КулЛиб электронная библиотека 

Моя сладкая [Джоан Хол ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Джоан Хол Моя сладкая

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Джастин Грэйнджер был одиночкой, и это его полностью устраивало. Он жил в штате Монтана на своем уединенном ранчо и, безумно любя лошадей, занимался их разведением и тренировкой.

Однако отшельником его назвать было нельзя. В одном доме с ним проживал друг и управляющий ранчо Бен Дэниелс со своей молодой женой Карлой и ребенком. И хотя Джастин не желал видеть в своем доме женщин после того, как пять лет назад распался его собственный брак, в итоге он прекрасно поладил с женой Бена, тем более что знал ее и раньше. До замужества Карла была секретарем Митча, брата Джастина, который возглавлял казино в Дедвуде.

Родственников у Грэйнджера было предостаточно. Родители по сей день пребывали в добром здравии и вели активный образ жизни. Сестра Бет занималась модельным бизнесом в Сан-Франциско, а старший брат Адам руководил семейными делами из Каспера, что в штате Вайоминг.

Адам был женат на прелестной женщине по имени Санни, которую Джастин полюбил как родную сестру. А уж их маленькую дочку Бекки он просто обожал.

Сам Джастин иногда проводил свободное время с какими-нибудь сговорчивыми девицами, но при этом не признавал прочных связей. Он даже шутил, что гораздо проще иметь дело с лошадьми, поскольку они не придирчивы и внимательно слушают его, не перебивая и не споря.

Он провел долгое жаркое лето на ранчо, работая почти без выходных. Успешно справился и с осенними заботами. И вот теперь предстояло привыкнуть к по-зимнему неторопливому течению жизни. Но за неделю до Рождества позвонил Митч:

— Привет, брат, ты мне нужен. Давай приезжай сюда, в Дедвуд!

— Да? Зачем? — спросил Джастин в свойственной ему сдержанной, суховатой манере.

— Я собираюсь жениться и хочу, чтобы ты был главным шафером на моей свадьбе, — изрек Митч.

— Где же ты потерял ее, Митч? — участливо осведомился брат.

— Что? — в некотором недоумении переспросил тот.

Джастин ухмыльнулся.

— Свою голову, старик! Ты, видно, спятил, если собираешься добровольно надеть на себя брачные оковы!

— Нет, я в здравом уме, братишка, — возразил Митч и рассмеялся. — Может быть, это прозвучит банально, но она полностью завладела моим сердцем.

Джастин, разумеется, не оставил эти слова без ответа.

— Почему «может быть»? — с иронией поинтересовался он. — Это действительно банально. И кроме того, чересчур патетично, даже слащаво.

Митч помолчал.

— Не знаю, что и сказать тебе, братишка, — наконец произнес он. — Я очень сильно в нее влюблен.

Заметно, подумал Джастин. Судя по тону, Митч настроен серьезно.

— Это Мэгги Рейнолдс, я прав?

— Да… разумеется.

Ну, конечно. Джастин ничуть не удивился.

Слабая улыбка тронула его губы. Он вспомнил, как выслушивал восторженные отзывы брата о мисс Рейнолдс еще в ту пору, когда она только заменила Карлу. Джастин уже тогда предполагал, что рано или поздно дело закончится сообщением о помолвке.

— Ну? — вывел его из задумчивости нетерпеливый голос брата.

— Что «ну»?

Митч громко вздохнул, и Джастин еле сдержал смех.

— Так ты согласен стать главным шафером?

Будешь моей правой рукой?

— А почему бы и нет? — протянул Джастин. Я и так всегда был твоей правой рукой.

— Разве что в снах, — дружелюбно парировал Митч. — Наяву тебе никогда не достичь таких высот.

— Ха! Только не спорь по этому поводу на свое казино!

— Как будто я когда-нибудь… — обиженно запыхтел Митч. Он в жизни не делал ставок, не говоря уже о том, что не стал бы рисковать принадлежащим их семье бизнесом. — Ты же, черт побери, отлично знаешь…

— Да-да, я это от тебя сто раз уже слышал, можешь не повторять. Скажи лучше, когда я должен появиться в Дедвуде?

— Мы назначили свадьбу на первую субботу января. Но ты мог бы приехать уже на Рождество, предложил Митч, надеясь на согласие брата.

— Не думаю, что это хорошая идея. — Джастин бросил быстрый взгляд во двор. Прямо под окном гостиной стояла высокая наряженная рождественская ель. Это дерево, равно как и все прочие праздничные украшения, было его уступкой жене Бена. — Ты же знаешь, я не…

— ..не большой поклонник праздников, — закончил за него Митч. — Да, я это знаю. — Он устало вздохнул. — Но с того Рождества, когда Энджи сбежала с заезжим коммивояжером, прошло целых пять лет. Тебе не кажется, что пора бы уже позабыть об этом и найти себе милую порядочную девушку, с которой…

— Отстань от меня! — рявкнул Джастин. Он старался как можно реже вспоминать о той горькой зиме. — Девушка, которую я ищу, не обязательно должна быть милой или порядочной.

Главное, чтобы она согласилась приятно провести со мной время, пока я этого хочу.

Митч неодобрительно поцокал языком.

— Если ты собираешься подцепить кого-нибудь в Дедвуде, постарайся по крайней мере не распространяться прилюдно о своих истинных намерениях.

— Боишься, что я шокирую твою будущую женушку, да? — поддел Джастин.

— И мою будущую жену, и жену Бена, и жену Адама, — усмехнулся брат. — Не говоря уже о маме и сестренке.

— Да уж, — хмыкнул Джастин, — ладно. Постараюсь вести себя хорошо. Буду предельно осторожен.

Митч засмеялся:

— Что ж, поглядим.

— Кстати, главной подружкой невесты будет Карла? — уточнил Джастин.

— Ну, да… А вообще, их две.

— Не понял.

— Ну, две подружки невесты, — ответил Митч. В церемонии примет участие лучшая подруга Мэгги. Она прилетит из Филадельфии в Небраску, а потом — сюда, к нам, на машине.

— Почему из Филадельфии нужно добираться до вас через штат Небраска?

— Ханна родилась там и собирается навестить свою семью.

— Что, ее зовут Ханна?! — Какое допотопное имечко! Перед глазами Джастина немедленно возник образ старомодной девицы, этакой чопорной недотроги, скорее всего, некрасивой.

— Да, Ханна Детурк.

Ну вот, она к тому же еще и затурканная, посмеялся про себя он.

— Советую тебе вести себя с ней прилично, тем временем продолжил Митч.

— Разумеется. Мы это уже обсудили. С какой радости мне поступать иначе? — Джастин был искренне задет словами брата, вернее, тем фактом, что тот посчитал нужным предостеречь его.

— Прости, если я повторяюсь, — произнес Митч примирительным тоном. — Но ты никогда не делал секрета из того, что думаешь о женщинах, а я совсем не хочу, чтобы Мэгги расстраивалась из-за чего бы то ни было.

— Ты говоришь как Бен, — отметил Джастин. Я смотрю, ты и в самом деле потерял голову.

— Я люблю ее, Джастин, люблю больше жизни, — признался Митч, и его голос прозвучал хотя и тихо, но твердо.

— Я все понимаю и обещаю не давать повода для огорчений.

Джастин подумал, что никогда в жизни ни к одной женщине не относился как его брат. Даже бывшая жена не стала исключением, и потому он был уверен, что так будет всегда.

Джастин положил трубку и некоторое время, нахмурившись, размышлял над словами Митча.

Черт, да он вообще не желает влюбляться! Это прямой путь к боли и разочарованию.

Сначала Бен и Карла, теперь Митч и Мэгги, и все в один год… Джастин задумался, глядя в никуда, затем хмыкнул. Он вовсе не был склонен верить в чудеса, однако все это наводило на мысль, будто атмосфера Дедвуда — или же только казино, принадлежащего семейству Грэйнджер, — буквально пропитана магическими чарами любви. Никто из оказавшихся там не мог устоять перед колдовством и через какое-то время отправлялся под венец.

На следующий день после Рождества Джастин отправился в Дедвуд. Он был убежден, что уж на него-то не подействует никакое волшебство. Он слишком хорошо усвоил урок, который преподала ему жизнь.

Ханна Детурк без восторга отнеслась к необходимости ехать в двадцатых числах декабря на Средний Запад. Зима — самое худшее время для подобного путешествия. Помимо всего прочего, ей казалось, будто Дедвуд находится где-то за краем земли.

Ханна закончила колледж в Небраске и переехала сначала в Чикаго, но ей не понравился климат. Тогда она перебралась в Нью-Йорк, который, в свою очередь, не устроил ее. В итоге она остановила свой выбор на Филадельфии.

Девушка пообещала себе, что никогда не вернется в Небраску, в это мрачное, безрадостное место. Единственной уступкой были краткие визиты к родным. Однако она ни за что не стала бы навещать их осенью или зимой. Только чрезвычайные обстоятельства, как, например, свадьба лучшей подруги, могли заставить Ханну отправиться в это время года в утомительную поездку.

Кроме всего прочего, девушка никогда не играла в азартные игры. От греха подальше она даже ни разу не заглядывала в казино в Атлантик-Сити, хотя от Филадельфии до него всего около часа езды по скоростному шоссе.

Тем не менее, когда Мэгги сообщила по телефону, что выходит замуж в январе, и попросила быть подружкой невесты на ее свадьбе, Ханна даже не подумала отказаться, взяла три недели отпуска и отправилась в путь.

Итак, она провела Рождество с семьей в Небраске, а за несколько дней до Нового года попрощалась с ними и сейчас ехала по дороге, ведущей в Дедвуд, сидя за рулем арендованного внедорожника, и машину посыпал легкий новогодний снежок.

Когда Ханна наконец добралась до Дедвуда, уже стемнело, а снегопад усилился. Этот город прославился своей сомнительной репутацией, благодаря широкому распространению в нем азартных игр, и еще не так давно здесь царили весьма разгульные нравы. Однако эта эпоха миновала, и Дедвуд показался Ханне обыкновенным небольшим городком. Единственным его отличием было обилие официально разрешенных здесь казино.

Ханна очень скучала по Филадельфии. Сейчас она попала бы там в вечерний час пик, застряла бы в очередной ужасающей пробке, но девушка тосковала даже по этому неудобству.

А с другой стороны… может, все не так уж и плохо?

Неуверенно улыбаясь, она вглядывалась в темноту сквозь ветровое стекло в поисках поворота, о котором говорила Мэгги, когда объясняла дорогу. Все сложилось удачно, и через несколько минут Ханна аккуратно притормозила у большого дома в викторианском стиле, переделанного внутри под несколько квартир.

Неудивительно, что Мэгги так нравится здесь, подумала Ханна. Она вышла из джипа и сквозь пелену кружащегося снега разглядывала старинный особняк, бывший когда-то фамильным гнездом Грэйнджеров. Перед ней предстало впечатляющее зрелище, а воображение дорисовало романтичные картины минувших дней.

— Ханна!

Она вернулась в реальность, услыхав восторженный голос Мэгги. Та выскочила на крыльцо без пальто и ринулась вниз по ступенькам.

— Мэгги! — Ханна обняла подругу, затем отступила назад и вгляделась в ее светящееся лицо. — Ты что, с ума сошла?! — смеясь, спросила она. — На улице снег и мороз!

— Да, я сошла с ума! — весело согласилась Мэгги. — Я потеряла голову от любви и совсем не чувствую холода!

— Значит, любовь согревает тебя? — поддразнила Ханна.

— Да-да! — Несмотря на столь искренние заверения, подруга дрожала. — Не могу дождаться, когда ты познакомишься с моим будущим мужем!

— Я тоже с нетерпением жду этого, — торопливо сказала Ханна, схватила ее за руку и потащила к дверям особняка, пока Мэгги окончательно не замерзла. — Только давай все-таки зайдем в дом. Я надеюсь, там будет хоть немного теплее.

— Ну, разумеется, внутри тепло, — ухмыльнулась Мэгги. — Особенно в моем гнездышке на третьем этаже.

Отпустив руку подруги, Ханна остановилась и обернулась в сторону машины.

— Иди в дом, а я сейчас достану чемоданы и присоединюсь к тебе буквально через минуту.

— А ты привезла с собой платье, в котором будешь на свадьбе? — крикнула Мэгги уже от дверей.

— Конечно! — отозвалась Ханна. Ветер бросал колючий снег ей в лицо, и она тоже дрожала от холода. — Иди, Мэгги, не стой на морозе!

Полчаса спустя Ханна полностью распаковала свой багаж. Платье, которое она так отчаянно искала по всей Филадельфии в последние дни перед отъездом, было повешено на плечики.

Подложив под спину мягкую подушку, гостья уютно устроилась в оконной нише в теплом «гнездышке» Мэгги. В руках она держала дымящуюся чашку с шоколадом.

Ханна сделала маленький глоток и поморщилась.

— Ммм… восхитительно! Но очень горячо. Я обожгла себе язык.

— Так это же горячий шоколад. — В глазах Мэгги плясали озорные искорки.

Мученическое выражение на лице Ханны сменилось нежной улыбкой. Было очень приятно снова слышать смех любимой подруги, видеть, как она светится от счастья. Прошлым летом все обстояло совсем иначе — Мэгги тяжело переживала предательство мужчины, которому доверяла.

— Похоже, на этот раз ты влюбилась всерьез, отметила Ханна, делая очередной осторожный глоток.

— Да… Всего несколько месяцев назад я бы ни за что не поверила в такую возможность… А теперь я и правда влюблена. — Мэгги радостно вздохнула, ее лицо приобрело мечтательное выражение. — Митч замечательный! Он… он…

— Он обладает всеми качествами, которых недоставало Тодду? — подсказала Ханна, и ее обычно слегка хрипловатый голос зазвенел от напряженного ожидания.

— А кто такой Тодд? — с напускной наивностью поинтересовалась Мэгги.

Ханна хихикнула. Теперь она наконец убедилась, что ее подруга действительно рассталась со своим прошлым.

— Ну, помнишь, Тодд или как там его?.. Тот мерзавец, с которым ты была помолвлена. Негодяй, сбежавший с дочерью своего босса.

— А, тот!.. — Мэгги состроила гримаску. — Да, у Митча есть все достоинства, которыми не обладал Тодд. — Ее губы изогнулись в нежной улыбке. — Плюс много других замечательных качеств.

— Прекрасно. — Теперь Ханна позволила себе полностью расслабиться. Улыбаясь, она разглядывала лучащееся радостью лицо лучшей подруги. — Итак, сейчас ты и впрямь по-настоящему влюблена, — промурлыкала она.

Мэгги рассмеялась.

— Разве я только что не ответила на твой вопрос? Да, подружка, я влюблена — по-настоящему, искренне, глубоко, отчаянно, безумно…

— Хорошо, хорошо, — остановила ее Ханна, хватая за руки и хохоча, — я тебе верю!

— Ну, наконец-то! — Мэгги тоже залилась смехом. — Хочешь еще горячего шоколада? Или печенья?

— Нет, спасибо, — покачала головой Ханна. Я не выпила и половины, а печенья, по-моему, уже переела. Оно у вас необыкновенно вкусное!

— Его испекла Карла.

Ханна наморщила лоб.

— Карла? — Затем она вспомнила. — А, это та девушка, на место которой ты устроилась! Главная подружка невесты?

— Угу, — кивнула Мэгги. — Она обожает готовить. Карла испекла это печенье дома к Рождеству и привезла немного с собой, чтобы мы тоже попробовали.

— Как мило с ее стороны, — улыбнулась Ханна. — Значит, сейчас она тоже здесь? Я бы очень хотела с ней познакомиться.

— Да, они в Дедвуде: сама Карла, ее муж Бен и их ребеночек, — радостно сказала Мэгги. Собственно говоря, вся шайка уже в сборе.

— Шайка? — Ханна недоуменно приподняла идеально очерченную бровь.

— Я имею в виду семью Митча, — пояснила подруга. — Они все приехали в город, кто вместе, кто поврозь.

— Кто вместе, кто поврозь, — смеясь, передразнила ее Ханна. — Узнаю милый пенсильванский говор!

— Ну, как бы там ни было, — пожала плечами Мэгги, — все здесь. Родители Митча, его сестра и два брата: один с семьей, другой — в одиночестве. Ты увидишься с ними в пятницу вечером на репетиции бракосочетания, а потом, на торжественном ужине, у тебя будет возможность узнать их получше.

— Ужин? — Ханна окинула комнату скептическим взглядом. — Где?!

— Митч заказал ужин в отеле «Буллок». Это старинная гостиница, самая известная в городе.

— Ого! Тогда-то я и увижу наконец твоего драгоценного Митча? — Это было для нее очень важно. Она в свое время насмотрелась на страдания и унижение Мэгги. Ханна никогда не испытывала симпатии к Тодду, не могла заставить себя доверять этому скользкому парню. К сожалению, интуиция ее не подвела.

— Нет, — помотала головой подруга, — ты познакомишься с ним уже сегодня. Он подъедет чуть позже. Ему не терпится встретиться с тобой — ведь я так много о тебе рассказывала, — но он хотел дать нам возможность пообщаться наедине. — Ее взгляд потеплел. — Он такой деликатный!

Гм, это мы еще посмотрим, подумала Ханна.

Пока все выглядело так, будто Мэгги совсем потеряла голову.

— И что ты сейчас чувствуешь? Каково это быть влюбленной?

— Я уже рассказывала тебе, это необыкновенно восхитительное ощущение, но вместе с тем… если честно, мне немного страшно.

— Страшно? — Ханна немедленно насторожилась, в ней проснулся инстинкт защитницы.

Вдруг Митч Грэйнджер грубиян или, хуже того, драчун? Правда, она не могла представить, что ее независимая подруга способна влюбиться в такого человека, но, с другой стороны, нельзя забывать о помолвке с лживым негодяем Тоддом.

— Ну, может, не то чтобы страшно, — поразмыслив, поправилась Мэгги, — но все это так ново, так внезапно и одновременно слишком волнующе, слишком захватывающе… В общем, ты знаешь, как бывает, когда любишь.

— Если честно, то не знаю, — призналась Ханна, смущенно улыбаясь.

Мэгги изумленно заморгала.

— Ты шутишь?!

— Нет.

— Разве ты никогда не была влюблена? А как же тот парень, с которым ты встречалась, когда училась в колледже?

— Я только думала, что любила его. Как оказалось, это была всего лишь игра гормонов, в просторечье называемая похотью. — Девушка иронично улыбнулась.

— Но неужели с тех пор ты никого…

— Не-а. — Ханна допила остывший шоколад.

Вот так же и ее надежды на то, что личная жизнь сложится удачно, давно остыли и постепенно сошли на нет. — У меня была парочка увлечений.

Я не рассказывала тебе об одном романе, из которого, как мне казалось, могло что-то получиться, однако он длился недолго. Впрочем, те отношения, честно говоря, не задались с самого начала. — Ханна пожала плечами. — Со мной не происходило ничего, даже отдаленно напоминающего то, что ты описываешь.

— Какой кошмар! И все время, сколько мы знаем друг друга, я ничего не подозревала, даже не догадывалась… А ты никогда и не распространялась о своей личной жизни.

Ханна рассмеялась:

— Это потому, что у меня ее не было. По крайней мере ничего такого, что стоило бы обсуждать.

— Я как-то не думала… — виновато вздохнула Мэгги, но вдруг лицо ее озарилось улыбкой. Зато у тебя все еще впереди! Я предвкушаю, как в один прекрасный день ты полюбишь достойного человека. Тогда ты тоже узнаешь это восторженное, но вместе с тем пугающее чувство, когда кровь бурлит, как шампанское, и хочется летать от счастья.

— Только я не уверена, что хочу этого, — медленно покачала головой Ханна.

— Не хочешь?! — удивленно воскликнула Мэгги. — Но почему?

— Потому что… — она помедлила, тщательно подбирая слова, поскольку боялась задеть чувства подруги и заразить ее своими сомнениями, я не хочу становиться слишком уязвимой.

— Что-то я тебя не понимаю, — нахмурилась Мэгги. — В каком смысле уязвимой?

— Прежде всего в эмоциональном плане.

Подруга облегченно рассмеялась:

— Да ты с ума сошла, моя дорогая! А тебе не приходило в голову, что если, допустим, я эмоционально уязвима, то и Митч, в свою очередь, уязвим никак не меньше?

— Надо полагать, — пробормотала Ханна.

Однако так ли это на самом деле? Впрочем, Мэгги она больше ничего не сказала. Ханна всегда считала, что неплохо разбирается в людях.

По крайней мере в Тодде она не ошиблась. Что ж, поживем — увидим, подумала она.

Тем временем Мэгги почему-то нахмурилась и закусила нижнюю губу. Она выглядела несколько испуганной.

— Что-нибудь не так? — вопросительно приподняла бровь Ханна.

— Да нет, просто… — Мэгги в нерешительности пожала плечами.

— Что?

Подруга тяжело вздохнула.

— Ну, я должна предупредить тебя относительно главного шафера. Им будет брат Митча, Джастин.

— Предупредить? — хмыкнула Ханна. — А в чем дело? Он что, очень страшный?

Мэгги фыркнула:

— Конечно, нет. Джастин, он… ну, он не похож на остальных. Немного резковат. Он даже отдаленно не напоминает Митча с его изысканными манерами или их старшего брата Адама.

— То есть грубиян? — Брови Ханны взлетели вверх.

— Нет-нет, — протестующе замотала головой Мэгги. — Джастин всего лишь несколько суров.

Он убежденный холостяк и считает, будто женщины созданы только для одного.

— Полагаю, не стоит спрашивать, для чего именно, — протянула Ханна. Ей в голову вдруг пришла неприятная мысль, и глаза девушки мгновенно засверкали от гнева. — А этот Джастин случайно не был резок или, хуже того, груб с тобой?

— Господи, конечно, нет! — со смехом воскликнула подруга. — По правде говоря, при мне он вел себя весьма цивилизованно, даже показался довольно милым.

— Тогда с чего ты взяла, что он такой?

— Вообще-то, это Митч предостерег меня, объяснила Мэгги. — Он просил, чтобы я немедленно сообщила ему, если Джастин скажет хоть что-нибудь не то. — Тут она хихикнула. — Митч пообещал, что, если это случится, он размажет брата по полу своего казино.

Совершенно запутавшись, Ханна собралась расспросить о загадочном главном шафере поподробнее, но тут ее подруга посмотрела на часы и встала.

— Мне кажется, пора ужинать, — сказала она.

— Не знаю, как ты, а я уже порядком проголодалась. И я обещала Митчу, что мы посидим с ним за кофе, когда он приедет.

— Хорошо, я помогу тебе.

— Не вздумай, ты же моя гостья, — запротестовала Мэгги. — Ты первая, кого я пригласила к себе в дом.

— Ага, гость — что в стуле гвоздь, — пробурчала Ханна. — Какая я тебе гостья, я твоя подруга, причем лучшая, так?

— Так. — Мэгги энергично кивнула, но затем уточнила:

— После Митча, конечно.

Ну вот, приехали, подумала Ханна, однако ничем не выдала своих мыслей и с улыбкой произнесла:

— Разумеется, я все понимаю. — Она обошла стол. — Что у нас сегодня на ужин?

— Паста.

— Ах да, что же еще! — закатила глаза Ханна.

Она хорошо знала о пристрастии подруги к блюдам из макарон. — И какая именно?

— Паста «Пенне» с горошком, маленькими кусочками моркови и грецкими орехами под легким соусом из растительного масла и уксуса.

— Вкуснотища! — Ханна сглотнула слюну. — А на десерт?

— Сюрприз! — задорно сверкнула глазами Мэгги.

— Да ладно тебе, скажи! — шутливо проворчала Ханна.

Подруга покачала головой.

— Скажу только, что готовить такое меня научила Карла и что это восхитительно! — поддразнила она со смехом.

После изумительно вкусного ужина Ханна откинулась на спинку стула.

— Это было великолепно, — сказала она, удовлетворенно вздыхая.

— Спасибо. — Мэгги встала и принялась убирать со стола. — А теперь расскажи, как твоя работа. Есть прогресс?

— Все идет по плану. Полагаю, к тому времени, когда мне исполнится лет этак восемьдесят или девяносто, я стану лучшим в стране консультантом по продажам, — сообщила Ханна, помогая подруге.

Мэгги, нахмурившись, посмотрела на нее.

— А если серьезно?

— По правде говоря, все складывается превосходно. В ноябре я устроила себе повышение подняла плату за свои услуги. Но ни один клиент не отказался сотрудничать со мной после этого.

— Замечательно! — воскликнула Мэгги и порывисто обняла подругу. — Поздравляю!

— Спасибо, — поблагодарила Ханна и чистосердечно призналась:

— Боюсь показаться слишком самоуверенной, но на данный момент я весьма довольна собой.

— А что тут такого? — заявила Мэгги. — Ты имеешь полное право, потому что работала не покладая рук, чтобы обеспечить себе положение в деловом мире. Я знаю, я это видела. Так же, как и то, что ты всегда была на моей стороне, помнишь?

Ханна улыбнулась:

— Конечно. Разве можно забыть все, что мы пережили вместе, как делили наши радости и горести?

— Вот и славно, только давай договоримся, что отныне будем вспоминать только хорошее. А плохое пусть катится куда подальше! Заметано?

— Заметано! — рассмеялась Ханна.

Подруги обнялись и уселись за столом у окна в ожидании Митча, продолжая болтать обо всем на свете.

В предвкушении скорого прихода любимого лицо Мэгги светилось, глаза ее сияли. Глядя на подругу, Ханна чувствовала, что ее собственное нетерпение также растет. Она очень хотела увидеть наконец Митча Грэйнджера, не говоря уже о его загадочном брате.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Хотя подруги жили в разных концах страны, они часто созванивались. Ханна наслушалась восторженных отзывов Мэгги о красивом, замечательном и потрясающе сексапильном шефе и женихе, поэтому была подготовлена к встрече с Митчем.

Таким образом, когда через полчаса жених появился, она не была ни поражена, ни разочарована. Митч оказался именно таким, каким его описывала Мэгги, и даже лучше. Его и впрямь отличали безупречные манеры. Он был нежен и внимателен к невесте и вел себя как истинный джентльмен по отношению к Ханне.

Девушка не могла не заметить, что всякий раз, когда Митч смотрел на Мэгги, в его глазах светились счастье и обожание, граничащее с благоговением. Во взгляде жениха также легко угадывалось и чисто физическое желание обладать любимой женщиной. Как ни странно, но от этого зрелища Ханна испытывала некое смутное беспокойство.

Безусловно, это не зависть. Она не могла завидовать любимой подруге. Ханна проанализировала бы непонятные ощущения более тщательно, если бы за столом их было только трое.

Однако Митч приехал не один.

Если Ханна была подготовлена к встрече с женихом подруги, то увидеть его брата она совсем не ожидала. Джастин Грэйнджер произвел на нее неизгладимое впечатление. Но девушке совершенно не нравилось такое положение вещей.

Довольно похожие внешне, братья разительно отличались друг от друга манерой одеваться.

Митч был в длинном сером пальто, явно кашемировом, и в темно-синем деловом костюме.

Словом, жених Мэгги являл собой классический образец преуспевающего бизнесмена. Джастин же, войдя в дом, снял с головы поношенную коричневую шляпу, избавился от замшевой куртки и остался в синей хлопчатобумажной рубашке, заправленной в выцветшие джинсы, которые плотно облегали его узкие бедра и длинные ноги.

Обут он был в щегольские ковбойские сапоги.

Джастин оказался намного выше Ханны, а рост девушки составлял ни много ни мало метр семьдесят восемь. Он был строен, худощав, но мускулист — можно сказать, само воплощение мужественности.

Внезапно Ханна поняла, почему Мэгги разбирал смех, когда она говорила об угрозе Митча размазать брата по полу казино, если Джастин скажет что-нибудь не то. Хотя жених подруги; вполне вероятно, без особых усилий мог бы расправиться с большинством своих обидчиков, с его братом этот номер явно бы не прошел.

У Джастина были довольно длинные темные волосы с чуть посеребренными сединой висками. Его холодные серые глаза напоминали Атлантику зимой, взгляд их был пронзительным, как северный ветер, и одновременно равнодушным. Однако почему-то всякий раз, когда этот оценивающий, острый, но все же очень сексуальный взгляд упирался в нее, Ханна ощущала непонятное волнение и трепет во всем теле.

Она отметила, что Митч силен и энергичен, тогда как Джастин замкнут и немногословен, однако в последнем ощущалась сдержанная чувственность. Он походил на дремлющий вулкан, готовый извергнуться безо всякого предупреждения. Стоит только какой-нибудь наивной, ничего не подозревающей особе женского пола спровоцировать Джастина, и его горячее желание затопит все на своем пути.

Однако Ханна пережила очень неудачный и неприятный роман два года тому назад. Тогда она так сильно обожглась, что не смогла рассказать о нем и его последствиях никому, даже Мэгги. Так что ее никак нельзя назвать наивной. Более того, теперь она заранее относилась ко всем мужчинам с большим недоверием.

Мэгги представила гостей друг другу, и Ханна сперва пожала руку Митча. Однако она не расслышала его приветствия, да и вообще перестала замечать, что происходит вокруг, как только коснулась руки Джастина. Ее тело словно пронзил электрический разряд. Ханна даже, казалось, слышала треск и физически ощутила, как через ладонь вошла молния и напряжение разлилось по всему телу.

Через несколько секунд она очнулась и бросила быстрый взгляд на подругу и ее жениха.

Мэгги и Митч по-прежнему стояли здесь же, в прихожей, и убирали в шкаф верхнюю одежду мужчин.

— Мисс Детурк, — тем временем церемонно произнес Джастин.

Вот и все, что он сказал. Назвал ее по фамилии, даже не добавив имени! Его голос был низким, волнующе-интимным. Ханну внезапно обдало жаром. Она даже не осознавала, что пальцы Джастина до сих пор крепко сжимают ее ладонь.

Девушка снова посмотрела на него, и во рту у нее пересохло. Она не могла оторвать взгляд от крохотных искорок, пляшущих в глубине холодных серых глаз.

Ханна постаралась прийти в себя и осторожно высвободила свою руку, пробормотав:

— Мистер Грэйнджер…

— Джастин.

— Как вам будет угодно, — склонила голову Ханна. Она ощущала неловкость, словно вернулась в те времена, когда была неуклюжим подростком. Она и не подозревала, что со стороны выглядит как высокомерная королева, снизошедшая до того, чтобы удостоить взглядом самого последнего из своих подданных.

На чувственных губах Джастина появилась зовущая улыбка.

— Могу я называть вас просто Ханной?

Вот черт, пронеслось у нее в голове. Его низкий голос звучал все более интимно и казался ей безумно притягательным. В голове у Ханны не было ни единой мысли, и она не нашла ничего лучше, чем, как попугай, повторить:

— Как вам будет угодно.

— Ну что, все хотят десерт? — Звонкий голосок Мэгги рассеял странную таинственную атмосферу, незаметно окружившую ее подругу и Джастина Грэйнджера.

Благодарение Господу и за малые милости, произнесла про себя Ханна, наконец найдя в себе силы оторвать взгляд от Джастина.

— А у тебя найдется кофе? — спросил у невесты Митч.

— Конечно, — ответила та, отправляясь в маленькую кухоньку.

Ханна обрадовалась возможности хотя бы на короткое время оказаться подальше от Джастина и устремилась за Мэгги, чтобы помочь ей накрыть на стол. Когда она разливала кофе, то старалась не смотреть на брата Митча. Через некоторое время девушка решила, что ей уже удается держать себя в руках, но стоило только сесть за стол рядом с ним, и она сразу поняла, как ошибалась. Вдобавок под острым пристальным взглядом Джастина у нее напрочь пропал аппетит, и она, в отличие от остальных, без особого интереса отнеслась к обещанному Мэгги кулинарному сюрпризу.

— А что это такое? — полюбопытствовал Митч, внимательно разглядывая десерт. С виду невозможно было догадаться, из чего приготовлено блюдо.

Мэгги хихикнула.

— Карла называет это «Гавайский божественный сюрприз». Десерт состоит из кусочков ананаса, вишни и орехов с добавкой сметаны. Поверьте мне, у него и в самом деле божественный вкус!

— Что ж, посмотрим, а лучше — попробуем, — поддразнил Митч. В его глазах светилась любовь.

Однако Джастин успел опередить брата. Он зачерпнул полную ложку лакомства и отправил в рот.

— Ммм, потрясающе, — пробормотал он. — Безумно вкусно!

И снова от звука его низкого чувственного голоса по спине Ханны побежали мурашки. При взгляде на пылающий в глубине его глаз огонь ее тело словно начинало плавиться. Эти ощущения были ей незнакомы и непонятны. Она вовсе не желала испытывать ничего подобного при первой же встрече.

Однако чем больше Ханна сторонилась Джастина, тем больше — о ужас! — ее тянуло к нему.

Стоило ему только посмотреть на девушку, и в ней сразу же вспыхивало пламя.

Черт, черт, черт! Уже довольно давно Ханне не нравился ни один мужчина, причем никогда раньше она не испытывала ни к кому такого жгучего влечения. Тем не менее, будучи человеком честным, она вынуждена была признать, что сгорает от страсти к Джастину Грэйнджеру. Неожиданное открытие совершенно ее не обрадовало.

За столом шел общий разговор, но до сознания Ханны долетали лишь обрывки фраз. Со стороны она выглядела спокойной и расслабленной, но внутренне вся напряглась, сжалась в комок.

Позже, когда братья наконец уехали, Ханна еще долго лежала без сна на удивительно удобной раскладной кровати, которую приготовила для нее Мэгги. Она обдумывала, какие противоречивые эмоции вызвал у нее Джастин Грэйнджер. Он совершенно неожиданно и безо всяких усилий завладел ее мыслями и вдобавок заставил испытывать страстное томление.

Ханна чувствовала себя совершенно опустошенной и перепуганной. Как могло так получиться? Она же не из тех, кто способен увлечься мужчиной, лишь только взглянув в его глаза и услыхав чувственный голос.

Надо признать, за весь вечер Джастин не сказал и не сделал ничего лишнего. Он был столь же вежлив и любезен, как и его брат Митч.

Но вот его глаза… Господи, какой острый взгляд, какой неотразимый!..

По телу Ханны пробежала дрожь, и она поплотнее закуталась в теплое пуховое одеяло.

Впрочем, девушка отлично понимала, что ее трясет вовсе не от зимнего холода. Эта дрожь внутренняя, и ее не спасут даже три одеяла.

Ханна подумала, что последующие события — репетиция церемонии бракосочетания, торжественный ужин, а затем свадьба и праздничный банкет — обещают оказаться гораздо более интересными, чем можно было ожидать. Девушка только побаивалась, что для нее все это превратится в тест на стойкость.

Сможет ли она устоять перед вызовом, проигнорировать обещание, скрытое в глубине горящих серых глаз?

Ханне хотелось верить, что сможет. Она никогда ни от кого не зависела. Взять хотя бы ее бизнес: она предпочитала работать только на себя и действовала на свой страх и риск. Она выкладывалась на всю катушку, чтобы заслужить хорошую репутацию в деловом мире. Почему бы и в отношениях с мужчинами ей не быть такой же сильной?

Во всех рассуждениях имелся только один крошечный изъян. Хотя Ханна и надеялась, что справится с ситуацией и сумеет противостоять обаянию Джастина Грэйнджера, на сей раз она все-таки не была до конца уверена в себе. И это очень пугало ее.

— Итак, что ты думаешь о ней? — спросил Митч, когда они с Джастином вышли из дома Мэгги и сели в машину.

— О ком? — неожиданно растерялся его брат.

Митч взглянул на Джастина с недоверием.

Шутит он, что ли?

— О Мэгги, естественно, о ком же еще? Может, припоминаешь это девушка, на которой я собираюсь жениться?

— Само собой разумеется, — ответил Джастин, чувствуя себя идиотом. — Но, если ты не забыл, там было две девушки, — сказал он в свое оправдание. — Хотя, по моим наблюдениям, ты не замечал никого вокруг, кроме своей Мэгги.

Митч хмыкнул и завел мотор.

— Не умничай! Кстати, я подметил, как ты весь вечер не сводил глаз с Ханны.

Джастин пожал плечами, старательно изображая беззаботность.

— А почему бы и нет, она, между прочим, очень привлекательна.

— Да, это верно, — согласился Митч. — Но ты так и не ответил на мой вопрос. Что ты можешь сказать о Мэгги, своей будущей невестке?

— Она красивая и милая. Правда, ты и сам отлично это знаешь, — наконец удовлетворил любопытство брата Джастин, вынужденный сменить тему. — И Мэгги просто без ума от тебя. Вот только никак не могу понять, почему.

— Может быть, потому что я чертовски сексуален?

Джастин одарил его ироничным взглядом.

— С каких это пор?

— С тех пор, как мне исполнилось пятнадцать, заявил брат, выруливая со стоянки. — Да и как могло быть иначе, когда ты все время подавал мне плохой пример?

— Гм, плохой пример, говоришь? — протянул Джастин. — Лично я никогда не считал, что быть сексуальным плохо.

Джастин, вернувшись в гостиницу, закрыл за собой дверь номера и прислонился к ней спиной. Он глубоко вдохнул, затем медленно выдохнул, покачал головой и хмыкнул.

Старомодная? Чопорная недотрога? Скорее всего, некрасивая? Как же он ошибался!

Джастин потряс головой. Такое ощущение, будто его стукнули по затылку и он никак не может оправиться от удара. Наконец он отошел от , двери и пробормотал себе под нос:

— Ханна Детурк — самая хладнокровная длинноногая красавица из всех, на кого я, старый пень, умудрился положить глаз. — Тут он усмехнулся. — А ты, Джастин Грэйнджер, разговариваешь сам с собой.

Что ж, по крайней мере в присутствии Ханны он вел себя прилично, утешил себя Джастин, подавляя мучительный стон досады. Господи, как ему хотелось обладать этой белокурой богиней!

Конечно, прошло довольно много времени с тех пор, как он в последний раз был с женщиной, но все же этим не объяснишь моментальный всплеск желания, возникший при одном только взгляде на красивую женщину. И вот теперь он мучается, словно подросток.

В этот самый момент Джастин решил для себя, что должен заполучить Ханну Детурк. Он использует любую возможность, чтобы добиться своего, иначе безумная страсть сведет его в могилу. Однако времени было в обрез.

До бракосочетания оставалось всего ничего.

Поскольку Мэгги и Ханна не виделись около полугода, они, скорее всего, проведут все эти дни, а также ночи за бесконечной болтовней.

Бедняга Митч теперь тоже будет спать в одиночестве до самой свадьбы. Наверное, ему придется нелегко. Хотя, может, если брат с головой уйдет в работу, ему удастся как-то справиться с собой.

И тут Джастин осознал, что в ближайшее время не только Митчу предстоит бороться с непреодолимым желанием. Проклятье!

Раздеваясь, Грэйнджер продолжал размышлять над проблемой обладания Ханной. Он аккуратно уложил вещи в пластиковый пакет для грязного белья, чтобы завтра их постирали в гостиничной прачечной. Мать с детства приучила его к чистоте и аккуратности.

Голый, как младенец, Джастин вытянулся на прохладных простынях, выключил ночник над кроватью и уставился в потолок. Правда, собственно потолка он не видел, так как бледный свет луны не мог пробиться сквозь закрытые шторы на окнах. Однако для Джастина это не имело никакого значения, поскольку перед его глазами все еще стоял немеркнущий образ Ханны Детурк.

— Вот черт! — пробормотал он, заметив, что тело его напряглось, а дыхание участилось. Соображай, парень! Когда тебе может представиться шанс сблизиться с ней?

Дни, оставшиеся до торжества, исключались.

Естественно, в день свадьбы тоже ни на что рассчитывать не приходилось. Может, вечер или ночь после бракосочетания? Нет нужды торопиться с возвращением на ранчо, он может позволить себе отдохнуть и поразвлечься еще некоторое время.

Теперь надо подумать о том, где они могут уединиться. Уж точно не в гостиничном номере!

Странно — раньше его никогда не заботило то, где он проведет время с понравившейся женщиной. В номере гостиницы или мотеля, а может, в ее квартире — ему было без разницы. Тем не менее сейчас, когда он планировал свидание с Ханной, это имело значение.

Вероятно, он мог бы воспользоваться квартирой Митча. Уже известно, что его брат и Мэгги на следующий день после свадьбы отправятся на один из тех островных курортов, где все приспособлено специально для новобрачных.

Нет, явно не то Жилище Митча располагалось на верхнем этаже казино, и Джастин мог провести туда Ханну либо через парадный вход. либо по служебной лестнице. А он чувствовал, что она определенно не из тех женщин, которым это нравится. Значит, апартаменты Митча отпадают.

То же самое и с квартирой Мэгги. Джастин был уверен, что Ханна не согласится использовать обитель подруги для тех целей, которые он преследовал.

Внезапно его осенило. Существовала еще одна квартира в том же доме, только двумя этажами ниже. Там жила Карла до замужества. Правда, как раз сейчас ее заняли Бен с Карлой, чтобы обеспечить своему малышу домашний уют, однако они планировали уехать из Дедвуда на следующее утро после свадьбы.

Отлично! Все, что нужно сделать, — уведомить брата о своем намерении задержаться в городе и вселиться в квартиру Дэниелсов на пару дней. Кроме того, здание принадлежит Грэйнджерам, а он, в конце концов, тоже член семьи.

Джастина порадовал и тот факт, что почва подготовлена заранее. Он же, согласившись приехать на свадьбу брата, еще по телефону сообщил Митчу о желании подыскать себе женскую компанию в Дедвуде.

Внезапно Джастин громко расхохотался. Выходит, обольщение было запланировано? Черт, да он никогда в жизни не продумывал заранее, как соблазнить женщину. Обычно он нацеливался на девушку, которая ему нравилась, делал свой ход, и, если та соглашалась, все происходило как-то само собой.

Его смех неожиданно стих. Разумеется, все зависит от того, когда Ханна собирается возвратиться в Филадельфию. И, что еще более важно, захочет ли она провести с ним время, предаваясь любовным утехам.

Следует признать, Ханну Детурк не потрясла внешность Грэйнджера. Если задуматься, она вообще едва удостоила его словом или взглядом на протяжении всего ужина. Однако Джастин чувствовал, что между ними промелькнула какая-то искра в тот момент, когда он дотронулся до ее руки. И будь он проклят, если упустит этот шанс!

На следующее утро Джастин позвонил брату и напросился на завтрак. Вскоре он уже сидел за маленьким столиком в офисе Митча. Они покончили с едой. Джастин откинулся на спинку кресла и, не спеша, попивал горячий кофе.

— Стало быть, наша семья разъедется сразу после свадьбы? — уточнил он.

— Да, насколько мне известно, все планируют отбыть из Дедвуда примерно в одно время, — ответил Митч.

— Кроме меня, — заявил Джастин. — Бен вполне может сам позаботиться о ранчо. Так что я перетащу свои вещи в квартиру, которую сейчас занимают он и Карла, и поживу там пару деньков.

— Зачем?! — удивленно вскинул брови Митч.

Джастин плутовато ухмыльнулся:

— Хотелось бы напомнить тебе, что я, в отличие от некоторых, нахожусь в свободном полете, и намерен обзавестись дамой как можно скорее.

— Да уж, ты неисправим, — хмыкнул брат.

— Ладно тебе, — отмахнулся Джастин. — Просто хочу приятно провести время, вот и все. Ты не будешь против, если я воспользуюсь бывшей квартирой Карлы?

— А почему я должен быть против? — пожал плечами Митч. — Ты точно такой же хозяин особняка, как и я. — Он лукаво взглянул на брата. — Тебе осталось только дождаться, пока наши уедут, и можешь отправляться на поиски.

— Наши? — переспросил Джастин, пытаясь разведать обстановку. — Ты имеешь в виду только членов семьи или остальных гостей тоже?

— Это ты про кого? — нахмурил лоб его брат. Родители Мэгги решили не присутствовать на бракосочетании, поскольку мы пообещали, что заедем к ним на Гавайи перед свадебным путешествием…

— А Ханна? — Джастин постарался придать голосу бесстрастную интонацию.

— Ах да, Ханна. — Митч задумчиво поджал губы. — Не имею ни малейшего представления о ее планах. Но, если хочешь, я спрошу у нее.

— Разве это обязательно? — Джастин изо всех сил изображал равнодушие. — Неужели на мисс Детурк тоже распространяется твое предостережение насчет того, чтобы я не шокировал ее своим поведением?

— Честно говоря, я как-то не задумывался, протянул Митч. — А что, это имеет какое-нибудь значение?

— Только если собираешься чинить мне препятствия. Может, таков мой стиль знакомства.

Его брат с улыбкой покачал головой.

— А я-то думал, что ты бросаешься на первую же женщину, которая тебе понравилась.

— Только если она хочет того же.

Митч возвел глаза к небу, словно ища там поддержки.

— Ох, что-то не верится! Братишка, ты же у нас известный развратник!

— Что?! Какой развратник? — надулся Джастин. — Я нормальный мужчина. Ты хоть представляешь себе, когда я в последний раз занимался любовью?

— Я не желаю выслушивать подробности твоей интимной жизни.

— Какая, к черту, интимная жизнь?! — взвился Джастин. — Да я постоянно общаюсь с одними только лошадьми и, по большому счету, не имею ничего против этого. Однако время от времени мне, как и любому мужчине, требуется женщина Причем, дружище, я жду подходящего случая месяцами!

— Ладно, ладно. Митч шутливо поднял руки вверх. — Сдаюсь. Отдыхай и развлекайся, как тебе нравится. Главное, не проиграй свое ранчо за одним из тех столов, что расположены этажом ниже.

Джастин даже не стал отвечать. Митч отлично знал, что его брат не настолько глуп. Кроме того, улыбнулся про себя Джастин, если все пойдет по плану, он будет занят более важным и, черт побери, гораздо более интересным делом, чем игра в казино.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Не успела Ханна оглянуться, как наступила пятница. Хотя они с Мэгги болтали практически без остановки, им все равно не хватило времени, чтобы рассказать друг другу все.

Репетиция свадьбы была назначена на пять часов вечера. Участников церемонии ожидали в маленькой церкви в нескольких кварталах от дома невесты. Сразу после этого все планировали отправиться на торжественный ужин в отель «Буллок».

К четырем Мэгги заметно разнервничалась.

— Из-за какой-то репетиции?! — удивлялась Ханна, с трудом сдерживая смех. — Представляю, что будет завтра! Ты, судя по всему, окажешься в полной прострации. Этак в церкви нам с Карлой придется идти не впереди, как положено, а страховать тебя сзади, чтобы ты не рухнула в обморок, не дойдя до алтаря.

— Это вовсе не обязательно, — небрежно фыркнула Мэгги. — Не забывай, что меня поведет под венец Адам Грэйнджер. У него хватит сил поддержать невесту в случае чего. — И она весело расхохоталась.

— Ну что, пошли? — предложила Ханна.

— Да, думаю, пора.

Хихикая, словно маленькие девочки, подруги сбежали по лестнице, выскочили на улицу и сели в арендованный джип Ханны.

Улицы были расчищены от снега, так что поездка заняла считанные минуты. У церкви уже стояло несколько автомобилей.

— Похоже, мы самые последние, — отметила Мэгги дрожащим от напряжения голосом.

— Так оно и есть, — согласилась Ханна и бросила на подругу сердитый взгляд. — Будь добра, успокойся! Это всего лишь репетиция!

— Я понимаю, но…

— Никаких «но»! — Ханна решительно открыла дверцу машины. — Пошли, разделаемся со всем этим, и можно будет наконец поесть как следует. — Она старалась развеселить Мэгги. — Я просто умираю от голода!

Репетиция свадебной церемонии прошла без накладок, вот только Ханна… Поначалу все было хорошо. Мэгги представила подругу там членам семьи Грэйнджер, с которыми та еще не встречалась, включая Адама.

Он был таким же высоким и красивым, как и его братья, только выглядел несколько старше их. Его взгляд оказался теплым и дружелюбным.

Таким образом, Ханна чувствовала себя спокойно и уверенно — но лишь до тех пор, пока не пришло время начать репетицию. Вид Джастина, стоявшего рядом с Митчем в конце церковного прохода, произвел на нее неожиданно сильное впечатление.

Все дело было в его глазах, проницательных, словно рентгеновские лучи. Он неторопливо осмотрел Ханну с головы до ног, и казалось, что он видит ее насквозь. Джастин, похоже, способен прочитать любую ее мысль, от него невозможно ничего скрыть. А разнообразные эмоции переполняли Ханну, будоражили душу.

Внезапно она заметила, насколько напряжена, взволнована и даже напугана. Ее бросало то в жар, то в холод. Надвигалось нечто неотвратимое.

Встав у алтаря, Ханна снова оказалась в опасной близости от того, в чьих проницательных серых глазах светилось обещание необыкновенного будущего, волнующего и пугающего.

Взгляд Джастина был настолько пылким, что у нее не осталось ни малейшего сомнения насчет его намерений.

Облегчение наступило, лишь когда она отошла в сторону и уже не могла видеть главного шафера. С этого момента Ханна избегала смотреть в глаза Джастину, и в результате репетиция прошла для нее так же благополучно, как и для всех остальных.

И все складывалось удачно до тех пор, пока они не приехали в отель «Буллок».

Ужин был великолепен, а семья Грэйнджер оказалась очень дружелюбной. С родственниками жениха было легко и приятно общаться — со всеми, кроме Джастина. А тот дождался, пока Ханна выберет себе место за столом, после чего явно намеренно — уселся напротив. В тот момент она снова ощутила на себе красноречивый взгляд. Эти визуальные послания толковались однозначно.

Она не являлась совсем уж неискушенной в любовных делах и понимала правила игры.

Джастин, безусловно, вынашивал планы относительно их совместного времяпрепровождения. Причем все сводилось исключительно к плотскому вожделению.

Несмотря на жгучие взгляды, выдававшие истинные желания Джастина, его редкие короткие реплики были всегда вежливы.

Ханна никак не могла разобраться в себе — то ли ей приятно столь пристальное внимание, то ли хочется бежать от Джастина сломя голову. По правде говоря, ее саму охватывало возбуждение при каждом взгляде на него, хотя, если бы кто-нибудь сказал ей об этом, она бросилась бы яростно опровергать подобные домыслы.

Ханну страшила эта неожиданно пробудившаяся чувственность. Разгоравшийся в ней жар мог отразиться на лице, читаться в глазах. И все-таки она надеялась, что даже самые пристрастные наблюдатели видят лишь спокойную, уравновешенную подругу невесты. В особенности эти ее надежды касались Джастина.

На самом же деле Джастин уже все понял.

Ханна не в силах противостоять его взгляду, в котором сквозило откровенное желание. Она чувствовала этот призыв, и под маской равнодушия в глубине ее глаз скрывалась неутоленная жажда страсти.

Джастин не мог дождаться момента, когда ему удастся остаться наедине с Ханной. Он представлял, с каким пылом она ответит на его поцелуи, как прижмется к нему всем телом и обовьет его бедра своими длинными ногами.

«Немедленно прекрати думать об этом!» приказал себе Джастин, но мысли не слушались его. Черт возьми, он ощущал возбуждение, даже сидя за столом. Дабы остудить свой пыл, Джастин попытался представить, будто он с трудом тащится по морозной тундре.

Через некоторое время его внимание привлекли звуки музыки. На другом конце зала находилась небольшая танцплощадка, рядом с которой и расположился оркестр. Оказывается, после ужина Митч решил устроить танцы.

В мгновение ока Джастин вскочил со своего места, обежал стол и протянул Ханне руку.

— Полагаю, нам стоит отрепетировать наш танец перед завтрашним приемом.

— Ax! — только и смогла произнести в ответ Ханна. Она боролась с сомнениями и испытывала сильное желание отказать ему.

— Истинная правда, — смеясь, вмешалась Мэгги. — Мы бы хотели, чтобы завтра все прошло на высшем уровне.

Ханна вздохнула и уступила.

Сердце Джастина учащенно забилось. Раз уж невозможно прямо сейчас ощутить прикосновение ее атласной кожи к своей груди и завладеть сладкими губами, он безумно хотел почувствовать хотя бы трепет ее гибкого тела, прижимающегося к нему в танце. Конечно, он предпочел бы нечто большее, но пока придется довольствоваться этим.

К его счастью, музыканты играли подходящую мелодию, под которую можно было танцевать только медленно. Оказавшись на краю площадки, Джастин привлек Ханну к себе и нежно обнял ее за талию. Ей ничего не оставалось, как обвить руками его шею. Он прижимал к себе эту роскошную женщину и, несмотря на то, что оба были одеты, испытывал такое возбуждение, какого никогда еще не переживал в подобной ситуации.

Впрочем, все только начиналось. Джастин задохнулся от восторга, когда рука Ханны скользнула по его груди, хотя это было вызвано желанием удержать партнера на расстоянии. Однако он еле сдерживал непроизвольную дрожь от обжигающего даже через рубашку прикосновения горячей ладони.

— Чего ты боишься? — спросил он, понизив голос. — Не любишь танцевать?

Ханна посмотрела на Джастина, ее губы соблазнительно изогнулись.

— Не особенно, — протянула она. — Кстати, мой костюм не настолько измят, чтобы его требовалось погладить.

Джастин рассмеялся, еле удержавшись, чтобы не сказать Ханне, что в ближайшем будущем он намерен гладить не только ткань ее одежды.

Решив не суетиться раньше времени, Грэйнджер отступил на полшага назад.

— Ты находишь меня забавной? — поинтересовалась Ханна, нежно прижимая ладонь к груди Джастина.

— Не только забавной, — ответил он, борясь с желанием открыто заявить о своих намерениях и, более того, приступить к активным действиям немедленно.

Однако, к сожалению, в зале ресторана было полно народу, причем большинство из них члены его семьи.

Ханна была просто ослеплена Джастином Грэйнджером. Откуда, черт возьми, у него эта шаловливая мальчишеская улыбка, удивленно думала она, ощущая непривычное тепло в сердце. О чем он думает, отчего так светится?

— Тебя что-то печалит? — промурлыкал он, пытаясь притянуть Ханну поближе.

Джастин наклонил голову, и его дыхание теперь щекотало ухо и шею Ханны. В голове ее кружили разноречивые мысли. С одной стороны, она хотела бы, чтобы танец закончился как можно скорее, но одновременно мечтала, чтобы он длился вечно.

Отбросив скромность, Ханна решила быть откровенной.

— Я всего лишь размышляла над тем, откуда у тебя такая улыбка… и кому она предназначена.

Джастин снова засмеялся, но лучше бы он этого не делал. Его смех, низкий, мягкий заразительный, подействовал на нее еще сильнее, чем улыбка.

— Признаться, я думал о том, как отбиться от моих братьев на виду у всей честной компании.

Пораженная таким ответом, Ханна удивленно воззрилась на него:

— Но… в связи с чем?

— Разумеется, исключительно в целях самообороны.

Музыка прекратилась. К смущению Ханны, Джастин вовсе не торопился отпускать ее. Она поспешно огляделась. К счастью, все партнеры были настолько увлечены друг другом, что не обращали на них никакого внимания. Тем не менее она все-таки решила выскользнуть из крепких объятий, но тут музыка зазвучала вновь.

Джастин увлек ее за собой, и, таким образом, танец продолжился.

— Что ты натворил?

— Они непременно поколотят меня, — пояснил Джастин с такой миной на лице, словно ответ был очевиден всем и каждому.

Ханна вздохнула:

— Хорошо. Если хочешь играть в игры, будь по-твоему. Почему они непременно поколотят тебя?

— Потому, что я хочу играть в игры, — заявил он, и в глубине его холодных глаз заплясали огоньки.

— Джастин! — в голосе Ханны явственно слышалось предупреждение.

— Ладно, ты сама настояла, — пожал плечами ее партнер. — Понимаешь, если бы я поддался желанию прижать тебя покрепче и поцеловать, то Митч и Адам наверняка устремились бы на защиту. Они посчитали бы своим долгом вырвать тебя из цепких лап братца-ловеласа. В таком случае у меня остался бы единственный выход — разнести этот сарай в щепки.

Почему «сарай»? Ханна удивленно оглядела богатое убранство зала, но ее внимание тут же переключилось на другое, и она испуганно переспросила:

— А ты ловелас?!

Джастин кивнул с самым удрученным видом.

Однако он тут же в очередной раз ослепительно улыбнулся, и у Ханны перехватило дыхание.

Она остановилась так внезапно, что Джастин со всего размаху налетел на нее. Удар мощного тела едва не вышиб из Ханны дух. Рефлекторно он еще крепче сомкнул объятия, чтобы удержать равновесие, и она непроизвольно прижалась к нему всем телом.

— Какое блаженство! — промурлыкал Джастин.

От его дыхания волосы на виске Ханны слегка затрепетали, и легкая чувственная дрожь охватила ее.

— Так, значит, ты ловелас? — снова выпалила она в ужасе.

— Нет, моя дорогая, — категорично возразил Джастин, и Ханна вздрогнула от этого неожиданного нежного обращения. А затем его губы вдруг скользнули к уголку ее рта.

— Но ты же сам сказал… — начала она и попыталась отодвинуться на безопасное расстояние, однако ее слабые попытки не возымели никакого успеха.

— Я помню. — Его объятия стали еще крепче. Стой смирно — тебе ведь это нравится. — Губы Джастина пустились в медленное эротическое путешествие по приоткрытому от удивления рту Ханны. — Ты такая сладкая! Я готов съесть тебя целиком.

Ощутив внезапный прилив страстного желания, Ханна запаниковала. Непривычная чувственность пугала ее, поэтому она отдернула голову, увертываясь от его соблазняющих губ.

— Я не та женщина, которая подходит тебе, сказала она хрипло.

— Нет, — покачал головой Джастин, однако ослабил хватку, — ты мне подходишь. Ханна, поверь, я вовсе не ловелас!

Она нахмурилась;

— Тогда почему ты так сказал?

— Дело в том, что братья любят подразнить меня. Кстати, совсем недавно Митч заявил, что я развратник, — тяжело вздохнул Джастин.

— Ладно, — протянула Ханна, недоверчиво приподняв бровь, — это, конечно, не мое дело, но… Тут она замялась. Разумеется, все касалось ее самым непосредственным образом — совершенно очевидно, что Джастин Грэйнджер строил на ее счет вполне определенные планы.

— Но что? — Его темная бровь тоже приподнялась.

— Какой образ жизни ты ведешь на самом деле?

— Довольно-таки скучный, — ответил Джастин и отпустил Ханну, поскольку музыка стихла.

— Я работаю на ранчо и не часто выбираюсь куда-нибудь.

— Ты был женат? — спросила она.

— Да Уже пять лет разведен. — Голос Джастина сделался мрачным и безжизненным. — И я не собираюсь говорить на эту тему. Хочу забыть все навсегда.

Столкнувшись со столь решительным отпором, Ханна натянуто произнесла:

— Извини. А теперь, с твоего позволения, я пойду сяду. — И, не дожидаясь ответа, она удалилась с высоко поднятой головой.

Немного погодя предсвадебный банкет завершился. Ну, наконец-то, подумала она, вставая и подхватывая сумочку.

Ханна мечтала поскорее уйти из ресторана, сбежать от Джастина. Она разыскала Мэгги, которая стояла с группой гостей, и пробормотала, что подождет ее в машине.

Открыв дверь, Ханна обнаружила, что на улице бушует метель. К счастью, стоянка была покрыта пока еще небольшим слоем снега. Девушка не заметила скрывавшийся под ним коварный лед.

Она успела сделать всего три шага, как вдруг почувствовала, что ее правая нога начала скользить. Ханна попыталась удержать равновесие, но, судя по всему, на сей раз ей все-таки суждено было упасть. Она неловко взмахнула руками, и у нее против воли вырвалось:

— Едрена!..

— Ничего себе! — раздался прямо за спиной голос Джастина. Сильные руки подхватили Ханну и помогли обрести устойчивость. — Разве благовоспитанные леди знают такие слова? — Говоря это, он развернул Ханну лицом к себе.

— В этот момент я меньше всего думала о правилах приличия, — ответила она, с трудом переведя дух.

— Да, сама бы ты уж точно не удержалась на ногах. Хорошо, что я оказался рядом.

— Спасибо за помощь. — Ханна буквально заставила себя посмотреть Джастину в глаза.

— Всегда пожалуйста.

Его улыбка была дразнящей, глаза блестели.

Он стоял близко, слишком близко. Ханна чувствовала манящий аромат его кожи.

— Ты что, преследовал меня? — Она попыталась отойти, но Джастин привлек ее к себе.

— Да.

Мягкие губы коснулись ее уха. По спине Ханны пробежала дрожь. Она убеждала себя, что все дело в холодном зимнем воздухе, в пушистых снежинках, целующих ее щеки.

— Зачем ты шел за мной? Чего ты хочешь? Глупый вопрос. Как будто она сама не знает, в чем тут дело. Тем не менее, услышав ответ, такой прямой, такой определенный, Ханна была шокирована. Его слова взволновали ее сверх всякой меры. По телу разлился томный жар желания.

Вот что сказал ей Джастин:

— Я мечтаю провести с тобой долгую горячую ночь на прохладных шелковых простынях.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Наконец наступил день свадьбы. Венчание должно было состояться в шесть вечера, и сразу после этого планировался торжественный банкет в том же «Буллоке».

Ханна прекрасно помнила, как Мэгги нервничала накануне. Однако перед венчанием, к ее удивлению, подруга была совершенно спокойна.

Сама Ханна чувствовала себя не в своей тарелке — то есть именно так, как было бы свойственно невесте. Разумеется, убеждала она себя, ее волнение не имеет никакого отношения к сцене на стоянке.

Да. Именно так.

Она была настолько ошеломлена его вопиющей откровенностью, что у нее остались весьма смутные воспоминания о том, как он провожал ее до машины. Черт возьми, сам-то Джастин уверенно держался на ногах. Как это ему удавалось, если на нем тоже были сапоги на каблуках?

— Пора одеваться! — с довольным видом объявила Мэгги, выводя подругу из состояния глубокой задумчивости.

Ну вот, наконец-то! Ханна улыбнулась и кивнула. Думая о Джастине, она ожидала начала церемонии со смешанными чувствами. Девушка одновременно и волновалась, и предвкушала что-то необыкновенно приятное, причем последнее перевешивало.

Ханна всячески кляла себя за метания из одной крайности в другую, только от этого легче не становилось.

В настоящий момент она сохраняла уверенность только в одном — скользить по льду не придется. Они с Мэгги надели зимние сапожки на низком каблуке, а изящные туфельки взяли с собой. Кроме того, девушки могли не беспокоиться, что испачкают наряды, поскольку оба платья имели длину чуть ниже колен. Мэгги выбрала платье из белого бархата с длинными рукавами и широкой юбкой. В нем невеста выглядела невинно и в то же время очень эффектно.

Ханна также была одета довольно-таки просто, но со вкусом.

Подруги приехали в церковь за пять минут до начала церемонии. Все остальные, включая жениха, были уже там. Карла и Адам ожидали их в маленьком фойе. Адам забрал у девушек пальто, а Карла вручила им цветы.

И вот торжественные звуки органа наполнили церковь.

Карла ободряюще улыбнулась Мэгги и величественно двинулась по церковному проходу.

Ханна также взглянула на невесту с улыбкой, а сама вздохнула поглубже, набираясь смелости.

Она выждала положенное время и последовала за Карлой.

Ханна посмотрела на стоявших у алтаря и выделила взглядом Джастина. Он стоял рядом с Митчем — в белой рубашке, темном костюме и галстуке в тон. Костюм идеально сидел на широкоплечем и стройном главном шафере.

Подойдя ближе, Ханна опустила взгляд. Она ожидала увидеть ковбойские сапоги, однако ее ждал сюрприз. На ногах Джастина были черные парадные ботинки.

Подняв глаза, она натолкнулась на горящий пристальный взор главного шафера.

Да уж, этот человек являет собой немалую опасность! Поначалу Ханну бросило в жар, затем в холод. Иначе говоря, она испытывала то, что обычно чувствует женщина, когда ее безумно тянет к мужчине. Причем ее привлекал человек, не слишком-то озабоченный тем, чтобы скрыть свои нескромные намерения.

Ханна совершенно не замечала происходящего вокруг, хотя и была полноправной участницей свадебной церемонии. Невеста протянула ей букет, и она чисто автоматически приняла его.

Сердце бешено колотилось, пульс участился, мысли спутались. В таком состоянии она едва ли не полностью пропустила ритуал обмена брачными обетами.

— Этим кольцом я обручаюсь с тобой, — раздался четкий, уверенный голос Митча. Ханна моргнула и очнулась как раз в тот момент, когда Джастин передал жениху золотое обручальное кольцо.

Так, теперь ее очередь. Мэгги произнесла клятву, и Ханна протянула невесте обручальное кольцо — такое же, как первое, только большего размера.

Минуту спустя Митч поцеловал Мэгги, окружающие зааплодировали, на этом все и закончилось. Теперь они стали мужем и женой.

Пока смерть не разлучит их, повторила про себя Ханна. Она посмотрела на человека, с которым ей предстояло идти к выходу из церкви, и тут же нахмурилась. Рядом с ней каким-то образом оказался Джастин. Он занял в процессии место Адама, предоставив старшему брату сопровождать Карлу.

Да что ж такое?! Джастин галантно подставил локоть, и Ханна, собрав волю в кулак, была вынуждена взять его под руку. Они чинно последовали за молодоженами.

— Ну как, у тебя или у меня? — вопросительно промурлыкал Джастин. При этом в его глазах сверкали озорные искорки.

Он знал! Черт бы побрал этого мужчину, он все про нее знал! Что она чувствует, о чем думает — как будто слова «я хочу тебя» были огромными буквами написаны у нее на лбу.

— Здесь у меня не г собственного угла, — пробормотала Ханна, не глядя на него. — Мой дом в нескольких тысячах километров отсюда.

Джастин тихо засмеялся.

Ханна внутренне съежилась, но внешне ничем не выдала себя. Натянуто улыбаясь, она обняла сначала Мэгги, а затем и Митча, пожелала им счастья и встала вместе с другими гостями, выстроившимися на крыльце церкви, чтобы поздравить и поприветствовать новобрачных.

Она больше не осмеливалась смотреть Джастину в глаза. Однако это не спасло Ханну, поскольку он продолжал щекотать ей нервы и вводить ее в искушение своим низким сексуальным голосом:

— А у меня здесь есть временное обиталище.

И, что особенно удобно, обе квартиры расположены в одном месте. Знаешь красивый особняк в викторианском стиле?

Ханна была потрясена.

— В квартире Мэгги?! Я… я как-то не думала… запротестовала она и вдруг осознала, что не только не отказала Джастину, но готова встретиться с ним даже в «гнездышке» Мэгги.

— Конечно же, нет, — спокойно согласился искуситель и улыбнулся проходившей мимо Карле. Затем снова повернулся к Ханне, и она увидела, что его глаза по-прежнему светятся греховным огнем. — Зато квартирка на первом этаже, вне всяких сомнений, вполне подойдет для того, чтобы неплохо поразвлечься.

Неплохо поразвлечься… Так же, как и расхожее выражение «у тебя или у меня», эти слова, произнесенные Джастином, не показались Ханне грубыми или циничными. Говоря по правде, предложение провести время вместе она сочла весьма и весьма соблазнительным.

Однако пока Ханна была не в силах дать вразумительный ответ. Поэтому она с облегчением вздохнула, когда среди гостей поднялась радостная суматоха, и повернулась, чтобы узнать причину. Оказалось, шум вызван появлением Грэйнджеров-родителей, которые, смеясь и плача одновременно, обнимали и поздравляли молодоженов.

Тем временем Джастин наклонился к Ханне.

Ее нервы и так были напряжены до предела, поэтому она вздрогнула от горячего шепота:

— Я задержусь в Дедвуде еще на два дня и переберусь в квартиру на первом этаже, как только Карла и Бен уедут.

Тут язык Джастина неожиданно лизнул ее ушко. Ханну затрясло, хотя она и пыталась держаться так, словно ничего особенного не происходит.

— Приходи ко мне, когда захочешь… Хоть днем, хоть среди ночи, — промурлыкал он, и Ханна задрожала еще сильнее. Джастин усмехнулся. — Я бы хотел видеть тебя как можно чаще.

Появляйся пораньше и оставайся допоздна… А лучше — поживи пару деньков…

Ханна все никак не могла собраться с мыслями, но тут, на ее счастье, Грэйнджеры-родители добрались и до нее. Отец Джастина радостно заключил девушку в объятия. Он был почти таким же высоким, как его сыновья, однако не таким сильным. И, как ни странно, далеко не таким ослепительно красивым, как Джастин, черт бы побрал этого парня вместе с привлекательной внешностью.

Миссис Грэйнджер, приятная немолодая женщина, примерно одного роста с Ханной, взяла ее за руки и поцеловала.

— Ты замечательно выглядишь в этом платье, Ханна, — заметила она, аккуратно вытирая глаза платочком. — И ты, и Карла — вы обе просто прелестны.

— Спасибо! — засмущалась Ханна и тоже поцеловала все еще гладкую щечку пожилой дамы.

Она прониклась симпатией к матери Джастина с первой же встречи на репетиции церемонии бракосочетания. — Это Мэгги выбрала такой цвет.

Мне пришлось побегать по магазинам в поисках подходящего наряда.

— Зеленый цвет дивно смотрится зимой, он напоминает о недавнем Рождестве, а главное он очень идет тебе, — сказала миссис Грэйнджер, переходя в распростертые объятия Джастина.

Ты ошибаешься вдвойне, мама, подумал Джастин, прижимая ее к себе и целуя в щеку.

Этот темно-зеленый тон будет великолепно смотреться вкупе с белокурыми волосами и нежным лицом Ханны в любое время года. И она выглядит не просто замечательно, а ослепительно!

Лучше она может быть только вообще безо всякой одежды… И он надеялся вскоре доставить себе такое удовольствие.

Естественно, вслух Джастин не сказал ничего, иначе мамуля могла бы вмешаться и броситься защищать замечательную девушку от своего «негодного мальчишки». Вместо этого он выдал комплимент:

— А ты, мама, как всегда, не только божественно выглядишь, но еще и восхитительно пахнешь! Очень чувственный аромат. Готов поспорить, папе нравится!

— Господи, Джастин, что ты говоришь?! — возмущенно воскликнула миссис Грэйнджер, но уголки ее губ изогнулись вверх, хотя она и старалась скрыть улыбку.

— Да он и понятия не имеет, что это такое, грозно вмешался его отец, однако в глазах мистера Грэйнджера плясали такие же озорные огоньки, как и в глазах сына. — Но знаете, что я вам скажу? — произнес он, любовно отбирая жену у Джастина. — Парень абсолютно прав. Этот аромат безумно сексуален, он меня заводит.

Миссис Грэйнджер ахнула и принялась бранить весело смеющегося супруга. Джастин повернулся к Ханне:

— Правда, бесподобная парочка?

— Да уж! Они, несомненно, очень счастливы.

— Я думаю, мы тоже будем очень счастливы, изрек он.

— Повторяя за одной мудрой женщиной, с которой я недавно познакомилась, говорю: «Веди себя прилично, Джастин!» Ты ставишь меня в неловкое положение! — заметила она строго.

Джастин не выдержал и громко расхохотался.

Эта девушка вызывала у него искреннее восхищение.

Ханна неодобрительно покачала головой и полностью переключила свое внимание на новобрачных и их гостей. За все то время, пока присутствовавшие на венчании разъезжались из церкви, она не удостоила его ни словом, ни взглядом.

Совет Ханны показался Джастину благоразумным, и он вел себя как истинный джентльмен.

Еще до начала банкета он с честью прошел даже такое скучное и суровое испытание, как фотосъемка. Он старательно выполнял все указания суетливого молодого человека, который просил его встать то туда, то сюда, выбирая различные ракурсы для свадебных снимков. Мало того, Джастин не предложил Адаму еще раз поменяться партнершами, когда перед входом в банкетный зал ресторана процессия выстроилась парами. Довольно-таки часто Джастин замечал быстрые недоверчивые взгляды Ханны, бросаемые в его сторону, и всеми силами старался держаться на высоте. Его нетерпение росло с каждой минутой, однако раз уж он зарекся, то вел себя достойно в течение всей официальной части банкета.

За праздничным столом произносились многочисленные тосты. В качестве главного шафера Джастин говорил первым. Он сумел не отпустить в адрес Митча ни одной сомнительной остроты. Зато отличился отец, семидесятипятилетний греховодник и остряк: он приправил свой тост парочкой пикантных намеков.

Джастин расхохотался и несколько смутился, натолкнувшись на изумленный и рассерженный взгляд матери. Однако, осмотревшись, он с облегчением заметил, что и Мэгги, и Карла, и его сестра, и даже благовоспитанная Ханна беззаботно смеются. Через несколько секунд, не устояв перед лукавой располагающей улыбкой мужа, миссис Грэйнджер присоединилась к общему веселью.

Это задало настрой всему праздничному вечеру, и он получился радостным и непринужденным.

Джастину не терпелось сжать Ханну в своих объятиях, однако он терпеливо выжидал, когда начнутся танцы.

После первых тостов все принялись за еду.

Стол просто ломился от изысканных блюд на любой вкус.

Неужели это никогда не закончится?! Джастин изнывал от невозможности быть рядом с Ханной. В любом случае до ночи еще далеко, успокаивал он себя. Наконец объявили первый танец молодоженов.

После того как Мэгги и Митч закончили танцевать, наступила очередь свидетелей. Постаравшись умерить свой пыл, Джастин очень нежно обращался с Ханной и держался на почтительном расстоянии. Она тем не менее смотрела на партнера с опаской, припоминая, как он повел себя прошлым вечером.

Джастин ответил на ее взгляд мягкой улыбкой.

— Как тебе нравятся закуски? — осведомился он вежливым тоном. — Насколько я заметил, ты не слишком ими интересуешься.

— В общем-то, я не очень голодна.

— А вот мой голод не имеет отношения к еде.

— Джастин! — тихо, но строго произнесла Ханна и прищурилась. — Ты опять взялся за старое?

— Но, дорогая, я только начал, — усмехнулся он. — Можно проводить тебя домой после ужина?

— Спасибо, не стоит. — Глаза Ханны пренебрежительно сверкнули, она гордо задрала подбородок, и Джастин внезапно почувствовал непреодолимое желание поцеловать ее. — Я доберусь на своей машине.

Джастин отпустил ее руки. На его лице отразилось глубочайшее удивление.

— Ты хочешь сказать, что мой брат не прислал лимузин за своей невестой и ее подружкой?

— Нет. Лимузин ждал молодых у церкви.

— Я бы обязательно сделал это для своей суженой, — самоуверенно заявил он и, снова завладев рукой партнерши, закружил Ханну.

— А что, у тебя есть суженая, которую ты где-то прячешь? — слегка задыхаясь после внезапного вращения, спросила она, и ее щеки залил милый румянец.

— Нет. Как-нибудь обойдусь без суженой. — Он приподнял темную бровь. — Если бы она у меня была, разве я находился бы сейчас здесь и жаждал бы заняться любовью с тобой?

Ханна издала непонятный звук — то ли ахнула, то ли вздохнула. Джастин с замиранием сердца ждал ее ответа.

В этот момент музыка прекратилась. Она мгновенно выскользнула из рук Джастина и почти бегом кинулась прочь.

Будучи обычно спокойной и сдержанной, сейчас Ханна чувствовала возбуждение и раздражение.

«Как-нибудь обойдусь без суженой».

Что он хотел сказать этим безапелляционным заявлением? Может, его вообще не интересуют женщины? Она хмыкнула. Нет, Джастин, безусловно, отлично знает, что от них можно получить.

В этот момент к ней подошла Мэгги.

— Пожалуйста, пойдем со мной! — попросила она, а для верности схватила подругу за руку и потащила за собой.

Ханна послушно вышла из ресторана, озадаченная настойчивостью Мэгги. Она только поинтересовалась:

— А куда мы направляемся? И почему такая спешка?

— Мы идем в номер, который Митч снял на сегодняшнюю ночь, — ответила новобрачная.

— Но я не понимаю… — Ханну охватило сильное смущение.

— Там пока никого нет, — успокоила ее Мэгги, заходя в лифт. — Я хочу, чтобы ты помогла мне выбраться из этого платья.

— Я?! — Ханна в полном изумлении уставилась на невесту. — Мэгги, но разве не Митч должен помочь тебе раздеться?

— Да-да, я знаю, — отмахнулась подруга. — Но Митч как раз и попросил предупредить тебя еще раз. — Двери лифта раскрылись, и Мэгги выпорхнула в коридор. — Помимо всего прочего, добавила она, — я хочу, чтобы ты забрала подвенечное платье и отвезла его ко мне домой.

— Хорошо, с удовольствием. — Ханна нагнала подругу и пошла рядом с ней. — Так о чем вы хотели меня предупредить? — спросила она с невинным видом, хотя отлично понимала, что услышит.

— О Джастине. — Мэгги распахнула дверь номера для новобрачных и жестом пригласила подругу войти.

Что ж, придется выслушать несколько неприятных подробностей о характере Джастина или, вернее, о его репутации. Ханна тяжело вздохнула: скорее бы покончить со всем этим!

— И что с ним такое?

— Ну… — Только теперь Мэгги заколебалась стоило ли выдергивать подругу из-за праздничного стола.

— Может, его разыскивает полиция? — сыронизировала Ханна.

— Что ты, что ты, конечно, нет! — Невеста искоса посмотрела на подругу, обдумывая, как лучше и тактичнее описать стиль отношений Джастина с женщинами. — По-видимому, он, как бы это сказать… не признает прочных связей.

Ну, знаешь, из тех, кто «поматросит и бросит».

Вот тоже удивила! Ханна давно пришла к такому выводу, исходя из своих собственных наблюдений. Именно поэтому сразу после окончания банкета она собиралась пожелать Мэгги и Митчу счастья, обнять их на прощание и тут же исчезнуть.

Ханна подошла к подруге и принялась осторожно расстегивать крючки и длинную молнию на ее спине.

— Я так и думала, — сказала она спокойно, призвав на помощь все свое самообладание.

— Неужели? — Мэгги резко обернулась и изумленно воззрилась на Ханну. — А почему?

В ответ та рассмеялась:

— Дорогая моя, Джастин начал делать мне… скажем… весьма откровенные предложения еще вчера.

— Ага! — торжествующе воскликнула Мэгги. Выходит, Митч прав. Ему показалось, что Джастин пытается приударить за тобой.

— Я очень ценю вашу заботу. — Ханна и сама понимала, что Грэйнджер не настроен на серьезные отношения. Однако, по правде говоря, она вовсе не была рада тому, с каким участием Мэгги и Митч отнеслись к ней. Девушка безмятежно улыбнулась нахмурившейся подруге. — Кстати, а где твой новоиспеченный супруг?

— О господи! — в ужасе вскричала невеста. Он может появиться здесь в любую секунду! Если ты не возражаешь, я сейчас выпровожу тебя отсюда, а то мне нужно подготовиться к приходу Митча.

Ханна искренне расхохоталась и достала длинный пластиковый мешок для одежды.

— Ну, ладно, я пошла! — сказала она, когда свадебный наряд был упакован.

— Погоди! — остановила ее Мэгги, взяла свой свадебный букет и сунула его в свободную руку подруги.

— Что ты делаешь?! — поразилась Ханна. — Ты же должна была бросить его незамужним девушкам еще в ресторане! — Она попыталась вернуть букет Мэгги, но та отказалась.

— И где ты там видела незамужних? — поинтересовалась невеста. — Насколько я знаю, среди гостей ты оказалась единственной особой женского пола, не отягощенной брачными узами.

Как видишь, букет твой по праву, и это означает, что ты будешь следующей, кто пойдет под венец.

— Но Мэгги, ты же знаешь, у меня нет никого на примете!

— Знаю, знаю, только кто может сказать, что ждет нас в будущем? Мистер Идеал, возможно, поджидает тебя за ближайшим углом. — И, смеясь над скептическим выражением лица подруги, Мэгги отступила на шаг назад. — Ну, когда же ты наконец заберешь платье и испаришься отсюда?

Ханна испустила тяжелый вздох:

— Ладно, твоя взяла. Но только потому, что я не хочу мешать Митчу, когда он поднимется сюда.

— Спасибо огромное! Я позвоню тебе сразу после того, как мы вернемся из свадебного путешествия.

— Буду ждать, — ответила Ханна и направилась к двери. — Желаю вам счастья! — Уже стоя на пороге, она обернулась. — Я люблю тебя, Мэгги!

— Я тоже тебя люблю, — улыбнулась растроганная до слез подруга.

ГЛАВА ПЯТАЯ

После прощания с Мэгги Ханна незаметно ускользнула из отеля, так как старалась избежать встречи с Джастином. Она вздохнула спокойно, только закрыв за собой дверь уютной квартирки подруги. Но хотя девушка очень нервничала, опасаясь того, как дальше будут развиваться события, втайне она лелеяла надежду, что Джастин вот-вот постучит в ее дверь.

Ханна аккуратно повесила в шкаф подвенечное платье Мэгги и лишь затем разделась сама.

Она быстро приняла душ, надела ночную рубашку и накинула халат. Сразу после этого она принялась укладывать чемоданы. Надо как можно скорее возвращаться в Филадельфию. Лучше всего — прямо на следующее утро.

Нет-нет, дело не в Джастине, она вовсе не убегает от него, говорила себе Ханна, однако прекрасно понимала, что это ложь. Ханна ничуть не сомневалась — он никогда не заставит ее делать что-то против воли, не причинит ей вреда. Он с уважением отнесется к ее решению, каким бы оно ни было.

Хорошо, но если она не боится Джастина, отчего же рвется уехать? Ведь ее влечет к нему, неудержимо влечет. Она никогда в жизни не хотела мужчину так, как Джастина Грэйнджера.

Именно это до смерти пугало ее.

Ханна отлично понимала, к чему способен привести короткий роман с ним без надежды на будущее.

Ее ведь предупреждали, в том числе и сам Джастин. А какую заботу проявил Митч! Он хотел оградить ее от страданий.

Возможно, Митч поговорил по душам со своим беспутным братцем, поскольку к двум часам ночи Джастин так и не постучал в дверь Ханны и даже не позвонил по телефону.

Девушка заметила точное время, поскольку все еще не сомкнула глаз. Ее волнение и бессонница никак не связаны с тем, что Джастин так и не объявился, убеждала себя она, просто у нее был бурный, насыщенный впечатлениями день.

Нет, она вовсе не чувствует горечи и разочарования.

Ханна тяжело вздохнула. Она вообще часто вздыхала в ту ночь.

Где-то около четырех Ханна с обидой осознала, что Джастин не придет и не даст о себе знать.

Похоже, он увивался вокруг нее только ради забавы. Кто его знает, возможно, он просто хотел лишний раз подразнить своего брата.

Проблема была лишь в том, что шалость Джастина сильно задела Ханну.

Впрочем, она сама виновата. Так ей и надо!

Она заслужила эту острую боль в груди.

Ну и черт с ним! Она позабудет о Джастине Грэйнджере, как только вернется к своим друзьям и работе — одним словом, к реальной жизни.

Только сначала нужно немного отдохнуть.

Назавтра ей предстоит долгая дорога, да и встать придется пораньше. Однако сон все не приходил…

Будильник прозвенел ровно в семь. Прошло примерно полтора часа после того, как ей наконец удалось отключиться.

Ханна застонала, с трудом поднялась и, спотыкаясь, поплелась в ванную. Она стащила с себя ночную рубашку и шагнула под струю чуть теплой воды.

Это помогло, но не слишком. Ханна вздохнула, зевнула и принялась чистить зубы. Она воспользовалась маскирующим карандашом, чтобы скрыть темные круги под глазами, и нанесла на щеки увлажняющий тональный крем, а поверх него — немного румян.

Завтракать Ханна не стала — перекусить можно и в аэропорту. Она быстро оделась, сунула ноги в ботинки, рассчитанные на ненастную погоду, и накинула пальто. Напоследок обошла уютную квартирку подруги, проверила, все ли в порядке, и наконец взялась за чемоданы.

Ханна с усилием рванула на себя дверь, шагнула в коридор и угодила прямо в объятия Джастина Грэйнджера.

— И что же тебя так задержало? — поинтересовался он. На красивом, гладко выбритом лице появилась игривая усмешка.

Испуганная, пораженная Ханна уставилась на Джастина:

— Ч-что?!

— Я уж думал, ты никогда не появишься. — Его взгляд ласкал ее лицо. — Сумасшедший трезвон твоего будильника был слышен даже на первом этаже. Что за ужас ты с собой возишь? — И еще до того, как Ханна нашлась, что ответить, Джастин забрал у нее чемоданы, схватил ее за руку и повлек по коридору. — Надеюсь, ты не тратила время на еду? А то я позаботился о твоем завтраке.

— Но… но… — заикаясь, начала было Ханна.

Да что ж это такое? Раньше она никогда не заикалась. — Почему вдруг?.. — смутилась она, покорно следуя за Джастином. Они спустились по лестнице и подошли к распахнутым дверям квартиры, где последние дни обитали Дэниелсы.

— А что здесь такого? — ответил Джастин вопросом на вопрос. Он втянул свою спутницу внутрь и запер дверь.

— А где Карла, Бен и их малыш?

— Уехали еще до рассвета.

— Так почему ты решил позаботиться о моем завтраке? — снова спросила Ханна и тут же задала еще один вопрос:

— И с чего ты взял, что я соглашусь позавтракать с тобой?

— Во-первых, — Джастин загнул палец, — я подумал, что ты можешь быть голодна. — Он чертовски сексуально ухмыльнулся и загнул второй палец. — А во-вторых, я могу только надеяться.

Так ты согласна?

Ну вот, опять! Как ловко это у него получается! Джастин Грэйнджер снова выбил почву у нее из-под ног.

— Я… — протянула Ханна в растерянности. Ни один человек никогда не имел над ней такой власти, не заставлял так волноваться.

— Раздели со мной трапезу, — ухмылка Джастина сменилась чувственной улыбкой, низкий голос зазвучал искушающе, — а заодно и другие, еще более приятные удовольствия.

— Я… я… — Черт, да она снова заикается! Ханна сделала глубокий вдох и произнесла с запинкой:

— Я… п-по правде говоря… не д-думаю… ччто это… р-разумная мысль, — наконец выдохнула она.

— Может, и так, — протянул Джастин, — но это утолит наш голод… во всех смыслах…

— Я знаю, — выпалила Ханна, не задумываясь, и поразилась сама себе. — Только все так некстати…

— Очень даже кстати, — перебил ее Джастин.

Он отставил в сторону ее чемоданы и обхватил лицо девушки своими теплыми ладонями. — Я очень хочу быть с тобой, — пробормотал он, приблизив свой рот к ее губам. — И я чувствую, нет, знаю — ты жаждешь меня так же сильно.

— Но откуда?.. — еле слышно произнесла Ханна, поскольку в горле у нее внезапно пересохло. Откуда ты знаешь?

— Ах, моя сладкая, — прошептал Джастин, и девушка снова ощутила его горячее дыхание на своих полуоткрытых губах. — Тебя выдают твои глаза. — Он едва коснулся ее губ, и вспышка небывалого наслаждения пронзила все ее существо. — Признайся, ведь это так… — Его голос обволакивал Ханну, окутывал грешными, соблазнительными путами. — Давай продолжим наше общение после завтрака…

Девушка не обращала внимания на запахи, пока Джастин не упомянул об этом. Теперь же она услыхала шипение жарящегося мяса, ощутила дразнящий аромат свежесваренного кофе и еще чего-то непонятного, но такого аппетитного, что у нее потекли слюнки.

— Ладно, я согласна, — сдалась Ханна, убеждая себя, что на нее повлияло вовсе не сокрушительное мужское обаяние Джастина. Просто соблазнительные запахи раздразнили пустой желудок. — Я позавтракаю с тобой. — Желая наказать себя за слабость, она торопливо добавила: Но сразу после этого я уеду, не то опоздаю на самолет.

— Ничего, это не последний рейс на Филадельфию, — заметил Джастин и очень нежно прикоснулся своими губами к губам девушки.

Ханна была не в силах возражать. Она вообще едва могла дышать. Этот полупоцелуй зажег в ней ответный огонек страсти, который немедленно начал разгораться, и вскоре уже все тело пылало неукротимым желанием.

Она не сказала ни слова, когда Джастин аккуратно снял сумочку с ее плеча и забрал пальто.

Она молча смотрела, как он прячет одежду, сумочку и оба чемодана в маленький чулан.

Убрав вещи, Джастин повернулся к Ханне и улыбнулся. В его глазах читалось такое же горячее вожделение, как и у нее.

— Пойдем, — позвал он и потянул Ханну в сторону кухни. — Завтрак нас ждет.

Ханна вкусно и плотно поела и теперь сидела с довольным видом. Итак, один голод утолен.

— Еще кофе? — лучезарно светясь, предложил Джастин.

Этот безумно привлекательный мужчина порождал в теле Ханны другой голод, гораздо более острый.

— Нет уж, премного благодарна. — Ее ответная улыбка вышла слегка дрожащей. — Спасибо, все было замечательно.

— Всегда пожалуйста. — Его губы были влажными от кофе и оттого казались еще более зовущими.

— Тебе часто приходится готовить?

— Не слишком, если честно, но я умею это делать.

— Судя по всему, у тебя много разных талантов.

— Даю слово, малышка, ты не будешь разочарована.

До сих пор Ханну раздражало, когда мужчины называли ее «малышкой». Однако в устах Джастина это звучало по-другому. Что удивительно — прозвище даже пришлось ей по душе.

— Может, все-таки налить тебе еще кофе?

— Думаю, достаточно, — покачала головой Ханна. Она одним глотком допила остатки кофе и встала из-за стола. Надо уезжать, пока она еще способна справиться с вожделением. — Мне пора.

— Хорошо, хорошо, скажи только, зачем? — с ухмылкой поинтересовался Джастин. — Я бы мог сказать, что твой дом там, где сердце, но… — он покачал головой, — мне думается, это понятно и так, без лишних слов.

Как Ханна ни пыталась, она не смогла сдержать улыбку.

— По-моему, практически любое твое предложение было понятно без лишних слов.

Красивое лицо Джастина вытянулось и помрачнело:

— Надо же, а я все это время считал, что действую ловко и незаметно.

Ханна расхохоталась:

— Ловко и незаметно?! Да уж, Джастин Грэйнджер, если честно, вы прямо как слон в посудной лавке — идете исключительно напролом.

— Ты даже не представляешь, как глубоко меня задела, — горестно провозгласил он, однако в его глазах так и плясали дьявольские искорки.

Джастин отставил в сторону кружку, вышел из-за стола и приблизился к Ханне. — Похоже, между нами зарождаются романтические отношения.

— Романтические отношения? Но мы… — Она отступила на шаг, тогда Джастин сделал два шага вперед. — Мы же едва знакомы друг с другом! Ханна выставила вперед руку, будто и вправду верила, что так можно остановить приближающегося мужчину.

Естественно, Джастина это не остановило.

Он все надвигался на Ханну, и та продолжала пятиться, пока не уперлась спиной в стену кухни. Джастин осторожно взял лицо девушки в свои ладони. Его длинные пальцы нежно погладили ее щеки.

— Джастин, — сдавленно прошептала Ханна, задыхаясь. — Не надо… — Сей вялый протест никак не походил на решительный отказ.

И все же Джастин остановился. Его губы замерли в сантиметре от ее рта, и он разочарованно вздохнул.

— О, моя сладкая Ханна, не говори «нет»! промурлыкал Грэйнджер. — Если ты не позволишь мне поцеловать тебя сейчас же, я умру от разрыва сердца!

Ханна уперлась ладонями в плечи Джастина, пытаясь оттолкнуть его, и ощутила, как напряглись упругие мускулы под ее внезапно онемевшими пальцами. И тут, с неожиданной для себя самой смелостью, Ханна обняла Джастина за шею, запустила пальцы в шелковистые волосы, притянула голову Джастина к себе и впилась в его губы жадным поцелуем.

Он ответил с не меньшей страстью. Для начала Джастин обвел языком контур ее губ, а затем проник дальше, в их зовущие глубины. Дразнящими движениями своего языка он вовлекал язык Ханны в замысловатую эротическую игру, Она совершенно потеряла голову, а Джастин был поистине ненасытен и открывал для себя все новые и новые сладкие местечки. Ханна жаждала только одного: чтобы их страстный поцелуй длился вечно.

Через какое-то время его ладони скользнули по спине Ханны и остановились чуть ниже талии. Теперь он крепко прижимал ее к себе, чтобы она могла ощутить силу его возбуждения.

Из головы Ханны улетучились все мысли, словно унесенные потоком невероятных по силе ощущений, одновременно и приятных, и мучительных. Она испытывала совершенно невиданное возбуждение, а ведь это был всего лишь поцелуй. Ханна недоумевала. Оказывается, она многого не знала о себе. Что же произойдет, когда они займутся любовью?!

Она обязательно выяснит это! Да, она скоро узнает, насколько велико влияние Джастина на нее, и одновременно посмотрит, какое впечатление произведут на него ее откровенные ласки.

— Ханна, моя сладкая Ханна! — простонал Джастин. Он с трудом оторвался от губ женщины и теперь с надеждой вглядывался в ее затуманенные страстью глаза. — Ты не можешь подарить мне такой поцелуй и после этого объявить, что тебе пора уезжать!

— Я знаю, — прошептала она в ответ.

Джастин немного отстранился от Ханны так, чтобы видеть выражение ее лица.

— Ты ведь хочешь меня? Правда, моя сладкая?

Она не ответила на вопрос — просто продолжала смотреть ему в глаза.

Как только ее дыхание немного восстановилось и мысли пришли в относительный порядок, она поразилась тому сколько раз Джастин сказал «моя сладкая». Ханна уже сбилась со счета!

Как только ее не называли раньше! К примеру, старший брат прозвал ее егозой, друзья говорили о ней: «Классная девчонка!» Поклонники, мечтающие перейти в разряд любовников, восхищенно заявляли, что она красавица, бывало даже — сногсшибательная. Но никто никогда не употреблял слово «сладкая». Если бы кто-нибудь сказал ей такое, Ханна здорово разозлилась бы. Ее безумно раздражало это обращение. Оно подошло бы ребенку, но никак не молодой деловой женщине.

Так почему же она готова растаять от ласкового прозвища, когда оно слетает с соблазнительных уст Джастина Грэйнджера?

— Ханна!

Она растерянно моргнула.

— Что? — Тут она вспомнила, какой вопрос он задал. — Ах, да… Да, я хочу тебя, Джастин, — честно призналась она, зарываясь пальцами в его густые темные волосы.

Джастин довольно засмеялся.

— Тогда бери меня, моя сладкая Ханна! Я весь в твоем распоряжении!

Она ответила на его предложение, прижавшись к его губам в нежном поцелуе.

Джастин потянул Ханну ближе к себе, и она больше не сопротивлялась. Он подхватил ее на руки, и, не прерывая поцелуя, они миновали маленькую гостиную и переместились в спальню.

Ханна утопала в водовороте разнообразных приятных ощущений, хотя весьма смутно представляла себе их источник. Она даже толком не сознавала, что Джастин держит ее в объятиях.

Однако постепенно Ханну охватывал томный жар — предвестник разгорающейся страсти.

Джастин ногой прикрыл за собой дверь спальни. По-прежнему не отрываясь от губ Ханны, он поднес ее к кровати и поставил на ноги.

Затем он отступил немного назад и запустил ладони под ее теплый свитер.

Дрожа от желания, Ханна подняла руки вверх. Свитер тут же соскользнул через голову и отлетел куда-то в сторону. Ей было совершенно все равно, куда.

Ханна уже сражалась с пуговицами на рубашке Джастина, когда ей в голову внезапно пришла одна мысль. Ее пальцы замерли. Говорить об этом неудобно, но он должен знать.

— Послушай, Джастин… Я не пользовалась никакими средствами предохранения последние два года.

Он нахмурился:

— Но это довольно рискованно, разве нет?

— В моем случае это не совсем так. — Ханна покачала головой и горько улыбнулась. — Я… вообще не… — Она запнулась. — Ну, ты понимаешь, о чем я…

— Ты не занималась сексом целых два года?! Его искреннее изумление было смешано с большой долей недоверия. Ты это серьезно?!

— Да, — вздохнула она.

Джастин огорченно спросил:

— А почему? Ты не любишь секс?

Ханна натянуто улыбнулась.

— Вообще-то, не могу сказать, что не люблю…

Джастин, похоже, начал сердиться. Ханна грустно пожала плечами и попыталась объяснить:

;

— Дело всего-навсего в том, что я не чувствовала влечения… в этом смысле… ни к одному мужчине, с тех пор как завершился мой последний роман.

— А почему он завершился? — спросил Джастин как-то неуверенно, словно на самом деле он не очень-то хотел это знать.

— Мы оба решили, что так будет лучше, — ответила Ханна. — Такие отношения не устраивали нас обоих.

— И что именно вас не устраивало? — Ей в лицо уперся пристальный взгляд собеседника. Сексуальная жизнь?

— Ну… да, — подтвердила Ханна. Она зачарованно смотрела на обнаженный торс Джастина под распахнутой рубашкой. Внезапно она осознала собственную почти полную наготу и застенчиво опустила глаза. — Я рассказываю тебе все это еще и потому, что боюсь оказаться… ээ… невосприимчивой. — Ханна сделала глубокий вдох и выпалила:

— Возможно, ты сочтешь, что я… ну… холодна.

— Ты шутишь?!

Как же она устала от ощущения своей женской несостоятельности! Ханна подняла голову и решительно посмотрела прямо в широко раскрытые от удивления глаза Джастина.

— Нет, не шучу. Черт возьми, неужели ты думаешь, что хоть одна женщина, будучи в здравом уме, способна шутить над этим?

— Полагаю, нет, — согласился Джастин и вернулся к более приятной теме:

— Ханна, помнишь, не так давно ты говорила, будто хочешь меня.

Ты на самом деле хочешь или решила меня подразнить?

— Я сказала правду, — заверила его Ханна.

— Что ж, прекрасно, — промурлыкал Джастин, и огонь желания снова вспыхнул в его глазах. Он наклонил голову и прикоснулся к ее губам дразнящим поцелуем. — Тогда давай продолжим и проверим. Может, на этот раз ты забудешь о своей… холодности?

От одного лишь легкого прикосновения губ Джастина все чувства девушки снова пришли в смятение.

— А как насчет… ээ… защиты? — задыхаясь, пробормотала она.

Джастин лукаво улыбнулся в ответ и запустил руку в карман своих джинсов.

— К счастью для нас обоих, — сказал он, извлекая оттуда маленький пакетик из фольги, — я убежденный сторонник безопасного секса.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Ханна лежала там, куда опустил ее Джастин, — прямо посередине двуспальной кровати и наблюдала за ним. Он вытянулся рядом и с нарочитой задумчивостью оглядывал ее с ног до головы.

— Ханна, Ханна… пробормотал он, — что же мне с тобой делать?

Она ахнула и с невинным видом распахнула глаза:

— Неужели ты нуждаешься в инструкциях?

— Не волнуйся, моя милая, — ласково засмеялся Джастин. — Скоро ты узнаешь, чего была лишена все эти годы.

— Честно-честно? — Ханна обвила руками его шею и притянула к себе, чтобы он не прерывал поцелуя. Она наслаждалась новыми ощущениями. Ей никогда раньше не случалось смеяться во время любовных игр, не приходило в голову поддразнивать своего партнера. — А мне это понравится?

— Давай выясним, — прошептал Джастин и снова завладел ее ртом.

Он целовал Ханну со все возрастающим пылом. Его руки, до того обнимавшие ее плечи, скользнули чуть ниже. Джастин ощутил под ладонями восхитительную мягкую грудь. Ханна ахнула и выгнула спину в ожидании новых волнующих прикосновений. Он с исступленным рыком обхватил руками ее соблазнительные округлости, нащупал их чувствительные окончания, и те в одно мгновение напряглись под его пальцами.

Жар страсти растекался по телу Ханны, как поток расплавленной лавы, словно стремясь затопить ее, вплоть до самых сокровенных мест.

Она горела, ей не хватало дыхания, однако, несмотря ни на что, хотелось еще, еще…

Ханна прижималась к Джастину, притягивала его к своему разгоряченному телу. Ее руки изучали его широкую спину, тонкую талию, мускулистые бедра.

Ей хотелось чего-то такого…

— Тише, милая, — мягко сказал Джастин. Его губы повторяли путь, который до этого проделали руки. — Впереди еще целый день. У нас будет много времени. — Тут язык Джастина дотронулся до соска Ханны, и ее словно пронзил электрический разряд, а из горла вырвался стон.

Ему легко говорить, подумала она. Тело ее пылало, она источала жар каждой клеточкой, каждым дюймом своей кожи, чувствуя приближение чего-то неуловимо приятного.

Ханна ухватила Джастина за бедра и попыталась притянуть его к себе. Он сопротивлялся и держался на небольшом расстоянии. Вместо того чтобы слиться с Ханной, он искал самое отзывчивое место на ее теле.

— Джастин! — вскрикнула Ханна, когда он погладил светлые жесткие волосы и прикоснулся к тому, что скрывалось под ними. — Джастин!! взмолилась она снова, всхлипнув от нахлынувших чувств, когда он прокрался туда, где властвовал влажный жар. — Я… я… Пожалуйста!..

— «Пожалуйста» что, моя сладкая Ханна? Джастин проник еще глубже и одновременно прижался губами к ее полуоткрытому рту.

— Я хочу… хочу… — Тут Ханна смолкла, чтобы набрать в легкие воздуха.

— Меня? — подсказал Джастин соблазнительным шепотом и коснулся кончиком языка ее уха.

— Да, — выдохнула она. — Я хочу тебя… прямо сейчас!

— Я весь к твоим услугам, моя сладкая Ханна!

Джастин продолжал ласкать ее и одновременно обосновался наконец меж ее бедер. Она тут же обхватила его ногами, призывая придвинуться ближе, еще ближе. Он долгожданным резким движением вошел в нее, и Ханна хрипло вскрикнула. Держась за него изо всех сил, она откинула голову и постаралась приноровиться к быстрому и частому ритму.

Ханну сжигал неукротимый огонь страсти, она дрожала от невыносимого напряжения.

Вдруг она сдавленно вскрикнула:

— Джастин!

По телу разлилась волна удовольствия. Ханна бессознательно впилась ногтями в ягодицы Джастина. Через какой-то миг он также достиг пика наслаждения. Он повторял ее имя снова и снова, и она ощущала себя на вершине блаженства.

Да, это был полнейший экстаз! Ханна хотела поделиться своей радостью с Джастином, поблагодарить его, но никак не могла отдышаться. Постепенно дыхание выровнялось, но ей все не удавалось подобрать слова, чтобы выразить свой восторг. В процессе размышлений Ханна провалилась в сон. Организм сам решил за нее — пора было наверстать бессонную ночь.

— Ханна?

Джастин наконец справился с дыханием, приподнялся и посмотрел на девушку. Ее длинные волосы растрепались, а челка прилипла к лбу. Глаза Ханны были закрыты, она лежала безмятежно и дышала, как дышат спящие. Надо же, какое я вызвал потрясение, подумал Джастин с улыбкой.

Он осторожно высвободился из объятий Ханны, избавив ее от груза своего усталого тела. После этого Джастин притянул Ханну к себе и уложил ее голову себе на грудь.

— Ах, Ханна, моя сладкая Ханна, — прошептал он еле слышно, чтобы она не проснулась. Впрочем, если честно, ему очень хотелось разбудить ее.

Ей нужен отдых, сказал он себе и потерся щекой о шелковистые спутанные волосы. Его плоть напряглась при воспоминании о том, как эти длинные белокурые пряди в беспорядке разметались на подушке, когда Ханна находилась во власти пламенного желания.

Джастин даже не мог себе представить, что она окажется такой страстной. В его ушах до сих пор звучал ее голос, умоляющий его поскорее доставить ей удовольствие. Когда Ханну потряс взрыв невиданного доселе наслаждения, вспомнил он, она в забытьи царапала его спину, выкрикивала его имя.

Встретив столь восторженный отклик, Джастин и сам испытал небывалое по силе возбуждение. Раньше с ним такого не случалось. Зато теперь он надеялся ощутить это блаженство снова.

Да уж, судя по всему, все предыдущие любовники Ханны были весьма толстокожими! Как можно устоять перед такой чувственной женщиной? Джастин своими глазами видел, как быстро она загорелась. Это зрелище никого бы не оставило равнодушным, и он ответил с не меньшим пылом.

Тут Джастина осенила еще одна мысль: ведь он — первый, с кем она познала полное удовлетворение. Этот факт весьма польстил его мужскому самолюбию.

Между тем одна рука Грэйнджера начала уже затекать, но он не замечал этого. Усмирил свои желания и не стал будить девушку.

— Моя красивая, моя сладкая Ханна, — снова тихонько прошептал он и поцеловал ее в макушку. После этого закрыл глаза и погрузился в легкую дремоту.

Когда Ханна проснулась, комнату освещали косые лучи заходящего солнца. Ей было хорошо.

Нет, поправила себя Ханна, зевая, она чувствует себя великолепно… Вот бы чего-нибудь поесть.

Нет, тоже слабо сказано. Она умирает от голода, и это относится не только к желанию перекусить. Оказывается, она не насытилась ласками Джастина.

Ханна пошевелилась и попробовала выскользнуть из его объятий.

Джастин… Перед ее глазами промелькнули картины их недавней близости, и по спине пробежали мурашки. Эти губы, эти руки, это сильное тело подарили ей невыразимое наслаждение. Она даже не мечтала о таком счастье. Мало того, она пережила восторг и теперь избавилась от своих комплексов.

— А я уж было подумал, что ты уснула вечным сном, — раздался над ее ухом насмешливый голос Джастина.

Его низкий тембр и интимный тон пробуждали в Ханне новое желание.

— В какой-то миг я тоже так решила. — Она запрокинула голову и улыбнулась. На красивом лице Джастина появилось нежное выражение, от которого Ханна сразу растаяла. — Кажется, французы называют момент наивысшего сексуального наслаждения маленькой смертью, — продолжила она.

— Да, верно. — Губы Джастина приглашающе приоткрылись, в глазах снова вспыхнул огонь. Не хочешь снова пройти через это?

— Хочу, — отозвалась Ханна и ласково погладила его по груди. Она нащупала плоский сосок и принялась играть с ним.

Реакция на ее действия последовала на удивление быстро. Джастин зарычал, как дикарь, опрокинул Ханну на спину и навис над ней. Эта поза целиком и полностью отвечала ее желаниям, и она подвинулась так, чтобы Джастину было удобнее войти в нее.

— Не спеши, моя сладкая Ханна. — Он склонился над девушкой и лукаво улыбнулся. — В прошлый раз ты овладела мной. Теперь моя очередь.

Ханна надулась. Джастин еще немного посмеялся над ней, а затем накрыл обиженно выпятившиеся губы своим жадным ртом.

Невероятно, но на этот раз она получила еще большее удовольствие. Это было настоящее потрясение! Ханна ощущала себя на седьмом небе от счастья. Ей никогда не было так хорошо!

Джастин ласкал ее медленно и умело, и у Ханны от наслаждения вырывались непроизвольные вскрики. В другой ситуации ее, вероятно, смутила бы собственная реакция, но Джастин тоже не мог сдержать рвущиеся из груди сладострастные стоны.

Он лежал на ней, изнуренный и расслабленный. Ханна ласково провела ногой по его мускулистому бедру. Джастин что-то невнятно пробормотал, не поднимая головы, — по-видимому, хотел дать знать, что если он и не совсем очнулся, то по крайней мере все-таки жив.

— Скажи, Джастин, а у тебя найдется, чем утолить мой голод? — полюбопытствовала Ханна, гладя его волосы, влажные от пота.

— Ты хочешь моей смерти, женщина? — Джастин поднял голову и посмотрел на нее с притворным изумлением. — Я далеко не восемнадцатилетний юнец!

Ханна хихикнула.

— А мне показалось, будто внутри меня проснулось и пошевелилось нечто, принадлежащее тебе.

— Нет, он спит как убитый, — ухмыльнулся Джастин. — Придется капельку подождать, пока я снова смогу приступить к активным действиям. Продержишься еще немного?

— Придется, — грустно вздохнула Ханна и улыбнулась. — Только не знаю, сколько я смогу выдерживать твой вес.

Джастин застонал и закатил глаза.

— Боже правый, дай мне силы! Эта женщина доведет меня своими шуточками! — проворчал он, перекатился на бок и вытянулся рядом с Ханной.

Она нарочито громко вздохнула.

— Ну, наконец-то! Теперь намного лучше! Я спрашивала, чем можно утолить голод?

— Да, ты спрашивала. И я объяснил тебе, что…

— Я о еде, мужчина! — Ханна наморщила носик и передразнила его стиль обращения. — Так что давай поднимай свою изможденную тушку с кровати и помоги мне приготовить что-нибудь поесть.

— Ого, ты прямо как надсмотрщик на плантации! — рассмеялся Джастин и одним прыжком соскочил на пол. — Только не обессудь, моя милая командирша, — должен принять душ и побриться. — Он обошел кровать, сгреб ее в охапку .и подтолкнул к двери. — И ты, моя сладкая Ханна, идешь вместе со мной.

Она смущенно улыбнулась, обняла Джастина и потерлась щекой о его плечо.

— Знаешь, я никогда раньше не принимала душ в компании с мужчиной, — застенчиво призналась Ханна.

Джастин удивленно воззрился на нее, затем покачал головой и сочувственно произнес:

— Похоже, тебя ждет еще много открытий.

Ханна засмеялась и почувствовала, как загорелись щеки.

Дьявол, да что такого в этом мужчине, в самом-то деле? В последний раз она краснела, когда… Вот ужас-то, похоже, этого вообще не случалось!

— Доверься мне, дорогая. То, что произойдет сейчас, тоже тебе понравится, — убежденно заверил он.

И он оказался прав. Ханна безмерно наслаждалась каждой минутой, проведенной с Джастином в душе. Сначала они весело плескались и брызгались, потом старательно намыливали друг друга, а заодно обнимались и целовались под струями теплой воды. И кто знает, как долго Джастин и Ханна оставались бы, в ванной, если бы голод не напомнил о себе.

Джастин остался бриться, а Ханна, выйдя из ванной, чистенькая и голая, как младенец, нырнула обратно под одеяло. Через несколько минут на пороге спальни появился обнаженный Джастин. Ханна без всякой застенчивости восхищенно созерцала стройное тело, любовалась рельефными мускулами. Тем временем он оделся и посмотрел на нее. В его серых глазах плясали смешинки.

— Ну как, нравится что-нибудь из того, что ты видишь? — поинтересовался он шутливо.

— Говоря откровенно, мне нравится все, — с готовностью отозвалась Ханна. — Ты вообще очень привлекательный и милый.

— О, последнее несколько обнадеживает. Джастин испустил притворный вздох облегчения. — А то я было решил, что тебя привлекает только мой талант любовника.

— Ну, и это тоже, — поддразнила его Ханна.

— Благодарю за комплимент! Слушай, ты вообще собираешься вылезти из-под одеяла? Ты вроде бы говорила, что проголодалась.

— Так оно и есть, только хочется надеть что-нибудь свежее, а под рукой ничего такого нет. И она обвела комнату, по которой в беспорядке были разбросаны их вещи, выразительным взглядом. — Надеюсь, ты, как джентльмен, принесешь мои чемоданы?

— Я же говорил, тебе только рабами командовать, — пробормотал он и вышел из спальни.

Через минуту Джастин вернулся и поставил чемоданы рядом с кроватью. Сам же остался в комнате и в свою очередь уставился на Ханну.

— А ну, брысь отсюда! — возмутилась она и указала пальцем на дверь.

— Но я хочу посмотреть, — капризно, словно маленький мальчик, протянул Джастин.

— А, так ты из тех, кто любит втихомолку подглядывать за женщинами? — Ханна схватила подушку и швырнула в него.

Джастин быстро пригнулся. Подушка просвистела в миллиметре от его макушки.

— Конечно, нет, — хихикнул он. — Но ты же наблюдала за мной, пока я одевался.

— У тебя нет на это времени. Я хочу есть.

— Тогда пошевеливайся. — Джастин отступил назад и прислонился к дверному косяку.

Ханна недовольно сощурилась, однако у Джастина это вызвало только ехидную усмешку.

Тогда она отбросила одеяло.

— Ну и черт с тобой! Смотри сколько влезет!

Джастин не отрывал от нее глаз, чтобы не упустить ни одной детали. Он жадно смотрел, как совершенно обнаженная Ханна копается в самом большом чемодане, и она втайне признала, что ее возбуждает неотрывный заинтересованный мужской взгляд. Неторопливо, стараясь продлить удовольствие, Ханна натянула крохотные трусики и застегнула бюстгальтер. Наконец она надела узкие, туго облегающие бедра джинсы и свитер с высоким воротом.

— Моя сладкая Ханна, ты выглядишь сногсшибательно! — восторженно, почти с благоговением, заявил Джастин.

— Спасибо, — прошептала она и ощутила, как горячая кровь прилила к щекам. Что ж, по крайней мере на этот раз краска вызвана удовольствием, а не стыдом.

:

Ханна смущенно отвернулась и расстегнула другой чемодан в поисках подходящей обуви, а Джастин тем временем достал из выдвижного ящика гардероба пару толстых носков. Он натянул их на свои большие, но узкие ступни, и его ногам сразу стало тепло и уютно. Тогда Ханна перестала искать элегантные туфли и ограничилась атласными тапочками, по виду напоминавшими балетные.

Когда они наконец были готовы, Джастин взял ее за руку.

— Ну, теперь пойдем и раздобудем что-нибудь на обед. — Он бросил взгляд в окно. На улице уже было темно. — Или на ужин… Впрочем, это вполне может оказаться перекус на ночь.

— Да нет, — сказала Ханна, покорно следуя за Джастином. — Я посмотрела на часы, еще только пятнадцать минут десятого.

— Ой, не могу! Она говорит «только»! — простонал он, нащупал в темноте выключатель и зажег на кухне свет. — Мы ничего не ели с раннего утра, оба с голоду умираем, а эта женщина заявляет «Еще только пятнадцать минут десятого»!

Ханну позабавили и собственные слова, и то, как уморительно передразнил ее Джастин.

Должно быть, она совсем потеряла голову, раз не только не обиделась на «женщину», но обнаружила, что это обращение начинает ей даже нравиться. Нет, она определенно тронулась умом.

При виде стола, на котором громоздилась так и не убранная после завтрака посуда, она протяжно застонала.

— Да уж, — поддержал ее Джастин и упер руки в бока. — Знатный беспорядочек! Вот что, моя сладкая Ханна, давай заключим сделку.

Она смерила его недоверчивым взглядом:

— Какую еще сделку?

Джастин нахмурился и досадливо покачал головой.

— Неужели вам везде мерещится подвох, мисс Детурк?

— Не увиливайте, мистер Грэйнджер! — потребовала она. — Так что это за сделка?

— Я приготовлю ужин, если ты уберешь утренний бардак.

— По рукам! — не раздумывая, согласилась Ханна, поскольку на ее долю выпадало явно более легкое задание. Она подошла к столу и приступила к уборке, а Джастин принялся шарить в холодильнике.

— Это было великолепно! — призналась Ханна, поднимая бокал с вином. — Ты прекрасно готовишь.

— Может, и так. — Джастин наклонил голову и тоже приподнял свой полупустой бокал в знак того, что оценил комплимент. — А может, ты всего лишь была безумно голодна.

— Да, точно, — подыграла девушка. — Хотя я и смела все подчистую, это вовсе не означает, что мне понравилось предложенное тобой меню. Тебе еще долго придется шлифовать свое мастерство кулинара, — ухмыльнулась она.

— Ну, я, конечно, способен приготовить что-нибудь вкусненькое. Но моя мама — действительно отменная кулинарка.

— Кстати говоря, у тебя замечательная мама, заметила Ханна. — Она такая милая! И мне очень понравилось, как она обращается со своим; мужем и с великовозрастными сыновьями… которые мне тоже симпатичны, все трое.

— Только трое? — Джастин изобразил глубочайшее отчаяние. — То есть мой отец, Адам и Митч? А как же я?! Неужели я нисколько тебе не симпатичен?

Ханна мгновенно стала серьезной.

— Подумай, Джастин, если бы ты мне не нравился, разве я была бы сейчас здесь, с тобой?

— Конечно, нет, — ответил он уже без тени улыбки, но тут же всю его серьезность как ветром сдуло, и в глазах опять заплясали озорные огоньки. — Так что притягивает тебя во мне? Мое тело? Или, может быть…

— Да, Джастин, у тебя просто фантастическая фигура! И ты беззастенчиво этим пользуешься! перебила Ханна, еле сдерживая смех.

Он не ответил, только приподнял бровь и продолжил свою фразу:

— ..мой богатый внутренний мир?

— Я и не подозревала, что у тебя есть еще и внутренний мир!

Джастин рассмеялся, и пульс Ханны сразу же участился, она затрепетала. Господи, неужели смех мужчины способен вызывать такие ощущения?!

— А вот ты мне нравишься целиком, — высказал в общем-то неспрошенное мнение Джастин. И, конечно, твоя великолепная фигура в том числе…

— Я догадывалась об этом, — отозвалась Ханна с ироничной улыбкой.

— Но хотелось бы изучить этот рельеф более детально, — он плотоядно ухмыльнулся, — чтобы удостовериться наверняка.

— Ууу! — протянула Ханна и смерила его настороженным взглядом. — Придется немного повременить. Видишь ли, мой самолет улетел несколько часов назад, и теперь мне нужно позвонить в авиакомпанию и выяснить, на какой еще рейс можно забронировать билет.

— Но раз уж ты все равно опоздала, — осторожно предложил Джастин, — почему бы не подождать до утра?

— Я… э… — Ханна умолкла, наткнувшись на взгляд Джастина, в котором читалась откровенная страсть.

Видя ее колебания, он решительно отставил свой стул.

— Давай-ка приберем за собой, — сказал он.

— А затем вернемся в спальню… — подхватила она.

— Превосходно! — На лице Джастина засветилась довольная улыбка.

— ..и соберем разбросанную одежду.

— Ну да, ну да, — пробормотал он, хотя, разумеется, рассчитывал на совершенно другое.

Десять минут спустя Джастин уже развешивал в ванной влажные полотенца.

— Знаешь ли, все это вполне могло подождать до утра! — крикнул он Ханне, которая приводила в порядок спальню.

— Ну да, ну да, — передразнила она. — Зато завтра ты скажешь мне спасибо.

Надо признать, наутро Джастин и впрямь был благодарен Ханне, но только не за ее стремление прибраться. Он выражал свою признательность и теплыми словами, и нежными ласками, и долгими страстными поцелуями. Джастин готов был поклясться, что эта женщина подарила ему самую необыкновенную ночь в его жизни.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Джастин и Ханна сидели за завтраком. На сей раз он приготовил овсяную кашу.

— Ну а что ты скажешь о Бет? — спросил Джастин, и глаза его засветились. — Она тебе понравилась?

Ханна некоторое время пыталась сообразить, о ком идет речь. Джастин спокойно наблюдал за ней, ожидая, когда на ее затуманенный сном и любовью мозг снизойдет озарение.

— А, твоя сестра! Она — прелесть. Мы познакомились за пару дней до свадьбы. Необыкновенно приветливая и добросердечная и к тому же ослепительная красавица. Она взяла все самое лучшее и от матери, и от отца.

— Да, это уж точно, — признал Джастин. — И супруга Адама, Санни, тоже весьма эффектная женщина.

Ханна кивнула:

— Согласна, Санни тоже замечательная, а их дочка Бекки — чудо. Она покорила мое сердце с первого взгляда.

Джастин доел кашу и ухмыльнулся.

— Ничего странного, Бекки на всех производит такое впечатление. — Тут он вопросительно изогнул темную бровь. — А ты любишь детей?

— Да, очень! — с жаром отозвалась Ханна. Она покончила с едой, промокнула губы бумажной салфеткой, до того лежавшей у нее на коленях, и улыбнулась. — У некоторых моих подруг есть дети, и все они очаровательны!

— Ясно, — сказал Джастин, встал из-за стола, принес кофейник и наполнил обе чашки. — Ну а как насчет тебя?

Ханна нахмурилась и озадаченно посмотрела на него:

— Что насчет меня?

— Не увиливай, моя сладкая Ханна, — пожурил он. — Я рассказал тебе о себе. Теперь твоя очередь.

Что-то ее голова плохо варит этим утром.

Очевидно, во всем виновата волшебная ночь любви, ночь не правдоподобно дикой, безудержной страсти. Неудивительно, что рассудок Ханны несколько помутился, но не до такой же степени!

— Ничего ты не рассказывал! — возмутилась она. — Ты только расспрашивал, как мне понравилась твоя семья.

— Ну, я-то не могу сказать, как мне понравилась твоя семья, поскольку никогда не видел твоих родственников.

— Так кто же из нас увиливает? Уж не мистер ли Грэйнджер, который считает себя необыкновенно ловким? — хихикнула Ханна.

Джастин осторожно глотнул горячего кофе и ухмыльнулся в ответ.

— Ладно, что ты хочешь узнать обо мне? Собираешься выведать мои страшные и неприглядные тайны?

— А у тебя они есть?

— Не-а.

Ханна не смогла удержаться от смеха. Да она просто влюблена… Нет, стоп-стоп-стоп! Не заходи так далеко, девочка, это не тот случай. Беги от своей влюбленности, как от чумы!

— Скажи, ты и вправду «негодный мальчишка», как тебя называет твоя мама? — спросила она для начала. Хотя вряд ли Джастин расскажет ей о том, с какой легкостью он относится к своим любовным приключениям.

— Конечно, нет. Я намного хуже!

— Неужели? В каком смысле?

— Послушай, Ханна, — сказал Джастин, — не знаю, чем ты зарабатываешь на хлеб, но тебя с удовольствием взяли бы служить в полицию. У тебя дар допрашивать преступников.

— Вообще-то я работаю в сфере маркетинга, заметила она. — И не пытайся сменить тему разговора, это ничего не даст. Я хочу знать все пикантные подробности.

— Пикантные? — Джастин запрокинул голову и расхохотался. — Ты не перестаешь удивлять меня, женщина!

Снова «женщина»?! Похоже, придется растолковать ему, что на дворе двадцать первый век.

— Прекрати называть меня так! Меня зовут Ханна!

Джастин изобразил глубокое удивление:

— Разве ты не женщина? Черт возьми, я не мог обмануться! Я прекрасно помню вчерашнее утро и прошлую ночь, особенно прошлую ночь… Так что буду называть тебя женщиной, когда мне заблагорассудится.

— Отлично! — Ханна встала и резко отодвинула свой стул. — Тогда я пошла. — Она отвернулась и шагнула к телефону, висевшему на стене кухни.

— Подожди минутку! — Джастин накрыл своей рукой ладонь Ханны и не дал ей снять трубку.

Надо же, она даже не услышала, как он подошел.

— Ханна, дорогая, — прогудел он, — я всего-навсего пошутил. Что ты делаешь?

— То, что и собиралась сделать сегодня, — ответила она. — Позвоню в авиакомпанию и закажу билет на другой рейс. Хорошо бы у них нашлось что-нибудь на сегодняшний вечер или на завтрашнее утро.

— Ханна! — промурлыкал Джастин. Его низкий голос завораживал, словно пение сирен. Он развернул Ханну лицом к себе и нежно сжал ее в объятиях. — Не уезжай, пожалуйста!

Она подняла глаза, и вся ее решимость сразу же улетучилась. Он смотрел так грустно, что ему невозможно было отказать. Господи, по-хорошему ей следовало бы как можно скорее убежать подальше от Джастина. Если даже она сейчас задержится… все равно в конце концов останется одна, сердце ее будет разбито. Ханна понимала, что надо бы послушаться голоса разума, но все же… все же…

— Ханна! — Джастин склонился к ней и нежно прикоснулся губами к ее губам. — Не уезжай!

Побудь со мной еще недельку или хотя бы несколько дней! — И тут он полностью завладел ее ртом, его язык коснулся ее языка.

И Ханна сдалась. Она решила задержаться еще ненадолго. Вопреки тому, что считала скоротечные бурные романы безрассудством. Останавливаться было слишком поздно, а бежать пока рано. Ей безумно хотелось любви Джастина. Оставаясь, Ханна уступала больше своим желаниям, чем его мольбам.

Она ничего не ответила — просто обвила руками его сильную шею и жадно прильнула к горячим губам.

— Ты говорил, что был когда-то женат?

— Угу, — пробормотал он.

Они снова лежали в постели, и Ханна не могла видеть его лица, поскольку прижималась щекой к груди Джастина. Он своим телом словно закрывал ее от всех мыслимых невзгод, а свободной рукой играл с длинной белокурой прядью. Вид Джастина, оберегающего ее покой, вызвал яркое воспоминание об одном небольшом эпизоде свадебного банкета.

Она оставила Мэгги в номере для новобрачных, а сама спустилась в вестибюль отеля и сразу направилась в гардероб. Девушка аккуратно перекинула через стойку пакет с подвенечным платьем подруги и сменила туфли на зимние сапожки. Наконец Ханна набросила пальто. Она собиралась незаметно ускользнуть, пока Джастин не начал ее разыскивать.

Однако, подумав, Ханна со вздохом повернула в сторону банкетного зала, где по-прежнему продолжалось веселье. Нельзя уйти, не попрощавшись с семьей Джастина. Кроме того, она узнала, что его родители взяли на себя все расходы, и по правилам хорошего тона следовало поблагодарить их за замечательно организованную свадьбу.

Ханна заглянула в банкетный зал, и все ее благие намерения мгновенно улетучились. Джастин стоял у стола и разговаривал с отцом и Адамом. Они дружно над чем-то смеялись. Джастин выглядел безумно соблазнительно.

Она уже собралась уходить, как вдруг увидела, как маленькая Бекки подбежала к Джастину и подергала его за брючину. Он посмотрел вниз, и его лицо озарила нежная улыбка. Джастин заботливо наклонился к девочке. Бекки подняла свое прелестное личико к дяде и что-то пролепетала. Джастин засмеялся, а потом подхватил ее на руки и отнес на тот край танцплощадки, где было не так много народу.

Ханна нерешительно топталась в дверях и наблюдала за необычной парой. Она была уверена, что Джастин только покружит Бекки на руках, но он опустил девочку и церемонно поклонился ей, как положено галантному кавалеру. Затем взял крохотные ручки племянницы в свои и закружился с ней в медленном танце.

Он так трепетно обращался с малышкой, что у Ханны в горле почему-то вдруг встал комок, а на глаза навернулись горячие слезы.

Тогда она решительно тряхнула головой и твердым шагом двинулась в сторону семейства Грэйнджеров. Надо успеть засвидетельствовать им свое почтение за те несколько драгоценных минут, пока играет музыка. После этого она наконец ускользнула из отеля, а вернее — от Джастина.

Тут Ханна резко вернулась в реальность, оттого что ее мозг пронзила одна внезапная мысль:

— Джастин, а у тебя есть дети?

Он испустил тяжелый вздох, перекатился на спину и широко раскинул руки.

— Нет. — Он открыл глаза и печально посмотрел на нее. — Энджи… моя бывшая жена, говорила, что хочет чуть-чуть подождать. — Губы Джастина скривились, словно в рот ему попало что-то кислое. — Но не успело пройти это «чуть-чуть», как она навострила лыжи и сбежала с другим. — Из его горла вырвался какой-то невнятный всхрип. — Представляешь, удрала с заезжим коммивояжером, предлагавшим программное обеспечение для компьютеров! Прискорбно, правда?

— Прости, я не хотела, — подавленно пробормотала Ханна. — Не стоило заговаривать об этом.

— Ничего, — отозвался Джастин. Лед в его глазах начал понемногу оттаивать. — Все в порядке.

Ты можешь спрашивать меня обо всем.

— Ты… — Она заколебалась, не слишком ли заденет Джастина ее вопрос? Не хотелось, чтобы его взгляд снова стал холодным. — Ты очень сильно любил ее?

На его лице появилось слабое подобие улыбки.

— Все так быстро завертелось, что мы не успели узнать друг друга как следует. Но, конечно, было время, когда я любил ее.

Хотя Джастин и не сказал «очень сильно», тем не менее Ханна вдруг ощутила острую боль в сердце. Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы не выдать себя.

— И ты все еще любишь ее? — Она решила идти до конца, как ни тяжело ей это далось. Если Джастин даст положительный ответ, то его отношение к женщинам становится понятным. Бросая их, он как бы мсти г бывшей супруге.

— Нет. — Джастин смотрел прямо в глаза Ханны, голос его звучал уверенно. — Хочешь знать правду? — И продолжил, не дожидаясь ответа: Я осознал, что это не любовь, уже через месяц после свадьбы.

Ханна не знала, как ей реагировать на столь откровенное признание. Она решила оставить скользкую тему и зайти с другой стороны:

— А ты когда-нибудь любил по-настоящему?

— Нет, — ответил Джастин с неподкупной прямотой. — А ты?

Ханна улыбнулась. Что ж, это по-честному не все же ей одной задавать вопросы.

— И я нет, — сказала она так же откровенно. Но, как и тебе, одно время мне казалось, что любила. — Улыбка ее сменилась ироничной гримаской. — Только, в отличие от тебя, я обманывалась не какой-то там месяц, а почти целый год.

— И что же случилось? Тебе надоело, что он не удовлетворял тебя в постели? — Тут Джастин ухмыльнулся с выражением явного мужского превосходства.

Ханна почувствовала, как ее лицо заливает румянец стыда. Что-то она слишком часто краснеет в последнее время — это уже начинает раздражать. Тем не менее у нее не повернулся язык упрекнуть Джастина. Ведь он подарил ей то, чего она так и не дождалась от его предшественника.

— В общем-то, да, — со вздохом признала Ханна, — но то была не главная причина.

— Как?! — взвился Джастин. Он резко сел в постели и недоуменно воззрился на нее. — Да он что, сумасшедший? — И снова, как случалось довольно часто, Джастин не дал ей ответить. — Как «не главная причина»?! По-моему, для двух любящих людей не может быть ничего важнее!

— Охотно верю, что именно так ты и считаешь, — покорно отозвалась Ханна и чуть слышно вздохнула. — Джастин, существуют вещи, уж никак не менее важные, чем секс, особенно если есть надежда на то, что отношения не мимолетны.

— Ну да, ну да, — отмахнулся он. — Совместимость, схожие взгляды и прочее… Но секс имеет огромное значение.

Да уж, подумала Ханна, определенно Джастин Грэйнджер всегда думает только об одном.

Надо же — какое разочарование!

— Как выяснилось, у нас оказалось мало общего. Его мысли были заняты только карьерой.

Он не замечал ничего в жизни, кроме своей работы. И по мере продвижения по службе положение все больше усугублялось. У него не хватало времени на развлечения, на друзей, на разговоры со мной…

— И даже на любовные игры? — вставил Джастин.

Ханна пропустила его слова мимо ушей. Ему ее не сбить!

— Понимаешь, я тогда только закончила колледж и организовывала свое дело. Тем не менее я всегда забывала о рабочих проблемах, как только закрывала за собой дверь офиса.

— А он так не мог?

— Угу, — кивнула головой Ханна. Ее удивляло, зачем она пытается объяснить все это Джастину, если они, по всей видимости, никогда больше не увидятся. — Знаешь, я ведь не сразу сдалась, пыталась наладить наши отношения. Я даже научилась готовить, хотя кулинария меня никогда особенно не привлекала, и ему это было отлично известно.

Джастин расхохотался.

— По правде говоря, — нахмурилась Ханна, — я не понимаю, почему некоторые готовы тратить кучу времени и усилий на приготовление всяких изысков, чтобы потом это было съедено за какие-нибудь пятнадцать минут. В итоге им еще приходится убирать со стола.

Джастин захохотал еще пуще.

— Прости, пожалуйста, это я не над тобой, пояснил он сквозь смех.

Ханна гневно сверкнула глазами.

— И что же такого смешного я сказала?

— Да просто ты как нельзя лучше выразила мое отношение к кулинарному искусству. Если я хочу вкусно поесть и посидеть при свечах с бокалом вина, то иду в какой-нибудь хороший ресторан.

— Надо же, и я так считаю! — обрадованно подхватила Ханна.

Почему-то ей и в голову не приходило, что они с Джастином разговаривают именно так, как она мечтала когда-то, — не торопясь обсуждают разные интересные темы.

— Ладно, что ты скажешь, если мы предоставим тому… как его там зовут, жить своей тоскливой жизнью, каковую он и заслуживает, а сами займемся более приятными делами? — спросил Джастин с соблазнительной улыбкой.

— И какими же? — поинтересовалась Ханна.

Внезапно она осознала, что оба они полураздеты, и от волнующего предвкушения по ее спине побежали мурашки.

— Для начала мы уберемся на этой проклятой кухне. — Тут обворожительная улыбка на лице Джастина сменилась озорной ухмылкой. — Затем отправимся в душ… — Он немного помедлил. И, думаю, самое время перестелить постель и отправить белье в стирку.

— Идет! — с готовностью согласилась Ханна, хотя на самом деле испытала некоторое разочарование. — Я займусь постелью.

— Что ж, пожалуйста! — Он соскочил с кровати, схватил свои мятые джинсы и натянул их, а затем надел тот же свитер, в котором был вчера.

Ханна тоже быстро выскользнула из постели.

Она подобрала с пола халатик, столь нетерпеливо отброшенный в сторону накануне, накинула его и крепко затянула пояс. Все это время она не отрывала глаз от Джастина.

Джастин Грэйнджер обладал поистине великолепной фигурой. Какая широкая могучая спина — и это при узкой талии! Какие крепкие ягодицы, мускулистые бедра, мощные икры! Ханна тяжело вздохнула. Господи, даже его ноги казались ей верхом совершенства!

Совсем докатилась, обругала она себя. Додумалась до того, чтобы назвать мужские ноги «верхом совершенства». Кошмар какой-то!

Ханна второпях покинула спальню. Она старательно убеждала себя, что все это только физическое влечение, очень сильное влечение, но ничего больше.

Ханна и Джастин работали вместе так же слаженно, как и накануне, и в итоге убрались на кухне за каких-нибудь двадцать минут.

— Знаешь что? — заявил Джастин, когда Ханна напоследок прополаскивала губку для мытья посуды. — Представь себе, я снова хочу есть.

Она уронила губку в раковину и удивленно обернулась.

— Как?! Мы же только навели порядок после завтрака.

— Да, верно, — согласился Джастин и одарил ее дьявольски обольстительной улыбкой, — а ты не смотрела на часы?

Естественно, Ханна тут же устремила взгляд на настенный циферблат. Без четверти два. Невероятно! Они завтракали около девяти.

По какой-то необъяснимой причине только сейчас, узнав, который час, Ханна обнаружила, что проголодалась.

— А знаешь что? — в свою очередь спросила она и продолжила, как обычно поступал он, не дожидаясь ответа собеседника:

— Оказывается, я тоже хочу есть.

Глаза Джастина засветились еще ярче.

— Превосходно! Тогда займемся обедом прямо сейчас!

Они снова дружно принялись за работу и через десять минут уже садились за стол. Только если раньше Ханна и Джастин убирались на кухне в полнейшем молчании, теперь они непринужденно болтали о всякой всячине.

После обеда парочка направилась в спальню, чтобы собрать постельное белье. Однако, как только они переступили порог комнаты, Джастин придержал Ханну за руку.

— Я думаю, было бы непростительно пренебречь этой соблазнительно разобранной постелью. — Он лукаво посмотрел на Ханну. — Тебе так не кажется?

Она хотела сказать «нет». Она пыталась. Однако язык не слушался, и с ее губ слетело еле слышное «да».

Ханна лежала рядом с Джастином, довольная и расслабленная, и удивлялась про себя, насколько он неутомим и изобретателен в любовных ласках. Джастин крепко прижимал ее к себе, и ей нравилось ощущать тепло его тела. Ей нравилось, как он дышит, уткнувшись носом в ее волосы, как ласково поглаживает ее по спине.

Ханна тихонько вздохнула. Кажется, она могла бы полюбить…

Не стоит заходить так далеко, одернула она себя, и уже не в первый раз. Это всего лишь развлечение. Несколько дней, выбившихся из обычного течения жизни. Позволь себе передышку, но потом — беги! Беги как можно быстрее.

Побуждаемая такими мыслями, Ханна выскользнула из объятий Джастина и быстро соскочила с постели.

— Я пошла в душ.

— Эй, погоди! — Джастин метнулся за ней, но было слишком поздно. Как раз в тот момент, когда он достиг двери ванной, изнутри раздался щелчок задвижки.

— Ханна! — умоляюще вскричал он сквозь смех. — Впусти меня, ну, пожалуйста!

— Я уже пускала тебя, — игриво напомнила ему Ханна, — и не раз. И наслаждалась каждой секундой, — призналась она и улыбнулась, так как из-за двери раздался горестный вопль. — А сейчас я намерена как следует насладиться именно душем и вымыть волосы. Если тебе повезет, я буду готова через полчаса.

— Полчаса?! — простонал Джастин. — А мне-то чем занять время?

— Я уверена, ты что-нибудь придумаешь. — И она включила воду на полную мощность, чтобы заглушить его ответ.

Ханна вышла из ванной с ощущением удивительной чистоты и свежести. Она очень гордилась собой, поскольку не только смогла уложиться в обещанные полчаса, но даже закончила минут на пять раньше.

В спальне было пусто, никаких полуобнаженных красавцев не наблюдалось. Однако одежда была подобрана с пола, а кровать застелена свежим бельем.

Этот мужчина не переставал поражать ее.

Кто бы мог предположить, что мистер Ловелас окажется таким аккуратным и хозяйственным?

Ханна решила воспользоваться моментом.

Пока ей не мешали, она покопалась в чемодане и подобрала новую смену белья, оделась и сунула ноги в тапочки. Теперь ей стало намного уютнее и теплее.

Затем она включила фен и с помощью круглой щетки принялась сушить и укладывать волосы. Когда процедура близилась к завершению, в комнату наконец вошел Джастин.

— А вот и я, — объявил он. — Относил белье в стирку. Оно будет готово примерно через пятнадцать минут. — Он подошел к шкафу и вынул оттуда свежую одежду. — Ты, наверное, уже заметила, что я перестелил постель.

— Ожидаешь оваций?

Джастин хмыкнул:

— Да ладно уж, поцелуй будет вполне достаточной наградой.

— Что-то я сомневаюсь, — покачала головой Ханна.

— Как, ты мне не веришь?! — Брови Джастина удивленно взлетели вверх.

— Нисколечко! — Пытаясь не рассмеяться над удрученным выражением его лица, она снова взяла в руки фен. — Иди в душ, а я пока закончу сушить волосы.

— Ты жестокая женщина, моя сладкая Ханна, громко проворчал он и направился в ванную.

Никогда раньше Ханна не подумала бы, что можно так весело проводить время с мужчиной.

Она вообще редко смеялась, общаясь со своим бывшим парнем, слишком серьезным и погруженным в себя. Впрочем, он не заслуживает, чтобы о нем вспоминали.

В итоге Ханна решила задержаться — скорее всего, до конца недели. С Джастином она отдыхала и душой, и телом. С ним она чувствовала себя счастливой.

А как только эти несколько дней пролетят, она сядет на самолет до Филадельфии и вернется к своей привычной жизни, Джастин же отправится в Монтану.

И скорее всего, они никогда больше не увидятся.

Эта мысль ужасно угнетала Ханну.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Было воскресенье. Ханна убиралась в своей квартире. Она вернулась в Филадельфию в прошлую пятницу поздно вечером. Прошла уже целая неделя и один день, а от Джастина до сих пор ни слуху ни духу.

Ну а чего ты ожидала? — спросила себя Ханна. Она решила вытереть пыль в гостиной, но дело не спорилось.

Они провели вместе пять дней. Она превосходно отдохнула. Даже ее помощница отметила это, как только Ханна появилась на пороге своего офиса.

— Ты прямо вся светишься! — воскликнула Джоселин. — Ты точно ездила в Дедвуд, а не на оздоровительный курорт?

Ханна принужденно засмеялась. По правде говоря, она чувствовала себя ужасно.

— Нет-нет, какой там курорт. Клянусь, я была на свадьбе подруги.

Джоселин смерила ее подозрительным взглядом.

— И все-таки блеск в твоих глазах — неспроста. Здесь, случаем, не замешан мужчина?

Тихий вздох и счастливая улыбка выдали Ханну с головой. Вдобавок она ощутила, как ее щеки заливает горячий румянец. Черт бы побрал эту недавно обретенную способность краснеть!

— Ага! — торжествующе воскликнула Джоселин, и на Ханну градом посыпались вопросы: А он красивый? Все было романтично? Он, наверное, великолепен в постели?

— Джоселин, уймись! — Щеки Ханны нестерпимо пылали. — Ты ведь знаешь, я ни за что не отвечу! Это слишком личное!

— Ну, разумеется, — хихикнула подруга. — Я и не рассчитывала получишь детальный отчет о твоем романе. Но расскажи хотя бы, с чего вы начали и на чем кончили, — она фыркнула, — уж прости за каламбур. Впрочем, конечно, твое сияющее лицо говорит само за себя.

Ханна испуганно моргнула:

— Это так очевидно?

— Да, шеф. Извини, ну никак не сравнить с тем, что было до отпуска! Тебе явно требовалась передышка.

Этот разговор происходил в понедельник. Сегодня же Ханна больше не улыбалась, не светилась от счастья. Ей было больно. Она находилась в постоянном напряженном ожидании. Как бы от этого на лице не появились морщинки.

Впрочем, она ведь с самого начала понимала, что их роман недолговечен. К чему лелеять тайные надежды? Джастин и не собирался лететь в Филадельфию следующим же рейсом.

Но всего лишь одно! о телефонного звонка просто чтобы узнать, как она долетела, — было бы достаточно.

А с чего она взяла, что Джастин — внимательный? Да, он помогал ей управляться на кухне, собирал одежду, в беспорядке разбросанную в спальне, и застилал постель. А когда они в последний раз занимались любовью, в воздухе отчетливо витало отчаяние, и прощальный поцелуй был таким чувственным и долгим, словно Джастин никак не мог оторваться от нее?

Ханна понимала всю глубину своего заблуждения. Во всяком случае, стремилась понять.

Они с Джастином только играли в семью, будто маленькие дети. Ну, конечно, не совсем как дети…

При этом воспоминании она содрогнулась.

Было так здорово играть в эту игру! Вернее, даже больше, чем здорово, — просто потрясающе!

В ней проснулась неведомая прежде чувственность.

Глаза Ханны застелила пелена слез. Почему она совершила глупость и влюбилась в него? В Джастина, не признающего прочных связей! В Джастина — неисправимого ловеласа!

Нет, ты несправедлива к нему, сказала она себе, вытирая слезы. Джастин не давал тебе никаких обещаний. Он честно не предлагал тебе ничего, кроме небольшого развлечения. Ты решилась на сближение с ним, зная, на что идешь. И следует винить только себя саму за теперешнюю боль в сердце и опустошенность в душе.

Жизнь продолжается, утешала себя Ханна.

Она переболеет Джастином и будет жить дальше. У нее все равно нет выбора. Остаются друзья, ее дело, которое надо развивать… пыль, которую надо вытирать…

Джастин который день неприкаянно слонялся по всему дому. Он не находил себе места, словно его что-то терзало. Карла заметила эту угрюмость и осторожно приглядывалась к Грэйнджеру, поскольку не знала, чем сие объяснить и чего от него ожидать.

Сам он говорил себе, что во всем виновата погода. Земля и так уже была покрыта снегом чуть ли не по колено, а буран за окном все не унимался. Джастин ощущал себя словно в ловушке и считал это причиной своего неясного беспокойства. Он отвернулся от окна и снова принялся бродить по дому.

Вообще-то Джастин отлично понимал, что дело вовсе не в суровой зиме. Затяжные осенние дожди и холодные снежные зимы были для него привычным делом. Главное — чтобы не мокли и не мерзли его лошади. А сейчас он прекрасно знал, что все животные находятся в теплых стойлах, накормленные и напоенные. Бен и другие работники ранчо хорошо присматривали за ними.

— Ты что-то хотел, Джастин? — заботливо поинтересовалась Карла, когда он пришел на кухню.

Он совершенно не знал, зачем забрел сюда, и сказал первое, что пришло в голову:

— А у нас в кофейнике что-нибудь есть? — Сложно было придумать более дурацкий вопрос.

— Конечно, — с улыбкой отозвалась Карла. Она открыла шкаф для посуды и достала оттуда кружку. — Я только что сварила свежий кофе. Джастин потянулся за кружкой, но молодая женщина покачала головой:

— Садись, я сама все сделаю.

Он даже не подумал спорить. Как можно спорить с той, кто угощает его самыми замечательными яствами, каких нигде больше не попробуешь. Джастин по пути захватил из холодильника пакет молока и послушно уселся за стол.

Кофе оказался именно таким, какой он любил больше всего, — крепким, горячим и свежесваренным.

— Подать тебе еще что-нибудь? — спросила Карла, подходя к столу со своей кружкой. — Печенье, кусочек пирога или кофейного торта?

С тех пор как Карла появилась на ранчо, у них в кладовке не переводилось свежее печенье, а в холодильнике — пироги. Джастину больше всего нравился кофейный торт, хотя и яблочный пирог обладал поистине божественным вкусом.

Джастин бросил взгляд на циферблат. До ужина оставалось еще несколько часов.

— Пожалуй, парочка печений не помешает. У тебя, случаем, не найдется овсяного, с изюмом и орехами?

Карла рассмеялась:

— А как же! Вы с Беном так его любите, что я всегда держу его под рукой. Вчера напекла целых два противня. — С этими словами она исчезла в кладовке.

Как только за Карлой закрылась дверь, в кухню вошел ее муж, до того проверявший с помощью компьютера запас кормов. По сути, в последнее время именно Бен заправлял всеми делами. Джастин не пытался ничего изменить и не обижался на своего помощника. Невозможно осуждать человека, который взвалил на свои плечи такой тяжелый груз. К тому же Бен давно уже практически стал членом семьи.

Нет, Джастин совершенно не обижался. Он просто чувствовал себя ненужным.

— А где моя вторая половина? — с порога осведомился Бен. Он достал с полки кружку и налил себе кофе.

Сбежала с молочником, — угрюмо пробурчал Джастин и осторожно отхлебнул горячий напиток.

— Отличная шутка, — ухмыльнулся Дэниелс, в особенности если учесть, что мы не пользуемся услугами молочника.

Джастин печально махнул рукой.

— Забудь.

Из кладовки появилась Карла. При виде мужа она просияла:

— Вы звали, ваша светлость? Чего желаете?

Бен игриво ухмыльнулся:

— Да, желаю, но не здесь и не сейчас, когда на нас смотрит босс. — Он вытянул шею, пытаясь выяснить, что несет жена. — Пока что я ограничусь вот этим замечательным печеньем.

Слушая ласково-шутливые реплики, которыми обменивались супруги, Джастин внезапно ощутил в своей душе гнетущую пустоту. Он убеждал себя, что дело вовсе не в Ханне Детурк, с которой они так же весело перешучивались, так же нежно посмеивались друг над другом.

Джастин попытался заполнить эту пустоту выпечкой и отправлял в рот одно печенье за другим, но его замысел, разумеется, не сработал.

Тянулись долгие зимние дни, казавшиеся бесконечными, и легче ему не становилось. Он переложил почти все обязанности по управлению ранчо на Бена, а сам целыми днями слонялся по дому мрачный, словно голодный лев.

Да, Джастин, безусловно, изголодался, только не по еде. Он уже не помнил, сколько раз подходил к телефону, чтобы позвонить в Филадельфию, зато отлично сознавал, почему ни разу не поднял трубку.

Что он мог сказать Ханне? Что скучает по ней, что ему чертовски плохо без нее? Да уж, усмехнулся Джастин, любая женщина растаяла бы, услышав такие слова. Вот только Ханна — не любая, нет! Ханна — особа очень независимая.

Хорошо хоть она все-таки согласилась провести с ним несколько дней, к их взаимному удовольствию. А уж в том, что удовольствие было обоюдным, у Джастина не имелось ни малейших сомнений. Надо сказать, с тех пор, как распален его брак, он еще ни разу не оставался с женщиной всю ночь. Но с Ханной отчего-то все обстояло иначе. Занимаясь с ней любовью, Джастин испытывал невероятное наслаждение, можно даже сказать, настоящий экстаз. И она отвечала ему с такой самозабвенной страстью, какую, Джастин был совершенно уверен, не смогла бы изобразить даже самая искусная актриса.

И все же, несмотря на потрясающий секс и на то, что им было хорошо вместе и вне постели, это ее не остановило. Она уехала.

Ханна ни разу не сказала ничего такого напрямую, но из разговоров с ней со всей определенностью явствовало: у нее своя жизнь там, на другом конце страны, и она не собирается ничего менять. Решение уехать было непреклонным, как Джастин ни упрашивал ее задержаться. И даже его долгий чувственный поцелуй напоследок ничего не изменил. Ханна прошептала слова прощания, скользнула за руль взятого напрокат внедорожника и умчалась прочь, даже не оглянувшись.

Джастин подошел к окну и незаметно для себя тяжело вздохнул. Буран давно стих, но температура по-прежнему держалась ниже нуля. Двор завалило снегом, и ветер сметал его в сугробы высотой едва ли не в человеческий рост.

Черт возьми, раньше снегопады беспокоили его только потому, что после них было тяжело пробираться от дома к конюшням и обратно. Что же такое с ним происходит?!

— Послушай, дружище, почему бы тебе не взять отпуск? — как-то предложил Бен. — Съезди в какое-нибудь приятное местечко, где светит солнце и температура не опускается ниже тридцати, найди девушку… А то ты действуешь мне на нервы. Хуже того — твое состояние начинает беспокоить Карлу.

— Значит, я действую на нервы тебе и раздражаю твою жену? — осторожно переспросил Джастин. Он изо всех сил сдерживался, чтобы не нагрубить. — Так, может, это вам с Карлой стоит отправиться на курорт?

— Нет, нам — не стоит, — невозмутимо ответил Бен. — Мы счастливы и здесь в любую погоду.

Джастин недоуменно приподнял бровь:

— А я, выходит, несчастлив?

— Да будет тебе, Джастин! Мы ведь давно друг друга знаем, правда? Но за всю свою жизнь я ни разу не видел тебя таким, как сейчас. Ты бесцельно слоняешься по дому, подолгу стоишь у окна, вздыхаешь каждые пять минут… Ты держался бодрее, даже когда Энджи сбежала с тем гнусным типом.

— А что, я вздыхаю каждые пять минут? — с деланным смешком переспросил Джастин, почувствовав острый укол тревоги. Притом он никак не отреагировал на упоминание о бывшей жене: оказывается, для него это было уже неважно. Хорошо, я подумаю, — резюмировал он и отвернулся к окну, давая понять, что разговор окончен.

— Ладно, намек понял, — покорно усмехнулся Бен. — Пойду займусь своими делами.

— Благодарю за заботу, — пробурчал Джастин.

Он смотрел в окно на унылый зимний пейзаж, но не видел его. Перед глазами возникла совершенно другая картина — зеленые равнины Пенсильвании, купающиеся в лучах весеннего солнца, о которых рассказывала Ханна.

Джастин нахмурился, решительно направился в свою комнату, включил компьютер и вышел в Интернет. Ему надо было кое-что подыскать.

Спустя несколько часов он взялся за телефон, вызвал вертолет, обслуживающий ранчо, и попросил пилота забрать его с площадки неподалеку от дома. Затем достал из шкафа дорожную сумку и покидал туда вещи, которые могли понадобиться в ближайшие пару дней.

Впервые после возвращения из Дедвуда вместо внутренней опустошенности Джастин испытывал необычайный эмоциональный подъем.

Перед тем как бежать к вертолету, он набрал еще один телефонный номер, так как у него появилась интересная идея. Джастин придумал, куда еще можно выгодно вложить семейные средства, и хотел обсудить это с Адамом.

Бен проводил Джастина до посадочной площадки и выслушал последние указания. Вертолет уже прибыл, его лопасти со свистом рассекали морозный воздух.

— Не беспокойся, я буду хорошо заботиться о лошадях, — заверил Бен.

— Знаю, — отозвался Джастин, махнул рукой на прощание и побежал к вертолету.

— Кстати говоря, — бросил ему вдогонку управляющий, перекрикивая рев вращающихся лопастей, — ты снова становишься самим собой!

Ближе к середине февраля Ханна решила проверить кое-какие подозрения. Они зародились еще неделю назад, но все это время она избегала смотреть правде в глаза. Дело было в том, что ее стало слегка тошнить по утрам и к тому же начала немного побаливать грудь. Ханна предпочла не ограничиваться самоанализом симптомов и по пути с работы домой заглянула в аптеку.

Полоска домашнего теста на беременность окрасилась в цвет, соответствующий положительному результату. Конечно, Ханна сознавала, что это не самый точный способ. В любом случае следует сходить к гинекологу.

Но как такое могло случиться? Ведь при всей своей пылкости Джастин ни разу не забыл о предохранении. Впрочем, как известно, полной гарантии не дают никакие средства, размышляла Ханна. Одновременно она изучала содержимое холодильника, выбирая, что бы съесть на ужин.

Она разогрела в микроволновой печи приглянувшийся ей замороженный полуфабрикат и села за стол. Как же поступить, если врач подтвердит беременность?

Ханна отставила тарелку и взяла в руки чашку. На сей раз она заварила зеленый чай вместо привычного кофе.

Кофе… Ханна вздохнула. Она очень любила кофе, особенно по утрам, да и в течение дня обязательно выпивала несколько чашек, причем никогда не останавливала свой выбор на сортах без кофеина.

Ханна понимала, что ей придется на ближайшее время позабыть о своем любимом напитке, если она решится…

0-хо-хо… Чай совсем не плох. Конечно, не кофе, но раз требуется замена, это вполне подойдет.

Впрочем, только в случае, если она не выберет другой вариант. Эта мысль мгновенно вызвала у Ханны приступ тошноты. Она быстро допила чай большими глотками в надежде унять дурноту.

Нет, другого варианта быть не может! Хотя Ханна считала, что женщины вправе выбирать, оставлять беременность или нет, перед ней такой вопрос не стоял. Если врач подтвердит ее подозрения, она, безусловно, будет рожать.

Ребеночек… Ханна представила себе мягкие одеяльца, крохотные распашоночки и пинеточки… В ней внезапно пробудился защитный материнский инстинкт, и она прикрыла свой пока еще плоский живот рукой.

Ее ребенок.

Ребенок Джастина.

Тут она наконец осознала: ведь это не только ее дело. Ощущение было волнующим и вместе с тем пугающим. Как сказать Джастину о будущем малыше?

Нельзя не признать, Грэйнджер был откровенен с ней — он рассчитывал лишь на кратковременную интрижку. И Ханна осталась очень довольна, она никогда в жизни не испытывала ничего подобного. И, уж конечно, вовсе не собиралась влюбляться в него.

С одной стороны, Ханна многое узнала о Джастине за те дни, пока они были вместе. И все же иногда она ловила себя на мысли, что едва знает его.

Вне всякого сомнения, Джастин был непревзойденным любовником. Временами он обращался с ней очень бережно и голос его звучал так нежно, что на глаза Ханны наворачивались слезы, а ее тело охватывал жар. А бывали моменты, когда голос Джастина делался резким и хриплым, ласки становились требовательными и он любил ее неистово и пылко. Ханна находила искреннее удовольствие и в том, и в другом.

Довольно часто они просто разговаривали, иногда поддразнивали друг друга, иногда обсуждали какие-нибудь серьезные темы. Выяснилось, что Джастин — человек честный до мозга костей. Рассказывая о себе, он ничего не приукрашивал, был предельно откровенен, и ей это нравилось.

Она все понимала и не осуждала Джастина.

Когда-то одна женщина обманула его, и он, конечно же, не хотел пережить такое снова, вот и старался не завязывать серьезных отношений.

Он любил ребятишек признался, что обожает свою племянницу Бекки. Тем не менее Джастин никогда не упоминал о желании завести собственных детей. Он только сказал, что его бывшая жена хотела немного повременить с этим.

Ханна никак не могла решить, стоит ли сообщать Джастину, если ее беременность подтвердится. В конце концов, рассудила она, будь он хоть сколько-нибудь заинтересован в рождении своего ребенка, вряд ли бы столь тщательно предохранялся. Впрочем, как выяснилось, можно было и не стараться.

С другой стороны, Джастин, конечно, я имел право знать, что станет отцом.

Вот только Ханна не знала, как ему об этом сказать.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

День святого Валентина. Праздник всех влюбленных. Одна лишь Ханна не только не ушла с работы пораньше, а, наоборот, задержалась в офисе на час дольше обычного, причем даже не выходила пообедать. Только устав и слегка проголодавшись, она начала собираться. Сегодня в ресторан не попасть, так что Ханна направилась прямо домой.

Она добралась благополучно, но, выйдя из лифта на своем этаже, замерла. Сердце на миг остановилось. У дверей ее квартиры, лениво привалившись к стене и скрестив ноги, стоял Джастин. На полу рядом с ним лежала дорожная сумка.

У Ханны в душе зажглась надежда. А вдруг он прилетел в Филадельфию, так как понял, что больше ни дня не может прожить без нее?

Тем не менее Ханна сумела взять себя в руки.

Она призвала на помощь здравый смысл и велела себе не радоваться раньше времени, пока Джастин сам не скажет того, что она так мечтала от него услышать. Как бы легко и естественно было после этого поделиться с ним своими предположениями о беременности!

Господи, как же он хорош! И снова одет в своем любимом ковбойском стиле, как и в день их первой встречи, — шляпа, куртка из толстой шерсти, джинсы и остроносые сапоги со скошенными каблуками. Впрочем, при его занятии неудивительно, что он предпочитает одеваться подобным образом.

— Привет! — сказал Джастин.

От звука низкого бархатного голоса у Ханны мгновенно перехватило дух. Черт бы его побрал! Ей пришлось напомнить себе, что не стоит заранее выдавать свои эмоции.

— Привет, — ответила Ханна. К ее удивлению, ей удалось произнести это твердым голосом. Вообще-то, она сомневалась, сможет ли сказать хоть слово, так как в горле внезапно пересохло. Что ты здесь делаешь? — Она попыталась вставить ключ в замочную скважину. Задача не из легких, если учесть, что пальцы ее дрожали.

— Я хотел увидеться с тобой. Позволишь мне войти?

Ханна вежливо сказала:

— Да, конечно, проходи. Я хотела спросить, что ты делаешь в Филадельфии?

— Ты не расслышала? — ухмыльнулся Джастин, снимая шляпу и освобождаясь от куртки. Хотел увидеть тебя, хотя это не единственная причина, почему я оказался на другом конце страны.

Только Ханна воспрянула духом, как получила ощутимый щелчок по носу. Все ее надежды пошли прахом. Тем не менее она пыталась не терять самообладания, забрала у него куртку и шляпу, убрала в гардероб, а дорожную сумку пристроила под ближайшим стулом.

— Ясно, — сказала она, стараясь придать голосу нейтральный тон, но не очень-то справилась с этой задачей. — В любом случае я рада, что ты заглянул ко мне. — Она выдавила из себя дрожащую улыбку и силилась удержать ее на лице, пытаясь скрыть душевную боль. — И что же еще привело тебя к нам, на восток?

— Расскажу после ужина, — пообещал Джастин и нахмурился. — Ведь ты, полагаю, еще не ужинала?

— Нет, — покачала головой Ханна. — Я засиделась на работе, а потом у меня не было никакого желания бороться за столик в ресторане при сегодняшнем наплыве народа.

— Угу, — кивнул Джастин и поинтересовался: А ты часто ужинаешь вне дома?

Этот вопрос едва не вывел Ханну из себя. Как будто он не знает, что сегодня День святого Валентина! И какая ему разница, часто или нет она ходит в рестораны? Ведь для него визит к ней это всего лишь знак вежливости по отношению к бывшей любовнице!

— Время от времени, — ответила Ханна неохотно и жестом предложила Джастину сесть. Не хочешь ли чего-нибудь выпить? — спросила она. Если он попросит кофе, она уж точно взорвется.

— Нет, благодарю, — отказался Джастин и уютно устроился на стуле с плюшевой обивкой. — Я подожду до ужина.

Неужели он рассчитывает, что она бросится готовить для него ужин? Если так, то ему предстоит ждать до полного и окончательного посинения, как любит говорить ее папа. Ханна твердо посмотрела Джастину в глаза, давая понять, что совершенно не намерена его кормить, и заявила:

— Надеюсь, ты и сам понимаешь — сегодня во всех приличных ресторанах наверняка огромные очереди.

— А я и не собираюсь идти в ресторан, — отозвался Джастин со снисходительной улыбкой явным свидетельством того, что он отлично понял прямолинейный намек. — Я заказал ужин прямо сюда.

Надо же, какая самоуверенность! Почему-то Ханна не слишком удивилась. Эта самоуверенность била из него через край, а вместе с ней — и откровенная чувственность.

Немедленно прекрати думать об этом, дурная твоя голова, одернула себя Ханна. Не отвлекайся!

Ну а с чего ты взял, что я буду дома? — поинтересовалась она.

— Да я и не знал наверняка, — пожал плечами Джастин и рассмеялся глубоким чувственным смехом, отчего сердце Ханны тут же подпрыгнуло и забилось часто-часто, — но решил попытать счастья. За ужином узнаешь, зачем я приехал.

— А как… — Ханна хотела спросить, каким образом Джастину удалось пройти мимо охранников в вестибюле, поскольку те без звонка хозяевам обычно никого не пропускали, но в этот момент как раз раздался звонок от той самой охраны.

— О, вот и наш ужин! — оживился Джастин и направился к домофону. — Я позабочусь о доставке, а ты накрывай на стол.

— Раскомандовался тут, — пробурчала девушка себе под нос, но тем не менее все-таки удалилась на кухню.

Ханна выставила на стол все необходимое и достала из кухонного шкафчика стаканы для воды. Тут она замешкалась, поскольку не знала, что Джастин заказал на ужин и какой напиток к этому подойдет. А вдруг он предпочтет вино, которое она, разумеется, теперь не может себе позволить? В итоге Ханна налила себе холодной воды, а другой стакан оставила пустым. Тут до нее донесся звук открываемой двери и голос Джастина, судя по всему обращенный к разносчику заказов. По квартире поплыл восхитительный аромат пиццы.

Как ни удивительно, вместо приступа тошноты рот у нее наполнился слюной, а в животе заурчало от голода.

Немного погодя в кухню небрежной походкой вошел Джастин с большой коробкой пиццы в одной руке и с белым бумажным пакетом — в другой. Его улыбка была еще более соблазнительной, чем запах еды.

Джастин осторожно водрузил коробку на стол и провозгласил:

— Кушать подано, мэм! А это, — добавил он, выразительно приподняв бумажный пакет, — на сладкое.

Правильно, все очень просто: принес сладенького — и девушка твоя, подумала Ханна, вслух же осведомилась:

— Что тебе предложить из напитков?

— А пиво есть?

— Да.

— Тогда к пицце — пиво, а к десерту — кофе.

В желудке Ханны мгновенно что-то перевернулось. И угораздило же Джастина вспомнить о ее любимом кофе, который ей теперь противопоказан.

Она достала из холодильника жестяную банку с пивом и потянулась было за стаканом, но Джастин ее остановил.

— Обойдусь и так! — махнул он рукой, уселся за стол напротив Ханны и дернул за колечко на крышке банки. — Садись и раскладывай пиццу.

Ханне начали серьезно надоедать командирские замашки Джастина. Какое право он имеет указывать ей?

— Между прочим, ты мог бы и сам это сделать, пока я искала в холодильнике пиво, — заметила она и смерила его сердитым взглядом.

— Нет, не мог. Видишь ли, крышка открывается с твоей стороны, — ответил он с улыбкой и указал на коробку. — И, если ты не заметила, упаковка пока еще запечатана.

Ханна готова была рассмеяться и одновременно боролась с желанием выплеснуть ему в лицо свой стакан воды. Однако она сдержалась и не сделала ни того, ни другого. Она притянула к себе коробку с пиццей, немного поколдовала над ней и наконец подняла крышку.

Сперва в нос ударил восхитительный аромат, и Ханна едва не застонала от предвкушения.

Только затем она обратила внимание на содержимое коробки и тут же удивленно ахнула. Пицца оказалась испеченной в форме сердца, а на ее поверхности из маленьких кусочков колбасы были выложены слова: «Моей сладкой Ханне».

Девушка восторженно засмеялась. Это был самый необычный и самый замечательный подарок на День святого Валентина, который она когда-либо получала.

— Где ты это взял? — полюбопытствовала она.

— В одной пиццерии в паре кварталов отсюда.

Я пришел туда и рассказал мужчине за стойкой, какая идея пришла мне на ум. Оказалось, он владелец заведения. Он хлопнул себя рукой по лбу и возопил, цитирую: «Ну почему я сам до этого не додумался?! Я же мог наделать целую кучу таких пицц!» Я разрешил ему воспользоваться моей идеей на следующий год, — ухмыльнулся Джастин. — Так ты собираешься разрезать пиццу?

— Жалко нарушать такую красоту…

— Но ты наверняка хочешь есть… А заодно и мне не дашь умереть от голода прямо здесь, на твоей кухне.

— Что ж, в таком случае мне, полагаю, не следует медлить. — Тихонько смеясь, Ханна отрезала кусок пиццы и положила его Джастину на тарелку. — А могу я поинтересоваться, что навело тебя на мысль сделать мне такой оригинальный подарок? — спросила она, отделяя ломтик для себя.

— Угу, — кивнул Джастин, не в силах произнести ничего более внятного, поскольку откусил слишком большой кусок. Прожевав, он наконец ответил:

— У меня не было настроения стоять в очереди в ресторан, или за конфетами, или в цветочный магазин. Ммм, неплохо, очень неплохо! — протянул он, запивая пиццу большим глотком пива. — А настроения стоять в очередях не было из-за того, что я сегодня с самого раннего утра за рулем и, признаться, здорово устал. — Тут он снова отправил в рот хороший кусок пиццы.

Ханна собиралась уже откусить от своего ломтика, да так и замерла.

— А из-за чего ты сегодня так много ездил? не удержалась она от любопытства. — И… в каких местах побывал?

Перед тем как ответить Ханне, Джастин окончательно расправился со своим куском пиццы и протянул тарелку за следующим. Не то чтобы он торопился поесть, хотя и вправду был очень голоден, но эта небольшая заминка давала ему возможность тщательнее подобрать слова для объяснения.

— Если честно, я провел за рулем не день, а два. Я прилетел в Балтимор позавчера. — От Джастина не ускользнуло, что Ханна напряглась, и он быстро продолжил:

— Взял напрокат автомобиль, снял номер в гостинице и поехал на встречу с агентом по продаже недвижимости.

— Где, в Балтиморе? — нахмурилась Ханна.

— Ну да. Я, видишь ли, помогаю Адаму подыскать кое-какую недвижимость здесь, на востоке страны. Мы думаем купить еще одну коневодческую ферму и заняться разведением чистокровных лошадей. Агент подобрал для меня несколько вариантов.

— И о каких же штатах идет речь? Кстати, почему вы решили остановиться именно на востоке? — озадаченно спросила она.

Джастин для начала ответил на ее второй вопрос:

— Мэгги говорила, что в здесь много коневодческих хозяйств.

— Верно, да и кому знать, как не ей, — признала Ханна. — Она же родилась в Пенсильвании.

— Да, так она и сказала, — кивнул Джастин. Мэгги рекомендовала мне Виргинию, Мэриленд и Пенсильванию.

Тем временем он прикончил уже третий кусок пиццы и снова протянул Ханне пустую тарелку. Она покачала головой, сомневаясь, влезет ли в него столько, но отрезала еще порцию.

Джастин продолжил:

— Я начал с Виргинии, где побывал на двух ранчо, потом направился в Мэриленд и объехал еще три фермы, ночевал в мотеле, уже в Пенсильвании. Я посетил одно ранчо в округе Ланкастер, еще два в округе Бакс и, наконец, последнее — в Берксе, в долине Оли.

— О, я как-то там была, — обрадованно заметила Ханна, промокнув губы бумажной салфеткой. Моя помощница обожает ходить по антикварным магазинам, и я время от времени присоединяюсь к ней. Так вот, однажды мы проезжали эту долину по пути в Оли-Виллидж — по-моему, так назывался тот городок, куда мы направлялись. Он не очень велик, зато очарователен.

— Я не видел в тех краях никаких городков, но сама долина, бесспорно, прекрасна даже зимой.

И ранчо, которое я там осмотрел, имеет много преимуществ. — (При этих словах Джастина губы Ханны тронула слабая мечтательная улыбка.) — Ну, я готов к десерту. Где мой кофе?

— Ой, конечно! Прости, совсем забыла! Ханна тут же поднялась из-за стола и подошла к автоматической кофеварке. — А что у нас на десерт? — полюбопытствовала она.

— Увидишь, — пообещал Джастин.

Он был немало озадачен странным выражением лица Ханны, пока та занималась приготовлением кофе. Недоумение Джастина возросло еще больше, когда она наполнила водой красный эмалированный чайник и поставила его на огонь, а затем достала из кухонного шкафа изящный фарфоровый заварочный чайничек и коробку с чайными пакетиками.

— Ты не будешь пить кофе?! — не удержался от вопроса Джастин, отлично зная ее страсть.

Впрочем, он был свидетелем не только этой ее страсти… Тело немедленно отозвалось на такое воспоминание, и ему пришлось волевым усилием отвлечь себя от грешных мыслей. Тем временем Ханна вынула из коробки два пакетика и опустила их в заварочный чайник. Джастин удивленно поинтересовался:

— Что ты делаешь?

В ответ она небрежно пожала красивыми плечами.

— С недавних пор я открыла в себе пристрастие к зеленому чаю. — Не поднимая глаз на Джастина, она сосредоточенно заливала пакетики кипятком. — Может, тебе тоже понравится?

— Нет, это не мое, — мрачно сказал Джастин. Мне как-то больше по душе кофе… и пиво.

— Что ж, тогда вот твой кофе, — сдавленным голосом произнесла Ханна, поставила дымящуюся кружку перед Джастином и отвернулась к холодильнику, чтобы достать молоко.

— Спасибо, — поблагодарил Джастин.

Грэйнджер снова отметил необычное поведение Ханны. Когда она несла ему кофе, то держала кружку в вытянутой руке, будто боялась чего-то. Все это было очень странно. Ханна передала пакет молока Джастину и осторожно налила в свою кружку некрепкого чая.

— Я не понимаю, — задумчиво проговорила она, явно избегая встречаться с ним взглядом, — какой смысл Адаму вкладывать деньги в еще одну коневодческую ферму, если ваша семья, в твоем лице, уже владеет ранчо?

— Видишь ли, мы разводим и тренируем лошадей главным образом для ковбойских состязаний. А теперь хотим заняться еще и чистокровными скакунами.

Ханна сделала маленький глоток, поморщилась, поставила кружку на стол и добавила в чай сахара.

— Сколько же ферм у тебя в списке? Куда ты планируешь еще заехать?

— Больше никуда. Черт, как горячо! — вдруг взвыл Джастин. — По-моему, я себе все внутренности сжег! — Он было потянулся через стол к наполовину полному стакану Ханны, но в последний момент его рука замерла в воздухе. — Ты не возражаешь? — уточнил он.

Она отрицательно помотала головой.

— Конечно, конечно, бери!

Джастин сделал большой глоток холодной воды в надежде поскорее унять боль внутри.

— У меня билет на завтрашний ночной рейс из Балтимора.

— А, ясно, — сказала Ханна. — Ты летишь сразу домой, в Монтану или сначала в Вайоминг, доложиться Адаму? — непринужденно осведомилась она.

Как ни удивительно, при известии о скором отъезде Джастина Ханна нисколько не изменилась в лице. Она выглядела так же, как в день их первой встречи — хотя и разговаривала вежливо-заинтересованно, но в целом держалась независимо и отстраненно. Она снова стала для него недосягаема.

Джастин ощутил болезненное разочарование. Ведь он лучше всех знал, что за внешней холодностью скрывается необыкновенно горячая, страстная натура! Черт возьми, ну почему она не хочет выдать свои истинные чувства?!

Впрочем, Джастин увидел, что Ханна замкнулась сразу, как только вышла из лифта и заметила его у дверей своей квартиры.

— Сначала надо обсудить с Адамом результаты моей поездки, — ответил Джастин, изо всех сил пытаясь сдержать растущее возмущение и недовольство.

— Значит, сегодня поздно вечером ты возвращаешься в Балтимор? Или ты забронировал гостиницу здесь, в Филадельфии?

Джастин не мог видеть выражения лица Ханны. Она как раз поднесла к губам чашку с чаем, отчего нижняя половина, ее лица оказалась скрытой от глаз собеседника. Зато голос стал еще суше и отчужденнее, и это подогрело его обиду. Зачем она с ним играет, почему смотрит и разговаривает так, словно они просто случайные знакомые? Ведь не прошло и месяца с тех пор, как они делили постель и теряли головы от страсти. Все, хватит тянуть время, решил Джастин, встал и обошел кухонный стол. Он отчаянно скучал по Ханне с момента ее отъезда из Дедвуда. Сколько ночей он беспокойно метался в постели, вертелся с боку на бок! А когда наконец удавалось забыться, ему снилась Ханна, снилось, как он целует и ласкает ее. Черт возьми, он не уйдет отсюда, пока не утолит свой голод!

Грэйнджер обвил руками плечи Ханны и потянул ее к себе.

— Джастин! — воскликнула девушка. — Что… Наконец ее холодность куда-то испарилась. Теперь в голосе слышалось неподдельное удивление.

— Думаю, ты знаешь, что, — промурлыкал Джастин, привлек Ханну еще ближе и накрыл ее губы сокрушительным поцелуем.

Он думал, ему придется удерживать ее силой, но неожиданно заметил, что она отвечает. Тогда Джастин расслабился и стал целовать Ханну нежно, наслаждаясь знакомыми ощущениями, вдыхая аромат ее духов. Он чувствовал себя так, словно вернулся домой. Так вот куда он стремился все это время, вот где его настоящее место!

И вдруг Джастин понял, что с тех пор, как Энджи нанесла ему удар, он не верил в возможность когда-нибудь испытать подобное умиротворение. Он ощутил невероятное замешательство и собирался уже прервать свой отчаянный поцелуй, но тут Ханна крепко обвила руками его шею и запустила пальцы ему в волосы.

У Джастина перехватило дыхание, и ему все же пришлось слегка отстраниться. Он посмотрел прямо в глаза Ханне.

— Нет, милая, сегодня я не уезжаю ни в какой Балтимор и не бронировал здесь гостиницу, проговорил он, дыша тяжело и часто. — Я надеялся, что ты позволишь мне провести ночь у тебя.

— Джастин, я… я…

Ее глаза смотрели тепло, взор их слегка затуманился — как всегда, когда Ханна испытывала возбуждение. Она хотела его, и, судя по всему, не меньше, чем он ее, Джастин видел это. Он облегченно вздохнул и заставил Ханну умолкнуть, снова припав к ее губам и осыпая их горячими поцелуями.

— Ханна, — прошептал он, — я весь горю. Пожалуйста, пойдем в постель.

— Джастин…

Он снова не дал ей договорить, так как безумно, до боли боялся отказа, и еле сдержался, чтобы не застонать, когда Ханна все-таки слегка отодвинулась.

— Джастин, погоди, послушай! — взмолилась она. — Мы же еще не убрали со стола после ужина и не попробовали десерт!

Это было так похоже на Ханну! Джастин рассмеялся, его переполняло ликование. Она не отказала ему!

— Ну, ведь нам не привыкать, — улыбнулся он и прижался лбом к ее лбу. — Моя сладкая Ханна, мы с тобой, как уже не раз бывало, приберемся позже. А десерт можно попробовать и на завтрак.

— На завтрак?! — в притворном ужасе переспросила она.

Джастин мягко засмеялся и принялся покрывать поцелуями ее лицо.

— То, что я принес, вполне подойдет для этого.

— Никогда не слыхала, что на завтрак бывает десерт. — С этими словами она пощекотала ухо Джастина кончиком языка, и это был явный знак капитуляции.

Джастин ощутил прилив острого возбуждения.

— Господи, Ханна! — хрипло пробормотал он. Будет лучше, если ты все-таки покажешь, где твоя спальня, иначе я могу не сдержаться и овладею тобой прямо здесь и сейчас.

— Да ладно! — хмыкнула Ханна, но тем не менее схватила его за руку и повлекла за собой через гостиную в небольшой коридор. — Ты всегда держишь себя в руках.

— Знаешь, моя сладкая, все когда-нибудь случается в первый раз, ответил на это Джастин и прижал ее пальцы к своим губам, — а мне бы очень не хотелось оказаться перед тобой в неудобном положении.

У спальни Ханна обернулась и лукаво взглянула на него.

— Может быть, ты боишься, что твоя несдержанность увеличит мою женскую силу?

— Нет, моя сладкая Ханна, тебе нечего беспокоиться по этому поводу, — заверил Джастин, закрывая за собой дверь. Он развернул ее и прижал к себе так крепко, чтобы она могла физически ощутить свою власть над его телом. — Ты и так обладаешь женской силой в избытке.

Через несколько минут их одежда была уже разбросана по всей комнате, а Ханна лежала обнаженная в центре своей широкой кровати. Какой пустой и холодной казалась ей постель в последние недели! Джастин, также полностью раздетый, стоял рядом с кроватью. Он и на сей раз не забыл позаботиться о предохранении. Джастин смотрел на нее горящим взором, а она неотрывно глядела на него. Высокий, статный, сероглазый, он был невообразимо прекрасен. Наверняка этот образ будет еще долго преследовать ее после его отъезда.

Ханна понимала, что за удовольствие придется платить, но в тот момент она не могла думать ни о чем другом, а лишь о том, что Джастин рядом. Он хочет ее, он любит ее… пусть даже всего лишь одну эту ночь.

Она приглашающе раскрыла объятия, и Джастин принял приглашение, и вот уже его горячие губы, его нежные руки ласкают ее тело.

Он обрушился на нее со всей мощью своей страсти, и они достигли вершины наслаждения одновременно. Ханна испытала такое невероятное удовлетворение, какого ей еще никогда не доводилось с ним познать.

Господи, как же она любит Джастина! Любит всем своим существом. А когда Джастин оставит ее, она будет так же сильно любить его ребеночка, их общего ребеночка.

Тихие слезы заструились по щекам Ханны, но она пообещала себе, что больше никогда не поддастся на уговоры Джастина, если он вдруг снова захочет увидеться с ней. Это невыносимо — быть всего лишь одной из его подружек, к которым он наведывается время от времени.

Ханна прижала Джастина к себе и заснула.

Это был самый глубокий сон с тех пор, как она покинула Дедвуд.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Ханна проснулась в свое обычное время.

В силу привычки ей не нужен был будильник.

Она по-прежнему чувствовала усталость — выспаться не удалось. Тело немного болело, но это было даже приятно. Все дело в том, что ночью они с Джастином занимались любовью еще дважды.

Это было восхитительно. Нет, даже больше, чем восхитительно. Божественно! Они то засыпали, то неторопливо наслаждались друг другом и так и не нашли времени выйти из спальни и убраться на кухне.

Ханна собралась вставать. Она зевнула и откинула одеяло, которое кое-как набросил на них Джастин, когда они наконец утомились от любовных игр. Из-под одеяла появилась рука, обвилась вокруг ее талии и притянула назад.

— Пусти меня, Джастин, — попросила она, пытаясь вырваться. — Мне все-таки надо навести порядок после ужина, а потом перекусить и бежать на работу.

Джастин даже не подумал ослабить хватку и прижался щекой к ее волосам.

— Устрой себе выходной, — вкрадчиво предложил он. — Останься со мной до моего отъезда.

Господи, какое искушение. Господи, какое это было искушение! Однако Ханна не забыла о данном себе обещании. После того как они вчера в первый раз утолили свою безумную страсть. она напомнила себе, что по крайней мере для Джастина это не больше чем очередной приступ желания. Поэтому теперь она поспешила отказаться от столь соблазнительного предложения:

— Я не могу.

— А почему нет? — Сонный голос любимого грозил подорвать ее решимость. — Ты ведь уже так поступала, когда ездила в Дедвуд.

Ханна наконец выскользнула из его рук.

— Да, но тогда я заранее подготовила свою помощницу, в деталях разъяснила, что нужно сделать по каждому проекту. А сейчас у меня есть несколько незаконченных дел, и чтобы все прошло успешно, я обязательно должна присутствовать лично. — Говоря все это, Ханна быстро продвигалась в сторону ванной комнаты, смежной со спальней, по пути собирая одежду.

— Ханна, подожди!

Джастин выскочил из постели. Обнаженный, он выглядел чертовски соблазнительно. Он догнал Ханну, но она уклонилась, юркнула в ванную и заперлась там.

— Ты можешь принять душ, когда я выйду! крикнула она и включила воду на полную мощность, чтобы не слышать возмущенных воплей Джастина.

Он неподвижно стоял у постели, исчерпав весь свой запас бранных слов, и мрачно смотрел на запертую дверь ванной. Ханна снова отдалилась от него — так же, как вчера. Его одновременно переполняли и горькое разочарование, и бешенство. Кроме того, Джастин ощущал нечто весьма напоминающее страх, в чем не хотел признаваться даже себе самому.

Он не понимал Ханну. То она держалась холодно и отстраненно, то в ней пробуждалась чувственность и она льнула к нему. Всю ночь Ханна с жаром предавалась страсти. Так что же произошло сегодня утром? Ведь они, черт возьми, занимались именно любовью, а не просто сексом — неважно, хотела или нет Ханна признать это.

Джастин помотал головой в полнейшем замешательстве и принялся подбирать вещи, разбросанные по спальне. Им нужно поговорить, нужно обсудить отношения. Как ни суди, их роман это более чем короткая интрижка. Джастин хотел быть честным перед Ханной и перед Богом.

Перспектива подобного объяснения до смерти пугала его, однако серьезный разговор, безусловно, необходим. Как только она выйдет из ванной, он обязательно предпримет еще одну попытку убедить ее взять выходной.

Ханна никогда еще не принимала душ и не одевалась так быстро. Она собрала влажные волосы в пучок на затылке и закрепила прическу шпильками.

Она вздохнула — очень хотелось остаться с Джастином, но это невозможно.

Ханна вышла из ванной и с твердой решимостью направилась в сторону кухни. Джастин был уже там. Ханна жестом показала ему, что душ полностью в его распоряжении.

Пока он мылся, она сложила тарелки и чашки в посудомоечную машину, протерла стол, включила кофеварку, поставила на огонь чайник, положила жариться бекон и взбила в отдельной миске яйца, чтобы вылить их на горячую сковороду, как только Джастин вернется на кухню.

— Мы забыли сказать друг другу «доброе утро», — прокрался в сознание девушки его мягкий голос, и по ее спине тут же пробежали мурашки.

Ханна стиснула зубы, чтобы унять дрожь, и произнесла с легкой отстраненностью:

— Доброе утро. Ты как раз вовремя. — Она вылила яичную смесь на сковороду. — Если хочешь помочь, можешь накрыть на стол. — По-прежнему не оборачиваясь, Ханна опустила в тостер четыре кусочка хлеба и внезапно вздрогнула, так как Джастин неожиданно подошел сзади и отобрал у нее кухонную лопатку.

— Я прослежу за омлетом, — сказал он. — Будет лучше, если ты сама накроешь на стол. Я-то не знаю, где тут что лежит.

— Хорошо, — быстро согласилась Ханна и отошла к навесному шкафу — лишь бы оказаться подальше от Джастина. Она сервировала стол на двоих и вынула из холодильника молоко и апельсиновый сок. — Ты будешь джем с тостами?

— А у тебя нет арахисового масла?

— Есть, — ответила Ханна. Она удивилась, что Джастин предпочитает намазывать на тосты то же, что и она.

— Натуральное или подслащенное? Я подслащенное не люблю.

— Я тоже, — призналась она, доставая из холодильника банку с арахисовым маслом.

Завтрак прошел практически в тишине, за исключением нескольких чисто бытовых реплик о еде. Каждый был погружен в свои собственные ; мысли. Ханна нервничала и уже в который раз смотрела на часы. Джастин молча наблюдал за ней, только иногда поводил бровью. Он заговорил лишь после того, как допил кофе.

— Я хотел бы, чтобы ты взяла выходной, — решительно заявил Грэйнджер.

— Я же сказала, что не собираюсь этого делать, — не менее твердо ответила она.

— Ханна, нам нужно поговорить. — Серые глаза Джастина стали холодными как лед.

Она встала из-за стола, вылила в раковину чай, к которому едва притронулась, и помыла кружку.

— Ничего не выйдет, я должна идти на работу.

А тебе пора ехать в Балтимор. — Она надела пальто и взяла в руки сумочку.

— Черт возьми, Ханна! — Джастин почти сорвался на крик. Послушай меня!

Она молча открыла входную дверь, и тогда он подбежал и попытался удержать ее за руку.

Нервы Ханны были напряжены до предела.

Внутренний голос говорил ей, что следует уйти, пока она не поддалась на уговоры Джастина.

— Я не собираюсь слушать тебя! — Ей было больно, и она хотела, чтобы ему тоже было больно. — Благодарю за доставленное удовольствие, с сарказмом произнесла она, — но на этом все.

Ты привязан к своей Монтане, а я предпочитаю жить здесь. И если вдруг Адам пошлет тебя в наши края еще раз, не надо заезжать ко мне.

— Ханна, что с тобой?! — потрясение пробормотал Джастин. — Ты говоришь искренне?

— Да! — заявила она, борясь со слезами и желанием уколоть его за то, что он ранил ее чувства. — А теперь мне нужно идти. Будь любезен, когда соберешься уходить, выключи свет. — С этими словами Ханна захлопнула дверь прямо перед носом ошеломленного Джастина.

Он был в ярости, вернее, в жутком бешенстве. Он даже не знал, на кого больше злится: на Ханну, которая вдруг порвала с ним, или на себя за то, что влюбился в нее без памяти.

Черт возьми, да кому нужна такая своенравная и независимая особа? В конце концов, вокруг полно хорошеньких девушек, которые с радостью подарят ему свою нежность, любовь и ласку.

Джастин твердил себе это по пути в Монтану и еще три недели после возвращения. Он убеждал себя в этом, когда работал и когда обсуждал с Адамом покупку ранчо в Пенсильвании. Чаще же всего мысли одолевали Джастина по ночам.

Он не мог заснуть, бродил по всему дому и думал о Ханне, до боли мечтая быть с ней рядом.

Ну какого черта он так сглупил? Влюбился!

Как он мог допустить )to? Но ведь Ханна не всегда была холодной и высокомерной, в его объятиях она становилась горячей и страстной, как дикая кошка.

Джастина отчего-то совершенно не заботило то, что он наконец полюбил, и на этот раз полюбил по-настоящему. Он просто решил действовать и любым способом добиться своего. Нужно было придумать что-то более существенное, чем февральская поездка.

Джастин подошел к телефону и набрал номер Адама.

— Ну, что у тебя случилось? — осведомился брат.

— Нужно собрать семейный совет по поводу ранчо в долине Оли.

— Погоди-ка, мы ведь уже почти оформили сделку, — недовольно заметил Адам. — Вообще-то, это с самого начала была твоя идея. И не говори мне теперь, что гы передумал и хочешь расторгнуть контракт, когда он готов к подписи.

— Нет-нет, не передумал, — поспешно заверил брата Джастин. — Я нашел управляющего.

— Бена, конечно?

— Нет, не его, — ответил Джастин. — Я точно знаю, что Бен не хочет никуда переезжать, да и Карла предпочитает жить поближе к своим родителям.

— Тогда кого же, черт возьми, ты собираешься предложить на его место? — требовательно поинтересовался Адам. — Кого-нибудь из работников твоего ранчо? — Джастин не успел вставить ни слова, как брат продолжил:

— Кто это там у тебя способен заняться чистокровными лошадьми?

— Да есть тут один, — протянул Джастин. По его мнению, уж кто-кто, а его брат должен был бы догадаться.

— Ну, и кто? — нетерпеливо переспросил Адам.

— Ваш покорный слуга, — признался Джастин и засмеялся, услышав в трубке глубокий вздох.

— Хорошо, я созову семейный совет, — пообещал Адам. — Разумеется, Бет, как всегда, не приедет и передаст свой голос по доверенности.

— И, как всегда, мне, — хихикнул Джастин.

— Ну, ладно, пока, — попрощался брат и повесил трубку.

Джастин громко рассмеялся, а в душе помолился за успех своего предприятия на восточном побережье. Он имел в виду не ранчо. Джастин Грэйнджер без ложной скромности знал, что в деле разведения лошадей он непревзойденный гений. Нет, проблема была лишь в том, как убедить Ханну, что он тот мужчина, который ей нужен. Его план должен сработать! Ради этого он пойдет на все.

Была уже середина марта. Погода улучшалась с каждым днем. Поскольку прогулки на свежем воздухе полезны для беременных, Ханна перестала ездить на работу на автобусе и теперь ходила пешком около четырех километров туда и обратно.

Бессознательно Ханна накрыла рукой свой пока небольшой, но постепенно растущий живот. Рожать предстояло в середине октября — в другое время года, словно в другой жизни.

Она с волнующим трепетом подумала о крошечном человечке, растущем внутри нее.

Ханна рассказала Джоселин о ребенке около месяца назад, на следующий день после визита к врачу. Помощница восторженно поздравила Ханну, а затем спросила:

— Отец знает?

— Нет, — покачала та головой. — Не думаю, что его это интересует.

— Как это — не интересует?! — негодующе взорвалась Джоселин. — То есть он воспользовался тобой, и все?! Да что он за…

— Джоселин! — остановила ее Ханна. Ей было неприятно слушать обвинения в адрес Джастина. — Я с самого начала знала, во что ввязываюсь. Наша связь была всего лишь эпизодом. Она криво улыбнулась. — Так сказать, мимолетная интрижка. Джастин никогда не намекал ни на что большее, и я ничего от него не ждала. Это мой ребенок, и я сама позабочусь о нем.

— А я всегда буду рядом с тобой! — горячо заверила Джоселин и ободряюще обняла подругу.

Хотя Ханна и взяла на себя всю ответственность, ее постоянно мучили сомнения, стоит ли сказать Джастину о ее беременности. Она не нуждалась в деньгах Грэйнджера, но понимала, что у него все-таки есть право знать о своем ребенке.

Джастин любил детей. Он мог бы стать хорошим отцом… если бы захотел. Ханна не знала, как лучше поступить.

Прогулка после работы освежила ее. Ханна пришла домой, сбросила туфли и направилась прямиком к телефону. Она должна сообщить Джастину, иначе не сможет жить спокойно.

Ханна отыскала в справочнике телефон его ранчо и набрала номер. Ответил какой-то незнакомый голос.

— Здравствуйте, попросите, пожалуйста, к телефону Джастина, — сказала она, удивившись, почему трубку сняла не Карла.

— Его нет, — ответили ей. — Ему что-нибудь передать?

Ханна отказалась, попрощалась и нажала на рычаг. На глаза мгновенно навернулись слезы.

Застыв, она смотрела на телефонную трубку и не знала, что делать дальше. В этот момент раздался звонок в дверь.

Звонок в дверь? Но это невозможно — о посетителях заранее сообщает охранник.

Ханна вышла в прихожую и посмотрела в «глазок». И застыла на месте.

За дверью стоял Джастин.

Раздался еще один звонок, резкий, отрывистый.

Пытаясь унять волнение, Ханна вздохнула поглубже, отперла замок и открыла дверь. Джастин сразу же решительно шагнул внутрь, и она отступила под его натиском.

— Джастин… Что ты здесь делаешь?

Он бросил на пол все ту же дорожную сумку, с которой приезжал в прошлый раз, подошел вплотную к Ханне и взял ее лицо в свои ладони.

— Черт возьми, женщина, — хрипло проговорил он. — Я люблю тебя и поэтому приехал. Я не собирался влюбляться в тебя. Я вообще больше не собирался ни в кого влюбляться, но полюбил. Его голос смягчился, и он нежно промурлыкал: Да, моя сладкая Ханна, я люблю тебя и хочу жениться на тебе. — Тут в непокорных серых глазах Джастина зажглись дьявольские огоньки, от которых сердце Ханны всегда таяло. — И если ты не скажешь, что тоже любишь меня и согласна выйти за меня замуж, жить со мной и растить наших детей, я от отчаяния упаду на пол и буду плакать целую неделю.

— Всего только одну жалкую неделю? — засмеялась Ханна сквозь слезы.

— Ну, может быть, две, — поправился Джастин, наклонил голову и посмотрел ей в глаза. Но мне бы очень этого не хотелось. Ханна, моя сладкая, скажи, что ты любишь меня, пока я не сошел с ума окончательно.

— Я люблю тебя! Я люблю тебя! Я люблю тебя! — По лицу Ханны ручьем заструились слезы. Джастин, я просто умираю от любви к тебе!

— Вот еще, даже не думай! У нас впереди целая жизнь, полная любви. Сейчас самое время жить!

Джастин прижал Ханну к себе так крепко, словно никогда больше не собирался отпускать ее, и поцеловал — нежно, ласково, с благоговением.

Сердце Ханны наполнилось радостью. Она обвила руками шею любимого и ответила на поцелуй.

Когда Джастин оторвался от ее губ, Ханна протестующе застонала.

— Мы вернемся к этому чуть позже, — промурлыкал он и нежно провел языком по ее нижней губе. — Но сначала мне нужно выяснить кое-что.

— И что же?

— Ханна… Ты… выйдешь за меня замуж?

— Ну да, конечно, — ответила она. — А разве были какие-то сомнения?

— О боже, женщина! — простонал Джастин. За что мне это наказание?

— Судьба у тебя такая, — счастливо улыбнулась Ханна. — Мне ведь тоже не подарок достался. Однако, Джастин, у нас есть одна проблема.

Он удивленно изогнул бровь.

— Какая?

— Ну… ты владелец ранчо в Монтане, а у меня свое дело здесь, в Филадельфии.

— Ничего страшного, — спокойно сказал Джастин.

— Но… — запротестовала Ханна, испугавшись, что он попросит ее бросить фирму, на создание и преуспевание которой она положила так много времени и сил. И, что еще хуже, она готова была согласиться на это.

— Дорогая, позволь мне все объяснить, — перебил ее Джастин. — В прошлый раз я не просто заехал к тебе между делом, дабы получить порцию наслаждения…

— Неужели? Ну, давай, давай, рассказывай!

Обнажи свою истинную сущность!

Джастин расхохотался.

— Нет, моя сладкая, ты — это что-то!

— Знаю, знаю, — отмахнулась Ханна. — Объяснись, наконец!

— Начну, пожалуй, с того, что идея приобрести коневодческую ферму здесь, на востоке, принадлежала не Адаму, а мне.

— В самом деле? А это имеет значение? — нахмурилась она.

— Думаю, да, — улыбнулся Джастин и усадил ее на диван. — Учитывая мои отзывы, наша семья купила ранчо в долине Оли. Вчера мы подписали купчую…

— Ну, продолжай же! — Ханна уже догадывалась, что он хочет сказать, и затаила дыхание.

— Я буду управляющим.

— Ты… ты… переезжаешь?! — вскричала она, боясь поверить своему счастью.

— Да.

— Значит, я могу продолжать заниматься своим любимым делом?

— Да, моя сладкая Ханна, — подтвердил Джастин. — Ты можешь продолжать заниматься своим любимым делом и со мной тоже, если, конечно, захочешь.

— Только попробуй теперь отвертеться от меня! — воскликнула она, падая в его распростертые объятия.

Джастин крепко прижал ее к себе, словно боялся потерять.

— Моя сладкая Ханна, я так тебя люблю, так люблю!

— Ой, Джастин! Мне… мне нужно кое-что тебе сказать, кое-что, по-моему, замечательное… Я беременна!

— Беременна?! — переспросил он, и его серые глаза засветились радостным блеском. — Ты беременна! — смеясь, воскликнул он. — Я стану отцом!

— Ты не сердишься? — спросила Ханна.

— Ну, конечно, нет, это же потрясающе! — Тут Джастин нахмурился. — А ты уже знала об этом, когда я приезжал в феврале?

Ханна кивнула.

— Я помнила, как ты относишься к браку, сказала она в свое оправдание, — и боялась говорить тебе о ребенке. Ты мог не проявить к нему никакого интереса или подумал бы, что я пытаюсь таким образом заставить тебя жениться на мне.

— Не проявил бы интереса? — Джастин выглядел так, будто его ударили.

— Я… В конце концов, я все-таки позвонила на ранчо, — робко проговорила Ханна, пытаясь успокоить его. — Только тебя не было.

— Странно, мне никто ничего не говорил, протянул Джастин. Когда ты звонила?

Она закусила губу и опустила глаза.

— За пару минут до того, как ты позвонил в дверь.

— За пару минут?! — Джастин покачал головой. — Ох, сладкая ты моя, я не знаю — то ли встряхнуть тебя хорошенько, то ли зацеловать до бесчувствия.

— Лучше зацеловать, — посоветовала Ханна. Меня нельзя трясти в моем деликатном положении.

— Как скажешь. — Джастин наклонился к любимой и так же полностью завладел ее губами, как уже давно завладел ее сердцем.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