КулЛиб электронная библиотека 

Мой единственный рыцарь [Джулия Лейтем] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Джулия Лейтем Мой единственный рыцарь

Посвящается Джанни Обертайн, коллеге и подруге на все времена. Большое тебе спасибо за мудрость и за вдохновивший меня блистательный пример женщины, резко изменившей жизнь, чтобы обрести лучшую судьбу.

Я просто восхищаюсь тобой!

Глава 1

Йоркшир, I486 год

В последний раз Анна Кендалл изображала знатную даму в спальной комнате крепостной башни, где ей пришлось играть свою роль всего лишь для одного человека. Сейчас же, когда она в дорогом наряде, излучая уверенность влиятельной женщины, ехала верхом по заросшему густой травой парку мимо красочных палаток участников турнира, она играла роль леди Розамонд Уолсингем, дочери герцога и вдовы графа. Эту роль Анне приходилось играть потому, что леди Розамонд знала слишком много и ее хотели убить.

Анна прекрасно знала, какому риску подвергается, поэтому постоянно проявляла предельную бдительность. Охранял же Анну небольшой отряд рыцарей, сопровождавший ее повсюду. С отрядом ехала служанка леди Розамонд, которая должна была помочь Анне в этом опасном маскараде. Все сопровождающие окружили ее, когда она начала пробираться сквозь толпу рыцарей, оруженосцев и слуг. В данный момент Анна направлялась к городу, чтобы попасть в гостиницу, где их уже ждали.

Анна уже провела неделю под именем леди Розамонд, проверяя свое искусство перевоплощения, после чего отправилась в путешествие по замкам, владельцы которых были в числе возможных претендентов на руку леди. Путешествие должно было завершиться в Лондоне. Леди Розамонд надеялась, что все взгляды будут прикованы к Анне, так что сама она сможет беспрепятственно добраться до Лондона вместе со своим собственным отрядом.

Но в этот тщательно продуманный план внезапно вмешался рыцарский турнир. На нем могли быть люди, которые знали графиню и легко могли разоблачить Анну. И потому Анна уступила просьбам своих охранников и прикрепила к прическе вуаль, скрывающую лицо. Анна совсем не хотела наблюдать за турниром, но когда ее отряд ехал мимо поля, окруженного приветствовавшей рыцарей толпой, она заметила двух воинов в латах, скрестивших мечи. Поединок казался слишком уж горячим, подходящим скорее для поля боя. Внезапно один из сражавшихся потерял свой шлем после сильного удара соперника и, отскочив на шаг, откинул со лба каштановые волосы – почти рыжие в отблесках заходящего солнца. Весело рассмеявшись, рыцарь продолжил сражаться без шлема; он великолепно владел мечом и, казалось, совершенно не думал об осторожности.

Анна вдруг почувствовала, что по спине ее пробежал холодок – она узнала в рыцаре сэра Филиппа Клиффорда, а это значило, что на турнире был человек, который мог ее узнать и окликнуть по имени.

Поспешно отвернувшись, Анна пришпорила свою лошадь – сейчас ей хотелось как можно быстрее добраться до города. И в то же время она чувствовала, что в груди у нее разливается тепло. Она проклинала свою слабость к Филиппу, однако ничего не могла с собой поделать, никак не могла выбросить его из головы из-за нахлынувших на нее воспоминаний и того гнева, который эти воспоминания вызывали.

* * *

Первый этаж таверны был переполнен громко кричавшими и смеявшимися мужчинами и женщинами. Здесь пили и веселились, и Филипп Клиффорд не хотел упускать ни одной минуты праздничного застолья. Сегодня он превзошел всех рыцарей в бою на мечах и часть своего выигрыша отдал на то, чтобы эти люди отпраздновали его победу. Ему хотелось, чтобы его имя узнали во всей Англии и если его победы продолжатся, то о нем наверняка услышит и король Генрих. Филипп надеялся поступить к королю на службу и, возможно, стать лучшим из его рыцарей, что позволило бы жить при дворе и заключить выгодный брак. Король Генрих пришел к власти только в прошлом году, когда победил в сражении короля Ричарда. Не может быть, чтобы такой человек не искал хороших и надежных рыцарей. И он, Филипп, вполне мог бы стать таким человеком.

Однако стремление угодить какому-нибудь монарху не всегда было его целью. Раньше он надеялся стать членом Лиги клинка – тайного сообщества, боровшегося со злом.

Сделав глоток из своей кружки, Филипп ухватил за юбку проходящую мимо светловолосую служанку. Оглянувшись, она хихикнула и подмигнула ему. Филипп обычно придерживался строгой морали, поскольку хотел стать членом Лиги. Еще мальчишкой он часто слушал рассказы матери о величии Лиги и о подвигах ее членов.

Но попасть в Лигу ему так и не удалось. После всего того, что он совершил на службе у своего друга Джона Рассела, недавно женившегося и получившего титул графа Олдерли, Филипп все еще не получил приглашение в Лигу, хотя Джон такое приглашение получил. И Филипп решил, что должен поставить перед собой другую цель. Он отправился в путь по дорогам Англии в поисках какой-нибудь возможности показать свои таланты, заработать призовые деньги и привлечь внимание короля.

Во время своих странствий он иногда чувствовал себя очень одиноким. Раньше у него всегда имелась хорошая мужская компания – и когда он был простым воином, и когда стал рыцарем. Но сейчас он был сам по себе и потому отчаянно скучал. Несколько раз по ночам его одиночество скрашивали прекрасные дамы, но даже при этом одиночество и скука начинали все больше тяготить, а Филипп никак не мог найти себе какое-нибудь подходящее дело.

Вскоре светловолосая служанка снова прошла мимо, обворожительно улыбнувшись ему при этом. Он улыбнулся ей в ответ, но никак не отреагировал на ее приглашение. Когда же мимо, чуть задевая его локтями, прошли несколько женщин, – среди них была даже жена какого-то торговца, – он сделал вид, что устремился за ними, но потом рассмеялся и опять опустился на свое место.

Прошло еще какое-то время, и его вновь задела проходившая мимо женщина, на сей раз явно случайно; однако он обхватил даму рукой и попытался заглянуть своей пленнице в лицо, но с удивлением обнаружил, что лицо ее закрывала вуаль.

Филипп уже собрался отпустить незнакомку, но в следующее мгновение замер в изумлении – он вдруг узнал эти огромные черные глаза, смотревшие на него сквозь тонкую полупрозрачную ткань.

Да-да, конечно же, это была она, Анна Кендалл! Он не видел ее уже много дней, однако не раз о ней вспоминал – не мог не вспоминать. Когда он встретил ее в первый раз, то решил, что перед ним леди Элизабет Хаттон. Анна тогда была одета столь же пышно, как и сейчас, – в длинные шелковые юбки. Он прекрасно помнил, как обнимал ее, обнимал с такой уверенностью, словно являлся ее возлюбленным. Узнав, что Анна была всего лишь служанкой, Филипп очень удивился и даже не сразу в это поверил. Но что же она сейчас делала в таверне?

Филипп уже хотел об этом спросить, но тут Анна приложила к губам палец и с дерзкой улыбкой сказала:

– Сэр рыцарь, вы схватили меня, чтобы затащить в постель?

Он взглянул на нее с удивлением, однако ответить не успел – какой-то человек вдруг стащил Анну с его коленей и тотчас же приставил к горлу Филиппа лезвие кинжала.

Филипп улыбнулся и вскинул вверх руки, давая понять, что у него нет оружия.

– Я не ссорился с тобой, дружище.

– Попридержи свои руки, – буркнул незнакомец; он был средних лет, с могучей грудью и широкими плечами. – Эта дама не для таких, как ты.

– А может, она захотела бы выбрать меня? – ответил Филипп и тут же услышал за спиной смех и крики одобрения.

Он внимательно посмотрел на Анну, но она только улыбнулась и покачала головой. И тот час же два вооруженных человека вывели ее из зала. Незнакомец же, угрожавший Филиппу, вложил кинжал в ножны и окинул взглядом таверну. Гуляки, глядя на него, притихли.

– Теперь она упустила свой шанс! – раздался вдруг чей-то голос.

Все громко расхохотались. Рассмеялся и хмурый воин, но его смех был невеселым.

Сэр Питер, один из участников турнира, внезапно выкрикнул:

– Она должна знать толк в этом деле! Я слышал, что эта женщина – вдова. Ее зовут леди Розамонд.

Филипп с улыбкой повернулся к сэру Питеру:

– А кто был ее муж?

– Граф Уолсингем. Трагическая случайность. Он был совсем молодым. Однако ее достоинства вовсе не в покойном муже. У нее есть собственные. Я слышал, что она совершает путешествие, чтобы подыскать себе нового супруга.

Филипп посмотрел на дверь, за которой исчезла Анна. Во что же ее втянули?.. Почему она выдает себя за другую?


Войдя в свою спальную комнату, Анна сразу же увидела Маргарет, служанку леди Розамонд. Та выложила на кровать ночные рубашки Анны. Худенькая и веснушчатая, со светло-каштановыми волосами, служанка с беспокойством посмотрела на Анну. Увидев, что ее сопровождают вооруженные мужчины, Маргарет поспешно спрятала рубашки за спину.

Анна попыталась улыбнуться, но улыбка ее тут же померкла, едва она взглянула на хмурого сэра Уолтера, начальника ее небольшого отряда. Комнатка была совсем небольшая – и в ней помещались лишь кровать, сундук для постельного белья, а также камин, – и казалось, что сэр Уолтер занимал все свободное место. Было довольно странно, что этот человек, еще не старый, постоянно хмурился – хмурился даже в тех случаях, когда для этого, казалось бы, не имелось причин. У Уолтера были короткие седеющие волосы, а щеки его почти всегда покрывала щетина. Крепкий и широкоплечий, он, судя по всему, был настоящим воином, и Анна не раз задумывалась о том, какую жизнь он вел, когда не выполнял свои обязанности в Лиге клинка. Да и кто он, собственно, такой?

Этого Анна не знала, так как не знала полных имен рыцарей своего отряда – члены Лиги предпочитали их не сообщать.

– Вам следует проявлять осторожность в подобных местах, – проворчал сэр Уолтер и еще больше помрачнел.

Молча кивнув, сэр Дэвид и сэр Джозеф сели на стулья по обеим сторонам двери и, скрестив руки на груди, постарались принять столь же суровый вид.

– Сэр Уолтер, – тихо проговорила Анна, – чего вы от меня хотите? Я ведь играла свою роль… И я знаю, что мы должны были проехать мимо Йорка, но сильные дожди заставили нас остановиться.

– Дело в том, что турнир…

– При чем здесь турнир? – перебила Анна. – Я надену подходящую вуаль, и утром мы снова отправимся в дорогу.

Ей вдруг захотелось рассказать о встрече с Филиппом, но, немного подумав, она решила этого не делать. Возможно, он даже не узнал ее. Во всяком случае, ей очень хотелось в это верить.

Вскоре по ее распоряжению пажи принесли бочку для мытья и горячую воду. Улыбнувшись юношам, Анна дала им по монете и попросила не появляться до утра.

Тут же рыцари поднялись на ноги, чтобы удалиться в свои спальные комнаты, располагавшиеся по обеим сторонам от спальни Анны, и сэр Дэвид, уже проходя в дверь, произнес:

– Леди Розамонд, вы ведь помните, что вам следует застраховать себя от неожиданностей?

Анна осмотрелась и, кивнув на сундук, сказала:

– Обещаю подтащить этот сундук к двери.

– Очень хорошо.

Сэр Дэвид редко улыбался; как и все остальные рыцари, он чрезвычайно серьезно относился к своим обязанностям. Анна так и не смогла узнать что-либо о своих спутниках, поскольку те неизменно отделывались любезными, ничего не значившими фразами. Должно быть, Лига обязывала своих членов не отвлекаться от основной задачи и не связывать себя доверительными отношениями с кем-либо. От этих людей нельзя было услышать шуток, завязать дружбу. «Что ж, может, это и к лучшему», – подумала Анна.

Едва дверь за сэром Дэвидом закрылась, Анна снова вспомнила о Филиппе. Он находился неподалеку, в какой-то таверне. Когда они виделись последний раз, она чувствовала себя очень одинокой и была не способна принимать разумные решения.

Маргарет помогла ей снять плащи спросила:

– Вам не помочь еще в чем-нибудь, миледи, пока я не ушла к себе в комнату?

Маргарет была молчаливой и неулыбчивой, однако весьма услужливой, поскольку девушка прекрасно знала: этим своим путешествием оказывает серьезную услугу ее хозяйке, леди Розамонд. Поначалу ей было трудно называть Анну «миледи», но постепенно она привыкла к этому. Однако понимала, что для Маргарет она всего лишь бледная тень ее госпожи.

В обмен на свои услуги Маргарет попросила, чтобы у нее была отдельная спальня. В конце концов, и она, и Анна относились к слугам и были равными по положению. Сопровождавшие их рыцари пусть неохотно, но все же согласились выполнить это требование.

– Что ж, Маргарет, можешь отправляться спать, – сказала Анна. – Спасибо тебе за помощь.

Когда девушка ушла, Анна, как и обещала сэру Дэвиду, придвинула к двери тяжелый сундук. Она ужасно сердилась на себя из-за того, что в сердце ее после сегодняшней случайной встречи закралось смятение. Нет, она не должна думать о Филиппе. Он был связан с ее прошлым, со временем, когда она поняла, что может нравиться мужчинам и когда она помогла Элизабет уклониться от нежелательного брака. Теперь в ней снова настала нужда, и ее призвали на помощь. Что ж, она готова была выполнить и это задание, а что касается Филиппа Клиффорда.

Когда-то она думала, что Филипп в ней нуждается. С ним она разделила внезапно вспыхнувшую страсть, не обращая внимания на голос рассудка. «Но сейчас все это в прошлом», – напомнила себе Анна. Да, она должна забыть про Филиппа. По крайней мере ей не следует о нем думать.

Бочка для омовений оказалась довольно просторной и высокой; женщина могла сесть в эту бочку – вода накрывала ее с головой. К тому же пажи на воду не поскупились.

Анна разделась и, погрузившись в воду, неторопливо намылилась. Потом откинулась назад, чтобы насладиться теплом, пока вода не остыла. Закрыв глаза, она тихонько вздохнула и расслабилась.

Внезапно задребезжали ставни на окнах, и Анна, вздрогнув, открыла глаза. В следующее мгновение она увидела, как один ставень начал медленно открываться. А затем на подоконник ступила чья-то нога.

Раскрыв рот от удивления, Анна приподнялась и, схватив лежавшую рядом с бочкой тряпицу, прижала ее к груди. Подобное с ней как-то раз уже случилось, и сейчас Анна не на шутку разозлилась. «Что за дерзость?!» – хотелось ей закричать.

Тут же на подоконник ступила и вторая нога, а затем в верхней части окна возникло чье-то лицо. Хотя свет от свечи почти не доходил до окна, Анна сразу же поняла, кто перед ней. И сердце ее гулко застучало в груди.

Филипп Клиффорд!

Филипп присел на корточки и внимательно посмотрел на нее. Потом, улыбнувшись, произнес:

– Я могу войти? Ты ведь не возражаешь?

Анна нахмурилась и прошипела:

– Мог бы просто постучать в дверь!

Она снова погрузилась в воду, так что над поверхностью осталась только ее голова. Но даже в воде она чувствовала себя совершенно беззащитной.

– Но последний раз я не стучал в дверь, – возразил Филипп.

– Последний раз я была пленницей, и мне отчаянно хотелось… хоть с кем-то пообщаться. И я тогда не мылась в бочке! А сейчас моюсь!

Он спрыгнул на пол, но не двинулся дальше, за что Анна мысленно его поблагодарила.

– Именно поэтому я здесь и появился. Не из-за того, конечно, что ты моешься в бочке, хотя и это очень интересная подробность.

Тут Филипп вдруг стал пристально вглядываться в ее лицо. «Почему он меня так разглядывает?» – подумала Анна в недоумении.

– Я здесь потому, что ты, похоже, снова стала пленницей. Почему тебя называют леди Розамонд?

В его голосе слышалось то ли подозрение, то ли беспокойство. Анна слишком плохо его знала, чтобы точно определить интонации. Зато вкус его поцелуев она прекрасно знала. Как и жар его объятий.

Сделав глубокий вдох, Анна постаралась взять себя в руки и избавиться от воспоминаний.

– Я здесь по своей воле, – заявила она.

– Когда ты в прошлый раз оказалась в заключении, это тоже произошло по твоей воле.

– Рыцари – это моя охрана, а не похитители. Спасибо за твою заботу, сэр Филипп, но тебе сейчас следует уйти.

Однако Филипп не собирался ее покидать. Он двинулся в глубину комнаты, к свету свечи. И теперь Анна стала лучше видеть его лицо – лицо, состоявшее из углов: у него были резко очерченные скулы, квадратная челюсть и высокий выпуклый лоб. Черты его трудно было назвать красивыми, зато он был прекрасно сложен – высокий, широкоплечий, мускулистый. «Да, у него очень правильная фигура, – а не в виде бочки, как у некоторых мужчин, – подумала Анна. – Хотя многие мужчины с большим весом, наверное, полагают, что имели бы над ним преимущество в поединке». Анна покраснела, вспомнив, как Филипп подхватил ее на руки и усадил к себе на колени перед всей таверной.

И ей тотчас же вспомнилось, как они проводили дни в замке Олдерли, когда она наконец освободилась от заключения. Как играли в интереснейшую игру, от которой у нее не было сил отказаться…

А сейчас он смотрел на нее пытливым взглядом, его ярко-зеленые глаза напоминали цветом травянистое поле под солнечным небом. Почему же он внушает ей такой страх? Может, потому, что он считает ее… просто развлечением? Хотя очень может быть, что ему хотелось бы иметь с ней постоянные отношения.

Ах, она ведь сидит перед ним совершенно обнаженная, пусть и в бочке с водой. Не захочет ли он воспользоваться этим? Она вспомнила о характере Филиппа, о его решительности и настойчивости. Элизабет Хаттон – дама, у которой Анна была служанкой, – говорила, что Филипп не получал приглашение присоединиться к Лиге клинка, хотя лорд Олдерли получил такое приглашение.

И тут Анна вдруг почувствовала: что-то в характере Филиппа изменилось – словно нежелание рыцарей видеть его в Лиге как-то на него повлияло. Интересно, что бы он сказал, если бы узнал, что даже ее, Анну, попросили оказать услугу рыцарям для Лиги?

Конечно, она не являлась членом Лиги, но после завершения своей миссии вполне могла стать. Анна очень надеялась, что сумеет уговорить рыцарей, сумеет убедить их в том, что она достойна стать первой женщиной, принятой в их ряды.

Однако она не могла сказать Филиппу о Лиге и о своей миссии, поскольку поклялась хранить в тайне секрет леди Розамонд.

Тут Филипп вдруг шагнул к бочке и, упершись обеими руками в ее края, пристально посмотрел на нее. Анна невольно вздрогнула и снова покраснела. Конечно, Филипп сейчас видел только ее колени, поднимавшиеся над мыльной пеной, но он прекрасно знал и другие части ее тела, поскольку их не раз касались его губы, когда он покрывал ее интимными поцелуями. Анна до сих пор вздрагивала, вспоминая об этом, и теперь… Ах, теперь ее пронзили те же сладостные ощущения.

Сделав над собой усилие, Анна с холодком в голосе проговорила:

– Почему бы тебе не удалиться?

– Знаешь, я не могу тебя сейчас покинуть. Ведь ты затеяла какую-то игру с переодеванием.

– Я не…

– Не думайте, что я ничего не понимаю, графиня. Именно графиню ты из себя изображаешь, верно? – Он указал на ее платье, висевшее на вешалке на стене. – Этот богатый наряд – не твой.

Анна поджала губы и прищурилась. Что он будет делать, если ему не рассказать всей правды? Не может ли он по неосторожности загубить ее миссию и тем самым подвести леди Розамонд? Если враги леди Розамонд узнают о подмене, графиня окажется в большой опасности. Впрочем, возможно, он удовлетворится частью правды.

Постаравшись придать своему взгляду выражение искренности, Анна проговорила:

– Ты прав. Это платье принадлежит другой женщине – леди Розамонд Уолсингем.

Филипп утвердительно кивнул:

– Да, мне назвали именно это имя.

– Кто-то из сидевших в таверне знаком с ней? – спросила Анна с беспокойством. – Здесь никто не должен был о ней знать.

Филипп пристально посмотрел ей в глаза.

– Ты выбрала Йорк намеренно?

– Не я, а… – Анна в смущении умолкла.

– А Джон… то есть лорд Олдерли, он знает об этом?

Анна медлила с ответом. «Похоже, я и так выболтала слишком много», – думала она в досаде.

Филипп явно заметил изменение в ее настроении. Наклонившись над ней, он прошептал:

– Я позволю тебе выбраться из бочки, если ты все мне расскажешь.

– Думаешь, я без твоего разрешения не осмелюсь встать? – сказала Анна с вызовом в голосе.

Уперевшись ладонями в края бочки, она поднялась на ноги. Это была смелая игра, но, в конце концов, ей нечего было терять. У нее не было наследства, а ее будущее казалось весьма неопределенным, поскольку она была всего лишь служанкой, пусть даже и изображавшей графиню.

Филипп отступил на шаг и проворчал:

– В этой игре ты рискуешь жизнью. Неужели не понимаешь?

– Ну, это потому…

Он снова посмотрел ей в глаза.

– Если я дам слово молчать, расскажешь мне правду?

– Пожалуй, – кивнула Анна.

«Кое-что из правды», – добавила она про себя.

Глава 2

Филипп стоял в шаге от бочки, внимательно глядя на Анну, покрытую мыльной пеной. Казалось, оба застыли навечно. Она сжимала пальцами края бочки, и капли скатывались с плеч в воду, в которой виднелись ее груди. «Похоже, она не понимает, что я вижу почти все», – промелькнуло у Филиппа. Однако он решил, что не стоит говорить ей об этом. Он на мгновение перевел взгляд пониже, туда, где смутно темнел между ног девушки интимнейший треугольник. Когда-то он поглаживал его и даже разводил в стороны ее стройные ноги, но тогда соображения чести вовремя его остановили. Однако с того времени желание обладать этой женщиной никогда его не покидало – оно лишь отступало на время, а потом снова возвращалось.

– Тебе лучше бы отвернуться, – сказала Анна, пристально взглянув в глаза Филиппу.

Он немного помедлил, потом все же заставил себя отойти к окну. Глядя на темный двор конюшни, кое-где освещаемый факелами, он слышал, как Анна выбралась из бочки с водой и перешла на другое место. Через некоторое время послышался шорох – она начала одеваться.

– Все, я готова, – раздался наконец ее голос.

Отвернувшись от окна, Филипп увидел ее на стуле перед камином. На ней был шелковый халат, а в руке она держала гребень, которым расчесывала свои густые волнистые волосы. Филипп никогда прежде не видел Анну с распущенными волосами, хотя не раз пытался представить ее в таком виде. Но она была служанкой, и ей следовало убирать волосы вверх – чтобы не мешали работать.

Глядя на нее сейчас, он мысленно восхищался цветом ее волос – они были черные как ночь, пожалуй, чуть синеватые в свете свечи. Волосы вполне соответствовали глазам, таким же темным и словно хранившим в своих глубинах какую-то тайну. Лицо же было очень бледное, но с розовыми щеками и губами. С замечательными губами…

– Ты так и будешь молча смотреть на меня? – тихо спросила Анна.

– Я думаю, чему в твоих словах можно верить.

– Но я никогда не лгала…

Анна осеклась, заметив, что он усмехнулся. Вспыхнув, она отвела глаза и снова принялась расчесывать волосы. На Филиппа же эти ее движения действовали необыкновенно – он почувствовал, что все больше возбуждается, и ничего не мог с этим поделать.

– Да, я лгала, – продолжала Анна. – Но это была ложь во благо. Я спасла жизнь своей госпожи. Спасла тем, что играла ее роль. Меня заперли в башне, а моя госпожа тем временем сумела спастись. И я помогла лорду Олдерли – ее жениху, твоему другу. Разве не так? К тому же и ты иногда говорил неправду.

– Да, мы оба лгал и, если это требовалось нашим друзьям, – согласился Филипп.

– Ты изображал того, кем вовсе не являешься, – заметила Анна с улыбкой.

Филипп невольно залюбовался ею. Она всегда прекрасно владела собой и умела справляться с волнением. Интересно, кто ее этому обучал? Кто научил служанку столь правдоподобно изображать знатную даму? Конечно, Анна с Элизабет вместе выросли, и они были скорее подругами, а не служанкой и госпожой, но все же… Анна абсолютно во всем походила на знатную леди, и Филипп непременно поверил бы, что она таковой и является, если бы не знал, кто она такая на самом деле.

Он медленно к ней приблизился. Анна по-прежнему проводила гребнем по волосам, и теперь он чувствовал запах мыла, которым она пользовалась. Внезапно Филипп сообразил, что забыл вопрос, который хотел ей задать.

А может, она этого и добивалась?

Опершись рукой на камин, он внимательно посмотрел на нее:

– Итак, почему же ты изображаешь из себя леди Розамонд?

– Потому что она попросила меня об этом.

– Ты хорошо с ней знакома?

– Она была фрейлиной у матери Элизабет, когда я жила в замке Олдерли.

– Но почему? Зачем ей это потребовалось? – спросил Филипп.

Анна упорно смотрела в сторону, и это вызывало подозрения.

– У нее имелись на это причины, – ответила она наконец. – А мне поручили совершить путешествие в Лондон, встречаясь по пути с возможными женихами леди Розамонд.

– Встречаясь с возможными женихами? – с усмешкой переспросил Филипп. – Но ведь ты не можешь знать наверняка, какие из них понравятся леди Розамонд.

– Она дала мне список.

– Я думаю, от тебя что-то скрывают. Полагаю, Джон точно знает, какая преследуется цель.

Анна бросила на него быстрый взгляд и снова отвела глаза.

– Почему ты считаешь, что в этом деле замешан лорд Олдерли?

– Видишь ли, когда я спросил тебя, знает ли он что-нибудь об этом деле, ты смутилась. Полагаю, он должен знать все. Даже и в том случае, если это дело каким-то образом связано с Лигой клинка, членом которой он недавно стал.

При упоминании о Лиге между ними возникло какое-то напряжение, которого раньше почти не чувствовалось. И хотя Анна отрицательно покачала головой, Филипп решил, что он на пути к разгадке.

– Лига клинка?.. – Она изобразила удивление.

Филипп посмотрел на нее с неподдельным восхищением. Действительно, нельзя было не восхититься ее искусством притворства.

– Да, Лига клинка, – ответил он. – В ней наверняка знают, что ты когда-то изображала леди Элизабет. Кто-нибудь спрашивал тебя о той твоей задаче?

– Элизабет сказала леди Розамонд…

– Нет-нет, леди Элизабет никогда не позволила бы втянуть тебя в такое опасное дело. Уверен, что кто-то другой попросил тебя в нем участвовать, а ты согласилась, верно?

– Ты шутишь! – воскликнула Анна. – В этом деле нет ничего опасного.

– Тогда почему за тобой всегда следуют вооруженные люди? Кстати, где они сейчас?

Анна с вызовом вскинула подбородок:

– Полагаю, это не твое дело, но… Их комнаты рядом. По обеим сторонам от моей.

– И эти прославленные рыцари Лиги не услышали, как я проник в твою спальню?

– Кто мог подумать, что кто-то спустится с такой высокой крыши?

Филипп улыбнулся, вспомнив о прежних их встречах, и Анна поспешно добавила:

– Я имею в виду охранников.

– Лиги клинка?

Когда Лига клинка отказала ему в доверии, Филипп долго чувствовал странную пустоту в груди. А вот Анна… Они обратились к ней за помощью, но он ей не завидовал. Впрочем, он недавно наконец-то познакомился с некоторыми членами Лиги клинка и даже принимал участие в некоторых предприятиях. Он полагал, что неплохо проявил себя, однако они не пригласили его к себе, не предложили стать членом Лиги. А вот его друг граф Олдерли получил такое приглашение. В конце концов Филипп решил отказаться от своей мечты, решил, что больше не станет понапрасну тратить время и займется другими делами.

Но во что же втянули Анну? Что именно поручили ей рыцари Лиги? Скорее всего это очень опасное задание…

– Итак, люди из Лиги должны охранять тебя во время твоего путешествия в поисках женихов? Я правильно понял?

Анна молча кивнула и продолжила расчесывать волосы.

– И ты должна изображать леди Розамонд, поскольку сама она не может отправиться в это путешествие. Верно?

Анна снова кивнула.

– Ох, не могу поверить, что ты позволила вовлечь тебя в такое дело. Ведь ты же ничего об этом не знаешь.

Филипп опустился перед Анной на колени и заглянул ей в глаза. Когда же он положил руки ей на колени, у нее перехватило дыхание. Она по-прежнему молчала, и Филипп спросил:

– Что происходит, Анна? Ты же знаешь, что я не оставлю тебя… в такой странной истории. Я очень многим обязан Элизабет и Джону, но все же… Я никак не могу понять, почему ты взяла на себя столь большой риск. Когда люди, которых ты обманешь, обнаружат, что их провели, они примут это за оскорбление.

Анна решительно покачала головой:

– Нет, они ничего не обнаружат. Я провела с леди Розамонд много дней, изучая ее манеры и особенности ее поведения.

– И ты думаешь, столь долгое обучение потребовалось ради шутки?

Анна молча потупилась. Филипп взял ее за руки и тут же почувствовал, как пальцы ее сжались в кулаки.

– А как насчет тех, кто решит приударить за опытной вдовой? Как ты с ними будешь общаться?

Анна высвободила руки и тихо сказала:

– Я никому не позволю никаких вольностей.

– Как мне когда-то? – спросил Филипп с ухмылкой.

Метнув в него гневный взгляд, Анна процедила сквозь зубы:

– Как ты посмел?.. – Сделав глубокий вдох, она добавила: – В качестве женихов леди Розамонд выбрала людей, которые с ней не знакомы.

– А она может предсказать, как эти незнакомые люди будут к тебе относиться?

– Филипп, прекрати, – прошептала Анна. – Ты не отговоришь меня от этого дела. Оно очень важное, и без меня леди Розамонд никак не обойдется. Только я могу это сделать.

– Что сделать? – Филипп взял ее лицо в ладони и снова заглянул ей в глаза. Он чувствовал, что должен во что бы то ни стало узнать правду и оградить Анну от неприятностей. «Мне надо выяснить это ради Джона и Элизабет», – говорил себе Филипп, но в глубине души понимал, что преследует свои личные цели. Он очень беспокоился за Анну, боялся, что какой-нибудь мужчина воспользуется ее слабостью, как он сам едва не воспользовался.

Какое-то время они молча смотрели прямо друг другу в глаза. Филипп чувствовал, как у него под пальцами бьется ее пульс; было очевидно, что она очень волновалась, хотя и старалась скрыть волнение. Наконец, чуть отстранившись от него, Анна хрипло прошептала:

– Но ты не должен никому это говорить. – Он кивнул, и она добавила: – Речь идет о жизни короля.

Ошеломленный этим сообщением, Филипп шумно выдохнул; он не мог вымолвить ни слова.

Коснувшись его плеча, Анна продолжила:

– Мне нужна твоя клятва, Филипп. Все, что я сейчас скажу, должно остаться между нами.

– Клянусь, что буду молчать, – произнес он торжественно.

Собравшись с духом, Анна вновь заговорила:

– Несколько недель назад, на турнире в Дареме, леди Розамонд услышала, как трое мужчин обсуждали заговор против короля Генриха.

– Это были люди короля Ричарда? Хотя Генрих убил многих из них в сражении, остались живы те, кто считает Ричарда законным наследником.

– Леди Розамонд не поняла, кто они такие. Она с ними не знакома, но запомнила их лица.

Поднявшись со стула, Анна медленно прошлась по комнате.

Проследив за ее движениями, Филипп выпрямился и невольно нахмурился; он вдруг понял, что, глядя на Анну, не может собраться с мыслями, – может только любоваться ее изящной походкой, ее чудесной фигурой, достоинства которой не скрывал даже халат.

Чтобы сосредоточиться на своих мыслях, Филипп отвернулся.

– Как я понимаю, леди Розамонд решила сообщить об этих людях королю.

– Да, конечно. Поскольку же только она видела этих людей, то именно она и должна их найти.

– Наверное, это очень опасно, если они ее тоже видели, – пробормотал Филипп. Взглянув на девушку, он спросил: – Выходит, тебя используют для того, чтобы выманить этих заговорщиков?

– Нет, Филипп, нет! – Она остановилась и посмотрела на него округлившимися глазами. – Они не стали бы подвергать меня такой опасности. Леди Розамонд уверена, что заговорщики ее не видели. Они не знают, что она их подслушала. Но в Лиге не хотят рисковать, поэтому ее везут в Лондон в большой тайне. Однако исчезновение леди Розамонд выглядело бы странно особенно после того, как она объявила, что хочет подыскать себе нового супруга.

– И поэтому они обратились к тебе за помощью?

Анна кивнула и едва заметно улыбнулась:

– Да, поэтому.

– Знаешь, Анна… – пробормотал Филипп, подходя к ней поближе. – Мне кажется, ты очень обрадовалась, когда они к тебе обратились. Вероятно, ты решила, что на них произвели впечатление твои таланты.

В глазах девушки промелькнула тревога.

– Но разве ты не понимаешь, как это опасно? – продолжал Филипп. – Ты у всех на виду, в то время как леди Розамонд может прятаться. Ты не знаешь, что на уме у заговорщиков. Даже я мог бы оказаться одним из них. Я влез сюда через окно, и никто меня не остановил.

– Ты ошибаешься, Филипп. Я здесь для того, чтобы люди не заметили исчезновения леди Розамонд.

– Они даже не дали тебе более многочисленной охраны, чтобы надежно защитить.

– Этого они никак не могли сделать. Большой отряд выглядел бы очень подозрительно и привлек бы внимание. Неужели не понимаешь?

– Но всего три человека?.. Думаю, маловато.

– Да, три рыцаря, но зато получившие обучение в Лиге клинка. Их было четверо, однако один при падении с лошади сломал ногу, и его пришлось отправить домой.

Анна замолчала, вспомнив, как расстроил сэра Уолтера этот неприятный случай. Он сказал, что искать замену будет слишком долго. Хотя сэр Уолтер старался скрыть свои чувства, Анна поняла, что он очень тревожится за ее безопасность.

А сейчас с ней рядом находился Филипп – настоящий воин, который уже выполнял кое-какие поручения Лиги.

Но при мысли о том, что ей придется проводить с ним каждый день, Анна чуть не застонала. Она помнила, как из-за него едва не потеряла голову в Олдерли, как забыла обо всем на свете… Нет, она не станет говорить сэру Уолтеру про Филиппа и будет думать только о своей миссии и о том, как стать членом Лиги. А глупое желание видеть возле себя Филиппа может ей только помешать.

А вдруг из-за недостатка охранников кого-то ранят или убьют?..

Анна вздохнула. Вероятно, ей все-таки придется сказать сэру Уолтеру о визите Филиппа, и пусть он сам принимает решение. Это будет правильный поступок женщины, которая стремится быть беспристрастной. Но Боже, как бы ей хотелось, чтобы сэр Уолтер отказал! Ведь если Филипп будет в ее свите, то он непременно узнает, что она стремится вступить в Лигу. Не начнет ли он ей тогда мешать?

– Филипп, я уверена, что поступаю правильно.

– И я должен забыть то, что узнал? – Она положила руку ему на плечо. – Ты же дал клятву. Значит, хочешь нарушить свое слово? Неужели она в нем ошиблась?

– Нет-нет, конечно, я сдержу слово. Но я беспокоюсь за тебя. Я не могу сейчас уйти, не могу оставить тебя в такой ситуации. – Пытаясь когда-то ее соблазнить, он не очень-то за нее беспокоился.

– Ты остановился в этой же гостинице? – спросила Анна.

Он кивнул:

– Да, в этой. И пробуду здесь еще несколько дней.

– Тогда обещаю, что дам тебе знать, если ты мне понадобишься.

Взяв его за руку, она подвела его к окну. Он пристально посмотрел ей в глаза и тихо проговорил:

– Анна, ты же знаешь, что я неравнодушен к тебе после того, что было между нами.

Ее щеки залила краска.

– Знаю, Филипп.

Несколько мгновений он молчал, потом вдруг привлек ее к себе.

– Пожалуй, Анна…

– Нет, ты не должен это делать, – Она нахмурилась. – Не думай, что я всего лишь служанка. Не думай, что я на все готова.

– Анна, но я вовсе…

– Я благодарна тебе за то, что ты честно сказал, что не женишься на мне, пока мы не ляжем в постель.

– Я тогда думал не о честности.

– Но оказался честным.

Когда она, обнаженная, находилась в его объятиях и они вот-вот должны были соединиться, откровенные слова Филиппа вызвали у нее гнев. Почувствовав себя униженной, она убежала от него. Когда же успокоилась, то даже обрадовалась, что узнала правду до того, как влюбилась в него по уши.

– Я уверена, что ты добьешься успеха и найдешь себе при дворе жену благородного происхождения, – проговорила Анна бесстрастным голосом. Отстранившись от него, она отступила на несколько шагов.

– Ты простишь меня за мои слова? – спросил Филипп.

– Я ведь уже сказала, что простила.

– Тогда почему у меня такое чувство, что ты по-прежнему на меня сердишься?

Что она могла на это ответить?

Кивнув, словно понял что-то важное, Филипп протянул руку и ухватился за свисавший с крыши канат с узлами. Потом, повернув голову, сказал:

– Пошлите за мной, если будете нуждаться в моей помощи, леди Розамонд.

Филипп вскочил на подоконник и тут же соскользнул с него, крепко сжимая руками канат. У Анны сжалось сердце при одной мысли о том, что он висит над землей на такой высоте. Стараясь справиться со страхом, она до боли прикусила губу.

Филипп же, обхватив ногами канат и упираясь ступнями в узлы, начал проворно взбираться на крышу. Вскоре он исчез из виду.

Анна выждала какое-то время, потом высунула голову из окна и посмотрела вверх. Филиппа не было видно, только кончик каната болтался под крышей, но через несколько мгновений и он исчез.

Поспешно закрыв ставни, Анна оглядела свою опустевшую спальню. Поначалу она обрадовалась, снова оказавшись в одиночестве. Как-то раз она уже оказывалась в одиночестве – тогда ее держали пленницей в башне, но тогда были совсем другие обстоятельства, а сейчас…

Снова осмотревшись, Анна почувствовала, что после ухода Филиппа комната стала холодной и совершенно неуютной – здесь ей было так же одиноко, как когда-то в башне. Но она тут же заставила себя не думать о грустном. Теперь у нее были другие планы, и в этих планах не оставалось места для Филиппа. Она должна была доказать рыцарям Лиги, что достойна вступить в их сообщество.

И если для этого ей придется иметь дело с Филиппом, то пусть так и будет.

Глава 3

В эту ночь Анна почти не спала. Проснувшись задолго до рассвета, она быстро оделась и даже смогла зашнуровать корсет без посторонней помощи, хотя для этого ей потребовалось приложить некоторые усилия.

– Миледи… – Сначала раздался осторожный стук в дверь, а потом голос Маргарет: – Миледи, вы не спите?

Оттащив сундук от двери, Анна открыла. Увидев изумление, написанное на лице служанки, она невольно улыбнулась.

– Вы встали рано… – пробормотала Маргарет.

– Мне нужно побыстрее поговорить с сэром Уолтером. Я уже начала упаковывать свои вещи. Постарайся закончить это дело за меня, а я скоро вернусь.

– Да, конечно, миледи.

Анна поморщилась при слове «миледи». Ей хотелось бы иметь с Маргарет дружеские отношения, однако она понимала: для успешного выполнения ее миссии следует сохранять видимость того, что в путешествие отправились именно служанка и госпожа, то есть «миледи». К тому же Маргарет, возможно, и не захотела бы налаживать с ней дружеские отношения. Конечно, она, Анна, была подругой ее хозяйки Элизабет, но это вовсе не означало, что Маргарет стремилась стать подругой Анны.

Она вышла в коридор и тихонько постучала в соседнюю дверь. Дверь тут же отворил хмурый, как всегда, сэр Уолтер. Взглянув на Анну с удивлением, он осведомился:

– Что случилось, миледи?

– Ах, сэр, я знаю, что сейчас еще очень рано. Но не могу ли я поговорить с вами наедине?

– Женщины благородного происхождения обычно так не поступают, но если вы настаиваете…

Анна прошла мимо него в комнату.

– Сэр, я вдова, и мне дозволено так поступать. И меня не волнует, что другие думают о моем поведении.

Уолтер плотно прикрыл дверь.

– Да, конечно.

Осмотревшись, Анна с удивлением отметила, что комната сэра Уолтера была даже меньше, чему нее. Сделав несколько шагов, она сделала глубокий вдох, чтобы справиться с волнением, и проговорила:

– Скажите, сэр Уолтер, вам не нужна замена на место сэра Джеймса?

Рыцарь посмотрел на нее с недоумением. Потом провел ладонью по подбородку.

– Да, пожалуй, нужна. Но для этого надо связаться с людьми из Лиги, что заняло бы слишком много времени. Так что нам придется обойтись без четвертого охранника. Разве мы с вами это уже не обсуждали?..

– Да, обсуждали, – кивнула Анна. – Но я хотела бы сказать вам об одном рыцаре… Он сейчас находится в этой же гостинице, и его знают в Лиге.

Уолтер пристально посмотрел в глаза собеседницы:

– Как ты узнала о человеке из Лиги?

– Он не из Лиги. Помните рыцаря, который вчера вечером усадил меня себе на колени?

– Да, помню. И что же?..

Анна думала, что сэр Уолтер и слышать не захочет о Филиппе, но он молчал, ожидая ее объяснений.

– Видите ли, я знакома с ним. Более того, он узнал меня.

Сэр Уолтер смотрел на нее все так же пристально.

– Говоришь, узнал? Откуда ты знаешь?..

– Потому что он ночью приходил в мою комнату.

Глаза рыцаря сверкнули гневом.

– Но как он мог бесшумно войти, если ты приставила к двери тяжелый сундук?

– Через окно.

Седые брови Уолтера сошлись на переносице.

– И ты не позвала меня?..

– Но я же знаю его. И его в Лиге знают. Он служил у лорда Олдерли. Его зовут сэр Филипп Клиффорд, и он уже выполнял поручения Лиги.

– Но он ведь не состоит в Лиге.

– Не состоит.

Сэр Уолтер ненадолго задумался, потом проговорил:

– Я слышал о Филиппе Клиффорде, поскольку мне рассказали о твоем прошлом.

– Рассказали?.. – переспросила Анна.

– Скажи, ты была его любовницей?

Анна невольно отступила на шаг. Почувствовав, что краснеет, она пробормотала:

– Нет-нет, вы не поняли… Он приходил лишь для того, чтобы повидать меня, поскольку беспокоился… – Она понизила голос: – Филипп встревожился из-за того, что я выдаю себя за леди Розамонд.

– И что же ты ему сказала?

– Я пыталась его успокоить, но он понял: что-то не так. В конце концов я решила, что должна хоть что-то ему рассказать. Иначе он попытался бы узнать все сам, и это могло бы помешать выполнению нашей миссии.

Уолтер на мгновение прикрыл глаза, затем процедил сквозь зубы:

– Выходит, этот человек знает все?

– Он знает только то, что знаю я, а это не так уж много, – поспешно ответила Анна. – Но считаю, что следовало бы рассказать ему все. В свое время он серьезно рисковал, вызволяя меня из заточения. – И он очень много сделал для леди Элизабет и лорда Олдерли, ставшего теперь членом вашей Лиги.

Выпалив это, Анна вдохнула с облегчением – теперь она сказала все, что хотела сказать.

– Но ведь сэр Филипп делал все это не как член Лиги, – возразил Уолтер.

Анна промолчала. Ей не очень-то хотелось, чтобы сэр Уолтер обратился к Филиппу за помощью, но с другой стороны… Она знала, как Филиппу хотелось вступить в Лигу, и очень ему сочувствовала. «Впрочем, главное для меня – самой добиться успеха», – говорила себе Анна.

– Во-первых, он не показал себя настоящим рыцарем, – медленно проговорил сэр Уолтер. – А во-вторых… У него репутация человека, который чересчур рискует и действует раньше, чем думает. Так люди из Лиги не поступают, и его ночное появление в твоей комнате лишний раз это доказывает.

– Откуда у вас сведения о нем? – спросила Анна.

– Мне сообщили все, что имеет к тебе отношение.

– И у вас есть сведения обо всех, с кем я встречалась?

Сэр Уолтер обвел взглядом комнату. Казалось, он о чем-то задумался. Снова посмотрев на девушку, он строго проговорил:

– Имеется в виду, леди Розамонд, что вы поставили меня в весьма затруднительное положение. Конечно, сэр Филипп неплохо владеет мечом и очень неглуп. Наверное, он был бы полезен нам в нашем путешествии. Однако я всегда буду опасаться, что он выдаст нас – намеренно или случайно.

– Он никогда не сделает ничего подобного! – воскликнула Анна и чуть не застонала от досады – теперь она его защищала! – Он даже не знает, что я сейчас пришла сюда. Я не сказала ему, что собираюсь с вами поговорить.

– Это очень разумно с вашей стороны, леди Розамонд.

– Я предложила Филиппа не из каких-то личных соображений, – продолжала Анна. – Просто хочу быть честной.

Уолтер пристально посмотрел на нее.

– Похоже, ты не очень-то хочешь оказаться в его компании.

Анна промолчала, и рыцарь добавил:

– Хорошо, я подумаю. Возможно, я пошлю сэру Филиппу письменную просьбу о встрече в Миклгейт-Бар, за пределами городских стен. Если он согласится присоединиться к нам, мы сможем воспользоваться его услугами. По крайней мере это даст мне возможность следить за человеком, который слишком много знает.

Анна хотела что-то сказать, но рыцарь снова заговорил:

– И запомни на будущее: ты должна тщательно запирать ставни.

Анна со вздохом кивнула:

– Хорошо, обещаю.

Она вышла из комнаты сэра Уолтера, пылая от гнева и чувства унижения. Но дело было сделано, и оставалось только смириться с неизбежным. Однако Анна твердо решила: если Филипп согласится к ним присоединиться, она будет держаться от него подальше и никогда больше не потеряет контроль над своими чувствами.


Решетка на воротах медленно поднялась, и ее острые концы угрожающе нависли над проходом. Филипп прошел под решеткой, ведя лошадь на поводу. Туман, поднимавшийся с реки Оуз, словно саваном покрывал все кусты и деревья, и Филипп не стал к ним приближаться. Остановившись неподалеку от ворот, он осмотрелся и приготовился ждать.

Филипп чувствовал, что у него уже нет желания присоединиться к рыцарям Лиги. Встретив героев своего детства, он понял, что эти люди совсем не те, за кого он их когда-то принимал. И если сейчас он согласился иметь с ними дело, то лишь исключительно из-за Анны. Он очень за нее тревожился. Но почему же она рассказала рыцарям Лиги о его визите? И вряд ли они обрадовались, узнав, что об их миссии известно. Да, вряд ли обрадовались, но все же захотели с ним встретиться. Интересно, раскроют ли они ему свои тайны?

Всю свою жизнь он пытался чего-то добиться; сначала – стать простым воином, потом – рыцарем Лиги. Правда, теперь отказался от своей мечты, но зато понял самое главное: он всего сумеет добиться, и любое его желание исполнится – надо только упорно к этому стремиться. Оставалось лишь решить, к чему именно стремиться. Впрочем, об этом он еще успеет подумать, главное сейчас – принять участие в миссии Анны и обеспечить ее безопасность. А уже после этого он начнет новую жизнь. Только бы эта миссия не затянулась надолго…

Вскоре у ворот появились четверо верховых – трое мужчин и одна женщина. А позади них шли три лошади с большими тюками на спинах. Мужчины то и дело озирались; казалось, они кого-то высматривали. Внезапно женщина откинула капюшон своего плаща, и Филипп сразу узнал Анну. В следующее мгновение он почувствовал, как лицо обдало жаром, а в паху возникло напряжение. Филипп тяжело вздохнул. То же самое он чувствовал всегда – стоило ему лишь увидеть эту девушку. Да, теперь совершенно ясно: чем быстрее он отправится своей собственной дорогой, тем будет для него лучше…

Филипп приблизился к мужчинам, и все трое положили руки на рукояти мечей, словно это не они просили о встрече!

– Прошу вас, успокойтесь, – сказал Филипп и поклонился в сторону Анны. – Мое почтение, леди Розамонд.

Один из рыцарей, широкоплечий и мускулистый, подъехал к нему почти вплотную и спешился. Это был тот самый человек, который в таверне приставил кинжал к шее Филиппа.

– Я сэр Уолтер, – представился рыцарь. – Леди Розамонд сказала мне о вашем дерзком визите в ее комнату.

Дерзком? Она все еще на него сердится?

Покосившись на Анну, Филипп проговорил:

– Просто я очень беспокоился за нее, а легко проникнуть в ее комнату оказалось совсем нетрудно.

Сэр Уолтер нахмурился и проговорил:

– Я попросил леди Розамонд, чтобы впредь запирала ставни. Думаю, теперь она будет осторожнее, так что подобного больше не повторится.

В голосе Уолтера прозвучала угроза. «Может, предупреждает, чтобы я держался подальше от его подопечной? – подумал Филипп. – Или он предупреждает Анну?» Филиппу не хотелось бы оставлять Анну с этими людьми, и он решил, что в любом случае будет следовать за ними на безопасном расстоянии, чтобы удостовериться, что с девушкой все в порядке. Но, разумеется, он не собирался говорить об этом людям из Лиги.

Уолтер откашлялся и вновь заговорил:

– К сожалению, недавно мы потеряли одного из наших рыцарей. А про вас, сэр Филипп, я слышал. Не хотели бы вы присоединиться к нам для охраны леди Розамонд?

Филипп не мог скрыть удивления. Разумеется, он не собирался расставаться с Анной, однако никак не предполагал, что рыцари Лиги сами попросят его присоединиться к ним.

– Присоединиться? Но почему бы вам не пригласить другого рыцаря Лиги?

– У меня нет разрешения сообщить кому-либо о нашей миссии.

Филипп внимательно посмотрел на собеседника:

– Нет разрешения?..

Уолтер коротко кивнул:

– Совершенно верно, сэр. А вы все равно уже об этом знаете. Так что, хотите к нам присоединиться?

Было ясно: принять его, Филиппа, на службу гораздо разумнее, чем рассказывать о цели путешествия кому-то другому. Возможно также, что Уолтер решил таким образом присматривать за человеком, узнавшим слишком много. «Но если так, то придется ехать вместе с сэром Уолтером», – подумал Филипп. Он посмотрел на Анну, но на ее лице не было совершенно никаких эмоций. И она даже не пыталась возражать. Хотя, конечно же, она была против его участия в миссии. Его присутствие доставило бы ей серьезное беспокойство, поскольку пришлось бы проводить значительную часть времени с ним рядом. В Олдерли, оказываясь с ней наедине, он с трудом сдерживался, чтобы ее не обнять, хотя там она находилась под защитой его друга. Теперь же, на большой дороге…

Тем не менее Анна нуждалась в его помощи, и он не мог ее сейчас оставить.

Должно быть, он смотрел на нее слишком уж пристально, потому что взгляд Уолтера стал еще более угрожающим.

– И каков же будет ваш ответ? – спросил рыцарь.

– Что я должен буду делать?

– Охранять леди Розамонд все время, пока путешествие не завершится.

– Куда мы поедем?

– Это имеет значение?

Филипп вовремя удержался от язвительного ответа. Если он решил ехать вместе с этими людьми, то не следовало начинать совместное путешествие с конфликта.

– Вы, конечно, правы, – кивнул Филипп. – Но могу я узнать, сколько времени займет моя служба?

– Несколько недель. Возможно, два месяца.

– Понятно.

– И еще… Я бы попросил вас не участвовать во всех попойках, связанных с турниром, – проговорил Уолтер с сарказмом. – Будет лучше, если вы не станете привлекать к себе внимание. За исключением тех случаев, когда потребуется применить силу для защиты нашей дамы.

Было ясно, что рыцарь слышал о его последних «приключениях», которые, конечно же, не одобрял. «Но ведь мне теперь и не требуется одобрение рыцарей Лиги»… – сказал себе Филипп. В упор глядя на сэра Уолтера, он проговорил:

– Прежде чем стать рыцарем, я долгое время был простым воином, поэтому прекрасно понимаю, в чем будут заключаться мои обязанности. Обещаю выполнять все ваши приказы, сэр. Я принимаю предложение.

Уолтер молча кивнул, словно и не сомневался в таком ответе. «А ведь я мог бы и отказаться», – подумал Филипп, снова взглянув на Анну. Она прекрасно держалась в седле – в настоящем седле, а не в дамском. Судя по всему, леди Розамонд была необычной женщиной; но столь же необычной была и Анна, игравшая сейчас ее роль. Более того, Анна казалась загадкой. Служанка, которая с легкостью выдавала себя за знатную даму… Действительно, как же ей это удавалось?

Снова посмотрев на сэра Уолтера, Филипп проговорил:

– Похоже, вы уже покидаете это место. Мне нужен приблизительно час, чтобы приготовиться к путешествию и оплатить счета. Может, я нагоню вас на дороге?

Уолтер в очередной раз кивнул.

Филипп с улыбкой продолжил:

– Значит, вы направляетесь…

– К Феррибриджу, где мы переправимся через реку Эйр.

– И заедете в Понтефракт?

– Нет. – Уолтер покачал головой. – Миледи не хочет туда ехать.

«Понтефракт – довольно большой город с королевским замком, – рассуждал Филипп. – В таком месте графиню-самозванку могли бы с легкостью разоблачить».

– Да, сэр Уолтер, понимаю. – Итак, я догоню вас.


Время тянулось ужасно медленно, и Анне казалось, что оно остановилось. Рыцари же, сопровождавшие ее, осматривали окрестности и почти не разговаривали, и ей иногда даже приходила в голову мысль о том, что она их каким-то образом подвела. Маргарет тоже не желала вступать в разговор, и Анне оставалось лишь любоваться зелеными равнинами Йоркшира и видневшимися в отдалении горными вершинами. О Филиппе же она старалась не думать.

Наконец он догнал их, и сэр Уолтер тотчас остановился для отдыха. Когда он представлял Филиппу своих спутников, Анна пыталась не смотреть на него, но потом поняла, что ведет себя глупо – ведь все равно придется с ним общаться. Но почему же ей так хочется смотреть на него? Ведь он не так красив, как сэр Джозеф, не так высок, как сэр Дэвид, и не так широкоплеч, как сэр Уолтер. Взглянув на Филиппа, Анна вдруг вспомнила, как он обнимал ее и прижимал к груди, и тут же почувствовала туманившее ее разум желание, избавиться от которого она никак не могла.

Анна со стоном закрыла глаза. Она об этом думать не должна. Открыв глаза, она в упор посмотрела на Филиппа, и тот сразу же отвел взгляд, словно их совершенно ничего не связывало. Анна вздохнула с облегчением. Филипп вел себя именно так, как требовалось.

Взглянув на Маргарет и двух рыцарей, которым Филипп только что был представлен, Анна сразу же поняла: они относятся к чужаку с настороженностью и с неприязнью.

Тут сэр Уолтер вдруг спросил:

– А вы раньше знали леди Розамонд?

Филипп медлил с ответом, и Анна почувствовала, что ему будет стоить немало труда не называть ее по имени.

– Да, но только несколько недель, – ответил наконец Филипп. – Мы познакомились, когда она оказывала лорду Олдерли весьма значительную услугу. Но вы ведь знаете об этом, не так ли?

Сэр Уолтер молча кивнул и протянул Филиппу кусок сыра. Не сказав больше ни слова, все устроились для отдыха на небольшой травянистой полянке около ручья. Анна наклонилась, чтобы зачерпнуть рукой воды, но тут же замерла, увидев Филиппа, стоявшего на другой стороне ручья. Он пристально смотрел на нее, и ей вдруг почудилось, что его взгляд проникает прямо ей в душу; более того, казалось, что ощущает его взгляд…

«Что со мной происходит? – в досаде спрашивала себя Анна. – Разве моего раскаяния недостаточно, чтобы избавиться от его чар?»

Когда отряд начал собираться в путь, Филипп оказался рядом с ней; он наклонился и соединил руки таким образом, чтобы она могла ступить на его ладони. Анна воспользовалась его помощью, и Филипп помог ей сесть на лошадь, после осторожно оправил ее юбку. Анна без труда научилась сидеть верхом по-мужски, а не по-женски – такая посадка позволяла лучше управлять лошадью, однако приходилось постоянно оправлять юбку. Она хотела поблагодарить Филиппа, но тот уже повернулся к своей лошади.

«Интересно, он будет ехать рядом со мной?» – думала Анна. Когда же они тронулись в путь, рядом с ней, как обычно, оказалась молчаливая Маргарет. А Филипп поехал сзади, следом за сэром Уолтером. Анна с облегчением вздохнула. Пока что все складывалось удачно.

По-прежнему следуя за сэром Уолтером, Филипп внимательно осматривал окрестности. Внезапно рыцарь обернулся и спросил:

– Что ты высматриваешь? Может, чего-то опасаешься?

Филипп молча смотрел на рыцаря, который был лет на десять-пятнадцать его старше. Он давно заметил и прекрасную гемму, выглядывавшую из-под короткой кожаной куртки сэра Уолтера. Судя по всему, перед ним был весьма состоятельный человек, да и его осанка свидетельствовала о высоком происхождении. Может, он был не просто рыцарем? На этот вопрос трудно было ответить, потому что лишь очень немногие знали, как на самом деле являлись люди из Лиги.

– Разве я не должен проявлять бдительность, охраняя нашу даму? – проговорил наконец Филипп.

– Да, конечно, – отозвался Уолтер и тоже окинул взглядом равнину.

После этого все надолго умолкли. Правда, Анна один раз что-то сказала своей служанке, указывая при этом куда-то вдаль, но слов ее Филипп не расслышал. «Даже не предполагал, что способен так долго молчать», – подумал он с усмешкой.

Наконец, не выдержав, Филипп придержал свою лошадь, и Уолтер, тотчас же заметив это, сделал то же самое.

– Ты что-то увидел? – спросил рыцарь.

– Нет, но я хотел бы получить разъяснения на некоторые свои вопросы, если вы не возражаете.

Уолтер нахмурился и произнес:

– Я могу сказать только то, что мне разрешено.

– Да, понимаю. Леди Розамонд рассказала мне о некоторых деталях этого путешествия.

– Разумеется, добровольно? Или вы заставили ее вам все рассказать?

Филипп улыбнулся:

– Должен признаться, что я очень любопытен. Нет, я просто убедил ее мне довериться. Убедил, поскольку действую ради ее безопасности.

– Наш отряд ни у кого не вызывает подозрения, – заявил Уолтер. – Что же касается леди Розамонд, то она хорошо известна своим необычным поведением, огромным состоянием и острым умом. Это путешествие вполне в ее духе. Полагаю, у нас в пути не будет… каких-либо неудобств.

– Вы привыкли к комфорту?

Рыцарь бросил на собеседника острый взгляд и тут же отвел глаза. Филипп снова улыбнулся и проговорил:

– А, понимаю… Слишком щекотливый вопрос для человека из Лиги? Хорошо, я буду спрашивать только о вашей миссии. Вы, я думаю, выполняете чьи-то приказы. Но не кажется ли вам, что в это опасное предприятие не следовало втягивать невинную девицу?

Уолтер не взглянул на него, но Филипп заметил, как рыцарь стиснул зубы.

– Видите ли, сэр Филипп, в начале правления нового короля малейшая случайность может погубить всю Англию. Обычно Лига не участвует в делах короля, но в данном случае мы должны поддерживать стабильность монархии. Опасность же, которой подвергается леди Розамонд, не столь велика. Точно такой же опасности подвергается любой путешественник на широкой дороге. Никто ведь не знает истинной цели нашей миссии, и мы прикладываем все силы, чтобы цель эта оставалась в тайне.

– Вуаль, которая на нашей даме, не смогла скрыть от меня ее тайну, – с улыбкой заметил Филипп.

– Это потому, что вы грубо схватили ее и усадили к себе на колени. Более сдержанный человек никогда не сделает ничего подобного.

Филипп с трудом подавил смех. Итак, он недостаточно «сдержанный» для этих людей.

– Не всем же в королевстве быть образцовыми рыцарями, особенно заговорщикам.

– Имению поэтому мы обдумали наше путешествие очень тщательно.

– Ах да, имеется список тех, кого следует навестить. Но вдруг у хозяина окажется неожидаемый гость?

– Кто-нибудь из моих людей будет заезжать в каждый замок заранее, чтобы сообщить о предстоящем прибытии леди и определить, насколько там безопасно.

– А в чем будут состоять ваши обязанности, когда леди Розамонд начнет беседовать с возможными женихами?

– Мы будем охранять ее все время. И везде мы будем останавливаться только на одну-две ночи, чтобы свести риск до минимума. Нам предстоит посетить несколько замков.

Филипп кивнул и. понизив голос, спросил:

– А как мы узнаем, что достигли цели нашего путешествия?

– Мне сообщат, когда надо будет закончить нашу миссию.

Филипп пристально посмотрел в глаза собеседнику.

– Скажите, а в чем состоит миссия другого отряда? – Он имел в виду ехавшую далеко сзади повозку фермеров, которую уже давно приметил.

Уолтер нахмурился и процедил:

– Поверьте, я ничего о ней не знаю. Полагаю, это не наше дело.

– Даже вы не знаете?

– Сэр Филипп, я полагаю, вам следует уделять больше внимания наблюдению за дорогой.

Уолтер недвусмысленно намекал, что пора прекратить разговор.

– Беседа с вами не мешает мне наблюдать за дорогой, – проговорил Филипп с невозмутимым видом. – Например, я заметил, как только что мимо фермерской повозки позади нас проскакал одинокий всадник.

Уолтер поморщился и пристально посмотрел в глаза Филиппу.

Тот улыбнулся и молча указал на приближавшегося всадника.

Догнав их, всадник махнул рукой в знак приветствия и проскакал мимо.

– Возможно, гонец, – сказал Филипп.

Уолтер молчал, и было видно, что он не собирается обсуждать этот вопрос.

«Да, это путешествие – явно не увеселительная прогулка, – размышлял Филипп, в очередной раз оглядывая окружающую местность. – Если заговорщики узнают о миссии отряда Уолтера, то нападут без предупреждения». Кроме того, он почти не сомневался: заговорщики нападут не сами, а постараются привлечь каких-нибудь разбойников, которые будут действовать безжалостно.

Когда отряд остановился для обеда, Филипп увидел, что один из рыцарей помог Анне спуститься с лошади. Он решил, что лучше на этот раз ей не помогать, чтобы не выдать своего отношения к ней, но все же, как ни странно, почувствовал раздражение – ему было неприятно, что Анне помогает другой человек, а не он, Филипп.

Впрочем, теперь он являлся всего лишь одним из охранников и находился в подчинении у сэра Уолтера. Поэтому ему следовало смириться и хотя бы на время забыть о прошлом, забыть о своем отношении к этой девушке.

Когда все спешились, Маргарет расправила на траве скатерть, а потом разложила на ней печенье, сушеные яблоки и сыр. Как ни странно, но Анна, игравшая роль графини, которой следовало прислуживать, принялась помогать служанке. Филипп с изумлением увидел, что она вместе с Маргарет раздает рыцарям еду.

Немного помедлив, Филипп сел на край одеяла рядом с женщинами. Маргарет взглянула на него с удивлением, а Анна, явно встревожившись, немного отодвинулась. «Неужели она все еще сердится на меня?» – в который уже раз подумал Филипп.

– Не хотите ли еще, сэр Филипп? – спросила Маргарет.

– Я еще не съел мою долю, – ответил он и принялся жевать яблоко.

Филипп то и дело поглядывал на Анну, ему нравилось наблюдать за ней. Когда он увидел ее в первый раз и принял за леди Элизабет, невесту Джона, он очень позавидовал своему другу. Узнав же, что Анна не та, за кого себя выдает, что она всего лишь служанка Элизабет, он заинтересовался ею еще больше, а в последующие несколько недель он обнаружил, что Анна не только красива и умна, но также на редкость добра и отзывчива. Однако в ней была какая-то странная грусть, о причинах которой он не осмеливался спросить. И порой эта грусть переходила в отчаяние.

Все особенности ее характера ярко проявлялись во время их встреч, которые потом часто возвращались к Филиппу во снах. Анна была женщиной редкой страстности, и он считал, что они просто созданы друг для друга. Однако ему казалось, что по своей наивности она не понимает их отношений. Он не считал их бессмысленными, но они не являлись для него и чем-то серьезным, а вот Анна… Ему никогда не забыть ее удивление, а затем и ее гнев, когда он сказал ей об этом. И теперь он решил, что больше не унизит ее подобным образом.

Впрочем, Анна, похоже, не очень-то печалилась из-за их прежних отношений. А если и печалилась, то не подавала вида.

Филипп вдруг почувствовал, что больше не в силах молчать; молчание ужасно его утомило. Но о чем же заговорить? Какую тему избрать для разговора? Посмотрев на Анну, он спросил:

– Как обстояли дела в замке Олдерли, когда вы его покинули, графиня?

Казалось, Анна нисколько не удивилась, когда он назвал ее графиней. Пожав плечами, она ответила:

– Там почти ничего не изменилось, правда, леди Элизабет ждет ребенка. Ты об этом не знал?

Филипп медленно покачал головой, затем пробормотал:

– Ждет ребенка? Нет, не знал. Но это хорошая новость. Джон, должно быть, очень рад.

– Думаю, что нет. Он стал избегать ее после того, как она сообщила ему об этом. Элизабет была очень расстроена, когда я покидала ее.

– А что она думает о твоем путешествии?

Маргарет, нарезавшая сыр, не скрывала, что прислушивается к разговору.

Анна медлила с ответом. Наконец сказала:

– Они с пониманием отнеслись к моему желанию быть полезной.

– И Джон? Ах, конечно! Так и должно быть. Ведь он член Лиги.

– Его только недавно пригласили в Лигу, – заметила Анна. – И он, насколько я знаю, не очень часто общается с людьми из Лиги. Но похоже, он понимает, что…

Анна внезапно умолкла и отвела глаза.

– Понимает, что ты не просто должна быть полезной? – подсказал Филипп.

Глава 4

Анна сказала себе, что ей не стоит сердиться на Филиппа из-за его вопросов. Конечно, он удивился, что она согласилась на это задание. И ему очень любопытно, как его хороший друг лорд Олдерли к этому отнесся.

Она не хотела рассказывать о своей семье – эта тема была для нее слишком болезненной. И ему не следовало знать, почему она с некоторых пор решила играть чужую роль, то есть выдавать себя за другую.

Снова взглянув на Филиппа, она попыталась улыбнуться так, как обычно улыбалась леди Розамонд.

– Лорд Олдерли понял, что мне стало скучно на одном месте.

Филипп нахмурился:

– Скучно? Не думаю, что это самая главная причина.

Покосившись на Маргарет, Анна поняла, что та по-прежнему прислушивается к их разговору.

– Ты не могла бы убрать, что осталось?

Маргарет нахмурилась и кивнула:

– Да, миледи.

Анна мысленно улыбнулась – ей повиновались как знатной даме. Когда она изображала Элизабет, ей никто не подчинялся, а теперь… Ах, теперь ей подчинялись четыре рыцаря и служанка… Впрочем, сейчас следовало думать не об этом.

Сейчас требовалось как-то отвлечь Филиппа от запретной темы.

– Ты, кажется, спрашивал о виконте Баннастере? – проговорила она.

– О Баннастере? – Филипп посмотрел на нее с искренним удивлением.

Анна почувствовала, что краснеет; она забыла, что просто думала про виконта, – никто из них не упоминал о нем.

– Видишь ли, твои слова об Олдерли заставили меня вспомнить и о виконте.

– Что ж, тогда продолжай, – сказал Филипп с улыбкой. Анна решила, что ей следует проявлять предельную бдительность, чтобы не сказать лишнее. Филипп был очень неглуп и умел разговорить любого – даже ее, стоило ей расслабиться. А его зеленые дружелюбные глаза напоминали слишком многое из тех беззаботных летних дней, когда ему было достаточно лишь взглянуть на нее, чтобы разжечь в ней огонь желания. Анна энергично помотала головой, словно пыталась отогнать эти воспоминания.

– Итак, виконт Баннастер, – подсказал Филипп.

– Да, виконт, – кивнула Анна. – Он был первым в списке женихов.

– Уверен, что виконт будет счастлив об этом узнать, – ухмыльнулся Филипп. – Тем более что он потерпел неудачу, пытаясь заполучить Элизабет.

– Но его уже нет в моем списке, поскольку я предупредила… людей, которые должны обо всем знать.

Филипп весело рассмеялся:

– Ты уже однажды отказала ему, когда играла роль Элизабет. Будет забавно, если сейчас…

– Сэр Филипп, это предположение бессмысленно, – перебила Анна. – Мы не встретимся с лордом Баннастером, ясно?

– Ах, какая жалость.

Анна тихонько вздохнула. О чем бы они с Филиппом ни говорили, его голос действовал на нее возбуждающе, пусть даже ей не хотелось это признавать. А ведь сейчас ей предстояло провести не один день с ним рядом… Ах, следовало бы что-то придумать, чтобы охладить ее голову. Да-да, нужно держать в узде свои чувства.

Тут Анна вдруг заметила, что сэр Уолтер и его люди уже держатся за седельные подпруги; было очевидно, что они готовы продолжить путешествие. Маргарет же, стоявшая чуть поодаль, поглядывала на нее вопросительно.

– Она скучает по своей госпоже? – Филипп кивнул в сторону служанки.

Анна прекрасно понимала, что ей следует подняться и отойти к своей лошади, так как пора было снова отправляться в путь. Но странное дело, она не могла оставить Филиппа. Конечно, они с ним были не одни, но у нее вдруг возникло такое чувство, что, кроме их двоих, на лужайке никого больше не было. Анна старалась не смотреть на Филиппа, но все равно остро чувствовала его близость. Ах, как она сможет находиться с ним рядом долгие дни?

– Да, Маргарет скучает по прежней жизни, – пробормотала наконец Анна. – И она помнит, что мы с ней обе – служанки. Поэтому ей не очень-то хочется мне прислуживать.

Филипп посмотрел на нее с некоторым удивлением:

– А разве она не состоит на службе в Лиге? Мне кажется, она очень неплохо играет свою роль.

Анна пожала плечами:

– Да, возможно. Наверное, ты прав.

– Я всегда прав.

При этих словах он не улыбнулся. И смотрел на нее так пристально, словно пытался прочесть в ее глазах то, что она недоговаривала.

Тут сэр Уолтер наконец окликнул их:

– Леди Розамонд, нам пора! Я скоро пошлю вперед сэра Джозефа в замок, чтобы сообщил о нашем приближении.

– Мы уже около замка Беркин? – спросила Анна.

– В нескольких часах пути. Возможно, доберемся до места до захода солнца.

– А там будет лорд Милфорд? – допытывалась Анна. Сэр Уолтер кивнул, а Филипп в изумлении пробормотал:

– Но Милфорд всего лишь барон. Как он может быть женихом графини?

– Он очень богат, – пояснила Анна.

Филипп с сомнением покачал головой:

– Но он еще и стар.

Анна снова пожала плечами:

– А я вдова. Мне не следует быть разборчивой.


Ближе к вечеру рыцари стали обсуждать: продолжить ли путь до места или же разбить лагерь? Сумерки быстро сгущались, а дорога становилась все более узкой. Анна тоже подала голос – сказала, что хотелось бы поспать на свежем воздухе. Внезапно сэр Уолтер насторожился и вскинул вверх руку, призывая всех замолчать. Спор тотчас прекратился, и рыцари взялись за рукояти мечей.

Маргарет в испуге вскрикнула, и Филипп с сэром Дэвидом направили лошадей к ней поближе. Сэр Уолтер же тем временем послал сэра Джозефа вперед.

Анна вопросительно взглянула на Филиппа, но тот не смотрел на нее; обнажив свой меч, он внимательно следил за сэром Джозефом, приближавшимся к невысокой скале. Едва лишь он с ней поравнялся, как кто-то спрыгнул со скалы прямо на него. Но сэр Джозеф, сделав резкое движение плечом, сбросил нападавшего на землю. Тот несколько раз ударился о камни и, откатившись в сторону, замер без движения. А сэр Джозеф развернул свою лошадь и поскакал стремительным галопом обратно.

Несколько мгновений спустя они увидели всадников, скакавших прямо на них. Анна с трудом сдерживала свою лошадь – очевидно, волнение хозяйки передавалось животному. Маргарет же в страхе прижала ладонь к губам.

– Если мы потерпим поражение, миледи, – проговорил сэр Уолтер, – оставьте нас и спешите в безопасное место. Мы всего в часе от замка Беркин. – Уолтер протянул Анне свой кинжал. – Можешь воспользоваться этим, если положение станет безнадежным.

Маргарет всхлипнула. Анна в ужасе посмотрела на кинжал. Но уже в следующее мгновение она сказала себе: «Успокойся же, успокойся. Женщина, которая хочет попасть в Лигу, должна уметь себя защищать». А рыцари, охранявшие женщин, уже вступили в схватку с нападавшими; причем у Филиппа и сэра Уолтера оказалось по два противника. Покосившись на Маргарет, Анна покрепче схватилась за поводья лошади, в другой же руке она сжимала кинжал. «Как хорошо, что я научилась сидеть в седле по-мужски, – промелькнуло у нее. – Так гораздо легче управляться с животным».

Вокруг раздавались громкие крики сражавшихся, и слышался непрерывный лязг металла, но Анна, казалось, ничего не замечала – она смотрела только на Филиппа. В какой-то момент двое нападавших оттеснили его в сторону, и он на мгновение исчез из виду, но сэр Дэвид, в этот момент сразивший своего противника, поспешил ему на помощь и взял на себя одного из разбойников. Снова увидев Филиппа, Анна вздохнула с облегчением; теперь она уже наблюдала за всеми сражавшимися, и вскоре ей стало ясно: нападавшие, кем бы они ни были, не имели той воинской выучки, какую имели сопровождавшие их рыцари. Один за другим противники падали на землю, и наконец двое последних развернулись и, поспешно покинув поле боя, пустили своих лошадей в галоп. Через несколько мгновений они скрылись за скалами, согнувшись в своих седлах.

Филипп, пришпорив свою лошадь, поскакал в погоню. Сэр Уолтер громко окликнул его, но Филипп не расслышал, и Анна затаив дыхание наблюдала, как и он исчезает за той же скалой.

– Вы в порядке, леди? – спросил сэр Уолтер. Молча кивнув, Анна слезла с лошади. Она попыталась обнять рыдавшую Маргарет, но та оттолкнула ее и, покачав головой, еще громче расплакалась. Анна вздохнула и повернулась к трем рыцарям; те, тяжело дыша, осматривали своих лошадей и друг друга. У сэра Джозефа была рана чуть ниже плеча, но она почти не кровоточила. А у сэра Уолтера сильно покраснели глаз и щека.

– Хорошо, что они не тронули твое прелестное лицо, – с усмешкой произнес сэр Дэвид, взглянув на сэра Джозефа. – Что бы ты тогда делал?

Джозеф промолчал, но лицо его исказило болезненная гримаса; казалось, он пришел в ужас от такой мысли.

Анна взглянула на сэра Уолтера; тот стоял чуть в стороне от остальных и пристально смотрел на скалу, за которой исчез Филипп.

– Думаете, с ним все будет в порядке? – спросила Анна, приблизившись к рыцарю.

Сэр Уолтер нахмурился и пробурчал:

– Он поступил неразумно, оставив нас.

– Возможно, он решил поймать бежавших грабителей, чтобы обеспечить нашу безопасность.

– Если только это действительно грабители.

Анна смотрела на рыцаря с возрастающим беспокойством. Неужели он хочет сказать, что на них напали заговорщики? Неужели кто-то знает, что она вовсе не леди Розамонд? Нет-нет, скорее всего нападавшие решили, что она действительно графиня и что она знает о заговоре против короля.

Вскоре Филипп вернулся, и у Анны словно гора с плеч свалилась. Ей хотелось отчитать Филиппа, сказать, что он поступил легкомысленно, но она не смогла произнести ни слова, увидев кровь у него на виске. Его лошадь тоже была ранена и немного прихрамывала.

Спрыгнув на землю, Филипп сокрушенно покачал головой:

– Ничего не вышло. Я не смог их догнать. Они знают эти места слишком хорошо. Словно сквозь землю провалились.

– Было глупо их преследовать, – проворчал сэр Уолтер. Филипп посмотрел на него в недоумении:

– Я полагал, мы должны знать, кто на нас напал. Если кто-нибудь узнает правду…

– Наша главная обязанность – заботиться о дамах. Не исключено, что впереди нас ждет более многочисленный отряд. Возможно, эти люди просто пытались заманить нас в засаду.

Филипп пожал плечами:

– Но я подумал…

– Тебе следует подчиняться, а не думать, – перебил сэр Уолтер. – Понятно?

Филипп молча кивнул, и сэр Уолтер тут же отошел от него. Анна подошла к Маргарет, чтобы ей помочь – служанка занялась раной Филиппа, – но та от помощи отказалась, и она принялась перевязывать руку сэра Джозефа.

– Что, нас обнаружили? – спросил Джозеф, взглянув на сэра Дэвида.

– Возможно, – кивнул тот. – Они были хорошо вооружены, так что вряд ли это обычные грабители.

При мысли о том, что нападавшие вовсе не грабители, Анне сделалось не по себе; у нее возникло ощущение, что кто-то наблюдает за ней из укрытия.

Сэр Уолтер, как обычно, нахмурился, глядя куда-то вдаль. Солнце уже клонилось к западу, и тени становились длиннее.

– Я хотел бы, чтобы это были грабители, – проворчал он, – но я не имею права рисковать. – Взглянув на тела поверженных противников, Уолтер добавил: – Осмотрите их. Возможно, что-нибудь обнаружите. А мы с вами будем пока следить за дорогой, чтобы предотвратить внезапное нападение.

Перевязав рану сэра Джозефа, Анна осмотрелась. Мужчины уже не нуждались в помощи, и она направилась к Маргарет. Но тут сэр Дэвид с сэром Джозефом начали осматривать трупы противников, и ей стало любопытно, сумеют ли они что-нибудь обнаружить?.. Немного помедлив, Анна приблизилась к рыцарям, обыскивавшим мертвецов. Смотреть на это было ужасно неприятно, но Анна заставила себя смотреть. Наконец, закончив свое дело, рыцари переглянулись, и оба покачали головами.

– А как насчет того, который спрыгнул со скалы? – спросила Анна.

Мужчины молча посмотрели на нее и одобрительно закивали. Потом, снова переглянувшись, медленно зашагали по дороге, заглядывая под кустарники ив канавы. Внезапно кто-то из них издал радостный крик, и вскоре Анна увидела, как Джозеф с Дэвидом несут одного из нападавших. Его усадили на обочине дороги около лошадей.

– Еще жив, но душа едва держится в теле, – произнес сэр Дэвид и тронул незнакомца за плечо.

Анна взглянула на Маргарет, стоявшую около своей лошади, затем осторожно приблизилась к раненому. Кровь струилась у него изо рта, из носа и даже из ушей. Анна содрогнулась и на мгновение отвернулась. Когда она снова посмотрела на незнакомца, его глаза были уже открыты, и он… он уставился прямо на нее. Анна замерла и затаила дыхание.

– Кто вы?! – раздался голос сэра Уолтера.

Но раненый, по-прежнему глядя на Анну, с усилием пробормотал:

– Но вы же… не леди Розамонд. А он сказал… сказал, мы должны наблюдать за леди… – По телу незнакомца пробежала дрожь, и он, приоткрыв рот, испустил дух.

Анна почувствовала, как по спине ее пробежал холодок. Обхватив себя руками за плечи, она с дрожью в голосе прошептала:

– Они искали меня…

Сэр Уолтер кивнул:

– Да, верно. Похоже, наша миссия не является секретом. Нам нужно побыстрее добраться до замка. Думаю, мы всего лишь в часе езды…

– Подождите, – вмешался Филипп. – Они полагают, что с нами едет леди Розамонд, и этот человек был единственным, кто знал, что это не так.

– Совершенно верно, – сказал сэр Джозеф. – Но что же это означает?

– Он сказал, что они «должны наблюдать», – продолжал Филипп. – Джозеф, ты, должно быть, застал их врасплох, и они вынуждены были напасть, вместо того чтобы бежать. И если они действительно хотели только наблюдать за леди Розамонд… Похоже, они не уверены в том, что она знает о заговорщиках.

– Но раз заговорщики за ней следят, то, значит, чего-то опасаются, – резонно заметил сэр Уолтер. – Возможно, они предполагают, что она могла подслушать их разговор, однако не уверены в этом.

Некоторое время все молча переглядывались. Наконец Маргарет дрожащим голосом пробормотала:

– Это значит, что моя госпожа в большой опасности?

Анна улыбнулась, пытаясь приободрить служанку:

– Нет, не думаю. Они считают, что это я твоя госпожа.

– Следовательно, именно ты в большой опасности, – заявил Филипп.

Анна пожала плечами, стараясь изобразить равнодушие.

– Ты ведь сам только что сказал, они «должны наблюдать», не более того. Но наверное, они считают, что их подслушала именно леди Розамонд.

Филипп скрестил на груди руки и выразительно взглянул на Анну.

– А леди Розамонд – это ты, верно? Интересно, что они в следующий раз собираются предпринять?

– Мы будем готовы ко всему, – заявил сэр Уолтер.

– Ко всему? – с сомнением в голосе переспросил Филипп.

– Совершенно верно, – подтвердил рыцарь. – И хозяевам замков, где будем останавливаться, тоже доверять не следует. Теперь, когда мы знаем, что про леди Розамонд заговорщикам известно, надо проявлять предельную осторожность. Ведь любой из хозяев замков может оказаться заговорщиком.

– Они не настолько глупы, чтобы расправиться с нами в собственном замке, – возразил Филипп. – Думаю, нам следует ожидать нападения где-нибудь на дороге.

Сэр Уолтер кивнул:

– Да, наверное. И еще… У нас есть преимущество: эти люди не видели истинную леди Розамонд.

– Тем не менее этот человек ее знал, – заметил Филипп. – Наше путешествие… Оно слишком опасное для Анны, и я думаю…

– Мы не можем прервать наше путешествие, – перебила девушка. – В конце концов, все наши разговоры – всего лишь предположения. А на кону стоит слишком много. Но я благодарна вам всем за заботу обо мне.

Сэр Уолтер повернулся к Джозефу и приказал:

– Поезжайте вперед. Вы должны предупредить хозяев замка о нашем визите. Будьте осторожны.

Сэр Джозеф что-то пробурчал в ответ и, забравшись на лошадь, ускакал. Анна молча смотрела ему вслед, полная тревожных предчувствий. Уолтер же, взглянув на Филиппа и сэра Дэвида, распорядился:

– Уберите мертвецов. У нас нет времени их хоронить, так что надо хотя бы спрятать где-нибудь.

Рыцари оттащили тела убитых в густые кусты. После этого Филипп направился к Анне и остановился прямо перед ней. Не в силах смотреть ему в глаза, она попыталась отвернуться, но он, положив руку ей на плечо, тихо проговорил:

– Нет, посмотри на меня.

В следующий миг взгляды их встретились, и она увидела в его глазах тревогу и участие.

– Анна, ты действительно собираешься ехать дальше? Или, может быть, обратно повернешь?

Она заставила себя улыбнуться:

– Не беспокойся. Со мной все будет в порядке. Я просто… испугалась.

– Это предприятие оказалось гораздо опаснее, чем ты предполагала, верно? – Он наклонился к ней и прошептал: – Только скажи слово – и я увезу тебя отсюда.

У нее вдруг промелькнуло: «Ах, как было бы хорошо оказаться в безопасности рядом с ним». Но Анна тут же одернула себя в досаде. Одно лишь нападение – и она уже думает о бегстве? Нет-нет, она не должна бояться опасности, не должна сдаваться. Сбросив с плеча руку Филиппа, она решительно заявила:

– Я обязана закончить то, что начала. Но ты только – недавно к нам присоединился, и если для тебя это слишком уж…

– Нет, не слишком. – Резко развернувшись, Филипп направился к своей лошади.

Глядя ему вслед, Анна тихонько вздыхала. Да, конечно же, Филипп прав. Она действительно не предполагала, что это путешествие будет таким опасным. И все же она должна преодолеть свой страх. Должна доказать рыцарям Лиги, что на нее можно положиться, что она достойна доверия.

Филипп был удивлен и немного встревожен тем приемом, который им оказали при их приближении к замку. На крепостной стене выстроились воины, но в сумерках трудно было понять, какие у них намерения. Филипп был в полной боевой готовности на всякий случай. Покосившись на сэра Уолтера, он уже собрался обнажить свой меч, но тут воины на стенах вдруг разразились приветственными криками и начали махать руками. Филипп вздохнул с облегчением, он только сейчас заметил, что для них открыли ворота замка, украшенные фестонами и разноцветными лентами. За воротами же виднелись пылающие факелы; было очевидно, что в замке встречали желанных гостей.

Анна и сэр Уолтер обменялись взглядами, после чего она поехала во главе их маленького отряда; Уолтер же ехал сразу за ней. Филипп решил, что это не очень-то разумно – возможно, кто-то в замке знал в лицо настоящую графиню. «А может, лорд Милфорд считает, что графиня уже мертва?» – подумал он в тревоге.

Но нет, ведь умирающий сказал, что они всего лишь «должны наблюдать».

Въехав во двор замка, путешественники осмотрелись, но воинов не увидели. Зато их окружали простолюдины в одеждах фермеров; среди них, по всей видимости, были и слуги. Все встречавшие радостно кричали, приветствуя гостей, и невозможно было поверить, что в этом замке могли затаиться заговорщики.

Взглянув на Маргарет, ехавшую рядом с ним, Филипп понял, что она ужасно волнуется. Казалось, служанка вот-вот упадет с седла. Решив ее успокоить, он с улыбкой сказал:

– Похоже, лорд Милфорд так хочет жениться, что устроил настоящий праздник.

Маргарет тихо вздохнула:

– Ах, мужчины на все способны… – Она умолкла, словно эти ее слова все объясняли.

Филипп принялся разглядывать встречавших их людей. «Неужели все они рады видеть леди Розамонд?» – спрашивал он себя.

Внезапно все крики стихли, и на верхних ступеньках, у входа в Большой зал, появился хозяин замка. Он вскинул руку в знак приветствия, но не стал спускаться вниз, чтобы встретить Анну. «Может, он хром и не хочет показывать это?» – подумал Филипп.

Подъехав поближе к ступеням, гости спешились, и молодой конюх тут же увел их лошадей в конюшни. Причем женщинам помогал выбраться из седла какой-то человек из замка, облаченный в короткий плащ с капюшоном. Держался он так, словно являлся доверенным лицом при лорде.

– Это стюард? – шепотом спросил Филипп, повернувшись к Маргарет.

Та пожала плечами:

– В последнем замке сам хозяин снял Анну с лошади и пронес по грязному двору, чтобы не пострадали ее туфельки.

Филипп недоверчиво взглянул на служанку:

– Неужели?..

– Я же говорила вам: мужчины на все способны. – Маргарет сказала это так, что стало ясно: разговор окончен.

Подав руку стюарду – если этот человек действительно был стюард, – Анна начала подниматься по лестнице, чтобы поздороваться с бароном. Филипп же вместе с Уолтером пошли следом. Поцеловав руку гостьи, барон повел ее в зал. Он нисколько не хромал и шел довольно уверенно. Лорд Милфорд был лет на тридцать старше Филиппа, однако седых волос у него было совсем немного, а в улыбке, с которой он встретил Анну, читался явный интерес.

Уже в Большом зале сэр Уолтер отвел стюарда в сторону, подав знак Филиппу и Дэвиду, чтобы те шли следом за Анной. Филипп понял, что Уолтер хочет рассказать стюарду о нападении на дороге. Выслушав рыцаря, стюард нахмурился и тут же подозвал к себе нескольких воинов, хотя было ясно, что едва ли им удастся найти кого-либо в окрестностях замка.

В зале оказалось гораздо холоднее, чем снаружи, и факелов здесь было совсем немного. Когда глаза Филиппа привыкли к тусклому свету, он наконец-то увидел сэра Джозефа, стоявшего в дальнем конце зала.

На небольшом возвышении двое музыкантов распевали серенады, а в самой середине зала стояли столы, уже уставленные яствами. Но лорд Милфорд не повел свою гостью к главному столу.

– Миледи, не хотели бы вы принять ванну и отдохнуть до ужина? – спросил барон.

Анна с широкой улыбкой ответила:

– Я не принадлежу к тем женщинам, которым надо долго отдыхать, лорд Милфорд.

Стоявшие вокруг люди весело рассмеялись. Лорд Милфорд вежливо улыбнулся, было видно, что ответ гостьи его удивил.

– Однако я хотела бы смыть с себя дорожную пыль, – продолжала Анна. – Скажите, у вас подготовлены комнаты для меня, моих людей и моей служанки?

– Да, миледи. Пусть Гвен вас проводит. Будем с нетерпением ожидать вашего возвращения. Мы с вами должны узнать друг друга получше.

К ним тотчас же подошла молоденькая девушка, и Анна следом за ней направилась к лестнице в конце зала, Филипп двинулся за ними, но сэр Уолтер успел задержать его, схватив за руку.

– Нет, сэр Филипп. Вы с Джозефом останетесь здесь, чтобы проверить, безопасно ли в зале. А мы с Дэвидом проводим леди Розамонд.

Филипп полагал, что Анне следует иметь больше охранников, но и сэр Уолтер был прав. Действительно, кто-то должен был следить за людьми барона. Молча кивнув, Филипп посмотрел на Джозефа, стоявшего с совершенно невозмутимым видом, хотя на него было устремлено множество восторженных женских взглядов. Приблизившись к нему, Филипп спросил:

– Когда ты прибыл сюда, здесь все было в порядке?

Рыцарь окинул взглядом зал, потом повернулся к Филиппу:

– Во всяком случае, я ничего подозрительного не заметил. Хотя, конечно, мог что-то упустить. Я ведь прибыл сюда чуть раньше вас. Но я продолжу наблюдение. Возможно, кого-нибудь расспрошу.

– Я помогу тебе, – кивнул Филипп. – Хотя… Если мы оба будем заниматься подобными расспросами, это может вызвать подозрение.

– Конечно, – согласился Джозеф. Он заложил руки за спину и снова стал рассматривать людей, собравшихся в Большом зале.

Вскоре на лестнице появилась Анна, и Филипп немного успокоился. Сопровождаемая Уолтером и Дэвидом, Анна медленно спускалась по ступеням в своем зеленом платье, украшенном золотой тесьмой от шеи до самого подола. Вырез был довольно глубоким и, по мнению Филиппа, слишком вызывающим, но, судя по реакции мужчин в зале, многие это одобряли. На голове у нее была вуаль, а чудесные черные волосы, перехваченные на затылке ремешком, свободно спадали на спину. Такую прическу обычно носили девушки, и это выглядело тоже вызывающе, поскольку леди Розамонд была вдовой.

Высоко держа голову, Анна прошла в Большой зал; казалось, она наслаждалась впечатлением, которое производила. Глядя на нее, трудно было заподозрить, что она играла чужую роль и вовсе не являлась той, за которую себя выдавала. На нее были устремлены восхищенные взгляды всех мужчин, собравшихся в зале, и Филипп тоже смотрел на Анну с восхищением. Он восхищался не только ее красотой, но и ее выдержкой. Судя по всему, она нисколько не волновалась, изображая графиню.

Анна с улыбкой подошла к главному столу, стоявшему на помосте, где ее встретил лорд Милфорд. Усевшись неподалеку от нее, Филипп вскоре обнаружил, что ему хорошо слышно, о чем говорят Анна и хозяин замка. Когда она вымыла руки в специальном блюде с теплой водой, барон протянул ей полотенце и проговорил:

– Леди Розамонд, для меня большая честь, что вы выбрали для посещения именно мой замок.

Анна одарила барона улыбкой:

– Милорд, вы были одним из первых, о ком я подумала. Мой покойный муж всегда отзывался о вас с похвалой.

Лорд Милфорд тоже улыбнулся; было очевидно, что комплимент пришелся ему по душе. «А может, она сказала то, что думает?» – промелькнуло у Филиппа, и он тут же нахмурился.

– Миледи, я сказал сыну, что ваш выбор очень хорош для нас всех, – продолжал лорд Милфорд.

При этих словах хозяина Филипп насторожился. Неужели барону пришлось убеждать сына в необходимости визита леди Розамонд?

– Ваш сын здесь? – удивилась Анна. – Но его нет за нашим столом, не так ли? – Она посмотрела на людей, сидевших неподалеку, затем снова повернулась к барону.

– Нет, Чарлз сейчас сидит со своими людьми, – ответил лорд Милфорд и тут же добавил: – Мне пришлось объяснить ему, что ваш визит для нас чрезвычайно важен.

Сказав это, барон кивнул в сторону соседнего стола, и Филипп, проследив за его взглядом, увидел Чарлза, сидевшего рядом с другими рыцарями. Чарлз – он был чуть моложе Филиппа – с укором посмотрел на отца, сделал глоток из кружки с элем; на Анну молодой рыцарь старался не смотреть.

«Мог ли Чарлз примкнуть к заговорщикам? – размышлял Филипп. – И почему он так зол? Может, убили кого-то из его людей? Или ему не нравится, что отец подыскивает новую жену?» Филипп не мог ответить на эти вопросы, и ему оставалось только одно – продолжать наблюдение.

Анна тронула барона за руку и сказала:

– Пожалуйста, милорд, скажите вашему сыну, что я очень рада его видеть. – Рассмеявшись, она продолжала: – Знаете, сразу видно, что вы прекрасный воин, как и мой первый муж.

Комплимент и на сей раз удался – лорд Милфорд расплылся в улыбке.

– Похоже, миледи, вы уже оправились и больше не скорбите из-за его смерти.

Анна с улыбкой кивнула слуге, поставившему перед ней блюдо с рыбой. Снова повернувшись к барону, она проговорила:

– Да, милорд, вы правы, я уже оправилась. Обычно мужья умирают от болезни или гибнут в бою, – но чтобы смерть была такой нелепой… Умереть после падения с лестницы в башне?.. Ах, сначала я ужасно горевала. Впрочем, вам, наверное, понятно, ведь вы тоже потеряли близкого человека.

– Моя жена умерла много лет назад, – пробормотал барон. – Но вы правы. Ее смерть была для меня ужасным ударом.

Анна немного помолчала из вежливости, потом вновь заговорила:

– Милорд, я рада, что у вас есть сын, ваш наследник. А вот у нас с мужем не было сыновей.

– Не беспокойтесь, миледи. То, что за время супружества вы не смогли произвести на свет наследника, ни в коей мере меня не беспокоит. Моя жена подарила мне сына лишь через много лет. А вы еще совсем молоды…

– Поверьте, милорд, если вы решите на мне жениться, я сделаю все, чтобы доказать свое горячее желание подарить вам еще одного наследника.

За столом раздался взрыв смеха, и Филипп тоже рассмеялся. Ему нравился грубоватый юмор этой невинной девицы. И удивляла та уверенность в себе, с которой она держалась. Но откуда же у нее такая уверенность? Кто ее родители? Неужели простолюдинка может так держаться?

Покосившись на Уолтера, Филипп заметил, что рыцарь подумал, что он, Филипп, забыл о своих обязанностях. Да, вероятно, действительно забыл, что должен играть назначенную ему роль. Едва заметно кивнув сэру Уолтеру, Филипп одарил проходившую мимо служанку обворожительной улыбкой, и та улыбнулась ему в ответ.

Тут лорд Милфорд наконец приступил к ужину, и Анна вздохнула с облегчением – на самом деле роль графини давалась ей нелегко. И ей очень не нравилось неприязненное отношение наследника; сын барона столь явно выражал свою враждебность к ней, что даже решил сесть за другой стол. Сначала Анна подумала, что Чарлз, возможно, является участником заговора, но потом поняла: если бы он действительно был связан с заговорщиками, то не стал бы столь откровенно демонстрировать свою неприязнь. Ведь если с ней что-нибудь случится, то подозрение сразу же падет на него. Нет, скорее всего он просто еще очень молод… Наверное, ему неприятно, что место его покойной матери может занять другая женщина.

Тут Анна обратила внимание на то, как одна из служанок, красивая и молоденькая, с рыжими волосами и томным взглядом, то и дело посматривает на Филиппа. И он, конечно же, замечал, какие взоры она на него бросала, когда наливала эль из кувшина. Да-да, вот он ответил на ее улыбку и поднял перед собой полную кружку. А потом служанка как бы случайно прикоснулась к его плечу…

Анна досадливо поморщилась, вспомнив, что такими глазами он когда-то смотрел только на нее. Действительно, что он нашел в этой рыжей девице?

А некоторые из рыцарей посмотрели на Филиппа с явной завистью, когда рыженькая служанка вдруг уселась ему на колени и он начал с ней о чем-то шептаться. Тут Анна вдруг подумала, что служанку она еще может стерпеть, но, наверное, не выдержала бы, если бы Филипп стал ухаживать за знатной дамой.

– Леди Розамонд, не хмурьтесь так, – произнес барон.

Анна невольно вздохнула. Неужели она не может следить за выражением своего лица? Заметил ли что-нибудь сэр Уолтер? А вдруг он подумает, что она не справляется с заданием?

– Вашим рыцарям, миледи, не на что жаловаться, – продолжил лорд Милфорд. – В нашем замке люди очень гостеприимны. А что касается Мод, то она привыкла к вниманию мужчин. Но она совершенно безобидна.

– Как и сэр Филипп, – ответила Анна с улыбкой. Впрочем, она не очень-то верила в безобидность сэра Филиппа. Сейчас он обнимал Мод, и его рука покоилась на бедре девушки. Что он собирается делать?

После обеда, когда менестрели начали настраивать свои инструменты, а некоторые из рыцарей разложили на столах доски для игры в шахматы, лорд Милфорд повернулся к гостье и посмотрел на нее вопросительно. К ее удивлению, он вдруг положил руку ей на колено, но на виду у всех она не могла дать ему надлежащий отпор. Краем глаза Анна заметила, что Чарлз смотрит на них, разинув рот. Положение становилось невыносимым.

Внезапно Филипп выразительно посмотрел на нее, а затем указал глазами на Чарлза. Вероятно, он понимал, что надо как-то успокоить молодого рыцаря.

Снова повернувшись к барону, Анна сказала:

– Милорд, позвольте развлечь вас после такого замечательного пира в мою честь.

Лорд Милфорд начал подниматься на ноги – интересно, как он понял ее слова? – однако она мягко, но настойчиво заставила его сесть на место и, лукаво улыбнувшись, направилась в другой конец зала.

Глава 5

Филипп с сэром Уолтером обменялись быстрыми взглядами, затем оба уставились на Анну, медленно шагавшую вдоль столов. Филипп прекрасно знал, что люди Лиги, да и он тоже, были готовы в любой момент прийти Анне на помощь, однако никто из них не пытался сейчас ее задержать. Мод же – служанка, с которой Филипп флиртовал, – надула губы, увидев, что внимание всех сидевших в зале мужчин привлечено уже не к ней, а к гостье.

А Анна, приблизившись к менестрелям, о чем-то поговорила с ними, затем взяла лютню у одного и начала играть, чуть склонив к плечу голову. Ее вуаль едва заметно колыхалась при каждом движении, глаза были закрыты, и Филиппу казалось, что сейчас, в эти мгновения, она была даже более привлекательна, чем обычно. «Да-да! – мысленно воскликнул он. – Вне всяких сомнений, Анна – настоящая красавица». К тому же играла она замечательно. Выходит, он знал далеко не все о ее талантах…

Анна же вдруг улыбнулась и, продолжая играть, медленно пошла по залу. А когда она запела, Филипп затаил дыхание. У нее был глубокий и чуть хрипловатый голос, и казалось, что голос этот проникал прямо ему в сердце – ничего подобного Филипп никогда не испытывал.

Все собравшиеся в зале смотрели на Анну с восхищением, но только не рыцари Лиги; их холодные глаза внимательно следили за людьми барона. Филипп тоже окинул взглядом зал и увидел, что Чарлз заметно повеселел – во всяком случае, он был уже не так мрачен, как прежде. Может, обрадовался, что Анна оставила его отца?

И тут Мод, лукаво улыбнувшись, соскочила с колен Филиппа и, схватив его за руку, заставила подняться на ноги. И тотчас же под крики и свист она начала пританцовывать вокруг него, так что у Филиппа не оставалось выбора – пришлось закружиться с ней в танце.

Анна по-прежнему пела и играла, но Филипп знал, что она наблюдает за ним. Сделав несколько поворотов со своей партнершей, он вдруг заметил, что Чарлз поднялся из-за стола и повернулся спиной к представлению. Покосившись на сэра Дэвида, Филипп передал ему Мод, Дэвид же едва заметно нахмурился; очевидно, ему не понравилось, что его вовлекли в веселье. Мод с удивлением взглянула на нового партнера, но тут же расплылась в улыбке; судя по всему, на нее произвел впечатление высокий рост рыцаря.

Филипп же, покосившись на сэра Уолтера, зашагал вдоль столов, пока не добрался до Чарлза: Взяв кружку с элем с подноса проходившего мимо слуги, он поднял ее перед собой, приветствуя Чарлза:

– Тост за будущее вашей прославленной фамилии, сэр. Как жаль, что я, возможно, не увижу этого будущего.

Чарлз взглянул на него с недоумением.

– Что вы имеете в виду? Если они обвенчаются… – Он внезапно умолк.

– Будущее вашей семьи вовсе не обязательно связано с моей госпожой, – с улыбкой пояснил Филипп.

Молодой человек покосился на отца.

– Не обязательно связано, если он от нее откажется. Но ведь он похоже…

– Выбор сделает моя госпожа, – перебил Филипп. – Да, только она, уж поверь мне. А какой она сделает выбор, не знает никто.

Чзрлз посмотрел на него с надеждой – словно очень хотел ему поверить.

– Вы действительно полагаете, что ей будет позволено принять собственное решение?

– А кто ей может помешать? – Филипп пожал плечами. – Леди Розамонд имеет много земли и денег, так что ей совершенно ни к чему снова выходить замуж. Вы ведь понимаете, о чем я говорю? К тому же нам предстоит посетить и другие замки…

Чарлз довольно долго обдумывал слова собеседника. Потом утвердительно кивнул:

– Да, сэр, понимаю. Спасибо вам за откровенность.

Филипп улыбнулся и, стукнув своей кружкой о кружку Чарлза, с улыбкой ответил:

– А вам спасибо за прекрасный эль.

Осушив свои кружки, молодые люди стали наблюдать за певицей и танцорами. Анна поспешно отвела взгляд; было очевидно, что она догадалась: молодые рыцари говорили о ней.

Вскоре Анна начала другую песню – более смелую и весьма двусмысленную. Многие в зале улыбались и разражались хохотом после каждого нового куплета.

Филипп же с раздражением подумал: «Где она могла этому научиться? И у кого?» Внезапно он заметил, что на него внимательно смотрит сэр Уолтер. Филипп вопросительно взглянул на него, но рыцарь тут же отвернулся и стал смотреть на Анну.

Когда же наконец настало время проводить Анну в спальню, веселье в зале начало стихать. Чарлз уже ушел к себе, а барона, уснувшего за столом, пришлось будить.

Филипп и рыцари Лиги молча шли следом за Анной по залитым светом факелов длинным коридорам. У двери спальни их встретила Маргарет, готовая помочь раздеться своей госпоже.

Когда дверь за Анной закрылась, Уолтер спросил:

– Сэр Филипп, вы могли бы заступить в караул?

Филипп тут же кивнул:

– Да, конечно.

– Я пришлю человека на смену, как только свеча прогорит на отрезок, равный двум часам. – Уолтер осмотрелся, словно желая убедиться, что в коридоре нет людей барона. – И не удивляйся, если обнаружишь, что двое из нас исчезнут на несколько часов.

– Что вы имеете в виду? – шепотом спросил Филипп.

– Видишь ли, есть основания предполагать, что нас снова будет ждать засада, когда мы продолжим наше путешествие. Поэтому мы решили, что следует заранее осмотреть местность вокруг замка.

– Но ворота были заперты несколько часов назад, – заметил Филипп. – Как же вы собираетесь выйти?

Уолтер едва заметно улыбнулся:

– Нам нет нужды думать о воротах.

Филипп молча пожал плечами, потом спросил:

– Вернулись ли воины Милфорда, которых отправили на поиски людей, напавших на нас?

– Да, вернулись. Но они никого не нашли.

– Конечно, не нашли, – кивнул Филипп. Немного помолчав, добавил: – Я не думаю, что Милфорд участвует в заговоре.

Уолтер внимательно посмотрел на него.

– Почему ты так говоришь?

– Потому что Джозеф выяснил: из замка не исчез ни один воин. Кроме того, я разговаривал со служанкой, и она утверждает, что все у них было как обычно.

– Хорошая новость, – заметил Уолтер.


Анна чувствовала, что из-за волнения не сможет сразу уснуть. Приблизившись к двери, она стала прислушиваться… За дверью переговаривались, но она не смогла разобрать слов. Ей очень не хотелось оставаться наедине со своими мыслями, не хотелось думать о том, что может произойти этой ночью.

Собравшись с духом, Анна открыла дверь. Филипп с Уолтером тут же повернулись к ней и посмотрели на нее вопросительно.

– Я никак не могу уснуть, – пробормотала она. – Нельзя ли мне прогуляться с сопровождением?..

Мужчины переглянулись, и Филипп сказал:

– Я готов вас сопровождать, миледи. Полагаю, что в замке вполне безопасно.

Уолтер внимательно посмотрел на Филиппа, однако промолчал, Анна поджала губы; она бы предпочла, чтобы компанию ей составил сэр Уолтер. Но выбора у нее не было.

Кивнув Филиппу, она сказала:

– Что ж, пойдем.

Он отступил на шаг и поклонился – как и положено Уолтер же посмотрел на него выразительно – посмотрел так, словно говорил слова, понятные только им двоим Анна сделала несколько шагов по коридору, потом обернулась и вопросительно взглянула на молодого рыцаря.

– К вашим услугам, миледи. – Филипп снова поклонился.

Они зашагали по коридору, не очень-то хорошо представляя, куда именно направляются. Но Анне очень не хотелось встретить сейчас людей, которые бы спрашивали, как ей понравился лорд Милфорд. И потому у первой же лестницы она начала подниматься по ступеням – все выше и выше. Следуя за ней, Филипп почтительно молчал, словно она и в самом деле была знатной дамой. А Анна, поглядывая на него через плечо, задавалась вопросом: «Ну почему же вся злость моя уходит, когда я вижу его?» Она хотела, чтобы ее гнев не стихал – только так можно было сохранить дистанцию между ними. Но вскоре Анна поняла, что ей не удастся удержать злость, и рассердилась уже на себя, а не на Филиппа. «Как я могу обвинять его в чем-либо, если не справляюсь со своими чувствами?» – досадовала она.

Последний дверной проем на самой вершине лестницы выводил на дорожку, тянувшуюся по крепостной стене Анна остановилась и сделала глубокий вдох. Здесь было гораздо теплее, чем в замке, и много приятнее. Немного постояв, она медленно зашагала по дорожке, то и дело поглядывая вниз. Окрестности за крепостной стеной тонули во мраке, сама же стена была освещена укрепленными на ней факелами.

– Что-то беспокоит вас, леди Розамонд? – неожиданно спросил Филипп, по-прежнему шагавший сзади.

– Нет-нет, – ответила она поспешно. – Просто в моей спальне… Там слишком уж тихо. Думаю, мне было бы по ночам спокойнее, если бы не приходилось спать одной.

Филипп хмыкнул, пытаясь сдержать смех, и Анна сообразила, что выразилась не очень удачно и ее можно было неверно понять.

– Я имела в виду мою прежнюю хозяйку, с которой я спала в одной комнате, – проговорила она в раздражении.

– Если ты разрешишь мне сказать откровенно…

Теперь его голос звучал совсем рядом. Обернувшись. Анна увидела, что Филипп приблизился к ней почти вплотную, так что она могла видеть его глаза при свете факелов. Он молчал, и она, пожав плечами, пробормотала:

– Говори все, что хочешь. Я не в силах тебе запретить.

– Уверен, что в силах. Но я знаю, ты любишь поговорить. Ты вряд ли забыла те долгие дни молчания после заточения в башне Олдерли.

Анна отступила на шаг и отвернулась; ей не хотелось, чтобы прогуливавшиеся по стене стражники видели их стоявшими совсем рядом. Немного помолчав, она проговорила:

– Ты очень скор в своих суждениях.

Филипп тихо рассмеялся:

– Да, конечно. Но я хочу сделать тебе комплимент. Ты замечательно играешь здесь свою роль. Даже не ожидал от тебя ничего подобного.

Комплимент показался ей несколько двусмысленным, и она ответила довольно резко:

– Ты полагал, что простая служанка на такое не способна?

– Дело вовсе не в том, что ты простая служанка. Я уверен, что очень немногие могут играть чужую роль столь же правдоподобно, как ты. Меня поразил твой талант.

– Спасибо. – Анна невольно улыбнулась. То, что Филипп высоко оценил ее искусство, вселяло уверенность. Интересно, согласились бы с ним люди из Лиги?

– Это путешествие – прекрасный повод привлечь к себе внимание, не так ли? – продолжал Филипп.

– Если это комплимент, то он сделан не мне, а даме, которую я изображаю.

– Выходит, мне больше не стоит говорить комплименты?

Анна пожала плечами:

– Говори что хочешь.

– С тобой стало трудно говорить.

Она посмотрела ему в глаза.

– Ты меня осуждаешь?

– Нет, конечно. У тебя есть основания для опасений. Чтобы твой секрет не был раскрыт, тебе приходится проявлять осторожность. И все время приходится работать головой, приходится взвешивать и обдумывать каждое свое слово и каждый свой жест.

Она кивнула:

– Теперь ты понимаешь, почему мне захотелось прогуляться?

– Совершенно верно. Скажи, тебе нравится изображать другую? – спросил он.

Анна закусила губу, не зная, что ответить. Вряд ли Филипп заслуживал ее откровенности. И конечно же, она не собиралась рассказывать ему о своем желании вступить в Лигу. Он мог бы счесть своим долгом отговорить ее от столь опасного шага.

– Полагаю, что «нравится» – не самое точное слово, – медленно проговорила Анна. – Просто уверена в своем искусстве и горжусь тем, что ко мне обратились за помощью.

– И ты рада находиться подальше от Олдерли, верно?

Анна нахмурилась и покачала головой:

– Я никогда этого не говорила. Олдерли – мой дом, и там живут мои друзья.

– Но там ты была всего лишь служанкой, а здесь тебе все прислуживают.

Анна не ответила. Что она могла возразить? Филипп был прав, но ей не хотелось, чтобы он знал об этом.

– А твои родственники?.. – продолжал он. – Они знают, чем ты занимаешься?

Ее сердце переполнилось болью.

– Нет, я не сказала им. Они… плохо отнеслись к тому, что я обменялась платьями с леди Элизабет.

– Но она же попросила тебя об этом, – заметил Филипп. – Ты всего лишь подчинилась своей госпоже, вот и все.

– Да, конечно. Но теперь мне трудно будет выйти замуж – во всяком случае, так считают мои родители. Говорят, люди моего сословия могут подумать, что я выше их.

– Твои родители не понимают, что говорят.

Анна пожала плечами:

– Возможно, но они люди простые и смотрят на жизнь просто. Если они узнают, что мне заплатили еще за один маскарад… – Анна замолчала, чтобы не сказать, что о ней будут думать как о шлюхе. Она не смотрела на Филиппа, но знала, что он наблюдает за ней, пытаясь понять, не скрывается ли за ее словами что-то еще.

– Но ты ведь получишь вознаграждение за риск, который на себя взяла.

Она попыталась изобразить смех, но получилось невесело.

– А ты получаешь вознаграждение за свой риск? Возможно, что недавнее нападение не последнее.

– Леди Розамонд, вы не должны занимать свои мысли моей особой. Я здесь, чтобы охранять вас.

Анна посмотрела на него недоверчиво.

– Мне кажется, ты здесь не только из-за меня, – проговорила она в задумчивости. – Ты выигрываешь турниры и прославляешь свое имя ради своих собственных целей.

– Может быть, и по этой причине. Но привлечь к себе внимание короля – это гораздо важнее, чем выиграть турнир. Я хочу служить при дворе, хочу добиться успеха в жизни.

– Ты можешь сделать это, выгодно женившись. – Филипп и сам ей об этом говорил. Именно тогда, осознав, что он на ней не женится, она занялась другими делами, но в сердце у нее осталась кровоточащая рана.

– Да, я не против выгодного брака, – пробормотал Филипп, всматриваясь куда-то во тьму за стенами замка.

«Но почему же все-таки он согласился вступить в наш отряд?» – думала Анна. Она почти ничего о нем не знала и не собиралась расспрашивать, хотя сам Филипп задавал ей множество разных вопросов.

Тут подул холодный ветер, и Анна обхватила плечи руками, пытаясь согреться.

– А ты разве не хочешь выгодно выйти замуж? – спросил он, пристально посмотрев на нее.

Анна не думала о замужестве, однако ответила уклончиво:

– Ты говоришь это так, словно кто-то хочет на мне жениться. – Сказав это, она тотчас поняла, что в словах ее прозвучала горечь.

Снова повернувшись к ней, Филипп взглянул на нее с некоторым удивлением.

– А почему бы и нет? Джон говорил мне, что твой отец был йоменом.

Поскольку у него имелась кое-какая собственность, у тебя наверняка есть приданое. Анна грустно улыбнулась:

– К сожалению, у меня есть только то, что дает мне Лига. Не пора ли вернуться в замок?

Она повернулась, чтобы идти обратно, и уже сделала несколько шагов, но вдруг поняла, что Филипп стоит там же, где стоял. Обернувшись, Анна увидела, что он пристально смотрит на нее, смотрит с каким-то странным выражением на лице. Снова приблизившись к нему, Анна спросила:

– Что случилось? Почему ты стоишь? – Она говорила очень тихо, хотя ближайший стражник находился ярдах в пятидесяти от них. – И почему ты думаешь, что простая служанка должна иметь приданое?

Она пыталась изобразить беззаботность, но чувствовала, что голос ее дрожит.

– Хочешь, я угадаю, почему твоим родителям не понравился твой маскарад и почему они…

– Не надо угадывать, – перебила Анна. – Я и сама скажу. Родители лишили меня приданого после того, как я отказалась выйти замуж за человека, которого они для меня выбрали. Они хотели наказать меня за неповиновение, но это у них не получилось.

Филипп пристально смотрел на девушку. Ему казалось, что она чего-то недоговаривает, но он не стал ее расспрашивать. Сделав вид, что поверил ей, он проговорил:

– Так почему ты согласилась принять участие в этом деле?

– Не из-за денег. – Она отвернулась и добавила: – Даже не верится, что я об этом говорю именно с тобой.

Он негромко рассмеялся.

– Просто я решила, что смогу помочь в важном деле, – продолжила Анна.

– Я прекрасно тебя понимаю, – сказал Филипп – Поэтому я и помогаю вам.

– Ты помогаешь еще и себе самом.

– Мы все так поступаем. Кроме людей из Лиги, наверное.

Снова повернувшись к Филиппу, она посмотрела ему в глаза.

– Ты, кажется, сказал, что мы все так поступаем. Но каким же образом я помогаю себе?

– Встречаясь с влиятельными людьми. То есть точно также, как и я.

– Получается, я ищу известности любыми способами!

– «Любыми способами» – слишком сильно сказано.

– Но правильно для описания твоих мотивов! – отрезала Анна.

Она хотела отвернуться, но он поймал ее за руку.

– Анна, я не хотел тебя обидеть, – проговорил он с мягкой улыбкой. – Возможно, мы очень помогли друг другу в Олдерли.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга. И Филипп вспомнил их попытки остаться наедине и найти утешение в близости, поскольку все вокруг тогда причиняло слишком много боли. Сейчас ему трудно было поверить, как сильно он был удручен, когда рыцари отказались принять его в Лигу. Но тогда он не знал, как жить дальше, и чувствовал себя совершенно потерянным. Не испытывает ли Анна подобных чувств?

Она облизала губы кончиком языка, и Филипп с досадой отметил, что это тотчас же его возбудило. Впрочем, его всегда к ней влекло, и желание иногда лишь на время отступало, чтобы потом разгореться с прежней силой.

– Помогли друг другу? – спросила она с удивлением. – Чем же именно. Тем, что в объятиях друг друга пытались убежать от жизни, старались забыть о том, что она не такая, как хотелось бы?

– Мне жаль, что я обидел тебя. Очень жаль…

Резко развернувшись, она быстро зашагала обратно к лестнице. Филипп понял, что у него нет выхода, – пришлось последовать за ней, выполняя свои обязанности. Ох, сколько же еще раз ему придется перед ней извиняться? И почему это так для него важно?

Он проводил Анну до двери спальни. Когда она попыталась войти одна, Филипп придержал ее и вошел первый. Возможно, лорд Милфорд не имел никакого отношения к заговорщикам, но это вовсе не означало, что кто-то из заговорщиков не мог забраться через окно.

Филипп тщательнейшим образом обследовал все темные углы, заглянул также за складной экран и за сундук у стены. Ставни были надежно заперты изнутри. Когда он повернулся к Анне, то обнаружил, что она стоит к нему спиной у камина, обхватив плечи руками. «Может, она чего-то боится? – промелькнуло у него. – Может быть, недавнее нападение так на нее подействовало?» Он подошел к ней почти вплотную и прошептал ее имя. Анна вздрогнула, но не попыталась отойти. Филипп обнял ее за талию и тихо проговорил:

– Здесь становится слишком холодно. Ты можешь заболеть.

Прижавшись грудью к ее спине, он вдохнул аромат ее волос – от них исходил запах каких-то цветов. Она дрожала всем телом, но Филипп понял, что это не от холода. Склонившись над ней, он осторожно коснулся губами ее шеи, и ее дрожь стала еще более ощутимой. Когда же он поцеловал ее изящное ушко, она тихо вздохнула и, прошептав его имя, взглянула на него через плечо. Затем ее губы чуть приоткрылись, словно в ожидании поцелуя, и он почти тотчас же почувствовал их вкус – они оказались даже более сладкими, чем прежде. Желание вспыхнуло с новой силой, но в этом не было ничего удивительного, потому что так случалось всегда, когда он целовался с Анной; в такие мгновения он забывал обо всем на свете – обо всем, кроме этой девушки.

Но тут Анна вдруг отстранилась от него и отступила на шаг. Глаза ее пылали гневом. Он протянул к ней руку, но она сделала еще шаг назад.

– Анна, что с тобой?

Она покачала головой и прошептала:

– Нет-нет, это была ошибка.

– И моя тоже, – пробормотал Филипп.

– Мне следовало бы сразу тебя оттолкнуть, – сказала она с грустью в голосе.

– Ты много лучше владеешь собой, чем я. Ты можешь оттолкнуть любого человека, который пытается прикоснуться к тебе.

– Ты думаешь, я не пыталась? – Она вздохнула и добавила: – Я ведь простая служанка… А мужчины привыкли думать, что могут делать с такими, как я все, что им вздумается.

Филипп судорожно, сглотнул.

– Ты и меня относишь к таким мужчинам?

– А почему бы и нет? Помнишь, как ты вел себя два месяца назад? – Он хотел возразить, но Анна вскинула руку, призывая его молчать. – Да, я прекрасно понимаю, что сейчас ты чувствуешь себя виновным и сожалеешь о том, что было. Но прошу тебя, никогда не обращайся с леди Розамонд также, как ты позволял себе обращаться со мной.

– Ты считаешь, что тебя я ценю меньше только потому, что поцеловал?

– Я не считаю, я это чувствую. – Махнув рукой, она обернулась. – Прекрати преследовать меня, иначе твоя жизнь может стать весьма печальной.

Филипп нахмурился; в его душе чувство вины сменялось гневом.

– Что ты этим хочешь сказать?

Анна пожала плечами.

– Только то, что сказала.

Филипп молчал, исподлобья поглядывая на девушку. Возможно, он вел себя не лучшим образом, хотя тогда ему казалось, что они находили утешение друг в друге. Но Анна, похоже, считала иначе. Но почему же его поцелуй вызвал столь странную угрозу?

– Теперь ты можешь уйти, – сказала Анна. – После этого мне нечего будет больше бояться в моей комнате.

Глава 6

Проснувшись на следующее утро, Анна какое-то время лежала неподвижно, наслаждаясь мягким пуховым матрасом и свежими чистыми простынями. От подушек исходил сладчайший аромат, так что даже голову поднимать не хотелось. Да, лорд Милфорд принял ее на редкость гостеприимно, и это не могло не радовать.

Тут Анна вспомнила про Филиппа и сразу нахмурилась. О Боже, ведь вчера она его целовала и едва не потеряла голову! И ей тотчас вспомнилось, как она лежала в его постели, на простынях, от которых пахло его телом. Вспомнила она и тепло, исходившее от него. Ах, куда же улетучился ее гнев? Почему она вспоминает только минуты близости и его прикосновения к ее разгоряченному телу? Иногда она задавалась мыслью: отвяжутся ли от нее эти назойливые воспоминания, если она наконец уступит своему влечению к Филиппу и пойдет до конца?..

Анна все же заставила себя подняться с постели и. быстро одевшись, спустилась вниз, где ее уже ждали охранники. И тут же выяснилось, что ей очень трудно относиться к Филиппу так же, как к прочим, поскольку ее еще не покинули грешные мысли. Она избегала взгляда Филиппа, говоря себе, что не хочет, чтобы сэр Уолтер что-либо заподозрил. Однако на самом деле она просто трусила.

Позавтракав с лордом Милфордом, Анна с радостью его оставила, чтобы познакомиться с другими обитателями замка. Служанки хотели показать ей комнаты для ткачества, но она вежливо отказалась и отправилась во внутренний двор. Ее сопровождали все ее рыцари, и ей показалось, что выглядят они немного уставшими. Впрочем, в этом не было ничего удивительного, – пока она спала, они охраняли ее дверь.

Анна вышла на площадку для воинских занятий и сразу же обнаружила скамейку, поставленную специально для нее, чтобы она могла наблюдать учебные бои простых воинов и рыцарей.

– О, я знаю, что бой на мечах – любимейшее зрелище для рыцарей Лиги, – сказал Филипп, и в его голосе прозвучала ирония.

– Откуда вы могли это узнать? – осведомился сэр Дэвид. – До того как я вступил в Лигу, я считал, что она существует лишь в легендах.

– Я тоже, – добавил сэр Джозеф.

Обернувшись, Анна тихо проговорила:

– И я раньше никогда о ней не слышала.

Сэр Уолтер, сделав вид, что не слышит этот разговор, наблюдал за боем Чарлза Милфорда с одним из рыцарей.

– Мою мать спас человек из Лиги, – сказал Филипп неожиданно.

Анна насторожилась. Филипп впервые заговорил о своих родителях, и она очень боялась, что он сменит тему.

– Ваша мать была придворной дамой? – спросил сэр Дэвид.

– Нет.

– Тогда кто же она?

Филипп, отвернувшись от собеседника, направился к площадке. Повернув голову, бросил через плечо:

– Хочу показать Чарлзу Милфорду кое-какие его ошибки.

Сэр Уолтер нахмурился и проворчал:

– Он понимает, что делает?

– Не беспокойтесь. Филипп подружился с Чарлзом вчера вечером, – сказала Анна.

Когда Филипп подошел совсем близко, Чарлз коротко кивнул и протянул ему затупленный меч. И начался поединок, от которого Анна не могла отвести глаз. Она видела, как при каждом ударе на руках сражавшихся вздуваются мускулы, а пропитавшиеся потом рубашки прилипают к коже. Во взгляде Филиппа была та же сосредоточенность, что и прежде, когда он преследовал ее. Если он чего-либо добивался, то прикладывал все свои силы, – и только с ней он потерпел неудачу. Она прогнала его, преподав ему урок, а теперь смотрит на него голодными глазами. «Не думай об этом, – одернула себя Анна. – Не думай и следи за поединком». Удивительно, но оба противника показывали почти равное мастерство. Возможно, Филипп, как и она, был просто не в силах сосредоточиться.

– Похоже, сэр Филипп все-таки превосходит его, – заметил сэр Дэвид. – Ясно видно, что сын барона уступает.

Анна внимательно наблюдала за соперниками. Вот Чарлз сделал выпад, Филипп ловко отпрыгнул и тут же взмахнул мечом, так что Чарлз едва успел парировать его удар. Казалось бы, в этом поединке не было ничего особенного, но для людей из Лиги он явно представлял интерес. Они признавали высокое искусство Филиппа, а это означало, что, возможно, сбудется его мечта и он все-таки вступит в Лигу. Оставалось только надеяться, что рыцари Лиги не найдут каких-либо недостатков в его характере.

– Прошу прощения, миледи… – послышался вдруг голос сэра Уолтера. – Я хочу, чтобы вы знали: в окрестностях замка нет никого из тех, кто был послан наблюдать за вами.

Анна молча кивнула, делая вид, что наблюдает за поединком. Потом, не удержавшись, спросила:

– Но почему вы так в этом уверены? Ведь двое из нападавших смогли убежать, не так ли?

– Прошедшей ночью мы обшарили всю местность вокруг замка.

Глаза Анны округлились.

– Нo какая… Как вам удалось покинуть замок среди ночи?

– Нам многое удается, миледи.

«Научи меня! – мысленно воскликнула Анна. – Я хочу уметь все, что умеешь ты!»

Вслух же сказала:

– Я говорила с лордом Милфордом о вчерашнем нападении, и мне показалось, что он совершенно не причастен к этому делу.

– Мы тоже так считаем, – кивнул сэр Уолтер. – Но я благодарен вам за ваши усилия.

И тут Анна вдруг поняла: изображая леди Розамонд, она действительно может принести большую пользу. Беседуя с возможными женихами, она может что-нибудь выведать, если проявит выдержку и хитрость. И конечно же, надо внимательно следить за их поведением. Излишняя неосторожная фраза может выдать заговорщика. Да-да, она непременно должна доказать людям из Лиги, что они не прогадают, если примут ее в свои ряды.

Тут Анна снова посмотрела на Филиппа. На лбу блестел пот, а мускулы напряглись, когда он в очередной раз скрестил свой меч с мечом Чарлза. «О Господи, как же Филипп будет отвлекать меня своим присутствием», – со вздохом подумала Анна.

Вечером лорд Милфорд заметно осмелел. В Большом зале много пили, а многие также танцевали, в какой-то момент Анна вдруг поняла, что барон прижал ее к себе слишком уж крепко; причем танцевал он с юношеской энергией. Она с улыбкой отталкивала его, пытаясь высвободиться, но у нее ничего не получалось. Наконец Анна перешла к следующему танцору, а танцор вдруг приподнял ее в танце – и ей тотчас же стало ясно, что он слишком пьян. Анна в испуге затаила дыхание. Если он ее сейчас уронит… В следующее мгновение ее партнер пошатнулся, и она громко вскрикнула…

Но вовремя подоспевший Филипп подхватил ее и прижал к груди. Несколько мгновений он крепко обнимал ее, и она, ощущая жар его тела и силу его мускулов, даже не пыталась высвободиться – сейчас Филипп казался ей спасителем и единственным защитником. Наконец она заглянула в его зеленые глаза и вдруг осознала, что ее грудь прижимается к его груди. Анна тихонько вздохнула и прикрыла глаза; ей хотелось, чтобы эти мгновения длились вечно. Когда же он опустил ее на пол, она снова вздохнула – на сей раз от разочарования.

– Только не поднимай ее, – сказал Филипп, передавая Анну новому партнеру.

Рыцарь энергично закивал и повел ее в танце.


Час спустя, хотя веселье и продолжалось, Анна решила ускользнуть, надеясь, что лорд Милфорд не заметит ее бегства. Она окинула взглядом зал, высматривая своих охранников, и тут вдруг кто-то обнял ее за талию. Анна вздрогнула от неожиданности и тотчас же услышала голос барона.

– Вы не можете сейчас уйти, – прошептал он ей в ухо. Барон говорил как-то невнятно, растягивая слова, и Анна поняла, что он выпил лишнего. Не на шутку испугавшись, она пробормотала:

– Ах, милорд, сегодня был такой утомительный день… Поверьте, я ужасно устала. – Немного помолчав, она добавила: – Но мне у вас очень понравилось. Думаю, приятно здесь жить.

– Вам было бы приятно и от другого миледи. Пойдемте же…

С трудом удержавшись от вздоха, Анна покорно последовала за бароном. Ей оставалось лишь молить Бога, чтобы их сейчас не увидел сын лорда Милфорда. Звать на помощь она не собиралась, так как для этого, по ее мнению, еще не настало время. «К тому же настоящая леди Розамонд не стала бы кричать, – мысленно улыбнулась Анна. – Она бы постаралась получить удовольствие».

Старый лорд затащил ее в альков, располагавшийся в дальнем конце зала. В окне виднелось ночное небо с облаками, закрывавшими луну. Барон протянул руку и задернул плотный занавес, отделивший их от зала и приглушавший шум веселья.

– Прекрасный вид, – пробормотал он, кивнув на окно.

Анна вежливо улыбнулась и тут же почувствовала, как губы барона впились в ее шею.

– Но, милорд, вы не можете взять то, что вам не предлагали, – проговорила она, стараясь справиться с приступом страха.

Когда же его горячие губы коснулись ее уха, она ловко высвободилась из его объятий и, заставив себя улыбнуться, спросила:

– Милорд, вы разве не слышали, что я вам только что сказала?

Он негромко рассмеялся.

– Я слышал, что вы прекрасно знаете мужчин.

Анна утвердительно кивнула:

– Да, это правда. Очень хорошо знаю. – «Особенно таких, как ты», – добавила она мысленно. Но где же ее рыцари? Филипп почти весь день не сводил с нее глаз, а теперь, когда ей нужна его помощь, его нет.

– Знаете во всех отношениях, не так ли? – пробормотал барон, снова привлекая ее к себе.

Упершись ладонями ему в грудь, Анна отчаянно сопротивлялась, однако расстояние между ними неуклонно сокращалось. Когда же лорд Милфорд попытался ее поцеловать, она крепко стиснула губы, надеясь, что он все-таки откажется от своего намерения. В следующее мгновение его губы прижались к ее губам, и Анна от отвращения содрогнулась.

«А ведь губы Филиппа куда приятнее», – промелькнуло у нее неожиданно.

Тут лорд Милфорд наконец-то поднял голову и посмотрел на нее сначала с удивлением, а потом с чувством удовлетворения.

– Совершенно ясно, что ваш муж не умел целоваться. Я сгораю от нетерпения… Могу дать вам прекрасный урок.

Вспомнив, что играет роль леди Розамонд, Анна хрипловато рассмеялась и ответила:

– Мне ни к чему ваши уроки. Что же касается поцелуя… – С этими словами Анна отдернула занавес и увидела прямо перед собой сэра Уолтера. По всей видимости, он ее ждал.

Анна почувствовала огромное облегчение и в то же время была раздосадована. Почему он не пришел к ней на помощь? «А может, леди Розамонд не захотела, чтобы ее спасли от любовных объятии?» – промелькнуло у нее неожиданно.

– Леди Розамонд? – Ее имя прозвучало в устах Уолтера словно вопрос.

Улыбнувшись, Анна обернулась и взглянула лорда Милфорда. Потом снова посмотрела на сэра Уолтера.

– Со мной все в порядке, – ответила она. – Но я думаю, что уже поздно и мне пора в мою спальню.

Лорд Милфорд шагнул к ней и пробормотал:

– Миледи, я понимаю, что был не прав. Пожалуйста, не уходите.

Анна помахала ему на прощание рукой и, сопровождаемая сэром Уолтером, направилась к главной лестнице. У лестницы ее встретили остальные охранники, и все четверо стали подниматься следом за ней по ступеням. Уже у двери она обернулась и с улыбкой сказала:

– Вы усердно потрудились сегодня вечером. Примите мою благодарность.

Сэр Уолтер откашлялся и проговорил:

– Леди Розамонд…

Она вскинула руку.

– Нет-нет, потом. Сейчас я слишком устала, чтобы обсуждать произошедшее. Завтра мы отправляемся в путь после утренней молитвы, не так ли?

Уолтер молча кивнул.

Филипп с подозрением поглядывал на Анну, однако она не пожелала ничего объяснять и, переступив порог своей комнаты, закрыла за собой дверь.

Узнав, что ему снова досталось первое дежурство, Филипп начал мерить шагами коридор. Остальные рыцари отправились в свои комнаты. Филипп все еще не мог забыть страх, который пережил, когда не мог найти Анну в Большом зале. Хотя сэр Уолтер вскоре отыскал ее и привел к лестнице, Филиппу показалось, что она отсутствовала вечность. Где же она была?

Когда пажи понесли Анне в комнату кувшины с водой, Филипп вспомнил, как недавно видел ее в бочке для омовений. Он понимал, что не следует об этом вспоминать, но, к сожалению, никак не мог выбросить из головы столь волнующий образ. «Не думай об этом, не думай», – говорил он себе, расхаживая по коридору.

Каждый раз, когда дверь отворялась, он останавливался напротив нее, как верный страж, хотя прекрасно понимал: если Анну и требовалось охранять, то скорее всего от него, Филиппа. Ее он видел лишь мельком; на ней было все то же облегающее платье. Когда дверь отворилась в очередной раз, Анна стояла у бочки в клубах пара. Подняв голову, она увидела его, и на какой-то миг между ними словно установилась какая-то таинственная связь, от которой у него вскипела кровь. Но уже в следующее мгновение Филиппа охватило чувство досады; он был ужасно зол на себя из-за того, что не сумел совладать со своими чувствами.

В последний раз дверь отворилась, когда комнату хозяйки покидала Маргарет. Увидев Филиппа, служанка растянула губы в равнодушной улыбке и направилась в свою комнату. Филипп же остался в коридоре таращиться на дверь и думать, как в эти мгновения выглядит Анна. Как ни старался, ему не удавалось выбросить из головы мысль о том, что она сейчас стоит в бочке совершенно обнаженная. Интересно, думала ли она о нем, о том, что он стоит сразу за дверью, совсем близко?

Тяжело вздохнув, Филипп снова стал мерить шагами коридор. Чтобы не думать об Анне, он заставлял себя думать о том, как оказать важную услугу королю. Успех в этом деле привлек бы к нему внимание придворных дам. Именно на выгодный брак и следовало сейчас направить все силы. Только так он сможет выполнить обязательства перед своими близкими.

Но все же время от времени он вспоминал об Анне, находившейся совсем близко. Она отвергла его и, не жалея об этом, поставила перед собой какие-то другие цели.


Спустившись к завтраку и увидев Филиппа, Анна сразу же ощутила горечь утраты. Но, справившись со своими чувствами, она сказала себе: «Тебе не о чем жалеть. Ты для него всего лишь служанка, с которой можно пофлиртовать иногда для развлечения. И он совершенно тебе не нужен».

Но, черт побери, она чувствовала, что ее все равно влечет к Филиппу, и ничего не могла с этим поделать.

Сэр Уолтер, как обычно, был невозмутим, и Анна пыталась понять, слышал ли он, о чем она говорила с лордом Милфордом.

Через час, когда настало время покидать замок Беркин, она поблагодарила барона за гостеприимство, стараясь не обращать внимания на его смущение. Он уверял ее, что перебрал накануне за ужином, иначе не позволил бы себе никаких вольностей. Анна с трудом изображала улыбку, слушая его извинения. К ее досаде, Филипп оказался довольно близко; слушая их с бароном разговор, он поглядывал на нее с удивлением.

И вот наконец они покинули замок и снова отправились в путь. Вскоре стихли напутственные крики за спиной, и замок Беркин исчез из виду. Анна была рада, что ее маскарад оказался успешным, но радовалась она недолго. В пути наверняка подстерегали новые опасности, и Анна решила на всякий случай прикрыть лицо вуалью из газа. Ведь на дороге им мог встретиться человек, хорошо знающий леди Розамонд.

Анна была почти уверена, что прошлой ночью рыцари Лиги снова незаметно для стражи покинули замок, чтобы осмотреть окрестности и удостовериться в их безопасности. А сейчас рыцари ехали, окружая их с Маргарет со всех сторон, и Анна знала, что этим людям можно доверять.

В какой-то момент Анна поняла, что Филипп уже давно пытается заговорить с кем-нибудь из рыцарей, чтобы узнать о них побольше. Однако у него не получалось. Рыцари или отмалчивались, или отвечали весьма уклончиво. Наверное, ей следовало сказать Филиппу, что люди Лиги никогда не говорят о своей личной жизни. Ей рассказывали, что в Лиге дают соответствующую клятву, которую никогда не нарушают. Она даже не знала, женаты ли ее спутники и есть ли у них дети. Более того, ни разу не приходилось слышать, чтобы Филипп что-нибудь рассказывал о Лиге.

Однако Элизабет ей говорила, что Филипп кое-что знает о Лиге и даже может показать на карте, где рыцари Лиги совершали свои подвиги, словно он сам принимал в них участие. И Анна пришла к заключению, что Филипп по-прежнему хочет вступить в Лигу, потому и стремится узнать о ней как можно больше.

А может у Филиппа какие-то другие планы? Ведь накануне он сказал, что ищет возможности прославиться. А наилучший способ прославиться – оказать услугу королю. Король Генрих, по всей видимости, будет столь благодарен, что предложит Филиппу какую-нибудь из благородных молодых дам с богатым наследством.

Анна грустно вздохнула, и ехавшая рядом Маргарет бросила на нее тревожный взгляд, но ничего не сказала, ни о чем не спросила. Здесь никто не будет расспрашивать ее о личной жизни – для всех она леди Розамонд Уолсингем.

Которой не следовало бы постоянно думать об одном из своих охранников.

Глава 7

Отряд продвигался все дальше на юг, утро переходило в день, а у Анны все сильнее болела шея, так как приходилось постоянно оглядывать окрестности, опасаясь нападения. Как ее охранники могут быть такими спокойными? Неужели совершенно не волнуются? «Они привыкли, потому что их жизнь полна опасностей, – напомнила себе Анна. – И если ты хочешь вступить в Лигу, то и тебе следует привыкать владеть собой и научиться постоянно быть готовой к любым неожиданностям».

Впрочем, она была готова к вопросам Филиппа, но он, как ни странно, не стал ее спрашивать о том, что у нее произошло с лордом Милфордом. Возможно, не захотел говорить об этом в присутствии рыцарей Лиги.

Наконец они увидели достаточно безопасное место, где можно было остановиться на обед. Анна быстро спустилась с лошади и, сделав шаг, громко застонала. Прежде она никогда не проводила в седле столько времени.

– Сэр Филипп! – окликнул молодого рыцаря сэр Уолтер. – Думаю, сегодня нам следует отведать свежего мяса. Вы не смогли бы что-нибудь добыть?

– Да, конечно, – кивнул Филипп, похлопав по висевшему у него на поясе кинжалу.

Когда он отвернулся от сэра Уолтера, Анна заметила на его лице удивление. Она тоже удивилась столь странной просьбе – ведь у них не было недостатка в провизии.

Едва лишь Филипп отъехал, все три рыцаря повернулись к Анне.

– Что-то не так? – спросила она.

– Я случайно услышал обращенные к вам слова лорда Милфорда, – сказал сэр Уолтер.

Анна почувствовала, что ее щеки вспыхнули. Стараясь преодолеть смущение, она пробормотала:

– Не беспокойтесь. Я смогла от него избавиться без особого труда. Он просто слишком много выпил.

– Очень жаль, что я не сумел вовремя прийти вам на помощь, – заметил сэр Уолтер.

– Ах, поверьте, в этом не было необходимости. Ведь леди Розамонд прекрасно знает, как вести себя, общаясь со слишком пылкими мужчинами.

– В том-то все и дело…

К ее удивлению, сэр Уолтер смутился, чего с ним никогда, не случалось. А сэр Дэвид с сэром Джозефом уставились в землю.

– Говорите же, – сказала Анна. – Что вы хотели мне сообщить?

Сэр Уолтер откашлялся и вновь заговорил:

– Дело в том, что вы невинная девица, а леди Розамонд ею не является. Она должна знать, как целовать мужчин, подобных лорду Милфорду.

«Значит, он слышал замечание лорда Милфорда о поцелуях», – догадалась Анна. Может, сказать им, что она прекрасно знает, как надо целоваться? Но тогда они поймут, что она не такая уж невинная девица. Простой служанке трудно оставаться совсем уж невинной…

– Обещаю, что я буду лучше выполнять свои обязанности, если придется снова этим заняться, – проговорила она, с трудом заставляя себя смотреть в глаза сэра Уолтера.

Маргарет уставилась на нее в изумлении. Но тут же перехватив взгляд Анны, принялась собирать ветки для костра.

– Думаю, миледи, вам следует кое-чему научиться, – продолжал сэр Уолтер. – Леди Розамонд известна как женщина, весьма склонная к интимным отношениям. Кто-нибудь может снова вас поцеловать, а мы не должны допускать, чтобы у тех, с кем мы встречаемся, возникали подозрения.

Анна смотрела на рыцаря, разинув рот. Уж не собирается ли он преподать ей урок поцелуев? По возрасту он годился ей в отцы.

Тут сэр Уолтер подтолкнул к ней сэра Джозефа. Бедняга споткнулся, и щеки его залились краской.

Сэр Уолтер снова откашлялся.

– Мы полагаем, что его будет легче целовать, потому что он невысок, только немного выше вас.

«Как можно целоваться с Джозефом, а потом видеться с ним каждый день?» – подумала Анна.

– Мне никого не хочется обидеть, – проговорила она, – но я не могу… Это будет неловко. Вы не могли бы просто описать это?

Более смелая женщина с легкостью бы вышла из подобного затруднения, но Анна, потупившись, стояла перед рыцарями, не зная, что предпринять.

Внезапно из леса появился Филипп, державший за уши зайца. Анна почувствовала такое облегчение, что готова была рухнуть на землю.

– Как ты быстро… – пробормотал сэр Уолтер. Филипп с подозрением посмотрел на рыцарей. Анна могла только молить Бога, чтобы Филипп не слышал, о чем они беседовали.

– Хорошо, что я опытный охотник, – ответил он. – Иначе пропустил бы очень интересный разговор.

Анна со стоном отвернулась. Сэр Уолтер в смущении помалкивал.

– Сэр Джозеф, – продолжал Филипп, – по вашему румянцу я могу заключить, что вы женатый человек.

Анна вопросительно посмотрела на рыцаря, но тот молча отвел глаза.

– А остальные слишком стары, чтобы целовать столь прелестную девушку. – Филипп передал зайца сэру Уолтеру. – Я выполню эту почетную миссию.

Анна с облегчением вздохнула. Как хорошо, что Филипп все слышал. Да, он все услышал и успел спасти ее.

Сэр Уолтер протянул зайца сэру Дэвиду, потом снова повернулся к Филиппу.

– Не думаю, что это разумно, – проворчал он. – Думаю, что сэр Джозеф способен владеть собой…

– Потому что он женат? – спросил Филипп. – Неужели вы хотите, чтобы он считал, что изменяет жене?

– Я не изменю жене! – с жаром воскликнул сэр Джозеф.

– Итак, вы действительно женаты, – с удовлетворением заметил Филипп. – Именно поэтому вы не подходите. Сэр Дэвид, может быть, вы претендуете?..

Высоченный сэр Дэвид неловко переступал с ноги на ногу; казалось, он сейчас думал только о том, как бы скрыться в ближайшем перелеске. Рыцарь несколько раз открывал рот, пытаясь что-то сказать, но так и не проронил ни слова.

– Тогда дело за мной, – подытожил Филипп, взяв Анну за руку. – Приступим, леди Розамонд?

– И где же вы собираетесь ее целовать? – осведомился сэр Уолтер.

– В укромном уголке, в лесу, – с улыбкой ответил Филипп. – Невинная девушка не может целоваться перед посторонними. К счастью, я уже прошелся по ближайшим окрестностям, так что могу гарантировать ее безопасность.

Казалось, сэр Уолтер хотел что-то возразить, но он все же лишь кивнул:

– Ладно, хорошо. Но не уходите слишком далеко.

– Мы будем вон в той роще. – Филипп указал на деревья у него за спиной.

– И побыстрее, – добавил сэр Уолтер. – Только один поцелуй, понятно, сэр Филипп?

Он с ухмылкой поднял руку, как бы давая клятву, а Анна едва удерживалась от смеха.

– Вы думаете, я воспользуюсь ситуацией? – спросил Филипп.

– Я никогда не знаю, как вы себя поведете, – нахмурившись, ответил сэр Уолтер.

Анна потянула Филиппа за руку.

– Давай закончим побыстрее.

Филипп последовал за девушкой. Потом, обогнав ее, стал показывать дорогу. Шагая по узенькой тропинке, он отводил в сторону ветки, чтобы Анна могла беспрепятственно пройти, и указывал на грязь, которую следовало обойти. Анна время от времени озиралась, но в общем-то не очень волновалась. Наконец они вышли на небольшую поляну, и Филипп остановился неподалеку от журчавшего среди камней ручья. Взглянув на молодого рыцаря, Анна сказала:

– Спасибо, что пришел на помощь. Знаю, мне следовало просто сказать им, что я умею целоваться. Но мне хотелось, чтобы они об этом знали… и думали…

К ее удивлению, Филипп приложил палец к ее губам, и от этого прикосновения у нее пересохло во рту.

– Тише, – шепнул он.

Какое-то время он молча смотрел ей в глаза, затем взял ее лицо в ладони и ласково улыбнулся ей.

– Филипп… – Она облизала пересохшие губы. – Филипп, что ты делаешь? Мы ведь решили, что просто будем притворяться…

– Это ты так решила, – возразил он. Он осторожно провел большими пальцами по ее губам, и Анна почувствовала, что слабеет.

– Филипп, мы ведь уже делали это, и мне кажется…

– Тогда думай обо мне.

Он поцеловал ее в лоб, и щетина на его подбородке коснулась ее носа.

– Представь, что я совсем молодой человек, – продолжал Филипп. – И я ужасно волнуюсь из-за того, что мне представилась возможность поцеловать такую красивую женщину, как ты.

Он поцеловал ее в кончик носа, и Анна поняла, что не сумеет ему воспротивиться.

– Но ты слишком опытен, чтобы выдавать себя за совсем молодого человека.

Губы Филиппа приблизились к ее губам, и она почувствовала тепло его дыхания. Она знала, что ей следует оттолкнуть его, но у нее не было для этого сил; не было воли. И ей вдруг вспомнились те чудесные мгновения, которые были у них в замке Олдерли, вспомнились его страстные и нежные поцелуи… Тогда ярко светило солнце, посылавшее свои лучи сквозь листву, но Филипп закрывал все вокруг своим лицом и своим телом, к которому она страстно – желала прижаться. Тогда он посмотрел ей прямо в глаза, и его взгляд развеял ее последние сомнения…

– Я не могу всего лишь притворяться, что целую тебя, – пробормотал Филипп.

Когда он говорил, его губы прикасались к ее губам, и Анна, не выдержав, тихо застонала.

– Я ведь никудышный актер, – добавил он.

С этими словами он впился в ее губы поцелуем, и Анна обвивая руками его шею, со всей страстью ответила на поцелуй. Отчаянно стремясь избавиться от томления в груди, она прижималась к нему все крепче и крепче.

– Ох, Анна… – пробормотал он, на мгновение прервав поцелуй. – Анна…

Его губы снова прижались к ее губам, и Анна, по-прежнему прижимаясь к нему всем телом, чувствовала, что ноги у нее подгибаются, голова идет кругом, а томление в груди с каждым мгновением усиливается.

Глава 8

Сжимая Анну в объятиях, Филипп забыл обо всем на свете, забыл обо всех своих неудачах, забыл о планах на будущее. Сейчас, в эти мгновения, для него существовала только Анна. Только она – словно и не было у них никогда моментов близости, словно он никогда прежде ее не целовал.

Но теперь он хотел большего, он чувствовал, что не может отказаться от этой девушки. Руки его скользнули по ее спине, на мгновение задержались на талии, а затем он прижал ладони к ее ягодицам, заставляя приподняться на цыпочки, чтобы она покрепче прижалась к его возбужденной плоти.

Анна на миг замерла, потом вдруг отстранилась, опершись ладонями ему в грудь. Он тотчас же разъял объятия, и она отступила на шаг, глядя на него в замешательстве. Губы ее чуть припухли от поцелуев, а черные волосы растрепались и разметались по плечам.

«Она выглядит как женщина, готовая упасть в постель», – промелькнуло у Филиппа. Но он наконец-то вспомнил о своих обязанностях, вспомнил о том, что должен охранять ее. К тому же он нанес ей оскорбление в замке Олдерли, и она, судя по всему, не собиралась об этом забывать.

Анна вдруг со стоном отвернулась и быстро зашагала в сторону тропинки.

– Анна, подожди! – прокричал он ей вслед.

Она остановилась, но не обернулась.

– Анна, думай об этом как об уроке, который тебе следует запомнить, вот и все. Тебе ведь наверняка придется целоваться с каким-то мужчиной – нравится тебе это или нет. Леди Розамонд – вдова, и она привыкла к подобным вещам. Я думаю, тебе понравится изображать ее.

Анна вздохнула и, не сказав ни слова, снова зашагала в сторону лагеря.

– Черт бы побрал этих женщин, – пробурчал Филипп, устремившись следом за ней.

Он оправил на ходу свою куртку, радуясь, что ока достаточно длинная и скрывает то, что планы скрыть не могли бы. Он все еще желал Анну, и это желание даже вызывало боль.

«Перестань о ней думать, – говорил себе Филипп. – Тебе следует больше думать о будущем, о том, как добиться успеха в жизни и улучшить свое положение». Да, действительно, уж если он не сумел вступить в Лигу, то должен добиться успеха на службе у короля хотя бы ради матери. Она всегда мечтала об успехах сына, и он сделает все возможное, чтобы оправдать ее ожидания. А мысли об Анне только отвлекали бы его.

Как только они вернулись на поляну, все рыцари повернулись в их сторону. Заяц уже без шкуры висел на вертеле над костром, а Маргарет, сидевшая рядом, следила, чтобы он прожаривался равномерно. Когда она повернулась к ним, на лице ее не было совершенно никакого выражения, словно у нее вообще не было лица. Рыцари же явно испытывали неловкость, и только сэр Уолтер, подбоченившись, пристально посмотрел на них и произнес:

– Ну как? Как же вы воспользовались укромным уголком?

– У меня от этого до сих пор боль, – проворчал Филипп, приложив ладонь к животу.

Анна удивленно взглянула на него, Филипп, не дожидаясь вопроса, пояснил:

– Она сказала, что я хочу получить удовольствие за ее счет, и двинула меня кулаком в живот, чтобы напомнить мне о приличиях.

Уолтер еще несколько мгновений смотрел на Филиппа, потом перевел взгляд на Анну.

– Миледи, все в порядке?

– Да, разумеется, – ответила она. – А в живот я его ударила, когда он начал забываться.

– Очень хорошо, – произнес Уолтер, не скрывая облегчения. – Скоро мы приготовим обед, а затем продолжим путешествие.

– К ночи мы доберемся до лорда Эгмантона? – спросила Анна.

«Она наверняка помнит весь список лордов, готовых ее развлечь и ей угодить», – подумал Филипп, заметно помрачнев.

Уолтер отрицательно покачал головой:

– Нет, не доберемся. На ночь мы остановимся в какой-нибудь дешевой гостинице неподалеку от Донкастера. Это слишком большой город, и мы не можем рисковать, останавливаясь в самой лучшей гостинице.

Анна молча кивнула и опустилась на землю у костра рядом с Маргарет.

За едой все чувствовали себя неловко и почти не разговаривали. Но когда снова тронулись в путь, то сразу же разговорились. Филипп понял, что рыцари специально стараются отвлечь Анну и Маргарет от мысли, что кто-то преследует отряд. Джозеф ехал бок о бок с Анной, и Филипп решил подъехать поближе, чтобы слышать их разговор.

Джозеф то и дело вздыхал, словно каждое слово давалось ему с огромным трудом. «Странно, что Джозеф теряется, – подумал Филипп. – Теряется с его-то лицом, от которого женщины не могут оторвать взгляда».

– Видите ли, леди Розамонд, – говорил сэр Джозеф, – у дворян, у знатных людей… Вам следует узнать о них побольше.

Увидев, как Анна улыбнулась рыцарю, Филипп ощутил укол ревности. Ему, Филиппу, она никогда так не улыбалась, хотя и целовала его весьма охотно.

– А чего именно я о них не знаю? – спросила Анна. – Я жила рядом с дворянами большую часть своей жизни.

– Дворянин, который захочет вас соблазнить, поцелуями не ограничится. – Джозеф бросил выразительный взгляд на Филиппа. – Возможно, сэр Филипп уже говорил вам об этом.

– Нет, не говорил, – отозвался Филипп. – Мне не так-то просто было восстановить дыхание после ее отказа.

Он заметил, что Дэвид улыбнулся, и даже на лице Уолтера промелькнула улыбка.

– Так что же я должна знать? – допытывалась Анна.

– Этот мужчина, разумеется, захочет вас обнять, – продолжал Джозеф.

– И вам лучше всего от этого не уклоняться, – бросил через плечо Дэвид.

Анна рассмеялась, а Филипп нахмурился.

В очередной раз откашлявшись, Джозеф проговорил:

– И он будет пытаться прижать вас к себе как можно крепче.

– А мне следует этому препятствовать? – Анна снова рассмеялась.

– Обязательно, миледи. Ничто так не раззадоривает мужчину, как сопротивление. Это… распаляет.

И тут Филипп вдруг заметил, что Маргарет, всегда очень любопытная, на сей раз совсем не слушала их беседу. Совершенно не обращая внимания на своих спутников, она то и дело озиралась, а иногда даже оглядывалась. Кого же она высматривала? Может, просто боялась очередного нападения?

– Все это относится не только к дворянам, – заметила Анна. – Мне кажется, что каждый мужчина стремится получить от женщины то, что ему нужно.

Филипп в досаде поморщился; он понял, в кого выпущена эта стрела.

Уолтер нахмурился и проворчал:

– Нет, не каждый.

– Вы считаете, что вас не следует причислять к нам, мужчинам, не умеющим владеть собой? – осведомился Филипп, взглянув на рыцаря Лиги.

– Я этого не говорил, – заявил Уолтер. – Многие мужчины относятся к женщинам с уважением.

– Такие, как вы?

– Да, пожалуй.

– Если бы вы вели себя иначе, это выглядело бы странно, – с усмешкой заметил Филипп. – Не исключено, что у вас есть дочь того же возраста, что и леди Розамонд.

Уолтер пожал плечами:

– Можете думать что хотите, но моя личная жизнь не имеет к этому ни малейшего отношения.

– Должно быть, трудно давать советы, когда вы не можете привести пример из своей личной жизни. – Филипп тяжело вздохнул, изображая сочувствие. – Как жаль, что личная жизнь рыцарей Лиги – величайшая тайна.

– Тайны иногда бывают полезны, – медленно проговорил сэр Уолтер. – Что же касается Лиги, то никто никого не заставляет вступать в нее.

– Хотя вас уговаривали вступить, – заметил ехавший впереди сэр Дэвид.

Уолтер снова пожал плечами:

– Подобные предложения при желании легко отклонить.

– Но теперь вы человек Лиги и должны противиться искушениям, – сказала Анна.

– Совершенно верно, – кивнул сэр Джозеф. – Потому что мы дали клятву выполнить нашу миссию. После выполнения миссии мы можем снова вести себя… как и все прочие.

Филипп рассмеялся:

– Значит, вы снова станете простыми смертными?

Джозеф тоже рассмеялся, и Филипп посмотрел на него с удивлением – он впервые видел рыцаря Лиги, осмелившегося открыто выразить свои чувства. Похоже, эти рыцари – самые обычные люди.

– Если каждая из ваших миссий является столь секретной, то знают ли ваши родственники, где вы находитесь? – спросила Анна.

Джозеф с Дэвидом вопросительно посмотрели на Уолтера; очевидно, они считали, что именно он должен ответить на этот вопрос.

Сэр Уолтер несколько секунд колебался, потом проговорил:

– Нет, родные ничего о нас не знают. Но если с нами что-нибудь случится, то им сообщат.

При этих словах Уолтера все переглянулись. Теперь уже не оставалось сомнений: если изменники знали, что леди Розамонд подслушала их заговор, – а они, по всей видимости, знали об этом, – то им всем угрожала смерть.

Филипп первый нарушил молчание. Покосившись на Анну, он заявил:

– Следовательно, всем нам надо приготовиться к самому худшему.

Маргарет вздохнула, а сэр Уолтер кивнул в знак согласия:

– Да, мы готовы ко всему. А вы разве не были готовы ко всему, сэр Филипп, когда отправлялись во Францию?

– У меня к тому времени умерли все родные, – ответил Филипп, почувствовав боль утраты. Но он тотчас же вспомнил, что на него смотрит Анна, и постарался выбросить из головы воспоминания о прошлом.

– Но я уверен, что у вас имелась собственность… или какие-то личные вещи, которые вы хотели кому-нибудь оставить, – продолжал Уолтер.

Филипп отрицательно покачал головой:

– До того как я покинул Францию, у меня ничего не было. Я был простым воином, причем почти нищим.

– А после этого? Я слышал, что вы добились немалых успехов на турнирах.

– Немалых успехов? О, это комплимент, сэр Уолтер.

Анна улыбнулась, а двое других рыцарей обменялись выразительными взглядами, которые можно было истолковать как согласие с Уолтером.

– А после возвращения, – продолжал Филипп, – мои вещи хранил для меня лорд Олдерли.

– Но он ведь не может знать, что с вами происходит во время ваших путешествий, – сказал Уолтер. – А что, если с вами случится самое худшее?

Филипп старался не смотреть на Анну, но краем глаза заметил, что она напряженно ждет его ответа.

– Полагаю, что мне нечего беспокоиться. Что бы со мной ни случилось, мое тело отправят… куда следует.

Он услышал негромкое восклицание Анны. Казалось, ей не очень-то понравился его ответ. Филипп посмотрел ей в глаза, но она тут же отвернулась.

– Но я почти уверен: с нами ничего страшного не случится, – продолжал Филипп. – Наша миссия выглядит вполне невинно. Похоже, что люди, которые следили за нами, уже оставили нас в покое. Возможно, они знают, что графиня ищет мужа, и не хотят мешать ей.

Осмотревшись, Филипп увидел, что его спутники улыбнулись и неуверенно закивали. После этого надолго воцарилось молчание.


Солнце уже клонилось к закату, когда отряд добрался до гостиницы «Форель и гусь», находившейся по другую сторону арочного каменного моста через реку. Мост выглядел так же, как и во времена римлян, которые его построили. Подъехав к конюшне, Анна вздохнула с облегчением. Последние несколько часов она все сильнее тревожилась, так как на дороге им постоянно попадались путники, и она каждый раз вздрагивала, когда мимо них кто-нибудь проезжал. Рыцари тоже нервничали, и иногда они даже выхватывали мечи, но незнакомцы вскоре исчезали из виду, а Анна с укоризной поглядывала на своих охранников, хотя и понимала, что предосторожности необходимы.

Почти все путники, встречавшиеся им на дороге, направлялись дальше, в Дорчестер, – вероятно, именно поэтому в гостинице «Форель и гусь» было очень немного людей.

Окинув взглядом гостиничный двор, Анна спросила:

– А здесь безопасно?

Сэр Уолтер внимательно осмотрел дом.

– Эта гостиница существует так долго, сколько я себя помню. Она вполне подойдет, чтобы остановиться на ночь.

Вы ведь не боитесь крыс, миледи?

Глаза Анны округлились, и рыцарь, заметив ее реакцию, криво усмехнулся. Спешившись, он повернулся к своим людям:

– Мы должны присмотреть за нашими лошадьми. Я не очень-то доверяю местным конюхам. – Уолтер посмотрел на Филиппа и Маргарет. – Ждите здесь с леди Розамонд.

– Вы доверяете дам мне? – рассмеялся Филипп.

Сэр Уолтер нахмурился и пробурчал:

– Я буду неподалеку. Ждите.

Филипп протянул Анне руку.

– Идемте, миледи. Под яблоней во дворе я видел скамейку, которая кажется вполне устойчивой.

Анна краем глаза уловила неподалеку какое-то движение. Она приказала себе не думать про крыс, однако никак не могла выбросить из головы слова сэра Уолтера. Резко повернувшись, она увидела перед собой корыто с водой, но не более того.

– Что-то не так? – спросил Филипп.

Анна взглянула на своего охранника – его рука покоилась на рукояти меча, – затем посмотрела на стоявшую рядом Маргарет и неуверенно покачала головой:

– Нет-нет, все в порядке.

– Тогда не доверишь ли ты мне свою руку, чтобы я проводил тебя к скамейке?

Анна молча посмотрела ему в глаза. Интересно, знает ли он, что она весь день думала о его поцелуях и, сама того не желая, вспоминала все их прежние встречи? Она была зла на него из-за того, что он заставил ее вспомнить прошлое; злилась и на себя – из-за того, что не могла забыть это прошлое. А ведь следовало проявить силу воли, если она действительно хочет вступить в Лигу.

Анна неохотно протянула Филиппу руку; она пыталась убедить себя в том, что он самый обычный мужчина, не более того. Но едва лишь она коснулась его руки, как ей вспомнились его объятия и его поцелуи.

Филипп же улыбнулся, глядя ей в глаза, а потом вдруг посмотрел куда-то в сторону. Проследив за его взглядом, Анна увидела высунувшуюся из-за корыта маленькую ногу в тряпичных тапках.

– Ой, что это? – пробормотала она.

– Думаю, это просто ребенок, – ответил Филипп. – Пусть играет. Присаживайся. – Он повел Анну к скамейке.

– Нет-нет, я слишком долго сидела в седле. Полагаю, что нам стоит пройтись.

Прогуливаясь, она надеялась увидеть ребенка. Пересекая двор, они слышали доносившиеся из конюшни голоса рыцарей и взрывы смеха из гостиничной таверны. Тут Маргарет, до этого молчавшая, извинилась и сказала, что ей надо ненадолго уединиться. Служанка даже не попросила ее сопровождать, возможно, была слишком смущена.

В этот момент из-за угла дома вышли двое малышей лет пяти – мальчик и девочка. Мальчик был в грязной рубашке и столь же грязных штанишках, а в руках он держал палку, изображавшую меч. На девочке же было старенькое платьице, перетянутое на талии веревкой, а в руках она держала тряпичную куклу, которую, судя по всему, очень любила.

К удивлению Анны, Филипп не обратил на детей никакого внимания. А те, казалось, о чем-то спорили, указывая пальцами на гостиницу.

– Они слишком малы, чтобы отпускать их одних, – заметила Анна.

– Когда я был мальчиком, то часто убегал из замка, – ответил Филипп. – И со мной все было в порядке.

Анна внимательно посмотрела на него. Филипп уже второй раз за этот день вспоминал свое детство. И было очевидно, что он старается не смотреть на детей.

– Тебя ведь все знали… – сказала Анна. – А здесь, гостиницы, всегда много чужих людей, но за детьми никто не присматривает. Я хочу с ними поговорить.

– Но ты ведь графиня… – пробормотал Филипп.

Но Анна уже направилась к детям. Заметив, что дети собираются убежать, она подняла руку и громко проговорила:

– Не бойтесь, я вас не обижу! Не убегайте.

Взявшись за руки, дети посмотрели на нее со страхом.

«А может, они боятся Филиппа? – подумала Анна. – Возможно, именно поэтому он старается их не замечать. Или у него имеется какая-то другая причина?..» Улыбнувшись, Анна спросила:

– А где ваши папа и мама?

– У нас нет папы, – пробурчал мальчик, глядя на нее исподлобья.

Девочка же молча показала на гостиницу.

– Там мама? – допытывалась Анна.

Мальчик покосился на девочку и прошептал:

– Не говори ей ничего. Мы с ней не знакомы.

– Хочешь, я найду твою маму? – Анна снова улыбнулась.

Малышка кивнула и прижала к груди куклу. Мальчик в досаде закричал:

– Она разозлится, Лиз! Ты же знаешь это!..

– Почему она разозлится на вас? – спросила Анна; она с беспокойством смотрела на детей.

Девочка взглянула на куклу и прошептала:

– Мы не должны сюда приходить. Мама там работает.

– А, понятно… – Анна вздохнула с облегчением. – Мама велела вам оставаться дома?

Мальчик все еще хмурился.

– Да, с теткой, – ответил он.

– Вы не должны возвращаться домой одни, – сказала Анна. Она указала на Филиппа. – Ждите здесь с моим другом. А я приведу вам вашу мать.

Синие глаза девочки округлились, и она прижалась к брату. Снова повернувшись к Филиппу, Анна заметила, что он начал медленно приближаться. При этом на его лице было выражение, которого она никогда прежде не видела. Несколько мгновений она смотрела на него с удивлением, потом наконец-то поняла, что Филипп чувствовал себя ужасно неловко.

– Прошу прощения, графиня… – пробормотал он, потупившись.

– Филипп, ты мог бы остаться здесь с детьми, пока я схожу за их матерью?

– Но тебе не следует идти в гостиницу одной. Я пойду с тобой.

Анна нахмурилась. Неужели он не понимает очевидного? Неужели не понимает, что нельзя оставлять детей одних? Осмотревшись, Анна заметила сэра Уолтера, выходившего из конюшни.

– Меня проводит сэр Уолтер, – проговорила она, понизив голос. – Я только отыщу их мать и вернусь. – Повернувшись к детям, она сказала: – Ждите здесь, ладно?

Малыши дружно кивнули. Но на Филиппа они смотрели с недоверием. Анна окликнула сэра Уолтера, и тот поспешил ей навстречу.

Филипп же со вздохом опустился на скамейку. Какое-то время он молча смотрел на детей, и те вскоре успокоитесь, очевидно, убедившись, что не следует бояться незнакомца.

Найти мать детей – служанку, убиравшую в комнатах, – не составило труда. Хозяин гостиницы охотно согласился отпустить женщину на время, чтобы та отвела своих детей домой.

Покинув гостиницу, Анна с сэром Уолтером вышли во двор и сразу же увидели Филиппа. Он сидел на скамейке, держа девочку на коленях, а малышка показывала ему куклу. Мальчик же, стоявший рядом, демонстрировал свое умение владеть «мечом».

Анна с удивлением смотрела на молодого рыцаря. «Почему же Филипп поначалу даже не замечал их, если сумел с ними так быстро подружиться?» – спрашивала она себя.

Глава 9

Оставшуюся часть вечера Филипп чувствовал себя самым большим дураком во всей Англии. Он видел, какими глазами Анна смотрела на него, когда вышла из гостиницы, словно не могла поверить, что он способен ладить с детьми. Но… он ведь тоже за них беспокоился, хотя последние годы стремился избегать детей.

Прошло несколько минут, и девочка перестала его бояться, а мальчика привел в восторг настоящий меч, висевший у Филиппа на боку. Когда же малышка забралась ему на колени, он очень смутился, но, к счастью, вскоре во двор вышла мать детей.

Анна и ее спутники сели ужинать в отдельной столовой, предназначенной для самых уважаемых гостей. Филипп, пытаясь скрыть свое смущение, заговорил о Лиге, но рыцари Лиги были на редкость молчаливы; они явно не желали поддерживать этот разговор. Когда же Анна ушла в свою комнату, все мужчины вздохнули с облегчением.

Джозеф сразу же отправился дежурить у ее двери – все прекрасно понимали, что в таком месте, как гостиница, следует удвоить бдительность. Когда остальные начали подниматься по ступенькам, Филипп проговорил:

– Сэр Уолтер, я скоро к вам присоединюсь. Хочу сначала попробовать местный эль. – Он думал, что Уолтер сообразит: требуется послушать разговоры путешественников, остановившихся в гостинице.

Сэр Уолтер тут же кивнул: было очевидно, что он все понял.

– Только не забывайте, сэр Филипп, ваше дежурство через несколько часов.

– Не забуду.

Развернувшись, Филипп направился в таверну. Как только он уселся за стол, хозяин поставил перед ним кружку с элем.

– Это мой лучший напиток, – сказал он с гордостью.

– Вы варите эль здесь?

– Да, варит моя жена.

Филипп отхлебнул из кружки и с улыбкой кивнул:

– О, замечательно… Передайте вашей жене мои комплименты.

Выпив вторую кружку, Филипп расслабился; он был рад, что никто из рыцарей Лиги не видит его сейчас. Но прошло какое-то время, и он вдруг почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Повернувшись, он увидел, что на него смотрит человек, сидевший около очага. Когда взгляды их встретились, Филипп спросил:

– Мы с вами знакомы, сэр?

Незнакомец расценил эти слова как приглашение; взяв свою кружку, он пересел за стол Филиппа. А тот, стараясь делать это незаметно, вытащил из ножен свой кинжал, хотя к не заметил ничего угрожающего.

Незнакомец был круглолиц, широкоплеч, и, судя по всему, он уже основательно набрался. Однако его одежда свидетельствовала о немалом достатке, и это отличало его от всех прочих посетителей таверны.

– Нет, мы с вами не знакомы, – проговорил он, покачав головой. – Но хозяин гостиницы упомянул, что вашей хозяйкой является леди Розамонд Уолсингем. Это правда?

Филипп подумал: «А может, следует вытащить меч, а не кинжал?» Стараясь сохранять спокойствие, он спросил:

– А почему вас это интересует?

– Потому что я с ней знаком! – воскликнул незнакомец с широкой улыбкой.

Филипп решил, что враг не может быть столь откровенным, однако он не торопился возвращать кинжал обратно в ножны.

– Признаться, я был очень удивлен, когда узнал, что она остановилась в этой гостинице, – продолжал незнакомец. – Но может быть, она хочет сохранить свое появление в тайне?

«С таким разговорчивым хозяином гостиницы тайну не сохранишь», – с досадой подумал Филипп.

– Сэр, а как вы познакомились с этой высокородной дамой?

Незнакомец хихикнул и фамильярно похлопал Филиппа по руке.

– Я когда-то собирал налоги для ее отца, старого герцога. Меня зовут Лайонел Фицхью. Мне было весьма огорчительно узнать, что ее муж скончался, оставив столь молодую вдову.

Сунув кинжал в ножны, Филипп обернулся и дал понять хозяину, чтобы тот принес еще эля.

– Позвольте угостить вас кружечкой, – сказал он своему новому знакомому.

На протяжении следующего часа Филипп еще несколько раз заказывал эль и всячески побуждал Фицхью рассказывать все больше и больше. Когда же наконец собеседник был готов свалиться под стол, Филипп помог ему подняться и проводил в его комнату, чтобы проверить, путешествует ли он в одиночку или в компании. Оказалось, что в комнате больше никого не было – на столе лежал лишь один седельный вьюк. Рухнув на кровать, Фицхью тут же заснул, и Филипп с удовлетворением подумал, что тот скорее всего проснется очень поздно и пропустит их отъезд. После этого он направился к двери Анны, где его встретил Джозеф.

– Я должен поговорить с леди Р-розамонд, – не очень-то внятно пробормотал Филипп. Эль и ему ударил в голову.

– Но она спит, – ответил рыцарь, посмотрев на него с подозрением. – И тебе тоже следовало бы отправиться спать.

Тут дверь внезапно отворилась, и в дверном проеме появилась Анна. На ней был узкий халатик, прикрывавший наготу, но почти не скрывавший ее изящные формы.

– Сэр Филипп, что-то случилось? – спросила она. Джозеф вздохнул:

– Думаю, он просто набрался…

– Нет, я не пьян, – возразил Филипп. И тут же нахмурился, сообразив, что голос его прозвучал чересчур громко. – Видите ли, я встретил в таверне человека, который знаком с нашей дамой. И я сделал все возможное, чтобы завтра утром он проснулся попозже.

Анна с Джозефом обменялись взглядами, потом снова уставились на Филиппа. Было ясно, что он и впрямь набрался, однако его речь была вполне связной. К тому же он твердо стоял на ногах.

Сэр Джозеф указал на дверь комнаты, где Филипп должен был ночевать вместе с сэром Уолтером.

– Вам надо выспаться.

Но Филипп, прислонившись к стене, отрицательно покачал головой:

– Нет-нет, мне не до сна…

Анна молчала, стараясь не выдать своего волнения. Она хотела поговорить с сэром Джозефом, но ждала, когда Филипп уйдет.

Внезапно в коридоре появилась Маргарет, шедшая со стороны лестничной площадки. На мгновение остановившись, она откинула за спину капюшон и расстегнула плащ.

Увидев служанку, Анна нахмурилась. Она позволяла Маргарет слишком многое, пытаясь завоевать ее расположение или хотя бы уважение. Однако Анна замечала, что после «урока поцелуев» Маргарет начала относиться к ней свысока, видимо, считала, что она недостойна называться ее «хозяйкой». А теперь вот Маргарет осмелилась покинуть гостиницу поздно вечером. Интересно, зачем она выходила во двор?

Сэр Джозеф тоже нахмурился.

– Маргарет, я думал, что вы уже давно спите, – проворчал он. – Ведь вы знаете, как опасно выходить одной…

– Но я должна была… – Служанка покраснела и умолкла.

Сэр Джозеф в смущении откашлялся.

– Ах да, понимаю… Но почему я не видел, как вы уходите? И почему вы надели плащ?

– Я боялась, что пойдет дождь.

Анна шагнула к своей двери.

– Маргарет, не можешь ли ты мне помочь?

Служанка поспешно прошла в ее комнату, и Анна, улыбнувшись озадаченным рыцарям, проговорила:

– Доброй вам ночи.

Закрыв дверь, она повернулась к Маргарет, снимавшей плащ перед камином. Тут служанка бросила на нее быстрый взгляд, и Анна впервые увидела на ее лице совершенно искреннюю улыбку.

– Ах, миледи, даже не знаю, как вас благодарить…

Приблизившись к ней, Анна негромко сказала:

– Значит, ты встретилась со своими… друзьями, не так ли?

Маргарет кивнула.

– Я ведь выросла неподалеку от этих мест. В Донкастере для меня нет секретов. Я была уверена, что сэр Уолтер не позволит мне побыть здесь немного, поскольку он считает этот город опасным.

– Но тебе следовало взять с собой кого-нибудь из рыцарей, – заметила Анна.

– Со мной был он, миледи. Он бы меня защитил, разве вы не понимаете?

Маргарет обхватила плечи руками; сейчас она выглядела по-настоящему счастливой, и Анне оставалось лишь завидовать ей.

– Стивен встретил меня во дворе. Прошло так много дней с тех пор, как я видела его в последний раз.

– А как он узнал, что мы прибыли в город?

Маргарет вспыхнула:

– Я сообщила ему, что мы будем проезжать мимо Донкастера. А накануне я заплатила одному конюху, чтобы он передал послание в гостиницу, где, как говорил мне Стивен, он остановится. – Маргарет в волнении прошлась по комнате, потом вновь заговорила: – А сегодня он встретил меня и взял на прогулку у реки. Мы никак не могли наговориться…

Анна присела на край кровати.

– Маргарет, ты ведь ничего обо мне не говорила, верно?

Глаза служанки округлились.

– Конечно, нет, миледи. Он думает, что я еду с леди Розамонд. Я никогда бы не стала подвергать опасности ее жизнь. И твою…

Анна с облегчением улыбнулась.

– Спасибо, Маргарет.

– Теперь мы снова увидели друг друга, и наши чувства остались столь же сильными. Он пообещал, что попросит у своего лорда разрешения жениться на мне. Мы будем вместе.

Анна с удивлением смотрела на служанку. Казалось, что теперь, встретившись со своим возлюбленным, Маргарет считала ее подругой. Анна улыбнулась и проговорила:

– Что ж, надеюсь, у тебя все будет хорошо.

Служанка кивнула и выглянула из окна, словно пыталась разглядеть во тьме свое будущее. Анна смотрела на нее с завистью и с грустью. После того как она вступит в Лигу, ей вряд ли удастся выйти замуж. Перед ней вдруг возникло лицо Филиппа, но она тут же отогнала это видение. Они с Филиппом совсем разные, и у них не могло быть общего будущего.


Филипп закончил свое дежурство у двери Анны перед рассветом. И он же проводил ее в отдельную столовую, где они могли позавтракать. Вскоре забили в колокол на местной церкви, но они решили не появляться на утренней службе из соображений безопасности. Бог, по всей видимости, запретил Лайонелу Фицхью увидеть дочь своего бывшего хозяина.

Покончив с трапезой, Анна приложила салфетку к губам и повернулась к Уолтеру.

– Когда мы прибудем к лорду Эгмантону?

– В конце дня.

– Мы там остановимся на одну ночь или на две?

– Нас просили остановиться на одну, но я объяснил, что мы приедем поздно, поэтому нам потребуется время, чтобы поговорить с лордом Эгмантоном.

Анна нахмурилась.

– Почему они говорили только про одну ночь? Не очень-то они гостеприимны.

Уолтер со вздохом отложил свою ложку.

– Миледи, лорд Эгмантон моложе вас, и эта просьба в действительности исходит от его матери.

Филипп чуть не подавился ломтем хлебом с маслом. Анна бросила на него выразительный взгляд, потом сказала:

– Похоже, эта дама не желает, чтобы ее сын женился на вдове.

Маргарет и Анна обменялись взглядами, но ни одна из них не сказала ни слова.

Когда рыцари поднялись из-за стола, Филипп наклонился к Анне и прошептал:

– Скажи им, что ты еще не готова. Я хочу с тобой поговорить.

Анна хотела возразить, но потом передумала.

– Сэр Уолтер, – сказала она, – я хотела бы еще одну чашку сидра. Пусть сэр Филипп посидит со мной, когда я буду пить. А Маргарет такая хозяйственная… Она поможет вам собрать вещи.

Служанка одарила всех ослепительной улыбкой, и рыцари уставились на нее в недоумении – прежде она никогда так не улыбалась.

Когда рыцари и Маргарет ушли, Филипп посмотрел на Анну и пробормотал:

– Не думай, что я был настолько пьян, что ничего не понял. Я уверен, что-то произошло этой ночью. Скажи, куда ходила Маргарет? Ты же знаешь, ее уход без охраны мог закончиться очень скверно… Ее могли убить. Неужели не понимаешь?

Анна поджала губы.

– Она не покидала двор. Филипп, я наконец-то завоевала ее доверие. Не заставляй меня…

– У тебя уже есть мое доверие. И я не хочу в этом доверии обмануться.

– Но поверь, во всем этом не было ничего особенного. Просто женские сердечные дела.

– Значит, она с кем-то встречалась?

– Не здесь. То есть не здесь состоялось их первое свидание.

– Расскажите мне все, миледи, – потребовал Филипп. – Мне нужно это знать. Я никому ничего не расскажу.

Анна со вздохом поведала ему о возлюбленном Маргарет.

Внимательно выслушав рассказ, Филипп сказал:

– Да, людям очень трудно увидеть друг друга, когда они служат в разных поместьях. Но мне кажется, что этот Стивен подвергал ее опасности, заставив выйти вечером без сопровождения.

– Но он же сам был с ней.

– А что он за человек?

Анна пожала плечами:

– Я с ним не встречалась.

– Не знаю. Я бы не удивился, если бы ты вызвалась отправиться вместе с Маргарет, – проворчал Филипп.

Анна внимательно посмотрела на него.

– Филипп, ты должен понять: я не привыкла к тому, что кто-то беспокоится о моей безопасности или моей репутации. – Она понизила голос. – Я всего лишь служанка, такая же, как Маргарет.

– Но ты сейчас леди Розамонд, к которой проявляют интерес очень многие. – Причем не только по романтическим причинам. Что же касается Маргарет, то твое поведение заставляет думать, что ты хочешь стать ее подругой, а не госпожой. Анна, обещай, что ты сообщишь мне, когда Маргарет снова понадобится куда-нибудь ускользнуть.

Она кивнула:

– Хорошо, обещаю.

– Пойми, я беспокоюсь за тебя. – Филипп хотел взять ее за руку, но потом передумал; прикасаясь к ней, он забывал, что хотел сказать. – Я уверен, что и леди Элизабет за тебя беспокоится.

При этих его словах Анна вздрогнула и отвернулась.

– Мне очень ее не хватает, – прошептала она. – Я всегда могла поговорить с ней, довериться и… – Она умолкла и посмотрела на Филиппа с досадой, словно сожалея, что рассказала о себе слишком много.

– И теперь Маргарет заняла ее место.

– Нет, я знаю, что с Маргарет такого никогда не получится. Ведь мы с Элизабет дружили долгие годы, а с Маргарет мне просто хотелось установить добрые отношения.

– Похоже, твои желания сбылись. – Поднявшись, Филипп бросил на стол свою салфетку. – Нам не пора отправляться в дорогу? Боюсь, что наша задержка вызовет у Уолтера новые подозрения.

Анна направилась к двери, потом вдруг обернулась:

– Новые? Он что-то подозревает?

Филипп вздохнул:

– Не знаю. Возможно, подозревает из-за того, что я вчера предложил тебя поцеловать. А теперь вот мы еще остались здесь вдвоем.

Несколько мгновений Анна молча смотрела ему в лицо. Он приблизился к ней и протянул руку, словно хотел прикоснуться к ее щеке. Но тут на лестнице за дверью раздался топот ног – вероятно, прибыли новые гости. Анна поспешно отступила и взялась за дверную ручку.

Филипп закрыл глаза и сделал глубокий вздох – этого оказалось достаточно, чтобы прийти в себя. Сейчас он чувствовал себя неопытным юношей, хотя когда-то у него была прекрасная наставница из числа благородных дам, дочь его первого господина. Она научила его читать, танцевать и – что важнее всего – разговаривать с женщинами. Но воспоминания о ней навевали печаль, и потому следовало выбросить их из головы.

Собравшись, все вышли во двор и отправили конюхов за лошадьми. Филипп же решил пока поговорить с Маргарет наедине. Служанка бросила на него опасливый взгляд и кивнула.

– Да, сэр Филипп… Слушаю вас.

– Маргарет, у меня был неприятный разговор с леди Розамонд относительно твоего ухода из гостиницы.

– О, это не ее вина, – поспешно ответила служанка.

– Да, я знаю. И она, к сожалению, почти ничего мне не рассказала. Но мне нужно знать, здесь ли по-прежнему ваш кавалер? Мне надо с ним поговорить.

– О нет, сэр, нет! Он уже уехал, сэр. Поэтому мы могли встретиться только ночью, – добавила Маргарет, потупившись.

Филипп внимательно смотрел на служанку. Вроде бы все в ее словах было убедительно, однако он почувствовал… какую-то фальшь. Что-то было не так. Но ведь Маргарет поступила на службу к леди Розамонд, заменив в замке свою мать, так что вряд ли следовало ее в чем-то подозревать. Однако Филипп решил, что теперь будет за ней присматривать.

Анна издали смотрела на Филиппа и Маргарет. Она догадывалась, о чем они говорят, и чувствовала себя виноватой. Конечно, Филипп имел основания для беспокойства, и она, возможно, совершила ошибку, предоставив Маргарет столько свободы. Но ведь ничего ужасного не произошло…

Наконец служанка и Филипп закончили беседу, и Анна вздохнула с облегчением. Когда же все сели в седла, сэр Уолтер вдруг заявил:

– Я должен сделать остановку у лавки одного торговца неподалеку.

Сэр Дэвид и сэр Джозеф даже не смотрели друг на друга, но по их лицам было видно, что они все поняли. Только Филиппа эти слова озадачили, поскольку он никак не ожидал, что найдется еще один нарушитель установленного порядка. Они ехали по узким улочкам Донкастера, пока сэр Уолтер не остановился перед вывеской с изображением шляпы. Сквозь открытое окно лавки всадники разглядели нескольких покупателей.

Сэр Уолтер спешился и, посмотрев на Анну, проговорил:

– Леди Розамонд, мне нужна ваша помощь. Все остальные могут подождать здесь. Это не займет много времени.

Рыцарь помог Анне спуститься на землю, и они направились к двери.

– Надеюсь, я выгляжу как ваша дама, – сказала Анна.

Сэр Уолтер едва заметно улыбнулся:

– Вы будете отвлекать внимание, леди Розамонд. Вы должны громкими восклицаниями и всевозможными замечаниями отвлечь внимание хозяина и покупателей.

– И вам все равно, что я именно буду говорить? – спросила Анна.

«Он доверяет мне!» – мысленно воскликнула она.

Сэр Уолтер молча кивнул, и они вошли в лавку. Осмотревшись, Анна увидела за стойкой хозяина, что-то говорившего стоявшим рядом мужчинам. Собравшись с духом, она подняла вуаль и, миновав сэра Уолтера, проговорила:

– Да-да, именно такие шляпы мне и хотелось бы посмотреть.

Увидев даму в дорогом платье, хозяин оттолкнул локтями покупателей и воскликнул:

– О, миледи, прошу вас, проходите! Чем могу быть полезен?

– Я много слышала о ваших прекрасных шляпах, сэр, – с улыбкой сказала Анна. – И мне очень понравилась бобровая шляпа с пером в вашей витрине. – Снова улыбнувшись, она указала на шляпу и добавила: – Но я хотела бы быть единственной женщиной в такой шляпе.

Сказав это, Анна заметила, как другие покупатели стали подходить ближе, чтобы посмотреть, о чем идет речь. Когда хозяин доставал ей шляпу с пером, Анна бросила взгляд на сэра Уолтера и вдруг заметила еще одного человека в глубине лавки. Он был в старенькой шерстяной куртке, стоял же чуть в стороне от всех прочих покупателей и, казалось, не обращал ни на кого внимания. Но когда сэр Уолтер положил что-то на стойку – Анна не смогла разглядеть, что именно, – незнакомец тотчас же схватил эту вещь и сунув в карман, коротко кивнул рыцарю. А в следующее мгновение отвернулся.

Тут сэр Уолтер, расталкивая покупателей, приблизился к Анне и с почтительным поклоном произнес:

– Ах, миледи, пойдемте же отсюда. Полагаю, в этой лавке ничего нельзя покупать.

– Да, пожалуй, – пробормотала Анна, нахмурившись. Направившись к двери, добавила: – Мне кажется, что точно такие же шляпы носят многие. Не стану я ее покупать.

Уже выходя из лавки, Анна обернулась и увидела разочарование на лице хозяина. Сэр Уолтер тут же взял ее под руку и повел к лошади. Усевшись в седло, Анна опустила налицо вуаль, и отряд снова поехал по улицам города. Анна время от времени оборачивалась, поглядывая на Филиппа, ехавшего позади. Она знала, что он, как и она, удивлен всем произошедшим.

– Сэр Уолтер, я заметила, как вы что-то передали слуге хозяина, – сказала Анна. – Этот человек тоже из Лиги?

Рыцарь молча кивнул.

– И вы знакомы с ним?

Уолтер покачал головой:

– Я знаю далеко не всех наших людей. Но мы умеем узнавать друг друга, и у нас есть способы передавать сообщения, когда это требуется. Вот я и отправил свое, подробно описав нападение и рассказав о наших подозрениях.

– А что, если кто-нибудь перехватит ваше послание? – спросил Филипп.

Рыцарь усмехнулся:

– Если кто-то перехватит, то прочитает мое послание матери. Я рассказываю ей о том, как я ужасно страдаю от простуды.

– Тайный шифр! – в восторге воскликнула Анна. – А как вы получите ответное послание?

Сэр Уолтер лишь пожал плечами, и Анна подумала, что он даже получает удовольствие, оставляя их в неведении. Но тут сэр Уолтер вдруг нахмурился и проговорил:

– В тот вечер, когда мы приближались к Дорчестеру, мы не поняли, что за нами следят. Но теперь-то я это осознал…

– Может, заговорщики готовятся к нападению? – спросила Анна с беспокойством.

Рыцарь окинул взглядом поля, огороженные невысокими каменными стенами, и, пожав плечами, ответил:

– Пока не знаю. В любом случае нам остается только продолжать свой путь.

Когда путники покинули пределы Йоркшира и вступили в Ноттингемшир, на западе появился Шервудский лес, мимо которого они ехали весь день. На востоке же расстилались равнины, которые в Линкольншире заканчивались болотами, – так по крайней мере утверждал сэр Уолтер, явно пытавшийся развлечь Анну уроками географии. Чуть ли не с самого утра моросил мелкий дождь, и Анна то и дело куталась в плащ. Иногда она вздрагивала, поглядывая по сторонам, – ей казалось, что она слышит в отдалении стук копыт и даже видит в тумане каких-то всадников, приближающихся к их отряду. Все это держало ее в постоянном напряжении, хотя рыцари, ехавшие с ней рядом, старались ее успокоить, и время от времени кто-нибудь из них отправлялся вперед, чтобы обследовать ближайшие окрестности. Когда же у опушки леса возник огромный, похожий на скалу, замок Маркем, Анна думала лишь о том, чтобы согреться, и ее уже не заботили вопросы безопасности.

Как ни странно, на стенах не было людей, и никто не вышел их встречать. Но ведь примерно час назад сэр Дэвид отправился вперед, чтобы объявить об их приближении… Куда же он пропал? Не схватили ли его? Анна посмотрела по сторонам, однако Дэвида нигде не было видно.

Правда, у ворот стояли несколько воинов, они и разрешили им проехать в замок. Когда сэр Уолтер спросил их о сэре Дэвиде, ему ответили, что рыцарь прибыл час назад, и Анна вздохнула с величайшим облегчением.

Замок казался очень старым. В отличие от большинства строившихся замков он не имел в стенах окон и был столь мрачным, что Анне сразу сделалось не по себе. Объезжая огромные лужи, путники пересекли двор и, подъехав к конюшням, остановились. При этом они в удивлении переглядывались, словно впервые видели подобный замок.

Несколько конюхов, выбежавших из конюшен, взяли их лошадей под уздцы и повели в стойла. Насквозь мокрые башмачки Анны теперь еще пропитались и грязью. Покосившись на служанку, девушка заметила, что маленькая и хрупкая Маргарет дрожит от холода. Анна обняла ее за плечи, и Маргарет ответила благодарной улыбкой.

Сэр Уолтер взял Анну за другую руку и, задрав голову, посмотрел на крепостную башню.

– Миледи, – проговорил он, – позвольте проводить вас внутрь. Только будьте осторожны. Поведение этих людей кажется мне подозрительным.

– Но мы ведь уже знаем, что мать лорда Эгмантона не рада моему визиту, – ответила Анна с грустной улыбкой.

Уолтер кивнул, и они начали подниматься по ступеням, ведущим в Большой зал. Обернувшись, Анна увидела, что Филипп и сэр Джозеф идут следом за ними. Филипп ей улыбнулся, и Анна поспешно отвела взгляд. Сегодня она слишком много думала о том мгновении в столовой, когда он стоял перед ней и, казалось, был готов до нее дотронуться, возможно, и поцеловать. И она была почти уверена, что позволила бы ему это – еще раз позволила бы, хотя и знала, что нужна ему лишь для развлечения: Да, она все прекрасно понимала, однако ничего не могла с собой поделать.

Наконец массивные двойные двери медленно отворились, и они тотчас же ощутили приятное тепло. Невольно улыбнувшись, Анна осмотрелась. Зал был ярко освещен свечами, а в обоих его концах пылали камины. Почувствовав восхитительный запах жареного мяса, Анна тотчас же поняла, что ужасно проголодалась. Но к сожалению, трапеза уже закончилась; слуги убирали со столов блюда и подносы, и некоторые из слуг поглядывали на гостей с удивлением. Однако никто не подошел к ним и не поприветствовал их.

Филипп нахмурился и проговорил:

– Может, крикнуть погромче, чтобы нас наконец-то заметили?

– Где же сэр Дэвид? – спросила Анна. Она взглянула на своих спутников, но те лишь молча пожали плечами. Внезапно дверь в противоположном конце зала отворилась, и к ним вышел какой-то человек. Следом за ним шествовал сэр Дэвид с мрачным выражением лица.

Приблизившись к гостям, незнакомец поклонился и проговорил:

– Леди Розамонд, пожалуйста, не обращайте внимания на столь негостеприимный прием. Я сэр Дэниел, стюард лорда Эгмантона. К сожалению, я не имел времени встретиться с сэром Дэвидом утром…

– Я прождал целый час! – перебил рыцарь, не скрывая гнева.

Стюард кивнул в знак согласия.

– Очень жаль, сэр, но нам сказали, что вы прибудете только поздно вечером. Баронесса сейчас занята и…

– А где лорд Эгмантон? – спросила Анна, откидывая за спину мокрый капюшон плаща.

Сэр Дэниел вздохнул, изображая огорчение:

– Ах, миледи, ему из-за плохой погоды пришлось задержаться в деревне. Но к ужину он непременно вернется. Могу я показать вам ваши комнаты? Горячая вода еще не готова, но если ваша одежда мокрая, то я сумею предоставить вам все необходимое.

– Спасибо за заботу, – кивнула Анна.

Осмотревшись в своих комнатах, путешественники обнаружили, что для них ничего не приготовили. Конечно, Анна могла бы и сама кое-что сделать, но сейчас она изображала леди Розамонд, поэтому отправила слугу за сэром Дэниелом. Стюард казался смущенным, однако не выразил ни малейшего удивления.

– Что ж, очень хорошо, – проговорила Анна, взглянув на своих спутников. – Полагаю, нам тут нечего делать. Кто следующий в моем списке?

Сэр Уолтер начал рыться в своей седельной сумке.

– Прошу вас, миледи, не уезжайте! – воскликнул сэр Дэниел. – Поверьте, лорд Эгмантон очень хочет вас повидать. – Поджав губы, Стюард добавил: – Увы, не он управляет этим замком.

– А, понятно… – пробормотала Анна. – Значит, леди Эгмантон здесь хозяйка? Могу предположить, что именно ей мы обязаны таким приемом.

В глазах сэра Дэниела промелькнул страх.

– Миледи, я ничего подобного не говорил… Анна одарила его ослепительной улыбкой.

– Не бойтесь, сэр Дэниел. Я не стану упоминать ваше имя в разговоре с ней.

Стюард низко поклонился, выражая свою благодарность. Когда он ушел, сэр Уолтер внимательно посмотрел на Анну.

– Миледи, что вы собираетесь делать?

– Встретиться с нашей хозяйкой, конечно. Она явно не видит во мне будущую супругу своего сына. Для нее я всего лишь старая вдова.

Филипп ухмыльнулся и, скрестив на груди руки, спросил:

– Так что же вы собираетесь делать, графиня?

– Собираюсь произвести на ее сына такое впечатление, чтобы он захотел на мне жениться. Надеюсь, что леди Эгмантон это очень не понравится.

– Постарайтесь сдерживать свой гнев, миледи, – предупредил Уолтер. – Возможно, Эгмантоны не хотят вас здесь видеть из соображений безопасности.

Анна молча кивнула; казалось, она о чем-то задумалась.

– А не слишком ли Эгмантон молод, чтобы участвовать в заговоре против короля? – спросил Филипп.

– Возможно, слишком молод, – ответила Анна. – Но все-таки и нам следует соблюдать осторожность.

Анна старалась говорить как можно спокойнее, но Филипп, внимательно посмотрев на нее, понял, что она очень волнуется.

Глава 10

Баронесса разместила гостей таким образом, что все рыцари, сопровождавшие Анну, оказались за одним столом со слугами. Подобный прием, конечно же, являлся оскорблением для леди Розамонд, но рыцари Лиги старались держать себя в руках.

Филипп же, хоть и сидел довольно далеко от дам, прекрасно слышал все, что говорила леди Эгмантон. Казалось, ее голос гудел под сводами зала и разносился повсюду громким эхом; но, судя по всему, дело было в самом голосе, а вовсе не в каких-то особых свойствах зала. У баронессы были широкие плечи и столь же широкие бедра; когда же она вошла в зал, то это выглядело как появление, в бухте флагманского судна, поскольку за ней, подобно маленьким корабликам, следовали сопровождавшие ее дамы, а прическа миледи напоминала высоченную мачту.

Минуту спустя появился ее сын – молодой человек лет двадцати, не более. Он оказался худым, и было ясно, что ему совсем не нравилось заниматься физическими упражнениями. Достаточно было взглянуть на этого юношу, чтобы понять: заговорщиком, готовым пойти против короля, он явно не являлся. Его сестры-близняшки, еще совсем юные, но уже в брачном возрасте, казались вполне здоровыми и довольно привлекательными. Правда, с их наследственностью им следовало тщательнейшим образом следить за фигурой, чтобы не походить на мать.

Анна перед ужином задержалась у себя в комнате, чтобы переодеться, и все с нетерпением ждали ее появления. Наконец у входа в зал появился сэр Дэвид. Он поднял руку, и все в зале тотчас же затихли. Дэвид же, окинув взглядом собравшихся, с торжественным видом объявил:

– Леди Розамонд Уолсингем, дочь герцога Морли, вдова графа Уолсингема.

Когда Анна появилась на ступенях лестницы, раздались приветственные крики, и Филипп, не удержавшись, тоже приветствовал «графиню» – в винно-красном платье с глубоким вырезом она выглядела необыкновенно соблазнительно. На платье не было кружев и прочих украшений, которые могли бы отвлечь взгляд от ее изящной фигуры. Волосы Анны были уложены в прическу, конечно же, не столь высокую, как у баронессы, а в ушах у нее сверкали серьги с изумрудами, явно свидетельствовавшие о том, что она благородная дама.

Спускаясь по ступеням, Анна как бы машинально приподняла юбки, показав изящные лодыжки и красные, под цвет платья, туфли. Вступив в зал, она осмотрелась и, придав лицу любезное выражение, громко проговорила:

– Желаю доброго вечера всем обитателям замка Маркем!

Ответом ей были новые восклицания. А Анна, прижав к груди ладони, поклонилась в сторону каждого стола. Затем Филипп поднялся с места, чтобы сыграть свою роль в этом представлении. Он проводил Анну к главному столу, где сидела, нахмурившись, леди Эгмантон, и тотчас же сын хозяйки, поднявшись на ноги, отвесил гостье грациозный поклон.

– Леди Розамонд, – проговорил молодой человек, – для меня большая честь и огромная радость встретиться с вами. Прошу вас, забудьте о том, что я отсутствовал днем и не сумел встретить вас должным образом.

Анна махнула рукой и с любезной улыбкой ответила:

– Ах, милорд, мы приехали сюда быстрее, чем рассчитывали. Но теперь я здесь, и я очень рада с вами познакомиться.

Слово, «рада» Анна произнесла особенно нежным голосом. Юный барон тут же залился краской и бросил на мать виноватый взгляд. Глаза баронессы гневно сверкали. Пристально глядя на гостью, леди Эгмантон проговорила:

– Мы чрезвычайно рады, миледи, что вы, пытаясь изменить свое семейное положение, решили посетить наш замок.

Анна рассмеялась, и смех ее прозвучат чуть хрипловато – она подражала леди Розамонд.

– Видите ли, леди Эгмантон, мое семейное положение… – Она с улыбкой посмотрела на сына баронессы. – Вы можете его изменить, милорд.

– Садитесь же, графиня, – проговорила леди Эгмантон. – Уже давно пора ужинать.

Филипп выдвинул для. Анны стул и, когда она села, отступил на шаг, однако остался стоять у нее за спиной. Ему никто не говорил, что он должен находиться с ней рядом, но обитатели замка Маркем казались ему подозрительными, а Филипп привык доверять своей интуиции. «Если Анне потребуется моя помощь, я успею помочь», – решил он.

С таким защитником за спиной Анна обрела уверенность в себе и даже почувствовала себя хозяйкой положения. Она решила, что не станет отвечать на язвительные замечания баронессы, однако эта высокомерная дама заслуживала того, чтобы ее поставили на место. И конечно же, следовало совершенно непринужденно, дабы не вспугнуть лорда Эгмантона и постараться выяснить, насколько он лоялен королю.

На протяжении всего ужина сын баронессы был чрезвычайно любезен с гостьей, но при этом старался не перебивать мать. Анна почти сразу же заметила, что молодой человек заинтересовался ею. Сестры же юного лорда в основном помалкивали; обе они сидели рядом с матерью, словно находились под постоянной ее опекой. На Анну девушки смотрели с благоговением.

В какой-то момент баронесса неожиданно спросила:

– А сколько вам лет, леди Розамонд?

– Двадцать пять, миледи, – ответила Анна, прибавив себе три года.

Анна с ласковой улыбкой посмотрела на лорда Эгмантона, как бы давая понять, что со зрелой женщиной ему будет лучше, чем с молоденькой девицей. Казалось, юноша и сам пришел к такому же выводу, потому что не отводил от нее глаз. Поглядывая то на сына, то на гостью, леди Эгмантон все больше мрачнела, а Анна, то и дело улыбаясь, говорила себе: «Похоже, этого юношу совсем нетрудно увлечь…»

– Вам слишком много лет, и вы никак не можете стать невестой моего сына, – заявила баронесса.

Анна хотела сказать, что с опытной женщиной молодой муж получал бы большее удовольствие, но сдержалась, опасаясь, что пожилую даму хватит удар.

– Я не считаю себя старой, миледи, – возразила она.

– Но вы слишком старая, чтобы рожать детей, – заявила хозяйка.

Анна увидела, как сестры разинули рты, а лорд Эгмантон замер, в испуге уставившись на мать. Баронесса же с невозмутимым видом принялась жевать мясо, словно и не сказала ничего особенного. Было совершенно ясно: эта дама полна решимости вычеркнуть имя своего сына из списка женихов леди Розамонд.

– Леди Розамонд, – набравшись наконец смелости, проговорила одна из сестер, – а вы бывали при дворе?

Анна улыбнулась девушке, однако ответить не успела, так как баронесса, вмешавшись в разговор, решительно заявила:

– Появление при дворе ничего не значит. Главное – чтобы женщина была хорошей женой и матерью.

– А богатое приданое тоже ничего не значит? – с невиннейшим видом осведомилась Анна и тут же увидела, как изменились лица молодых хозяев; сестры смотрели на нее с нескрываемой завистью, а юный лорд Эгмантон приосанился, что явно не понравилось его матери.

Мысленно усмехнувшись, Анна вернулась к трапезе, хозяева же молча переглядывались.

После ужина Филипп вернулся на свое место, а Анна, откровенно кокетничая, прогуливалась по залу с молодым хозяином. Остановившись у стола, за которым сидел Филипп, она с улыбкой сказала:

– Сэр лорд Эгмантон решил показать мне замок. – Анна легонько похлопала по руке стоявшего рядом молодого человека. – Он говорит, что заход солнца нигде так не красив, как в Ноттингемшире.

Восторженно глядя на нее, молодой человек покраснел.

– Но, миледи… – Филипп поднялся на ноги.

– Нет-нет, сидите, сэр, – приказала Анна. – Ведь здесь повсюду воины. К тому же я уверена, что лорд Эгмантон меня защитит, если потребуется.

При этих ее словах молодой человек еще гуще покраснел. Баронесса же, по-прежнему сидевшая за главным столом, в очередной раз нахмурилась, однако промолчала, очевидно, решив, что сделала все возможное.

А вот Филипп и не думал сдаваться. Когда Анна с молодым человеком покинули дом, он решительно поднялся из-за стола и взглянул на сэра Уолтера. Рыцарь утвердительно кивнул, и Филипп тут же направился к двери.

Оказавшись во внутреннем дворе, он осмотрелся. Солнце уже садилось, бросая на стены замка свои последние лучи. Слуги же были заняты своими делами, подготавливая замок для предстоящей ночи, – зажигали факелы на ночь и опускали решетку на воротах. Стоя рядом с конюшней, Филипп прекрасно видел Анну и ее спутника; они же его не замечали.

Вскоре молодой лорд и его гостья направились в противоположный конец двора, и Филипп, тут же последовав за ними, спрятался за голубятней. Птицы, почувствовав его присутствие, начали в беспокойстве бить крыльями, и один из стражников, услышав шум, вопросительно посмотрел на Филиппа. Рыцарь сделал вид, что рассматривает замковые строения, и стражник, успокоившись, удалился. Филипп снова выглянул из-за голубятни, но Анны нигде не было видно.

Куда же она увела мальчишку? И зачем? Если Эгмантон все-таки связан с заговорщиками?.. Если он знает что-то о леди Розамонд? В таком случае Анна подвергалась огромной опасности.

Филипп поспешно пошел к конюшне. Завернув за угол, он увидел темные тени сада. Выругавшись вполголоса, он перелез через невысокую ограду и скользнул в темноту меж кустарников и фруктовых деревьев. Услышав смех Анны и немного успокоившись, Филипп осторожно раздвинул ветви куста и тотчас же увидел молодую пару.

Стоявшая у самой стены замка, освещенная отблесками заходящего солнца, Анна была очаровательна. Глядя на Эгмантона, находившегося, по мнению Филиппа, слишком близко к ней, она улыбалась и что-то тихо говорила. А между ними, в неглубокой нише, располагалась статуя женщины с птицей в поднятой руке.

– Но моя мать считает, что вы для меня… чересчур опытная, – ответил лорд Эгмантон.

Анна снова рассмеялась:

– Неужели?

Туг юноша наклонился, чтобы ее поцеловать. Филипп ожидал, что Анна оттолкнет молодого человека, однако она этого не сделала.

«Успокойся, она просто играет свою роль», – говорил себе Филипп, однако ему никак не удавалось избавиться от чувства ревности.

Внезапно Эгмантон навалился на нее всем телом и начал задирать ее юбки.

Филипп в гневе сжал кулаки, но все же сдержался. Когда же Анна отстранила руку Эгмантона, он вздохнул с облегчением – все-таки она обладала чувством меры. Но уже через несколько мгновений Эгмантон снова запустил руку ей под юбки.

Тут Филипп наконец не выдержал. Подобравшись к нише, по-прежнему прячась за кустами, он негромко, словно обращался к кому-то у себя за спиной, проговорил:

– Мне кажется, лорд Эгмантон направлялся именно сюда. Вы ведь сказали, что его ищет мать?

Стараясь производить как можно больше шума, Филипп начал топать по садовой дорожке. Затем вышел из-за кустов и, отвесив почтительный поклон, со смиреннейшим видом сообщил:

– Милорд, вас желают видеть в Большом зале.

Молодой человек поцеловал Анне руку, потом спросил:

– Думаете, нам следует вернуться?

Взглянув на Филиппа, Анна ответила:

– Вы идите, милорд. А я хочу немного отдохнуть от духоты и шума в зале. Мой рыцарь будет меня охранять.

Молча кивнув, лорд Эгмантон проскользнул мимо Филиппа и зашагал по садовой дорожке.

Пристально глядя на Анну и не произнося ни слова, Филипп скрестил на груди руки. Она сделала то же самое, и Филипп понял, что это вызов с ее стороны.

– Что значит эта сцена? – спросил он негромко.

– Так ты видел нас не только беседующими?..

– Да, не только. Ведь кто-то должен за тобой присматривать. А кто сделает это лучше, чем твой охранник?

– Мне просто захотелось узнать, может ли столь молодой человек стать моим мужем.

Анна держалась как знатная дама и, по мнению ее охранника, даже говорила сейчас голосом леди Розамонд. «А может, она ведет себя так потому, что кто-то за нами следит»? – промелькнуло у Филиппа.

– И ты собиралась это проверить? – спросил он, глядя на нее все так же пристально.

Анна громко рассмеялась.

– Меня интересовал только поцелуй, – ответила она. – Но похоже на то, что леди Эгмантон совершенно не знает своего сына. Молодой человек, судя по всему, довольно опытен. Но я бы смогла поставить его на место.

– Как ты поставила на место престарелого барона? – Филипп едва сдерживал клокотавший в нем гнев. Он прекрасно понимал, что ему следовало бы реагировать спокойнее, но его бросало в жар от одной лишь мысли, что Анна может оказаться в объятиях другого мужчины. «Ты не имеешь на нее никаких прав», – говорил себе Филипп, однако никак не мог успокоиться.

Анна же вдруг нахмурилась и заявила:

– Я сумею сама о себе позаботиться.

– Ты заходишь слишком далеко, – проговорил Филипп, приблизившись к ней. – Имей в виду, непременно найдется человек, с которым справиться будет не так просто, как с этим мальчишкой. И этот человек может истолковать твое кокетство, как…

– Я сумею его разубедить, – перебила Анна. – Так что можешь за меня не беспокоиться. – Вскинув подбородок и подбоченившись, она добавила: – А разве не такую женщину я должна изображать? Разве не женщину, которая нравится мужчинам и смело целует их, когда захочет?

Филипп в смущении молчал; он вдруг почувствовал какое-то странное и совершенно необъяснимое волнение. Анна взяла его за руку и привлекла к себе, так что теперь они оба оказались в нише, у самой стены. Внезапно Анна крепко обняла его обеими руками и прижала к себе. Глядя ему прямо в глаза, она прошептала:

– Вот все, что леди Розамонд знает об этом мире, а я только начинаю постигать.

– Если это именно то, чего ты хочешь, – прохрипел Филипп, – то позволь дать тебе еще один урок.

В следующее мгновение он впился в ее губы поцелуем, и она не противилась. Впрочем, Филипп не собирался ее соблазнять, хотя и чувствовал напряжение в паху, с каждым мигом усиливавшееся.

– Тот мальчик целовал тебя так же? – спросил он, чуть отстранившись.

Анна провела кончиком языка по его губам.

– Не совсем так. Тебя это беспокоит?

Он рассмеялся:

– Совершенно не беспокоит.

Губы их снова слились в поцелуе, еще более страстном, чем предыдущий. При этом они все крепче прижимались друг к другу, так что обоим казалось, что их тела уже ничего не разделяет, даже одежда. Внезапно ладони Филиппа скользнули к вырезу ее платья – здесь, между грудями, была теплая и влажная впадинка. В следующее мгновение он почувствовал, что Анна начала безостановочно двигать бедрами, а затем, когда поцелуй их прервался, из горла девушки вырвался хриплый стон. Когда же он коснулся сквозь тонкую ткань платья ее соска, Анна громко вскрикнула, и по телу ее пробежала дрожь.

Филипп нисколько не сомневался в том, что до него никто не ласкал Анну таким образом, знал, что именно он пробудил в ней чувственность. Вокруг них была уже темная ночь, и ему захотелось укрыться с Анной где-нибудь в укромном месте, захотелось остаться с ней надолго, чтобы наконец-то…

Но ему не следовало злоупотреблять ее доверчивостью. Он продолжал ласкать ее груди и целовал время от времени. А Анна то и дело стонала и все быстрее двигала бедрами – она словно растворилась в мире чудесных ощущений, и ее желание с каждым мгновением усиливалось. В какой-то момент Анна поняла, что Филиппа влечет к ней так же, как и ее к нему, и что он едва сдерживается. И она знала, что не стала бы сейчас противиться, если бы он решил пойти до конца и удовлетворить свою страсть. Она чувствовала, что сладостная боль между ног становится невыносимой, и понимала, что только Филипп мог ее унять. Но вешится ли он на это? Ведь он и прежде доводил ее до такого состояния, вызывая у нее чувственный голод, но никогда не решался идти до конца…

В очередной раз поцеловав ее, Филипп внезапно отстранился и заглянул ей в глаза. Лицо было искажено страстью.

– Нет-нет, это не то, чего ты хочешь, – пробормотал он задыхаясь.

Не то?! Ее захлестнул гнев, и она высвободилась из объятий Филиппа.

– Ты не знаешь, чего я хочу!

И никогда не знал! Ей вдруг захотелось сказать, что она намерена вступить в Лигу. Но Анна вовремя сдержалась. Конечно, не следовало рассказывать Филиппу о Лиге – ведь у нее не было оснований ему доверять.

Он положил руки ей на плечи и, глядя прямо в глаза, тихо проговорил:

– Ты, возможно, мне не поверишь, но я не хотел, чтобы у нас это повторилось. Я здесь только потому, что решил защищать тебя. Да, решил защищать, а вместо этого веду себя как глупый мальчишка, – добавил он со вздохом.

Анна отступила на шаг и отвела глаза. Слова Филиппа заставили ее задуматься… Чего же она на самом деле хотела? Да, конечно же, она стремится вступить в Лигу, но, может быть, у нее имелись еще какие-нибудь желания?

Может, она хотела стать такой же, как леди Розамонд? Может, ей хотелось стать женщиной, к которой будут стремиться все мужчины? Нет, она никогда не сможет уподобиться графине. Не сможет уже хотя бы потому, что у нее не было такого богатства, как у этой женщины.

Похоже, она очень изменилась, играя свою роль. Изменилась, потому что играла не только для окружающих, но и для себя самой? Да, скорее всего именно так. Но зачем ей это, почему она так поступала?

Анна не могла ответить на все эти вопросы и знала только одно: она действительно очень изменилась в последнее время и теперь совершала поступки, о которых и помыслить не могла всего лишь несколько месяцев назад.

– Поговори со мной, графиня, – прошептал Филипп. Анна посмотрела на него и снова отвернулась. О чем она могла сейчас с ним говорить?

– Что же ты молчишь, графиня? – спросил он уже гораздо громче.

Анна со вздохом повернулась к молодому рыцарю. «Может, он хочет, чтобы я вела себя как леди Розамонд?» – подумала она, нахмурившись. Филипп смотрел на нее вопросительно, и она, передернув плечами, пробормотала:

– Даже не знаю, что со мной произошло сегодня вечером. Наверное, это лунный свет так на меня подействовал. – Филипп по-прежнему молчал, и она добавила: – Полагаю, мы должны вернуться в зал.

– На тебя подействовал только лунный свет? – спросил он, глядя на нее недоверчиво.

Анна рассмеялась.

– А тебе бы хотелось, чтобы это был только ты?

Филипп посмотрел на нее с искренним удивлением, и ей этот взгляд почему-то очень не понравился. Резко развернувшись, она быстро зашагала по извилистой садовой дорожке. Услышав, что Филипп пошел за ней, Анна подумала: «Интересно, пойдет ли он за мной, куда бы я ни пошла и что бы ни сделала?»

Но пока что он следовал за ней. Вернувшись в Большой зал, Анна увидела лорда Эгмантона, о чем-то беседовавшего с сэром Дэниелом. Закончив разговор, оба направились к двери и исчезли в коридоре. Но куда же Эгмантон мог отправиться в столь позднее время? Ведь все работы в замке к этому времени, без сомнения, прекратились… Обернувшись, Анна увидела, что Филипп остановился поговорить с одним из рыцарей Лиги. Сейчас она стояла среди обитателей замка, которые прогуливались по залу, пока слуги убирали со столов. Ей не составило труда затеряться среди них и, ускользнув от своих охранников, отправиться на поиски лорда Эгмантона. Анне очень хотелось показать сэру Уолтеру свои способности.

В коридоре царил полумрак, так как здесь факелов было совсем немного. По мере того как музыка и голоса стихали у нее за спиной, Анна все лучше слышала шаги шедших впереди людей. Однако она не могла расслышать, о чем они говорили. К счастью, ее мягкие туфли позволяли ей двигаться почти бесшумно, и она не боялась, что ее обнаружат.

Дойдя до угла, лорд Эгмантон и его стюард внезапно остановились, и Анна, бросившись к стене, крепко прижалась к ней и затаила дыхание. Через несколько секунд, выглянув из-за угла, она увидела, что Эгмантон с Дэниелом открыли какую-то дверь и исчезли за ней. Анна решила, что сможет подобраться ближе и подслушать их разговор, если, конечно, они закрыли за собой дверь не очень плотно.

Она сделала несколько шагов – и тут вдруг чья-то рука обхватила ее за талию, а другая схватила за руку Анна с трудом удержалась от крика. В следующее мгновение она поняла, что незнакомец – это конечно же, был мужчина – потащил ее по коридору к темной винтовой лестнице.

– Молчи, – прошептал он ей в ухо, и она тотчас же узнала голос Филиппа.

Анна с облегчением выдохнула, однако ее сердце по-прежнему бешено колотилось. «Как же он выследил меня?» – думала она. Внезапно Филипп прижался вместе с ней к стене и прошептал:

– Молчи…

А затем она услышала шаги и голос лорда Эгмантона; причем шаги и голос становились все громче – было очевидно, что молодой хозяин и его стюард возвращались. И они непременно обнаружили бы ее, если бы вовремя не подоспел Филипп.

– Моя мать просто невозможна! – в ярости говорил лорд Эгмантон. – Она только что позвала меня в Большой зал, а затем стала отрицать, что звала! Она не хочет, чтобы я женился на леди Розамонд!

В этот момент шаги затихли; судя по всему, молодой лорд и его стюард остановились неподалеку от лестницы.

– Но, милорд, она просто заботится о вас, – возразил сэр Дэниел.

Анна почувствовала, что Филипп еще крепче прижал ее к себе. И теперь сквозь тонкое платье она ощущала его возбужденную плоть. Возбуждение Филиппа почти тотчас же передалось ей, и Анна едва удерживалась от стона – огонь желания разгорался в ней все сильнее.

– Я недавно был наедине с леди Розамонд, – говорил лорд Эгмантон. – И мне очень хотелось бы снова с ней встретиться.

Филипп по-прежнему прижимал к себе девушку, и она чувствовала на щеке его горячее дыхание. Не удержавшись, она чуть шевельнула бедрами – почти так же, как недавно в саду. Но тут снова послышался голос сэра Дэниела; тихо рассмеявшись, стюард проговорил:

– А что, если вам взять ее завтра на охоту? Ведь ваша мать никогда не принимает в ней участие.

Почувствовав, как рука Филиппа легла ей на грудь, Анна крепко зажмурилась и до боли закусила губу, чтобы не застонать. Но тут и вторая его рука прижалась к ее груди, а затем он принялся легонько теребить ее соски, все сильнее разжигая в ней огонь желания. Забыв обо всем на свете, Анна схватила Филиппа за руку – ей вдруг отчаянно захотелось прижать его ладонь к своему телу гораздо ниже груди. И неизвестно, чем бы это кончилось, если бы снова не раздался голос лорда Эгмантона.

– Охота?! – воскликнул он с восторгом мальчика, получившего подарок на Рождество. – Замечательно!

Вскоре шаги Эгмантона и Дэниела затихли вдали, и Анна тотчас же забыла, о чем говорили эти двое; для нее их разговор уже не имел значения – сейчас для нее существовали только ласки Филиппа, ласки, делавшие ее совершенно беззащитной.

Внезапно рука Филиппа скользнула ей под платье, и она, громко вскрикнув, наконец-то поняла, что теряет голову. Собравшись с духом, она заставила себя отстраниться от Филиппа. Шагнув к лестнице, она опустилась на ступеньки и сделала глубокий вдох, пытаясь восстановить дыхание.

Филипп взял ее за руку и, прижавшись губами к ее уху, прошептал:

– Ты хочешь вернуться в свою комнату и покончить со всем этим?

Какое-то время Анна молча смотрела ему в глаза. Затем так же молча поднялась на ноги и стала медленно спускаться по ступеням. Не останавливаясь, она бросила через плечо:

– Не хочу, чтобы ты меня сопровождал. Ты будешь меня отвлекать.

Ответом ей было молчание, и Анна подумала: «Не воспринял ли он мои слова как оскорбление?»

– Отвлекать от чего? – спросил он наконец. – Чем ты намерена заняться?

Тут Анна все-таки остановилась и, обернувшись, тихо ответила:

– Я хочу узнать, является ли лорд Эгмантон тем, за кого себя выдает.

– Мне кажется, он похож на мальчика, который находится под опекой властной матери, – проворчал Филипп. – И то-немногое, что мы слышали от него, вполне это подтверждает. Неужели ты думаешь, что люди из Лиги не смогут понять это сами, без твоей помощи?

Глава 11

Филипп спокойно встретил ее гневный взгляд, поскольку знал: она пыталась избавиться от страсти, которая вспыхивала между ними, когда они оставались одни. Он будет ее отвлекать? Какая глупость! Ведь начала двигать бедрами, когда они прижались друг к другу. Но сейчас было бы неразумно говорить ей об этом – не следовало ее злить. Молча отвернувшись, Анна стала спускаться по лестнице. Сообразив, что она решила вернуться в Большой зал, Филипп догнал ее и, схватив за руку, потащил обратно в коридор.

– Ты не должна туда возвращаться, – заявил он решительно. – Если вернешься, все подумают, что мы намеренно уединились. До ужина я успел изучить замок и теперь кое-что здесь знаю. Идем сюда. – Он повел ее по коридору.

– Но сэр Уолтер… – пробормотала Анна, оглядываясь.

– Если бы тебя волновало, что он подумает, ты бы не пыталась ускользнуть от него, чтобы проследить за Эгмантоном.

– Я пыталась помочь!

– Именно так я и сказал сэру Уолтеру, когда он спросил о тебе. Я пообещал найти тебя и удостовериться, что с тобой все в порядке, что ты не попала в беду.

– Моя беда – это ты!

– А моя – ты. Но и ты будешь меньшей бедой, если окажешься сейчас в своей комнате. Идем же, не упирайся, кто-нибудь подумает, что я пытаюсь тебя изнасиловать.

– Но я…

Анна внезапно умолкла, заметив, что к ним приближаются два пажа с ведрами воды в руках. Филипп тут же выпустил руку девушки и пошел впереди нее. Оглянувшись, он увидел, что она следует за ним с совершенно безмятежным видом. На пажей он внимания не обратил, но те, проходя мимо Анны, приветливо улыбнулись ей.

Проводив девушку в другое крыло замка, Филипп остановился у ее спальни. Молча кивнув ему, Анна плотно закрыла за собой дверь, и Филипп тут же направился в свою комнату, которую делил с сэром Уолтером. Оказалось, что здесь уже собрались все рыцари Лиги, причем все они были облачены в черное, а на поясах у них висели какие-то таинственные мешочки.

Внимательно посмотрев на Филиппа, сэр Уолтер проговорил:

– Мы вернемся часа через два, не позже, сэр Филипп, вы сможете простоять на посту до нашего появления?

Филипп с уверенностью кивнул:

– Да, конечно. Но почему вы уходите так рано? Как же стражники?..

– Их отвлекут люди, которые будут выходить из зала, так что мы без труда проскользнем мимо них.

– Сквозь запертые двери? – усмехнулся Филипп.

Уолтер молча кивнул. Кивнул с самым серьезным видом.

Проводив рыцарей до двери, Филипп выглянул в коридор и вдруг заметил, что у двери Анны кто-то стоит. Поначалу он подумал, что это Маргарет, но потом сообразил, что перед ним Анна. Она осмотрелась, однако не заметила его, потому что он тотчас прижался к стене. А Анна быстро зашагала по коридору.

Выждав несколько секунд, Филипп последовал за девушкой, пытаясь догнать ее.

– Что ей взбрело в голову? – пробурчал он себе под нос.

Вскоре Анна повернула к лестнице и начала подниматься. Подбежав к ступеням, Филипп заметил, как где-то вверху промелькнула ее юбка.

«Не отправилась ли она следом за рыцарями Лиги»? – думал Филипп, взбегая по ступеням.

Добравшись до самого верха, Анна вышла в башню и направилась к стене замка. В этом месте не было ни стражников, ни факелов, но на небе сияла полная луна, и в ее свете Филипп прекрасно видел девушку, осторожно продвигавшуюся вдоль стены. Внезапно она обернулась и увидела его. Однако не выразила ни малейшего удивления, словно знала, что он следит за ней.

Филипп тут же догнал ее и, прижав ее к стене, прошептал:

– Долго ли мне еще придется бегать за тобой сегодня вечером?

Она с вызовом вскинула подбородок.

– Мне очень интересно, каким образом они покинут замок. Тебя ведь тоже это интересует, верно? А теперь тихо, помолчи. Думаю, они сейчас на дальней дорожке. Да, вот они.

Посмотрев в том направлении, куда указывала Анна, Филипп действительно увидел фигуры в черном – в этот момент рыцари уже начинали взбираться на крепостную стену. Они выбрали тот угол крепостной стены, где их не могли увидеть стражники, дежурившие у ворот.

Анна подошла к ним поближе, и Филипп последовал за ней. Теперь они отчетливо видели, как рыцари Лиги привязывают веревки к крепостному зубцу – к наивысшей точке между амбразурами, которые протянулись по всей крепостной стене. Затем все трое перебрались через стену и исчезли из виду.

«Выходит, они просто спустились на веревках», – подумал Филипп с некоторым разочарованием. С помощью веревки и он смог бы проделать то же самое.

Анна побежала по дорожке – ее юбка развевалась на ветру, – и Филипп тотчас бросился следом за ней. Когда он догнал ее у крепостного зубца, она обернулась к нему и с восторженной улыбкой прошептала:

– Как ты думаешь, я смогу сейчас перелезть через стену?

Филипп нахмурился и проворчал:

– Пусть уйдут немного подальше. Ты же не хочешь, чтобы они увидели тебя еще до того, как спустятся на землю?

Анна молчала, и Филипп добавил:

– Зачем ты все это делаешь? Зачем тебе знать, как они тебя охраняют? И почему ты пошла с Эгмантоном? Может, у тебя есть какой-то план?

Не ответив на его вопросы, Анна потрогана веревку и заявила:

– Теперь не дрожит. Значит, последний из них уже спустился.

Забравшись как можно выше и подобравшись к самому краю стены, Анна посмотрела вниз. Придерживая ее за бедра, Филипп спросил:

– Что ты видишь?

– Ничего, – ответила Анна. В ее голосе слышалось разочарование. – Они ведь в черном…

Анна осторожно спустилась вниз. Подбоченившись, проговорила:

– Почему ты относишься ко мне как к ребенку? Пойми, я не маленькая. – Она пристально смотрела на него, и глаза ее казались в лунном свете совсем черными.

– Ответь, пожалуйста, на мой вопрос, – сказал Филипп. – Чего ты хочешь? Чего добиваешься?

– Хочу вступить в Лигу.

В следующее мгновение Анна увидела, что глаза Филиппа округлились; он смотрел на нее так, словно увидел впервые в жизни.

– Только не надо говорить мне, что в Лиге никогда не было женщин, – продолжала Анна. – Я и так знаю, что не было, но уверена, что своего добьюсь.

– Ты хочешь показать им свою преданность? Думаешь, этого будет достаточно?

Она тихо вздохнула:

– Пока не знаю. Но я думаю, что они напрасно не предложили тебе вступить в Лигу. Хотя теперь, после того как ты им очень помог, они наверняка пригласят тебя. Возможно, пригласят нас обоих.

Он немного помолчал, потом сказал:

– Лига для меня теперь ничего не значит.

Анна посмотрела на него с удивлением:

– Но в Олдерли ты говорил о Лиге так, словно это лучшее, на что может надеяться рыцарь. А Элизабет говорила, что тебе отказали и… – Анна в смущении умолкла.

– Неужели ты полагаешь, что сможешь затащить меня в Лигу за собой? – спросил Филипп. Его эта мысль скорее позабавила, чем оскорбила. – Теперь у меня есть другие дела, леди Розамонд. Не следует заботиться обо мне. А если тебя действительно попросят присоединиться к Лиге, то подумай об опасностях, с которыми ты можешь столкнуться.

– Эти опасности могут ожидать меня только раз в год, – ответила Анна. – Но я надеюсь убедить их, что была бы рада служить и больше.

– А что ты будешь говорить своему мужу? – осведомился Филипп и тут же нахмурился – ему представилось, как какой-то другой мужчина сжимает Анну в объятиях.

– Я не собираюсь выходить замуж, – заявила Анна. – У меня есть более важные дела.

Он уставился на нее в изумлении:

– Более важные? Но какая женщина не хочет выйти замуж?

– Женщина из Лиги.

Филипп молча пожал плечами. Он не мог ей сказать, что она скорее всего теряет время впустую.

«Пусть решает сама», – подумал он.

Стоя бок о бок, они напряженно вглядывались во тьму. Понимая, что им, возможно, следует уйти, Филипп все же молчал; он чувствовал, что мог бы стоять столько, сколько Анна захочет, потому что ему очень хотелось находиться наедине с Анной, именно с ней, а не с леди Розамонд.

Внезапно она вздрогнула и сказала:

– Кажется, веревка снова стала тугой.

Оба тотчас же отступили подальше от лунного света. А через несколько минут в амбразуре появился сэр Дэвид. Ступив на дорожку, он долго осматривался. Затем вытащил что-то из мешочка на поясе, после чего потянул на себя веревку. Он стоял к ним спиной, и они не видели, что он делает, однако заметили, что вскоре он снова бросил веревку вниз. Потом, в очередной раз осмотревшись, схватился за нее и исчез из виду.

Анна разинула рот и взглянула на Филиппа. Затем оба бросились к веревке и стали ее разглядывать. Посмотрев вниз, Анна с изумлением пробормотала:

– Он так быстро спускается… Ой, а теперь кто-то очень быстро поднимается!

– Это устройство со шкивами, – с восхищением проговорил Филипп. – Я никогда не видел такого, но много слышал об этом. Вес Дэвида поднимает вверх другого человека, понимаешь? – Посмотрев на того, кто поднимался на стену, Филипп прошептал: – Отойди подальше.

Они снова отступили в тень и тотчас же услышали чей-то стон. Немного помедлив, Филипп шагнул к краю стены, чтобы помочь поднимавшемуся. Увидев сверкнувший в лунном свете кинжал, произнес:

– Это я, Джозеф. Все в порядке.

– Помоги мне, – пробурчал рыцарь.

Филипп протянул ему руки, и Джозеф, ухватившись за них, отделился от перекладины, которая была привязана к веревке.

– Еще немного, – пробормотал Филипп.

– Да, сейчас…

Несколько секунд спустя Джозеф свалился на дорожку и снова застонал. Потом, приподнявшись, пробормотал:

– Я повредил колено… – Тяжело дыша, он внимательно посмотрел на Филиппа, затем перевел взгляд на Анну. – Почему вы последовали за нами?

Филипп пожал плечами:

– Так получилось…

– Тогда помогите убрать шкивы, чтобы другие тоже могли взобраться.

Прошло совсем, немного времени, и Дэвид с Уолтером также поднялись на крепостную стену.

Увидев Филиппа и Анну, Уолтер нахмурился, однако промолчат. Филипп же, окинув взглядом рыцарей, спросил:

– Что-нибудь обнаружили?

Сэр Уолтер несколько секунд вглядывался во тьму за крепостной стеной; чувствовалось, что он чем-то встревожен.

– Мы обследовали ближайшие окрестности и видели место чьей-то стоянки. Эти люди ушли совсем недавно, даже угольки костра были еще горячими. Если бы это были обычные путники, то они, находясь так близко от замка, могли бы укрыться в нем на ночь. Но эти люди поступили иначе.

– Мы смогли найти их следы, – продолжил Джозеф, – и подошли к ним совсем близко. Но они были верхом и, добравшись до равнины, ускакали. Тогда я и повредил себе колено.

– Возможно, это самые обычные разбойники, которые ничего про нас не знают, – предположил Дэвид.

Уолтер медленно покачал головой:

– Нет, не думаю. Чутье подсказывает мне, что это не так. Полагаю, что за нами все еще следят, но, похоже, эти люди не хотят повторять прежнюю ошибку, поэтому и не нападают на нас.

– Наверное, они все еще считают, что я леди Розамонд, – сказала Анна. – Но они не уверены, что эта леди слышала беседу заговорщиков.

– Совершенно верно, – кивнул Уолтер. – Но они узнают, что графиня все слышала, когда поймут, что ее подменили. Поэтому тебе надо держаться от них подальше.

На следующее утро, после молитвы, сестры лорда Эгмантона устроили для Анны экскурсию по женской половине замка и показали ей комнаты для шитья, а также ткацкие комнаты. Леди Эгмантон при этом не присутствовала, и Анну ее отсутствие вполне устраивало.

Ближе к полудню в замок прибыли бродячие менестрели и музыканты. Леди Эгмантон тотчас же засыпала гостей вопросами – ей ужасно хотелось узнать последние новости. Один из музыкантов, настраивавший свою лютню для вечернего пира, подробнейшим образом рассказал баронессе все, что только мог. Сначала он развлекал хозяйку замка любовными историями из жизни короля и его родственников, но потом вдруг помрачнел и со вздохом сказал:

– Миледи, моя последняя новость будет не столь для вас приятной… Ужасная смерть – и вовсе не от случайности.

Анна с Филиппом переглянулись – тот неподалеку играл в шахматы с сэром Уолтером.

– Кого-то убили? – с живейшим интересом спросила баронесса.

– Леди Стаплхилл была найдена мертвой в своей постели. Это случилось недели две назад. – Музыкант снова вздохнул и перекрестился.

Маргарет, подававшая Анне бокал с вином, в изумлении разинула рот. Анна же смотрела на побледневшую служанку с не меньшим удивлением, она не понимала, почему Маргарет так взволновала эта новость.

– Выходит, ее убили? – оживилась леди Эгмантон.

Музыкант кивнул:

– Да, миледи. Она была найдена с кинжалом в животе.

Почти все сидевшие в зале начали в тревоге переглядываться. А Анна вдруг подумала о том, что леди Розамонд скорее всего была знакома с этой женщиной – только так можно было объяснить волнение Маргарет.

Словно прочитав ее мысли, леди Эгмантон повернулась к ней и спросила:

– Леди Розамонд, а вы знали леди Стаплхилл? Она не намного старше вас, и я уверена, что она находилась при дворе, когда вы там были.

– Я знала ее, но очень плохо, – ответила Анна. – Ах, такая трагедия! – Она повернулась к музыканту с лютне. – А этот ужасный убийца схвачен?

Тот покачал головой:

– Как ни прискорбно, миледи, но его не схватили. И вообще, это очень странная история… Как убийца мог проникнуть в комнату, находившуюся под надежной охраной?

– Ее мужа не заподозрили? – спросила леди Эгмантон. Анна заметила, что Филипп смотрит на сэра Уолтера с подозрением. А сэр Уолтер с сэром Джозефом были на удивление спокойны, словно ничего особенного не услышали.

– Ее муж был убит горем. У него остались двое детей, – продолжал музыкант. – Считают, что у него не было никаких причин ее убивать.

– А может, у нее был любовник? – допытывалась баронесса.

– Ах, леди Эгмантон… – Анна поднялась на ноги. – Что-то мне не по себе от этой новости. Я хочу немного прогуляться. Ваш сын все еще беседует со стюардом?

Пожилая дама с улыбкой кивнула:

– Да, беседует. И он будет занят большую часть дня.

– Какая досада… – пробормотала Анна, испытывая огромное облегчение. Она очень надеялась, что охота не состоится. Повернувшись к рыцарям, Анна добавила: – Я хочу немного прогуляться верхом, если не возражаете. Кто-нибудь проводит меня?

Хотя Маргарет явно не хотелось покидать зал, Анна увела с собой и ее. Они вышли во двор и остановились в ожидании – конюхи седлали их лошадей. Приблизившись вплотную к служанке, Анна шепотом сообщила ей, что они не отъедут далеко от замка. Ей вообще не хотелось покидать крепость, однако у нее не было другой возможности поговорить с Маргарет с глазу на глаз.

Вскоре они выехали за ворота. Перед ними темнел Шервудский лес, но Анна не хотела туда ехать, так как опасалась людей, следивших за ними. Отъехав немного от главной башни, она осмотрелась. По дороге, что вела к замку, катились повозки с провизией, а вдали, на лугах, мирно паслись овцы. Решив, что это место вполне безопасное, Анна пустила лошадь прогулочным шагом, делая вид, что любуется окрестностями. Маргарет, ехавшая с ней рядом, то и дело вздыхала.

Вскоре их догнали все рыцари, и Филипп тотчас же заговорил:

– Сэр Уолтер, что вы знаете об убийстве леди Стаплхилл?

Уолтер посмотрел на него с удивлением.

– Что я знаю?.. То же самое, что и вы, сэр Филипп, – эту женщину убили.

Филипп повернулся к Маргарет:

– Леди Розамонд была с ней знакома?

Служанка опустила глаза и кивнула. Сэр Уолтер нахмурился и проворчал:

– А почему вы спрашиваете об этом, сэр Филипп?

– Потому что я уверен: вы что-то знаете об этом убийстве, – заявил Филипп. – Более того, вы кое-что знали об этом еще до того, как отправиться в это путешествие.

Уолтер пожал плечами:

– А какое это имеет значение? С нашей миссией все это никак не связано.

– Возможно, не связано, – согласился Филипп и, снова повернувшись к Маргарет, проговорил: – Пожалуйста, расскажи нам все, что знаешь. Расскажи хотя бы ради своей госпожи.

Анна думала, что люди Лиги начнут возражать, но те, возможно, решили, что не следует скрывать правду. Служанка долго молчала, наконец заговорила:

– Последний раз я видела леди Стаплхилл на турнире в Дареме.

Филипп кивнул:

– Все верно. Именно на этом турнире леди Розамонд подслушала изменников.

Анна в страхе осматривалась; ей казалось, что кто-то наблюдает за ними, однако поблизости никого не было видно.

– На тот турнир съехались многие, – с невозмутимым видом заметил сэр Уолтер. – Но никого, кроме этой дамы, не убили. К тому же убийство произошло только после того, как она вернулась домой.

– Очень странно, что молодую мать убили в ее постели, – сказал Филипп. – Это обстоятельство делает убийство еще более подозрительным.

Анна взглянула на сэра Джозефа и сэра Дэвида, но их лица казались непроницаемыми, словно этот разговор их совершенно не интересовал.

– Лига провела собственное расследование, – неожиданно проговорил сэр Уолтер. – И нам известно, что муж леди Стаплхилл имел врагов и большие долги. Скорее всего это убийство – месть ее мужу.

– Скорее всего? – переспросил Филипп. – А может, заговорщики решили, что их замысел раскрыт? Может, именно поэтому на нас было совершено нападение?

Сэр Уолтер ненадолго задумался, потом покачал головой:

– Не уверен. Видите ли, я получил сообщение. В Лиге знают, что заговорщики – очень влиятельные люди. В их распоряжении множество хорошо обученных воинов, и если бы они захотели убить леди Розамонд, они бы для этого послали более многочисленный отряд.

– Возможно, – кивнул Филипп. Он перевел взгляд на Анну: – Наши спутники сообщали вам о послании?

Анна нахмурилась и покачала головой. Ей было досадно, что от нее что-то скрыли, но, возможно, сэр Уолтер посчитал, что это сообщение – малозначительная новость. Или же выполнял волю людей из Лиги.

– Видите ли, сэр Филипп, – Уолтер едва сдерживался, – я знаю очень много такого, о чем большинство людей даже не подозревает. Может, вы считаете, что я должен вам все рассказывать?

– Я этого не говорил! – отрезал Филипп. Повернувшись к Анне, он добавил: – Мне нужно поговорить с тобой наедине.

Сэр Уолтер тяжело вздохнул:

– Филипп, подумай о том, что ты делаешь.

«Наверное, он не хочет, чтобы мы с Филиппом остались вдвоем», – подумала Анна. Решив успокоить рыцарей, она сказала:

– Сэр Уолтер, мне бы тоже очень хотелось поговорить с Филиппом. – Проводите, пожалуйста, Маргарет обратно в замок. Не беспокойтесь, мы недолго. Но вы можете, если хотите, наблюдать за нами издалека.

Рыцари Лиги молча развернули лошадей и поскакали обратно к замку. Маргарет, ехавшая следом за ними, то и дело оглядывалась.

Филипп испытывал беспокойство, и вместе с тем он был ужасно зол на рыцарей Лиги. Почему они вели себя так предательски? И поведение противоречило всему, что он слышал о Лиге.

– Даже служанка встревожилась, – пробурчал Филипп, когда они с Анной остались наедине.

– Маргарет всегда очень беспокоилась за леди Розамонд, – ответила Анна. – Эта леди предприняла опасное путешествие, и ее презрением к опасности можно только восхищаться, – добавила она с усмешкой.

Но Филиппу было не до шуток. Еще больше помрачнев, он процедил:

– Пойми, ты рискуешь жизнью. И тебе лгали! Во всяком случае, от тебя многое скрывают. А если бы ты сразу узнала об убийстве леди Стаплхилл…

– Дело не в убийстве, – перебила Анна. – Просто ему казалось, что это не так уж важно.

– Анна, когда ты вызвалась выполнить эту миссию, ты почти ничего не знала. Но теперь-то у нас есть достаточно доказательств, чтобы утверждать: заговорщики знают о том, что их подслушали.

– Но они не знают, кто именно.

– Если ты не хочешь стать следующей жертвой, тебе следует отказаться от участия в этом деле, – решительно заявил Филипп.

– Нет-нет, не проси меня об этом. – Она покачала головой. – Наша миссия слишком важна для королевства. Ты бы послушал меня, если бы я попросила тебя бросить короля во время сражения?

– Это совсем другое дело, – возразил Филипп.

– Другое, но только по одной причине: в бою ты один из многих. А я сейчас – единственная. Только я могу сбить с толку врагов и помочь леди Розамонд беспрепятственно добраться до Лондона. Я ведь уже говорила, что означает для меня приглашение в Лигу. Я непременно в нее вступлю.

– Но какой ценой?

Лошадь Филиппа то и дело вскидывала голову, и он, спрыгнув на землю, протянул руки к Анне. Она тоже спешилась, и их лошади, тотчас успокоившись, принялись щипать траву.

– Так какой же ценой? – повторил Филипп. Анна решительно покачала головой:

– Никакую цену я платить не собираюсь. Не такая уж я беззащитная… – Она улыбнулась, но Филипп не ответил на ее улыбку. – Конечно, я благодарна тебе за помощь, – продолжала Анна, – но тебе не следует за меня беспокоиться. Если потребуется, мне поможет Лига.

– Моей матери Лига не помогла, – со вздохом проговорил Филипп и отвернулся.

Озадаченная его словами, Анна попыталась проследить за его взглядом, однако ничего особенного не увидела. Повсюду заросшие травой равнины, а неподалеку паслось стадо овец.

Филипп по-прежнему молчал, и Анна тихо спросила:

– Так что же твоя мать?..

Он снова вздохнул, но не проронил ни слова.

Анна шагнула к нему и, заглянув в лицо, проговорила:

– Кажется, ты рассказывал, что твою мать спас человек из Лиги. Может, именно она хотела, чтобы ты вступил в это тайное общество?

– Мать даже надеяться на это не смела, – ответил Филипп. – Служанка у леди Келшелл, она и мечтать не могла о том, что ее сын поднимется так высоко. – Он невесело рассмеялся. – Как же много воспоминаний на меня нахлынуло… Ведь мы сейчас совсем недалеко от тех мест, где я вырос.

Анна смотрела на него с удивлением; ей казалось, что она ослышалась. Филипп Клиффорд – сын служанки? А она-то считала, что он не получивший наследства младший сын из благородной фамилии. Или по крайней мере потомок обедневшего дворянского рода. А ведь даже ее отец владел небольшим участком земли. Выходит, они с Филиппом равные по своему положению и в этом смысле вполне подходят друг другу.

«Нет-нет, мы с ним вовсе не пара, – напомнила себе Анна. – Ведь Филипп стал рыцарем, и его семья может гордиться им. И он хочет, выгодно женившись, подняться еще выше. Поэтому мне не следует о нем думать».

– Ты во мне разочаровалась? – спросил он с усмешкой.

– Разочаровалась? Как ты можешь думать такое?..

– На мою мать напали разбойники, когда она выполняла поручение своей госпожи, – продолжал Филипп. – К счастью, ее спас рыцарь Лиги, и после этого она до конца жизни боготворила всех, кто принадлежал к сообществу. Мать знала легенды о рыцарях Лиги и рассказывала мне их перед сном.

– Знала легенды?

– Да, знала. Мать была простой служанкой, но когда-то она жила в Лондоне с леди Келшелл, поэтому многое слышала. К тому же она расспрашивала всех путешественников, заходивших в замок Келшелл… – Филипп внезапно умолк, потом вновь заговорил: – Слушая ее рассказы, я стал мечтать о приключениях в дальних странах. Мать была прекрасной рассказчицей, и все, о чем она рассказывала, представлялось мне так, словно я сам это видел. Я с детства мечтал стать рыцарем и долгие часы проводил около поля для воинских упражнений. Наблюдая за упражнениями рыцарей, я думал о том, что и сам когда-нибудь стану одним из них.

Анна слушала затаив дыхание; Филипп впервые говорил о себе с такой искренностью, и теперь ей казалось, что раньше она совсем его не знала.

Когда он умолк, она долго молчала, ошеломленная его рассказом. Наконец негромко проговорила:

– Твоя мать возлагала на тебя большие надежды, и ты вполне их оправдал. Ты ведь стал, рыцарем, верно?

Он кивнул:

– Да, конечно. К счастью, меня заметил хозяин замка, которого я часто сопровождал в качестве оруженосца. И во Франции я был посвящен в рыцари. А моя мать давно умерла, но я продолжаю идти по дороге, которую она мне предназначила. – Он пристально посмотрел в глаза девушки. – Но это был не мой путь. Я понял это только после того, как встретил в Олдерли людей из Лиги. Понял, что мне требуется их одобрение. Хотя они, возможно, думают, что я хочу к ним присоединиться.

Она заметила, что глаза Филиппа сверкнули гневом. Возможно, он не все ей рассказал.

– Но если ты хочешь оставить наш отряд, то в любой момент можешь это сделать, – сказала Анна. – Ведь ты ничем мне не обязан. А вот я не могу отказаться от нашей миссии. Король нуждается в моей помощи, пусть даже он ничего обо мне не знает.

Филипп криво усмехнулся.

– Такая у вас судьба, графиня. Но имейте в виду, я останусь с вами до самого конца.

– До самого конца? Звучит мрачновато, – заметила Анна, пытаясь не выдать своих чувств. Как ни странно, но она была рада, что Филипп решил остаться. – Только тебе не следует забывать, что я играю роль леди Розамонд, роль графини, подыскивающей себе нового супруга. А вот когда моя миссия закончится, то благодарность короля…

– Послушай, Анна, – Филипп схватил ее за руку, – ведь рыцари Лиги лгали тебе, хотя ты, возможно, считаешь, что их побуждения благородны. Во всяком случае, ясно одно: они очень хотят, чтобы ты оставалась с ними. И не забывай, что эти люди способны на самые… неожиданные поступки.

Анна хотела возразить, но тут же передумала. Она уже сказала все, что могла.

– Хорошо, Филипп, я приму к сведению твои слова. Он помог ей забраться на лошадь, и вскоре они присоединились к рыцарям Лиги, поджидавшим их в отдалении.

– Мы остаемся в отряде, – сообщил Филипп. – Но я запомню, что вы скрывали от нас правду, Уолтер.

Анна поджала губы; она сразу же поняла, что Филипп больше не будет называть этого человека сэром. И все же она не жалела об этом разговоре с Филиппом – ведь теперь они с ним гораздо лучше знали друг друга.

А сэр Уолтер молча кивнул, и лицо его оставалось совершенно непроницаемым.

Когда они ехали обратно к замку Маркем, Анна раздумывала о том, что узнала о жизни Филиппа. Теперь-то она понимала, почему для него так важна женитьба, соответствующая его рыцарскому званию. Его мать хотела, чтобы сын многого добился, и Анна не сомневалась: так и произойдет. Филипп был из тех, кто непременно добивается желаемого. Однако она знала, что его по-прежнему к ней влечет. Точно так же, как ее влекло к нему.

Глава 12

В полдень лорд Эгмантон пригласил гостью сопровождать его на охоте. «Вероятно, ему все-таки удалось переубедить свою мать», – решила Анна. Ей было страшновато отправляться в лес, хотя со столь большим числом сопровождающих вроде бы не следовало бояться. С ними ехали человек десять воинов, четверо ее собственных рыцарей, а также несколько помощников шерифа и рыцари из ближайших замков. Кроме того, лорда Эгмантона сопровождали его сестры.

Выехав из замка, вся кавалькада повернула к лесу Анна, то и дело поглядывая на сестер Эгмантона, пыталась продемонстрировать им, насколько удобнее ехать на лошади по-мужски, а не в дамском седле.

Наконец они въехали в Шервудский лес, и охотники сразу же спустили с поводков собак. Анна с улыбкой наблюдала, как те с громким лаем носились между деревьев в поисках зайцев. Охотники же старались не отставать от собак, но у них это не очень-то получалось.

Глядя на все это, Анна весело рассмеялась, а Филипп, скакавший с ней рядом, то и дело озирался, стараясь определить, с какой стороны может исходить угроза.

Внезапно впереди раздались громкие крики, и Анна поняла, что охотники и собаки настигли добычу. Анна, а также сестры лорда Эгмантона натянули поводья, придерживая своих лошадей; им не хотелось видеть кровавый ритуал, когда собак за их труд награждают, мясом убитых животных.

Тут Анна вдруг заметила, что Филипп улыбнулся сестрам, а те вспыхнули и захихикали. Филипп же, опершись на луку седла, спросил:

– Дамы, а вы часто охотитесь со своим братом?

Девушки тут же усердно закивали, а Анна вдруг подумала о том, что именно среди таких девиц Филипп стремился подыскать себе невесту. К тому же у них был вполне подходящий для этого возраст. «Ты не должна ревновать, – сказала себе Анна. – Не должна, если хочешь, чтобы Филипп добился успеха». Однако ревность не отпускала – ведь именно ее он желал, именно к ней стремился… Впрочем, она, если вступит в Лигу, вполне сможет позволить себе удовольствия, не перерастающие в любовь… Любовь бы слишком усложнила ее жизнь. Что же касается Филиппа, то он, если бы захотел, мог бы заполучить руку одной из сестер. Победитель на многих турнирах имел полное право рассчитывать на подобный брак.

Осмотревшись, Анна заметила, что и Дэвид держался неподалеку от нее, – вероятно, такой приказ он получил от сэра Уолтера. А Джозеф то и дело болезненно морщился – очевидно, его по-прежнему беспокоило колено.

Вскоре охотники разъехались в разных направлениях, а через какое-то время доставили свою добычу на широкую поляну, где была разбита палатка для обеда. Повара уже развели огонь, и Анна видела, как лорд Эгмантон преподнес им тушки зайцев, которые следовало зажарить на вертеле. Отовсюду доносились возгласы и смех. И даже менестрели прибыли к охотникам, чтобы развлекать их своей музыкой и песнями. Анна решила, что тоже должна выбросить из головы тревожные мысли.

Лорд Эгмантон, приблизившись к ней, помог ей спешиться.

– Миледи, я поражен вашим умением держаться в седле, – проговорил он с улыбкой. – Неужели ваш отец позволял вам ездить по-мужски?

– Да, милорд. Но, возможно, это было неразумно с его стороны. Многие говорят, что это сильно испортило мой характер.

Охотники, стоявшие рядом с ними, весело засмеялись, а сестры Эгмантона в недоумении переглянулись.

– Не хотите ли немного пройтись, леди Розамонд? – продолжал молодой барон. – Мои сестры говорили мне, что поблизости есть ручей, который прямо-таки просится па холст.

Анна позволила лорду Эгмантону взять ее под руку. Один из охранников лорда последовал за ними. То же самое сделал и Дэвид. Филиппа Анна не заметила, однако решила, что он не станет наблюдать за ней. Не мог же он находиться при ней постоянно. К тому же среди охотников находились юные леди, с которыми ему возможно, хотелось пофлиртовать.

Покинув поляну, Анна и ее спутник зашагали по тропинке под раскидистыми ветками дубов. Лорд Эгмантон был молчалив и, как показалось Анне, сильно нервничал. Но когда она улыбнулась ему, он ответил ей радостной мальчишеской улыбкой, и это даже удивило ее. Вскоре Анна услышала журчание ручья. Они обошли вокруг векового дуба, и ручей засверкал под яркими лучами солнца. Рода стремительно бежала меж камней и кое-где в воздух взлетали облачка брызг. А около невысокой скалы росли желтые первоцветы и пурпурные водосборы, поблескивающие от капель воды.

– Ах, как красиво, – прошептала Анна словно громкий голос мог бы потревожить покой этого чудесного уголка.

Лорд Эгмантон повел ее вдоль ручья. Машинально обернувшись, Анна остановилась в изумлении, поскольку не увидела за спиной никого.

– Охранники находятся поблизости, и их можно позвать, если потребуется, – пояснил лорд Эгмантон. – Видите ли, я не хочу, чтобы нас беспокоили.

Анна встревожилась, но тут же взяла себя в руки. «Действительно, глупо беспокоиться, – сказала она себе. – Ведь неподалеку, на поляне, целый отряд. И мне достаточно только крикнуть, чтобы появился Дэвид».

Тут лорд Эгмантон повернулся к ней и с улыбкой спросил:

– Сколько замков вы уже посетили, миледи?

Анна подошла к берегу и наклонилась, чтобы сорвать первоцвет. Немного помолчав, ответила:

– Ваш замок – третий, милорд.

– И какому же из лордов вы отдаете предпочтение? Или мы все для вас одинаковые?

Анна понюхала цветок и рассмеялась.

– Все мужчины и разные, и одинаковые одновременно. Ваши предшественники были много старше вас и искали новую супругу.

– Но у них уже были наследники?

– Да.

– Вы, конечно же, понимаете, что я захочу от вас того же, – проговорил Эгмантон, внезапно схватив Анну за руку.

Она вскрикнула в испуге и уронила цветы. Барон привлек ее к себе, и тут уже Анна не на шутку испугалась. Стараясь не выдать своего страха, она положила руку ему на грудь и, изобразив улыбку, сказала:

– Я буду рада подарить вам наследника, милорд. Если, конечно, мы поженимся.

– Но мы могли бы очень многое успеть еще до этого. – Он пристально посмотрел ей в глаза.

– Ах, вы просто очень молоды, милорд, иначе не стали бы так торопиться.

Анна приказывала себя не напрягаться, когда он поцеловал ее в шею и поглаживал ладонью по спине. Удивительно, но эти его ласки совершенно на нее не действовали – они не шли ни в какое сравнение с ласками Филиппа.

Когда же Эгмантон обнял ее одной рукой за талию, а другую положил ей на грудь, она попыталась отстраниться:

– Милорд, вам не следует трогать то, что вам не принадлежит.

Но он еще крепче прижал ее к себе, и Анна поморщившись, проговорила:

– Сэр, я просила вас прекратить! Если вы примените силу, это не заставит меня выйти за вас…

Но Эгмантон, казалось, не слышал слова Анны; по-прежнему прижимая ее к себе, он впился в ее губы поцелуем, от которого она чуть не задохнулась. Стараясь не поддаваться панике, Анна говорила себе: «Успокойся, помощь совсем близко. И если ты хочешь вступить в Лигу, то должна научиться выходить из подобных ситуаций самостоятельно».

Прервав наконец поцелуй, молодой барон заявил:

– Леди Розамонд, я облегчу вам выбор. Если вы хотите родить ребенка, то, конечно же, должны родить от меня.

Анна с силой толкнула его в грудь, но он оказался гораздо сильнее, чем можно было предположить. Когда она почувствовала его возбужденную плоть, упершуюся ей в живот, ее охватила ярость.

– Прекратите немедленно, или я закричу, – процедила Анна сквозь зубы.

Она попыталась высвободиться, но тотчас же поняла, что не сумеет с ним справиться; как ни странно, но барон оказался довольно сильным молодым человеком.

– Дэвид! – закричала она в панике. – Дэвид, помогите!

Лорд Эгмантон улыбнулся и, уложив ее на плоский камень, лежавший у ручья, навалился на нее всем телом. «Где же Дэвид?» – в ужасе подумала Анна.

– Он не придет, – произнес барон, словно прочитав ее мысли. – Мои люди получили приказ позаботиться, чтобы нам никто не мешал.

Надеясь привести барона в чувство, Анна тихо сказала.

– Но, милорд, поблизости находятся ваши сестры. Когда они узнают, что вы делаете…

– Они ничего не узнают, поскольку вы будете молчать. А если кому-нибудь скажете, я на вас не женюсь. И в этом случае вы будете посрамлены в глазах двора, так что никто уже на вас не женится.

Если он думал, что этого будет достаточно, чтобы она смирилась, то он ошибся. Изловчившись, Анна с силой ударила барона ногой в колено. Эгмантон поморщился от боли, но тут же снова на нее навалился. Анна отчаянно сопротивлялась, однако не кричала, так как прекрасно понимала: сэр Дэвид уже давно пришел бы ей на помощь, если бы мог. Она чувствовала, как с каждым мгновением слабеет, а Эгмантон и не думал отказываться от своих намерений.


После того как Анна с бароном ушли, Филипп мерил шагами дорожку, не зная, чем заняться. В какой-то момент он попытался отвлечься беседой с сестрами Эгмантона, но они оказались слишком молоды и наивны.

Филиппа все больше одолевало беспокойство – из головы не выходил стражник, который последовал за Эгмантоном. Почему барон решил, что одного Дэвида им для защиты недостаточно? И разве кто-либо осмелился бы напасть на такой многочисленный отряд?

Но, может быть… Может, стражнику поручили расправиться с Дэвидом?

Филипп посмотрел на сэра Уолтера и понял, что тот давно уже наблюдает за ним. После утреннего откровенного разговора оба испытывали неловкость, но сейчас Уолтер, кажется, угадал, что у него на уме. Филипп молча кивнул в ту сторону, куда ушла Анна. Он ждал согласия Уолтера, надеясь, что тот не прикажет ему оставаться на месте и не вынудит его к неповиновению.

Сэр Уолтер довольно долго осматривал поляну, затем, снова повернувшись к молодому рыцарю, едва заметно кивнул.

Тотчас же скользнув за ближайшие деревья, Филипп зашагал по узкой тропинке. Он уже спрашивал сестер о ручье и знал, куда идти. Но не прошел он и половины пути, как вдруг услышал какой-то глухой удар, а затем громкий стон. Резко развернувшись, Филипп увидел Дэвида и стражника; сцепившись, они катались по траве чуть в стороне от – тропинки.

«Боже правый!» – мысленно воскликнул Филипп. Выходит, его подозрения оправдались. Тут же забыв об Анне, он бросился на помощь Дэвиду. И в тот же момент рыцарь Лиги нанес стражнику весьма чувствительный удар ногой, после чего навалился на него всем весом. Заметив Филиппа, Дэвид прокричал:

– Быстрее, они совсем рядом!

Противник Дэвида попытался высвободиться, но рыцарь крепко его держал. Филипп же, стремительно добежав до конца тропинки, выскочил на поляну, прямо к ручью. Он сразу же увидел Анну, лежавшую на плоском камне, к которому ее придавил навалившийся на нее Эгмантон.

Филипп бросился на барона и, обхватив его сзади, швырнул на землю. Разумеется, он понимал: было бы вполне достаточно рассказать всем охотникам о поведении Эгмантона. Но ярость воина требовала выхода, и Филипп, размахнувшись, с силой ударил Эгмантона кулаком в лицо.

– Тебе нравится, когда другие себя не сдерживают?! – прокричал Филипп, глядя барону в глаза.

Эгмантон попытался встать, но Филипп, придавив его к земле, снова размахнулся, собираясь нанести очередной удар.

В этот момент кто-то схватил его за плечо, и тут же раздался голос сэра Дэвида:

– Довольно, Филипп. Она ведь в безопасности.

Отступив от барона, Филипп шумно перевел дыхание. Повернувшись, он увидел стоявшую у скалы Анну. Обнимая себя за плечи, она поеживалась словно от холода.

Филипп направился к ней, но Дэвид, ухватив его за руку, отрицательно покачал головой.

– Лучше займись бароном, – проворчал Филипп. – А я успокою леди Розамонд.

Дэвид отпустил его с явной неохотой. Когда Филипп приблизился к девушке, она насмотрела ему прямо в глаза, и он с удивлением отметил, что она казалась совершенно спокойной. «Что ж, наверное, этого и следовало ожидать, – подумал Филипп. – Так и положено вести себя женщине, вознамерившейся вступить в Лигу».

Какое-то время он молчал, не зная, что сказать. Наконец произнес:

– С тобой все в порядке?

Она кивнула:

– Ты пришел очень вовремя.

Он на мгновение прикрыл глаза и с огромным облегчением выдохнул. Потом спросил:

– Он просто… просто потерял над собой контроль?

– Нет, он заранее все обдумал, – ответила Анна, глядя куда-то в сторону.

Повернувшись, Филипп увидел хромавшего стражника, направлявшегося к своему господину. Дэвид же помогал барону подняться с земли. Филипп внимательно наблюдал за всеми, опасаясь, что стражник с бароном могут напасть на Дэвида.

– Обдумал заранее? – Он бросил взгляд на свои окровавленные кулаки.

– Да, он решил, что если я забеременею, то непременно выйду за него замуж. – Она вздохнула и с горечью в голосе добавила: – А я-то думала, что подобное может произойти только с женщинами, которые не имеют титула, с теми, которые не способны возражать.

Филипп нахмурился и внимательно посмотрел на Анну – ему вдруг показалось, что в ее словах был скрыт какой-то намек. Он уже собрался спросить ее об этом, но тут за спиной у него раздался голос Эгмантона. Обернувшись, Филипп увидел на лице барона огромный синяк, к которому тот осторожно прикасался пальцами. Через несколько секунд лорд Эгмантон и его стражник стремительно пересекли поляну и исчезли за стволами деревьев.

Сэр Дэвид подошел к скале и, взглянув на Анну, спросил:

– Каков урон, миледи?

Анна невольно улыбнулась:

– Почти никакого, сэр.

– Прошу простить меня, – пробормотал рыцарь. – Этот стражник помешал мне вовремя прийти вам на выручку.

– Но ты убрал его с моей дороги, – заметил Филипп.

– Я очень благодарна вам обоим, – сказала Анна. – Но боюсь, что лорд Эгмантон воспримет все это…

– Возможно, он прикажет схватить нас, – перебил Дэвид. Тяжело вздохнув, он добавил: – К сожалению, мы находимся среди его людей.

Анна сокрушенно покачала головой.

– Ах, это все я виновата. Мне не следовало идти с ним. Но я думала, он не настолько глуп, чтобы набрасываться на меня, когда охотники так близко. – Она невесело рассмеялась. – А я-то полагала, что он совсем молоденький…

– Ты ни в чем не виновата, – возразил Филипп. – Ты ведь должна была вести себя… определенным образом, в соответствии со своей ролью.

– Да, возможно, – согласилась Анна. – Но боюсь, что из-за этого можете пострадать вы с Дэвидом.

Минуту спустя все трое направились к лагерю охотников.

* * *

Когда они вышли на поляну, где находились все участники охоты, веселье уже затихло. Стюард и помощник шерифа внимательно посмотрели на Анну, но ничего ей не сказали. А Эгмантон, забравшись на лошадь, проскакал мимо гостьи и рыцарей, даже на них не взглянув. Оставалось лишь догадываться, какой приказ он отдал своим людям. Однако синяк на его лице, стал еще больше, и Анна втайне этому порадовалась.

Повара и слуги начали убирать посуду и остатки угощения, а сестры Эгмантона, бледные и испуганные, старались держаться подальше от Анны. «Может, им сказали, что все это из-за меня?» – подумала она.

Уолтер и Джозеф уже садились в седла. Дэвид с Филиппом переглянулись, и Филипп спросил:

– Что сказал барон, когда вернулся?

Уолтер пристально посмотрел на молодого рыцаря:

– Он сказал, сэр Филипп, что вы напали на него безо всякой причины.

Анна в изумлении раскрыла рот. Неужели кто-то поверит барону? Говорить подобное так же нелепо, как утверждать, что это она напала на Эгмантона.

Филипп с усмешкой заметил:

– Если бы я напал без всякой причины, то меня, наверное, уже схватили бы его воины.

Дэвид нахмурился и пробурчал:

– Его стражник помешал мне вовремя прийти на помощь леди Розамонд.

Сэр Уолтер молча кивнул, давая понять, что верит своим людям.

– Возможно, я был слишком груб с ним, – проговорил Филипп, – но когда я появился, он был уже почти на ней.

Взгляд Уолтера смягчился.

– Миледи, как вы себя чувствуете? – спросил он; повернувшись к Анне.

Она попыталась улыбнуться:

– Неплохо. Но мне срочно нужна горячая ванна.

– Ты вся дрожишь, – сказал Филипп, обнимая ее за плечи.

Девушка замерла, а рыцари Лиги нахмурились, Филипп со вздохом убрал руку.

Какое-то мгновение Анна еще чувствовала тепло его ладони, но потом ее снова охватила дрожь, которую она никак не могла сдержать. «Что же со мной происходит? – думала Анна. – Ведь сегодня теплый летний день. Неужели я такая слабая?..»

– Просто вы все еще переживаете из-за этого нападения, – сказал девушке Джозеф. – Но это скоро пройдет.

Она тихонько вздохнула:

– Да, я знаю.

Дэвид подвел к ней лошадь и помог забраться в седло. Минуту спустя все пятеро покинули поляну. Когда же они выехали из леса и впереди показался замок Маркем, Анна заявила:

– Думаю, мы не должны туда возвращаться.

Уолтер кивнул:

– Я тоже так считаю. Но все же придется заехать ненадолго. Обещаю, что мы задержимся там только для того, чтобы собрать вещи. Ньюарк совсем недалеко, и мы сможем добраться туда до наступления темноты.

Анна с облегчением вздохнула:

– Спасибо вам всем.

Вскоре они проехали замковые ворота, и их тотчас же окружил отряд вооруженных воинов.

Анна натянула поводья, останавливая свою лошадь.

– Что это значит?! – выкрикнула она. Один из воинов сделал шаг вперед:

– Я сэр Мартин, миледи. У меня есть приказ отвести сэра Филиппа в темницу.

– Ты этого не сделаешь, – решительно заявила Анна. – Сэр Филипп спас меня.

– Я буду выполнять приказ, пока его не отменят.

Анна собиралась еще что-то сказать, но Уолтер, пристально посмотрев на нее, покачал головой:

– Миледи, мы можем разрешить это дело мирным путем. Не стоит устраивать сражение здесь, во дворе.

Она перевела взгляд на Филиппа, но тот, улыбнувшись, проговорил:

– Не волнуйтесь за меня, миледи.

Филипп спешился и, расстегнув пояс, протянул кинжал и меч сэру Уолтеру.

К молодому рыцарю тотчас же шагнули двое воинов.

– Куда вы его уводите? – спросила Анна.

– В темницу, миледи, – ответил Мартин. – Там все пленники ожидают слушания своих дел. Обещаю, что к нему не будут плохо относиться.

Если леди Розамонд следовало проявить свой характер, то теперь было самое время.

– Если с ним что-нибудь случится, я обращусь с жалобой к королю, – заявила Анна. – И я уверена, что он решит это дело в мою сторону.

Сэр Мартин поклонился ей:

– Да, я понимаю, миледи… Вскоре все воины разошлись, а лошадей конюхи увели в стойла.

– Что же теперь, сэр Уолтер? – спросила Анна.

– Пойдем поговорим с лордом Эгмантоном. Думаю, вы сумеете изобразить разгневанную графиню.

– Разумеется, – кивнула Анна. – Я непременно выскажу барону все, что думаю о его поведении.

Но когда они вошли в замок, она принялась мысленно себя отчитывать. Ведь Филипп предупреждал, что ее кокетство могут неправильно понять. И он оказался прав. Теперь его бросили в темницу, и это ее вина.

Глава 13

Поднявшись в свою комнату, Анна обнаружила, что Маргарет прекрасно о ней позаботилась. Служанка уже приготовила для нее теплую воду, и Анна тотчас же погрузилась в бочку, чтобы избавиться от дрожи. Но она не могла долго наслаждаться теплой водой – надо было спасать Филиппа из заточения. Маргарет помогла ей облачиться в самый изысканный из ее нарядов. В этом платье, украшенном жемчугами и золотым шитьем, можно было появиться даже при дворе короля. Спускаясь в Большой зал, Анна знала, как чудесно будет сверкать ее платье в отблесках свечей.

Вступив в зал, она осмотрелась. Леди Эгмантон сидела в кресле, установленном на высоком помосте, а рядом с ней, держась за руки, стояли ее дочери. Девушки поглядывали на гостью с явным смущением, а во взглядах некоторых служанок Анна уловила сочувствие – очевидно, их молодой господин не привык себя сдерживать. Перед камином же стоял сам барон, беседовавший со стюардом. Когда он повернулся к Анне, она чуть не вскрикнула – один его глаз весь заплыл, так что он, наверное, почти им не видел. Эгмантон пристально смотрел на нее, но она решила не обращать на него внимания и направилась к хозяйке замка.

Хотя ей, как гостье, было положено остановиться перед помостом, она решительно ступила на него, и баронесса побагровела от гнева.

– Ваш сын напал на меня, – проговорила Анна громким властным голосом, так что по залу прокатилось гулкое эхо. – Он пытался взять у меня то, что я могу отдать только мужчине, который вступит со мной в брак.

Глаза леди Эгмантон округлились. Она явно не ожидала, что гостья будет говорить столь откровенно.

– Но ваши люди напали на моего сына и…

– Он заслужил это, – перебила Анна. – За свое поведение ваш сын заслуживает не только синяка под глазом. – Анна подняла руки, чтобы баронесса увидела ссадины на ее локтях. – Вот что он сделал со мной, и если бы сэр Филипп не вмешался, ваш сын сделал бы и другое.

Леди Эгмантон посмотрела на молодого барона – в его глазах промелькнуло беспокойство, – затем снова повернулась к. гостье. И тут Анне вдруг показалось, что хозяйка замка улыбнулась. Да-да, сомнений быть не могло – баронесса действительно улыбнулась, вероятно, сообразив, что уж теперь-то леди Розамонд ни за что не выйдет замуж за ее сына. «Какая отвратительная семейка!» – мысленно воскликнула Анна.

– Я не хочу иметь никаких дела ни с вами, ни с вашим сыном, – проговорила Анна, поворачиваясь спиной к баронессе. – Вы должны немедленно освободить моего рыцаря, и мы сразу же покинем ваш замок.

Никто не произнес ни слова, когда Анна спускалась с помоста. Но, взглянув на сэра Уолтера, она увидела, что он смотрит на нее с восхищением.


Темница, вырытая под замком Маркем, была такой же холодной и сырой, как французская темница, в которой когда-то сидел Филипп, и как темница в Олдерли, где они с Джоном провели ночь, когда пытались спасти леди Элизабет. Хорошо, что ему дали свечу. Кромешная тьма могла бы через какое-то время довести заключенного до безумия.

В темнице имелись деревянный настил для сна и одеяло, к которому он так и не притронулся, а также два ведра. Филипп полагал, что в одном из ведер находилась солоноватая вода, но он решил, что не будет пить эту воду до тех пор, пока его положение не станет совершенно безнадежным. Дверь же была из дерева, однако он не стал проверять ее на прочность, потому что верил: Анна непременно добьется его освобождения. В конце концов, она леди Розамонд, вдова графа и дочь герцога. А Эгмантон всего лишь барон.

Но прошел, должно быть, целый час, прежде чем он услышал, как где-то в отдалении скрипнула дверь. Через щель в своей двери он вскоре увидел неровное пламя факела. Потом звякнули ключи, заскрежетал замок, и дверь распахнулась. Но вместо того чтобы освободить пленника, стражник приказал Филиппу отойти от двери. После этого в темницу вошел сэр Уолтер, и дверь за ним закрылась.

Окинув взглядом каменные стены, Уолтер пробурчал:

– Уютное местечко.

– Да, необычайно уютное. – Филипп криво усмехнулся. – Долго мне еще здесь сидеть? Неужели меня не освободят?

– Непременно освободят, – заверил пленника сэр Уолтер; – Просто хозяева стараются оттянуть этот момент. – Рыцарь кратко рассказал о беседе с баронессой и ее сыном.

Филипп в ярости скрипнул зубами.

– Его слова – наглая ложь!

– Разумеется, – кивнул Уолтер. – А сейчас, пока ты не покинул это место, я хотел бы поговорить с тобой наедине.

Филипп внимательно посмотрел на рыцаря, однако промолчал.

– Ты неправильно вел себя в этой ситуации, – продолжал Уолтер.

– Ты не видел того, что видел я, – возразил Филипп. – Он навалился на нее и уже раздвинул ее ноги, а она отчаянно сопротивлялась. Я боялся, что он…

– Поверь мне, я прекрасно понимаю, – перебил Уолтер. – Но достаточно было освободить леди Розамонд. Не следовало бить барона. Ты не должен позволять сердцу управлять тобой.

– При чем здесь мое сердце? – спросил Филипп.

Уолтер тихо вздохнул:

– Я же сказал тебе, что прекрасно все понимаю. И я знаю, что вы с леди Розамонд не раз были наедине и что вас влечет друг к другу.

Филипп молчал. Он ждал продолжения.

– Леди Розамонд когда-нибудь устроит свою жизнь, и возможно, с тобой, Филипп. Но сейчас ты можешь очень нам повредить своей несдержанностью.

– Но леди Розамонд скорее всего вернется в Олдерли, – ответил Филипп. – Едва ли она захочет остаться со мной. – Он хотел сказать рыцарю, что Анна уже собиралась связать свою судьбу с Лигой, но в последний момент решил, что темница замка не самое подходящее место для подобных откровений.

Уолтер пожал плечами.

– Я не знаю, каковы ее дальнейшие планы. Но сейчас я обязан ее охранять. А если она захочет провести время с тобой, я не стану возражать, но только при всех нас ты должен вести себя как ее охранник. Похоже, она нуждается в твоем участии. А наша миссия… Она закончится уже совсем скоро. – Повернувшись к двери, Уолтер добавил: – Тебя освободят, как только мы будем готовы покинуть замок.

Когда рыцарь ушел, Филипп со вздохом прикрыл глаза. Когда-то он доверял Уолтеру, но сейчас доверия не было. Самое главное для этого человека – преданность Лиге. «А может, он просто пытался сделать меня более сговорчивым? – думал Филипп. – Похоже, он готов пойти на все – только бы его миссия была успешно выполнена».

Уолтер сказал, что Анна нуждается в участии, но, по всей видимости, она так не думает. Что же касается его, Филиппа, влечения к ней, то он понял, что бороться с ним бесполезно; более того, временами ему даже казалось, что его все сильнее влечет к этой девушке. Судя по всему, и она испытывала нечто похожее. Но у них разные планы на будущее. Он даже рассказал ей кое-что из своего прошлого, чтобы она могла его понять.

Филипп вспомнил об охватившей его ревности, когда Эгмантон набросился на Анну, вспомнил о том, с какой яростью он ударил барона, посмевшего покушаться на ее честь. И еще он чувствовал, что не может не беспокоиться за Анну, чувствовал, что обязан ее защищать.

Отряд покинул замок Маркем только к вечеру. Из-за опасений, что лошади могут повредить ноги в темноте, они остановились на ночь в заброшенной охотничьей хижине на опушке леса. В хижине не было ничего, кроме четырех стен, земляного пола и соломенной крыши, но все же спать здесь было безопаснее, чем под открытым небом.

Рыцари готовились к ночи, а Анна, пытаясь выбросить из головы невеселые воспоминания, наблюдала, как Маргарет раскладывала у костра одеяла – костер развели прямо на полу. А во время ужина Анна вдруг поняла, что постоянно поглядывает на Филиппа. Никогда еще она так не радовалась, как в тот момент, когда увидела, что его наконец-то освободили и с ним все в порядке. Но теперь Филипп держался в стороне от рыцарей Лиги, и Анна прекрасно понимала, по какой причине. Сэр Уолтер умалчивал о смерти леди Стаплхилл, и Филипп был оскорблен подобным недоверием. Ей об этом тоже не сообщили, но не могли же люди из Лиги посвящать ее во все подробности… Ведь она всего лишь женщина, к. тому же служанка. Да и Филипп, когда был простым воином, наверняка приучился выполнять приказы без вопросов. Правда, потом, когда его посвятили в рыцари, он получил право на выбор, поэтому теперь и злился из-за того, что от него что-то утаивали.

Объев все мясо с косточки, Анна облизала пальцы и, снова взглянув на Филиппа, сидевшего по другую сторону костра, увидела, что он смотрит на нее неотрывно, смотрит горящими глазами. Но он тут же отвернулся и заговорил с Джозефом. А Анна почувствовала, что от этого его взгляда все ее тело словно вспыхнуло, как будто Филипп ласкал ее и целовал. И ей тотчас же вспомнилось, как прошлой ночью она долго ворочалась в постели, не в силах уснуть и думая о Филиппе, мечтая о близости с ним.

Филипп первым приступил к охране охотничьего домика, и Анна, укладываясь спать, чувствовала себя в полной безопасности. Молодой рыцарь мерил шагами дорожку между двумя окнами и время от времени останавливался, чтобы прислушаться к ночным звукам и осмотреться. А Анна ворочалась с боку на бок – сон опять к ней не шел. Она слышала всхрапывания рыцарей и шорох одеял, когда Маргарет поворачивалась во сне. И время от времени раздавалось уханье филина где-то совсем рядом, за стенами хижины, и даже слышалось журчание протекавшего неподалеку ручейка; причем с каждой минутой это журчание казалось все громче.

Наконец сообразив, что уснуть не удастся, Анна села и набросила на плечи одеяло, спасаясь от ночной прохлады. Дверь тут же отворилась, и в хижину вошел Филипп.

Приблизившись к девушке, он присел перед ней на корточки и тихо спросил:

– Что-то беспокоит, графиня?

Она наклонилась к огню и прошептала:

– Прости меня, пожалуйста. Ты сегодня настрадался из-за моего кокетства…

Филипп взглянул на нее с искренним удивлением.

– Настрадался?.. Я всего лишь провел несколько часов в холоде. Это вряд ли можно назвать страданием. – Он усмехнулся. – К тому же ты меня спасла…

Анна потупилась и со вздохом пробормотала:

– Но что будет, если подобное повторится? Ведь от графини Розамонд ожидают, что она будет держаться с мужчинами накоротке. Может, я сделала что-то не так?

Филипп в задумчивости смотрел на огонь. Наконец, пожав плечами, ответил:

– Похоже, ты все делала правильно. Но, наверное, отнеслась к барону со слишком уж большим доверием. Если тебе нужно остаться наедине с каким-либо мужчиной, то предъяви определенные условия. Тогда все будет по твоим правилам, а не по его.

Анна снова вздохнула.

– Но тебе, кажется, не очень понравилось, когда я именно таким образом вела себя с тобой.

Он пристально посмотрел ей в глаза.

– Да, не понравилось. Потому что я тоже имею право выдвигать свои условия.

– Но твои условия никак не повлияют на мое решение, – заметила Анна с виноватой улыбкой. – Ведь я леди Розамонд, и у меня чрезвычайно важная миссия.

Филипп негромко рассмеялся.

– Да, конечно… Я все понимаю.

Анна на мгновение отвела глаза, потом вдруг сказала:

– Знаешь, мне теперь стало гораздо легче… Иногда мне кажется, что я – это она.

Филипп посмотрел на нее с недоумением.

– Как так?..

– Видишь ли, все женихи относятся ко мне так, как будто я действительно леди Розамонд. Но наверное, я должна все время помнить, что я вовсе не графиня. Что же касается моей миссии… Мне кажется, она очень поможет мне в дальнейшем, когда я вступлю в Лигу.

– Да, наверное, – кивнул Филипп. – Во всяком случае, теперь ты знаешь, какие бывают лорды. Ведь прежде ты считала, что знатная дама не может подвергнуться нападению с их стороны. Выходит, ты кое-чему научилась.

Анна молча кивнула. Потом, глядя на огонь, в задумчивости проговорила:

– Несколько дней назад я сказала, что мои родители меня осуждают, утверждают, что я не смогу найти себе хорошего мужа.

– Да, ты говорила об этом. Родители лишили тебя приданого, когда ты отказалась выйти замуж за человека, которого они выбрали тебе в мужья. И якобы ты даже не сообщила им, что покидаешь Олдерли и отправляешься в это путешествие.

Анна коротко кивнула.

– Это потому, что они больше не считают меня своей дочерью.

– Мне кажется, они несправедливы к тебе.

– Все не так просто. – Анна надолго умолкла, потом вдруг проговорила: – Знаешь, они предлагали мне вернуться домой, чтобы познакомить с человеком, который мной интересуется. Я послушалась их, поскольку они все же мои родители и я многим им обязана. В конце концов, я почти всю свою жизнь знала, что когда-нибудь выйду замуж. Но я надеялась, что смогу сама выбирать…

– Но они все же выбрали тебе мужа, верно?

Анна кивнула:

– Да, к сожалению. Возможно, мне нравится считаться леди Розамонд, потому что в этой роли я получаю некоторую самостоятельность. А если я когда-нибудь вернусь домой, то у меня не будет никакой свободы. Так вот, родители предложили мне проводить время с мельником, но он оказался старым и неопрятным. К тому же у него много детей… Но он обещал моему отцу участок земли, если женится на мне. Мельник пытался взять меня силой точно также, как лорд Эгмантон. Я вырвалась, а он потом говорил, что просто хотел убедиться… Хотел убедиться, что я смогу родить ему сыновей, которые потом будут помогать в работе. Он утверждал, что мои родители его поняли.

Глаза Филиппа округлились.

– Выходит, твои родители дали ему разрешение затащить тебя в постель?

Анна пожала плечами:

– Выходит, что так. Видишь ли, я большую часть своей жизни провела с леди Элизабет, поэтому плохо знаю своих родителей. Но их неуважение ко мне очень меня обидело.

– Понимаю… – кивнул Филипп. – Многие девушки из семей простолюдинов не выходят замуж, пока не докажут, что смогут родить, но очень плохо, когда этого доказательства добиваются насильно.

– Наверное, мне не следует осуждать этого старого мельника за то, что он делал с разрешения моих родителей, – пробормотала Анна. – Но все же я ударила его ногой и убежала. А когда вернулась, чтобы собрать свои вещи, мои родители сказали, чтобы я никогда не возвращалась и что я больше им не дочь. К моему удивлению, это меня нисколько не огорчило, а даже обрадовало.

– Потому что ты теперь можешь сама принимать решения, – заметил Филипп.

– Да, именно так я думала. Но, поразмыслив, поняла, что без приданого у меня еще меньше свободы.

– Но так было лишь до тех пор, пока Лига не обратилась к тебе за помощью.

Анна с улыбкой кивнула:

– Да, верно. Потому что теперь я совсем другая. И теперь у меня появилась цель в жизни.

– Довольно опасная цель, – пробурчал Филипп.

– Но ты ведь живешь так каждый день, разве кет? Ты участвуешь в сражениях, а также в турнирах. Поэтому ты не можешь меня осуждать.

Филипп тоже улыбнулся:

– Похоже, я просто не способен осуждать тебя за что-либо. Я даже не способен тебе возразить.

– Не способен возразить?.. – Анна смотрела на Филиппа с недоверием. И тут она почему-то вдруг вспомнила его рассказ о матери и о леди Келшелл, у которой мать служила. Анна потом долго пыталась вспомнить, где она слышала это имя, а теперь наконец вспомнила.

– Филипп, помнишь, ты говорил о своей матери, служившей у леди Келшелл? Так вот, я поняла, где слышала это имя.

Филипп криво усмехнулся:

– Разумеется, поняла.

– Разумеется?.. – Она взглянула на него с удивлением.

– Мы сейчас находимся неподалеку от замка Келшелл, – пояснил Филипп. – Я слышал, что эта леди скончалась несколько лет назад. А теперь мы направляемся к хозяину замка, который находится в списке твоих женихов, не так ли?

– Наверное, тебя это не очень-то радует? – спросила Анна.

Филипп пожал плечами.

– Я даже не думал об этом. Полагаю, что хозяин замка – неплохой человек и заслуживает хорошую жену. Прежнюю свою жену он боготворил. Только жаль, что нам придется его обмануть. И это особенно неприятно потому, что у него дочь, а в графстве нет наследника.

– Мне тоже очень жаль… – пробормотала Анна. – Хочешь, мы попросим сэра Уолтера, чтобы он проехал мимо замка Келшелл?

Филипп решительно покачал головой:

– Нет, не надо. Тогда бы нам пришлось отвечать на вопросы Уолтера. Не бойся, с прошлым для меня покончено. Как и для тебя.

При этих словах Филиппа Анна невольно вздохнула. Пожелав ему доброй ночи, она снова забралась под одеяло, хотя очень сомневалась в том, что ей удастся уснуть.

Филипп вышел из хижины и снова принялся расхаживать вдоль окон. Время от времени Анна видела в ближайшем окне его темный силуэт, и ей вспоминались те мгновения, что она провела в объятиях Филиппа. Но скоро ее игра в леди Розамонд закончится… и она начнет играть новую роль. Однако простой служанкой уже больше не станет. Но до того как они с Филиппом расстанутся, она будет играть с огнем – и кто знает, чем это закончится.

Глава 14

Прошло шесть лет с тех пор, как Филипп видел замок Келшелл в последний раз, и за это время он из юноши превратился в мужчину. Замок же почти не изменился, хотя сейчас, когда они ехали по ведущей к нему дороге, он казался на удивление маленьким. С каждой минутой они все ближе подъезжали к замку и вот наконец поравнялись с таверной – оттуда сразу же вышли несколько человек, но никто, конечно же, его не узнал, хотя хозяйкой пивоварни, находившейся тут же, при таверне, была все та же пожилая женщина, имя которой он никак не мог вспомнить. А еще через некоторое время Филипп наконец-то увидел старый домик, в котором когда-то жил с родителями. Хотя на соломенную крышу домика упала с росшего рядом дерева довольно толстая ветка, никто не побеспокоился, чтобы ее убрать. Открытая дверь хлопала на ветру, а в сарае по соседству не было видно ни одного животного. Дом явно был заброшен, и это наполняло сердце горечью. Филиппу было бы много легче, если бы здесь кто-нибудь поселился, а во дворе играли дети.

Он вдруг заметил, что Анна внимательно смотрит на него из-под вуали. Он молча кивнул ей, затем повернулся к замку, возвышавшемуся над деревьями. Наконец деревья отступили, и перед ними выросла довольно внушительная крепость, окруженная рвом с водой. В замке имелось пять башен; в центральной же находились ворота, из которых выехал им навстречу Джозеф. Час назад он был послан вперед, чтобы предупредить о визите леди Розамонд, и то, что он их ждал снаружи, немного встревожило Филиппа.

Сэр Уолтер поднял руку, и отряд остановился, ожидая, когда Джозеф подъедет ближе.

– Сэр Джозеф, вы хотите что-то сообщить?

Рыцарь кивнул:

– Лорд Келшелл находится в замке, как вы, наверное, поняли, увидев вымпел над воротами. Но в замке сейчас находятся два гостя. К счастью, они мне сказали, что никогда раньше не встречали леди Розамонд.

Анна с явным беспокойством взглянула на сэра Уолтера, затем перевела взгляд на Джозефа.

– Вы знаете их имена? – спросила она.

– Лорд Хангерфорд и сэр Роберт Ладлоу, оба из Нортумберленда. Они сейчас направляются в Лондон.

Филипп вопросительно посмотрел на сэра Уолтера:

– Они вызваны в Лондон на всякий случай? Чтобы леди Розамонд смогла их увидеть и, возможно, опознать заговорщиков?

Уолтер кивнул, потом взглянул на женщин.

– Вам знакомы эти имена?

Анна и Маргарет переглянулись, после чего обе отрицательно покачали головами.

– Я кое-что слышал о сэре Poберте, – сказал Филипп. – Он известен как человек чести и храбрый рыцарь.

– А я то же самое слышал о лорде Хангерфорде, – продолжал Уолтер. – Что ж, предлагаю въехать в замок. Но все должны тщательнейшим образом заботиться о леди Розамонд. Филипп, прошу вас, ведите нас. Готовы?

Молодой рыцарь молча кивнул. Он сообщил Уолтеру о том, что знает этот замок, а также высказал свое мнение о лорде Келшелле. Филипп считал, что его прежний господин не мог стать заговорщиком, независимо от того, кто в данный момент находился на английском троне. И еще его мучил вопрос: приехала ли в замок дочь Келшелла, леди Беатрис? Когда он был неграмотным мальчишкой, она учила его читать, танцевать и разговаривать с дамами. Когда же к этому прибавились его успехи в воинском искусстве, она настояла на том, чтобы ее отец сделал его оруженосцем.

Минуту спустя отряд подъехал к воротам, и по спущенному мосту звонко застучали копыта их лошадей. Когда же они въехали во двор, их приветствовали собравшиеся здесь слуги, причем у некоторых в руках были розы. Покосившись на Анну, Филипп увидел, что девушка приняла несколько букетов и при этом густо покраснела – возможно, из-за того, что оказываемые ей почести на самом деле предназначались другой. Но все же было ясно: в такие моменты, как этот, ей очень приятно играть роль леди Розамонд.

Когда они подъехали к широкой лестнице, ведущей в Большой зал, Дэвид помог Анне спуститься с лошади. А Филипп, спешившись, сразу же увидел на верхней ступеньке лорда Келшелла, к которому по-прежнему испытывал чувство благодарности. Этот человек когда-то очень помог ему, он был его учителем и даже отчасти заменял отца, и теперь Филипп чувствовал себя виноватым из-за того, что приходилось обманывать лорда.

Тут Келшелл быстро спустился по лестнице; оказалось, что он был еще довольно бодр и не очень постарел, только волосы его сильно поредели и стали совсем седыми.

Взглянув на Анну, лорд Келшелл улыбнулся ей и, отвесив поклон, проговорил:

– Рад приветствовать вас, леди Розамонд. Я весьма польщен тем, что вы решили посетить меня.

Анна улыбнулась в ответ и грациозно протянула руку пожилому лорду:

– Сэр, я слышала о вас много хорошего, так что, конечно, не могла не заехать к вам. Но думаю, что вы еще больше обрадуетесь моему визиту, когда узнаете, что меня сопровождает человек, которого вы когда-то опекали. Я имею в виду сэра Филиппа Клиффорда.

Лорд Келшелл повернулся, чтобы посмотреть на ее рыцарей. Увидев Филиппа, он расплылся в улыбке.

– О, Филипп! – Шагнув к молодому рыцарю, Келшелл обнял его, затем похлопал по плечу. – Рад видеть тебя, парень. Прошло… четыре года, верно?

– Да, милорд.

Взглянув на Анну, Келшелл пояснил:

– Когда я возвращался из Франции, Филипп решил там остаться и помериться силами с французскими рыцарями.

– Он очень мало о себе рассказывает, милорд, – ответила Анна.

– Он всегда был очень скромным молодым человеком, – со смехом ответил Келшелл. Пожилой лорд повел гостью вверх по ступенькам. – Знаете, ведь Филипп спас меня от смерти. Вот почему я посвятил его в рыцари.

Анна оглянулась на Филиппа.

– Но почему я ничего об этом не слышала?

Молодой рыцарь молча пожал плечами.

Люди, сидевшие в Большом зале, приветливо улыбнулись Филиппу, и он был рад, что его узнали, хотя помнил имена немногих. Обед должны были подать лишь после полудня, поэтому гостей сразу же провели в отведенные им комнаты, чтобы они могли привести себя в порядок. Когда все снова встретились у двери Анны, она уже переоделась, и теперь на ней было прелестное синее платье. Филипп в очередной раз удивился ее искусству упаковывать вещи – она смогла уложить в седельную сумку невероятное количество нарядов. И конечно же, она поступила очень разумно, ведь леди Розамонд, отправляясь на поиски супруга, должна была выглядеть наилучшим образом.

Филиппу нравилась эта уверенность, которую обретала Анна, надевая изысканные наряды. Впрочем, она и без дорогих платьев чувствовала себя довольно уверенно. «Интересно, как она чувствует себя совсем без платьев?» – подумал вдруг Филипп, и эта мысль не оставляла его все время, пока они спускались в зал, – он не отводил глаза от Анны, представляя, как раздевает ее.

Уже во время обеда лорд Келшелл, с улыбкой посмотрев на Филиппа, проговорил:

– За эти годы мне часто доводилось слышать о твоих рыцарских подвигах. Полагаю, ты окажешь мне честь и посетишь со мной площадку для воинских упражнений.

– А может, вам лучше было бы провести время с леди Розамонд, милорд? – ответил Филипп.

Келшелл посмотрел на гостью.

– Я уверен, что вы с удовольствием понаблюдаете за поединком в вашу честь.

Анна лукаво улыбнулась:

– Милорд, я обычно не возражаю против поединков, но на этот раз сделаю исключение.

Все сидевшие в зале весело рассмеялись, и хозяин замка тоже не удержался от смеха.

После обеда лорд Келшелл подошел к Филиппу и, опустив руку ему на плечо, тихо спросил:

– Что ты думаешь о леди Розамонд?

– Она очень добрая и достойная женщина, милорд, – ответил Филипп.

– Мне она тоже нравится. Думаю, она не стремится к тому, чтобы муж все время занимался только ею. Леди Келшелл была именно такой, да хранит ее Бог.

– Я часто вспоминаю ее с благодарностью, милорд.

– Моя Беатрис такая же, благодарение Господу.

Филипп кивнул:

– Да, я знаю. А как поживает ваша дочь?

– Она здорова и чувствует себя хорошо. Как и ее сын.

– У нее больше не было детей?

– Ее муж – человек немолодой, но, к счастью, она сумела родить ему наследника. А теперь скажи, ты хочешь передохнуть после дороги или готов со мной сразиться?

Филипп усмехнулся:

– Я много лет готовился к этому дню, милорд. – Когда они повернулись к двери, он увидел, что Анна сидит намного ближе к ним, чем ему казалось. Может, она слышала их разговор? И если слышала, то какое могла сделать заключение?

Какое-то время Анна с любопытством наблюдала за учебными боями рыцарей, сидя на скамейке в тени. Было очевидно, что воинское искусство лорда Келшелла вызывало искреннее уважение у его воинов.

Но она не упустила возможности расспросить о дочери лорда Келшелла, которая, по всей видимости, выросла вместе с Филиппом. Анна была почти уверена, что дочь хозяина была женщиной доброй и отзывчивой, поскольку именно таким человеком был сам Келшелл.

Филипп же тем временем восстанавливал дружеские отношения с воинами и рыцарями, он охотно с ними беседовал, вспоминая прошлое, и весело смеялся их шуткам. Но потом, когда учебные бои завершились, а лорд Келшелл отправился заниматься делами своих крестьян, Филипп ушел с площадки в одиночестве. Анна, последовавшая за ним, тотчас же заметила, что Дэвид не упускает ее из виду. Однако здесь, в доме Филиппа, она чувствовала себя в безопасности, и ей оставалось только молиться, чтобы лорд Келшелл не оказался участником заговора (она уже слышала, что он вскоре отправится в Лондон по вызову короля).

К ее удивлению, Филипп остановился у кузницы и заглянул внутрь. Она увидела дым, поднимавшийся клубами из дымовой трубы, и услышала удары молота по металлу. А Филипп словно о чем-то задумался; он стоял, совершенно ее не замечая, и она, собравшись с духом, окликнула его.

Повернувшись к ней, он пробормотал:

– Да, графиня, я вас слушаю.

– Скажи, Филипп, это место… Оно о чем-то напоминает тебе?

Он коротко кивнул:

– Да, конечно. Здесь обычно работал мой отец.

– Он был кузнецом? – удивилась Анна. Она уже знала, что мать Филиппа была швеей, но он никогда не упоминал про своего отца.

– Да, кузнецом.

– И ты не захотел продолжить его дело?

Филипп отвел взгляд.

– Он хотел этого, но у меня имелись собственные планы на будущее.

– Я уверена, что он не разочаровался, когда ты стал воином.

– Отец об этом не узнал. Он умер, когда мне было всего девять лет. Его убили разбойники.

Глаза девушки округлились, и она прошептала:

– Ах, как это ужасно, Филипп. Наверное, вы с матерью очень переживали…

Он внимательно посмотрел на нее.

– Мне надо посмотреть на домик, где я жил до его смерти. Так что тебе следует остаться с…

– А ты не будешь возражать, если я тебя провожу?

Он нахмурился:

– Думаю, тебе лучше не покидать стен замка.

– Но деревня ведь совсем рядом, – возразила Анна. – К тому же сэр Уолтер и другие рыцари могут отправиться вместе с нами. Но если ты не захочешь… – Она в смущении умолкла.

Филипп смотрел на нее все так же пристально.

– Если я не захочу, то им придется охранять тебя скрытно.

Она улыбнулась и спросила:

– Так как же?.. Что ты решил?

Он со вздохом пробормотал:

– Если ты отправишься со мной, с тобой может произойти что-нибудь скверное.

– Потому что я буду с тобой?

Он отвернулся и бросил через плечо:

– Хорошо, скажи Уолтеру, что мы отправляемся в деревню.

Филипп принялся седлать лошадей, а Анна, разыскав сэра Уолтера, сообщила ему, что они с Филиппом решили отправиться в деревню.

Уолтер нахмурился и проворчал:

– Я соглашаюсь на это только потому, что деревня совсем близко. Но все-таки мы с Дэвидом и Джозефом поедем за вами.

– Только держитесь от нас на расстоянии, – попросила Анна.

Сэр Уолтер уставился на нее в недоумении, и она тут же пожалела о своих словах. Поспешно отвернувшись, Анна направилась к конюшне, где ее уже ожидал Филипп с лошадьми. Увидев девушку, он спросил:

– Уолтер дал разрешение?

– Да, но он поедет следом за нами.

– Уолтер опасается нападения даже здесь, на землях Келшелла. Я полагал, он не разрешит тебе покидать замок.

– Если не хочешь, чтобы я поехала с тобой, так и скажи, – заявила Анна.

– Когда мы с тобой остаемся наедине, мы не знаем, что может произойти между нами, – пробурчал Филипп, отводя глаза.

Тихонько вздохнув, Анна прошептала:

– А разве эта мысль не пьянит тебя, Филипп?

Он промолчал и помог Анне забраться в седло. Вставив ноги в стремена, она лукаво улыбнулась и специально немного помедлила перед тем, как одернуть юбку, чтобы Филипп увидел ее колени.

Молодой рыцарь покраснел и тут же отвел глаза. Повернувшись к своей лошади, он запрыгнул в седло, и оба направились к воротам. Выехав из замка, Анна пустила свою гнедую в галоп – наклонившись к шее лошади, она наслаждалась быстрой скачкой. Когда же Филипп ее догнал, она обернулась и увидела рыцарей Лиги, скакавших далеко позади. «Странно, что они предоставили мне такую свободу», – подумала Анна. Поравнявшись с заброшенным домом, она придержала свою лошадь, затем остановилась. Взглянув на нее с некоторым удивлением, Филипп спросил:

– Неужели догадалась?

Анна с улыбкой кивнула:

– Конечно.

Она спрыгнула на землю раньше, чем Филипп успел прийти ей на помощь. Набросив поводья на ветку дерева, Анна окинула взглядом ветхий домик. Филипп же, шагнув к двери, дернул за ручку – и дверь тут же отделилась от дверного проема. Тяжело вздохнув, он приставил дверь к стенке и переступил порог. Анна последовала за ним.

Дом оказался на удивление маленьким – только две комнаты и чердак. Кроме деревянного ящика в углу, здесь не было никакой мебели.

– Домик можно отремонтировать, если он кому-нибудь понадобится, – сказала Анна. – Возможно, бывший хозяин построил себе дом побольше.

– После смерти отца моя мать не могла позволить себе даже такое жилище. К счастью, леди Келшелл дала нам комнату в замке.

– Очень любезно с ее стороны… – пробормотала Анна. Она хотела спросить, как Филипп жил в этом доме, но тут же вспомнила: он всегда рассказывал ей только то, что хотел рассказать.

Подойдя к открытому окну в задней стене дома, Филипп высунул голову и осмотрелся.

– Отец был очень разочарован, когда я не захотел унаследовать его ремесло.

– Отцы всегда такие, – кивнула Анна.

– Но все-таки я пытался, – сказал Филипп с усмешкой. – Правда, я был так неосторожен, что обжег себе в кузнице колено.

– Должно быть, ты был тогда совсем молодым.

Филипп кивнул и направился во двор. Анна тут же пошла следом за ним. Они обошли небольшой дворик, потом – заросший сорняками огород. У курятника с провалившейся крышей Филипп остановился.

– Я часто прятался здесь, когда отец меня искал, – проговорил он с грустной улыбкой. – А потом, когда отец погиб, пытаясь защитить нас с матерью от разбойников, мне было очень за это стыдно.

Анна молча кивнула, а Филипп, тяжело вздохнув, продолжал:

– Я до сих gор помню, как рыцарь убил этих разбойников.

Приблизившись к нему, Анна положила руку ему на плечо.

– Филипп, ты ведь тогда был маленьким мальчиком. Полагаю, тебе нечего стыдиться. Тебе остается лишь с грустью вспоминать тот день, когда ты лишился и дома, и отца.

– Моим домом стал замок Келшелл, и мне в нем жилось много лучше. Там я мог в любое время видеть упражнения воинов. – Немного помолчав, Филипп продолжал: – Теперь ты, наверное, понимаешь, почему я не очень-то охотно рассказываю о своем детстве.

Анна снова кивнула и тут же подумала о том, что Филипп все-таки добился своего и сумел осуществить свою мечту – стал воином, а затем даже был посвящен в рыцари. И она, Анна, была такой же, как Филипп, хотела сама все за себя решать. «Жаль только, что нам с ним придется расстаться, – подумала она со вздохом. – Но не отказываться же от своей мечты… Тем более что у Филиппа свои собственные планы на будущее».

Стараясь отвлечься от этих мыслей, Анна спросила:

– А дочь лорда Келшелла твоя ровесница? Я слышала, как он говорил с тобой о ней.

– Да, и мы с ней друзья.

Анна взглянула на него с удивлением.

– Друзья? Довольно странно, когда дочь лорда дружит с сыном кузнеца. Должно быть, она необычная женщина.

– Она научила меня читать. Лорд Келшелл не имел сыновей, поэтому решил, что его дочь должна получить такое же образование, какое обычно получают юноши. А Беатрис рассудила, что я тоже должен получить образование, после того, как обнаружила, что я быстро все схватываю на ее уроках. Она заставляла меня сидеть рядом в садике для дам, где она упражнялась в написании букв на восковых табличках.

Это было так удивительно, что Анна невольно воскликнула:

– Как мило с ее стороны!

– А когда мы стали постарше, она начала учить меня танцам, – продолжал Филипп. – Именно Беатрис решила сделать из меня оруженосца, хотя тогда я только смеялся над этой ее идеей. Но в конце концов это произошло словно по волшебству. И вскоре она перестала скрывать от всех, что учит меня. Более того, Беатрис принялась обучать меня хорошим манерам и даже учила беседовать с дамами…

Филипп внезапно умолк, а Анна подумала: «Что ж, неудивительно, что он хочет жениться на знатной даме. Тогда он не мог жениться на леди Беатрис, но сейчас решил найти себе такую же, как она».

Тут Филипп вдруг пристально посмотрел на нее и тихо проговорил:

– Я могу сказать, о чем ты сейчас думаешь, Анна. Ты пытаешься представить, какие у нас с ней были отношения. Нет, Беатрис не была опытной дамой, ради развлечения пожелавшей познакомить молодого слугу с любовными утехами. Она была очень скромной семнадцатилетней девушкой, а ей предложили в мужья старика, понимаешь?

Анна молча кивнула, а Филипп все же пояснил:

– Этого пожелал король, чтобы объединить две старинные фамилии. Сначала ее хотели выдать за сына лорда, но тот скончался во время чумы, поэтому его место занял отец молодого человека.

Филипп окинул взглядом двор и надолго умолк, словно погрузился в воспоминания. Потом вздохнул и вновь заговорил:

– Она пришла ко мне в ночь перед свадьбой и стала просить и умолять, чтобы я овладел ею, говорила, что будет хранить воспоминания обо мне всю свою жизнь. Я не любил ее, но мы были друзьями, и я сдался, пустил ее в свою постель. Мы были совсем молоды, поэтому все получилось… очень неловко и слишком быстро. А на следующий день она вышла замуж за другого.

Глава 15

Как только Филипп произнес эти слова, у него словно гора с плеч свалилась – прошлое больше не тяготило его. А Анна молча смотрела на него, смотрела с искренним сочувствием. «Как странно, – подумал Филипп. – Ведь я же только хотел показать ей места, где я вырос, а вместо этого доверил секрет, который мог стоить Беатрис жизни».

Взяв лицо девушки в ладони, Филипп посмотрел ей в глаза и тихо сказал:

– Ты никогда не должна рассказывать ни одной живой душе о том, что я тебе говорил.

– Не буду, – прошептала она. – Даю клятву.

Заметив слезы у нее в глазах, Филипп нежно поцеловал ее – он не хотел, чтобы она расстраивалась из-за его рассказа.

Судорожно сглотнув, Анна продолжала:

– Я слышала, как лорд Келшелл сказал, что его дочь подарила своему мужу сына, но этот сын оказался единственным.

Филипп кивнул и хриплым голосом проговорил:

– Ребенок родился через девять месяцев после свадьбы.

– Он похож на тебя?

Филипп закрыл глаза. Боль, которую он всегда старался загнать как можно глубже, вышла наружу.

– Я был во Франции с Келшеллом, когда узнал, что она беременна. А потом Келшелл получил сообщение о том, что его дочь родила. Ребенок был очень похож на нее, и старый лорд ужасно обрадовался. Наверное, она специально написала ему, чтобы я все знал. Я думал, что, возможно, ребенок не мой, но когда сегодня Келшелл сказал, что у нее нет других детей… В общем, теперь все стало ясно.

– Ты видел ее после этого? – спросила Анна.

Филипп отрицательно покачал головой и прижал девушку к груди:

– Не видел… и не хочу. Но я нисколько не сожалею о том, что между нами произошло. Ведь я сделал ее матерью и подарил ей радость в жизни.

Обернувшись, Филипп посмотрел на свой старый дом, и Анна тут же прижалась к нему покрепче, словно боялась, что он уйдет от нее.

– Я раньше стыдился того, что мой отец был кузнецом, а не воином или рыцарем. А теперь меня ждет кара за это. Если мой сын узнает, кем я был, он будет меня стыдиться.

– Но, Филипп…

– Нет, ничего не говори по поводу моей глупости. – Его руки скользнули по ее шее и опустились ей на плечи.

– Ты был слишком молод, чтобы все правильно понимать, – не удержавшись, сказала Анна.

– Да, конечно. Прошло много времени, пока я не начал разбираться в жизни. Но потом понял: пусть мой отец и не был рыцарем, зато он был настоящим мужчиной, способным оказать сопротивление разбойникам. К сожалению, он погиб, поскольку был один против них. А я не смог ему помочь…

Ее пальцы скользнули по его щекам, и она приподнялась на цыпочки. Филипп наклонился к ней и нежно поцеловал в губы, чуть солоноватые от слез. Но этот поцелуй давал еще и ощущение сладости, и Филиппу захотелось забыться, думая только о ее губах. Следующий их поцелуй был уже более страстным, более продолжительным. Когда же он наконец прервался, Филипп подхватил девушку на руки и уложил на высокую мягкую траву под деревом. Анна тотчас же протянула к нему руки, и он осторожно опустился на нее. Губы их снова слились в поцелуе, и руки девушки обвили шею Филиппа. Он накрыл ладонями ее груди, и соски почти мгновенно отвердели. Внезапно она со стоном выскользнула из-под него и, чуть приподнявшись, взялась за ремень на его штанах. Но Филипп тут же перехватил ее руки.

– Анна помни, где мы, – прошептал он с сожалением в голосе. – Я не хочу, чтобы твой первый раз был именно таким.

Она наклонилась над ним и, глядя прямо ему в глаза, хриплым шепотом проговорила:

– Хочу, чтобы мой первый раз был именно сейчас, с тобой.

– Но ты же девственница, Анна.

– У меня никогда не будет мужа. Так для кого я должна хранить свою девственность?

Это прозвучало совсем не печально, что весьма раззадорило Филиппа. Он со стоном привлек девушку к себе, и тут вдруг послышался крик:

– Леди Розамонд!..

Кричали со стороны домика, и Филипп сразу же узнал голос сэра Уолтера. Заглянув в пылавшие страстью глаза Анны, он снова застонал, на сей раз от разочарования. «А может, они сейчас уйдут? Может, увидят, что нас в доме нет, и уйдут?» – подумал Филипп.

Но тут снова раздался голос сэра Уолтера, и Анна, поднявшись на ноги, пригладила юбки, затем принялась приводить в порядок прическу. Филипп тоже встал и взглянул на нее вопросительно.

– Как я понимаю, нас хотят препроводить обратно в замок, – сказала она, пожав плечами.

Филипп мог только восхищаться ее самообладанием: она держалась так, словно несколько минут назад между ними ничего особенного не происходило.


Анна с трудом дождалась окончания ужина. Сидя за столом, ей приходилось то и дело улыбаться и смеяться низким голосом, столь характерным для леди Розамонд. Но сейчас, изображая графиню, она оставалась прежней Анной, раздумывавшей над тем, что недавно поведал ей Филипп, – его рассказ произвел на нее огромное впечатление.

А после ужина сэр Роберт Ладлоу, светловолосый и улыбчивый рыцарь, отвлек Анну песней, которую исполнил в ее честь. Затем Хангерфорд и Келшелл пригласили ее на тур танца, после чего к ней подошел сэр Роберт и предложил пройтись по дому. Краем глаза Анна заметила, что Филипп разговаривал с каким-то мужчиной, которого она не знала. Анна очень надеялась, что этот разговор отвлечет Филиппа от грустных воспоминаний, навеянных возвращением в родные места.

– Так как же, леди Розамонд?

Она вздрогнула, сообразив, что сэр Роберт произнес ее имя уже несколько раз.

– Простите, сэр…

Он улыбнулся и похлопал ее по локтю.

– Я спрашивал, не хотите ли вы развлечься игрой в шашки?

Он подвел ее к столу, где лежала доска для игры, на которой были расставлены шашки. Анна в смущении улыбнулась:

– Боюсь, я не умею играть, сэр Роберт.

Он посмотрел на нее с удивлением:

– Неужели? Я полагал, что все благородные дамы обучены этой занимательной игре.

Элизабет пыталась ее учить, но Анна тогда была служанкой и считала эту игру пустой тратой времени. Все вечера она посвящала шитью или приводила в порядок наряды своей госпожи.

И сейчас, не зная, что ответить, она лишь улыбалась и пожимала плечами.

– Сэр Роберт, я сыграю с вами, – раздался голос Филиппа, подошедшего к ним откуда-то сзади. Взглянув на Анну, он добавил: – А леди Розамонд сможет поучиться, наблюдая за нами.

Когда рыцари сели за стол, к ним подошел Келшелл. Посмотрев на доску, он с улыбкой сказал:

– Моя дочь Беатрис когда-то учила Филиппа играть в шашки. Она была очень терпелива. – Он хлопнул молодого рыцаря по спине. – Возможно, теперь она научит и своего сына, верно?

Анна покосилась на Филиппа. Но тот лишь вежливо улыбнулся и кивнул.

«Он никогда не сможет узнать наверняка, действительно ли это его ребенок, – подумала Анна. – И вообще ему не следует терзаться… Леди Беатрис попросила его о жертве, и он принес жертву ради их дружбы, вот и все». Однако Анна не могла не осуждать эту женщину. Ведь по ее вине Филипп предал лорда Келшелла, человека, заменившего ему отца. Именно из-за этого Анна не могла ее простить.

Поднявшись в свою комнату, Анна никак не могла уснуть; ее очень беспокоила мысль о том, что лорд Келшелл, возможно, являлся участником заговора. Все считали, что он не мог быть изменником просто потому, что он воспитал Филиппа. Но ведь Келшелл уже пожилой человек… А вдруг он сохранил верность прежнему королю, вдруг остался преданным другом короля Ричарда? И очень может быть, что он жаждет мести… Наверное, следует попросить Филиппа подумать над этим. Хотя Филиппу, конечно же, не понравится такая просьба…

Немного поразмыслив, Анна пригласила в комнату Джозефа, дежурившего у ее двери, и поделилась своими опасениями.

– И что же мы в таком случае должны сделать? – спросил Джозеф.

– Ты ведь стоял внизу у лестницы дольше всех нас, верно?

Джозеф кивнул.

– Выходит, у тебя была какая-то причина следить за людьми в зале?

Рыцарь отвел взгляд и пробурчал:

– Не было никакой особой причины.

– Где был лорд Келшелл, когда ты пошел наверх?

– Отправился в свои покои с Хангерфордом и Ладлоу.

– Они уединились втроем? – пробормотала Анна, чувствуя, как по спине у нее пробежал холодок.

– Может, они действительно изменники, миледи, – ответил Джозеф. – Но сейчас, когда враги короля знают, что их кто-то подслушал, вряд ли они решатся что-либо предпринять.

– А как узнать, не являются ли Хангерфорд и Ладлоу теми, кто следит за нами?

– Едва ли мы сейчас сможем…

– Я хочу сейчас же отправиться к покоям Келшелла. Возможно, я смогу подслушать, что они говорят.

– Это слишком опасно, – решительно заявил Джозеф.

– Если они обнаружат меня, я могу сказать, что просто искала их. Мужчины любят, когда женщины к ним неравнодушны.

– Миледи, я не могу вам это позволить, – возразил рыцарь.

Но Анна, проскользнув мимо него, приоткрыла дверь. Обернувшись, тихо сказала:

– С нами ничего не произойдет, обещаю.

Джозеф догнал ее уже в коридоре и, обхватив за талию, чуть приподнял. А в следующее мгновение в коридоре появился Филипп. Лицо его казалось непроницаемым, но Анна прекрасно поняла, что он охвачен гневом. «Неужели ревнует?» – подумала она.

Анна попыталась высвободиться, и Джозеф, отпустив ее, в смущении откашлялся и пробормотал:

– Филипп, может, ты ее убедишь?.. Она хочет подслушать разговор Келшелла с его гостями, чтобы убедиться, что он не…

Рыцарь в нерешительности умолк, но Филипп утвердительно кивнул, давая понять, что понял его.

– Хорошо, я поговорю с ней, – ответил он.

Джозеф тотчас же зашел в. свою комнату и закрыл за собой дверь.

– Так что там с Келшеллом? – спросил Филипп.

Анна пожала плечами:

– Ничего особенного, Джозеф просто оставил нас с тобой наедине. – Она направилась обратно в свою спальню.

– Но он говорил о Келшелле… – напомнил Филипп, заходя следом за девушкой в ее комнату.

– А ты не удивился, что Джозеф хватает меня? – спросила Анна.

Филипп приблизился к камину. Глядя на пламя, он пробормотал.

– Знаешь, а Уолтер полагает, что мы должны какое-то время побыть наедине.

– Может быть, ты попросил его об этом? – проговорила Анна с раздражением в голосе. Схватив Филиппа за плечо, она развернула его лицом? к себе. – Ну что же ты молчишь?

Он со вздохом покачал головой.

– Нет, я ни о чем его не просил.

– Но тогда почему же сэр Уолтер так сказал?

– Потому что он очень неглупый человек. И он видит, что нас с тобой влечет друг к другу. К тому же рыцари Лиги чувствуют свою вину из-за того, что многое скрывали от тебя. И теперь они стараются делать для тебя все, что ты желаешь.

– Они считают, что я желаю твоего общества?

Филипп молча пожал плечами, и Анна, нахмурившись отвернулась. «Неужели сэр Уолтер столь проницателен? – подумала она. – Или я сама выдала свои чувства к Филиппу?» Как бы то ни было, ее личная жизнь никого не касается. И если она действительно захочет, чтобы Филипп стал ее возлюбленным…

Святые небеса, ведь рыцари Лиги, можно сказать, дали на это свое согласие.

Снова повернувшись к Филиппу, она заявила:

– Очень плохо, что сэр Уолтер так сказал. Я должна им доказать, что предана их делу и вовсе не ищу любовных приключений.

– Они и так знают о твоей преданности, – возразил Филипп. – Знают, что ты готова на все, только бы выполнить свою миссию.

– Если так, то тем более… Почему Джозеф удержал меня? Я могла бы подобраться к двери лорда Келшелла и…

– Это уже сделано, – сказал Филипп. – Я ходил сам. Мне надо было узнать правду.

Анна внимательно посмотрела на молодого рыцаря. По выражению его лица она поняла, что он не обнаружил ничего подозрительного, и мысленно порадовалась за него. Ведь Филипп очень бы переживал, если бы лорд Келшелл действительно оказался заговорщиком. А ей, наверное, все-таки надо держаться подальше от Филиппа. Находясь рядом с ним, она теряет власть над своими чувствами. Возможно, сэр Уолтер и впрямь дал свое согласие на их любовную связь, но как на все это посмотрят другие люди в Лиге? Может, там подумают, что она слишком уж нуждается в мужчине и на нее нельзя положиться?

А может быть, она ошиблась, решив вступить в Лигу? Может, ей не следует связывать свое будущее с этим тайным сообществом? Нет-нет, нельзя так думать! Она уже доказала свою стойкость, и она непременно добьется своего!

– Послушай, Анна.

Если он сейчас прикоснется к ней, она снова растает.

– Уходи, Филипп.


На следующий день они снова отправились в путь и вскоре, повернув к югу, выехали на дорогу, ведущую к Лондону. От постоянного волнения – Анна по-прежнему ожидала нападения – она чувствовала себя ужасно уставшей, словно много дней и ночей не покидала седло. К тому ж, и погода испортилась; едва они выехали из замка, как начались дожди, и даже капюшон не очень-то помогал – Анне то и дело казалось, что он начал протекать, и от этого она еще больше нервничала.

Маргарет, ехавшая с ней рядом, почти все время молчала, а сопровождавшие их рыцари постоянно хмурились. Внезапно Джозеф обернулся, затем выразительно посмотрел на сэра Уолтера. Тот кивнул, однако ничего не сказал. Анна проследила за взглядом Джозефа, но не заметила ничего подозрительного. Рыцари же молча переглянулись и взялись за рукояти мечей – казалось, они в любой момент были готовы вступить в бой.

«Что происходит? – спрашивала себя Анна. – Ведь поблизости никого нет».

Тут Джозеф подъехал к сэру Уолтеру и что-то тихо проговорил. Тот выслушал и молча кивнул. А Джозеф, пустив лошадь в галоп, поскакал обратно, туда, откуда они ехали. Прошло совсем немного времени, и он исчез в клубах тумана, окутывавшего дорогу.

Но вскоре Джозеф вернулся и снова подъехал к сэру Уолтеру. Они довольно долго говорили вполголоса, и Анна поняла: рыцари старались что-то скрыть от нее. Не выдержав, она громко проговорила:

– Сэр Уолтер, что-то не так?

Он несколько мгновений молчал, очевидно, обдумывал ответ. Наконец с невозмутимым видом сообщил:

– Миледи, за нами следуют какие-то всадники. Примерно в миле от нас. Джозеф увидел их в тумане.

– Возможно, они, как и мы, хотят добраться до Стамфорда, – сказала Анна. Она пыталась себя успокоить, но тщетно.

Уолтер снова задумался, потом сказал:

– Не исключено, что эти люди едут именно за нами, но мы, к сожалению, не знаем, кто они такие. Пока туман еще густой, мы должны где-нибудь спрятаться, чтобы они, не заметив нас, проехали мимо.

Свернув с дороги, отряд подъехал к невысокой изгороди, за которой раскинулись пастбища. На их счастье, неподалеку от изгороди имелись ворота, к которым они тотчас же и направились. Оказавшись за воротами, все спешились и приготовились ждать.

Вскоре со стороны дороги послышалось позвякивание сбруи и чьи-то голоса. Анна отчаянно пыталась сохранять спокойствие. «Если хочешь вступить в Лигу, ты должна быть постоянно готова к подобным опасностям», – говорила она себе. Филипп же, стоявший с ней рядом, был совершенно спокоен, как и все остальные рыцари. А вот Маргарет то и дело вздрагивала, и Анна обняла ее за плечи.

Голоса со стороны дороги звучали все громче, и теперь уже можно было разобрать отдельные фразы:

– Кажется, ее здесь нет…

Анна затаила дыхание.

– Наверное, они где-то впереди…

– Леди Розамонд!.. Миледи!..

Взглянув на своих рыцарей, Анна увидела, что они начали отстегивать шлемы от ремешков на седлах.

– Что вы делаете? – спросила она.

Склонившись к ней, Филипп прошептал ей на ухо:

– Ясно, что они охотятся за тобой, и мы не можем допустить, чтобы эти люди ехали впереди нас. Ведь они могут устроить нам засаду на дороге.

– Значит, вы собираетесь на них напасть? Но мы же пока не знаем….

– Теперь мы все узнаем наверняка. Узнаем, известно ли им о нашей миссии.

Держа шлем под мышкой, Филипп забрался в седло. Рыцари Лиги последовали его примеру, и скрип их седел казался неестественно громким. Маргарет снова задрожала, и Анна еще крепче ее обняла.

Рыцари же переглянулись и направились обратно к воротам. Проводив их взглядом, Анна невольно вздохнула. Они не сообщили, что она должна делать, если они не вернутся. Неужели так уверены в своих силах?

– Не волнуйся, Маргарет, – прошептала Анна. – Ты ведь смелая… Ты же сразу вызвалась ехать с нами.

– Вы тоже смелая, миледи.

Тут раздался громкий крик, и женщины в испуге вздрогнули. Потом зазвенели мечи, и снова раздался крик, а после этого вдруг воцарилась тишина.

– Святые небеса… – прошептала Маргарет. Вскоре снова послышались голоса, но невозможно было разобрать, что именно говорилось. Однако казалось, что бой прекратился.

Наконец ворота отворились, и в них появился Филипп.

– Теперь можете выехать на дорогу, – проговорил он совершенно спокойным голосом.

– Кто это? – спросила Анна.

– Ваш кавалер, миледи. Сэр Роберт Ладлоу. Он говорит, что желал провести с вами еще один приятный вечер.

Анна в изумлении уставилась на молодого рыцаря.

– Роберт Ладлоу?.. Но мы ведь не знаем…

Филипп решительно покачал головой:

– Нет-нет, не стоит его опасаться. Если бы он что-то против тебя задумал, то уже осуществил бы свой замысел. У него для этого было достаточно возможностей. К тому же гораздо труднее захватить тебя здесь, на дороге, где мы тебя охраняем. Так что не бойся ничего.

Когда Анна вернулась на дорогу, сэр Роберт учтиво ей поклонился:

– Миледи, прошу вас, извините меня за тот страх, который вы испытали.

– Сэр Роберт, почему вы не сообщили нам, что покидаете замок вслед за нами? – спросила Анна. Она не знала, что и думать. Может, за приятной внешностью ее собеседника скрывается… какая-то ужасная тайна?

Сэр Роберт казался смущенным.

– Видите ли, миледи, я не хотел, чтобы Келшелл и Хангерфорд узнали, что мне хочется провести с вами побольше времени.

Анна шумно выдохнула.

– Милорд, в следующий раз хотя бы сообщите мне об этом.

– А когда будет этот следующий раз? – спросил он с надеждой в голосе.

В другое время Анна рассмеялась бы, но сейчас у нее не было сил даже на это.

– Пока не знаю, сэр. Я ужасно устала, а ведь нам следует поторопиться, чтобы не пришлось ночевать под открытым небом в такую погоду.

Они продолжили путь вместе с сэром Робертом и его людьми. Однако Анна решила проявлять бдительность – ведь она совсем не знала своих новых спутников.

Глава 16

В стамфордских гостиницах не было отдельных столовых для знатных гостей, так что Анне и сэру Роберту пришлось обедать в общей столовой вместе со всеми. Ее рыцари и рыцари сэра Роберта – всего девять человек – сидели за несколькими столами, стоявшими рядом. Вино и эль текли рекой, и голоса становились все громче. Но Анна с беспокойством поглядывала на Уолтера – на лице его то и дело появлялась глупая улыбка, и эта улыбка невольно наводила на мысль о том, что рыцари сэра Роберта намеренно спаивают людей из ее отряда. Но для чего? Чтобы те не могли защищаться? Или хотели выведать у пьяных какой-нибудь секрет?

Анна решила, что должна узнать, чего добивается сэр Роберт. Тут он в очередной раз улыбнулся и спросил:

– Леди Розамонд, как же вы решились предпринять столь долгое и утомительное путешествие?

Анна улыбнулась в ответ:

– Путешествие и впрямь утомительное, но оно того стоит.

– Ах да, конечно, новый супруг… Должно быть, вы неплохо жили с первым мужем.

Анна сделала скорбное лицо, хотя не думала, что брак леди Розамонд был удачным.

– Да, милорд, разумеется. Усопший граф был замечательным человеком. Я очень хотела бы таких же отношений и с новым мужем. Какая польза от богатства, если вы не можете его с кем-нибудь разделить?

Сэр Роберт рассмеялся.

– Я большую часть жизни накапливал богатства и приобретал земли – и все это для того, чтобы сделать жизнь моей жены как можно лучше.

Анна в нерешительности помолчала.

– Но, наверное, вы пытались пробовать свои силы и в ратных делах?

– В последние несколько лет это было не так-то просто. Когда люди на королевском троне го и дело меняются, непременно возникают трудности.

Анна внутренне напряглась, хотя и продолжала улыбаться.

– Я занимался своими делами, делая то, что должен, – продолжил сэр Роберт. – Это не так уж трудно, когда ты вассал другого рыцаря, а не вассал самого короля.

– Так что вам не пришлось выбирать чью-либо сторону?

– Лорд, которому я дал клятву верности, лорд Хангерфорд, вынужден был выбирать, но, к счастью, он сделал мудрый выбор, поэтому ничего не потерял при смене короля и в целости сохранил свои владения.

– Многие оказались не столь удачливы, – заметила Анна.

Сэр Роберт кивнул и тут же сменил тему.

– Лучше расскажите о себе, миледи, – сказал он с очаровательной улыбкой.

Взглянув на собеседника, такого благоразумного и удачливого, Анна подумала, что для него скорее всего не так уж и важно, кто в данный момент находится у власти. Так зачем же ему рисковать, принимая участие в заговоре?

– Вы наверняка многое обо мне слышали, – сказала Анна и тоже улыбнулась.

– Скажите, вы играете на каком-нибудь инструменте? – неожиданно спросил сэр Роберт.

Анна взглянула на него с удивлением.

– Да, на нескольких… Но мой любимый – лютня. – Элизабет часто просила ее развлечь гостей. Когда же Анна была заключена в башню, компанию ей составляла только лютня.

– Тогда мы прекрасно подойдем друг другу, поскольку я очень люблю танцевать.

Внезапно Филипп, сидевший за соседним столом, громко запел, и его голос звучал довольно приятно.

Сэр Роберт тихо рассмеялся, потом сказал:

– Очень неплохо. Но я тоже умею петь, возможно, даже лучше, чем ваш рыцарь.

Перехватив взгляд Филиппа, Анна невольно отвела глаза. Конечно же, Филипп наблюдал, как она флиртует с сэром Робертом. Интересно, что он подумает, если узнает, что этот рыцарь интересуется не ее собственностью, а ею самой?

К концу вечера почти все рыцари изрядно захмелели, а некоторые из них даже засыпали на стульях время от времени. Наконец, не выдержав, Анна поднялась на ноги и заявила:

– Полагаю, нам пора отдохнуть, поскольку сэр Уолтер хотел завтра выехать рано утром.

Сэр Роберт покосился на сопровождавших Анну рыцарей и с улыбкой заметил:

– Думаю, сэр Уолтер будет не очень-то рад, если его разбудят слишком рано.

Анна нахмурилась и тихо сказала:

– Вы просто его не знаете…

– Значит, вы направляетесь в Лондон? – спросил сэр Роберт.

Анна поняла: ее собеседник ищет возможности поехать с ней вместе.

– Нет, сэр, нам нужно посетить еще один замок.

Сэр Роберт помрачнел, но тут же снова расплылся в улыбке:

– Выходит, у вас будет еще одно сражение?

– Вы сравниваете мои поиски со сражением? – осведомилась Анна.

– Возможно, не для вас, но для тех, кто попытается завоевать ваше сердце, миледи. Для мужчины только такая победа имеет значение.

Анна почувствовала, что краснеет. Сэр Роберт тронул её своей искренностью, и было очевидно, что он видит в ней не богатую вдову, а просто красивую женщину.

Анна уже готовилась лечь в постель, когда вдруг услышала осторожное постукивание в закрытые ставни. Поначалу она решила, что это какая-нибудь птица или порыв ветра. Однако стук продолжался и был на удивление ритмичным. Приблизившись к окну, Анна прислушалась.

– Я знаю, что ты здесь, – послышался знакомый голос.

– Филипп, что ты делаешь… снаружи? – пробормотала Анна с удивлением.

– Пытаюсь не свернуть себе шею. Могу я войти?

Она открыла ставни и отступила от окна, давая Филиппу возможность забраться в комнату. Спрыгнув на пол, он осмотрелся. В крохотной гостиничной спальне он казался еще более рослым и плечистым.

– Похоже, ты не так уж пьян, – заметила Анна, стараясь не думать о его страстных объятиях (ах, она желала его, даже когда на него злилась).

– Видишь ли, я мастер скрывать свои намерения, – ответил он с ухмылкой.

Анна насторожилась:

– Ты что-то заподозрил? Думаешь, рыцари сэра Роберта что-то задумали?..

– Они мне показались совершенно безобидными. – Филипп снова ухмыльнулся. – Похоже, от тебя я все-таки не смог скрыть свои намерения.

– Не волнуйся, ты действительно мастер притворяться. Но дело в том, что я слишком хорошо тебя знаю.

Он кивнул:

– Да, разумеется. Но и я вас прекрасно знаю, графиня. Вы пытались что-то выведать у сэра Роберта.

– Не понимаю, о чем ты… – Анна отвернулась, затем уселась на табуретку. Филипп молчал, и она добавила: – Полагаю, ты должен немедленно уйти. Возможно, у тебя и есть разрешение соблазнить меня, но я не хочу… иметь с этим ничего общего.

Он очень внимательно посмотрел на нее, затем мягким голосом проговорил:

– Поверь, я здесь не из-за этого. Твое желание вступить в Лигу кажется мне весьма похвальным, но, похоже, ты действительно веришь, что все зависит только от тебя.

Анна со вздохом закрыла глаза. Немного помолчав, она прошептала:

– А что плохого в том, что я сама хочу определять свою судьбу?

Филипп опустился перед ней на колени, и она увидела в его глазах участие.

– Будет очень плохо, если ты привыкнешь к роли леди Розамонд.

– Наверное, ты прав, – прошептала Анна. – Это и мне приходило в голову. Я больше не чувствую себя служанкой. Я даже не помню, когда в последний раз помогала Маргарет. Я привыкла к тому, что она меня обслуживает, словно так и положено.

Он положил руку ей на колено.

– Ты просто делаешь то, что от тебя ждут. И Маргарет понимает это.

– Ах, Филипп, мне так хочется вступить в Лигу. Именно поэтому я решила выполнить эту свою миссию любой ценой.

– Надеюсь, что смогу тебе помочь. Но я не хочу, чтобы ты очень расстроилась, если потом тебя все-таки не примут в Лигу.

Она снова вздохнула:

– Увы, жизнь постоянно нас разочаровывает. Вот почему мы пытаемся получить хотя бы то, что можем получить.

Какое-то время они молча смотрели друг другу в глаза, и оба чувствовали, что желание их становится все сильнее. «Что же делать? – думала Анна. – Может, уступить своему влечению, раз уж Лига дала на это негласное разрешение? Может, сделать Филиппа своим любовником?»

Она заставила себя отвести глаза и тут же спросила:

– Скажи, что ты думаешь про сэра Роберта? В поведении его рыцарей не было чего-нибудь подозрительного?

Филипп выпрямился и покачал головой:

– Нет, пожалуй. Они мне показались именно теми, за кого себя выдавали.

– Не заговорщиками?

Он пожал плечами:

– Вроде бы непохоже…

– Но ты внимательно следил за ними?

Он с улыбкой кивнул:

– Очень внимательно.

– Знаешь, Филипп, меня порядком удивило поведение сэра Уолтера этим вечером.

– А меня нисколько не удивило. Пришлось чуть ли не тащить его вверх по лестнице. Думаю, это ему понравилось.

Анна улыбнулась, однако промолчала.

– Что ж, пожалуй, я должен идти, – пробормотал Филипп.

– Да, конечно, – кивнула Анна.

Ей очень не хотелось, чтобы он уходил, но она опасалась, что может совершить какой-нибудь неразумный поступок, о котором потом долго будет жалеть.

– Доброй ночи, Филипп. Только не выпади из окна, – добавила она.

Он поднялся на подоконник.

– Запри ставни, когда я уйду.

– Да, хорошо.

Он исчез за окном, и Анна, чтобы не забыть, тотчас же заперла за ним ставни. Едва лишь она отошла от подоконника, как раздался тихий стук в дверь, и Анна лишь с трудом удержалась от стона. Кто же там еще?

Она приблизилась к двери, однако не стала открывать и спросила:

– Кто там?

– Маргарет, миледи.

Открыв дверь, Анна увидела служанку, а за спиной у нее стоял Дэвид, очевидно, дежуривший в это время. Впустив Маргарет, она поблагодарила Дэвида за службу и заперла дверь.

Служанка же улыбнулась и сказала:

– Я подумала, что вы, возможно, захотите, чтобы вам приготовили ванну, миледи.

Анна присела на край кровати и похлопала ладонью рядом с собой.

– Пожалуйста, садись.

Маргарет смутилась, но все же села. Взяв ее за руку, Анна проговорила:

– Мы с тобой попали в затруднительное положение, Маргарет. И я считаю, что должна перед тобой извиниться.

Глаза служанки округлились.

– За что, миледи? Вы всегда очень хорошо ко мне относились.

– Спасибо, что ты так говоришь, но я должна признаться, что смущена… Видишь ли, мне становится все легче относиться к тебе именно как к служанке.

Маргарет пожала плечами:

– Но я и есть служанка…

– Дело в том, что я тоже, – со вздохом прошептала Анна. – Но я даже не помню, когда в последний раз тебе помогала.

– Но, миледи, мы ведь с вами играем разные роли, – возразила Маргарет. – Мне поначалу моя роль не нравилась, потому что пришлось расстаться со своей госпожой. Но ведь мы с вами обе ей сейчас помогаем, верно?

Анна рассмеялась.

– Да, конечно. Думаю, нам с тобой не надо извиняться друг перед другом. Но я хотела спросить тебя кое о чем. Скажи, человек, с которым ты встречалась в Донкастере… Вы с ним снова должны встретиться?

Маргарет потупилась, потом кивнула:

– Да, миледи. Он служит у хозяина поместья, к которому мы как раз сейчас направляемся.

– Вот как? Тогда ты меня с ним познакомишь.

– А у вас, миледи, кто-то есть? – неожиданно спросила служанка.

Анна немного помедлила, потом отрицательно покачала головой. Вряд ли она могла сказать, что у нее есть Филипп.

– А я слышала другое… – Маргарет в смущении умолкла, потом добавила: – Говорят, что сэр Филипп увивается за вами.

Анна небрежно махнула рукой:

– Он рыцарь, а я… – Она снова вздохнула. – А я служанка.

– Но он хочет вас, миледи, так, как мужчина хочет женщину.

Анна почувствовала, что щеки ее залила краска.

– А вы хотите его? – допытывалась Маргарет.

Анна судорожно сглотнула; она сумела лишь кивнуть в ответ.

– Тогда вы должны воспользоваться случаем, – продолжала служанка.

Анне нечего было возразить; ей и самой эта мысль не раз приходила в голову.

– Миледи, наступит время, и какой-нибудь мужчина заявит на вас свои права, но вряд ли он вам будет нравиться. И тогда вы пожалеете, что первым у вас был не сэр Филипп.

– Именно это случилось с тобой, Маргарет?

Служанка кивнула, и лицо ее исказилось страданием.

Но она тут же взяла себя в руки и твердо заявила:

– Зато теперь мой возлюбленный увезет меня к себе и сделает своей навсегда, в церкви перед лицом Бога.

– Но почему твоя хозяйка не защитила тебя?

– Я не могла ей признаться, – прошептала Маргарет. – Меня захотел ее брат, и миледи пришла бы в ярость, если бы узнала…

Анна смотрела на девушку с искренним сочувствием.

– Мне очень жаль, Маргарет…

– Должна ли я привести сэра Филиппа к вам, миледи? – спросила служанка с волнением в голосе, словно они участвовали в каком-то необыкновенном приключении.

Анна рассмеялась:

– Нет, не стоит. Но ты можешь позаботиться о том, чтобы мне принесли горячую воду, как ты и предлагала вначале. А сэр Филипп… Пусть зайдет в мою комнату, когда закончится его дежурство.

– А если следующий рыцарь увидит, как сэр Филипп входит в вашу комнату?

– Не беспокойся, он войдет тайно, как уже делал раньше.

Маргарет выразительно посмотрела на окно, и Анна, снова рассмеявшись, закивала.

После того как служанка ушла, Анна переоделась, и тут же в дверь постучали. «Но Маргарет едва ли успела сказать Филиппу, чтобы он пришел», – подумала Анна. Однако отозвался из-за двери именно Филипп. Анна открыла и, увидев за его спиной Дэвида, тотчас же почувствовала беспокойство.

– Что случилось? – спросила она.

– Немедленно иди за мной в следующую комнату.

– Но я…

Филипп взял ее за руку и вывел в коридор. Анна вопросительно посмотрела на Дэвида, но тот молча шел рядом. Они прошли еще немного, и Филипп, открыв какую-то дверь, завел девушку в комнату, где уже сидели Уолтер, Джозеф и сэр Роберт.

Все рыцари тотчас повернулись к Анне, и она, скрестив на груди руки, постаралась принять благородную осанку.

– В чем дело, Филипп? – проворчал сэр Уолтер.

– Она участвует в этом деле, поэтому должна все знать, – ответил молодой рыцарь.

Анна окинула взглядом собравшихся и остановила взгляд на сэре Роберте. Он улыбнулся ей, но промолчал, и она вопросительно посмотрела на Уолтера. Тот откашлялся и проговорил:

– Видите ли, миледи, сэр Роберт также является рыцарем Лиги.

Анна со вздохом опустилась на кровать.

– Мне следовало догадаться, – прошептала она.

Сэр Роберт с удивлением посмотрел на Уолтера, и тот тихо сказал:

– Можешь говорить при ней. Она знает почти все.

Анна молча кивнула, подтверждая слова Уолтера. Она была очень благодарна Филиппу за то, что тот привел ее сюда. А вот Уолтер, судя по всему, не хотел ее звать, поскольку она не в Лиге. Пока не в Лиге.

– Итак, мы получили ваше сообщение, – проговорил сэр Роберт; при этом он улыбнулся Анне с таким видом, словно флиртовал с ней. – И вы, сэр Уолтер, не единственный охранник женщин, сообщающий о странных происшествиях. Хотя никто еще серьезно не пострадал…

– Кроме леди Стаплхилл, – перебил Филипп. Улыбка исчезла с лица сэра Роберта, и он кивнул:

– Да, вы правы, сэр Филипп. Но я ведь об этом уже говорил. К сожалению, мы пока еще не знаем причины убийства этой несчастной.

– А что еще произошло? – поинтересовалась Анна.

– В дома двух знатных дам кто-то забирался ночью, но ничего не было украдено. И еще одна женщина точно так же, как и вы, пришла к убеждению, что за ней следят. Ее муж в конце концов убил какого-то человека, следовавшего за ними, когда они ехали верхом.

– Но эта женщина не пострадала? – спросил Уолтер.

Сэр Роберт покачал головой:

– К счастью, не пострадала. Однако все эти дамы присутствовали на турнире в Дареме. Кроме этого, у них нет ничего общего. Так вот, в Лиге полагают, что вы должны продолжить вашу миссию.

Анна сделала глубокий вдох и тут же поймала себя на том, что неотрывно смотрит на Филиппа. «Ах, как хорошо, что он пригласил меня сюда, – подумала она. – Уж теперь-то рыцари Лиги, наверное, ничего не станут от меня скрывать».

– Спасибо за сообщение, – сказал Уолтер, когда сэр Роберт уже направился к двери.

А Анна, улыбнувшись Роберту, добавила:

– И желаю удачи в поисках супруги, если то, что вы мне говорили, правда.

Рыцарь улыбнулся ей в ответ и произнес:

– Чистейшая правда. – Выразительно взглянув на Филиппа, он вышел из комнаты.

Анна в досаде стиснула зубы. Неужели все замечают, какие у них с Филиппом отношения?

Заметив, что на нее смотрит сэр Уолтер, она сказала:

– Спасибо, что посвятили меня во все. – Хотя, конечно же, благодарить надо было вовсе не Уолтера.

Стараясь не смотреть на Филиппа, Анна вышла в коридор, и Дэвид проводил ее обратно в спальню.

Сменив на посту Дэвида, Филипп, чтобы не заснуть, принялся вышагивать по коридору. Иногда он слышал всхрапывания, доносившиеся из какой-нибудь комнаты, но за дверью Анны царила тишина.

Когда он в очередной раз проходил мимо ее спальни, дверь отворилась и в коридор вышла Маргарет. Зевнув, служанка осмотрелась и, приблизившись к молодому рыцарю, прошептала:

– Сэр Филипп, миледи попросила меня сказать вам, что хочет видеть вас, когда ваше дежурство закончится.

– Она хочет мне что-нибудь сообщить?

Маргарет пожала плечами.

– Не знаю, милорд. Доброй ночи.

«Что ж, по крайней мере теперь мне есть над чем подумать, так что не засну», – сказал себе Филипп: Оставшееся время своего дежурства он ходил по коридору, чувствуя, что все больше возбуждается.

Когда Джозеф прибыл, чтобы его сменить, Филипп направился в свою комнату, однако дверь за собой закрыл не плотно. Сэр Уолтер, спавший в этой же комнате, похрапывал во сне, так что его можно было не опасаться. Выждав немного, Филипп выглянул в коридор. Увидев, что Джозеф развернулся и зашагал в обратную сторону, он бесшумно выскользнул из комнаты и стремительно бросился за угол, так что рыцарь его не заметил. Отдышавшись, невольно улыбнулся – самое трудное осталось позади.

Забравшись на крышу, Филипп спустился на веревке и обнаружил, что ставни в комнате Анны не закрыты. Отворив их, он проскользнул в комнату и осмотрелся. На низеньком столике горела одинокая свеча, всего в двух шагах от кровати. А в полумраке, под одеялом, он разглядел очертания округлого бедра девушки, поскольку она лежала на боку, лицом к стене. И она была прикрыта одеялом по самые плечи, словно ей было холодно. «Интересно, что же она надела на ночь?» – подумал Филипп, но тут же обругал себя за эту мысль.

Нет, он не станет ее будить до самого утра, что бы она ни сказала Маргарет.

Он сделал шаг обратно к окну, и в тот же миг Анна прошептала:

– Филипп, куда ты?

Он остановился в нерешительности. Ее голос был сонным и чуть хрипловатым, необычайно возбуждающим.

«Иди же, не обращай внимания, – говорил себе Филипп. – Уходи побыстрее, тебе нечего здесь делать».

Но вместо этого он обернулся и посмотрел на девушку. А она, улыбнувшись ему, чуть приподняла одеяло, словно приглашала к себе.

– Но, Анна… – прохрипел он и тут же умолк, сообразив, что хриплый голос выдает его состояние. А в следующее мгновение он уже забыл, что собирался сказать. К тому же он чувствовал, что не может вернуться к окну; более того, ему отчаянно хотелось забраться к Анне под одеяло и прижаться к ней всем телом.

– Что же ты стоишь? – спросила она.

Тут Анна медленно повернулась к нему, стащила с себя одеяло, и Филипп замер, глядя на нее в изумлении, – на ней совершенно ничего не было. Ее пышные черные волосы разметались по подушке, а между длинных стройных ног темнела дразнящая и возбуждающая расселина.

Когда же она чуть приподнялась, Филипп едва удержался от стона – теперь он прекрасно видел ее обворожительные груди, которыми она словно дразнила его и бросала ему вызов.

Судорожно сглотнув, Филипп сделал шаг к кровати и тут же остановился – напряжение в паху сделалось невыносимым, почти болезненным.

А Анна вдруг улыбнулась лукаво, словно знала, какой властью над ним обладает, словно знала, что он не в силах ей противиться, не в силах от нее отказаться.

«Но ведь она невинная девица, – промелькнуло у Филиппа. – Возможно, она не вполне понимает, чего хочет…»

Но он тут же отбросил эти мысли и, приблизившись к кровати, проговорил:

– Ты сегодня слишком уж смелая.

Ничего не ответив, она протянула к нему руки.

– Как далеко ты хочешь зайти, Анна?

В глазах ее отразилось замешательство, но уже в следующее мгновение она снова ему улыбнулась. Было очевидно, что Анна прекрасно владела своими эмоциями, но все же… Ведь если он заведет ее слишком далеко, она, возможно, пожалеет, что уступила своей слабости.

– Я хочу увидеть тебя всю, – произнес он негромко. – Раздвинь нога.

Она явно поколебалась, и Филиппа вновь стали одолевать сомнения. Он страстно желал овладеть этим прекрасным женским телом, но что-то его удерживало.

Но тут колени Анны начали разгибаться, и у Филиппа перехватило дыхание. Затем ноги девушки раздвинулись, и из горла его вырвался хриплый прерывистый стон.

Глава 17

Анна лежала перед ним неподвижно, лежала, совершенно обнаженная. Впрочем, он уже видел ее наготу, но тогда все было совсем иначе, тогда она не предлагала себя столь откровенно, и – самое главное – тогда она заботилась о своем будущем. А теперь Анна словно забыла обо всем на свете, теперь она хотела только одного – чтобы он овладел ею. Более того, она почти без колебаний выполнила его просьбу: он захотел увидеть ее всю, и Анна повиновалась. И было ясно: она сделает все, чтобы он сейчас же остался с ней в эти ночные часы.

Тут она снова протянула к нему руки, и он прошептал:

– О, Анна, я и надеяться не смел…

Опустившись у кровати на колени, Филипп принялся осторожно поглаживать ее ноги. Анна затаила дыхание; она едва удержалась от того, чтобы не податься ему навстречу всем телом. Наконец, положив ладони ей на колени, он еще шире развел ее ноги и был не в силах отвести взгляд от того, что ему открылось.

Анна шумно выдохнула и чуть не застонала от досады. «Чего же ты медлишь?!» – мысленно прокричала она. Филипп же вдруг наклонился к ней поближе, и в глазах ее промелькнуло удивление; она не могла понять, что он собирался делать. Тут он дунул ей на грудь, и ее соски мгновенно отвердели; из горла же девушки вырвался тихий стой.

– Закрой глаза, – сказал он неожиданно.

Анна медлила; ей вдруг подумалось, что она окажется в странном положении: Филипп будет ее видеть, а она его – нет, А впрочем… Тихонько вздохнув, она закрыла глаза и вновь затаила дыхание. Что же он теперь собирается делать? Почему медлит до сих пор?

Внезапно она почувствовала его горячее дыхание, а в следующий миг губы Филиппа прижались к ее губам. Она тотчас же подалась ему навстречу всем телом и обвила руками его шею – ей хотелось прижаться к нему как можно крепче. Но он осторожно отвел ее руки в стороны и, отстранившись, прошептал:

– Нет-нет, не дотрагивайся… И пусть твои глаза остаются закрытыми.

Анна снова застонала, изнывая от желания.

Прошло несколько долгих секунд, но она слышала лишь его неровное дыхание. А потом, внезапно почувствовав, как язык его коснулся ее живота, вздрогнула от неожиданности. Филипп же рассмеялся, и она ощутила, как бедро ее легонько кольнула щетина на его щеке. Затем пальцы его начали осторожно поглаживать ее живот и бедра, и Анна до боли закусила губу, стараясь удержаться от крика. С каждым мгновением ее желание усиливалось, и ей уже казалось, что этой сладостной пытке не будет конца.

Когда же язык Филиппа начал кружить вокруг ее соска, она вздрогнула всем телом и на сей раз, не удержавшись, громко вскрикнула. «А я ведь даже не подозревала, что бывают такие восхитительные ощущения, – промелькнуло у нее. – И ведь это только начало…»

– Ах, Анна, с тобой я… как на небесах, – послышался шепот Филиппа.

Затем она почувствовала его дыхание на другой своей груди, а в следующее мгновение он принялся осторожно покусывать ее. Анна, снова закричав, вцепилась в простыню, судорожно сжимая ее пальцами, – ей отчаянно хотелось обнять Филиппа и прижать к своей груди как можно крепче.

Внезапно он отстранился от нее, и из горла девушки вырвался вздох разочарования.

– О, Филипп, пожалуйста!.. – воскликнула она.

Какое-то время он смотрел ей в глаза, а потом вдруг коснулся лона. По телу Анны тотчас прокатилась дрожь, и она едва не задохнулась от восторга. Да, именно этого она хотела, именно этого жаждала сейчас более всего.

Прошло еще несколько мгновений, и Анна поняла, что даже этого наслаждения, даже этих чудесных ощущений ей недостаточно; она по-прежнему хотела большего и чувствовала, что не получила того, чего желала более всего на свете. Но как сказать ему об этом, как попросить?..

А Филипп продолжал ласкать ее, мучил своими ласками; и Анна уже не могла оставаться неподвижной, она то и дело вздрагивала с громкими стонами и извивалась на постели при каждом его прикосновении.

В какой-то момент она наконец-то открыла глаза и увидела, что Филипп пристально смотрит ей в лицо; казалось, он пытался понять, что она испытывает в эти мгновения. Анна заморгала, и губы ее тронула улыбка.

– Ты играешь на мне… как на лютне, – прошептала она.

– Хм-м… – Он улыбнулся ей в ответ.

Она снова посмотрела ему в глаза.

– Филипп сними же одежду.

Он едва заметно нахмурился и, выпрямившись, пробормотал:

– Нет, я не должен этого делать.

Анна раскрыла рот, но не нашлась что сказать. Неужели он не хочет получить удовольствие? А может, он по какой-то причине… боится ее?

Пристально взглянув на него, она заявила:

– Не говори, что этого хочу только я!

– Ты хочешь, чтобы мы сейчас соединились, но не будешь ли ты завтра жалеть об этом?

– Я всегда тебя желала!

Несколько мгновений он стоял перед ней в нерешительности. Потом наклонился и снова принялся ласкать ее груди. Анна тотчас же почувствовала, как тело ее вновь наполнилось сладостной болью. Но и на сей раз повторилось все то же – вскоре она поняла, что хочет большего. «Ах, ну почему же Филипп этого не понимает?! Как ему объяснить?..

Собравшись с духом, Анна потянулась к его ремню. Расстегнув пряжку, она услышала прерывистое дыхание Филиппа.

– Анна, что ты собираешься… – Он внезапно умолк и сделал глубокий вдох.

– Ты прекрасно знаешь, что я собираюсь делать.

Бросив на пол его пояс, она сунула руки ему под рубашку. Филипп схватил ее за плечи и пристально посмотрел ей в глаза.

– Но, Анна, ведь ты…

Он не сумел произнести больше ни слова, и она поняла: Филипп уже не способен противиться.

Сообразив, что не сможет снять с него рубашку – он по-прежнему стоял перед кроватью, – Анна, чуть наклонившись, принялась стаскивать с него штаны.

Он дышал все так же прерывисто, но едва лишь Анна коснулась его возбужденной плоти, дыхание у него словно остановилось на несколько мгновений. Затем, сделав глубокий вдох, он шумно выдохнул и уселся прямо перед ней на край кровати. Анна тут же обняла его и прошептала:

– Возьми же меня. Мы ведь оба этого хотим – По-прежнему обнимая Филиппа, она откинулась на постель, увлекая его за собой.

Он не делал попыток, высвободиться, но какое-то время лежал без движения. Потом она вдруг почувствовала, как руки его легли ей на бедра, а затем он крепко прижал ее к себе. Анна несколько раз шевельнулась и тут же громко застонала, ощутив, как к ней прижимается твердая мужская плоть, – она ощущала это даже сквозь штаны, все еще державшиеся у него на бедрах.

В очередной раз шевельнувшись, Анна хриплым шепотом проговорила:

– Но ты же не разделся, Филипп.

Он что-то пробурчал себе под нос и, резко приподнявшись, снял через голову рубаху. Затем приподнял бедра и одним движением стянул с себя штаны, которые тут же отбросил на пол. После этого, склонившись над девушкой, замер на мгновение, а потом прижался своей мускулистой грудью к ее груди. Анна в восторге провела ладонями по его широким плечам; она никогда еще не видела ничего столь же прекрасного, как его тело.

Филипп вдруг снова приподнялся над ней и развел в стороны ее ноги. Анна потянулась к нему, собираясь обнять его, но он, осторожно отстранив ее руки, принялся покрывать поцелуями ее плечи и груди. Она тихо застонала, когда губы его коснулись ее сосков, а потом, ощутив между ног его горячее дыхание, вздрогнула и тут же замерла в напряженном ожидании.

– О, Филипп!.. – вскрикнула она, когда губы его коснулись ее лона.

Несколько мгновений спустя он отстранился, а затем в нее проникли его пальцы; ласка эта порождала сладостную боль, кружила голову, наполняла тело нестерпимым жаром, вызывая одновременно стыд и восторг. Внезапно она почувствовала, что его пальцы наткнулись на препятствие. Видимо, понял это и Филипп, поскольку тут же убрал руку, что вызвало у нее вздох разочарования; более того, она, наверное, закричала бы от досады, если бы в следующий миг губы Филиппа не впились в ее уста страстным поцелуем.

А потом он заглянул ей в глаза и еще шире развел коленями ее ноги.

– Да, Филипп, да, – прошептала она, почувствовав, как он прижал ладони к ее бедрам; в этот момент она поняла, что он вот-вот овладеет ею.

В следующее мгновение Филипп вошел в нее, и, к ее удивлению, это оказалось довольно больно. Анна раскрыла рот в немом крике, а Филипп замер, глядя на нее вопросительно.

Но уже через несколько секунд Анна обвила руками его шею и привлекла к себе. Он поцеловал ее в губы, а затем его бедра начали ритмично двигаться, и вскоре боль сменилась наслаждением, наполнившим все ее тело до кончиков пальцев.

Глава 18

Ее руки обвивали его шею, а он, приподнявшись над ней, раз за разом снова опускался, с каждым толчком приближая их обоих к вершинам блаженства, к которым они вместе стремились.

Он не думал ни о прошлом, ни о будущем – сейчас для него существовали лишь эти чудесные мгновения, наполненные страстью, мгновения, принадлежавшие только им двоим.

В какой-то момент он почувствовал, что Анна, уловив ритм его движений, начала раз за разом устремляться ему навстречу, и ее стоны с каждым мгновением становились все громче. Наконец по телу ее словно прокатились судороги, а из горла вырвался крик, который тут же прекратился. В следующую секунду она затихла в изнеможении. И почти в тот же миг содрогнулся и Филипп; протяжно застонав, он улегся рядом с Анной и, обнимая ее за плечи, привлек к себе.

Несколько минут, казавшихся бесконечными, они лежали без движения, лежали, не произнося ни слова, и сердца гулко колотились. Наконец почувствовав, что дыхание восстанавливается, Филипп приподнялся, опершись на локоть, и посмотрел на Анну, лежавшую с закрытыми глазами. Какое-то время он любовался ее красотой; в мерцающем свете свечи она казалась еще прекраснее. Наконец протянув руку к столику, стоявшему у кровати, он взял свечу и поднял ее повыше, чтобы лучше осветить комнату.

– Ты так красив… – послышался тихий голос Анны. Повернувшись, он увидел, что она смотрит на него с восхищением.

– Неужели красив? – спросил он с улыбкой.

– Да, очень. И я хочу запомнить тебя всего.

– Но я еще не собираюсь уходить, – ответил Филипп. – В мои обязанности входит… В общем, я должен приглядывать за тобой.

Она тихо рассмеялась:

– А я, похоже, приглядываю за тобой. – Заметив в свете свечи его шрам на ноге, Анна нахмурилась. – А это, наверное, ты обжегся в кузнице много лет назад?

Взглянув на свою ногу, Филипп кивнул:

– Да, совершенно верно. Этот шрам служит мне напоминанием о том, что никогда не следует терять осторожность.

Поставив свечу на столик, Филипп привлек девушку к себе, а затем, чуть приподняв, опустил на себя, так что она оказалась на нем верхом. Почувствовав его желание, Анна лукаво улыбнулась, потом с некоторым беспокойством спросила:

– А у нас еще есть время?

Он ухмыльнулся:

– Да, но только надо все делать быстро.

Филипп тут же вошел в нее и она, вскрикнув от неожиданности, пробормотала:

– Что, настолько быстро?

Он тихонько рассмеялся.

– Да, миледи.

Анна почти сразу же освоила позу всадницы, и они снова отдали себя во власть наслаждению.

Отдавшись, Анна внимательно посмотрела на него и тихо сказала:

– Я хочу поблагодарить тебя за все, чему ты меня научил, Филипп.

Он уставился на нее с искренним удивлением.

Научил?.. Видно, она не понимала, что ничему учить не надо. Все, что они испытали, – все это было совсем просто. Глядя на девушку, Филипп едва удержался от смеха.

– Я хотела, чтобы ты стал моим первым возлюбленным, – продолжала Анна. – Теперь я понимаю, почему леди Розамонд хочет снова выйти замуж. Действительно, зачем ей отказываться от такого?..

Филипп тут же помрачнел. Он стал ее первым возлюбленным? Мысль о том, что у Анны может быть кто-то другой, ужасно ему не нравилась.

Но она ведь не принадлежит ему. И никогда не принадлежала.

Когда-то он был оруженосцем лорда Келшелла, затем помощником Джона, а теперь вот стал возлюбленным Анны. Ее временным возлюбленным.

Но этого ли он хотел? Нет, наверное. И можно уже сказать, что это не он ее соблазнил, а она его. Однако он не мог на нее сердиться. И ему следует даже благодарить ее за то, что она не требует от него постоянных уз. К тому же он избавился от мучительного влечения к женщине, терзавшего его последние две недели.

Но почему же он тогда так огорчен словами Анны? Почему недоволен тем, что Лига для нее важнее, чем он, Филипп?

Он перелез через девушку и поднялся с постели. Анна, закинув руки за голову, посмотрела на него с ласковой улыбкой, и ему тотчас же захотелось овладеть ею еще раз.

Ее глаза округлились, когда она увидела, что он опять возбудился, но Филипп поспешно отвернулся и начал искать свою одежду. Одевшись, он повернулся к кровати, чтобы взглянуть на Анну перед уходом. Она была все так же прекрасна в своей наготе. Снова улыбнувшись, Анна прошептала:

– Спасибо тебе.

Он наклонился и поцеловал ее в лоб.

– Доброй ночи, моя дорогая.

Когда он взбирался на подоконник, она приподнялась на локте. Но он, не обернувшись, взялся за веревку и исчез во тьме.


Утром, когда они завтракали в общей столовой, Анна долго не решалась посмотреть Филиппу в глаза. Она знала, что начнет краснеть или заикаться, а это вызвало бы подозрения у рыцарей Лиги. Так случилось, что за столом они с Филиппом сидели рядом. Плечи их то и дело соприкасались, и Анна даже стала опасаться, что задрожит от этого.

Спала она спокойно, без сожалений о том, что произошло у нее с Филиппом. Но теперь, когда это надо было держать в секрете, она стала относиться к произошедшему как к чему-то чрезвычайно важному. Как назвать то, случилось прошедшей ночью? И чем это должно закончиться? Или уже закончилось?.. Не произойдет ли так, что эта их единственная ночь вполне удовлетворит ее любопытство?

Позавтракав, они сразу же вышли из столовой и увидели в коридоре хозяина гостиницы, беседовавшего с какими-то незнакомцами; причем один из них показался Анне знакомым, но она не могла вспомнить, где видела этого человека. Он был довольно высоким, широкоплечим, с темно-каштановой бородкой, под мышкой же держал красную шляпу, сразу бросавшуюся в глаза.

Когда Анна и ее спутники поравнялись с незнакомцами, человек со шляпой пристально посмотрел на нее, и она, тотчас узнав его, чуть не вскрикнула от неожиданности. Это был виконт Баннастер, который хотел жениться на Элизабет. Именно из-за него Анну целую неделю держали в башне.

Анна легонько толкнула Филиппа в спину, чтобы он проходил быстрее. Она надеялась, что Баннастер ее не узнал. Очень жаль, что она не успела опустить вуаль.

Они поднялись на второй этаж, и рыцари с Маргарет отправились собирать вещи. А Анна, затащив Уолтера и Филиппа в свою комнату, тихо проговорила:

– Я узнала человека, который разговаривал с хозяином гостиницы. Филипп, ты его помнишь?

Тот отрицательно покачал головой:

– Нет… вроде бы… А кто это?

– Виконт Баннастер.

Молодой рыцарь нахмурился, а сэр Уолтер спросил:

– Это тот самый из вашего списка, которого вы решили не посещать?

Анна кивнула:

– Мы сейчас мы находимся неподалеку от его владений. Но почему же он появился в этой гостинице?..

– Он узнал вас?

Анна пожала плечами:

– Не уверена…

– Путешествие леди Розамонд не может не вызвать разговоров, – заметил Филипп. – Зная Баннастера и его желание обзавестись богатой супругой, можно предположить, что он решил сам разыскать леди Розамонд.

Внезапно раздался стук в дверь, и все трое переглянулись.

– Если это он, я сумею сделать так, чтобы вы не выходили, – сказал Уолтер. – Отойдите от двери.

Комната была маленькой, так что Филипп и Анна могли отойти лишь в угол за дверью. Филипп заслонил Анну, и сэр Уолтер тут же открыл дверь.

– Чем могу вам помочь, милорд?

– Сэр, хозяин гостиницы сообщил мне, что леди Розамонд Уолсингем остановилась в этой комнате. Когда я услышал, что она находится рядом, я захотел ее навестить.

Анна сразу узнала голос виконта Баннастера – она этот голос не забыла бы никогда.

– Она здесь, милорд, но готовится уезжать, – произнес Уолтер.

– Мне необходимо поговорить с ней, – настаивал виконт. – Вообще говоря, я уже видел ее внизу, и у меня к ней важное дело.

Нельзя было позволять Баннастеру говорить о ней в коридоре, где услышать его мог любой. Анна сделала шаг из-за спины Филиппа:

– Позвольте ему войти, сэр Уолтер. – Рыцарь по-прежнему стоял у самой двери, и Анна добавила: – Имейте в виду, лорд Баннастер является двоюродным братом короля.

Уолтер помедлил немного, но все же отступил от двери.

Переступив порог, Баннастер осмотрелся, затем взглянул на Анну. Когда же виконт уставился на Филиппа, сразу стало ясно, что он его узнал.

– Я знаю вас, сэр, – произнес он. – Вы ведь служили у лорда Рассела?

– Сейчас он лорд Олдерли, – ответил Филипп.

Анна поджала губы. Баннастер хотел заполучить графство, женившись на Элизабет, но не следовало напоминать ему об этом сейчас.

Виконт же усмехнулся и снова посмотрел на Анну.

– Думаю, что вы вовсе не леди Розамонд. Я не помню, как вас звали, когда мы встречались последний раз, но тогда вы изображали леди Элизабет. А теперь, похоже, участвуете в новом маскараде.

«Конечно, он не знает моего имени, потому что я всего лишь служанка», – подумала Анна, скрестив на груди руки, чтобы не было заметно, как они дрожат; она сделала шаг к Баннастеру, решив рассказать ему хотя бы часть правды, – у нее не было другого выхода. Анна знала, что Баннастер очень хорошо относился к королю и что у него не было причин участвовать в заговоре против него.

– Видите ли, милорд, я Анна Кендалл. Леди Розамонд жила некоторое время с моей госпожой и наняла меня, чтобы помочь в важной для короля миссии.

Баннастер взглянул на нее с недоверием.

– Наняла вас, чтобы вы играли ее роль? Но зачем? И какое это имеет отношение к моему двоюродному брату, то есть к королю?

Анна покосилась на Уолтера. Она прекрасно знала, что в Лиге предпочитали не распространяться об этом деле. А если бы сэр Уолтер захотел, то он бы сам обо всем рассказал.

Собравшись с духом, Анна проговорила:

– Леди Розамонд случайно услышала, как три дворянина обсуждают заговор против короля.

Баннастер насторожился. Потом внимательно посмотрел на Филиппа и Уолтера.

Филипп тут же подтвердил ее слова:

– Совершенно верно. Она видела этих людей, но не знает их имен, потому должна опознать их в присутствии короля.

– Ах, так вот почему Генрих вызвал ко двору почти всех дворян… – в задумчивости протянул Баннастер.

Анна кивнула:

– А я должна отвлечь внимание от тайной поездки леди Розамонд в Лондон.

– Под предлогом поисков нового супруга?

– О поисках нового супруга она объявила еще до того, как возникла эта опасная ситуация, – возразила Анна. – Вы были в ее списке, милорд, но вы знаете меня в лицо, и потому мы решили не заезжать в ваш замок.

Баннастер криво усмехнулся:

– Очень разумное решение. Спасибо за откровенность. Я тоже отправлюсь в Лондон, чтобы услышать, что скажет мой двоюродный брат. И чтобы встретиться с отважной леди Розамонд.

Анна посмотрела на виконта с удивлением:

– Вы поверили нам так легко, милорд?

– А почему я должен вам не доверять? Вы всегда удивляли меня своим умом… леди Розамонд. И если бы вы лгали то я сразу бы это понял.

Анна покосилась на Филиппа, и тот спросил:

– Милорд, но вы ведь никому не скажете о встрече с нами?

Баннастер нахмурился и проговорил:

– Кажется, я понимаю, почему вы мне не доверяете. Но король – мой двоюродный, брат, и я не сделаю ему ничего дурного.

– Он будет благодарен вам, милорд, – ответила Анна. – Тогда желаю вам всего хорошего, леди Розамонд.

С этими словами виконт направился к выходу. Весьма озадаченная, Анна молча смотрела ему вслед; сейчас он показался ей вполне разумным человеком.

Когда Баннастер ушел, сэр Уолтер внимательно посмотрел на нее.

– Думаете, я сделала ошибку, все ему рассказав? – спросила Анна.

Уолтер со вздохом пожал плечами:

– Насколько я понял, у тебя не было выбора.

«Да-да, конечно, не было», – сказала себе Анна.

– К тому же он двоюродный брат короля, – продолжал Уолтер. – Зачем ему лишать себя единственного доступа к власти?

– То есть графства? – осведомился Филипп. – Или, может быть, доходов?

Анна невольно усмехнулась:

– Насколько я знаю, он не очень-то нуждается в деньгах. Во всяком случае, он так утверждал и, возможно, не лгал. Но если честно, то я не слишком много о нем знаю.

– И какая у него может быть еще надежда, если не родственные связи с королем? – в задумчивости проговорил Уолтер.

– Мы видели их обоих в Олдерли, – заявил Филипп. – Мне показалось, что у них с королем прекрасные отношения.

Уолтер кивнул и подошел к двери. Обернувшись, сказал:

– Встретимся в коридоре, когда вы закончите укладывать свои вещи, миледи.

– Я уверена, что Маргарет уже упаковала большую часть, – ответила Анна. – Так что я буду готова совсем скоро.

Уолтер вышел, и Анна, нахмурившись, посмотрела на Филиппа. Тот вздохнул и пробормотал:

– Вспомни, ведь он считает, что между нами существует… влечение.

– Филипп, но я не хочу, чтобы наши с тобой отношения повлияли на мнение Уолтера… Я имею в виду преданность Лиге.

Молодой рыцарь снова вздохнул:

– Ты думаешь, я расскажу что-нибудь такое, что может повредить тебе?

– Не намеренно, разумеется. Но если Уолтер решит, что для меня наши с тобой отношения важнее, чем эта миссия. – Анна решилась заговорить; сейчас ей казалось, что все ее будущее в руках Уолтера.

Филипп откашлялся.

– Не забывай, что он испытывает неловкость из-за того, что держал в тайне убийство подруга леди Розамонд.

Анна с сомнением покачала головой:

– Не думаю, что он когда-либо чувствовал себя виноватым. Он считает, что всегда во всем прав. – Она подошла к лежавшей на кровати седельной сумке и начала затягивать ремни. – Надеюсь, мы прошлой ночью не совершили никакой ошибки.

Филипп нахмурился, но тут же взял себя в руки. Сохраняя невозмутимое выражение лица, спросил:

– Может быть, тебе что-то нужно от меня, Анна?

– То, что произошло… Ах, Филипп, мне никогда не приходилось переживать ничего подобного. На утро я сказала себе, что такое больше не должно повториться. Но все-таки мне хочется, чтобы ты ласкал меня снова и снова. Мы можем просто… Можем просто подождать и посмотреть, что будет дальше.

Он кивнул, но Анна поняла, что ее слова его разочаровали. Ей ужасно захотелось обнять его и поцеловать, однако она сдержалась.

Глава 19

Филипп внимательно смотрел на стоявшую перед ним девушку. У них была счастливейшая ночь, но Анна уже словно забыла о ней – унеслась мыслями в свое будущее, и, увы, в этом будущем для него, для Филиппа, места не было.

Но почему же его это так уязвляло? Разве он сам на протяжении всего путешествия не думал о благородной даме, которую когда-нибудь завоюет?

У него возникло ощущение, какое может появиться у игрока, перед которым внезапно развернули шахматный стол, поменяв цветом фигуры. Впервые встретив Анну, он отверг ее, а теперь она проделала то же самое с ним. Однако он даже не подозревал, что подобное изменение может так его уязвить.

И тут он вдруг подумал: «А как же я буду жить дальше без нее?» От этой мысли все у него внутри словно перевернулось. Вероятно, он очень привязался к Анне и даже этого не заметил. Вернее, только сейчас заметил.

Когда отряд снова отправился в путь, впереди ехали Анна и Маргарет. Теперь они направлялись к Брамфилд-Холлу, где жил последний «жених» из списка леди Розамонд. До Лондона от Брамфилд-Холла оставалось миль двадцать с небольшим. Северная дорога, как назывался этот отрезок пути, пролегала между обширными полями и невысокими живописными холмами.

Прошло уже немало лет с того времени, как Анна была в этих местах, и тогдашняя ее поездка вместе с леди Элизабет до сих пор вспоминалась ей как нечто ужасное. Тогда они с хозяйкой натерпелись страху, прежде чем их разыскал отец Элизабет.

Теперь же у Анны были совершенно другие причины для страха. В город направлялось множество путников, и среди них немало дворян, прибывших по вызову короля. Увы, среди этих людей имелись и изменники, которых леди Розамонд должна была опознать.

Но Анне не хотелось сейчас об этом думать. Тяжело вздохнув, ока закрыла вуалью лицо, чтобы ее никто не мог узнать, и приготовилась к встрече с очередным «женихом».

Брамфилд-Холл оказался довольно внушительным особняком в виде буквы «П», и вход в него располагался в центре очень красивого и ухоженного двора. В самом же особняке гостей ждал на редкость радушный прием. Для их встречи выстроились десятки слуг, поскольку Дэвид, как обычно перед прибытием, был отправлен, дабы предупредить об их приближении. Однако на этот раз личико Маргарет сияло счастьем – без сомнения, она ожидала увидеть среди встречающих своего возлюбленного.

– Так он здесь? – шепотом спросила Анна.

Маргарет с радостной улыбкой кивнула:

– Да, конечно. Но я встречусь с ним позже, миледи. Сначала я должна позаботиться о вас.

Поскольку лорд Брамфилд еще не освободился от хозяйственных дел, Анна решила привести себя в порядок перед встречей с хозяином. Уолтер проводил ее в отведенные ей покои, а другие рыцари растворись в толпе слуг.

Когда же Анна с Маргарет оказались одни, служанка выложила из седельного вьюка вечернее платье Анны и тщательно расправила его.

Анна молча смотрела на нее, стараясь не улыбаться.

– Я знаю, как ты рада, Маргарет. После того как я оденусь, ты можешь быть свободна, чтобы найти своего возлюбленного. Ты представишь его мне?

– С огромным удовольствием, миледи, – с улыбкой ответила девушка. Потом вдруг спросила: – Ах, наверное, я ужасно выгляжу, правда?

Анна невольно рассмеялась:

– Ты выглядишь как влюбленная женщина. И я очень завидую тебе.

Маргарет сжала ее руку и удалилась.

Анна, усевшись за столик, внимательно посмотрела на себя в ручное зеркальце. Когда Маргарет делала ей прическу, то пропустила один завиток и Анна начала его поправлять. Внезапно в дверь постучали.

Анна прокричала «Войдите!», и в комнате тотчас появились Филипп и Уолтер, причем оба казались необычайно мрачными.

– Что-то случилось? – Анна поднялась со стула.

Филипп бросил взгляд на сэра Уолтера и проворчал:

– Оказалось, что Маргарет знакома с одним человеком из этого особняка. И, похоже, довольно близко.

Озадаченная этим заявлением, Анна ответила:

– Да, мне известно. Это слуга лорда Брамфилда, и он ухаживает за Маргарет. Они недавно встречалась в Донкастере.

– Выходит, он следовал за нами? – насторожился Уолтер.

– Думаю, он просто направлялся домой… – ответила Анна, тотчас же сообразив, что не спрашивала у Маргарет никаких подробностей.

– Итак, случайное совпадение? Совершенно случайно оказалось так, что именно здесь живет слуга, который является последним в твоем списке? – проворчал Филипп.

Анна со вздохом прикрыла глаза.

– Ах, я никогда не думала об этом… Может, я совершила глупость?

Филипп с Уолтером переглянулись, и молодой рыцарь продолжил:

– Мне все это очень не нравится. Нужно побыстрее найти Маргарет. Надо выяснить, почему ее кавалер живет именно здесь, в том самом доме, где мы останавливаемся в последний раз перед Лондоном.

– Она сейчас с ним, со своим возлюбленным, – сказала Анна.

– Я ее найду, – заявил Уолтер. – И расскажу обо всем Дэвиду и Джозефу. Филипп, жди нас здесь с леди Розамонд.

Филипп кивнул, а затем принялся молча расхаживать из угла в угол.

Судя по часам на камине, прошло полчаса, когда в комнату наконец ввели Маргарет. Служанка казалась очень встревоженной.

– Все в порядке, миледи? – спросила она.

Анна постаралась изобразить улыбку:

– Да, пока все в порядке. Но у наших рыцарей есть несколько вопросов… относительно твоего жениха, Маргарет. Они просто хотят принять меры предосторожности.

Уолтер откашлялся и проговорил:

– Мне кажется странным, что мы прибыли именно туда, где живет твой жених.

– О, в этом нет ничего странного, сэр Уолтер, – ответила Маргарет, краснея. – Это я попросила леди Розамонд внести лорда Брамфилда в список. Поскольку же она не была знакома с этим человеком, то согласилась.

Филипп еще больше помрачнел.

– Маргарет, ты сама придумала направиться к лорду Брамфилду?

– Да, конечно, – кивнула служанка. – Но сначала мы говорили об этом со Стивеном.

Сэр Уолтер кивнул и произнес:

– Хорошо, Маргарет. Хотя я тебя не осуждаю, но должен сказать, что ты сделала ошибку, не сообщив нам об этом с самого начала.

– Но ведь… это моя жизнь. – Губы девушки задрожали. – Я тоже имею право на счастье.

Филипп положил руку ей на плечо.

– Боюсь, что все произойдет не так, как ты надеешься, дорогая. Тебя использовали для того, чтобы внести этот дом в наш список.

Маргарет с мольбой в глазах посмотрела на Анну.

– Но я же никогда…

– Я знаю, ты никогда не хотела сделать ничего плохого, – сказала Анна. – Но скажи нам, пожалуйста, когда ты впервые встретила своего Стивена?

Служанка потупилась.

– Это случилось на турнире в Дареме. – Глаза девушки внезапно округлились. – Ах, я никогда не думала, что это что-то значит! – воскликнула она. – Поверьте, я никогда не хотела подвергать опасности леди Розамонд!

– Мы должны как можно быстрее уехать отсюда, – заявил Филипп.

Уолтер утвердительно кивнул.

– Да, согласен. Думаю, этот Стивен видел леди Розамонд в Дареме. И он, наверное, видел нашу леди Розамонд.

Маргарет, побледнев, закричала:

– Я ничего не знаю про Дарем! Но здесь… Да, он был в зале, когда мы прибыли.

Анна почувствовала, как по спине у нее пробежал холодок.

– А он может знать, что я не…

– Я никогда не говорила ему это! – перебила Маргарет; она отчаянно пыталась сдержать рыдания.

Анна обняла служанку за плечи.

– Дорогая, не переживай так… Может, все это не играет никакой роли. Но все-таки мы должны приготовиться к худшему. Не исключено, что Стивен может сообщить лорду Брамфилду; что я вовсе не леди Розамонд.

Маргарет еще больше побледнела:

– Нет, миледи, он не сделает этого. Он любит меня. И я не могу отсюда уехать.

– Но, Маргарет… – пробормотал Уолтер. Однако служанка решительно покачала головой.

– Нет-нет. Если я уеду с вами, то он поймет: что-то произошло.

– Но если мы уедем все, то он придет к такой же мысли, – заметил Уолтер.

Филипп пристально посмотрел на Анну.

– Леди Розамонд, нам надо найти убедительную причину нашего внезапного отъезда.

Анна пожала плечами, затем перевела взгляд на сэра Уолтера.

– Она должна заявить, что мы обижены приемом, – продолжал Филипп. – Лорд до сих пор не появился, чтобы поприветствовать нас.

– Да, наверное, я могу это сказать, – кивнула Анна. Она повернулась к Маргарет. – А ты уверена?..

– Я должна остаться, – снова заявила служанка, утирая глаза. – Я люблю его. И я хочу узнать, любит ли он меня. Обещаю, что ничего ему не скажу. – Внезапно Маргарет обняла Анну. – Берегите себя, миледи. Расскажите обо всем госпоже. Скажите, что я надеюсь найти свое счастье.

– Если у тебя ничего не выйдет, то ты знаешь: она всегда примет тебя обратно, – ответила Анна. – Я понимаю, почему ты хочешь сейчас остаться. Ты боишься упустить свой шанс.

Маргарет потупилась, потом кивнула:

– Да, вы правы. Спасибо вам, миледи. До свидания.

Когда служанка ушла, Анна перевела взгляд на Филиппа. Маргарет решила найти свое счастье в любви, но у нее, у Анны, такого желания не было. «Неужели для меня важнее вступление в Лигу?» – спрашивала она себя.

– Быстрее собирайтесь, – произнес Уолтер. – Я немедленно сообщу обо всем Джозефу и Дэвиду. А также намекну здешнему стюарду, что вы, миледи, очень недовольны приемом…

Анна кивнула, а Филипп сказал:

– Я останусь здесь. Мои вещи не распакованы.

– Да, понял, – ответил Уолтер, выходя из комнаты.

– Ах, надо поторопиться, – пробормотала Анна, складывая платье, которое было на ней утром. – И вообще мне не следовало тратить время на переодевание. Плащ закроет все мои кружева.

Филипп молча пожал плечами и, наклонив голову, приблизился к двери – он явно к чему-то прислушивался.

– Ты ждешь, когда за нами придут стражники? – спросила Анна, взглянув на него с беспокойством.

– Нет, они бы подкрались тихо.

Анна нахмурилась и стала собираться еще быстрее. Прошло всего несколько минут, и она была готова к отъезду. Филипп вывел ее в коридор, а затем, остановившись на верхних ступенях лестницы, ведущей в Большой зал, тихо спросил:

– Ты готова?

Она кивнула; ее сердце билось так гулко, что, казалось, во всем доме слышат его биение. Сейчас, находясь в логове врага, они были жалкой горсткой по сравнению с теми, кто мог выступить против них. Может, кавалер Маргарет сейчас находился внизу и следил за ними? А может, к числу заговорщиков относится сам лорд Брамфилд?

Сделав глубокий вдох, Анна вспомнила о своей роли. Как леди Розамонд, она должна была проявлять решительность и не сомневаться в своих силах. «Да-да, сейчас ты леди Розамонд», – напомнила себе Анна, спускаясь в Большой зал.

В зале слуги уже накрывали столы для ужина. Осмотревшись, Анна громко спросила:

– А здесь кто стюард?

Голоса слуг тотчас смолкли, и они в удивлении переглянулись. Уолтер, Дэвид и Джозеф приблизились к Анне. Филипп же подошел к ней еще раньше.

– Он в своей комнате, миледи, – ответил какой-то человек с поварским колпаком в руке. – Может, мне позвать его?

Анна кивнула:

– Да. Немедленно!

Прошло всего лишь несколько минут, и из коридора поспешно выбежал невысокий мужчина с бородкой. Отвесив гостье глубокий поклон, он проговорил:

– Рад вас видеть, миледи. Чем могу служить?

– Я уезжаю, – заявила Анна. – Прикажите привести наших лошадей во двор. И побыстрее!

– Но, миледи… – Стюард уставился на нее в удивлении. – Вы ведь только что приехали.

– Я послала вперед своего человека, чтобы он сообщил о моем визите. И тем не менее ваш господин еще не появился, чтобы поприветствовать меня.

– Но, миледи, он подумал, что вы захотите сначала приготовиться…

– Я была для него недостаточно хороша, когда приехала? – перебила Анна.

Стюард в смущении пробормотал:

– Нет-нет, я этого не говорил!

– Немедленно пошлите за нашими лошадьми.

Стюард со вздохом кивнул:

– Слушаюсь, миледи.

«Будет ли отъезд легким?» – подумала Анна. Горделиво вскинув подбородок, она прошла по залу, не обращая внимания на косые взгляды слуг. Она была уверена: слуги Брамфилда не могли знать, что их господин скорее всего оказался в числе заговорщиков. И не он один. Вот только…

Где же Маргарет? Ее нигде не было видно. Наверное, она сейчас находилась со Стивеном.

Анна могла только молить Бога, чтобы все их опасения оказались напрасными и чтобы в итоге пострадала лишь гордость лорда Брамфилда.

Отправившись в путь, они не поехали по главной дороге, а выбрали узенькую, пролегавшую параллельно на расстоянии мили. Все молчали, и Анна поймала себя на том, что постоянно оглядывается. Однако вокруг не было ничего подозрительного.

Уолтер не хотел ночевать под открытым небом, не хотел он останавливаться и в Уэре, который находился слишком близко от Брамфилд-Холла. Остановились они лишь в Уолтем-Эбби, довольно многолюдном городке, где на них врядли бы напали. В первой попавшейся им гостинице свободных мест не оказалось, зато удалось найти свободные комнаты в соседнем.

– Возможно, мы сможем здесь затаиться, – проговорил Филипп, осматривая одну из комнат.

Рыцари заняли комнаты слева и справа от спальни Анны. Она пыталась уверить себя в том, что теперь может чувствовать себя в полной безопасности, однако страх и неуверенность ее не покидали. К тому же она чувствовала, что и рыцарям Лиги не по себе.

– А может, нам лучше всего спрятаться в каком-нибудь амбаре? – спросила она у Филиппа.

Он с усмешкой пожал плечами:

– Да, пожалуй.

Внезапно кто-то постучал в дверь, но Филипп, взглянув на нее, молча покачал головой.

– Кто там? – спросил он.

– Уолтер. Я принес обед.

Филипп показал в дальний конец комнаты, и Анна, вздохнув, отошла. Он открыл дверь, и тотчас вошли Уолтер, Дэвид и Джозеф. Поставив свои подносы на стол, Уолтер и Дэвид приступили к трапезе. Анна опустилась на кровать, и Филипп сел с ней рядом. В комнате было всего два стула и самому молодому, Джозефу, пришлось ужинать стоя.

Анна сразу же почувствовала, как возбуждает ее близкое соседство Филиппа. Соломенный матрас просел под его тяжестью, и Анне приходилось то и дело отодвигаться от него. Однако она постоянно чувствовать жар, исходивший от его тела. Она прекрасно понимала, что Филипп намеренно не смотрел в ее сторону. Может; он чувствовал то же, что и она? Анна не могла ответить на этот вопрос, поэтому еще сильнее волновалась. Она понимала, что должна держать себя в руках, однако у нее ничего не получалось. Ах, неужели так теперь будет всегда? Неужели ей не удастся избавиться от мыслей о Филиппе и даже когда они расстанутся?

Мужчины начали пить эль, передавая друг другу кувшин. Они налили и ей в кружку, но она отказалась.

Когда все поужинали, Уолтер поднялся:

– Я заступлю на дежурство первым, миледи.

– Я не хочу рисковать, оставляя ее одну, – заявил Филипп. – В конце концов, если я когда-то смог проникнуть в комнату через окно: то почему это не может сделать и кто-то другой?

Анна хотела возразить, но Уолтер ее опередил.

– Да, согласен. Доброй ночи, миледи.

Анна молча смотрела, как рыцари один за другим выходят из комнаты, оставляя ее наедине с Филиппом.

Когда они вышли, Филипп принялся расхаживать из угла в угол.

Анне наконец-то удалось успокоиться. Сегодня она хорошо сыграла свою роль, что позволило им всем без помех покинуть Брамфилд-Холл, и Уолтер наверняка запомнит это.

Внезапно Анна сообразила, что на ней все еще изысканное платье, в котором она хотела произвести впечатление на лорда Брамфилда. Когда Филипп в очередной раз проходил мимо, она повернулась к нему спиной, проговорив:

– Ты не поможешь мне расшнуровать корсет? – Ее голос предательски дрогнул, и Анна мысленно обругала себя за слабость.

Не почувствовав прикосновения, она обернулась. У Филиппа был весьма странный взгляд, и он прижимал к животу ладонь.

– Что с тобой?

– Мне внезапно… стало нехорошо.

К ее удивлению, Филипп покачнулся и ухватился за стол. Она дотронулась до его руки и обнаружила, что он дрожит.

– Филипп, тебе следует лечь.

Он прикрыл глаза.

– Думаю, мне нужно… найти ночной горшок.

Едва он успел поднять крышку, как ему стало совсем плохо. Анна, стоявшая рядом, прошептала:

– С тобой что-то случилось… Тебе нужна помощь.

– Нет! – Он протянул к ней руку. – Не уходи из этой комнаты!

Но эти слова словно лишили его последних сил. Он упал на пол и громко застонал. А потом вдруг замолчал, что было еще хуже.

Анна опустилась перед ним на колени и приложила руку к его лбу. Лоб был влажным и горячим, но грудь все еще поднималась и опускалась. Может, он умирает? Она не может просто сидеть и ничего не делать! Она должна немедленно отправиться к Уолтеру, который наверняка пошлет за лекарем.

Осторожно приблизившись к двери, Анна открыла ее. И тотчас же увидела незнакомца с ухмылкой на лице.

Она попыталась захлопнуть дверь, но незнакомец отстранил ее, после чего вошел в комнату. Он был высоким и жилистым, с прямыми каштановыми волосами и в невзрачной одежде. Глаза же его искрились весельем.

Отступив на несколько шагов в коридор, Анна увидела, что за незнакомцем никого не было. Где же Уолтер?

Внезапно незнакомец затащил ее в комнату и закрыл дверь. Анна почувствовала, что у нее от страха подгибаются колени. Но ей все же удалось взять себя в руки. Теперь ей придется рассчитывать только на себя.

– Леди Розамонд? – Незнакомец отвесил ей поклон. – Или вы хотите сообщить мне ваше настоящее имя?

Анна рванулась к двери, но он задержал ее.

– Здесь нет никого, кто бы вам помог, – заявил он, снова ухмыльнувшись.

Анна попыталась ударить его ногой и локтем, но он без труда увернулся.

– Похоже на то, что вашим охранникам срочно понадобились ночные горшки.

– Что вы сделали с моими людьми?! – закричала Анна; гнев заставил ее забыть о страхе.

– Обещаю, что никто из них не умрет.

Однако эти слова ее не убедили.

– И я должна вам верить?

– Конечно. Нам пришлось подменить ваш эль. Но я считал, что и вы выпьете, а я не хотел вашей смерти. Поэтому яд не был смертельным.

Стараясь выиграть время, Анна спросила:

– Те, что напали на нас несколько дней назад, были вашими людьми?

Незнакомец медленно наклонил голову и, крепко сжав ее руку, сказал:

– Да, разумеется. Такая ужасная ошибка… Эта ошибка нам почти все испортила. У некоторых наших людей не хватило терпения. – Наклонившись, он произнес ей на ухо: – Довольно вопросов. Веди себя хорошо, и я освобожу тебя, если пообещаешь не делать попыток убежать. Обещаешь?

Анна неохотно кивнула. Когда он выпустил ее руку, она отступила на шаг.

– А теперь, если ты будешь себя хорошо вести с моим господином, я обещаю, что мои люди не избавятся от твоих. В конце концов, тебе ведь не поможет, если их убьют. И нам это невыгодно, поскольку убивать – слишком хлопотно.

Хотя Анна старалась держать себя в руках, но все же с трудом сдерживала рыдания. Но что она могла сделать? Незнакомец утверждал, что ее людей не убьют, и приходилось верить, хотя поверить ему было не так-то просто.

А. вскоре дверь распахнулась, и в комнате появились еще двое незнакомцев.

Глава 20

Едва очнувшись, Филипп почувствовал ужасную боль в голове. Он не хотел открывать глаза из-за опасения, что от света станет еще хуже. Но словно внутренний голос приказал ему действовать. Филипп перекатился на живот, потом чуть приподнялся. Но ему никак не удавалось удержать голову прямо – все перед глазами расплывалось, а в желудке чувствовалась нестерпимая резь. Но по крайней мере он был жив.

Вскоре память стала возвращаться к нему, и одно из воспоминаний заставило его мгновенно забыть о боли. Осмотревшись, он позвал:

– Анна…

Ответа не последовало.

Внезапно он услышал за спиной какой-то шорох и резко вскочил на ноги. В этот момент мимо него проходил какой-то человек. Незнакомец споткнулся от неожиданности, и его меч вонзился острием в дощатый пол. Филипп тут же ударил незнакомца коленом, и тот повалился на кровать. Собрав остатки сил, Филипп схватил меч и, направив его на противника, процедил:

– Где леди Розамонд?

Глаза незнакомца округлились. Он схватил висевший на поясе кинжал и с бешеной энергией бросился на Филиппа. Защищаясь, Филипп отбил кинжал и случайно задел шею незнакомца. Тот на мгновение замер, потом схватился за рану, и меж его пальцев полилась кровь. Прошло еще несколько секунд, и он, повалившись на пол, замер, не подавая признаков жизни.

Выругавшись сквозь зубы, Филипп схватился за стол, стараясь удержаться на ногах.

– Боже, Анна… – пробормотал он.

Собравшись с силами, Филипп вышел в коридор и открыл ближайшую дверь. В этой комнате лежали рыцари Лиги. Лежали, издавая стоны и держась за животы.

– Уолтер!.. – Филипп склонился над рыцарем. Сэр Уолтер снова застонал и поднялся на локте.

– Графини здесь нет, – сообщил Филипп.

Уолтер посмотрел на него так, словно не узнавал. Потом его лицо приобрело обычное непроницаемое выражение, и он, поднявшись на ноги, пробормотал:

– Мы были отравлены.

Филипп поморщился от боли в голове.

– Ты говоришь то, что и так понятно. Эти люди хотели завершить свое дело, но я очень вовремя очнулся. Мне пришлось убить этого человека, хотя, наверное, было бы полезнее сначала его допросить. К сожалению, леди Розамонд исчезла.

– Ты искал ее? Она не могла отправиться за помощью?

Филипп ненадолго задумался.

– Похоже, я предупреждал ее перед тем, как потерять сознание. Я постараюсь узнать, видел ли ее хозяин гостиницы.

Они быстро привели себя в порядок, потом отправились опрашивать постояльцев гостиницы. Оказалось, что только конюх видел Анну – ее сопровождали куда-то несколько мужчин. Когда все четверо собрались в комнате, Филипп проговорил:

– Похоже на то, что с Анной обошлись не так, как с нами.

– Но ведь она ела то же самое, что и мы… – пробормотал Джозеф.

– Она не пила эль, – заметил Филипп. – Вот что скорее всего было отравлено. И ей не причинили никакого вреда. – Он был благодарен судьбе хотя бы за это. – По моему мнению, это сделал Брамфилд.

– Мы не можем знать наверняка, – сказал Уолтер. – Но кому могло понадобиться схватить Анну, если только этот человек не узнал, что она не настоящая леди Розамонд?

– Кавалер Маргарет, – процедил сквозь зубы Филипп. – Он следовал за нами всю дорогу, но он не видел Анну вблизи до самого Брамфилд-Холла.

– Тогда напрашивается вывод: настоящая леди Розамонд в опасности. Более того: возможно, даже король в опасности, если Брамфилд и его приспешники вдруг встревожились.

Филипп тяжело вздохнул:

– Полагаю, что Анна сейчас в наибольшей опасности.

– Не думаю, – возразил Уолтер. – Они хотят узнать от нее правду. И пока не узнают, ей ничего не угрожает. А это значит, что у нас есть единственный выбор.

Филипп направился к двери:

– Мы спасем ее.

– Нет, мы направимся в Лондон.

Филиппу казалось, что он ослышался. Обернувшись, он увидел, что Джозеф с Дэвидом смотрят на него с искренним сочувствием. Однако на лице сэра Уолтера была написана решимость.

– Что ты сказал? – спросил наконец Филипп.

– Уверен, что Анна – в наименьшей опасности.

– Но они куда-то увели ее! Почему ты не можешь отправить в Лондон только одного человека? Он мог бы и предупредить о случившемся!

– Но они хотят схватить леди Розамонд. Нам нужно сделать все возможное, чтобы ее рассказ дошел до короля Генриха. А для этого у меня должно быть как можно больше людей. Если мы не выполним свою миссию, в Англии начнется война между дворянами, поддерживающими короля, и сторонниками заговорщиков. Мы не можем допустить этого. Возможно, Брамфилд уже послал кого-нибудь, чтобы воспрепятствовать леди Розамонд и не позволить ей добраться до Лондона.

– Но, Уолтер, я не…

– Послушай меня, Филипп, – перебил сэр Уолтер. – Если хочешь вступить в Лигу, ты должен научиться дисциплине и выполнять приказы, даже если тебе они не нравятся.

А если захочешь действовать на свой страх и риск, то тебя скорее всего просто убьют. Пойми, мы не можем рисковать. Именно в Лондоне настоящая леди Розамонд должна дать против Брамфилда показания. И мы еще должны помнить о двух других неизвестных нам заговорщиках.

– Не могу поверить, что ты так легко относишься к судьбе женщины, рисковавшей жизнью ради твоего дела, – заявил Филипп. – Она хотела вступить в Лигу, а ты ее бросаешь.

Лицо Уолтера словно исказилось от боли.

– Она понимала опасность нашей миссии. Но ты говоришь, она хотела вступить в Лигу? Что за мысль пришла ей в голову?

– Анна прекрасно играет роли разных женщин. Она надеялась, что в Лиге сможет быть этим полезна.

– Филипп, это невозможно, – Уолтер покачал головой. – Слишком многие видели ее в роли леди Розамонд. Ее попытка изобразить кого-то еще вряд ли будет удачной. А других талантов, которые отличали бы Анну от прочих женщин, у нее нет.

Филипп попытался представить, что будет чувствовать Анна, когда узнает, что ее надежды не сбудутся. Именно он расскажет ей об этом, чтобы тут же утешить. Но это он сможет сделать лишь после того, как ее спасет.

– Всю свою жизнь я подчинялся приказам, – заявил Филипп. – Но на сей раз поступлю по-своему. Я не поеду с вами.

– Ты не можешь так поступить, – возразил Дэвид. – Ты ведь хотел вступить в Лигу, не так ли?

– Я уже понял, что это было ошибкой, и вы сейчас только подтвердили правильность моего решения. Сначала вы скрыли весть об убийстве, – проговорил Филипп, поворачиваясь к Уолтеру. – А теперь вы бросаете Анну из-за того, что от нее нет больше пользы.

– Мы не бросаем ее. Завершив свою миссию, мы ее освободим.

– Но вы можете опоздать! Она сейчас одна в руках заговорщиков. Я не могу оставить ее в такой опасности. И не волнуйтесь, я не намерен рассказывать то, что знаю о вашей миссии. Я буду играть роль верного рыцаря, спасающего свою госпожу.

Не обращая внимания на уговоры Дэвида, Филипп вернулся в комнату, где какое-то время находился с Анной, и осмотрел ее вещи. Сердце его сжималось при мысли о том, что она сейчас переживала. Но он твердо решил ее спасти, а для этого следовало немедленно направиться в Брамфилд.

Внезапно дверь за его спиной отворилась. Филипп резко развернулся, чтобы принять бой, но это был всего лишь Дэвид.

– Ты, конечно, пришел не для того, чтобы присоединиться ко мне, – с горечью проговорил Филипп.

Дэвид отрицательно покачал головой, даже не взглянув на мертвеца на полу.

– Хотя я должен подчиняться приказам, я тебя понимаю, Филипп, и хочу кое-что тебе передать.

Он вложил в его руку монету, и поначалу Филипп решил, что это просто фунт стерлингов, не более того. Но потом он сообразил, что держит в руке не просто деньги.

– Не трать ее, – тихо сказал Дэвид. – Это твоя возможность связаться с Лигой в Лондоне. Ты должен направиться в лавку галантерейных товаров у северной оконечности Лондонского моста. Покажи там эту монету и тогда сможешь оставить свое сообщение. Мы получим его.

Филипп опустил монету в кошель на поясе.

– Благодарю. – Он показал на труп. – Пусть Уолтер о нем позаботится.

Дэвид едва заметно поморщился.

– Хорошо, позаботимся. Желаю удачи.

Филипп был слишком взволнован, чтобы пожелать того же в ответ, и только молча кивнул. Когда дверь за Дэвидом закрылась, он невольно вздохнул. Такую задачу, которую он сейчас на себя взвалил, ему еще никогда не приходилось выполнять в одиночку – всегда хоть кто-нибудь помогал.

Но следовало поторопиться. Анна сейчас могла надеяться только на него.

Филипп оставил хозяину гостиницы изрядную сумму, чтобы тот припрятал вещи Анны и чтобы тщательно очистил комнаты.

Темница в Брамфилд-Холле была сырой и холодной даже летом. Но по крайней мере Анна хотя бы знала, что находится именно в Брамфилд-Холле. Хотя ей завязали глаза еще при выезде из Уолтем-Эбби, она определила, куда попала, по времени пути. Да и куда еще лорд мог ее привезти? Только здесь у него имелось подземелье, из которого не могло быть слышно ее криков. Она пыталась позвать кого-либо на помощь, но никто не откликнулся. И ни Филипп, ни рыцари Лиги не могли бы вызволить ее отсюда. Она так и не смогла заснуть всю ночь; она даже не могла сказать, когда настало утро. И не знала, придет ли к ней в темницу кто-либо вообще.

Но Анна решила, что не должна позволять себе об этом думать или уступать отчаянию. Свернувшись на вырубленном в скале каменном ложе, она старалась не обращать внимания на влагу, пропитавшую ее юбки. Хорошо, что ей хотя бы оставили факел, хотя он и располагался высоко на стене, где она не могла до него дотянуться. К каменным стенам были прикованы цепи. Неужели эти цепи будут использованы против нее?

Внезапно Анна услышала, как по лестнице кто-то спускается, и тотчас вскочила на ноги. В замке повернулся ключ, дверь широко распахнулась, и она оказалась лицом к лицу с незнакомцем, который ее похитил. Незнакомец, как и при их встрече в гостинице, ухмыльнулся, и это не предвещало ничего хорошего.

Анна с ненавистью посмотрела на своего похитителя:

– Где мои люди? Что вы сейчас собираетесь делать?

Он проигнорировал ее первый вопрос.

– Поговорить с вами, конечно. Раньше я не имел такого удовольствия. Мне поручили следить за леди Розамонд, и я делал это очень долго, пока, к своему изумлению, не обнаружил подмену.

– Тогда вы, должно быть, Стивен, «кавалер» Маргарет. Никакой подмены не было. Я леди Розамонд. Когда король узнает, что вы сделали с дамой его двора…

– Вы не имеете никакого отношения ко двору, – возразил Стивен. – Я видел настоящую леди Розамонд в Йорке, на турнире в Дареме, и она – не вы. Теперь мне надо у вас узнать, где находится настоящая леди Розамонд.

Отпираться дальше было бессмысленно.

– Я не могу помочь вам. Я ничего не знаю о местопребывании леди Розамонд. И если вы были в Дареме, то почему не сделали свое дело еще тогда?

Стивен сокрушенно покачал головой:

– Конечно, это наш промах, поскольку тогда все было бы гораздо проще. Но мы не знали, кого надо искать. Мой господин видел подслушивающую нас женщину лишь со спины. Если бы он знал, кто она, то объяснил бы ей, что мы всего лишь обсуждали, что может случиться, если бы кто-то замыслил заговор против короля. Мы бы объяснили ему, как этого не допустить.

Анна промолчала. Стивен и его «господин» могут пытаться ее обмануть, но все равно успеха не добьются.

– Это вы убили леди Стаплхилл? – спросила она неожиданно.

Стивен приложил руку к груди.

– Боже правый, конечно, нет! Как я объяснил вам, мне поручили леди Розамонд.

– А другие получили задание заняться другими дамами? – спросила Анна. – Возможно, леди Стаплхилл являлась той, кого вы искали, и сейчас ее смерть должна покончить с вашими тревогами.

– Это было бы замечательно для леди Розамонд, но, как это ни печально, та смерть оказалась случайной.

– Вы хотите сказать, что она была «случайно» убита, точно также, как на нас «случайно» напали на дороге?

Стивен пожал плечами:

– Поскольку меня там не было, чего-либо сказать об этом я не могу. И потому снова прошу вас сообщить, где находится леди Розамонд.

Он сделал шаг вперед.

Анна судорожно сглотнула и скрестила на груди руки, чтобы унять дрожь.

– Почему вы думаете, что они сказали это мне? Я выполняла свое задание.

– Я тоже так думаю, но мой господин другого мнения. Внезапно в коридоре раздался какой-то шум, и Стивен, нахмурившись, обернулся.

– Прошу прощения, госпожа. Я скоро вернусь.

Он далее не стал запирать за собой дверь, поскольку она никуда не могла убежать. Анна со вздохом прошлась вдоль двери. Пленница была почти уверена: если она окажется для этих людей бесполезной, то они ее убьют, чтобы молчала. Она должна была выиграть время, делая вид, что знает, где находится леди Розамонд. Им придется потратить несколько дней, чтобы съездить в Лондон и проверить ее слова. К тому времени Филипп, без сомнения, ее освободит. Стивен уверял ее, что оставит Филиппа в живых, и теперь, в ее отчаянном положении, ей оставалось надеяться только на это.

Дверь снова распахнулась, и Анна в напряжении замерла.

– Госпожа, вам очень повезло, – сказал Стивен.

Анна невольно перепросила:

– Повезло?..

– Совершенно верно. Мне больше не нужно знать, где находится леди Розамонд. Мой господин уже все узнал.

Анна в изумлении смотрела на своего тюремщика. «Как Брамфилд мог это узнать?» – спрашивала она себя.

– Тогда нет нужды держать меня здесь. – Анна старалась, чтобы ее голос не дрожал.

Стивен в очередной раз ухмыльнулся:

– Мне очень неприятно это говорить, но мы пока что не можем вас отпустить. Вы можете оказаться полезной. Обещаю, что у вас будет еда и вода.

– Подождите! – крикнула Анна, подбегая к двери. Но Стивен уже захлопнул дверь, и она тотчас же услышала, как в замке поворачивается ключ.

Что, если он о ней забудет? Ведь тогда она гак и умрет здесь, не признавшись Филиппу, что любит его, не узнав, можно ли им как-нибудь… устроить общее будущее.

Но нет, она не умрет. Если она надеется на будущее, она должна приложить все силы, чтобы это будущее осуществилось.

Анна принялась ощупывать стену в поисках большого камня, которым она могла бы нанести удар, или слабого камня в стене, который можно было бы расшатать, чтобы попасть в другую камеру. Она занималась поисками около часа, порвав свое изысканное платье и сломав несколько ногтей, но успеха не добилась.

Внезапно она снова услышала шаги.

Анна бросилась к двери, чтобы стать сбоку от нее. Возможно, тюремщик пройдет в камеру, и тогда она сможет проскользнуть мимо него.

Прижавшись к стене, Анна сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться. Когда ключ повернулся, она затаила дыхание. Но дверь отворилась лишь чуть-чуть.

– Вы здесь, миледи? – послышался шепот, и Анна тотчас узнала этот голос.

– Маргарет? – прошептала она.

Дверь открылась пошире, и в камеру проскользнула Маргарет. Однако за ней последовал какой-то мужчина, и Анна снова прижалась к стене – но только на мгновение. Перед ней был Филипп. Он улыбнулся ей, а она крепко обняла его; казалось, от него исходили сила и тепло.

Внезапно Маргарет всхлипнула, и Анна, повернувшись к ней, обняла и ее.

– Огромное тебе спасибо, Маргарет!

– Как вы можете меня благодарить, миледи? – прошептала служанка. – Ведь именно из-за меня вы оказались здесь.

– Но ты же ничего не знала… – возразила Анна. – Зато теперь ты спасла меня! А если считаешь, что должна для меня что-то сделать, то ты уже сделала это.

– Мы должны торопиться, – сказал Филипп, выглядывая в коридор. – Я справился со стражником наверху лестницы, но он жив.

– И служанка на кухне знает, что мы здесь, – добавила Маргарет. – Она должна была принести вам поднос с едой, но она очень боится «привидений» в темнице, поэтому разрешила мне принести этот поднос.

– Как ты пробрался в замок, Филипп? – спросила Анна. – Я уверена, что все здесь ожидали, что меня попытаются освободить.

– Мне пришлось спрятаться в повозке с сеном. До сих пор колет все тело. Потом мне удалось найти на кухне Маргарет. А теперь мы должны поспешить! – Он протянул ей сверток. – Маргарет нашла тебе наряд служанки, чтобы ты не привлекала к себе внимания. Надевай быстрее.

Маргарет помогла Анне расшнуровать испорченное платье и надеть другое, серое, невзрачное. Филипп же тем временем наблюдал за коридором. Когда Анна уже была готова выйти, Маргарет схватила ее за руку:

– Миледи, я не пойду с вами.

– Маргарет, ты не можешь здесь остаться.

– Но если я исчезну, то Стивен поймет, что вы бежали и что я вам помогла. Я ускользну, когда это будет безопасно.

Анна крепко сжала руку служанки.

– Мы вернемся за тобой, обещаю.

– Уходите, миледи. – Маргарет сунула в ее руки объемистый сверток. – Здесь плащи для вас обоих. Отправляйтесь со слугами, которые уезжают в Уэр за покупками. И пусть Бог пошлет вам удачу!

Глава 21

Сердце Филиппа перестало колотиться только тогда, когда они добрались до леса около Брамфилд-Холла, где он спрятал лошадей. И лишь теперь, когда Анна оказалась в безопасности, он вздохнул с облегчением.

К счастью, теперь ей уже ничего не грозило, поскольку Лига не обратится к ней больше с какой-либо просьбой. Но как он сообщит ей об этом?

– Мы направимся в Уэр и найдем какую-нибудь гостиницу, – сказал Филипп, подтягивая подпруги. – Ты останешься там, а я вернусь так быстро, как только смогу. – Ты не оставишь меня, Филипп Клиффорд.

Он со вздохом посмотрел на нее:

– Ты сказала, что эти люди знают, где находится леди Розамонд. Только в Лиге было про это известно, и, следовательно, заговорщик есть и у них. – Заговорщик в Лиге? – прошептала Анна в ужасе.

– Да, – кивнул Филипп. – И он является человеком Лиги довольно давно, поскольку заговорщики знали правду о леди Розамонд еще несколько недель назад. Брамфилд с кем-то из изменников поддерживает постоянную связь, и мы должны найти леди Розамонд раньше, чем это сделают они.

– Но для этого нам придется искать ее во всем Лондоне.

– Дэвид дал мне способ с ним связаться.

– А где остальные рыцари Лиги? Я была удивлена, когда ты появился в Брамфилд-Холле один.

Филипп медлил с ответом. Как Анна воспримет сообщение о том, что ее освобождение они посчитали второстепенной задачей?

– Они отправились в Лондон, чтобы защитить леди Розамонд. – Он положил руку на плечо девушки. – Они хотели, чтобы я отправится с ними, но я отказался.

Глаза Анны округлились.

– Ты… порвал с Лигой?

– Они считали, что ты в безопасности. И сказали, что должны в первую очередь помочь леди Розамонд и королю. А я не мог тебя бросить.

Анна улыбнулась и прошептала:

– Спасибо. Обещаю: когда мы снова увидим Уолтера, я поговорю с ним о тебе.

– Анна, есть кое-что, что тебе надо знать.

Ее улыбка погасла.

– Кого-то убили?

– Нет, я хочу сообщить тебе, что мне сказал Уолтер.

Слишком много людей видели тебя в качестве леди Розамонд, так что Лига не может принять тебя в свои ряды.

Какое-то время Анна смотрела на него в замешательстве, потом ее щеки вспыхнули.

– Это потому, что я не рассказала им про кавалера Маргарет? Это было ужасной ошибкой, но…

– Нет, не думай, что дело в одной ошибке! Они считают, что ты все делала правильно, но…

– Не говори мне больше о моей глупости, Филипп. У нас нет времени.

Он посмотрел ей в глаза, потом сказал:

– Наверное, тебе сейчас лучше одной отправиться в Уэр и ждать моего появления.

– Так ты тоже думаешь, что я не способна помочь?

Он замер на секунду, затем спросил:

– Как ты можешь меня в этом обвинять?

Она на мгновение закрыла глаза.

– Ты прав. Прости. Но я все равно решила, Филипп, что буду рядом с тобой.

Он довольно долго молчал, потом наконец проговорил:

– Что ж, хорошо. Можешь поехать со мной, но ты должна пообещать, что будешь беспрекословно повиноваться мне.

– Обещаю.

Они въехали в Лондон через массивные ворота в старинной каменной стене. Анна прежде никогда не разъезжала верхом по городу и теперь поняла, почему этого делать не стоит. Улицы были так переполнены, что людям иногда приходилось прижиматься к стенам, чтобы позволить всадникам проехать. А Филипп частенько наклонялся, когда вывески лавочек находились слишком низко над дорогой. У многих каменных домов имелись деревянные надстройки, которые нависали над улицей, а вонь от открытых канализационных стоков то и дело заставляла морщиться.

Анна держалась так, словно с ней ничего не случилось, однако она не переставала думать о своем будущем, которое теперь уже не могла связывать с Лигой. Она напомнила себе, что у нее более счастливая судьба, чем у большинства женщин: ее дорогая подруга Элизабет всегда возьмет ее обратно в качестве служанки, так что ей никогда не придется голодать.

Но у нее никогда не будет собственного дома, поскольку плату, которую она получит от Лиги, вряд ли можно счесть достойным приданым.

В сердце вкралось отчаяние, но Анна постаралась его изгнать. Она привыкла принимать жизнь такой, какая она есть. Скорее всего она вернется к Элизабет и поможет ей воспитывать детей, стараясь не уступать чувству зависти. И она как-нибудь справится с душевной пустотой. Сейчас надо думать о леди Розамонд, которая все еще находится в опасности.

Лондонский мост имел огромные каменные ворота на каждой стороне и в середине. Минуя первые ворота, Анна отвела взгляд от посаженных на пики голов изменников. Вдоль всего моста стояли дома в три-четыре этажа, и когда Анна проезжала мимо них, то чувствовала себя так, словно продолжает ехать по улице, а не пересекает мост. Для того, чтобы найти лавку галантерейных товаров, им не пришлось ехать долго. В дневное время ставни на окнах были открыты, так что прохожие могли видеть товары в витрине.

Филипп заплатил мальчику за то, чтобы тот присмотрел за лошадьми, после чего они вошли. Анна изобразила восторг при виде шляп, заполнявших несколько маленьких полок. Совсем недавно она играла ту же роль по просьбе Уолтера, чтобы привлечь к себе внимание посетителей лавки. Что, если изменнику из Лиги известно о лавке галантерейных товаров? Появляться здесь было опасно, но другой возможности связаться с Уолтером у них не было.

Тут из комнат в глубине вышел какой-то человек, возможно, хозяин лавки. Он улыбнулся им и сказал:

– Добрый день, сэр. Чем могу служить?

Филипп протянул ему монету Лиги и еще одну положил в качестве платы на прилавок.

– Я хотел бы оставить сообщение.

Какое-то мгновение хозяин молча смотрел на монеты, затем пристально взглянул на Филиппа.

– Очень хорошо, сэр.

«Пока-что все идет нормально», – подумала Анна и выдохнула с облегчением.

– У вас есть листок пергамента и перо? – спросил Филипп.

Хозяин протянул им кусок пергамента, перо и чернильницу. Пока Филипп писал, Анна не произнесла ни звука, слушая скрип пера и голоса прохожих на улице. Город был так велик, что даже если бы они знали, где находится леди Розамонд, все равно пришлось бы затратить немало времени, чтобы добраться до нее. Анна могла только молить Бога, чтобы они не опоздали. Бог не должен допустить, чтобы с леди Розамонд случилось то же, что и с леди Стаплхилл.

Наконец Филипп свернул пергамент и обвязал его полоской кожи. К удивлению Анны, хозяин достал горшочек с нагретым сургучом и жестом попросил Филиппа поставить печать на кожу.

– Благодарю, – сказал Филипп, забирая монету Лига.

После этого он взял Анну за руку, и они вышли на улицу. Взяв поводья лошадей из рук мальчика, Филипп помог своей спутнице забраться в седло.

– Ты сообщил им, куда мы направляемся? – спросила Анна. Тряхнув поводьями, она направила лошадь той же дорогой, которой они прибыли.

– В гостиницу, неподалеку от доков около Тауэра. Я останавливался там раньше. Чаще всего там бывают моряки.

Когда они ехали вдоль Темзы, Анна видела огромные лебедки, поднимавшие грузы с кораблей. Когда же они прибыли в гостиницу, Филипп попросил комнату на северной стороне, подальше от реки.

Комната оказалась совсем маленькой; кроме кровати, в ней имелись лишь небольшой столик и два стула. Они поспешно съели свой ужин, глядя, как темнеет за окном. Время от времени Анна посматривала на Филиппа, наконец спросила:

– Как ты, думаешь, сколько времени пройдет до того, как мы получим какую-нибудь весть?

Выставив поднос в коридор, Филипп тщательно закрыл дверь и посмотрел на девушку. Тотчас же между ними словно возникло какое-то напряжение, а воздух стал казаться таким густым, что им трудно было дышать.

Филипп не подошел ближе, и его голос был хриплым, когда он заговорил.

– Думаю, что не раньше утра, – ответил он. – Люди не отваживаются оставаться на улице поздно ночью.

– Ох… – Анна вдруг вспомнила о часах страсти, которые они провели в одной постели. Но она тотчас же заставила себя не думать об этом. Но положение, в котором они оказались, было слишком опасным, чтобы отвлекаться на что-либо постороннее. – Как ты себя чувствуешь? Хотя Стивен сказал мне, что ты не умрешь, я боялась, что он лжет и что он послал кого-то убить тебя.

– Он так и сделал.

Анна молча кивнула; она прекрасно поняла, что произошло с человеком, которого отправили убить Филиппа. Внезапно в дверь постучали, и оба вздрогнули.

– Лига не могла отозваться так быстро, – прошептала Анна.

Филипп повернулся к двери и громко спросил:

– Кто там?

– Слуга, сэр. С вашей бочкой для умывания.

Анна пристально посмотрела на Филиппа.

Тот направился к двери и, распахнув ее, улыбнулся: несколько мальчиков-слуг внесли бочку, и еще несколько человек несли ведра с теплой водой. Прошло всего несколько минут, и мальчики удалились.

Анна погрузила пальцы в воду и вздохнула:

– Ах, как любезно с твоей стороны, Филипп. Надеюсь, это не из-за того, что тебе не нравится мой запах.

Он улыбнулся:

– Я подумал, что после испытаний в темнице ты захочешь роскошной жизни.

Анна тоже улыбнулась:

– Да, конечно. Ты можешь… меня расшнуровать?

Она увидела, как потемнели его глаза, и тут же повернулась к нему спиной. Как только платье разошлось надвое, Анна с помощью Филиппа стащила его с себя. Ослабив завязки на сорочке, она сняла и ее. И тотчас же услышала тяжелое дыхание Филиппа.

Собравшись с духом, Анна повернулась к нему лицом и, подняв руки, принялась вынимать заколки из волос. Вскоре локоны заструились по ее плечам и спине.

Филипп по-прежнему молчал, а Анна, положив, полотняную ткань и мыло в пределах досягаемости, забралась в бочку. Погрузившись в теплую воду, она с облегчением вздохнула.

Филипп же, усевшись на табуретку, не отводил от нее глаз, словно она была актрисой из труппы исполнителей, и Анна не стала возражать, поскольку чувствовала себя красавицей под его восторженным взглядом.

– А теперь, если ты леди Розамонд, – произнес он неожиданно, – то ты из привычки к роскоши выразишь желание иметь бочку побольше, где было бы больше воды.

– Мне подойдет и это.

Намочив ткань, Анна начала ее намыливать. А Филипп продолжал любоваться ею, и ей казалось, что взгляд его доставляет ей почти такое же удовольствие, как если бы он ласкал ее. Намылившись, Анна специально дернула ногой, чтобы брызги полетели в Филиппа, а он только лукаво улыбнулся.

Когда она начала мыть живот, то не стала торопиться и сделала все очень тщательно. Потом намочила волосы и принялась намыливать руки.

Тут Филипп вдруг поднялся на ноги и, намылив ладони, принялся мыть ей голову.

Анна закрыла глаза и отдалась во власть удовольствию.

– Ах, просто замечательно, – прошептала она.

– Рад быть полезным, – ответил он с улыбкой.

А его движения казались такими нежными, такими осторожными, словно он ласкал ее. И теперь Анна уже не сомневалась: она любила этого мужчину.

– А теперь время выпрямиться, – произнес он хриплым голосом.

Ей это было трудно, настолько отяжелели ее конечности. Когда же она поднялась, Филипп вылил ведро теплой воды ей на голову, чтобы смыть мыло. А когда Анна протянула руку за полотняной тканью, он отвел ее руки и сам взял ткань, после чего накинул ей на плечи и осторожно похлопал по ней ладонью. В следующее мгновение он подхватил ее на руки и перенес на кровать. Чувствуя, что глаза ее сонно слипаются, Анна протянула к нему руки, но он отстранился.

– Я тоже желаю помыться.

– В воде, которую я уже использовала?

– Ты не была грязной.

– Но вода скоро остынет.

– Вот и хорошо.

Анна не поняла его ответа, но тут же забыла о нем. Опершись на локоть, она стала наблюдать, как Филипп раздевается. К своему смущению, она вдруг зевнула.

Он улыбнулся:

– Тебе уже не интересно?..

– О нет, Филипп! Просто я не спала прошлой ночью, а теперь, когда я согрелась… Ах, у меня слипаются глаза.

– Тогда спи, – пробормотал он и, наклонившись над ней, накрыл ее до подбородка одеялом.

Она не будет спать, пока он моется. Она будет смотреть на него из-под полуопущенных ресниц. Когда он снял одежду, Анна начала любоваться его могучей фигурой.

Филипп мылся быстро, чувствуя себя уязвимым без одежды и оружия. Бросив взгляд на Анну, он увидел, что она сонно моргает, а на ее губах играет мягкая улыбка.

В эту минуту она выглядела очень соблазнительно. У него в голове промелькнуло около дюжины причин, по которым он мог бы овладеть ею сегодня ночью, но в конце концов он решил: прежде всего необходимо обеспечить безопасность Анны. А это означало, что он должен проявлять бдительность. Он считал, что вряд ли за ними следили от самого Брамфилд-Холла, но с уверенностью утверждать не мог. И если в Лиге был предатель, то посланное им сообщение могло быть перехвачено и использовано заговорщиками.

Покончив с мытьем, Филипп оделся и подошел к кровати. Анна протянула к нему руку. Он бросил взгляд в сторону, чтобы убедиться, что его оружие лежит недалеко, а потом лег поверх одеяла. Она придвинулась к нему поближе и чуть приоткрыла губы.

Это было ужасно трудно, но он ограничился лишь тем, что поцеловал ее в лоб. Потом шепнул:

– Спи.

На переносице у нее появилась морщинка, которая, однако, не испортила ее красоты. А через несколько мгновений она уснула. Филипп отвел волосы с ее лица, раздумывая, отчего в его сердце столько нежности к этой девушке?

Может, это любовь? Наверное, именно так надо назвать его недавний страх за нее и бережность, с которой он сейчас держал спящую в объятиях? Эти чувства были вызваны не страстью, не похотью, они были вызваны… присутствием Анны.

Его мечты о жизни среди людей благородного сословия и о высоком положении при дворе теперь казались все призрачнее. Может, все это было для него важно лишь потому, что этого хотела его мать? Но не хотела бы его мать, чтобы в первую очередь он был счастлив? Может, он привык связывать Анну со своим прошлым только потому, что она имела такое же происхождение, что и он? Возможно, пора наконец разобраться, что сделало бы счастливым его самого?

Но сейчас он обязан думать лишь о безопасности Анны. Он не должен спать, поскольку кто-либо может попытаться проникнуть в комнату.

Прошло несколько часов, и Анна пошевелилась, затем открыла глаза. Несколько мгновений она смотрела на него с удивлением, потом подняла руку и дотронулась до его лица.

– Почему ты не спал? – прошептала она.

Он пожал плечами.

– Филипп, тебе надо отдохнуть. Мы услышим, если кто-либо попытается войти. Ты должен набраться сил, чтобы встретить опасность, если потребуется.

Он ласково улыбнулся ей.

– Я не прощу себе, если с тобой что-нибудь случится.

– Не случится. А теперь спи.

Она обняла его, и он начал уплывать в сон.

Рассвет еще не озарил небо, когда Анна почувствовала, что ее трясут за плечо, заставляя проснуться. Она открыла глаза и увидела наклонившегося над ней Филиппа.

– Доброе утро, – улыбаясь, пробормотала Анна. Он улыбнулся ей в ответ:

– И тебе доброго утра.

Он поцеловал ее в губы, но этот поцелуй длился лишь мгновение.

– Вставай, – сказал он, похлопывая ее по бедру. – У нас могут появиться гости.

У нее не было выбора – пришлось облачиться в то же платье, что ей дала Маргарет. Этот наряд заставил Анну вспомнить о своей подруге с тревогой.

– Теперь мое бегство наверняка заметили, – сказала она, когда Филипп шнуровал ее платье. – Как ты думаешь, с Маргарет ничего не произойдет?

– С чего бы им ей мстить? Думаю, все их мысли будут заняты тем, как бы побыстрее попасть в Лондон и найти леди Розамонд. В конце концов, Брамфилд обязан явиться в Лондон вместе со всеми другими дворянами. Если он откажется, это будет выглядеть как признание им своей вины.

– А что, если предатель в Лиге доберется до леди Розамонд раньше, чем мы.

– У нее наверняка хорошая охрана. Нам остается только надеяться, что с ней ничего не произойдет. Заговорщики явно не хотят убивать женщин, если только они не вынуждены это делать. Кроме того, Брамфилд выделил людей, чтобы следить за каждой дамой. Если бы он этого хотел, то убил бы их всех. У него для этого множество способов, которые бы не бросили на него тень подозрения. Даже наши рыцари из Лиги считали, что смерть леди Стаплхилл не связана с заговорщиками.

– Ты говорил нашим рыцарям о своем подозрении, о том, что в Лиге, возможно, есть предатель?

Филипп колебался с ответом, потом сказал:

– Не думаю, что нам надо рисковать, если в этом нет особой нужды. Как мы можем знать, не получают ли они изменнические приказы? Мы подождем своего часа и тогда примем решение.

– В последний момент? – Анна улыбнулась.

– Да, если у нас не будет никакого другого выбора.

От внезапного стука в дверь Анна вздрогнула. Однако Филипп оставался спокойным. Небо за окном только начало светлеть, и потому он взял подсвечник. Знаком указав Анне, что она должна перейти в дальний угол, он подошел к двери и вытащил меч из ножен.

– Кто там?

– Дэвид.

Филипп и Анна обменялись взглядами, после чего он резко открыл дверь, держа меч так, чтобы его было хорошо видно.

– Ты один? – спросил он.

– Да. Я получил твое послание.

– И никому о нем не говорил, как я и просил?

– Никому.

Филипп сделал шаг в сторону, позволяя Дэвиду войти в комнату. Потом осмотрел коридор и закрыл дверь.

Дэвид явно испытал огромное облегчение, когда увидел, что с Анной все в порядке.

– Рад видеть вас, миледи, – сказал он с улыбкой. – Филипп сообщил, что спас вас. Он прекрасно выполнил свою задачу.

– Без помощи с вашей стороны, – холодно заметил Филипп.

Дэвид со вздохом произнес:

– Увы, это так. Миледи, есть вещи, которые я не могу говорить, но все же скажу: все мы очень жалели, что вынуждены были вас оставить.

«Вещи, о которых он не может говорить?» – подумала Анна.

– Я знаю, что вы меня жалели, Дэвид, – сказала она. – Но пожалуйста, прекратите обращаться ко мне как к леди. Я снова всего лишь Анна. С леди Розамонд по-прежнему все в порядке?

– Да, все в порядке, и она под надежной охраной.

У Анны словно гора с плеч свалилась.

– Она уже добралась до короля? – спросил Филипп.

– Мы собирались явиться к королю еще вчера, но она отказалась, не объясняя причину. А у нас нет больше времени, поскольку сегодня вечером дворяне собираются в Вестминстерском дворце.

«Может, кто-то уже убедил леди Розамонд не разоблачать заговорщиков?» – с тревогой подумала Анна.

– Как такое может быть? – проговорил Дэвид. – Она проделала в тайне долгий путь и никогда не теряла при этом мужества, как мне говорили. Когда же дело почти сделано, она отступает. – Он покачал головой. – Здесь что-то нечисто.

– Могу я с ней поговорить? – спросила Анна, надеясь, что именно этого от нее ожидает Филипп. – Она знает меня по Олдерли.

– Мне неловко снова обращаться к вам за помощью, госпожа, – ответил Дэвид.

– Но пока Брамфилд и его друзья-изменники не схвачены, никто из нас не может чувствовать себя в безопасности, – заявила Анна.

Глава 22

На рассвете Анна в сопровождении двух всадников ехала по Лондону, и они часто меняли направление, чтобы удостовериться, что за ними никто не следует. Повсюду торговцы громко расхваливали свои товары – молоко, дрова для обогрева домов и пойманных в море устриц, – однако ничего подозрительного никто из них не замечал.

Дом, в который Дэвид их провел, выглядел как обычный дом преуспевающего торговца – в три этажа высотой, построенный из отличного леса. У дверей же стояли два вооруженных охранника. После того как Дэвид сообщил, по какому он делу, им было разрешено войти. В первой комнате они увидели еще двух охранников. Было похоже, что рыцари Лиги относились к своей миссии чрезвычайно серьезно.

Один из охранников, высокий и бородатый, посмотрел на Дэвида и проворчал:

– Мне нет дела до того, как эти люди могут нам помочь. Я хочу, чтобы мужчина сдал меч.

– Я тоже охранял леди Розамонд, – заявил Филипп.

– Да-да, он провел с нами несколько недель, – добавил Дэвид. – Пропустите его под мое поручительство. Вы можете спросить о нем у сэра Уолтера.

– Его здесь нет.

– Тогда спросите у миледи, – сказала Анна. – Я служила ей несколько лет назад в замке Олдерли. Она должна помнить служанку Анну.

Охранник нахмурился, однако отступил в сторону, пропуская их. И тут Анну вдруг охватила дрожь при мысли, что Брамфилд уже пытался проникнуть в этот дом. Впрочем, предатель в Лиге мог и не знать, где находилась леди Розамонд. Пока. Но вряд ли поиски займут много времени.

К счастью, сейчас леди Розамонд все еще находилась здесь, и с ней было все в порядке, так что Анна в конце концов успокоилась.

Им посветили фонарем, когда они поднимались по лестнице. На втором этаже в одной из комнат находились леди Розамонд и ее служанка.

Когда они вошли, леди Розамонд сначала уставилась на них с удивлением, но тут же на лице ее появилась улыбка. Поднявшись, она бросила на стол рукоделие и шагнула навстречу гостям. Миледи была такого же роста, как и Анна, а ее черные волосы были распущены.

Взяв девушку за руку, она сказала:

– Я рада, что ты здесь и что ты в полном здравии, Анна. Твое путешествие, как и мое, завершилось полным успехом.

Эти слова приветствия казались вполне беззаботными но на лице леди Розамонд была заметна какая-то тревога, и она время от времени посматривала на Филиппа и Дэвида.

– Спасибо, миледи, – сделала Анна реверанс.

– Мне говорили, в какие ужасные ситуации вы попадали, – продолжала леди Розамонд.

Но… что-то в ее манерах казалось странным. Возможно, леди сильно нервничала перед предстоящей встречей с королем, но ведь эту встречу она отложила…

– Ах, миледи, не беспокойтесь обо мне, – сказала Анна. – Со мной все в порядке, а вот с вами, похоже, что-то произошло. Можем мы поговорить наедине?

И тут на лице леди Розамонд промелькнуло какое-то странное выражение. «Да ведь это страх!» – мысленно воскликнула Анна.

– Да-да, конечно. Давай перейдем в мою спальную комнату, Анна. Мы вернемся через несколько минут, – добавила миледи, взглянув на рыцарей.

Анна направилась следом за леди Розамонд. Когда же дверь за ними закрылась, миледи крепко схватила девушку за руку.

– Вчера я получила ужасное послание. Его положили под мою тарелку. Там было написано, что ты схвачена и что тебя убьют, если я встречусь с королем.

Анна едва не поморщилась от боли, с такой силой леди Розамонд держала ее за руку.

– Вы показывали кому-нибудь эту записку? – спросила девушка.

– Нет. Кому же я могу доверять? Все начнут настаивать, чтобы я немедленно направилась к королю, что обрекло бы тебя на смерть. Что с тобой происходило?

– Миледи, я действительно была схвачена лордом Брамфилдом, но меня спасли. Мы прибыли сюда так быстро, как только смогли, поскольку лорд Брамфилд знает, где именно вы сейчас находитесь.

– Но откуда он мог узнать? – прошептала леди Розамонд. Она принялась расхаживать из угла в угол. – Рыцари Лиги не щадили жизни, чтобы сохранить этот секрет.

– Этого мы и боимся, миледи. Вероятно, кто-то из рыцарей Лиги был подкуплен лордом Брамфилдом и его друзьями-изменниками. Похоже, он до недавнего времени не знал, где вы находитесь. А мы не знаем, кому из людей Лиги можно доверять. – Собравшись с духом, Анна спросила: – Но вы все еще хотите отправиться к королю?

– Теперь больше, чем когда-либо, – решительно заявила леди Розамонд. – Собрание дворян назначено на сегодняшний вечер. Мы не позволим изменникам нас запугать. Но я не поеду в сопровождении рыцарей Лиги.

– Да, конечно. Вы позволите это сделать сэру Филиппу и мне?

– А этот рыцарь заслуживает доверия?

– О да, миледи, он охранял меня и вашу тайну почти две недели. А до этого он служил у лорда Олдерли, нового супруга леди Элизабет.

– Тогда мы отправимся с ним, – кивнула леди Розамонд. – Только как объяснить, что мне не нужна защита Лиги?

– Думаю, они не примут никаких объяснений. Мы должны уйти отсюда незаметно.

Леди Розамонд нахмурилась:

– А ты видела здесь охрану?

– Да, видела. Но есть способ, который знаю я и знаете вы.

Когда дверь наконец-то распахнулась, Филипп прекратил расхаживать взад и вперед. Анна же вернулась одна, поэтому служанка леди Розамонд вновь занялась своим рукоделием.

– Филипп, где Дэвид? – спросила Анна.

– Ему понадобилось поговорить с кем-то внизу. Анна поманила его.

– Леди Розамонд хочет с тобой поговорить, и с тобой, Элеонора.

Филипп пропустил служанку веред. Когда они вошли, леди Розамонд плотно закрыла за ними дверь, а потом пристально посмотрела на Филиппа. Немногие женщины способны пригласить мужчину в свою спальню, но Филипп всегда знал, что леди Розамонд – отчаянная женщина.

– Леди Розамонд получила угрозу от лорда Брамфилда, – тихо сказала Анна.

Филипп нахмурился и проворчал:

– Анна, а ты уверена, что…

– Мы обязаны помочь королю, – перебила Анна.

– Мне очень жаль, что приходится снова прибегать к услугам Анны, – проговорила леди Розамонд, – но сейчас ее миссия имеет очень важное значение. Вы можете проводить меня к королю?

– Да, могу, миледи, клянусь своей жизнью.

– До жизни… дело не дойдет, – с улыбкой заметила миледи. – Но мы должны поторопиться, пока ваши друзья не вернулись.

Переодевание не заняло много времени. Филипп ждал в прихожей, когда его позовут. Вытащив меч из ножен, он прислушивался к тому, что происходило на лестнице.

– Мы готовы.

Повернувшись, Филипп увидел, что леди Розамонд надела платье своей служанки, волосы же спрятала под глухим головным убором, а Элеонора, служанка миледи, была облачена в платье своей хозяйки.

Тут они услышали, как по лестнице кто-то поднимается. Женщин это испугало, а Элеонора, склонив голову, начала бормотать молитвы.

Филипп приказал им всем спрятаться за дверью.

Когда дверь отворилась, они услышали голос Дэвида:

– Где вы, леди Розамонд?

Филипп захлопнул дверь. Когда же Дэвид повернулся, он схватил его за горло и прижал к стене, а кончик меча поднес к самому лицу рыцаря. Рыцарь Лиги был так высок, что Филипп едва не потерял равновесие, пытаясь удержать его.

На лице Дэвида отразилось изумление, затем ярость и. наконец, презрение.

– Ты предал нас! – прохрипел он. – И я привел тебя сюда!

– Нет, я не предал. – Филипп продолжал держать перед его лицом кончик меча. – Но леди Розамонд вчера утром получила послание, в котором содержалась угроза убить Анну, если она отправится к королю.

– Не может быть!

Филипп еще крепче прижал его к стене.

– Придержи язык. Это правда. Как ты думаешь, почему она не решалась завершить свою миссию? У нас не было возможности определить, кто в Лиге подкуплен изменниками.

– Ты знал об изменнике до того, как пришел сюда? – спросил Дэвид.

Филипп, кивнул:

– Когда Анна находилась в темнице, ее не стали подвергать пыткам, поскольку Брамфилд уже знал, где находится леди Розамонд. А это было известно только рыцарям Лиги.

– Но ты же знаешь, что я не предатель, – заявил Дэвид, пытаясь вырваться.

Однако Филипп его не отпустил.

– Да, я знаю. В противном случае ты бы давно уже убил ее. Но, Дэвид, как мы можем доверять людям, которым ты подчиняешься? И можешь ли ты им доверять?

Дэвид долго молчал, наконец пробормотал:

– Так что же теперь делать?

– Если я освобожу тебя, ты будешь стоять на месте и слушать?

Дэвид кивнул, Филипп тут же отступил от него.

– Мы хотим вывезти леди Розамонд отсюда тайно, – продолжал Филипп. Он хотел вернуть меч в ножны, но не решился, поскольку Дэвид все еще смотрел на него со злобой и яростью.

– Это невозможно. Где ей будет безопаснее, чем здесь?

– Везде, – заявила леди Розамонд, в упор глядя на Дэвида. – Я больше никому из вас не могу доверять. Мне ясна только моя миссия. Дворяне собрались. Я должна явиться к королю.

– Он в Вестминстерском аббатстве, – сказал Дэвид. – Если вы не хотите, чтобы мы проводили вас туда…

– Я ее провожу, – перебил Филипп. – Мы отправимся в дорогу немедленно.

– Тогда зачем вы мне все рассказали? – удивился Дэвид.

– Потому что я тебе доверяю, и я надеюсь, что не совершаю при этом ошибки, – ответил Филипп.

Дэвид сжал челюсти.

– Ты не совершаешь. Но я не могу оказать большую помощь в борьбе против всех этих людей.

– Мы не собираемся с ними сражаться, – сказала Анна. – Но увидишь, мы добьемся успеха.

– И я не хочу, чтобы тебе пришлось сражаться против твоих приятелей по Лиге, – произнес Филипп, вкладывая в ножны клинок. – Я не принадлежу Лиге, поэтому могу действовать на свой страх и риск.

Дэвид со вздохом пробормотал:

– Что я должен для вас сделать?

– Пройти со мной вниз по лестнице, словно ничего не происходит. Анна и леди Розамонд направятся следом.

Анна бросила взгляд на Элеонору:

– Можешь оставаться в спальне и лечь, словно ты больна.

Элеонора в испуге взглянула на хозяйку:

– Хорошо, я так и сделаю. Миледи, да поможет вам Бог. – Служанка вышла в заднюю комнату и закрыла за собой дверь.

Филипп подошел к двери, ведущей в коридор, и посмотрел на Дэвида.

– Ты готов?

– Не знаю, но я хочу, чтобы все побыстрее закончилось.

Они вышли на лестницу и направились вниз. По дороге Дэвид как бы случайно произнес:

– Спасибо за твою помощь в охране леди Розамонд.

Филипп посмотрел на него с удивлением.

– Все, что от меня требовалось, – это ее убедить.

За своей спиной они слышали разговор своих спутниц о том, из чего варить глинтвейн, которым якобы надеялись унять боли в желудке леди Розамонд. В комнате перед выходной дверью стояли двое стражников; оба смотрели в окно, и казалось, их больше интересовали люди, пытавшиеся войти в дом, а не выйти из него.

Дэвид показал на дальнюю стену.

– Там находится кухня. Я отведу тебя туда, Анна.

– Я знаю, где находится кухня, милорд, – ответила леди Розамонд, стараясь сделать свой голос грубым и хрипловатым.

– Эй, ты! – окликнул их один из стражников. – Анна, это ты?

Филиппу стоило большого труда сохранять спокойствие. Ему хотелось положить руку на рукоять меча, но это могло вызвать подозрение.

Анна вышла вперед и проговорила:

– Да, сэр. Чем я могу быть для вас полезной?

– Вы очень занятно говорите о вине. Не затруднит принести и мне немного?

– Да, конечно, сэр, – Анна улыбнулась. – У нас его достаточно, чтобы угостить и вас. Но потерпите, поскольку нам надо нагреть много вина, чтобы досталось всем.

Стражник кивнул и снова повернулся к окну.

– Ох, что-то живот прихватило, – проворчал Филипп. – Подождите, я скоро вернусь.

Дэвид кивнул и, скрестив на груди руки, тоже уставился в окно.

Филипп же не мешкая проводил женщин в дальнюю часть дома. Как уже объяснила леди Розамонд, кухня располагалась в пристройке, в конце двора. В Лондоне было слишком много кухонь, чтобы оставлять их все в домах, и этим обстоятельством Филипп очень удачно воспользовался. Женщины отправились на кухню, а он двинулся к туалету. Здесь он мог видеть, как стражники из охраны поворачивают за угол, теряя из виду заднюю часть двора. Как только они исчезли, Филипп метнулся от туалета к кухне и вместе с Анной и леди Розамонд прокрался к задней части кухни. Здесь, на углу, росла ива, склонявшая к земле свои ветви. Под этими ветвями их было не видно.

– Стены очень высокие, – заметила Анна.

– Уверен, что ворота заперты, – сказал Филипп. – Я поддержу вас обеих. Быстрее! – Он помог Анне ступить на перекладину ворот.

Через несколько секунд девушка прошептала:

– Я на вершине!..

Какое-то время она лежала на стене, затем, усевшись на стену, негромко проговорила:

– Леди Розамонд, давайте же…

Графиня оказалась не столь проворной. Она невольно вздрогнула, когда Филипп подхватил ее, помогая подняться выше. Однако с помощью Анны ей тоже удалось забраться на стену.

– Как мы высоко, – пробормотала леди Розамонд, глядя вниз.

– Я помогу вам спуститься, – отозвался Филипп. – Отодвиньтесь к дереву, чтобы я сумел подняться.

Немного разбежавшись, он прыгнул вверх, но неудачно. На вершину стены ему удалось забраться только со второго раза. Оседлав стену, он окинул взглядом пустынную улицу. Было похоже на то, что люди Брамфилда не отличались бдительностью или же они полагали, что леди Розамонд будет запугана их посланием.

– Дайте мне руки, – сказал Филипп, повернувшись к графине.

Он спускал ее на руках, пока она не оказалась на высоте, с которой могла спрыгнуть без риска. Точно так же Филипп помог и Анне. Очутившись внизу, она улыбнулась Филиппу. Спрыгнув последним, он поправил свой меч.

– Мы все-таки сумели!.. – радостно воскликнула Анна.

– Еще нет, – возразил Филипп. – Нам нужно нанять лошадей, поскольку наших собственных в переднем дворе мы не можем забрать без риска.

– А как мы переправимся через Темзу? – спросила леди Розамонд, когда они осторожно зашагали по улице. – Мы можем нанять лодку, чтобы подняться вверх по реке.

Филипп, шедший впереди, время от времени проверял закрытые двери дворов, которые они проходили. Внезапно перед ними возник какой-то человек с мечом в руке. Филипп тут же отпрянул, едва не сбив с ног обеих дам. Но что делал здесь этот человек с мечом? Защищал свою собственность? Присмотревшись, Филипп увидел под плащом незнакомца синевато-черную ливрею слуг лорда Брамфилда. Выхватив меч из ножен, Филипп ринулся на противника. Незнакомец отбил выпад мечом и взглянул на женщин. Это позволило Филиппу снова обрушить на него удар. Незнакомец пытался и на сей раз отбить выпад. Но Филипп оказался проворнее – в следующее мгновение он вонзил свой меч в бок незнакомца. Тот упал на землю, жадно хватая ртом воздух.

Повернувшись, Филипп увидел, что женщины стоят всего в нескольких ярдах от него. И тут же из дома, охраняемого Лигой, до них донеслись крики.

Анна схватила леди Розамонд за руку.

– Он мертв? – спросила она, взглянув на Филиппа. Тот опустился на одно колено и, загораживая противника от дам, быстро перерезал ему горло.

– Да, мертв. Он не доложит Брамфилду, что мы бежали от Лиги.

И все трое снова зашагали по улице.

– Это был человек Брамфилда? – неожиданно спросила леди Розамонд.

Филипп кивнул:

– Да, верно. Сейчас нам лучше всего направиться к Темзе. Надо побыстрее уйти с этой улицы.

Глава 23

Чтобы доставить их к Вестминстеру, гребцу пришлось изрядно потрудиться. Хотя Анна приказывала себе успокоиться и немного поспать, ей это не удалось. Она внезапно поняла, что постоянно поглядывает на своего спутника и со страхом думает о том, что ей вскоре придется расстаться с Филиппом. Но что она могла с этим поделать?

Наконец лодка пристала к берегу, и Филипп помог женщинам выбраться из нее. Им пришлось какое-то время идти по грязи и мусору, пока они не добрались до лестницы, по которой поднялись на дорогу. Филипп шел первым, за ним следовала леди Розамонд, а потом – Анна.

Вскоре перед ними показались массивные стены Вестминстерского дворца. Солнце стояло высоко, и на улицах было довольно много людей. Без сомнения, дворяне уже начали прибывать во дворец для вечернего празднования. Анне не терпелось обсудить план действий еще в лодке, но присутствие гребца делало это невозможным. А теперь она то и дело поглядывала на леди Розамонд. Перехватив ее взгляд миледи сказала:

– Король должен встретиться со своими дворянами сегодня вечером в Вестминстер-Холле, поскольку во дворце только это помещение достаточно велико.

– Мы должны непременно туда проникнуть, – пробормотал Филипп. – Но если мы попытаемся войти через двор, охранники обязательно спросят, кто мы такие.

– Среди гостей могут быть те, кто нас знает, – предупредила Анна.

– Существует отдельный вход, – сказала леди Розамонд. – Мой дорогой муж, дальний родственник короля, сообщил мне слова, необходимые для того, чтобы получить разрешение войти. Мы однажды были в Лондоне, и… Впрочем, это долгая история. Иногда королю требуется покинуть свой дворец без того, чтобы сопровождающие воины видели каждый его шаг.

– Но это опасно, – заметила Анна.

– Не обязательно. – Леди Розамонд улыбнулась. – Иногда нужно, чтобы тебя никто не видел.

– Хотел бы я, чтобы меня сейчас никто не видел, – пробурчал Филипп.

Леди Розамонд посмотрела на солнце.

– Нам лучше всего попытаться проникнуть во дворец после ужина, когда большинство горожан направляются домой.

– Можем мы позволить себе ждать столь долго? – спросил Филипп. – Ведь нас ожидает король.

– Он ждал меня еще вчера, – печально проговорила леди Розамонд. – Но он нас поймет. Есть здесь поблизости таверна, в которой мы могли бы перекусить?

– Было бы безопаснее, если бы на нас сейчас не глазели, – добавил Филипп. – Пойдемте сюда.

Он провел женщин в таверну, находившуюся в проулке неподалеку. Они пообедали в самом темном уголке, который только смогли найти. Говорили мало, больше тянули время. Анна чувствовала, что ее нервы на пределе. Они проделали столь долгий путь, так почему же последняя часть их миссии кажется ей столь невыносимой?

Только Филипп по-прежнему сохранял спокойствие. Чтобы не вызывать подозрений, он направился к соседнему столу поиграть в кости. А Анна, то и дело поглядывая на него, думала: «Он помог убежать от Лиги леди Розамонд, а затем убил человека Брамфилда. А теперь он поведет нас в королевский дворец. Неужели его ничего не способно взволновать?» Уверенность Филиппа относилась к качествам, за которые Анна его полюбила, возможно, потому, что этой уверенности ей отчаянно не хватало. Только после проделанного путешествия она начала хоть немного верить в себя, и теперь ей было не важно, что о ней думают в Лиге и что она всего лишь служанка, временно игравшая роль леди Розамонд. Она заслуживала того, чтобы иметь свои собственные мечты о счастье.

Но могла ли она поделиться ими с Филиппом? Когда Лига отвергла ее, Анна решила, что должна как следует обдумать свое будущее. Ах, как же она могла считать вступление в Лигу более важным делом, чем поиски близкого человека? Наверное, она посвящала все свои мысли Лиге только потому, что у нее не было никаких других надежд.

Но что она могла сказать о Филиппе? Она знала, что он прекрасно к ней относится, но любит ли он ее? Только любовь могла бы его заставить отказаться от своих планов. Он хотел выгодно жениться, а у нее нет никакого приданого. Она должна как-то дать ему понять, что любовь важнее, чем положение в обществе.

Когда начали спускаться сумерки, они покинули таверну. Вперед их вела леди Розамонд. Однако она направилась не к Вестминстерскому дворцу, а к реке, где находились склады. Удостоверившись, что на дороге не видно ни одного человека, они повернули на какую-то улицу. Проходя мимо домов, Анна услышала, как леди Розамонд что-то негромко считает. Скоро облака скрыли поднявшуюся луну, и Анна подумала: как долго они еще могут идти? Не имея факелов, они скоро окажутся в темноте. К тому же «отдельный вход» становился все дальше от дворца.

Внезапно леди Розамонд остановилась.

– Здесь, – тихо произнесла она, глядя на дверь в одном из домов.

Однако у дома не было окон, в которые можно было бы заглянуть.

– А что там? – спросил Филипп.

– Стражники. Там должны находиться несколько человек. С ними буду говорить я.

Графиня постучала в дверь и немного подождала. Потом снова стукнула, на этот раз гораздо тише.

Дверь немедленно распахнулась, и. они увидели двух стражников. Хотя у них не было никакого оружия, по их осанке было видно, что они настоящие воины. Увидев, что перед ними лишь две женщины и один мужчина, стражники переглянулись.

– Кто вы? – спросил один из них, невысокий. Графиня с невозмутимым видом ответила:

– Леди Розамонд Уолсингем.

Другой стражник, тот, что был повыше, осведомился:

– Вдова графа?

Леди Розамонд кивнула:

– Я прибыла сюда тайно, и мне нужно попасть в Вестминстерский дворец. Меня ожидает король. Думаю, вы позволите мне войти, чтобы мы не обсуждали это на улице.

В каждом слове, произнесенном леди Розамонд, чувствовалась привычка повелевать. Это почувствовали и воины, поскольку они отступили, позволяя им войти.

В доме имелась лишь одна просторная комната, залитая светом фонарей. А в дальнем конце комнаты, вокруг стола с табуретками, стояли еще четверо стражников.

– Миледи, – произнес один из них, – я сэр Хамфри. Если вы знаете об этом входе, тогда должны знать, как им воспользоваться.

Анна с опаской посмотрела на Филиппа. Графиня же с улыбкой сказала:

– Я сообщу вам пароль.

«Как можно добраться отсюда до дворца? – думала Анна. – Нас проводят иди доставят в закрытом фургоне?»

Сэр Хамфри скрестил на груди руки и улыбнулся; казалось, он не верил, что стоявшая перед ним женщина знала пароль.

– Тогда подойдите ко мне, миледи, и тихо скажите мне на ухо.

Леди Розамонд сделала шаг к нему, и он наклонил голову. То, что она произнесла, тотчас же сменило выражение его лица – теперь он смотрел на нее с удивлением.

– Нам нужно спешить, – заявила леди Розамонд.

Сэр Хамфри кивнул.

– Да, миледи. Следуйте за мной.

Анна почувствовала руку Филиппа на своем локте. Когда они направились следом за леди Розамонд, она сказала себе: «Филипп волнуется за меня». Но возможно, это было единственное чувство, которое он испытывал по отношению к ней. Как она могла убедить его, что она любила его, а не просто стремилась выйти замуж?

Сэр Хамфри подвел их к груде поломанных ящиков, поле чего отложил некоторые из них в сторону и открыл люк в полу.

«Подземный ход», – в волнении подумала Анна.

Но когда люк был открыт, за ним обнаружились земляные стены и идущая вниз винтовая лестница, исчезающая где-то в темноте. К счастью, сэр Хамфри зажег факел, прежде чем начал спускаться вниз. Второй воин тоже зажег факел и занял место сзади.

В подземном ходу пахло влажной землей, и чем ниже они спускались, тем холоднее и сырее становилось. Прошло несколько минут, прежде чем они добрались до конца лестницы. Здесь Анна увидела уходящий куда-то в темноту узкий туннель в виде арки. В полной тишине они прошли по туннелю несколько сотен ярдов и наконец добрались до места, которое располагалось глубоко под фундаментом Вестминстер-Холла.

А затем они увидели еще одну лестницу, но взбираться по ней оказалось много труднее. Когда они наконец выбрались в какую-то комнату, ноги Анны болели от усталости. Комната оказалась подвалом с резным сводчатым потолком. Здесь было еще больше воинов, и сэр Хамфри передал им Филиппа и дам. Проводить их поручили стражнику, который в полном молчании зашагал по лабиринту длинных коридоров. При этом поворачивать пришлось столь часто, что Анна даже почувствовала головокружение.

Наконец они добрались до массивной двери, у которой стоял человек в простом, но прекрасно сшитом камзоле. Воин, который их привел, молча поклонился и отправился обратно.

– Леди Розамонд? – спросил у Анны человек в камзоле.

Анна отрицательно покачала головой, и леди Розамонд сделала шаг вперед.

– Это я. А кто вы?

– Я сэр Эдуард Колет, лорд-стюард Вестминстерского аббатства. Его величество вас ждет.

– Думаю, с большим нетерпением, – заметила графиня.

Сэр Эдуард вскинул бровь.

– Именно вы, миледи, стали виновницей нынешнего праздника. Позвольте проводить вас в картинную галерею, которая находится в личных апартаментах короля.

Анна с Филиппом переглянулись. Неужели они все увидят короля? Вспомнит ли он их? Он присутствовал на свадьбе Элизабет и Джона в замке Олдерли, где даже познакомился с Филиппом.

Сэр Эдуард открыл дверь, и перед ними возник роскошный зал – такого Анна никогда прежде не видела. Здесь на всех стенах были замечательные росписи в розовых, зеленых и синих тонах. Анна узнала сцены из Библии и увидела батальные сцены, по-видимому, изображавшие сражения английских королей. Все короны и все оружие были позолочены, и золотое покрытие ослепительно сверкало в свете сотен свечей, свисавших с потолков и установленных на подставках. Дальний конец комнаты был занавешен материей, но ближе к двери стояли кресла и небольшие столы. Вокруг одного массивного стола стояли мужчины, рассматривавшие лежащие на столе бумаги. Среди этих людей находился и король Генрих. Без сомнения, рядом с ним стояли его ближайшие советники и придворные.

Король Генрих – высокий, светловолосый, с приятным лицом – направил взгляд на леди Розамонд, которая стояла рядом с сэром Эдуардом. Анна и Филипп находились чуть позади.

– Ваше величество, – произнес сэр Эдуард, – графиня Уолсингем, леди Розамонд.

Леди Розамонд присела в глубоком реверансе, потом поднялась, высоко держа голову.

– Леди Розамонд, мы вас ждали еще вчера, – холодно произнес король Генрих.

Взмахнув рукой, он приказал большинству придворных удалиться. Около него остались лишь несколько человек.

И тут Анна поняла, что среди оставшихся был двоюродный брат короля, виконт Баннастер. Он кивнул Анне, и она неохотно ответила тем же. Почему он здесь?

– Простите за задержку, ваше величество, – произнесла леди Розамонд, – но изменникам удалось найти, где я нахожусь, и они прислали мне угрозы в отношении моей подруги, госпожи Анны, с которыми я не могла не считаться.

– Удалось найти? – в раздражении переспросил король; было видно, что его не интересуют такие детали.

– Да, удалось, – кивнула графиня.

– Но кто же эти люди с вами? – спросил король. – И как они вам помогли?

Леди Розамонд представила своих спутников, и Анне показалось, что король узнал Филиппа. Потом леди Розамонд объяснила, что они вынуждены были прибегнуть к обману, рассказала и о том, как Анна была схвачена лордом Брамфилдом, а также и о записке с угрозами.

Король Генрих внимательно слушал ее, не перебивая. Потом произнес только одно слово:

– Брамфилд?

Графиня кивнула:

– Да, ваше величество. Я все еще не знаю, как зовут тех двоих, что говорили о заговоре против вас. Но знаю, что вы назначили на этот вечер собрание почти всех дворян королевства.

– И вместо празднования я собираюсь найти изменников. – Король вздохнул. – Но их имена мы оставим на сегодняшний вечер в секрете. Вы понимаете почему?

– Да, ваше величество; – торжественно произнесла леди Розамонд. – Я не знаю их имен, но никогда не забуду, как они выглядят. Как я должна их опознать?

– Поскольку я собрал всех на празднование, будет много женщин, которым предстоит развлекать гостей.

Анна внутренне обмерла. Развлекать? Чего же он хочет от леди Розамонд?

Но сама графиня даже не моргнула.

– Какие у меня будут обязанности, ваше величество?

– Женщины будут в масках и маскарадных костюмах. Хотя среди них вас не будет в самом конце вечера, когда могут понадобиться услуги этих женщин, вы можете играть роль одной из них, двигаясь в толпе и разыскивая изменников. Мой двоюродный брат, лорд Баннастер, будет вас сопровождать, как будто вы предназначены… для какого-то особого лица. И вы сможете указать ему на заговорщиков.

– Хорошо, ваше величество. – Леди Розамонд поклонилась в знак согласия.

Анна была потрясена. Английская графиня будет изображать… В зале соберется множество мужчин, и все они будут смотреть на нее как на шлюху. А из всех ближайших своих советников король выбрал именно лорда Баннастера. Почему?

Анна сделала шаг к леди Розамонд.

– Ваше величество, можно мне сказать?

Она почувствовала, что Филипп ужасно нервничает. На лице же короля отразилась лишь досада. И это было понятно – при опасностях, что ему угрожали, ему было не до служанок.

Но король все же произнес:

– Да, девушка. Что ты хочешь сказать?

– Я хочу сопровождать леди Розамонд, чтобы опасность для нее стала меньше.

Глаза леди Розамонд округлились. Анне показалось, что Филипп тихо выругался. Однако король лишь усмехнулся и спросил:

– И чем же вы можете защитить вашу леди? Чего не сможет лорд Баннастер?

Анна поняла, что неосторожным словом может обидеть виконта, и решила проявить осторожность. К счастью, виконт не рассердился – напротив, улыбнулся, что весьма ее озадачило. Анна всегда считала его не очень-то приятным, но сейчас он казался… совершенно другим.

– Если нас будет двое, – поспешно продолжала она, – тогда рыцари будут менее склонны… делать предложения леди Розамонд.

Король едва не рассмеялся. С улыбкой глядя на Анну, он проговорил:

– Если бы вы знали этих людей, вы бы не делали таких предположений. Но это очень смелое предложение с вашей стороны.

– Тогда позвольте мне быть с ней, ваше величество, – настаивала Анна. – Я рисковала жизнью ради этого вечера. Позвольте мне увидеть все до конца.

Филипп подумал, что все в зале, наверное, слышат биение его сердца. Он не мог поверить, что Анна будет таким образом испытывать судьбу. Он никогда не думал, что женщина может быть такой отважной.

Король какое-то время пристально смотрел на Анну, затем кивнул:

– Хорошо. Я полагаю, что лорд Чемберлен сможет найти и для вас маскарадный костюм.

Анна присела в реверансе.

– Благодарю вас, ваше величество. Филипп сделал шаг вперед.

– Могу я предложить свою защиту для этих дам, ваше величество?

Король едва заметно нахмурился.

– Сэр Филипп, не так ли? Вы не воин лорда Олдерли?

– Я был им, но потом отправился на поиски удачи.

– У меня есть, сэр Филипп, собственная охрана, чтобы защищать этих дам в такой вечер.

– И я хотел бы к ней присоединиться. Я уже охранял госпожу Анну, а сейчас – леди Розамонд. И мне… больно оставлять эту обязанность.

Король пожал плечами:

– Как хотите. Сэр Эдуард, – сказал он стюарду, – найдите ему ливрею. – Король снова посмотрел наледи Розамонд. – Лорд-стюард даст вам дальнейшие указания. Мы встретимся снова в конце празднеств. Знайте, что Англия будет очень вам благодарна.

Минуту спустя Филипп следовал за дамами и сэром Эдуардом. Они вышли из картинной галереи и зашагали по коридорам с высокими потолками и сотнями свечей. Повсюду висели картины и стояли скульптуры, но Филипп не обращал внимания на роскошь Вестминстерского дворца. Все его внимание было поглощено одной женщиной.

Наконец сэр Эдуард открыл дверь в спальню.

– Леди Розамонд и госпожа Анна, к вам отправят слуг, чтобы помогли вам умыться и переодеться. Только поспешите, скоро начнется празднование. Сэр Филипп, вы можете занять следующую комнату, паж будет в вашем распоряжении.

Как только леди Розамонд направилась в свою спальню, Филипп произнес:

– Сэр Эдуард, мне нужно с вами поговорить. Это касается лорда Баннастера. – Он взял Анну за руку, поскольку та собиралась уйти.

Нахмурившись, сэр Эдуард пристально посмотрел на Филиппа.

– Я буду говорить откровенно, – продолжал Филипп. – Лорду Баннастеру можно доверять?

Сэр Эдуард улыбнулся:

– Я понимаю, вы его мало знаете. Знаете только о его глупой попытке заполучить руку леди Элизабет. Его брат унаследовал титул виконта, так что Баннастера воспитывали как будущего священника, но брат внезапно скончался, и титул перешел к нему.

Филипп и Анна в изумлении переглянулись.

– Он стал виконтом сравнительно недавно и все еще не вполне освоился с этой ролью. Он будет вам хорошим помощником этим вечером.

Когда сэр Эдуард ушел, Филипп пробормотал:

– Выходит, он чуть ли не стал священником?

Анна пожала плечами:

– Тогда я думаю, что мы должны ему доверять.

Тут Филипп крепко прижал ее к себе и прошептал:

– Мне нужно с тобой поговорить. Пойдем?

Анна кивнула.

По коридору к ним уже шли несколько служанок, за которыми шагали пажи с бочкой для мытья и ведрами с водой. Служанки и пажи зашли в комнату леди Розамонд, а Филипп затащил Анну в свою.

– Что ты делаешь? – прошептала она, когда он закрыл дверь.

Он обнял ее.

– О чем ты думала, когда вызвалась снова служить королю? Зачем тебе это?

– Ты слышал мои доводы, – спокойно ответила Анна. – Тебе этого недостаточно? – Филипп молчал, и она продолжала: – Поверь, я уже не простая горничная, которая безропотно повиновалась любому приказу.

Он пожал плечами:

– Ты такой никогда не была.

Она едва заметно улыбнулась:

– Нет, была поначалу. Например, с тобой. К тому же я была в услужении, как и ты когда-то. И возможно, я своим присутствием даже напоминала тебе об этом.

– Но, Анна… – Он замолчал, потом вдруг добавил: – Мне это уже безразлично. – Я очень этому рада, Филипп, – прошептала Анна. Она положила руки ему на плечи и приподнялась на цыпочки. Он крепко прижал ее к себе и нежно поцеловал. Затем, глядя ей в глаза, проговорил:

– Нам еще о многом надо поговорить.

– После сегодняшнего вечера мы обязательно это сделаем. – Анна сделала шаг назади с сожалением в голосе сказала: – Я должна идти.

Когда она ушла, Филипп долго смотрел на дверь, думая о том, каким глупцом был когда-то. Ведь Анна – единственная женщина, способная сделать его счастливым. Почему же он так долго не понимал, что ее любит?

Сейчас Анна снова рискует, но может ли она находиться в безопасности, если ее уже знают заговорщики? У леди Розамонд титул и богатство, так что связываться с ней опасно, а у Анны же нет ничего.

И Филипп решил, что обязательно защитит ее. Он начал расхаживать по комнате, раздумывая, как лучше это осуществить. Может ли он убедить ее выйти за него замуж? Даст ли его имя ей какую-то защиту?

И как убедить гордую Анну, что ее безопасность не единственная причина, по которой он хочет на ней жениться? Именно он будет единственным мужчиной в ее жизни и в ее постели.

Глава 24

Заметив, как округлились глаза Филиппа, когда он вошел в предназначенную для дам комнату, Анна поняла, что выглядит совершенно по-новому. Она и леди Розамонд еще не надели маски, но уже облачились в новые наряды: Анна – в красный, графиня – в золотистый. Оба платья были слишком уж открытыми, и Анна немного мерзла.

Леди Розамонд посмотрела на нее, улыбнулась, потом спросила:

– Сэр Филипп, вы одобряете наши наряды?

– Их наверняка одобрят собравшиеся, – ответил Филипп.

Анна посмотрела на него удивленно:

– Но не ты?

– Я одобрил бы, если бы мы оказались наедине.

Анна в замешательстве молчала. От слов Филиппа даже она покраснела, но леди Розамонд весело рассмеялась:

– Сэр Филипп, я с нетерпением ожидаю рассказа о вашем с госпожой Анной следующем приключении. Но сейчас нам нужно надеть маски и довести до конца нашу миссию.

– Я уже не верю, что это когда-либо кончится, – произнес Филипп.

Улыбка сползла с лица леди Розамонд, а Анну эти слова испугали своей резкостью.

Однако графиню было трудно вывести из себя, и она заявила:

– Мы делаем то, что должны делать.

Дамы начали надевать маски, которые закрывали верхнюю часть лица, оставляя ярко накрашенные губы на виду.

– У нас хорошие маскарадные костюмы, – заметила леди Розамонд. – Впрочем, разве мы не носили маски на протяжении всего нашего путешествия?

– Но наши маски не были такими красивыми, – возразила Анна, думая о пришитых к маскам блестящих бусинках.

– Значит, изображая меня, ты не выглядела столь же прелестно? – пошутила леди Розамонд.

Анна снова смутилась, графиня же рассмеялась и, повернувшись к двери, проговорила:

– Ох, ну где же этот человек? Я хочу, чтобы все побыстрее закончилось.

Но прошел час, прежде чем прибыл лорд Баннастер. Он выглядел довольно эффектно в зеленом камзоле и плотно облегающих штанах. Анна поймала себя на мысли, что пытается представить этого человека священником. Виконт повел дам за собой по дворцу, Филипп же замыкал шествие. Вскоре Анна услышала музыку, которая звучала все громче и громче. У нее сжалось сердце и перехватило дыхание; она снова начала нервничать.

Наконец они дошли до высоченной двойной двери, у которой стояли на страже два воина. Когда же открылась дверь, на Анну внезапно снизошло спокойствие. Теперь она играла роль легкомысленной женщины и почему-то обрела уверенность в себе. Анна знала, что мужчины не будут видеть ее лица, поэтому, не стесняясь, покачивала бедрами при ходьбе.

Баннастер взял дам под руки и медленно повел их по залу, где было довольно жарко и шумно. Анну удивила высота Вестминстер-Холла. Но нигде не было видно колонн, которые бы поддерживали потолки.

Около сотни гостей расхаживали по залу, громко разговаривали друг с другом и смеялись. Где-то играли музыканты.

В зале уже появились дамы. С масками на лицах ив весьма откровенных нарядах, они прогуливались перед мужчинами, развлекали их разговорами и иногда заливались смехом.

«Знают ли жены этих дворян, что происходит здесь сегодня вечером?» – подумала Анна.

Но женщине, которую она изображала, не следовало задаваться подобными вопросами. Такие женщины должны занимать себя мыслями о возможности заработать, предоставив такое удовольствие, чтобы их пригласили и в следующий раз. Лорд Баннастер провел их к королю Генриху, как бы представляя новоприбывших. Король, сидящий на троне, милостиво кивнул, но своего взгляда на них не задержал. Он недавно женился, и Анна слышала, что его жена беременна.

Теперь наступало время, когда леди Розамонд должна была приступить к опознанию заговорщиков. Лорд Баннастер направился в толпу, улыбаясь «своим» дамам. Анна, весьма удивленная актерским мастерством своего спутника, одарила его улыбкой. А леди Розамонд хихикала, время от времени протягивая руку, чтобы дотронуться до кого-либо из гостей.

«Узнала ли она уже кого-либо из заговорщиков? – думала Анна. – Кто здесь собирается предать своего короля?» Она заметила в толпе несколько человек, с которыми была знакома. Среди них барон Милфорд, который ее поцеловал, и его сын, когда-то боявшийся, что его отец неудачно женится.

– Моя дорогая, ты слышала, что я сказал?

Анна вздрогнула и подарила улыбку какому-то мужчине, а потом вдруг поняла, что это лорд Эгмантон, избавленный здесь от надзора своей матери. Вспомнив, как он пытался раздвинуть ее ноги, Анна внутренне сжалась от страха.

Но лорд Эгмантон не узнал ее под маской, а она никогда бы ему не открылась.

– Милорд, я просто умираю от восторга, когда вижу здесь столько бриллиантов, – проговорила Анна низким хрипловатым голосом.

Лорд Баннастер наклонился к леди Розамонд, а та, улыбаясь, что-то шептала ему на ухо. При этом она показывала на кого-то, словно выбирая себе спутника на вечер.

В действительности же она показывала на заговорщика. Анна мельком взглянула на того, кого узнала графиня. Затем повернулась к Эгмантону.

– Вы свободны сегодня вечером? – спросил он, протягивая к ней руку.

Анна не могла заставить себя улыбаться, потому лишь игриво похлопала его по руке.

– Нет-нет… лорд Баннастер…

Она снова посмотрела на человека, на которого показала леди Розамонд, и он показался ей… совершенно обычным. С приятной внешностью. Правда, очень уж невысокий.

Эгмантон не отступал.

– Какую цену заплатить, чтобы вы забыли о лорде Баннастере? В конце концов, этот человек едва не стал священником. Что он знает о женщинах?

Внезапно лорд Баннастер повернулся к молодому барону:

– Эгмантон, это вы? Вас трудно узнать, когда впереди вас не идет ваша мать.

Стоящие поблизости гости едва сдержали смешки, а Эгмантон густо покраснел.

– Я думаю, вам лучше постоять где-нибудь у стеночки, – продолжил лорд Баннастер.

Анна с интересом посмотрела на лорда Баннастера. Эгмантон же горделиво заявил:

– Я не нуждаюсь в ваших указаниях, сэр.

– Тогда, возможно, вам придется получить распоряжение короля. Ему стало известно, как вы недавно оскорбили благородную даму.

От удивления Анна затаила дыхание. Но она не думала, что Эгмантон отступит.

– Эти женщины все выдумывают, – заявил молодой человек.

– Эта дама пока ничего не говорила королю, – холодно улыбнулся Баннастер.

– Но я полагаю, что скоро мой двоюродный брат-король сам выслушает, что вы скажете по этому поводу.

Эгмантон открыл было рот, но не нашелся, что ответить.

Леди Розамонд и лорд Баннастер начали уходить в сторону, и Анна чуть высвободила руку из руки виконта, словно собираясь остаться с Эгмантоном. Потом покачала головой, изобразила смех и махнула Эгмантону рукой в знак прощания. После этого с благодарностью посмотрела на лорда Баннастера. Он совсем не походил на того человека, с которым она когда-то познакомилась в замке Олдерли.

Когда они продвигались по залу, им иногда уступали дорогу, и вскоре Анна поняла, что дышит свободнее. Внезапно она увидела сэра Роберта – молодого рыцаря Лиги, который сопровождал ее от замка лорда Келшелла. Знает ли он об их бегстве из дома, охранявшегося Лигой? Похоже на то, что этот рыцарь был отправлен, сюда, чтобы удостовериться, что их совместная миссия завершилась благополучно.

А потом она увидела лорда Олдерли, мужа ее дорогой подруги Элизабет. Он куда-то направился, вежливо улыбаясь женщинам, старавшимся привлечь его внимание. Анна была уверена, что он не захочет забыть об Элизабет.

Вдруг она вспомнила, что у них здесь определенная цель. Осмотревшись, Анна увидела неподалеку у стены Филиппа – напряженного и готового к действиям. Его заметил и лорд Олдерли. Имеет ли это какое-нибудь значение? Именно лорд Олдерли, рыцарь Лиги, был человеком, предложившим ее помощь, когда понадобилась женщина для трудного задания.

Анна не смогла увидеть, начали ли Филипп и лорд Олдерли говорить, – лорд Баннастер повел ее дальше в толпу. Осталось найти последнего заговорщика. Их миссия почти что завершилась.

Внезапно кто-то взял ее за руку, и Анна вздрогнула от неожиданности – оказалось, что она отстала от лорда Баннастера.

– Потанцуй со мной, дорогая; – сказал незнакомец.

Он сказал ей это на ухо, так, что она почувствовала тепло его дыхания и ощутила легкий запах вина. Анна не успела возразить, как незнакомец потащил ее в сторону от лорда Баннастера. Обернувшись, Анна увидела, что виконт смотрит на нее с тревогой, а леди Розамонд что-то ему говорит. Однако потом они отвернулись. Их миссия была гораздо важнее.

И Анна осталась одна среди мужчин.

Ее партнер по танцу был очень энергичен – постоянно кружил ее и приподнимал, не всегда попадая в такт музыке. Анна улыбнулась ему, когда он споткнулся, однако ей было не по себе из-за того, что она нигде не могла найти лорда Баннастера.

И тогда она вспомнила Филиппа. Когда он рядом, ничего плохого с ней произойти не может.

Но если Филипп помешает развлекаться этому человеку, то его, возможно, за это накажут.

Нет, не надо давать ему знать, что она в опасности. Когда музыка стихла, Анна опустилась в глубоком реверансе, давая своему партнеру хороший обзор выреза в платье.

– Желаю хорошего вечера, милорд, – произнесла она, быстро уходя прочь.

– Но подожди! Ты уже кого-то выбрала?

Анна лишь погрозила пальчиком и ускорила шаг. Зал был огромный, но ей казалось, что она сумеет разыскать лорда Баннастера. Однако его нигде не было видно, и Анна уже начинала беспокоиться. Внезапно какая-то женщина взяла ее за руку и привлекла к себе. Анну буквально захлестнул сильный аромат жасмина, однако этот аромат не мог заглушить исходивший от женщины запах.

– Дорогая, ты ходишь слишком быстро. Как бы тебя поймать?

– Меня не надо ловить, – ответила Анна, пытаясь высвободить руку. – Я уже договорилась на этот вечер.

– Ах, как тебе повезло, – сказала женщина и наконец-то отпустила ее.

Анна поняла, что самой ей лорда Баннастера не найти. И она повернулась, надеясь обратиться за помощью к Филиппу.

– Моя дорогая, а вот и ты!

Анна едва не вздохнула с облегчением, услышав голос леди Розамонд. Леди держал под руку виконт, и Анна с готовностью взяла его под другую руку.

– Мне нужно в комнату для дам, – сказала леди Розамонд. – Ты можешь меня туда проводить?

– Конечно, – кивнула Анна, решив, что леди Розамонд, должно быть, показала на последнею заговорщика. – Но пообещайте мне, что мы быстро вернемся. Мне так здесь интересно!

В коридоре царили благословенная прохлада и покой. Звуки веселья и музыка постепенно становились все тише. Лорд Баннастер шел очень быстро, так что дамам приходилось почти бежать, чтобы за ним поспеть. Было похоже на то, что ему требовалось срочно поговорить с королем.

К удивлению Анны, он привел их обратно в картинную галерею. Когда он открыл дверь, Анна оглянулась и увидела, что за ними спешит Филипп. Он ей улыбнулся, и она ответила ему радостной улыбкой.

– Подождите здесь, – сказал лорд Баннастер. – Я должен удостовериться, что король видел, как мы ушли.

И он исчез. А вся троица осталась беспомощно стоять посреди изысканной мебели, под пристальными взглядами стражников у двери. Поскольку король не появлялся леди Розамонд вздохнула и опустилась в кресло.

– Ох, эти туфли мне так жмут, – пробормотала она откинув голову и закрыв глаза.

Анна устроилось в кресле рядом, а Филипп сел напротив. И они стали ждать. Так пролетел примерно час. Филипп подпирал голову ладонью, а Анна откинулась на спинку кресла, чтобы подремать. Леди Розамонд уже спала. На них по-прежнему были их маски на случай, если с королем появится кто-либо, кому не следовало их видеть.

Когда дверь наконец открылась, Анна вскочила на ноги одновременно с Филиппом. Леди Розамонд последовала за ними медленно, едва сдерживая зевоту.

В зал вошел король Генрих. Его одеяние с меховой подкладкой поблескивало в свете свечей. Следом за ним появились некоторые из его советников и лорд Баннастер.

Остановившись, король повернулся к Филиппу и дамам. На его лице были твердость и спокойствие. Анна не могла понять, почему ее напряженное ожидание внезапно схлынуло, уступив место расслабленности. Заметив в ней перемену, Филипп бросил на нее мрачный взгляд.

Король вскинул подбородок и проговорил:

– Празднование почти завершилось. Лорд Баннастер сообщил мне имена троих заговорщиков.

Анна молча ждала, но король не огласил имен. Возможно, ей с Филиппом не следовало это знать. Однако Филипп все-таки спросил:

– Кто же они?

Король отвернулся, и на лице его вдруг появилось выражение усталости. Махнув рукой в сторону стола, он взглянул на кого-то из его свиты, и ему тотчас поднесли кубок с вином.

– Вам нет необходимости знать их имена, – произнес он наконец. – Но знайте, что я благодарю вас от имени Англии.

– И что вы будете делать? – спросил Филипп. – Я говорю слишком смело, ваше величество, но разве мы не заслужили право это знать?

Анна затаила дыхание. В мире королей, вельмож и всевозможных интриг все они совершенно ничего не значили, и слова Филиппа могли навлечь на них гнев короля. А ведь Филипп очень надеялся отличиться… Похоже, этим надеждам пришел конец.

Но король тяжело вздохнул и вновь заговорил:

– Вы должны понять, что сейчас в Англии трудные времена. Я был коронован менее года назад, и есть люди, которые в случае мятежа могут присоединиться к изменникам.

Анне казалось, что она ослышалась. О чем это говорил король?

– Брамфилд и его приспешники знают, что если я открыто выступлю против них, то это может вызвать большую войну. Именно поэтому они столь смело явились по вызову, хотя, должно быть, знали, что я созываю дворян для того, чтобы узнать о мятежниках.

– Так вы… сохраните это в тайне? – в изумлении проговорила леди Розамонд.

– Только сейчас, – ответил король Генрих. – Я тайно начну расследовать это дело, а когда у меня будет больше доказательств, обращусь в парламент, чтобы получить возможность предпринять решительные действия против заговорщиков.

– А до этого времени они будут на свободе? – спросил Филипп.

– Они знают, что их имена известны. – Лорд Баннастер не сдерживал гнева, который его двоюродный брат-король всячески стремился скрыть. – Больше они не будут вести себя так глупо.

– И я уже объявил, что никто из них больше не служит в моем войске, – добавил король. – Леди Розамонд, благодаря вам мы узнали имена заговорщиков. Вы рисковали своей жизнью, как и госпожа Анна, а также сэр Филипп. Корона этого не забудет.

Анна сделала вывод, что их не оставят без награды. Возможно, Филипп получит долгожданное признание своих талантов и после женитьбы на дворянке высокое положение при дворе. Но когда она посмотрела на него, Филипп нахмурился и отвел глаза.

Внезапно он произнес:

– Ваше величество, могу я сейчас попросить вас о милости?

Советники, явно недовольные, зашептались, но король кивнул:

– Да, сэр Филипп. Что вам угодно?

– Я хочу, чтобы дамы остались на ночь во дворце, где они могут чувствовать себя в безопасности.

Сэр Эдуард с насмешливой улыбкой произнес:

– Вы думаете, что мы оставим вас ночью на улице?

– Филипп… – пробормотала Анна.

Но молодой рыцарь отрицательно покачал головой:

– Я должен немедленно удалиться. У меня есть безотлагательное поручение, но я не могу его выполнить, пока не удостоверюсь, что с дамами все в порядке. И мне понадобится взять в аренду лошадь.

Леди Розамонд внимательно посмотрела на него, но ничего не сказала. Анна хотела попросить объяснений, но Филипп вряд ли стал бы их давать прилюдно.

– Отправляйтесь, сэр Филипп, – кивнул король Генрих. – Мои конюшни для вас открыты.

– Я надеюсь вернуться к завтрашнему ужину, но до того, как я это сделаю, прошу вас, не позволяйте дамам покидать дворец.

– Филипп!.. – в раздражении воскликнула Анна.

Он бросил на нее выразительный взгляд:

– Оставайся здесь, Анна. Жди меня.

Никогда Анна с таким страхом не думала о том, что Филипп мог замыслить. Если она и приобрела что-то в своем стремлении войти в Лигу, так это нежелание ждать.

Не собирается ли Филипп разделаться с изменниками самостоятельно?

Она не могла оставить его одного. К тому же во дворце находился человек, который бы мог Филиппу помочь. Когда Анна и леди Розамонд остались наконец одни в своей спальне, Анна быстро переоделась в платье горничной и накрыла голову полотняной шапочкой.

– Что ты делаешь? – с подозрением спросила леди Розамонд.

– Мне нужно идти. Филиппу требуется помощь.

– Что ты можешь сделать одна? – удивилась леди Розамонд.

– Я буду не одна, обещаю.

Торопливо, чтобы графиня не пыталась ее остановить, Анна покинула комнату и побежала по коридорам. К счастью, стражники, охранявшие дверь снаружи, немедленно пропустили девушку в платье горничной. Многие из гостей уже покинули зал, так что разыскать лорда Олдерли, друга Филиппа, было совсем нетрудно.

Анна приблизилась к нему и стала почтительно ждать, когда граф закончит разговор с собеседником. Когда он наконец бросил на нее взгляд через плечо своего спутника, она сделала страшные глаза.

Извинившись перед собеседником, лорд Олдерли подошел к ней. Осмотревшись, чтобы удостовериться, что их никто не может подслушать, он негромко произнес:

– Анна, что-то случилось? Где Филипп?

– Он ушел, милорд, – прошептала девушка. – И я очень боюсь за него. Король знает имена предателей, но не может немедленно предпринять против них какие-либо действия.

Лорд Олдерли закрыл глаза, и его лицо словно исказила боль.

– Ты думаешь, что Филипп отправился за ними?

– Да, и один! Трудно поверить, что он столь упрям, но это так. Нам нужно воспользоваться помощью Лиги.

– Ах, Анна, я же совсем недавно туда вступил, поэтому почти ничего не знаю, – проговорил Олдерли с искренним сожалением. – Не знаю, как с ними связаться.

Поскольку зал быстро пустел, а слуги уже начали уборку, разыскать сэра Роберта не составило большого труда. Было похоже, что он давно ее заметил; когда их взгляды встретились, рыцарь поклонился Анне.

Внезапно она вспомнила: в Лиге был предатель. Мог ли этим предателем оказаться сэр Роберт?

Но если бы это было так, то он бы ее уже давно убил. К тому же она не могла представить его в роли изменника.

Анна подвела к сэру Роберту лорда Олдерли, представила их друг другу объяснила, какую хочет получить помощь.

Сэр Роберт тихо переспросил:

– Брамфилд, вы говорите?

– У него есть дом между Вестминстером и Лондоном, – сообщил лорд Олдерли. – Может, он отправился туда?

– И Филипп направился следом? – спросила Анна. – Похоже на то, что так и есть.

Сэр Роберт кивнул:

– Я провожу вас, Олдерли.

– И я тоже, – заявила Анна. – Лорд Олдерли с удивлением посмотрел на нее, но Анна тут же добавила: – Не говорите, что это слишком опасно для женщины. Я нахожусь в постоянной опасности уже несколько недель.

– И хорошо себя чувствуете, – произнес сэр Роберт с улыбкой. – Вы вполне бы могли стать рыцарем Лиги.

– Женщиной из Лиги, – поправила она. – Но меня это больше не интересует. Сейчас я думаю только о Филиппе. Так мы можем отправляться в путь?

Глава 25

Филипп быстро ехал верхом по лондонским улицам, уже опустевшим, если не считать шатавшихся пьянчуг и не в меру жадных до денег проституток. Дорогу освещали фонари и луна, проглядывающая из-за облаков.

Пока что Анна и леди Розамонд могли чувствовать себя в безопасности. Но это не могло длиться долго, когда трое заговорщиков находились на свободе и имели полную свободу рук.

Подъехав к дому, из которого он тайно выводил графиню, Филипп спешился и привязал свою лошадь у разбитого ящика. Какое-то время он осматривался, но ничего подозрительного не заметил. Если Брамфилд и продолжал наблюдение за этим домом, то делал он это незаметно. «Впрочем, зачем ему сохранять наблюдение?» – подумал Филипп. Король ведь не собирался предпринимать какие-либо действия против заговорщиков.

Когда наконец Филипп ввел свою лошадь во внутренний двор, из тени со стороны дома вышли два воина. Филипп не слышал, чтобы они вынимали из ножен свои мечи, но все же замер, ожидая возможного нападения. Немного выждав, тихо проговорил:

– Мне нужно повидать сэра Дэвида. Я только что прибыл от короля.

Взяв его за руки, солдаты повели его вперед, причем довольно бесцеремонно, чему Филипп не удивился. Ведь именно он помог бежать леди Розамонд.

В передней комнате дома горел свет. Окна закрывали тяжелые шторы. Но воины потащили Филиппа дальше в дом и втолкнули в комнату, где находились несколько человек.

Среди них были Уолтер, Дэвид и Джозеф, а также двое, которых Филипп не узнал.

Уолтер сразу же поднялся на ноги.

– Вы можете оставить нас, – сказал он воинам.

Те тотчас вышли, закрыв за собой дверь.

– Мы доверяли тебе, сэр Филипп, – холодно произнес Уолтер.

– А я доверял вам! – отрезал Филипп. – Но вы больше думали о короле, чем о беззащитных женщинах, рисковавших жизнью ради выполнения своей миссии.

Уолтер пожал плечами:

– С ними ведь ничего не случилось.

Филипп мрачно уставился на Дэвида, и тот со вздохом сказал:

– Уолтер, надо, чтобы в комнате остались только мы четверо.

Сэр Уолтер покосился на Дэвида, потом кивнул, после чего двое незнакомцев вышли.

– Я охранял этих женщин лучше, чем могли это сделать вы, – заявил Филипп с яростью в голосе. – Сейчас они находятся в Вестминстерском дворце, а леди Розамонд помогла королю выявить изменников.

Джозеф и Дэвид с явным облегчением переглянулись, но Уолтер все так же пристально смотрел на Филиппа.

– Продолжай, – произнес он. Филипп невольно сжал кулаки.

– Король ничего не станет предпринимать против изменников из-за страха, что дворяне выйдут из повиновения, поскольку коронация была совсем недавно. Он говорит, что ему надо провести дополнительное расследование и найти убедительные доказательства.

– Похоже, он решил проявить осторожность, – произнес Джозеф.

– Осторожность? – переспросил Филипп. – Но он оставил Анну и леди Розамонд в опасности.

– Лига позаботится, чтобы они были в безопасности.

– Лига?.. – с удивлением протянул Филипп, глядя на Дэвида. – Выходит, ты рассказал им?..

– Лига постоянно следила за нами, – ответил Дэвид, потом мрачно добавил: – У нас считают, что я не все сделал, чтобы помешать вам бежать.

Уолтер посмотрел на Дэвида с явной досадой.

– У тебя есть для нас какое-то сообщение?

– Кто-то изнутри Лиги – сообщник Брамфилда и заговорщиков, – сказал Дэвид. – Когда леди Розамонд находилась в этом доме, она получила послание с угрозой.

– О ее присутствии здесь могли знать только рыцари Лига, – добавил Филипп. – Именно по этой причине я и забрал женщин отсюда.

Глаза Уолтера вспыхнули, но только на мгновение. Затем он снова стал невозмутим и спокоен.

– Тем не менее ты вернулся сюда, Филипп. Почему?

– Потому что доверяю вам троим. – Филипп провел ладонью по волосам. – Имена заговорщиков известны, а один из них знает имя кое-кого в Лиге. Как вы думаете, что этот человек будет предпринимать?

Уолтер в задумчивости пробормотал:

– Возможно, захочет защитить себя тем, что убьет своего хозяина.

– Меня не интересует жизнь Брамфилда и его сообщников, – заявил Филипп. – Но если мы не схватим этого рыцаря Лиги до того, как он…

– Вы правы, сэр Филипп, – перебил Уолтер. – Я рад, что вы пришли к нам.

Филипп посмотрел на него е удивлением.

– Должен принеси вам свои извинения, – продолжал Уолтер. – Я обещал охранять Анну, ни в чем не повинную девушку, но мне это не удалось, поскольку я обязан был заботиться о безопасности короля. Я плохо справился со своей задачей и очень об этом сожалею. Но теперь мы должны сделать то, что не успели раньше.

Дэвида и Джозефа эти слова явно поразили, но Филипп утвердительно кивнул.

– Я принимаю ваши извинения, но сделать этого от имени Анны не могу. Хотя… Она наверняка лучше, чем я, поймет причины, по которым вы ее оставили.

– Это было бы чересчур милосердно с ее стороны, – заметил Уолтер.

– Согласен. Поскольку я думаю лишь о ее безопасности. Если в Лиге кто-то принадлежит к заговорщикам, может ли она жить в безопасности?

– У Брамфилда есть дом на Стрэнде[1]*, – произнес Уолтер. – Так что ему нет смысла оставаться в Вестминстерском дворце.

– Это будет очень удобно для рыцаря Лиги, который служил изменникам, – сказал Филипп, поворачиваясь к двери. – Я уже давал деньги охраннику у ворот этого города, чтобы он меня впустил. Наверняка потребуется не меньшая сумма, чтобы он меня выпустил. Идемте.

* * *

Анна сидела в седле позади лорда. Олдерли, крепко прижимаясь к его спине. Их лошадь скакала в свете полной луны следом за лошадью сэра Роберта. Стрэнд вел к городским воротам, но им можно было не думать, как миновать уже закрытые ворота. Брамфилд имел на берегу Темзы дворец, почти равный королевскому. Доехав до улицы, на которой находились его владения, все трое спустились на землю и начали осторожно пробираться вдоль стен.

Освещаемые факелами ворота были открыты. Подойдя ближе, сэр Роберт внезапно остановился.

– Мисс Анна, вам лучше не смотреть.

– Охранник мертв? – прошептала она.

Лорд Олдерли поджал губы.

– Мы прибыли слишком поздно.

– Филипп не убил бы его, если бы в этом не было необходимости, – сказала Анна.

– Мы даже не знаем, Филипп ли сделал это, – напомнил лорд Олдерли. – Возможно, у короля есть планы в отношении изменников, и в эти планы он решил вас не посвящать.

Тогда Филипп отправился сюда напрасно. В сердце Анны вселилась тревога за его судьбу.

– Но мы не знаем это наверняка. Что, если ему пришлось пробиваться, чтобы войти? Прошу вас, давайте пройдем дальше.

– Я бы хотел, чтобы вы остались на улице, но с нами вам безопаснее. – Сэр Роберт вручил ей кинжал; – Вы умеете им пользоваться?

– Не очень, но умею. – С кинжалом она будет чувствовать себя увереннее.

Время от времени луну закрывали облака, погружая в темноту вымощенную булыжником дорожку. Дом имел три этажа, но ни в одном из окон не было видно ни огонька.

Они миновали пристройку и подошли к главному входу. Анна наконец-то смогла разобрать, что черное пятно в стене – это открытая настежь дверь. Сэр Роберт и лорд Олдерли заглянули внутрь.

– Стой во входном зале, Анна, – сказал лорд Олдерли. – Если услышишь шум борьбы, беги отсюда.

Она кивнула, хотя ничего не пообещала, после чего проследовала за Робертом и Олдерли в дом. Два высоких окна в передней стене пропускали лунный свет, освещающий зал в два этажа высотой. У стен зала стояли ряды древних статуй. Анна стала у стены рядом с входной дверью. Заглянув за статуи, сэр Роберт и лорд Олдерли прокрались вдоль комнаты, в следующую комнату и исчезли в ней.

Нервы Анны были напряжены до предела; в животе же словно образовался твердый ком. Она напряженно вслушивалась в тишину, ожидая внезапных криков и звона клинков, но в доме было на удивление тихо.

«Может, Филипп уже…»

Она не хотела об этом даже думать. Анна перевела взгляд на статуи и невольно вздрогнула; они казались живыми, смотревшими на нее с угрозой.

И вдруг ближайшая статуя… словно пошевелилась.

Анна даже не успела вскрикнуть, как бросившийся к ней мужчина крепко прижал ее к себе.

– Фальшивая леди Розамонд, – негромко сказал он ей на ухо, причем голос показался ей знакомым.

«А может, это изменник, прибывший сюда, чтобы убить своего сообщника Брамфилда? – промелькнуло у нее в голове. – Или, может, он рыцарь Лиги, который помогал Брамфилду?»

Она не могла говорить, поскольку мужчина закрыл ей рот ладонью. Другой рукой он крепко держал ее. Однако у Анны имелся кинжал в той руке, которую она прятала в складках своей юбки.

– Твои друзья явились сюда слишком поздно, – произнес он почти сочувственно. – Они все мертвы.

На ее глазах появились слезы. Он говорит о Филиппе? Боль, пронзившая ее сердце, не давала дышать.

Анна попыталась вырваться, но тут же снова раздался голос:

– Не сопротивляйся. Нам не удастся сейчас побеседовать. И я не могу тебя освободить, поскольку ты можешь закричать и вспугнуть кого-нибудь здесь. Но ты можешь отправиться со мной, и мы прекрасно поговорим.

Он потащил ее к открытой двери. Анна отчаянно сопротивлялась. Она попыталась укусить его, но тщетно. Тогда она подогнула ноги, надеясь увлечь его за собой на пол. К ее удивлению, ей это удалось. И тогда она снова попыталась высвободиться. Внезапно ее противник высоко поднял руку, и она увидела блеснувший в лунном свете клинок кинжала.

Она отразила удар собственным кинжалом, а потом вонзила острие противнику в голень. Тот взвыл, и Анна мысленно пожелала, чтобы кто-нибудь услышал этот крик. Теперь профиль нападавшего освещался луной, и Анна с изумлением поняла, что перед ней лорд Милфорд, старый барон, который говорил ей, что она не умеет целоваться.

– Потаскуха! – Он снова вскинул свой кинжал. Рванувшись в сторону, Анна услышала совсем рядом звон стали. Обернувшись, она увидела, что кто-то стоит у двери, сжимая в руке меч. Милфорд же со стоном потирал руку – было похоже, что кинжал у него выбили.

– Анна!

Когда она поняла, что именно Филипп обезоружил барона, ее захлестнула радость, которая тут же сменилась невероятным чувством усталости. И на глаза тотчас навернулись слезы.

Едва передвигая ноги, Анна отступила назад к стене, чтобы не мешать сражающимся. Милфорд рванулся за ней, однако Филипп остановил его. А затем в зале появились какие-то воины. Они окружили Милфорда, а потом связали ему руки.

Прошло несколько минут, прежде чем Филипп подошел к ней. Анна улыбнулась ему дрожащими губами и бросилась в его жаркие объятия.

– С тобой все в порядке? – спросил он.

Когда она кивнула, он взял ее за руки и чуть отстранился.

– А как ты здесь очутилась?

– Она пришла с нами, – сказал лорд Оддерли откуда-то сзади.

В зале начали зажигать свечи, и тут Филипп узнал, кто с ним говорит.

– Джон Олдерли?

В следующее мгновение к ним подошел сэр Роберт.

– И я тоже, – сказал он. – Госпожа Анна боялась за твою жизнь, и мы были единственными из Лиги, кого она нашла.

Когда Филипп вопросительно посмотрел на нее, она сказала:

– Ты ушел один, Филипп! Что мне оставалось делать?

– Мне надо было найти предателя из Лиги.

Тут Анна заметила, что Милфорда окружали Уолтер, Джозеф и Дэвид.

– Попытаться найти его здесь – это была неплохая мысль, – проговорила она.

Филипп покачал головой:

– Я надеялся найти здесь предателя, а нашел тебя, сражавшуюся с одним из заговорщиков.

– Это не просто заговорщик, – проворчал сэр Роберт, глядя на Милфорда. – Он человек из Лиги. Мы нашли в доме также троих убитых, явно ограбленных.

Анна и Филипп с удивлением уставились на старого барона.

– У вас нет доказательств, – заявил он. – Я прибыл сюда, чтобы посетить Брамфилда, и обнаружил его уже мертвым. Я думал, что ваша служанка из шайки грабителей.

Уолтер нахмурился и проворчал: – Нам в Лиге не нужны особые доказательства. Мы решаем свои дела сами, и вы прекрасно знаете это, лорд Мил-форд. Я думаю, что нам нет нужды доказывать, что преступление совершили именно вы.

Когда двое рыцарей Лиги повели Милфорда из дома, Анна задала вопрос:

– Но было ли это в самом деле преступление? Те трое получили только то, что заслужили.

– Он был их сообщником. А потом они стали для него опасны, потому что могли его выдать, – сказал Филипп.

После этих слов наступила тягостная тишина. Уолтер подошел к Анне и, к ее удивлению, поднес к губам ее руку.

– Миледи, – произнес он, – мы так спешили добраться до Лондона, что совершили ошибку.

Анна в смущении пробормотала:

– Уолтер, вы не должны… Он внимательно посмотрел на нее, и в его глазах она увидела искреннее сожаление:

– Вы нам очень помогли, миледи. Наша миссия удалась благодаря и вам, а мы отнеслись к вам с пренебрежением.

Анна вспыхнула от этой похвалы.

– Спасибо за добрые слова, Уолтер. Я была рада помочь.

Рыцарь поднял подсвечник.

– Я собираюсь осмотреть дом. Нам нужно еще найти Стивена, слугу Брамфилда.

– Или Маргарет, – напомнила Анна. – Я молю Бога, чтобы с ней ничего не произошло.

Лорд Олдерли перевел взгляд на Филиппа.

– Хотите, чтобы сэр Роберт и я сообщили королю о событиях этой ужасной ночи? Его люди захотят осмотреть тело.

Анна тут же заявила:

– Мы хотим поехать с вами.

– Нет-нет, – возразил Филипп. – Для нас это дело завершено. Анна, после того как мы найдем Маргарет, я хочу с тобой поговорить.

Весь дом тщательно обыскали, однако Стивена не обнаружили. Перепуганные случившимся убийством слуги поспешили покинуть дом. К счастью, рыцари нашли Маргарет под замком в спальне. Анна держала ее в объятиях все время, пока Маргарет не выплакалась. Потом сэр Роберт предложил себя в качестве сопровождающего обратно к леди Розамонд.

Внезапно Анна почувствовала, как Филипп взял ее за руку.

– Итак, мы здесь закончили?.. – спросил он.

Она посмотрела на него с удивлением, но в его глазах были только нежность и нетерпение, и Анна не смогла не согласиться.

Выйдя из дома, он сел в седло, а Анну усадил перед собой. Только теперь она почувствовала, что все опасности миновали и что уже не надо думать, что делать дальше, по крайней мере пока она будет с Филиппом.

К ее удивлению, стражник городских ворот пропустил их без всяких вопросов. Когда же Филипп отсыпал ему несколько монет, он сказал:

– Сегодня ночью вы сделали меня состоятельным человеком.

Поначалу Анна полагала, что Филипп хочет отвезти ее в дом Лиги, но вместо этого он направился вдоль Темзы, в гостиницу, где они спали в объятиях друг друга. Хозяин гостиницы немного поворчал по поводу столь позднего визита, но в конце концов они остались одни в небольшой комнате. Филипп зажег огонь, и Анна встала у камина; ей казалось, что она уже никогда не сможет согреться.

Тут Филипп подошел к ней и, глядя ей в глаза, проговорил:

– Я не спрашивал, куда ты собиралась отправиться этим вечером, поскольку боялся, что ты примешь чье-нибудь предложение тебя сопровождать.

Анна улыбнулась и затаила дыхание в предвкушении чего-то удивительного и прекрасного.

– Принять предложение?.. Ты думаешь, я покину тебя так легко?

Вздохнув, он закрыл глаза, а потом поднес обе ее руки к губам:

– Когда Уолтер коснулся тебя так, во мне вскипела ревность.

Он стал целовать ее ладони, и Анна почувствовала себя по-настоящему счастливой.

А Филипп вдруг прижал руку к груди и тихо сказал:

– Анна, я никогда никому не говорил эти слова, и они сейчас идут прямо из сердца, грозя его разорвать. Я люблю тебя, моя милая.

Хотя Анна сказала себе, что не должна плакать, слезы потоками заструились по ее щекам. Она улыбнулась и прошептала:

– О, Филипп, я столько времени тебя люблю, что даже не заметила, как забыла сказать тебе об этом.

– Я понял, каким будет мое будущее, только когда осознал, что к тебе чувствую. – Он осторожно утер ее слезы, потом приложил ладонь к ее щеке. – Это была ты. Это всегда была ты, но я был слишком слеп, чтобы это увидеть. Я продолжал думать, что мне нужно оставаться одному, продвигаться по пути, на который я ступил когда-то. Но все время я всего лишь жил в тени других людей, равнялся на них, и только ты показала мне истинное мужество.

– Филипп, как ты можешь думать о себе так плохо? – почти выкрикнула Анна. – Ты прошел путь от оруженосца до рыцаря, и тебе следовало бы гордиться этим. Именно ты заставил меня понять, что мое низкое положение оказывает влияние на мое поведение. Я пыталась стать кем-то еще, приняла участие в этой миссии с переодеванием, надеялась, что Лига сделает меня совершенно другой. Но это было похоже на бегство от себя самой. А я должна найти свое собственное место, и я очень хочу, чтобы это место было рядом с тобой. – Она накрыла ладонью его руку. – Прошу тебя, Филипп, прости меня за то, что я пыталась использовать тебя точно так же, как леди Беатрис.

Он взглянул на нее с удивлением.

– Что ты имеешь в виду?

– Даже если ты не любил меня, я очень хотела разделить с тобой постель, чтобы у меня осталось от тебя светлое воспоминание. Мне никогда не приходило в голову, что леди Беатрис делала то же самое. Хотя я знала, как это тебя уязвило.

– Мне не за что тебя прощать, Анна. Каждым своим прикосновением ты ясно давала мне понять, что я для тебя значу. У меня никогда не было ничего подобного ни с одной женщиной. Я довольно быстро понял, что не могу жить без тебя, что ты для меня как воздух, без которого нельзя дышать. Так что давай не будем терзать себя обвинениями. Ты хочешь стать моей супругой, Анна? Ты примешь мои руку и сердце, ты хочешь жить в моем доме?

Встав на цыпочки, Анна поцеловала его в губы.

– Да, Филипп. Клянусь своей бессмертной душой быть достойной такого подарка.

Рассмеявшись, он обнял ее, потом отступил на шаг и попытался придать лицу серьезное выражение.

– Анна, у меня есть еще одна просьба.

– Все, что захочешь, – выдохнула она.

– Пусть нашим следующим приключением станет пышная свадьба, а потом нас ждет увлекательное – производство на свет наших детей.

Анна обвила руками его шею и в восторге воскликнула:

– Охотно, любимый!

Эпилог

Анна стояла у окна особняка, который приобрел для их семьи Филипп неподалеку от замка Олдерли. За окном была зима, и снежные хлопья медленно падали на холмы Глостершира, покрывая землю. Но Анна не думала о зиме; ей было уютно и тепло в своем замечательном доме.

Положив руку на свой округлившийся живот, Анна повернулась, чтобы взглянуть на входивших в зал Филиппа и его спутников. Когда они начали стряхивать с плащей и башмаков снег, она направилась к ним, позвав слугу для помощи.

Когда гости отбросили капюшоны, она тотчас узнала Уолтера и Дэвида. Их она не видела со времени своих приключений в Лондоне прошлым летом.

Гости поклонились ей, и она поцеловала их в холодные щеки.

– А где Джозеф? – спросила Анна. – Разве вы путешествуете не вместе?

– Он с женой. Она сейчас нуждается в его поддержке, – ответил Уолтер.

Филипп обнял ее. А потом положил руку на ее живот и произнес:

– Похоже, твой пример оказался заразительным. Мужчины рассмеялись, и Анна пригласила всех в гостиную.

Когда на стол были поданы угощение и нагретые напитки, Филипп привлек жену к себе, чтобы сказать ей на ухо:

– Они предложили мне вступить в Лигу. – После этого его улыбка погасла.

Зато улыбнулась Анна:

– Филипп, ты всегда мечтал помогать людям.

– Я действительно помогаю людям – тем, кому требуется помощь. Но мои детские мечты давно уступили место мечтам о тебе. Я сказал людям из Лиги, что подумаю об их предложении, но не буду спешить.

Он ещё крепче обнял жену, и Анна с радостью прильнула к нему, позволяя ощутить упругость ее живота, в котором находился их ребенок.

– В конечном счете я всегда делаю все на своих собственных условиях, – негромко сказал он ей в ухо.

– Этот ребенок может поставить свои собственные условия, – произнесла она, тихо рассмеявшись.

– Тогда мы будем ставить условия вместе.

Каждый раз, думая о том, что Филипп наконец сможет стать отцом, она ощущала на щеках жгучие слезы. Похоже, она превращалась в какой-то чувственный фонтан, фонтан с медленно растущим внутри ребенком. Но Филиппу это было не важно. Глядя на покрытую снегом землю, Анна испытывала на душе покой, о возможности которого она раньше и не подозревала. И Анна была безмерно счастлива – ведь она наконец-то обрела свой дом.

Примечания

1

В старину эта улица шла вдоль реки Темзы. – Примеч. пер.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Эпилог
  • *** Примечания ***