КулЛиб электронная библиотека 

Настойчивый мужчина [Джоан Хол ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Джоан Хол Настойчивый мужчина

Глава первая

Это была настоящая красавица! Хэнк Брэнсон оценивающе оглядел фигуру женщины и почувствовал, что его как магнитом тянет к ней.

Хэнк стоял в небольшом холле изысканной пригородной виллы, и, так как никто не заметил его прихода, появилась возможность осмотреться.

Женщина заслуживала внимания, Хэнк был прав: небольшой рост, стройная фигура с округлыми формами, блестящие темно-каштановые волосы, подчеркивающие прозрачную кожу, а главное — у нее не было характерного взгляда человека, постоянно соблюдающего диету. Понравилась Хэнку и небрежная элегантность ее наряда: блуза из яркого зеленого шелка и просторные брюки из бледно-желтого шелка. Такое сочетание цветов было модным в том сезоне. Широкий сиреневый пояс из мягкой кожи эффектно выделял ее тонкую талию, а подходящие по цвету босоножки открывали взгляду изящные ступни. А когда она пошла… Хэнк подавил едва не вырвавшийся стон. Двигалась она с такой грацией, что ему тут же представилась теплая темная ночь и еще более теплые шелковистые простыни.

Весь покрывшись испариной, Хэнк поставил на пол бутылку дорогого вина, которое принес в подарок хозяйке, и стянул с плеч замшевую куртку. Его движение привлекло внимание девушки, оживленно беседовавшей с гостями в большой гостиной. Хэнк узнал ее, и на лице у него появилась улыбка, а янтарные глаза заблестели. Он наблюдал, как Меган отошла от собеседников и направилась к понравившейся ему женщине.

Сестры? — подумал он, внимательно разглядывая их. Когда они зашептались, их головы соприкоснулись, и сходство стало явным: рост, фигура, цвет кожи и волос. Но выявились и различия. Хотя Меган была очень хорошенькая, ее глаза сохраняли выражение, свойственное только тем, кому нет еще и двадцати; а женщина, помимо захватывающей дух красоты, обладала чувством собственного достоинства и житейским опытом.

Хэнк знал Меган Ситон уже несколько месяцев: с прошлой осени она работала в его фирме секретарем на полставки. Как-то она рассказала о своей сестре: та старше ее на два года, замужем и у нее семимесячная дочка. Значит, красавица, которой он восторгается, сестра Меган?

Когда женщина посмотрела в его сторону и на ее ярких губах появилась приветливая улыбка, у Хэнка заныло под ложечкой. Она выглядела старше, чем на двадцать один год, и чувства собственного достоинства у нее было больше, чем обычно вырабатывается к этому возрасту.

Но если это сестра Меган, где же хозяйка — ее мать?

Пока обе женщины шли к нему, Хэнк бегло осмотрел гостей. Его взгляд задержался на профиле пожилой женщины, которая сидела на стуле с прямой спинкой и отвечала на приветствия гостей. В ней также было сходство с Меган и ее сестрой. Наверно, ей за пятьдесят, подумал он, но точнее определить возраст не мог. Это была хорошо сохранившаяся, красивая женщина с аристократическими чертами лица и прекрасной кожей.

Сначала Хэнку не очень хотелось идти в гости. Но у него не было никаких планов на праздник, да и желания отказаться от приятного времяпрепровождения — тоже. Он знал, что семья Меган живет в собственном доме в пригороде Филадельфии, и думал, что это будет обычный праздничный обед: все соберутся за столом, украшенным весенними цветами и обязательной корзинкой с раскрашенными яйцами, найдется здесь место и для запеченного окорока или барашка в мятном желе.

Но он не ожидал, что увидит настоящую пригородную виллу. Понравилось ему и убранство холла, куда он вошел, приглашенный почтенной экономкой. Потом настала очередь удивиться большому количеству хорошо одетых гостей, а также длиннющему столу в дальнем конце комнаты, за которым два официанта в белых форменных куртках подавали довольно большие порции изысканных блюд. Ну и, конечно, Хэнк никак не думал, что встретит здесь такую потрясающую женщину и почувствует себя ослом, получившим удар в солнечное сплетение.

Хэнк не любил ничего нового, но сейчас внутри у него возникло ощущение какой-то пустоты, росшей по мере того, как женщина приближалась. Хэнк посмотрел в ясные карие глаза красавицы, и, прежде чем перевел взгляд на радостное лицо Меган, необычная, но приятная боль пронзила его. В этот момент он едва понимал, о чем говорит Меган. Гораздо важнее было открытие: эта женщина скорее его ровесница, чем сестра Меган, ей наверняка за тридцать.

— С Пасхой, Хэнк! Меган улыбнулась, тепло приветствуя его. — Я рада, что вы пришли. — Оглянулась на свою спутницу, и ее улыбка стала озорной. — Мы рады, что вы пришли, — уточнила она. — Познакомьтесь с моей мамой — Лорой Ситон. — Меган слегка повернулась. — Мама, это мой начальник — Хэнк Брэнсон.

— Добро пожаловать, мистер Брэнсон. С Пасхой вас.

Хэнк увидел протянутую тонкую руку и пожал ее. Услышал ласковый голос Лоры и должным образом ответил на ее приветствие. Потом Хэнк не мог вспомнить, что же он говорил в первые минуты их знакомства. Бурная радость захлестнула все его существо, душа пела. Предчувствие или интуиция его не подвели: красавица оказалась не замужней старшей сестрой, а матерью Меган. Он помнил, как Меган говорила, что ее мама — вдова, и уже очень давно.

Когда Хэнк вернулся в свою холостяцкую квартиру, неожиданно ставшую пустой и холодной, лишь отдельные эпизоды этого вечера ярко запечатлелись в памяти и стояли перед глазами.

Он попросил называть его Хэнком, а она настаивала, чтобы он звал ее Лорой. Он преподнес ей в подарок бутылку коллекционного вина, и она приняла ее с благодарностью. Хэнк вспомнил, как отреагировало на Лору его тело, когда рядом с ней он прошел весь холл и она ввела его в обеденный зал. Пока Лора представляла его другим гостям, он снова слышал ее ласковый, приятный голос, потом она познакомила его со старшей дочерью, и он с удовольствием уловил сходство тембров их голосов. Хотя Брук тоже была очаровательна, ее красота тускнела на фоне материнской. Хэнк с удовольствием вспомнил, как его представили той пожилой женщине, которую он принял за мать Меган, но которая в действительности оказалась ее бабушкой…

Отдельные эпизоды, но все приятные. Раздеваясь и готовясь ко сну, Хэнк смаковал каждую деталь более тщательно, чем восхитительные блюда, в изобилии стоявшие на столе. Здесь были, конечно же, запеченный окорок и барашек в мятном желе, украшали стол весенние цветы и маленькие корзинки, в которых лежали мастерски раскрашенные яйца. Но самые приятные воспоминания Хэнк оставил на потом и вернулся к ним, когда лег под прохладную простыню.

Лора, Лаура… Ее имя вертелось у Хэнка в голове. Он лежал с закрытыми глазами, и внутри у него все трепетало. Потрясающая женщина!

Хэнк не мог припомнить ни слова из бесед с другими гостями, но помнил каждое, которым обменялся с Лорой, когда она два раза задерживалась около него.

— Вы очень добры, Лора! Пригласили меня, по сути совсем незнакомого вам человека, на этот праздник, хотя он считается семейным…

— Дочь сказала мне, что вы проводите праздник один. — Лора откинула голову и взглянула на него. — Нельзя быть одиноким в праздник, я это очень хорошо знаю.

Теплая волна мгновенно залила все его тело, потом жар сконцентрировался в груди и ниже. Хэнку стало трудно дышать. Из-за чего? То ли из-за едва уловимых ноток сочувствия в ее голосе, то ли из-за ее прекрасных глаз и мягкого изгиба губ, когда она улыбалась, — Хэнк не знал. Он чувствовал лишь, что где-то глубоко, в самой сердцевине его существа, возникло странное беспокойство.

— Я уже давно один, Лора, — ответил он, преодолевая острое, неослабевающее желание поцеловать ее пылающими губами. Вероятно, пристальный взгляд выдал его, так как глаза Лоры вспыхнули и она нервно провела языком по губам, отчего Хэнк чуть не застонал. Почувствовала ли она то же, что и я? — снова и снова спрашивал себя Хэнк, лежа в темной спальне и вспоминая фразы, которыми они обменивались. Вежливость и светский тон помогли скрыть мгновенное влечение, которое, как ему показалось, было взаимным. Надеясь, что Лора тоже думает сейчас о нем, Хэнк перевернулся на живот. Его смутило, с какой силой тело отреагировало на Лору Ситон. Сильный и физически здоровый мужчина, Хэнк, конечно же, испытывал влечение к женщинам, порой до-вольно сильное, но такого умопомрачительного желания, как к Лоре, не было никогда.

Чтобы успокоиться, Хэнк попытался все проанализировать и найти разумное объяснение своей столь необычной реакции.

И тут же перед глазами у него снова возник образ Лоры — такой ясный и четкий! Хэнк прикрыл глаза, дыхание стало неровным.

Он ясно представил себе Лору. Сквозь шелковый наряд видны очертания ее тела — от плеч до изящных лодыжек. В своем воображении Хэнк медленным, страстным взглядом скользнул вверх от лодыжек по длинным стройным ногам, чувствуя, как в нем нарастает возбуждение. И прежде чем его взгляд двинулся вверх, к идеальной формы груди, он ощутил мягкую округлость ее бедер и скрытую поясом тонкую талию. От мыслей о ее соблазнительной груди у Хэнка пересохло во рту, стало покалывать кончики пальцев. Защищаясь, он мысленно перевел взгляд с ее груди на лицо, чтобы тщательно изучить его. Изящный носик, высокие скулы и решительный подбородок. В карих глазах виден ум и скрывается чувственность, а губы… Боже! Чего бы он не сделал, лишь бы почувствовать вкус ее губ!

Хэнк громко застонал. Неутоленное желание мучило его, все тело свело точно судорогой. Пришлось даже открыть глаза, чтобы образ Лоры исчез. Сердце бешено колотилось, подбородок дрожал, а кожа стала влажной и липкой. Попытка подвергнуть все анализу лишь ухудшила его состояние. Нет, никогда Хэнк не испытывал такого страстного влечения к женщине. Он хотел обладать ею немедленно, сейчас!

Когда сердце стало биться ровно и Хэнк успокоился, то решил, что непременно добьется своего, иначе для него это плохо кончится. Поставив перед собой цель, он тут же стал обдумывать пути к ее достижению.

Так. Сначала надо вспомнить все, что он знает о Лоре Ситон. Любые подробности могут пригодиться, все детали.

Память лихорадочно заработала, и Хэнк вспомнил довольно много фактов. Как-то Меган сказала, что его профессия, проектировщика-подрядчика, и профессия ее мамы, художника по интерьеру, имеют что-то общее. И вот теперь, увидев, как Лора оформила свой собственный дом, Хэнк убедился, что у нее талант и она правильно выбрала специальность.

Художник по интерьеру! Хэнк открыл глаза, улыбка заиграла на тонких подвижных губах. Если в его новом проекте в качестве образца будет дом, отделанный специалистом, дело только выиграет. А это вполне убедительная причина для встречи с Лорой. Хэнк удовлетворенно улыбнулся, решив завтра же позвонить и договориться о деловом свидании. Похвалив себя за очень удачную идею, он закрыл глаза и продолжил копаться в воспоминаниях.

Сестра Меган на два года старше ее, замужем, и у нее маленький ребенок. Все. Больше, кажется, он ничего не знает. Размышляя, Хэнк нахмурился, и вдруг одна фраза всплыла в памяти. Меган рассказывала, что ее отец умер, когда ей было три года, оставив маму вдовой в очень молодом возрасте — в двадцать три года. Значит, Меган моложе своей матери на двадцать лет, и той сейчас тридцать девять… Лора старше его на три года! После минутного раздумья Хэнк сказал себе, что Лора моложе его, по крайней мере на столько же.

Он громко рассмеялся, так, что даже кровать затряслась. Неужели Лора Ситон — бабушка?

— Лора Ситон добивается очередного потрясающего успеха, проводя званые обеды в своем гостеприимном доме! — звонко продекламировала Меган, выбрасывая окурки из пепельницы в большой полиэтиленовый мешок для мусора.

Ее сестра, Брук, словно дожидаясь своей очереди, перестала собирать со стола стаканы и подхватила восторженно:

— Довольные прекрасным обедом и содержательной беседой, гости пели дифирамбы восхитительной хозяйке и только поздно вечером с неохотой покинули ее дом.

Взбивая смятые подушки на диванах в гостиной, Лора глянула на хихикающих дочерей.

— Да уж, восхитительной! — тоже засмеялась она. — Не приписывайте свое мнение другим.

— Ну что ты, мама, — возразила Меган. — Все так считают.

Все? — размышляла Лора, вернувшись к своему занятию. И Хэнк Брэнсон? — спросила она себя, полируя сверкающий стол специальной салфеткой.

Лора резко встряхнула головой, чтобы избавиться от слишком привлекательного видения. Но оно улыбнулось ей, так же пленительно, как и сам мужчина в начале вечера.

Исчезни! — приказала Лора видению. Но Хэнк Брэнсон не подчинился.

Прикусив губу, Лора старалась не замечать дразнящего ее образа и сосредоточенно расставляла пузатые вазочки с фиалками на только что отполированном столе.

Минутой позже ее привлекло хихиканье, доносившееся из дальнего угла комнаты, и образ начал таять. Вздохнув с облегчением, она повернулась и посмотрела на дочерей.

— Вы что там, пьете, что ли? — спросила она с подозрением.

Меган притворилась обиженной.

— Неужели ты так плохо о нас думаешь?

— Да, — быстро и решительно ответила Лора. Хихиканье Брук переросло в радостный смех.

— От тебя никогда ничего не скроешь, — сказала она. — Меган, покажи.

С озорной ухмылкой подростка Меган схватила за узкое горлышко бутылку из темного стекла и подняла ее в воздух, как трофей.

— Это тебе Хэнк принес. Осталось уже на донышке, и мы решили допить. Оно очень приятное, — смешно причмокнула Меган. — У моего начальника отличный вкус. По десятибалльной системе я дала бы ему десять… а может, даже и одиннадцать баллов.

— По десятибалльной системе, — заметила Брук, с пониманием кивая головой, — я бы дала твоему начальнику двадцать, даже двадцать пять очков.

— Это минимально, — согласилась Меган с преувеличенно серьезным видом. — В офисе и на стройплощадке Хэнк чаще всего бывает ворчливым, нетерпеливым и требовательным как черт. — Она усмехнулась, взглянув на сестру. — Но в любое время дня он очень сексуальный. Как сам дьявол!

Едва упомянули Хэнка Брэнсона, его образ снова возник перед глазами Лоры, обнажая ее чувства, истощая силы. Оживленные голоса дочерей отходили на второй план, и в ушах у нее эхом отдавался низкий голос Хэнка.

Что он ей говорил? Лора усиленно пыталась вспомнить, но в памяти возникало только несколько слов. А как он произносил ее имя! Лора затрепетала, вспомнив грудной голос Хэнка, еще больше подчеркивавший его сексуальность.

— Мистер Брэнсон мало говорил, — заметила Брук. — Он всегда такой молчаливый?

Лора сразу же уловила имя Хэнка и вопрос, который уже задавала себе, и стала прислушиваться.

— Чаще всего, — смеясь, ответила Меган. — Ему не надо много говорить, стоит только посмотреть. Все сотрудники знают этот взгляд. — Она поежилась. — Он только глянет на тебя своими янтарными глазами, и ты чувствуешь себя или самым последним существом, осмелившимся выползти из грязи, или самой великой личностью эпохи изобретения безопасного секса!

Лора затрепетала сильнее и попыталась отключиться от разговора. Вспоминая, как подействовали горящие глаза Хэнка на ее душевное равновесие, она, ни секунды не сомневаясь, согласилась с Меган и представила себе его взгляд. Ей показалось или и вправду она прочла в глазах Хэнка какую-то тайную радость?

Автоматически прибирая в комнате, Лора успокаивала себя тем, что ее просто привлек явный магнетизм Хэнка Брэнсона. Что же в нем такого необычного? Поддавшись искушению обдумать все, что она знает об этом человеке, Лора тут же снова вызвала в памяти его волнующий образ.

Рост у него довольно высокий, тело мускулистое, нигде ни грамма лишнего жира. Пиджак элегантного, но обычного костюма подчеркнул широкие плечи. Рубашка из тонкого хлопка нежно облегла мощную грудь, брюки обрисовали узкие бедра и длинные мускулистые ноги.

Туфли Хэнка были начищены до блеска, это мгновенно произвело на Лору благоприятное впечатление.

Сначала цвет волос не привлек ее внимания: каштановые с золотистым отливом на концах. Они были немного длиннее, чем допускает современная мода. Ветер взъерошил шелковистые пряди, а он и не подумал причесаться… Представив его себе, Лора изменила первоначальное мнение: растрепанные волосы придали его облику законченность. Копна темных волос с легким золотистым оттенком на концах обрамляет волевое лицо человека, не скрывающего своей индивидуальности. У него решительные черты лица, квадратные скулы, прямой нос, выступающий тяжелый подбородок и тонкие выразительные губы. Но сильнее всего впечатляют его цепкие янтарные глаза…

Глаза Хэнка Брэнсона до сих пор преследовали Лору.

Подавив дрожь, она заставила себя прогнать образ Хэнка и прислушаться к разговору дочерей.

— Он меня будто заколдовал, говорила Брук напряженно. — Я не могла отвести от него взгляда! А он так мало говорил, только наблюдал за всеми.

Расстроенно вздохнув, Лора стала слушать мнение дочерей о человеке, который даже ее лишил покоя.

Меган притворилась, что шокирована.

— Брук Энн Ситон Тобиас! Ты замужняя женщина! И не должна заглядываться на чужих мужчин!

— Меган Мери Ситон, я замужняя, но не бесчувственная, парировала Брук. Надо быть слепоглухонемой, чтобы не оценить такого привлекательного и мужественного человека, как Хэнк Брэнсон.

— Да, Хэнк — необыкновенный, — задумчиво вздохнула Меган. — Кажется, я в него влюбилась.

Хотя Лора была полностью согласна с первой частью высказывания Меган, она вздрогнула, услышав вторую часть.

— Опять! — засмеялась Брук. — А где тот милый студент с подготовительных курсов, по которому ты сохла на Рождество?

Она читает мои мысли, устало подумала Лора.

— Ну, он совсем зеленый, — недовольно отозвалась Меган, встряхнув длинными волосами. — Хэнк — вот мой тип мужчины: зрелый, возбуждающий, сексуальный.

— Ой, Меган, ну, ты даешь! — захохотала Брук, пораженная столь откровенным высказыванием младшей сестры.

Лора молча согласилась с ней.

— Этот зрелый, возбуждающий и сексуальный мужчина тебе не пара, — заключила Брук, справившись со смехом. — Он тебе в отцы годится. Да и мне тоже.

Неужели? Лора нахмурилась, сама удивляясь, почему ей так сильно хочется узнать ответ Меган.

— Моя дорогая сумасшедшая сестра, — надменно ответила Меган. — Случайно я знаю, что Хэнку тридцать шесть лет.

Лоре показалось, что она сейчас упадет: Хэнк на три года моложе ее!

— Поправь меня, если я не права, — продолжала Меган, — но мне кажется, ему было лишь пятнадцать, когда ты родилась, значит, он слишком молод, чтобы быть твоим отцом.

И правда, молча согласилась Лора.

— Значит, он на семнадцать лет старше тебя, — парировала Брук. — Он годится тебе в отцы и слишком стар для тебя.

Отлично! — мысленно похвалила Лора разумный ответ старшей дочери.

Не находя что возразить, Меган продолжала собирать мусор в пластиковый мешок, бросая угрожающие взгляды на самодовольно улыбающуюся сестру. Минуты проходили, и Лора чувствовала, с каким напряжением работают мозги ее девочки. Наконец Меган подняла на старшую сестру торжествующий взгляд.

— Твой аргумент несостоятелен, — сказала она, словно подытоживая научную дискуссию, — просто потому, что в любви возраст не имеет никакого значения.

Тут уж Брук ничего не оставалось, как обратиться за помощью к главному арбитру.

— Мама!

Лора знала, что рано или поздно это случится. Девочки всегда обращались к ней за устранением разногласий, и она никогда не возражала против роли судьи. Наоборот, была очень польщена, что дочери верят в ее справедливость. Но сегодня, огорченная своей собственной необъективностью по отношению к мужчине, вокруг которого разгорелся спор, Лора предпочла бы остаться в стороне, сославшись на головную боль. Однако дело, видимо, серьезное, надо разбираться.

— Почему ты кричишь? — спокойно спросила она.

Брук отреагировала на мягкий упрек застенчивой улыбкой.

— Извини, мама. Но твоя младшая дочка причиняет больше беспокойства, чем мой грудной ребенок.

Лора пошла к дочерям. И неожиданно заметила, что пересекла невидимую черту между двумя частями комнаты: аккуратно убранной гостиной и столовой, где все еще царил беспорядок. Вечно одно и то же, размышляла она. Что бы девочки ни делали вместе, они всегда отыщут повод повздорить, и, хотя доводят дело до конца, на это уходит в два раза больше времени, чем у меня.

Обычно она не заостряла на этом внимания. Но сегодняшний вечер стал исключением из правила, поскольку ее беспокоил и сам предмет их разногласий — некий Хэнк Брэнсон.

Из-за своей необычной реакции на Хэнка, с того самого момента, когда она впервые увидела его в затемненном холле, Лоре меньше всего хотелось вмешиваться в спор. Особенно теперь, после откровенного признания Меган. Сначала надо было справиться с собственными противоречивыми чувствами — в спокойной обстановке обдумать ситуацию и разобраться во всем.

Лора подошла к девушкам, стоявшим по разные стороны обеденного стола, и подавила вздох.

— Что на сей раз является яблоком раздора? — спросила она, понимая, что дочери не уверены, слышала ли мать самую важную часть их спора.

— Меган невыносима! — воскликнула Брук, словно это проясняло ситуацию.

Лора начала терять терпение.

— Брук, дорогая, я очень устала, а у нас еще много дел. Не могла бы ты выразиться точнее?

— Да, конечно, — ответила Брук, но ее сестра резко вмешалась в разговор.

— А ты не хочешь подняться наверх и посмотреть, как там твой ребенок? — спросила Меган, явно желая сменить тему.

— Нет. Если ты помнишь, я недавно была там. Хедер спит, как… — она улыбнулась, — как ребенок.

— О! Меган испуганно нахмурилась, но быстро нашлась: — А Дон? Я хочу сказать… э… э… может, он сердится, что тебя так долго нет?

— Дон тоже быстро засыпает, — ухмыльнулась Брук. И внезапно замолчала, услышав тяжелый вздох матери.

— Теперь, когда мы выяснили, что твой муж и ребенок мирно спят, — решительно сказала Лора, — пожалуйста, объясни, что же все-таки ты хотела мне сказать?

По изменившемуся выражению их лиц стало ясно, что девочки уловили резкость в обычно спокойном голосе матери. Ее терпение было на исходе. Меган затихла, покорно вздохнув. Брук поспешила объясниться:

— Мама, Меган думает, что влюбилась в Хэнка Брэнсона, а ведь ему тридцать шесть лет!

Когда ей выпалили эту новость в лицо, Лора почувствовала в груди холодок. Ей потребуется все самообладание, чтобы спокойно расспросить младшую дочь.

— Меган, это правда?

— За исключением одной маленькой детали. — Меган решительно встретила спокойный взгляд матери. — Понимаешь, — продолжала она, — я не думаю, что люблю его, я просто знаю.

У Лоры перехватило дыхание из-за неожиданной боли, пронзившей грудь. Не желая выяснять причину такой неистовой реакции на заявление дочери, она в отчаянии посмотрела на Меган.

— Дорогая, ты еще очень молода, — осторожно начала она.

— Мама! — перебила ее Меган. — Мне столько, сколько было Брук, когда она вышла замуж за Дона!

— Но Дон только на четыре года старше Брук, мягко уточнила Лора, а мистер Брэнсон — зрелый, опытный мужчина…

Больше Меган не могла выдержать.

— Знаю! Знаю! Я все это уже слышала от Брук!

— Разве я тебе не говорила? — вмешалась Брук. — Она невыносима. Она никого не слушает! — В голосе старшей сестры слышалась явная озабоченность. — Мама, ему же тридцать шесть!

— Брук, я понимаю, это большая разница в возрасте, — ответила Лора. — И я уверена, твоя сестра понимает это тоже.

— Конечно! — Защищаясь, Меган повысила голос. — Хоть мне только девятнадцать, но я не ребенок. Я знаю, что ему тридцать шесть, что он зрелый и опытный мужчина. Я знаю! Знаю!

Теряя терпение, Лора заставила себя задать волновавший ее вопрос:

— Мистер Брэнсон отвечает тебе… взаимностью? — Она напряженно ждала ответа, а когда выражение лица у дочери перестало быть агрессивным, Лора почувствовала облегчение и сожаление одновременно.

— Не знаю, — призналась Меган вяло. — Он обращается со мной, словно думает, что я особенная, но… — Она вздохнула и беспомощно пожала плечами.

— Ты и вправду особенная, — мягко подтвердила Лора.

Меган поблагодарила маму слабой, жалкой улыбкой.

— Но, кроме тех редких случаев, когда его секретарша отсутствовала и он просил заменить ее и диктовал в своем кабинете, мы никогда не оставались с ним одни.

— Ну, слава Богу! — воскликнула Брук.

И хотя Лора переживала за Меган, она втайне полностью согласилась с Брук.

— Но это еще не означает, что я ему безразлична! — быстро запротестовала Меган. Правда, мама? — Как всегда, она обратилась за поддержкой к Лоре.

— Конечно, — ответила та честно, хотя ей не хотелось поддерживать Меган, не хотелось ничего знать о чувствах Хэнка Брэнсона к ее дочери.

— Тогда я буду крутиться около него, пока не пойму, как он ко мне относится, — сказала Меган с присущим юности оптимизмом. — А теперь давайте заканчивать уборку, спать хочется.

Как обычно, Лора последней добралась до своей спальни. Дважды проверив дверные замки, она выключила везде свет, и дом погрузился в благодатный сон. Улегшись в постель, она вдруг ясно вспомнила одно из высказываний Хэнка:

Я уже давно один, Лора.

Вспомнив его голос, Лора почувствовала, как легкие мурашки побежали по всему телу. Да, у Хэнка Брэнсона взгляд одинокого мужчины. И кроме того, ясно, что у него тонкая натура. Он принял приглашение, хотя считает этот праздник традиционно семейным. Что бы это значило?

Лора беспокойно металась на кровати, которая впервые показалась ей жесткой. Опасно было развивать подобные мысли, но она уже не могла остановиться. Значит, Хэнк устал от одиночества? Не искал ли он в ее доме родственных связей?

У Лоры вырвался легкий вздох — так велико было волнение, которое она испытала, размышляя о намерениях Хэнка. И вдруг ее осенило: Меган! И она зажала рот рукой, чтобы подавить стон.

Сама мысль о том, что Хэнк Брэнсон интересуется ее дочерью, была мучительна, и Лора решила больше не размышлять. Она слишком устала и не хотела об этом думать.

Но на самом деле Лора знала, что ей просто не хочется думать о своей реакции на Хэнка Брэнсона, о своем влечении к нему.

Глава вторая

Утро в понедельник после Пасхи было мрачное и промозглое. Резкие порывы ветра с дождем били в окна с западной стороны дома. Погода была вполне созвучна настроению Лоры Ситон.

Она заснула перед самым рассветом и проснулась в начале десятого. Можно было еще поспать, день выходной. Но оттого, что не надо было спешить на работу, настроение ее не улучшилось.

Когда Лора вошла в кухню, то выглядела такой же мрачной, как облака, висящие в небе. И тотчас же хор приветствий обрушился на нее.

— Доброе утро, мама, — пропели Меган и Брук бодрыми голосами.

— Доброе утро, Лора, — эхом отозвался и зять — Дональд Тобиас.

— Здравствуйте, миссис Ситон, — добавила от плиты Рут Миллер, уже тринадцать лет служившая здесь экономкой.

— Ба-ба-ба! — радостно воскликнула светлоглазая семимесячная Хедер, ударяя ложкой по деревянному подносу на своем высоком стуле.

— Ам! — проворчала в ответ Лора.

— Ого… — Меган повернулась к остальным. — Сегодня утром тигрица вышла на охоту.

Порой бывали дни, когда, переутомившись, Лора вставала не с той ноги. Ее смышленые и жизнерадостные дочери еще в детстве научились распознавать настроение матери. Однажды Меган, подтрунивая, заметила, что Лора, плохо выспавшись, входит на кухню, как тигрица. И с тех пор девочки часто использовали это сравнение.

Теперь это была устоявшаяся семейная шутка, над которой смеялись все, включая малышку. Она, конечно, не понимала, над чем смеется, но присоединялась к взрослым, так как была счастливым ребенком. Лора стала единственным исключением в этой оживленной компании.

Возведя глаза к небу, словно прося у него избавления, она направилась к кофейнику.

— Крадется к кофейнику, — прокомментировал Дон тоном телевизионного комментатора, ведущего репортаж о напряженной игре в гольф. — Теперь овладевает им. Наливает темный напиток. Выжидаем еще. Да, она подносит чашку ко рту. Видите ли, — сказал он в сторону, — ходят слухи, что этот напиток обладает волшебными свойствами: он может превратить встревоженную тигрицу в прекрасную и очаровательную Лору Ситон. Сработает ли это сейчас? Она делает один глоток… второй. Подождите минутку, она смотрит вверх, она… она… Чудотворный напиток! Тигрица превратилась в Лору Ситон, она улыбается!

— Ну и хитрец… — Лора говорила, растягивая слова, но при этом и вправду улыбалась. Она ничего не могла с собой поделать, ей нравилось чувство юмора Дона, нравилось с самого первого дня, когда Брук притащила его домой «познакомиться с мамой». В то время Брук было пятнадцать, а Дону девятнадцать.

— Да-да-да!

Взгляд Лоры стал мягче, она повернулась и улыбнулась внучке.

— Тебе тоже доброе утро, дорогая, — сказала она, взяла салфетку и вытерла капельку овсяной каши с крошечного подбородка. — Кажется, тебе понравился завтрак.

— И подбородку понравился, и кофточке, и подносу… — заметил Дон, поглаживая пальцем пухлую ручку малышки.

Счастливо гукая, Хедер схватила папин палец липкой ладошкой.

— А что вам, миссис Ситон? — спросила Рут, подойдя к столу, чтобы собрать тарелки. — Что вы хотите сегодня на завтрак?

Лора посмотрела в живые глаза своей экономки, которая в течение тринадцати лет относилась к ней по-матерински: и жалела, и ругала ее, но все еще продолжала называть не иначе как миссис Ситон.

— Да, пожалуй, ничего.

— Поешь, мама, — вмешалась Меган. Чтобы держать тигрицу на расстоянии, протеин тебе нужен не меньше, чем кофеин.

Лора вскинула голову и с неодобрением посмотрела на младшую дочь.

— А тебе не пора на занятия?

Меган усмехнулась.

— Мама, ты очень хорошо знаешь, что пасхальные каникулы — до среды.

— Как же мне повезло! — пробормотала Лора.

— Мег права, мама, — вступила Брук. — Тебе действительно надо хоть что-нибудь съесть.

Глубоко вздохнув, Лора безрадостно посмотрела сначала на Меган и Брук, потом на Дона.

— Не хочешь ли и ты что-нибудь добавить к этому букету советов?

Дон глубокомысленно кивнул.

— Я могу порекомендовать французский рогалик с сосиской.

— О, пощади меня! — застонала Лора. Кофеин, протеин, калории… — Не обращая внимания на общий смех, она посмотрела на Рут. — Хорошо, сдаюсь! Одно яйцо на…

— …тосте из диетического пшеничного хлеба, — закончила за нее Рут.

— Подумать только! простонала Лора в спину удаляющейся экономке. — Какой предсказуемой я стала в зрелом возрасте.

— Зрелый возраст?! — возмутилась Меган.

— Ты?! — удивилась Брук.

— Чепуха! — фыркнула Рут.

— Не-не-не! — запротестовала Хедер.

— Ну, спасибо всем. — Хотя тон Лоры был нарочито заискивающим, ее глаза уже начали загораться и дразнящая улыбка заиграла на губах. Это означало, что утренняя тигрица ушла в темные дебри ее души.

Как всегда, когда они собирались всей семьей, кухня наполнилась шумом и смехом. Сегодня главной темой разговора стал праздничный обед Лоры. Мнение было единодушным — все удалось.

После завтрака, качая Хедер на коленях, Лора спросила:

— Дети, какие у вас планы на сегодня?

— Мне придется оставить вас, ответила Меган, и ее глаза расширились от удивления, когда она взглянула на настенные часы. — Я встречаюсь с девочками из колледжа, мы хотим пройтись по торговому центру.

— Нам тоже пора, — сказала Брук, потянувшись за Хедер. — Мы пригласили родителей и сестру Дона сегодня к себе на обед, так что дел у меня выше головы. — Она нахмурилась, потому что Хедер начала вырываться и капризничать. — Поехали, — добавила она мужу, — малышка хочет спать.

— Верно, — согласился Дон, поднимаясь и беря дочку на руки. Напевая вполголоса, он пошел в прихожую. — Давай папа приведет тебя в порядок.

Брук последовала за Доном, и взгляд ее был полон любви к мужу и ребенку.

— Ну, я пошла, — вскочив, сказала Меган.

— Тебе деньги нужны? — спросила Лора.

— Мне они всегда нужны, — ухмыльнулась Меган. Но, заметив движение матери, остановила ее: — Нет, нет, спасибо. Я буду придерживаться своего бюджета, я уже все подсчитала. — Она тоже прошла в прихожую и добавила оттуда с улыбкой: — Это не особенно трудно, учитывая щедрую зарплату, которую платит мне Хэнк.

Хэнк. Лора отогнала образ, который тут же возник у нее в голове, она не хотела думать ни о нем, ни о смущении, которое он у нее вызвал. К сожалению, прошлой ночью она поняла, что полностью избавиться от мыслей о нем не сможет, так крепко запал ей в душу этот человек.

— Ты придешь домой к обеду? — крикнула Лора вслед Меган.

— Не знаю. — Натягивая пиджак, Меган снова вошла в кухню. — После магазинов мы хотели сходить в кино, но окончательно еще не договорились. — Она снова взглянула на часы и направилась к двери черного хода. — А ты планируешь что-нибудь особое? — спросила она, берясь за дверную ручку, и удивленно посмотрела на Лору.

— Нет. — Лора помотала головой. — После вчерашнего осталось так много еды, что мы обойдемся.

— Я позвоню тебе. Ладно?

— Ладно! — Лора махнула рукой. — Иди, а то опоздаешь.

Слишком хорошо зная, насколько пунктуальна ее мать, Меган усмехнулась и открыла дверь.

— Я ушла. До вечера. Пока, Рут.

Лора и Рут посмотрели друг на друга. Когда дверь хлопнула, обе вздрогнули, а потом рассмеялись.

— В тот день, когда она закроет дверь так, чтобы не дребезжали стекла, я пойму, что молодая хозяйка наконец выросла, — сказала Рут сдержанно.

— Да… — пробормотала Лора, рассеянно уставившись на дверь. Когда она посмотрела на экономку, взгляд ее был задумчивым. — Надеюсь, этот день наступит не слишком скоро.

Хотя Рут никогда не испытывала радости материнства, она понимающе улыбнулась:

— Скучаете по детям, миссис Ситон?

— Нет… Ну, может быть, чуть-чуть, — вздохнула Лора. — Они выросли так быстро!

— Слишком быстро, — согласилась Рут. — Кажется, я пришла к вам совсем недавно, Меган и Брук были еще маленькими девочками. — Улыбка озарила ее лицо. — Но по крайней мере у нас теперь есть Хедер, можно ее баловать.

— Да, — засмеялась Лора. — Это ты правильно сказала.

— А что, очень удобно! — подхватила пожилая женщина. — Когда внучка устанет или начнет капризничать, ее можно вернуть маме и папе. Тем более, когда режутся зубы, расстраивается животик или начинаются все эти детские болезни.

— И пусть они не спят и ходят по комнате взад-вперед до самого рассвета, — подхватила Лора.

— Верно. — Рут решительно кивнула. — А знаете что? — добавила она, нахмурившись. — Мне тоже не очень хочется, чтобы Меган скорее выросла.

— Почему? — Лора удивленно приподняла брови.

В голосе Рут послышались печальные нотки.

— Потому что тогда она выйдет замуж и у нее появятся дети, мы не сможем удержаться и будем вмешиваться, беспокоиться и расстраиваться из-за каждой детской жалобы, какой бы пустячной она ни была.

— Мама всегда остается мамой, — процитировала Лора свою собственную мать. — Мучительно даже думать об этом. — Она неожиданно почувствовала страшную усталость, но не потому, что беспокоилась о будущих болезнях будущих внуков. Усталость появилась вместе с образом, который возник перед ее глазами, едва Рут упомянула о скором замужестве Меган. Конечно, образ принадлежал высокому смуглому мужчине с янтарными глазами. Казалось, что эти глаза проникают в самую душу.

Лора вздрогнула, и Рут заметила это.

— У вас усталый вид, — сказала она. — И неудивительно, вы так много сил потратили на этот праздничный обед. Почему бы вам не отдохнуть, когда Брук уйдет?

Лора улыбнулась.

— Ты сделала не меньше, чем я, чтобы обед удался.

Рут замотала головой.

— Нет, ведь я работаю только по дому. А вы изнуряете себя, чтобы заработать деньги на содержание всего этого.

— Я ничего бы не успела без тебя, Рут. — Она импульсивно схватила пожилую женщину за руку. — Я никогда не смогу отблагодарить тебя за все, что ты для меня сделала.

Хотя Рут и фыркнула, но покраснела от удовольствия и благодарности.

— Миссис Ситон, если кто-то и должен благодарить, так это я.

— Нет, Рут… — начала было Лора, но пожилая женщина перебила ее.

— Да, — настаивала она. — Когда я пришла к вам из агентства по найму, мне было сорок четыре, я была одинока и несчастна. — По лицу ее пробежала тень воспоминаний. — Вы не только дали мне работу, миссис Ситон, вы подарили мне дом и семью, а этого у меня никогда не было. — В ее глазах заблестели слезы. — Понимаете, в мире нет ничего такого, чего бы я не сделала для вас.

— Знаю, — тихо проговорила Лора, смахивая ресницами жгучие слезы. — Я хотела кое о чем тебя попросить, если позволишь.

— Говорите.

На нежных губах Лоры появилась мягкая улыбка.

— Мне бы хотелось, чтобы ты называла меня Лорой.

— Но…

— Пожалуйста, Рут, — умоляюще попросила Лора, опередив желание экономки возразить. — Ведь мы друзья, правда?

Сраженная добротой, Рут признала свое поражение нервным смехом.

— Да… Лора, мы друзья. — Она приподняла бровь. — А ты сделаешь мне одолжение?

— Конечно, — быстро ответила Лора.

— Хорошо. — Рут удовлетворенно улыбнулась. — Мне хочется, чтобы ты легла отдохнуть, как только уйдут дети.

Лора засмеялась.

— Ну ладно, ты победила. Я обещаю: после ухода детей сразу же лягу в постель.

Меньше чем через полчаса Лора, вздохнув, забралась под простыни еще не застеленной кровати. И хотя она никому в этом не признавалась, она действительно вымоталась до предела. Благодаря утонченному вкусу и опыту Лоры ее услуги художника по интерьеру пользовались постоянным спросом, и ей приходилось работать с головокружительной скоростью, чтобы удерживать свою клиентуру.

Банковский счет Лоры красноречиво свидетельствовал о том, что ее работа нравилась заказчикам, но Лора расплачивалась за это физическим и умственным переутомлением. Ей просто необходимо было отдохнуть.

Свернувшись калачиком в теплом уютном коконе из одеяла, Лора зевнула и закрыла глаза. Но едва она сделала это, перед ней мгновенно возник знакомый образ. И опять стало не до сна. Вздохнув, она вернулась к своей проблеме.

Что делать с Хэнком Брэнсоном?

Вопрос был риторический. Что она могла с ним поделать? Лору бил озноб; решив, что причина кроется в отдаленных раскатах грома, которые слышатся на западе, она свернулась клубочком и плотнее подоткнула одеяло.

Она не желала думать о Хэнке Брэнсоне, ей надо было поспать. Но когда Лора закрыла глаза, образ Хэнка тут же появился перед ней, доказав еще раз, что подсознание не считается с ее желаниями и намерениями.

Янтарные глаза Хэнка смотрели на нее и, казалось, высмеивали ее отчаянную попытку забыть о них. Чувственная улыбка играла на соблазнительных ярких губах. Улыбка Хэнка оказала уже знакомое воздействие на Лору — то же самое она ощутила, когда, впервые взглянув на него, поняла, что он наблюдает за ней. Неужели это было меньше суток назад?

Она так устала и была так переполнена впечатлениями, что ей казалось, будто прошла целая вечность с того момента, как глаза и улыбка Хэнка начали преследовать ее.

Хэнк…

Она застонала от одной только мысли о нем, сердце заныло. И хотя Лора заставляла себя успокоиться, боль незаметно распространялась, вызывая дрожь во всем теле. Глубоко внутри у нее зияла напряженная пустота, мучительная, как голод, как жажда…

— Ерунда! — громко воскликнула Лора, широко открыв глаза. Уже много лет ее тело ничего такого не требовало! Что касается секса, то Лора никогда не была темпераментной женщиной. И все же сейчас желание накатывало на нее все сильнее, зажигая внутри настоящий пожар. Это было удивительно. Что с ней случилось?

Все дело не в ней, а в Хэнке Брэнсоне, поняла наконец Лора. Ему удалось разбередить ее душу. Сердце бешено колотилось, нервы были натянуты, как струны, а кровь бурлила в венах. Ее губы трепетали от желания испытать и почувствовать тепло и ласку мужественного рта Хэнка.

И, будто ей не хватало физического влечения, Дору одолело странное, необъяснимое ощущение, что она связана с Хэнком неразрывными узами и принадлежит ему.

Запаниковав от той силы, с которой вопило в ней женское начало, Лора сделала попытку найти объяснение этой необычной реакции на почти незнакомого мужчину.

Критический возраст? Но то, что она об этом читала или слышала, совершенно не подходило к ее состоянию.

Нет, скорее, эта болезнь не что иное, как просто старое, как мир, физическое влечение к особенно привлекательному представителю противоположного пола.

Однако, определив причину своего состояния, Лора не успокоилась. Она давно уже не испытывала приливов страсти, но даже в молодости подобные ощущения и отдаленно не напоминали чувство, которое пронзило ее, едва она взглянула в горящие янтарные глаза. И странно: чем дольше она размышляла и анализировала, тем сильнее разгоралась, а вовсе не утихала эта нежданная, безумная страсть.

Хэнк Брэнсон просто мужчина, как и многие другие, упрекнула себя Лора. Ну, может быть, не совсем как другие, возразила она себе. Почему же он не похож на других мужчин?! Чем отличается от них?

Оставив пока надежду заснуть, Лора сосредоточила внимание на соблазнительном образе своего мучителя, чтобы точно определить, чем выделяется Хэнк среди других мужчин.

У него четкие, будто вылепленные, черты лица, худощавое тело с хорошо развитой мускулатурой, длинные ноги, блестящие, не очень послушные волосы. Ну и что? Этого мало, чтобы считать Хэнка единственным в своем роде.

Лора застонала. Она не могла понять себя.

Ладно, кроме мужского начала в Хэнке Брэнсоне должно быть и человеческое. Чем он живет? Как мыслит?

Чтобы получить ответ на эти вопросы, у Лоры был единственный источник информации — ее дочь.

Из рассказов Меган Лора помнила только то, что ее начальник всегда дает людям возможность проявить себя.

Прошлой весной компания «Брэнсон констракшн» предоставила Меган место секретаря с неполной занятостью на время учебы. Тогда Меган объяснила матери, что владелец фирмы Хэнк Брэнсон обычно принимает на работу тех, кого предлагает коммерческий колледж, в котором она учится.

Всю осень и зиму Меган рассказывала о своей работе, и особенно о своем работодателе, все в более радужных тонах. И теперь, в это пасмурное весеннее утро, Лора пыталась вспомнить все, что дочка рассказывала о Хэнке.

В лучшем случае Лора помнила отдельные детали, так как ее голова была занята собственным, постоянно развивающимся делом. Она смутно припомнила, что Меган хорошо отзывалась о требовании своего начальника поддерживать качество на всех участках работы, а также о справедливом, хотя иногда грубоватом отношении и к сотрудникам. Наиболее ценной информацией было то, что Хэнк Брэнсон — убежденный холостяк.

Хэнк не женат!

Мот факт никоим образом не должен был взволновать Лору (ведь Меган не думает пока о замужестве!), и все же волна облегчения пробежала по телу.

Лора поджала губы. Ее уже стала раздражать и собственная реакция на Хэнка, и его назойливый образ, все время стоявший перед глазами.

Если бы моя дочь не увлеклась Хэнком Брэнсоном, он ничего не значил бы для меня! — убеждала себя Лора, сворачиваясь калачиком под одеялом. И я наверняка никогда больше его не увижу.

Что касается Меган, она, скорее всего, хочет поклоняться какому-нибудь герою. Это желание естественным образом отомрет, едва появится другой, более симпатичный мужчина и поразит воображение девушки.

Едва появится другой! — радостно повторила про себя Лора и вдруг почувствовала быстро растущее возбуждение.

Но в ее жизни нет времени для мужчины, даже на мечты о нем. Она очень устала, поэтому так уязвима. Чтобы прийти в себя, ей необходимо только немного отдохнуть. Ухватившись за эту мысль, Лора собрала все свои силы и сосредоточилась на финансовых документах, которые ей необходимо было срочно подготовить, и так в конце концов избавилась от образа Хэнка. Это был испытанный прием — цифры всегда ее успокаивали. Прежде чем погрузиться в сон, Лора похвалила себя за правильные умозаключения.

Я больше никогда его не увижу, и слава Богу.


На следующее утро Лора выглядела на десять лет моложе. Спала она крепко, с перерывом на несколько часов, когда Рут разбудила ее к обеду. Так как Меган позвонила и предупредила, чтобы ее не ждали, Лора бодрствовала до самого вечера, пока не вернулась дочь, а потом снова пошла спать. Образ ее мучителя больше не преследовал Лору, и она решила, что необычное физическое влечение, которое она испытала к Хэнку Брэнсону, ушло в царство грез… к которому и принадлежало.

Войдя в просторный офис, который находился за демонстрационным залом, Лора задержала взгляд на своей элегантной рыжекудрой помощнице, и улыбка отразилась в искрящихся карих глазах.

— Доброе утро, Джинни, — сказала она весело. — Хорошо провела праздник?

Жизнерадостная двадцатишестилетняя женщина одарила ее ослепительной улыбкой.

— Замечательно! — ответила Джинни Девлон. Голос у нее был с легкой хрипотцой, которая сразу же привлекала внимание большинства женщин и всех без исключения мужчин. — Пять моих братьев и сестер, естественно с супругами и отпрысками, съехались на ферму. Это был ну просто сумасшедший дом! — Она тихо засмеялась. — Мои родители были счастливы.

Лора тоже засмеялась — она видела семью Джинни в полном составе. У Джинни было три брата и две сестры, и все были высокие и стройные, удивительно симпатичные, с огненными волосами. И все обладали острым умом, а когда собирались вместе, то оттачивали его, поддразнивая, иногда даже язвительно, друг друга. Лора знала, что, когда вся семья собиралась в родном доме, тихо и скучно там не бывало. Родители Джинни просто обожали своих уже взрослых детей, им нравился их острый ум и Хорошее настроение.

— Ну, а как твое мероприятие? Лорина улыбка стала пропадать — у нее в голове мгновенно промелькнул образ высокого мужчины с блестящими янтарными глазами.

— Как обычно, — ответила она, прекрасно сознавая, сколь необычным оказался для нее тот день. — Всем, кажется, понравилось.

Джинни лукаво усмехнулась.

— Не могу представить, чтобы кому-нибудь из твоих гостей что-нибудь не понравилось!

Хотя губы Лоры подрагивали, она заставила себя ответить улыбкой. Учитывая, как тщательно она обдумывала, планировала эти вечера и сколько сил вкладывала в их подготовку, они должны были иметь успех.

— Я готовлюсь, — просто и искренне сказала Лора.

— Ты делаешь это так же старательно, как и все остальное, — заметила Джинни, бросив красноречивый взгляд на толстые папки с заказами, грудой наваленные на ее и Лорином столах.

На губах Лоры появилась удовлетворенная улыбка.

— Да, дело идет.

— Не то слово! — Очаровательный смех Джинни побежал по комнате, как солнечный зайчик. — Я бы сказала, что оно мчится! Бывают дни, когда я не успеваю заметить: я уже пришла на работу или еще не ушла?

— Но тебе нравится все это, — сказала Лора, — так же сильно, как и мне.

— Да, скрывать не буду, — со смешком призналась Джинни и, поднявшись с кошачьей фацией, прошла в крошечную кухню в дальнем конце мастерской. — Хочешь кофе? — спросила она через плечо, и ее улыбка стала шире, когда она увидела гримасу на лице своей начальницы, уже открывшей бухгалтерские книги.

— Угу, спасибо, — ответила Лора отвлеченно, с головой уйдя в ведомости, которые готовила для бухгалтера.

Быстрыми, экономными движениями Джинни приготовила кофе и поставила кружку с дымящимся напитком возле своей начальницы, а та, не поднимая головы, пробормотала слова благодарности и снова надолго погрузилась в работу.

Лора слышала разговоры Джинни с заказчиками по телефону, но едва улавливала, о чем та говорит. Ей не нужно было вникать в каждый деловой разговор: Джинни давно уже справлялась со всеми вопросами сама.

Несколько часов спустя, когда Лора все еще разбиралась в море цифр, снова зазвонил телефон. Как обычно, Лора едва заметила низкие нотки в голосе Джинни, появлявшиеся, когда она разговаривала с мужчинами.

— Лору?

Хотя Джинни говорила тихо, ее голос привлек внимание Лоры. Нахмурившись, она взглянула на помощницу.

Зажав рукой микрофон телефонной трубки, Джинни беспомощно пожала плечами.

— Какой-то мистер Брэнсон настаивает на разговоре с тобой.

Хэнк? Лора ничего не понимала, пульс бешено бился. Зачем ей звонит Хэнк? И даже когда вопрос сформировался, Лора решительно подавила в себе трепетное ожидание. Никогда еще ей не было так трудно управлять голосом, чтобы он звучал невозмутимо и бесстрастно.

— Настаивает?

— Я говорила, что ты очень занята. — Джин-пи состроила гримасу. — А он ответил, что тоже сильно занят и не собирается отнимать у тебя много времени. — Она скривилась. — У него очень приятный голос, но… — Джинни снова пожала плечами.

Лора прекрасно ее поняла. Она не только встречала этого мужчину, но и слышала, как Меган описывала стиль его работы, и потому могла себе представить, какую нетерпимость в его голосе услышала Джинни.

— Ты поговоришь с ним? Джинни прищурила глаза, давая понять, что была бы рада преподать урок мужчине с голосом очень приятным, но высокомерным.

Слабая улыбка пробежала но губам Лоры, и она взяла свой телефон. Медленно и глубоко вздохнув, она поднесла трубку к уху. Однако невозмутимый тон успешно скрывал нервное возбуждение, в котором она пребывала.

— Чем могу помочь, мистер Брэнсон?

Глава третья

— Мы же договорились, что ты будешь называть меня Хэнком!

Такой волнующий, хотя и ворчливый, голос мгновенно возродил в ней трепетное ожидание. Собрав всю свою волю, Лора сказала с точно дозированным раздражением:

— Хорошо. Чем могу помочь… Хэнк?

— Гм, промозглая весна, — медленно проговорил тот. — А в голосе твоего секретаря чуть ли не мороз.

— Моего помощника, — возразила Лора.

— Кто бы это ни был, — нетерпеливо бросил он. — Я позвонил, чтобы договориться о встрече.

— С какой целью? — смутилась Лора.

— А каким бизнесом ты занимаешься? — ответил Хэнк вопросом на вопрос.

— Тебе нужен художник по интерьеру?

— Попала в точку. — В голосе Хэнка слышалось веселье. — Я решил подготовить образец дома в районе застройки, а потом выставить его на продажу, — объяснил он. — А так как Меган работает у меня, я, конечно, сразу вспомнил о тебе. Ну как, это тебя интересует?

Лора закусила губу. Сначала ей хотелось сказать, что она очень занята, что у нее слишком много заказов. Но предпринимательское чутье не позволило ей отказаться от возможности проникнуть в новую сферу деятельности, где она сможет применить свои знания.

— Да, конечно, мне это интересно, — в конце концов ответила она.

— Хорошо… но есть один небольшой нюанс. Вот так всегда! Лора вздохнула.

— Какой?

— У нас очень мало времени. Я хочу подготовить дом к концу месяца. Могла бы ты управиться в такие сроки?

— Нет, — без колебаний ответила Лора. По спине пробежала дрожь, когда она услышала его мягкий, чуткий и такой сексуальный смех.

— Мне нравятся решительные женщины, — тихо пробормотал он. А когда он заговорил снова, слова вылетали быстро: — Можешь приблизительно сказать, сколько времени на что понадобится?

— Нет, пока не увижу объект и не буду знать объем работ, — ответила Лора так же быстро. И опять насладилась его тихим смехом

— Хорошо, давай договоримся. Ты можешь завтра утром поехать на площадку посмотреть дом?

Завтра! Лора почувствовала сильное волнение и потому сама удивилась ровному тону, которым ответила:

— Если ты подождешь минутку, я посмотрю свое расписание.

— Конечно.

Лора едва уловила его быстрый ответ, поскольку была слишком занята выяснением вопроса, не оставила ли она сегодня утром голову дома. Не далее как вчера она решила, что лучше всего больше не встречать его. Не стоит усложнять свою жизнь и впускать туда мужчину, особенно если этим мужчиной увлечена твоя дочь. Зачем же она ищет в своем расписании окошко, чтобы встретиться?!

Задавая себе этот вопрос, Лора покачала головой и огляделась, будто искала место, где спрятаться. Задумчивая улыбка смягчила ее напряженные губы, когда ее взгляд задержался на откровенно любопытном лице Джинни. Почувствовав, что волнение улеглось, Лора закрыла ладонью микрофон трубки.

— Что у тебя назначено на завтрашнее утро? — спокойно спросила она молодую женщину.

Джинни даже не потрудилась посмотреть в свое расписание.

— В час встреча с миссис Доббинс. А что, ты хочешь, чтобы я взяла его на себя?

— Да, — произнесла громко Лора, убирая руку с микрофона телефонной трубки. — Хэнк, тебя устроит половина одиннадцатого? — Она вопросительно глянула на Джинни, и та кивнула.

— Лучше половина двенадцатого, — ответил Хэнк.

— Половина двенадцатого? — переспросила она для Джинни. Джинни быстро кивнула, и Лора спокойно продолжила: — Да, подойдет.

Хэнк начал подробно объяснять, как добраться до площадки, а Лора тщательно записала все в блокнот.

Заканчивая разговор, Хэнк сказал:

— Я встречу тебя около этого дома. Хорошо?

— Да, — с трудом сохраняя спокойный тон, ответила Лора. — До свидания, Хэнк.

Однако она не долго радовалась тому, как ловко поступила, согласившись выполнить работу по отделке образца дома и в то же время сохранив дистанцию между собою и причиняющим ей беспокойство мужчиной.

Вторая половина дня тянулась мучительно долго, давило ощущение зияющей пустоты. Но, не желая подпускать к себе новые чувства, Лора погрузилась в бухгалтерские расчеты, над которыми просидела до конца рабочего дня в офисе и весь вечер в своем маленьком кабинете на вилле.

К тому времени, когда она рухнула в кровать, все финансовые документы были готовы для бухгалтера, а голова так забита цифрами, что Лора впала в глубокий сон, не нарушаемый видениями высокого мужчины с очень сексуальным голосом.

Когда на следующее утро Лора увидела Джинни, то горько пожалела о своей решимости избегать встреч с Хэнком. До этого погода была сырой и промозглой, теперь же весна показала себя с лучшей стороны, солнце согрело землю и обманчивый аромат раскрывающихся весенних цветов витал в воздухе. Одетая по сезону, Джинни напоминала ранний нежный цветок.

Слегка раздраженная, Лора окинула унылым взглядом элегантную фигуру молодой женщины, и ее настроение резко ухудшилось.

Густая грива Джинни ниспадала спокойными блестящими волнами до середины спины, где темно-рыжие пряди не должны были бы гармонировать с ярко-розовым пиджаком, однако смотрелись потрясающе. Строгая бледно-розовая шелковая блузка под пиджаком усиливала впечатление женственности. Открытые кожаные туфли на высоком каблуке подчеркивали длинные стройные ноги и изящные лодыжки. Профессионально наложенный макияж делал еще темнее необычные зеленые глаза.

Всегда безукоризненно одетая, Лора решила, что на этот раз, по сравнению с Джинни, ее наряд безвкусен. Представляя, какой эффект ее великолепная помощница произведет на столь опытного мужчину, с которым вскоре встретится, Лора подавила вздох и помахала на прощанье Джинни, когда та выпорхнула из демонстрационного зала. По крайней мере, минут пятнадцать после того, как Джинни ушла, Лора боялась, что задохнется в дразнящем аромате ее духов.

Звон крошечного колокольчика над дверью демонстрационного зала предупредил о появлении возможного заказчика, и когда Лора встала из-за стола и вышла в зал, она узнала чрезвычайно беспокойную клиентку. Быстро взглянув на часы, она уточнила время: через несколько минут Джинни должна встретиться с Хэнком. Подавив стон, Лора изобразила теплую, радушную улыбку. День, кажется, будет очень длинным.


Сотовый телефон зазвонил в тот момент, когда Хэнк открыл дверь автомобиля. Сев за руль, он схватил трубку и быстро взглянул на часы на приборной доске. Ровно 11.28. Очевидно, Лора не только решительна, но и пунктуальна Удовлетворенно улыбнувшись, Хэнк нажал кнопку переговорного устройства.

— Брэнсон слушает.

— Хэнк, здесь женщина к тебе, — донесся голос прораба. — Она ждет около дома на площадке.

Хэнк щелкнул ключом зажигания, чтобы занести фургон.

— Хорошо. Я еду. Предложи даме кофе.

— Будет сделано.

Первое, что он увидел, подъехав к дому, — ярко-розовый костюм. Улыбка появилась на его четко очерченных губах. Однако, заметив сверкающую лавину ярко-рыжих волос, Хэнк сердито сжал губы.

Услышав топот рабочих ботинок по деревянному полу, женщина повернулась, и на ее лице появилась профессиональная улыбка.

— Мистер Брэнсон?

Глаза Хэнка сузились, когда он пожимал ее нежную руку. Поразительно красивая женщина! Но не та. Пока что ему удавалось скрывать нарастающую ярость, но насколько его хватит, неизвестно.

— Мисс… — начал он, вопросительно приподняв темные брови.

— Девлон. Джинни Девлон. Помощница Лоры.

Голос у нее был низкий, заманчиво хрипловатый. Хэнк вспомнил: это с ней он разговаривал вчера по телефону.

Он отпустил руку Джинни и быстро оглядел ее, от пышных рыжих волос до начищенных кончиков открытых кожаных туфель. Он был молодой здоровый мужчина и мог в полной мере оценить очарование Джинни Девлон. В яркой весенней одежде она была воплощенная мечта любого мужчины. Любого, но не Хэнка. Она его не интересовала.

— Я ждал саму Лору.

— Да, я знаю, но… — начала было Джинни.

— Тогда почему ее здесь нет? — без сожаления прервал Хэнк.

— Лора очень занята сейчас, — объяснила Джинни. Казалось, она спокойна, несмотря на его неожиданную грубость. — Она посчитала, что я тоже смогу справиться с этим заданием.

— Она посчитала неверно, — парировал Xэнк, тем самым позволив своей ярости частично выйти на волю. — Я не хочу обижать вас, мисс Девлон, но я тоже занят. — Он с трудом выдавил из себя вежливую улыбку и проводил Джинни на улицу. — Извините, у меня неотложная встреча.

Джинни не смогла скрыть своего удивления.

— Но мистер Брэнсон! Как же…

Хэнк уже не слышал ее, он вскочил в фургон и захлопнул за собой дверцу. Через мгновение машина уже ехала по стройплощадке, оставляя за собой клубы пыли.

Вот женщины! Хэнк даже не осознал, что прорычал это вслух. Он сошел с ума. Черт! Он сумасшедший! А вспомнив душевный трепет, с каким он ждал назначенной встречи, Хэнк пришел в еще большую ярость.

Преследуемый воспоминаниями о ее прекрасном лице, мягком голосе, живых карих глазах и стройной фигуре с округлыми формами, Хэнк почти не спал прошлой ночью. Его голова мучила тело, вызывая такие эротические образы Лоры, что он весь покрывался испариной и крутился без сна. Перед рассветом он был уже на пределе. Ему не терпелось прикоснуться к ней, вкусить ее, но он согласен был довольствоваться и тем, что будет говорить с ней, смотреть на нее.

А Лора подсунула ему свою заместительницу! От разочарования Хэнк заскрежетал зубами. Его обманули, и это его взбесило до крайности.

Он ругался, схватившись руками за руль, словно хотел его вырвать. Неужели Лора считает его озабоченным юнцом, которого может соблазнить любая симпатичная мордашка? Хэнк яростно ударил ладонью по рычагу, переключая скорость. Да, для тридцатидевятилетней женщины, и бабушки в придачу, Лора Ситон не очень хорошо разбирается в мужчинах… и в Хэнке Брэнсоне особенно, думал он в бессильном гневе. Но скоро она пройдет полный курс по этому предмету, заверил он себя, собираясь насладиться ролью учителя.


Телефонный звонок раздался одновременно с мелодичным бренчанием крошечного колокольчика, возвестившего об уходе требовательной заказчицы. Высокомерная дама провела в демонстрационном зале тридцать с лишним минут. Внешне Лора сохраняла спокойствие, хотя внутри у нее все кипело.

Когда Лора схватила трубку с рычага, она была не в самом лучшем настроении.

— «Новый стиль». Чем могу помочь? — Отвечая по телефону, Лора ощутила странное покалывание в шее, словно кто-то пристально на нее смотрел. Нахмурившись, она начала поворачиваться — и застыла, услышав в трубке раздраженный голос своей помощницы:

— Лора, я натолкнулась на стену!

Лора мгновенно представила себе маленькую яркую машину Джинни, которая въехала в стену и смялась гармошкой.

— Боже, Джинни, у тебя все в порядке?

— Да, в порядке, — медленно ответила Джинни. — Не считая морального вреда, нанесенного моей персоне.

Почему морального? Лора заморгала в замешательстве. Джинни говорила путано, хотя была очень спокойна. У нее шок?

— Джинни, — мягко начала Лора. — Где это произошло? В какую стену ты въехала?

— На стройплощадке, — ответила Джинни. — И эту стену зовут Брэнсон.

— Хэнк?

— Хэнк.

Вздрогнув от звука, раздавшегося у нее за спиной, Лора резко повернулась и замерла, увидев в дверях офиса высокого мужчину. По ее телу пробежала странная дрожь — что-то среднее между страхом и волнением. Одетый в коричневые хлопковые брюки и рубашку, с пятном грязи на широкой скуле, он все же был самым красивым мужчиной из всех, кто когда-либо нарушал ее покой.

Хэнк Брэнсон собственной персоной облокотился на дверной косяк, сложив на груди оголенные по локоть руки и небрежно скрестив ноги в крепких рабочих ботинках. Его ленивая улыбка не могла обмануть Лору, горящие янтарные глаза нарушали картину праздности, которую он изображал.

Лора не могла вымолвить ни слова, в горле пересохло. Она так разволновалась, что забыла про телефонную трубку, которую сжимала в руке и из которой доносились приглушенные звуки. Хэнк кивнул на телефон.

— Скажи мисс Девлон «до свидания», — проинструктировал он тихо, но очень внятно.

Джинни! Лора вновь приложила телефонную трубку к уху.

— Джинни, извини меня, — искренне начала она.

— Что там происходит? — спросила Джинни. — Я слышу мужской голос.

Лора облизала языком пересохшие губы и постаралась подавить дрожь, вызванную испепеляющим взглядом Хэнка.

— Да… я… не могу сейчас говорить. — Пораженная своей скованностью, Лора едва справилась с приступом нервного смеха. — Здесь мистер Брэнсон. Я все объясню тебе позже.

— Хэнк Брэнсон сейчас в офисе? — воскликнула Джинни.

— Да, я…

— Скажи ей «до свидания», Лора, — на этот раз в словах Хэнка слышался металл.

И хотя Лора испытывала искушение послать его подальше, все же решила уступить. Посмотрев на Хэнка уничтожающим взглядом, она тем не менее подчинилась приказу.

— Я должна заканчивать разговор, Джинни. Поговорим позже.

— Не рассчитывай на это, — пробормотал Хэнк.

— Но… — начала было Джинни.

Лора спокойно опустила трубку на рычаг, потом подняла подбородок и пристально посмотрела на Хэнка.

— Вы чем-нибудь недовольны, мистер Брэнсон? — спросила она сухо.

Хэнк приподнял бровь.

— У нас, то есть у тебя и у меня, на это утро была назначена встреча. — В его тихом голосе появился упрек. — Ты не пришла. Поэтому я пришел сам и хочу забрать тебя.

Забрать?! Волна гнева захлестнула Лору, и по се телу пробежала дрожь. Он обращается с ней как с опоздавшим ребенком, которого приходится забирать из гостей. Ей потребовалась вся выдержка, чтобы не закричать на него.

— Вы приглашали опытного художника по интерьеру. Я прислала одного из лучших!

— Мне нужна ты.

Лора замерла, растерявшись от его напора, оттого что должна дать ответ на столь решительно произнесенную просьбу. Я нужна ему только как художник-декоратор, убеждала она себя. Но было уже поздно: в голове у нее промчались мимолетные образы ее и Хэнка, она увидела их обнаженные тела, сплетенные в чувственном порыве…

Лора ясно представила, как четко очерченные губы Хэнка жадно целуют ее обнаженное тело, и от этого у нее по спине пробежал холодок, учащенно забился пульс. Охваченная неожиданным приступом страсти, какой она никогда еще не испытывала, о какой даже не мечтала, Лора молча смотрела на Хэнка.

Когда он отошел от дверного косяка и стал медленно приближаться, горло у нее сжал спазм. Она хотела что-то сказать, но ни звука не слетело с ее губ. Вот Хэнк с ленивым безразличием поднял руку. Загипнотизированная его обаянием и нарочитой медлительностью движений, Лора не была готова к его неожиданному поступку.

Прежде чем она поняла, что происходит, Хэнк сдернул с вешалки, стоявшей в углу комнаты, ее темно-синий пиджак в тонкую белую полоску, схватил со стола ее сумочку и портфель и, взяв Лору за плечо, повел ее к выходу.

— Куда… зачем?.. Хэнк! Не дойдя двух шагов до двери, Лора затормозила на каблуках. — Что ты позволяешь себе? — Она попыталась взглянуть ему в лицо, но успела только ойкнуть, когда он рывком открыл дверь и вытащил ее на улицу.

— Я подгоняю тебя. — Хэнк быстро глянул на свои часы. — Ты задержала нашу встречу на полчаса. — Спокойно игнорируя ее попытки возразить, Хэнк легонько постучал по двери. — Не хочешь ли запереть свою мастерскую?

— Нет! Я хочу позвонить в полицию, чтобы тебя самого упрятали под замок! — воскликнула Лора раздраженно, что с ней бывало редко. — И никуда я с тобой не поеду.

На губах Хэнка появилась коварная улыбка, темная бровь медленно приподнялась, образовав лукавую дугу, а в глазах заплясали чертики.

— Поспорим?

Лора знала, что не сможет выиграть. У нее было два пути, но ни один ей не нравился: либо вежливо уступить и поехать вместе с ним на строительную площадку, либо поставить себя в глупое положение, продолжая перебранку у всех на виду. Раздраженно вздохнув, Лора решила уступить.

Она была достаточно любезна, пока Хэнк не открыл для нее дверцу фургона. Увидев пыльное сиденье, Лора замотала головой и отступила назад.

— Я не сяду туда, — категорично заявила она.

Хэнк мгновенно понял, что допустил промашку. Он перевел взгляд с грязной обивки на ее дорогую юбку и белую шелковую блузку, потом посмотрел на свою запыленную одежду и нахмурился.

— В таком виде и я не рискну сесть в твою машину.

— О, ради всего святого! — нетерпеливо воскликнула Лора. — Я совсем не возражаю, чтобы ты ехал в моей машине! Но тогда ты должен будешь вернуться за фургоном. Лучше я поеду на стройку следом за тобой.

Он сомневался недолго, но сомнения были сильными. Буравя ее своими тигриными глазами, Хэнк спросил:

— Я могу надеяться, что ты последуешь за мной?

Хоть на край света.

Ответ мгновенно промелькнул у нее в голове, и она пришла в ужас от самой себя. В висках стучало, перед глазами все поплыло, она была на грани обморока.

— Лора! — настороженно окликнул ее Хэнк, не поняв, почему она не отвечает.

— Что?.. — пробормотала Лора, приходя в себя. — А, да. Конечно, я поеду за тобой!

Хэнк смотрел на нее подозрительно, он явно не верил.

Убеждая себя поступать сообразно возрасту, Лора наконец взяла себя в руки.

— Я же сказала, что поеду за тобой.

Хэнк, кажется, перестал сомневаться и кивнул в знак согласия.

— Где твоя машина?

— Рядом с твоим фургоном. — Лора показала на темно-бордовый «бьюик».

— Хорошая, — пробормотал Хэнк, бросив оценивающий взгляд на сверкающую машину.

— Спасибо.

— Не стоит благодарности. Когда Хэнк перевел взгляд на Лору, в его глазах светилась радость. — Ну что, поехали?

Лора лукаво посмотрела на него.

— А ты отдашь мне пиджак, сумочку и портфель? Или оставишь у себя для гарантии?

Смеясь, Хэнк вернул ей вещи.

— Мне не нужны гарантии. Я доверяю тебе, — сказал он. — И надеюсь, что буду постоянно видеть эту прелестную машину в зеркало заднего вида.

На протяжении всего пути Лора тщательно соблюдала дистанцию в тридцать футов между своим «бьюиком» и фургоном.

Она думала, что в районе новой застройки дома будут похожи друг на друга, как близнецы, да еще и с крошечными участками земли. Однако была приятно удивлена разнообразием проектных решений. Дома не только отличались друг от друга, но и имели много новшеств, а земельные участки оказались довольно большими и удобными. Лора могла представить, как преобразится этот район, когда строительство будет закончено и территория благоустроена.

Как только Лора вошла в просторный холл, она тотчас влюбилась в этот дом. И пока, в сопровождении Хэнка, переходила из одной комнаты в другую, это чувство все усиливалось. Именно таким она хотела бы видеть свой дом. Выгодное расположение многочисленных окон по-настоящему увеличивало пространство, а не создавало его иллюзию. Огромная гостиная казалась еще просторней из-за потолка, состоящего из стеклянных витражей. Широкая лестница величественно поднималась на второй этаж. К хозяйской спальне примыкали ванная и гардеробная, которые были почти такие же, как Лорина спальня в ее пригородной вилле.

— Ну, что ты скажешь? — спросил Хэнк, когда они спускались вниз по лестнице. — Берешься за отделку?

— Я бы все отдала, лишь бы поработать здесь, — откровенно призналась Лора.

Хэнк повернулся, взглянул на Лору. Он стоял на одну ступеньку ниже, и тем не менее, чтобы посмотреть в его янтарные глаза, она должна была поднять голову.

— Когда ты сможешь начать? спросил Хэнк, и его чувственная улыбка согрела Лору.

— Я приступила к работе сразу же, как только перешагнула через этот порог, — засмеялась Лора и нежно толкнула его в грудь. Ее пальцы ощутили такой жар, что по спине у нее пробежал холодок. — Когда мы наконец спустимся с этой лестницы, — сказала она неуверенно, — я продолжу.

— А надо? — спросил он тихо.

— Почему ты спрашиваешь? — едва шевеля губами, вымолвила она.

— Потому что не хочу. Мне нравится стоять так близко к тебе.

У Лоры голова пошла кругом, она не знала, что ответить.

— Можно я тебя поцелую? — Хэнк медленно наклонял голову.

— А надо? — Лора так же медленно поднимала подбородок.

— Думаю, что да.

— Тогда поступай, как считаешь нужным. — она почувствовала на губах его дыхание, и веки ее закрылись.

— А ты хочешь этого? — спросил Хэнк, слегка коснувшись ее губами.

— Да.

В пустом доме на открытой лестнице Лору целовали так, как никто еще никогда не целовал. Губы Хэнка были настойчивыми и нежными, требовательными и просящими, теплыми от нежности и горячими от страсти. Он обвил ее руками, и она чувствовала жар, исходящий от его сильного тела. Ее грудь была прижата к его твердой, как стена, мускулистой груди.

Лору закружил водоворот чувств, ощущений, впечатлений. Она так хотела, она просто жаждала Хэнка! И это пугало ее: нельзя столь быстро идти на сближение! Она пробормотала что-то невнятное и нажала кончиками пальцев на его грудь, и он сразу же оторвался от ее губ.

Когда Хэнк поднял голову, его дыхание было шумным и прерывистым, глаза закрыты, лицо напряжено. Резко вздохнув, он прикоснулся губами к Лориному лбу и сказал:

— Держись, кажется, идем ко дну. — В его го-лосе послышались нотки благоговейного страха.

Лора прекрасно его поняла, у нее самой было ощущение, будто она тонет, а в ушах стоял оглушительный звон. Она слышала, как сильно колотится ее сердце и сердце Хэнка, и смутно сознавала, что должна заняться какой-то работой. Но не могла вспомнить, какой именно.

— Где мы? — рассеянно спросила она. Когда его губы стали нежно касаться ее разгоряченной щеки, у нее по спине опять побежали мурашки.

— Будь я проклят, если знаю.

— От тебя не очень-то много толку.

Хэнк засмеялся и обнял ее крепче. Стиснутая в его объятиях, Лора сначала ощутила вибрацию в его груди, а потом услышала голос:

— Очень трудно помочь кому-нибудь, если понятия не имеешь, как спасти себя.

Его веселье передалось ей.

— Бедняжка! Ты думаешь, тебя надо спасать?

Он слегка ослабил объятия и откинулся назад, чтобы посмотреть ей в глаза. Легкая улыбка появилась на его соблазнительных губах.

— Спасать? Нет. — В его глазах загорелся дразнящий огонек. — Я сказал бы тебе, что именно мне нужно, но не хочу отпугивать.

Волна возбуждения затопила ее веселье. Лора не краснела уже лет двадцать, и вот теперь почувствовала, как горячая кровь начала подниматься к щекам.

— Хэнк… я… — она сделала паузу, чтобы откашляться.

— Знаю. — Хэнк отодвинулся и спустился на две последние ступеньки. — Все это слишком быстро для тебя, да?

Этой незначительной дистанции оказалось достаточно, чтобы Лора смогла дышать спокойней.

— Да, — призналась она честно. — Ведь мы совсем не знаем друг друга… Правда ведь?

— Правда, — согласился он. — Но мы знаем нечто очень важное друг о друге.

— Что? — Лора задала свой вопрос, хотя участившийся пульс уже дал ей ответ.

— Нас неудержимо тянет друг к другу, — сказал он прямо. — Разве нет?

Лора вдруг почувствовала себя юной, неловкой и неопытной. Слишком много лет пронеслось с той поры, когда она испытывала такой же накал чувств, какой без труда разбудил в ней Хэнк. Она не знала, что ответить, лишь опустила глаза и покраснела.

— Лора!

Услышав страстную мольбу в его голосе, она неохотно посмотрела в его потемневшие глаза.

— Я тебя смутил?

— Да, — призналась она.

— Ты хочешь, чтобы я ненадолго исчез?

Понимание и чувствительность Хэнка так на нее подействовали, что горячая волна отхлынула от лица и сконцентрировалась около ее сердца. В горле пересохло, на глаза навернулись слезы.

— Мне пора начать работу, ради которой ты меня сюда привез, — сказала она.

— Хорошо.

Хэнк подошел к двери и открыл ее. Но прежде, чем выйти за порог, легонько ей улыбнулся и тихо сказал два слова, от которых у нее чуть не остановилось сердце:

— Я вернусь.

Глава четвертая

Хэнк исчез. В полном изумлении Лора долго смотрела на закрытую дверь. Потом засмеялась. Вздохнула и приступила к работе. Лоре всегда было проще работать, когда не мешали эмоции, и поэтому свои чувства к Хэнку она считала серьезной помехой.

Что со мной происходит?

Этот вопрос мучил Лору, пока она представляла комнатное растение, стоящее у основания лестницы.

Может, пальма? Она помотала головой: нет, слишком вычурно. Хэнку не подходит. Он грубоватый, притягательный и мужественный. Нет, пальма не для Хэнка. Шаловливая улыбка заиграла на ее губах, ставших мягкими после поцелуев, когда другое решение неожиданно пришло ей в голову. Хэнк был таким колючим, когда ворвался в мастерскую, чтобы «забрать» ее. И вдруг Лору осенило, она щелкнула пальцами. Конечно, это большой кактус!

Вопрос с холлом был решен, и она неторопливо перешла в просторную гостиную. Нахмурив брови, она опять невольно вернулась к своим раздумьям.

Что со мной случилось?

Как бы она ни старалась, на этот вопрос мог быть только один ответ: Хэнк Брэнсон. Его лохматая шевелюра, цепкий взгляд и яростные губы. Она сама пригласила его в свой дом, а в ее сердце он попал незваный. Ни на мгновение Лора не заблуждалась в отношении намерений Хэнка. Уже то, как он ее поцеловал, объясняло все. Если выражаться более просто, Хэнк хотел ее.

Лора почувствовала возбуждение и тревогу одновременно — возбуждение, потому что такой мужчина, как Хэнк, желал ее, и тревогу, потому что была напугана тем, что хотела его.

А Меган — его.

Представив дочь в интимной позе с Хэнком, Лора невольно застонала. Хэнк слишком стар для Меган, слишком опытен, слишком… В общем, он не подходит для девятнадцатилетней девушки! Ну, а если совсем честно — Лоре пришлось признать: ей не хотелось уступать его дочери. Это открытие отрезвило ее.

Стоя неподвижно в пустой комнате, Лора пристально осматривала ее и одновременно заглядывала в себя.

Невероятно! Прошло много лет с тех пор, как она проявляла хоть минимальный интерес к мужчинам. В последний раз это было… Лора помотала головой. Она не хотела вспоминать последнего мужчину, с которым так недолго встречалась. И все же память настояла на своем.

Это было пять лет назад. В то время Лора преодолевала довольно трудный период своей жизни. Дочери подрастали, работала она напряженно, уставала, и ей хотелось чего-то или кого-то для души. И как-то раз, хорошенько не подумав, она согласилась посидеть вместе с друзьями в самом модном и популярном, как они сказали, клубе. Она была настолько неопытна в такого рода развлечениях, что даже не поняла, что это клуб для одиноких.

Она просидела в тускло освещенном баре со своими друзьями минут пятнадцать, и к их столику подошел мужчина. Представился, поболтал несколько минут, согласился присоединиться к их столику. Это был воспитанный, любезный, достаточно привлекательный мужчина и интересный собеседник. На следующий день он позвонил и пригласил Лору пообедать. Немного подумав, Лора согласилась. Он был на десять лет старше ее, не так давно развелся и казался очень обаятельным. А что он представлял собой на самом деле, Лора узнала лишь к концу второго свидания.

Дрожь пронзила Лору, когда она вспомнила схватку, из которой вышла невредимой в ту ночь, и его ярость, когда она решительно отказалась заплатить телом за два обеда. Ее передернуло от воспоминаний об отвратительном голосе, каким он кричал на нее, обвиняя в том, что она нарушает существующие правила

Лора тут же решила, что если по существующим правилам женщина должна переспать с любым мужчиной, который угостил ее обедом, то она всегда будет сама оплачивать чек. С тех пор она твердо придерживалась этого правила.

Но Хэнк не предлагал ей пообедать, он предложил ей поцелуй и пыл своих волнующих объятий.

Мощная волна желания, нахлынувшая на Лору, рассеяла грезы. Она поразилась своей ответной реакции на одно только воспоминание о Хэнке, и ее дрожащие губы искривились в насмешливой улыбке. В этот момент Лора поняла, что согласилась бы на его пока не высказанное предложение… с приятным дополнением в виде обеда или без него.

Решение пойти мужчине навстречу во всем, чего бы он ни захотел, было настолько несвойственно Лоре, что она чувствовала себя не в своей тарелке. Обычно она была хладнокровной, уравновешенной и выдержанной, а теперь стала взволнованной, неуверенной и такой же неопытной, как ее младшая дочь.

Ощущая сильный внутренний жар от давно дремавшего, а теперь проснувшегося темперамента, Лора улыбнулась и оглядела пустую комнату. Дрожь ожидания пробежала по спине. Ей никто не говорил, но она знала: Хэнк сам проектировал этот дом, потому что дом был похож на него — большой, открытый, теплый и строгий. Это ощущение схожести дало ей творческий импульс. Быстро повернувшись, Лора подошла к лежавшему возле стены портфелю. Прекрасно зная, что отделка этого дома нужна только для того, чтобы увеличить продажную цену всех домов на стройплощадке, она не чувствовала сожаления. Ведь работа для художника всегда самоцель, главное — воплотить замыслы, будоражащие твое воображение.

Лора представила, что Хэнк будет жить здесь, и сразу поняла, каким будет общий стиль и цветовая гамма.

Она склонилась над рабочим столом в большой кухне, быстро делая заметки в блокноте. В таком положении и нашел ее Хэнк. Как и раньше, в офисе, Лора не услышала его шагов.

— Дела идут?

Напуганная тихим, притягательным голосом, Лора выронила ручку и обернулась.

— Не надо так!

— Как? — Морщинки в уголках глаз выдали его хорошее настроение.

Лора нетерпеливо произнесла:

— Ты знаешь как. Не подкрадывайся ко мне.

— Я? Подкрадываюсь? — Хэнк выглядел и обиженным, и невинным — Я никогда не подкрадываюсь. Это против моей религии.

Ее губы дрожали от еле сдерживаемого смеха.

— Что это за религия? — спросила она ласково. — Церковь исправившихся злодеев?

Хэнк поднял руку и направил на нее указующий перст.

— Заканчивай, — приказал он тоном епископа.

Нахмурившись, Лора поглядела вокруг.

— Я тебе здесь мешаю? — Увидев ручку, Лора подняла ее и взглянула на Xэнка. — Или ты сам любишь мешать другим?

Хэнк засмеялся, и Лора отмстила, что смех у него очень приятный.

— Я заглянул не просто чтобы побеспокоить тебя. На самом деле я хочу кое о чем тебя спросить.

Вот оно, начало. Лора перестала хмуриться и вопросительно приподняла бровь.

— Ты обедала?

Она снова нахмурилась. Так вот он о чем! Столь прозаический вопрос привел ее в замешательство.

— Нет, — она покачала головой, будто пыталась привести в порядок свои мысли. — А почему ты спрашиваешь?

— Потому что я тоже не обедал, хоть уже давно пора, — ответил Хэнк. — Я хочу есть. А ты?

Лора удивилась, что не заметила, как прошло время.

— После твоего напоминания, — сказала она с тихим смехом, — я тоже захотела.

Отойдя к двери, Хэнк поклонился.

— В таком случае, миссис Ситон, обед накрыт в гостиной.

— В гостиной? — переспросила Лора, представляя огромную пустую комнату.

— Да, мэм, — подтвердил Хэнк и сделал широкий взмах рукой. — После вас.

Тепло и свет заполняли гостиную через высокие окна, выходящие на запад. Мельчайшие пылинки блестели в воздухе, словно мелкие золотые монетки. В центре на полу лежала большая холщовая скатерть, заменявшая собой ковер. На ней виднелись два пакета с ярко-красными названиями ресторанов.

— Пикник? — воскликнула Лора. Почувствовав запах жареного картофеля, она опустилась на колени и наклонилась, чтобы понюхать один из открытых пакетов.

— Либо так, либо есть стоя. — Хэнк подошел и встал около нее. — Надеюсь, ты любишь жареный картофель?

— Люблю, — призналась Лора. — И сыр есть? — спросила она с надеждой.

— И масло, и брокколи… — Хэнк опустился на пол. — А также бутерброды с говядиной и хреном и салаты, — продолжал он, вытаскивая по очереди еду из пакетов и раскладывая на скатерти. — Я не знал, какой соус ты любишь, и принес разные. — Он достал со дна пакета горсть маленьких пластиковых пакетиков. — Здесь итальянский, русский, сырный и пахта. — Хэнк бросил пакетики на скатерть.

— Пахту, — сказала Лора, опускаясь на брезент. — А что-нибудь попить? — Ее карие глаза заблестели, в них появился задорный огонек.

— Попить? С такой едой, как эта? — Он скорчил гримасу и потянулся к пакету, из которого показалась ярко-красная бутылка с длинным узким горлышком. — Каберне… Калифорнийское, конечно.

— Ну конечно! — Хотя Лора старалась говорить торжественно, ее плечи подрагивали от сдерживаемого смеха. — Ты сказал, что есть говядина.

— Правильно, — Хэнк положил перед ней завернутый в фольгу бутерброд. Порывшись в пакете, он достал пластмассовые коробочки с жареным картофелем и салатами, а потом и пластмассовую посуду, завернутую в бумажную салфетку. — Так как у меня нет складных стаканчиков, — пробормотал он, вытаскивая пробку из бутылки, — придется пить вино из пластиковых чашек.

— Ну, в конце концов, это же пикник. — Лора изящным жестом указала на еду: — По крайней мере, здесь нет ничего такого, из-за чего стоило бы спорить.

— Отличное замечание. — Хэнк усмехнулся. — Налегай.

И Лора налегла, смакуя каждое новое блюдо на этом домашнем пикнике. Такого приятного вина, такого ароматного хрустящего картофеля, такого свежего салата, такой нежной говядины она еще никогда не пробовала.

Пока Лора ела первый бутерброд, Хэнк умял два и почти всю порцию картофеля, а Лора никак не могла справиться со своей.

Они ели и перебрасывались отдельными ничего не значащими фразами. Но едва с обедом было покончено, Хэнк задал Лоре вопрос, который должен был развязать ей язык.

— Итак, — сказал он, осматривая пустую комнату. — У тебя есть какие-нибудь идеи по украшению этого сарая?

— Сарая?! — воскликнула Лора. — Хэнк, это замечательный дом! И я с удовольствием поработаю над ним.

На энергичных губах Хэнка появилась до-вольная улыбка.

— Рад, что тебе нравится. — Отбросив в сторону салфетку, Хэнк растянулся на полу, подперев рукой голову. — Я сам проектировал его. — Он сказал это так же небрежно, как до этого отшвырнул салфетку.

— Я догадалась. — Лора оценивающим взглядом осмотрела помещение. — Он похож на тебя.

Хэнк одновременно нахмурился и усмехнулся.

— Спасибо… да, пожалуй. — И проследил за ее взглядом. — А чем похож?

Лора приподняла брови.

— Ты хочешь, чтобы я перечислила?

— Настаиваю.

— Он во всем напоминает тебя. — Лора сделала рукой широкий жест. — Большой. Ясные чистые линии. Теплый и привлекательный. Правда, есть признаки суровости и аскетизма. — Она спокойно встретила его широкую улыбку и закончила: Прочный, надежный, ему можно доверять.

Хэнк застыл. Улыбка исчезла, черты лица обострились.

— Ты думаешь, мне можно доверять? — Янтарные тигриные глаза буравили ее.

— Это интуитивное чувство, — сразу ответила Лора. Она испытующе посмотрела на него. — А что, разве нет?

Они долго молчали, и между ними возникло странное напряжение. Но вот Хэнк рассмеялся, и напряжение рассеялось, словно пылинки в теплом воздухе.

— Можно. — Его голос был низким, притягательным и сексуальным. — Значит, ты разрешаешь мне выполнить свои намерения?..

Лора вся подобралась. Нервы ее были на пределе, спину покалывало, неровное дыхание выдавало ее.

— Намерения? — В горле начало першить. — Какие намерения?

Губы Хэнка медленно растянулись в улыбке, возбуждающей и расслабляющей одновременно. Он приподнял бровь и протянул руку плавным и обманчиво ленивым движением. Лора оцепенела, когда его теплые пальцы пробежали по изгибу ее шеи.

— Не волнуйся. Я не обижу тебя, — прошептал он, когда почувствовал, как она напряжена. — Разве ты только что не говорила, что интуитивно мне доверяешь?

— Да… но… Что ты делаешь? — Ее голос перешел на прерывистый шепот, когда его рука обвила ее шею. — Хэнк! — выдохнула Лора, почувствовав, что он нежно притягивает ее к себе.

— Хочу поцеловать тебя, — ласково шепнул Хэнк.

Лора была уже так близко от него, что ощутила жар крупного мужского тела. Его опьяняющее дыхание подействовало на нее сильнее, чем вино, которое она выпила за обедом. Ощущение было слишком приятным, и Лора попыталась воспротивиться.

— А если я не хочу, чтобы ты меня целовал?

В прозрачных глазах Хэнка отразилась радость.

— В таком случае, — прошептал он, приближая свои губы к ее губам, — мне придется настоять на этом.

Он слишком часто настаивает — это было последнее умозаключение, которое успела сделать Лора, прежде чем ее поглотила стихия.

Хэнк едва-едва, дразняще прикоснулся к ее губам, и тотчас их губы слились в поцелуе. Чувства, наполнившие ее тело, были подобны взрыву радости. Мир перестал для нее существовать. Время и пространство исчезли, остались только «здесь» и «сейчас». Здесь — губы Хэнка, которые, получая удовольствие, давали его. Сейчас — объятия Хэнка и притягательная мощь его тела.

Язык Хэнка жадно овладел ее ртом и высвободил сдерживаемую страсть. Тело ее затрепетало, охваченное безумством, глубоко внутри у нее бушевало пламя.

Уступив его стремительному натиску, Лора отбросила правила приличия и чувство самосохранения, которыми очень дорожила. Бездумно подчинившись зову природы, она обняла Хэнка за талию, и ее руки, получив долгожданную свободу, принялись гладить каждый изгиб упругих мышц его широкой спины. Приоткрыв рот, она отвечала на его поцелуи с годами таившейся, а теперь вырвавшейся страстью.

Напряженное тело Хэнка прижало ее к полу. Лора не возражала, ее спина не чувствовала жесткости дерева. Губы слились, языки исполняли эротический танец, все мысли сгорели дотла в огне получаемого и даримого удовольствия.

Это одновременно возбуждало и изматывало, по этого было недостаточно. Рука Хэнка нашла мягкую округлость ее груди. Сгорая от нетерпения, он просунул руку между их телами в поисках пуговиц на ее блузке. Однако прикосновение пальцев к обнаженной коже подействовало на Лору отрезвляюще. Она оторвалась от губ Хэнка.

— Нет!

Хэнк поднял голову и уставился на нее, ему не верилось.

— Нет?! — повторил он потрясенно. Дыхание было неровным, лицо напряжено, глаза затуманены страстью, сжигавшей его ум, тело и рассудок. — Лора… — простонал он.

— Хэнк, я… не могу. — Ощущая такое же убийственное чувство утраты, которое отразилось и на лице Хэнка, Лора судорожно вздохнула, а потом продолжила: — Я хочу… но не могу.

Хэнк приподнялся на руках, и между их телами появилось расстояние. Он пристально посмотрел в ее умоляющие глаза и глубоко вздохнул.

— Ты хочешь?

Лора таяла от страстного желания, которое слышалось в его неровном голосе. И удивилась, с каким трудом ей удалось поднять руку, чтобы пробежаться пальцами по его лицу, на котором уже выступили желваки.

— Мое тело предает меня, — тихо проговорила она, ощущая, как он задрожал от ее нежной ласки. — Как я могу отрицать! — Не в силах противиться собственному желанию, она провела пальцем по его сжатым губам. У нее судорогой свело горло, когда он приоткрыл рот и схватил губами ее палец. Новая волна страсти поднялась в ней, когда Хэнк медленно стал втягивать палец в рот, нежно посасывая и одновременно дотрагиваясь до него языком. — Хэнк… — прошептала Лора, вложив в это слово все свои чувства, смешанные с душевным волнением.

— Понимаю, — тихо сказал он, пока она убирала руку на безопасное расстояние. Его лицо напряглось, он шумно вздохнул и, оттолкнувшись, перевалился на бок рядом с ней. — Боже, Лора, я так сильно хочу тебя, что не могу думать. — Он повернул голову и заглянул в очаровавшие его карие глаза. — Со мной раньше ничего подобного не случалось.

Лорины глаза оживились, легкая улыбка появилась на нежных губах.

— И со мной, — призналась она. — Я хочу, чтобы ты знал, я никогда не играла с тобой. — В ее голосе послышалась обеспокоенность.

Хэнк посмотрел на нее с упреком.

— Знаю. — Он усмехнулся. — Сомневаюсь, что кто-то лучше меня разбирается в этом.

Он ласкал ее руку от локтя до запястья, и Лора почувствовала, как напряглись его мышцы. Она колебалась всего мгновение, потом в так утешения просунула руку под его ладонь.

— Ты… э… ты встречал женщин, которые тебя дразнили?

Хэнк рассмеялся, хотя ему было не до смеха.

— Я должен был жениться на такой. — Он скривил губы. — Мой лучший друг спас меня за неделю до свадьбы.

От его резкого голоса Лора почувствовала себя неловко, и все же не смогла удержать вопрос, который тут же соскочил с ее языка:

— Твой друг отговорил тебя?

Хэнк медленно помотал головой.

— Э, нет. Ему было не до разговоров и не до меня, сказал он сухо, снова пристально всматриваясь в ее глаза. — Мой друг и одновременно будущий шафер тайно сбежал с ней.

— Ой, Хэнк!.. — Лоре передалась его боль. — Извини.

Он перевернул руку, и они сплели пальцы.

— Не извиняйся. Этот подонок оказал мне услугу. — На лице Хэнка снова медленно появлялась сексуальная улыбка. — Если бы он не сбежал с ней в Калифорнию, я бы не жил здесь, не занимался строительством и не сидел с тобой на полу.

Лора смутилась.

— Почему?

Хэнк передернул плечами.

— Она настаивала, чтобы я здесь все продал и перебрался в Калифорнию.

— И ты бы уступил ей?

— Вероятнее всего, да, — горько засмеялся Хэнк. — Я относился к ней как к заблудившейся маленькой девочке и убедил себя, что влюблен.

Они замолчали. Но Лору очень волновал один вопрос. И наконец она выпалила его, хотя и едва слышным голосом:

— Почему ты уверен, что несколько минут назад я не ломала комедию?

Хэнк сжал ее руку.

— Я уверен, — сказал он. — Ты не притворялась, я знаю.

— А как ты узнал? — настаивала она

— По твоим глазам.

Лора прищурилась.

— По моим глазам?

— Угу, — кивнул он. — Лора, неужели ты не знаешь, что они отражают все твои чувства?

Лора широко открыла глаза.

— Правда?

— Конечно! — Его улыбка стала насмешливой. — Хочешь знать, что я вижу сейчас в этих замечательных карих бездонных глазах?

Лора потупилась, но любопытство взяло верх, и через мгновение она уже снова смотрела на него.

— Что же ты видишь?

— Я вижу в них смущение, вызванное силой страсти, которую ты испытала, и потрясение оттого, что ты лежишь на полу рядом с едва знакомым мужчиной.

Она посмотрела на него изумленно: он точно описал ее ощущения.

— Неужели я такая открытая?! — воскликнула она раздосадованно.

— Не открытая, а искренняя, — поправил Хэнк. — Ты не представляешь, какое для меня удовольствие смотреть в глаза потрясающе искренней женщины.

Лора тут же забыла досаду и пренебрежительно заметила:

— Искренних женщин на свете много!

— Да? — парировал Хэнк с усмешкой. — Назови двух.

Ни секунды не задумываясь над смехотворностью спора — учитывая, что они лежали на полу, — Лора рассердилась и ответила:

— Моя помощница Джинни — раз, и мои дочери… — Голос у нее внезапно сел — она вспомнила о Меган.

— Что? Что случилось?

— Меган, — ответила Лора приглушенно.

— Меган? — Хэнк нахмурился. — Что с ней?

— Она сказала, что влюблена в тебя.

Хэнк резко сел и невольно дернул ее за собой, так как их пальцы были переплетены.

— Что ты такое говоришь? — В полном замешательстве он уставился на Лору.

Однако она уже успокоилась и почувствовала даже облегчение оттого, что Хэнк не знает о чувствах Меган.

— Лора, ответь мне. — Хэнк отпустил ее руку и схватил за плечи, в голосе прозвучали командные нотки. — Откуда ты это взяла?

— Меган сама сказала.

— Когда?

У Лоры вырвался усталый вздох.

— Недавно, когда мы прибирали после праздничного обеда.

Его пальцы мягко сжали ее плечи.

— Вы обсуждали меня?

— Нет! — Лора закусила губу, потом беспомощно пожала плечами. — Не совсем, — ответила она. — Меган и Брук обсуждали обед. И во время разговора всплыло твое имя. — Она опустила глаза, боясь, что он поймет ее уклончивый ответ.

— Мое имя всплыло во время разговора, и Меган просто случайно упомянула, что влюбилась в меня? — Он явно не верил.

Лора сглотнула, ее голос дрожал:

— По существу, да.

Хэнк снова сжал пальцы. Лора вздрогнула, и он мгновенно ослабил хватку

— Извини. — Голос звучал жестко и напряженно. — Боже, я надеюсь, ты не думаешь, что я хоть как-то поощрял Меган?

Лора взглянула на него, и в ее глазах отразилась вся неуверенность, которую она чувствовала.

— Лора, клянусь своей жизнью, что никогда не думал о Меган иначе как о молодой способной сотруднице. — Он провел рукой по волосам, взъерошив и так спутанные пряди. — Ничего себе! — воскликнул он. — Я гожусь ей в отцы! Вот уж не думал не гадал. — Он резко замолчал и посмотрел на Лору в отчаянии. — Лора, клянусь…

— Я тебе верю, Хэнк. — Она и вправду всей душой верила ему, но проблема все-таки осталась. И чем сильнее была ее привязанность, тем серьезней становилась проблема.

— Может, у тебя есть еще какие-то сомнения? — Он внимательно изучал ее.

— Никаких.

Хэнк выдохнул резко, с облегчением. Потом нахмурился и вскочил на ноги.

— Черт! Что мы будем делать?

— Ты о Меган? — Вытягивая шею, Лора смущенно посмотрела на него.

— Конечно, о Меган! — воскликнул он и подал ей руку, помогая встать.

Заметив, что юбка измята, Лора начала руками разглаживать ее.

— Мы ничего не сможем сделать, Хэнк. Я думаю, что Меган просто возбуждена из-за постоянной близости к привлекательному мужчине, которым она восторгается. — Лора вздрогнула — его пальцы схватили ее за подбородок и приподняли голову. Увидев сердитый взгляд, Лора улыбнулась. Меган так молода! Она преодолеет это.

— Я уверен. — Его пальцы перебежали от подбородка к ее губам. — Но… — Глаза следили за игрой пальцев, а голос стал ниже. — Будем ли мы с тобой встречаться?

В ней боролись чувства ожидания и тревоги: она хотела видеть его, быть с ним и в то же время боялась остаться наедине. Но не потому, что не доверяла Хэнку, она больше не доверяла себе. И все же, хотя ей польстило, что он сказал об этом, она задала вопрос, который тревожил ее:

— Ты хочешь встретиться со мной не по работе?

— Лора, пожалуйста, не играй со мной. — Он наклонился и поцеловал ее. Поцелуй был скромным по продолжительности и неудовлетворительным по качеству. — Я никоим образом не желаю обидеть Меган, но я хочу встречаться с тобой… на любых основаниях — (На этот раз поцелуй был дразнящим. Лора почувствовала, как он улыбается ее подавленному вздоху.) — Так как я не могу прийти к тебе домой, приходи ты ко мне.

Лора занервничала: она никогда раньше не приходила домой к мужчинам.

— Я… — Она очень хотела сказать «да», но это было преждевременно — Я не могу, — в конце концов ответила она.

Хэнк поднял голову и хмуро посмотрел на нее.

— Тогда, может, пообедаем и ресторане?

А потом я заплачу по счету в постели.

Лора сразу отмела эту мысль как неуместную. И все же необходимо подумать.

— Мне еще нужно прийти сюда завтра. Тогда и отвечу, ладно?

Хэнк хотел возразить, но передумал.

— У меня есть выбор? — вопросом на вопрос ответил он.

— Нет, — улыбнулась Лора.

Он нервно пожал плечами.

— Значит, я должен подождать.

И тут внезапное желание отдать ему все, чего он пожелает, пронзило ее с головы до пят… Последним усилием воли Лора взяла себя в руки и взглянула на ручные часики.

— Я должна идти! — воскликнула она и бросилась в кухню, чтобы забрать свою сумочку и портфель.

Хэнк ждал ее у парадной двери.

— Ты кое-что забыла, — сказал он. Протянул к ней руку и застегнул пуговицы, которые успел расстегнуть, пока она его не остановила.

Прикосновение его пальцев к груди, даже через блузку, было таким волнующим! Против собственного желания Лора глянула вниз, на его руки.

— Ты забыла еще кое-что. — Бархатистый голос заставил ее посмотреть Хэнку в глаза. — Ты забыла поцеловать меня на прощание.

— Хэнк, я должна идти… — Ее голос растворился в поцелуе.

С тихим стоном он прижал ее к себе, поражая и пугая силой своего тела. Минуты шли, а Лора все не могла оторваться от его губ, от его тела. Но вот он ослабил объятия. Лора отделилась от него и машинально пошла к двери.

— Уже поздно, — сказала она, поскорее вышла на улицу, чтобы избежать соблазна, и побежала к своей машине, под крышей которой нашла убежище.

Глава пятая

Позднее, чем ты думаешь.

При этой мысли Хэнк тихо засмеялся. Он стоял в дверях и щурился от яркого солнца, наблюдая за облаком пыли, поднятым машиной.

Лора. Он ощутил нервную дрожь, как только подумал о ней, и смех застрял в горле. Хэнк резко повернулся и побрел в дом, к скатерти, лежавшей на полу в центре гостиной. Когда он посмотрел на смятую ткань, которую с особой тщательностью разглаживал на твердом деревянном полу, мурашки побежали по его спине. Они вместе — он и Лора — смяли эту скатерть.

Вместе.

Воспоминания нахлынули на Хэнка и захлестнули его, кровь снова взыграла. Кончики пальцев у него стали теплыми, когда он вспомнил легкую нервную дрожь, которую ощутил при прикосновении к ее шелковистой коже. Пальцы напряглись, тело ныло… по Лоре. Лора.

Его дыхание стало прерывистым, Хэнк оторвал взгляд от скатерти и окинул просторную комнату. Хотя Лора и ушла, он ощущал ее присутствие везде. Казалось невероятным, но дух Лоры витал в комнате, она завладела этим пространством, оставив здесь частичку себя.

Его ноздри затрепетали, потом расширились, Хэнк глубоко вздохнул, чтобы уловить ее слабый аромат. Возбуждающий женский запах пронзил его сердце и затронул плоть.

Уже позднее, чем ты думаешь!

На сей раз та же мысль приобрела совсем другой, глубинный смысл. Он встретил ее недавно, но у него было странное чувство, будто он ждал Лору всю свою жизнь, ждал только ее.

Раньше Хэнк ничего подобного не испытывал. Он не знал, как вести себя. Прищурив глаза, он осмотрелся вокруг еще раз, впитывая в себя еле уловимый запах. Она ушла, но все же он видел ее, чувствовал, ощущал. Предупреждающая дрожь в напряженных до предела мускулах привела Хэнка в чувство.

Избавившись от смущения, он нагнулся и подобрал с пола скатерть. Потом повернулся и вышел из комнаты. Он полдня не занимался работой, у него не было времени стоять и мечтать о женщине. Тем не менее Хэнк задержался в дверях и через плечо бросил взгляд на гостиную.

Лора сказала, что дом является его отражением, но теперь ему казалось, что и ее отражением тоже.

Нетерпеливо тряхнув головой, Хэнк открыл дверь. Либо он сошел с ума, либо запутался окончательно. Захлопнув за собой дверь, он двинулся к пыльному фургону.

— Не спеши, Брэнсон, — посоветовал он себе вслух. — Ты можешь здорово нарваться.

Несмотря на серьезное предупреждение, Хэнк знал, что никогда не продаст этот дом. Его разум восставал при одной только мысли, что здесь будут жить посторонние люди, будут смеяться, любить друг друга. Этот дом он считал теперь только своим и Лориным.

Когда он заводил фургон, прежняя мысль неожиданно снова завладела его разумом. И на этот раз она относилась к нему самому.

Позднее, чем ты думаешь.

Теперь он уже не засмеялся, а чертыхнулся и приказал себе вернуться в реальный мир. Он резко переключил скорость, и фургон сорвался с места.

К счастью для его душевного состояния, приехав на стройплощадку, он тут же попал в водоворот проблем. Рабочие возмущались неполадками в коммуникациях, ругали субподрядчиков за вынужденный простой. Как только Хэнк вышел из фургона, он тут же услышал громкие голоса. Ярость, которая охватила его при виде беспорядка, напрочь стерла все прежние мысли, и Хэнк решительно двинулся к зданию. У него был такой богатый запас слов, что бывалые моряки могли бы поучиться у него. Покинул он стройплощадку уже в темноте.

Вернувшись в свою скромно обставленную квартиру, Хэнк стянул рабочие башмаки. Проходя через гостиную в ванную, снял пыльную одежду. Ему страшно хотелось принять горячий душ, съесть большой бифштекс с кровью, а потом беспробудно проспать восемь часов.

Хэнк принял душ и стал расправляться с бифштексом, но тут зазвонил телефон. Сначала он хотел ответить сам, но, пожав плечами, решил: пусть поработает автоответчик. Раздался сигнал, и послышался голос брата. Вилка с куском мяса застыла на полпути между ртом и тарелкой, пока Хэнк слушал послание.

— Это Люк. Я еду к тебе. Надеюсь, приютишь меня, пока не найду жилье. Я буду у тебя в субботу. Тогда и поговорим.

Как всегда, коротко и по существу, размышлял Хэнк, рассеянно жуя быстро остывающее мясо. Потом отнес тарелку на кухню и положил ее в посудомоечную машину. Со щелчком открыв холодную банку пива, Хэнк сделал три глотка, размышляя над звонком брата.

Через восемь лет Люк возвращается в родной город. Видимо, навсегда. Отлично! — вздохнул Хэнк. Брат приезжает именно сейчас, когда я опять попал в сети к женщине. Люк с его горечью и цинизмом…

Хэнк любил своего младшего брата, больше того — восхищался им, считал одним из лучших архитекторов в стране, если не во всем мире. Люк оказал ему неоценимую помощь, профессиональную и моральную, когда он создавал свою собственную фирму, переживая очень сложный жизненный период. Хэнк не видел брата больше пяти лет и радовался, что наконец увидит его… но…

Но Хэнк был почти до безумия увлечен женщиной. А Люк очень ожесточен против женщин.

Хэнк сделал еще глоток пива, сморщился и поставил банку в раковину. На самом деле он вовсе не хотел пива. А также не хотел никакого волнения. Хэнк пожал плечами. Люк приезжает, ничего не поделаешь. Но это в субботу. А пока нужно поспать. Лора завтра придет в новый дом.

Закинув руки за голову, Хэнк зевнул и блаженно потянулся. Завтра. Ожидание свернулось клубочком внутри его. Сохраняя и оберегая это чувство, Хэнк вернулся в спальню. Кровать приняла его налитое свинцом тело. От усталости сразу закрылись веки. Хэнк вздохнул еще раз, дыхание стало глубоким.

— Я уже хотела звонить в полицию, чтобы объявить розыск. — Ухмылка Джинни опровергала ее заявление, но в глазах читалась искренняя обеспокоенность. — Боялась, что этот мужлан причинил тебе телесные повреждения.

В некоторой степени он действительно их причинил! — мысленно ответила Лора, за улыбкой пряча свою реакцию на это высказывание.

— Как видишь, я в совершенном порядке.

— Гм… уклончиво ответила Джинни. — Как дела? — Она приподняла брови.

Лора с благодарностью ухватилась за безопасную тему и начала оживленно рассказывать:

— Дом замечательный. Я с удовольствием поработала в нем.

Джинни была задумчива.

— А мужчина? — спросила она тихо. — Тоже замечательный?

Мужчина!

Лору передернуло.

Джинни это заметила — кривая улыбка появилась на ее губах.

— Твой мистер Хэнк Брэнсон — редкий экземпляр, — сказала она.

— Он не мой.

— Тем не менее, учитывая ту настойчивость, с какой он тебя добивался, полагаю, он вполне может им стать.

— Нет! — Лора замотала головой, чтобы придать большую убедительность своим словам. — Хэнк не ищет серьезных отношений.

— А кто их ищет? — парировала Джинни. — Ты?

Лора до этого была бледной, теперь она начала краснеть.

— Нет. — Голос ее был слабым, но звучал напряженно. — Ты знаешь, мне этого не надо.

Джинни недоверчиво засмеялась, и в то же время видно было, что она сочувствует Лоре.

— Проблема заключается в том, что иногда увлечения находят нас сами, независимо от того, ищем мы их или нет.

— Допускаю. — В голосе Лоры не было убежденности. — Но моя проблема заключается в том, что они меня никогда не находят.

Джинни отодвинула стул.

— Шутишь! — воскликнула она и взяла сумочку. — Ты никогда не была увлечена своим мужем?

— Конечно, была, — поразилась Лора. — Но это совсем другое… Ну, ты знаешь, что я имею в виду.

— Безусловно. — Джинни натягивала пиджак, идя к двери. — Между нами, девочками, это именно то, что тебе нужно.

— Почему? — воскликнула Лора.

Не задерживаясь, Джинни бросила через плечо:

— Я думаю, тебя давно уже пора выпустить из твоей удобной маленькой клетки.

На какое-то мгновение Лора потеряла дар речи, а потом стало слишком полно. Зазвенели крошечные колокольчики, возвещавшие, что за Джинни закрылась дверь демонстрационного зала.

Пока Лора закрывала мастерскую и ехала на машине домой, она все обдумывала фразу, брошенную Джинни на прощанье. Она живет в удобной клетке? Совершеннейшая нелепость. Она сама выбрала и создала такую жизнь, такой образ жизни. Хорошая семья, устойчивое финансовое положение, здоровые и счастливые дети. Ее дело процветает. И если она не богачка, то вполне обеспеченная женщина, с приличным банковским счетом и портфелем ценных бумаг.

У меня есть все, о чем только можно мечтать в моем возрасте, довольно улыбаясь, думала Лора, въезжая в гараж. Она не понимала, почему Джинни считает, что она сидит в клетке и что ее необходимо выпустить.

У меня все есть, но разве это жизнь?

Неожиданный, горький вопрос с предельной четкостью встал перед Лорой, и причиной тому была глубина страсти, которую она испытала недавно.

Ее била такая дрожь, что несколько минут она не могла двигаться.

Находясь в двойном коконе — в машине и в гараже, отдаленная от всех шумов окружающего мира, Лора сидела и дрожала, прислушиваясь к сигналам, которые посылало ей слишком напряженное тело.

Сделав резкий вдох, Лора попыталась отвлечься. Ей всегда удавалось контролировать свои эмоции. Даже когда была молодой, в отношениях с мужем у нее на первом месте был разум, а ведь любила она мужа всем сердцем.

Но на этот раз эмоции вышли из-под контроля. Они прорвались и воспламенили чувства. Слишком долго она не испытывала уверенных объятий крепких рук, мужских ласк, жара голодных губ и возбуждающего давления напряженной мужской плоти.

Мне нужен Хэнк Брэнсон.

Боль в пальцах отвлекла Лору от самоанализа и вернула к реальности. С немым удивлением она посмотрела на свои руки, вцепившиеся в руль, и, вздохнув, разжала пальцы.

Что мне делать?

Открывая дверцу и выходя из машины, она обдумывала этот вопрос. Решение избегать Хэнка больше ей не подходило. Она не только согласилась на работу по отделке дома, но даже буквально каталась вместе с Хэнком по полу! Она отвечала на его поцелуи, ласки… И желала значительно большего. По правде говоря, она до безумия хотела, чтобы он овладел ею!

Волна смущения поднялась от шеи к щекам. Ее рука задержалась, прежде чем повернуть ручку двери, ведущей из гаража в кухню. Лора несколько раз глубоко вдохнула, чтобы успокоить трепещущее сердце. Надо выглядеть спокойной. Уже поздно. Скорее всего, Меган дома. Распрямив плечи. Лора открыла дверь и вошла в кухню.

Меган стояла около раковины и мыла салат. Улыбка, которой она встретила свою мать, резкой болью отозвалась в груди Лоры.

— Привет, мам. А ты поздно. — Меган положила оставшийся салат в деревянную салатницу, потом повернулась и налила Лоре кофе.

— Спасибо, — пробормотала Лора, откладывая в сторону сумочку и портфель и беря у Меган чашку. — Где Рут? — спросила она, вдыхая аромат жареного цыпленка.

— В прачечной. Меган улыбнулась еще шире. — Она согласилась погладить мою блузку, а взамен я должна приготовить салат. — Пристально посмотрев на Лору, Меган перестала улыбаться и нахмурилась. — Ты совсем разбитая, отметила она. Тяжелый был день?

Перед глазами Лоры прошла вереница образов: Джинни, нарядная, восхитительная, уходит из демонстрационного зала на встречу с Хэнком; Хэнк, пыльный и злой, стоит на пороге мастерской, чтобы «забрать» ее; дом, о каком она всегда мечтала… Но ярче всего запечатлелся импровизированный пикник на полу в гостиной.

Тяжелый день? Лора подавила стон и изобразила нечто похожее на улыбку.

— Не тяжелый, — в конце концов ответила она, — но достаточно напряженный.

— Да? — заинтересовалась Меган. — В каком смысле?

Лора стояла, потягивая дымящийся кофе, и размышляла. Сегодня среда. Меган работает у Хэнка в офисе во второй половине дня в четверг и в пятницу, а в субботу весь день. Значит, надо сказать дочери о своем решении отделывать дом для Хэнка. Завтра Меган все равно сама узнает и, естественно, удивится, что мама не упомянула об этом. Лора немного помедлила, а потом бросилась в омут с головой:

— Сегодня я заключила сделку, которая может значительно расширить мое дело.

— Замечательно! — воскликнула Меган. — А я и не думала, что оно нуждается в расширении.

— Это требуется в каждом деле, — сухо сказала Лора, осторожно ставя горячую чашку на стол, а потом уже снимая пиджак.

Меган пожала плечами.

— Как скажешь. Ну и чей же заказ ты заполучила?

Лора облизала губы.

— «Брэнсон констракшн», — отчетливо произнесла Лора.

— «Брэнсон констракшн»? нахмурилась Меган. — Зачем Хэнку понадобился художник по интерьеру?

Теперь нахмурилась Лора: значит, Меган не знала, что Хэнку потребуется такой специалист? Она работает у Хэнка восемь месяцев. И он ни разу не нанимал специалистов по отделке дома?

— Чтобы отделать образец дома на новой стройплощадке, — ответила она. — Зачем же еще?

— Это выше моего понимания, — пожала плечами Меган. — Насколько я знаю, Хэнк никогда раньше не отделывал образцы домов.

От этой информации у Лоры по спине пробежал холодок. Кого же хотел Хэнк на самом деле: специалиста или…

— Ой, привет, Лора, я не знала, что ты уже дома. — Рут торопливо вошла в комнату, неся на объемной вешалке блузку с красочным набивным рисунком. — Меган приготовила тебе кофе?

— Привет, да, спасибо, — резким движением Лора указала на чашку. — Обед пахнет восхитительно.

— И почти готов, — сказала Рут. — Но ты успеешь принять душ и переодеться.

Радуясь, что у нее появилась возможность уйти от вопросов Меган, Лора подхватила чашку и пошла к дверям.

— Хорошо бы. Я вернусь через пятнадцать минут.

Пока пульсирующие струи теплой воды массировали усталое тело, снимая напряжение, Лора обдумывала важную информацию о Хэнке, случайно полученную от Меган.

Из того, что знала Меган, вытекало, что Хэнк никогда раньше не пользовался услугами художника по интерьеру и не отделывал свои новые дома. Почему же он настаивал, чтобы она взялась за эту работу?

Гм… С задумчивым выражением Лора вышла из душа и рассеянно вытерлась. Сдерживая дрожь, она бросила влажное полотенце в белую плетеную корзинку, стоявшую в углу, открыла пузырек ароматного лосьона и методично начала втирать густую жидкость в мягкую кожу.

Действительно ли Хэнк хотел отделать образец дома, чтобы увеличить его продажную цену, или он просто хотел…

Дрожащие пальцы Лоры неожиданно прекратили втирать крем. Она повернулась к зеркалу, висящему на двери, чтобы оценить свое обнаженное тело.

Что он во мне нашел? — спросила она себя, изучая свое отражение. Лора считала, что в ней нет ничего притягательного. Прежде всего: женщина в зеркале приближается к сорокалетнему рубежу. Вдобавок у нее довольно средняя внешность.

Рост самый заурядный — пять футов и шесть дюймов. Фигура хорошая, но слишком худощавая, лучше бы слегка покруглее. Она всегда расстраивалась из-за своего маленького бюста, однако груди были хорошей формы и на удивление крепкие и высокие. Для ее возраста и талия была в норме — не слишком узкая и не слишком широкая. Линию бедер тоже можно назвать удовлетворительной, размышляла Лора, переводя взгляд от талии к ногам.

Когда она разглядывала едва различимый холмик живота, который остался после рождения Меган, несмотря на бесчисленные упражнения, с ее губ сорвался вздох. Она осторожно дотронулась до маленьких бледных растяжек на животе, которые были очевидным доказательством того, что она выносила двух детей.

Вовсе не очарованная результатом осмотра, Лора опять задалась вопросом: что же в ней такого нашел Хэнк?

Да, ноги у нее лучше, чем у многих, особенно привлекают внимание изящные ступни. Неплохо, подумала она, критически оглядывая длинные стройные ноги от тонких лодыжек до плавной линии бедер. Продолжая внимательно изучать себя, Лора отметила и гладкую кожу, а затем стала разглядывать лицо.

И снова не увидела в своем отражении ничего особенного: приятные, но не эффектные черты. Глаза светло-карие. Будучи девочкой, а потом молодой женщиной, она всегда мечтала о таинственных, загадочных зеленых глазах. А что, размышляла Лора, можно сказать о ее волосах, кроме того, что они каштановые? Ну, густые, шелковистые на ощупь, но не золотисто-каштановые, не ореховые, даже не пепельные, а просто обычные каштановые.

Вот кожа была хороша. Лора повеселела, когда, прищурив глаза, смотрела на свое лицо. У нее был превосходный цвет лица, и Лора знала это. Она усердно ухаживала за полупрозрачной, совсем без морщин кожей и поэтому выглядела моложе своих лет. У нее были длинные ресницы, которые сами загибались вверх, и их не надо было завивать.

Подумаешь, большое дело!

Придя к такому заключению, Лора отвернулась от зеркала, она оценивала себя как женщину со средними внешними данными, и теперь ее оценка не изменилась. По ее мнению, она вовсе не могла сравниться с такой сногсшибательной красавицей, к примеру, как Джинни Девлон. И все же Хэнк отказался от возможности познакомиться с Джинни.

Почему? Пока Лора надевала повседневные брюки и рубашку из мягкого хлопка, за ней неотвязно, как зубная боль, следовал этот вопрос. Почему? Ведь он наверняка волнует женщин всех возрастов и может выбрать любую из них. Почему же Хэнк Брэнсон, симпатичный, тридцатишестилетний, положительный со всех сторон, остановился на Лоре Ситон, вдове, матери двух взрослых дочерей, даже бабушке, приближающейся к сорокалетию?

Хэнк объяснил это очень просто: ему нужен был художник по интерьеру, а так как Меган работает у него, он, естественно, сразу подумал о Лоре. Но, судя по его поведению сегодня днем, Хэнк больше интересовался ею как женщиной, а не как специалистом.

Да и Меган подтвердила, что он никогда не занимался интерьером новых домов. Лора вспомнила, как он был разочарован се словами, что ему придется подождать ее ответа, и внутри у нее зашевелилось волнение. Может быть, Хэнк использовал дом как предки, уловку, чтобы встретиться с ней? Нужен ли ему на самом деле художник по интерьеру? Или он хочет…

— Мама, Рут накрывает на стол, — прервала ее мысли Меган.

Не позволяя волнению овладеть ее чувствами и разумом, Лора отозвалась:

— Иду. — Закрутила волосы в узел на затылке и застегнула заколку. Она не припоминала, чтобы когда-нибудь так причесывалась. Отойдя от туалетного столика, Лора проворно вышла из комнаты.

Еще не доходя до кухни, Лора решила предупредить Рут, чтобы ее не ждали завтра вечером к обеду. Она сказала Хэнку, что увидит его в доме завтра во второй половине дня, она хотела поговорить с ним. И если у нее есть сколько-нибудь здравого смысла, она решительно потребует от Хэнка объяснений, зачем он позвонил ей.

Решение переговорить с Хэнком о его намерениях держало Лору в состоянии ожидания весь остаток вечера и следующий день. Она насильно проглотила скудный завтрак, состоящий из небольшого стакана грейпфрутового сока и одного тоста из пшеничной муки. Она через силу обсуждала дела с клиентами по телефону и в демонстрационном зале. Удерживая себя от постоянного желания взглянуть на часы, терпела многозначительные взгляды Джинни.

Около трех часов дня Лора сказала Джинни, что у нее назначена встреча, и предупредила, что уже не вернется. Когда она вышла из мастерской, то была спокойной и сдержанной, как всегда, хотя внутри у нее все дрожало.

Дом Хэнка находился на краю площадки. Подъехав к нему, Лора представила, что этот дом, будто драгоценный камень, стоит в центре безупречно благоустроенного участка. В отличие от многих других застраиваемых районов, которые ей приходилось видеть, здесь дома были далеко друг от друга и земельные участки давали большой простор фантазии.

Выйдя из машины, Лора обвела район медленным задумчивым взглядом и восхитилась способностями Хэнка. У него тонкое чувство гармонии, и он проницательный проектировщик. Улыбнувшись, Лора решила, что у Хэнка не будет отбоя от покупателей собственности, как только закончится строительство и работы по благоустройству, а может, и раньше.

Когда она подошла к необычной парадной двери, покрашенной в нежно-голубой цвет, улыбка сбежала с лица Лоры. А что, если дверь закрыта? Хэнк не дал ей ключ. Потянувшись, она взялась за старомодную ручку. Нажала на нее и толкнула дверь. Дверь распахнулась.

Это похоже на возвращение домой.

Она перешагнула через порог, и ее каблучки знакомо застучали по мраморному полу в холле. Стук резко оборвался при входе в гостиную.

У нее перехватило дыхание, она уставилась на паркет из твердой древесины в центре гостиной. Перед нею возникла картина, на которой два человека обнимали друг друга на холщовой скатерти. Они не ощущали под собой твердости пола, их не смущали лежащие рядом остатки импровизированного пикника.

Снова ощутив на своих губах жар губ Хэнка, вспомнив, как прижималась к его сильному телу, Лора вцепилась в портфель, который был у нее в руке. Она собиралась продолжить работу в гостиной. Но, поразмыслив, решила начать со спален — они ей ни о чем не напоминали. Резко развернувшись, она побежала по ступенькам вверх.

Вскоре Лора потеряла чувство времени. Она не знала, хочет ли Хэнк обустроить только одну спальню или все, но, раз она начала работать, остановить ее было невозможно. Она «видела», как должна выглядеть каждая спальня, каждая ванная комната. Главную спальню Лора оставила на потом, словно на десерт.

Эта спальня состояла из нескольких помещений: огромной спальной комнаты, просторной гардеробной и большой ванной комнаты, в которой было установлено все, о чем можно только мечтать. Да, в этом доме семья из трех человек могла бы жить весьма комфортабельно, подумала Лора.

Хотя она пыталась представить себе интерьер на любой вкус, ее мятежный ум настаивал на разработке дизайна, отражающего личность одного человека. Для нее эта комната принадлежала Хэнку Брэнсону. И она никого не могла представить хозяином этого дома, кроме Хэнка. Стоя в центре спальни с закрытыми глазами, Лора мысленно увидела, как Хэнк принимает ванну, выбирает одежду в гардеробной, как он развалился на…

— Сюда просится огромная кровать.

Она испугалась и открыла глаза. Хэнк лениво стоял в дверном проеме, облокотившись плечом на косяк. В такой же позе он стоял в ее офисе позавчера. Но сегодня его внешний вид был совершенно другим. Вместо пыльной рабочей одежды и ботинок на нем были темно-коричневые свободные брюки, коричневая спортивная куртка, бледно-голубая шелковая рубашка и сверкающие остроносые туфли.

У Лоры вырвалось:

— Ты одет!

Улыбка медленно растянула его губы и пронзила Лору насквозь.

— Ты предпочла бы видеть меня неодетого? — поинтересовался Хэнк подозрительно ласково.

— Нет! Да! Я имею в виду… — Возбужденная, Лора уже не знала, что она имела в виду. — Не смейся, ты сам знаешь, что я хочу сказать!

— Гм. — Хэнк кивнул понимающе. — Ты хочешь сказать, что сегодня вечером я выгляжу аккуратно и прилично.

— Сегодня вечером? — Нахмурившись, Лора посмотрела в окно. Розовые и пурпурные лучи заходящего солнца освещали горизонт. — Который час?

Хэнк взглянул на наручные часы.

— Шесть сорок девять, — ответил он. — Самое время что-нибудь выпить перед обедом.

— Выпить? — переспросила Лора.

— Угу.

— Перед обедом?

— Угу.

— Мы вместе обедаем?

— Ты догадалась, дорогая.

Лора вздохнула. Ей очень хотелось пойти с ним, но…

— Хэнк, я же говорила тебе о Меган.

По его лицу пробежала тень раздражения.

— Никто не увидит нас там, куда мы пойдем.

Лора догадалась, но все же спросила:

— А куда мы идем?

Он снова улыбнулся, чтобы успокоить ее.

— Ко мне.

Глава шестая

Для Лоры квартира Хэнка стала своего рода разочарованием. Она не знала, что именно ей хотелось увидеть, но только не эти спартанского вида комнаты. Странно, но она успокоилась.

По мере того как миля за милей сокращалось расстояние между районом застройки и жильем Хэнка недалеко от его конторы на Сити-авеню в Филадельфии, в ней росло напряжение. И если бы Хэнк не настоял, чтобы они поехали на его автомобиле, а ее машину забрали позже, Лора развернулась бы и умчалась под безопасную крышу своего дома.

К счастью, при виде скудно обставленной квартиры нервозность уступила место профессионализму. Она сдвинула брови и стала изучать гостиную. Эта комната не отражала Хэнка. Все здесь было не так. Немногочисленные предметы мебели совсем не соответствовали его сильной личности. Набивной ситец на темно-серых стенах был таким же холодным и казенным, как и желтая кожаная обивка. А шторы на окнах… Лора вздрогнула и отвернулась. Ей не хотелось даже думать о шторах цвета мокрого песка, не то что обращать на них внимание!

— Довольно гнетущее впечатление, да? — заметил Хэнк, медленно входя в комнату из кухни. В каждой руке он держал по тонкому высокому бокалу, которым было не место в этой слишком мрачной комнате.

Пробормотав «спасибо», Лора взяла предложенный ей бокал.

— Это явно не твое, — ответила она искренне, обводя комнату презрительным взглядом.

Он подарил ей улыбку, от которой у нее все внутри задрожало.

— Рад слышать, — медленно проговорил он, пронзая ее взглядом. — Я полагаю, в ней должна быть огромная привлекательность или нечто…

Лора сдержанно взглянула на него, оценивая качество золотистого напитка в бокале.

— Изысканное, — сказала она. И засмеялась: — Я имею в виду вино, а не твою квартиру.

— К черту квартиру! Я арендую ее вместе с обстановкой, — подытожил Хэнк, пожав плечами. — Делай это гораздо чаще.

— Делать что? — Лора засмеялась снова, на этот раз напряженно. Глаза Хэнка стали цвета расплавленного янтаря.

— Так смеяться, — объяснил он, его голос был таким же теплым, как и глаза. — Твой нежный хрипловатый смех оказывает на меня сильное эротическое воздействие.

Польщенная, взволнованная и неожиданно снова возбужденная, Лора отвела взгляд от его горячих глаз.

— Хэнк… — Она быстро сделала вдох и снова посмотрела на него. — Я не знаю, что ответить.

Хэнк подошел к ней, на его губах играла мягкая улыбка.

— Не надо ничего говорить. — Он коснулся своим бокалом ее. — За тебя, — сказал он, — и за меня. — Он сделал паузу, потом продолжил: — И за дом, который ты для меня обставляешь.

Пока эти слова не были произнесены вслух, Хэнк никогда серьезно не думал оставить этот дом себе. Но когда он сказал их, то понял, что не сможет представить в этом доме кого-нибудь другого. Это его дом… и Лоры. Отгоняя эту мысль, Хэнк сделал резкое движение в сторону кухни.

— Кажется, что-то горит, — объяснил он, когда Лора посмотрела на него в недоумении. — Ванная дальше по коридору. Пока я занимаюсь обедом, ты можешь освежиться.

Облегчение отразилось на лице Лоры, это позабавило и в то же время задело Хэнка. Она его побаивалась, а ему это не нравилось. Но она все же согласилась прийти сюда вместе с ним, и от этого у него потеплело внутри.

Когда Хэнк обжег палец о решетку духовки в первый раз, он молча выругался. Когда он обжегся во второй раз, усмехнулся. Все указывало на то, что в этой квартире нервничает не только Лора.

Понимание этого его слегка позабавило. Прошло много лет с тех пор, как Хэнк волновался из-за женщины. Это было тогда, когда его невеста тайно сбежала с его лучшим другом. С тех самых пор Хэнк не увлекался ни одной женщиной так искренне, чтобы нервничать.

А сейчас он потеет и нервничает! В первом он обвинял жар, идущий от духовки. Хэнк вынул противень из духовки и поставил его на плиту, потом быстро прикрыл духовку. Когда он услышал, что Лора входит в кухню, он еще раз обжег палец о горячий противень.

Вот дурак! — подумал он, поворачиваясь и криво улыбаясь Лоре.

— Я думаю, тебе нравится еда от Дельмонико, — сказал он, чувствуя, как у него все внутри тает от одного понимающего взгляда ее замечательных карих глаз. — К сожалению, мои кулинарные способности ограничиваются жареным бифштексом и салатом.

Она улыбнулась ему, и он почувствовал в ногах слабость.

— Зато ты умеешь выбирать вино, — тихо сказала Лора. Она подошла и протянула пустой бокал, чтобы он наполнил его вином. — Я тоже люблю бифштекс и салат. — Ее ноздри нежно затрепетали — она стала принюхиваться. Пахнет французским хлебом?

Хлеб? Хэнк забыл про все, кроме восхитительного изгиба ее верхней губы. Хлеб? Боже…

— Хлеб! Конечно! — Найдя прихватку, которую он отбросил было в сторону, Хэнк рывком открыл дверцу духовки и вытащил с решетки длинный батон. — Я про него забыл, — пробормотал он, бросая хлеб с хрустящей корочкой в длинную узкую корзинку.

— Тебе помочь?

В ее голосе слышалось подтрунивание, оно должно было его раздражать, но вместо этого Хэнк почувствовал, как с его плеч свалилась ноша. Лора начала успокаиваться: если не что другое, так именно его неуклюжесть помогла этому. Неожиданно ощутив голод, Хэнк указал на холодильник.

— Достань, пожалуйста, салат.


Лора вытерла рот салфеткой, положила ее рядом с тарелкой и откинулась на спинку стула — она была сыта, а вино ее расслабило.

— Все было очень вкусно, — сказала она, улыбаясь Хэнку, сидевшему напротив нее за маленьким столом, который он поставил у окна в гостиной.

Хэнк в ответ махнул рукой.

— Всего-навсего бифштекс и салат, — сказал он пренебрежительно.

— Но очень хороший бифштекс и вкусный салат, — настаивала Лора. — И не забудь про французский хлеб.

— Выкинь его из головы! — засмеялся Хэнк. — Хочешь кофе?

Лора помотала головой.

— Нет, спасибо. Я не допила еще вино. — Как доказательство она подняла свой бокал.

Хэнк проделал то же самое, но с бутылкой.

— Пора уже ее закончить.

Лора лукаво посмотрела на него.

— Ты собираешься меня напоить? поддразнивая, сказала она, хотя совсем не чувствовала опьянения: ей было весело, и она расслабилась.

Реакция Хэнка напугала ее. Выражение лица у него стало жестким, он резко перегнулся через стол и выхватил у нее бокал.

— Нет, я не собираюсь тебя спаивать, — сказал он твердо.

— Хэнк! — воскликнула Лора, удивленная и смущенная. — Я ни в чем тебя не обвиняю. Я шучу.

— Ну а я — нет. — Его янтарные глаза сверкали. — Я собираюсь заняться с гобои любовью и не хочу потом услышать от тебя, что ты ничего не помнишь.

Лора была в таком хорошем настроении во время обеда, а теперь опять сжалась. Ее охватило отчаяние. Собрав всю силу воли, она резко и хладнокровно ответила Хэнку:

— Ты многое считаешь само собой разумеющимся, Хэнк. — В голосе прозвучала горечь. — Я так надеялась, что ты отличаешься от тех мужчин, с которыми я встречалась, и не будешь ждать от меня сексуальной благодарности за предоставленный обед.

— Что? Хэнк вскочил, стул с грохотом упал на пол. — О чем, черт возьми, ты говоришь? — Он был взбешен и огибал стол, чтобы подойти к ней.

Напуганная его яростью, Лора съежилась, но сдаваться не собиралась.

— Разве не так решаются вопросы в сегодняшнем равноправном обществе?

— Черт побери! — Голос был грубым, но руки, которые схватили ее за плечи и приподняли со стула, были удивительно нежными. — Ты действительно думаешь… Оплата! — Он был так зол, что брызгал слюной. — Черт побери, Лора! Расплата… О Боже, Лора. — Его голос замер, когда он прижался губами к ее виску.

Ожидая вспышки ярости, Лора задрожала. Ощутив дрожь в ее хрупком теле, Хэнк непроизвольно обнял ее еще крепче.

— Я не обижу тебя, тихо проговорил он, — никогда не обижу.

— Ты напугал меня. Ее голос был еле слышен.

— Извини.

— В какое-то мгновение, — Лора перевела дух, — я действительно подумала, что ты хочешь меня ударить.

— Ударить тебя? — У Хэнка все внутри напряглось. — Господи! — Он слегка освободил объятия, чтобы она смогла взглянуть на него. В его глазах сверкала ярость. — Тебя когда-нибудь бил мужчина? — Его голос зазвенел.

У Лоры пересохло во рту. Хэнк, на которого она смотрела, мало напоминал того Хэнка, который так неловко обращался с батоном горячего хлеба. Лора сглотнула и попыталась высвободиться из крепких объятий.

— Это была пощечина, — призналась она. — И… и… правда, только пощечина. — Попытка успокоить его не удалась — глаза Хэнка сузились.

— Его имя. — Голос Хэнка был слишком ласковым.

— Хэнк, это больше не имеет…

— Я хочу знать его имя, — настаивал он.

— Зачем?

От его улыбки у Лоры мурашки побежали по спине.

— Как ты думаешь — зачем?

— Ты… Хэнк, ты не можешь! — воскликнула она, протестуя.

— Да не убью я его, — заверил он. — Я его даже не разорву. — Голос Хэнка стал грозным рыком, от которого волосы у нее встали дыбом. — Я только немного поломаю его.

— Нет! — Потрясенная Лора хотела высвободиться.

— Да! Его мышцы напряглись, крепко удерживая ее в тисках. — Он ударил тебя, Лора. А сейчас, проклятье, скажи его имя!

Сжав губы, она упрямо замотала головой.

— Теперь это не имеет значения, Хэнк. Это случилось давно.

— Когда?

— Хэнк, это глупо!

Хэнк был непреклонен.

— Когда?

Признав себя побежденной, Лора уступила.

— Более пяти лет назад, — вздохнув, ответила она.

Хэнк был удивлен.

— Ты не спала с мужчиной более пяти лет?

Гордость придала резкость ее голосу.

— Я не спала с мужчиной более десяти лет! Выражение удивления сменилось недоверием.

— Ты смеешься надо мной.

Взгляд, которым она одарила его, ответил на все его вопросы.

— Нет, ты не обманываешь! — прищурился Хэнк. — Будь я проклят, — озабоченно пробормотал он.

Лора засмеялась, она не смогла сдержаться. Его бормотание было комичным. Но смех застрял у нее в горле, когда она заметила удовлетворенность и неожиданное возбуждение в его глазах.

— О чем ты думаешь? — подозрительно спросила она.

— Что я буду очень аккуратным и не причиню тебе боль, — ответил он, освобождая руку и проводя пальцем по ее щеке.

Лора вздрогнула.

— Не сделаешь мне больно? — переспросила она. — В… каком смысле?

— Ты хорошо знаешь, в каком смысле.

Когда он произносил последнее слово, Лора ощутила его влажное дыхание на своих губах и неосознанно приоткрыла рот. Хэнк издал нечленораздельный, низкий, возбуждающий гортанный звук, напоминающий то ли рык, то ли стон.

— Лора, — тихо произнес Хэнк, и его губы завладели ее ртом.

У Лоры все поплыло перед глазами, под воздействием ритмичных движений его губ ее стал покидать разум, захлестнула волна чувственности… Почти захлестнула. Настойчивость его поцелуев начала проникать сквозь обволакивающий туман, и холодная струя страха отрезвила ее. Избегая языка Хэнка, предлагавшего вступить в эротическую дуэль, она повернула голову и освободилась от его губ.

— Хэнк, пожалуйста, — попросила она, запыхавшись. — Я должна идти. Становится поздно.

— Ну, полно, Лора. Нетерпение отразилось на его лице и в его голосе. — Ты же взрослая женщина.

Странно, но именно сейчас Лора чувствовала себя скорее ребенком, и к тому же очень неискушенным.

— Я знаю, — сказала она. — Но они будут волноваться.

— Кто они?

— Меган, — ответила она, — и Рут, моя экономка.

Хэнк властно приподнял брови.

— Ты отчитываешься перед своей экономкой?

— Нет, конечно, нет! воскликнула Лора. — Но…

— Меган? — заметил он.

— Да, Меган.

Хэнк вздохнул, но его объятия стали жестче.

— Ты что, поменялась ролями с дочерью?

— Не будь смешным, — сказала она сердито.

— Я смешон?! — Хэнк возмутился. — Дорогая, тебе тридцать девять лет, а ты должна быть дома… — он взглянул на часы, — в десять вечера. — Он хмыкнул. — И после этого говоришь, что это я смешон?

Лора нервничала.

— Извини, но вчера я объяснила тебе все о Меган.

— И я понял, — сказал Хэнк. — Именно поэтому мы обедаем здесь, а не в ресторане, где бы не пережарили хлеб.

— Хлеб был очень вкусным! — запротестовала Лора.

Хэнк замотал головой.

— Это не относится к делу, и ты знаешь это. Меган в курсе, что ты со мной?

— Конечно, нет.

— Отлично. — Хэнк провел дразнящим пальцем вдоль ее щеки. — Тогда почему ты волнуешься?

Лора опустила глаза.

— Я боюсь, Хэнк.

Он сжал ее еще сильнее, так, что ее груди вдавились в его твердый, как стена, торс.

— Я клянусь, что не сделаю тебе больно, Лора. — Он говорил тихо и напряженно.

— Я верю тебе… но… — Она замолчала.

— Но? — напомнил Хэнк.

Она быстро взглянула на него и сразу же потупилась.

— Это было так давно. — Она замялась, потом быстро объяснила: — У меня нет опыта.

— Нет чего?.. — От смеха он не мог больше говорить. — И это все? — Наклонившись, он поднял ее на руки. — В таком случае давай найдем место поудобнее и потренируемся вместе.

Он нашел удобное место на огромной кровати в спальне. Хэнк опустил ее на кровать и тут же растянулся рядом. Волнение и нервозность отрицательно действовали на внутреннее состояние Лоры.

Обращаясь с ней, как с тончайшим хрусталем, Хэнк привлек ее дрожащее тело к себе поближе, под защиту своего сильного тела.

— Тебе нечего бояться, Лора, — тихо сказал он, нежно касаясь губами дорожки, которую оставил на ее щеке его палец. — Я не собираюсь торопить события или делать то, что тебе не понравится.

По мере того как Хэнк шептал ей подбадривающие слова, нежно гладя по руке и лаская лицо легкими, как перышко, поцелуями, напряжение медленно покидало тело Лоры и по нему разливалось тепло, а глубоко внутри зарождалось желание. Когда ее тело стало податливым, он начал целовать чувствительную кожу около ее губ, а затем коснулся уголка ее рта, и Лора, вздохнув, тихо застонала, повернула голову и прижала свои губы к его губам.

Хэнк снова и снова целовал ее нежно и нетребовательно, потом оторвался от ее губ и чуть-чуть приподнял голову.

— Тебе это нравится? — тихо спросил он.

Лора улыбнулась.

— Да, очень.

— Хочешь ли ты продолжить занятия?

У нее перехватило дыхание, но она прошептала:

— Да.

Хэнк начал целовать ее так же нежно, как и раньше, но постепенно нежность стала переходить во все растущую страсть. Он схватил ртом ее нижнюю губу и стал нежно втягивать ее, прикусывая зубами, — это был возбуждающий любовный знак. Потом он медленно проник языком в ее рот и замер, ожидая реакции.

Лора откликнулась сразу. Обвив руками его шею, она приникла к нему и дотронулась своим языком до его. В тот же миг огонь пронзил ее тело и сконцентрировался где-то в животе. Она погрузила пальцы в его густую шевелюру. Хэнк ответил еще более страстным поцелуем, а его язык продолжал обследовать глубины ее влажного рта.

Когда он снова приподнял голову, его дыхание было неровным.

— А это тебе нравится? — спросил он.

— Да, — выдохнула Лора, — но…

Хэнк нахмурился.

— Я сделал тебе больно?

Лора помотала головой, не отрывая ее от подушки.

— Тогда что?

Не зная, как сказать о своем желании, Лора тихо пробормотала:

— Здесь немного жарковато, правда?

Он лукаво улыбнулся и этим полностью выбил Лору из колеи.

— Что ты предлагаешь? — тихо произнес он дьявольски дразнящим тоном.

Лора едва дышала, но нашла силы ответить.

— Раздеться, — произнесла она неуверенно.

Хэнк наградил ее коротким, энергичным поцелуем.

— Ты поражаешь меня, — похвалил он Лору, откатываясь от нее.

— В каком смысле? — спросила Лора, сползая с кровати и вставая перед ним.

Он пожал плечами и дотянулся до верхней пуговицы ее блузки.

— Я не думал, что у тебя хватит смелости сказать мне это.

Лора подняла подбородок.

— Я храбрая, — заявила она.

— Да неужели? — В его голосе звучал смех. Она вздрогнула, когда он потянул шелковую блузку с плеч вниз.

— Да. Я никогда не говорила, что трусливая. Я сказала, что у меня…

— Не хватает опыта, — закончил за нее Хэнк, нагибаясь, чтобы спустить вниз юбку.

Лора испугалась, что дрожащие ноги не выдержат и она грохнется на пол.

И вот она ощутила прикосновение его ладоней, которые плавно скользили вверх по ее бедрам и ягодицам к груди. Его ловкие пальцы расстегнули впереди застежку лифчика. Тонкая, как паутинка полоска ткани бесшумно упала на пол. Нервная дрожь усилилась, пока он пристально изучал ее с головы до пят, прищурив глаза.

— Ты прекрасна. — Его голос был низким, резким и грубоватым. — У тебя великолепные ноги.

Лора почувствовала, как волна удовольствия стала разливаться по ее трепещущему телу. В горле пересохло. Глаза стали влажными.

— Я… — Она замолчала и нервно сглотнула. — Спасибо. Я… думаю, ты тоже прекрасен.

— Откуда ты знаешь? — спросил он с упреком.

Лора смахнула ресницами слезы.

— Что ты имеешь в виду?

Его руки обвили ее талию.

— Будучи неопытной, ты не заметила неравенства, — сказал он мягко.

Лора смутилась и нахмурилась.

— Неравенства? Что ты хочешь сказать?

В голосе Хэнка послышался смешок.

— Только один я учился раздевать.

— О-о! — Лора дышала с трудом. — Ты хочешь, чтобы я раздела тебя?

— Это будет справедливо, согласна? Я учился на тебе, а ты можешь попробовать на мне.

Подчинившись, она потянулась к нему, однако вызвала у него новый взрыв смеха своим замечанием:

— Ты наверняка не такой неопытный в этих делах, как я.

К тому времени, как Хэнк снова уложил Лору на кровать, его смех давно утонул в окружившем их знойном облаке страсти.

Когда Хэнк лег рядом с ней, его кожа оказалась гладкой и теплой. Лора поглаживала рукой его теплую кожу и трепетала, ощущая, как дрожь пробегает по его мышцам.

— Мне нравится, как ты учишься, — пробормотал он ей в грудь. — Потренируйся еще, — предложил он, языком играя с затвердевшим соском.

Лора вскрикнула от ощущения, которое пронзило грудь и отдалось в лоне. Она непроизвольно вонзила ногти в его спину и выгнулась навстречу его губам.

— Потренируемся еще немного, сказал Хэнк, слегка прикусывая сосок.

Лору не надо было просить дважды. Ей нравилось чувствовать его, она гладила и ласкала каждую часть его тела, до которой могла добраться. Нашептывая всевозможные возбуждающие слова, Хэнк пустился в свое собственное путешествие: он целовал и гладил ее всю, пока Лора не почувствовала, что растаяла от истинного удовольствия.

— Еще, — прорычал он, когда подтянулся повыше и завладел ее ртом. — А теперь пойдем дальше.

Лора поняла. Медленно, упиваясь его неровным дыханием, она заключила его в свои нежные объятия. Язык Хэнка проникал в ее рот снова и снова, все глубже и глубже, имитируя полное обладание. Ее слишком долго сдерживаемая страсть вышла из-под контроля, и, мгновенно возбудившись, Лора изогнула тело в молчаливой мольбе о слиянии.

Ее тонкая кожа ощущала прикосновение его живота и бедер, и от этого у нее внутри все дрожало. Она не знала таких сильных чувств, даже когда была замужем. Она никогда не желала своего мужа так отчаянно, как Хэнка.

— И последняя ступень обучения. — С этими словами Хэнк проник в нее.

Это мгновенно сняло напряжение, высвобождая пульсирующий поток наслаждения. Судорожно задышав, Лора поднялась на волну блаженства, а когда экстаз прошел, уткнулась в подушку и застонала:

— Прости, я не могла подождать тебя!

Хэнк застыл внутри ее и нежно покусывал мочку ее уха.

— Хорошо было? — спросил он хрипловатым голосом.

— Замечательно, — призналась Лора, — но ты не…

— Я могу подождать. — Он провел кончиком языка по ее подбородку.

— Подождать чего? — Лора повернула голову, и его язык попал ей в рот. И через несколько секунд эротической игры у Лоры опять заиграла кровь.

— Следующего раза, — ответил он, когда оторвался от ее рта в поисках груди.

И снова через Лору прошел электрический заряд. Она была просто ошеломлена, когда почувствовала, что в ней снова растет желание. Хэнк начал медленно и ритмично двигать бедрами. Лора дышала прерывисто и неглубоко. Его темп постепенно ускорялся. Она обвила ногами его бедра. Хэнк проникал все глубже и глубже, а Лора выгнулась, требуя большего. Хэнк обхватил ее бедра и приподнял их.

— Да! Да! — Лора даже не осознавала, что выражает свое удовольствие вслух. — Хэнк! Хэнк!

— Сейчас, милая! — Пальцы Хэнка сжали ее тело. — Сейчас!

И в этот миг Лора распалась, рассыпалась на миллионы мелких частичек, трепещущих от наслаждения.

Приходила она в себя медленно.

И из ее приоткрытых губ вырвался долгий вздох.

— Я хочу умереть, — заявила она.

— А мне кажется, что я уже умер, — пробормотал Хэнк ей в грудь.

Лора благодарно улыбнулась и прикрыла глаза. Она продолжала улыбаться, когда припомнила свой разговор с Джинни вчера днем. Если бы Джинни только знала! размышляла Лора. Моя клетка благополучно взломана! Она уютно расположилась в теплых объятиях взломщика и мгновенно заснула.

Хэнк зашевелился и разбудил ее. Она проголодалась и вообще чувствовала себя прекрасно.

— Сколько времени? — пробормотала она, зевая.

— В это время маленькие бабушки должны быть в кровати. — В его голосе слышался смех.

— Я в кровати, — сонно подчеркнула Лора.

Хэнк засмеялся.

— Я хочу сказать, в своей собственной кровати. — Какое-то мгновение он лежал спокойно. А когда он продолжил, в голосе послышались нотки надежды. — Или ты проведешь ночь со мной?

Лора вздохнула.

— Ты знаешь, я не могу.

Он нетерпеливо и беспокойно задвигался.

— Я ничего такого не знаю. Черт возьми, Лора, ты взрослая женщина. Это твое дело, с кем ты собираешься спать.

Лора почувствовала… приступ ярости? Угрызений совести? Она не знала. И сейчас слишком устала, чтобы разбираться в своих чувствах. Она уперлась ладонями в его грудь, но от прикосновения к его коже и жестким волосам ощутила дрожь. Ответный трепет, который почувствовали ее руки, явно доказывал, что Хэнка тоже пробила дрожь. Ее сердце замерло от волнения, а он приподнял ее лицо за подбородок.

— Я заслужил поцелуй.

Она боролась с желанием.

— Мне пора идти, Хэнк.

— Только еще один… поцелуй.

Лора слишком хорошо поняла его легкое замешательство, так же как и то, что одного поцелуя им не хватит. Она знала это, но тем не менее подставила ему свои губы для поцелуя.

В этот раз они любили друг друга ласково и нежно, медленно и спокойно. Пока не достигли пика блаженства. Потом их любовная игра стала жаркой и требовательной, быстрой и отчаянной — и тоже замечательной.

Отдыхая, Лора делала все, чтобы не заснуть, потому что понимала: иначе она останется до утра, ведь любовь Хэнка забрала все ее силы и она была полностью вымотана.

Прошло еще полчаса, прежде чем Лора нашла в себе силы стащить свое умиротворенное тело с кровати. И пока она мылась в душе и одевалась, Хэнк приготовил кофе. Между глотками дымящегося напитка она перестилала постель, а Хэнк принимал душ. Когда она застилала большую кровать покрывалом, ей неожиданно пришла в голову мысль, что она чувствует себя здесь вместе с ним вполне естественно.

Эта мысль занимала Лору, пока Хэнк вез ее назад, на стройплощадку, где она оставила машину. И поскольку во время поездки он был необычно тихим, она довела эту мысль до логического конца.

Почему быть с Хэнком — это вполне естественно и справедливо? — спросила себя Лора, тайком взглянув на его четкий профиль. Ей казалось, что, проведя несколько часов любви в первый раз за столько лет, она должна бы чувствовать смущение и неловкость и облегчение от того, что едет домой. Вместо этого она чувствовала себя удовлетворенной, умиротворенной и расстроенной, оттого что надо расстаться. Странно…

— О чем ты размышляешь? — Низкий голос Хэнка прервал ее мысли.

— Я не размышляю, — ответила она, повернувшись к нему, насколько позволяли ремни безопасности.

Он глянул на нее искоса.

— Ты жалеешь о том, что произошло?

Ее улыбка была мягкой.

— Нет, Хэнк. Я не переживаю и не жалею… ни о чем.

— Хорошо. — Он мимолетно улыбнулся. — Потому что это случится снова.

Лора ответила ему такой же улыбкой.

— Когда?

— Завтра вечером.

Удивляясь собственному нахальству, она спросила:

— Мне взять с собой зубную щетку?

— Да, — ответил он и сразу же запнулся: — Нет… — Остановив свою машину рядом с Лориной, он выругался. А когда повернулся к ней лицом, его грудь вздымалась. — Ко мне приезжает брат, в субботу. Я не хочу рисковать: вдруг он приедет рано и нарвется на нас?

— Конечно, — согласилась Лора. — Не думаю, что мне это понравится.

— Уверен, что нет, — ответил он загадочно. — Я тебя завтра увижу?

Лора кивнула.

— Да.

Хэнк барабанил пальцами по рулю.

— Найди какое-нибудь оправдание, чтобы остаться на ночь.

Лора вздрогнула.

— Но… ведь ты ждешь брата…

— Я придумаю что-нибудь.

Глава седьмая

Огромная кровать с черной лакированной спинкой — вот что придумал Хэнк.

Лора приехала в дом во второй половине дня. Но на этот раз она не восторгалась районом застройки и не обдумывала план его развития, как накануне. Шел сильный дождь. Съежившись под небольшим складным зонтиком, она бросилась к парадной двери, надеясь, что та опять открыта. Дверь оказалась не заперта. Лора поставила сохнуть открытый зонтик на пол в холле, разложила плащ на перилах, а потом, подчинившись порыву начать с основной спальни, поднялась по лестнице.

Замерев на пороге спальни, Лора изумленно смотрела на кровать, которая занимала большую часть просторной комнаты. Но удивляла не сама кровать как предмет мебели, хотя она появилась за ночь, как по волшебству, а то, что это была именно такая кровать, которой она сегодня утром восхищалась в мебельном салоне, сразу решив, что она идеально подходит для Хэнка. И стоила она очень дорого, Лора собиралась обсудить ее приобретение сегодня днем с Хэнком.

Невероятно!

Удивляясь, как Хэнк догадался, что она выбрала для него именно такую кровать, Лора медленно вошла в комнату, приблизилась к кровати. Матрац и подушки были аккуратно накрыты соблазнительным алым покрывалом. Лора дотянулась до него и откинула. Тихое «ой!» сорвалось с ее полуоткрытых губ. Под покрывалом и простыней был матрац, искусно обтянутый блестящей сатиновой тканью.

Лора поднесла руку ко рту, чтобы удержать приступ смеха. Расцветка была яркой, вызывающей, дьявольски сексуальной!

— Нравится, да?

Лора повернулась на голос Хэнка и кивнула, зная, что не сможет говорить, не то поперхнется смехом.

Оторвавшись от дверного проема, где он стоял в такой знакомой позе, Хэнк подошел к Лоре.

— Где… где ты нашел ее?

Когда он упомянул мебельный салон, в котором она была утром, у нее от удивления широко раскрылись глаза.

— Я не мог устоять, — добавил он. — Она словно создана для этой комнаты.

— Просто не верится! — воскликнула она и кием объяснила, что тоже была именно в этом салоне. — Эта кровать буквально выкрикивала твое имя.

— Гм. — Хэнк улыбнулся ей так, что у нее перехватило дыхание. — Ты думаешь, что я красный, черный и сексуальный, да?

Лора напустила на себя важный вид.

— Насколько я помню, покрывало в том салоне было пастельных тонов. — Она благоразумно не созналась, что тоже подумала: для этой кровати не подходят светлые тона, надо выбрать более броскую расцветку.

— Да… — Хэнк состроил гримасу. — Образец у них был не ахти, мне пришлось выбрать самому. Хочешь ее испробовать?

— Хэнк! — Лора была немного шокирована его предложением. — Средь бела дня?!

— Звучит заманчиво. — Потянувшись, он поймал ее за талию и привлек к себе. — Кровать привезли сюда около полудня, и я все это время представлял, как ты лежишь на ней обнаженная, а солнце освещает тебя, — тихо проговорил он, прикасаясь к губам Лоры. — Я сходил с ума весь день.

И вот теперь она тоже сходит с ума — от его дразнящих губ. Возбуждение быстро преодолевало все доводы благоразумия: она здесь на работе, его одежда покрыта слоем песчаной пыли, где-то поблизости рабочие… Все это пронеслось у нее в голове и вдруг перестало волновать. Ее сжигал внутренний огонь, и только губы Хэнка могли погасить этот пожар.

Подняв руки, Лора обхватила его затылок. Ей хотелось задержать дразнящее прикосновение его губ. Она встала на цыпочки и прижала свой рот к его рту. Страстный стон вырвался у нее, колени подогнулись, и Хэнк подхватил ее на руки.

— О Боже, Лора, — простонал он, прикасаясь к ее губам. — После прошлой ночи я сам не свой, я так сильно хочу тебя!

Лора обняла его за шею. Она трепетала, чувствуя, что ее желание такое же сильное. И все же какая-то частица ее сознания бодрствовала и взывала к стыдливости.

— Хэнк, не надо, — пролепетала она. — Давай подождем до…

— Со мной никогда еще такого не было! Лора! Я умру, если ты меня оттолкнешь.

Его признание разрушило все сомнения и возражения. Теперь Лора готова была на все, ее волновало только то, что Хэнк рядом и она крепко обнимает его, прижимаясь всем телом.

— Нет, — прошептала она, когда он опустил ее рядом с кроватью и выпустил из объятий. Она еще крепче обняла его за шею. — Не уходи.

— Я никуда не ухожу, — ободрил ее Хэнк. Он взял Лору за плечи и повернул к себе спиной.

Лора удивленно обернулась, но он снова повернул ее спиной к себе.

— Доставь мне удовольствие, — сказал он, коснувшись ее волос. — Я хочу видеть тебя всю-всю, с распущенными волосами, разбросанными по подушке. — И он принялся вытаскивать шпильки из ее прически.

Лора задрожала. Вчера ночью несколько прядей выбились из пучка и лежали на шее, однако металлические шпильки удерживали основную массу волос, и это почему-то позволяло ей сохранять самообладание. А теперь? Лора почувствовала, как ее густые локоны рассыпались по плечам. Ей сразу вспомнилась картина, изображающая блудницу: обнаженная женщина, прикрывающаяся длинными распущенными волосами…

— Так лучше. — Хэнк провел пальцами по волнистым прядям и опять повернул ее к себе лицом. — Они еще прекрасней, чем я представлял себе. — Его пальцы медленно перебирали ее волосы. — Я хотел потрогать их с той самой минуты, когда пришел к тебе в дом и увидел тебя, — тихо проговорил он.

У Лоры перехватило дыхание — она увидела выражение его лица. Хэнк улыбнулся, а Лора подняла руки к его груди. Они были странно тяжелые, а пальцы дрожали, пока она расстегивала верхнюю пуговицу на его рубашке.

— Ты тоже хочешь посмотреть на меня при свете? — Хэнк провел пальцем по ее шее и дотронулся до верхней пуговицы на блузке.

— Да, — едва слышно прошептала Лора.

Они стояли около вопиюще притягательной кровати. Он расстегивал крошечные пуговки ее шелковой блузки, а она — более крупные пуговицы его хлопчатобумажной рабочей рубашки. Лора задышала часто и прерывисто, когда под ее пальцами показалось гладкое загорелое тело, и услышала неровное хриплое дыхание Хэнка, когда из распахнутой блузки появились ее маленькие груди, прикрытые тонким, как паутинка, кружевным бюстгальтером. Прикосновение прохладного воздуха к разгоряченному телу усилило ее волнение. Лора облизнула распухшие губы и с трудом выговорила:

— Твои люди поблизости. А что, если кому-то понадобится войти в дом?

Хэнк на мгновение перестал вытягивать ее блузку из юбки.

— Они не посмеют. — Улыбка смягчила высокомерный тон.

Слова все еще висели в воздухе, когда гулкий крик из холла подтвердил правоту Лоры.

— Эй, Хэнк! Ты здесь?

— Я уволю его, — пробормотал Хэнк, обернулся и закричал: — Да, Дейв, в чем дело?

Момент был упущен. Лора застегнула блузку.

— Там на улице молодая пара хочет поговорить с тобой о покупке дома.

Хэнк оцепенел, Лора невольно ахнула.

Купить дом! Этот дом? Дом Хэнка? Наш дом!

— Хорошо, скажи, я буду через пять минут.

Ответ Хэнка оказал на Лору такое же воздействие, какое оказывает булавка на воздушный шарик. Однако она расправила плечи и выдержала его сверкающий взгляд.

— Жаль, — сказала она спокойным голосом. — Очень скоро я могу потерять работу.

Хэнк пошел к двери, застегивая пуговицы на рубашке. В ответ на ее замечание он хмуро глянул через плечо, темные брови сошлись в одну линию.

— О чем ты говоришь?

— Если они решат купить этот дом, тебе не понадобится художник по интерьеру, — объяснила Лора.

— Они не купят этот дом, — ответил Хэнк, останавливаясь и поворачиваясь к ней лицом.

— Откуда ты знаешь? — Лора была в отчаянии, ее голос дрожал, срывая маску спокойствия.

Хэнк застегнул рубашку и уперся руками в бока.

— Они не могут купить дом, который не продается, — отчетливо произнес он.

— Да? — Лора почувствовала, как настроение мгновенно улучшилось. — Почему?

— Почему? — Он взглянул на кровать, затем на нее. — Потому что он наш… только наш.

От радости она готова была подпрыгнуть до потолка, и ослепительная улыбка сказала ему, как она ждала этого ответа. Хэнк сделал шаг в ее сторону, но она остановила его движением руки.

— Тебя ждут. — Его нерешительность стала для нее лучшей наградой.

Какое-то мгновение Хэнк пристально смотрел на нее, потом печально вздохнул.

— Хорошо. — И, словно боясь, что еще секунда, и он вообще не сдвинется с места, он бросился к двери и распахнул ее. Еще раз задержался, улыбнулся. — Мне нравится, когда у тебя распущены волосы, — сказал он нежно. Потом вышел, аккуратно закрыв за собой дверь.

Лора засмеялась с каким-то новым, свойственным только молодости ощущением свободы. Она опустилась на колени, чтобы подобрать с пола шпильки и сумочку, и пошла в ванную. Распускать волосы для Хэнка — это одно, а ходить, растрепанной перед другими — это совсем другое.

Открыв дверь в ванную, Лора окаменела. Ее глаза широко открылись, когда она увидела, что придумал Хэнк. Комната и сама по себе была привлекательной, а теперь стала обжитой.

На прозрачных крючках, укрепленных на черно-золотой, под мрамор стене, аккуратно висели красные и черные полотенца. Около душа и встроенной ванны лежали маленькие красные коврики, чтобы не намокал шикарный в черно-белую крапинку палас, полностью закрывающий пол. Набор для бритья Хэнка и его туалетные принадлежности стояли на одной из двух раковин, между ними располагался бронзово-красный туалетный столик. В держателе для щеток, установленном над столиком, была единственная зубная щетка с черной ручкой. Но самым изумительным из всего было то, что возле широкого, с матовыми стеклами окна в корзинке висел большой перистый папоротник.

— Обжитая и интимная, — заключила Лора, снова засмеявшись. Положив шпильки на гладкую поверхность туалетного столика, она расстегнула сумочку и достала косметичку и щетку для волос. Расчесала волосы и стала укладывать послушные пряди в классический узел на затылке. Пока одной рукой Лора придерживала волосы, а другой тянулась за шпилькой, она смотрела в зеркало.

И едва узнавала ту женщину, которую видела там. Автоматически закалывая волосы, Лора изучала свое отражение. Женщина выглядела моложе, не такой усталой и не такой напряженной, как обычно.

Неужели одна ночь, а точнее, полночи, проведенные с Хэнком, могли совершить в ней такие изменения? Лора понимала, что вопрос этот риторический. Она сама ощущала в себе и внутренние изменения, и внешние. После изматывающей напряженной ночи она должна была еле держаться на ногах. Но она была бодрой, полной жизненных сил, как никогда раньше.

К счастью, этим утром Меган слишком спешила, а Рут была слишком занята, чтобы задавать вопросы, когда Лора предупредила, что у нее есть дела и она не придет ночевать.

— Новый клиент? — спросила Меган рассеянно, залпом выпивая сок и поглядывая на часы.

— Да. — Лора ненавидела обман и почувствовала облегчение оттого, что слова прозвучали правдиво. А когда Меган удовольствовалась ответом и не продолжила тему, Лора почувствовала себя еще свободней.

— Хочешь, я позвоню Брук и Дону и скажу, что мы не сможем приехать на бридж завтра вечером? — спросила Меган, вставая из-за стола.

— Конечно, нет. — Лора отрицательно помотала головой, хотя совсем забыла о приглашении. — Я приеду домой заблаговременно.

— Хорошо, — сказала Меган, направляясь к двери. — Я ухожу, увидимся завтра.

Рут нахмурилась, когда ставила перед Лорой завтрак, но ее единственным замечанием было:

— Нестандартный случай, да?

— Угу, — тихо пробормотала Лора, отпивая кофе и думая, что слабо это сказано, для нее этот случай просто уникальный.

Приехав на работу, Лора не чувствовала необходимости говорить что-нибудь Джинни. И тем не менее на протяжении всего дня ловила на себе ее задумчивые и вопросительные взгляды.

И вот теперь, смотрясь в зеркало, Лора понимала почему: она выглядела совсем по-другому, чем вчера. И ощущала себя по-другому.

Что она чувствовала? Лора нахмурилась, размышляя. Это явно Лора Ситон смотрит на нее из зеркала. И в то же время это другая Лора Ситон. Что же изменилось?

Лора прищурилась, встревоженная ответом, мгновенно пришедшим ей на ум. Она удовлетворена и счастлива! Покачав головой от удивления, она отвернулась от зеркала. А ведь она даже не осознавала, что раньше была неудовлетворенной и несчастной!

Тихо засмеявшись своим мыслям, она уговорила себя выйти из ванной и приступить к работе. Ведь только небеса знали, когда непредсказуемый виновник ее физических и эмоциональных перемен мог вернуться.


После того как явно расстроенная молодая пара уехала, Хэнк еще долго стоял и пристально смотрел в пространство. Дождь все еще шел, но Хэнк не замечал его, сосредоточившись на собственных поступках, которые внезапно стали ему непонятными. По сравнению с этим намокшая одежда мало что значила.

Мгновенное решение оставить дом себе не беспокоило его, возможно, потому, что это решение вовсе не было скоропалительным. Хэнк чувствовал нутром, что не сможет продать этот дом, после того как встречался в нем с Лорой.

Неужели прошло только два дня? — изумился он. События развивались слишком быстро, их взаимоотношения становились все более тесными. Хэнк чувствовал, что выведен из равновесия, и не понимал этого состояния.

В то же время ему не хотелось замедлять ход событий. Пока разум велел ему отойти от Лоры, сердце требовало сойтись с ней еще ближе. Едва только он представил себе, что может потерять Лору, если предложит ей немного отдохнуть друг от друга, по спине пробежал незнакомый холодок. А это состояние нравилось ему еще меньше.

Так он и стоял под холодным весенним дождем, испытывая неприятное ощущение, будто попал между молотом и наковальней.

Меньше всего он хотел быть связанным обязательствами. Хэнк считал, что это наихудший вариант для него. Правда, он считал так в прошлое воскресенье, а сейчас была пятница.

Пять дней. До полной недели не хватает двух дней. Даже дом невозможно построить за такой срок. Что уж говорить о семье! Сколько раз ты должен обжечься, чтобы научиться осторожно обращаться с огнем? — упрекал он себя. Или ты глуп как пень?

Одна женщина полностью иссушила его чувства. А другая до углей сожгла его младшего брата, и угольки были еще горячими. Хэнк поклялся, что никогда больше не разрешит себе влюбиться. Почему же теперь он стоит под дождем и ждет, чем кончится война его ума с сердцем?

Улыбка искривила его рот. Если у него есть хоть чуточка разума, то он натянет огнеупорный костюм и отойдет подальше от огня.

Но пламя под именем Лора очаровывало, и глубоко в душе он представлял себе, что его ждет рай. Пожав плечами, Хэнк надменно поднял квадратный подбородок. Он не сбавит скорость и не покончит с этим. Он желает Лору, хочет все время быть с Лорой, хочет смеяться с ней, любить ее. И точка.

Он лучше, чем многие, понимал, какому риску себя подвергает. Но из-за Лоры он готов был рисковать.

Повернувшись, он долго и сурово всматривался в дом, представляя в нем женщину. Потом улыбка смягчила резкое выражение его лица, и Хэнк принял еще одно скоропалительное решение: он пригласит Лору на танцы. Но сначала надо заехать домой, сменить мокрую грязную одежду.

Вставляя ключ в замок зажигания, Хэнк тихо насвистывал.


Где же Хэнк? Во время его долгого отсутствия Лору мучили сомнения. Может, он передумал и решил продать этот дом, а теперь занимается оформлением документов?

Стараясь избавиться от неприятных мыслей, Лора усердно работала. И хотя вопросы и сомнения так и роились у нее в голове, она исписала много страниц, перечисляя по пунктам все детали убранства комнат: от мебели до декоративных растений, которые подобрала в соответствии с освещенностью.

Под конец она здорово проголодалась. Где же Хэнк? Нетерпеливо щелкнув замком портфеля, Лора направилась к лестнице. Она дошла уже до середины, когда парадная дверь открылась и вошел Хэнк. При виде его Лора остановилась.

В пыльной рабочей одежде Хэнк выглядел замечательно. Но в коричневом костюме и бледно-желтой рубашке, которая очень подходила к его волосам с золотистым оттенком, Хэнк просто ошеломлял.

— Ты переоделся. — Поняв, что говорит очевидные вещи, Лора нахмурилась и спросила: — Зачем ты переоделся?

Размеренным шагом он пересек холл и начал подниматься по лестнице навстречу ей.

— Потому что я был грязный и промок, — ответил он. — Но главным образом потому, что мы сейчас поедем с тобой обедать, а потом потанцуем, — закончил он, остановившись на одну ступеньку ниже Лоры.

— Танцевать?! воскликнула Лора, смеясь. — Я сто лет не танцевала.

— Ну, значит, пора.

— Ой, Хэнк, я не могу! — воскликнула Лора, прервав его. — Ты же знаешь, нельзя.

В его сверкающих янтарных глазах исчезли огоньки ожидания, они стали тусклыми и унылыми.

— Меган? — Его голос был безжизненным.

Лора тоже расстроилась.

— Да… Прости…

Хэнк глубоко вздохнул, не говоря ни слова, развернулся и стал спускаться по ступенькам.

В Лоре проснулась тревога.

— Куда ты идешь?

Хэнк посмотрел на нее через плечо.

— За обедом. Куда же еще? — Неожиданно его глаза засверкали, и он одарил ее сногсшибательной улыбкой. — На этот раз вместо пикника на жестком полу у нас будет пикник на кровати. — Он высокомерно изогнул брови. — Есть замечания?

Лора невозмутимо посмотрела на него и медленно, соблазнительно улыбнулась.

— Да. Не бери ничего такого, что может пролиться и испачкать новую мебель.

Наслаждаясь его отрывистым смехом, Лора смотрела на уже закрывшуюся дверь. И вдруг у нее возникла идея, которая заставила ее действовать. Она поставила портфель на ступеньку, бегом преодолела оставшуюся часть лестницы и, убедившись, что Хэнк уже уехал, вышла из дома. Через несколько минут она вернулась, неся дорожную сумку, что лежала в ее машине.

Быстро приняв душ, Лора надела тонкий, как паутинка, шифоновый пеньюар, оставила совсем немного косметики и расчесала волосы до блеска. Когда она брызгала духи на запястья и между грудей, то услышала, как Хэнк припарковывает машину. А когда закрывала дверь ванной, услышала его шаги на лестнице. Она встретила Хэнка в спальне, сидя на кровати. Увидев ее, он был потрясен, и она поняла, что ее выходка оценена по заслугам. Хэнк вымолвил лишь два слова, но их было достаточно, чтобы успокоить ее:

— Боже, Лора!

— Ты не сердишься, что не можешь пойти в ресторан пообедать и потанцевать? — спросила Лора.

— Нет, не сержусь. — Он поставил два белых пакета с едой к стене и, прежде чем подойти к ней, стащил пиджак.

Наблюдая за его размеренными шагами, выражением его глаз, Лора почувствовала, что у нее засосало под ложечкой. Небрежность, с какой он отбросил пиджак к ножкам кровати, откровенно говорила о его намерениях и увеличивала предвкушение радости. Смущенная и взволнованная, она сказала первое, что пришло в голову:

— Обед остынет.

— А я — нет, — промурлыкал Хэнк, притягивая ее к себе, — что касается танцев, я знаю другое занятие, оно приносит значительно больше удовольствия. — Хэнк положил ей руку на затылок, и пальцы, запутавшиеся в прядях волос, оттянули ее голову назад. Губы медленно приближались. — И начинается оно с основного движения — поцелуя.

Хэнк показывал, как это делается, красочно и понятно, используя не только губы, но и зубы, язык и приглушенные стоны удовольствия. Обед был забыт под влиянием более глубокого, более сильного голода. Реальность отступила, осталось только царство пробуждающегося сладострастия.

Первый поцелуй перешел во второй, потом в третий, и вскоре Лора потеряла им счет. Наслаждение все росло и увеличивалось, пока не исчезли последние связные мысли. Лора не могла больше думать, да и не хотела. Трепеща от сжигающей ее страсти, Лора едва держалась на ногах. Когда поцелуй наконец прервался и Хэнк оторвал свои губы от ее, Лора была уверена, что принадлежит ему, а он принадлежит ей.

Хэнк дышал с трудом, голос его был хриплым.

— Очень красиво, — сказал он, дотрагиваясь до пеньюара. — Но давай снимем.

Лора даже не смутилась, она была рада подчиниться, поскольку жесткий шифон раздражал ее чувствительную кожу. Большие руки Хэнка смахнули одеяние с ее тела. Не боясь и не стыдясь, Лора стояла спокойно и гордо, а Хэнк упивался ее красотой. Когда он потемневшими глазами посмотрел ей в глаза, она изогнула тонкую бровь и нежно сказала:

— Я думаю, у одного из нас слишком официальный костюм.

Сначала Хэнк улыбнулся, потом хмыкнул, а потом откинул голову и захохотал. Схватив Лору, он обнял ее так крепко, что она почувствовала, как содрогается от смеха его грудь. Хэнк поцеловал ее — настойчиво и жадно, с живительной влагой передавая ей свой смех.

— Ты потрясающая, — сказал он наконец.

— А ты не реагируешь на критику, — парировала Лора.

— Обязательно отреагирую, — пообещал Хэнк и осторожно положил ее на кровать. — Начинаю, смотри, — предупредил он, расстегивая пуговицы на своей рубашке, — а то пропустишь.

Приподнявшись на кровати, Лора любовалась им. Она облизывала губы, которые становились тем суше, чем меньше одежды оставалось на Хэнке. Когда наконец он выпрямился во весь рост перед кроватью — великолепный в своей наготе, — она протянула к нему руки. Этот жест был одновременно приглашающим и умоляющим.

— Если ты будешь так смотреть на меня, — простонал Хэнк, заключая ее в объятия, — ты пообедаешь только утром.

Утром. Это слово почему-то вызывало тревогу…

— Утром! — воскликнула Лора, уворачиваясь от его губ. — Хэнк, твои люди работают завтра утром?

— Да, но не беспокойся, — тихо проговорил он, лаская ее грудь длинными пальцами. — Я дал указание никому не входить в этот дом.

— Ты не понимаешь, — застонала она, извиваясь в его руках. — Я оставила машину перед домом. Кто-нибудь узнает ее.

— Нет, дорогая, — промурлыкал он, усиливая свои ласки. — Твоя машина стоит в гараже.

Лора удивленно прищурилась, но тут же удовлетворенно вздохнула в ответ на те ощущения, которые возникали у нее от прикосновения его пальцев.

— Как ты сделал это?

— Что? — хихикнул он. — Это? — Кончиком пальца он теребил трепещущий сосок.

Веки налились тяжестью, и Лора закрыла глаза, дыхание стало прерывистым.

— Нет, — медленно прошептала она. — Как тебе удалось поставить машину в гараж без ключа?

— Не спрашивай, — нежно смеясь, посоветовал Хэнк и уложил ее на матрац.

Лора и не спрашивала. Ее это больше не волновало. Он здесь и любит ее. Обвив его шею руками, Лора забыла обо всем.

Глава восьмая

Уже после полуночи Лора с удовольствием запивала тепловатым белым вином куриное мясо в тесте. К этому времени они с Хэнком успешно завершили программу целительных упражнений, и Лора страшно проголодалась.

— Оставь все это до утра и возвращайся в постель, — сказал Хэнк, закинув руки за голову и сладко потянувшись. Обнаженный до самых бедер, он сидел, прислонившись к лакированной спинке кровати.

Когда Лора прошла через комнату к двери, неся бумажные пакеты с остатками трапезы, шифоновый пеньюар заструился вокруг ее ног.

— Не так уж долго отнести все это на кухню и положить в мусорный контейнер, — ответила она и вернулась к кровати.

— И утром не поздно будет. Зачем ходить босиком? Кроме того, мне тут становится совсем одиноко. — Хэнк похлопал рукой по алой простыне рядом с собой.

— И вовсе тебе не одиноко, — пробормотала Лора с напускной строгостью. — Ты просто ненасытен.

— Лора Ситон! Ты меня шокируешь! — прервал Хэнк и втащил ее на кровать. — А ты действительно права, — признался он, положив ее на себя, и Лора мгновенно убедилась в этом.

Она немного посопротивлялась, просто потому, что это было так приятно. Обольстительная улыбка тронула ее губы, когда Хэнк ахнул и схватил ее за бедра, чтобы остановить.

— Сжалься, женщина! — простонал он, судорожно выгнувшись навстречу ее телу. — Ты хотя бы представляешь, что творится со мной?

Лора удостоила его холодным взглядом и вздохом мученицы.

— Ты опять хочешь заняться этим?!

Озорно улыбнувшись, Хэнк заскользил руками вверх по ее телу, снимая пеньюар.

— Я настаиваю, — прошептал он и отбросил прозрачное одеяние на пол.

Когда они начинали любовную игру, Лора возвышалась над его распростертым телом, а закончилось все более традиционным образом, и теперь ее ноги кольцом охватывали выгнувшееся тело Хэнка. Они вскрикнули, одновременно достигнув пика наслаждения, и долго не отпускали друг друга — одно тело, одно сердце, одна душа, — пока не затихла охватившая их буря.

— Ты еще лучше, — тихо проговорил Хэнк, крепко обнимая ее и ласково проводя рукой от талии до колен, — еще прекрасней, чем я мог когда-либо представить.

Лора прикрыла глаза, так как в них неожиданно появились жгучие слезы; она прильнула к Хэнку и потерлась щекой о жесткие волосы на его груди.

— А ты не просто замечательный, — вздыхая, ответила она. Великолепный, восхитительный! Ты само совершенство.

— Смотри, перехвалишь! — Хэнк засмеялся и поцеловал ее в голову. — Давай спать.

Лоре не хотелось спать, она не хотела покидать Хэнка ни на секунду ради лишенного всяких чувств бессознательного состояния, каковым является сон. И потому, когда Хэнк заснул, она еще долго боролась с накатывавшими на нее тяжелыми волнами дремоты, прислушиваясь к его дыханию, лаская его теплое тело, глубоко вдыхая мужской запах. Но это была неравная борьба, в которой она не могла победить.


Страсть, прозвучавшая в низком голосе Хэнка, вернула ее к действительности.

— Просыпайся, спящая красавица. — Прикосновение его губ разбудило Лору. — Почти полдень.

Лора сонно потянулась к нему, ей нравилось ощущать своим обнаженным телом его наготу. Однако не совсем понравилась информация, которая медленно проникала в ее сознание.

— Полдень? — Она широко открыла глаза. — Этого не может быть!

Улыбаясь, Хэнк смотрел на нее.

— Почему не может быть?

Лора нахмурилась.

— Потому что я никогда не сплю до двенадцати, — пробормотала она.

Теперь он смеялся вслух.

— За этот ответ ставлю тебе высший балл, — сказал он, продолжая смеяться. — А если сядешь, то поставлю тебе второй высший балл.

Он полностью запутал ее. Второй высший балл? — повторяла про себя Лора, пока тащила за собой алую простыню, пытаясь занять сидячее положение. Что, собственно, означает этот высший балл? Хэнк ответил прежде, чем Лора смогла собрать слова вместе и задать свой вопрос вслух.

— Первая чашка утреннего кофе в этом доме, — сказал он, поводя чашкой с дымящимся кофе у нее перед носом. — Должен сказать, я готовлю чертовски хороший кофе.

У Лоры затрепетали ноздри от божественного аромата, ум обострился, и она серьезно посмотрела на Хэнка.

— Ты хочешь угостить меня кофе? — сухо спросила она. — Или ты получаешь удовольствие оттого, что дразнишь меня?

— Конечно, хочу угостить. — Хэнк передал ей чашку вместе с плутовской улыбкой. — А если я и получаю удовольствие, то от другого занятия.

До встречи с Хэнком Лора не знала этой волнующей, интимной, эротической словесной игры. Когда был жив муж, они оба были слишком молоды и у них не хватало опыта. А позже она была слишком осторожна и зажата, чтобы проявлять какую-то чувственность.

И вот теперь Хэнк открыл Лоре целый мир — мир, в котором женщина может быть сама собой, выразить свое «я» и получить максимальное удовольствие. Ей казалось, что она наконец-то становится совершеннолетней и обретает свободу.

Сохраняя серьезный вид, Лора медленно изучала его великолепную фигуру. Хэнк был обнажен до талии, загорелая кожа блестела в лучах полуденного солнца. Без ремня брюки от костюма сидели очень низко на бедрах, и Лора почти не сомневалась, что под брюками ничего нет. Ну а что касалось степени его возбуждения, тут сомнений не было вообще.

— Ты ненасытный, — обвинила она его шутливо.

— Ты тоже прожорливая, — парировал Хэнк. Лоре не удалось сдержать улыбку.

— Намекаешь, чтобы я побыстрее допила кофе? — Ее бровь вопросительно изогнулась.

— Не спеши, — улыбнулся он. — Я могу подождать.

— В самом деле? — Сделав последний глоток, Лора поставила чашку на пол, откинула алую простыню и протянула к нему руки. — Ну а я не могу. Пора уже тебе вылезти из этих брюк и забраться ко мне в кровать!

Мгновение Хэнк стоял ошеломленный. Потом его брюки соскользнули на пол, а сам он с радостным смехом присоединился к Лоре.

Лора быстро познавала искусство любви, открывала для себя новые глубины. Еще неделю назад она и не подозревала, как много самых разнообразных ощущений и эмоций таит этот мир. Хэнк познакомил ее с безграничными возможностями физической близости.

Они хохотали, поддразнивали, щекотали и щипали друг друга, возясь на большой кровати. И только когда страсть достигала невыносимого накала, их смех уступал стонам наслаждения.

Ласковые руки Хэнка и слова, сказанные шепотом на ушко, в очередной раз вернули Лору с высот блаженства.

— Как хорошо с тобой, Лора! — Губы Хэнка нежно прикасались к ее щеке. — Теперь мои разум и тело спокойны и удовлетворены. — Он накрыл рукой ее грудь. — Такого со мной еще не было. — Хэнк понизил голос, и в нем послышалась озабоченность. — Я всегда получал удовольствие от секса, но не помню, чтобы чувствовал такой восторг, как теперь, — признался он искренне. — Мне хочется быть с тобой постоянно.

Польщенная, Лора подняла затуманенные слезами глаза от его груди к лицу.

— Со мной то же самое. Я никогда не чувствовала себя так… так непринужденно, даже с мужем. Когда я с тобой, я совсем другой человек.

— И тебе нравится этот человек? — В низком голосе Хэнка прозвучала слабая надежда.

— Да, очень, — не колеблясь, ответила Лора.

Хэнк улыбнулся.

— И мне очень.

Она теснее прильнула к его теплому телу. Вздох полнейшего удовлетворения сорвался с ее губ, и упругие волосы на его груди шевельнулись.

— Мне так хорошо, когда я с тобой. Мне вообще не хочется двигаться. — Лора прижалась полуоткрытыми губами к его коже и улыбнулась, почувствовав ответную дрожь. Она глубоко вздохнула. — Но я должна идти, мне надо домой. У меня сегодня вечером встреча.

— Встреча?! — переспросил Хэнк, пожирая Лору глазами. Его буквально отбросило от нее.

— С семьей, Хэнк, — сказала она, примирительно улыбаясь. — Раз в месяц мы с Меган обедаем у Брук и Дона, а потом играем в бридж.

— А-а… — Хэнк расслабился. Потом встал с кровати, обошел ее и подобрал одежду, совершенно не стесняясь своей наготы. — Меган, конечно, спросила, почему ты не будешь ночевать дома?

Лора помотала головой.

— Она спросила только, имеет ли это отношение к работе.

— А ты в ответ сказала ничего не значащее «да».

Лора осторожно наблюдала за ним, неожиданно поняв: он подводит ее к тому, что ей не понравится.

— Да.

— А что ты ей скажешь в следующий раз, а потом в следующий?

Лора терпеть не могла, когда на нее оказывали давление, и всегда давала отпор. Однако сейчас она чувствовала неуверенность.

— Не знаю, — призналась она. — Просто не знаю.

— Гм, — Хэнк рассеянно потер широкой ладонью грудь. Потом прямо посмотрел на Лору, и выражение его лица было кислым. — Она же все узнает, понимаешь?

Лора прищурила глаза.

— Постараюсь, чтобы этого не произошло, — сказала она непреклонно. — Я не хочу причинить ей боль.

— А я, что ли, хочу? — Хэнк потер шею. — Но черт возьми, Лора, в конце концов она обязательно узнает. И ей будет гораздо больнее оттого, что мы долго обманывали ее. — Хэнк глубоко вздохнул и решительно закончил: — Думаю, ты должна ей рассказать.

Он был прав, и Лора знала это. Но как мать может сказать дочери, что спит с мужчиной, в которого та влюблена?

— Не могу! — громко воскликнула Лора.

— Давай я скажу.

— Нет! Это бессердечно! Меган любит тебя!

— Это не бессердечно, а честно — парировал он. — Почему мы должны встречаться тайно, будто какие-то преступники? — От нетерпения его голос стал резким. — Не забывай, что Меган — твой ребенок, а не наоборот. Кроме всего прочего, я не верю, что она влюблена в меня. Она меня совсем не знает. И, если уж на то пошло, я не гожусь на роль кумира для молодых девушек. — Его голос стал настойчивым. — Лора, один из нас должен ей сказать, нельзя, чтобы она узнала правду от чужих людей. Другого пути нет.

Понимая, что необходимо выбрать либо дочь, либо любовника, Лора нанесла ответный удар.

— Другой путь есть, — сказала она. — Мы можем больше с тобой не встречаться. Тогда ничего не надо будет говорить.

Хэнк застыл от неожиданности, и в глазах его начал разгораться огонь.

— Не встречаться со мной? — спросил он подозрительно мягким тоном и быстрыми шагами подошел к ней. — Черта с два! — внезапно прорычал он, бросаясь на нее и подминая под себя.

Лора сопротивлялась, но без малейших шансов на успех, бороться против Хэнка — словно бороться против каждой клеточки своего тела. Его пылкий рот, его нетерпеливые руки — все ясно говорило о его намерении. Через несколько минут его возбуждение передалось и ей. Сгорая от желания, она с готовностью обвила ногами его бедра и громко вскрикнула — так глубоко он проник в нее.

Все закончилось очень быстро. Хэнк не щадил ее, да Лора и не хотела этого. Склонившись над ней, он пристально смотрел в ее потемневшие от страсти глаза.

— А теперь, — начал он, тяжело дыша, — скажи, что можешь со мной больше не встречаться.

Лора закрыла глаза, она проиграла.

— Не могу.

Хэнк облегченно вздохнул и расслабился. Потом нежно прикоснулся к ее губам.

— Не думай, я понимаю, что ты чувствуешь, — тихо и озабоченно проговорил он, а его губы почти касались ее губ. — Но важнее всего и для Меган, и для нас — это быть честными.

— Я скажу. — С полными слез глазами Лора глядела на успокоенное лицо Хэнка. — Но, пожалуйста, не дави на меня. Дай мне сделать это по-своему, в подходящее время. — Она прикрыла его рот ладонью, ей показалось, что Хэнк хочет возразить. — Прошу, позволь мне сделать это по-своему. Я не могу выпалить просто так, надо найти подходящее место и время.

— А пока, если мы хотим быть вместе, придется держать все в тайне? — спросил он устало.

Лора кусала губу, но твердо стояла на своем.

— Да.

Хэнк вздохнул.

— Хорошо. Я не буду давить на тебя. Но, пожалуйста, поскорее найди это время и место, потому что для меня невыносимо чувствовать себя трусом.

— Мама! Эй! Твой черед!

Лора смущенно окинула всех взглядом.

— Что?

Брук бросила на мужа и на сестру взгляд, который как будто говорил: «Ой, помогите, ой, спасите меня».

— Ты что, спишь? — удивилась она. — Твой черед.

Избегая любопытных взглядов, Лора принялась рассматривать свои карты.

— Пожалуйста, дайте подумать.

— Может, она и вправду заснула, — заметила Меган и усмехнулась, когда Лора внимательно на нее посмотрела. — Знаете, вчера вечером ее не было в городе, — сообщила она остальным и загадочно пошевелила бровями. — Мама сказала, что встречается с клиентом, но вполне возможно, что у нее было свидание с каким-нибудь первоклассным парнем, который не давал ей спать всю ночь.

— Меган! — в ужасе воскликнула Лора, потому что шутка была слишком близка к правде.

— Ну, конечно, посмотрите, как она покраснела, — засмеялась Брук. — Мама, признайся. У тебя появился зажигательный мужчина?

Чувствуя, что попала в западню, Лора помедлила, подбирая ответ. Но тут зять пожалел ее и пришел на помощь.

— Ладно, девочки, оставьте в покое свою мать. Он обвел сердитым взглядом обеих. — Если у Лоры есть мужчина, то это не ваше дело.

— Ну, прошу меня извинить, мистер Тобиас! — возмущенно сказала Брук.

— А я позволю себе не согласиться, — пискнула Меган. — Видишь ли, она наша мать.

— И у нас есть право… — начала Брук.

— Хватит! — грубо оборвал ее Дон. — У вас есть право заниматься своими делами. Ваша мать не обязана давать вам отчет… ни в чем.

Он говорил почти теми же словами, что и Хэнк, это было приятно, однако Лора не радовалась, она чувствовала одну только усталость. Положив карты, она отодвинула стул и сказала:

— Я еду домой.

— Что?!

— Мы же еще не закончили!

Лора улыбнулась и ответила сразу обеим:

— Я сказала, что еду домой. Я больше не хочу.

— Мама! — одновременно воскликнули Меган и Брук.

— Меня здесь нет, — уже от парадной двери выкрикнула Лора любимое выражение Меган, будто передразнивая ее. Последнее, что она услышала, закрывая за собой дверь, — это хохот, которым разразился ее зять.

Пока Лора шла к своей машине, она все время улыбалась. Но, вставляя ключ в замок, спохватилась: как же Меган доберется домой? Вздохнув, она вынула ключ и повернулась, чтобы идти назад, за дочерью. Однако не успела сделать и шага, как до нее донесся голос Дона:

— Не беспокойся о Меган, я ее довезу.

Тихо крикнув в ответ «спасибо», Лора села в машину и выехала с аллеи.

Тревожные мысли сопровождали ее всю обратную дорогу. Надо как можно скорее сказать Меган о Хэнке или порвать с ним, теперь она понимала это. Она отсутствовала дома только одну ночь и уже вызвала массу подозрений. Что же будет, если она продолжит встречаться с Хэнком? Ведь он не оставит ее в покое, он уже доказал ей это самым выразительным способом.

Но как сказать Меган? Лору передернуло. Это ужасно — отбивать жениха у собственной дочери! Меган очень сильно влюблена, раз пригласила Хэнка домой. И если узнает, что я воспользовалась этим, никогда мне этого не простит, ее сердце будет разбито.

Как я угодила в такое положение? — спрашивала она себя, автоматически сворачивая к своему дому. Я только позволила дочке пригласить ее начальника на домашний обед. Кто же думал, что я сама попаду в сети любви?

Голова шла кругом. Лора вцепилась в руль, словно пыталась удержать ускользающую реальность.

Любовь? Кто сказал про любовь? О ней не было сказано ни слова. Невозможно влюбиться за пару дней. Или возможно? Но главное — я не хочу влюбляться. У меня нет времени на это.

Любовь? То, что она чувствовала, было несбыточной мечтой, а не любовью. Несбыточной мечтой, запоздалым пробуждением чувственности и желанием удержать уходящую молодость. Она не могла влюбиться. Любовь — это для таких, как Меган, Брук и Дон, а не для вдовы тридцати девяти лет.

Любовь? Лора засмеялась. Затем всхлипнула и поперхнулась. О Боже! Если Хэнк только заподозрит, что у меня такие мысли, больше не придется беспокоиться и рассказывать о нем Меган, потому что он сразу уйдет.

— Я и не собираюсь влюбляться, — громко, убедительно произнесла Лора, сидя в машине.

Поздно! — прозвучал у нее в голове ответ.

Проклятье, с горечью подумала Лора. Переходный период всегда труден — и для детей, и для их матерей.

— Черт с ней! — Хэнк сделал большой глоток холодного пива.

— Чтоб они все сдохли! — грубовато дополнил мужчина, сидевший напротив Хэнка за стеклянным кухонным столом, и приподнял банку.

— Люк! — Хэнк резко оборвал его. — Ты забыл, что твоя дочь — женщина?

Люк Брэнсон хмуро смотрел на брата.

— Да, — вымученно улыбнулся он. — Но, понимаешь, я не думаю о Лин как о женщине. Я думаю о ней только как о своем ребенке. — Боль исказила его лицо, и он грохнул пивной банкой об стол. — Проклятье, Хэнк! Я потерял ее. Я потерял своего ребенка.

Хэнк мог только представить, какую боль испытывает человек, потеряв ребенка. Но он видел страдание на лице Люка, слышал боль в его голосе, когда Люк рассказывал, как пытался отсудить свою дочь у бывшей жены. Не найдя подходящих слов для выражения сочувствия, Хэнк оттолкнул стул, обошел вокруг стола и заключил своего младшего брата в объятия.

Люк был только на три года моложе Хэнка, к тому же перерос его на добрых два с половиной дюйма. И все же сейчас Хэнк воспринимал его как младшего.

А Люк и вправду приник к Хэнку, как ребенок. И как потерявшийся ребенок, он рыдал по своему собственному потерянному ребенку.

Сморгнув жгучие слезы, заполнившие глаза, Хэнк обнял брата и тоже почувствовал ненависть к женщинам.

Женщина довела Люка до состояния ненависти и отчаяния, она жаждала получить материальные блага, которые обещал ей другой, более богатый мужчина. Эта женщина, которую Люк любил больше всего на свете, изменила ему и отняла у него ребенка.

Хэнк стоял, крепко прижав брата к своей сильной, дарящей успокоение груди. Его ярость была направлена не только на алчную невестку, которая предпочла богатого англичанина его брату, но и на собственную невесту, когда-то сбежавшую с его лучшим другом… и на всех женщин вообще.

Лора.

Едва перед глазами появился ее образ, Хэнк вздрогнул. Способна ли Лора на такую же измену?

Лора — нет. Хэнк сразу отмел эту мысль. Она слишком искренна, слишком откровенна, слишком честна.

Искренняя. Откровенная. Честная.

Почему же тогда ему пришлось настаивать, чтобы Лора рассказала своей дочери об их отношениях?

Хэнку не понравилась собственная подозрительность, и он почувствовал облегчение, когда Люк прервал его мысли, высвободившись из объятий:

— Извини, Хэнк. Спасибо за поддержку. — Он вытер руками следы от слез, и на его лице появилось непроницаемое выражение. Это больше не повторится. Ни одной женщине не удастся снова разорвать меня на части накрашенными ноготками. Его губы искривились. — Если есть еще дураки, которых можно использовать, то это не я. Будь уверен.

Безжалостная решимость отпечаталась на его лице и сверкала холодным огнем в его темных глазах. Внезапно Хэнку стало жалко женщину — хорошую, плохую или равнодушную, — которой случится попасть в сферу влияния Люка. Ибо его брат был дьявольски красив, а теперь станет еще и дьявольски жесток.

И Хэнк понял: нельзя, чтобы Люк увидел Лору. Она слишком женственна, слишком нежна. А Люк настолько ожесточен, что с первого же взгляда возненавидит ее.

И тогда мне придется возненавидеть его.

Хэнк удивился самому себе. Откуда такая нелепая мысль? Ведь Люк его брат!

А Лора — любовь.

Хэнк был ошеломлен той решимостью, которая прозвучала в этой неожиданной мысли. Любовь? Нет! Лора ему нравилась, он с ней занимался любовью. Но будь он проклят, если полюбил! Нельзя повторять свои ошибки, а он всегда был способным учеником. Любовь вытягивает из мужчины все жилы, и он слабеет. Разве они с Люком не являются подтверждением этому?..

— Хэнк, пойдем куда-нибудь поужинаем, — предложил Люк, прервав его размышления. — После такого выхода эмоций я проголодался.

Хэнк вспомнил холодную курицу в тесте и тепловатое вино. Тогда эта еда показалась ему пищей богов. Неужели из-за любви? Пожав плечами, он отогнал эту мысль подальше.

— Я тоже, — ответил он, идя вместе с Люком к двери.

Любовь… Это только для подростков и слюнтяев.

Разве нет?

Когда они с Люком вернулись домой и пожелали друг другу спокойной ночи, этот вопрос еще долго терзал Хэнка. У него были причины, веские причины остерегаться привязанности к любой женщине. Но Лора не любая женщина. Лора… Хэнк корчился в муках, определяя, кем же для него стала Лора. Она стала его частью. Частью его плоти, его разума, его души!

Но проклятье! Он никого не хочет любить!

Глава девятая

В понедельник, едва увидев Хэнка, Лора почувствовала в нем перемену. Влюбленность обострила ее восприятие, и она чувствовала все по-особому. Он был не равнодушен, но сдержан, не груб, но нетерпелив и резок.

Когда он вошел, она работала в столовой. Увидев его суровое лицо, Лора насторожилась и робко улыбнулась. Хэнк не ответил на ее улыбку и не снизошел до обычного вежливого приветствия.

— Ты говорила с Меган? — сразу же требовательно спросил он.

Лоре не понравились ни его тон, ни его манера. По спине пробежал холодок.

— Во-первых, здравствуй, — сказала она, гордо подняв подбородок.

Хэнк не отреагировал.

— Ты ей сказала? — продолжал он наступать.

— Нет! — резко ответила Лора.

— Нет?! — Он медленно подошел к ней, и его глаза сузились. Остановившись возле нее и положив руки на пояс, Хэнк сверлил ее взглядом. — Почему? Ты же обещала, что поговоришь.

И вдруг ее терпению пришел конец — сказались две ночи, проведенные в бесплодных раздумьях. Она настолько глупа, что влюбилась в этого мужчину, но она не безвольная тряпка и не позволит ему диктовать. Я даже старше его! — напомнила себе Лора и с холодной решимостью встретила его упрямый взгляд.

— Я обещала найти подходящее время и место для разговора с Меган, — отчетливо ответила она.

На скулах Хэнка забегали желваки.

— У тебя было целых два дня. Достаточно времени, чтобы поговорить.

— Целых два дня! — взорвалась Лора. — У меня был только вечер в субботу и вчерашний день! — Она сделала паузу, чтобы успокоиться. — Если ты помнишь, я говорила тебе, что мы с Меган проведем субботний вечер вместе с Брук и Доном. — Она воздержалась и не сказала, как рано ушла из гостей и почему. — А вчера, — продолжила она, — я видела Меган всего два часа: час утром, пока она не ушла на встречу со своими друзьями, и час вечером, пока она не легла спать. — Лора подбоченилась так же воинственно, как и Хэнк, давая выход своей ярости.

— Значит, пока не появится подходящее время и место, мы продолжаем вести игру не по правилам, — пророкотал Хэнк. — Поправь меня, если я ошибаюсь, но обычно дети тайком бегают на свидания, а не родители.

Выйдя из себя, возможно потому, что Хэнк был прав, Лора быстро зашагала по комнате.

— Хэнк, пожалуйста, постарайся посмотреть на это моими глазами, — повысив голос, заявила она. — Ты знаешь обстоятельства.

— Я знаю лишь то, что вся эта ситуация — безумие! — не уступал он. Мне тридцать шесть, тебе тридцать девять, а мы вынуждены врать и притворяться, как подростки, прятаться, и все потому, что девятнадцатилетней девице показалось, что она влюблена!

— Эта девятнадцатилетняя девица моя дочь, Хэнк. В голосе Лоры послышалось предупреждение. Материнский инстинкт был в ней сильнее всего.

Хэнк долго и разочарованно смотрел на нее, затем повернулся и пошел в холл.

— Хорошо, я еще немного поиграю в эту глупую игру. — Он задержался в арке и взглянул на нее. — Окажешь мне услугу?

— Если смогу, — сразу же согласилась Лора, успокоенная тем, что разногласия закончились. — Какую?

Он обвел мрачным взглядом пустую комнату.

— Не могла бы ты ускорить отделку дома? — Если мы должны прятаться, пусть по крайней мере здесь будет относительный уют.

— Я посмотрю, что можно здесь сделать, — пообещала она.

К концу недели дом приобрел жилой вид, и выглядел он как дом Хэнка. И хотя Лоре пришлось договариваться о приобретении отдельных предметов мебели, вместо того чтобы заказать те, которые она первоначально наметила, измененный вариант интерьера полностью соответствовал образу Хэнка.

К сожалению, налаживание отношений с хозяином дома давалось Лоре труднее.

Лора была влюблена, и ее любовь с каждым днем становилась все сильнее. Но, вместо того чтобы чувствовать себя счастливой, она была переполнена вопросами и сомнениями.

Разумно ли такое сильное увлечение под сорок лет? Этот и множество других подобных вопросов одолевали ее и днем и ночью. Что будет с ее карьерой и семьей, если она изменит образ жизни? А что она будет делать, когда страсть начнет остывать?

В основном ее сомнения касались Хэнка: что он чувствует, как на самом деле относится к ней? Он говорил, что считает ее необыкновенной, но никогда и словом не обмолвился об их будущем. Уже сейчас он держится натянуто. Может, такая манера поведения предвещает потерю интереса к ней?

Вопросы и сомнения роились у нее в голове, о чем бы она ни думала. И потому, оставаясь наедине с Хэнком, Лора делалась все более замкнутой и сдержанной.

Каждый раз, когда она решала поговорить с Меган, у нее язык прилипал к нёбу. И потому она откладывала разговор, убеждая себя, что время неподходящее.

Одна неделя плавно перешла в другую, потом еще в одну; и все это время Лора и Хэнк встречались в новом доме через день-два. Дом был теплым и уютным. Их любовь была страстной и доставляла удовольствие. Но с каждой новой встречей взаимоотношения становились более натянутыми. Они начали ссориться, и всегда из-за мелочей: еды, одежды, а в одну грозовую ночь — даже из-за погоды.

К концу первой недели мая Лора чувствовала себя так, словно безуспешно пытается выбраться из зыбучих песков. И неимоверно устала от этого ощущения.


А Хэнка раздирали противоречия. Одна его часть — большая — настаивала, чтобы он признался Лоре в любви и тем самым ликвидировал скованность в их отношениях, другая крошечная советовала сдерживать свои чувства.

Присутствие Люка постоянно напоминало ему о подлости женщин и здорово отравляло жизнь. И хотя они больше не говорили о женщинах, оба ходили подавленные и злые, все еще под впечатлением бракоразводного процесса.

Думая о судьбе брата, Хэнк приходил в ярость, которая искала выхода и готова была вырваться наружу по малейшему поводу.

А Лора все еще не могла найти подходящее время, чтобы поговорить с Меган. Ее нежелание разрешить этот вопрос подпитывало ярость Хэнка, разрушало их взаимоотношения. Хэнк все понимал и потому становился еще более злым и подозрительным.

Такая ситуация не могла длиться бесконечно, кому-то надо было уступить. Лора, не осознавая этого, играла с огнем, и после нескольких недель непрерывного напряжения взрыв стал неминуем.

Как-то во второй половине дня Лора приехала в дом Хэнка. Погода стояла необычайно жаркая, и поэтому на ней была летняя блузка без рукавов, легкая прямая юбка и открытые босоножки, которые притягивали взоры к ее стройным ногам и изящным ступням. Волосы ее развевались по плечам и, когда она двигалась, переливались в ярком солнечном свете. Большие золотые серьги в виде колец блестели на фоне темных волос, придавая ее внешнему виду интересное сочетание экзотического и обыденного.

Лора оделась так, чтобы доставить удовольствие Хэнку. Она специально приехала в их дом пораньше — хотела приготовить ему обед. Устав от постоянного напряжения и готовой еды, она надеялась, что приятный обед и откровенный разговор станут первым шагом к преодолению трудностей между ними.

Постояв в холле и гостиной, чтобы полюбоваться результатом своей работы, Лора направилась в кухню. Однако, дойдя до столовой, она вскрикнула и задохнулась от картины разрушений, которая предстала перед нею.

Внутренние раздвижные стеклянные двери были разбиты, на дорогом ковре разбросаны осколки стекол и темная земля, а среди черепков — сломанный большой комнатный папоротник, который стоял часовым в дверях. Рядом валялись два булыжника, которыми, очевидно, и разбили стекла.

Чувствуя себя оскорбленной, Лора пристально смотрела на разрушения, и ей не верилось. Кто? Зачем? Прижав руку ко рту, она медленно качала головой. Потом резко развернулась и выскочила из дома. Надо найти Хэнка!

Лора знала, что бригада кроет черепицей крышу здания к северу от их дома. Она увидела Хэнка, как только подошла к участку. Вряд ли она смогла бы не заметить его: обнаженный до пояса, он укладывал на крыше черепицу вместе с другим мужчиной. Не обращая внимания на окрики и свист, которыми ее встретили строители, Лора подошла на расстояние, откуда можно было крикнуть. Но тут Хэнк, услышав гвалт, обернулся. Его глаза округлились при виде ее, а в голосе послышался гнев.

— Прекратите паясничать! — приказал он рабочим, стоя во весь рост на краю крыши и заставляя ее волноваться. — В чем дело, Лора? — Голос был мягче, но гнев все еще чувствовался.

— Хэнк! — взволнованно крикнула Лора. — Кто-то залез в дом!

— Подожди, я сейчас спущусь.

Большими шагами Хэнк прошел по краю крыши к приставной лестнице и спустился по ней с ловкостью опытного скалолаза. Лора едва успела восстановить дыхание, когда он подошел к ней, схватил за руку и повел к покрытому пылью фургону.

— Что случилось? — спросил он, заводя двигатель. И не успела она произнести хоть слово, фургон сорвался с места, оставив строительную площадку позади.

— Кто-то бросил два больших булыжника через внутренние двери в столовую, — объяснила Лора, изо всех сил вцепившись в сиденье. — Витражи разбиты. — Лора сделала паузу, потому что он резко затормозил возле дома. — Разбит цветочный горшок, папоротник сломан, и все это на ковре.

— Что-нибудь еще разбито или пропало? — спросил Хэнк, быстро идя к дверям.

— Я не успела посмотреть. — Лора тяжело дышала, едва поспевая за ним. — Я сразу же пошла за тобой.

— Хорошо. — Хэнк резко остановился в арочных дверях столовой. Черт возьми, выругался он, — что за идиот сделал это? — Он осмотрел осколки на полу, затем быстро развернулся и чуть не налетел на нее. — Оставайся здесь, — коротко приказал он. — Я проверю все остальное.

Взяв из прачечной щетку и совок, Лора начала наводить порядок. Она нагнулась, собирая в совок землю и осколки, когда в комнату вернулся Хэнк.

— Что ты делаешь, черт побери? — взорвался он.

— Прибираю, ответила Лора, поднимая острый осколок.

— Оставь! — резко приказал он, выхватывая осколок из ее руки и бросая его на пол. — Я пришлю завтра утром человека, который все уберет. Что, черт побери, ты пытаешься доказать, разгуливая в таком виде перед моими людьми? — прорычал он.

Лора смотрела на него в полном изумлении.

— Тебе нужны доказательства, что ты притягательна, для мужчин? — спросил он, и в голосе прозвучали опасные нотки. — Я предоставлю все доказательства, которых ты ждешь. — Подхватив ее под коленки, он оторвал Лору от пола и поднял на руки.

— Хэнк! — запротестовала Лора, когда он вышел из комнаты и понес ее вверх по лестнице.

От неожиданности у нее голова шла кругом. Только что она сидела на корточках в столовой — и вот уже лежит на большой кровати в спальне.

— Хэнк! Что ты делаешь? вскрикнула Лора.

Хэнк проворчал, зловеще улыбаясь:

— Тебе нужен подробный план игры? — а сам в это время расстегивал ремень.

Лора была немного напугана, немного возбуждена и в то же время смущена. Чем она так рассердила его? По его напряженному лицу, по его сверкающим глазам было видно, что он безумно рассержен. Но почему? И зачем он обидел ее, сказав, что она разгуливает перед его людьми? Она никогда не выставляла себя напоказ ни перед одним мужчиной… кроме него! Лора тихо лежала, ломая голову над его странным поведением.

— Хэнк… — У нее пропал голос, когда Хэнк повернулся к ней спиной, сел на край кровати и начал снимать ботинки. — Я не понимаю!

Хэнк поднялся, задержал на ней внимательный взгляд и совершенно невозмутимо перешагнул через свои рабочие брюки.

— Лора, — сказал он, подражая ее рассерженному тону и хладнокровно окидывая ее взглядом, — я не понимаю, почему один из нас остался одетым. — Он подцепил большими пальцами резинку трусов и спустил их вниз. Подходя к ней, Хэнк удивленно выгнул темные брови. — Или ты надеешься, что я помогу тебе?

Лежа на кровати, Лора наблюдала, как он приближается, и думала: странно, он выглядит одновременно угрожающим и привлекательным.

Его смуглая кожа была влажной от пота, ведь он работал на крыше под жарким солнцем. От него пахло свежим воздухом, солнцем и мускусным запахом возбужденного мужчины. Лоре стало не по себе, и она начала медленно от него отодвигаться.

— Я… я тебя не понимаю.

— Уверен, что понимаешь. От улыбки Хэнка по спине у нее пробежала дрожь. Горящими глазами он наблюдал за ее попыткой отдалиться от него. — Пора уже расстегнуть юбку, — заметил он сухо, опускаясь на кровать рядом с ней. — Зачем зря мять одежду?

Лора замерла и вытянула руки вдоль тела, положив их ладонями вниз.

— Если это новая любовная игра, то она мне не нравится, — сказала Лора примирительно. И это было правдой: ей не нравилось его поведение, хотя оно было ужасно возбуждающим.

Хэнк понял ее противоречивые чувства и засмеялся, наклоняясь над ней.

— Я становлюсь нетерпеливым. — Его пальцы легко и умело расстегнули пуговицу и молнию на юбке. — Дай я тебе помогу.

Одним плавным движением он стянул с ее бедер юбку, вместе с колготками и трусиками. Затем сбросил ее босоножки.

— Хэнк! Прекрати! — вскрикнула Лора, скорее возбужденная, чем напуганная.

Его рот поглотил возглас протеста, а его тело накрыло ее целиком.

Он жадно целовал ее. И когда оторвался от ее губ, из груди у Лоры вырвался глухой стон. Она обвила его ногами, притягивая к себе его упругие ягодицы.

Хэнк сопротивлялся, пытаясь держаться на небольшом, но мучительном для нее расстоянии.

— Тебе уже достаточно? — поддразнивал он. — Ты хочешь, чтобы я прекратил?

— Нет! — Глаза Лоры сверкали. Если бы она сейчас не хотела его так сильно, то дала бы ему пощечину.

Хэнк ухмыльнулся и продолжал мучить ее.

— Ты хочешь, чтобы я продолжил? — Слегка покачиваясь, он прикасался своим телом к ней.

— Да!

— Вот так? — Он выгнулся дугой, прижавшись к ней, и моментально отстранился.

— Да! — Лора смотрела на него в недоумении. Что он делает? И почему он так делает?

— Ты хочешь меня, Лора? — Наклонившись ниже, Хэнк провел языком по соску. — Только меня? — Его осипший голос, казалось, эхом отозвался у нее в груди.

— Да. — Странно, Лора больше не боялась этого нового, грубого человека, каким он предстал перед ней. Ее смущала лишь причина этой перемены.

— Хэнк, пожалуйста, я не понима… — начала было она, но он поднял голову и пригвоздил ее своими горящими янтарными глазами.

— Повтори!

— Я хочу тебя. — Ей нетрудно было произнести слова, которых он ждал от нее, потому что они были абсолютной правдой. — Я хочу тебя! — повторила она более уверенно. — Только тебя.

— Ты моя, Лора. Моя. Помни это. — Предательская дрожь, пронзившая его большое тело, смягчила резкость тона.

Лора уже готова была дать ему больше, чем простое подтверждение своей физической потребности в нем, она хотела признаться ему в любви. Но в этот самый момент Хэнк овладел ею с такой силой и мощью, о какой она и не подозревала.

Крошечным уголком сознания Лора смутно поняла, что так Хэнк заявлял свои права на нее. Но затем эта мысль ушла, унесенная наслаждением, которое он ей давал и которого требовал от нее.

Когда все закончилось, в тихой комнате было слышно прерывистое и громкое дыхание Хэнка. Изможденная и полностью удовлетворенная, Лора заставила себя открыть глаза, потому что он повернул голову на подушке и посмотрел на нее.

— Я обидел тебя? — Его лицо перекосилось, губы сжались, а прекрасные глаза потемнели. У него был взгляд храброго человека, ожидающего, что ему сейчас отрубят голову.

Пытаясь избавиться от его странного тревожного взгляда, Лора улыбнулась и тихо проговорила:

— Нет, Хэнк, не обидел.

Он не ответил на ее улыбку. Выражение его лица не изменилось.

— Я напугал тебя?

— Напугал? повторила Лора, нахмурившись. Она приподнялась на локте, чтобы видеть его лицо. — Нет, Хэнк, ты не обидел меня и не напугал. Почему ты спрашиваешь? Ты хотел этого?

— Нет, — сказал он, отвернулся и скатился с постели. — Просто так спросил.

Она совершенно точно знала, что он лжет, и неожиданно поняла, что по какой-то необъяснимой причине он хотел наказать ее. Обида и боль проникли глубоко в душу. Хэнк хотел обидеть ее, хотел напугать, а теперь лжет, отрицая и то и другое.

Сквозь опущенные ресницы Лора наблюдала, как Хэнк отвел взгляд от кровати и от нее, подобрал одежду и вышел в ванную.

Подозрение, появившееся у нее несколько недель назад, переросло в уверенность: произошло что-то неожиданное и Хэнк из страстного, соблазнительного любовника, каким он был, превратился в холодного, замкнутого незнакомца, который считал необходимым напугать и обидеть ее, чтобы добиться своего.

Лора не представляла, что могло произойти и почему Хэнк резко изменился за такое короткое время. Она знала только, что их взаимоотношения из-за этого изменились и стали напряженными, а ее терпение — на пределе.

Даже любя Хэнка так сильно, Лора знала, что не сможет дальше существовать в атмосфере напряженности и скованности.

Измученная и угнетенная, она слезла с кровати, расстелила покрывало, подобрала свою одежду и тихо вышла из комнаты, чтобы одеться в другой ванной.


— Ты круглый дурак, Брэнсон!

Вода поглотила это обвинение, струясь по стенам душевой кабинки. Струи били в том же ритме, что и пульсировала кровь в голове Хэнка. У него болела голова, но именно такую реакцию всегда вызывала у него пробуждающаяся совесть. Решив, что он достаточно долго простоял под резкими струями, Хэнк выключил краны и вышел из кабинки.

Что она делает? Плачет? Хэнк покрылся гусиной кожей, и причиной этого были мысли, а не прохладная вода, стекавшая по телу. Если она плачет, он заблуждался. Хэнк сорвал малиновое полотенце с прозрачного крючка. Нет, он заблуждался, если она не плачет!

Лора.

Ее имя отозвалось в душе Хэнка стоном. Он обидел ее — женщину, которая доставляла ему значительно большее удовольствие, чем он надеялся получить за всю свою жизнь. И он нарочно обидел ее.

Приглушенно выругавшись, Хэнк вытерся и бросил полотенце на пол. Проклятье! У него есть причины для такого поведения! Да, но все они ошибочны. Устало выдохнув, он подобрал полотенце и бросил его в корзину. Натянув на себя одежду, Хэнк решительно поднял подбородок. Он должен извиниться перед ней. Черт, он должен ей значительно больше, чем просто извинения!

Одевшись, Хэнк открыл дверь и вошел в спальню. Кровать была заправлена. Везде порядок. А Лоры не было. Где-то внутри забрезжила мысль: ее нет ни в спальне, ни в доме, ни на стройплощадке. Ему даже не надо было подходить к окну: он знал, что не увидит ее машину около дома. Он был уверен, что ее там нет. Пройдя через комнату, он опустился на край кровати.

Как ему удалось угодить в такую ситуацию, с чего все началось? Хэнк рассеянно проводил рукой по яркому, дразнящему покрывалу.

Злость. Это была его реакция на копившуюся годами обиду. За то, что когда-то какая-то женщина предала его. А другая — его брата. Но самое главное — эта злость была вызвана страхом перед тем, насколько нужна ему эта женщина.

Подогреваемая ревностью, сегодня днем злость ускользнула из-под его контроля, когда он услышал, как рабочие отреагировали на Лору. Когда он увидел ее с крыши потрясающе красивой и мучительно желанной.

В этот момент, безумно желая ее и боясь этого желания, он решил проявить свою власть над ней, оскорбить ее, потому что она заставила его чувствовать и любить снова. И только из-за страха потерять Лору он заставил ее признаться, что он ей необходим.

И что же этот впечатляющий поступок дал ему? Хэнк устало поднялся с кровати, подошел к двери, повернулся и оглядел комнату, которую Лора отделала для него.

Кровать пуста. Комната пуста. Он опустошен.

Лора ушла.

Глава десятая

Лора ждала Дня памяти (В США День памяти погибших в войнах празднуется 30 мая), который выпал на понедельник, без особого энтузиазма. Было жарко. Парило. Она была беременна.

В этот день погода обычно всегда стояла уже летняя, и потому жара ее не беспокоила. Ее беспокоила беременность. В последний раз она была беременной двадцать лет назад. Лора давно уже забыла, что такое тошнота по утрам, а теперь это состояние повторялось с утомительной регулярностью.

В пятницу, ближе к концу дня, Лора с трудом сидела в кресле за рабочим столом, тупо уставившись в стенку перед собой. Она знала, что лучше всего — закончить рабочий день и пойти домой. Перед ней на столе лежал список дел для подготовки к ее традиционному, первому в этом сезоне, пикнику. Список казался бесконечным, перспектива — пугающей.

— Что с тобой? — озабоченно спросила Джинни.

Машинально улыбнувшись, Лора взглянула на свою помощницу.

— Все хорошо, — легко солгала она. Ей пришлось научиться этому в предыдущие три недели, так как все члены ее семьи, кроме Хедер, уже не раз задавали ей этот вопрос.

Джинни сдвинула темно-рыжие брови.

— Мне кажется, ты плохо себя чувствуешь. У тебя такой измученный вид…

Лора безразлично повела плечами.

— Ты же знаешь, последние несколько недель было много работы.

— Особенно если взвалить все на одни плечи, — кисло поправила ее Джинни. — Ты несешь тройную нагрузку.

— Можешь перевалить на свои, пока есть что, — отшутилась Лора, чтобы не развивать эту тему дальше.

Джинни скептически хмыкнула, но не отстала:

— А что случилось с тем великолепным застройщиком, который настаивал, чтобы ты лично занималась интерьерами на его стройплощадке? — Мягкое выражение лица противоречило любопытству, искрившемуся в изумрудных глазах. На этот раз Лоре пришлось собрать всю свою волю, чтобы безразлично пожать плечами.

— Ничего с ним не случилось, — ответила она спокойно, даже с некоторой небрежностью. — Я выполнила заказ раньше срока, он прислал гонорар и щедрое дополнительное вознаграждение, — объяснила она, не упомянув, конечно же, что вернула чек на премию в двойном размере.

— Странно, — пробормотала Джинни.

— Что он прислал чек?

— Нет, — промурлыкала Джинни, хитро улыбаясь. — Странно, почему он с тех пор не показывается. Клянусь, он заинтересовался тобой… как мужчина.

— Вовсе это не странно, — возразила Лора, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие. — Насколько я понимаю, Хэнк Брэнсон осторожен с женщинами, потому что несколько лет назад с ним плохо обошлись.

А наказана я, подумала Лора, резко встав. От этого разговора ее затошнило сильнее обычного.

— Давай закрывать, — быстро сказала она, выдвинула верхний ящик стола и взяла кошелек. — Дела могут подождать до вторника.

— Отличное предложение, проговорила Джинни медленно, отодвигая стул от своего стола. — Как я сама не догадалась?

Через несколько минут Лора уже запирала дверь демонстрационного зала.

— В понедельник приходи к нам в любое время, — сказала она, улыбаясь молодой женщине.

Как правило, Джинни проводила все праздники со своей семьей. Но так как на этот раз вся ее семья собиралась где-то в Мидвесте, у кого-то из друзей, Джинни решила воздержаться от путешествия и пропустить встречу. Узнав, что Джинни остается одна на праздник, Лора сразу же пригласила ее к себе на пикник, и та охотно приняла приглашение.

— К первому завтраку, — усмехнулась Джинни.

— В любое время после второго завтрака, — с улыбкой уточнила Лора, направляясь к своей машине. Она уже села за руль и тут услышала голос Джинни:

— Надо что-нибудь принести?

— Только свою очаровательную особу, — ответила Лора и махнула на прощанье.

Как только Джинни исчезла из виду, улыбка сползла с лица Лоры и она глубоко вздохнула, расслабляясь. Она очень устала, ее ничто не радовало. Хотелось верить, что это из-за токсикоза, но Лора понимала, что не только.

Она тосковала по Хэнку. Едва подумав о нем, она почувствовала, как глаза наполнились жгучими слезами. С тех пор как она ушла из его спальни, из его дома и его жизни, прошло три недели. Это были самые длинные недели на ее памяти.

В тот день поздно вечером Хэнк позвонил. У нее до сих пор стоял в ушах его голос, в котором звучали угрызения совести, когда он просил простить его, и настойчивость, когда он просил ее приехать на следующий день. Помнила она и свой ответ: мягко приняла извинения и грустно ответила Хэнку, что все кончено.

Тогда Лора была уверена, что это единственно возможное решение, но с тех пор каждую минуту — бодрствовала она или спала — задавала себе вопрос, правильно ли поступила.

Когда Лора заметила первые признаки беременности, у нее от радости голова пошла кругом. Она беременна! У нее будет ребенок от Хэнка! Она не могла дождаться подтверждения, хотелось узнать немедленно. Результаты экспресс-анализа были самым быстрым ответом, какой она смогла получить. Когда она положила телефонную трубку после разговора с врачом, подтвердившим ее подозрения, в голове была полнейшая путаница.

Мне тридцать девять лет, и я жду ребенка! Нет, это будет не просто ребенок. Это будет ребенок Хэнка!

Переполненная радостью, Лора потянулась к телефону. Нельзя скрывать от него. Хэнк никогда не был женат, у него нет детей. Он сойдет с ума! Он будет скакать от радости!.. Но тут эйфорический мыльный пузырь лопнул. Она поняла, что подумает Хэнк. Он будет уверен, что еще одна женщина решила поймать его. Конечно, он будет настаивать на немедленной свадьбе. Но…

Не обращая внимания на бегущие по лицу слезы, Лора искусно вела машину, хотя предпраздничное движение транспорта было довольно интенсивным. Она вновь вернулась к мыслям, которые тревожили ее в последние дни.

Понимая, что Хэнк, скорее всего, будет настаивать на свадьбе, Лора решила не говорить ему о ребенке. Это мой ребенок, безрассудно думала она. Кому еще он нужен? Нет, у Хэнка есть право знать, упрекала она себя. Что касается ребенка, наши права равны.

Но я не хочу выходить замуж за Хэнка. Ну… конечно, хочу, но не таким путем. Ведь Хэнк посчитает это ловушкой. И в конце концов, это унизительно: позвонить или прийти к Хэнку и выглядеть при этом попавшим в беду подростком.

Нет, я не попала в беду, я в состоянии сама вырастить ребенка, ведь я подняла уже двоих. И я не подросток, а зрелая тридцатидевятилетняя женщина. Деловая женщина, у которой есть специальность, есть достаток. И никому не надо жениться на ней из жалости!

Однако Хэнк имеет право знать, придется рассказать ему, и очень скоро. Ладно, позвоню ему после праздника, решила Лора.

Она поставила машину в гараж, небрежным движением смахнула с лица слезы, высморкалась и, взяв пуховку из пудреницы, легкими движениями скрыла предательские красные пятна на лице. Меган может быть дома, а она обычно все замечает.

Когда Лора выходила из машины, на ее губах играла кислая улыбка, вызванная весьма оригинальной мыслью: в ее разрыве с Хэнком есть и положительная сторона — отпала необходимость сообщать дочери о своей любовной связи с ним.

— Она этого не заслуживает.

Хэнк дернулся и хмуро посмотрел на Люка.

— Кто и чего не заслуживает? — спросил он спокойно.

Длинное, слишком худое тело Люка растянулось в кресле-качалке посреди недавно обставленной гостиной.

— Та, о которой ты грустишь уже почти целый месяц. — Циничная улыбка появилась на его красивых губах. Ни одна женщина на земле не заслуживает и пяти минут размышлений, не говоря уже о целом месяце.

Он преувеличивает, прошло ровно три недели, подумал Хэнк, ведь он считал каждый день, каждую минуту, проведенную без Лоры.

Лора.

В горле у Хэнка застрял комок, он отвернулся к окну, чтобы не видеть язвительного выражения на мрачном лице брата. Невидящим взглядом он смотрел на только что посаженные деревья, которые Лора заказала в питомнике несколько недель назад.

Ему больно было даже думать о ней, и все же Хэнк оставил квартиру в городе и перебрался в загородный дом в еще не обжитом районе, потому что его обустраивала Лора. Он хотел здесь жить, он чувствовал непреодолимую потребность в этом, ведь здесь он был ближе к Лоре.

Хэнк поднес ко рту банку с пивом, просто чтобы чем-то занять руки. Ему казалось, что с тех пор, как она ушла от него, он только и старался хоть как-нибудь занять себя.

Дни тянулись долго. Ночи еще дольше.

— Не хочешь говорить об этом, да?

— С тобой? — Хэнк кисло посмотрел на брата.

Люк поднял банку с пивом, небрежно приветствуя Хэнка.

— И правильно. Меня, строго говоря, нельзя назвать человеком, симпатизирующим женщинам.

— Строго говоря! — Хэнк поперхнулся пивом. — Что касается женщин, ты к ним так же добр, как загнанная в угол гремучая змея.

Люк пожал плечами, с легкостью принимая упрек.

— Однажды сгорел, вот и все. — Его темные глаза задержались на брате. — Ты тоже знаешь, что такое пожар, — напомнил ему Люк. — Обжигающая боль не стоит кратковременной теплоты.

Три невероятно долгих недели Хэнку пришлось изучать теорию, которую в очередной раз излагал его брат. И он пришел к своим собственным выводам:

— Из-за боязни сгореть можно стать ледяной статуей.

Люк долго и пристально смотрел на него, затем в отчаянии замотал головой.

— Ты снова бросаешься в огонь?

— Я люблю ее, Люк. — В первый раз Хэнк произнес эти слова вслух. Ему понравилось, как они звучат, и он повторил: — Я люблю ее.

— А она?

— Думаю, да. У нас было… э… недоразумение. — Хэнк вздохнул. — Боже, я надеюсь, что это так.

— И что ты собираешься делать?

Хэнк думал об этом все время. Позвонить Лоре опять? Нет, это может кончиться провалом, как в прошлый раз. Лучше повидаться с ней. Поговорить. У него вертелась в голове одна идея… И он решил попробовать.

— Что делать? — наконец ответил он. — Пообщаться с одной молодой девушкой.

В белых шортах для тенниса, в ярко-оранжевой майке и босоножках без каблуков Лора выглядела на двадцать девять, а не на тридцать девять. Улыбаясь, она пробиралась сквозь толпу гостей и выглядела свежей и энергичной. Однако ее внешний вид был обманчив: чувствовала она себя прескверно.

Люди были везде: в доме, во внутреннем дворике, в саду, на подъездной аллее и в гараже. В основном в гараже, так как там расположился бар.

Лора шла из кухни к длинным столам под деревьями в саду, и вдруг откуда-то появилась Меган.

— Мама, я надеюсь, ты не будешь возражать, я пригласила еще двух человек на наш праздник.

— Два человека не сделают погоды в такой давке, — засмеялась Лора и подавила усталый вздох.

— Спасибо, мам. — Меган быстро и неожиданно поцеловала ее в щеку. — Ты не пожалеешь об этом. — Она мгновенно унеслась и присоединилась к группе своих друзей во внутреннем дворике.

Не пожалею об этом? Лора нахмурилась, затем хмыкнула: скорее всего, она даже не заметит вновь прибывших. Пожав плечами, Лора подошла к столам, вокруг которых суетились Брук, Джинни и Рут.

— Вы уверены, что всем достанется хоть по кусочку? — чопорно вопросила Джинни, указывая на столы, сплошь заставленные разнообразными блюдами.

— Вы новичок в этом деле, — проницательно заметила Рут. — Подождите, пока налетит эта орда. И увидите, как быстро все исчезнет.

— Да, — вмешалась Брук. — Еще, пожалуй, придется посылать за пиццей.

Спокойно улыбаясь, Лора слушала эту шутливую болтовню и расставляла закуски. Она чуть не выронила тарелку, услышав тихое восклицание своей старшей дочери:

— Ну, дела! Мама, а ты не говорила, что пригласила Хэнка Брэнсона.

Хэнк? В течение долгих секунд Лора не могла дышать, думать, говорить. Это все Меган! — догадалась она, как только мозг снова начал работать.

— Я… э… нет, — наконец произнесла она. — Твоя сестра пригласила. — Я готова задушить ее, — в ярости подумала она.

— А кто тот мужчина с мистером Брэнсоном? — промурлыкала Джинни чрезвычайно заинтересованно. — Очень уж худой, но подумать только, какое порочное и какое красивое лицо!

О ком это она? Лора даже не заметила мужчину, шедшего рядом с Хэнком, — она жадно глядела только на Хэнка. Он выглядел прекрасно — загорелый и бодрый, и она возненавидела его за это, потому что чувствовала себя вконец разбитой.

— Добрый день, мисс Миллер, мисс Девлон, Брук… — Хэнк улыбнулся трем женщинам и лишь потом обратил свое внимание на хозяйку дома. — Лора, — тихо проговорил он, пристально глядя ей прямо в глаза. — Спасибо за приглашение. — Его взгляд стал менее напряженным, когда он закончил фразу. — Мне хотелось бы представить тебе брата. — Хэнк повернулся к своему спутнику. — Люк Брэнсон.

Лора видела, как двигаются губы Люка, слышала слова его приветствия, но ощущала… только Хэнка. Ощущала его всем своим телом, и чувство это было таким глубоким, что достигло самой ее сердцевины, где таился никому еще не ведомый крошечный человечек… Она была потрясена так сильно, так глубоко, что не уловила смысла слов, которые он сказал ей, когда обмен приветствиями закончился.

— Прости, не расслышала.

Глаза Хэнка сузились.

— Я спросил, не найдется ли у тебя пять минут для личного разговора, — сказал он напряженно.

Сначала сердце у Лоры затрепетало, а затем налилось тяжестью.

— Личный разговор? — Она посмотрела на толпу людей, приближающуюся к столам. Здесь?

— Конечно, нет! — Хэнк глубоко вздохнул и продолжил более спокойно: — Уйдем отсюда. — И подал ей руку.

Лора испытывала непреодолимое желание дотронуться до его руки.

— Не могу. Она снова посмотрела вокруг. — У меня столько гостей…

— Ерунда! — фыркнула Рут. — Иди. Мы тут сами справимся с этой голодной ордой.

— Я помогу Рут, мама, — предложила Брук. — Отдохни, ты заслужила отдых.

— А я буду счастлива помочь мистеру Брэнсону познакомиться со всеми, — предложила Джинни, храбро встретив самоуверенную улыбку Люка.

— Ну, в таком случае…

Лора подала руку Хэнку, и он пошел впереди нее, работая локтями и расчищая ей путь в шедшей навстречу толпе гостей. Когда они обходили внутренний дворик, Лора бросила безумный взгляд на Меган, но девушка усмехнулась ей и подняла два больших пальца вверх.

Так как гости уже набросились на угощение, подъездная аллея была пуста, поэтому Хэнк и Лора ускорили шаг. Когда они подошли к машине Хэнка, стоявшей в соседнем квартале, Лора с трудом переводила дыхание.

— Ты заметила Меган, когда мы убегали? — спросил Хэнк.

— Да, — ответила Лора, задыхаясь. Ты знаешь, что она пыталась сказать мне?

— Что одобряет. — Хэнк завел мотор, и машина тронулась, быстро набирая скорость.

— Одобряет что? — спросила Лора, проверяя, хорошо ли закреплены ремни безопасности.

— Что мы вместе.

Лора удивленно уставилась на него.

— Но откуда она знает?

Хэнк усмехнулся.

— Я сказал.

— И как она отреагировала? — спросила Лора сердито.

— Обиженной не казалась.

Лора немного успокоилась.

— Но…

— Никаких «но» больше нет, Лора. — Хэнк пожал плечами. — Она лишь удивилась, что ты до сих пор считаешь, будто она влюблена в меня. — Его улыбка была кислой. — Она сказала, что перестала восторгаться мной, когда я накричал на нее вскоре после Пасхи.

Лора засмеялась. Почему она не знала? От этой мысли на губах у нее появилась горестная улыбка. Ведь налицо были все признаки того, что у Меган многое изменилось. Лора припомнила, что в последнем разговоре Меган несколько раз упомянула какое-то мужское имя… Джейсон? Джадсон? Джастин? Лора пожала плечами. Не имеет значения, она довольно скоро узнает, она постарается узнать.

В данный момент Лоре важнее было осознать собственную невнимательность к эмоциональному состоянию дочери.

Она поняла, в чем дело, с такой ошеломляющей быстротой, что заныло сердце. Она так сильно влюбилась в Хэнка, что стала глуха ко всему и ко всем вокруг, перестала даже думать о своей семье.

На мгновение Лора задохнулась от чувства вины. Затем здравый смысл одержал верх и подавил незаслуженные угрызения совести. Ее дочери уже взрослые и больше не нуждаются в постоянном контроле с ее стороны. У нее есть право на собственную жизнь, на собственную любовь.

Лора украдкой взглянула на профиль Хэнка. Он сказал, будто Меган одобряет, что они вместе. Значит, он хочет, чтобы они были вместе? Душа ее стала наполняться радостью, ожиданием и такой страстью, что распирало грудь. Она так его любит, он так нужен ей, что она не вынесет, если они расстанутся!

Боясь, что Хэнк случайно переведет взгляд с дороги на нее и прочтет все это в ее глазах, Лора отвернулась и стала смотреть в боковое окно. Ей сразу бросилась в глаза знакомая местность.

— Куда мы едем? — спросила она, уже зная ответ.

— Домой.

— Хэнк…

— Поговорим, когда будем на месте, — мягко прервал он. — Давно уже пора.

— Да, — ответила Лора. — Я должна кое-что тебе сказать.

Хэнк странно глянул на нее, но промолчал.

Когда он остановил машину, Лора почувствовала щемящую боль, как будто вернулась домой после долгого отсутствия. Ей всегда нравился этот дом. А теперь, когда территория вокруг него была благоустроена, он смотрелся просто прекрасно. Внутри все осталось так же, как и в тот последний раз, когда она была здесь. Чувствуя, как оживает в ней любовь к этому дому, любовь к Хэнку, Лора медленно переходила из комнаты в комнату. Печальная улыбка тронула ее губы, когда она заметила восстановленную столовую и новые цветные витражи в раздвижных дверях. Она убирала стекла и мусор, когда он…

— Лора, послушай меня, сказал Хэнк, нежно беря ее за руки. — Я хочу объяснить, что получилось тогда, в последний день, — начал он.

— Ты обманул меня, — вставила Лора. — Ты хотел меня обидеть и напугать.

Хэнк посмотрел ей прямо в глаза.

— Да, я нарочно пытался обидеть и напугать тебя.

— Но зачем?! — воскликнула она. — Что я тебе сделала?

Волна самых разных чувств пробежала по его лицу.

— Самую ужасную вещь, какую могла сделать мне женщина. — Он улыбнулся, видя ее замешательство. — Ты заставила меня вернуться в мир чувств, заставила вернуться в мир любви. — Он задумчиво хмыкнул. — Я изо всех сил боролся с тобой, и эта борьба вытягивала из меня все жилы. А в тот день что-то оборвалось у меня внутри — я увидел, как мои рабочие поедают тебя глазами. Ты выглядела чертовски привлекательно. Это из меня вырвались ревность и страх. Смертельное сочетание. — Он замолчал, словно воспоминания мучили его и мешали говорить. — Я ревновал к каждому мужчине, который смотрел на тебя, восхищался тобой, желал тебя. Было невыносимо думать, что ты можешь предпочесть мне кого-то другого.

Ты моя, Лора. Моя. Помни это.

Его слова эхом отдались в ее голове и в сердце.

— Хэнк… — Не стыдясь слез, текущих по ее щекам, Лора подняла руку и погладила его лицо. — Любовь моя. Неужели ты считал, что меня придется удерживать? Я была твоя с самого начала.

По его телу пробежала дрожь. Закрыв глаза, он прижался губами к ее ладони. Когда он снова открыл глаза, на густых ресницах блестели крошечные капельки.

— Я люблю тебя, Лора! — Его голос был низким и хриплым. — Никогда не думал, что скажу это снова. — На его лице дрожала улыбка. — А теперь, я прошу, разреши говорить тебе это как можно чаще.

Какая же я была дура! — подумала Лора. Самая большая дура на свете. И, забыв обо всем, она бросилась в его объятия.

Ей показалось, будто она только что стояла и плакала в столовой, — и вот она уже лежит на большой кровати в спальне, крепко прижимая к груди своего любимого.

— Повтори, — попросил Хэнк.

— Я люблю тебя.

— Ох, Лора, повтори это снова, снова, снова!

И Лора повторяла, даже когда ей не хватало дыхания и когда она стонала от удовольствия. Только один раз она не повторила эти слова, а выкрикнула его имя, — когда достигла пика наивысшего блаженства.


— Твой брат тоже живет здесь?

— Да. — Хэнк умело заставлял трепетать ее тело, лаская его губами и руками.

— Он будет жить с нами, после того как мы поженимся?

Руки стали нерешительными, губы неохотно оторвались от ее груди.

— Только несколько месяцев. Он решил перебраться в район Поконо. — Хэнк поднял голову, чтобы посмотреть на нее. — Ты против?

— Нет, — сказала Лора, проводя ногтями по его крепкому бедру. — Просто я боюсь, что плач ребенка будет ему мешать, — объяснила она и замерла.

— Плач? — Вид у Хэнка стал озадаченный. Потом ошарашенный. — Ребенка?.. Лора! Ты беременна?

— Если помнишь, — с дрожью в голосе сказала она, — я все собиралась кое-что тебе сообщить.

— Ребенок… — Хэнк никак не мог прийти в себя. — У нас в самом деле будет ребенок?

— Ну да, я не шучу, такими вещами не шутят.

Он еще долго обнимал ее, целовал, смеялся и кричал:

— Ребенок! Наш ребенок! Боже, как замечательно! Ты прекрасна, Лора! Я люблю тебя!

— И я люблю тебя, — смеясь от радости, отвечала она.


Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая