Мэгги оглянулась и увидела его, она тихо сказала:

– Это Нелл, младшая дочка старой Бесс.

Дочка хозяйки заведения, сообразил Чарлз и немного расслабился.

– Милашка Салли наверху, во второй комнате справа, – доложила девочка. – Ее приятель снял для нее комнату здесь, чтобы она не моталась по улицам. У нас приличные клиенты, и мы требуем, чтобы они вели себя хорошо. – Девочка кивнула в сторону двух громил позади нее.

– Спасибо, Нелл, – сказала Мэгги с прежним вульгарным акцентом.

Получив информацию, Чарлз прошел мимо нее и начал подниматься по ступенькам лестницы. Чем скорее они найдут Нэн, тем быстрее смогут убраться отсюда.

– Вам незачем подниматься наверх, – поспешно сказала Мэгги, устремившись вслед за ним. – Я справлюсь одна. Нэн не захочет вас видеть.

– Я уже говорил, что забочусь о своем вкладе, – сказал Чарлз. Он не понимал, почему проявляет такое упорство, однако что-то в поведении Мэгги уязвляло его. Независимость – это хорошо, но у нее проявление независимости выглядело чем-то вроде скрытого презрения.

– При этом вы вполне можете оставаться внизу, – возразила она.

Чарлз пожал плечами, не ответив, а Мэгги, слегка вздохнув, не стала более протестовать.

С лестничной площадки первого этажа им открылся вид на хорошо освещенный, покрытый красным ковром коридор, протянувшийся по всей длине здания. Из дверей комнат, расположенных вдоль коридора, доносились стоны, хихиканье и отдельные вскрики. Чарлз едва ли обратил бы внимание на эти звуки соития, если бы находился не в столь необычной компании. Он взглянул через плечо на Мэгги, чтобы увидеть ее реакцию. А она всего лишь склонила голову набок, как бы говоря: «А чего вы ожидали?»

Нет, она определенно не была невинной.

Они проследовали на второй этаж, и Мэгги проскользнула вперед мимо него к наполовину скрытой служебной лестнице, которая вела на чердак. Лестница была небольшой и темной и заканчивалась узким коридором, устланным голыми досками и освещенным единственным газовым светильником. Чарлз протиснулся мимо Мэгги и тронул ручку второй двери справа. Дверь открылась.

Крошечная комната была еще более тесной, чем кухня в квартире Мэгги. Возле двери топтался Гарри, переписчик юридических документов, а двое маленьких детей, которые в прежней квартире находились в детской кроватке, теперь жались в конце узкой койки, тогда как в середине стояла на коленях Салли, обнимая плачущую Нэн. Волосы несчастной девушки были еще более растрепаны и спутаны, чем прежде, и на залитом слезами лице виднелись многочисленные синяки.

При виде ее изуродованной физиономии внутри у Чарлза все сжалось. Несмотря на то, что Джайлс сообщил о ее состоянии, когда появился в доме в Челси, Чарлз не мог представить тогда реальную картину. Подобные вещи никогда не случались с людьми его круга.

– У тебя что-нибудь сломано? – спросила Мэгги, протиснувшись мимо Чарлза и Гарри к плачущей девушке.

Нэн покачала головой, однако начала всхлипывать еще сильнее. Салли посмотрела на Чарлза с напряженным выражением лица.

– Что он здесь делает? – тихо сказала она, обращаясь к Мэгги.

– Он не причинит беспокойства, – кратко ответила Мэгги.

– Я не хочу видеть здесь постороннего человека! – воскликнула Нэн, прерывая начинающийся спор. – Просто не могу! – Затем она издала стон и снова разразилась слезами.

Маленькая девочка в конце кровати тоже начала плакать, при этом слегка похлопывая и укачивая младенца на руках в тщетной попытке успокоить его. Лицо Салли исказилось, и она, крепче обнимая Нэн, бросила на Гарри молчаливый, умоляющий взгляд.

Гарри взял Мэгги за локоть и потянул ее к двери. Искоса поглядывая на Чарлза, он сказал, понизив голос:

– Трое мордоворотов затащили Нэн на темную улочку так быстро, что никто не заметил. Там они опрокинули ее тележку, избили Нэн, а потом изнасиловали. Они сказали, что их послал Дэнни.

Мэгги незаметно стиснула руку Гарри, и Чарлз, несмотря на свою острую реакцию на слова молодого человека, не мог подавить тайного желания увидеть ее руку на своей руке, а не на рукаве потертого костюма этого юнца.

– Салли не хочет возвращаться в твою квартиру, – возбужденно продолжил Гарри. – Но я должен вернуться. Мне перестанут давать работу, если я исчезну на несколько дней. Я не могу позволить себе лишиться ее.

Лицо Мэгги побледнело в свете лампы. Она медленно кивнула.

– Придвигай стул к ручке двери, когда находишься дома. Будь осторожен. А Джайлсу скажи, если он придет к тебе, что я найду для него другое подходящее убежище.

– Хорошо, мамуля, – сказал Гарри и, с серьезным видом пожав Мэгги руку, выскользнул из комнаты.

– Мы останемся здесь, – заявила Салли, прижимая Нэн к своей худосочной груди.

Мэгги кивнула:

– Хорошо. Я тоже так считаю. Я пришлю к вам Джайлса, когда найду выход из создавшегося положения.

Салли печально засмеялась.

– Надеюсь, на этот раз твое решение будет лучше, чем предыдущая идея избежать Дэнни.

Казалось, Мэгги хотела сказать что-то в ответ, но потом только крепко сжала губы.

– Я хочу встретиться с ним.

На лице Салли отразился ужас, и даже Нэн перестала всхлипывать и подняла голову.

– Ты не сделаешь этого!

– Я должна, – резко ответила Мэгги. – Думаешь, мне нравится все это? Неужели ты не понимаешь? То, что случилось, является серьезным предупреждением для меня. – Она подавленно махнула рукой. – Если я не явлюсь к нему сейчас, завтра одна из вас может оказаться мертвой! И все из-за меня. – Мэгги потеряла контроль над собой. – Это моя вина. Вы считаете, что я из одной только доброты держу вас возле себя, однако не понимаете, чем это грозит. Находясь рядом со мной, вы подвергаетесь смертельной опасности. Вам следует держаться подальше от меня. Как можно дальше… – Мэгги умолкла и, на мгновение Чарлзу показалось, что она готова расплакаться.

Однако она проглотила подступивший к горлу ком, подошла к Нэн и, присев рядом с ней, поцеловала ее в лоб.

– Не беспокойся, детка, – сказала Мэгги так тихо, что Чарлз с трудом мог расслышать. – Я отомщу ему за тебя. Так или иначе, я отомщу ему.

Затем она встала и с каменным лицом вышла из комнаты.

Чарлз догнал ее уже на тротуаре. Мэгги обменялась несколькими словами с Джайлсом и зашагала по освещенной улице, удаляясь от кареты и избегая взгляда Чарлза. Он в три шага сократил дистанцию между ними и взял Мэгги за локоть.

– Что происходит? – резко спросил он.

Мэгги высвободила свою руку, украдкой взглянув на стайку проституток возле ярко освещенного фасада магазина.

– Не здесь, – тихо сказала она и зашагала еще быстрее, направляясь на юг.

Чарлз следовал за ней, с трудом сдерживая раздражение. Он не привык к такому обращению и не намеревался терпеть подобное поведение девчонки. Мэгги не сбавляла темпа, и он уже готов был схватить ее за руку, когда она нырнула в переулок и остановилась, прижавшись спиной к стене.

– Здесь слишком многие меня знают, – пояснила она.

– Что все-таки происходит? – повторил Чарлз, встав напротив нее и упершись руками в стену по обеим сторонам ее головы так, чтобы Мэгги не могла снова ускользнуть от него. Ему казалось, что он ступил в какой-то незнакомый, причудливый мир, где все известные ему ценности не имели значения, а поведение людей не подчинялось здравому смыслу. – Кто такой Дэнни, в самом деле? И какое отношение он имеет к тебе?

Мэгги напряглась так, что, казалось, ее хрупкое тело не способно выдержать напряжения бушующих в ней эмоций, а выражение лица сделалось жестким в свете уличного фонаря на углу:

– Вы видели, что произошло, сэр? Нэн сильно избили. И Джайлс достаточно ясно объяснил, кто такой Дэнни. Этот тип пока ничего не сделал со мной, и думаю… он и впредь не тронет меня.

Чарлз пристально посмотрел на нее, не удовлетворенный ответом.

– Тогда почему он расправился таким образом с Нэн?

Мэгги подняла подбородок:

– Потому что Дэнни не желает оставить меня в покое, а я стараюсь избегать его, ясно? Он не раз сообщал мне через посыльных, что хочет поговорить со мной, но я знаю, что встреча с ним не сулит ничего хорошего. – В ее голосе послышались горькие нотки. – Полагаю, расправой над Нэн он хотел дать мне понять, что отказ от разговора с ним приведет к еще более худшим последствиям.

У Чарлза возникло неприятное чувство, словно он влип во что-то гадкое, не поддающееся пониманию и контролю.

– Почему этот Дэнни хочет поговорить с тобой?

– Потому что я внушающая уважение личность, помогавшая многим людям в течение нескольких лет, – насмешливо сказала Мэгги. – И к тому же однажды я спасла ему жизнь. Полагаю, он таким необычным образом хочет выразить свою благодарность.

Как ни странно, но Чарлз счел последнее высказывание более правдоподобным, чем предыдущее. Спасла ему жизнь? Как? Когда? Вместо этого он спросил:

– И долго тебе приходится избегать этого типа?

– Две с половиной недели, – ответила Мэгги слегка обиженным тоном.

– Значит, две с половиной недели ты избегала встречи с ним, а теперь намерена пойти к нему и сказать, что передумала и готова поговорить? – скептически заметил Чарлз. – И он, побеседовав с тобой, позволит тебе спокойно вернуться назад. Ты этого ожидаешь?

– Да, что-то вроде того, – сказала Мэгги и отвела глаза.

Чарлз пристально посмотрел на нее. Он не собирался участвовать в ее делах. Он хотел только, чтобы она в течение нескольких месяцев старательно постигала светские манеры и образ жизни без каких-либо перерывов и сложностей. И конечно, у него не было никакого желания связываться с криминалом. Он ничего не должен этой девушке. Надо бы просто повернуться и уйти прямо сейчас, сказав ей, что аннулирует их сделку, что не согласен принимать участие в ее разборках с жуликами и вымогателями. Эта девушка была для него не более чем средством выиграть пари. Он мог бы легко найти какую-нибудь другую, более подходящую, однако излишнее честолюбие заставило его выбрать женщину из самых низов, чтобы за несколько не ель поднять ее на должную высоту. Было бы лучше найти дочь какого-нибудь лавочника или мясника.

Эти мысли крутились в голове Чарлза, однако он не мог заставить себя поверить в их искренность. В его памяти запечатлелась сцена, когда Мэгги утешала Нэн со сдержанным неистовством; он помнил также вкус ее губ и жар ее тела; помнил, как удивлялся страсти, скрытой в этой женщине, которая казалась такой опытной и в то же время юной и хрупкой, как пробившийся среди каменной мостовой цветок, который легко раздавить небрежным или злобным каблуком. Похоже, Мэгги сознавала свою слабость… но что с этим поделаешь? Внезапно Чарлз подумал о ее судьбе, и ему стало немного не по себе. Ведь не она выбирала место, куда должно было упасть семя будущего цветка. Ей оставалось только или бороться что есть силы за выживание, или отказаться от борьбы и ждать преждевременной смерти. Но она не из тех, кто легко сдается.

Наоборот, она не только боролась за выживание, но старалась раскинуть свои скудные листочки, чтобы защитить другие ростки, еще более нежные, чем она.

– Ты была бы готова поменяться местами с Нэн, чтобы уберечь ее от насилия, не так ли? – спросил Чарлз в продолжение своей мысли.

Казалось, этот вопрос удивил Мэгги, и жесткое выражение ее лица сменилось на трогательно мягкое и уязвимое. Она заморгала и сказала так, будто это все объясняет:

– Ведь она одна из моих подопечных.

– Подопечных?

– То есть детей. – Ее пальцы непроизвольно захватили в горсть и сжали материал юбки. – Все они – моя семья, и я забочусь о них.

– Они твои дети? – с недоверием повторил Чарлз. – И этот высокий, рыжеволосый паренек…

– Фрэнки, – подсказала Мэгги.

– Его ты тоже считаешь своим ребенком?

– О, вы же понимаете, какой смысл я вкладываю в это слово, – сказала Мэгги с некоторой резкостью. – Конечно, я для него не настоящая мать, но тем не менее он один из моих подопечных, и я забочусь о нем, насколько он позволяет мне делать это. Все эти ребята для меня главное в жизни, понимаете? Это как… – казалось, на нее вдруг снизошло вдохновение, – как проявление благородства. Для вас, джентльменов, это понятие является всеобъемлющим, а для таких, как я, благородство проявляется в малом: например, в том, чтобы заботиться о слабых и беззащитных. Но оттого, что мое благородство распространяется не на все сферы жизни, оно не менее важно.

Эти слова подействовали на Чарлза как удар плети. Открывшаяся правда шокировала его: эта женщина с улицы имела понятие о благородстве гораздо большее, чем он. «Вот что главное в жизни, Милли, – с горечью подумал он. – Мы можем только надеяться сравниться в благородстве с этой девушкой».

– Позволь, я вызову карету, – сказал Чарлз. – Я поеду с тобой к этому Дэнни, а потом отвезу тебя назад в Челси. Это займет чуть более получаса.

Мэгги покачала головой:

– Он отъявленный подонок, сэр. Вы не знаете таких людей. Если вы приедете со мной, он мгновенно перережет вам горло…

– Я пэр Англии, – возразил Чарлз.

Мэгги выглядела явно раздраженной.

– И что это даст вам, если вы окажетесь на дне Темзы? Дэнни едва ли поймают и повесят. Вы будете мертвы, а Дэнни продолжит разгуливать на свободе, как вольная птичка.

– А что будет с тобой, если ты приедешь к нему одна? – Чарлз заметил, что Мэгги отнеслась совершенно спокойно к такому сценарию.

– Со мной будет все в порядке, – ответила она с некоторым сомнением. – Я знаю Дэнни. Он мне ничего не сделает. Он в долгу передо мной.

– Почему ты уверена, что он не бросит тебя в Темзу? – спросил Чарлз.

– Потому что я нужна ему, иначе он не стал бы разговаривать со мной, – сказала Мэгги.

Она оттолкнулась от стены, но Чарлз не двинулся с места, и она наткнулась на его грудь. Его тело мгновенно отреагировало, напрягшись в предвкушении.

Она была такой маленькой, такой трогательной и такой теплой, вызывающей у мужчины потребность защитить ее…

– Вы очень добры, сэр, – тихо сказала Мэгги, прильнув к нему. Казалось, в ее увлажнившихся глазах отражалось желание, которое возникло между ними. – Очень добры.

Затем она приподнялась на цыпочки и, не обращая внимания на проходивших мимо людей, прижалась губами к его губам.

Ее поцелуй был горячим и настоятельным. Чарлз инстинктивно ответил на него и прижал Мэгги к себе, испытывая напряжение в паху. Через некоторое время она отступила, покинув его объятия, и посмотрела на Чарлза наполовину опечаленным, наполовину насмешливым взглядом.

– Я не могу допустить, чтобы вы совершили ошибку, – сказала Мэгги и, повернувшись, зашагала по улочке.

Какое-то мгновение Чарлз, ничего не соображая, смотрел ей вслед. Потом вдруг понял: она поцеловала его только для того, чтобы отвлечь и получить возможность уйти. Она, конечно, отправилась на встречу с Дэнни, а потом… что будет потом? Вернется ли она к нему? Или он в последний раз ощутил вкус ее губ, последний раз прикасался к ее телу…

– Проклятие! – прорычал он и бросился вслед за Мэгги, стуча каблуками по тротуару.

Дистанция между ними довольно быстро сокращалась, но тут Мэгги проворно шмыгнула за угол, а Чарлз по инерции неуклюже пробежал дальше, поскольку его более массивное тело не позволило изменить направление так же легко, как это сделала она. К тому времени когда Чарлз снова набрал скорость, Мэгги уже оторвалась от преследования на значительное расстояние. Видимо, она учла этот недостаток Чарлза, так как начала петлять среди темных улочек, протискиваясь между домов, ныряя в темноту садов, перелезая через заборы и перепрыгивая через кучи отбросов, которые, казалось, намеренно путались под ногами Чарлза. Он с трудом поспевал за ней, так как она была более легкой и гибкой. Перевалившись через очередную кирпичную стену – к удивлению семьи, собравшейся в садике на заднем дворе, – он подумал, как часто приходилось Мэгги убегать от мужчин подобным образом и что было бы, если бы однажды она не смогла увернуться.

Чарлз свернул за угол и заметил мелькнувшую в переулке юбку, но когда подбежал туда, Мэгги бесследно исчезла. Он бросился к следующему перекрестку и огляделся. Мэгги нигде не было видно. Когда его дыхание постепенно восстановилось, он вдруг осознал, что не представляет, где находится.

– Извините, папаша, – раздался позади тонкий голосок. Чарлз повернулся и увидел Джайлса, который выжидательно улыбался, неестественно сверкая зубами в темноте. – Мэгги приказала мне следовать за вами на всякий случай. Боже мой, я видел, как вы лизались там в переулке! – В его голосе явно чувствовалось восхищение, а Чарлз ощутил неловкость и раздражение в связи с тем, что поцелуй Мэгги привлек зрителей. – Как бы то ни было, но вы, наверное, хотите вернуться в тот непристойный дом?

– Я хочу быть там, куда направилась мисс Кинг, – проворчал Чарлз, испытывая еще большее раздражение.

Присутствие здесь Джайлса означало, что Мэгги не просто обманула его, но готовилась к этому заранее. Что ж, пусть он не так сведущ в надувательстве, как она, но он знает другие способы достижения поставленной цели.

– Не делайте этого, – серьезно сказал мальчик, двинувшись в обратном направлении. – Я получил приказ.

– Я дам тебе еще один шиллинг, – предложил Чарлз.

Мальчик бросил на него уничтожающий взгляд:

– За шиллинг я не могу ослушаться Мэгги ради человека, которого едва знаю.

Чарлз понял намек.

– А за фунт?

– Вот это другой разговор! – Мальчик просиял. – Давайте вернемся к вашей карете, и тогда я укажу вам дорогу. Только вы должны дать слово джентльмена, что не броситесь вслед за Мэгги, а подождете ее снаружи. Она ужасно разозлится, если у нее из-за вас возникнут проблемы и ей придется спасать вашу шкуру.

– Хорошо, – согласился Чарлз. – Даю слово. – Он двинулся вслед за мальчиком, надеясь, что не совершает самую большую в жизни ошибку.


Уверенная, что лорд Эджингтон заблудился в лабиринте темных улочек и отстал по меньшей мере на полмили, Мэгги замедлила шаг, приближаясь к району Севен-Дайалс. Она оставалась незаметной среди торговцев, ремесленников и рабочих. Ее маленькая тонкая фигурка в сером полушерстяном платье, которое очень подходило для этой части города, не привлекала внимания. Уличные фонари здесь отстояли друг от друга на значительном расстоянии, и их света было недостаточно для того, чтобы отчетливо различать предметы, несмотря на ясное ночное небо.

Мэгги ощущала холод, но старалась игнорировать его, как делала это в течение многих лет, когда единственной ее одеждой было тонкое платье из хлопка да три нижние юбки. Она росла слабой и уязвимой, но сейчас проявление слабости было недопустимо. Она пожалела, что не взяла с собой револьвер.

Мэгги шла по улочкам к известному ей месту, которое она не хотела бы видеть опять. Она хорошо помнила, где находится воровской притон, хотя не была там с тех пор, как покончила с прежней жизнью. Дэнни являлся пятым или шестым главарем этой банды.

Мэгги заметила знакомый проулок, который в большей степени был похож на дыру между двумя домами, не соприкасавшимися друг с другом. Она скользнула в проход, который вел в темный двор, окруженный обшарпанными домами. Тут и там в дверных проемах сидели развалясь мужчины и женщины – люди Дэнни. Иные расположились на ступеньках крыльца или свешивались из окон, чтобы поговорить с собравшимися внизу.

Сквозь выбитые окна во двор проникал свет фонаря, в большей степени сгущая тени, чем освещая дорогу Мэгги. В дальнем конце двора один из домов имел вывеску, краска которой выцвела и облупилась, и теперь трудно было определить, что на ней написано. Однако в Севен-Дайалсе никто не нуждался в вывеске, так как все знали, что эта пивная – притон Дэнни. Мэгги направилась туда – назад пути не было.

Ночь была не по сезону ясной, и Мэгги пожалела об отсутствии тумана, который мог бы сделать ее менее заметной. А сейчас на нее устремились десятки глаз – одни были на виду, другие скрыты от ее взора.

Некоторые женщины, маячившие в проемах дверей, смотрели на Мэгги с нескрываемой враждебностью, тогда как другие пытались привлечь внимание грязных, оборванных мужчин, стоявших отдельными группами по всему двору. Среди женщин были довольно хорошенькие, но большинство представляло собой потасканных, измученных особ, которые в молодости промышляли возле Хеймаркета, а теперь стали слишком старыми и поблекшими, чтобы привлечь молодых румяных щеголей или флегматичных банкиров. К тому же они оказались непредусмотрительными или им просто не повезло, чтобы заработать достаточно денег и сделаться хозяйками собственных борделей.

– Не вздумай пристроиться здесь! – прорычала одна из женщин с грязного крыльца. – Нас тут и так полно.

Мэгги пожала плечами и, не останавливаясь, ответила:

– У меня дела с Дэнни.

– Ого! И кто же ты такая? – спросила женщина, изобразив фальшивую улыбку и обнажив ряд почерневших зубов, некоторые из которых вообще отсутствовали.

– Мэгги с Кинг-стрит, – сказал Мэгги, повысив голос так, чтобы этот разговор был слышен во всем дворе. Чем больше людей узнают, что она встречается с Дэнни, тем лучше, даже если они работают на него.

Улыбка женщины мгновенно исчезла, а из окон тут же высунулись головы мужчин и женщин с бледными лицами. По двору пронесся шепот, словно рябь по поверхности пруда.

– Дэнни снова заполучил Мэгги с Кинг-стрит?

– Мэгги Кинг присоединится к нему!

– Мэгги Кинг опять вступила в игру!

Она не обращала на это внимания, испытывая, однако, некоторое удовлетворение от своей дурной славы. «Мэгги Кинг, потрясающе талантливая воровка, однажды вечером пошла на дело с Джонни, а вернулась одна. Потом, вместо того чтобы по праву занять его место, забрала своих друзей и покинула территорию, оставив ее этому выскочке Дэнни, который выдвинулся только благодаря ей» – подобные легенды распространялись на улицах.

Мэгги достигла входа в пивную и остановилась, взявшись за дверную ручку. Сквозь толстую дубовую дверь донесся взрыв хохота. Слишком поздно поворачивать назад. Мэгги сосредоточилась, открыла дверь и замерла на пороге.

В помещении пивной было ненамного светлее, чем во дворе. В камине тлели угли, и к потолку поднимались клубы дыма. Двое мужчин подняли головы при ее появлении, а женщина, сидевшая на коленях у одного из них, бросила на нее предостерегающий взгляд. Мэгги проигнорировала всех троих и двинулась вперед.

На ее плечо опустилась тяжелая рука, и Мэгги похолодела. Видимо, этот мужчина стоял за дверью.

– Мэгги с Кинг-стрит, – тихо прозвучал низкий голос, слегка искаженный спиртным.

– Да, – ответила Мэгги.

– Дэнни ждет тебя.

– Я знаю, – сказала Мэгги спокойным ясным голосом.

– Иди со мной. – Рука на плече подтолкнула ее вперед.

Мэгги не стала сопротивляться. Они пересекли общую комнату, сопровождаемые несколькими равнодушными взглядами, и мужчина направил ее к лестнице. На первой ступеньке Мэгги вдруг резко уперлась, и ее неожиданное сопротивление заставило мужчину позади на мгновение остановиться.

– Я могу и сама подняться, – заявила она. Это был явный вызов, хотя и незначительный. Рискованный поступок, но иначе нельзя. Она давно усвоила, что если настоять на своем в малом и ей уступят, то потом можно требовать большего.

На мгновение рука мужчины стиснула ее плечо. Затем, как будто передумав, он проворчал что-то и отпустил ее.

Она продолжила подниматься по лестнице.

На площадке первого этажа мужчина опять схватил Мэгги за плечо и подтолкнул в коридор. Там он остановился и, прежде чем она успела среагировать, начал быстро ощупывать сзади ее руки, спину, ягодицы и ноги. Потом развернул лицом к себе.

– Что ты делаешь, чертов ублюдок?! – прорычала Мэгги и, отшатнувшись, ударила его по рукам.

Мужчина схватил ее, игнорируя шлепок, и с полным безразличием повторил процедуру теперь уже спереди.

– Мистер О’Салливан не хочет никаких сюрпризов, – стоически произнес громила.

– У меня под платьем нет ни пистолета, ни ножа, если ты ищешь именно это, – резко сказала Мэгги, отступая назад, как только он отпустил ее. Теперь она была рада, что забыла револьвер.

Мужчина хмыкнул и кивнул в сторону ближайшей двери:

– Мистер О’Салливан ждет тебя.

Мэгги бросила на него презрительный взгляд и двинулась вперед с гулко бьющимся сердцем. Ее пальцы коснулись ручки двери. Как только она откроет эту дверь, она окажется во власти Дэнни.

Черт возьми! Зачем обманывать себя? Она оказалась во власти Дэнни в тот самый день, когда он послал своих людей расправиться с Нэн. Мэгги открыла дверь и вошла внутрь.

В глаза ей ударил яркий свет. Мэгги заморгала, наполовину ослепленная. Газовые светильники располагались по всему периметру комнаты, и, кроме того, на столе в центре светили бледным пламенем еще несколько ламп. «Неужели в Холи-Ленд провели газ? – подумала Мэгги. – Сколько же денег у Дэнни?» Постепенно ее слезящиеся глаза привыкли к свету и сфокусировались на фигуре, стоявшей между двумя зашторенными окнами у дальней стены. Единственный голубой глаз Дэнни, как всегда, моргал, прилизанные светлые волосы блестели, пышные усы были кичливо нафабрены.

Если она сейчас бросится вперед и врежется в него, то из-за ее небольшого веса он только качнется назад на своих каблуках и придет в ярость… или, еще хуже, посмеется над ней.

Она осталась стоять на месте.

– Мэгги, дорогая моя девочка! – сказал Дэнни, широко разведя руки в стороны, словно хотел обнять ее.

– Дэнни, – сдержанно ответила Мэгги, не двинувшись с места. – Если у тебя есть какие-то претензии, то имей дело со мной. Оставь моих друзей в покое.

– О, Мэгги, лапушка! – сказал он с явным сожалением и опустил руки. – У меня нет к тебе никаких претензий.

Она смотрела на него с каменным выражением лица. Он говорил с нарочитым ирландским акцентом – слишком нарочитым. Мэгги ни разу не встречала истинного ирландца, который, не скупясь, употреблял бы такие льстивые выражения в своей речи. «Кто такой Дэнни на самом деле? – подумала она уже не в первый раз. – И кем он был до появления в Лондоне шесть лет назад со своей таинственной повязкой на глазу и еще более таинственным бездонным кошельком?»

– Я просто хочу дружить с тобой, – продолжил Дэнни. – Не понимаю, почему ты создаешь излишние трудности в общении с тобой. Я неоднократно просил тебя прийти и поговорить со мной, а ты все время отказывалась. – Он склонил голову набок, изображая сожаление, отчего внутри у Мэгги все сжалось. – Что мне оставалось делать? Я вынужден был каким-то образом заставить тебя уделить мне внимание.

– Слушаю тебя, Дэнни, – сказала Мэгги. – Но если ты опять тронешь кого-нибудь из моих друзей, я навсегда сделаюсь глухой к твоим просьбам.

Дэнни расхохотался, как будто она произнесла какую-то похабную шутку, и плюхнулся на единственный стул позади стола.

– Мэгги, девочка моя, теперь я понимаю, почему так люблю тебя.

Мэгги только фыркнула.

– Я всего лишь хочу поговорить с тобой, – продолжил Дэнни на этот раз с грустным оттенком в голосе. – Будь уверена. Я обещал, что дам тебе знать, когда мой долг будет оплачен сполна. Так вот, это произошло две недели назад.

– Я не вернусь к прежней жизни, – решительно сказала Мэгги. – И к тому же я уже не владею прежним мастерством.

– Мне это известно. Оно, конечно, утрачено. – Он печально покачал головой. – Но ты снова овладеешь им достаточно скоро.

– Я покончила с прежней жизнью, – резко сказала Мэгги, хотя понимала, что бесполезно его убеждать.

Дэнни подался вперед:

– Не забывай, Мэгги, что ты из Холи-Ленда, а Холи-Ленд принадлежит мне. Это значит, что ты моя и будешь делать то, что я скажу. А я говорю, ты должна заняться прежним ремеслом. Я знаю, где ты живешь в Челси, Мэгги. Знаю, в какой комнате ты спишь. Знаю также, что твои друзья находятся у старой Бесс Шиптон, содержательницы борделя. Им грозит опасность, если ты не будешь подчиняться мне.

Мэгги смотрела на Дэнни, оцепенев от страха. Она ничего не могла поделать. Тем не менее высоко подняла подбородок.

– Чего ты хочешь от меня?

– В данный момент? Ничего. – Он улыбнулся, сверкнув белыми зубами под нафабренными усами. – Сейчас ты находишься там, где мне надо. Будь по-прежнему хорошей ученицей у нашего дорогого барона. Когда мне потребуется что-то от тебя, я дам тебе знать, и ты не сможешь проигнорировать мое сообщение, будь уверена.

– Не трогай их, Дэнни, – сказала Мэгги сдавленным голосом.

– Будь хорошей девочкой, – ответил он улыбаясь, – и не заставляй меня уговаривать тебя.

Дэнни резко постучал костяшками пальцев по столу, дверь открылась, и появился громила. Мэгги поняла, что разговор окончен. Она протиснулась мимо грузного мужчины, едва видя его. Коридор показался ей совершенно темным после ярко освещенной комнаты, но Мэгги, запинаясь, двинулась в темноте к лестнице и начала на ощупь спускаться вниз. К тому времени, когда она достигла бара, ее глаза достаточно привыкли к новому освещению, чтобы она могла доверять своему зрению. Мэгги пересекла комнату, толчком открыла дверь во двор и побежала.

«Бежать, бежать, бежать как можно скорее». Ее ноги опережали мысли. Надо любой ценой освободиться от Дэнни. Уехать в Саутгемптон, в Лидс, в Америку или в Австралию, в конце концов. Надо убраться из Лондона как можно дальше, туда, где Дэнни не сможет найти ее. Однако Нэн, Фрэнки и Джайлс останутся, и Дэнни убьет их за ее побег. Она не сомневалась в этом. Она оказалась в ловушке, как муха в бутылке.

Мэгги тяжело дышала, но не обращала на это внимания и, нырнув в проем между домами, выскочила на улицу… где от резкого рывка едва не упала, когда чья-то рука схватила ее за предплечье.

Глава 7

Мэгги наткнулась на чью-то твердую грудь и, махнув рукой, попыталась ударить нападавшего. Однако удар не достиг цели, поскольку оказался слишком слабым.

– Мэгги.

Благородный голос произнес это имя, растягивая звуки на аристократический манер, чем поразил ее и удержал от следующего удара. Мужчина схватил Мэгги за запястье. В неясном свете она различила лицо с золотистыми глазами, широким лбом и твердым подбородком красивой формы.

– Лорд Эджингтон! – вырвалось у Мэгги. – Почему вы здесь? Вам… вам нельзя тут быть. Это небезопасно.

Чарлз не ослабил свой захват и потянул Мэгги за собой… к черной карете, которая стояла неподалеку. Как могла она не заметить ее? По спине Мэгги пробежал холодок. Она совсем ослепла от страха, ослепла и одурела, а на этих улицах в таком состоянии можно нарваться на большие неприятности.

– Если это опасно для меня, то, несомненно, должно быть опасно и для тебя. Садись в карету, – произнес Эджингтон ледяным голосом, и Мэгги с трудом подавила дрожь. Она обманула его… предала. Она думала, что после всего случившегося он умоет руки и она снова будет предоставлена самой себе. Но она ошиблась! Мэгги никак не могла предположить, что Эджингтон последует за ней в Севен-Дайалс. Почему он это сделал? Решил рассчитаться с ней за предательство?

Барон открыл дверцу кареты и толкнул Мэгги внутрь. Она едва удержалась на ногах, чтобы не удариться о скамью.

– Трогай! – крикнул Чарлз, с трудом сдерживая гнев.

Стивене исполнил приказание, и карета резко двинулась с места. Чарлз ухватился за специальный ремешок и свободной рукой захлопнул дверцу, а Мэгги, не ожидавшая толчка, упала на подушки.

Чарлз сел напротив, оставаясь внешне спокойным, хотя внутри у него все кипело от гнева. Сквозь окошки в карету проникал свет фонарей, и Чарлз наблюдал за Мэгги – она озиралась вокруг, но никого, кроме него, не видела.

– А где Джайлс? – спросила Мэгги.

– Я отослал его, – холодно сообщил Чарлз. – Он остался верен тебе. Правда, за фунт сообщил, где тебя искать, но при этом взял с меня слово, что я не пойду за тобой.

– И вы сдержали слово? – с насмешкой спросила Мэгги.

Осознав наглость своего вопроса, она отодвинулась в угол кареты, подальше от барона.

«У тебя есть все основания бояться меня после тою, что ты сделала», – с горечью подумал он. А вслух сказал:

– Конечно, нет. Ты выскочила на улицу как раз в тот момент, когда я собирался пойти за тобой.

– Но почему? – спросила Мэгги с явным изумлением.

– Потому что ты убежала, черт побери, – резко ответил Чарлз. – Мужчина не должен позволять леди… женщине посещать одной опасные места, если, конечно, ему известно о ее намерениях. Он обязан остановить ее или сопровождать.

Мэгги покачала головой.

– Да вы просто безумец! – воскликнула она. Чарлз сжал зубы и старался говорить спокойно:

– Ты призналась, что твое благородство заключается в защите своих… подопечных. Так вот, мое благородство состоит в том же.

«Или по крайней мере должно проявляться в этом», – мысленно добавил он.

Чарлз вспомнил, как смотрел на узкую улочку, которая вела во двор Дэнни О’Салливана, и размышлял, надо ли идти туда, правильный ли это поступок, или глупо рисковать своей жизнью ради этой девчонки. В тот момент и выскочила Мэгги, прервав его размышления. Поначалу ему хотелось встряхнуть ее как следует, влепить пощечину, прижать к себе, поцеловать… Но он не сделал ничего такого и сейчас не был уверен, стоило ли поступить так.

Мэгги смотрела на Чарлза с недоумением.

– Я же говорила, что сюда слишком опасно приходить.

– Если бы ты не улизнула от меня, я не стал бы гнаться за тобой, – ответил Чарлз ровным тоном. – Я бы вызвал пару лакеев и послал их вместе с тобой.

– Пару? А как насчет нескольких дюжин? Так было бы намного лучше: вместо одного убийства началась бы настоящая война. Этот двор полон людей Дэнни! – Мэгги раздраженно вздохнула и упрямо вскинула подбородок. – И я не обязана делать все, что вы говорите, сэр. Я не принадлежу вам.

– Но я купил твое время… полностью… за два фунта в неделю, – напомнил Чарлз, сузив глаза.

Казалось, эти слова сокрушили ее. Мэгги обхватила себя руками, и в ее внешности с особой ясностью проявилось то, что всегда было присуще ей и что невозможно было скрыть: она выглядела маленькой, хрупкой, беззащитной девочкой.

– Наш договор расторгнут. Я хочу покинуть Англию. Я не могу оставаться здесь.

– Из-за Дэнни? – заключил Чарлз.

В глазах Мэгги отразилось прежнее воодушевление.

– Я тут подумала: а почему бы мне не отправиться в путешествие? В Австралию, например.

– Нет, – решительно сказал Чарлз.

Здравый смысл подсказывал ему, что не нужно связываться с этой женщиной, однако вопреки рассудку Чарлз не мог оставить Мэгги с ее темным прошлым. Он не мог преодолеть потребность встать между ней и окружавшим ее миром, и если уж решился на это, то должен идти до конца.

– Что – нет? – Мэгги посмотрела на него с удивлением.

– Нет, – повторил Чарлз. – Мы обратимся в Скотленд-Ярд.

Мэгги саркастически улыбнулась:

– Полицейские знают о Дэнни. Думаете, это волнует их? Они ловят мелких карманников и прочую шушеру, а бандиты, которые контролируют половину города, не интересуют высокопоставленных шишек!

– А меня, например, интересуют, – резко сказал Чарлз. Он был очень уязвлен.

– Вас одного недостаточно. Конечно, вы важная птица, но вы едва ли сможете повлиять на полицейских, – возразила Мэгги.

– И все же ты не должна уезжать, – настоятельно сказал Чарлз. По крайней мере он ясно понимал мотив своего вмешательства. В данном случае речь шла не о безрассудной храбрости, а лишь об издержках, избежать которые будет довольно тяжело, но он привык преодолевать трудности. – Если нет смысла обращаться в полицию, мы не пойдем туда, хотя я считаю, что было бы неплохо направить в Скотленд-Ярд соответствующее заявление. – Чарлз проигнорировал скептическое фырканье Мэгги. – Так или иначе, полиция должна отреагировать на него, поскольку ты являешься моей наемной работницей. В таком случае если кто-то угрожает тебе, то это значит, что он угрожает и мне, и если потребуется вооруженная охрана в моем доме в Челси, я добьюсь этого. Нельзя допустить, чтобы Дэнни имел власть над тобой только потому, что я отказался исполнить свой долг и предоставить убежище тому, кто находится под моим покровительством.

На мгновение брови Мэгги напряженно сошлись на переносице.

– Так вами руководит обычное самолюбие? – спросила она. – Простите, но я не намерена умирать из-за вашего самолюбия.

Терпению Чарлза пришел конец.

– Помолчи хотя бы минуту, – сказал он с раздражением. – Я стараюсь решить твою проблему, – продолжил он, не обращая внимания на то, что Мэгги, пораженная его вспышкой, отпрянула назад, – а ты тарахтишь без умолку. Ты не задумываешься над тем, что мне было бы гораздо проще бросить тебя со всеми твоими делами и забыть о затратах на этот проклятый гардероб мадам Рошель? Впервые в жизни я пытаюсь сделать то, что велит мне долг чести. Так почему же ты создаешь излишние трудности? И, видит Бог, с одной стороны, я хочу бросить тебя, с другой – оставить при себе по причине довольно эгоистичной.

С этими словами, ослепленный гневом и желанием, он подался вперед, схватил Мэгги, усадив к себе на колени, и поцеловал. Она не ожидала такого поворота событий, но через мгновение со стоном отчаяния ответила на его поцелуй. Ее губы, такие мягкие, такие горячие, опалили огнем Чарлза, и у него едва не закружилась голова от близости Мэгги. Она прижалась к нему всем телом, и он с наслаждением вдыхал аромат, исходивший от ее волос, – теперь они пахли не щелоком, а цветочным французским мылом. И этот чувственный запах пьянил Чарлза.

Пальцы начали судорожно расстегивать пуговицы ее корсажа.

– Я хочу тебя, – хрипло сказал Чарлз. – Как порядочный, честный человек, я должен защищать тебя. Однако боюсь, что делаю это только потому, что хочу обладать тобой, и это желание – сильнее меня, поскольку ты даже не нравишься мне. Как я мог связаться с тобой? Я едва тебя знаю. Ты лживая, но смелая девица, бесстыжая обманщица и в то же время удивительно благородная. Все эти противоречивые качества не укладываются у меня в голове, но я не могу осуждать тебя. А когда ты убежала, меня охватило отчаяние при мысли, что я больше не увижу тебя.

Когда платье было наполовину расстегнуто, Чарлз просунул руку под корсаж. Грудь Мэгги была горячей, и Чарлз ощутил, как сосок мгновенно напрягся и стал твердым. Чарлз покатал его между пальцев, и Мэгги застонала. Барон тоже испытал чувственное удовольствие и снова поцеловал Мэгги, а она затрепетала под его рукой, ласкающей ее грудь.

Затем Чарлз коснулся ее лодыжки и начал продвигаться вверх по ноге под смятыми юбками. Кожа Мэгги была гладкой, мягкой и удивительно нежной…

Когда Чарлз приблизился к ее лону, дыхание Мэгги участилось, и она почти до боли сжала его плечи. Пальцы Чарлза коснулись завитков волос и нащупали нежный, увлажнившийся от страстного желания бутон. Чарлз погрузил палец в ее лоно а Мэгги, судорожно втянув воздух, еще сильнее прижалась к Чарлзу. Она желала его так же отчаянно и безумно, как он ее.

– Скажи, что ты останешься, – потребовал он, беззастенчиво пользуясь тем, что она изнемогала от страсти.

– Нет! – задыхаясь, ответила Мэгги.

Он просунул второй палец, и горячая влага, наполнявшая Мэгги, едва не лишила его самообладания.

– Скажи, – хрипло повторил он.

– Нет!

Чарлз воспользовался третьим пальцем. Мэгги смотрела на него невидящим взором.

– Скажи!

– Нет!

Он начал двигать пальцами внутри ее, а Мэгги покачивалась в такт его движениям, постанывая от удовольствия, но при этом настойчиво твердила:

– Нет, нет, нет…

Чарлз желал ее. Просто нуждался в ней! Он не мог больше ждать и, высвободив руку, поспешно расстегнул пуговицы брюк, чтобы вытащить набухшую плоть. Мэгги должна согласиться с ним – он заставит ее согласиться. Он не собирался уклоняться от своего долга и исполнит его, используя любые доводы.

– Скажи мне, что останешься, – повторил Чарлз гортанным голосом.

– Нет, – ответила Мэгги задыхаясь.

Он с силой вошел в нее, его набухшая плоть мягко скользнула в горячую глубину. Мэгги вскрикнула и застонала. Чарлз попытался начать двигаться, но в таком положении делать это было крайне неудобно. Он вышел из нее и повернул Мэгги так, что она легла спиной на подушки, а сам встал перед ней на колени.

– Не останавливайся, – взмолилась Мэгги, обхватывая его бедрами. Чарлз и не думал останавливаться, горя от страсти. Он снова вошел в нее, и она со стоном выгнулась навстречу, сжимая его плечи и теснее прижимая к себе.

Чарлз погружался в Мэгги снова и снова, чувствуя, как нарастает внутри горячая волна и кровь шумит в ушах. Вскоре он ощутил ее оргазм и ритмичные сокращения мышц вокруг его плоти, отчего разрядился вслед за ней, едва дыша и почти теряя сознание. Все кончилось, и Мэгги, задыхаясь, опустилась на подушки. Чарлз встал и поправил свою одежду с прежним холодным достоинством. Мэгги не двигалась, лежа там, где он оставил ее, со смятыми юбками на бедрах и широко раскрытыми глазами, устремленными в темноту.

Чарлз посмотрел на нее, утомленную и прекрасную.

– Ты останешься в моем доме в Челси. – Эти слова Чарлз намеревался произнести холодным тоном, но они прозвучали хрипло, словно застревая в горле.

Мэгги покачала головой, неподвижно глядя в потолок.

– Я не могу. Дэнни сказал, что я должна быть с вами.

– Не понимаю, – удивился Чарлз, и временно затихшее расстройство вновь начало медленно оживать.

– Если он хочет, чтобы я была с вами, значит, это небезопасно, – сказала она. – У него есть какой-то гнусный замысел в отношении вас и связанный со мной, поэтому я должна уехать подальше.

Чарлз нахмурился:

– Почему он хочет, чтобы ты находилась под моим покровительством? Этот человек блефует. Он просто пытается запугать тебя.

– Да, и он добился своего. – Мэгги произнесла это спокойным, обыденным тоном, заставив Чарлза похолодеть.

– Он намеренно третирует тебя, – сказал он, стараясь придать своему умеренному тону убедительность, хотя на самом деле испытывал желание приказать ей поступать так, как он считает наиболее правильным. – Ты действительно думаешь, что тебе безопаснее находиться в каком-то другом месте, вдали от меня? – Чарлз кивнул на окно кареты.

Мэгги медленно подняла голову, а затем села.

– Я не думаю, что буду в безопасности где-либо.

– Но если это так, то не лучше ли оставаться в комфортных условиях? – продолжал настаивать Чарлз. Он непроизвольно протянул к Мэгги руки, но когда коснулся ее, она напряглась.

Молчаливо извиняясь за свою реакцию, Мэгги закусила губу и дотронулась до его предплечья.

– Я тоже так думаю.

– Я приставлю к тебе охрану, – повторил Чарлз, накрывая ее руку своей ладонью. – Оставайся в моем доме, и ты будешь в безопасности.

– А как же мои ребята? – Мэгги посмотрела ему в лицо. – Вы хотите нести ответственность за меня, а я отвечаю за них.

– Кажется, ты говорила, что Нэн и Салли могли бы стать служанками в доме в Челси, не так ли? – спросил Чарлз, чувствуя, что нашел аргумент, который может заставить Мэгги согласиться с его планом.

– А как быть с Молл и Джо, не говоря уже о Гарри, Фрэнки и Джайлсе? – Мэгги опять нахмурилась.

– Э-э… мой адвокат заинтересован в подготовке молодых перспективных клерков, – сказал Чарлз с внезапным вдохновением. – Они изучают правоведение, находятся в его доме и сидят за его столом. Для Дэнни твой переписчик бумаг просто исчезнет, и если Гарри окажется достаточно прилежным и сообразительным, он сможет в будущем сделать карьеру, когда все проблемы останутся позади.

На лице Мэгги расцвела улыбка, и Чарлз понял, что в ее душе зародилась надежда.

– Вы действительно сделаете это? – прошептала она, словно молитву.

– Почему бы нет? – Чарлз пожал плечами. – Разумеется, я не могу твердо обещать, что все будет именно так, как я сказал, – это зависит и от самого молодого человека. У моего адвоката несколько странная манера вести бизнес: он не стремится связываться с богатыми людьми, выкладывающими значительные суммы за обучение их отпрысков, и предпочитает бесплатно обучать талантливых юношей, дальнейший успех которых на адвокатском поприще является для него лучшей наградой. Он говорит, что при таком подходе испытывает удовлетворение и не имеет никаких неприятностей.

– Значит, вы считаете, что адвокат может взять Гарри на испытание? Об этом я даже не могла мечтать! Благодарю вас, – сказала Мэгги, и на мгновение Чарлзу показалось, что на глазах ее блеснули слезы.

– Что касается Джайлса, я уверен, за городом найдется закрытая, малоизвестная школа, которая могла бы принять его для нравственного и интеллектуального совершенствования в течение одного или двух семестров, – продолжил Чарлз оживленно, испытывая при этом некоторое смущение, оттого что стал свидетелем мимолетной слабости Мэгги. Он не раз видел плачущих женщин, но никогда не был свидетелем проявления чего-то глубоко личного и считал, что наблюдать это почти неприлично. – А для Фрэнки… э-э… какими талантами он обладает?

Мэгги усмехнулась:

– В основном как карточный шулер.

– Полагаю, он мог бы стать лакеем, – сказал Чарлз с некоторым сомнением. – В одном из поместий.

– А Молл и малыш Джо? – тихо спросила Мэгги. – Они должны быть при Нэн. Если бы Нэн работала приходящей поварихой, она могла бы возвращаться к ним домой, но если она будет постоянно жить в вашем доме…

– В таком случае дети тоже будут жить с ней, – сказал Чарлз, игнорируя возникшее внутреннее сопротивление, когда осознал, что приглашает целую группу людей, которым справедливо было бы наклеить ярлык «нежелательные», и они будут жить там, где он поселил женщину, неожиданно ставшую его любовницей.

Мэгги начала медленно застегивать пуговицы корсажа, неосознанно соблазняя Чарлза каждым движением. Он с трудом подавил желание притянуть ее к себе и снова поцеловать.

– Вы действительно намерены сделать все это? – спросила она. – Вы боитесь, что выглядите недостаточно благородным?

Чарлз грустно рассмеялся:

– Возможно, я делаю это только для того, чтобы убедить тебя остаться и снова заняться любовью со мной.

– Я не верю, – упрямо сказала Мэгги, тряхнув головой. – Вы хотите послать Джайлса в школу не для того, чтобы заставить меня остаться. Просто он должен находиться в безопасном месте. – Она немного помолчала, потом неуверенно спросила: – Почему вы не хотите признаться, что поступаете так из благородных побуждений?

– Потому что я хорошо знаю себя, – решительно сказал Чарлз. – И имя Эджингтон достаточно говорит, кто я такой и кем были мои предки.

Пальцы Мэгги задержались на последней пуговице у горла, и она опустила руку.

– И что же означает это имя? – спросила она мягко, словно боясь упрекнуть Чарлза, хотя ее одолевало любопытство.

– Неумеренное сибаритство, чувственную ненасытность, склонность к разврату. – Он криво усмехнулся. – Любая из этих характеристик подойдет по крайней мере к одному из моих предков.

Мэгги с озадаченным видом покачала головой:

– Но о вас сложилась иная репутация. Некоторые примадонны имели с вами так называемые амурные дела, однако никто из них не отзывался о вас плохо.

Чарлз усмехнулся:

– У них весьма примитивное представление о джентльменском поведении. Их вполне устраивает, что за ними ухаживают и дарят подарки. Они чрезвычайно довольны этим. Они не ждут ни уважения, ни верности и не питают никаких надежд на будущее.

– Так же, как и я, – сказала Мэгги, не сводя с него глаз.

Чарлз запустил пальцы в свои волосы.

– Разумеется, – согласился он с горькой усмешкой. – Знаешь, как я обнаружил неверность отца по отношению к моей матери? Мне было шесть лет, и конюх повел моего маленького толстого пони в Гайд-парк, когда я вдруг заметил отца в открытом двухколесном экипаже с хорошенькой женщиной. Я окликнул его, а он посмотрел на меня с каким-то странным выражением лица. Тогда я не понял, что оно означало, но эта странность запечатлелась в памяти. Когда же я стал взрослее, я осознал, что оно отражало чувство вины. Все это длилось одно мгновение, а потом он засмеялся и, подъехав ближе, представил меня своей подруге, мисс Доркас Першинг.

– Вы имеете в виду миссис Першинг? – спросила Мэгги с выражением изумления на лице.

– Именно ее. – Чарлз пожал плечами. – Она была четвертой или пятой обитательницей дома в Челси, а когда потеряла благосклонность отца, воспользовалась их длительными дружескими отношениями и заняла должность экономки, о чем я узнал значительно позже.

– Экономка, обслуживающая новых женщин бывшего любовника, – сказала Мэгги с еще большим изумлением.

Чарлз откинулся на подушки сиденья.

– Миссис… или, точнее, мисс Першинг всегда была весьма практичной особой. Я не думаю, что она любила моего отца, да и он любил только самого себя. – Чарлз вспомнил долгие дни жаркого лета и то, как он ждал встреч с доброй и ласковой мисс Першинг каждый раз, когда посещал Гайд-парк. – Она всегда покупала мне мороженое, и я считал ее сказочной феей или ангелом. Мой отец дарил мне всякие игрушки, ни в чем не отказывая будущему лорду Эджингтону, но ему никогда не приходило в голову, что мне больше всего нравилось лакомиться мороженым в парке.

В это время карета остановилась, и Чарлз увидел красный кирпичный фасад своего дома в Челси.

– Вот мы и прибыли, – сказала Мэгги неожиданно бодрым тоном. – Полагаю, мы еще увидимся когда-нибудь, если… если вы не захотите сейчас войти в дом? – В ее голосе прозвучали нотки надежды, отчего Чарлз почувствовал мучительное желание и в то же время радость.

Он взглянул на темную входную дверь. Сквозь фрамугу над ней проникал газовый свет. Виден был свет и в некоторых окнах между задвинутых штор, отчего дом выглядел ужасно консервативным и в то же время довольно уютным. Чарлз на мгновение представил, как предлагает Мэгги руку и ведет ее к этой двери, потом внутрь и наверх в ярко освещенную спальню… Однако его место было не в этом доме в Челси. Он имел другой дом, где его ждали привычные обязанности, которыми он временно пренебрег из-за сегодняшнего незапланированного путешествия.

Чарлз покачал головой:

– Нет. Меня дома ждет ужин, и, кроме того, я должен дать распоряжение слугам, чтобы они обеспечили охрану здесь. – Он протянул руку и открыл дверцу кареты. – Желаю доброй ночи.

Мэгги посмотрела на него долгим взглядом, потом кивнула и вышла из кареты.

– Значит, до завтра? – спросила она, и на этот раз в ее голосе не было скрытого желания.

– Конечно, – кивнул Чарлз.

Она улыбнулась ему мимолетной загадочной улыбкой, а затем закрыла дверцу кареты и поднялась по ступенькам крыльца ко входу. Чарлз подождал, пока не открылась входная дверь. Он увидел, как в проеме на фоне желтого света появился силуэт миссис Першинг, после чего дал команду Стивенсу возвращаться в Эджингтон-Мэнор.

Глава 8

Когда Чарлз прибыл в Эджингтон-Мэнор, дом выглядел призраком в свете луны. Из окна сестры пробивался слабый свет, но все остальное поместье было окутано тьмой. Чарлз вздохнул, вспомнив немой упрек матери в ответ на его поведение прошлым вечером. Он почти слышал ее голос, заявляющий, что она не станет больше ждать его к ужину. Непочтительный сын заслужил подобное отношение.

Чарлз открыл входную дверь и вошел в холл. Его встретила служанка.

В детстве этот дом при полном освещении казался Чарлзу дворцом, сделанным изо льда, и он почти убедил себя и сестру, что Эджингтон-Мэнор когда-то принадлежал прекрасной и ужасной Снежной королеве. Однако сейчас, когда мерцающее пламя единственной свечи освещало его путь, все величие дома было поглощено тьмой. Чарлз вдруг почувствовал одиночество, подобное тому, которое испытывает человек, заблудившийся в лабиринте.

Он свернул за угол. Дверь в комнату сестры была приоткрыта, и в коридор лился красноватый свет, который своим знакомым теплом развеял ощущение сказочности в окружающей обстановке. Чарлз с подозрением воспринял подразумеваемое приглашение со стороны Милли, помня их недавний разговор или, точнее, спор. У него возникло желание избежать встречи с сестрой. Но для этого пришлось бы вернуться на первый этаж, пройти через библиотеку и по черной лестнице подняться до своих апартаментов. Однако гордость не позволила Чарлзу согласиться на постыдное отступление, и он двинулся вперед по коридору.

Едва он поравнялся с дверным проемом, из комнаты раздался голос Милли:

– Наконец-то ты явился! Я давно жду тебя.

Подавив вздох, Чарлз переступил порог и вошел в спальню сестры.

– О, Чарлз, мне надо поговорить с тобой! – улыбнулась Милли. – Проходи и садись! Ты вечно заставляешь меня волноваться, когда задерживаешься.

Чарлз опустился на довольно неудобное, обшитое парчой канапе. Рядом на столике стояло накрытое салфеткой блюдо, и, подняв салфетку, Чарлз обнаружил на нем холодную говядину и золотистый пудинг. Это была его любимая с детства еда; сестра явно хотела к нему подольститься, что являлось тревожным знаком. Чарлз начал есть, в то время как Милли продолжала щебетать:

– Что ты сказал матери прошлым вечером? После разговора с тобой она ушла в свою комнату, заявив, что слишком расстроена и не способна вынести чье-либо общество. Из-за этого я вынуждена была пропустить чай у леди Мэри и леди Элизабет.

– А дома ты тоже не пила чай? – спросил Чарлз в надежде изменить направление разговора и выяснить, какую цель преследовала Милли, помимо простого любопытства.

– Как я могла? – возмутилась Милли. – Я же не могла всех бросить. У нас было пятьдесят человек… точнее, сорок восемь, не считая меня и мамы, и половина из них – джентльмены. Если бы ты не проигнорировал кузину Берил…

– Она выпила бы из нас всю кровь, как это обычно делают бедные родственники, – закончил за нее Чарлз.

Милли открыла рот, чтобы возразить, потом закрыла его и откинула назад прядь волос. «Всегда ли сестра такая неугомонная? – подумал Чарлз. – Она непрерывно чирикает, как посаженный в клетку зяблик, стараясь завладеть вниманием собеседника и при этом мало интересуясь его мнением». Впрочем, большинство женщин из его окружения имели такую же манеру вести беседу. При этом умудренные опытом особы умело кокетничают и сопровождают разговор колкостями, а молодые, наивные девицы лепечут что-то и хихикают, но в основном их манеры общаться очень схожи. Совсем иное дело – Мэгги: ее речь отличается так же, как ружейный выстрел от трели флейты.

– Но перейдем к делу, – не унималась Милли. – Я, конечно, должна была бы рассердиться на тебя за то, что ты так расстроил мать, однако сейчас не до этого. Необходимо подготовиться к ежегодному приему в нашем доме, и без твоей помощи здесь не обойтись.

Проклятие! Чарлз выпрямился на диванчике. На этом приеме он намеревался представить Мэгги своему окружению. Мать обычно начинала подготовку к приему чуть позже, в марте, теперь же нужно торопиться. Мэгги должна быть во всеоружии.

– Когда состоится прием? – спросил Чарлз, стараясь придать своему голосу беспечный тон.

– В этом году мама хочет перебраться за город в конце весны, – небрежно сказала Милли, – поэтому она намеревается устроить прием пораньше.

– Когда именно, Милли? – нетерпеливо повторил Чарлз.

Сестра состроила гримасу.

– Через шесть недель.

«Достаточно ли будет этого времени? – подумал Чарлз. – Должно хватить».

– Но меня волнует не это, – продолжила Милли. – Мама решила выбрать на этот раз великолепную и довольно смелую тему. Хочешь узнать, какую?

«Лучше не надо», – подумал Чарлз, а вслух сказал:

– Ну разумеется.

– Это будет идиллия! – возбужденно произнесла Милли с блеском в глазах. – Мифическая пастораль! Представляешь? Мужчины будут сатирами, пастухами и богами в пастушеских нарядах, а женщины – нимфами и пастушками.

– А также богинями в пастушеских одеяниях? – предположил Чарлз.

– Девственными охотницами, – строго поправила Милли. – И у мамы есть превосходная идея, в какой роли будет выступать каждый из нас.

– Попробую догадаться, – сказал Чарлз. – Ты будешь Дианой, а я – Аполлоном.

Милли надула губки:

– О, нетрудно было догадаться, когда я намекнула насчет охотниц. Но это чудесно, не правда ли? Ты будешь великолепным сыном в золотистом наряде рядом с белолицей, холодной красавицей сестрой! А мама, конечно, будет нашей матерью Лето.

– В таком случае нашему дорогому покойному отцу отводится роль Юпитера. – Как мудро придумала мать! Нет, выдержать такое представление ему будет не под силу. Он не собирается участвовать в этом маскараде!

Отводя ему роль Аполлона, преследующего различных нимф, Милли тем самым как бы намекала на его склонность к кратковременным романам и таким образом пыталась слегка уколоть за лишенную энтузиазма реакцию на ее идеи.

Сестра не забыла и об их пари и во время разговора неоднократно давала понять Чарлзу, что он мог бы наконец выполнить свое обещание и представить на их домашнем приеме женщину из низших слоев общества. Чарлз оставил без комментариев намеки Милли, а когда она стала слишком настойчивой, снова вернулся к теме скорого представления.

В конце концов Чарлз встал и удалился в свои апартаменты. Свет газового светильника, отражаясь от белых стен, развеял тьму. Чувствуя себя чрезвычайно усталым после событий минувшего дня, Чарлз тотчас лег в постель и вскоре уснул. Однако он не мог погрузиться в полное забвение, так как его преследовали сны, в которых он был сладострастным сатиром среди нимф, удивительно похожих на Мэгги Кинг. Когда ему казалось, что он поймал одну из них, она ускользала из его рук, превращаясь в птичку, или цветок, или неистовую менаду, а когда он протягивал руки, чтобы коснуться ее, она исчезала и Чарлз оставался ни с чем.

* * *

Следующий день оказался для Мэгги еще более тяжелым, чем предыдущий, так как занятия начались с самого утра и продолжались до семи часов вечера. У нее совсем не было свободного времени, несмотря на то, что около полудня прибыли Салли и Нэн вместе с Молл и Джо, которые наполнили дом шумом. Разговор миссис Першинг с Салли и Молл в холле настолько отвлекал Мэгги, что всегда невозмутимая мисс Уэст нахмурилась, встала, чтобы закрыть дверь гостиной, и предупредила Мэгги, что не намерена попусту тратить время, если та не будет добросовестно относиться к занятиям.

И Мэгги сосредоточилась. Внешний вид и соблюдение условностей, сложности грамматики и нюансы произношения – все это настолько перегружало Мэгги, что у нее раскалывалась голова.

Занятия на некоторое время прерывала мадам Рошель, чтобы произвести очередную примерку, но это тоже было своего рода мучением. Мэгги с недоверчивым изумлением наблюдала, как ее обворачивали то одним, то другим куском ткани, подгибали и пришпиливали и тут и там, потом снимали, и все процедуры повторялись вновь. Уроки пения с миссис Лэдд были не легче. Мэгги обнаружила, что все делает абсолютно неправильно и должна заново осваивать каждый элемент техники пения, а это являлось довольно мучительным процессом.

Мисс Уэст оставила Мэгги в положенное время, а лорд Эджингтон все еще не появлялся. Прождав полчаса, Мэгги наконец решила принять ванну. Прошлым вечером она сделал то же самое, к великому удивлению миссис Першинг, поскольку эта добропорядочная леди, казалось, не могла понять: то ли Мэгги демонстрирует тем самым повышенное внимание к гигиене, то ли безрассудное пренебрежение к своему здоровью.

После ванны Мэгги надела голубой пеньюар, доставленный мадам Рошель. Ткань казалась восхитительно мягкой, и Мэгги приятно было ощущать ее через новую тонкую батистовую сорочку. У нее не было желания надевать еще что-нибудь, как учила мисс Уэст, она легла на кровати, положив перед собой книгу. Мэгги целиком сосредоточилась на чтении, точнее, изо всех сил старалась сосредоточиться, поскольку то и дело отвлекалась, прислушиваясь, не доносится ли снизу звук знакомых шагов…

Мэгги вскочила, когда наконец раздался стук в дверь. «Пришел Чарлз!» – подумала она. Но это была Салли.

Мэгги подавила разочарование. Может быть, Чарлз забыл? Может, он вообще не собирался сегодня приходить?

Салли неуверенно вошла в комнату. В этой просторной спальне она выглядела особенно маленькой и невзрачной в своем зеленом, выцветшем платье и со светлыми, рыжевато-золотистыми волосами, собранными в пучок. Мэгги не представляла, насколько хрупкой и невзрачной была ее подруга на самом деле. В прежней крохотной квартире Салли казалась гораздо значительнее, а здесь, в этой комнате, которая, как стало известно Мэгги, считалась средних размеров, подруга выглядела просто малышкой.

– Миссис Першинг завтра даст нам новую одежду, – сказала Салли. – Нэн и Молл получат униформу служанок, а я надену черное шелковое платье. Шелковое, Мэгги! Можешь себе представить?

Мэгги подтянула колени к груди.

– Могу. Я уже видела и шелк, и кружева, и еще какой-то материал, название которого не знаю.

Салли вздохнула и присела на краешек кровати.

– Это великолепно.

– Да, – согласилась Мэгги, хотя была слишком подавлена событиями минувших дней, чтобы думать о платьях, которые готовили для нее где-то на Бонд-стрит.

– Лорд Эджингтон послал двух лакеев, чтобы забрать нас. Им обоим пришлось насильно тащить Джайлса в карету, когда тот узнал, что его отправляют в какую-то школу, и они все время держали его, чтобы он не выпрыгнул на ходу, – продолжила Салли улыбаясь. – Он так возмущался и так кричал, что мог разбудить и мертвого. Джо тоже плакал, и от их визга и крика люди на улице останавливались и смотрели на карету, вероятно, думая, что там кого-то убивают.

Мэгги усмехнулась:

– Надеюсь, Джайлс простит меня.

– А я надеюсь, что в школе запрут все двери на ночь, иначе он убежит, – сказала Салли. – Мы также забрали Гарри. Он и Фрэнки находились в квартире на Черч-лейн.

Мэгги обратила внимание на то, что забрали только Гарри.

– А что с Фрэнки? – спросила она.

Салли вздохнула:

– Он не пожелал даже выслушать предложение барона. Он сказал, что ему ничего не надо от… от твоего франта.

Мэгги подозревала, что на самом деле Фрэнки выразился покрепче. Она закусила губу и кивнула:

– Я не думала, что он согласится. Однако все же надеялась…

– Понятно, – сказала Салли. – А Гарри выслушал то, что ему передал лакей относительно учебы у адвоката, потом улыбнулся.

Мэгги кивнула, чувствуя, как слегка сжалось ее сердце. Гарри был членом их необычной семьи в течение двух с половиной лет, и за это время можно было сосчитать по пальцам, сколько раз он улыбнулся.

– Хорошо, – сказала Мэгги с болью в сердце. Хорошо, что он счастлив, очень хорошо. Однако это было счастье, которое она не могла дать ему, а барон смог небрежным росчерком пера, направив письмо кому следует. Это несправедливо. Она добивалась всего в жизни потом и кровью, но ее усилия ничего не стоили в сравнении с возможностями лорда Эджингтона. – Прости, Гарри, что я не смогла осчастливить тебя, – тихо произнесла Мэгги. Она чувствовала себя недостаточно сильной, недостаточно влиятельной…

Салли вопросительно посмотрела на Мэгги:

– Знаешь, ты уже говоришь как леди.

Мэгги пожала плечами, испытывая неловкость:

– Я должна практиковаться, чтобы не сесть в лужу, когда лорд представит меня обществу. А в целом я такая же, как была.

– Ты всегда отличалась от нас, – заметила Салли. – Но мы не возражаем. Очень хорошо, что ты учишься быть похожей на леди.

Мэгги с сомнением посмотрела на подругу:

– Ты действительно так думаешь?

– Конечно, – решительно подтвердила Салли.

– Сегодня я вдруг почувствовала, что потеряла себя, – задумчиво произнесла Мэгги. – Какая из меня леди? Мне далеко до нее, и в то же время я не уверена, что осталась самой собой.

– Ты моя подруга, – сказала Салли. – И если, изображая леди, ты добьешь чего-нибудь в жизни, никто из нас не осудит тебя. Кстати, миссис Першинг говорит, что я должна расчесать твои волосы и приготовить тебя ко сну.

Мэгги засмеялась.

– Тебе ничего не надо делать, Салли, когда мы одни. Мы всегда сами обслуживали себя.

– Если мне платят за то, чтобы я расчесывала твои волосы, приносила тебе воду и чистила твои туфли, то я буду делать это, – решительно заявила Салли. – Так что давай приступим.

Мэгги неохотно встала и направилась к зеркалу, села за туалетный столик и позволила Салли вынуть шпильки из волос. Тяжелые локоны свободно рассыпались по спине, доставая почти до пола. Мэгги посмотрела на Салли.

– Слава Богу, я не пошла тогда к изготовителю париков, – сказала она. – Хороша была бы леди с остриженной головой.

– Да, глупо было бы лишиться таких волос. – Салли взяла гребень и принялась расчесывать подругу. – Скажи, ты уже спала с бароном?

– Салли, – предупредила ее Мэгги. Салли вздохнула:

– Я подумала об этом с первого дня, когда он появился в нашей квартире. Он как-то особенно посмотрел на тебя пару раз, и ты, сама того не замечая, ответила ему таким взглядом, что у меня мурашки пробежали по телу. А когда вы пришли к Бесс, он вел себя так, как будто ты его женщина.

– Я не хочу говорить об этом, – пробормотала Мэгги. Она не собиралась обсуждать с Салли, какую рискованную игру ведет и какие чувства испытывает к барону.

– Я не осуждаю тебя, Мэгги, – сказала Салли с покорностью в голосе. – Я просто хочу, чтобы ты была счастлива. Ты чувствуешь себя счастливой?

Счастье. Это понятие незнакомо Мэгги. Чувствовала ли она себя счастливой с бароном? Она испытывала желание, да, а также страх, честолюбие, вожделение и… что-то еще, непонятное и вызывающее у нее тревогу. Разве могла такая девушка, как она, разобраться в своих чувствах к лорду Эджингтону, представителю неизвестного ей мира? Разве мог он быть для нее кем-то иным, кроме как непостижимым, недоступным человеком, окутанным мраком неизвестности? Ей трудно было разобраться в своих чувствах.

– Что-то вроде этого, – ответила наконец Мэгги. Салли перестала расчесывать волосы и бросила на подругу серьезный взгляд.

– Не позволяй ему обижать тебя, – сказала она. – Ни в коем случае.

«Я не знаю, смогу ли остановить его», – беспомощно подумала Мэгги, а вслух сказала:

– Не позволю.

Раздался стук в дверь.

– Думаю, в мои обязанности входит принять посетителя? – спросила Салли с неуверенной улыбкой.

Она положила гребень и пошла открывать дверь. Мэгги с бьющимся сердцем последовала за ней.

Салли открыла дверь, и Мэгги закусила губу, увидев в дверном проеме мужчину.

«Это он, это он, это он!» – обрадовалась она.

Барон выглядел невероятно прекрасным в черном вечернем костюме и казался абсолютно безупречным и нереальным.

– Простите за беспокойство, мисс Кинг, – сказал он с холодной вежливостью, быстро окидывая ее взглядом. – Миссис Першинг полагала, что вы продолжаете занятия. Я не думал, что вы уже готовитесь ко сну.

– Вы полагали, наши занятия проходят в спальне? – непроизвольно спросила Мэгги, затем на одном дыхании добавила: – Салли, оставь нас, пожалуйста.

Салли, кивнув, вышла и закрыла за собой дверь. Лицо лорда Эджингтона выражало легкое изумление и желание.

– Я пока не знаю, как относиться к тебе, Мэгги. Я никогда прежде не встречал такую женщину, как ты.

«А я повидала многих и таких, как ты, франтов тоже встречала», – подумала Мэгги, но ничего не сказала. Ведь это была неправда. Она никогда не была близко знакома с джентльменом, который хотя бы на мгновение усомнился в своем благородстве по отношению к кому-либо. И никогда не общалась с высокопоставленным господином, который обратил бы на нее внимание.

– И потому называете меня то Мэгги, то Маргарет, то мисс Кинг?

Чарлз пожал плечами:

– Мисс Кинг – это обращение к леди, Маргарет – это наемная служащая, а Мэгги… я не знаю, что означает такое обращение. Может быть, ты скажешь мне?

Этот вопрос застал ее врасплох.

– Я не знаю, сэр. Мэгги есть… просто Мэгги. Откуда мне знать?

– Если бы ты знала, возможно, я тоже смог бы понять, что представляю собой, но не думаю, что хочу просветиться на этот счет, – сказал лорд Эджингтон.

Мэгги не могла понять, шутит он или говорит серьезно.

– Вы знаете обо мне больше, чем я о вас, – заметила она, не представляя, что еще следует сказать.

– Разве? – Брови барона удивленно взметнулись вверх.

Она пожала плечами:

– Для вас я Мэгги, Маргарет и мисс Кинг, а вы для меня только лорд Эджингтон. Я не знаю, как вас можно еще называть.

– Меня зовут Чарлз, – сказал он. – Чарлз Эдвард Ксавьер Кроссхем, лорд Эджингтон.

– Чарлз, – повторила Мэгги, как бы пробуя звучание. – Мне нравится ваше имя.

– А мне нравится имя Мэгги, – ответил Эджингтон, подходя к ней. – Оно звучит просто и искренне.

Мэгги хмыкнула:

– В таком случае, возможно, я знаю вас лучше, чем вы меня.

Барон нахмурился, остановившись на расстоянии вытянутой руки от нее:

– Значит, ты лгала мне?

– Нет… ну по крайней мере немного.

«Но вообще мне приходилось и лгать, и обманывать, и воровать, и даже убивать…»

– С кем не бывает? – Чарлз протянул руку, и Мэгги затаила дыхание, однако он только захватил в горсть ее темные волосы, а затем ласково провел по ним ладонью. – У тебя удивительные волосы. И такие длинные.

Мэгги посмотрела вниз – волосы касались ее коленей.

– Я только что говорила Салли: хорошо, что не продала их изготовителю париков, как намеревалась. – Она перекинула волосы через плечо и машинально начала заплетать косу. Барон задержал ее руку.

– Мне нравится, когда они свободно ниспадают, – сказал он.

– Но они путаются, сэр, – ответила Мэгги, однако не прекратила заплетать их. «Что ты делаешь здесь? – хотелось ей спросить. – Зачем ты пришел? Чего тебе надо?» – Но Мэгги только улыбнулась, надеясь, что улыбка выглядит бодрой и привлекательной, и коснулась руки барона. – Я рада, что вы здесь. Я боялась, что вы не придете сегодня.

– Как я мог оставаться в стороне? – ответил Чарлз с веселым блеском в глазах.

Сердце Мэгги забилось быстрее. Она молча направила его руку так, чтобы он обхватил ее талию, и, шагнув к нему, призывно откинула голову назад. Но вместо поцелуя он коснулся ладонью ее щеки.

– Ты беспокоишь меня, Мэгги. Ты слишком легко отдаешься.

Она немного отстранилась.

– Я отдаюсь только вам. Вы знаете это.

Чарлз скривил губы наподобие улыбки:

– По этой причине, боюсь, я слишком злоупотребляю своим положением.

– Возможно, такие отношения выгодны не только вам, – сказала Мэгги довольно резко. – Может быть, я использую свое тело, чтобы попытаться привязать вас к себе и потом выжать побольше денег. Я ни о чем не сожалею… Да и с какой стати мне печалиться об этом?

Такой ответ явно поразил барона, хотя видимой реакцией был только резкий взгляд, когда он на мгновение замер.

– Но разве все здесь не для тебя? И разве тебе не хватает денег? – Он говорил спокойным низким голосом, в котором Мэгги не могла уловить его настроение.

Неужели все это действительно именно для нее? Она хотела убедить себя, что это так, и все же что-то внутри протестовало против этого.

– Все эти блага предназначались бы и любой другой девушке, которая бы оказалась на моем месте, – сказала она. – Если бы я думала иначе, то, вероятно, обманывала бы себя, поверив в несбыточную мечту.

– Ты не позволяешь себе даже мечтать, Мэгги? – мягко спросил Чарлз.

– А вы? Вы позволяете себе мечтать? – спросила она, в свою очередь. – Проблема в том, что приходится сталкиваться с реальной действительностью. Так что лучше ни о чем не грезить.

Чарлз со вздохом отпустил ее и с озадаченным видом медленно прошелся по комнате. Он остановился около одного из столиков с фарфоровыми безделушками и, взяв статуэтку пастушки, долго смотрел на нее. Мэгги уже начала думать, что он вообще больше не собирается ни о чем говорить.

