КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Во власти наслаждения (fb2)


Настройки текста:



Элоиза Джеймс Во власти наслаждения

Посвящается Шэрон Косик из прекрасного магазина «Книжная полка». Она руководила моим чтением и вдохновляла на литературное творчество. Спасибо.

Глава 1

Кент, Англия

Апрель 1798 года

Когда до дня рождения Шарлотты — ей должно было исполниться семнадцать — оставалась неделя, ее жизнь, словно блестящий игрушечный шарик, распалась на две половинки: до и после. Во время «до» Шарлотта гостила у Джулии Брентортон, своей самой близкой школьной подруги…

Они с Джулией вместе мучились в пансионе: невыносимо скучные уроки латинского; уроки музыки; уроки танцев; обучение рисованию; занятия по этикету, которые проводила сама директриса — леди Сипперстайн. По-настоящему неприятным был только этикет.

«Джулия! — шипела леди Сипперстайн, неожиданно возникая за ее спиной. — Скрестите ноги в щиколотках, когда садитесь на низкий диван». Леди Сипперстайн с выступающей вперед подобно корабельному носу грудью выглядела устрашающе.

«Поднимитесь по лестнице еще раз, Шарлотта, и на этот раз не покачивайте бедрами! Вы крутите ими неподобающим образом».

Эта дама точно знала, чем отличается поклон герцогине от поклона королю, и муштровала своих учениц так, будто им предстояло кланяться этим персонам каждый день.

Она знала множество непреложных истин: «Увольняя слугу, следует обращаться с ним как с ребенком — уверенно, решительно и равнодушно… Выбор подходящего подарка для больных зависит от того, где они живут: если в вашем имении, то прикажите повару приготовить мясное желе и отнесите его сами, вместе с фруктами; если же они живут в деревне — пошлите слуг, пусть отнесут больным тушку курицы. И безусловно, прежде чем войти в дом, убедитесь, что болезнь не заразна. Хоть и важно показать сочувствие, не следует делать глупости».

Часы обучения этикету были наполнены обескураживающими вопросами:

— Джулия! Если во время завтрака войдет лакей с явно распухшей челюстью, как вам следует поступить?

— Отослать его? — нерешительно предполагала Джулия.

— Нет! Сначала следует выяснить, является ли опухоль следствием зубной боли или же непристойной драки накануне. Если он участвовал в драке, увольте его. Если же нет, Джулия?..

— А, послать его к доктору? — с запинкой отвечала Джулия.

— Неверно. Следует сказать дворецкому, чтобы тот дал ему такую работу, где он бы никому не попадался на глаза.. Нет смысла баловать прислугу!

Для Шарлотты главным событием дня был урок рисования. В белой квадратной комнате, где не было ничего, кроме двенадцати мольбертов, она чувствовала себя совершенно счастливой. Они снова и снова рисовали одни и те же предметы в разных композициях: два апельсина, один лимон; два персика, одна груша. Шарлотта ничего не имела против.

Но не Джулия. «Сегодня тыква!» — подавляя смех, подражала она взволнованному голосу мисс Фролип, каким та объявляла предмет очередного натюрморта.

Для Джулии главным был танцевальный класс, но не из-за танцев, а из-за мистера Ласки. Это был семейный, крепкого сложения, доброжелательный, довольно немолодой мужчина, не представлявший опасности для девочек, в чем сходились мнения всех учителей. Но Джулия находила его бакенбарды очень эффектными, и легкому прикосновению его руки, когда мистер Ласки показывал ей фигуры кадрили, она придавала особое значение.

— Я обожаю его, — шептала она как-то ночью Шарлотте.

Шарлотта сморщила нос:

— Не знаю, Джулия, он довольно… ну, он не…

Это было трудно выразить словами. Он выглядел простовато, но как о том сказать, не оскорбляя Джулию? Шарлотта размышляла о страстных признаниях Джулии в любви к учителю с некоторым беспокойством. Она ведь ничего не сделает? Конечно, сам мистер Ласки не станет… Но Джулия так красива! Она похожа на персик — золотистая, нежная, благоухающая. А что, если мистер Ласки?..

Одна из гувернанток Шарлотты, говоря о мужчинах, настойчиво внушала ей: «Они хотят только одного, леди Шарлотта! Одного. Не забывайте об этом и не дайте себя погубить!» Шарлотта кивала, недоумевая, что же это за «одно».

Поэтому она прошептала в ответ:

— Не думаю, что он такой уж красивый, Джулия. Ты заметила красные прожилки у него на щеках?

— Нет! — возразила Джулия. — Нет у него никаких красных прожилок!

— Нет, есть, — сказала Шарлотта.

— Как ты все замечаешь? — рассердилась Джулия.

Наконец обучение подошло к концу, и девушек одну за другой стали забирать титулованные родственники или просто слуги, чтобы снять мерки, нарядить и, как говорила Джулия, «разукрасить» к дебюту — их первому выезду в свет. Пришло время перемен, которые вели к брачным контрактам и приданым, балам и свадьбам.

На Шарлотту, дочь герцога, смотрели с завистью. Ее-то дебют будет великолепным. Ее старшая сестра Виолетта впервые предстала перед светом в бальном зале, сплошь украшенном белыми лилиями.

Шарлотта была единственной, кого все это мало интересовало. Если говорить правду, ей хотелось остаться в белой квадратной комнате и рисовать — яблоки или (если рынок на этой неделе особенно богат) хурму. Она рисовала хорошо и знала это, и мисс Фролип это знала, но на этом все и кончалось.

Впереди ее ждет дебют, так что для хурмы времени останется мало. Поэтому, когда мать приехала за ней в школу для девочек леди Чаттертон, Шарлотта почувствовала облегчение, но не радость.

Ее мать прибыла в полном вооружении: в герцогской карете с четырьмя лакеяйи на запятках, и все в ливреях! Герцогиня была застенчивой, и мысль о встрече с грозной леди Сипперстайн приводила ее в ужас. Бедная мама, подумала Шарлотта. Она, должно быть, очень волнуется.

Наконец, леди Сипперстайн величественно отпустила Шарлотту с матерью, и те укрылись в своей карете. Герцогиня самым неподобающим образом расплылась в улыбке и, откинувшись на атласные подушки, сказала:

— Слава Богу, ты окончила школу, Шарлотта! Мне больше никогда не придется встречаться с леди Сипперстайн! Мы можем жить спокойно. Как получилась последняя картина, дорогая, — апельсины, не так ли?

Мать Шарлотты была предана своим детям и с любовью следила за всеми их достижениями, даже если, как в случае с Шарлоттой, они сводились к длинному ряду акварелей, изображающих фрукты.

— Хорошо, мама, — сказала Шарлотта. — Приедем домой, и я покажу тебе.

Шарлотта слегка нахмурилась. Мать восторгалась всеми ее работами.

— Прекрасно, — безмятежно сказала леди Аделаида. — Я завтра же отошлю ее к Саксони. Мы очень хорошо украсили этот зал, милочка. Еще две или три акварели, и стена будет заполнена.

Шарлотта поморщилась. Кажется, родители рассматривали ее картины как декоративный материал, новый тип обоев. Каждую новую картину отсылали к самому лучшему мастеру (господа Саксони, поставщики двора), чтобы ее вставили в позолоченную раму с подходящей виньеткой, выбранной лично мистером Саксони-старшим. Затем ее вешали в длинном-предлинном ряду фруктов (и нескольких попавших туда овощей), которые украшали восточное крыло особняка.

— Теперь, Шарлотта, — решительно заявила леди Аделаида, — мы должны немедленно заняться подготовкой к твоему дебюту. Кстати, я случайно узнала, что леди Ридлфорд, мать Изабеллы, уже назначила бал на девятнадцатое августа, воскресенье, а именно в этот день я собиралась устроить твой бал, дорогая. Так что мы должны выбрать время немедленно и объявить о нем. Я подумала об уикэнде неделей раньше. Как ты считаешь, милочка?

Шарлотта не ответила. Она думала о своей последней картине. Но Аделаида привыкла, что Шарлотта может внезапно уйти в себя, и просто продолжала излагать свои планы…

Когда Шарлотта вошла в зал, который ее брат Хорэс называл «фруктовым садом» (длинный ряд картин в восточном крыле), она заметила, что часы, проведенные за рисованием под руководством мисс Фролип, не пропали для нее даром: бесформенные апельсины превратились в круглые; яблоки утратили ядовито-красный цвет и стали похожи на настоящие.

Сейчас она работала именно над цветом. Цвет так сложен: например, апельсины. Закрывая глаза, она представляла ярко светящиеся апельсины. Она часами смешивала и смешивала немножко желтого, синего, коричневого, но тот апельсин, который она видела мысленным взором, не получался. Настоящие апельсины сверху имели легкий коричневатый оттенок и темные прожилки: эти цвета пахли солнцем, теплыми морями, фруктовыми садами, а не длинными залами или белыми комнатами.

Но Шарлотта после приезда в Калверстилл-Хаус с трудом находила время для рисования. Она терпеливо проводила часы с портнихами, которые вертели ее и кололи булавками, и целыми днями обсуждала планы своей матери.

— Дорогая моя, — объявила мать, — дельфиниумы!

Шарлотта уставилась на нее:

— Что — дельфиниумы, мама? — наконец спросила она.

— Дельфиниумы! Они будут твоим цветком на балу! Я ломала голову… Ты знаешь, я выбрала для бала Виолетты лилии. Мне пришлось отказаться от других цветов — из-за ее имени, но дельфиниумы обладают таким приятным голубым цветом. Они будут прекрасным фоном для твоих волос.

В то время была мода на блондинок: блондинки с локонами и голубыми глазами, но у Шарлотты, в отчаянии думала мать, полосы черные как смоль. Глаза у нее были зеленые, а кожа молочно-белая. Правда, после некоторых усилий ее волосы укладывались безупречными локонами, а кожа приобретала цвет сливок, но все равно Шарлотта не была похожа на прелестную кокетливую дебютантку. Брови изгибались над ее глазами, похожими на море в ненастный день. Да и все лицо ее заострялось как вопросительный знак: тонкая линия подбородка образовывала треугольник и поднималась вверх — к глазам и взлетающим бровям.

Герцогиня тихонько вздохнула. Когда Шарлотта чувствовала себя счастливой, она становилась самой красивой из ее дочерей. Ее просто надо убедить, что у нее очень удачный дебют, и больше ничего.

На всех примерках Шарлотта стояла неподвижно, как каменная. Закрыв глаза, она изучала апельсины, появлявшиеся в ее воображении. Может быть, надо больше красного. А может, начать с ярко-красного и возвратиться к оранжевому, слоями?

— Шарлотта! — произнесла мать. — Мисс Стюарт пытается укоротить тебе юбку. Пожалуйста, повернись, когда тебя просят.

— Шарлотта! Я уже дважды просила тебя, пожалуйста, подними руки.

— Шарлотта!..


Наконец примерки закончились, и последние жемчужинки были старательно нашиты на платье, в котором Шарлотта предстанет перед светом. Семнадцать бальных платьев, достойных дочери герцога, были завернуты в папиросную бумагу и помещены в шкаф; дельфиниумы росли хорошо, к великой радости герцогини; из деревни привезли десяток лакеев; полы в бальном зале были натерты и канделябры сияли, а лондонскую полицию уведомили об оживленном вскоре уличном движении — Калверстилл приведен в полную готовность для введения своего чада в высший свет. Лондонскому высшему свету отправили приглашения. И он их принял. Возможно, герцогиня и была застенчивой, но ее любили: она отличалась изобретательностью и не была стеснена в средствах. Приглашением на бал в Калверстилл никто не смог бы пренебречь.

Вероятно, наибольшее значение имел тот факт, что приглашение приняли молодые люди, причем абсолютно все — щеголи, придворные, кавалеры, прожигатели жизни, — принадлежавшие ко всем кругам, группировкам и кланам Лондона. Ходили слухи, что Шарлотта красива (две ее старшие сестры были красавицы) и наверняка получит превосходное приданое, ибо у отца карманы набиты деньгами.

Но до бала оставалось еще две недели. Поэтому Шарлотта получила разрешение съездить в деревню навестить Джулию. Маму Шарлотты эта поездка не очень беспокоила.

— Шарлотта, ты не должна появляться в свете; сейчас Ужасно сложное, требующее осторожности время, — сказала она, глядя на свою послушную, но довольно равнодушную дочь.

Неужели Шарлотту действительно не интересует ее дебют? «Нет, нет, — думала герцогиня. — Ей же нравилось обсуждать туалеты, и мы с таким удовольствием рассматривали все эти шелка. Она так прекрасно разбирается в цвете!» И герцогиня ощутила прилив любви к своей младшей дочери, которая никогда не причиняла ей больших волнений и беспокойств: Шарлотта была разумной и сдержанной.

Шарлотту доставили в имение сквайра Брентортона, находившееся в нескольких часах езды от Лондона, в герцогской карете, но всего с одним лакеем. Джулия встретила ее с сияющими глазами. Она тоже могла показать бальные платья — не такие расшитые и без жемчужин по краям юбок, — но, несмотря на это, тоже красивые. И конечно же, она была влюблена.

— Он восхитителен, Шарлотта! Я обожаю его! Совсем не похож на старого мистера Ласки, Шарлотта. Он красив, по-настоящему красив; он тебе очень понравится, никаких красных прожилок!

Шарлотта сделала гримаску:

— Что ты имеешь в виду, говоря «красивый»? И о ком мы говорим?

Она немного встревожилась, заметив, что фиалковые глаза Джулии затуманились от любовных грез.

— Его зовут Кристофер, — сказала Джулия. — У него локоны… Он похож на Адониса, правда, Шарлотта.

— Но кто он?

У Шарлотты снова проснулись подозрения: было нечто уклончивое в том, как ее подруга переводила мечтательный взгляд с одного угла комнаты на другой. Джулия чуть-чуть надула губы.

— Джулия! — подавляя улыбку, угрожающе произнесла Шарлотта.

Ее подруга была такой глупенькой и наивной. Всего лишь несколько недель назад она горько плакала, что больше никогда не увидит мистера Ласки.

«Он больше никогда не обнимет меня, — рыдала она, в подушку; — мы больше никогда не будем вальсировать вместе». Даже Шарлотта была тронута и засомневалась, не была ли она слишком жестокой, постоянно указывая на полноту нижней части спины мистера Ласки и увеличивающуюся лысину на его голове, Джулия опустила глаза.

— Он — Божий человек, — тихо сказала она наконец.

— Кто? — не поняла Шарлотта.

— Он… ну он — викарий, — произнесла Джулия.

— Викарий? Джулия!

— У него светлые локоны, Шарлотта. Он похож… ну, он похож на картинку, — призналась она в самом страшном.

Она уже не обращала внимания на нахмуренные брови Шарлотты и перечисляла многочисленные достоинства викария: он молод и намного красивее всех, включая продавца душистой лаванды, иногда проходившего мимо школы и до настоящего времени причислявшегося к самым красивым мужчинам, хотя мистер Ласки и оставался самым дорогим ее сердцу.

— И ты полюбишь его, Шарлотта. Потому что он полон добродетели и совсем худой. Помнишь, ты всегда говорила, что бедный мистер Ласки немного толстоват. И он удивительно подходит для того, чтобы его нарисовать. — Джулия вдруг выпрямилась и испытующе взглянула на Шарлотту. — Ты не предполагаешь… Не можешь же ты и дальше рисовать фрукты! Ведь мы уже не в школе, Шарлотта! Почему бы тебе не предложить Кристоферу написать его портрет?

— Ты с ума сошла, — ласково возразила Шарлотта. — Я не хочу писать портрет молодого человека, которого даже не видела, к тому же мама в обморок упадет от шока.

— Шарлотта! Тебе пора уже подумать о мужчинах, а не о картинах, — довольно резко заметила Джулия. — Кажется, ты еще не проявляла к ним интереса.

В воскресенье Шарлотта с упавшим сердцем признала, что викарий действительно красивее продавца лаванды. Джулия так упорно не сводила с него преданного взгляда, что Шарлотте пришлось дважды толкнуть ее локтем, чтобы та склонила голову в молитве. Краем глаза Шарлотта тоже наблюдала за ним. На викарии была строгая черная сутана; локоны аккуратно приглажены. Он не выглядел как картина, он напоминал статую — статую шаловливого фавна. Уж слишком тщательно были уложены его вьющиеся волосы, решила Шарлотта, а выражение лица казалось капризным. Как у ее брата Хорэса, когда его исключили из Оксфорда.

По дороге из церкви Шарлотта заметила, как викарий — его волосы блестели под лучами холодного весеннего солнца — подмигнул Джулии и чуть заметно, с особым значением ей улыбнулся. А когда сквайр и его жена отвернулись, чтобы поздороваться с друзьями, Шарлотта увидела, как он сунул Джулии клочок бумаги, и ощутила слабость в коленях.

Всю дорогу домой Шарлотта занимала приятной беседой ничего не подозревавших Брентортонов, в то время как в голове ее вихрем проносились тревожные мысли. Джулия погибла! Если кто-нибудь узнает, что она переписывается с молодым человеком, она никогда не сможет бывать в Олмаке. Ее никогда не примут в высшем свете. Она никогда не найдет себе мужа.

Когда они вернулись в Брентортон-Холл, Шарлотта решительно взяла Джулию под локоть и потащила вверх по лестнице в ее комнату. Затем захлопнула за собой дверь и, прислонившись к ней спиной, не говоря ни слова, протянула руку.

Джулия посмотрела на нее с возмущением, смерила взглядом высокую фигуру Шарлотты. Джулия была слабая и маленькая. Ей бы не удалось оттолкнуть Шарлотту от двери. Она вздохнула и, усевшись на кровать, вытащила спрятанный на груди клочок с таким привычным видом, что Шарлотта похолодела.

— Это ничего не значит, — сказала Джулия. — Ничего, Шарлотта! Видишь? — Она показала клочок бумаги.

Шарлотта выхватила его. Там были четыре слова, написанных синими чернилами тонким почерком: «Стюарт-Холл, суббота, 9 часов».

— О Боже, Джулия, ты не… ты не встречаешься с ним тайно, правда? — Шарлотта медленно сползла вниз, сминая юбки. — Что это за место — Стюарт-Холл?

— Там нет ничего плохого. — Обрадованная, Джулия наклонилась к Шарлотте. — Это не свидание; я бы ни на что подобное никогда не согласилась. Видишь ли, это — бал-маскарад, который устраивают каждую субботу, и так случилось, что я разговорилась об этом с Кристофером…

— Кристофером!

— Ну хорошо, с преподобным Колби, но мне не нравится его фамилия. В любом случае ничего серьезного, Шарлотта. Этот бал-маскарад посещает множество… э… торговцев и слуг, и Кристофер… мистер Колби говорит, что люди нашего класса никогда не стремятся узнать реальную жизнь, и особенно то, как живут все остальные. Он говорит, что молодые девушки-дебютантки похожи на комнатные растения. Мы совершенно ничего не делаем, а потом нас продают тому, кто больше заплатит, и он говорит, что там совершенно приличные танцы, и все в масках до конца бала, так что никто не увидит наши лица, и…

— Наши! Наши лица! — повторила Шарлотта.

Джулия подвинулась к ней.

— Ты должна поехать со мной, Шарлотта. Ты же это понимаешь? Если ты будешь со мной, все будет выглядеть прилично, а мама знает, какая ты благовоспитанная, и, даже если она узнает, она не так рассердится.

— Она рассердится, — убежденно сказала Шарлотта, словно видя перед собой энергичную и прямодушную мать Джулии.

— Как ты не понимаешь, Шарлотта? Мы просто овцы, которых продают тому, кто больше даст, и…

— Джулия, о чем ты говоришь? — с негодованием бросила Шарлотта. — Какое отношение имеет то, что мы овцы, к тому, чтобы украдкой ехать на бал?

Джулия не была уверена, что помнит, как надо ответить: все казалось совершенно ясным, когда Кристофер с прекрасным печальным лицом говорил ей об овечьей покорности.

— Знаешь, — неуверенно ответила она, — мы просто должны выйти замуж, и мы никогда больше ничего не увидим. О, Шарлотта, — добавила она, отбросив неприятные проблемы морали, — будет весело, разве ты не понимаешь? Ничего неприличного нет в том, чтобы поехать на бал в сопровождении святого отца!

Искорка возмущения вспыхнула в душе Шарлотты. В конце концов, кто-нибудь спрашивал ее, нужен ли ей дебют? Хочет ли она выйти замуж? Но она, конечно, хотела выйти замуж, и единственный путь к замужеству лежал через дебют, поэтому такое направление мысли никуда не вело.

— Я не поеду, если ты не поедешь, — тоненьким голоском произнесла Джулия. — Мы только посмотрим.

Уголки губ Шарлотты приподнялись, она улыбнулась, и Джулия ответила на ее молчаливое согласие громким воплем.

— Только пообещай мне, что не убежишь танцевать со своим викарием и не оставишь меня одну, — сурово предупредила Шарлотта.

— О, не оставлю, Шарлотта! — Глаза Джулии сияли. — Нам надо подняться на чердак и поискать, что надеть. Костюмы. Думаю, там есть какие-нибудь старые домино, Шарлотта пыталась сохранить спокойствие, но безуспешно. Свойственные ей рассудительность и сдержанность оставили ее. Она была вся во власти предвкушения.

Джулия вскочила.

— Сейчас самое время забраться на чердак, Шарлотта. По воскресеньям папа с мамой всегда до самого ленча посещают арендаторов.

Девушки крадучись поднялись по лестнице, минуя этаж, где жили слуги, и очутились в просторном помещении, расположенном под самой кровлей дома. Бледные солнечные пятна падали на старые сосновые доски, пыльные силуэты зачехленной мебели, сундуки с вышедшей из моды одеждой. Шарлотта остановилась на минуту, наблюдая, как кружатся и танцуют в лучах света пылинки, а Джулия решительно направилась к сундукам. Не прошло и минуты, как она обнаружила два широких черных плаща, которые могли целиком скрыть их фигуры. Вскоре Джулия, радостно вскрикнув, вытащила со дна другого сундука две маски.

— Тише, Джулия! — У Шарлотты колотилось сердце.

— Все в порядке, — отозвалась подружка с места; где она связывала костюмы домино в неуклюжий узел. — Никто, кроме, может быть, одного из слуг, нас не слышал.

— А что, если этот один из слуг услышал шум и идет выяснять, в чем дело? — спросила Джулия.

— Ах, Шарлотта, ты такая наивная, — засмеялась Джулия. — Мы, конечно, подкупим его.

И в самом деле, в тот же вечер Джулия подкупила свою горничную, чтобы та проветрила костюмы домино, и, когда они были отглажены и надушены, приключение уже казалось неизбежным. Заливаясь смехом, Джулия напудрила себе и Шарлотте волосы так, что они стали напоминать старомодную прическу двадцатилетней давности.

Джулия была в восторге.

— Посмотри на меня! Я выгляжу в точности как моя мама на том портрете, что висит наверху у лестницы! И никто не узнает тебя, Шарлотта, — подбадривала она. — Когда ты в маске, все, что я вижу, — это напудренные волосы и немножко лица. Как ты думаешь, не слишком много пудры?

Шарлотта посмотрела на себя в зеркало. Определенно Джулия не поскупилась на пудру.

— Ладно, по крайней мере не надо беспокоиться, что нас пригласят на танец, — хихикнув, заметила Джулия. — Вероятно, джентльмен расчихается, если подойдет слишком близко.

«Так, наверное, будет лучше», — с сомнением думала Шарлотта. Они могут поехать просто посмотреть, как живут другие люди, а затем вернуться домой. Выбраться из дома не представляло трудностей. В восточном крыле особняка, где находилась спальня Джулии, была черная лестница. Днем ею пользовались слуги, но в десять часов вечера, когда девушки выходили из дома, все они уже спали в западном крыле.

Девушки дошли до поворота дорожки, где их ожидал викарий. Увидев темную фигуру, прислонившуюся к дверце кареты, Шарлотта замедлила шаг. Ее охватило глубокое убеждение, что этот маскарад — ошибка. Но Джулия сломя голову бросилась вперед, крича «Кристофер!», и вообще вела себя так, словно тайные встречи на темных тропинках не являлись для нее чем-то новым. Шарлотта медленно шла следом, обдумывая, как ей сказать викарию, что они совершили ошибку, и утащить Джулию домой.

Однако, увидев мистера Колби почтительно встретившего их у кареты, Шарлотта почувствовала облегчение. Викарий с серьезным видом поклонился, когда Джулия представила его Шарлотте, и сказал, что, будучи в Оксфорде, он посетил церковь в Калверстилле. Вся эта поездка стала казаться Шарлотте школьной экскурсией. Ей стало намного спокойнее, к тому же Джулия забралась в карету прежде, чем Шарлотта успела сказать что-либо о возвращении домой. Оказалось, что она сама уже сидит в наемной карете на краешке пыльного сиденья, стараясь не помять складки своего домино.

Затем мистер Колби вынул из корзины бутылку шампанского с таким торжественным видом, что стало ясно: они должны присоединиться к нему. Неужели люди, направляясь на бал, действительно пьют шампанское? Пока карета, убыстряя ход, тряслась по большой дороге, Шарлотта нерешительно сделала несколько глотков. Джулия болтала о танцах, балах и слугах.

Шарлотта взяла себя в руки. Из-за ее молчания мистер Колби, должно быть, считает, что она дурно воспитана. Она неуверенно кашлянула, но Джулия так увлеклась своей обычной бестолковой трескотней, что Шарлотта не могла вставить и слова. А Джулия останавливалась только для того, чтобы бросить восхищенный взгляд на викария, который сидел напротив девушек, повернув голову к Джулии.

Наконец Шарлотта уловила момент и стала задавать вопросы — такие, как она слышала, задавала священнику ее мать: какая у него паства и как живут бедные люди?

— Этой местности повезло, — любезно отвечал мистер Колби. — Отец мисс Брентортон более чем щедр в своей помощи приходу.

— Моя мать говорит… — вмешалась Джулия и увлеченно защебетала о чем-то другом, и от этого Шарлотте стало еще спокойнее.

Хотя эта поездка — дерзкая и рискованная затея, она не заслуживала осуждения. Когда-нибудь она даже сможет рассказать обо всем своей матери и посмеяться вместе с ней.

Шарлотта смогла сохранить спокойствие и самообладание, и когда они приехали в Стюарт-Холл. Это было внушительное кирпичное здание, из высоких окон которого лился в сад яркий свет. Не так уж он и отличается от любого дворянского дома, подумала девушка. Как и говорил мистер Колби, все гости были в маскарадных костюмах, причем большинство — в масках. Множество людей собралось там, и, пробираясь сквозь толпу в холле и глядя вниз в бальный зал, она видела пары, приготовившиеся танцевать.

Они протиснулись в зал и нашли свободное местечко сбоку, между статуей Нарцисса и открытыми дверями, ведущими в сад. Мистер Колби, пробравшись через толпу, вернулся с каким-то довольно противным на вкус лимонадом, и теперь они стояли, потягивая этот напиток.

— Знаете, — заметила Джулия, — по-моему, в этом лимонаде есть алкоголь.

— Я бы этого не сказал, — равнодушно ответил мистер Колби. — Просто самые лучшие лимоны, такие как у вас дома, не всем по карману, Шарлотта и Джулия почувствовали стыд за все самые лучшие лимоны, которые они съели за свою жизнь, и с возросшим энтузиазмом принялись за лимонад.

Мистер Колби повернулся к Джулии:

— Потанцуем? — Почтительно посмотрев на Шарлотту, он добавил: — Вы будете здесь в полной безопасности, мы с Джулией сейчас вернемся. Играют вальс, он был любимым танцем моей матушки, и я хотел бы почтить ее память…

У него был такой смущенный и грустный вид, когда он говорил о своей матери (она, должно быть, скончалась недавно), что Шарлотта согласно кивнула, несмотря на то что сама заставила Джулию поклясться ни в коем случае не танцевать. Джулия, конечно, немедленно скользнула в объятия мистера Колби и исчезла в густой толпе.

Он не надел сутану, пришла Шарлотте в голову нелепая мысль.

Затем она подумала рассеянно: «Интересно, где это его мать научилась танцевать вальс? Кажется, это совсем новый танец. В голову не придет — мать викария, кружащаяся в танце!»

Стоять в одиночестве в бальном зале было довольно неудобно. Шарлотта оглядывала танцующих, делая вид, что кого-то ищет. Постепенно она начинала понимать, что публика, по правде говоря, оказалась не совсем такой, какую она представляла. Многие дамы сняли маски, а их костюмы были… как бы сказать, слишком откровенными. Например, дама, одетая Марией Антуанеттой: она держала пастуший посох с крюком, а на голове ее возвышался парик. Но, как заметила Шарлотта, платье на даме было неприлично ярким и с таким вырезом… еще немного, и грудь вывалится наружу! А посмотрите, что она делает с этим пастушьим крючком! Шарлотта почувствовала, как ее щеки заливает краска. Кавалер этой дамы все время смеялся, но Шарлотта не сомневалась, что на тех балах, которые посещает ее мать, никто не ведет себя подобным образом.

И все же, разве не поэтому они с Джулией приехали сюда? Конечно, атмосфера и не могла быть такой, как в Лондоне. Мистер Колби говорил, что с молодыми девушками обращаются как с комнатными растениями и ничего не позволяют делать, напомнила себе Шарлотта. Вот так, должно быть, ведут себя дамы и джентльмены на настоящих балах, а не на балу дебютантки.

И она осмотрелась, пытаясь снова найти «Марию Антуанетту», но едва успела заметить, как та поднимается по лестнице. Очевидно, ей стало дурно, потому что казалось, что кавалер несет ее наверх в дамскую комнату.

Затем ее взгляд привлек к себе человек, стоявший на лестнице. Он прислонился к перилам, когда пышные юбки «Марии Антуанетты» задели его. Незнакомец был высокого роста, выше ее отца. В темно-зеленом домино, в то время как большинство мужчин были в черном. Он выглядел… Он выглядел высокомерным и властным, и очень красивым, насколько позволяла разглядеть его маска. У него были широкие плечи, а в волнистых черных волосах серебрилась седина.

В этот момент рядом с ним остановилась очень хорошенькая девушка в костюме Клеопатры. Казалось, они были знакомы: они смеялись, и он потрепал ее по щеке. Не сводя с них глаз, Шарлотта бессознательно дотронулась до своей щеки. Ей было видно, что у него черные глаза. Ей всегда говорили, что у нее такой вид, будто она постоянно задает себе какой-то вопрос. Совершенно другое впечатление производили его брови. Они придавали ему почти демонический вид — не по-детски капризный, как у викария Джулии, а по-настоящему зловещий. И вдруг что-то теплое разлилось в сердце молоденькой девушки, ибо впервые она увидела мужчину, с которым хотела бы… Что? Поцеловаться, решила она. Да, она бы хотела поцеловать его, со страстной дрожью подумала Джулия, несмотря на то что леди Сипперстайн не уставала повторять, что целовать можно только своего жениха, да и то лишь когда подписаны все бумаги.

Вдруг незнакомец, изящным жестом сбросив зеленое домино с одного плеча, направился вниз по лестнице, ведя смеющуюся «Клеопатру» в танцевальный зал. Шарлогга попыталась не упустить их из виду и даже поднялась на цыпочки, но людей было слишком много. Он своим ростом превосходил большинство мужчин, и временами ей удавалось заметить его серебристо-черные волосы. Сердце у нее громко стучало.

— О, ради Бога! — произнесла она вслух.

Чуть заметная улыбка появилась на ее лице. Она вела себя в точности как Джулия, влюбляясь в красивого мужчину, которого видела впервые. А он, вероятно, лакей. Но где же Джулия? После ее ухода оркестр сыграл уже два или три танца. В Шарлотте, потерявшей подругу, росло возмущение. Как могла Джулия оставить ее одну, когда зал полон людей, ведущих себя по меньшей мере распущенно? Вот хотя бы сейчас: какой-то толстый мужчина в поношенном домино целует свою партнершу, обняв за голые плечи, и они, кажется, даже не обращают внимания на шиканье и недовольство танцующих, наталкивающихся на них.

Слегка повернувшись, Шарлотта посмотрела в угол позади статуи. Зал был оклеен совершенно неподходящими синими обоями с ворсистым рисунком. Она допила лимонад.

Неожиданно ее толкнули, и она упала, потому что кружилась голова. А сверху на нее тяжело навалился человек, толкнувший ее.

Шарлотта ойкнула, ее маска съехала набок, а пудра с волос засыпала натертый паркет.

Шарлотта подняла глаза. Это был человек с лестницы. Она с глуповатым видом уставилась на него. Как раз в этот момент, стряхивая пыль с ее плаща, он посмотрел на нее. Взгляды их встретились, и он застыл на месте.

— Благодарю вас, — сказала она, не забыв улыбнуться.

Он не пошевелился. Шарлотта отвела взгляд от его глаз: они смотрели так пристально. Глубокие и черные, как полированный обсидиан, мелькнула нелепая мысль, и она чуть не хихикнула. Неужели лакей носит домино, сшитое из плотного зеленого шелка? Она украдкой еще раз взглянула на него. Он оказался моложе, чем она думала, и даже красивее. Брови резко изгибались над его глазами. Он все еще смотрел на нее. Ей стало не по себе, она прикусила губу, не в состоянии пошевелиться под его настойчивым взглядом.

Не говоря ни слова, он обнял ее за талию и прижал к себе.

— Что… — только и сумела произнести Шарлотта, а он наклонился, и его теплые твердые губы прижались к ее губам. Она не произнесла ни слова.

Шарлотте не приходило в голову уйти или заговорить. Она просто ждала. Она не помнила, как очутилась в укромном уголке сада. Его большие руки скользнули по ее спине вниз. Сквозь плащ и платье она почувствовала, как они обхватили ее ягодицы, и, хотя она прекрасно понимала, что он делает, безмолвно потянулась к нему.

Его губы оторвались от ее рта, и она ощутила на своем ухе теплое дыхание, невольно заставившее ее затрепетать. Язык скользнул к ее уху, и он хрипло произнес: «Очень приятное ушко, милое ушко», — после чего его рот завладел ее губами — язык наконец с силой разжал их и проник внутрь.

Все это время его руки в возбуждающем ритме двигались по ее спине и даже ниже. Незнакомец крепко прижал Шарлотту к себе, лаская сквозь поношенное домино и платье, потом вдруг приподнял ее, не отрывая от своего мускулистого тела. Ноги Шарлотты обмякли, словно превратившись в желе.

Шарлотта вся горела, что-то в ней рвалось наружу, и, когда его лицо приблизилось к ее лицу, все, что она сделала, — осторожно дотронулась языком до его губ и погрузила пальцы в его волосы. С приглушенным стоном он что-то сделал (она не знала что), затем стал стягивать с нее одежду, но его руки ласкали ее грудь, и она не могла ни о чем думать.

И — воспоминание об этом с тех пор вызывало у нее дрожь — когда он глубоким, мягким, с хрипотцой голосом спросил: «Ты бы хотела…», она прошептала: «Пожалуйста…» и прильнула к нему.

Его колено оказалось между ее ног. Девушка ничего не поняла, а он наклонился, чтобы поцеловать ее, и голова у нее закружилась, дыхание перехватило, сознание затуманилось, и близость его тела опалила ее. Но вдруг — в какую-то долю секунды — ее пронзила острая боль, и она вскрикнула.

— Какого черта! — гневно произнес незнакомец, приподнимаясь на локтях.

Шарлотта сжалась, сразу же придя в себя.

Алекс Макдоно Фоукс, будущий граф Шеффилд и Даунз, с изумлением смотрел на нее. Боже милостивый, она оказалась девственницей! Она смотрела на него, и на ее побледневшем лице краснели распухшие от поцелуев губы. Хорошенькие губки, рассеянно подумал он, такие темно-темно-красные, а сама она — словно мед… И, не раздумывая, снова прижался к ее губам.

«Как потрясающе красива эта служаночка! Такая страстная, несмотря на свою невинность». Он не помнил, чтобы когда-нибудь прежде испытывал столь неистовое желание. Он медленно провел рукой по ее мягкому расслабленному истомой бедру, и Шарлотта невольно приподняла его.

Он взял в ладони ее нежное, с узким подбородком лицо и покрыл поцелуями ее глаза. Шарлотта все еще не произнесла ни слова, а лишь приоткрыла рот и тихо ахнула, когда он провел языком по ее векам. Этот вздох был настолько возбуждающим, что Алекс, понимая, что должен немедленно оставить ее, подняться на ноги и разобраться с неприятным фактом лишения девицы невинности, припал к ее губам. Дразня ее, умоляя и требуя.

Он снова погладил ее, и, поднимаясь все выше по внутренней стороне ноги, его рука заскользила по тонкому шелку чулок, преодолевая толщину подвязок, до шелковисто гладкой обнаженной кожи. Наконец цель была достигнута, и Шарлотта выгнулась, вновь охваченная желанием чего-то, не испытанного ранее. Задыхаясь, Шарлотта бессмысленно смотрела на темную листву прямо над ее головой. Безразличие ко всему охватило ее, и из раскрытых губ вырывались короткие, слабые стоны. Словно не было боли, пронзившей ее минуту назад.

Алекс смотрел почти с недоумением на ее аристократический нос безупречной формы, на изящные летящие брови… Она повернула голову и посмотрела прямо ему в лицо. Ее глаза затуманились, губы припухли. Неистовое желание как удар грома оглушило Алекса — дрожь пробежала по всему его телу. Он снова приник к ней и с силой раздвинул коленом ее бедра.

Но в этот момент — прежде чем он успел войти в нее — Шарлотта стала вырываться: запоздалый инстинкт самосохранения пришел на смену разочарованию, которое она почувствовала, когда его руки перестали ласкать ее.

Алекс тут же отпустил ее, повернувшись на бок. Шарлотта поборола неприятное чувство утраты, когда лишилась жара и тяжести его тела. Она вся дрожала; сердце билось так, будто она пробежала несколько миль. Стараясь не смотреть на него, она поднялась и, попытавшись привести в порядок лиф платья, чуть не упала от неожиданной боли, вдруг взорвавшейся у нее между ног.

Шарлотта на мгновение замерла, потом усилием воли выпрямилась и не удержалась — опять взглянула на незнакомца. Он, вероятно, был всего на несколько лет старше ее двадцатипятилетнего брата Хорэса. И он был так красив: кожа казалась золотистой на фоне теней, которые отбрасывала листва на его белую рубашку. Она опустила глаза. Он вежливо смотрел куда-то в сторону. Она привела себя в порядок, расправила плащ и надела маску.

Единственное, о чем она могла думать, кроме желания снова броситься в его объятия, — это о возвращении домой. Она осторожно дотронулась до его руки и сказала с присущей ей от рождения вежливостью:

— Благодарю вас. Прощайте.

Она не подумала, насколько неуместно благодарить за изнасилование: разве это не самое страшное, что может случиться с молодой леди?

Алекс резко поднял голову, услышав ее голос, но она исчезла, даже не оглянувшись, в высоких дверях бального зала прежде, чем он успел двинуться с места. А когда Алекс, чертыхнувшись, бросился за ней, он не смог отыскать ее среди всех этих плащей, домино и масок, толпившихся в зале. Ярко-желтый шелк… розовый ситец… зеленая с золотом тафта… потертые черные сюртуки, но нигде не было видно черного домино.

Она исчезла. И кем бы она ни была, она исчезла, потеряв невинность, а он ничем не отплатил ей. Но дело заключалось не в этом — он хотел увидеть ее еще раз. Вор только прикрывался желанием заплатить за свое преступление. В действительности он хотел ее с такой жгучей страстью, что чувствовал, как потихоньку сходит с ума. Он жаждал обладать этим нежным нетронутым телом, поцелуями снять ее маленькие панталончики и повторять свое преступление снова и снова.

Странно, она говорила как леди. И выглядела как леди. Однако ни одна леди не приедет в субботнюю ночь на бал проституток, и, значит, она была просто очень умной шлюхой. О чем же могла думать шлюха, отдавая свое самое ценное достояние без денег, в саду? Алекс покинул бал в скверном расположении духа.

В ту ночь его мучили сны о фантастическом обольщении. Он просыпался и в недоумении обводил взглядом свою комнату, словно видел ее впервые. Его девушка в саду… ее тело только что было здесь, он ласкал ее грудь, а она стонала в его объятиях. Почему-то она завладела его мыслями и не хотела покидать их.

Следующие две недели он ездил на светские балы, полагая, что, если она леди, то он может встретить ее, но не нашел ни одной высокой стройной девушки с зелеными глазами. Девушки в Лондоне отличались кокетством, локонами и маленьким ростом, а он искал высокую стройную и сдержанную.

Если бы он только знал цвет ее волос, было бы проще, но ее волосы прятались под невероятным слоем пудры. Еще несколько недель домино Алекса хранило запах лаванды. Он долго размышлял и решил, что волосы у нее рыжие. При такой белой коже волосы должны быть рыжими. И он искал девушку с рыжими волосами, от которой бы пахло лавандой. Шарлотта со своими черными волосами и ароматом померанца на его пути не встретилась.


Что касается Шарлотты, то она еще не вполне понимала, что произошло. Она вбежала в бальный зал и обрадовалась, увидев Джулию и мистера Колби стоящими у статуи Нарцисса, и не обратила внимания на гневно сжатые губы Джулии. Шарлотте не пришлось ничего объяснять — Джулия просто потащила ее через зал и втолкнула в карету мистера Колби. Она только потом подумала, как странно, что за всю дорогу домой никто не проронил ни слова; ее ум пребывал в таком смятении, что она едва сознавала, что едет в карете.

А когда они добрались до дома и Джулия рассказывала ей о мистере Колби: как он пытался поцеловать ее (поцеловать ее, Джулию!) и как ей пришлось наступить каблуком ему на ногу, чтобы он ее отпустил, — Шарлотта молча сидела на стуле и временами кивала. Наконец Джулия успокоилась.

— С тобой все в порядке, Шарлотта? — спросила она, заметив восковую бледность лица и тени под глазами Шарлотты.

Шарлотта лишь сказала:

— Думаю, мне сейчас будет плохо.

И она не ошиблась: пострадал обюссонский ковер, покрывавший пол спальни Джулии. Была уже ночь, а Джулия не хотела спать в комнате, где плохо пахнет. Поэтому они решили перейти в спальню Шарлотты и лечь спать там.

Когда Шарлотта раздевалась, Джулия ахнула, и Шарлотта, посмотрев вниз, увидела у себя на ногах кровь. Она вздрогнула от испуга.

— Ах, какая я глупая, — быстро проговорила Джулия. — У тебя месячные. Есть подходящая одежда?

Шарлотта покачала головой, и Джулия побежала в свою комнату. Через несколько минут она принесла все необходимое.

Шарлотта помылась в стоявшем в углу тазу. Она осторожно дотронулась до той части своего тела, о которой раньше никогда не думала: теперь там что-то жгло, болело и пульсировало.

«Он погубил меня», — неожиданно поняла она. Вот что означает «погубить»! Должно быть, у нее внутри что-то нарушено, и она изменилась.

На следующее утро, чувствуя себя глубоко несчастной, Шарлотта лежала в постели. Джулия, сидя рядом, пила горячий шоколад и говорила. К счастью, для того, чтобы вести оживленный разговор, участие собеседника Джулии не требовалось.

— Просто не могу поверить в вероломство мистера Колби! — снова и снова повторяла она.

Шарлотта отметила, что Кристофер теперь безоговорочно превратился в мистера Колби.

— Как он смел позволить себе такие вольности со мной! — Джулия в очередной раз толкнула Шарлотту локтем, стараясь привлечь ее внимание. — Шарлотта! Это важно! Знаешь, он не только пытался поцеловать меня. Он положил свою руку мне на грудь! Шарлотта! На мою грудь! — повторила Джулия, подчеркивая каждое слово. — Меня могли бы погубить, — произнесла она с явным удовольствием.

Шарлотта не отозвалась. Джулия всмотрелась в ее лицо:

— Что с тобой, Шарлотта? Ты ужасно тихая. Я могла бы попросить маму… у нее есть какие-то хорошие средства для тяжелых месячных. Хочешь? О нет, — простонала она, — я не смогу! Стоит ей только взглянуть на меня, и она сразу поймет, что я чуть не погубила себя вчера вечером!

Шарлотта равнодушно заметила, что Джулия определенно наслаждается пикантным положением.

И только когда около двух часов дня все затихло в огромном доме, Шарлотта заплакала. Джулия с родителями уехала на прогулку; ее горничная ушла вниз на кухню. Подушка намокла от слез: Шарлотта оплакивала мужа, которого у нее никогда не будет; детей, которых она собиралась родить; плакала от несправедливости того, что она — она, Шарлотта, — оказалась развратной женщиной. Она долго плакала от безысходности и наконец решила, что должна держаться подальше от мужчин. Ясно, что она сама себе не может доверять. И она не может позволить себе быть публично опозоренной: родители бы этого не пережили.

Глава 2

Если мир Шарлотты распался на до и после, то же самое произошло и с миром ее матери.

Когда на следующий день Шарлотта вернулась на Албемарл-сквер, она почти не разговаривала. Она смотрела на мать сухими мрачными глазами, отчего той хотелось одновременно встряхнуть дочь и разразиться слезами. Что же такое случилось с Шарлоттой? Она стала на себя не похожа, в недоумении жаловалась герцогиня мужу. Шарлотта стала угрюмой и даже грубой.

А в самый канун бала Шарлотта заявила, что не желает ездить ни на какие балы, включая собственный дебют. Мать не верила своим ушам Резко повернувшись, она обратилась к Мари, горничной Шарлотты:

— Позови, пожалуйста, Виолетту, Мари. А затем можешь идти.

Мари выскользнула из комнаты. Ее хозяйка, должно быть, сошла с ума. А прекрасное платье? Как только ей могла прийти в голову мысль отказаться от него?

Сестра Виолетта вошла в спальню с уверенным видом особы, имеющей за плечами уже два сезона и почти не подлежащее сомнению предложение от маркиза Бласса.

Виолетта попробовала действовать убеждением:

— Знаешь, Лотти. — Она обратилась к Шарлотте так, как ее ласково называли в детстве. — Я была в ужасе от своего дебюта. Мама засыпала белыми лилиями буквально весь дом… Это было очень мило, мама, — поспешно добавила она, — но такой сильный стоял аромат… Когда днем я спустилась посмотреть зал, я чихала и чихала и не могла остановиться. Все впали в панику. И тогда Кэмпион предложил виски как прекрасное средство от чихания — и оказался прав. Конечно, — задумчиво заметила она, — после стакана виски многое из того, что происходило потом, исчезло из моей памяти, но по крайней мере я ни разу за весь вечер больше не чихнула.

Шарлотта с несчастным видом смотрела на сестру. Она не плакала с тех пор, как покинула дом Джулии, но желание разрыдаться не покидало ее. Временами ей безумно хотелось вновь увидеть того человека, но ее тут же охватывали гнев и жалость к себе.

Виолетта села на кровать рядом с Шарлоттой, так близко, что их плечи соприкоснулись.

— Не стоит волноваться, Шарлотта. Ты — самая красивая из нас. Всегда была. И бал устраивается только для гебя, и нечего беспокоиться, что тебе не с кем будет танцевать…

Шарлотта покачала головой. Зачем? Она не может выйти замуж. Она, как и намеревалась, могла бы уже сейчас начать новую жизнь. В этом она была, как говорила ее старая няня, упрямой как баран.

— Бесполезно, Виолетта, — вмешалась мать, — она решительно против! Почему? Почему, Шарлотта? — Ее голос поднялся до крика. — После того, что я для тебя сделала, ты обязана дать мне объяснение. Если бы ты четыре месяца назад сказала, что не хочешь этого бала, мы бы спокойно все обсудили. Но сейчас ты должна сказать мне, почему ты не хочешь присутствовать на балу, или я позову твоего отца!

Аделаида сидела на пуфике перед туалетным столиком, не сводя глаз с лица Шарлотты. С другой стороны на Шарлотту так же пристально смотрела Виолетта. Шарлотта чувствовала себя словно зажатой между двух стен, где ей нечем было дышать. Она опустила глаза. Ее руки, лежавшие на коленях, непрерывно двигались, как бы моя одна другую. Ей было жарко, и ее подташнивало. Из окна доносились ритмичные удары: в саду рабочие возводили огромный шатер, в котором будут ужинать гости на ее балу.

— Хорошо, мама, — сказала она наконец.

— Что — хорошо? — раздраженно воскликнула мать.

— Я расскажу тебе почему, — медленно произнесла Шарлотта. Она не могла поднять глаза и упорно разглядывала свои сжатые пальцы. — В Кенте я ездила на бал, — сказала она, — потихоньку от всех. Джулия не виновата, я сама хотела поехать. Это был маскарад, и я припудрила волосы, чтобы никто не смог меня узнать.

Сидевшая рядом Виолетта замерла. Мать в оцепенении смотрела на дочь. Она была слишком ошеломлена, чтобы спросить Шарлотту, почему та нарушила все правила, которые она годами вбивала в головы дочерей.

— И что случилось? — после долгой тишины ровным голосом спросила Аделаида.

Шарлотта посмотрела на мать глазами, полными горя.

— Я встретила мужчину, — дрожащим голосом произнесла она. — Я встретила мужчину и вышла с ним в сад.

Те, что увидела Аделаида в глазах Шарлотты, растопило гнев в ее груди словно снег. Она бросилась к Шарлотте и, усевшись в изголовье кровати, обняла дочь.

— Все хорошо, дорогая, — прошептала она, поглаживая руку Шарлотты и целуя ее голову точно так же, как она делала, когда Шарлотта в детстве ушибала палец.

Шарлотта не отозвалась на ласку, но и не отстранилась. Шелковистые волосы упали ей на лицо, и она прижалась к груди матери.

— Но… что случилось потом? — спросила Виолетта. — Что значит — ты вышла с ним в сад? Ты позволила ему поцеловать тебя? Как это было? Тебе понравилось? — Она протянула руку и шутливо ткнула Шарлотту в бок.

Мать бросила на старшую дочь такой взгляд, какой редко приходилось видеть раньше.

— Замолчи, Виолетта, — приказала она.

И Виолетта больше не произнесла ни слова. Она уже собиралась признаться, что тоже была на прошлой неделе в саду — с маркизом и ей очень понравилось. Но Шарлотта никогда особенно не интересовалась мужчинами… если только… И глаза Виолетты округлились от ужаса: Шарлотта позволила этому человеку вольности по отношению к себе. Виолетта набрала в грудь воздуха и открыла рот, но мать перехватила ее взгляд, и она ничего не сказала.

Аделаида собиралась с мыслями. В отличие от Виолетты она прекрасно поняла, что произошло. Ее маленькая Шарлотта, ее дитя, думала она с болью, ножом пронзавшей ее сердце, подверглась насилию. Она готова была убить того человека голыми руками. Аделаида еще крепче прижала Шарлотту к себе.

Наконец она прокашлялась, усадила Шарлотту прямо перед собой и, положив руки на ее плечи, заглянула ей в сухие, без слез, зеленые глаза.

— Тебе не плохо, дорогая? Ты не хочешь, чтобы я… Не следует ли вызвать доктора Паджетера?

Шарлотта еще больше побледнела и затрясла головой. Аделаида молча смотрела на нее. Ей нужно точно выяснить, что же произошло, но не в присутствии Виолетты. О… какой же придумать предлог, чтобы выдворить ее?..

— Виолетта… Вот что, Виолетта, ступай в свою комнату. Не спорь, — твердо произнесла мать, предвидя протесты Виолетты. — Я зайду к тебе через несколько минут, и мы все обсудим. А пока никто не должен ничего знать, Виолетта, и особенно Алиса. — Алиса была горничной Виолетты.

Виолетта немедленно вышла из комнаты в полной уверенности, что позднее вытянет из матери все подробности. Мама, самодовольно думала она, словно воск в руках умелого дознавателя. Конечно, она знала все о том, чего ей на самом деле не следовало знать: например, что происходит между мужем и женой. Она была уверена, что Шарлотта никогда ни о чем не спрашивала маму и потому не имела об этом никакого понятия. Или, может быть, имела? Жаждая ответов на эти вопросы, она направилась в свою комнату.

Когда они остались одни, Шарлотта судорожно вздохнула и разразилась рыданиями, прерывая их бессвязными словами:

— О, мама, я встретила мужчину… в саду. Я поцеловала его. Нет, не так: он поцеловал меня… — Голос у нее сорвался в рыдание, и она прижалась лбом к плечу матери. Как она сможет рассказать, что случилось на самом деле? — Я пошла с ним, мама, — наконец сказала она, подняв голову и страдальчески глядя на мать. — Мы уединились за деревьями, и он… он обнажил меня. Я… я так и не остановила его.

Аделаида молча слушала, поглаживая дочь по руке. Это было и хуже и лучше того, чего она боялась. По крайней мере Шарлотту не изнасиловали. Но она явно нарушила таким безрассудным поступком все законы общества — у Аделаиды все внутри переворачивалось, когда она слушала Шарлотту. За деревьями! Где любой мог их увидеть!

— Как его зовут? — спросила Аделаида.

— Не знаю.

— Ты не знаешь, — только и смогла вымолвить Аделаида, но затем спросила: — Шарлотта, ведь это не мог быть один из лакеев сквайра Брентортона, правда?

Шарлотта открыла рот.

— Мог быть, мама. — Она зарыдала еще сильнее. Между рыданиями вырисовывались подробности: бал, серебристо-черные волосы, зеленое домино, викарий, статуя Нарцисса, лимонад, приготовленный из плохих лимонов.

Успокаивающее поглаживание руки остановилось. Кто был этот человек? Описание Шарлотты было довольно расплывчатым, а в Лондоне так много джентльменов — если только это был джентльмен, уныло подумала Аделаида. Определенно, он вел себя не как джентльмен. Но и Шарлотта вела себя не как леди.

Что-то мелькнуло вдруг в ее памяти, что-то она слышала о молодом человеке с сединой, но не могла вспомнить, что именно. Остается только надеяться. Она решила сей же час послать кого-нибудь в Кент разузнать о бале-маскараде.

К тому времени, когда Шарлотта выплакалась, Аделаида приняла решение. Она обняла Шарлотту за плечи.

— Ты обаятельна, красива и молода, Шарлотта, — серьезным тоном продолжала Аделаида, гладя голову дочери. — Думаю, ты влюбишься и выйдешь замуж, и все будет так, как будто это в первый раз. Потому что это будет по-настоящему в первый раз. Ты должна забыть о прошлом.

«Ты должна об этом забыть», — послушно повторяла Шарлотта, лежа в постели в ночь накануне бала, утром перед балом и позднее днем, когда Мари осторожно расправляла складки на ее белом бальном платье, с белой вышивкой на белом фоне, и бледно-зелеными бантами.


Дом наполнился шумом. Из гостевых комнат вынесли всю мебель: для приема ожидаемых пятисот благородных гостей требовался весь дом. Целые охапки нежно-голубых и синих дельфиниумов были доставлены утром и расставлены в огромных вазах. Длинные гирлянды дельфиниумов украшали лестницу, ведущую из гостиной в бальный зал, и обрамляли другую, временную лестницу, соединившую шатер с домом.

— Он совершенно синий, — еле слышно заметила Шарлотта, когда они с матерью в конце дня осматривали бальный зал.

Паркетный пол был натерт до такого блеска, что голубые цветы отражались в нем. Как будто весь зал погрузился в океан.

— Ты увидишь, дорогая, — уверенно ответила мать, — когда дамы заполнят комнаты, а все свечи будут гореть, этот синий цвет станет великолепным фоном. А теперь иди и посмотри, не закончил ли месье Памплемусс причесывать Виолетту. Прическа займет у тебя по меньшей мере час, и не забудь, что сегодня мы должны закончить обед до восьми, потому что гости приглашены к половине десятого.

Шарлотта побрела наверх. Как она может забыть случившееся?


Бал, который устроила герцогиня Калверстилл для своей младшей дочери, имел огромный успех. К половине восьмого зеваки заполнили улицу перед Калверстилл-Хаусом в надежде увидеть прибытие титулованных особ и даже членов королевской семьи. К одиннадцати часам стало ясно, что бал — главное событие сезона. Присутствовали все, кто имел хоть какой-то вес в обществе, и все оживленно обсуждали последние сплетни, что придавало балу еще большее очарование.

Сама грозная леди Джерои заявила, что идея Аделаиды с дельфиниумами просто восхитительна; она и ее дамы-патронессы «Олмэкса» любезно разрешили Шарлотте войти в его священные владения. Бал продолжался до рассвета — еще долго после того, как в полночь в шатре был подан ужин.

А что касается того, получила ли удовольствие сама Шарлотта, можно лишь сказать, что она выжила.

«Она не получила удовольствий», — подумала, раздеваясь ранним утром, Аделаида. Любой мог это заметить. Шарлотта все время беспокойно оглядывала зал, как будто ожидая почетного гостя, который еще не прибыл, и в конце концов расплакалась в дамской гостиной, и ее пришлось потихоньку увести наверх в дальние покои дома.

Было около двух часов ночи, когда, танцуя медленную кадриль, Аделаида взглянула вверх и увидела на лестнице двух молодых людей, смотревших вниз на танцующих.

Она застыла на месте, забыв о танце, отчего ее партнер, достопочтенный Сильвестр Бредбек, чуть не споткнулся.

— Сильвестр! — требовательно сказала Аделаида. — Кто эти молодые люди?

Сильвестр оглянулся.

— О, это не чужаки, дорогая, — успокоил он герцогиню. Сильвестр был старым близким другом, и если он кого-то не знал, то этого человека и не стоило знать. — Думаю, тот, что слева наследник Шеффи (он немного выше), а другой — его брат. Их зовут… Дайте вспомнить… Кажется, наследника зовут Александр, а его брата… Патрик. Как вы видите, они близнецы, но Александр опередил Патрика на пять минут и вследствие этого — на два миллиона фунтов.

Во время медленных фигур танца с Сильвестром Аделаида напряженно размышляла. Конечно! Шеффи был другом Сильвестра, графом Шеффилд и Даунз, а эти двое — его наследник и младший брат наследника… И у обоих волосы с сединой. Боже, что же ей делать?

Может быть, ей следует извиниться, побежать наверх и заставить Шарлотту вернуться сюда? Но тут Аделаида в отчаянии вспомнила покрасневшие от слез глаза Шарлотты. Кроме того, может оказаться, что это вовсе не те люди или не тот человек, и Шарлотта будет страшно разочарована.

Двое мужчин по-прежнему смотрели на танцующих. Он ее ищет, внезапно догадалась мать Шарлотты. Он здесь из-за нее, У герцогини шевельнулось теплое чувство к нему. Но к кому? Который из них был тем мужчиной? На ее взгляд, они выглядели совершенно одинаково. «Я надеюсь, Шарлотта сумеет их различить», — подумала она с некоторым сарказмом.

Джентльмены повернулись и вышли.

«Не нашел ее и потому уехал, — решила Аделаида. — Ах, все это очень, очень интересно! И я поступила правильно, что не стала беспокоить Шарлотту: ведь сезон только начинается!» В свой собственный первый сезон она побывала на пятидесяти балах и шестидесяти трех завтраках, и она съест свою шляпку, если Шарлотта не встретится с графом Шеффилд и Даунз и его братом в течение следующей недели!

— Сильвестр, дорогой, — сказала герцогиня, уводя своего кавалера из зала, — я бы хотела выпить лимонаду и поговорить. Потому что за весь вечер мы так и не поговорили, вы ведь знаете, что мне пришлось танцевать все танцы, и для разговора у меня не было ни минуты.

Сильвестр пришел в восторг.

— Мое самое заветное желание — это посидеть с вами, ваша милость, — охотно согласился он, хотя и почувствовал некоторое замешательство, обнаружив, что темой (и единственной темой) разговора является будущий граф Шеффилд со своим братом. Но, как и большинство мужчин, Сильвестр был прирожденным сплетником и даже не пытался скрывать свои пристрастия. Наклонившись к уху Аделаиды, он с удовольствием поведал ей о неприятных происшествиях в Оксфорде и слухах о драке, затеянной в Воксхолле два года назад, когда оба брата, сопровождая даму легкого поведения, подрались с другим ее «другом». Затем он рассказал еще несколько историй, избегая, правда, слишком пикантных подробностей.

— Я слышал, — продолжая болтать Сильвестр, — что Шеффи задумал их разлучить: они уж очень распустились, будучи вместе. Он хочет отослать их в Европу, а возможно, одного в Европу, а другого на Восток… Не помню точно, что он планировал, но так и было: да, один в Европу, другой на Восток. Из-за опасности на Востоке попасть в руки пиратов ему лучше не посылать туда наследника. Шеффи нет здесь? — Сильвестр оглянулся, ища глазами Вудли, нынешнего графа Шеффилд и Даунз.

— Нет, — рассеянно ответила Аделаида, — думаю, он опять нездоров. Знаете, он ужасно страдает от подагры.

В этот момент музыка смолкла, и следующий кавалер герцогини, сэр Уолтер Митфорд, как по волшебству возник перед ней. С легким скрипом (последние годы он носил корсет) Сильвестр поклонился, и молодой партнер увлек Аделаиду в толпу танцующих.

Сильвестр, поджав губы, некоторое время стоял неподвижно. Интересно, думал он, почему ее внимание привлекли эти мальчишки? Его обожающая сплетни душа чуяла скандал. Но вероятно, никакого скандала все же нет, со вздохом решил он: иногда забываешь, что Аделаида — мать трех дочерей, но ведь так оно и есть. А наследник Фоуксов — прекрасная партия.

Танцуя с сэром Уолтером контрданс, герцогиня тоже ломала голову над сложившимся положением. Пусть, думала она, все идет своим чередом. Незачем говорить Шарлотте о будущем графе или о его брате. Они с Шарлоттой собираются завтра посетить «Олмак», и эти джентльмены наверняка там не покажутся: они слишком молоды, чтобы искать себе жен, а «Олмэкс» — не что иное, как ярмарка невест, хладнокровно рассуждала герцогиня. Зато через четыре дня дает бал наследник престола. На балу у принца соберется все высшее общество. Конечно, братья Фоуксы могут появиться там поздно, думала она, как это случилось сегодня, но, если потребуется, она продержит там Шарлотту до самого рассвета! И, решив таким образом всю проблему, она тут же выбросила ее из головы и повернулась к своему кавалеру.

Но оказалось, что она видела Александра и Патрика в этот вечер далеко не в последний раз. Приблизительно через полчаса Аделаида столкнулась с теткой мужа, Маргарет, женщиной энергичной, несмотря на свои восемьдесят с лишком лет. Маргарет ничего не сказала по поводу того, что Шарлотта ушла спать, не попрощавшись с ней, но потребовала своего племянника. И Аделаида, пробираясь среди гостей, начала искать мужа. В самом зале уже никого не было, но люди толпились в гостиных и коридорах.

В конце коридора на втором этаже справа от огромной мраморной лестницы находилась комната, которую они называли зеленой комнатой. В ней стоял громоздкий старый рояль, вынести который стоило бы большого труда. Аделаида не нашла там Марселя, но зато увидела обоих сыновей графа Шеффилда и Даунза.

Еще в дверях герцогиня услышала песню, которую исполнял приятный сильный голос. Один из близнецов сидел за роялем и пел красивым баритоном. Она остановилась послушать: юных представительниц женского пола заставляли брать уроки пения и игры на пианино, что входило в обязательное образование леди, но редко можно было встретить джентльмена, владеющего этими искусствами. А голос его звучал великолепно.

Его брат, небрежно прислонившись к колонне справа от певца, стоял в окружении нескольких бледных возбужденных дебютанток. «Каким образом они избавились от присмотра старших? — подумала Аделаида, окидывая их настороженным взглядом. — Конечно, старшие ушли в шатер перекусить, а молодые женщины собрались здесь. Это неприлично», — твердо решила она.

Вдруг стайка девушек скорчилась от приступа хохота, а мужской голос продолжал петь. И только сейчас Аделаида расслышала, что именно он поет.


Ее руки прикосновенье — и он пылает страстью вновь.

Кто побежден очарованьем, из плена страсти не уйдет.

Лишь вспомнит имя дорогое, свою извечную любовь.

Клянется ей, что непременно охотно за нее умрет.

Тогда нежнейшим поцелуем она дарует жизнь ему.

— Ты оживила, — восклицает, — и возбудила ты меня,

И наслаждения такого душа не знала никогда!


От изумления Аделаида открыла рот. Умрет такой, как же! Этот молодой повеса пел дебютанткам непристойные песни. Она решительно двинулась вперед, задев юбкой за косяк двери. Брат, стоявший у колонны, заметил ее и, подняв брови, окинул изучающим взглядом.

— Патрик! — резко произнес он. — К нам пришли. И полагаю, — он выпрямился и легкой походкой подошел к ней, — к нам присоединилась наша хозяйка.

Девушки разом обернулись, а маленькая Барбара Льюнстон заметно покраснела.

— Девушки, — слегка удивленным тоном обратилась к ним Аделаида. — Вы одни? Где твоя мама, Барбара?

— Она ушла с мамой Сисси, — ответила Барбара и указала на Сесилию Коммонвилл, стоявшую позади, — но все в порядке, ваша милость. Они, знаете ли, мои кузены.

«Конечно, знаю, — подумала Аделаида, — но совершенно об этом забыла». Она бросила сердитый взгляд на красивого молодого человека, который, повернувшись на стуле, встал и теперь с милой улыбкой смотрел на нее. Если это Патрик, то он — младший. «Боже, эти молодые люди — потрясающая пара», — подумала она.

Патрик, согнувшись в изящном поклоне, поцеловал ей руку. Его глаза озорно искрились из-под шапки серебристо-черных волос. Аделаида, ощутила легкий трепет.

— Ваша милость, — попросил Патрик Шеффилд, разрешите, я спою для вас песню? — Он лукаво посмотрел на нее. — Самую благопристойную песню, не сомневайтесь.

Даже не вспомнив о тете Маргарет, которая сейчас ожидала ее и, возможно, постукивала по паркету своей палкой, Аделаида ответила ему таким же лукавым взглядом.

— Самую короткую и самую благопристойную, — разрешила она.

Патрик сел за рояль и положил свой крупные руки на клавиши. И полилась легкая насмешливая мелодия песенки:


Пока вы, барышни, беспечны и юны,

Чтоб с пользой проходили ваши дни,

Часы досуга лучше посвятите,

Часы досуга лучше посвятите

Игре, гулянью по садам, беседам

С любимым мужем, женихом, соседом.

Невинных удовольствий поищите,

Невинных удовольствий поищите.


Забавляясь, он многозначительно понизил голос, подчеркивая слова «невинных удовольствий поищите» с такой иронией, что даже Аделаида не смогла удержаться от смеха.

— Довольно, — все еще смеясь, приказала она. — Девушки, не вернуться ли нам в зал?

И она вытолкнула трех девиц из комнаты, успев при этом заметить томный взгляд мисс Изабеллы Ридлфорд в дверях. «Интересно, кому из них он адресован?» — и Аделаида тоже оглянулась.

Александр, старший из близнецов, выпрямившись и слегка нахмурив брови, смотрел им вслед. Их глаза встретились. «Так, — подумала Аделаида, — я очень надеюсь, что Шарлотта пошла в сад с певцом. У этого слишком мрачный вид». У одной из подруг Аделаиды был муж-нытик, предававшийся размышлениям, и Аделаида устала слушать о его горестях.

Она быстро повернулась и повела своих подопечных в бальный зал.


На следующее утро в клубе «Уайте» молодой франт, благородный Питер Медли, говорил, обращаясь к приятелю:

— А самой девушки я не видел.

— Я видел, — ответил его друг Джастин. — Ничего особенного. Никакой живости в отличие от сестры. А ты не слышал, что потом учинили братья Фоукс? Говорят, Алекс буквально сбил с ног полицейского, и они избили троих стражников прежде, чем их отволокли в участок.

Питер посмотрел на него с подозрением: с каких это пор Джастин так близко знаком с будущим графом Шеффилд и Даунз, чтобы называть его Алексом?

— Где ты это слышал? — спросил он.

— От старины Бекли. — Джастин кивнул в сторону.

Сомнений не было: Бекворту Сессили явно не терпелось поделиться горячими новостями; его окружала небольшая группа мужчин, слушавших с откровенным удовольствием, но с примесью осуждения.

Итак, надеждам Аделаиды на бал, даваемый принцем, не суждено было сбыться. Через четыре дня уже все знали, что Вудли Фоукс приказал сыновьям сесть на корабли, отплывавшие в Европу и на Восток. Как и предполагал достопочтенный Сильвестр, «наследник» (Александр) отплывал в Италию, а «запасной» (как в шутку называли Патрика) отправлялся в более экзотическое и даже опасное путешествие в Индию. Их возвращение ожидалось не ранее чем через пару лет.


Прошел год, Шарлотта теперь лишь изредка вспоминала мужчину, встретившегося ей на балу. Когда она думала о пережитом, то считала это событие счастливым случаем, превратившим ее за один вечер в женщину и научившим ее понимать, чего она хочет. Если бы не этот случай, презрительно думала Шарлотта, ее загнали бы, как овцу, в чьи-нибудь объятия уже к концу ее первого сезона. К этому времени она, вероятно, уже была бы беременна, ее муж играл бы на скачках в Аскоте, а она сидела бы одна дома.

Шарлотта отступила от мольберта, разглядывая свою последнюю картину — рыжевато-коричневую тигровую лилию. Линии стебля были несовершенны, но цвет — великолепен. «Такая жизнь, — подумала она, — намного лучше».

Глава 3

Лондон, Англия

Май 1801 года

Когда весной Шарлотте исполнилось двадцать лет, ее семья потеряла надежду выдать дочь замуж. Шарлотта неплохо провела три сезона после дебюта, если принять во внимание, что она редко посещала балы и ее приходилось уговаривать поехать на прием в саду, чаепитие и катание в парке — нормальное времяпрепровождение для молодых леди благородного происхождения.

Но когда она все же приезжала на бал, ее не обходили вниманием. Спустя год после ее дебюта вокруг Шарлотты собрался кружок джентльменов, восхищавшихся ее умом. Если они и восторгались ее внешностью, то очень скоро научились это скрывать: даже самый невинный комплимент — скажем, сравнение глаз леди Шарлотты со звездами — встречал спокойный, но ледяной отпор.

— Не понимаю, — уныло жаловался другу граф Слэслоу в «Олмэксе», стоя в углу и наблюдая за Шарлоттой, грациозно кружащейся в танце. — Я даже не очень-то думал о ней вначале, но она…

— Знаю, — ответил Дэвид Марлоу, обреченный принять духовный сан, поскольку был всего лишь младшим сыном сквайра. — Знаю, она не обращала внимания на твои комплименты; разжигала твое любопытство, и теперь ты попался. Женщины! — с сарказмом воскликнул Дэвид. Ясно, что маленькая кокетка играла с Брэддоном как кошка с мышью.

Никто бы искренне не мог отказать Брэддону во внимании. В этом году он оказался самой лучшей партией на ярмарке женихов, если не считать сказочно богатого, но ужасно старого герцога Сискинда. А Сискинд, это было известно всем, искал всего лишь няньку для своих восьмерых детей.

Вот он, Брэддон, мрачный и молчаливый, словно вытащенная на берег рыба, а эта Шарлотта отказала ему во втором танце — вот так обстояли дела. В этот момент она делала уже второй круг по залу, танцуя со старым сплетником Сильвестром Бредбеком. И заливалась смехом, слушая его рассказы.

— Почему бы тебе не посвятить ей поэму или что-нибудь в этом роде? — предложил Дэвид, стремясь помочь другу.

— Я писал, — печально ответил Брэддон. — И неплохая, должен сказать, получилась поэма: большую часть я списал с одной из старинных книг из моей библиотеки. Ты же знаешь, какая у меня библиотека.

Дэвид знал. Но не потому, конечно, что читал эти книги. Просто он часто играл в пикет в прокуренной библиотеке орехового дерева в доме Брэддона.

— Поэма была неплоха, — упрямо повторил Брэддон. — Я писал, что на каждую прядь ее волос нанизаны жемчужины… что-то в этом роде. И что ее глаза — это солнца, а зубы — хрусталь.

— Жемчужины… нанизанные на каждый волос? — с сомнением повторил Дэвид. — Не знаю, Брэддон. А что сказала она?

— Она смеялась. — Граф скрестил руки на груди. — Она просто рассмеялась, затем поблагодарила, а потом нечаянно села на мою поэму! — Он с возмущением посмотрел на расхохотавшегося Дэвида.

— Уилкинс ее всю переписал, заметь, на пергамент, приложил цветок и перевязал лентой. А она встала, чтобы с кем-то поздороваться, а затем опять села — и прямо на поэму, всю измяла, и не было заметно, что ее это огорчило.

Дэвид посмотрел на Шарлотту с возросшим любопытством. Девушка, смявшая литературные труды (не важно, насколько удачные) графа Слэслоу действительно не походила на молодую леди, типичную для «Олмэкса».

— Дело вот в чем, — понизив голос, продолжал Брэддон. — Знаешь ли, я могу представить, что живу с ней. Я должен жениться — то есть мама наседает на меня, как та фурия из греческой драмы, помнишь этих фурий? Ну, у нее, конечно, нет змей вместо волос, но, поверь, очень похожа. Она набрасывается на меня каждое утро! — Брэддон содрогнулся. — И моя сестра Мардж — тоже. Ты думаешь, ей хватает для счастья четырех собственных отпрысков? Нет! Она все время пристает ко мне, чтобы я обзавелся семьей! — свирепо закончил он.

Дэвид сравнил неприятное положение, когда тебя заставляют жениться, с положением младшего сына, за которого из-за отсутствия доходов никто не захочет выйти замуж. Однако он был свободен. В «Олмэксе» он оказался лишь потому, что пришел навестить старого друга, и это не на него были устремлены жадные взгляды молодых женщин.

А Шарлотта? Она по-своему хороша собой. Несмотря на довольно простое платье, нетрудно заметить, что у нее красивая грудь. В черных волосах отражался свет канделябров.

— Полагаю, тебе следует жениться, — убежденно произнес он. — Посмотри вокруг. Все эти девушки похожи одна на другую. Ну а если эта умеет смеяться и ездить на лошади… а она умеет, не правда ли? — озабоченно спросил Дэвид: лошади были для Брэддона смыслом жизни.

— Она ездит божественно, — сказал Брэддон.

Дэвид снова взглянул на друга: Брэддон и в самом деле был сражен.

— Тогда что же ты не делаешь предложение?

— Ты так думаешь? — с тревогой спросил граф Слэслоу.

— Убежден, — отвечал верный друг. — Ты мог бы спросить ее отца прямо сейчас, по-моему, он играет в карты.

— О нет, — сказал Брэддон, снова усевшись в угол. — Мама прожужжала мне все уши, объясняя, как это делается: я иду утром и посылаю визитную карточку; затем я встречаюсь с ее папой; после этого встречаюсь с ней, и самое большее, что я могу сделать, чтобы не отпугнуть, — это поцеловать ее в лоб.

Они немного помолчали.

Дэвид почувствовал жалость к старой графине. Новый граф обладал мозгами твердыми как камень. Дэвид прекрасно помнил, как во время их пребывания в Итоне он пытался вбить в голову Брэддона шесть исторических дат — самых основных вроде даты битвы при Гастингсе. Если повторять что-то по восемь раз, то это останется в голове на несколько часов — вполне достаточно для сдачи экзамена. И тем не менее всегда есть риск. Однако просить руки девушки несколько проще.

Так Шарлотта завоевала самого завидного жениха. И так же быстро отказала ему. Когда отец вызвал ее для встречи с Брэддоном наедине, Шарлотта ответила молодому человеку безоговорочным отказом, мягко объяснив, что он ей страшно нравится, но не будет ли он более счастлив с мисс Барбарой Льюнстон? Барбара и он, кажется, так подходят друг другу, особенно потому, что она, как и он, очень любит лошадей.

Мать Шарлотты слегла на целых три дня и потом еще две недели не разговаривала с дочерью. Брэддон ушел мрачный, но не убежденный и, когда он в следующий раз увидел в «Олмэксе» мисс Льюистон, с отвращением отвернулся.

К 1801 году Шарлотта уже получила серьезные предложения от восьми джентльменов, и было известно, что лишь двоих интересовало ее приданое. Остальные шесть добивались ее руки из-за зеленых глаз и милой, но равнодушной улыбки.

Нет, Шарлотта никогда не выйдет замуж, признали ее родители, как-то вечером лежа в своей герцогской постели.

— Это все живопись, — сказала герцогиня. — О, Марсель, она засохнет как старая дева… Я так несчастна, — вырвалось у нее, и по щекам покатились слезы.

— Ну, — неуверенно начал герцог, — Виолетта вышла замуж довольно поздно, зачем же отказываться от надежды для Шарлотты?

Марсель был крупным спокойным человеком, получившим французское имя от романтичной матери. В последнее время оно причиняло ему некоторые неудобства — особенно в 1797 году, когда республиканская армия угрожала Англии вторжением.

— Я думаю, — предложил он, укладывая голову жены на свое плечо, — нам следует немного ослабить вожжи. Что из того, что она не хочет ездить в гости? Пусть рисует картины. — Он собирался добавить, что ему надоели споры о балах, но сдержался.

Герцогиня потерлась головой о плечо мужа. Он был добродушным человеком, но не имел никакого представления о неприятностях, которые ожидали женщину, так и не вышедшую замуж: унижения и оскорбления уже проявлялись в отношении к Шарлотте.

— Но тогда… где она будет жить? — в отчаянии спросила Аделаида. — Хорэс наследует этот дом и дом в деревне; он захочет завести семью, и, кто знает, согласится ли он на то, чтобы незамужняя сестра жила вместе с ним — особенно такая, известная своим неподобающим леди интересом к живописи?

— Вот что я тебе скажу, — рассудительно заметил ее супруг. — Две наши девочки устроены. Муж Уинни никогда не будет нуждаться в деньгах, и замужество Виолетты тоже оказалось весьма удачным. Я переведу на Шарлотту корнуэльское имение — ты знаешь, то самое, которое я получил в наследство от тети Беатрисы. Это не нарушает законов наследования, а имение приносит неплохую прибыль. Имея землю и приданое, Шарлотта будет жить припеваючи.

Аделаида задумалась. Их старшая дочь Уинифред вышла замуж за Остина Сэдлфорда, безумно богатого американца, и благополучно отбыла в Бостон; Виолетта вышла замуж за маркиза Бласса, и, действительно, ни одна из них не нуждалась в деньгах. А Хорэс наследует всю собственность герцога; он не будет претендовать на корнуэльское наследство.

Как всегда, она смотрела на вещи под несколько иным углом зрения, чем ее муж: он думал по простоте душевной, что, имея корнуэльскую ренту, Шарлотта сможет жить в достатке и купить, если пожелает, дом в Лондоне. Но Аделаида тотчас сообразила, что корнуэльское имение, небольшой замок елизаветинской эпохи и земля, превратит Шарлотту из хорошо обеспеченной дочери герцога в очень богатую наследницу. А это, мудро рассуждала она, подогреет интерес к ее дочери и положит конец сплетням о Шарлотте как о старой деве. Такая богатая наследница просто не подходит под это определение!

Кто знает, может быть, подвернется подходящий человек для Шарлотты, и не будет иметь значения, богат он или нет.

— Марсель, ты чудо, — с благодарностью сказала Аделаида и, словно кошечка с шелковой шерсткой, потерлась волосами о плечо мужа.


Сезон 1801 года начался для Шарлотты несколько по-иному. Не обращая внимания на ее протесты, отец переписал на ее имя весьма обширные земли в Корнуолле.

— Тебе было бы легче привыкнуть к ответственности, пока я могу помочь советом, — сказал он, подписывая одним росчерком пера последний документ.

Поверенный герцога, худой, сморщенный мистер Дженнингз из «Дженнингз и Конделл», внутренне содрогнулся: Дженнингз и Конделл не одобряли, когда женщины подумали во владение какую-либо недвижимость, и мистер Дженнингз предвидел бесконечные проблемы после кончины герцога Калверстилла.

Со своей стороны Шарлотта очень быстро поняла, что собственный дом обеспечит ей счастливую жизнь. Она стала владелицей надела земли в Корнуолле; как говорилось в докладе управляющего, двадцать три человека жили и работали на земле недалеко от ее дома; на полях паслось около трехсот овец. Она по нескольку раз перечитывала газетные сообщения — ее интересовали газеты, чего ранее не замечалось. Когда в Котсуолдсе рабочие разломали ткацкие станки, она вздрогнула: что, если мятеж распространится и на Корнуолл?

Шарлотта дала себе слово, что при первой же возможности поедет в Корнуолл. Она представляла, в какой ужас придет ее мать, если она заявит об этом сейчас (дорога, грязь), но, может быть, осенью… конечно же, в сопровождении кого-нибудь.

И сезон прошел удачнее, чем всегда. Шарлотте казалось теперь, что мать перестала переживать ее отказы «весьма достойным претендентам». Аделаида действительно больше не смотрела на дочь страдающим взглядом. Они снова разговаривали друг с другом без горестных упреков, подразумевавшихся прежде в каждом разговоре.

Шарлотта не сразу заметила, что мать больше не заставляет ее посещать балы. Однажды вечером она вошла в столовую и увидела, что там никого нет.

— Где мои родители, Кэмпион? — обратилась она к дворецкому.

— Полагаю, герцогиня на вечере, который устраивает леди Бриджплейт, местопребывание герцога мне неизвестно, — ответил Кэмпион торжественно, отодвигая ей стул.

Шарлотта посмотрела на стол.

— Что у нас сегодня, Кэмпион? — рассеянно спросила она.

— Курица а-ля дьявол, консоме из крабов и клубника а-ля Шантильи.

— А, — равнодушно произнесла Шарлотта.

Она села и взглянула на тарелку с горячим консоме, которую Кэмпион осторожно поставил перед ней. Одинокая жизнь… Может быть, ей следует найти себе компаньонку? Она представила пожилую леди в чепце и надула губы — вероятно, нет. Две старые девы, подумала Шарлотта. Она не испытывала горечи, но впереди была одна лишь скука.

Возможно, она совершила ошибку. За то время, пока она отбивалась от восьми предложений руки и сердца, Шарлотта обнаружила, что действительно не испытывает ответного чувственного интереса к первому же мужчине, пытающемуся ее поцеловать. Когда граф Слэслоу элегантно и в изящных выражениях сделал ей предложение, она мило отказала ему; когда же он, не признавая отказа, схватил ее в объятия и начал целовать, она никак не реагировала. Наоборот, она крепко сжала рот, и, если не принимать во внимание, что своими зубами он поцарапал ее губы, Брэддон ничего не добился. Он сдался и с обидой отступил.

С другой стороны, когда всем известный охотник за приданым Уильям Холланд, обнищавший барон, — но такой красавец! — прижал ее к груди, она сама раскрыла губы и получила истинное удовольствие от его поцелуя. Она даже почувствовала легкое возбуждение. Но ничего похожего на животную страсть, охватившую ее тогда, на маскараде.

Сейчас, три года спустя, она почти забыла лицо того лакея (она решила, что это был лакей), но ясно помнила свое собственное возбуждение. И она научилась относиться к себе более снисходительно. Хотя она по-прежнему считала, что ей не следует выходить замуж, поскольку укатила девственность, она слышала множество историй о девственности, которой вообще не существовало, — особенно если девушка вела активный образ жизни и ездила верхом.

По-видимому, ей следует проявлять больше интереса ко всему происходящему теперь, когда мать, кажется, перестала вмешиваться в ее жизнь. Шарлотта даже поймала себя на том, что ей интересно, нашел ли Уилл Холланд столь необходимую ему богатую жену.

Вернулся Кэмпион и убрал консоме, к которому она так и не притронулась, и молча заменил его половинкой цыпленка а-ля дьявол. Шарлотта не любила ужинать в одиночестве: у нее портилось настроение. В одиночестве она любила рисовать. Мать отдала ей большую комнату на третьем этаже, хорошо освещенную по утрам и прекрасно — после полудня; ей нравилось входить туда, надевать передник и смешивать краски.

Сейчас она делала копии с картин. Одну за другой она снимала картины со стен во всех имениях герцога и уносила в свою комнату, оставляя их у себя на месяц, два и даже (в случае с единственным принадлежащим герцогу Рембрандтом) на полгода.

— Зачем, дорогая? — безнадежно спросила как-то мать, рассматривая третью копию портрета здоровяка — их предка сэра Виджиланта Калверстилла, жившего во времена Елизаветы. Аделаида переводила взгляд с одного мольберта на другой.

— Ты считаешь, у него все в порядке с глазами, дорогая? — спросила она. — У него на твоей копии такие… поросячьи глазки…

Шарлотта улыбнулась и посмотрела на мать с любовью.

— Я знаю, мама. У меня возникли трудности с его глазами, а потом я решила, что они хорошо подчеркивают его дородность. Ведь он мог быть очень жадным человеком. Сумел же он собрать огромное состояние!

— Но почему копии, милочка? Почему не сделать еще несколько собственных картин, может быть, опять с фруктами? Мне нравятся твои фрукты, а серия фиалок, которую ты нарисовала к свадьбе Виолетты, просто великолепна! Я вся сияла от гордости, — сказала герцогиня.

— Вот что я тебе скажу, мама, — утешила ее Шарлотта. — Как только я закончу с сэром Виджилантом, я нарисую специально для тебя по-настоящему прекрасный букет. А ты повесишь картину в свою спальню.

— Знаешь, чего бы я хотела, Шарлотта? — спросила мать. — Я бы очень хотела, чтобы ты написала картину для своей двоюродной бабушки Маргарет. Ей уже становится трудно выходить из дома. И я знаю, — взволнованно воскликнула она, — что, когда Маргарет была молодой, ее звали Маргаритка! Думаю, она была красива, поэтому все и называли ее именем цветка. Ты можешь нарисовать для нее вазу с маргаритками, и, клянусь, она будет счастлива!

И Аделаида поспешно отправилась искать Кэмпиона распорядиться, чтобы завтра с утра пораньше послали мальчика на цветочный рынок закупить огромное количество маргариток.

— Она еще не закончила с сэром Виджилантом, — призналась Аделаида Кэмпиону. — Но если маргаритки будут стоять у нее в комнате, они создадут ей, так сказать, нужное настроение.

Кэмпион понимающе кивнул и улыбнулся хозяйке. Он не откладывая позаботится о маргаритках, и ее милости не следует беспокоиться, пообещал он тихим голосом. Затем он напомнил герцогине о приглашении на вечер. Аделаида легким шагом поспешила наверх одеваться. Ей и в голову не пришло позвать Шарлотту, а герцог уехал в свой клуб.

Шарлотта тяжело вздохнула. Кэмпион бесшумно вплыл в комнату и, подавляя вздох, унес почти нетронутого цыпленка.

Ренуар, шеф-повар Калверстилла, напрасно растрачивал свое искусство на эту семью, совершенно напрасно. Но Ренуар об этом никогда не узнал бы. Когда за обедом не было гостей, Кэмпион сам убирал со стола тарелки, и они всегда возвращались на кухню в таком виде, словно эта дружная семья из десяти человек наедалась до отвала. Это входило в его тактику, направленную на то, чтобы Ренуар чувствовал себя счастливым, и он знал, например, что младшие лакеи, Фред и Сесил (смешное имя для лакея), никогда не проболтаются, что тоже попробовали главное блюдо вечера — утку с апельсинами.

Шарлотта уныло побрела в свою комнату. Она могла бы одеться и поехать вслед за матерью к леди Бриджплейт, но это выглядело бы несколько странно. А что, если ее мать поехала на другой вечер? Она вполне могла так поступить. Шарлотта приехала бы и оказалась без сопровождения, и бог знает, как бы пострадала ее репутация.

Горничная ушла вниз на кухню, поэтому Шарлотта сама раскрыла дверцы платяного шкафа и посмотрела на ряды висевших в нем платьев. В последнее время она мало занималась своими нарядами. Она понимала, что уязвленная гордость была одной из причин, заставивших потребовать, чтобы мать оставила ее в покое. Но сейчас она с отвращением смотрела на свои платья. Не то чтобы они совсем вышли из моды (даже ее горничная никогда не позволила бы молодой хозяйке надеть что-либо действительно старомодное), но они не соответствовали последнему стилю. И вероятно, худшим в них были их наивные пастельные тона — нежно-кремовый цвет невинности и юности.

«А я не юна, — безжалостно призналась себе Шарлотта. — Тогда почему я должна так одеваться?» Она принялась срывать платья с вешалок и швырять их на кровать. Когда через десять минут в комнату вошла Мари, не ожидавшая найти здесь свою хозяйку, она застыла в изумлении, глядя на груду платьев на кровати и Шарлотту, с довольным видом обозревающую четыре-пять утренних платьев, оставшихся в шкафу.

— Боже мой! — выдохнула Мари, испугавшись, не сошла ли ее хозяйка с ума.

«Шарлотта, — подумала Мари, — уже вела себя очень странно. Может быть, она решила присоединиться к этим нудистам, которые уезжают в Америку?»

— Мари! — не оборачиваясь, сказала Шарлотта. — Я решила все изменить. Завтра я поеду к мадам Бриджит и закажу совершенно новый гардероб. Все новое, с головы до ног.

Мари тотчас поняла, что происходит. Наконец-то хозяйка осознала истину: женщине нужен мужчина. По крайней мере в этом убеждала Мари своего возлюбленного, младшего лакея Сесила, когда они, тесно прижавшись друг к другу, лежали в комнате Мари. Кэмпион и миссис Симпкин, конечно, о том не знали, но французское здравомыслие Мари не требовало, чтобы она придерживалась английской морали. Они с Сесилом не могли пожениться до тех пор, пока она не накопит достаточно денег на приданое, но она не видела причины отказывать себе и Сесилу в удовольствии время от времени общаться друг с другом.

Глаза Мари заблестели.

— А ваши волосы, миледи? Вызвать месье Памплемусса?

— Да, Мари, очень хорошая мысль. — Шарлотта взобралась на кровать и, не обращая внимания на то, что мнет свои изящные платья, посмотрела в зеркало над туалетным столиком. Она распустила волосы. — Думаю, мне нужно что-то совершенно другое… Может быть, остричь волосы?

— О, леди Шарлотта, я не уверена, — ответила Мари, вспоминая, как она сушила перед камином красивые шелковистые черные локоны хозяйки. — Мужчины любят длинные волосы, — произнесла она с заметным галльским акцентом.

Родители Мари эмигрировали из Франции лет десять назад, когда она была еще маленькой девочкой, но в минуты особого волнения она говорила с французским прононсом.

— Короткие волосы… Ну, это очень ново, не так ли? Леди Мэрион Лам, конечно, остригла свои волосы, и Перл Клотвинд, американская наследница, и… — Мари умолкла. Она запоем читала сплетни в иллюстрированных газетах и знала, что стриженые волосы — самая большая смелость, какую может себе позволить молодая леди.

Мари обошла кровать и подняла вверх волосы Шарлотты. Они вместе уставились в зеркало; маленькое личико Мари напряглось, губы сжались. Она закручивала волосы Шарлотты то так, то эдак.

— Может быть, — наконец сказала она.

Прелестное лицо Шарлотты открылось. В течение трех лет, с тех пор как Мари стала горничной Шарлотты, хозяйка не позволяла ей тратить на прическу более десяти минут, и в конце концов отчаявшаяся Мари перехватила волосы простой лентой, которая лишь удерживала тяжелую массу волос, не давая им закрыть лицо. Но при таком обрамлении ее глаза проигрывали. Теперь же она увидела, что они были поразительно большими, миндалевидной формы, а ресницы — такими же черными, как и волосы.

— Посмотрим, что скажет месье, — объявила Мари.

Она испытывала глубочайшее почтение к месье Памплемуссу, о котором ходили захватывающие истории: он был парикмахером Людовика XVI; он чудом выскользнул из-под мадам Гильотины; он причесывал Жозефину, возлюбленную Наполеона. Конечно, все англичане ненавидели Наполеона, но Мари придерживалась иного мнения. Жозефина была образцом женской красоты и моды, а ее муж не заслуживал большого внимания.

— А что касается мадам Бриджит, миледи, — убежденно заявила Мари, — не желаете ли посетить заведение Антоне-на Карэма? Мадам Бриджит создает прекрасные платья для молоденьких девушек, но…

— Ты, конечно, права, — холодно ответила Шарлогга.

Она уже не была и никогда больше не будет молоденькой девушкой.

Встревоженный взгляд Мари она встретила сияющей улыбкой:

— По правде говоря, Мари, в любом случае мне никогда не был свойствен образ женщины-ребенка. Пришло время попробовать другой стиль. Вчера в парке я видела женщину в одном из этих новых платьев с высокой талией и без корсета. Разумеется, — добавила она, — дама, вероятно, не самой высокой морали, но дело в том, что этот новый французский стиль весьма очарователен. Как ты думаешь?

Мари хлопнула в ладоши.

— О да, леди Шарлотта! Месье Карэм именно тот, кто вам нужен! И у вас как раз такая фигура, что можно обойтись без корсета, — практично заметила она. — Возможно… вы могли бы заказать платье золотого цвета? Я часто думала, как великолепно бы вы смотрелись в платье такого же цвета, как занавеси в комнате для завтраков.

Только через минуту после столь неожиданного сравнения Шарлотта пришла в себя и улыбнулась.

— Я больше не буду носить розовое, — сказала она. — Ничего розового, кроме густого персикового. И… — задумчиво добавила она, — никаких оборок, никаких рюшей, никаких вышитых цветов, никаких бантов!

— Непременно, да, да! — почти захлебнулась от восторга Мари.

Шарлотта с улыбкой посмотрела на нее.

— А теперь, Мари, не заберешь ли ты все эти платья?

Глаза Мари засияли. Не от того, что она когда-нибудь сама наденет вышедшую из моды одежду — платья в таком прекрасном состоянии, что она сумеет продать их за кругленькую сумму и тем намного приблизит их с Сесилом свадьбу.

— Благодарю вас, миледи. — Горничная присела перед Шарлоттой в глубоком реверансе, потом закинула кипу платьев на плечо и, пошатываясь, вышла из комнаты, не видя ничего перед собой за пышными нижними юбками, закрывшими ей лицо.

Шарлотта легла в постель, забыв о почти законченной третьей копии сэра Виджиланта Калверстилла, ждавшей ее на третьем этаже. Засыпая, она думала о себе. Во сне она вальсировала с человеком, у которого в черных волосах блестела седина, и он смотрел на нее горящими желанием глазами.

Глава 4

Никто так не радовался решению Шарлотты обновить свой гардероб, как ее мать. На следующий же день Аделаида и Шарлотта вместе поехали к Антонену Карэму. И пока Шарлотта не задумываясь заказывала дюжины платьев — воздушных, с высокой талией, таких легких, что сквозь ткань можно было видеть очертания ее тела, — Аделаида, совершенно счастливая, наблюдала за ней, сидя в удобном кресле.

Месье Карэм в свою очередь тоже был в восторге. В Шарлотте он видел молодую леди с изящной фигурой и совершенным телосложением. Его модные туалеты разлетятся из мастерской после того, как дочка герцога появится на балах, облаченная в произведения его искусства. Глаза Аделаиды загорелись, когда ей назвали цену элегантного платья, выбранного Шарлоттой. По ее оценке, платье стоило почти вполовину дешевле, чем у других, но Антонен, подумала Аделаида, рассчитал правильно, сознательно занизив цену.

Отсутствие корсета позволяло видеть естественные прекрасные округлости уже сформировавшейся Шарлотты. Мужчины с ума сойдут, глядя на ее груди в созданном месье Карэмом необычно маленьком лифе — безупречной формы и совершенно свободные, ничем не стянутые. Женщины, в надежде достигнуть такого же эффекта, тоже закажут себе эти платья.

— Не сползет ли такой лиф у нее с плеч, Антонен? — с некоторым беспокойством спросила Аделаида.

Шарлотта в потрясающем платье стояла перед трюмо. Платье было ослепительно белым, его единственное украшение состояло из шести или семи узких черных лент, спускавшихся прямыми линиями от груди до самого низа юбки и оттого казавшихся бесконечными. А ведь практически и нет никакого лифа, подумала Аделаида, пытаясь предположить, что подумает Марсель, когда увидит это платье. Это было самое удивительное модное платье: женщина в нем выглядела раздетой — такого платья Аделаида еще не видела.

— Шарлотта, — сказала она, — ты должна взять его. Ты введешь новую моду.

Шарлотта повернулась к матери.

— О да! — радостно согласилась она. — Я возьму его. Благодарю вас, месье.

Месье Карэм улыбнулся и поспешил подозвать ожидавшую в углу девушку, благоговейно державшую в руках следующий его шедевр.

В тот же день прибыл месье Памплемусс, и, прежде чем Шарлотта успела что-либо сказать, ее длинные волосы лежали на полу вокруг стула.

— Великолепно, — восхищенно произнес месье Памплемусс. — Вы несравненны! — Он поцеловал кончики своих пальцев. — Ах, у меня золотые ножницы!

Шарлотта пристально посмотрела на себя в зеркало. Волосы лежали красивыми локонами, а голове было так легко, как будто она была воздушным шариком, готовым в любую минуту взлететь вверх. Не затемненные волосами губы казались больше, а скулы — еще выше.

— Леди Шарлотта, — убежденно произнесла Мари. — Я никогда не видела вас такой красивой. Вы введете новый стиль.

Отражение Шарлотты в зеркале ответило ей улыбкой. Месье Памплемусс суетился вокруг Шарлотты, показывая Мари, как повязывать ленту на голове хозяйки, если та пожелает, хотя… — Внезапно он остановился на полуслове.

— По каждому важному случаю к леди Шарлотте лучше приглашать меня.

Весь следующий день он будет занят по случаю бала у герцога Кларенса, но может сделать исключение и приехать в Калверстилл-Хаус к четырем часам.

— Я не желаю, чтобы мою работу испортили, — сказал он, грозно взглянув на Мари.

Испуганная Мари разразилась потоком возражений на французском, но месье Памплемусс лишь отмахнулся, не обратив на них никакого внимания.

— Я должен идти, я должен идти, — заявил он с характерным акцентом.


Вот почему, когда Александр Макдоно, новый граф Шеффилд и Даунз, в первый же вечер после своего возвращения в Лондон из Италии, где он провел три года, вошел в свой клуб, казалось, абсолютно все обсуждали очаровательную Шарлотту. Два неуклюжих юноши почти готовы были вызвать друг друга на дуэль, поспорив, кто из них ей больше понравился, а его старый друг Брэддон Четвин при одном упоминании имени Шарлотты выглядел несчастным.

Они устроились в тихом уголке в библиотеке, вытянув ноги перед горящим камином. Александр вертел в пальцах бокал бренди и рассеянно слушал горестный рассказ Брэддона: он просил ее выйти за него замуж, а она ответила отказом; вчера вечером она дважды танцевала с… Господи! Алекс уже успел забыть, как все это скучно! Ему было безразлично, с кем танцевало это наглое существо. Он мрачно посмотрел на Брэддона.

— Довольно, Брэддон, — лениво протянул он. — Она, должно быть, просто глупа. Кто откажет графу? И у тебя нет семнадцати детей или чего-нибудь в этом же роде.

— Что ты в этом понимаешь, Алекс? — горячо возразил Брэддон. — Тебе всегда везло с женщинами… — Но тут же смущенно замолк. Встретив в клубе старого друга, которого не видел три года, он вдруг вспомнил нечто ужасное.

Кажется, Алекс ничего не заметил, подумал Брэддон, украдкой взглянув на него поверх бокала. И успокоился. В Алексе ничего не изменилось: он выглядел таким же, как и раньше. Брэддон вздрогнул и сделал большой глоток бренди. Чем теперь будет заниматься Алекс? Времяпрепровождение джентльмена ограничивалось боксом, заключением пари и распутством. Алекс никогда не любил азартных игр, а распутничать, по-видимому, не сможет.

Брэддон прокашлялся.

— А… так ты вернулся насовсем? — спросил он.

— Да, — рассеянно ответил Алекс, не поднимая глаз от бокала. — Ты знаешь, мой отец умер восемь месяцев назад, но в то время я не мог вернуться, а сейчас я… Ну, имением нужно управлять, и…

Он поднял голову, пристальный взгляд его черных глаз смутил Брэддона.

—…Я уже начал скучать по Англии. Италия прекрасна, но Мария, моя жена, умерла, и поэтому я решил вернуться.

— Но… — Брэддон был в замешательстве. — Я думал… все думают, что ты не женат, что эта Мария, э… расторгла ваш брак.

Алекс взглянул на него потемневшими глазами.

— Да, — коротко произнес он, — она снова вышла замуж, а потом умерла. От скарлатины, месяц назад.

— Так вы поддерживали отношения? — отважился спросить Брэддон.

— Нет. Но она позвала меня перед смертью.

Алекс снова посмотрел на Брэддона и заметил его изумление. Бедный старина Брэддон! Он всегда так медленно соображал.

— Довольно об этом! — сказал Алекс, одним глотком допивая свое бренди. — Ты говорил, что сегодня какой-то бал?

— Да, — подтвердил Брэддон, — но ты не можешь пойти в таком виде! Ты даже не одет. — Он бросил осуждающий взгляд на панталоны своего друга, сшитые из оленьей кожи. — Кроме того, — сорвалось у него с языка, — почему, черт побери, тебе надо идти туда? Ты и раньше ненавидел все эти вещи… — И снова прикусил язык, — Я собираюсь посетить этот бал по той же причине, что и ты, Брэддон, — спокойно произнес Алекс. — Мне нужна жена.

Они молча поднялись и стояли в пустой библиотеке, глядя друг другу в глаза.

— Зачем? — спросил Брэддон.

Александр повернулся и направился к двери.

— У меня есть дочь, — обернувшись, бросил он. — Ей нужна мать. Пойдем, Брэддон, меня ждет карета. Мы заедем ко мне и сможем пообедать. А затем отправимся искать себе жен.

Брэддон молча последовал за ним. У него есть дочь? Весь Лондон знал, что его жена аннулировала их брак на том основании, что он — импотент, и что Алекс не отрицал этого. Он никогда не найдет жену… Да нет, конечно, найдет, думал Брэддон, множество женщин жаждут выйти за графов; он сам мог это подтвердить. Но Брэддон не понимал, просто не мог понять: если Алекс — импотент, то откуда у него дочь? А если у него есть дочь, тогда почему брак был аннулирован? А если… У Брэддона голова пошла кругом.

Карета подъехала к Шеффилд-Хаусу. На всех окнах еще висели черные гирлянды, хотя теперь, через восемь месяцев после смерти отца Алекса, они несколько выцвели. Брэддон семенил за Алексом, напряженно соображая. Он не мог понять, не мог разобраться, не задав вопроса об этом деле с импотенцией. А спросить он не мог, по крайней мере в данных обстоятельствах.

Ему пришло в голову, что, может быть, опасно привозить Алекса на бал леди Престлфилд. Она была ярой защитницей морали и тому подобного. Почему она однажды запретила леди Гвент Манисс переступать порог ее дома? Да только потому, что бедная леди Гвент была так безрассудно и открыто влюблена в женатого архиепископа! Но Алекс все же имел титул графа, а их в стране насчитывался лишь десяток или около того. К тому же он не был разведен в буквальном смысле слова. И как можно прогнать кого-то с бала лишь по той причине, что он, так сказать, оказался инвалидом? Это снова вернуло мысли Брэддона к проблеме дочери Алекса. Откуда взялась эта дочь?

Ему лучше забыть об этом, наконец решил Брэддон, и притвориться, что он ничего не слышал об этой истории с анйулированием брака. Позднее он обратится к одному из своих умных друзей вроде Дэвида, чтобы тот ему все объяснил. Брэддон повеселел: выход из положения, безусловно, есть — лошади! Разговор о лошадях не таит в себе никаких опасностей.

Брэддон всегда обладал удивительной способностью выкидывать из головы все лишнее — к великому неудовольствию его матушки, учителей, каждого встречавшегося с ним мыслящего человека, и прежде всего его личного секретаря, управляющего имением и дворецкого. Поэтому он получил от обеда истинное удовольствие, не имея представления, насколько раздражал Алекса, перечисляя достоинства каждой лошади в своей конюшне.

После обеда Алекс извинился и поспешно поднялся наверх переодеться. Но прежде он тихо вошел в комнату рядом со своей спальней и на цыпочках приблизился к колыбели. В ней, как в гнездышке, подложив ладошку под щеку и закинув другую руку за голову, спала его дочь. Во сне она была похожа на ангелочка и совсем не напоминала демона, перевернувшего в прошлом месяце всю его жизнь.

Он провел рукой по ее изогнутым бровям — его бровям. Его сердце охватил гнев. Как могла Мария скрывать от него дочь! Он потерял целый год жизни Пиппы… Алекс глубоко вздохнул и подоткнул одеяло вокруг пухленькой малышки.

Во сне Пиппа не была печальной, она чуть-чуть улыбалась. Ей никогда не снились кошмарные сны, хотя их и предсказывал доктор. Потеря матери сказывалась, лишь когда она бодрствовала. «Будь ты проклята, Мария, — подумал он с ненавистью. Если бы он знал…» Но Мария все равно умерла бы, разве не так? Когда-нибудь Пиппа перестанет скучать по матери. Хорошо хоть Мария позвала его, когда поняла, что умрет. И теперь Пиппа здесь и в безопасности. Он наклонился и поцеловал ее в лоб.

— Не бойся, цыпленок, — с нежностью сказал он. — Когда ты проснешься, я уже вернусь.


Они прибыли в Престлфилд-Хаус чуть позже одиннадцати, когда бал был в полном разгаре. Опасения Брэддона относительно появления там Алекса не оправдались: когда они вошли в дом, леди Престлфилд уже закончила встречать гостей, а к тому времени, когда они добрались до бального зала, она со свойственной ей энергией отплясывала контрданс.

Грудь дворецкого Престлфилдов прямо-таки раздувалась от гордости, когда он объявлял не одного, а сразу двух графов. Его голос загремел в заполненном зале:

— Граф Шеффилд и Даунз и граф Слэслоу!

Шарлотта, которая не слышала дворецкого, прислонясь к балюстраде, улыбалась барону Холланду. Тот смотрел на нее горящими глазами. Он стоял очень близко — всего лишь в доле дюйма, и она знала, что это неспроста. Он оперся на перила так, что она очутилась между его руками. Шарлотта хлопнула веером по груди барона:

— Уилл, — сказала она, — не так близко.

— А что я делаю? — пожаловался Уилл. — Я даже до вашего рукава не дотрагиваюсь. — И наклонился еще ближе. — Кажется, у вас на лице насекомое, — серьезно, но с чуть заметной усмешкой, произнес он.

— О! — удивилась Шарлотта. — Какое насекомое?

— Пчела, — выдохнул он совсем близко от ее губ. — Хотите, я убью ее?

— Не уверена, — улыбнулась она.

— Представьте себе, — продолжал он, — ваши губы — мед, а мои — пчела…

Но как бы далеко ни вела эта довольно слабая метафора, ее грубо оборвала леди Софи Йорк, дочь маркиза Бранденбурга.

— Шарлотта, — выпалила она, отталкивая барона Хол-ланда в сторону, — твоя матушка идет через зал, раздвигая публику, как Моисей — Красное море! Тебе лучше вернуться и успокоить ее. Я на минуту останусь с Уиллом, а ты подойдешь к ней.

Шарлотта поморщилась:

— Спасибо, Софи.

И она проскользнула мимо Уилла, даже не удостоив его взглядом на прощание.

Софи издали наблюдала за Шарлоттой. Та разговаривала с матерью и несколькими почтенными дамами. Софи улыбнулась: Шарлотту надо выручать. Она грациозно приблизилась к группе.

— Шарлотта, — сладким голоском позвала она.

— Извини, мама, — ответила подруга, с благодарностью поворачиваясь к Софи.

— Я чувствую себя немного дезабилье, — пожаловалась Софи, обмахивая веером свои идеально причесанные волосы. — Здесь так жарко, не правда ли, ваша милость? — улыбнулась она матери Шарлотты.

Аделаида невольно ответила улыбкой. Улыбалась Софи очаровательно, несмотря на то что Аделаида не совсем была довольна новой подругой Шарлотты. Она не могла с уверенностью сказать почему. Возможно, Софи чуточку вольно себя ведет, но всем известно, что она не переступит границ дозволенного. Просто она казалась непохожей на ее серьезную дочь.

Но какова дочь! За последние несколько недель Шарлотта сделалась самой популярной девицей в Лондоне. Из барышни, получившей всего восемь предложений за три года, она превратилась в особу, получившую их больше десятка только за одну прошлую неделю!

Неожиданно Аделаида вздрогнула. «О нет!» — чуть не закричала она, догадавшись: воск! Стайка женщин отскочила, глядя вверх. Конечно же, они стояли под канделябром, и горячий воск капал со свечей вниз.

— Шарлотта, — распорядилась Аделаида. — И Софи, конечно, — добавила она. — Мы на минуту удалимся. Пойдемте, девочки. — И она, властно раздвигая толпу, направилась в дамскую гостиную.

Софи и Шарлотта последовали за ней, но не очень поспешно. На спине платья Аделаиды виднелся потек белого воска. Вероятно, ей придется снять платье и отдать горничным, чтобы те удалили воск горячим утюгом.

Глаза Шарлотты сияли. На ней было одно из новых платьев, сшитое из темно-зеленого шелка. Ей нравилось, как шелк мягко касался ее ног, когда она шла или танцевала.

Следуя за Аделаидой, девушки добрались до дамской гостиной на верхнем этаже. Как и ожидалось, Аделаида уже стояла, повернувшись спиной к горничной, которая лихорадочно спешила расстегнуть более сотни пуговиц ее платья. Шарлотта внутренне застонала. Они проторчат здесь не один час!

Как раз в эту минуту Аделаида подняла глаза и встретилась взглядом с Шарлоттой.

— Девочки, не поможете ли мне, будьте добры. Софи, не могли бы вы сесть здесь и подержать мою сумочку, буду вам очень благодарна.

Софи села, держа на коленях маленький изящный французский ридикюль. Недавно на светских вечерах прокатилась волна краж, и Аделаида не хотела рисковать своим любимым ридикюлем.

— Шарлотта, дорогая моя, не спустишься ли ты вниз сказать Сисси, где я? Я обещала ее матери не спускать с нее глаз, и не хочу, чтобы ее сопровождал на ужин случайный кавалер. Пруденс страшно рассердится, если этот Джон Мей-сон опять поведет Сисси к ужину.

— Да, мама, — послушно сбгласилась Шарлотта без всякого энтузиазма.

Сисси, или мисс Сесилия Коммонвилл, представляла собой трудный случай: она никому особо не нравилась, а ее собственный вкус в отношении мужчин был ужасен. Оказавшись в комнате, полной подходящих женихов, она безошибочно выбирала единственного в компании обнищавшего младшего сына. И поскольку мать Сисси, школьная подруга Аделаиды, имела больное сердце и не посещала многие из балов, Шарлотте приходилось присутствовать на многочисленных обедах вместе с угрюмой Сисси, которую недавно спасли еще от одного «неподходящего человека».

Шарлотта спускалась по лестнице, пытаясь поверх голов разглядеть, где находится Сисси. Видимо, в зале ее не было. Вероятно, целуется с кем-нибудь на галерее, презрительно предположила Шарлотта, забыв, что всего десятью минутами раньше сама занималась тем же. Когда она спустилась почти до конца лестницы, ей показалось, что она видит перья Сисси. Сисси любила носить на голове три-четыре роскошных крашеных страусовых пера, что помогало быстрее найти ее в толпе. В душе Шарлотта считала такой убор ужасным — совсем как колышущийся плюмаж на лошади королевской гвардии.

Она поднялась на цыпочки, стоя внизу на третьей ступеньке, и старалась разглядеть, куда же делись эти пышные перья, как вдруг ее правая нога соскользнула и Шарлотта ударила стоявшего внизу человека прямо пониже спины.

— О-ох! — произнес он, и — бах! Шарлотта села на мраморную ступеньку. Она больно ушиблась, и слезы выступили у нее на глазах, Человек, которого она толкнула, повернулся и присел с ней рядом. Шарлотта подняла глаза. Она хотела сказать «извините», но слово застряло у нее в горле.

Он был крупнее, чем она помнила, и более красив; она забыла, какие у него широкие плечи. Но глаза, бархатно-темные, были точно такими же, как в ее памяти, и волосы — те же, самые серебристо-черные локоны — опускались ему на лоб по французской моде. Месье Пампле-мусс одобрил бы их, пришла ей в голову идиотская мысль.

Вдруг Шарлотта осознала, что разглядывает его. Она посмотрела ему в глаза и чуть заметно покраснела. Мужчина тоже пристально смотрел на нее, слегка нахмурив брови. Шарлотта пыталась придумать, что ему сказать. Наконец у нее вырвалось:

— Что вы здесь делаете? — И тотчас же она поняла, что сказала явную глупость.

Конечно же, он не был лакеем. Он был в вечернем костюме, и, кроме того, как подобное могло прийти ей в голову? У него несомненно властные манеры и благородное воспитание.

Александр вопросительно поднял свои изогнутые брови.

— То же, что и вы, — ответил он, все еще сидя перед ней на корточках.

Шарлотта снова покраснела.

— На этот раз я вас толкнула… — растерянно протянула она.

Алекс снова нахмурился. Черт побери, о чем говорит эта красотка? Вот уж везет ему: впервые за весь вечер встретил интересную женщину, а у нее — не все дома! Взгляд его скользнул вниз. В такой позе он легко мог заглянуть за вырез ее платья. Никогда он еще не видел такую прекрасную молочно-белую грудь. У нее были полные, округлые, нежные и идеальной формы груди. Его рука непроизвольно дернулась. Боже! Он бы дотронулся до них прямо сейчас. Внезапно он осознал, что вокруг собрались люди, интересующиеся происходящим и визгливыми голосами зовущие на помощь.

Он протянул руку и поставил Шарлотту на ноги.

— У вас все в порядке со спиной? — спросил Алекс.

Сейчас она нравилась ему еще больше. Как раз подходящего роста, высокая, а когда она подняла голову, ее губы оказались на расстоянии поцелуя. Алекс увлек ее в сторону и не раздумывая протянул руку, чтобы потереть ей поясницу, которую она, должно быть, ушибла о лестницу.

И тут же его рука замерла. Ее платье было настолько тонким, что он почувствовал округлость ниже ее спины, и его сотрясла волна острого желания, какого он еще никогда не испытывал. «Наверное, — подумал он, — я схожу с ума».

— Вы… вы помните меня? — спросила наконец Шарлотта, глядя ему в глаза.

Алекс снова свел брови. Он никогда прежде ее не встречал, в этом он был уверен. Он внимательно посмотрел на нее: у нее были восхитительное треугольной формы лицо, обрамленное мягкими локонами, безукоризненный прямой нос и высокие скулы. Губы имели естественный ярко-красный цвет. Брови — необыкновенной формы: высокие и изогнутые, почти такие же, как у него, только удивительно женственные. На мгновение что-то шевельнулось в его памяти, но…

— Я никогда не встречал вас, — улыбаясь ей, сказал Алекс: он бы не забыл столь красивую женщину.

У Шарлотты приоткрылся рот. Он лишил девицу невинности и даже об этом не помнит? Каковы же в таком случае мужчины? Он что, делал это каждую неделю?

Алекс взял ее под руку и повел направо, в гостиную.

— Вы, должно быть, встречали моего брата, — сказал он светским тоном. — Мы с ним близнецы. — Он посмотрел на нее с насмешливой улыбкой. — Вы не первая, кто путает нас.

Шарлотта ответила улыбкой, а ее сердце чуть не выскочило из груди.

— Вы — близнец? — повторила она, пораженная его словами.

— Да, — подтвердил Алекс, радуясь тому, что наконец разобрался в ситуации: девушка не была помешанной; просто она имела в виду Патрика. — Даже наша матушка не всегда могла различить нас.

Шарлотта смотрела на него. Она точно знала, кто он — то есть она не знала, кто он такой, но знала, что он — тот самый. Она узнала ямочку на правой щеке и форму губ. Но казалось, он не притворялся: он в самом деле не помнил о той встрече. Слишком мало значила для него чья-то там невинность.

Она замедлила шаги. Куда они идут? Ей надо вернуться наверх к матери. Она спокойно высвободила свою руку, и они остановились.

— Очень благодарна вам, что помогли мне подняться, сэр, — тихо произнесла она. — Приношу свои извинения за то, что сбила вас с ног. — Не ожидая ответа, она повернулась и опрометью бросилась вверх по лестнице.

Алекс потерял дар речи. Только что она стояла здесь, и вот ее уже нет. Он посмотрел ей вслед. Кто она?

Вдруг у него над ухом прозвучал обеспокоенный голос; обернувшись, Алекс увидел Брэддона.

— Что скажешь? — спросил Брэддон. — Разве она не великолепна?

— О да, — согласился Алекс, за долю секунды оценив ситуацию. — Я собираюсь жениться на ней. Как, говоришь, ее зовут?

Глава 5

Алекс крепко спал; сбившиеся полотняные простыни обнажали его мускулистую грудь, покрытую темным загаром. Он лежал совершенно неподвижно, заложив руки за голову, — одна из немногих привычек, отличавших его от брата-близнеца Патрика. Патрик спал, раскинув руки по простыне, всю ночь напролет беспокойно ворочался. Из-за такого беспокойного сна Патрик, когда был маленьким, часто оказывался на полу, где и продолжал спать дальше. А Алекс, когда был ребенком, спал так крепко, что его матери приходилось на цыпочках подходить и дотрагиваться до него, чтобы убедиться в том, что он еще дышит.

Когда Алекс проснулся, было уже около восьми часов. Из-за занавесей косо падали яркие лучи солнца. Он снова лег и, закрыв глаза, вспоминал предыдущую ночь.

Вскоре после его встречи с дочерью герцога Калверстилла они с Брэддоном отправились в игорное заведение. Когда Шарлотта возвратилась из дамской гостиной, ее окружила толпа смеющихся и негодующих кавалеров, которым она обещала танец. Минуту-другую Алекс наблюдал, как она отмахивается от их умоляющих жестов. «Мой Бог, — подумал он, — она по-настоящему красива».

Шарлотта раскраснелась. Она сразу же почувствовала его присутствие. Она знала: он наблюдает, и ей становилось жарко, и она дрожала от возбуждения. Даже сейчас она чувствовала прикосновение его руки, когда он растирал ей ушибленную поясницу. В тот момент, может, и не обратила внимания на это, но сейчас чувствовала, как горит ее кожа. Мысли о его прикосновении вызвали целый поток воспоминаний. Ее переполняло желание снова почувствовать его руки — так, как это было три года назад. Но какое унижение! Он просто забыл эту встречу, даже не заметил, кто в ту ночь был в его объятиях! Разрываемая гневом и желанием, она едва могла думать о чем-либо, хотя ни один из окружавших ее мужчин не заподозрил ее в отсутствии к нему внимания.

Неожиданно Алекс показался себе неуклюжим юнцом, стоящим у стены и с вожделением следящим за первой красавицей лондонского общества. Он с отвращением выпрямился и повернулся. Он знал, где живет герцог Калверстилл; незачем утруждать себя состязанием с роем мошек, вьющихся вокруг его дочери. Алекс вытащил из-за карточного стола Брэддона и вызвал свою карету.

К концу вечера, проведенного у Брукса, Алекс оказался на целых семьсот фунтов богаче.

В три часа ночи в комнате, которую Брукс именовал бархатной, догорали свечи. Темно-зеленые бархатные драпировки, закрывавшие стены, предназначались для того, чтобы день здесь не отличался от ночи и игроки чувствовали себя в некоем вневременном пространстве. Алексу игра скоро наскучила.

Он оглядел комнату. Ее заполняли аристократы, удобно расположившиеся в креслах, расставленных вокруг игорных столов. Из всех присутствующих лишь один только слуга, менявший свечи в настенных подсвечниках, выглядел таким же свежим, как и в пять вечера, когда открылись двери заведения. Игроки ослабили сложные узлы своих галстуков или совсем сорвали их в порыве отчаяния. Растрепанные, измученные, они лихорадочно бросали кости или сжимали в руках карты.

— Ну что же, милорд, — раздался с другого конца стола голос с ярко выраженным акцентом, — сегодня вы играли великолепно.

Алекс повернул голову и спокойно встретил взгляд Люсьена Боша, французского маркиза, живущего в Англии. Бош играл с безрассудным азартом и проигрался.

Бош наклонился вперед, опершись ладонями о зеленое сукно ломберного стола.

— Вам очень… везет, — с сарказмом произнес он.

Алекс пристально посмотрел на него: ломбер — игра, основанная на умении, а не на удаче.

— Я верю, месье, — ровным голосом ответил Алекс, — что вы ничего не подразумеваете под своим замечанием. Я мог бы охотно допустить, что мой выигрыш — результат… везения.

Последовала короткая пауза. Глаза Боша вспыхнули гневом; он был так рассержен, что едва мог дышать. Он скривил губы.

— Милорд, — наконец смог ответить он, — я готов в любое время поставить свое везение в картах против вашего… в любви.

В комнате повисла тишина. Игроки за тремя из четырех столов замолчали, напряженно прислушиваясь. Все знали, что сыновей покойного графа Шеффилда и Даунза выслали из Англии из-за пристрастия разрешать все споры кулаками. Александр, кажется, повзрослел, но какой мужчина оставит без ответа подобное оскорбление?

Сердце Алекса билось спокойно. Он наклонился вперед — оба мужчины оказались стоящими лицом к лицу, разделенные лишь небольшим пространством. Алекс улыбнулся.

— Может быть, месье, — тихо произнес он, — вы завидуете моему успеху у женщин и потому рискуете своей жизнью?

Люсьен ответил ему только взглядом. Он чувствовал себя ужасно: он уже совершил непоправимую ошибку. Охваченный азартом, в пылу игры он поставил на кон драгоценность, которую всегда хранил у своего сердца, — кольцо, подаренное ему женой в день их свадьбы.

— Милорд, — хрипло произнес он, не обратив внимания на угрозу Александра, которую слышали все. — Я глупец, потому что проиграл кольцо моей жены. А она… ее больше нет, и я должен вернуть его. Не сыграете ли вы со мной еще раз?

Алекс отпрянул. В потемневших глазах Боша он увидел отчаяние. Алекс опустил руку в карман и достал кольцо тонкой работы, украшенное сапфиром.

— Что на нем написано? — спросил он, поворачивая кольцо к канделябру.

Сапфир засверкал, отражая упавший на него свет. «Ом должен стоить тысячу фунтов», — подумал Алекс.

— «Toujours a moi», — тихо ответил Бош.

— «Навсегда мой», — перевел Алекс.

Он бросил острый взгляд на Боша: он видит его сегодня впервые.

— Давно вы живете в этой стране? — вдруг спросил он.

— Восемь лет, милорд.

Должно быть, маркиза погибла под ножом гильотины, подумал Алекс. Он подбросил кольцо и, поймав его, бережно положил перед Бошем.

— Вот оно, старина, возьмите. — Под возобновившийся гул мужских голосов он сгреб со стола остальной выигрыш и направился к выходу.

Чья-то рука остановила его. Это был Бош: он обошел вокруг стола и теперь стоял перед Алексом — худой, высокий, одетый в черное.

— Милорд, — медленно произнес он, — я глупец, оказавшийся у вас в долгу на всю жизнь. Я глуп, но не беден. Пожалуйста, позвольте мне выкупить кольцо.

Алекс заметил, что Бош не так молод, как казалось, — вероятно, ровесник ему.

— Нет, — коротко ответил он.

Бош, выпрямившись, застыл перед ним. «Боже, — подумал Алекс, — французская гордость!» К тому же этот человек ему очень нравился.

— Не желаете ли выпить со мной бренди? — предложил он.

Губы Боша сжались, но затем он взял себя в руки.

— Хорошо, милорд, — сказал он со вздохом. — Как я понимаю, дурак не может выкупить себя из собственной глупости.

Устроившись в библиотеке с чашками кофе, щедро разбавленного бренди, они не упоминали любовь, кольца и жен, а дружески обсуждали последние дебаты в палате лордов. Будучи французским изгнанником, Бош, разумеется, не принимал участия в политической жизни Англии, но проявлял к ней живой интерес, особенно к угрозе голодных бунтов.

— Хотелось бы знать, — говорил он, — могли бы мы предотвратить недавние события во Франции, если бы имели молотилки — такие, как вы начинаете применять здесь? Могло бы это предотвратить гнев крестьян?

— Видите ли, — осторожно заметил Алекс, — зерна было достаточно, но его не давали крестьянам. Другими словами, продовольствие припрятывали богатей.

— Да, это правда, — задумчиво согласился Люсьен. — Я говорил отцу… — Он на секунду умолк. — Мы стали самодовольны, а это большой грех. Мой брат, в частности, понимал опасность. Он купил землю в Англии. — Люсьен поднял глаза на Алекса. — Вот почему я не нищий в отличие от большинства моих соотечественников, живущих здесь. Он был очень умен, мой брат. В течение нескольких лет он дважды в год приезжал в Англию и постепенно переправил большую часть имущества сюда, в наш дом, Алекс молча отметил, что брат Люсьена тоже умер.

— Вы любите фехтование? — спросил он, меняя тему разговора.

— Очень люблю, — ответил Люсьен повеселевшим голосом.

— Не желаете ли завтра пофехтовать? — спросил Алекс. — Как раз перед отъездом из Италии я начал обучаться французской системе фехтования и был бы рад случаю попрактиковаться в этом искусстве.

— Почту за честь, — церемонно ответил Люсьен. — Завтра у Бридхейвена?

Алекс вдруг вспомнил о Пиппе Он не мог встретиться с Люсьеном, пока она бодрствует, потому что ей нельзя войти в фехтовальный зал Бридхейвена, где бывают только мужчины.

— Я бы предпочел встретиться в Шеффилд-Хаусе, если вы не против, — без объяснений предложил он.

В глазах Люсьена мелькнуло удивление.

— Конечно, милорд, — сказал он:

С чего бы человеку вздумалось фехтовать в собственном доме, а не на фехтовальном корте? Он поднялся. Он был необычно высок для француза, одного роста с Алексом. Они будут превосходными партнерами, с удовлетворением подумал Люсьен.

Он протянул руку, и Алекс без колебаний пожал ее.

— Увидимся утром, милорд, — сказал Люсьен. Он смущенно улыбнулся: — Я больше не буду брать с собой в игорное заведение мое кольцо: мало кто проявит такую же доброту, как вы. — Он низко поклонился. — Я искренне вас благодарю.

— Зовите меня Алекс. — Поглощенный беседой с образованным человеком, он совсем забыл об инциденте с кольцом.

Бедный Брэддон, за последние годы он стал таким скучным. Алекс снова подумал об этом, когда вытаскивал Брэд-дона из-за ломберного стола: Брэддон выиграл пятнадцать фунтов и проиграл целых две сотни, к тому же он был пьян и нетвердо стоял на ногах.

— Осторожно, — с раздражением сказал Алекс, когда Брэддон пошатываясь направился к двери. Боже, ему должно быть, по меньшей мере тридцать, почему же он до сих пор не научился пить? Александр с грустью наблюдал, как Брэддон забирается в карету. Была ли светская жизнь три года назад так же скучна? Конечно, тогда с ним был Патрик. Но что они с братом делали по ночам? Играли, пили и ввязывались в драки.

Шлепанье босых ножек в спальне прервало воспоминания Алекса.

— Папа! — радостно воскликнул тоненький голосок.

Алекс открыл глаза: Пиппа со счастливой улыбкой ухватилась за тяжелую золотую парчу полога его кровати.

Он наклонился и привлек маленькую дочь к себе. Она засмеялась и вцепилась ручками в черные волосы на его груди. О Господи! Он старался не забывать о своей пижаме, зная о привычке дочурки пробираться по утрам в его спальню. Она казалась крохотной, но хватка у нее была крепкая, и она любила дергать его за волосы.

— Эй! — сказал он с притворной строгостью.

Пиппа устроилась у него под мышкой и смотрела на него выжидательно.

— Кокка, — произнесла она нетерпеливо. — Мне, мне!

Алекс перегнулся через нее и дернул сонетку, висевшую у кровати. Он издавна ненавидел эту привычку пить в постели горячий шоколад. Но разве мог он представить, что когда-нибудь у него в постели окажется годовалый ребенок.

В дверях появился Китинг с серебряным подносом в руках. На подносе стояли две широкие кружки, наполненные горячим шоколадом лишь наполовину. Когда Алекс с Пиппой только вернулись из Италии и он расшифровал слово «кокка», на поднос ставились две чашки тонкого веджвудского фарфора, до краев наполненные горячим шоколадом. Теперь же, после ряда неприятных случайностей, Алекс со стойкостью философа пил чуть теплый шоколад из кружек прислуги.

Пиппа пила шоколад, одновременно напевая свою утреннюю песню, которой ее научила, должно быть, Мария. Алеке полагал, что это детская итальянская песенка (или была ею когда-то), но бог знает, что эти звуки должны были выражать. Пиппа еще плохо говорила, хотя «папа» произносила очень ясно.

Вдруг, проливая шоколад, на простыни, она схватила его за руку.

— Нет! Нет, папа, нет! — запротестовала она.

Алекс выхватил у нее кружку, поставил на столик у кровати и, прижав ее к груди, зашептал на ухо:

— Пиппа, все хорошо, помнишь? Все хорошо. — Он гладил ее по спине. — Успокойся, Пиппа. Ты знаешь, Пиппа, папа тебя не оставит. Я обещал, помнишь?

Наконец он поднял глаза. В дверях с выражением ужаса на лице стояла новая гувернантка Пиппы, которую наняли накануне.

— Милорд, — сказала мисс Вирджиния Лайонз и замолкла.

Изогнутые брови Алекса поднялись еще выше.

— Да?

— Милорд, что здесь делает леди Филиппа?

Алекс удивленно посмотрел на нее.

— А почему она не должна быть здесь? — спросил он. — Я ничего не имею против. И здесь она не плачет.

Мисс Вирджиния открыла рот, но снова ничего не сказала. Она не представляла себе, как должно отвечать на такой простой вопрос.

— Детей, — наконец изрекла она, — никогда не должно быть слышно, а видеть их следует лишь в определенное время и в определенном месте. Почти всегда они должны находиться в детской.

— Она в детской кричит, — сказал Алекс. — Я вам объяснил это вчера. Она так громко кричит, что ее слышно в подвале, а детская — на третьем этаже. И она топает ногами. Я не могу этого терпеть, — невозмутимо добавил он и, слегка сдвинув брови, взглянул на покрасневшую мисс Вирджинию. Затем махнул рукой, отпуская гувернантку.

Но та не собиралась сдаваться:

— Леди Филиппа сейчас же должна пойти со мной. Ей не место в комнате мужчины…

Алекс оборвал ее:

— Мисс Вирджиния, если я и мирюсь — с некоторыми оговорками — с присутствием моего ребенка в этой комнате, то я не собираюсь распространять данную привилегию на остальных. Мы присоединимся к вам в детской после завтрака. — И он дружелюбно улыбнулся мисс Вирджинии, чье лицо стало огненно-красным. Она попятилась к двери и вышла.

Нехорошо с нашей стороны, — прошептал он в волосы Пиппе.

Сейчас, когда опасность (так Пиппа воспринимала всех нянек) миновала, девочка весело напевала и пыталась снова завладеть своей кружкой. Алекс решительно усадил ее рядом с собой и отдал ей кружку с остатками шоколада. Его собственный шоколад остыл безнадежно. Содрогнувшись, Алекс выпил его залпом.

Он еще раз убедился: ему нужна жена. Мужчинам не положено купать младенцев и нанимать гувернанток — он явно подбирал их не очень-то удачно: мисс Вирджиния была уже пятой за две недели. Он подхватил Пиппу на руки и направился в детскую.


В этот день часа в два пополудни притихшим Калверстилл-Хаусом правил Кэмпион. Герцог с герцогиней уехали на открывшуюся выставку итальянской мраморной скульптуры. Шарлотта, занимавшаяся все утро живописью, теперь принимала ванну и одевалась. Через полчаса ожидался приезд барона Холланда, который должен был сопровождать ее на пикник. В доме с тайным интересом следили, насколько часто барон Холланд сопровождает Шарлотту. Нельзя сказать, что все придерживались в его отношении единого мнения.

Миссис Симпкин, экономка, была ярой сторонницей барона Холланда.

— Он… он такой романтичный, — говорила она, прижимая руку к пышной груди. — Он настоящий джентльмен, мистер Кэмпион, он всегда так прекрасно одет…

— Это не доказательство, миссис Симпкин, — сурово возражал Кэмпион. — Вопрос в том, джентльмен ли он по духу! Подумайте, почему у него нет денег? Потому, что, вполне вероятно, он играет. А перестанет ли он играть, получив деньги от Шарлотты? Я вас спрашиваю!

— Нам не известно, что он играет, — стояла на своем миссис Симпкин. — Может, он потерял наследство при пожаре?

— Не похоже, — сказал Кэмпион. — Весьма не похоже, миссис Симпкин. Потому что, случись такой пожар, мы прочли бы о нем, не так ли? А мы не читали. Значит, он играет.

— Он ее любит, — без всякой логики заявила миссис Симпкин. — Он ее любит; я это вижу по его глазам!

— Его глаза, — с отвращением заметил Кэмпион, — это тоже вопрос. Слишком уж голубые. Ни у одного мужчины нет таких голубых глаз.

Их препирательства прервал стук тяжелого медного молотка в дверь. Кэмпион величественно распахнул ее, готовый напустить страху на камердинера барона Холланда, который одновременно выполнял и обязанности лакея.

Но на пороге стоял лакей с крепким подбородком, облаченный, в богато расшитую ливрею. Кэмпион с первого взгляда определял положение человека в обществе: перед ним стоял слуга знатных господ.

— Чем могу быть полезен? — спросил Кэмпион низким голосом (он сам тоже являлся слугой человека с высоким титулом).

— Граф Шеффилд и Даунз просит леди Шарлотту Дэйчестон оказать ему честь своим присутствием на пикнике сегодня после полудня, — сказал лакей с крепким подбородком.

К этому времени Кэмпион уже успел заметить элегантную позолоченную карету, ожидавшую возле дома. Конечно, ему следовало бы объяснить, что леди Шарлотта уже приглашена и пусть этот лакей идет своей дорогой. Но может быть, стоит сначала доложить наверх. Граф все-таки. Не так уж их много.

Ни один мускул не дрогнул на лице Кэмпиона, пока он принимал решение.

— Я узнаю, дома ли леди Шарлотта, — сказал он, закрывая массивные двери Калверстилл-Хауса.

Лакей вернулся на свое место на запятках кареты Алекса. Целых пять минут на Албемарл-сквер стояла тишина. Неожиданно дверца кареты распахнулась, и из нее вышел Алекс с Пиппой, довольно ненадежно устроившейся на его плече. Он решительно поднялся по ступеням и коротко постучал дверным молотком.

Кэмпион покинул свой пост, и поэтому вместо него дверь открыла горничная — робкая девушка, лишь недавно получившая повышение до прислуги верхних этажей дома. Она не могла противостоять настоящему графу, желавшему видеть леди Шарлотту. Она присела перед ним так низко, что ее колени стукнулись друг о друга, и побежала наверх.

— Леди Шарлотта, — заикаясь доложила она. — Он… здесь… сейчас… внизу… в зеленой комнате… здесь…

Шарлотта изумленно смотрела на горничную. Она сидела перед туалетным столиком, в то время как ловкие руки Мари заканчивали ее прическу. На Шарлотте было розовое шелковое платье для прогулок, оставлявшее открытыми ее тонкие руки; Мари пропускала через ее локоны ленту в тон этому платью.

Шарлотта прекрасно поняла, кто такой граф Шеффилд и Даунз. Ее сердце забилось. Ей очень хотелось броситься к его карете, но она обещала Уиллу Холланду, а леди не нарушают своих обещаний по первому капризу. Руки Мари дрожали от волнения: газеты, в которых печатались сплетни, были полны историй о красивом графе и его недавнем возвращении из Италии.

Тем временем Кэмпион твердо положил руку на плечо растерянной горничной, что предвещало наказание за бестолковый доклад хозяйке. Он сам поучал всего неделю назад прислугу нижнего этажа: «Слуг никогда не должно беспокоить то, что происходит в доме».

Безусловно, в Калверстилл-Хаусе не происходило ничего, что могло бы встревожить слуг, но Кэмпион сурово воспитывал своих подчиненных. Никогда не знаешь, чего ждать от этих младших слуг: они в любой момент могут уйти и поступить в дом, где полным-полно подозрительных личностей или просто пьяниц. Своими наставлениями он намеревался подготовить их так, чтобы они вели себя безупречно, в каких бы обстоятельствах ни оказались.

Под успокаивающей рукой Кэмпиона, которую она чувствовала на своем плече, горничная (ее звали Лили) взяла себя в руки и присела перед Шарлоттой.

— Граф — внизу, и я проводила его в зеленую комнату, — довольно толково сообщила она. — И он не один: с ним маленький ребенок.

Шарлотта встала. Ее сердце стучало словно тяжелый молот.

— Спасибо, Лили, — сказала она. — Я сама приму его.

Она спустилась по лестнице, голова кружилась. Он не может быть женат или может? Ее сердце готово было вырваться из груди.

Шарлотта остановилась на пороге зеленой комнаты. Это был он. Он стоял к ней спиной, но она сразу узнала его широкие плечи. Она окинула его взглядом: элегантный серый сюртук, хорошо сидевший на его крупном теле; обтягивающие панталоны сизо-серого цвета; высокие сапоги. Она задержала взгляд на его ногах. На полу возле него сидело одно из самых очаровательных пухленьких существ на свете, каких она еще никогда не видела. На маленьком личике, выглядывающем из-за сапог графа, горели круглые щечки с ямочками и выделялись отцовские летящие брови.

Шарлотта улыбнулась. Лицо девочки помрачнело, и она издала оглушительный вопль. Шарлотта невольно отступила назад — как раз в тот момент, когда Алекс обернулся. Глядя на нее, он многозначительно поднял бровь, и затем, с легкостью подняв ребенка себе на плечо, погладил его по головке.

— Ш-ш, — тихо сказал он. — Это не няня, это леди Шарлотта. Ш-ш.

Шарлотта кашлянула. Она не знала, что и сказать. Она никогда не была представлена этому человеку; она только что узнала его имя от своего дворецкого. Ничто из того, чему учили в школе для девочек леди Чаттертон, не готовило ее к подобной ситуации.

Алекс, успокаивавший свою дочь, посмотрел на Шарлотту и улыбнулся. Когда он улыбался, уголки его темных глаз приподнимались. Шарлотта почувствовала жар внутри — теплота разлилась по всему ее телу.

Он сделал шаг вперед, удерживая дочь на плече, выставил — согласно этикету — правую ногу вперед и низко поклонился. Пиппа засмеялась — неожиданное качание привело ее в восторг.

— Разрешите мне представить вам леди Пиппу Макдоно Фоукс, дочь Александра Макдоно Фоукса, графа Шеффилд и Даунз, — торжественно произнес он.

Шарлотта усмехнулась.

— Леди Пиппа, — послушно произнесла она, делая реверанс.

— Пиппа, — обратился Алекс к дочери, — будь внимательна. Я представляю тебя леди Шарлотте Дэйчестон, дочери герцога Калверстилла.

Пиппа снова засмеялась. Смех у нее был заразительный; Шарлотта засмеялась в ответ.

— Сейчас я опущу тебя на пол, Пиппа. Ты видишь, леди Шарлотта никак не может быть няней, поэтому я больше не желаю слышать твои вопли.

Пиппа, казалось, поняла его. По крайней мере, когда он опустил ее на пол, девочка подползла к дивану и принялась дергать полосатые кисточки, украшавшие сиденья.

Алекс сделал еще один шаг вперед и остановился перед Шарлоттой. Она слегка покраснела. Ее сердце так сильно билось, что она боялась, как бы он не заметил этого.

— Знаете, — словно невзначай сказал он, — я впервые встречаю женщину, которую мне все время хочется поцеловать.

Шарлотта посмотрела ему в глаза. На сей раз она не собиралась вести себя как бессловесная индюшка! Она насмешливо улыбнулась:

— Осмелюсь заметить, что это чувство не взаимно.

— Неужели? — спросил Алекс.

Внезапно он наклонил голову и легко — словно перышком — провел губами по ее рту. От столь нежной настойчивости Шарлотта невольно разжала губы. Она почувствовала его дыхание, и поцелуй вдруг стал страстным: его губы то молили, то приказывали, то убеждали, то требовали. Шарлотта обмякла, и, если бы он не удержал ее своими большими руками, взяв за оголенные плечи, она могла бы упасть.

Этого оказалось достаточно, чтобы она опомнилась. Злясь на себя, она отпрянула. Алекс с удивлением смотрел на стоявшую перед ним женщину. Он едва владел собой. Эта леди с черными локонами и розовыми губами волновала его как никто прежде. Единственной мыслью, мелькнувшей у него в голове, было: схватить ее в объятия и отнести на диван.

Он с удовлетворением отметил, как лихорадочно пульсирует жилка на ее шее: Шарлотта тоже была к нему неравнодушна.

— Следует ли мне позвать вашего дворецкого, — спокойно проговорил он, — или достаточно того, что мы столкнули друг друга с лестницы?

Шарлотта прикусила губу, чтобы не расхохотаться.

— Сэр, — начала она.

Но в этот момент двери комнаты распахнулись, и в них появилась внушительная фигура Кэмпиона.

— Барон Холланд, — торжественно доложил он.

«О Боже!» — подумала Шарлотта. Но Алекс, услышав голос Кэмпиона, поднял голову.

— Уилл! — воскликнул он и пошел навстречу.

Шарлотта обернулась и увидела, как мужчины хлопают друг друга по спине. Шарлотта взглянула на Пиппу: ей было интересно, встречает ли она истерическими криками всякого, кто входит в комнату. Но Пиппа продолжала играть диванными кисточками, не обращая внимания на Уилла.

Алекс перехватил взгляд Шарлотты.

— Нет, она различает пол. Она не выносит только женщин. — И поспешил добавить: — Пока, разумеется.

Уилл Холланд пытался разобраться в ситуации. Его карета ждала возле дома, нагруженная деликатесами, предназначавшимися для пикника с Шарлоттой. Более того, в его кармане лежало маленькое изысканное кольцо с бриллиантами, принадлежавшее когда-то его матери. Это кольцо он намеревался надеть на палец Шарлотты. Но Шарлотта оказалась наедине (если не считать маленького ребенка) с его старым другом, который, как полагал Уилл, все еще находится в Италии! И у нее был такой вид, как будто они целовались: губы покраснели, а на щеках — румянец. Глаза Уилла сузились от вспыхнувшего подозрения. Меньше всего ему хотелось бы соперничать с графом, упаси Боже!

Хотя, как и все в Лондоне, он знал, что жена Александра расторгла брак на основании импотенции мужа, Уиллу, сохранившему яркие воспоминания о ночах, проведенных в лучших борделях Лондона в компании Александра и его брата Патрика, было трудно в это поверить. Он отлично помнил, как однажды в «заведении для избранных», которое содержала женщина, известная под именем Серена, он по ошибке открыл не ту дверь, — в тот момент Алекс определенно не страдал бессилием.

— Леди Шарлотта, — непринужденно сказал он, подавая руку Шарлотте, — вы готовы отправиться со мной на наш пикник?

— Надо же, — притворно огорчился Алекс, — а я приехал сюда именно по этому случаю. И леди Шарлотта пожаловалась на свою плохую память: она случайно пообещала поехать с нами обоими.

Шарлотта подавила смех.

— Я решила, — осуждающе посмотрела она на Алекса, — принять приглашение барона Холланда, поскольку его приглашение было первым.

— О нет, — весело заявил Алекс. — Мы с Уиллом старые друзья. Правда, Уилл?

Уилл неохотно кивнул.

— Так что мы поедем все вместе, — продолжал Алекс. — У меня две кареты — ждут у дома. В них достаточно еды для пикника, и еще там няня. Почему бы нам всем не встретиться на восточной стороне Гайд-парка, у статуи Евы? Уилл, ты, надеюсь, сможешь сопровождать леди Шарлотту?

Уилл кивнул, голова у него шла кругом. Какого черта они едут на пикник все вместе? Если Алекс добивается руки Шарлотты, то почему он так беспечно поручает Шарлотту ему? Уж Алекс-то должен знать, что карета — самое лучшее место свиданий наедине.

Шарлотта возмутилась. Она не была так наивна, как Уилл Холланд. Она понимала, что ее перехитрили. После столь страстных поцелуев она вряд ли получит большее удовольствие в карете — в обществе Уилла. Без сомнения, именно на это и рассчитывает Александр, или Алекс, как зовет его Уилл.

«Посмотрим!» — подумала она мстительно.

И когда они оказались в карете и Уилл нежно обнял ее за плечи, она, не сопротивляясь, прижалась к нему и подставила лицо для поцелуя так просто и естественно, что надежды Уилла стремительно возросли. Он со знанием дела поцеловал ее, проведя языком по ее губам, осторожно заставляя их раскрыться.

Голова Шарлотты оставалась совершенно ясной. Она испытывала лишь легкое удовольствие. Не было ничего, что заставило бы дрожать ее колени или распространяло по всему телу внезапный жар. Даже когда рука Уилла опустилась ниже и он крепче прижал ее к себе, ничто не затрепетало у нее внутри.

Уилл тоже не заблуждался: Шарлотта оставалась совершенно холодной. Он сразу же отодвинулся и улыбнулся ей.

— Думаю, нам следует перейти к светской беседе, — предложил он, — как и положено благовоспитанным людям. Знаете, я, кажется, вчера видел в магазине «Пантеон базар» вашу подругу Сесилию Коммонвилл. Она вроде бы покупала четырнадцать плюмажей ярко-фиолетового цвета. Как вы думаете, такое возможно?

Шарлотта хотела рассмеяться, но вовремя спохватилась.

— Перья в большой моде, — заметила она, не зная, каким образом можно оправдать дурной вкус Сисси.

— О, неужели? — насмешливо спросил Уилл. — И скоро Лондон увидит леди Шарлотту, разукрашенную как лучшая королевская лошадь?

Шарлотте казалось, что они добираются до Гайд-парка ужасно долго. Дело было в том, что Уилл приказал своему кучеру, прежде чем остановиться, дважды объехать вокруг парка. Он надеялся провести это время, страстно целуя свою будущую невесту.

Но в карете Холланда говорили не о свадьбе. Уилл и Шарлотта дружески обсуждали последние направления моды и недавние выходки наследного принца. Бриллиантовое кольцо, когда-то принадлежавшее матери Уилла, покоилось в кармане.

Глава 6

Когда карета наконец остановилась, Шарлотта быстро огляделась вокруг, после чего, скромно опустив глаза, притворилась, что ее не интересует, где находится граф Шеффилд и Даунз. Очевидно, его карета еще не прибыла. Уилл воспрянул духом. Может быть, Алекс все-таки дает ему шанс? Он осторожно повел Шарлотту к заросшему ивами берегу пруда, оставив слугу подготовить все к пикнику. Шарлотта тщетно пыталась сосредоточить внимание на том, что говорил ей Уилл. Ей страшно хотелось, чтобы Алекс (граф, напомнила она себе) появился здесь, и одновременно она злилась на себя за это желание. Почему она должна искать его? Он ее даже и не помнил!

— Шарлотта, — выжидательно спросил Уилл, ибо он повторял свой вопрос уже во второй раз, — что вы думаете по поводу золотых каблуков принца?

Шарлотта вопросительно взглянула на него, отчаянно смутившись:

— Золотых каблуков принца?

— Да, — подтвердил Уилл, выжидающе посмотрев на нее.

— Простите, — смиренно призналась Шарлотта. — Я понятия не имею, о чем вы говорите.

— Знаю, — с ироничной улыбкой ответил Уилл. — Потому что я нес несусветную чушь, а вы очаровательно кивали и соглашались со всем, что я говорил.

— Ох, — выдохнула Шарлотта.

Уилл решительно повлек ее к ближайшей скамье. Они сидели и смотрели на двух печальных лебедей, ищущих пищу. Над прудом нависли японские ивы; их ветви, как пряди мокрых волос, лежали на воде.

Шарлотте хотелось вернуться в свою тихую студию и закончить портрет Софи. Она поместила Софи, как она сама призналась, в самое невероятное окружение — в лес голубых колокольчиков, и рисовать эти исчезающие вдали колокольчики оказалось бесконечным занятием. Если она иногда и скучала в студии, там ей по крайней мере не приходилось бороться с желаниями или краснеть от неожиданного унижения.

И вот она на пикнике — одна, в сопровождении красивого молодого человека, кажется, в нее влюбленного, а она не может сосредоточиться! Густые светлые волосы Уилла и его голубые глаза не могли заставить ее сердце биться чаще. Все, что ей оставалось, — это помнить, что скоро она увидит Алекса. И при одной этой мысли все ее тело до кончиков пальцев охватывала дрожь.

— Шарлотта, — серьезно произнес Уилл, положив ей руки на плечи и поворачивая к себе. — Я бы хотел, чтобы вы оказали мне честь быть моей женой.

— О, — чуть не задохнулась Шарлотта.

Она недели напролет отказывала женихам, а тут вдруг забыла все ставшие уже привычными слова.

Уилл не стал дожидаться ответа, он просто наклонился и поцеловал ее. В голове Шарлотты сразу же прояснилось, и она почувствовала досаду. Что такое с этими мужчинами? Они, похоже, считают, что могут прилипать к ее губам, как только того пожелают! Она резко повернулась и встала.

— Барон Холланд, — спокойно сказала она. — Мы с вами уже обсуждали вопрос о моем замужестве, и я отказала вам.

На мгновение Уилл застыл на скамье, глядя на нее. «Так то же было до», — подумал он. До того, как она остригла свои волосы, до того как сменила свои туалеты, до того, как стала неотразимой. Но как признаться женщине, что на этот раз он действительно говорит правду? Как он мог сказать, что раньше охотился за ее приданым, а не за ней самой? Он поднялся и взял ее руки в свои:

Шарлотта, я…

Но он не сказал ничего из того, что собирался. Взгляд Шарлотты устремился куда-то мимо его плеча, и чуть заметная, но радостная улыбка показалась на ее лице. Несколько мгновений Уилл в изумлении смотрел на нее, затем обернулся назад… и обреченно опустил руки. Через лес к ним быстрым шагом приближалась компания элегантно одетых людей, в том числе и Александр Фоукс, граф Шеффилд и Даунз. Он снова нес на плече маленькую дочь.

Уилл взглянул на свою даму. С порозовевшим лицом она смотрела на приближавшегося графа. Казалось, она совершенно забыла о присутствии Уилла. У барона опустились плечи. Он был неглуп. Шарлотта потеряна для него… если только… знает ли она о несостоятельности Алекса? На одно мгновение Уилл представил себе, как он сам сообщает ей об этом и утешает, когда она в отчаянии бросается в его объятия. Безумие! Как, черт побери, он сможет сообщить такую вещь благовоспитанной молодой леди! Да она, наверное, и не поймет, о чем речь. И это заставит ее возненавидеть Уилла.

Он взглянул на Алекса. Во всяком случае, ничего похожего на… Модные панталоны тесно облегали мускулистые ноги Алекса. Даже с того места, откуда смотрел Уилл, казалось неправдоподобным, что Алекс был «недееспособен».

К черту! Уилл почувствовал резкую боль в груди. Он так привык к мысли, что за женщиной охотятся ради ее денег, что совершенно забыл о возможности настоящего чувства. Но… Он еще раз взглянул на Шарлотту. Ее губы призывно улыбались, а такого выражения глаз он не видел у нее никогда. Черт с ней, подумал Уилл. Даже если ее родители и выгонят Алекса (а какие родители позволят девице выйти замуж за человека с таким увечьем!), она все равно никогда не будет по-настоящему принадлежать ему, Уильяму Холланду.

И тут Уилл неожиданно для самого себя незаметно покинул ряды охотников за приданым. Он перешел черту, за которой браки совершались исключительно ради денег.

Алекс в свою очередь, заметив растрепанные волосы Шарлотты и ее раскрасневшееся лицо, задохнулся от гнева. «Как посмел Уилл дотронуться до нее, — подумал он с негодованием. — Как она посмела поцеловать другого мужчину?» Пиппа, почувствовав волну возмущения, прокатившуюся по его телу, ухватила его за волосы и заплакала.

— Эй, Пиппа, — нежно произнес Алекс, снимая дочь с плеча и гладя по голове, — ш-ш!

— Папа, — плакала Пиппа, — папа!

— Боже, — вздохнул Алекс. Он помахал рукой маленькой компании и обратился к Уиллу: — Уилл, замени меня, пожалуйста. Я пойду погуляю с этой глупышкой.

И он ушел, не оглянувшись.

Шарлотта растерялась. И это все? Он просто сбежал, как какой-то мужлан? Кровь бросилась ей в лицо. Видит Бог, она не какая-нибудь доступная девица, готовая бежать к нему, стоит поманить ее пальцем!

— Так, — сказал барон Холланд. — Мне бы, конечно, хотелось заменить его, как выразился Алекс, но я не имел удовольствия… — Он оценивающе посмотрел на незнакомую хорошенькую молодую женщину.

Джентльмен, сопровождавший ее, низко и. изящно поклонился:

— Сэр, мое имя было маркиз де Вальконбрас, но, — он слегка пожал плечами, — теперь я просто Люсьен Бош. А это моя сестра Дафна.

Дафна грациозно присела. Она была очень молода — вероятно, лет шестнадцати, но уже носила шиньон, указывавший на то, что его обладательница представлена ко двору. По мнению Шарлотты, Дафна, с тонкими чертами лица и решительным, но изящным подбородком, выглядела истинной француженкой. Она казалась романтичной и весьма практичной одновременно. Волосы ее были настолько светлыми, что казались серебряными и сверкали на солнце. Ее туалет блистал изяществом — от кончика зонтика до видневшихся из-под модного платья розовых туфель.

Барон Холланд поклонился, не уступая в фации маркизу.

— Барон Холланд к вашим услугам, — любезно произнес он. — А это леди Шарлотта Дэйчестон, дочь герцога Калверстилла. Счастлив познакомиться с вами. — Он поднес руку Дафны к губам.

— Не вернуться ли нам к каретам? Думаю, что пикник приготовлен где-нибудь там, — предложил Люсьен.

Шарлотта чувствовала, что вот-вот расхохочется. Это просто невероятно! Она находится на пикнике с отвергнутым претендентом на ее руку, который, вместо того чтобы огорчаться, кажется, уже готов перенести свои ухаживания на Дафну; другим претендентом (если можно так назвать Алекса, учитывая его пренебрежительное отношение) и третьим мужчиной, которого она никогда раньше не видела.

— Сэр, — обратилась она к Люсьену, — поскольку наш хозяин ведет себя довольно странно, почему бы нам не по-своевольничать? Я, например, с большим удовольствием прогулялась бы перед едой.

Когда много времени спустя веселая компания появилась из-за поворота, направляясь к месту пикника, Алекс быстро распознал работу своего искусного противника. Уже час как его лакей расстелил бледно-золотистые полотняные скатерти; салфетки с его гербом лежали возле серебряных приборов; шампанское постепенно нагревалось в растаявшем льду.

Алекс лежал на траве. Его губы растянулись в насмешливой улыбке, когда он увидел Шарлотту: медленно приближаясь к нему, она, повернув голову к Люсьену, с сияющими глазами увлеченно слушала его и смеялась над тем, что он говорил. «Перехитрила, — подумал Алекс. — Бит своим же оружием. Это мне урок: вот что значит поддаться собственному раздражению!»

Он легко поднялся на ноги.

— Вот видите, — сказал он, приветливо улыбаясь, — наше настроение улучшилось, и мы ждем вас. — Он указал на Пиппу, с довольным видом рвавшую траву, и Шарлотте пришлось сжать губы, чтобы удержаться от смеха: он явно, хотя и почти незаметно подчеркнул «наше».

На минуту разговоры смолкли — все рассаживались вокруг накрытых скатертей.

— Ага! — радостно воскликнул Уилл. — Вижу, как мой скромный пикник превращается в королевский пир!

Шарлотта пыталась понять, как она оказалась сидящей рядом с Алексом.

«Не забывай, — сердито говорила она себе. — Не забывай, как он с тобой поступил! Не делай из себя идиотку еще раз!» И тем не менее даже легкое прикосновение его руки заставляло ее вздрагивать.

— Сэр… — Она старалась говорить беззаботно и равнодушно.

— Я всего лишь хотел предложить вам землянику, — любезно сказал Алекс. Опершись на локоть, он лежал на траве и протягивал ей ягоду.

— А где же ваша дочь, я хочу сказать, леди Пиппа? — растерявшись, спросила Шарлотта.

Граф немного отодвинулся, и за его спиной показалась Пиппа.

— Разве ей можно есть траву? — удивилась Шарлотта.

— Наверное, нет, — совершенно спокойно сказал Алекс. — Послушай, Пиппа, перестань есть эту траву. Ты не лошадь. Вот, съешь. — Он взял из руки Шарлотты нетронутую ягоду и положил ее на пухлую ладошку Пиппы.

Девочка с интересом посмотрела на ягоду и затем радостно размазала ее по лицу.

— Боже мой, — сказала Шарлотта, — похоже, девочку надо привести в порядок. Разве у нее нет гувернантки?

— О, есть, — ответил Алекс. — Она там. — Он кивнул в сторону небольшой рощицы: там, на приличном расстоянии от компании, расположились слуги Алекса. В отличие от своего хозяина они сидели на скамьях и пили эль, предпочитая его шампанскому. По одежде одной из женщин можно было безошибочно определить, что это гувернантка.

— Хорошо, но почему она там, а не здесь, с Пиппой? — настойчиво продолжала Шарлотта.

— Пиппа не очень ее любит, — объяснил Алекс. — Я, кажется, не слишком удачно выбираю гувернанток. Это уже пятая за две недели, но не подошла ни одна. Вот, смотрите, я покажу вам, в чем проблема. — Он поднял Пиппу и поставил между собой и Шарлоттой.

Пиппа, едва взглянув на Шарлотту, разразилась истерическими рыданиями. Опытной рукой Алекс перекинул Пиппу себе за спину. Как только девочка оказалась вдали от Шарлотты, она издала последний вопль и, успокоившись, вновь принялась рвать траву. И есть ее, как заметила Шарлотта.

— Но почему? — коротко спросила она.

— Ее мать была тяжело больна — в течение трех или четырех недель, не знаю точно как долго. А Пиппа оставалась с целой вереницей нянек — они уходили одна за другой из страха заразиться от Марии скарлатиной.

— О, бедняжка! — Шарлотта сочувственно вздохнула. — И с тех пор она боится женщин?

— Да, так оно и есть, — подтвердил Алекс. — Вы понимаете, — продолжал он неторопливо, — я опасаюсь, что единственный выход для меня — жениться. Она не любит гувернанток. Думаю, если она когда-нибудь и привыкнет к женщине, то только к той, на которой я женюсь. — Он смотрел на Шарлотту, а в его черных глазах плясали веселые искорки. — А вы как думаете?

— Возможно, — серьезно ответила Шарлотта. — По-вашему, это крайняя мера?

Алекс слегка пожал плечами.

— Вы знаете, как это бывает: в жизни каждого человека наступает время, когда он чувствует холодное веяние старости… дыхание смерти и…

— О, пожалуйста! — расхохоталась Шарлотта. — Вам, должно быть, всего лишь… Сколько? Тридцать пять?

— Всего тридцать один, но я должен жениться, — упрямо повторил Алекс (он незаметно оказался еще ближе к ней). — Моя тетушка Генриетта много раз говорила мне об этом. Видите ли, — он травинкой пощекотал ей нос, — будущее нашей фамилии — в моих руках.

Прикусив губу, Шарлотта старалась удержаться от смеха.

— А как же ваш брат-близнец? — прошептала она.

Они сидели так близко друг к другу, что не было необходимости говорить громко.

— Увы, — вздохнул Алекс. — Патрик в Индии, а судьба столь ненадежна… Нет, поймите, я обязан жениться — ради моего титула.

— Хорошо, — начала было Шарлотта, но ее перебила Дафна Бош.

— Этот ребенок, — довольно резко заметила она, — уснул, уткнувшись лицом в тарелку.

Все присутствующие обернулись. Действительно, Пиппа уснула, положив головку на тарелку из-под мороженого. Более того, к ее лицу, измазанному ягодой, прилипли травинки. И вообще она выглядела как круглая сирота, не знающая материнской заботы. Сердце Шарлотты дрогнуло.

Александр взял дочь на руки и огляделся в поисках салфетки, чтобы вытереть ей лицо. Не найдя, он повернулся и ловким движением посадил Пиппу прямо на колени Шарлотте.

— Не подержите ли ее минуточку? — с обаятельной улыбкой осведомился он. — Я только схожу посмотрю, не свалилась ли гувернантка в озеро или еще куда-нибудь.

Даже со своего места Шарлотта прекрасно видела, что молодая гувернантка приятно проводит время, флиртуя с четырьмя лакеями графа и слугой барона.

Она посмотрела на Пиппу, которая, к счастью, не проснулась: громко причмокивая, девочка сосала большой палец. Граф не шутил. Он в самом деле искал Пиппе мать, и, очевидно, Шарлотта в данный момент была кандидаткой на эту роль. На долю секунды ее охватило желание сбросить с колен грязного мокрого ребенка, но затем… Пиппа, прижавшись лицом к колену Шарлотты, спала так сладко. Шарлотта застыла, разрываясь между негодованием и жалостью.

Казалось, Алекс разговаривал со своими слугами ужасно долго. Она оглянулась вокруг и увидела, что компания смотрит на нее с ужасом и насмешкой.

— Мне так жаль, — заметила Дафна с сильным французским акцентом. — Ваше прекрасное платье будет совершенно испорчено. А ведь оно от Антонена Карэма, если не ошибаюсь? Этот граф не отличается хорошими манерами.

Легким движением поднявшись на ноги, маркиз наклонился к Шарлотте.

— Разрешите? — Он ловко поднял спящего ребенка на руки. Шарлотта c изумлением наблюдала, как он удобно устроил Пиппу у плеча. Люсьен улыбнулся всей компании:

— Если не возражаете, мы с ней пойдем погулять. — И ушел.

Шарлотта невольно взглянула на сестру Люсьена. Дафна с застывшим лицом смотрела куда-то вдаль. Уилл поспешил помочь ей подняться.

— Не хотите ли и вы немного прогуляться? — предложил он.

Они ушли. Шарлотта осталась одна.

Неторопливой походкой подошел Алекс с покрой салфеткой в руке и, не увидев ребенка у нее на коленях, остановился в недоумении. Он взглянул на Шарлотту, вопросительно подняв бровь.

— Люсьен… он пошел с ней погулять, — спокойно объяснила Шарлотта.

Алекс опустился на землю рядом с ней.

— Я приказал слугам убрать здесь, — сказал он своим глубоким голосом. — Не последовать ли и нам примеру остальных?

Шарлотта, чуть поколебавшись, приняла приглашение. Некоторое время они шли молча, а затем присели на берегу того самого заросшего ивами пруда, где не так давно потерпел неудачу Уилл. Они с Уиллом, естественно, сидели на скамье, но с Алексом они так же естественно сели на берегу. Шарлотта даже не подумала, что окончательно испортит платье. Она сидела со строгим видом, обхватив колени руками, и смотрела на темную воду.

Алекс лежал на спине, заложив руки за голову, и из-под прикрытых век наблюдал за Шарлоттой. Она сидела совершенно неподвижно. Алекс видел гибкую линию ее спины, красивую шею и чуть-чуть — длинные загнутые ресницы, касающиеся ее щек. Не было смысла пытаться понять, почему он так сильно желал ее. Он желал, и все. Ему хотелось провести языком по этой шее — так, чтобы Шарлотта задрожала от восторга. А поскольку ему нужна жена, этот странный порыв страсти возник весьма своевременно. Из Шарлотты получится великолепная красавица графиня, восхитительная подруга в постели, и — рано или поздно — она станет также прекрасной матерью для Пиппы.

Он быстро оглянулся по сторонам. Поблизости не было видно ни души.

— Полагаю, вы находите очень странным, что я, не спросив разрешения, посадил своего ребенка вам на колени. — Алекс повернулся и сел перед Шарлоттой. — Наверняка более чем странным — ужасно грубым. А это платье и есть знаменитое французское произведение искусства? — Он провел рукой по земляничным пятнам на ее колене.

Шарлотта уже обдумала все, что произошло сегодня, и пришла к выводу, что ей вовсе не нравится ставить себя в затруднительное положение.

— О нет, — любезно сказала она. — Я так не считаю.

Рука Алекса скользнула по ее ноге, поднимаясь все выше.

— Вы невыносимы! — Она стряхнула его руку с колена.

Он рассмеялся:

— Я чувствую себя неуверенно в двух ситуациях. — Он взял ее руку и осторожно загнул безымянный палец. — Первое, я оказался в роли отца совсем недавно и в этой роли чувствую себя далеко не уверенно, по крайней мере перед людьми, которых плохо знаю.

— Я бы сказала, совсем наоборот, — вставила Шарлотта. — Никогда не видела мужчину, который бы справлялся с этими обязанностями так же легко, как вы.

— А, — торопливо перебил Алекс, — это только потому, что неожиданно мне пришлось заменить собой и мать, и няню. Вот и может показаться, что я более опытен, чем есть на самом деле. — Он не хотел вдаваться в причины своего столь внезапного ухода: как он мог признаться, что ушел, не представив их друг другу, лишь потому, что прекрасно воспитанный пэр Англии в свои тридцать лет оказался вдруг во власти такой ревности, что готов был рассчитаться со старым другом ударом в челюсть!

— Второе, — продолжал Алекс, погладив средний палец Шарлотты, прежде чем загнуть его, — я не предполагал, что в первый же вечер после возвращения в Англию встречу женщину, на которой захочу жениться. И это застало меня врасплох.

Она посмотрела на него и встретила взгляд, полный насмешливой самоиронии.

— Я понимаю, почему вы хотите жениться. Вы оказались обремененным годовалым ребенком, который ненавидит свою гувернантку.

— По правде говоря, вы не похожи ни на одну из гувернанток. Где ваш накрахмаленный чепчик? — И он запустил руку в ее шелковистые локоны. — Я с сожалением должен сообщить вам, мадам, что ваши губы слишком мягки, чтобы с них слетали суровые окрики, необходимые для строгого воспитания. — Он провел пальцем по ее нижней губе. — Гувернантки, — продолжал Алекс, — всегда носят платья, закрывающие плечи. — Палец спустился по подбородку к ямочке на ее шее. — Я уже в какой-то степени эксперт по части гувернанток: за последние две недели я принял в дом и выставил из дома пятерых! Гувернантки, — тихо добавил он, — никогда, никогда, никогда не позволяют мужчине увидеть нечто столь прекрасное, как это… — Палец погладил шею, спустился в восхитительную темную ложбинку между грудями и замер там.

У Шарлотты перехватило дыхание. На мгновение она замерла, потрясенная вспышкой желания, зародившегося внизу живота и поднимавшегося к груди. Затем она отстранилась. Все происходило точно так же, как и три года назад Ее собирались соблазнить на траве — на этот раз при свете дня! Возможно, этот граф имеет привычку совращать молодых леди на свежем воздухе. Однако же она не курица, готовая к тому, чтобы ее ощипали.

— Милорд, — холодно произнесла она. — Я вынуждена просить вас сдерживать свои желания. Есть такие, кто считает подобные ласки… неприятными.

Глаза Алекса потемнели. Он так близко наклонился к ее лицу, что Шарлотта едва могла дышать.

— И вы — как раз такая? — спросил он своим бархатным голосом, от которого у Шарлотты задрожали колени. Она предусмотрительно промолчала.

Медленно, не отрывая от нее взгляда, Алекс поднес и прижал к своим губам ее руку. Приоткрыв рот, он осторожно прикусил кончик пальца. Шарлотта опустила глаза, боясь, что он поймет, как сильно действует на нее каждое его прикосновение.

— Может быть, вы и правы… — В его голосе звучала насмешка. — Даже тетя Генриетта едва ли может ожидать, что я женюсь на женщине… против ее желания.

— Совершенно верно! — сказала Шарлотта, собираясь с мыслями и выдергивая свою руку. — Я знаю, чего именно хотела бы ваша тетушка Генриетта. Молоденькую девицу, прямо со школьной скамьи. — Шарлотта вызывающе посмотрела на Алекса. — Она влюбится в вас без памяти с первого взгляда и, вероятно, не будет иметь ничего против вашего почтенного возраста. Почти ничего, — добавила она с ноткой сомнения. — Ведь вы же граф!

— Это верно, — согласился Алекс. — Если она вдруг забудет о моем титуле, я надеюсь, что у меня хватит ума два или три раза указать ей на гербы, украшающие мою карету.

— Точно, — одобрила его Шарлотта. — Теперь вы начинаете понимать свое положение, милорд. Боюсь, что люди с седыми волосами, — она взглянула на его вьющиеся волосы, — не могут рассчитывать на такие же успехи в любви, каких достигают более молодые.

— А что мне делать, — со странной ноткой нежности в голосе спросил он, — если я полюблю девушку так же сильно, как она меня? Вы ведь понимаете, в чем здесь трудность, не правда ли? Видите ли, что я питаю слабость к дамам не первой молодости — к леди, которые провели три или четыре года, засидевшись у стен бальных залов… — Он умолк.

Красные круги поплыли перед глазами Шарлотты. Никто! Никто никогда не оскорблял ее так. Никто еще не называл ее девицей не первой молодости или засидевшейся.

— Я бы сказала, что в действительности дело заключается в том, что более опытная женщина может оказаться слишком умна, чтобы принять ваше предложение, — она с удовлетворением отметила, что ее голос не дрогнул.

Алекс громко вздохнул. Он вновь завладел ее рукой и поднес ее к губам.

— Я несчастен, Шарлотта. Мое сердце стремится к этой немолодой — ну, ей, должно быть, уже полных двадцать, Шарлотта, — леди. Я уверен, что не предпочту ей шестнадцатилетнюю, какой бы покорной та ни была.

Шарлотта возмутилась. Что за разговор! Она даже не знает этого человека, а он разговаривает с ней о браке! И он оскорбительно ведет себя. И терзает ее пальцы, мешая ей собраться с мыслями.

— Не сомневаюсь, — сказала она совершенно спокойным тоном, даже с долей равнодушия, — что когда дело действительно дойдет до принятия этого тягостного решения, сэр, вы увидите, что это намного легче, чем может показаться сейчас.

Алекс зарычал. Она услышала, как он зарычал. И когда она взглянула на него с несколько озадаченным видом, он резким движением поднял ее и поставил перед собой на колени. Она не успела даже вскрикнуть, как он крепко прижал ее к себе.

Если бы Шарлотта сопротивлялась, то Алекс сжал бы ее намного сильнее, чем собирался. Но этого не случилось — ее тело предало ее. Она подняла голову так естественно, как будто он целовал ее каждый день. В ответ на ее молчаливую просьбу Алекс прижал ее к себе еще крепче. Его губы яростно приникли к ее губам и разжали их. Горячий язык ритмично двигался внутри ее рта. Шарлотту тотчас же охватило возбуждение, ее тело с обжигающим предвкушением отзывалось на прикосновение его тела и ласки его сильных рук.

Неожиданно Алекс оторвался от ее губ.

Он положил подбородок на ее душистую головку и тихонько гладил ее грудь.

— Шарлотта, — прозвучал его густой, как черный бархат, голос. — Я даю тебе неделю на то, чтобы принять мое предложение. После этого срока мне, вероятно, чтобы не сойти с ума, придется выкрасть тебя из спальни.

Он взял ее за подбородок, заставляя взглянуть вверх.

— Мы поженимся, — улыбаясь ей, сказал он как бы между прочим. Заметив морщинку на ее лбу, Алекс нахмурился: — Ты обручена? Уже замужем?

Она покачала головой.

— Значит, — с непоколебимой уверенностью заявил Алекс, — мы поженимся ровно через неделю — по специальному разрешению.

— Нет, — ответила Шарлотта.

— Нет?

— Нет, милорд, — повторила она и повернулась, чтобы возвратиться к ожидавшим их экипажам.

Ее тело все еще дрожало от его поцелуев, но ум был ясен. Алекс не церемонился с женщинами. Если бы она не встретила его несколько лет назад, то сегодня ее, вероятно, одурманили бы его сладкие поцелуи и невероятная физическая притягагельность. Три года назад он точно так же очаровал ее, а затем спокойно оставил и тут же забыл — несмотря на то что отнял у нее девственность. Очевидно, то, что казалось ей необыкновенным любовным свиданием, для него было обычным делом И единственная причина, заставляющая его теперь жениться на ней, заключается в необходимости найти для дочери постоянную няню. Да будь она проклята, если выйдет за кого-нибудь только для того, чтобы нянчить его ребенка! К тому же муж, стоит ей отвернуться, будет заниматься совращением женщин в парках.

Она смотрела холодным взглядом на молча шедшего рядом Алекса. Если бы только он не заставлял ее сердце биться при одном лишь взгляде. Даже сейчас оттого, что он шел рядом, ее тело переполняло желание. Ей хотелось быть совсем рядом, взять его под руку…

Они подошли к экипажам. Вся компания уже собралась там. Пиппа казалась совершенно счастливой (и ничем не измазанной); один из слуг Алекса играл с ней, расположившись под деревом. Дафна, однако, была явно недовольна. Она постукивала элегантной туфелькой, выглядывавшей из-под легкого платья: как хозяин, граф Шеффилд и Даунз вел себя весьма непринужденно, что не соответствовало ее французскому представлению о приличиях. А леди Шарлотта, заметила Дафна с некоторой неприязнью, выглядит еще более растрепанной, чем час назад. Английские аристократы! Она никогда не сможет их понять. Никто и никогда не застанет ее в таком неопрятном виде, как у этой дочери герцога.

Алекс любезно проводил свою недовольную гостью, Дафну, до кареты, столь же любезно попрощался с Уиллом, провожавшим Шарлотту. Он предпочел не заметить ледяную улыбку, с которой Шарлотта попрощалась с ним. Его возлюбленная потрясена, это ясно, но с ней он разберется завтра.

Глава 7

На следующей неделе все светское общество Лондона наслаждалось, наблюдая, как красивый, но совершенно не годившийся в женихи граф Шеффилд и Даунз ведет решительную осаду первой красавицы — леди Шарлотты Дэйче-стон. Никто не мог понять, как она к нему относится. Она смеялась и флиртовала со всеми поклонниками, не оказывая графу особого предпочтения. Наблюдательные заметили, что она два раза танцевала с Александром Фоуксом, после чего (и тоже дважды) с другим графом — Брэддоном Четвином. А затем дважды с Уиллом Холландом и, к всеобщему возмущению, три раза с человеком, годившимся ей в отцы, — Сильвестром Бредбеком. Но все увидели в этом просто шалость: Бредбек был другом ее матери.

Так сказали ей или нет? Мать Шарлотты отмахнулась от десятка вопросов, в которых в осторожных выражениях крылось желание добраться до сути: объясняется ли прохладное отношение ее дочери к Александру Фоуксу тем, что она извещена о его «недееспособности», или же Шарлотта, пребывая в полном неведении, следует собственным наклонностям? Недоброжелатели же утверждали, что хитрая девица, зная, что ажиотаж, вызванный ухаживаниями графа, пойдет ей только на пользу, умышленно заставляет всех теряться в догадках.

А истина состояла в том, что ей никто не сказал. Весь Лондон судачил об импотенции Алекса, а Шарлотта о ней и не подозревала! Правда, у нее появились было подозрения относительно его предыдущей женитьбы — она услышала странные намеки, но эти намеки казались злонамеренными и ничего не объясняли. Мысль об импотенции никак не могла возникнуть у нее в связи с Алексом: именно она одна могла бы утверждать противоположное.

Ее мать терзали сомнения. Если бы Аделаида не догадывалась о том, что Алекс и был тем самым мужчиной с сединой в волосах, три года назад лишившим ее дочь невинности, она без колебаний рассказала бы Шарлотте правду и предупредила — нет, потребовала, — чтобы та больше никогда не общалась с ним. Но… дочь не поверяла ей свои секреты, а вела себя так, что Аделаида не решалась обсуждать с ней столь щекотливую тему.

Марселю же так и не рассказали о несчастье, случившемся три года назад с его дочерью в некоем саду. Поэтому он бурно возражал против того, чтобы Шарлотта приняла предложение Александра Фоукса.

— И я так ему и скажу, — грозно заявил он жене. — Так и скажу, если у него хватит наглости просить у меня руки дочери! Я не допущу, чтобы моя дочь вышла замуж за вялую морковку, а… — Тут он вспомнил, что есть вещи, которые джентльмен не произносит в присутствии леди, даже если эта леди — его жена.

— Я понимаю, Марсель, — поспешила успокоить его Аделаида. — И я, конечно же, с тобой согласна, дорогой. Но думаю, мы не должны запрещать Шарлотте танцевать, с кем она хочет.

— Не будь глупой курицей, Аделаида! Она ведь и приятия не имеет… — Марсель обернулся, нахмурив брови.

— Не имеет, — призналась Аделаида.

— Ты должна ей рассказать, вот и все. Понимаю, что это непросто, но девочка вправе знать правду — в определенных пределах. Проклятие! Но ведь ты, должно быть, рассказывала что-то Виолетте и Уинифред перед тем, как выдать их замуж, не так ли?

— Да, — с несчастным видом подтвердила Аделаида, — но…

— Ты просто обязана сделать это, Адди! Мы не можем допустить, чтобы весь Лондон издевался над нашей ничего не подозревающей дочерью. Половина из них, кажется, думает, что она — охотница за деньгами, которой все равно, что мужчина… калека. А другая половина просто смеется над ней. Я не потерплю этого, слышишь! — Лицо его угрожающе налилось кровью. — Знаешь ли, сколько человек имели неслыханную наглость спросить меня: как мне нравится, что за моей дочерью ухаживает Вяленький Цветочек?

— Вяленький Цветочек, — словно завороженная повторила Аделаида. — Это звучит бесподобно: Вяленький Цветочек.

— Господи, Адди, не повторяй. Это же неприличное выражение, — простонал муж. — Ты же понимаешь, что я имею в виду: люди просто состязаются в придумывании прозвищ для таких мужчин. Не думай, что я ему не сочувствую. Мне он очень импонирует как личность. На днях он произнес удивительно достойную речь в палате лордов о голодных бунтах в Суффолке. Тогда никто не шептался о его «недееспособности»! Беда в том, что он не тот человек, которого отец хотел бы видеть ухаживающим за своей дочерью. Не будет детей, Аделаида. Ты подумала об этом? — Он осуждающе посмотрел на жену.

— Марсель, — возразила она, — я не предлагаю выдавать за него Шарлотту; я только не хочу говорить с ней об этом. Ведь она ничем не показывает, что предпочитает его другим претендентам. Почему бы пока не оставить все как есть?

— Потому что в любой момент он может покорить ее! Ты бы видела его в палате, Адди. Этот человек обладает ораторским талантом. И он чертовски хорош собой, должен признаться. Посмотреть на него — не подумаешь, что с ним что-то не так. Если бы не его проблема, я бы сказал, что он идеально подходит Шарлотте.

— Понимаю, — сказала Аделаида. — Ты боишься, что она в него влюбится.

— Если это случится, нас ждут неприятности. Ты же знаешь, Адди, до чего она упряма. Мы не смогли помешать даже Уинифред выйти замуж за американца, а она самая послушная из наших дочерей. Если Шарлотта вобьет себе в голову выйти за него замуж, она сделает по-своему. И не будет слушать, дееспособен он или нет! — Он тяжело опустился на кровать. — Кроме того, Адди, она будет несчастна. Она может целый день писать картины, но счастливой не станет. — Марсель протянул руку и усадил жену рядом с собой. — Это было бы несправедливо.

Аделаида уютно устроилась под боком у мужа. Ее мучили сомнения — не рассказать ли ему о том, что случилось с Шарлоттой в Кенте три года назад. Лучше не надо, решила она: он впадет в страшный гнев и, вероятно, ворвется в городской дом Александра Фоукса, как разъяренный бык. К тому же ее беспокоило существование брата-близнеца. А что, если это был другой? Как его имя? Какое-то ирландское, вспомнила она. Так что же делать, если в саду был другой близнец? Смогла бы Шарлотта их различить? Она пришла в ужас от мысли, что придется спрашивать дочь.

— Одного я не понимаю, Марсель. Сара Престлфилд (тебе известно, какой злобной она бывает) рассказала мне, что у Александра Фоукса есть дочь. Она даже сказала, что его дочь всегда с ним, все время и никогда не остается с няней. На вид ей около года, очень плохо воспитана, и он повсюду берет ее с собой. И Сара сказала, что девочка — точная копия отца! Как это может быть, если он… ну как это… не способен?

— Не знаю, — ответил Марсель. — Я не слышал о дочери. Но знаешь, Аделаида, это может быть и чья-то еще дочь. Насколько мне известно, его жена умерла. Так кто же может подтвердить, была она матерью этого ребенка или нет?

— Хорошо, но как это изменит дело, Марсель? Не понимаю. Он или может, или не может. Если может, то нам нечего беспокоиться о Шарлотте.

Марсель вздохнул. Он не был расположен объяснять жене сложные проблемы отсутствия потенции в отношениях с женами при наличии потенции с куртизанками.

— Ну, дорогая, — неохотно ответил он, — существует вероятность, что недееспособность Александра Фоукса не проявляется в… некоторых ситуациях.

Последовало короткое молчание.

— О Боже, — тихонько произнесла Аделаида. — Все это так неприятно. И он мне нравится, Марсель, в самом деле. А ты абсолютно уверен? Может быть, все это — сплетни?

Марсель покачал головой.

— Несколько моих так называемых друзей имели удовольствие заверить меня в том, что это сущая правда. Его первая жена, женщина по имени Мария Колонна, после года замужества обратилась к Папе — она, конечно, была католичкой — с просьбой расторгнуть их брак, заявив, что ее муж — импотент. И Александр Фоукс не опротестовывал аннулирование брака. Очевидно, она принадлежала к очень хорошей римской семье, и все они считали этот брак позором. Несколько месяцев назад она умерла, и он вернулся сюда. Полагаю, что он приехал с ребенком, хотя о его дочери мне никто не говорил.

Аделаида пыталась разобраться в своих мыслях. У нее была своя проблема: она не хотела, чтобы Шарлотта узнала, что Александр с братом приезжали на ее бал и что она их видела, но ничего не сказала Шарлотте. А что, если бы она рассердилась? Если бы подумала, что мать предала ее?

Молчание нарушил Марсель.

— У Брукса на нее держат пари, — мрачно сообщил он. — Целых две страницы отведены под ставки — выйдет она за него или нет.

Он не упомянул еще об одной странице — где держали пари, что: первое — брак будет аннулирован; второе — не пройдет и года, как Шарлотта заведет любовника; третье — она забеременеет и наградит Алекса наследником, но этот наследник не обязательно будет похож на Алекса.

— Неприятная ситуация, Адди. Мне она не нравится. Почему ты не уговоришь ее принять предложение Брэддона Чет-вина? Он тоже граф, и если он не блещет умом, то я прекрасно знал его отца. Он был разумным человеком. — «Разумный» было в устах Марселя высшей похвалой. — Этот Александр — распущенный человек, и, выставляя напоказ ребенка, он только ухудшает положение. В молодости он вечно попадал во всякие неприятные истории. Не то чтобы они были серьезными — обычные дерзкие выходки, свойственные молодежи: завтраки с шампанским в обществе жриц любви и тому подобное. Он не распутничал, но… возможно, он пострадал при верховой езде, — пробормотал Марсель еле слышно. — Но если этот брак состоится, — с вновь прихлынувшей энергией продолжал он, — кончится тем, что мы окажемся с нашим несчастным ребенком на руках, и имя его будет вываляно в грязи. Как тебе известно, в Англии нет Папы, который может уладить такое дело. Скандал погубит ее. И это отрицательно отразится на Хорэсе, когда он получит титул.

— Ах, Марседь, — сказала Аделаида с раздражением. — Убеждена, что ты сильно преувеличиваешь. Нет причины для беспокойства. Шарлотта всего лишь несколько раз танцевала с этим человеком!

— Неправда, — рассердился ее супруг. — Она ездила с ним на пикник, и ходят слухи, что на том пикнике она некоторое время оставалась наедине с ним. Конечно, это скорее всего лакейские сплетни, но слух уже вышел за пределы лакейской! Если так будет продолжаться, она погубит себя, даже не выходя за него замуж!

Аделаида восприняла новость о пикнике, о котором еще ничего не слышала, спокойно.

— Не понимаю почему, — упрямо заявила она. — Не понимаю, что может быть плохого в том, что она немного развлеклась с… Вяленьким Цветочком?

Марсель разгневанно взглянул на жену из-под сведенных бровей:

— Не повторяйте этой фразы, мадам! Ты говоришь как распутная женщина. Ты когда-нибудь слышала сплетни, в которых была бы логика?

— Это не нелогично, а просто смешно. Каким образом может обесчестить Шарлотту мужчина, лишенный способности сделать это?

— Так и может, — стоял на своем Марсель. — Дело в том, что все следят за ней, потому что она — с ним. Они только и дожидаются, когда она сделает ложный шаг, и тут же накинутся на нее, как ястребы на цыпленка. Она должна дать ему отставку, сейчас же!

— Хорошо, — наконец согласилась Аделаида. — Я поговорю с ней. Но, дорогой, во всей этой истории есть что-то странное. Александр преследует Шарлотту, как будто… ну, он так искренен в своем поведении, что я сочла бы их самой романтической парой.

— Знаю, знаю, — раздраженно произнес муж.

— Почему же он хочет на ней жениться?

Марсель на минуту задумался. Он остановился на мысли, что Александр Фоукс или чувствует себя одиноким, или же заинтересован в приданом Шарлотты. Но ведь Фоукс втрое богаче самого Марселя!

— Должно быть, дело в соперничестве, — задумчиво произнес он. — Вспомни, Адди, всех этих самодовольных мальчишек из Бинго-клуба, что крутились возле тебя, когда я за тобой ухаживал. Я, конечно, не обращал на них внимания, но, как только ты приняла мое предложение, я почувствовал себя в некотором роде победителем.

Он погрузился в воспоминания, как он положил всех этих простофиль на лопатки, когда Аделаида дала ему свое согласие.

— Вот был там один сквайр — вполне приличный парень. Помнишь его, Адди?

— Сквайр Ноуленд, — с чуть заметной улыбкой подсказала она.

— Ну, он меня немного беспокоил, — оживился Марсель. — Боже мой, теперь я вспоминаю: они тоже держали на меня пари у Брукса! Помню Глимфлэббера — так мы его звали. Как же его настоящее имя? Какое-то ужасно обыденное. Так вот, подходит он ко мне с важным видом и заявляет, что ты удостоила его вторым танцем и я должен сию же минуту отказаться от своего предложения. Ха!

Аделаида терпеливо слушала мужа.

— Его звали Глендовер, дорогой.

— Ты приняла мое предложение в тот же вечер, Адди. И этот Глендовер представлял собой редкостное зрелище: при объявлении нашей помолвки он совершенно растерялся. Когда он снова попался мне на глаза, то попросту сбежал. А потом распустил слух, что ты приняла мое предложение только из-за моего титула. Как говорится, зелен виноград.

Поцеловав мужа в голову, Аделаида встала:

— Я сейчас пойду и поговорю с Шарлоттой.

Марсель взял ее руки в свои:

— Объясни ей, Адди. Это не просьба. Я откажу Фоуксу, если он сделает Шарлотте предложение. Единственная причина, по которой я не говорю с ней сам, — деликатность ситуации. Но я не допущу, чтобы этот человек стал моим зятем.

Было около десяти часов воскресного вечера, и Аделаида знала, где сейчас должна находиться ее дочь — в постели, в мечтах о встречах и развлечениях, которые ждут ее завтра. Но вместо того чтобы направиться в спальню Шарлотты, Аделаида пошла на третий этаж. Она не ошиблась: в студии Шарлотты горели свечи.

Шарлотта неподвижно стояла, глядя на портрет, установленный на мольберте посередине комнаты.

— Дорогая, можно мне войти? — спросила мать. Она обошла мольберт и встала позади дочери. — О, — в изумлении произнесла Аделаида, — это восхитительно, дорогая! Боже, это по-настоящему восхитительно!

Шарлотта закончила портрет Софи Йорк на лесной поляне сидящей на сломанной ветви дерева. Всю землю покрывали голубые колокольчики, уходившие по лесной просеке вдаль. Прекрасно воспроизведены были складки платья, изящно выписана маленькая фигурка Софи. Но ее взгляд! Вместо того чтобы мечтательно смотреть куда-то вдаль, как смотрели на портретах титулованные особы, Софи, чуть улыбаясь уголками рта, смотрела прямо на зрителя. Казалось, она смеется над нелепостью своего положения на ветке. И что-то зовущее светилось в ее глазах… По правде говоря, у Шарлотты Софи не выглядела настоящей леди, пришла к выводу Аделаида. Может, из-за пухлой нижней губы? Нет, просто Софи не была настоящей леди. Именно это обстоятельство так беспокоило ее мать.

— О Боже, — вздохнула Аделаида. — Ты ведь не собираешься показать это Элоизе, дорогая?

— О нет, мама, — улыбнулась Шарлотта. — Думаю, я подержу его у себя и отдам тому, за кого Софи выйдет замуж, когда она выйдет. Потому что она выглядит так обольстительно, не правда ли?

Аделаида улыбнулась в ответ:

— Это очень хороший портрет, Шарлотта. Софи именно такая. — И добавила: — Дорогая, нам надо поговорить.

Шарлотта неохотно опустилась на диван.

Аделаида не знала, с чего начать.

— Мы с твоим отцом заметили, — наконец решилась она, — что граф Шеффилд и Даунз оказывает тебе особое внимание.

— Да, оказывает, — согласилась Шарлотта.

— Мы… мы чувствуем, что должны рассказать тебе, — запинаясь, продолжала Аделаида, — об обстоятельствах его предыдущего брака.

— Его предыдущего брака, — повторила Шарлотта.

— Ты знаешь, что он уже был женат? — спросила Аделаида.

— Да, я познакомилась с его дочерью.

— О, — растерянно произнесла Аделаида. Она чувствовала, что не в состоянии справиться с вопросом о дочери. — Так вот, Александр Фоукс женился на женщине по имени Мария. Твой отец знает ее полное имя, — добавила она поспешно. — Через год эта женщина обратилась к Папе Римскому с просьбой аннулировать их брак. Причиной была импотенция.

Она выжидающе посмотрела на дочь.

— Импотенция, — повторила Шарлотта. — А что это такое?

Именно этого вопроса и боялась Аделаида. Она попыталась объяснить, путаясь в намеках и эвфемизмах, из которых Шарлотта почти ничего не поняла.

— Ты говорить, что у него нет… нет мужского органа? — резко спросила Шарлотта. — Это неправда!

Мать подняла голову. До этого, слишком смущенная, чтобы смотреть дочери в глаза, она старательно разглядывала ее скрещенные на груди руки. Теперь она взглянула Шарлотте в лицо.

— А откуда ты это знаешь? — сурово спросила она.

— Он — тот самый, мама. Он — тот самый, что три года назад…

— А, — произнесла Аделаида. Последовало короткое молчание. — «Импотент» не значит, что орган, о котором идет речь, отсутствует. Это просто означает, что он не действует… так, как надо.

Шарлотта не имела понятия, о чем говорит ее мать.

— Не могу! — в отчаянии воскликнула Аделаида. — Это неприличный разговор. Она перевела взгляд на портрет Софи, и ее осенило: — Может быть, ты сможешь спросить про импотенцию у Софи? Прости, дорогая моя, но эти вещи просто не… я их просто не знаю! Я объясняла твоим сестрам важные вещи, потому что не хотела, чтобы в первую брачную ночь они выглядели невежественными. Для меня же все было шоком, поскольку моя мать меня совсем ни о чем не предупреждала.

«Могу поспорить, что так оно и было!» — мрачно подумала Шарлотта, вспоминая пронзающую боль, испытанную ею в том саду. С тех пор она недоумевала: как только женщины способны переносить такую боль каждую ночь?

— Ладно, мама, — успокоила она мать. — В чем бы ни состояла проблема, значения она не имеет. Видишь ли, я приняла решение не выходить замуж за Александра. Я уже отказала ему и уверена, что, когда он наконец поймет, что я отказала ему серьезно, он найдет другую женщину, чтобы… — Ее голос оборвался.

Аделаида пристально посмотрена на дочь: тут кроется нечто большее, чем кажется на первый взгляд!

— Если три года назад это был он, — нерешительно начала она, — не лучше ли выйти за него? В конце концов, он…

— Нет!

Что-то в окаменевшем лице Шарлотты заставило Аделаиду больше об этом не говорить. Они помолчали. Шарлотта взяла себя в руки и помогла матери встать.

— Не беспокойся, мама. Я спрошу у Софи, а ты можешь заверить отца, что у меня нет намерения выходить замуж за Александра Фоукса, какая бы проблема у него ни была.

«Хотя, — добавила она про себя, — я ни на минуту не поверю, что у него в этой области какие-то недостатки!»

Мать нерешительно остановилась у двери.

— Шарлотта, ты слышала, что у Александра есть брат-близнец?

— Да.

— Ты не думаешь, что могла перепутать их? — Аделаиде не хотелось настаивать. Она просто была вынуждена спросить. — Они похожи, как две горошины из одного стручка. Даже те, кто их хорошо знает, не могут отличить одного от другого.

— Не могу поверить, что ты предполагаешь такое! Тебе же известно, что произошло в ту ночь! Как ты могла подумать, что я не узнаю того человека, когда снова увижу его?

— Но, дорогая, ведь было темно, не так ли? И это случилось три года назад, и на нем была маска или что-то еще…

— Нет… нет, такое просто невозможно, — прошептала Шарлотта. — Я даже узнала его запах. И форму его скул, овал лица.

— Милая моя, — с нежностью сказала мать, обнимая ее.

— Это он, мама, — сказала Шарлотта. — Это он, и он не узнал меня!

Аделаида оцепенела. Такого она даже не могла и предположить. В ее представлении Александр узнал прекрасную девушку, чью честь он запятнал, и преследует ее (несмотря на свой недостаток) из чувства долга или, возможно, страсти. Но не узнать ее дочь? Ее прекрасную, утонченную красавицу дочь! Совершенно потрясенная, она уставилась на Шарлотту.

И сейчас, когда слезы катились по щекам, ее дочь была одной из самых очаровательных женщин Лондона. За последние годы черты лица сделались более тонкими, скулы — более заметными, а модная короткая стрижка подчеркивала величину ее глаз. Но главное в Шарлотте не изменилось: ее брови, ее милые летящие брови — они были такими с рождения. Как он мог забыть такие брови?

Гнев охватил Аделаиду. Еще никогда она не испытывала ничего подобного. Теперь она поняла, что чувствует тигрица, когда ее детенышам угрожает опасность.

— Негодяй! — сквозь зубы прорычала она. — Отъявленный негодяй. Я убью его!

— Мама. — Шарлотта положила руку матери на плечо.

Аделаида сердито взглянула на дочь.

— Ничего не поделаешь, мама, — продолжала Шарлотта. — Действительно, можно подумать, что я легко отделалась. Я… не знаю, сумела бы я устоять перед ним теперь, если б уже не встретила его три года назад и не знала, что он такой…

— Распутник! — резко закончила за нее мать.

— Кем бы он ни был, — дрожащим голосом сказала Шарлотта, — он забыл, что мы встречались. Он не мог вспомнить меня, мама!

Тело ее сотрясалось от рыданий. Закрыв лицо руками, она раскачивалась из стороны в сторону.

Аделаида стояла не двигаясь и не находя слов для утешения своего плачущего дитя. Не говоря ни слова, она усадила Шарлотту обратно на диван. Так они сидели, пока слезы не перестали литься из глаз Шарлотты, а ее дыхание не стало ровным.

— Я думаю, тебе следует выйти за него замуж, — тихо сказала Аделаида.

Шарлотта подняла залитое слезами лицо.

— Что?

— Я думаю, тебе следует выйти за него замуж, — повторила Аделаида. — Нам надо хорошо подумать, дорогая. До сих пор мы думали сердцем, а не головой. Дело в том, что мужчины воспринимают интимные отношения не слишком серьезно. О нет, это не о твоем отце, — поспешила добавить она, заметив широко раскрытые глаза дочери. — Твой отец — необыкновенный человек. Но большинство моих подруг видели, как их мужья… ну, знали, что их мужья спали с другими женщинами. Вот и дражайшая Джорджина заставила себя привыкнуть к обидам.

— Ты говоришь о матери Джулии? — невольно заинтересовалась Шарлотта. — Сквайр Брентортон с виду такой хороший человек.

— Да, дорогая, он и в самом деле хороший. Но он — мужчина, а мало кто из мужчин соблюдает свои брачные обеты. Джон искренне любит Джорджину, но просто его взгляды на это отличаются от ее взглядов. По крайней мере он не завел любовницу или что-нибудь в том же духе. И он никогда не спит с женщиной своего класса, а это уже великое благо, поверь мне. Как ты думаешь, почему мать Сисси так часто ссылается на слабое сердце? Да она просто не может видеть, как ее муж крутится на балу с этой муслиновой юбкой с Мэйфер-стрит, которую содержит.

— С кем? — ахнула Шарлотта.

— По-моему, ее зовут Мелинда, какое-то нелепое имя вроде этого; она вдова майора, как полагают… но всем прекрасно известно, что Найджел Коммонвилл большую часть времени проводит в ее доме. И несмотря на то что в лучшие дома ее не приглашают, она, кажется, ухитряется доставать приглашения почти на все большие балы. У Пруденс не хватает силы воли не обращать внимания, и я не виню ее. Мне страшно повезло с твоим отцом.

— А с Алексом ты должна поговорить очень решительно, Шарлотта, — продолжила мать. Может быть, тебе бы помогла память о том, что случилось три года назад.

— Да, — согласилась Шарлотта.

— Я правду говорила о твоем отце, дорогая. Мы прожили вмесге почти тридцать лет! Я знаю, ты сможешь найти человека, который серьезно отнесется к семейной жизни. Если он полюбит тебя — так и будет.

Шаршотта ошеломленно смотрела на мать. Она чувствовала в глубине души, что если она не выйдет за Алекса, то не выйдет ни за кого. Но какой смысл говорить об этом с матерью? Мнение родителей было ясно. Разговор с матерью лишь укрепил в ней мрачное предчувствие: даже если она откажет Алексу по другой причине — не по той, которую назвали ей родители (она не слишком-то верила в эту проблему импотенции), — то, что Алекс смог забыть об их встрече три года назад, предвещало несчастливое будущее. Она не хотела кончить тем же, чем мать Сисси, — сидеть дома, в то время как ее муж танцует с другой. Одна мысль об Алексе, улыбающемся другой женщине, вызывала у нее тошноту.

— Мама, — попросила она серьезным тоном, — обещай мне, что не будешь обсуждать с папой то, что случилось три года назад. Я знаю, он откажет Алексу. Но я настаиваю — я все скажу Алексу сама.

Шарлотта пошла спать, обессилевшая от выплаканных слез. Она обещала матери, что при первой же возможности сообщит Алексу, что ее родители никогда не согласятся на их брак.

— Я не могу оскорбить его на людях, — устало произнесла она, забившись в угол дивана.

— Знаю, — ответила мать. — Все, о чем мы просим, как можно скорее прекратить эти ухаживания. Мы просто пытаемся оградить твою репутацию и твое счастье, дорогая.

В этот вечер, впервые за всю неделю, Шарлотта не заснула в мечтаниях о черных бархатных глазах и мучительных ласках его рук. Она лежала, глядя в потолок, пока проблески зари не проникли сквозь новые шенилевые шторы. Наконец она повернулась и крепко, без сновидений, уснула.

Глава 8

Шарлотта проспала до двух часов дня. Горничная несколько раз на цыпочках заходила в комнату, не решаясь раздвинуть шторы и разбудить хозяйку. Лицо Шарлотты выглядело таким бледным на фоне простыней и даже во сне таким печальным, что Мари решила, что ее хозяйка, должно быть, заболела и ей следует поспать подольше.

Проснувшись, Шарлотта лежала не шевелясь — в ее памяти всплывали подробности разговора с матерью. Затем она протянула руку и дернула за сонетку рядом с кроватью. При дневном свете ситуация почему-то не казалась столь трагичной. Она села на постели и рассеянно уставилась на пальцы ног.

Может быть, ей не придется совсем отказываться от Алекса. Она объяснит ему все — ее ум ловко обошел вопрос о том, как она это сделает, — и они сохранят свои отношения в их нынешнем виде, понимая, что брак невозможен. Шарлотта искренне радовалась этой идее. Она представила себя танцующей в объятиях Алекса. Возможно, на следующем балу он даже поведет ее к столу. Поэтому ей следует позаботиться о приглашении к ужину заранее — прежде даже, чем он появится, а он неизбежно приедет на бал поздно — прямо перед тем, как закроются двери «Олмэкса» (если это будет «Олмэкс»).

Мари, появившаяся в сопровождении запыхавшейся служанки с огромным ведром горячей воды, с удивлением увидела порозовевшую, улыбающуюся Шарлотту, бодро расхаживающую по комнате.

— Вечером я еду в театр, Мари, — объявила Шарлотта. — А сейчас поеду кататься, затем — к Бэквелу, посмотреть, нет ли нового романа.

Это не означало, что у Шарлотты находилось время для чтения, но сейчас у нее наступил перерыв в живописи. Кого ей писать следующим? Она погрузилась в приятные мечты, в том числе и об Алексе, сидящем на диване в ее студии. Она наклоняется над ним, чтобы изменить положение его руки… а от того, что сделал в тот момент воображаемый Алекс, ее щеки из розовых превратились в красные. Мари в изумлении смотрела на хозяйку.

— После книжной лавки, — торопливо добавила Шарлотта, — я бы еще раз приняла ванну. Мари, будь добра, пошли к месье Памплемуссу. Буду ему признательна, если он сможет обслужить меня сегодня вечером.

Две ванны за день! Мари мысленно покачала головой. Для себя она считала одну ванну два раза в неделю более чем достаточным. Как часто говорила ее мать, от избытка влаги вода появляется в легких.

— Что вы наденете вечером, миледи? — спросила она.

Шарлотта с удовольствием растянулась в большой жестяной ванне.

— Думаю, платье белое с черным. Ты знаешь какое.

Мари энергично закивала. Это было ее любимое платье из всех купленных Шарлоттой у Антонена Карэма, хотя она еще не видела в нем хозяйку. Мари испытующе посмотрела на Шарлотту: она наденет это платье в театр? Что-то важное должно произойти сегодня вечером!

Усердно читая газетные сплетни, Мари узнала два интересных факта: граф Шеффилд и Даунз совершенно очевидно появлялся на балах только для того, чтобы танцевать с Шарлоттой; и было что-то подозрительное в его первом браке. Ну да ладно! Мари не была склонна осуждать человека за то, как он вел себя в предыдущем браке. Если только… — при этой мысли глаза ее расширялись — он не убил свою первую жену! Но нет, газеты ясно указывали, что она умерла от скарлатины. Как и родная тетка самой Мари.

Она засуетилась, доставая тонкие чулки хозяйки, шелковое белье и костюм малинового цвета для верховой езды.

— Нет, не этот, — неожиданно остановила ее Шарлотта, сидевшая в ванне. — Я надену серый.

Теперь Мари убедилась: что-то действительно происходит. Серая амазонка была одной из последних покупок хозяйки. Темно-серая амазонка облегала тело как перчатка, а отделка из черного галуна делала ее похожей на шинель русского солдата. Очень изящная… но довольно неудобная. Если Шарлотта отправляется на прогулку в этом костюме, значит, она собирается с кем-то встретиться. Мари подозрительно взглянула на хозяйку. Если бы только герцогиня знала, что ее дочь назначает тайные свидания в парке!

Но Шарлотта ни с кем не договаривалась о встрече на прогулке. Просто она проснулась и почувствовала, как живо бежит по венам кровь, и не позволила себе задуматься, чем это могло быть вызвано. Ей только хотелось выглядеть как можно лучше — так по крайней мере рассуждала она. Если граф Шеффилд и Даунз случайно будет проезжать по Гайд-парку, когда там будет и она… она будет приветлива, но холодна с ним. И нет ничего плохого в том, что ей хочется хорошо выглядеть.

Шарлотта вытащила из воды длинную изящную ногу и рассеянно смотрела на нее. Затем решительно поднялась и выбралась из ванны.

— Мари, пожалуйста, пошли лакея к леди Софи узнать, не присоединится ли она ко мне в парке. Спасибо.

Мари, положив одежду хозяйки на кровать, проворно направилась к двери. Поручение отнести что-либо вниз предоставляло удобный случай повидаться с Сесилом и даже поцеловаться с ним за дверью.

Оставшись одна, Шарлотта нанесла на кожу крем со слабым запахом цветов апельсина и остановилась перед зеркалом. Почему-то с самого пробуждения она чувствовала какой-то жар внутри. Даже вид собственного соблазнительного тела сегодня казался необычным, волнующим. Она попыталась взглянуть на себя глазами мужчины, но не смогла. За последнее время она похудела, но, как ни странно, грудь ее, казалось, увеличилась. Когда она разглядывала нежный овал своих грудей, ей виделась лежащая на них золотистая мужская рука… Шарлотту охватила дрожь, и она отвернулась от зеркала.

Она почти полностью сумела одеться сама и сидела, нетерпеливо дожидаясь возвращения Мари. Что могло задержать ее внизу так надолго? Не выдержав, она дернула за сонетку — внизу Мари, ахнув, оторвалась от мускулистой груди Сесила.

— Иду, иду! — тотчас отозвалась она, от волнения с сильным французским акцентом.

Леди Софи живет всего в нескольких кварталах, так что Сесил как молния за мгновение слетает туда и обратно. Мари побежала наверх по черной лестнице, а потом — уже перед комнатой Шарлотты — замедлила шаг и тихо проскользнула внутрь.

— Простите, миледи, — извинилась она и принялась застегивать почти сотню пуговиц, делающих амазонку такой облегающей.

Хозяйка сидела перед зеркалом, рассеянно глядя на свое отражение.

— Все в порядке, Мари.

Мари чуть улыбнулась. Ей очень повезло, и она это понимала. Шарлотта никогда не сердилась и, даже будучи раздражена, редко бывала резка с Мари. У Мари была подруга, служившая у одной молодой леди, еще не получившей в этом сезоне ни одного предложения, — так вот ей постоянно приходилось увертываться от летящих щеток и гребней. А недавно хозяйка даже бросила в нее баночку с кремом!

Раздался негромкий стук, и Мари, отойдя от Шарлотты, которую причесывала, чуть приоткрыла дверь. За ней с торжественным видом стоял Сесил.

— Леди Софи Йорк будет рада присоединиться к леди Шарлотте приблизительно через час, — довольно громко объявил он. И с лукавым видом прошептал: — А мистер Сесил приглашает некую французскую мисс покататься в чулан в прачечной.

Мари в негодовании округлила глаза и захлопнула дверь.

У Шарлотты был такой вид, словно ее что-то очень позабавило. Не могла же она услышать, что шептал Сесил, успокоила себя Мари.

— Леди Софи выедет через час, миледи, — сказала она.

— Гм-м… это был Сесил?

Руки Мари задвигались еще быстрее, завивая и развивая мягкие волосы Шарлотты.

— Да, миледи.

— Он очень красив, правда, Мари? — шутливо спросила Шарлотта, вспоминая крепкого светловолосого гиганта, часто сопровождавшего ее в прогулках по Гайд-парку.

— Я… я не знаю, — торопливо произнесла горничная.

— Он — настоящий англичанин, — настаивала Шарлотта.

— Он хорош собой, миледи, — призналась Мари. — Ravissante note 1 .

Шарлотта подмигнула ей в зеркале. Мари переходила на французский лишь в минуты сильного волнения.


Когда лошадь Шарлотты, осторожно переступая, остановилась перед мраморными ступенями городского дома маркиза Бранденбурга, Софи уже ожидала Шарлотту. В малиновой амазонке, такой же облегающей, как и у Шарлотты, Софи легко сбежала по ступеням. Грум подсадил ее на беспокойно переступавшую лошадь — резвую изящную кобылу, которую Софи назвала Эрикой.

— Эрика, — с отвращением заметил папа-маркиз. — Такое вульгарное имя для такого славного животного!

Но Софи только улыбнулась.

Она оценивающе осмотрела Шарлотту, чья серая амазонка прекрасно гармонировала с ее черной как ночь кобылой.

— Боже мой! Какая мы потрясающая пара, не правда ли?

Софи нравилось смущать подругу, подчеркивая то, что и так было видно, но сейчас она с интересом заметила, что Шарлотта и глазом не моргнула.

— Ты не думаешь, что нам следовало бы взять двух наших грумов вместо одного нашего и одного твоего? — Софи повернулась, чтобы посмотреть на грумов, ехавших позади.

Зачем это?

— Милочка, — передразнила Софи, — у них разные ливреи. А когда две такие эффектные птицы высокого полета, как мы, едут на прогулку, разве их не должны сопровождать одинаковые грумы?

Шарлотта пожала плечами, искоса взглянув на Софи.

— Лично я думаю, что все будут смотреть на меня, — вызывающе заметила она. — А если кто-нибудь останется для тебя, то вряд ли они обратят внимание на грумов.

— Ого! У моей милой Шарлотты отрастают коготки. Ну ладно. Филипп! — окликнула Софи своего грума.

Софи и Шарлотта вместе неторопливо ехали по многолюдным улицам Лондона. Их лошади, ткнувшись носами и пофыркав, шли голова к голове. Временами то одна, то другая вскидывала голову, демонстрируя желание пуститься вскачь. Улицу заполняли богатые и бедные жители Лондона: торговцы апельсинами протискивались между хорошо одетыми прохожими; их руки незаметно скользили по дорогим одеждам, вероятно, нащупывая и вытаскивая часы или кошелек. На запруженную народом улицу то и дело выбегали ребятишки: пробираясь между экипажами и лошадьми, они беспечно вверяли свою жизнь людям, которые в большинстве своем и медного гроша не дали бы за жизнь лондонского беспризорного мальчишки.

— Моя мама, — сказала Софи, искоса глядя на Шарлотту, — несколько беспокоится о сегодняшнем вечере.

— В самом деле? — вежливо откликнулась Шарлотта. — Полагаю, в пьесе нет ничего особенного: ведь это Шекспир?

Мать Софи воспитывалась во французском монастыре и отличалась известной всем строгостью в вопросах соблюдения приличий.

— Дело не в пьесе, а в том, что, куда бы ты ни поехала, везде появляется этот граф, и…

— Какой граф?

— Ты знаешь какой! Граф Шеффилд и Даунз, разумеется. Любимая мишень всех остряков.

У Шарлотты упало сердце. Всю последнюю неделю Софи сидела дома с простудой, так что не было удобного случая поговорить с ней. Если она тоже знала о предполагаемой импотенции Алекса, то Аделаида была права: весь Лондон обсуждал здоровье этого человека.

— Мне это не нравится, — сердито сказала она, глядя в пространство. — Как могут люди быть так вульгарны?

Софи посмотрела на нее с любопытством.

— Так это правда? — спросила она.

— Да откуда же я могу знать? — ответила Шарлотта. — Моя матушка проговорила на эту тему около часа, пытаясь мне объяснить, и лишь к концу я поняла, о чем вообще идет речь.

Софи слушала молча. Преимущество иметь няню-француженку заключалось и в том, что в детской Бранденбургов нередко велись разговоры о мужских достоинствах. Разумеется, маркиза Элоиза о них не подозревала.

— Может, ты спросишь его? — с коварной улыбкой осведомилась она.

Шарлотта резко подняла голову — на вороном жеребце к ним медленно приближался предполагаемый претендент на ее руку, Александр Фоукс собственной персоной. У Шарлотты бешено забилось сердце.

— Леди Шарлотта, леди Софи, — спокойно произнес Александр, натягивая поводья, чтобы остановить коня рядом с Шарлоттой.

Он снял шляпу. На нем были серый редингот и высокие сапоги, и он выглядел истинным джентльменом с головы до ног. Шарлотта смотрела на него несколько озадаченно: как у нее хватило глупости принять его за лакея?

— Сэр, — поклонилась она.

Софи удовольствовалась озорной улыбкой. Ей нравился этот поклонник Шарлотты, яростный взгляд его черных глаз и мощный торс. Он, такой большой и такой мрачный, не для нее. Но, вынуждена была признать она, он прекрасно подходит Шарлотте. Естественно, если только все эти слухи лживы.

— Не составите ли нам компанию, милорд? — спросила Софи.

Алекс колебался, глядя на опущенную голову Шарлотты. Стоило ему только увидеть ее, как его охватывало пламя страсти. Даже сейчас его единственным желанием было схватить ее, стащить с лошади и унести… куда? К себе домой, быстро подсказал его внутренний голос.

Ресницы Шарлотты были такими темными и густыми, что от них на щеки ложились тени. Это было невероятно!

— Сожалею, но я не могу, — ответил он, не спуская глаз с очаровательного профиля Шарлотты.

Если он не ослышался, с ее губ при этих словах сорвался легкий вздох.

Софи вопросительно посмотрела на него.

— Мой слуга передал мне, что, если я сегодня днем не приеду к Шульцу, он откажется обслуживать меня, а это никуда не годится.

Софи хихикнула.

— Вы ведь понимаете мои трудности, леди Софи. — Изогнутая бровь поднялась еще выше. — Меня страшно раздосадует, если Китинг решит меня покинуть. Ах эта жизнь денди… Шульц займет целый день на примерку одного фрака, а затем весь вечер уйдет на то, чтобы натянуть на себя другой, и еще пара часов потребуется, чтобы уложить волнами мой шейный платок. — Он глубоко вздохнул.

Шарлотта не могла сдержать улыбки. Она украдкой взглянула на Алекса — его редингот прекрасно сидел на нем, но это никоим образом не превращало его в денди.

— Увы, — сладким голосом произнесла она, — боюсь, что с таким низким воротником, каким вы щеголяете сегодня, сэр, да еще с таким простым шейным платком… Боже, Боже! Вам и в самом деле надо спешить к Шульцу. Я посоветовала бы вам какие-нибудь лимонно-желтые панталоны.

— Бог мой, — оценив ее шутку, Алекс наклонился и, оказавшись в опасной близости, заглянул Шарлотте в глаза. — Знаете, я восхищен вашей смелостью. Вы назвали вслух принадлежность мужского костюма, которую обычно никто не упоминает, не говоря уж о том, чтобы критиковать ее.

Шарлотта слегка покраснела. Это правда: ни одна настоящая леди не будет обсуждать с джентльменом его панталоны. Алекс впился в нее взглядом. Неожиданно его конь вскинул голову, и Алекс резко осадил его, чтобы не толкнуть лошадь Шарлотты.

Софи с удовлетворением заметила, что если Шарлотта раскраснелась, то и Александр Фоукс тоже выглядел несколько разгоряченным. Алекс встретился взглядом с глазами Софи, и на секунду на его губах промелькнула печальная улыбка. Этот человек не может быть импотентом, решила Софи. Она даже собиралась сделать все, что было в ее силах, чтобы содействовать браку самой близкой подруги и этого графа!

— Мы с Шарлоттой только что обсуждали пьесу Шекспира, которую будем сегодня смотреть, — весело сообщила Софи. — «Король Лир», кажется. Вам знакома эта пьеса, сэр?

— Нет, но мне очень хочется увидеть Кина в этой роли, — ответил Алекс с довольной улыбкой.

Шарлотта удивленно перевела взгляд с Софи на Алекса. Она и не подозревала, что эти двое знают друг друга. Почти всю неделю Софи просидела дома — когда же они познакомились?

Алекс снова снял шляпу и, выразив надежду, что будет иметь удовольствие увидеть их сегодня вечером, уехал. Все его существо протестовало, когда он удалялся от своей восхитительной любви, особенно желанной в этой амазонке, четко обрисовывавшей каждую линию ее фигуры. Его глаза потемнели; в своем воображении он видел, как, подняв Шарлотту, кладет ее на стол в своей библиотеке, отбрасывает ее изящные юбки и раскрывает… Его рука невольно натянула поводья, и конь протестующе поднялся на дыбы. О Боже! Алекс поехал быстрее. Рассказ о Шульце был пустой выдумкой: на самом деле он должен вернуться домой, до того как проснется Пиппа.

Он был крайне раздражен, когда, бросив поводья ожидавшему груму, вошел в холл Шеффилд-Хауса. Он на минуту остановился и настороженно прислушался: тишина не нарушалась пронзительными воплями, значит, Пиппа еще не проснулась. Алекс прошел в библиотеку, где его приветствовал с выражением отчаяния на лице Роберт Лоу, секретарь. На столе Алекса лежала целая гора бумаг, ожидавших его уже несколько дней, — куда бы он ни пошел, секретарь не отставал от него, требуя подписать их. Алекс поморщился, вспомнив, какой упорядоченной была его жизнь до появления Пиппы.

Он сел за стол и начал быстро разбирать огромную груду бумаг, бросая их секретарю с указаниями, как следует на них отвечать. Вдруг он замер в удивлении. Перед ним лежал газетный листок — из тех скандальных изданий, что выходят ежедневно. Стрелка указывала на абзац:


Вчерашним вечером лорд Л. известный

Застигнут был в объятьях леди Д. прелестной.

А если миссис Б. продолжит флирт,

То мы надеемся, что скоро прекратит,

Иначе наш листок ее разоблачит.


— Как эта чепуха попала ко мне на стол? — спросил Алекс мрачным тоном, взглянув на секретаря, который от этого взгляда прирос к стулу.

— Я только подумал, — с жалким видом пролепетал Лоу, — я подумал, что, может, вы захотите подать в суд за клевету… В любом случае, — поспешно закончил он, — я подумал, что вам следует знать.

Алекс прищурился и снова взглянул на листок, который все еще держал в руке.


А графу одному пора оставить в покое герцогский порог:

Чтобы ему открыли двери, потверже нужен молоток!


Алекс выругался и, в бешенстве смяв листок, швырнул его на пол. Секретарь задрожал.

— Вон!

Прижимая кипу бумаг к груди и низко кланяясь, Лоу вышел. Он был возмущен. Всем в доме было хорошо известно (благодаря Китингу), какой коварной женщиной была первая жена их хозяина. И все знали, что у него нет никаких проблем с его «молотком», поскольку леди или простолюдинки, которые иногда (с тех пор как от него ушла жена) удостаивались его постели, получали полное удовлетворение. Хотя в Лондоне, подумал Лоу, не было ни одной.

Тем временем в библиотеке Алекс с искаженным от гнева лицом облокотился о каминную доску. Будь она проклята, будь проклята Мария с ее тихими рыданиями и визгливыми жалобами!.. При одной мысли о ней его трясло от отвращения.

Наконец он глубоко вздохнул и заставил себя успокоиться. В конце концов его бывшая жена едва ли была виновата в том, что лондонская желтая пресса напечатала оскорбительные стишки.

Каким дураком он был, полагая, что испытает с Марией ту же страсть, какую разделил с девушкой из сада, каким же полным идиотом он оказался! Когда они с Марией оказались в постели, обнаружилось, что, будучи вовсе не такой уж неискушенной воспитанницей монастыря (как представила Марию ее семья), она к тому же не была девственницей. После этого брак стал разваливаться, распадаясь на истерические тирады с ее стороны и долгое отсутствие — с его. Он предпринимал поездки по Италии, останавливался в тавернах и пил местное вино, пока не сваливался под скамью. К концу года он бегло говорил по-итальянски и мог выпить чуть ли не бочку вина без ущерба для здоровья.

Но он чувствовал себя несчастным. Он губил себя и понимал это. Затем, когда он уже готов был поступить в Третий драгунский полк, подписал все бумаги и ему оставалось лишь уведомить жену, Мария пришла к нему и попросила дать ей развод. Как ни странно, в ту ночь они впервые за много месяцев спали вместе и, как он помнил, были нежны друг с другом. К несчастью, в ту самую ночь они зачали Пиппу.

За месяц могущественное семейство Марии сделало все. У Алекса состоялся трудный и неприятный разговор с тремя епископами в черных сутанах. Он не хотел утруждать себя обвинениями в адрес Марии. И он получил свободу. Мария отбыла со своим священником (теперь, вероятно, бывшим), забрав с собой все домашнее серебро, драгоценности и мебель — все, что попало под руку. Она даже забрала миниатюрный портрет его матери, очевидно, с расчетом продать, поскольку не питала никаких чувств к свекрови.

Сначала, глотнув свободы, он ни о чем не беспокоился, думая, что с браком покончено и он больше никогда не увидит, проснувшись, Марию в своей спальне. Но оказалось, что он все еще не совсем свободен. Обломки несчастливого брака продолжали всплывать в его жизни. Миниатюра его матери вынырнула в лавке перекупщика в Неаполе. Затем одно время брат Марии, бездельник и шалопай, пытался шантажировать его. И вот теперь скабрезные стишки. Лично его не волновало, что о нем пишут в газетах. Но отец Шарлотты, герцог Калверстилл, — совсем другое дело. Честно признаться, он сам никогда бы не позволил Пиппе выйти замуж за человека с подобной репутацией.

Его размышления прервали звуки, которых он подсознательно ожидал. На лестнице послышались мелкие шажки: Пиппа, слегка спотыкаясь, но не падая, потому что, как он знал, Китинг держал ее за руку, спускалась вниз.

— Папа! — зазвенел тоненький голосок, когда Китинг распахнул двери библиотеки. — Папа!

Алекс встал, обойдя кресло, присел на корточки и широко распахнул объятия.

— Поедем в парк, любовь моя, — сказал он, сдерживая улыбку.

Алекс и Пиппа степенно проезжали по аллеям Гайд-парка. Теперь, после того как он прочел стишки в «Сплетнике», он мог наблюдагь, как стишки повлияли на поведение окружающих. Никто не посмел бы оскорбить его (все-таки он имел титул графа), но дамы постарше здоровались с ним более сдержанно, чем обычно, а мужчины смотрели на него с сочувствием. Дуралеи! Словно высеченное из камня лицо Алекса стало еще более грозным. По правде говоря, некоторые знакомые избегали его не из-за скандала, а потому, что боялись.

В конце аллеи Александр Фоукс встретился с двумя первыми красавицами лондонского света — Шарлоттой Дэйчестон и Софи Йорк, и леди Шарлотта, казалось, за что-то бранила графа. Молодые люди не заметили, как ландо с пожилыми кумушками леди Скиффинг и леди Престлфилд подкатилось ближе.

— Дело не в условностях, — подъехав достаточно близко, услышали они голос Шарлотты. Глаза ее гневно сверкали.

«Она действительно очаровательна», — подумала леди Скиффинг.

— Это опасно для ребенка! — продолжала Шарлотта.

Тут уж с ней согласился бы весь Лондон. Дамы обменялись многозначительными взглядами. Они обе подарили своим супругам детей, которых держали и воспитывали вдали от людских глаз. И, следует добавить, вдали от опасностей. Кровь застывала, когда они видели малышку, сидящую на чудовищном черном звере графа.

Шарлотта не задумывалась, прилично ли детям находиться в парке. При виде улыбающейся Пиппы, которая беспокойно ерзала в руках отца и колотила пятками по спине дрожавшего от возбуждения жеребца, в ней пробудились вдруг материнские чувства. Соскользнув с Ямайки, своей лошади, она отдала поводья груму.

— Дайте ее мне, — решительно сказала она, встав рядом с огромным мощным Буцефалом.

Алекс посмотрел на нее с изумлением. Какого черта? С ним Пиппа была в полной безопасности.

— Буцефал — очень спокойный конь, леди Шарлотта, — ответил Он с чуть заметным раздражением. — Не опаснее коровы, уверяю вас.

— Тем не менее, — возразила Шарлотта, — для Пиппы он небезопасен. Я пойду с Пиппой к вашему дому, а вы можете следовать за нами. Туг недалеко.

Алекс насмешливо прищурил глаза. Эта девица призналась, что знает, где он живет. Она запомнила имя Пиппы. Она проявляет материнские чувства. Теперь уже не имело значения, что он зол как черт оттого, что подвергались сомнению его взгляды на воспитание Пиппы. Он пожал плечами.

— А вы помните, как она ведет себя с женщинами?

— Она будет прекрасно вести себя, — убежденно сказала Шарлотта.

Она протянула руки, и Алекс отдал ей дочь.

Пиппа взглянула на Шарлотту и открыла рот, чтобы издать оглушающий вопль. Шарлотта немедленно опустила ее на дорожку. И стала ждать. Когда Пиппа набрала полную грудь воздуха для крика, Шарлотта сказала:

— Я не няня, Пиппа. Ты меня помнишь? Я — не няня.

Пиппа закрыла рот, обдумывая услышанное.

— Меня зовут Шарлотта, не-няня, — поспешно повторила Шарлотта. — Я возьму тебя на руки и понесу тебя так, что ты будешь видеть своего папу на лошади, хорошо?

Пиппа ничего не ответила, но и не закричала. Шарлотта быстро подняла девочку и усадила так, что поверх ее плеча Пиппе был виден отец. Пиппа одобрительно гулькнула. Шарлотта двинулась вперед. Они вышли за бронзовые ворота Гайд-парка и направились вниз по Хэрстон-стрит. Алекс жил на Гросвенор-сквер, всего лишь в трех кварталах от входа в парк. Софи подбирала юбки, пока они и их странный маленький эскорт, состоявший из грумов, лошадей и одного графа, все еще ехавшего верхом, пробирались через груды мусора и толпы людей, привлекая к себе всеобщее внимание.

— Ну, Шарлотта, — заявила Софи, — если ты после этого не выйдешь за Александра Фоукса, всех сплетников хватит апоплексический удар.

Шарлотта не знала, что ответить, и сосредоточила внимание на переходе через улицу. Алекс, ехавший по мостовой вдоль тротуара, тоже заметил шляпку леди Престлфилд, победно торчащую из ландо. Он усмехнулся, и остатки его плохого настроения рассеялись. Может быть, сплетни и доброе сердце Шарлотты помогут ему жениться на ней.

В этот момент один из бесчисленных лондонских мусорщиков, мальчик лет девяти, выскочил на мостовую прямо под ноги Буцефалу. Один мальчишка никогда бы не испугал коня, рассуждал впоследствии Алекс, но за ним гнался дюжий торговец фруктами, у которого мальчик только что стащил яблоко. Мальчик проскочил перед Буцефалом, а торговец налетел на его плечо. А рядом, слева, кучер экипажа едва не сбил бежавшего мальчишку, успев натянуть вожжи, и остановить своих тощих пугливых лошадей. Они обе встали на дыбы, что сопровождалось страшным звоном металлической упряжи.

Этого Буцефал уже не мог вынести: они с хозяином сегодня уже второй раз выезжали из дома, а ему все еще не дали размять ноги! Да и поездка с Пиппой, которая барабанила по крупу и дергала за гриву, была не из приятных. Он трубно заржал и поднялся на задние ноги, размахивая в воздухе передними копытами.

— Какого черта! — выругался Алекс.

Он привычно натянул поводья, а другой рукой ухватил Буцефала за узду. Буцефал, хорошо объезженный конь, сразу же опустил копыта на землю. Алекс выпрямился — и встретился взглядом с веселыми глазами своей возлюбленной, которая остановилась, чтобы посмотреть на него.

Какое-то мгновение он разглядывал ее. Он знал, какой страстной она будет в его объятиях. Он почувствовал это, целуя ее в парке. Но сейчас у нее был такой скромный вид, словно и воды не замутит. Он невольно улыбнулся и соскочил с Буцефала, бросив поводья груму Шарлотты.

— Позвольте мне взять у вас этого цыпленка, — предложил он как ни в чем не бывало, подходя к Шарлотте и Софи.

Шарлотте доставляло удовольствие думать, что она, должно быть, привыкает к Алексу, потому что ее сердце бьется спокойно и она чувствует себя совершенно непринужденно. Но когда он протянул руки и взял у нее ребенка, его глаза блеснули так, что все ее вновь обретенное спокойствие рассыпалось в прах, и она почувствовала, что краснеет.

Софи, никогда не упускавшая удобного случая, отступила в сторону и сделала знак груму, чтобы тот подсадил ее на лошадь.

— Оревуар, — весело сказала она. — Я должна вернуться к матушке. Нет, нет, мне достаточно Филиппа. Шарлотта, увидимся вечером. — Она вежливо кивнула Алексу и, сопровождаемая грумом, свернула на оживленную улицу.

Сначала Шарлотта смутилась, идя рядом с Алексом, в то время как весь Лондон наблюдал за ними. Но Пиппа, которая до этого сидела на руках у Шарлотты, пытаясь привлечь внимание отца, теперь повернула голову и начала отчаянно кокетничать с Шарлоттой. Шарлотта громко рассмеялась. Алекс благоразумно хранил молчание.

Они миновали Гросвенор-сквер и свернули на Албемарл-сквер, где жила Шарлотта, прежде, чем она успела это заметить. У дверей своего дома она остановилась и холодно протянула руку.

— Сэр.

Алекс наклонил голову:

— Простите, что не могу поклониться. Боюсь, что при поклоне станет видно мокрое пятно на моем плече.

Шарлотта невольно засмеялась. Свободной рукой Алекс поднес ее руку к губам. Но вместо того, чтобы поцеловать тыльную сторону, он прижал к губам ее ладонь. Шарлотта побледнела. Радостный трепет, который она ощущала внутри своего тела утром, снова охватил ее.

— Увидимся вечером, — глубоким бархатным голосом произнес Алекс, не сводя с нее глаз.

Шарлотта слишком мало доверяла себе, чтобы что-либо сказать в ответ, поэтому отняла руку, молча кивнула и стала подниматься по ступеням. Перед дверями она остановилась, пораженная неожиданной мыслью. Она обернулась и умоляюще на него посмотрела.

— Вы ведь не сядете опять на лошадь, милорд?

Алекс посмотрел на нее и перевел взгляд на Пиппу.

— Нет, — сказал он, — больше я не посажу Пиппу на Буцефала.

Он так улыбался ей, думала Шарлотта, проскользнув в дверь мимо Кэмпиона. Его глаза так блестели, они говорили о… поцелуях. О поцелуях и о чем-то большем.

Глава 9

Элоиза, супруга маркиза Бранденбурга, медленно спускалась по лестнице своего городского особняка, раздраженно натягивая длинные, по локоть, перчатки. Она была недовольна. Очень недовольна. Элоиза была женщиной, хорошо осознававшей свою значимость. Она прекрасно разбиралась во всем, что касалось приличий, и очень этим гордилась. Но по иронии судьбы ее дочь выросла своенравной ветреной девчонкой. Сама она в возрасте Софи носила только белое и смиренно опускала голову, когда кто-то из родителей входил в ее комнату. Она никогда, до тех пор пока не вышла замуж, не осмеливалась смотреть отцу в глаза. Но Софи! Элоиза не помнила случая, чтобы дочь не смотрела смело в глаза матери и не отказывалась сделать хотя бы самую мелочь, о которой та ее просила.

Вот, например, сегодня днем. Когда она, Элоиза, сообщила, что они должны поехать на чаепитие, устраиваемое достопочтенной Лидией Бингли, Софи отказалась наотрез, сославшись на договоренность с учителем португальского языка. Элоиза даже сосчитать не могла, сколько раз она повторяла дочери, что единственное, чему нужно учиться молодой леди, — это умению найти мужа. Но Софи упрямо отказывала женихам и учила новые языки.

Чтобы успокоиться, маркиза глубоко вздохнула. Оглядела свой туалет: по крайней мере хоть она выглядит безупречно! Возможно, немного старомодно, но она не одобряла новую французскую моду. Она была убеждена, что ее собственная дорогая матушка — такая строгая и несгибаемая в своих убеждениях — простит ей, что она не носит французскую одежду. Нет, она никогда не наденет эти свободные платья без талии и никогда не сменит свой твердый корсет на новомодный легкий! А Софи, кажется, не носит даже такого корсета! Под ночной рубашкой, которую Софи имела смелость называть платьем, и места-то не было для корсета. В глазах Элоизы снова вспыхнул гнев.

Она уже дошла до дверей и стояла там, нетерпеливо постукивая по мраморному полу туфлей. Где Софи? Дочь настаивала на посещении театра «Друри-Лейн», где уж, конечно, все ее увидят. Поскольку она, очевидно, собирается поехать в театр полуголой, то могла хотя бы появиться вовремя!

Из библиотеки вышел Джордж, и Элоиза смерила его острым взглядом. Ей было известно, что он там делал: опрокинул стаканчик бренди, без сомнения. Ладно, Шекспира смотреть трудно, а Джордж оказался настолько добр, что изменил свои планы, когда она поняла, что вечером они окажутся в центре внимания. Черт бы побрал эту девчонку! Элоиза даже не знала, кто раздражает ее больше — эта глупая Софи наверху, завернутая в прозрачную салфетку, или ее еще более глупая подруга Шарлотта, принимающая ухаживания совершенно непригодного в женихи графа. Позор, вот что это такое! Настоящий позор. Если бы существовало какое-то иное препятствие, она бы одобрила этот брак, но брак без шанса иметь детей лишен смысла. Теперь по-настоящему интересной мишенью становился брат-близнец. Как только он появится оттуда, куда уехал (Борнео или Китай?), она постарается заставить Софи выйти за него замуж. Совершенно очевидно, что именно его ребенок унаследует титул. «Боже, — подумала она с некоторым самодовольством, — на месте Аделаиды я держала бы дочь подальше от Александра Фоукса, не тратя времени попусту».

Зашелестел шелк — рядом с ней оказалась Софи.

— Господи! — раздраженно сказала мать. — Я не слышала, как ты подошла. На тебе так мало одежды, что и мышь не разбудишь. Надеюсь, ты надела нижнюю юбку?

К счастью, Элоиза отвернулась, не заметив улыбки Софи. Софи действительно надела нижнюю юбку, но сшитую из наитончайшей шенили. К тому же она смочила юбку водой, чтобы, прилипая к ногам, она лучше обрисовывала их.

Дворецкий помогал Софи надеть вечернюю бархатную накидку, когда за ее спиной появился отец.

— Никаких глупостей сегодня, девочка, — грозно нахмурил он брови.

— О нет, сэр, — покорно ответила Софи, озорно блеснув глазами.

Джордж невольно почувствовал облегчение. Жена всегда смотрела на вещи слишком серьезно. Возможно, она сильно преувеличила эту историю со сплетнями.

И только когда они вошли в ложу, Джордж понял, насколько права оказалась его супруга. Усадив жену и дочь с красавицей подругой, он заметил, что публика в партере затихла. Словно неожиданно пошел снег, и все, подняв головы, посмотрели наверх — на их ложу. Через мгновение тишина сменилась все возрастающим гулом перешептывающихся голосов и шорохом вееров. «Боже, — подумал он, — какой долгий вечер впереди!» Начать с того, что он не выносил Шекспира, и, сколько бы баллад к нему ни прибавили, Шекспир ужасно действовал на его желудок. А теперь он предугадывал еще и отвратительный антракт. Вероятно, налетит стая франтов. Достаточно взглянуть на дочь и леди Шарлотту, сидящих в первом ряду, чтобы понять: так оно и будет. Да еще этот граф — тоже, должно быть, здесь. Похоже, весь свет решил посмотреть эту чертову пьесу в один и тот же вечер.

Шарлотта сидела впереди, стараясь не слишком быстро раскрывать и складывать веер. В этот вечер она надела белое платье с черными лентами, купленное у Антонена Карэма. Почему-то с тех пор — прошло всего несколько месяцев — оно как будто стало меньше, или же ее грудь значительно увеличилась. А белый цвет! Почему она не заметила, когда заказывала платье, как тонка материя? Даже сейчас ей казалось, что розовая кожа ее ног просвечивает сквозь эту ткань и нижнюю юбку, которая, в свою очередь, была сшита из ткани, идущей на носовые платки.

Она перевела взгляд на Софи и слегка улыбнулась. Может быть, Софи и была миниатюрной, но о ее груди этого нельзя было сказать, и платье Софи в стиле ампир выглядело вызывающим. Лиф из темно-синей материи в самом широком месте едва достигал двух дюймов. Софи перехватила ее взгляд и бесстыдно подмигнула.

— Разве тебе не нравится поднимать весь этот шум? — тихо сказала она, прикрываясь веером. — Клянусь, Шарлотта, если бы я не любила тебя так, я бы все равно постаралась с тобой подружиться — нам просто необходимо сидеть рядом! Хотя бы из милосердия: чтобы эти сплетники не свернули себе шеи, вертя головами от твоей ложи к моей.

— О, Софи…

— Конечно, они смотрят только на тебя, а не на меня. Я пользуюсь вниманием заодно с тобой, — грустно заметила Софи. — Где же граф для меня? — Она подняла глаза к небу. — Пошли мне любовника со скандальной репутацией, пожалуйста!

— Он не мой любовник!

— О, в самом деле? Даже после того, как ты шла по улице, неся на руках его ребенка, и смотрела на него как кролик на удава? Значит, ты вводишь его в заблуждение, и горе той женщине, которая заведет в никуда вот этого человека. — Она многозначительно кивнула.

Шарлотта как зачарованная смотрела на Алекса, входящего в ложу Шеффилдов и раскланивающегося со знакомыми. Она узнала вошедших в ложу вместе с ним — маркиза Вальконбраса и его сестру. Неожиданно она почувствовала укол ревности, когда Алекс усадил Дафну в первом ряду.

Маленькая сильная рука Софи сжала ее запястье.

— Шарлотта, перестань на него смотреть!

Вздрогнув, Шарлотта откинулась на спинку кресла, обмахивая веером раскрасневшееся лицо.

— Фу, — сказала Софи, — тебя и на минуту нельзя оставить. Будь в тебе хотя бы четверть французской крови, ты бы не выставляла свои чувства напоказ.

Шарлотта сердито посмотрела на нее. В ответ Софи сморщила нос.

— Не смей злиться на меня, Шарлотта Дэйчестон! — Она понизила голос. — Ты хочешь его, не так ли? — Шарлотта, вздрогнув, кивнула. — Но ты не сможешь получить его, если он ни на что не способен, — рассудительно заметила Софи. — Из этого ничего не выйдет.

— Я не думаю… то есть, я думаю, с ним все в порядке, — так же тихо сказала Шарлотта.

— Значит, ты должна выяснить, — заявила Софи. — Ты должна знать. Тогда ты идешь дальше и принимаешь его предложение. Насколько я понимаю, он сделал тебе предложение? — Вопросительно подняв бровь, она ожидала ответа.

Шарлотта кивнула.

— Что за женщина! За тобой ухаживают десяток графов и баронов да еще несколько мелких дворянчиков.

Шарлотта рассмеялась. Она не отрывала глаз от Софи, чтобы не встретиться взглядом со всеми этими людьми и чтобы удержаться и не посмотреть украдкой на Алекса.

Наконец звуки настраиваемых скрипок затихли, и перед красным бархатным занавесом появился директор театра. Разговоры в партере смолкли.

Мысли Шарлотты были далеко, пока директор театра расхваливал «талантливые изменения», которые он внес в «Короля Лира»: теперь ближе к современной публике… соответствует современной морали… любовь к веселью… ля-ля-ля. Шарлотта упорно смотрела на барьер ложи. Она подозревала, что Алекс не собирался в театр, пока Софи не упомянула название пьесы. Она никогда не видела в ложе Шеффилдов никого, кроме тетки Алекса Генриетты Колламбер.

В этот момент она почувствовала, что он смотрит на нее. Каждый нерв ее тела ощущал его взгляд. Кровь в ее жилах не играла, а неслась с бешеной скоростью. Безумие, сказала себе Шарлотта. Безумие! А каким образом она должна убедиться, импотент Алекс или нет? И невольно взглянула направо: Алекс удобно устроился в кресле, вытянув и скрестив перед собой длинные ноги. Он сидел спиной к Шарлотте, низко наклонившись к аккуратным локонам Дафны Бош. И не ревность почувствовала Шарлотта, а ненависть! Она быстро отвела взгляд. Меньше всего она хотела, чтобы Алекс заметил, каким взглядом смотрит она на его… подругу.

Она выпрямилась. В такую игру играют двое. Она подалась вперед и обвела взглядом зал. Вот Брэддон… но, к сожалению, Брэддон не был человеком, способным вызвать ревность Алекса. Она скользнула взглядом по нескольким мужчинам, которые по ее зову тотчас явились бы к ней… и глаза ее оживились. Уилл Холланд, этот белокурый гигант, сидел слева от нее в ложе нижнего яруса. Он поднял голову, и она улыбнулась ему чарующей призывной улыбкой. К несчастью, в этот момент Александр позволил себе обернуться и через плечо посмотрел в ложу Бранденбургов. С минуту он пристально смотрел на нее. Проклятие!

Реакция Уилла была почти такой же. Прошлую неделю он провел в очень полезных ухаживаниях за дочерью богатого торговца, и ее нельзя было бы назвать непривлекательной. Но, взглянув на невероятно чувственную дочь герцога, ее искусно растрепанные локоны (словно она только что встала с постели), он почувствовал, как испаряется твердое решение, принятое им на прошлой неделе. Возможно, родители Шарлотты убедили ее отказаться от Алекса. Он бросил острый взгляд на своего друга, что-то шептавшего на ушко француженке Дафне Бош.

Если он во время интермедии поднимется в ложу Шарлотты, то может испортить свою игру с мисс ван Сторк. А она была неплоха: он, может, никогда больше не найдет другую наследницу, которая бы так его устраивала. Сейчас Хлоя ван Сторк спокойно сидела с ним рядом. У нее были каштановые волосы с красноватым отливом — неплохой цвет, подумал он, — и стройная фигура. Одежда же ее выглядела ужасно — нечто жесткое, не поддающееся износу. Он внутренне содрогнулся. Вероятно, судя по ее негнущейся спине, Хлоя носила один из этих старомодных корсетов из китового уса. Трудно было бы найти что-то более непохожее на тонкие французские платья Шарлотты.

Неожиданно мисс ван Сторк повернулась и взглянула прямо Уиллу в лицо.

— Вы собираетесь пойти? — Она кивнула в сторону ложи Бранденбургов.

Уилл изумленно уставился на нее. «Какие у нее красивые белые зубы!» — подумал он невпопад.

— Я видела, эта женщина — Шарлотта Дэйчестон, не так ли? — вам улыбнулась. Думаю, ей бы хотелось, чтобы вы зашли в ее ложу.

Уилл в растерянности продолжал смотреть на нее. Хлоя ван Сторк снова повернулась к сцене, которую только что покинули два акробата и жонглер и где теперь должна была начаться сама пьеса. Уилл изучающе смотрел на спокойный серьезный профиль Хлои, пытаясь догадаться, как она отнеслась к улыбке Шарлотты. Понимала ли она, какие выводы сделает общество, если он, исчезнув из ложи ее отца, появится рядом с Шарлоттой? Странно, но ему очень хотелось отказаться от своих ухаживаний теперь, когда они, кажется, начали приносить плоды. В этот вечер он обедал с Хлоей и ее родителями и впервые сопровождал их в общественное место. Он будет болваном, если выпустит из рук золотое руно только потому, что Шарлотта Дэйчестон, повинуясь капризу, соизволила ему улыбнуться.

Вдруг Хлоя опять повернулась к нему.

— Идите же! Идите! — настойчиво приказала она.

Уилл снова посмотрел на нее с изумлением. Она нетерпеливо махнула рукой Чувствуя себя как провинившийся щенок, Уилл медленно поднялся и поклонился ее родителям, бормоча что-то о знакомых, с которыми ему надо поздороваться. Через несколько минут он, к великому удовольствию публики, появился в ложе Бранденбургов. По залу пробежал шумок: вечер обещал стать еще более интересным, чем ожидалось.

Шарлотта приветливо протянула ему руку, и даже чопорная маркиза любезно с ним поздоровалась. По ее мнению, кто угодно был лучше этого ужасного графа. Уилл, подвинув стул, сел позади Шарлотты и шепотом сделал несколько остроумных замечаний, заставивших ее смеяться. Она слишком много смеется, подумал он, зная цену своим шуткам. Он взглянул на Софи. Она приподняла тонкие брови, как будто происходящее ее забавляло. Неожиданно Уилл почувствовал раздражение.

Он посмотрел вниз — на ложу, из которой только что ушел. У мисс ван Сторк действительно был очень милый вздернутый носик, особенно если принять во внимание довольно крупный нос ее отца. В свете канделябров рыжеватый оттенок ее волос стал особенно заметен. Она не смотрела на него, она смотрела на сцену. Он бы охотно вернулся в ее ложу, если бы она не прогнала его, будто зная, что он всего лишь охотник за приданым… Да, конечно, она знает, признался он в глубине души. Только посмотрите на нее! Она, женщина с интеллектом, среди элегантных женщин Лондона выглядит пугалом. Она знает, что тебе нужны лишь ее деньги. И почему Хлоя носит такие платья? Уилл спохватился. Что, черт побери, он делает? Он сидит рядом с красивейшей женщиной высшего света и не испытывает никакого удовольствия. Не может изобрести ни одной соблазнительной метафоры. Думает об этом чучеле в корсете! Рядом с ним белело перламутровое плечо Шарлотты, неодолимо влекущее его глаза к двум белоснежным холмикам, чуть прикрытым легким лифом. Дыхание Уилла участилось. Он отбросил мысли о мисс ван Сторк, одиноко сидевшей в своей ложе. К черту! Разве он не поклялся отказаться от охоты за деньгами?

Внизу, в своей ложе, Александр гневно сжал кулаки. Он еще раз рискнул взглянуть на Шарлотту и обнаружил своего старого друга Уилла Холланда. Тот сидел позади Шарлотты и, если только Алекс не ошибался, с вожделением смотрел на ее грудь. Александр повернулся к Дафне Бош и, близко наклонившись, похвалил ее веер. Дафна посмотрела на него с некоторой иронией. Она не испытывала отвращения к флирту с красавцем графом, даже если он и вправду интересовался этой длинной английской жердью.

Началась пьеса; трубачи оглушительными звуками возвестили о присутствии короля — то есть короля Лира. Мысли Шарлотты путались, но с появлением Уилла ей стало спокойнее, его присутствие как бы защищало ее. Она так остро чувствовала себя выставленной напоказ и уже не могла быть уверена, что вся публика не видит, как ее взгляд устремлен вправо.

Постепенно она начала вникать в историю о старом короле, имевшем глупость потребовать от дочерей клятву, что они будут любить только его одного и никого больше, иначе они не получат ни денег, ни части королевства. Ее внимание не привлекли две старшие сестры, истерически кричавшие, что не могут любить никого, кроме отца, хотя рядом стояли их мужья. Такова жизнь, во всяком случае в Лондоне. Ради денег люди сделают что угодно. Вот Уилл — она вызвала его из ложи, кажется, торговца. Шарлотта перевела глаза на ложу внизу. Молодая женщина, сидевшая впереди, смотрела только на сцену.Шарлотте были видны ее лежавшие на коленях руки, сжатые в кулаки. Она на секунду задержала взгляд на профиле женщины и снова стала смотреть на сцену.

Младшая дочь короля металась по сцене, отказываясь ответить отцу. А может быть, она сказала что-то, не понравившееся ему? Шарлотта попыталась прислушаться, однако поначалу старинные певучие строки казались слишком трудными для ее слуха. Затем неожиданно все встало на свои места, и пьеса воспринималась без труда.

Публика притихла, напряженно слушая.

Шарлотта снова посмотрела на ложу внизу. Что-то в лице дочери торговца не понравилось ей.

— Уилл, — тихо сказала она, чуть повернув голову.

Она улыбнулась ему самой чарующей из своих улыбок. Уилл заметно растаял. «В самом деле, — подумала Шарлотта, — мужчины такие олухи».

— Почему бы вам не пригласить сюда вашу даму? — Она кивнула в сторону женщины в ложе. — Должно быть, ей совсем не интересно сидеть там с родителями?

От неожиданности у Уилла похолодела спина. Он не хотел, чтобы над Хлоей смеялись опытные светские львицы. Он стиснул зубы.

Шарлотта тронула его за рукав.

— Уилл, я искренне хочу с ней познакомиться.

Его ярко-синие глаза встретились с ее взглядом, и у него отлегло от сердца. Он никогда не слышал, чтобы Шарлотта Дэйчестон сделала что-либо недостойное или жестокое… Тогда почему бы и нет? Он поднялся и через минуту появился в ложе ван Сторков. Родители Хлои вежливо дали ему пройти, хотя он понимал, что, если они не безнадежно тупы, в них все должно было кипеть от возмущения: когда он перешел в ложу другой дамы, их дочери было нанесено оскорбление.

Уилл остановился у стула Хлои:

— Не желаете ли присоединиться к Бранденбургам?

Хлоя изумленно взглянула на него. «У нее голубые глаза, — заметил он, — такие же, как и у меня».

— Зачем? — резко спросила она.

Уилл не сумел солгать:

— Леди Шарлотта попросила об этом.

Глаза Хлои потемнели.

— Это не то, — стараясь убедить ее, сказал Уилл. — Шарлотта не такой человек.

Хлоя посмотрела на свои руки, нервно мявшие темную саржу, из которой по настоянию матери были сшиты все ее платья. Как она может войти в ту ложу и сесть рядом с красивой женщиной, которую он так небрежно называет Шарлоттой? Ей вдруг захотелось вернуться домой — может быть, помогать отцу в его финансовых делах или смотреть, как мать укладывает по коробкам рубашки для бедных.

Неожиданно ее мать наклонилась к ним.

— Мы можем принять приглашение, дорогая, — сказала она с голландским акцентом.

Хлоя встала. Едва ли ей оставили выбор, если родная мать готова обречь ее на осмеяние стада… павлинов! Слезы жгли ей глаза, но она твердым шагом вышла из ложи и двинулась по красному ковру коридора. Там ходили люди, утомленные первым актом и ожидавшие антракта. Хлоя шла опустив голову, уверенная, что на нее все смотрят.

Когда они поднялись по лестнице, Уилл распахнул перед ней дверь с затейливым гербом. Дверь вела в короткий коридор, где было очень темно, поскольку вход непосредственно в ложу закрывали тяжелые занавеси. В этой бархатной темноте он на минуту остановился и вдруг взял Хлою за подбородок.

— Смелее! — Его губы слегка прикоснулись к ее губам.

У Хлои перехватило дыхание. Наступило короткое молчание, а затем она вновь услышала голос Уилла, в котором звучало удивление:

— Давайте попробуем еще раз, — сказал он, и она скорее почувствовала, чем увидела, как он наклоняется к ней.

Он прикоснулся к ее губам, и она вздрогнула, ощутив во рту его язык. Хлоя резко откинула голову.

— Нет, не надо, — хрипловато попросил Уилл, обнимая и прижимая ее к своей груди.

На этот раз его губы были настойчивы и требовательны, и она раскрыла губы, как будто знала, что делает. Даже сквозь пластинки китового уса Уилл почувствовал, как по ее телу пробежала дрожь. Его дыхание согревало ее губы, и он не помня себя снова овладел ее ртом, не веря, что простой поцелуй мог так его возбудить.

— Бог ты мой! — вырвалось у Уилла.

Он резко повернул мисс ван Сторк и, откинув занавеси перед ложей, почти втолкнул ее внутрь.

Они вошли, когда начался второй акт. Уилл усадил Хлою на стул, считая, что молчаливые кивки и улыбки на данный момент заменят официальное представление. Хлоя была удивлена: обе, и Шарлотта Дэйчестон, и Софи Йорк, не сводили глаз со сцены, совершенно не обращая внимания на шумевшую вокруг публику, хотя многие из зрителей смотрели исключительно на этих двух женщин. Она предполагала, что особы, чьи имена не сходят с газетных полос, ездят в театр только для того, чтобы людей посмотреть и себя показать. Но Шарлотта была настолько поглощена пьесой, что ее пальцы, сжимавшие барьер ложи, побелели. Хлоя тоже стала следить за действием на сцене. Король, вернее, теперь уже бывший король, появившись в доме старшей дочери, требовал, чтобы она содержала сотню его вооруженных людей.

Шарлотта немного сочувствовала Гонерилье, старшей дочери короля. Кому захочется держать в своем доме ораву дармоедов солдат? А посмотрите, сколько проблем у ее собственного отца с сотней или около того слуг — а ведь они не вооружены. Лакеи вечно ввязывались в какие-то драки, и у Кэмпиона имелся отдельный фонд дворецкого, специально для выкупа слуг из тюрьмы. И все же сердце разрывалось при виде старого короля, лишенного всех богатств, всего величия…

Наконец объявили антракт. Алексу зрелище ужасно надоело. Одно дело Шекспир — они сами ставили «Короля Лира», когда он учился в Итоне. Но здесь был не «Король Лир». Это была глупая, искаженная подделка. Он не поверил своим глазам, когда Шут начал отплясывать ирландскую джигу. Уже стало ясно, что Корделия не умрет — если приложил руку директор театра, а он приложил ее абсолютно ко всему в этой пьесе! Например, что это за новые действующие лица, в то время как некоторые из старых исчезли? Он прекрасно помнил, что у Глостера был незаконнорожденный сын, потому что именно его он играл в студенческом спектакле. Он почувствовал лишь облегчение, когда после третьего акта занавес наконец опустился.

Алекс с улыбкой помог Дафне встать и предложил прогуляться по коридору. Дафна ничем не выдала своего удивления, когда они направились прямо к лестнице, ведущей на верхний ярус.

— Я была бы рада увидеться с леди Шарлоттой еще раз, — сказала она, потому что устала от молчания своего кавалера.

Теперь, когда за ними не следили глаза всего зала, граф вообще не видел никакой необходимости разговаривать с ней. Алекс остановился.

— Неужели я так выдаю себя? — с обезоруживающей ироничной улыбкой спросил он.

— Да, — подтвердила Дафна. — Вы не умеете скрывать свои чувства. Но ведь это и не характерно для англичан, — заметила она с задумчивым видом.

— А леди Шарлотта? — спросил Апекс.

— Ну, — Дафна чисто по-галльски пожала плечами, — она тоже совершенно не умеет притворяться.

Подойдя к ложе Бранденбургов, они обнаружили, что здесь нет отбоя от желающих пробиться поближе к дверям и проникнуть внутрь. С появлением Алекса и Дафны, однако, стало немного тише, и словно по волшебству джентльмены немного отступили. Лакей, охранявший дверь, снял шляпу, и Алекс с Дафной исчезли внутри, решительно закрыв за собой дверь.

После темного коридора яркий свет ослепил вошедших. Маркиз Бранденбург оглянулся. Он же ясно приказал Джонсу, чтобы тот больше не впускал ни одного мужчины! В ложе и так было более чем достаточно молодых шалопаев, заглядывающих в декольте его дочери. Он неслышно застонал, когда увидел, кто именно преодолел сопротивление лакея. Господи! Это выведет Элоизу из себя.

Но граф Шеффилд и Даунз, любезно раскланиваясь, представил сопровождавшую его хорошенькую француженку. Глаза маркиза повеселели. Он чувствовал инстинктивное расположение ко всему французскому, а эта молодая леди, определил он с первого взгляда, была столь же утонченна, как и его собственная жена, и к тому же намного красивее ее. Алекс, правильно оценив положение, прошел вперед, оставив Дафну любезно смеяться над довольно избитыми шутками маркиза. Дафне было приятно слышать родной язык. Люди понятия не имели, как трудно флиртовать на чужом языке, особенно на таком некрасивом и лишенном нюансов, как английский.

Пока Алекс пробирался между стульями, в первом ряду ложи неожиданно произошла небольшая суматоха. Софи Йорк, взметнув свои тонкие юбки, встала и смеялась над окружавшими ее четырьмя мужчинами, каждый из которых попытался помочь ей встать.

— А теперь, — весело объявила она, — мы пойдем немного подышим воздухом. Вы, — она подчеркнула свой выбор легким ударом сложенного веера, — вы и вы. Пойдете со мной?

Три выбранных ею кавалера, спотыкаясь друг о друга, прокладывали ей путь среди хепплуортских стульев, расставленных по всей ложе. Проходя мимо Алекса, она подняла голову и кивнула в знак приветствия. Он мог поклясться, что она чуть заметно улыбнулась ему улыбкой заговорщицы. Его глаза блеснули в ответ. Софи вышла из ложи, неожиданно для себя потрясенная чувственным обаянием Алекса. «Повезло же Шарлотте!» — почти с завистью подумала она..

Появление Софи в коридоре вызвало в публике сильное волнение, и все мысли о Шарлотте вылетели у нее из головы.

Александр с интересом отметил, что Уилл, вместо того чтобы заглядывать в лиф Шарлотте, мирно беседует с сидящей рядом молодой женщиной. Он угрожающе посмотрел на одного молодого нахала, положившего руку на спинку стула, с которого только что встала Софи, и намеревавшегося на этот стул сесть, и тот, словно обжегшись, отдернул руку и вобрал голову в плечи, пряча в высоком накрахмаленном воротнике покрасневшие уши. Алекс одобрительно улыбнулся ему и занял стул. Сначала Шарлотта не повернула головы. Конечно, она знала, что он здесь. Знала еще с той минуты, когда он вошел в ложу.

Алекс вытянул длинные ноги, не обращая никакого внимания на реакцию зрителей, оставшихся на своих местах в надежде увидеть нечто подобное. Леди Шарлотта и граф Шеффилд и Даунз, сидящие рядом! Сара Престлфилд, только что вошедшая в ложу Бранденбургов, чтобы поздороваться со своей дорогой подругой Элоизой, ощутила радостное удовлетворение. Забавная ситуация! Единственное, о чем сожалела ее обожавшая скандалы душа, — это отсутствие в театре родителей Шарлотты. Ей хотелось увидеть, как такая спокойная Аделаида выйдет из себя, видя явную склонность дочери к графу с такой скандальной репутацией.

Шарлотта больше не могла притворяться, что внимательно слушает вздор, который нес сидевший справа от нее молодой человек. Она повернулась к Алексу с невольной улыбкой, оживившей ее глаза.

— Милорд.

— Леди Шарлотта.

Оба замолчали. Алексу страшно хотелось наклониться и поцеловать ее в шею. Затем он поднял бы ее с места и повел к своей карете, а там сорвал бы с нее этот кусок муслина, называемый платьем! Его глаза потемнели, и он почувствовал, что овладевающее им желание становится заметным. Проклятие!

— Что вы думаете о пьесе? — спросил он, кивая в сторону опустевшей сцены.

Шарлотта задумалась над его вопросом.

— Мне очень понравились два акта, но третий — неубедительный… Может ли король в действительности бродить по болотам в сопровождении одного лишь Шута? И зачем вдруг понадобилась обезьяна?

— Да, обезьяна… — Он нахмурился. — Разве в школе вы не читали Шекспира?

— Конечно. Но многие из его пьес нам не разрешали читать, а в тех, которые разрешали, некоторые части были вымараны.

— Вымараны? А в этой пьесе?

— Мы совсем не читали «Короля Лира». Хотя я не знаю почему. Пьеса кажется достаточно веселой, слишком легкой.

— Веселой! Третий акт должен быть страшным… ужасающим. Помните, когда король поет о том, что безумен, безумен, как ветер и снег.

— Мне не понравилось.

— Эти строки написаны, чтобы их выть, а не петь. Блестящие строки! Их произносит человек, воющий, как безумный, безумный, как ветер и снег.

Шарлотта молча обдумывала услышанное.

— Стихи тоже… прыгают и скачут, — сказала она. — Например, речь короля о старости великолепна, но затем этот человек — как его зовут? — Реджинальд, он, кажется, говорил прозой, а не стихами.

Алекса передернуло.

— Это потому, что Реджинальд — украшение, которым осел-директор решил обогатить пьесу Шекспира. В оригинале нет никакого Реджинальда.

— Как вам повезло, — с сожалением заметила Шарлотта. — Нас слишком многого лишали в школе.

— Но почему бы вам не прочитать ее теперь?

Алекс не мог представить, чем занимаются целыми днями благовоспитанные леди. Мужчины заботились о капиталовложениях, встречались с управляющими своих поместий, произносили речи в парламенте, а также занимались боксом, игрой и распутничали. Но чем занимались женщины? Он помнил, что его мать пересчитывала простыни и раздавала еду бедным, но это было все.

— О нет, — рассеянно ответила Шарлотта. — По утрам я работаю, и теперь у меня просто не остается времени для чтения.

— Вы работаете?

Шарлотта спохватилась: она никогда не говорила с мужчинами о живописи — они бы сразу вообразили ее акварелисткой, рисующей милые веночки из цветов на бумажных сумочках.

Шарлотта с улыбкой взглянула в глаза Алексу.

— Знаете, нам не разрешали читать даже «Ромео и Джульетту».

Алекс попытался вспомнить. В школе они не ставили эту пьесу, и ему не приходило в голову ничего, что нуждалось бы в цензуре. А Шарлотта продолжала:

— Моя подруга Джулия Брентортон — сейчас она замужем и живет за границей — нашла, что они выбросили ровно десять строк из монолога Джульетты, знаете, перед тем, как Ромео поднимается к ней в окно по веревочной лестнице.

— Конечно! — подхватил Алекс. — «Он ляжет на меня как белый снег на оперенье ворона, как день на ночь…»

Шарлотта покраснела. Она тоже была бы похожа на снег, если бы легла на грудь Алекса; цвет его кожи напоминал темный мед. Она отогнала эти мысли.

Алекса заинтересовало занятие Шарлотты.

— И какая же это работа? — спросил он напрямик.

К счастью, в этот момент вернулась Софи, окруженная поклонниками.

— Шарлотта, милочка, — сказала она шаловливым тоном, сводившим с ума всех сопровождавших ее мужчин, — эта пьеса — совсем не Шекспир, правда? У лорда Уинкла есть чудное предложение: мы сбежим со второй половины и поедем в Воксхолл.

— О, — довольно глупо ответила Шарлотта.

Она старалась поймать взгляд Александра. То, что она увидела в его глазах, заставило ее задрожать от волнения. Она знала, что ее мать, вне всякого сомнения, запретила бы ей поездку в Воксхолл в обществе Александра Фоукса. В Воксхолле было слишком много слабо освещенных дорожек и тенистых деревьев.

— А что говорит твоя мама? — наконец спросила она Софи.

— Ей это не нравится, но она согласилась. — Софи наклонилась так, что ее локоны коснулись щеки Алекса. — Думаю, отец вообразил, что у него «амур» с мисс Бош, — тихо сообщила она, — и мама хочет покинуть театр.

Шарлотта тотчас же встала. Она понимала, какой до смешного наивной была до своего разговора с матерью. Ей бы и в голову не пришло, что маркиз может заинтересоваться молодой леди, пусть даже француженкой. Она никогда бы ничего не заподозрила в их оживленном разговоре и не догадалась бы, что маркизе может не понравиться, что ее муж весело смеется французским остротам Дафны.

Уилл вопросительно посмотрел на Хлою ван Сторк, которая широко раскрытыми глазами наблюдала за всем происходящим в ложе. Она бросила быстрый взгляд на Уилла и опустила глаза. Уилл подумал, что он не прочь увлечь Хлою в темную аллею и там снова ее поцеловать.

— Мы поедем с ними? — сладким как мед голосом спросил он.

— Воксхолл? Моей матери это не понравится.

Но когда Хлоя появилась в ложе ван Сторков в сопровождении своего белокурого кавалера, ее мать, к собственному удивлению, одобрительно кивнула. Кэтрин с любовью посмотрела на свою серьезную дочь. Щеки Хлои порозовели, а глаза сияли. Мать следила за Хлоей, пока та находилась в ложе Бранденбургов, и испытала чувство некоторой вины перед дочерью: среди ярких развевающихся платьев ее Хлоя выглядела вороной. Кэтрин совеем не желала, чтобы Хлоя вышла замуж за одного из солидных толстых голландцев, которые окружали ее мужа. Несмотря на то что барон Холланд был, бесспорно, охотником за приданым, ее проницательность говорила, что он еще и благородный человек. И она начинала думать, что у него с ее дочерью дело вполне может кончиться счастливым браком.

— У вас будет достойное сопровождение?

Уилл объяснил, что их компанию будут сопровождать маркиз и маркиза Бранденбург.

— Да, поезжай, дочка, — сказала Кэтрин, кивнув барону.

Уилл вежливо поклонился отцу Хлои. Но тот (он был хорошо одет, в элегантный вечерний сюртук, натянувшийся на толстом животе) казался рассеянным, словно думал о своих коммерческих делах.

— Хм… — хмыкнул ван Сторк на прощание.

Хлоя чуть улыбнулась и поцеловала его в лысину.

Она подала руку барону, скрывая тайное волнение от прикосновения его руки. Девушка чувствовала себя как во сне. Что делает она, неприметная Хлоя ван Сторк, отправляясь в Воксхолл с Шарлоттой Дэйчестон? В последние месяцы хроникеры сплетен старательно отмечали каждый шаг леди Шарлотты. Хлоя была абсолютно уверена, что завтра утром и ее имя появится в «Сплетнике». От волнения она задрожала и взглянула на Уилла Холланда.

Его голубые глаза казались почти черными… должно быть, от освещения в коридоре, предположила Хлоя. Он быстро повел ее вниз по лестнице, затем к экипажам. Ей пришлось почти бежать, чтобы не отстать от него.

— Сэр, — выдохнула она, слегка удерживая своего спутника.

В полном недоумении Уилл повернул голову. Он лихорадочно думал, как бы поскорее усадить Хлою в карету и снова целовать ее. Увлекшись этим вопросом, он совершенно забыл о правилах приличия.

— Прошу прощения, — сказал он. И невольно у него вырвалось: — В карете я хотел бы поцеловать вас еще раз.

Хлоя широко раскрыла глаза. Она знала, что Уилл Холланд ухаживает за ней исключительно из-за денег. С чего бы ему так захотелось поцеловать ее? Должно быть, это входит в его ритуал ухаживания. Уилл почувствовал, как она чуть заметно отшатнулась, и выругался про себя Он снова взял ее за руку.

— Вот что я вам скажу, — твердо пообещал он. — Мы идем к экипажам, и я волоса не трону на вашей голове! Вы согласны? — И он с беспокойством заглянул в ее голубые глаза.

Но Хлоя снова удивила его: глаза ее искрились, она явно наслаждалась его замешательством.

— Мне было бы приятно, — ответила она.

Уилл снова задумался. Приятно — что? Что бы доставило ей удовольствие? Медленный шаг? Или то, что он до нее не дотронется? Он крепче сжал ее руку и теперь следил за своим шагом. Хлоя мысленно улыбалась: они шли к карете со скоростью улитки.

Глава 10

Когда экипажи прибыли в Воксхолл, собравшихся оказалось около двадцати. На минуту Шарлотта почувствовала раздражение. Она ненавидела большие компании, где никогда ни с кем не удается поговорить серьезно и все время приходится кричать через чье-нибудь плечо. Кроме того, Алекс вел себя в высшей степени бесцеремонно, шагая впереди с группой мужчин. Все они курили сигары и громко обсуждали предстоявший на следующей неделе боксерский матч. Направляясь к ярко освещенному павильону, она обнаружила, что идет рядом с Хлоей ван Сторк. Шарлотта снова изучающе посмотрела на профиль Хлои и поняла, что Хлоя ее интересует. Да. Ее портрет Шарлотта хотела бы написать. Хлоя была очень красива, хотя сама и не понимала этого, но больше всего поражал ее трогательно-открытый взгляд. Как будто она всегда будет говорить правду в глаза и никогда не приобретет того светского лицемерия, с каким, вероятно, родилась Софи и каким она сама — на горьком опыте — овладела за последние три года.

— Мисс ван Сторк, — обратилась к ней Шарлотта.

— Да, миледи, — отозвалась Хлоя.

«О Боже!» — подумала Шарлотта.

— Пожалуйста, зовите меня Шарлоттой, — вслух сказала она. — Почему бы нам не присесть? — И она повела Хлою к большому столу, подальше от другого стола, за которым уже собралось несколько кавалеров, выжидающе смотревших на Шарлотту.

Хлоя села, теряясь в догадках, куда исчез Уилл. В карете он вел себя как истинный джентльмен (к тайному разочарованию Хлои), а затем, по дороге сюда, она потеряла его из виду. Сама компаний вся без исключения была приличной. На ее неопытный взгляд, маркиз казался слегка пьяным, а раздраженная маркиза держалась холодно, в чем не было ничего удивительного. Хлоя заметила, что в светских браках отношения всегда натянуты. Вероятно, думала она, причина в алкоголе, которым многие злоупотребляют. Ее мать говорила, что алкоголь сжигает мозги.

Леди Шарлотта продолжала рассматривать ее. Должно быть, она была в восторге от своей новой идеи — сидеть рядом с простой горожанкой. Хлоя вздернула свой маленький упрямый подбородок.

Вы разглядываете меня так… пристально, леди Шарлотта.

Лицо Шарлотты просияло:

— Вот оно! Именно такое выражение лица мне и нужно!

Хлоя растерялась. Эта женщина, должно быть, сумасшедшая. Как странно, что газеты об этом не упоминали.

— Нет, нет, — поспешно произнесла Шарлотта. — Я говорю чепуху, да? Видите ли, я занимаюсь живописью. Недавно я начала писать, портреты… Ну, пока я сделала только портрет Софи, и мне хотелось бы написать ваш.

Шарлотта замолчала. Хлоя ван Сторк смотрела на нее с сомнением. Шарлотта постаралась улыбнуться самой очаровательной улыбкой. Но в отличие от Уилла на Хлою она нисколько не подействовала. Шарлотта перегнулась через стол.

— Я не балуюсь с красками, — сказала она. — Можно я буду звать вас Хлоя?

Хлоя молча кивнула.

— Я пишу по-настоящему. И работаю как черт, — откровенно призналась Шарлотта. — Я хотела бы написать ваш портрет, думаю, в профиль. Да, так будет лучше. — Шарлотта сощурила глаза и бессознательно покусывала нижнюю губу. — Как вы считаете, это возможно, чтобы вы мне позировали? Портрет занимает много времени, около шести недель, однако вы мне будете нужны не каждый день. Я работаю с восьми утра до часу, но меня вполне устроит любое время, которое вы сможете мне уделить.

Хлоя была ошеломлена. Всем известно, что светские красавицы целый день ничего не делают. Они просто сидят и пересчитывают свой жемчуг. Хлоя довольно бесцеремонно уставилась на изысканную шикарную леди, сидевшую напротив. Она работает как черт над своими картинами?

— Я полагаю, что смогу, — нерешительно ответила Хлоя. — Я должна спросить маму.

— Разумеется. Может быть, она пожелает вас сопровождать? Она, вероятно, не захочет просто сидеть в студии, но, я знаю, моя мама с большим удовольствием составит ей компанию, — заявила Шарлотта, легкомысленно игнорируя то обстоятельство, что герцогиня тщательно расписывала свои утренние часы.

Хлоя попыталась представить свою матушку, на досуге распивающую чай с герцогиней Калверстилл, но это ей не удалось.

— Сомневаюсь, — нерешительно сказала она. — Мама страшно занята большую часть времени…

Тут она от смущения чуть не откусила себе язык: мать Шарлотты, вероятно, весь день лежит на кушетке. Шарлотта могла подумать, что Хлоя относится к ним неодобрительно.

Но Шарлотте и в голову не пришло воспринимать слова Хлои как оскорбление: ее обучали ведению большого хозяйства, и она хорошо знала, каких трудов это стоит.

— Да, — рассеянно произнесла она, все еще не отрывая взгляда от лица Хлои.

Она вдруг протянула руку и заправила ей прядь волос за ухо. Горничная Хлои безжалостно закручивала ее косы, но мелкие локоны все же выбивались из них.

Из другого конца увитой виноградом беседки Уилл увидел, как Шарлотта поправляет волосы Хлои, и нахмурился. Уж не собирается ли она изменить Хлою — как изменила себя? Ему бы это не понравилось: Хлоя есть Хлоя, и он не желал видеть ее в одном из этих французских прозрачных платьев, позволяющих любому мужчине таращиться на ее грудь. Он подошел и, встав за стулом Хлои, сердито взглянул на Шарлотту.

— Мисс ван Сторк, — произнес он с подчеркнутой учтивостью, — не желаете ли прогуляться со мной? Мы могли бы посмотреть самодвижущийся экипаж.

На мгновение Хлоя замерла. Просто невероятно, как заколотилось сердце при звуке его голоса! Он — охотник за приданым, не более того. Она читала, как он бегал, например, за леди Шарлоттой.

— Хорошо, — холодно согласилась Хлоя. Она кивнула Шарлотте, одарив ее милой улыбкой, и ушла с Уиллом.

Шарлотта смотрела им вслед. Она не заблуждалась, предполагая, что Уиллу недолго оставаться холостяком. Она считала, что его поймали и крепко привязали. Шарлотта пожала плечами и увидела устремленные на нее карие глаза молодого человека.

— Леди Шарлотта, — сказал молодой человек, — не желаете ли прогуляться со мной?

Шарлотта по-настоящему рассердилась: она не любила прогулки с незнакомыми молодыми людьми по затененным аллеям. По собственному опыту она знала, что они неизбежно лезут целоваться, уверенные, что их искушенные губы преодолеют любое сопротивление. Воксхолл окружали увеселительные сады и увитые плющом дорожки, по вечерам слабо освещенные китайскими фонарями и гирляндами. Она встретилась взглядом с Софи, и та сочувственно ей подмигнула. Она сама отбивалась от трех мужчин, пристававших к ней точно с такими же предложениями. Между тем маркизу удалось уговорить Дафну Бош пойти с ним посмотреть фейерверк, а его супруга оскорбленно поджала губы. Шарлотте захотелось вернуться домой. Алекса нигде не было видно, да и что ей с ним делать? Она и не была с ним, поскольку он, скрылся, как только они сюда приехали. Она злилась, чувствуя себя униженной и усталой.

Молодой кареглазый кавалер стоял перед ней, галантно предлагая руку. Она посмотрела на него с мольбой.

— Милорд, мне нездоровится. Не будете ли вы так добры проводить меня домой?

К счастью, достославный Питер Дьюлэнд не проявил никаких признаков похотливой лихорадки, узнав, что окажется в карете наедине с Шарлоттой Дэйчестон. Он просто кивнул. Шарлотта извинилась перед поджавшей губы маркизой. Софи вместе с тремя кавалерами уже исчезла в благоухающем сумраке ночи; Алекса нигде не было. Шарлотта, слегка опираясь на руку Питера, направилась к экипажам.

Они не прошли и половины пути, когда небо осветил особенно красочный фейерверк. Шарлотта так осторожно выбирала место, куда бы ступить, не споткнувшись на плохо освещенной дорожке, выложенной кирпичом, что почти не обратила на него внимания. Но Питер Дьюлэнд с милой детской непосредственностью воскликнул:

— Посмотрите, леди Шарлотта! Только посмотрите на это!

Вспыхнув на мгновение, алая змея обвилась вокруг огромной тигровой лилии и, падая, рассыпалась дождем.

— О, как красиво! — воскликнула она.

— Моему брату понравилось бы, — сказал Питер, следя за сверкающими искрами, исчезающими в темноте.

— А почему он не с нами? — спросила Шарлотта. — Или он еще слишком мал?

Питер покраснел и взглянул на свою даму, обеспокоенный, что наскучил ей. Но она, казалось, интересовалась его братом вполне искренне.

— Квилл, мой старший брат, повредил ногу, катаясь верхом, — объяснил он. — Теперь он все время лежит, если только лакей не выносит его из дома. Но это причиняет ему сильную боль, и потому… — Он умолк.

— О Боже, — тихо произнесла Шарлотта. Она поглощена такими глупостями, как покинувший ее поклонник, а брат этого юноши прикован к постели. — Знаете, здесь можно купить фейерверки. Вы запустите их в своем саду, и тогда ваш брат сможет полюбоваться зрелищем из окна.

— О, леди Шарлотта, это такая прекрасная мысль! — воскликнул Питер. — А вы знаете, где продают фейерверки?

Шарлотта кивнула в сторону большого освещенного павильона, который они уже миновали.

— Думаю, что там.

Питер постоял в нерешительности, а затем повернулся, чтобы идти дальше.

— Я куплю их завтра, леди Шарлотта, и скажу, что это вы придумали.

Шарлотта положила руку ему на плечо.

— О нет! Мы должны сделать это сегодня. И не могла бы я вам помочь?

«Однако я не уверена, что маркиза пожелает ехать с нами», — поразила ее внезапная мысль. Она не могла одна отправиться с мужчиной к нему домой, каким бы добрым делом это ни было вызвано.

— Моя матушка, — почти заикаясь от волнения, умоляюще начал Питер, — будет счастлива нас сопровождать, я в этом уверен. Думаю, она хорошо знакома с вашей матушкой…

Шарлотта восприняла его слова с долей недоверия. Поразительно: многие в высшем обществе говорили, что хорошо знакомы с ее матерью — Аделаида обладала способностью притягивать к себе людей. И все же… Шарлотта была полна решимости запустить фейерверк для инвалида, брата Питера.

— Пойдемте! — весело сказала она.

Они направились обратно к освещенному павильону, уже не так осторожно выбирая дорогу. Легкий ветерок играл черными лентами, закручивая их вокруг тонкого белого платья Шарлотты. Алекс, стоявший около павильона и с яростью озиравшийся по сторонам, тотчас же узнал это платье. Его глаза сузились, а по телу разлилось ощущение счастья. Боже всемогущий, эта женщина сведет его с ума! А с кем это она появилась из темноты? Когда Шарлотта поравнялась с ним, Алекс схватил одну из развевающихся лент и резко дернул на себя.

Шарлотта сердито обернулась и выхватила ленту из его рук. Она гневно взглянула на него, но, узнав, изменилась в лице… он не мог с уверенностью сказать, как именно. Он поймал другую ленту.

— Сэр, — негодуя, сказал молодой человек, — леди предпочла бы, чтобы вы не трогали ее одежду.

— Правда, Шарлотта? — спросил Алекс, притягивая ленту к себе. Шарлотта невольно шагнула в его сторону. — Вы предпочитаете, чтобы я не трогал ваши… одежды?

Шарлотта вздернула подбородок и посмотрела ему в глаза.

— Разумеется, милорд. Я не уверена, но вы, кажется, уже порвали мое платье.

Алекс смотрел на нее горящими глазами. Он снова потянул ленту, и Шарлотта сделала еще один шаг вперед. Теперь их разделяло пространство не толще волоса. Питер, стоя позади Шарлотты, не мог видеть рук Александра, поэтому Алекс отпустил ленту и прижал руки чуть ниже груди Шарлотты, поддерживая каждую грудь. Шарлотта резко вдохнула.

— Я только проверяю, что я попортил, — с кривой усмешкой пояснил он.

Шарлотта не знала, что сказать.

— Мы идем покупать фейерверки, — наконец выговорила она, отступая назад. — Брат лорда Дьюлэнда не встает с постели, и мы придумали устроить фейерверк у него дома в саду.

Алекс перевел взгляд с Шарлотты на Питера Дьюлэнда, стоявшего в стороне и не знавшего, как ему воспринимать шутки графа.

Вдруг лицо Питера показалось ему знакомым.

— Вашего брата зовут Квилл? — спросил Алекс.

Питер кивнул.

— Какой же я болван! — будто громом пораженный, воскликнул Алекс. — Я знаю Квилла давным-давно, — объяснил он Шарлотте. — Мы вместе ходили в школу. Я очень огорчен, что с ним произошел несчастный случай.

Питер с сомнением посматривал на графа, но Алекс уверенно продолжал:

— Правильно. Думаю, я точно знаю, где купить фейерверки. — И он повернул Шарлотту лицом к Питеру.


Получасом позже Алекс собрал все остатки компании, которые еще возможно было собрать. Уилл, кажется, повез мисс ван Сторк домой, оставив просьбу передать Шарлотте, что Хлоя заедет к ней в девять утра. Алекс выслушал это молча. Еще до окончания вечера он намеревался твердо выяснить, что собирается делать его любимая с мисс из Сити в такое неподходящее время. Его друзья-французы тоже уехали домой: Дафне хотелось избавиться от все возраставшей фамильярности маркиза. А узнав об их планах и получив заверения Питера, что его мать возьмет на себя роль дуэньи, маркиза запихнула своего пьяненького супруга в карету и повезла домой. Услышав, что надо развлекать калеку, несколько кавалеров презрительно фыркнули и разошлись по темным аллеям искать себе доступных куртизанок, которых в Воксхолле было предостаточно. Поэтому Софи и Шарлотта, прихватив с собой превосходный набор фейерверков, отправились в путь, сопровождаемые свитой, сократившейся до пяти мужчин, не считая Алекса и Питера Дьюлэнда.

Когда Алекс обнаружил, что в продаже имеются только простые ракеты, он использовал свое знатное происхождение, щедро подкрепленное монетами, и получил некоего мистера Глистера, ведавшего фейерверками в Воксхолле, а также несколько его «ос-собых штучек», как он их сам называл.

— Я все должен сделать сам, — озабоченно объяснял мистер Глистер. — Вам может оторвать палец или нос так же легко, как легко смотреть на них.

Когда кареты подъехали к темному дому Питера, Шарлотта ощутила некоторое беспокойство, но успокоила себя тем, что дом находился в респектабельном районе, всего через два дома от ее двоюродной бабушки Маргарет. И когда Питер ввел их в дом, его мать их приветливо встретила; они с мужем, виконтом, играли в библиотеке в шахматы, отослав большую часть слуг. Шарлотта вспомнила, что действительно видела виконтессу Дьюлэнд вместе с матерью, поэтому все было в полном порядке.

Мистер Глистер исчез в саду, чтобы подготовить свои «ос-собые штучки». Шарлотта с удовольствием взяла бокал шампанского, который кто-то протянул ей. После той несчастной ночи, три года назад, она почти не пила ничего, содержащего алкоголь. Она уже давно поняла, что лимонад, который они с Джулией так охотно пили, был разбавлен спиртным. Но сейчас… Она смерила взглядом крупную фигуру Алекса, небрежно облокотившегося на каминную доску. Алекс слушал нудный рассказ отца Питера о невероятных усилиях сыщиков с Боу-стрит по поимке воров, промышлявших на дорожной заставе. Может быть, дело было в шампанском? Острые иголочки возбуждения пробегали, покатывая, по ее позвоночнику. Она радовалась, что не уехала домой. Когда Алекс посмотрел на нее, она не удержалась и совершенно открыто и бесстыдно улыбнулась ему. Алекс поднял брови и быстро выпрямился.

Виконт Дьюлэнд продолжал бубнить что-то о сыщиках. Алекс оглядел свою любимую. Ее прекрасные волосы казались еще более растрепанными, чем обычно, — на этот раз не рукой умелого мастера, а ветром. Ее изогнутые брови, огромные зеленые глаза — все в ней было так потрясающе прекрасно, что у него защемило сердце. Он почувствовал, что его возбуждение переходит все границы, что особенно заметно в этих обтягивающих панталонах, считающихся модной принадлежностью вечернего костюма. Он перевел взгляд ниже, на ее нежные груди, выглядывавшие из-под белого платья и как будто просившие поцеловать их. Господи! Это никуда не годится…

Он вежливо освободился от виконта Дьюлэнда и перешел к Шарлотте. Ее взгляд не опускался ниже его груди, хотя ему чертовски хотелось, чтобы он все же опустился. По пути он взял еще один бокал шампанского. Он остановился так близко, что теперь они могли бы переговариваться шепотом. Но за него говорили его глаза, их опасный чувственный блеск. Шарлотта почувствовала, как уже знакомый жар начинает подниматься от ее колен вверх. Почему он делал с ней это! Стоило ей оказаться рядом с ним, как ей снова этого хотелось.

— Леди Шарлотта, — произнес он серьезно, — не проверить ли нам, как обстоят дела в саду у грозного мистера Глистера?

Она напряженно соображала. Наступил решающий момент: идти ли ей с ним в сад? Она рассеянно оглянулась вокруг, но, казалось, никто не обращает на них внимания. Затем она увидела Софи: та понимающе подмигнула ей.

— Шарлотта, — позвала она через всю комнату, перекрывая своим звонким голосом общий разговор. — Тебе не кажется, что пора пойти узнать, что происходит? Мы не можем слишком долго злоупотреблять гостеприимством леди Дьюлэнд.

Алекс предложил руку Шарлотте. Она все еще колебалась. Что он собирается делать там, в темноте? Разве она не дала себе клятву, что никогда больше не останется с ним наедине? Она жаждала его поцелуев, тяжелого одурманивающего желания, разливающегося по ее телу при прикосновении его губ. Но она не хотела…

— Ночь так прекрасна, — улыбаясь, ответила она Софи, — почему бы нам всем не пойти в сад и не посмотреть, не нуждается ли мистер Глистер в помощи?

Алекс протянул ей руку.

— Леди Шарлотта? — И тихо добавил: — Трусиха!

Шарлотта посмотрела на него с возмущением. В его потемневших, полных страсти глазах скрывалась улыбка. Она улыбнулась в ответ, ощущая прилив отваги.

— Сэр, ваше увлечение свежим воздухом оправдывает мою осторожность.

Алекс оценил ее улыбку, но не слова: о чем, черт побери, она говорит? Да, он целовал ее на пикнике — но так ли уж это важно? Она была совершенно права: у него руки горели от желания сдернуть вниз лиф ее платья и прижаться губами к розовым соскам.

— Пойдемте, — почти грубо сказал он.

Они вышли в темноту ночи. Позади городского дома Дьюлэндов находился большой английский сад. Шарлотте было немного стыдно за свои сомнения в отношении Питера. Дьюлэнды представляли собой старинную и почтенную дворянскую фамилию.

Через огромные двойные двери гостиной все вышли в сад. Алекс, державший в руке бокал шампанского, протянул его Шарлотте. Она услышала, как вскрикнула от восторга Софи, оказавшись в благоухающем розами саду, а три кавалера солерничали, кому первому удается сорвать самую красивую розу.

Алекс повел Шарлотту к ничем не примечательной скамье, находившейся в поле зрения леди Дьюлэнд. Она почувствовала слабое разочарование: разве он не хотел увести ее по темным дорожкам в глубину сада? Не то чтобы она позволила ему что-либо, разумеется… Она медленно выпила шампанское, а потом откинула голову назад, ощущая, как мягкие локоны ласкают ей шею. Было уже поздно, и на небе, несмотря на вечный лондонский туман, появились звезды.

— Вы читали в «Газетт» статью об угольной пыли? — вдруг спросила она. — Автор заявляет, что угольные камины не только загрязняют воздух, но и вызывают у людей болезни, особенно у маленьких детей.

Алекс взглянул на нее с любопытством. Он не предполагал, что светские красавицы читают что-либо, кроме сплетен.

— Я думаю, автор преувеличивает опасность, — сказал он. — Наукой не доказано, что существует связь между угольной пылью и смертностью. Я бы сказал, что многие из этих младенцев умирают от недоедания.

— Тогда почему они так сильно кашляют?

— Они могут болеть… пневмонией. Я считаю точку зрения автора статьи интересной, но, не имея достаточно данных, мы не можем запретить топить углем, как он предлагает.

— Но, Алекс, — возразила Шарлотта, не заметив, что назвала его по имени, — он пишет, что вскрытие установило: у некоторых детей легкие внутри были черные!

— Ну а почему таких детей находят только среди бедных? — отбивался Алекс. — Они могли умереть от чего угодно!

— Вы не хуже меня знаете, что только дети бедных подвергаются вскрытию. — Шарлотта изо всех сил сдерживала себя.

Она выпила еще шампанского.

— Да, но у моих друзей дети почему-то не кашляют гак, как описывает автор. А я, например, если бы Пиппа кашляла, немедленно отправил ее в деревню.

— Вот-вот. Дворянские дети проводят большую часть года в загородных поместьях, в деревне, Мы живем в Лондоне только в течение сезона — самое большее полгода, в то время как дети бедняков дышат этим воздухом круглый год. Я много думала о свете, — призналась Шарлотта. — Вы не представляете, как отличается здешний свет от деревенского, в городе его и светом не назовешь.

Они замолчали. Алекс смотрел на нее по-новому, с уважением. Только что она в споре загнала его в угол. Он свел брови. Почему она проводит много времени, размышляя о свете?

Он мог бы поспорить, что в данный момент она думала не о свете. Откинув назад голову, открыв красивую белую шею, она сидела с закрытыми глазами. Именно такой он воображал ее — с отброшенными назад локонами, в порыве страсти отдающуюся ему.

— О чем вы думаете? — хриплым от волнения голосом спросил Алекс.

Он провел пальцем по ее лбу, маленькому прямому носику и остановился на губах. Шарлотта открыла глаза.

— Аромат роз. У них такой теплый запах. Откуда запаху быть теплым или холодным? Но у них — теплый.

Алекс на минуту задумался.

— Полагаю, — неуверенно сказал он, — горячий шоколад пахнет теплом.

Шарлотта рассмеялась. «Какой милый смех!» — подумал он.

— Я говорю сейчас только о цветах: например, фрезии пахнут холодом.

— Гм, — Алекс обвел пальцем ее подбородок и спустился к ключицам. Затем наклонился ближе. — Вы пахнете… — Он сделал многозначительную паузу.

Она засмеялась. Он наклонился так близко, что она чувствовала его дыхание на своей щеке.

— Вы пахнете теплым, — наконец произнес он. — Очень теплым. И еще немного флердоранжем.

— Очень проницательно, — одобрила Шарлотта.

— Однажды в саду я встретил девушку, она пахла лавандой, и с тех пор это мой любимый аромат. — Его губы почти прикасались к ее губам.

Она снова засмеялась.

— Я думаю, — он коснулся ее губ, — я думаю, что теперь я предпочитаю флердоранж.

Шарлотту охватила легкая дрожь. Но тут Алекс отстранился: не мог же он целовать ее прямо на глазах у виконтессы Дьюлэнд, не говоря уже о группе поклонников Софи! В лунном свете его глаза казались черными как уголь. «Чернее ночи», — подумала Шарлотта. Она, как загипнотизированный змеей кролик, не могла отвести от него глаз. Алекс встал и помог ей подняться. Он, кажется, не испытывает никакого волнения, решила она, чувствуя себя несколько обиженной.

— Давайте посмотрим, что делает мистер Глистер с фейерверками, хорошо? Ваша матушка скоро начнет о вас беспокоиться.

Мистер Глистер расположился в дальнем конце сада.

— Это чтобы не оставить выгоревших пятен, — старательно объяснил он. — Потому что деревья в саду так хороши, и я не хотел бы проявлять к ним пре… пренебрежение.

Стоявший за егр спиной лакей вытаращил глаза. Шарлотта постаралась скрыть улыбку. Алекс, как само собой разумеющееся, взял ее руку в свою, и, пока он обсуждал с мистером Глистером технические детали запуска больших фейерверков без платформы, Шарлотта думала о его руке. Такая большая. Пальцы у нее дрожали, и опасаясь, что он заметит это, она погладила большим пальцем его запястье. Не прерывая беседу с мистером Глистером, он немедленно вознаградил ее, еще крепче сжав ее руку, что совершенно не отразилось на его ровном голосе. Шарлотта же потеряла всякую способность думать о чем-либо, кроме его пальцев, медленно и волнующе гладивших ее руку. Она пыталась сделать вид, что интересуется фейерверками, хотя не слышала ни слова из того, что говорил мистер Глистер. Наконец мистер Глистер заявил:

— Да, сэр, да, через минуту будет готово. Почему бы вам не предупредить всех в доме, чтобы они смотрели из окон. И этот больной ребенок тоже.

Алекс обнял Шарлотту за плечи, и они направились к дому. Плохо дело, взволнованно размышляла Шарлотта: он так сильно прижимал ее к себе, что, идя рядом, она чувствовала тепло его большого тела. А ее собственное словно горело огнем! Как она сможет это скрыть? Если он догадается, то сочтет ее распутной уличной девкой. Леди не испытывают подобных чувств, это она знала точно. Ее мать, говоря о супружеских радостях, не упоминала о существовании такого безумного желания, которое сейчас владело Шарлоттой.

Неожиданно Алекс остановился. Их скрывали от посторонних взглядов яблоневые и сливовые деревья, обрамлявшие дорожку. Он выпустил ее руку.

— Знаете, — непринужденно признался он, — боюсь, что смогу вернуться туда, где светло, не раньше, чем через несколько минут.

— Почему же? — Непроизвольно она придвинулась к нему.

Быстрым движением он схватил ее за запястья и с грубой усмешкой оттолкнул.

Шарлотта сгорала от стыда. Он считал ее шлюхой. Она ощутила комок в горле.

Александр смотрел на ее опущенную голову и мысленно ругая себя. Он притянул ее к себе и заключил в объятия. Ее нежное тело, сливаясь с ним, словно таяло. Он ощущал ее всю — от нежной упругости ее груди до тонкой талии и плоского живота. Черт! В таком состоянии он никак не может присоединиться к компании.

— Шарлотта, — прошептал он ей на ухо.

Она все еще держала голову опущенной. Но должна же она чувствовать его тело так же, как он чувствовал ее. А понимала ли она свои чувства?

Он провел языком по ее ушку, и в ответ ее тело затрепетало. Алекс погладил ей спину.

— Шарлотта, — медленно заговорил он снова, — знаешь ли ты, что со мной делаешь? Я уподобляюсь сатиру из классической пьесы — такой пьесы, которую вам в школе никогда бы не разрешили читать. — Его руки скользили вниз по ее спине к мягким округлостям. «К тому же есть и важная практическая причина не читать эти пьесы. Сатиры — всего лишь волосатые похотливые животные, и нельзя угадать, что подумают девицы, читая о них. (Он не мог удержаться и снова прижал ее к себе.) Они даже могут убежать в лес в поисках сатиров…» Его язык прокладывал огненную дорожку по ее шее. — О Боже! — произнес он вслух и оттолкнул ее.

Шарлотта в полном недоумении посмотрела на него. Он приглаживал волосы, седина холодно серебрилась в лунном свете.

— У вас всегда волосы были такого цвета? — спросила она.

— Они стали такими, когда мне исполнилось семнадцать, — ответил Алекс, глядя на Шарлотту. Неужели ее оставила равнодушной его страсть? Он грубо схватил ее за руки! — Не… не смотри на мои волосы, Шарлотта.

Она смотрела на его лоб, потому что была слишком смущена, чтобы взглянуть ему в глаза. Но когда она все же решилась, то от волнения у нее закружилась голова. Алекс чуть заметно улыбнулся — его любимая тоже не осталась равнодушной. Он не ошибся в ней. Она будет страстной любовницей и умной хозяйкой великосветского салона. Лучшей жены он не мог бы и пожелать. Она совершенно не была похожа на Марию, хотя… он внимательно пригляделся: у нее треугольное лицо, как у Марии, и такая же пухлая нижняя губа, в точности как у Марии. Но это ничего не значит, поспешил заверить он себя. Сотни женщин имеют такие же черты лица. Теперь им обоим надо успокоиться, чтобы он смог появиться там, в свете фонарей, и сказать всем, что фейерверк подготовлен. Он отошел в сторону и прислонился к дереву. Он видел, что она и представления не имеет о том, что происходит.

— Милорд, — нерешительно обратилась она к нему.

Алекс почувствовав разочарование. Куда исчез «Алекс»?

— Не присоединиться ли нам к остальным?

Он продолжал стоять, небрежно прислонившись к дереву.

— Я не могу, — коротко ответил он.

Она посмотрела на него с недоумением.

Он неслышно вздохнул. Прежде всего ее реакция означала, что она, по всей видимости, не знала, почему он является «неподходящим» женихом. Очевидно, ее мать не удосужилась объяснить ей. Но именно об этой проблеме ему сейчас не хотелось думать.

— Шарлотта, — глубоким бархатным голосом позвал он, — иди сюда.

Она взглянула на него, но не пошевелилась.

— Шарлотта.

Она сделала несколько шагов и остановилась перед ним. Он взял в ладони ее лицо, затем опустил руки, скользя вниз по ее телу — по возвышенностям грудей, по ее тонкой талии до бедер, — насколько он мог сделать это не нагибаясь. Она дрожала, нервно облизывая губы, но не двигалась с места.

— Почему вы сделали это? — наконец спросила она.

— Потому что это справедливо, — загадочно ответил он. — А теперь, — он взял ее руки и прижал к своим щекам, — ты сделаешь то же самое.

Шарлотта широко раскрыла большие зеленые глаза. «Не сделает, — подумал он. — Она — леди благородного воспитания. Наверное, она с криком бросится к дому».

Но презрение, мелькнувшее в его глазах, заставило Шарлотту набраться смелости. Так же решительно, как и он, она провела ладонями по его щекам. Отрастающая щетина чуть покалывала кожу. Медленно проводя пальцами по острым кончикам волос, она думала: а что будет, если прикоснуться к ним губами? Наблюдая за ней, Алекс чувствовал, как в нем просыпается страсть. «Это была великолепная идея», — подумал он, оставаясь совершенно неподвижным.

Пальцы Шарлотты двигались вниз по крепкой загорелой шее, по мускулистым плечам и груди. Затем она отдернула руки.

— О нет! — странным глухим голосом произнес Алекс, ловя ее руки и возвращая их себе на грудь. — Ты должна идти дальше.

Шарлотта покраснела. Он держал ее за запястья, прижимая ее руки к себе, и медленно-медленно опускал их все ниже. Шарлотта чувствовала, что становится пунцовой. Сердце у нее стучало. Доведя ее руки до паха, он остановился. У Шарлотты перехватило дыхание. Под ее правой рукой было что-то большое… оно слабо пульсировало у нее в ладони. Алекс смотрел на нее загадочно-черными глазами. Она выдернула руки и отвернулась. Она уже было собралась бежать к дому, но он сзади схватил ее за плечи и прижал к себе.

Она почувствовала его теплые губы на своем затылке.

— Вот видишь, — так тихо произнес он, что его дыхание даже не шевельнуло завитки ее волос. — Ты просто сводишь меня с ума. — Он заканчивал каждое слово поцелуем. — Я не помню, чтобы когда-либо раньше впадал в такое безумие.

Несмотря на смущение, Шарлотта была готова улыбнуться. Она устало прижалась к нему. Положив подбородок ей на макушку, он обхватил ее руками.

— Увы, — с притворной серьезностью сказал он, — даже такое невинное объятие не поможет мне. Почему бы тебе не пойти и не предупредить всех, что фейерверк скоро начнется. А я вернусь к мистеру Глистеру и предложу ему свою помощь.

Он не сказал этого вслух, но было очевидно, что общество мистера Глистера обеспечивало его алиби на время, проведенное в фруктовой беседке, подумала Шарлотта. У нее стало удивительно легко на сердце. Она выскользнула из его объятий и обернулась: Алекс, прислонившийся к дереву, казался большой темной тенью. Она шагнула вперед и прижалась к его губам.

— Я знала, что во всех классических пьесах можно найти много полезного, — тихо сказала она, почти не отрываясь от его губ. — Я могла бы серьезно заняться чтением… например, о сатирах.

Она повернулась, взмахнув черными лентами, и стремглав бросилась к освещенному дому.

Глава 11

На следующее утро в семь часов Хлоя ван Сторк решительно села в постели и нетерпеливо дернула за шнур звонка. Сегодня она начинала позировать. Приняв ванну, она с сомнением оглядела ряды висевших в шкафу платьев унылых расцветок. Наконец она выбрала простое утреннее платье белого цвета. Вероятно, платье не так уж и важно. Ее школьная подруга Сисси на своем портрете была изображена в костюме Клеопатры. И когда Хлоя стала им восхищаться, Сисси призналась, что костюма в действительности не существовало и что ее матушка никогда бы не позволила ей надеть что-либо подобное до замужества. Хлоя смотрела на золотую змейку, обвившую талию Сисси и прячущую голову где-то под ее правой грудью, и всем сердцем соглашалась с матушкой Сисси, хотя никогда бы не высказала этого вслух.

— Ну, мисс, так вы не поможете нам сегодня закончить воротнички? — строго спросила ее мать.

Но Хлоя видела, что мама довольна. В конце концов, зачем Кэтрин было посылать свою дочь в очень дорогую школу, если бы она не хотела, чтобы дочь вращалась в высших кругах? Сказать по правде, мама была в восторге, хотя ни за что не проявила бы такие сильные чувства перед мужем, которому решительно не нравилась мысль, что их Хлоя общается с аристократией. Но с той самой минуты, когда Кэтрин ван Сторк поняла, что ее единственная дочь обещает стать если не красавицей, то очень хорошенькой, она начала к этому готовиться.

Как раз в этот момент в комнату вошел их чопорный лакей и поклонился. Миссис ван Сторк даже подскочила: он, этот Питер, вползал в комнату неслышно, как змея!

— Цветы для мисс ван Сторк, — нараспев доложил Питер.

«Как будто объявляет о похоронах», — сердито подумала Кэтрин.

Глаза Хлои широко раскрылись: Питер держал в руках фиалки — казалось, их было пять или шесть букетиков, свежих, еще с капельками росы. Словно их сорвали лишь десять минут назад! Питер прошествовал вокруг стола, Хлоя нетерпеливо ждала. У ее стула он снова поклонился, и она выхватила цветы у него из рук. Питер удалился, подняв глаза к потолку в поисках ответа, почему он служит у богатого горожанина, а не у знатного лорда. «Потому, что горожанин платит больше», — нашел он практичный ответ.

Хлоя дрожащими пальцами вытащила из букета карточку. И едва не засмеялась от удивления: цветы были не от Уилла, то есть, поспешно поправилась она, не от барона Холланда. У нее в руке оказалась элегантная визитная карточка с отпечатанным внизу: «Шарлотта Дэйчестон». От руки почти мужским почерком было приписано: «С большим нетерпением жду нашей встречи. Пожалуйста, дайте знать, если вас больше устраивает другое время». И подпись, также широким уверенным почерком: «Шарлотта».

— От кого это? — рявкнул отец со своего места на другом конце стола. — От того нахала, что ужинал здесь вчера?

Он не понял значения, которое имело короткое посещение бароном Холландом ложи леди Шарлотты, но считал, что способен сразу распознать охотника за приданым. Тем не менее он вынужден был признать, что барон казался гораздо пристойнее большинства распутных бездельников-аристократов, слонявшихся по Стрэнду. Барон, например, кое-что понимал в коммерции, чего нельзя было сказать о других молодых людях, с которыми встречалась его дочь.

— Нет, папа, — весело ответила Хлоя, — это записка от леди Шарлотты Дэйчестон.

— Хм, — заметил отец. — Эта женщина опять попала в газеты.

— О? Можно мне взглянуть, папа? То есть если ты уже прочитал…

— Прочитал? Я не читаю сплетен, мисс!

Его семья тактично воздержалась от вопроса, каким же тогда образом он узнал, что там напечатано о Шарлотте Дэйчестон. Хлоя быстро просматривала сплетни.

— О, мама! — ахнула она. — Очевидно, вчера вечером, после того, как мы уехали из Воксхолла, Шарлотта с друзьями устроили фейерверк для бедного больного!

В волнении Хлоя не заметила, что назвала Шарлотту по имени. Она прочитала вслух статью, в которой мило описывались разные подробности — какие именно запускались фейерверки и как реагировали на них все принимавшие участие, в особенности кучер фаэтона, чьи лошади испугались внезапно появившегося в небе огромного вздыбленного коня. Язвительные высказывания по данному поводу кучера трактовались журналистом как «зелен виноград», и статья заканчивалась словами о том, как мало в наши дни людей, делающих добро больным и инвалидам.

Миссис ван Сторк расплылась в улыбке. Она сама тратила большую часть своего времени на обеспечение лондонской бедноты одеждой, и леди Шарлотта немедленно заняла почетное место среди достойных людей, которых или о которых она знала. Даже мистер ван Сторк, когда Хлоя закончила чтение, пробормотал что-то одобрительное.

Она приехала в Калверстилл-Хаус, дрожа от волнения. Вдруг Шарлотта передумала? И зачем ей понадобилось писать ее портрет?

Большие глаза Хлои сделались еще больше, когда ее ввели в холл городского дома Калверстиллов. Разумеется, она и раньше бывала в домах аристократии. Ее подруга Сисси Коммонвилл не раз приглашала ее к себе домой на каникулы. Но это был совсем другой дом! Пол в холле был выложен зеленым мрамором четырех или пяти оттенков; потолок украшали боги и купидоны. Она была настолько потрясена, что, когда дворецкий ввел ее в элегантную гостиную, она упорно смотрела в пол. Конечно же, здесь какая-то ошибка: люди, живущие в таких домах, не пишут портретов!

Но затем она услышала легкие шаги на лестнице, и в комнату вбежала Шарлотта Дэйчестон.

— Я так рада, что вы пришли! — воскликнула она.

Хлоя посмотрела на нее, как утопающий смотрит на спасательную шлюпку. Шарлотта была необыкновенно красива, и, кроме того, в ней было столько теплоты. Хлоя поднялась, чтобы поздороваться с ней, и, чуть запинаясь, сказала:

— Вы уверены…

— Конечно, уверена! Я уже все подготовила. Разрешите сначала представить вас моей маме.

Хлоя побледнела. Она и не думала, что встретит такую важную персону, как настоящая герцогиня. Но Шарлотта быстро провела ее по парадной лестнице наверх.

— Это — утренняя комната. — Шарлотта распахнула изящные высокие двери.

Хлоя оказалась на пороге бледно-золотистой комнаты; легкий ветерок шевелил занавеси шамбре. Комнату заполнял солнечный свет, а мебель была скорее удобной, чем изящной. Вокруг большого стола сидели шесть или семь женщин — некоторые явно служанки — и шили. Мать Шарлотты поднялась им навстречу. Она взяла Хлою за руку и осведомилась о ее родителях. Затем попросила извинить ее.

— Мы стараемся закончить две дюжины рубашек для мальчиков из приюта Белвью. Они в них очень нуждаются, объяснила она. — Иначе я проводила бы вас в студию Шарлотты. Но я уверена, у вас все получится прекрасно. — Она рассеянно улыбнулась Хлое.

Хлоя улыбнулась в ответ:

— Когда я уходила, мама заканчивала партию рубашек — для взрослых.

— Этому нет конца, — безнадежным тоном заметила мать Шарлотты. — Я вижу, мы шьем и шьем, а люди вокруг одеты в одни лохмотья!..

Шарлотта с Хлоей продолжили свой путь наверх. Лестница, ведущая на четвертый этаж, была уже и круче.

— Этот этаж предназначался для детской, — обернувшись пояснила Шарлотта. — Но сейчас, как видите, никаких детей нет, и родители превратили детскую в мою студию.

Они остановились в дверях просторной, выкрашенной в белый цвет комнаты. Вдоль стен стояли канделябры — большие, маленькие, позолоченные, хрупкие на вид; одна пара была украшена морскими раковинами. У Хлои приоткрылся рот от изумления: один большой уродливый канделябр изображал ветви дерева, а еще один, который, вероятно, остался от времен детской, был сделан в виде Ноева ковчега, а свечи торчали на головах животных.

— Ох, — рассмеялась Шарлотта. — Я совершенно забыла, как странно, должно быть, выглядит эта комната. Видите ли, больше всего мне нужен свет, Поэтому мы собрали все подсвечники, какие только хранились на чердаке, да еще послали лакея на Стрэнд с поручением купить все, что найдет. И вот результат.

Хлоя медленно обвела комнату взглядом. Светильники были прикреплены на расстоянии фута один от другого, и в каждый вставлена белая свеча.

— Лакеи каждое утро заменяют свечи на новые, — продолжала Шарлотта. — Меня страшно раздражает, когда они сгорают, потому что, если гаснет хоть одна, освещение меняется. В конце концов миссис Симпкин, наша экономка, решила, чтобы все свечи сначала горели здесь. Их меняют каждое утро и ставят в других комнатах — например, в спальнях. В Лондоне так темно от угольной пыли, что при естественном освещении я могу работать лишь до одиннадцати утра, а часто и того меньше.

Хлоя кивнула. Она никогда не видела столько восковых свечей в одной комнате. Ее мать не была скрягой (как она сама говорила), но при этом они экономили восковые свечи и во всех спальнях ставили сальные.

Перед большими окнами стоял мольберт. Обойдя вокруг него и остановившись, Хлоя, пораженная, застыла на месте. Картина была забавной копией молодой дамы, Софи, которую Хлоя видела накануне в театре. Софи выглядела настолько живой, что могла бы спрыгнуть с холста. Она не была похожа на все те мечтательные или величественные персоны на портретах, ежегодно выставляемых в Королевской портретной галерее.

— Я поставила его, — сказала Шарлотта, — чтобы вы могли посмотреть на мою работу. Вам нравится?

Маленькое личико Хлои похоже на барометр, подумала Шарлотта. Оно отражало все ее чувства. В данный момент лицо Хлои выражало смятение, но, как надеялась Шарлотта, не из-за качества живописи.

Хлоя порывисто повернулась. В голосе Шарлотты она уловила беспокойство.

— Это великолепно, — ответила она нерешительно. — Но… почему вы захотели написать мой портрет? Она так прелестна, а я — совершенно обыкновенная.

— Это, конечно, глупости. Вы очень милы, что, вероятно, вам известно. Но дело не в этом. Если бы вы отказались, я бы написала портрет Кэмпиона, нашего дворецкого. Что мне нужно, так это глаза, а не лицо. Понимаете, если вы посмотрите на Софи на портрете, то увидите, что я пыталась передать ее сущность, а не просто красивые черты лица.

Хлоя пристально смотрела на картину.

— О, — наконец произнесла она. — Она очень… гм… обольстительная, не так ли?

Шарлотта просияла:

— Да. Это тоже есть в Софи, в настоящей.

Хлоя вспомнила, какими голодными глазами смотрели вчера на Софи окружавшие ее мужчины.

— Да, — согласилась гостья. — Но есть что-то еще…

— Это шутка с ее стороны. Она дразнит, но на самом деле не соблазняет. Я хочу сказать, что сама она остается равнодушной.

Шарлотта подвела девушку к уютной софе.

— Мне бы хотелось, чтобы вы просто сели сюда. Нет необходимости держать голову в одном положении или не двигаться. За пару часов я сделаю серию эскизов вашей головы в профиль и анфас. Затем, как я уже говорила вам вчера, я некоторое время поработаю сама и продумаю композицию. А после этого попрошу вас прийти позировать еще раз — вероятно, на будущей неделе.

Хлоя села, чувствуя себя неловко. Шарлотта облачилась в огромный поварской передник и села перед ней, держа на коленях большие листы бумаги. Она начала делать наброски, и Хлоя видела только быстрые уверенные движения ее руки.

Прошло около часа, и Шарлотта вошла в ригм работы. У нее кое-что уже получалось: на некоторых эскизах было то, чего она добивалась. Например, на каком-то листе, теперь валявшемся на полу, она уловила выражение глаз Хлои. Прекрасно получился подбородок и набросок шеи — не карандашом, а углем, — тоже лежавший где-то на полу. Портрет уже начинал складываться у нее в голове, когда их внезапно прервали. Кто-то громко постучал в дверь студии.

— Какого черта! — совершенно неподобающим леди образом воскликнула Шарлотта, вскакивая на ноги.

Хлоя во второй раз за время пребывания в студии открыла рот. Она никогда не слышала леди, которая бы так ругалась.

Шарлотта была в ярости. Хлоя освоилась всего лишь десять минут назад. До этого сорок минут ее плечи были неестественно напряжены. Всем известно, что, когда она работает, в эту комнату входить нельзя.

Наконец дверь открыли. Как только она услышала голос, заявивший Кэмпиону, что нет, он не будет ждать, будь он проклят, у нее упало сердце. Это был Алекс, добродушно отмахивавшийся от протестов Кэмпиона. Он, должно быть, шел за дворецким по лестнице, потому что Кэмпион никогда бы не позволил мужчине одному подняться на верхние этажи.

Когда вошел Александр, Шарлотта стояла выпрямившись, крепко сжав губы. Она уже была готова отчитать его и тут только заметила, что он не один: впереди его ковыляла Пиппа, толстые ножки которой уверенно направлялись к привлекательной груде бумаг, сразу же замеченной ею.

Алексу удалось поймать Пиппу за большой накрахмаленный бант, украшавший спину ее платья, как раз в тот момент, когда она собиралась нырнуть в бумажную груду. Шарлотта бегала вокруг, собирая листы, а Алекс удерживал свою истошно вопящую дочь. Хлоя встала с софы.

— Здравствуйте, милорд, — сказала она со свойственным ей спокойствием — Мы встречались вчера, я — Хлоя ван Сторк.

— Я помню, — приветливо улыбнулся Алекс — Это ваш портрет? — Он сразу же понял назначение канделябров и мольберта.

— Еше нет, — ответила Хлоя. — Леди Шарлотта пока делает эскизы.

— О, пожалуйста, — взмолилась Шарлотта, — называйте меня просто Шарлоттой.

Она все еще собирала свои рисунки, краем глаза следя за Пиппой. Она вполне допускала, что Алекс способен выпустить дочь. Наконец ей удалось собрать все эскизы и переложить их в безопасное место на камине, придавив сверху тяжелым подсвечником. Тем временем Алекс с дочкой на руках подошел к мольберту. Шарлотта не могла удержаться, чтобы украдкой не понаблюдать за ним.

Он стоял совершенно неподвижно. Единственное движение, которое он себе позволил, — это поставить Пиппу на пол. Та сразу же сбежала от него и теперь пыталась забраться на стул. А он продолжал стоять. Шарлотту все сильнее охватывало раздражение: возможно, он просто не может придумать подходящий комплимент. Наконец он поднял голову и посмотрел ей в глаза:

— Почему колокольчики?

— Почему… что вы имеете в виду? — смутилась Шарлотта.

— Почему колокольчики, почему не кролики? — Его рот насмешливо скривился. Он подошел к ней. — Вы предполагаете не отдавать эту картину, пока Софи не выйдет замуж, ведь так? Я как-то не могу представить ее висящей в обществе надутых персон портретной галереи Бранденбургов. А кролики символизируют плодовитость.

Хлоя деликатно кашлянула.

— Это итальянский обычай, не так ли, милорд? В Италии в эпоху Ренессанса невестам дарили картины, изображавшие их на фоне резвящихся кроликов.

Шарлотта невольно улыбнулась. Он понял! Ее портрет был именно картиной для невесты: женщина на пороге познания.

Большие руки Алекса ухватили ее за плечи.

— Портрет просто великолепен. Вы ведь это знаете? — Она молча смотрела на него. — Мы должны поехать в Италию, — продолжал Алекс. — Мы поедем во Флоренцию, чтобы посмотреть Леонардо… а в Рим — Микеланджело…

Шарлотта открыла и снова закрыла рот. Она не могла высказать ему все, что думала о нем и его самоуверенности, в присутствии Хлои и Пиппы. Кроме того, она уже некоторое время наблюдала за Пиппой, которая, устроившись на диване в крайне опасной позе, собиралась перекинуть свою пухлую ножку через спинку. Она наверняка упадет и ушибется. Поэтому Шарлотта повернулась и стащила Пиппу с дивана.

Пиппа открыла рот, чтобы заплакать, но тут же успокоилась. Шарлотта от души улыбнулась ей — она могла не любить ее папу, но ей определенно нравилась эта маленькая независимая персона.

— Я — не-няня, помнишь меня?

Пиппа осторожно улыбнулась в ответ. Шарлотта взяла ее на руки — так, чтобы она видела, куда они пойдут.

— Мисс ван Сторк, — любезно обратилась Шарлотта к Хлое, — поскольку наш сеанс прервали, не хотите ли выпить чаю в гостиной моей мамы?

У Алекса упало сердце. Его любовь не только выглядела мрачнее тучи и злее фурии, но еще и собиралась уйти к своей маме. А как он понял из разговора с герцогом Калверстиллом сегодня утром, герцогиню можно уговорить принять его как раз в это время.

— А ваша матушка занята.

Шарлотта резко повернулась к нему:

— А откуда, простите, вам это известно?

— Мне сказал ваш отец, — с невозмутимым видом объяснил Алекс, покачиваясь на каблуках.

С минуту Шарлотта пребывала в недоумении. Что здесь происходит? Внезапно ее осенило: должно быть, Алекс утром встретился с ее отцом и просил ее руки. И видимо, убедил герцога не отказывать ему. А теперь отец пересказывает матери историю, с которой к нему явился Алекс. Шарлотта бросила на Алекса задумчивый взгляд.

— Гм. — Она была в замешательстве.

— Мне пора уходить, — вмешалась Хлоя. Ей не нравился весь этот странный разговор, тем более что она не понимала происходящего. — Моя мама ясно дала понять, чтобы я не задерживалась.

— О, но, конечно… — Шарлотта была разочарована.

Ее перебил Алекс. Взяв Хлою за руку, он нежно улыбнулся:

— Все мы знаем, каковы наши мамы, когда требуют, чтобы мы возвращались вовремя. Я обещаю не мешать вашему с Шарлоттой следующему сеансу.

Хлоя молча смотрела на него. Господи, но как же этот человек самоуверен! Она не могла оспаривать его необыкновенную привлекательность, но нет ли слабого места в его уверенности? Хотя почему оно должно быть? Ведь он — мужчина, красивый, богатый, знатный, думала она с некоторой неприязнью.

— Конечно, — поторопилась ответить Хлоя, чувствуя, что ее молчание затянулось.

Она отняла свою руку и повернулась к Шарлотте, невольно улыбнувшись: возмездие графу уже близко — у Шарлотты был непокорный вид («Как у мула», — подумала Хлоя, пользуясь выражением своей матушки). Хлоя присела в реверансе.

— О Боже, — вздохнула Шарлотта. — До чего мы дошли, делаем реверансы и называем друг друга так церемонно. Вы уверены, что вам это нравится, мисс ван Сторк? Мы будем разговаривать друг с другом в этой комнате почти шесть недель — так что вам придется называть меня Шарлоттой.

Хлоя подмигнула. Короткие приступы гнева ее не беспокоили, поскольку у ее отца они случались постоянно.

— О нет, Шарлотта, — сказала она, беря Шарлотту за руку. — Я с нетерпением жду этого портрета — даже если не увижу его до своего замужества!

— Я разрешила Софи взглянуть на ее портрет. Она просто его еще не поняла. Ее единственное замечание сводилось к тому, что зубы у нее на портрете, по ее мнению, слишком велики.

Они попрощались при полном взаимопонимании.

— Значит, увидимся завтра утром, — смирившись, сказала Шарлотта. — Позвольте вас проводить.

Шарлотта шла впереди, все еще держа на руках безудержно смеющуюся Пиппу, которая пыталась сорвать со стен картины, мимо которых они проходили. За ней шла Хлоя и замыкал шествие Алекс. Он злился. Почему Шарлотта так враждебно настроена? Не думает же она, что он, целуя ее вчера, легкомысленно с ней играл? Разве она не рассчитывает выйти за него замуж? За кого она его принимает — за какого-нибудь отпетого мерзавца? Его первое предложение две недели назад и ее отказ даже не приходили ему в голову.

Шарлотта помахала Хлое с порога и быстро повернулась. Не останавливаясь, она на ходу сунула Пиппу в руки Алексу.

— Она мокрая, — сообщила Шарлотта.

— О, — ответил Алекс.

Картина была настолько смешной — элегантный джентльмен с ребенком на руках, пышное белое платьице которого намокает на глазах, — что Шарлотта чуть не расхохоталась. Ее удержало выражение его потемневших глаз. Алекс обернулся к терпеливо ожидавшему Кэмпиону.

— Не позовете ли вы мне Китинга?

— Разумеется, милорд, — низко поклонился Кэмпион. Может быть, мне отнести ребенка в дом?

Вся прислуга с интересом наблюдала за графом Шеффилдом и Даунзом; Кэмпион был уверен, что Пиппа встретит теплый прием миссис Симпкин и других старших слуг. Он не сомневался, что сейчас слуга принимают Китинга по-королевски. Не было в доме человека, который бы не знал, что граф провел наедине с хозяином в его кабинете сорок минут и что оба вышли оттуда в самом дружеском расположении духа. И не нашлось такого тупицы, который не сумел бы догадаться, что именно в том кабинете произошло.

— Да, благодарю вас. — Алекс передал ему Пиппу, которая, как ни странно, не завопила, а похлопала Кэмпиона по лицу.

Алекс и Шарлотта смотрели, как Кэмпион уносит Пиппу так, словно он всю жизнь носил мокрых младенцев.

— Она стала немного лучше, — смущенно заметил Алекс. — За два дня не устроила ни одной истерики.

— Да, — подтвердила Шарлотта.

Как и все остальные обитатели дома, она прекрасно знала, зачем он здесь, но не хотела участвовать в происходящем. Во всяком случае, не сейчас. Не сейчас, когда еще не прошла головная боль, мучившая ее весь день, и не сейчас, когда она так раздражена и расстроена, что готова расплакаться. Она просто не могла — не желала в данный момент заниматься еще одним предложением.

Поэтому, вместо того чтобы пройти в голубую или другую гостиную, примыкающую к холлу, она грациозно протянула руку:

— Было очень любезно с вашей стороны посетить нас, милорд, — высокомерно произнесла она.

Алекс подошел и, остановившись прямо перед Шарлоттой, бросил грозный взгляд на двух лакеев, стоящих в холле. Выражение любопытства мгновенно исчезло с их лиц, и они, вытянувшись в струнку, застыли у стены. Алекс надвигался на Шарлотту, заставляя ее отступать шаг за шагом. Он взглянул на одного из лакеев, и тот быстро распахнул дверь в так называемую китайскую гостиную. Алекс схватил Шарлотту за плечо и втолкнул ее в комнату. С легким щелчком дверь за ними закрылась.

Апекс тотчас же отпустил Шарлотту и посмотрел ей в лицо.

— Почему вы думаете, что я оставлю своего ребенка во власти этого невзрачного типа, которого вы называете своим дворецким? — учтиво спросил он.

Шарлотта, пораженная, смотрела на него. Она не подумала о том, что пыталась попрощаться с ним после того, как его ребенка отнесли в комнату прислуги.

— Милорд, — сказала она, — я не могу… разговаривать сегодня. У меня болит голова.

Шарлотта грациозно опустилась на софу, чувствуя себя обманщицей, но в тоже время подражая своей двоюродной бабушке Маргарет. Маргарет постоянно чем-то болела и получала огромное удовольствие от своих недугов. Шарлотта с раздражением заметила, что Алекс стоял с совершенно невозмутимым видом.

— Может быть, вы хотите, чтобы я встал на колени? — спросил он.

Шарлотта заметила насмешку в его глазах и ответила сердитым взглядом.

— Нет.

— Хорошо.

Молчание затягивалось. Алекс снова посмотрел на Шарлотту. Он с тревогой заметил, что ее лицо было бледным, белым, как ее платье. И что она поддерживала голову рукой. Он опустился на софу рядом с ней.

— У вас в самом деле болит голова?

Шарлотта слабо кивнула. Каждое движение отзывалось в голове ударом молота. Алекс поднялся и вышел в холл. Она услышала, как он тихо разговаривает с одним из лакеев.

— Я послал его к Китингу, чтобы тот приготовил для вас специальный напиток, — объяснил он, вернувшись в комнату. — Наклоните голову, вот так. — Он осторожно усадил ее, положив голову к себе на плечо.

— Это совершенно неприлично, — заметила она, поднимая голову.

— Тс-с! Никто не увидит.

Он откинул волосы с ее затылка и начал легкими медленными движениями массировать ей шею.

В дверь постучали, и Алекс быстро посадил Шарлотту прямо, ответив улыбкой на ее взгляд. Кэмпион внес серебряный поднос с высоким бокалом.

— Вот, выпейте это.

Она с подозрением посмотрела на напиток. Он выглядел неаппетитно — желтый и пенистый.

— Я ненавижу яичные коктейли.

— Все равно выпейте.

Она выпила. Напиток оказался не таким противным, как она предполагала. «Тем хуже», — мрачно подумала она. Лакей взял пустой бокал и, кланяясь, удалился. Алекс снова ласково притянул Шарлотту к своему плечу, и она снова закрыла глаза.

— В этом напитке, наверное, был ликер? — спустя некоторое время спросила она сонным голосом. — Я не люблю ликер…

Она умолкла, и Алекс увидел, что Шарлотта заснула. Он привел в порядок ее атласные локоны. Невольная улыбка показалась на его губах: много ли найдется женщин, которые могут заснуть, когда к ним является граф с предложением выйти за него замуж? Он вспомнил жадные взгляды, которые замечал всякий раз, приезжая в «Олмэкс». Патрик обычно поддразнивал его, говоря, что стоит ему два раза станцевать с девицей, как она уже заказывает подвенечный наряд.

Он откинул голову на спинку дивана и закрыл глаза. Через несколько секунд единственным звуком в этой комнате было ровное дыхание двух спящих благовоспитанных людей.

Глава 12

Прошло минут двадцать, и Шарлотта открыла глаза. Головная боль прошла, и ей было тепло и уютно. Куда-то исчезло и ее раздражение. «Я была пьяна», — подумала она, приподнимаясь и чувствуя, как у нее слегка кружится голова. Алекс крепко спал. Хорошо хоть он не спал с открытым ртом.

Вдруг он открыл глаза и взглянул на нее. Его взгляд светился улыбкой. Он молча привлек ее к себе.

— Спать рядышком, — произнес наконец Алекс с притворным отвращением, — словно чета стариков на скамеечке, пригревшихся на солнышке.

— Хотите чаю? — улыбнулась Шарлотта. — Конечно, только для того, чтобы вы не уснули снова.

Алекс ненавидел чай.

— Питье для болонок, — ответил он. — Как раз то, что нужно такому старому шутнику, как я.

— Вы предпочитаете шерри? Или что-нибудь покрепче? Подозреваю, — строго заметила Шарлотта, — что ваш специальный напиток опьянил меня. Поэтому, чтобы исправить положение, я выпью чаю.

Она подошла к двери и распахнула ее. При взгляде на Шарлотту у Сесила вытянулось лицо: она выглядела безупречно и казалась совершенно спокойной — хозяйка не занималась в этой комнате ничем неподобающим.

Он отправился за чайными принадлежностями.

Шарлотта обернулась. Алекс непринужденно растянулся на безобразном китайском диване, купленном ее матерью, когда мода на все восточное достигла своего пика. Подлокотниками служили лежащие львы с выпученными глазами. Но Алекс… он так красив, с тайным вздохом подумала Шарлотта. На нем был великолепного покроя серый сюртук, резко контрастировавший с его мужественностью. Решительность Шарлотты таяла. Алекс поднял на нее глаза и заявил:

— Нам надо поговорить.

Шарлотта кивнула и села с ним рядом.

— Почему вы не хотите выйти за меня замуж? — спросил наконец Александр.

Вздрогнув, она повернулась к нему. Он был так красив и почти спокоен, Шарлотта снова заколебалась. Но нет! Она напомнила себе причины: ему нужна только гувернантка, и он забыл об их встрече три года назад. Это означало, что стоит ей отвернуться, как он начнет преследовать девиц.

— А я не могу просто отказаться?

— Нет, — решительно заявил Александр. — Нет, после того, как вы меня так поцеловали.

Они немного помолчали.

— Попробую догадаться, — смягчился Алекс. — До вас дошли слухи о моей неспособности, и…

Шарлотта энергично затрясла головой, уставившись в диванную подушку.

— Вы ничего не слышали, или дело не в этом?

— Я не… то есть мама говорила, но я знала… — Она прикусила губу. Она подозревала, что ее лицо уже сделалось пунцовым.

Алекс засмеялся.

— Вы знали, — сказал он. — Вы — необыкновенная. — Он медленно провел пальцем по ее шее.

— Не надо!

Словно обжегшись, он отдернул руку. Они снова помолчали. Затем он потребовал:

— Я жду, Шарлотта!

Шарлотта посмотрела ему в глаза, умоляя понять ее.

— Я знаю, что такое светские браки, — почти шепотом начала она. — Я не хочу такого. Я… — Она остановилась, услышав короткий стук в дверь, оповещающий о прибытии подноса с чаем. Его внес сам Кэмпион, с сочувственной улыбкой накрывший маленький столик.

— Еще я принес легкий завтрак, леди Шарлотта. Герцог и герцогиня просили передать их сожаление, милорд, но они не могли отклонить приглашение. Их светлости все же выражают надежду, что вы с ними отобедаете. Если вам понадобится что-либо еще, вы можете вызвать меня, позвонив, потому что мы переместили лакеев. — Не переставая кланяться, Кэмпион вышел из комнаты.

«Очень мудро со стороны герцога», — подумал Алекс, сразу же узнавший почерк Марселя в организации этого непозволительного свидания, предоставленного им с Шарлоттой.

Шарлотта занялась чаем, пытаясь найти подходящие слова.

— Вы меня любите? — напрямик спросила она.

— Люблю ли я вас? — изумился Алекс.

Его первым порывом было сказать: «Да, конечно» — и поцеловать ее. Но он напомнил себе, что не хочет, чтобы его новый брак походил на предыдущий. Не надо начинать его со лжи.

— Нет, — честно ответил он.

Шарлотта застыла.

— А вы, Шарлотта, меня любите?

Шарлотта открыла рот, но Александр продолжал:

— Понимаете, я не думаю, что любовь — это то, о чем пишут писатели. Все эти слова вроде «тот не любил, кто не любил с первого взгляда» придуманы поэтами, а не реальными людьми. Я думал, что полюбил свою первую жену в ту самую минуту, как увидел ее, — медленно говорил он. — Она была так похожа на девушку, которую я встретил раньше — здесь, в Англии. Она была на вид так невинна, так красива… как девушка, воспитанная в монастыре. И я сказал ей, что люблю ее, а она сказала мне, что любит меня, и через две недели мы поженились, к великой радости ее семьи. Но знаете ли, почему они так радовались?

Шарлотта покачала головой.

— Потому что никто в Риме не женился бы на ней.

У Шарлотты был такой растерянный вид, что Алекс улыбнулся кривой насмешливой улыбкой.

— Видите ли, она спала с большинством римских джентльменов, танцевавших на нашей свадьбе.

Глаза Шарлотты широко раскрылись. Алекс пожал плечами:

— Тем хуже для меня.

— Мне очень жаль, — неуверенно заметила Шарлотта.

— В течение следующего года я много думал о любви с первого взгляда. Наша совместная жизнь стала адом. Она не любила меня, и где-то через неделю я понял, что тоже не люблю ее. Любовь, полагаю, основана на верности, а верность появляется со временем. Понимаете, что я хочу сказать?

Шарлотта кивнула. Ей было очень трудно соединить все вместе — страстные черные глаза Алекса, разговор о неверности его жены и не покидавшую ее мысль, что сам Алекс будет ей изменять, как только они поженятся.

— Вы верите, — почти прошептала она, — что верность — это… когда не бываешь с другими после свадьбы?

Александр удержался, чтобы не рассмеяться. Значит, Шарлотта имела в виду измены, когда говорила о светских браках! Возможно, ее отец посматривал на сторону.

— Я полагаю, что только верность мужчины и женщины — основа брака, — убежденно сказал он. Взяв ее руку, он начал медленно и нежно гладить ее ладонь. — Я бы никогда не променял тебя на другую. — Он прижал ее руку к губам. — Честно говоря, у меня не осталось бы сил еще для кого-то. — Алекс наклонился, почти касаясь ее щеки.

Шарлотта снова отодвинулась.

— Вы говорили, что ищете няню, — неуверенно сказала она.

Почему все ее причины сейчас казались такими глупыми? Она чувствовала себя идиоткой.

В ответ Алекс притянул ее к себе и сильной рукой приподнял ей подбородок.

— Ты думаешь, я стал бы делать это с прислугой?

«Какой странный хриплый голос у него», — подумала Шарлотта. Она сглотнула и потрясла головой словно загипнотизированный кролик.

— Или это? — Он наклонился и прикоснулся к ее губам. Его губы ласкали медленно, соблазняюще, будто прося о чем-то…

По телу Шарлотты пробежала дрожь.

— Ты еще что-то хотела сказать, Шарлотта? — прерывающимся голосом спросил Алекс.

— А ты уверен, что не помнишь, что встречал меня раньше? — выдохнула она, прежде чем последняя разумная мысль исчезла из ее головы.

Александр слегка отстранился и посмотрел на нее.

— Милая, я никогда раньше тебя не встречал. — Он снова овладел ее губами. — Как бы я мог забыть такой нежный лоб? Или твои брови? — Он поцелуями отделял фразы одну от другой. — Или, — его голос стал мягким как бархат, — твои ресницы? Они такие черные на фоне твоих щек. Или твой упрямый носик?

В отчаянии Шарлотта отпрянула.

— Ты абсолютно уверен?

Алекс наконец осознал, что этот вопрос действительно для нее важен. Он заглянул ей в глаза.

— Я совершенно уверен, — подтвердил он. — Я бы никогда не смог забыть тебя. Как только я увидел тебя на балу, я понял…

Он замолчал, но Шарлотта догадалась: он понял, что хочет обладать ею. Он не помнил, что он уже ею обладал. Одинокая слеза скатилась по ее щеке. Алекс нежно смахнул ее.

— Какое это имеет значение, Шарлотта? В самом деле, разве наша первая встреча не принадлежит тому мифу о любви с первого взгляда? Почему бы не притвориться, что до этого бала мы не встречались, и к черту прошлое!

«О Боже!» — в отчаянии подумала Шарлотта. И еще одна слеза скатилась по ее щеке. Алекс нахмурился. Что такое? Почему ей так важно, когда он ее встретил? Он снова попытался вспомнить… хотя знал, что это бесполезно. До Италии он едва ли побывал на семи-восьми светских вечерах. А Шарлотта вообще не выезжала в свет до его отъезда в Италию. Он смотрел на нее, и, хотя она плакала, одного ее взгляда было достаточно, чтобы страсть взыграла в нем.

Шарлотта сделала попытку взять себя в руки. «Рассуждай разумно!» — приказала она себе. — Не будь мокрой курицей! Он забыл тебя. Вероятно, он забыл о случае на маскараде, потому что считал «ту девушку» проституткой, а это не то же самое, что спать с благородной леди. Но сейчас он говорит, что не будет бегать за девицами в садах. Он обещает!» А именно измены она и боялась. Она слабо улыбнулась, чем облегчила сердце Алекса.

— Прости, что я такая дурочка, — сказала она. — Я никогда не плачу!

— Ага, — сказал Алекс. — Видишь, я принимаю правильное решение. Ты будешь хорошей матерью для Пиппы, потому что это единственное, что ты умеешь делать хорошо.

Шарлотта улыбнулась.

— Но, Шарлотта, — серьезным тоном продолжал Алекс, — нам нужно в этом разобраться. Дело в том, дорогая, что ты, без сомнения, встретила моего брата Патрика. Мой отец всегда говорил, что мы похожи, как пара дуэльных пистолетов. — И в ответ на ее вопросительный взгляд добавил: — Они все черные, с серебряной отделкой.

Она снова улыбнулась. «Второй раз», — отметил Алекс.

— Наша няня не могла нас различить. Она ужасно обижалась, когда мы подшучивали над ней, что мы проделывали еще несколько лет назад. Если бы Патрик был здесь, в Англии, мы бы разобрались в этой путанице. А поскольку его нет, нам надо просто забыть об этом.

Шарлотта молча кивнула. Конечно, он абсолютно не прав. Она бы никогда, никогда не перепутала милую ямочку на щеке Алекса с чьей-либо еще. Или широкий разворот его плеч. Или надменно поднятые брови. Это были не просто черты лица. У нее был глаз художника — она видела не только лица, но одновременно и манеру себя держать. Может быть, потом, когда они поженятся, ей будет проще говорить о таких интимных вещах. И тогда она сможет рассказать ему, и он, возможно, даже посмеется над этим.

Алекс почувствовал, что она расслабилась. Он обнял ее и гладил ее мягкие локоны.

— Так ты выйдешь за меня? — прошептал он, прижимаясь губами к ее шее. — Потому что, думаю, я легко смогу полюбить тебя… и, возможно, ты меня полюбишь… и я смогу смотреть, как ты пишешь картины, и, может быть, у нас даже будет еще один ребенок — как Пиппа, только у него будет твой красивый ротик.

Шарлотта кивнула, прижавшись к его плечу. Алекс оттолкнул ее, его глаза смеялись.

— Ты что-то сказала?

— Да. Да, да, я выйду за тебя.

— А-а-а! — воскликнул Алекс, снова заключая ее в объятия. — Теперь ты — моя невеста. Знаешь, что это значит?

Шарлотта вздрогнула. Он собирается что-то сделать сейчас? Здесь, в китайской гостиной ее матери? Его губы опускались по ее шее все ниже, от чего у нее перехватывало дыхание. Тем временем его руки скользили по ее спине, заставляя тело непроизвольно прижиматься к нему. Они неловко столкнулись коленями, и Шарлотта хихикнула. Алекс с притворным гневом посмотрел на нее:

— Я заявляю тебе прямо сейчас, что хорошая жена никогда не смеется над своим мужем!

Шарлотта чувствовала легкость, и голова ее кружилась от счастья, его смеющиеся глаза придавали ей смелости. Она медленно провела изящными ладонями вниз по его крепкой смуглой шее и ниже — к мускулистой груди, точно так же, как делала это во время фейерверка.

— Мне нравится все, чему ты уже научил меня, — заметила она игриво.

— О, в самом деле, миледи? — прошептал в ответ Алекс. Его глаза вызывающе заблестели. — И как далеко ты зайдешь?

Шарлотта отдернула руки, засмеявшись от смущения.

— Теперь моя очередь! — заявил Алекс.

Он взял ее лицо в свои большие смуглые ладони. Они были так велики, что закрыли ей все лицо. И казались почему-то жесткими. Шарлотта, чуть повернув голову, поцеловала край его ладони.

— Мешать мне — нечестно! — строго заметил жених.

Он осторожно провел пальцем по ее лицу и остановился у губ. Обвел нижнюю пухлую губу. Внезапно Шарлотта открыла рот, и ее мелкие зубки вонзились в его палец. Алекс усмехнулся. Но его усмешка исчезла, когда до кончика пальца дотронулся теплый язык Шарлотты.

— Ты сладкий как мед, — сказала она, глядя на него с удивлением.

Алекс улыбнулся и, быстро убрав палец, наклонился. У нее перехватило дыхание. Их языки встретились, но теперь Алекс целовал ее по-другому. Настойчиво, требовательно, заставляя ее подчиниться неистовому ритму. Шарлотта беспомощно прижалась к его груди, откинув назад голову и чувствуя себя целиком во власти Алекса. Ее сердце билось, как у пойманной птицы, и она невольно закрыла глаза… пока он не оторвался от ее рта. Она широко раскрыла глаза. Он снова улыбнулся ей:

— Так на чем я остановился? — пробормотал Алекс.

Он снова положил ладони на ее лицо и медленно провел ими по ее упрямому подбородку и шее. Шарлотта ощущала, как где-то внутри у нее что-то вспыхнуло. Она смотрела в его черные глаза так, словно кроме них на свете больше ничего не существовало. Пальцы Алекса скользили по ее ключицам и дальше, дальше по гладкой, гладкой коже ее груди. Они добрались до кружевной оборки, окаймлявшей лиф ее утреннего платья. Скользнули внутрь. Шарлотта не знала, что и подумать. Больше всего ей хотелось, чтобы он взял в руки ее груди, но его пальцы двигались вдоль оборки. Они добрались до подмышек, и Шарлотта замерла. Она ужасно боялась щекотки, но его ласки почему-то не щекотали ее… Напряжение внутри все усиливалось.

Руки Алекса коснулись ее тела под платьем и, скользнув вдруг под легкую ткань лифа, дотронулись до ее соска. Шарлотта вздрогнула. Он дотронулся до другого. Шарлотта вздохнула и от возбуждения облизала губы. Алекс чуть не застонал — он не был уверен, как долго сможет продолжать эту игру: в паху жгло огнем, и единственное, о чем он был в состоянии думать, — так это как прижать Шарлотту к подлокотнику дивана и… И — что?

Ему нужна была невеста-девственница. Он взглянул на Шарлотту. Она лежала на диване, откинув голову, приоткрыв влажные губы, в то время как он ритмично поглаживал ее маленькие возбужденные соски. Она принадлежала ему. В этом он был убежден больше, чем в чем-либо другом. Но он не хотел брать ее сейчас, в доме ее родителей. Он хотел произнести обеты, которые что-то значили, и затем только овладеть ею под сенью этих клятв.

— Нет, — прошептал он. И снова наклонился к ней. — Нет, — повторил он, обжигая ее своим жарким дыханием, и, оттянув легкую белую ткань, взял в рот ее розовый сосок.

Шарлотта непроизвольно выгнулась и застонала. Алекс гладил другую грудь — теперь уже грубо, а зубами слегка покусывал сосок. Шарлотта словно таяла, не чувствуя, как жжение внутри сменилось ощущением влажности и боли — явного желания.

— Алекс, — с трудом выдохнула она.

Но Алекс на мгновение потерял контроль над собой. Грудь Шарлотты была так нежна, так совершенна: удивительно тяжелая для такого хрупкого тела и в то же время не слишком большая — как раз по его руке. Он уже стянул лиф, освободив грудь, и маленькие рукава сползли почти до локтей. Ее груди — шелковисто-белые, с нежно-розовыми кругами вокруг сосков… А ее соски! Ярко-алые, припухшие, дразнящие. Алекс глубоко вздохнул. Она опьяняла его. Еще никогда в жизни им не владело такое возбуждение. Боже, он был близок к тому, чтобы овладеть своей невестой на этом неудобном бугристом китайском диване!

— Нет, — хрипло произнес он.

Он оторвался от груди Шарлотты, но его руки продолжали ласкать ее. Она открыла глаза, затуманенные желанием, и посмотрела на него. Алекс ответил восторженным взглядом. В ней было все, что он хотел: нежность, ум, невинность и чувственность. Она казалась такой чистой и в то же время была страстной, даже сейчас, когда он смотрел на нее. Она притянула его к себе.

Он нежно прикоснулся к ее губам, но она, словно вспомнив, как следует целоваться, встретила его влажным призывным поцелуем. И Алекс не устоял: он яростно приник к ее рту, и эротическая сила его порыва окончательно покорила уже сдавшуюся жертву. Шарлотта, застонав, потянулась грудью к его мощному телу. Алекс прижал ее к груди. Разум его снова помутился; его язык грубо врывался в ее рот, а рука обольщающе гладила ее бедро выше чулка, отбрасывая в сторону платье. Потребность осязать ее тело делала его грубым. От возбуждения Шарлотта почти рыдала. Она ощущала между ног что-то пульсирующее, обжигающее горячей влагой. Его пальцы добрались до края панталон, но не остановились, а двинулись внутрь.

— Алекс, — вся дрожа, прошептала Шарлотта. — Я не знаю…

— Все хорошо, дорогая, — глухим голосом ответил Алекс.

Его пальцы оказались уже между ее бедер, и Шарлотта почти не владела собой. Она бессознательно с силой сжала его плечо:

— Нет!

Но его пальцы медленно проникали в ее горячую влажную теплоту. Оглушающие порывы желания распространились по всему ее телу, ногам, животу.

— Нет… — произнесла она неуверенно.

Алекс ласкал ее грудь, прижимаясь к губам, чтобы заглушить ее умоляющие стоны. Единственное, что оставалось ему, — это сбросить панталоны и войти в нее. Только одно его останавливало… Это он сам. Шарлотта уже не владела собой: она тяжело и неровно дышала, изнывая от желания.

— Алекс! — закричала она. — Алекс!

Александр всей душой надеялся, что в холле никого нет. Шарлотта содрогнулась, и тело ее будто разорвалось на сотни разлетающихся сверкающих осколочков. Она покрылась каплями пота.

В китайской гостиной наступила тишина. Алекс смотрел в потолок и благодарил небо за свою выдержку. Начиная со времен своей юности он еще никогда не был так близок к беде. Шарлотта, без сомнения, будет страшно смущена, когда поймет, что произошло. Ему же необходимо держать себя в руках. Наконец он оглянулся. Шарлотта сидела, откинувшись на спинку дивана, но не со смущенным, а с озадаченным видом. Александр наклонился и погладил ее по лицу.

— Что это было? — спросила она.

— Что? — переспросил Алекс, не поняв ее вопроса.

— Что со мной произошло? — Она смотрела ему в лицо, высоко подняв тонкие брови.

Алекс не смог удержаться и улыбнулся.

— У тебя было то, что во Франции называют la petite mort — маленькая смерть.

Шарлотта задумалась.

— Это произойдет опять?

Алекс чуть не расхохотался.

— Я обещаю, — сказал он. — Обещаю.

Шарлотта немного подумала об этом, подтягивая рукава своего утреннего платья и приводя в порядок юбку. Затем она протянула руку и взяла с принесенного Кэмпионом подноса сандвич с огурцом.

Александр старался думать о скачках. Конские бега наводили на него такую скуку, что одна лишь мысль о них могла остудить его любовный пыл. Его охватывало изумление: его суженая только что испытала нечто такое, чего многие женщины не испытывали никогда, и теперь хладнокровно ела сандвич. Он прищурил глаза и внимательно на нее посмотрел. У Шарлотты дрожали руки. И даже, как он заметил, по щеке катилась слеза.

Алекс вздохнул. Неудобная выпуклость в его панталонах исчезла. Он взял себе сандвич с огурцом и опустился на диван рядом со своей невестой.

— На самом деле, — задумчиво произнес он, — это не просто произойдет опять: в следующий раз будет намного лучше. Потому что в этот раз я доставил наслаждение тебе, а в следующий — мы доставим наслаждение друг другу.

Шарлотта удивилась. О нем она совсем и не думала.

— А так бывает?

— О нет. Если ты всего лишь дотронешься до меня, я взорвусь, — весело ответил Алекс. — Видишь ли, — продолжал он вкрадчивым голосом, — мое тело требует, чтобы я на тебя набросился и обесчестил, как это принято называть, и только мое великое благородное самообладание и чувство чести удерживают меня и заставляют жевать этот черствый сандвич. — Он положил сандвич на поднос и, нахмурившись, выбрал другой. — Что мне следует сделать, так это поцеловать тебя в карете, а затем явиться в клуб в этих проклятых узких панталонах. И это будет ответом на все слухи о моей «недееспособности»!

Шарлотта взглянула на него из-под опущенных ресниц. Он прищурил глаза и ответил ей явно соблазняющим… и насмешливым взглядом. Вдруг Шарлотта хихикнула. Она находила это смешным, но не в том смысле, как думал Алекс. Он не хотел «обесчестить» ее на китайском диване ее матери, но ведь он уже обесчестил ее раньше.

Она тронула его за рукав, все еще чувствуя себя немного виноватой.

— Спасибо, — сказала она.

Алекс этого явно не ожидал и выглядел изумленным.

— Что случилось? — спросила она.

— Только одна женщина однажды поблагодарила меня… — Он замолчал и принялся за сандвич.

— У тебя было много любовниц?

— Сотни… тысячи… — Он взмахнул сандвичем.

Шарлотта изобразила на своем лице неодобрение. Он наклонился и заглянул ей в глаза:

— Джентльмен никогда не обсуждает свои победы. Но поскольку ты будешь моей последней победой, я могу признаться, что не помню, был ли я когда-нибудь возбужден так, как сегодня. За всю свою жизнь и со всеми этими тысячами женщин.

Шарлотта покраснела.

— Мы остановились, — продолжал Алекс, — потому, что я хочу заниматься с тобой любовью час, два часа, на удобной постели… — Его глаза весело заблестели. — И я хочу, чтобы мы поженились. Ты будешь носить мое кольцо и принадлежать только мне одному и никому больше. И я хочу, чтобы твой первый опыт стал началом длинной вереницы ночей и дней.

— Дней? — повторила удивленная Шарлотта.

— Дней, — подтвердил он с довольной улыбкой. — В моей спальне большие окна, и я положу тебя на постель, и полуденное солнце будет освещать нас. — Его голос перешел в шепот. — И я буду наслаждаться твоим телом весь день.

Шарлотта догадывалась, что, должно быть, она красна как мак.

— Черт! — как бы между прочим произнес Алекс. — Я дошел до предела. Придется принять холодную ванну.

Шарлотта рассмеялась. Алекс обнял ее за плечи и запустил руку в ее волосы, играя локонами.

— Значит, ты выйдешь за меня замуж? Я могу сказать твоему отцу, что ты согласна?

Шарлотта подняла взгляд; ее сердце переполняла любовь к его страстным черным глазам, изогнутым бровям, его ироничному юмору… Ко всему Алексу.

— Знаешь, а ты не всегда прав, — шепнула она, но глаза ее сияли.

— О? — Его бровь взлетела вверх. — Поверь, никто никогда не говорил мне, что я в чем-то ошибаюсь!

— Может быть, существует любовь с пятого или шестого взгляда, — нежно сказала Шарлотта, Ее теплые руки обвились вокруг его шеи. — Может быть, любовь — это когда думаешь, что другой человек красив, умен, и с ним весело, и он весь… желанен. Может быть…

Но Алекс снова прервал ее поцелуем.

Спустя некоторое время тишину в гостиной нарушил звук открываемой двери — из нее вышли несколько взлохмаченный, но счастливый граф и такая же счастливая, но вполне владеющая собой будущая графиня.

Глава 13

В оставшиеся до свадьбы три дня Шарлотта в волнении наносила последние штрихи на портрет Хлои ван Сторк. Хлоя, как всегда, терпеливо сидела на диване. Но Шарлотта видела, что она тоже взволнована. За время работы Хлоя ни разу не взглянула на портрет. Ей хотелось, чтобы он стал для нее сюрпризом, как несколько по-детски объяснила она. Наконец Шарлотта заставила себя отложить кисти. Сейчас она была так возбуждена, что из-за нервного напряжения могла испортить всю работу. Ей казалось странным, что она заканчивала портрет и выходила замуж одновременно. У нее было чувство, что заканчивается ее прежняя жизнь… Нет, это было глупо. Алекс уже устроил для нее в своем доме великолепную студию. Она была расположена рядом с его кабинетом — так, чтобы он знал, что она неподалеку. Шарлотта чуть заметно улыбнулась глупой от счастья улыбкой. Вытерла кисти. Потом слуги приведут в порядок все ее принадлежности для живописи и перевезут на Гросвенор-сквер. «В наш дом», — подумала она.

— Не хочешь подойти и посмотреть, на свой портрет, Хлоя?

Хлоя вздрогнула от неожиданности и вскочила. «Она такая милая», — подумала Шарлотта с симпатией, глядя на открытое лицо и ясные глаза Хлои. За восемь недель, потребовавшихся на то, чтобы закончить портрет, молодые женщины успели подружиться. Прищурившись, Шарлотта смотрела на портрет. Сумела ли она передать глубину честной натуры Хлои? Удалось, решила она. Другая сторона натуры Хлои — неуловимые проблески чувственности, которые Шарлотта ясно видела, — на законченном портрете была приглушена. Может быть, это объяснялось тем, что и сама Хлоя утратила томный взгляд, появившийся у нее после посещения театра, когда они смотрели «Короля Лира». Шарлотта улыбнулась. Она вспоминала день своей помолвки.

Ее мысли прервала Хлоя. Она воскликнула, всплеснув руками:

— Это не я!

Шарлотта удивилась.

— Нет, это ты, Хлоя. Ты именно такая.

— Нет, — выдохнула Хлоя. — Она слишком красивая.

Улыбка тронула уголки губ Шарлотты.

— Ты — потрясающая красавица, дорогая! — Она обняла худенькие плечи Хлои. — Тебе просто надо к этому привыкнуть. — И добавила: — Теперь, когда портрет закончен, я хочу знать, что происходит. Где Уилл? Я очень давно его не видела!

— Понятия не имею, — печально ответила Хлоя.

— Гм-м, — протянула Шарлотта. — Это так не похоже на Уилла — пропустить самый пик сезона.

— Знаю, — сказала Хлоя в ответ на невысказанную мысль. — Он ведь должен найти богатую невесту, не так ли?

Шарлотту тронул страдальческий взгляд Хлои. Она постаралась избежать ответа.

— Ты отказала ему? — спросила она.

Хлоя внимательно изучала свои руки перебирающие складки юбки.

— Нет, — еле слышно прошептала она. — Он не просил моей руки.

— Ну а ты не думаешь, что твой отец мог его отпугнуть? Потому что бедняга действительно должен жениться на деньгах. Как я слышала, он может потерять поместье. И все из-за того, что его отец так любил играть на скачках! Какая жалость!

Хлоя затрясла головой:

— Я так не думаю. Моему отцу он понравился: он сказал, что Уилл, барон Холланд, разбирается в коммерции лучше, чем любой легкомысленный дворянин… О, Шарлотта, извини, я не хотела обидеть тебя… или кого-нибудь. — И она продолжала почти шепотом: — Дело в том, что барон, должно быть, решил, что ему не под силу пройти через это, вот и все. Одно дело — знать, что жениться надо по необходимости, на деньгах, и совсем другое — решиться жениться на ком-то, особенно на дочери простого горожанина. Думаю, что он не смог заставить себя сделать мне предложение и поэтому уехал в деревню.

Шарлотта обняла ее. Затем встала и повернула портрет лицом к дивану.

— Хлоя ван Сторк, — заговорила она уверенно, — посмотри на мою картину. Неужели ты и в самом деле думаешь, что Уилл способен отказаться от мысли жениться на этой женщине?

Хлоя смотрела, но не видела нежной привлекательности своих голубых глаз, естественного благородства высоких скул и узких плеч, соблазнительных намеков на страсть пухлых алых губ.

— Да, — ответила она.

— Так вот, ты ошибаешься! Уилл приедет на нашу свадьбу, — добавила Шарлотта.


Граф Шеффилд и Даунз женился с пышной и торжественной церемонией, каких Лондон не видел уже много лет. Список приглашенных на свадьбу тщательно проверялся, сужаясь до пэров Англии и особо близких друзей невесты и жениха. Этого было достаточно для того, чтобы каждый, кто претендовал на принадлежность к высшему свету, умирал от желания получить приглашение, и пока только два приглашения были отклонены. Шарлотта не могла выйти из дома без того, чтобы ее не окружила толпа репортеров из «Сплетника» и «Газетт». В «Сплетнике» даже появилась почти постоянная колонка, посвященная ее свадебному платью, медовому месяцу и дальнейшей жизни (без детей или все-таки с детьми?).

— Теперь о другом: что ты собираешься надеть на свадьбу? — практично осведомилась Шарлотта.

Хлоя покачала головой. Сказать по правде, она пока сомневалась, будет ли присутствовать на церемонии. Ее родители решительно отклонили приглашение, хотя и были необыкновенно польщены тем, что их пригласили. Если бы она захотела присутствовать на свадьбе, ей пришлось бы появиться в обществе Сисси и ее родителей. Но она не собиралась надевать что-либо особенное: какое это имело значение, раз Уилла не было в Лондоне. Сейчас ее сердце забилось сильнее: через три дня она увидит его.

— О нет! — в отчаянии воскликнула Хлоя. — Слишком поздно шить платье… Мне придется надеть одно из этих. — И она снова начала перебирать складки тяжелой саржи.

— Нет, — заявила Шарлотта. — Ни в коем случае. Видишь ли, мама последнее время не думала ни о чем, кроме моего приданого — ну с тех пор, как Алекс сделал предложение. А это значит, что моя комната просто набита платьями, мне и за год их не сносить. И еще это значит, что в доме есть белошвейки: весь последний месяц они работали наверху. Пойдем. Мы выберем платье, и они переделают его к завтрашнему дню.

— Нет, нет, — заволновалась Хлоя. — Не надо! Я не позволю тебе… Ведь это все потребуется тебе в медовый месяц!

Шарлотта, несмотря на протесты Хлои, решительно потащила ее к двери.

— Нет, не потребуется. Алекс говорит, что одежда мне не потребуется вообще.

Это заявление заставило Хлою умолкнуть, и Шарлотта увлекла ее наверх.


В день бракосочетания Шарлотты лондонцы начали собираться перед Вестминстерским аббатством уже в пять часов утра, с тем чтобы получше разглядеть знать, когда та будет входить в церковь. К полудню образовалась небольшая веселая и довольно прилично себя ведущая толпа. Эта толпа громко комментировала туалеты каждого гостя и даже наградила аплодисментами старую леди Тибблбат, когда та выбралась из кареты и весьма уверенно заявила, что еще не впала в старческое слабоумие; а один особенно любезный зевака даже предложил осчастливить ее своим вниманием, но на него зашикали.

И настоящим комплиментом стало одобрительное молчание даже самых нахальных подмастерьев, встретившее мисс Хлою ван Сторк, когда она вышла из кареты сэра Найджела Коммонвилла. В ее ушах блестели бриллиантовые серьги в виде капель. Глаза ее сияли. Но что заставило репортеров схватиться за свои записные книжки, так это потрясающее сочетание ее белой, словно цветок магнолии, кожи, волос цвета темной меди и открытого зеленого платья, которое могло быть только творением Антонена Карэма. Месье Карэм был подлинным героем дня, поскольку в прессу просочились сведения, что он является создателем подвенечного платья Шарлотты. Фасон подвенечного платья вызывал толки. Платье мисс ван Сторк было классическим образцом творчества Карэма: сшитое из струящейся легкой ткани, оно едва прикрывало грудь и мягко прилегало к ногам. Но захочет ли Шарлотта Дэйчестон надеть что-нибудь столь же смелое на свою свадьбу?

Когда часы пробили без четверти девять, лакеи, стоявшие у дверей Вестминстерского аббатства, уже отметили в списках приглашенных почти все имена. Мало кто решился приехать позднее — из-за боязни застрять среди экипажей, скопившихся у аббатства. Волнение толпы достигло апогея. Жених уже приехал; все видели, как он входил — с совершенно невозмутимым видом.

— Ну, так для него это не в первый раз, так? — заметила некая Молл Тристл.

— Так оно и есть, так оно и есть, — охотно подтвердил мистер Джек, ее друг. — И не свадьба заставит его волноваться, а брачная ночь!

— Ты нахал, Джек, — недовольно заметила Молл. Ей хотелось думать, что граф — такой красавец! — не имел никаких проблем «в этой области».

— А где ж тогда невеста-то? Может, она сбежала? — услужливо подсказал Джек.

— Сбежала? Да никогда! — возмутилась Молл. — Да кто ж такого бросит: граф и все такое… Даже если у него и вяленький «цветочек», ей-то что?

Джек нахмурился. Его чувство приличия было оскорблено: подумать только, женщину не интересуют такие вещи!

— Слушай, Молл… — начал он строго, но в эту минуту толпа всколыхнулась, и по ней прокатилась шумная волна голосов, как будто стая скворцов неожиданно опустилась на изгородь.

Шарлотта не шевелясь сидела в карете своего отца. У нее кружилась голова, и она не переставала улыбаться. Ее мать, сидевшая напротив, наоборот, плакала. Но Шарлотта не придавала слезам значения: мать рьщала на обеих свадьбах ее сестер. Сейчас Аделаида поступила точно так же.

— Мама, — запротестовала Шарлотта, сдерживая смех. — Мы приехали! Мы у церкви!

Марсель ласково ущипнул руку жены.

— Ну-ну, вспомни, о чем мы говорили, Адди, — тихо сказал он. — Можешь плакать всю ночь, если захочешь, но сейчас перестань.

Аделаиде наконец удалось взять себя в руки. Марсель считал важным, чтобы его жена не плакала, из опасения, что ее слезы будут истолкованы как недовольство браком дочери.

«Но кто может быть недоволен этим браком? — думала Аделаида. — Милые Александр и Шарлотта так влюблены друг в друга!»

Первой из кареты с величественным видом вышла герцогиня. Она прошествовала к церкви, опираясь на руку своего кузена с материнской стороны, маркиза Дорчестера. Затем из другой кареты вышла одна из сестер невесты со своим мужем, маркизом Блассом. За ними проследовали другая сестра и брат невесты: газеты сообщали, что они проделали долгий путь из Америки, чтобы присутствовать на свадьбе. И наконец, появился сам герцог Калверстилл и встал у кареты.

Когда из кареты, осторожно поддерживаемая ливрейным лакеем, вышла Шарлотта, наступила мертвая тишина, необычная для шумных, заполненных народом лондонских улиц. И вдруг толпа разразилась криками одобрения.

Антонен Карэм превзошел себя. Платье Шарлотты в стиле ампир было истинно французским. Карэм выбрал для него не легкую и струящуюся ткань, а тяжелый шелк. Классический короткий лиф поддерживал грудь Шарлотты, юбка была невероятно узкой, а не легкой и свободной. Тяжелый шелк падал вниз, и казалось, что вся фигура состоит лишь из груди и ног. Небольшой шлейф своей тяжестью придавал особую прелесть походке. И самое поразительное: мелкие изумруды были так плотно пришиты к кремовому шелку, что казались вытканными вместе с нитями. Шарлотта выглядела обольстительно прекрасной. Изумруды сверкали в ее волосах и поблескивали на платье. Сам Карэм прослезился, примеряя его не ней в последний раз. Будущее Карэма было обеспечено; он плакал оттого, что был уверен: никогда больше не доведется ему одевать такую красивую невесту.

Проходя под тяжелой каменной аркой, Шарлотта на мгновение ощутила страх. Что, если Александр передумал? Если он все-таки не захочет на ней жениться? Но вот он, стоит там, в глубине церкви. Она глубоко вздохнула и начала свой длинный путь к алтарю.

Орган заиграл легкую и радостную мелодию, объявляя о прибытии невесты. Присутствующие все как один ахнули, увидев Шарлотту.

Алекс, стоявший впереди, не сводил с Шарлотты глаз. За всю свою жизнь он не встречал такой прекрасной женщины. Ему потребовалось все его самообладание, чтобы не броситься к ней по проходу и не заключать ее в объятия. Он неподвижно застыл на месте.

Люсьен Бош, который из-за отсутствия Патрика, брата Александра (все еще путешествовавшего по Востоку), исполнял обязанности шафера, тяжело вздохнул. Алекс взглянул на него.

— Вам повезло, — сказал Люсьен просто. — Звезды покровительствуют вам.

Алекс улыбнулся: Люсьен обладал удивительной способностью сводить все сложные вещи к коротким истинам. В самом деле, звезды покровительствуют ему. Все, что он когда-либо желал, шло к нему в руки, и — как дополнительное вознаграждение — Пиппа, тихо сидящая сейчас в первом ряду на руках у няни, которую наняла Шарлотта. За несколько недель, предшествовавших свадьбе, Шарлотте даже удалось перебороть страх Пиппы перед незнакомыми людьми.

Шарлотта приблизилась к центру зала. У нее все еще не хватало смелости поднять глаза и взглянуть на Алекса, хотя она чувствовала, что он смотрит на нее. Герцог сжал руку дочери.

— Все в порядке? — коротко спросил он.

— Да.

Они обменялись тем взглядом, которым всегда обмениваются отцы и дочери во время венчания. Герцог вложил ее руку в руку Александра и повернулся, чтобы присоединиться к своей супруге.

Шарлотта наконец подняла глаза. Алекс улыбался ей с такой нежностью, что у нее перевернулось сердце. Архиепископ прокашлялся, и они встали лицом к алтарю.


Только самый невнимательный наблюдатель на балу, который после свадьбы давал герцог Калверстилл, глядя на танцующих новобрачных, не понял бы, что их ждет длинная и страстная ночь. Многие вздыхали, когда Алекс повел Шарлотту на танец — впервые как свою жену: их тела двигались как единое целое; с каждым тактом он все сильнее прижимал ее к себе.

— Сколько еще мы должны оставаться здесь? — с двусмысленным блеском в глазах спросил Алекс Шарлотту.

— Успокойся! — не могла не засмеяться Шарлотта.

— Видишь ли, есть предел моему самообладанию. Месяцы ужасных мучений… И ты хочешь, чтобы я оставался здесь и улыбался своим старым приятелям и твоим теткам?

— Почему мучений? — Шарлотта притворилась оскорбленной. — Разве я не целовала тебя на прощание каждый вечер?

— Да… но так быстро, что за это время и яйца не поджаришь!

— Нет, дольше, — возразила она. — Если принять такой вид измерения, то вчера ты бы успел поджарить яичницу для целого полка.

— Недостаточно долго. — Алекс почти коснулся ее губ. — Я не в силах этого вынести, Шарлотта. Я чувствую, что схожу с ума. Я теряю рассудок. Что, если я помешаюсь, сорву с себя одежду, голым побегу в Гайд-парк и кончу тем, что попаду в бедлам?

Глядя на него сияющими глазами, Шарлотта засмеялась.

— Если бы я верила, что такое случится, то настаивала бы, чтобы мы оставались здесь до полуночи.

— Тс-с, Шарлотта, — быстро нашелся Алекс. — Если бы эти старые леди знали, как сильно тебе хочется увидеть меня голым, то трудно даже представить, что случилось бы с твоей репутацией.

— Я — старая замужняя дама, Александр Фоукс.

— Поэтому ты полагаешь, что замужние женщины не интересовались моей голой персоной, — притворно обиделся Алекс.

— Я — замужняя дама, замужняя графиня, — тихо произнесла Шарлотта. — И я очень интересуюсь твоей голой персоной.

Глаза Алекса потемнели, и, увлекая Шарлотту в круг танцующих, он прижался к ее мягким волосам.

— Я не хочу отвечать на это, — наконец прошептал он хрипло.

Хлоя стояла в толпе молодых девушек, наблюдая за танцующими новобрачными. Ее взгляд был задумчивым, хотя лицо оставалось совершенно спокойным. Чего нельзя было сказать о ее подруге Сисси, которая, раскрыв рот, не сводила глаз с Шарлотты и Александра. Сисси приняла отчаянное решение выйти замуж за Ричарда Фелвитсона, невзирая на то что он — младший сын и, по мнению ее матери, совершенно не подходящий жених. Посмотрите на Шарлотту: она выходит замуж за графа со скандальной репутацией — и посмотрите, как она счастлива! Не ведая о смелых мыслях Сисси, Хлоя едва сдерживала подступавшие к горлу рыдания.

Платье Шарлотты сотворило чудеса: карточка танцев Хлои была заполнена; по крайней мере пятеро джентльменов просили оказать им честь сопровождать ее к ужину. Но если бы здесь был барон Холланд, Платье (про себя Хлоя называла его с большой буквы) не произвело бы на него никакого впечатления.

Когда Хлоя входила в церковь, ей показалось, что она заметила слева от прохода знакомую шапку непокорных белокурых волос. Но когда она, вытянув шею, хотела еще раз увидеть его, она его не нашла. А если он и присутствовал на балу, то не счел нужным пригласить ее на танец.

Шарлотта и Алекс закончили танцевать, и начался настоящий бал. Питер Дьюлэнд вежливо поклонился Хлое, и она в ответ смущенно улыбнулась ему. Он нравился ей с тех пор, как она встретила его в ложе Шарлотты, когда они смотрели «Короля Лира». Он казался таким же тихим, как и она сама, и никогда не раздражал ее неуместными комплиментами или попытками поцеловать. Они заняли спои места в контрдансе, и, к счастью, по жребию им выпало одной из первых пар пройти в танце под арками, образованными руками танцующих, и выйти из «коридора» на другом конце бального зала. Они немного поговорили, и Питер рассказал ей о фейерверке, которого она не видела, так рано уехав из Воксхолла.

— Не хотите ли лимонада? — спросил он, видя, что танец заканчивается.

— Да, не откажусь. — Хлоя простодушно улыбнулась ему, не подозревая, что совсем рядом, в двух шагах от них, за ними обоими следили разгневанные голубые глаза.

Питер улыбнулся в ответ. Ему тоже нравилась Хлоя, она напоминала ему его младшую сестренку Бесс.

— Я сейчас вернусь.

За плечами Хлои возникла крепкая мускулистая фигура шести футов роста. Она быстро оглянулась. Это был Уилл. Его глаза были такими же голубыми, какими она их запомнила, — голубее неба в ясный день.

— О, это вы, — с запинкой произнесла она.

— Да, это я! — сердито ответил Уилл. — Ради Бога, что вы сделали с собой?

— Что? Что вы хотите сказать?

Глаза Уилла сузились.

— Это Шарлотта, не так ли? Она вырядила вас, как какую-то французскую девку. У вас ужасный вид. Что вы делаете, пытаетесь выйти замуж за графа?

К несчастью, последнее замечание попало в цель, ибо появился кавалер, которому был обещан следующий танец: Брэддон Чеви Четвин, граф Слэслоу.

— А вот и вы, мисс ван Сторк! Нет, вы не можете танцевать с ней сейчас, — добродушно обратился он к Уиллу. — Она моя — на следующий танец и на ужин.

Горькая обида в глазах Хлои сменилась ледяной холодностью, когда, подавая руку Брэддону, она кивнула Уиллу. Затем она обернулась к Брэддону и весело улыбнулась ему.

— Не прогуляться ли нам немного перед танцем на террасе, милорд?

Добродушное лицо Брэддона Четвина просияло.

— Буду в восторге, мисс ван Сторк. Буду в восторге.

Они направились к террасе, и все, что смог услышать Уилл, это бесконечные выражения Брэддоном своего восторга. Уилл мысленно выругался. Что это с ним пррисходит? Он не мог дождаться встречи с Хлоей, а когда увидел ее, повел себя как глупый, злобный, отвратительный болван.

Когда Брэддон и Хлоя остановились и вальс закончился, Хлоя заставила себя улыбнуться ему. Ей стоило большого труда сохранять веселый вид после незаслуженного оскорбления, полученного от Уилла. Она не знала, как ей следовало понимать его. Почему он так рассердился из-за ее красивого Платья? Хлоя и представления не имела, какой соблазнительной она выглядит в этом платье и что у каждого мужчины в зале просто слюнки текут от одного ее вида.

Уилл заметил, как все заглядывали ей в декольте или смотрели на части тела, не скрытые платьем, и почувствовал себя быком, выпущенным в поле среди собак. Быком, увидевшим красное.

Не успел Брэддон убрать руку с талии Хлои, как Уилл схватил ее за локоть. От неожиданности Хлоя вздрогнула.

— Опять вы? — сказал Брэддон уже менее дружелюбно, чем раньше. — Я собираюсь сопровождать мисс ван Сторк на…

— Никуда! — отрезал Уилл. — Она занята.

— Нет, не занята! — резко ответила Хлоя, пытаясь освободиться от его сильной руки. — Я никуда с вами не пойду, вы…

Гнев Уилла возрастал.

— Нет, пойдете! Если вы желаете снова прогуляться по террасе, вы пойдете туда со мной!

Брэддон Четвин с сожалением переводил взгляд с одного на другую. Жаль — ему по-настоящему нравилась мисс ван Сторк. Он был уже близок к тому, чтобы считать ее ответом на молитвы своей матери. Если он и не самый умный человек в Лондоне, то ему уже несколько раз говорили, что для мужчины он слишком чувствителен. А как должен чувствительный человек поступить в подобной ситуации? Ясно: исчезнуть!

— Мисс ван Сторк. К вашим услугам, Уилл, — сказал он, величественно поклонился (в конце концов, она отказывалась от графа ради барона) и ушел.

Хлоя упрямо вздернула подбородок.

— Барон Холланд, — холодно произнесла она, призвав на помощь все свое самообладание, приобретенное в лучших школах, в которых она, не имея благородного происхождения, училась. — Вы желаете еще что-нибудь прибавить к своим замечаниям по поводу моей одежды?

Уилл в растерянности смотрел на нее.

— Да.

Он подтолкнул ее к двери и вывел на террасу. Хлоя быстро осмотрелась. Они были здесь далеко не одни: несколько матрон сидели, отдыхая на свежем прохладном воздухе.

— Так что же? — вырывая руку, спросила она с холодным равнодушием.

Вместо того чтобы смотреть на него, она изучала свою руку, словно ожидая, что на ней появятся синяки. Наступила небольшая пауза. Уилл снова ругал себя. Несколько лет он пользовался заслуженной репутацией покорителя сердец. Он безошибочно угадывал, какой комплимент сделать даме, как превратить шутки и веселье в эротику. И как делать предложение. Их он пока сделал три. И куда же подевалось все его искусство? Он чувствовал себя молодым нищим дворянином, пытающимся познакомиться с герцогиней.

— Вероятно, сейчас неподходящее время, — наконец сказал он.

В этот момент Хлоя взглянула на него, но, встретившись с ним взглядом, снова опустила глаза.

— Прошу прощения, что оскорбительно отозвался о вашем туалете, мисс ван Сторк, — с подчеркнутой вежливостью заявил он. — Мной, естественно, овладела ревность.

Но последние слова он произнес так небрежно, что они едва ли звучали как извинение. В ответ Хлоя кивнула.

— Проводить вас в дом? Уверен, ваш кавалер уже вас ищет.

Хлоя чуть покраснела. Еще никогда ей не было так трудно подавлять слезы. Она снова молча кивнула, Уилл взял ее за руку и, не говоря ни слова, подвел к следующему кавалеру. К счастью, следующим танцем был быстрый котильон, и Хлое не пришлось поддерживать разговор. Надо было лишь улыбаться партнеру, когда, делая фигуры танца, она в очередной раз оказывалась перед ним.

Вечер продолжался. Хлоя думала, что еще никогда в ее жизни не было такого ужасного бала. Уилл, испепеляя взглядом каждого мужчину, который, танцуя с Хлоей, обнимал ее за талию, отчаянно флиртовал с женой капитана Пребуорта. А репутация Камиллы Пребуорт была всем известна, с грустью размышляла Хлоя. Она старалась не смотреть на него, но почему-то, куда бы она ни бросила взгляд, она всюду видела большую белокурую голову Уилла. Может быть, ей сослаться на головную боль и уехать домой? И тогда… тогда она больше не увидит Уилла, и он уедет в деревню. Не лучше ли смотреть на него издали, чем не видеть совсем? Она убеждала себя то в одном, то в другом. Вид Алекса и Шарлотты, машущих на прощание с лестницы бального зала, только усилил ее сердечную боль. Они выглядели такими счастливыми, такими влюбленными друг в друга. Алекс смотрел на Шарлотту так, словно в ней соединились луна и звезды… «От него вы никогда бы не услышали, что его жена похожа на французскую девку», — с гневом думала Хлоя. И снова она едва сдержала слезы. Вероятно, все дело в том, что Шарлотта по рождению аристократка, дочь герцога, и Уилл подумал, что она, Хлоя, имеет слишком низкое происхождение, чтобы носить такое платье. Сначала она почувствовала, что ее вот-вот стошнит, а затем захотелось дать ему пощечину.

За ужином Хлоя и Брэддон вели чрезвычайно оживленную беседу, особенно если принять во внимание то, что всего лишь через два стола от них Уилл собственноручно кормил миссис Пребуорт сотэ из цыпленка. Хлоя так флиртовала с Брэддоном, что граф был потрясен до глубины души. К счастью для него, он не потерял голову, понимая, что его чуткая натура его не обманывает и мисс ван Сторк на самом деле вовсе не желает, чтобы он хватал и тащил ее знакомиться с мамой прямо сейчас.

Хлоя никогда еще не чувствовала себя столь несчастной. Она флиртовала с большим неуклюжим джентльменом. Он, может быть, и граф, но из всех, кого она встречала, это был самый скучный человек. Единственной темой его разговоров были лошади. А тем временем Уилл чуть ли не поцеловал миссис Пребуорт прямо на глазах у всего света! Большего она не могла вынести. Она с улыбкой взглянула на Брэддона:

— Милорд, я вдруг почувствовала, что ужасно устала… хотя мне очень приятно было с вами ужинать, — добавила она поспешно. — Будьте добры, проводите меня к леди Коммонвилл, пожалуйста.

И когда Уилл рискнул еще раз взглянуть на Хлою и «этого проклятого Брэддона», как он мысленно называл своего старого школьного друга, за столом их уже не было. Их место заняла группа матрон, сопровождаемых одним из уставших от их болтовни мужей.

— Проклятие! — выругался Уилл, вскакивая с места.

Миссис Пребуорт удивленно подняла брови и рассмеялась.

— Птичка улетела? — спросила она.

Уилл снова сел.

— Вы видите меня насквозь?

— Не настолько, чтобы не оценить ваше внимание, — заверила его Камилла Пребуорт. — Но я чувствовала себя так, словно там, справа, кого-то убивают, — вы так часто туда смотрели. Ладно, идите ищите ее. Если встретите моего мужа, то скажите ему, где я, хорошо?

Ей надоело быть мишенью для наблюдавших за ней сплетников. Может быть, наступило время отправиться домой вместе с любимым многострадальным мужем? Улыбнувшись ей, Уилл встал.

— Спасибо, — только и сказал он и быстрыми шагами покинул обеденный зал.

Войдя в бальный зал, он сразу же увидел ее.

Когда он подошел к Хлое, она настороженно посмотрела на него потемневшими глазами.

— Ее здесь нет, — сказал Уилл, кивнув в сторону.

Хлоя нахмурилась.

— Бесси, или как ее там, дочки Коммонвиллов, — добавил он. — Она, должно быть, в одной из гостиных.

Хлоя холодно кивнула в знак благодарности и, повернувшись, пошла обратно к дверям главного холла, каждым своим нервом чувствуя, что Уилл идет следом. Дойдя до лестницы, она не позволила себе оглянуться, а решительно направилась через холл к зеленой гостиной, как называла эту комнату Шарлотта. Хлоя с любопытством открыла дверь. Конечно, Сисси не была настолько глупа, чтобы сидеть во время танцев в закрытой гостиной, — этого было бы достаточно, чтобы погубить репутацию девицы! Комната оказалась пустой; ее освещали только догорающие свечи.

Вдруг кто-то легонько подтолкнул ее, и двери за ними закрылись с тихим щелчком. Уилл сзади обнял Хлою и прижал ее к своей груди. Она не вырывалась.

«Это уже что-то значит», — подумал он и сказал:

— Мне не хватало вас.

Хлоя смотрела прямо перед собой. Она понимала ненадежность своего самообладания. Единственное, о чем она могла думать, так это о том, что она не должна отвечать ему, что бы он ни сказал. Иначе он опять назовет ее уличной девкой. А он наклонил голову, и она ощутила; как он покрывает поцелуями ее волосы.

— Сэр, — строго начала она.

— Да? — Уилл поцеловал ее ушко.

Хлоя выскользнула из его рук и пошла вперед, остановившись, лишь когда между ними оказался стул.

— Если я и выгляжу как девка, то это не значит, что вы можете вести себя так, как будто я на самом деле ею являюсь! — гневно заявила она.

— Я не хотел этого сказать! Я только хотел сказать, что ваше платье… ну, оно такое открытое, оно оставляет открытым так много… — Он жестом нарисовал в воздухе фигуру.

Хлоя сердито смотрела на него.

— Оно не более открыто, чем платья других леди!

Уилл не понял, что она хочет сказать, подчеркивая слово «леди», но оставил это без внимания. Он подошел к ней.

— Вы не такая, как другие леди, — начал он.

Она перебила его:

— Я знаю! Вы думаете, если я не леди, то мне не следует так одеваться!

Слезы, накопившиеся за весь этот день, брызнули из ее глаз. Она побежала к дверям, но Уилл быстрее молнии бросился за ней.

— Как вы можете так говорить? — яростно воскликнул он. — Я ничего подобного и не думал! Вы леди — с головы до ног, — продолжал он более мягким тоном. — От ваших прекрасных волос до восхитительных пальчиков. Я вел себя как идиот, потому что мне нравилась ваша прежняя одежда, потому что вы были моим тайным бриллиантом, моей драгоценностью, о которой никто не знал. И я понимаю, что совсем обезумел, увидев вас сегодня вечером. Но все смотрели на вас, и все мужчины говорили, что вы — бриллиант чистой воды. Это был приступ безумия. Понимаете… За последний месяц я привык думать, что вы — моя, только моя.

Хлоя стояла неподвижно, прижав лицо к его груди, удерживаемая обнимавшими ее сильными руками.

— Где вы были? — приглушенно спросила она.

— Работал, — ответил Уилл. — Я организовывал фермеров-овцеводов на моей земле. Мы создали гильдию ткачей и как раз на прошлой неделе получили новое стадо породистых овец. Видите ли, я решил заработать состояние, а не жениться на нем.

Он взял ее за подбородок и поцелуями стирал слезы с ее щек. Она оставалась серьезной, не зная что сказать. А как же ее состояние?

— Я хочу жениться на тебе, Хлоя. Но я хочу тебя на моих условиях… с моими собственными деньгами, а не из-за твоего приданого.

Хлоя кивнула, но ее глаза снова наполнились слезами.

— Почему ты плачешь, дорогая?

— Я не знала, где вы были… и я думала, что мысль о женитьбе на мне стала для вас невыносимой. — Она снова уткнулась лицом в его рубашку.

Уилл поцеловал ее шею.

— Я хочу жениться на тебе. Так же, как практически все неженатые мужчины и множество женатых в придачу. Ты можешь подождать меня?

Он смотрел на нее с тревогой. Хлоя едва удержалась, чтобы не улыбнуться от нелепости такой просьбы.

— Потребуется подождать самое большее год, прежде чем шерсть начнет давать прибыль. И как только появится прибыль, я постучу в дверь твоего дома.

Теперь Хлоя улыбнулась:

— О, Уилл!..

Глава 14

Молодая графиня Шеффилд и Даунз сидела, охваченная волнением, на краешке огромной кровати в самой роскошной гостинице Борнмута. Шарлотта посмотрела на свои руки. Они слегка дрожали. Вот-вот должен был появиться ее муж. И тогда они снова будут любить друг друга. И именно это «снова» заставляло ее судорожно сжимать покрывало. О, почему она не проявила больше смелости и не задала матери еще несколько вопросов? Со своей стороны Аделаида избегала говорить об этом — она просто похлопала дочь по плечу и бодро заметила, что поскольку Шарлотта уже кое-что знает о брачных отношениях, то нет необходимости их обсуждать.

Шарлотту не удивило желание Аделаиды прекратить разговор. Прежде всего Шарлотта ясно помнила, с какой болью эта тема связана. И нет ничего удивительного, что мать не хотела ее обсуждать. При мысли о боли Шарлотта вздрогнула и невольно сжала бедра. Она могла только предполагать, что с годами женщины привыкают к боли. Ее взгляд смягчился. Ей очень нравились другие вещи, которые делал Алекс. Она смутно помнила китайскую гостиную.

Но не успела она расправить плечи, как тяжелая дверь распахнулась и вошел он. «Мой муж», — подумала Шарлотта. При виде его она не удержалась от слабой улыбки. Алекс был великолепен! Он уже снял галстук, и ворот его белой полотняной рубашки был расстегнут. Сюртука на нем тоже не было. Когда он направился к ней, она невольно перевела взгляд на обтягивавшие его тело панталоны. Даже слабоумный заметил бы, что от сегодняшней ночи он ожидает намного больше удовольствия, чем она. Кровь отхлынула от побледневшего лица Шарлотты.

— Любимая, — сказал Алекс, усаживаясь рядом с женой на кровать, — не волнуйся. Я — твой муж, а ты — моя жена. Может, на минуту-две ты и почувствуешь боль, но поверь мне, Шарлотта: после этого боли не будет никогда. А возможно, боли вообще не будет. Мы будем любить друг друга сегодня ночью, и завтра, и послезавтра, и каждую ночь — целых тридцать лет, и нам будет все лучше и лучше друг с другом.

Губы Алекса обжигали ее. Шарлотта заставила себя расслабиться. Она неподвижно лежала в объятиях Алекса, не пытаясь уклониться от его поцелуев. Алекс взял ее за подбородок, и она посмотрела на него.

Сердце Алекса замерло. Она была невероятно красива, его новобрачная. Мягкие черные локоны так изящно обрамляли ее лицо, что делали его похожим на картину Боттичелли. Алекс взял ее лицо в ладони и страстными поцелуями покрывал ее темные вопрошающие глаза, изогнутые брови, нежную, словно лепесток, линию ее щек, маленький упрямый подбородок. «Кажется, она успокаивается», — подумал он. Уже не так похожа на птичку, пытающуюся вырваться из его рук. Он прижался к ее губам, дразня и умоляя их раскрыться, как он учил ее.

В душе Шарлотта боролась с собой. Нежные поцелуи Алекса пробуждали в ней все те настойчивые, заставляющие дрожать ощущения, в течение последних двух месяцев делавшие ее сон столь беспокойным. Она просыпалась, когда ей снилось, что она просит о чем-то… не зная о чем. О том, что мог дать ей только Алекс.

Когда Алекс, чуть отстранившись, испытующе посмотрел на свою жену, он был счастлив увидеть, что ее щеки порозовели, а глаза затуманились. Это была его Шарлотта.

— Думаю, нам следует выпить шампанского, — предложил он. — В конце концов, я еще не пил за невесту.

В глазах Шарлотты мелькнула радость. Он не собирается наброситься на нее и… войти в нее.

— О да, — слишком поспешно ответила она.

Алекс усмехнулся:

— Ты бы поверила мне, если бы я сказал, что на следующей неделе, когда я предложу тебе шампанского, ты отшвырнешь бокал в сторону и вскочишь на меня?

— Нет, — удивилась Шарлотта.

Вскочить на него? Что он имеет в виду?

Алекс открыл бутылку «Дом Периньон». Он испытывал меньшие, чем ожидал, трудности, подавляя свои бурные эмоции. Должно быть, все дело в практике, подумал он с легкой насмешкой над собой. Или скорее всего его просто не возбуждала мысль оказаться в постели с испуганным партнером. Он принес два тонких бокала.

— Сегодня ночью мы должны выпить за моего отца, — улыбаясь, сказал Алекс. — Он положил это шампанское в погреб перед смертью, а поскольку на шампанское из-за Наполеона введено эмбарго, нам пришлось бы, вероятно, пить бренди.

Шарлотта сморщила нос. Она выяснила, что основным ингредиентом в лекарстве Китинга от головной боли было бренди. Она до сих пор не могла примирить воспоминания о своем распутном поведении на китайском диване ее матери с чувством самоуважения. Она могла лишь предположить, что была абсолютно пьяна.

— Ну что ж, — продолжал Алекс, — не думаю, что ты выучила в своем пуританском пансионе какие-нибудь застольные песни.

Шарлотта посмотрела на него с любопытством:

— Что ты имеешь в виду?

«Попойка? Нет, конечно же, нет», — заверил себя Алекс.

Но Шарлотта не была глупа. Она увидела выход из положения и ухватилась за него.

— Я бы хотела выучить какую-нибудь. — Она выпила еще глоток шампанского.

— Хорошо, — с улыбкой ответил Алекс. Это был безумный способ, который едва ли мог прийти в голову мужчине, желавшему соблазнить собственную жену.

— Вот одна из любимых песен Патрика. — И Алекс запел своим прекрасным баритоном. Шарлотта зачарованно слушала.


Вчерашней ночью сон приснился мне,

И сдобной булочкой была ты в этом сне

Вот если бы я в масло превратился,

Как я бы на тебя,

О, как я бы на тебя ложился!


К концу песенки Шарлотта горела от смущения.

— Теперь ты должна выпить, — предложил муж.

Шарлотта отпила глоток.

— Нет, не так! — возмутился Алекс. — Настоящий глоток, или я больше не буду петь!

Шарлотга хихикнула и отпила большой глоток шампанского.

— Теперь слушатели должны заплатить певцу, — заявил Алекс, — если они хотят, чтобы он пел дальше.

Шарлотта удивленно посмотрела на него.

— Поцелуем.

Шарлотта послушно поцеловала его в губы. Алекс улыбнулся ей и начал следующий куплет:


Когда ко мне фантазия явилась вновь…


Но его прервал приступ удушья. Испуганная Шарлотта подвинулась к нему.

— С тобой все в порядке? — Она похлопала его по спине.

Алекс не поднимал голову, чтобы скрыть улыбку.

— Нет, — печально отозвался он. — Боюсь, что певцу заплатили слишком мало.

Шарлотта невольно рассмеялась. Она сделала еще глоток и отставила бокал. Затем она поцеловала ухо Алекса. Увидев, что он не пошевелился, она осмелела и провела языком по его уху, как прежде делал он. Алекс вздрогнул и обнял ее. Он приник к ней пылающими губами и страстными поцелуями заставил таять в его объятиях. Она целиком подчинилась ему, требовательному ритму его языка.

Затем он резко отстранил ее. Шарлотта тяжело дышала. Алекс улыбнулся и заправил локоны ей за уши. И снова запел:


Когда ко мне фантазия явилась вновь,

Медовым ульем стала ты, моя любовь,

А я такою был прелестною пчелой

Как я бы медом наслаждался,

О, когда бы я забрался в улей твой.


— Пей, — напомнил муж.

Шарлотта снова хихикнула: она не могла не вспомнить Уилла Холланда, называвшего себя пчелкой. Она выпила еще.

— Эта любимая песенка Патрика всем известна? — спросила она.

— Более или менее. А что?

Шарлотта, улыбаясь, смотрела на бокал, который наполнял Алекс.

— По-моему, кто-то однажды упомянул эти стихи.

— Хм, — сердито фыркнул Алекс. — Надеюсь, это не были последние строчки. Моя очередь платить.

— О! — Шарлотта охотно потянулась к нему.

— Нет. — Его большая рука оттолкнула ее.

Шарлотта удивленно подняла левую бровь. Алекс невольно засмотрелся на нее. Эта бровь… не могли ли они иметь общего предка — когда-то давно, в средние века?

— Милорд, — нежным голосом напомнила Шарлотта, — ваша плата?

— Эта белая штука — сними ее!

Шарлотта, нежившаяся в приятном тепле, растекавшемся по всему ее телу, с готовностью развязала узел на поясе и сбросила пушистый халат. Она испытывала огромное наслаждение, видя, как широко раскрылись глаза Алекса. Он с усилием сглотнул. Шарлотта смело улыбнулась ему:

— Еще куплет?

— Подожди, — попросил Алекс неожиданно резким тоном. — Мне нужна минута, чтобы прийти в себя.

На Шарлотте была ночная рубашка из кремового шелка — такого фасона, который, как он подумал, не носят истинные леди. Особенностью этого фасона было то, что одна из кружевных бретелей продолжалась ниже, проходя под левой грудью Шарлотты, и Алексу был прекрасно виден маленький розовый сосок. Кружево проходило через спину и снова появлялось спереди — чуть ниже талии. Но поскольку Шарлотта сидела, поджав под себя ноги, сквозь кружево он смог рассмотреть только немножко темных волос. Боже, под рубашкой у нее ничего не было!

Возбуждение Алекса становилось невыносимым. Он отвел взгляд от талии Шарлотты и, глубоко вздохнув, поправил панталоны. Снять их было бы блаженством, но сейчас он еще боялся испугать ее. Все же, заметил он, она смотрит на его руки. Она, как ему показалось, проявляла явный интерес.

— Следующий куплет, — потребовала Шарлотта.

Алекс откашлялся.

— Ты, кажется, устал, — заметила жена. — Может быть, я могла бы… придать тебе силы.

К крайнему изумлению Алекса, Шарлотта придвинулась ближе и теперь касалась его своим телом. Ее ноги легли поверх его ног. Затем, опершись ладонями, она откинулась назад, обольстительно ему улыбаясь.

— Шарлотта, — хрипло произнес Алекс. — Если ты хочешь, чтобы я продолжал петь, ты не должна меня так мучить.

Шарлотта изогнулась, с восторгом чувствуя, как шелк натягивается на ее полной груди. Не сознавая, что делает, Алекс протянул руку и почти грубо обхватил ее грудь. Глаза Шарлотты потемнели, но она не оттолкнула его. Она позволила ему ласкать грудь и даже среди острых, обжигающих тело ощущений сумела выговорить несколько слов. Ей хотелось бесстыдно прижаться к нему, но она лишь сказала:

— Мой куплет!

Алекс придушенно простонал, убрал руку с ее груди, схватил со столика два бокала с шампанским и, залпом осушив один, протянул ей другой. Под его повелительным взглядом Шарлотта тоже выпила.

— Хорошо, — наконец сказал Алекс. — Но… нельзя петь такую балладу в такой неудобной одежде, как у меня. — Он встал, сбросив с колен ноги Шарлотты, и продолжал непринужденно говорить: — Ты понимаешь, что я хочу сказать, Шарлотта? Тот индиец — заклинатель змей, которого мы видели в Палладиуме, — как он был одет?

Алекс через голову снял рубашку, при каждом его движении на груди выступали мускулы. Золотилась его медово-смуглая кожа. Она задрожала от охватившего ее желания. Ей хотелось погладить мускулы на его груди… Алекс с облегчением заметил мечтательное выражение ее лица. Он стянул сапоги и, наконец, спустил панталоны и нижнее белье до щиколоток и шагнул через них. Глаза Шарлотты широко раскрылись, но она не сводила с него взгляда.

Алекс усмехнулся:

— На нем была белая ночная рубашка, Шарлотта!

Она продолжала смотреть на него.

— Ты хотела бы, чтобы я надел ночную рубашку?

Шарлотта покачала головой — нет, затем кивнула — да.

— Слишком поздно! — весело заявил супруг, садясь на кровать.

Внутри у Шарлотты все таяло. Он что же — так и собирается сидеть совершенно голый при горящих свечах? Она инстинктивно прикрыла руками грудь. Она никогда не будет сидеть голой при свете, что бы он ни думал! Она весьма кстати забыла, как он собирался заниматься с ней любовью днем при свете солнца.

Алекс сделал вид, что не заметил прижатых к груди рук Шарлотты. Он снова протянул бокал с шампанским, и она неохотно отняла руку от груди, чтобы взять его. А Алекс снова с важным видом прочистил горло.


Еще видение явилось мне такое:

В нем ступкою была ты золотою.

А чем же, как не пестиком, быть мне?

Как я толок бы,

О, как толок бы мои пряности в тебе!


Шарлотта пыталась преодолеть ощущение жидкого огня, растекающегося по всем членам ее тела. Собирается ли Алекс «толочь» в ней? Это звучало… даже привлекательно.

Помня, что никогда не следует упускать случай, Алекс взглянул на пылающие щеки и дрожащие губы Шарлотты и тихонько вынул бокал из ее руки. Его тело с сокрушающей силой обрушилось на нее, вдавливая в постель. Она задохнулась, но не оттолкнула его, а обняла за шею. Ощущение его тела, тесно прижимавшегося к ней, поглотило все ее внимание. Невольно выгнувшись, она прижалась к нему.

«Не спеши! — приказал себе Алекс. — Не спеши!» Он овладел ртом Шарлотты и медленно целовал ее, создавая мучительно-возбуждающий ритм, заставлявший ее извиваться под ним. Казалось, ей не хватает воздуха; ноги дрожали. Шарлотта стонала, часто дыша. Алекс затягивал поцелуй, его рука добралась до ее груди. Через шелк рубашки он тер ее сосок, и она снова выгнулась, чтобы еще плотнее прижаться к нему. Она ухватилась за его плечи.

Алекс почти обезумел от желания. Вот оно — блаженство. Нечто подобное этому блаженству он испытал только раз, когда занимался любовью со своей «девушкой из сада», только на этот раз все намного лучше, чем в саду, потому что с ним его Шарлотта, она лежит, откинув голову, пот блестит на шее, алые губы раскрываются, издавая стон за стоном. Видит Бог, он знал, что она будет страстной любовницей.

Алекс посмотрел на нее. Лицо Шарлотты исказилось. Он поцеловал ее, и ее губы жадно откликнулись. Снова выгнувшись, она прижалась к нему, и он дал себе волю. Впервые за всю свою сознательную жизнь Александр Фоукс полностью потерял над собой контроль.

Он стал все глубже погружаться в сладостную влажную теплоту ее тела, расступавшуюся перед ним. У него мелькнула смутная мысль, что Шарлотте, кажется, повезло: у нее не было девственной плевы. И она чувствовала то же. Он знал, что если бы она не отвечала ему такой страстью, он все равно ничего не смог бы изменить. Он ждал этого слишком долго.

Шарлотта же изо всех сил старалась не закричать. Но боли не было, было только невыносимо сладостное, невыносимо острое наслаждение. Она отзывалась на каждое движение Алекса. И чувствовала, как внутри нее растет напряжение — растет, как бы она ни прижималась к его телу, Когда Алекс, приподнявшись на коленях, поднял ее бедра, чтобы она приняла его в самую свою глубину, Шарлотта не могла уже владеть собой. Каждое движение его бедер заставляло ее вскрикивать. Разорвав неглиже, Алекс приник губами к ее груди. Это было, как если бы в пылающий огонь бросили порох. Шарлотта громко вскрикнула. Она обвилась вокруг тела Алекса, и он полностью вошел в нее. Это совершилось для них одновременно: его глубокий стон раздался через несколько секунд после того, как разрывавшая ее тело страсть стала затухать. И тогда он, тяжелый и мокрый от пота, опустился на нее.

Наступила тишина. Алекс пытался взять себя в руки. Он занимался любовью в садах, каретах, с французскими куртизанками и датской принцессой, но за всю свою жизнь никогда не встречал такой ответной страсти.

Шарлотта все еще не могла отдышаться. С ее губ не сходила безмятежно-счастливая улыбка. Она прижалась щекой к волосам Алекса. Все ее тело ощущало блаженство и истому, глаза уже слипались. «Но нельзя же вот так сразу уснуть», — подумала она.

— Алекс, — прошептала она, уткнувшись в его шею. — Не знаю… Это было чудесно, так чудесно!

Она замолчала. Алекс лениво поцеловал ее в голову.

— Я никогда не испытывал ничего подобного, — признался он.

Шарлотта почти засыпала. Но тут она вспомнила, что собиралась сказать:

— Это было совсем не так, как в прошлый раз, — прошептала она. — Не было больно…

Ее глаза закрылись, и она погрузилась в сон. Она не заметила, как лежавший еще на ней муж внезапно окаменел.

Не веря своим ушам, Александр отодвинулся от спящей жены и, пораженный, взглянул на нее. Его сердце опустилось в черную-черную пустоту. Бог мой, это случилось во второй раз! Шарлотта не была девственницей, как не была ею и Мари. Ничего удивительного, что она не почувствовала боли, что ей хотелось потрогать его. Кто-то другой — другой мужчина! — говорил ей, что она должна делать, научил ее возбуждать партнера. Он ощутил приступ тошноты. Шарлотта казалась такой невинной, такой невероятно невинной — свернувшаяся клубочком, со все еще раскрасневшимися от наслаждения щеками, она счастливо улыбалась даже во сне. А почему бы ей и не чувствовать себя счастливой, черт побери! Она обманула его. Он опять проиграл: его обманула женщина, заставившая его поверить в свою невинность. Должно быть, в последние месяцы она смеялась каждый вечер! Он с отвращением вспомнил о вечерах, когда он уходил из ее дома, терзаемый желанием. Он был настолько глуп, что даже не ходил к проститутке, чтобы найти удовлетворение, считая, что этим нарушил бы свою верность ей, Шарлотте. Верность! Господи, у него есть собственная шлюха.

Тошнота снова подступила к горлу, и Алекс вовремя схватил ночной горшок, который и принял в себя тот свадебный ужин, что они недавно радостно разделили с Шарлоттой в уютной столовой на первом этаже. Его голову затуманивал неистовый гнев, и все тело передергивалось от отвращения к самому себе.

Звуки, доносившиеся из угла, где находился Алекс, разбудили Шарлотту, и она вскочила с постели, босиком бросилась к мужу.

— Любимый, — тихо повторяла она, растирая согнутую спину Алекса.

Она отвернулась, чтобы взять со стула полотенце. Когда она подала его Алексу, тот уже выпрямился. Он выхватил полотенце из ее рук и вытер рот. Постепенно Шарлотта начала понимать, что случилось что-то еще, кроме неприятностей с желудком Алекса. Он смотрел на нее таким взглядом…

— Что случилось? — робко спросила она наконец.

Что-то в его взгляде заставило ее натянуть на грудь порванную рубашку. В его глазах, рассматривающих ее тело, она увидела неприкрытое отвращение и гнев.

— Случилось то, — произнес он резким ледяным голосом, — что я только сейчас понял, что я снова женился на шлюхе, и мне это трудно проглотить.

Шарлотта в полном недоумении смотрела на него.

— Ты ведь не была девственницей, не так ли? — Его глаза потемнели от гнева, и он угрожающе шагнул к ней.

— Нет, — дрожащим голосом ответила Шарлотта, — но…

— Будь все проклято! — Алекс резко отвернулся от нее. Его трясло от желания ударить ее, но он ни разу не ударил женщину, даже Марию. — А ты не хочешь в ответ накричать на меня? — грубо спросил он. — Мария была такой же шлюхой, как и ты, но по крайней мере у нее хватало гордости постоять за себя! Но ведь она никогда не получала такого удовольствия, как ты. Или ты разыграла все это представление — эти стоны, этот испуганный вид? Мне следовало бы догадаться в первую же минуту, когда ты так бурно отвечала на мои ласки. Ни одна леди не ведет себя так, как ты. Никогда не слышал, чтобы леди, задыхаясь, требовала этого, как делала ты.

Шарлотта дрожала. Он прав, или нет, не прав — она не шлюха. Но в голове ее раздавались голоса, твердившие правила, которые им внушала леди Сипперстайн в школе леди Чаттертон и которые врезались ей в память. Леди не виляют бедрами; леди всегда говорят тихим голосом; леди никогда не демонстрируют избыток чувств или других эмоций. Леди Сипперстайн всегда говорила, что при ходьбе Шарлотта слишком сильно качает бедрами. Алекс прав: она — не леди. И не требовалось особого воображения, чтобы представить себе, что подумала бы леди Сипперстайн о женщине, которая громко стонет и просит…

Кровь отхлынула от лица Шарлотты. Глаза ее наполнились слезами. Она казалась олицетворением вины.

— Зачем ты сделала это?

Муж снова направился к ней — сквозь слезы она смутно видела надвигающуюся на нее фигуру.

— Зачем ты сделала это? — прошипел он, выделяя каждое слово. — Тебе до такой степени нужен был муж? Или просто я оказался самым лучшим на ярмарке женихов? А бедняга Брэддон? Почему ты не подумала, что с ним меньше рискуешь? Бедняга Брэддон настолько туп, что, вероятно, никогда бы не догадался, что ты — всего лишь еще одна потаскуха, а, не невинная девушка. Он был бы совершенно счастлив, сделав свое потасканное приобретение. Так вот, — в ярости заявил он, — я думаю, ты совершила ошибку! Потому что я был женат на потаскухе и прекрасно знаю эту породу!

Шарлотта не могла даже понять его слов. Она зажала уши, ее ум и тело защищались от ненависти, звучавшей в голосе мужа.

— Нет! — воскликнула она.

— Ага! Сейчас начнется истерика, правильно? Позволь мне помочь тебе! — Алекс взял с туалетного столика баночку и с силой швырнул ее в стену.

Она разбилась, осколки стекла со звоном посыпались на пол. Ошеломленная, Шарлотта смотрела, как растекается по дереву белый крем. Ее сердце заколотилось от ужаса. Может быть, подумала она, он убьет ее. Она читала о таких случаях в газетах. И закон его оправдает, ибо его «обманом заманила нечистая женщина».

К ней стало возвращаться самообладание. Если она позволит разгневанному мужу убить ее — где-то в глубине души она не могла поверить, что все это происходит именно с ней, — то она не допустит, чтобы он думал, что имеет на это право.

— Я не шлюха, — тихим, но ровным голосом сказала она. Она заставила себя взглянуть на Алекса, хотя ей не хотелось делать этого. Она подняла голову и вздрогнула от ненависти, которую увидела в его взгляде. — Я была только с тобой, один раз.

Алекс прищурился. Это еще что за история? Не думает ли она, что он бесчестил девиц во сне и теперь не понимает, что ее рассказ — сплошное вранье?

— Я никогда не был с тобой до сегодняшнего дня, — ответил он презрительно, подчеркивая каждое слово. — И Бог свидетель, больше никогда не буду.

Внезапно он выхватил из рук Шарлотты рубашку и разорвал ее сверху донизу.

— Ты сможешь весьма выгодно торговать своим товаром в Лондоне, — более спокойным тоном заметил он, холодно оглядывая ее. Шарлотта почти не слышала его слов, думая, что он, кажется, приходит в себя. — Да, я думаю, ты будешь пользоваться успехом среди молодых людей. Представляю себе, прекрасная графиня… — Он вдруг замолк. Проклятие! Он только сейчас вспомнил, что если у Шарлотты действительно будут романы с мужчинами, все сочтут это результатом его импотенции. Как будто змея обвилась вокруг его горла и душит его.

Но тут ему в голову пришла идея. Ему нужна была гувернантка; теперь он получил ее. Нет причин, заставляющих Шарлотту жить в Лондоне. О путешествии в Италию следует забыть — им нечего праздновать. Нет, он отвезет новую гувернантку в деревню и даже дальше. У него есть поместье в Шотландии. Они поедут туда, и новая шлюха, на которой он женился, будет зарабатывать на свое содержание. Затем он вернется в Лондон, а ее оставит в Шотландии. Возможно, раз в год он будет навещать ее.

Он взглянул на Шарлотту. Опустив голову, она беззвучно плакала. На мгновение он почувствовал жалость, но тут же решительно прогнал ее прочь. Вот точно так же плакала Мария и просила прощения за свое прошлое. Точно так же она обещала никогда больше не встречаться с другим мужчиной, заверяя Алекса, что он настолько искусен в постели, что она будет счастлива оставаться с ним всю жизнь. И всего лишь пару недель спустя он застал ее со своим старшим лакеем, занимавшимися любовными забавами на их супружеской постели. Алекс сжал кулаки. На этот раз он будет умнее. Его жена будет жить в Шотландии, а он — в Лондоне. Она сможет воспитывать его дочь, и ему больше не надо будет видеть ее. И к черту всех, кто начнет интересоваться, почему это его жена живет в Шотландии. Он заведет любовницу и прекратит все слухи о своей импотенции — возможно даже, он будет спать с чужими женами. Поскольку он оказался рогоносцем, почему бы ему не поступить так же с другими?

В его глазах зажглась решимость. Он грубо схватил Шарлотту за руку и толкнул к груде багажа, сложенного в углу.

— Собирайся, — холодно произнес он. Он позвонил, вызвал горничную Шарлотты. — Мы уезжаем. Скажи Мари, чтобы она разбудила Пиппу и мисс Хелмс.

Шарлотта, не понимая, смотрела на него.

— Я не спала с другими мужчинами, — уверяла она, — только однажды с тобой, несколько лет назад.

Алекс не слушал ее. Он с решительным видом вышел из комнаты, даже не оглянувшись. Через пару минут в дверь осторожно постучали, и вошла Мари с широко раскрытыми от удивления глазами. Она сразу же все поняла, увидев свою добрую хозяйку, судорожно сжимавшую остатки красивой ночной рубашки и безудержно рыдавшую. По крайней мере он, кажется, не побил ее, подумала практичная Мари. Ну и ну! Должно быть, ее хозяйка не была девственницей, как ему того хотелось, или, может быть, у нее не оказалось девственной плевы. Мужчины ведь такие болваны…

Она отвела глаза и принялась быстро укладывать вещи, понимая, что Шарлотте требуется некоторое время, чтобы прийти в себя. Прошло несколько минут, а Шарлотта все еще стояла неподвижно посредине комнаты. Дверь распахнулась, и появился Алекс в сопровождении Китинга. Мари искоса взглянула на Шарлотту: та, казалось, не замечала стоявших в дверях мужчин. Мари бросилась к Шарлотте и загородила собой хозяйку. Китинг так же быстро отвел глаза в сторону. «Хороший человек», — одобрительно подумала Мари.

— Забери мои вещи, — раздраженно приказал Китингу Алекс. Он кивнул в сторону жены: — Она может ехать в третьей карете.

Мари сглотнула. Совершенно очевидно, между ними произошло что-то серьезное, третья карета предназначалась для слуг. Она следовала за каретой хозяина и каретой, в которой ехали Пиппа с няней. Что делать слугам, когда между ними будет сидеть хозяйка? Мари обменялась взглядом с Китингом. Китинг явно хотел предупредить ее, а сама она меньше всего желала, чтобы ее уволили, а хозяйку оставили наедине с этим… этим сумасшедшим! Покорно опустив глаза, она прикрывала Шарлотту, пока его милость не вышел. Китинг уносил груду одежды, за которой волочились несколько галстуков, «Напыщенный ублюдок», — подумала Мари, когда за ними закрылись двери. Слава Богу, ее Сесила включили в сопровождение Шарлотты для поездки в Италию. Сесил все уладит с лакеями: им придется ехать на подножках экипажа, только и всего.

Но Мари беспокоилась напрасно. Когда примерно через час она вышла из гостиницы, карета Алекса уже давно уехала; онзабрал с собой четырех лакеев и секретаря. У Китинга нашлось время, чтобы устроить всех слуг. Лакеи, объяснил ей Сесил, поедут снаружи: шестеро на запятках и четверо, как обычно, спереди. Китинг сядет с кучером. Таким образом, Шарлотта и Мари останутся в карете вдвоем. Мари кивнула. У нее болело сердце, она даже не могла смотреть на Сесила с особой любовью. Какие чудовища эти мужчины! А уж за какое чудовище вышла замуж ее хозяйка! Мари глубоко и искренне верила, что Шарлотта была девственницей. Ведь она так боялась, когда Мари раздевала ее в тот вечер. Мари прогнала эти мысли, задумчиво оглядела Сесила и направилась обратно в гостиницу.

Сильная рука обхватила ее за талию.

— Послушай, — сказал ей на ухо любимый голос, — я не виноват, что хозяин — буйно помешанный. Мы все — за нее, ты увидишь.

Мари кивнула и вернулась в гостиницу. Она оставила Шарлотту сидящей в горячей ванне. Когда она поднялась наверх, вода в ванне уже остыла, но Шарлотта по-прежнему сидела в ней — совсем как маленький ребенок, подумала Мари. Наконец ей удалось натянуть на хозяйку какую-то одежду. Шарлотта перестала плакать, но ее бледное застывшее лицо пугало Мари больше, чем ее плач. Женщины, которые так выглядели… Это было нехорошо. Она видела такое лицо раньше — у своей матери, когда у той случился выкидыш.

В холле раздался громкий вопль. Это Пиппа во всю силу своих легких протестовала против того, что ее разбудили. Шарлотта отошла от Мари, застегивавшей пуговицы на спине ее дорожного платья. Открыла дверь и спокойно окликнула:

— Мисс Хелмс!

Кейти, няня Пиппы, с наскоро заколотыми волосами, взглянула на нее.

— Я возьму Пиппу. — Графиня протянула руки.

Кейти колебалась. Пиппа заметила Шарлотту и немедленно зарыдала.

— Моя не-няня! — взвыла она.

— Я здесь, дорогая, — ласково сказала Шарлотта, беря ее на руки. — Давай-ка спустимся вниз и сядем в карету, ладно? Мама споет тебе песенку, и ты сможешь опять уснуть.

— Папа! — захныкала Пиппа. — Хочу папу!

— Его сейчас здесь нет, — успокаивала ее Шарлотта. — Но есть мама, и я спою тебе песенку о лягушке, хочешь?

На лестнице две другие молодые женщины, Мари и Кейти, удивленно переглянулись. Никогда раньше Шарлотта не называла себя мамой. Но кажется, Пиппа восприняла это спокойно. Она устроилась на руках Шарлотты, слегка всхлипывая.

Шарлотта посмотрела на Мари:

— Сожалею, Мари, мы, кажется, изменили наши планы. Не принесешь ли мне в карету щетку для волос, пожалуйста? Я могу причесаться там. Полагаю, нам лучше теперь последовать за его милостью.

Мари вернулась в спальню забрать несколько последних оставшихся вещей, разбросанных по комнате. Она свернула ночную рубашку Шарлотты и спрятала в мешок. Она не хотела оставлять ее, чтобы слуги, убиравшие комнату, не решили продать эту улику газетным сплетникам. Одному Богу известно, какую пищу весь этот шум даст газетам.

Но случилось так, что весть о переменах в планах графа Шеффилда и Даунза не достигла Лондона. По приказанию Алекса Китинг раздал в гостинице немало золота и страшных угроз всем и каждому слуге в отдельности. Он удвоил жалованье восьми лакеям, которые находились с ними в гостинице. Он заплатил капитану корабля, который должен был отвезти их в Италию, тройную плату, чтобы тот никому не рассказывал об исчезновении своих пассажиров, и подкрепил деньги еще и угрозами.

В то время как родители Шарлотты думали, что она находится на борту корабля, их дочь вместе с Пиппой медленно двигались в тряской карете на север. В оставленные Алексом два экипажа было впряжено по две лошади вместо четырех, поэтому за день они проезжали не так уж и много. Но это благо, думала Шарлотта. Потому что карета Алекса ушла далеко, намного опередивших, и им не приходилось беспокоиться о нем.

Глава 15

Алекс прибыл в замок Данстон дней на десять раньше Шарлотты и ее небольшого эскорта. Он ехал в одиночестве — сидя в карете, а еще чаще верхом на Буцефале. Всю дорогу он проклинал себя за го, что в гневе отправил Шарлотту в карете со слугами. Почему он не взял ее в свою карету, где мог бы ее оскорблять сколько душе угодно! Но постепенно в его сердце закралось чувство недовольства и стыда за собственное поведение, и он уже радовался, что жены не было рядом. Мысли о ней не покидали его.

Приступы гнева все еще охватывали его при воспоминании об обмане, но к нему возвращалась способность размышлять. После долгих раздумий он понял, что позволил все еще жившей в нем ненависти к Марии омрачить его отношение к Шарлотте. После того как он понял это, всего лишь через пару дней, он вскочил утром от того, что в его голове звучал голос Шарлотты: «Я не спала с другими мужчинами! Только однажды с тобой, несколько лет назад!»

А потом Шарлотта говорила о любви: «Не знаю… Это было чудесно, так чудесно… Это было совсем не так, как в прошлый раз… Не было больно…»

Итак, Шарлотта не предавала его так подло, как Мария. Нет, она отдалась только одному мужчине — несколько лет назад — и думала, что это был он сам. Это выставляло в дурном свете ее согласие выйти за него замуж, но уже не имело значения для Алекса, расставшегося со своими мечтами о любви. Он не был глуп. Он понял, что произошло. Шарлотта спала с Патриком и благодаря тому, что, к несчастью, когда они встретились, Патрика не было в Англии, думала, что ее лишил невинности Алекс.

Алекс сглотнул. В прошлом они с Патриком делили женщин, но жен — никогда. Об этом тяжело было думать. И все же если пришлось жениться при таких обстоятельствах, то не лучше ли, что «другим мужчиной» оказался собственный брат-близнец?

Когда по прошествии трех недель две запыленные кареты наконец миновали массивные каменные стены, Алекс, увидев их из окна кабинета, едва сдержался, чтобы не броситься вниз и не заключить жену и ребенка в объятия. Однако он остался стоять, опершись на подоконник. Появилась жена, проворно вышедшая из довольно ветхой кареты, предназначенной для слуг. Затем открылась дверца второго экипажа, и из него почти вывалилась Пиппа и, протягивая руки, побежала к Шарлотте. Алекс не знал, что так они путешествовали лишь последние два часа, а перед тем всю дорогу Шарлотта ехала вместе с Пиппой. Оставшуюся часть пути Пиппа измучила гувернантку, требуя свою маму. Он увидел, как Шарлотта со смехом взяла Пиппу на руки и та обняла ручонками ее за шею. Это было то, чего он и хотел, не так ли?

Пора было идти вниз. Алекс спускался по крутым каменным ступеням винтовой лестницы, ведущей из его кабинета, мысленно готовясь к встрече. За эти недели он забыл, как сильно действовала на него красота Шарлотты: даже ее поза, когда она наклонилась к Пиппе, пробудила в нем желание. Ну, тем лучше, рассуждал он, неторопливо направляясь к дверям. В конце концов, она — его жена. Может быть, он сумеет сделать так, что ей некогда будет думать о других мужчинах, Он вышел во двор. Собравшиеся слуги выстроились, чтобы быть представленными новой графине. Шарлотта, со слегка заинтересованным видом, стояла, держа Пиппу на руках. Выражение ее лица не изменилось, когда она увидела Алекса. Она чуть заметно склонила голову и сказала:

— Милорд.

Алекс внимательно посмотрел на нее. И тоже кивнул в ответ:

— Шарлотта.

Во дворе наступила тишина. Пиппа, из-за плеча Шарлотты наблюдавшая за лошадьми, обернулась. Алекс улыбнулся ей и протянул навстречу руки. Но вместо того чтобы со своим милым итальянским акцентом сказать «папа» или вырваться из рук Шарлотты и побежать к нему, как она побежала к Шарлотте, Пиппа с ужасом взглянула на него и, ухватившись обеими руками за шею Шарлотты, разразилась громкими рыданиями.

— Милая, — сказала Шарлотта, — я говорила тебе, что папа вернется. Видишь, папа здесь, и он скучал по тебе, и он тебя очень любит. Он не уехал навсегда. Помнишь, что я тебе говорила?

Пиппа не отвечала. Она еще сильнее прятала лицо на груди Шарлотты. Алекс чувствовал, как краска заливает его шею. Его собственная дочь не признает его на глазах тридцати с чем-то слуг, вытянувших шеи, чтобы лучше видеть происходящее. Алекс подошел к ним обеим, изо всех сил скрывая желание обнять Шарлотту и целовать, целовать ее.

— Солнышко, — спокойно и убедительно произнес он своим приятным бархатным голосом, — я очень скучал по тебе. По правде говоря, каждую ночь я думал о том, как не хочу больше с тобой расставаться. Ну же, мне очень хочется, чтобы мое солнышко меня обняло.

Пиппа подняла заплаканное лицо.

— Папа? — спросила она.

Алекс наклонился, не обращая внимания на то, что Шарлотта немного отступила назад, когда он приблизился. Они с Пиппой потерлись носами. Она засмеялась и потянулась к нему.

— Папа! — повторяла она. — Папа!

— Я люблю тебя, солнышко, — прошептал он, забыв об окружающих.

Шарлотта смотрела на мужа. Это был прежний Алекс — тот, каким он был до свадьбы: любящим отцом. Таким она видела его накануне их брачной ночи. Чувство облегчения переполнило сердце Шарлотты. Кроме собственного горя она очень переживала за Пиппу. Как сможет Пиппа, пережившая смерть своей настоящей матери, лишиться и отца, если он решил уехать, оставив ее в Шотландии? Но возможно, его решение и не было столь жестоким, как думала Шарлотта: Алекс и Пиппа обнимали друг друга, казалось, не замечая, что на них смотрят.

Вдруг Алекс поднял голову и окинул взглядом собравшихся слуг.

— Это ваша новая хозяйка, графиня Шеффилд и Даунз. — Он надменно посмотрел на них.

Он не хотел, чтобы к молодой графине относились неуважительно из-за того, что видели ее выходившей из экипажа для слуг. А что будет, когда они услышат рассказы приехавших с ней лакеев? Он застонал в душе, но лицо его осталось высокомерным и уверенным. И тут он внезапно улыбнулся:

— А это моя дочь, леди Филиппа.

Раздались приветственные крики. Алекс протянул Шарлотте свободную руку. Она взяла ее, чуть касаясь, и он повел ее вдоль первого ряда, начав утомительное представление старших слуг поместья.

Шарлотта же была очень довольна собой. После всех страданий последних трех недель она смотрела йа Алекса, своего мужа, и не чувствовала ничего: ни влечения, ни сильного гнева. Ее лишь кольнула жалость: такой у него был необычно болезненный и усталый вид. Но она испытывала удовлетворение от того, что, увидев его, ни на йоту не отступила от своего решения. Даже улыбаясь и разговаривая со слугами, она внутренне радовалась, что предательская слабость, заставлявшая ее трепетать всякий раз, когда он касался ее хотя бы пальцем, исчезла. Она держала его руку и не чувствовала ничего!

Наконец Шарлотта познакомилась со всеми слугами верхних этажей. Ей чрезвычайно понравился дворецкий; она решила, что, вероятно, придется сменить одну из горничных; взяла на заметку, что надо проверить расходные книги экономки. Она улыбнулась всей остальной прислуге и отпустила руку Алекса. Вместе они поднялись по каменным ступеням и вошли в холл.

— Боже мой! — воскликнула она, когда они оказались в огромном гулком каменном зале.

— Я получил его в наследство от своей прабабушки, — весело сообщил Алекс.

Теперь, когда Пиппа была у него на руках, а Шарлотта, кажется, не смотрела на него как на чудовище, он чувствовал, что жизнь снова становилась управляемой. Как только подвернется случай, он просто объяснит Шарлотте, что тогда она спала с его братом, но он, Алекс, великодушно решил простить ей ошибку. Он мысленно улыбнулся. Это был правильный выход из создавшегося положения. Его мать одобрила бы его, а вот отец наверняка бы отверг Шарлотту или навсегда оставил ее в этом шотландском замке в далекой глуши. Но он не был похож на отца. Он предпочел бы брак, основанный на великодушии, если уж не было любви. Надо сказать, Алекс почувствовал себя воплощенной добродетелью, К сожалению, его жена, кажется, этого не заметила. Она ходила по комнате, трогала гобелены, висевшие на стенах, и хмурилась, обнаружив, как они пропылились.

— Хорошо, — сказала Шарлотта, без малейшего смущения встретив его взгляд, — до ужина я буду в своей комнате, милорд. Миссис Маклин, конечно же, проводит меня. — Шарлотта улыбнулась экономке, ожидавшей у лестницы. — Когда в Шотландии подают ужин?

Алекс смотрел на нее, невольно приподняв бровь. Его новобрачная была весьма холодна.

— В восемь часов, — ответил он.

— Милорд, — повторила Шарлотта и сделала реверанс.

Алекс удивился. Разумеется, его родители обычно приветствовали друг друга таким образом, но Шарлотта раньше никогда не делала перед ним реверанса, за исключением танцев. Он ответил ей поклоном.

Неожиданно Шарлотта направилась к нему, и у Алекса забилось сердце. Но она лишь наклонилась к Пиппе и коснулась губами ее щеки.

— Мама! — сказала Пиппа и мгновенно обняла Шарлотту пухлой ручкой за шею, притянув ее так близко, что Алекс почувствовал аромат флердоранжа.

— Нет, милая, — ласково сказала Шарлотта, — ты пока останешься с папой. Вот и умница. — Она повернулась к Алексу, и вся нежность как по волшебству исчезла с ее лица; осталась если не враждебность, то равнодушная отчужденность. — Когда пожелаете, отдайте Пиппу няне. Теперь ей нравится Кейти.

Холодок пробежал по спине Алекса. Нет, не было заметно, чтобы Шарлотта сердилась. Она смотрела на него так, как смотрели на своих мужей сотни светских дам: без гнева, даже без осуждения, просто без всякого интереса. Но очень, очень учтиво, подумал он, когда Шарлотта снова присела и направилась наверх, сопровождаемая миссис Маклин. Невольно он сильнее прижал к себе Пиппу, пока та не запротестовала.

— Ладно, птенчик. Пойдем в конюшню посмотрим на котят, хочешь?

Шарлотта медленно поднималась по лестнице, почти не слушая, что ей рассказывает миссис Маклин: как трудно найти хороших слуг; что случилось в прошлый вторник с шестью тарелками из лучшего фарфора; какое требуется новое белье. Шарлотта оказалась не столь невосприимчивой по отношению к Алексу, как она надеялась: когда Пиппа притянула ее к себе, она почувствовала острый мужской запах Алекса, и у нее невольно задрожали колени.

Шарлотта проследила, как перенесли ее одежду из спальни, примыкающей к спальне хозяина, в комнату в дальнем конце коридора, расположенную рядом с детской (слуги без удивления восприняли ее желание иметь более светлую комнату); распорядилась отнести ее краски в одну из четырех комнат, которыми сейчас не пользовались, — ту, что находилась в угловой башне; осмотрела новую детскую Пиппы. В ней Шарлотта приказала положить еще один слой ковров, не желая, чтобы малышка страдала от простуды из-за холодных сырых камней, которыми были выложены полы замка.

Совершенно измученная, она приказала приготовить ванну и погрузилась в горячую воду.

— Мари, — позвала она из-за ширм, защищавших ванну от сильных сквозняков, гулявших по всем комнатам.

Мари, бормоча что-то по-французски себе под нос, развешивала платья госпожи в огромном шкафу. Она не одобряла шотландских замков, упирающихся в облака тумана. Сырость! Что они должны здесь надевать? Она уложила вещи хозяйки и свои тоже, которые они собирались носить в Италии. А в Италии жарко!

— Мари! — снова позвала Шарлотта.

— Простите, миледи. — Недовольное лицо Мари появилось между ширмами. — Хотите, чтобы я позвонила и вам принесли еще горячей воды?

— Да, спасибо, Мари. И не пошлешь ли ты кого-нибудь к графу передать ему, что я намерена лечь спать, а ужинать буду у себя в комнате? Я так устала…

Тем временем Алекс ужинал в том же холодном величественном великолепии, что и все предыдущие дни. Приехав сюда, он тут же отправил секретаря обратно в Лондон за теплой одеждой и поэтому сейчас сидел в конце огромного стола в одиночестве.

Черт побери, у него есть жена или нет? Почему бы не побеседовать с ней — ему надоело есть одному. Он отправился наверх, пройдя мимо удивленного дворецкого, вносившего рыбное блюдо.

Заглянув в новую спальню графини, он почувствовал тепло. Он вошел и, закрыв за собой тяжелую деревянную дверь, прислонился к ней спиной. Комната выглядела пустой. Александр оказался в маленькой спальне — он не помнил, видел ли он ее в свой прошлый приезд сюда. По обе стороны были окна с тяжелыми портьерами из красного бархата. Он прошел вперед и посмотрел на кровать, которую ему не было видно с порога. Его жена была здесь. Она крепко спала.

Минуту-другую Алекс смотрел на нее. Волосы Шарлотты отросли после модной короткой стрижки; мягкие темные локоны рассыпались по вороту и лежали под откинутой назад рукой. Насколько он мог разглядеть, сегодня она не надела соблазнительную рубашку — белое кружево обрамляло ее лицо. Рассердившись на себя за мысли о ночной рубашке, Алекс решительно сел на постель и, взяв Шарлотту за плечо, довольно грубо потряс. Она проснулась и молча посмотрела на него. Она тихонько ахнула и инстинктивно отодвинулась.

Алекс не шевельнулся, но был удивлен. Неужели она боялась его, думая, что он может ее ударить?

Но Шарлотта, увидев его, была просто потрясена. Ее разум предал ее во сне, в котором Алекс просил прощения и при этом целовал ее в грудь, а она погружалась в сладостный водоворот страсти. И вот он здесь — сидит на ее постели и смотрит на нее надменным взглядом. Ее сердце застучало в ответ на нахлынувшее обжигающее желание: прикоснуться к нему, прижать к себе, целовать его, сказать ему, что она… И так же быстро огонь в крови угас. Никогда больше не поддастся она соблазну вести себя как проститутка. Она — леди, и только то, что у мужа чувственные губы, от которых огонь загорает в крови, не оправдывает потерю самообладания.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она ровным и почти нежным голосом.

— Ищу свою жену, — ответил Алекс.

Он принял решение не сердиться. В конце концов, ему просто нужно общение, и это — его супружеское право, которое не нуждается в обсуждении.

— Зачем?

— Так одиноко сидеть за столом, предназначенным для шотландских великанов, совсем одному.

— Я очень устала, милорд, — спокойно сказала Шарлотта. — Мы проделали сегодня долгий путь, и я буду благодарна вам, если вы позволите мне еще поспать.

— Вы ехали всего три часа, — возразил Алекс. — Я спрашивал Китинга, когда пытался понять, почему вам, чтобы добраться сюда, потребовалось на десять дней больше, чем мне. — Он протянул руку и погладил жену по щеке.

Она вздрогнула, ее глаза сузились.

— Нам надо поговорить о нашем будущем, — сказал Алекс. — Видишь ли, я решил принять тебя обратно. На нескольких условиях. Первое: ты никогда ни с кем не будешь спать, кроме меня. Ты никогда не сделаешь ничего такого, что запятнало бы мое имя. Взамен я не откажусь от тебя из-за того, что ты переспала с моим братом.

— Я не…

Алекс поднял руку, заставляя Шарлотту молчать.

— Очевидно, ты потеряла невинность с моим братом. Однако какую бы неудачную шутку ни сыграла с нами обоими судьба — если бы ты подождала несколько месяцев, то, полагаю, могла бы выйти замуж за Патрика, — оказались женатыми мы. И я думаю, следует с этим смириться.

Он замолчал, но его жена, казалось, не собиралась отвечать. Она смотрела на покрывало, и лицо ее было скрыто тенью.

— Я буду делить с тобой ложе, когда пожелаю, — с подчеркнутой грубостью сказал Алекс. — Но позволь мне повторить, больше никто не будет делить с тобой ложе, или же я отправлю тебя в это забытое Богом место и не вызову в Лондон до тех пор, пока один из нас не окажется на смертном одре.

Шарлотта поняла, что им и в самом деле нужно поговорить. Потянувшись, она оперлась на спинку кровати — в таком положении она не чувствовала себя столь беззащитной. Затем сложила руки на коленях, как делала ее мать, когда спорила с ее отцом.

— Милорд, — сдержанно начала она, — я должна напомнить вам ваши собственные слова, сказанные в Борнмуте. Вы сказали, что больше никогда не будете спать со мной.

— Ну возможно, я не буду спать в этой комнате… Кровать маловата для меня, кроме того… — Алекс пожирал глазами нежную округлость груди, хотя и прикрытую складками белого полотна.

Наступила очередь Шарлотты прищурить глаза. Кажется, этот человек думает, что может делать все, что пожелает: один день быть чудовищем, а другой — обворожителен.

— Я отказываюсь.

Наступило угрожающее молчание.

— Ты отказываешься? От чего именно ты отказываешься?

— Я отказываюсь спать с тобой, как бы ты это ни называл. Конечно, — добавила она с убийственной иронией, — как шлюха я должна бы иметь возможность самой выбирать клиентов.

— Вот этого-то ты и не имеешь, — ответил Алекс, холодно глядя на нее. — Я — твой муж. Я могу владеть тобой, где бы и когда бы ни пожелал. И даже сейчас, в этой постели.

Шарлотта на минуту задумалась. Она знала, что Алекс имел такое право. Она только думала, что после того, как он показал свое отвращение к ней в их первую брачную ночь, он больше никогда не захочет воспользоваться этим правом. Она пожала плечами. Вероятно, он понимал, что ему нужен наследник. Но будь она проклята, если позволит ему снова соблазнить ее, а потом наброситься с оскорблениями!

— Хорошо, — согласилась она.

Она до пояса спустила ночную рубашку и сбросила покрывала. Затем легла на спину и закрыла глаза. Несмотря на внешнее спокойствие, Шарлотта оцепенела от ужаса. Еще никогда в жизни она не совершала столь дерзкого, почти безумного поступка. Сейчас она оказалась совершенно беззащитной. Холодный порыв ветра пробежал по ее бедрам, и она задрожала. Такая любовь причинит ей боль, инстинктивно понимала Шарлотта. Ее ноги, казалось, превратились в дрожащую бесформенную массу.

Алекс не верил своим глазам. В комнате царила тишина, нарушаемая лишь потрескиванием дров в камине. Через некоторое время Шарлотта открыла глаза.

— Вы передумали?

Александр Фоукс такой злости еще никогда не испытывал.

— Нет, — выдохнул он с неприятной улыбкой, — я не передумал.

Шарлотта снова закрыла глаза, испуганная выражением лица Алекса: почему-то оно было еще более разгневанным (если только такое возможно), чем в их первую ночь.

— В чем же дело? — спросила она наконец.

— «В чем же дело?» — раздраженно повторил Алекс. — Моя жена лежит как полено и еще спрашивает меня, в чем дело!

— Не знаю, чего ты хочешь, — чуть дрогнувшим голосом сказала она. — Почему ты жалуешься?

Алекс не ответил. Неожиданно он понял, что она пытается отомстить ему. Она сердится из-за того, что он наговорил в Борнмуте. Он дотронулся до ее бедра и осторожно провел по нему рукой. Затем приподнял ночную рубашку, скользя по шелковистой коже, добрался до ложбинки на ее груди. От опьяняющей тяжести ее грудей его бросило в жар. Если он не сможет соблазнить собственную жену, он недостоин своего титула.

Но полчаса спустя он был готов отказаться от титула и от всего прочего. И дело было не в том, что он не сумел возбудить Шарлотту. Он знал, что она охвачена желанием. Ее соски… вся она была готова. Но откуда такое равнодушие в глазах? Что случилось с девушкой, которая страстно отвечала на каждую его ласку? Совесть подсказала ему ответ. Месть или не месть, но она побеждала: Алекс просто не испытывал желания заниматься любовью с женщиной, которая лежит неподвижно, закрыв глаза, и только дрожь выдает, что он все-таки волнует ее.

— Открой глаза, — раздраженно сказал Алекс.

Шарлотта широко раскрыла глаза. Алекс сидел на краю кровати, сгорбившись и обхватив голову руками.

— В чем дело? — повторила Шарлотта.

Она была искренне удивлена: разве не этого он хотел? В последние недели его голос постоянно звучал в ее голове — с ненавистью оскорбляя ее за то, что она слишком сильно проявляла свою страсть.

— Прости меня, — с трудом произнес Алекс. — Прости, что назвал тебя шлюхой. Спустя несколько дней я понял, что ты потеряла невинность с человеком, которого приняла за меня. В тот момент я не понял этого и был так возмущен, что не мог… я потерял самообладание. Не попытаться ли нам все начать сначала?

Шарлотта облизнула дрожащие губы, и Алекса тотчас же словно обдало огнем. У нее, его жены, были обольстительные губы. Их темный, словно вишня, цвет обещал страсть. Она уже проявила эту страсть, подумал он. Ему только надо найти способ заставить ее снова раскрыться.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросила Шарлотта.

Что-то в его взгляде встревожило ее. Она чувствовала каждый нерв в своих ногах, а груди жаждали ласки.

— Давай начнем сначала, — сказал Алекс, придвигаясь поближе, чтобы приблизить свои губы к ее губам. — Прости, тогда я обезумел. Я никогда не испытывал ничего столь же прекрасного, и я просто взорвался, когда понял, что я у тебя не единственный. Но теперь это в прошлом. Нам следует подумать о… о том, как сделать наследника, — закончил он, подавляя смешок.

Шарлотта скрыла разочарование. Разумеется, ему нужен наследник. Это так естественно.

Его губы почти касались ее губ. Она ощущала его теплое дыхание и затем прикосновение его языка, который пробежал по ее губам как ртуть — одновременно ледяная и раскаленная. Его рука снова скользнула под рубашку. Может быть, отчаянно спорила с собой Шарлотта, и не случится ничего страшного, если она ответит ему поцелуем. А ее тело уже трепетало от нарастающего желания. Алекс оторвался от ее губ и заглянул ей в глаза.

— Пожалуйста, дорогая, — прошептал он, и сопротивление Шарлотты разбилось вдребезги.

Она обвила руками его шею и полураскрытыми губами потянулась к нему, словно признавая свое поражение. Алисе мгновенно воспользовался ее молчаливым приглашением, и она оказалась прижатой к его груди. А когда он услышал ее участившееся дыхание, его сердце наполнилось радостью: Шарлотта вернулась. Более чем вернулась. Он лежал вытянувшись рядом с ней, и когда он начал вынимать запонки из манжет, Шарлотта дрожащими руками погладила его по груди, и кончики пальцев остановились у его сосков. Когда она, осмелев, опустила голову и дотронулась языком до его груди, он громко застонал, а тело Шарлотты погрузилось в пылающий океан.

Их обнаженные, блестящие в свете камина тела сливались воедино. Руки Алекса касались каждого дюйма ее тела, воспламеняя его. И только когда Алекс, упершись локтями, оказался над ней, своими дразнящими возбуждающими движениями он заставил Шарлотту окончательно потерять контроль над собой. От желания и неудовлетворенности Шарлотта уже готова была взорваться, но тут Алекс с силой вошел в нее. Сознание Шарлотты затуманилось, она вскрикнула, и Алекс — до той минуты державший себя в руках — тотчас забыл обо всем. Он снова и снова врывался в нее, заставляя слабо вскрикивать.

Но что-то было не так. К Алексу, бездумно погружавшемуся в горячую упругую плоть Шарлотты, медленно возвращалось сознание. Теперь он увидел на ее лице слезы. Она рыдала, даже когда ее тело изгибаясь, стремилось ему навстречу. Он замер.

— Дорогая, — прошептал он. — Что такое? Тебе больно?

Шарлотта посмотрела на него огромными, полными слез глазами. Он поцелуями стер слезы, но она отвернулась.

— Что такое, Шарлотта? — Сильная рука Алекса приподняла ее подбородок так, чтобы он мог видеть ее глаза.

— Я не могу, я не могу. — Рыдания мешали ей говорить.

— Не можешь — что?

— Я не могу остановить себя.

Слезы навернулись ей на глаза. Алекс осторожно отодвинулся и, взяв со стола платок, вытер их.

— О чем ты говоришь, любимая? — снова спросил он, видя, что она не собирается ничего объяснять.

— Ты сказал… ты сказал, что ни одна леди не ведет себя так, как я! — Теперь Шарлотта горько плакала, и голос ее прерывался рыданиями. — Ты сказал, что никогда не слышал, чтобы леди хотела этого или просила об этом!

У Алекса замерло сердце. Неужели он действительно говорил такие жестокие вещи? Боже, этого не могло быть! В приступе безумного гнева он мог разрушить самое прекрасное, чем никогда прежде не обладал!

— Шарлотта, — в волнении заговорил он, — я был идиотом, слышишь? Идиотом. Я ничего не соображал, обезумев от ревности. Я хотел сделать тебе больно и поэтому говорил самые жестокие слова, какие только мог найти. Но я так не думал, — повторял он жене, не перестававшей плакать.

— Я просто не могу сдерживаться, — прерывающимся голосом сказала она наконец. — Ты был прав: я — не леди, я… — Она не могла заставить себя произнести грязное слово, и слезы снова покатились по ее лицу.

— О Боже, Шарлотта, — простонал Алекс, обнимая ее. — Пожалуйста, пожалуйста, послушай меня. Если сейчас ты отшатнешься от меня из-за глупых грубых слов, ты убьешь меня. Я потеряю свою единственную мечту — мечту о страстных любовных отношениях с женой. Слушай меня, Шарлотта! — Он властно наклонился к ней, заставляя смотреть ему в глаза. — Ты думаешь, я похож на развратника, когда кричу от каждого твоего прикосновения? Когда я задыхаюсь, хриплю и издаю всякие не подобающие джентльмену звуки? Я вызываю у тебя отвращение, да?

Шарлотта молча покачала головой.

— Что ты чувствуешь, когда от твоего прикосновения у меня вырывается стон? — уже более спокойно спросил Алекс.

Легкая улыбка появилась на губах Шарлотты.

— Я чувствую себя королевой.

— А я хочу быть королем, Шарлотта. Королем в моем собственном доме. Пожалуйста, дорогая, позволь мне быть королем, а себе — королевой. Что бы ты ни сделала в постели, это не может быть мне неприятно. Во мне говорил гнев, а не истинное чувство.

Губы Шарлотты задрожали.

— А вдруг ты снова рассердишься на меня? Я знаю, что ты прав, я не веду себя, как полагается леди. И мне бы не хотелось рисковать…

Алекс повернулся и лег на спину. Он разрушил все. Он не доверял ей — теперь она никогда не будет доверять ему. Вот и конец его мечте об эротическом супружеском союзе, которая родилась у него несколько лет назад после встречи в саду и от которой он не отказывался даже в ужасное время, прожитое с Марией, Все кончено. Он смотрел на каменный потолок, ни о чем не думая.

Он вдруг почувствовал, как обнаженное теплое тело прижимается к нему, а голова со спутанными локонами льнет к его подбородку.

— Не попытаться ли нам еще раз?

Сначала он не понял, что именно она прошептала, но затем вспомнил свой собственный вопрос — он спрашивал у нее то же всего лишь час назад, а казалось, что прошло сто лет. Он медленно повернул голову: его жена смотрела на него, и в ее прекрасных глазах больше не было слез.

Шарлотта приложила палец к его губам.

— Если ты обещаешь доверять мне, — неуверенно, но нежно произнесла она, — я обещаю доверять тебе. Если ты будешь верить мне, я буду верить тебе. Я никогда не буду спать с кем-либо, кроме тебя, — никогда в жизни, Бог свидетель, и, если ты обещаешь никогда не упрекать меня за то, что, занимаясь с тобой любовью, я делаю что-то не то, я разрешу себе быть распутницей — иногда.

Насмешливый блеск в ее глазах исчез, когда Александр, перевернувшись, схватил ее в свои объятия и быстро — почти грубо — вошел в нее. Шарлотта непроизвольно вскрикнула, ее тело затрепетало от восторга, и руки сжали его плечи.

Ночь длилась долго. Алекс вставал с постели только для того, чтобы подбросить в камин дрова. Они то занимались любовью, то спали.

Шарлотта вновь проснулась от прикосновения чего-то, требовавшего, чтобы его впустили в ее тело. Ее незамедлительное гостеприимство заставило чуть не задохнувшегося Алекса прижаться к ее шее и хрипло повторять, что он ее недостоин. Но его жена стала щекотать его в самых неожиданных местах… ну и он не смог больше думать ни о чем другом. Он ответил Шарлотте тем же… И наконец они уснули, насытившись.

Глава 16

Следующие две недели надолго сохранились в истории замка Данстон в Шотландии — родового поместья, принадлежавшего четырем поколениям графов Шеффилд и Даунз. Например, дворецкий замка Макдугал признавался своей супруге, что ничего подобного не случалось с тех пор, как третий граф (отец нынешнего, уточнил он) на неделю привез в замок молодую женщину. Она явно не отличалась строгим поведением, и чего только они от нее не натерпелись!

Тем временем хозяин замка целовал жену, укрывшись за статуями, рассыпал перламутровые пуговки по супружеским апартаментам и играл в саду замка со своим ребенком. И когда пришло время всей семье возвращаться в Англию, три большие кареты ехали вместе — хотя бы из-за того, что Пиппа то и дело переходила из экипажа мамы и папы в ту карету, в которой ехала ее дорогая няня. Поэтому кареты двигались к Лондону так же медленно, как некогда двигалась карета для слуг. А Шарлотта похоронила воспоминания о проведенных в слезах ночах после приятно проведенной ночи в той же гостинице.

В отличие от тех, кто видел молодую графиню по пути в Шотландию, никто из встретивших ее по дороге в Англию не мог сказать, что у нее был неприступный или высокомерный вид. Благодаря частому присутствию в карете Пиппы Шарлотта выглядела слегка растрепанной, но если уж говорить честно, то благодаря мужу она выглядела так же и когда Пиппы рядом не было.

На следующий день после того, как первая карета, запряженная четверкой, остановилась перед Шеффилд-Хаусом, Софи Йорк проскользнула мимо дворецкого, небрежно бросив: «Шарлотта меня ожидает».

— Ну, — без стеснения потребовала Софи, — рассказывай все! Как живется замужем?

Шарлотта покраснела.

— Настолько хорошо? — засмеялась Софи.

— А что случилось у тебя за эти два месяца? — поинтересовалась Шарлотта.

Софи подмигнула, дав понять, что она заметила, как Шарлотта уклонилась от ответа, и начала рассказывать длинную историю об ухаживаниях Брэддона Четвина (упустив свой шанс с одной признанной красавицей, Шарлоттой, он ловко переключился на другую — Софи). Шарлотта то смеялась, то пыталась сдержать смех. Она обнаружила, что, вероятно, до своего замужества не понимала большую часть шуток Софи. Разве смогла бы она понять прежде шутку о некоей новобрачной леди, которая вышла замуж из-за денег и теперь носит свою девственную плеву на пальце, подобно бриллианту?

— Если бы я хотела быть женой дурака, — задумчиво протянула Софи, — тогда я не нашла бы никого лучше Брэддона. Он никогда не будет задавать вопросов, что это я делаю. Он бесконечно добродушен и скромен. И только одного я не выношу: он ведет себя не по-джентльменски. — Она содрогнулась.

Шарлотта с сочувствием посмотрела на подругу. Все знали, что маркиз Бранденбург неравнодушен к француженкам, особенно в сильном подпитии.

— Не делай этого, Софи, — взволнованно сказала Шарлотта, сама удивляясь своей горячности.

— Почему же?

— Потому что… чудесно быть замужем за человеком, который не глуп.

— Все они дураки, — довольно резко ответила Софи и насмешливо улыбнулась. — Я не хочу нарушать твое семейное счастье. Но по моему опыту — полученному, конечно же, только путем наблюдений, а не каким-либо менее хорошим способом — по моему опыту даже самого замечательного мужчину тянет на глупости, как утку на воду.

— Тем не менее, — настаивала Шарлотта, — ты могла бы найти дурака, который нравился бы тебе больше, чем Брэддон.

— В том-то и дело, что он мне действительно нравится. Напоминает мне о младшем брате, которого мне всегда хотелось иметь. Я часами сидела в детской — она находилась как раз над спальней родителей — и слышала, как они ссорятся и кричат. Тогда мать гораздо сильнее сердилась из-за того, что отец не может устоять перед прелестной француженкой, чем теперь. Я желала, очень желала иметь маленького брата: кого-то бесхитростного и любящего. А Брэддон именно такой, Шарлотта. Он очень бесхитростный и любящий. Я знаю, что он любящий. Я подслушала, как сэр Бред-бек говорил, что у Брэддона любовниц больше, чем дел у адвоката. Хотя надо отдать ему должное: его любовницы не появляются на балах.

Шарлотта невольно рассмеялась, несмотря на то что грустная картина детства Софи ее огорчила.

— Но, Софи, ты не можешь иметь детей от человека, который будет для тебя как младший брат!

— Я хочу выйти за человека, который будет… приятным знакомым. Это кажется мне наилучшим видом светского брака, — заявила Софи. Она оживилась. — Ты слышала, как процветает твоя протеже Хлоя ван Сторк? Клянусь, эта девица имеет шанс отбить у меня некоторых поклонников! Я не против. Пусть забирает хоть Брэддона. Но ходят слухи, что она ждет Уилла Холланда.

Шарлотта вспомнила свадебный бал.

— Хлое он очень понравился, — сказала она.

— Ну, не заметно, чтобы она скучала, хотя он все еще не вернулся. У нее четыре или пять постоянных поклонников — они везде сопровождают ее, ловят каждое ее слово. Говорят, в клубах держат пари, что она выберет лорда Уинкла.

— Я рада, — решительно заявила Шарлотта. — Она славная девушка и заслуживает восхищения.

Пока Софи болтала о том, каким именно образом леди Скиффинг осадила Камиллу Пребуорт, жену капитана Пре-буорта, Шарлотта думала об Алексе. Она точно знала, где он сейчас: его затащил в кабинет его многострадальный секретарь Роберт Лоу — разобрать корреспонденцию, накопившуюся за последние месяцы.

Как раз в этот момент в дверях появился муж, и ее лицо невольно просияло.

— Алекс! — воскликнула она, вскакивая со стула.

Алекс подмигнул Софи, которую он очень полюбил за месяцы своей помолвки, и, обняв жену, медленно, но решительно вывел ее из гостиной.

Софи звонко смеялась им вслед. Алекс остановился в мраморном зале Шеффилд-Хауса и принялся страстно целовать жену, пока у нее не задрожали колени и она не ухватилась за борт его сюртука.

— Алекс, мы должны вернуться в гостиную, — прошептала она. — Я не могу просто так оставить Софи одну. Это слишком невежливо.

— Поклянись, что придешь ко мне в нашу комнату через час.

— Не буду.

— Поклянись, что придешь, или я не выпущу тебя. — Алекс обжигающими поцелуями проложил дорожку по ее шее и остановился; найдя лихорадочно бившуюся жилку. Он прижался к ней языком, и Шарлотта чуть не застонала:

— Алекс!

— Поклянись!

— Нет, я договорилась с месье Карэмом, что через два часа буду у него.

— Я отвезу тебя, — хриплым голосом пообещал Алекс. — Я отвезу тебя в фаэтоне.

Он явно собирался целовать ее дальше и ниже.

— Клянусь, — наконец выдохнула Шарлотта.

Но муж не слушал ее. Убедившись, что в холле нет лакеев, Алекс ловко оттеснил жену к стене. Шарлотта и слова не успела сказать, как он прижал ее, коленом раздвинув ее ноги, и смотрел в ее глаза с игривой усмешкой.

В следующую секунду жена с негодованием оттолкнула его, хотя Алекс с удовлетворением заметил, что руки у нее дрожат, а щеки раскраснелись.

— Алекс! — рассерженно сказала Шарлотта.

Она юркнула в гостиную, где оставила Софи. Софи спокойно ела лимонные вафли и пила чай. Увидев Шарлотту, она громко рассмеялась. Волосы Шарлотты будто сильный ветер растрепал — даже причудливость модной стрижки месье Памплемусса не оправдывала такой вид графини.

Алекс, похоже, не собирался следовать за женой, поэтому Софи осталась с Шарлоттой. В это время Алекс изучал райских птиц, украшавших обои в холле. Эти узкие панталоны никуда не годятся, мрачно думал он. По крайней мере для такой неукротимой страсти, какую он питал к своей жене. Чуть заметная улыбка скользнула по его лицу.

— Он хорошо целуется? — спросила Софи. — Знаешь, я заслуживаю ответа уже за то, что ты просто бросила меня.

Алекс немного подвинулся к открытой двери. Безусловно, это не называется подслушиванием, поскольку предмет разговора так для него важен.

Шарлотта изумилась, но затем рассмеялась.

— Да, хорошо, — ответила она. — Стоит ему поцеловать меня, как я… — Она умолкла, пожав плечами.

— Что — ты? — спросила Софи.

Софи знала множество тонких шуток об эротике, но на деле имела слабое представление о плотских наслаждениях.

— Ну, я просто таю, вот и все.

— Похоже, это так неприятно, — заметила Софи. — Видишь ли, я не совсем понимаю, как это происходит. Но пожалуйста, не думай, что ты обязана мне рассказывать. Я уверена, что моя мать никогда не соберется объяснить мне всю правду. Когда-нибудь я приму предложение одного из этих болванов, что ухаживают за мной, и — не сомневаюсь — он объяснит мне, что такое это неприятное и неприличное дело.

Шарлотта, насколько это было возможно, еще больше покраснела.

— Ну, это неприлично, но в то же время прекрасно.

Софи посмотрела на нее с любопытством:

— Моя мать говорила мне, что супружеские отношения крайне неприятны, но их следует терпеть ради положения в обществе.

— Это не так… с Алексом это не так.

— Мне не повезло, — мрачно заметила Софи. — Ты забираешь единственного мужчину в Лондоне, имеющего представление о том, как сделать это дело приятным, а я остаюсь со стариной Брэддоном. Уверена, он все объяснит мне на примере своих конюшен. Иногда я думаю, он смотрит на меня как на первоклассную чистокровную лошадь, точно такую же, как его лучшие кобылы.

— Это больше, чем приятно, — вырвалось у Шарлотты. Она умирала от желания с кем-то поделиться, но не могла же она обсуждать это со своей матерью. — Это по-настоящему прекрасно. Иногда я весь день думаю только об этом, — призналась она.

Софи смотрела на нее широко раскрытыми глазами.

— Может быть, мне не следует выходить замуж за Брэддона, — наконец произнесла она. — Я абсолютно уверена, что никогда не буду думать о нем целый день, как бы он ни целовался. Твой муж целует тебя лучше, чем это делает — или делал — Уилл Холланд?

Шарлотта снова покраснела. Софи думала, что речь идет о поцелуях, а она говорила о… Ей, вероятно, не следовало обсуждать подобное с незамужней женщиной. Софи только казалась искушенной.

В холле Алекс прислонился к стене. Не было никакой надежды, что он сможет присоединиться к ним в гостиной. Услышав признание Шарлотты в том, что она думает о любви весь день, он почувствовал, что становится тверже камня. Застонав, он направился в свой кабинет. Ему не помешало бы просмотреть оставшуюся корреспонденцию.


Прошел еще месяц. Лондонский сезон заканчивался. В жизни Алекса и Шарлотты сложился определенный, удобный для всех распорядок. По утрам Шарлотта занималась живописью. Она начала портрет одной из судомоек — крупной сухопарой девушки по имени Молл, выросшей около уэльской границы. Сначала графиня и судомойка настороженно присматривались друг к другу: уверенность Молл в том, что ее хозяйка — сумасшедшая, не делала обстановку сеансов более непринужденной. Но Шарлотта упорствовала. С первой же минуты, когда однажды утром она увидела лицо Молл, подкладывавшей дрова в камин, она загорелась желанием написать ее портрет. Через некоторое время они подружились, и Шарлотта узнала все о семерых братьях и сестрах Молл и даже кое-какие сплетни о слугах. Например, дворецкий Стэпл оказался настоящим тираном. И если она правильно поняла Молл, говорившую с сильным валлийским акцентом, он к тому же неподобающе вел себя с молодыми служанками. В тот же вечер Шарлотта уволила Стэпла, который, кажется, намеревался ей перечить. Но Шарлотта была дочерью герцогини Калверстилл. Она выпрямилась и, высоко подняв голову, посмотрела не него властным и гневным взглядом своей матери герцогини. И Стэпл молча ретировался.

Шарлотта направила записку мистеру Макдугалу в замок Данстон. Не хотели бы он и миссис Макдугал перебраться в Лондон? Их приезд весьма желателен, поскольку в Шеффилд-Хаусе сейчас как раз нет экономки, Шарлотта назначила жалованье, намного превосходившее то, которое получал Стэпл.

Пока она занималась живописью, Алекс работал в своем кабинете. Первое время после возвращения в Лондон он часто заходил к ней в студию и, если в этот день Молл не позировала Шарлотте, читал там книгу. Но вскоре Шарлотта запретила ч ему приходить — не только потому, что не могла сосредоточиться в его присутствии, но и потому, что он постоянно отбрасывал книгу и накидывался на нее.

— Как тигр на добычу, — жаловалась Шарлотта.

— Я не виноват, — хватая «добычу», оправдывался Алекс. — У тебя чувственные глаза. Ты взглянешь на меня из-за своего мольберта, и я вижу, что ты без слов просишь моей ласки.

— Если ты делаешь это только ради меня, можешь себя не утруждать, — обижалась Шарлотта. — Я думала о работе, а не о тебе.

— Меня ты не обманешь! Я видел, какими чувственными становятся твои губы.

— Почему бы тебе не пойти пофехтовать с Люсьеном? Вот с ним ты можешь играть в свои игры!

— Потому что, — грозно заявлял муж, — я люблю собственные игры, в собственном доме. В этом доме.

С этими словами он отнес ее в угол комнаты на старый диван, и еще одно утро было потеряно. Поэтому она запретила ему появляться в студии, и он стал каждое утро заниматься фехтованием с Люсьеном.

— Должен же я что-нибудь делать! — жаловался Алекс.

Но Шарлотта знала, что он любил грубую мужскую атмосферу фехтовальных залов. Он всегда возвращался домой разгоряченным — и готовым увлечь ее в спальню.

Днем Шарлотта играла с Пиппой, а по вечерам они с Алексом посещали балы. И хотя Шарлотта иногда принимала вошедший в моду вид утомленной искушенности, она наслаждалась балами, как никогда раньше. Ничего не было более восхитительного, чем неожиданно встретить в холле собственного мужа и услышать, как он шепчет на ушко обещание, от которого целый час будут пылать щеки. Или во время вальса муж прижмет ее к себе так сильно, что люди начнут шептаться. «Но мы женаты», — успокоит ее Алекс. Или он улыбнется заговорщически и скажет: «Давай сделаем что-нибудь, чтобы поддержать мою репутацию!» — и поцелует ее тут же, во время танца.

Шарлотта была замужем четыре месяца, и к этому времени она твердо знала две вещи. Во-первых, она все еще не была беременна, а то ей бы пришлось сообщить об этом выдающемся событии своему мужу и тем самым ограничить их приятные и отрывающие пуговки еженощные занятия. И во-вторых, она влюблялась или уже без памяти влюбилась в своего мужа. Когда она видела его, ее сердце радостно билось; когда его не было рядом, она чувствовала себя обездоленной. Когда они занимались любовью, признание в любви готово было сорваться с ее уст, но она сдерживала себя. Что он сказал, когда просил выйти за него замуж? Любовь строится на доверии. И она не была уверена, что он ей уже доверяет. В ее голове мелькали путаные, трудно объяснимые причины, почему она не должна сделать ему такое признание. Но истинная причина крылась в том, что ей было немного страшно. Тогда он напрямик заявил ей, что не любит ее. Шарлотта чувствовала смущение и свою уязвимость и… что Она предпочла бы не первой произнести: «Я люблю тебя». Что, если Алекс подумает, будто она пытается заставить его забыть, как она скрыла от него, что не была девственницей?

Поэтому она хранила молчание, а когда ей хотелось сказать: «Я люблю тебя», она заменяла эти слова страстными поцелуями или предлагала погладить ему спину, чтобы он уснул. А когда она убеждалась, что он уже спит, она шептала: «Я люблю тебя», прикоснувшись к его густым волосам или уткнувшись в его крепкую грудь.

Алекс сидел в кабинете и просматривал почту. Вдруг он приглушенно выругался и выронил из рук какую-то бумагу. Роберт с сочувствием посмотрел на него, затем подошел к хозяину и подал тяжелый пакет с тиснеными на нем буквами «Министерство иностранных дел».

— Еще есть вот это, — сказал он.

Алекс прочитал письмо и испытал чувство досады. В другое время он с радостью принял бы приглашение, содержавшееся в этом письме. Приглашение? Скорее приказ, подумал он, пробегая глазами по изящному почерку лорда Брексби, министра иностранных дел. Он не мог оставить сейчас Шарлотту, от одной мысли о которой у него закипала кровь. Но он не мог и взять ее с собой: это было слишком опасно. Он скомкал толстую бумагу и с силой швырнул в угол.

— Отправь этому типу записку, что я приеду к нему сегодня в четыре часа, — сердито бросил он Роберту. — И передай Люсьену, что я буду у него в пять. — И Алекс вышел из кабинета.

Он нашел Шарлотту в студии. Она, нахмурившись, рассматривала портрет судомойки. У нее сидела Софи и описывала, как Брэддон во время катания в Гайд-парке пытался в очередной раз сделать ей предложение.

— Ты получил какое-то неприятное письмо? — Шарлотта позвонила, чтобы подали чай.

— Я не хочу чаю, — нетерпеливо произнес Алекс. — Скажи горничной, чтобы мне принесли бренди.

Удивленная Шарлотта вернулась к дивану. Алекс редко пил днем. Но явно не хотел ничего говорить. Софи с присущей ей проницательностью, когда дело касалось плохого настроения противоположного пола, уже взялась за свою накидку и, прощаясь, сказала, что они увидятся сегодня на балу у леди Коум.


Шарлотта и Алекс приехали на бал к леди Коум с опозданием. Даже для пары, шокировавшей и восхищавшей свет публичным проявлением своих любовных отношений, их поведение на балу у леди Коум было скандальным. Например, когда графиня танцевала с достопочтенным Сильвестром Бредбеком, ее муж просто ворвался в круг танцующих и, не говоря ни слова, выхватил ее из рук партнера. Он лишь дружески улыбнулся Сильвестру — который, по общему мнению, отнесся к этому добродушно — и объявил, что теперь будет держать в руках свою жену. «Держать в руках жену» — так и сказал! «Разве так говорят друг о друге женатые люди?» — метко заметила леди Скиффинг.

А как они танцевали! Нечего говорить, что между ними и лучику света нельзя было пробиться? Граф Шеффилд и Даунз прижался лицом к волосам жены, но у той был такой вид, как будто она еле себя сдерживает, с удовлетворением рассказывала леди Престлфилд.

Шарлотта не просто еле сдерживалась. Гнев и страх сменяли друг друга: Алекс отправлялся в одно из самых бессмысленных донкихотских путешествий, какое только можно было вообразить? Кому какое дело, что он в совершенстве владеет итальянским и его можно принять за итальянца? Никто в здравом уме не отправился бы шпионом во Францию во время столь ненадежного перемирия, заключенного правительством Англии с Наполеоном. Что же касается Люсьена… Раньше ей всегда нравился этот джентльмен, а с тех пор, как на пикнике они поняла, что Люсьен во Франции потерял и жену, и ребенка, она прониклась к нему глубокой симпатией. Но теперь! Если только он осмелится появиться перед ней, она наговорит ему ужасных вещей.

— И не говори мне, что это просто женская предубежденность, Алекс! — обрушилась она на мужа в тот же вечер дома. — Ни один, кто хоть немного считается с твоим благополучием, не попросил бы сделать это. Поехать во Францию! Притвориться итальянцем! Искать какую-то девочку, которую наверняка уже нашли и гильотинировали, да еще пытаться вдвоем с ней выбраться из страны. Не говоря уже о путешествии с известным французским графом! — Шарлотта стоически удерживала слезы. — Да тебя сразу же схватят и казнят!

— Люсьена не будет со мной, — терпеливо объяснял Алекс. — Он будет ждать на корабле у побережья Франции. Ему въезжать в страну слишком опасно. Но, Шарлотта, это прекрасный шанс спасти маленькую сестренку Люсьена и Дафны. Как я могу отказать в этой просьбе? В конце концов, это просто: итальянцы могут свободно путешествовать по Франции. Я въезжаю в страну как преуспевающий торговец, пересекаю границу и — недалеко от нее — забираю девочку из лавки галантерейщика, и вот мы здесь. Не волнуйся, любовь моя. Сейчас в Париже полно англичан — помнишь, мы подписали мир с Наполеоном?

— Нет, Алекс, нет, — твердила Шарлотта, обнимая его. — Это слишком опасно. Ты не можешь оставить нас с Пиппой. Не можешь! Я умру без тебя.

— Послушай, дорогая, — Алекс отстранился от Шарлотты и посмотрел в ее ясные глаза, — я родился джентльменом. Мне страшно повезло: я не хотел бы родиться, например, трубочистом. Но самая честь родиться джентльменом подразумевает, что я не могу отказать в просьбе Люсьену только из-за того, что боюсь. Даже если мне ненавистна сама мысль, что я оставлю тебя и Пиппу. Так же, как я не могу не выполнить вежливое приказание лорда Брексби взять в Париже пакет или что бы это ни было. Им нужен кто-то, кому они могут доверять. Они могут довериться мне, потому что я воспитан так, чтобы быть достойным доверия.

Шарлотте хотелось встряхнуть его: какой глупый и бессмысленный повод рисковать своей жизнью! Но по выражению лида любимого она видела, что Алекс верит в те глупости, которые говорит. Ее глаза наполнились слезами разочарования.

— Младшей сестре Люсьена всего тринадцать лет, — продолжал Алекс. — Я не могу оставить ее там, Шарлотта. Тот торговец, который ее взял, сам подвергся страшной опасности. Очевидно, он всем сказал, что это его племянница, но за выдачу аристократов независимо от их возраста предлагают очень большие деньги…

Плечи Шарлотты сотрясались от рыданий, и она спрятала лицо на груди Алекса.

— Почему не может поехать кто-нибудь другой? — со слезами воскликнула она, как веками вопрошали жены и матери, провожая мужчин, уходивших сражаться в далекие края.

— Потому что я так не похож на англичанина, — с иронией сказал Алекс. — И благодаря Марии знаю итальянский. Дорогая, я буду в полной безопасности, обещаю тебе. Я вернусь в Англию, прежде чем ты закончишь портрет этой костлявой судомойки.

— Но почему так внезапно? — Шарлотта отошла к окну и смотрела в темный сад. Она была безутешна.

Алекс подошел к ней и задернул портьеры.

— Нельзя терять времени.

Шарлотта понимала, что он имел в виду: тринадцатилетняя девочка… Он обхватил ее сзади, и Шарлотта прислонилась к мужу. Ее руки беспокойно теребили край бархатной портьеры.

— Я не понимаю, почему лорду Брексби нужно, чтобы именно ты ехал в Париж. Ведь Париж — самое опасное место!

— Это не так, дорогая, — в его глубоком густом голосе не слышалось беспокойства. — Итальянцы постоянно приезжают в Париж и уезжают из него, и меня не просят вывезти кого-либо из Парижа. Там я лишь должен забрать небольшой пакет. Это займет несколько часов, и если даже мою карету обыщут на обратном пути, я ничем не рискую: как тебе известно, французское правительство разрешает деловые взаимоотношения.

— Но я все равно не понимаю, почему Люсьен не может просто нанять кого-нибудь, — возразила она, — Ты сам говоришь, что спасение людей — опасное дело.

— Если бы ты оказалась во Франции, дорогая, я бы обратился к самому близкому другу. Если бы Патрика не было в Англии, я попросил бы Люсьена. Я бы никогда не нанял человека, которого не знаю. Оба брата Люсьена погибли на гильотине, поэтому он вынужден обратиться ко мне. Но при этом он не обратился ко мне лично. Он предоставил мне выбор, написав письмо. Но, Шарлотта, отказаться было бы ошибкой: потом я бы не смог себе простить этого. Что, если через месяц или два мы услышим, что девочку бросили в тюрьму? Ведь до сих пор Люсьен даже не знал, что она жива.

Они помолчали. Затем смирившаяся Шарлотта протянула руку к сонетке, чтобы вызвать Мари. Время ложиться спать. Алекс должен был уехать в пять утра, оставалось всего три часа.

Она взглянула на мужа. Он умоляюще, с вожделением смотрел на нее, и сердце у Шарлотты словно перевернулось. Ну так что же? Она уже нарушила все правила поведения замужней леди. Странно, что в то время, как она нарушала священные законы поведения леди, Алекс рисковал жизнью, чтобы не нарушить законы джентльменов, с иронией подумала Шарлотта.

И она хотела этого, сознавала Шарлотта. Хотела так же сильно, как и он.

— Не побудете ли моей горничной, милорд? — отдернула она руку от звонка.

Алекс взял в ладони ее лицо и поцеловал ее нежные губы.

— Я не стою тебя, — сказал он. — Я не стою тебя, Шарлотта.

Шарлотта провела руками по его плечам, спине и еще ниже… Жена Алекса медленно училась быть смелой, но лишь теперь начинала, понимать, как возбуждает его каждое ее прикосновение. Шарлотта прижалась к мужу.

— Если вдруг ты не вернешься, — с болью в сердце прошептала она, — я хочу запомнить твое тело.

Его руки дрожали от нежности и желания. Он повернул Шарлотту и начал расстегивать пуговицы на ее платье. Перламутровые пуговки отрывались и рассыпались по полу со звуком, напоминавшим топот лапок разбегающихся мышей. Расстегивая платье, он целовал ее, а целуя — опускался все ниже, пока не оказался стоящим на коленях. Он снова повернул Шарлотту лицом к себе и потянул платье вниз, пока не обнажился ее молочно-белый живот. Он прижался к нежной коже.

— Я думал, что ты беременна, — сказал он. — Когда я вернусь, я не оставлю тебя в покое ни днем, ни ночью, пока твоя талия не станет такой широкой, что мне не хватит рук, чтобы обнять тебя.

Шарлотта засмеялась:

— Такого не случится. Мама рассказывала, что практически до последнего месяца никто не подозревал, что она беременна. Мы с ней намного выше других женщин.

Она посмотрела на вьющиеся волосы мужа. Хочет он наследника или их ребенка?

— Ты… хотел бы иметь ребенка, даже если это будет еще одна девочка? — наконец решилась спросить она.

Алекс поднялся, продолжая гладить стройные бедра Шарлотты.

— Я бы хотел иметь маленькую девочку, которая была бы во всем похожа на тебя, — ответил он настолько искренне, что Шарлотта поверила. — Знаешь, я хочу присутствовать при родах.

Шарлотта изумленно раскрыла глаза:

— Это невозможно.

— Посмотрим, — усмехнулся Алекс. — В Италии, когда я путешествовал по стране, я видел, как родился ребенок — женщина родила прямо в таверне. Это было удивительно. Даже полк драгун не сможет удержать меня, если у тебя будут роды!

Шарлотта не знала, что на это ответить. Если бы такое услышала ее мама, она тут же лишилась бы чувств.


На следующее утро в пять часов Шарлотта и очень недовольная Пиппа со ступеней Шеффилд-Хауса помахали рукой уезжавшему Алексу. Пиппа не хотела просыпаться, но Шарлотта настояла, чтобы она попрощалась как следует, а не так, как в прошлый раз, когда Пиппа проснулась и узнала, что папа уехал. И если Алекс не вернется, она хотя бы сможет рассказать Пиппе, когда та подрастет и сумеет понять, о том, как он долго целовал ее на прощание.

На другой день Шарлотта всем рассказывала историю, придуманную Алексом, о том, как у него неожиданно возникла необходимость срочно отбыть по какому-то делу в Италию. Правду знали только ее родители и Софи.

— Я говорила тебе, что каждый мужчина рано или поздно может свалять дурака, — была реакция Софи. — Почему бы Люсьену не нанять какого-нибудь сыщика с Боу-стрит? Я думаю, они хорошо справляются с опасными делами.

Сердце Шарлотты радостно дрогнуло. Но нет, слишком поздно. Сейчас Люсьен и Алекс уже в Саутгемптоне, садятся на корабль, отплывающий в Италию. Люсьен поехал под видом личного слуги Алекса: в то время иметь слугу-француза было обычным делом.

— Нет, — возразила она, — сомневаюсь, что сыщики с Боу-стрит говорят по-итальянски.

Шарлотта еще крепче прижала к себе Пиппу, которая спокойно спала у нее на коленях, — она весь день не отпускала девочку от себя. Вздохнув, она посмотрела на Софи.

— Когда это сокровище проснется, не съездить ли нам всем вместе за покупками? Я просто не могу видеть свою студию сегодня. Кроме того, мне надо купить кое-какую одежду побольше размером.

— Побольше? Зачем? — Глаза Софи округлились. — У тебя будет ребенок! — Она вскочила и порывисто обняла Шарлотту. — Когда?

— Точно не знаю, — с легкой улыбкой ответила Шарлотта. — Видишь ли, у меня было начались месячные, но потом прекратились. А сегодня утром мама сказала, что немножко крови — это обычное явление. Поэтому, полагаю, я на третьем месяце. — Она посмотрела на свою тонкую талию с некоторым сомнением. — Я чувствую себя как всегда.

Софи весело улыбнулась:

— А почему бы и нет? Ты сказала Алексу?

— Нет, потому что я не знала. Я не понимала, что происходит, и потому он думает, что я не беременна. И вот, пожалуйста, я на третьем месяце! Когда он вернется, я, вероятно, буду похожа на корову.

— На самую любимую корову! Алекс будет в восторге. Однажды мы сидели с ним рядом, кажется, на музыкальном вечере. Не знаю, где была ты, и он сказал, что хочет большую семью — четверых или пятерых детей.

— Правда? — обрадовалась Шарлотта.

— О да, — подтвердила Софи. — Он одержим. Только одержимые мужчины хотят детей.

Шарлотта покраснела и едва не спросила Софи, на самом ли деле она считает Алекса одержимым, но ее удержало чувство собственного достоинства. Пиппа потянулась и зевнула. Софи дернула за звонок.

— Ты хочешь взять Пиппу с собой? — спросила она.

— Да.

Софи понимающе улыбнулась: Пиппа была так похожа на своего отца.

— Сначала тебе следует переодеться, — заметила Софи. — У тебя большое мокрое пятно — там, где спала Пиппа.

Глава 17

В эту ночь Шарлотта ходила вокруг кровати, на которой они обычно спали с Алексом, и не сводила глаз со слегка смятых простыней из тонкого полотна. Ее ожидала бесконечная ночь одиночества. Ночь за ночью. Шесть недель, сказал Алекс, или самое долгое — два месяца. Два месяца! Шарлотте хотелось кричать от несправедливости происходящего. К тому времени, когда он вернется, она будет похожа на тыкву, и он не захочет заниматься с ней любовью. Одинокая слеза скатилась по ее носу. Но Шарлотта остановила себя — она не может провести следующие два месяца в рыданиях. Она должна устроить свою жизнь так, чтобы у нее не было ни минуты свободного времени. По вечерам она будет падать в постель от усталости, и у нее не будет сил думать о муже.

Наконец Шарлотта забралась под прохладные простыни. На ней была одна из ее длинных белых ночных рубашек, которые ненавидел Алекс. Думая о рубашках, она вспомнила нетерпеливые руки Алекса, когда он с проклятиями стаскивал с нее ночную рубашку. Шарлотта улыбнулась. Постель с Алексом стала центром ее жизни. Она вспоминала напряженный взгляд его темных глаз, наблюдавших, как она раздевается на ночь; Алекса после фехтования — с взлохмаченными волосами, разгоряченным телом. Шарлотта едва сдержала слезы. Два месяца — не слишком долгий срок. Она закончит портрет Молл.

Вдруг за дверью послышался шум. Шарлотта приподнялась.

— Кто там? — окликнула она.

— О, миледи, простите меня, — послышался из-за двери страдальческий голос.

Шарлотта зажгла стоявшую у постели свечу. Дверь открылась, и в полутьме она увидела закутанную в большой халат няню Пиппы, державшую на руках брыкающуюся, визжащую Пиппу.

— Она неожиданно выбежала из комнаты, — продолжала Кейти. — Простите, что разбудила вас, миледи.

Пиппа издала страшный вопль.

— Пиппа, — обратилась к ней Шарлотта, — что ты делаешь среди ночи? Отпусти ее, — сказала она Кейти.

Пиппа направилась к кровати, шлепая босыми ногами по полу.

— Папа? — спросила она дрожащим голосом. — Где папа?

— О, милая, — со сжавшимся сердцем ответила Шарлотта. — Папа уехал ненадолго, но он вернется.

Пиппа взглянула на нее, не веря ее словам, и села на пол. Она заплакала разрывающими душу слезами снова покинутого младенца.

«Черт! — с возмущением подумала Шарлотта. — Как он мог покинуть ее?» — Она спрыгнула с кровати, вздрогнув, когда ее босые ноги коснулись холодного пола. Кейти тихо стояла в дверях.

Шарлотта наклонилась и приподняла Пиппу.

— Он вернется, малышка, — прошептала она, прижимаясь к мягким волнистым волосам Пиппы. — Помнишь, когда мы вместе ехали в Шотландию, а папа ждал нас там? — Шарлотта выпрямилась, все еще прижимая к себе Пиппу, и подошла к постели.

— Кейти, сегодня я оставлю Пиппу у себя, — внезапно решила она.

Кейти присела и тихо закрыла за собой дверь.

Шарлотта снова легла и положила плачущую Пиппу рядом.

— Пиппа, — шепотом сказана она, — хочешь, я расскажу тебе сказку?

Пиппа ничего не ответила. Но Шарлотта помнила, как сама любила сказки, которые ей в детстве рассказывала няня. И она начала рассказывать о маме-курице и ее трех непослушных маленьких цыплятах. Когда, изображая непослушных цыплят, которые, на свою беду, ушли из дома, Шарлотта стала пищать «пи-пи», она почувствовала, что тельце Пиппы расслабилось, а лежавшая на ее руке голова потяжелела.

Некоторое время Шарлотта лежала, окруженная теплом и темнотой. И кровать больше не казалась ей такой большой и холодной. Пиппа свернулась у нее под боком, а под сердцем с каждой минутой рос ребенок Алекса. Шарлотта улыбнулась. Скоро у нее будет два маленьких цыпленка.

Однажды Шарлотте удалось вытащить Софи на музыкальный вечер. К сожалению, музыкальные вечера устраивались для скучающих и тщеславных. Русские певцы миссис Фелвитсон пели невнятно и монотонно. В комнате сидело много таких же, как она, молодых дам, выслушивающих вялые комплименты от равнодушных к ним щеголей.

— А эти старухи, — с отвращением говорила Софи, — они живут надеждой, что вспыхнет скандал. Нам надо уйти, Шарлотта. Они такие противные, так им хочется устроить скандал. Если в дверь заглянет какой-нибудь распутник и случайно взглянет на кого-нибудь из женщин, они из этого сочинят целую историю.

— Тогда уйдем, — поднимаясь с места, ответила Шарлотта. Но тут она заметила высокого мужчину, который, здороваясь, кланялся миссис Фелвитсон.

— Алекс! — воскликнула она.

Она шагнула к нему, но от потрясения и от того, что она резко встала на ноги, у нее потемнело в глазах. Первый раз в жизни Шарлотта упала в глубокий обморок. К счастью, Софи уже поднялась с места, и, когда Шарлотта внезапно покачнулась, она инстинктивно протянула к ней руки. Через минуту она с недоумением увидела, что сидит на полу, а на коленях у нее лежит голова Шарлотты. Софи взглянула вверх, и в эту минуту Шарлотта открыла глаза.

Мужчина, с улыбкой смотревший на двух красивых дам, увидел на их лицах изумление, какое он и прежде наблюдал тысячу раз. Патрик присел и, похлопывая свою новоявленную невестку по руке, спросил:

— Как вы себя чувствуете?

— Ты — Алекс? — прошептала Шарлотта.

Софи не сказала ничего. По ее мнению, этот человек — безусловно, брат-близнец Алекса — походил на графа только на расстоянии.

Но Шарлотта еще не совсем пришла в себя, в голове у нее еще не прояснилось. Она протянула руку и неуверенно дотронулась до щеки Патрика.

— Ты ведь не призрак, правда?

Патрик удивленно поднял брови. Уж не помешана ли жена его брата? Софи бросила на него предостерегающий взгляд.

— Не поможете ли графине встать? — В ее голосе не хватало принятой в светском обществе любезности. — Это, как я надеюсь, вы уже поняли, ваша невестка.

Удивленный Патрик посмотрел на маленькую фурию, прижимавшую к себе жену его брата. Он весело улыбнулся Шарлотте, не обращая внимания на Софи.

— Я ваш деверь, — представился он. — А вовсе не Алекс.

— Прошу прощения, — более твердым голосом ответила Шарлотта. — Не представляю, что на меня нашло. Но я бы хотела встать, — смутилась она, осознав, что вокруг них столпились люди. Резко приподнявшись, она приложила руку ко лбу. Боже, как кружится голова!

В ту же секунду Патрик поднял ее и стоял, не выпуская из своих рук. Она пыталась освободиться, в смятении чувствуя на себе жадные взгляды окруживших их сплетников.

— Это неприлично, — прошептала она, — Отпустите меня, пожалуйста.

Патрик сделал несколько шагов к ближайшему дивану и торжественно усадил ее. Отступив, он отвесил глубокий поклон.

— Я Патрик Фоукс, и мне очень приятно познакомиться с вами, — сказал он. — Я только сегодня сошел с корабля. Когда я поехал повидаться с Алексом, мне сообщили о вашем существовании и о том, что вы находитесь на этом милом музыкальном вечере. — Он улыбнулся топтавшейся рядом с ним миссис Фелвитсон.

— О Боже, — запинаясь, проговорила Шарлотта, — Алекс отправил вам письмо с сообщением о нашей свадьбе с дипломатической почтой.

— Вероятно, я был уже в дороге, когда оно пришло. Не желаете ли, чтобы я проводил вас домой? — предложил Патрик. — Здесь, кажется, за нами постоянно следят!

— Да, — снова овладев собой, Шарлотта встала.

Она мило извинилась перед миссис Фелвитеон за то, что прервала вечер (даже русские вытянули шеи, чтобы увидеть ее, лежащую на полу), и вышла из комнаты, опираясь на руку Патрика. За ними следовала Софи.

Позади они оставили толпу куда более взволнованной, чем в начале вечера.

На следующий день каждый, кто причислял себя к высшему свету и достаточно уважал себя, чтобы следить за последними сплетнями, знал: графиня Шеффилд и Даунз, пробыв несколько недель в одиночестве, встретила брата своего мужа самым сердечным и нежным образом — увидев его, она даже упала в обморок. И хотя никто не помнил, чтобы когда-либо видел их танцующими вдвоем в первый сезон Шарлотты, на другой день возник миф о том, что имел место короткий, но страстный роман перед тем, как Патрика отослали на Восток.

— Только самые недобрые люди, — заметила леди Скиффинг, — могут подумать, что Шарлотта могла бы выйти за младшего вместо старшего. Ни одна девица не выйдет замуж за второго сына, когда ей делает предложение первый.

Ее близкие друзья нашли это замечание справедливым.

— У вас такое доброе сердце, дорогая, — с сочувствием сказала леди Престлфилд.

— В самом деле, — присоединился к разговору сэр Бенджамен Триббл. — Те, кто не так снисходителен, как вы, леди Скиффинг, могут поддаться сомнениям относительно проблем, имевших место в предыдущем браке дорогого Алекса…

— Вот вам и пример проявления некоторыми людьми недоброжелательности! — воскликнула леди Скиффинг. — Для меня такое утешение — думать, что никто из нас не будет столь неделикатен, чтобы говорить что-либо о графе!

Друзья с удовлетворением подумали о тех жадно впитываемых новостях, которые они распространяли налево и направо. По правде говоря, на этой неделе сэр Триббл завоевал некую долю популярности тем, что лично присутствовал при встрече любовников. Триббл умел говорить, и его рассказ о бледном умоляющем лице графини, о ее дрожавших пальцах, касающихся лица Патрика, принимался как самое впечатляющее описание событий.

И сколько бы ее мать ни повторяла, что все это неправда, а ее подруга Софи Йорк («сама немного распущенная», как сказали бы те самые недобрые люди) упорно настаивала, что Шарлотта просто приняла Патрика за своего мужа, к концу недели весь Лондон знал: Патрик разбил сердце Шарлотты, когда уехал на Восток, не женившись на ней, и она за неимением лучшего вышла за Алекса.

Шарлотта не знала, что и делать. Ее буквально ошеломил скандал, который внезапно разразился над ее головой.

И все же она была вынуждена принимать деверя у себя дома, хотя и немного тяготилась его обществом. А вскоре она получила короткое письмо от Алекса.


«Дорогая Шарлотта, я не люблю писать письма, поэтому буду краток. Боюсь, что мы столкнулись с большими трудностями, чем ожидали. В то время как дело Люсьена закончено, мне еще нужно получить товар, о котором я тебе рассказывал, так как его не оказалось в Париже. Пересылка займет некоторое время, после чего я отправлюсь домой».


Внизу Алекс приписал более небрежным размашистым почерком: «любимой», а рядом «Алекс». Шарлотта смотрела на письмо, не веря своим глазам. Это не письмо, а записка, сухими фразами сообщающая о товаре из Парижа? Ну а «любимой»? Это предназначалось, очевидно, ей. У нее потеплело на душе. Это звучало, лучше, чем слова Алекса, что ему «нравится быть женатым» на ней. «Любимая» — почти то же, что «я люблю тебя».

Пришла пора переезжать со всеми домочадцами в деревню. Она дожидалась Алекса, надеясь, что ей не придется одной заниматься таким большим и сложным делом, особенно когда в доме не было дворецкого. Но что ей было делать? Совершенно ясно, что Алекс и сам не имел представления, когда вернется в Англию. Уже наступала зима, и на улицах темнело от угольного дыма. Она помнила те статьи, которые когда-то обсуждала с Алексом, о почерневших легких, обнаруженных при вскрытии у умерших младенцев, и ее бросало в дрожь. Она подождет возвращения Алекса еще один месяц, а затем они с Пиппой уедут из Лондона.

Глава 18

Однажды за завтраком Шарлотта заглянула в газету, которую молча положила на стол Молли, и чуть не подавилась. Ее брачная ночь была описана черным по белому, и любой мог о ней прочитать. Чувство унижения нахлынуло на нее как волна. Она даже не смогла дочитать страницу; оттолкнув стул, она бросилась наверх — слезы жгли ей глаза.

Поднявшись по лестинце, Шарлотта остановилась. Куда она шла? Она направилась в свою комнату, представила себе лица дам, жадно читающих раздел сплетен, и содрогнулась. «Я должна немедленно уехать, — в отчаянии подумала она. — Что, если кто-нибудь зайдет — выразить сочувствие или задать какие-либо вопросы?» Шарлотта крепко стиснула зубы и сурово приказала себе не плакать. Нужно уехать сейчас же, в течение часа.

Шарлотта боролась с собой, стараясь не поддаваться терзавшим ее чувствам, пока наконец в ее глазах не вспыхнула решимость. Глубоко вздохнув, она подавила желание броситься на кровать и разрыдаться. Она позвонила, позвала Мари и спокойно распорядилась, чтобы через час все слуги были готовы в дорогу.

Она видела Пиппу два часа назад, когда та неуверенными шагами пришла к ней в комнату, чтобы вместе выпить горячий шоколад. Они обе уютно устроились на кровати, и Шарлотта щекотала кругленький животик Пиппы.

Шарлотта быстрыми шагами прошла в детскую и сообщила Кейт о перемене в их планах. Пиппа сидела на полу и деловито стучала ножками.

— Мама-а! — весело сказала малышка.

— Слушаюсь, миледи, — ответила Кейт, которую, казалось, ничто не могло вывести из себя — даже случай с кухонным котом, на которого Пиппа опрокинула ночной горшок.

Шарлотта улыбнулась Пиппе и опустилась на колени, когда Пиппа протянула к ней ручки. С Пиппой, крепко обнявшей ее за шею, скандал уже не казался таким сокрушительным. Кому какое дело, что думает о ней свет? После этого скандала Алекс, вероятно, все равно отошлет ее в Шотландию… но у нее будет Пиппа. И ее ребенок. Слегка округлившийся живот Шарлотты свидетельствовал, что у нее под сердцем живет ребенок Алекса.

В спешке Шарлотта совершенно забыла, что сегодня днем на чай была приглашена Хлоя ван Сторк. Но ее забывчивость уже не имела значения, потому что мистер ван Сторк прочел статью Таффи от корки до корки и, отложив газету, заявил, что Хлоя не поедет пить чай в Шеффилд-Хаус — ни теперь, ни когда-либо впредь. Протесты дочери его не тронули. Он не собирался подвергать риску помолвку Хлои с бароном Холландом, а такой риск действительно был, если ее имя будет связано с именем графини Шеффилд и Даунз.

— Не то чтобы я ее обвинял, ты понимаешь, — неохотно объяснил мистер ван Сторк. — Хотя откуда эти слезы в брачную ночь? Могу только предположить, что родители ей ничего не объяснили!

— Не объяснили что? — воскликнула расстроенная Хлоя.

Мистер ван Сторк посмотрел на нее с раздражением:

— Лорд Фоукс не настоящий мужчина, — отрезал он и накрепко закрыл рот.

Хлоя поняла, что это все, что собирался сказать ей отец. Она повернулась к матери, внимательно читавшей статью.

— Это вина ее родителей! — воскликнула миссис ван Сторк. — Весь шум вызван только тем, что девице ничего не рассказали. Я никогда не понимала, почему они приняли такое решение, никогда. Зачем выдавать дочь замуж, если не будет внука?

— Брачный контракт, — ответил ей мистер ван Сторк. — Ты пошлешь ей записку, мисс, — обратился он к Хлое. — Ты должна отказаться под каким угодно предлогом.

— Бедная девочка, — вздохнула миссис ван Сторк. — Это не единственный отказ, который она получит в ближайшие дни.

Хлоя очень обрадовалась, когда лакей с ее запиской вернулся и сообщил, что Шеффилд-Хаус закрыт и в нем осталось очень мало слуг. Возможно, Шарлотта даже не знала об этой ужасной статье. Хлое удалось выпросить газету у матери, считавшей, что девушке не следует читать такого рода подробности. Но Кэтрин ван Сторк напомнила себе, что ее дочь уже взрослая, помолвлена и, быть может, ей неплохо узнать о брачных ночах. В конце концов, барон Холланд сдержал данное им слово: к следующему году Хлоя уже будет замужем.

А Хлоя с ужасом читала статью. В статье все же было много непонятного для нее. Ее любимая Шарлотта поспорила со своим мужем — это понятно. Кто-то разбил о стену баночку с кремом. Семья резко переменила планы, не уехав в Италию, и Алекс заставил жену сесть в карету для слуг.

— Почему? — спросила она у матери.

Но миссис ван Сторк не знала.

— Я только могу предположить, что бедной девочке не сказали, — неохотно ответила миссис ван Сторк, — что граф не может иметь детей.

— Но они были так счастливы вместе! — возразила Хлоя. — Ты не видела их после свадьбы, мама. Она его любит.

— Я думаю, графиня примирилась с недостатком своего мужа, что и следовало сделать, — сказала мать. — Но сейчас она ведет себя совершенно неприлично. Она не должна была встречаться с братом графа. В статье говорится, что она принимала лорда Фоукса в своем доме. Если бы она была настоящей леди, она не пригласила бы в дом мужчину, пока ее муж за границей. И то, что он ее деверь, не имеет никакого значения, — возразила миссис ван Сторк в ответ на молчаливое несогласие Хлои. — Она оказалась в очень деликатном положении, если принять во внимание неспособность ее мужа. Ее поведение должно быть безупречным.

— Это несправедливо, — заявила Хлоя. — Я уверена, что Шарлотта не сделала ничего плохого, приняв своего деверя. Не такой она человек.

Миссис ван Сторк посмотрела на дочь:

— С сегодняшнего дня, Хлоя, ты не будешь иметь ничего общего с леди Шеффилд. Твоя репутация очень ненадежна. Когда ты выйдешь замуж за барона, все будут пристально следить за тобой, не вылезет ли наружу твое происхождение и не поведешь ли ты себя хуже женщин благородного происхождения. Леди Шеффилд, может быть, и не виновна, но она уже погубила себя. И если ты не будешь осторожна, тебя может постигнуть такая же участь.

Хлоя кивнула. Но про себя она решила, что, когда выйдет замуж за Уилла, она не отречется от Шарлотты. Ее мать не права. Когда Хлоя училась в школе, она подружилась со многими аристократками, но Шарлотта не была похожа на них. «В ее глазах можно было прочитать, что у нее на сердце», — с несвойственной ей поэтичностью подумала Хлоя. Образ Шарлотты, впервые танцующей вальс с Алексом, после того как они стали мужем и женой, возник в ее памяти. Шарлотта любила Алекса. Она бы никогда, никогда не предала его, даже если бы узнала, что они не смогут иметь детей. В этом Хлоя была уверена.


К счастью, в поместье мужа Шарлотта обнаружила столько неотложных дел, требующих внимания, что у нее оставалось мало времени на раздумья о брачных ночах, брате мужа или скандалах в обществе. Отец Алекса почти не навещал свое родовое поместье Даунз-Мэнор: гардины съела моль, а в некоторых комнатах обои лохмотьями свисали со стен. Шарлотта наняла целую армию местных крестьянок, которые вычистили сверху донизу все шестьдесят пять комнат. Она часами выбирала ткани с Перси Роулендом, представителем одного из лучших торговых домов Лондона. Правда, в первое посещение поместья Перси сначала с любопытством поглядывал на «графиню с плохой репутацией», но уже через несколько минут Шарлотта завладела его вниманием своим мастерским умением подбирать цвета.

С помощью Перси она заново отделала три гостиные, парадную столовую и будуар. Мебель отправили на перетяжку; она должна была вернуться через месяц — тускло-золотистой и лиловоткрасной. Живот Шарлотты становился все больше — каждый раз, вставая со стула, она ощущала боль в пояснице. Она занялась детской… Детская превратилась в очаровательный волшебный замок, стены были расписаны рисунками из сказок. Шарлотта уже начала поглядывать на лестницу, ведущую в детскую. Она распорядилась установить на втором этаже ватерклозет и начала думать, как переделать темную хозяйскую спальню. И к тому времени, когда спальня Алекса преобразилась в элегантные просторные апартаменты, оклеенные обоями с флорентийским узором, Шарлотта смертельно устала и от Перси, и от беременности.

Погода становилась теплее, и они с Пиппой днем бродили по окрестностям Даунз-Мэнор. Шарлотта постепенно знакомила древнего неразговорчивого садовника, под началом которого находились слуги, работавшие во дворе и в саду, с новыми идеями в садоводстве. После долгих уговоров он установил с южной стороны дома решетчатую беседку для вьющихся роз. Внутри Шарлотта повесила бледно-розовые ситцевые занавески, и она, Пиппа и Кейти прятались в розовой тени от полуденного солнца. Потом она попросила приносить туда чай, а однажды все трое переждали там короткий ливень. Пиппа визжала от восторга, когда струи воды ударяли в легкую крышу, как гренадеры — в барабаны.

Шарлотта впервые попыталась нарисовать пейзаж: пологий склон холма, спускающийся от летнего домика к реке в конце сада. Но пейзаж не принес ей особого удовлетворения. Ей не хватало ощущения преодоления и разочарования, которые она испытывала, создавая портреты, пытаясь уловить мимолетные чувства на лицах позирующих.

Портрет Молл был закончен. Последние дни она позировала Шарлотте в маленьком дворике у дома. Получилось, что на портрете оказалась не сильная, молодая, забавная Молл, какую ей хотелось изобразить, а усталая, невеселая Молл в конце дня, после тяжелой работы. Эта Молл вычистила слишком много серебра и перетаскала слитком много горячей воды. Сначала Шарлотта не решалась показать Молл портрет, боясь, что он покажется ей безобразным. Но Молл разразилась слезами. Она стояла перед портретом, за-дыхаясь от слез.

— Но, Молл… — Шарлотта не знала, что ей сказать.

— Это она, — сдерживая рыдания, произнесла Молл. — Это моя мама.

Шарлотта взглянула на портрет глазами Молл — с портрета на нее смотрела усталая, суровая, угловатая валлийка. Молл перестала рыдать и не сводила с картины глаз.

— Она умерла после рождения Джона. Просто слишком много: восемь детей. Слишком много. Я ничего не могла сделать. Она так и не увидела Джона…

— Возьми картину. Отвези домой, к Джону.

— О, миледи! Я не могу.

— Нет, можешь. Я дарю ее тебе. И я собираюсь послать тебя в Уэльс, Молл. Я говорила тебе, что у меня там есть дом? Вот я и хочу, чтобы вы с Китингом поехали туда и посмотрели, в каком он состоянии, — спокойно сказала Шарлотта, между тем как у нее самой сжималось горло. Она знала отчего: ей было немного страшно. Женщины постоянно умирали во время родов. Но не обязательно такое должно случиться с ней.

— Я? — широко раскрыла глаза Молл.

— Да.

— Но я всего лишь горничная, миледи.

— Ну а теперь ты будешь учиться, чтобы стать экономкой, Молл. И я хочу, чтобы ты погостила в доме своего отца и провела там целую неделю со своей семьей, прежде чем вступить в новую должность.

Шарлотта отправила Китинга и Молл в Уэльс, приказав открыть дом и составить список расходов, которые потребуются, чтобы его подновить.

Розы вились по решетке беседки до самого верха. Пип-па научилась говорить целыми предложениями, состоящими из трех слов. У нее пробудилась страстная любовь к кухонному коту, который быстро научился распознавать ее маленькие шаги и исчезал теперь с молниеносной скоростью.

От Алекса не приходило никаких известий. Шарлотта позволяла себе думать о нем только урывками — первый раз утром, когда просыпалась, и последний — перед тем как заснуть. Она избегала мыслей о том, как разгневался бы он, увидев «Сплетник» и узнав, что там подробно описано то безобразие, в которое превратилась их брачная ночь, но и прибавлено, будто бы одна из горничных слышала, как Шарлотта кричала: «Увы! У меня не будет детей!» Шарлотта все еще вздрагивала каждый раз, когда вспоминала о «Сплетнике».

Когда Шарлотту приехала навестить Софи, она говорила о скандале вызывающе весело. Она не призналась Шарлотте, что мать запретила ей ехать и что она, Софи, ожесточенно спорила с ней целую неделю, пока наконец Элоиза не дала свое согласие. На самом деле маркиза уступила лишь тогда, когда Софи пригрозила устроить в следующем сезоне такой скандал, который сразу затмит все маленькие проблемы Шарлотты. При этом Софи пришлось довольно выразительно описать, за каким именно занятием ее застанут, прежде чем ее мать дрогнула и разрешила навестить Шарлотту.

— Увы! — беспечно заметила Софи, когда они с Шарлоттой после обеда сидели в заново отделанной зеленой гостиной. — Увы! У меня никогда не будет детей! Кажется, Брэддон перестал меня преследовать.

Шарлотта сердито посмотрела на нее:

— Не смейся над этим, Софи! Алекс будет в страшном гневе, когда вернется. Если вернется.

Софи сделала круглые глаза.

— Самый одержимый человек во всем Лондоне, и ты боишься, что он не вернется? Как ты думаешь, что он делает?

— Не знаю, — призналась Шарлотта. — Он сказал, что уезжает на два месяца, а прошло уже вдвое больше. И он прислал только одно письмо. И вот я здесь, уже восемь месяцев как беременна, — легким жестом указала она на растущий живот, — а он даже не знает, что у нас будет ребенок. О, Софи, — с мукой в голосе произнесла Шарлотта, — ты не думаешь, что он уехал во Францию и больше не вернется?

— Нет. Потому что в этом случае министерство иностранных дел сообщило бы тебе. Ты не пыталась написать тому мерзавцу, который отправил его в эту поездку? — Софи разделяла мнение Шарлотты, что вся затея с «пакетом», который надо забрать в Париже, была нелепа.

— Да, две недели назад лорд Брексби прислал записку, чтобы я не беспокоилась: дело заняло больше времени, чем предполагалось. Тон у него был не… совсем приятным. Знаешь, у меня создалось впечатление, что он считает положение ужасным, кажется, он думает, что Алекс специально старается затянуть дело.

— Сомневаюсь. Откуда Алекс мог узнать об этих грязных сплетнях?

— Я не знаю, не знаю. Но я не перестаю думать, что, не сказав мне, где находится Алекс, самим этим людям в министерстве известно, где он. И что помешает какому-нибудь доброжелателю послать туда копию этой ужасной статьи из «Сплетника»?

Они помолчали.

— Это было бы трудно сделать, — не согласилась Софи. •— Ты не знаешь, куда уехал брат Алекса?

— Нет. Он сказал, что едет охотиться в Лестершир. Но какая была бы от него польза, если бы он здесь был? Я больше не хочу его видеть! «Сплетник» представил все таким образом, что, можно подумать, он провел в нашем доме всю ночь, а он пробыл в нем не больше часа! О Боже…

Слезы полились из ее глаз.

Шарлотта слишком долго крепилась, сохраняя невозмутимый вид, поэтому приезд Софи был для нее благом. Например, она с болью заметила, что никто из соседей не приехал к ней с визитом, как было принято. «Они, должно быть, считают меня распутной женщиной», — печально думала она. Шарлотта инстинктивно прикрыла руками свой растущий живот.

Софи сказала ей:

— Ты, вероятно, права: лорд Фоукс лишь ухудшил бы дело. Должна сказать, не очень-то заметно, что ты ждешь ребенка, — решила она сменить тему. — Ты уверена, что уже восемь месяцев?

— Я обращалась к доктору, и он, кажется, тоже так считает. Моя мать говорила, что почти до самого конца по ней не было заметно, что она ждет ребенка.

«Слава Богу, — подумала Софи, — что матушка не знает о беременности Шарлотты — это стало бы последней каплей, переполнившей чашу». Софи могла представить себе, какой скандал вызвал бы округлившийся живот Шарлотты.

— Может быть, тебе следует написать Алексу письмо, чтобы сообщить о своей беременности, и переслать его через министерство иностранных дел, — предложила Софи.

— Я думала об этом, — ответила Шарлотта. — Но что, если Алекс не собирается возвращаться вообще? Однажды он сказал мне, что готов был навсегда оставить свою первую жену, когда та предложила ему развод. Он решил поступить на военную службу. А вдруг кто-то рассказал ему, какая я плохая, и он решил остаться в Италии?

Уткнувшись лицом в подушку, она зарыдала. Софи села рядом и гладила трясущиеся плечи Шарлотты, не находя нужных слов.

— Боюсь, он недостаточно меня любит, Софи. Он не верит мне, а теперь не поверит никогда, — задыхаясь, произнесла Шарлотта. — А я так его люблю! Я не смогу жить без него.

— Перестань, — сказала Софи, — перестань. Тебе не придется жить без него. По-моему, ты преувеличиваешь значение отсутствия Алекса. Думаю, что сейчас он сидит себе в итальянской таверне, наслаждается жизнью и ничего не слышал о статье в «Сплетнике».

— Но как он может весело проводить время? — рыдала Шарлотта. — Я так по нему скучаю, думаю о нем каждую ночь. Я страдаю!

— Мужчины устроены по-другому. Это достаточно очевидно, Шарлотта. Женщина может любить одного мужчину, но мужчина любит ту, которая рядом. Старая избитая поговорка, что любовь в разлуке становится сильнее, к мужчинам не относится. Они как дети с игрушками: если у них отобрать старые игрушки, они потянутся к какому-нибудь другому блестящему предмету.

Шарлотта выпрямилась:

— Ты так озлоблена, Софи. Почему ты так озлоблена?

— Мой отец, — коротко ответила Софи.

— О, — печально произнесла Шарлотта.

Все в ней сопротивлялось мысли, что Алекс, ее дорогой любимый Алекс, — такой же, как отец Софи, маркиз Бранденбург. Но если Алекс не похож на маркиза, тогда где же он? Четыре, нет, пять месяцев прошло, и, пока она считала каждый день, тянувшийся словно год, Алекс, очевидно, развлекался в Италии, возможно, даже не вспоминая об оставленной дома жене.

Когда Шарлотта пыталась представить себе, какие чувства испытывает к ней Алекс, первое, что приходило в голову, был его дикий гнев в Борнмуте, когда он решил, что она его обманула. Она старалась отогнать от себя этот страшный образ. Он обещал, он обещал верить ей. И оставалось лишь надеяться, что он выполнит свое обещание. Но ее мысли постоянно возвращались от печальных обстоятельств первого брака Алекса, из-за которых он стал недоверчив и не верил ей, к счастливому блаженству дней, проведенных вместе. Конечно, они значат для него больше, чем какая-то глупая статья, напечатанная в его отсутствие!

— Он сказал, что ему нравится быть женатым на мне, — дрожащим голосом поведала она Софи. — И он сказал, что хочет иметь детей. Я уверена, он будет счастлив, когда… — Голос ее оборвался.

В горячем объятии Софи она почувствовала, что та не верит этому. В глубине души она тоже не верила. Если бы Алекс любил ее, по-настоящему любил, он бы нашел способ вернуться домой уже сейчас. Она глубоко вздохнула и поднялась с дивана.

— Будущим мамам нужно спать. — Софи протянула ей руку, и Шарлотта увидела в ее глазах нежность, ласку и сочувствие.

Шарлотта слабо улыбнулась:

— Как ты думаешь… не могла бы ты остаться со мной еще на один месяц, Софи?

— Ну конечно же, это будет величайшая жертва, — поддразнила Софи, беря Шарлотту под локоть и направляясь с ней к дверям. — Не сомневаюсь, в следующем месяце Брэддон соберется сделать мне предложение по крайней мере три или четыре раза, и горе мне, если он направит свое внимание на другую. Моя мать, например, ужасно разозлится… — болтала она.

Но когда они поднимались по лестнице, Софи как бы между прочим сказала, что если Брэддон не увидит ее пару месяцев, то это будет хорошим испытанием его чувств.

У Шарлотты потеплело на сердце, исчезло ощущение пустоты, оставленное слезами.

Глава 19

Алекс действительно ничего не знал о статье в «Сплетнике». В ту минуту, когда Шарлотта оплакивала его отсутствие, он горячо спорил о достоинствах vin santo — крепкого итальянского вина — в зависимости от года его закладки. Даже когда он соглашался с хозяином кабачка, что данное vin santo — очень, но не слишком крепкое, и не соглашался, что щепотка перца улучшает его вкус, он думал о Шарлотте. Когда синьор Тонарелли наконец замолчал и ушел в комнату за стойкой, чтобы принести оттуда пресловутый пакет, Алекс поймал себя на том, что думает не о затянувшейся погоне за этим пакетом, отнявшей у него более пяти месяцев, а о стройных ногах своей жены. Он находил, что они особенно красивы выше колен. Когда она лежала на боку, он медленно гладил изящный изгиб ее тела, ощущая его приятную полноту, и находил пальцем нежное углубление с внутренней стороны бедра.

Алекс рассеянно смотрел на деревянные полки кабачка «Лючия» — единственного, так сказать, ресторана на всю округу. Он нашел дорогу в эту маленькую итальянскую деревушку далеко не сразу. В поисках следов усталого старого француза он медленно проехал через сельскую местность и наконец поднялся в горы. Где проехал этот человек прежде, чем умер в этой деревушке, Алекс не имел ни малейшего представления. Синьор Тонарелли уверял, что никогда раньше его не видел.

Марио Тонарелли вернулся, сжимая в руках небольшой грязный сверток.

— Спасибо, огромное спасибо! — радостно воскликнул Алекс по-итальянски.

Синьор Тонарелли был в восторге от того, что оказал услугу такому богатому и властному незнакомцу. Судя по акценту, этот человек был из Рима, решил синьор Тонарелли. Но он намного приветливее жителей Рима — люди в горах знают, как враждебны и подозрительны римляне. Но что делает этот человек в его маленькой остерии, он не мог понять. Тонарелли знал, что в свертке нет ничего, кроме старой одежды, потому что, когда француз умер, буквально у их порога, они с женой, естественно, внимательно все осмотрели. Он, француз, сказал, что кто-то приедет забрать пакет, и оказался прав. Ни Марио, ни его жена Лючия не могли и представить себе, зачем кому-либо потребуется старая одежда француза.

Они похоронили его на кладбище за деревней, но Марио хранил сверток. И правильно делал: прошло всего шесть месяцев, и за ним явился человек из Рима.

Глаза Марио загорелись: римлянин отсчитал небольшую стопку золотых лир. Кому какое дело, зачем нужны ему эти старые вонючие тряпки!

— Спасибо, — искренне поблагодарил его Тонарелли.

Он постоял в дверях своей остерии, наблюдая, как римлянин садится в свой экипаж. Красивый мужчина этот римлянин: высокий, с твердой походкой. Сам Марио растолстел от слишком большого количества грибной пасты, которой кормила его жена, но и раньше никогда он не передвигался так, как этот человек. «Словно волк», — подумал Марио и крепко зажал в руке золотые монеты.

— Лючия! — позвал он, когда карета Алекса стала спускаться по извилистой дороге.

Громкий голос Марио вспугнул кур, клевавших что-то на пьяцце — базарной площади, обрамленной тремя каменными домами, церковью и его кабачком.

— Уехал?

Из-за дома появилась запыхавшаяся жена. Она стирала белье в каменной ванне за колодцем, и ее платье было забрызгано водой.

Вместо ответа Марио разжал руку, показывая монеты.

Лючия только всплеснула руками.

Марио улыбнулся и подошел к ней, подражая уверенной походке незнакомца.

— Я отнесу сегодня цветы на могилу старику, — добавила Лючия.

Марио кивнул. Он заслужил цветы, этот француз. Умерев на их пороге, он сделал их богатыми. Теперь они смогут не только купить корову, но, возможно, даже останутся деньги еще на одного мула. Их мулу, Лии, было уже шестнадцать лет, и она пошатывалась, когда раз в две недели взбиралась на гору, волоча телегу, полную товара для продажи.


В карете Алекс задумчиво посмотрел на сверток. Он уже ненавидел этот проклятый пакет. Приехав в Париж, он узнал, что дом, который он искал, несколько недель назад был сожжен полицией. Предпочитая не проявлять излишнего интереса, он немедленно покинул город и нанял невзрачного сыщика, чтобы тот вернулся в Париж и выяснил, что произошло и куда исчезли обитатели дома. И это заняло целых два месяца, больше двух месяцев!

Все, что мог сделать сам Алекс, — это притворяться итальянским купцом, интересующимся экспортом французских вин. И вот наконец настал день спасения Брижитт — сестры Люсьена. Спасение девочки прошло гладко как по маслу. Их даже не остановили на границе: скучающий солдат просто махнул рукой, пропуская их.

Слушая рассказ Брижитт о том, как толпа ворвалась в дом Люсьена, как погибли его жена и сын и как спаслась она сама, спрятавшись в куче белья, Алекс почувствовал непреодолимое желание вернуться домой. Конечно, Пиппа с Шарлоттой в Англии здоровы и счастливы. И все же что-то в бледном лице Люсьена, в том, как крепко он прижимал к груди свою сестренку, вызывало в Алексе смертельный страх.

Он заметил, что все время думает о Шарлотте: как она смеялась, когда по утрам Пиппа забиралась к ней в постель и проливала на простыни шоколад; как прикусывала нижнюю губу, когда была поглощена живописью; с каким упорством опровергала его аргументы, когда спорила с ним о решениях, принятых парламентом. Какую гордость он испытывал за них обоих, когда произносил в Палате лордов речь, которая была бы не совсем такой, не обсуди он ее накануне вечером со своей женой. Обсудил, ха? Точнее сказать — дрался из-за нее.

«Я люблю ее, — осознал Алекс однажды утром. — Черт побери, я влюблен в нее!» После этого ледяная стена, которой он окружил свое сердце в браке с Марией, рухнула. Алексу безумно хотелось заключить Шарлотту в объятия, целовать ее всю с головы до ног, пока она не закричит от нетерпеливого желания, и тогда шепнуть ей: «Я люблю тебя». Она заплачет, думал он, мысленно видя перед собой ее большие темные глаза, полные слез радости. Она поймет, что он простил ей все, что было до их свадьбы, что он действительно верит ей. Он даже простил ей, что она не была девственницей, когда они поженились. Он был готов забыть, что она раньше спала с его братом. Алексу так не терпелось поскорее взойти на корабль, отплывающий в Англию, что он не мог усидеть на месте.

Он посещал в Италии виноградники и устанавливал, как позднее оказалось, прибыльные связи с виноградарями, готовыми поставлять в Англию итальянские вина, в то время как делал вид, что его интересуют поставки в Италию из Франции. Эта деятельность служила ему своеобразным прикрытием. Но, даже ведя неторопливые беседы, предшествовавшие в Италии любой сделке, Алекс сгорал от нетерпения скорее вернуться в Англию.

Однако когда он лежал, закинув руки за голову, в душной жаркой спальне, его подчас раздражало собственное нетерпение. Разве он уже не оказался однажды дураком, поверив в то, что женщина может быть честной? С глубоким, обжигающим стыдом вспоминал он весь ужас своего брака с Марией, ее обещания хранить ему верность. Тени его прошлого цинизма прятались в уголках его души, не давая забыть, что и Шарлотта, когда он женился на ней, не была невинна. Можетбыть, это еще одна Мария, охотящаяся за деньгами везде, где только может их получить?

Но чаще всего Алекс видел в своих мечтах благодарную, любящую Шарлотту. Шарлотта — не Мария. Она любит его. Алекс вспоминал, как по ночам ее тело плотно, как перчатка, прижималось к нему. Если он отодвигался от нее, она вздыхала и беспокойно ворочалась, пока снова не приникала к нему. Как она спит без него? Прошло пять месяцев, и она, должно быть, привыкла спать одна, с грустью думал он.

Все эти недели ожидания завершились свертком старой одежды. Алекс с изумлением смотрел на сверток, который только что развернул. Его карета спускалась по каменистой дороге с горы, увозя его к морю. С одной стороны, он радовался, что уже на пути домой, с другой — в нем нарастал гнев.

Как, черт побери, этот законченный идиот Брексби мог отправить его в Италию изображать старьевщика? Он с отвращением перебрал одежду: поношенная, черная — наряд бедного парижского торговца. Пара старых штанов, разорванных на бедре, грубая рубашка, когда-то в далеком прошлом, вероятно, бывшая белой, сюртук из толстой грубой ткани. Преодолев отвращение, он ощупал карманы, но в них не было ни писем, ни денег — ничего. Вдруг глаза Алекса сузились. Как говорил толстый трактирщик, француз предупреждал его, что кто-то придет за одеждой. Значит, здесь должно быть нечто ценное.

Через несколько минут он нашел его. Вернее, их. Они были сложены несколько раз до размеров крохотного квадратика и зашиты в нижний шов сюртука. Это были письма, и Алекс не мог представить себе, как они оказались зашитыми в старый черный сюртук. Потому что это были любовные письма, на французском языке. Но, закончив читать второй листок, Алекс прекрасно понял, кто их писал. Это были письма Наполеона к Жозефине, написанные в пору, когда эта пара еще не была мужем и женой; письма свидетельствовали, что Жозефина тогда еще была замужем за генералом Богарне.

Алекс присвистнул, читая третье письмо, и усмехнулся. Он слышал, что Жозефина была красивой… но красота, как оказалось, была не единственным ее привлекательным качеством. Когда он закончил чтение, лицо его было серьезным. Он без труда догадался, как правительство Англии намерено поступить с этими письмами. Во Франции еще много аристократов томились в темницах, и сейчас он держал в руках выкуп по крайней мере за нескольких этих несчастных. Алекс бережно сложил письма и спрятал у себя на груди.

И пять месяцев, проведенных в Италии, больше не казались потраченными напрасно. В Англии его ожидала любимая красавица жена. Жена и маленький сын Люсьена никогда не вернутся. Письма нашлись слишком поздно и уже не могли спасти их, но они могут послужить выкупом за освобождение из тюрем Бонапарта другой семьи. Алекс, увидев новую цель, торопил кучера. Сейчас самым важным было доставить письма в Англию — важнее, чем вернуться туда самому.

Спустя пять месяцев после отъезда из Англии Алекс стоял на палубе и улыбался, чувствуя на лице холодный влажный ветер, дующий с английского побережья. Нет ничего хуже промозглого, пробирающего до костей влажного бриза, и в то же время нет ничего, что бы так же волнующе доносило запах Англии, думал он. Судно поднималось вверх по Темзе: уже показались мокрые от дождя пабы, с которых начинались лондонские доки. Огоньки в окнах мигали, исчезая за полосой дождя.

Подошел Люсьен, тепло одетый для такой погоды. Алекс дружески обнял его за плечи.

— Мы сделали это! — воскликнул он, стараясь перекричать натужный скрип маленького судна, которое, раскачиваясь, входило в порт.

Тотчас же портовые грузчики забегали взад и вперед по сходням, перенося ящики вина.

— Осторожно! — крикнул Алекс, перекрывая шум дождя.

Один из матросов вздрогнул и обернулся, но грузчики, ловко пробиравшиеся между грудами товаров, лебедок, канатов и мусора, скопившегося в доке, не обратили на него внимания.

— Они справятся, не беспокойся, — усмехнулся Люсьен. — Они свое дело знают.

— Я не боюсь, что они уронят ящик. Но если они растрясут портвейн, он отстоится только через два года, а я бы не отказался сейчас от стаканчика!

Люсьен обернулся и прижал к себе Брижитт.

— Разве я не сказал, чтобы ты ждала меня в каюте? — упрекнул он ее.

Алекс смог рассмотреть только блестящие пряди волос, выбившиеся из-под ее капюшона. За время, проведенное на борту корабля, он очень полюбил храбрую сестренку Люсьена. Уже исчез напряженный взгляд, и она начинала походить на обыкновенную тринадцатилетнюю девочку.

— Я хотела увидеть Англию, — с заметным французским акцентом сказала она. — Это мой новый дом.

Алекс положил руку на ее плечо, и они трое стояли вместе и наблюдали, как сгружают с корабля на берег последние ящики. В глубине души Алекс сознавал, что за всю свою жизнь он ничем не будет гордиться так, как этой поездкой во Францию. В том, что эта светящаяся радостью милая девочка осталась жива, была и его заслуга: из рассказа Брижитт они узнали, что торговца шляпами все чаще и чаще спрашивали о его «племяннице». Значит, рано или поздно Брижитт забрали бы в полицию для допроса.

Алекс указал на берег:

— Твой новый дом перед тобой. Идем?

— Дафна будет ждать нас, — сказал сестре Люсьен.

— Ты думаешь, Дафна осталась в Лондоне после окончания сезона? — с любопытством спросил Алекс. — Разве она не уехала в деревню?

— О нет, — ответил Люсьен со спокойной уверенностью. — В таких обстоятельствах она никогда бы не уехала из Лондона.

Сердце Алекса екнуло. Он даже и не предполагал, что Шарлотта может все еще оставаться в Шеффилд-Хаусе. А что, если она там? Что, если она тоже ждала его, ни желая ни на минуту оттягивать встречу с ним?

Сойдя на берег, он увидел, как Люсьен с Брижитт сели в карету, и нанял экипаж. Как только они завернули за угол Албемарл-сквер, он увидел, что дом заперт, ставни закрыты, снят дверной молоток. Должно быть, Шарлотта увезла Пиппу в деревню. Конечно, что еще ей оставалось делать: она понятия не имела, когда он вернется. За пять месяцев он сумел послать жене всего лишь одну зашифрованную записку. Все же он полагал, что лорд Брексби держал ее в курсе событий. Завтра он прежде всею доставит письма Наполеона, а уже на следующий день сможет прижать к себе жену. Алекс многозначительно улыбнулся.

И если у немногих остававшихся в Шеффилд-Хаусе слуг был смущенный вид, то Алекс этого не заметил. Китинг, его личный слуга, сопровождал Шарлотту в деревню, а Алексу никогда бы не пришло, в голову задумываться над тем, почему два оставшихся лакея смотрят на него так странно. Ехать в клуб ему не хотелось. Он принял ванну и бросился в постель, довольный, что находится на твердой земле. Нет никакого смысла ехать в «Уайте», засыпая, думал Алекс: никого из его друзей нет сейчас в Лондоне. Сессия парламента завершилась, светский сезон подошел к концу, даже суды не действовали. В закопченном Лондоне остались одни лишь государственные служащие вроде Брексби.

Но и лорд Брексби уехал. Удалился в поместье, как сообщили Алексу. Вот так и случилось, что один из подчиненных лорда Брексби, некто Юарт Хастингс, имел удовольствие довести до сведения графа Шеффилд и Даунз, какой потрясающий скандал учинила его жена. Самые последние слухи касались ее беременности: предположительно это ребенок его брата. Алекс выслушал Хастингса с окаменевшим лицом. Хастингс в душе замирал от страха — никогда он еще не видел такого страшного лица, но все равно продолжал говорить. Слишком уж велик был соблазн рассказать столь надменному аристократу, что его жена ведет себя как проститутка. Будучи мелким служащим, Хастингс терпел бесконечные унижения, и теперь он наслаждался каждой минутой унижения другого. Поэтому он рассказал все: как Шарлотта упала в обморок, впервые встретив Патрика; про статью в «Сплетнике»; про то, что Шарлотта принимала Патрика в Шеффилд-Хаусе; про последовавшую беременность.

— Около четырех или пяти месяцев, — весело сообщил Хастингс. — Я очень огорчен, ваша милость.

И вдруг он осознал опасность своего положения: на лице Алекса дергался мускул, а глаза горели недобрым огнем. Хастингс смог лишь неуверенно произнести: «Милорд, эти разговоры не имеют под собой основания…» Алекс только посмотрел на него. Затем перегнулся через стол, грубо схватил его за аккуратно завязанный галстук, и лицо Хастингса оказалось вровень с пылающим гневом взглядом Алекса.

— Я не потерплю, если услышу, что ты когда-нибудь повторишь эту грязную клевету, — процедил Алекс сквозь стиснутые зубы.

— Не буду, — с трудом пропищал Хастингс.

Пот катился по его спине. Алекс с презрением оттолкнул его. Хастингс перевел дыхание. Повернувшись, Алекс молча вышел из комнаты.

Как только дверь закрылась, Хастингс опустился на стул. Он чувствовал, что весь дрожит как осенний лист на ветру. Безумный — вот кто такой этот Александр Фоукс! Сумасшедший! Он, Хастингс, сообщил Фоуксу только то, что сказал бы ему любой прохожий на улице. Что же Фоукс собирается делать? Угрожать половине населения Лондона?

Хастингс осторожно размял пальцы. Это его успокоило, и сердце забилось ровнее. «В самом деле, — с чувством некоторого превосходства думал он, — Фоукс совсем ненормальный». Наконец самодовольная улыбка показалась на его лице: его высокородная и могущественная милость может оскорблять государственных служащих сколько угодно, но факт остается фактом: его новая жена — проститутка, которая спит с братом собственного мужа. Улыбка еще шире расползлась по его лицу. Он откинулся на спинку стула и принялся напевать какой-то легкий мотивчик.

Хастингс не любил жену — скаредную, сварливую женщину, как он считал, — но он без колебаний мог утверждать, что, кроме него, она никогда ни с кем не спала. Ей просто не нравилось это занятие, как она часто ему говорила. Но если уж жена не принадлежит собственному мужу, то этот человек беднее самого бедного трубочиста! С этим не поспоришь. И если этот факт сделал высокородного и могущественного графа столь чувствительным, то он, Хастингс, может его понять и посочувствовать.

Алекс, с виду абсолютно спокойный, подошел к своей карете. Он дал кучеру адрес своего поверенного и сел в экипаж. К счастью, он не чувствовал ничего. Рассудительный внутренний голос напомнил ему, что скандала и следовало ожидать, и Алекс согласился с этим. Он даже не испытывал горечи, хотя его тело будто наполнилось холодной сталью. Он должен был понять это раньше. Если и было нечто, что причиняло ему некоторую боль, так это досада, что Патрик мог с ним так поступить. Патрик был с ним одно целое, спутник его детства, его близнец. Как он мог предать? Но даже и это, величайшее из предательств, с которым столкнулся Алекс, не беспокоило его.

Зато мистер Дженнингз из «Дженнингз и Конделл» весьма обеспокоился. Обычно ничто не могло взволновать Джен-нингза. Не важно, в чем заключалась беда, с которой к нему обращались, — поддельное завещание, нелепый иск, незаконная дуэль, — Дженнингз неизменно сохранял невозмутимый вид. Он считал, что обязательно найдется выход из трудного положения. Но, глядя на стоящего перед ним высокого бесстрастного графа, Дженнингз ощутил прежде неведомое ему беспокойство. Если бы его отец был жив! Он так хорошо умел справляться с разгневанными пэрами и вспыльчивыми графами. За двадцать минут разговора он мог успокоить их гнев и возмущение, сдабривая свой умиротворяющий голос большими глотками самого лучшего портрета. Но инстинкт подсказывал, что этому графу вина предлагать не следует. У него такой вид, подумал Дженнингз, как будто он готов кого-то убить.

Дженнингз склонился в глубоком поклоне.

— Милорд, — спокойно произнес он, — не пройдете ли в мой кабинет?

Как только Фоукс расположился в уютном, заставленном книжными полками кабинете, Дженнингз достал папку. Внутри была та самая статья из «Сплетника». Дженнингз сел напротив Алекса в большое кожаное кресло, скрестил ноги и сложил домиком свои тонкие пальцы.

— На следующий день после появления этой статьи я зашел к вашей жене, — начал он, наблюдая, как хмурится Алекс, читая в «Сплетнике» описание своей брачной ночи, — но не застал ее. Все обитатели дома в то утро уехали в деревню. Не могу сказать, что не одобряю ее решения, — продолжал он своим тонким голосом, не лишенным сарказма. — Было бы чрезвычайно неприятно, если бы она осталась в Лондоне. Естественно, эта статья вызвала большой шум.

Он замолчал. Алекс сидел выпрямившись, с совершенно невозмутимым видом, постукивая пальцами по ручке кресла. Поскольку он ничего не сказал, Дженнингз продолжил:

— После появления статьи я взял на себя смелость нанять сыщика. — Он вынул из лежавшей у него на коленях папки еще один лист бумаги. — Я знаю, что возбуждение дела о клевете может оказаться достаточно эффективным, чтобы замять такого рода скандал. Однако требуется собрать подробные сведения, прежде чем такие действия могут быть предприняты. — В эти слова Дженнингз облек свою мысль, что не имеет смысла судиться из-за клеветы, если обвинения «Сплетника» соответствуют действительности. — На этом листке перечислены точно установленные поступки вашего брата, лорда Фоукса, совершенные им за неделю пребывания в Лондоне. Вы увидите, что он не пытался встретиться с вашей женой до того, как приехал в ваш дом и узнал о вашей женитьбе. На мой взгляд, это ставит под сомнение предположение о длительном романе.

Он снова замолчал. Алекс не проронил ни слова, а только непроизвольно скрипнул зубами. Длительный роман! Чертовски верно сказано, если начинать с потери Шарлоттой невинности.

Дженнингз продолжал:

— Ваш брат проводил графиню после музыкального вечера в доме миссис Фелвитсон до Шеффилд-Хауса, но сразу же уехал. Затем, два дня спустя, в четыре часа дня он приехал снова, по приглашению. Он покинул дом приблизительно в пять тридцать через черный ход. Он воспользовался выходом для прислуги, поскольку знал о репортере, прячущемся возле дома. Остаток вечера лорд Фоукс провел в «Уайте», где проиграл более двухсот фунтов. На следующее утро он встал рано и уехал в Лестершир в обществе Брэддона Четвина, графа Слэслоу.

Алекс поднял глаза. За исключением его самого, Брэддон был самым близким школьным другом Патрика.

— На охоту?

— Таково мое предположение. Разумеется, после этого, — добавил Дженнингз, — я не видел смысла следить за действиями вашей жены и лорда Фоукса. И следовательно, не могу пролить свет на сведения о беременности графини. — Он посмотрел на свои сложенные пальцы. — Но не вызывает сомнения: если ребенок родится в ближайшее время, то исчезнут основания для беспокойства.

Дженнингз набрал в грудь воздуха. То, что ему предстояло сказать теперь, не было приятным:

— Строго говоря, со слухами, распространяемыми о вашей жене, ничего нельзя сделать. Ее репутация в будущем зависит от двух вещей: времени рождения ребенка и вашего отношения к этой истории. — Дженнингз, взглянув на Алекса, встретил его твердый взгляд. — Я уверен, что мне не нужно говорить вам, милорд, как быстро ваше поведение подтвердит или опровергнет эти слухи.

Алекс кивнул. Затем похлопал газетой по колену:

— А это?

Мистер Дженнингз вытащил из папки еще один листок.


— «Сплетник» получил вызов в суд по поводу клеветы через шесть дней после публикации. Они, конечно, ожидали подобного шага с нашей стороны и подготовились, назвав вашу жену «Графиня», а вашего брата — «Близнец». Тем не менее мой стряпчий заметил, что существует только одна графиня — ваша жена, состоящая в родстве с близнецом мужского пола, и, следовательно, они нарушили закон, весьма строгий, когда дело касается клеветы, возводимой на личность. Проконсультировавшись со своими адвокатами, которые, естественно, согласились с мнением моего стряпчего, мистер Хопкинс, редактор, сделал мне весьма недурное предложение. Они напечатали полное опровержение. — Дженнингз протянул Алексу следующий листок бумаги. — К сожалению, опровержение почти ничего не изменило, потому что сезон уже закончился. Я с большим трудом заставил мистера Хопкинса сделать это. Я также решился назвать сумму в фунтах, которую, я уверен, суд присудил бы нам, если бы делу дали ход. Поэтому мистер Хопкинс согласился напечатать весной, когда начнется следующий сезон, еще одну статью о «Графине» и «Близнеце». Эта статья не будет иметь отношения к судебному иску, а появится как одна из последних новостей. Она опровергнет все выпады, содержащиеся в первой статье. Перед публикацией ее предоставят вам для прочтения и одобрения. Я рассудил, что будет лучше не упоминать о вашей брачной ночи. — Дженнингз тактично воздержался от замечания, что, согласно его расследованию, в этом пункте статья была совершенно правдивой. — Все это будет зависеть, к сожалению, от срока рождения вашего ребенка.

Оба помолчали. Дженнингз внимательно рассматривал яркие узоры восточного ковра, украшавшего его кабинет.

Наконец Алекс заговорил:

— Подготовьте документ о разводе.

Дженнингз кивнул. Деликатность не позволяла ему сказать, что уже готовый документ тоже лежал в его папке.

Алекс поднялся.

— Я сообщу вам, следует ли начинать дело о разводе.

Дженнингз поклонился, и Алекс вышел. Ему нужно все обдумать в тишине и покое. Совершенно очевидно, что в Лондоне между его женой и Патриком ничего не было. То. что Шарлотта, увидев Патрика, упала в обморок, заставляло его страдать. Конечно, она, должно быть, любит его. Женщины никогда не забывают своего первого мужчину. Алекс с усилием подавил острую боль, пронзившую его сердце.

Очевидно, ребенок являлся ключом к разгадке. Если это его ребенок, то Шарлотта теперь должна быть неуклюжей и толстой накануне родов. Но это маловероятно, думал он, вспоминая, что, когда он уезжал, у Шарлотты были месячные. Она тогда не была беременна, так чьего же ребенка она носит? Он прекрасно помнил, что Дженнингз говорил об «этом ребенке»; не оставалось сомнений в том, что Шарлотта носит чужого. Это, должно быть, ребенок Патрика.

Вдруг Алекс заметил, что идет по улице, оставив позади контору Дженнингза. Он оглянулся. Его грум следовал за ним, ведя в поводу лошадей. Лошади были свежие, и это позволяло сразу отправиться в Даунз-Мэнор. Его конюшни находились на Оксфорд-роуд, и он мог бы ехать верхом рядом с каретой. После недель, проведенных на корабле, ему меньше всего хотелось на целых два дня оказаться запертым в маленькой тряской карете. Подняв руку, Алекс подозвал грума и отдал несколько распоряжений. Один из лакеев соскочил с запяток кареты и побежал вниз по улице: он должен был собрать вещи Алекса и отослать их в Даунз-Мэнор.

«Я забыл распорядиться насчет подарков», — подумал Алекс, рассеянно глядя вслед лакею. Перед возвращением он с любовью выбирал подарки для Шарлотты и Пиппы: там кусок блестящего голубого шелка, здесь резную деревянную игрушку. Незаметно их набралось не один мешок. Эти подарки должны были показать жене и ребенку, что все пять месяцев он думал о них. Тем лучше, здраво рассудил Алекс. Достаточно того, что он был ослом, позволив себе думать о Шарлотте. Она же не вспоминала о нем после того, как он сел на корабль. Алекс лишь пожалел о подарках Пиппе. Ничего, пригодятся, чтобы развлечь девочку, когда они вернутся в Лондон без Шарлотты.

Сидя в карете, Алекс быстро привык к ее покачиванию и теперь холодным взглядом смотрел вперед, на дорогу, ведущую в Оксфордшир. Как сказал невозмутимый Дженнингз, все зависело от того, когда родится ребенок. Он узнает это, как только войдет в комнату, где будет Шарлотта. Если живот Шарлотты окажется не очень велик, он не видит смысла обсуждать с ней это неприятное положение. Зачем спорить? Сердце Алекса превратилось в холодную сталь, когда он представил, как жена будет умолять его, возможно, даже обещать — опять! — что будет ему верна.

Зловещая тишина царила в карете. Алекс чувствовал горечь во рту, и резкая боль пронзала ему голову. У него было ощущение, что какая-то важная часть его самого осталась где-то на дороге, там, позади, в столбе пыли, поднятой копытами его лошадей. Он не переставал думать: «Остановись! Сделай, чтобы все было как прежде… Кто-нибудь, пожалуйста, сделайте так, как было до того, как я пошел в министерство иностранных дел, до того, как я уехал в Италию. До того, как я уехал от Шарлотты!»

Но никто не захотел оказать ему эту маленькую услугу, и Александр Фоукс все больше отдалялся от того Алекса, оставшегося в пыли, — Алекса-до-Хастингса, Алекса-до-Италии, Алекса, который любил и был любим.

Глава 20

На пути к Даунз-Мэнор Алекс уже успел восстановить в своем сердце ледяную стену, которую разрушили в Италии воспоминания о Шарлотте. Предыдущие две ночи он провел без сна, его трясло от сознания собственного унижения. Наконец его губы скривились в злобной улыбке. «Боже, Патрик всегда говорил, что у меня дурной вкус, когда дело касается женщин», — думал он.

Весь этот скандал кажется до ужаса закономерным, если взглянуть на прожитые им тридцать с чем-то лет. Впервые он влюбился в саду — в девушку, готовившуюся стать проституткой. А затем попытался перенести полученный опыт на брак. Найти проститутку среди женщин высокого происхождения оказалось не слишком трудно. Разница заключалась в том, что его «девушка из сада» пошла по выбранному ею пути, а женщина, на которой он женился…

Ну а история Шарлотты говорит более чем достаточно. У Алекса сжалось сердце. Он твердо решил не выходить из себя, как это случилось с ним в Борнмуте. Какой смысл кричать на кого-то, кто просто не знает, что можно поступать иначе?

Алекс спохватился: он должен думать о Марии и о Шарлотте отдельно. Ведь Патрик был первым мужчиной, которого любила Шарлотта. Она отдала ему свою девственность… Это не то же самое, что делала Мария, которая спала с любым двуногим, имевшим соответствующее орудие. Если он войдет в комнату и увидит, что Шарлотта скоро будет рожать, он будет знать, что ребенок — его. Если же нет, то это будет ребенок его брата, и этот ребенок, вероятно, станет его наследником. После всего случившегося он покончил с женами и женщинами. Он отказался от идиотской мечты найти женщину столь же нежную и страстную, как та девушка в саду. Но он найдет какую-нибудь женщину, когда ему потребуется, и оставит титул и земли наследнику Патрика — даже если этот наследник будет ребенком Шарлотты.


Алекс не сознавал, насколько сильно он надеялся увидеть Шарлотту толстой и неуклюжей, пока ему не указали на новый летний домик позади замка. Она была там. Некоторое время, показавшееся ему вечностью, он стоял и смотрел на нее.

Напротив нее сидела Пиппа, они играли в куклы. Кукла Шарлотты говорила, а кукла Пиппы неуклюже танцевала на полу… Но его глаза были прикованы к талии Шарлотты. Ее беременность была очевидна. Прекрасная фигура раздалась в талии; ее грудь, мягко подхваченная белым муслиновым платьем, пышная и высокая, виднелась в низком вырезе платья. И она была сияющей, очаровательной и еще более прекрасной, чем он ее помнил. Мягкие локоны спускались на шею, длинные черные ресницы почти касались щек. Она была так очаровательна, что сердце перевернулось у него в груди, как будто кто-то вставил и повернул ключ.

И тут няня Пиппы подняла глаза и увидела стоящего возле домика хозяина. Одного взгляда жестоких мрачных глаз хватило, чтобы Кейти чуть не потеряла голову от ужаса, чего с ней еще никогда не случалось. И она инстинктивно постаралась защитить Пиппу от надвигающейся беды.

— Миледи, мы с Пиппой будем в комнате для занятий. — Кейти нагнулась и взяла Пиппу на руки, совершенно не обращая внимания на сердитый протестующий вопль.

Пиппа терпеть не могла, когда ее подбрасывали вверх. Маленькая кукла выпала из ее руки, и вопль перешел в вой.

Шарлотта отвела от лица темные волосы и в полном недоумении огляделась. Кейти уже быстрым шагом направлялась к дому, и голос Пиппы становился все тише и тише. Тогда Шарлотта поняла. Она повернула голову и посмотрела налево, и там стоял он, глядя на нее.

Ее сердце чуть не выскочило от радости.

— Алекс! — воскликнула она. Ее лицо сияло.

Он не пошевелился. Шарлотта осторожно поднялась с земли, оправляя свое белое платье с высокой талией. Французский фасон оказался исключительно удобным для беременных женщин: ничто не скрывает пополневшую фигуру так, как высокая талия, смущенно подумала Шарлотта. Он пристально смотрел на ее живот.

Глаза Шарлотты радостно светились. Конечно же, он ведь не знал, что она беременна!

— У нас будет ребенок, — светясь от счастья, сказала она.

Он по-прежнему не двигался с мести и ничего не говорил. Шарлотта встревожилась. Она сделала несколько неуверенных шагов ему навстречу и остановилась.

— У нас будет ребенок? — наконец произнес Алекс раздраженно. Его брови взлетели вверх, что ей очень нравилось, — но не теперь, когда он смотрел на нее с нескрываемым презрением. — Не следовало бы тебе сказать: «У меня будет ребенок»? — Его голос приобрел обычные бархатные нотки и стал почти вкрадчивым. — Нет, дай подумать… По-моему, лучше сказать так: «У Графини и Близнеца будет ребенок. Поздравления всем!»

У Шарлотты упало сердце. Конечно, она знала, что его возмутят оскорбительные намеки на отношения между ней и его братом. Но она никогда не думала, что он полностью поверит этой статье. Потому что он обещал верить ей… Она не произнесла ни слова, а только смотрела на него широко раскрытыми глазами.

Что касается Алекса, все его заранее продуманное спокойствие и самообладание полетели ко всем чертям. Его жена, такая прекрасная, в недоумении смотрела на него, словно и понятия не имела, о чем он говорит! И в то же время было ясно, что у нее не слишком большой срок беременности. Дикий гнев разрывал его сердце.

— Ты шлюха, — почти равнодушно сказал он. — Кажется, у меня удивительная склонность к женщинам такого сорта. Да, в самом деле, — свирепо произнес Алекс, — можно сказать, что шлюхи — моя судьба. Но ты… ты превзошла мои ожидания! Почему ты так удивляешься? Ты думаешь, я забыл, что у тебя были месячные, когда я уезжал?

Он направился к ней, его большое гибкое тело двигалось с тигриной грацией. Шарлотта попыталась что-то сказать, но он взял ее за подбородок и грубо сжал.

— Нет, дорогая. На этот раз я не желаю ничего слушать. С календарем не поспоришь, не правда ли? Теперь ты не сумеешь оправдаться. Я уже подумал о том, как мы проживем остаток нашей семейной жизни. Если ты нужна Патрику, он может тебя взять. Я поручил своему поверенному составить документ о разводе. Если Патрик не захочет, ты можешь уехать и жить в Шотландии. Если в ближайшее время родится ребенок, он (или она) поедет со мной в Лондон. Я не допущу, чтобы моих детей — любого из моих детей, воспитывала распутная женщина.

Шарлотта инстинктивно прикрыла живот руками. Он сошел с ума, совсем сошел с ума. Она высвободилась. У Алекса дергалась щека. Он смотрел на нее горящими гневом глазами. Шарлотта слегка покачала головой, пытаясь прийти в себя. Неужели это все происходило наяву? Неужели этого человека она так ждала и так страстно мечтала о нем?

— Ты обещал, — еле слышно прошептала она, — ты обещал.

Ее лицо исказилось от боли, но она стояла выпрямившись, отведя назад хрупкие плечи, чтобы с достоинством смотреть ему в лицо. Она не позволит себе сжаться в комок и закричать.

Алекс скривил губы.

— Ты обещала. Ты обещала любить и ловиноваться. «Своим телом буду почитать тебя», — со злостью сказал он. — Может, лучше убрать эти слова из брачного обета, как ты думаешь? Они не подходят к нашим временам.

Шарлотта молча смотрела на него. Даже в гневе он был прекрасен. Ей хотелось прижаться к его груди, умоляя выслушать ее, обнять и поцеловать. Он страдал — она видела это в его затуманившихся глазах и ссутулившихся плечах. Но она не стала… не смогла просить его. Сейчас она должна была защищать свое дитя. И Пиппу. После того как Пиппа потеряла мать, ее нельзя было отрывать от Шарлотты: Пиппа не перенесла бы потерю еще одной мамы. Эта мысль придала Шарлотте силы. Она подавила отчаяние, сжимавшее ее сердце.

— Ты не должен забирать Пиппу, — сказала она. — Она уже достаточно настрадалась.

— Так будет лучше для нее, — отрезал Алекс. Он отвернулся и смотрел на пологий зеленый склон, ведущий к дому. Затем, повернувшись, снова посмотрел на жену. — Как я могу оставить ее с женщиной, которая спит с моим братом? Отвечай. Даже когда я думал, что до свадьбы ты притворялась, я в глубине Души не верил, что ты будешь так же вести себя и после свадьбы. Такой уж я глупец.

— Я не…

Шарлотта остановилась. Повторялась их брачная ночь. Тогда он не верил ей, и теперь он не верит и никогда больше не поверит. Его первый брак слишком сильно повлиял на него. Она почувствовала в груди свинцовую тяжесть и чуть не упала. Разговаривать не было смысла. Но одно она должна была ему сказать.

— Ты обещал доверять мне, — глядя ему в глаза, произнесла Шарлотта. — Ты обещал.

Она повернулась и пошла прочь, и он не остановил ее.

Весь путь к дому она прошла, выпрямив спину. Но, медленно взбираясь по лестнице, она схватилась за поясницу. Она чувствовала себя старой, очень старой женщиной. Ребенок словно тянул ее вперед. Наконец она поднялась на второй этаж и, повернув налево, вошла в спальню Софи.

Софи ахнула и выпрямилась. Перед этим она дремала в теплых лучах послеполуденного солнца, задумавшись над книгой любовных сонетов, написанных на португальском. Софи, к крайнему неудовольствию своей матери, проявляла острый и неподобающий леди интерес к чтению литературы в оригинале.

— Что случилось? — сразу же спросила она.

Шарлотта с мертвенно-бледным лицом, чуть покачиваясь, стояла в дверях.

— Ребенок! — Софи в панике спустила ноги с кровати, трясясь всем телом.

Было еще рано: ребенок должен был родиться не раньше, чем через три педели.

— Нет. — Шарлотта медленно покачала головой. — Нет, нет, нет. Он вернулся.

Она замолчала, собираясь с силами, но все еще дрожа.

— Кто? Ох… — вырвалось у Софи.

Весь месяц она раздумывала, следует ли ей предупредить Шарлотту о возможной реакции Алекса. Но она думала, что тревога плохо отразится на ребенке и что, возможно, Алекс не окажется столь безрассудным и глупым, как большинство мужчин, встречавшихся в ее жизни. Но очевидно, он такой же, как все.

— Он думает, что ребенок не его, — безжизненным голосом сказала Софи.

Шарлотта бросила на нее быстрый взгляд:

— Ты знала!

— Я предполагала, что такое может случиться. Мужчины такие идиоты.

— Он хочет забрать еще не родившегося… моего ребенка и Пиппу! Он собирается забрать их. — Шарлотта была на грани истерики.

Софи с беспокойством посмотрела на нее: истерика, наверное, не менее вредна для неродившихся младенцев, чем тревога.

— Не волнуйся, Шарлотта. Это нехорошо для ребенка. Мы должны подумать: — Софи заставила Шарлотту сесть на кровать. — Где он сейчас?

— Не знаю… Я оставила его в летнем домике.

Софи восприняла эту новость с одобрением — по крайней мере Шарлотта оставила его там, а не наоборот.

— Шарлотта, ты совершенно уверена в том, что он собирается сделать? Может быть, он просто сказал так в пылу гнева?

— Он сказал, что не может допустить, чтобы его детей воспитывала шлюха, и если ребенок родится в ближайшем будущем, он возьмет его с собой в Лондон. — Голос Шарлотты был безжизненно спокоен. — И еще он сказал, что уже поручил своему поверенному составить документ о разводе. — Она посмотрела на Софи, на ее застывшем бледном лице не было ни слезинки. — Я не могу позволить ему сделать это. Ты думаешь, он сможет?

— Закон на его стороне.

Софи быстро соображала. Кого им действительно сейчас не хватало, так это Патрика, этого большрго весельчака, которого ойи встретили на музыкальном вечере и с которого все началось. Если кто-нибудь и мог убедить Алекса в невиновности Шарлотты, так это Патрик. Но где он? Может быть, Алекс знает?

Софи снова взглянула на Шарлотту. Та уже начала приходить в себя.

— Я уезжаю, — сказала Шарлотта; их взгляды встретились. — Я уезжаю и беру Пиппу с собой. Я люблю ее — я люблю ее как собственного ребенка. Я не могу оставить ее здесь с этим безумцем. Мы поедем в Уэльс. Сомневаюсь, чтобы Алекс помнил, что у меня там есть дом.

— Не будь такой глупой! — резко возразила Софи. — Он — твой муж, теперь все принадлежит ему.

— Нет. Мой отец составил необычный брачный контракт, учитывая слухи, связанные с первым браком Алекса. Он верил Алексу, но потребовал, чтобы у меня осталась моя собственность. А Алекс… Алексу было все равно. — Она прогнала воспоминания о том, как Алекс, смеясь, уверял, что и пальцем не пошевельнет ради ее денег. Это был еще тот Алекс-до-свадьбы, который думал, что она девственница. Как все перепуталось, подумала она в минуту бесстрастного размышления.

— Так что дом в Уэльсе — моя собственность. Я пробуду там, пока не родится ребенок, а потом уеду в Америку.

Софи обдумывала ее слова. Шарлотта определенно в истерике — несмотря на сдержанный тон. Она не может взять детей Алекса и уехать в Америку: ее там найдут и бросят в тюрьму. С другой стороны, считала Софи, Алексу, вероятно, надо дать время остыть. Но не слишком много, потому что ему надо быть при родах Шарлотты, иначе он так никогда и не поверит, что это его ребенок.

— Хорошо, — с внезапной решимостью сказала Софи. — Как мы собираемся выбраться из дома, чтобы не узнал Алекс?

— О, Софи! Ты — прелесть, но ты не можешь ехать со мной. Ты себя погубишь.

— Не будь дурочкой. Я себя не погублю.

— Нет, погубишь, — настаивала Шарлотта. — Ты не сможешь выйти замуж, если сбежишь со мной. Боже мой, тебе, наверное, вообще не следовало ко мне приезжать!

Софи насмешливо посмотрела на Шарлотту: совершенно очевидно, что эта мысль пришла Шарлотте в голову впервые. Какая же она наивная!

— Милочка, да разве ты не понимаешь, что все дело в деньгах? Я — наследница моего отца. Ничто не может погубить меня, разве что меня застанут совершенно голой в чьей-нибудь спальне.

— Я тебе не верю, Софи. Посмотри, что погубило меня: обморок и то, что я дотронулась до щеки Патрика.

— Ты замужем, — объяснила Софи. — Если ты замужем, это уже совсем другое дело. Замужняя женщина может спать со всеми мужчинами, с какими захочет, до тех пор, пока она это скрывает. Потому что обычная измена не особенно интересна: ты можешь попасть на страницу сплетен в газете, но это не погубит тебя. Но одно неосторожное движение в направлении чего-то, что вызывает интерес, — скажем, симпатия к брату мужа и одновременно обнаружившаяся в отсутствие мужа беременность, да еще без четких признаков того, как скоро ты собираешься рожать, — вот это может погубить женщину. Но даже и в таком случае можно все исправить, потому что ты очень богата, Шарлотта, да и Алекс тоже.

Шарлотта выслушала ее молча.

— Это все не имеет значения, — наконец сказала она печально. — Потому что Алекс действительно убежден в том, что я спала с его братом. Если бы я осталась здесь и ребенок родился завтра, то он бы поверил, что этот ребенок — его. Но все равно он заберет ребенка. Он думает, что я и раньше была… распутной.

— Почему? — спросила Софи.

Шарлотта колебалась. Она никогда не говорила Софи, почему у них с Алексом была такая бурная брачная ночь.

— Я… была с ним до того, как мы поженились. Я согрешила с ним на балу. — Она нет могла заставить себя признаться, что речь шла о так называемом бале проституток. — А он не помнит этого и думает, что я спала с его братом. Поэтому для него все сплетни — лишь подтверждение тому, что я люблю его брата. О Боже, как я могла быть такой глупой!

Только сейчас Шарлотта осознала, что, конечно же, Алекс должен был поверить этой статье. Разумеется, он не считал ребенка своим.

Софи как завороженная смотрела на Шарлотту.

— Ты согрешила с ним… на балу?

Шарлотта кивнула.

— И он не помнит? Господи, скольких же женщин он лишил невинности на балах?

Шарлотта покачала головой:

— Я никогда не упоминала место. Он вдруг решил в нашу брачную ночь, что я спала с Патриком. И отказался когда-либо еще об этом говорить. Он обещал… он обещал… — У Шарлотты вырвалось рыдание, но она сдержала себя. — Он обещал доверять мне.

Софи с сочувствием прижала ее к себе. Она не верила обещаниям мужчин, но не сочла момент походящим, чтобы высказывать свое мнение. Шарлотта была чрезвычайно красива в своем нормальном состоянии, но беременной… она была очаровательна. Трудно верилось, что мужчина мог забыть, что обладал ею.

— Я не могу поверить, что он не помнит, что спал с тобой, — особенно потому, что ты была невинна.

Шарлотта пожала плечами:

— Он говорит, что никогда раньше не встречался со мной.

— Кого нам надо взять с собой? — задала Софи практичный вопрос.

— Кейти, Мари и твою горничную. Китинг и Молл, слава Богу, уже в Уэльсе.

— Сложность в том, что нам надо убрать с дороги Алекса. Позволь мне заняться этим, — с неожиданной энергией заявила Софи.

Шарлотта решила найти Кейти и распорядиться, чтобы та собрала вещи Пиппы. Софи спустилась вниз, прислушиваясь, не раздастся ли где-нибудь голос Алекса. В доме было тихо. Ее шаги по мраморному полу гулко отдавались в холле, и она остановилась в нерешительности. Затем направилась в библиотеку и, закрыв за собой дверь, прислонилась к ней.

Алекс пил бренди — уже третий за этот день стакан. Он равнодушно посмотрел на Софи.

— Если вы пришли просить за нее, забудьте об этом, — отрывисто произнес он.

— Где ваш брат?

Взглядом из-под отяжелевших век Алекс смерил Софи.

— Уверен, что моя милая жена лучше сможет ответить на ваш вопрос, — усмехнулся он.

— Вам необходимо найти вашего брата, — повторила Софи. — Где он?

— Говорят, в Лестершире. Охотится.

— Вы можете найти его?

— Зачем? Я уверен, он рано или поздно появится сам. Он еще, возможно, не насытился телом Шарлотты, хотя она и беременна. — Он залпом допил стакан и налил другой.

— Вы можете найти его?

— Полагаю, что да. Но зачем? — с убийственной иронией ответил Алекс.

— Затем, что вы — идиот и есть шанс, что ваш брат приведет вас в чувство, — подражая ему, с иронией сказала Софи. — Хотя, с другой стороны, он — ваш брат и, может быть, не способен вспомнить, с кем он спал за последние пять лет.

Алекс с острой неприязнью посмотрел на нее.

— Ведьма, — бесстрастно сказал он.

— Может быть, я и ведьма, — огрызнулась Софи, — но я не разрушила бы семью, не имея на то доказательств. Надеюсь, ваша совесть не позволит вам выбросить вашу жену, как изношенный галстук, прежде чем вы поговорите с ее предполагаемым соблазнителем?

— Соблазнителем? Я бы сказал почти наверняка, что соблазнительницей была она, — прорычал Алекс.

— Вы говорите не по существу, милорд, — заметила Софи. — Или вы боитесь разговора с вашим братом? Что вы будете делать, когда он скажет вам, что видел вашу жену всего лишь дважды и только очень короткое время?

Алекс смотрел на нее, губы у него чуть подергивались. Софи тоже смотрела на него не мигая.

— Вы признаете вашего собственного брата-близнеца виновным вот так же просто, как не задумываясь признали виновной свою жену? Даже не потребовав объяснений?

— Что же вы хотите, чтобы я сделал? — резко спросил он. — Я оставил жену, когда у нее были месячные, и, вернувшись, нашел ее беременной. Какое именно объяснение может она предложить?

— Она говорит, что вы обещали верить ей.

Эти слова упали в напряженную тишину, воцарившуюся между ними, как свинцовые гири. Алекс пнул полено, горевшее в камине. Может быть, ему следует найти Патрика. В любом случае чем, черт побери, заняться сегодня вечером? Отправить жену в Шотландию прямо на ночь глядя?

— Вы сможете найти его и вернуться не позднее, чем через три недели?

— Да, — рассеянно ответил Алекс, не заметив всей странности вопроса Софи.

Брэдцон Четвин жил в двух днях езды от Даунз-Мэ-нор.

— Ладно, — наконец сказал он, с раздражением пнув еще раз горящее полено, и выпрямился. — Передайте моей жене, — это было сказано с издевкой, — чтобы она была готова отправиться в Шотландию через неделю.

Софи кивнула и выскользнула из библиотеки. Она была так рассержена, что боялась наговорить лишнего. Через десять минут хлопнула парадная дверь, и Алекс крикнул, приказывая привести его лошадь.

Софи и Шарлотта переглянулись поверх груды одежды, разбросанной на кровати. Вокруг них суетились три горничные, помогая Мари укладывать вещи. Шарлотта перебирала стопку мягких детских вещей.

— Он не… не было никаких признаков, что он смягчился? — прошептала она.

Софи покачала головой и убежденно заверила:

— Когда мы доберемся до Шотландии, Шарлотта, ты сможешь купить остальные вещи для ребенка.

Шарлотта изумленно взглянула на нее. Софи кивнула в сторону находившихся в комнате женщин и потянула Шарлотту к двери:

— Пойдем, дорогая. Пойдем поиграем с Пиппой. Мы сможем уехать на рассвете.

— Нет! — запротестовала Шарлотта, когда они вышли в холл. — Я хочу уехать сегодня вечером!

— Это повредит ребенку. Тебе надо отдохнуть. — Тон Софи не допускал возражений. — Если мы скажем им, что едем в Шотландию, это собьет Алекса со следа на неделю или больше.

Шарлотта кивнула. Софи была права: она смертельно устала. К тому же она знала, что Алекса нет в доме.

— Я пришлю тебе ужин в комнату, — заботливо сказала Софи, — а ранним утром мы двинемся в путь.

В эту ночь Шарлотта спала так крепко, что даже не пошевельнулась. Под утро ей приснился сон, соблазнительные сладкие воспоминания. Она снова была с Алексом в Шотландии — в те дни, когда они были так счастливы. Они устроили пикник на берегу озера Граус. Кейти увезла Пип-пу, которой было пора спать, домой, и раза Алекса, провожавшего карету взглядом, загорелись.

«Карета вернется только через пятнадцать минут! — В бархатном голосе Алекса слышалось соблазнительное обещание. Он снял с ноги Шарлотты розовую туфельку и провел пальцами по изящному изгибу ее стопы. — Этого времени достаточно для… обеда из пяти блюд», — прошептал Алекс. Наклонив голову, он осторожно прикусил пальцы Шарлотты своими белыми зубами.

Он сорвал белую маргаритку, росшую в мягкой зеленой траве около ее ног, и погладил ею ногу Шарлотты чуть выше чулка.

Волна эротического жара пробежала по ее ногам. Алекс начал легонько покусывать тело Шарлотты, смеясь над ее протестами. На лице спящей Шарлотты появилась блаженная улыбка.

Но тут сон внезапно переменился. Она стояла на причальных мостках на берегу озера, над которым поднимался туман. Нанесенные водой водоросли как змеи цеплялись за ее ноги. Туманы в Шотландии поднимаются очень быстро: только что светило солнце, а в следующую минуту мир становится призрачным, пронизанным слабо светящимися водяными каплями. Она оглянулась вокруг, чтобы позвать своего мужа. И с ужасом услышала шумные всплески воды и тоненький голосок, зовущий: «Мама! Мама!»

Шарлотта проснулась. Сердце билось настолько сильно, что ей показалось, что она больна. Ребенок в ее чреве тоже проснулся и, словно играя, давал о себе знать короткими толчками. Шарлотта жадно глотала воздух, пытаясь успокоиться. Она лежала в своей постели, а Пиппа крепко спала в детской. Пиппа не тонула в черном шотландском озере и не звала свою маму.

Наконец сердце Шарлотты забилось спокойнее, и она откинулась на подушки. «Что-то во мне изменилось, — поняла она, с нежностью прислушиваясь к слабым, но отчетливым толчкам — ударам ножек ребенка. — Я должна защитить своих детей!» — с ожесточением думала Шарлотта. К черту Алекса с его поцелуями и страстями — все это пустое без доверия, с одним лишь вожделением. Он воспользовался ею, как блюдом, поставленным перед ним на стол, а потом выбросил ее так же небрежно, как отказался бы от оленины, если бы ему захотелось телятины.

Да и дети его все равно не интересуют. Он спокойно отправился во Францию, даже не подумав о Пиппе. Шарлотта положила руки на живот, ласково поглаживая выпуклость, которая могла быть или головкой, или попкой.

— Я обещаю, — шептала она в ночной тишине. — Я обещаю любить тебя, верить тебе и никогда, никогда не допущу, чтобы ты утонул в озере!

Ее глаза наполнились слезами. Было бы так хорошо, если бы они были вдвоем — если бы они с Алексом могли бы любить друг друга и своих маленьких детей. Но не было надежды, что такое случится. И снова графиня Шеффилд и Даунз заснула в слезах.

Глава 21

Проведя в седле четыре тяжелых дня, Алекс наконец разыскал своего брата. До загородного дома Брэддона Четвина он добрался за два дня, но здесь, к своему великому неудовольствию, узнал, что «молодой хозяин два дня как уехал». Алекс, похлопывая по бедру перчатками, с невольным гневным высокомерием разглядывал стоявшего перед ним растерянного дворецкого.

— Что значит, ты не уверен, куда они уехали? Или ты это знаешь, или нет. Если не знаешь, так и скажи!

— Я хотел сказать, — смиренно произнес Требл, — что его милость выражали намерение поехать в Бат. И конечно, ваш брат, милорд, сопровождал его милость. Но вся компания вполне могла остановиться в Синглтон-Мэнор, это поместье графа Слэслоу в Кенте.

— Компания, — сердито повторил Апекс. — Что это, летнее гулянье? И с ними поехали женщины?

Требл, опустив глаза, смотрел себе под ноги, на мраморный пол. Он поднял глаза только затем, чтобы сказать:

— Я неточно выразился, милорд. Группа состояла из графа Слэслоу и вашего брата. И, — почти шепотом закончил он, — еще из знакомой лорда Фоукса, молодой особы женского пола, милорд.

Теперь замолчал Алекс. «Особа женского пола» могла означать лишь одно: Патрик перевозил предмет своей страсти из одного охотничьего угодья в другое. В этом не было ничего нового. Кроме того, это означало, что Патрик оставил беременную Шарлотту одну, чтобы самому развлекаться с любовницей. Требл задрожал от страха, заметив, как лицо графа становится все более мрачным и угрожающим.

— Эта… особа приехала вместе с моим братом?

— Да, милорд. — И когда Алекс уставился на него сверлящим пристальным взглядом, Требл смущенно добавил: — Молодая женщина приехала вскоре после приезда хозяина и вашего брата из Лондона. То есть, я полагаю, они договорились в Лондоне, а молодой… э… леди потребовалось несколько дней, чтобы собраться.

Она путешествует с огромным количеством одежды, подчеркнул Требл. Слугам пришлось несколько часов снимать сундуки с крыши кареты. По его мнению, это было труднее, чем принимать герцогиню. Девица приехала без собственного постельного белья (как это делают благородные особы), зато привезла сорок восемь шляп, и каждую — в отдельной коробке.

Алекс коротко поблагодарил его и спустился с мраморных ступеней. От облаков, освещенных заходящим солнцем, небо над его головой приобретало ярко-оранжевый цвет; Алекс смотрел на него невидящим взглядом. Им начало овладевать странное чувство беспокойства. Неужели Патрику так быстро надоела Шарлотта? Он сам обладал ею почти три месяца, с гневом думал Алекс, и был глубоко убежден, что был бы счастлив обладать ею еще три — черт! — еще тридцать лет.

Возможно, Шарлотта прервала их отношения. Возможно, она на самом деле любила его, Алекса, и уступила Патрику только потому, что он был ее первым мужчиной. Алекс показался смешным самому себе. О чем он думает? Она спала с его братом ради прошлого? Из-за ностальгии?

Жестокая правда заключалась в том, что он уехал, когда у Шарлотты были месячные, а вернувшись, застал ее беременной. И больше ничто не имело значения — только эти два факта.

Он не ответил Треблу, крикнувшему вслед, не желает ли он провести ночь в Селфридж-Мэнор. Меньше всего ему хотелось спать там, где побывал его брат. Алекс вскочил в седло. Он кивнул сидевшему на лошади слуге, который держал повод его Буцефала:

— Я еду в «Лисицу и ключи», Гарри. А ты выгуляй Буцефала. День был длинный.

Два дня спустя, около девяти часов вечера, Алекс прискакал в Синглтон-Мэнор, одно из загородных поместий Брэддона Четвина. Он быстрым взглядом окинул фасад длинного каменного здания и остался доволен: наконец-то он поймал их! От яркого света, лившегося из окон, светлосерые камни стен казались темнее. Брэддон должен был находиться в своей резиденции.

Алекс бросил поводья Буцефала склонившемуся лакею и спросил у дворецкого, открывшего высокую массивную дверь:

— Где он?

— Большая честь видеть вас снова, милорд, — спокойно ответил Ворсет, дворецкий Брэддона. Он считал себя слишком старым, чтобы его могли испугать молодые повесы вроде этого. — Хозяина и лорда Фоукса вы найдете в библиотеке.

Алекс попытался изобразить на своем суровом лице улыбку.

— Я рад, что ты еще на ногах, Ворсет.

Ворсет не сердился на буйных близнецов, когда они много лет назад, еще в школьные годы, приезжали к Брэд-дону. Именно они втягивали Брэддона в самые неприятные истории, о чем Ворсет знал, но никогда не доносил на «их родителям Брэддона.

Он ответил легким кивком и полным доброты взглядом. Как и всем в Англии, ему было кое-что известно о семейных проблемах Александра Фоукса.

— Библиотека направо, милорд, — тихо сказал он, показывая Алексу путь.

Алекс шел за старым дворецким по хорошо знакомому широкому коридору, ведущему в библиотеку. Господи, уже лет десять он не бывал в этом доме. После смерти матери их с Патриком отправляли на каникулы к любому, кто только оказывался под рукой. Они носились по дому Брэддона, как дикие кабанята, случайно оказавшиеся в человеческом жилище.

Ворсет распахнул дверь библиотеки без доклада — знак того, что Алекс близок семье. Дворецкий ушел, а Алекс остановился на пороге. В облицованном мрамором камине пылал яркий огонь, согревая холодный весенний воздух. Сквозняк из каминной трубы колыхал пламя свечей. Брэддон Четвин с мрачным видом читал что-то похожее на бюллетень коневодства. Перед камином, удобно устроившись на канапе, сидел брат Алекса. На мгновение Алекс забыл свой гнев и даже обрадовался, что видит Патрика. Его близнец — это одно с ним целое, внезапно вспомнил он. И как бы ни ненавидел он брата, он будет в отчаянии, если с тем что-либо случится. Патрик похудел, а его кожа под индийским солнцем покрылась темно-коричневым загаром. Он что-то нашептывал на ухо хорошенькой рыжеволосой девице, тихонько смеявшейся его глупостям.

Алекс кашлянул. Брэддон поднял глаза, но больше никто не обратил внимания на его приход. Ясные голубые глаза Брэддона на мгновение встретились со взглядом Алекса, и Брэддон сказал:

— Патрик, дружище, к тебе кто-то пришел.

Патрик не пошевелился, его черные волнистые волосы почти смешались с копной рыжих волос сидевшей рядом женщины.

— Патрик! — настойчиво повторил Брэддон.

Наконец Патрик поднял глаза. Близнецы всегда понимали друг друга без слов, и Патрик, находясь в другом конце комнаты, знал, что Алекса переполняет неистовый гнев. Гнев, какого Патрик никогда прежде не видел.

Патрик медленно подошел к Алексу и встал перед ним. Его бровь вопросительно изогнулась.

Черные глаза Алекса впились в лицо брата. В библиотеке наступила абсолютная тишина, не нарушаемая ни единым звуком, кроме шипения и потрескивания дров в камине.

— Ты не делал этого, правда? — тихо спросил Алекс.

Патрик не двинулся с места.

— Я не спал с твоей женой, если ты это имеешь в виду.

Лицо Алекса было похоже на плотно натянутую холодную маску. Он не ответил. Патрик обнял его за плечи и повернул лицом к двери. Алекс повиновался ему как во сне. Не оглядываясь, оба брата вышли из библиотеки.

— Черт! — выдохнула мисс Арабелла Кэлхаун (именно так звали рыжую чаровницу, сидевшую с Патриком). — А он злой, правда?

Брэддон не ответил. Мисс Арабелла вытянула изящную ножку и внимательно оглядела ее со всех сторон. Ей очень нравились эти туфли, разумеется, французские — бледно-голубые, с вышитыми маленькими белыми голубками.

Брэддон передвинулся и положил руки на спинку дивана.

— О чем ты думаешь, Брэддон? — мечтательно спросила мисс Арабелла.

Она назвала графа по имени, потому чго считала необходимым поддерживать самые близкие отношения со всеми друзьями-мужчинами своей нынешней любви. И в ту минуту, когда Патрик вышел из библиотеки вместе со своим братом, она догадалась, что эта любовь, вероятно, закончилась: у Патрика явно возникли семейные проблемы. Арабелла передернула плечами. Она ненавидела семейные проблемы: такие скучные, такие утомительные, такие неромантичные.

— О чем думаю? — спросил Брэддон.

— О моих туфлях!

Брэддон посмотрел на ее ноги. Вот почему у него ничего не получалось с женщинами: что можно сказать о туфлях?

— Они очень… они очень маленькие.

Арабелла раздраженно взглянула на него: этот джентльмен — деревенщина, можно не сомневаться. Но он смотрел на нее так встревоженно, что она смягчилась.

— Ну, Брэддон, — похлопывая по подушке, сказала она, — раз Патрик ушел, даже не потрудившись и слова сказать, почему бы тебе не присоединиться ко мне?

И очень хорошо сделала, что предложила, — не прошло и часа, как появился Ворсет с вином и прохладительными напитками и объявил, что граф Шеффилд и Даунз и его брат уехали, не сказав, когда вернутся.

— Вот это мне нравится! — Глаза Арабеллы наполнились слезами. Она повернулась к сидевшему рядом с ней Брэддону: — Ну, разве это не неслыханная грубость? Мне не следовало заезжать с этим грубияном так далеко. Мужчины у дверей театра становятся в очередь каждый вечер только затем, чтобы пригласить меня на ужин!

— Я знаю, — сказал Брэддон, беря Арабеллу за руку. — Я — один из них.

Он смотрел на нее проникновенным взглядом, и Арабелла почувствовала некоторую гордость.

В конце концов, призналась она в тот вечер своей горничной, мужчины так похожи друг на друга. Пусть Патрик более красив, зато Брэддон куда более покладист. Туфли, шляпки — все сейчас так дорого!

Когда серебряный серн луны поднялся в небе над темным лесом, через который проходила дорога, Патрик протянул руку и ухватил поводья коня брата. Покрытая пеной лошадь тяжело дышала, ее бока вздымались и опадали. Они остановились.

— Мы должны сделать привал, Алекс.

Алекс свирепо взглянул на него. Патрик спокойно, не обращая на брата внимания, свел свою лошадь с большой дороги направо, к покосившемуся указателю «Баффингтон, одна миля».

— В Баффингтоне приличная гостиница, — обернувшись, сказал он.

Патрик развернул свою лошадь, почувствовав, что брат не следует за ним.

— Ради Бога! Она никуда не денется. Шарлотта беременна, она будет ждать тебя, и несколько часов уже не имеют значения.

Лицо Алекса оставалось темной застывшей маской. Патрик взял поводья его измученной лошади и повел к развилке дорог. Алекс посмотрел на него.

— Она собирается покинуть меня, Патрлк, — наконец произнес он хрипло. — Я обещал, что буду ей доверять, и я обманул ее. Я должен добраться до дома и ехать вслед за ней. Я обманул ее.

Патрик вздохнул. Он не сумел добиться от брата ничего вразумительного после того, как Алекс понял, что он не только не имел отношения к беременности его жены, но почти не знал этой женщины.

— Шарлотта никуда не поедет! Она беременна. Женщины в ее положении не путешествуют. — Патрик старался, чтобы его голос звучал как можно убедительнее, выбросив из памяти беременных женщин, благополучно переваливавшихся по дорогам Индии. — Вспомни маму. Разве ты забыл, как во время беременности она целые месяцы проводила в постели?

Пример оказался неудачным — лицо Алекса побледнело еще больше.

— Боже мой, — прошептал он. — Что, если она… как мама? Что, если она умрет, Патрик?

— Шарлотта — разумная женщина. Она не будет подвергать опасности жизнь своего ребенка. Она будет сидеть в Даунз-Мэнор, ожидая твоего возвращения. Я не убежден, что она не оторвет тебе голову, но она не убежит, рискуя жизнью ребенка.

Алекс закрыл глаза. Это был первый разумный аргумент, услышанный им. Она не будет рисковать ребенком, это правда.

Патрик почувствовал, что побеждает в споре, и, снова схватив за узду лошадь Алекса, заставил ее свернуть на Баффингтон.

— Мы встанем на рассвете. Если даже она решила уехать в Шотландию, хотя это и маловероятно, она должна ехать очень медленно, и мы без труда ее догоним.

Алекс не ответил, а лишь кивнул. Они доехали до «Лодыжки королевы», лучшей гостиницы Баффингтона, съели рагу из беличьего мяса (только это им могли предложить) и повалились на кровати в единственном свободном гостиничном номере.

— Черт, — проворчал Патрик. — Как ты думаешь, когда этот жирный осел последний раз перетряхивал солому в тюфяках?

Алекс промолчал. Глядя на кривые доски потолка, он думал о том, с какого момента его жизнь пошла наперекосяк. Что заставило его подозревать Шарлотту в измене? Сцена в летнем домике, словно нарочно мучая его, не выходила из головы. Шарлотта встает, в ее глазах и губах столько нежности, и… он отвергает ее! Он заговорил вслух хриплым прерывающимся голосом:

— Патрик, если она уехала, я не знаю, что мне делать…

В темноте Патрик, закатив глаза, благодарил свою счастливую звезду за то, что его самого пока не затронуло нежное чувство, именуемое любовью.

— Ради Бога, Алекс! Она не может уехать в никуда.

Они замолчали.


Алекс мчался с убийственной скоростью и доехал до Даунз-Мэнор всего за два с половиной дня. Когда они подъехали к дому, у Патрика упало сердце: Алекс оказался прав — в доме стояла странная, зловещая тишина.

Тут же, на подъездной дорожке, Алекс выпустил из рук поводья Буцефала и бросился к дверям дома. Они не были заперты. На шум из библиотеки выскочил удивленный лакей.

— Милорд…

— Где моя жена? — взревел Алекс.

Лакей не смел поднять глаз.

— Не могу сказать, милорд… то есть я не знаю, — заикался он.

Патрик, пройдя вперед, открыл дверь в гостиную и заглянул внутрь. Лакей, стоявший перед Алексом, словно превратился в дрожащее желе. Он, как можно было понять, предполагал, что графиня отправилась в Шотландию. Патрик тихо спросил:

— А где твой дворецкий, Алекс?

— Дворецкий? Да, где дворецкий? — И Алекс добавил несколько ругательств.

— У вас в доме нет дворецкого, милорд, — с некоторым достоинством ответил лакей. — Миледи беседовала с несколькими кандидатами, и я думал, что она уже собралась нанять дворецкого, но вы вернулись… — Он замолчал.

Патрик с интересом заметил, что, хотя лакей и нервничал из-за грубости Алекса, он не походил на труса. Более того, когда он посмотрел на Алекса, в его глазах безусловно сквозило… презрение!

Патрик вмешался снова:

— Графиня взяла с собой горничную?

Лакей опять опустил глаза.

— Да, милорд.

— Кто-нибудь поехал вместе с ней? — Заметив, что лакей медлит с ответом, Патрик добавил: — Твоя преданность хозяйке…

Но его перебил Алекс:

— Конечно! Здесь была Софи Йорк. Они, должно быть, поехали к ее матери.

— Сомневаюсь.

— Почему, черт побери? — Алекс горящими глазами смотрел на Патрика.

— Потому что маркиза Бранденбург никогда не примет твою жену в своем доме. Шарлотту по всей Англии заклеймили как шлюху. Я очень удивлен, что Софи Йорк разрешили ее навестить.

— Неужели Шарлотту так унижали?

— Было бы странно, если бы кто-нибудь вообще с ней заговорил, — осторожно заметил Патрик. — Мне очень жаль, Алекс. Я ничего не мог сделать; я лишь старался держаться как можно дальше. Если бы меня просто увидели поблизости от твоей жены, это окончательно погубило бы ее репутацию.

— Но когда я вернулся, Софи Йорк была здесь.

— Похоже, она верный друг, — сказал Патрик.

Он прекрасно помнил ясные гневные глаза девушки, которая подхватила жену Алекса, упавшую в обморок на том музыкальном вечере. Софи смотрела на него с таким осуждением, что ее глаза преследовали его несколько дней, пока он не вытеснил их из своей головы погоней и победой над вызывавшей всеобщее восхищение певицей Королевского театра Арабеллой Кэлхаун.

Проклятие! — вздрогнул Патрик. Он оставил ее в доме Брэддона. С тех пор как Алекс появился в дверях библиотеки, он ни разу о ней не вспомнил. Затем, пожав плечами, он выкинул ее из головы: Белла, как кошка, всегда падает на все четыре лапы.

— О Боже, — произнес Алекс.

Его слова нарушили тишину, наступившую в холле.

Сесил, так звали лакея, в волнении смотрел в пол. Все это звучало так, как будто граф сожалел о том, что случилось, как будто его безумие прошло. Сесил волновался, думая о том, что прошептала ему Мари. Она сказала, что граф — единственный, кто может прекратить скандал и помочь ее хозяйке вернуться в общество. Так что должен ли он, Сесил, теперь открыть графу местопребывание своей хозяйки?

Патрик бросил на лакея острый взгляд: этот человек определенно знал, куда уехала Шарлотта. Но, рассудил Патрик, если он начнет нажимать на него, преданный хозяйке слуга еще больше заупрямится.

— Время обедать, — обратился Патрик к Сесилу. — Повар-то в доме есть?

— О да, милорд. Графиня сразу же наняла повара. Его зовут Росси. Он итальянец. Графиня… — он взглянул на хозяина, — графиня полагала, что вашей м