Гэбрил Сухарь (fb2)


Настройки текста:



Дмитрий Данилов Гэбрил Сухарь

Глава 1

В которой меня слегка бьют, а затем я знакомлюсь с девушкой эльфом

Проклятье! Карлик Джо так внезапно выскочил у меня перед носом, что я едва успел притормозить. Будь он чуток поменьше, совсем бы его не заметил, раздавил, не глядя под ноги, и все дела. А уж, сколько народу потом бы спасибо сказали — не счесть!

Джо увидел моё замешательство и мерзко осклабился. Его большой, как у лягушки, рот распахнулся, напоминая широкую двустворчатую дверь, опрокинутую на бок, и я сразу понял, что зубы Карлик не чистил никогда. Воняло так, словно у него в пасти целую неделю лежала дохлая мышь.

— Привет, Сухарь, — улыбочка Карлика не предвещала ничего хорошего.

И точно, как в воду глядел!

— Три дня тому назад Мясник просил тебя не совать нос в дело ювелира, — не то спросил, не то констатировал факт Джо.

Я вернул ухмылку, постаравшись сделать максимально нахальной. Типы вроде него другого обращения не понимают. Опыт имелся: сам, будучи подростком, провёл в криминальной среде четыре года, пока не забрали в армию, поэтому знал как нужно вести. Главное — не перегнуть палку.

— Передай Мяснику, что это его не касается, — пусть вид у меня был просто залихватский, на самом деле я немного бравировал: при желании Мясник мог стереть в порошок любого.

Он — некоронованный король городской преступности. Никто и никогда не видел его собственными глазами, однако обе криминальных гильдии — воров и убийц — подчинялись приказам Мясника беспрекословно. Свои распоряжения обычно передавал через Карлика, только поэтому Джо до сих пор жив. Смельчаков, рискнувших поднять руку на доверенное лицо Мясника, обычно находили на дне реки, спеленатых по рукам и ногам, как младенцев.

Услышав ответ, Джо присвистнул.

— Как знаешь, Сухарь, — Карлик сделал плаксивую мину. — Не обижайся, ничего личного. Ты мне всегда нравился, только поэтому я смог уговорить Мясника дать тебе ещё один шанс.

Я изобразил ухмылку гораздо нахальнее предыдущей — кажется, удалось превзойти самого себя, но безрезультатно, на Джо она не подействовала. Парень продолжил, как ни в чём не бывало:

— Однако, Мясник не любит, когда к его словам не прислушиваются. Он хочет, чтобы тебя немного проучили. Мы можем сломать тебе на выбор правую или левую ногу. Кстати, Мясник настаивал на двух сразу, но я уговорил его одну не трогать. Так что, ты мой должник.

— Спасибо за заботу, Джо. Напомни при случае, чтобы угостил стаканчиком. Было приятно поболтать, но, извини, мне пора.

Я слегка подвинул Карлика плечом. Одного маленького движения хватило, чтобы он зашатался как Ванька-встанька.

— Постой, Сухарь, не спеши, мы ещё не договорили.

Я не придал значения угрожающим ноткам в тоне Джо и развернулся, а зря, надо было бежать сломя голову. Мог бы и догадаться, что Карлик не один, слишком нагло вёл себя недомерок: не боялся, что пристукну без свидетелей. К несчастью, он не блефовал. Поскольку силёнок хватило разве чтобы отнять конфетку у ребёнка, Джо взял с собой в подкрепление двух амбалов. Да-да, именно амбалов, другой эпитет подобрать сложно. Каждый из них два метра в вышину и, наверное, столько же в ширину. В какую щель они умудрились забиться при таких габаритах, осталось загадкой. Во всяком случае, до последнего момента даже не подозревал об их существовании.

Мы стояли в узком и длинном коридорчике, в конце которого находился мой офис. Поздний вечер, поэтому все съёмщики давно уже заперли свои конторы и разошлись по домам, лишь один Гэбрил Сухарь, то бишь я, как дурак, припёрся сюда на ночь глядя, чтобы написать отчёт для последнего клиента, как будто это нельзя было сделать завтра. Впрочем, я никак не рассчитывал на то, что в коридорчике ждёт тёплый, можно даже сказать, горячий приём. Невольно пришлось пожалеть, что из оружия при мне только кулаки и зубы. И тем, и другим я владел неплохо, однако с двумя шкафами, что прихватил с собой Карлик, можно справиться если только палить из пушки прямой наводкой и то, кто даст гарантии, что чугунное ядро не отскочит.

Один из амбалов положил мне свою… нет, не руку, лапу, на плечо. Коленки подогнулись, я чуть было не присел. Возникло чувство, что на хребет с высоты трехэтажного дома сбросили мешок с песком килограммов пятьдесят весом.

— Босс не договорил, — пробасил амбал и немного поиграл мышцами.

Выглядел он довольно убедительно, мне до его стати далеко. Про второго вообще молчу. Не то, что оба, мне и один из них не по зубам.

Первое правило частного сыщика гласит: если ситуация складывается не в твою пользу — бери ноги в руки. Вряд ли смогу им воспользоваться: подкараулившие парни тёртые калачи и удрать не позволят. Переходим ко второму правилу: если не можешь смыться в открытую, смело вешай противнику лапшу на уши и сматывай удочки, пока он не очухался.

— Ребята, — начал я, стараясь не выдавать волнения, — мне неприятности не нужны, вам, думаю, тоже. Давайте разойдёмся по-добру, по-здорову. Уже поздно, пора баиньки, а вы со мной лясы точить собрались…

Договорить не успел. Амбал, который вцепился в моё плечо, поднял меня и запустил в воздух без малейшего напряжения, словно весил я не больше пёрышка. Полёт продлился недолго, всего-то метров пять, затем я впечатался в дверной косяк и затих. Удар оказался такой силы, что дом заходил ходуном; даже удивился, почему привратник, который «забыл» предупредить о непрошенных гостях, до сих пор не вызвал полицию, у него ведь с потолка известка должна сыпаться. Впрочем, чего о нём беспокоиться, ему, скорее всего, дали на лапу, в худшем случае — запугали. Парни, которые пришли поквитаться, одинаково способны и на то, и на другое. Главное, в каком они настроении и с какой ноги встали утром.

Я приподнялся. Кажется, пока ничего не болит, но боль обычно приходит не сразу. Когда доберусь до постели, а я ещё не оставил такой надежды, каждый квадратный сантиметр тела будет ныть как ребёнок в магазине игрушек.

— Мужики, в последний раз вам говорю, давайте разойдёмся миром.

Интересно достаточно ли убедительно прозвучал мой голос, или амбалам он показался блеянием беззащитной овечки?

Скорее всего, последнее, ибо теперь за меня взялся второй громила. Бил он как-то нехотя, без души, видимо просто отрабатывал деньги, но всё равно после каждой плюхи моя голова болталась по сторонам словно тряпичная.

Наконец, уловив паузу в его размеренных движениях, я извернулся и пнул ногой, метя ему в область голени. Удар оказался чувствительным, на какой-то миг он ослабил хватку и выпустил меня из стальных тисков захвата.

Я, как учили в армии, провёл серию коротких ударов по корпусу. Бесполезно, он был, словно резиновый и кулаки отскакивали от него как от мячика. А когда ему на помощь пришёл напарник, я понял, что моя песенка спета. Предполагалось, что мне просто сломают одну из ног, но ребята не на шутку увлеклись. Профессиональная скука сменилась живым задором, и амбалы буквально выхватывали меня друг у друга, так им не терпелось поскорее отбить мне всё, что можно. Вялые попытки сопротивления лишь раззадоривали их пыл. Они пыхтели надо мной, а я не успевал предпринять хоть что-нибудь в защиту. Да что там говорить, даже закрыться не мог: удары сыпались градом.

Карлик наслаждался картиной избиения и буквально лучился от удовольствия. Он не спешил остановить своих молодчиков, гнусно хихикал или отпускал в мой адрес сомнительные шуточки. Я бы с удовольствием поменялся с ним местами, но интуиция подсказывала, что такое развитие событий маловероятно.

Ребята знали дело и, метеля почём зря, поддерживали едва тлевшую искорку сознания. В общем, в обморок я не падал. Ещё немного и ближайшие полгода предстоит проваляться, не вставая с больничной койки. Перспективы прямо скажем, не радужные.

Спасение пришло неожиданно в виде высокой, очень худой девушки с длинными, прямыми волосами ниже плеч. Вам доводилось когда-нибудь видеть живой торнадо? Лично мне, до этого момента, ни разу. Девчонка сущим вихрем пронеслась по коридору. Я даже не понял, каким образом внезапно превратился из непосредственного участника в зрителя.

На фоне амбалов девчонка смотрелась котёнком, рискнувшим потягаться с матёрыми помойными кошаками. Представьте себе двух пышущих здоровьем квадратных мужиков с пудовыми кулаками, и тонкую как тростинка девушку с длинной цыплячьей шейкой, свернуть которую для этих грубиянов — пара пустяков. Представили? Как думаете — чья взяла? Спорю сто к одному, что вы бы поставили на амбалов! А теперь я расскажу, чем закончилось на самом деле.

Наверное, они решили, что им досталась лёгкая добыча. Один из них потянулся толстой ручищей к девушке с какими-то одному ему ведомыми намерениями, а она вместо того, чтобы отпрянуть, ухватила его лапу и с легким нажимом потянула. Дальше произошло неожиданное. Ноги здоровяка стали отрываться от пола, он потерял равновесие и попытался балансировать, девчонка этим воспользовалась. Последовала незаметная для глаз подсечка, и амбал полетел вперёд. Грузная туша с гулом шлёпнулась на отделанный мрамором пол. Должно быть, малый сам не понял, какая сила заставила пропахать по коридору носом, однако времени на то, чтобы предаваться размышлениям, уже не осталось. Девушка крепко приложила его по голове сумочкой, которую до сих пор не выпустила из рук. Судя по звуку, раздавшемуся в этот момент, миниатюрная дамская сумка, в каких представительницы прекрасного пола обычно держат косметику и прочие невинные женские безделушки, была доверху набита чугунными болванками.

Здоровяк практически сразу уронил голову на пол и больше не двигался. Думаю, мой рот открылся настолько широко, что в него спокойно могла бы залететь ворона.

Со вторым амбалом девчонка разделалась так же легко и непринуждённо, как с предыдущим. Уцелевший (пока) здоровяк решил учесть ошибки напарника: не стал хватать противницу, а попытался нанести один короткий, но решающий удар. Напрасно — девчонка умудрилась поймать его руку ещё в воздухе. Раздался шлепок, а сразу за ним последовал сильный хруст: девушка завела руку этого придурка за спину и, навалившись всем телом, сломала кость.

Когда успел смыться Карлик, осталось загадкой. Возможно, не стал дожидаться, когда доберутся, и дал дёру. Гадёныш нутром чуял опасность и успевал вовремя слинять. Ладно, доберусь до него в другой раз.

— Браво, — сказал я и несколько раз похлопал в ладоши.

Девчонка густо покраснела. Теперь я смог рассмотреть её лучше. Высокая, ростом почти с меня, а во мне метр восемьдесят два; худощавая, но в нужных местах всё как полагается, есть, за что зацепиться взору; волосы светло-каштановые, длинные, перехваченные обручем; глаза голубые с каким-то зеленоватым оттенком, какой бывает на море в солнечную погоду; кожа чистая и светлая; нос тонкий, я бы даже добавил изящный; лицо приятное; на вид лет восемнадцать, может быть чуток побольше. Пройдёт года два, и моя спасительница будет красоткой что надо.

Одежда простая, но удобная: блузка кремового цвета с широкими рукавами, жилетка, коричневые брюки из кожи. На стройных ножках красовались сапоги ботфорты с отворотами.

Поняв, что её внимательно рассматривают, девчонка покраснела снова. Непритворное смущение было ей к лицу, однако я всё же помнил, как несколько минут назад она лихо расправилась с двумя громилами, которые лежали на полу и уже не выказывали признаков жизни.

— Могу я узнать, как зовут мою спасительницу?

Девчонка заулыбалась. И улыбка у неё приятная, ничего не скажешь.

— Лиринна, — нежный голосок напомнил журчание ручейка, трель флейты или ещё что-то такое из перечня штампованных образов той романтическо-бредовой чепухи, которая обычно ужасно нравится женщинам.

— Лиринна?!! — удивился я. — Странное имя. Во всяком случае, мне такого слышать не приходилось. Ты иностранка?

Вместо ответа девушка отодвинула прядь волос в сторону, и я разглядел аккуратные чуть заострённые кверху ушки.

— Так ты эльф? — не то вопросительно — не то утвердительно произнёс я.

Она кивнула. На мгновение я опешил. Эльфов у нас недолюбливают, всё же последняя война с ними отгремела лет сто тому назад, память всё ещё жива в народе. Да и когда чужаков любили? Сами эльфы редко приезжают в столицу и обычно не покидают пределов Туземного Квартала. Одинокая девушка эльфийка в пустом коридоре недалеко от моей конторы — это знаете, наводит на размышления. Тут я вспомнил, что до сих пор не поблагодарил спасительницу.

— Лиринна, я вам многим обязан… — что говорить дальше я не знал — язык словно прилип к сухой гортани.

Не подумайте, что мне раньше не приходилось видеть эльфов. Наоборот, когда-то, в бытность армейской службы в составе элитного полка Диких Псов, мы действовали с ними рука об руку. У меня с тех пор сохранились кое-какие воспоминания, даже завелись знакомства. Просто я понял, что не могу подобрать нужные слова, чтобы объяснить этому созданию степень своей благодарности, к тому же, впервые о целостности моей шкуры позаботилась столь юная девушка. Может, обойдусь простым «спасибо»?

— Почему вас зовут Сухарём? — поинтересовалась она.

Самым простым ответом было бы: «Не твоё дело», но разговаривать в таком тоне с девушкой, только что спасшей тебе жизнь, мягко говоря, невежливо.

— Не знаю, — соврал я.

На самом деле это прозвище дала мне жена. С её слов выходило, что я сухой, бесчувственный человек, эгоист, лишённый эмоций, который думает только о себе, в общем, сущий сухарь. Спорить означало напрасную трату времени, мои аргументы на неё никогда не действовали. Для любого поступка она находила весьма оригинальную трактовку, и в результате я всегда ходил в виноватых. Если дарил цветы, это называлось подлизыванием, если не дарил, ругали за чёрствость. Банальная микроскопическая провинность принимала вселенские масштабы, и, вероятно второго такого грешника, ещё стоило поискать.

Однажды мы с друзьями сидели в трактире. Уже не помню, то ли я не так сказал, то ли не туда посмотрел, но в итоге жена произнесла небольшую, но пламенную речь. С тех пор прозвище пристало ко мне, как приклеенное. Года три тому назад, а вернее два года пять месяцев и одиннадцать дней, она сбежала с бродячим комедиантом. Теперь я холостяк и даже не знаю, хорошо это или плохо. Зато знаю другое — распространяться о перипетиях жизни и изливать душу человеку, которого вижу впервые, не буду.

Девушка посмотрела на меня с интересом. Думаю, поняла, что я не хочу говорить правду.

— Теперь встречный вопрос: откуда вы знаете о моём прозвище?

Лиринна засмеялась.

— Привратник внизу сказал, когда я спросила, где могу найти офис частного сыщика Гэбрила. Он сперва не понял, а потом догадался: «А, так это вы, наверное, Сухаря ищете?»

Девушка удачно скопировала манеру разговора нашего привратника, и я невольно улыбнулся.

— Ну что, вы искали частного сыщика Гэбрила, он перед вами, собственной персоной. Какое дело привело вас ко мне?

На мгновение я даже забыл о тех двух мордоворотах, которые распластались на холодном полу, и чуть было не расшаркался ножкой. Клиент есть клиент, иногда перед ним стоит подсуетится.

— А мы можем поговорить у вас? — спросила девушка.

— Пожалуйста, — сказал я. — Моя контора в конце коридора.

— Знаю, — улыбнулась Лиринна. — Я ведь там уже побывала. Пришлось просидеть в ней три часа, пока не услышала странные звуки в коридоре. Оказалось, это были вы и вас почему-то били.

Увидев невысказанный вопрос, она пояснила:

— Не подумайте ничего плохого: мне привратник разрешил посидеть в вашем офисе. Я попросила, и он открыл двери.

Ничего себе. Надо будет провести небольшую воспитательную работу. Посторонним в кабинете частного сыщика делать нечего. Я мысленно взял этот вопрос на заметку и продолжил разговор, когда вошли в мои скромные апартаменты.

За комнатушку размером чуть больше собачьей конуры, владелец здания драл большие деньги, при этом каждые полгода регулярно повышал плату. Но приходилось терпеть, помещения дешевле в центральном районе столицы не найти.

Обстановка более чем скромная, всю мебель я приобрёл по дешёвке на распродажах: письменный стол в классическом стиле с кучей, так нужных для сыщика, выдвижных ящичков и секретеров, комплект обшарпанных стульев с мягкими спинками, (один для меня, два для посетителей), этажерку, раскладушку, чугунную вешалку, канделябр с основанием в виде балерины, корзину для бумаг и цветастый ковёр, который висел у меня за спиной.

Один старый приятель, с ним я познакомлю позже, сказал, что ковёр в офисе позволит клиенту чувствовать себя более расковано и уютно. Я прислушался к совету, сходил на рынок и купил самый недорогой. Увидев покупку, приятель пришёл в неописуемый ужас. С его слов выходило, что те, кому доведётся лицезреть этот ковёр, разорят меня на одних сердечных каплях.

Лиринна на сердце не жаловалась и на ковёр посмотрела без особого интереса.

— Присаживайтесь, — я указал ей на ближайший стул, а сам плюхнулся на его брата-близнеца.

Стул подо мной жалобно скрипнул. Одно из двух: надо худеть или искать ему замену.

— Чай, кофе, извините, предложить не могу, забыл купить.

— Ничего страшного, я недавно поужинала.

— Тогда слушаю внимательно.

Чтобы придать себе более важный вид, я вытащил блокнот в кожаном переплёте из глубоких, и до сих пор толком не исследованных недр письменного стола.

— А вы себя хорошо чувствуете? — поинтересовалась девушка. — Вам ведь крепко досталось.

— Пустяки, на мне всё заживает как на собаке.

— А те двое, что остались в коридоре? Они так и останутся там лежать?

— Это не наша забота. Пусть болит голова у администрации здания, раз не смогли обеспечить безопасность клиентов. Давайте лучше поговорим, что привело вас сюда.

— Я пришла поговорить насчёт работы.

Я чуть было не свалился со стула.

— Э… простите насчёт чего?

— Насчёт работы, — терпеливо повторила она. — Хочу попросить взять меня в компаньоны или сотрудницы, на ваш выбор.

Я отложил блокнот в сторону, привстал и протянул ей руку.

— Был рад познакомиться. Прошу прощения, но вакансий у меня нет. Оставьте свои координаты, возможно в будущем… в очень отдалённом будущем…

Я не договорил. Лиринна положила на стол старый, но такой знакомый охотничий кинжал. Я перевёл взгляд на него, затем внимательно посмотрел на девушку:

— Откуда он у вас?

— От моего отца. Вы ведь его хорошо знали и даже подарили этот кинжал в знак дружбы, сказав при этом, что обязаны моему отцу жизнью.

Я невольно сглотнул.

— В общем-то, да, был такой случай. Ваш отец действительно спас мне жизнь во время войны. Я был ему весьма признателен, даже оставил на память свой кинжал. Это случилось давно, с той поры утекло много воды. Тогда я был немногим старше вас.

— А вам не кажется, что это судьба? Сперва отец спас вам жизнь, теперь я.

— Мне просто хотели сломать ногу, правда не успели уточнить правую или левую.

— Да? — с насмешкой протянула она. — А там, в коридоре, мне показалось, что из вас собирались выпустить дух. Разве не так?

Я пожал плечами:

— Ребята увлеклись, не могу их винить. На их месте я, скорее всего, поступил бы так же.

Девушка резонно заметила:

— Да, но они сейчас лежат в коридоре и не скоро придут в себя, а вы живой и… здоровый разговариваете со мной в собственном кабинете и никак не хотите взять на работу, хотя уже дважды обязаны жизнью моей семье.

— Но зачем вам вообще нужна такая работа? Я — частный сыщик, едва свожу концы с концами. Вожусь со всякими мошенниками и убийцами, пару раз меня даже грозились убить. Не сплю по ночам, ем, когда получится, а не когда проголодаюсь. Иногда бьют меня, иногда бью я. Клиенты жмотятся и не спешат расстаться с деньгами, даже если я приношу им на блюдечке ценную информацию. Взвесьте всё, что было сказано, и подумайте: разве профессия частного сыщика к лицу столь молодой и очаровательной особе?

— Ябыла в пяти местах. Кто-то не брал меня, потому что я эльф; два ублюдка, вообще сделали гнусные предложения, о чём горько пожалели. Тогда я вспомнила о старом боевом товарище отца и подумала, что уж он то не откажет.

Я сдался.

— Хорошо Лиринна. Нанимаю вас на неопределённый срок исключительно ради памяти о вашем отце и нашей дружбе.

— Ура! — радости эльфийки не было предела. Я поспешил охладить её пыл:

— Но, хочу предупредить, что платить пока нечем. Последнее дело, которое я завершил буквально сегодня, принесло больше расходов, чем доходов, а ничего нового пока не наклёвывается.

Говоря о расходах, я немного слукавил. Ювелир Блюм, который нанял меня для расследования ночных похождений своего отпрыска, заплатит за всё, в том числе и за недавние побои. Бедный отец даже не подозревает, что его сын связался с очень нехорошими людьми. К счастью, пока ситуация не вышла из-под контроля, и юнца ещё можно вытащить из трясины.

Мои доводы всё же не образумили девицу. Она настроилась стать частным сыщиком и, заставить её свернуть с выбранного пути, мне было не по силам. Проще поймать зубами пулю, чем переубедить упрямую эльфийку. От досады я даже перешёл на «ты».

— Хорошо, беру тебя в младшие компаньоны. Будешь беспрекословно выполнять мои поручения, вести документацию и… убирать в кабинете.

Надеюсь, что с последним пунктом я не переборщил, однако она восприняла как должное.

— С чего начнём? — Лиринна была само внимание.

— С того, что пойдёшь домой и выспишься. Завтра жду к девяти часам утра.

— Да, но…

— Что «но»?

— Мы живём в Туземном Квартале, а сейчас уже поздно и разводной мост поднят.

Ох, я ведь совершенно не принял во внимание, что ей, как эльфийке, скорее всего, пришлось поселиться в Туземном Квартале, который располагался вне материковых пределов столицы — на острове. Предыдущий король принял разумное решение перенести постройки, принадлежавшие Другим, после того, как по городу прокатились несколько погромов. Тогда разгорячённые дешёвым пойлом люди, привыкшие во всех бедах винить чужаков, убивали и жгли дома тех, кто принадлежал к иным расам. Не щадили ни женщин ни детей. Как только беспорядки были утихомирены, Туземный Квартал переехал на остров, теперь его отделял морской залив.

На часах за полночь, единственный разводной мост, соединяющий центральную часть города с этим кварталом, давно уже поднят. Девчонке просто некуда идти ночевать, а бродить по ночным улицам столицы — занятие небезопасное, даже при таких бойцовских талантах, как у Лиринны.

— Да, сегодня домой тебе уже не попасть. Что скажут родители?

— Ничего не скажут, — не слишком уверенно произнесла Лиринна. — Они знают, что я уже не маленькая, и вполне способна постоять за себя.

— Ночевать всё равно где-то надо, утром будет кое-какая работа. Значит так, — я принял решение, — ты спишь на раскладушке, а я устроюсь на столе.

— Да, но…

— Никаких «но». Ничего другого предложить не могу. Мой дом отсюда далеко, к тому же это настоящий свинарник, в котором я бываю редко, поэтому будем спать здесь, в офисе.

— Я же девушка, — Лицо Лиринны приняло густой свекольный оттенок, — и не могу вот так ночевать с мужчиной под одной крышей.

— Я не просто мужчина, а твой босс, поэтому, выполняй мои распоряжения.

Затем добавил немного мягче:

— Не волнуйся, я не хочу попасть в тюрьму за связь с несовершеннолетними.

— Я уже совершеннолетняя, — обиделась девушка. — Мне… восемнадцать.

— Неважно, — я отмахнулся и кинул ей на колени свою куртку. — Одеяла нет, накроешься этим.

— Спасибо, — Лиринна, кажется, смирилась.

— Не за что, — сказал я и честно предупредил: — Я быстро засыпаю и сильно храплю.

— Вы ещё не слышали, как храпит мой папа. Слышно даже на улице.

— Отлично, тогда тебе не привыкать. Тушу свет. Спокойной ночи.

На столе было жестковато, но мне приходилось спать и в более суровой обстановке. Немного поёрзав, я, наконец, устроился поудобнее и смежил веки. Но только глаза стали слипаться, как в тишине раздался тихий девичий голосок:

— Гэбрил?

— Чего тебе?

— Вас часто бьют?

— Нет, не чаще трёх раз в неделю. Спи.

Я редко вижу сны, порой возникает такое чувство, что только закрыл, а затем почти сразу открыл глаза, но на этот раз приснилось, что мы с женой, как в старые добрые времена идём по улице, взявшись за руки, а люди смотрят на нас с восхищением и…

— Гэбрил…

— Что опять?

— Простите, пожалуйста, что вас разбудила. Вы не могли бы храпеть потише?

— Хм… А говорила, что привыкла! Хорошо, постараюсь.

Интересно, как я это сделаю? Можно конечно лечь на бок, но никакой уверенности, что во сне опять не перевернусь на спину, не было. Тем временем, сон продолжился. Мы с женой идём по улице, заходим в цветочный магазин. На витрине стоит прекрасный букет, он само совершенство.

— Гэбрил…

— Ну что тебе ещё надо?!!

— Знаете, отец много о вас рассказывал. О том, как вы вместе служили, о том, как он прикрывал отход, когда за вами по пятам бежали солдаты неприятеля.

— Рад, что твой старик обладает хорошей памятью. Сам я с удовольствием бы забыл многие вещи из той войны. Утром мы ещё обсудим эту тему, а пока спи.

Девушка немного помялась.

— Ещё раз простите меня, Гэбрил, но я никак не могу заснуть.

— Почему? — в отличие от девчонки я засыпал в любой обстановке. Эта полезная привычка выработалась во время службы в армии. Там приходилось спать и стоя, и сидя на лошади. Был среди нас один парень, так он вообще умудрялся дремать прямо на ходу в солдатском строе. Кажется, его потом убили.

— Мне неуютно, — пожаловалась Лиринна. — Здесь нет ни отца, ни матери, даже братишек и сестёр и тех нет. Я так не привыкла.

Я вздохнул.

— Хорошо, есть один способ. Давай немного поговорим. Ты успокоишься, расслабишься.

Лиринна с готовностью присела на раскладушке. С письменного стола удалось рассмотреть её ладную фигурку в деталях. Есть в эльфийках особая грация. Словами не описать.

— Кто начнёт? — спросила девушка.

— Давай я, на правах старшего?

— Хорошо, — откликнулась девушка. — Я готова.

— Почему твоя семья переехала в Туземный Квартал? Эльфы не любят покидать свои земли, а вы перебрались в столицу. Что заставило так поступить?

— Да, ты прав, эльфы не любят оставлять свои земли без особой причины, — она внезапно испугалась и ойкнула: — Ой,… ничего, что я на «ты» перешла?

— Валяй, — разрешил я. — Не такой уж я и древний, мне всего тридцать два года.

— Спасибо, я тогда продолжу. В нашем случае причиной переезда стал последний Гон у илонов, — печально произнесла Лиринна.

Да, илоны достойны отдельного упоминания. Никто не знает, откуда взялись эти мирные и доброжелательные существа с потешной внешностью: лопоухие, маленького роста с непропорционально короткими ножками. Глаза размером с маленькое блюдце, бровей нет, нос с широко расставленными ноздрями. Они поселились в сельской местности и занялись разведением особой тонкорунной породы овец. Шерсть этих животных привела всех модников и модниц в настоящее исступление. Наряды, пошитые из неё, стоят баснословных денег. Люди неоднократно пытались купить хотя бы несколько овец на племя, но безрезультатно. Илоны с удовольствием продавали шерсть, не выдавая секретов.

Так получилось, что поселились они недалеко от территориальных владений эльфов. Все три главных эльфийских клана — Деревья Весны, Лета и Осени поначалу ничего не имели против такого соседства: илоны не посягали на их земли и вели себя мирно, тем более что в непосредственной близости находился лишь самый слабый клан — Дерево Зимы. Давным-давно он был захвачен и порабощён орками. Во время войны людей и орков, закончившейся поголовным истреблением последних, эльфы из Дерева Зимы стали нашими союзниками, но многолетнее рабство проредило их ряды и по численности, а значит влиянию, они стали уступать другим Деревьям.

До поры до времени всё действительно было тихо и спокойно. Илоны разводили своих овец, стригли их и продавали шерсть людям. Все оставались довольны друг другом. Но вдруг из долины, в которой жили илоны, стали приходить леденящие душу сведения. Целый народ словно обезумел. Илоны устроили дикую резню: перебили купцов, которые приезжали за шерстью, потом напали на маленькое эльфийское поселение и стёрли его с лица земли. Поднятые по тревоге королевские войска и эльфийские отряды окружили безумцев, однако нашли их мертвецки спящими. Утром эти существа ничего не помнили и только улыбались, отказываясь верить в совершённые накануне злодеяния.

И люди, и эльфы оказались в тупике. Кто-то предложил истребить всех илонов, но при виде их грустных и таких добродушных мордочек руки просто опускались. Было жалко предавать смерти беззащитных в обычное время существ. Тогда решили оставить всё, как есть, разве что эльфы создали особые отряды, получившие название Тополиный Пух. Их целью была защита населения в случае повторных вспышек безумия среди илонов.

Лет десять прошло тихо и спокойно, а затем в столице вновь появились гонцы с тревожными вестями. Отряды Тополиного Пуха с трудом удерживали освирепевших илонов. И вновь спустя короткое время целый народ постигла полная амнезия. Вспышка безумия, прозванная Гоном, сменилась мирным периодом.

Так эльфы и жили: то торговали с илонами, то отражали их атаки. Оставить свои земли остроухие не могли, для большинства покинуть то, что принадлежало ещё давним предкам, было равносильно предательству. Эльфы, в отличие от нас, людей, всегда придерживались древних традиций, поэтому скрипели зубами, считали убитых и раненных, но не снимались с места. Больше всего, конечно, страдало Дерево Зимы. Они первыми вступали в схватку во время Гона и несли потери.

Насколько я помню, отец Лиринны был выходцем из этого клана. Всё сходится, в последний раз илоны буйствовали месяц назад. Это как же надо допечь мужика, чтобы он плюнул на обычаи своего народа и перебрался со всей семьёй в Туземный Квартал?

Лиринна продолжила:

— Одно дело — слышать о Гоне из чужих уст, и совсем другое — видеть его своими глазами. Илонов было много, очень много: говорили, что не меньше тысячи. Нашу деревню охраняли всего двадцать воинов Тополиного Пуха, тогда мой отец, как староста, призвал к оружию всех, кто способен держать его в руках, даже женщин и детей. Мы сражались до заката и боялись, что не сможем выстоять: на смену погибшему илону приходили десять. Когда всё закончилось, мы узнали, что половина наших полегла. Погибли два моих старших брата. Тогда отец собрал совет и предложил всем уйти с этой земли. Его даже не стали слушать, слишком священны древние традиции и никто не осмелился их нарушить. Отец спорил до хрипоты, но потом сдался. Он посадил нас и погрузил всё имущество на повозки, и привёз в столицу. Теперь мы живём здесь.

— Печальная история. Соболезную о гибели твоих братьев, Лиринна.

В глазах эльфийки блеснули слёзы. Я поспешно переменил тему:

— А чем сейчас занимается отец?

— Ему удалось неплохо устроиться: учит солдат гарнизона стрелять из лука. Платят мало, но регулярно.

— Понятно. Молодец мужик, нигде не пропадёт.

Я вспомнил, как Лиринна расправилась с двумя амбалами:

— Слушай, скажи, как тебе удалось разобраться с теми шкафами в коридоре? Телосложение у тебя отнюдь не богатырское, но скрутила ты их мастерски. Мне так в жизни не суметь.

В ответ раздалось хихиканье.

— Вы, люди, слишком мало знаете о нас, эльфах. Вспомни историю, Гэбрил. Когда Дерево Зимы оказалось под орками, нам запретили иметь оружие: орки слишком боялись наших метких лучников. Тогда мы научились сражаться голыми руками. Эльфы из Дерева Зимы разработали искусство единоборства и назвали его клест. Опытный боец способен выстоять в схватке с несколькими противниками, каждый из которых превосходит его по физической силе, потому что наши предки научились обращать силу врага против него самого. Отец — один из лучших мастеров клеста, и свои знания передал нам, его детям.

Честно говоря, до последнего момента думал, что клест не более чем досужие слухи. Так, поговаривали что-то… К тому же, эльфы неохотно делились своими умениями. То, что отец Лиринны стал обучать наших солдат стрельбе из лука, скорее исключение. Я даже загорелся, представив себе, какую пользу мог бы извлечь из занятий эльфийским рукопашным боем:

— Лиринна, а ты можешь меня научить вашему клесту?

— Что ты, — засмеялась девушка, — надо родиться эльфом, чтобы овладеть клестом в совершенстве. Иначе занятия будут бесполезны, и ты никогда не станешь настоящим мастером.

Я немного обиделся:

— Лиринна, я не хочу быть настоящим мастером, — я намеренно сделал акцент на слове «настоящим». — Просто покажи парочку приёмчиков попроще.

— Хорошо, — согласилась девушка, и уточнила. — Прямо сейчас?

— Почему бы и нет, — откликнулся я. — Спать уже перехотелось. Давай попробуем, может из меня толк будет?

Я зажёг свечи в канделябре и увидел, как в языках пламени заплясала тонкая фигура Лиринны.

— Покажу тебе самый простой приём, — сказала эльфийка. — Он требует немного ловкости, думаю, у тебя получится.

Девушка встала напротив. Наши глаза оказались на одном уровне, и на какое-то мгновение показалось, что она слегка смутилась. Внезапно Лиринна выпалила:

— Ударь меня по лицу!

— Что?!! — непонимающе вскинулся я.

— Ударь меня кулаком по лицу. Просто представь, что перед тобой враг и двинь от всей души. Не бойся.

— Как скажешь, — сказал я, и, размахнувшись, постарался несильно стукнуть Лиринну кулаком, готовясь в любой момент отдёрнуть руку назад, чтобы не причинить ей боли.

Мог бы и не стараться: она поймала меня за запястье, резко рванула и тут же выкрутила руку. Я дико взвыл и сразу понял, что ничего не могу поделать. Хватка у Лиринны оказалась железной. Пальцы правой кисти прочно легли на моё запястье, левая кисть чувствительно надавила в месте плечевого сустава. Эльфийка заставила меня сперва присесть на колени, а потом вообще уложила лицом на пол.

Когда я поднялся, то всем видом напоминал взъерошенного петуха, которому курицы только что задали хорошую трёпку, причём прямо на глазах у хозяйки курятника.

— Слушай, как это у тебя получилось? Давай ещё раз попробуем, а?

— Давай! — Лиринна тяжело дышала, но выглядела довольной, как кошка, объевшаяся сливок.

Ещё один удар, и я снова ткнулся носом в пыльный пол.

— Кажется, у тебя тут редко убирают, — заметила Лиринна, когда я вновь встал напротив неё с перепачканной физиономией.

— Не забывай, теперь влажная уборка станет твоей обязанностью, — сказал и вновь полетел вниз.

— Вот только не надо использовать меня в качестве половой тряпки, — при виде моих плевков Лиринна едва сдержала смех.

Через час я уже довольно сносно изучил этот приёмчик, через два владел им не хуже Лиринны.

Заснули мы почти на рассвете. Больше жалоб на храп не возникло: эльфийка так устала, что на мои рулады ей было просто наплевать.

Глава 2

В которой у нас появляется новый клиент

Удивительно, но, несмотря на усталость, мне всё же приснился сон, в котором я вернулся на много лет назад, в тот день, когда познакомился с отцом Лиринны.


… Под ногами противно хлюпало, воздух был настолько влажным, что я боялся захлебнуться. Здесь водилось громадное количество живности, которая кишмя кишела вокруг, норовя забраться под одежду, забиться в рот или нос, запутаться в волосах. Почти все твари были опасны, только если укусы одних отправляли на тот свет сразу, без лишних мучений, то ядовитые железы других заставляли лезть на стенку с воем от нестерпимой боли. Мы отчаянно ругались, но терпели, выбора у нас не было. Никто не интересовался нашим мнением, не спрашивал, где бы хотелось служить. Дезертирство каралось смертью. Вот, что вбивали в наши головы, с того момента, как мы здесь оказались.

Лаоджа… Маленькая нищая страна, в которой нет ничего, кроме гнусных насекомых, смертоносных пресмыкающихся, ужасного климата и пропитанных ненавистью дикарей.

Я по настоящему ненавидел проклятые джунгли, успел натерпеться за шесть месяцев службы в этом аду. Тренировки, марш-броски, ночевки по колено в болоте… все бы ничего, но командование видимо решило добить наш взвод, прислав напарников… эльфов.

Эльфы не жаловались на условия службы, они вообще никогда ни на что не жаловались, гордость так и пронизывала их существо. Эти парни любили задирать нос, и кое-кому из нас, их привычки и манеры были не по душе. Но, несмотря на заносчивость эльфов, я стал ими восхищаться: кто еще может так легко, словно пушинка, пробежать по болотным кочкам, неслышно подкрасться к дикой кошке, попасть в мишень с двухсот метров в кромешной тьме. Никто из людей, на это был просто неспособен.

В напарники мне достался молчаливый, уже не молодой эльф, мы с ним поладили довольно быстро, так как я тоже не любил много болтать. Над нами порой пошучивали: «Сошлись два одиночества» и были по-своему правы. Эльф страдал оттого, что был оторван от своей семьи — остальные в отряде оказались закоренелыми холостяками, — а я привык держать мысли при себе и слыл молчуном. Наверное, потому нас и потянуло друг к другу словно магнитом. Иногда случались такие моменты, когда мы сидели и смотрели, как солнце садится в джунгли. По болоту растекаются золотые дорожки, все на миг замирает.

Напарник как-то сказал:

— Знаешь, друг, когда солнце заходит это не просто красиво, но и опасно, благодаря волшебной силе солнца, врата в другие миры надежно закрыты, но, стоит солнцу зайти за горизонт, и я уже не уверен, сможем ли мы дожить до утра.

Потом, тряхнув головой, продолжил, да таким зловещим тоном, что мурашки по спине поползли.

— Не нравится мне это место, слишком древнее, слишком злое, — задумчиво произнёс эльф, глядя на наш лагерь, которые был раскинут на развалинах какого-то древнего поселения, стёртого с лица земли сотни лет назад.

Тогда я пропустил его слова мимо ушей, они показались обычным солдатским трёпом, когда, чтобы скоротать время, сочиняются различные байки и небылицы, в которые не верят и рассказчики и уж тем более их слушатели. Сейчас же, стоя на краю обрыва, я вглядывался во тьму и сожалел, о том, что не спросил напарника, что он имел в виду. Я дрожал, и было от чего: во-первых, пришлось убежать из лагеря практически, в чем мать родила, во-вторых, страх заморозил кровь и сковал движенья.

Я сглотнул, вспоминая, как внезапно многие из друзей переменились, лица исказились, в глазах черные провалы, как будто смотришь в бездну. Похватав оружие, они кинулись на эльфов и тех людей, кто не поддался наваждению. Эта безумная атака была внезапной, многие не поняли ничего, лишь единицы начали защищаться, а еще меньше успели осознать бесполезность сопротивления и скрылись в джунглях.

Я бежал, не разбирая дороги, лишь бы оказаться подальше от кромешного ада, очнулся лишь на краю обрыва и понял — всё, дальше бежать некуда. По пятам шла погоня, трещали сломанные ветки, шелестела трава под коваными башмаками преследователей. Встревоженные птицы покидали насиженные места и взмывали высоко в небо. Те, кто искал меня, были совсем рядом, буквально в нескольких шагах, какая-то неведомая сила гнала их по следу и они безошибочно определяли моё местонахождение.

Я спрятался под кустом, из оружия только кинжал, всё остальное пришлось оставить, чтобы не затруднять бегство. Вряд ли меня можно было назвать трусом, я мог остаться там и умереть, как многие друзья по взводу, но кому бы пригодилась глупая, пусть, возможно, и героическая смерть? А погоня тем временем неумолимо приближалась, оставались считанные секунды до того, как они окажутся у обрыва и поймут, что жертва где-то здесь, поблизости.

Тяжело дыша, я лихорадочно думал: что в них вселилось, что?! Но времени на размышления уже не осталось. Послышался топот, бежало несколько человек,… человек ли?

Сердце бешено колотилось. Упершись ногами в рыхлую землю, я приготовился напасть первым: отступать было некуда, сзади пропасть. Сорваться в неё — верная смерть, костей потом не соберёшь.

Противники появились из-за густых зарослей кустарника, громко дыша и меся болотную жижу. Под ногами противно чавкала земля, на ботинки налип толстый слой глины толщиной с два пальца, но их это не смущало, они искали меня. Все знакомые ребята, вот только лица чужие и взгляд заставлял замереть на месте.

Я выбрал подходящий момент и прыгнул, атака была внезапной, хотя они явно чувствовали, что цель где-то рядом. Пока везло. Убрав первого ударом в живот, я рубанул второго по шее, брызнула кровь, и тут везение закончилось. На меня навалились двое, падая, я увидел, что из темноты выбежало еще с десяток бывших товарищей. Понимая, что это конец, я взвыл, и отчаянье придало сил. На какой-то миг у меня словно выросли крылья за спиной, и, раскидав двух ближайших противников, я все еще с кинжалом в руке шагнул к пропасти.

Эльф появился внезапно, будто вырос из-под земли, с натянутым луком в руках, тут же пара стрел нашла свои цели в наступающих на нас зомби. Ему хватило короткого замешательства среди врагов, чтобы пробиться ко мне. Напарник схватил меня за талию и, крикнув: «Держись крепче, друг!» — прыгнул в пропасть. В ушах засвистело, сердце забилось в истерике, разум отказывался верить в происходящее. Я падал, вцепившись в эльфа, земля неумолимо приближалась.

«Вот теперь, точно конец» — подумал я и зажмурился. Падение показалось бесконечным, словно мы зависли и парили над землёй как птицы в восходящих потоках воздуха. Затем последовал резкий удар, потом рывок — я с обрывком эльфийской куртки приземлился на пятую точку. Наверное, с меня можно было писать картину «удивление», потому что, взглянув в мою сторону, эльф зашёлся в истеричном смехе. Это привело меня в чувство. Мне раньше не приходилось видеть, чтобы эльф, так ярко выражал эмоции, да еще и в присутствии человека. Смех оказался столь заразителен, что я поддался соблазну и, повалившись на бок, смеялся вместе с эльфом до хрипоты.

Потом мы поднялись с земли, отряхнулись. Я взял эльфа за руку, крепко пожал её и вложил в неё свой кинжал, со словами:

— Я твой должник, друг.


Утром я был хмурым и помятым. Лиринна убежала в дамскую комнату приводить себя в порядок, мне же пришлось на больную голову писать отчёт для ювелира. Разумеется, он получился не таким подробным, как планировалось, но всё же основные детали я отразил.

В дверь постучали. Стук отозвался в голове пушечной канонадой. Я потёр виски и спросил:

— Кто там?

— Это я, Лиринна, — отозвалась напарница.

— Могла бы и не стучать. Ничем интимнее составления отчёта я не занимаюсь, — буркнул я. — И вообще, постарайся не шуметь, у меня голова раскалывается.

Лиринна тихо проскользнула в комнату. В отличие от меня выглядела она свежей как огурчик.

— Что мне делать, шеф?

Я посмотрел на часы — восемь утра, ювелир обещал прийти не раньше десяти.

— Одевайся, Лиринна. Пойдём завтракать.

— А куда? — живо заинтересовалась она.

— В одно приличное место. Не ресторан, конечно, но кормят там вкусно, а главное дёшево.

Я взял с вешалки шляпу, на всякий случай перекинул через руку плащ и вышел с Лиринной в коридор, не забыв при этом захлопнуть дверь.

Почти сразу же нам на встречу попался сосед — адвокат Марсен, сорокалетний лысеющий толстяк с задатками дамского угодника. Представляю, что он подумал, когда увидел, как я вышел в компании цветущей и благоухающей девицы, при этом вряд ли от него укрылись моя усталость и общая потрёпанность. Но, как воспитанный человек, Марсен и виду не показал, лишь учтиво поздоровался с дамой, и только потом со мной.

— Гэбрил, дружище, слышал последние новости?

— Какие новости? — спросил я, заранее догадываясь, что услышу.

— Утром у нас в коридоре обнаружили двух весьма подозрительных типов, которые почти всю ночь провалялись без сознания. Кто-то их хорошенько отделал, хотя каждый из них, по крайней мере, на голову выше тебя и меня. Думаю, чтобы свалить таких бугаёв, понадобилось бы, человек десять, не меньше.

Мы с Лиринной переглянулись и неожиданно для самих себя фыркнули.

— Над чем смеётесь, ребята? — удивился адвокат. — Пораскиньте мозгами: это что же такое в нашем здании теперь творится? Я начинаю переживать за свою безопасность, думаю переговорить с хозяином по поводу уменьшения арендной платы.

— Если у тебя что-нибудь выгорит, дай знать, — попросил я. — С удовольствием бы поболтал с тобой ещё, но извини, некогда. Кстати, это моя новая сотрудница и компаньонка, её зовут Лиринна, — представил я девушку адвокату.

— О, мисс Лиринна, — расшаркался Марсен, — очень ряд нашему знакомству. Меня зовут Марсен, я адвокат. Если ваш босс сделает что-нибудь не подобающее, приходите ко мне, я помогу вам составить судебный иск и засадить этого прощелыгу до конца его дней.

— Спасибо, — рассмеялась Лиринна. — Как только у меня возникнет потребность в услугах адвоката, я обязательно вспомню о вашем предложении.

— Но-но, Марсен, не зарывайся, — сказал я с шутливой угрозой. — Не успел я нанять себе новую сотрудницу, как ты уже хочешь настроить её против меня. Лучше признайся, старый развратник, что тебе загорелось переманить Лиринну к себе? Я прав? Предупреждаю заранее — тебе ничего не светит, она связана со мной по рукам и ногам контрактом.

— Что ты, Гэбрил? — усмехнулся адвокат. — Я просто хотел узнать у дамы: нет ли у неё подружки, которая была хотя бы наполовину столь же очаровательна и прекрасна? Мне как раз срочно потребовалась секретарша.

— Я в столице совсем недавно и не успела ещё ни с кем познакомиться, кроме моего шефа и вас, — совершенно серьёзно ответила моя сотрудница.

— Очень жаль, — склонил голову адвокат.

— Ну, всё, Марсен, — прервал я, — не обижайся, нам действительно некогда.

— Не смею вас задерживать. Пока, Гэбрил, до свидания мисс Лиринна. Приходите ко мне на чашечку кофе.

— До свидания, господин Марсен, — прощебетала Лиринна.

Мы стали спускаться вниз по лестнице, шагая по ступенькам, покрытым ковровой дорожкой бордового цвета.

— А он, ничего, приятный из себя человек, только волос на голове маловато, — заметила Лиринна, когда мы уже спустились на этаж ниже.

— Марсен? Ну да, отличный мужик, — подтвердил я. — Он мне несколько раз хорошо помог, к тому же иногда подкидывает кое-какие дельца: клиентов приводит, расследования поручает.

Внизу у парадного выхода за большим столом сидел привратник, не тот, что был вчера. Я кивнул ему и поинтересовался:

— Слушай, а где твой тот, который дежурил ночью?

— Дома, спит, наверное, — ответил привратник.

— А когда ты его сменял, как он выглядел?

— Да нормально выглядел, как обычно. Правда, всё песню под нос мурлыкал, видать в хорошем настроении был.

— Понятно, — протянул я.

Значит, парню вчера заплатили за молчание. Хорошо, попадётся он на глаза, я его быстро научу уму-разуму.

Мы вышли на улицу. Дождь, который шёл полночи, недавно закончился. На дороге было полно луж, и редкие прохожие прыгали через них как горные козы.

Идти было не далеко. Бар «Сухая ветка» располагался в квартале от здания, в котором я снимал офис. Перед баром была площадка, неравномерно вымощенная булыжником. Рядом, на газончике, росли несколько раскидистых деревьев и давно не стриженых кустов. На площадке стоял кэб. Лошадка, запряжённая в него, деловито пощипывала листья с ближайшего куста и даже ухом не повела, когда мы прошли мимо.

Внутри всё было как обычно. Бармен за стойкой протирал стаканы полотенцем, перекинутым через плечо. Двое посетителей о чём-то негромко болтали за дальним столиком в крайнем правом углу. В другом углу, молодая парочка, по виду банковские клерки, договаривалась о следующем свидании.

— Привет, Сухарь, — бармен оторвал взгляд от сверкавших стаканов и наконец-то увидел меня, стоявшего вместе с Лиринной прямо на проходе.

— Привет Лу, — отозвался я. — Куда нам сесть?

— Садись куда хочешь, — ответил Лу. — Пока посетителей мало и места полно. Я позову Тину, она вас обслужит.

Мы с Лиринной выбрали столик у окна. Почти сразу же к нам подошла Тина — здешняя официантка, довольно приятная собой девушка лет двадцати пяти. Одно время, когда от меня сбежала жена, Тина делала недвусмысленные намёки, но я дал ей понять, что хочу некоторое время побыть в одиночестве.

Официантка посмотрела на Лиринну с некоторой подозрительностью, в её взгляде читалась неприкрытая ревность и в то же время интерес к той, кого она приняла за конкурентку.

— Вот меню. Выбирайте. Я подойду позже, когда будете делать заказ, — Тина положила нам на стол толстую папку в бархатной обложке и ушла, виляя бёдрами.

Мой взгляд поневоле задержался на её спине. Лиринна хмыкнула.

— Что будем заказывать, шеф?

Я открыл меню, полистал несколько страниц.

— Пожалуй, я остановлю выбор на беконе с яичницей, а в конце выпью чашечку кофе с гренками. А ты, Лиринна?

Девушка задумалась. На мгновение её брови превратились в вопросительный знак.

— Какой-нибудь лёгкий салат был бы в самый раз. И кофе, наверное, тоже.

Я жестом подозвал Тину. Официантка слушала меня, не перебивая, и делала карандашом пометки в маленьком отрывном блокноте.

Ждать пришлось недолго. Через пару минут аппетитно пахнувшая тарелка, в которой шкворчали нежный бекон и хорошо прожаренная яичница, уже стояла передо мной. Я принялся за еду с видимым удовольствием. Пример оказался заразительным: Лиринна с наслаждением захрустела сухими листьями и травой, которые ей подали под видом салата.

Хлопнула дверь. Почти сразу девушка перестала жевать и тихо сказала:

— Там, за твоей спиной, бармен делает какие-то знаки.

Я обернулся. Действительно Лу бешено вращал глазами и косил ими куда-то в сторону. Я проследил его взгляд и сразу понял, почему он сигналит. На круглом стульчике у барной стойки расселся мой давний недруг — Морс, бывший сослуживец и подчинённый, а ныне лейтенант полиции, руководивший полицейским участком, в чьём ведении была территория, на которой располагались и моя контора, и бар Лу.

— Приготовься, Лиринна, — сказал я. — Сейчас у нас будут неприятности.

Вряд ли Морс зашёл сюда ради того, чтобы просто пропустить стаканчик. Что-то внутри подсказывало: главной причиной его появления в баре был я.

Через пару минут Морс оторвал рыхлый зад от круглого стульчика и направился прямиком к нашему столу. Не дожидаясь приглашения, он присел и положил на столешницу руки с переплетёнными пальцами.

— Привет, Сухарь.

— Привет, — ответил я. — Не скажу, что рад тебя видеть, но раз уж подсел к нам без спросу, то выкладывай побыстрее, пока у нас не испортился аппетит.

— У меня есть для тебя две новости, — сказал Морс. — Плохая и очень плохая. С какой начать?

— Дай-ка подумаю, — я мысленно устремил взор вверх, будто на потолке было написано что-то, представляющее огромный интерес. — Начни с плохой.

— Плохая новость заключается в том, что твоё прошение о выдаче разрешения на ношение огнестрельного оружия пришло ко мне. Как ты думаешь, что я с ним сделал?

Ответ напрашивался только один, но, поскольку среди нас была дама, я благоразумно промолчал, лишь выдавил из себя:

— Понял, Морс. Переходи к следующей новости.

Лейтенант ехидно усмехнулся:

— Сегодня недалеко от двери твоего кабинета нашли двух избитых молодчиков. Не составило особого труда сообразить, чьих это рук дело. Придурки, конечно, напросились сами, но за то, что ты не сообщил о них в полицию, я смело могу лишить тебя лицензии, — в его устах обещание оставить меня без лицензии частного сыщика не звучало пустой угрозой.

Я откинулся на спинку стула:

— Слушай, Морс, скажи мне, что говорят эти парни о том, кто их отметелил?

Морс поскучнел.

— Они долго молчали и ничего не говорили, но после того, как над ними поработали мои ребята, языки у них чуток развязались. Пока эти двое темнят, плетут нам байки о том, что их отлупила какая-то девчонка, но я так понимаю, что они просто издеваются. Через часик я лично их допрошу с пристрастием, и будь уверен — парни выложат всю свою родословную.

Я резюмировал:

— Другими словами, Морс, у тебя ничего на меня нет.

— Пока нет, Сухарь, пока… — ухмыльнулся лейтенант.

Он встал, с грохотом отставил стул и пошёл к выходу. Не дойдя пару шагов, обернулся и вдруг спросил:

— Совсем забыл, Сухарь. Что за баба с тобой? Я в первый раз её вижу.

— Это не баба, это моя новая сотрудница и зовут её Лиринна.

— Лиринна? — переспросил Морс. — Странное имя, уж не остроухая ли?

Для эльфов слово «остроухий» является страшным оскорблением, и Лиринна сильно побледнела.

— Сиди, девочка, — сказал я и подошёл к полицейскому:

— Морс, ты сейчас при исполнении?

Полицейский посмотрел на часы, висевшие на стене.

— Нет ещё, но через час буду.

— Тогда слушай меня внимательно. Во-первых, Морс, Лиринна не остроухая, она эльфийка. Во-вторых, извинись перед ней как настоящий мужчина, и тогда тебе ничего не будет.

— Что ты сказал, Сухарь?!! — Морс поразился до глубины души. — Чтобы я извинялся перед какой-то остроухой бабой? В своём ли ты уме?

Я двинул ему от всего сердца, вложил в хук правой всю накопившуюся злость. Голова Морса дёрнулась. Он качнулся, но устоял. Лейтенант вытер тыльной стороной ладони кровь с разбитой губы и прошипел:

— Ах, вот ты как! Берегись, Сухарь.

Наверное, он думал убить меня на месте. Его рука просвистела в воздухе как пушечное ядро. Тело среагировало само по себе, видимо сказалась недавняя тренировка. Захват, рывок и Морс распластался на полу, заставив влюблённую парочку с визгом вскочить со своих мест. Я сам не ожидал, что всё пройдёт как по маслу и, признаюсь, что в тот момент почувствовал себя героем.

— Лучше не дёргайся, Морс, если не хочешь появиться на работе в гипсе, — предупредил я, склонившись к его уху, а затем добавил уже гораздо громче:

— Лиринна, достань у меня из кармана плаща кошелёк и заплати Лу, сколько мы ему должны.

— Что ты, Сухарь, — замахал руками не на шутку перепуганный бармен. — Мы с тобой в расчёте. Ты ничего не должен.

— Хорошо, — согласился я. — Лу, плеснёшь лейтенанту стаканчик за мой счёт, чтобы он поостыл.

Лу с готовностью закивал.

— Лиринна, возвращаемся в офис.

Она быстро собралась и подошла ко мне, я тем временем удерживал Морса лицом к полу. Полицейский дышал так, словно только что вылез из воды. Я потрепал его по загривку:

— Прости, Морс, но ты первым начал. В другой раз веди себя при дамах более прилично, — и быстро выскочил на улицу.

Лиринна последовала за мной.

— Зачем ты его так? — упрекнула она. — Я сама могу постоять за себя.

— Он получил по заслугам. У нас с Морсом старые счёты, — пробурчал я и потащил девчонку за собой.

Мы вернулись обратно в контору. До прихода ювелира оставалось минимум полчаса. Я нашёл подшивку старых газет и отдал девушке:

— Это тебе. Полистай, чтобы не было скучно.

Лиринна углубилось в чтение. Было слышно, как шуршат переворачиваемые страницы, и тикают часики. Я поискал в столе, вроде бы там должна остаться недопитая бутылка вина, но ничего не нашёл. Видимо, провалы в памяти бывают не только у илонов.

Раздался стук в дверь. Даже не стук, а так, словно мышка поскреблась.

Я скосил глаза на часы — должно быть, пришёл ювелир. Только чего это он такой нерешительный?

— Входите, открыто.

На пороге появилась ещё не старая женщина в пышном костюме с обилием разных рюшечек и оборочек и в широкополой шляпе, украшенной страусиными перьями.

— Мне нужен частный сыщик Гэбрил.

— К вашим услугам, мэм. Проходите и садитесь, пожалуйста.

Женщина села на стул для клиентов, положила на колени сумочку, достала платок, промокнула слёзы и сказала:

— Меня зовут Эльза фон Бомм, — потом немного подумала и добавила. — Я баронесса.

— Очень приятно, я Гэбрил, частный сыщик. Кем были мои родители — не знаю, потому что детские годы провёл в сиротском приюте, но, скорее всего не дворяне. А это моя сотрудница, Лиринна. Её отец был старостой деревни.

Баронесса улыбнулась.

— Мне бы хотелось нанять вас для одного очень щекотливого дела. Вы можете хранить чужие тайны?

— Разумеется, мэм. Я буду нем как могила и головой ручаюсь за моего сотрудника, — я скосил глаза на эльфийку.

В подтверждение моих слов Лиринна изобразила знак, что будет молчать как рыба.

Женщина успокоилась. Она повертела платочек в руках, как будто не знала, куда его девать, и после тяжёлого вздоха приступила:

— Мой муж, барон Отто фон Бомм, был бабником и лгуном, он не пропускал ни одной юбки в округе, но я всё равно любила его больше жизни и прощала самые безобразные выходки. Думаю, что другого такого обаятельного человека ещё стоило поискать! Наш брак длился почти тридцать лет, и не было ни одного дня, в котором я бы хоть на секунду пожалела о том, что вышла замуж за Отто, — глаза баронессы увлажнились, речь прервалась.

Я налил немного воды, она с благодарностью выпила и смогла продолжить рассказ:

— В последний раз живым я видела его пять дней назад. Я догадывалась, что он шёл на свидание с какой-то вертихвосткой, но, как правило, загул длился недолго и мой Отто… — женщина всхлипнула, — всегда возвращался к своей Эльзе живым и невредимым. Но не на этот раз: позавчера его нашли мёртвым на свалке. Нет, вы можете себе представить, моего Отто, который всегда был сама аккуратность, совершенно случайно нашли на городской свалке среди отбросов, где его тело засыпали всяким мусором?

— К сожалению, я не знал вашего мужа, — сказал я сочувственно, — но не сомневаюсь, что он не заслужил такой смерти. Негодяи могли бы укрыть его тело чем-то более подобающим, чем мусор с городской свалки. Примите мои соболезнования.

— Спасибо, — баронесса смахнула предательскую слезу. — Конечно, Отто уже не поможешь. Врачи, которые делали вскрытие, сказали, что он умер от внезапного сердечного приступа, это произошло четыре дня тому назад. Такое, видите ли, бывает с мужчинами, которым за пятьдесят, — она снова всхлипнула, — Но они не знали, в какой прекрасной форме был мой муж. Я думаю, что он мог бы дать фору многим двадцатилетним юнцам.

— Тем не менее, врачи считают, что причина смерти естественная? — уточнил я, понимая, что перечисление достоинств покойного барона может занять много времени.

— Да, вы правы, — подтвердила баронесса. — И вот поэтому я обращаюсь к вам. Я хочу узнать обстоятельства смерти мужа: где и с кем он провёл последний день в жизни, и кто выбросил его тело на свалку?

— А что вам ответили в полиции?

— Мне сказали, что раз мой супруг не был убит, то обстоятельства его смерти их не интересуют. Тогда я решила нанять частного сыщика, перерыла все газеты и в итоге наткнулась на ваше объявление.

Я забарабанил пальцами по столешнице. Баронесса и Лиринна терпеливо ждали решения. На первый взгляд дело представлялось не таким уж и трудным, поэтому я решил от него не отказываться. К тому же баронесса как потенциальная клиентка явно была при деньгах и сумма моего гонорара вряд ли её испугает. Я даже немного накину к обычной таксе — нас ведь теперь двое: Лиринна и я.

— В принципе, я согласен, но мне понадобятся кое-какие ниточки, чтобы размотать весь клубок.

— Вот одна из них, — сказала баронесса и дала мне маленький бумажный свёрток.

Я развернул его и увидел маленькую перламутровую пуговицу в виде змейки, переливавшуюся в лучах солнца. В центр пуговицы был вставлен маленький изумруд, размером не больше спичечной головки. Пуговицу явно оторвали — от ушка тянулся обрывок позолоченной нити.

— Что это? — спросил я.

— Эту пуговицу нашли у моего покойного мужа в правой руке, — пояснила баронесса.

— Хм, пуговица выглядит довольно необычно. Мне сложно представить наряд, к которому она крепилась. Видимо что-то вычурное и феерическое. Впрочем, кто знает, какая безумная идея могла стукнуть в голову кому-то из кутюрье?

— О, как вы правы, — закивала головой баронесса в знак согласия. — Порой кажется, что наши модельеры провели большую часть жизнь в доме умалишённых. Видели бы вы, какие сейчас делают платья! Если раньше мода одевала женщин, то теперь раздевает. Я лично чувствую себя голой в этих современных нарядах с декольте до пояса и разрезом до самого копчика.

Ох уж эти женщины! Стоило только заговорить о тряпках, и эта тема стала волновать её больше смерти мужа. Однако беседу необходимо вернуть в прежнее русло: может быть, Лиринна как представительница слабого (кхм) пола и могла поддержать на должном уровне дискуссию о последних веяниях в моде, но на мою помощь ей рассчитывать не приходилось, здесь я полный профан. Хотя тенденции, о которых только что поведала баронесса, показались мне неплохими.

Мы ещё немного поговорили, затем Лиринна сбегала в ближайшую кондитерскую, и я угостил Эльзу фон Бомм чашечкой ароматного кофе с пирожными. Расстались мы с баронессой друзьями — не разлей вода. Напоследок клиентка обожгла меня таким взглядом, что я поневоле задумался: уж не собирается ли она выйти замуж вторично, выбрав в качестве мишени для матримониальных планов скромную персону частного сыщика Гэбрила?

Пуговица в виде змейки осталась лежать на столе. Придётся взять её за отправную точку в расследовании. Негусто, конечно, но лучше чем ничего.

Как только Эльза (баронесса настойчиво просила звать её именно так) оказалась за дверью, я отправил Лиринну мыть посуду. Эльфийка выступила со встречным предложением мыть чашки и ложки по очереди, начиная с меня, но я проявил устойчивость и был твёрдым как гранит. Когда она вернулась и вновь углубилась в чтение газетных полос, я исполнил туш и торжественно произнёс:

— Прошу минутку внимания! Поздравляю с первым клиентом, Лиринна!

Девушка отложила газеты в сторону и улыбнулась. Она хотела что-то сказать, но тут в дверь снова постучали. На этот раз я не ошибся — пришёл ювелир Блюм.

У него были слезящиеся глаза, шаркающая походка пожилого человека, сутулая спина, плохое здоровье и деньги, много денег.

— Здравствуйте, молодой человек, — голос его скрипел и повизгивал, словно кто-то царапал гвоздём по стеклу. — Вижу что вы таки не одни. Я не помешал?

Я поспешил заверить старика, что он пришёл как нельзя вовремя.

Блюм окинул взором Лиринну и одобрительно кивнул:

— Когда я был таким же молодым и красивым как вы, Гэбрил, мои папа и мама говорили мне: «Сынок, убери лупу в стол. Сходи на улицу, погуляй с девушками». Я слушал их, кивал головой и делал всё по-своему. Работал, сутки напролёт, без праздников и выходных и не замечал женской красоты. Может быть, я таки и умер бы холостяком, если бы родители не познакомили меня с Эллочкой. Мы поженились, Эллочка родила мне сына. Он был таким чудесным ребёнком, а потом вдруг вырос и превратился в отпетого шалопая.

Старик помедлил:

— Хорошо, что жена не дожила до такого позора, и рвать на голове последние волосы приходится только мне! Скажите, Гэбрил, что натворил мой негодник? Не томите старика.

— Думаю, что вам стоит выслушать меня сидя.

Старик присел на самый краешек стула, скрестил руки на набалдашнике трости и выжидающе посмотрел. На худой сероватой шее отчетливо пульсировала жилка.

Я приступил к короткому изложению основных фактов:

— Хочу вас предупредить: ситуация достаточно серьёзная, но всё могло оказаться гораздо хуже. Ваш сын Боб попал в дурную компанию и оказался на крючке. Он сел играть в карты с профессиональным шулером, разумеется, в итоге его умело обчистили. Сейчас за вашим сыном числится довольно большой долг, отдать который своими силами он не сможет. К вам Боб обращаться боится, думает, что вы с позором его выгоните.

Ювелир горестно всплеснул руками, я продолжил:

— У меня есть проверенная информация, что Боба хотят втянуть в какое-то нехорошее дельце, скорее всего в ограбление вашего ювелирного магазина. Если он откажется, то на него будут давить, включив счётчик, и долг вашего сына будет расти как на дрожжах. В итоге Боба, если он не вернёт деньги, убьют или покалечат.

— Так-так, — ювелир настолько низко склонил большую голову, что на мгновение показалось, будто он сложился вдвое. — Всё, что вы мне сказали очень печально, я никак не ожидал от Боба подобного легкомыслия. Я быстро понял, что с ним творится неладное, поэтому и попросил, чтобы вы за ним проследили, но как он мог попасть в такую передрягу?!! У него ведь есть голова на плечах!

— Не вините его так строго, — попросил я старика. — Многие из нас в молодости совершали ошибки, а потом раскаивались — ваш сын не стал исключением.

— Пожалуй, вы правы, — согласился Блюм. — Я не хочу терять сына, он всё, что у меня есть на этом свете, и я его очень люблю. Жаль, что Боб не пришёл ко мне сам и не поделился своими проблемами. Я бы его, конечно, отругал, но чтобы выгнать…

Старик совсем упал духом, и я решил его приободрить.

— В конце концов, он пытался поступить как настоящий мужчина, который сам решает свои проблемы, вот почему Боб не стал переваливать их на ваши плечи. В какой-то степени вы даже можете им гордиться.

— Не пытайтесь подсластить мне пилюлю, — усмехнулся старик. — Не переживайте за меня: я стар, но ещё не впал в старческий маразм и вижу что к чему. У вас большой опыт в таких делах, помогите мне, пожалуйста, — посоветуйте, как я могу спасти своего сына? Может быть, мне стоит рассказать обо всём полиции?

— Ни в коем случае. Полицейские вам не помогут, они мастера заваривать кашу, которую потом долго приходится расхлёбывать. Не стоит играть с судьбой. Отдайте долги, которые успел накопить ваш сын, а потом его спрячьте: отвезите Боба туда, куда до него никто не доберётся.

— А кто они — эти люди, которые отравили жизнь моему сыну? Что вы можете мне о них рассказать?

Я поперхнулся и спросил после минутной паузы:

— Прозвище Мясник говорит вам что-нибудь?

Ювелир посмотрел по сторонам, словно боялся, что его могут услышать посторонние, потом разом выдохнул воздух и с опаской сказал:

— Таки сам Мясник?

— Во всяком случае, его люди, — вряд ли сообщение обрадовало старика. — Недавно они мне угрожали — сказали, чтобы я отказался от расследования, а вчера подкараулили в коридоре. Состоялся неприятный разговор, мы крепко повздорили, пришлось даже применить силу, — я умолчал о спасительном вмешательстве Лиринны. — В настоящее время два типа, которые хотели набить мне морду, дают показания в полиции, но это рядовые пешки, которые ничего не знают. Полиция вряд ли сможет вытянуть из них что-нибудь стоящее. Скоро они будут на свободе.

— Значит те синяки, которые я на вас вижу, следствие того, что вы не испугались угроз и продолжили расследование?

— Да, — сказал я. — Мне пришлось туго, но вашему Бобу будет намного хуже, если вы не последуете моему совету. Проявите благоразумие, не пытайтесь тягаться с Мясником — всё равно проиграете. То, что я предлагаю — самый лёгкий и безопасный вариант: заплатите бандитам и спрячьте сына. Как только всё уляжется, Мясник о нём позабудет и найдёт себе новую жертву.

— Хорошо, я подумаю, — вздохнул ювелир. — Спасибо, за проведённое расследование. Я рад, что выбрал именно вас и думаю, мне придётся компенсировать причинённые вам увечья и страдания.

Последняя фраза звучала совсем неплохо. Я согласен получать синяки и шишки, при условии, что за них хорошо заплатят.

— Сколько я вам должен, Гэбрил, с учётом неприятных последствий для вашего организма?

Я назвал сумму. Старик выслушал молча, лишь уточнил:

— Как вы предпочитаете получить деньги: наличностью или чеком?

— Лучше наличными, банкам я не доверяю.

Ювелир отсчитал деньги замусоленными от долгого употребления купюрами. Наблюдать со стороны за работой его ловких пальцев было сплошным удовольствием. К тому же я не забывал, что совсем скоро эти деньги перекочуют в мой карман. Мысль об этом грела душу, как южное солнце раскалённую пустыню.

Блюм закончил увлекательное занятие и не без сожаления передал тугую пачку купюр:

— Пересчитайте, пожалуйста.

— Спасибо, я привык верить своим клиентам.

Я отдал старику свой отчёт, но он не стал углубляться, лишь бегло пролистал несколько страниц. Он уже было собрался уходить, как его взгляд упал на пуговицу, найденную в руке мёртвого барона — я забыл убрать её со стола. Старик вопросительно посмотрел:

— Можно взглянуть?

— Почему нет? — сказал я и кончиком указательного пальца подтолкнул пуговицу-змейку.

Ювелир рассмотрел её под разными углами, даже достал большое увеличительное стекло, снабжённое ручкой. Я слегка заскучал, пока Блюм разглядывал под лупой увеличенное изображение пуговицы, но в итоге был вознаграждён, поскольку ювелир пришёл к окончательному выводу:

— Надо же! Не хочу показаться нескромным, но эта штучка таки моих рук дело.

— Вот как?!! — мы с Лиринной заинтересовались практически одновременно.

— А что тут такого? Все знают, что ювелир Блюм дока в своём ремесле, поэтому я ещё никогда не жаловался на нехватку клиентов. Вот и на этот раз: мне заказали изготовить несколько пуговиц в виде змеек и украсить их драгоценными камнями для сценического костюма какой-то танцовщицы. Зовут её… — старик напряг свою память, — кажется, Никавери или что-то вроде того.

Я решил ковать железо пока горячо.

— Она сама приходила к вам с заказом?

— Нет, — старик даже крякнул от удовольствия, видимо ему было приятно хоть ненадолго отвлечься от домашних неприятностей. — Был её импресарио по имени Глок, поразительно неприятный тип, длинный такой, смуглый, с зализанными волосами. Я признаюсь, сперва принял его за жулика, но он таки оказался порядочным человеком и расплатился со мной как полагается. Мне пришлось сделать почти тридцать таких пуговиц, поэтому я дал ему хорошую скидку как оптовому клиенту.

— А он сказал, где работает эта танцовщица?

— Увы, таки нет. Он что-то талдычил про какую-то экзотику, но для меня, старика, все, что творится за окнами мастерской уже экзотика. Я, знаете, редко бываю на улице, а уж когда в последний раз выходил в свет даже не помню. Кажется, это было лет десять тому назад, когда Эллочка была ещё жива. Мы с ней посетили городскую филармонию. Был чудный вечер…

Глаза у старика заслезились. Он весь погрузился в воспоминания, из которых его вывело моё деликатное покашливание в кулак.

— Простите меня, — он с таким жаром стал извиняться, что я на какое-то мгновение почувствовал себя неловко.

Когда-нибудь, и мне суждено стать вот таким, никому не нужным стариком (если доживу, конечно). Даже не верится, что я буду сидеть, шамкать беззубым ртом, двигать непослушными конечностями, есть манную кашу без комков и вспоминать о днях молодости. К сожалению, судьбу не обманешь.

Глава 3

В которой происходит встреча со старыми друзьями. Я узнаю кто такая Никавери

Зовите меня перестраховщиком, но, прежде чем сунуть голову в пасть льву, стоит убедиться, что царь зверей недавно плотно позавтракал. Имя Никавери, названное ювелиром, мало что говорило. Кто знает — может за ней стоит какая-нибудь влиятельная фигура, которой не понравится, если я начну приставать к девушке с расспросами? На меня и так точит зуб Мясник, зачем заводить новых врагов и облегчать ему задачу? К тому же я понятия не имел где искать эту Никавери. Столица далеко не маленький город, и поиски этой мадам могли отнять кучу времени.

Решил сделать ход конём. Помните, я обещал рассказать о приятеле, который уговорил меня приобрести ковёр для офиса, а потом в пух и прах раскритиковал покупку?

Его зовут Гвенни. Он полукровка — наполовину гном, наполовину человек. В отличие от эльфов, гномы смотрят на межрасовое скрещивание сквозь пальцы, так что Гвенни повезло: гномья родня не превратила его в изгоя, хотя папаня-человек, узнав о том, что скоро станет счастливым отцом, срочно отбыл в неизвестном направлении. Звучит немного странно, но гномы оказались куда человечнее — они не отказались от малыша и вырастили его как одного из своих, заменив и сбежавшего отца и умершую при родах мать. Когда Гвенни стукнуло семнадцать, его отправили в столицу, учиться в университете, в результате он получил хорошее образование. Дальше — больше. Родственники-гномы помогли открыть собственное дело, скинувшись на стартовый капитал, а парень не подкачал и распорядился полученными деньгами с умом.

Гвенни оказался своеобразной натурой: будучи прирождённым эстетом, имел утончённый вкус, обострённое чувство прекрасного и в то же время… редактировал бульварную газету «Столичная жизнь», которая занималась перетряхиванием грязного белья городского бомонда. Трудно сказать, как в нём уживались две противоположные ипостаси. Гвенни писал стихи, не пропускал ни одной выставки картин, имел постоянный абонемент в оперу, обожал балет, но каждую неделю ходил в суд, как на работу: разъярённые «герои» язвительных репортажей, постоянно пытались вчинить иски за клевету и измышления, которые он, как правило, выигрывал. И со мной Гвенни познакомился в ходе одного из судебных разбирательств. Тогда его интересы представлял мой сосед по офису — адвокат Марсен. С фактами у редактора «Столичной жизни» оказалось не всё в порядке, и истец вот-вот мог добиться своего и выиграть суд. В таком случае Гвенни пришлось бы расстаться с очень крупной суммой и потерять лицо. Если с первым он ещё как-нибудь бы смирился, то второе для него, как настоящего профессионала, было равносильно смертельному приговору: газету, скорее всего бы прикрыли. Нужна была помощь хорошего детектива, и Марсен свёл нас друг с другом. Я помог Гвенни — нашёл доказательства, подтверждавшие правоту его статьи, и мы подружились.

Он оказался отличным парнем, и я ещё ни разу не пожалел о нашем знакомстве. Кроме того, Гвенни был настоящим кладезем информации. Если в городе что-то случалось, он узнавал об этом в числе первых. Вдобавок, Гвенни обладал хорошими связями на разных уровнях. Число его приятелей и знакомых не поддавалось исчислению, но я единственный, кого можно с полным на то основанием назвать другом.

Как только ювелир, покинул нас, что-то бурча себе под нос, я переложил честно заработанный гонорар в бумажник и сказал:

— Лиринна, на сегодня твой рабочий день закончен. Я ухожу по делам, а ты можешь идти домой. Завтра приходи к девяти утра и не опаздывай.

Девушка удивилась:

— А как же расследование? Нам ведь надо найти и допросить эту Никавери.

— Никавери я беру на себя. Лучше позаботься о родителях, они наверняка с ума сходят оттого, что не знают где ты была прошлой ночью. Передавай отцу от меня привет.

Лиринна надула губки.

— Так не честно. Мы работаем вместе, и я тоже хочу искать Никавери.

— Лиринна, не спорь, тебя ждут дома, — сказал я, немного нервничая. Ослиное упрямство девчонки когда-нибудь доведёт меня до седых волос.

Эльфийка не говоря ни слова, взяла сумочку и поплелась к выходу, но всё же не сдержалась и, перед тем, как уйти, показала язык. Я хмыкнул, затем поскрёб в затылке. Новых идей от этого не прибавилось.

Идти к Гвенни с пустыми руками не хотелось, поэтому сразу после того, как я оказался на улице, ноги сами отнесли меня к небольшому магазинчику, в котором круглосуточно торговали спиртными напитками. Его владелец хорошо знал мой вкус и всегда держал под прилавком бутылочку-другую хорошего вина, какого сейчас и днём с огнём не сыщешь. Цена не испугала — я снова был при деньгах — и мы расстались довольными друг другом. Главное не забыть включить вино в графу служебных расходов.

У магазинчика стояла афишная тумба, но вместо привычных анонсов спектаклей и представлений, на ней висели агитационные плакаты с призывом голосовать на выборах мэра столицы за лорда Риторна. Надо же, как быстро пролетели пять лет с того момента, как в кресле нашего мэра прочно угнездился толстый зад маркиза Виттора!

Столица по-своему уникальный город, если в других городах королевства мэры назначаются специальным королевским указом, то у нас их выбирают. Город получил такую привилегию десять лет тому назад, когда городское ополчение смогло отбить атаку баронов-мятежников, решивших свергнуть королевскую династию и установить в стране свои порядки. Три гвардейских полка, составлявшие гарнизон столицы, с позором бежали с поля боя, поговаривали о предательстве командиров этих подразделений. Тогда горожане собрали ополчение и выдвинули его навстречу неприятелю. Оказалось, что ремесленники дерутся не хуже профессиональных вояк. Они задержали баронов до прихода основных частей регулярной армии и помогли подавить мятеж. Расчувствовавшийся король решил отблагодарить жителей столицы и издал указ о самоуправлении города. Теперь каждые пять лет городская казна расходует огромные средства на выборы мэра. Два прошлых срока магистратом управлял маркиз Виттор, за это время он успел построить себе дворец, по размерам разве что немногим уступавший королевскому. Если судить по агитационному плакату, то теперь и лорд Риторн озаботился улучшением своих жилищных условий. За счёт нас, простых горожан, разумеется.

Добираться пешком до редакции «Столичной жизни» было невмоготу. Я свистнул проезжавший мимо кэб и с ветерком домчался до двухэтажного каменного особняка с колоннами, выдержанного в строгом классическом стиле. Редакция и типография газеты размещались на первом этаже, второй был отдан паре мелких акционерных обществ суливших клиентам гигантские прибыли. На мой взгляд — типичные мошенники, которым палец в рот не клади, но легковерных людей хватает даже в наше суровое время. Вот и сейчас по лестнице поднялись несколько человек, явно привлечённых рекламными щитами с тремя крупными буквами «М», установленными в окнах второго этажа.

Кабинет Гвенни отгрохал с широтой своей на половину человеческой, на половину гномьей души, размером с хорошее поле для гольфа. Одна стена представляла собой картинную галерею, на противоположную приятель вешал судебные постановления в красивых рамочках, после каждого из выигранных «Столичной жизнью» дел. И картин, и решений суда было так же много, как пятен на солнце. Если первая стена услаждала эстетические чувства Гвенни, то вторая удовлетворяла тщеславие.

Секретарша знала о наших особых отношениях, поэтому не препятствовала моему доступу к телу шефа. В настоящее время Гвенни был очень занят — кормил рыбок в аквариуме.

— Ого! — воскликнул приятель, на время, оторвавшись от увлекательной процедуры. — Сухарь, сколько лет, сколько зим?!!

— Всего неделя, — ответил я, намекая на то, что с момента последней встречи прошло отнюдь не так уж и много времени.

— Надо же, целая неделя, — Гвенни всплеснул своими руками. — Как быстро летит время.

— Это точно, — подтвердил я и добавил: — Давай не будем его терять.

Я поставил на его стол бутылку. Гвенни оценил жест и тут же отработанным движением извлёк из сейфа два высоких бокала и апельсин.

— Пойдёт?

— В самый раз.

Хлопнула пробка, янтарная жидкость заполнила ёмкость бокалов. Гвенни перочинным ножичком очистил тонкую кожуру, затем разделил апельсин на дольки. Покончив с приготовлениями, мы расселись в кожаных креслах с высокими спинками и с наслаждением вытянули ноги.

Гвенни поднял бокал и замер, наблюдая, как игристое вино переливается и искрится на дне бокала.

— За встречу.

— За встречу, — согласился я.

Мы чокнулись, затем выпили. Я пил залпом, а Гвенни немного посмаковал, прежде чем опустошить бокал, потом посмотрел на меня проницательными глазами.

— Я так понимаю, что ты здесь не ради выпивки. Ну, давай, выкладывай, с чем пожаловал.

Я собрался с мыслями. Посвящать Гвенни во все тонкости не стоит, но кое-какой информацией поделиться придётся.

— Гвенни, что тебе известно о бароне Отто фон Бомме?

Приятелю не нужно было рыться в бумагах, его память впитывала в себя информацию как губка. Он нахмурился и процедил сквозь зубы:

— Довольно немного. Скажи, друг, с каких пор ты стал интересоваться покойниками, покинувшими наш мир из-за банального сердечного приступа?

— Это в тебе профессиональное любопытство заговорило?

— Ага.

— Клиент хочет, чтобы я кое-что разнюхал. Считай, что ты только что пил за его счёт.

Гвенни засмеялся. Я, иной раз, наблюдая за ним, пытался составить мнение о том, кого же в нём больше — человека или гнома. Ростом он не вышел, но таких коротышек на улице пруд пруди, мясистый нос и густые выступающие брови вполне могли принадлежать родственникам по гномьей линии, а вот глаза всё же человеческие — ясные, лучистые с радужной оболочкой. Кто видел гномов, поймёт.

— Уговорил, Сухарь, расскажу всё, что известно. Вино того стоит. Тебя интересует, когда он родился, как прошло его детство, юношество?

— Лучше опусти. Вкратце обрисуй, что это был за человек и коснись событий последнего месяца.

— Ну что я могу сказать? Твой барон был первостатейным бабником. Хлебом не корми — дай приударить за очередной юбкой. А вкус у него был специфический. Просто обожал гламурных дамочек, ну а особым расположением у него пользовались разного рода певички или танцовщицы. До них барон был сам не свой. И они его в свою очередь привечали — умел мужик пускать пыль в глаза.

— А ты знаешь кого-нибудь из последних пассий?

— Да слышал так, краем уха, что он крутил роман с новомодной экзотической танцовщицей Никавери, вся экзотика которой заключалась в том, что в конце выступления на ней оставалось гораздо меньше одежды, чем в начале. Вроде бы дурёха втрескалась в него по самые уши, а он ей с успехом пудрил мозги.

— Кто такая эта Никавери? Расскажи подробнее.

— Ну, если ты любишь высоких крашеных блондинок, то примерно представляешь, о ком речь. Я тут говорил о мозгах, так вот мозгов у Никавери не больше чем у курицы. Но для её профессии это ведь не главное…

— А где она работает?

— Ночной клуб «Серпентарий» — слышал о таком?

— Нет.

— Неудивительно, — хмыкнул Гвенни. — Это местечко для настоящих сливок общества, к которым мы с тобой не относимся. Там собираются аристократы и миллионеры, которые могут положить наш город себе в карман жилетки.

— Адресок не подскажешь?

— Да, пожалуйста, только тебя туда и на порог не пустят, нужна членская карточка.

Я устремил на Гвенни пристальный взгляд:

— Дружище, только не говори, что у тебя такой нет, я всё равно не поверю.

— И правильно сделаешь, — признался Гвенни. — Конечно, у меня есть членская карточка этого клуба, на ней и адрес указан. Хочешь взять?

— Да.

— Скажи на кого работаешь и карточка твоя.

— Перебьёшься.

— Ладно, уломал, — Гвенни вытащил из визитницы прямоугольный кусочек картона и отдал мне:

— Бери так, но может, хоть на ушко шепнёшь, кто твой клиент?

— Гвенни, если я нарою что-нибудь стоящее, то обязательно с тобой поделюсь. Но пока ничего нет, одни предположения.

— Ну, хорошо, — Гвенни сдался и отстал от меня. — Сменим тему. Ты уже избавился от того вульгарного ковра, что висел у тебя в кабинете?

— Нет, конечно. Я к нему привык.

Гвенни картинно заломил руки и обиженно засопел.

— Как ты можешь спокойно работать, когда за спиной висит такая пакость?

— Говорю же, что я к нему привязался. К тому же на спине у меня глаз нет. И клиенты ещё ни разу не жаловались.

— Нет, это не выносимо, — пожаловался Гвенни. — Я пытаюсь привить тебе хороший вкус, а ты способен опошлить любое благое начинание! Но я этого так не оставлю.

Гвенни скрылся в глубине кабинета. Спустя мгновение до меня донёсся шум и грохот от падающих предметов. Потом появился Гвенни, весьма довольный собой. В руках он держал тонкий свёрток длиной в полметра.

— Что это? — спросил я с некоторой опаской.

— Подарок, — простодушно ответил приятель. — Разверни и посмотри. Благодарить будешь после.

Я взял свёрток в руки, снял тесёмку, которой он был перехвачен, и развернул полотно. Взору предстал холст, в виде зелёного квадрата на белом фоне. Я непонимающе посмотрел на друга:

— Гвенни, ты, наверное, приобрёл это на выставке детского рисунка? Поздравляю с удачной покупкой.

Приятель не на шутку обиделся:

— Нет, Гэбрил, тебя не зря зовут Сухарём. Ты ничего не смыслишь в современном искусстве. Посмотри внимательно на этот шедевр и слушай внимательно. Я научу тебя понимать сущность картины и глубину авторского замысла.

Я зевнул, но Гвенни продолжил, будто ничего не замечая:

— В центре полотна изображён зелёный квадрат. Он словно вобрал в себя глобальные формы и краски мира, сведя их к пластической формуле, где доминируют цвета жизни (зелёный и белый). Подчеркнуто простая геометрическая форма-знак, не увязанная ни ассоциативно, ни пластически, ни идейно, ни с каким образом, предметом, понятием, уже существовавшими в мире до нее, свидетельствует об абсолютной свободе ее создателя. Зелёный квадрат знаменует собой чистый акт творения, осуществленный художником-демиургом.

— Гвенни, ещё минута и я тебя убью.

— Гэбрил, вникни в тайны космического мироздания. Неужели ты не видишь всю сакральность… Ай, чего дерёшься?

— Дружище, хватит трепаться. Лучше скажи, на кой ляд мне сдался этот зелёный квадрат. Что я с ним буду делать?

Гвенни уже пришёл в себя после маленькой трёпки, которую пришлось задать, дабы прервать поток его красноречия. Он принял величественную позу и сказал:

— Выкинь ковёр и повесь эту картину на его место, так ты выкажешь себя настоящим ценителем живописи. Поверь, совсем скоро «Зелёный квадрат» будет стоить большие деньги, ведь это полотно кисти пока не оценённого по достоинству художника, — Гвенни стал пророчествовать. — Пройдёт немного времени, и люди осознают ошибку. Совсем недавно художник закончил рисовать следующий шедевр, способный стать эпохальным творением, назвал его «Чёрный квадрат» и… исчез вместе со своей работой. Жаль, конечно… Но, может быть, в ином месте автора ждёт настоящий успех и признание.

— Хорошо, я беру «квадрат» исключительно по причине хорошего отношения к твоей персоне. Возможно, я даже иногда буду на него посматривать.

Затем мы простились, и я отправился навестить следующего друга. Он был волшебником.

Считалось, что в последней войне с эльфами все маги были перебиты, и в итоге королевство осталось без волшебников. Так то оно так, но одного настоящего мага, дожившего да наших дней, я всё же знал. Разумеется, власти были в курсе его существования, но давно уже списали со своих счетов. Мой друг, Алур Краснощёкий, не вызывал у них никакого интереса, потому что был спившимся магом-неудачником, растерявшим практически все способности.

Жил он в маленьком гостиничном номере в самом что ни на есть городском захолустье. О том, чтобы добраться туда на кэбе не могло быть и речи — кэбмены слишком дорожили жизнью, чтобы рисковать ею в угоду частному сыщику Гэбрилу Сухарю, которому лень добираться на своих двоих до одного из самых опасных кварталов столицы, пусть это даже и не Трущобы, о которых речь пойдёт позже. Но я на всякий пожарный попытался: вдруг повезёт?

Первый кэбмен, которой узнал о конечной цели путешествия, лишь смерил меня подозрительным взглядом и ответил с явными признаками раздражения в голосе:

— Извините, сэр. Мой кэб занят. Заказчик должен подойти с минуты на минуты.

Я отошёл и обратился к следующему извозчику. Тот в ответ развёл руками:

— Ничем не могу помочь, сэр. У меня есть дети, которым не хочется осиротеть в столь юном возрасте. Думаю, вам придётся поискать дурака, кому деньги дороже, чем здоровье. На нашей стоянке таких точно нет.

Он оказался прав. Устав упрашивать несговорчивых кэбменов, я размашистой походкой пошагал по брусчатке мостовой. По городским улицам летели пыль и сухие листья, сорванные с места пушистой мягкой метлой ветра. Пришлось поднять воротник плаща и надвинуть шляпу глубоко на глаза. До гостиницы добрался почти без приключений, если не считать стычки с двумя бродягами, караулившими в подворотне одного из домов случайных прохожих. Результатом короткого рандеву стало то, что я всё же остался при своих интересах, а бродяги заработали несколько шишек и ссадин.

Увидеть трезвого Алура можно не чаще, чем единорога на городских улицах. Мне, во всяком случае, не удавалось пока ни первое, ни второе, хотя теоретической возможности я никогда со счетов не сбрасывал.

Если бы в нашем городе открыли клуб неудачников, приятель смело мог претендовать в нём на место председателя. Говорят, что когда-то давно он был одним из лучших магов, но сейчас от былого величия не осталось и следа. Передо мной сидел бородатый старик с потухшими глазами.

Больше ста лет назад, когда люди что-то не поделили с эльфами, разразилась война. Наш король решил расправиться с ними при помощи волшебства и призвал всех магов. Эльфы быстро узнали об этом плане и внесли в него свои коррективы: они устроили вылазку в лагерь людей и перебили всех волшебников, застав врасплох. Выжить удалось лишь Алуру и то, потому, что его незадолго до нападения отправили в столицу по каким-то важным делам.

Когда друг узнал о том, что все маги погибли, и он остался единственным волшебником, его психика надломилась. Вероятно, если бы удалось найти ученика, старика ещё можно было бы спасти от разверзнувшейся пропасти, но Алур просто ушёл в себя и замкнулся, а потом запил. Постепенно он пропил почти все знания и талант. Во всяком случае, так принято считать. У меня на этот счёт имелось собственное мнение, которое я, впрочем, предпочитал держать при себе.

В том, что Алуру давно перевалило за сто лет, не было ничего необычного. Маги жили очень долго по человеческим меркам. Дар подпитывал их жизненные силы. Говорили, что волшебники порой дотягивали до трёхсот лет. На мой взгляд, Алуру, если он не возьмёт себя в руки, столько не светит.

Ютился маг в каморке под лестницей — на большее не хватало денег. Я несколько раз давал ему довольно крупные суммы, но напрасно — он всё пропивал. На хлеб и спиртное Алур зарабатывал тем, что показывал фокусы и иногда лечил людей, хотя обратиться к нему за помощью решались немногие. Кто знает, не перепутает ли он с похмелья заклинания? Мне лично повезло — однажды старик поднял меня на ноги.

Тогда я работал в отряде телохранителей графа Монтойского. Один из недругов подослал наёмного убийцу — меткого арбалетчика. Граф Монтойский всегда отличался беспечностью, и убийце не составило большого труда подобраться на близкое расстояние. Он выстрелил в моего нанимателя практически в упор; не оставалось ничего другого, кроме как оттолкнуть графа и принять арбалетный болт на себя. Я буквально истёк кровью, когда меня на носилках доставили к лекарям, но они, обследовав рану, пришли к выводу, что пациент безнадёжен и скоро умрёт.

Один из наших парней был наслышан об Алуре, ему не составило большого труда уговорить меня попытать счастья у спившегося чародея — я тогда хватался за любую соломинку. И Алур сотворил чудо. Он сделал то, что оказалось не под силу врачам — поставил на ноги раненого, которого все списали со счетов. Вот почему я так привязался к старику, не смотря на все его странности.

Он походил на высохшую мумию с проспиртованными мозгами: одна кожа да кости. Лицо выглядело измождённым, глазные впадины глубоко провалились, глаза давно потухли; бескровные губы, острый нос, обвисшие щёки не придавали красоты и обаяния. Длинные седые волосы давно не знали расчёски и были взлохмачены. Алур носил бороду, но почти никогда её не подстригал, поэтому сальные космы торчали во все стороны. Из одежды был только балахон, сшитый из грубой ткани наподобие мешковины, обильно усеянный жирными пятнами и следами от грязи; на ногах разбитые башмаки, с подошвами, державшимися на одном честном слове и веревочках.

Старый волшебник был пьян, но пока не до такой степени, чтобы совсем отключиться. Он узнал меня, даже попытался привстать, чтобы поздороваться, но тут силы его оставили и волшебник беспомощно завалился набок. Я помог ему принять исходное положение и сел рядом.

— Как поживаешь, Гэбрил? — его язык на удивление не заплетался, и говорил маг вполне отчётливо.

— Нормально, — ответил я.

— А зачем пожаловал? Если хочешь, чтобы я залечил тебе какую-нибудь болячку, то лучше не рискуй, я сегодня не в настроении.

— Нет, Алур, я пришёл по другому поводу. Мне нужен совет.

— Даже так? — маг выглядел польщённым. — Давно у меня не спрашивали совета, ты первый за последние пятьдесят лет.

Я рассказал о смерти барона фон Бомм. Старик слушал, не перебивая, но в конце заметил:

— Твой барон умер своей смертью. Чего ты от меня хочешь?

Я собрался с мыслями и ответил:

— Алур, ты меня знаешь довольно давно. Когда я открыл свою контору и стал зарабатывать на хлеб ремеслом частного сыщика, то быстро понял, что вещи зачастую выглядят не такими, как на самом деле. Я привык никому не верить и всё проверять. Врачи решили, что барон умер от сердечного приступа. Может быть они и правы, но если есть малейшая вероятность, что ему помогли отправиться на тот свет, я должен знать об этом в первую очередь.

— Гэбрил, я не врач.

— Я не спорю, но тебе известно то, о чём медики не имеют ни малейшего представления. Ты — маг, у тебя есть то, чего нет у остальных — Дар. Воспользуйся им и помоги мне.

— Гэбрил, я уже давно не маг. Ты хочешь посмеяться над старым больным человеком?

Я взорвался:

— Алур, неужели тебе не надоела такая жизнь? Посмотри, во что ты превратился? Ты так много пьёшь, что скоро возле тебя нельзя будет зажечь спичку.

— Молодой человек, я старше вас в четыре раза. Когда-то и я был таким же молодым и наивным, но потом в один день потерял всех, — старик сделал страшное лицо, — всех кого любил и кем дорожил! Друзей, товарищей, близких — эльфы расправились с ними, как с беспомощными котятами. Просто нашпиговали стрелами с безопасного расстояния. Тогда я узнал, что такое одиночество! Долгая жизнь стала проклятием, и я жду не дождусь того часа, когда смерть приберёт меня к себе. Мне надоело жить, Гэбрил.

Старик схватил меня за воротник крючковатыми пальцами и подтянул поближе. Бесцветные глаза полыхнули нечеловеческим огнём:

— Понимаешь, надоело жить! Я осколок той, старой жизни, и никуда негодная старая развалина.

— Возьми себя в руки и успокойся, — я старался придать голосу уверенный тон. — Да, все твои друзья и тем более сверстники умерли, и ты остался единственным свидетелем той былой эпохи. Я понимаю, что это очень грустно, но, на самом деле, ты не одинок, у тебя есть я!

Алур отпустил воротник, усмехнулся.

— Да, как же я мог забыть? У меня ведь есть ты — частный сыщик Гэбрил, которому от меня что-то нужно.

— Алур, на самом деле всё, что мне нужно — как следует встряхнуть тебя, чтобы ты перестал быть живым мертвецом. Я раскручивал и более заковыристые дела, но вместе мы смогли бы добиться большего.

Алур вслушался в мои слова. Кажется, старого пьяницу проняло:

— Я тоже давно перестал верить людям, но тебе, Гэбрил, верю. Вернее хочу верить и надеюсь, что всё, о чём ты только что мне рассказал, не просто красивые слова.

— Я был искренним.

— Хорошо, Гэбрил, я помогу. Говори, что тебе нужно?

— Установить: не ошиблись ли врачи, делавшие вскрытие.

Алура было не узнать, его, словно подменили. Движения стали плавными и размеренными, как у уверенного в себе человека. Даже лицо перестало походить на восковую маску, теперь он выглядел деловито, как старый школьный учитель на пенсии.

— Покойника уже похоронили?

— Хм, а вот об этом я как-то даже и не удосужился спросить.

— Узнай, — требовательно произнёс преобразившийся маг. — Это важно. Если барон уже похоронен, уточни, где именно. Я приду к тебе вечером.

— Хорошо, — согласился я. — Ты хочешь проделать какие-то опыты?

— Да, без них не установить истину.

— Есть одна проблема. Сам знаешь, что у нас как-то не принято тревожить покой мертвецов после того, как врачи проделали вскрытие и вынесли вердикт.

— Поговори с баронессой. Вдруг она согласится?

— Это вряд ли, но я попробую. Кстати, как ты относишься к эльфам?

Старик неопределённо пожал плечами и промолвил:

— Раньше я их ненавидел, но потом мне стало как-то всё равно. К чему ты клонишь?

— У меня теперь новый помощник, это эльф, даже не эльф, а эльфийка, девушка по имени Лиринна. Она тебе понравится, — ответил я и вышел из каморки.

Придётся повидать баронессу второй раз за день. Сложно сказать: обрадуется она визиту или сочтёт его неуместным — у богатых свои тараканы, но дело есть дело, и я не стал откладывать его в дальний ящик.

Жила баронесса на другом конце города. Половину маршрута я проделал пешком и понял, что ещё немного пеших прогулок на свежем воздухе, и ноги у меня просто-напросто отвалятся. Когда городские трущобы закончились, подфартило — я смог поймать свободный кэб. Он и доставил меня к баронскому поместью, окружённому высокой стеной высотой в два человеческих роста.

К воротам была прикреплена медная львиная голова со свисающим из пасти кольцом, служившим вместо колотушки. Я взялся за него и несколько раз стукнул.

— Иду-иду, — раздалось в ответ. — Не стучите.

Что-то лязгнуло, и в верхней части ворот открылось маленькое окошко. Показалась недовольная усатая физиономия.

— Вам кого?

— Хочу увидеть баронессу Эльзу фон Бомм, — объяснил я. — Скажите, что пришёл Гэбрил, она поймёт о ком речь.

— Хорошо, — пообещала физиономия в окошке и пропала.

Пришлось подождать пять минут, прежде чем ворота распахнулись. В проходе маячила знакомая усатая морда привратника.

— Они вас ждут, — уважительно произнёс он. — Велено сразу же доставить в ихнюю комнату. Идите за мной.

Пока привратник вёл меня к покоям хозяйки я крутил головой по сторонам, стараясь ничего не упустить. Поместье фон Боммов впечатляло. Прямо от ворот начиналась широкая дорожка, вымощенная редким булыжником жёлтого цвета. По сторонам стояли ровно остриженные кусты, за которыми заботливо ухаживали. Мы прошли мимо деревянной беседки, окрашенной в нежно голубые пастельные тона, рядом была разбита клумба с цветами. Две женщины сидели на корточках и приводили её в порядок.

Дорожка привела к симпатичному одноэтажному особняку с черепичной крышей. К нему примыкали хозяйственные постройки, вдали виднелся сад.

Внутри особняка сразу чувствовалась женская рука, настолько всё сверкало и блестело. Наверное, прежде чем, найти соринку, стоило попросить взаймы лупу у ювелира Блюма.

Вокруг царила такая безмятежность, что я, если бы не знал заранее, никогда бы не поверил, что совсем недавно владелец этого особняка был убит.

Вдова приняла меня в своей комнате. Скорее всего, это была библиотека или рабочий кабинет. Вдоль стен до самого потолка стояли стеллажи с полками, набитыми толстыми фолиантами — для того, чтобы прочитать хотя бы половину из того, что на них лежало, понадобилась бы прожить столько лет, сколько прожил Алур. Правда, книги хранились бережно. Может их не раскрывали, но пыль с обложек вытирали регулярно.

На полу лежал толстый и пушистый ковёр, хорошо глушивший шаги. Мебели немного, но, прежде, чем она сюда попала, над ней потрудились руки талантливого мастера. В комнате сильно пахло дорогой парфюмерией, слышно было на километр, как будто недавно тут разлили бочку с духами.

Баронесса держалась прямо, словно проглотила палку. Судя по выражению, застывшему на лице, она была несказанно удивлена визиту, думаю, ей не часто приходилось принимать у себя частных сыщиков. Одежда на ней была чёрного цвета и строгого покроя — дань памяти по умершему мужу. В ушах золотые серьги с какими-то финтифлюшками, каждая тянула на мой годовой заработок.

— Простите великодушно за вторжение, — я решил начать с извинений за нечаянный визит. — Возникла необходимость уточнить кое-какие детали.

— Хорошо, — льда в голосе баронессы хватило бы на небольшой айсберг. — Жаль, что вы не предупредили заранее. Мне не нужны лишние сплетни о том, что я обратилась к частному сыщику.

— Не беспокойтесь. У меня на лице не написано чем занимаюсь. Ваш привратник знает только имя, вряд ли оно ему о чём-то говорит.

Слова подействовали на баронессу успокаивающе. Она тут же оттаяла и превратилась из ледяной статуи в обыкновенную женщину: предложила сесть на тахту, спросила, не хочу ли промочить горло. Я отрицательно помотал головой.

— Раз так, тогда я тоже не буду пить, — сказала баронесса, немного обиженная отказом.

— Эльза, вашего мужа похоронили? — спросил я, памятуя о наказе Алура.

— Да, сегодня утром. Я пришла к вам сразу после похорон. Моего Отто положили в родовой усыпальнице. Она находится там, — женщина взмахнула рукой, указывая направление, — за домом. Стоит пройти сад, и сразу упретёсь в дверцу склепа. Это очень гнетущее место, поверьте. Я не люблю там гулять.

В принципе всё, что было нужно, я услышал. Осталось взять у баронессы разрешение на повторный осмотр тела и некоторые опыты.

Я, было, заикнулся об этом, и сразу раскаялся. Вдова решительно отмела все доводы:

— Не удивлюсь, если выяснится, что произошло убийство, однако доказательства придётся искать другими способами.

— Но…

— Я не позволь надругаться над телом моего Отто, — заявила она, сурово поджав губы.

Я понял: пора уходить, клиентка настроена решительно. Она приняла решение и не отступится, на все мои доводы ей просто начхать. Ладно, была бы честь предложена. Мы уже обменялись парой ничего не значащих фраз, предвещающих расставание, как в комнату без стука вошёл молодой щеголеватый офицер в форме королевской конной гвардии.

— Прошу прощения тётушка, — начал он, но тут увидел меня и сразу развернулся в мою сторону.

— Лейтенант Герхард фон Бомм, — представился офицер, щёлкнув каблуками. — С кем имею честь?

Я вспомнил молодость. Хотя мои башмаки щёлкают не так звонко, как кавалерийские сапоги со шпорами, получилось ничуть не хуже. Опыт есть опыт.

— Гэбрил, сержант полка Диких Псов, — отрапортовал я и добавил. — В запасе.

— Очень приятно, — протянул офицер. Видимо невысокое звание сразу низвергнуло меня в его глазах куда-то в самый низ, на уровень насекомых или мелких грызунов.

Зато я знал, что собой представляет королевская конная гвардия — три никчёмных полка дворян болванчиков, способных только красоваться на парадах и кружить головы легкомысленным барышням. В настоящем бою, когда над головами свистит пушечная картечь, а противник палит из ружей, луков и арбалетов, красавчики гвардейцы быстро теряли лоск и улепётывали так, что пятки сверкали.

Офицер галантно поцеловал у баронессы ручку, та зарделась от удовольствия.

— Этой племянник моего Отто, — пояснила она. — Муж очень благоволил к нему. Своих детей у нас, к сожалению, нет, Герхард заменил нам сына.

— В свою очередь хочу сказать, что мой дядюшка был для меня настоящим отцом и примером во всём. Он устроил меня в гвардию, ему я обязан карьерой. Надеюсь, что дяде сейчас хорошо там, на небесах.

— Ах, Герхард, бросьте. Вы бы стали блестящим офицером и без протекции моего мужа, — немного кокетливо произнесла баронесса. — Любой полк с удовольствием записал бы вас в свои ряды.

Любой, но только не гвардейский. Чтобы попасть в один из трёх полков королевской конной гвардии, кроме высокого происхождения необходимо иметь влиятельного покровителя. Дворян много, а количество мест в гвардии ограничено — всего три тысячи, по одной на каждый полк. К тому же гвардия редко несёт потери на поле боя, так что вакансии приходится ждать годами. Я уже не говорю об офицерских должностях. Для того, чтобы Герхард получил патент лейтенанта, дяде наверняка пришлось дёрнуть много ниточек.

Я упустил момент, когда племянник неожиданно начал проявлять возмущение. У офицера были холёные и тонкие черты лица, такие обычно называют аристократическими, но сейчас они исказились от гнева. Молодой человек клокотал, словно извергающийся вулкан.

— Тётушка, послушайте, — с какой-то ожесточённой яростью произнёс он. — Меня после похорон вызвал полковник и сказал, что поскольку у дядюшки не осталось других наследников мужского пола, я буду вынужден оставить службу и стать штатской штафиркой. Видите ли, законы королевства обязывают меня принять наследственную должность дяди, светлая ему память.

— Не волнуйтесь мой мальчик, — с нежностью произнесла баронесса, пытаясь утихомирить бушевавшее пламя. — Это ни капельки не обременительно. Вы станете помощником Казначея, только и всего. У вас не будет никаких обязательств, мой Отто за всю свою службу на этой должности и пальцем об палец не ударил. Зато будут платить жалованье, по сравнению с которым ваша лейтенантская получка всё равно, что курам на смех.

— Тётушка, ну как вы не понимаете?!! — взмолился офицер. — Я всю жизнь мечтал о военной карьере, с детства грезил о том, как стану офицером. Благодаря дядюшке моя мечта исполнилась — я шагнул на первую ступеньку и стал лейтенантом. Более того, начальство отметило моё старание и до меня уже дошли слухи о том, что готовятся документы на представление к чину капитана, как вдруг из-за нечаянной смерти дядюшки я узнаю, придётся оставить полк и превратиться в посмешище для друзей. Даже не знаю, как показаться им на глаза — засмеют.

Баронесса улыбнулась.

— Какой же вы еще, в сущности, ребёнок. Пройдёт пара лет, и вы поймёте, как вам повезло. Отто был бы только рад, узнав, что любимый племянник продолжил его дело. Примите новое назначение как подарок судьбы. Вы будете богаты мой мальчик, очень богаты.

Я пришёл к выводу, что являюсь третьим лишним (не поймите превратно), и поспешил оставить баронессу разбираться с несмышленым племянником. На его месте я бы сразу плюнул и на сапоги со шпорами, и на скрипучее седло. Правда о такой должности, как помощник Казначея мне ничего не было известно, но, думаю, что тётушка не врала племяннику, обещая большие деньги и необременительные обязанности.

Усатый привратник закрыл ворота, я вновь оказался на улице, предоставленный самому себе. Путь лежал обратно в офис. Алур обещал зайти вечером. Надеюсь, старый пьяница сдержит слово.

Глава 4

В которой рассказывается о походе в усыпальницу барона

Первым делом я, как только оказался в конторе, вколотил в стену гвоздик, на который повесил подарок Гвенни — злополучный «Зелёный квадрат». Затем отошёл и полюбовался плодами трудов. Честно говоря, так и не понял, что хорошего нашёл приятель в этой зелёной мазне, однако решил — пусть повисит, свободного места на стене хватает. Ковёр снимать не стал — зря на него тратился что ли?

Уже вечерело, за окнами было темно, хоть глаза выколи. Я зажёг канделябр и стал ждать Алура, коротая время любимым способом — размышляя и анализируя имеющиеся факты. Последних пока кот наплакал, к тому же смущало то, что уж больно быстро я находил ответы на вопросы. «Чудес на свете не бывает», — говорил мой ротный, и жизнь не раз подтверждала правоту его слов.

Есть ещё один момент, вызывавший тревогу. Вчера Лиринна лихо отделала ребят, присланных Мясником. Вряд ли он позволит, чтобы это сошло с рук. Что делать — бежать? А смысл? Если Мясник захочет, достанет даже из-под земли. Пойти покаяться — поплакаться Мяснику в жилетку, чтобы простил? Во-первых, не знаю где его искать, во-вторых, боюсь, что потом не смогу себя уважать; вряд ли жизнь без самоуважения доставит удовольствие. Тогда я решил поступить самым простым способом — положился на «авось», то есть махнул рукой и сказал: «Будь что будет!» Интуиция подсказала — как-нибудь выкручусь из передряги, да и Лиринну вытащу. Были в жизни ситуации, когда я висел буквально на волоске от смерти, записывал себя в покойники или думал, что не выкарабкаюсь, но в итоге всё обошлось! Пусть даже ценой неимоверных усилий: вёдрами пота, крови и испорченными нервами — я не сдавался, шёл прямо к поставленной цели и… побеждал. Повезло тогда, повезёт теперь! От судьбы не уйдешь. Кому суждено быть повешенным, не утонет.

Я бросил взгляд на часы, что-то мой друг волшебник задерживается. Ещё немного и буду ложиться спать.

Алур не обманул, действительно заглянул в начале одиннадцатого. Разумеется, не удосужился переодеться, впрочем, это я на него наговариваю, хорошо известно, что балахон из мешковины является его единственным предметом гардероба. Обычно привратники не пускают голодранцев, но Алур умеет быть очень убедительным; не знаю, что он наплел, но в итоге передо мной стоял плохо одетый, зато бодрый и… трезвый, как стёклышко, человек. Я глазам своим не поверил!

Он прошел в кабинет и тут же замер, уставившись на подарок Гвенни.

— Хмм… Гэб, колись, откуда у тебя это чудо? — прошамкал старик.

Гэб?!! Это можно было списать на то, что Алур выглядел таким ошарашенным, словно в него попала молния, но я решил отплатить ему той же монетой. Гэб! — бр-р-р. Меня так ещё никогда не называли.

— Да брось, Ал! — я с удовлетворением отметил, как маг поморщился, услышав из моих уст столь же фамильярное обращение. Впредь будет наука: незачем коверкать имя, которым я в тайне гордился. — Эту тряпку подарил Гвенни. У него довольно своеобразный вкус. Не знаю, чем Гвенни приглянулась эта мазня, но в итоге он решил сплавить её мне — видимо не хотел, чтобы она мозолила ему глаза.

Маг с усмешкой взглянул на меня, и, качая головой, произнес:

— Я бы не смеялся над твоим другом, Гэбрил. Мне приходилось бывать проездом в одном из параллельных миров, так там автора этого творения очень ценят. Написанный им «Черный квадрат» стоит миллионы! Уверен, что и у нас зелёный собрат шедевра в скорости получит грандиозное признание.

— С чего бы?

— Обрати внимание на то, что фоном композиции является некая белая среда — ее глубина, ее емкость неуловимы, неопределимы, но явственны. Повешенная же плоскость живописного цвета на простыне белого холста дает непосредственно нашему сознанию сильное ощущение пространства.

И этот туда же! Я пропустил его слова мимо ушей, хотя признаюсь, упоминание о параллельных мирах навело на размышления. Пока старик разглагольствовал, словно заправский искусствовед, вспомнилось, как мы с женой ругались из-за моего пристрастия к фантастике. Она считала, что увлечение подобной литературой является средством ухода от окружающей действительности, я вяло отпирался, пытаясь доказать обратное.

Параллельные миры? Интересная штука. В своё время мне довелось прочитать немало книжек, авторы которых описывали ситуации, когда герои оказывались в неких мирах в чём-то похожих на наш, а в чём-то диаметрально противоположных. Среди поклонников литературы подобного рода были почти все мои товарищи по отряду телохранителей герцога Монтойского. Мы называли такие книги ёмким термином «наш человек там» и обменивались напропалую. Однако при всём интересе относились к ним как к самой обычной фантастике, пусть даже не лишённой занимательности.

Теперь старик-волшебник рассказывает какой-то бред — что ему удавалось перемещаться из нашего мира в другие. В принципе, учитывая количество спиртного, которое он употребил за последние сто лет, ему должны мерещиться вещи и покруче.

Но сейчас не до того, нужно обсудить сложившуюся ситуацию. Я усадил Алура и поведал о разговоре с баронессой. Старик, поглаживая всклокоченную бороду, погрузился в раздумья. Я не стал мешать и тихонечко вышел в ванную комнату: чтобы умыться и привести себя в порядок. Вернувшись, застал мага в той же позе, что и десять минут назад — таким же задумчивым и отсутствующим. Немного постоял над ним, и уже было, начал волноваться, а не заснул ли мой друг, как Алур оживился и произнес:

— Для точного определения причины смерти нужно что-то от тела барона. Клок волос, кусочек кожи или обломок ногтя, а ещё лучше всё вместе. Причём стоит поспешить — ещё день, два и я уже ничем не смогу помочь.

Я брезгливо поморщился, но это чувство быстро прошло — стоило вспомнить, что достать любое из выше перечисленного будет проблематично. Баронесса — не помощник, придётся идти на риск. Я погрузился в обдумывание плана проникновения в фамильную усыпальницу барона, а Алур с нездоровым интересом начал исследовать картину с зеленым квадратом. Он смотрел на нее с разных сторон, и так, и эдак, ковырял ногтем краешек полотна, в какой то миг показалось, что маг нюхает лак, которым была покрыта картина! Довольно интересный подход к живописи! Наблюдая за странной активностью старика, я совершенно не мог сосредоточиться. В конце концов, раз старику понадобилось потрошить труп, пусть идёт со мной.

— Алур, отстань от несчастного квадрата. Можешь меня не благодарить, мы с тобой отправляемся на дело — навестим недавно умершего.

— А я-то зачем?

— Для страховки — вдруг ногти не так отрежу или волосы неправильно отстригу? Я такими вещами сроду не занимался и второй раз к покойнику не пойду. Бросай любоваться на этот дурацкий «квадрат», скоро дырку глазами просверлишь.

Оторвавшись от картины, маг довольно покачал головой и пробормотал себе под нос, что теперь-то знает, как этот художник странствует между мирами.

— Знаешь, Гэбрил, когда нам очень пригодились знания по перемещениям в иные миры. С ними люди победили злейших врагов.

— О чём ты?

— Да так, Гэбрил. Не бери в голову. Это было очень давно.

Я подошел к картине, зачем-то поскрёб её пальцем (вот зараза!), не понимающе пожал плечами и вернулся за стол.

Поместье фон Боммов представляло собой крепкий орешек для нежданных гостей, решивших посетить его без ведома хозяев. Я накидал приблизительную схему по памяти, получилось довольно грубо и условно, слишком много белых пятен. Да и не было никакой информации об охране, наличии собак, месторасположении комнат, о возможных магических ловушках.

Многие дворянские дома передают по наследству всевозможные артефакты, доставшиеся от предков, живших в те времена, когда маги за деньги накладывали охранительные заклинания на замки, запоры и двери. Хотя постойте, что-то я разошелся, нам нужна всего лишь родовая усыпальница, а не главное здание поместья. Усыпальница, по словам баронессы, расположена позади дома, где-то в конце сада. Поразмыслив над этим, поднялся и начал собирать необходимую экипировку.

Отмычки, миниатюрная фомка, веревка с кошкой, небольшой масляный фонарик и комплект, состоящий из черной куртки, плаща с капюшоном и перчаток. Думаю, это все, что необходимо для проникновения в усыпальницу.

Маг с удивлением смотрел на сборы. Его несказанно мучил вопрос — откуда у меня взялся арсенал, уместный скорее для грабителя, чем для частного сыщика? Ответ был простой — часть коллекции осталась ещё с тех времён, когда я сбежал из сиротского приюта, после чего четыре года провёл на улице, превратившись в мелкого воришку. «Добрые» дяди из гильдии воров научили обращаться с отмычками и орудовать фомкой. Кто знает, чем бы всё закончилось, но однажды я попался. Полицейские застали меня прямо на месте преступления, с фомкой в одной руке и перекорёженной от ужаса дужкой замка в другой. Дружки, позабыв о воровской солидарности, сбежали, не предупредив об облаве.

В то неспокойное время королевство воевало и остро нуждалось в пушечном мясе, поэтому по приговору суда каторжные работы заменялись службой в армии. Несколько лет я служил в пехоте, потом меня зачислили в штат полка Диких Псов, который занимался разведкой и диверсиями в тылу врага. Там моим обучением занимались сержанты-инструктора, тёртые калачи и мастера в своём деле. Не скажу, что добился больших высот, но приобретённых навыков вполне бы хватило, чтобы сделать хорошую карьеру в гильдии воров. Фонарик и спецкомплект оставил на память, когда после войны наш полк расформировали, а служивших в нём солдат отправили в запас.

Выругавшись, хлопнул себя по лбу: чуть не забыл перочинный нож, чем буду отрезать необходимые компоненты, не зубами же обгрызать у покойника ногти?… Хорошо, хоть вспомнил вовремя! Нож благополучно перекочевал за отворот сапог. Взглянув на часы, опустился на раскладушку (времени до наступления темноты было в избытке) и предложил магу:

— Поспим чуток: нужно быть сумасшедшим, чтобы лезть в баронское поместье раньше полуночи. Подождём пока все спать лягут и нагрянем.

Маг осмотрелся по сторонам:

— Но у тебя только одна раскладушка. Где я буду спать?

Поворчав для виду, я уступил старику спальное место и вновь взгромоздился на стол. Ещё немного и на вопрос о том, какое у меня постельное бельё, я буду отвечать:

— А что это такое?

Я накрылся курткой, ноги все еще гудели от сегодняшних походов по городу, и моментально заснул. Проснулся оттого, что в окно барабанил проливной дождь, за стеклом царила абсолютная темнота, лишь редкие уличные фонари освещали мостовую. Дождь был весьма некстати — на размокшей почве следы от ног видны, как чернила на бумаге. Я растормошил сонного мага и, проклиная всё на свете, начал собираться. Распихав инвентарь по многочисленным карманам любимой черной куртки, я в сопровождении мага покинул такую уютную на фоне творящегося за окнами погодного безобразия, контору.

Нам повезло, случайный кэб, возвращавшийся от клиента, среагировал на поднятую руку и остановился. Цену кэбмен задрал несусветную, но раз баронесса обещала оплатить все расходы, я согласился. Мы с удовольствием разместились на кожаном сиденье.

Я назвал адрес, кэбмен понимающе кивнул и дёрнул за поводья. Кэб мягко тронулся с места и постепенно стал набирать скорость. Лёгкое мерное покачивание действовало расслабляюще, я снова прикрыл глаза, но спать не стал, зато Алур вовсю посвистывал носом. Мы ехали к дому, который располагался неподалеку от поместья фон Боммов, я тем временем погрузился в размышления и вовсе не о предстоящем деле.

На какой-то миг, окружающий мир, перестал меня интересовать. Кэб стучал колёсами по мостовой, маг дремал, сложив руки на животе, а я думал о своём доме. У каждого человека должен быть дом, в который он стремится попасть после работы, чтобы отдохнуть от забот, сбросить накопившийся за день груз проблем. Но почему я так мало бываю в нём, вот уже почти целую неделю, практически живу в конторе и даже не помышляю о ночевке в родных стенах? Тяжело приходить в дом, где тебя никто не ждет, где холодные стены, давно не топленый очаг, на кухне, наверное, уже повесилась последняя мышь. Я невесело улыбнулся.

На улице все так же лил дождь; он очень гармонировал с моим настроением — так пасмурно на душе давно не было. Всё, решено, после этого, явно пустякового дела, уеду отдыхать, куда-нибудь на юг, где много солнца и красотки ходят в одних бикини (эта новомодная модель купальников произвела настоящий фурор прошлым летом на всем южном побережье королевства). Мысль о бикини повысила настроение, я даже не заметил, как кэб остановился у названного адреса.

Расплатившись с кучером, вышли. Я, накинув капюшон, направился к поместью покойного барона, маг плёлся следом. Он сразу же промок до костей, но не жаловался и держался молодцом. Честно говоря, чем больше я вглядывался, тем сильнее поражался произошедшим разительным переменам. По сути дела это был совсем другой человек, не жалкий пьяница, а пожилой мужчина, умудрённый опытом и не лишённый определённого обаяния. Неужели на него так подействовали мои слова? Или ему надоело постепенно терять нормальный облик, и требовался нужен хотя бы маленький толчок со стороны? Кто знает…

До меня вдруг дошло, что непогода при всех недостатках нам на руку: не будет ненужных свидетелей незаконного проникновения — нормальные люди в такой дождь сидят по домам и не спешат осчастливить своим появлением открытую местность. Что касается следов, если всё пройдет, как надо, на них не обратят внимания. Лишь бы не застукали на территории поместья. Представляю, как обрадуется лейтенант Морс, если меня смогут обвинить в незаконном вторжении.

Проходя вдоль высокой, увитой плюшем стены поместья, воровато оглянулся. Улица была пуста. Быстро размотав веревку на конце, которой была закреплена кошка, швырнул её вверх. Кошка, тихо звякнув, намертво зацепилась за край стены.

— Я полезу первым, потом твоя очередь, — сказал я старику.

Он удивился:

— Ты что, Сухарь, с ума сошёл? В моём возрасте ползать по стенам — это же форменное самоубийство.

— Не бойся, я помогу, — поспешил я заверить старика, но он не очень-то и поверил.

Я мгновенно вскарабкался по веревке, пригодилась выучка Диких Псов, и, восседая на вершине, прошептал:

— Поднимайся. Хватайся за верёвку и лезь.

Волшебник поплевал на ладони и взялся за верёвку. Пришлось изрядно попотеть, чтобы втащить его на стену, а волшебник чуть ли не до крови ободрал руки, но всё же препятствие было преодолено.

— Слушай, Гэбрил, — сказал маг, приходя в себя. — Как хочешь, но обратно я пойду через ворота.

Услышав эти слова, я лишь хмыкнул, затем неслышно скользнул вниз, и замер уже по ту сторону стены. Вокруг был сад, аккуратные кустики, яблочные деревья, кипарисы и даже папоротник, такого нелепого сочетания растений мне встречать еще не удавалось. Крупные капли дождя сыпали с яблонь, норовя забраться за шиворот, несмотря на то, что я был укутан в плащ с капюшоном. Вроде никого.

Посмотрел наверх и увидел бледного от страха Алура, который сидел на верхушке стены, как курица на насесте, и судорожно цеплялся за каменные выступы. Неужели у старика боязнь высоты?

— Прыгай, — скомандовал я, выпрямляя руки. — Я подхвачу.

Алур закрыл глаза, отцепился от стены и вместо того, чтобы прыгнуть рядом, взял и свалился на меня как куль с овсом. Я едва успел отскочить, и старик просвистел мимо, словно пушечное ядро — хорошо, хоть шею мне не сломал.

— Ты что делаешь? — возмутился я, когда Алур поднялся и начал приводить себя в порядок. — Смерти моей захотел? Ты же мог из меня лепёшку сделать!

Маг что-то пробурчал в оправдание. Я посчитал инцидент исчерпанным, и, соблюдая предельную осторожность, неслышно двинулся вглубь сада, ища дорожку, ведущую к усыпальнице, о которой упомянула баронесса. Ага, вот она. Дорожка была присыпана песком и вела в конец сада, где виднелась мрачная приземистая постройка, будто вытесанная из единого монолитного камня. Дверь в усыпальницу массивная, сделанная из мореного дуба, такую и тараном не вышибить. Я с жалостью посмотрел на фомку, она явно не пригодится. Волшебник подошёл и встал возле двери, оглядел её и присвистнул.

— Алур, посмотри, есть ли охранные заклятия?

Техника безопасности, прежде всего! Кому охота быть испепелённым на месте?

Волшебник провёл вдоль замка ладошкой, мыча под нос какие-то на первый взгляд бессмысленные фразы, потом обернулся:

— Чисто!

— Надеюсь, ты ничего не перепутал. Учти, в моём завещании о тебе нет ни слова.

Достав отмычки, я припал ухом к двери и принялся подбирать необходимые комбинации. Щелчок, еще щелчок, дело сделано, замок открылся. Я довольно потянул дверь. В этот момент сзади послышалось глухое рычание. Мама дорогая! Я замер, сглотнув слюну, медленно повернул голову. На меня смотрела пара, холодных, немигающих глаз королевской сторожевой. Верхняя губа собаки презрительно приподнялась, показывая клыки длиной с мою ладонь, из глотки пса опять послышался угрожающий, леденящий душу рык.

— Шааарииик, Шааариииик, — заикаясь от страха, произнёс бледный, как полотно, маг.

Почему-то эти слова подействовали на псину, как красная тряпка на быка. Возможно, мы нарвались не на Шарика, а на Жучку, в таком случае маг невольно нанёс собаке смертельное оскорбление, которое смывается только кровью.

Лязгнули железные челюсти. Недолго думая, я впрыгнул в проём усыпальницы, рывком затащил Алура и со всей дури захлопнул дверь. Замерев, утер со лба холодный пот, прильнул ухом к двери и услышал яростный вой, сопровождаемый угрожающим скребками стальных когтей по двери. Дорога назад отрезана.

— Вот влипли! — пробормотал я под нос.

Включив небольшой фонарик, начал спускаться, Алур старался не отставать. Лестница старая, как и все в этой постройке, ступени уже порядком истерлись, я пару раз едва не оступился, а каково было старику! Только чудом он не сверзился вниз и не расквасил себе нос.

К счастью, лестница быстро кончилась и привела нас в круглый, довольно просторный зал, обычно освещаемый факелами, но сейчас они не горели, поэтому было темно как у… ну, в общем, вы меня поняли. Здесь пригодился мой фонарик. Его тонкий луч разрезал темноту, и я стал осматриваться вокруг.

В закопченных стенах были выдолблены ниши, в которых покоились саркофаги с останками предков барона Отто фон Бомма, собственно говоря, где-то тут должен лежать и он.

Золотые таблички с именами и годами жизни покойников, тускло поблескивали в свете фонаря. А вот и Отто, саркофаг открыт, крышка отставлена в сторону. Это значительно упрощает дело, иначе я мог застрять здесь надолго, вдвоём мы вряд ли смогли бы сдвинуть её с места. И тут же горько усмехнулся, вспомнив, что наверху ждет теплый прием в виде взбешенной королевской сторожевой. Уж лучше бы крышка была закрыта, а эта милая собачка спала у себя в конуре, подумал я.

— Ну что, резать?

— Давай, — согласился маг.

Не скажу, что до смерти боюсь покойников, за время службы в армии много чего насмотрелся, но война — это война, ко всему привыкаешь, а тут, в усыпальнице, стало не по себе.

Мертвец выглядел как живой, его, очевидно, перед тем, как занести в склеп подгримировали и облачили в парадный мундир с огромной орденской лентой поперёк груди. Было такое чувство, что в любой момент он встанет и схватит за руку. Труп уже начинал разлагаться, но его запах терялся посреди неимоверной вони, исходившей от других покойников.

Я зажал прядь седых волос в левом кулаке, отвернулся и полоснул ножом, стараясь покончить одним движением. Положил отрезанные волосы в специальный мешочек.

— Ещё ногти, — напомнил маг, с интересом озиравший стены усыпальницы.

— Помню.

Набрав в лёгкие как можно больше воздуха, стал аккуратно отпиливать ухоженные ногти покойника.

— Хватит?

Маг посмотрел на улов и утвердительно кивнул, потом, словно спохватился:

— У тебя есть чистая тряпочка?

— Угу, — сказал я. — Носовой платок, совсем свежий, я его недавно выстирал.

— Дай мне.

Ничего, не подозревая, я вытащил из кармана и отдал Алуру дорогой шёлковый платок.

— То, что надо, — одобрил маг, скрутил платок в тонкую трубочку, которую зачем-то сунул прямо в нос покойнику.

Меня чуть было не вывернуло наизнанку.

— Это ещё зачем?

— Надо, — коротко ответил Алур и протянул мне платок.

Я взял его кончиками пальцев и отправил к волосам и ногтям покойного.

Пришло время узнать, как поживает моя собачка. Мы поднялись по лестнице к двери в усыпальницу, я вновь припал к ней и стал подсматривать в замочную скважину. За дверью послышались человеческие голоса.

— Трум, что-то совсем твоя собачонка из ума выжила, смотри, как на дверь усыпальницы бросается!

— Да, странно все это, Фред. Надеюсь, что никому не пришло в голову вылезать оттуда обратно. Я ведь жуть как покойников боюсь.

По недовольному урчанию собаки я понял, что один из охранников взял пса за ошейник и потащил к конуре.

— Ты знаешь, Фред, я слышал, будто хозяин наш не своей смертью умер… А покойники, умершие не своей смертью, иногда встают из могил, — страшным шепотом проговорил тот, кого звали Трум.

Я представил, как Фред еще раз оглянулся на склеп и сглотнул, затем с удвоенной силой, потащил упирающуюся сторожевую в конуру, чтобы посадить на цепь.

Всё стихло. Вроде пронесло, можно выходить. И тут что-то холодное словно лёд опустилось на плечо. Я в который раз за этот вечер замер, сердце застучало так, что в ушах загремели маленькие тамтамы. С скосил глаза и обмер: на плече покоилась прозрачная, точнее даже призрачная рука, светящаяся в темноте как статуэтка, покрытая фосфоресцирующим слоем. И тогда я закричал во всю мощь своих лёгких с такой силой, что колыхающегося в неведомых мне потоках духа-призрака барона Отто фон Бомма (это был он) отбросило на два шага. Одновременно с моим воплем маг хлопнулся в обморок, двое охранников подскочили на месте, как ужаленные, а собака дико завыла и стала яростно бросаться к двери, ведущей в усыпальницу.

— Что случилось? Кто там кричит? — заорал Трум, размахивая перед собой здоровенной колотушкой. — Выходи, гад!

Чувствовалось, что он порядком струхнул. Что творилось с Фредом, сказать сложно. Надеюсь, что он не умер от разрыва сердца.

Вопль слышали, наверное, по всей округе. Спустя каких-то несколько секунд людей перед усыпальницей собралось больше, чем в модном магазине перед распродажей. Не ожидал, что усадьба барона столь густо населена. Любопытный народ мчался на мой дикий крик, как на представление, и до сих пор валил со всех сторон. Тут были повара с поварёшками, садовники с вилами, дворники с мётлами, кучера и много прочих субъектов, неизвестно чем занимающихся.

Они переговаривались между собой, но лезть в усыпальницу опасались. Ситуация могла измениться в любую секунду, как только появится человек, способный повести за собой. И, конечно же, такой человек объявился. Им оказался тот самый офицер-кавалерист, которого я видел во время последнего легального визита к баронессе.

Герхард фон Бомм предусмотрительно захватил с собой кавалерийский палаш и собрался возглавить вылазку в усыпальницу.

Я давно не оказывался в столь безнадёжной ситуации. За стенами склепа ждала взбудораженная толпа, которая в миг поднимет на вилы, не разбираясь, что к чему, а внутри усыпальницы плавал призрак покойного барона с недоброй усмешкой на лице и неизвестными намерениями. Неужели я обидел его маленькими гигиеническими процедурами? Как же иначе назвать небольшую стрижку волос, маникюр и даже простите утирание соплей, ради которого пришлось проститься с собственноручно выстиранным носовым платком?

Я развернулся и выставил перочинный нож. Другого оружия у меня не было. Боятся призраки холодного оружия или не боятся, кто ж его знает? Единственный авторитетный специалист, который гипотетически должен знать ответ на данный вопрос — это Алур, но он валяется в обмороке и похоже не собирается из него выходить. Может, поговорить с призраком? Но он меня опередил.

Привидение открыло рот и как-то умоляюще произнёсло:

— Найди их!

— Кого? — рефлекторно спросил я.

— Тех, кто меня убил.

Я сразу воспрянул духом. Призрак не сомневается в том, что ему помогли уйти на тот свет, и хочет, чтобы я нашёл убийц. В таком случае он не заинтересован в моей смерти и, значит, с его стороны мне ничто не угрожает. Отлично!

— Слушай, Отто — я могу тебя так называть?

Призрак кивнул.

— Поступим следующим образом: сейчас ты поможешь мне, а потом я помогу тебе. Договорились?

— Договорились, — согласился призрак. — Что ты от меня хочешь?

— У входа собралось много людей. Я бы сказал слишком много… Мне бы не хотелось, чтобы они полезли сюда и наткнулись на нас. Кстати, познакомься, — старик, который валяется без памяти не кто иной, как могущественный маг Алур Краснощёкий!

— Он твой друг?

— Да. Ты поможешь?

— Дай три минуты и скоро на километр вокруг склепа не будет ни одной живой души.

— Э нет, так дело не пойдёт, — протянул я. — Ты что, убивать собрался?

— Конечно, нет, — обиделся призрак. — Просто шугану маленько и дело с концом.

Забавно услышать жаргонное словечко «шугану» в устах пусть и призрака, но всё же аристократа.

— Ну, тогда лети, шугай! Я тебя тут подожду, старика в порядок приведу.

— Не скучай, я скоро!

Призрак прошёл сквозь стену, и материализовался перед толпой зевак. Я прильнул к замочной скважине. Представление началось.

Люди, обступившие усыпальницу, дружно ахнули и отступили назад, но врассыпную не бросились. Что-то их удерживало. Призрак, как заправский артист, выдержал небольшую паузу и громогласно объявил:

— Ну что, не ожидали?

— Ой, мамочки, это же барон! — взвизгнула какая-то молодка в фартуке горничной.

— Точно, барон покойный! Держите меня семеро! — воскликнула толстая-претолстая тётка в поварском колпаке и тут же рухнула без памяти, погребя под необъятным телом трёх поварят.

Остальные зеваки оказались не столь слабонервными и устояли, тогда призрак пустил в ход «тяжёлую артиллерию» — сделал пальцами правой руки «козу»:

— Бу!

Этого народ уже не выдержал, спустя долю секунды пространство вокруг усыпальницы было девственно чистым, лишь где-то вдали, в лучах лунного света, сверкали чьи-то пятки. Призрак победно оглядел очищенную территорию и вернулся.

— Как я их? — поинтересовался он, явно напрашиваясь на комплимент.

Я поднял большой палец кверху.

— Бесподобно! Думаю, что ваше эффектное появление запомнится им надолго. Поздравляю, так рождаются легенды.

Барон расплылся от удовольствия, причём как в прямом, так и переносном смысле. По нему пробежали белые полосы, прозрачная фигура заколыхалась, как флаг на ветру, на миг пропорции призрачного тела исказились и приобрели очень причудливый вид: голова стала чем-то напоминать башку рыбы-молота, живот — аптекарскую колбу, а конечности превратились в паучьи лапки.

— Йо-хо-хо, — засмеялся покойник. — А мне это нравится. Давно я не испытывал такого удовольствия. Может, вломимся к соседям и повторим по новой?

— Не надо, не надо, — поспешно заверил я. — Слишком часто пугать людей не стоит, пропадёт эффект новизны, и развлечение потеряет всякий смысл.

— Логично, — согласился призрак. — Тогда я пошёл: прогуляюсь немного, поброжу по округе, заведу полезные знакомства.

— А может быть, ответите на пару вопросов?

— Неохота, — признался призрак. — Я только сейчас вырвался на свободу и наслаждаюсь каждым глотком.

— Но ведь речь пойдёт о вашей смерти! Это точно было убийством?

— Ну вот, — вздохнул призрак, — не успел человек, как следует умереть и стать привидением, как к нему уже с вопросами пристают. Что за жизнь!

Барон пустил призрачную слезу:

— Ладно, так и быть, запоминай… э, как тебя говоришь зовут?

— Гэбрил, частный сыщик.

— Запоминай, Гэбрил. Раз я тут стою не простым покойником, а всамделишным привидением, значит, меня убили, и не будет мне покоя, пока ты не сыщешь и не накажешь того, кто это сделал. Только сильно с поисками не спеши, я ещё не погулял, как следует, — попросил он.

— Скажи, кто убийца?

— Понятия не имею. Тебе деньги платят, ты и ищи, — сказал призрак и растворился в воздухе.

Жаль, я надеялся, что его помощь может пригодиться, придется, видимо рассчитывать только на свои силы. Я привёл слабонервного мага в чувство, похлопав по щекам. Алур сел спиной к стене и, запустив пятёрню в копну взлохмаченных волос, стал, охая тереть место, ушибленное при падении.

— Слушай, здесь, кажется, было привидение, — неуверенно произнёс он.

— Было, но ушло, — подтвердил я. — Призрак покойного барона Отто фон Бомма решил пройти, прошвырнуться по окрестности, сообщив перед уходом, о том, что его убили.

— А кто убийца?

— Хотел бы я знать! Сматываемся, пока сюда не нагрянули.

Даже не помню, как вернулся в контору вместе с Алуром (ему больше некуда было податься в столь поздний час). Единственное, что осталось в воспоминаниях, так это то, что было уже поздно, и глаза мои слипались сами. Я едва стоял на ногах. Мы рухнули, как подкошенные, и заснули.

Глава 5

В которой мы с Лиринной идём на рынок и попадаем в неприятности

Какой идиот дёргает за ногу? Он явно не понимает, что я безумно хочу спать. Вот, опять! Ну ладно, сам напросился. Я раздражённо двинул носком правой ноги и угодил во что-то мягкое, кажется, в живот. Тут же раздался звонкий шлепок: кто-то шмякнулся на пол и разразился ругательствами в мой адрес. Алур?

— Отстань от меня, старая перечница, — недовольно пробурчал я. — Дай вздремнуть ещё минут шестьсот.

— Очнись, Гэбрил. Ты что несёшь, какие шестьсот минут? Уже утро.

Ужасно не хотелось вставать, но я всё же слез со стола и с хмурым видом побрёл в туалет. Там на глаза попалось отражение в зеркале.

— У, рожа небритая, — сказал я сам себе, сполоснул лицо холодной водой, почистил зубы и вернулся в контору.

Алур уже хлопотал возле чайника, раздувая примус.

— У тебя кофе есть? — деловито спросил он.

— Должен быть.

Я выдвинул наугад один из ящиков стола. Повезло с первого раза. Там лежала банка с растворимым кофе и аккуратная стопочка печенья, заботливо прикрытая салфеткой. Не иначе, как Лиринна постаралась и навела тут порядок.

Чайник засвистел, мы налили по чашечке ароматного кофе и стали пить, закусывая хрустящим печеньем. С каждым глотком жизнь возвращалась в члены, а когда чашка показала дно, я почувствовал себя таким бодрым, словно только что родился.

— Уфф, — сказал Алур, вытирая пот, выступивший на лице. — Отличный кофе.

— Я знаю, — кивнул я. Кажется, мне уже доводилось слышать подобный диалог, но где — вопрос?

Насытившись, стали обсуждать ночные события. Когда я упомянул, что призрак барона не сомневается в смерти от руки убийцы, маг спросил:

— Выходит, тебе больше не нужна моя помощь?

— Почему? — удивился я. — Призрак может говорить всё, что вздумается, но мне нужны факты. Поэтому приступай, — и я вывалил перед магом содержимое мешочка, с которым мы ходили в усыпальницу барона.

— Ха, и ещё три раза «ха», — произнёс маг. — Ты думаешь, это всё?

— А разве нет? — ошарашено вскинулся я. — Или придётся распотрошить ещё чей-нибудь фамильный склеп?

— Нет, склеп не надо, — протянул маг, — хотя есть тут один на примете… шучу, шучу, — засмеялся он, глядя на меня, хватавшего воздух ртом, как рыба, выброшенная на берег.

Я было успокоился. Ещё один ночной поход в очередной склеп мне уже не перенести, но тут маг добил меня снова. Он сунул листок, в котором были выведены какие-то закорючки. Я с опаской вчитался в накарябанный текст. М-да, даже курица лапой и та лучше пишет!

— И что за ерунду ты подсунул? Жиры акулы и черепахи, маточное молочко пчел, толчёный корень шушпанчика? Я что, сошёл с ума и брежу?

— Вроде бы нет, — совершенно серьёзно ответил маг, — Слегка не в себе, но ничего такого, с чем бы ни справилась современная медицина, не вижу. По нынешним меркам — полностью здоров.

— Ну а зачем нужны эти самые, как их там… корни шушпанчика?

— Из них я приготовлю особый раствор для того, чтобы произвести анализ имеющихся в нашем распоряжении человеческих материалов, — пояснил маг. — Без корня шушпанчика ничего не выйдет.

— Замечательно! Вот только где растут эти шушпанчики?

— Они не растут, они бегают и прыгают. Шушпанчики — это гибрид растительной и животной жизни. Очень интересные зверьки и вдобавок редкие.

— Редкие? — у меня упало сердце.

— Угу! Я бы даже сказал уникальные. Живут где-то на Южном полюсе в условиях вечной мерзлоты, питаются полярными мышами, не приживаются в неволе и плохо переносят тёплый климат. А как кусаются, сволочи! Зато раствор толчёных корней шушпанчика получается очень питательным и позволяет проводить массу магических опытов. На редкость полезные зверушки.

— А где можно купить их корни?

Маг задумался.

— Ну, у меня когда-то был запас, но потом я его пропил. Походи по рынку, там всё купить можно, были бы деньги! У кого-то из торговцев шушпанчики обязательно будут, но больше медного рилли за сто грамм корня не давай.

— Договорились, — сказал я. — Если торговцы будут просить больше, то я или дам им по морде, или гордо развернусь и уйду. Всё будет зависеть от их комплекции, — потом с наслаждением потянулся и добавил:

— Душно тут. Пойдём на выход, подождём Лиринну на улице.

— А Лиринна — это кто? — спросил маг.

— Это моя новая сотрудница, эльфийка, — пояснил я. — Я о ней уже рассказывал. Должна придти с минуты на минуты.

Мы спустились вниз и направились к выходу. По пути я более детально остановился на обстоятельствах знакомства с девушкой, и старый маг восхищённо цокал языком, слушая о том, как лихо Лиринна владеет приёмами эльфийских единоборств.

С ней мы столкнулись буквально нос к носу, когда выходили из дверей здания. Она с подозрением посмотрела на Алура, видимо повседневный прикид моего приятеля не вызвал у неё доверия.

— Всё в порядке, Лиринна, — заверил я. — Это мой хороший друг — Алур Краснощёкий.

— Весьма польщён знакомством, — обронил Алур. — Видимо вы та самая эльфийка, о которой мне рассказывал Гэбрил.

— Интересно, что он обо мне наговорил?

— О, — протянул маг, — только хорошее. И я вижу перед собой живое подтверждение правоты его слов. Кстати, мне пора, — спохватился он. — Гэбрил, жду тебя в моей каморке, как только раздобудешь все необходимые ингредиенты.

— О чём это он? — спросила Лиринна сразу после того, как сутулая спина Алура скрылась из виду. — Что за дурацкие ингредиенты?

— Не дурацкие, а магические! — важно ответил я, подняв кверху указательный палец. — Вот список.

Я передал ей бумажку, и девушка углубилась в чтение:

— Жиры акулы и черепахи, маточное молочко пчел, толчёный корень шушпанчика.

Список впечатлял. Покрутив бумажку в руках, Лиринна недоуменно спросила точь-в-точь как я:

— Ерунда какая-то. Где же мы всё это возьмем?

— Проще пареной репы! Есть пара торговцев экзотическими продуктами на рынке, в портовом квартале. Пойдем, прогуляемся пешком.

Честно говоря, прогуляться, я решил, не только из-за чудесной погоды. На улице ярко светило солнце, слепя глаза своим отражением в уже подсыхающих лужах. Воздух после ночного ливня был свеж и сладок. Было приятно дышать полной грудью, но главное, я шел под руку с очаровательной Лиринной. Вёл непринуждённую, светскую болтовню о погоде, и периодически пресекал всякие попытки Лиринны завести разговор о ночных похождениях и странном списке ингредиентов. Совсем не хотелось говорить о делах, тем более народу на тротуарах становилось все больше, лишние уши были сни к чему.

Вскоре почувствовался запах моря, водорослей и рыбы — явный признак портового квартала, в центре, которого и находился знаменитый на всю столицу рынок. На этом рынке можно было купить всё. Естественно в это «всё» входили не только легально разрешенные товары со всего света, но так же и контрабанда, краденые вещи и всякая разная экзотика, о существовании которой многие даже не подозревали.

Обычно экзотические вещи, наподобие тех, что Алур включил в свой список, привозились торговцами по заказу, но я рассчитывал на удачу, вдруг у кого-то на складе или в погребе завалялись «тухлые перепелиные яйца, снесенные в полнолуние». О великие небеса, на что я надеялся?…

Мы вышли на огромную площадь, заполненную палатками и навесами торговцев, снующими туда-сюда горожанами, а также глазеющими по сторонам приезжими из деревень или маленьких провинциальных городков. Шумная базарная неразбериха всегда привлекала массу любопытных и просто зевак. Нерасторопностью последних довольно часто пользовались карманники, которых на рынке было, мягко говоря, преизрядное количество. С этой бедой не могла справиться никакая стража, и вопли несчастных ограбленных и обворованных стали привычным явлением. Сказать, что власти сидели, сложа руки, нельзя: периодически устраивались масштабные облавы и показательные публичные наказания схваченных воришек. Но что-то подсказывало — у этой публики имелись хорошие покровители среди городских шишек, ведь ни разу не был пойман более-менее серьезный вор, лишь мелкая сошка да шестерки. Хотя все знали, что в столице есть воровская гильдия, которая имела четкую организационную структуру, руководимую выборным главой и назначенными им смотрящими. Каждый из воров имел определённую специализацию: карманник, шулер, грабитель и так далее, и у каждого была своя территория, посягать на которую никто не имел права. В случае конфликтной ситуации, смотрящие брали на себя роль судей, и стоит отдать им должное: их правосудие обычно оказывалось на порядок эффективнее и справедливее, чем официальное. О чём я знал не понаслышке, поскольку сам варился в этой среде несколько лет, после того, как сбежал из приюта и оказался среди воров-домушников. Думаю, лишь ранний арест и отправка в армию спасли меня от виселицы или каменоломни.

— Нам, в самый конец базарной площади, туда, где склады рядом с пирсами, — проговорил я, взял Лиринну за руку и повел сквозь толпу.

Для того чтобы продраться через непрерывный людской поток приходилось работать плечами и локтями. Люди крайне неохотно расступались и давали дорогу, кто-то злобно шипел во след, а одна торговка обозвала меня «грубияном», после того, как я отдавил ей ногу. В какой то момент пришлось отпустить руку девушки, иначе нас бы просто раздавила тележка, груженная доверху мешками с мукой.

Прижавшись к стене ларька, я оглянулся, чтобы найти Лиринну. Её нигде не было. Кругом в разных направлениях текла разношерстная толпа, грузчики покрикивали, требуя прохода, торговцы зазывали покупателей, расхваливая товар. Какофония была еще та, поэтому я не сразу расслышал крики помощи: кто-то отчаянно звал полицию. Я мигом почувствовал неладное и бросился на крик, расталкивая народ, на ходу бросая извинения, было не до вежливости и учтивых манер. Выбравшись на свободное место, увидел Лиринну, но на помощь звала вовсе не она… Двое валялись в проходе между палатками, один закатил глаза и лежал не шевелясь, второй же яростно вопил: «Полиция!», держась за разбитый нос.

Не успел я подойти к Лиринне и узнать, что здесь произошло, как на крохотный пятачок свободного пространства ворвались двое полицейских во главе с лейтенантом Морсом. Я грязно выругался. Услышав нецензурные выражения, Морс кинул на меня острый взгляд и тут же расплылся в мерзкой улыбке.

— Ба, кого я вижу?!! Гэбрил, это твоих рук дело? — проскрипел как несмазанное колесо Морс, оглядывая место происшествия. — Ты избил этих двух уважаемых господ?

— Гэбрил тут не причем! Они пытались украсть у меня кошелек и получили по заслугам! — запальчиво воскликнула Лиринна.

— О, кто это? Кажется, ещё одно знакомое лицо, — делано улыбнулся лейтенант. — Стало быть, ты, остроухая, утверждаешь, что тебя пытались обворовать? Чем докажешь? Если эти господа украли твой кошелёк, значит, он должен быть при них. Я готов обыскать их прямо сейчас.

— Я не говорю, что они украли. Они пытались. Вот посмотрите, даже успели порезать сумочку! — Лиринна продемонстрировала косой надрез на холщовой сумочке, бывшей у неё в руках.

— Чего вы её слушаете — лжёт она! Мы спокойно шли с приятелем мимо, когда она ни с того ни сего кинулась на нас и стала избивать! Даже не знаю, что ей в голову взбрело, — жалобно проблеял, неудавшийся воришка с разбитым носом. — Есть свидетели!

В подтверждение его слов из толпы тут же выскочили, подозрительно вида личности, начавшие сразу же кричать в поддержку побитых воришек. Я не сдержался и решительно вмешался в этот бедлам: подойдя к лейтенанту, выложил все, что думаю о побитых карманниках, об их свидетелях и вообще о порядке на рынке. Это стало ошибкой. У Морса заиграли желваки на скулах и он, побагровев от ярости, возопил:

— Девку взять под стражу и доставить в полицейское отделение для дальнейшего разбирательства!

— Спокойно, Морс, не трогай Лиринну. Хочешь сорвать злость — лучше арестуй меня.

Тебя Гэбрил я взять не могу, разве, что ты ударишь сейчас, когда я при исполнении! — прошипел, брызжа слюной Морс.

Я сжал кулаки и скривился как от зубной боли: какой же я дурак, из-за меня Лиринна попала в переплет, нельзя было отпускать её руку и уж тем более драконить и без того припадочного лейтенанта. По моей милости Морс взбешён и роёт землю. А уж если я врежу этому слизняку по морде, тогда точно ничем не смогу помочь напарнице, потому что и сам окажусь за решёткой. Нет, не стоит давать лейтенанту лишнего повода для радости.

Отвернувшись от кипящего Морса, я подошел к Лиринне, которую уже конвоировали двое рядовых полицейских, предусмотрительно захваченных лейтенантом с собой.

— Лиринна, девочка, не волнуйся, тебя сегодня же отпустят. Я сделаю все, что могу и даже больше!

— Свяжись с моим отцом, у него есть связи с военными в столице. Я не виновата! — скороговоркой проговорила Лиринна.

— Я знаю. Главное не падай духом, я обязательно найду твоего отца, и мы тебя выручим.

Пришедшие на подмогу полицейские, разогнали собравшихся зевак, и оттеснили меня в том числе. Постепенно на пятачке остались только я, Лиринна и полицейские. Уходивший последним Морс, многообещающе посмотрел на меня, он явно надеялся поквитаться. Не дождётся!

Я оглянулся по сторонам и застыл как пригвождённый: перед глазами мелькнуло лицо довольного Джо. Карлик, в сопровождении пары громил, семенил маленькими ножками, позади полицейских. Неожиданная мысль пришла в голову. А вдруг это была провокация?! Таким образом, он решил отомстить Лиринне, за то, что она пришла мне на помощь и отдубасила его людей? Но откуда Джо мог знать, что именно сегодня мы пойдем на рынок!? Следил? Вопросы вспыхивали в голове, как свечки в люстре. На раздумья, как всегда, времени не оставалось, нужно действовать и думать на ходу.

Первым делом надо вытащить Лиринну, попутно попытаться выяснить, каким боком в этой истории замешан карлик, второе — проклятый список, составленный магом, необходимость приобретения магических ингредиентов никто не отменял. Жаль, что не могу раздвоиться, чтобы оказаться в двух местах одновременно. Очень жаль!

Я разжал кулак, скомканный лист со списком ингредиентов вызывал раздражение. Как же не вовремя случился арест Лиринны! И тут я щёлкнул пальцами — меня осенило. Даже не знаю, откуда взялась эта светлая мысль — то ли яркое солнце осветило туманный разум, то ли безысходность заставила мозговые клетки работать на повышенных оборотах, но спустя мгновение, я уже быстро шагал по направлению к пирсам.

Говорят, всё гениальное просто. Моё решение может, не являлось гениальным, но в простоте ему отказать нельзя. Я решил нанять местных подростков, короче говоря, самую обычную шпану, в качестве помощников, которые помогут купить всё, что просил Алур. За пару монет они выполнят это задание, ведь им всего лишь нужно обежать нескольких торговцев, найти то, что надо и заплатить деньги.

Я вышел на один из пирсов и по шаткой, деревянной лестнице, спустился под причал. Здесь было сыро и сумрачно, прогнившие ступеньки жалобно скрипели под каждым шагом.

У костра грелись десять подростков. Они сидели на корточках и о чём-то тихо переговаривались, ещё один, на вид постарше остальных, периодически помешивал ложкой бурлящую жидкость в кипящем котле, из которого торчали кончики рыбьих хвостов — голодные подростки варили уху. Я направился к ним, с каждым шагом теряя уверенность в собственной правоте.

Ребятишки не походили на заправских разбойников, но при желании вполне могли бы меня ограбить, их было слишком много, чтобы я мог с ними совладать, а звать на помощь не имело смысла — место это считалось глухим и сюда редко кто забредал. Но я вспомнил бурную молодость и сразу почувствовал себя увереннее, словно оказался в родной стихии. Надо действовать как можно наглее и развязнее, иначе ситуация выйдет из-под контроля. Подойдя к костру, почувствовал на себе настороженные взгляды ребят. Они явно не понимали цели моего визита и по привычке готовились к худшему. Интуитивно определив старшего, обратился к нему:

— Есть плевое дело на пару монет. Интересует?

— Смотря, какое дело, дядя — хмурясь, ответил парень. Он пытался казаться старше своего возраста.

— Меня зовут Гэбрил, прозвище — Сухарь. Может, слышал где?

— Легавый? — с опаской протянул парень.

Остальные подростки внутренне подобрались. От полиции они старались держаться как можно дальше, поэтому приготовились дать дёру.

— Не совсем. Я частный сыщик. Нужна помощь, за деньги естественно. Будем знакомы? — с этими словами, я протянул подростку руку. Это явно польстило старшему: не каждый день к нему обращались за помощью, к тому же он явно что-то слышал про меня, поэтому ответил на рукопожатие. Остальные притихли, выжидая, что будет дальше.

Старший ответил:

— Кажется, мне приходилось слышать о тебе, Сухарь. Болтали, что ты неплохой мужик и что на тебя можно положиться. Раз так, то будем знакомы. Меня кличут Спичкой, я тут вроде как за главаря. Что за дело? Предупреждаю сразу, что на мокруху мы не идем, — Спичка, слегка напыжился, придавая себе и своему ломающемуся голосу солидности.

Я невольно хмыкнул. Мне определённо нравился этот бойкий паренёк, наверное, потому, что он походил на меня, каким я был в его годы.

— Никакого криминала, Спичка. Читать умеешь?

— Есть маненько, — не без гордости признался Спичка.

— Замечательно. Держи этот список, — мне нужно, чтобы вы купили всё, что в нём перечислено. Вот деньги, их должно хватить с лихвой, может быть что-то даже останется. Как все купишь, заскочи ко мне в контору, — я назвал адрес. — Сделаете — получите на каждого по монете, тебе — серебряный рилли, — проговорил я. — Устраивает?

— Два серебряных рилли и по рукам, — хитро щурясь, ответил Спичка, прикинувший выгоду от участия в явно пустяковом деле.

Баронесса разорится, подумал я, а вслух произнес:

— Жадность стражника сгубила. Видимо придется самому всё купить, — и выжидающе посмотрел на Спичку. Тот улыбнулся:

— Вижу, что на понт тебя не взять, Сухарь. Я согласен, по рукам. К вечеру у тебя все будет, не забудь про монеты и серебро!

— Замётано, Спичка. Не вздумай обмануть. Кто у вас смотрящий — Косой?

— Угу!

Косого я знал хорошо. Именно он когда-то чуть было не вырастил из меня вора-домушника, привлекая к налётам на дома зажиточных горожан. С ним я пошёл на первое в жизни «дело», а потом отмечал в трактире первый блин, которому не суждено было стать комом.

Наверное, он даже на короткое время стал моим другом, но, потом наша дружба растаяла, как снег весной. Косой, который должен был стоять на стрёме, позорно сбежал, бросив меня полицейским, когда нас застукали во время взлома одного из домов. Я угодил в армию, потом, после демобилизации, служил телохранителем герцога Монтойского, а когда надоело пахать на «чужого дядю», — ушёл на вольные хлеба и переквалифицировался в частные сыщики. Косой же стал авторитетом, его назначили смотрящим за столичной шпаной. Несколько раз мы встречались при разных обстоятельствах. Он извинялся за старый проступок и был бы только рад загладить вину и вернуть неоплаченный должок.

— Тогда смотри, малый. Если кинешь, Косой с тебя шкуру спустит, — предупредил я.

— Не пугай. Раз Спичка дал слово, то он в лепёшку расшибётся, но слово сдержит, — торжественно заявил паренёк, для убедительности даже постучав себя по груди.

Расстались мы друзьями. Вылезая на пирс, я довольно потер руки, все-таки нужно было идти в торговцы, какой талант пропадает! Впрочем, хорошее настроение быстро улетучилось, ведь Лиринна сидела в полицейском участке.

Я выбрался на центральную дорогу, поймал кэб и, попросил ехать в Туземный Квартал, да побыстрее. Предстояла встреча со старым другом, отцом Лиринны, жаль только, что при таких невесёлых обстоятельствах.

Туземный Квартал располагался недалеко от портового рынка. Кэб, скрепя рессорами, выкатил на огромный разводной мост, соединяющий основную часть города и остров, на котором и проживали, большей своей частью, эльфы, гномы и прочие нечеловеческие расы королевства. Мост был настоящим произведением искусства и гениальным творением инженерной мысли. Строителям было чем гордиться. Массивные опоры поддерживали элегантный, выкованный из разных сортов железа, пролет, который в свою очередь состоял из двух равных половинок, причем разводные механизмы находились с обоих концов моста. Благодаря такому техническому решению в случае необходимости можно было поднять обе створки. Искусно выкованные заклепки, ярко сверкали хромированными шляпками.

Когда кэб перекатил мост, я расплатился с возницей и направился в местную администрацию, чтобы узнать, где живет отец Лиринны — напарница так и не удосужилась сообщить свой адрес, да и у меня этот момент как-то вылетел из головы. Обидно, впрочем, и на старуху бывает проруха! Еще одно досадное упущение, которое отнимет драгоценные минуты. Время утекало, как вода сквозь пальцы, но об этом лучше не думать, иначе я совсем перестану соображать.

Здание администрации находилось на центральной улице, рядом с мостом. Все жители каждого из девяти районов Квартала, включая тех, кто наведывался туда временно, на срок больше одного лунного цикла, были обязаны пройти своего рода регистрацию в местной администрации. Это требование являлось явным самоуправством со стороны властей столицы, поскольку не было прописано ни в одном из законов королевства, но столичная полиция тщательно следила за тем, чтобы Другие или Чужаки (так в человеческой среде обычно называли представителей иных рас) не забывали о регистрации. В противном случае, эльфа, гнома или илона ожидала масса неприятностей. Король был превосходно осведомлён о самоуправстве столичного магистрата, но смотрел на него сквозь пальцы.

Естественно чиновников из администрации придётся поощрить некоторым количеством монет, только в таком случае можно рассчитывать на положительное решение вопроса. Дело становилось накладным, баронесса, конечно, всё возместит, но денег оставалось в обрез, пора завязывать с поездками на кэбах и начинать стаптывать подошвы башмаков.

Подойдя к нужному зданию, я дернул за ручку массивной двери — она даже не шелохнулась. Странно, время вроде бы ещё не обеденное. Я с недоумением посмотрел на дверь, с силой дернул ещё раз, но опять безрезультатно, затем отступил на шаг, осмотрел крыльцо и заметил белый лист бумаги, оказавшийся объявлением. Оно гласило: «По техническим причинам, администрация не работает до…» дальше лист был измазан какой-то грязью, все перечеркнуто, и что-либо разобрать было невозможно. Добрый у нас народ, всегда готов пошутить и посмеяться.

Развернувшись, пошел по главной улице в глубь квартала, там был небольшой общественный парк, вокруг, которого любили селиться эльфы. Их в столице не очень много, большинство — изгои, которые по каким-то причинам разорвали отношения со своими кланами. Над крышами домов замелькали верхушки деревьев, растения в этом парке были особенно красивы и достигали огромных размеров. Видимо не зря говорят, что эльфы обладают магическим даром, помогающим ухаживать за лесными насаждениями.

Эльфы удивительные существа, так много талантов, хотя недостатков тоже предостаточно — гордые, закрытые для общения, внешне малоэмоциональные, но мне они все равно нравились, а в последнее время стали нравиться ещё больше, думаю это из-за Лиринны. Бедная девчонка, как там она, сейчас?

Пройдя последний ряд домов с красными черепичными крышами, я вышел к парку. Там, по аккуратно разбитым дорожкам, прохаживались несколько эльфиек, в основном молодые мамы, которые вывели детишек на дневную прогулку. Прокрутив в голове вопросы, на которые необходимо было получить ответы, я стал со всевозможной деликатностью опрашивать проходивших мимо женщин. К великой радости, бывшего старосту одной из деревенек на границе с илонами — отца Лиринны, здесь хорошо знали, и, спустя несколько минут, я уже стучался в дом эльфа, который когда-то спас мне жизнь. Стук никакого результата не принёс.

— Не понял, сегодня, что — день закрытых дверей?! — возопил я.

Взгляд упал на серебристый шнурок уходящий, куда-то по крышу крыльца. Немного помедлив, я дернул за него, в доме раздался мелодичный звон. Дверь тут же отворилась, на пороге стоял мой давний друг, он щурился от яркого света, падающего через дверной проем.

— У нас стучать не принято, молодой человек. Почему вы сразу не воспользовались звонком? — проговорил Лигрель, всё еще не узнавая меня.

— И тебе здравствуй, старый ворчун! — воскликнул я.

Он совсем не изменился, удивление и радость, даже не отразились у него на лице, лишь большие миндалевидные глаза ярко вспыхнули радостными искорками.

— Гэбрил, очень рад тебя видеть, прости, что до сих пор не навестил — очень много дел, кручусь как белка в колесе. Проходи! Жена, накрывай на стол, — крикнул он куда-то в глубину дома. — К нам гость пожаловал — мой боевой товарищ.

Я переступил порог, ведущий в гостеприимный дом друга, и резко помрачнел:

— Кстати о делах… Лигрель, прости, я не досмотрел. По моей вине твоя дочь попала в передрягу.

И я коротко, но, не опуская важных деталей, рассказал о том, что случилось на рынке. Лигрель отреагировал мгновенно.

— Гэбрил, старина, не вини себя, ты тут ни при чём. Моя дочка достаточно взрослая для того, чтобы постоять за себя. Кстати она права, у меня довольно хорошие отношения с генералом Брейвом — начальником столичного гарнизона. А он, я уверен, не захочет терять лучшего инструктора по стрельбе, — эльфы никогда не страдали скромностью, — и поможет мне вытащить Лиринну.

Быстро собравшись, мы покинули дом, и через некоторое время уже торчали в приемной у начальника столичного гарнизона, куда удалось проникнуть, только благодаря обширным связям Лигреля. Думаю, для тех, кто мог пробиться сквозь оградительные препоны, ведущие к дверям генерала Брейва, взятие любой крепости — плёвое дело. К сожалению, меня на аудиенцию с высоким военным начальством не пустили, и я остался в приемной, в которой скучала симпатичная секретарша. Что мне оставалась делать?

Только я распустил хвост павлином и завладел вниманием девушки, как двери распахнулись, появился Лигрель. Он кивком головы, позвал следовать за ним и быстрым шагом покинул приемную. Хитро подмигнув, немного разочарованной секретарше, я с ловкостью заправского фокусника преподнёс ей бутон красной розы. Девушка покраснела и проводила меня восхищённым взглядом.

Я нагнал эльфа уже на выходе.

— Откуда у тебя цветок? — ничего не выражающим голосом, поинтересовался он.

— Ловкость рук и никакого обмана, — пояснил я, показав на горшок с цветами, стоявший на подоконнике возле одного из окон, расположенных в коридоре. Теперь в горшке стало на один бутон меньше. — Так, прихватил на всякий случай. Как видишь, пригодилось, — и тут же, меняя тему, спросил: — Вопрос с Лиринной решился?

— Да, генерал подписал вчерашним числом приказ, о зачислении Лиринны на королевскую службу в качестве адъютанта сержанта Лигреля, то есть меня.

— Адъютанта? — удивился я. — Интересно. Помню, что во времена моей службы в армии сержантам адъютанты не полагались. Наверное, теперь каждый рядовой может заиметь себе адъютанта, одного или двух на выбор.

— Да брось ты, — отмахнулся эльф. — Какая разница? Главное, что у нас есть официальная бумажка, с помощью которой мы можем умыть полицейских и оставить их в дураках.

Я не смог сдержать радостного вопля, и хотел, уже было обнять своего друга, но вовремя остановился: эльфы не любят фамильярности.

Лигрель сообщил хорошую новость, ведь граждане, находящиеся непосредственно на службе короля, не могут быть задержаны или взяты под стражу ни кем, кроме как королевскими дознавателями, а они на дух не переносили полицейских.

Доехав на кэбе (на этот раз за счёт армейского ведомства) до полицейского участка, мы вошли в него с самым решительным видом. Больше всего важничал Лигрель, он даже нацепил себе на грудь несколько медалей, полученных во время прошлой боевой кампании. Видимо моя невезучесть закончилась, так как лейтенанта Морса, который мог бы вставить нам палки в колёса, в участке не оказалось — он убыл куда-то на задание и ожидался только к вечеру. Поэтому мы, продемонстрировав приказ о зачислении Лиринны на королевскую службу, через каких-то пять минут уже стояли вне давящих стен полицейского участка.

Отец обнял блудную дочь, и счастливая Лиринна, оказавшись на свободе, не смогла сдержать крика радости. Тут я сделал для себя маленький вывод. Если мужчины эльфы славились своей нелюдимостью и видимым отсутствием эмоций (кто-то даже называл это зазнайством и нежеланием якшаться с нами, людьми), то эльфийки были полной противоположностью. Бурному темпераменту Лиринны могли позавидовать некоторые южане, в чьих жилах бурлил кипяток.

Солнце уже начало клониться к горизонту, хотя до заката еще оставалось много времени. Лиринна радостно улыбалась и с сарказмом рассказывала о своем задержании и проведенных часах в участке, благо её не заперли в камере, а держали в кабинете лейтенанта. Морс не успел приняться за девушку всерьёз, потому что его срочно вызвали, а остальные полицейские, прознав о том, что девчонка способна изувечить любого, кто рискнёт поднять на неё руку, держались от Лиринны подальше.

На душе стало спокойно, я предложил зайти в какую-нибудь хорошую забегаловку, чтобы отметить счастливое освобождение и поднять пару пинт пива за встречу.

— Гэбрил, прошу извинить, но я обещал командиру гарнизона, познакомить его с Лиринной, как только она выйдет на свободу, — ответил отказом Лигрель.

— Это правильно, должен же он знать, кого назначил твоим адъютантом, — хмыкнул я и с напускной задумчивостью добавил: — Может, возьмёте меня с собой? У генерала на редкость очаровательная секретарша.

Брови Лиринны возмущенно изогнулись:

— Значит, пока я томилась в полицейских застенках, мой босс не терял времени даром и ухлестывал за какой то там генеральской секретаршей!?

Я не смог сохранить серьезного выражения лица и прыснул со смеху. Ничего не понимающая эльфийка, сжала кулачки и приготовилась нанести мне телесные повреждения средней тяжести. Думаю, ей бы удалось осуществить задуманное с лёгкостью. К тому же Лиринна была уязвлена до глубины души, на что женщины способны в таком состоянии лучше не вспоминать. На помощь пришел Лигрель.

— Что ты делаешь, Лиринна, задушишь ведь?!! Гэбрил, спрячь глаза! Дочка, отстань от несчастного, не бей его по голове. Гэбрил, руку, руку береги. Лиринна, зачем ты врезала Гэбрилу под дых — ему же больно?

Я чувствовал себя деревянным болванчиком, на котором отрабатывается техника всевозможных ударов. Как оказалось, Лиринна умела очень больно щипаться, царапаться и кусаться и сейчас применяла на мне весь смертоносный арсенал.

— Да пойми, дочка, Гэбрил пошутил, — закричал Лигрель, не в силах оттащить не на шутку разбушевавшуюся девчурку.

Меня отпустили, и я рухнул на зелёную травку, неподалёку от полицейского участка. Возбуждённые полицейские глазели на нас из всех окон. Кто-то даже принимал ставки.

— Увидимся завтра, босс, — кинула Лиринна, излишне резко развернулась и, задрав свой очаровательный носик, пошла рядом с отцом.

Я встал, отряхнулся и ощупал себя на предмет целостности и сохранности. Вроде всё в порядке. До вечера еще оставалось время, и я решил прогуляться до конторы и, может быть, зайти к Лу в «Сухую ветку», промочить горло. Последняя идея показалась весьма привлекательной. Слишком быстро сегодня развивались событья, я совсем забыл, что с утра у меня во рту не было и маковой росинки.

Успешно подкрепившись и перебросившись парой ничего не значивших фраз с Лу, я отправился в контору. На улице встретил Спичку с его, не умолкающей ни на миг шпаной. В здание их не пустил охранник. Оно и правильно: с этими пацанами потом хлопот не оберёшься. Сверив принесенные ингредиенты со списком и расплатившись со Спичкой последними наличными деньгами, я остался без медного рилли в кармане. Но теперь у меня были все необходимые компоненты, и я направился прямиком к Алуру.

Глава 6

В которой я узнаю причину смерти барона и покупаю новое платье Лиринне

Идти по мостовой после плотного обеда или скорее даже ужина, — одно удовольствие. Но не стоило быть беспечным и забывать, что после заката в районе, в котором жил Алур лучше не появляться, слишком опасное место. Может предложить магу переехать ко мне в дом, я там все равно не живу? Хотя, что такое дом? Дом — это место, где тебе хорошо, а хорошо мне бывает только на работе, в своей конторе. Значит, вывод прост: мой дом — работа. Слышали б меня сейчас сослуживцы! В редкие минуты откровения я рассказывал им о планах на будущее: как вернусь со службы и куплю небольшой домик на окраине города, женюсь, заведу детей. Разобью вокруг дома сад, смастерю скамейку, сидя на которой можно беспечно любоваться закатом. Буду приходить домой усталым после работы. Сияющая от радости жена поцелует меня в щёку, а детишки с радостным визгом бросятся на шею. Потом мы будем сидеть у горячего камина, и рассказывать друг другу как прошел день.

Старею, второй раз за последнее время мысли витают вокруг дома, семьи. А ведь я никогда не знал, что такое настоящая семья — приют, улица, армия, собственно и женат я был недолго и ничего, кроме прилипшего прозвища Сухарь, от жены не получил, а так хотелось бы…

Вот в таком меланхоличном настроении я и зашел в каморку к Алуру. Увиденное повергло меня в шок. Алур валялся в дальнем углу на жалком топчане, с ног до головы укрывшись балахоном. Из-под балахона выглядывала жилистая рука, крепко сжимавшая двухлитровый, немного початый, бутыль самогона. Рядом валялась пустая тара, явно не из-под молока. Из угла несло таким перегаром, что у меня заслезились глаза, и я отшатнулся, сделав пару шагов к выходу.

— Алур, Алур… что ты наделал!? — с грустью прошептал я.

— А чего такое: нельзя уже в лавку за обновками сходить? — прозвучал голос мага за спиной.

Я обернулся, передо мной стоял Алур одетый в новый, довольно приличного качества балахон с цветными вставками, в руках резной, изящный посох. И самое главное — он был аккуратно причесан! Я, не глядя, нашарил на полу перевернутую табуретку, поставил ее и сел.

— Дружище, что стряслось! Откуда у тебя новая одёжка?

— Пустяки, я решил найти себе работу, а в таком рубище меня не взяли бы и в дворники, — Алур с усмешкой кивнул на старый балахон. — Пришлось попросить взаймы у знакомого в ломбарде, он как узнал, что я не пью уже два дня, сразу раскошелился на серебряный рилли. Надеюсь расплатиться с ним в скором времени.

— Понятно, — произнес я, — тебе идёт. А это что за тип? — я ткнул пальцем в сторону человека, лежавшего на топчане.

— Пф… — вздохнул маг. — Это мой товарищ по несчастью, к сожалению, мне пока не удалось избавить его от зеленого змия, но успехи уже есть! Раньше он выдувал по шесть литров в день, а сегодня осилил лишь четыре, смотри — третья бутылка лишь чуть-чуть отпита, — довольно провозгласил маг.

Я согласно кивнул, это, несомненно, успех. Подумалось: неужели Алур пил наравне с этим алкоголиком? Алур заметил оценивающий взгляд и, догадавшись, о чём думаю, недовольно буркнул:

— Не смотри на меня так. Что было, то прошло — я теперь в завязке. Надоело чувствовать себя последней свиньёй. Сам вылез и мужика на топчане вытащу. Давай ингредиенты, я все сделаю, как договаривались, но это займет время, часа три, не меньше.

— Бери, — сказал я, протягивая магу покупки. — Три часа? Это долго. Тогда я пошел домой, тоесть в контору.

— А зачем? — удивился Алур. — Давай лучше со мной посидишь, будешь ассистентом?

Я почесал голову.

— Алур, я в магии разбираюсь, как свинья в апельсинах. Как бы худа не вышло…

— Ничего, трус не играет в…, проклятье, не помню, как там эта игра называлась! — разозлился маг.

— Какая игра?

— Да сам не знаю. Помнишь, я тебе рассказывал, что побывал в одном мире, где картина «Чёрный квадрат» пользуется огромным успехом?

— Ну, помню.

— Так вот с той поездки привязалась ко мне одна песенка, никак из головы её выбросить не могу.

— Бывает, — хмыкнул я. — Насчёт ассистента это ты серьёзно?

— Вполне! Главное, делай то, что я говорю, и ничего не путай.

Мне стало интересно, и я согласился вовлечь себя в эту, показавшуюся такой увлекательной, авантюру. На самом деле всё оказалось весьма прозаичным. Тип на топчане храпел, а я под руководством мага разжигал огонь в маленьком очаге, отапливающем каморку Алура. Маг извлёк на свет белый огромный котёл, покрытый сантиметровым слоем сажи.

— Не ожидал, что всё так запущено. Гэбрил, тебе придётся надраить его до блеска, иначе я не гарантирую чистоту опыта.

— Замечательно! Может тебе ещё и полы тут помыть?

— Было бы не лишним, но эту почётную обязанность я доверю типу, что сейчас занимает мой топчан. Как только проснётся, пусть сразу берёт тряпку в зубы. Гэбрил, не отвлекайся, займись делом.

Я взял котёл, взгромоздил на колени и стал начищать песком, при этом ворча под нос. В армии мне частенько приходилось получать наряды вне очереди, так что приобретённый опыт оказался весьма кстати. Спустя полчаса котёл сиял как новенький.

Маг взял его в руки и оценил мои старания по достоинству.

— То, что надо, — прокомментировал он, разглядывая отражение на зеркальном дне котла. — Теперь засыпай в него то, что принёс.

Перемешанные жиры акулы и черепахи, маточное молочко пчел, толчёный корень шушпанчика представляли на редкость вонючую смесь. Даже спавший дотоле мертвецким сном алкаш, заёрзал на месте, не вытерпел и продрал заспанные зенки.

— Мужики, что тут у вас творится? Дышать невозможно, — пожаловался он.

— За собой следи, — буркнул маг. — Давай вставай, уборку будешь делать.

Мужик подавленно крякнул, но всё же встал и взялся за тряпку. Мы с магом тем временем сидели, зажав носы, и наблюдали за метаморфозами, творящимися в кипящем котле.

— С шушпанчиками повезло, — глубокомысленно заметил маг. — Свежие попались.

— Угу, — согласился я, хотя не имел ни малейшего понятия, чем отличаются свежие шушпанчики от несвежих.

Спустя четверть часа жидкость в котле стала пахнуть не столь отвратительно, а может носы притерпелись. Маг склонился над варевом и прошептал несколько слов, в ответ из котла рванулся острый язык пламени, лизнул потолок и тут же погас.

— А теперь самое главное, — тихо сказал маг. — Только вам придётся удалиться.

— Это почему? — удивился я.

— Потому, что ваш разум недостаточно крепок, и я не хочу рисковать, — довольно туманно пояснил маг.

Ладно, доверимся его профессионализму. Я забрал протрезвевшего к тому моменту мужика и вышел с ним наружу. Маг аккуратно прикрыл за нами хлипкую дверь и бросил через маленькую щёлочку:

— Гэбрил, побудь в коридоре часик, а потом приходи. Майк, ты можешь идти домой, на сегодня лечение закончено.

Тип, спавший на топчане, простился и ушёл к себе. Тогда я ещё не знал, что в скором времени судьба снова сведёт нас при весьма неприятных обстоятельствах.

«Интересно, ждут ли его дома жена и дети? — невольно подумал я и приготовился к мучительному ожиданию.

Каморка Алура располагалась под лестницей, и мимо не раз проходили субъекты с самой подозрительной наружностью. Многие из них бросали в мою сторону оценивающие взгляды, поэтому я расправил плечи, насупился и принял угрожающий вид, да такой, что самому стало страшно. Маленькая военная хитрость подействовала, и я сумел благополучно пережить час в ожидании конца магических опытов.

Наконец, дверь приоткрылась, в образовавшийся проём выглянула голова мага. Он посмотрел по сторонам, заметил меня и буркнул:

— Порядок, Гэбрил. Можешь входить.

Я не преминул воспользоваться приглашением и сорвался с места со скоростью гончей, взявшей заячий след. Внутри ничего не изменилось, разве что огонь в очаге потух, а жидкость, дотоле кипевшая в котле, успокоилась и приняла иссиня-чёрный цвет. Запах, правда, всё равно остался прежним — довольно мерзким и режущим нос словно бритва.

— Выкладывай, Алур, — нетерпеливо попросил я.

— Буду говорить коротко, но по существу, — предупредил маг. — Барона действительно убили, тут призрак не солгал. Так же он прав в том, что будет вынужден скитаться по земле до тех пор, пока не найдут убийцу.

— Проблемы призрака меня сейчас интересует мало, — сказал я. — Лучше объясни, каким образом барона лишили жизни?

— О, вот это как раз самое интересное. Барон был отравлен, причём не банальным ядом, вроде мышьяка или цианистого калия, какой обычно применяется отравителями. Нет, злоумышленники воспользовались очень редким снадобьем, имеющим многовековую историю. И создали его не кто иные, как эльфы!

— Эльфы?!! — поразился я. Лощёный вид этих высокомерных красавчиков и благородная манера поведения никак не наводили на мысли, что они способны стать отравителями. Гораздо проще представить эльфа с натянутым луком в руках, чем со склянкой отравы, которую он собирается кому-то подсыпать в еду или питьё.

— Не удивляйся, Гэбрил, — грустно произнёс маг. — Эльфы применяли свой яд только против орков. Давным-давно, когда клан Дерева Зимы оказался захвачен орками, нашим нынешним союзникам довелось вдосталь хлебнуть горя. Некоторые военачальники орков были сущими извергами, они подвергли мучительной смерти и издевательствам тысячи беззащитных эльфов, у которых не было возможности сражаться, потому что завоеватели, отобрали у них всё оружие. Это уже потом эльфы придумали клест, а в то страшное время им пришлось пойти другим путём. Они разработали особый смертоносный яд, действовавший практически мгновенно, причём внешне всё выглядело так, словно смерть была вызвана естественными причинами, что снимало все подозрения с тех, кто его применял. Это снадобье получило название Белая Дымка. Прежде, чем до орков дошло, что дело нечисто, эльфы успели подсыпать отраву нескольким особо отличившимся жестокостью завоевателям. Орки долго разбирались, что к чему, привлекли самых сильных шаманов, но так ничего и не поняли. После того, как люди, объединившись с эльфами, разгромили войска орков, некоторые наши маги получили доступ к секретным знаниям эльфов, в том числе и к Белой Дымке, и передали их своим ученикам. Отсюда и мои познания об этом опасном веществе.

— Насколько я понимаю, единственным выжившим магом являешься ты, Алур. Получается, что секрет изготовления Белой Дымки известен только тебе и эльфийскому Дереву Зимы.

— Не думаю, — возразил маг, — далеко не все волшебники были способны держать язык за зубами. Думаю, есть люди, осведомленные о Белой Дымке не хуже меня. Хотя и эльфов тоже не стоит сбрасывать со счетов. Вдруг этот барон умудрился так им досадить, что они решили отравить его, не привлекая к себе внимания?

Я на миг представил себе Лиринну, Лигреля, прочих эльфов, которых знал по службе в армии. Нет, что-то не складывалось, вряд ли они были способны на такое. А может быть я просто пленник иллюзий об этом гордом народе?

— Хорошо, Алур, — наконец выдавил из себя я. — Спасибо за помощь и кучу полезной информации. Вероятно, мне в скором времени снова понадобятся твои знания.

— Всегда, пожалуйста, Гэбрил, — с лукавой усмешкой вымолвил маг. — Ты знаешь, где меня искать.

Я распрощался с волшебником и отправился в контору, приводить в порядок растрёпанные мысли и чувства. Там меня ждали походная раскладушка и стакан сухого вина. Они помогли смириться с тем, что иногда окружающий мир бывает гораздо хуже, чем ты думаешь.

Утро встретило рассветом и… стаканом холодной воды, вылитым за шиворот чьей-то заботливой рукой. Я подскочил, как ужаленный. Надо мной возвышался мой приятель Гвенни с ехидной улыбкой на устах. Именно он окропил меня ледяной водой, предварительно набранной в туалете.

— Что, проснулся? — ядовитым тоном осведомился друг.

— Гвенни, зачем так будить? — с укоризной произнёс я. — Нормально нельзя что ли?

— Вода, оказалась последним средством, к которому пришлось прибегнуть. До этого момента, всё, что мы с Лиринной (кстати, очень очаровательная девушка) ни делали, было бесполезным. Ты спал, как убитый. Если бы не твой храп, то я действительно решил бы, что тебя уже нет в живых.

Могу поверить. В последнее время ночной сон стал для меня сродни роскоши и немудрено, что уставший организм требовал своего.

— А где Лиринна?

— Вышла куда-то, думаю, что по своим женским делам, — ответил Гвенни.

На часах было уже десять часов утра. За окном брезжило хмурое утро обычного дня. Из приоткрытого окна слышались голоса прохожих, стук колёс проезжавших карет и повозок.

— Гэбрил, ты, конечно, молодец, что повесил картину, которую я тебе подарил, но почёму я до сих пор вижу этот страшный ковёр? Глазам больно на него смотреть!

— Ты пришёл только затем, чтобы побрюзжать над моим плохим вкусом? — осведомился я. — Если да, то таким уж я родился и переделываться не собираюсь. Одно время подобным пыталась заниматься жена, но она хотя бы имела на это формальное право. Мы же с тобой, Гвенни, к счастью не супруги.

— Скажешь тоже! — засмеялся Гвенни. — Я отдаю предпочтение роскошным брюнеткам и шатенкам с хорошей фигурой, а не тридцатилетним мужикам с небритой физиономией.

— Прекрасно, я одобряю твой выбор. Говори, что надо и выметайся — у нас с Лиринной дел по горло.

— Думаешь, я бью баклуши? — усмехнулся Гвенни. — Меня привело журналистское расследование.

— Вот как? — подбоченился я. — Теперь ещё и писаки собираются отбивать хлеб у бедных частных сыщиков.

— Не прибедняйся, Гэбрил! — хохотнул друг. — На наш с тобой век расследований хватит. К тому же я не собираюсь перебегать тебе дорогу. Просто хочу услышать комментарии по поводу статьи, которую мы опубликовали во вчерашнем вечернем выпуске «Столичной жизни».

Он дал пахнувшую типографской краской газету с передовицей, бросавшейся в глаза, название которой гласило: «Покойный барон встал из могилы». Я бегло прочитал заметку, написанную кем-то из репортёров, пахавших на моего приятеля. Суть статьи сводилась к сбору слухов и описаний очевидцев необъяснимого появления в поместье баронессы фон Бомм призрака её покойного мужа. Кроме того, штатный художник газеты поместил в качестве иллюстрации карандашный набросок, изображавший призрака, отдалённо смахивавшего на барона Отто фон Бомма.

— Ну, что скажешь? — спросил Гвенни, когда я отложил газету в сторону.

— Уволь художника, — ответил я. — Барон на рисунке не похож.

— Так, значит, ты там был? — обрадовался друг. — Умираю от любопытства, расскажи, что тебе известно.

Поскольку Гвенни действительно был моим другом, я рассказал обо всех событиях той ночи.

— Даже не знаю, что бы я сделал на твоём месте, доведись мне встретиться тет-а-тет с настоящим привидением, — заметил Гвенни в конце рассказа.

— Зато я знаю. Ты бы заставил его дать эксклюзивное интервью для «Столичной жизни», а потом долго судился с родственниками покойного, которые бы подали на тебя в суд.

В этот момент в кабинет вошла Лиринна. Сегодня на ней была короткая, слегка приталенная зелёная куртка с высоким воротником, из-под которого выглядывала белоснежная льняная рубашка с широкими отворотами, на ногах узкие обтягивающие лосины и полусапожки на высоких каблуках, делавшие её выше, чем я, а уж Гвенни едва доставал ей макушкой до уровня груди. Правда, другу нельзя было отказать в одном ценном качестве — он никогда не комплексовал по поводу роста.

— О чём шепчетесь мальчики? — спросила Лиринна с немного ленивой интонацией.

— Да так, о пустяках всяких, — протянул друг. — Прошу прощения, мне пора. Лиринна, — Гвенни послал девушке воздушный поцелуй, — вы просто прелесть!

От смущения на щеках Лиринны появились очаровательные ямочки. Видимо она ещё не смогла привыкнуть к комплиментам, расточать которые Гвенни был большой мастер. После того, как он нас оставил, я решился задать Лиринне, мучавший до сей поры, вопрос:

— Лиринна, я вчера убедился в том, что для твоего отца устроить тебя куда-либо — пара пустяков. Почему ты стала искать работу на стороне?

— Мне надоело сидеть на шее у папы. Я хотела хоть раз добиться чего-нибудь самой, — призналась она. — Но вчера в очередной раз убедилась, что без отца у меня ничего не получается. Если бы не он, я бы до сих пор сидела в полицейском участке и отвечала на вопросы этого самонадеянного индюка в форме лейтенанта, — сказала девушка.

— Даже не знаю, что тебе можно сказать, — произнёс я. — Я ведь не знаком с проблемой отцов и детей, потому что никогда не знал своего отца, да и сам так и не стал таковым, несмотря на несколько лет супружеской жизни. К тому же мне всего тридцать два и кому-то мои суждения могут показаться наивными и смешными. Для себя я выработал определённую философию, если хочешь, можешь взять её на вооружение. Она очень проста — поступай, как считаешь нужным, со временем жизнь сама расставит всё на свои места.

— Так просто? — удивилась Лиринна.

— Не скажи. Простота моей философии обманчива. Порой обстоятельства бывают сильнее нас, они так и норовят внести коррективы в задуманные нами планы. Тут главное — держать нос кверху и не сдаваться.

— Держать нос кверху и не сдаваться, — повторила Лиринна и просияла. — Босс, а мне нравится твоя философия. Можно мне стать твоим последователем?

— На здоровье, — обрадовано сказал я, увидев прежнюю весёлую и беззаботную эльфийку. — Кстати, как прошло знакомство с генералом?

— Ужасно, — призналась Лиринна. — Моя служба в королевской армии закончена.

— Что такое? Сержант Лигрель лишился адъютанта?

— Да, генерал уволил меня, после того, как его растяпа-секретарша совершенно случайно споткнулась, когда несла поднос с горячим кофе. В результате пострадали генеральские брюки и её вульгарное платье, — на полном серьёзе сообщила Лиринна. — Босс, представляешь, эта фифа заявила, будто я зачем-то поставила подножку, а генерал Брейв верит ей больше, чем самому себе и своему штабу. Короче, я теперь снова штатский человек и могу приступать к непосредственным обязанностям.

— Значит, говоришь, генеральская секретарша споткнулась совершенно случайно? — уточнил я.

— Конечно, — с лукавой усмешкой ответила Лиринна. — Зачем мне делать подножку девице, которую я видела первый раз в жизни?

Однако смеющиеся глаза эльфийки давали иной, куда более красноречивый ответ.

— Ладно, замнём, — решил я. — Отметим твою досрочную демобилизацию и возращение к мирной жизни!

— Это как? — не поняла Лиринна.

— Очень просто. Совместим приятное с полезным — работу и отдых. Потолкуем с Никавери, для этого придётся сходить в шикарный ночной клуб, в котором собираются все толстые коты и денежные мешки города. У тебя есть вечернее платье?

— Откуда? — грустно протянула Лиринна. — У нас, эльфов, не принято устраивать званные вечеринки и балы, мы отмечаем свои праздники очень скромно по человеческим меркам, поэтому у меня никогда в жизни не было вечернего платья. К тому же наша семья небогатая. Я носила одежду старших сестёр, а то, что осталось после меня, донашивает младшая сестрёнка.

— Понятно. Придётся устроить вылазку по магазинам. Мы купим красивое вечернее платье. Лучше бы сшить на заказ, но времени нет, поэтому возьмём готовое.

— Ой, Гэбрил, — Лиринна всплеснула руками, — это же дорого! Вечерние платья не один золотой рилли стоят!

— Ничего страшного! — храбро заявил я.

— А как у тебя с деньгами?

— С деньгами? С деньгами нет проблем!

— Как это нет проблем?

— А так, — шутливо протянул я. — Нет денег — нет проблем! — и добавил, видя расстроенные глаза эльфийки:

— Да пошутил я. Найдём мы деньги на твоё платье.

Я действительно не обманывал девушку, когда сказал, что куплю ей вечернее платье. Несмотря на обычную расточительность, кое-какая заначка у меня всё же имелась. Я откладывал с каждого гонорара «на чёрный день» часть заработанных денег и сумел накопить небольшую сумму, которую вполне могло хватить на покупку пусть не самого великолепного, но довольно приличного вечернего платья, в коем не стыдно будет показаться даже в крутом ночном клубе. Теперь туго набитый купюрами под самую завязку кошелёк приятно оттягивал внутренний карман плаща.

— Знаешь, Гэбрил, мне как-то неудобно, — опустив глаз книзу, подавленно произнесла эльфийка.

— Почему неудобно?

— Я работаю на тебя всего несколько дней, а ты уже собираешься сделать мне дорогой подарок. Не знаю как у людей, у нас это как-то не принято. Что подумают мои родители и знакомые?

— Послушай, Лиринна, — улыбаясь, сказал я. — Нам с тобой необходимо проникнуть в ночной клуб «Серпентарий», чтобы повстречаться с женщиной, которая, скорее всего, последняя, кто видела барона живым. Так?

— Так!

— Для того чтобы ты смогла проникнуть в клуб вместе со мной, тебе понадобится ночное платье, иначе тебя не пропустят. Я прав?

— Да!

— Замечательно. А раз посещение ночного клуба жизненно необходимо расследованию, тогда, в данном случае, я, как твой работодатель просто обязан обеспечить тебя рабочей одеждой, тоесть купить вечернее платье. Ещё возражения есть?

— Нет, — чётко, по военному отрапортовала эльфийка, а потом с какой-то грустью уточнила:

— Значит покупка платья — это просто деловая необходимость?

— Да, — подтвердил я и тут же пожалел о сказанном. Плечи девушки поникли, и она печально вздохнула. На миг мне даже показалось, что ответ стал для неё разочарованием. Вот и пойми этих женщин!

— А куда мы отправимся? — тихо спросила Лиринна. — Я даже не знаю, где можно купить подходящее платье.

— Пробежимся по галантерейным лавкам в центре. Найдём что-нибудь подходящее.

Сборы не заняли много времени. Я просто накинул плащ, почистил слегка замызганные башмаки и, взяв Лиринну под локоть, вышел в коридор. Со стороны мы, наверное, походили на супружескую чету, меня это вполне устраивало. До ближайшего скопления магазинов готового платья было рукой подать, поэтому мы отправились пешком.

По дороге Лиринна спросила о лейтенанте Морсе:

— Гэбрил, я так поняла, что вы хорошо знаете друг друга, причём давно. Почему ваши отношения хуже, чем у кошки с собакой, и тебе приходится терпеть от Морса кучу неприятностей?

Я понял, что сегодня просто обречен, выступать в роли народного сказителя. Девушка оказалась настойчивой, пришлось уступить её просьбам. Пока мы шли, я вкратце поведал историю давней неприязни.

После того, как взвод, в котором служили мы с отцом Лиринны, понёс огромные потери, вызванные, тем самым таинственным случаем, когда наши товарищи превратились в сущих зомби, к нам прибыло пополнение. Мне и старине Лигрелю дали сержантские лычки и заставили комплектовать и обучать взвод заново. Среди новичков, попавших в моё отделение, оказался Морс, которого богатые родственники не сумели вовремя отмазать от призыва в армию.

Он был немногим старше меня, считал себя авторитетом во всех вопросах и долго отказывался выполнять мои приказы. По законам военного времени я имел полное право отдать его под трибунал, где Морса ожидало только одно наказание — смертная казнь, но мне было жаль этого придурка. Как выяснилось, напрасно. Он усмотрел в этом признаки слабости и, где мог, втихаря вредил за спиной. Однажды его наглость и самоуверенность привели к тому, что отделение, чуть было, не погибло. Когда мы всё же вырвались из окружения, я отделал Морса по-настоящему, избил до полусмерти и оставил в медицинской палатке. Думаю, подонок легко отделался. Из-за его выходки десять человек чуть было не распростились с жизнью.

На следующий день меня вызвала военная контрразведка. Я, ни о чем, не подозревая, отправился к ним и оказался под арестом. Выяснилось, что Морс донёс на меня, обвинив в измене. Хотя в доносе были только ни чем не подкреплённые слова, по тем временам этого вполне хватало на то, чтобы тебя навсегда вычеркнули из жизни.

Мне повезло: контрразведка всё же отделила правду от вымысла, однако командиру полка пришлось употребить всё своё влияние, чтобы выцарапать меня из когтей спецслужб. Через месяц я вернулся на службу и узнал, что контрразведка забрала Морса к себе — они посчитали его ценным кадром. Карьеры там Морс сделать не смог, но связи родных и «опыт», полученный во время службы, помогли ему занять место лейтенанта в столичном полицейском участке, когда контрразведка дала моему бывшему подчинённому хорошего пинка. Видимо до контрразведчиков дошло, что за фрукт они заполучили.

К несчастью, моя контора находилась на территории его участка. Разумеется, Морс не забыл о прошлом. С той поры я часто хожу по лезвию ножа, зная, что лейтенант ждёт малейшего повода, чтобы свести счёты.

— Вот и всё, — сказал я Лиринне. — Теперь Морс старается зацепить меня при любом удобном случае, я плачу ему тем же. На его стороне закон и полицейский аппарат, на моей только удача, которая пока ещё от меня не отвернулась.

— Босс, а ты не боишься, что в один прекрасный день удача изменит, и Морс вцепится в тебя, как бульдог?

— Конечно, боюсь, — признался я. — Рано или поздно кто-то из нас проиграет, но я лелею надежду, что проигравшим буду не я.

Мы подошли к лавке, в витринах которой была выставлена женская одежда, я нажал на ручку. Внутри мелодично переливаясь, зазвенел колокольчик. Дверь распахнулась, перед нами предстал хозяин магазинчика: невысокий человечек с длинным крючковатым носом, большими пронзительными глазами, мохнатыми бровями, сходящимися на переносице и с дежурной улыбкой на устах. Он слегка наклонился и сделал рукой приглашающий знак. Лиринна немного заробела, но я слегка подтолкнул ее, и мы вошли.

Покупателей было немного: пожилая пара — оба толстые, одутловатые, похожие на морских свинок. Вокруг вертелся приказчик в жилетке с накладным карманом, белой рубахе навыпуск и узеньких, похожих на дудочку штанах. Помогавшая ему продавщица изнемогала под тяжестью нарядов, которые ей приходилось держать, пока супруги выбирали.

— Чем могу быть полезен? — услужливо спросил хозяин лавки, сверкнув золотым зубом.

— Нам нужно красивое вечернее платье, — начал я и остановился. Мне раньше в голову не приходило, что я даже не имею понятия, каким оно должно быть. Длинным или коротким, открытым или закрытым, какого цвета, фасона и покроя.

Лавочник поспешил на помощь:

— Что-нибудь для выхода в свет? — осведомился он. — Такое лёгкое, воздушное…

— Ну, да, — выдавил я из себя.

— Тогда позвольте, — попросил лавочник и увлёк Лиринну в сторону бесчисленного множества манекенов, облачённых в переливающиеся в свете напольных канделябров платья. Там же стояли огромные, в человеческий рост зеркала. Тотчас же к напарнице подскочили три молоденькие продавщицы и запорхали и защебетали вокруг неё словно птички. Они стали делать замеры по фигуре Лиринны, потом о чём-то долго беседовали между собой. Всё это время она бросала в мою сторону немного испуганные и беспомощные взгляды.

Совещание у продавщиц закончилось. Одна из девушек подтолкнула поближе к эльфийке манекен на колёсиках, на котором красовалось красивое длинное платье из бархата с пышной юбкой фисташкового цвета, глубоким декольте и корсетом, расшитым золотыми лепестками. Я заметил, как Лиринна отрицательно мотнула головой, тогда девушки подкатили другой манекен, потом ещё один и ещё один… Спустя целый час я потерял платьям счёт и скучающе отвернулся. Ещё через час захотелось спать, на третий возникло навязчивое желание развернуться и выйти, хлопнув за собой дверью. В четвёртом часу мне совсем плохо, и тут я увидел Лиринну. Ирония судьбы — на ней было то самое, первое, отвергнутое платье, и клянусь жизнью, свет не видал создания прекрасней, чем моя напарница.

— Ну, как? — спросил вынырнувший откуда-то сбоку хозяин.

— Потрясающе! — выдохнул я. — Берём!

Лиринна стояла молча и загадочно улыбалась, на щеках горел румянец. Я не мог отвести взгляда и чувствовал, как во мне зарождается новое дотоле неведомое чувство. Любовь или приязнь — я не знал, как оно называется, но понимал, что теперь Лиринна прочно вошла в мою жизнь и каким же я буду идиотом, если её потеряю.

— Пожалуйста, примите скромный подарок, — сказал лавочник. — К этому платью просто необходимы туфельки на высоких каблуках.

Он выложил на прилавок коробку, в которой на бархатной подушке стояли туфли с золотыми пряжками.

— Совершенно бесплатно, — заверил лавочник.

Я, наконец, смог оторваться от Лиринны и выдавил из себя:

— Спасибо, вы сотворили чудо!

— Да, что вы, — отмахнулся лавочник, но чувствовалось, что похвала ему приятна. — Советую поискать в ювелирном магазине подобающие украшения, которые подчеркнут красоту вашей жены и довершат созданный образ.

Он назвал Лиринну моей женой! Честное слово, я готов был расцеловать его в морщинистые щёки, если бы это было так на самом деле! Однако лавочник немного охладил мой пыл, когда назвал цену. Она оказалось гораздо выше той, на которую я рассчитывал, но сейчас я был готов на любое безумство. Гулять так, гулять. Я с лёгкостью расстался с деньгами, и спустя пять минут нам вручили аккуратно перевязанный бечёвкой свёрток. На улице нас охватил безудержный приступ веселья, и мы долго хохотали, вспоминая, сколько времени, заняла процедура поиска и примерки наряда.

— Давай заглянем в ещё одно место? — предложил я, смотря в лучистые глаза Лиринны.

— Куда?

— Навестим ювелира Блюма. Надеюсь, старик одолжит по знакомству на время какое-нибудь подходящее украшение.

— Ой, это ведь неудобно, — испугалась Лиринна.

— Всё нормально, — заверил я. — Думаю, ювелир не сможет отказать. Я хочу, чтобы сегодня в «Серпентарии» ты затмила всех! Ну, как — идём?

— Идём, — согласилась она.

В ювелирном магазине нас ожидала тёплая встреча. Блюм, похоже, обрадовался посещению. Его стариковские глаза вновь увлажнились, он подошёл к нам шаркающей походкой и с радостью пожал мою руку.

— Девушка, как часто вам говорят, что вы таки красавица? — обратился Блюм к Лиринне, которая только что его поцеловала.

— Не очень, — смущаясь, ответила девушка, тогда ювелир повернулся в мою сторону и слегка пожурил:

— Молодой человек, вы должны твердить вашей прекрасной помощнице минимум сто раз на дню, что другого такого очаровательного существа не найти.

— Я готов даже на двести комплиментов в день, — заверил я старика и изложил просьбу. Ювелир охотно пошёл навстречу. Они с Лиринной долго подбирали подходящие украшения и, в конце концов, остановились на паре золотых серёжек, украшенных драгоценными камнями, и маленьком кулоне.

Дальше наш путь лежал обратно в офис. Пока Лиринна самозабвенно любовалось покупками, я сидел на стуле и думал: стоит спрашивать её о Белой Дымке или нет. Кто знает, как она воспримет сведения о том, что барон отравлен древним ядом, рецепт изготовления которого принадлежит её клану? Наконец, я не выдержал и рассказал девушке всё, но Лиринна лишь пожала плечами:

— Мы давно уже не применяем Белую Дымку, к тому же я никогда не слышала о том, чтобы наше Дерево имело проблемы с бароном. Думаю, что мои сородичи вне всяких подозрений.

— Возможно, — протянул я. — Лиринна, не будешь возражать, если при случае я задам этот же вопрос твоем отцу?

— А почему я должна возражать? — удивилась девушка. — Ты услышишь от него тот же ответ, что и от меня. Эльфам не было, и нет никакого дела до барона Отто фон Бомма, поэтому никто из нас не стал бы его убивать. А если бы и захотел, то просто застрелил его из лука. Люди не орки, поэтому заслуживают благородной смерти.

— Думаешь, что убийца кто-то из людей, знающих тайну приготовления Белой Дымки?

— Твой друг волшебник сам подтвердил, что рецепт Дымки давно уже не принадлежит эльфам. Зря предки раскрыли его людям.

— Наверное, зря, но сделанного назад не воротишь, — задумчиво произнёс я.

Внезапно дверь в кабинет отворилась, и на пороге бесцеремонно, без всякого стука, появился человек, чья внешность сразу показалась знакомой. Это был лорд Риторн, кандидат на пост мэра столицы. По бокам его стояли двое мужчин, по выправке в них легко можно было узнать бывших военных — по всей вероятности телохранители.

— Мне нужен частный сыщик Гэбрил, — произнёс лорд. — Я хочу поручить ему расследование.

Я встал и представился:

— Гэбрил — это я. Рассказывайте.

Глава 7

В которой ко мне приходит лорд Риторн, а я в свою очередь посещаю ночной клуб «Серпентарий»

Птицы такого полёта как лорд Риторн ко мне ещё никогда не залетали, в смысле, не приходили. Нет, бывали аристократы из старинных семей, чья родословная уходит в глубину веков и насчитывает десятки поколений; появлялись и так называемые «новые дворяне» — те, кто получил титул, отличившись на прошлой войне, или просто купил, когда королю в голову пришла светлая мысль пополнить опустошённую казну за счёт продажи дворянских титулов богатым разночинцам. Но вот политиков ещё не было.

Я вспомнил, всё, что знал о лорде Риторне из рассказов герцога Монтойского и доверительных бесед с Гвенни — официальная биография кандидата в мэры, которая публиковалась в газетах и рекламных брошюрах, о многом умалчивала. Происходил лорд из знатного и богатого рода, чей источник благосостояния крылся в огромных сельскохозяйственных угодьях, на которых паслись стада тучных коров. Стремительно росший город нуждался в продовольствии, и маслодельни и сыроварни, принадлежавшие лорду, снабжали столицу молоком, сметаной, сыром и маслом, а колбасные цеха ежедневно выбрасывали на прилавки рынков и маленьких магазинчиков тонны говядины, телятины и колбас всевозможных сортов.

Горожанином лорд стал сравнительно недавно — лет восемь назад, когда решил оставить огромное поместье в провинции и переселиться в столицу. Никогда не слышал, чтобы он каким-то образом проявил себя на поле боя, зато, перебравшись в город, Риторн прослыл меценатом и покровителем искусств. Он был участником и основателем огромного количества разных комитетов и обществ, занимавшихся благотворительностью, но со слов Гвенни я знал, что истинной целью этих организаций было уклонение от налогов. Такова жизнь — богатеи умудряются, пользуясь разного рода дырами и прорехами в законах, безнаказанно скрывать десятки тысяч золотых рилли, зато обычный человек вроде меня, утаив медный пятак, рискует схлопотать большой штраф или длительный тюремный срок. Впрочем, жаловаться на несправедливость, творящуюся в этом мире бесполезно, любые попытки изменить ситуацию к лучшему, как правило, делают жизнь ещё невыносимей. Остаётся принимать всё, каким оно есть, и играть по установившимся правилам.

В политику лорд ударился сравнительно недавно. Многие считают, что у него имеются неплохие шансы сместить с поста нынешнего мэра — маркиза Виттора, который может, и пользовался поддержкой у королевского дома, зато успел нажить кучу недругов в основном в бедняцких кварталах. Маркиз опирался на высшую аристократию и средний класс — зажиточных ремесленников и торговцев. Лорд разыгрывал другую карту — в настоящее время он строил из себя друга народа, якшался с лидерами бедняков и пытался переманить на свою сторону цеховых подмастерий. Кто-нибудь, не зная Риторна, мог бы подумать, что лорд играет с огнём, но на самом деле он просто умело лавировал в пику маркизу.

Эти мысли быстро пронеслись в голове, пока я прикидывал, чего можно ожидать от неожиданного визита кандидата в мэры столицы. Надо отдать должное лорду: будучи прирождённым аристократом и обладая всем набором присущих этому сословий манер, он не был снобом и держался довольно просто.

Его возраст перевалил уже за пятьдесят, рост примерно метр семьдесят — семьдесят два, довольно плотного телосложения, волосы, чуть посеребренные сединой и… потрясающая харизма! Стоит увидеть лорда только один раз, и больше никогда не забудешь. Он видимо знал о своём обаянии и пользовался им на полную катушку.

— Позвольте представиться. Меня зовут Риторн, лорд Риторн.

— Здравствуйте, лорд. Я вас узнал практически сразу, как увидел. Ваше лицо красуется на каждом втором фонарном столбе.

— Что поделаешь — издержки политической деятельности, — грустно вздохнул лорд.

— Я уже представлялся, а это моя сотрудница — Лиринна, — продолжил я.

Эльфийка слегка наклонила голову, и лорд одарил девушку благосклонной улыбкой.

— Для начала возьмите мою листовку, — предложил Риторн, усаживаясь в стул для гостей. Двое телохранителей замерли за его спиной, как каменные истуканы.

Я не стал отказываться и, повертев в руках бумагу, на которой подробно расписывались блага, какими осыплет наш город лорд в случае победы на выборах, засунул её в самый дальний угол письменного стола, куда мне ещё никогда не приходилось забираться.

— Надеюсь встретить в вашем лице потенциального избирателя, — излишне самоуверенно начал лорд. Я решил его осадить.

— На прошлых выборах я голосовал за мистера Никто — поставил галочку в графе «против всех». С тех пор мои политические взгляды не изменились.

— Что же, достаточно честно, — кисло произнёс лорд. — Честность — это качество, которое довольно редко встречается в политике.

— Интересно, кто в этом виноват: политики или их избиратели?

— Если вам будет угодно, то и те и другие. Мы, политики, просто говорим те вещи, которые от нас хотят услышать.

— В таком случае я бы хотел услышать, что вы пришли передать мне чек на сто золотых рилли, причём совершенно безвозмездно, — откликнулся я. — Буду прыгать до потолка от радости.

Риторн рассмеялся хриплым неестественным смехом. На лицах телохранителей не дрогнул ни один мускул.

— Вы не лишены остроумия, Гэбрил, — признался лорд. — Если бы я раздавал по сто золотых рилли каждому избирателю, то совсем скоро остался бы без последних штанов. Но, кое в чём вы правы. Вам стоит только захотеть, и чек на кругленькую сумму перекочует из моей чековой книжки в ящик вашего письменного стола, куда вы столь легкомысленно отправили мою листовку.

— Деньги лишними не бывают, поэтому желание получить чек у меня имеется. Смущает одно: что ради этого придётся сделать? — напрягся я.

— Совсем немного. Я могу доверять очаровательной даме? — лорд перевёл взгляд на Лиринну.

— Вполне, потому что Лиринна работает на меня. Она будет в курсе всех моих дел.

Удовлетворённый ответом, лорд Риторн продолжил:

— Не стану скрывать, что я жажду победить на этих выборах и отобрать у маркиза Виттора кресло мэра. К сожалению, шансы на победу хоть и велики, но всё же не дают стопроцентной гарантии в успехе. Ждать ещё пять лет я не могу, обстоятельства сложились таким образом, что победа нужна мне именно сейчас, на этих выборах. За спиной маркиза стоит королевский дом с огромными финансовыми ресурсами. Разумеется, я далеко не бедный человек, но с деньгами всего королевства тягаться сложно.

Я согласно кивнул, понимая, о чём говорит лорд. На вторых выборах Виттор прошёл со скрипом, однако кое-кто из королевского дома подмазал нужные механизмы — в результате мы имеем то, что имеем. Почему бы этой истории ни повториться и на сей раз? Риторн тем временем продолжил:

— Чтобы свалить Виттора, мне нужен компромат, причём настоящий, не сфабрикованный, поэтому я решил обратиться к услугам частного сыщика, который сможет в короткие сроки собрать всю интересующую информацию, касательно маркиза и его приспешников.

— Узнайте, на какие деньги маркиз выстроил себе дом в столице, и считайте, что дело в шляпе.

— Э, нет, — протянул лорд. — Взятками сейчас никого не удивишь, это так банально, что вызывает у людей приступ зевоты. Вот если бы маркиза можно было поймать на чём-нибудь скандальном: скажем, он бы оказался замешан в убийстве или в другом способе устранении неугодного человека. В этом случае, третьего срока ему не видать, как своих ушей.

— Однако! Вы уверены, что такое под силу одному человеку? — удивился я, представив вероятный объём работы. Лиринну в такую передрягу я бы предпочёл не впутывать, жалко девчонку.

— Почему одному? Есть люди, которые помогли бы вам найти улики. Можете мне поверить: маркиз Виттор далеко не святой, пусть он даже приходится королю дальним родственником. У маркиза за душой столько всего, что, узнав о его тёмных делишках, вы бы содрогнулись от омерзения.

— Это вряд ли. Я, знаете ли, не кисейная барышня, и в обморок по любому поводу не падаю.

— Прекрасно, мне как раз нужен человек такого склада. Я дам зацепки, вы копнёте поглубже и поделитесь всем, что обнаружите, с вашим другом Гвенни (видите, мне хорошо известны ваши взаимоотношения). Думаю, что он не устоит от соблазна напечатать сенсационный материал (а это будет настоящая сенсация, положитесь на меня) в своей газете. Главное, чтобы никто не связывал вас со мной, и у людей создалось впечатление, что вы действовали на свой страх и риск.

— А потом?

— А потом я выиграю выборы, и, можете мне поверить, — тех, кто оказался полезен, я не забываю.

— А почему именно я? В любой газете можно найти как минимум с десяток объявлений от крупных и не очень детективных агентств, которые могут проделать для вас ту же самую работу.

— Не всё так просто! — лорд сделал презрительную гримасу. — В доброй половине детективных агентств работают шантажисты, которые не упустили бы шанс урвать кусок от моего пирога. В другой половине — либо бездари, способные завалить любое пустяковое расследование, либо те, кто за деньги продаст и мать родную. Они не подходят. Мои люди самым тщательным образом навели справки и проверили вашу репутацию. Я знаю, что вы считаетесь человеком честным и упёртым. Интересы клиента для вас прежде всего, и вы умеете держать язык за зубами. Вы подходите идеально.

— Большое спасибо за столь лестные отзывы, — сказал я, — но если бы ваши помощники потрудились узнать обо мне чуточку больше, то тогда они смогли бы рассказать, что я стараюсь держаться в стороне от закулисных политических игр, и, завидев любого политика, срочно перехожу на другую сторону улицы. Всё, что вы пока поведали, звучит очень заманчиво, но я знаю, чем могу кончить, если приму ваше предложение. Не успеет зайти солнце того дня, как вы станете мэром, с меня по вашему приказу спустят шкуру и изрежут на мелкие ленточки. Боюсь, что я не имею возможности принять это предложение, поэтому предлагаю вам забыть, что вы ко мне приходили, а я в свою очередь забуду все ваши слова.

Лорд встал, его глаза на какое-то мгновение налились кровью. Отказ вызвал у него приступ хорошо контролируемой ярости.

— Жаль, очень жаль, — сквозь зубы процедил он. — Я думал, что вы благоразумный человек. Вы даже не представляете, какими неприятностями в будущем может обернуться ваш отказ. Если я не ошибаюсь, то лицензия частного сыщика выдаётся городской мэрией. Полюбуйтесь на неё. Когда я стану мэром, то позабочусь, чтобы вы забыли, как она выглядит.

— Мне тоже было приятно познакомиться, — сказал я. — Пожалуйста, когда будете уходить, не хлопайте дверью — у меня очень чувствительные уши.

— Мистер Гэбрил, вы честный, упрямый и остроумный дурак — это очень опасный набор. Ваша жизнь будет интересной, но не слишком долгой.

— Спасибо за дурака, — поблагодарил я. — Народная мудрость гласит, что дуракам везёт. Надеюсь, — это так.

Лорд развернулся и вышел, охрана последовала за ним как на верёвочке. Разумеется, Риторн не внял просьбе, я даже удивился, что дверь не слетела с петель, после того, как один из телохранителей, услужливо закрывая дверь за хозяином, захлопнул её с таким треском, что стена заходила ходуном.

— Жуткий тип, — призналась Лиринна, — и противный. Меня чуть было не стошнило от его присутствия.

— Он просто человек, — пояснил я. — Человек, который рвётся к власти любой ценой и готов идти по штабелям трупов. С каждым годом таких людей становится всё больше. Порой я жалею, что король слишком деликатен с мерзавцами подобного рода и позволяет им творить всё, что заблагорассудится. Рано или поздно они доберутся до него, свалят с трона, сожрут и косточек не оставят. Впрочем, плевать, у короля своя голова на плечах, пусть использует её по назначению! — отмахнулся я и предложил:

— Давай забудем о лорде, как о страшном сне!

Лиринна согласилась. Часы показывали уже пять часов вечера, когда она спохватилась:

— Босс, у меня есть платье, туфли и драгоценности, а в чём пойдёшь ты? Вряд ли тебя пустят в ночной клуб в таком виде.

Я улыбнулся:

— Один момент, — и вышел из кабинета.

Сосед — адвокат Марсен, как обычно работал допоздна. У него даже была шутка по этому поводу: — «Стоит только собраться домой, как обязательно приходит клиент, которому от меня что-то нужно, причём срочно. Поэтому я сижу в офисе до тех пор, пока вероятность появления такого клиента не становится равной нулю».

Я постучал в дверь, никто не ответил. Я воспринял это как приглашение и вошёл, а, войдя замер, потому что понял причину внезапной глухоты Марсена. Всё объяснялось просто: адвокат не отозвался на стук потому, что был слишком увлечён молодой особой противоположного пола, сидевшей у него на коленках. Они предавались старому как мир занятию — самозабвенно целовались и обнимали друг друга. Я ещё немного полюбовался на целующихся голубков, дал им дополнительных тридцать секунд удовольствия и только потом кашлянул. Это подействовало безотказно.

Марсен и девица отпрянули друг от друга, девушка спрыгнула с колен приятеля и стала расправлять невидимые складки на короткой юбке, подтягивать прозрачные чулки телесного цвета и приводить в порядок пышную причёску, а когда, наконец, подняла голову и столкнулась с моим взглядом, то остолбенела. Признаюсь, что и я оказался в растерянности — адвокат целовался с Тиной, официанткой из бара Лу. На какой-то миг я даже почувствовал укол ревности — неужели Тина, красотка, которая так долго строила мне глазки и с удовольствием флиртовала, смогла променять меня на лысеющего ловеласа?

— Привет, Гэбрил, — немного сконфуженно протянул Марсен. — Рад, что ты зашёл, я как раз хотел познакомить тебя с новой секретаршей. Помнишь я говорил вам с Лиринной, что ищу секретаршу?

Услышав имя Лиринны, Тина немного нахмурилась. Видимо, сменив объект охмурения, официантка всё равно испытывала по отношению ко мне какие-то противоречивые чувства. Марсен, к счастью, не заметил внезапной перемены настроения у подруги, и, не дождавшись ответа, беззаботно продолжил:

— Я дал объявление в газету, и на него откликнулась Тина, её так зовут. Прекрасное имя, не правда ли?

Имя как имя, но я вынужденно согласился:

— Угу!

— Я устроил небольшую проверку и понял, что она настоящий клад, а не девушка! Представляешь, Тина схватывает всё на лету, у неё красивый почерк…

У неё много чего красивого — но эта информация сугубо для внутреннего пользования, Марсену предстоит пройти всё самому, этап за этапом.

— Она так замечательно стенографирует…

«И целуется», — мысленно добавил я, но вслух произнёс:

— Очень приятно, Тина. Я, кажется, где-то уже видел вас, возможно на прежнем месте работы.

Девушка поняла, что я не хочу «светить» перед Марсеном нашим знакомством, и сразу подхватила игру.

— Да-да, припоминаю, вы часто бывали в баре «Сухая ветка». Я там работала официанткой, поэтому вас запомнила. Вы ведь Гэбрил по прозвищу Сухарь? — она с таким нажимом произнесла моё прозвище, что мне сразу стало ясно: Сухарь он и в Аф…, простите везде, — сухарь.

— Он самый, — представился я. — Тина, простите меня, но я хочу ненадолго лишить вас общества начальника. Марсен, можно тебя на минуточку? — я поманил приятеля пальцем, и мы вышли в коридор.

— Слушай, Гэбрил, — заикаясь от волнения, начал Марсен, — как тебе? Чума, а не девчонка! Я с такой ещё никогда не имел дела. Ещё немного и, честное адвокатское, я на ней женюсь.

— Очень рад за тебя, я с удовольствием буду свидетелем на свадьбе, — заверил я и обратился к главному, зачем пришёл: — Не одолжишь мне на вечер смокинг?

У нас была примерно одинаковая комплекция, разве что Марсен был чуточку полнее меня, но его смокинг сидел на мне как литой — проверено не раз.

— Бери, конечно, — разрешил Марсен. — Только проследи, чтобы на нём впредь не оставалось никаких пятен. Я едва сумел его отчистить после того, как ты умудрился заляпать рукава вином.

На самом деле это было не вино, а кровь, причём не моя, а одного слишком приставучего мелкого уголовника. Я не стал рассказывать приятелю о тех испытаниях, которые выпали тогда на долю дорогого (очень дорогого!) смокинга, иначе Марсен больше никогда бы его не одолжил.

— Не беспокойся, друг, я пушинки с него сдувать буду, — пообещал я, и удовлетворённый моими словами Марсен, принёс смокинг и пару парадных лакированных туфель.

— Не забудь вернуть его завтра, — попросил адвокат. — Мы с Тиной пойдём в оперу, и я хочу произвести на неё впечатление.

— Дружище, ты не отразим в любом наряде, — в моём голосе было столько мёду, что пчёлы удавились бы от зависти.

Марсен отправился на следующий тур общения с новой секретаршей, а я пошёл облачаться в смокинг.

Чтобы соответствовать образу богатого кутилы, пришлось соскоблить наросшую щетину на щеках. Как обычно не обошлось без жертв — порезался в нескольких местах, и сердобольная Лиринна помогала заклеивать ранки газетной бумагой, чуточку смоченной одеколоном.

Ещё через час мы были в полном парадном облачении. Я весь из себя элегантный (плохо, что жена не может увидеть, она сейчас бы кусала локти от досады) — в смокинге; накрахмаленной манишке с галстуком-бабочкой, туго завязанным на шее; сверкающий чёрными, натёртыми до блеска туфлями; с плащом, небрежно перекинутым через левую руку. Лиринна — сама мисс Очарованье, в бархатном платье с волнующими разрезами, облегающем прекрасную фигуру; с драгоценностями в ушах и на шее; и в туфельках-шпильках на красивых длинных ногах. Мы оглядели друг друга и улыбнулись. И не важно, что мой наряд позаимствован из гардероба приятеля, чей офис находится за стенкой, а драгоценности Лиринны на самом деле принадлежат старику ювелиру. Главное, что здесь и сейчас мы словно окунулись в волшебный мир сказки, в котором каждый из нас особа королевской крови. Принц и прекрасная принцесса! Герой и героиня! Красавица и чудовище, ой, то есть «красавица и красавец».

— Пойдём? — предложил я, и Лиринна тут же откликнулась с радостным предвкушением:

— Пойдём.

Мы торжественно продефилировали по коридору. Жаль, что сейчас он пустовал, даже Марсен куда-то умчался по своим делам. Лишь привратник, тот самый малый, на которого я точил зуб с того момента, как он «забыл» предупредить о том, что Карлик Джо и его громилы пасутся возле моего офиса, разинул рот от удивления, и я его простил, хотя совсем недавно собирался, по меньшей мере, расквасить физиономию. Чувствуя вину, привратник сбегал и вызвал нам кэб.

Мы уселись в него и помчались в сторону ночного клуба «Серпентарий». Я приобнял Лиринну за талию, она покосилась на меня, но ничего не сказала, лишь чуточку отодвинулась. Потом кэб подпрыгнул на булыжнике, выбитом из развороченной мостовой, кабину качнуло вправо, и Лиринна оказалась почти впритык ко мне. Дальше я её уже не отпускал до конца пути.

По дороге в голову как всегда стали приходить разные мысли. Одна из них меня удивила. Теперь, после того, как мэрия расторгла предыдущий неудачный брак, я превратился в холостяка, не связанного никакими узами. Вот она, свобода! Никто тебя не встречает на пороге с недовольным ворчанием, не заставляет совершать идиотские поступки и давать обещания, которые ты просто не в состоянии выполнить. Живи и радуйся! Но почему хочется совершенно иного? Почему, вдыхая лесной запах, пропитавший волосы Лиринны, я снова думаю о семье? О самой настоящей семье, где каждая мелочь проникнута любовью, заботой и добротой. О детях, жаль, что я до сей поры, не узнал радости отцовства. О доме. Да, в который раз мысли возвращаются к дому и я, кажется, буду совсем не против, если в один день Лиринна станет его хозяйкой. Но согласится ли она? Кто знает, какие чувства эльфийка испытывает ко мне? Сам я боюсь об этом спрашивать и предпочитаю молчать. Так у меня есть хоть какая-то надежда.

Кэб остановился в двух шагах от парадного входа, украшенного разноцветными гирляндами и шарами. Несколько масляных фонарей, освещавших площадку для парковки кэбов и карет, создавали иллюзию карнавальной ночи.

— Приехали, сэр, — прохрипел кэбмен.

— Спасибо, — ответил я. — Сколько с нас?

Кэбмен назвал цену (вот мерзавец, пользуется тем, что клиент не хочет уронить себя в глазах дамы), я вышел из кабины, огляделся по сторонам, вдохнул беспечный воздух светской жизни и вытащил из кармана мелочь:

— Сдачи не надо! — затем помог Лиринне спуститься на землю.

Кэб сразу укатил в темноту, а мы с Лиринной подошли к входу, где стоял швейцар. Выглядел он внушительно — этакая глыба, способная растереть в порошок любого, кто осмелится проскользнуть, минуя контроль.

— Добрый вечер, — поприветствовал он. — Могу я увидеть вашу членскую карточку?

Я показал карточку, которую дал Гвенни. Швейцар поднёс её поближе к близоруким глазам, убедился, что она не поддельная и отдал со словами:

— Всё в порядке. А дама?

— Она со мной, — ответил я.

Швейцар вздохнул и посмотрел с неодобрением. Насколько я знаю толк в заведениях подобного рода, обеспечение дамским эскортом одна из их специализаций, и гостя, пришедшего со своей спутницей, тут не особенно жалуют — клуб теряет дополнительные барыши. Наконец, не найдя предлога для того, чтобы придраться и отказать в праве доступа в святая-святых «Серпентария», швейцар разрешил с неподдельной грустью:

— Проходите, пожалуйста. Приятного вам времяпрепровождения.

— Спасибо, — кивнул я и вошёл во чрево ночного клуба.

Думаю, при свете дня «Серпентарий» производил бы не столь яркое впечатление, но, в освещении обильного числа люстр со свечами и канделябров, заведение выглядело просто шикарным. Повсюду настелены ковровые дорожки, стены задрапированы тяжёлыми и роскошными шторами преимущественно зелёного цвета. Очень много ниш, в них стояли мраморные статуи, и били небольшие фонтанчики. От обилия позолоты на ручках дверей и поручнях лестниц слепило глаза. Повсюду сновали предупредительные и улыбающиеся слуги в ливреях, готовые выполнить любую блажь и прихоть гостя. Лопающиеся от сознания собственной важности господа ходили, окружённые стайками молоденьких смазливых девиц. Большинство девушек по возрасту годилось своим кавалерам во внучки, но это никого не смущало. Девицы томно прижимались к плечам мужчин и время от времени смеялись над плоскими остротами и бородатыми анекдотами кавалеров. Периодически раздавались раскаты громкого мужского хохота и притворное хихиканье барышень.

Лиринне здесь сразу не понравилось, я понял это по застывшему выражению скуки на её лице. Она была эльфом — дитём леса и природы, где всё настоящее, органичное, лишённое притворства и лжи. А в этом мирке мыльных пузырей, затхлой атмосферы и искусственных эмоций Лиринна чувствовала себя потерянной. Мне после ухода жены хорошо знакомо это чувство, но я был человеком, а, как известно мы, люди, можем освоиться везде. Бросьте нас в воду, и, спустя время, следующее поколение отрастит жабры. Наверное, поэтому эльфов, гномов и илонов становится всё меньше, а нас, людей, наоборот, всё больше. Когда-нибудь в этом мире останемся только одни мы, хорошо, что я не доживу до этого часа.

— Не переживай, девочка, — ободряюще произнёс я. — Мы тут ненадолго. Поговорим с Никавери, вытряхнем из неё всё, что нам нужно, и вернёмся назад.

Тут меня толкнул плечом очень высокий человек в довольно необычном для этого места наряде — на нём была обычная куртка из плотной ткани с капюшоном, серые штаны и ботинки на толстой подошве. Длинные русые волосы опускались чуть ниже плеч. Черты лица тонкие, глаза злые и колючие. Интересно, как он здесь оказался? Неужели швейцар пропустил? А может быть это какой-то богач известный своими причудами? Тогда на него никто точно не обратит ни малейшего внимания.

— Простите, — извинился высокий, и поспешил вперёд, туда, где перед небольшой сценой стояли небольшие уютные диванчики. Мы последовали его примеру.

Публики было немного, основной контингент появлялся заполночь, и большинство мест пустовало. Я ощутил голод, эльфийка тоже давно ничего не ела. Что ж, раз мы здесь, то почему бы ни отведать местной кухни? Понятно, что еда и выпивка стоят немало, но раз пошла такая пьянка — чего скупиться?! Мы сели поближе к сцене, дождались пока официантка в наряде — змеиной чешуе, принесла меню, сделали заказ (прожаренный бифштекс для меня и салат для Лиринны, а так же спиртное) и стали смотреть представление, разворачивавшееся на сцене. Оказалось, что вкусы у власть предержащих были вполне заурядные.

Конферансье объявил выход Акуры — «самого сильного человека на свете». Маленький оркестр, спрятавшийся в оркестровой яме, грянул туш, и на сцену вышел человек раза в два крупнее швейцара, стоявшего возле входа. Силач был раздет до пояса, и публика с восхищением наблюдала за шарами мускул, перекатывавшимися по телу. Атлет немного поиграл мышцами груди. Мне стало завидно: будь я, таким, как он, и многие проблемы решились бы сами собой.

Сперва Акура побаловался здоровыми гирями, с каждым заходом число, поднимаемых гирь, росло. Потом силач согнул на шее железный лом, толщиной с кулак, разорвал стальную цепь, а когда по-настоящему разогрелся, стал вколачивать голыми руками гвозди в дубовые дощечки.

Конферансье выступил вперёд и объявил:

— Почтеннейшая публика, а сейчас смертельный номер! Слабонервных просим удалиться.

Застучала барабанная дробь. Акура встал на четвереньки, перед ним положили доску, раза в два толще тех, что были раньше. Силач взял в руки гвоздь, слегка воткнул в доску так, чтобы он не падал, поднял маленькие поросячьи глазки и окинул притихшую публику выжидающим взором.

— Давай Акура, будь молодцом! — громко крикнул кто-то из передних рядов.

Атлет довольно улыбнулся, потом лицо его побагровело и вздулось, пот потёк с него градом, накапливаясь в маленькой лужице. Акура напрягся и вдруг резко ахнул лбом по головке гвоздя — меня аж передёрнуло, показалось, что в наступившей тишине раздался треск проломленного черепа. Затем силач приподнялся и с гордостью продемонстрировал вколоченный по самую шляпку гвоздь. Публика взорвалась аплодисментами.

— Чем только вы, люди, не зарабатываете на жизнь, — грустно произнесла Лиринна.

— Как-то раз со мной тоже пытались проделать нечто подобное, — признался я. — Хотели открыть моим лбом стальную дверь. Разумеется, я возражал, но моё мнение почему-то никого не интересовало.

— Может, тебе тоже пора идти на сцену? — хихикнула Лиринна и передразнила конферансье. — А сейчас на манеже гроза всех гвоздей — Гэбрил Чугунный Лоб!

Мы засмеялись, Лиринна постепенно приходила в себя и уже была не столь скованной, как несколько минут назад.

— Дамы и господа! — конферансье вновь появился на залитой светом прожекторов сцене. — А сейчас, любимица публики, непревзойдённая экзотическая танцовщица Никавери исполнит неподражаемый и чарующий танец на тему знойного Востока.

Я замер, услышав знакомое имя. Мужскую часть публики как подменили, многие, очевидно, знали, что им предстоит увидеть. Они на миг забыли о спутницах и устремили взгляды на сцену. Заиграла нежная расслабляющая музыка в восточном стиле. Покачивая бёдрами, вышла закутанная с головы до ног в разноцветное покрывало девушка. Внезапно музыка изменила свой ритм; тревожно забили, загрохотали барабаны, будоража кровь, заставляя пульсировать в висках. Ещё миг, и покрывало улетело в сторону к какому-то господину, вальяжно раскинувшемуся за богато обставленным столиком. Он принял свалившийся на голову подарок с довольной улыбкой и послал танцовщице воздушный поцелуй. Ухажёр или…?

Тем временем движенья девушки стали плавными, она словно плыла по воздуху, оторвавшись от земли, и, не касаясь пола, маленькими стопами ног, на которых в такт музыки позвякивали золотые браслеты в виде ящериц. Темп убыстрялся, но Никавери буквально растворилась в музыке.

Я посмотрел на Лиринну. Она заметила взгляд и усмехнулась. Для нас танец не имел никакого значения. Здесь были только мы — я и Лиринна. Что творилось вокруг — не имело ни малейшего значения.

Внезапно прожектора потухли, а когда загорелись вновь, сцена оказалась пустой — Никавери исчезла.

Зал разразился аплодисментами.

В этот момент подошла официантка с подносом, на котором стояли бокал с вином для меня и коктейль с тонкой соломинкой для Лиринны.

— Скажите, — обратился я к официантке, — как я могу увидеться с Никавери?

Официантка взглянула сперва на меня, потом на Лиринну, которая со скучающим видом, посасывала свой коктейль из трубочки.

— Нужно пройти в гримёрку для артистов, вход за сценой. Поговорите с её импресарио, его зовут Глок. Он всё устроит, естественно не бесплатно.

— Спасибо, — поблагодарил я, рассчитался по счёту и дал чаевые. Судя по кислому выражению девушки, она привыкла получать «на чай» гораздо больше, но у меня как-то рука не повернулась отдать вот так за красивые глазки сумму, равную среднему заработку за неделю.

Бифштекс по вкусу напоминал подошву от башмака, возможно, его уже кто-то пытался жевать до меня, но не смог осилить и сдался. Я не стал ломать зубы и отодвинул тарелку в сторону, может тому, кто будет есть это следующим, повезёт больше. Лиринна тоже не выглядела счастливой, подцепив вилкой совершенно неаппетитного вида корешок. Кухня не была сильным местом «Серпентария» — люди приходили сюда, чтобы продемонстрировать причастность к элите. Им было всё равно, чем набивать желудок — в конце концов, у большинства посетителей имелись личные повара, знавшие, как угодить хозяевам. Здесь правило бал честолюбие, возведённое до абсурда.

— Я больше не могу, — признался я. — Кусок в горло не лезет. Пойдём искать Никавери.

— Наконец-то, — обрадовалась эльфийка. — Я думала, что придётся сидеть тут до седых волос, пока ты не прикончишь этот бифштекс.

Я встал, и помог Лиринне подняться с уютного диванчика. Сбоку послышалось шевеление, словно кто-то собирался впопыхах. Мимо почти пробежал тот самый высокий, странно одетый тип, кажется, он сидел по соседству.

Я отставал от него всего на два или три шага и уже стал нагонять, как вдруг чья-то рука схватила меня за локоть. Пришлось притормозить. Я обернулся и увидел, что за ближайшим столиком сидят несколько офицеров в парадных мундирах королевской гвардии, а во главе компании находится племянник покойного барона фон Бомм. Именно он задержал меня.

— Постойте, Гэбрил, — сказал племянник. Лицо его было багровым от выпитого вина. — Вас ведь, кажется, именно так зовут?

Я подтвердил его слова кивком и продолжил движение, но Герхард не дал мне уйти.

— Не спешите, — заплетающимся языком попросил он. — Я отмечаю отвальную — ухожу из армии и возвращаюсь к скучной штатской жизни. Присоединяйтесь, выпейте за моё здоровье. Господа, наполните бокалы моему новому знакомому и его прелестной спутнице.

Я пытался отказаться, но пьяные офицеры усадили нас с Лиринной за свой стол, и мне пришлось опустошить бокал, чтобы от них отвязаться. Только после этого, мы смогли подняться из-за стола кутившего Герхарда фон Бомма.

За сценой действительно находилась маленькая дверь для персонала. Она была не заперта, и мы, переступив порог, оказались в холодном и мрачном коридоре. Первая, увиденная табличка гласила, что напротив находится кабинет маэстро Глока.

Импресарио соответствовал описанию, которое дал старик ювелир. Длинный, смуглый, неприятный тип с зализанными волосами и манерами сутенёра, скользкий, как угорь и вонючий, как хорёк. Он что-то писал в амбарной книге, время от времени, щёлкая костяшками деревянных счёт.

— Господин Глок? — оторвал я его от столь увлекательного занятия.

— Он самый. Чем могу быть полезен? — прищурился тип.

— Меня зовут Гэбрил, — представился я. — Это моя супруга Лиринна. Мы давние поклонники таланта вашей протеже — очаровательной и несравненной Никавери. Хотим с ней встретиться и поговорить.

— Боюсь, что сегодня это невозможно, — сказал Глок. — Она очень устала после выступления и плохо себя чувствует.

— Да, но нам просто необходимо встретиться с ней именно сегодня, — с нажимом произнесла Лиринна.

— Ничем не могу помочь! — досадливо протянул Глок. — Возможно, завтра или послезавтра она будет чувствовать себя лучше. А сейчас — извините…

Он демонстративно пожал плечами.

— Хорошо, — сказал я. — Простите великодушно за вторжение.

— Ничего страшного, — буркнул Глок и вновь погрузился в расчёты.

Мы вышли и остановились в коридоре.

— Что будем делать, босс? — спросила эльфийка.

— Не хотят по-хорошему, сделаем по-плохому, — ответил я. — Найдем гримёрную Никавери и вломимся без приглашения. Боюсь, на следующее посещение этого заведения денег уже не хватит.

Задаток баронессы и гонорар ювелира давно растаяли, сейчас я тратил последние наличные. Просить у вдовы денег на несколько посещений подряд дорогого ночного клуба было бы весьма опрометчиво. Не факт, что баронесса смогла бы понять меня правильно.

Гримёрную мы разыскали довольно быстро. Встреченная в коридоре артистка в костюме зайчика указала нужную дверь, которая ничем не выделялась от остальных, на ней не было даже таблички. Только я взялся за ручку двери, как позади раздался чей-то недовольный рык. Я обернулся и увидел за спиной парочку, состоявшую из Глока и силача Акуры. Атлет уже успел накинуть на могучие плечи халат и теперь возвышался над импресарио подобно неприступной скале.

— Уважаемые, — начал Глок, — я же предупреждал вас, что Никавери слишком занята. Пожалуйста, отойдите от двери и пройдите в зал. Нашему заведению не нужны неприятности.

— Извините, но нам очень надо, — ответил я и продолжил прерванное занятие.

— Вот вы как! — обиженно воскликнул Глок и, обращаясь к атлету, приказал, — Акура, голубчик, поучи этого зарвавшегося господина хорошим манерам.

Атлет надвинулся, насупив мохнатые брови, а его хозяин стал радостно потирать руки, предвкушая бесплатное развлечение. Глупцы! Они не подозревают о моём суперсекретном оружии, рояле в кустах, очаровашке в вечернем платье. Если вы ещё не догадались, я говорю о Лиринне, мастере эльфийских единоборств.

— Лиринна, деточка, — немного томно произнёс я, — разберись с этим невесть, что возомнившим о себе дядей. Дай знать, когда всё будет закончено.

— Гэбрил, ты что? — зашипела Лиринна, вцепившись в рукав смокинга. — Мне с этой гориллой в жизни не справиться.

Я на миг остолбенел:

— А как же клест? Использование силы врага против него? Акура силён как бык, тем хуже для него. Иди и сделай его как маленького!

— Не пойду, — решительно заявила Лиринна и прошептала, широко открыв глаза: — Мамочка, я его боюсь! Гэбрил, сделай что-нибудь!

Так, план трещал по швам, на помощь струсившей эльфийки можно не рассчитывать. Выполняя её просьбу, я сделал, тоесть попытался сделать. Хук правой, затем левой, пинок в живот, серия в голову и в корпус. Для атлета мои удары были всё равно, что слону дробина — Акура лишь плотоядно ухмыльнулся, кажется таких, как я, он ест на завтрак. Придётся отступать.

— Извини, детка, — честно сказал я Лиринне. — Я сделал всё, что мог. Сейчас нас будут убивать. Бежииим!

Но убежать мы не успели. Из-за двери, ведущей в гримёрку Никавери, раздался страшный крик и сразу затих. Кричала женщина, и у нас не было сомнений в том, что крик принадлежал танцовщице. Не сговариваясь, мы бросились на дверь. Она оказалась заперта, но я врезал по ней ногой и тут же запрыгал от резкой боли. Дверь, несмотря на потрепанный внешний вид, оказалась крепкой. Нам повезло, что силач не успел ещё отбить себе последние мозги. Он быстро пришёл в себя, оттолкнул меня в сторону и с хрустом вынес дверь вместе с косяком, однако не смог устоять на ногах, пробежал по инерции несколько шагов и упал, явив на всеобщее обозрение свой накачанный зад.

Никавери лежала на полу бездыханной, из перерезанного горла струйкой сочилась кровь, пропитывая ковровую дорожку, настеленную в помещении. Напротив чёрной дырой зияло раскрытое навзничь окно, ветер теребил занавески и ворошил стопку бумаг, раскиданную на полу. Мелькнула чья-то тень и тут же исчезла, растворившись в темноте оконного провала.

Белый, как мел, Глок остановился у входа, ему было дурно.

— Кто здесь был? — закричал я, схватив его за грудки. — Кого ты впустил к Никавери?

— Я… я не знаю, — пролепетал в ужасе Глок. — Приходил какой-то высокий мужчина, искал Никавери. Дал денег, и я показал ему, где гримёрка.

В голове словно щёлкнуло. Неужели это тот самый высокий, который толкнул меня, когда мы входили в клуб? Потом он опередил нас на дороге, ведущей к коридору.

Я бросился к окну. С момента убийства прошло совсем мало времени — убийца не мог уйти далеко. Гримёрная располагалась на высоте второго этажа, высокий выпрыгнул из окна и убежал. Я посмотрел вниз. Прыжок означает верный перелом ног — высота метра три с половиной, не меньше, а летать я не умею. Внимание привлёк козырёк над запасным входом. Он находился чуточку сбоку и при небольшом усилии я смогу сначала попасть на него, а уже потом спуститься на землю.

— Лиринна, оставайся здесь, — коротко приказал я и залез на подоконник.

Высоко! Тем более с учётом моего роста. Я присел на карачки, спустил вниз ноги, а потом повис, зацепившись за край карниза руками, раскачался и, улучив нужный момент, отцепился. Прыжок закончился благополучным приземлением на краю козырька. Ещё мгновение — и я уже бежал по узенькой улице, похожей на каменный мешок. По бокам возвышались кирпичные кладки домов, они уходили далеко ввысь и были лишены окон. Где-то впереди мчался убийца, кажется, я уже слышал его дыхание, и постепенно расстояние между нами сокращалось. Впереди появилась взмокшая спина бегущего. Да, я прав, это был тот самый, высокий. Он пытался уйти от погони.

«Врёшь, не уйдёшь», — подумал я про себя, и стал увеличивать скорость, выжимая из себя последние соки.

Мы пробежали уже приличное расстояние, как неожиданно высокий остановился. В его руках появился какой-то предмет, я не сразу сообразил, что это складной лук. Убийце потребовалось две секунды на то, чтобы его собрать и вложить стрелу. Я разглядел кривую усмешку на губах высокого, потом он спустил тетиву, и стрела запела, засвистела в воздухе.

Кое-чему меня в армии учили, и я ещё не успел забыть всех уроков. Мозг рассчитал траекторию полёта стрелы. Время замедлило бег. Шаг в сторону, и стрела с жалобным звуком уткнулась в кирпичную стену, раскрошив часть кладки. Меня слегка задело мелкими осколками каменной крошки, но это так, пустяки. В руках у высокого уже появилась вторая стрела, ещё раз он вряд ли промахнётся — слишком мала дистанция. Тогда я затанцевал. Есть особый танец, ему учили во время службы в полку Дикий Псов, который не позволит врагу хорошо прицелиться и выстрелить. Он и сложен и прост одновременно. Основное — не делать повторяющихся движений, чтобы противник не сумел распознать ритм вашего танца и смысл движений. Шаг влево, шаг вправо, безумный поворот, подскок.

Я летал от одной стены к другой, уходил, уворачивался как мог, петлял, словно заяц, делал чудовищные прыжки, как косуля, за которой несётся голодный лев. Выигрывал доли секунды и миллиметры расстояния, а главное — жил!

Высокий не мог навести жало стрелы, я ускользал от его взгляда, не давал прицелиться. Возможно, ещё немного, и высокому бы не поздоровилось, скрутить его я бы сумел: по сравнению со мной убийца выглядел чересчур щуплым и хрупким. Но враг не был человеком, он оказался эльфом. Случайный порыв ветра всколыхнул прическу, и я увидел заострённые кончики ушей, точно такие же, как у Лиринны или Лигреля. Наверное, поэтому я опешил и на какой-то миг запутался в рисунке танца, растерялся и потерял контроль над движениями. Эльф мгновенно воспользовался оплошностью.

Правое плечо заныло от нестерпимой боли, я вскрикнул и упал на колени. Эльф торжественно усмехнулся. Жало ещё одной стрелы было нацелено мне в грудь. Один выстрел и со мной будет покончено. Жаль, тридцать два года не самое подходящее время, чтобы умирать.

И тут раздался оглушительный выстрел. Стреляли из пистолета, вероятно, из такого, о каком я мечтал, на какой копил деньги в той заначке, что спустил на платье для Лиринны.

Выстрел стал для меня спасением. Эльф развернулся и бросился бежать. Стрелок, кем бы он ни был, промазал, но зато спас меня, спугнув убийцу. Это было последней мыслью перед тем, как наступившая темнота приняла меня в свои объятия. Я словно провалился в бездонный колодец и затаился на самом его дне.

Глава 8

В которой я оказываюсь в гостях у эльфа и узнаю о хиджи

Сплошная темнота сменилась серым мраком, потом сквозь него стали проступать смутные очертания чего-то знакомого — овал женского лица, обрамлённый свисающими длинными волосами. Где же я его видел, почему он кажется таким знакомым? А может, это обман или галлюцинация?

Женское лицо склонилось надо мной, открыло рот и что-то произнесло, но я ничего не понял, вместо слов одно сплошное невнятное бу-бу-бу. Потом на лоб легла смоченная водой тряпочка, приятное чувство тепла распространилось по всему телу, и я словно вынырнул наружу. В ушах закололо, пробка, мешавшая слышать, исчезла. Мир звуков обступил со всех сторон.

— Где я? — губы едва шевелились, но меня поняли.

— Гэбрил, это я, Лиринна. Ты у нас дома, — последовал ответ.

Лиринна, моя сотрудница? Я у эльфийки? Руки не слушались, весят как будто чугунные, но я всё же сделал попытку приподняться на локтях и тут же упал.

— Не вставай, Гэбрил, полежи, — умоляюще попросила Лиринна. — Тебе нельзя двигаться.

Я закрыл глаза и снова провалился в глубокий сон, в котором не было ничего, кроме абсолютной тьмы. Следующее пробуждение оказалось не таким мучительным. Голова гудела и раскалывалась на части, но я всё же смог отчётливо разглядеть детали окружения. Самая обычная комната, очень маленького размера, думаю, детская или спальня, уютная, выдержанная в пастельных тонах. Основную часть занимала широкая кровать, застеленная простынёй из тонкого хлопка, на ней я и лежал, заботливо укрытый тёплым одеялом, подоткнутым под ноги. Голова покоилась на большой подушке с белоснежной наволочкой. Подушка оказалась пышной и взбитой как полагается, благодаря этому я чувствовал себя в высшей степени комфортно. Вокруг много зелени — крошечные деревья в горшочках и кадочках, живые цветы в вазах, комната была заставлена ими от пола до потолка. Настоящая оранжерея, эльфы, даже городское жилище умудряются превратить в кусочек леса. К кровати приставлена табуретка с тремя ножками. На ней кто-то сидел и читал книгу.

— Привет, — прохрипел я. — Как насчёт воды?

Лиринна (это была она) отложила книжку в сторону и подсела на край кровати.

— Гэбрил, ты очнулся?

— Странный вопрос, — проворчал я. — Не только очнулся, но ещё и хочу пить. В горле сухо, будто облизал раскалённую кочергу. Лиринна, дай воды, пожалуйста.

— Сейчас, — пообещала эльфийка и поднесла к моим губам кружку с отваром, пахнувшим лесными ягодами и душистой травой. Я стал пить большими глотками, давясь от жадности, как будто кто-то отнимет драгоценную влагу. Струйки жидкости текли на рубаху, расплываясь тёмными пятнами. Хм, это не моя рубашка: кто-то меня переодел. Надеюсь, что не эльфийка. Мне перед ней щеголять в неглиже неудобно, не те у нас отношения.

Наконец, я напился и сразу почувствовал себя свежим и бодрым, даже головная боль отступила. Дятел, долбивший череп с момента пробуждения, взял перерыв, надеюсь надолго. Руки и ноги дрожали, но не отказывались повиноваться, зато в груди ощущался нестерпимый зуд, ужасно хотелось чесаться. Будь я кошкой, стал бы тереться об изголовье кровати, лишь бы избавится от столь обременительного зуда. И Лиринну просить неудобно, вдруг не так поймёт? Тогда я сам запустил руку за пазуху и обнаружил, что правое плечо забинтовано и к пульсирующему источнику страданий не подобраться. Вот зараза!

— Что, чешется? — догадалась Лиринна, глядя на мои мучения. — Алур говорил: как только появится зуд — пиши: дело идёт на поправку.

— Алур? Этот выживший из ума старикан приходил сюда?

— Да, — подтвердила эльфийка. — И зря обзываешься: ты обязан ему жизнью. Ранение оказалось не смертельным, но всё же довольно опасным. Хорошо, что старик помог тебя выходить, его отвары сотворили чудо.

— Есть ли в этом городе хоть один человек, которому я бы не был обязан жизнью?!! — простонал я. — Надеюсь, что Алур приходил трезвым, иначе я бы предпочёл не мучаться, а умереть сразу на том самом месте, где подстрелили.

— А ты знаешь, кто в тебя стрелял?

— К сожалению, да. Лиринна, не хочется тебя огорчать, но убийцей Никавери был эльф. Я погнался за ним и почти схватил, но он оказался вооружён складным луком и попытался натыкать меня стрелами, как ежа иголками.

Лицо Лиринны помрачнело.

— Насчёт эльфа… думаю, с тобой захочет поговорить мой папа, он просил, чтобы я позвала его сразу после того, как ты очнёшься. Что скажешь, босс? Ты в состоянии уделить папе несколько минут?

— Думаю, да, — решил я. — Стометровки мне сейчас не пробежать, но языком ворочать могу.

Лиринна вышла из комнаты и вернулась в сопровождении отца. Лигрель выглядел невозмутимым, но я съем свою шляпу, если кто-то скажет, будто бы эльф не рад меня видеть живым и здоровым… ну, скажем, почти здоровым.

— Вижу, что дочка не зря отпаивает тебя отварами Алура, — усмехнулся Лигрель.

— Это точно, — хмыкнул я. — Она сказала, что ты хотел со мной переговорить. Я в твоём полном распоряжении.

— Ты провалялся без памяти почти неделю. За это время многое изменилось, причём не в лучшую сторону.

— Что именно?

Лигрель пропустил вопрос мимо ушей, его интересовало другое. Видимо, Лиринна успела передать ему мои слова.

— Гэбрил, ты уверен, что в тебя стрелял эльф?

— Да, уверен, как и в том, что вижу перед собой одного из его соплеменников, — угрюмо произнёс я. — Этот ублюдок хотел напичкать старину Гэбрила стрелами. Меня спасло чудо.

— Этим «чудом» был обычный полицейский наряд. Возле «Серпентария» всегда пасутся несколько копов, на всякий пожарный случай. Они бросились за вами почти сразу после того, как тебе вздумалось сигануть в окно. К счастью, старший наряда был вооружён пистолетом, убийцу удалось спугнуть выстрелом. Считай, что легко отделался.

— А эльфа, что стрелял в меня, поймали? — спросил я, закусывая губу.

— Нет. Он помчался как ветер, полицейские его не догнали.

— Понятно, я всегда считал, что копы слишком много времени уделяют пончикам и жареным сосискам.

— Мало кто способен угнаться за эльфом, — не без гордости заметил Лигрель. — Полицейские поначалу хотели тебя арестовать, но Лиринна сумела убедить их, что ты никуда не скроешься и явишься по первому зову. Она отвезла тебя к нам, связалась с твоим другом гномом…

— Он только наполовину гном.

— Неважно. Гвенни посоветовал ей обратиться к Алуру, даже помог отыскать. Старику пришлось попотеть, прежде чем он вытащил тебя с того света.

— А полиция?

— Они знают, что ты здесь. Несколько раз приходил лейтенант Морс, он жаждал тебя допросить, но ты в это время был без сознания. Возможно, лейтенант появится ещё и сегодня.

— Если придёт, скажи, что я в отключке, — попросил я. — Мне не составит труда подыграть.

— Как скажешь, — пожал плечами Лигрель. — Вернусь к твоему рассказу. В Туземном Квартале проживает не очень много эльфов, и мы очень хорошо знаем друг друга, убийц среди нас нет, я в этом уверен. Лесных сородичей можно не принимать в расчёт — у них свои интересы, убивать какую-то там танцовщицу им не сподручно — виновников, в лучшем случае выгонят из клана, в худшем — убьют. В лесу с этим строго. Остаётся одно — эльф, стрелявший в тебя, был хиджи.

— Хиджи — что за странное слово? Впервые о нём слышу.

— Хиджи — это позор нашего клана. Несколько эльфов из Дерева Зимы когда-то сбились с пути истинного и стали наёмными убийцами. Я не знаю, почему они так поступили, и не хочу этого знать, проклятье легло на их головы. Наш клан постарался порвать с хиджи все отношения, нам даже пришлось устроить на них настоящую охоту. Это произошло после того, как они похитили, а потом убили дочку главы нашего Дерева. Мы истребили их как крыс, одно время казалось, что хиджи перебиты все до одного. Однако, спустя десять лет выяснилось, что пятерым хиджи удалось выжить. Почти все они мужчины, но командует ими эльфийка. К сожалению, наши вожди посчитали их неопасными, тем более что хиджи не стали никому мстить и развернули свою деятельность только среди людей. Мы решили, что это уже не наши проблемы.

— Молодцы, нечего сказать, — заметил я. — Свалили на других и теперь довольно потираете руки.

— Гэбрил, не надо так говорить. Скажи, люди в подобной ситуации поступили бы иначе?

Хороший вопрос, на тысячу золотых рилли тянет, а то и больше. Наши правители за всю историю королевства успели наломать столько дров, что по сравнению с ними эльфы невинны, как ягнята.

— Не обижайся, Лигрель. Люди ничуть не лучше.

— Вот видишь!

Успокоившийся Лигрель продолжил:

— Услуги хиджи стоят дорого, зато результат превосходит все ожидания. Заплатите деньги и спите спокойно, они обязательно устранят того, на кого вы точите зуб.

— Может быть, подскажешь адресок какого-нибудь хиджи — лейтенант Морс давно сидит у меня в печёнках?

— Не стоит шутить с опасными вещами, Гэбрил. Думаю, что один из хиджи долго сидел у тебя на хвосте, но ему не платили за твоё убийство. Возможно, пока… Ты почти застиг его на месте преступления, и он постарался убрать тебя, чтобы не быть схваченным.

— Как только поправлюсь, то обязательно куплю копу, что спугнул этого хиджи, большую коробку пончиков.

— Всё шутишь? — укоризненно произнёс Лигрель. — Мы волновались, переживали, а ты не успел в себя прийти, как снова принялся за шуточки.

— Прости, друг, — извинился я. — Давай спишем это на нервы. Вот завершу расследование, сгоняю на курорт, поправлю здоровье, и тогда ты меня не узнаешь.

— Вряд ли, — губы Лигреля растянулись в иронической усмешке. — Горбатого могила исправит, но тебе даже она не поможет.

— Не стану спорить. Так ты думаешь, что за мной пустили кого-то из хиджи?

— Да, я подозреваю, что за тобой уже давно была установлена слежка.

— Понятно, кто-то пронюхал о расследовании и принял меры; правда, я ничего не почувствовал.

На самом деле я бы мог этого и не говорить по вполне очевидным причинам. Не верьте тем, кто будет бахвалиться, что якобы сразу почует за собой слежку. Если по вашему следу идёт профессионал, вы никогда ничего не почувствуете и не узнаете, если только преследователь этого не захочет. Хиджи — профи и нет ничего удивительного, что их присутствие не было обнаружено до последнего момента, когда им пришлось убрать Никавери. Зачем — другой вопрос. Если буду знать на него ответ — половина дела сделана, а так мне пока приходится топтаться на одном месте, даже не знаю, за что ухватиться дальше. Единственная зацепка привела расследование в тупик.

— Ладно, — согласился я, — пусть за мной шёл хиджи, но как он сумел проникнуть в ночной клуб? Вряд ли у него была клубная карточка, а обойти охрану, не подняв паники, не возможно.

— Для тебя — невозможно, для хиджи — пара пустяков. Помнишь, как во время войны, мы перебили всех ваших магов?

— Кто же этого не помнит?

Да, тогда эльфийские стрелки сумели нанести людям невосполнимый урон. В живых, по воле случая, остался лишь Алур, и, не забывайте, что с ним стало в итоге.

— Как ты думаешь, что нам помогло? — глаза эльфа сузились и превратились в две крохотные щёлочки.

— Откуда мне знать? Думаю, что в вашем шкафу лежит много разных скелетов.

— Этот один из них. Дочка тебя учила кое-каким приёмам клеста?

— Да, правда она считает, что мастера из меня не выйдет. Я не спорю.

— И правильно делаешь. Мы учимся клесту с пелёнок. Но клест — это не просто набор приёмов самозащиты, это целая философия.

— Лигрель, дружище, не говори при мне о философии. Не забывай, что я на больничном, выражайся проще.

— Я уже и так проще некуда!

Ого! Кажется, невозмутимый приятель рассердился. Никогда не видел Лигреля таким. Я решил слегка притушить пламя его гнева.

— Лигрель, прости, если я говорю что-то не так. В конце концов, кто из нас раненный: ты или я?

— Ты. А тебе тогда точно по голове не перепало? — с притворным участием осведомился эльф.

— Очень смешно. Решил с меня пример брать?

— Я лучше застрелюсь! — скривился эльф. — Впрочем, мы отклонились. Я продолжу?

— Валяй! — разрешил я.

— Лучшие бойцы клеста умеют отводить глаза противнику, — начал говорить Лигрель, но я его тут же перебил:

— Магия?

Лигрель досадливо отмахнулся:

— Нет, не магия. Скорее интуиция. Возможно, я подобрал неправильный термин, но это не важно. Попробую объяснить на пальцах: мастер клеста умеет уходить из поля зрения противника, словно выпадать, перемещаясь туда, куда враг не смотрит — в мёртвую зону. Таким образом, может создаться впечатление, что никого рядом нет, хотя на самом деле мастер клеста находится поблизости, но ничем не выдаёт своего присутствия. Если охранник был один, хиджи просто мог незаметно прошмыгнуть мимо, используя принцип мёртвых зон. Это искусство помогло нашим стрелкам пробиться в ваш лагерь и истребить всех магов.

— Я всегда знал, что вы — эльфы опасные типы. Сейчас убедился в этом ещё раз.

— Вот видишь, мы тебя не разочаровали, — резюмировал Лигрель. — А теперь слушай о том, что произошло за то время, пока мы поили тебя с ложечки микстурой Алура.

Лигрель начал говорить, а я постоянно ловил себя на мысли, что думаю, только о том, как бы почесаться — уж больно сильно зудело плечо. Помню, как во время службы в джунглях, многие подхватили чесотку и провели немало «приятных» минут, но она даже в сравнение не шла с зудом, охватившим правое плечо.

Я оттянул повязку и своими глазами увидел, что рана затянулась, остался лишь небольшой рубец нежно розового цвета. Чесаться там совершенно нечему. Видимо организм не верил всяким волшебным отварам и продолжал лечить уже исцеленную рану. Дни, проведенные на «больничной койке», пошли на пользу.

Стоит отметить, что меня угораздило свалиться с копыт в довольно непростой период для королевства, хотя начиналось всё очень даже ничего. Старший сын короля, герцог Де Бриль, сочетался законным браком с дочерью владыки султаната Бихара. Бихар — наши хорошие соседи, небольшая страна, граничащая с нами на северо-востоке. Правит там султан, не помню как его имя, что-то по-восточному заковыристое и трудно произносимое, язык сломаешь. А уж перечень титулов, какими себя наградил этот владыка, займёт не одну страницу убористого текста. Главное — то, что султан проводил дружественную политику, а его войска помогали сдерживать кочующие племена, норовившие ворваться на территорию королевства. Узы брака между двумя правящими династиями должны были скрепить дальнейшую дружбу стран. К тому же, говорят, что дочка султана — писаная красавица, и герцог заочно влюбился в неё без памяти, едва увидев портрет красотки, привезённый делегацией сватов из Бихара. Насколько изображение соответствует реальности, не знаю: вдруг султанские живописцы слегка приукрасили образ луноликой Айни-биби? Восток есть восток, хитрецов там всегда хватало. Возможно, герцога ждало разочарование, но отменять свадьбу в любом случае было уже поздно: сам король прибыл в столицу Бихара, чтобы взять организационные приготовления в свои руки.

Три дня эта тема была основной для всех газет королевства, на четвёртый день интерес к ней упал — на передний план выдвинулось другое, не менее громкое событие. Одно из главных лиц в стране — Главный Казначей, попал в засаду. На его телохранителей налетели таинственные существа, чьи лица скрывались за маской, зато острые эльфийские уши были дерзко выставлены на всеобщее обозрение. Хотя Главного Казначея охранял отряд, численно превосходивший нападавших в десять раз, эльфы расправились с ним играючи, лишь трое солдат спаслись от эльфийских стрел и лёгких мечей. Самого вельможу ограбили и убили. Затем по столице прокатилась волна драк, грабежей и убийств… и все это среди бела дня на глазах у десятков и сотен горожан. И каждый раз фигурировали эльфы в масках.

Лорд Риторн на правах кандидата в мэры выступил с заявлением для прессы, что волноваться не стоит, это всего лишь «кучка сумасшедших эльфов», их скоро поймают и отправят на каторгу. Газеты тут же подхватили новость, что «эльфы сходят с ума». Кое-кто сравнил это с Гоном у илонов. Надеюсь, Гвенни в своём листке не был столь скоропалителен с выводами, поскольку ему доподлинно известна разница между эльфами и илонами. Лично у меня из рассказа Лигреля стало складываться впечатление, что за всеми беспорядками стоит чья-то влиятельная фигура, тот, кому выгодна смута в столичных кварталах.

Горожане начали недовольно роптать, местами вспыхивали потасовки, били избирательно: эльфов, илонов, гномов, людей за них вступавшихся. Самым проблемным районом был порт, сказывалось близость с Туземным Кварталом, к тому же недалеко от окрестностей порта располагались Трущобы — самое опасное место в городе. Там жили настоящие отбросы общества: никому не нужные люди, чей мозг давно пропитался алкогольным суррогатом и оранжевой пыльцой, отравлявшей сознание и вызывавшей почти мгновенное привыкание. Общество списало их со своих счетов и предпочитало смотреть сквозь пальцы на ужас, царивший в Трущобах. Городские власти беспечно считали, что держат район под контролем, но как же они просчитались!

За те дни, что я провалялся в бреду, лорд стал самым популярным политиком в столице, его выступления — грамотно разыгранные спектакли, призывали народ относится с настороженностью к «остроухим» и заодно не забыть проголосовать на ближайших выборах за «защитника и покровителя обычных людей Лорда Риторна»!

— Муниципальная полиция бессильна, — заявил он и предложил создать отряды самообороны. К счастью, горожанам хватило здравомыслия, похоронить предложение, правда, случилось это после того, как до некоторых дошло, что костяки этих отрядов формировались из уроженцев Трущоб. Может быть, многие жители столицы и недолюбливали эльфов, но о том, что есть существа в человеческом облике, куда хуже, чем дети леса, они знали на своей шкуре!

Маркиз Виттор выкручивался, как мог, но с каждым шагом неуклонно сдавал позиции. Окажись на месте король, чья власть была велика, а авторитет неоспорим, ситуация могла бы сложиться иначе, но, в его отсутствие, голоса большинства горожан фактически принадлежали Риторну, лорд становился влиятельной фигурой и с ним приходилось считаться.

— Да, невеселые дела творятся, — заметил я, когда Лигрель закончил рассказ. — А что король, знает ли он о беспорядках?

— Думаю, знает, но свадьба сына у него стоит на первом месте. Боюсь, что монарх недооценивает угрозу для трона или слишком надеется на тех, кого оставил вместо себя.

— А что делаете вы — ищете эльфов, устроивших этот переполох?

— Мы сбились с ног, но пока безрезультатно, к тому же в последнее время сородичам стало слишком опасно покидать пределы Туземного Квартала. Кое-кому не повезло, есть тяжело раненные.

— Лигрель, что скажешь насчёт хиджи: не их ли это рук дело?

Эльф вздохнул:

— Почему бы и нет? Рано мы хиджи списали со счетов, ой как рано…

Раздался мелодичный звон. Я вопросительно взглянул на эльфа.

— Это звенит колокольчик у входа, — пояснил Лигрель. — Лиринна сходи, узнай, кто пожаловал.

Лиринна отправилась к входу, а мы с Лигрелем немного посидели в тишине. Я наблюдал за мухой, ползавшей по стеклу, а эльф качал ногой, сложенной одна на другую. Послышался шум открываемой двери, чьи-то голоса, а потом в комнату вплыла моя клиентка — баронесса фон Бомм. При виде меня, лежавшего на кровати, она всплеснула руками, лицо баронессы приняло кислое выражение, словно кто-то заставил её съесть лимон.

— Ах, Гэбрил, — баронесса молитвенно сложила руки на груди, — что с вами стряслось?

— Кое-какие неприятности, они обойдутся вам в лишнюю сотню серебряных рилли сверх обычного гонорара, — пояснил я. — Дело вашего мужа оказалось слишком опасным даже для такого крутого парня вроде меня.

— Мне очень жаль, мой мальчик… Вам не больно?

Хм, я конечно моложе баронессы, лет так на …цать, но мальчиком меня назвать сложно. Может, баронесса стала испытывать ко мне материнские чувства и усыновит?

— Ничего страшного, Эльза. Это моя работа.

Услышав, что я обращаюсь по имени, баронесса засияла, как начищенный медный таз. Соскучилась? Мы с ней дней десять не виделись.

Она хотела присесть прямо на край постели, но Лигрель принёс ещё один табурет, специально для баронессы.

— Присаживайтесь.

— Спасибо, вы так любезны.

Баронесса присела, зашелестев пышной юбкой, и улыбнулась. Лицо Эльзы было слегка подправлено косметикой, что делало её моложе и чуточку красивее.

— Как продвигается расследование? — спросила она и покосилась на эльфов.

Отец с дочерью понимающе переглянулись и направились к выходу.

— Лиринна, не уходи, — попросил я. — Ты же работаешь на меня и должна всё знать.

Довольная эльфийка вернулась и, придвинув табурет, присела поближе. В глазах её прыгали смешинки.

Я вкратце обрисовал баронессе текущее состояние дел, опустив встречу с призраком барона, и некоторые несущественные детали.

— На основании имеющихся данных, могу вам со всей уверенностью сказать, что ваш муж был отравлен, — обобщил я. — Скорее всего, отравительницей была экзотическая танцовщица Никавери. К несчастью, её уже нет в живых. Стоит продолжать расследование?

— Да. И знаете почему?

Я честно признался, что нет.

— На прошлой неделе в моей усадьбе видели призрака. Говорят, что это был мой муж. Об этом писали все газеты. Я в ту ночь гостила у кузины и, как водится, узнала обо всём последней. Если мой Отто действительно стал призраком, то найдите, пожалуйста, того, кто лишил меня мужа и обрёк Отто на вечное скитание.

— У меня тут были кое-какие расходы, а предвидятся ещё большие, — протянул я.

Смокинг Марсена был безнадёжно испорчен. Возможно, дыра оставленная эльфийской стрелой, поможет адвокату произвести дополнительное впечатление на Тину, но выйти в свет в таком наряде нереально.

Баронесса поняла мои слова правильно:

— Конечно, конечно. Я дам вам ещё… ну скажем, семь золотых рилли, в дополнение к авансу. Устроит?

— Вполне. Как только стану на ноги — отработаю всё до последнего гроша.

— Вот и чудненько, — баронесса склонилась и коснулась моего лба холодными губами. — Поправляйтесь, Гэбрил. Я буду вас навещать. До свидания!

— До свидания, — без особого энтузиазма произнёс я и откинулся на подушку.

Как только Эльза ушла, первый вопрос, адресованный эльфийке, был следующим:

— Лиринна, скажи, как она узнала, где я?

— От меня, — покаялась эльфийка. — Я, пока ты лежал без сознания, несколько раз бывала в офисе — наводила порядок: подметала, вытерла пыль, сделала влажную уборку, разобрала бумаги. А позавчера столкнулась с баронессой, она пришла в контору, чтобы узнать, как идут дела. Я ей сказала, что ты ранен и ещё не пришёл в себя. Она попросила разрешения тебя навестить, тогда я и дала ей адрес. Кстати, она долго не могла поверить, что я эльфийка.

— Понятно, дальше можешь не продолжать, — сказал я. — Ты поступила правильно, но в будущем советуйся со мной.

— Ты же был без сознания!

— Всё равно. В следующий раз дождись пока я приду в себя и посоветуйся.

— Ладно, — слишком легко согласилась Лиринна, а потом вдруг резко сменила тему:

— А давай заведём у нас в офисе кошку?

— Это ещё зачем?

— Я так привыкла за тобой ухаживать, что даже не знаю чем бы заняться, когда ты выздоровеешь. Придётся заводить кошку.

— Нет, кошки не надо, — на полном серьёзе сказал я. — От них много неприятных запахов и мало толку. Может лучше собаку? Королевскую сторожевую или овчарку.

— Собаку?! Фу! У собак блохи и шерсть по всем углам. И кто её будет выгуливать?

— Ты, конечно, — сказал я и рассмеялся.

Смех оказался заразительным. Лиринна как не крепилась, но всё же не выдержала и прыснула в кулачок.

— Как в этом доме с едой? — спросил я, отсмеявшись. — У меня от голода живот к позвоночнику прилип.

— Схожу на кухню, проверю, — пообещала Лиринна.

— Хорошо, только не томи. Есть ужасно хочется. Ещё немного, и я упаду в обморок, на этот раз от голода.

Пока Лиринна ходила на кухню, я лежал на кровати, вытянувшись как струна, и отдыхал. Жаль, что возможность просто поваляться на кровати и ни о чём не думать, выпадает так же редко, как снег летом.

Пока мысли витали где-то там, высоко, в комнате появилась женщина, лицом и фигурой, напоминающая Лиринну, разве что морщинки у глаз выдавали её возраст.

— Как наш больной? — спросила она.

— Спасибо, хорошо, — откликнулся я. — Вы, наверное, сестра Лиринны?

— Что вы, — улыбнулась женщина. — Я Мелина, мама Лиринны. Старшая сестра моей дочки вышла замуж и живёт у мужа.

— Мама! Никогда бы не поверил. Вы с Лиринной как две сестры-близняшки!

— Спасибо, Гэбрил, вы мне незаслуженно льстите, — эльфийка выглядела польщённой. — Лиринна сказала, что вы голодны и хотите перекусить?

— О, да! Готов съесть целого быка! Скажите, у вас есть зажаренный бык?

— Нет, быка у нас нет, — губы эльфийки снова расплылись в улыбке. — Мы, эльфы, стараемся не употреблять в пищу мясо, но для вас сделали исключение — муж купил в городе колбасы и сарделек.

Хм, учитывая сложившуюся ситуацию, Лигрель порядком рисковал, когда покидал пределы Туземного Квартала ради какой-то колбасы.

— А что разве у вас в Квартале не продают мясные изделия? — удивился я. — Насколько я знаю гномов, они не дураки съесть бифштекс с кровью или телячью отбивную. Разве у них нет мясных лавок?

— А вы когда-нибудь пробовали стряпню гномов? — спросила эльфийка.

— Да как-то не приходилось.

— Оно и видно. Лучше не пробуйте. Гномы готовят вымоченное особым способом мясо по своим рецептам, добавляют туда кучу специй и приправ, и у тех, кто рискнёт попробовать их лакомства, будет гарантированный заворот кишок.

Думаю, эльфийка преувеличивала опасность, исходившую от гномьей еды. Лично у меня во время её рассказа слюнки потекли, но, чтобы не обижать радушную хозяйку, я сделал вид, что поверил, хотя сам сделал в уме пометку: при случае расспросить моего приятеля Гвенни подробнее. Он-то должен знать рецепты своих сородичей.

Мать Лиринны хотела принести еду в постель, но я заверил, что пешая прогулка на кухню всё ещё по зубам даже такой развалине, как Гэбрил по прозвищу Сухарь. Мелина рискнула и указала дорогу на кухню, хотя думаю, что мой нос самостоятельно справился бы с этой задачей. Там нас ждала остальная часть дружной семьи Лигреля: мой друг собственной персоной, Лиринна, её младшая сёстрёнка и братья. Они сидели за большим кухонным столом, укрытым белой чистой скатертью. Подле каждого покоилась тарелка и кухонный прибор. Одно место пустовало — очевидно, предназначалось для меня.

— Присаживайся, — предложил Лигрель.

Я присел на пустующее место. Маленькие эльфы с любопытством поглядывали на меня, но помалкивали и ничего не спрашивали.

Мне было показалось, что все в сборе, но тут за стеной раздался детский плач.

— Это сынишка, ему два месяца, — сказал Лигрель и строго посмотрел на жену.

Она ушла успокаивать малыша, а её обязанности приняла Лиринна.

Дальше обед проходил в тихой домашней обстановке, какой я был лишён с детства. Кормили меня как на убой и, хотя все блюда, за исключением колбасы и сарделек, оказались вегетарианскими, приготовлены были так, что пальчики оближешь. Запихивая в непомерно раздувшийся живот, ещё одну порцию салата, я понял, что ещё немного и лопну, а эльфийка тем временем всё приносила и приносила новые угощения, отказаться от которых не было никакой возможности, хотелось перепробовать всё. По чистой случайности, в тот день мне не довелось умереть от обжорства.

Я поблагодарил гостеприимных хозяев и, пошатываясь, побрёл к кровати, кажется, немного переоценил свои силы и возможности. Завалился в кровать и попробовал уснуть. Увы, сон так и не шёл, вместо него в голову лезли разные мысли. Некоторые были приятны, от других хотелось избавиться как можно быстрее. Наконец веки налились свинцом, и я заснул.

Глава 9

В которой пролилась кровь

Я по-прежнему проводил почти всё время в постели, узнавая обо всех новостях от Лиринны и её отца. Общения с докучливым Морсом удавалось успешно избегать, закатывая глаза и изображая тяжелобольного, в те дни, когда лейтенант приходил взглянуть на мое состояние, лелея в душе надежду, получить свидетельские показания или упечь за решётку.

После очередного маленького спектакля Морс в сердцах выругался и вышел со словами, что он больше ни ногой в этот дом. После его гневной тирады у меня настолько улучшилось настроение, что я мгновенно уснул, без помощи отваров Алура. И тут же был бесцеремонно разбужен звонким щелчком и последовавшим за ним дребезжанием оконного стекла.

Я приподнялся и прислушался. Что это было? Щелчок повторился, в окно ударился и тут же отскочил камешек, стекло вновь жалобно задрожало. Похоже, кто-то на улице хочет привлечь к себе внимание. Я подошёл к подоконнику. Напротив дома Лигреля, нервно озираясь, стоял высокий парень, чьё лицо показалось знакомым. Как же его зовут? Вспомнил, это Спичка, предводитель портовой шпаны.

Открыв окно, я окликнул его и позвал в дом. Лиринна открыла ему двери и проводила ко мне, потом к нам присоединился её отец. Чувствовалось, что парень пришел сказать что-то важное. Он нервничал, постоянно озирался по сторонам и старался не смотреть в глаза эльфам.

— Сухарь, я, в общем-то, не хотел приходить… Можно они выйдут? — Спичка не глядя ткнул пальцем на моих друзей.

— Не бойся, Спичка, я им полностью доверяю. Без их помощи меня бы уже не было в живых.

— Как скажешь, но меня они напрягают, — признался паренёк. — Сухарь, я только хотел сказать, чтобы ты валил из Туземного Квартала. Через пару часов здесь будет жарко. Смотрящие раздали тем, кто постарше, оружие… я знаю, это происходит во всем портовом квартале. Скоро подтянуться и Трущобы. Приказ один — уничтожить Туземный Квартал, — Спичка тяжело дышал, видно эти слова ему дались тяжело, особенно в присутствии эльфов. Он продолжил:

— С утра весь порт кипит, народ ходит толпами, кричат «Смерть ос…» — он опять покосился на эльфов. — Короче, мне пора, — торопливо закончил Спичка и, развернувшись, направился к выходу, даже не попрощавшись.

— Спичка, спасибо! Если увидимся, с меня, как минимум, золотой рилли.

Новость настолько потрясла нас, что мы молчали несколько минут.

— Надо предупредить столичный гарнизон и поднять мост. Срочно! — проговорил я, вставая. В голове с непривычки зашумело, сказывалось ранение.

— Сейчас учения. Гарнизон вчера убыл в полном составе. Кто-то хорошо подготовился к смуте, — в сердцах воскликнул Лигрель.

— Убыл, говоришь, — повторил я. — А ты, почему остался?

— С генералом договорился, — пояснил эльф. — Взял отпуск на то время, пока ты будешь у меня.

— На солдат можно не рассчитывать. Что будем делать?

Лигрель посмотрел на нас с Лиринной:

— Одна надежда на мост. Если его развести — Кварталу ничего не угрожает.

Мы спустились на первый этаж дома, здесь наши пути разошлись. Отец Лиринны отправился предупредить старейшин и других жителей квартала о грозившей беде, а мы с эльфийкой двинулись в сторону разводного моста. Я чувствовал себя не лучшей форме, поэтому шёл не спеша, стараясь экономить силы. Когда мы вышли к мосту, там уже начали собираться растревоженные эльфы и гномы, среди них промелькнула парочка смурных как тучи илонов: Лигрель уже начал оповещать жителей Туземного Квартала.

К нам подошёл пожилой гном с рыжей ухоженной бородой.

— Простите, вы не знаете, что случилось? — спросил он. — Почему Квартал гудит как улей?

— Сюда идут вооружённые люди, — ответил я. — Они будут убивать тех, кого винят в своих бедах.

— Вы имеете в виду нас, гномов?

— Гномов, эльфов, илонов — всех, кто не такой, как они.

— Простите, — удивился гном, — но вы ведь сами человек, почему не присоединяетесь к своим сородичам?

— Наверное, потому, что я действительно человек, — ответил я, и гном с понимающим видом подмигнул.

У многих собравшихся возле моста было оружие. Эльфы готовили луки, гномы принесли топоры и гигантские молоты и облачились в кольчуги, илоны, чьё число росло с каждой минутой, сидели кружком, рядом стояли поставленные пирамидкой копья. Хмурые лица, тихие разговоры, напряжение нагнеталось с каждой минутой.

С противоположной стороны моста начали доноситься какие-то выкрики, послышался нарастающий шум толпы. Людская волна приближалась. Пора бы уже и мост поднимать.

Я направился к инженерной будке, управляющей гигантскими створками мостовой конструкции. Надо было предупредить о приближающейся опасности — ещё немного и будет поздно. Я открыл дверь и осторожно заглянул в проем: посторонних в такие места пускать не любят, надо быть начеку. Кто его знает — вдруг местные умельцы подготовили для непрошеных посетителей какой-нибудь сюрприз? Гномы они ведь на все руки мастера и уж если смастерят пакость, то по последнему слову науки и техники, а значит, шансы убиться или покалечиться весьма велики.

В помещении бегало несколько гномов, размахивая руками и галдя на своем непонятном наречии. Странно, с чего бы тут взяться такому переполоху — суета не свойственна этому солидному и обстоятельному народу. А в инженерной будке творился настоящий бедлам, я глазам не поверил.

Гномы в засаленных спецовках носились, сломя голову, лишь старший инженер — коренастый, впрочем, как и все его соплеменники, с длинной растрёпанной бородой (сейчас уже не так часто встретишь гнома с длиннющей бородой, до колен, мода нынче диктует коротко подстриженные бороды) спокойно восседал на кресле возле огромного стола, утыканного приборами, рычажками и другими странного вида вещами загадочного назначения.

Очевидно, из-за суматохи никому до меня не было дела. Тогда я набрался храбрости и рискнул протиснуться в помещение, чтобы поговорить с начальником. Тут меня кто-то пихнул в спину, удар был такой силы, словно в спину засадили заряд картечи, и я буквально влетел в будку. В помещение ворвался ещё один гном, чумазый как негр, да и одежда его была вся измазана машинным маслом. Он бросился к сидящему за столом начальнику.

— Мастер Бруд, мастер Бруд! Ничего не получается, цепь центральной трансмиссии порвана! Распилена!

— Успокойся, Крил, этого не может быть. Цепь полфута толщиной, из того же сплава, что и центральный пролет моста. Ты ошибся — срочно выясни, в чем проблема. Я не могу поднять мост с пульта, возможно где-то провода коротит или контакты отошли.

— Мастер Бруд, какие провода, какие контакты! Я же вам человеческим языком говорю: вы не сможете поднять мост — цепь-то перепилена!!! Я проверил лично. Вот! — Крил залез в карман и достал горсть металлических опилок.

Мастер Бруд ахнул, но к его чести стоит отметить, что он не растерялся и среагировал мгновенно:

— Крил и еще кто-нибудь, несите запасную цепь со склада! — хмуро бросил мастер.

Один из гномов кинулся к выходу, Крил же медленно сел на пол обхватил голову руками и тихо заговорил:

— Верните Нидла! Я уже был на складе, мастер. Неужели, вы думаете, что я настолько глуп и самостоятельно не смог бы заменить цепь? Ее там нет, украли. Замок спилен. Это диверсия…

Все в будке замерли, и я вместе с ними — произошло худшее из того, что только могло произойти.

Мастер, побледнев, встал. Шум толпы нарастал. Уже был слышен топот множества ног — людская масса шла по железному пролету моста. Раздавались угрозы и проклятья в адрес эльфов, гномов и прочих нелюдей. Но спокойствие мастера поражало. Засучив рукава, Бруд произнес:

— Ну что же братья, берите свои молоты и выходите на мост. Мы не выполнили нашего долга — не подняли мост. Поэтому встанем в первых рядах. Пока мы живы, ни один бунтовщик не ступит в наш квартал с оружием в руках!

Все это время я будто завороженный стоял посреди комнаты, но потом опомнился. Надо отослать Лиринну подальше от моста! Я пулей вылетел из будки. Эльфийка стояла неподалёку, рядом с дверью, но к счастью пока не знала, что произошла диверсия, и мост не развести, а значит столкновение неизбежно. Её глаза, расширенные от удивления и ужаса, смотрели на середину моста, куда нахлынула вооруженная до зубов людская толпа. Она неукротимо надвигалась, но заводилы пока не отдавали приказа атаковать.

Меня кто-то окрикнул. Оглянувшись на реку, я увидел Спичку и еще пару подростков, сидевших в небольшой рыбацкой шлюпке — ребята явно украли лодку у кого-то из портовых рыбаков. Вот как Спичка добрался до острова! Это шанс! Я схватил Лиринну за руку и потащил за собой к спуску на воду. Спичка что-то сказал гребцам, и они направили лодку к нам, через полминуты шлюпка ткнулась носом в каменистую почву берега.

— Сухарь, давай сюда, с эльфийкой, в шлюпке еще есть место. Главное чтобы нас никто не заметил, а то потом мне не сдобровать, — Спичка был явно напуган. — Если наши узнают, что я помогаю остроухим — придушат, как котёнка.

Я перевёл взгляд на девушку и постарался говорить как можно убедительнее:

— Лиринна, это очень важно, послушай меня. Сейчас поднимут мост, — (если не соврать, она не уйдет), — но толпа жаждет крови, они так просто не разойдутся, будет драка. Погромщиков слишком много — нужна помощь гарнизона. Ты знаешь, где у них проходят учения?

— Да, в пригороде, но туда скакать целых два часа!

— У нас нет выбора. И шансов послать кого-нибудь кроме тебя, тоже нет! Прыгай в шлюпку! — выпалил я.

— А как же отец, мать?

— Я присмотрю за ними, не бойся, — я попытался вложить в слова максимум уверенности, и это почти подействовало.

— Но, Гэбрил…

— Быстро в шлюпку! — закричал я, а потом обратился к Спичке, который ждал моего решения:

— Достань ей лошадь, Спичка! Я тебе по гроб жизни буду обязан, парень!

Спичка кивнул и помог посадить Лиринну в шлюпку. Я ободряюще помахал руками, но эльфийка не ответила, словно ничего не видела перед собой, кроме колыхавшейся водной глади. Эх, девочка, девочка…

Как это ни странно, я даже повеселел, когда шлюпка отчалила, унося Лиринну в относительную безопасность, подальше от беснующейся толпы. Мысленно я пожелал ей удачи, сейчас от напарницы зависело много жизней, в том числе и моя.

Отрывистые команды Лигреля привели меня в чувство. Друг не терял времени даром и уже руководил подготовкой к первому натиску толпы, я бегом вернулся к мосту. Защитников было немного, несколько десятков гномов, примерно столько же илонов и с сотню эльфов. К несказанному удивлению, среди защитников я заметил и людей. Лица у всех были сосредоточенны, после известия о невозможности поднять мост, многие ушли к своим семьям. Оставшиеся знали, если толпа прорвется в жилые кварталы — погибнут почти все, дома спалят, а сражающихся в одиночку просто снесут.

Ветер задул сильнее. С моря, будто предчувствуя что-то страшное, начали наползать тучи, пытаясь скрыть от взгляда богов надвигающееся кровавое безумие смертных. Солнечный день померк, превратившись в сумерки. В небесах заворчал, пока еще далекий гром. Природа или какие-то иные силы предостерегали людей от ошибки, но смертные всегда были слепы, гнев и жажда крови затмили рассудок.

Я бежал к немногочисленному, но ровному строю защитников Туземного Квартала. Полы плаща развивались под порывами морского бриза и мешали. Чтобы не запутаться во время боя, я расстегнул пряжку и рывком сбросил хлопающий плащ. Ветер тут же подхватил его, унося куда-то под мост. Немного запыхавшись, я подбежал к Лигрелю, который продолжал давать последние наставления защитникам. Получилось как-то само собой, что все, не сговариваясь, выбрали его в командиры.

— Лигрель мне нужно оружие! У меня нет даже дубины!

— А, это ты, Гэбрил, где Лиринна? Надеюсь, ты её отослал куда-нибудь в глубь Квартала…, — оторвавшись на секунду от распоряжений, произнес эльф.

— Лучше, старина, я её спровадил с острова, на лодке. Она попробует добраться до солдат гарнизона и привести помощь.

Лицо Лигреля на миг озарила улыбка.

— Это лучшая новость за весь день… Оружие говоришь. Вот возьми мою пику, я же преподам этим наглецам урок стрельбы из лука.

Лигрель быстро окинув защитников, скомандовал. Сразу несколько эльфов мигом бросились выполнять распоряжение. Лигрель повернулся в мою сторону:

— Меня беспокоит левый фланг. Встань там во второй ряд, если ребята дрогнут, покажи им, как дерутся Дикие Псы.

Хмыкнув, я, поспешил занять позицию, обежав защитников с тыла. Пришлось немного поработать локтями — Лигрель расставил нас плотным строем. Я прикинул: сколько мы продержимся без подмоги. Впрочем, что гадать, первые минут десять схватки покажут все.

Встав в строй, я оглянулся. Мы стояли в начале моста, перегораживая его поперек плотными, стоящими друг за другом, шеренгами. Перед первым рядом, была наспех сложена импровизированная баррикада: какие-то бочки, перехваченные железными обручами, здоровые булыжники и парочка снятых с колес телег. Это хоть как-то поможет выдержать первый натиск.

Костяк обороны составляли, уже знакомые гномы, в руках которых угрожающе покачивались огромные боевые молоты.

«За центр можно не беспокоиться, там пройдут, разве что, утопив гномов в крови», — довольно подумал я.

На флангах вперемежку стояли эльфы и сочувствующие люди. Первый ряд составляли бойцы с короткими копьями или дубинами, но обязательным элементом экипировки был щит. Не важно, боевой или сколоченный на скорую руку из заборных досок и крышек от разбитых бочек. Во второй ряд Лигрель поставил бойцов с такими же, как у меня пиками или полуторными мечами. Третий ряд уже шел вразнобой, у кого что — мечи, длинные кинжалы, дубины. В последнем ряду обороны разместились эльфы, стрелки под личным командованием Лигреля.

Толпа черни, наконец, дошла до строя защитников, еще десяток шагов и начнется сражение. Гомон, пьяные похабные выкрики на мгновение стихли. Толпа, дернувшись вперед, встала, видимо никто не ожидал встретить столь организованную оборону.

Тишина окутала изящный мост, лишь ветер, все набирающий силу, рвал с застывших людей головные уборы, пытаясь остудить разгоряченную кровь.

Послышались смешки, а потом и громкий смех десятка голосов. Бандиты в толпе первыми поняли, что силы явно не равны, нападающие в десятки раз превосходили отважных защитников Квартала числом. Подбадривая друг друга и провоцируя подвыпивших шестерок, бандитское отребье с улюлюканьем двинулось вперед.

Я не уловил момента выстрела наших лучников, лишь шелест оперенья десятка стрел возвестил о начале кровавой жатвы. Эльфы всегда славились точностью, но сейчас она не требовалось, каждая выпущенная стрела находила цель. Брызнула и полилась кровь, окрасив в багровые тона некогда прекрасный мост, произведение искусства и гения инженерной мысли. Теперь же этот мост назовут «кровавым» или «проклятым».

Озверевшая чернь, даже не заметив первых потерь от сыпавшихся стрел, врезалась в стройные ряды защитников. Затрещали щиты, взревели от натуги гномы, навалившись на щиты и, тем не менее, успевая посылать разящие удары молотов. Первый ряд не выдержал и отступил на пару шагов под неистовым натиском толпы, только гномы неимоверными усилиями удерживали центр.

Я уперся плечом в спину впереди стоящего эльфа, который с трудом удерживал обоими руками сколоченный из досок щит. Мой пример подхватили, и постепенно, с большим трудом, защитники выровняли строй. Натиск толпы ослаб, но это не предвещало ничего хорошего — появилось свободное пространство для применения дубин и мечей. Чем и воспользовались нападающие, в наших рядах появились первые прорехи. Я методично, с силой, вгонял свою пику, поверх щита эльфа, не давая нападающим подойти и поднырнуть под щитом. Рука устала, заныло, видимо еще не до конца исцеленное плечо. Неожиданно над строем защитников прокатился голос Лигреля, напоминающий львиный рык:

— Щитоносцы, десять шагов вперед! Навались! Раз, два…

Неожиданный ход…, а сможем ли? Это правда, что лучшая защита нападение, но при таком раскладе. Впрочем, рассуждать о приказах не стоило, и я уперся в уже порядком измочаленного эльфа, со скрипом в зубах выполнявшего приказ командира. Мой напарник держал перед собой щит и, поддерживаемый мной сзади, продвигался вперед, я чувствовал, как у него от напряжения дрожат ноги. Каждый шаг давался с трудом, от напряжения тело сводило судорогой, выворачивало мышцы, но мы потихоньку теснили разъяренную толпу! Под ноги постоянно попадались окровавленные тела, были среди них и раненные, но шедшие за мной исправляли это короткими ударами кинжалов. Нельзя было допустить, чтобы кто-то ударил нам с тыла. Все правильно, все как обычно… на войне.

— Десять! Стой! Первые ряды, смениться!

Меня, вместе с валившимся с от усталости с ног, эльфом, сменили вынырнувшие сзади свежие бойцы. Эльф с трудом разжал руки и отдал щит подоспевшему на его место человеку, я, поддерживая эльфа под руку, оттащил его в задний ряд. Сам же утирая, со лба едкий пот огляделся.

Нападавшие опешив от нашего натиска, подались назад, где-то в гуще толпы началась давка. Гомон, шум, крики. Послышались, какие-то команды, похоже, кто-то решил взять под контроль эту не организованную массу нападающих. Пока в толпе проходило какое то шевеление, у нас в тылу тоже не теряли времени даром. Теперь я понял, зачем Лигрель решил оттеснить толпу назад. На освободившемся месте суетились мирные илоны. Они не принимали участия в битве, потому что просто не умели драться. Исключая, конечно же, время, когда начинался Гон.

Илоны носились по всему периметру пролета моста, таская небольшие бревна, подкатывали и переворачивали телеги, оставляя в завалах несколько небольших проходов. И все это, не скупясь, поливали какой то жидкостью.

«Фонарное масло»! — мелькнуло в голове.

В этот момент из толпы выдвинулись люди в руках у которых были арбалеты, луки и даже пистолеты с ружьями. Отступить мы не успели, они открыли беглый огонь по нашим рядам. Щиты вполне справлялись со стрелами и арбалетными болтами, но пули прошивали их насквозь, разя защитников квартала наповал. Почти полностью полегли первые и вторых шеренги. Строй начал рушиться. Тут то и показали свою точность эльфийские лучники. Они стреляли одновременно, после каждого такого залпа стрелков у черни становилось все меньше.

Взревев, толпа бросилась на нас. Лигрель скомандовал отходить по проходам. Дружно подхватив раненых, мы бросились за импровизированные баррикады. Но Лигрель, почему-то не приказал остановиться сразу же за баррикадами, а повел защитников дальше, лишь отступив на порядочное расстояние от устроенного илонами завала. Мы построились в уже привычные шеренги и встретили преследовавших погромщиков во всеоружии.

Толпа просачивалась сквозь завал вслед за нами и тут же бросалась на наши уже порядком, поредевшие ряды. Первый ряд не выдержал натиска, прогнулся в нескольких местах на левом фланге. В образовавшиеся прорехи хлынула обезумевшая чернь. Я, пытаясь заткнуть одну из прорех, бросился вперед, умело орудуя пикой, как посохом. Осыпая нападающих градом ударов, наносимых древком, я периодически отскакивал и нанизывал особенно зарвавшихся бандитов на стальной наконечник пики. Вокруг началась свалка, я уже с трудом различал, где свои, а где чужие. Моя пика, застряв у кого-то между ребер, с треском сломалась. Отбросив бесполезный обрубок древка в сторону, я едва успел перехватить руку, какого-то оборванца, уже собравшегося всадить мне нож в горло. Рефлекторно отклонившись и поведя за собой противника, я подставил подножку. Он упал, я, всё еще не выпуская его руку, крутанул её на излом, послышался смачный хруст. Оборванец, изогнувшись дугой, заорал, пришлось заткнуть его резким ударом сапога по горлу. Я слишком увлёкся и тут же пропустил укол мечом, благо он прошел вскользь, хотя грудь вспыхнула огнём.

— Ах ты, сволочь! — Не обращая внимания на боль, я нырнул под очередной взмах меча. Лезвие просвистело над головой, на второй замах у гадёныша уже не оставалось времени. Ударив нападающего в пах, я тут же схватил согнувшегося бандита за сальную шевелюру и ударом колена в лицо отправил в нокаут, затем подхватил выпавший меч и бросился на новых противников.

— Бабах! — малый напротив меня выпалил из длинноствольного пистолета. Эльф, кинувшийся на него с занесенным копьём, пошатнулся и опрокинулся на спину. Пуля угодила ушастому прямо в лоб и поразила на месте.

Насколько я разбираюсь в оружии, в пистолетах подобной конструкции три заряда, потом он становится бесполезным, пока не доведётся добрести до ближайшей оружейной лавки, где его зарядят с помощью целой кучи хитрых механизмов. Сколько не мудрили наши оружейники, им так и не удалось придумать иной способ зарядки огнестрельного оружия, наверное, только поэтому мы до сих пор ещё воюем луками и арбалётами.

Парень с пистолетом видать ещё не успел расстрелять все патроны, поэтому и возомнил себя неуязвимым. Что ж, я быстро преподал последний в его жизни урок, когда ловким движением раскроил ему черепную коробку. Пистолет же перекочевал ко мне за пояс. Вряд ли кому придёт в голову сейчас интересоваться вопросом: есть ли у меня на него лицензия или нет.

Ситуация складывалась критическая, еще немного, и вся оборона посыплется ряд за рядом. Сумрачное небо осветили десяток зажженных стрел, устремившихся к завалам, что были построены илонами. На это никто не обращал внимания, пока завалы не вспыхнули ярким огнем. Языки пламени вознеслись на несколько метров вверх. Гудящее пламя вмиг поглотило несчастных, угораздивших находиться в этот момент в узких проходах баррикады. Живые факелы побежали по мосту, пытаясь найти спасение в воде. Кровь от их криков стыла в жилах, но вопли горевших быстро стихли. Пламя разделило толпу черни на две части.

Воспользовавшись замешательством нападавших, мы быстро восстановили строй и двинулись в наступление на бандитов, отрезанных от своих подельников. Несмотря на то, что они вдвое превосходили нас числом, погромщики перестали сопротивляться и с ужасом заметались между нами и стеной жуткого пламени. Многие стали бросать оружие и кидаться на колени, моля о пощаде.

Я шёл в первом ряду, кровь стучала в висках, перед глазами стояла картина, как несколько мечей пронзали насквозь тело эльфа-щитоносца, с которым я был в начале битвы. В мыслях было только одно: уничтожить вероломных убийц. Но я так и не смог опустить меч на безоружного детину, стоявшего на коленях и дрожавшего от страха. В нос ударил мерзкий подозрительный запах, детина, кажется, испугался СЛИШКОМ сильно…

Я опустил меч и оглядел поле боя. Повсюду уже сновали илоны, накрепко связывая и оттаскивая пленных куда-то в глубь квартала. Стена огня по-прежнему горела ярким пламенем, хотя уже и не настолько сильным. За непреодолимой преградой бесновалась разъяренная толпа, они все так же хотели крови. А я очень устал. Старею… Хотя убивать мне никогда не нравилось, это неправильно — лишать жизни живое существо. Смерть — прерогатива богов, и не нам вершить вердикт.

Найдя глазами Лигреля, я устало побрел к нему. Пришлось то и дело переступать через трупы, порой видеть знакомые лица. Некоторых из нападавших я знал. Многие были знакомы по временам, проведённым на улице, когда я сбежал из приюта. Перед глазами, на миг все поплыло, широкий порез на груди все еще сочился кровью. Так не долго и в обморок упасть. А вот и Лигрель.

— Огонь скоро погаснет, у нас еще минут десять. Максимум двенадцать. Подготовьте как можно больше бутылок с фонарным маслом.

Очередной приказ Лигреля побежал выполнять светловолосый эльф, вместе с маленьким илоном. Они потешно смотрелись, работая в паре, но никто и не думал смеяться.

— И не забудьте вложить в каждую бутылку по тряпке! — прокричал вдогонку мой друг.

— Что-то новенькое? — поинтересовался я у Лигреля.

— Да, если запасов масла хватит, мы еще удивим наших друзей из порта. Об этом фокусе мне поведал, между прочим, человек. Хороший малый, изобретатель, он все твердил, что этот «коктейль» как-то связан с молотом. При чём тут молот я не понял, но суть уловил и, совсем скоро, мы опробуем оружие, — ответил эльф.

— Мы сражаемся всего минут тридцать, а я уже выжат как лимон. Половина из нас полегла. Мы не выдержим следующего натиска. Не помогут нам твои коктейли, — устало произнес я, опускаясь на землю.

— Ты прав Гэбрил. Спасти нас сможет только чудо.

Огонь постепенно гас. Жуткие тени плясали на лицах, по ту сторону пламени. Ветер, нагнавший низких дождевых туч, наконец, стих. Сверху, хороня всякую надежду на еще пяток минут отдыха, начал накрапывать дождь. Пламя, шипя, отступало. Оставшиеся защитники собрались возле ближайшего к мосту здания. Оно было двухэтажным, на втором этаже уже разместились стрелки, туда же занесли несколько корзин с бутылками, заткнутыми какими-то тряпками. Укрывшись в этом здании, мы продержимся немного дольше, чем в открытом бою на улице. Но путь для толпы будет открыт… неужели всё напрасно?

От темных мыслей отвлек илон. Он быстро и аккуратно срезал остатки моего камзола, насквозь пропитанного кровью. Приложив к ране растений вроде листьев лопухов, илон умело перебинтовал грудь, как заправская медсестра. Я едва успел поблагодарить его, как малец уже кинулся обрабатывать рану у хромавшего эльфа. Внезапно сверху раздались удивленные возгласы лучников. Один из эльфов ловко сбежал по лестнице, едва касаясь ногами, расшатанных ступеней, и принялся возбужденно докладывать Лигрелю. В этот день все было с ног на голову — эльфы, забыв традиционную гордыню и сдержанность, вовсю показывали эмоции!

— Любопытство кошку сгубило! — пробормотал я, и с трудом выбрался на улицу.

Каково же было мое удивление, когда за погасшим пламенем, я увидел не озверевшие лица толпы, а начищенные до блеска кирасы солдат гарнизона. Четко и методично солдаты разделили толпу на несколько секторов и начали разоружать. Сопротивляющихся или недовольных быстро утихомирили, с профессиональными военными короля погромщики связываться не рискнули. Видимо надеялись, что чуть позже их отпустят.

Из строя солдат выехали несколько офицеров на великолепных гнедых и парочка гражданских на потрепанных лошадках. Причём один из них, мешком болтался в седле, норовя свалиться прямо под копыта лошади. Лигрель в сопровождении нескольких эльфов вышел на встречу негаданным спасителям. Я поспешил присоединиться к другу. Шальная мысль, наконец, сформировалась в голове — неужели Лиринна успела позвать помощь? Но она же говорила, что до учебного полигона два часа галопа!

К несказанной радости я угадал: среди гражданских была Лиринна. Но я не поверил глазам, узнав человека, всё-таки свалившегося с седла, когда его лошадь остановилась. Это оказался не кто иной, как старик Алур!

— Старина, никогда бы не подумал, что буду настолько рад тебя видеть! — произнёс я, заключая мага в объятия.

Лиринна плакала, уткнувшись мокрым носом в грудь отца. Она уже не чаяла увидеть никого из нас в живых.

Я стал расспрашивать Алура, откуда он взялся. Оказалось, Лиринна только успела отъехать от города на пару верст, как увидела, что навстречу мчится гарнизон в полном составе. Старый маг, узнав о предстоящем погроме Туземного Квартала, не стал тратить времени даром и с помощью давно забытого заклинания телепортации переместился в расположение учебного полигона.

Как я уже говорил, при необходимости Алур может быть очень убедительным. Генерал Брейв, узнав о беспорядках, отдал приказ немедленно выступать. Для солдат не составило особого труда обуздать бунт.

Я с удовольствием пожал руку генерала, соизволившего лично возглавить операцию. Оставшиеся в живых эльфы, гномы и илоны, подходили к солдатам со словами благодарности, и офицеры ничем не препятствовали.

Я отвёл успокоившуюся Лиринну в сторону и сказал:

— Рад за тебя. Ты была молодцом.

— Но я же оставила вас, бросила одних, — тихо произнесла эльфийка.

— Ты поступила правильно. Никто не знал, что Алур приведёт подмогу, пришлось действовать на свой страх и риск. Если хочешь, возьми завтра выходной, я поработаю один.

— Но…

— Останься со своими, — попросил я. — Ты им будешь очень нужна.

— Хорошо, — печально ответила Лиринна. — Только и ты будь осторожней. После сегодняшней заварушки врагов у тебя прибавилось.

— Не сомневайся. Я буду тише воды, ниже травы, — заверил я, хотя сам мало верил в то, что произнёс. Жизнь, любит подбрасывать нам сюрпризы.

Глава 10

В которой меня навещает призрак, а в деле барона появляется новый фигурант

Настроение у меня было почти торжественное, но оно враз рухнуло в тартарары, когда я увидел, что в моём кабинете кто-то есть. Сквозь закрытую дверь пробивались блики света. Если этот негодяй, привратник, вновь открыл кому-то кабинет, не спросив на то моего разрешения, быть ему битым. Голову даю на отсечение.

Я на цыпочках подкрался к двери, слегка приоткрыл её и бросил взгляд в образовавшуюся щёлку. Призрак покойного барона Отто фон Бомма сидел за письменным столом и рассматривал при свете канделябра бумаги старой деловой переписки.

— Барон, вам никто не говорил, что совать нос в чужие письма неприлично?

Призрак покраснел (вам приходилось видеть красных от смущения призраков?) и огорчённо захлопнул папку с бумагами. Интересно, как это у него получается? Мне всегда казалось, что призраки как существа бестелесные ничего подобного делать не могут. Век живи — век учись.

— Ах, это вы, Гэбрил?!! Извините, не смог устоять перед соблазном покопаться в чужих тайнах, к тому же одному мне было скучно.

— Кто вам мешал предупредить меня заранее? Я бы обеспечил вам культурную программу на время отсутствия. Что ещё кроме копания в чужих секретах может заинтересовать призраков? Скажите, и я упомяну об этом в своих мемуарах.

— Не будьте такой язвой, Гэбрил, вам это не идёт. Жаль, что я не знал вас при жизни — мы могли бы стать друзьями.

— Вряд ли, мы слишком разные. В отличие от вас, мне некогда было бегать за юбками, мой удел рыться в чужих отбросах — это отнимает уйму времени и приносит мало денег.

— Деньги, деньги, — сердито произнёс призрак. — Кругом одни деньги, наш мир свихнулся на этой почве? Разве в деньгах счастье?

— Не хочу дискутировать с вами на эту тему. Мой мир слишком отличается от вашего. Вряд ли вам знакомы ощущения человека, которому не на что купить себе кусок хлеба, вы ведь привыкли купаться в роскоши, ни о чём не заботясь. Может, для вас деньги никчемный хлам, мусор, но для меня они средство выживания. Хотя я забыл: сейчас, в вашем положении, деньги для вас действительно ничего не значат. Вы мертвец — а мёртвым деньги ни к чему, — с какой-то язвительной яростью произнёс я и тут же пожалел о сказанном — призрак явно не ожидал такого отпора.

И чего я напустился на него? Какая муха меня укусила? Неужели мной двигала зависть к чужому богатству? Ай-яй-яй, Гэбрил, так ты превратишься в неврастеника, который будет кидаться на всех как бешеная собака, пока её не пристрелят. Завидная участь!

— Вы очень жестоки, Гэбрил, — скучным голосом произнёс барон. — О мёртвых полагается говорить только хорошее или ничего.

— Вы хотите, чтобы я молчал?

Призрак скуксился, мне стало жаль.

— Извините, барон, это просто неудачная шутка. Видимо, я сегодня не в духе — издержки профессии.

— Я думал, что ремесло частного сыщика очень увлекательное, — сказал призрак. — Преследовать преступников, раскрывать тайны…

— Жить в постоянном напряжении, нарываться на неприятности, рисковать жизнью и здоровьем, ждать в любой момент пулю в спину или «тёплую встречу» в тёмном месте, — продолжил я. — Малый типовой набор «прелестей» ремесла частного сыщика. Будь возможность выбора, я бы предпочёл безвылазно сидеть в тёплом офисе и перекладывать бумажки из одной стопки в другую.

— Не верю, Гэбрил, вы бы не выдержали и дня такой работы!

— Барон, вы меня плохо знаете. Это была бы мечта, а не работа.

— Нет, Гэбрил, вы не созданы для сидячего образа жизни. Ваша стихия — риск, безумная страсть к опасным приключениям. Вам даже не надо ничего делать, приключения находят вас сами. Поверьте, оставив бренную оболочку, я научился разбираться во многих вещах и порой могу заглянуть в будущее.

— А как же мои мечты об уютном домике с садом? — взгрустил я. — Они что, так и останутся только мечтами?

— Почему? Будут у вас и домик, и сад, жена, детишки. Ничто человеческое вас, Гэбрил не минует, — ободрил меня призрак. — Просто время от времени вы станете ощущать острое желание хотя бы на время окунуться в круговорот опасностей и приключений, и как только появится такая возможность, вас уже будет не удержать.

— Сомневаюсь, — протянул я. — Скорее всего, я предпочту сидеть, укрывшись тёплым пледом, в кресле-качалке перед разведённым камином и наблюдать за тем, как играют с кошкой мои дети, если они, конечно, действительно будут. Как только кто-то вздумает заикнуться в моём присутствии о приключениях, я затолкаю ему эти слова обратно.

Тут я вспомнил, что разговариваю с призраком, явившемся незваным гостем.

— Ладно, отложим моё видение будущего на потом. Уважаемый барон, скажите, зачем вы пришли, и как сюда попали? Надеюсь, что вас никто не видел.

— Не беспокойтесь, Гэбрил, я, как подобает всякому приличному призраку, просто прошёл сквозь стену и, конечно же, без свидетелей. А привело меня одно дело, кстати, неразрывно связанное с вашим расследованием — я имею в виду гибель моей бывшей подруги Никавери. Бедняжка тоже стала призраком, но она стесняется нынешнего состояния, поэтому решила действовать через посредника.

— Выступать на сцене она почему-то не стеснялась. Впрочем, это я так — мысли вслух. Продолжайте, барон.

— У нас произошла случайная встреча, она узнала, что вы расследуете моё убийство, и попросила, чтобы я поговорил с вами об обстоятельствах её трагической смерти. Девушка ушла из жизни такой молодой и чувствует себя совершенно несчастной! Теперь Никавери страстно желает, чтобы вы разыскали убийцу.

— Я видел его, он чуть было не превратил меня в решето. Но я не знаю, где его искать.

— Возможно, показания Никавери прольют хотя бы призрачный, — барон улыбнулся, — свет и на мою гибель. Никавери думает, что её убили, поскольку она оказалась замешана в моей смерти. Я ведь умер буквально у неё на руках, когда выпил какую-то гадость, преподнесённую Никавери под видом чая. Впрочем, не могу винить бедняжку. Она искренне полагала, что даёт приворотное зелье.

— Приворотное зелье?

— Представьте себе! Девочке ужасно хотелось выскочить за меня замуж. Я слишком долго водил Никавери за нос, обещая развестись, и сделать её своей женой. На самом деле, это была ложь от начала до конца.

— В итоге девушка решила взять всё в свои руки, — догадался я.

— Ну да, — подтвердил призрак. — Девушке удалось раздобыть состав, якобы наделённый волшебными свойствами; предполагалось, что как только я его выпью, то сразу влюблюсь без памяти и сделаю предложение руки и сердца. Вот дурочка! Она подсыпала это снадобье в чай, дала мне его выпить. Я сделал несколько глотков, почувствовал внезапный приступ дурноты и умер. Девушка запаниковала, она никак не ожидала, что вместо пылкого влюблённого ей достанется хладный труп. Никавери обратилась к Глоку. Он помог ей скрытно избавиться от моего трупа…

— Значит, этот прощелыга помог ей скрыть преступление?

— Да!

— Чего же она так боялась?

— Она думала, что отравила меня и не хотела попасть в тюрьму — вы же знаете нашу полицию! Разве они стали бы разбираться — кто прав, кто виноват?

Я согласно кивнул:

— Зачем разбираться, когда на руках готовая обвиняемая? Девушка сама вырыла себе яму.

— Вот видите! Когда она узнала из газет, будто бы я умер в результате сердечного приступа, то успокоилась: решила, что обошлось, и во всём виновато моё слабое сердце.

— Оно действительно у вас было слабое?

— Никогда не жаловался, — с гордостью произнёс призрак. — Работало как часики.

Я усмехнулся.

— Никавери действительно вас отравила. Приворотное зелье оказалось Белой Дымкой. Это яд, придуманный эльфами. Распознать его действие силами нашей медицины практически невозможно. Пришлось прибегнуть к магии.

— Однако! Вот уж не ожидал, что меня спровадят на тот свет, напичкав по уши эльфийской дрянью. Кстати, убийцей Никавери тоже был эльф, — заметил призрак. — Он пришёл к ней в гримёрную незадолго до вас, и стал допрашивать: старался выпытать, знает ли кто-то ещё, где она достала приворотное зелье. Никавери ответила: «Нет!» и умерла.

— Ну и кто дал ей это приворотное зельё? Надеюсь, девушка поделилась с вами информацией.

— Да, — признался призрак, — Она купила зелье в лавки мадам Жозефины.

— Кто такая эта мадам Жозефина? Впервые слышу.

— Обычная шарлатанка. После того, как магов перебили, разного рода шарлатанов развелось видимо-невидимо, они выдают себя за учеников старых волшебников и наживаются на человеческих слабостях. Мадам Жозефина торгует разного рода сомнительными амулетами, ворожит, гадает и предсказывает будущее. Её лавка процветает, от клиентов нет отбоя. Люди так доверчивы!

«Наверное, у неё в лавке всегда есть свежие корни шушпанчика. Вот к кому надо было обращаться со списком Алура», — подумал я.

— А где находится эта лавка?

— Где-то на рынке в портовом квартале.

— Знакомое место, — протянул я.

— Интересно, чем же я так не угодил эльфам? — вслух подумал призрак. — Вроде бы у меня с ними всегда были хорошие отношения. Лет двадцать тому назад я им очень даже помог.

— Так-так, — вскинулся я. — Вот с этого места, пожалуйста, и поподробней.

Призрак сделал вид, что сел на один из стульев и принял удобную позу, закинув нога на ногу.

— Я тогда служил в армии, командовал полком. Под моим руководством ходили самые отчаянные сорвиголовы королевства.

— Мангалорские Отморозки?

Так называли полк, укомплектованный жителями Мангалора, маленькой провинции на севере. Тамошние ребята знали только одно развлечение — мордобой и, признаюсь, весьма преуспели. Мангалорцами обычно затыкали самые опасные дыры на фронте, но им это, похоже, нравилось. Если про кого-то говорили, что он отмороженный как мангалорец, в переводе на нормальный человеческий язык это означало, что связываться с ним крайне не рекомендуется.

— Они самые. Мы квартировались поблизости от эльфийских территорий и, старались вести себя так, чтобы не вызвать у эльфов недовольство. Двух солдат пришлось даже вздёрнуть на виселице, когда они напились и устроили разгром в кабачке, принадлежавшем эльфам. Это была вынужденная мера, но благодаря ней остальные подчинённые вели себя тише воды, ниже травы.

— В этом заключалась ваша помощь эльфам?

— Нет, конечно. Просто мне удалось на короткое время подружиться с главой клана. Я стал часто бывать у него в гостях. На самом деле эльфы отнюдь не такие холодные и бесчувственные, как принято думать. Они бывают радушными хозяевами и хорошими друзьями.

— Согласен. У нас слишком много предубеждений насчёт эльфов, в основе большинства из них лежит обычная зависть.

— Я тоже так думаю. У моего друга, его звали Тинкриэль, похитили дочь. Оказывается, это был делом рук хиджи. Вы слышали о хиджи?

— Да, это наёмные убийцы.

— Вижу, вы неплохо информированы. В обмен на жизнь дочери, хиджи выставили Тинкриэлю ряд требований. Он посчитал их невыполнимыми и отказал. На следующий день его дочь нашли мёртвой. Разведчикам Тинкриэля удалось отыскать место, в котором проживали хиджи, и тогда глава клана принял решение отомстить. Я вызвался помочь. Мы напали на поселение хиджи: оно было очень тщательно спрятано в горах, просто невероятно, что эльфы смогли его отыскать. Хиджи превратили поселение в настоящую крепость, чтобы выкурить их оттуда, пришлось применить осадные машины, тараны и пушки. Я предоставил эльфам всю имеющеюся полковую артиллерию, разумеется, без ведома начальства. Осада длилась двое суток, пока нам ни удалось разрушить ворота и ворваться внутрь, пленных мы не брали. Хиджи были обречены и дрались с яростью львов, каждый из них норовил продать жизнь как можно дороже. Разыгралась кровавая драма. То, что вытворяли хиджи, мне не доводилось видеть до сих пор. Когда у них закончился запас стрел, хиджи бросились врукопашную. Нет таких слов, чтобы описать, как они бились, одними голыми руками против копий, топоров и мечей.

— Хиджи применяли клест. Это очень эффективная система единоборства.

— Возможно. Я жалею, что мои солдаты не владели подобным искусством, тогда у нас была бы непобедимая армия. В итоге нам всё же удалось перебить всех хиджи, заплатив за победу страшную цену.

— Нет, не всех. Нескольким хиджи удалось выжить. Один из них неделю назад попортил мне шкуру.

— Думаете, меня могли убить из мести?

— Возможно. Правда, прошло много времени.

— Месть — блюдо, которое подают холодным, — вспомнил старый афоризм призрак. — Два десятка лет, вполне достаточный срок для охлаждения.

— Я возьму эту версию в качестве основной, — согласился я. — Иной у меня всё равно нет.

— А что подсказывает интуиция?

— Ничего, — признался я. — Сегодня выдался горячий денёк. Пришлось помахать мечом.

— А что случилось? — заинтересовался призрак.

Я поведал о сражении возле разводного моста.

— Сегодня нам повезло, — закончил я, — армия подоспела вовремя. Кто знает, задержись они на чуток, и наш разговор мог бы не состояться.

— У вас грустные мысли, — заметил призрак.

— Это обычное состояние. Не обращайте внимания.

Призрак засобирался, он стал переминаться на ногах и несколько раз сменил форму и цвет.

— Что, пора? — спросил я.

— Пора, — вздохнул барон. — Никавери заждалась. Скучно ей одной, бедняжке, тягостно.

— Не спешите, барон, — попросил я. — Ответьте, пожалуйста, на один вопрос.

— Какой?

Я замялся, пытаясь подобрать мыслям достойную оправу из слов. Вышло не очень.

— Ну, как оно… там?

— Там — это на том свете? — уточнил барон. — Вы про смерть говорите?

— Да, — я был бы не я, если бы не спросил об этом.

— Простите меня, Гэбрил, но я ничего не скажу. Придёт время, и сами всё узнаете. Прощайте! — усмехнулся барон и направился в сторону стены.

Я с интересом проследил за тем, как призрак без видимых усилий просочился сквозь кирпичную кладку. Через секунду в конторе не было никого, кроме меня и усталости. Она-то в конце концов взяла верх.

Я заварил некрепкого чаю, так, чтобы чуть подкрасить воду, выпил чашку, лёг на раскладушку и мгновенно заснул. Положительным моментом было отсутствие снов, кажется, единственный плюс сегодняшнего вечера и предстоящей ночи.


Наверное, утро придумал какой-то обиженный судьбой человеконенавистник, решивший таким образом отомстить за свои унижения. Что же, у него получилось: утро стало для меня сущей каторгой. Просыпаться не хотелось, но назойливые солнечные лучики назойливо лезли в глаза и не желали отставлять в покое. В конце концов, они своего добились!

Я спустил ноги с раскладушки, потянулся и побрёл в туалет приводить себя в порядок. Лениво поскрёб бритвой кабанью щетину, почистил зубы, прополоскал рот, набрал воды, вскипятил в маленьком чайничке и налил чашечку кофе. Аромат кофейных зёрен привёл расстроенные мысли в порядок. Обычное утро обычного холостяка. Есть в нём свои прелести, есть и недостатки, что именно превалирует, зависит от настроения в данный момент, а оно у меня сейчас было практически на нуле.

Давным-давно мне казалось, что лучшего собеседника, чем я сам, на свете просто не существует. Доля правды в этом утверждении имеется, но порой так хочется поделиться тем, что наболело с кем-то помимо собственной драгоценной особы. Хорошо, что Лиринна не услышит моего брюзжанья, я же сам дал ей выходной. Молоденьким девушкам не стоит видеть, во что я превращаюсь, будучи не в духе, иначе никто не рискнёт выйти за меня замуж.

Любой пустяк вызывал стойкое отвращение к самому факту существования этого мира. Сегодня был явно не мой день. В другой раз я бы плюнул на всё, сбегал бы к газетному киоску за газетами, сходил бы в книжный магазин, поинтересоваться насчёт новинок, или просто посидел в парке, бросая крошки голубям, но только не сегодня: работа есть работа. Деньги сами собой с небес не валятся.

Солнце за окнами оказалось обманчивым. На улице было гораздо прохладней, чем я думал, к тому же сильный ветер, дувший с северо-запада, наводил на невесёлые мысли о грядущем похолодании. Эх, хорошо птицам — сорвался с места и лети себе в тёплые края, не то, что мы, человеки, вынужденные прозябать в каменном мешке городских кварталов. Правда, за стенами столицы тоже не сахар, мороз — не тётка и одинаково пробирает до костей закоренелого горожанина или деревенского лапотника.

Я пожалел, что не догадался захватить плащ, но возвращаться назад не хотелось: и примета дурная, и уверенности в том, что не захочется остаться в тёплом кабинете, не было. Подмышкой находился небольшой свёрток. В нём покоился вчерашний трофей — пистолет, в котором остался один заряд. Надеюсь, что полицейским сегодня будет не до меня, ибо попадись я с пистолетом и без соответствующего разрешения, и о лицензии частного детектива можно забыть навсегда.

Первым, кто ещё не догадывался о моём намерении его навестить, был Косой. Жил он в небольшой хибаре не очень презентабельной снаружи, но вполне сносной внутри. Жил один, как и полагается уважающему себя авторитету. Сам на дело давно уже не ходил, но по настоянию Гильдии воров присматривал за выводком беспризорной молодёжи, коей всегда хватало на улицах города. Нас связывали несколько лет, проведённых под одной крышей, и его единожды проявленное малодушие.

Судя по всему, вчерашняя суматоха улеглась: на улицах вновь появились праздношатающиеся прохожие, открылись мелкие лавочки и магазинчики, лишь усиленные полицейские патрули напоминали о недавних событиях. Я был угрюмей тучи: губы казались практически на одном уровне с бровями (немудрено, что люди шарахались в сторону), и думал о чём-то своём.

С трудом удалось подавить в себе желание заглянуть в бар Лу (интересно, кого он взял на место Тины?): стоило экономить и деньги и время. Как назло улица была буквально запружена свободными кэбами. Смешно, но когда вопрос стоит о жизни и смерти, их нет в округе радиусом несколько километров, а кэбменов, какие подворачивается под руку, приходится долго и нудно уговаривать, пока они не соизволят снизойти к вашим просьбам, не забывая при этом заломить цену за свои и без того дорогие услуги. Может быть, стоит продать агентство, купить кэб и заняться таким видом честного грабежа, как частный извоз?

Я не успел получить ответ на этот вопрос, поскольку узкие, похожие на лесные тропы, улочки вывели прямиком к дому Косого. Извините за скупость описания: я придерживаюсь того мнения, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, но пусть вам поможет тот факт, что такие строения иногда рисуют на пасторальных картинках — небольшое сооружение, выстроенное из бурого камня с плоской крышей, покрытой красной черепицей, слегка покосившееся в одну сторону. Напрягите фантазию, и вы поймете, о чём идёт речь. В отличие от соседних домов, на стене этой хибары не было ни одной надписи: местная шпана прекрасно знала, кто тут живёт и приключений на свой зад не искала.

Рядом с крыльцом в три ступеньки стояла маленькая скамеечка. На скамейке сидел Косой и увлечённо выстругивал из маленькой дощечки кораблик. Я знал о его увлечении морем: когда-то Косой несколько лет проплавал матросом на судне, возившем контрабанду. Однажды капитану этого судна не повезло, таможенники обнаружили, что их водят за нос, и конфисковали корабль в пользу казны. Капитан и вся команда загремели в тюрьму, а уж оттуда Косой вышел совсем другим человеком.

— А это ты, — вяло, без особого интереса произнёс он, когда его взгляд наткнулся на мои ботинки.

— Я, — подтвердил я.

— Ну, садись, — предложил Косой, — расскажешь о своих подвигах.

— О каких ещё подвигах?

— Знамо каких, — хмыкнул Косой, — Я в курсе, что ты вчера на мосту с нашими бодался, даже зацепил кое-кого. Слухами земля полнится.

— Было дело. А ты-то, как влип в это?

— А что я? — пожал плечами Косой. — Мне приказали — я сделал. Если бы стал кочевряжиться, то сейчас лежал бы на дне залива. Думаешь моим подопечным охота в драку запросто так соваться, тем более с эльфами?

— Да, с эльфами шутки плохи, — согласился я. — Значит не по своей воле?

— А то! Но ты не думай, что я совсем чурбаном бесчувственным стал. Спичка тебя навещал?

— Нет, — на всякий случай солгал я. Паренёк просил не выдавать, и я обещал держать язык за зубами.

— Ай-яй-яй! — укоризненно произнёс Косой. — Где же ты врать так научился? Не моя школа, точно. Если думаешь, что я с мальчонки за то, что он тебя спас, шкуру спущу, то напраслину на меня, старика, наговариваешь!

«Старик» на самом деле был на пятнадцать лет старше меня, и на дряхлость не жаловался. Располнел, конечно, раздобрел в некоторых мечтах, обзавёлся животиком, но, в целом, форму поддерживал и при желании скрутить мог кого угодно, иначе смотрящим его бы не назначили.

— Как ты думаешь, от кого Спичка узнал, где ты находишься? — прищурив глаз, осведомился Косой.

— Спроси чего полегче. Понятия не имею.

— То-то, что не имеешь! — торжественно объявил Косой. — Это я ему рассказал, осторожно намекнул, что не мешало бы тебя предупредить. Так что помни, я своих учеников не забываю и в случае чего из беды выручить пытаюсь.

О том, что однажды он поступил с точностью до наоборот, Косой деликатно промолчал.

— Спасибо, — поблагодарил я. — Спичка прибыл вовремя. Мы едва успели наладить оборону. Кстати, а диверсия с подъёмным механизмом на мосту, чьих рук дело?

— Уж точно не моих, — хмыкнул Косой. — Есть… специалисты, правда не нашенские. А вот на кого они работают, тебе знать не положено.

— Как скажешь. Думаю, эльфы и гномы и без меня разберутся.

— Может, разберутся, может, и нет, меня это меньше всего волнует. Ты как: по делу пожаловал или поболтать?

— По делу, — признался я.

— Я так и думал. Хорошо, зайдём внутрь, — предложил он. — Выпьем чего-нибудь… горячительного.

— Только немного, — попросил я.

— Конечно немного, что я лошадь что ли — ведрами пить?

Обстановка внутри меньше всего говорила о том, что дом этот принадлежал бывшему вору и грабителю, жившему бобылём. Принято считать, что мужики жуткие лентяи и неряхи, и дабы навести чистоту, им обязательно требуется женская рука. Применительно ко мне эта теория справедлива, но Косой явно был исключением из правила. Сказать, что внутри всё блестело и сверкало это, пожалуй, преувеличение, но даже самая требовательная хозяйка не нашла бы к чему придраться: Косой держал жилище в образцовом порядке.

Он извлёк из глубины огромного шкафа сделанного из цельного дуба бутыль с вином и плеснул в два «дежурных» стаканчика, стоявших на столе, словно дожидаясь нашего появления, на два пальца.

— Ну, как?

— В самый раз!

Вино развязало язык, и я бегло изложил Косому суть дела, за которым собственно и пришёл.

— Жозефину твою знаю, — без особого энтузиазма произнёс Косой. — Она, правда, не в моём ведении — деньги с неё стригут другие ребята, но несколько раз с ней пересечься довелось.

— Она и в правду что-то вроде волшебницы?

— Жозефина-то?! — Косой хохотнул. — Брось ты, у нас давно в сказки про волшебников даже дети малые не верят. Шарлатанка она, дурит народ. Хотя, конечно, дыма без огня не бывает, кое-что ей ведомо… но волшебница, это ты загнул!

— Загнул, — согласился я. — Ну, так как, поможешь? Мне для прикрытия нужно два человечка посильней, на которых в случае чего можно было бы положиться.

Косой задумчиво почесал подбородок.

— Я бы, конечно, мог и сам пойти, но в нынешнем положении это как-то не очень уместно. Я ведь здесь как генерал в армии. Но, найти двух крепких парней, пока не проблема, даже в наше время, когда настоящие мужики постепенно уходят в историю. Ты Крокодила знаешь?

Крокодила я знал. Так звали парня, зарабатывавшего на жизнь подпольными кулачными боями — есть такое развлечение у столичной знати. Откуда он получил своё прозвище, меня не интересовало, главное, что у него были большие кулаки и напрочь отбитая голова — всё вместе идеальная машина для уличной потасовки и балласт в случае серьёзных неприятностей.

— Сойдёт, — кивнул я. — Кто второй?

— Зиги, он новичок, и его имя ничего тебе не скажет. Но у парня большое будущее, если его не убьют, конечно. Может в итоге меня заменит.

— Верю. Мне они нужны прямо сейчас.

— Сейчас?! — покачал головой Косой. — Где же я тебе их сыщу. Ну, предположим, Зиги обычно поблизости отирается, а вот с Крокодилом как быть? Я же его не пасу!

— Я подожду.

— Ну, жди, — сказал Косой и вышел из дома.

Насколько я понял, он, стоя на крыльце, окликнул одного из случайных прохожих. Здесь все друг дружку знали, и кем бы ни был прохожий, вряд ли у него хватило бы смелости перечить далеко не последнему человеку в Гильдии воров.

Через минуту Косой вернулся, как ни в чем, ни бывало, и предложил пропустить по второму стаканчику. Я не возражал, и время до появления первого из обещанных Косым помощников пролетело незаметно. Мы вспоминали времена бурной молодости, и пришли к общему знаменателю в вопросах стремительного падения моральных устоев в последнее время.

Зиги пришёл где-то через полчаса.

Молодой парень чуть повыше меня ростом, с едва прорезавшимися усиками и коротко стриженой шевелюрой, уважительно пожал руку Косому и выжидательно посмотрел на своего начальника, не зная, как ему нужно вести себя со мной.

— Это Гэбрил, — пояснил Косой. — Хороший человек.

Только тогда Зиги стиснул и мою руку. Однако хватка у парня была медвежья. Рука словно оказалась зажатой в тисках, и когда Зиги решил, что с меня хватит, я вздохнул с облегчением.

— А где Крокодил? — спросил Косой у Зиги.

— Должен прийти с минуты на минуту. Он с ребятами долги выколачивает.

Я мысленно пожалел того несчастного, которому сейчас приходится ой как несладко. Крокодил гуманностью не отличался, и все проблемы решал исключительно кулаками. В ряде случаев этот способ оказывался самым эффективным.

Крокодил не заставил себя долго ждать. На его плоском, похожем на блин, лице блуждала нагловатая ухмылка.

— Чего звал-то, Косой? Не успел с ребятами отпраздновать успешное завершение нашего безнадёжного мероприятия: ты меня прямо из кабака выдернул.

— Раз выдернул, значит надо, успеешь ещё в кабаке штаны протереть. Пойдёшь вместе с Гэбрилом к Жозефине. Будешь делать всё, что он тебе скажет.

Крокодил с наслаждением хрустнул костяшками пальцев.

— Чё, и её бить будем?

— Надеюсь, что не будем, — поспешно сказал я. — Никаких драк я не планирую.

— Жаль, — вздохнул Крокодил, — я бы ей вмазал. Девка так и напрашивается.

— Женщин бить некрасиво, — неожиданно вмешался дотоле молчавший Зиги.

— Ну, ты даёшь, — заржал Крокодил, и чуть было не поперхнулся от смеха. Прокашлявшись, он продолжил:

— Представляю, как тобой жена крутить будет!

— Тебе-то, какое дело?! — вспыхнул Зиги, задетый за живое.

— Всё ребята! — взорвался Косой, — Зла на вас не хватает. Валите отсюда вместе с Гэбрилом, да побыстрее.

Мы вышли на улицу. Надежды на то, что погода переменится, не оправдались. Вернее оправдались, но не так, как бы того хотелось: стало ещё холодней. Что будет к вечеру: неужели снег пойдёт?

— Слушай, а зачем тебе эта Жозефина понадобилась? — осведомился Крокодил. — Ведь других баб кроме неё полно, только свистни. Может, лучше в какой-нибудь кабак запрёмся, я сегодня при деньгах?

— Зато у меня с деньгами не очень, — сквозь зубы процедил я, — их надо ещё заработать, поэтому прогуляемся до Жозефины. Как только я утрясу свои проблемы, вы, парни, можете ступать на все четыре стороны.

— А мы то тебе, зачем понадобились? — заинтересовался Зиги. — Неужели без нас никак?

— Возможно, — уклончиво ответил я, и предложил парням указать дорогу до лавки мадам Жозефины.

Путь занял почти час. Компаньоны попались не особенно разговорчивые: Крокодил до сих пор дулся из-за того, что вместо тёплого бара оказался на холодной улице, а Зиги был слишком погружён в свои мысли, так что никто из нашей троицы ни словом не обмолвился до той самой поры, пока лавка мадам Жозефины не предстала перед нами во всей красе.

— Ну, что будем делать, шеф? — с иронией осведомился Зиги. — Мы на месте.

— Вы знаете, сколько у этой лавочки выходов? — спросил я.

— Здесь каждая конура имеет как минимум по два выхода, — произнёс Крокодил с таким выражением, словно открыл страшную тайну.

— Это я и без тебя знаю, — поморщился я. — А третий есть?

— Нет, — заверил Зиги. — Есть центральный вход — он перед нами и чёрный выход, сзади лавки. Там навалены ящики, но, не обращайте на них внимания: стоит только с той стороны поднажать, и они разлетятся по сторонам, открывая проход. Это сделано на случай полицейской облавы.

— И часто здесь бывают облавы?

— Не то, чтобы очень, но бережёного…

— Понятно. Тогда поступим следующим образом, — начал я, — ты Зиги с Крокодилом отправишься к чёрному входу, а я сунусь в центральный. Ваша задача не дать никому удрать.

— И только-то, — сплюнул Крокодил. — Стоило из-за такого пустяка нас беспокоить?

— Время покажет, — ответил я, не зная, насколько был прав в тот момент.

Глава 11

В которой я общаюсь с Жозефиной, а потом узнаю о том, что отстал от научного прогресса

Настоящий маг Алур Краснощёкий жил в жуткой дыре, не имея ничего кроме долгов и кошмарного балахона, правда, потом он всё же сменил его на нечто более подобающее. Зато шарлатанка Жозефина владела собственной лавкой и выглядела вполне процветающей. У неё были маленький рост — чуть повыше средней гномихи, легкомысленные светлые кудряшки, аппетитная фигурка, миловидное личико куколки с чуточку вытянутым подбородком и большие глаза. Заглянув в которые, я сразу понял — мадам Жозефина (а это была она) далеко не дурочка. Такую на мякине не проведёшь.

По дороге я успел обдумать несколько домашних заготовок для разговора, но сейчас, стоя лицом к лицу с обворожительной женщиной, осознал, что напрасно напрягал ум: они никуда не годились.

— Здравствуйте, — Жозефина обольстительно улыбнулась.

Девять из десяти мужиков при виде настолько чарующей улыбки давно расплавились бы в воск, который с лёгкостью можно разминать пальцами и лепить из него что угодно. Но на меня чары лжеволшебницы не действовали.

— Здравствуйте, — губы сами расплылись в ответной улыбке. — Мне нужна мадам Жозефина.

— Буду рада вам услужить. Жозефина — это я, — пропела чаровница.

— А я Гэбрил, частный сыщик, — признался я. — Вы не могли бы выделить мне несколько минут для небольшого конфиденциального разговора.

Я ни на секунду не забывал, что передо мною стоит возможная убийца и отравительница барона. Кто знает, какие мысли скрываются в её прекрасной головке? Уж чай то я точно с ней пить не буду.

— Я на работе, а моё время стоит денег, — хмурясь, сообщила Жозефина.

— Моё тоже, — заметил я.

— Тогда вы прекрасно меня понимаете, — заметила шарлатанка. — Хотите разговаривать — платите.

— А если я не собираюсь платить?

— В таком случае, единственное, на что вы можете рассчитывать — улыбка, которой я одарю вас на прощание.

— Негусто, — резюмировал я. — У вас замечательная улыбка, но я пришёл сюда не ради неё.

— Я так и поняла, — хмыкнула Жозефина. — Ну, что скажете?

— Хорошо, я заплачу. Огласите, пожалуйста, прейскурант.

— Вас интересует настоящее, прошлое или будущее?

— Всё, и, если можно, оптом.

Я прекрасно понимал: Жозефина способна в любой момент отказаться от разговора, и ничего с этим не поделать. Можно, конечно, сослаться на показания призрака, но поставьте себя на моё место. Услышав, что в деле замешано привидение, Жозефина может подумать, что перед ней натуральный псих, только что сбежавший из дурдома.

— Я беру за сеанс серебряный рилли, — произнесла она, пытливо вглядываясь мне в глаза.

Если верить бывшей жене — на лице у меня всегда одно и тоже скучное выражение. Я неоднократно пытался проверить её утверждение перед зеркалом, но пока не пришёл к окончательному выводу. Чего там умудрилась прочитать на моей физиономии мадам Жозефина сказать сложно — телепатией я не владею, но цену она заломила немалую. Обязательно спрошу в конце беседы: нет ли у неё в родстве кэбменов?

— Ого! — воскликнул я, но тут же нашёлся и произнёс: — Сегодня, кажется, праздник, поэтому я буду настаивать на скидке.

Вряд ли я ошибаюсь. Ткните наугад в календарь и практически наверняка угодите на какой-нибудь праздник. Если их отмечать одним за другим — цирроз печени обеспечен.

Жозефина задумалась.

— Хорошо. В честь праздника… а вы, кстати, не знаете что за праздник сегодня? Я ужасно закрутилась…

— День плодородия, — не моргнув глазом, соврал я. Вот что значит богатая практика!

— Замечательно. Исключительно ради уважения к этому празднику, я дам скидку в десять процентов…

— Лучше пятнадцать…

— Десять, — твёрдо произнесла Жозефина.

— Десять так десять, — согласился я.

— Деньги вперёд.

Я со вздохом отсчитал бумажные купюры. Каждая из них была дорога, как память. Прощайте денежки, мне будет вас не хватать! Жозефина засунула их за вырез платья, не пересчитывая, затем подняла стойку.

— Идите за мной, — сказала она, стремительно срываясь с места.

Помещение, скрытое от чужих глаз альковом, представляло собой обычную гостиную. Два кресла обитые темной кожей, на полу толстый ковёр оливкового цвета. Задёрнутые бархатные шторы создавали темноту, единственным источником света служила масляная лампа на небольшом журнальном столике овальной формы. Очень уютная и домашняя обстановка. Я бы пожил в такой квартирке, но мне это не по карману: доходы не позволяют. К тому же скоро придётся платить за аренду офиса. Даю руку на отсечение — домовладелец не преминёт в очередной раз поднять расценки.

— Мило у вас тут, — заметил я. — Не сдадите угол?

— Я подумаю, — пообещала женщина.

— Обязательно подумайте, — попросил я, разглядывая обстановку.

— Присаживайтесь в это кресло, — любезно предложила Жозефина, подкручивая лампу, чтобы она меньше чадила. — Насколько я разбираюсь в клиентах, первым делом вы, конечно же, захотите заглянуть в прошлое?

— Угу, — согласился я, пристраивая свёрток с пистолетом на коленях. Благодаря нависающей крышке стола, его не было видно с места Жозефины. Указательный палец правой руки сам лёг на курок — разумная предосторожность, когда не знаешь чего ждать от собеседника.

— Как глубоко вы хотите заглянуть в прошлое? — казалось, глаза женщины излучали магнетизм.

— Переведите стрелки часов на две недели назад, когда умер барон Отто фон Бомм. Расскажите о Белой Дымке, — попросил я.

— О чём вы? Какая ещё дымка? — изумилась Жозефина.

Если бы я не знал от призрака всей правды, мог бы поверить в невинное выражение её глаз. Интересно, что бы сказала моя жена о мимических способностях Жозефины?

— О Белой Дымке, эльфийском яде, — повторил я. — Расскажите, как в вашу красивую головку прокралась нехорошая мысль — убить барона?

— Что за чепуха? Не желаю больше слушать. Оставьте при себе эти бредни и потрудитесь, пожалуйста, покинуть помещение, пока я не вызвала полицию.

— Отлично, полиция — как раз то, что нужно, — блефовал я. — Им понравится то, что я припас для ваших ушей. Возможно, хороший адвокат сумеет спасти вас от виселицы…

— Что вы бредите? — взорвалась Жозефина. — Какая виселица, какое убийство? В своём ли вы уме?

— Я-то в своём, а вот вам не стоит строить из себя невинную дурочку, — зло произнёс я.

— Как вы смеете! — едва не задохнулась от возмущения Жозефина.

— Смею, милочка, смею. Я пришёл не с пустыми руками: пришлось порядком повозиться, но теперь у меня есть неопровержимые доказательства. Изложу самое главное: вы дали танцовщице ночного клуба «Серпентарий» Никавери яд вместо приворотного зелья. Это зелье предназначалось для барона Отто фон Бомм. Танцовщица надеялась женить на себе несчастного аристократа, но её постигло жестокое разочарование.

— Значит, эта дурочка всё же успела кому-то проболтаться! — злобно прошипела Жозефина. — Я права?

Я не стал развеивать заблуждение и подтверждающее кивнул.

— Да, она не сумела держать язык за зубами. Есть свидетели, которые помогли установить личность отравительницы.

Жозефина потупилась.

— Вам удалось распознать Дымку, здесь не обошлось без магии. Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять: старина Алур вновь способен творить чудеса, — вслух рассуждала она, не обращая на меня ни малейшего внимания.

В отличие от неё, я превратился в одно большое ухо и зря времени не терял: запоминал всё, что она говорила, и не забывал бросать оценивающие взгляды. Чёрные брюки и красная блузка ей очень шли. Неужели все отравительницы настолько хороши собой? Впрочем, судя по образовавшейся паузе, пришла моя очередь бросить ответную реплику.

— Да. Старик чуть было не угробил себя, но теперь он на правильном пути, — подтвердил я.

— Жаль, — выражение её глаз изменилось с встревоженного на откровенно злое. — Жаль, — повторила она, — что эльфы его не прикончили. Мир только бы выиграл от его смерти.

Я потёр лоб.

— Сомневаюсь. Этому миру никогда бы не повредила щепотка волшебства. К тому же, как бы я узнал, чем отравили барона?

— Допустим, у вас на руках действительно имеются все доказательства. Однако вы явились без полиции и ордера на арест. Это шантаж? — неожиданно вскинулась Жозефина.

— Что вы? Разве я похож на шантажиста?

Жозефина неопределённо пожала плечами. Хм, меня не раз называли дешёвкой, особенно жена, когда устраивала сцены при виде моих заработков, но вот шантажистом — впервые.

— Возможно, для вас действительно было бы лучше, если бы я на самом деле оказался шантажистом. Но, увы, я пришёл, чтобы узнать правду о смерти барона.

— Допустим, вы её узнаете? Что будет потом?

Я только пожал плечами. Безусловно, она была убийцей, но что я мог ответить?

— Сообщу клиенту, а уж он пускай сам решает. Я не судья, и не имею права казнить или миловать.

— Может быть, мы найдём общий язык? — на лице Жозефины вновь появилась обольстительная улыбка. Женщина томно вздохнула, потянулась с грацией кошки. Блузка натянулась в некоторых местах, позволяя оценить нужные формы.

Меня пытались купить, а теперь хотят… соблазнить?

— Не стоит, — протянул я. — Я хорошо отношусь к деньгам и ничего не имею против женского внимания, но больше всего на свете люблю свою репутацию. Деньги с собой в могилу не унесёшь, жена найдёт другого, зато доброе имя согреет ложе в последнюю минуту.

— Тебе рано думать о смерти, — угрюмо процедила Жозефина.

— Кто знает, может быть, барон тоже так думал, когда пил яд? — заметил я. — Не старайтесь, Жозефина. Всё, что мне от вас нужно — информация. Во всяком случае, на данном этапе. Как видите, я пришёл к вам без оружия, — я развёл пустыми руками.

О свёртке с пистолетом, лжеволшебнице знать не следует, как и о том, что в пистолете остался всего один заряд.

— Ты дашь мне уйти, после того, как я выложу тебе всю правду? — с надеждой в голосе спросила Жозефина.

— Формально я не имею права вас задерживать. Более того, вы можете мне ничего не рассказывать, ведь я обычный частный сыщик, а не полицейский. Но предупреждаю: в этом случае я буду вынужден обратиться к Алуру. У него найдётся средство развязать вам язык, — припугнул я.

Кто же знал, что в скором времени именем Алура можно будет стращать прекрасных женщин с нечистой совестью?

Жозефина приняла решение. Она отстранённо улыбнулась, словно думала о чём-то далёком.

— Тогда слушай, Гэбрил. Второй раз повторять не буду.

Я кивнул. Блокнота с собой у меня не было, но есть вещи, которые не стоит доверять бумаге.

— Я хиджи, Гэбрил. Ты знаешь, кто это?

— Хиджи? Чуточку знаю. Ты эльфийка?

Жозефина отвела кудряшки на голове назад, и я убедился, что она не лжёт. Под ними скрывались заострённые ушки. Я покачал головой: слишком много эльфов замешано в этой истории, слишком много… И далеко не все из них такие же, как мои друзья Лигрель и Лиринна.

— Нас осталось совсем немного, если быть точным только пятеро, — продолжила убийца.

— Тинкриэль славно на вас поохотился, — буркнул я.

Жозефина на мгновение осеклась:

— Ты и об этом знаешь?

— Да. Продолжай, пожалуйста.

— Это было очень давно. Признаюсь, хиджи поступили необдуманно, убив дочь главы Дерева. Никто не ожидал последствий, — Жозефина запнулась. — Мы настолько уверовали в собственную неуязвимость, что совсем забыли об осторожности. Это стало страшной ошибкой. Я была тогда совсем ещё малюткой. Когда на наше поселение напали эльфы из Дерева Зимы вместе с солдатами барона, спастись удалось только мне и ещё четырём детям. Родители спрятали нас в подвале одного из домов. Никому и в голову не пришло искать нас в том месте. Когда наверху всё стихло, мы выбрались наружу и увидели, что все наши мертвы. С той минуты я поклялась отомстить за смерть родителей.

— Ты что-то затянула с местью. К тому же начала не с сородичей, а с человека.

— Мне понадобилось время для того, чтобы встать на ноги. Мы были, в сущности, самыми обычными детьми, несмышлёнышами. Разумеется, нас многому учили, но тех умений оказалось недостаточно. Эльфы могли в любой момент узнать о нашем существовании, поэтому мы вынуждены были скрываться среди вас, людей. Я выбрала себе имя — Жозефина, открыла собственное дело. Вывеска лавки волшебных товаров, помогала обстряпывать разные делишки, но они тебя не должны сейчас интересовать. Остальные хиджи признали во мне старшую. Я учила их и училась сама, и никогда не забывала о своём обещании отплатить за убийство родителей. Эльфы живут чуточку дольше, чем вы, люди, поэтому я и решила начать с барона, пока он не умер, избежав мести. Однако его гибель не должна была вызывать ни у кого даже малейших вопросов, вот почему я остановила выбор на древнем яде — Белой Дымке. Я рассчитывала на то, что его никто не сумеет распознать, потому что среди эльфов никогда не было магов, а у людей остался один-единственный волшебник, да и тот практически отошёл от дел.

— Это ещё мягко сказано. За последние сто лет старик выпил столько спиртного, сколько производят все столичные винокурни за год. Алкоголь надолго заменил ему мозги.

— Мне это хорошо известно. Поначалу всё складывалось просто изумительно. Удача сама шла в руки: у барона появилась любовница, которой всенепременно захотелось выскочить за него замуж. Она решила прибегнуть к привороту и узнала обо мне. Разумеется, я не преминула воспользоваться случаем. Девчонка помимо своей воли послужила орудием мести.

— А почему сразу её не убрали?

— А зачем? — удивилась Жозефина, — Во-первых, две смерти сразу вызвали бы ненужные разговоры, а во-вторых, мы знали, что как только барон умрёт, девица испугается и ничего никому не расскажет. Правда, я не ожидала, что Никавери решит избавиться от тела, мы рассчитывали, что врачи, прибыв на место преступления, констатируют обычное сердечное расстройство, и девушка окажется вне всяких подозрений. Тем самым ей и в голову бы не пришло связать между собой смерть барона и приворотное зелье.

— Логично, — признал я, поскольку слышал примерно то же самое, только из уст барона, а уж он то знал об этом от самой Никавери, правда, уже распростившейся с физической оболочкой. — Ещё один вопрос: почему за мной следили?

— Из предосторожности. Как только мы узнали, что баронесса обратилась к частному сыщику, я приказала установить за тобой слежку. Потом ты вышел на Никавери и что-то пронюхал, её пришлось срочно убрать. Признаюсь, это было проделано несколько грубо и топорно, но нас извиняет то, что вы действовали слишком быстро.

— Значит, Никавери убрали из-за меня?

— Да. Мы боялись, что она сболтнёт лишнего. На раз ты всё знаешь, значит, мы чего-то недосмотрели.

— Просто повезло. Особенно, когда один из твоих молодчиков решил отправить меня вслед за Никавери.

— Мы не хотели тебя убивать, Сухарь. Будь у нас такое желание, ты бы уже давно покоился с миром на городском кладбище.

— Спасибо и на этом, — ухмыльнулся я. — Приятно знать, что твоя жизнь в безопасности.

— А вот этого на твоём месте я бы говорить не стала, — дерзко улыбнулась Жозефина. — Как ты думаешь, почему я изливаю тебе душу?

— Сам голову ломаю, — вмиг подобрался я.

Держалась она великолепно, но эмоции — самое слабое место эльфийских женщин — её подвели. Я замер в предчувствии. Похоже, собеседница что-то затевает, а поскольку нет сомнений, что ремесло убийцы она знает гораздо лучше, чем я алфавит, то самое главное — не пропустить, когда всё начнётся.

— Ответ очень прост: я не вижу причины, почему бы ни поболтать с будущим покойником, — отозвалась Жозефина и вдруг, резко ухватившись за нижний край столешницы, подбросила её вверх.

Я откинулся на спинку кресла и упал вместе с ним, потом перекувырнулся назад и оказался на четвереньках. Почти сразу же кожаную обивку кресла вспороло острое лезвие узкого стилета, таинственным образом оказавшегося в руках эльфийки. Я отпрянул в сторону, нас разделяло только перевёрнутое кресло. Хиджи от досады зашипела.

— Перестань мельтешить, — воскликнула она. — Таких как ты, я ем на завтрак. Не дёргайся, прими смерть, как подобает мужчине.

Эльфийка взвилась в воздух и оказалась по одну сторону со мной.

— Поиграем, мой сладенький, — облизывая губы, произнесла она.

— Давай, — сказал я, доставая пистолет и направляя дуло ей в лоб. — Только играем по моим правилам. Они очень простые. Побеждает тот, кто быстрее: ты или пуля. Я ставлю на пулю.

Убийца изогнулась, пытаясь уйти с линии огня. Напрасно: дуло неотступно следило за её движениями.

— Брось стилет, — приказал я.

— Как скажешь, сладенький, — промурлыкала Жозефина и тут же метнула в меня стилет.

Бабах! Я успел рефлекторно нажать на курок, практически не целясь. Вот уж не ожидал от себя такой меткости: пуля, угодив в лезвие, разломила его на части. Осколки брызнули водопадом и с визгом распороли воздух. Один угодил мне в лицо, но, к счастью, прошёл по касательной, лишь сорвал кожу с левой щеки. Я невольно схватился за лицо, этого оказалось достаточным, чтобы упустить эльфийку. Она, не зная, сколько осталось зарядов в пистолете, не стала рисковать, и сбежала, оставив меня в гордом одиночестве.

У чёрного входа её ждали люди Косого, но готовы ли они столкнуться лицом к лицу с тренированной убийцей? Я отбросил разряженный пистолет, ставший обузой, и бросился наугад к противоположному концу помещения, надеясь отыскать дверь, ведущую к проходу, заставленному ящиками. По пути зацепился ногой за валявшуюся на дороге швабру, предусмотрительно оставленную Жозефиной, и спланировал с распростёртыми руками прямо на пол, покрытый лиловой ковровой дорожкой. Удар оказался чувствительным, если бы не инстинктивно выкинутые вперёд руки — валяться бы мне без сознания часика два-три. Я выругался и, рванув с низкого старта, в два прыжка оказался на улице.

Мне доводилось видеть Крокодила на ринге. Там ему не было равных. Он редко отпускал противника, не превратив его в окровавленный кусок мяса и, как правило, выигрывал за явным преимуществом. Но этот бой Крокодил проиграл. Я так и не понял, что сотворила с ним Жозефина, возможно просто вырвала кадык. Сейчас, из его горла на землю хлестала вязкая жидкость, скапливаясь в маленькую лужицу на сухой земле. Для меня до сих пор остаётся загадкой, почему он не упал, а так и остался стоять, как вкопанный. Я не стал его трогать, и принялся искать Зиги. Поиски не затянулись. Зиги тоже был мёртв, тело оказалось погребённым под ящиками. Судя по раскрытому рту, парень пытался что-то сказать, но не успел. Рубаха в месте, где находится сердце, успела пропитаться кровью, если присмотреться, то сквозь маленький прорез на ткани можно было разглядеть крошечную ранку. Подобную обычно оставляет холодное оружие вроде стилета.

Со стороны портового рынка послышались крики и свист. Сюда бежал полицейский капрал, поддерживая на весу саблю. Лицо его раскраснелось, он запыхался. Рыжие усы топорщились, бешено вращающиеся глаза придавали ему суровый облик.

— Ни с места, вы арестованы, — завопил он так громко, словно я был глухой на оба уха.

— Сержант, — я намеренно повысил его в звании, — здесь была убийца, женщина, эльфийка. Она не могла далеко уйти.

— Разберёмся, — буркнул капрал.

Он явно не верил и уже начинал с опаской поглядывать в мою сторону. Кровь, запёкшаяся у меня на правой щеке, лишь подкрепляла его в выводах.

— Сержант, — взмолился я, — не стойте, как изваяние. Надо срочно организовать поиски. Если эта женщина сможет удрать, впереди будет ещё очень много трупов.

— Молчать! — рявкнул усатый капрал и обнажил саблю.

Я понял причину его ретивой бравады: к нам спешили ещё несколько полицейских. Я обречённо вздохнул — среди них был лейтенант Морс. Всё, закончились свободные деньки, прощай воля, и надежда поймать Жозефину по горячим следам.

Лейтенант не стал вникать в суть дела. Налицо были два трупа и один подозреваемый, к которому он давно питал «добрые» чувства. Я всё же попытался достучаться до рассудка Морса, но упёртый коп даже ухом не повёл.

— Сухарь, мне плевать на то, что ты пытаешься мне наговорить, — презрительно бросил Морс. — Я доставлю тебя в участок и постараюсь представить ситуацию так, чтобы все улики указывали только на одного человека. Знаешь на кого?

— Неужели хочешь взять эту мокруху на себя?

— Смейся, Сухарь, смейся, — осклабился Морс. — Скоро тебе будет не до смеха. Двойное убийство — прямая дорога на виселицу.

— Я никого не убивал.

— Может быть, но тебя это не спасёт. Поверь на слово, — Морс сплюнул и, словно спохватившись, сказал: — А ведь с тебя должок, Сухарь! Как же я мог забыть?

Он двинул мне в челюсть со всего размаха. Зубы клацнули, но я устоял. Во рту почувствовался солоноватый привкус крови. Я потрогал языком зубы и убедился, что один шатается.

— Морс, лупи меня, сколько влезет, только не дай уйти настоящему убийце. Пока она на свободе, у полиции будет много работы.

— С чего бы это тебе заботиться о нашей работе? — хмыкнул Морс. — Лучше подумай о завещании. Если не возражаешь, я возьму на память верёвку, на которой тебя вздёрнут. Не забудь упомянуть об этом, ладно?

— Можешь на ней удавиться, — я плюнул в него кровью. Слюна угодила на начищенный мундир. Лейтенант взбесился.

— Сволочь! — заревел он и бросился на меня с кулаками.

Я не успел дать хорошей сдачи — нас разняли копы, дотоле бесстрастно осматривавшие место преступление и делавшие вид, что их наша перепалка не касается. Мне заломили руки за спину. Послышались щелчки надеваемых наручников.

— Эй, Хиггинс, — рявкнул Морс рыжеусому капралу, — не забудьте упомянуть в рапорте, что подозреваемый оказывал сопротивление при аресте.

— Слушаюсь, сэр, — взял тот под козырёк.

— А с тобой подонок я пообщаюсь ещё разок, когда нам никто не будет мешать, — прошипел лейтенант, склонившись над моим ухом.

— Только позаботься, чтобы я был в наручниках, — парировал я. — Иначе тебя ждёт неприятный сюрприз.

Морс побагровел до самых кончиков ушей.

— Ах ты…

— Сэр, — вынырнул откуда-то сзади ещё один полицейский, — мы нашли в доме вот это.

Он бережно передал в руки офицера мой пистолет.

— Ну и что? — удивлённо произнёс Морс. — Пистолет, как пистолет. Сдай его в оружейку.

— Сэр, обратите внимание на номер. Это пистолет суперинтенданта Морриса.

— Что! — заорал Морс. — Почему ты сразу не сказал?

— Виноват, сэр! — произнёс разом побледневший коп. — Я не успел…

— Молчать!

Несчастный полицейский вытянулся во фрунт и стал поедать начальника глазами.

Морс снова повернулся ко мне.

— Это твой пистолет?

— Почему ты так решил? У меня нет разрешения. Ты же сам мне его не дал.

— Верно, не дал, — согласился Морс. — Тогда ты решил заполучить оружие другим способом: во время вчерашних беспорядков напал на суперинтенданта Морриса, убил и завладел его табельным оружием.

— Не пори чушь, — вяло откликнулся я. — Я впервые вижу этот пистолет и уж тем более, ничего не знаю ни о каком суперинтенданте Моррисе.

— Ха-ха! — откликнулся лейтенант. — Ты думаешь, я тебе поверю? Мы до сих пор считали, что ты лежишь без памяти, а оказывается, вы, вместе с эльфийским отродьем, нас просто водили за нос. Знаешь, как я удивился, увидев тебя здесь живым и здоровым?

— Брось, Морс. Мы тебя дурили, это правда, но суперинтенданта я не убивал. И пистолет не мой.

На всякий случай, я решил отрицать всякую связь с этим злополучным пистолетом. Чем сильнее отпираешься, тем меньше на тебя повесят, а Морс был не прочь упечь меня за решётку.

— Ты думаешь я не смогу доказать? — хмыкнул лейтенант. — Эй, Питкин, тащи сюда свой чемоданчик.

Перед нами предстал невысокий полицейский каким-то чудом преодолевший минимальный ростовой ценз для набора в полицию. Пожалуй, Гвенни и тот будет повыше. В руках полицейский держал саквояж из крокодильей кожи.

— Протяни правую кисть, — потребовал у меня Морс.

— Ты что сдурел? — удивился я. — Я же в наручниках.

Морс выругался. По его приказу с меня сняли наручники. Тем временем, маленький полицейский достал из недр саквояжа подушечку, залитую чернилами, взял мою кисть и провёл ей по подушечке.

— Что ты делаешь, приятель? — возмутился я.

— Не мешай, Сухарь, — отозвался Морс. — Питкин знает, что делает.

Питкин ухмыльнулся, похоже, похвала начальника ему льстила. Он осторожно опустил мои пальцы по очереди на белоснежный лист плотной бумаги, стараясь не размазать оставшиеся следы от чернил, а потом помахал им в воздухе.

— Ну, как? — нетерпеливо спросил Морс.

— Одну минуту, — Питкин вынул из саквояжа следующий предмет — им оказалось увеличительное стекло, и стал по очереди смотреть на бумажку и рукоятку пистолета.

— Что это значит? — снова возмутился я.

— Потерпи, Сухарь. Скоро узнаешь, — заверил лейтенант.

В это время Питкин пришёл к какому-то выводу, поскольку разразился сообщением:

— Сэр, отпечатки пальцев совпадают. Этот тип действительно был последним, кто стрелял из пистолета.

— Что он мелет, Морс? — вскинулся я. — О каких отпечатках идёт речь?

— Ну что же, — довольно потирая руки, произнёс Морс, — не ты один такой тёмный на свете, Сухарь. За последнее время наука сделала ещё один рывок вперёд. Наши умники установили, что у всех людей, эльфов, гномов и прочих тварей, отпечатки пальцев рук абсолютно индивидуальные. В мире нет двух одинаковых отпечатков. Во всяком случае, так твердят профессора из королевской академии наук, — Морс хмыкнул. — Питкин исследовал следы, оставленные на рукоятке пистолета и сравнил их с твоими пальчиками. Хочу тебя обрадовать — теперь у нас есть железное доказательство, что ты держал этот пистолет в своих ручках последним.

— Да, но ведь вы тоже его трогали. И тот полицейский, что нашёл его, и ты, и Питкин.

Морс усмехнулся:

— Мы уже учёные. Если обратил внимание — ни один из нас не притрагивался к рукоятке пистолета, мы все брали его за дуло. Так что суши сухари, Сухарь, — сострил лейтенант, — но не перестарайся, только чтобы их хватило на время от суда до виселицы, а это ой как немного. Когда речь заходит об убийстве полицейского, мы проволочек не терпим.

— Я впервые слышу о каких-то отпечатках пальцев, — произнёс я, кусая разбитые губы. — Может быть, учёные и правы, но я никого не убивал. Пистолет был подобран мною во время схватки на разводном мосту в Туземном Квартале. Я отобрал его у одного из молодчиков, правда, тот парень всё же успел из него пострелять. Думаю, вашего суперинтенданта убил он. Я тут не при чём.

— Заткнись — грубо прервал Морс. — Лучше прибереги красноречие для суда. Там оно тебе больше пригодится.

— Не делай ошибки, Морс. Ты хочешь осудить невинного человека, — взмолился я.

— Невинных людей не существует, — усмехнулся лейтенант.

По его приказу меня посадили в арестантскую карету, не забыв при этом снова заковать в наручники. Что же, я был прав с самого начала. Это был не мой день!

Глава 12

В которой я попадаю в тюрьму, встречаю там одного старого знакомого, и вновь оказываюсь на воле

Знакомый по недавнему визиту, когда мы с Лигрелем выручали Лиринну, полицейский участок напоминал сумасшедший дом. Десятка три копов метались из угла в угол, норовя оказаться одновременно в нескольких местах. Похоже, людей у Морса не хватало, поскольку он самолично оформил задержание, занеся все необходимые данные в толстую амбарную книгу. Я развалился на стуле и с усмешкой наблюдал, как коп старательно рисует пером закорючки, меньше всего похожие на знакомые мне буквы. При этом у него смешно шевелились уши.

Над пыльной конторкой жужжала сонная муха. Я проследил глазами за её полётом и обнаружил, что она приземлилась на поверхность толстого недоеденного бутерброда, покоившегося на растресканном блюдце. Окончив корпеть над неподатливыми строчками, лейтенант любовно захлопнул журнал регистрации арестованных и потянулся к бутерброду, встревожив насекомое.

— Вот ты и попался, Сухарь, — с полным ртом довольно произнёс коп, роняя крошки на стол.

Я не стал спорить. Попался так попался. Рано или поздно это должно было произойти, так что морально я уже успел настроиться на неизбежное, потому и сидел с абсолютно отсутствующим выражением.

— Я хочу вызвать своего адвоката, — зевнув, сказал я. — Буду говорить только в его присутствии.

Надеюсь, Марсен примчится сюда на всех парах, как только узнает, что меня арестовали. В конце концов, я ведь ещё не расплатился за порчу смокинга, друг рискует не получить должной компенсации, если не сумеет отмазать меня от тюрьмы.

— Адвоката…, — с ухмылкой протянул Морс, затем обратился к остальным полицейским, находившимся поблизости:

— Ребята, вы слышали, этот тип убил суперинтенданта и хочет вызвать себе адвоката.

В ответ раздался дружный смех.

— Слушай, Морс, — взвился я, — перестань выдумывать. Не убивал я суперинтенданта, заруби себе это на носу.

— А ты заруби на носу, что я никогда не позволю арестованному разговаривать со мной в таком тоне, — разозлился Морс и врезал мне в солнечное сплетение.

Я слетел со стула, потом привстал, потирая ушибленное место.

— Вижу, жизнь тебя ничему не научила, Морс. Ты по-прежнему распускаешь руки на тех, кто не в состоянии дать сдачи. Но, на сей раз, тебе не повезло.

Я схватил первую подвернувшуюся в руку тяжёлую вещь (ей оказалось пресс-папье внушительных размеров в виде коня, вставшего на дыбы) и запустил в Морса. Он едва успел пригнуться. Вздыбившаяся коняга просвистела у него над головой и со страшным грохотом врезалась в зарешечённое окно. Осколки разбитого стекла разлетелись по сторонам.

— Всё, моё терпение иссякло, — рявкнул пришедший в себя лейтенант. — Отведите этого типа в пятую камеру. Пусть там ему Молотильня зубы расшатает.

Уже знакомый капрал вместе с ещё одним копом выволокли меня из кабинета. Я не стал упираться. Ещё немного и Морс допёк бы меня до такой степени, что я разнёс бы полицейский участок по кирпичику.

— Зря ты так, парень, — участливо бросил капрал. — Вёл бы себя потише, мы бы тебя тогда в камеру получше определили, а так попадёшь в самое пекло. Молотильня из тебя весь дух вытрясет.

— Да кто это такой — Молотильня, и почему я должен его бояться? — взмолился я.

— Сейчас узнаешь, — ответил капрал, отпирая дверь в камеру. — Давай, входи.

Он с силой толкнул в спину, и я оказался там, где меня ждал скорый на расправу Молотильня.

В камере мне не понравилось. Не то, чтобы я был такой привереда, просто на свете существует много других мест, гораздо лучше этого клоповника.

В клетушке, на преодоление которой по диагонали черепашке потребуется пару раз перебрать лапками, ютились семеро, я стал восьмым и не самым желанным. Когда меня втолкнули внутрь тёмного помещения с единственным малюсеньким зарешёченным окошком почти у самого потолка, сокамерники не проявили бурной радости от моего появления. Скорее наоборот.

Я оторвал их от игры в карты. Играли двое: молодчик с татуировкой на оголённом плече в виде кабаньей головы и раздетый до пояса тип с презрительным прищуром бесцветных рыбьих глаз. Любой из них мог быть Молотильней, осталось только выяснить кто именно. Остальные наблюдали за перипетиями игры, не рискуя делать замечания или подсказывать. Пока татуированный сдавал карты в две одинаковые стопки, его партнёр соизволил обратить на меня внимание.

— Ты откуда нарисовался? — просипел Рыбий Глаз. — Как зовут тебя, мил человек?

Он сидел на нижней койке двухъярусной кровати, широко расставив ноги. Тело его настолько густо поросло кудрявой растительностью грязнорыжего цвета, что любая обезьяна рядом с ним удавилась бы от зависти. Я понял, что зарываться не стоит, поэтому постарался ответить в самой деликатной манере:

— Местный я, в столице живу. Зовут Гэбрил, — о том, что я частный сыщик, говорить не стал. Здешняя публика порой не видит разницы между людьми моей профессии и полицейскими.

— Гэээбрил! — передразнил заросший. — За что тебя к нам, сердешный?

— По подозрению в убийстве, — вздохнул я.

— В убийстве? — недоверчиво протянул заросший. — Кого же ты кокнул, худосочный?

— Многих, — честно ответил я. — Но того, кого на меня пытаются повесить, не убивал.

— Все так говорят, и я тоже, — хохотнул заросший. — Первая ходка?

— Угу, — кивнул я. — Если не считать отсидку на «губе» в армии.

— Не, «губа» не считается. Значит, новичок, — радостно потёр руки старший. — Вот ты и попал. Готовься, мил человек, будем тебе посвящение устраивать, как законами нашими полагается.

Я знал, что он имеет в виду. Детство, вроде моего, значительно расширяет словарный запас. Процедура эта, к слову сказать, мерзкая и довольно унизительная, поэтому я счёл нужным отказаться.

— Думаю, это лишнее, — заметил я. — Возможно, меня скоро выпустят, зачем напрасно тратить время? Может, перекинемся в картишки? Что на кону держим?

— Ты смотри, губу как раскатал! В картишки он перекинуться хочет! Даже не мечтай, — детина, стоявший с правой стороны заросшего, выпрямился во весь двухметровый рост и стал походить на мачту парусника. — Рано тебе с нами в карты играть, не положено. Закон есть закон. Его надо выполнять. Будем Молотильню будить? — обернулся он к заросшему.

— Да ну, — протянул тот, — сами справимся. Пусть поспит, у него после вчерашнего башка до сих пор трещать должна.

Детина согласно наклонил голову.

— Давай, как там тебя,… Гэбрил, спускай штаны.

— И не подумаю, — я принял подобие боевой стойки. — Идите вы со своим законом, знаете куда?

У детины отпала челюсть. Такой наглости от новичка здесь не ожидали. Детина, проделав небольшую умственную работу, посчитал мои слова оскорбительными и решил залепить дерзкому новичку «леща». У него это почти получилось, разве что с небольшими поправками: я успел присесть, и рука детины лишь прошлась по загривку, взъерошив волосы.

— Ишь ты, прыткий какой, — восхитился заросший, а потом скомандовал остальным сокамерникам. — Чего стоите, надерите ему…

Я прекрасно понимал, какую часть моего тела он имел в виду и не дал договорить: мало, кто способен закончить фразу, будучи в нокауте — удар ногой в подбородок творит чудеса! Затем я двинул детине локтём в область солнечного сплетения, а когда он согнулся, подставив толстую шею как у быка, ещё и рубанул сверху ребром ладони. Два — ноль в мою пользу.

— Ааа! — завопил ещё один сокамерник, с виду хлюпик, не поднимавший вещей тяжелее очков. — Наших бьют! — и с места запрыгнул мне на спину.

Для того чтобы от него избавиться, пришлось откинуться назад и прилипнуть к стене. Это подействовало: хлюпика едва не размазало, он свалился с моих плеч и тут же на четвереньках уполз под нары. Три — ноль, я по-прежнему веду. Осталось ещё четверо противников, самый опасный из них тот, что с татуировкой. Не спрашивайте, как я это определил. Просто понял по исходившей угрозе!

Татуированный с ленивыми повадками льва, привыкшего, что за него всю грязную работу делают другие, встал с нижнего яруса и засунул руку за пояс. Вытащил заточку, сделанную из обычной столовой ложки.

— Сам виноват, парень, — хохотнул он. — Не хотел я, но всё же придётся тебя чуток пощекотать.

— Терпеть не могу щекотки!

— Твои проблемы.

Татуированный сделал молниеносное движение, от которого удалось уйти, слегка наклонив корпус в левую сторону. Затем как-то сама собой рука перехватила кисть уголовника и потянула на себя. Нет, не зря мы полночи с Лиринной репетировали этот приёмчик. Заточка и татуированный упали на пол практически одновременно. Для верности я схватил уголовника за загривок и со всей силой ткнул мордой о каменный пол.

— Ну что, ещё желающие будут? — я обвёл обступивших полукругом сокамерников насмешливым взглядом. Хотел ещё что-то добавить, но тут чьи-то руки (хлюпик соизволил вылезти из убежища) обхватили лодыжки и резко дёрнули кверху. Я стал заваливаться на спину, перед глазами мелькнули злые лица уголовников, алчущих реванша, не удержался и опрокинулся затылком вниз.

Почти сразу тяжёлый башмак одного из сокамерников проверил на крепость мои рёбра, затем угодил в грудь, достал раненное плечо. Я взвыл от боли, подстегнув остальных молодчиков. Ноги уголовников стали месить меня, как тесто. Я едва успевал перекатиться с места на место, привстать на четвереньки, и тут же падал обратно. Ребята знали, куда надо бить и старались на славу.

Бац! Ещё один пропущенный удар взорвался в голове огненным цветком, высекая сноп искр и, лишая зрения. Глаза сразу залились кровью, свет померк, скрылся в пелене. Я тыкался по сторонам, как слепой, рычал, как взбесившийся тигр и отмахивался всеми конечностями словно мельница. Дрался с отчаянием безумца, но пропускал всё больше и больше ударов. Один из них вполне мог бы стать последним.

Внезапно раздался властный окрик:

— Это что такое?! А ну разошлись, сукины дети!

Кольцо мучителей послушно расступилось. Кого они так испугались?

Я приоткрыл глаза и сквозь туман увидел мрачную физиономию Майка, бывшего собутыльника Алура. Пропойца выглядел таким грозным, что сокамерники разбежались по углам, поджав хвосты, как побитые собачонки.

— Вставай, — скомандовал Майк. — Не боись, больше не тронут.

Он презрительно посмотрел на уголовников и сплюнул на пол. Растёр плевок ногой и добавил:

— Шавки, чего с них возьмёшь?! Глядите у меня! Ух! — Майк замахнулся рукой и все невольно попятились задом, как раки.

— Спасибо, — от всей души поблагодарил я, поднимаясь с пола, — Ты появился как нельзя вовремя.

— Вижу. Извини, что раньше не вмешался — спал, пятый сон досматривал. Тут крики послышались, решил проверить. Гляжу — из тебя студень делают. Дай, думаю, помогу хорошему человеку, — бросая короткие рубленые фразы, произнёс Майк.

— То-то я тебя не заметил, — произнёс я, утирая кровь с лица. — Мне бы с Молотильней поговорить? Полицейские, перед тем как в камеру засунуть, сказали, что он здесь всех в страхе держит.

— А ты что, не догадался? — удивился Майк и с гордостью произнёс:

— Молотильня — это же я!

— Ты?!! — не поверил я своим ушам.

— Ну да, — заулыбался Майк, — Молотильня — это моё прозвище, старое. Я ж кузнецом когда-то работал, удар у меня знатный, вот и прозвали Молотильней. Меня тут каждая собака знает: выйду на свободу, гульну и опять за решётку.

— А за что тебя на этот раз посадили?

— Да так, пустяки, — замялся Майк. — Повздорил тут с одним мужичонкой, он меня надуть хотел. Нанял на станке печатном работать, листовки агитационные штамповать (скоро же выборы), обещал платить по серебряку в неделю, а как пришло время рассчитываться — заюлил. «Больше десяти медных рилли дать не могу», — говорит. Ну, я и отсчитал ему десять тумаков за каждую медяшку, — засмеялся Майк. — Он полицию позвал. Пришёл наряд, трое. Я и им накатил. Тогда они вызвали подкрепление, скрутили меня и в участок определили. Вот, жду суда. В прошлый раз полгода впаяли, сейчас должны побольше дать. А ты как сюда угодил?

— За убийство, — вздохнул я.

— Что, на самом деле кого-то кончил? — недоверчиво спросил Майк.

— Да нет. Просто лейтенанту Морсу вздумалось повесить на меня мокруху, вот он из кожи и лезет.

— Морс-то, — протянул Майк. — Этот может. Та ещё крыса, — Он сплюнул на пол, демонстрируя презрительное отношение к полицейскому. — Придумал, как выкрутиться?

— Увы, — я пожал плечами. — Все улики указывают на меня.

— Не переживай, — решил приободрить Молотильня. — Не ты первый будешь, не ты последний. Давай, отметим? — предложил он.

— Как отметим? — не понял я.

— По-человечески, — коротко бросил Молотильня и подошёл к железной двери камеры.

Пудовые кулаки застучали по двери, имитируя барабанный бой. Раздавшийся грохот разбудил бы и мёртвого. Форточка на уровне груди приоткрылась, показались насупленные глаза и толстый мясистый нос недовольного тюремщика.

— Чего шумишь? — рявкнул он. — В карцер захотел?

— Это ты, Гонза? — вместо ответа спросил Майк.

— Ну, я!

— Сгоняй за самогонкой. Принеси нам пару бутылей.

— Ты что, сдурел? — возмутился тюремщик. — Я те сгоняю!

— Да ладно, — снисходительно протянул Майк. — Тут все свои. Жена потом тебе деньги отдаст, ты ж меня знаешь.

— Да не пойду я, — стал отпираться тюремщик. — Если Морс сведает, он из меня котлету сделает.

— Морс далеко, а я рядом, — угрожающе свёл брови Майк. — Хочешь, мои ребятки, — он кивнул в нашу сторону, — тут тебе такой переполох устроят, что весь ваш участок на ушах стоять будет?

Тюремщик что-то буркнул и захлопнул форточку. Довольный Майк предложил мне присесть на нары, а сам устроился на соседние.

— Сейчас Гонза нам всё нарисует в лучшем виде, — радостно потирая ладоши, сказал он.

Дверь приоткрылась. Тюремщик осторожно поставил на порог две мутноватых бутылки с самогоном и тут же с прытью зайца заскочил обратно. Послышался шум запираемого замка.

Майк взял бутылки в руки и вытащил зубами пробки.

— Подходите по одному, — скомандовал он сокамерникам. — С посудой.

Уголовники потянулись вереницей, каждый держал медную кружку с большой ручкой. Когда очередь дошла до заросшего, Майк убрал бутылку в сторону и сквозь зубы процедил:

— А ты, Буравчик, перебьёшься.

— За что Молотильня? — жалобно заныл тот.

— За дело, — объяснил Майк. — В следующий раз не будешь втихаря за моей спиной пакостить. Понял?

— Понял, — вздохнул Буравчик и поплёлся на место. С Молотильней спорить было опасно.

После того, как Майк распределил выпивку среди остальных сокамерников, у него осталась ещё добрая половина бутылки. Он допил её прямо из горлышка и, удовлетворённо крякнув, сказал:

— Эх, хорошо! Жаль, кудесник так наворожил, что я теперь больше половины бутыля за раз выпить не могу. Веришь — душа не принимает!

Я осушил кружку и почти сразу с непривычки закашлялся. Самогон оказался крепким, нёбо и язык зажгло. Потом по телу пробежало приятное тепло, в голове зашумело. Я закрыл глаза и почти сразу провалился в глубокий сон.

— Эй, вставай! — тихий шепот, прозвучавший над самым ухом, заставил оторвать голову от подушки. Рядом колыхалась в лунных лучах бесплотная фигура призрака.

— Барон, это опять ты, — с досадой произнёс я, а затем, оглянувшись по сторонам и убедившись, что все живые в камере, кроме меня, спят, проворчал:

— Даже в тюрьме от тебя не укроешься!

— Тюремные стены не могут стать преградой тому, чей дух неупокоен, — витиевато произнёс призрак. — Есть важная информация. Тебе стоит её узнать.

— Говори быстрее, спать хочется.

— Буквально полчаса назад Никавери призналась, что обратиться к мадам Жозефине ей посоветовал мой племянник Герхард. Идея с приворотным зельем тоже принадлежала ему.

— Хм. Фактически он свёл Никавери с убийцей. Интересно, знал ли он о яде?

— Я не знаю, — с грустью произнёс барон. — Оказывается девушка одновременно крутила роман и со мной, и с Герхардом. Она долго не хотела в этом признаваться, жалела меня и не хотела огорчать, но потом не выдержала.

— Мило. Почему Герхард уступил вам Никавери и даже подговорил её воспользоваться приворотным зельем?

— Никавери говорит, что он проявил настоящие рыцарские чувства.

— Времена рыцарей канули в лету. Я давно уже не верю в благородные порывы, особенно в сердечных делах, — буркнул я. — Допустим, племянник задумал вас отравить руками ничего не подозревающей Никавери. Что он выиграл в этом случае?

— Ничего, — задумчиво пояснил барон. — Всё имущество я завещал жене. Других наследников у меня нет.

На память пришёл разговор, случайным свидетелем которого я стал во время первого визита в дом баронессы.

— Я слышал, что ему отошла ваша наследственная должность. Помощник Казначея или что-то в этом духе.

— Да, ну, — махнул рукой призрак. — На самом деле это практически никому не нужная должность, дань традициям, своего рода награда за особые заслуги перед короной. Ещё до эльфийской войны мои предки отличились, и король решил облагодетельствовать наш род, даровав нам наследственную должность помощника Казначея.

— И в чём она заключается? — нетерпеливо произнёс я. — Какие обязанности у помощника Казначея?

— Известно ли вам, что вход в королевскую казну защищён особыми заклинаниями: любого, кто дерзнёт туда войти, не имея на то права, испепелит на месте?

Я кивнул головой. Подобные, только не столь могущественные заклинания, охраняют немало богатых домов в столице и пригородах. Воры стараются обходить такие дома стороной, поскольку мало кто желает сгореть на работе в буквальном смысле этого слова.

Барон продолжил:

— Лишь Главный Казначей может беспрепятственно посещать королевское хранилище без риска превратиться в горсточку пепла. Вора не спасёт любая, даже самая прочная броня. Все известные амулеты бессильны. Есть только один способ обойти заклятие. Его придумали чародеи, наложившие заклятие. Они оставили после себя особый магический обряд, называющийся Паутиной и посвятили в него членов королевской семьи. Он очень сложен и является большой тайной, во всех тонкостях его знает только король. Никто другой не в силах провести обряд, как подобает. Стоит упустить хотя бы малейшую деталь, и человек, подвергающийся этому обряду, умрёт.

— И Главный Казначей проходит через обряд Паутины?

— Да. Король выбирает доверенное лицо, назначает его Главным Казначеем, совершает обряд. Но подобному обряду подвергается ещё один человек — помощник Казначея. Он должен заменить Главного Казначея в том случае, если тот болен, куда-то уехал или…

— Умер? — догадался я.

— Да, — кивнул призрак. — На то время, пока король лично не назначит нового Главного Казначея — все обязанности возлагаются на помощника. Мне приходилось за всю жизнь лишь однажды выполнять работу Главного Казначея, когда тот тяжело заболел, а королю срочно потребовалась крупная денежная сумма. Признаюсь, что посещение королевского хранилища произвело неизгладимое впечатление.

— Представляю, — хмыкнул я. — Добра у наших монархов должно быть скопилось немало. Кстати, неужели хранилище охраняется только заклятием? Это слишком рискованно.

— Нет, конечно, — пробормотал барон. — Хоть заклятие считается непреодолимым, существует ещё и особый отряд королевской стражи. Думаю, казна находится в безопасности, и ей ничто не угрожает. После каждого посещения хранилища, Казначей или его помощник самым тщательным образом обыскиваются.

Внезапно в коридоре послышались голоса. Кто-то направлялся к нам, побрякивая связкой ключей, и этот кто-то был не в радужном расположении духа.

— Кажется мне пора, — заметил призрак, прежде чем раствориться в стене. — Удачи, Гэбрил.

— Аналогично, — пробормотал я, вновь устраиваясь на подушке.

Дверь распахнулась. В камеру вошли трое полицейских во главе с лейтенантом Морсом. Один стал светить фонариком, остальные довольно бесцеремонно осматривали заключённых. Наконец, луч фонаря наткнулся на меня. Морс коротко приказал:

— Берите этого и ведите в мой кабинет. Будет сопротивляться, врежьте по рёбрам.

— Оставьте в покое мои рёбра, я сам пойду, — произнёс я, приподнимаясь с нижнего яруса нар.

— Что-то ты слишком хорошо сохранился, — слегка разочарованно произнёс лейтенант, когда мы оказались в коридоре. — Похоже, Молотильня не оправдал моих ожиданий.

Лейтенант втолкнул меня в кабинет, где нас поджидал человечек с узкими вытянутыми чертами лица, делавшими его похожим на лису. Он сидел на скамье, поджав ноги, и хмуро смотрел в одну точку.

— Здрасьте, — сказал я.

Человечек оживился.

— Это он?

— Да, — подтвердил Морс. — Гэбрил по прозвищу Сухарь. Частный сыщик, думаю, бывший.

— Прекрасно, — почти крикнул человечек. — Подготовьте бумаги на его освобождение. Немедленно.

— Как же так? — возмутился полицейский. — Мы подозреваем Гэбрила в убийстве. Улик достаточно, чтобы отправить на виселицу. О каком освобождении может идти речь?

Человечек с раздражением проговорил:

— Я, кажется, ясно выразился, что мне нужны бумаги на его освобождение из-под стражи. Второй раз повторять не собираюсь. Если через пять минут бумаг не будет, считайте, что ваша служба в столице закончилась. Вас будет ждать самая гнусная дыра в Полярном Округе. Знаете, что в столице говорят о тех краях?

— Нет, — угрюмо произнёс Морс.

— Там один месяц в году холодно, а остальные очень холодно, — торжественно объявил человечек. — У вас только пять минут, иначе вы убедитесь на своей шкуре в правдивости этого выражения.

Лично я прекрасно знал, что такое Полярный Округ. Моя служба в армии начиналась в одной из частей, расположенных на северных границах королевства. Количества обмороженных новобранцев было не счесть, я сам чуть не лишился пальцев правой руки, когда стоял в карауле, но зато там был глубокий тыл и никто не мешал формировать новые части для королевской армии. Как только наш полк укомплектовали, то после месяца тренировочных занятий, сразу же кинули в самую гущу сражений.

Впрочем, сейчас меня занимал другой вопрос. Кому я так понадобился, раз по мою душу прислали человека с такими полномочиями?

Морс уложился в четыре минуты. На бумаге ещё не успели высохнуть печати и чернильные росчерки тюремных интендантов, когда человечек, похожий на лисицу, и я оказались на улице. Прямо у входа в полицейский участок стояла крытая карета-фаэтон. На козлах сидел кучер, а на запятках пристроились двое солдат-гвардейцев.

«Кажется, дело принимает серьёзный оборот», — подумал я.

— Садитесь, — с любезной улыбкой произнёс человечек, распахивая дверцу кареты.

— Спасибо, я лучше пешочком пройдусь. Мне недалеко, — попробовал свалять дурака я.

— Не паясничайте, Гэбрил, — прошипел человечек. — Садитесь в карету, или придётся вернуть вас обратно. Лейтенант Морс будет только рад.

— Но я даже не знаю, кто вы…

— Садитесь, Гэбрил, — настойчиво повторил человечек, — Объяснимся по дороге.

— Эх, была — не была, — я забрался в карету. Незнакомец залез следом, захлопнул дверцу и сел напротив. Карета тронулась.

Я с тоской посмотрел в окошко. Незнакомец следил за мной с лёгкой усмешкой.

— Итак, я внутри, мы едем в неизвестном направлении. Все ваши требования выполнены. Жду ответа на мой вопрос, — сказал я, глядя на него.

Он достал из нагрудного кармана сюртука жетон округлой формы.

— Королевская служба безопасности, — прочитал я надпись. — Ух, ты! Вот уж не ожидал, что мной заинтересуется ваша богадельня.

— Позвольте решать нам, — недовольно вскинулся человечек. — Я — Ангер Брутс, старший следователь королевской службы безопасности. По воинскому табелю о рангах, мой чин равен полковничьему.

— Неужели теперь для конвоя обычного заключённого снаряжают целого полковника? — ехидно заметил я. — Или такая честь выпала только мне?

— Формально вы уже совершенно свободный человек, — объявил Брутс. — Однако если не будете с нами сотрудничать, гарантирую, что очень скоро пребывание на свободе будет вам в тягость.

— Это шантаж?

— Скорее деловое предложение.

— Хорошо, но прежде чем дать согласие, я бы хотел узнать, что вам от меня нужно?

Брутс придвинулся так, что я на мгновение почувствовал его дыхание.

— Логично. Придётся посвятить вас в государственную тайну, разглашение которой карается смертью.

— Признаюсь, ожидал что-то в этом роде. Не беспокойтесь за тайну, я не побегу рассказывать её первому встречному.

— Хорошо, — угрюмо сказал Брутс. — Вчера, во время беспорядков, королевское хранилище было ограблено. Об этом пока знает очень узкий круг посвящённых лиц.

— Хм, если хотите повесить на меня это ограбление, учтите, что вас уже опередил лейтенант Морс: он пытается пришить мне убийство полицейского. Во время беспорядков я был на мосту и сражался с погромщиками, что могут подтвердить несколько сотен свидетелей. Среди них будут люди, эльфы, гномы и илоны.

— Не перебивайте, пожалуйста, — разозлился Брутс. — Никто вас не обвиняет. Нам доподлинно известно, что человеком, проникшим в хранилище, был Герхард фон Бомм. Только он мог миновать охранные заклятия.

— А как же охрана? — удивился я. — Королевская стража и всё такое?

— Перебита, — признался Брутс. — Кто-то удачно воспользовался заварушкой, творившейся в городе.

— Значит, нашего монарха обчистили? — не удержался я.

— Да, и что самое смешное, мы понятия не имеем, что именно украли из хранилища, поскольку заклятие по-прежнему в силе, Герхард сбежал, а второго человека, способного войти в хранилище, нет. Во всяком случае, до того, пока не прибудет король и не проведёт необходимый обряд.

— А я тут при чём? Я не смогу пройти сквозь охранное заклятие. Живым — точно.

— А вас об этом и не просят, — заметил следователь. — Король не сможет вернуться в столицу раньше чем через полмесяца. К тому времени преступники могут раствориться, не оставив после себя следов. А ведь мы даже не знаем, что нужно искать! — с горечью воскликнул Брутс. — Тогда я вспомнил, что один из магов, который мог бы хоть чем-то облегчить наше положение, до сих пор жив, хотя его считают чудаковатым и немного не в себе.

— Вы имеете в виду Алура? — уточнил я.

— Да, — кивнул следователь. — Мы старались не упускать его из поля зрения, и ваши взаимоотношения не прошли мимо нас. Я лично обратился к Алуру с просьбой помочь службе безопасности, но он заявил, что будет общаться с нами только через вас. Старик откуда-то проведал, что вы попали за решетку, и потребовал вашего освобождения.

— Вот, значит, кому я обязан освобождением.

— Да, — подтвердил Брутс. — Если бы не упрямство старика, вряд ли бы наш разговор состоялся.

— И гнить мне на каторге или болтаться на виселице, — протянул я. — Спасибо старику.

Брутс покосился на меня с угрюмой миной:

— Мы едем в гостиницу, в которой живёт ваш друг-кудесник. Постарайтесь вести себя правильно, иначе…

— Можете не продолжать, — перебил я. — Буду пай-мальчиком.

— Тогда будем считать, что сделка состоялась, — резюмировал Брутс. — Не подведите меня.

— Не подведу, — сообщил я, закрывая глаза.

Похоже, скоро сон снова станет большой роскошью, почему бы не вздремнуть, пока есть возможность?

Глава 13

В которой я узнаю кое-какие секреты и собираюсь спасти мир

У входа в гостиницу переминались с ноги на ногу продрогшие до костей филеры в штатском. Один из них подскочил к карете и услужливо распахнул дверцу.

— Спасибо, Димсон, — поблагодарил Брутс. — Как волшебник?

— Заперся и никого не впускает к себе, — грустно произнёс филер. — Дверь решили пока не ломать.

— Правильно сделали, — одобрительно произнёс Брутс. — Проводите нас до номера господина Алура.

Филер с готовностью устремился показывать дорогу, скорее мешая, чем помогая — путь до комнатушки Алура я знал не хуже него. Испуганные постояльцы при виде нас жались по сторонам или спешили скрыться в тёмных углах. Они умели безошибочно определять возможные неприятности и не хотели на них напрашиваться.

У дверей номера волшебника стоял ещё один филер с лопоухими ушами стоявшими торчком, делавшими его похожим на миниатюрного слоника. Он вытянулся как струна и, поедая Брутса глазами, доложил:

— Господин старший следователь, всё в порядке. Объект на месте и никуда не выходил.

— Спасибо за службу, — снисходительно поблагодарил Брутс. — Останьтесь здесь вместе с Димсоном. Если понадобитесь, вызову.

— Слушаюсь, — рявкнули в один голос оба филера.

Как будто услышав их слова, дверь сама собой распахнулась, явив взору волшебника, стоявшего в середине комнаты. На нём было странное чёрное одеяние, похожее на мантию. Я вспомнил, где видел такую одежду — она словно сошла со страниц старинных книг.

— Господин Брутс, вижу, вы выполнили мою просьбу. Можете войти, — старик сделал приглашающий знак, и мы оказались за порогом.

Алур сочувственно всмотрелся в моё лицо:

— Гэбрил, тебе опять досталось? Ты с кем-то подрался?

— Ерунда, — отмахнулся я. — В последнее время я и шагу не могу ступить без того, чтобы мне устроили взбучку, так что я уже привык.

— Не храбрись, Гэбрил, — укоризненно произнёс волшебник. — придётся потерпеть, твоими ранами я займусь позже. А вам, господин следователь, — Алур обратился в сторону Брутса, — я могу сообщить, что уже знаю, какая вещь была похищена. И смею добавить: если мы её не найдём, миру грозит большая беда.

— Алур, ты не перегибаешь палку? — иронично спросил я.

— Я абсолютно серьёзен, Гэбрил.

— Тогда не тяните, говорите, что пропало, — едва шевеля губами, попросил Брутс. — Я привлеку к поискам лучших людей.

— Боюсь, господа, времени у нас мало, — вздохнул маг. — Но я всё равно должен вам объяснить, что именно пропало, иначе поиски потеряют всякий смысл.

Старик присел на топчан и предложил нам последовать примеру.

— Помнишь, Гэбрил, как во время недавнего визита в твой офис, я случайно обмолвился, что когда-то нам очень пригодились знания по перемещениям в иные миры. Благодаря ним люди сумели победить злейших врагов.

Я согласно кивнул, и старик продолжил:

— Этими врагами были… орки. Да-да, те самые орки, попортившие немало крови нам и нашим союзникам эльфам. Даже объединив усилия, мы не смогли бы победить войска орков, а если бы нам и повезло, то победа досталась бы страшной ценой. Тогда лучшие маги нашли способ, позволивший выиграть войну бескровно. Мы открыли способ перемещения в иные миры, если хотите — в иные измерения.

— Вы это серьёзно? — удивлённо спросил Брутс.

— Вполне, — заверил Алур. — Постарайтесь не перебивать и слушать внимательно вещи, которые могут показаться с первого взгляда бредом сумасшедшего.

— Мы будем молчать, — заверил следователь.

Старик продолжил:

— Большинство миров (мы называем их параллельными, хотя это не совсем верный термин) чем-то похожи на наш, хотя кое-какие отличия всё же найдутся. В некоторых ключевые исторические события прошли по иному варианту, в других сыграли роль неведомые нам обстоятельства. Впрочем, это неважно. Важно другое — мы взяли и просто выбросили земли, занимаемые орками вместе с их обитателями, в первый же попавшийся мир. Однако это было не простое перемещение, а своеобразный обмен территориями и их обитателями. В наш мир попали илоны со своими овцами, а орки оказались на месте илонов.

— Представляю, какой подарочек получили от нас тамошние обитатели, — хмыкнул Брутс.

Алур развёл руками:

— У нас не было иного способа победить орков. Взамен, мы получили илонов с их Гоном.

— Вот, значит, оттуда взялись эти милые создания, — протянул я.

— Да, — подтвердил маг. — Илоны — выходцы из другого мира, но они так до конца и не поняли этого. Или не придали значения. Здесь им явно не хуже.

— А Гон, почему происходит? У вас есть объяснение? — осведомился Брутс.

— Разумеется, — согласно качнул головой маг. — Мы избавились от орков, но они остались ментально связаны с нашим миром, потому и способны оказывать на него определённое воздействие. Илоны очевидно легко поддаются чужому влиянию, тем более что проживают в местах, ранее принадлежавших оркам. Ненависть, захлёстывающая орков, передаётся илонам, они теряют контроль и впадают в состояние, получившие у нас название Гона.

— Спасибо за разъяснения, — сухо произнёс Брутс. — Перейдём к главному: что именно пропало из королевской казны?

— Пропал Ключ от портала между мирами. Обладатель его может впустить орков обратно, и тогда случится непоправимое.

— Война? — страшная догадка пришла в наши головы одновременно.

— Война, — вздохнул Алур.

— Да, но кому мог понадобиться этот ключ? Неужели есть самоубийца, который рискнёт впустить орков? — поинтересовался я.

— Среди людей вряд ли, но…, — протянул старик и замолчал.

— Прошу вас, договаривайте, — взмолился следователь.

— Существует вероятность, что в наш мир проник кто-то из этих тварей. Это не так уж и сложно. Отдельные представители любой из рас могут перемещаться между мирами. Для этого не нужен Ключ, достаточно владеть небольшими магическими способностями. Не забывайте, шаманы орков когда-то попортили нашим магам немало крови. Мы с трудом перебили самых сильных, но ведь кто-то мог выжить.

— А может ли орочье войско просочиться к нам поодиночке? — поинтересовался я.

— Нет, — твёрдо заявил маг. — Не позволят законы мироздания. Один, два, может быть три орка — максимум.

— Хорошо, если Ключ попал в лапы орка, что он может с ним сделать?

— Запустить портал. Стоит только Ключу оказаться местах, где раньше располагались орочьи земли, и механизм возврата будет запущен. Единственное «но» заключается в том, что никому не известно, сколько понадобится времени для окончательного переброса орков. В прошлый раз это произошло практически мгновенно, но тогда магам пришлось почерпнуть из окружающего пространства огромное количество энергии. Оркам это не под силу, поэтому порталу потребуется время на аккумулирование энергии. Сколько займёт переходный период — день, два, а может месяц, сказать сложно. Надо рассчитывать на худшее.

— Но как вы догадались, что пропал именно Ключ? — удивился Брутс. — Может, воришки позарились на золото? Его там немало.

— Очень просто, — ответил Алур. — Каждый из магов был связан с Ключом незримыми узами и знал его местонахождение, я — не исключение. Когда во время войны с эльфами, король решил прибегнуть к помощи магии, меня отослали в столицу, потому что глава ордена предчувствовал, что ситуация может выйти из-под контроля. Он понимал, что один из нас должен выжить при любом раскладе. Мы стали тянуть жребий, выбор пал на меня. Поэтому я остался в живых, а остальные пали, сражённые эльфийскими стрелами.

— Вы можете определить, где в настоящее время находится украденный предмет? — Брутс вычленил главное в рассказе волшебника.

— С определённой погрешностью, — глаза Алура на мгновение заволокло туманной поволокой. — Я очень чувствителен к перемещениям Ключа. Могу совершенно точно сказать: он до сей поры, не покинул пределов столицы, но нужно спешить. Промедление смерти подобно.

— Подождите, — взмолился я. — Ключ был похищен людьми. Я уверен на сто процентов, что Герхард — человек, а не орк.

— А на хранилище напали эльфы, — добавил следователь. — Как известно, они давние враги орков. Что-то тут не вяжется.

— Возможно, они просто не знают на кого работают. Им заплатили за похищение, остальное их не касается, — пояснил маг.

— Вы мне не говорили об эльфах, — я внимательно посмотрел на Брутса.

— Это секретная информация, — буркнул он. — Был свидетель, один. Он видел, как несколько эльфов лихо расправились с охраной.

— Хиджи, — выдохнул я.

— Простите, кто? — удивлённо вскинулся следователь.

— Эльфы — наёмные убийцы, — вместо меня ответил маг. — Очень опасные противники.

— Господа, не будем тянуть кота за хвост. Возможно, достопочтимый маг прав, считая, что из королевского хранилища пропал ценный артефакт. Нет причин ему не доверять. Но я сомневаюсь, что это дело рук орков. Пока что просматривается один единственный след, и он ведёт нас к Герхарду фон Бомму и эльфам. Если уважаемый господин Алур знает, как найти пропажу, то от лица службы безопасности прошу вас сделать это как можно скорее. Обещаю, что все старания будут щедро вознаграждены, — торжественно произнёс следователь.

— Обойдёмся без награды, — отмахнулся маг. — На кон поставлена судьба мира.

Алур щёлкнул пальцами. В воздухе повисла детальная карта города и его окрестностей. Я сперва не поверил глазам, провёл по карте указательным пальцем, он прошел, словно сквозь масло и уткнулся в пустоту. По картинке побежали зыбкие волны, изображение расплылось, пропорции исказились. Стоило убрать палец, и карта вновь приняла отчётливые очертания. Я присвистнул от восторга.

— Силён, ничего не скажешь!

Маг подмигнул правым глазом, дескать, то ли ещё будет. Внезапно часть городских кварталов, относящихся к Трущобам, изменила цвет, на карте зажглись красные фонарики.

— Ключ находится где-то здесь, — показал маг на освещённый район. — Точнее сказать не могу.

— Это довольно большой участок, — заметил следователь, — но лучше чем ничего. Чтобы его перетряхнуть нам понадобится помощь солдат, думаю, не меньше двух рот.

— Постойте, — воскликнул я. — Не забывайте, что это Трущобы. Совсем недавно их обитатели напали на Туземный Квартал. Если мы сунемся туда с войсками — вспыхнет новая заварушка. Похитители могут в суматохе скрыться.

— У вас имеется другое предложение? — лисья мордочка Брутса повернулась в мою сторону.

— Да, — кивнул я. — Пойдём мы двое: я и сержант Лигрель. Вдвоём мы не будем привлекать к себе лишнего внимания. Я знаю Герхарда лично, а Лигрель поможет расправиться с хиджи. Мы их найдём. Если у нас не выгорит — отправляйте солдат.

— Гэбрил, ты сильно рискуешь, — сказал маг. — Может, стоит прислушаться к словам господина Брутса?

— Нет, — коротко отрезал я. — Другого способа я не вижу. Вот только как я пойму, что передо мной будет этот самый Ключ?

— Стоит взять его в руки, и ты сразу почувствуешь, с чем имеешь дело, — пояснил маг. — Он сам тебе откроется.

— Прекрасно. Тогда идём мы с Лигрелем.

— Хорошо, — согласился Брутс. — У вас несколько часов, потом в дело пойдут солдаты. Сейчас девять утра. В вашем распоряжении время до полудня.

— Нужно срочно разыскать Лигреля, — обратился я к Брутсу. — Думаю, он составит мне компанию как в старые добрые времена.

— Всенепременно составит, — раздался чей-то громкий голос за дверью. Послышалась отчаянная возня, крики: «Стой, куда прёшь! Сюда пущать не велено», потом в комнату вихрем ворвался мой дружище эльф. Следом ввалились сконфуженные филера.

— Лигрель! — обрадовано воскликнул я. — Откуда ты взялся!

Глаза эльфа радостно сияли. Он выглядел таким обрадованным, что никто и никогда не сумел бы поверить в его эльфийское происхождение.

— Скажи спасибо Алуру, — сказал Лигрель. — Лейтенант Морс приплёлся вчера в твой офис с обыском, наткнулся на Лиринну. Она узнал, что ты арестован. Побежала за помощью к Алуру, а старик, — при этих словах эльфа маг усмехнулся, — передал ей, чтобы я сегодня с утра пришёл в эту гостиницу. Кстати, у вас тут отвратительная звукоизоляция, — заметил эльф. — Думаю, ближайшие три этажа уже в курсе ваших планов.

— Димсон! — громко закричал Брутс.

— Я! — возопил в ответ филер.

— Срочно выставить на всех входах и выходах усиленный караул. Всех впускать, никого не выпускать без моего разрешения, — приказал следователь.

— Слушаюсь, — чётко по-военному отрапортовал филер и убежал за дверь.

Я с укоризной посмотрел на старого мага.

— Ты предвидел, что всё может так обернуться?

— Предвидел, — признался Алур. — Но я не в силах вмешаться в происходящее. События должны идти своим чередом.

— Спасибо, что хоть из тюрьмы вытащил, — сдержанно поблагодарил я, потом увлёк в сторону эльфа.

— Лигрель, нам предстоит вылазка в Трущобы. Необходимо разыскать очень важный предмет, от которого зависит судьба всего мира. Среди похитителей были хиджи. Мне с ними не совладать. Могу я рассчитывать на тебя?

— Жена будет ворчать, но её ведь не обязательно ставить в известность? — улыбнулся эльф. — Я должен думать о будущем своих детей. Если их жизни в опасности, каким может быть моё решение? Я иду с тобой.

У меня камень с души упал.

— Я знал, что могу на тебя надеяться, — прочувственно сказал я.

К нам вернулся Брутс, успевший отдать ещё несколько распоряжений своим людям.

— Мы можем чем-нибудь помочь? — поинтересовался он.

— Да! — кивнул я. — Мне нужно оружие, желательно недлинный нож или кинжал и тонкая, но прочная кольчуга. А тебе, Лигрель? — я обратился к эльфу.

— У меня всё с собой, — ответил тот, похлопав по небольшой холщовой сумке, висевшей у него на боку. — Здесь складной лук, запас стрел и кинжал. Мне хватит.

— Кинжал — не проблема, — Брутс вынул из-под полы сюртука оружие. — Возьмите мой. У него отличная балансировка. А кольчуга…, — следователь задумался, потом хлопнул себя по лбу и снова позвал:

— Димсон!

Запыхавшийся филер появился почти сразу.

— Отдай этому господину свою кольчугу, — распорядился следователь.

Филер беспрекословно снял с себя камзол и рубашку. Под ними действительно обнаружилась лёгкая кольчуга. Нам выдавали похожие во время службы в полку Диких Псов. Очень удобная штука, не стесняющая движений и в то же время надёжная.

Я взвесил её на руках. Ого, за время моей гражданки над материалом для кольчуг успели неплохо поработать. Эта была ещё тоньше и невесомее, но Брутс заверил, что защитные качества после усовершенствований только улучшились.

Металлические кольца пропахли чужим потом, но меня давно уже не волновали такие пустяки. Я облачился в кольчугу, поверх надел толстую суконную рубаху, бывшую на мне во время тюремного заключения, затянул покрепче ремень на брюках, засунул кинжал за отворот ботинок так, чтобы рукоятка его оказалась прикрыта штаниной, и удовлетворённо хмыкнул.

— Только не считайте себя неуязвимыми, — предупредил Брутс. — Трущобы кишат опасными гадами.

— Ничего, — протянул эльф, — мы умеем давать сдачи.

— Дети мои, — произнёс Алур, увидев, что приготовления закончены, — примите мои благословления.

— Охотно, — откликнулся я. — Может у тебя есть в запасе какая-нибудь магическая штучка? Заклинание для отвода глаз или фаербол, испепеляющий врага? Согласен на всё.

— К сожалению, нет, — честно признался маг. — Вам придётся рассчитывать только на свои силы.

— А как насчёт огнестрельного оружия? — вскинулся следователь. — Могу выдать по паре пятизарядных пистолетов.

— Идёт, — согласился я. — Возьмем, но только на крайний случай. Пальба в Трущобах — опасное занятие.

Брутс дал нам пистолеты. Лигрель отказывался, но мне удалось переломить его упрямство.

— Как бы нам побыстрее добраться до Трущоб? — спросил я Брутса.

— Берите мою служебную карету, — предложил он.

— Это хорошо, поедем с ветерком. Только предупредите возницу, чтобы он высадил нас в нескольких кварталах от Трущоб.

— Я дам ему все необходимые инструкции, — заверил Брутс. — Проколов не будет.

— Может мне залечить твои синяки? — вмешался Алур.

— В другой раз, приятель, будешь лечить мои болячки оптом. Нам пора, — сказал я.

Мы с Лигрелем вышли из комнаты. Следователь отправился за нами, по пути раздавая указания сотрудникам службы безопасности, наводнившим гостиницу, как тараканы.

Возница был наготове. Брутс что-то шепнул ему на ухо, возница понимающе кивнул и, дождавшись посадки, щёлкнул хлыстом. Карета понеслась, раскачиваясь на ухабах. В нашем распоряжении оставалось чуть более двух с половиной часов.


Возница высадил нас, как и было обещано, метрах в трёхстах от первых домов Трущоб, возле старых амбаров. Раньше здесь было зернохранилище. Оно процветало до тех пор, пока не привлекло внимание аборигенов. Владелец едва унёс ноги. Теперь полуразрушенные строения не вызывали у местных интереса, нам удалось высадиться без свидетелей.

Одеты мы были неброско. Я недавно выбрался из тюрьмы, не успев привести себя в порядок, мой нынешний облик гармонично вписывался в интерьеры Трущоб. Вдобавок, мы опрыскали одежду самым дешёвым пойлом, что нашли по дороге, и слегка промочили горло, чтобы изо рта шёл соответствующий запах. И я, и эльф ничем не отличались от оборванцев, заселивших эти кварталы.

— Ты знаешь, куда идти? — осведомился Лигрель.

Ему пришлось спрятать остроконечные уши под цветастой банданой. Он смахивал на пирата, не хватало попугая на плече и кривой сабли на поясе.

— Знаю, — ответил я. — Придётся залезть в самую глубь Трущоб и пропесочить район возле памятника Маршалу.

Маршал — наш национальный герой. Под его командованием люди одержали первые победы над орками. Разумеется, как у всякого нормального человека, у него было имя, но народ привык называть его по воинскому званию. Маршал и всё тут. К тому же, за всю историю королевства второго маршала так и не появилось.

Какому безумному архитектору пришло в голову поставить памятник Маршалу в центре Трущоб, история умалчивает. Видимо кто-то из правителей хотел перевоспитать местных жителей патриотическим примером — наивность, граничащая со слабоумием. Впрочем, подобных примеров можно найти достаточно.

Мы шли по разбитой мостовой, превратившейся в непролазную топь. Булыжники выворочены, колея разбита. Ремонтные работы не проводились лет двести, немудрено, что мостовая превратилась в непроходимое болото.

Мутноватая жижа местами доходила до щиколоток. Я пожалел, что не переобулся в сапоги: ботинки быстро промокли, их заливало с верхом. Каждый весил килограммов на пять больше обычного.

Посреди дороги, приняв замысловатую позу, лежал человек. Я, было, подумал, что это труп, но «мертвец» залаял сухим грудным кашлем и сделал неудачную попытку встать на четвереньки. Мы обошли его с двух сторон. Скоро подобные типы стали попадаться на каждом шагу. Кто-то был мертвецки пьян, кто-то надышался пыльцы. Потом увидели и настоящего покойника: пожилой мужчина с посиневшим лицом наркомана сидел, прислонившись спиной к стене. Труп давно закоченел, но никто даже не подумал его убрать. Рядом, поджав хвост, застыла псина с опавшими боками, сквозь которые проступали рёбра. Она тихонько скулила, оплакивая хозяина. Неподалёку, в мусорной куче, рылись здоровенные крысы — размером с хорошую кошку. Их существование не было безоблачным: компания из трёх оборванцев на костре обжаривала тушку длиннохвостой твари.

Деревьев почти не попадалось, а те, что ещё не срубили на дрова, были чудовищно изуродованы. Они сиротливо покачивали редкими сухими ветками, лишёнными зелени. Чахлый кустарник клонился к земле, наводя на мысли о суете и бренности сущего.

У мрачных, похожих на жерло вулкана подворотен, стояли женщины, закутанные с ног до головы в замызганные, сроду не стираные отрепья, некоторые держали за руку девочек, своих дочерей. Никаких сомнений в роде их занятий не оставалось. Они провожали нас жадными взглядами, но мы делали вид, что это нас не касается, и продолжали идти, как ни в чем, ни бывало.

Детишки, словно стайки вспугнутых воробышков, носились из одного переулка в другой. За заколоченными досками окон раздавались пьяные крики и угрозы, иногда слышались жалобные стоны и просьбы о помощи, но редкие прохожие не обращали на них внимания. Здесь каждый жил сам по себе.

Безногий нищий подкатил на маленькой тележке, отталкиваясь от земли грязными руками, и, открыв беззубый рот, что-то прошамкал, клянча подаяние. Лигрель было остановился, но я толкнул друга плечом и показал, что нужно двигаться дальше. Разочарованный нищий выругался и покатил обратно.

Порой на улицах показывались рослые и упитанные мужчины — здешние хозяева жизни. Многие поигрывали кистенём или увесистой дубиной, но нас не трогали. Не хотели связываться или были слишком заняты.

— Стой, — вдруг прошептал я.

— Что случилось? — удивился Лигрель.

— Потом, — отмахнулся я и запихнул друга в маленькую нишу между соседними домами, затем залез в неё сам.

Мимо, не спеша, продефилировал Карлик Джо, на этот раз один, без привычных телохранителей. На его физиономия расплылась самодовольная улыбка, он распевал фривольный мотивчик, сложенный моряками в портовых кабаках. Нас не заметил и вскоре скрылся за углом. В Трущобах Джо чувствовал себя как дома. Интересно, что он здесь делает? Неужто влияние Мясника распространяется даже на Трущобы?

— Кто это? — спросил Лигрель.

— Да так, один старый знакомый, встреча с которым нам совершенно ни к чему, — пояснил я. — Двигаем дальше.

— Далеко ещё? — спросил Лигрель, набирая ход.

— Почти пришли, — откликнулся я. — Сейчас за поворотом должна показаться площадь или то, что таковой считают. На ней стоит памятник Маршалу.

Редкая стена полуразрушенных домов расступилась, открыв взору большой пустырь, заваленный мусором, в котором копошились нищие. Они ворошили хлам палками и, найдя что-нибудь подходящее, складывали в котомки. В основном их интересовали остатки пищи и тряпки, впрочем, в ход шло всё, имеющее в глазах этих несчастных хоть какую-то ценность.

Памятник, изображавший дородного мужчину в полном боевом облачении, позеленел от старости и перекосился. На шлеме с плюмажём мирно ворковали голуби. Мраморная табличка, извещавшая о доблестях и регалиях, полководца была расколота. Одна половинка ещё держалась на своём месте, другая лежала под толстым слоем высохшей грязи.

— Мрачное местечко, — сквозь зубы процедил Лигрель.

— Мрачное, — согласился я. — Не то, что ваши леса.

— Поразительно, как можно докатиться до такого, — с осуждением казал эльф.

— Бывают места и похуже. Вспомни Лаоджу. Тамошние жители не прочь полакомиться человечиной. И эльфами тоже.

— Помню, — ухмыльнулся эльф. — Да, дыра дырой. Но это слабое оправдание.

— Лучше поговорим с этими «господами», может, они что знают? — я показал на нищих.

«Господа» тем временем решили устроить небольшой перекур, и, устроившись на своих котомках, негромко переговаривались. По рукам ходила литровая армейская фляжка, судя по раскрасневшимся лицам побирашек, наполненная отнюдь не водой.

— Давай, — кивнул эльф.

Мы обменялись понимающими взглядами и направились к месту привала попрошаек. Нас встретили настороженно. Фляжка исчезла в одной из котомок, вместо неё появились враждебные взгляды.

— Привет мужики, — поздоровался я.

— Чего нужно? — спросил один из попрошаек, набычив голову. — Иди с миром. Мы нищие, у нас ничего нет.

— Не бойтесь, не обижу, — я продемонстрировал широкую улыбку. — Задам пару вопросов и всё.

— Шёл бы отсюда, — досадливо нахмурив лоб, предложил нищий. — Любопытные и слишком разговорчивые в Трущобах долго не живут.

Его товарищи согласно закивали.

Я выложил на ладонь горстку медяков. Глаза побирашек алчно засияли, нищие подвинулись поближе. В другом районе столицы это не деньги, а так, мелочёвка на карманные расходы, но для Трущоб, выложенная сумма тянула на хорошее состояние.

— Я задам вам один маааленький вопрос, — я нарочно растянул слово «маленький», — и, если получу правильный ответ, деньги перейдут к вам. Договорились?

— Ещё как! — воскликнул разговорчивый побирашка, облизывая сухие губы. Его распирало от жадности. — Не томи, спрашивай.

— Нет ли поблизости чужаков?

— Здесь много разного народа живёт, — хмуро произнёс нищий. — Всех ведь не упомнишь. Но вас двоих, я головой ручаюсь, — впервые вижу.

— Отец, не о нас речь, — грубо перебил Лигрель. — Появлялись ли за последние день или два новички, подозрительные типы? Они должны остановиться где-то поблизости.

— Кажется, я знаю, кто нужен, — пробурчал дотоле молчавший нищий с бельмом на глазу. — Живут тут неподалёку, через два дома, пятеро, среди них баба. А вчерась к ним ещё один гость пожаловал. Наши бы их с удовольствием пощекотали, да приказ даден — ни в коем разе не трогать.

— Кем даден? — спросил Лигрель.

— Э, милчеловек, о таких вещах здесь говорить не принято. Большой человек приказал. Кто знает, тот поймёт. Тут его все слушаются, — пояснил нищий.

— Значит, через два дома, — прервал я. — Покажите где?

— Гони ещё медяк, покажу, — вызвался он.

— Получай, — я высыпал в приготовленную горсть деньги. Сменив хозяина, они жалобно звякнули, будто сетуя на свою жизнь.

Нищий тщательно пересчитал мелочь, потом раздал улов между остальными попрошайками, отсыпав, правда, львиную долю себе в карман.

— Только будьте осторожней, — предупредил он. — Там люди сурьёзные, шутковать не будут. Чиркнут ножом по шее, и голова в кустах окажется.

— Мы тоже не лыком шиты, — откликнулся я. — Веди.

Нищий, покряхтывая, привстал с котомки и побрёл неторопливыми шажками. Мы с Лигрелем дышали ему в затылок. Сердце тревожно заныло. Я вроде бы не склонен к авантюризму, однако сейчас добровольно лез головой в петлю. Скажи об этом кто раньше — рассмеялся бы прямо в лицо, честное слово! Наверное, виной всему моя ответственность. Я с ранних лет привык взваливать на себя кучу обязанностей, это даже выработалось в дурацкую привычку. Впрочем, чего зря сетовать. Сделанного не воротишь. Раз вызвался спасать мир, не жалуйся — никто за язык не тянул, не упрашивал, награды не обещал.

В голову лезла разная ерунда. Вспоминалась детство, проведённое почти на таких же полуразрушенных улицах, но даже в самый лютый мороз они казались гораздо теплее стен сиротского приюта, в который меня определили практически сразу после рождения. Редкий день обходился без того, чтобы кто-то из детей не получил порцию розог или не провёл несколько часов, стоя коленями на сухом горохе. С тех пор я возненавидел казённые костюмчики серо-мышиного цвета; полные издёвки, глаза воспитателей, срывавших на нас плохое настроение, и баланду, похожую на тюремную похлёбку, разве что порой в ней по большим праздникам плавали маленькие кусочки мяса.

Попрошайка остановился. Впалые щёки болезненно задёргались.

— Вот дом, про который я рассказывал, — он с опаской, словно боялся, что его заметят, указал на ветхое двухэтажное строение с относительно целой черепичной крышей и следами отвалившейся штукатурки на стенах. — Ищите там. Если что, вы меня не видели, и я вам ничего не говорил, — торопливо пробормотал нищий.

— Спасибо, можешь идти, — сказал я.

— Прощевайте, — откланялся нищий.

Дом был обжитой. В нём кто-то находился несколько дней, чувствовалось сразу. Обитатели готовили еду, о чём явственно говорил запах, шедший из второго окна справа, на первом этаже. Оно не было заколочено или заставлено досками. Очевидно, использовалось и в качестве запасного выхода. Однако тех, кто за ним находился, не было видно — мешала грязная дерюжка, использованная вместо занавески.

Мы стремительно перебежали перекрёсток и встали спиной к стене. Я вслушался в разговор за окном. Говорили двое, причём на эльфийском. Один явно с нетипичным для эльфов пылом пытался втолковать что-то другому. Я могу перекинуться на эльфийском парой фраз, но беглая речь мне, увы, не по зубам, поэтому пришлось уступить место Лигрелю.

— Ругаются, — тихо прошептал он. — Тот, который говорит громче, предлагает убить человека, как ненужного свидетеля.

— Это он Герхарда, что ли имеет в виду?

— Наверное, — пожал плечами друг. — Ага, второй отвечает, что обещал оставить человеку жизнь. Да, точно, речь идёт о Герхарде — он назвал имя. Пора бы уходить. Все дела сделаны, и ничто их не держит.

— Можешь определить, сколько их внутри? — спросил я.

— Слышно двоих, — произнёс Лигрель. — Но в глубине комнаты ещё есть кто-то. Он явно занимается с оружием — крутит мечом мельницу.

Как друг умудрился расслышать с такого расстояния звук не сильнее комариного писка — загадка!

— Как будем их брать? — задал я главный вопрос.

— Лучше поодиночке, — прошептал Лигрель. — Если это действительно хиджи, с ними придётся повозиться. Пятеро на двоих — чересчур.

— Шестеро, — поправил его я. — Не забывай о Герхарде. Он бывший офицер и умеет держать оружие в руках.

— Бери его на себя. Я займусь сородичами. Пока жив хотя бы один хиджи, моему Дереву покоя не будет.

— Не будем ломиться напропалую, — предложил я. — Есть идея.

— Какая? — живо откликнулся Лигрель.

Минуты две ушло на обсуждение плана, пока не утрясли все детали. Он был одновременно дерзок и прост.

Я, изображая пьяного, на гнущихся ногах подошёл к входной двери, громко постучал и заплетающимся языком произнёс:

— Эй, Хильда, открывай. Это я, Гарри.

Тишину, установившуюся в доме, можно было резать ножом. Наконец, кто-то негромко сказал:

— Кого там нелёгкая принесла? Альри, сходи, проверь.

Если Альри тот самый высокий эльф, что убил Никавери, я пропал. Осталось надеяться на удачу, и она не подвела. Дверь потихоньку отворилась, в неё высунулось угрожающее лезвие короткого эльфийского меча.

— Тебе чего надо? — спросил эльф.

Он говорил с лёгким присвистыванием, характерным для рта в котором не хватает нескольких зубов.

— А тебе чего? — сделав недоумённое лицо, произнёс я. — Тут подруга моя живёт, Хильда. Я к ней пришёл.

Эльф что-то крикнул своим, в ответ послышались смешки. Его товарищи явно подтрунивали над недалёким человеком, перепутавшим дом. Напряжение спало, на что мы собственно и рассчитывали. Какими бы мастерами не были хиджи, им сложно постоянно держаться на чеку. Так, во всяком случае, говорил Лигрель. Поскольку опасность оказалась мнимой, эльфы позволили себе расслабиться. Альри засунул меч в ножны, и не без ехидства заявил:

— Нет здесь твоей Хильды. Проваливай, пока цел.

— Хорошо, хорошо, — поспешно заверил я, и вдруг, распрямившись, как заведённая пружина, нанёс один-единственный удар кинжалом по горлу.

Эльф был тренированным убийцей, быстрым, как ветер, с прекрасной реакцией, но он всё равно не успел ничего предпринять, лишь захрипел, схватился за горло и рухнул. Путь в недра дома открыт.

Первым влетел Лигрель. Стрела уже покоилась на натянутой тетиве складного лука и сразу нашла мишень. Хиджи, нелепо взмахнув руками, рухнул с низкого колченого табурета: Лигрель разил насмерть.

Скрытый в глубине дома эльф, фехтовавший дотоле с невидимым противником, ринулся к нам. Он достиг Лигреля за два гигантских прыжка, в воздухе сверкнула отточенная сталь клинка. Друг крутанулся на месте, мелькнула нога, обутая в остроносый сапожок. Каблук угодил прямиком в челюсть. Послышался хруст, словно наступили на пачку печенья. Кровь вперемешку с остатками зубов, фонтаном забрызгала стену, хиджи снесло в сторону. Больше он не вставал.

Один эльф бросился ко мне, вооружившись обоюдоострым ножом. Я не самонадеянный субъект, и прекрасно понимаю, что в схватке с тем, кто всю жизнь учился убивать и в чём достиг определённых высот, долго не выстою. Что там Брутс говорил про балансировку кинжала? Пришла пора проверить. Уж что-что, а метать кинжалы сержанты-инструктора полка Диких Псов умели, а я когда-то был не самым плохим инструктором в учебке. Едва заметное движение правой рукой, и острие, пролетев около трёх метров, угодило прямиком в лоб хиджи, пробив череп.

Лигрель дрался с тем самым, высоким, что убил Никавери. Силы бойцов были примерно одинаковыми, но я почему-то твёрдо знал, что друг со своим противником справится и без моей помощи.

Лигрель встретил врага кинжальным выпадом, однако рука угодила в пустоту: лезвие лишь разрезало воздух. Хиджи с лёгкостью ушёл от удара и теперь норовил дать сдачи. Соперники закружили. На каждый выпад Лигреля, враг откликался быстрой контратакой. Друг блокировал её, и всё начиналось сначала. При этом поединщики не забывали крутить сальто, садиться на шпагат и делать ещё тысячу различных акробатических элементов, вроде пробежки по стене, с последующим приземлением на ноги за спиной противника. Нет, поначалу это кажется эффектным, но, когда действо затягивается… Я устал глядеть на их пируэты. Может пальнуть из пистолета? Хотя, не стоит, я же не хочу привлечь сюда половину Трущоб, уж тогда нам точно не выбраться отсюда живыми.

Хиджи пытался нащупать брешь в обороне Лигреля, пока безуспешно. Я решил, что поединок двух мастеров продлится до вечера, и запасся терпением, жаль бутербродов не прихватил, но стоило только об этом подумать, как схватка закончилась. Лигрель поднырнул под соперника и нанёс короткий удар снизу вверх в область паха. Противник схватился за низ живота и дико заорал: кинжал Лигреля распорол брюхо и деликатные части тела. Сквозь расставленные пальцы рук потекла густая и вязкая жидкость, окрашивая нижнюю часть камзола хиджи и штаны в темно-красный цвет. Лигрелю стало жалко хиджи, и он добил его вторым ударом.

— Почему так долго? — проворчал я. — Хорошо хоть не до утра возился.

— Тебя б на моё место, — обиделся Лигрель.

— Шучу.

Четверо хиджи убиты, но где Жозефина и Герхард? Куда они делись? Оставлять их за своей спиной всё равно, что обмотать гадюку вокруг шеи и не обращать на неё внимания.

И где Ключ? Без него наша вылазка была бессмысленной тратой времени.

Я осмотрел комнату. Алур утверждал, что почувствовать Ключ не составит труда, но окружавшие предметы были обычными столами, стульями и шкафами.

Подошёл усталый Лигрель. Рубашку на нём хоть выжимай.

— Нашёл что-нибудь?

Я развёл руками:

— Ничего!

— Плохо!

— Не то слово!

Мы перерыли дом почти до самого основания. Одна из пропаж нашлась после того, как эльф опрокинул на бок, чудом сохранившийся шкаф для белья. Когда клубы, накопившейся за десятилетия пыли, улеглись на полу и наших физиономиях, выяснилось, что за шкафом спрятался съёжившийся до размеров гнома бывший гвардейский офицер. Там было грязно, как корзине с углем, и племянник барона воистину являл собой жалкое зрелище. Я лично узнал его с большим трудом.

Лигрель довольно захохотал. Он схватил Герхарда за шиворот и мощным рывком вытолкнул на середину комнаты.

— Полюбуйся на мерзавца! Он верно думал отсидеться в укромном уголке, — эльф отвесил Герхарду оплеуху.

Племянник барона уронил подбородок на грудь и затрясся мелкой дрожью. Волны страха исходили от его некогда сильного и уверенного тела. Довольно мерзкое зрелище, особенно для тех, кто видел Герхарда в полном гвардейском обмундировании.

— Вы, вы… убьёте меня? — заикаясь, пролепетал он.

— Это будет зависеть от того, что ты нам скажешь, — ответил ему я.

— Я всё скажу, всё, — трясясь, прошептал Герхард. — Возьмите вот это. Вы же его ищете?

Он вытащил из-за пазухи тряпицу, развернул и передал мне дрожащими руками. Я бережно принял свёрток, но почти сразу же осознал — это не то: перед моим взором лежали чёрные алмазы — безумно дорогие драгоценные камни, любого из которых хватило бы на приобретение города размером с нашу столицу. Сожалею, но ни один из них не мог быть Ключом. Когда-то чёрные алмазы в избытке водились на землях орков, но потом, рудники иссякли.

— Дай посмотреть? — попросил Лигрель.

Я передал свёрток.

— Ничего себе! — присвистнул эльф. — Это же…

— Да, — прервал я его. — Это чёрные алмазы. Ты взял их в королевском хранилище? — обратился я к Герхарду.

— Нет, — яростно замотал головой тот. — Алмазы — плата за то, что я вынес одну вещицу.

— Ты продешевил, — процедил я сквозь зубы. — Судьба целого мира стоит куда дороже. К личности твоего нанимателя вернёмся немного позже, а пока отвечай: куда делся Ключ?

— Какой ключ? — не понял Герхард.

— Тот самый, что ты выкрал, — объяснил я. — Отвечай, у нас мало времени.

Герхарда словно придавило снежной лавиной. Он сгорбился и заплетающимся языком протянул:

— У меня его больше нет. Мы отдали эту вещь и получили за неё плату.

Кровь застучала у меня в висках, пришлось сделать пару вздохов, чтобы не запаниковать. Неужели мы опоздали, и Ключ сменил хозяина?

— Кому ты отдал Ключ! — зарычал я на Герхарда. — Говори, сволочь!

— Его… его взял…, — заикаясь от страха начал Герхард, и замолчал, как выяснилось навсегда. Неизвестно откуда взявшаяся стрела впилась ему в грудь. Из горла Герхарда послышался булькающий звук, он стал судорожно хватать воздух ртом, как рыба, выброшенная на берег. Я обернулся и увидел Жозефину. В руках она держала заряженный лук. Остриё стрелы медленно перемещалось с меня на Лигреля и обратно.

— Так-так, — проговорил я. — Мадам Жозефина, какая встреча! А мы вас обыскались.

— Заткнись, — рявкнула эльфийка. — Ещё слово, и ты покойник.

— Как вы невежливы, мадам, — заметил я. — Что же мешает убить меня прямо сейчас?

— Наверное, я, — ответил Лигрель, державший точно такой же лук, направленный на хиджи.

Ситуация складывалась непростая. Безусловно, у эльфийки имелись все шансы прикончить любого из нас на выбор, но в этом случае она либо получила бы от меня пулю (мой палец сам собой лёг на спусковой курок, а на то, чтобы достать пистолет я бы потратил меньше секунды), либо стрелу от Лигреля в зависимости от того, кто бы из нас остался в живых. Мы с Лигрелем не были столь деликатны, дабы позволить Жозефине продырявить обоих.

— Отдайте алмазы, и я уйду, — твёрдо произнесла эльфийка.

— Зачем ты убила Герхарда?

— У него был слишком длинный язык, — прошипела Жозефина.

Мы переглянулись. Что ж — выходка в духе хиджи. Они не любят выдавать имена клиентов.

— Может, разделим поровну? — предложил я.

— Нет, — отрезала Жозефина. — Всё, или один из вас умрёт.

— Отдай ей эти побрякушки! — взмолился Лигрель. — Жизнь дороже любых камней, будь они хоть трижды драгоценными.

Жаль, я уже успел построить кое-какие планы. В них входили шикарный особняк, земельные угодья и обеспеченная старость для меня и моих возможных детей и внуков.

— Ладно, — не без сожаления произнёс я, кидая ей под ноги свёрток с алмазами. — Только зря ты их берёшь, они могут тебе не пригодиться.

— Что за глупости? — усмехнулась эльфийка.

— Вы украли очень важную вещь. Если она попадёт в плохие руки, а чует моё сердце — дело обстоит именно таким образом, в наш мир вторгнутся орки. Сама знаешь, как они любят вашего брата, вернее сестру, — поправился я.

— Не заговаривай мне зубы, — разозлилась Жозефина. — Орков давно нет.

— В нашем мире, возможно, их нет. Пока нет!

— Наплевать, — отмахнулась хиджи.

Когда она успела прибрать к рукам свёрток с алмазами, я так и не понял.

— До свидания мальчики, дверь за мной закрывать не надо, сама справлюсь, — произнесла Жозефина и стремглав вылетела из комнаты.

— М-да, — расстроено протянул я. — Откуда она взялась?

— Понятия не имею. Всё произошло очень быстро. Искать бесполезно. Если хиджи захочет, спрячется так, что мы до конца жизни не найдём.

— Здорово, — с упавшим сердцем сказал я. — Ключ не нашли, алмазы упустили. Вся надежда на Алура. Может, он поможет отследить артефакт?

— А что ещё остаётся делать? — вздохнул Лигрель. — Ладно, хоть четверых хиджи уложили, не так стыдно на глаза своим показаться.

— Возвращаемся, — сказал я. — Прогулка была неудачной.

— Твоя правда, — согласился Лигрель.

Глава 14

В которой я попадаю из огня, да в полымя

Мы выбрались из временной обители хиджи, ставшей братской могилой как для четверых эльфов, так и для одного человека, и направились к выходу из Трущоб. Увы, обратный путь оказался не столь безоблачным, как хотелось. Возле памятника нас ожидала группа приветствия. Очевидно новость, что по кварталу бродят два чудака, сорящие налево и направо деньгами, успела облететь всю округу. Признаюсь, чего-то подобного мы и боялись.

Их было десятка полтора, может, больше. Руководил ими высокий мускулистый человек с резкими чертами лица в кожаной куртке без рукавов, одетой поверх голого торса. С первого взгляда стало ясно — это тот случай, когда говорят «сила есть, ума не надо». Его квадратной, выдвинутой челюстью можно было колоть орехи, а огромными кулаками — черепа.

Рядом переминался знакомый нищий с бельмом. Вид у бедняги был разнесчастный, и я догадывался почему.

— Они? — спросил главарь.

— Да, — подобострастно отозвался нищий. — Я могу идти.

— Проваливай, — разрешил бандит.

— А деньги? — жалобно проблеял калека.

— Какие деньги? — нахмурился главарь.

— Как какие? — изумился нищий. — Те, что вы забрали и обещали отдать, если я покажу вам этих двоих.

— А, — протянул главарь. — Ты об этих деньгах. Нет, их не будет. Ступай с миром.

— Но как же… — нищий растерянно заморгал.

— Я же сказал, проваливай. Не доводи до греха.

Нищий не стал испытывать судьбу и убрался. Главарь переключил внимание на нас и заметил:

— Э, да я кажись их знаю — на мосту видел, когда наши с остроухими махались. Вот только они были совсем по другую сторону моста, совсем по другую, — повторил он, качая головой.

Зёрна упали на благодатную почву. Бандиты и без того бросавшие недобрые взоры, зашумели, стали выкрикивать угрозы.

У всех главарей имеется штатный подпевала. Тщедушный сморщенный мужичонка прямо из кожи лез, выслуживаясь перед начальством.

— Вот оно что! Пустите меня, я их по стене размажу, — вопил он, размахивая кулачками.

Свалить его можно тычком пальца, но другие бандиты вряд ли останутся в стороне.

— Что делать? — спросил Лигрель.

— Попробуем вступить в переговоры, — ответил я, прекрасно понимая, насколько малы шансы, решить дело миром.

Драться не хотелось. И без того за последние дни на моих глазах пролилось слишком много крови. И хотя подстерегавшие нас головорезы не из тех, о ком будешь жалеть, даже они имеют право умереть от старости.

— Что-то я сегодня не в настроении общаться с подобными типами, — медленно протянул эльф.

— А придётся, — сказал я с мягким укором.

Он ухмыльнулся:

— Нет, не придётся, — и шёпотом предупредил:

— Готовь пистолеты.

— Зачем?

— А вот зачем! — ответил Лигрель и разрядил оружие в гущу головорезов.

Раз за разом прозвучало пять оглушительных, разрывающих барабанные перепонки выстрелов.

Запахло горелым порохом. Нас окутало с ног до головы дымовой завесой, а когда она рассеялась, открылась совсем иная картина. Пятёрка бандитов, каталась по земле, воя от боли: Лигрель оказался милосерден и стрелял по ногам. Остальные не успели придти в себя и стояли перед выбором: броситься на помощь раненным товарищам или разорвать нас на куски.

— Уходим! — крикнул Лигрель.

О, какая это была погоня, какой всплеск эмоций, накал страстей. Мы мчались как угорелые, отстреливаясь на бегу. И хотя редкий выстрел пропадал впустую, количество гнавшихся за нами росло с каждым переулком. Казалось, все жители Трущоб вознамерились принять участие в этом забавном развлечении.

Травля не могла продолжаться бесконечно. Мы устали, потеряли темп. Ещё немного, и толпа догонит, а что будет потом… нет, не хочется думать.

Послышался барабанный бой. Я вскинул голову. В полукилометре разворачивалась рота солдат с пиками наперевес. Офицеры выводили на первую линию арбалетчиков, отдавали команды. Достаточно одного залпа, и толпу снесёт, как лавиной. Причём вместе с нами.

Среди офицеров находился человечек в штатском — старший следователь Брутс.

При виде солдат преследователи поотстали, мы же наоборот удвоили усилия. Поскольку и я, и Лигрель мало походили на благопорядочных горожан, какой-то ретивый сержант чуть было не приказал открыть огонь.

Сердце сжало холодной рукой. Досадная мысль пронзила мозг: всё, конец. Обидный, бесславный.

К счастью, Брутс каким-то чудом нас опознал.

— Не стрелять! — закричал он так громко, что вороны, гнездившиеся на ближайшем дереве, взвились в воздух и наполнили округу своим карканьем.

Я облегчённо выдохнул. Жить стало лучше, жить стало веселей.

— Где Ключ? — взволнованно спросил он, как только мы пробежали сквозь солдатский строй.

— Не знаю, — признался я. — Мы опоздали. Кто-то его перехватил.

— Долго же вы собирались, — резюмировал Брутс. — Вы не оправдали наших ожиданий.

— Не делайте поспешных выводов, — заметил я.

— Попрошу не указывать, — разозлился Брутс.

Я вспыхнул.

В разговор вовремя встрял Лигрель.

— Погоди, Гэбрил, не пори горячку, — попросил он. — Вас, Брутс, это тоже касается. Мы сделали всё, что могли.

— Я понимаю, — скривился следователь. — Прошу извинить — нервы.

— Извинения приняты, — сообщил я и стал рассуждать:

— Ещё не всё потеряно. Алур проследит перемещения Ключа.

— Поздно, — сокрушённо вздохнул Брутс. — Старик утверждает, что больше его не чувствует.

— Как это? — изумился я.

— А так! — со злостью выпалил Брутс. — Говорит, что связь прервалась. Почему — не знает. Мы надеялись, что это каким-то образом связано с вашей вылазкой, но видимо напрасно! Я, на всякий случай, подстраховался.

— Ах, вот почему вы пригнали сюда войска, — понимающе протянул я. — Я то грешным делом понадеялся, что из-за нас побеспокоились. Боюсь, что даже перерыв все Трущобы, вы не найдёте ни Ключ, ни того, кому он понадобился.

— Тем не менее, я всё равно буду его искать! — упрямо заявил Брутс. — У меня не остаётся другого выхода. В скором времени в Трущобы подтянутся ещё два полка. Мы переворошим здесь всё, заглянем под любую травинку, посмотрим за каждым камнем.

— Желаю удачи, — сказал я. — А мы отправимся к Алуру. Вдруг ему в голову придёт какая-нибудь идея…

— Не буду задерживать, — пробурчал Брутс. — Держите меня в курсе.

— Как насчёт пистолетов? — осведомился я. — Нужно возвращать?

— Нет. Загляните на днях, я выправлю нужные бумаги. Если будут проблемы с полицией, можете ссылаться на меня. До свидания, господа!

— Прощайте господин следователь, — ответил я.

— Ещё раз повторюсь: обязательно держите меня в курсе и не занимайтесь самодеятельностью. Если один из вас чихнёт, я должен знать, где и сколько.

— Вы будете знать ровно столько, сколько мы.

— Или не будете, — совсем тихо добавил я, но так, чтобы это услышал лишь эльф.

Лигрель усмехнулся.

Поймать кэб поблизости от Трущоб не проще, чем укусить себя за локоть. А уж уболтать кэбмена, которого чудом занесло в район, находящийся в двух километрах от Трущоб, отвезти в квартал, в коем располагается гостиница Алура, ещё труднее. Переговоры затянулись. Тогда Лигрель, порядком уставший от бесполезного сотрясания воздуха, решил прибегнуть к последнему аргументу: достал пистолет и направил в лоб извозчику со словами: «ну, пожалуйста! . Пистолет был разряжен, но откуда бедному кэбмену было об этом знать? Во всяком случае, не от меня. Я едва стоял на ногах и не собирался развеивать чужие заблуждения.

Бедолага сразу переменился в лице: аргумент оказался простым и убедительным. Лигрель из самых хороших побуждений похлопал кэбмена по плечу. Кучер затрясся мелкой дрожью. Неудивительно, поскольку в этой руке находился пистолет, и дуло несколько раз прошло в опасной близости от виска.

Кэб потихонечку тронулся.

Настроение было паршивое, что у меня, что у эльфа, поэтому ехали молча. В голову лезли нехорошие мысли. Чтобы немного развеяться, я спросил Лигреля, как там Лиринна. Эльф помрачнел.

— Она сейчас дома. Сегодня похороны защитников моста, и Лиринна помогает с приготовлениями.

— Понятно, — кивнул я, — передай ей: пусть завтра не приходит. Я сегодня навещу нашу клиентку, по сути дела её поручение мы выполнили. Если она со мной расплатится сразу, Лиринна получит первую зарплату.

— Спасибо, — сдержанно поблагодарил эльф. — Это будет весьма кстати.

Я знал, что с деньгами у Лигреля не очень. Армейское жалованье едва позволяло сводить его большой семье концы с концами, и Лиринна устраивалась на работу отнюдь не от хорошей жизни. К тому же столица всегда славилась дороговизной.

Услышав наш тихий разговор, кэбмен, думая, что нам сейчас не до него, попытался спрыгнуть с козлов и скрыться в тёмном переулке, однако дуло пистолета, высунутое бдительным эльфом в окошко, убедило его отказаться от своих намерений.

— Дружище, — воскликнул Лигрель, — не стоит волноваться. С нами ты в полной безопасности. Вези нас и ни о чём не беспокойся.

— Разве что кроме своей жизни, — мрачно добавил я.

Кэбмен угрюмо покосился, сплюнул и продолжил править лошадью. Дальнейший путь был без происшествий. Мы подъехали к гостинице. Я выглянул в окошко и увидел, что теперь возле входа в гостиницу стоял наш старый знакомый — филер по имени Димсон. Он успел порядком промёрзнуть — солнце категорически отказывалось прогревать прохладные улочки города, поэтому Димсон слегка приплясывал, заставляя кровь быстрее бежать по жилам, чем и грелся.

— Скоро же вы, однако, обернулись, — удивился филер, увидев нас, вылезающими из кэба. — Как съездили?

— А, лучше не спрашивай, — отмахнулся я. — Алур у себя?

— А где же ещё ему быть? — хмыкнул филер и, зябко кутаясь в курточку, попросил:

— Там у его дверей напарник мой приставлен, передайте ему, пожалуйста, чтобы шёл меня сменить.

— Замёрз? — сочувственно спросил я.

— Ещё как! — подтвердил филер. — Ноги аж задервенели. Знал бы, что сегодня такой собачий холод будет, оделся бы потеплее. Пусть не тянет.

— Ладно, передадим, — заверил я.

— Господин полицейский! — заверещал кэбмен с козел, приняв Димсона за копа.

— Что тебе? — раздражённо спросил замёрзший филер.

— Господин полицейский, — повторил кэбмен. — Задержите этих подозрительных людей. Они мне угрожали оружием.

— Да иди ты! — выругался Димсон и с такой злостью посмотрел на кэбмена, что тот не выдержал и, хлестнув лошадь, умчался как можно дальше.

У дверей Алура прохаживался ещё один филер. Я передал ему просьбу Димсона, но филер в ответ лишь хмыкнул:

— Ничего, пускай помёрзнет. Договаривались через час меняться, пусть потерпит ещё пятнадцать минут.

Алур выглядел обеспокоенным и усталым.

— Слушай, старина, хватит нести на себе вселенскую печаль, — воскликнул я, делая первые шаги по комнате. — Мы вернулись с пустыми руками, но это ещё ничего не значит.

— Мне бы вашу уверенность, — пробурчал маг, — Ключ исчез и на этот раз бесследно. Не знаю почему, но я перестал его чувствовать. Мне это определённо не нравится.

— Приятель, ты не одинок, — отозвался я, — Список вещей, вызывающих у меня стойкое отвращение, может сравниться лишь со списком моих недостатков. И тех и других предостаточно, уж ты-то меня знаешь…

— Знаю, — хмыкнул Алур.

— А я знаю тебя. Ты же маг, настоящий волшебник. Сотворить чудо для тебя всё равно, что раз плюнуть.

— Гэбрил, не говори о вещах, в которых ты разбираешься не лучше, чем свинья в апельсинах, — заметил Лигрель, но я лишь досадливо отмахнулся от его слов, вновь обращаясь к Алуру:

— Мы упустили Ключ, но может быть, ты сумеешь его обнаружить? Напряги мозги, у тебя обязательно получится.

— Бесполезно, — вздохнул маг. — Я перепробовал всё и не знаю что делать.

Я задумался, иногда в голову приходят бредовые мысли:

— Как тебе такая версия: Ключ сломался или его разрушили, поэтому ты его больше не чувствуешь?

— Глупости! — отмахнулся маг. — Этот Ключ невозможно разрушить. Пока существует портал, существует и Ключ, они связаны между собой такой силой, что представить себе невозможно.

— А может и портал того…? — на миг замялся я.

— С порталом всё в порядке, — заверил маг. — Его разрушение обернулось бы настоящим катаклизмом для нашего мира.

Я выругался. Похоже, маги сами того не ведая, приготовили мину замедленного действия. Ощущения сродни жизни на крыше порохового склада.

— Есть идеи? — спросил Лигрель.

— Брутс отдал распоряжение перекрыть дороги к бывшим орочьим землям, но это всё равно, что поставить калитку в открытом поле, — грустно произнёс Алур. — Впрочем, это только полбеды. Самая главное — я не знаю, что стряслось с Ключом.

— Давайте подумаем, — предложил я. — Хиджи передали Ключ тому, кто их нанимал. Сомневаюсь, что это был орк по двум причинам: первая — обмен произошёл в столице, скорее всего где-то в Трущобах; вторая — эльфы и орки взаимно ненавидят друг друга. Так уж они устроены! Хиджи, скорее вцепились бы орку в глотку, чем отдали Ключ. Это мы, люди, склонны к компромиссам и не очень разборчивы в выборе друзей. Эльфы не такие. Я прав, Лигрель?

— В точку! — кивнул он.

— Вывод один: если Ключ понадобился кому-то из орков, то он действовал через посредника. Ни гном, ни эльф и уж тем более ни илон на эту роль не подходят, значит, этим посредником должен быть человек, — рассуждал я. — И человек не простой! Он сумел выйти на хиджи, а уж кого попало, они к себе бы не допустили. Этот человек завербовал племянника барона, подстроил барону смерть…

— Ты не сказал, кто дал барону яд, — заметил Алур. — Может, посвятишь в подробности?

— Многих фрагментов в мозаике пока не хватает. Попробую нарисовать хотя бы примерную картину. Дело обстояло следующим образом: в наш мир проник орк, знающий о существовании Ключа и его местонахождении. Этот орк находит посредника, некоего человека, назовём его, ну скажем… «Икс». Иксу необходимо выкрасть Ключ, он знает, что в королевское хранилище могут проникнуть только два человека — Главный Казначей и его помощник. Завербовать Главного Казначея практически невозможно, он слишком предан короне. Барон тоже верен королю, значит, отпадает и он. Зато у барона имеется племянник, гвардейский офицер. Не знаю, за какую струнку в душе племянника сумел потянуть Икс (скорее всего, подкупил, но это только догадка), однако в результате Герхард фон Бомм согласился занять место дяди. Очевидно, молодого человека не слишком волновал простой факт, что дяде придётся умереть.

— О, не сомневаюсь, — хмыкнул Лигрель. — Видел я этого племянника. Трус и редкостная сволочь.

— Согласен. Он заслужил такую смерть. Но я продолжу: барон увлечён молодой танцовщицей Никавери. Та в свою очередь крутит роман с его племянником. Герхард узнаёт об этом, голову приходит идея убрать дядю чужими руками. Юноша якобы из рыцарских побуждений отказывается от Никавери и предлагает девушке использовать приворотное зелье: дескать, дядя всего лишь дурит ей голову и ни за что не женится. Это была чистая правда — барон действительно любил погулять, но со своей женой разводиться не собирался. Никавери хватается за предложение Герхарда как утопающий за соломинку. Герхард сводит её с мадам Жозефиной, владелицей лавки волшебных товаров. На самом деле мадам является главарём шайки наёмных убийц. Хиджи участвовали в этой операции с самого начала, очевидно, Икс давно был с ними связан.

— Ты хочешь сказать, что хиджи и раньше работали на этого Икса? — спросил Алур.

— Скорее всего, — подтвердил я. — Не удивлюсь, если Жозефина неоднократно выполняла его поручения. Зная специализацию хиджи, нетрудно догадаться, чем они занимались для Икса.

— Убивали? — вздохнул Алур.

— Да. Однако на этот раз Жозефине выпала редчайшая удача: когда-то давно барон принимал участие в истреблении хиджи, и Жозефина горела желанием отомстить ему за смерть своих родителей. Отравив барона, она, таким образом, фигурально выражаясь, убивала двух зайцев сразу. Вместо обещанного приворотного зелья, Никавери получила сильнейший яд, который к тому же практически невозможно распознать без магических опытов. Барон умирает. Никавери в панике. Она обращается за помощью к своему импресарио Глоку, тот советует ей избавиться от трупа и помогает отвезти тело на городскую свалку. Совершенно случайно, труп обнаружили и опознали. Врачи, сделавшие вскрытие, пришли к выводу, что Отто фон Бомм умер от сердечного приступа. Тем временем, его жена, баронесса Эльза фон Бомм, обращается ко мне с просьбой узнать о последних часах жизни мужа. Очевидно, она оказалась неосторожной и рассказала обо всём племяннику. Герхард приходит в ужас. Это не входило в его планы. Племянник через Икса просит, чтобы хиджи установили за мной слежку. Как только я выхожу на след Никавери — её убивают. В ночном клубе Герхард специально задержал нас с Лиринной и дал хиджи выигрыш во времени. Мы разминулись с убийцей буквально на несколько секунд, — я ненадолго замолчал, чтобы перевести дыхание.

— Ну а что было дальше? — спросил заинтригованный Лигрель.

— Я погнался за убийцей. Он вступил со мной в схватку и ранил. Спасибо твоей дочке, она доставила меня в ваш дом, позвала Алура. Пока я выздоравливал, Герхард получил должность помощника Казначея. Король отправился на свадьбу. После его отбытия в городе начались беспорядки, и что-то мне подсказывает — это были хорошо организованные беспорядки, за которыми и стоял этот самый Икс. Хиджи провоцируют людей выступить против жителей Туземного квартала. Они же убивают Главного Казначея. Пока на разводном мосту идёт настоящее сражение, Герхард и хиджи нападают на королевское хранилище. Эльфы убивают охрану, а племянник барона беспрепятственно выносит из хранилища Ключ. Потом они скрываются в Трущобах. Икс передаёт им, полученные от орка алмазы и забирает Ключ. Мы с Лигрелем, к сожалению, опоздали.

— Вы не нашли хиджи?

— Почему не нашли, нашли. Правда, парни не очень обрадовались нашему визиту. Была драчка. Герхард и четверо хиджи погибли, Жозефине удалось скрыться. Безусловно, она знакома с Иксом, но вопрос заключается в том, как её найти? Хиджи мастера маскировки, ведь сумела же эльфийка столько лет выдавать себя за человека, и никто об этом не догадался.

— Получается, единственная ниточка, способная привести нас к Иксу — Жозефина? — нахмурился маг.

Я подтвердил.

— Времени в обрез. Икс уже передал Ключ орку или сделает это в ближайшее время, — протянул маг. — Можно поднять на уши всю полицию и службу безопасности, но вряд ли им удастся быстро разыскать эльфийку.

— Верно! — согласился я.

— Нужно вычислить этого Икса, — принял решение Алур. — Гэбрил, у тебя есть какие-нибудь соображения?

— Пока нет.

В голове крутились кое-какие мысли, но они пока не укладывались в стройную систему, так что я не лгал. Нужен какой-то толчок, какой-то факт, могущий послужить пищей для дальнейших размышлений. Порой, во время чтения детективов, хотелось рассмеяться и ткнуть носом не слишком умного сыщика в разгадку, которая находилась буквально у него под носом. Однако в жизни, приходится долго и много трудиться, чтобы пролить свет на истинные обстоятельства. Было тут кое-что ускользнувшее от моего внимания, но что? Стоит только дать ответ на этот вопрос, и разгадка окажется у меня в кармане.

— Жаль, — вздохнул маг. — На тебя вся надежда. Придумай что-нибудь, ты же сыщик.

— Можно подумать, я этого не знаю, — фыркнул я. — Мне надо удалиться. Буду приводить в порядок дела и мысли. Как только ухвачусь за ниточку, дам знать.

— Хорошо, Гэбрил. Мы будем искать Жозефину. Может быть, нам повезёт, но сильно на это не надейся.

— Я привык надеяться только на себя. Эта привычка помогает избегать лишних разочарований, — мрачно усмехнулся я.

К вечеру теплей не стало. Стали мёрзнуть руки, я засунул их в карманы, чтобы отогреть.

Путь мой лежал к баронессе. Формально, её задание было выполнено. Я знал, где и с кем провёл предсмертные часы барон, знал, кто его убил. Можно спокойно получить деньги и забыть обо всём. Скорее всего, никто не собирается возвращать орков и развязывать войну, так что мы напрасно сходим с ума. Или я выдаю желаемое за действительное?

Усатый привратник встретил меня как родного, даже разрешил посидеть в сторожке, пока бегал докладывать баронессе.

Как и в прошлый визит, Эльза фон Бомм принимала меня в библиотеке, где по-прежнему была стерильная чистота, и, ни разу не читаные книги, скучали на дубовых полках. Красные глаза баронессы объяснили мне всё. Вряд ли ей удалось спать этой ночью.

— Здравствуйте, Гэбрил, — приветствовала она, подавая руку в тонкой кожаной перчатке.

— Здравствуйте, Эльза, — произнёс я.

— У меня большие неприятности, — призналась женщина. — Вчера в поместье нагрянули офицеры из службы безопасности во главе с неким Брутсом. Они зачем-то искали моего племянника Герхарда. Говорили ужасные вещи.

— Присядьте, пожалуйста, — попросил я. — Новости ещё ужасней. К сожалению, ваш племянник мёртв…

— Как мёртв?! — воскликнула она. — Не может быть! Наверное, это какая-то ошибка.

— Ошибки нет. Его убили у меня на глазах.

— Убили?! Но почему? — в глазах у баронессы стояли слёзы. Она повысила голос:

— Что он сделал?

— Даже не знаю, как объяснить. Герхард совершил государственную измену…

Баронесса испуганно вскрикнула.

— Это — чистая правда, Эльза. Он ограбил королевскую казну, вынес ценный артефакт, и спрятался в Трущобах вместе с подельниками. Вы удивитесь, но ими были эльфы.

— Эльфы? — голос её упал до печального шёпота.

— Да, эльфы из запрещённой касты наёмных убийц, они зовут себя хиджи.

— Герхард никогда не имел ничего общего с эльфами, — заявила баронесса, — тем более с наёмными убийцами. Он был блестящим офицером с прекрасными перспективами на будущее.

— Очевидно, они его не устраивали, и поэтому ваш племянник вёл тайную жизнь. Я и мой друг нашли его в одном из домов в Трущобах. Он засел там вместе с пятью хиджи.

— Не может быть. Его заставили так поступить, а потом удерживали силой.

— Нет, ему заплатили за измену. Хорошо заплатили: отвалили целую кучу чёрных алмазов. Когда мы нагрянули, его дружки стали с нами драться.

— А Герхард? Вы дрались с Герхардом? — ахнула баронесса.

— К счастью, нет. Он спрятался.

— Тогда почему его убили?

— Мы упустили главаря этой шайки. Это была эльфийка. Напоследок она убила Герхарда, чтобы он не выдал нанимателя.

— Кто она? Я хочу знать о неё всё, — твёрдо заявила баронесса.

Каким бы злодеем ни был её племянник, она всё равно его очень любила. Я вздохнул:

— Её человеческое имя — Жозефина, эльфийское же мне не ведомо. Она владела лавкой волшебных товаров в портовом квартале. Где пропадает сейчас, не имею ни малейшего понятия.

— Вы разыщете её?

— Не хочу вас огорчать, но, скорее всего, нет. Хиджи умеют прятаться.

К чести баронессы, она мужественно перенесла это печальное известие, лишь сухо кивнула и спросила:

— Жаль. Скажите, пожалуйста, где находится тело моего племянника?

— В Трущобах, — ответил я. — В одном из домов неподалёку от памятника Маршалу. У нас не было возможность забрать тело — за нами была погоня.

— Вы поможете разыскать это место? Я хорошо заплачу…

— Вынужден снова вас огорчить. Советую обратиться к Брутсу, он сейчас прочёсывает Трущобы и, безусловно, найдёт тело вашего племянника. Мне же пока не следует там появляться, я слишком хорошо наследил…

— Как скажите, — согласилась она. — Я воспользуюсь вашим предложением. Кажется Брутс неплохой человек, хоть и чиновник.

На лице её появилось задумчивое выражение.

— А мой муж… Вы выполнили моё поручение?

— Да. Я всё сделал.

Она тяжело вздохнула, готовясь к неприятным известиям. Глаза её сузились.

— Говорите, мистер Гэбрил. Ничего не скрывайте.

Я помялся, не зная с чего начать. Вряд ли меня можно назвать гонцом доброй вести.

— Я понимаю ваше состояние, и если хотите, могу представить вам отчёт позже.

Она подняла на меня опечаленный взгляд:

— Спасибо. Я долго была женой офицера и умею держать себя в руках. Не беспокойтесь о моём состоянии и говорите, я выдержу.

— Воля ваша, — произнёс я. — Муж действительно вам изменял. Его последней пассией была Никавери, экзотическая танцовщица из ночного клуба «Серпентарий».

— Я слышала об этом клубе. Ужасное место.

— Не стану спорить. Одновременно с вашим мужем, Никавери крутила роман и с Герхардом. Барон обещал ей жениться. На самом деле он просто водил её за нос.

— Узнаю моего Отто, — всхлипнула баронесса. — Он был в своём обычном репертуаре: бегал за каждой юбкой, обещал золотые горы, но неизменно возвращался ко мне.

— Да, — согласился я. — Думаю, что он всё же любил вас.

— Спасибо, — растроганно произнесла баронесса, украдкой смахнув слезу. — Отто не был идеальным мужем, но мы жили с ним душа в душу. Не думала, что мне доведётся его пережить. Я хотела умереть первой, у него на руках.

Я выждал приличествующее время, затем продолжил:

— Никавери решила, во что бы то ни стало, окрутить вашего мужа. Герхард посоветовал ей воспользоваться приворотным зельем, даже подсказал адрес Жозефины, которая была его тайным сообщником. Жозефина изготовила редкий яд. Барон выпил его и скончался. Никавери вместе со своим импресарио избавилась от тела.

— Вот почему бедняжка Отто оказался на свалке?

— Совершенно верно.

— Но почему его убили?

— Герхард хотел занять должность вашего мужа, чтобы вынести из королевского хранилища драгоценный артефакт.

— Да, но там же охрана, — удивилась баронесса.

— Поэтому он воспользовался услугами наёмников, — пояснил я. — Хиджи перебили стражу, а ваш племянник миновал охранное заклинание и вынес артефакт.

— А Никавери? Что с ней?

— Она погибла несколько дней назад от рук хиджи. Хотите, я напишу подробный отчёт?

— Спасибо, Гэбрил, не стоит. Вы действительно проделали большую работу. Я очень благодарна и буду рекомендовать вас знакомым.

— Буду очень признателен. Дополнительная реклама моему бизнесу не помеха, — поблагодарил я.

— Сколько я вам должна?

Я попросил не очень много: больше, чем планировал раньше, но гораздо меньше того, во что мне всё это стало, с учётом неприятностей, сыпавшихся как из рога изобилия. Деньги уже сменили прописку, но тут баронесса достала ещё несколько купюр.

— Что это? — удивился я.

— Передайте, пожалуйста, это вашей помощнице. Она ведь эльфийка…

— Да, Лиринна — эльфийка. Вы были у неё в доме и всё знаете.

Тогда баронесса произнесла глухим голосом:

— Пусть эти деньги послужат небольшой компенсацией за недавние события на разводном мосту. Не все люди думают точно так же, как те, кто шёл убивать эльфов.

Мне было приятно слышать эти слова от женщины, чей муж был отравлен эльфийкой. Наверное, наш мир протянет ещё немного.

Эта мысль грела мне душу по дороги к офису. Поэтому, я и потерял бдительность, не почувствовав опасность, исходящую из глухой подворотни старого пятиэтажного дома. Мясник и его люди ничего не забыли.

Карлик шагнул мне навстречу. За его спиной маячили и придавали смелости фигуры сразу трёх мордоворотов, каждый из них мог порвать меня на мелкие кусочки. Я обернулся и понял, что на этот раз влип по настоящему: сзади, перерезав единственный путь к отступлению, стояли те два амбала, которых когда-то так лихо раскидала в коридоре Лиринна. Думаю, ребята были бы не прочь отыграться за пережитое унижение.

Я с самым дружелюбным видом помахал рукой, при этом мозг лихорадочно искал способ выпутаться из намечавшейся передряги.

— Так-так, — кривая усмешка пробороздила лицо Карлика, сделав его ещё более отталкивающим. — Кто к нам пожаловал! Гэбрил Сухарь собственной персоной!

— Неужто соскучились? — спросил я с нескрываемой издёвкой.

— А то! — воскликнул Джо. — Мясник из-за тебя уже спать не может. Всё обижается, говорит: «Как же так, мы к нему со всем нашим почтением подошли, а этот нехороший Сухарь взял и моих ребят побил».

Амбалы, стоявшие позади меня, насупились. Упоминание о недавних побоях вряд ли привело их в хорошее расположение духа.

— Что делать? — усмехнулся я. — Вы хотели сломать мне ногу, а с двумя ногами я чувствую себя гораздо комфортнее, чем с одной.

— Вот мы сейчас тебе обе ноги и повыдергаем, — злобно заявил один из побитых амбалов.

Хотя его правая рука держалась на перевязи, думаю, он сделал бы меня и одной левой. Бицепсы у него пузырились как две крупных тыквы.

Я невольно скосил глаза на свою далеко не атлетическую фигуру. Возможно, я и обыграю этого бирюка в шахматы, но о том, чтобы дать ему сдачи, можно даже и не мечтать. Жаль, пистолеты, остались в каморке Алура. С ними у меня был хотя бы один шанс.

— Нет, ноги выдёргивать не будем, — авторитетно заявил Карлик. — Груз не к чему будет привязывать.

— Какой ещё груз? — холодея, спросил я.

— Тяжёлый, — почти пропел Карлик. — Чтобы ты со дна залива никуда не убежал.

— Хотите меня убить? — догадался я.

— А то! — обрадовано воскликнул Карлик. — Молодец, сам допёр. Мы тут стояли и думали, как бы тебе поделикатнее об этом рассказать, а ты, погляди-ка, и без нас сообразил. Жаль, что раньше был слишком непонятливым, к добрым советам не прислушивался, — с притворной жалостью бросил Карлик. — Теперь придётся за непонятливость расплачиваться, а цена ей брат одна, причём самая высокая — жизнь. Ну, как, сам пойдёшь купаться или мы поведём?

Внезапно, я вспомнил, что недавно видел Карлика в Трущобах. В голове что-то щёлкнуло, я даже застонал от возбуждения! Как же сразу не догадался! Ведь разгадка была так близка!

— Постой, Джо, — твёрдо произнёс я. — Убить ты меня всегда успеешь. Мне нужно поговорить с твоим боссом.

— Это с Мясником-то? — хохотнул Джо. — Больно ты ему нужен, приятель.

— Нужен, — подтвердил я. — Очень нужен, если ему не хочется раньше времени распроститься со своим влиянием, а может даже и с жизнью.

— Эй, ты чего это? — растерялся Джо. — Что ты мелешь?

— Твоему боссу в скором времени грозят неприятности. Мясник сделал большую глупость, мне надо с ним поговорить, пока ещё не поздно.

— Чего?! — остолбенел Карлик, переваривая информацию.

Я понял, что на Джо надо срочно надавить, пока он не очухался.

— Веди меня к Мяснику! — приказал я ошарашенному недомерку. — Можешь даже не называть адрес, я его всё равно знаю, — я назвал адрес человека, о котором только что подумал, и по лицу Джо убедился в правоте.

— Хорошо, — вздохнул Карлик. — Я отведу тебя к Мяснику, но если ты меня обманываешь, парень, то пожалеешь, что не стоишь сейчас на дне залива с грузом на ногах.

Глава 15

В которой я встречаюсь с Мясником

Вечернее солнце клонилось к закату, хотя до наступления темноты оставалось несколько часов. В это время года темнеет довольно поздно, зато уж как стемнеет, так стемнеет — хоть глаз выколи! Заканчивался ещё один день из тех, что надолго выбили меня из привычной колеи. Пустой желудок недовольно ворчал, но я ничем не мог его порадовать — перспектива поужинать выглядела слишком туманной по сравнению с возможностью схлопотать пулю.

Тип, сидевший напротив, несколько раз зевнул. Вы не замечали, насколько это бывает заразным? Вот и я не удержался от зевка, открыл рот так, что челюсть хрустнула, затем встал с кровати и подошёл к окну. Вид открывался «изумительный» — прямо на высокую стену, сложенную из красного отожженного кирпича. Судя по архитектуре здания, строили его ещё во времена войны с орками, возможно даже они сами. Иного объяснения столь потрёпанному и в то же время отвратительному внешнему виду дома, обнесённого стеной в три человеческих роста, в коем я пребывал, не найти.

Вот уже битых два часа я находился в номере небольшой гостиницы, куда меня поселил Карлик Джо. Даже гостиница Алура по сравнению с ней была пятизвёздочным отелем с вышколенной прислугой и роскошными люксами, и вот, что я вам скажу: вторую такую дыру ещё стоило поискать. Этот район располагался слишком близко от разросшихся Трущоб, они наложили на него свой отпечаток: понятно, что цены на недвижимость были тут микроскопическими. За свою конуру в центре столицы я ежемесячно платил сумму, которой вполне хватило бы, чтобы купить эту гостиницу вместе с подвалом и крышей, и, возможно, ещё и на годовую зарплату прислуге останется, но это если мне в голову придёт безумная мысль заняться гостиничным бизнесом.

Чтобы я не скучал, Карлик оставил в номере соглядатая — жирного как боров и настолько же грязного и отвратительно пахнувшего типа с сальными волосами и не менее сальной улыбочкой. Все два часа этот тип только и делал, что зевал: может, толком не выспался ночью, а может, до такой степени сам себе надоел. Я для него был элементом интерьера. Все попытки разговорить, заканчивались очередным зевком, и я сразу сдавался. Как назло, здесь не было ни книг, ни газет, да вообще ничего, за что можно зацепиться глазом. Хотел подремать, но сон не шёл. Не спасала даже хвалёная армейская привычка спать в любом месте в любом положении.

Человек, которого мы ждали, здесь жить не мог. Очевидно, место это использовалось для конспиративных встреч. Вероятность того, что тебя здесь опознают — нулёвая, к тому же полиция обходила такие места за километр.

Самое главное: захочет ли Мясник со мной встретиться? Если да, то у меня появляется шанс дожить хотя бы до утра, если нет, то угрозы Карлика устроить купание на дне моря с грузом на ногах не станут пустым сотрясанием воздуха. Ничего не имею против морских ванн, но переехать на постоянное место жительства к рыбам — знаете, на любителя! Бежать не имело смысла. Кроме борова были и другие сторожа. Я явственно слышал за дверью чьё-то размеренное дыхание и пыхтение. Прыгать в окно — то ещё удовольствие! Во-первых, слишком высоко, во-вторых, чтобы пролезть в щель между подоконником и кирпичной стеной, пришлось бы похудеть килограммов на тридцать. Прошмыгнуть в столь узкий паз мог только ребёнок или взрослый человек с комплекцией Карлика Джо. Для нормального, в меру упитанного мужчины, тесновато.

Я вернулся на кровать и развалился в любимой позе с руками, сведенными за головой. Матрас на лежбище, вероятно, был реквизирован из камеры пыток. Стоит полежать на нём часик-другой, и вы возьмёте на себя все преступления, совершённые в королевстве за последние триста лет.

Не знаю почему, но ребята Карлика, проводившие обыск, не тронули кошелёк и оставили покоившиеся в нём деньги в целости и сохранности. Возможно, сумма моего гонорара показалась им слишком смехотворной, а может, рассчитывали поделить деньги позже, когда количество претендентов на золотые от баронессы фон Бомм уменьшится.

Время тянулось медленно. Наконец, дверь распахнулась. Вошли двое, один из них Карлик, лицо второго скрывал надвинутый чуть ли не до самого подбородка капюшон. Этот человек не хотел, чтобы его узнали, но я сразу понял, что не ошибся: ко мне пожаловал Мясник собственной персоной. Получилось!

Я встал и машинально пригладил растрепавшиеся волосы. Боров прекратил зевать и вскочил, освобождая стул для своего босса.

— Здравствуй, Сухарь, — произнёс человек, скидывая капюшон.

— Здравствуйте, лорд Риторн, — ответил я.

Передо мной действительно сидел лорд Риторн, кандидат в мэры столицы, один из богатейших людей города, меценат, покровитель искусств и… король преступного мира по кличке Мясник.

— Я готов выслушать тебя, Сухарь, — чуть кривя губы, сообщил лорд. — Потом я приму решение о твоей судьбе. Не стану обманывать, оно зависит от того, насколько ты будешь убедительным.

Надеюсь, лицо моё не дрогнуло. Я не раз балансировал на грани жизни и смерти: когда воевал в джунглях Лаоджи; когда охранял герцога Монтойского от многочисленных недругов, норовивших всадить ему нож в спину и провернуть несколько раз; когда следил за неверными жёнами и мужьями, а те в свою очередь устраивали на меня настоящую охоту. Во многих переделках я побывал и вышел живым, но сейчас сама смерть скалилась мне гнилыми зубами и манила костлявым пальцем. От человека, расположившегося напротив, исходил запах свежевырытой могилы, и я явственно почувствовал, насколько истончилась струна моей жизни. Наверное, это меня и разозлило.

— Вы сваляли дурака, лорд Риторн! — я вложил в голос максимальное количество желчи и добился ответной реакции.

Карлик врезал мне по лицу тыльной стороной ладони. Не больно, но очень обидно. При иных обстоятельствах я бы размазал его по стенке, но сейчас пусть с трудом, но всё же удержался.

— Отставь его, Джо, — лениво протянул лорд. — У тебя ещё будет время с ним позабавиться.

Он обратился ко мне:

— Сухарь, твои шуточки сидят у меня в печёнках ещё с прошлой встречи. Извини, я не ценитель твоего юмора, и похоже мой невысокий друг, придерживается того же мнения.

«Невысокий друг» кивнул и довольно улыбнулся.

— Ему бы в балагане выступать, а не с серьёзными людьми разговаривать, — заметил он.

Лорд вынул из кармана куртки хронометр, открыл крышку и посмотрел на циферблат:

— Сухарь, у меня мало времени. Ты напрашиваешься на неприятности. Я, конечно, понимаю, что тебе очень хочется меня уязвить, но оскорблять человека, от которого зависит твоя жизнь — это, на мой взгляд, слишком даже для тебя. Даю ещё одну попытку. Если потратишь её впустую, тобой займутся парни Джо. Они давно точат на тебя зуб. Я долго удерживал их от опрометчивых поступков, но терпение моё может лопнуть.

— Хорошо, — согласился я. — Беру свои слова обратно. Но вы, лорд, действительно сделали серьёзную ошибку. Все ваши труды пойдут насмарку, и вы останетесь у разбитого корыта.

— Неужели? — улыбка у лорда получилась такой же ослепительной, как на рекламной листовке. Каким зубным порошком он пользуется?

— Представьте себе. Зачем вы связались с орками?

— Так, стоп, — Риторн враз преобразился. Он повернулся к Карлику и строго произнёс:

— Джо, забери своего парня, — лорд показал пальцем на борова, — и жди за дверью.

— Но, босс…

— Я сказал за дверью! — загремел Мясник. — За меня не беспокойтесь. Гэбрил будет вести себя как шёлковый.

— И вправду, Джо, — хмыкнул я, — забери этого нудного типа. Ещё немного и он бы меня допёк.

Джо пробурчал что-то неразборчивое, но основной смысл им сказанного, я всё же уловил. Очевидно, Карлик в детстве рос непослушным ребёнком и не знал, что есть слова, которые не принято говорить в приличном обществе.

Как только Джо и охранник покинули помещение, лорд Риторн посмотрел на меня с нескрываемой злобой, однако сейчас к ней примешивалась толика уважения — он даже стал звать меня на «вы».

— Откуда вы знаете про орков?

— Это неважно. Пусть вас успокоит, что эта информация известна одному мне.

— Вы слишком самоуверенны. После таких слов, я просто обязан вас убить, чтобы сохранить тайну.

— А зачем меня убивать? Я вам нужен. Считайте, что я последний шанс исправить положение, пока ситуация не вышла из-под контроля.

— К чему вы клоните?

Что ж самое время рискнуть. Я многое поставил на карту, в том числе жизнь, и не только свою.

— Попробую объяснить. Вы тот человек, который устроил в городе беспорядки и спровоцировал у людей ненависть к эльфам и прочим чужим.

— Допустим, — на лбу лорда пролегла хмурая складка. Ничего нового я ему не сообщил, поэтому лорд слушал вполуха. Тогда я решил подкинуть в топку ещё пару поленьев:

— Вы разработали хитроумный план, чтобы выкрасть из королевского хранилища Ключ.

— Ничего не понимаю. Какой ключ?

Недоумённое выражение на его лице убедила меня, что он говорит правду. Лорд Риторн ничего не знал о портале между мирами. Я рассказал ему всё, что узнал от Алура, много времени это не отняло. Когда родник моего красноречия иссяк, лорд был мрачнее тучи.

— Если дело обстоит так, как вы сказали, к нам скоро ввергнутся полчища орков. Я вас правильно понимаю? — обескуражено спросил он.

— Да. Вы выпустили джина из бутылки. Зачем?

— Интересный вопрос, — лорд сморщился, словно я заставил его выпить ложку уксуса. — Вы не политик.

— К счастью, да.

— Тогда вам будет трудно понять мотивы моих поступков.

— Зависит от того, как вы их преподнесёте.

— Не боитесь, что я сделаю из вас сторонника?

— Попробуйте. Удивлюсь, если у вас получится.

Мы серьёзно посмотрели друг на друга.

— Как вы относитесь к монархии? — спросил Риторн.

— Как к неизбежному злу.

— К неизбежному? — глаза лорда округлились.

— Да, — кивнул я. — Пока нами правит король, в стране сохраняется хоть какая-то видимость порядка.

— Монархия душит нашу страну, тормозит развитие. Мы слишком архаичные, нам нужно двигаться вперёд, эволюционировать, иначе рано или поздно наступит катастрофа. Не думайте, что я одинок. Многие думают то же, только не говорят вслух, а те, кто не боится высказывать своё мнение, палец об палец не ударят, чтобы хоть как-то изменить ситуацию. Они слишком слабы и инертны. Я не такой. Я с детства знал, что у меня особое предназначение и однажды понял какое. Я должен изменить наш мир. Изменить, но не уничтожить, — он грустно покачал головой. — Вы первый, с кем я говорю совершенно открыто.

— Что ж, чувствую себя польщённым, — заметил я, понимая, что лорд Риторн настоящий маньяк. Этот человек решил вершить судьбу мира и переделать его по своему усмотрению. Он был очень опасен, прежде всего, для самого себя.

Безумец продолжил:

— Я придумал план. Он был несовершенным мой первый план, такой же незаконченный и нелепый как наш мир, но я работал, не покладая рук. Постепенно план стал принимать чёткие очертания, он наполнялся деталями, как бассейн водой, и когда я понял, что знаю как по нотам, что и как мне надо делать, мною впервые завладело чувство гордости. Я стал человеком, которому предначертано дать миру хорошего пинка.

— Это не так просто, как может показаться.

— Конечно, нужно быть избранным, — интонации, прозвучавшие в голосе лорда, не оставляли никаких сомнений в том, что уж кого-кого, а себя он точно причисляет к числу избранных. — На первом этапе я должен занять пост мэра. Кто правит столицей, тот правит страной.

— Спорное утверждение, я бы мог порыться в учебниках истории и привести несколько примеров, опровергающих вашу теорию, но сейчас ведь не время для дискуссий. Прошу вас, продолжайте.

— Я перебрался в этот город, хотя он никогда мне не нравился. Мне больше по нраву деревенские просторы, бескрайние поля, лес, пение птиц, шелест ветра, качающего колосья спелой пшеницы. Я в душе немного поэт, не находите ли?

— О да, — с опаской подтвердил я. Безумный поэт куда опасней простого психа, потому что у него есть фантазия, а человек с фантазией способен натворить таких дел, что небо с овчинку покажется.

— Восемь лет назад я приехал в столицу. Построил дом, зажил тем, что здесь зовут светской жизнью. Но прежде чем взять в свои руки бразды управления государственной властью, я решил получить и иную власть — тайную.

— Тогда вы и стали Мясником? — догадался я.

— Совершенно верно. Кстати, как вы думаете, почему я остановился именно на этом не столь благозвучном прозвище?

— Не знаю, — пожал плечами я. — Как-то не приходило в голову.

— Очень просто! — засмеялся лорд Риторн. — Источник благополучия моей семьи — тучные стада коров и огромные скотобойни. Вы случаем не вегетарианец?

Я отрицательно мотнул головой.

— Тогда вам хорошо известно, — продолжил лорд Риторн, — что мясо моих коров ценится очень высоко. Я снабжаю им весь город.

— Дальше можете не продолжать, я понял! Логическая цепочка простая.

— О да, — засмеялся лорд. — К тому же с некоторыми непонятливыми людьми приходится обращаться как на скотобойне. Это очень бодрит кровь.

«Мразь! — подумал я про себя, но в слух спросил:

— Когда вы встретились с орком?

Лорд задумался. В нём что-то изменилось. Только что напротив меня находилось отвратительное животное, вбившее в голову мнение о собственной исключительности, но тут вдруг что-то щёлкнуло, и я вновь увидел перед собой человека. Гнусного, мерзкого, отвратительного, но человека.

— Точно не помню, — задумчиво произнёс он. — Довольно давно, когда я предпринимал только первые шаги по своему плану. Выродок умудрился напасть на мой след. Думаю, он знаком с магией. Шаман или что-то в этом роде.

— Продолжайте, — попросил я.

— Орк предложил баснословную сумму, если я помогу выкрасть какую-то драгоценную реликвию его народа. Обещал заплатить чёрными алмазами. Вы знаете, сколько они стоят.

— Понятно, — хмыкнул я. — Орк прихватил с собой запас алмазов и был не прочь с вами поделиться.

— Да, если я соглашусь, — подтвердил лорд. — Однако он не говорил, что попал из другого мира. С его слов выходило, что он последний представитель орочьего племени, которому чудом удалось выжить. Я поверил, к тому же алмазы умеют убеждать лучше других аргументов. Я тогда очень нуждался в деньгах. Политика требует огромных расходов.

— Что было дальше? Вы поняли, что так просто к королевскому хранилищу не подступиться?

— Да, я навёл справки. И Главный казначей, и его помощник, барон фон Бомм были людьми старой закалки. Они питали слишком верноподданнические чувства к короне. Тогда я обратил внимание на совсем ещё юного офицера — племянника барона, Герхарда фон Бомма. Юноша любил пускать пыль в глаза, я сразу подметил в нём эту слабость. К тому же у нас оказалась общая черта — мы оба очень нуждались в деньгах. Я сделал предложение, от которого он не смог отказаться. Мы решили убить барона, но так, чтобы никто не заподозрил.

— Вы прибегли к услугам наёмных убийц?

— Мадам Жозефина и её мальчики давно уже выполняли мои поручения. Я кое-что слышал о Белой Дымке и с радостью узнал, что она может изготовить этот яд. Мы решили отравить барона.

— А к чему все эти сложности с Никавери? Почему Герхард сам не подсыпал яд?

Лорд усмехнулся:

— Это была его инициатива. Он узнал, что Никавери крутит роман с его дядей, и решил отомстить. Я в принципе, не возражал. Поскольку смерть барона всё равно показалась бы всем естественной, особого риска для нас не было. Глупая девчонка опоила барона, он отбросил ноги, и Герхард почувствовал себя отомщённым. Вдова барона чуть было не спутала нам все карты. Она обратилась к вам, Гэбрил.

— Как вы узнали?

— Баронесса рассказала Герхарду. Он поначалу не придал этому особого значения, ему ваше имя мало, что говорило… в отличие от меня.

— Правда?

— Да. Джо много рассказывал мне о вас. Незадолго до появления баронессы, вы доставили нам массу неприятностей. Помните сына ювелира?

— Разумеется.

— Из-за вашего вмешательства мы понесли большие убытки. Срывалась операция, способная принести нам немалый куш. Я хотел вас убить, но как только узнал, что вы взялись за дело барона, решил повременить. Лишние смерти и шумиха, только бы помешали главной задаче. Я попробовал отвлечь вас от дела барона, предложил поработать на меня, но вы ответили категоричным отказом.

— Угу, вы произвели на нас с помощницей неприятное впечатление.

Лорд ответил вялой улыбкой, а я снова вернулся к основной теме разговора:

— Потом вы организовали волнения в городе?

— Да, Жозефина постаралась на славу. Ей удалось убить Главного казначея. А когда в городе начались беспорядки, хиджи организовали нападение на королевское хранилище: перебили всю стражу, и Герхард беспрепятственно вынес заказанный орком артефакт.

— Но почему он не отдал его сразу?

Лицо лорда на миг омертвело.

— Проклятые хиджи решили поиграть в свою игру. Завладев артефактом, они решили меня подоить и затребовали за услуги гораздо большую плату, чем договаривались. Пришлось пойти на уступки. Я отправил Карлика, малыш с ними договорился, и я получил артефакт в целости и сохранности.

— Где же артефакт находится в настоящее время?

— Увы, не здесь, — лорд вздохнул. — Я сразу же отправил своего человека на место встречи с орком. Мой гонец повёз с собой ваш Ключ. Кстати, орк настаивал, чтобы мы обязательно завернули артефакт в какую-то тряпку, которую он дал во время последней встречи.

Я почесал голову. Напрашивались вполне закономерные выводы. Пусть я не силён в магии, но интуиция подсказывала: тряпка орка и потеря Алуром способности чувствовать Ключ взаимосвязаны. Возможно, каким-то образом, эта тряпица маскирует магию и сводит на нет все старания Алура. Жаль, волшебник находится слишком далеко и не может подтвердить или опровергнуть сделанные предположения.

— Когда ваш человек должен передать артефакт орку? — спросил я.

— Орк будет приходить каждую неделю в установленное место. Как только встреча произойдёт, он отдаст оставшиеся алмазы. Ближайшая состоится через пять дней. Гонец должен как раз поспеть к этому времени.

— И далеко это место?

— Почти на самой границе земель эльфов и илонов, в деревушке Медвежье Логово, — пояснил лорд. — На деревенском кладбище.

— Ну и место вы выбрали!

— Вопрос не ко мне. Выбирал орк.

— Не боитесь, что орк обманет гонца: заберёт артефакт и не отдаст алмазы?

— Не боюсь, — решительно сказал лорд. — Орков можно обвинить в любом из грехов, но слово своё они всегда держат. Этот орк ещё ни разу не обманул, я склонен ему доверять, гораздо больше, чем многим из своих слуг.

— А ведь на самом деле он провёл вас, — заметил я. — Позвольте развеять ваши заблуждения. Вы думаете, что события играют вам на руку. Волнения в столице, подорвали доверие простого народа к королевской власти и к старому мэру. Теперь никто вам не помешает усесться на его место, почти наверняка люди проголосуют на выборах за вашу кандидатуру. Но когда на нас нападут орки, ваша власть не будет стоить и выеденного яйца. Король объявит о военном положении и сумеет сковырнуть вас с кресла мэра. К тому же, кто знает, что будет с каждым из нас во время этой войны? В прошлый раз нам помогло волшебство, сейчас, я бы не стал на него рассчитывать. Орки умеют воевать, к тому же они накопили злость, пока пребывали в ином мире. Представьте себе, как эти твари будут биться! Нам предстоит долгая и тяжёлая война. Вряд ли ваш план предусматривал такое развитие событий.

— Да, — покорно согласился лорд, — я не учитывал этого, когда вынашивал мечты о будущем могуществе. Орки могут стать серьёзным препятствием на пути моего плана.

— Они пустят ваш план насмарку, — подтвердил я.

— У них ничего не получится, — твёрдо заявил лорд.

— Почему? — удивился я.

— Но вы ведь неспроста искали встречи со мной? — удивился моей непонятливости лорд. — Мне очень хочется изменить этот мир, а вы безумно жаждете его спасти. Я прав?

— Безусловно! — согласился я, догадываясь, куда он клонит.

— Можете сказать мне «спасибо»! Я предоставлю вам шанс спасти этот мир, — лорд громко хлопнул в ладоши.

После его хлопка в комнате появилось Карлик Джо, охранявший меня боров, и… Жозефина. Она с вызовом смотрела мне в лицо. Я лишь горько усмехнулся.

— Что, Гэбрил, не ожидали? — осведомился лорд, указывая на Жозефину. — Вы ведь знакомы с этой дамой. Она умеет производить на мужчин впечатление.

— Что она тут делает? — спросил я.

— Неужели трудно догадаться? — усмехнулся лорд. — После того, как вы перебили почти хиджи, она раскаялась и пришла ко мне. Ей было хорошо известно, что я не спущу с рук маленький шантаж, который она затеяла вместе со своими дружками. Вы мне очень помогли, уничтожив её маленькое, но очень опасное войско. С одной Жозефиной я разберусь без проблем. Куда бы она не скрылась — я достану её хоть из-под земли. Она это поняла и прибежала, скуля, как побитая собака. Я пощадил её — от живой убийцы больше пользы, чем от мёртвой.

— Вы хотите меня убить? — удивился я.

— Зачем? Я знаю, как могу вас использовать. Вы отправитесь вместе с Жозефиной к орочьим землям. Возможно, сумеете перехватить гонца, в чём я, правда, сомневаюсь. Вы слишком отстали. Но, во всяком случае, у вас есть шанс отобрать артефакт у орка, пока он им не воспользовался.

— Жозефина, детка моя, — обратился лорд к эльфийке. — Как ты относишься к оркам?

— Ещё хуже, чем к убийцам моих собратьев, — ответила та, гневно глядя в мою сторону.

— Прекрасный ответ! — воскликнул лорд. — Мне по душе твоя непоколебимая ярость. Однако держать тебя при себе — опасно. Я нашёл хорошее применение твоим талантам. Отправляйся в погоню вместе с Гэбрилом. Постарайтесь поубивать друг друга только после того, как выполните моё поручение — отберёте у одного чудом попавшего в наш мир орка очень важную вещь. Ну а чтобы вам не было скучно, возьмите за компанию Джо и Молчуна. Что скажешь, Молчун, — прогуляешься верхом?

Вот как! Молчуном, оказывается, звали вечно зевавшего борова, и тут я услышал от него первую за всё время нашего знакомство фразу:

— Без проблем, босс!

Глава 16

В которой мы находим гонца, но это, как выясняется впоследствии, ещё ничего не значит

Если бы мне захотелось покончить жизнь самоубийством, то в качестве верного способа я выбрал бы верховую поездку на лошади. Сверзиться с седла и свернуть шею для меня — плёвое дело. Впрочем, это я несколько заскочил вперёд.

После того, как лорд Риторн раздал слугам соответствующие инструкции (готов поклясться, одна из них, несомненно, касалась устранения «этого несносного Гэбрила»), его светлость покинул наше общество. Нам было предложено проследовать на его конюшни, дабы выбрать себе подходящих рысаков и тут же, не теряя времени, устремиться в погоню. Увы, поздний ужин или ранний завтрак (я так и не определился, чем это могло быть) не входил в планы лорда. Разумеется, о кэбе, который мог бы доставить нас до конюшен, можно было забыть, равно как и о еде. До центральной части города пришлось добираться пешком.

Мы миновали главную площадь, на которой толпы зевак любовались красивой церемонией развода гвардейского караула, спустились на два квартала ниже к берегу моря, где нас ждала карета с дворянским гербом на дверце. Оказывается, лорд всё же позаботился о транспорте, правда не хотел, чтобы его карету видели поблизости от Трущоб. Кучер, дотоле дремавший на козлах, встрепенулся и вопросительно посмотрел на Карлика:

— Кого ты привёл?

Очевидно, имелся в виду кто-то из нас: я, Жозефина или Молчун.

— Кого надо, — буркнул Джо, открыл дверь, подтолкнул меня в спину и залез сам. Молчун и Жозефина последовали за нами. Как только Карлик убедился, что вся компания в сборе, сразу же отдал короткое распоряжение кучеру:

— Поезжай!

Кучер потянул вожжи.

— Не вздумай бежать, — процедил сквозь зубы Джо, располагаясь на диванчике так, чтобы сидя, казаться на одном уровне с нами.

— Даже не надейся, — честно предупредил я о своём нежелании дать дёру.

Думаю, Карлик рассчитывал ухлопать меня при попытке к бегству. В принципе, с той огромной пушкой, что он держал сейчас в руках, сделать это нетрудно, хотя Мясник вряд ли бы одобрительно отнёсся к заляпанной кровью и мозгами карете. К тому же, до поры до времени, мы должны были сообща делать одно дело. Все разборки начнутся потом, если всё же удастся перехватить артефакт или отбить у орка. В противном случае лучшим выходом из ситуации будет бегство как можно дальше, куда орки доберутся в последнюю очередь.

Удивительно, но я почувствовал себя таким спокойным и умиротворённым, словно отправился на увеселительную загородную поездку, а не ринулся с головой в опасную авантюру с очень малыми шансами на успех. Похоже, Алур прав: приключения сами находят меня, сопротивляться этому невозможно. Жаль, нет сейчас Гвенни, он многое бы отдал, чтобы оказаться в такой переделке и живописать о ней в своём издании. Думаю, что число подписчиков на его газету выросло бы в несколько раз.

Я подмигнул Джо. Он сразу беспокойно заёрзал, ожидая, что я достану кролика из рукава или выкину какой-нибудь иной не менее опасный фортель. Пришлось его успокоить, иначе в любой момент лилипут мог выпалить из своего пистолета, с которым впору ходить на мамонта, а не отстреливать частных сыщиков, сидящих с ним в одной карете. Вдобавок наше транспортное средство бросало из стороны в сторону, что наводило на мысль о необходимости принятия некоторых мер предосторожности. Я очень хотел выбраться из этой кареты с минимальным ущербом для здоровья.

— Не стоит с такой силой давить на спусковой крючок, — заметил я. — Пистолет может выстрелить. Мне лишней дырки в голове не надо, здесь и без того хорошая вентиляция.

Карлик пробурчал что-то под нос, но палец с курка всё же убрал.

— Так-то оно лучше, — заметил я и успокоенный уставился в окно.

Мимо проплывали дома, украшенные лепниной, проносились чёрные кэбы и разукрашенные кареты, по улочкам прохаживались разряженные дамы под ручку с франтоватыми мужчинами. Город просыпался рано, а кое-кто из гуляк вероятно ещё и не ложился спать.

— Тпрруу… стоп.

Карета остановилась возле высокого металлического ограждения. В небольшом отдалении возвышался особняк из белого камня высотой в четыре этажа с колоннами и башенками на углах.

Послышался скрип отворяемых ворот. Карета тронулась с места, только для того, чтобы заехать на двор, на котором по самым скромным прикидкам можно было проводить учения кавалерийского полка в полном составе. Лошади остановились. К карете подбежали привратники в красно-белых ливреях. Один мгновенно отворил дверцу и почтительно застыл с правой стороны.

— Надо же, какая встреча! — всплеснул руками я с притворным восторгом.

Молчун и Жозефина хмыкнули, лицо Джо по-прежнему оставалось каменным.

— Выходи, — скомандовал Карлик, не склонный общаться со мной предложениями, в которых больше одного слова.

Я вылез из кареты, сделал несколько приседаний, разминая затекшие ноги. Остальные предпочли стоять как соляные столбы. Карлик не сводил с меня глаз, думал, что я улучу момент и удеру. Однако пострелять ему не удалось: я сделал последнее приседание и с самой обаятельной улыбкой на губах заявил, что готов нанести визит в конюшни прямо сейчас. Карлик тихо выругался.

— Пошли, Сухарь, — сказал он, скрипя зубами. — Выберешь себе скакуна по вкусу.

— А остальные? — удивился я. — Они, что пешком пойдут?

— Не волнуйся: без лошадей не останутся — Мясник распорядился.

— Слушай, Джо, если собираешься каждые пять минут бегать к Мяснику за советом, то лучше оставайся в городе. Там, куда мы отправимся, его не будет, как и твоей мамочки. У тебя ведь есть, мамочка, Джо?

— Заткнись, — зло произнёс Карлик. — Иначе я прострелю твою тыкву, и мне плевать, что об этом подумает Мясник.

— Знаешь, Джо, а ты просто растёшь на глазах! — усмехнулся я. — Самому-то не страшно от собственной храбрости?

На этот раз Джо смолчал, и я решил, что победа на этом поле осталась за мной.

Теперь о лошадях. О, я очень хорошо отношусь к этим благородным животным, знаю, как много они значат для человека, но однажды со мной приключился один забавный инцидент, связанный с лошадьми. Это произошло во время службы телохранителем у герцога Монтойского. Наш отряд сопровождал герцога во время обычной верховой прогулки — своими ногами он топать не любил. Для меня эта прогулка стала настоящим испытанием. Коняга, выглядевший таким смирным и умиротворённым, вдруг взбрыкнул и выбросил меня из седла. Я вылетел как пробка из бутылки шипучего вина и угодил в кусты, разумеется, оказавшиеся репейником. В кустах, разумеется, притаилась засада — четверо стрелков, ожидавших появления герцога.

Конь испугался молодчиков и решил избавиться от наездника: думаю, хотел смыться налегке. Я спланировал в кусты и приземлился аккурат на головы убийц. Остальное было делом техники. Первый отрубился сразу (представьте, что произойдёт, если сверху на вас упадёт тяжёлая туша в боевом облачении), двум я отрубил голову, четвёртого растоптал мой сивка. Вроде бы всё закончилось — лучше не бывает, но… был негативный момент. Герцог поразился моему «феноменальному чутью на опасность», и с этого дня меня часто отправляли разведчиком впереди колонны, вроде живца, рассчитывая, что я сразу почую засаду и дам знать остальным. Доводы, что на самом деле всему виной лошадь, герцог счёл чепухой.

Конюх лорда подвёл рослую кобылку. С его слов выходило, что покладистей животного не найти по всей конюшне.

— Фиолеткой зовут. Замечательная лошадка. Почти как человек, только говорить не умеет.

Я сделал вид, что поверил, но на всякий случай погладил Фиолетку по холке и сказал несколько слов, которым меня научили эльфы. Уж что-что, а с лошадьми они обращаться умеют. И не только. По-моему не существует на свете ни одного зверя, с которым эльфы не смогли бы поладить — у них это в крови.

На Фиолетку набросили седло, приторочили к бокам седельные сумки. Из одной исходил дурманящий запах сыра, и я сделал вывод, что там находятся наши припасы. Отступивший было голод, вновь стал терзать несчастный желудок. Из-за него я чуть было не упустил самое интересное. Мне почему-то казалось, что Карлик будет уместнее смотреться на пони размером… ну, скажем, с телёнка, однако он выбрал тяжеловоза из тех, на которых обычно таскают пушки и осадные орудия. Джо выглядел на нём как блоха на собаке. Кажется, теперь я понял, почему у малыша всегда под рукой большие пистолеты.

Конюхи с трудом удерживались от улыбки, я и сам едва не расхохотался, однако Карлик был настроен серьёзно и не обращал на нас никакого внимания. Надеюсь, орк при виде малыша на тяжеловозе лопнет от смеха и тогда нам не придётся марать руки.

Когда мы с Джо, выехали из ворот поместья лорда Риторна, нас уже ожидали Жозефина и Молчун. Верхом, причём держались в седле так, словно с ним родились. Кое-кого даже обуяла зависть — я каждый день вижу этого типа в зеркале.

— Дорога неблизкая, может, подкрепимся? — предложил я.

Жозефина презрительно промолчала, Молчун зевнул (понимай, как хочешь), а Карлик отрицательно мотнул головой. Опять я остался в меньшинстве, впрочем, это не помешало запустить левую руку в сумку и, пошарив, извлечь яблоко, чтобы с аппетитным хрустом впиться в его румяный бок, наслаждаясь сочной мякотью.

Разговор не клеился, что, в общем-то, и понятно. Я не доверял ни Жозефине, ни Карлику с Молчуном, Жозефина не верила никому, а уж ребята Мясника ни за какие коврижки не повернулись бы к нам с Жозефиной спиной. Мы были пауками, сидевшими в одной банке.

Темп задавал Молчун. Он скакал шагах в пяти впереди основного отряда, за ним Жозефина, потом я, замыкал кавалькаду Карлик. Уже совсем рассвело, давала знать утренняя прохлада. В сумках отыскались тёплые, поддетые мехом плащи, оказавшиеся весьма кстати.

Мы ехали по восточному тракту. Дорогам в королевстве всегда уделялось должное внимание. Я сам ежегодно отдавал в казну так называемый дорожный налог и теперь видел, на что расходовались мои деньги. Результат мне нравился. Дорога была прямая, ровная и широкая, на ней вполне могли разъехаться по две подводы в ряд. Где надо она рассекала холмы по середине, над болотами и низинами поднималась высокими насыпями.

Тракт вёл к эльфийским землям, граничившим с территорией илонов, поэтому постепенно деревни людей стали попадаться всё реже и реже, совсем скоро начнутся густые леса — излюбленные места обитания эльфов.

Я очень жалел, что не мгу послать весточку друзьям. Скоро они меня хватятся, и будут искать. К тому же я не сомневался, что при любом раскладе, вряд ли останусь в живых: и Жозефина, и Карлик не питают ко мне дружеских чувств, и понятно чью сторону займёт Молчун. Встречусь ли ещё с Лиринной, Лигрелем, Алуром и Гвенни — кто знает?

Мы ехали и днём, и ночью, делая короткие привалы, во время которых забывались коротким тревожным сном, пока кто-то из нас стоял на часах, и менялись каждые два часа. Времени на охоту не было, поэтому питались захваченной в дорогу провизией. Во время еды, эльфийка демонстративно отсаживалась и поворачивалась спиной. Высокомерие не позволяло ей есть вместе с презренными людьми, однако когда-то Лигрель и прочие мои товарищи по полку эльфийского происхождения с удовольствием уплетали со мной кашу из походного котла, пуская ложку по кругу.

На четвертый день дорогу преградил эльфийский пост, судя по знакам на одежде — воины одного из отрядов Тополиного Пуха. Их командир властно поднял правую руку вверх, приказывая остановиться. Появление в этих местах эльфов из Тополиного Пуха не предвещало ничего хорошего. Как правило, это значило только одно, сердце моё заныло от тревожного предчувствия.

— Что случилось? — недовольно спросил Карлик, поровняв коня с эльфами.

— Дальше нельзя, — ответил офицер. — Начался Гон.

Я так и думал: сбылись опасения. Момент был — хуже не придумаешь.

Карлик злобно выругался, не зная, что предпринять. Я направил Фиолетку в их сторону.

— Здравствуйте, офицер!

Эльф посмотрел на меня как на клопа, но всё же нашёл силы ответить:

— Добрый день.

— В чём дело? Почему не разрешаете проехать?

— Это опасно: у илонов Гон. Наши отряды с трудом их удерживают, но никакой гарантии, что они всё же не прорвутся, у нас нет. Илоны совсем обезумели. Мы ждём подкрепления, но оно что-то запаздывает.

— Офицер, я очень прошу пропустить наш отряд. Если с нами что-то и произойдёт, это будет нашей виной и только. Никто не станет вас обвинять.

— Вы не поняли, — упрямо заявил эльф. — У меня приказ никого не пропускать. Я выполню его любой ценой. Разворачивайте коней.

— Офицер, не делайте глупость. Мы очень спешим. У нас важное дело, от которого зависит многое. Возможно, даже ваша жизнь.

— Приношу извинения, но помочь не могу. Я обязан выполнять приказы.

— Очень жаль, офицер, — развёл руками я, изображая беспомощность, и приставил к ему к горлу свой нож.

Эльф побледнел. Его солдаты, похватав оружие, ринулись к нам, но тут же встали как вкопанные. На них смотрел взведённый лук Жозефины и пистолеты Молчуна и Карлика.

— Прикажи своим воинам сложить оружие и отойти на двести шагов назад, — сказал я командиру эльфов.

Тот выпучил глаза и прохрипел сдавленным голосом:

— Эй, вы, делайте, что вам говорят. Бросайте оружие и отойдите на двести шагов.

Эльфы, ворча, подчинились. Как только они отошли на достаточное расстояние, я убрал нож от горла их командира со словами:

— Не обижайся, приятель, у нас не было выбора, — потом гикнул, пришпорил Фиолетку и помчался по тракту.

Попутчики устремились следом, пролетая мимо командира отряда Тополиного Пуха, что-то гневно кричавшего нам вслед. До меня долетали лишь обрывки фраз. Оскорблённый офицер призывал на наши головы все известные эльфийские проклятья. Вот и делай после этого добро! К счастью, в погоню никто не устремился. Эльфы приняли мудрое решение: раз уж кому-то пришло в голову напрашиваться на неприятности, пусть сам из них и выбирается.

Я поравнялся с Жозефиной, она даже глазом не повела в мою сторону, однако я заметил, что её рука легла на рукоятку меча.

— Не дёргайся, Жозефина, — тихо произнёс я. — Я не сделаю ничего плохого.

— Зато я могу сделать, — предупредила эльфийка.

— Знаю.

— Раз знаешь, держись от меня подальше. Тебе же лучше будет.

— Я просто хочу поговорить.

— Говори, — согласилась эльфийка.

— Зачем ты лгала?

— Я не лгала, я просто не сказала тебе всей правды.

— Но ведь ты всё равно собиралась меня убить.

— Ну и что? — равнодушно бросила эльфийка. — Ты думаешь, я открываю душу каждому встречному?

— Это вряд ли, — согласно кивнул головой я. — Зачем ты вернулась к Мяснику? Он перестал тебе доверять.

— В тот момент это казалось мне лучшим выходом из ситуации. Сейчас я сомневаюсь, — хмуро произнесла она.

— Знаешь, Жозефина, во время недавнего разговора с Мясником я понял, что он натуральный псих. С ним не стоит связываться. Его голова забита кучей бредовых идей.

— Только не говори об этом тем парням, что с нами, — усмехнулась эльфийка. — Они тебя просто не поймут. Карлик и Молчун за босса порвут пасть кому угодно.

В небольшом удалении показалась эльфийская деревушка, домов в тридцать, осаждённая илонами. Они облепили её как саранча со всех сторон. Эти в обычное время совершенно безобидные существа налетали на немногочисленных защитников деревни словно дикие звери.

Горстка сопротивляющихся таяла на глазах. Они стояли полукругом, за их спинами прятались женщины и дети. Судя по натиску илонов, эльфы обречены на верную гибель, но всё равно не сдавались. Они полны решимости биться до конца, каким бы он не был.

Жозефина переменилась в лице. Она пришпорила коня и рванулась туда, где кипел бой, на скаку выхватывая лук со стрелами.

— Стой, дура. Ты куда? — истошно завопил Карлик.

Но эльфийка его не слышала. Не знаю, что толкнуло её на такой безумный поступок: может быть, она внезапно почувствовала свою причастность к эльфийскому племени, хотя и была для него отверженной, или не выдержала напряжения последних дней, однако все старания Джо пропали впустую. Выпустив все стрелы, Жозефина лихо спрыгнула с коня и бросилась в гущу схватки.

— Идиотка! Что она натворила! — в голосе Карлика чувствовались беспомощность. Безумная выходка эльфийки ошеломила его, и он растерялся.

— Идём на выручку, — сказал я. — Она наша ударная сила.

— Да, но как же гонец? Мы его упустим.

Вместо ответа я устремился туда, где крушила илонов, эльфийка. Вот ведь как бывает в жизни. Совсем недавно Жозефина хотела меня убить, а теперь мы сражаемся на одной стороне, и я рад, что такой опытный боец скрещивает лезвие своего клинка не со мной.

Фиолетка резво приняла вперёд. Я заставил её взвиться на дыбы и ударить мощными копытами по рядам илонов, налетевшим на Жозефину. Послушался хруст ломаемых черепов, двое или трое отлетели и упали замертво. Десятка полтора илонов тут же переключились с эльфийки на меня. Я рубил их мечом, стараясь, чтобы никто не подобрался настолько близко, чтобы пропороть брюхо Фиолетке. Послышались выстрелы. Это Карлик и Молчун тратили патроны, прореживая дорогу.

Я почувствовал движение с левого бока и уже собрался нанести удар наотмашь, как вдруг увидел слева эльфа с копьём наперевес. У меня перехватило дыхание: я чуть было не убил союзника. Эльф ободряюще подмигнул, а затем исчез в образовавшейся в нескольких метрах куче-мале…


— Дура, ты что наделала? — судя по голосу, Карлик Джо был близок к истерике. Он пытался распекать Жозефину, но та лишь презрительно повела бровью сверху вниз и не без пренебрежения ответила:

— Ещё раз назовёшь меня дурой — убью!

Угроза возымела действие: Карлик сразу заткнулся.

Молчун хмыкнул. У него была ранена левая рука, она изрядно кровоточила, и эльф, мальчонка лет пяти, перевязывал её чистой тряпицей. Впрочем, ранение не было опасным, и наш компаньон всё ещё оставался в строю. Даже сейчас он не переставал зевать. Так получилось, что из всего отряда пострадал только Молчун, остальные отделались лёгкими царапинами, в том числе и я, хотя мне хронически не везло в последнее время.

Бой закончился полчаса назад, когда с тыла по илонам ударило эльфийское подкрепление, около сотни воинов Тополиного Пуха. Илоны в панике бежали, оставив десятки убитых и раненных, ими сейчас занимались деревенские эльфы целители. А нам пришла пора продолжить путь: и так по милости Жозефины потеряли добрых четыре часа.

Кто-то потрогал меня за рукав, я обернулся и увидел того самого эльфа с копьём.

— Большое спасибо за помощь! — поблагодарил он. — Вы единственные люди, пришедшие на подмогу.

— Ничего удивительного, — заметил я. — Люди редко забредают в эти края, здесь вотчина эльфов и илонов.

— Не скажите, — спокойно ответил эльф. — Как раз сегодня в деревню доставили одного человека. Он серьёзно пострадал, его едва отбили у илонов, когда их вылазка ещё не приняла таких масштабов. Может быть он вам знаком?

— Это вряд ли. Хотя, мы всё же взглянем.

Я позвал Карлика Джо и предложил сходить проведать раненного.

— Зачем? — удивился он.

— Вдруг это гонец? — произнёс я то, что вертелось на языке с того самого момента, как эльф сообщил о раненном человеке. — Ты знаешь его в лицо?

— Конечно, — буркнул Джо.

Он ещё не отошёл от словесной пикировки с Жозефиной и выглядел потрёпанным воробьём — такой же нахохлившийся и жалкий.

Эльф отвёл нас к небольшому навесу. Под ним лежали раненные, над ними хлопотали три женщины, по виду целительницы. Пострадавших илонов держали чуть в стороне. У меня создалось такое впечатление, что они уже стали приходить в себя, во всяком случае, глаза у некоторых постепенно принимали осмысленное выражение.

Человек, к которому нас вели, был совсем плох. Хватило одного взгляда, чтобы понять — он не жилец. Грудная клетка выглядела так, словно его истерзали дикие звери, живого места не ней практически не осталось. Глаза у него были закрыты, он находился без сознания. Возможно, в такой ситуации это для него и лучше, безболезненней пройдёт переход в иной, смею надеяться более лучший мир.

— Это Крот, — бросил Джо, склонившись над смертельно раненым. — Тот, за кем гнались.

— Успели, — облегчённо выдохнул я.

Теперь осталось разыскать Ключ. Он нашёлся сразу. Крот хранил его, завёрнутым в серую мешковину, в сумке, висевшей на поясном ремне. Я взял в руки небольшую металлическую пластинку размером пять сантиметров на десять и сразу же понял — это Он, Ключ. Что-то было в нём такое, выдававшее магическое происхождение. Словами описать ощущение трудно. Не было каких-то физических воздействий, просто в мозгу само собой прописалось одно — это то, что мы искали. Алур был прав, я сразу его узнал.

Внезапно по руке, державшей Ключ, ударил хлыст. Я невольно разжал пальцы, и пластина упала на зелёный ковёр травы. Сию секунду в бок уткнулось дуло пистолета.

— В чём дело? — спросил я, поворачиваясь к Молчуну.

Я даже не понял, когда он успел присоединиться, и вот теперь Ключ перекочевал к нему. Молчун, не убирая пистолета, засунул пластину, за пазуху, а взгляд Карлика в это время светился одобрением. Похоже, парни успели сговориться.

— Всё в порядке, Сухарь, — Ключ в надёжных руках, — усмехнулся Джо. — Тебе не о чем беспокоиться.

— Ну что же, я рад, — изображая довольную ухмылку на лице, сообщил я. — Может, тогда уберёте от меня пушку?

— А, ты об этом, — улыбнулся Молчун, пряча оружие. — Извини, это я так, подстраховался. Можешь расслабиться, парень.

— Я расслаблюсь, когда вернусь обратно, — заметил я. — У нас такие планы?

— Конечно, — подтвердил Карлик. — Вот только ненадолго заскочим в Медвежье Логово, а затем сразу же домой.

— Что мы потеряли в Медвежьем Логове? Ключ у нас, нужно возвращаться.

— Ты, что не догадываешься, Сухарь? Мяснику нужны алмазы, а они до сих пор у орка. Непорядок!

— Вы собираетесь отдать Ключ орку? — поразился я.

— Да ну тебя, Сухарь, — покачал головой Карлик. — Ты такой непонятливый, прямо как дитя, честное слово. Как ты дожил до такого возраста? Мы слегка пощиплем орка, заберём у него алмазы и двинем обратно в столицу. Никто не собирается отдавать орку Ключ, можешь мне верить.

— Парни, это же чистой воды безумие!

— Думай, что хочешь, Сухарь, но Ключ отправится с нами.

— Отдайте его. Я верну Ключ человеку, который знает, что ним сделать. А вы топайте к своему орку.

— Э, нет, парень. Мы не собираемся идти к орку с пустыми руками. Он может нас раскусить, так что, извини, Сухарь, Ключ мы тебе не отдадим. Если хочешь, отправляйся с нами. Лишний человек не помешает. Думаю, Жозефина тоже охотно присоединится к нашей компании, она девка крутая. Нам такие нужны.

— Джо, Молчун, вам, что — деньги разум затмили? Вы рискуете впустить целую орду орков! Зачем это нужно?!!

— Знаешь, Гэбрил, — разозлился Джо, — я ведь понятия не имею, сколько в том, что ты наплёл боссу, правды. Мне лично кажется, ты просто ездил ему по ушам. Босс мудрый человек, но и его можно провести. Не так ли, Молчун?

— Угу, — подтвердил Молчун, переминаясь с ноги на ногу как заправский борец. — Вот только я бы не советовал никому это делать — опасно для здоровья!

— Ну, что скажешь, Сухарь? — спросил Карлик. — Если отправишься с нами, я лично дам тебе на память пару алмазов. Их хватит до самого конца твоей никчемной жизни.

— Парни, я думаю, что вы такие же чокнутые, как и ваш босс, но мне ничего не остаётся, вы припёрли меня к стене, — сказал я, понимая, что отрезаю все пути к отступлению. — Запомните, я был против вашего решения и до сих пор считаю его откровенной глупостью, но я всё равно отправлюсь с вами.

— Вот и молодец, — обрадовано произнёс Карлик, хлопая меня по плечу. Для этого ему пришлось привстать на цыпочки.

Я грустно вздохнул. Жадность этих ублюдков вновь поставила наш мир на краешек пропасти, осталось лишь слегка его подтолкнуть. Падение будет недолгим.

Глава 17

В которой выясняется, что охотник и его жертва могут поменяться местами

Карлик был прав — долго уговаривать Жозефину не пришлось. Не удивлюсь, если эльфийка и сама прокручивала в голове аналогичный вариант: Ключ забрать, орка ограбить и так далее. Женщины — они ведь такие, вертят мужиками, как им (женщинам) заблагорассудится. Не замечали?

Похоже, Мяснику удалось собрать вокруг себя много любителей острых ощущений. Каждый из них был готов лезть, сломя голову, в пасть дракону, лишь бы в итоге положить на свой счёт кругленькую сумму. Такая мелочь, как вполне вероятное вторжение орков их не заботила.

Не хочу рассказывать, как нам в итоге удалось добраться до Медвежьего Логова. Это долго и неинтересно. Илоны успокоились, поэтому дальнейший путь мы проделали без особых приключений. Достойно упоминания лишь то, что я дважды пытался удрать, стащив Ключ у Карлика из сумки, и оба раза безрезультатно. Конечно, популярности мне это не добавило. После второго раза Молчун едва не отстрелил мне ухо, и лишь вмешательство эльфийки спасло мою и без того не особо казистую внешность.

В итоге, на исходе пятого дня, мы сидели в единственном на всю округе трактире и набивали брюхо тем, что его владелец выдавал за еду. Впрочем, сейчас он мог подсунуть нам всё, что взбредёт в голову: вкусовые ощущения у нас притупились, ведь сегодня ночью на кладбище ожидалась встреча с орком, поэтому я мог съесть на ужин даже собственную шляпу.

Сама деревушка с названием Медвежье Логово произвела удручающее впечатление. После эльфийских поселений, наполненных светом и радостью, коих мы предостаточно насмотрелись по пути в эту дыру, уныло-однообразная архитектура поселения, где дома строились по принципу тяп-ляп, лишь бы крыша под головой была и неважно, что в ней дырки с кулак размером, действовала на нервы не хуже воя мартовских котов. Местечко это считалось глухим. Здесь проживало около двух сотен людей, мнивших себя вольными фермерами. Каким ветром их сюда занесло, я узнал из разговора с трактирщиком. Выяснилось следующее: они не побоялись построить деревню чуть ли не на стыке земель эльфов и илонов, думая, что, забравшись в такую глушь, отвадят королевских сборщиков налогов. Святая простота! Эти люди не догадывались, что налоговые агенты заводятся в любой дыре даже от сырости. Особенно когда королю приспичит затеять очередной грандиозный проект, ради которого простой люд обдерут как липку. Тогда на каждом шагу придётся заполнять налоговую декларацию и облегчать бумажник. Впрочем, я немного отвлёкся.

Трактир стоял на самом отшибе деревни, на развилке двух дорог, одна из которых вела к землям илонов, а вторая заканчивалась кладбищем. Именно второе ответвление нам и было нужно. Не то, чтобы мы торопились на упокой, просто на кладбище ночью придёт орк. Он рассчитывает получить Ключ от портала, мы же хотим вывернуть его карманы наизнанку. Просто удивительно, какой крутой вираж сделала моя карьера от блюстителя закона (пусть и частного), до обычного разбойника. Нет, я, конечно, мог бы найти тысячи обеляющих причин, но, если смотреть на вещи объективно, мы были бандитской шайкой, планировавшей банальное ограбление, а я — её полноправный участник.

Джо уплетал густую мясную похлёбку, Молчун грыз баранью кость, Жозефина ковырялась вилкой в капустных листьях, разве что на свет не рассматривала, а я жадно ел кашу с требухой. Ел уже вторую миску и не мог насытиться, хотя живот был тугой как барабан. От спиртного мы отказались, однако я видел, как взволнованно заходил кадык у Молчуна при виде запотевшего графина с настойкой на лесных ягодах, стоявшего на соседнем столе. Молчун сглотнул и ожесточённо вгрызся в кость, урча, как собака.

На деревенском кладбище мы побывали ещё днём. Оно располагалось на расстоянии в полтора километра от развилки и выглядело, как подобает полузаброшенному кладбищу, то есть весьма мрачно. Даже склеп, в котором похоронили барона фон Бомма, был куда уютней, хотя я там чуть не умер от разрыва сердца. К кладбищу вела узенькая дорога, с обеих сторон обкопанная канавой, по бокам располагались поля, засеянные гречихой, потом дорога терялась в густом сосновом бору. Стоило сделать сто шагов, и перед вами открывался вид на скорбную обитель.

Говорят, что кладбище действует умиротворяюще, но тут я был исключением. Судя по всему, спутники тоже не питали к этому месту добрых чувств. Ещё в первое посещение у меня возникло назойливое желание убраться отсюда куда подальше. От панического бегства удержала лишь мысль, что если компаньоны прошляпят Ключ и отдадут его орку, кладбище само придёт ко мне в лице бесчисленных орочьих орд, от которых нельзя будет укрыться.

Тогда весь наш мир будет похож на погост вроде этого.

Я проглотил ещё одну ложку и расстегнул поясной ремень. Ещё немного и всё, на что буду способен — лежать кверху пузом и сучить ножками. Но зверский аппетит не отступал, тогда я снова обратился к впечатлениям, вынесенным с дневного посещения кладбища.

Хоронили здесь, как попало. Некоторые могилы находились впритык друг к другу, между другими, наоборот, пролегала, чуть ли не целая фермерская делянка. Располагали могилы под самыми разными углами и давно не ухаживали. Свободное пространство поросло бурьяном и лопухом, сквозь раскидистую поросль которых, приходилось пробиваться как в джунглях, где место срубленных веток и прутьев тут же занимала другая не менее живучая растительность.

Я встал, компаньоны покосились на меня с подозрением, но ничего не сказали. Они знали, пока Ключ у них, я никуда не денусь, и были правы.

Кроме нас в трактире околачивались ещё несколько человек: ни эльфов, ни илонов не было. Очевидно, они искали развлечений в другом месте, а, может, приводили себя в порядок после последнего Гона, изрядно проредившего число и тех и других.

Я направился к трактирщику — довольно упитанному малому, по виду типичному бабнику и повесе. Подобных фруктов можно встретить в любом месте, даже в такой дыре, как Медвежье Логово. Он явно положил глаз на Жозефину, но ещё не догадывался, что она с ним может сотворить, если ей что-то придётся не по вкусу, поэтому и позволял себе изредка окидывать оценивающим взором ладную фигурку эльфийки.

Увидев меня, владелец трактира изобразил на лице выражение полной готовности. Ещё бы — мы сегодня были лучшими клиентами его заведения, уничтожив за один присест столько еды, сколько здесь отродясь не готовили.

— Можно вас кое о чём спросить? — поинтересовался я.

Трактирщик великодушно согласился. Возможно, позже его ответы будут приплюсованы к счёту как дополнительные услуги.

— Почему ваше кладбище выглядит заброшенным? Такое чувство, что за могилами никто не ухаживает.

Он поскрёб своё пузо пальцами правой руки и с какой-то опаской сообщил, что место это считается у деревенских нехорошим.

— Что значит — нехорошим?

— Как бы вам сказать? — трактирщик поджал губы. Эта означало, что в голове его совершался мыслительный процесс, осталось только подождать, к каким результатам он приведёт.

— Как бы вам сказать? — повторил трактирщик. — Нехорошее, оно и значит нехорошее. Мы это кладбище забросили и хороним покойников на другом. А на старом люди пропадают. Уйдёт человек утром, а к вечеру не возвращается. Ищут его, ищут, но найти не могут.

— И как давно на кладбище в последний раз кто-то пропадал?

— Да почитай месяц тому назад мы кузнеца нашего не досчитались, Гридером его звали. Хорошо, что у нас их два, кузнеца-то, было. Теперь вся деревня к тому, что остался, с поклоном ходит. Мужику присесть отдохнуть некогда. Раз в неделю у меня душу отведёт и опять за работу. Зато дом себе справный изладил, дочке приданного накопил.

— А, может, ваш кузнец просто устранил конкурента?

— Кого-кого? — удивился трактирщик.

— Конкурента.

— Ишь ты, вот, что значит городской человек! Слова-то, какие интересные знаете! Не то, что мы темнота деревенская. А как это понять — «устранил конкурента»?

— Ну, убрал того, кто занимается таким же ремеслом, что и ты. Того, кто вертится у тебя под ногами, мешает и отбивает твой хлеб, — возможно, словарь иностранных слов трактует этот термин несколько иначе, но у меня не было возможности в него заглянуть. Единственной бумагой, что я видел за последние несколько дней, были денежные купюры.

— Эвона как! — почесался трактирщик. — Здорово. Жаль, что у нас в деревне только один трактир. Да, кстати, если интересуетесь, то вон там…, — трактирщик указал рукой на дальний угол, где за столом сидел набычившийся детина с мускулатурой молотобойца, — этот самый кузнец и сидит. Рука у него, ух, тяжёлая! Если пожелаете, то я ему так и передам: дескать, приезжий спрашивает, не он ли убил Гридера?

Я закашлялся:

— Спасибо не надо!

— Как скажете! — посмеиваясь, сообщил трактирщик. — А то я завсегда услужить рад хорошему человеку.

— Ладно, замяли, — сказал я и отправился к компаньонам, чтобы поделиться полученной информацией. В итоге мы после короткого обсуждения пришли к одной мысли.

— Орк?!! — обвёл нас глазами Джо, и мы дружно согласились.

Когда пришло время отправляться на кладбище, Молчун высыпал в платочек почти всю соль из солонки, стоявшей на столе, свернул узелком и положил в карман куртки. Мы с интересом следили за его манипуляциями, но первым не выдержал Карлик.

— Ты чего это, Молчун? — заржал он. — Зачем тебе столько соли? Что ты с ней на кладбище делать будешь? Неужто у тебя там кусок в горло полезет?

— Увянь, Джо! — неожиданно яростно парировал Молчун. — Соль — она верное средство.

— Против чего, Молчун? Мертвецов солить собрался?

— А хотя бы и их! — взорвался Молчун.

— Вот дурында! — продолжил хохотать Карлик, но, встретившись с хмурыми взглядами Молчуна и Жозефины, заткнулся.

— Надеюсь, что до мертвяков дело не дойдёт, — заметил я.

Мне приходилось слышать, что во время войны с эльфами, орочьим шаманам удавалось поднимать мертвецов из могил. Сейчас, спустя столько лет, сложно сказать — правда, это или вымысел, но суеверные опасения Молчуна я понимал и отчасти разделял, тому виной были недавние встречи с призраком барона Отто фон Бомм. Думаю, мне повезло, что барон оказался достаточно дружелюбен и даже возлагал на меня определённые надежды. Стоит отметить, что в данный момент я сидел за одним столом с той, кто его фактически убил, я имею в виду Жозефину, и при этом ничего не предпринимал для того, чтобы сдать её полиции. Впрочем, какая может быть полиция в этих местах.

На кладбище мы оказались несколько раньше оговоренного срока. Роль гонца взял на себя Джо. Не скажу, чтобы он сам проявил инициативу, просто Жозефина и Молчун умели убеждать: она — лаской кошки, у которой из пушистых мягких подушечек в любой момент могут выскочить когти, он — напористостью носорога, ломящегося сквозь лесную чашу, так что Карлик не устоял. Думаю, он сам не понял, почему вдруг оказался в одиночестве на середине кладбища под ветками раскидистого дуба, а когда сообразил, было уже поздно.

Жозефина, умевшая хорошо лазать по деревьям, как и все эльфы, забралась почти на самую верхушку дуба и устроилась там, словно птица в гнёздышке. Ей досталось сомнительное удовольствие лицезреть сквозь нижние ветки лысеющую макушку Карлика. Мы же из противоположных кустов наблюдали филейные части тела лилипута: лицом к нам он принципиально не поворачивался. Я вдруг поймал себя на желании засадить ему пониже спины камешком или чем-то вроде того. Окажись этот предмет под рукой, честное слово, не удержался бы от соблазна.

Я забыл добавить, что в густых зарослях в изобилии водились комары и прочие кусачие и настырные насекомые, так что скучать было некогда. Одежда не спасала. К тому же из-за боязни выдать своё местонахождение, мы старались не производить лишнего шума вроде хлопков по шее или ногам. Кровососы быстро почувствовали себя в полной безопасности и не преминули воспользоваться. За каких-то полчаса хоботки летучих тварей выкачали из моего тела добрых три четверти литра крови, и так допекли, что я чуть было, не вылез из кустов, чтобы лично разыскать орка и в одиночку забрать у него алмазы. Мы были на грани срыва, как тут появился Он!

Если вас интересует внешность типичного орка, не поленитесь и загляните в библиотеку. Там полно исторических трудов, снабжённых прекрасными иллюстрациями. Наш орк был как раз таким, каким обычно художники рисуют особей его племени. Ростом на полторы головы выше меня, а это по самым скромным прикидкам два метра с приличным гаком. По орочьим меркам не великан, бывали среди них и настоящие гиганты, если, конечно, книги не врут. Наш, видать, ростом не очень вышел, но всё равно впечатлял. Кстати, выглядел он так, словно шеи у него совсем не было, и огромная башка размером с котёл непосредственно крепилась к чудовищного размера туловищу. Внешне походил на выкорчеванное из земли дерево с руками ветками и толстыми ножищами корнями. У страха глаза велики, но я даже испугаться не успел, так быстро всё произошло. Орк умудрялся двигаться бесшумно и ловко, словно бабочка, порхающая с цветочка на цветочек в поисках нектара. Расстояние до Карлика он преодолел в каких-то три прыжка и, как выяснилось, интересовал чудовище отнюдь не цветочный нектар. На этом его сходство с бабочкой и заканчивалось.

— Ты принёс? — зарокотал орк таким голосом, что поневоле вспомнился гул от падающей горной лавины. Я аж вздрогнул: на миг представилось, что мы засели внизу горной расщелины в самый разгар оползня.

Здесь, в полутьме, на ночном кладбище, эффект усиливался многократно. Я почувствовал, как холодный ручеёк от пота пробежал по лопаткам. Даже комары поспешили укрыться от орка подальше, испуганно вибрируя тонкими прозрачными крылышками.

— Ппппринёс, — пролепетал Карлик, трясясь от страха.

На его месте я бы уже умер от страха.

— Покажи! — потребовал орк. Его ноздри громко фыркали. На миг показалось, что он каким-то образом почуял нашу засаду, но кажется, обошлось. Пока что чудище не выказывало враждебных намерений. Орк хотел получить Ключ как можно быстрее и недовольно топал ногой, покуда Джо пытался достать артефакт непослушными руками.

— А алмазы? — вдруг нашёл в себе силы спросить Джо. Очевидно, страх уступил место жадности. Такое иногда бывает. — Где алмазы? Я хочу их видеть.

— Сперва артефакт, — снова зарычал орк.

— Гони алмазы или ничего не получишь, — неожиданно заупрямился Джо.

Мы все ждали сигнала. Им должна была стать стрела, пущенная Жозефиной из лука, но эльфийка медлила. Чего-то выжидала или боялась? А, может, передумала и решила оставить всё на своих местах.

Внезапно я услышал странное сопение, переходящее в тихий свист. Словно за моей спиной кто-то надувал кузнечные меха. Я очень осторожно повернул голову и не поверил глазам. На меня скалился, раздувая ноздри, почти объеденный добела мертвец, а другой в это время держал стальной хваткой Молчуна, да так крепко, что тот даже пикнуть не смел.

— Приехали, — только и успел подумать я, прежде чем на нас упала луна. Что-то сверкнуло над головой, послышался страшный треск, и я свалился на землю. Последним, что довелось услышать перед падением в обморок, был истошный крик Карлика: малыша словно резали по кусочкам, а затем такая привычная тьма вновь распахнула гостеприимные объятья.


Луной по башке — это довольно больно! От этого бывают шишки или сотрясение мозгов на худой конец! Нет, со мной всё в порядке — я не сошёл с ума, просто утрирую. На самом деле мне по голове зарядили не лунным светилом, а чем-то более прозаичным вроде крепкой сучковатой дубинки.

Эффект получается изумительный: выпадение в осадок на добрых пять часов гарантировано. Лежите себе в полной отключке, и никакие проблемы к вам даже боком не относятся, особенно если стукнут покрепче. А тот, кто меня ударил, бить умел. Вложил от всей души. Уж погладил по голове, так погладил. Как она только в штаны не провалилась.

Неудивительно, что я очнулся под утро с больной головой и рефлексами новорождённого младенца. О том, что я не ошибся с определением времени суток, свидетельствовал тоненький солнечный лучик, беззаботно прыгавший с места на место. В отличие от меня, он был ни чем не стеснён, и мог позволить себе свободу передвижений, зато я быстро обнаружил, что лежу на холодном земляном полу, связанный вдоль и поперёк пеньковой верёвкой. Каждый вздох давался с трудом, а о том, чтобы пошевелиться, можно только мечтать.

Сбоку послышался приглушённый стон и недовольное урчание. Я смог повернуть налитую чугуном голову в ту сторону, откуда они раздавались, и сразу же пожалел об этом по двум обстоятельствам. Во-первых, справа лежал ещё живой Молчун, истекавший кровью. Его словно вывернули наизнанку. Но не это было самым отвратительным. В его вскрытой грудной клеткой копалось животное, похожее на собаку. Когда оно выпрямилось, я понял, что ошибся — это был зомби. Он лакомился внутренностями Молчуна. Я невольно заметил, что внизу живота зомби зияла огромная дыра и всё, что тварь пожирала, тут же выпадало на землю.

Зомби почувствовал, что на него смотрят, и его наполовину вытекшие глаза, каким-то чудом оставшиеся в глазницах, на миг повстречались с моими. О, это был ещё тот взгляд! Я не забуду до самого конца моих дней. Впервые мне стало так страшно, что я даже пожалел, что вообще появился на свет. Вдруг, зомби забудет о Молчуне и примется за меня?

К счастью тварь решила ограничиться Молчуном. Вырвав из его чрева какие-то внутренности (я не настолько разбираюсь в анатомии человека, чтобы вот так с лёту опознать, что же именно это было), зомби встал с четверенек и, покачиваясь, пошёл к выходу. Хлопнула покосившаяся дверь.

Я с облегчением вздохнул. Смерть была отсрочено, хотя на самом деле отсрочка могла оказаться скоротечной. Кто знает, сколько дверью находится других, не менее голодных и прожорливых тварей, и какие у них планы на ужин. Любой из нас может войти в их меню.

— Гэбрил, ты жив? — раздался в ответ на мой вздох голос Жозефины. Насколько я судить, эльфийка находилась позади меня, поэтому её не было видно.

— Ещё не знаю, — ответил я. — Сейчас проверю.

Беглый осмотр показал, что в пределах досягаемости моих глаз со мной всё в порядке, за исключением того, что голова гудела как колокол и норовила расколоться на части. Впрочем, бывало и хуже.

— Кажется, жив, — сообщил я Жозефине.

— Ранен?

— Скорее контужен. Кто-то шарахнул меня по башке, хорошо хоть мозги не вытекли.

— А они у тебя были? — отозвался ехидный голос. Я сразу распознал, что он принадлежал Джо.

— Кто бы говорил? — со злостью заметил я в ответ. — По чьей милости мы вляпались в это дерьмо? Если бы не вы с Молчуном, я бы давно уже сидел в баре у старины Лу и хлестал пиво. Меня тошнит от вашей компании, ребята.

— Довольно ругаться! — прервала нас эльфийка. — Лучше думайте, как будем выкарабкиваться.

— Это будет довольно непросто, — сообщил я. — Меня связали так крепко, что я вспомнил далёкие времена, проведённые в сиротском приюте. Я раньше думал, что никто на свете не может превзойти приютских воспитателей. Оказывается, ошибался.

— У меня отобрали всё оружие. Верёвки прочные, зубами не перегрызть, — вздохнула эльфийка.

— Кстати, почему ты не стреляла в орка? — поинтересовался Джо.

Эльфийка запнулась.

— Я… я увидела, что он не один. Те кусты, в которых засели Гэбрил с Молчуном окружали самые жуткие твари, каких я только видела. Я испугалась, — эльфийка замолчала.

— И что было потом? — полюбопытствовал я.

— Когда вас схватили, орк и его твари убрались. Я решила, что осталась в безопасности и слезла с дерева, хотела идти звать на подмогу…

— Или слинять, — буркнул Джо.

— Да, или слинять, — призналась эльфийка.

— Я так и думал, — хмыкнул Джо.

Эльфийка стала оправдываться:

— Я испугалась и потеряла контроль. Орк оказался куда хитрее, чем я думала. Он догадывался, что на дереве кто-то есть, и сделал вид, что ушёл. Его твари схватили меня, как только я сделала первые шаги по земле.

— Тебя тоже вырубили? — спросил я.

— Нет, — сообщила эльфийка. — Думаю, орку доставляло удовольствие, видеть, как я смотрю на ужасы, которые творили мертвецы. Когда одна из тварей стала терзать Молчуна, меня едва не вырвало. Это было просто ужасно.

Такие слова из уст наёмной убийцы дорогого стоят. Эльфийка действительно напугана до самых кончиков ногтей, но именно она попыталась развязать опутывавшие моё тело верёвки. Жозефина, извиваясь, как червяк, подползла и вцепилась зубами в узлы, но усилия оказались тщетными. В конце концов, она сдалась и бессильно зарыдала.

Я закусил губу. Мои попытки тоже не принесли результатов. Орк постарался на славу, никому из нас самостоятельно не освободиться. К тому же он предусмотрительно позаботился о том, чтобы не оставить острых или режущих предметов.

— Где мы вообще лежим-то? — снова подал голос Карлик.

— Заперты в кладбищенской сторожке. Она заброшена, так же как и всё кладбище, — пояснила эльфийка.

— Замечательно. Значит, надежды, что сюда кто-то придёт и найдёт нас, нет.

— Почему нет?

Я просто не поверил ушам, услышав мягкий баритон призрака. Отто фон Бомм величаво вплыл на середину комнаты и остановился, с сочувствием разглядывая связанные тела.

— Я не помешал? — осведомился он с изящной вежливостью аристократа.

Компаньоны, за исключением разве что потерявшего от болевого шока сознание Молчуна, смотрели на призрака с широко разинутыми ртами. Вряд ли кому-то из них выпадала до сей поры возможность лицезреть привидение, и барон наслаждался произведённым эффектом.

— Как вы нашли нас, барон? — удивился я.

— Не стану лукавить, Гэбрил. Я уже несколько дней за вами следил, можно сказать, шёл по пятам. Мне показалось, что это намного интересней, чем вести обычную жизнь привидения.

— Значит, вы уже в курсе…, — осторожно начал я, но барон тут же прервал мою речь:

— О да, теперь я знаю, кому обязан своим нынешним положением призрака. Да, я совсем забыл о манерах. Моё почтение, мадам, — он лукаво подмигнул Жозефине. — Не скажу, чтобы был рад нашей встрече.

— Чтоб ты сдох, — сплюнула эльфийка.

— Что за грубость, мадам, желать смерти покойнику.

Жозефина отвернулась.

Призрак продолжил:

— Мне известно, какие обстоятельства привели вас в эти негостеприимные земли. Я видел, как вы угодили в засаду, и как вас скрутили и доставили сюда, на самый край кладбища, в заброшенную сторожку.

— Раз вы всё видели, то почему не предупредили? — насупив брови, спросил я.

— Смелости не хватило, — понурил голову барон. — Тот, кто вас захватил, обладает силой, я имею в виду не только физическую силу. Он шаман, ему многое подвластно. Даже мне, призраку, опасно попадать в поле его зрения. Поэтому я не сумел вас предупредить. Но я решил искупить вину и пришёл, чтобы помочь вам выпутаться.

— Но как? — поражённо спросил Карлик. — Ты же всего-навсего призрак.

— Да, вы правы, я всего-навсего призрак, бестелесное существо. Но, при небольшой сноровке и некотором опыте, даже привидение сможет обращаться с материальными предметами, — не без гордости заявил барон. — Думаю, у меня получится. Начнём с вас, Гэбрил. Вы мне наиболее симпатичны из всей компании.

Он склонился над путами. Мне показалось, что верёвки на моих запястьях загорелись, но огонь этот был холодным и не причинял вреда, даже малейшего. Если вам когда-либо приходилось слышать о холодном пламени, поймёте мои ощущения. Через минуту я ощутил, что руки совершенно свободны.

— Чудеса да и только!

— А это и есть чудеса, — пояснил призрак. — У привидений есть своя пусть слабая, но всё же магия.

— Спасибо. Буду признателен, если поможете развязать Жозефину.

Пока барон занимался эльфийкой, я стремительно распутал ноги и встал, чтобы размять застоявшиеся конечности. Скоро присоединились и остальные.

— Что будем делать с Молчуном? — спросил Карлик, потирая руки, на которых ясно отпечатались следы от верёвок.

— Боюсь, он долго не протянет, — пояснил барон.

Тело Молчуна вдруг выгнулось дугой, а затем распрямилось и тут же затихло. Душа или то, что ему её заменяло, оставила бренную оболочку.

— Мир праху его, — тихо и печально произнёс я, хотя не испытывал по отношению к этому неприятному при жизни субъекту никаких положительных чувств.

Мы немного постояли в полной тишине, и тут я спохватился:

— Где Ключ? — вопрос был адресован Карлику, со скорбным видом взиравшему на погибшего товарища.

— У орка, — сообщил он.

— Его отобрать. И чем быстрей — тем лучше, — решительно заявил я, двигаясь к выходу.

Меня остановили слова Джо:

— Сперва поищем алмазы. Они должны быть здесь: у меня нюх на драгоценности.

— Лучше бы у тебя был нюх на неприятности, — парировал я. — Не надо терять время. Сейчас, самое главное — отыскать Ключ.

— Гэбрил, постойте, — взмолился барон. — За дверями рыщут пять злобных тварей, что были на кладбище. Они разорвут вас на клочки.

— А орк?

— Я его не видел. Должно быть, куда-то ушёл. Только поэтому я решился пробраться сюда.

— У нас нет оружия, — сказала Жозефина. — Голыми руками с зомби не справиться.

— Спасибо Молчуну, — произнёс я, отправляясь к трупу компаньона. — Он кое-что припас. Надеюсь, что эта вещь при нем, и никто не польстился.

Я стал рыться в карманах его порванной куртки.

— Что ищешь, Гэбрил? — удивилась эльфийка.

— Соль, — пояснил я и, заметив недоумение во взоре Жозефины, добавил: — Узелок с солью, который Молчун захватил в трактире. Жаль, не сумел ей воспользоваться там, на кладбище. Глядишь, был бы жив.

Нам повезло. Ни орк, ни зомби соль не тронули. Другого оружия, способного уничтожить живых мертвецов, в нашем распоряжении не было.

— Гэбрил, а ты уверен, что это сработает? — с опаской спросил Карлик.

— А это мы сейчас узнаем, — сообщил я, открывая дверь.

Глава 18

В которой в моей жизни происходят перемены

Не знаю, что рассчитывал увидеть, но увиденное не понравилось. Захотелось захлопнуть дверь и заложить на засов, выкопать землянку и не выказывать оттуда носа, покуда на кладбище не прибудет вся королевская конница и вся королевская рать. Не успел я появиться на проходе, как тут же стал объектом повышенного интереса со стороны пятерых зомби, каждый из которых успел пролежать в могиле не менее года. Тела их были источены червями, но всё же сохранились достаточно сносно, чтобы не рассыпаться в труху при движении. Пахли они ужасно: я чуял исходивший от них трупный запах на расстоянии в несколько шагов. Увидев меня, зомби среагировали так, как предполагалось: поспешили в мою сторону с явным намерением сделать что-то очень нехорошее.

Осталось набраться храбрости, но черпать её было неоткуда, компаньоны дрожали, словно осенние листья на ветру, а призрак, как существо потустороннее, был не в счёт. Пришлось использовать внутренние резервы. Я на миг представил, что происходящее — сон, в котором мне ничего не угрожает: стоит только проснуться, и ты окажешься в полной безопасности. Такой самообман часто помогает, помог и на этот раз. Кто лучше всех сможет обвести вокруг пальца кроме самого себя? Да никто!

— Ну, что, покойнички, кто хочет попробовать свежатинки? — спросил я, разворачивая платок с солью.

Главное — точно рассчитать дозировку: не хватало, чтобы кто-то из мертвяков остался обделённым. Тогда пришлось бы повозиться. Они достаточно проворны и могут стать серьёзными противниками, хотя реакция уступает человеческой.

Свежатинки захотелось всем. Зомби пошли на меня с широко расставленными руками, образовав правильный полукруг. В пустых глазницах загорелись зловещим светом красные огоньки. Представляю, как эффектно они смотрелись бы ночью.

Я сжимал горсть соли. Рука так нагрелась, что соль стала плавиться и впитываться в кожу ладони. Когда ближайший зомби оказался на достаточном расстоянии, я бросил горсть и угодил прямиком в сгнившее лицо. Полыхнуло так, словно кто-то взорвал по соседству бочку с порохом. Зомби разнесло на части, и ошмётки мяса засыпали нас и остальных мертвецов, до которых ещё не дошло, что за беда приключилась с их товарищем.

— Получай! — вторая горсть угодила в грудь другого зомби. Он недоумённо посмотрел на тонкий дымок, с шумом пробивающийся из грудной клетки (очевидно, не понимая, что же такое происходит). Этот оказался сообразительным и догадался, что творится неладное. Он взвыл и упал на четвереньки, из боков его вырывался огонь, потом последовал оглушительный взрыв, и мертвеца не стало. Повисло облако удушливого дыма.

— Дай мне, Гэбрил, — умоляюще попросила Жозефина.

Я бережно отсыпал в её ладошку щепотку соли. Каждый кристаллик был на вес золота и стоил дороже любого из этих проклятых алмазов, ради которых пришлось столько натерпеться.

Эльфийка с наслаждением залепила рукой, полной соли, пощёчину зомби и с удовлетворением наблюдала, как он корчится и сгорает у неё на глазах. Дальнейшее напоминало сцену избиения младенцев. Оставшихся мертвецов удалось прикончить в течение пяти минут. Они были слишком неуклюжи, я спалил их играючи.

Повсюду стоял отвратительный запах горелого мяса, перемешавшегося с приторно-сладковатым трупным смрадом. Небольшая площадка перед сторожкой смахивала сейчас на столь излюбленную Мясником скотобойню. Карлик почувствовал себя в знакомой стихии и держался так, словно в одиночку разгромил целую армию зомби, покуда мы путались у него под ногами.

Я стал искать наше оружие. Оно нашлось неподалёку, в недавно вырытой яме. Его бросили на самое дно и закидали сосновыми лапами. Очевидно, орка оно не прельстило — с огнестрельным оружием он обращаться не умел, а остальное было для него всё равно, что детские игрушки. Теперь, с мечом в руках и с пистолетом Молчуна за поясом я чувствовал себя гораздо уверенней, моя уверенность постепенно передалась и Жозефине. Карлик, тот вообще ходил грудь колесом.

— Гэбрил, давай сматываться, — предложил он, с любовью поглаживая дуло пистолета.

— А как же алмазы?

— Алмазы алмазами, а жить всё же хочется, — резонно рассудил он.

Я даже удивился его благоразумию. Жаль только, что Джо проявил это качество слишком поздно.

— Рад бы воспользоваться твоим предложением, но мы обязательно должны разыскать орка и отобрать Ключ, — сказал я.

— Ищи орка сам, мы с Жозефиной сваливаем, — Джо сплюнул. — Что скажешь, крошка?

Жозефина вспыхнула.

— Я тебе не крошка, мерзкий ублюдок. Выбирай выражения, если не хочешь остаться без зубов.

— Ну, прости меня, Жозефина, — я пошутил, — ухмыльнулся Джо. — Пусть Гэбрил сам разбирается, раз уж ему больше всех надо, а мы тем временем вернёмся в столицу. Ты ведь не против?

— Я думаю, что это будет подло с вашей стороны, — вмешался в разговор призрак.

— Тебя никто не спрашивал, — отбрил Джо.

Призрак возмутился:

— Что вы себе позволяете! Я дворянин и не позволю разговаривать со мной в таком тоне. К тому же я спас ваши жизни!

— Дворянин? Смеёшься над нами, чучело огородное?!! Ты теперь не дворянин, а привидение, забудь, кем был в прошлой жизни, старик. Мы ведь сказали спасибо — чего ты ещё хочешь? Отвали. У живых свои дела, и тебя они не касаются, — проворчал Карлик.

— Да как вы смеете! — чуть было не задохнулся от возмущения барон, но почти сразу же замер. Он смотрел куда-то позади наших спин и с каждой секундой становился всё прозрачней.

Карлик проследил его взгляд, охнул и вмиг сделался белым, как полотно, и было отчего: пожаловал орк, собственной персоной. Двуногая тварь размашисто вышла из леса, и не было на свете такой силы, что могла её остановить. Деревья, сами расступались, пропуская необъятную тушу. Орк увидел, что мы сделали с его отрядом зомби, и гневно прорычал:

— Проклятые людишки, как же вы мне надоели! Вы хуже червей!

— Отдай Ключ, и мы тебя не тронем, — сказал я, стараясь, чтобы вибрирующий голос не выдал моего состояния, близкого к панике. — Обещаю.

Орк захохотал. С минуту мы наблюдали за тем, как он держится за бока. Отсмеявшись, орк произнёс:

— Пожалуй, я погорячился, когда сказал, что вы мне надоели. Некоторые из вас бывают очень забавными. Ты мне нравишься, парень.

— Не рассчитывай на взаимность, чудовище. Верни Ключ и уходи туда, где живут твои сородичи. Я не стану мешать.

— Тебе нужен Ключ? Так возьми его, — рявкнул орк и бросил дымящуюся пластину.

Я ловко поймал её, и как только нагретая полоса металла оказалась в моей ладони, моментально понял, что произошло непоправимое: привычных ощущений не было — пластина стала мёртвым куском железа: её оставила магия. Таких железяк полным-полно на каждой свалке.

Мы опоздали.

Орк ухмыльнулся. Ему доставляло удовольствие видеть, как я хватаю ртом воздух словно рыба, выброшенная на берег.

— Бери эту железку себе, червяк, дарю. Можешь повесить на шею. На что-то другое она больше не годится.

— Что ты с ней сделал? — сквозь зубы спросил я, уже зная, что услышу.

— Ничего, кроме того, для чего она была предназначена, — пожал плечами орк. — Я запустил портал. Ждите гостей, черви. Скоро тут будет весело.

— Зачем ты это сделал? — закричала Жозефина.

Она жгла орка ненавидящим взглядом, но на него это не действовало. Орки удивительно толстокожие существа, в этом мне пришлось убедиться очень скоро.

— Ты остроухая?

— Я эльфийка! — с вызовом ответила Жозефина.

— Ты остроухая, — на этот раз утвердительно пробормотал орк. — Так и знал. Людишки снова снюхались с остроухими, впрочем, не мудрено, вас же слепили из одной кучи навоза. Я не обязан отвечать, но всё же сделаю исключение. Вы все, и люди, и эльфы — язвы на теле нашего мира. Мы должны избавить его от вашего присутствия. Когда-то давно вы нас перехитрили и думали, что это сойдёт с рук. Вы ошиблись и будете сурово наказаны. Теперь пришёл наш черёд поиграть в ту же игру. Портал запущен. Мы зальём эти земли вашей кровью, черви.

— Ах ты тварь! — закричала Жозефина и спустила тетиву лука. Стрела летела очень быстро, но недостаточно быстро, чтобы поразить свирепое чудовище, которому предназначалась.

Орк был вооружен. В одной руке он держал кривой ятаган — излюбленное оружие орков, в другой — лимбу. Так орки называли метательный снаряд в виде диска диаметром сантиметров в двадцать с остро заточенными зубцами по краям. Чудовищу хватило доли секунды, чтобы уклониться от стрелы и сделать практически неуловимое движение левой рукой (в отличие от подавляющего большинства людей и эльфов, орки одинаково хорошо владеют обеими руками). Лимба, стремительно кружась в воздухе, подлетела к эльфийке, и вернулась к хозяину.

Я не сразу понял, что произошло. Первым впечатлением было, что орк хотел просто запугать, запустив свой снаряд, который не причинил никому вреда. О, как я жестоко ошибался! Орк не пугал — он убивал! Голова эльфийки запрокинулась назад и свалилась в траву. Из обезглавленного туловища вырвался кровавый фонтан и устремился вверх, эльфийка покачнулась и упала.

— Ааааа! — завопил перепуганный насмерть Карлик и принялся стрелять. Он успел сделать только два выстрела — оба в «молоко», как ятаган орка развалил его на две половинки.

Я остался в одиночестве. Призрак исчез, у меня не было времени разглядеть куда именно. Да и что он мог сделать?

— Ну, что, забавный червяк, страшно? — орк находился на расстоянии вытянутой руки и улыбался зловещей улыбкой.

— А тебе? — спросил я, нажимая на курок пистолета, направленного ему в грудь.

Вместо выстрела послышался сухой щелчок. Осечка! Я снова нажал на курок и снова осечка. Что за ерунда? Огнестрельное оружие не лишено недостатков, и осечки не являются редкостью, но почему это произошло именно сейчас?

Орк торжествующе ухмыльнулся.

Я выругался. Биться с орком на мечах — сущее безумие, но что оставалось делать? Орк превосходил меня силой, умел быстро двигаться, осталось выяснить, насколько хорошо владеет ятаганом. Вдруг мне повезло, и эта тварь в детстве прогуливала уроки фехтования?

Я сделал выпад, но орк отбил его с лёгкостью. Да, мне попался достойный противник, способный порубить меня в капусту, не успев даже вспотеть.

— Только не бросай меч, червяк, — сказал орк. — Если ты его бросишь, я убью тебя, но не сразу — ты будешь долго мучаться перед смертью. О, я умею тянуть из вас, червяки, все жилы. А потом, когда мне надоест пытать, я сделаю из тебя верного слугу — зомби. Хочешь стать зомби?

— Я хочу только одного — сплясать на твоей могиле.

— Наивный дурачок! Тебе со мной не сладить.

— Я всё же попытаюсь.

— Это мне по душе. Запомни, червяк — ты будешь жить, пока сражаешься. Ты же хочешь жить, червяк?

— Тебе хочется, чтобы я умер уставшим? — спросил я.

— А ты наглый, червяк, — хмыкнул орк. — Ещё находишь в себе силы пошутить.

— Толи ещё будет, когда я надеру тебе задницу. Жаль только, что ты не услышишь моих шуток.

— Ну и нахал!

Орк обрушил на меня ятаган. Он пытался повторить тот же приём, что проделал с Карликом — сделать из одного Сухаря двух, но я обладал достаточным опытом, чтобы не попасться на столь примитивный удар. Уловил нужный момент и отпрянул, затем попытался перейти в контратаку. Попытался — это правильное слово. Сапог орка угодил мне в живот. Удар оказался такой силы, что на мгновение я решил: ещё немного и задохнусь — орк словно выбил из меня весь дух вон. Вдобавок я отлетел на добрый метр и оказался возле рассеченного на половинки Карлика. Вокруг него уже начинали собираться стаи жужжащих мух, привлечённых запахом недавно пролитой крови.

— Вставай, червяк. Я хочу как следует размяться, — пробасил орк. — Давно так не веселился.

Очевидно, у нас разные понятия о веселье. Я привык веселиться совершенно иначе: в компании друзей, с бокалом хорошего вина, или наедине с красивой девушкой в уютной располагающей обстановке. Это гораздо интересней, чем выпускать из кого-то кишки, пусть даже тип, с которым ты так поступаешь, глубоко тебе неприятен. Вспомнив о былых вечеринках, я заскрипел зубами от досады. Угораздило же меня сунуть длинный нос, куда не следовало! А главное, что в итоге я со всего этого поимею? Клиента нет, и не предвидится, по этому делу уж точно. Значит, я работаю сам на себя.

Орк стоял, ожидая, пока его жертва поднимется на ноги. Пока что ему нравилось делать из меня отбивную, но ведь когда-то должно и наскучить. Как только дитя вдоволь натешится, можно заказывать траурный марш. Одна мысль грела душу: я умру на кладбище, сэкономив на транспортных расходах.

Та половинка Карлика, что была ко мне ближе, не выпустила из руки пистолет. Было бы глупо им не воспользоваться. Не может быть, чтобы и оружие Джо дало осечку, иначе я окончательно разуверюсь в прогрессе.

Увидев направленный пистолет, орк засмеялся.

— Червяк, ты веришь, что сможешь убить меня из этой штуки? Ты глупее, чем я думал.

— Во всяком случае, я попробую, — сообщил я, спуская курок.

Пуля ударила орка в грудь, он почти упал, но всё же сумел устоять. Лишь глубокий рык вырвался из его утробы.

— Это было больно, червяк, но ваши пули пустяк для орочьей шкуры. Видишь, просто крохотная дырочка, — орк с гордостью продемонстрировал мне место, куда угодила пуля: там едва выступила капелька крови. — Она скоро заживёт.

Я побледнел. Раз его не берёт даже пуля, на что я могу надеяться, размахивая перед ним мечом? С таким же успехом можно было вооружиться зубочисткой. Однако пистолет не был ещё разряжен, и стоило попытаться ещё разок.

— Не делайте поспешных выводов, мистер орк. У меня ещё одна попытка, — я прицелился орку в глаз и выстрелил.

Страшный рёв послужил подтверждением того, что я не промахнулся. Пуля угодила аккурат в глазное яблоко чудовища.

На этот раз ему не удалось остаться на ногах. Орк был ранен, надеюсь, смертельно. Он лежал на спине и хрипел как астматик. Каждую секунду страшные стоны вырывались из его горла. Ему было очень больно, однако эта тварь заслужила свои муки.

Я с опаской подобрался поближе к поверженному врагу.

Пуля прошла навылет, она пробила орку глаз, разнесла мозг и вышла на затылке. Человек давно бы скончался на месте, но только не орк. Удивительно живучая тварь!

Он не мог ничего со мной сделать, однако всё равно пытался приподняться на локтях и бросить лимбу, и каждый раз ему это не удавалось. Толстая рука обессилено скользила вниз, падала, но орк не сдавался, хотя стремительно угасал как свеча на ветру.

Я встал над ним, поднял меч и рубанул по месту, к которому крепилась орочья голова (назвать его шеей язык не поворачивался). Отделить орочью башку от туловища удалось лишь с третьей попытки. Голова запрыгала как мячик и откатилась сантиметров на тридцать, а потом легла на землю правой щекой и больше не двигалась. Я не хотел на неё смотреть и отвернулся.

С одним орком удалось справиться, но скоро здесь будут и другие твари.

Я мог бы винить себя в том, что облажался по крупному и не сумел воспрепятствовать вторжению, но всё же не стал заниматься бессмысленным самоедством. Оставшихся сил хватило только на то, чтобы оттащить тела погибших спутников в ту самую яму, куда орк спрятал наше оружие, и закидать ветками.

Думать о плохом не хотелось. В конце концов, я ведь обычный человек и имею право на ошибку. К тому же, у нас есть немного времени до начала орочьего вторжения. Алур говорил, что после активации портала оркам придётся потерпеть, поскольку для переброса требуется дополнительная энергия. Я могу предупредить Алура и Брутса, а они в свою очередь поставят всё королевство и наших союзников на уши. Надо готовиться к войне. Последнюю фразу я произнёс вслух и удивился потому, что услышал ответную реплику.

— Не беспокойтесь, Гэбрил. Войны с орками не будет, — у говорившего был приятный мужской голос, в котором чувствовалась мудрость и… усталость.

Я посмотрел на того, кто вступил в беседу: благообразный такой с виду старичок, сухонький как хлебная корка и печальный как кошка, оставшаяся без дневной порции сливок. Весил он, наверное, не больше пёрышка. А я находился в таком состоянии, что не заметил бы, как за моей спиной разворачивается целый кавалерийский полк, так что подобраться ко мне незамеченным не составляло большого труда.

Старичок был не один: за ним стояли ещё несколько тоже довольно преклонного возраста, разве что пыль с них ещё не сыпалась. И ещё — чем-то они напоминали Алура, каким-то неуловимым сходством, словно всю компашку выпекали в одной духовке.

— Кто вы? — спросил я.

— Мы — маги, Гэбрил.

— Всех магов перестреляли лет сто назад. Остался только один.

— Поверь, Гэбрил. Мы действительно маги, которых все считали мёртвыми.

— Чем докажете?

Старичок щёлкнул пальцами, и тотчас в руках его засверкал огненный шар.

— Этого будет достаточно?

— Вполне. На балаганных представлениях такого делать ещё не умеют. Откуда вы взялись? Свались с Луны?

— Можно сказать и так. Мы вернулись благодаря тебе.

— Интересные дела. Что же я такого сделал? Ну, разве отправил к праотцам одного орка…

— Именно! Ты, Гэбрил, убил орочьего шамана.

— Он не представился, вы — тоже.

— О, прости нас, Гэбрил. Я — глава Ордена магов.

Дальше я выкладываю то, что узнал от этого мага. Если что-то будет непонятно — простите, за что купил, за то и продаю. Думаю, местами старичок темнил, но это вполне естественно.

Мы ввязались в затяжную войну с эльфами. Кто был прав, кто — виноват, дело десятое. Главное, что монарх вспомнил, как маги разобрались с орками, да так эффектно, что королевской армии не пришлось нести потерь, за исключением вояк, на радостях упившихся до смерти после победы. Деталей он не знал, да и не монаршее это дело вникать в подробности. Монаршее дело — повелевать. Король вызвал главу Ордена и приказал проделать с эльфами то же.

Поскольку магический Орден всегда был лоялен королевской власти, главе пришлось подчиниться. Маги прикинули, что переброска в иной мир потребует огромных ресурсов, поэтому им пришлось собраться всем вместе в шатре, расположенном прямо в центре лагеря королевских войск, собранных для усмирения строптивого народца. Откуда эльфы узнали о готовящихся планах — неизвестно. Мне представляется, что у эльфов были осведомители. Королевские чиновники никогда не отличались особой честностью и разборчивостью, и всегда были готовы служить тому, кто больше заплатит.

Эльфы предприняли дерзкую вылазку. Они сумели обойти охранные посты и внезапно напали на королевский лагерь. У обречённых на смерть магов не оставалось выхода, кроме как попробовать спастись в одном из иных миров. Заклинание переброски было готово, а на защитные заклятия у магов не хватало энергии. К несчастью, в это время в наш мир пытался пробиться один из самых могущественных орочьих шаманов, тот, кого я лишил глаза, а потом обезглавил. Получилось так, что он и маги Ордена запустили заклинания одновременно.

Я не знаю всех объяснений происшедшему, но орка всё же выбросило в наш мир, а маги оказались заперты в пространстве между мирами. Они были обречены находиться там, покуда кто-то не запустит портал и не уничтожит орочьего шамана. Это были обязательные условия для возвращения. Теперь маги вернулись, а орки остались надёжно запертыми в другом мире