Наконец Чарлз рассеянно заговорил, обращаясь в большей степени к самому себе, нежели к ней:

– Если не считать моего появления здесь третьего дня, последний раз я был в этой комнате семь лет назад. Тогда моя мать впервые узнала о существовании этого дома и о том, что отец купил его для своей любовницы через шесть недель после свадьбы. В то время мне было двадцать лет, и до этого момента я никогда не видел мать плачущей. – Чарлз криво улыбнулся. – Раньше я вообще не представлял, что могло бы заставить ее заплакать. Поэтому я в гневе помчался в Челси, готовый к столкновению с отцом и вынашивая безумную мысль вызвать его на дуэль или избить… или сделать еще что-нибудь. Когда я прибыл, его здесь не оказалось. Была только Фрэнсис, его новая любовница, недавно въехавшая в дом. Она была необыкновенно красива и являлась одной из тех редких женщин, чья внешность поражает мужчин настолько, что они готовы совершать самые нелепые поступки ради одной лишь ее улыбки. Фрэнсис любезно приняла меня с необычайным великодушием и даже сочувствием, когда узнала причину моего появления в Челси. Конечно, она была довольно вульгарной, и ее манеры казались в большей степени нарочитыми, чем изысканными, но когда она улыбалась, немудрено было потерять голову. Фрэнсис под каким-то предлогом завлекла меня в спальню и начала хладнокровно соблазнять.

– И у нее получилось? – задала Мэгги естественный вопрос, надеясь выпытать главное в этой истории.

Чарлз покачал головой:

– Меня сдерживало то, что я был ужасно зол на отца, до слез расстроившего маму. И все же я поцеловал ее в ответ, хотя намеревался отомстить отцу другим способом. Это безумие быстро прошло, и я покинул дом. Однако Фрэнсис все же преуспела в своей попытке нейтрализовать меня, так как после этого визита я то ли из трусости, то ли из лицемерия отказался, от столкновения с отцом.

– Почему вы рассказываете мне все это сейчас? Почему вообще заговорили об этом? – спросила Мэгги, нахмурившись. – Я не могу понять.

Барон резко поставил статуэтку на место.

– Потому что эта комната напоминает мне о ней. Я часто думал, почему она поцеловала меня тогда, почему хотела, чтобы я переспал с ней, мягко говоря, и в конце концов пришел к выводу: Фрэнсис хорошо усвоила, как надо пользоваться своим телом, чтобы добиться чего-то в этом мире. Когда явился молодой мужчина, угрожая отнять у нее все, что она приобрела с таким трудом, она не стала противопоставлять ему силу, которой у нее не было, но решила всецело отдаться ему, чтобы лишить его возможности бороться с ней… Ты не Фрэнсис, и все же, когда ты заговорила об использовании своего тела здесь, в этой комнате, и проявила готовность отдаться так легко… – Чарлз умолк.

Мэгги нахмурилась и сложила руки на груди.

– Вы правы. Я не Фрэнсис. Я некрасива, и мужчины не совершают глупости ради моей улыбки. Но я и не шлюха… пока, во всяком случае… и не хочу, чтобы из-за меня плакала какая-то женщина, будь она даже богатой избалованной особой. Однако это не значит, что я настолько глупа, чтобы делать вид, будто бы вы пришли сюда, потому что не можете жить без моей любви, и что собираетесь превратить меня в принцессу и унести в заоблачный замок. Я еще не потеряла рассудок и должна позаботиться о себе и о моих ребятах.

– Значит, ты не хочешь иметь дело со мной? – спросил барон холодно.

Мэгги вздохнула:

– Я хочу быть с вами, несмотря ни на что, но я должна помнить о том, что реально для меня в этой жизни. – Она подошла к Чарлзу и положила руки ему на грудь. – Например, вот это реально. – Она приподнялась на цыпочках и поцеловала его в шею, ощутив на губах солоноватый вкус горячей кожи. – Вот так-то. В этот вечер вы будете принадлежать мне. Ни во что другое я не верю.

Чарлз посмотрел на нее долгим взглядом, и она испугалась, что он может повернуться и уйти. Но он печально усмехнулся и сказал:

– Довольно откровенное заявление. Хочу только, чтобы ты была уверена в своих словах.

И прежде чем Мэгги успела спросить, что он имеет в виду, Чарлз поцеловал ее, после чего у них долгое время не было необходимости что-либо говорить.

Глава 9

Дни вихрем неслись за днями, подобно стремительному потоку, внезапно прорвавшему дамбу и хлынувшему в долину после длительного застоя. Чарлз уже начал сомневаться, успеет ли он осуществить задуманный план в такой ситуации, когда недели пролетали как одно мгновение и время от восхода до заката казалось плотно спрессованным. Он, как обычно, был занят проверкой счетов, законодательной деятельностью, парламентскими заседаниями и прочими делами, а семья все также донимала его бесконечно повторяющимися упреками. Мать периодически то пыталась сблизиться с ним, то принималась вновь осуждать, а Милли поддразнивала в связи с частыми отлучками, которые объясняла амурными делами, сама не зная, насколько близка была к истине.

Солнце устало садилось за горизонт и с Темзы клубами поднимался туман, заполняя улицы Челси, когда Чарлз направился к дому, где в окнах горел желтоватый свет, где комнаты были небольшими, но теплыми. К дому, где Мэгги, должно быть, обедала с мисс Уэст, усваивая новые уроки поведения. В этой девушке удивительным образом сочетались невежество и поразительная смышленость.

Первые три вечера он оставлял ее с книгами, и Мэгги раздраженно спрашивала, что для него важнее: чтобы она проводила время с ним или выполняла поставленную перед ней задачу. Игнорируя ее досаду, Чарлз тем не менее должен был признать, что она оказывала на него существенное влияние. Он неохотно оставлял ее выполнять задания на вечер, а сам занимался ежедневными письменными отчетами мисс Уэст, а также газетами, документами и письмами – всем тем, что заполняло его жизнь. Потом он проверял, чему Мэгги научилась задень, и, оценивал ее успехи. С каждым днем дистанция между ними – дистанция, которую он усиленно старался сохранять, – исчезала.

Поначалу Чарлз боялся, что Мэгги потеряет свое очарование, едва примерит наряд леди и внешне преобразится в обычную заурядную девицу, каких он десятками встречал на светских вечерах. И еще он боялся, что, несмотря на более изысканную речь и манеры, несмотря на муслин, кружева, кринолины и изящные лайковые туфли, нетрадиционность мышления Мэгги будет время от времени прорываться наружу, и это отрицательно скажется на ее облике. Нет, Мэгги не была неотесанной и грубой, но присущие ей черты характера, такие какрез-кость, уверенность в себе, воля и решительность, могли выделить ее из общего круга светских красавиц и привлечь внимание со стороны. Но кто сможет распознать происхождение Мэгги, когда она будет обладать великолепной внешностью и манерами, и кто сможет догадаться, чьей поддержкой она пользуется?

Через неделю мисс Уэст начала выводить Мэгги на прогулки в Гайд-парк. При этом Мэгги исполняла роль сопровождаемой компаньонкой сироты, имеющей некоторое состояние и живущей с двоюродным дедушкой. Мэгги со смехом рассказывала о встречах в парке с дерзкими молодыми людьми, которые отважно пытались познакомится с ней неофициально, и Чарлз слышал в ее голосе благоговение и удовлетворение женщины, которая обнаружила, что способна очаровывать мужчин и вызывать у них уважение. Он догадывался, какого рода были эти попытки: мужчины не стремились познакомиться ради запретной связи, но тем не менее вели себя довольно смело, заигрывая с молодой женщиной их круга. Когда Мэгги рассказывала, как они заставляли ее краснеть, Чарлз не мог отделаться от ревности, смешанной со злостью, – ведь он-то с самого начала повел себя с ней крайне неосмотрительно в отличие от молодых джентльменов.

Иногда, встречаясь с Мэгги, Чарлз замечал, что ее радость видеть его была чем-то омрачена, и вскоре он понял, что, вероятно, во время дневной прогулки какой-нибудь мальчишка или нищий останавливал ее, чтобы передать привет от Дэнни, довольного ее успешным внедрением в дом богатого джентльмена. Это приводило Чарлза в ярость, и он начинал тревожиться за Мэгги. Вдруг ей все еще угрожает опасность?

Визит в Скотленд-Ярд убедил Чарлза в тщетности использования официальных каналов. Инспектор кланялся, расшаркивался и улыбался, но все его заверения были неискренними и бессмысленными. Это означало, что следовало надеяться только на себя, и Чарлзу оставалось лишь утешать Мэгги тем, как счастлив ее друг Гарри и в какой безопасности находится юный Джайлс, хотя тот по-прежнему не желал оставаться в заведении, в которое он его определил. Однако барон вскоре пообещал ему четыре шиллинга в неделю на карманные расходы, и мальчишка смирился со своим положением. Мэгги жила с постоянным чувством страха и, несмотря на здравые рассуждения о том, что ни один преступник не осмелится причинить ей вред, поскольку она находится под покровительством богатого джентльмена, не могла не думать об опасности.

Фрэнки – долговязый рыжеволосый паренек, угрожавший Чарлзу в квартире Мэгги, – навещал Мэгги по меньшей мере раз в неделю и сообщал новости. Эджингтон не доверял ему.

Как-то раз он столкнулся с Фрэнки поздно вечером в холле, когда тот покидал дом. Парень окинул его наглым взглядом и с усмешкой заявил:

– Бог знает почему, но вы нравитесь Мэгги. Однако если вы обидите ее, я вырву ваши кишки и скормлю их собакам!

Чарлз холодно посмотрел на Фрэнки и ничего не ответил. Но в глубине души он был тронут преданностью, которую Мэгги внушила этому юнцу.

– Если ты беспокоишься о том, чтобы никто не обидел ее, то лучше обратись к Дэнни О’Салливану, а не ко мне, – сказал он напоследок.

Фрэнки прищурился.

– А кто говорит, что я не сделаю этого? – процедил он и выскользнул за дверь.

Прошла неделя, затем другая и третья. Иногда Чарлзу казалось, что Мэгги является уникальной представительницей рода человеческого. Он чувствовал, что никогда не сможет понять, почему она так рьяно заботилась о всех тех людях, которых собрала вокруг себя. И как только в ней, такой хрупкой и такой юной, сочетались все эти качества – и воля, и целеустремленность, и очарование? А как ловко она справлялась со взятыми на себя обязательствами, способными сломить кого угодно! Чарлз не понимал, почему приходит к ней почти каждый вечер и почему она принимает его. При этом ни он, ни она не пытались выяснить, какие отношения между ними складываются. Мэгги была для него светлым пятном в серой будничной жизни, она пробуждала надежду на будущее, и он не осмеливался подвергать сомнению свою убежденность в этом, опасаясь, что однажды утром эти ощущения исчезнут.

Однако расстаться им все же придется. И что тогда он будет делать?


В четверг в дом в Челси пришла короткая записка. Мэгги узнала почерк барона.


Сегодня я занят другими делами. Приношу свои извинения.

Эджингтон.


Мэгги вздохнула, испытывая одновременно разочарование и облегчение. Она всегда ждала его вечерних визитов, которые наполняли радостью, но и оставляли чувство опустошенности, когда Чарлз уходил и словно уносил с собой часть ее души.

По крайней мере раз в неделю приходило подобное этому сообщение, в котором лорд Эджингтон сообщал, что не сможет прийти. И такая записка являлась напоминанием о его другой жизни и других обязанностях, к которым Мэгги не имела никакого отношения. Она всегда считала, что господа – это господа и они поступают так, как им нравится, но получалось, что они не всегда вольны делать то, что, им нравится, чаще они ограничены в своих действиях, и это ограничение связано с их положением и богатством. С некоторых пор Мэгги начала понимать, что высшее общество представляет собой нечто вроде грандиозного ярмарочного балагана с участием Панча и Джуди, где действие беспрестанно повторяется и где титулованные особы являются самыми настоящими марионетками.

Мэгги сложила записку и взглянула на шторы, скрывающие от взора темную улицу. Где-то там на углу по-прежнему прогуливался подметальщик. Будь проклят Дэнни и его шпионы! Будь прокляты его запугивание, его планы и его ложь!

Заключенная в этом роскошном доме, который всего несколько недель назад казался ей настоящим дворцом, Мэгги все чаще испытывала беспокойство. Она чувствовала себя как в тюрьме, а любая тюрьма, пусть даже большая и благоустроенная, все же являлась тюрьмой. Мэгги хотелось выйти наружу, хотелось пройтись по городу, посетить знакомые места, где все было привычно и понятно. Конечно, она не собиралась идти на Черч-лейн, где Фрэнки каким-то образом удавалось сохранять арендованную квартиру, но ей так хотелось куда-нибудь сходить, повидать подруг.

Мэгги не общалась с Перл Бланк с тех пор, как… стала любовницей Эджингтона, или его ученицей, или как там ее еще можно назвать… Несколько осторожных писем и таких же осторожных ответов убедили Мэгги, что оперная певица готова поделиться с ней секретами вокального мастерства, если только Мэгги осмелится прийти к ней. Может быть, сейчас настало самое время.

Мэгги решительно встала и направилась наверх, в спальню, где быстро переоделась в один из своих старых нарядов. Она задумалась на минуту, снять ли панталоны, поскольку ни одна из уличных девиц не носила такое нововведение. Однако Мэгги привыкла к ним за прошедшие несколько недель, и к тому же они были не видны под юбками.

Ее старое платье теперь сидело на ней не очень хорошо из-за корсета самой модной формы, но Мэгги постаралась не обращать на это внимания.

Мэгги достала из-под матраса револьвер, зарядила его и сунула в карман юбки. Затем покинула комнату и поспешила вниз. Она без помех миновала первый этаж, но в холле столкнулась с миссис Першинг, которая только что вошла в дом и задержалась, беседуя с одним из лакеев, которых Эджингтон прислал для круглосуточной охраны.

Экономка увидела Мэгги и вопросительно подняла брови:

– Собираетесь выйти на улицу, мисс?

– Да, – ответила Мэгги, не утруждая себя объяснениями.

Экономка поджала губы, не сделав попытки возразить.

– Сегодня дежурят Харвелл и Томас, – сказала она. – Они могут пойти с вами.

– Нет, – категорически заявила Мэгги. – Будет лучше, если я пойду одна.

Лицо миссис Першинг приняло напряженное выражение, но она только коротко кивнула:

– Будьте осторожной, мисс Кинг.

– Хорошо, – сказала Мэгги.

Когда экономка покинула холл, Мэгги вернулась в гостиную и притаилась в полумраке у окна. Заглядывая в просвет между шторами, она некоторое время наблюдала за подметальщиком улиц. В данный момент в этом квартале было довольно оживленно: улицу заполнили экипажи и омнибусы, по тротуару сновали пешеходы. Служанки спешили с какими-то поручениями, чинно шествовали клерки в строгих, темных костюмах.

Один из мужчин остановился на углу и заговорил с подметальщиком. После короткого разговора паренек пересек улицу и продолжил работать метлой.

Мэгги быстро вернулась в холл и вышла за дверь. Осмотревшись, она поспешно спустилась с крыльца на тротуар, воспользовавшись тем, что подметальщик занят работой. К тому моменту когда мальчишка принял пенни от джентльмена и снова устремил свой взор на дом лорда Эджингтона, Мэгги уже отошла достаточно далеко и затерялась в толпе.

Ей пришлось довольно долго добираться до Сент-Джеймс-сквер, где находилась квартира Перл Бланк.

Стало уже совсем темно, и над городом сгустился отвратительный влажный туман, затрудняя видимость и заглушая звуки, так что Мэгги едва не столкнулась с полицейским, чей сигнальный фонарь своим слабым светом предупредил ее о его приближении.

Она открыла блестящие стеклянные двери дома, где жила Перл, и, кивнув привратнику, вошла внутрь. Небольшой холл блистал пурпуром и медью, в углах покачивались папоротники, а более нежные растения притаились на подоконниках за бархатными шторами.

– Довольно неприятный вечер для прогулок, – заметил привратник с обычной веселостью.

– Да, – согласилась Мэгги. – Газовые светильники почти позеленели от такой влажности.

Привратник признательно улыбнулся:

– Да, мисс, именно так.

– У мисс Бланк есть сегодня посетители?

– Сегодня нет. Полагаю, ты будешь первой, – ответил Нед с сияющей улыбкой.

Мэгги кивнула и пересекла холл, чтобы подняться наверх по лестнице. Она неслышно ступала по толстой ковровой дорожке, которой была покрыта лестница; блестящие гладкие перила под рукой казались теплыми. На каждом этаже располагались четыре квартиры; Перл жила на самом верхнем, четвертом этаже.

Мэгги постучалась в дверь. Служанка провела девушку в богато обставленную гостиную. Перл говорила, что чрезвычайно неравнодушна к красивым вещам, но ее художественная восприимчивость была прямо пропорциональна денежной оценке предмета. Мэгги знала, что каждая картина, каждая антикварная ваза тщательно оценивались, документировались и застраховывались. Перл жила в роскоши. Красивые предметы скрашивали одиночество. Но одинокой ее все же нельзя было назвать – Перл обеспечивала двух незаконнорожденных дочерей. Девочки жили в графстве Корнуолл и в скором времени должны были переехать в пансион благородных девиц. Мэгги вошла.

– Дорогая! – воскликнула Перл, увидев подругу. – Я едва смогла поверить, когда узнала, что лорд Эджингтон так внезапно похитил тебя. Ты даже забыла свой платок и шляпу! Должно быть, он унес тебя на руках! А потом стали приходить письма, из которых я узнала лишь твой новый адрес, и никаких подробностей. Все это кажется мне весьма таинственным! Ты стала его любовницей? Если так, то почему носишь эти старые тряпки?

Служанка благоразумно удалилась, и Мэгги обняла подругу.

– Я еще не совсем его любовница. А старое надела, чтобы не привлекать внимания. Ведь я пришла сюда пешком. Барон не знает, что я здесь.

– Он не знает? – удивилась Перл. – Значит, он не хочет, чтобы ты общалась со своей подругой? – В ее голосе прозвучал упрек.

Мэгги была тронута.

– Я рада, что ты считаешь меня подругой, Перл, а не очередной протеже.

Певица хмыкнула:

– Нет, дорогая. Мы знакомы слишком давно и потому можем быть либо подругами, либо врагами, но ты не враг мне. А теперь сядь и ответь на один вопрос. – Она усадила Мэгги в кресло.

– Я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал о моем общении с тобой, потому что лорд Эджингтон взял меня к себе не в качестве любовницы, а для того, чтобы устроить розыгрыш, – сказала Мэгги. – Я должна изображать молодую невинную леди благородного происхождения, когда меня представят друзьям барона. Если кто-нибудь из знакомых лорда Эджингтона заметит, что я встречаюсь с тобой…

Перл внимательно посмотрела на Мэгги:

– Вижу, ты делаешь успехи. Речь звучит чисто, манеры как у леди.

– Стараюсь, – ответила Мэгги, сознавая, что ей еще многое предстоит постичь. Прошло три недели с тех пор, как Эджингтон взял ее в свой дом. Это половина отведенного срока. Справится ли она с поставленной задачей? Сумеет ли измениться до такой степени, чтобы достоверно сыграть свою роль?

– Но он к тому же твой любовник, не так ли? – продолжала допытываться Перл.

Мэгги закусила губу и кивнула. Перл удовлетворенно вздохнула.

– А ты предохраняешься?

Мэгги снова кивнула. После первых двух встреч с бароном она добросовестно предохранялась, стараясь, чтобы Эджингтон ничего не заметил. Мэгги не хотела, чтобы барон узнал о ее предусмотрительности. Она боялась, что он разозлится или обидится, однако должна была заботиться о том, чтобы не влипнуть, как Нэн… или как ее собственная мать.

– Он спрашивал меня о вероятности зачатия, и я сказала, что не знаю, насколько это вероятно, так как месячные у меня бывают два или три раза в год. Казалось, он был удовлетворен.

Перл хмыкнула:

– Он не дурак. Однако не доверяй своему телу. Теперь ты хорошо питаешься и уже не выглядишь голодной пташкой. Если ты забеременеешь, – она пожала плечами, – все может резко измениться.

Мэгги опять кивнула.

– Так, значит, ты на его содержании? – продолжала интересоваться Перл.

– Вроде того, – ответила Мэгги, отводя глаза.

– И что же он предоставил тебе? – не унималась певица.

– Гардероб стоимостью в сотню фунтов, – сказала Мэгги. – Возможность пользоваться наемным экипажем и домом на время задуманного им фарса. Я учусь манерам леди, а также занимаюсь пением под руководством миссис Лэдд. Барон оплачивает все расходы и дополнительно платит мне два фунта в неделю.

– Этого мало, слишком мало, – пробормотала Перл. – Ты молодая, красивая девушка, моя дорогая, и теперь к тому же имеешь хорошую одежду и получаешь образование… А он не дарит тебе драгоценностей или произведений искусства?

– Нет. Может быть, он сделает это потом, после окончания розыгрыша. – Мэгги была уверена, что ничего подобного не будет потом, однако высказала такую возможность для успокоения Перл. – Барон сделал еще кое-что для моих подопечных. Благодаря ему Гарри теперь станет адвокатом, а Джайлса он отправил в школу. Нанял Нэн и Салли и даже в некотором роде маленькую Молл в качестве служанок.

Перл долго молчала, задумчиво постукивая элегантно наманикюренным пальцем по верхней губе.

– Это действительно чего-то стоит. И все же мне не нравится твое положение, – сказала она.

– Я не могу просить у него большего… – начала Мэгги, но Перл прервала ее:

– О, мне не нравится такая ситуация, но это не то, о чем я хочу поговорить с тобой. – Она вздохнула. – Видишь ли, Мэгги, если бы несколько недель назад я узнала, что ты находишься в затруднительном положении, то с радостью устроила бы для тебя прослушивание без всяких указаний, которые неожиданно получила в письме.

– От Дэнни? – предположила Мэгги, и внутри у нее все сжалось.

Перл пожала плечами:

– Письмо было написано на дорогой бумаге, хорошим почерком. Кто его послал, я не поняла. Но тон этого письма вызвал у меня дрожь, дорогая. – Она порылась в выдвижном ящике комода, достала листок бумаги и передала его Мэгги с таким видом, словно рада была избавиться от него.

Бумага была плотной, с водяными знаками и действительно считалась очень дорогой. Мэгги развернула листок, чувствуя тяжесть в груди, и быстро прочитала содержание. Кто-то написал крупным изящным почерком:


Девушка, известная вам как Мэгги с Кинг-стрит, оказалась в затруднительном положении. Ее уволили с прежней работы, и она не может найти новую. Вы поступили бы весьма благородно, если бы устроили для нее прослушивание 29 мая. Вы будете щедро вознаграждены.


Подписи не было, почерк не принадлежал Эджингтону, и все же…

– Здесь нет ни угрозы, ни грубости, – взволнованно сказала Перл, – но если за мое содействие последует вознаграждение, что будет, если я откажусь? Я не хочу, чтобы у тебя были неприятности.

– Что ты! Ничего не бойся! – уверила Мэгги подругу, заставив себя улыбнуться, хотя вся похолодела. – Неприятностей не будет.

Перл с тяжелым вздохом опустилась на диван.

– И все же меня смущает странное совпадение, – сказала она. – Через меня тебя с какой-то целью приглашают на это прослушивание, а потом лорд Эджингтон увозит тебя для выполнения задуманного плана… Ты действительно веришь в случайность всего этого? – Она посмотрела на Мэгги взглядом опытной женщины, многого добившейся в этом мире благодаря собственным усилиям. – Почему ты думаешь, что Дэнни О’Салливан не приложил к этому руку?

Мэгги покачала головой.

– Знаешь, лучше я оставлю при себе мои подозрения, – сказала она. – Если даже это Дэнни, то не думаю, что он снова побеспокоит тебя. – «Нет, Перл он не тронет. У нее слишком много влиятельных друзей». Расставаясь с очередным любовником, певица всегда сохраняла с ним добрые отношения.

Перл пожала плечами:

– Хорошо, будем считать, что ты меня успокоила. Кстати, у меня твои шляпа и платок. – Она поднялась, выдвинула другой ящик и достала вещи. – Правда, судя по тому, что ты рассказала, все это едва ли снова тебе понадобится…

– Я тоже так думаю, – согласилась Мэгги, игнорируя скрытый намек на продолжение доверительного разговора. – Спасибо, Перл, – сказала она и протянула подруге письмо. Но Перл отмахнулась, давая понять, что Мэгги может оставить его себе.

Мэгги сунула письмо в карман, а через некоторое время покинула квартиру певицы в сопровождении ее служанки.

Глава 10

Мэгги накинула платок и надела шляпу, прежде чем снова выйти на улицу в туманную ночь. В голове ее вертелись сотни мыслей и догадок, пока она шла к дому в Челси.

Она оказалась именно там, где пожелал видеть ее Дэнни. Теперь она не сомневалась в его участии. Но какую роль во всем этом играл Эджингтон? Трудно поверить, что он согласился добровольно сотрудничать с Дэнни, и все же Перл права: барон решил в тот день найти в опере женщину для осуществления своего плана, и она тоже пришла туда. Ее присутствие в театре было неслучайным, но вопрос в том, случайно ли оказался там Эджингтон. Возможно ли такое совпадение?

Она должна покинуть Лондон, покинуть Англию, бежать на край света, туда, где Дэнни не сможет ее достать. Если бы только она могла это сделать и оградить от опасности своих ребят!..

Теперь у Мэгги не было необходимости скрывать от подметальщика свое возвращение домой. Стоял ли он на своем посту или нет – она не знала, так как густой туман скрывал ее из виду. Около дома Мэгги на мгновение остановилась. Она заметила у обочины черную карету барона и очень удивилась. Что он здесь делает? Он ведь должен быть на обеде или на каком-нибудь балу. Разумеется, он не обрадовался, узнав, что его подопечная в одиночку покинула дом.

На мгновение у Мэгги возникла мысль отступить назад в темноту, но затем здравый смысл взял верх. Барон уже знает, что она ушла, и теперь нет смысла прятаться. Нужно предстать перед ним как можно скорее, до того как его недовольство перерастет в нечто более худшее.

Мэгги двинулась вперед… и уловила какое-то движение на ступеньках крыльца. Она отпрянула назад, но мужчина легко перепрыгнул через перила и приземлился прямо перед ней. Проклятие!

Мэгги нащупала в юбках револьвер, чувствуя, что действует слишком медленно. Человек протянул к ней руку и…

Она сразу узнала его по знакомому движению.

– Черт бы тебя побрал, Фрэнки! – выругалась она. – Ты меня до смерти напугал.

Фрэнки усмехнулся и прислонился к основанию перил. Мэгги все еще не могла разглядеть его лицо в густом тумане.

– Не могу поверить, что напугал бесстрашную Мэгги Кинг.

– Я едва не пристрелила тебя, болван, – резко сказала она, снова обретя контроль над собой. – Вот тогда бы ты посмеялся, не так ли? – Мэгги нахмурилась. – Что ты здесь делаешь?

– Пришел к тебе. – Фрэнки снова пожал плечами.

– Меня не было дома. Почему ты остался?

– Чтобы дождаться тебя. Я теперь ночую слишком далеко от этого места. – Фрэнки оттолкнулся от перил, и Мэгги поразилась, каким высоким он стал. Теперь он казался настоящим мужчиной, хотя совсем недавно выглядел долговязым юнцом. Сколько же ему лет? Он моложе ее, но не намного, по крайней мере такое впечатление складывалось, когда они были почти детьми в компании миссис Бейкер.

– Ты все еще живешь в той квартире? – спросила Мэгги.

– Я заплатил вдове Меррик за несколько месяцев вперед, но больше не живу там. – Фрэнки беспокойно задвигался. – Я возвращался домой однажды вечером и обнаружил у входа двух громил Дэнни. Они не заметили меня, но я решил, что находиться там опасно, и потому на время устроился в Саутворке. А сегодня пришел известить тебя об этом. Вдруг я тебе понадоблюсь, а ты не сможешь найти меня на прежнем месте.

Мэгги взяла Фрэнки за руку и слегка пожала его ладонь.

– Хорошо, что ты это сделал. Я очень беспокоюсь о тебе.

Фрэнки высвободил руку.

– Тебе не надо обо мне беспокоиться. Я могу сам о себе позаботиться.

– Я знаю. Но все равно беспокоюсь. Если бы ты позволил барону…

– Нет, – прервал ее Фрэнки. – Мне ничего не нужно от этого джентльмена.

– Но ты же принимал помощь от меня, а я от тебя! – возразила Мэгги.

Она даже в темноте почувствовала, как Фрэнки усмехнулся.

– Это другое дело. Тогда ты зарабатывала деньги честно, не продавала себя.

Мэгги похолодела.

– Я… Это не так, Фрэнки.

– Хочешь убедить меня в обратном? – вызывающе спросил он. – Этот хлыщ приезжает сюда каждый вечер только для того, чтобы немного поболтать с тобой?

– Говорю тебе, это не так, – тихо повторила Мэгги.

Фрэнки молчал некоторое время, потом тряхнул головой, словно освобождаясь от навязчивой мысли.

– Черт побери, я только хотел… – Он осекся. – Я не могу принимать что-либо от него, вот и все. Просто не могу, Мэгги. Я все время думаю о тебе и о нем – я имею в виду твоего франта – и желаю тебе счастья, а также Гарри, Салли, Нэн и всем остальным, но мне кажется несправедливым, что я не могу одержать над ним верх. – Руки Фрэнки сжимались и разжимались в бессильной злобе, и Мэгги изумленно смотрела на него, словно видела впервые за последние годы. Для нее он всегда был просто мальчиком, правда, он так вырос за последние дни… Мэгги вспомнила, как Фрэнки украдкой поглядывал на нее, как молчал, пребывая в дурном настроении, как иногда ерепенился и потом надолго куда-то исчезал.

То, что Мэгги не могла объяснить тогда, теперь предстало перед ней с ужасающей ясностью.

– Ты ревнуешь меня, – прошептала она едва слышно. – Фрэнки, ты влюблен?.. Почему ты не сказал мне об этом раньше? Почему молчал?

Он хрипло рассмеялся:

– Ты действительно ничего не замечала? Мое сердце разрывалось от любви к тебе более двух лет, а ты даже не догадывалась. Как я мог сказать тебе о своем чувстве? Гарри любит тебя как ангела, а я хотел любить тебя как женщину, хотел, чтобы ты видела во мне мужчину…

– О, Фрэнки! – Мэгги вздохнула. – Если бы я знала… если бы догадывалась, то, возможно, по-другому отнеслась бы к тебе. Но теперь…

– Я знаю, Мэгги, – все изменилось. Ты даже говоришь не так, как раньше. Теперь ты леди, и у тебя есть свой джентльмен. А я по-прежнему принадлежу улице, так что позволь мне оставаться там, сохраняя свое достоинство. Барон превзошел меня, и с этим, видимо, ничего не поделаешь, но не заставляй меня принимать из его рук подачки. – Фрэнки говорил все это легким тоном, но Мэгги чувствовала горечь в его словах…

Мэгги закусила губу и коснулась ладонью руки Фрэнки.

– Я всегда буду беспокоиться о тебе, – глухо произнесла она.

– Я знаю, Мэгги, – сказал Фрэнки. Он на мгновение сжал ее ладонь, потом отпустил. – Постарайся не попадаться Дэнни.

– Ты тоже, – сказала она.

Кивнув на прощание, Фрэнки шагнул в туман и исчез в ночи. Мэгги долго смотрела ему вслед, терзаемая противоречивыми мыслями, а потом быстро поднялась по ступенькам крыльца.

Она сунула ключ в замочную скважину, бесшумно открыла дверь и проскользнула внутрь.

Единственный газовый светильник, расположенный над дверью, освещал пустой холл с черно-белым кафелем, простиравшимся от входа до скрытой в полумраке лестницы в дальнем конце. Здесь не было даже дежурившего лакея. Мэгги нахмурилась, сняла свой платок и шляпу и положила их на столик, чтобы утром миссис Першинг убрала эти вещи. Внезапные шаги заставили ее похолодеть. Мэгги посмотрела в зеркало, но ничего не обнаружила, кроме стены позади себя. Ее внимание сосредоточилось на тяжелой стеклянной вазе, стоявшей на столике рядом со шляпой, и Мэгги потянулась к ней левой рукой, а правой нащупала в кармане револьвер.

– Куда ты ходила, Мэгги?

Эджингтон… В воздухе повеяло холодом его слов. Мэгги на мгновение закрыла глаза, тяжело дыша, потом медленно повернулась и увидела барона – он стоял в дверном проеме гостиной, красивый, безупречный, в дорогом вечернем костюме.

Почему, глядя на него, у нее сжимается сердце? Потому, что он прекрасен, как божество? Или дело не только в этом?

– Я просто гуляла, – ответила Мэгги. – Вы написали, что не приедете сегодня.

Эджингтон изогнул бровь, выражая пренебрежение к ее словам.

– Смысл моего вопроса не в этом.

Мэгги смотрела на него, подавляя желание обхватить себя руками.

– Я навещала Перл Бланк.

Лицо Эджингтона вытянулось.

– Должно быть, тебе пришлось пройти полгорода.

– Треть, – уточнила Мэгги.

– Ты боишься Дэнни, который – вынужден напомнить – послал своих парней избить твою подругу, и тем не менее решилась с наступлением темноты пойти одна через весь Лондон? – сказал барон бесстрастным тоном, с каменным выражением лица, хотя в голосе его звучало осуждение.

– На улице я в большей безопасности, чем здесь, – резко сказала Мэгги. – По крайней мере никто из людей Дэнни не знал, где я была. И там я оказалась не по его воле.

Барона удивили ее слова.

– Что значит, «не по его воле»? – спросил он, сузив глаза.

Мэгги вздохнула, внезапно ощутив усталость.

– Это долго объяснять. Может, мы присядем?

Барон посмотрел на нее долгим взглядом, потом сделал шаг в сторону, молча приглашая Мэгги войти в гостиную. Она прошла мимо него, непроизвольно среагировав на его близость: это не было, как прежде, волнение, связанное с неопределенностью и нерешительностью; в данный момент она испытывала знакомое сладостное чувство предвкушения.

Эджингтон включил светильники и закрыл дверь. Мэгги села на диван у окна, и барон без приглашения с самоуверенной грацией устроился рядом. Он находился так близко, что, казалось, его крупная фигура заполнила весь диван, подавляя ее.

Мэгги тяжело вздохнула.

– Перл дала мне письмо от какого-то джентльмена, в котором тот просит ее устроить так, чтобы я оказалась в театре на том самом прослушивании, где вы нашли меня.

Эджингтон нахмурился:

– В письме не могло быть предусмотрено, что я буду там именно в этот день. Никто, кроме моей сестры, не знал, что я ищу женщину с определенной целью.

– Там была указана дата, – сказала Мэгги. – Однако получилось так, что я пришла на это прослушивание и вы выбрали меня именно в этот день. Теперь я здесь, и Дэнни сказал, что очень доволен этим обстоятельством…

– Может быть, Дэнни имел в виду что-то другое? – предположил барон. – Возможно, его план провалился, но он хотел, чтобы ты думала, будто бы все идет так, как замыслил он.

– Кто знал, что вы будете на этом прослушивании? Может быть, он хотел, чтобы вы встретили меня, но имел другой замысел относительно того, что будет потом, – предположила Мэгги.

– Лучше спросить, кто не знал о моем предполагаемом присутствии в театре, – сказал Чарлз. – Там, как всегда, были Дайнс и Гиффорд, и я бываю по меньшей мере на восьми из десяти прослушиваний. Едва ли это является секретом. – Он задумчиво поджал губы. – Я люблю оперу.

Мэгги раздраженно тряхнула головой:

– Но почему Дэнни – или кто-то другой – хотел, чтобы я оказалась на вашем пути?

– Я не уверен, что кто-то специально устроил эту встречу, – сказал барон.

«А я уверена», – подумала Мэгги, с трудом удержавшись от резкого возражения. Весь ее жизненный опыт говорил ей, что здесь дело нечисто, что все эти совпадения подозрительны, и если бы она не была такой простофилей, то могла бы заметить…

Барон посмотрел на нее, сдвинув брови:

– Если ты действительно считаешь, что тебя послали на это прослушивание, чтобы мы встретились, значит, ты подозреваешь…

Мэгги беспокойно задвигалась.

– Я только хотела сказать, что вы невольно были вовлечены в какую-то непонятную игру.

Эджингтон проигнорировал ее замечание, распознав попытку Мэгги уклониться от сути дела.

– Ты знаешь меня уже достаточно хорошо, – сказал барон. – Возможно, пару недель назад твои увертки сработали бы. Если, по-твоему, Дэнни хотел, чтобы ты попала в этот дом, тогда логично предположить, не приложил ли и я к этому руку. – Эджингтон говорил ровным, спокойным тоном.

– Да, – тихо сказала Мэгги. – Прочитав это письмо, я действительно на мгновение заподозрила, что вы решили завлечь меня к себе обманом с какой-то нехорошей целью. – Она подняла глаза и посмотрела ему в лицо. – В самом деле, что я знаю о вас? Мне известно лишь ваше имя и положение, известно, что у вас есть мать и сестра и дом за пределами Лондона, где через несколько недель вы устраиваете прием, а также известно немного о том, что вам нравится или не нравится. Вот и все. Больше я ничего не знаю, хотя думаю, что вы не такой человек, который позволит вовлечь себя в подозрительное дело. – Барон молчал, не отрывая от Мэгги взгляда. По выражению его лица, казалось, что он был сейчас где-то очень далеко. Мэгги робко откашлялась, после чего продолжила: – Я понимаю, что говорю не то, но хочу сказать. Большинство джентльменов вашего положения не стали бы заботиться о такой девушке, как я, то есть они не стали бы беспокоиться о том, что будет со мной, если даже я делю с ними постель. Конечно, они много говорят о чести, о достоинстве джентльмена и прочих благородных вещах, но это значит лишь то, что они стремятся вы глядеть джентльменами исключительно перед другими джентльменами. А вы другой. Иногда, находясь с вами, я забываю, что мы из разных миров. – Барон сидел не шевелясь и молчал, а Мэгги, запинаясь, добавила: – Вы понимаете, что я имею в виду?

– Да, – сказал он глухим, низким голосом. – Я понимаю, хотя не заслуживаю такого доверия.

Мэгги смотрела на него, сбитая с толку.

– Почему не заслуживаете?

Его улыбка была скорее похожа на гримасу.

– Потому что я распутничал и пьянствовал вместе с большинством из известных джентльменов. Играл в азартные игры, уклонялся от оплаты счетов портного и использовал других людей для своего удовольствия так же, как мои предки в течение длительного времени. И это давно всем известно.

Мэгги покачала головой, отрицая услышанное:

– Нет, этого не может быть. Вы всегда казались серьезным, правильным человеком…

– Я стараюсь исправиться, – согласился Чарлз. – Однако не все можно исправить. Как говорится, сделанного не переделаешь.

– Но что такого вы могли натворить? – спросила Мэгги, протестуя.

– Обычные безумные прегрешения, которые совершают мужчины моего круга. Ты никогда не слышала, что грехи отцов переходят к сыновьям? – спросил Эд-жингтон.

Мэгги покачала головой, а в его глазах промелькнули веселые искорки.

– Тебе известно о таком понятии, как «голос крови»?

– Да… хотя я не верю в это.

– Почему? – Казалось, он искренне заинтересовался.

Мэгги нахмурилась:

– Моя мать была дешевой ирландской проституткой, и, как я слышала, когда у нее не стало клиентов, она окончательно погрязла в пьянстве. Мой отец – я сомневаюсь, что мать знала его имя, – вероятно, был не лучше. Когда она умерла во время эпидемии холеры, ее унесли и закопали на клочке земли, который стал ее единственной собственностью. Возможно, я создана не для того, чтобы добиться многого в этой жизни, однако я не верю, что мне уготовлена такая же судьба.

Барон на мгновение закрыл глаза, погруженный в свои мысли.

– Полагаю, – сказал он, – в моем случае дело обстоит иначе. Что тебе оставила мать после смерти?

Эти слова напомнили Мэгги о старой боли, такой старой, что она уже не воспринимала ее как боль.

– Ничего. Не оставила даже имени.

– А отец оставил мне в наследство имущество, титул и запятнанную репутацию Эджингтонов, – сказал барон. – Как мог я принять одно и избежать другого? Земли перешли ко мне со всеми долгами, а титул – с сознанием вины. И эта вина, являясь следствием жизни отца, не может исчезнуть с его смертью, как и грехи предков до одиннадцатого поколения, которые не могли не оставить свой след. – Все прошлые прегрешения Эджингтонов находят отражение в настоящее время, ложась пятном на мою репутацию.

Мэгги снова была поражена тем, насколько Эджингтон похож на марионетку, ведомую своими предрассудками, но теперь эта аналогия казалась более зловещей, чем абсурдной: какой-то ужасный призрак порочил человека, который вопреки своему желанию соглашался с этим.

– Но все это должно когда-то закончиться. Грехи всех предков слишком тяжелое бремя для одного человека, чтобы он мог выдержать его, – сказала Мэгги. – После стольких поколений невозможно справиться с такой непосильной ношей.

– Зло, совершенное людьми, долго живет после них, а добро оказывается погребенным вместе с их костями, – тихо произнес Чарлз. Его губы изогнулись в подобие улыбки, но глаза оставались печальными. Мэгги вопросительно взглянула на него, и он пояснил: – Боюсь, все не так просто. Ты знаешь о моем пари с сестрой. И мне кажется странным все то, что произошло после этого, начиная с нашей случайной встречи до настоящего момента. – Брови Эджингтона иронично изогнулись. – Я стараюсь исправить ошибки отца или по крайней мере смягчить их последствия, обеспечивая внебрачного ребенка моей гувернантки.

– Его ребенка! – догадалась Мэгги.

– Да, это его ребенок и ее позор, – сказал Чарлз. – Мисс Барретт уволили через год после того, как моя мать наняла ее, и я никогда не спрашивал почему. Я узнал причину, только когда занялся бумагами отца через несколько месяцев после его смерти. Там было письмо от хозяйки дешевого пансиона, где жила бывшая гувернантка, в котором сообщалось, что мисс Барретт умерла и что ее дочь выставят на улицу, если отец не оплатит долг за аренду помещения.

– Он сделал это? – спросила Мэгги.

Барон покачал головой:

– Его в большей степени волновали карточные долги или покупка новой лошади. Я узнал из письма только имя внебрачной дочери отца и ничего более. Однако, когда я нашел ее, мне стало известно еще кое-что.

– Что именно?

Лицо Эджингтона было напряжено, а голос лишен эмоций.

– Оказалось, что отец овладел гувернанткой против ее воли, а когда она через некоторое время призналась, что беременна, и попросила о помощи, он заявил, что не знает, действительно ли ребенок от него, после чего обозвал ее шлюхой и выгнал на улицу с пятью фунтами и без каких-либо рекомендаций. Молодая женщина – еще почти девочка – была вынуждена продать все свое имущество и заняться стиркой белья. Когда же она не смогла больше обеспечивать себя и свою дочь таким способом, ей пришлось просить милостыню у моего отца, который посылал ей иногда несколько фунтов, а иногда – только проклятия.

– О, Чарлз! – сказала Мэгги и тут же спохватилась, осознав свою фамильярность. – Простите, я не имела в виду…

– Думаю, с моей стороны разумней принимать за оскорбление мой титул, чем мое имя. – Эджингтон глухо рассмеялся. – Я нашел Лили Барретт в отчаянном положении. Она выросла, получив образование и все то, чем могла обеспечить ее мать, однако этого было недостаточно, чтобы бедная девушка могла стать леди.

– И что вы сделали? – спросила Мэгги.

– Некий полковник имел долг, который не смог вернуть моему отцу до его смерти, – сказал Чарлз. – Я договорился с ним так, чтобы он взял Лили в свой дом в качестве дальней родственницы, имеющей небольшое, но достаточное приданое, которое я ей обеспечил. Возможно, ей удастся познакомиться с каким-нибудь молодым человеком из хорошей семьи – третьим или четвертым сыном не слишком богатого лорда или просто порядочного джентльмена. Ему, несомненно, уготована служба в церкви или в армии, и он с удовольствием возьмет в жены хорошенькую, молодую, умную женщину с приличным состоянием, ведущую добропорядочный образ жизни.

– Однако каким-то образом в это дело вмешалась ваша сестра, – предположила Мэгги.

– Мою дорогую сестру Милли раздражало присутствие Лили в обществе, и она решила избавиться от нее, заявив на балу у Рашуэртов, что не понимает, почему здесь принимают безродную девушку, не имеющую порядочной семьи, – сказал Чарлз безжизненным тоном.

– А потом последовало это пари, – сказала Мэгги. – Вы представите меня в качестве леди, и если общество примет меня… что тогда?

– Милли устроит бал в честь Лили Барретт, – сказал Чарлз с холодной улыбкой. – Затем последуют извинение и восстановление девушки в прежнем положении.

– Похоже, это рискованное дело, чреватое неприятностями, – выразила сомнение Мэгги.

– Но очень важное, – твердо заявил Чарлз.

Мэгги сдвинула брови.

– Вы слишком благородны, чтобы отвечать за грехи отца.

– Если я такой благородный, то зачем прихожу сюда почти каждый вечер? – спросил он с мрачным видом.

Мэгги затаила дыхание в смятении и предвкушении.

– Что вы имеете в виду?

– Певичку из варьете и барона, – сказал Чарлз, склонив голову, так что в свете лампы блеснули его золотисто-каштановые волосы. – Это звучит не лучше, чем барон и гувернантка.

– Я хочу быть с вами, – сказала Мэгги. – Это совсем другое дело.

– Но когда все кончится, что станет с тобой? Я продолжу вести прежний образ жизни, а ты… будешь до самой смерти влачить жалкое существование в каком-нибудь дешевом пансионе или работном доме, потому что слишком горда, чтобы обратиться ко мне за помощью? – заключил Чарлз.

– Вам не стоит беспокоиться относительно работного дома. Если я не покорюсь воле Дэнни, то долго не проживу, – цинично заявила Мэгги.

– Что?! – Барон резко выпрямился. – Все настолько серьезно?

Мэгги закрыла лицо ладонями.

– Он самый могущественный негодяй в Лондоне! Отчего, по-вашему, он получил такую известность? Вы видели, что он сделал с Нэн, и к тому же он убивает людей. Думаете, я шутила? Похоже, вы не верите в его существование, но он вполне реален.

– А если ты сделаешь то, чего он хочет…

– Тогда проживу немного дольше: несколько недель или месяцев, – заключила Мэгги. – Но вам не надо беспокоиться об этом. Когда ваш план осуществится, я уеду в Канаду или Америку или еще куда-нибудь; я сохранила каждый фартинг, который вы давали мне, и использую накопленные деньги на проезд и начало новой жизни на новом месте. Я должна сделать это. Салли поедет со мной и, думаю, Фрэнки тоже… Хорошо, если бы вы оставили Джайлса в школе на несколько лет и пристроили куда-нибудь Нэн, Молл и Джо на какое-то время. Гарри уже вступил в новую жизнь, и он позаботится о них, как только получит первую должность…

– Мэгги, – прервал ее Чарлз, – ради тебя я оставлю Джайлса в школе и даже позабочусь о нем во время каникул, хотя многие могут подумать, что он мой внебрачный ребенок. – Он криво усмехнулся. – И я даже отправлю его в Оксфорд или Кембридж, если он захочет продолжить обучение, или добьюсь присвоения ему офицерского звания в армии или на флоте, если он того пожелает. Что касается Нэн и ее малышей, уверен, что смогу найти для нее подходящее занятие, пока дети не подрастут, чтобы их можно было также отправить в школу, после чего Нэн получит постоянную работу в качестве домашней прислуги.

– И вы сделаете все это ради меня? – прошептала Мэгги сдавленным от волнения голосом. – Не думаю, что Нэн или Джайлс смогут отблагодарить вас за это. Да и я не знаю, смогу ли когда-нибудь отплатить вам…

– Ты можешь отплатить мне тем, что останешься здесь, – сказал Чарлз немного грубовато.

У Мэгги перехватило дыхание.

– Что это значит?

Лицо его выражало решимость.

– Я не могу отпустить тебя в Америку. Ты должна остаться здесь. Живи в этом доме, пользуйся каретой, копи деньги на будущее. Я говорил, что не хочу иметь любовницу, и это правда. Я не хочу любовницу. Я хочу тебя.

– Но я не могу оставаться здесь, – выпалила Мэгги. – Дэнни не оставит меня в покое. Находясь здесь, рядом с вами, я буду постоянно подвергаться опасности, потому что он попытается использовать меня.

– Я обеспечу тебе защиту, – продолжал настаивать Чарлз.

Мэгги покачала головой, хотя готова была запрыгать от радости, оттого что ей предлагали убежище, хотя и весьма иллюзорное. Она будет видеть барона каждый вечер, каждую неделю; он будет беседовать с ней, слушать ее и иногда даже улыбаться. Она будет наслаждаться его поцелуями, ощущать его горячее тело и его неподдельную страсть. Это прекрасная мечта, но девушки, подобные ей, знают бесплодность мечтаний. У таких девушек, как она, мечты никогда не сбываются.

– Вы не сможете открыто защищать любовницу, – сказала Мэгги. – Любовница является… тайным удобством, а не реальной личностью, как сестра или друг. Я не буду в большей безопасности, чем сейчас. Я не смогу жить всю оставшуюся жизнь, выглядывая в окно и думая о том, что за мной следят, что Дэнни может потребовать сделать для него нечто ужасное. И я не могу жить здесь, зная, что он намерен использовать меня, чтобы причинить вам вред.

Чарлз помолчал некоторое время.

– Ты уверена в том, что тебе необходимо уехать? – спросил он наконец.

– Я должна, – сказала Мэгги, проглотив подступивший к горлу ком. – Но это не значит, что я не хочу отблагодарить вас сейчас. Правда, у меня есть только единственный способ сделать это.

Лицо барона исказилось.

– Ты не обязана. Ты можешь отказать мне, когда пожелаешь. Надеюсь, ты понимаешь это.

– Но я не хочу отказывать, – сказала Мэгги. Она протянула руку с молчаливым приглашением, и Чарлз с глухим стоном привлек ее в свои объятия.

Мэгги никогда не знала домашнего уюта и не понимала, что люди имели в виду, когда говорили об этом, однако представляла, что, должно быть, такое понятие сродни этому поцелую, который приятно обволакивал ее, и она позволила себе полностью погрузиться в него.

Чарлз снова поцеловал ее еще крепче, и сладостное ощущение пробудило у Мэгги желание, которое зародилось в центре ее женского естества и потом нашло отклик во всем теле. Барон повалил ее на диван, и она капитулировала, околдованная волшебством его губ и рук. Ее платье в один момент оказалось на полу вместе с револьвером, скрытым в ворохе юбок. Подол ее сорочки был задран кверху…

– Подождите, – задыхаясь, прошептала Мэгги, отталкивая Эджингтона. – Я должна подняться наверх. Всего на минуту. Я скоро вернусь, обещаю.

Его потемневшие от страсти глаза сузились.

– Зачем?

– Мне… мне нужно в туалетную комнату, – попыталась солгать она.

– Прямо сейчас? – спросил Чарлз.

– Да, – ответила Мэгги слабым голосом.

Барон не поддался на обман.

– Зачем ты хочешь пойти наверх, Мэгги?

– Я… я должна взять губку, – запинаясь сказала она, чувствуя, как вспыхнули ее щеки, потом заерзала под ним, пытаясь освободиться, однако едва смогла пошевелиться.

– Губку? – повторил Чарлз.

– Пропитанную уксусом, – пояснила Мэгги. – Это поможет предохраниться от… нежелательных сюрпризов.

– Значит, для профилактики?

Мэгги вопросительно посмотрела на него.

– Чтобы предотвратить зачатие… не допустить беременности? – добавил он с оттенком раздражения.

Мэгги кивнула.

– Это не всегда срабатывает, однако часто помогает, – сказала она.

– Так вот почему ты никогда не позволяла мне…

– Да, – поспешно прервала его Мэгги. – Я знаю, что вы не хотите иметь ребенка от меня. Позвольте мне взять эту вещь.

– Почему ты не сказала мне раньше? – спросил Чарлз.

Мэгги не могла понять, обижен он или доволен тем, что она поступала так.

– Я полагала, что вам не надо об этом знать. Я думала, что вы должны радоваться, если ничего такого не происходит.

Чарлз на мгновение закрыл глаза, а когда открыл их, выражение его лица было непроницаемым.

– Ты почти раздета. Я сам принесу твое средство. Где оно находится?

– В выдвижном ящике стола, – тихо сказала Мэгги, испытывая еще большее смущение.

Он освободили, и она села, откинувшись на спинку дивана. Барон направился к двери, но задержался и посмотрел на Мэгги через плечо.

– Оставайся здесь, – сказал он и вышел из комнаты.


Чарлз нашел маленькую жестяную коробочку там, где указала Мэгги. Он открыл ее и обнаружил кусочек губки, плавающий в прозрачной жидкости, которая по запаху, несомненно, являлась уксусом.

Как он мог не заметить, что она пользовалась… этим? Стало быть, Мэгги была очень осторожной, чтобы не произвести на свет ребенка, лишенного отца, чтобы их отношения не имели нежелательных последствий.

В этой маленькой коробочке содержался верх цинизма. Или мудрости? В настоящее время трудно было определить разницу, но в какой-то степени все это выглядело как обвинение в преступлении. То, что было между ними, являлось запретным, непризнанным в обществе и должно оставаться в тайне, поэтому Мэгги, хорошо знавшая жизнь, с присущим ей спокойствием следовала правилам этого мира. Все это вызывало у него мрачный гнев… не на нее, а на себя и главным образом на этот мир.

Чарлз закрыл крышечку и, зажав коробочку в ладони, стал спускаться по лестнице. В доме было темно и тихо; предвидя возможную стычку с Мэгги после ее возвращения, Чарлз отправил дежуривших лакеев в сад за домом и отпустил остальную прислугу на этот вечер. Миссис Першинги Нэн с детьми отдыхали в своих комнатах в мансарде, а Салли тоже находилась у себя, ожидая вызова по звонку.

Когда он снова вошел в гостиную, Мэгги все так же сидела на диване, хотя теперь была только в ночной сорочке и панталонах. Она наблюдала за Чарлзом без всякого смущения, словно отсутствие верхней одежды не имело для нее никакого значения. Ну разумеется, ведь еще пару недель назад она жила в одной комнате с несколькими людьми, скромность для нее являлась ненужным излишеством, к которому она не привыкла. Чарлз с неоправданной ревностью подумал, как часто Фрэнки и Гарри видели ее полуодетой.

Отбросив эту мысль, он закрыл дверь и подошел к Мэгги. Она вопросительно посмотрела на него, и он протянул ей коробочку. Мэгги взяла ее, открыла и долго смотрела на содержимое, потом протянула руку, чтобы достать…

– Нет, – прервал её Чарлз. Возможно, ее не смущает отсутствие одежды, однако дальнейшие действия в его присутствии, несомненно, будут унизительными для нее.

Она посмотрела на него, готовая, как всегда, возражать, но он покачал головой, предвосхищая протест.

– Нет, – повторил он. – Доверься мне. У тебя нет необходимости делать это сейчас. – «Особенно передо мной», – мысленно добавил он и понял потому, как смягчилось выражение ее лица, что она оценила его поступок.

– Благодарю, – сказала Мэгги со странным оттенком в голосе. – Вы очень добры ко мне.

«Не очень-то добр, иначе повернулся бы и ушел прямо сейчас», – мрачно подумал Чарлз.

Мэгги поставила жестяную коробочку на столик рядом с диваном – довольно осторожно, как он заметил, словно эта вещь могла разрушиться от одного дыхания, – потом посмотрела на Чарлза, ожидая дальнейших его действий.

Ему не следовало что-либо предпринимать. Особенно сейчас, после болезненного напоминания о лицемерии этого мира. Да и сам он разве не лицемер? И все же он не мог смотреть на нее, не испытывая желания. Сквозь тонкую ткань сорочки просвечивало ее тело, Мэгги казалась необычайно хрупкой и беззащитной. Взгляд серьезный и мудрый, а лицо такое юное, почти детское. Она сидела в напряженном ожидании, отчего Чарлз ощутил жар в крови. Мэгги казалась почти нереальной, и тем не менее ее фигура излучала тепло, силу и жизнелюбие. Он хотел одарить ее чем-то таким, что она могла бы принять от него сейчас, поскольку в дальнейшем она не будет его любовницей. Чарлз медленно опустился на колени.

Мэгги побледнела.

– О нет, Чарлз, не надо становиться на колени передо мной…

– Я буду делать то, что мне нравится, – заявил он.

Она не стала еще раз просить его подняться.

Рука Чарлза скользнула вверх по ее ногам и проникла под сорочку. Он распустил тесемки панталон и потянул их вниз. Мэгги задвигалась, помогая ему раздеть себя. Чарлз снял свой сюртук и жилет и бросил все это на пол; туда же последовал галстук, после чего он обхватил обеими руками бедра Мэгги.

– Подвинься вперед, – приказал он, и она сделала это, оказавшись на самом краю дивана. – Откинься назад. – Мэгги снова послушалась, хотя ее глаза выдавали нерешительность. – Не останавливай меня.

– Хорошо, не буду, – согласилась Мэгги хриплым голосом.

Чарлз медленно приподнял край ее сорочки, обнажив ноги, потом живот и обратил внимание, как гладкие мышцы движутся под тонкой кожей при каждом трепетном дыхании. Он поцеловал живот Мэгги, и мышцы напряглись от прикосновения его губ. Затем он переключился на внутреннюю сторону ее бедра, целуя от колена и выше. Мэгги издала сдавленный стон. Ее кожа была невероятно тонкой и чувствительной, и все тело выглядело слишком хрупким и уязвимым для такого естества и для такой души… Чарлз перенес свои ласки выше, сопровождая их поцелуями и покусыванием, ощущая на вкус ее кожу, чувствуя дыхание и трепет жаждущей плоти, вызывающий ответный жар, разливающийся по его телу и концентрирующийся в паху. Чарлз достиг гнездышка в месте соединения ее бедер и обнаружил, что складки уже раскрылись и набухли от желания. Он быстро погрузил язык в расселину, и Мэгги застонала, едва не задохнувшись, а он почти потерял самообладание, ощутив вкус горячей женской плоти.

Он поднял голову и встретился с Мэгги взглядом. Раскрасневшись, она смотрела на него, смущенная и в то же время жаждущая продолжения. Ее губы сложились в безмолвное «нет», однако в глазах читалось другое, поэтому Чарлз снова склонил голову и приник к ее лону, вобрав в рот возбужденный бутон. Мэгги вскрикнула и выгнулась навстречу ему, а он продолжал ласкать ее, меняя движения языка и ритм. При этом он удерживал ее руками, так что она не могла ни сжать ноги, ни уклониться в сторону, ни контролировать свою реакцию. Ее крики сменились стонами наслаждения, а бедра конвульсивно сжимались вокруг него. Она приподнималась в такт заданному им ритму, который постепенно усиливался, отчего дыхание ее сделалось прерывистым, и мольбы то о продолжении, то о передышке сменились невнятными звуками. В конце концов она достигла пика наслаждения и, обессилев, рухнула на диван.

Чарлз посмотрел на нее в тот момент, когда ее взгляд снова сфокусировался.

– Я чувствую себя… достигшей высшей точки, – хрипло произнесла Мэгги.

– И наполненной до краев, – предположил Чарлз.

Мэгги кивнула и закрыла глаза, а он встал, отошел от нее и начал раздеваться. Она слышала каждое его движение – в этот момент казалось даже, что было слышно, как бьется его сердце, – но она не открывала глаз, пока не почувствовала что-то холодное и мокрое между бедер. Мэгги вскрикнула от этого прикосновения и невольно сомкнула бедра… как оказалось, вокруг губки, которую держал Чарлз.

Она наблюдала, как он положил руку ей на живот, коленом снова раздвинул бедра, а другой рукой погрузил губку внутрь.

Мэгги судорожно втянула воздух, чувствуя, как ее пронзает острое наслаждение все глубже и глубже… и вдруг все прекратилось.

– Я хочу… – Она с трудом могла говорить. – О, я хочу, чтобы вы сделали так еще раз.

Чарлз усмехнулся.

– В следующий раз, – пообещал он, и она неожиданно для себя почувствовала, что готова заплакать, испытывая признательность, оттого что он не гнушался прозой жизни и позаботился о ней, как того требовали обстоятельства.

Чарлз взял ее за руку и молча потянул с узкого дивана на ковер. Она легла и увлекла его за собой. Горячая кожа барона была немного грубее, чем у нее, и эта разница казалась восхитительной.

– Поцелуй меня, – попросила она, и он, поместив свои бедра между ее ног, прогнулся так, что их губы встретились. С первым толчком губка скользнула глубже внутрь, неожиданно придав дополнительную остроту ощущениям, отчего у Мэгги вырвался легкий стон. Она прижимала Чарлза к себе, тогда как он – сначала медленно, потом все быстрее и быстрее – двигался внутри ее. Ее тело, охваченное огнем, жаждало его, жаждало большего. Он оперся локтями по обеим сторонам ее головы и обхватил ладонями ее лицо. В его глазах отражалось пламя, подобное тому, которое нарастало внутри ее, и внезапно ее потряс исступленный восторг.

Поглощенная огнем, Мэгги ничего не видела и не слышала, только чувствовала свое пылающее тело и Чарлза, двигающегося внутри ее все с тем же бурным ритмом.

Постепенно жар начал спадать. Мэгги тяжело дышала на ковре, рядом, скатившись с нее, лежал Чарлз.

– Благодарю, – прошептала она, закрыв глаза.

– Не надо благодарностей, – произнес Чарлз так тихо, что она едва расслышала его. – Лучше скажи, что это было восхитительно.

– Конечно, конечно, – согласилась Мэгги, и ей почему-то показалось, что все это похоже на прощание.

Глава 11

– Чарлз, спускайся вниз! Уже прибыли гости!

Чарлз поднял голову и увидел сестру в двери своего кабинета; глаза Милли сверкали, и она смотрела на него, надув губы. Он поднялся, стараясь скрыть недовольство. Странная цепочка событий, начавшихся с пренебрежительного высказывания сестры в адрес внебрачной дочери их отца, теперь близилась к концу. Он испытывал удовлетворение и предвкушал триумф в споре с сестрой, однако эти чувства омрачались растущим страхом.

Несмотря на все попытки Чарлза успокоить Мэгги, она все сильнее волновалась, получая на протяжении нескольких недель послания от Дэнни О’Салливана. Она никому не рассказывала о своих страхах и старалась казаться спокойной, однако лицо ее становилось холодным и напряженным, когда она предавалась бесплодным размышлениям о своей дальнейшей судьбе. Хотя Чарлз убеждал Мэгги, что ей не о чем беспокоиться, ее страхи порождали сомнения и у него.

Другая причина его досады, никак не связанная с Дэнни, заключалась в том, что светский прием в его доме означал конец общения с Мэгги Кинг. Она уже купила билеты третьего класса до Америки, чтобы исчезнуть сразу после приема. Чарлз был недоволен этой идеей, но что он мог поделать? Мэгги чувствовала себя несчастной в Лондоне; ей казалось, что в каждом темном месте ее поджидал человек Дэнни, и ее невозможно было убедить, что, став любовницей влиятельного человека, она будет в безопасности. Контраргументы Чарлза были не убедительными, эгоистическими, и он слишком уважал Мэгги, чтобы озвучивать их.

– Так ты идешь? – нетерпеливо спросила Милли, прервав размышления брата.

Чарлз осознал, что стоит как вкопанный, глядя на камин. Лицо его приняло обычное выражение, и он высокомерно приподнял бровь, что всегда раздражало сестру.

– Да, конечно. Просто жду, когда ты пройдешь вперед.

Милли фыркнула и вышла из комнаты, шурша юбками. Чарлз молча последовал за ней, в то время как она устремилась по восточной галерее к главной лестнице. Вскоре возбуждение заглушило ее раздражение, и она, забыв о своем недовольстве, разразилась словесным потоком:

– Гости прибыли почти одновременно! Половина из них были приглашены на ранний чай у Ашуэртов. Почему ты их не встретил? Лорд Рашуэрт не смог, как обычно, выбраться из своего загородного поместья, но леди Рашуэрт и леди Виктория уже прибыли и удалились в свои комнаты, чтобы освежиться после дороги. Лорд и леди Джеймс Ашуэрт со своими тремя дочерьми, а также мистер Уэлдон пьют чай с мамой в китайской гостиной. Одновременно с ними приехали Рэдклиффы, потом появился лорд Гамильтон…

Чарлз рассеянно слушал перечень гостей; это были те же самые люди, которые приезжали к ним ежегодно, и, вероятно, их предки также участвовали в приемах, которые устраивали его предки.

На это ежегодное собрание леди Эджингтон пригласила гостей с таким расчетом, чтобы сохранялся баланс между представителями обоих полов, что обычно делалось на светских мероприятиях. При этом количество отобранных дочерей и сыновей составляло незначительный процент в списке высоких гостей.

Большинство из приглашенных арендовали дома на земле Эджингтона, и их места жительства находились на расстоянии мили от особняка барона, так что его домашний прием стал не более чем значительно расширенным изысканным обедом для привычного круга гостей, и являлся началом лондонского светского сезона. Эти гости знали Чарлза лучше, чем кто-либо, и не потому, что он считал их близкими друзьями, а потому, что они были теми, кого мать называла людьми «нашего сорта», и они знали Чарлза со времен, когда он ходил в коротких штанишках, если не раньше. Чарлз никогда не понимал, что значит «нашего сорта», поскольку этих людей не объединяло ни равное богатство, ни положение в обществе, ни стиль жизни, ни политические воззрения, за исключением того, что они долгое время общались друг с другом. Это были те люди, кого Мэгги должна была обмануть; люди, которые не только знали принятые в светском обществе правила поведения и прочие формальности, но и следовали им в жизни, усвоив их с самого детства до такой степени, что научились игнорировать некоторые правила, избегая обвинения в вульгарности.

Чарлз и Милли достигли лестничной площадки над главным холлом. Под голубым куполом с изображением Европы и быка собрались служанки в серо-белой униформе и лакеи в небесно-голубых ливреях – слуги выстроились сбоку от двери и ожидали прибытия гостей.

Наконец высокие двери широко распахнулись и появился первый гость – лорд Гиффорд; за ним вошли сэр Натаниел Дайнс и молодая белокурая женщина.

При виде незнакомки на лице Милли отразилось легкое замешательство, которое быстро сменилось ликованием. Чарлз подавил удовлетворенную улыбку.

Представление Джейн Хаусер компании явилось гениальным ходом, но не его, а Дайнса, хотя Чарлз был бы рад приписать его себе.

Баронет наряду с Чарлзом решил принять участие в социальном эксперименте, но Чарлз высказал опасение, что представление обществу еще одной неизвестной женщины вызовет у Милли подозрение, связанное с их пари. Дайнс посмеялся тогда и заявил, что им необходимо намеренно ввести в заблуждение Милли, и для этой роли как нельзя лучше подойдет мисс Хаусер. Чарлз согласился, что она действительно подходит для этой роли.

Его не интересовало, кем была мисс Хаусер, но она явно не могла называться леди; он хорошо знал, что Дайнс не гнушался сомнительными компаниями. Впрочем, гостья была довольно привлекательной: с золотистыми волосами, большими карими глазами и в дорогом платье – в общем, ее внешность не оскорбляла зрение. Однако в ней чувствовалась излишняя самоуверенность и бесцеремонность. Милли, несомненно, отметит цвет ее лица, манеру держаться, покрой ее платья и стиль прически, после чего объяснит, почему все это не соответствует принятым в обществе стандартам. Впрочем, Чарлз заметил, что во внешности этой женщины было больше напускного шика, чем изысканности.

– Послушай, братец, ты, конечно, мог бы найти что-нибудь получше, – тихо сказала Милли, когда они достигли основания лестницы.

– Тебя не проведешь, – так же тихо ответил Чарлз. – Однако помолчи и позволь другим составить свое мнение.

Милли вышла вперед, чтобы поприветствовать вновь прибывших и направить их в гостиную. Она радушно улыбнулась лорду Гиффорду, вероятно, намереваясь тем самым умышленно подчеркнуть последующее холодное обхождение с Дайнсом. Потом о чем-то заговорила с мисс Хаусер, которая была представлена как кузина Дайнса. Милли многозначительно посмотрела на Чарлза через плечо женщины, давая ему понять, что она не виновата, если гости не примут вновь прибывшую должным образом.

Затем Милли взяла лавровые венки у ожидавшей рядом служанки и надела их на головы мужчин, а третий отдала Чарлзу.

– Понятно. В этом году тема связана с вакханалией! – весело заметил Гиффорд, сдвигая венок на щегольской манер.

Милли бросила на него недовольный взгляд.

– Это будет римская пастораль, – подчеркнуто спокойно произнесла она и украсила гирляндой цветов шею мисс Хаусер. Потом извинилась, осуждающе взглянула на лорда Гиффорда и, демонстративно взяв под руку мисс Хаусер, повела ее прочь, едва сдерживая проявление удовольствия.

– Мой Бог, Дайнс, она чертовски хороша, – медленно произнес Гиффорд, когда женщины ушли.

Дайнс самодовольно улыбнулся и, подняв монокль, оценивающе посмотрел на удаляющуюся фигуру своей протеже.

– Через час она здесь всех шокирует. Представляешь, какова будет реакция твоей сестры, когда она познакомится с мисс Хаусер ближе?

Гиффорд усмехнулся.

– Ты доверяешь Гиффорду? – спросил Чарлз Дайнса, несмотря на очевидность ответа, хотя на самом деле хотел сказать: «О чем ты думал, черт возьми, когда посвящал его в наш план?»

– Ты не считаешь меня надежным человеком? – сказал Гиффорд легким тоном, хотя в глазах его появился холодный блеск. – Я уже знаю наполовину ваши планы, так какой вред будет в том, если вы позволите мне помочь вам ввести в заблуждение общество?

– Ты вполне заслуживаешь доверия, так как это позабавит и тебя, – решительно сказал Чарлз.

Гиффорд усмехнулся и расслабился.

– Совершенно верно, старина. Совершенно верно. Думаю, это позабавит и всех остальных.

Дайнс пожал плечами:

– На мой взгляд, включение Гиффорда в число близких друзей мисс Хаусер добавит правдоподобия ее принадлежности к определенному социальному кругу.

Чарлз кивнул, хотя не испытывал особой радости по этому поводу. Гиффорд не отличался постоянством; если ему покажется, что задуманное развлечение недостаточно привлекательно, он с радостью разрушит все планы, чтобы насладиться произведенным эффектом.

Возможно, он уже знает о Мэгги, так как присутствовал на том прослушивании, однако будет безопаснее не посвящать его в детали.

– Так когда мы начнем наш невероятно интригующий розыгрыш? – спросил Гиффорд, слегка улыбнувшись.

Чарлз раздраженно переминался с ноги на ногу.

– Посмотрим сначала, кто прибыл.

– Полагаю, большинство гостей уже здесь, – убежденно заявил Гиффорд.

– Тогда почему бы не начать? – сказал Чарлз, чувствуя, что ситуация может выйти из-под контроля. Чтобы удержаться от резкого высказывания в адрес Гиффорда, он повернулся и зашагал в китайскую гостиную, предоставив двум другим мужчинам следовать за ним.

В комнате уже было полно гостей. Леди Эджингтон уютно устроилась в углу с пожилыми женщинами. Там сидели: мать Гиффорда, леди Рашуэрт со своей сестрой, леди Виктория, леди Хайд и леди Джеймс Ашуэрт с огромным сверкающим бриллиантом на шее. Более молодое поколение в лице дочерей леди Ашуэрт, дочерей леди Хайд и сыновей Рэдклиффа вело себя чуть свободнее, образуя то одну, то другую группу, тогда как взрослые мужчины держались поодаль в углу, позади одной из двух огромных нефритовых ваз, стоявших по обеим сторонам дальнего дверного проема.

Чарлз отметил отсутствие Мортимеров, которые, как всегда, задерживались; лорда Гримсторпа, а также Морелов, которых, возможно, не пригласили в этом году, так как в печати все еще обсуждались сплетни относительно недавнего опрометчивого романа миссис Морел. Нельзя сказать, что леди Эджингтон принципиально возражала против романов – если, конечно, один из партнеров не был в браке, – однако, когда дело доходило до обсуждения связи во всем Лондоне, она не могла игнорировать это обстоятельство, и ей требовалось несколько месяцев, чтобы простить виновника или виновницу скандала.

Гиффорд быстро оглядел комнату и вопросительно приподнял бровь – достаточно ли прибыло людей? Чарлз сделал разрешающий знак легким движением плеча, и Гиффорд подошел к группе молодых людей, собравшихся вокруг спинета, возвышавшегося у одной из стен. Выставленный напоказ одним из предков инструмент был настроен на восточный лад и являлся дополнительным украшением со своими инкрустированными в китайском стиле панелями. Одна из дочерей леди Хайд – леди Элизабет или леди Мэри, Чарлз не мог разобрать, – нажимала на клавиши беспорядочным образом, в то время как другая, а также Милли, мисс Хаусер и двое Рэдклиффов стояли рядом полукругом. Гиффорд присоединился к ним, а Чарлз последовал за Дайнсом, который направился к другой группе.

– Послушайте, мисс Кроссхем, – начал Гиффорд с преувеличенно скучающим видом. – По пути сюда я видел строящийся дворец. Кому он принадлежит?

Милли улыбнулась, обозначив ямочки на щеках.

– Лорду Лэнгстону. Интересное строение, не правда ли? Он говорит, что дворец будет построен в стиле готического аббатства.

Питер Рэдклифф усмехнулся:

– Я никогда не видел аббатства со множеством подпорок и башен.

– Разве вы не знаете? – сказала одна из близнецов, стоявшая рядом с ним. – Лэнгстон называет себя специалистом по истории Средних веков, однако главным образом знает наизусть «Смерть Артура» и спорит относительно того, где на самом деле располагался Камелот. Держу пари, что, закончив строительство, он установит «круглый стол», отведет помещение для выставки древнего оружия и разместит в каждом углу рыцарские доспехи.

– А также повесит гербы на каждую стену, – добавила ее сестра с воодушевлением. Она пыталась наигрывать мелодию, которая, по ее мнению, звучала в Средние века, но быстро сбилась.

– И еще устроит на кухне ямы, в которых будут жарить мясо, – согласилась первая сестра.

Гиффорд со скучающим видом оглядел комнату.

– Это намного лучше, чем бесконечный чай с печеньем и злые сплетни, которые мы слышим на каждом приеме с начала сезона.

– Хотите посмотреть на эту стройку? – предложила Милли.

«Спасибо, сестра», – мысленно произнес Чарлз.

– Я с удовольствием посмотрела бы! – с неподобающим энтузиазмом воскликнула мисс Хаусер трепетным тоном.

Одна из сестер тайком взглянула на другую из-под опущенных ресниц, и обе улыбнулись.

– Я не понимаю, почему бы не поехать, если у нас достаточно карет, – сказал Чарлз в ответ на вопросительный взгляд Милли.

– Ландо Дайнса все еще здесь, – сообщил Гиффорд, растягивая слова.

– И наша городская карета, – вставил Питер.

– Я прикажу, чтобы их подогнали поближе, – сказал Чарлз и кивнул лакею, который стоял у двери. – Давайте узнаем, кто еще желает поехать.

– Ты едешь? – спросила Милли, слегка нахмурившись. – Нам нужен сопровождающий, потому что, как ты знаешь, я никогда не интересовалась архитектурой.

– Разумеется, еду, – сказал Чарлз ровным тоном. Потребовалось полчаса, чтобы подготовить кареты.

Наконец все, кто хотел поехать, расселись по местам и отправились в путь.

Чарлз оказался зажатым между Гиффордом и Кристофером Рэдклиффом, который весь сиял, явно важничая в своей новой капитанской форме. Напротив Чарлза сидела его сестра и неизменная Флора Ашуэрт, чья мать постоянно навязывала ему свою дочь. Позади он слышал, как Дайнс развлекал в ландо какой-то историей мисс Хаусер. С ними сидели также лорд Рэдклифф, миссис Ашуэрт и лорд Гамильтон, а сестры-близнецы, Питер и Александр Рэдклифф разместились в закрытой карете, следующей в самом конце. Эта небольшая процессия с грохотом миновала мост над небольшой холодной речкой, протекающей непосредственно перед воротами поместья, и затем свернула с боковой аллеи на главную дорогу, которая вела в Лондон.

«Вот и настал момент истины», – подумал Чарлз, заставив себя держаться невозмутимо. Его, конечно, беспокоила судьба Лили Барретт, отвергнутой обществом, однако это была не единственная причина, по которой он испытывал тяжесть на сердце. Он очень хотел, чтобы Мэгги имела успех независимо от его нелепого пари. Он хотел видеть ее победу над этим миром, который всегда был против нее. Хотел, чтобы эта девушка была принята его окружением, хотя подозревал, что она не считала это важным для себя, тогда как по непонятной причине для него ее победа имела существенное значение.

Чарлз ехал в напряженном молчании.

– Что это? – воскликнула мисс Флора, нарушив тишину.

Уже? Не может быть. Чарлз проследил за ее взглядом. Он пришел в замешательство, полагая, что девушка увидела Мэгги, однако внимание Флоры привлекла широкая канава у дороги, которую копали рабочие.

– Это для прокладки газовой линии, – пояснил Чарлз, расслабившись. – В канаву положат трубы и подведут их к новому дому Лэнгстона. – В широко раскрытых глазах Флоры отразилось возбужденное любопытство. – Это, конечно, опасная работа, – добавил Эджингтон, – и мужчинам строго запрещено курить.

– А если они нарушат запрет? – спросила Флора затаив дыхание.

Чарлз приподнял бровь. Флора была такая… наивная.

– Произойдет взрыв. Взрывы газа в предместьях Лондона уже имели место. Разрушилось несколько домов, а в земле образовались глубокие воронки, – пояснил он.

Флора с испугом взглянула на рабочих и продолжала смотреть на них, даже когда экипаж отъехал на значительное расстояние.

– Вот этот дом! – крикнула Милли, когда после поворота в поле зрения появилось наполовину построенное здание из серого известняка. Чарлз повернул голову, но вместо того, чтобы смотреть на дом, как это делали остальные, его внимание было приковано к скромному фаэтону, который выезжал из-за угла. «Теперь твой выход на сцену, Мэгги».


Мэгги сидела в полутемной карете, обхватив себя руками. Напротив нее расположилась Салли. Девушки с напряжением смотрели в окно, они очень волновались. Потребовалось шесть с половиной недель напряженной работы для того, чтобы наступил этот момент. Мэгги понимала, что должна показать себя наилучшим образом и не нервничать. Но как совладать с собой? Она никогда не выставляла себя напоказ и большую часть жизни провела в темных углах, где золотую монету трудно отличить от серебряного стерлинга. Сегодня она исполнит свою роль, а потом… Впрочем, что будет потом, неизвестно. Она и Салли, вероятно, устроятся как-нибудь, хотя трудно было представить, что ждет их в Нью-Йорке.

Мысли Мэгги снова и снова возвращались к неизбежной разлуке. При этом она думала не столько о Нэн, Джайлсе, Гарри и всех остальных ребятах, сколько о Чарлзе. Расставание с ним волновало ее больше всего. Как она переживет это время? Конечно, жаль покидать дом, к которому она уже привыкла, и отказываться от легкой жизни, но Чарлз… Она постарается не страдать из-за отсутствия его благожелательности и особого внимания – с Чарлзом она чувствовала себя так, словно была для него единственной женщиной в мире; постарается привыкнуть к тому, что больше не увидит его лица, не почувствует его губ, не ощутит тепла его тела и его страсти… Она не будет страдать, потеряв все это, – ведь эти радости временные, да и сам Чарлз никогда до конца не принадлежал ей…

Топот ног прервал размышления Мэгги. К фаэтону подбежал мальчик, которого Чарлз нанял для наблюдения за дорогой. Мэгги услышала, как он, задыхаясь, сообщил кучеру, что кареты с гостями Эджингтона уже приближаются, и ухватилась за ремень, когда фаэтон резко тронулся с места.

Лицо сидевшей напротив Салли стало мертвенно-бледным, и она тоже ухватилась за свой ремень. Карета выехала из-за угла, и тут же раздался сильный треск, заставивший и Мэгги, и Салли вздрогнуть. Несомненно, произошла какая-то поломка.

«Надеюсь, все сработает как надо», – подумала Мэгги и еще крепче взялась за ремень. Эта часть плана была ее идеей – немного опасной, но довольно убедительной и с высокой вероятностью успеха.

Прошла секунда, другая. Ничего не происходило; был слышен только скрип оси.

«Неужели не получится?..»

Карета без предупреждения рванула вперед, и через секунду раздался характерный резкий звук, говорящий о том, что ось сломалась пополам. Мэгги и Салли были отброшены к спинкам сиденья, карета же внезапно осела назад и остановилась.

Послышались отдаленные взволнованные крики, которые вывели Мэгги из временного оцепенения. Она поняла, что кричит не Салли; голоса доносились снаружи кареты. Мэгги оттолкнулась от подруги и подобрала свои юбки, чтобы освободить место в углу, где Салли могла бы занять более удобное положение.

– Ты не пострадала? – спросила Мэгги.

– Надеюсь, отделалась только несколькими синяками, – сказала Салли, поморщившись. – А ты?

– Я в порядке. – Мэгги помолчала немного, прислушиваясь к звукам снаружи кареты. – Как ты думаешь, нам придут на помощь? – Она посмотрела на дверцу кареты, которая находилась теперь вверху под наклоном в трех футах от них. С одной стороны через окошко видно было небо и верх изгороди, а с другой – густой кустарник, на который накренилась карета. – Дверцы открываются наружу. Я должна опереться на что-то и толкнуть ту, что выше. Думаю, мы сможем выбраться через нее…

Теперь голоса были слышны ближе, и пока Мэгги решала, как развернуться, чтобы освободить место для кринолина, дверца кареты открылась, и на фоне голубого неба в прямоугольнике появилось лицо незнакомого мужчины. На голове его красовался лавровый венок, и это выглядело так странно, что Мэгги уставилась на незнакомца, не в силах вымолвить ни слова.

– Добрый день! – сказал он. – Что у вас здесь?

– Как там, Питер? – донесся нетерпеливый женский голос.

– Я тоже хочу посмотреть! – заявил другой. Питер повернулся, чтобы ответить женщинам, которых Мэгги не могла видеть.

– Вы ужасно эгоистичные особы. Вы были бы рады, если бы здесь оказалась целая орава сирот, растерзанных на куски, не так ли?

На это замечание последовали негодующие протесты, однако Питер уже по-рыцарски предложил Мэгги свою руку.

– Мадам?

Не зная, что еще делать, Мэгги ухватилась за нее, и в тот же миг ее вытянули через отверстие. Она присела на мгновение на дверную раму, придерживая юбку, а Питер, весело сказав: «С вашего разрешения, мадам», – обхватил Мэгги за талию и легко опустил на землю.

– О, вы такая легкая! – воскликнул он и тут же запоздало добавил: – Прошу прощения, – поскольку решил, что такой комментарий не совсем уместен в отношении женщины.

Питер снова повернулся к поврежденной карете и принялся извлекать из нее Салли, прилагая при этом несколько большие усилия.

Мэгги тоже не осталась без внимания – ее окружили женщины, влекомые любопытством и желанием утешить пострадавшую. Гладкие лица, яркие глаза, дорогие платья, сверкающие драгоценности, гирлянды цветов – все эти дамы, казалось, были скроены по одному шаблону. Мэгги даже на какое-то мгновение показалось, что это одна и та же девушка, повторенная несколько раз, однако она быстро поняла, что двое из них близнецы.

– Вы не пострадали?

– Вы не ударились?

– Как вы себя чувствуете?

Мэгги не успевала реагировать на этот шквал вопросов, однако последовавший затем поток представлений позволил ей уловить несколько имен: Миллисент Кроссхем – сестра Чарлза, Питер Рэдклифф, леди Мэри и леди Элизабет. С мисс Хаусер Мэгги приходилось встречаться прежде, но она ничем не выдала их короткого знакомства.

Позади круга женщин стояли мужчины. Они наблюдали за происходящей сценой с различной степенью заинтересованности, по-видимому, не замечая, насколько глупо выглядят с лавровыми венками на голове. Внешний вид Чарлза особенно ее позабавил, хотя выражение легкого интереса на его лице соответствовало реакции остальной компании.

Сердце Мэгги слегка екнуло, когда их взгляды встретились.

«Не могу поверить, что все получилось как надо», – мысленно произнесла она, затем быстро отвела глаза, чтобы никто не заметил их молчаливого общения.

– Леди! Если вы хотите получить ответы на ваши вопросы, то предоставьте девушке возможность говорить! – Это вмешательство последовало со стороны Питера Рэдклиффа, который помог Салли встать на землю и вернулся к компании Эджингтона.

Женщины затихли, и Мэгги одарила их улыбкой, которая, как она надеялась, выглядела искренней и немного смущенной.

– Благодарю вас, я вполне здорова, хотя очень испугалась.

– Неудивительно! – вставила одна из девушек.

– Куда вы направлялись? – спросила мисс Кроссхем.

– В Базлхерст. Я не знаю, известно ли вам это местечко, – добавила Мэгги слегка извиняющимся тоном. – Я сама не знала о нем две недели назад. Это деревня вблизи Эксетера. Очень необычная, как мне сказали.

– Вы путешествуете одна? В места, где никогда не были? – спросила одна из близнецов с горящими глазами, по-видимому, считая это опасным приключением.

– Я путешествую со служанкой, – сказала Мэгги, кивнув в сторону Салли. Подруга стояла около кареты и, казалось, уже забыла о неприятной ситуации, в которую попала. – Кроме нее, у меня никого нет.

– Никого? – повторила другая сестра-близнец.

Мэгги поднесла руку к губам, как бы испугавшись того, что сказала.

– Я не то имела в виду! Должно быть, я выгляжу самым неблагодарным созданием в мире. У меня есть родственники… кузины… в Базлхерсте, которые любезно пригласили меня погостить у них. – Мэгги вздохнула. – Правда, я никогда их не видела. А переписываться мы начали только после смерти моего двоюродного дедушки.

– Вот как! – Эта реакция последовала от высокого темноволосого мужчины, стоявшего рядом со стройным светловолосым джентльменом, который смотрел на Мэгги сквозь монокль. – Молодую женщину без родственников подстерегают многие опасности, наименьшая из которых – поломка кареты.

Мэгги приняла озабоченный вид.

– Мой адвокат продал часть вещей дедушки, и сейчас я сдаю в аренду его дом с остальным имуществом. Сама же решила, что будет более безопаснее и разумнее отправиться в Базлхерст в его карете, а все остальное продам, когда прибуду на место. Дедушка долго болел и не мог содержать свое хозяйство в прежнем порядке. – Мэгги бросила на поврежденную карету горестный взгляд. – Кажется, теперь придется нанять почтовый фаэтон… – Она огорченно посмотрела на мужчину.

Тут заговорила мисс Кроссхем:

– Бедняжка! Вы должны остаться с нами в качестве гостьи моей матери, пока не решите свои проблемы.

Мэгги посмотрела на нее с некоторым испугом и недоверием, имея в виду странный внешний вид компании, хотя в душе обрадовалась такому предложению. Чарлз оказался прав: присутствие мисс Хаусер сняло с кого-либо другого подозрения Милли, касающиеся ее пари с братом, и она приняла появление Мэгги за чистую монету.

– Я не могу позволить себе злоупотреблять вашим гостеприимством.

– О, вздор! – сказала мисс Кроссхем. – Сегодня мы принимаем гостей, так что ваше присутствие нисколько не обременит нас! И не бойтесь наших странных нарядов. Мы следуем древней традиции Эджингтонов. Когда-то домашние приемы сопровождались маскарадом, но темы каждый раз меняются, и теперь мы предстаем в таком виде. В этом нет ничего, что могло бы причинить вам вред.

– Эджингтон… вы имеете в виду барона Эджингтона? – спросила Мэгги с явным облегчением в голосе.

Чарлз выступил вперед и подошел к группе женщин.

– Это я, – сказал он. – Моя сестра права: наша мать будет в восторге от того, что появится еще одна гостья. – В его словах чувствовалась ирония. Казалось, он не испытывал энтузиазма по поводу приглашения сестры, но решил, что лучше не возражать ей.

– Благодарю вас, – смиренно произнесла Мэгги. – Полагаю, мне следует представиться самой, поскольку нет никого, кто бы мог сделать это за меня. Я Маргарет Кинг. Мой дедушка – Тертюс Кинг… – Видя недоуменные взгляды присутствующих, Мэгги вздохнула: – Он вел очень замкнутый образ жизни, поэтому неудивительно, что вы не знали его.

– Садитесь в наш экипаж, – сочувственно сказала мисс Кроссхем. – Ваша служанка может поехать с леди Элизабет и леди Мэри, а кучер пусть поищет кузнеца, чтобы отремонтировать карету.

– Благодарю вас, – повторила Мэгги. – Не знаю, что еще сказать.

Мисс Кроссхем засмеялась и, сняв с себя гирлянду цветов, водрузила ее на шею Мэгги.

– В таком случае не говорите ничего!

Как только они прибыли в Эджингтон-Хаус – огромное здание из белого камня, Мэгги провели в небольшую гостиную, и мисс Кроссхем пообещала, что скоро представит ее матери.

Баронесса вошла в комнату и с некоторым беспокойством окинула гостью внимательным взглядом. Мэгги ожидала, что мать Чарлза встретит ее холодно, но баронесса улыбнулась и приветливо покачала головой.

– Миллисент сказала, что встретила вас на дороге, – заговорила женщина. – Это правда?

– Да, мадам, – ответила Мэгги с уважительным поклоном. – Моя карета сломалась, а ваша дочь проявила любезность, пригласив меня поехать с ней. Я никак не предполагала, что окажусь у вас в доме, уверяю вас, мадам.

Баронесса с сомнением покачала головой.

– Позвольте узнать, кто ваш отец? – спросила она.

– Уильям Кинг Сомерсет, – солгала Мэгги. Ее ложная фамилия была подходящей для данного случая, поскольку имела отношение ко многим усопшим мужчинам.

– Понятно, – сказала леди Эджингтон.

Было очевидно, что мать Чарлза никогда не слышала об Уильяме Кинге и вся эта история вызывает у нее большое недоверие. Позади матери мисс Кроссхем выглядела встревоженной.

Вздохнув и еще раз взглянув на Мэгги, баронесса заключила:

– Вы явно не принадлежите к нашему кругу.

– Боюсь, что не принадлежу. Я жила далеко от Лондона, – смиренно сказала Мэгги.

– Однако, кажется, вы происходите из хорошей семьи в отличие от некоторых присутствующих на этом приеме, – продолжила леди Эджингтон, и Мэгги подавила улыбку, подумав о мисс Хаусер.

На лицах женщин, стоявших за спиной леди Эджингтон, появилось холодное напряженное выражение, и Мэгги закусила губу, поняв, что в данный момент нажила себе врагов.

– Тем не менее мне ничего не известно о вашем ближайшем окружении, – сказала баронесса, не замечая реакции стоявших рядом дам. Она покачала головой, отчего бусы на ее шее пришли в движение. – Впрочем, судя по тому, что рассказала мне Миллисент, вы довольно милая, незаслуженно пострадавшая девушка. Я буду рада принять вас здесь в качестве нашей гостьи на время приема. Потом я наведу о вас справки, и тогда посмотрим, что делать дальше.

– Благодарю вас, мадам, – сказала Мэгги, и напряжение ее спало.

– Полагаю, вы пожелаете привести себя в порядок после всего, что с вами случилось.

Это вполне устраивало Мэгги.

– Да, мадам, – сказала она.

Леди Эджингтон позвонила в колокольчик, стоявший на столике, и тотчас появилась служанка.

– Пожалуйста, отведите мисс Кинг в свободную комнату, – сказала баронесса.

– В какую именно, мэм? – спросила служанка.

Леди некоторое время колебалась.

– Зимние апартаменты открыты?

– Да, мэм.

– Тогда поместите ее туда.

Мэгги покинула баронессу и последовала за служанкой вверх по боковой лестнице, а затем по длинному гулкому коридору, пока не достигла двери в самом конце. Служанка открыла ее и сделала шаг в сторону, приглашая Мэгги войти.

– Обед состоится в восемь часов, мэм, – сказала служанка. – Я пришлю к вам горничную, она наведет порядок и разожжет камин.

– Благодарю, – рассеянно сказала Мэгги и переступила порог.

Комната, в которой ей предстояло жить, была роскошной, она никогда прежде не видела ничего подобного. Мэгги смутно помнила, как вошла в богато украшенный, просторный холл Эджингтон-Хауса, а потом в великолепную гостиную, где ее встретила леди Эджингтон, однако она настолько была поглощена разговором с баронессой, что не заметила деталей. Теперь же, миновав Цербера и оказавшись в отведенных ей апартаментах, она смогла вздохнуть свободно и осмотреться.

Здесь все было белое: мраморные полы, оштукатуренные узорчатые стены и деревянная мебель с золотистым узором на белоснежном фоне. Казалось, обстановка в целом должна быть лишена какого-либо своеобразия, однако Мэгги была поражена тем, сколько возникает оттенков белого цвета с добавлением серых и голубых тонов в вечерних сумерках. Она нерешительно двинулась вперед по густому, мягкому ковру. Все в этой комнате граничило с экстравагантностью: невероятной формы лепные украшения на потолке и стенах, узорчатые ткани и резная мебель. В связи с этим возникало ощущение, что присутствие здесь других цветов оказывало бы гнетущее воздействие.

Чувствуя себя незваной гостьей, Мэгги обследовала другие помещения апартаментов, которые включали еще одну гостиную, спальню и просторную гардеробную. Она вернулась в первую комнату и села, слегка ошеломленная. До этого момента Мэгги не представляла, что значит быть бароном Эджингтоном; она не могла даже вообразить, насколько Чарлз на самом деле был выше ее по положению. Он рассказывал ей о своей юности, однако его смутные воспоминания не давали Мэгги отчетливого представления о его жизни. Теперь ошеломляющий простор и роскошь этого особняка предстали перед ней как насмешка над домом в Челси, где он проводил с ней время. Очевидно, тот дом казался ему кукольным по сравнению с основным местом пребывания. Хотя одна комната в Челси была больше, чем целая квартира, которую она арендовала в Сент-Джайлсе, эти апартаменты в Эджингтон-Хаусе могли бы, в свою очередь, вместить весь дом, в котором она жила в последнее время.

Мэгги содрогнулась от холода, исходящего от стен, и пожелала, чтобы горничная поторопилась. Но даже веселый огонь в камине не смог бы избавить ее от ощущения тревоги, предупреждающей, что вся эта затея является очень опасной.


Через три часа после драматического представления Мэгги обществу компания продолжала взволнованно обсуждать деликатность и сдержанность девушки во время заключительной части прогулки, забыв о скандальном присутствии мисс Хаусер и о впечатлениях от экскурсии к наполовину построенному особняку лорда Лэнгстона. В отсутствие Мэгги история многократно пересказывалась каждому из гостей, не участвовавших в прогулке. Леди Элизабет и леди Мэри рассмешили Ферн своей театральной интерпретацией сцены, где одна из сестер-близнецов изображала самодовольного Питера Рэдклиффа, а другая – кокетливую Мэгги, что выглядело не очень-то достоверно, но весьма забавно. Они приукрашивали историю своими дополнениями, развлекая остальных.

– Мама была очень любезной. Она позволила мисс Кинг занять зимние апартаменты, – сказала Милли Чарлзу, проходя мимо его кресла. – Сейчас бедняжка отдыхает после потрясения, но она обещала присоединиться к нам за обедом.

Чарлз поймал Милли за руку, прежде чем она отошла.

– Это над моими комнатами?

Милли высвободилась и слегка нахмурилась.

– Я полагала, ты не будешь возражать. Не думаю, что она спустится по лестнице, чтобы нарушить твой покой среди ночи.

– Разумеется, нет, – согласился Чарлз, хотя живо представил ситуацию, которую только что описала сестра.

Наконец объявили о начале обеда, и вместе с этим возобновилось обсуждение самой животрепещущей темы – появление мисс Кинг в их обществе.

Мэгги спустилась по лестнице в тот момент, когда все шли через холл вслед за служанкой. Разговор тут же прекратился, и компания дружно остановилась. Окружающая обстановка как нельзя лучше соответствовала моменту – Мэгги была само очарование. Хрупкое, нежное создание под голубым сводом огромного холла.

На ней было абсолютно черное платье, цвет которого создавал ложное представление о простоте фасона. На плечи спускался большой кружевной воротник, окантованный бисером. В таком наряде со своей, изящной фигурой Мэгги казалась сказочной феей, и ее полупрозрачная нежная кожа белела, подобно гипсу, в тусклом свете газовых светильников.

Мэгги замерла в нерешительности, и глаза ее расширились, когда она увидела, что все смотрят на нее с нескрываемым любопытством. Чарлз понял, что окружающие восприняли ее реакцию как девичью сдержанность, но он распознал в ее поведении осторожность и сомнение в правильности дальнейших действий. Прежде чем Чарлз успел сделать шаг вперед, чтобы предложить ей руку, лорд Гиффорд протиснулся к основанию лестницы и при этом слегка подтолкнул леди Джеймс, которая подвинула Флору так, что та оказалась рядом с Чарлзом.

Суета Гиффорда, казалось, привела всех в чувство: гости начали дружно смеяться и разговаривать, продолжив движение в столовую, будто ничего не случилось. Чарлз покорно предложил руку мисс Флоре, которая приняла ее, с плохо скрываемым торжеством.

К Мэгги подошел высокий черноволосый мужчина и подал ей свою руку. Она приняла ее, хотя ожидала другого партнера. Скрыв чувство досады, Мэгги позволила мужчине повести ее в компанию.

Она тайком огляделась вокруг, отмечая нарушение светских правил в этом обществе. Ведь, кажется, предполагалось, что каждый мужчина должен сопровождать одну жен щи ну? Однако Питер Рэдклифф вел сразу двоих сестер-близнецов, державших его под руку с каждой стороны, а мисс Кроссхем шла рядом с другой леди, и только несколько пар шествовали к столу надлежащим образом.

– Мисс Кинг, – обратился к Мэгги мужчина, подавший ей руку, – мы не придерживаемся здесь строгих правил этикета. Даже присутствие одной или двух новых леди не могут повлиять на существующий в этом доме порядок. – Он улыбнулся в ответ на ее полный сомнения взгляд. – Здесь собрались люди из высшего общества, и они могут позволить себе не считаться с некоторыми формальностями, не опасаясь обвинений в вульгарности. Мы являемся законодателями правил, хотя не всегда придерживаемся их.

– Я заметила это… сэр… – Мэгги смущенно замолчала, не зная, как обращаться к мужчине.

– Лорд Гиффорд, – подсказал он. – Я мог бы позвать мисс Кроссхем, чтобы она представила нас друг другу, но, мне кажется, это немного глупо при данных обстоятельствах, как вы считаете?

– Я согласна с вами, – сказала Мэгги с некоторым сомнением в голосе.

– Я рад, что мне представился случай узнать вас получше, – продолжил лорд Гиффорд.

Мэгги вопросительно взглянула на него, уловив слишком доверительный тон в его голосе, и слегка подалась назад.

– Даже так, – сказала она с холодностью, на какую только была способна.

– Я знаю, кто вы на самом деле, – прошептал он. – Сэр Натаниел Дайнс рассказал мне. – Он кивнул в сторону мужчины со светлыми взъерошенными волосами – он сопровождал впереди них мисс Хаусер.

Мэгги вспомнила, что Дайнс являлся другом Чарлза и это он привел сюда мисс Хаусер. Она не была знакома с ним, но знала о его участии в их сговоре. Мэгги поджала губы. Чарлз, сэр Натаниел, лорд Гиффорд, мисс Хаусер – сколько еще людей знало о ее истинном положении?

Лорд Гиффорд больше ничего не сказал, и вскоре они подошли к столу. Одна из пожилых дам заявила, что Мэгги является почетной гостьей, и уступила ей место рядом с Чарлзом. Судя по коварному блеску в глазах женщины, Мэгги могла предположить, что эта дама руководствовалась скорее любопытством, чем великодушием, поскольку заняла место всего через два кресла от вновь прибывшей. Мэгги была благодарна ей за такое размещение, учитывая свою роль. Она оказалась между Чарлзом с одной стороны и Гиффордом – с другой, что в какой-то степени изолировало ее от непосредственного общения с другими гостями, которых ей предстояло одурачить.

Мэгги украдкой взглянула на Чарлза, не представляя, что нового можно в нем увидеть. Он был все тем же мужчиной, который часто сиживал с надменным видом, откинувшись на спинку кресла, за ее небольшим столом в Челси; здесь он также восседал во главе стола, словно прекрасный бог, рожденный повелевать этой компанией. Короче говоря, он выглядел как настоящий барон Эджингтон.

Его мать весело болтала с подругами на противоположном конце стола в тесном соседстве с двумя пожилыми женщинами в простых темных платьях. Леди Эджингтон лишь иногда давала понять, что руководит тщательно подготовленным обедом, но все, что происходило за столом, казалось, искусно вращалось вокруг нее, как будто она была регулирующей пружиной сложного механизма. Мэгги подумала, какова была бы реакция леди Эджингтон, если бы она узнала, что за ее столом сидит женщина из низшего сословия, являющаяся любовницей ее сына, и что бы она сделала тогда. От этой мысли по спине ее пробежали мурашки.

Мэгги говорила мало во время обеда, хотя держалась свободно, не стараясь концентрировать свое внимание на том, чтобы есть подобающим, изысканным образом. Она хотела оставаться на заднем плане, чтобы не быть объектом всеобщего внимания. Мэгги выглядела несколько смущенной, однако считала, что именно такого поведения все ждали от сироты, которая никогда не бывала в обществе, хотя богата и получила хорошее воспитание в благородной семье.

Чарлз обменялся с Мэгги лишь несколькими словами, придерживаясь роли радушного, но неразговорчивого хозяина, хотя однажды, когда никто не смотрел на них, она поймала его взгляд, и он незаметно подмигнул ей. На мгновение пропасть между ними исчезла, и ее душа воспарила.

Глава 12

После обеда дамы удалились в гостиную и, как только мужчины присоединились к ним через десять минут, леди Эджингтон объявила о начале игры. Это объявление было встречено всеобщими аплодисментами, хотя четверо из гостей сразу сказали, что будут только зрителями. Остальные, молодые и в равной степени пожилые гости, разделились на четыре команды и получили соответствующие задания, придуманные мисс Кроссхем и леди Эджингтон.

Мэгги с облегчением увидела, что она и Чарлз оказались в одной группе, включающей также лорда Гиффорда, двух сестер-близнецов и еще одного мужчину. Группы разошлись, чтобы ознакомиться со своими заданиями. Чарлз быстро привел свою команду в небольшую гостиную, которая напоминала пурпурную коробку из-под драгоценностей. Там лорд Гиффорд распечатал листок бумаги, на котором была написана тема их сцены. Мэгги уже знала, кого они должны представлять, потому что Чарлз успел подсмотреть содержимое листка, прежде чем леди Эджингтон запечатала его. Благодаря урокам мисс Уэст Мэгги могла бы исполнить любую роль в их пасторали.

– Для команды «Достойнейших», – прочитал лорд Гиффорд и возвел глаза к потолку. – Мы должны сыграть сцену, где Парис решает, кому из трех богинь вручить золотое яблоко.

– Но это не римская мифология, – сказала Мэгги, невольно выразив протест. Все дружно посмотрели на нее, и она не смогла скрыть появившийся на щеках румянец.

– Мисс Кроссхем весьма вольно выбирает подходящие, на ее взгляд, темы, – пояснил лорд Гиффорд, растягивая слова. – Я считаю удачей то обстоятельство, что в нашей группе оказались три женщины, чтобы исполнить роли богинь. Иначе, боюсь, мне пришлось бы стать римской Венерой или греческой Афродитой.

Мэгги хихикнула, соглашаясь с ним, тогда как Чарлз за плечом лорда Гиффорда вопросительно вскинул брови, удивляясь ее реакции. «Что вы думаете? Ведь я же актриса», – мысленно произнесла она, однако воздержалась от того, чтобы состроить ему гримасу, хотя очень хотела это сделать.

Роль Геры, с общего согласия, поручили старшей из сестер, Фейс Уэлдон, а ее муж, естественно, стал Зевсом. Чарлз категорически отказался надеть крылья, так что ему досталась роль Париса. Миссис Уэлдон осторожно предложила поручить роль Афродиты явно испуганной и покрасневшей мисс Флоре Ашуэрт. Лорд Гиффорд благосклонно согласился с ролью Гермеса, а для Мэгги осталась Афина.

Как только роли были распределены, все разошлись, чтобы продумать свои костюмы и прочий реквизит. Мэгги присоединилась к группе гостей, направляющихся в свои комнаты, и прошла мимо мисс Флоры как раз в тот момент, когда та попыталась открыть дверь и обнаружила, что та заперта изнутри.

– Ферн! – крикнула она с досадой и постучалась. – Я знаю, что ты там. Открой дверь!

– Тебе нельзя входить, – донесся голос сквозь деревянную дверь. – Ты увидишь, что я делаю! Кроме того, мне нужна помощь Кари, а если я впущу тебя, ты попытаешься забрать ее у меня.

Мисс Флора озадаченно смотрела на закрытую дверь, и Мэгги остановилась возле нее в нерешительности. Эта богатая девица едва ли могла быть объектом ее жалости. Выражение горя на лице девушки казалось нелепым, особенно в сочетании с пухлым здоровым телом и дорогим нарядом, цена которого превосходила месячный заработок Мэгги в качестве певицы варьете… И все же Флора казалась такой непритязательной, что ее трудно было назвать подлинной «мисс». Она выглядела ужасно жалкой.

– Мисс Кинг.

Мэгги отвлеклась от девушки и, повернувшись на голос, обнаружила лорда Гиффорда, стоявшего рядом с сэром Натаниелом:

– Да, сэр? – откликнулась она, скрывая свою настороженность.

Лорд сделал шаг вперед, чтобы был слышен его пониженный голос, и жестом указал на мужчину позади него:

– Это сэр Натаниел Дайнс.

Мэгги кивнула.

– Вы уже показывали его мне перед обедом.

Сэр Натаниел был гладко выбритым мужчиной в безупречном костюме, с артистически взъерошенными волосами.

– Мы пришли, чтобы предложить вам свои услуги, – продолжил лорд Гиффорд. – Поскольку вы впервые участвуете в представлении живых картин, мы подумали, что, возможно, вам потребуется некоторая помощь.

– Благодарю вас, сэр, но я думаю, никто не удивится, если редко бывавшая в обществе мисс Кинг сделает что-то не так, изображая живые картины, – сказала Мэгги, инстинктивно чувствуя недоверие к черноволосому лорду с белозубой улыбкой. – К тому же я хотела попросить мисс Флору присоединиться ко мне.

– Хорошо, – сказал лорд Гиффорд, после чего он и сэр Натаниел поклонились и продолжили свой путь по коридору.

Мэгги приблизилась к девушке.

– Мисс Флора?

Девушка испуганно повернулась и с робким выражением лица уставилась на Мэгги. Если бы она была хорошенькой, то ее фиалковые глаза делали бы девушку необыкновенно привлекательной, но черты Флоры были такими тусклыми, что в сочетании с яркими глазами казались еще более невзрачными.

– Да, мисс Кинг?

– Почему бы нам не придумать свои наряды вместе? Мы могли бы взять простыни с моей кровати для наших хитонов. – Мэгги через силу заставила себя улыбнуться, однако надеялась, что улыбка выглядит приветливой.

– О, – сказала девушка, – это будет довольно мило.

Когда Мэгги остановилась возле своей двери, Флора нервно хихикнула. Мэгги вопросительно посмотрела на нее.

– Это зимние апартаменты, – пояснила Флора, густо покраснев. – Я уверена, леди Эджингтон проявила необычайную любезность по отношению к вам и не думала вас обидеть. Мне рассказывали, что когда-то здесь обитала скандально известная куртизанка, любовница одного из баронов Эджингтонов. Тот ненавидел свою жену, но не осмеливался выселить ее из комнат. В апартаментах же есть лестница, ведущая в нижние комнаты, которые он построил специально для себя… О!.. Прошу прощения… Мне не следовало рассказывать вам… это было много лет назад. Нынешний лорд Эджингтон занял комнаты старого барона из уважения к своей матери, не желая выселять ее из прежних покоев ради своего удобства, однако ни одна женщина… ни одна любовница больше не жила в зимних апартаментах с того времени.

Мэгги толчком открыла дверь и вошла внутрь.

– Значит, комнаты лорда Эджингтона прямо подо мной?

– Да, – подтвердила Флора с несчастным видом. – О, прошу прощения. Ваши апартаменты очень респектабельные, уверяю вас. Леди Эджингтон предоставила вам самые большие комнаты. Вы можете запереть дверь на лестницу, если она еще не опечатана…

– Я уверена, это прекрасные комнаты, – мягко сказала Мэгги. – Мне очень лестно занимать такие апартаменты. А теперь позвольте я вызову мою служанку, и мы посмотрим, что можно подобрать для наших нарядов.

Мэгги и Флора сняли с кровати простыни, чтобы превратить их в классические хитоны, а потом отправились на поиски реквизита для более полного сходства со своими героинями. Наряд Мэгги был достаточно прост, чтобы быстро покончить с ним, и Флора повела ее в помещение, которое называлось «охотничьей комнатой», где Мэгги обзавелась не только шлемом и мечом, но и чучелом утки, которую Флора, смеясь, привязала к ее плечу. Мэггй была рада, что они не встретили лорда Гиффорда или сэра Натаниела.

– Кажется, я не очень похожа на Афину, не так ли? – сказала Мэгги, глядя на свое отражение в зеркальной панели на стене коридора. Тяжелый шлем с гребнем посередине выглядел не так, как на гравюре, изображавшей Афину, и немного налезал на уши и лоб Мэгги.

Флора усмехнулась:

– Возможно, вы не очень похожи на Афину, однако наличие шлема и меча достаточно ясно указывает, кого вы хотите изобразить. Теперь, пока нас никто не увидел, надо поскорее уйти отсюда и подумать над моим костюмом! Что можно сделать? Как должна выглядеть Афродита?

Мэгги не смогла удержаться.

– Чаще всего она предстает в виде обнаженной скульптуры, не так ли? Однако я сомневаюсь, что такой вид подойдет для данного случая.

Флора вспыхнула, потом разразилась смехом.

– Представляю их лица! Я догадываюсь, как среагирует мама… Фейс… папа… и Ферн! Они придут в бешенство, потому что решат, что после такого представления лорд Эджингтон больше никогда не пригласит меня в свой дом.

– Лорд Эджингтон? – переспросила Мэгги и почувствовала, как внутри у нее все похолодело.

– Моя семья рассчитывает выдать меня замуж за него, – откровенно сказала девушка. – На самом деле родственники хотят выдать меня замуж из практических соображений за любого достойного джентльмена и решили, что лорд Эджингтон является наиболее подходящей кандидатурой среди собравшихся здесь молодых людей. Это мой первый светский сезон, но я непривлекательна, и родственники боятся, что я навсегда останусь в девицах. Моя семья убеждена, что если только лорд Эджингтон заметит меня, то сразу влюбится. – Флора скривила губы. – Со своей стороны я пообещала постараться понравиться ему, хотя, по-моему, лорд Эджингтон довольно часто видел меня, еще когда мы были детьми, и потому я знаю, что не представляю для него никакого интереса.

Мэгги, поглощенная своими мыслями, улавливала лишь частично то, что говорила Флора, однако общий смысл был ей ясен. Ее первой реакцией было раздражение, и она хотела посмеяться над той, чья жизнь омрачалась такими пустяками, как намерение семьи выдать ее замуж. Однако, взглянув на невзрачное расстроенное лицо девушки, она поняла, что Флора Ашуэрт искренне несчастна, хотя и по совершенно глупой причине. В связи с этим Мэгги подумала, что и в богатстве люди могут быть несчастными, а счастье иногда посещает даже бедняков. Тот, кто никогда не знал мук истинного голода, однажды лишившись обеда, может переживать это также мучительно, как тот, кто голодает месяцами.

Мэгги сжала руку Флоры.

– Я сожалею, – сказала она. И она действительно сожалела. Однако то, что Чарлз не обращал на Флору внимания, не вызывало у нее ни малейшего сожаления. Мысль о Чарлзе вместе с Флорой или с любой другой девушкой вызывала у Мэгги такое чувство, словно все ее внутренности стягиваются узлом.

Флора изобразила на лице улыбку.

– О, ничего. Мне не следовало обременять вас своими проблемами… но вы единственная, кто готов был выслушать меня!

– Однако мы должны найти что-нибудь для вас, – сказала Мэгги, испытывая некоторую неловкость. – Давайте поищем. Может быть, на нас снизойдет вдохновение.

В конце концов они придумали костюм и для Флоры и присоединились к своей группе как раз в тот момент, когда прозвучал колокольчик, призывающий всех в бальный зал для начала представления живых картин.


Мэгги мало помнила из того, что происходило в оставшуюся часть вечера; запечатлелись только шумное веселье и последовавший затем спад, роскошь и нелепость того, что творилось вокруг. И в центре всего этого был Чарлз, холодный и неподвижный, как Полярная звезда, вокруг которой вращались небеса. Находясь среди представителей своего класса, в некотором отчуждении от мужчин равного с ним положения, он казался далеким и недоступным. Он представлял собой безупречного аристократа в своем вечернем фраке, и даже тога не делала его смешным. Каждый раз, когда Мэгги смотрела на него, грудь ее болезненно сжималась, потому что она не могла даже представить, какой силой надо обладать, чтобы преодолеть разделяющее их огромное пространство и оказаться рядом с ним.

«Я знаю, что уже близится конец, – мысленно произнесла Мэгги. – И теперь ясно, что между нами реально ничего не может быть».

После представления всех живых картин компания снова собралась, чтобы выпить по последнему бокалу хереса или бренди перед тем, как отправиться на отдых. За одним бокалом быстро последовал другой, и прошло еще несколько часов, прежде чем поднялась первая группа, вслед за которой начали расходиться и остальные. Чарлз весь вечер сохранял дистанцию между собой и Мэгги, и она не осмеливалась приблизиться к нему, даже когда не было угрозы подвергнуть риску его пари.

Мисс Кроссхем ничего не опасалась, и ее любопытство в отношении Мэгги не знало границ. Мэгги скромно старалась уклоняться от ее вопросов в присутствии других гостей, однако это только еще больше возбуждало любопытство женщины. Едва Мэгги вошла в свои апартаменты, чтобы отдохнуть, как стук в дверь возвестил о прибытии мисс Кроссхем.

– Мисс Кинг, я хотела бы поговорить с вами! – Мисс Кроссхем стремительно вошла в комнату и села без приглашения на одно из обтянутых бархатом кресел.

Ее пренебрежение правилами приличия не выглядело непочтительным и скорее было похоже на проявление дружеских чувств. Мэгги настороженно села напротив нее, не зная, что может означать этот визит.

– Вы редкая женщина! – заявила мисс Кроссхем. – Вернее, редкое существо, неземного происхождения, неизвестное таким простым смертным, как мы, которые должны жить на этой земле и подвергаться пагубному влиянию мирской суеты!

Мэгги с трудом сдержалась, чтобы не рассмеяться. Меньше всего она ожидала подобного начала. Данная характеристика была ошеломляющей и совершенно ей не подходила. Она опустила глаза, чтобы скрыть смущение, а потом сказала:

– Я почти не бывала в обществе, но все равно я очень ценю вашу похвалу.

– Вы совершенно неиспорченное дитя! – воскликнула мисс Кроссхем. – О, вы должны подробно рассказать мне вашу историю, я просто умираю от любопытства. Кто ваши родные? Как вы жили до того момента, как появились в наших местах?

– Не знаю, стоит ли описывать мою ничем не примечательную жизнь, – ответила Мэгги, сдерживаясь из последних сил, чтобы не рассмеяться.

Однако она была готова к такому рассказу – ведь она практиковалась в изложении своей истории десятки раз перед Чарлзом и мисс Уэст. По мнению Мэгги, ее легенда выглядела слишком мелодраматичной, чтобы казаться правдой, однако барон, вероятно, лучше знал свою сестру.

– Мой отец, – начала она, – был состоятельным человеком, к счастью для меня – его единственного ребенка, потому что моя дорогая матушка скончалась, когда я была совсем младенцем, а несколько лет спустя он последовал за ней. У отца не было ни братьев, ни сестер, и потому моим опекуном стал двоюродный дедушка-холостяк. В своей семье он был младшим сыном, сколотившим состояние на покупке домов в Лондоне и сдаче их внаем. Ему нравилась городская жизнь, однако он не упускал из виду и свой небольшой дом в сельской местности, полагая, что для моего развития необходимы свежий воздух и солнце, а также общение с другими детьми. Я была грустным, замкнутым ребенком, не знавшим радости в доме. И дедушка позаботился о том, чтобы рядом со мной находилась женщина, которая могла бы заменить мне мать. С таким убеждением, укоренившимся в его голове, он обратился к своему другу с целью создать для меня более благоприятную обстановку, и оказалось, что дочь его друга была замужем за сквайром в графстве Мидлсекс и имела трех юных сыновей, а вот девочкой Господь ее не осчастливил. Двоюродный дедушка, умело распоряжавшийся моим наследством, как капиталом, так и имуществом, предложил более чем достаточное регулярное пособие на мое содержание, однако женщина, которую я вскоре стала называть мамой, была настолько рада моему присутствию, что двоюродный дедушка с трудом заставил ее мужа принять деньги.

Мисс Кроссхем вздохнула; ее глаза восторженно блестели под действием такой сентиментальной истории.

– О, почему же вы покинули этот счастливый дом? Я бы никогда не сделала этого!

– Мне пришлось сделать это не по своей воле, – печально сказала Мэгги. – Мой двоюродный дедушка был добрым, но достаточно строгим человеком. Когда я достигла двенадцатилетнего возраста, он решил, что меня следует отправить в пансион благородных девиц для дальнейшего совершенствования. Покидая дом, где прошли дни моего счастливого детства, я не могла предположить, что все так изменится, когда я вернусь.

– Что же случилось? – спросила мисс Кроссхем, широко раскрыв глаза.

«Хорошо, что эта женщина надежно защищена, иначе стала бы легкой добычей для мошенников», – подумала Мэгги, а вслух сказала:

– Пока меня не было, от скарлатины умерли моя дорогая мама и ее младший сын. Сквайр совершенно переменился, и с того дня счастье покинуло этот дом. Когда я окончила учебу, мой двоюродный дедушка предложил мне переехать к нему, поскольку оставаться в доме моей юности, в компании троих мужчин, пусть я и считала их своими родными, было уже неприлично.

– Должно быть, вам было ужасно тяжело в доме двоюродного дедушки! – воскликнула мисс Кроссхем.

– Поначалу да, хотя я знала, что он добрый и справедливый человек, – согласилась Мэгги. – Он жил очень скромно, имея только пять слуг и старый фаэтон – тот, который сейчас ремонтируют. Когда я прибыла в его дом, он нанял еще одну служанку и компаньонку для моего удобства, однако не изменил своего образа жизни и никогда не появлялся в обществе. Поэтому и я жила тихой и замкнутой жизнью. Впрочем, дедушка часто говорил, что хотел бы жить иначе, если бы не был таким старым. Через несколько месяцев после моего переезда к нему он заболел, и я ухаживала за ним до самой кончины. После его смерти я обнаружила, что он оставил мне все свое имущество в дополнение к моему наследству от родителей, но что мне было делать со всем этим? Я никогда не была в обществе – никуда не ходила и никого не знала, – поэтому передала все его богатство и свое собственное в руки опытного адвоката и написала письмо единственным живым родственницам. Они являются кузинами моей мамы – настоящей матери, как вы понимаете. Эти родственницы не из низшего сословия, хотя и не из такого высокого, как им бы хотелось: глава семейства является приходским священником в Базлхерсте. Они согласились стать моей новой семьей за небольшую долю моего дохода, и таким образом я буду наконец представлена обществу, хотя это всего лишь сельское мелкопоместное дворянство – не совсем то общество, на которое я рассчитывала. – Мэгги слегка улыбнулась.

– О, я должна заявить, что вам не следует этого делать! – сказала мисс Кроссхем. – Зачем навсегда покидать Лондон ради жизни в жалком доме священника только потому, что у вас нет здесь знакомых и родственников? Этого нельзя допустить! Я напишу им письмо, в котором сообщу, что у вас уже есть друзья в Лондоне, которые рады принять вас. Я поняла, как только увидела вас, – пламенно продолжила Милли, – что мы будем как сестры. Я обо всем рассказала моей матери, и она решила, что в таком случае мы должны побольше узнать о вас, и если результат будет удовлетворительным, мы пригласим вас остаться с нами.

– Я крайне удивлена, мисс Кроссхем, – честно призналась Мэгги. Циничная оценка Чарлзом своей сестры оказалась абсолютно верной, потому что она без колебаний восприняла сентиментальную историю, рассказанную незнакомкой, хотя едва ли сблизилась бы с молодой женщиной без рассказа о ее прошлом, имей та даже самые безупречные рекомендации. – Я была бы очень рада провести некоторое время в вашей компании… и для меня нет большего удовольствия, чем иметь сестру. – Нет, ей не нужна никакая сестра, потому что дружба Салли для нее была дороже кровного родства.

Мисс Кроссхем подалась вперед и мягко коснулась ее щеки. Хотя Мэгги часто видела проявление излишней нежности среди подруг, принадлежащих к классу мисс Кроссхем, она с трудом удержалась оттого, чтобы не отстраниться.

– Ты можешь называть меня Милли, дорогая сестра Маргарет! Я тотчас все расскажу маме, и она, конечно, напишет нужное письмо сегодня вечером, а завтра ты можешь вложить его в свое. Мы не допустим, чтобы ты отправилась в ссылку из-за того, что тебя постигло несчастье!

– Благодарю, – сказала Мэгги, когда Милли встала. Она почувствовала, что надо сказать еще что-то, и добавила: – Ребенок, дважды лишившийся материнской опеки, не мог даже мечтать о такой доброте в этом мире.

Милли улыбнулась:

– Любая чувствительная женщина могла бы войти в твое положение. До завтра, дорогая!

– До завтра, – ответила ошеломленная Мэгги.

Милли удалилась, несомненно, для того, чтобы найти подруг и пересказать им всю историю, слегка ее приукрасив. Мэгги закрыла за мисс Кроссхем дверь и позвонила в колокольчик. Тотчас появилась Салли из одной из внутренних комнат; лицо ее было напряжено и выражало тревогу.

– Получилось, – просто сказала Мэгги. – Не знаю как, но получилось.

Лицо Салли мгновенно смягчилось, и на нем отразились облегчение и восторг; она крепко обняла подругу. Мэгги ответила ей тем же, благодарная за бурное проявление радости.

Салли начала готовить Мэгги ко сну. Однако когда та переоделась в ночную сорочку и пеньюар и когда ее волосы были расчесаны, Салли тяжело вздохнула и отступила назад, внезапно помрачнев.

– Я не хотела говорить тебе, когда ты так радовалась, – сказала она. – Я уходила на обед с другими слугами, а вернувшись, нашла на кровати это. – Салли с извиняющимся видом полезла в карман и достала свернутый листок бумаги. – Наверное, тебе будет важно это знать…

Мэгги смотрела на плотный кремовый листок бумаги с водяными знаками, чувствуя, как внутри все холодеет. Она развернула листок, и из него выпал локон рыжих волос. Мэгги положила его на ладонь и долго смотрела на него. Фрэнки… Нет, не может быть… Она проглотила подступивший к горлу ком и прочитала письмо.


Прими мои поздравления. Инструкции получишь завтра.

С наилучшими пожеланиями, Дэнни.


Бумага была грубой, но почерк тот же самый, что и в записке, присланной Перл Бланк. Мэгги некоторое время слепо смотрела на письмо, чувствуя спазмы в животе. Потом сжала кулак, как будто могла уничтожить значение написанных слов так же легко, как смять бумагу. Она посмотрела на Салли, которая тоже прочитала письмо через ее плечо.

– Ты можешь сходить в город сегодня вечером? – спросила она.

Салли понимающе кивнула:

– Думаешь, Фрэнки все еще в Саутворке?

– Да. Ты знаешь его любимые места не хуже меня. Я не хочу подвергать тебя опасности, однако дорога туда и обратно займет немало времени, и если Дэнни узнает, что я решила сама покинуть этот дом… – Мэгги не стала продолжать.

– Фрэнки и мой друг тоже, мамуля, – напомнила ей Салли. – Я постараюсь найти его. Если бы я знала, что все это так ужасно…

– Понятно, – прервала ее Мэгги, – Я должна увидеть Чарлза. Необходимо сообщить ему обо всем, пока не поздно. Может быть, Дэнни отпустит Фрэнки, если я не смогу быть полезной ему для реализации его плана.

Мэгги стало не по себе, когда она увидела боль в глазах подруги.

– Желаю удачи, – сказала Салли.

Мэгги едва заметно улыбнулась:

– Надеюсь, все будет хорошо.

Глава 13

– Эджингтон!

Чарлз повернулся и увидел приближающихся Дайнса и Гиффорда с почти одинаковыми ухмылками на лице. Он с трудом подавил желание врезать Гиффорду по его надменной физиономии за то, что тот весь вечер не сводил глаз с Мэгги.

– Твоя уличная девчонка устроила великолепное представление! – воскликнул Гиффорд. Чарлз шел через комнаты нижнего этажа к скрытой лестнице, ведущей в его апартаменты, тогда как гости воспользовались главной лестницей, чтобы подняться на верхние этажи, поэтому никто не мог услышать то, что сказал Гиффорд. – Я сам поддался обману, и если бы не знал, кто она на самом деле, то, наверное, приударил бы за ней. Представляешь? Я, ухаживающий за уличной девчонкой!

Чарлз на мгновение сжал кулаки. Он не хотел говорить о Мэгги с этим человеком.

– Но раз уж тебе известно, кто эта девушка, полагаю, она не должна представлять интереса для тебя.

Гиффорд усмехнулся и небрежно махнул рукой:

– Не беспокойся, старина. Я не собираюсь похищать ее у тебя. Она твоя.

Чарлз не удостоил его ответом.

– Где мисс Хаусер? – спросил он.

– Э-э… в своей комнате, – сказал Дайнс, колеблясь, отчего можно было предположить, что она действительно в комнате, но не обязательно в своей. – Мисс Кроссхем и гости завладели ею именно для того, на что ты надеешься. Судя по их реакции, я уверен, что твоя сестра уже сообщила по крайней мере сестрам Ашуэрт о вашем пари и своих подозрениях относительно мисс Хаусер.

Чарлз пожал плечами, желая прекратить этот разговор:

– Неудивительно. А сейчас, если не возражаешь, я пойду отдыхать. Завтра будет тяжелый день.

Дайнс усмехнулся:

– Да, конечно.

– В таком случае спокойной ночи. – Чарлз отвесил легкий поклон и продолжил путь в свои апартаменты.

Поднявшись по лестнице, он направился в кабинет, чтобы взять книгу счетов, которую хотел просмотреть этим вечером. Однако, войдя в гостиную, остановился, увидев мать, сидевшую возле камина с бокалом бренди в руках.

– Мадам? – обратился он к ней, не зная, что сказать. Он не помнил, чтобы она когда-либо входила в его комнату. По крайней мере в эти апартаменты. Даже его первую настоящую спальню после детской комнаты она посещала чрезвычайно редко.

– Привет, Чарлз, – сказала она хрипловатым голосом, в котором чувствовалась усталость. По необъяснимой причине это напугало его.

– Вы хотите поговорить со мной, мадам? – спросил он, настороженно садясь напротив нее.

– Да, – сказала она, но после этого долго смотрела на свой бокал, вертя его так и эдак в свете свечи. Наконец продолжила: – Мне надо поговорить с тобой, Чарлз. Я знаю, что ты не такой, как твой отец. Я… не ставлю вас на один уровень, хотя ты очень похож на отца. Последнее время я просыпаюсь со злостью на него и не могу смотреть на тебя, хотя знаю, что это несправедливо. Потом я говорю тебе такие вещи, которые намеревалась сказать ему, и у меня все путается в голове.

– Понятно, – тихо произнес Чарлз. Она кивнула, и ее бусы слегка звякнули.

– Я сознавала это, но никогда не откровенничала с тобой, хотя иногда очень важно выговориться. Я давно хотела поговорить, но… – она снова посмотрела на свой бокал, – была недостаточно пьяна, чтобы решиться на это до сегодняшнего вечера. – Она говорила вполне отчетливо, но когда взглянула на Чарлза, он увидел, что глаза матери слегка помутнели.

– Я вижу, – сказал он. Она опять кивнула.

– Когда я смотрю на тебя и твою сестру и думаю о вашем отце, я надеюсь, что мы трое не совершим таких же ошибок, какие делал он. Я желаю вам обоим добра. Я стараюсь делать все правильно, но у меня не всегда получается. Я балую Миллисент и подавляю тебя, но не знаю, как остановиться.

– Мама…

Она улыбнулась, и Чарлз подумал, как редко за последние годы он видел мать улыбающейся.

– Да, я всегда была твоей мамой. Я только хотела, чтобы ты знал, что я стараюсь быть хорошей. – Она встала, и Чарлз тоже поднялся.

– Вам не следует слишком стараться, мадам, – сказала он, чувствуя угрызения совести в ее словах. – Я не требую слишком многого от вас.

Она поставила бокал на столик с легким пожатием плеча на французский манер.

– В таком случае я постараюсь поменьше стараться.

– А я постараюсь лучше понимать вас и быть более терпимым, – ответил Чарлз.

Она усмехнулась:

– Ты… более терпимым?! В тот день, когда это произойдет, Земля, наверное, перестанет вращаться. – С этими словами леди Эджингтон приподнялась на цыпочки, чмокнула сына в щеку и вышла из апартаментов, закрыв за собой дверь.

Чарлз налил себе бренди и задумчиво посмотрел на закрытую дверь, однако не прошло и минуты, как снаружи раздался стук. Затем он повторился, и Чарлз определил, что на этот раз стучали в дверь, ведущую к его частной лестнице. Значит, это Мэгги.

Он улыбнулся и, открыв дверь, действительно обнаружил Мэгги. Она стояла на крошечной лестничной площадке, лицо ее было белым, как мел, губы дрожали.

Радостное приветствие застряло у Чарлза в горле. Он отступил на шаг, позволяя Мэгги войти в комнату.

– Что случилось?

– Дэнни захватил Фрэнки! – запинаясь от волнения, пролепетала Мэгги и протянула ему листок бумаги. – Это было внутри, – сказала она, показывая локон рыжих волос.

– Ты считаешь, что это волосы Фрэнки? – спросил Чарлз.

– Не знаю, – ответила Мэгги. – Салли попытается найти его… Но что мне делать? Ждать, когда Дэнни начнет присылать отрезанные пальцы? – Она сжала локон, тяжело вздохнула и снова повторила: – Что делать…

– В данный момент тебе надо немного выпить и прийти в себя, – решительно сказал Чарлз. Он осторожно забрал у Мэгги локон и вручил ей свой бокал. – Выпей.

– Не могу. Мне надо подумать, а алкоголь усыпит меня, – запротестовала она.

Чарлз нахмурился:

– Вот и хорошо. В своем послании Дэнни не дает никаких конкретных указаний и не предъявляет никаких требований. Полагаю, в таком случае тебе лучше всего отправиться спать и встретить утро с ясной головой.

Мэгги поморщилась, однако послушно пригубила бренди, слегка закашлявшись при первом глотке, а потом залпом выпила все остальное.

Чарлз положил письмо и локон волос на туалетный столик и взял у Мэгги бокал.

– Налить еще? – спросил он.

Она покачала головой.

– Мне кажется, кто-то помогает Дэнни. И этот человек в вашем доме.

– Но кто? Кто-нибудь из слуг? Или из гостей? – Чарлз хотел посмеяться по поводу последнего предположения, однако сдержался.

– Думаю, гость, а слуга помогает ему, – предположила Мэгги. – Письмо было оставлено на моей кровати во время обеда. Ты не заметил, кто-нибудь из гостей выходил из-за стола?

Чарлз нахмурился:

– Нет, никто не выходил. Но человек мог легко воспользоваться услугой ничего не подозревающего лакея. И этот почерк…

– По-вашему, он не принадлежит Дэнни? – спросила Мэгги.

– Не уверен. Этот почерк мне кажется знакомым. – Чарлз еще раз внимательно посмотрел на письмо. – Нет, не знаю. Определенно он не принадлежит никому из тех, с кем я переписываюсь, но я где-то видел его…

Мэгги задумалась на некоторое время.

– Вы хорошо знаете всех ваших гостей? Кто из мужчин может помогать Дэнни?

– Разумеется, никто, – твердо сказал Чарлз. – Никто из них никогда не станет делать ничего подобного ради шутки, и уж тем более никто из них не станет заниматься шантажом. По той же причине нельзя подозревать и женщин. Я бы исключил сестер Ашуэрт и Уэлдона…

Мэгги слегка улыбнулась:

– А я не могу представить, что в это дело может быть вовлечена мисс Флора.

Чарлз кивнул:

– Да. Но есть еще дети миссис Хайд… Может, это они решили пошутить? Только в это трудно поверить. Ни Элизабет, ни леди Мэри я не представляю в роли шантажистов. Да и лорд Гамильтон достаточно серьезный молодой человек. Относительно Рашуэртов… леди Виктория, безусловно, вне подозрений, а вот лорд Гиффорд…

Мэгги нахмурилась:

– По-моему, он вполне способен на такую выходку.

– Согласен, – кивнул Чарлз. Несмотря на серьезность обсуждаемого вопроса, он почувствовал некоторое удовлетворение от того, что Мэгги относится неприязненно к лорду Гиффорду в связи с его назойливым вниманием. – Мортимеры слишком заняты собой, чтобы обращать внимание на кого-то еще. И это точно не Милли: она не смогла бы держать язык за зубами. Сэр Натаниел Дайнс – то же, что и лорд Гиффорд. К ним можно отнести и лорда Гримсторпа. Из братьев Рэдклифф Колин и Кристофер никогда не согласятся участвовать в таком деле, однако Питер и Александр, если сочтут это за простую шалость…

– Леди Мэри, леди Элизабет, лорд Гиффорд, сэр Натаниел, лорд Гримсторп, Питер и Александр Рэдклиффы, – повторила Мэгги со страхом. – Едва ли можно установить, кто из них подбросил мне письмо.

– Семь из тридцати – слишком много подозреваемых. Что же делать? – спросил Чарлз.

– Убить Дэнни, – сказала Мэгги. – Бросить его в Темзу или закопать в каком-нибудь саду, мне все равно. Я хочу, чтобы он сдох.

Предложение Мэгги показалось Чарлзу нелепым и страшным, по его спине пробежали мурашки.

– Ты действительно сделала бы это, если бы смогла? – спросил он.

Мэгги закусила губу так, что она побелела.

– Да, Чарлз, я сделала бы это, если бы смогла. Мои ребята не будут в безопасности, пока он жив.

– Даже если тебя за это повесят? – тихо спросил Чарлз.

Мэгги посмотрела на него невидящим взглядом:

– А я давно мертва. Ты не знал? Вот уже несколько лет Дэнни преследует меня. Однажды я помогла ему и тем самым погубила себя, потому что Дэнни не из тех, кто отпускает человека, перед которым оказался в долгу, и тем более не прощает должника. Тогда я не знала, какой он, и думала, что он отпустит меня. Но если б я могла представить, чем обернется связь с ним, то пристрелила бы его, еще в ту роковую ночь.

Чарлз осторожно взял бокал из рук Мэгги и подвел ее к креслу, стоявшему в углу комнаты, потом подвинул другое кресло и поставил напротив. Охваченная смятением, Мэгги машинально села.

– Ты ничего не знаешь о моей жизни, – пробормотала она. Ее голос звучал глухо, словно издалека.

– Я слышал от тебя много историй, – возразил Чарлз.

Мэгги крепко обхватила себя руками и вжалась в кресло.

– Я не лгала тебе. Но я рассказала тебе далеко не все. – Ее губы скривились. – Да, то, что случилось с Нэн, имело благополучный конец… Когда она оказалась на улице с маленькой сестрой и беременная, она вспомнила обо мне. Я не дала ей пропасть, и все закончилось хорошо, однако…

– Однако есть истории и с несчастливым концом, – предположил Чарлз. Он чувствовал боль Мэгги и не знал, как утешить ее.

– Страшные истории, – прошептала она. – Моя мать умерла, когда я была еще ребенком. Билл, мой брат, продал меня какой-то нищенке, содержавшей целую ораву детей-попрошаек. Нищенка была по-своему справедлива к нам, предоставляя сухой угол, где можно было спать, и еду. Она разнимала нас, если мы ссорились. Не била детей просто так, но если они заслуживали наказания, не церемонилась. – Мэгги тяжело вздохнула. Однако вскоре и она умерла, и тогда ее мужчина, Джонни, стал командовать шайкой попрошаек. Он хотел бы и, настоящим главарем, крутым парнем. Джонни презирал попрошайничество, грязную работу. Он предпочитай брать то, что плохо лежит. И потому мы все должны были научиться обчищать чужие карманы. С каждым днем Джонни требовал от нас все больше. Взрослые ребята должны были приносить ему по фунту каждую неделю, а малыши – шесть шиллингов. Как ты понимаешь, сделать это было почти невозможно. Тех же, кто не справлялся, он жестоко избивал.

– Почему же ты не сбежала от него?

– Куда? К кому? – усмехнулась Мэгги. – Один мальчик, Джимми, попытался убежать. Джонни поймал его и избил так, что его потом все время тошнило и у него постоянно кружилась и болела голова. Девочек он заставлял торговать собой, а те, кто не решался на это, все равно должны были еженедельно приносить ему деньги.

– Но ты ведь не торговала собой? – тихо сказал Чарлз.

В его словах содержался молчаливый вопрос: «Чем же тогда ты занималась?»

Мэгги криво улыбнулась:

– Чем я занималась до встречи с тобой? Я была очень маленькой и худой и была гораздо проворнее большинства мальчишек. Иногда я пела на улице, но и основном воровала. У меня был талант к воровству. Я отлично обчищала карманы, но еще лучше проникала в чужие дома через открытые окна. Таким образом, я вступила в воровскую жизнь. Потом меня взял в ученицы вор-взломщик, и я научилась вскрывать все замки, за исключением патентованных. В таких случаях я воровала ключ и делала с него отпечаток, а потом возвращала владельцу, прежде чем тот мог заметить пропажу. Я воровка, Чарлз, и даже хуже.

– Что значит «хуже»? – спросил Чарлз, чувствуя тяжесть в груди.

– Я убила Джонни, – сказала Мэгги. – Поэтому знаю, что смогла бы убить и Дэнни, лишь бы защитить моих ребят.

– Но ты не убийца, нет! – воскликнул Чарлз. – Не могу поверить в это.

Мэгги пожала плечами:

– Все ближайшие помощники Джонни обязаны были кого-нибудь убить, чтобы заслужить его доверие. Таким образом он приобретал дополнительную власть над ними, потому что мог в любое время сообщить о них полицейским. Если он предлагал стать его помощником, невозможно было отказаться, иначе убьют тебя. Он собирался сделать меня своей приближенной, и я должна была застрелить Дэнни, который был тогда соперником, вторгшимся на территорию Джонни. Джонни дал мне револьвер и стоял на мосту вместе со мной, но когда появился Дэнни, я подумала, что у меня нет причины убивать неизвестного мне человека. А взглянув на Джонни, я вспомнила о Фрэнки, который слишком быстро повзрослел, о Джейми с разбитой головой и о Салли с окровавленным носом. Я вспомнила многих. Умирающего Сэма, которому Джонни не давал еды, потому что тот заболел и не мог попрошайничать. Молл, которая кашляла кровью и получала удары по ребрам. Я не хотела, чтобы все это продолжалось… Тогда я взвела курок и выстрелила в Джонни, а не в Дэнни. Я помню, как его тело перевалилось через перила моста и упало в воду. Эта картина вставала перед моим взором тысячу раз: мост, туман и прогремевший выстрел…

Чарлз закачал головой, словно хотел избавиться от мрачной картины.

– У тебя просто не было выбора, – сказал он.

– Выбор был, – решительно сказала Мэгги. – Я могла не стрелять. Пусть бы убили меня. Или я могла застрелить Дэнни. Но я не сделала этого. Я была рада, что убила Джонни, потому что никто другой не осмелился бы избавиться от него. Сейчас я сожалею только о том, что не застрелила еще и Дэнни. А ведь тогда у меня была такая возможность. – Мэгги наклонила голову к плечу и взглянула на Чарлза. – Теперь ты знаешь все обо мне. Тебе ни к чему терпеть меня, тем более в своем доме. Ты даже можешь отправить меня в полицию за мои старые грехи.

Чарлз возмутился в ответ на ее слова:

– Я не стану этого делать, Мэгги. Ты не злодейка. Я хорошо знаю тебя. Разве тебе доставляет удовольствие убивать?

Мэгги с горечью улыбнулась в ответ. Чарлз удовлетворенно кивнул:

– В таком случае, каким бы безнравственным я ни выглядел в глазах правосудия, я не могу относиться к тебе иначе, как к провидению, покаравшему зло. Хотя в цивилизованном государстве не принято частным образом карать преступника, но когда закон бездействует, общество перестает быть цивилизованным. И что тогда делать законопослушным гражданам?

– В тот момент я не думала о правосудии, – сказала Мэгги. – Я думала о Салли, Молл, Джейми и Сэме.

– Ты думала об их спасении, – поправил Чарлз.

Мэгги пожала плечами.

– Ты спасла их, хотя убийство является преступлением.

– Спасла. Но не всех. Сэм и Джейми примкнули к шайке Дэнни.

– И тем не менее ты действовала, руководствуясь благородными мотивами, – заключил Чарлз.

Слова Мэгги потрясли его. Мэгги с грустью улыбнулась:

– Ты пытаешься представить мои злодеяния добродетелями, но это неправильно. Неужели ты намерен оправдывать воровство? И каждое мошенничество считать невинным поступком, как в рассказах о Робин Гуде? Тогда я ничего не знала о Робин Гуде и воровала, только чтобы избежать наказания. Я не помогала бедным, но делала богатым Джонни. Где ты видишь здесь добродетель?

– Мои грехи не менее тяжкие, – сказал Чарлз. – Пусть я и не заставлял детей воровать, зато жил в роскоши и богатстве, спокойно взирая на то, как другие умирают с голоду. – Мэгги хотела возразить, но он прервал ее: – Я не стану спорить по поводу того, кто из нас более безнравственный. Сейчас это не важно.

– А что же важно? – спросила Мэгги. – Если не важно то, что я убила человека, тогда трудно представить, что вообще для тебя может быть важным.

– Ты, – просто ответил Чарлз.

Мэгги удивленно вскинула брови:

– Я? Нет. Ты ошибаешься. Сегодня я наблюдала за тобой. Ты прекрасно смотришься в своей среде. Ты аристократ, а я дитя улицы. Мне нет места рядом с тобой… – Голос Мэгги затих, но через мгновение из ее груди вырвался вздох досады. – Черт бы тебя побрал, Чарлз, – сказала она с чувством. – Я полагала, что, узнав, кто я, ты с презрением прогонишь меня. Теперь же Теперь мне не остается ничего другого, как выполнить поручение Дэнни, когда придет время. – Мэгги еще больше разволновалась. – Мне придется сделать это. Он захватил Фрэнки, и я вынуждена подчиниться. А ты своим глупым великодушием ставишь меня в крайне затруднительное положение.

– Я не намерен прогонять тебя, – твердо сказал Чарлз. – Я… не могу этого сделать.

Мэгги в волнении заходила по комнате.

– Тогда скажи, что мне делать! Сама я не могу покинуть твой дом, но и не могу допустить, чтобы он убил Фрэнки…

– Я смогу защитить тебя, – с уверенностью сказал Чарлз.

– Как? – сердито выпалила Мэгги.

– Что-нибудь придумаю, – сказал Чарлз.

– Тебе не нужно ничего придумывать, – вспылила Мэгги. – Ты ничего не обязан для меня делать. Я тебе никто, так… одна из…

Чарлз открыл рот. Заявление Мэгги обидело и разозлило его.

– Ты пытаешься спровоцировать меня, – сказал он сдержанно.

– И очень надеюсь, что у меня это получится, – усмехнулась Мэгги.

Чарлз сделал глубокий вдох, стараясь взять себя в руки.

– Я все равно не прогоню тебя. Ты не смогла заставить меня сделать это признанием о собственном темном прошлом, и тебе не удастся добиться этого своим несносным поведением. – Чарлз улыбнулся. – После того, что между нами было, я обязан защитить тебя.

– Ты просто высокомерный упрямец! – резко сказала Мэгги.

Чарлз покачал головой:

– Мэгги, иногда ты ведешь себя несносно. Но я джентльмен и никогда не ударю женщину! Я не сделаю ничего подобного, и ты это знаешь.

Мэгги фыркнула:

– А по-моему, было бы лучше, если бы ты меня ударил.

Проклятие! Кажется, она преуспела, досаждая ему.

– Мэгги, возможно, я поступил безнравственно, соблазнив тебя, но во всем этом есть и хорошая сторона. Ты нужна мне. Я не могу просто так… отпустить тебя.

Мэгги выглядела озадаченной.

– Я нужна тебе? Для чего?

Чарлз грустно улыбнулся:

– Томимый жаждой человек способен распознать вкус воды, когда пробует ее.

Мэгги открыла было рот, чтобы возразить, но Чарлз не дал ей сказать. Он обхватил ладонями ее лицо и накрыл губы Мэгги своими губами. Она напряглась в первый момент, но потом расслабилась и ответила на поцелуй. У Чарлза перехватило дыхание и закружилась голова. Он еще крепче прижал Мэгги к себе и с еще большим пылом принялся терзать ее губы.

Наконец Мэгги отстранилась от Чарлза и с легким вздохом, похожим на стон, положила голову ему на грудь. Она не желала больше спорить.

– Боже, Мэгги, ты заставляешь меня терять самообладание, – сказал Чарлз.

– Я не хочу, чтобы ты терял самообладание, – запротестовала она. – Я просто хочу быть с тобой, вот и все. Тем более что расставание совсем близко.

– Почему мы обязательно должны расстаться? – спросил Чарлз.

Мэгги подняла голову. Глаза ее увлажнились.

– Я уже говорила, что не могу быть твоей любовницей. Не могу спокойно оставаться здесь, когда Дэнни угрожает моим ребятам. Ты знаешь это.

– Но я имею в виду другое. Что, если ты станешь персоной, которую Дэнни не посмеет заставлять действовать по своей указке? Мэгги, дорогая… – Чарлз горько усмехнулся. – Кажется, я говорю глупости. У меня нет нужных слов. Я не знаю, что следует сказать в данном случае. Не знаю, как обратиться с просьбой к такой женщине, как ты, потому что боюсь, что мои слова будут звучать банально и неискренне. Ты для меня глоток воды в пустыне, ты моя отдушина, моя жизнь… – Мэгги слегка отстранилась, глядя на Чарлза с озадаченным видом. Он же продолжал: – Я уверен, эти слова произносили тысячи мужчин, и они потеряли истинный смысл от частого употребления. Поэтому скажу прямо: Мэгги, выходи за меня замуж. Стань моей баронессой и навсегда покончи с прежней жизнью. Семья приходского священника в Базлхерсте, которой мы достаточно заплатили, будет только рада иметь родственные отношения с супругой лорда…

Мэгги громко рассмеялась:

– Чарлз, ты сошел с ума! Я не принадлежу к твоему обществу. Ты посмотри на меня! Я уличная девка, которую ты случайно подобрал. Бывшая воровка, певичка из варьете. Ты говоришь вздор. Завтра ты опомнишься и будешь жалеть об этом глупом разговоре.

– Если ты не принадлежишь к моему обществу, то это значит, что порочно оно, а не ты, – сказал Чарлз.

– Но твоему миру безразлично это, Чарлз. В течение недели в случае удачи я буду выступать как одна из вас. Но ведь я обманщица, и реакция твоей сестры на появление в обществе Лили Барретт является достаточно ясным свидетельством того, как потом относятся к обманщицам…

– Ты самая достойная женщина, черт побери, – раздраженно сказал Чарлз.

– Я не леди, – с холодностью произнесла Мэгги. – И если ты просишь меня стать ею и постоянно играть эту роль, разве тогда я не буду обманщицей и не потеряю достоинство, о котором ты так печешься?

– Мэгги, тот факт, что ты говоришь о таких вещах, означает, что для тебя невозможно быть кем-то другим, кроме самой себя, и не важно, кого ты представляешь. – Он посмотрел на нее с нежностью. – И пожалуйста, перестань возражать. Скажи, что ты выйдешь за меня.

Мэгги смотрела на него как на сумасшедшего.

– Чарлз, Чарлз. Не настаивай. Ты будешь жалеть. Ты стараешься спасти меня, но к чему такие жертвы? Ты хочешь успокоить свою совесть?

– Конечно, нет, – ответил Чарлз. – Если бы я хотел только успокоить свою совесть, то выписал бы тебе чек на сотню или две сотни фунтов и поздравил бы себя с тем, что обеспечил тебе новую жизнь, после чего прервал бы наши отношения. Но я не собираюсь делать этого, потому что хочу, чтобы ты всегда была со мной до конца моей жизни.

Мэгги закрыла глаза, лицо ее все еще было напряжено.

– Я не знаю, что сказать. Не знаю. Только не требуй от меня ответа прямо сейчас. Поговорим в другой раз, когда все кончится.

То, как она произнесла «когда все кончится», для Чарлза прозвучало как «никогда», и по спине его пробежал холодок.

– Ответь сейчас. Ты уже сейчас можешь сказать «да», Мэгги! – воскликнул он. Затем притянул ее в свои объятия и постарался убедить ее всей мощью своего тела, хотя и понимал, что этого недостаточно.

Глава 14

– Что мы сегодня будем делать, Милли? – спросила Ферн Ашуэрт, рассеянно листая книгу. Ее сестра Флора жестом пригласила Мэгги сесть рядом с ними, как только та появилась в гостиной. Мэгги села, сделав вид, что занялась носовым платком, вышивание которого начала еще с мисс Уэст. При этом она ощущала вес тяжелого револьвера в кармане платья. Утром ей помогал одеваться Чарлз, он не заметил у нее револьвера, а волосы она расчесала и уложила сама, так как Салли еще не вернулась из города. Мэгги внушала себе, что не стоит волноваться по поводу отсутствия подруги – Саутворк находился довольно далеко и район поиска был большим.

Мэгги старательно избегала взгляда Чарлза, опасаясь, что выдаст себя, а это никак не вязалось с ролью невинной наследницы. Даже через комнату, где с раннего утра слышны были отрывочные разговоры по поводу событий вчерашнего вечера, Мэгги чувствовала, как он злился; его гнев, подобно пламени, обжигал ее, и удивительно, что остальные присутствующие не замечали раздражения барона.

Она не могла выйти замуж за него. Даже мысль об этом казалась нелепой.

– Сегодня мы будем лесными нимфами! – объявила Милли. За завтраком она опять раздала цветочные гирлянды и лавровые венки.

Леди Мэри и леди Элизабет похитили венки у Питера Рэдклиффа и их брата лорда Гамильтона. В ответ Питер взял венки у своих трех братьев, а также у сэра Натаниела Дайнса и надел все четыре себе на голову, а потом, чтобы превзойти сестер-близнецов во всех отношениях, уговорил Мэгги и Флору Ашуэрт отдать ему их гирлянды. Этот поступок, естественно, побудил близнецов попытаться снять венки с головы Питера, к вящему удовольствию лорда Гиффорда, сэра Натаниела и Александра Рэдклиффа.

Мэгги внимательно следила за гостями, но ни один из тех, кто входил в список подозреваемых, не мог подходить на роль человека, подбросившего письмо.

– Не знаю, как Гиффорд, но я не чувствую себя нимфой в данный момент, – сказал сэр Натаниел, поглаживая подбородок; его голубые глаза были полуприкрыты.

Мисс Хаусер засмеялась и вцепилась в его локоть. Мэгги подозревала, что она была не единственная, кто провел ночь не в своей комнате.

– Помимо нимф есть еще охотники, – уточнила Милли. – Мы устроим соревнование по стрельбе из лука!

Леди Рашуэрт оторвалась от беседы с лордом Хайдом.

– Стрельба из лука? Уже давно никто этим не занимался!

– Я подумала, почему бы не развлечься таким милым способом, – сказала леди Эджингтон с легким поклоном.

– Тогда давайте отправимся на огневой рубеж, – холодно сказал Чарлз и отошел от окна.

Питер Рэдклифф принял театральную позу.

– Вперед, вперед в охотничьи поля! – С этими словами он распахнул ближайшую стеклянную дверь и с гордым видом ступил на террасу.

К выходу поспешили и остальные. Сборы длились несколько минут – ушло немало времени на то, чтобы гости надели свои перчатки, шляпы, плащи и накидки. Наконец все собрались на лужайке у террасы. Женщины осторожно приподнимали над влажной травой юбки своих утренних платьев, и их кринолины раскачивались на ветру подобно церковным колоколам.

– Тебе следовало бы сказать вчера вечером о своей затее, – заметила Фейс Уэлдон с легким упреком. – Я надела бы платье, более подходящее для такого мероприятия.

– Тогда не было бы сюрприза, – весело ответила Милли и дала указание ожидавшему лакею раздать четыре лука.

Мэгги наблюдала за всем этим с некоторой неуверенностью: она никогда прежде не держала в руках лук. Однако большинство женщин было в таком же положении, и если бы Мэгги проявила свое умение в стрельбе, то это выглядело бы более странно, чем если бы она продемонстрировала полное отсутствие опыта в этом деле.

На траве на расстоянии двадцати ярдов были установлены четыре цели – несколько мешков с сеном, к которым были прикреплены ярко раскрашенные бумажные мишени.

Рядом с Мэгги остановилась Флора. Девушка посмотрела на небо с явной тревогой и спросила:

– Как вы думаете, будет дождь?

Мэгги запрокинула голову и посмотрела вверх. По небу плыли густые темные облака, вздымаясь над холмами и опускаясь в долины, словно это было море перед штормом. Такую картину едва ли увидишь в Лондоне, где тяжелый влажный воздух заставлял дым стелиться понизу, скрывая облака. Позади собравшейся на лужайке компании огромный белый фасад особняка резко выделялся на фоне темно-зеленого газона и серого неба, а купол главного холла казался незначительным по сравнению с общей длиной и высотой здания.

Быть женой Чарлза, хозяйкой всего этого… Мэгги овладела мучительная тоска от сознания невозможности осуществления такой безнадежной мечты. «Глупая, – с усмешкой подумала она про себя. – Он никогда не был и не может быть твоим, и ты знала это с самого начала. Он тоже все понимает и скоро образумится».

– Дождь будет. Я не сомневаюсь, – ответила Мэгги на вопрос Флоры. – Однако надеюсь, мы не промокнем.

Тем временем леди Эджингтон разделила компанию на четыре группы. При этом никто не возражал – даже скептически настроенная дочь леди Рашуэрт, которая скривила свои тонкие бледные губы в скрытой улыбке, но все же взяла лук. Участники соревнования выстроились перед мишенями и стали по очереди стрелять. В общей сложности каждый выпустил по три стрелы. Служанка Милли прилежно вела счет попаданиям, а четыре лакея возвращали стрелы в перерывах между сериями выстрелов.

Мэгги должна была стрелять третьей, после сэра Натаниела Дайнса, который аккуратно уложил первые две стрелы почти в центр мишени. Третья его стрела вылетела из лука и попала во второй круг от центра.

Умышленно ли он сделал это? Мэгги удивленно заморгала. Сэр Натаниел повернулся и смущенно посмотрел на нее, потом улыбнулся и незаметно подмигнул, прежде чем передать лук и занять место в конце очереди. Мэгги сказала себе, что нелепо усматривать что-то злонамеренное в действиях сэра Натаниела только потому, что тот фигурировал в списке Чарлза, включающем людей, которые могли бы помогать Дэнни.

Она шагнула вперед на линию огня, вставила стрелу в лук и оттянула тетиву. Мэгги удивило, как легко это получилось, она ожидала, что потребуется приложить гораздо большее усилие. Она тщательно прицелилась и выстрелила. Когда-то Мэгги долго практиковалась в метании ножа. Ей хотелось стать лучшей среди мальчишек и завоевать их уважение. И сегодня она надеялась, что те уроки не прошли даром.

Отпущенная тетива издала тихий свистящий звук. Стрела попала почти в центр мишени. Вокруг Мэгги раздались восхищенные возгласы, и она улыбнулась, снова прицеливаясь. На этот раз стрела вошла значительно левее центра: Мэгги не хотела выглядеть слишком умелым стрелком.

Чарлз стрелял пятым. Его стрелы легли гораздо кучнее и ближе к центру, чем у нее. На вопросительный взгляд Мэгги он ответил: «Я же охотник», – и пошел в конец очереди. Леди Ашуэрт, преодолев первоначальные колебания, послала каждую стрелу точно в яблочко, к великому удивлению ее сына, лорда Гиффорда. Ее дочь, леди Виктория, отстрелялась не менее удачно.

По мере того как проходил очередной тур стрельбы, заключались пари. Милли хотела принять в этом участие, но воздержалась, поймав запрещающий взгляд брата. Финальные выстрелы сопровождались криками радости или досады, в зависимости от удачи или неудачи участников пари. Фаворитом стала леди Рашуэрт, которая одержала убедительную победу. Передавая лук, она казалась спокойной, хотя щеки ее слегка порозовели, когда она сообщила, что с юных лет увлекалась стрельбой из лука и была лучшей среди своих сверстников. При всем этом сэр Натаниел Дайнс мог бы победить ее, если бы не внезапный порыв ветра, который отклонил одну из его стрел на несколько дюймов в сторону. Он благосклонно признал свое поражение, сказав, что если бы они соревновались в метании кинжалов, а не стрел Купидона, он стал бы победителем. Это замечание сестры-близнецы восприняли с бурным восторгом, хотя в глазах Дайнса не было даже намека на юмор.

По спине Мэгги пробежал холодок. Она вспомнила о своих подозрениях и посмотрела на удаляющуюся фигуру Натаниела с тревогой. Ему было чуть больше тридцати, а в банде Джонни не было ни одного человека такого возраста.

Соревнования закончились как раз вовремя. Едва компания двинулась через лужайку к дому, на землю упали первые капли дождя. Близнецы с визгом бросились бежать, увлекая за собой Милли, сестер Ашуэрт и братьев Рэдклифф. Остальная компания всецело игнорировала непогоду, продолжая идти неторопливым шагом через лужайку, как будто причуды стихии не заслуживали их внимания.

Казалось, погода проявила должное уважение к ним, потому что как только последний из компании достиг убежища в гостиной, дождь припустил с нешуточной силой.

– О Боже! – воскликнула Милли, – Я оставила свой зонтик на лужайке.

– Почему же вы не хватились его сразу? – спросил Питер Рэдклифф.

– Вам не обязательно это знать, – язвительно ответила Милли и посмотрела на слуг, грузивших на телегу намокшие мешки с сеном. – Они могут не заметить его и втоптать в землю!

– Я возьму ваш зонтик, – сказала Мэгги, вызвавшись добровольцем. Ей было душно, и она чувствовала себя подавленной в гостиной. Ей хотелось прогуляться под дождем, на воздухе было значительно лучше.

– О нет! – воскликнула Милли. – Я не допущу, чтобы вы простудились и заболели. Пусть пойдет Чарлз. Или Питер.

Питер Рэдклифф фыркнул:

– Значит, мне можно простужаться? Благодарю за доверие, Милли, но я, пожалуй, откажусь.

– Со мной все будет в порядке. Я выросла в деревне, как вы знаете, и привыкла гулять под дождем, – бодро сказала Мэгги и, предвосхищая протесты, открыла стеклянную дверь, вышла наружу и зашагала к мишеням на лужайке, прикрываясь от дождя накидкой.

– Чарлз, ты должен пойти за ней! – раздался обеспокоенный голос леди Эджингтон, но Мэгги не оглянулась.

Если этот поступок разоблачит ее притворство и все увидят, что она повела себя не так, как следует в соответствии с аристократическими манерами, то тем лучше. Ее прогонят, и тогда она станет бесполезной для Дэнни, и он, может быть, отпустит Фрэнки.

Мэгги услышала позади себя быстро приближающиеся шаги. Она повернула голову и увидела Чарлза, который уже поравнялся с ней. Его лицо выражало крайнее неодобрение.

– Что ты делаешь? – резко спросил он.

– Убегаю, – кратко ответила Мэгги.

– Ты промокла.

– Еще нет, – сказала она, плотнее запахивая накидку.

– Ты можешь заболеть, – предупредил Чарлз.

– Ты тоже. – Мэгги двигалась медленно, опустив голову и внимательно вглядываясь в мокрую, коротко подстриженную траву на лужайке.

– Ты ведешь себя глупо, – сказал Чарлз. – Ты что же, хочешь вымокнуть до нитки?

Мэгги сдвинула брови. А вот и зонтик; он лежал в двадцати шагах от того места, где работали слуги.

– Если я простужусь, то буду изолирована от других. Кто-то из этой компании помогает Дэнни, и я схожу с ума, думая, кто это может быть.

– Мэгги, мы справимся с проблемой. – Другой, наверное, произнес бы эти слова достаточно мягко, а Чарлз заявил это так резко и с таким решительным выражением лица, что, казалось, мог сдвинуть горы. Мэгги со вздохом подняла зонтик.

– Конечно, – сказала она и двинулась назад к дому.

Вернувшись в гостиную, Мэгги отдала зонтик Милли и отправилась в свои комнаты, чтобы переодеться, игнорируя при этом попытки суетящихся дам справиться о ее состоянии. Она слышала шаги Чарлза позади себя, когда шла через прихожую, а также слышала их, поднимаясь по лестнице на второй этаж. Мэгги упорно не обращала на Чарлза внимания. Не было смысла о чем-то говорить, так как все уже было сказано.

Чарлз догнал ее в полутемном коридоре, ведущем к зимним апартаментам. Он схватил Мэгги за локоть и, повернув лицом к себе, прижал к широкой груди.

Мэгги попыталась отстраниться, но Чарлз не дал ей возразить, запечатав рот страстным поцелуем. Мэгги не смогла противиться; в конце концов она расслабилась и прижалась к Чарлзу, подчиняясь его настоятельной потребности, силе его горячего тела, пробудившего в центре ее женского естества жгучее желание, а вместе с ним и смутную надежду.

Через мгновение Чарлз отпустил ее и отступил на шаг.

– Не стоило этого делать, – сказала Мэгги, хотя не сожалела о поцелуе. – Нас мог кто-нибудь увидеть.

– Нет, – возразил Чарлз, не отрывая от нее глаз.

Мэгги криво улыбнулась:

– Ты опять собираешься сердиться?

– Я не сердился, – сказал Чарлз с оттенком юмора и боли. – Слов недостаточно, чтобы изменить тебя, но я хочу, чтобы ты помнила этот поцелуй и все, что между нами было. Возможно, это будет убедительней всяких слов.

Мэгги кивнула:

– Я никогда этого не забуду.

– Хорошо, – сказал Чарлз. Он протянул руку и провел пальцем по ее скуле. – Я должен переодеться сейчас, иначе мое долгое отсутствие вызовет много вопросов.

Мэгги опять кивнула, ничего не сказав. Чарлз резко повернулся и пошел прочь. Мэгги смотрела на его удалявшуюся фигуру и чувствовала, как сжимается горло. К тому времени когда она присоединилась к компании, Чарлз был уже там, и в течение получаса они принимали участие в различных словесных играх. Флора Ашуэрт стала победительницей в поэтическом конкурсе и заметно покраснела, когда Питер Рэдклифф театрально короновал ее лавровым венком и объявил действительным лауреатом в области поэзии.

Леди Эджингтон отметила появление Мэгги кивком и объявила, что следующим развлечением будет игра в анаграммы на пасторальные темы. Мэгги аккуратно написала на предоставленной ей полоске бумаги придуманный для такого случая нелепый набор слов, надеясь, что тот, кто будет решать ее анаграмму, окажется в затруднительном положении, и тогда ее неудача тоже никого не удивит. Когда пришло время обмениваться записками, лорд Гиффорд дал ей свою и подмигнул.

Мэгги развернула листок, на котором было написано: «НО СЭИ НАЛЛ ДИВАН».

Надо по крайней мере сделать вид, что она пытается решить эту анаграмму. Мэгги внимательно прочитала слова: «Но сэи налл диван». Она начала перебирать комбинации букв: налл диван, наллдиван, нал-ливан… салливан. Салливан. О’Салливан. Выходит – Дэнни О’Салливан! Мэгги резко подняла голову, затаив дыхание.

Лорд Гиффорд улыбнулся ей, В этой улыбке не было злого умысла. Он выглядел как школьник, решивший позабавиться, не думая о последствиях своей выходки. Взгляд Мэгги переместился в сторону сэра Натаниела Дайнса, чей монокль блестел в свете газового светильника и закрывал один глаз, подобно повязке Дэнни.

На мгновение Мэгги потеряла контроль над собой. Перед ее мысленным взором возникло лицо, наполовину скрытое бакенбардами и усами, в шляпе, низко надвинутой на лоб. Дэнни улыбался точно так же, поднимая руку как бы для того, чтобы пригладить свои взъерошенные волосы и провести ладонью по теперь уже выбритым щекам. Дэнни. Дэнни здесь. Ни его головорезы, ни его друзья, а лично он, Дэнни.

Мысли смешались в голове Мэгги. Значит, он принадлежит к этому обществу. Значит, Дэнни – джентльмен, как она и подозревала. И лорд Гиффорд дал ей понять, кем является этот человек? Она оглядела комнату, и теперь все здесь приобрело зловещий оттенок в присутствии самого хладнокровного убийцы Англии. Мэгги ощутила тяжесть револьвера, прижатого к ноге.

Она резко встала, чем удивила гостей, а заметив вопрос в глазах Чарлза, ответила умоляющим взглядом. Пробормотав извинения, Мэгги стремительно вышла из гостиной и укрылась в соседней полутемной комнате. Сквозь окна, заслоненные пеленой дождя, смутно виднелись лужайка и парк, которые казались бесформенной массой темной зелени. Мэгги прислонилась к стене и закрыла глаза; ее рука скользнула в карман, где она нащупала револьвер.

«Чарлз никогда не простит мне этого», – подумала она, сжимая рукоятку. Но разве это имеет значение теперь, когда ей грозит смерть? Она должна сделать это. Только глупец может думать, что Дэнни оставит ее в живых, особенно после того, как она узнала его. И если ей уже поздно думать о своей безопасности, она по крайней мере сможет спасти ребят. Она должна собраться с силами хотя бы на минуту… на полминуты, и тогда все будет кончено.

Чарлз, конечно, ужасно разозлится.

Мэгги представила последовательность своих действий. Вот она достает револьвер. Взводит курок. Слегка приоткрывает дверь и заглядывает в гостиную. Потом появляется в дверном проеме, поднимает револьвер и нажимает на спусковой крючок. Она убьет Дэнни, а затем себя. Ей нет смысла жить, ведь ее все равно повесят. «О Боже, Чарлз…»

Дверь в комнату со скрипом открылась. Мэгги быстро сжала рукоятку револьвера, но прежде чем успела достать оружие, рядом оказался Натаниел Дайнс. Схватив Мэгги за руки, он прижал ее к стене.

Мэгги молча пыталась сопротивляться, но ей мешал кринолин. Она попробовала ударить Натаниела ногой, но ее маневр не удался, и тогда она решила закричать…

– Даже не пытайся, если дорожишь жизнью Фрэнки! – прорычал сквозь зубы Дэнни Натаниел. В окне отражался блеск его монокля. Почему же она не распознала его раньше? Волосы сэра Натаниела не были прилизаны; напротив, они лежали в живописном беспорядке. Лицо же он прятал за фальшивыми бакенбардами и усами. Но вот его глаза, бездушные, злые, были такими же пугающими, как единственный глаз Дэнни. – Я приказал своему верному человеку убить его завтра, если он не получит отмены приказа.

Мэгги перестала сопротивляться. Она тяжело и прерывисто дышала.

– Чего ты хочешь, Дэнни? – резко спросила она.

– Здесь нет Дэнни, моя девочка, – сказал Натаниел, самодовольно ухмыляясь. – Здесь только сэр Натаниел Дайнс.

– Чего ты хочешь? – повторила Мэгги. Она вызывающе прищурилась, хотя ее сердце гулко билось в груди. Натаниел Дайнс не был таким большим, как Чарлз, но был гораздо крупнее Мэгги, и его рука теперь сжимала ей горло. Преимущество Мэгги всегда было только в быстрой реакции и ловкости. Сейчас же, прижатая к стене, она была беспомощна, как ребенок.

Сэр Натаниел широко улыбнулся своей отвратительной улыбкой:

– Я хочу совершить самую крупную кражу за всю историю Британской империи.

– Хорошо, что история империи не слишком древняя, не правда ли? Иначе тебе предстояла бы непосильная работа, – саркастически заметила Мэгги.

Сэр Натаниел проигнорировал ее замечание.

– Я не совсем правильно выразился, – холодно сказал он. – Я имел в виду, что это ты совершишь самую крупную кражу в истории империи.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь. – На самом деле Мэгги все поняла, но слишком поздно. «Он собирается использовать меня. Потом со мной произойдет несчастный случай, а все награбленное исчезнет… и я не смогу ничего сделать, чтобы воспрепятствовать этому».

– Леди Эджингтон, Миллисент Кроссхем, леди Джеймс Ашуэрт, Ферн, Флора и миссис Уэлдон, леди Элизабет и леди Мэри, миссис Мортимер, леди Рашуэрт и леди Виктория – что, по-твоему, объединяет их? – холодно спросил Натаниел.

Мэгги не собиралась играть с ним в эту игру.

– Ну скажем, все они имеют бледный цвет лица.

– Они леди, моя дорогая. – Это ласковое обращение звучало как насмешка. – Леди из самых благородных семейств. А это значит, что в их распоряжении находятся старинные семейные драгоценности.

– Ну и что? – спросила Мэгги.

– Ты украдешь их для меня сегодня вечером, – сказал сэр Натаниел.

– А если они держат драгоценности при себе? – спросила Мэгги.

– Не беспокойся. Я все предусмотрел. – Мэгги пристально посмотрела на него. – Ты знаешь, где находятся их спальни, и, когда придет пора действовать, я подам сигнал, который ты поймешь. Весьма способная мисс Хаусер будет твоей помощницей, а мой… камердинер… будет караулить, так что не бойся – без помощи ты не останешься.

Вероятно, придется вскрывать замки, а она уже забыла, как это делается. Правда, мисс Хаусер может прийти ей на помощь, и Мэгги остается только осторожно проникнуть в комнаты.

– Значит, ты спланировал все это вместе с лордом Гиффордом? – с горечью спросила Мэгги.

Сэр Натаниел улыбнулся:

– Лорд Гиффорд? О нет. Он очень полезный парень, всегда готовый на какое-нибудь озорство. Но он не знает о моих планах. А когда узнает, будет слишком поздно, и он не осмелится открыть рот.

– Может быть, ты меня тоже обманываешь? Может, Фрэнки вовсе не у тебя? – спросила Мэгги. Она готова была рисковать жизнью, готова была даже умереть ради своего друга, но рисковать из-за мошенничества она не собиралась.

– А что тебе остается, кроме как верить мне? – сказал сэр Натаниел с усмешкой. – Впрочем, можешь послать лакея в Саутворк. Там содержатель таверны расскажет, что произошло две ночи назад.

Две ночи. Еще до того, как она прибыла в Эджингтон-Мэнор.

Значит, Дэнни уже имел план, когда встречался с Чарлзом в опере, но как он узнал о его пари с Милли и о том, что барон будет там именно в этот день? Неужели он приложил руку и к тому, чтобы опозорить Лили Барретт?

– Не вздумай рассказать обо всем барону, – продолжил сэр Натаниел. – Тогда он не доживет до нового года, даже если меня убьют, потому что я оставил инструкции своим людям на его счет. С молодым лордом может произойти несчастный случай, ему нужно вести себя осмотрительно. – Дэнни снова усмехнулся. – Я подумал об этом, если для тебя угрозы жизни твоему Фрэнки окажется недостаточно. К тому же Эджингтон не поверит тебе; мы знаем друг друга с юношеских лет, а ты… что он знает о тебе? Он всего лишь твой любовник…

Ручка двери повернулась, и сэр Натаниел мгновенно отступил в сторону. Он бросил на Мэгги последний угрожающий взгляд и поспешно зашагал в противоположный конец комнаты, а потом вышел в коридор. На какое-то мгновение у Мэгги возникла отчаянная мысль вытащить револьвер и выстрелить ему в спину. Но она не решилась это сделать. Вдруг и правда тогда погибнут Фрэнки и, не дай Бог, Чарлз?

– Мэгги. Что случилось? – раздался над ухом голос Чарлза.

Она посмотрела на него. Он был крайне обеспокоен.

Мэгги не могла рассказать ему, что случилось. Он ни за что не позволит ей красть драгоценности, да и нельзя подвергать его опасности, которая возникнет, если она расскажет ему обо всем. Он может совершить опрометчивый поступок: сообщит сэру Натаниелу о своих подозрениях, если не поверит ей; или немедленно вызовет его на дуэль, если поверит; или сообщит в Скотленд-Ярд; или сделает другую подобную глупость, чем обречет себя и Фрэнки на смерть.

– Все в порядке, – сказала Мэгги. – Просто у меня немного закружилась голова… – Она поняла по его глазам, что он не поддался на обман, и потому добавила: – Я хотела снова увидеться с тобой наедине, хотя бы на минуту. – «Но лучше держись подальше от меня», – подумала она, не осмелившись сказать это вслух, так как знала, что он не воспримет ее слова всерьез. Сближение с ней было ошибкой Чарлза, и в данный момент она думала, как избавить его от беспокойства о ней и Фрэнки.

Выражение его глаз смягчилось.

– Ты скоро выйдешь замуж за меня и будешь иметь все, что пожелаешь.

– Возможно, – с трудом выговорила Мэгги. – Обещай, что сделаешь кое-что для меня.

– Что именно? – спросил Чарлз, глядя на нее с серьезным выражением лица.

– По окончании этой недели узнай у полковника, который поддерживает Лили Барретт… кому было известно, что ты являлся ее покровителем, – сказала Мэгги. Чарлзу необходимо знать правду, чтобы защитить себя от коварного человека, считавшегося его другом. Но он сам должен дойти до этого, так как иначе может сделать глупость, пытаясь спасти ее, и тем самым подвергнет себя опасности. – Если полковник уверен, что никому не рассказывал об этом, попробуй выяснить у Лили, не говорила ли она о твоем участии в ее судьбе с соседями, или с домовладелицей, или с кем-то еще. Если это так, узнай, кому именно она рассказывала о тебе.

– Хорошо, я сделаю это, – сказал Чарлз с явным подозрением.

Мэгги продолжила:

– И узнай у сестры, чья идея была опозорить Лили; может быть, кто-то как бы между прочим предложил ей сделать это. А также выясни, мог ли кто-нибудь навести ее на мысль о пари еще до твоего спора с ней.

– Тебе что-то известно? – спросил Чарлз. – Что именно, Мэгги? – Его тон был угрожающим.

– Я… не знаю, – ответила Мэгги. – Это лишь догадки. – Она мысленно просила у него прощения за эту ложь. – Я многое подозреваю, но пока ничего не знаю определенно. Пожалуйста, дай мне время. – Время, чтобы уже нельзя было остановить ее. – Мне надо выяснить кое-что. И еще, Чарлз…

– Слушаю тебя, – сказал он, прикрыв глаза.

– Обещай мне, если что-то случится со мной, ты позаботишься о ребятах. – Это были весьма опасные слова, но она должна была произнести их.

– Ничего не случится, Мэгги, – твердо заявил Чарлз. – Я уверен в этом. Тем не менее я позабочусь о твоих ребятах.

– Благодарю, – сказала она и про себя добавила: «Уже случилось, Чарлз, о чем я предупреждала тебя».

Глава 15

– Скверная погода для игр на лужайке, – мрачно заметила Милли, глядя в окно китайской гостиной на непрекращающийся проливной дождь. Прошел час после ленча, но никаких признаков того, что дождь прекратится, не было.

– Мы можем организовать игры завтра, дорогая, – спокойно сказала мать Чарлза.

– О, кому понравится развлекаться под дождем? – возразила одна из сестер-близнецов.

– А мне нравится дождь, – сказала другая сестра с явным удовольствием. – Так приятно находиться в тепле, когда снаружи холодно и сыро. – Она драматично содрогнулась.

– Мы можем поиграть в карты, – застенчиво предложила Флора.

Мэгги сидела рядом с ней.

Чарлз время от времени посматривал на Мэгги, которая сидела, бледная и подавленная, рядом с Флорой и которой с трудом удавалось сохранять выражение благожелательного интереса к окружающим. Он пропустил тот момент, когда Мэгги поднялась с дивана. В руках она сжимала записку и теперь собиралась покинуть гостиную. Что это? Еще одно письмо от Дэнни? Через кого он передал его? Должно быть, через одного из гостей.

Интересно, что в этом письме? И почему Мэгги ничего не сказала о нем? Впрочем, он знал – Дэнни угрожал убить Фрэнки, если она обмолвится хоть словом.

– Игра в карты? Интересное предложение, – заметил Чарлз.

Если ему удастся сесть за стол рядом с Мэгги, он сможет поговорить с ней, не привлекая всеобщего внимания. Может быть, он сможет вытянуть из нее что-нибудь существенное даже в присутствии других гостей.

Он вызвал слугу и распорядился приготовить комнату для игры в карты.

Гости не спеша направились к столам, приготовленным для игры в карты. Чарлзу не составило труда занять место позади Мэгги, он надеялся, что в последний момент сможет незаметно направить ее к тому столу, который он выбрал. К ним присоединилась Флора Ашуэрт, которая, кажется, не заметила вмешательства Чарлза, и, к его удивлению, четвертое кресло заняла мисс Хаусер. Мэгги мельком взглянула на женщину, прежде чем снова перевести взгляд на зеленое сукно стола. И хотя этот обмен взглядами был слишком быстрым, чтобы понять его значение, Чарлз внезапно почувствовал, что между этими женщинами есть какая-то связь.

Он достал две колоды карт, распечатал их и одну протянул Мэгги.

– Играем в вист? – спросил он, имея в виду: «Ты знаешь, как в него играть?»

Мэгги поняла немой вопрос Чарлза, и ее лицо оживилось.

– Конечно, – сказала она. – Ставим по фунту за взятку?

Флора и мисс Хаусер охотно согласились с этими условиями. Чарлз и Мэгги перетасовали колоды и положили их на стол рядом с Флорой и мисс Хаусер.

– Почему бы вам не начать сдавать? – обратилась Мэгги к мисс Хаусер.

– Хорошо, – согласилась мисс Хаусер после некоторого колебания. Она улыбнулась другим игрокам и взяла колоду. Казалось, она снова заколебалась… потом начала сдавать карты. Внезапно возникшее подозрение заставило Чарлза внимательно следить за ее руками. Ему, Флоре, Мэгги, мисс Хаусер, ему, Флоре, Мэгги, мисс Хаусер, ему, Флоре, Мэгги… стоп. Мисс Хаусер легким движением взяла карту – какую карту? – и положила ее Мэгги, а не себе. Чарлз ничего не уловил, а на лице Мэгги промелькнула еле заметная мрачная улыбка к тому времени, когда женщина закончила сдавать.

Игроки подняли свои карты… и глаза мисс Хаусер широко раскрылись от изумления, тогда как на лице Мэгги сияла торжествующая улыбка. Что происходит?

Первая взятка явилась ответом на этот вопрос. Мэгги ухитрилась забрать ее и тем самым дала понять мисс Хаусер, что может выиграть. Похоже, у нее были не очень хорошие карты, однако она обладала каким-то сверхъестественным знанием того, что имели другие и какой сделают ход. Мэгги забрала три четверти взяток, а остальные почти поровну поделили Чарлз и Флора, оставив мисс Хаусер молча злиться с единственной взяткой, когда подвели первый итог.

– Мой двоюродный дедушка был превосходным карточным игроком, – сообщила Мэгги веселым голосом, наблюдая, как Флора сдает карты. – Он обычно приглашал друзей, мистера и миссис Фрэнклин, каждый четверг, и они часами просиживали за карточным столом. Мистер Фрэнклин играл даже лучше, чем дед. – Ее взгляд на мгновение встретился со взглядом Чарлза. Она явно имела в виду Фрэнки. Чарлз вспомнил, как она однажды упомянула о способностях молодого человека в этой области. – Он был настоящим гением в карточных играх. Он и меня научил немного – в меру моих способностей, – так что я могла составить компанию за их столом. Однако я никогда не могла выиграть у него. – Мэгги холодно улыбнулась мисс Хаусер, которая, казалось, позеленела от злости.

Следующая партия была честной; должно быть, потому, что Флора сдала карты, тасованные Чарлзом. Однако Мэгги выиграла и на этот раз, взяв опять наибольшее количество взяток.

Флора смотрела на нее с восхищением.

– Обычно я выигрывала в своей компании, – застенчиво призналась она.

Мэгги улыбнулась:

– Не сомневаюсь. Но у тебя было много других развлечений в жизни, а я сосредоточилась только на картах, имея единственное удовольствие – поиграть раз в неделю.

Мисс Хаусер, нахмурившись, тасовала колоду медленно и неловко. Слишком неловко, чтобы можно было заподозрить ее в мошенничестве, решил Чарлз. Мэгги взглянула на него с молчаливым вопросом.

Почему он помогает ей? Ведь она старается отдалиться от него, утаивает от него свои секреты. Но несмотря на это, он продолжает принимать участие в ее судьбе.

Чарлз, начав сдавать карты, неожиданно уронил колоду, и мисс Хаусер едва не вскрикнула, когда карты разлетелись по столу.

– Какой я неловкий! – посетовал Чарлз, склоняясь над столом, чтобы собрать карты, тогда как лакей выступил вперед, чтобы ему помочь. – О нет, нет, – сказал барон слуге. – Не беспокойтесь. Я уже собрал их. – Чарлз сложил карты вместе и снова несколько раз рассеянно перетасовал их, перед тем как сдать.

Он внимательно посмотрел на Мэгги, когда та подняла свои карты. Она покраснела и отвернулась.

Чарлз в течение получаса неоднократно пытался вовлечь ее в разговор, но, кроме рассказа о своей жизни с воображаемым двоюродным дедушкой, она не сообщила ничего существенного даже в завуалированной форме. Когда пришло время поменять партнеров, она аккуратно собрала свои деньги, выигранные главным образом у мисс Хаусер, и пересела на другое место. Чарлз не мог понять, почему Мэгги так ополчилась на мисс Хаусер.

Могла ли та быть связанной с Дэнни? Может, Мэгги знала ее еще раньше? Но до этого она не проявляла своего отношения к ней. Возможно, Мэгги предполагает, что эта женщина способна на обман, и решила по-своему проучить ее?

Через некоторое время игроки опять встали, чтобы еще раз поменять партнеров. Выигрыш Мэгги исчез в ее кармане, и она села за другой стол, где выигрывала также легко, – на этот раз честно, как надеялся Чарлз.

Карточные игры продолжались до пяти часов. Потом вся компания отправилась пить чай. Мэгги выглядела мрачной, хотя по некоторым признакам было видно, что она испытывала удовлетворение. Чарлз приблизился к ней, когда все были заняты своими разговорами.

– Сколько же ты выиграла? – тихо спросил он.

– Две сотни фунтов, – ответила она. – И ни одного фунта в виде долговых расписок, так как я сказала, что не знаю определенно, буду ли когда-нибудь опять в этой компании.

Чарлз едва не поперхнулся чаем.

– Мой Бог! Огромные деньги!

Мэгги склонила голову набок.

– Всего около семи фунтов с человека. А я могла бы взять с каждого не менее тридцати. Это больше, чем я заработала за последние четыре года, – с грустью сообщила она.

– Мэгги, что происходит в самом деле? – спросил Чарлз.

Ее лицо мгновенно стало непроницаемым.

– Ничего, – ответила она.

– Мэгги, – повторил он предупреждающе.

Она посмотрела на него взглядом, исполненным страдания.

– Я не могу тебе сказать. Клянусь, если бы я могла…

К ним приблизилась Милли, и Мэгги замолчала. Она повернулась к девушке, закончив разговор с Чарлзом.

– Это чай из Дарджилинга? – живо спросила Мэгги.

За час до обеда мать Чарлза объявила, что это мероприятие будет проходить в римском стиле, в полулежачем положении, и слуги приготовили для всех соответствующие тоги, хитоны и сандалии, а также драгоценности, изготовленные из дешевых посеребренных металлов и простых камней.

Среди гостей возникло волнение: особенно среди тех, кому Милли не сообщила об этом заранее. А та часть компании, которая уже знала о готовящемся необычном обеде, среагировала достаточно спокойно. Чарлз забрал свою тогу без каких-либо комментариев. Он без возражений согласился устроить обед в римском стиле и настоял на том, чтобы использовать диваны, на которых можно было сидеть, откинувшись на спинку. Немного не по-римски, но зато с комфортом. В качестве столов они решили использовать старые столы, которым заранее подрезали ножки.

Чарлз повернулся и поймал взгляд Мэгги. Она стояла в углу и рассматривала бутафорские украшения с выражением ужаса на лице. Через мгновение ее лицо приняло обычное выражение. Затем Мэгги быстро подошла к Милли, взяла ее за локоть и обменялась с ней несколькими словами, прежде чем бросить взгляд на ничего не замечающего Гиффорда.

Чарлз нахмурился и тут же приблизился к сестре, как только Мэгги отошла.

– О чем с тобой говорила мисс Кинг? – отрывисто спросил он.

Милли смущенно посмотрела на него:

– Спросила, чья была идея воспользоваться этими костюмами и мнимыми драгоценностями.

– И что ты сказала ей?

Милли покачала головой:

– Я сказала, что это идея Гиффорда. Я не понимаю, какое это имеет значение, – добавила она обиженным тоном. – Я сама выбирала фасоны.

– Понятно, – сказал Чарлз. Затем внезапно наклонился к сестре и добавил: – А до того, как ты заключила со мной пари, не лорд ли Гиффорд, так или иначе, внушил тебе мысль, что женщина из низов не может выдать себя за леди и быть принята обществом?

Милли выглядела явно рассерженной.

– Зачем ты возвращаешься к старому вопросу? Ты же понимаешь, что проиграл. Никто не верит в благородное происхождение мисс Хаусер.

– Лорд Гиффорд имеет какое-то отношение к нашему пари? – не унимался Чарлз.

– Фактически нет, – сухо ответила Милли. – Хотя сэр Натаниел упоминал что-то об этом.

Чарлз закрыл глаза. Неужели и Дайнс тоже? Он взглянул на него через комнату. Поймав его взгляд, баронет улыбнулся.

– И это навело тебя на мысль о пари? – продолжил Чарлз.

– Естественно, – сказала Милли без особого интереса. – Мы обсуждали этот вопрос в течение получаса.

Гиффорд. Дайнс. Какую роль они играли во всей этой истории? И что теперь делать?

Чарлз оглядел комнату и обнаружил, что Мэгги исчезла. Он мысленно выругался, взял сандалии, золотую корону из листьев, а также мантию и пошел наверх, в свою комнату, переодеваться. Наряд можно было легко надеть без помощи слуги. К поясу тоги был прикреплен мешочек, и Чарлз положил в него носовой платок. Он посмотрел на себя в зеркало. Как же нелепо он смотрелся в этой тоге с золотым венком на голове.

Нарядившись должным образом к обеду, он отпустил слугу и открыл в спальне дверь, которая вела на лестницу, соединяющую его апартаменты с апартаментами Мэгги. Он оставил дверь открытой, так что свет из его комнаты освещал ступеньки до первого поворота. Остальной путь наверх он проделал на ощупь и остановился, когда его вытянутая рука коснулась двери. Чарлз тронул ручку – заперто изнутри. Он постучался.

Тишина.

Снова постучался – на этот раз громче. Никакого ответа.

– Мэгги! – позвал он. – Я знаю, что ты там. Открой дверь! – За дверью – ни звука, хотя Чарлз готов был поклясться, что Мэгги слышит его. – Я выломаю дверь, – пригрозил он. – Замок здесь не такой крепкий…

Послышался звук отодвигаемой задвижки. Чарлз распахнул дверь, и Мэгги отскочила назад, чтобы избежать удара, когда он ввалился в комнату. Она была бледной, как полотно.

– Черт возьми, что происходит, Мэгги? Я знаю, что сэр Натаниел Дайнс натолкнул Милли на мысль о пари, а лорд Гиффорд убедил ее присовокупить к костюмам драгоценности, но что все это значит?

Мэгги покачала головой со страдальческим видом:

– Я не могу рассказать тебе. Я хочу, но не могу.

– Мне необходимо знать! – прорычал Чарлз.

– Да, конечно… – сказала Мэгги, вся сжавшись.

– Ты боишься говорить из-за Фрэнки? – спросил Чарлз и сделал шаг вперед, тесня ее своим могучим телом. – Ты отказываешься рассказать мне обо всем, потому что Дэнни угрожает убить его, если ты не сделаешь… что? Чего он хочет от тебя?

– Я не знаю, – сказала Мэгги, и Чарлз понял, что она лжет.

Он пристально посмотрел на нее:

– Я знаю, Мэгги, он требует чего-то от тебя, и для этого ты нужна ему здесь, в моем доме. Он хочет, чтобы ты сделала это в ближайшее время. Скажи мне, чего он добивается. Я помогу тебе.

Мэгги с горечью рассмеялась:

– Поможешь мне? В чем? Совершить преступление?

Чарлз догадывался, что Дэнни замыслил какое-то противозаконное дело, но какое именно? Должно быть, воровство или убийство. Ничто иное не требовало столь тщательно разработанного плана. Однако он знал, что Мэгги не решится убить человека без веской причины; она не убийца. Единственное, на что она могла согласиться, – это на воровство.

– Я помогу тебе освободиться от него, – сказал Чарлз. – Видимо, он хочет, чтобы ты совершила кражу…

Мэгги резко отступила назад.

– Я не хочу, чтобы ты освобождал меня. Лучше оставь меня в покое!

В душе у Чарлза зародилось ужасное подозрение. Он приблизился к ней, схватил ее за плечи, сжав так крепко, что Мэгги поморщилась, и встряхнул, отчего голова ее откинулась назад.

– Послушай меня, Мэгги. Не смей даже на мгновение допускать мысли, что я позволю тебе пожертвовать собой. Ты слышишь меня?

– Я не сомневаюсь, что ты не позволишь мне сделать это, Чарлз, – сказала она печальным голосом. – Отпусти меня. Мне больно.

Чарлз пристально посмотрел на нее и увидел, что на ее лице отразились в равной степени смирение и решимость. Он понимал, что мог бы силой выбить из нее признание, даже если она никогда не простит ему этого. Впрочем, он и сам себе тоже не простит. Чарлз не сомневался, что жизнь Мэгги в опасности, и он должен сделать все возможное, чтобы спасти ее. Но он был уверен также, что она не сломается, выдержав любое испытание. В бессильной ярости он резко отпустил ее. Мэгги отшатнулась назад и, не удержавшись на ногах, упала в кресло.

– Фрэнки возненавидит тебя за такое решение, – хрипло произнес он.

– Я знаю, – сказала Мэгги с подозрительной отрешенностью и поднялась с кресла.

– Я не позволю тебе, – заявил Чарлз, хотя чувствовал, что его слова прозвучали неубедительно. Он даже не знал, что она намерена сделать. Как же можно при таких обстоятельствах надеяться остановить ее?

– Я знаю, что ты не хочешь подвергать мою жизнь опасности, – согласилась Мэгги.

Чарлз пристально посмотрел на нее:

– Я запру тебя в комнате.

– Я буду кричать. Даже если ты свяжешь меня и вставишь в рот кляп, кто-нибудь обязательно придет мне на помощь. Если, конечно, ты сам не убьешь меня, но ты не сделаешь этого.

Мэгги была явно напугана. Это было видно по ее глазам, по тому, как спокойно она говорила. На какое-то мгновение ему показалось, что весь ее облик молит о помощи. «Спаси меня, Чарлз», – читалось в ее взгляде, но потом лицо снова приняло отрешенное выражение, и он понял, что Мэгги не допустит, чтобы ее спасали.

– Сегодня я не отпущу тебя от себя ни на минуту, – сказал Чарлз. – А ночь ты проведешь в моей комнате.

Мэгги согласно кивнула, словно соглашаясь, но по ее глазам Чарлз понял, что все произойдет еще до начала ночи.

Проклятие!

– Выходи за меня замуж, Мэгги, – произнес он как бы непроизвольно. – Соглашайся, и мы объявим об этом за обедом. Тогда Дэнни не доберется до тебя, и тебе не придется делать то, что он хочет.

Мэгги смотрела на Чарлза, чувствуя, как голова ее идет кругом. Неужели он действительно хочет сделать ее своей женой? Зная, что она готова была предать его. Зная, что она намерена отказаться от всего, что он предлагает ей. Однако в его поведении не было и следа сомнения, и его искренность поразила ее, как удар молнии. Мэгги сделала глубокий прерывистый вдох и вдруг осознала, что плачет. Да, плачет. По щекам текут слезы, а дыхание прерывается всхлипываниями. Чарлз привлек Мэгги к себе, осушая губами слезы, целуя ее глаза, щеки, рот. Она отвечала ему со всей страстью, испытывая всем своим существом безумную потребность в его ласке.

Мэгги начала стаскивать с него нелепую мантию, тогда как Чарлз стал раздевать ее. Его руки нащупали шнурки корсета и принялись развязывать их, потом стянули хитроумное изобретение и отбросили его в сторону. За корсетом последовали ее нижняя рубашка и панталоны. Мэгги толкнула Чарлза, и он упал на кровать, а она уселась на него сверху, сгорая от желания. Это была последняя возможность насладиться его губами, его телом, почувствовать его горячее проникновение в ее женское естество. Мэгги продвинулась так, что вход в ее лоно оказался над его возбужденной плотью. Затем она опустилась, тяжело дыша и плача, не думая ни о чем, кроме Чарлза.

Страстное желание сотрясало ее, обжигало, причиняло боль.

– Позволь мне спасти тебя, – задыхаясь, произнес Чарлз. – Черт побери, Мэгги, ради нас не делай того, что ты задумала!

Она подавила рыдания и молча поцеловала его, двигаясь над ним, тогда как он весь содрогался и стонал. Внезапно по телу Мэгги прокатилась горячая волна, слишком острая, чтобы испытывать наслаждение, и слишком прекрасная, чтобы испытывать боль.

– Глупышка, – задыхаясь, сказал Чарлз и, перевернув Мэгги, навалился на нее всем своим весом, прижав к постели и продолжая безжалостно входить в нее снова и снова. Ее всхлипывания смешались со стонами и безумными, истеричными позывами посмеяться над своей потребностью цепляться за него сейчас, когда не будет никакого продолжения, когда уже ничего нельзя изменить, когда даже воспоминания об их связи продлятся недолго.

Готовая к самопожертвованию, в данный момент Мэгги полностью отдалась своему чувству, не ощущая тела, испытывая неземное блаженство, с каждой секундой приближаясь к вершине, которая простиралась в бесконечность.

Придя в себя, Мэгги с отчаянием поняла, что скоро ей придется навсегда расстаться с Чарлзом. Очень скоро.

Глава 16

Чарлз рухнул на нее и замер.

– Проклятие, проклятие, проклятие! – повторял он как молитву.

Мэгги закрыла глаза.

– Я люблю тебя. Это ничто не меняет, но я хочу, чтобы ты знал об этом.

Чарлз приподнял голову, и Мэгги затаила дыхание, увидев, что его покрасневшие глаза полны гнева.

– Если ты оставишь меня, я никогда не прощу тебе этого.

– Я знаю, – прошептала она. – А теперь иди к себе. Мы опоздаем на обед.

– Нет, – сказал Чарлз, отодвигаясь от Мэгги. – Я никуда не пойду. Я останусь здесь, пока ты одеваешься, а потом мы спустимся вместе.

– Кто-нибудь может увидеть нас, – запротестовала она. – Тогда они узнают…

– Думаешь, это меня беспокоит? Я не отпущу тебя одну.

– Хорошо, – согласилась Мэгги. Она знала, что усилия Чарлза удержать ее тщетны, но тем не менее не могла отказать ему в небольшом утешении.

– Я… я помогу тебе одеться, – сказал Чарлз.

Мэгги кивнула. Она чувствовала себя тряпичной куклой, когда Чарлз помогал ей одеваться. Она не успела подвязать свой карман с револьвером к новой одежде, когда Чарлз явился к ней, и потому сунула его между сорочкой и юбками своего просторного наряда. Ей казалось, что револьвер заметен под тканью, но Чарлз его не увидел. Мэгги взяла ножницы и разрезала шов юбки так, чтобы можно было легко достать оружие, однако Чарлз никак не среагировал и на это.

Он молча наблюдал, как Мэгги поправляет волосы, и тоже решил причесаться. Когда он брал щетку, на глаза ему попался небольшой сверток, лежащий на туалетном столике. Чарлз заинтересовался им. Мэгги попыталась опередить его, но он уже взял сверток, на котором было написано: «Для моих ребят». Чарлз развернул его; внутри оказалась аккуратно сложенная пачка денег – карточный выигрыш Мэгги.

– Мэгги… – взволнованно произнес Чарлз – этот сверток явно свидетельствовал о том, что Мэгги не надеется остаться в живых, отчего ему стало не по себе.

Она закусила губу.

– Для них это целое состояние.

Чарлз только покачал головой, не зная, что сказать. «Я не позволю тебе умереть. Даже ради них», – подумал он.

По настоянию Мэгги он проводил ее вниз, в столовую.

В комнате были установлены пять низких столов с двумя диванами. Гости, весело переговариваясь, стали занимать места. Чарлз взял Мэгги за локоть и повел ее к столу, подальше от Гиффорда, Дайнса и мисс Хаусер. Мэгги смиренно села на диван, и обед начался.

Чарлз не помнил, какие блюда подавали, – вся еда казалась ему пресной. Он не помнил, о чем говорили гости и как компания отнеслась к нетрадиционной обстановке обеда. В комнате музыканты играли на свирелях и арфе, но Чарлз был совершенно равнодушен и к музыке, и к шуткам собравшихся.

Неожиданно в доме прогремел взрыв. Среди гостей началась паника, музыканты перестали играть, люстры закачались и задрожали. Пламя газовых светильников медленно начало затухать, и вскоре освещение в комнате погасло.

– Взорвалась газовая труба! – воскликнула Флора Ашуэрт.

– Кто-то должен перекрыть основную линию на кухне, – сказала мать Чарлза. – Если трубу починят и пустят газ, а запальники окажутся выведенными из строя, газ пойдет через открытые горелки, и мы задохнемся.

– Я сделаю это! – вызвался Питер Рэдклифф. Гости зашумели, послышались приглушенные проклятия.

– Никому не двигаться с места, – приказал Чарлз, пресекая нарастающий хаос. – Сейчас слуги принесут свечи. Как только у нас будет свет, кто-нибудь пойдет и перекроет основную трубу. Нет никакой опасности. В течение часа взорванная газовая труба будет восстановлена. – Он протянул руку в темноте туда, где сидела Мэгги… и его сердце дрогнуло, когда он нащупал только подушку, которая еще хранила тепло ее тела.

О нет! Нарушая собственный приказ, Чарлз встал и попытался разглядеть что-нибудь в темноте. Однако он мог увидеть только несколько неясных силуэтов. Чарлз мысленно восстановил план комнаты. Ближайшая дверь находилась слева и немного впереди от него. Ему нужны были спички, чтобы поджечь что-нибудь. Он взял свою салфетку.

– Кристофер, – позвал Чарлз, вспомнив, что напротив него сидел Кристофер Рэдклифф, который время от времени курил сигару.

– Да? – отозвался Рэдклифф.

– Дайте мне вашу коробку шведских спичек.

Рэдклифф долго шуршал, затем протянул Чарлзу спички:

– Вот, возьмите.

Чарлз протянул руку и наткнулся на предплечье Рэдклиффа, потом провел по его руке и нащупал коробку. Взяв ее, он достал спичку и зажег. Несколько человек вскрикнули, увидев вспышку, затем вскрикнули еще раз, когда Чарлз поджег скрученный конец салфетки. Шелк быстро воспламенился.

– Чарлз? – раздался неуверенный голос матери.

– Оставайтесь на месте! – приказал он. – Все оставайтесь здесь!

Свет был довольно слабым; чуть ярче, чем от свечи, но недостаточный, чтобы полностью осветить всю комнату. Кто еще отсутствовал? Трудно было определить, так как Чарлз видел только людей, находившихся за его столом. Он выяснит это позже, а сейчас главное – найти Мэгги, пока она не натворила бед.

Чарлз собрал с коленей гостей салфетки и поспешно вышел из комнаты, освещая дорогу колеблющимся пламенем самодельного факела. Конечно, лучше бы воспользоваться свечой… но все свечи, вероятно, на кухне, а в темноте он будет слишком долго до нее добираться.

Чарлз медленно продвигался через темные комнаты к прихожей. Он не был уверен, что движется в правильном направлении, и мог только догадываться, куда исчезла Мэгги. Насколько она опережала его? На минуту? На пять?

Стены комнат отсвечивали влажным перламутром, когда пламя факела приближалось к ним, и из тени возникали темные очертания мебели. Чарлз миновал последний дверной проем, и его шаги отозвались гулким эхом в прихожей. Колеблющееся пламя самодельного факела сопровождалось густым дымом. Чарлз остановился в нерешительности посреди огромной комнаты, в центре крошечного светового пятна. Стены находились в отдалении и едва вырисовывались темными очертаниями; потолка вообще не было видно, а пол под ногами казался белым. Никаких признаков движения. Ни звука, за исключением стука дождя по крыше.

Чарлз закрыл глаза. Куда могла пойти Мэгги? И что она задумала? Он решил, что Дэнни, похоже, заставил ее совершить кражу, однако список вещей, которые можно было украсть в Эджингтон-Хаусе, был довольно большой. И столовое серебро, и произведения искусства, и антиквариат, и драгоценности, и редкие книги, и чучела экзотических животных. Этот список можно было продолжать и продолжать.

Но Мэгги, видимо, должна была украсть что-то не очень большое и легко транспортируемое. Она спрашивала у Милли, чья идея была использовать за обедом бутафорские драгоценности. А если каждый наденет эти фальшивые драгоценности, значит, настоящие останутся в комнатах гостей…

Чарлз начал подниматься по лестнице наверх, к спальням. Когда он достиг первого этажа, догорающая салфетка обожгла его руку. Выругавшись, он быстро достал из-за пояса другую салфетку, поджег ее, а сгоревшую бросил на мраморный пол.

Чарлз пошел вперед по коридору. По обеим сторонам от него находились двери гостевых комнат. Чарлз тронул первую дверь, и она распахнулась. Должно быть, Мэгги действовала быстро.

Выдвижные ящики и коробки были открыты. В слабом свете от горящей салфетки можно было разглядеть кровать, туалетный столик и пустую полку шкафа. В комнате никого не было. Чарлз вышел в коридор, оставив дверь приоткрытой, и обследовал другие помещения, пока не обнаружил то, что искал, – доказательство воровства в виде перевернутой коробки из-под драгоценностей на пустом туалетном столике. Его предположения оправдались. Теперь надо было поймать Мэгги, прежде чем она передаст украденное Дэнни. Он знал, что Мэгги не надеялась остаться в живых после встречи с этим негодяем, и был уверен, что у нее достаточно оснований так считать. Он должен остановить ее.

Чарлз начал действовать быстрее, открывая двери комнат по мере продвижения по коридору. Он больше не искал признаков ограбления, убедившись, что находится на верном пути, он хотел найти Мэгги. Чарлз достиг собственных апартаментов в конце крыла, но и там не обнаружил ее. Проклятие! Есть ли смысл обследовать западное крыло? Нет. Там не было комнат гостей. Остается второй этаж.

Чарлз кратчайшим путем пересек спальню и начал быстро подниматься по винтовой лестнице, шагая через две ступеньки. На верхней площадке он вынужден был остановиться и поджечь очередную салфетку. Осталось четыре.

В первую очередь он обследовал комнаты Мэгги, но там не было никаких признаков ее присутствия. А вот в других комнатах он обнаружил опрокинутые коробки из-под драгоценностей, валяющуюся на полу одежду из гардероба и небольшой сейф леди Джеймс, оставленный на кровати.

Волнение Чарлза возрастало. Он явно не успевал за Мэгги.

Как могла она орудовать столь быстро? Возможно, Мэгги работала не одна.

Чарлз достиг последней двери в этом крыле и открыл ее. Пусто. Не было даже дорожного сундучка. Он вошел в комнату, словно его присутствие там могло чудом явить из воздуха Мэгги. Как теперь перехватить ее? Ведь где-то должно быть место ее встречи с Дэнни: на чердаке, в подвале, в лесу, в Лондоне?..

Он уловил какое-то движение за окном и быстро приблизился к нему. Вплотную прижавшись к стеклу, Чарлз стал всматриваться в темноту. По дорожке под проливным дождем медленно двигалась фигура в белом. Определенно это был человек в хитоне. Мэгги! «Черт бы тебя побрал, Милли, с твоими нелепыми белыми одеждами!» Чарлз отступил от окна и в это мгновение уловил за спиной какое-то движение.

Чарлз инстинктивно отпрянул в сторону, когда над его плечом просвистел какой-то предмет и ударился об окно. Стекло разлетелось на мелкие осколки, и часть из них задела обнаженные руки Чарлза. Он уронил салфетку, и та упала на ковер, но продолжила слабо гореть. В комнате стало совсем темно. Чтобы обезопасить себя, Чарлз схватил стул и стал размахивать им перед собой. Он надеялся задеть невидимого противника, и вскоре ему это удалось. Стул с треском обрушился на чью-то голову. Человек вскрикнул и рухнул на пол. Чарлз присмотрелся и узнал в поверженном противнике мисс Хаусер. Значит, вот кто все это затеял: она, Гиффорд и Дайнс.

В комнате вдруг стало светлее. Чарлз повернулся туда, где оставил брошенную салфетку, и обнаружил, что загорелся ковер. Быстро затоптав огонь, Чарлз поспешно вышел из комнаты и стал спускаться вниз, в охотничий зал. Достигнув последних ступенек, Чарлз едва не столкнулся с Питером Рэдклиффом, который появился из бокового коридора, держа перед собой свечу.

– Послушай, Эджингтон!.. – воскликнул Питер, когда Чарлз выхватил свечу из его рук. – Это моя свеча, черт побери!

– Найди другую, – сказал Чарлз и побежал вперед по коридору.

Все кончено. Мэгги – воровка, преступница. Человек вне закона. Он не может просить чьей-либо помощи – никто не должен знать о том, что она сделала, иначе Мэгги погибнет.

Чарлз быстро вошел в охотничий зал и бросился к оружейному шкафу. Теряя драгоценные секунды, он долго искал то, что ему было нужно, – одно из новых ружей. Наконец Чарлз вытащил его из шкафа. Оставалось найти патроны и зарядить ружье. Чарлз начал выдвигать ящик за ящиком в другом большом шкафу, простиравшемся вдоль всей стены. А вот и патроны. Быстро зарядив ружье, Чарлз подошел к окну.

На дорожке уже не было видно фигуры в белом.

Грудь Чарлза болезненно сжалась. Он задул свечу и поставил ее на стол. Затем прикладом выбил стекло и вылез через окно в сырую ночь.

Глава 17

Мэгги опять споткнулась, и камердинер Дэнни, прорычав проклятия, грубым рывком поднял ее на ноги. Одежда была слишком длинной, сандалии слишком велики, а тяжелый мешок оттягивал руки, отчего Мэгги скользила, ступая в грязь или на мокрую траву.

Камердинер столкнул ее с аллеи, и Мэгги остановилась. Она убрала с лица мокрые пряди волос и попыталась разглядеть в темноте тропинку. Камердинер опять выругался. Мэгги шагнула вперед, но поскользнулась на траве и упала, выронив мешок с награбленным. Камердинер пнул ее под ребра, и Мэгги едва не задохнулась от боли.

– Грязная шлюха! – выругался сообщник Дэнни. – Если ты потеряешь хоть одну вещицу, я спущу с тебя шкуру, так и знай.

Мэгги лежала на земле, тяжело дыша; ее волосы испачкались в грязи. Подручный Дэнни поднял мешок и с удовлетворением отметил, что узел не развязался. Мэгги успела собрать менее трети драгоценностей. Мисс Хаусер весьма проворно управлялась с замками, на что Мэгги потребовалось бы вдвое больше времени даже в прежние времена. Это развеяло ее последние сомнения. Дэнни не нужны были ее способности, он просто хотел ее погубить.

Камердинер повернулся к Мэгги и крикнул:

– Эй ты, живо поднимайся!

– Не могу, – сказала Мэгги. – Ты сломал мне ребра.

Мужчина грязно выругался. Он не собирался возиться с Мэгги и готов был снова ее ударить.

– Послушай. Я сам понесу мешок. Дэнни приказал доставить тебя к нему, но я скорее пристрелю тебя, чем потащу на руках. Так что вставай.

Она с трудом поднялась на ноги, испытывая боль в ребрах при каждом вздохе. Видимо, он все же не сломал их, но боль все равно была сильной. Мэгги медленно поплелась за камердинером Дэнни. Идти стало чуть легче, так как мужчина нес мешок, но каждый шаг отдавался болью в ребрах.

Мэгги продолжила путь в темноте, то и дело скользя на мокрой земле. Ее белая одежда была вся в грязи, а ткань прилипала к ногам, мешая двигаться, револьвер же бил по бедру. В конце концов Мэгги остановилась и скинула сандалии. От них все равно не было никакого толку, только мешали идти и сильно скользили.

Камердинер приоткрыл заслонку своего фонаря, но это мало помогло – слабый луч света лишь частично освещал дорогу. Мэгги, сквозь зубы проклиная слугу, постаралась идти по его следам.

Они пробрались сквозь густые заросли деревьев и неожиданно снова оказались на краю дороги, которая бледной полосой тянулась через парк. Слышно было журчание воды, довольно громкое и непохожее на шум дождя. Мэгги вгляделась в темноту. Вероятно, это была небольшая речка или ручей, протекающий на границе поместья…

В темноте возникло какое-то движение. Надежда Мэгги на спасение окончательно рухнула, когда из мрака возникла крытая карета; ее дверца распахнулась, и на землю сошел мужчина в длинном пальто.

– Здравствуй, Мэгги.

Голос Дэнни прозвучал негромко, однако перекрыл шум дождя и журчание речки.

Мэгги невольно вздрогнула, ее мышцы свело от холода.

– Где Фрэнки? – спросила она. – Я хочу видеть его.

– Его пока здесь нет, моя дорогая, но не беспокойся, он в надежном месте.

– Я хочу его видеть, иначе разрываю наш договор, – сказала Мэгги. Ее рука скользнула в разрез юбки к карману, где лежал револьвер.

Внезапно в лицо ей ударил луч света, и Мэгги зажмурилась. Это Дэнни поднял свой фонарь и направил свет прямо ей в глаза. При этом сам он оставался в темноте.

– Теперь поздно говорить об этом, – сказал он. – Не имеет значения, здесь Фрэнки или нет. Мне ничто не помешает пристрелить тебя, а потом и его тоже, будь уверена.

Мэгги промолчала, крепко сжимая рукоятку револьвера.

– Но я человек слова, дорогуша, – сказал он. – Я не собираюсь убивать его… если ты сделаешь то, что я скажу.

– Чего тогда ты хочешь от меня? – сказала Мэгги с явным вызовом в голосе.

Дэнни усмехнулся:

– Какая ты дерзкая! Сначала я думал пристрелить тебя и оставить на дороге, пусть бы твое тело нашли утром, и все выглядело бы так, будто воровка пострадала от рук сообщников. Но потом у меня возникла другая идея. Здесь мой помощник. – Фонарь Дэнни на секунду качнулся в сторону, осветив камердинера, который стоял в нескольких шагах у края дороги. – Пожалуй, я прикажу ему утопить тебя. Произойдет как бы несчастный случай, понимаешь? Божья кара. Воровка передала сообщникам награбленное и, возвращаясь в темноте назад, нечаянно упала в речку и утонула. – Дэнни постепенно возбуждался, говоря все это, и его речь все более и более приобретала интонации сэра Натаниела.

Внутри у Мэгги все сжалось от холода и страха, так что она с трудом могла говорить.

– Тогда давай покончим со всем этим. – Она не доверяла ему. Он не отпустит Фрэнки, и Чарлз не будет в безопасности независимо от того, умрет она или останется в живых.

– Спускайся к реке, – приказал сэр Натаниел с явным нетерпением.

«У меня нет выбора, – подумала Мэгги. – Возможно, это единственный, хотя и небольшой, шанс спасти Чарлза и Фрэнки, поэтому я должна пожертвовать собой».

Мэгги горько усмехнулась и двинулась вперед. Берег реки был очень скользким, и ее ноги утопали в холодной грязи. Когда оставалось несколько шагов, она бросилась вперед и холодная вода сомкнулась над ее головой. На какое-то мгновение Мэгги подумала, что слуге Дэнни уже не придется что-либо делать. Она в панике заработала руками и тотчас вынырнула на поверхность, потому что поняла, что вода в реке доходит ей лишь до пояса. Ее пошатывало под напором быстрого течения, которое било по ногам с такой силой, что Мэгги вынуждена была отчаянно упираться, чтобы ее не унесло.

Сэр Натаниел громко и безудержно захохотал:

– Девочка моя, ты уморишь меня! Мне просто жаль тебя убивать!

Мэгги вздрогнула, услышав еще один всплеск. Это слуга соскользнул в воду возле моста, в десяти ярдах от нее.

– Знаешь что? – неожиданно сказал сэр Натаниел. – Я передумал. Я все-таки решил убить Фрэнки. И Эджингтона, конечно, но его смерть должна быть искусно подстроена. Она должна быть как бы следствием несчастного случая.

Он лгал, и Мэгги знала это. Просто он хотел помучить ее напоследок. Ведь не было никакого смыла убивать Чарлза и Фрэнки, если она будет мертва. Тем не менее Мэгги сунула руку в разрез юбки и нащупала револьвер. Он намок. И вероятность того, что он сработает, была невелика. Никаких шансов. И все-таки попытаться стоило. Если она не убьет Дэнни, пострадают те, за кого она так беспокоилась.

Мэгги похолодела, не зная, какое принять решение. Сэр Натаниел снова захохотал.

Внезапно раздался громкий выстрел. Фонарь качнулся в руке сэра Натаниела, но сам он не упал. Стреляли со стороны дома. И конечно же, это стрелял Чарлз.

В душе Мэгги зародилась надежда, и в то же время ее охватил ужас.

– Нет, Чарлз! – крикнула она. – Не делай этого. Уходи! Если ты не уйдешь, он убьет Фрэнки. – «И тебя, глупец!» – мысленно добавила она. – Уходи!

Сэр Натаниел выругался. Раздался еще один выстрел, и его фонарь, описав дугу, упал в воду.

– Займись девчонкой, а я возьму на себя барона! – крикнул он слуге.

Сердце Мэгги замерло. Нет! Чарлз не должен погибнуть. Нет, нет, нет…

Ослепленная светом фонаря, Мэгги всматривалась перед собой. Где Чарлз, далеко он или совсем рядом? Нащупав в кармане револьвер, Мэгги вытащила его через разрез в мокрой одежде. Где камердинер? Она держала револьвер наготове, но качающиеся на ветру кусты и ветви деревьев не позволяли различить в темноте фигуры людей. Мэгги решила стрелять вслепую. Она нажала на спусковой крючок, и грянул выстрел с сильной отдачей по рукам. Револьвер все-таки сработал! Однако в тот же момент на нее навалилось грузное тело. Мэгги толкнула камердинера и рванулась в сторону, к ближайшему берегу. Она с трудом передвигала ноги, преодолевая не только сопротивление воды, но и ветра, который дул прямо в лицо. Прозвучало еще несколько выстрелов – один поблизости, другой вдали, но у Мэгги не было времени осмысливать происходящее, она торопилась уйти от Дэнни и его сообщника. За спиной слышался плеск воды – слуга шел за Мэгги. Она навела револьвер на звук и снова нажала на спусковой крючок. Вслед за выстрелом раздался крик. Течение подхватило камердинера и понесло его к Мэгги. Мужчина барахтался и ругался, пытаясь встать на ноги. Он был еще жив и из последних сил двигался к Мэгги. Она непроизвольно отступила назад, но сообщник Дэнни был совсем рядом и уже мог коснуться ее рукой. Теперь Мэгги видела его лицо, белевшее в темноте, и его рот, который был подобен черной дыре. Камердинер ухватился за одежду Мэгги и потянул к себе. Извергая проклятия, она изо всех сил ударила его по голове рукояткой пистолета. Камердинер мгновенно отпустил ее, и его тело понесло течением вниз по реке.

«Чарлз. Где Чарлз?» Мэгги уже не чувствовала своих ног. Ее внимание неожиданно привлек треск сучьев в подлеске на противоположном берегу ручья.

Неужели это люди Дэнни? Она подняла револьвер.

– Мэгги! Мэгги, где ты?

– Мэгги!

Это был голос Салли, прозвучавший вслед за голосом Фрэнки. Мэгги радостно замахала руками.

– Я здесь! – крикнула она.

– Этот ублюдок Дэнни не смог захватить меня, хотя пытался! – крикнул Фрэнки.

Снова прозвучал выстрел, и Мэгги услышала, как пуля просвистела совсем близко. Значит, Натаниел еще жив. Мэгги заспешила к берегу, там она могла бы укрыться в кустах.

– Берегитесь! Дэнни на мосту, и у него пистолет, – предупредила она своих друзей.

Внезапно тьму прорезал луч света с берега. Фонарь высветил Дэнни и его карету. В руках у Дэнни были пистолеты.

Снова раздались выстрелы, и свет фонаря переместился вниз. На лице Дэнни отразилось удивление; он рухнул на скользкие от дождя доски моста и остался лежать неподвижно.

Мэгги выбралась из воды и без сил опустилась на землю. Казалось, она должна была испытать душевный подъем и облегчение, но вместо этого ее охватило оцепенение. Свет фонаря, качаясь, приближался, и Мэгги увидела бегущих к мосту Салли и Фрэнки.

– Он мертв! – донесся голос Салли. – Это ты застрелил его?

– Нет, не я, – сказал Фрэнки.

– Это сделал я.

Мэгги повернулась на голос, прозвучавший за ее спиной так тихо, что только она расслышала его.

– Чарлз!

– Ты глупая женщина, – сказал он и в следующий миг привлек Мэгги к себе.

Он стал крепко целовать ее и сжимать в объятиях, словно боялся, что Мэгги исчезнет. Она отвечала на его поцелуи с не меньшей страстью. Как приятно вновь ощутить вкус его губ, его тепло, его силу! Ведь она едва не лишилась всего этого.

– Обещай никогда больше не делать таких глупостей, – сердито сказал Чарлз, когда наконец отпустил ее.

– Тебе не следовало приходить сюда. Это было слишком опасно. Ты мог погибнуть! – сказала Мэгги в ответ.

– Как же я мог оставить тебя в беде? – Его лицо было непроницаемым, но по голосу чувствовалось, что он едва сдерживал свои эмоции. – Ты была готова пожертвовать собой ради Фрэнки, так почему ты думаешь, что я не способен рискнуть своей жизнью ради тебя?

– Дэнни собирался убить и тебя тоже, – сообщила Мэгги. – Он сам сказал мне об этом. Я не могла этого допустить. Я очень люблю тебя.

– Любишь? – спросил Чарлз, крепко обнимая ее. Его объятия были такими надежными, что у нее защемило в груди при мысли о предстоящей разлуке.

– Более чем, – ответила Мэгги.

– Боже, дорогая, – прошептал Чарлз. – Обещай мне две вещи.

– Все, что угодно, – сказала Мэгги, чувствуя, как сжимается горло.

– Во-первых, обещай, что ты выйдешь замуж за меня. А во-вторых, что никогда не повторишь такой ужасной глупости, какую совершила сегодня.

Мэгги посмотрела на Салли и Фрэнки, которые все еще стояли на мосту над телом Дэнни.

– Обещаю. О да, обещаю.

И их губы опять слились в долгом страстном поцелуе.

Эпилог

Шесть месяцев спустя


– Где же она?

Чарлз нахмурился. В просторном бальном зале Эджингтоны принимали гостей: многочисленных дам в ярких экстравагантных нарядах и джентльменов в строгих костюмах. Рядом с Чарлзом, держась за его локоть, стояла Лили Барретт, ей было немного страшно, но в то же время она не могла сдержать радости, что ее удостоили чести присутствовать на официальном приеме, устроенном лордом Эджингтоном и его супругой. Однако баронессы нигде не было видно.

– Где же твоя жена? – спросила у Чарлза мать.

Он похлопал леди Эджингтон по руке и посмотрел через плечо на слуг.

– Не знаю, мадам, – сказал Чарлз. – Пойду поищу ее. Оставайтесь здесь с мисс Барретт.

Леди Эджингтон повернулась к девушке, а Чарлз отошел в сторону и затерялся в толпе.

Вскоре ему удалось найти Мэгги. Она укрылась недалеко от зимних апартаментов. Мэгги стояла спиной к нему около балюстрады и смотрела вниз на собравшихся в зале гостей.

Теперь она совсем не походила на ту девушку, которую Чарлз впервые увидел около года назад на сцене оперного театра. В ней появились стать и достоинство, исчезли настороженность и резкость. Но Мэгги по-прежнему была все такой же жизнелюбивой, такой же страстной и непокорной.

Чарлз подошел к жене и тронул ее за локоть:

– Тебе пора спуститься вниз.

Мэгги вздрогнула от неожиданности и повернулась к Чарлзу. Ее шелковые юбки зашелестели.

– Чарлз? Как ты меня нашел?

Он твердо взял ее за локоть:

– Пойдем.

– Я не хочу спускаться, дорогой.

– Это не просьба.

– Конечно. Ты никогда не просишь. – Мэгги не тронулась с места. Она смотрела на мужа своими большими, черными, бездонными глазами, и в них читалась тревога.

– И мне почта всегда удавалось настоять на своем, – насмешливо сказал он скорее сам себе, чем ей.

– Я не хочу спускаться, – повторила Мэгги и раздраженно провела рукой, расправляя свое платье. Чарлз притянул ее к себе, и она не стала сопротивляться; ее взгляд немного смягчился, когда она почувствовать его близость.

– Мэгги, – сказал Чарлз, – теперь ты леди Эджингтон. Тебе нечего бояться. Никто даже не подумает осуждать тебя, каким бы странным ни казался мой выбор. Я Эджингтон. – Мэгги слабо улыбнулась. – Лили Барретт уже ждет внизу. Если ты не придешь, гости могут подумать, что ты не одобряешь ее присутствие в нашем доме и не хочешь поддержать ее. Ведь ты теперь баронесса и не можешь вечно скрываться от общества.

Мэгги долго смотрела на Чарлза, потом кивнула.

– Полагаю, это не последний выход Лили в свет.

– Конечно. Она посетит нас еще раз, как только Милли вернется из свадебного путешествия, – сказал Чарлз.

Это было первое появление семьи Эджингтонов на публике после того рокового приема, когда погибли двое мужчин. Обществу те события были представлены так, будто Чарлз, Мэгги и Дайнс отважились пресечь грабеж, осуществленный предавшим Дайнса камердинером, которого тот остановил ценой собственной жизни. Помимо Чарлза и Мэгги еще два человека знали истинное положение вещей. Но мисс Хаусер была счастлива, что ей сохранили жизнь с условием, что она будет молчать и покинет Лондон. А что касается другого… Чарлз не знал, насколько Гиффорд был посвящен в планы Дайнса, и не стал ничего выяснять.

Мэгги опять посмотрела через край балюстрады.

– Когда я была маленькой девочкой, я часто забиралась наверх, над сценой Королевской итальянской оперы во время представлений и наблюдала за теми, кто внизу, размышляя, каково быть там, на сцене.

– И теперь ты хочешь почувствовать это? – Чарлз вопросительно поднял бровь.

Мэгги повернулась к нему, пытаясь подавить улыбку.

– Может быть, – сказала она и опять посмотрела вниз. – Послушай, нас, кажется, заметили. Что ж, поскольку теперь я леди Эджингтон, полагаю, мне следует начать играть свою роль.

Она поднялась на цыпочки и, прильнув к Чарлзу, поцеловала его в губы. Это был не более чем легкий поцелуй, и когда Мэгги отступила назад, Чарлз озорно улыбнулся:

– Если уж ты решила начать со скандала, то надо делать это соответствующим образом. – С этими словами он крепко обнял Мэгги и поцеловал ее таким долгим и крепким поцелуем, что они оба раскраснелись и едва дышали.

Мэгги прижалась к мужу, окончательно расслабившись. Ее губы были податливыми, горячими и сладкими, И на мгновение у Чарлза возникло дикое желание увлечь жену в спальню, послав ко всем чертям этот бал.

Когда Мэгги со вздохом оторвалась от Чарлза, выражение ее затуманенных глаз говорило ему, что она подумала о том же.

– Полагаю, теперь все окончательно шокированы, – заметила Мэгги.

– О, то ли еще будет! – сказал Чарлз. Она улыбнулась.

– Тогда идем вниз, лорд Эджингтон.

– С удовольствием, леди Эджингтон.

Примечания

1

Верни мне мой меч! (ит.)

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Эпилог
  • *** Примечания ***



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке