КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Юная жена (fb2)


Настройки текста:



Сюзанна Форстер Юная жена

Лесли, Таре, Кери и Бобу —моей команде поддержки.

Спасибо!

Глава 1

Резкий удар сыромятного хлыста взорвал тишину, и стая сарычей взмыла в пустынное небо. Внезапный пронзительный звук заставил Энни остановиться. Он сразу напомнил ей то, от чего она не может отойти вот уже несколько лет. Кто мог использовать хлыст вот так – как оружие? Только один, которого она хорошо знала. Энни закрыла глаза. Капли холодного пота покатились со лба. Сердце забилось учащенно... Но здесь?! Среди этого сурового безмолвия?! Она стала всматриваться и вслушиваться. Перед ней открывались земли Вайоминга, бесплодные и безлюдные. В воздухе все еще кружилась золотистая пыль, поднятая испуганными птицами. Какое-то время Энни еще слышала звук от удара хлыста, эхом отдававшийся от склонов каньона. Она затихла и стояла так, едва осмеливаясь дышать, пока вокруг не успокоилось.

С тех пор как девушка вышла из автобуса в Пэйнтид Пони, городке, самом близком к месту, куда она направлялась, позади остались многие мили. Изнурительный путь казался ей бесконечным. В знойном зыбком мареве виднелась подстерегающая опасность. Девушку охватила тревога.

Вдруг совсем рядом Энни услышала собачий лай и негромкое лошадиное ржание. Сердце ее испуганно заколотилось. Ноги, покрытые ссадинами, подкашивались от усталости, но Энни устремилась вперед. То, что она увидела в неглубоком ущелье, вызвало у девушки необычайное волнение.

Спиной к ней на берегу пересохшей речушки стоял широкоплечий мужчина. Он был довольно высок. Из-под шляпы выбивались темные вьющиеся волосы. В одной руке мужчина держал хлыст. Пригнувшись, Энни укрылась за валуном. Она знала этого человека! Она видела раньше этот хлыст, слышала звук его удара...

Внимание Энни привлек шипящий свист. Футах в десяти от мужчины огромная гремучая змея не подпускала к себе возбужденно прыгающую овчарку. Готовая к нападению тварь раскачивалась из стороны в сторону, как бы предупреждая пришельцев о грозящей им смертельной опасности.

Энни застыла в немом ужасе. Неожиданно взметнувшись, черная молния хлыста рассекла сухой воздух, обвилась вокруг длинной змеи и, подняв ее высоко над землей, с силой швырнула на каменную насыпь... и двух футах от Энни. Из груди изумленной девушки вырвался дикий вопль: мерзкая гадина ползла прямо на нее. Неведомая сила подняла бедняжку на ноги. Энни попыталась было броситься прочь, но вдруг услышала решительный приказ мужчины не двигаться. Она обернулась и увидела, как живой серебристый ручеек уплывает по теплому песку.

Придя в себя, Энни бросилась к склону, пытаясь вскарабкаться наверх, но горная порода осыпалась под ее ногами, грозя срывом. Вконец измученная, она буквально распласталась у ног мужчины.

– Вы Чарльз Бодин? – прошептала она, с мольбой глядя ему прямо в глаза.

Его лицо, худое и суровое, отдавало все той же дикой красотой. Он совершенно не изменился: те же мускулистая фигура, волевой подбородок и строгий чувственный рот. И темные брови хмурились так же, как и много лет назад.

– Возможно, – удивленно ответил он. – А вот ты, черт побери, кто такая?

Энни глубоко вздохнула. Глухая боль сдавила ее маленькую грудь.

– Я ваша жена.


– Ну же, давай, Смоук, – торопил Чейс Бодин коня, натягивая поводья. Они поднимались по крутому, усыпанному мелкой галькой склону. Тропинка, петляющая среди дрожащих от легкого ветерка кустов, по меньшей мере на полчаса сокращала путь к хижине. Чейс всегда помнил, что заставило его сторониться людей, и гордился собственной мудростью, подавшей ему мысль о домике на далеком плоскогорье Винд Ривер. Голова Энни доверчиво покоилась на его плече. «У этой сумасшедшей, наверное, солнечный удар», – не без участия думал о девушке Чейс, крепко придерживая ее за талию. Бедняжка потеряла сознание сразу, как только произнесла эту чепуху. Надо же придумать: она его жена...

Энни несколько раз ненадолго приходила в чувство, но тут же силы вновь оставляли ее, так что всякий раз он не успевал что-либо спросить. У нее не было с собой никаких документов. Он никак не мог сообразить, откуда она взялась. Знал только, что сюда можно было прийти лишь из Пэйнтид Пони, до которого два часа езды на машине. Не полуденный ли зной «внушил» ей эту бредовую идею?!

– Моя жена? – резко произнес он вслух, глядя на копну рыжих волос.

Лишь однажды в мыслях он близок был к женитьбе. Это в пору его юношеской привязанности к цирковой танцовщице в Торо Марине. В свои восемнадцать он таскался на каждое представление, впадал в транс, замирая от виртуозных трюков, которые она проделывала на высоко натянутом канате. Он приходил к ней домой и сходил с ума уже от ее необыкновенной способности доставлять удовольствие в постели. Роман продолжался до отъезда цирка из города. Вообще Чейс ничего не имел против женитьбы. Но мысли о совместных буднях не доставляли ему особой радости.

Горная дорога становилась круче, каменные обломки срывались из-под копыт лошади. Чейс сдавил коленями бока животного и крепче прижал к себе Энни. Тряский подъем был утомителен, и ему приходилось собирать всю силу, чтобы норовистая кобыла не сбросила их обоих.

На оленьей тропе Чейс пустил лошадь галопом. И только теперь осознал, что его ладонь покоится на чем-то упругом.

– Какого черта! – прошептал он.

Первый импульс – немедленно убрать руку. Второй – менее джентльменский... Он осторожно сжал пальцы и ощутил теплую, податливую плоть, как бы сливающуюся с его ладонью. Острое желание пронзило все его существо. Никогда он еще не испытывал чего-либо более приятного. Грудь девушки была греховно прекрасна, словно специально сотворена для прикосновения мужской руки.

Тихий, мягкий ход лошади и зовущая теплота женского тела будили в нем опасные устремления. Горячая волна желания нахлынула на него с огромной силой, охватила тело и разум, становилась глубокой, настоятельной потребностью. Какое редкое наслаждение он мог бы, наверное, получить на этой душистой лужайке, разбудив ее ото сна своим горячим от возбуждения членом...

Картина представилась ему в мельчайших деталях. Только в тайных эротических мечтаниях виделось ему подобное. Разыгравшаяся фантазия уже доносила до него истомные звуки, издаваемые возбужденной женщиной, ее слабые стоны удовольствия. Вот он рвет от нетерпения нежный шелк ее нижнего белья... Он даже представил себе взгляд ее безумно счастливых полуприкрытых глаз, когда он входит в мягкое лоно твердой частью своей изголодавшейся плоти.

Тихий шепот вернул Чейса из страны сладких грез. Энни прижалась к нему, как маленький котенок, ищущий теплое местечко, чтобы свернуться в клубок. Его рука все еще ласкала ее грудь, и желание не только дотрагиваться до нее все больше разжигало в нем неуемную страсть. Он как мог сдерживал себя: «Женщина без сознания, Ромео. Потуши фитиль. Сейчас же!»

К моменту, когда они добрались до маленькой хижины, примостившейся на краю гранитного обрыва, Чейс почти справился с собой. Пес по кличке Джем радостно засуетился, залаял, когда хозяин спешился. Чейс осторожно снял девушку с седла и, как младенца, понес в свой маленький деревянный дом. Она была почти невесома и, как веточка ивы, болезненно тонка.

По всему было видно, что она прошла через адские муки. Чейс уложил ее на покрытую стеганым одеялом раскладную кропать. Вспомнив о кобуре на правом бедре, он расстегнул кожаные ремешки и положил обрез на деревянный стол рядом с кроватью.

В подобной ситуации мужчине необходимо время, чтобы подумать. Чейс уселся к единственное здесь кресло-качалку. Положив ногу на ногу, он потянулся, так что пыльный ковбойский сапог оказался на уровне глаз. Чейс сфокусировал свой взгляд через серебряную пряжку сапога и уставился на измазанное лицо и растрепавшиеся волосы незнакомки. «Кто она?» – спрашивал он себя, пытаясь пробудить в памяти хотя бы слабые воспоминания. Встречались ли они прежде? В целом ее образ не затронул ни одной струны в его душе. Тем более смешно было думать о какой-то давней свадьбе.

Легкая улыбка тронула его губы. Но эта улыбка была вызвана не мыслью о женщине. Крошечная, некрасивая, если судить по лицу, скрытому под хорошим слоем грязи. Да, его неожиданная гостья вряд ли выиграла бы конкурс красоты. И все-таки было что-то несомненно притягательное в этой копне разлетающихся рыжих волос и в легкой неправильности черт. Если нос и портила небольшая горбинка, то полные упругие и, казалось, чего-то ищущие губы вызывали мощный соблазн.

– Как ты думаешь, Джем, что ей от нас нужно? – задумчиво проговорил Чейс, когда собака принялась ласкаться под его рукой.

И как только он погладил собаку, острая догадка пронзила его. Как же это он не сообразил: незнакомка, должно быть, очередной репортер, гоняющийся за историями из личной жизни «Чейса Бодина, непокорного героя»... Не единожды мошенники из бульварных газетенок пробовали вывести его из себя. Но ни один из них не рисковал так. Чейс развеселился, вспомнив, что пришлось пережить девчонке – и встречу с гремучей змеей, и солнечный удар – ради какой-то статейки о нем.

Чейс рассматривал ее джинсы и длинную кофту, когда незнакомка потянулась и едва слышно что-то прошептала.

– В чем дело? – спросил он, наклоняясь вперед.

– Воды...

Высокий, мускулистый, он поднялся из своего низкого кресла и отправился на кухню. Его дом был маленьким, плохо обставленным и, действительно, скорее напоминал хижину. Да Чейс и не собирался покупать большой. Ему просто нужно было надежное место, где он мог бы укрыться на время. В доме-хижине только самое необходимое: спальня, ванная, гостиная и кухня. «Дом, который не привел бы в восторг ни одну женщину», – подумал он. Налив стакан чистой родниковой воды, Чейс вернулся в комнату и сел рядом с Энни, Когда она попыталась подняться, он понял, что ей нужна помощь. Касаясь рукой шелковистых волос на ее затылке, Чейс приподнял ее голову так, чтобы удобнее было пить. Ему почему-то показалось невероятно возбуждающим то, что эта беззащитная, легко ранимая женщина пьет из его стакана.

«О Боже, – подумал он, – мне придется принять холодный душ, если это будет продолжаться. Дальше у меня могут взыграть самые неожиданные фантазии даже по поводу ее испачканного лица».

– Спасибо, – сказала девушка, слегка кивнув головой.

Чейс задохнулся под пристальным взглядом голубых глаз. Капля воды скатилась с ее приоткрытых губ и оставила тонкий след на грязном подбородке. Чейс мучился и проклинал себя, не зная, с чего начать разговор. Кто она, эта сбивающая его с толку женщина? Откуда она взялась? Неожиданно для себя он спросил:

– Хочешь, я умою тебя?

– Да, пожалуйста.

«Да, пожалуйста», – повторил про себя Чейс. Она как-то по-особенному мягко произнесла это. Он снял красный платок, повязанный вокруг шеи, обмакнул конец в стакане и начал осторожно стирать грязь с ее лица. Сразу же после его нежного прикосновения она закрыла глаза. И даже эта ее невинная реакция пронзила его тело жгучим желанием. «Прошу тебя, господи, – молил он, когда рука с платком приближалась к малиновым пухлым губам, – не позволяй ей открыть рот, пока я делаю это. Невероятно, что у такой несимпатичной женщины столь чувственный рот».

Его запястье коснулось выгоревшей лиловой кофты. Чейс обратил внимание на незатейливый, старомодный узор. Все пуговицы на кофте были стыдливо застегнуты.

– Тебе нетрудно дышать? – спросил он. – Хочешь, я расстегну пуговицы?

– Да, – произнесла она тихо, не открывая глаз. – Я бы хотела...

Чейс поставил стакан на стол и принялся за пуговицы. Он справился уже с тремя и задумался, нужно ли продолжать, когда ее глаза открылись: казалось, она вбирала в себя его образ.

– Ты всегда ходишь дома в шляпе и плаще?

Сие любопытство, застывшее на бледном лице, застало его врасплох. Он смутился, принялся было стаскивать с себя плащ и вдруг резко остановился. Мысль, что он по-дурацки ведет себя, гордо кольнула сознание. Получалось, что женщина заставляла его оправдываться.

– Это зависит... – начал он, снова натягивая плащ.

– Зависит от чего?

– От погоды, – грубым тоном он попытался прервать неприятный диалог. «Некоторые женщины не умеют остановиться», – подумал Чейс, когда она широко открыла свои голубые глаза, предваряя новый вопрос. Она казалась несчастной, как брошенный ребенок. Жалость и нежность, которые он внезапно ощутил, сбивали его с толку. С тех пор как работа заставила полагаться только на инстинкты и быстроту реакции, он старался прятать свои чувства. Привычка к безжалостному соперничеству не позволяла ему смягчиться даже рядом с больной Энни. Он и сейчас пытался контролировать ситуацию.

– Погода в доме, кажется, отличная, – прошептала она.

– У меня разыгралось воображение или ты действительно хочешь раздеть меня, крошка?

Энни покраснела, глаза ее наполнились слезами, но именно это очаровало Чейса. Он почувствовал, как новая волна желания мягко опускается в низ живота.

«Действуй осторожно, мягче... И – вперед!» – говорил он себе. Но сам не мог отвлечься от ее пристального взгляда, слишком долгого, чтобы не обращать на него внимания. Его сердце бешено забилось, а горло пересохло, как та речушка, на берегу которой они встретились. Контролировать ситуацию?! Нет, он был, кажется, уже не в состоянии. «Хватит!» – вновь приказал он себе. Снова застегнул только что расстегнутую пуговицу и вдруг сдернул шляпу и швырнул в сторону. Она пронеслась через комнату и упала прямо на стол. И плащ, как птица, пролетел в том же направлении.

– Отлично, – рявкнул он, когда их глаза вновь встретились. – Итак, я хочу знать, что здесь происходит. Кто ты такая?

– Энни Вэлс, – решительно сказала она.

Имя не показалось Чейсу знакомым, но ее манера смотреть с непоколебимой твердостью вынудила его спросить следующее:

– Предполагается, что я знаю тебя, Энни Вэлс?

– Да, абсолютно точно. Мы поженились пять лет назад.

– Поженились? Что за чушь, детка?! Очевидно, у тебя поехала крыша. Пять лет назад! Я даже не был в этой стране пять лет назад. Я был...

– В Центральной Америке, – закончила она. А потом добавила слегка дрожащим голосом, – ты находился по заданию Пентагона в Коста Браве, а я была одной из тех, кого ты спас.

Чейсу показалось, что он ослеп. Память отбросила его в то время и место, которые он безуспешно пытался забыть. Миссия в Коста Браве оказалась для него кошмаром. Их группа – Джонни Старовк, Джеф Диас и он – была сослана в маленькую центрально-американскую республику, чтобы спасти ученых, захваченных повстанцами.

Они перевернули тогда всю страну в поисках соотечественников. Единственная из них выжившая девушка, которую удалось обнаружить, пряталась в развалинах монастыря. К сожалению, он не смог вывезти несчастную из того ада живой. Она погибла в автомобильной катастрофе у самой границы.

– Ты ошиблась, – сказал он жестко, стараясь стереть из памяти вихрь страшных воспоминаний. Недоверие, ярость и одновременно какое-то чувство вины поднялись в нем. Кто, черт побери, эта женщина?

– Да, это был ты – Чарльз Бодин. Человек, спасший меня, имел твое лицо, твои глаза. Он называл себя Чейс. У него также был хлыст. О, пожалуйста, ты должен вспомнить! Я пряталась в монастыре Сан-Луиса, когда ты нашел меня. Я пробыла там больше месяца, с тех пор как партизаны убили моих родителей.

Голос ее прервался. Помолчав, она с трудом продолжила:

– Я помню каждую мелочь. Ты был ранен в схватке с повстанцем. Он целился в меня, но ты хлыстом выбил ружье из его рук. Тогда он метнул нож, помнишь? Он ранил тебя…

Шрам от той раны заныл на ноге Чейса. Седце билось так, словно собиралось вырваться наружу. Он распахнул дверь и судорожно глотнул горячего, пахнущего соснами летнего воздуха. Отчаянная попытка найти выход из этой безумной ситуации приводила лишь к новым вопросам. Кто, кроме жалких репортеров, мог интересоваться операцией в Коста Браве? И кто еще знал все подробности? Она, наверное, выудила информацию из газетных статеек.

– Почему ты не хочешь поверить мне? – прошептала она с болью в голосе, – Я говорю правду.

Он обернулся и увидел, что она, опираясь на бревенчатую стену хижины, приподнялась. В ее глазах застыли ожидание и страх. Она молила о чем-то. Но о чем? Чего она хотела от него? Невероятным усилием воли он выдержал болезненный, тревожный взгляд ее голубых, как летнее небо, глаз.

– Я тоже говорю правду, Энни Вэлс. То, что я никогда не встречал тебя раньше, так же очевидно, как и то, что я говорю с тобой сейчас.

Она не может быть той, за которую выдает себя. Та девушка погибла, упокой ее, господь. Она мертва. Ее кровь на его руках. Чейс был за рулем, когда джип, перевернувшись, летел с шоссе.

Он пытался вызвать в памяти образ той девушки, чтобы доказать себе самому, что она не могла быть ею. Но перед ним всплывали лишь нечеткие, смутные очертания... Лихорадка, большой жар, бред и прочие страдания, которые он пережил позже, раскололи его рассудок. Автомобильная авария поставила крест на службе, оставив его ни с чем. Он сказал Энни Вэлс правду. Но не всю. Он не мог вспомнить девушку, которую спас, а затем погубил. Он не мог вспомнить даже ее имени.

– Тогда я докажу тебе. Спрашивай, что хочешь.

– Я и намерен все выяснить, – заметил Чейс.

У него не было привычки терроризировать беззащитных женщин, но сейчас он собирался получить честный ответ, даже если придется запугать ее.

Чейс работал на Ассоциацию Скотоводов, с тех пор как обосновался в Вайоминге. Он сталкивался со многими конокрадами, а пару из них даже прикончил. Он был уверен, что справится с маленькой незнакомкой.

– Продолжим, – сказал он спокойно, взяв обрез со стола. Он потер стволом о джинсы, как бы полируя металл. Случайное, непреднамеренное движение – и в маленькой комнате нависла зловещая тишина. – И разберемся, наконец, в этой чертовой истории. – Голос его был тверд.

Энни боялась вздохнуть. Ее всегда пугала желанная встреча с Чейсом, но такого ее израненная душа не предвидела. Казалось невозможным, что он совсем ее не помнит. Как можно забыть все, что между ними произошло?.. Ей никогда не уйти от воспоминаний, сколько бы ни жила. Она поняла, что спасение сейчас только в одном – рассказать все, как было.

– Твоя рана загноилась, – заговорила она как можно спокойнее. – Инфекция смертельно опасна в субтропиках. Ты мог умереть от заражения, и я отвезла тебя к священнику.

– Зачем? Последнее причастие?..

– Тот священник был лекарем до принятия сана. Он знал целебные травы, поил тебя разными настоями от лихорадки, а потом сделал из собранных в джунглях растений бальзам для твоей раны. Когда ты терял сознание, падре зажигал свечи и молился.

– Это о-очень помогло, – заметил Чейс сухо.

– Не торопись насмехаться. Ты ведь жив.

Она волновалась, беспокойно прикрывая вырез кофты.

– Он предложил помощь и мне. Без документов я не смогла бы доказать свое американское гражданство. А он как священник имел доступ к некоторым документам.

– Каким документам?

– В данном случае это свидетельство о браке, – сказала Энни, следя за его реакцией. – Если муж американец, я автоматически получала гражданство. Останови нас военные или даже повстанцы, они не смогли бы арестовать меня, твою жену. А без документов я никто. Закон же разрешал задерживать для опознания кого угодно.

– Моя жена? – сказал он уже мягче.

И надежда зародилась в душе Энни.

– Да, падре настоял на свадебной церемонии. В Коста Браве священники имеют право заключать гражданские браки. Без этого он не хотел давать документы.

– Так ты говоришь, что я женился на тебе? – Чейс поглаживал деревянный приклад ружья.

Энни поняла, что он все еще не верит ей. Или, возможно, действительно не помнит – был болен, в бреду...

– Знаю, это звучит безумно, – добавила она, – но тогда мы оба понимали, что это только формальность.

– Может, вы понимали, леди. – Его голос отдавал холодом. – Но насколько я могу судить, этого никогда не происходило. В восьмилетнем возрасте, когда мои родители чуть не убили друг друга бутылкой от только что выпитого ими виски, я дал себе клятву умереть неженатым, – закончил он уже спокойно. – Так скажи мне, Энни Вэлс, почему я нарушил клятву ради тебя?

В углу вдруг беспокойно завыла собака. Энни вздрогнула. Она не знала, как ответить на вопрос Чейса.

– Я не понимала, почему ты сделал это Возможно, ты был благодарен.

– Благодарен? За что?

Ее грудь вздымалась от волнения. Энни хотела сказать, что была единственным человеком, спасшим его. Это она находилась рядом с ним днем и ночью, когда лихорадка терзала его бессильное тело. Это она все время поддерживала его. Как он мог забыть?!

– Священник дал лекарство, – наконец произнесла она. – Но кто-то должен был заботиться о тебе, пока болезнь не отступит.

Энни отвела взгляд, понимая, что не может сейчас вдаваться в детали. Возбужденная, она не в силах была описать то, что ей приходилось порой делать. Слабость вдруг охватила девушку. Голова откинулась назад, глаза закрылись. Находиться с ним в одной комнате после стольких лет – это выше ее сил! Его сдерживаемая близость возвращала ее в то время, когда чувства были чисты и всепоглощающи. Она влюбилась в него сразу, как может влюбиться маленькая, испуганная девочка в человека, рисковавшего собственной жизнью ради ее спасения. Он стал ее кумиром. Теперь же Энни не знала, любить или ненавидеть. Оставалось только ждать...

С трудом заставив себя открыть глаза, Энни встретила настороженный взгляд чужого человека. Она мучилась своей трагической наивностью. Он не вернулся за ней и даже никогда не собирался этого делать. Горький комок подкатил к горлу, когда она попыталась вытолкнуть все это из своей болезненной памяти. И если все последние годы в ее душе теплилась надежда, что он где-то вдали разделяет ее чувства, сейчас она ясно осознала обратное.

– Чего ты хочешь от меня? – спросил он после долгого молчания. Посмотрел на обрез и уселся на пол, прислонясь к креслу-качалке.

– Честного ответа. – Она смотрела в его темные глаза, как бы пытаясь заглянуть в душу. – Вы знаете, кто я, мистер Бодин?

Чейс не торопился отвечать. Его ошеломило то, что она знала о его пентагоновской миссии. И пока он не выяснит, кто она и чего хочет, не даст никакой информации.

... После аварии Бодин очнулся в американском госпитале. Его партнеры Джеф и Джонни напомнили подробности операции: перевернутый джип нашли в глубоком овраге, деревья предотвратили падение машины в реку, но девушку выбросило в бурлящий поток. Тело так и не нашли. Прошлое преследовало Чейса, но он не мог вспомнить причину аварии. Теперь ему не давал покоя рассказ Энни. Она знала слишком много такого, чего нельзя было вычитать в газетах.

Звон разбитого стекла оторвал Чейса от раздумий. Энни Вэлс тряслась, как в лихорадке. На полу лежали осколки от стакана, который упал, когда она пыталась дотянуться до воды.

– Эй, не расстраивайся. Это всего лишь вода. Я принесу еще.

Выйдя на кухню, он наполнил другой стакан и стал думать, как успокоить Энни. Вдруг в его памяти возникло странное видение: рыжеволосая девушка нашептывает ему глупые нежности, а ее податливая плоть дарит ему неземное блаженство... Стакан едва не выскользнул из его пальцев. «Это могла быть любая из тех, кого я когда-либо встречал», – уверял он себя.

Внезапно Чейс ощутил прикосновение холодной стали. Ствол обреза упирался прямо в его затылок.

– Не двигаться. – Похоже, Энни Вэлс не шутила. – Иначе снесу башку.

– Черт побери, что ты делаешь?

– Я отчаявшаяся женщина, мистер Бодин, – сказала она мягко, но в то же время зловеще. – Я проехала тысячи миль, чтобы найти вас. И когда это удалось, вы дадите мне то, чего я хочу.

Раздался щелчок: курок был снят с предохранителя. Чейс поставил стакан и поднял руки.

Глава 2

– Хорошо, давай разберемся, – Чейс говорил осторожно, смягчая голос.

Приставленный к затылку обрез был заряжен, и меньше всего Чейсу xoтелось разозлить вооруженную женщину.

– Так чего же ты хочешь?

– То, что принадлежит мне по праву рождения. Я не могу доказать, что являюсь американской гражданкой. Ты единственный человек, который, я знаю, в состоянии помочь мне.

В сложившейся ситуации Чейс хотел бы согласиться, но не имел понятия, о чем она говорит. Ранее он подозревал, что у нее солнечный удар. Теперь был абсолютно в этом уверен.

– Почему я?

– Потому что у меня в кармане клочок бумаги, где написано, что Чарльз Бодин – мой муж. Других доказательств нет. Ты должен подтвердить это.

– Бумага? – Чейс хотел повернуться, но стальное дуло удержало его на месте. – Что еще за бумага?

– Свидетельство, данное священником.

– Брачное свидетельство? Оно ничего не стоит. Я был в бреду, а ты – всего лишь ребенок.

– Мне было шестнадцать. Брак, законный там, является легальным и в этой стране.

– Законный? – упершийся в затылок с новой силой ствол ружья прояснил его сознание. – Это правда? – начал он, но резко оборвал себя.

Он заговорил так, будто поверил ее рассказу. Неужели эта история могла быть в действительности?! Ему ведь тогда сказали, что девушка погибла, что она не могла спастись. Но, возможно, они ошиблись. В любом случае у женщины, державшей его под прицелом, были проблемы, которые уже начинали беспокоить и его.

– А свидетельство о рождении? – спросил он скорее машинально.

– У меня нет ни его, ни паспорта. Нет даже регистрационной карты с моим именем.

– Но ты ведь родилась, не так ли? Где-то должны сохраниться записи об этом. – Чейс снова попробовал повернуться к ней лицом, но холодный металл буквально врезался в кожу – Незнакомка начинала раздражать его.

– Все правильно, я родилась, – Она понемногу успокаивалась. – Родилась в джунглях Коста Бравы, в затерянном селении, куда добраться можно было только по воде или по воздуху. Мои родители жили среди местных индейских племен, были врачами. Думаю, им не пришло в голову отправиться в трехсотмильное путешествие через джунгли, чтобы зарегистрировать меня в консульстве. В любом случае все документы сгорели бы во время бомбежки консульства.

Ярость вдруг послышалась в ее мягком голосе.

– Как я стала человеком без родины, уже неважно, мистер Бодин. Факт есть факт: я – одна.

– А родственники? – спросил он.

– Родители отца были миссионерами, они умерли от тропической болезни. А с родителями мамы мы потеряли связь. Они где-то в Западной Индии, я думаю. У меня больше никого нет. Вот... – Ее голос был полон ожидания. – Ты поможешь мне? Или я пристрелю тебя...

«Да уж, хороший выбор», – подумал Чейс.

– Ты сказала, у тебя есть доказательство – брачное свидетельство. Я хотел бы взглянуть.

Чейс услышал легкий шелест.

– Повернись, – разрешила она. – Медленно, не вздумай шутить.

Чейс опустил руки и, повернувшись, с удивлением уставился в ее лицо, Два совершенно разных впечатления поразили его. Во-первых, еще ни одна женщина не держала его под прицелом. Во-вторых, это было, как ни странно, даже приятно. Особенно, когда противник выглядел ангелом, поневоле ставшим неустрашимым воином. Еще несколько минут назад он видел Энни Вэлс дурнушкой. Сейчас глаза ее сверкали, волосы, освещенные солнцем, походили на костер. Ошеломляющее превращение могло быть следствием только сумасшедшего отчаяния, охватившего девушку. Энни проигрывала схватку, и чем яснее осознавала это, тем возбужденнее становилась. Казалось, ее глаза светились ярче ночного фейерверка.

– Вот, – она держала документ, не выпуская оружия. – Можешь прочитать, но не двигайся с места.

Измятое свидетельство было отпечатано на испанском языке и скреплено двумя подписями. Одна из них, неровная, съехавшая немного вниз, без сомнения, принадлежала Чейсу. Он достаточно знал испанский, чтобы понять, что, как и говорила Энни, это свидетельство о браке. «Беда, мистер Бодин», – ухмыльнулся он себе самому.

– Что собираешься делать теперь? – спросила девушка. В глазах ее вспыхнули огоньки триумфа, что Чейс уловил сразу же.

Жилка на его виске начала нервно пульсировать. Чейс Бодин ненавидел, когда кто-то заявлял на него права.

– Скорее всего, ничего, пока ты держишь меня на мушке, – сказал он, поведя глазами по ее обнажившемуся плечу.

Расстегнувшаяся кофта будто приглашала его исследовать небольшие округлости высокой груди. Мысленно он вновь ощутил прикосновение к ее телу и почувствовал усиливающееся тепло в глубине паха. Он мгновенно возбудился, и желание отразилось в его глазах.

– Так что, может, скрепим наш союз?

Она взглянула непонимающе.

– Что?

– Я говорю, не осуществить ли нам брачные обязательства? Кстати, занимались ли мы любовью? Я проник в твои голубые джинсы, Энни? – Он дрожал, голос становился тихим и хриплым. – Я вошел в тебя?

Она стала испуганной, неуверенной.

– Да, – наконец прошептала Энни, заливаясь ярким румянцем.

Такой реакции Чейс не ожидал. Энни Вэлс была низкой лгуньей.

– Я думаю, это было неплохо, – бросил он, наблюдая, как она лихорадочно застегивает кофту. – К сожалению, я не припоминаю деталей. Так как? Хорошо?

Она отрывисто кивнула, все еще избегая его глаз.

– Ты расскажешь мне об этом?

Она покачала головой, обрез упал из ее рук.

– Слишком долго. Я думаю, что смогу...

Чейс схватил ее, совершенно не сопротивляющуюся:

– Энни! Не играй с оружием, которое больше тебя. – Быстрым движением он отбросил ружье подальше. – Ты могла причинить себе боль.

Прежде чем она успела отстраниться, Чейс крепко сжал хрупкую фигурку. Это было не совсем то, о чем он всегда похотливо мечтал. Изворотливая маленькая лгунья, он не будет больше играть в твои игры.

– Ты заявляешь, что я занимался любовью с шестнадцатилетней девчонкой? – Он прижал Энни к себе. Чейс уже знал ответ, но хотел услышать это из ее сладких, дурманящих уст еще раз.

Ее сердце сумасшедше колотилось и, казалось, вот-вот вырвется из груди. Она поняла, что мужчина просто пугает ее. Но чтобы он ни сделал, она не сможет сказать правду. Он оспаривал законность брака, а она боялась увеличить его сомнения. Признание брачного контракта заставит его принять обязательства. Это свяжет их как мужа и жену.

– Когда же мы делали это? – продолжал он терзать все ее существо. – Как мы это делали? – Он обвил одной рукой ее талию, а другой сжал трепещущую грудь. – Давай вспомним, что же произошло между тобой и мной, Рыжик. Каждую горячую подробность. Я хочу быть уверенным, что выполнял супружеский долг.

– Все было не так. – Она попыталась заставить его понять. – Ты болел, метался в бреду. Я должна была помочь тебе. Я обтирала губкой твое тело, когда поднимался жар. Да, нас уже связывало сильное чувство, но больше, чем физическая любовь. Ты делился со мной мечтами. Ты даже рассказал о домике, где бы мы могли обосноваться.

– Человек в бреду наболтал лишнего, – проворчал Чейс. Но его все больше поражала эмоциональная сила ее голоса – голоса страстной женщины.

Из-за его недоверия к ней она уже становилась злой. Говорила с такой нескрываемой глубиной чувств, что он почти захотел поверить. Поверить в их давнюю близость.

Упрямица тряхнула головой, и мягкие рыжие волосы упали на лицо, как бы вызывая в его памяти смутные образы. Он не слышал нежных слов, которые она шептала, уже лаская его, но все больше восхищался тем, как она прекрасна. Она пробуждала в нем сладкую боль от желания обладать ею. Он чувствовал прилив мужской силы. И все же, превозмогая себя, он... отпустил ее.

– Что произошло между нами? – спросил он, удивившись, что и она дрожала от возбуждения. Энни была так мала по сравнению с ним – макушкой едва доставала до его подбородка, а ее руки казались кукольными.

– Ты не веришь мне?

– Отвечай, черт побери!

– Все, – произнесла она мягко, стараясь подобрать нужные слова. – Всякое случалось между нами. Рай и ад. Мы едва не погибли, оба. Мы жили вне мира несколько прекрасных и одновременно ужасных дней.

– Но тебе было только шестнадцать. Я не мог...

– Нет, мне тогда было не шестнадцать. Когда рождаешься в изгнании, быстро взрослеешь. – Интимные нотки в ее голосе заинтриговали его. Они становились более доверительными, словно девушка исповедовалась перед ним. – Та, которая спасла тебе жизнь, уже не была ребенком.

Но Чейс почти ничего не слышал. Ее глаза говорили с ним, они были красноречивее всех слов. «Бог сотворил их из голубого тумана, – думал он, – в них таится неземное очарование». Он вновь и вновь сходил с ума. Его сознание, отключившись от внешнего мира, ловило волнующие импульсы, посылаемые ее телом. Трепетная грудь все больше будоражила его воображение.

Мечтательный, зовущий взгляд ее пытался развеять его сомнения, обещая подарить мгновения экстаза. Она готова была исполнить любую его прихоть, даже заняться любовью прямо посреди этой пустой комнаты, лишь бы убедить его в правдивости ее слов. Очарование момента вскружило Чейсу голову. Оно действовало на него, как дурман. Энни была падшим ангелом. Невинность ее сгорала в огне страстного желания.

– Если это действительно произошло, – проговорил он, борясь со своими чувствами, – то есть, если мы и вправду занимались любовью, расскажи мне, как это было. Покажи мне.

На мгновение страх исказил ее черты, но тут же исчез, как легкое облачко. «Страх и желание, – рассуждал Чейс, – убедительная комбинация». Он отбросил густые пряди с ее лица, ощутив их теплый шелк. Чейс не хотел целовать ее так скоро, возможно, он вовсе не собирался делать этого, но легкое подрагивание ее нижней губы изменило его первоначальное решение. Это почти неуловимое движение показалось ему самым сексуальным впечатлением в жизни. Есть вещи, которые мужчина должен познать, даже если разум призывает к обратному. Каково ощутить эту трепещущую сладость на своих губах?! На этот вопрос Чейс должен получить ответ. И немедленно.

Рот Энни раскрылся в ожидании поцелуя, но прошло несколько безумно долгих и мучительно прекрасных мгновений, прежде чем их губы соприкоснулись. Ее уста оказались даже нежнее, чем он воображал. Дикое желание пронзило его, когда Чейс, запустив руки в копну огненных волос, прижался к девушке. Господи, удержи его! Но Чейс хотел того, что уже делал. Энни расслабилась и шептала что-то. Мягкое движение ее бедер вызывало в Чейсе неистовый, первобытный порыв. Казалось, табун лошадей пронесся сквозь него. Единственное, чего он хотел сейчас, было быстрее войти в нее, растворившись в горячей плоти этого дикого ангела.

– Я хочу тебя, Энни... – Голос прервался. – Я хочу любить тебя прямо здесь и сейчас.

Желание горело и в ее глазах, мгновение назад затуманенных страхом. Взгляд ее еще и теперь говорил и да, и нет одновременно. Он молил Чейса взять ее быстро, сейчас же, пока она не изменила решения, и... страх отступил. Лихорадочное возбуждение Чейса достигло апогея. Внутренний голос настойчиво призывал его остановиться, пока не поздно. И какая-то часть его хотела внять предостережению. Он действительно пытался остановиться, но уже не мог. Чейс был захвачен в плен чарующим соблазном дрожащих губ, тихими стонами, вырывавшимися из ее груди.

– Я, наверное, сплю, – вибрировал ее голос.

Чейс резко отстранился, глубоко вздохнул. Возбуждение Энни было заметно по дрожи, сотрясающей все ее тело. Ее реакция смущала и будоражила: эти зовущие губы, стоны удовольствия. Она вела себя как женщина, которая хочет мужчину. Но в то же время была пассивна. Это свойственно женщинам, долго или вообще не имевшим любовных связей.

Чем решительнее Чейс хотел отбросить сомнения и совершить акт, в ожидании которого его тело буквально изнемогало, тем сильнее что-то удерживало его. Энни походила на сломанную ивовую веточку. И чувство ответственности брало над ним верх, охлаждая любовный пыл. Внутренний голос становится все громче, утверждая, что Чейс едва не совершил большую и непростительную ошибку.

Теперь неважно, говорила ли она правду. Насколько помнилось, он никогда прежде не видел Энни Вэлс. Хуже всего, что она предъявляла права. Ответив любовью, он бы усложнил и без того непростую ситуацию. Она могла понять это как подтверждение его супружеских обязательств.

– Энни, – произнес Чейс хриплым от переизбытка чувств голосом и высвободил руки из ее волос. – Ты не думаешь, что мы торопим события?

– Торопим события? – Ее подбородок дрожал, она пыталась улыбнуться. Энни выглядела разочарованно, немного испуганно и очень неуверенно. – Ты так думаешь? Да, мы, наверное, могли бы подождать, если ты хочешь...

– Если я хочу? – Чейс едва не расхохотался. – Только взгляни на себя, Рыжик. Ты дрожишь с головы до пят.

Она одернула кофту, пальцы нервно теребили пуговицу.

– Я, наверное, просто устала, – словно извиняясь, сказала Энни. – Я очень давно не ела и не спала.

«Что происходит?» – не переставал удивляться Чейс, разглядывая юную незнакомку. Она была измучена и напугана, но ведь хотела, чтобы он взял ее. Она без колебания прошла бы через все. Она хотела добиться признания, предлагая ему свое тело.

– Ну, я не очень хорошо себя чувствую. – Его сомнения возросли, как только он отстранился от нее. Чейс потер лоб, почувствовав легкое головокружение, которое в иной ситуации могло показаться даже приятным. – Если та гадюка не укусила тебя, то, возможно, она достала меня.

– О, я сомневаюсь, – сказала она неожиданно серьезно. – Просто вся кровь прилила от твоей головы к другой части тела – к твоему мужскому органу. Скоро кровообращение нормализуется, и мозг получит достаточно кислорода.

Чейс вымученно улыбнулся.

– Что, прости? – «Эта часть», о которой она говорила, все еще стояла у него, как кол. – И откуда это ты знаешь о... мужской «системе кровообращения»?

Энни рассмешил и вопрос, и страдальческий вид Чейса. Он выглядел ужасно сексуально, несмотря на полнейшую растерянность. Его лицо было напряжено так же, как и тело, а иссиня-черные волосы, спадающие на высокий лоб, – чертовски привлекательны. Одна только чувственная внешность могла свести с ума любую женщину.

«Надо уметь ждать», – вспомнила Энни свою мудрую поговорку, которую часто повторяла в трудные времена. Как долго она ждала момента, когда вновь увидит его.

– Я получу ответ? – Вытаскивая на ходу рубашку из джинсов, Чейс направился к огромному камину.

– О, да. От моих родителей. Я ведь рассказывала, что росла в семье врачей. Ну, они хотели, чтобы я тоже стала доктором. Они учили меня всему. – Она улыбнулась, вспоминая. – Освоение американского Запада – самая интересная тема в истории Америки. Ты так не думаешь? Золотая лихорадка в Калифорнии, все эти ковбои и индейцы... Ты знаешь историю штата Вайоминг? Именно здесь появилась первая женщина-судья.

Она пошатнулась и прикрыла глаза: лицо Чейса поплыло перед ней. Энни прислонилась спиной к шкафу, надеясь, что приступ головокружения быстро пройдет. Последние дни она чувствовала слабость. Это из-за колебания уровня сахара в крови. Несколько раз она даже теряла сознание.

– Ты в порядке? – спросил Чейс.

– Да, – ответила она, стараясь взять себя в руки. В Коста Браве ее жизнь была пугающе непредсказуема, и Энни научилась справляться с недомоганиями и хорошо владеть собой.

– Ты собиралась стать врачом?

– Да, мои родители планировали послать меня в Штаты для поступления в колледж. Эта мечта была скорее их, чем моя, но я понимала, почему должна следовать традициям семьи. Если бы отца и маму не убили, я, возможно, уже заканчивала бы медицинский факультет.

Чейс закивал, как делают, когда не находят нужных слов.

– Очень жаль, – произнес он.

– Это было пять лет назад, и я смирилась с тем, чего нельзя поправить.

Половица скрипнула под ногой Чейса.

– Что-то не так? – спросила она, удивленная его пристальным взглядом.

– Почему ты говоришь шепотом? – спросил он, направляясь к столу, на котором лежала его ковбойская шляпа.

– Привычка, я думаю. Жизнь в монастыре учит разговаривать тихо и ходить бесшумно.

– В монастыре? В Коста Браве?

Она кивнула:

– Там я провела последние пять лет.

– Что удерживало тебя там? Твоих родителей не стало. Почему ты не уехала в Штаты?

– Было много причин. – Она расскажет ему всю горькую правду, но позже. Для первого раза он был уже достаточно шокирован. – Во-первых, я была там не по собственному выбору и, во-вторых, понимала, что была там нужна. Я учила индейских детей читать и писать. К тому же в воюющей стране пригодились и мои медицинские навыки.

– Но монастырь? – недоумевал Чейс. – В свои шестнадцать ты сама была ребенком. Чему могут обучить молоденькую девушку в подобном месте?

– Во-первых, выжить. Хотя сестра Мария-Иносенсья учила также скромности, добродетельности, послушанию, вере, и покорности.

Чейс молча вертел шляпу в руках. Скупая улыбка появилась на его обычно мрачном лице. Энни знала, что он обдумывает услышанное.

– А чем ты здесь занимаешься? – поспешила она сменить тему, боясь новых вопросов о монастыре.

Чейс надел шляпу, надвинув ее почти на глаза.

– Я выполняю кое-какую работу для Ассоциации Скотоводов.

– Держишь скот?

– Ничего подобного. Охраняю местные ранчо.

Чейс не видел причины скрывать свое ремесло. Теперь он абсолютно уверен, что она не репортер. И если она та, за кого себя выдает, пусть знает, какую грязную и опасную работу он делает. Ни одна женщина не захочет, чтобы ее муж ловил конокрадов.

– Я думаю, меня здесь можно считать местным детективом. Когда на ранчо нужна охрана, нанимают меня. Но чаще я выслеживаю воров, получая за их головы вознаграждение, которое называется охотничий приз.

Энни страшно удивилась:

– В Вайоминге до сих пор есть конокрады? Много поймал?

– Не очень, – ответил Чейс, глядя на обрез, лежавший на полу. Он поднял ружье, вынул из ствола патрон. – Одного сегодня поймал. Но Джек-Неудачник не в счет. Он мелкая сошка.

– Джек-Неудачник? – засмеялась Энни. – Звучит как прозвище, подходящее такому здровяку-громиле, как ты.

– А как ты развлекалась в монастыре? Смотрела по телевизору боевики? – неожиданно вернулся он к ее судьбе.

– Нет. Но я много читала. Папа, отправляясь в Коста Браву, прихватил целый сундук разных учебников и медицинских журналов.

Кивком она указала на шляпу и ружье Чейса:

– Ты куда-то собираешься?

Он пожал плечами:

– Я четыре дня не был дома. Не осталось никаких припасов. Хочу поехать в город за продуктами. Но, черт побери, куда деть тебя?

– Возьми меня с собой!

Она взглянула с надеждой, и Чейс чуть было не согласился.

– Нет, это не дело.

Он не любил поездки в город, потому что возбуждал любопытство местных жителей. Незнакомка в его джипе обязательно привлечет внимание.

– Почему бы тебе не отдохнуть? – предложил он. – Прими душ.

– О, да, – радостно согласилась она. – Это было бы чудесно.

Чейс представил, как Энни раздевается в душе. Но после случившегося между ними он понял, что нельзя позволять вновь разыгрываться воображению. Она невероятно восприимчива, а он не был святым. Но запретные мысли об обнаженном теле опять отозвались сладкой болью в нижней части живота.

– Энни, сними одежду, – неожиданная мысль пришла ему в голову.

– Что?

– Эти штаны, кофту и туфли – сбрось их.

– Зачем?

– Не будешь же ты купаться в них?!

Она подняла руку, как бы защищаясь:

– Буду. В монастыре мы всегда мылись в сорочках. Нагота не была позволительна.

Чейс не знал, смеяться или плакать. Странная, десять минут назад она была готова переспать с ним, а теперь вот не хочет снять даже свои теннисные туфли.

– Ладно, – он считал, что демонстрирует удивительное терпение, – сними все, кроме белья.

– Что ты собираешься делать? – она пятилась от него, словно от психа или насильника.

– Ничего похожего на то, что ты представила, – заверил он. – Только хочу знать, что не сбежишь до моего возвращения.

– Я никуда не уйду, обещаю.

Но Чейс доверял ей пока, как кошка доверяет мышке. Энни Вэлс уже доказала свою полнейшую непредсказуемость. Нет, не выяснив наверняка, кто же она, он не позволит ей уйти. Чейс явственно представил газетные заголовки, если проклятые репортеры доберутся до нее. Бывший пентагоновский герой прячет несовершеннолетнюю невесту! Даже местные газетенки не пропустят такой сенсации. В прежние времена, когда Чейс и его партнеры освобождали заложников, пресса их превозносила. Газеты называли друзей «секретные коммандос» за неординарные методы освобождения соотечественников, а общественное мнение сделало из них героев. С тех пор три холостяка стали завидными женихами, и газетчики безуспешно гонялись за новостями их личной жизни.

Только Чейс оказался относительно защищенным, скрывшись от людей в далеком Вайоминге. Но его друзья были на виду. Джонни Старовк стал блестящим адвокатом по гражданским делам, а Джеф Диас по-прежнему работал на Пентагон.

Нет, Чейс пока не мог выпустить Энни из-под контроля. Она напоминала ему мину, готовую взорваться при первой возможности.

– Чейс, – тихо произнесла Энни, будто находясь на церковной службе. – Я кое о чем подумала. О твоих партнерах. Почему бы не связаться с ними? Они расскажут обо мне.

Она, должно быть, и имела в виду Джефа и Джонни.

– Откуда ты их знаешь?

В голубых глазах блеснула надежда, казалось, решение ее проблемы может быть найдено.

– Мы встретились с ними по дороге к границе после выполнения задания. Разве ты не помнишь? Они нашли ученых, а ты – меня. Джонни еще пошутил, что тебе достался лакомый кусочек.

Чейс не помнил эту встречу, но в госпитале ребята упоминали о ней. Они избегали говорить о трагически погибшей девчонке. Ни в одном официальном учреждении не нашлось сведений о ней, и несчастный случай вскоре был забыт. Воспоминания вызвали в Чейсе неприятный осадок. Они напоминали о недоразумениях, возникших между друзьями. Он не видел Джонни и Джефа больше четырех лет.

– Я уверена, они узнают меня. С ними был проводник-индеец. Никто не понимал его, поэтому я переводила...

Чейс слушал, пытаясь уловить в простодушном голосе признаки обмана. Ему оставалось признать, что Энни говорит правду. Ее пыл несколько раздражал Чейса. Но в этом было и нечто заставляющее его забыть о своих заботах, презреть опасность и броситься ей на помощь. «Она – бомба, – подумал он, – а я идиот, что вожусь с ней».

– В конце концов они опознают меня, – настаивала Энни. – Тогда ты поверишь мне?

– Может быть...

Он поднял ружье, направив на нее. Странная улыбка скользнула по лицу Чейса, когда он увидел румянец на ее щеках и вздымающуюся грудь. Волнуясь, Энни была прелестна. «Скромность, послушание, покорность», – вспомнились перечисленные ею добродетели. Скоро он узнает, усвоила ли их Энни Вэлс.

– Но не это главное сейчас, не так ли? – понизил он голос, указывая на вязаную кофту. – Раздевайтесь, мисс Энни. Не заставляйте меня делать это за вас.

Глава 3

– Ну, давай, – заговорила Энни притворно мягко, уперев руки в бока. – Пристрели меня прямо здесь. Потому что я не собираюсь раздеваться под прицелом. Ни для тебя, ни для другого мужчины.

Это неожиданно смелое заявление вселило в нее еще большую уверенность. Но она забыла принять во внимание его возможную реакцию. Выражение лица Чейса не обещало ничего хорошего. Губы скривились в недоверчивой ухмылке, а черные глаза яростно засверкали. «Антрацит», – подумала Энни, подобрав удивительно подходящее сравнение. Два адских луча прямо-таки впились в нее.

– Ты ошиблась, Рыжик. У тебя нет выбора. Если ты не разденешься сама, я сделаю это.

Сердце Энни испуганно запрыгало, но она выдержала устрашающий взгляд Чейса.

– Нажми лучше на курок, – она подняла руки, – и давай покончим с этим.

Чейс вдруг опустил ружье к ноге.

– Ты уверена, крошка, что лучше умереть?

Энни решительно кивнула. Ей показалось, что он удивленно поднял брови, хотя она едва ли могла видеть это: ковбойская шляпа скрывала почти пол-лица.

– Не хочешь ли причаститься? – Вопрос прозвучал серьезно и сухо. – Я не священник, но могу что-нибудь придумать.

– Последнего причастия не требуется, – спокойно бросила она, опуская руки.

– Энни! – Он ударил прикладом об пол, и ей показалось, что ружье выстрелило. На лице Бодина не было и тени улыбки. – Хватит болтать! Раздевайся, черт побери!

– Нет, только не под прицелом!

– А разве я целюсь в тебя, крошка?

Энни поняла, что он поймал ее. Интуиция подсказывала ей, что сдаваться не в правилах Чарльза Бодина. Ее гордость была уязвлена.

– Хорошо, – поборов себя, произнесла Энни. – Но это абсолютно лишнее. Куда и зачем я побегу, если нарочно проделала тысячи миль, чтобы найти тебя? – Она подняла край кофты и приготовилась расстегнуть джинсы.

– Ты выйди, а? – сказала она, поворачивая его к двери. – Я отдам одежду потом.

Чейс резко остановился на пороге: «Черт возьми, какой же у нее пухлый ротик!» Из всех добродетелей, которым ее учили, покорность, похоже, не оставила следа в ее душе.

– Смотри мне! – Он с напускной строгостью пронзил Энни недобрым взглядом. – Не то раздену догола!

– Я и сама собиралась! – В ее глазах горел вызов, но в голосе чувствовалась легкая дрожь.

В полной тишине он наблюдал, как строптивица возилась с металлической кнопкой на джинсах, а потом по дюйму стала расстегивать молнию. Казалось, она тянула время, чтобы помучить его. У нее прямо талант доводить людей до бешенства!..

– Ты хочешь, чтобы я помог тебе? – прорычал Чейс.

Энни зло рванула молнию, обнажив треугольник розовой кожи. Чейс глотнул слюну, почувствовав рождающееся желание. У нее не было трусиков! Через мгновение он... Но вместо того чтобы до конца снять брюки, Энни оставила их на худеньких бедрах провоцирующе незастегнутыми. А потом, словно забыв о Чейсе, принялась за пуговицы на кофте.

Чейс внимательно наблюдал за Энни. Это было, пожалуй, самое захватывающее зрелище в его жизни. Ее пальцы приоткрывали волнующие изгибы трепетного тела, и он ощутил, как сладостно сжимается все внутри.

Боже праведный! Что она делает? Стриптиз? И эта девушка вышла из монастыря...

– Энни! Что ты...

– Я почти закончила, – сказала она, старательно расстегивая последнюю пуговицу. Зовущую мягкость юного тела прикрывала еще батистовая сорочка. От волнения маленькая грудь Энни стала соблазнительно упругой. Чейс вздрогнул, как от взрывной волны. Понимала ли она, что делает с ним? Взгляд ее был таким невинным. Но Чейс, кажется, по-прежнему не очень-то верил в эту невинность.

– Ну как, быстро я управилась?

Она в самом деле действовала на удивление ловко. Мужчины вечно попадают впросак из-за своей необузданной похоти. «Если у тебя проблемы уже сейчас, ковбой, – иронично подумал Чейс, – что же будет, когда она останется в чем мать родила?» Но он не позволит этому продолжаться слишком долго.

Кофта упала на пол, густой румянец залил щеки прелестницы, огонь охватил торчащие соски. Опасливый взгляд Энни отрезвил разыгравшееся воображение Чейса.

Рыжеватые волосы и голубые озерки глаз делали ее похожей на экзотического мотылька, запутавшегося в паутине и пытающегося представить, что сделает с ним огромный злой паук мгновением позже.

Тревожный взгляд, взволнованно трепещущая грудь, сладострастная невинность ее тела возбуждала Чейса. Было видно, что и она жаждала его.

– Я сниму джинсы? – Голос ее дрожал.

Энни дотронулась до бедер, но в нерешительности остановилась, как бы сомневаясь, правильно ли поступает.

«Да скажи ты ей, чтобы поскорее стянула с попки эти проклятые джинсы. А потом дай ей то, о чем молят ее невинные голубые глазки. Наслаждение, которое ей потом вовек не забыть...» Бесстыдные мысли завели его на полную катушку.

– Ты сказал «да»? – Она начала стаскивать джинсы.

«Момент истины», – подумал Чейс. Если послать все к черту и сделать, что хочется, они оба будут на седьмом небе! Но позволит ли она зайти так далеко? Или, занимаясь любовью, приберет его к рукам? Но если он будет стоять, как дурак, и смотреть на упавшие джинсы, у него поедет крыша...

– Подогоди-ка, – Чейс остановил свою соблазнительницу. – Объявляю тайм-аут и убираюсь отсюда, пока мы еще соображаем. – Он направился к выходу. – Я жду одежду за дверью. И надень рубашку, ради бога.

Дверь закрылась. Неопытность сбивала Энни с толку. Неужели она заставила отступить Чарльза Бодина? Возможно ли это? Она надеялась, что он сдался. Но... может, у него свои взгляды на секс? Он и утром не захотел ее. Поцеловал и сразу же, словно испугавшись собственной слабости, оттолкнул. Может, он редко общался с женщинами?

А может, просто она показалась ему непривлекательной? О последнем ей, конечно, не хотелось думать. Но как объяснить странное для мужчины поведение?

Недоумение Энни возросло, когда она осмотрела себя. Полуодетая, она выглядела, как ей казалось, вызывающе сексуально. Так какие проблемы у него?

За дверью Чейс нетерпеливо ждал ее одежду. Сейчас ему хотелось одного – сбежать подальше от разочарованной незнакомки.

Немного поразмыслив, Чейс устыдился: мужчина должен держать женщину в узде. Пусть и закаленную монастырской жизнью.

– Я все еще не получил твои вещички, крошка, – он постучал в дверь.

– Надо уметь ждать, – сказала она, выбрасывая ему джинсы и кофту. – Теперь доволен? – Энни выставила на крыльцо туфли и с треском захлопнула дверь.

Доволен ли?! Взглянув на одежду, Чейс представил пьянящий облик женщины, оставшейся за дверью. Нет, совсем наоборот...


... Вспышка света в зеркале отвлекла внимание Чейса от дороги. Он сбавил скорость и, оглянувшись, заметил какое-то движение на пастбище. Резко выкрутив руль, он повернул на сто восемьдесят градусов и перескочил через придорожную канаву.

Конокрады издавна нападали на дальние ранчо. Но в последнее время их налеты напоминали по-военному спланированные операции: угоняя табуны, они не оставляли никаких следов.

Футах в трехстах Чейс заметил слабый огонек. У изгороди из колючей проволоки сидел человек. Увидев выезжающую из-за кустов машину, он вскочил на ноги, выругался и бросился бежать. Чейс нажал на тормоза и выпрыгнул из джипа. С хлыстом в руке он устремился в погоню. Беглец на ходу швырнул в преследователя металлический предмет. Чейс увернулся, но успел разглядеть, что это не нож, а садовые ножницы. Сильным ударом хлыста Чейс остановил беглеца. Конец хлыста обвился вокруг ног того, когда он вновь рванулся было вперед. Перебросив рукоятку хлыста в левую руку, правой Чейс выхватил обрез. Военная выучка не подвела его.

– Кто ты? – крикнул он лежащему на земле человеку. – И что делаешь на ранчо Макэфри?

– Я работаю. Чиню изгородь. – Он дрожал, будто увидел дьявола. Чейс держал ружье наготове.

– Ремонтируешь изгородь? Так какого черта ты побежал, осел?

– А кто бы не побежал при виде такого психа, как ты? – Мужчина встал, потер ушибленную руку. – Если не веришь, спроси управляющего ранчо. Он нанял меня вчера. Что-то во всем этом не нравилось Чейсу. Он чуял вранье за милю. Подтолкнув мужчину, он сказал:

– Ну, что ж, давай поговорим с управляющим.

– Иди сюда, Джем, – позвала Энни, пытаясь отвлечь пса от места у двери, которое он занял, как только Чейс ушел. Джем глядел на Энни с настороженным неодобрением, будто винил девушку за уход хозяина.

Энни осмотрела весь дом и удивилась его простоте. Большой камин в гостиной занимал почти полстены. Только самая необходимая деревянная мебель. Кроме пары ружей над камином, стены ничего не украшало. Занавесок на окнах не было. Словом, не было здесь ничего такого, что бы оживляло помещение.

Когда Энни пошла на кухню, собака оставила свой пост и побежала за гостьей, обнюхивая ее. Энни не оттолкнула пса, присела на корточки и нежно погладила мягкую шерсть. «Кухня уютнее, чем другие комнаты», – подумала она. Над обеденным столом, покрытым красной клетчатой скатертью, висела керосиновая лампа. На плите стоял синий в белый горошек чайник.

Пес доверительно ткнул холодным носом в ногу Энни.

– Ты мне друг? – спросила Энни, почесывая собаку за ухом.

Овчарка тихонько заскулила, и Энни захотелось прижаться к теплой длинной шерсти. Странно-радостное чувство охватило Энни. Накопившееся за многие дни напряжение словно выплеснулось из нее, когда Джем лизнул в лицо. Девушка рассмеялась и отстранила собаку, но Джем снова прильнул к ее ногам. Впервые с начала отчаянного путешествия Энни почувствовала внутри теплоту. Господи, как хорошо, когда тебя любят! Это было похоже на возвращение домой. Впрочем, у нее никогда не было настоящего, нормального дома... Глаза Энни затуманились, она села на пол рядом с собакой. Если бы эта хижина не была такой холодной и неприветливой... Все эти годы Энни представляла себе живописный деревянный домик с крошечной кухонькой, украшенной желтыми с оборочками занавесками. Солнечный зайчик играет на накрытом к завтраку столе. Она у плиты готовит яичницу с беконом...

Энни закрыла глаза, вспоминая свой любимый сон. Хозяин дома, ее дорогой ковбой, вспотевший и голодный, входит в дверь с охапкой дров для камина. Умывшись, он хочет поцеловать ее, и не только поцеловать... Но она напоминает ему, улыбаясь, что остывает замечательная яичница...

– Но я, наверное, обманулась, Джем? – Она прильнула к своему новому другу, сердце защемило от боли. – Этот дом совсем не такой, как я ожидала. И хозяин тоже.

Пес заскулил и сочувственно лизнул ее в лицо.

– Спасибо, – грустно улыбнулась она овчарке. – Приятно, что хочешь мне помочь. Но все сложнее. Твой хозяин, кажется, не помнит меня. Или не хочет вспомнить.

Энни теснее прижалась к собаке, стараясь отогнать паническое настроение. Что она будет делать, если Чейс откажется помочь? Отдаться на милость иммиграционной службе? Она слышала ужасные истории о нелегальных приезжих, которых содержат, как скот, в специальных лагерях месяцами, а потом депортируют. И даже если это не так, она вряд ли сможет остаться в стране, если не докажет гражданство.

Энни похолодела. Назад в Коста Браву? После кошмара последних пяти лет? Она отпустила собаку и вскочила на ноги. Волнующая тошнота подступила к горлу.

– Я не допущу этого, Джем. Никто не сможет отправить меня туда.

Трясясь от озноба, она забралась в постель. Когда она ела последний раз? Несколько часов назад? А может быть, дней? Кажется, она потеряла счет времени. Все поплыло перед глазами, напряжение спало. Энни погружалась в сладкое забвение. Падая в полном изнеможении, она, бывало, засыпала в парках и на автобусных стоянках. Но сейчас она не могла позволить себе расслабиться, нужно проснуться и собраться с мыслями.

– Что мне делать? – спрашивала Энни собаку, сидевшую у кровати. Та смотрела участливо, ее огромные глаза были печальны.

Сердце Энни сжималось от безысходности.

Так вот, словно замерев, они просидели очень долго.

Конец? Решение пришло к Энни. Она зябко поежилась и завернулась в потертое одеяло. Слово «смерть» осветило сознание, словно послано оно было божественным провидением.

– Смерть, – произнесла Энни вслух, как бы пробуя это слово на вкус, ощущая его глубину.

Но вдруг она поняла, что может и спастись. Она знала как!

– Благодарю тебя, господи! – Энни подняла глаза кверху.

Джем завилял хвостом, беспокойно зарычал. Возбуждение росло в Энни, оживляя душу.

– Ты ведь тоже знаешь, Джем? Понимаешь, я должна соблазнить твоего хозяина.

Другого выхода нет.

Сердце ее отчаянно забилось. Она старалась взвесить все «за» и «против». Соблазнить Чарльза Бодина?! Возможно ли это? Родилась ли та, что могла бы сломить железную волю этого мужчины, заставить его уступить? Возможно, это лишь пустые надежды, но Энни верилось, что, отдаваясь любви, Чейс вспомнит их давние отношения. И пусть не думает, что забытая любовь ничего не значит.

Джем жалобно заскулил, и Энни только сейчас заметила, что, уйдя в свои мысли, перестала гладить собаку.

– Это будет нелегко, – говорила она, раздумывая. – Как соблазнить мужчину, который отказывается даже быть с тобой в одной комнате?

Энни никогда не спала с мужчинами. Ни разу! В то время, когда девушки ее возраста вовсю флиртовали, она учила испанскому языку индейских ребятишек в монастырской школе.

Если, раздеваясь, можно было бы увлечь Чейса, это была бы невероятная удача. Она не знала, как удовлетворить мужчину. Хорошо бы совет получить от него самого. Но Чейс вряд ли станет давать такие советы.

«Было бы желание, а возможность найдется», – вспомнила Энни поговорку монахинь. Сестра Мария-Иносенсья просто сыпала разными поговорками и пословицами. «Лишь тот добивается цели, у кого слово не расходится с делом», – говаривала почтенная матушка. Энни оглянулась, отыскивая что-то глазами. Чейс предлагал ей принять душ, не так ли? Она всегда любила думать в монастырской купальне, и ей так захотелось поплескаться в теплой воде.

Быстро поднявшись, она натянула на себя свою короткую батистовую рубашку, которая когда-то доходила до колен. Такое белье носили все в монастыре. Долгое время заправляя рубашку в джинсы, она всякий раз мучилась. Но вот однажды взяла и... обрезала ее, приведя в ужас монахинь. Тогда, чтобы как-то успокоить их, она вышила розовыми нитками на груди: «Добродетель – сама себе награда».

Энни обнаружила душ в маленькой ванной комнате. В деревянном полу были щели для стока воды, а распылитель вовсе отсутствовал. Не совсем то, на что она рассчитывала, но все же. Неудобства не могли заставить ее отказаться от удовольствия искупаться.

Она повернула кран – и с воплем отскочила в сторону: ледяная вода обожгла кожу. Потребовалось несколько минут, чтобы согреться, потом она вновь ступила под колючую струю.

«Сказка, райское блаженство», – думала Энни, намыливаясь серым кусочком. Резкий запах дешевого мыла щекотал ей ноздри. «Чистота и благочестие, – мурлыкала она, – всегда идут рядом».

Энни поворачивалась под искрящимися брызгами, тело ее приятно горело. Она могла бы, наверное, вечно оставаться в этом пенистом мыльном коконе. Она наклонила голову и, вздохнув, посмотрела на свои ноги. Действительно ли добродетель сама себе награда? И есть ли у женщины, которая вышила эту банальность на сорочке, шанс сломить равнодушного Чейса Бодина?


Черный джип Чейса подпрыгивал на каменистой дороге. Мотор натужно взревел, когда Чейс резко свернул, чтобы объехать огромный валун.

Сумки с продуктами перекатывались на заднем сиденье. Взглянув в зеркало, Чейс вспомнил, что забыл укрепить их. «Яйца превратятся в яичницу раньше, чем я доберусь до плиты». Но он не притормозил. Великолепный закат уже окрасил горные вершины в оранжево-красные тона, так что у него оставалось где-то с полчаса, чтобы доехать засветло.

Скользкий тип, которого поймал Чейс в угодьях Макэфри, оказался прав. Управляющий подтвердил, что недавно принял его для ремонта изгороди. И все же что-то в этой встрече смущало Чейса. Но он извинился-таки перед своим пленником, прежде чем отправился в Пэйнтид Пони. В городе он пытался связаться по телефону с бывшими партнерами, но не застал ни одного. Джонни Старовк вел важное дело в Федеральном суде, а Джеф Диас выполнял секретное задание где-то на Ближнем Востоке.

Чейс послал обоим срочные телеграммы. Он использовал старый шифр, чтобы предупредить, что его судьба зависит от их быстрых ответов. Они не одобрят его решения, когда поймут, в чем дело, но, черт побери, на карту поставлена его судьба. Какая-то женщина предъявляла на него «законные права». На его кров, постель и... сердце.

Его не устраивало нынешнее положение вещей. И тем не менее он торопился вернуться к Энни Вэлс. «Я стремлюсь к ней, потому что стремлюсь поскорее попасть к себе домой», – успокаивал себя Чейс. Но Энни уже была связующей ниточкой между ним и его душевным покоем.

Машина в его руках едва не вылетела на обочину, когда он вспомнил ее утренний стриптиз. Чейс ударил по тормозам, и джип с визгом остановился. Из зеркала на него смотрели горящие глаза. «Кого ты обманываешь, чертов болван? Именно она, Энни, торопит тебя домой».

Алый диск заходящего солнца уже коснулся темно-лиловых гор, когда Чейс остановился у своей хижины. Слабеющие лучи светила еще играли на стеклах. Необыкновенная красота как бы застигла Чейса врасплох. Почему он никогда раньше не замечал таких закатов?!

Чейс достал сумки из машины и пошел к дому. Он с трудом прятал улыбку. Открывая ногой дверь, подумал, что, пожалуй, готов к любым неожиданностям. Возможно, она спит, свернувшись клубочком, как котенок. Или сбежала, прихватив его пожитки. Даже представил, как она целится ему в сердце. Но что увидит ее на пороге ванной, обнаженную, в мерцании хрустальных брызг – это было неожиданнее самого пылкого его воображения.

– Какого дьявола? – Прошло несколько секунд, прежде чем он осознал, что она не одета.

Коротенькая рубашка, намокнув, стала почти невидима. Прилипнув к телу, она откровенно подчеркивала красноречивые линии маленького стройного стана.

Чейсу показалось, что его прорезала автоматная очередь. Энни вновь пробудила в нем плотские и в то же время вполне невинные чувства, как бы вернув в отрочество и заставив тосковать по первой любви. «Поставь сумки, ковбой, пока не уронил». Он разложил продукты на столе и повернул голову в ее сторону. Она стояла и смотрела на него, как прекрасная нимфа, только что вышедшая из волшебного лесного озера.

– Энни, какого черта...

– Я принимаю душ, – подтвердила «нимфа» очевидное.

Чуть заметным движением она приподняла на бедрах прозрачную ткань, открывая треугольник вьющихся волос. «Клубника со сливками», – подумал Чейс, пораженный контрастом рыжих и белых тонов соблазнительной плоти. Он чувствовал и трепет ее груди, и ответный жар, поднимающийся в ней самой. Но что-то удерживало его от безумного порыва заняться любовью прямо на мокром деревянном полу. Вряд ли монастырская жизнь дала ей опыт общения с мужчинами. Даже в ванной приучила не раздеваться...

Господи! Неужели он мог любить ее тогда, в Коста Браве? В бреду он, конечно, мог не сознавать, что делает. Но и сейчас она оставалась ребенком: медные кудряшки, миниатюрная фигурка, доверчивый печальный взгляд.

– Вытрись, Энни, – сказал он резко. – И надень что-нибудь.

– У меня нет одежды. Ты все забрал.

Вот и попался. Чейс взглянул на свою синюю в клеточку рубашку, снял ее и бросил Энни.

– Можешь взять это. Я пока уберу продукты.

Рубашка упала у ног девушки. Энни опустила взгляд.

– У меня есть совсем другая идея, – сказала она мягким дрожащим голосом, словно боясь своих слов. – Я думаю, мы могли бы заняться любовью.

Глава 4

Чейс застыл на месте. Он понял, что не ослышался, но не хотел этому верить. Испуг в ее глазах мог означать и возбуждение. Его кровь бурлила, мышцы напряглись, а ноги буквально подкашивались.

– Надень рубашку, крошка, – проговорил он, злясь на нее. И на себя.

Она склонила голову и стала похожа скорее на дерзкого ребенка, чем на женщину, жаждущую любви. Чейс схватил с кровати одеяло и обернул им ее плечи.

– Во мне что-то не так? – Голос ее срывался, слезы выступили на глазах. – Я слишком уродливая? Слишком тощая?

Чейс приказывал себе отпустить ее, но не мог. Его руки рванули одеяло.

– Нет, ты не уродлива, Энни. Немного тощая, но это не беда.

Он уловил чистый влажный запах ее волос, почувствовал свежесть матовой кожи и твердость сосков.

Снова и снова Чейс приказывал себе остановиться, отступить, хотя прекрасно понимал, что зашел уже слишком далеко.

– Ты действительно хочешь, чтобы я любил тебя, Энни Вэлс? – Его голос охрип от желания. – Ты вполне доверяешь своим чувствам?

– Да. Я хочу этого...

Энни манила, дразнила его. Она выскользнула из одеяла и подняла голову, как бы прося поцелуй. Что-то непонятное мелькало в ее глазах, улыбке. Но для возбужденного мужчины это означало только одно – ошеломляющую страсть. Она хотела поцеловать его, но вместо этого лишь прижалась к нему. Когда тела их соприкоснулись, Энни что-то невнятно пробормотала. Его губы нашли ее по-детски милые уста. Глубокий, захватывающий поцелуй прервался стоном. Глаза Энни медленно закрылись, а тело обмякло в бессилии.

– Энни?! – Чейс поймал ее руку.

Он держал ее, разглядывая бледное лицо. Что происходит? Он, конечно, пользовался успехом у женщин, но до сих пор ни одна из них не теряла сознания в его объятиях.

– Энни, – звал он ее строгим голосом, – что с тобой?

– Ничего. Думаю, обычная слабость... Я хочу есть.

Он не сомневался в правдивости ее слов. Но причина обморока, возможно, и в чем-то другом. Был только один способ выяснить это.

– Ты можешь стоять?

Она открыла полусонные глаза и еле заметно кивнула.

– Ты уверена? Смотри, однажды я сделаю по-твоему.

Она снова наклонила голову. Чейс отпустил Энни, и она тяжело осела на пол. Итак, она не притворялась. Понимающе присвистнув, Чейс присел рядом с ней на корточки, раздумывая, что делать дальше. Энни казалась хрупкой беспомощной куклой, безжалостно выброшенной повзрослевшими детьми.

Лежащая у ног Чейса, она вызывала в нем щемящую боль.

– О, мисс Энни, – прошептал он, – почему-то мне кажется, что вы губите нас обоих.

Он поднял ее на руки, и она очнулась.

– Чейс? – Казалось, она вся сжалась от страха.

– Не волнуйся...

Он уложил ее на узкую кровать, заботливо укрыв одеялом.

– Тебе надо поесть, крошка. Когда ты ела последний раз?

У бедняжки не было сил ответить. Она едва могла открыть глаза и уже не пыталась утверждать, что хочет заняться любовью. Она знала: час расплаты настал. Тело могло выдержать любое наказание, и она была немилосердна к себе. Вдруг она почувствовала, что Чейс растирает ей ноги теплым сухим полотенцем. Его прикосновения были удивительно нежны. «Охотник за конокрадами», – улыбнулась она в душе. Хотелось, чтоб он никогда не перестал заботиться о ней. Дверь скрипнула, и Чейс вышел из комнаты.

– Вот чистая рубашка, – сказал он, вернувшись через минуту. – Оденешься, когда придешь в себя.

Она открыла глаза и кивнула. Вместо беспокойства в его глазах вспыхнула нежность. Горький комок подступил к горлу Энни.

– Чейс, прости. Я думала... Я не знала, что принесу тебе столько забот.

– Никаких проблем! Думаю, что накормить тебя не составит труда.

Он провел пальцем по ее щеке – всего лишь дружеский жест, но он по-особому отозвался в очерствевшей душе Энни. Накопившаяся за годы одиночества тоска больно сдавила сердце. Энни быстро смахнула выступившие слезы.

– Спасибо.

Какое-то время спустя головокружительный аромат жареного мяса, лука и картошки защекотал ее ноздри. Энни открыла глаза и увидела в проеме двери стоящего у плиты Чейса. Он колдовал над чугунными сковородками.

Рот Энни наполнился слюной, а желудок болезненно сжался, вспомнив, что давно пуст. Собравшись с силами, Энни села на край кровати и сидела так несколько минут. Потребовалось много усилий, чтобы стянуть влажную майку и надеть рубашку, оставленную Чейсом. Она больше не хотела смущать его. «Все в порядке», – сказала Энни себе, старательно застегивая пуговицы. Потребуется немалый запас сил, чтобы соблазнить этого равнодушного мужчину. Нужно восстановиться, чтобы выполнить задуманное. Ей, естественно, не хотелось терять сознание всякий раз при его приближении. Так дело не пойдет.

Чейс поставил две дымящиеся тарелки и буханку свежего хлеба на стол. Заметив, что Энни не спит, он позвал ее. Он надел рубашку, но не застегнул. Джинсы, низко сидящие на бедрах, и курчавая «растительность» на груди делали его неотразимо привлекательным и ужасно сексуальным. Он походил сейчас скорее на красавчика мафиози на отдыхе, чем на ковбоя-домохозяина, подающего на стол.

Нетвердым шагом Энни побрела на кухню. Рубашка Чейса доходила ей до колен и смотрелась почти как платье.

– Что это? – спросила она, усаживаясь напротив Чейса.

– Если ты спрашиваешь о еде, то это говяжьи отбивные. Извини уж, на большее у меня не хватило фантазии.

– Все выглядит ужасно аппетитно.

Это были ее последние слова. Энни набросилась на еду Она заглатывала куски мяса почти не разжевывая. Когда она с удовольствием облизала ложку и отодвинула тарелку, Чейс еще не притрагивался к отбивным Он смотрел на Энни, как на чудо.

– Ты собираешься есть? – она указала на его тарелку. – Остынет ведь. – Ей казалось грехом дать пропасть еде, источавшей такой неотразимый аромат. Без слов Чейс пододвинул к ней свою тарелку. Энни чувствовала на себе его взгляд, но у нее не хватило сил справиться с желанием съесть и это. Она думала, что сестры-монахини осудили бы ее за такие манеры. Но... сестры-монахини были теперь так далеко... Энни не могла оторваться от еды. Словно какой-то ненасытный зверь вселился в нее. «Сытость – чудесная вещь», – весело подумала она. Обязательно надо поблагодарить Чейса и похвалить его кулинарные способности.

– Великолепно, – сказала она по-испански. Она съела все до последней крошки, смачно вымокав хлебом оставшийся на тарелках соус. – В самом деле, все было просто восхитительно, – Я ничего подобного не ела. Это местный деликатес?

Чейс кивнул, широко улыбаясь.

– Ты права. А еще – жареный картофель а-ля прерия и устрицы со Скалистых гор. Напомни, угощу как-нибудь.

– Устрицы? Здесь, в горах? – Энни скептически покачала головой, дожевывая корочку хлеба. – Чудеса да и только...

Энни подняла глаза и уловила улыбку на лице Чейса. Она догадалась о добром расположении хозяина, и надежда согрела ее сердце. «Это невероятно! Он передумал и поможет мне доказать мое гражданство?!» Годы жизни в раздираемой войной стране приучили ее к страху и лишениям. Энни воспринимала любую боль как часть себя. Предчувствие конца кошмарам радостно вскружило ей голову.

– Ты сыта? – Чейс кивнул на пустые тарелки. Только хлебные крошки напоминали, что на столе была еда. – Кажется, стоило бы поджарить полтеленка.

– О, нет, – Энни откинулась на спинку стула. – В меня больше ни грамма не влезет. А ты есть будешь?

Чейс сначала бросил взгляд на пустые тарелки, потом похлопал себя по втянутому животу:

– Нет, я слежу за своей фигурой.

Его голос сводил Энни с ума. Она слышала в нем скрытую чувственность, от которой теряла рассудок. Энни была уверена, что пойдет и на край света, если этот низкий неторопливый голос скажет просто: «Иди сюда, Энни». У нее нет выбора. Душа и тело ее будут принадлежать ему.

– Мне нравится твоя фигура, – сказала она.

Его расстегнутая рубашка открывала крепкую грудь. Энни подумала, что должна бы покраснеть, глядя на полуобнаженного мужчину. Ведь это смутило бы, наверное, любую женщину. Но Энни не могла оторвать глаз от Чейса. Его мощный торс казался вытесанным из камня. Под жарким летним солнцем кожа приобрела золотистый оттенок. Полоска темных волос, начинаясь на груди, пересекала впалый живот и терялась где-то под джинсами.

Энни выросла среди индейцев и постоянно видела полуобнаженных мужчин, чаще очень хорошо сложенных. Великолепный Чейс Бодин – такой же. Его грудная клетка была обычной, не так ли? Ключица соединялась с плечом одинаково у всех... Она, как студентка-медичка, пыталась беспристрастно «разобрать» Чейса. Но учебники по физиологии и анатомии не подготовили Энни к встрече с мужчиной, сидящим сейчас напротив.

– Ты уверена, что наелась? – Чейс с хитроватой улыбкой прервал ее раздумья. – Когда ты прикончила столько мяса и пол буханки хлеба, я испугался, что примешься за меня.

Энни покраснела, но быстро парировала:

– Чейс Бодин, вы флиртуете со мной?

Да, у нее была своеобразная манера общения. Чейс отстранился от стола. Это движение его было настолько медленным и спокойным, насколько бурными и клокочущими были сейчас его чувства. С тех пор как он встретил эту девчонку, «флирта» было раз в десять больше, чем за последних пять лет его жизни. Но не он разжег и подбрасывал дрова в этот костер. «Дамочка» взяла инициативу в свои руки.

– Я думаю, мы уже прошли стадию флирта, – ответил он выразительно.

Разговор принимал опасный оборот. Здравый смысл подсказывал – надо остановиться. Но мог ли устоять нормальный мужчина перед женщиной, на которой, кроме его рабочей рубашки, ничего... Она сидела напротив и дразнила его. Чейс представил, как далеко могли бы они зайти, но вновь отступил. Хождение по острию бритвы, танец на краю пропасти всегда возбуждали и давали ему особое наслаждение. Скорее всего это печальный след тех дней, когда вид чужой смерти помогал ощущать, что сам ты еще жив.

– Прошли? – Она нервно отбросила с лица рыжую прядь. – На каком же этапе мы сейчас?

– Я не знаю. Может быть, на этапе боевой готовности.

– Боевой готовности? – Она долго смотрела в его глаза, а потом пожала плечами. – Что ты имеешь в виду?

– Ты хочешь знать правду?

– Конечно.

– Я имею в виду, что с того мгновения, как ты села напротив, я только и думаю, как бы задрать твою рубашку и превратить этот стол в кровать.

Алый румянец залил бледные щеки Энни.

Чейс представил, как сметает на пол всю посуду, подхватывает Энни и укладывает ее на холодную скатерть.

Он откинулся на спинку стула, раскачиваясь на его задних ножках. Вся сцена мгновенно прокрутилась в его мозгу... Ее волосы разметались в беспорядке, она открывает ему свои объятия, тонкие пальцы ласкают его тело... жаркое лоно возбуждает безумную страсть... – и оба они сходят с ума от желания слиться.

Капельки пота выступили на его висках. «Бред какой-то, – остановил он себя. – Я свихнулся». Чейс поразился полному исчезновению его легендарной силы воли. Он умел контролировать свое влечение к женщинам и месяцами обходился без секса во время ответственных заданий. Но с ней он становился похожим на жеребца.

– Прямо здесь, на столе? – Она заставила его встрепенуться.

– Я думаю о вещах, которые потрясут тебя, Энни. Тебе захочется умереть от безумного наслаждения.

– Умереть на столе?! – Она закрыла глаза, словно пытаясь представить себе это. – Да, но не могли бы мы только...

Чейс раздевал ее глазами, обводя мягкие контуры нежной груди. «Пора, видимо, переступить черту», – думал он. Нервные окончания мозга посылали сигналы, сокращавшие мускулы и обострявшие чувства. Глаза, казалось, различали, как еще больше затвердели ее маленькие соски под его грубой рубашкой, слух улавливал ее возбужденное дыхание.

«Хватит, ковбой. Останови табун, пока он не сорвался в пропасть». Но сердце его уже стучало, как бешеный молоток. Ее голубые глаза соблазнительно заманивали все дальше, совершенно лишая его равновесия.

– Не могли бы только – «что»? Вся беда в столе? – спросил он мягко. – Ты не уверена, что хочешь?..

Пальцы Чейса вцепились в край стола, когда Энни взглянула на него. Она едва выдавила:

– Я уверена, да... Я действительно хочу. Если и ты...

Ее беззащитность воспламенила давнее желание. Энни так откровенно отдавалась в его руки, что Чейс почувствовал прилив прямо-таки животной страсти. Удивление, злость, отчаяние заполнили пылающую душу. Господи, он, безумец, хочет ее!

Чейс ударил ногой по стулу, тот с грохотом упал на пол. Внезапный шум подействовал успокаивающе на взвинченные нервы. Чейс взглянул в расширившиеся глаза Энни. Она, очевидно, была в шоке от его предложения, а может, просто напугана. Но твердая решимость пройти через все читалась в ее глазах. Почему? Что за адские шутки? Какой дьявол послал сюда Энни Вэлс, чтобы лишить его покоя?

Чейс поднял стул, чувствуя отвращение к самому себе. Он злился на себя, он ненавидел ее. Святой господи! Она приносила себя в жертву за свое так называемое право рождения?!

Он выбежал на улицу за глотком свежего воздуха. Жар поднимался от его разгоряченного тела. «Правильно. Ты сказал ей о подлецах, ковбой, – с горечью подумал Чейс. – Но и ты едва не стал им. Твое вонючее благородство ничего не стоит». Некого винить в этой ситуации. Он, единственно он – подлец. Это его промах. Но прозрение не уменьшало злости и желания проклинать весь сволочной мир и себя заодно. Что это за подлая система, где люди не находят ничего лучшего, чем убивать друг друга в свинском опьянении? Что за свора безумцев уничтожает родителей совсем еще девочки, обрекая ее на скитания? И почему она должна продавать свое тело, чтоб доказать факт рождения?

Чейс вернулся к Энни, готовый разразиться бранью, но замер, увидев ее смущение и отсвет нечеловеческого страдания в глазах. Правда пронзила его. Эта девушка выжила в жесточайших условиях, ценой безмерных лишений. Она, эта тоненькая, хрупкая веточка ивы, закалилась в житейских бурях. Ее дух не сломлен. Она сильная, сильнее, чем он сможет когда-нибудь стать. Но почему Энни так смотрит? Словно он растоптал ее сокровенные мечты. Чейс впился в лицо, искаженное мучительным нетерпением. Мерцание ее глаз притягивало его, как магнит. В них светились надежда и мольба о помощи. Всевышний! Вопреки всему она еще не потеряла веру. Вдруг он понял, что не имеет права поддерживать иллюзии. Это было невероятно жестоко, но нужно любой ценой погасить этот огонь надежды в ее глазах. Иначе он до смерти не освободится от этого молящего взгляда.

– Я могу сказать тебе только одно, Энни, – его голос сорвался, потом снова окреп. – Я не тот прекрасный рыцарь, о котором ты мечтала. Я груб и не спрашиваю на это позволения. Особенно у женщин. Когда я вижу то, что хочу, я беру это.

Чейс стукнул кулаком по деревянному косяку и вышел на крыльцо. Холодное звездное небо было высоко и безмятежно.

– Так что поберегись, Энни Вэлс. – Его резкость разбила тишину горной ночи. – Не пытайся соблазнить меня. Тебе может не понравиться, что из этого выйдет.

Энни ощутила во рту горечь. Она смотрела на его спину и чувствовала себя потерянной, оскверненной. Откуда он знал, что она представляет его прекрасным рыцарем, героем? И зачем он причиняет ей такую боль? Она-то, дура, воображала его сильным и нежным. Но Чейс Бодин никогда не будет таким. Его душа так же черна, как и его глаза.

Энни с трудом поднялась со стула и вышла на крыльцо. Глядя на широкую спину Чейса, она подумала, что физическая сила делает его безрассудно храбрым и готовым отражать любые притязания. Но ведь Энни не нападала. От нее не нужно защищаться.

– Я ухожу. – Ей нечего было терять. – Ты этого хочешь.

– Нет, Энни, ты не права.

Короткая фраза оживила угасшие было огоньки надежды, но Энни решила не отвечать. Он мог передумать. Теперь он знал, как причинить ей боль.

– Я хочу разобраться с твоим делом. А до тех пор будь любезна выполнять все мои распоряжения.

– Что это значит?

Чейс жестко продолжал:

– Мы не будем вместе, Энни. В любом случае. Просто ты останешься здесь до приезда Джонни или Джефа.

– Твоих напарников? – Энни радостно вскрикнула и чуть не хлопнула его по спине. Но одернула руку. – Ты говорил с ними?

– Не дозвонился, но послал телеграммы. Они приедут.

– И если подтвердится моя история?..

– Посмотрим. А тем временем тихонько сиди в доме, занимайся своими делами. И не смей с кем-либо разговаривать. Если люди узнают, что здесь женщина, пойдут бог знает какие сплетни о моей жизни.

Энни подумала, что ей, к сожалению, не с кем говорить в этой глуши.

– Зачем кому-то интересоваться твоей жизнью? – Ее интриговала его скрытность.

Чейс резко повернулся, схватил ее за рукy и притянул к себе.

– Ты плохо слышишь, крошка? Я сказал, занимайся своими делами.

Его глаза были так дьявольски черны, что на мгновение Энни охватил настоящий ужас. Она видела его таким в бою в Коста-Браве. Он без колебаний убил тогда человека. Сейчас он, казалось, был не только способен, но и намерен применить силу.

– Ладно, – прошептала она, – как скажешь.


Чарльз Бодин держал свое слово. Он стал невыносим. Энни подумала, что, если бы вручали призы за способность устраивать сцены, Чейс стал бы чемпионом. Он ворчал, мычал, рычал, огрызался, швырял по дому вещи, с грохотом захлопывал двери и со стуком бросал посуду. Если Энни делала какое-то замечание, он орал, чтобы она закрыла рот.

Возмутительное поведение Чейса бесило Энни. Но как только она вспоминала Коста-Браву, внутренне мирилась со своими переживаниями. Беспросветное отчаяние людей, смерть были там повседневностью. Люди жили на грани человеческих возможностей. Так что в сравнении с тем нынешнее поведение Чейса даже смешно принимать всерьез.

Требование Чейса следовать только установленным им правилам не освобождало Энни от необходимости выполнять постоянно меняющиеся его капризы. Энни попыталась навести порядок в доме, но Чейс не позволил даже вытереть пыль. Запретил трогать его вещи. Тогда она предложила свои услуги по приготовлению обедов. Он согласился с явной неохотой и лишь на «мясо с картошкой». О том же, чтобы она приготовила что-либо из «экзотических индейских блюд», и слушать не захотел.

К счастью, он не трогал Энни, когда она часами играла с Джемом. Чейс, отправляясь на поиски конокрадов или объезды ранчо, оставлял собаку с Энни. В долгих прогулках на высокогорные луга с ней всегда был ее четвероногий друг. Немало времени проводила Энни в фантазиях о прежнем Чейсе Бодине и об уютном домике, полном цветов и желтых занавесочек, в который она превратила бы это угрюмое жилище. Если бы Чейс дал ей шанс...

В один из подъемов в горы она наткнулась на дикие яблони. Они походили на те, из плодов которых в монастыре делали вино. Обрадованная Энни набрала полную сумку яблок и, вернувшись в дом, немедленно приступила к «виноделию» Надеясь, что Чейс ничего не заметит, она спрятала посуду с этой ароматной массой в сарае для дров. К яблокам Энни добавила еще немного виски – для ускорения брожения. Она рассчитывала использовать свое изобретение в самое ближайшее время.

«Посмотрим, останется ли Чейс равнодушным после двух-трех стаканчиков этой бражки...» – улыбалась Энни всякий раз, поглядывая тайком на пенящийся «любовный напиток».

Если бы действительно молчание было золотом, Чейс Бодин давно стал бы миллионером. Он пребывал в уже привычном отвратительном настроении, когда в очередной раз возвращался домой после бесплодного дня поисков. Расследование грозило закончиться полным провалом. С тех пор как упек за решетку Джека-Неудачника, он посвящал все свое время розыску других опасных конокрадов. Но воры, как говорится, залегли на дно, будто зная, что он вышел на охоту.

Вот и теперь нервы Чейса были на пределе. Казалось, он сам был как один ноющий нерв. Он не смыкал глаз уже несколько ночей. Хотя, как он подозревал, волнения его были больше вызваны худенькой рыжеволосой колдуньей, чем неуловимыми конокрадами...

Наверное, если он сам не умрет в конце концов от своего мрачного расположения духа, Энни Вэлс станет той счастливицей, которой удастся загнать его в могилу. По ее милости он точно сойдет с ума. Ее тихий голос разжигает его воображение, заставляя грезить в сознании. Пожалуй, не придумать лучшего способа воздействия на него, чем мягкость, деликатность, растерянность, а то вдруг негодование, попеременно «выдаваемые» этой барышней.

Он совершил ошибку, раскрыв перед ней душу после пары бутылок пива прошлой ночью. Энни внимательно слушала его рассказ об уловках современных жуликов, использующих переговорные устройства и багажные фургоны.

– А ты не пробовал укрепить радиопередатчик на бычке или лошади? – спросила Энни. – Я читала про это в одном из папиных романов. Вора поймали с поличным. Он оказался управляющим ранчо, представляешь?

Чейс стал объяснять ей, что воры нынче «образованные». У них и радиосвязь, и прочие штучки.

– Не позволяй сбивать себя с толку, – подвела черту Энни с простодушным видом. – Никакие машины не могут сравниться с человеком. «Непобедим человеческий дух», – говаривала наша сестра Мария-Иносенсья. Так что не отступай. Без труда не выловишь и рыбку из пруда...

Рыбку? Из пруда? Оказывается, поговорки и пословицы у Энни заготовлены на все случаи жизни. Но Чейс не собирался становиться благодарным слушателем этого кладезя премудрости. «Золотые правила» Энни бесили его. Они напоминали ему школьные годы и учителя их третьего класса. Мерзкий старикан бил мальчика линейкой и поучал его на все лады.

В детстве Чейс сносил унижения и родителей, и учителей. Он никогда не забудет их побои. Поводом для наказания, в общем-то, чаще всего становилось его дерзкое поведение. Но его дерзость была как бы своего рода протестом против вечно пьяных родителей и вызовом учителям, которые не ждали ничего хорошего от мальчишки из подобной семьи.

– Ужасная наследственность, – услышал однажды Чейс, проходя мимо учительской. – Что вы хотите от Бодина?!

Но не воспоминания о кошмарном детстве бродили в мозгу Чейса, когда он, наконец-то, затормозил у дома. В нем бурлила злость. Он устал, как собака, и мечтал поскорее принять душ и хоть немного поспать. Чейс сгреб снаряжение, не забыв прихватить и верный хлыст.

Густой пряный аромат встретил его на пороге дома.

– По запаху это не мясо с картошкой, – недовольно буркнул он.

Энни стояла у плиты, помешивая бившее ключом варево...

– Это индейское блюдо, фиамбре называется. – Энни обернулась к нему, положила длинную деревянную ложку. – Нам нужно как-то разнообразить меню, вот я и придумала кое-что из подручных продуктов.

Чейс решил простить ей это отступление от установленных им правил.

– Хочешь попробовать моей яблочной настойки? – Энни указала на бутыль с янтарной жидкостью.

«Она уже немного выпила», – решил Чейс, заметив искорки в ее глазах.

Энни заколола волосы вверх, но непослушные пряди то и дело рассыпались по плечам. Она опять была одета в привычные голубые джинсы и длинную вязаную кофту.

«Мои тряпки шли ей гораздо меньше», – вынужден был признать Чейс.

Он удивленно поднял брови:

– Конечно... Налей стаканчик, а я пока помоюсь.

Индейское кушанье представляло собой острейшую смесь из риса, овощей, перца и куриного мяса. Чейс глотал, не разжевывая, и только съев все до последнего кусочка, почувствовал в животе что-то вроде взрыва атомной бомбы. Потребовалось три стакана ее яблочного пойла, чтобы заглушить адский пожар, обжигавший все внутри.

– Что случилось? – спросила Энни, когда Чейс отодвинулся от стола. – Тебе не понравилось?

– Нет, все великолепно. Я просто обожаю еду, раздирающую глотку и завязывающую кишки бантиком, – отвечал он, едва сдерживаясь и наливая очередной стакан.

– Слишком много перца? Да? – Энни нарочито сосредоточенно обгладывала куриную ножку. – Зато, кажется, тебе понравилось вино?

– Чушь! – Чейс вылил остатки в свой стакан и допил залпом. – Есть еще?

– Будь осторожен. – Она, отпив глоток, улыбнулась. – Вино, кажется, уже ударило тебе в голову.

«Так же, как и еда», – подумал Чейс, ощущая во рту какой-то парфюмерный привкус.

Энни принесла еще кувшин своего вина. Они сидели друг против друга и какое-то время мирно потягивали разогревающую жидкость. Приятная слабость растекалась по телу Чейса.

– Действительно, неплохо. – Он опустил пустой стакан. – Так как ты делаешь это?

Энни стала подробно описывать технологию приготовления, а Чейс откинулся на спинку стула, положив ногу на ногу.

Золотистые солнечные лучи наполнили комнату мягким теплом. Широкие полоски света лежали на полу, стенах, придавая нереально чудесный вид строгой комнате. «Солнце начинает садиться», – заторможенно думал Чейс, восхищаясь горящими в потоке света волосами Энни.

Воинствующий ангел. Этот образ запечатлелся в его сознании, но, казалось, больше не подходил к ней. Мягкая, задумчивая, женственная. Вряд ли предвидел Чейс, что совсем не ангельский вопрос сорвется с ее уст через минуту.

– Ты был когда-нибудь удовлетворен? – Она смотрела на него почти печально.

– Удовлетворен? Сексом?

– А что, есть другое понятие?

– О, множество! Но почему ты спрашиваешь?

– Ну... – Энни вскинула брови и приняла соблазнительную позу. – Потому что я не могу представить, как кто-то добился этого.

Чейс сам задумался. Действительно, по-настоящему он был удовлетворен лишь однажды – одной изобретательной старшеклассницей. Та флиртовала, заигрывала с ним, а потом, когда он заглотнул приманку, водила его за нос, изображая полнейшее безразличие. Их сбивчивый роман длился несколько недель, пока он, наконец, не настиг ее в спортивном зале...

– Так как она это сделала?

– Кто? – Он поднял стакан и встретил пылающий от нетерпения взгляд Энни. – А... Ну, она позволила мне думать, что я удовлетворил ее.

Глава 5

Чейс подтянул подпруги, ласково похлопал по боку свою любимицу, вставил ногу, в стремя и уже собрался вскочить в седло, как услышал, что Энни зовет его.

– Чейс! – Она сбегала по ступенькам крыльца, размахивая хлыстом. – Я подумала, он понадобится тебе, – крикнула она, торопясь к маленькой конюшне, где Чейс держал Смоук и еще двух кобыл.

Энни запыхалась, но была довольна, что застала его. Чейс взял хлыст и благодарно кивнул. Он обратил внимание на сбившуюся прическу, сонные глаза и подумал, что она только проснулась. Полчаса назад, когда он выходил из дома, она еще спала. Одеяло сползло, но Чейс рассудительно оставил его на полу. Он лишь улыбнулся, увидев, как она лежала, – свернувшись клубочком, как котенок.

Два дня назад она приготовила тот экзотический обед. Он смотрел в вопрошающие глаза Энни и видел что-то новое в них, в ней самой. Под расстегнутой кофтой виднелась полурасстегнутая его рубашка, а еще глубже – ее тонкая сорочка, которую она не снимала ни днем, ни ночью, ни в мыслях.

– Добродетель – сама себе награда? – спросил он, прочитав вышивку.

Она глянула вниз.

– Ах, да. Это значит...

– Я знаю, что это значит.

Она выдержала его взгляд, хотя обычно Чейс не позволял этого никому. Женщины, да и мужчины тоже, тушевались перед ним, ощущая неловкость.

Она заговорила, как всегда, не о том, что он ожидал.

– Можно я поеду с тобой, Чейс? Только сегодня. – Она показала на чалую кобылу в стойле позади себя. – Огонек – хорошая лошадь. Я не буду мешать.

Она просилась с ним почти каждый день, но Чейс всякий раз категорически отказывал под любым предлогом. А сегодня даже Джем вертелся между ними и жалобно поскуливал как бы показывая, что он на стороне Энни.

– Прости, Рыжик. Я охраняю ранчо Макэфри. Если что-нибудь произойдет, не буду знать, куда деть тебя.

Чейс вскочил в седло, позвал собаку и поскакал. Однако, отъехав на сотню футов, он заметил, что Джем не бежит за ним. Чейс осадил лошадь, оглянулся и с удивлением увидел, что его верный пес все еще сидит рядом с Энни.

– За мной, мальчик! – крикнул Чейс, но Джем не двинулся с места. Ковбой свирепо посмотрел на дружную парочку.

– Что ты делаешь с собакой?

Энни пожала плечами, как бы говоря – «ничего».

Взбешенный Чейс развернул лошадь и галопом поскакал в сторону заговорщиков.

– Я думаю, Джем хочет сказать, что мы – команда. – Энни потрепала пса по ушам. – Если тебе нужен один из нас, бери обоих...

– Это же шантаж, – Чейс не скрывал недовольства. Его рука автоматически потянулась было за хлыстом, но тут же опустилась. Черт побери, он же ведь не злодей какой-нибудь. Чейс долго придумывал, как быть. Но явно видел, что сам Бог был заодно с Джемом и Энни.

– Ладно, – резко бросил он. – Иди соберись. Но если что-нибудь случится, твоей заднице не сдобровать, крошка.

На ранчо они выехали вместе – ну просто одна счастливая семья. «Мы сейчас похожи на персонажей какого-то дурацкого фильма», – хмыкнул в душе Чейс. Он все еще раздумывал, правильно ли поступил, позволив Энни увязаться за ним. Наконец он решил, что было бы хуже оставить ее наедине со странными мыслями, осаждавшими ее в последнее время.

Энни же была, пожалуй, всерьез озабочена проблемой взаимоотношения полов. Вопросы о сексе, которые она задавала ему без всякого заигрывания, казались частью учебной программы медицинского колледжа.

Сейчас Энни старательно осваивала роль наездницы. Она никогда раньше не ездила верхом, и Чейс дал ей несколько наставлений. Он посоветовал представить, что она – вилка. Ноги-зубцы плотно охватывают бока лошади, а туловище немного откинуто назад. Энни изо всех сил старалась имитировать этот столовый прибор, но это было так трудно – ощущать под собой огромный движущийся «кусок мяса».

В конце концов, она приспособилась и даже неплохо устроилась в отделанном серебром седле. Всадница наслаждалась ездой.

Холмистая возвышенность Вайоминга разительно отличалась от тропических лесов с их вызывающе буйной растительностью. Здесь стройные трепещущие осины, ивы, березы. Грациозно сбившиеся в небольшие рощицы, они перемежались с, казалось, бескрайними пастбищами, покрытыми изумрудно-зеленой травой. Спокойный пейзаж ласкал глаза, и душу. «Я полюблю эту землю», – подумала Энни.

Даже пес был воодушевлен этим ярким солнечным днем. Он резвился, как маленький глупый щенок, с лаем гонялся за бабочками и путался под ногами лошадей. Энни пыталась разговорить Чейса, чтобы вернуть ему душевное равновесие. Но он деланно хранил строгое молчание, пока Джем не запутался в чертополохе. Испуганно взвизгнув, псина отскочила в сторону. Энни услышала низкий, хриплый смех Чейса и, взглянув на него, сама улыбнулась.

Глаза их встретились, и Энни показалось, что электрический разряд пробежал между ними. Откровенная чувственность его губ в улыбке захватывала дух. Энни остановила лошадь и смотрела, как он поскакал вперед. Черная фетровая шляпа, куртка из оленьей кожи, мощная фигура – настоящий герой из ковбойского боевика. Странная нежность разлилась у нее внутри. Чейс оглянулся через плечо:

– Ты скоро, крошка?

Энни ощутила почти явную боль, словно Чейс вдребезги разбил ее сердце. Ей не понравилось, когда он впервые назвал ее крошкой. Казалось, теперь-то все по-другому. И все же...

Когда они доехали до дальнего пастбища, Чейс снова ушел в себя.

– Гости могут появиться неожиданно, – сказал он, тревожно вглядываясь в зеленую даль. – Мы не должны спугнуть их до времени.

Рука Чейса опустилась на рукоятку хлыста. Они ехали шагом вдоль владений Макэфри, и Чейс был готов к любым неожиданностям Любопытство, наконец, заставило Энни задать вопрос, который не давал ей покоя с первой их встречи.

– Почему ты пользуешься хлыстом, Чейс? Это такая непривычная вещь.

– Он помогает мне в работе, – пояснил он, загадочно улыбаясь. – Например, я могу с помощью хлыста обезоружить любого, не убивая его. Или... раздеть женщину, не прикасаясь к ней.

Энни натянула поводья и остановила лошадь. Пальцы ее мелко дрожали, в недоумении она уставилась на Чейса:

– Я тебе не верю.

– Что разоружу мужчину? – Он повернулся в седле и посмотрел ей в глаза. – Или что раздену женщину?

– Про женщину.

В Коста Браве она уже видела его боевое искусство, так что в этом ей сомневаться не приходилось. Но...

– Хочешь покажу?

– Нет!

Но Чейс уже отстегнул хлыст от седла и свернул с дороги к неогороженному цветущему лугу. Энни поскакала за ним, беспокоясь, что они удаляются от пасущегося стада.

Чейс взмахнул хлыстом, и тот, описав дугу, со свистом рассек воздух. Оглушительный щелчок наэлектризовал Энни. Он был таким обжигающе резким, что она задохнулась. «Черная молния», – подумала девушка. Он мог сколько угодно уверять, что это абсолютно безобидно, но Энни глубоко сомневалась. Уже за одно она должна благодарить Чейса – что он не продемонстрировал свою сноровку на ней.

Прямо перед ними раскинулась лужайка из диких маргариток. Нежные бело-розовые цветки источали тонкий аромат. Энни внимательно следила, как Чейс вновь медленно поднимает хлыст.

«Господи, заставь его успокоиться сейчас же», – молила она. Но новый оглушительный щелчок заставил ее сжаться. На этот раз Энни изумилась еще больше. Хлыст взметнулся, на мгновение задержался в воздухе в положении атакующей кобры и опустился на землю. С хирургической точностью он перерезал стебелек крошечной маргаритки у самого корня. Энни пребывала в восхищенном испуге, в то время как Чейс спешился и поднял цветок. Темные глаза его были обворожительно сексуальны.

– Ты любишь цветы?

Она кивнула. В данный момент было неважно, так ли это на самом деле, главное, она поняла, сейчас не перечить ему.

Он протянул ей маргаритку:

– В твоей прическе она будет смотреться лучше, чем в моих руках.

Энни взяла цветок, воткнула его в волосы и наигранно улыбнулась.

– Хочешь спуститься? Размять ноги?

Она была взволнованна и не знала, чего хочет, но надеялась хоть немного успокоиться на твердой земле.

– Ты здорово управляешься с этой штуковиной. – После заминки заговорила Энни, позволяя снять себя с лошади. – Я имею в виду хлыст.

Она с волнением почувствовала его руки на своей талии. Чейс прижал ее на мгновение. Но ей захотелось вечно оставаться в его объятиях. Целую неделю она ждала именно такого момента. «Не шевелись, Энни», – говорила она себе.

– Сегодня жарко, правда? – Она медленно выскользнула из его рук. – Я вся мокрая после этой скачки. – Энни сняла свою вязаную кофту и стянула ее рукавами на талии. – А тебе не жарко?

Он молча смотрел на нее. Под низко надвинутой шляпой его черные с поволокой глаза казались удивительно загадочными. «Это и есть взгляд «готового» мужчины?» – догадывалась Энни, чувствуя, что ей становится все жарче. Почему она вдруг стала вести себя, как влюбленная школьница? Ну почему всегда так случается?

– На таком солнцепеке у тебя будет солнечный удар, крошка, – сказал Чейс, снимая шляпу и отбрасывая назад волнистые пряди.

Он нахлобучил свою шляпу на копну рыжих волос, но она сползла на нос Энни. Чувствуя себя довольно глупо, девушка принялась старательно поправлять непослушный головной убор.

– Тебя, кажется, раздражает мой хлыст? Может, тебе тоже научиться пользоваться им?

– Нет, спасибо.

Она не желала даже прикоснуться к хлысту. В этом Энни была абсолютно уверена. Без сомнения, удальские игры Чейса не нравились ей. Ее страх был почти инстинктивным. Кожаный хлыст напоминал ей тропических змей. Энни всегда боялась ядовитых гадов в траве или на дереве.

– Пожалуй, ты прав. Надо размяться. – Ее голос стал неестественно мягким, именно так говорили в монастыре. – Вот, можешь получить обратно. – Энни вручила шляпу недоумевающему Чейсу и пошла на луг.

– Я могу показать тебе, как хлыст...

– Нет!

Чейс замолчал на мгновение. Но потом он назидательно произнес:

– От жизни не убежишь, Энни. Она всегда так или иначе достанет тебя.

– Я не убегаю. Я – гуляю...

Щемящее чувство наполнило сердце Энни, но она притворилась, что всецело захвачена чудесным видом переливающегося всеми цветами радуги лугового ковра.

– Правда, они прелестны? – Она склонилась над водосбором, возвышающимся над остальными цветами.

– Энни...

Она застыла, услышав, что он позвал ее.

– Что-то не так?

– Нет, ничего...

Голос его манил, Энни едва сопротивлялась.

– Оставь меня в покое, – попросила она мягко. – Я хочу собрать цветов.

– Энни, я не буду просить дважды.

Ее руки дрожали, когда она, упорно игнорируя Чейса, продолжала рвать маргаритки. Вдруг легкое прикосновение сзади насторожило ее. Она обернулась и увидела свою кофту в руке у Чейса. В другой руке он держал хлыст.

– Зачем ты сделал это?

– Чтобы привлечь твое внимание. – Он бросил кофту на седло. – Чего ты боишься, Энни? Хлыста? Не стоит.

Он выглядел сейчас как сорвиголова – с развевающимися по ветру черными кудрями и красным платком на шее. Энни обвела взглядом статную мужскую фигуру.

– Нет, стоит. – Она вызывающе уперла руки в бока. – Он опасен. Хлысты причиняют боль.

– Но не этот. – Глаза Чейса скользнули по ней, задержавшись на груди. – Я могу расстегнуть им все пуговицы на твоей рубашке, а ты даже ничего не почувствуешь.

Энни отступила назад, горло болезненно сжалось.

– Не сходи с ума. Ты не...

– Запросто! – Он уже разматывал хлыст. – Тебе не будет больно. Только стой спокойно.

– Нет, Чейс! Нет! – закричала она.

– Энни! Стой ровно!

– О Господи! – Она в ужасе закрыла глаза, когда черная лента просвистела над головой. Энни вздрогнула, как от удара молнии. В ушах у нее шумело, словно рядом был водопад.

Как только она открыла глаза, Чейс снова прицелился и замахнулся. Энни бросило в жар, когда конец хлыста обмотался вокруг ее талии. Крик застыл в горле девушки.

– Спокойнее, Энни. Все в порядке.

Его голос доносился откуда-то издалека, теряясь в общем шуме. Чейс потянул хлыст, и Энни повиновалась его силе. Перед глазами все плыло, ветер ревел в ушах, и только глаза Чейса сверкали, как огонь. Она схватилась за кожаную полоску, как утопающий за соломинку.

– Отпусти хлыст, Энни. Ты затянешь себя.

Она была в шоке. Хлыст упал на землю, и если бы Чейс не подхватил Энни, она не удержалась бы на ногах.

– Вот, я поймал тебя, – сказал он, поднимая ее на руки. – Держись за меня.

Энни робко прильнула к нему, почти не сознавая, что рядом – напряженное, мускулистое мужское тело. «Какое блаженство! С ним так тепло и уютно». Она знала, что должна разозлиться, даже взбеситься, что он так бессовестно напугал ее, но на это у нее совершенно не было сил. Она была физически истощена. Все, чего ей сейчас хотелось, – как можно дольше оставаться в его заботливых руках. Вдруг Энни поняла, что сама крепко обнимает Чейса. Вот она слышит биение его сердца и его прерывистое дыхание, чувствует волнующую силу мужских бедер.

– Вот видишь, – его рука ласково поглаживала ее волосы, – ты в порядке, крошка. Даже ничего не почувствовала, верно?

– Мне не нравятся хлысты, – всхлипнула Энни.

– Я понял. Мне жаль, что напугал тебя.

– Тебе жаль? – Она задохнулась от возмущения. Ей хотелось собрать и выплеснуть на него всю злость, обругать его последними словами. Сестре Марии-Иносенсьи, конечно, не понравилось бы это, но она была за тысячи миль отсюда... А Чейс здесь. Рядом. Господи! Его близость и сексуальность сводили Энни с ума. Дотрагиваться до его восхитительно сильного тела, такого чертовски огромного... О Боже!

– Я хотел показать, что здесь нечего бояться, – говорил он. – Но ты стояла недостаточно спокойно. Я думал, маленькая демонстрация поможет скорее снять твой болезненный страх.

Она кивнула:

– Благодарю. В следующий раз не торопись так с моим лечением.

Ее тон позабавил Чейса.

– Что ты говоришь, девочка? Что я набросился на тебя? Если память мне не изменяет, это ты была разочарована, когда я в свое время притормозил развитие событий.

«В свое время» – это когда случилось их первое столкновение. Энни подумала, что тогда они ближе всего подошли к тому, что называется «заниматься любовью». Возможно, такое больше не повторится. В тот день он сказал, что хочет ее. Да, он хотел заняться с ней любовью. И Энни никогда не забудет возбужденную дрожь его голоса и жар первого поцелуя.

– Ну, тогда тебе, наверное, нужно идти дальше, – голос ее сорвался, – и... взять меня.

Глаза обольстителя потемнели, он с трепетом понял, что она имеет в виду.

– Не дразните меня, мисс Энни, – он сжал ее стройные бедра. Я еще раз говорю, что вам может не понравиться то, что вы получите.

– Мне понравится. Я обещаю.

Чейс смотрел на нее, и каждое мгновение было равно вечности. Он обнял хрупкие плечи, провел пальцем по влажным губам.

– Интересно, сознаешь ли ты, что именно просишь... – хрипло пробормотал Чейс, приподнимая ее подбородок.

Энни издала странный звук, когда он прикоснулся к ее губам. Это был не стон, даже не вздох. Невнятный всхлип вырвался из ее души. Он был сладок и мучителен одновременно.

– Мне понравится, – прошептала она, прильнув к его губам, – обещаю...

Сильные руки Чейса соединили их тела. Энни вдруг поняла, что обожает его. Восхитительное чувство! Дотрагиваться до него, перебирать волнистые волосы и целовать, целовать. Обжигающий эротический наплыв охватил ее тело, удвоив страстное желание почувствовать Чейса в себе...

Глубокий поцелуй длился до бесконечности. И это было чудо. Энни с силой прильнула к Чейсу, забыв, где они и сколько времени прошло. Вдруг он резко отстранился и насторожился. Прерывисто дыша, он прошептал ей прямо в ухо:

– Слышишь, Энни... Лошади... Кто-то скачет сюда.

Лошади? Почему он хочет, чтобы она услышала стук копыт? Все, чего она желала теперь, – прижаться к нему, упасть на землю, сорвать с себя одежду и отдаться в любовном порыве. Прямо сейчас и прямо здесь.

– Энни, делай, что я скажу, и не задавай вопросов. – Он схватил ее за руку. Его резкость разбила ее эйфорическое блаженство.

– Возьми свою лошадь и укройся в роще. Слышишь? Давай! Быстро!

Энни подошла к лошади, взяла в руки поводья. Но через несколько шагов остановилась, как вкопанная: будь хоть конец света, но она должна успеть узнать кое-что.

– Чейс!

Он оглянулся, поднимая с земли шляпу.

– Ты бы мог сделать это? Мог бы раздеть меня хлыстом?

Он надел шляпу, надвинул пониже.

– Я, конечно, хорош, но не настолько.

Спустя несколько минут из своего укрытия в дубовой рощице Энни увидела троих мужчин. Их кони были в мыле от быстрой скачки. Головной всадник, тяжеловесный мужчина с усами, поведал Чейсу мрачные подробности очередной кражи. Из разговора Энни поняла, что это был управляющий ранчо Макэфри.

– Они напали на северное пастбище. Кажется, это случилось прошлой ночью.

Чейс задал пару вопросов и сказал, что догонит их позже.

– Моя лошадь захромала, – добавил он. – Минут через десять я к вам присоединюсь.

Когда всадники ускакали, Энни вышла из-за деревьев, ведя под уздцы кобылу. По озадаченному виду Чейса она поняла, что дело серьезное.

– Возвращайся домой, – сказал Чейс, подсаживая ее в седло. – Огонек знает дорогу. Возьми собаку и смотри не высовывайся из дома до моего возвращения.

Взобравшись в седло, Энни дрожащими руками взяла поводья.

– Когда ты вернешься?

– Когда поймаю этих ублюдков. Они, кажется, начинают действовать мне на нервы.

– Может, я чем-то помогу тебе? Я чувствую, что неплохо справлюсь.

– Энни, скачи! – Он говорил очень серьезно. – Если бы я больше уделял времени своей работе, чем тебе, я давно уже переловил бы всех конокрадов.

Энни дернула поводья. Тревога терзала душу.

Хотя для Чейса отлов конокрадов был делом его жизни и чести, она в этот момент ненавидела эту «работу» всей душой. А вдруг его ранят? Или он исчезнет на несколько дней, недель? Она с обидой вздохнула, вспомнив, что их прервали в такой чудесный момент... Кроме того, чем она займется до его приезда?

Случайно Энни дотронулась до маргаритки в волосах. Интересно, как это она не выпала во время страстных объятий... Задумчивая улыбка блуждала на губах Энни, когда она рассматривала цветок. Вдруг ей в голову пришла отчаянная идея. Да, теперь она точно знала, чем займется... Вот только осмелится ли?!

Глава 6

«Я сделаю это», – решила она, проведя пальцем по пыльному оконному стеклу, через которое деревья напротив виделись, как в тумане. Даже яркий утренний свет не мог рассеять серую пелену.

– Я должна сделать это, – произнесла она уже вслух, отворачиваясь от окна. Она всячески старалась не поддаваться мрачному настроению.

... Энни мерила шагами небольшую комнатку, глядя на бревенчатые стены и грязные окна, пока не поняла, что больше не вынесет этого. Чейса не было уже два дня, и все это время она отгоняла от себя навязчивую мысль. Но все, больше она не станет ждать!

Пес залаял, когда она сняла с крючка у двери ключи от машины.

– Извини, Джем. Не могу взять тебя с собой. Я и сама не должна ехать.

Перед тем как сесть в машину, она посмотрела на себя и подумала, что не может показаться на людях в таком виде. Чейс упорно не желал, чтобы кто-нибудь узнал о живущей у него женщине. Ей не хотелось даже ненароком причинить ему дополнительные неприятности.

Энни аккуратно заправила волосы под фуражку с большим козырьком, которую нашла в кладовой. Переоделась в просторный мундир, легко скрывавший грудь. Кроме того, она провела золой по подбородку. Правда, это походило скорее на грязь, чем на волосы, но Энни казалось, что издали она может сойти за молодого парня. Хотя, честно говоря, ее затея не пришлась ей по душе. Просто боялась, что раскроется перед людьми, а так, может, ее примут за неряшливого бродяжку, ищущего работу...

Энни повернула ключ зажигания. Мотор завелся, и, когда она нажала на педаль, машина дернулась. Энни дала задний ход, чуть не въехав в стену сарая, но, к ее счастью, быстро среагировала и вырулила на дорогу Она не водила автомобиль уже несколько лет – с тех пор как сломался брошенный у монастыря военный джип.

Энни быстро приспособилась к машине Чейса. Вот она уже вырвалась с крутых горных дорог на белесое плато и мчалась по пустынному, казалось, бесконечному шоссе. Путь ее долго тянулся через открытую со всех сторон равнину, и это однообразие навевало на Энни сон.

Вдруг девушка очнулась от странного треска. Непонятный звук походил на радиосигналы.

– Эй, Бык! – мужской голос прорезался сквозь помехи. – Ты слышишь меня, приятель?

Звук доносился из рации, вмонтированной в машину. Энни заметила маленький микрофон и нажала на красную кнопку.

– Вы меня вызываете?

– Вызываю, но, уверен, не тебя, дорогуша. – Мужской голос нарочито растягивал слова. – Но ты тоже подойдешь. Я – Длинноногий. А как твоя кликуха?

– Моя кликуха? Что это значит?

На другом конце раздался взрыв хохота.

– Леди, где вы провели последние сто лет? В монастыре?

Она кивнула, но вспомнила, что должна говорить.

– Да, я была в монастыре. А как вы догадались?

– Черт меня побери! – Он захихикал. – На какой колымаге ты катишь? И с какой скоростью?

Энни не была уверена, что стоит приоткрывать завесу секретности, назвав марку ее «колымаги», но, взглянув на спидометр, решила прибавить газу.

– Восемьдесят пять? – Он хрипло рассмеялся. – Я придумал для тебя кликуху – Летающая Монахиня.

Его голос потонул в треске и шуме радиопередатчика. Весь этот эпизод оставил у Энни легкое недоумение и вызвал улыбку. Летающая Монахиня? Ей даже понравилось прозвище. Жаль, что она не сможет рассказать об этом Чейсу.

Несколько минут спустя за поворотом показался Пэйнтид Пони. Маленький ковбойский городок в низкой долине был изогнут, как подкова. Река, несущая свои медленные воды среди грациозных ив и берез, окаймляла северную часть города. Серебристые заросли полыни поднимались до самых предгорий. А горы на горизонте казались черными, так что Энни не могла рассмотреть что-либо даже в свете солнечных лучей.

Очарованная открывшейся панорамой, Энни решила для себя, что красота долины – особый знак, как бы подтверждающий здравый смысл ее поездки.

Энни оставила машину в безлюдном месте. Пешее исследование улиц Пэйнтид Пони привело ее к интересным выводам. Так, по наблюдениям Энни, самыми популярными заведениями у здешних мужчин были парикмахерская и таверна «Устрицы прерий». «Устрицы прерий», – задумалась Энни. Не здесь ли подают деликатес, о котором упоминал Чейс?». Очень жаль, что у нее нет времени, чтобы зайти и попробовать эту штуковину. Ну, а компания женщин собралась у косметического салона.

Через полчаса Энни выходила из универсального магазина с двумя огромными пакетами. Она истратила почти все скопленные некогда деньги, но испытывала огромную радость от приобретенных... желтых занавесок. Еще она купила накидки на стулья и несколько плетеных циновок, расписной керамический сервис и большую вазу для цветов.

Чейс, конечно, поймет и оценит ее старания. Он жил один в своем склепе так долго, что уже не ощущал его гнетущей атмосферы. Кто-то должен внести в его быт новый штрих. Кто-то должен показать, каким радостным и желанным может стать даже самый простой дом. Энни решила еще зайти в аптеку. Чейс ведь не догадался бы о ее личных нуждах. Впрочем, она и не ожидала этого от него. Знала, что большинство мужчин вовсе не думают о подобных вещах. Ее отец, например, был так увлечен работой, что отправился на борьбу с малярией именно тогда, когда его жена рожала Энни. Конечно, Сара Вэлс сама была врачом и вполне могла контролировать свое состояние с медицинской точки зрения. Но Энни всегда удивлялась, как ее мать пережила все это, а также многие другие трудности, – эмоционально. Джунгли – страшное место. Красивое и ужасающее одновременно. Джунгли притягивают и отталкивают людей.

Но не джунгли убили ее родителей. Энни стала думать о прошлом, внимательно рассматривая яркие упаковки в аптечных витринах. Ее отца и мать убила не природа. Их убили люди. Пожар гражданской войны в конце концов перекинулся и на джунгли. Амбулатория была захвачена повстанцами, требовавшими медицинской помощи. А когда родители Энни отказались бросить своих пациентов-индейцев, их расстреляли. Вождь племени помог Энни спрятаться в монастыре.

Энни очень страдала от увиденного ею пренебрежения человеческой жизнью. Она обожала своих родителей и до сих пор скучала безмерно. Если мать и отец порой забывали о ней, то это, Энни со временем поняла, вовсе не из-за своей беспечности. Они были призваны к высшей миссии – спасать людей, бороться с их болезнями.

– О, извините, – сказала Энни, столкнувшись с высоким мужчиной, который беспардонно проталкивался к прилавку. Столкновение вывело Энни из задумчивости и напомнило, зачем она здесь. Она прошла в секцию женских принадлежностей. Но не успела выбрать необходимое, как вспомнила о предосторожности. Что подумают о ней, одетой под хулиганистого парня, когда она подойдет к кассе с... гигиеническими пакетами И прочим?!

Мужской голос вернул Энни в реальность.

– У меня проблемы с кишечником, – прохрипел он в окошко. – Мне надо немного...

– Слабительного? – предположил аптекарь.

Из любопытства Энни оглянулась и увидела того, кто только что толкнул ее. Аптекарь вынес огромную бутыль с синей жидкостью. Внешность покупателя показалась Энни знакомой. Но девушка больше заинтересовалась предложенным ему лекарством. «Если он выпьет это, лучше ему не станет».

Мужчина несколько задумался, словно услышав ее тайное предостережение. Потом остановился в трех шагах от нее, разглядывая витрину с антибиотиками. Энни поймала себя на том, что внимательно следит за ним. Ему было не более тридцати пяти: слишком молод для серьезного нарушения пищеварения...

– Свежие фрукты и овощи могут помочь. – Она улыбнулась. Беспокойное удивление отразилось в его глазах, и Энни смутилась.

– Помочь в чем?

– В «проблемах с кишечником», – сказала она мягко его словами. – Манго обычно хорошо действует. Если вы не против натурального слабительного, попробуйте еще капустный сок или отвар ревеня. – Она кивнула в сторону прилавка. – Намного полезнее, чем лекарства, которые убивают полезных бактерий, вымывают витамины, закупоривают сосуды и...

– О, хватит! – Он поднял руки, прося пощады. – Манго, отвар ревеня?

Энни подтвердила кивком головы:

– Даже древесная кора подойдет. Я думаю, лучше всего сенна.

Мужчина всматривался в Энни, высоко подняв брови, будто пытался оценить и совет, и советчика.

– Позвольте мне задать прямой вопрос, – сказал он, впившись в нее глазами. – Вы ведь девушка, не так ли?

Сердце Энни упало в пятки. Она совершенно забыла, как выглядела. «Лучше не врать».

– Можно, это будет нашим секретом?

На его лице отразился весь набор чувств – от смущения до изумления. Где-то в подсознании Энни всплыла сцена на лугу двухдневной давности. Да, несомненно, этот человек был управляющим ранчо Макэфри. Как хорошо, что он тогда не видел ее.

– Можно дать вам совет? – спросил он.

– Да, конечно, я ведь тоже советовала.

– Если вы хотите в нашей округе сойти за парня, выбросьте кепку и наденьте ковбойскую шляпу, а также сапоги. И... жуйте табак. И потом, если кто-либо заговорит с вами, в ответ только кивайте и сплевывайте на пол.

– О, благодарю вас, – Энни наклонила голову.

– Нет проблем. – Он надел шляпу, взял лекарство и направился к выходу.

Энни вернулась к витрине и выбрала шампунь, который должен был превратить ее волосы в шелковистый льющийся каскад.

Кивать и сплевывать? Пожалуй, она запомнит это...


– Это чудо, – тихо произнесла Энни, оглядев хижину.

За несколько часов она превратила ее в уютное сельское жилище из своих фантазий – дом, которого она никогда не имела. Отважившись, она действовала прямо-таки с мстительной решимостью. Даже выгрузила все из шкафов и буфета. Надо сказать, хозяюшка обнаружила целую кучу всякой любопытной ерунды, в том числе листовки о розыске преступников, сломанную мышеловку, осколки разбитой миски, высохшую ящерицу. И пыль, конечно. «Доисторическая пыль», – ухмыльнулась Энни.

Еще она нашла здесь же фотографию Чейса, Джонни Старовка и Джефа Диаса в дни их службы. Друзья веселились, по-видимому, в каком-то баре, возможно, в иностранном порту, распивали виски и широко улыбались в камеру. В летних очках, элегантных мундирах, с коротко остриженными головами они выглядели юными, бесшабашными и отчаянно смелыми. Фотография перенесла Энни в прошлое. Она вспомнила, как впервые увидела Чейса – молодого, дерзкого героя, спасшего ей жизнь. Сердце болезненно сжалось, когда она прочитала сделанную рукой Чейса надпись на обороте: «Первое задание – Тегеран, Иран – спасено 10 американских узников. Мы утерли им нос!»

Она с трудом заставила себя положить снимок на место и закончила уборку. Но и потом воспоминания все еще теснились в ее голове, вызывая странную светлую грусть.

Немного передохнув, Энни повесила шторы и приладила чехлы на кухонные стулья, разложила коврики на натертом ею полу, расставила в буфете новый сервиз. Чудесный букет полевых цветов довершил убранство. Если у дома было лицо – сейчас оно улыбалось.

Спальня Чейса осталась единственной комнатой, в которой Энни не навела еще порядок. Она и без того побаивалась последствий собственной предприимчивости. Но искушение взяло верх. И сейчас, пробуя острый испанский суп, кипевший на плите, Энни перебирала в уме аргументы в свою защиту. «Милосердие, благочестие и... одиночество», – неожиданно завершила она догматы монастырской жизни.

Не надеясь и сегодня дождаться Чейса, Энни пообедала, вымыла посуду. Впереди был долгий и скучный вечер. Она мирно потягивала свое вино, когда взгляд ее упал на дверь, ведущую в спальню Чейса. Нестерпимое любопытство повергло в бегство ее показное уважение к праву Чейса на уединение. Угрызения совести терзали ее, но уже ничто не могло остановить. «Я только взгляну, – сказала она сама себе. – Даже не переступлю порог».

Но едва Энни приблизилась к двери, громко залаял Джем. И это еще больше разожгло ее любопытство. На первый взгляд, в комнате Чейса все было как обычно. Одежда валялась в беспорядке, железная кровать была схожа с той, на которой спала Энни. На стене в углу висело старое ковбойское седло. И ничего секретного, а тем более зловещего, если не считать отсутствие окон.

Энни уже собиралась уходить, но ее внимание привлек металлический отблеск в дальнем углу этой темной комнаты. Было что-то странное в неровной, шершавой поверхности стены. С улицы было заметно, что один угол дома пристроен к гранитному утесу, но ей никогда не приходило в голову, что он встроен в скалу.

Энни скорее догадалась, чем разглядела, что здесь, в стене, есть дверь. А холодный блеск металла, привлекший ее внимание, исходил от висячего замка. Взволнованная, она вошла в комнату. Пес, до того тихо скуливший, вновь разразился громким лаем.

– Фу, Джем! Я только хочу посмотреть.

Едва она дотронулась до замка, как он сразу же упал ей прямо в руки: то ли дужка проржавела, что ли он просто не был закрыт. И это выглядело как приглашение к исследованию. Лай стал оглушительным, когда Энни налегла на тяжелую дверь и открыла ее. Впереди был туннель. Погруженный в кромешную тьму, он казался непроходимым.

Энни успокоила собаку и стала думать, что делать дальше. Здравый смысл подсказывал закончить исследование сейчас же, и Джем, казалось, очень хотел этого. Но глаза Энни стали привыкать к темноте и смогли уже различить глубокий проход в скале. Тогда Энни решила, что должна узнать, куда ведет туннель.

Минуту спустя она уже пробиралась по коридору, освещая себе путь длинными каминными спичками. Дорога вела в большую известняковую пещеру. Не было никаких следов использования туннеля в последнее время, и Энни уже решила повернуть назад, как вдруг увидела еще один коридор, уходящий влево под прямым углом. На этот раз она справилась с искушением.

– Все, Джем, возвращаемся.

Жалобный вой прорезал мрачную тишину. Энни повернулась и заметила, что спичка почти догорела. Пламя обожгло ее пальцы, когда она хотела открыть коробок. Вскрикнув от боли, Энни выронила спички. Пещера погрузилась во тьму. Паника охватила Энни. Она опустилась на колени и стала шарить по полу руками в поисках коробка. Земля отдавала ледяным холодом, влажная плесень прилипала к рукам. Энни показалось, что она прикасается к чему-то живому и скользкому.

– Джем! – крикнула она, не найдя коробок. Она надеялась, что пес выведет ее отсюда. – Джем, где ты? – Энни ощупывала темноту руками. Что-то здесь было не так.

Где собака?

Было слишком тихо. Запах плесени вызывал тошноту.

– Джем!

Энни услышала лай, но где-то очень далеко. Она поднялась и побрела на звук. Глинистая почва вдруг обвалилась под ногами, увлекая ее в небытие. Энни сделала последний шаг, уже в пустоту, и полетела вниз.

– Че-е-ейс!


Чейс выругался, схватил ружье, приложил деревянный приклад к плечу и выстрелил. Он едва почувствовал удар от отдачи. Четвертая пуля попала в цель. Он выдохнул, освобождаясь от напряжения. Он вдребезги разнес четыре пивные бутылки, и ему стало немного лучше. Но не очень. «Обидно, что это были не конокрады», – думал Чейс. Три дня он охотился за неуловимыми мерзавцами, угнавшими сто голов скота.

... Он пустил лошадь галопом, подставив разгоряченное лицо ветру. Огромному животному, возможно, тоже было нужно выплеснуть накопившуюся энергию. И эта бешеная скачка обоим доставляла наслаждение.

Чейс немного расслабился, но не забылся. Он представлял сейчас свой дом и женщину, оставшуюся в нем. Он был не в состоянии выбросить Энни из головы все три дня. Пытался вообразить, что он почувствует, если она не дождется его возвращения.

Она ворвалась в его жизнь, как комета. Он даже не думал, что это может произойти так быстро. Ее уход должен бы стать большим облегчением, но теперь, на пути домой, в нем росло неуемное желание снова увидеть ее.

Подобные мысли были опасны, он понимал это. Но чем сильнее пытался он сдерживать свои чувства, тем больше они укреплялись. Безумные мысли о ней роились в его голове с самого утра. Ее непослушные рыжие волосы, маленькая горбинка на переносице... По необъяснимой причине он сходил с ума от желания целовать ее, дотрагиваться губами до этого крошечного изъяна в ее прекрасном лице. Но самым живым и мучительным был образ насквозь промокшей Энни на пороге гостиной. Ночь за ночью она снилась ему, разрушая его разум. Он ощущал физическую боль, когда представлял, как снимает с нее белье, как дотрагивается до влажной кожи и сжимает в своих руках ее маленькие трепетные груди.

Чейс даже застонал. Он все подгонял и подгонял и без того летящую во весь опор Смоук. Только один раз он хочет пройти весь путь с Энни Вэлс. Без обмороков, без предостерегающих сигналов, без внезапных перерывов. Ничто не остановит его! Он хочет обнять и любить ее, и войти в нее так глубоко, как только сможет. Только однажды войти в ее открытое лоно, встать на дыбы, как взбесившийся жеребец, и выплеснуть в нее свое семя – до последней капли... Но не слишком ли много он хочет?

Он резко дернул поводья, остановив лошадь на всем скаку. Пыль поднялась столбом – Смоук затанцевала на месте в нетерпении освободиться. Но Чейс не отпускал поводья. «Если Бог есть на небесах, – прошептал он, – если есть сострадание в этом мире, Энни Вэлс должна исчезнуть, пока я доберусь до дома».

Солнце уже поднялось над горными вершинами, когда Чейс подъехал к поляне, где одиноко стоял его маленький дом. Он не увидел никаких признаков жизни внутри, но, возможно, она еще не встала. Или господь услышал его молитвы?

Дверь дома была открыта, и Джем бросился навстречу спешившему Чейсу. Он протянул руку, чтобы приветствовать взволнованное животное, и взглянул на дверь, ожидая увидеть Энни. Но она не появлялась. И Чейс забеспокоился. Немного усмирив обезумевшего пса, он снял седло со спины Смоук. Позже он накормит и напоит уставшую лошадь. А сейчас Чейс хотел побыстрее войти в дом и все проверить.

– Тише, Джем, – сказал он овчарке, когда ее лай стал невыносимо резким. – Я приехал, как только смог.

Он повесил седло на перила крыльца, уздечку швырнул куда-то в сторону и взбежал по ступенькам.

– Какого черта? – он остановился, как вкопанный, уставившись на цветы, коврики и занавески... Пол сиял так ярко, что хотелось зажмуриться. Дикая ярость поднялась в нем, когда он понял, что сделала Энни. Эта чистоплюйка превратила его дом в проклятую похоронную контору.

– Энни! – закричал он, глядя на собаку. – Где эта женщина, черт побери!

Джем побежал к двери спальни и заскулил, повернувшись к Чейсу.

Он не решался двинуться. Страшная догадка пригвоздила его к полу. Потом он бросился за просящим помощи животным. Первое, что увидел с порога, – открытую дверь в туннель.

– О Господи! Нет! – в ужасе закричал он.

Глава 7

– Энни! Энни! – выкрикивал Чейс, пробираясь сквозь кромешный мрак.

Яркий луч электрического фонаря освещал лишь скользкую дорожку. Голос Чейса отдавался от заплесневевших стен и сливался с протяжным воем собаки. Тяжелый воздух затруднял дыхание, обостряя гнетущее предчувствие беды. Пещера казалась пустой. Чейс осветил глинистую площадку и сразу понял, что случилось. Комья грязи на краю карьера подтвердили его предположения.

– О Боже, нет. Энни, нет...

Пес взбесился, когда Чейс приблизился к огромной яме. Фонарь дрожал в руке Чейса, когда он пытался достать лучом дна западни. Тихий стон донесся из глубины. Чейс направил свет в угол карьера и увидел распростертое тело Энни. Она лежала в неестественной позе, уткнувшись лицом в грязь. Чейс опустился на колени.

– Энни, ты жива?

Она пошевелилась, собрав силы, подняла голову.

– Чейс?

Все лицо ее было измазано глиной.

– Ты слышишь меня, Энни? Ты не поранилась?

– Нет, – произнесла она еле слышно. – Думаю, только ушиблась. – Ох, Чейс, где же ты так долго был? Я боялась, что ты не вернешься.

Чейсу казалось, что его сердце вот-вот вырвется наружу. От потрясения он даже ничего не мог ей ответить. Был момент, когда он подумал, что она погибла. Сейчас как можно скорее нужно вытащить ее из ямы. Он опустил туда веревочную лестницу и по ней на руках вынес Энни. В спальне он уложил ее на кровать и присел рядом, вытирая ей слезы своими пальцами. Нежность нахлынула на него. Он благодарил бога, что с Энни все в порядке.

– У меня талант приносить неприятности, правда? – сказала Энни минуту спустя. Ее глаза уже сияли легкой радостью.

– Но ты хорошо прыгаешь, – сказал Чейс, стараясь быть строгим.

Она улыбнулась за двоих.

– Куда ведет этот туннель-людоед? И зачем он вообще?

– Он уже был, когда я купил дом. По рассказам, здесь некогда скрывалась шайка воров. Они в случае погони удирали через пещеру. А яма – для тех, кто отваживался преследовать преступников. Отличная ловушка, да?

Он поймал себя на мысли, что хочет погладить волосы Энни и сказать ей то, что говорить женщине никогда раньше не пришло бы ему в голову. Глуповатые романтические слова киногероев неуклюже прозвучат из уст Чейса Бодина?..

– Ты злишься за то, что я сделала? – вдруг спросила Энни.

– А что ты сделала?

Она была напряжена, и Чейс понял, что речь не о подземелье.

– Ну как – привела в порядок дом. Тебе нравится?

– Нет, я... – Ему не нравились ее цветочки-занавесочки. Возможно, это и были две вещи, которые Чейс ненавидел сейчас больше всего. Разумеется, после конокрадов. Но сейчас не время говорить ей об этом.

Энни поймала его руку и сжала ее с поразительной силой.

– Так тебе нравится? – голос был мягкий, хрипловатый, доверительный. – Правда?

– Я этого не говорил.

– Ты сказал, что нет. Но ты же не злишься.

Он с неохотой кивнул и отодвинулся. Энни села в кровати и поморщилась от боли.

– А теперь ты что делаешь? – Его терпение было на пределе.

С большим трудом она встала с кровати.

– Пойдем со мной, Чейс.

– Куда?

– Хочу показать тебе кое-что.

Он поднялся во вздохом, как человек, слишком много времени проведший в седле, сбросил с себя кожаную куртку и пошел следом за Энни, раздумывая на ходу, что, черт возьми, делать с ней дальше. Когда они вошли в кухню, она открыла буфет и стояла с радостным видом хозяйки.

– Я купила нам немного посуды, Чейс. Посмотри! – Она вытащила тарелку и повертела ею перед ним. – Керамическая. Ручная роспись. Правда, красиво?

– Посуда? Для нас? – повторил Чейс, и ужасная догадка осенила его. – Где ты взяла посуду, Энни? И остальную дребедень? Ты, должно быть, ездила в город?

Она осторожно поставила тарелку на место.

– Это была очень короткая поездка, честное слово...

– Но как ты попала туда? О, дьявол! Не на моем ли джипе?

Чейс испытывал все возрастающее раздражение.

Она виновато взглянула на него, но вовсе не собиралась тушеваться перед его осуждающим голосом.

– Ну, да... Я же не могла столько пройти пешком.

– О чем ты думала?

– Никто не узнал меня. Я переоделась мужчиной.

– О, это великолепно! – Чейс попытался представить себе эту картинку. – Переодетая рыжая девица за рулем моего джипа! Это бросится в глаза любому!

Она глубоко вздохнула, теряя спокойствие.

– Я оставила машину в переулке. Никто меня не видел.

Чейс вновь посмотрел вокруг себя. Во что она превратила его дом?! Не говоря уж о его собственной жизни в последние дни. Энни оказалась пушечным ядром, разрушившим все, что он до этого считал самым важным, она сломала стены его, казалось, такой надежной крепости.

– Я предупреждал тебя не хозяйничать в моем доме, так? О чем ты, черт возьми, думала, вытворяя эти безобразия?

– Я только хотела украсить немного... Думала, когда ты увидишь, тебе понравится.

– Понравится? Разве ты не знаешь, что нельзя врываться к людям в дом и перестраивать их жизнь? Ты не имеешь на это никакого права!

Она стала закрывать шкаф – сначала осторожно, а потом громко хлопнула дверцей. Слезы брызнули из ее глаз.

– Я работала день и ночь, чтобы привести все в порядок, а ты не оценил этого.

Ее обиженный голос тронул Чейса. Но ему так не хотелось попасться в ловушку эмоций. Он снова начинал злиться, и, как ни странно, ему это нравилось. Злость, оказывается, намного приятнее, чем страх, который он испытал, решив, что Энни мертва. Или идиотская сентиментальность, нахлынувшая на него в спальне...

– Не оценил? – произнес он медленно, стараясь следовать ходу ее мыслей. – Ты украла мою машину, прокатилась через весь город, потом завалила мой дом цветами – так, что я не узнал его. Потом ты что-то вынюхивала в моей спальне, залезла в места, где тебе абсолютно нечего делать, и, наконец, едва не угробилась. Называй меня бесчувственной скотиной, но нет – я не знаю, как оценить это.

Энни старалась успокоиться. В конце концов он прав. Она сделала все против его воли. Она ведь в глубине души предвидела, что он рассердится. Чего она действительно не ожидала, так это всплеска его нежности после того, как он спас ее. Ей никогда не забыть его голос в тот момент. Если бы он не волновался, не был так неописуемо ласков, возможно, ей не было бы так больно сейчас. О Господи, как же ей плохо!

– Чего ты действительно хочешь, я знаю, – это избавиться от меня, не так ли? – проговорила она отворачиваясь. Слезы, которые она не в силах была остановить, заставляли Энни ненавидеть себя. «Он, конечно, считает меня глупой и навязчивой».

– Избавиться от тебя? Не волнуйся, крошка. Если бы я хотел вышвырнуть тебя отсюда, я прямо сейчас сделал бы это без колебаний.

– Хорошо, почему же не хочешь?

– Потому, что у тебя спрятан листок бумаги, на котором написано, что ты моя жена. Хотя это чистейшей воды шантаж.

У Энни перехватило дыхание. Ярость душила ее.

– Шантаж? – Они стояли лицом к лицу. – Ты думаешь, что я занимаюсь вымогательством? Шантажирую тебя?

– А как, по-твоему, называются подобные вещи?

Он будто плюнул ей в душу. Энни беспомощно смотрела на него. Кошмар последних пяти лет вновь навалился на нее. Она не в силах была хоть как-то защититься.

– Шантаж? – она вновь выдавила это слово. – Из-за тебя меня посадили в тюрьму...

– В какую тюрьму? О чем ты говоришь?

Признание вырвалось из нее непроизвольно. Но Энни уже не могла остановиться и рассказывала, рассказывала о пережитом после той злополучной аварии:

– Секретная полиция обнаружила меня без сознания. Свидетельство о нашем браке лежало в сумочке. Мне задавали разные вопросы, но я молчала. Тогда они заставили поверить, что ты спасся, бросив меня умирать. Они говорили, что ты разведчик, а меня обвинили в шпионаже.

– Я не знал! – Чейс был в шоке. – Мне сказали, что ты погибла. Что же произошло с тобой?

Энни отвернулась и зажмурила глаза. Открылась старая незаживающая рана памяти. Обжигающая боль пронзила сердце. Казалось, ее заживо сжигают на костре.

– Нет, я не погибла, как видишь. Но и не жила.

Она смахнула со щеки слезинку. Почувствовав теплое прикосновение собаки, Энни присела и погладила ее. Чувство страшного одиночества охватило ее всю. Энни захотелось просто прижаться к собаке, ее единственному здесь верному другу, и выплакать свое неутешное горе. Обида была так глубока, что Энни теперь вряд ли выдержала бы и маленькое давление на себя. «От меня ничего не останется, кроме осколков».

– Энни, что произошло? – настаивал Чейс.

Она долго смотрела на него и наконец ответила:

– Монахини узнали, что я в тюрьме и как-то вырвали меня оттуда. Но после того как полиция уже получила свою порцию крови. У полиции были свои, весьма изощренные методы ведения допросов.

– О Боже! – стонал Чейс.

– Но я думала, что будет хуже. Помогло, что моих родителей убили повстанцы, а я сама была несовершеннолетней. Меня не били и не мучили... слишком.

– Слишком? Что они с тобой сделали? – Чейс сжал кулаки. – Энни, скажи мне.

– Голод и изоляция... Когда это не сработало, они стали угрожать разбить мне лицо. Сказали, что сделают меня такой безобразной, что никто никогда не взглянет на меня, – Она указала на свою переносицу. – Они начали с этого.

Чейс мотал головой, потрясенный.

– Энни, я не знал этого, честное слово. Ты должна мне верить.

Она повернулась к собаке, собираясь с силами.

– Я верю. Но что-нибудь изменилось бы, если б ты знал?

Его колебание вновь встревожило ее. И, не дождавшись ответа, Энни опустила глаза. Она боялась насовсем утратить свою последнюю иллюзию. В свои шестнадцать она потеряла все – родителей, его и... себя. Единственное, что помогало ей выжить, – это мечта, что Чейс вернется за ней. До сих пор ей хотелось думать, что если бы он знал... Нет, она не даст своей мечте умереть. И не даст Чейсу убить последнюю надежду.

Чейс уже давно испытывал непреодолимое желание взять ее на руки. В его сердце происходила борьба, но он был уже на пороге избавления от своих сомнений. Он чувствовал всю меру ее страданий и начинал понимать, что сам был их источником.

– Энни, – проговорил он, слегка прикоснувшись к ней. – В госпитале мне сказали, что ты погибла. И я поверил. Потом я просто не мог вспомнить ничего, что случилось в Коста Браве. И до сих пор не помню.

Она взглянула на Чейса. Его оправдания причиняли ей боль, но и вызывали жалость к нему.

– Нет, Чейс, не извиняйся. Наверное, уже невозможно что-либо поправить.

– А может, еще не поздно, – он протянул ей руку, но Энни не приняла ее. Все, о чем она так страстно мечтала, казалось, уже не имеет никакого значения. Прошлое словно содрало с нее кожу.

– Что не так? – Чейс шагнул к ней.

Она отступила, не желая, чтобы он дотрагивался до нее. К его удивлению, Джем встал на ее защиту и грозно зарычал. Сбитый с толку Чейс смутился. Девушка напугана им, словно он какое-то чудовище. Даже собака готова защищать ее от него. Щемящая тоска переполняла душу, Чейс сжал челюсти от напряжения. Смешно. Он ведь всего лишь хотел помочь.

– Энни, ради всего святого, иди ко мне.

Она покачала головой. Однажды Энни поклялась, что, если когда-нибудь он скажет ей эти слова, она пойдет за ним на край света. Что он станет ее – душой и телом. Тогда это была правда.

Чейс вновь протянул руки, смущенный, расстроенный.

– Энни...

Овчарка завыла, как бы отвечая на его мольбу. Рыдания прорвались из груди Энни, когда пес подтолкнул ее в сторону Чейса. Но она не двинулась. Тогда Джем направился к хозяину. Энни почувствовала себя совершенно покинутой. Джем потерся о ноги Чейса и вернулся к ней, умоляя смягчиться. «Они так красивы вместе, – подумала Энни, – высокий ковбой и собака с печальными глазами».

– Энни, – произнес Чейс мягко, – позволь мне помочь.

Энни отвела глаза, но Чейс вплотную подошел к ней. У нее не было возможности защищаться. Он обнял ее послушное тело. Он был таким большим по сравнению с ней, таким сильным и надежным, что его близость парализовала ее. Она так нуждалась в нежности. Было бы чудесно расслабиться в его объятиях, прильнуть к нему. Но Энни сейчас не могла позволить себе этого.

– Не волнуйся, Рыжик. – Он погладил ее волосы. – Все будет нормально.

Пальцы его перебирали волнистые пряди, и каждое его прикосновение доставляло ей приятную смесь радости и грусти. Чем больше она старалась сопротивляться, тем скорее смягчалась, уступая его легкому нажиму. Но как бы там ни было, считала Энни, а тот вопрос должен быть задан снова.

– Ты бы вернулся за мной? Ну, если бы знал?

Их глаза встретились.

– Да, – сказал он тихо и стер ладонью грязную полоску с ее бледного лица. Энни вновь оживилась. Как долго она ждала, чтобы он произнес это. Горькие слезы хлынули из ее глаз. Энни была на седьмом небе от счастья, но одновременно и боялась поверить в него. Что, если Чейс не это имел в виду? Что, если он только не захотел вновь ранить ее? Вопросы наслаивались. Но Энни мысленно ухватилась за это его признание и не хотела подвергать себя новым сомнениям.

– Спасибо, – только и смогла шепнуть.

Он притянул ее к себе, и, когда тела их соприкоснулись, она почувствовала легкое подрагивание его рук. Ее ответ был мгновенным. Энни обвила Чейса руками и прижалась к сильной груди. Чейс закрыл глаза, пьянея от прикосновения к его шее шелковистых волос и задыхаясь от нежности к этой обнявшей его маленькой беззащитной женщине.

Только раз в жизни держал он в своих руках вот так подобное беспомощное чудо – когда однажды спас потерявшегося олененка.

Энни вызывала в нем желание защищать и беречь ее, но сейчас у него не было времени анализировать свои чувства. Она нуждалась в поддержке. И Чейс счастлив, что может дать ей это.

Неожиданно она отстранилась, словно боясь не выдержать его близости.

– Я вымазалась? – она прикоснулась рукой к грязным щекам. – Уж наверняка.

– Дай посмотрю. Я только и делаю, что все время стираю с тебя грязь, правда, крошка?

Энни улыбнулась в ответ:

– Кто-то же должен заниматься этим.

Он взялся приводить в порядок ее лицо и вдруг почувствовал, как замедлилось ее дыхание. От волнения у него закружилась голова. Энни Вэлс была непредсказуемо сексуальна.

Потом все произошло так же, как и раньше. Он не хотел, не собирался делать это, но медленно приподнял ее подбородок и наклонил свою голову. Их губы соприкоснулись легко и нежно, сладостный восторг охватил обоих. На мгновение Чейс оторвался от милых уст, желая понять, что между ними происходит. Разум твердил, что он теряет последний шанс спастись. Но другая внутренняя сила толкала его на поступки.

Понимая, что Энни Вэлс стала его мучителем, он в то же время испытывал ничем не измеримое наслаждение, радость, восторг. Так что же это – счастье или беда его? Дыхание Энни выровнялось, но глаза... Полузакрытые, чувственные, они выдавали ее. И рот...

– Что ты делаешь, крошка? – говорил Чейс хрипло. – Что ты со мной делаешь?

– Ничего, Чейс. Ничего.

Но это была неправда. Влажные приоткрытые губы ее просили поцелуя, маленькие соски упрямо прижимались к его груди, а бедра ритмично покачивались. Все в ней было податливо и мягко. А в нем настойчиво и твердо.

«Я должен взять эту женщину», – думал он, ощущая знакомый огонь в паху. Он не мог припомнить, чтобы когда-нибудь так быстро возбуждался его член. Даже в юношеские годы, когда одно упоминание имени девушки, бывало, приводило его в боевую готовность. Но с тех пор как Энни вошла в его дом, ему казалось, что он хочет ее всегда.

– Может, мы не должны, – прошептала Энни и прижалась еще больше.

– Конечно, – соглашался Чейс, запустив руку в ее волосы и отводя голову Энни. – Мы не должны, – уже прошептал он и впился в ее рот. На этот раз их губы слились в настоящем глубоком поцелуе. – Конечно, не должны. – Его губы почти не шевелились.

Недолго думая, Чейс скользнул рукой по хрупкой пояснице. Энни прогнулась дугой, отвела глаза, и тихий вздох вырвался из ее груди, заставив Чейса припасть к ней с новой силой.

Тяжело дыша, он вдруг резко отстранился:

– Все. Мы не должны даже приближаться друг к другу.

Она кивнула, затаив дыхание:

– И кто же из нас должен остановиться первым?

«Я», – подумал Чейс и поцеловал ее снова. Его язык проникал сквозь ее приоткрытые губы все глубже, пробуя, лаская. «Я остановлюсь. Как-нибудь на днях. Сразу после того, как ты успокоишь мою душу или доведешь до могилы».

– Я остановлюсь, – сказал он вслух, сжав Энни в своих объятиях. – Предоставь это мне.

Его мышцы напряглись, кровь пульсировала в венах. Чейс, неистовый в своем желании и нежности, взял в ладони ее лицо:

– Я собираюсь остановиться, Энни, – он старался говорить мягче. – Но прежде возьму тебя. Мы прекратим, когда оба получим удовольствие.

Он подхватил ее под колени, поднял и понес к кровати. Энни повисла на его шее, сердце ее громко стучало. В низу живота она почувствовала неведомую прежде истому. Но тревога переполняла ее, как и желание. Она хотела этого, не так ли? Заняться с ним любовью? Конечно, да. Этим она хотела помочь ему все вспомнить, скрепить их связь.

Энни больше чем когда-либо осознала их несоразмерность, когда он положил ее на кровать и принялся расстегивать рубашку. Он был очень высокий, удивительно стройный, мускулистый и безмерно сексуальный. Энни почувствовала горячий прилив смущения от откровенности своих мыслей. И вдруг поняла, что может думать о Чейсе Бодине все, что пожелает: ведь она его жена.

Но как такой огромный мужчина может заниматься любовью с такой маленькой хрупкой женщиной и не раздавить ее? Энни знала, что, бывает, женщины умирают от родов – видела это там, в джунглях, но что-то не слышала о женщине, умершей от секса. Возможность же такой смерти применительно к себе для нее становилась все явственней. Энни внимательно наблюдала, как он снимает с себя сапоги, рубашку. Но по-настоящему она испугалась, когда он расстегнул свои джинсы. На Чейсе не было нижнего белья, поэтому она не успела приготовиться. И не удержалась, чтобы не вскрикнуть, увидев его член. Тот был возбужден, и Энни, оценив его размеры, подумала наверняка, что минуты ее сочтены. Даже если она не умрет раздавленной, Чейс, без сомнения, вышвырнет ее вон за миниатюрность после того, как безуспешно попытается проделать с ней свои штучки.

Услышав ее вскрик, Чейс остановился было в некоторой неуверенности. Он привык к тому, что женщины всегда немного нервничают перед большим мужчиной, но не знал, как уменьшить их беспокойство. По правде говоря, все они были весьма счастливы после.

– Я полагаю, нам некуда торопиться. Не так ли, Рыжик? – Он вновь натянул джинсы и присел рядом. Прикоснувшись к завитку, упавшему на покрасневшую щеку, он провел пальцем по пересохшим губам Энни.

– Почему бы нам не начать с тебя?

– С меня? – Энни дотронулась до горловины своей кофты, когда осознала его предложение.

– Хорошо. Давай начнем с меня. – Она решительно принялась расстегивать кофту, почему-то начав снизу.

Чейс взял ее за руку:

– Я хотел бы сам.

Она согласилась. И это было ее капитуляцией. Открывающаяся перспектива бросала ее в дрожь. Или это возбуждение? Она не могла ничего себе ответить. Ей было только любопытно, что произойдет с ней в руках такого мужчины. Выживет ли она? Энни частенько бывала между жизнью и смертью. Вот и сейчас она как бы сдавала экзамен на прочность.

Длинные пальцы Чейса, казалось, отрывают пуговицы, и прежде чем Энни успела вздохнуть, он распахнул ее кофту. Потом он ощупал бретельки нижней сорочки. Делая вид, что сосредоточен на вышитых словах, быстро просунул пальцы под тонкую материю и скользнул ниже. Его рука уже ласкала гладкую грудь. Каждое его прикосновение приятно возбуждало Энни. Она застонала, когда Чейс убрал руку. Но он тут же сжал ее грудь в своих ладонях, наслаждаясь упругостью плоти. Он поднял свои горящие глаза:

– Ты добродетельна, Энни?

– А... какою ты хочешь, чтобы я была?

Его пальцы продолжали ласкать ее.

– Сейчас я хочу, чтобы ты была ближе. Придвинься ко мне, чтобы я мог прикоснуться и к другой груди.

Разум Энни терял контроль над слабеющим телом. Она сделала, о чем просил Чейс. Возбуждение нахлынуло на нее океанской волной, захлестнув с головой. Энни подползла поближе, закрыла глаза и затихла. Прикосновение его рук вызывало в ней трепетность. Розовые соски ее затвердели. Чейс склонился над самым ее лицом, облизывая своим языком пунцовые губы. Эта ласка постепенно перешла в томный, затяжной поцелуй. Энни умирала от желания заняться любовью с ним. И совсем неважно, каким огромным он был. Она ужасно хотела его.

Чейс отстранился, отпустив Энни. Он протянул руки, чтобы снять с нее кофту, но она сама вновь потянулась к его губам, не отпуская его. Никогда прежде не была она так объята ощущением страсти. Энни обессилела от нетерпения. Нет, он не должен покидать ее ни на секунду. Ей нужны его руки, его губы. Она даже застонала, когда Чейс оторвался от нее, чтобы стянуть сорочку.

– Я знаю, ты никогда сама не снимешь ее. Но я хочу видеть тебя обнаженной.

Энни смутно понимала, что сорочка – это последняя преграда, единственная защита от чувств, которые были сильнее страха. Сняв ее, она потеряет себя. Но это уже ничего не меняло. Чейс попросил ее поднять руки. Каменная тяжесть разлилась по всему ее телу, но Энни нашла в себе силы, чтобы повиноваться. Мгновение – и сорочка отлетела в сторону. Чейс тут же вновь сжал ее груди в своих ладонях. Страстный огонь желания пылал в ней, ее лоно томилось в ожидании. Чейс обхватил бедра Энни, приподнял их, чтобы снять джинсы. Потом быстро опрокинул ее на кровать и раздвинул ноги. Энни застонала.

Взглянув на обнаженное существо, лежащее перед ним, Чейс увидел... женщину-дитя. Распутную, способную разрушить любые намерения мужчины. Он легко мог быть грубым и требовательным по отношению к ней. И он хотел быть грубым и требовательным. Все в нем пульсировало. Чувства твердили отбросить милосердие, но он знал, что насладится лишь тогда, если даст удовольствие ей. Он хотел, чтобы она почувствовала каждое восхитительное ощущение, которое он даст ей. А это значило, что действовать нужно не торопясь и очень бережно.

Он раздвинул ее бедра и нежно вошел в нее. Просунув руки под мягкую попку, стал медленно углубляться в самую чувствительную часть ее тела. Энни обвила руками его шею, острые ноготки впились в упругую кожу, когда она почувствовала мужской член в себе.

Чейс закрыл глаза от захватывающего удовольствия. Теперь он знал, что значит быть сильным и терпеливым. Адское это мучение – медлить со страстной женщиной. И райское блаженство. По ее настойчивому требованию он продвинулся еще на дюйм и почувствовал преграду, заставившую его остановиться. Сначала он подумал, что это ее сократившиеся мышцы выталкивают его, но, попробовав еще раз, понял, что это естественный барьер. Вначале медленно, а потом с шокировавшей его быстротой до его сознания дошло откровение... Она не занималась с ним любовью раньше. Она не занималась любовью ни с кем. Никогда!

Желание вновь пронзило все его существо. Пульсирующий в ее лоне член стал твердым, как сталь. Чейс хотел было послать все к черту и закончить то, что начал. Но что-то удерживало его. Даже страсть и смущение не помешали ему понять, что на карту поставлено слишком многое. Дело было не только в ее девственности. Хотя и одного этого достаточно, чтобы остановиться. Дело в том, какое значение приобретал этот акт теперь, когда он знал, что это ее первый раз.

– Энни, – он взял ее лицо в свои ладони, заставляя слушать. – Зачем ты позволила мне думать... Энни, почему ты не сказала правду?

– Что? – спросила она в недоумении.

– Что ты никогда раньше не была с мужчиной.

Она отвела глаза, но не смогла скрыть чувств, бушевавших в ней, – любовь и страстное желание, вину и отчаяние.

– Какая разница теперь, Чейс? Я здесь и хочу быть с тобой.

– Энни, во имя господа, ты же девственница...

Она схватила его за руки, смертельная тоска зазвучала в ее голосе:

– Почему это важно, что мы не занимались любовью раньше? Мы ведь поженились. Мы произнесли клятву.

Чейс принял решение, что нужно немедленно остановиться. Если он останется в ней еще мгновение, он сделает ее счастливой. Он будет любить ее безумно, всепоглощающе, всеми способами. Он проникнет в нее так глубоко, как только сможет. Он не испытает оргазма, пока не будет иметь ее всю – каждый удар ее сердца, каждый уголок ее души.

Чейс коснулся ее лица, и сожаление пронзило его, когда он отодвинулся. Энни вздрогнула, но не пыталась задержать. Когда их колени столкнулись, оба ощутили болезненную неловкость. Но никто не проронил и слова. Что делать дальше? Молчание прервала Энни:

– Да, Чейс, – холодными пальцами она провела по его плечу, – я девственница. Я никогда не занималась любовью. Но это не так уж плохо, верно? Никто не прикасался ко мне, кроме тебя. С тех пор, как ты...

Господи праведный! Что же это такое?! Он опустил голову на руки, с болью ощущая трепет собственного тела. Так или иначе, но Энни Вэлс решила-таки добиться своего. Он взглянул на нее. Есть только один способ избавиться от наваждения. Чейс должен убраться из этого дома. Немедленно.

Глава 8

– Жизнь, – произнесла Энни, – это шипы и розы. Она не помнила, где точно услышала это изречение, но теперь была совершенно согласна с его утверждением. Даже если ты получаешь в подарок восхитительные розы, они всегда оказываются с шипами...

Чейс ушел два дня назад. Собрал оружие, одежду и умчался на своем джипе, не сказав, куда он направляется и когда вернется.

Чувство вины перед ним удержало Энни от попытки остановить Чейса. Она обманула его, но ведь без злого умысла. Просто она питала глупую надежду, что он будет ласков и терпелив, тогда бы и девственность ее не стала преградой. Она даже воображала, что мужчина бывает польщен тем, что женщина всю жизнь ждала именно его. Но не Чейс. Он сбежал и – растворился в неизвестности.

Энни хлюпнула носом и положила руку на притихшего пса, что сидел рядом. Джем был ее отрадой в эти дни. Безответные беседы с ним были ее долгими запутанными рассуждениями о том, как трудно иметь дело с мужчиной, сопротивляющимся изо всех сил. Беседуя с собакой, Энни не испытывала одиночества. Индейцы тропических лесов всегда верили в существование души у животных. К тому же у Энни не было других собеседников.

– Итак, Джем, выходит, мое дело – крах?

Пес бросил на нее понимающий взгляд, и Энни почувствовала, как острая стрела пронзила сердце. Да, Чейс хочет выбросить ее из своей жизни, и, по-видимому, ничто уже не изменит его решения. Все ее попытки сблизиться с ним только отгоняли его подальше.

Безутешная в своих душевных мучениях Энни побрела в дом. Она стала собирать скромные пожитки. И задумалась. А что будет, если она действительно уйдет? Энни огляделась: сколько сил потратила, чтобы украсить дом. Мысли ее настойчиво возвращались к объятиям и поцелуям Чейса. Она же видела и страсть, и желание, и нежность в его глазах. Он тоже вздрогнул, когда она опустила голову ему на грудь.

– Нет, равнодушные мужчины себя так не ведут, – сказала она вслух. Она пошла в ванную, чтобы забрать свое полотенце, и вдруг остановилась на пороге, осознав смысл этого своего заключения. Конечно, Чейс не равнодушен к ней! Только не хочет этого.

Глубина чувств пугает его. И он борется с собой. Возможно, он даже слишком неравнодушен... Нет-нет, подобное – абсурд, в лучшем случае – ее навязчивое желание.

Энни пыталась обуздать хаотичность своих мыслей, но, побуждаемая горячим сердцем, она приводила все новые доказательства своего безумного предположения. Как он набросился на нее, как был взволнован, когда застал ее на пороге ванной комнаты! Все вроде ясно, как божий день. И странное поведение Чейса становилось все понятнее. Энни, наконец, догадалась, почему он сбежал. Он не мог сладить с силой своих чувств.

Но возможно ли это? Был ли хоть малейший шанс, что он сможет когда-либо всерьез влюбиться в нее? Влюбленный Чейс Бодин?!

Энни подошла к окну, залитому серебристым лунным светом. Может быть, попытки Чейса подчеркнуть свое безразличие показывали обратное? И, скорее всего, его напускные злость и грубость были всего лишь отражением внутренней борьбы.

Выйдя на крыльцо, Энни стала пристально всматриваться в темноту ночи, отыскивая глазами дорогу, которая увела от нее Чейса. Энни не хотела углубляться в свои ощущения. Они были так новы и еще так хрупки. Энни надеялась, что божественное провидение наставит ее на путь истинный. Она искала ответ – и нашла его. Если она права (а с каждым новым ударом сердца уверенность возрастала), – то нужно попытаться найти способ растолковать все Чейсу. Она сама должна помочь ему понять, что еще сейчас начала понимать сама.


– Ты что, подхватил скоротечный грипп, приятель?

Чейс кивнул бармену. Да, он подхватил «скоротечный грипп» – так в этих местах называли тяжелое похмелье. Ему хотелось, чтобы его оставили в покое хотя бы на время, пока он будет пить.

– Кажется, тебе нужно молочка от бешеной коровки? – захихикал бармен. Быстро налив двойную порцию, он толкнул стакан с виски вдоль стойки.

Выпив, Чейс сразу расслабился. Крашеная блондинка подсела к нему и принялась заигрывать. Но Чейс, кажется, не собирался поощрять ее навязчивость. Он пришел в «Устрицы прерий», чтобы как раз спрятаться от женщин. Женщины... Они нарушают мужское уединение, сбивают с толку и отнимают даже любовь собаки...

Пододвинув к бармену стакан за новой порцией виски, Чейс обратил внимание на суматоху у входа.

– Вы только посмотрите, – шипела блондинка, – эти верзилы придираются даже к парнишке.

Чейс обернулся на шум – не столько из любопытства, сколько с тем, чтобы уйти от навязчивости его непрошенной собеседницы.

С полдюжины ковбоев с местных ранчо окружили новенького. Взглянув на молодого незнакомца, Чейс заметил на нем старую ковбойскую шляпу и куртку не по размеру. Тощий подросток с грязным подбородком нахально жевал табак.

– Эй, пацан, ты что, уже большой, чтобы ходить в бар? – один из ковбоев хлопнул его по шляпе.

Парень кивнул и сплюнул через зубы. Плевок впечатляюще шлепнулся на усыпанный опилками пол. Шепот участия пробежал по залу.

– Слабовато это у тебя получается, – раззадоривали парня закоренелые ковбои.

Тот снова кивнул, презрительно ухмыльнулся и плюнул сильнее. На этот раз плевок отлетел дальше. Зал одобрительно зашумел. Кто-то даже предложил строптивцу пива. Но ковбои еще не были удовлетворены.

– Неплохо для желторотого птенца. Но ты не умеешь целиться.

Блондинка подплыла к мужскому кружку, ощупывая глазами молодого человека.

– Спорю, ты плюнешь прямо в цель, если захочешь. – Она игриво подмигнула. – Так ведь... ковбой?

Парень нервно сглотнул и побледнел.

– Ты не ответил на вопрос леди, мальчуган. – Задира ехидно осклабился. – Да этот сосунок к тому же и плохо воспитан... – Бьюсь об заклад, я брошу его самого дальше, чем он может плюнуть.

– А давайте вышвырнем его за тощую задницу отсюда! – поддержал другой.

Круг начал сужаться, и вдруг кто-то крикнул:

– Стойте, ребята! Не кажется ли вам, что это вовсе не парень, а девчонка?

Назвать ковбоя девчонкой – это, пожалуй, было последним оскорблением. «Видимо, без драки здесь не обойдется», – решил Чейс. В одном из забияк он узнал того, кто ремонтировал изгородь на ранчо Макэфри. А усатый, мирно сидевший за столиком неподалеку, был сам управляющий этого ранчо. Он пил какую-то бурду, и на его усах повисли капли странной синеватой жидкости. Но Чейс больше интересовался парнишкой, который издали тоже казался ему удивительно знакомым. Чейс облокотился на стойку бара и стал внимательно вглядываться в происходящее.

Парень усиленно работал челюстями. Наконец собрался и плюнул, целясь в самый край площадки. К его несчастью, случилось непредвиденное. Смачный, желтый от табака плевок пришелся прямо на новую рубаху «ремонтника изгороди».

– Ах ты, маленький говнюк, – прорычал оплеванный, хватая наглеца за грудки.

Дружок же его не замедлил выхватить нож из сапога. Но прежде чем он успел им воспользоваться, раздался резкий хлопок. Нож упал на пол. Разоруженный испуганно оглянулся. В то же время все посетители бара уставились на Чейса, который скручивал длинный хлыст и был при этом чертовски спокоен.

– Теперь, когда мы определили позиции, – обратился он к ковбоям, – я прошу вас, ребята, отойти в сторону. Я разберусь с этим парнем по-своему.

– Что ты сказал, Бодин? – спросил один из ковбоев с небрежно прилипшей к нижней губе сигаретой.

Хлыст взметнулся вновь и рассек сигарету пополам.

– Я сказал, мне нужно свести счеты с этим парнем. Кто-то возражает?

Зал молчал. Тогда Чейс взмахнул хлыстом и обвил его вокруг тонкой талии. Парень позеленел от страха. Он стоял, как вкопанный. Бодин подтащил его к себе, резко дернув хлыст. Он не собирался церемониться с пойманной золотой рыбкой. Вцепившись в старую куртку, он приподнял парня к своему лицу. Хлыст со стуком упал на пол.

– Думаю, у тебя были слишком веские причины, чтобы устроить этот фокус, крошка? – прошипел он со злостью. – Учти, я крайне недоволен.

Рот Энни был забит жевательным табаком, поэтому голос ее походил на писк:

– Я хочу объяснить...

– Ты еще объяснишь, – сказал Чейс тихо, оглядывая зал и прикидывая возможности выбраться из бара без драки. – Но не здесь.

Боковая дверь указывала ближайший выход на улицу.

– Сюда, – приказал Чейс и, схватив хлыст, толкнул Энни к двери. Их провожали весьма заинтересованные взгляды. Глаза управляющего ранчо Макэфри горели.

– Клянусь, я уже видел это чудище в аптеке Верна Свитвотера, – пробормотал он. – И если это – мужик, то я – королева Непала.

Крашеная блондинка разочарованно протянула:

– Оказывается, Чейса Бодина интересуют вовсе не женщины, а...

Чейс и Энни выбежали на улицу.

– Скорее, там за углом машина.

– Можно я выплюну эту мерзкую жвачку? – Энни, задыхаясь, бежала за Чейсом вдоль переулка. – Меня уже мутит от этого табака.

– А тебя не мутит от твоих бесконечных выходок? – прорычал Чейс. – Выплюнь эту дрянь и пошевеливайся. Надо убраться отсюда, пока банда не сделала из тебя отбивную.

Энни думала, что, в первую очередь, как только они доберутся домой, почистит зубы. Теперь она будет во всем слушаться Чейса. Но он был так зол, что не прочь прибить ее. К счастью, он был занят тем, чтобы им спастись поскорее.

– Я ведь приехала в город на лошади, – говорила Энни, тяжело дыша. – И оставила ее на платной конюшне.

Чейс открыл дверцу джипа и запихнул в него Энни.

– Все нормально. Это конюшня Тома Мейли. Он позаботится об Огоньке.

Они выехали из города. И тут уж Чейс дал волю своему гневу. Выговорившись, успокоился. Долго молчал. Потом заговорил с Энни.

– Введи-ка меня в курс дела, Рыжик, – сказал он сдержанно. – Мне это действительно интересно. В связи с чем ты посмела нарушить мою вечеринку?

Момент был вроде бы не совсем подходящим, чтобы вдруг сказать, что он безумно влюблен в нее.

– Я очень беспокоилась. И потом... хотела извиниться за то, что заставляла тебя думать, будто мы занимались лю...

– Не морочь мне голову, – оборвал Чейс и взглянул на нее с прежним недоверием. – За кого ты себя выдавала? – Губы его нервно дернулись.

– Я думала, я надеялась сойти за бродягу. Но не получилось, да? – Она сняла шляпу, взбила волосы. – Послушай, я уверена, никто не обратил внимания на реплику, парень я или девушка. А если и обратили, то это только смутит их.

– Смутит? Да ты завела их на всю катушку. Они уже сейчас бурно обсуждают, кого больше предпочитает Чейс Бодин – переодевающихся девиц или мальчиков и подростков...

Чейс замолчал, решив не углублять скандал. Хотя был очень зол на Энни. Глубоко вздохнув, подумал про себя: «Да уж, что может быть хуже, чем быть ее... мужем?!»

Внутри он горел нетерпением учинить-таки ей допрос: как ей пришло в голову переодеться парнем и кто, черт побери, научил ее жевать табак? Но больше всего он думал, как нагнать на Энни страху, чтобы вызвать у нее искреннее раскаяние за все принесенные ему неприятности, услышать мольбу о прощении, а больше с тем, чтобы ей впредь не захотелось совершить что-либо подобное.

– Что ты собираешься делать? – не выдерживая паузы, спросила Энни, не глядя на него.

– С тобой? Еще не знаю, но прошу, чтобы ты не давала своих советов. Я, кажется, свяжу тебя и посажу под замок, чтобы избежать новых приключений. Я готов к этому.

Энни задышала испуганно.

– Нет, ты этого не сделаешь, – прошептала она почти беззвучно, опустив глаза. Она знала, что Чейс сейчас смотрит на нее, и вспоминала те оскорбления, через которые прошла в тюрьме. Нет, она не позволит ему или кому-то еще связать или запереть ее. Никогда!

– Если я и сделала что-то не так, то это, в конце концов, из добрых побуждений. Я не хотела сделать тебе плохо. И никогда не стремилась разозлить. Я пыталась хоть немного скрасить твою жизнь, может, сделать тебя счастливым.

Чейс напряженно всматривался в дорогу, избегая видеть взволнованность девушки.

– Так вот, сделай одолжение, – сказал он с мольбой в голосе, – перестань делать меня счастливым. Ты делаешь меня несчастным.

Вдруг затрещал-засвистел радиопередатчик. Энни испуганно вздрогнула.

– Летающая Монахиня? – раздался мужской голос. – Ты там, детка? Это говорит Длинноногий, твой странствующий рыцарь.

Чейс удивленно посмотрел на Энни.

– Я думаю, это мне, – сказала она.

Она потянулась за микрофоном, но Чейс опередил ее. У него был вид человека, которому только что поставили смертельный диагноз.

Голос Длинноногого вновь прорезал зловещую тишину:

– Ты все еще стираешь шины, малышка?

Чейс снял микрофон и уставился на него, словно готовился проглотить. Потом нажал кнопку и произнес:

– Летающей Монахине оторвали крылышки. Навсегда!

По тому, как он швырнул микрофон и газанул на повороте, Энни поняла, что ее смертный час настал. Чейс Бодин сдерет с нее кожу живьем, как только они доберутся до дома. Или еще раньше погибнет вместе с ней, разнеся машину вдребезги. Энни закрыла глаза и стала молиться о спасении. Дорога к хижине Чейса была самой долгой в ее жизни...

Напряжение нарастало. Чейс не говорил ни слова. Энни мысленно представляла, как они сорвутся с обрыва. Когда они, наконец, остановились. Чейс выключил мотор и выскочил из машины. Энни молила небеса о чуде. Сама решила держаться на расстоянии, пока Чейс не остынет.

Энни уже собиралась покинуть джип, как заметила, что по холмам, прямо к их хижине мчатся несколько всадников. Лунный свет отражался от большого серебряного значка на груди у головного. Свора охотничьих псов бежала впереди лошадей. Услышав топот, Чейс выскочил из дома и бросился к джипу.

– Кажется, за кем-то охотятся, – сказал он и жестом приказал Энни укрыться за машиной. Он достал с заднего сиденья обрез и стал ждать.

– Седлай коня, Бодин! – крикнул один из всадников. – Птичка выпорхнула из клетки!

– Кто? – спросил Чейс шерифа Пэйнтид Пони. Это у него на куртке был серебряный значок. Остальные всадники были владельцами местных ранчо. В одном из них Чейс узнал управляющего ранчо Макэфри.

– Джек-Неудачник, – сказал шериф, едва сдерживая танцующую под ним лошадь. – Не знаю, черт бы его побрал, как он сбежал из патрульной машины. Мой человек получил ложный сигнал о взломе, когда вез Джека в суд. Вернувшись в машину после проверки, он уже не нашел ворюгу.

– Удача улыбнулась Джеку, – сказал Чейс с иронией. Он вспомнил, сколько ловил его... Тот постоянно попадался, но всегда выходил сухим из воды. – Вы не думаете, куда он мог бы податься?

– Мы потеряли его след в районе Большого Каньона. Возможно, он пробирается к канадской границе. Я думаю, ты не откажешься поучаствовать, тем более, что это ты посадил его последний раз.

Чейсу, конечно же, больше всего хотелось принять участие в поисках. Нет ничего более захватывающего, чем скачки на лошадях в погоне за мерзавцами. Но... погони часто продолжаются несколько дней, а он не мог оставить Энни одну на такое время. Кто знает, что еще может натворить его непредсказуемая гостья, оставшись без контроля?!

– Сожалею, но не в этот раз. Надо кое-что сделать. Вы и без меня поймаете его.

– Что ж, как знаешь, – шериф подал знак трогаться. – Но ты много потеряешь. Вперед!

Всадники помчались, а Чейс еще долго смотрел им вслед.

Энни, как мышь, притаилась за машиной и ждала, когда стихнет топот.

– Они уехали?

– Выходи, – разрешил Чейс.

Он открыл дверцу и протянул руку, чтобы помочь ей. По его отсутствующему взгляду Энни поняла, что он сейчас где-то далеко.

– В чем дело?

– Не знаю. Я думал, что Джек ловко обвел этих парней. Последний раз я поймал его в старой, заброшенной шахте у Крипл Спрингс. Забавно, но я чувствую, что он вновь прячется там.

– Зачем он делает это?

– Хотел бы я знать, – покачал головой Чейс. – Нет, это, конечно, только предчувствие... Но, может, он и прячет там что-нибудь.

– Предчувствия, возможно, не обманывают. Не лучше ли проверить?

– И оставить тебя здесь одну? Я так не думаю, крошка.

Энни почувствовала некоторое облегчение, когда он так обратился к ней. Пусть это прозвучало и не совсем нежно, но все же он не злился на нее.

– Если ты действительно боишься оставлять меня, это легко поправить. Возьми с собой.

Чейс посмотрел на нее с удивлением, и Энни поспешила добавить:

– Если ты, конечно, настолько важным считаешь вернуть Джека-Неудачника в руки правосудия. Ты посадил его за решетку, и тебе, наверное, обидно, что он сбежал. Но ты ведь, кажется, знаешь, где он прячется.

Чейс скептически слушал.

– Так взять тебя с собой?

– Ну да. Только тогда ты не будешь беспокоиться, где я и что делаю. Я не помешаю, даже не пророню и слова, если ты не захочешь. Ни словечка.

Чейс снял шляпу и запустил пятерню в свои густые волосы. Он напряженно думал. Казалось, мысли причиняют ему физическую боль. Вдруг он развернулся и направился к конюшне.

– Ты куда, Чейс?

– Седлать лошадей. Возьми себе спальный мешок и еды на двоих на... пару дней.

Энни закрыла глаза и произнесла короткую благодарственную молитву. «Вот оно, мое чудо!»

Глава 9

Кроны могучих дубов, сомкнувшись, образовали волшебную беседку, под своды которой почти не проникал бледный лунный свет. Далекие звезды мерцали в холодной вышине, напоминая о вечном.

После часовой скачки ночная безмятежность успокоила Чейса. Однако он до конца не был уверен, правильно ли поступил, взяв с собой Энни. С другой стороны, мысли о том, что она делает одна, тревожили бы его всю поездку. К тому же Джек-Неудачник мог нанести визит в дом человека, упрятавшего его за решетку.

Свежий ночной ветерок мягко шелестел листвой. Убаюканный тишиной, Чейс вдруг поймал себя на том, что постоянно думает об Энни. Она же молчала всю дорогу. Он оглянулся через плечо:

– Ты рада, что снова здесь?

Она была удивлена, что он обратился к ней.

– Да. Я очень рада.

Улыбка заиграла на ее лице, и Чейс понял, что для нее ценно даже самое маленькое проявление доброты. Приятно все же немного порадовать того, у кого ничего нет. Чейс иронично улыбнулся над своими банальными выводами.

Через минуту что-то вновь заставило его задуматься. Перед глазами забрезжил образ девушки, даже девчонки, ее глаза широко раскрыты, рот исказился в крике... Видение пропало прежде, чем он уловил другие детали. Но он понял, кто это был. Энни Вэлс! Да, это она в свои шестнадцать. Чейс пытался вернуть ее образ, вспомнить хоть что-нибудь еще, но сознание вновь толкнуло его в настоящее – так же безжалостно, как и в прошлое. Он бросил взгляд на молчаливую всадницу, Энни Вэлс, которую знал сегодня. Лунный свет играл в ее волосах, и хотя ночь размыла черты лица, Чейс видел в ее глазах тревогу.

– Что-нибудь не так? – спросила она, когда они поравнялись.

– Нет. Мне только показалось, что я кое-что вспомнил.

– Обо мне?

Жар в ее голосе тронул Чейса, но ему не хотелось, чтобы она расспрашивала дальше.

– Нет, это было что-то другое, кто-то другой...

– А-а, – протянула она разочарованно.

Энни придержала лошадь и опять отстала. Так они продолжали свой путь. Жалобный вой кайотов доносился издали. Казалось, он еще больше усугублял их разобщенность.

Прошло еще полчаса, прежде чем Чейс и Энни достигли заброшенной шахты. Чейс привязал лошадей неподалеку в рощице и оставил Джема присматривать за ними. Место, которое он нашел для ночлега, защитило бы их от ветра и непогоды. К тому же отсюда открывался великолепный вид.

Шахта была пуста, но беспокойство не покидало Чейса. Он положил свернутый спальный мешок под голову и попытался заснуть. Лежа в нескольких футах от него в своем спальнике, Энни смотрела на черное небо и мерцающие россыпи звезд на нем. Она была так безмятежно спокойна, когда Чейс взглянул на нее. Он вновь вспомнил образ испуганной девочки, и его томление усилилось. Бывшие партнеры не могли тогда ничего толком рассказать ему о случившемся, потому что их не было рядом, когда он нашел ее. Только одна Энни знала все подробности.

Он положил руку на бедро и сквозь толстую ткань нащупал рубец от ножевой раны.

– Расскажи мне о Коста Браве, – попросил он тихо.

Энни повернулась и посмотрела на него:

– Что ты хочешь знать?

– Где я нашел тебя? Как был ранен? Все...

Энни вылезла из спального мешка и села, обхватив руками колени. Она рассказала ему большую часть их истории в свой первый день в хижине. Но он не верил тому, что она говорила тогда. Теперь он, наверное, был готов слушать.

– Я погибла бы, если б не ты. – Энни изо всех сил старалась сдержать волнение, когда рассказывала, как монастырь обстреливался повстанцами. Она пряталась в часовне, когда один из нападавших нашел ее и поднял винтовку. Солдат прицелился, но вдруг выронил оружие. Так она впервые услышала звук хлыста Чейса.

– Он метнул нож, – продолжала Энни, вспоминая ужасную схватку, которая закончилась смертью повстанца. К счастью, Чейс был ранен в ногу, а Энни достаточно разбиралась в медицине, чтобы остановить кровь и наложить повязку.

Чейс внезапно прервал ее и сам повел рассказ. Сосредоточившись, он вспомнил о долгих поисках священника, когда инфекция разнесла его рану.

– Моя нога распухла. Началось воспаление, потом нагноение...

– Так ты помнишь? – Энни замерла в ожидании ответа.

– Я не знаю. Наверное, что-то все же вспомнил сам, а что-то взял из твоих рассказов. Но, кажется, я действительно испытал все это.

– Ты помнишь лихорадку, бред?

Если бы он вспомнил это, то непременно вспомнил бы и как она облегчала его муки. Поверил бы, что только она, Энни, спасла его.

Чейс медленно покачал головой:

– Нет... Я не знаю...

Энни вздохнула печально. «Но все нормально», – сказала она себе. Кое-что он вспоминает. Со временем он вспомнит все.

Чейс поднял на нее глаза:

– Ты рассказала почти обо всем: и о брачной церемонии, и об аварии у самой границы. Я уже знаю, что монахини вызволили тебя из тюрьмы и дали приют. Но ты не говорила мне, как, в конце концов, выбралась из страны.

– О, это тоже благодаря сестрам. Они искали способ доказать мое гражданство, но это было слишком опасно. Страна постоянно находилась в огне гражданской войны. Консульство было на осадном положении, и иностранцы, особенно американцы, очень рисковали. Изобретательные же монахини спрятали меня в контейнере с какао. – Энни выдавила из себя улыбку. – Это был кошмар. Под носом у секретной полиции, повстанцев и пограничников. Несколько раз меня едва не заметили. Но вот я здесь.

– Да, ты здесь, – согласился Чейс мягко. – Вероятно, это был ад. – Он помолчал, пожал плечами, печально усмехнувшись своим мыслям. – Я-то думал, что только у меня было тяжелое детство.

Энни была удивлена горьким ноткам в его голосе.

– Я думаю, все бывает нелегко. Так или иначе. Взрослеть непросто. – Она вспомнила, как Чейс тогда что-то говорил об отце. Он бредил, и Энни казалось, что его просто мучают кошмары на почве лихорадки. – Твой отец сильно пил?

Чейс молчал, словно околдованный призраками прошлого. И Энни деликатно молчала, на сей раз со всей серьезностью понимая необходимость уважать его право на уединение.

– Они оба пили, – наконец сказал он. – Мать тоже. Старик вообще был горьким пропойцей. Каждый раз, когда она упрекала его, бил по-черному. Скоро она перестала бороться с ним, но с тех пор я никогда не видел ее без стакана в руке.

– Невероятно тяжело видеть такое.

– Тяжело, да. Что я только не делал, чтобы образумить их, только в ответ получал одни побои. Когда они не дрались друг с другом, вдвоем набрасывались на меня. В конце концов я сбежал, бродяжничал, пока в свои восемнадцать не поступил на флот.

В его облике сквозили суровость и беспредельное одиночество. Чейс сжал зубы, отгоняя кошмарные воспоминания. Энни подумала о цене, какую пришлось ему заплатить, чтобы просто выжить, а к тому же и не сломаться. Ей тоже довелось столкнуться со множеством бед, но ее всегда окружали любящие люди. У него не было этого. Он остался один на один с жизнью. Энни смотрела на Чейса и вдруг вспомнила, как в бреду он повторял: «Не убивай ее, не убивай, подонок!» Как-то он рассказал, что однажды кинулся было защищать мать во время пьяной драки, но она набросилась на него же, десятилетнего, и била до тех пор, пока не сломала три ребра...

Раньше Энни не могла бы даже представить себе, что родные, самые близкие люди могут причинять друг другу боль. Ее сердце сжалось: сколько же страданий он перенес?! Энни хотелось сказать Чейсу какие-то ласковые, теплые слова, чтобы загладить свое порой эгоистичное поведение. Она не могла простить себе, что так беззастенчиво вторглась в его жизнь, нарушила его покой. Она приставала к нему со своими проблемами, почти не задумываясь о его переживаниях. Теперь Энни поняла, почему Чейс так разозлился, когда она превратила его хижину в нечто похожее на дом. Любые напоминания о призрачном семейном очаге отзывались в нем болью.

– Чейс, – произнесла она, подбирая слова, – я поняла, что мое появление доставило тебе много неприятностей. Я вижу это сейчас и прошу прощения. Я бы хотела сделать все по-другому. Извини, что перевернула вверх дном твой дом. Когда вернемся, я сделаю, как прежде...

– Не бери это в голову, – сказал он с нежностью, пытаясь предупредить взрыв эмоций. – Я понимаю – ты хотела, как лучше. И тебе не в чем упрекать себя, Энни. Никто ни в чем не виноват. Ты пришла ко мне потому, что тебе некуда больше идти.

Энни попыталась заговорить, но не смогла. Она не ожидала от него жалости и сочувствия.

– Это правда, – прошептала она робко. – Мне некуда больше идти... Но я искала и нашла бы тебя в любом случае, Чейс. – Она колебалась, стоит ли продолжать. Но он не прерывал, а ей так нужно было сейчас выплеснуть из сердца все наболевшее. – Просто дело в том, что я не смогла забыть тебя. Ты появился в моей жизни, когда я потеряла все. Рисковал собственной жизнью ради меня, и я в тебя сразу же влюбилась. Ну, ты представляешь, как это бывает у девчонок. Первая любовь, поклонение герою и все такое...

– Девушки со временем перерастают это, – сказал Чейс и перевел взгляд на вход в шахту.

Его внезапная холодность застала Энни врасплох. Он что, окончательно закрыл от нее свое сердце? Даже красивый его профиль был в эту минуту предостерегающе строг. Чейс показывал, что и впредь намерен держать дистанцию.

Энни почувствовала, как боль разрастается в ней, ей стало трудно дышать.

– Несчастье в том, что я так и не переросла свою первую любовь. И, наверное, никогда не перерасту.

Чейс резко оглянулся, глаза его беспокойно сверкали.

– Нет, Энни. Не говори того, о чем мы оба пожалеем.

Но Энни уже не могла остановиться. Огонь, пылавший в груди, вырвался наружу. Несмотря на его протестующий взгляд, она зашептала:

– Я люблю тебя, Чейс. Люблю и ничего не могу с собой поделать.

Но словно порыв холодного ветра налетел вдруг – Чейс отвернулся от нее. Энни уже не нужно было слышать ответ, чтобы понять, что она опять поторопилась и тем оттолкнула его. Она увидела напряженную спину и произнесла его имя, извиняясь перед ним и злясь на себя. Энни казалось, что в ее груди открылась старая рана. Она вскочила на ноги, прижимая к себе руки: да есть ли у нее, в конце концов, гордость?! Если имеется где-то такое место, откуда он не увидит и не услышит ее, она должна уйти туда.

Слезы заливали лицо, когда Энни брела к рощице, где стояли их лошади. Теперь она лучше других знала, какие горькие уроки может преподносить людям жизнь. Разве не получила она один из таких уроков сейчас? Наверное, есть люди, которые просто не способны любить вас, как бы сильно не любили их вы. Она теперь знает, что Чейс – один из таких людей.

Она уже почти успокоилась, как услышала позади себя шорох. «Пожалуйста, – взмолилась она, – пусть это будет не он»

– Энни...

Она закрыла глаза.

– Не бери это в голову, Чейс, – повторила она его слова. – Я не хочу разговаривать, не могу.

– Тогда, ради бога, позволь мне говорить. Дай возможность повиниться. – Голос его дрожал от растерянности. – Прости меня, Энни. Ты застала меня врасплох, а я никогда не выносил сюрпризов.

Он дотронулся до ее волос, неловко погладил рыжие завитки.

– Я не знаю, что сказать, Энни. Я не хочу делать тебе больно. Мне вовсе не нужна победа над тобой.

Слезы, не успев высохнуть, вновь хлынули из глаз Энни.

– О, Чейс, – выдохнула она, забывая о своей гордости. – Тогда не говори ничего, черт возьми. Иди и добейся своего. Ты не хочешь причинить мне боль? Уже невозможно заставить страдать больше, чем я страдаю сейчас.

Чейс смотрел на нее с недоумением. Добиться своего? О чем она говорит? Он не знал, как понимать ее, но в этом и не было ничего нового. Поведение Энни никогда не вписывалось в общепринятые нормы. Даже теперь, когда непослушные пряди упали на ее лицо, а пальцы нервно теребили ворот кофты, она выглядела прелестно и непобедимо, как в день их первой встречи.

От волнения грудь Чейса сдавило, ему не хватало воздуха. Раньше сопротивляться ему помогал случай, теперь же он отвернулся от Чейса.

– Ну, сделай же что-нибудь, Чейс, – нижняя губа ее нервно задергалась. – Все, что угодно.

Он поднял тонкий подбородок и заглянул в глаза дикого ангела:

– О'кей, крошка. Я сделаю.

Глаза Энни загорелись страстным огнем – таким ярким, что, казалось, осветили темноту ночи.

– Сделаешь? Ты имеешь в виду это... – Она схватила его за руку, мольба послышалась в голосе. – О, пожалуйста, Чейс. Быстро! Сделай это быстро, пока не передумал.

– Ты сумасшедшая! – шептал он, привлекая к себе хрупкую фигурку. Он впился в жаркие губы. Энни обвила его шею в неистовом, ненасытном порыве, боясь, что он и вправду передумает.

Руки Чейса ласкали ее тело, пытаясь снять напряжение. Алые губы ее были так горячи и нежны, и ему хотелось, чтобы этот поцелуй длился вечно. Но Энни шла дальше.

– Сделай это, Чейс. Пожалуйста, – настаивала она. – Опусти меня на землю и сделай это быстро.

Чейса разбирал смех. Он обнимал ее, чувствуя, как нежность охватывает душу. Его маленькая обольстительница излучала безумную силу, ее невинное тело воспламеняло Чейса все больше и больше. Он уже готов был бросить ее на траву и прямо сейчас овладеть девственной плотью. Но странно прекрасное чувство не уступило дикому животному инстинкту.

– Нет, крошка, не быстро. По-другому. Когда занимаешься любовью, это должно быть прекрасно. И должно запомниться. Я буду осторожен, я буду тверд, и я уверен, что сведу тебя с ума.

Энни слушала его, застыв. Он медленно провел пальцами по ее влажным трепещущим губам. Казалось, время остановилось, и звенящая тишина окутала их со всех сторон. Чейс вновь поднял Энни на руки – вздох облегчения сорвался с ее уст.

– Я думаю, что уже схожу с ума, – бормотала она, теснее прижимаясь к нему. – Твое обещание звучит божественно.

Чейс уложил драгоценную ношу на спальник, рядом расстелил свой, потом оба соединил «молнией». Энни быстро разделась и забралась внутрь. Она улыбалась, глядя, как он стягивает свои сапоги, расстегивает рубашку и джинсы. Но он растянулся рядом с ней поверх своего спального мешка.

– Энни, – сказал он страстно, перебирая ее волосы, – есть вещи, которые мужчина любит делать сам, собираясь заняться любовью с женщиной. Раздевать ее, например.

– О, я снова могу надеть что-нибудь!

Он покачал головой:

– Это не одно и то же.

– Я могла бы раздеть тебя.

– Тогда мы оба сойдем с ума.

Чейс понимал, какая это непростая задача – укротить Энни Вэлс. Такая же, как надеть седло на еще не объезженную лошадку.

Энни была невероятно сексуальна и совершенно непредсказуема. Ее последней мыслью, перед тем как он забрался к ней в мешок, была та, что Джек-Неудачник развлекся бы на полную катушку, появись он в этот момент.

Ладонь Чейса плавно двигалась по мягким изгибам хрупкого тела. Ее кожа была нежнее лепестка розы, теплее, чем солнечный луч. Чейс положил руку на бедро Энни, борясь с искушением как можно быстрее продвинуться вперед. Удовольствие еще больше возросло, когда он осознал, что это последняя остановка, перед тем как его сильная мужская рука проникнет, едва касаясь чувствительной плоти, внутрь трепещущего женского лона. Его собственное тело заныло в предвкушении ее ответной реакции: сжатия мышц под настойчивыми пальцами, испуганного стона, когда он откроет ее ноги и оближет влажный замирающий огонь между умопомрачительными бедрами.

– Чейс Бодин! Ты грезишь в такие моменты? – спросила вдруг Энни.

Она прижалась к нему, чтобы потереться своими грудями о его грудь. Она всячески провоцировала Чейса опрокинуть ее на спину и войти в нее быстро и неистово, глубоко и проникновенно.

– Что еще мужчина любит делать с женщиной, когда решил заняться с ней любовью? – Она попеременно ласкала его грудь, играла пальцами с его полуоткрытыми губами.

– Много чего... – Чейс уже настроился дать ей попробовать быстрой любви, о которой она так просила. С вороватой улыбкой он грубо сжал ее груди, водя пальцем по ее возбужденным соскам. – Это, например.

Энни охватил сильный поток желания. Жар и сила его ладоней, страстные прикосновения к обнаженной коже доставляли поистине райское наслаждение. Странное ощущение появилось у нее в низу живота, напомнив тот день, когда Чейс демонстрировал свою удаль с хлыстом. Она и сейчас, кажется, слышала резкий щелчок черной молнии.

– Но вот что мужчина больше всего любит делать, – сказал Чейс, обводя руками контуры ее тела, – так это доставлять удовольствие своей женщине. Он следит за ее состоянием и за тем, чтобы события развивались в естественном темпе.

В другое время Энни поддерживала бы эту мысль, но судя по тому, как действовал Чейс, «естественным темпом» он почему-то считал медленный. Она же сгорала от нетерпения.

– Итак, мы будем продвигаться поэтапно, – сказал Чейс. – Как тебе это нравится?

– Прекрасно, но нельзя ли перескочить через парочку этапов? – Она положила ногу ему на бедро. – Мне кажется, я уже готова.

– Посмотри, где твое колено, – упрекнул Чейс. – Или я никогда не буду готов.

Испугавшись, Энни протянула руку и замерла на мгновение, когда достала его член.

– О Боже? – прошептала она. – Но ты готов тоже, Чейс. Тебе больно?

Он буквально простонал:

– Будет, если ты не уберешь руку.

Если вначале Чейс и не был готов, когда ее пальцы стали ласкать его – все стало на свое место. Он пытался не реагировать на ее пламенные прикосновения, взяв в руки ее лицо, начал объяснять, почему они не должны торопиться:

– Ты забыла, Энни, что у нас большая проблема? Ты помнишь, что мы скроены по разным меркам? Я немного великоват для тебя. Мы же однажды пробовали уже... И ты что-то побоялась «сделать это» тогда.

Энни зарделась так, что Чейс, пожалуй, не видел и половины такой краски на ее лице раньше. Ее пальцы по-прежнему исследовали его пенис, доставляя ему огромное наслаждение.

– Все в порядке, – успокоила Чейса Энни. – У меня было время, чтобы свыкнуться. Я уверена, это не будет проблемой. Природа знает, как урегулировать подобные вещи. При родах же влагалище вон как растягивается...

– Энни, ради бога, мы не говорим сейчас о родах. Мы говорим о половом акте. Это твой первый опыт, и я хочу, чтобы ты вспоминала об этом с удовольствием.

Энни принялась щекотать его, чтобы раззадорить. Она выглядела так возбуждающе, что Чейс решил удовлетворить ее бесстрашную просьбу.

– Хорошо, ложись, женщина, – сказал он нарочито грубовато. – Давай же заставим этот мужской орган работать.

– Правда? – Она повернулась на спину и развела ноги. Улыбка играла на ее пылающем лице. Она осторожно выпрямила руки. Груди ее тихо заколыхались. «Пресвятой господи, – думал Чейс, – эта женщина погубит меня». Он переспал со многими дамами в своей жизни, но ни одна из них и отдаленно не могла сравниться с Энни. О, Энни! Настоящая маленькая богиня любви... Она была совершенно свободной от сексуальных предрассудков и комплексов. Она не умела играть в прятки. Она просто лежала, голубоглазая, роскошная, и страстно желала его.

Пламя все жарче разгоралось в паху Чейса. Если он не будет осторожен, все произойдет, как хочет она, – быстро. Он приблизился к ней, стараясь избегать взглядом и руками «бермудского треугольника» раздвинутых бедер. Он знал, когда окажется там – станет конченным человеком, кораблем, отдавшимся на приговор природы.

– Энни, – он сдунул медную прядь с ее щеки, – у меня необъяснимая потребность безумно целовать тебя. Ты понимаешь это?

Она закрыла глаза и подняла голову навстречу его губам. Каждое ее движение вызывало в нем бурю. Осознавая необходимость контролировать себя, Чейс погрузил руку в ее волосы. Другой рукой гладил упругую грудь. Энни казалась сейчас спелым плодом, переполненным сладким соком. Внутри у Чейса все сжималось, когда он ласкал ее, а она изгибалась в наслаждении под его настойчивыми и в то же время неуверенными пальцами. Вдруг она вскрикнула в экстазе.

Чейс мягко отстранился и заглянул в затуманившиеся глаза.

Его рука скользнула вниз по упругому животу, к холмику рыжеватых волос. Он примерялся, насколько далеко она позволит ему зайти. Женщины обычно останавливают мужчину в какой-то момент, как бы показывая, что контролируют ситуацию. Его пальцы без остановки проникли внутрь, и он почувствовал, как Энни вздрогнула.

– Сейчас намного лучше, Энни, – говорил он, нащупывая бутон клитора. В экстазе она плавно двигала бедрами и жалобно постанывала. Это давало Чейсу ответ. Да, она позволит ему зайти так далеко, как он только захочет. Он мог исследовать и возбуждать ее любыми способами.

Открыв это, Чейс обезумел от вожделения. Страсть и нежность переполняли его. Ему хотелось поцеловать каждый дюйм ее обворожительного тела. В уме он уже вошел в нее, сломав девственную преграду, взяв Энни мягко и настойчиво. Его член пульсировал, требуя удовлетворения.

– Чейс, – шептала Энни, – у меня все горит внутри. – Чейс, прошу, сделай же что-нибудь.

– Все хорошо, – отвечал он, погружая пальцы все глубже. – Я сделаю, как нужно.

Он ощущал напрягшиеся мышцы влагалища и осторожно продвигался вперед насколько позволяло ее тело. Энни вскрикнула, когда он вошел в нее двумя пальцами, проверяя теорию растяжения. Если Чейсу требовались доказательства, что она готова, – он получил их.

Энни бормотала что-то похожее на молитву. Оперевшись на руки, Чейс навис над хрупким разгоряченным существом, которым была в тот момент Энни Вэлс, и почувствовал в ответ мгновенное напряжение.

– Не волнуйся так, – сказал он, когда она инстинктивно сжалась. – Успокойся, маленькая. Позволь своему телу решить, когда и как принять меня. Все будет хорошо, не торопись.

Но Энни не разделяла его медлительности. Она ощущала Чейса всем своим естеством. Господи, она чувствовала твердое, мощное его тело, когда он вдавливал часть себя в ее нежное лоно. И не так это важно, хочет ли ее тело принять его. Она сама жаждет этого.

Энни сжала упругие бедра Чейса, наслаждаясь их ритмичными движениями, осторожными, но неотступными. Она вновь вскрикнула – твердый пенис раздвигал мягкую сжимающуюся плоть. Энни чувствовала дикое, обжигающее все внутри возбуждение. Ей хотелось закричать от счастья и поторопить Чейса. Но он остановился, до конца не удовлетворив ее. Это была мука, самая жестокая пытка.

– Чейс, ну почему? Все так чудесно. Я умираю...

– Мы сделаем это, маленькая, – голос его охрип. – Дюйм за дюймом, только не спеши.

«Дюйм за дюймом», – повторила она про себя. Она не выдержит так долго. Ее руки лежали на его бедрах и чувствовали каждое движение. Этот мужчина был рожден, чтобы доставлять женщине неземное блаженство. Если бы он только чуть-чуть поторопился! Если бы он действительно занимался любовью, а не мучил ее.

– Подними ноги, Энни. Обхвати меня ими. Вот так, умница.

Энни была ближе к исполнению своих желаний, чем предполагала. Она обвила ногами талию Чейса, и он крепко прижал ее к себе, проталкивая пенис вперед через барьер мышц.

– Ну что, крошка? – прохрипел он тяжело дыша. – Ты в порядке?

– Да, да! Прекрасно, – сказала она и тихонько вскрикнула, когда он надавил сильнее. – Совсем не больно. Так чудесно, правда. О!

– Теперь не волнуйся. – Он опустил руки к ее ягодицам и приподнял ее. – Будет больно, но только несколько секунд. – Он с силой прижался к ней своими бедрами.

Вскрик – и Энни почувствовала, как что-то надорвалось у нее внутри. Это была даже не боль, а скорее подсознательная догадка, что нечто живое, огромное и чужеродное присутствует в ней. Еще один удар – и преграда разрушена. Чейс проник в самые глубины ее тела.

– О-о, – выдохнула Энни. Ей казалось, что внутри у нее внезапно открылись какие-то шлюзы, и через них свободно потекла река. Это ощущение захватило ее всю. Чейс на мгновение остановился, и она четко осознала размер его члена. Господи, казалось, он разорвет ее на части...

– Худшее уже позади, малышка, – успокоил Чейс и нежно потянулся к коралловым губам. Его поцелуй обжег полуоткрытый в бессилии рот.

Он продолжил головокружительное погружение, с каждым новым движением бедер продвигаясь на капельку дальше. И только Энни ощутила его восхитительно глубоко в себе, Чейс остановился окончательно.

– Ну что ж, я думаю, мы сделали «это», крошка. – Голос его был удивительно мягок. – Как ты себя чувствуешь?

– Лучше, чем великолепно.

Больно, действительно, было всего несколько секунд, как он и обещал. Но чувство давления все еще оставалось. Пресвятой боже, какое же это счастье?

– У тебя замечательно большой член, правда? Я, конечно, видела, но теперь...

– А у тебя замечательный рот. – Чейсу стало интересно, может ли покраснеть ковбой. Он никогда не испытывал ложной скромности по поводу своих габаритов, но и не гордился ими. Сейчас же, когда Энни сказала это ему, Чейс вдруг почувствовал себя чертовски огромным. Особенно рядом с ней, такой хрупкой и беззащитной.

– Ты знаешь, что сейчас делаешь? Ты ужасно крепко обнимаешь меня, крошка.

– Прости...

– Нет-нет не извиняйся, это же просто обалденно.

Чейс закрыл глаза, и приятная слабость разлилась по всему его телу. Вдруг он посмотрел на Энни и понял, что она еще не успокоилась. Шаловливые маленькие пальчики принялись щекотать его. Все внутри затрепетало.

– Энни, ты хочешь что-то мне сказать? – он приподнял ее голову.

– Ну, если ты спрашиваешь... – Она облизала губы, как бы стирая с них улыбку. – Я хочу кое-что узнать. Ты... это... собираешься продолжить?

– А ты бы этого хотела?

– О, да, да! Я очень хочу этого, Чейс!

И он снова дал ей все, что мог. Был осторожен, нежен и настойчив – как в первый раз. Чейс сам вскрикнул, когда пальцы Энни сдавили самую чувствительную часть его тела. Не однажды в своей жизни он сталкивался с трудными задачками и всякий раз выходил победителем. Но перед этой женщиной он поднимает руки...

Чейс поцеловал Энни глубоко и страстно, проникнув одновременно в горячий рот и в горячее лоно. Энни была обворожительно сексуальна.

– Как ты себя чувствуешь, Рыжик? Мне ведь не хочется делать тебе больно.

– Больно? Что ты, Чейс. Я никогда не была так довольна и счастлива.

Счастье... Хотелось продлить его до бесконечности. Чейс готов был умереть от блаженства вместе с ней. Он любил ее медленно и чувственно, до тех пор, пока горячие объятия ее рук и быстрые ритмичные движения бедер не сломали его осторожность. Она хотела от него твердости и неистовости.

«Дай леди, что она хочет, ковбой».

Энни не смогла сдержать крика радости, когда он с силой сжал ее, захлестнув животной страстью. Воздушные замки ее фантазий не могли сравниться с безумным восторгом от любви Чейса Бодина.

Волны блаженства расходились по всем ее органам – в Энни будто раскручивалась спираль чувственности. Вдруг словно черная молния хлыста рассекла ее сознание: спазм острейшего оргазма пронзил содрогающееся тело. Энни слышала как бы со стороны, как она кричала имя Чейса, и чувствовала, чувствовала его самого так глубоко в себе. В головокружительном экстазе она еще думала о том, доставляет ли сама Чейсу такое же счастье...


Уже несколько часов Чейс сидел, опираясь на руки и откинувшись назад. На нем были только джинсы, так что ночной холод пробирал его до костей. Энни безмятежно спала, согретая гагачьим пухом спального мешка. Взглянув на небо, Чейс определил, что скоро рассветет. Он не сомкнул глаз всю ночь. Но бессонница его была связана отнюдь не с Джеком-Неудачником. Вор же не показывался. Видимо, предчувствие на этот раз обмануло Чейса. Но не это огорчало его сейчас. Рядом, под его рукой, покоилась гораздо большая проблема – рыжеволосая экс-девственница по имени Энни Вэлс.

Чейс перебирал в уме подробности свершившегося. Стоит ли в этом усматривать что-то серьезное? Может, просто ему и ей нужна была разрядка? Но даже если он убедит себя, что они всего лишь доставили друг другу удовольствие, которое никого ни к чему не должно обязывать, с такой ли легкостью посмотрит Энни на события этой «ночи любви»? Ей, возможно, уже снятся свадебное платье и их медовый месяц. И, кто знает, не исключено то, что, благодаря его «удачливости» и ее расчетливости, в маленьком хищном теле уже зародилась новая жизнь...

Его мозг метался от одной леденящей душу мысли к другой. Согласно требованиям иммиграционной службы она должна будет подтвердить свой опрометчивый брак. Нужно не только подать прошение о предоставлении гражданства его «жене», но и привести доказательства подлинности их отношений. А это значит, что они обязаны прожить вместе не менее двух лет.

Жить с Энни Вэлс? Но достаточно взглянуть на этого спящего ангела, чтобы растрогать свое мужское сердце. Она была соблазнительнее первородного греха. Ах, эта Энни! Она имела убийственно раздражающую привычку вторгаться в любой уголок его бытия. Свободолюбивый мужчина не может так долго существовать. Последние пять лет Чейс пытался упростить свою жизнь – за какие-то пять минут она перевернула все, чего он достиг.

Самое серьезное беспокойство, обуревавшее его сильнее прочих, доставляло Чейсу непонимание поступков Энни. Она так чертовски торопила события, всегда и везде, тем более в постели. Если это всего лишь хитрость, чтобы заманить его в сети, пробудить в нем чувство долга, – что ж, уловка где-то наполовину удалась. Проклятье, он же действительно чувствовал ответственность! Чейс встал и пошел к обрыву, неторопливо обвел взглядом пустынную равнину. Он ужасно замерз и пружинисто подпрыгивал, чтобы согреться. Вспомнил об «обязательствах». На него словно кто опрокинул ведро холодной воды. Женитьба, семья, дети. Железные оковы, груз непосильной ноши. Нет, это не для него! Он вовсе не хотел никаких пут. Вспомнить только: его родителей тоже поначалу, наверное, связывала любовь. А потом – взаимная ненависть и безвольное скольжение по наклонной. Привязанность быстро исчезает, остается разочарование, опустошающее душу. Кто-нибудь когда-нибудь все равно сделает тебе больно.

Но как убедить в этом Энни? Чейс знал, что она не поверит, будто судьба свела ее не с тем человеком. Поэтому вряд ли разделит с ним его убеждения. Она сыплет нравоучительными пословицами, которые помогали ей выживать в трудные минуты, и верит при этом в непобедимость благородной души. Он не хотел бы, конечно, разрушать ее иллюзии. Но самому-то ему не нужна сказка, где после бури обязательно бывает солнце.

Чейс вздрогнул, но наверняка знал, что не от холода. Ему претят банальности. Наверное, это действительно жестоко: вселять в человека надежду, обещать солнце, которое никогда не появится.

– Чейс, что ты делаешь?

Он обернулся не сразу – не хотел, чтобы она увидела сейчас его лицо, на котором совершенно ясно было написано: их связь должна быть прервана, и как можно скорее. Он всматривался в светлеющую даль и соображал, как лучше сказать ей об этом. Но прежде чем Чейс нашел нужные слова, Энни подбежала к нему, на ходу натягивая джинсы.

– Что случилось, Чейс? Вор появился?

Не глядя на нее, он покачал головой:

– Тогда что не так?

– Многое, Энни. Все не так.

Чейс повернулся к ней, и она поняла, какой удар уготован им. Горечь подступила к горлу, когда он увидел, как беспокойное выражение ее лица меняется на мягко печальное. Огоньки погасли в голубых глазах. «Глубокое разочарование, – подумал Чейс, – вот что правит сейчас ею». Энни в этот миг была необыкновенно чиста и красива.

– Ты жалеешь, что занимался со мной любовью, да?

– Энни, – слова, которые уже не смогут вернуть ей надежду, вырвались из него наружу. – Я сделаю все, чтобы помочь тебе получить гражданство, если это нужно. У меня есть кое-какие связи. Я даже под присягой скажу, что ты американка.

– Под присягой?

– Ну, да, да!

– Но мы же женаты, Чейс. Зачем нужно... под присягой?

Он отвернулся, чтобы не видеть убийственную безысходность в ее глазах. Сердце его разрывалось на куски.

– Черт побери, Энни! Это не сработает.

– Что не сработает? – Ее голос срывался. – Всего можно добиться, если захотеть. Захотеть по-настоящему.

– Во имя всего святого, постарайся же понять!

Он уже чувствовал и собственную беспомощность, какую-то душевную пустоту. Остается только одно – с корнем вырвать у нее надежду, и как можно скорее.

– Я не хочу жениться, Энни. Ни на тебе, ни на ком другом. Мне не нужна семья, эти желтые занавесочки и выводок ребятишек под ногами. Это не для меня.

Чейс уже приготовился увидеть ее слезы, но Энни не заплакала. Она, ошеломленная, смотрела на него, как на чудовище.

– И не важно, что я люблю тебя? Всегда любила? Это не играет никакой роли?

– Это важно, Энни, чертовски важно. Но я не могу позволить себе мечтать о нашем будущем. Нужно порвать все сейчас же. В любом случае мы не останемся женатыми.

– Да, конечно, мы не останемся женатыми. – Голос прозвучал словно издалека. Казалось, Энни сейчас говорила сама с собой. – Мы разведемся сразу же, как я получу гражданство.

– Энни, женитьба в Коста Браве была вынужденной мерой, мы оба это понимаем. И тогда понимали. Так что наш брак ничего не решает. А если так, – Чейс жестко бросал слова, балансируя по самой кромке обрыва, – брак должен быть расторгнут.

Энни вздрогнула, пошатываясь, отступила назад. Любой другой удар был бы ничем в сравнении с этой беспощадной истиной. Чейс не любит ее. Он рисковал жизнью, спасая ее, даже женился, но не любил ни тогда, ни теперь. И никогда не полюбит. Безнадежность сжала горло и сердце. Энни стало жарко, боль перешла в злость. И тогда она поняла, что взбешена. Она с полным на то правом могла сейчас сказать, что он эгоист и подлец, что он бежит от самого лучшего в жизни – от любви, без которой никогда не будет счастлив. Но чего она этим достигнет? Суровый взгляд Чейса говорил – ничто не заставит его изменить принятое решение.

Да, наверное, она права: Чейс просто не способен любить. Сейчас это уже не имеет никакого значения. Энни захотелось поскорее уйти отсюда. Оставаться рядом е ним было бы слишком больно. Она ненавидела себя за то, что просила у него помощи. Но сейчас главное найти в себе силы, чтобы уйти без слез. А потом – забыть о нем.

– Чейс, я...

Он поднял руку, останавливая ее. Энни споткнулась на полуслове. Она поняла, что этим решительным жестом Чейс вовсе не хотел ее обидеть. Он напряженно вглядывался в узкий проход шахты.

– Там кто-то есть, – прошептал он и схватил Энни за руку, увлекая за выступ скалы. Звук раздвигаемых каменных плит донесся снизу. Чейс осторожно выглянул.

– Не видно, кто это. Должно быть, Джек.

– Чейс, я...

Он закрыл ей ладонью рот, прижал к себе.

– Не сейчас, – прошептал с мольбой. – Это небезопасно. Он наверняка вооружен.

Энни закрыла глаза, не веря, что она опять в его объятиях, что лицо покоится на его сильной груди. Она почувствовала блаженство и.... жестокую боль. Не давая себе расслабиться, Энни освободилась из его рук.

– Энни, пожалуйста, не глупи. Стой здесь, пока я не проверю, кто там. Мы оба в опасности.

Энни молча смотрела, как Чейс натягивал рубашку и сапоги. Потом он пошел к лошадям, отстегнул от седла хлыст, сунул за кожаный ремень револьвер. Приказав ей оставаться на месте, он направился в сторону густых зарослей позади шахты. Как только Чейс скрылся из виду, Энни ощутила сильный страх. А если с ним что-нибудь случится?

Она очень боялась собственной беспомощности. Что она станет делать, если Чейса ранят или он погибнет? Несмотря на глубокую размолвку, он оставался для нее всем. Но тут же в ней проснулось ожесточение: «Будь ты проклят, Чейс Бодин». Она рыдала, размазывая слезы по щекам. Пусть его поглотит геенна огненная. Он вышвырнул ее из своей жизни, как старую, ненужную вещь, а теперь еще надеется, что она будет спокойно ждать, гадая, выживет он или нет. Не будет этого! Ни одна женщина не станет беспокоиться о мужчине, который только что вырвал и растоптал ее сердце.

Энни нашла свои теннисные туфли под спальным мешком, надела их, не зная еще, что будет делать дальше. Больше всего ей хотелось убежать из этого места, где даже воздух напоминал о невыносимом горе.

Лошади тихонько заржали при ее приближении, а Джем, проснувшись, кинулся навстречу. Энни сказала псу, что он должен ждать хозяина, и посмотрела на два седла, перекинутых Чейсом через поваленное дерево. Каждое, наверное, весит столько же, сколько она. Энни никогда не ездила верхом без седла, но сейчас у нее не было другого выхода.

Отвязав лошадь, она подвела ее к невысокому пеньку. Несколько попыток – и она, наконец, на широкой спине лошади. Энни вцепилась в густую гриву и помолилась, чтобы животное нашло дорогу к хижине. Джем побежал за ней.


Солнце уже взошло над холмами, когда Энни проскакала мимо знакомого цветочного луга. Она дала волю кобыле, надеясь, что они на правильном пути. Ноги и руки Энни ныли от боли. Скачка на неоседланной лошади доконала ее. Но куда большие страдания доставляли душевные муки. Накатывающаяся волнами тоска сдавливала горло. А где-то глубоко в низу живота Энни ощущала открытую рану... Тупая боль возвращала ее к воспоминаниям о прошедшей ночи. Как бы ей вновь хотелось ощутить его в себе! Она была уверена, что никакой другой мужчина не удовлетворил бы ее так. И не только потому, что Чейс обладал таким большим членом. Сдерживая свои страстные порывы несмотря на ее мольбы поторопиться, Чейс взял ее только тогда, когда она была полностью готова. И доставил ей сказочное счастье, заставив забыть обо всем. Этим он навсегда поставил непреодолимую преграду между нею и другими мужчинами. Энни закрыла глаза от мучительной душевной боли. Да, всю оставшуюся жизнь она будет помнить его...

Непонятные звуки вывели Энни из задумчивости. Лошадь навострила уши и понесла быстрее, словно на знакомый голос. Вдалеке показался ветряной движок. Его лопасти с легким треском разрывали утреннюю тишину.

Энни едва сдержала слезы радости, когда увидела уединенную хижину Чейса, примостившуюся у подножия гор. Эта хижина вот уже несколько дней казалась ей родным домом. Но сейчас Энни понимала, что уже не стоит так полагать. Напоив и накормив лошадь, она направилась к крыльцу. Первым делом нужно принять душ. А потом она, может быть, придумает, как распорядиться собственной судьбой. Поднимаясь по ступенькам крыльца, Энни немного приободрилась. Открыв дверь, она заметила, что что-то не так. В гнетущей тишине комнаты она ощутила присутствие постороннего.

– Здесь кто-нибудь есть? – спросила она громко.

– А ты кто?

От хриплого мужского голоса Энни сжалась, мурашки побежали по коже. Она быстро обернулась и заметила стоящего у стены человека. Стараясь рассмотреть его, Энни хотела шагнуть ближе, но вдруг увидела перед собой настоящую черную пантеру. Страх охватил ее с головы до пят. У незнакомца были темные, как ночь, глаза и длинные волосы цвета воронова крыла.

– Где Чейс Бодин? – спросил незнакомец. – И что вы делаете в его доме?

Энни осенила жуткая догадка. Конечно, кем он еще может быть?! Вор всегда ходит крадучись. Джек-Неудачник!

– Чейса здесь нет, – произнесла она, растягивая слова.

Энни уже представила себя в роли заложницы, если сейчас не найти выхода из этой ситуации. Через дверь сбежать невозможно. Но она должна обвести пришельца.

– Где же он? – жестко напирал мужчина.

Глаза Энни нервно забегали по комнате. Тайком она бросила взгляд на дверь спальни.

– Я не знаю, – как-то осмелев, заговорила Энни резко. – Он ушел. Его не будет пару дней. Это все. – Она опять посмотрела в сторону спальни.

Незнакомец перехватил ее взгляд и кивком указал на дверь:

– Так кто-то есть?

– Нет, – сказала Энни, стараясь выглядеть спокойно.

Мужчина посмотрел на нее, потом снова на дверь и подтолкнул женщину к спальне:

– Давай-ка проверим. Ты – первая.

У Энни застучало в висках, когда они вошли в комнату Чейса.

– Здесь никого нет, – упорно твердила она. – Чейс ушел.

Незнакомец недоверчиво осмотрелся.

– Что это? – Он ощупывал руками потайную дверь.

– Ничего. Запасной ход.

– Открой.

Вскоре они уже были в туннеле. Энни шла впереди с большой керосиновой лампой. Мужчина не говорил ни слова, только подталкивал ее в спину. Они углубились в зловещую темноту известняковой пещеры, и Энни попыталась отвлечь внимание спутника. Пока его глаза шарили по влажным стенам, она понемногу отступала в сторону.

– Берегись! – крикнула Энни, рассчитывая, что от неожиданности он потеряет равновесие.

Она мгновенно юркнула в боковой туннель и погасила лампу. Пещера погрузилась в жуткий мрак.

Незнакомец рванулся вперед, и вдруг Энни услышала звуки, которые позволили ей вздохнуть с облегчением: вскрик удивления и тяжелый удар большого тела о твердое дно ловушки...

Энни зажгла лампу, разогнав кромешную тьму, и с большой осторожностью приблизилась к краю карьера. Незнакомец казался весьма подавленным, пока не поднял глаза. Его свирепый взгляд загипнотизировал Энни. Сейчас пленник опять был похож на пантеру из джунглей.

– Кто вы? – спросила она. – Джек-Неудачник?

Сначала его глаза стали узенькими щелочками, а потом слабая улыбка смягчила устрашающее выражение всего лица.

– Мне, наверное, не хватило везения, но все же это не мое имя. Я Джонни Старовк, старый друг Чейса.

– Кто? – закричала шокированная признанием гостя Энни.

Нет же, он не мог быть Джонни Старовком. Она встречала того в Коста Браве. На том был мундир, летние очки и короткая стрижка. А у этого черная грива разлетающихся волос закрывает плечи, голову перетягивает тонкая кожаная полоска. Настоящий индеец! К тому же Чейс говорил, что Джонни – преуспевающий адвокат.

Энни вглядывалась в его лицо: высокие скулы, твердый волевой подбородок, смуглая кожа. Неожиданно ей в голову пришла неприличная мысль: Джонни Старовк был великолепен, и... очень жаль, что она уже влюблена.

– Чейс послал мне срочную телеграмму, – незнакомец продолжал растирать колено. – Почему-то мне кажется, что это связано с тобой.

– Что ж, я попробую объяснить, – предложила Энни. Она начала с глубоких извинений, добавив, что приняла его за сбежавшего из тюрьмы вора. – Пять лет назад мы встречались с вами. Мое лицо не кажется вам знакомым? – Она подняла лампу на уровень головы.

– Я смог бы рассмотреть тебя получше, если б ты вытащила меня отсюда.

– О, извините. – Она оглянулась по сторонам, не представляя, как сделать это. – В доме есть веревочная лестница, но я не имею понятия, где она хранится.

– Ладно, забудь это пока. – Джонни смотрел на нее, будто что-то припоминая. – Так ты сказала, что мы встречались?

– Да. В Коста Браве. Я могу рассказать...

– Пожалуй.

Энни понравилась корректная сдержанность его тона. Индейцы Коста Бравы, считавшиеся примитивными по американским меркам, были очень тактичными людьми. Этот человек не выглядел слишком добродушно, однако сквозь образ дикой пантеры в нем проступало поразительное обаяние. Энни была скорее всего даже рада, что он не может выбраться из ямы. Для нее пока безопаснее, если эта большая кошка посидит в клетке.

Было нечто праздное в его манере держаться. Он сидел, опираясь на глиняную стену, и смотрел на Энни, ожидая, когда же начнется игра. Энни заговорила торопливо, вспоминая подробности их встречи тогда, на пути к границе. Она описала машину, их одежду, ножевую рану и приступы бреда Чейса. Джонни вскочил на ноги. Безразличие сменилось недоверием.

– Вы меня не помните? Да? – Энни казалась глубоко разочарованной.

– Мне кажется, я смотрю на привидение. – Он разглядывал ее лицо сквозь мрак подземелья. – Неужели ты – тот ребенок, на котором женился Чейс? Энни... Так тебя звали?

– Да, – задрожали ее губы. Слезы покатились из глаз, лицо исказила жалкая гримаса. Энни боялась, что он решит, будто женщина потеряла рассудок. Но он был первым; кто узнал ее. Он назвал ее имя, и это простое признание стало главным подтверждением ее существования.

– Да, я Энни. Энни Вэлс. – Радость, боль, облегчение смешались в душе. Ей казалось, она получила право на жизнь, на возрождение. – Простите, – она была слишком взволнованна. – Я так боялась, что вы не узнаете меня. Чейс ничего не может вспомнить.

– Не извиняйся. – Джонни разглядывал свои руки, деликатно давая ей время прийти в себя. – Мы нашли Чейса без сознания в перевернутом джипе, – сказал он спокойно. – Но тебя выбросило из машины. Единственное, что мы обнаружили, была твоя туфля, плывущая по реке.

– Я знаю. Чейс все эти годы думал, что я погибла.

– Спорю, ты преподнесла ему чертовский сюрприз.

– Преподнесла. – Губы Энни скривились. Слезы вновь проступили на глазах. Она изо всех сил старалась держаться. Но голос выдал ее. – Чейс не помнит меня. И ничто случившееся между нами там. Он хочет... расторгнуть брак.

Джонни изучал ее.

– Ну, а ты не хочешь, верно?

– Я люблю его. – Эти слова причиняли ей боль. – Это... заметно?

– Его имя в твоих устах звучит, как молитва. Да, это заметно, Энни. Ну и что же будет дальше?

Энни не сдерживала боли и злости, рассказывая Джонни Старовку шаг за шагом происшедшее со дня приезда сюда. Больше всего она тяготится тем, что нарушила привычное течение жизни Чейса.

– Меня не удивляет, что он хочет избавиться от меня. Я не дала ему ничего, кроме неприятностей.

– Не будь в этом так уверена.

– Что вы имеете в виду?

Джонни Старовк правильно оценил странную, притягивающую красоту этой маленькой женщины и душераздирающее страдание в ее бездонных голубых глазах. Он просто не мог представить, как мужчина может отказаться от нее, даже такой крепкий орешек, как Чейс Бодин.

– Я ничего не обещаю, Энни, но у меня есть парочка идей, как приручить моего экс-напарника.

Глава 11

– Замри, Бодин! Если пошевелишься, я пристрелю тебя, – раздался справа грубый окрик.

Чейс замедлил шаг. Под ногами заскрипели осколки стекла.

– Ты всегда мазал, Джек. Тем более по живым мишеням.

– На этот раз я снесу твою башку.

Совершенно равнодушно Чейс осмотрелся и криво усмехнулся.

Сгнившие деревянные подпорки источали тлетворный запах. Чейсу стало все безразлично. Должно быть, Джек притаился и видел, как Чейс пробирался к шахте. У Джека было преимущество, и он не собирался упускать его.

– Брось хлыст, Бодин.

Послышались два щелчка – Джек передернул затвор ружья. Чейс разжал кулак, и хлыст упал на землю.

– Как ты узнал, что я буду здесь? – спросил Джек.

– Предчувствие. Ты же знаешь, как это бывает.

Чейс обратил внимание на стекло под ногами – словно кто-то разбил бутылку о стену. За большим валуном стояла проржавевшая металлическая коробка с долларами. Интересно, откуда у этого бродяги такое богатство?

– Я заметил, – сказал Чейс спокойно, – у тебя на сапогах свежую грязь, когда поймал тебя последний раз. Пыль – это одно. Грязь – совсем другое. Значит, кто-то производил раскопки...

– Ты чертовски сообразительный, Бодин. – Джек скрипуче засмеялся. – Поэтому мне все же придется кое-что сделать, хотя я едва не передумал. Я собираюсь угостить тебя несколькими граммами свинца. Пора тебя успокоить. Дай нам, неудачникам, шанс повеселиться.

Чейс весь напрягся. Джек, конечно, подонок, но все же вряд ли решится на хладнокровное убийство.

– Но ты же ведь не хочешь повесить на себя мокрое дело, Джек. В этом нет никакой выгоды.

– Это как посмотреть. Видишь ли, я не собираюсь снова садиться в тюрягу. Меня уже тошнит от этого. Как говорится, сыт по горло.

Пока Джек перечислял все обиды, нанесенные ему Чейсом, тот вдруг совершенно четко осознал одну вещь. Напряжение сжатых кулаков и громкий стук сердца словно разбудили его. Он удивился, почему это понимание такой простой истины пришло к нему так поздно. Он не хотел умирать! Ни в это туманное утро, ни в какое другое. И это не было страхом. Он смотрел в глаза смерти не единожды, но никогда не испытывал такой поразительной жажды жить. Сейчас, когда Чейс ощущал пистолет под рубашкой, у него не было времени анализировать причины. Он скорее чувствовал, чем осознавал, что у него есть для чего жить. Почти безумное в данной ситуации предвкушение настоящего, большого человеческого счастья вскружило Чейсу голову. И следом пришло объяснение его внутреннему оживлению: Энни! Он застонал. Энни? Да, это она была смыслом его жизни. Женщина, которая неожиданно для него стала его судьбой. Она превратила его жизнь в ад, но она же и помогла ему испытать счастье почти неземного рая. В этот решающий момент мысли Чейса были о ней, об Энни. Разные, они как бы боролись между собой, наслаиваясь одна на другую. Возможно, Энни Вэлс следовало, как бутылку плохого ликера, откупорить и выбросить. Но сейчас Чейс не мог допустить даже в мыслях, что никогда уже не увидит ее. Лучше сразу умереть...

Дулом ружья вор толкнул Чейса в плечо:

– Бодин, ты меня слышишь?

«Помоги мне, господи!» – молился Чейс.

А в ответ на вопрос произнес дерзко:

– Я не слышал ни слова, Джек. Я думал о женщине.

– О женщине? В такой момент? Дьявол, твою башку нужно срочно продырявить.

Холодный металлический ствол уперся в затылок Чейса. Вот-вот прогремит выстрел. Вдруг Чейс со всей силы ударил каблуком, попав точно в колено Джека. И выстрел прогремел, но уже когда Джек-Неудачник, потеряв равновесие и скрючившись от боли, падал на спину. Чейс нагнулся и поднял хлыст. Он довольно быстро связал противника по рукам и ногам. Тот лежал, как бревно.

– Кажется, твоя полоса везения кончилась. – Чейс поднял ружье Джека и приставил к его груди. – Я должен бы помочиться на тебя, Джек, и разрядить ружье в твое поганое сердце. Но я сейчас в очень хорошем настроении. Так что можешь называть меня глупцом, – Чейс лукаво улыбнулся, – но перед тобой счастливый человек с будущим. И только по этой благословенной причине ты сейчас жив.


Чейс соскочил с лошади, отстегнул хлыст от седла и побежал к хижине.

– Энни! Где ты? – кричал он на ходу.

Ее исчезновение там, у шахты, привело его в панику. Энни, должно быть, вернулась домой, думал он. А вдруг заблудилась в горах?

Джем вился под ногами и возбужденно лаял. Это было признаком того, что Энни должна быть здесь, ведь собака оставалась с ней. Но Энни нигде не было – ни на улице, ни в доме. И никаких других признаков, кроме Джема, что она появлялась здесь.

– Пойдем, мой мальчик, – позвал Чейс пса, направляясь из дома на улицу. Но Джем отказывался следовать за хозяином. Виляя хвостом, он тыкался мордой в дверь спальни.

«О Господи, только не это, – бормотал Чейс – Никто же не попадается в одну и ту же ловушку дважды».

На кухне он взял керосиновую лампу и устремился в темный туннель. До него вдруг донесся голос Энни, повторяемый эхом. Но слов невозможно было разобрать. Казалось, она говорит сама с собой. Это нисколько не утешило его. А вдруг она разбила голову и сошла с ума?

– Энни! – Он вбежал в пещеру, лампа дрожала в руке, когда он склонился над ямой. – С тобой все в порядке?

Свет упал на ее удивленное лицо.

– Чейс? – Она взглянула на него со дна ямы. – Когда ты пришел? Мы с Джонни только...

– Ты в порядке? – Он засомневался, услышав ее ответ. – Джонни? Кто?..

– В точку, приятель.

– Старовк? – Чейс опустил лампу, желая получше разглядеть лицо мужчины. Хотя он и узнал приятный голос, лампа едва не выпала из рук, когда Чейс явственно различил проступающие из мрака черты друга, которого не видел пять лет. – Старовк? Что ты здесь делаешь? Что ты делаешь там, внизу? С ней?

– Он попался в ловушку, – объяснила Энни. – Это долгая история. Я пыталась помочь выбраться и тоже упала.

– Что за женщина, Чейс! – воскликнул Джонни. – Она просто прелесть! Почему ты скрывал ее от нас?

Широкая улыбка старого друга на мгновение повергла Чейса в неподдельный испуг. Он был бы гораздо больше рад видеть Джонни, если бы не знал его репутации покорителя женских сердец. Экзотическая внешность и загадочный имидж Старовка, наполовину индейца, творили чудеса с женщинами и даже с членами Верховного Суда. После того, как в серьезном земельном споре судьи вынесли приговор в его пользу, он стал самым популярным и дорогим адвокатом по гражданским искам. Представительницы прекрасного пола получили еще один повод бросаться к его ногам.

– Минуту, – сказал Чейс грубовато, – я возьму лестницу.

– Не торопись, – крикнул в ответ Джонни. – Мы с Энни только что обнаружили, что у нас много общего.

– Что ты хочешь сказать? – подозрительно бросил Чейс.

– Ничего такого, по поводу чего стоило бы так волноваться. Она, оказывается, любит острую пищу, и я тоже. Вот и все.

– Ты уверен, что это все?

– Ну да. А, вот еще, пожалуй, вестерны. Мы оба их обожаем. Так ведь, Энни? И...

– Что «и»?

– Чейс, – вмешалась Энни, – ты нас вытащишь, наконец, из этой ямы?

– Нет, пока не получу ответ. Так что же – «и»?

– А ты уверен, что хочешь знать, Бодин?

– Давай, давай, Старовк, открой ваш секрет.

– О'кей, ковбой, но помни, что сам попросил. Энни мне здесь рассказала, что ей нравятся мужчины индейского происхождения. Говорит, что выросла в тропическом лесу, где аборигены быстры и ловки, как пантеры. – На красивом лице Джонни появилась хитроватая улыбка, – У этой леди превосходный вкус, Чейс. Если ты не собираешься жениться на ней, я хотел бы... Ты когда-нибудь обращал внимание на ее глаза? Очаровательные! Я не знал, что бывают глаза такой голубизны.

– Я заметил. – Чейс размахивал лампой, но все равно никак не мог поймать взгляд Энни. Он хотел увидеть ее реакцию на неприкрытое нахальство пройдохи Старовка.

А Энни лучезарно улыбалась, разрумянившись, как невеста. Проклятие, эта женщина сияла, она светилась, как рождественская елка.

– Ты забыл, Джонни, что я уже женат на ней?

Старовк улыбнулся еще шире:

– А ты забыл, Бодин, что я адвокат? Я сумею аннулировать ваш... фиктивный брак.

– Слишком поздно, друг мой. Наш союз уже скреплен: Энни и я спали вместе прошлой ночью.

– Чейс! – Глаза Энни предупреждающе сверкнули. – Тебе не кажется, что это очень личное? Теперь, пожалуйста, вытащи нас отсюда.

Ее тон не позволял продолжать нести глупости, но Чейс не мог успокоиться, пока Энни рядом с этим обольстителем. Он сходил за лестницей и вытащил пленников из ямы.

– Старовк – и... женат? Смешно, – нанес Чейс первый удар бывшему партнеру. – Ты ведь не способен поддерживать такие отношения. Ты сделаешь несчастной даже самую прекрасную женщину.

– А ты уже сделал, Бодин. – Джонни многозначительно взглянул на Энни.

В глазах Чейса горела жажда отмщения, и он едва сдерживал себя.

– Давай закончим этот разговор наедине. Только я и ты, Старовк. – Голос Чейса был угрожающим, но спокойным.

У Энни перехватило дыхание. Она видела, что Чейс убил человека в Коста Браве, но и тогда он не был так свиреп. Слепая сила его ярости наполнила комнату, наступила тишина. «Кому-то будет плохо», – подумала Энни.

Джонни ответил на вызов Чейса медленным кивком.

– Нет! – закричала Энни. – Хватит, прекратите оба! Я не собираюсь выходить замуж ни за кого из вас. Ясно? И не желаю стать боевым трофеем.

– Не вмешивайся, Энни, – Чейс сорвал с себя куртку и отшвырнул в сторону. Большой кусок голубоватого стекла выпал из кармана к ногам Энни. Она подняла осколок, почувствовав сильный лекарственный запах. На стекле сохранился небольшой кусочек наклейки.

– Чейс, где ты взял это?

– Зачем тебе?

– Такое лекарство купил управляющий ранчо в аптеке.

– О чем ты говоришь? – Чейс закатывал рукава рубахи. Он мрачно посмотрел на Энни, с трудом сдерживая гнев. – Какой управляющий?

Энни быстро пересказала встречу с управляющим ранчо Макэфри.

– Я дала ему несколько народных рецептов. Но он не послушался моего совета, – подвела она итог.

Чейс взял у нее осколок, рассмотрел со всех сторон.

– Он пил из этой бутылки в баре «Устрицы прерий». – Чейс прищурился, глядя на свет через стекло и быстро соображая. – Все сходится, – прошептал он. – Этот гад платил Джеку за то, чтобы сбивал меня со следа, а сам тем временем грабил свое и чужие ранчо.

– Кто? – спросила Энни.

– Действительно, кто? – эхом отозвался Джонни.

– Управляющий Макэфри, – отвечал Чейс, не отрываясь от стекла. – Он, наверное, встречался с Джеком в шахте, чтобы расплатиться. Скорее всего, он и спас того от тюрьмы.

– Правда? – Энни была очень удивлена. – Управляющий воровал скот с собственного ранчо? Прямо, как в книжке, которую я в детстве читала!..

– Не совсем, – проговорил Чейс. – Грязную работу за него делали другие. Но организатор – он. Бьюсь об заклад.

Чейс положил осколок стекла в карман рубашки, схватил куртку и снял со стены ружье. Дикая решимость была на его лице.

– Эй! – окликнула Энни, увидев, что он направляется к двери. – Куда это ты собираешься?

– За этим негодяем, – отвечал Чейс яростно. – Он неделями водил меня за нос. Теперь я прижму его, да так, что мало не покажется.

Энни стояла, как вкопанная, когда мужчины сообщнически хмыкнули и ударили по рукам. Своеобразный ковбойский ритуал. Через мгновение они направились к двери, совсем забыв о ней.

Их удальской смех побудил Энни к решительным действиям. Две минуты назад они едва не подрались из-за нее, а теперь заряжали ружья, травили военные байки и возбужденно смеялись, планируя «надрать задницу» управляющему.

Энни увидела на кровати хлыст, о котором в спешке Чейс забыл. Она живо вспомнила, как проклятая штуковина пугала ее. «Интересно, кто-нибудь проверял действие этого хлыста на... Чейсе?»

Парни уже садились в джип, когда Энни вышла на крыльцо с хлыстом в руке.

– Чарльз Бодин! Не будешь ли ты так любезен выйти из машины?

Чейс непонимающе взглянул на нее. Ковбойская шляпа затеняла его черные глаза.

– Энни, что случилось?

– Ничего не случилось, – сказала она, постукивая хлыстом по ноге. – Просто ты никуда не поедешь, пока я не разберусь с тобой до конца.

Джонни присвистнул:

– Ого, это уже серьезно.

– Энни, будь разумна, – говорил Чейс. – Там у меня ворюга, а ты...

– А я – женщина. Здесь. Твой управляющий никуда не денется. Он может подождать. А я не могу.

– Бодин! – Джонни расхохотался от души. – Ты не говорил мне, что она управляется с хлыстом. Нет, я решительно влюблен...

Энни не обратила на лесть никакого внимания. Она мягко, вежливо, но весьма настойчиво обратилась к бывшему напарнику Чейса:

– Джонни, было бы приятно встретить тебя еще через столько же лет. Но не мог бы ты сейчас уехать? Нам с Чейсом кое о чем нужно поговорить.

Мужчины не пошевелились. Тогда Энни сошла с крыльца и стала перед Чейсом, разматывая хлыст. Она пока не имела представления, удастся ли ей сделать задуманное. Справится ли она с хлыстом? Но ведь у нее отличный учитель – сам Чейс. Каждый штрих его движений накрепко запечатлен в ее памяти.

Чейс изумился, увидев отчаянную борьбу Энни с огромным хлыстом. В ее руках хлыст извивался, скользил и раскачивался, словно змея. В конце концов Энни, подняв хлыст, приготовилась к «дрессировке».

Чейс не смог сдержать улыбки, В таком темпе она управится с хлыстом, дай бог, к Рождеству. В душе же он жалел упрямицу.

Она, казалось, была меньше хлыста и, если вспомнить, всегда смертельно боялась его. Только сильная ярость могла заставить ее прикоснуться к грозному предмету.

– Энни, положи хлыст, – сказал Чейс, подходя к ней. – Можно порани...

Но прежде чем он произнес последнее слово, прежде чем успел моргнуть, хлыст взметнулся в воздухе и обрушился на Чейса, сбив с головы шляпу.

– Черт побери, – изумленно прошептал Джонни.

Сердце Чейса екнуло, глаза полезли на лоб. Он провел рукой по волосам, еще не веря, что она сделала. Он хотел рассердиться, но немое восхищение взяло верх. Лицо Энни украсила победная улыбка, голубые глаза сверкали от возбуждения. Разрази его гром, Энни сексуальнейшая женщина из всех когда-либо встреченных им.

– Джонни, черт возьми, уберешься ты отсюда? – крикнул Чейс. – Видишь, мне тут с женщиной нужно разобраться.

– У, счастливчик, – протянул Джонни, направляясь к своей машине. – Если понадоблюсь, я в городе, в отеле. Будь помягче с ним, Энни.

И Джонни умчался, оставив после себя облако белесой пыли.

Чейс и Энни стояли под раскаленным солнцем Вайоминга, оценивая друг друга. Сладкая дрожь пробежала по Энни от страсти в глазах Чейса. Казалось, он возьмет се сейчас, прямо здесь, на траве.

Чейс сделал к ней шаг, но Энни подняли хлыст:

– Назад, ковбой. Ты не подойдешь ко мне, пока я не получу кое-какие ответы.

– Энни, сейчас мне плевать на всех растреклятых воров. Ты это хотела услышать? Я хочу только тебя, ангел, раскинувшуюся на спине, горячую от страсти и ждущую меня.

– Чейс, прекрати! – Она отступила, пересиливая желание рассмеяться. – Ты не притронешься ко мне, пока не объяснишься. Мне тоже плевать на всех воров мира. Я хочу знать, зачем ты сказал Джонни о женитьбе и нашей прошлой ночи?

– Но ведь мы женаты. – Понимающая улыбка появилась на его лице: вот, оказывается, к чему она клонит. – И подтвердили это... прошлой ночью. Ты же не забыла, как мы с тобой сделали это, правда, Энни? Лично я никогда не забуду.

Чейс подцепил пальцами кожаный ремень, и джинсы съехали на бедра. Это откровенное движение до подробностей напомнило ей, как они «подтвердили» свой брак. Но если он теперь всего лишь продолжает играть с ней, то это слишком жестоко.

– Ты слышишь меня, Бодин? – горячо настаивала Энни. – Объяснись. Прошлой ночью ты не хотел иметь ничего общего с путами брака, оравой ребятишек и желтыми занавесочками, помнишь?

Чейс глубоко вздохнул, стараясь справиться с собой и взять ситуацию под контроль. Он расстегнул верхнюю пуговицу рубахи, пригладил взъерошенные волосы.

– Я буду уважать брак, если ты захочешь. Я поеду в иммиграционную службу и скажу там, что женился на тебе в Коста Браве. Заявляю это серьезно. Ты моя жена, Энни.

Энни почувствовала, как свет слепит глаза, а сердце ее вот-вот вырвется из груди. В то же время его слова звучали как-то отчужденно, сухо. Когда он это решил? Что делал без нее? Провел ночь, убеждая себя поступить с ней честно?

– Мне не нужны твои жертвы, Чейс. Я могла бы принять их в день, когда пришла сюда впервые, но не сейчас. Слишком много всего произошло.

Что делать Чейсу – плакать или смеяться над иронией судьбы? Все перевернулось с ног на голову. Прошлой ночью он задавался вопросом о мотивах ее поведения. Теперь же она не доверяла ему. Нужно заставить ее понять то, чего он сам долгое время не осознавал, что открылось только прошлой ночью, – во-первых, после акта любви и, во-вторых, после столкновения со смертью.

– Я ничем не жертвую, Энни. Всю жизнь я играл со смертью. И, пожалуй, только это давало ощущение, что ты еще жив. Но у меня появилась веская причина хотеть жить. Это ты, Энни. Мы женаты, и я хочу, чтобы было именно так.

– Ты хочешь? Но почему?

Вот это вопрос! Он и Энни были полными противоположностями, абсолютно по-разному смотрели на мир. Она вся состояла из противоречий, но в ее сердце жила непоколебимая вера в добро. Стойкая маленькая ива, упорно сражающаяся с непогодой. А он – огромный могучий дуб. Но Чейс учился. Учился уступать в мелочах и выигрывать в главном. Он учился любить женщину.

– Я не могу выразить это словами. Знаю, женщина любит слушать признание, как мужчина теряет голову от любви и не представляет без женщины своей жизни. Все это абсолютно так и в моем случае. Но причина более простая и, наверное, не такая поэтическая. – Он взмахнул руками, стараясь подобрать слова к тому, что невозможно объяснить. – Я просто чувствую себя лучше рядом с тобой, Энни. О, понимаю, в это трудно поверить из-за моего поведения в последнее время. Но это здесь, внутри меня. – Его голос сорвался. – Такого со мной никогда не было.

– Чейс...

– Я люблю тебя, Энни.

Неверие и радость переплелись в ее душе.

Она не могла пошевелиться. Чейс вдруг отдалился на тысячи миль, и огромная, непреодолимая пропасть разделила их. Само истерзанное сердце Энни сотворило ее. Она ждала признания в любви так долго, что сейчас просто не могла поверить в свершившееся.

– Иди ко мне, Энни, – сказал Чейс, протягивая руки.

Слезы застлали ее глаза, когда она услышала его хриплый зов. Энни явственно вспомнила свою клятву идти за ним хоть на край света. И она пойдет за ним. Потому что у нее нет другого выбора. И потому, что другого выбора она не хотела.

– О, Чейс... – Она закрыла глаза, испуганная тем, что не может даже пошевелиться. Чем больше она сопротивлялась неожиданному параличу, тем тяжелее становились ее руки и ноги. И он сам пришел за ней. Энни обхватила его шею, слезы хлынули из глаз, она задрожала в страстных объятиях. Чейс осторожно опустил Энни на траву.

– Ты еще хочешь быть моей женой, Энни? Выйдешь за меня? Снова?

Ответ звенел в ушах самой Энни колокольным перезвоном, таким громким, что, казалось, мог бы оповестить всю вселенную. Но из ее уст наружу вырывались лишь неразборчивые звуки.

– Ты говоришь «да», Энни? Честно говоря, у меня нет всего, что нужно бы дать женщине. – Он приподнял ее руку, как обычно делают мужчины, собираясь надеть кольцо на женский пальчик. Вместо кольца он достал что-то из кармана рубашки и с нежностью, положил на ее раскрытую ладошку.

– Но я обещаю, что у тебя всегда будут цветы.

Энни взглянула на маргаритку, прекрасный цветок, заменивший тот, который Чейс «срезал» своим хлыстом. Ни с чем не сравнимое счастье охватило ее настолько, что невозможно оказалось выразить вслух, как она любит цветы и как она безумно любит его, Чейса.

Она поднесла маргаритку к губам:

– Мне этого достаточно.

Эпилог

Было изумительное летнее утро, словно нарочно предназначенное царственной природой, чтобы собирать чернику на берегу ленивой реки или... выходить замуж за человека, которого обожаешь больше всего на свете. Энни выбрала последнее. Никогда раньше не выглядела она так прелестно. Простое свадебное платье было очень к лицу юной невесте. Глубокий вырез приоткрывал худенькие плечи, фарфоровая кожа порозовела от волнения. Венок из диких маргариток венчал медноволосую голову. По этому торжественному случаю на Чейсе была замшевая куртка с бахромой и новая ковбойская шляпа. Женщины из толпы любопытных не скрывали своего восхищения женихом, нетерпеливо ожидавшим свою единственную избранницу. «Каков красавец», – шептали самые томные. Увидев Энни, все замолчали. Казалось, даже птицы притихли в ветвях, когда невеста остановилась рядом со своим суженым. Прежде чем взглянуть на священника, две пары любящих глаз встретились во взаимном восторге.

Джонни Старовк был на этой свадьбе главным свидетелем. На его лице застыло торжественное выражение. Рядом с Джонни, виляя хвостом, сидел Джем.

Мелодичный шум реки стал как бы своеобразным аккомпанементом венчальной церемонии. Священник объявил Чейса и Энни мужем и женой. Молодые скрепили свой союз нежным поцелуем. Вдруг странный шум послышался в отдалении. Чейс и Энни повернулись к гостям. Угрожающий треск нарастал, словно к толпе направлялся вертолет. Земля буквально задрожала, когда на дороге показалось хромированное чудовище.

– Кто это? – изумилась толпа, когда лихой мотоциклист направился прямо к месту церемонии. Стекла летных очков его блестели на солнце, концы черного платка, повязанного вокруг головы, развевались по ветру. Мотоциклист выглядел так же усстрашающе, как и его демоническая махина. Он резко затормозил в каких-нибудь шести футах от молодых. Протерев стекла очков, гость стал осматриваться в поисках кого-то. Небритый, с русой выцветшей гривой волос, он поразил всех, особенно женщин: настоящий горный лев!

Чейс и Джонни тут же узнали прибывшего. Но именно Энни произнесла его имя. В морской куртке Джеф Диас выглядел так же, как и пять лет назад. Красавец-герой из прошлого. Увидев его и узнав, Энни вспомнила каждую трагическую деталь, каждый момент последней миссии коммандос. Она посмотрела на Чейса и поняла, что он тоже вспомнил все. Задумчиво молчал и Джонни Старовк.

– Чейс Бодин! – крикнул Джеф, обращаясь в толпу. – Мне сказали, я найду тебя здесь.

Толпа расступилась перед ним, словно перед настоящим горным львом. Чейс подошел к Джефу, ведя за собой Энни.

– Я здесь, Диас!

Джеф уставился на праздничный наряд Чейса и спросил в полном смущении:

– Что происходит, Бодин? Я получил срочное послание. Там значится, что твоя жизнь в опасности.

– Извини, приятель, – Чейс расплылся в радостной улыбке, – ты приехал слишком поздно, чтобы спасти меня. Я только что женился.

– Женился? – Джеф Диас был в шоке. – Нет, я не верю. Женатый Чейс Бодин?! Нет, вы только посмотрите... – Он хрипло рассмеялся, недоверчиво качая головой. – Господи, парень, если это так, я действительно сожалею. Наверное, приехав на час раньше, я успел бы тебя спасти.

– Если бы ты приехал на час раньше, дружище, ты бы непременно похитил у меня невесту, – иронично отпустил Джонни Старовк, пробираясь сквозь толпу, чтобы поприветствовать запоздавшего товарища.

– Старовк, а ты-то что здесь делаешь?

Темные глаза Джонни сощурились, он ухмыльнулся и пожал бывшему партнеру руку:

– Выполняю специальное задание, Джеф: убираю Чейса Бодина из соперников.

Джеф Диас вновь взглянул на Чейса, но уже с симпатией к его положению.

– Но что ты имел в виду, когда сообщил об опасности, Бодин? Ты, наверное, имел в виду...

– Да, Джеф. Может, хочешь поздравить и мою «опасность»? – Чейс осторожно подтолкнул Энни вперед и обнял ее за талию. – Это моя жена. Ты должен вспомнить ее как Энни Вэлс.

Изумление отразилось в зеленых глазах Джефа, когда он увидел Энни поближе.

– Это же девочка, которую ты спас, – наконец произнес он. – Та, которая погибла, как нам сказали. – Он понимающе кивнул. – Она больше, чем красива. Она – божественна. Я не удивляюсь, что ты потерял голову.

Энни пожала руку Джефа:

– Спасибо.

Глаза ее от радости стали небесно-голубыми. Джеф так крепко обнял невесту, что Чейс поспешил прервать дружеские приветствия и вытащил тоненькую Энни из хищных лап Джефа Диаса.

– Найди себе собственную женщину, Диас, – сказал он ревниво, прижимая Энни к себе. – Эта – моя.

Джеф и Джонни отступили назад, как бы насмехаясь над необычным поведением старого товарища.

– Не будьте так самодовольны, кумовья мои. Такое обязательно случится и с вами.

Но друзья в один голос категорически отвергли подобное. Энни, глядя на них, думала, что эти закоренелые холостяки в самом деле питали отвращение к каким бы то ни было оковам. Она сейчас не могла представить женщину, которая смогла бы привязать к себе кого-либо из них.

Что касается Джефа Диаса, она, наверное, не смогла бы стать укротительницей этого льва. Для этого нужна очень ловкая львица. А Джонни Старовк был весьма опасен, как любой хищник в джунглях. Черная пантера притаилась в ожидании... Но кого? Знала бы Энни ту бедняжку, которая рискнула бы пересечь тропинку жизни Джонни, тут же посоветовала бы ей спасаться бегством.

Энни приятно вздрогнула, умиротворенная тем, что согрета руками именно Чейса. Веселые голоса толпы вернули ее на праздник – ее собственную свадьбу! Глядя в любящие глаза мужа, ее исполнившуюся мечту, Энни рассмеялась от счастья. «Чудо номер два, – подумала она. – Пусть их будет как можно больше!»


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 11
  • Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики