КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Морские приключения Незнайки (fb2)


Настройки текста:



Дмитрий Суслин Морские приключения Незнайки

Повесть-сказка
(по мотивам произведений Н. Носова)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ НЕЗНАЙКА ОТПРАВЛЯЕТСЯ В ПЛАВАНИЕ

ГЛАВА ПЕРВАЯ, В КОТОРОЙ НЕЗНАЙКА ВЫИГРЫВАЕТ БИЛЕТ НА МОРСКОЙ КРУИЗ И ОТПРАВЛЯЕТСЯ К МОРЮ

Все началось с того, что Незнайка выиграл в телевикторине «Веселое лото» билет на морской круиз. Это было невероятно. Просто замечательно. Можно даже сказать, похоже на фантастику. Ни разу ничего подобного с ним не случалось. А тут Незнайка всего лишь позвонил по телефону и сказал, что он считает, что выиграет номер 1313. Так, ради смеха. И тут же через минуту самый популярный телеведущий Микрофончик покрутил барабан и вытащил из него четыре бочонка с номерами. И это были бочонки с цифрами 1, 3, 1 и опять 3.

— Выиграл наш телезритель по имени Незнайка! — радостным голосом закричал Микрофончик. — И теперь он отправится в сказочное путешествие по голубым морским просторам. Ах, как же я ему завидую, потому что сам не был в отпуске уже несколько лет! Но это только потому, что я не могу расстаться с вами, дорогие телезрители.

— Ура!!! — закричал Незнайка. — Я выиграл!!!

И от радости он упал с дивана и долго смотрел в потолок и думал, а не приснилось ли ему все это.

Но как потом выяснилось, все было не в понарошку, а на самом деле. Уже на следующее утро он обнаружил в своем почтовом ящике конверт, в котором были яркие цветные билеты и рекламные проспекты с изображением морского лайнера, его кают, салонов и бассейнов.

— Поеду развлекаться, — сказал себе Незнайка и начал собирать чемоданы.

И уже на следующее утро он собрал свой рюкзак, куда положил все необходимое, что могло бы ему пригодиться в морском путешествии, и отправился на автовокзал покупать билет до красивого морского городка Сан-Пальма. Народу на автовокзале было очень много, потому что было лето, и все тоже хотели куда-нибудь поехать. Кто к родственникам или друзьям, а кто также как Незнайка ехал отдыхать. Поэтому у касс были большие очереди. Незнайка встал в одну из них и стал терпеливо ждать своей очереди. Тут к нему подошла одна дамочка с маленькой собачкой на поводке и спросила:

— Вы в третью кассу?

— Что? — повернулся к ней Незнайка. И так он резко повернулся, что своим большим рюкзаком, а надо сказать, что рюкзак у Незнайки был ну просто очень большой, чуть не в два раза больше его самого, вытолкнул сразу половину очереди, которая стояла перед ним. Незнайка даже не заметил этого, потому что смотрел на дамочку.

— Вы в третью кассу? — опять спросила дамочка и с опаской отодвинулась от Незнайки.

— Сейчас посмотрю, — сказал Незнайка и повернулся снова, подошел поближе, поглядел на номер и опять повернулся к дамочке, выталкивая при этом вторую половину очереди. Все, кто стоял у кассы в ужасе и с криками разбежались от Незнайки в разные стороны. Незнайка опять ничего не заметил. — Да я стою в четвертую кассу. Вы хотите занять за мной?

— Нет, я лучше пойду в шестую кассу, — сказала дамочка с собачкой и убежала.

А Незнайка подошел к своему окошечку, так как перед ним уже не было никакой очереди, и спокойно взял билет.

Затем он сел в автобус, который ехал к морскому побережью в красивый городок под названием Сан Пальма. И тут с ним случилась одна маленькая странность, какие часто наполняют нашу жизнь. Дело в том, что у автобуса, билет на который он купил, был номер 13–13. Такой же номер, какой он выиграл на телевикторине. Бывают же такие совпадения!

Но в отличии от других пассажиров, которые увидев на одном автобусе сразу две чертовых дюжины, тут же шли менять билет на другой рейс, Незнайка не стал вспоминать приметы, а спокойно погрузил свои вещи и сел на свое место.

И только после того, как автобус тронулся с места и поехал по гладкому, словно зеркало шоссе он оглянулся и с удивлением обнаружил, что кроме него и водителя в салоне никого нет.

— Вот это да! — удивился Незнайка. — А где же все?

И он стал думать, как же это так получилось, что он едет совершенно один. Наконец он догадался:

— Ну конечно, что тут удивительного? Ведь я один во всем городе выиграл морской круиз. А раз так, то значит один и еду.

Вполне удовлетворенный таким объяснением он установил сиденье в полулежащее положение, надвинул на глаза шляпу и задремал.

Автобус быстро катил в южную сторону, солнышко пригревало сквозь затемненное окно, мирно гудел двигатель, шуршали колеса. Все это успокаивало, и Незнайка сам не заметил, как уснул. Он проспал до самого вечера и когда проснулся, то было уже темно. Наступил вечер.

— Как славно я поспал, — улыбнулся сам себе Незнайка. — Теперь можно и в окошко посмотреть.

И тут он понял, что совершил ошибку, проспав весь день. Теперь, когда стало темно, за окном ничего не было видно, и поэтому Незнайке сразу стало нестерпимо скучно. Он попытался снова заснуть, но не смог, потому что за день очень хорошо выспался, и теперь сон не шел, хотя Незнайка старался изо всех сил, считал овец, которые прыгают через забор, насчитал их целых три тысячи, но потом сбился и начал сначала. Насчитал еще тысячу и понял, что теперь после этого он уже ни за что не заснет.

Затем он обнаружил, что у него нестерпимо болят все бока, потому что он уже десять часов находился в одном положении и очень устал. Незнайка стал крутиться в кресле во все стороны, пытаясь устроиться так, чтобы ему было удобно. Но и это оказалось делом хитрым. Только вроде бы он находил положение, в котором чувствовал себя комфортно, как буквально через три минуты, ему снова становилось нестерпимо. Так он крутился целый час и просто измучился. И тут он хлопнул себя по лбу:

— Какой же я болван! Это все оттого, что я сижу в плохом кресле.

А так как автобус был совершенно пуст, то решение этой проблемы не представляло трудностей. Незнайка просто пересел в другое сиденье, и довольная улыбка на его лице разъехалась до ушей.

— Вот это другое дело!

Но через десять минут, и это кресло перестало удовлетворять Незнайку.

— Да что же это делается? — возмутился наш герой. — Что же это за сиденья такие, куда не сядешь, везде неудобно? Надо будет обязательно пожаловаться директору автобусного парка по этому поводу. Пусть они что-нибудь придумают. Надо ведь заботиться об удобстве пассажиров.

На всякий случай он еще поменял два сиденья, надеясь, что может быть, он все-таки найдет свое место. Но его опять ждало разочарование. Новые места оказались совершенно такими же, как и предыдущие.

— Вот так всегда, — вздохнул Незнайка. — Не бывает, чтобы все в жизни было хорошо.

Он досадливо плюнул и остался на месте. И тут оказалось, что пока он лазил по всему салону, то его затекшие члены вполне размялись во время всех этих передвижений, и он больше не чувствовал дискомфорта, и все стало нормально, как и в начале путешествия.

— Ага, — сказал Незнайка, — подействовало. Как только я пригрозил, что пожалуюсь директору автобусного парка, так сразу сиденья стали нормальными. Буду иметь это в виду.

После этого Незнайка почувствовал голод.

— Пора подкрепиться, — сказал он сам себе и пошел на свое первое место за рюкзаком. Каково же было его удивление, когда он обнаружил, что рюкзака нет на месте.

— Украли!!! — в ужасе завопил Незнайка. — Рюкзак украли!

И так он это громко завопил, что водитель от неожиданности и испуга так сильно затормозил, что автобус резко дернулся, и Незнайка кубарем перелетел через несколько рядов кресел и оказался около кабины.

— Рюкзак украли, — как ни в чем, ни бывало, объяснил Незнайка водителю.

Водитель, которого звали Покрышкин, недоуменно посмотрел на него:

— Как могли украсть твой рюкзак, — недовольно проворчал он, — когда ты его сам положил в багажное отделение.

— Разве? — улыбнулся Незнайка. — А я и забыл. Тогда дай я выйду и достану его. Там у меня еда, удочки, билеты на пароход и все остальное. Пусть он будет при мне. И мне спокойнее и тебе не надо будет останавливаться каждый раз, когда я захочу пообедать. А есть я хочу часто.

— Что за беспокойные у меня всегда пассажиры? — проворчал Покрышкин, открывая Незнайке дверь и выпуская его наружу. — То боятся ехать, а если и сядет какой, то потом будет изводить всю дорогу. Нет, надо переходить работать на троллейбус. Куда спокойнее. Едешь себе, да двери на остановках открываешь.

Но Незнайка не обращал на ворчание Покрышкина внимание. Он знал, что все шоферы очень любят ворчать по поводу и без повода. Он достал свой рюкзак, который размером было ровно в два раза больше чем он сам, и потащил его к двери. Когда Покрышкин увидел его, то чуть не упал.

— Ты это чего? — уставился он на Незнайку. — Ты это хочешь ко мне в салон затащить?

— Конечно, — ответил Незнайка и стал проталкивать рюкзак в автобус.

— Этот рюкзак не влезет, — уверенно сказал Покрышкин.

— Влезет, — пропыхтел Незнайка, — куда он денется?

— А я говорю: не влезет, — стал настаивать Покрышкин. — В первый раз в жизни такой рюкзак вижу. И пассажира такого тоже. То он прыгает по всему салону как кузнечик, то рюкзак трехэтажный пытается в салон протащить.

И он был прав. Незнайке, несмотря на все его усилия, удалось протащить рюкзак только на треть. После чего тот словно наотрез отказался лезть дальше. Незнайка его и пинал, и пихал и толкал всем телом, и когда все это не помогло, он даже разбежался и стукнул его плечом, после чего взвыл от боли.

— Ой, ой, ой! — завопил он. — Кажется, я плечо расшиб. Наверно синяк останется.

— Как же это ты умудрился об рюкзак плечо расшибить? — сочувственно спросил Покрышкин, который хотя любил поворчать, был все-таки очень участливым водителем.

— Да у меня там котелок, — пожаловался Незнайка. — Я прямо в него вмазался.

Тут Покрышкин над ним сжалился:

— Ладно, так уж и быть, помогу тебе. И он стал тянуть рюкзак на себя. Но даже и у него, хотя он был очень крепким, мускулистым и широкоплечим, ничего не получилось. Рюкзак протиснулся в дверь еще сантиметра на три и снова остановился. Тогда он сказал Незнайке:

— Послушай, а тебе так уж необходимо иметь этот рюкзак при себе?

Незнайка уже не был так уверен, как прежде.

— Пожалуй, лучше положить обратно в багажное отделение, — сказал он.

— Я тоже так думаю, — сказал Покрышкин. — Давай его тащить обратно.

И они стали толкать Незнайкин рюкзак обратно на улицу. Но тут выяснилось, что рюкзак теперь совершенно не желает вылезать обратно. И сколько не толкал его Покрышкин, сколько не тянул к себе Незнайка, ничего у них не получалось. Рюкзак застрял намертво.

— Придется его так оставить, — наконец пропыхтел Покрышкин. — И ехать дальше уже с рюкзаком.

— Придется, — вздохнул Незнайка. И вдруг он забеспокоился: — А как же я обратно в автобус залезу? Дверь ведь тут только одна, а теперь она закрыта.

— Придется тебе рядом с автобусом бежать, — усмехнулся водитель. — Но ты не переживай, я быстро ехать не буду. Ты только покрепче держись за свой рюкзак. И шляпу тоже придерживай, а то ее встречным ветром унесет.

У Незнайки на глаза навернулись слезы от обиды, что все так неудачно получилось. Покрышкин сжалился над ним и вздохнул:

— Ладно, не плачь. У меня одно окно открывается полностью, ты в него влезешь.

Обрадовался Незнайка, вытер слезы и улыбнулся:

— А я уже подумал, что придется мне до самой Сан-Пальмы бежать.

Открыл ему Покрышкин свое водительское окно и помог залезть внутрь.

Сели они после этого, посмотрели друг на друга и расхохотались. Покрышкин Незнайку даже по плечу хлопнул.

— Ну, ты, братец, даешь! Никогда у меня еще такого пассажира чудного не было.

— А я в первый раз на междугороднем автобусе еду, — признался Незнайка.

— Ну и как тебе, нравится? — поинтересовался водитель автобуса.

— Ага. Только есть хочется. Далеко до ближайшей столовой?

— До самой Сан-Пальмы не будет. Я то в шесть часов на остановке пообедал. Ты тогда спал.

— А почему же ты меня не разбудил?

— А нам инструкция запрещает пассажиров будить. Только если чрезвычайная ситуация.

Незнайка покачал головой:

— Так ведь еда, это самая что ни на есть чрезвычайная ситуация.

— В следующий раз буду знать, — виновато сказал Покрышкин.

Но Незнайка не выглядел обескураженным. Он хитро подмигнул новому приятелю и подошел к своему рюкзаку. На его удачу карман рюкзака как раз смотрел в салон автобуса. Так что Незнайка сунул в него руку и вытащил огромный пакет с едой.

— Я очень опытный путешественник, — похвастался он, — где только не был. И знаешь, какое главное правило путешественника?

— Какое?

— Не оставаться без еды. Голод самый главный враг. Но мы его обхитрили. Я столько всего взял. Давай поужинаем.

— Вообще-то мне инструкция не позволяет обедать с пассажирами, — нерешительно сказал Покрышкин. — Только если…

— …чрезвычайная ситуация! — закончил за него Незнайка. — Так?

— Так.

— Тогда угощайся, потому что сейчас чрезвычайная ситуация.

— Разве?

— Конечно. Ночь, дорога, никого вокруг нас нет. Разве это не чрезвычайная ситуация?

Покрышкин не выдержал вида аппетитных булочек с колбасой, пирожков с вареньем и повидлом, жареной курицы, коробки прохладного арбузного сока и еще многих подобных яств и махнул рукой:

— Давай.

И они вдвоем очень хорошо покушали, потом вытерли жирные губы прямо рукавами и стали почти друзьями. Вдруг Покрышкин хлопнул себя по лбу:

— Да что же это такое делается? Мы тут с тобой сидим, кушаем, сок арбузный пьем через соломинку, а у меня график нарушается. Расписание летит к черту!

— Тогда давай поехали, — сказал Незнайка и выкинул в открытое окно пустой пакет с остатками от еды.

Покрышкин плюхнулся в водительское сиденье и нажал на педаль газа. Автобус дернулся с места и понесся по дороге. Вокруг было темно, хоть глаза выколи, и только свет фар освещал дорогу, которая лентой летела под колеса.

Шоссе было пустынно, и поэтому Покрышкин жал изо всех сил, и автобус чуть не летел над дорогой, так быстро он мчался.

— Здорово! — восхитился Незнайка. — Да ты просто настоящий гонщик.

— Я очень опытный водитель, — самодовольно заметил Покрышкин, — столько лет за рулем.

— А не можешь еще быстрее? — стал подначивать его Незнайка.

— Почему не могу? Еще как могу!

И автобус поехал еще быстрее. Дорога впереди просто слилась в одну сплошную темную ленту. По бокам черной полосой проносился лес.

— А вот это, что за кнопка такая? — поинтересовался Незнайка и ткнул пальцем в одну из кнопок.

— Что ты делаешь? — закричал Покрышкин. — Не трогай эту кнопку!

Но было уже поздно. Незнайка уже утопил кнопку в панель управления.

Дело в том, что Покрышкин был не только обыкновенным водителем дальнорейсового автобуса. В свободное от работы время он занимался изобретательством и постоянно совершенствовал свой автобус. Чего он только с ним не делал! Какой только механикой не начинил, какими только дополнительными функциями не наделил. Его автобус мог не только ездить, но и плавать по воде, переплывать реки, а если они не очень глубокие, то переходить их по дну. Также автобус мог запросто ездить по песчаным барханам в пустынях, по снежным заносам, по болотам и трясинам. Но самым главным достоинством своего замечательного транспорта Покрышкин считал его умение летать. Совсем недавно он приделал к своему автобусу реактивные двигатели, и теперь, когда ему по пути попадалась река без моста или крутой обрыв или пропасть, он разгонялся и перед самым краем включал реактивные двигатели. Из двух турбин с громким гудением вылетало горящее пламя, это сгорало реактивное топливо, и отталкивающая сила заставляла автобус лететь и преодолевать возникшее по пути препятствие. А для того, чтобы включить эту систему, надо было нажать всего одну кнопку. Вот именно ее и нажал Незнайка.

Так как автобус и так мчался на бешенной скорости, то после того, как заработали реактивные двигатели, он буквально полетел, приподнявшись над дорогой на полметра. Скорость движения увеличилась сразу в пять раз. Покрышкина с силой прижало к водительскому сиденью. Незнайка же, который не сидел, а стоял рядом, повалился на свой рюкзак, и чуть не вдавился в него.

— Ай! — закричал он.

— Что с тобой? — через силу выкрикнул Покрышкин. — Опять в котелок врезался?

— Нет, не в котелок, — прохрипел Незнайка, — а в чайник.

— Так тебе и надо! Не будешь без разрешения на разные кнопки нажимать.

— Останови автобус!

Но остановить реактивные двигатели Покрышикн не мог. Он еще не до конца наладил эту систему и не провел полный курс испытаний. Так что двигатели переставали работать только после того, как израсходуют весь запас топлива. До этого автобус был обречен на движение.

И автобус мчался по дороге со скоростью чуть ли не реактивного самолета. Хорошо, что была ночь, и на дороге никого не было, иначе они обязательно в кого-нибудь врезались бы и погибли.

Но их жизнь и без этого была в очень большой опасности, потому что скорость движения была настолько большая, что Покрышкин потерял возможность управлять автобусом. Руль его не слушался. Водитель и так совершил чудо, держа его в одном положении, и на это у него ушло очень много силы. Но зато, когда он увидел, что впереди перед ними показался поворот направо, то сделать уже ничего не смог. Колеса крутились так бешено, что повернуть руль сейчас смог бы только какой-нибудь великан или сказочный богатырь. Но ни того, ни другого в автобусе не было, и поэтому автобус не сменил направление, а помчался по прямой и через секунду врезался прямо в лес, который стеной стоял перед ними.

— А-а-а!!! — в один голос завопили Незнайка и Покрышкин.

Раздался страшный грохот ломаемых деревьев. Автобус летел сквозь лес, словно выпущенное из пушки ядро, круша все, что попадалось по пути: деревья, кустарники. Незнайке и Покрышкину повезло, что они врезались не в старый лес с могучими и толстыми деревьями. Им бы тогда сразу пришел конец. К счастью это был молодой березняк с худыми и больными деревьями. Совсем недавно дорожные строители решили проложить через него новую магистраль, но никак не могли дождаться команду лесорубов, которые прорубили бы им просеку для дороги. Они уехали на олимпиаду дровосеков и почему-то не возвращались. Видимо никак не могли получить первое место.

Летящий сквозь лес автобус трясло. Ветки и сучья деревьев выбивали по его стенкам барабанную дробь. Покрышкин с ужасом смотрел, как врезаются в лобовое окно стволы молоденьких берез и думал, выдержит ли его стекла. Хорошо, что на всякий случай он вставил особо прочные стекла из суперпластика, который употребляется в строительстве подводных батискафов.

Незнайка же был занят другой проблемой. Как только они врезались в лес, и началась страшная тряска, он почувствовал, как рюкзак, к которому его прижало с огромной силой, начал потихоньку выталкиваться из двери автобуса. То, что не могли сделать они вдвоем с Покрышкиным, теперь совершали законы физики. Наш герой очень сильно испугался, потому что понял, что если рюкзак выпадет, то вылетит и он.

— Караул!!! — закричал Незнайка. — На помощь!

— Что случилось? — обернулся к нему Покрышкин.

— Меня уносит!

— Куда тебя уносит? — не понял Покрышкин.

— Туда! — глаза Незнайки были огромными от ужаса. — Мы сейчас улетим.

— Кто это мы?

— Я и мой рюкзак.

И Покрышкину ничего не оставалось делать, как идти выручать своего незадачливого пассажира. С трудом он оторвал свое тело от сиденья и стал передвигаться к Незнайке.

Крак! Это раздался треск, и рюкзак с Незнайкой вылетели из автобуса. Незнайка вцепился в поручни, а рюкзак, который запутался в его ногах, полетел за ним.

— Караул!!! — Незнайка уже не кричал. Он хрипел. Его руки посинели от усилий, с которыми он держался за поручень.

Покрышкин сделал невероятное усилие и рванулся к нему и схватил его за руки в тот самый момент, когда Незнайка потерял остатки сил и разжал их. Чудом не улетел он наружу.

Тут видимо реактивное топливо начало заканчиваться, потому что скорость продвижения снизилась в полтора раза. Только это спасло Незнайку от неминуемой гибели. Покрышикн втащил его обратно в салон, а вместе с ним даже и часть рюкзака. Тут снаружи что-то ударило, видимо мимо пронеслось какое-то дерево, и рюкзак тяжелым снарядом и с гулким звуком влетел в автобус и придавил и Незнайку и Покрышкина.

— Вот это, да! — пробормотал Незнайка, глядя на Покрышкина, который лежал под ним с выпученными как у рыбы глазами. — Вот это полетели!

Тут автобус перестало трясти, потому что они выскочили из леса. Топливо закончилось. Автобус по инерции еще промчался метров на пятьсот, потом остановился и шумно вздохнул, как бегун, который преодолел тяжелую дистанцию.

— Приехали! — выдохнул Незнайка и радостно улыбнулся. Его физиономия сразу стала беспечной, словно это вовсе не ему несколько мгновений назад грозила страшная смерть.

Покрышкин совсем не выглядел веселым. Он с ужасом представлял, как теперь выглядит его автобус после всего, что произошло. Он с трудом поднялся на ноги и шатаясь вышел из автобуса. От зрелища представшего перед ним, он схватился за голову руками, упал на траву и громко заплакал. И было от чего. Красивый и комфортабельный автобус теперь меньше всего на свете был похож на себя. Казалось, что его прокрутили через мясорубку. В таком состоянии он был. Весь измятый, обгоревший. От серебристой краски, которой он был выкрашен, не осталось и следа. Покрышкин смотрел на него и плакал.

— Зря ты так расстраиваешься, — участливо сказал ему Незнайка. — Могло быть и хуже.

— Будь проклят тот день, когда я посадил тебя в свой автобус! — закричал на него Покрышкин.

Он поднялся, сжал кулаки и угрожающе пошел на Незнайку.

— Ты это чего? — Незнайка на всякий случай тоже сжал кулаки и отступил.

— Ты погубил дело всей моей жизни!

— Я?

— Да ты. Покрышкин уже хотел было накинуться на Незнайку, но тут около них с шумом остановился автомобиль с открытым верхом и из него выскочили дорожные рабочие в желтых жилетах и касках. Они увидели автобус и подбежали к нашим друзьям. Самый толстый и представительный из них схватил Незнайку за руку и громко закричал:

— Это вы сделали?

— Что? — испуганно спросил Незнайка.

— Вот это? — И представительный рабочий указал рукой на лес, в котором словно линейка пролегла свежая просека. — Это ты сделал?

Незнайка испугался, что сейчас его начнут ругать.

— Нет, это не я, — сказал он, и указал на Покрышкина, — это он.

Тогда толстяк бросил Незнайку, подбежал к Покрышкину и с силой затряс ему руку:

— Спасибо вам огромное! Если бы вы только знали, какое важное дело вы совершили. Мы не могли сделать эту просеку два года. А она очень необходима. Если бы не вы…

Другие рабочие тоже подошли к Покрышикину и дружно стали жать ему руки, хвалить его и восхищаться его машиной для делания просек.

Незнайка увидел, что все хвалят его приятеля, и ему вдруг стало обидно.

— Вообще-то это только благодаря мне, мы врезались в этот лес, — сказал он, — потому что я нажал ту красную кнопку.

Покрышкин тут же показал ему кулак, и Незнайка замолчал.

— Вам полагается премия. Очень хорошее вознаграждение, — толстяк снова обратился к Покрышкину. — Просите что угодно.

— Помогите мне починить мой автобус, — попросил Покрышкин.

— С большим удовольствием.

И дорожные рабочие стали помогать Покрышикну восстанавливать его замечательный автобус. Для этого у них было все необходимое — оборудование, инструменты и все такое прочее.

На рассвете автобус был разобран на части и над ним трудились сразу пятнадцать дорожников, водителей, механиков и слесарей. Покрышкин руководил ими.

Незнайке, так как он не имел никакой квалификации, поручали такую работу, для которой не надо было ума. Он носил, инструменты, держал детали, протирал тряпкой узлы, которые ему показывал Покрышкин, стирал с автобуса копоть и стряхивал ветки и листья. И он так старался, что, в конце концов, Покрышкин даже смягчился и перестал на него сердиться, а когда увидел, что автобус становится даже лучше, чем был прежде, потому что дорожники подарили ему много разных механизмов, о которых он и не мечтал, и вовсе стал смотреть на Незнайку дружелюбно.

Работали все дружно и весело, и к полудню вся работа была проделана. Автобус стоял на дороге снова красивый и новенький, словно только что сошел с конвейера.

Покрышкин и Незнайка сердечно попрощались со своими новыми друзьями, а те, с кем ты работаешь и чинишь машину, всегда становятся друзьями, и поехали дальше.

Оба они были довольны. Особенно Покрышкин, который услыхал в свой адрес от дорожников много теплых слов по поводу его инженерных штуковин и прочих изобретений, а толстяк даже пригласил его к себе на работу в качестве главного конструктора.

Незнайка просто радовался тому, что светит солнце, на небе нет ни одной тучки, что само оно голубое преголубое, а в рюкзаке много вкусных вещей, а впереди его ждет веселое и увлекательное морское путешествие.

ГЛАВА ВТОРАЯ, В КОТОРОЙ НЕЗНАЙКА ЗНАКОМИТСЯ С ТАРЕЛОЧКОЙ, КАПИТАНОМ КОРАБЛЯ, А ТАКЖЕ ВСТРЕЧАЕТ СТАРОГО ЗНАКОМОГО

И вот, наконец, он увидел море. Оно было очень красивым, лазурным и огромным. Незнайка впервые в жизни увидел море, и оно потрясло его воображение. Тем более оно появилось неожиданно. Только что Незнайка сидел рядом с Покрышкиным и видел только низкие и поросшие пожухлыми кустами горы, и вдруг из-за поворота показалось оно.

— Море! — закричал Незнайка. — Это же море!

Он чуть не наполовину вылез из окна и стал махать своей шляпой.

— Море! — кричал он. — Море! Пальмы! Морской песок, ракушки и крабы, я еду к вам! Ура!!!

— Подумаешь, — пожал плечами Покрышкин, — море, оно и есть море. Чего тут необычного?

— Как ты не понимаешь? — возмутился Незнайка. — Это же море. И я по нему поплыву, на огромном белом теплоходе.

А потом по обе стороны дороги, словно солдаты, выстроились высокие и стройные пальмы с пушистыми стволами и широкими, словно одеяла листьями. Увидев их, Незнайка чуть не сошел с ума от счастья и так сильно замахал шляпой, что чуть не вылетел из автобуса. Покрышкин едва успел схватить его за шиворот и вернуть обратно на сиденье.

— Сядь на место и успокойся, — строго сказал он.

Но Незнайка не мог успокоиться, он сидел и ерзал, вертел во все стороны головой и вздыхал от восторга.

Так без особых происшествий они приехали в Сан-Пальму, и Незнайка со своим рюкзаком вылез из автобуса, помахал на прощание Покрышкину шляпой и пошел к морскому вокзалу, на причале которого, доставая своими мачтами чуть не до облаков, стоял огромный белоснежный лайнер. На его боку рядом с большим якорем переливалась на солнце золотыми красками надпись: «БЕЛЫЙ ДЕЛЬФИН».

— Белый дельфин, — замирая от восторга, прочитал Незнайка. — Это тот самый лайнер, на котором я отправлюсь в круиз.

Он посмотрел на часы и увидел, что до отплытия осталось целых два часа.

— Пойду, зарегистрируюсь, займу каюту получше и погружу свои вещи, — решил Незнайка.

И он пошел к «Белому дельфину». Теплоход был большой и длинный, и Незнайке понадобилось целых десять минут, чтобы дойти до пассажирского трапа. Он даже немного утомился, все-таки у него за спиной был такой огромный рюкзак. К тому же солнце грело так сильно, что Незнайке даже не помогала шляпа. Да что шляпа! Даже море не навевало прохладу, а пальмы не давали тени. Незнайка шел, и по его лицу ручьем тек пот. А до трапа было все еще далеко. И тут он увидел, как мимо едет тележка, которой управлял седой усатый моряк. Да-да, это был самый настоящий моряк — в тельняшке, загорелый и с трубкой во рту.

Незнайка хитро улыбнулся, дождался, когда тележка его обгонит, после чего запрыгнул на нее, уселся и даже стал болтать ногами от радости.

— Смекалка меня нигде не оставляла, — сказал он сам себе.

Он проехал мимо симпатичной малышки в белом платьице и увидел, как ее глаза округлились от удивления, когда она его заметила. Незнайка помахал ей рукой и приветливо улыбнулся.

— Что ты делаешь? — закричала малышка. — Быстрее слезай! Быстрее!

— А зачем слезать? — удивился Незнайка. — Мне и так хорошо. Рюкзак, знаешь, какой тяжелый?

Он еще хотел что-то прибавить, но не успел, потому что сверху прямо над ним повис огромный ковш морского крана, и из него прямо на Незнайку вывалилась целая тонна мелкой рыбешки.

— Что за безобразие? — возмущенно закричал Незнайка, а потом его вопли замолкли, потому что его полностью завалило рыбой.

Малышка в белом платьице звонко расхохоталась во весь голос. А за ней захохотали и все, кто работал в порту и видел, что произошло. Ничего подобного здесь никогда не было.

Вот из кучи рыбы показалась Незнайкина шляпа, затем и он сам с селедкой во рту. Если недавно Незнайка был красный от жары, то теперь он был синий от холода, прямо как его собственная шляпа, потому что рыба, которую на него вывалили, оказалась свежемороженой.

— Безобразие! — чуть не плача, закричал Незнайка, выплевывая селедку. — Я буду жаловаться!

Малышка в белом платье подбежала к нему и подала руку:

— Быстрее вылезай, а то простудишься. Я же тебе кричала, слезай. Почему ты меня не послушал?

— Откуда же я знал, что на меня могут вывалить такое? — чуть не со слезами сказал Незнайка, вытаскивая из рыбной кучи свой рюкзак. — Это надо же. Среди бела дня.

И тут на Незнайку накинулся моряк, который водил тележку:

— Я вот тебя сейчас сдам в милицию за то, что ты балуешься. Кто теперь рыбу будет убирать? Все на земле теперь.

Но хотя он и ругался, сквозь усы его проглядывала лукавая улыбка, а глаза весело поблескивали, словно говорили: «Экий же ты бестолковый, братец!»

— Не кричи, Якорек, — сказала ему малышка, — Он ведь не нарочно. Береговой малый, первый раз в порту. Откуда ему знать, что ты рыбой загружаешься? Сейчас он все уберет. А я ему помогу.

Незнайка испугался, что его, в самом деле, заберут в милицию, и стал кидать рыбу, которая вывалилась на землю, обратно в тележку. Девушка стала ему помогать.

— Осторожнее, — сказал ей Незнайка, — а то перепачкаешься. Я то уже и так весь в рыбе, а у тебя вон какое платье красивое.

— Правда? — обрадовалась малышка. — Ты так считаешь?

— Ну да.

— А ты вовсе и не такой глупый, каким кажешься на первый взгляд.

Незнайка решил не обижаться за то, что про него сказали, что он на первый взгляд похож на дурачка. Он просто спросил:

— А ты тоже на этом пароходе поплывешь?

— Конечно. Только это не пароход, а теплоход.

— Вот здорово! И я тоже. У меня билет. Я его по телевизору выиграл, играл в «Веселое лото» и вот выиграл. А ты тоже выиграла?

— Я? Нет, я не выиграла. Я на этом теплоходе работаю официанткой в столовой.

— Работаешь? — с завистью спросил Незнайка. — И все время по морю, значит, плаваешь?

— Ага.

— Здорово. Мне бы так. А как тебя зовут?

— Тарелочка.

— А я Незнайка, — гордо сказал наш герой и напялил на себя шляпу, и тут же у него на носу повисла небольшая морская звездочка, которая видимо до этого пряталась в шляпе.

Тарелочка засмеялась:

— Какой ты смешной, Незнайка!

— Это на первый взгляд так кажется. На самом деле я очень даже серьезный.

Тарелочка засмеялась еще громче. А водитель тележки так просто захохотал.

— Ладно, приятель, — сказал он, — раз ты такой серьезный парень, давай я тебе до трапа твой рюкзак довезу. Мне как раз мимо ехать.

Незнайка положил сверху рыбы рюкзак, и тележка тронулась к трапу. Незнайка и Тарелочка пошли за ним.

— Значит ты настоящая морячка? — спрашивал Незнайка свою новую знакомую.

— Выходит, что так.

— А я тоже много путешествовал. Где только не был. Даже сразу не вспомнишь. А вот по морю никогда не путешествовал.

— Тебе понравится.

Пока они разговаривали, тележка доехала до пассажирского трапа, и Якорек с кряхтением поднял Незнайкин рюкзак и поставил его у трапа. Затем к нему подошли Незнайка с Тарелочкой.

— Ну, пока, — сказала Тарелочка.

— Как так «пока»? — удивился Незнайка. — А разве ты не со мной?

— Нет, конечно! — снова засмеялась Тарелочка. — Это трап только для пассажиров. Я поднимусь на борт по служебному трапу.

— Но мы с тобой еще увидимся? — с беспокойством спросил Незнайка.

Тарелочка посмотрела на Незнайку и ласково ему улыбнулась:

— Конечно, ведь ты будешь обедать в столовой? Там мы с тобой и увидимся. Обещаю, что тебя я буду кормить в первую очередь.

Тарелочка снова засмеялась и побежала к служебному трапу.

— Я буду не только обедать! — крикнул ей вслед Незнайка. — А еще и завтракать, ужинать и полдничать.

Тарелочка была уже далеко, но оглянулась и помахала ему рукой.

Незнайка долго смотрел ей вслед, потом вздохнул и собрался подняться по трапу. Тут перед ним появился высокий матрос в бескозырке и отдал честь. Незнайка отпрянул от неожиданности:

— Ты кто такой?

— Я Маячок — младший матрос.

— А чего тебе надо?

— От имени капитана корабля и всей команды, а также от меня лично приветствую вас, дорогой турист, — Маячок снова отдал честь. — Ваши билеты?

— Мои билеты? Ах, да. Сейчас. Сейчас… Где же они. Здесь же были.

И Незнайка стал рыться в своем рюкзаке. Матрос снисходительно посматривал на него сверху вниз. За свою жизнь он видел столько туристов, и все они всегда робели перед ним, когда он вот так просил показать ему билет. Незнайка долго рылся в своем рюкзаке и не мог найти билеты, потому что положил их на самое дно, чтобы не потерять. Поэтому ему пришлось вынуть все, что было внутри, и вскоре перед изумленным Маячком выросла целая гора самых разнообразных вещей. Тут были… Лучше я приведу список, чтобы ничего не забыть. Вот он:

Котелок………………….1 шт.

Чайник…………………..1 шт.

Тарелка глубокая для супа….1 шт.

Тарелка мелкая для каши……1 шт.

Кружка с двумя ручками…….1 шт.

Кружка с одной ручкой……..1 шт.

Ложка……………………3 шт.

Вилка……………………2 шт.

Нож столовый……………..1 шт.

Нож складной……………..1 шт.

Ваза для цветов…………..1 шт.

Палатка двухместная……….1 шт.

Лодка резиновая одноместная..1 шт.

Плавательный бассейн, надувной…………………1 шт.

Спасательный круг…………1 шт.

Спасательный жилет………..1 шт.

Одеяло теплое, тяжелое…………….1 шт.

Одеяло легкое…………….2 шт.

Зубные щетки……………..5 шт.

Зубная паста……………..2 тюбика.

Расческа…………………1 шт.

Полотенце………………..1 шт.

Мыло розовое……………..1 шт.

Мыло зеленое……………..1 шт.

Набор удочек и спинингов…..1 шт.

Носки……………………20 пар.

(все пары разного цвета)

Плавательные трусики………2 пары.

(одна пара красная, другая синяя)

Брюки…………………… 1 пара.

Костюм………………….. 1

Галстуки…………………40 шт.

Тапочки…………………. 2 пары

Резиновая шапочка для плавания.

Зонтик от дождя…………..1 шт.

Зонтик от солнца………….1 шт.

Шахматы………………….1 компл.

Шашки……………………1 компл.

Мяч футбольный……………1 шт.

Мяч воллейбольный…………1 шт.

Водные лыжи………………1 пара

Коньки…………………..1 пара

Журналы………………….. пачка

Книга «Сказки»……………1 экз.

В общем, я вынужден прекратить этот список, потому что в нем еще тридцать именований. Мне просто время это не позволяет. Да и бумагу надо экономить.

Наконец Незнайка нашел билеты и протянул их Маячку. Тот взял их и очень внимательно осмотрел.

Затем отдал честь и сказал:

— Добро пожаловать на «Белый дельфин». Ваша каюта под номером 13.

— Очень хорошо.

Незнайка затолкал все свои вещи обратно в рюкзак, улыбнулся Маячку и стал подниматься по трапу.

Вы когда-нибудь поднимались по трапу? Это не так-то легко. Особенно, когда за плечами огромный и неудобный рюкзак. Но Незнайка весело и бодро поднимался и вдыхал полной грудью свежий морской воздух. Весело кричали над морем чайки, волны с ласковым шелестом накатывали на берег, борт «Белого дельфина» переливался солнечными бликами, которые отражались на нем от воды.

Мимо трапа как раз проходил капитан «Белого дельфина», смелый и знаменитый моряк по имени Табачок. Как и все моряки ох ходил вразвалочку, носил ослепительно белый китель и курил большую трубку. Маячок увидел капитана и вытянулся перед ним в струнку.

— Как идет посадка? — спросил Табачок.

— Отлично, капитан! Полным ходом. — И для убедительности он кивнул на поднимающегося по трапу Незнайку, который выглядел очень внушительно со своим огромным рюкзаком.

Табачок затянулся дымом и крякнул от удовольствия:

— Порядок. Люблю порядок. Но почему тут рыбой воняет?

— А это от него, — Маячок кивнул на Незнайку.

— Да ну? — не поверил капитан.

— Точно.

— Пойду, понюхаю. Это непорядок, чтобы от пассажира рыбой несло.

И он стал подниматься по трапу вслед за Незнайкой. А тот уже был почти на палубе корабля. Ему осталось сделать два шага, как вдруг подул ветер и надвинул Незнайке шляпу прямо на глаза. Незнайка схватился за шляпу, перестал держаться за поручни и тут же потерял равновесие и отчаянно замахал руками:

— Ой, кажется я сейчас… Ай! Караул!!!

Тяжелый рюкзак перевесил его, и Незнайка кубарем покатился обратно по трапу вниз.

Капитан Табачок увидел, как на него катится что-то большое и круглое с машущими руками и ногами, и даже сразу не сообразил, в чем дело.

— Что такое? — воскликнул он.

Затем на него свалился Незнайка, и они оба с шумом свалились в воду.

— Человек за бортом! — закричал Маячок, бросил в воду два спасательных круга, при чем бросил так метко, что оба круга попали в цель. Один ударил по голове Незнайку, другой капитана.

Маячок увидел, что натворил, схватился за голову и тоже прыгнул в воду спасать утопающих. Вместе с ним попрыгали в воду и другие матросы из славной команды «Белого дельфина» и вытащили на берег и капитана и Незнайку.

— Что это было? — спросил капитан Табачок, оглядывая окруживших его матросов. Происшествие совершенно не поколебало его капитанского спокойствия. За все это время он даже не выпустил трубки изо рта. Только теперь вместо дыма из нее фонтанчиком вылилась струйка воды.

— Кажется это я на вас упал, — сказал Незнайка. — Вы не ушиблись?

— Эх, молодой человек, я и не в таких переделках бывал. Вот помню однажды, катит на меня девятый вал, мачты уже все сломались, руль отлетел, палуба раскололась, а я стою у штурвала и даю команду: «Свистать всех наверх!»

— Здорово! — восхитился Незнайка. — Так значит вы наш капитан? Вы морской волк?

— Да. Так оно и есть. Добро пожаловать на борт моего корабля.

— Спасибо.

И мокрый Незнайка с мокрым рюкзаком снова стал подниматься по трапу. Вода с него текла ручьем, и за незадачливым морским путешественником оставался скользкий след.

Табачок посмотрел ему вслед и спросил у Маячка:

— Кто это такой?

— Незнайка.

— Незнайка? Тот самый?

— Наверно.

— А как он у нас оказался?

— Выиграл круиз по телевизору.

Табачок вздохнул:

— Чую, это плавание будет веселым, как никогда. Глаз не спускайте с этого пассажира.

— Есть, не спускать глаз с этого пассажира.

А Незнайка тем временем отправился на поиски своей каюты. Он никогда в жизни не был на таком большом теплоходе и поэтому быстро заблудился. И он был такой не единственный. Многие будущие пассажиры ходили по теплоходу и тоже искали свои каюты. Все они все время сталкивались друг с другом и спрашивали:

— Ну, как, вы свою нашли?

— Нет.

— И мы тоже. Не правда ли безобразие?

— Безобразие!

И они снова расходились и начинали искать заново.

Когда среди них появился Незнайка, мокрый и весь пропахший рыбой, с огромным сморщенным рюкзаком, все чистенькие и аккуратненькие пассажиры стали от него шарахаться. Никто не хотел с ним разговаривать.

— Да что же это делается? — возмутился Незнайка. — Где же моя каюта?

И тут ему повезло. Он проходил мимо столовой, в которой уже накрывали столы для первого обеда, и увидел Тарелочку.

— Тарелочка! — закричал Незнайка, просовывая голову в столовую. — Это я, Незнайка.

Тарелочка увидела Незнайку и даже открыла рот:

— Что с тобой произошло? Почему ты мокрый?

Незнайка махнул рукой:

— А, ерунда! Это мы с капитаном в воду упали.

Тарелочка покачала головой:

— Ах, Незнайка, Незнайка. Все время с тобой что-то случается. И как так можно?

— Да ничего такого не произошло. Помоги мне лучше мою каюту найти. Под номером 13.

— Тебе и каюта под номером 13 попалась, — Тарелочка развела руками. — Обычно в ней никто не селится и билеты не берет.

— А я не суеверный!

— Ладно, пойдем, я тебе ее покажу.

И она отвела Незнайку в его каюту.

— А теперь извини. Мне надо идти. Сейчас будет отплытие, а потом большой обед в честь начала плавания. Мне надо идти. А ты прими ванну. А то от тебя так рыбой пахнет, что ты всем аппетит перебьешь.

И она убежала.

Незнайка закрыл за ней дверь и стал осваиваться. Каюта у него хоть и имела номер 13, тем не менее, была удобная, светлая и чистая. В ней было два места. Два откидных дивана висели на толстых крепких ремнях по бокам, а между ними над иллюминатором, в который весело заглядывало солнышко, был такой же откидной стол, накрытый белой скатертью и с вазой с цветами.

— Хорошо, — сказал себе Незнайка.

Он положил вещи в шкафчик у двери и пошел в ванную купаться. Через минуту из ванны уже слышались бульканье воды и неправильное пение Незнайки.

Затем в каюту номер тринадцать в сопровождении Маячка вошел еще один пассажир.

В противоположность Незнайки он выглядел очень серьезным и строгим молодцом. Темно-синий костюм, черные туфли и черный галстук на фоне белоснежной рубашки, коротко постриженные волосы, все это только подчеркивали этот облик. Вдобавок ко всему слегка вздернутый нос его украшали большие очки в толстой роговой оправе. В руках у него был серебристый чемоданчик, не очень большой, но и не маленький. Он строгим и внимательным взором оглядел каюту и сказал Маячку:

— Что ж, это мне вполне подходит.

— Ну, вот и хорошо, — обрадовался в свою очередь Маячок. — Очень хорошо, что вы не привередничаете. А то обычно все наши пассажиры воротят нос от этой каюты, хотя она ничем от других не отличается, и просят предоставить им другую. Видишь ли, им не нравится, что ее номер тринадцатый.

— Это все предрассудки, — строго сказал новый обитатель тринадцатой каюты. — А я не суеверен. Но что-то тут слегка попахивает рыбой и морскими водорослями. Вы не чувствуете?

Маячок засмеялся:

— А, это пассажир, который здесь поселился до вас, случайно угодил в контейнер с рыбой, а потом еще упал с трапа. Вон он уже в ванной. Отмывается. Не правда ли смешно?

— Не вижу тут ничего смешного! — был ответ смешливому Маячку. — Этот бедняга скорее нуждается в сочувствии, а не в насмешках.

Маячок смутился и спрятал ухмылку в кулак. А пассажир сказал ему:

— А в общем, спасибо, за то, что помогли мне найти каюту. Мне она вполне подходит.

— Вот и прекрасно! Тогда располагайтесь здесь, как у себя дома. А через десять минут наш теплоход отчаливает от берега и отправляется в круиз. Обычно в этот момент все отплывающие собираются на верхней палубе и прощаются с провожающими.

— Но меня никто не провожает!

— Тогда надо просто попрощаться с берегом. Это такой морской обычай.

— Если обычай, то я приду.

Маячок вышел, а строгий пассажир стал располагаться на той койке, на которой не было вещей.

И тут из ванной вышел Незнайка. Он был в одних трусах и усиленно вытирал голову полотенцем, поэтому ничего не видел и сразу наткнулся на строго пассажира. Тут упал на койку и прямо с головой влетел в свой открытый чемодан.

— Что за безобразие? — удивился он.

— Ой, кто это тут? — в свою очередь завопил Незнайка и сбросил с себя полотенце. Оба обитателя тринадцатой каюты посмотрели друг на друга. И тут глаза у них у обоих расширились от удивления.

— Знайка! — обрадовано воскликнул Незнайка. — Как ты здесь оказался?

Но Знайка, а это действительно был он, ничего не стал ему отвечать. Как только он опомнился, то сразу захлопнул чемодан, сунул его под мышку и как ошпаренный выскочил из каюты. В коридоре он огляделся вокруг себя растерянным взглядом. Затем его лицо просветлело, потому что он увидел в конце коридора Маячка, который показывал каюту двум пассажиркам Гаечке и Линеечке.

Знайка подбежал к Маячку и схватил его за руку:

— Извините меня, любезный Маячок!

— Что такое?

— Я бы хотел поменять каюту.

— Вот как? — удивился Маячок. — Но ведь вы не суеверны.

— Это так. Но дело в том, что мой сосед, это настоящее стихийное бедствие, и поездка с ним будет не отдыхом, а мучением. Умоляю вас!

Из соседней двери появились две физиономии и удивленно уставились на Знайку. Это были Винтик и Шпунтик, которые тоже получили билет в круиз и поехали в него со своими подружками Гаечкой и Линеечкой. Но Знайка хоть и узнал их, но только слегка кивнул головой, и снова воззрился на матроса:

— Пожалуйста!

Маячок развел руками:

— Сожалею, но ничего не могу поделать. Если бы вы обратились ко мне чуть пораньше, я бы смог вам помочь. А теперь, увы, не могу. Все каюты заняты.

— Неужели все?

— Все до единой. Вот эти девочки сейчас занимают последнюю пассажирскую каюту на «Белом дельфине». Ведь не будете же вы претендовать на их место.

— Нет, конечно, — огорченно вздохнул Знайка. — А может быть вы найдете мне место где-нибудь в служебной каюте?

— Это не положено.

— Что случилось, Знайка? — хором спросили друга Винтик и Шпунтик.

Тот только рукой махнул и ничего не сказал. Ему больше ничего не осталось делать, как вернуться в тринадцатую каюту. Здесь его уже ждал Незнайка. Он уже оделся. На нем была рубашка апельсинового цвета, зеленые брюки, розовые носки и черный галстук. Только шляпа на стене висела по-прежнему голубая.

— Куда ты бегал? — спросил он Знайку.

— Твое, какое дело? — грубо ответил тот и снова стал разбирать чемодан.

В чемодане Знайки вещей было не так много, как у Незнайки. Смена белья, ночная пижама, носовые платки, запасной костюм, который Знайка тут же повесил в шкаф на плечики, туалетные принадлежности, бутылка лимонада и пакетик с булочками, две свежие газеты и две книги: «Прикладная физика» и «Математические уравнения с тремя неизвестными и их решение». На обложке последней книги в том месте, где печатают фамилию автора было написано «ак. Знайка».

— А что такое «ак»? — тут же спросил Незнайка.

— Ак, значит академик, — Знайка все-таки не сдержался, чтобы не прихвастнуть. Хотя бы и перед Незнайкой. — Неужели не понятно?

— Понятно. Чего же тут непонятного? — Незнайка пожал плечами. — А ты тоже это путешествие выиграл? Как и я, в «Веселое лото»?

Незнайка фыркнул:

— Вот еще! Что за глупости? В жизни не занимался подобной чепухой — играть в телевизионные игры! Просто на днях меня приняли в «Академию наук» за то, что я издал вот эту книжку, — он кивнул на книжку про уравнения, а вместо праздничного банкета дали мне возможность отдохнуть в морском путешествии.

— Вот здорово! — обрадовался Незнайка. — Значит, вместе поедем?

— Выходит, что так, — вздохнул Знайка.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ, В КОТОРОЙ НАЧИНАЕТСЯ ВЕСЕЛОЕ МОРЕПЛАВАНИЕ

И тут радиоприемник, который висел над дверью каюты, заговорил приятным девичьим голосом:

— Внимание, внимание, дорогие путешественники, туристы и отдыхающие. Капитан корабля Табачок приветствует вас на борту морского теплохода «Белый дельфин» и желает вам приятного путешествия по морю. Погода хорошая, температура воздуха двадцать шесть градусов, температура воды восемнадцать.

— Теплая водичка, — хихикнул Незнайка. — Уж я то знаю!

А радио продолжало:

— Через минуту наш корабль покинет порт Сан-Пальма и отправится в круиз. Всех пассажиров просим подняться на верхнюю палубу для традиционного прощания с берегом. Счастливого нам всем плавания!

— Прощаться с берегом? Вот здорово!

Незнайка натянул шляпу и выскочил из каюты. Знайка поправил на носу очки и неторопливо вышел и аккуратно притворил за собой дверь. Оказавшись в коридоре, он внимательно посмотрел вокруг и увидел три стрелки с надписями «На верхнюю палубу», «В столовую» и «В бассейн».

— Ага, — сказал сам себе Знайка и пошел в ту сторону, в которую указывала стрелка с надписью «На верхнюю палубу».

Через полминуты, ориентируясь по стрелкам, Знайка вышел на верхнюю палубу, где уже были почти все пассажиры «Белого дельфина». Они стояли у борта корабля и махали шляпами, носовыми платками и букетами цветов тем, кто остался на берегу. Знайка увидел Винтика и Шпунтика, которые стояли под ручку с Гаечкой и Линеечкой, и подошел к ним. Скромно помахал рукой тем, кто провожал теплоход.

На берегу гремел оркестр. Провожающие кричали путешественникам последние приветствия и пожелания. В капитанской рубке в белой фуражке стоял капитан Табачок и смотрел на часы. Вот он увидел, что секундная стрелка встала на цифру 12, и громким голосом дал команду:

— Убрать трап!

Трапы тут же ложились как конструкторские краны, и прижались к борту корабля.

— Отдать швартовы!

Тут же забегали матросы и в порту и на палубе корабля. Вот те, кто был на берегу, отвязали от тяжелых чугунных тумб канаты и бросили их своим коллегам на теплоход. Те ловко их поймали и аккуратно сложили в специальные ящики.

Теплоход стал свободен и волны тут же понесли его в море.

— Самый малый назад! — крикнул Табачок.

Под кормой теплохода тут же вспенилась вода. Это заработали гребные винты. «Белый дельфин» медленно начал движение по морю. Расстояние между бортом корабля и пристанью стало увеличиваться. Вот оно стало в метр шириной, вот в два, а вот уже и в три, и теперь даже самый смелый матрос не сможет перепрыгнуть с корабля на берег.

Когда расстояние от берега стало совсем большим, метров в двадцать, Табачок скомандовал:

— Полный вперед!

И «Белый дельфин» белой стрелой устремился в открытое море.

— Ура!!! — закричали пассажиры.

— Ура!!! — закричали матросы.

— Какой курс? — спросил капитан.

— Прямо на юг, — ответил ему штурман Меридианчик.

— Так держать! — сказал капитан.

— Есть, так держать, — ответил ему рулевой матрос по имени Ребус.

— Как связь с землей? — продолжал интересоваться капитан.

— Связь отличная, — ответил ему из радиорубки радист Флажок.

С шумом плескались бирюзовые волны, над ними весело кричали вечно голодные чайки, у носа корабля выскочили из воды дельфины и запрыгали перед своим любимым кораблем, который они всегда провожали во время путешествий и дружили с ним, как с хорошим товарищем. Ветер растрепан волосы на головах у туристов, и все весело смеялись и поздравляли друг друга с началом путешествия.

Затем они еще долго смотрели, как медленно и неумолимо удаляется берег и красивый морской городок Сан-Пальма. «Белый дельфин» набирал скорость и весело рассекал встречные волны. Когда же берег совсем исчез из виду, все поняли, что церемония прощания с берегом закончилась.

Винтик, Шпунтик и Гаечка с Линеечкой повернулись к Знайке.

— Что же у тебя произошло? — спросил Винтик.

— Самое худшее, что только могло со мной произойти, — ответил Знайка. — Угадайте, кто едет со мной в одной каюте?

— Кто?

— Незнайка! Вот кто.

Винтик и Шпунтик рассмеялись:

— Ну, это еще не так страшно. Мы думали, что случилось что-то действительно серьезное. А, кстати, где он?

— Понятия не имею. Он выскочил впереди меня и наверно давно уже здесь.

Все вместе они стали высматривать Незнайку, но не нашли его.

— Странно, — пожали плечами Винтик и Шпунтик.

— А я ничего странного не нахожу, — ответил Знайка.

— А как выглядит ваш друг? — наконец спросила Гаечка.

— Он похож на попугая, — ответил Винтик. — Потому что очень пестро одевается. Гаечка посмотрела на приятеля и улыбнулась. Винтик огляделся вокруг, увидел, что абсолютно все пассажиры одеты очень ярко и пестро, и понял, что сказал большую глупость. Он покраснел. Шпунтик же сказал:

— У него большая голубая шляпа с очень широкими полями.

И тут Линеечка закричала:

— Ой, я его вижу! Вон он. Ай! Но кажется он в воде! Он упал за борт! Бедный Незнайка!

— Что ты такое говоришь? — возмутился Винтик.

— Как он может быть в воде?

— Да вон же он! Видите, в волнах голубая шляпа!

Тут и Винтик и Шпунтик, и Знайка присмотрелись и действительно увидели, как по волнам поднимается голубая Незнайкина шляпа.

— Человек за бортом! — закричал Знайка.

Тут и другие пассажиры тоже увидели в волнах шляпу и тоже закричали:

— Человек тонет! Человек тонет!

Тут же в воду полетели спасательные круги, как это и полагается в подобных случаях. Но голубая шляпа становилась все меньше и меньше, и вот ее уже стало трудно различать среди высоких волн.

— Бедный Незнайка! — всхлипнула Гаечка, и ее глаза наполнились слезами. — Неужели он утонет?

Но никто не собирался оставлять Незнайку в беде.

— Стоп машина! — тут же дал команду Табачок.

И «Белый дельфин» стал останавливаться.

— Шлюпку на воду! — снова скомандовал капитан.

Но матросы еще до его команды спешно готовили шлюпку к спуску на воду. Теплоход еще не остановился, а шлюпка с матросами уже опускалась на воду. Она встретилась с водой, когда «Белый дельфин» остановился. Матросы дружно сели на весла и стали грести в ту сторону, где, как все думали, тонул Незнайка.

Что же случилось с Незнайкой?

Когда Незнайка выскочил из своей каюты и побежал искать выход на верхнюю палубу, он побежал не в ту сторону, куда было нужно. А так как он очень сильно спешил и очень боялся опоздать на прощание с берегом, то ему конечно же было некогда оглядываться по сторонам и искать стрелки указателей. Поэтому он очень скоро опять заблудился. А откуда-то сверху уже раздалась веселая музыка. Незнайка забегал еще быстрее, пытаясь найти верную дорогу, но от этого заблудился еще сильнее, совсем перестал соображать и бегал по своему этажу, по нескольким коридорам.

Обычно в таких случаях говорят, что он заблудился в трех соснах. Именно это и случилось с Незнайкой. Наконец он остановился, чтобы перевести дух. И тут же увидел стрелку указателя с надписью «К бассейну». Незнайка очень обрадовался, так как знал, что именно на верхней палубе находился бассейн. И побежал по этому направлению.

Но он ошибся. Потому что на «Белом дельфине» было два бассейна. Один действительно находился на верхней палубе, а вот другой был внизу, под нижней палубой. Это был закрытый бассейн, в котором можно купаться и в холодную погоду.

К этому закрытому бассейну и указывала путь стрелка. Туда и побежал Незнайка. Конечно его немного удивило, что он бежит вниз, а не на верх, как бы это полагалось. Но он сам себя убедил, что все делает правильно.

— Это же корабль. Тут все особенное. Совсем не такое, как на суше. Значит, ничего странного нет в том, что я иду вниз, для того, чтобы оказаться на верхней палубе. Просто путь запутан, чтобы пассажирам было интереснее.

Так вместо верхней палубы он оказался на нижней.

— Теперь стрелка должна показать какой-нибудь потайной ход, который ведет наверх, — сказал Незнайка.

Но стрелка упорно показывала вниз. Незнайка почувствовал, как задрожала под ногами палуба, услышал, как заработали машины.

— Ну вот, — расстроился наш герой, — все-таки я опоздал. Отплытие произошло без меня. Пойду хотя бы на берег посмотрю на прощание.

И он опять пошел вниз, куда показывала упрямая стрелка. Шел он, шел, пока не оказался у плотно закрытой двери с матовым стеклом.

— Так, а это что такое? — И Незнайка постучал по стеклу. — Откройте, пожалуйста!

Но никто ему не открыл.

— Это никуда не годится! — воскликнул Незнайка, разбежался и толкнул дверь плечом.

Дверь открылась настежь, и Незнайка влетел в большое помещение. Это и был закрытый бассейн. И хотя сейчас на улице было жарко, он на всякий случай все равно был по приказу капитана наполнен водой. Незнайка увидели, что бежит прямо в воду, но не смог вовремя остановиться и плюхнулся прямо в воду.

— Кажется, я пришел туда, куда хотел, — сказал Незнайка. — Но почему-то это совсем не похоже на верхнюю палубу.

Он выбрался из бассейна и пошел начинать все сначала. То есть пошел искать дорогу. Он так рассердился, что коварная стрелка его обманула, что решил теперь и вовсе не обращать на них внимания. Вот почему очень скоро он опять заблудился, и попал в машинное отделение.

Здесь стоял такой адский шум, что Незнайка закрыл уши. Кроме шума тут еще было очень жарко, как в бане, и от Незнайки тут же повалил пар. Он ведь был мокрый с головы до ног. А теперь вода на нем стала испаряться. И от такой резкой перемены климата одежда на Незнайке тут же стала линять и садиться, уменьшаясь буквально на глазах. Штанины на брюках и рукава на рубашке стали короткие, чуть не по колено или по локоть. Только шляпа оставалась прежней. Потому что во время падения в бассейн, он осталась на голове хозяина и не намокла.

И тут Незнайку увидели матросы, которые работали в машинном отделении: механик Болт и его помощник Зубчик.

— Это что за чучело? — удивились они. — Как ты сюда попал, чудик?

— Да я, понимаете ли, шел прощаться с берегом, — начал оправдываться Незнайка.

Болт и Зубчик понимающе улыбнулись:

— Ага, понятно. Попрощался, значит. А что теперь принято при прощании бросаться в воду? Мы то не в курсе. Все время здесь при машинах. Что наверху твориться, даже не знаем.

— Нет! — засмеялся Незнайка. — Это я в бассейн свалился. Налили воды, понимаешь. А можно я посмотрю, как вы работаете?

— Смотри. Жалко, что ли?

Болт и Зубчик стали продолжать работать, следить за работой агрегатов и выполнять команды капитана, которые через трубу доносились из капитанской рубки. А Незнайка стал бродить и смотреть на крутящиеся рычаги, шестеренки, колеса, поршни и прочие детали такого сложного механизма, который управлял каждым движением огромного корабля. Все это Незнайке очень понравилось.

— Здорово! — воскликнул он. — Я тоже стану морским механиком. А потом, глядишь, и капитаном стану. А это что за рычаг?

— Это, брат, тормоз, — ответил ему Зубчик. — Аварийная остановка. Если капитан скажет «Стоп машина!» Мы этот на рычаг нажмем, и винты остановятся.

Незнайка кивнул головой:

— Да, важный рычаг. А это что за ручка?

— Это ручка перевода винта в обратное движение. Если капитан крикнет после команды «Стоп машина!» команду «Полный назад!» Мы крутанем эту ручку до отказа, и винты начнут крутиться в обратном направлении, и теплоход остановится и пойдет назад.

Незнайка стал дальше осматривать машинное отделение. И чем больше он смотрел, тем больше оно ему нравилось. Он уже привык к шуму и грохоту, а одежда на нем от жары почти полностью высохла. Как заправский матрос он ходил среди машин и агрегатов, и даже пытался помочь Болту и Зубчику. Те только посмеивались, глядя на него.

— А что, Зубчик, обучим этого салагу? — весело подмигивая, спросил Болт.

— Обучим! — также весело подмигнул Зубчик.

И они стали дальше объяснять Незнайке, что да как. Незнайка внимательно слушал, что ему говорят, и пытался кое-что запомнить. Но почему-то ничего не запоминалось. Самые простые слова вдруг моментально вылетали из головы.

— Что же это такое, братцы? — удивился Незнайка. — Голова у меня совсем не работает.

— Ничего, — утешил его Зубчик, — это с непривычки. От жары. У меня вначале тоже все из головы вылетало.

— Да, что-то тут действительно очень жарко, — согласился Незнайка.

И вдруг он почувствовал, как у него из под ног уходит палуба.

— Ой, что это со мной?

Болт и Зубчик подхватили его под руки.

— Он сейчас упадет в обморок, этот салага, — сказал Зубчику Болт. — Отнеси-ка его наверх, лучше всего на нос. Там свежий ветер быстро приведет его в чувство.

— Хорошо, — сказал Зубчик. — Пойдем, дружище.

И он повел Незнайку наверх. Незнайка шел, а в глазах у него все расплывалось и уходило в стороны. Ножки его переплетались и постоянно пытались зацепиться за что-нибудь. К тому же севшая рубашка сильно стесняла ему грудь и мешала дышать.

— Задыхаюсь! — простонал Незнайка. — Дайте мне воздуха!

Хорошо, что Зубчик оказался очень смышленым малым. Он быстро понял, что к чему, и расстегнул Незнайке все верхние пуговицы. Незнайка вздохнул свободнее. Понемногу он начал приходить в себя.

— Что это со мной? — спросил он Зубчика.

— Тебя немного развезло от жары. С непривычки. Но в этом нет ничего страшного. Сейчас я тебя выведу на нос, ты там постоишь на встречном ветерочке, подышишь свежим морским воздухом и быстро оклемаешься. А потом можешь опять приходить к нам.

— Спасибо тебе, Зубчик, — Незнайку растрогало такое участие матроса. — Ты настоящий друг.

— В море все должны быть друзьями, — ответил Зубчик. — Слыхал, что такое морская дружба?

— Нет.

— Это, брат, такая дружба, которую водой не разольешь, и огнем не спалишь. Жизнь товарища зависит от тебя. Представь, если на корабле, каждый начнет все делать только сам для себя, что тогда случится?

— Корабль потонет! — засмеялся Незнайка.

— Вот то-то и оно.

Так за разговором Зубчик вывел Незнайку на носовую палубу и поставил прямо носу.

— Только крепче держись за поручни. А то тебя ветром снесет. Пока. Я побегу. А то Болту без меня трудно одному вахту нести.

И Зубчик убежал, оставив Незнайку одного.

Незнайка посмотрел вниз, увидел дельфинов, которые чуть не летели перед кораблем, увидел открытое море, бескрайний морской простор, и остатки дурноты вмиг исчезли. Встречный морской ветер выдул их окончательно.

— Ах, хорошо! — воскликнул Незнайка.

Он с наслаждением подставил лицо встречному ветру, набрал полную грудь соленого морского воздуха и от блаженства даже закрыл глаза и забыл обо всем на свете. Он был по-настоящему счастлив. Но счастье это длилось недолго. Незнайка слишком высоко задрал голову, и стоял с глупой блаженной улыбкой, держась обеими руками за поручни. И тут ему показалось, что он птица и летит, летит над морем вперед к неизведанным далям, неоткрытым островам, тропическим лесам и диковинным странам, в общем ко всему, что скрывалось за горизонтом. Незнайка так размечтался, так поверил, что он и в самом деле птица, что даже перестал держаться за поручни и вытянул руки наподобие крыльев.

— Я лечу, лечу! — говорил он себе.

Он два раза взмахнул своими «крыльями», как вдруг особо сильный порыв ветра, смахнул с его головы шляпу.

— Моя шляпа! — ахнул Незнайка.

Он побежал за своей шляпой, но та, прощально махнула ему голубыми полями, словно извинилась, поднялась в воздух и улетела за борт. Там она пролетела по воздуху еще несколько метров, после чего словно чайка опустилась на морскую волну и весело закачалась на ней. Затем она стала удаляться все дальше и дальше, и вот уже Незнайка перестал ее видеть.

— Моя шляпа! — только и вздохнул он и вытер с лица набежавшую слезу. — Как я любил ее!

Он еще хотел поплакать над судьбой своей несчастной шляпы, как вдруг услыхал крики:

— Человек за бортом! Человек за бортом! Человек тонет. Человек упал за борт!

Незнайка тут же забыл про свое несчастье. Что оно, по сравнению с настоящей бедой, которая случилась с кем-то из пассажиров.

Незнайка увидел, как все матросы и пассажиры, которые стояли на верхней палубе, побежали к корме.

Затем теплоход остановился, с него спустили на воду шлюпку, и она поплыла назад, туда, где остался тонуть упавший за борт пассажир.

Естественно, что он не мог оставаться на месте и побежал на корму, чтобы вместе со всеми разделить волнение за судьбу утопающего.

Затем было долгое и томительное ожидание.

Целых полчаса прошло, пока шлюпка плыла туда, где мог быть потерпевший бедствие. Пассажиры, матросы и капитан с волнением и в полном молчании смотрели, как она прыгает в волнах и ходит взад и вперед. Наконец шлюпка повернула назад и поплыла к «Белому дельфину».

Все стояли и ждали и не могли сказать ни слова. Но всех мучил только один вопрос: «Спасли или нет?»

Незнайка тоже с бьющимся от волнения сердцем стоял и смотрел на шлюпку. Как ему хотелось быть в ней и принимать участие в спасении пассажира!

Жаль, что он не успел добежать до шлюпки, и она уплыла до него.

Шлюпка приближалась. Вот уже можно стало различить лица матросов. На корме у руля сидел Маячок, и что-то держал в руках. Но кроме матросов в шлюпке никого не было видно.

— Наверно он лежит на дне шлюпки, — шептались между собой пассажиры, — бедняга. Он наверно потерял сознание.

Шлюпка приблизилась еще, и все увидели, что лица у матросов печальные, и даже скорбные. А Маячок и тихим голосом командует гребцами.

— Неужели не нашли? Неужели утонул? — прошелестело в толпе. Послышались ахи и вздохи и девичьи всхлипывания.

Вот шлюпка подошла к борту, и вскоре ее стали поднимать на корабль. Когда Маячок появился на палубе, его тут же окружили со всех сторон.

— Мы осмотрели все, что могли, — расстроено рассказывал Маячок, — но нашли только вот это. — И он показал всем голубую шляпу с широкими полями. — Наверно он нас не дождался и пошел на дно, прежде, чем мы были на месте.

— Ах! — это упала в обморок Гаечка. Винтик еле успел ее подхватить.

И тут из толпы вышел Незнайка.

— Позвольте, — сказал он, — но ведь это моя шляпа. Дайте-ка ее сюда.

Растерянный Маячок протянул Незнайке шляпу. Тот надел ее, при чем вылил на себя из нее не мало воды и протянул матросу руку.

— Я должен вас поблагодарить за то, что вы вытащили ее из воды. А то ведь я с ней уже попрощался.

Теперь все уставились на Незнайку.

— Ты? — воскликнул Знайка. — Ты? Так это не ты упал в воду?

— Что я сумасшедший? — Незнайка пожал плечами.

— Так что же это такое? — вдруг воскликнул капитан Табачок. — Выходит, никто и не тонул? И мы просто остановили корабль из-за шляпы?

— Выходит, что так, — развел руками Незнайка.

Табачок посмотрел на Незнайку и узнал его:

— А, так это ты?

— Ага. Это я.

Капитан плюнул и пошел в свою рубку.

— На всякий случай проверьте, все ли пассажиры списка и члены команды находятся на борту, — дал он на ходу приказ своему старшему помощнику Узелку. — Мало ли что? Но я предупреждал, что это плавание будет веселым.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, В КОТОРОЙ ВСЕ ПРАЗДНУЮТ ОТПЛЫТИЕ, А НЕЗНАЙКА ССОРИТСЯ СО ЗНАЙКОЙ

Как и предполагалось, все, кто был в списке пассажиров, а также все члены команды оказались на борту «Белого дельфина». И только после того, как капитану доложили об этом, Табачок дал приказ продолжать рейс.

— Как тебе не стыдно? — уже в каюте стал укорять Незнайку Знайка. — Из-за тебя был нарушен график плавания, и все пережили столько волнения.

— Но я же не виноват, что ветер сорвал с меня шляпу! — оправдывался Незнайка. — И потом я тоже волновался и переживал вместе со всеми. Я даже не предполагал, что спасают мою шляпу.

Знайка только плюнул. Он просто не нашелся, что сказать.

Тут снова заговорило радио:

— Внимание, внимание, все участники нашего путешествия приглашаются в столовую на торжественный обед, посвященный началу плавания. Просим явиться в праздничных нарядах и с улыбкой на лице. Таков приказ капитана.

— Ты слышал? — строго спросил Знайка. — Надо прийти в праздничном наряде. Где мой белый костюм?

И он побежал к шкафу. Незнайка посмотрел в зеркало и сказал:

— Пожалуй, и мне стоит переодеться.

— Да уж наверно, — влезая в тщательно отглаженные белые брюки, хихикнул Знайка. — Таким чучелом тебя в столовую никто не пустит.

— Подумаешь, — проворчал Незнайка. — Я сейчас переоденусь и стану куда наряднее некоторых.

Он вытащил из своего рюкзака запасные брюки светло-голубые, новые малиновые носки, фиолетовую рубашку и желтый галстук. Оделся, посмотрел на себя в зеркало и довольно заметил:

— Это вам не какой-то скучный белый костюм, как у некоторых.

Знайка только головой покачал. Затем они пошли в столовую. По пути к ним присоединились Винтик и Шпунтик, с Гаечкой и Линеечкой.

Увидев Незнайку и Знайку, Гаечка и Линеечка стали между собой перешептываться и хихикать.

— Что это вы там хихикаете? — спросил их Незнайка. — Наверно вас смешит Знайкин белый костюм?

Девочки только рассмеялись в ответ. А Винтик вздохнул:

— Эх, Незнайка, когда же ты станешь серьезным?

— А разве я несерьезный? — удивился Незнайка.

Тут все шестеро они вошли в столовую, где уже собрались почти все участники круиза. Тут же перед ними оказался нарядный и улыбающийся стюард Подносик.

— Добро пожаловать! — радостно встретил он друзей. — Ваш столик номер тринадцать. Давайте я вас провожу.

— Опять тринадцать, — проворчал Знайка. — Кажется, я становлюсь суеверным. Чует мое сердце, что это не к добру.

Но на его пессимистический прогноз никто не обратил внимания, потому что вокруг было весело, все смеялись и разговаривали, на сцене играл оркестр, между столов расхаживал капитан Табачок и наблюдал, чтобы всем его пассажирам было удобно.

Около окошка раздачи стоили две официантки. Одна была Тарелочка, другая ее подружка Вилочка. Они тихо перешептывались друг с другом.

— Видишь, — говорила Вилочке Тарелочка, — Вот они вошли. Двое под ручку с девушками, а за ними еще двое, так вон тот, который с краю, это он и есть.

— Незнайка?

— Ну да.

— Слушай, у него шикарный костюм. И бабочка такая элегантная. Нет, я тебе завидую. Парень, что надо. Еще и очки есть.

— Да нет, — смутилась Тарелочка, — не тот, а другой.

Вилочка открыла рот.

— Другой? — воскликнула она. — Вот этот, похожий на елочную игрушку?

— Вовсе он не похож на елочную игрушку, — обиделась за Незнайку Тарелочка.

— Ага, теперь я не удивляюсь, что из-за него наш «Белый дельфин» вынужден был сделать остановку. Из-за таких всегда неприятности. Лучше держись от него подальше, Тарелочка.

Вилочка сказала так, и побежала к девятому столику, на котором якобы не хватило тарелки с супом. Тарелочка посмотрела ей вслед и хмыкнула:

— Ты просто завидуешь.

И пошла к столику под номером три, один путешественник заявил, что пьет газировку только из бокала.

А Подносик как раз проводил веселую компанию к тринадцатому столику.

— Вот ваши места, дорогие путешественники, — сказал он. — Приятного вам аппетита.

— Спасибо! — хором ответили ему наши друзья.

Затем они расселись вокруг стола. Винтик и Гаечка сели напротив Шпунтика и Линеечки, а Незнайка и Знайка сели друг против друга.

— Как я проголодался! — воскликнул Незнайка и тут же схватил кусок пирога и собрался затолкать его в рот.

— Сейчас же прекрати! — зашипел на него Знайка. — Разве ты не видишь, что еще никто не начал есть. Это ведь праздничный ужин, и сейчас капитан будет говорить приветственную речь.

Незнайка с сожалением положил пирог обратно и с укором посмотрел на Знайку.

Тут музыка затихла, и на сцену вышел капитан «Белого дельфина» Табачок и взял в одну руку микрофон. В другой руке у него было стакан с лимонадом.

— Дорогие друзья! — обратился он к присутствующим. — Вот мы с вами и собрались, чтобы отметить начало нашего плавания. Итак, плавание началось!

И все дружно захлопали в ладоши и закричали «Ура!!!». Громче всех хлопал и кричал Незнайка. Он даже один раз свистнул, от чего Знайка схватился за голову:

— Нас сейчас выведут! — простонал он.

Капитан продолжал:

— А теперь я хочу по этому поводу произнести торжественную речь. Начну с того, что расскажу вам историю нашего корабля. О том, как его придумал конструктор Плавников, как его строили в доках на судостроительном заводе, как спускали на воду, и как я на нем начал свою деятельность в чине младшего помощника капитана и дослужился до капитана этого судна и хожу на нем по морям до сих пор. Мы с «Белым дельфином» неразлучны как братья. Итак, сначала о конструкторе Плавникове…

И капитан начал рассказывать о своем друге конструкторе Плавникове, который совершал одно открытие за другим в науке строительства кораблей. Все его внимательно и с интересом слушали. Особенно Знайка, который в кораблестроении почти ничего не смыслил, и все ему было в диковинку.

Однако никто не знал, что капитан Табачок больше всего на свете любил произносить торжественные речи. И об этой его слабости ходили анекдоты по всему морю. Однажды во время страшного шторма, когда огромные волны перекатывались через «Белого дельфина», и пассажиры и члены команды кричали от ужаса, Табачок невозмутимо произносил речь о том, что перед лицом опасности, самое главное самое главное не падать духом. И эту речь он произносил до тех пор, пока не закончилась буря.

Вот и сейчас он так увлекся, что забыл обо всем на свете, кроме своей речи и истории кораблестроения и «Белого дельфина».

Пассажирам сначала было очень интересно, и они слушали очень внимательно. Но время шло, а капитан все продолжал говорить, и некоторые из путешественников уже начали волноваться, ведь кушанья в их тарелках стыли и становились невкусными. Однако все равно никто не решался прервать речь капитана. Ведь это было бы очень невежливо. Даже Незнайка, который иногда мог быть очень нахальным и бестактным, и тот сидел и только уныло вертел в руках вилку, глядя тоскливыми глазами на пирог, который ему не дал съесть Знайка.

— Однако наш капитан великий оратор, — прошептал он через пять минут после начала речи Винтику.

Винтик показал Незнайке поднятый вверх большой палец и уважительно покачал головой. Еще через пять минут Незнайка заерзал на месте и прошептал:

— Однако мой суп уже остыл. Пора заканчивать.

Но Табачок продолжал свою речь, которой не видно было конца. Ведь он только дошел до того момента, как в первый раз вступил на палубу «Белого дельфина».

— Мой суп покрылся корочкой жира, — опять заметил Незнайка. — Его мне уже не попробовать. Как жаль. А ведь я так люблю рассольник.

Через полчаса уже все, кто сидел за столами, впали в уныние. Пассажиры сидели и уже не слышали, что говорит капитан, потому что их голодные взгляды были устремлены на то, что было в тарелках и стаканах.

Тут капитан Табачок начал замечать, что его слушают, не так внимательно, как вначале. Он горько вздохнул, потому что ему очень хотелось продолжать говорить и говорить, и поднял стакан с лимонадом:

— Я вижу, что немного вас утомил, дорогие друзья. Простите мне эту слабость. Слабость ему тут же охотно простили. — А теперь давайте выпьем за начало нашего путешествия и начнем торжественный обед, устроенный по этому же поводу.

Морские путешественники тут же все встали и тоже подняли стаканы или бокалы с лимонадом, апельсиновым или клубничным соком, с абрикосовым или малиновым киселем, или с еще другими экзотическими напитками.

— Ура! — сказал капитан Табачок. И залпом выпил лимонад.

— Ура!!! — закричали пассажиры и члены команды, и тоже опустошили свои стаканы.

— А теперь угощайтесь! — объявил капитан, отправляясь к своему капитанскому столу. — И воздавайте хвалу нашему коку Колпачку.

Все посмотрели на кока Колпачка, который стоял у окна раздачи. Он был полненький и розовощекий, этот Колпачок. На голове у него возвышался белоснежный колпак, накрахмаленный так, что при прикосновении к нему, громко скрипел. Когда Колпачок увидел, что все на него смотрят, он сильно смутился, покраснел и скрылся на кухне.

Вдобавок к тому, что он был лучшем коком на всем пассажирском флоте, он еще был очень скромным.

Путешественники набросились на угощение. Знайка и тот потерял свое обычное спокойствие и неторопливость и наворачивал за двоих. И хотя суп в тарелках был действительно уже остывший, он исчез в мгновение ока.

Вилочка и Тарелочка раздавали пирующим тарелки со вторым блюдом.

— На второе у нас гречневая каша с курицей! — громко объявил стюард Подносик, который руководил официантками и указывал им, где в них нуждаются. — А также паштет из гусиной печенки и жареный картофель.

Тарелочка обслуживала тринадцатый столик. Она тут же встала за спиной у Незнайки и тихо его спросила:

— Незнайка, тебе что положить, крылышко или ножку?

— Ножку, — сказал Незнайка. — И крылышко. И еще попку. Все это я очень люблю.

— Вообще-то так не полагается, — растерялась Тарелочка. — Ну да ладно, специально для тебя я так сделаю.

Она быстро положила перед остальными их тарелки с кашей и снова вернулась с полным подносом и поставила перед Незнайкой тарелку с кашей, и куриной ножкой, крылышком и гузкой. Подмигнула ему и побежала к соседнему столику.

— Вот это да! — удивились Винтик и Шпунтик. — Ай да, Незнайка! Как это тебе удалось?

— Что? — не понял Незнайка. — Что мне удалось?

Винтик подмигнул:

— Три куска курицы.

— Ах, три куска? Да официантка, моя хорошая знакомая. Хотите я и для вас попрошу?

— Спасибо не надо, — ответила Гаечка. — Тут и без того столько еды.

— К тому же не все такие прожорливые как ы, — заметил Знайка.

— Как хотите, — махнул рукой Незнайка. — Линеечка, будь добра, передай мне пожалуйста кетчуп. Я люблю курятину с кетчупом.

Линеечка передала Незнайке тюбик с кетчупом.

Он стал давить его, чтобы полить курицу, но из тюбика почему-то ничего не выдавливалось.

А тут около их столика оказалась Вилочка, которая обслужила все свои столики и подошла к тринадцатому. Она нагнулась к Знайке и спросила его:

— А почему ваша тарелка пуста? И у вас совсем маленький кусочек. Хотите, я вам принесу добавки?

Знайка смутился, но было видно, что такая неожиданная забота ему приятна.

— Нет, спасибо, — сказал он, — мне вполне этого достаточно.

— Ну что вы! — не согласилась с ним Вилочка. — Я вам все равно принесу добавки.

И она побежала к окошку раздачи. Через секунду она уже вернулась с подносом, и поставила перед Знайкой огромную тарелку с тремя кусками курицы и еще одной большой котлеткой.

— Я это все не съем! — в ужасе воскликнул Знайка.

— Что вы, еще как съедите! — успокоила его Вилочка. — В море, на воздухе, аппетит увеличивается в несколько раз.

Знайке ничего не оставалось делать, как начать есть. Но только он начал обгладывать куриное крыло, как случилось недоразумение, виной которому конечно же был Незнайка.

Ему все никак не удавалось выдавить из тюбика кетчуп. Сколько он не жал на него, ничего не вылезало. Увидев, что у друга возникла проблема, к нему подошла Тарелочка.

— Кетчуп не выдавливается! — пожаловался ей Незнайка.

Тарелочка не стала над ним смеяться, а просто прошептала:

— Сними с кончика тюбика колпачок.

— Ах, да! Я про него и забыл. Это все от того, что я очень хочу есть.

Он снял с кончика тюбика маленький колпачок, и надавил на него сразу обеими руками. И тут же из тюбика вырвалась густая темно-красная струя кетчупа. Но так как Незнайка держал тюбик не вертикально над своей тарелкой, а горизонтально, то весь кетчуп попал не на курицу, а пролетел над столом и опустился на белый костюм Знайки.

— Ой, что я наделал? — открыл рот Незнайка.

— Кошмар! — прошептала Тарелочка.

— Незнайка! — воскликнула Линеечка. — Ну разве можно быть таким неловким?

— Костюм пропал, — вздохнула Гаечка.

— Ты, братец, слишком неуклюж, — сказал Незнайке Винтик.

— Хорошо, что я не сел против тебя, — хихикнул Шпунтик.

— А чего я? — Незнайка развел руками и кивнул на тюбик. — Это вот он виноват.

А Знайка от возмущения и расстройства даже не мог ничего сказать. С открытым ртом он смотрел на свой испорченный костюм и не знал, что делать.

Зато Вилочка не растерялась. Тут же схватила салфетку и стала счищать с костюма кетчуп.

— Ну вот, — наконец огорченно воскликнул Знайка. — Это был совершенно новый костюм. Я надел его в первый раз.

— Ничего, — успокаивала его Вилочка, — Кетчуп попал только на пиджак. Я его вам вычищу. У меня есть замечательный стиральный порошок. Он стирает абсолютно все. Будет лучше прежнего.

Но хотя Вилочка и стерла со Знайки кетчуп, на пиджаке все равно осталось некрасивое и огромное красное пятно.

— Давайте, я отнесу ваш пиджак к себе, — предложила тогда Вилочка. — А то, так сидеть, вам наверно будет не очень удобно.

— Не хотелось бы вас беспокоить, — пробормотал Знайка.

— Что вы? Что вы? Никакого беспокойства!

Вилочка сняла со Знайки пиджак и куда-то его унесла. Перед тем, как скрыться за дверью, она столкнулась с Тарелочкой, которая шла к окошку раздачи.

— Твой Незнайка очень подозрительный тип, — бросила на ходу своей подружке Вилочка.

Тарелочка только пожала плечами.

За тринадцатым столиком некоторое время царило уныние. Все были подавлены. Даже Незнайка ел не с таким аппетитом, как прежде.

Тут как раз мимо них проходил Табачок. Он увидел такую грустную картину и удивился:

— Почему это за тринадцатым столиком такая пасмурная погода? — спросил он. — Не стоит унывать из-за пустяков.

Слова капитана на всех подействовали ободряюще.

— Действительно, — сказал сам себе Знайка, — что это со мной такое? Я ведь никогда раньше не расстраивался из-за пустяков. Подумаешь, костюм слегка испачкался. Это ведь случайность.

— К тому же Вилочка его почистит, и он станет как новый, — тут же добавила Линеечка.

Понемногу все развеселились. Особенно веселился Незнайка. Он делал это даже нарочно, чтобы скрыть свою неловкость, а он и в самом деле чувствовал неловкость, к тому же он хотел развеселить Знайку и тем самым хоть немного смягчить свою вину.

— Подумаешь, костюм! — смеялся он. — Да если хочешь, Знайка, я тебе все мои костюмы отдам. Хочешь?

Знайка вздрогнул:

— Нет, благодарю покорно. Как-нибудь обойдусь.

— А то я готов.

Потом все решили немного потанцевать. Уж больно хорошо и задорно играл оркестр. К тому же надо было утрясти все, что было съедено.

— А то не хватит места для сладкого пирога! — заявил на это Незнайка, который в принципе танцевать любил не особо. Но сейчас он готов был и танцевать. К тому же ему хотелось поболтать с Тарелочкой, которая уже вовсю плясала около сцены.

Винтик и Шпунтик, как галантные кавалеры, тоже не могли не пригласить Гаечку и Линеечку, потому что по их блестящим глазам было видно, что они очень хотят танцевать.

Только Знайка остался за столиком, потому что не умел танцевать и поэтому стеснялся. Но к нему тут же подбежала Вилочка и села рядом.

— А почему вы не танцуете? — пристала она к Знайке.

— Не хочется.

— Вам наверно просто не с кем. Тогда пригласите меня.

Вилочке Знайка отказать не смог и поэтому тоже поплелся танцевать.

Танцы длились целый час, после чего капитан пригласил всех на палубу, смотреть фейерверк, который он приказал запустить в небо.

— Пойдем смотреть фейерверк! — закричал Незнайка Тарелочке.

— Не могу, — вздохнула та, — мне надо убрать со столов, и снова накрыть их к чаю. Так что иди один.

Незнайка вздохнул и поплелся вместе с остальными к выходу.

Точно такой же разговор произошел Знайкой и Вилочкой.

— Тогда и я никуда не пойду, — тут же сказал Знайка. — Что я, салюта никогда, не видел что ли? Я лучше вам помогу.

И он остался с Вилочкой в столовой. Вилочка с нескрываемым торжеством посмотрела на Тарелочку.

Но тут Незнайка заметил, что Знайка остается, и хотя ему до смерти хотелось посмотреть, как будут пускать над морем фейерверк, он тут же тоже вернулся к Тарелочке.

— Я тоже уже сто раз видел салют, — сказал он Тарелочке. — Лучше тебе помогу.

Вчетвером они быстро справились, убрали все со столиков, и расставили на них чайные приборы и кипящие самовары и чайники.

— Теперь мы тоже сможем посмотреть на салют! — обрадовано воскликнула Тарелочка.

— Побежали! — сказала Вилочка.

И взявшись все за руки, они побежали на палубу. А там салют только начался, так что они все увидели.

Это было здорово! Огромные огненные цветы взлетали в черное ночное небо и разлетались по нему горящими звездами. А гладкая поверхность моря тут же как зеркало отражала все, что творилось в небе, и от этого было еще красивее. Казалось, что пускают не один фейерверк, а два. Один в небо, другой в море. На палубе было весело. Играл оркестр, гремел салют, пассажиры с каждым выстрелом кричали и визжали от восторга, вся палуба была в цветных фонариках, и все было очень красиво.

— Как здорово! — радовалась Тарелочка.

— А ты разве никогда этого не видела? — удивился Незнайка.

— Конечно никогда. Ведь мы всегда во время фейерверка готовили столы к чаю. Если бы не вы, мы и сейчас там были.

— Да, это так. Так что спасибо вам большое! — добавила к словам Тарелочки Вилочка.

Знайка и Незнайка даже смутились и отвернулись друг от друга.

— Да ладно, чего там, — бормотали они.

Затем ракеты кончились, и праздник на палубе завершился. Капитан пригласил всех снова в столовую на чай. Незнайка и Знайка отправились к тринадцатому столику, а Тарелочка и Вилочка, которым Подносик строго погрозил пальцем, побежали работать.

Возбужденные пассажиры и матросы пришли в столовую и сели за столики и начали пить чай. Все бурно обсуждали салют и радовались, что увидели такое замечательное зрелище.

— Как было красиво! — восхищалась Гаечка.

— Как было здорово! — восклицала Линеечка.

— Точно так! — хором вторили им Винтик и Шпунтик.

— А ракета ка-ак взлетит! — кричал Незнайка. — Ка-ак разорвется! Ух. А потом по всему небу! И вниз. Бу-бум!

При этом он отчаянно жестикулировал, махал руками, показывая, как разлетается в стороны цветной огненный шар, наконец, как ударит кулаком по столу. И, конечно же, Незнайка не был бы Незнайкой, если бы не попал прямо в пирог.

А пирог был сладкий, мягкий и с вишневой начинкой. От удара кулаком, он разорвался, выстрелил, и вся начинка из него вылетела, и конечно же попала прямо в Знайку. Упала ему на рубашку, отлипла от нее и шмякнулась на брюки.

— Ну, это уже слишком! — воскликнул Знайка.

Может быть, он и не так бы расстроился. Но рядом как раз была Вилочка, и Знайке стало перед ней очень неудобно оттого, что он все время попадает в нелепые ситуации. Он вскочил, красный как рак, выскочил из-за столика и убежал из столовой.

Вилочка побежала за ним.

Все с укором посмотрели на Незнайку.

— За что ты так обижаешь Знайку? — чуть не со слезами воскликнула Гаечка. — Что он тебе сделал?

— Но я же не нарочно! — Незнайка и сам был готов заплакать.

— Ты бы хоть извинился, что ли! — проворчал Шпунтик. — А то просто свинство какое-то получается.

— А что, вот сейчас пойду и извинюсь! — сказал Незнайка.

Он тоже вышел из-за стола и пошел к выходу.

— Что случилось? — спросила его по пути Тарелочка.

— Да так, ничего, — махнул рукой Незнайка. — Просто я окончательно Знайкин костюм испортил.

Тарелочка удивленно посмотрела ему вслед и покачала головой.

— Бедный Незнайка, — вздохнула она. — Вечно с ним что-то случается. И ведь по лицу видно, что он это не нарочно.

А Незнайка тем временем бродил по теплоходу и искал Знайку. Почему-то ему даже в голову не пришло, что Знайка отправился в каюту переодеваться. Незнайка рассудил совсем по-другому. Он поставил себя на место Знайки, подумал, и сказал сам себе:

— А вообще-то я и в самом деле вел себя как свинья. Если бы со мной проделали то же самое, что я проделал со Знайкой, я бы тоже обиделся, убежал бы, и куда-нибудь спрятался бы, чтобы меня не нашли.

Вот почему он не пошел искать Знайку в каюте, а стал бродить по всему «Белому дельфину» и выискивать разные укромные уголки, где можно было бы спрятаться. Естественно, что Знайку он не нашел, а вот лазить по кораблю ему очень понравилось. Это оказалось очень увлекательным. Ведь «Белый дельфин» был большим судном, и такому новичку, как Незнайка в нем было очень интересно.

Он словно очутился в незнакомом фантастическом городе, со множеством коридоров, помещений, дверей и залов. Так что уже через полчаса Незнайка и вовсе забыл, зачем он вообще ходит по кораблю.

Теперь он его просто изучал, как самый настоящий путешественник исследователь. Исследование корабля привело Незнайку в самые дальние его отсеки, куда пассажиры никогда и не заглядывают. Незнайка поставил перед собой задачу добраться до днища корабля и посмотреть, как крутится судовой вал, который двигает винт корабля. Вот почему он опускался все ниже и ниже.

За этим занятием, Незнайка даже не замечал, как идет время. Ночной теплоход, внутри которого мерцали огни, так увлек Незнайку, что он гулял по нему и гулял, и даже не подозревал, что уже давно настала глубокая ночь. Здесь внизу корпуса теплохода об этом можно было только догадываться.

Не знал Незнайка, что все пассажиры разошлись по каютам и уже спят глубоким сном, а капитан корабля Табачок встал на свою капитанскую вахту и дал приказ поднять якорь и продолжать плавание, потому что во время праздника «Белый дельфин» стоял на якоре и не двигался с места.

Наконец Незнайке удалось добраться до самого днища корабля, где в закрытых и труднодоступных отсеках был скрыт судовой валопровод. Но Незнайке повезло, Он обнаружил небольшой люк, который вел в закрытый отсек. Люк был открыт, потому что его забыл запереть матрос Колесик, когда проверял, все ли в порядке и очень торопился, потому что хотел посмотреть салют. Незнайка залез в отсек и включил аварийный свет. Как раз в это самое время «Белый дельфин» и начал движение. Заработали машины, заходили турбины, закрутились поршни, и он увидел, как задрожали и завибрировали стенки днища корабля. А вот как двигается винтовой вал, Незнайка так и не увидел, потому что он был спрятан в металлическую трубу, которая шла от машинного отделения до самого винта, и крутился внутри нее. Но то, что он крутится, Незнайка убедился, потрогав трубу. Она была теплая и сильно дрожала.

Он уже собрался уходить, как вдруг его взгляд приковало к себе одно место.

Современные корабли делают из металлических листов, которые прикрепляют между собой особой сваркой, а для крепости еще скрепляют заклепками. Листы бывают разных размеров и разной толщины. Бывают листы огромные, величиной с двухэтажный дом и толстые, как броня танка, а бывают листы маленькие, площадью метр на метр. Вот один из таких небольших листов и заметил Незнайка. Он привлек его внимание тем, что сильно дрожал и гудел. Куда сильнее, чем листы, с которыми он был связан.

Незнайка посмотрел на этот лист, даже потрогал его рукой и почувствовал, что лист дрожит так сильно, что чуть не бьет его по руке.

— Сила! — еще раз сказал Незнайка. — Наверно я тоже стану кораблестроителем, и буду строить такие корабли. Даже больше, чем «Белый дельфин».

И так, мечтая, что он станет знаменитым кораблестроителем, и о нем, как и о конструкторе Плавникове, тоже будут рассказывать седые и бородатые капитаны, Незнайка отправился в обратный путь.

Затем он почувствовал, что очень сильно устал. И это было не удивительно, ведь он не спал всю предыдущую ночь, когда путешествовал на автобусе вместе с Покрышкиным, а затем у него был очень насыщенный день. Так что ножки у Незнайки подгибались, пока он шел, и до своей каюты, он добирался почти ползком и с закрытыми глазами. Со стороны он был похож на лунатика. А надавить на ручку дверцы он и вовсе не смог. Сил не хватило.

— Откройте! — простонал Незнайка.

Но Знайка давно уже спал и конечно же ничего не услышал и не открыл Незнайке.

— Не пускают! — вздохнул Незнайка, опустился на пол возле двери в свою каюту и заснул прямо на коврике, словно собачка или кошка, которую не пустили домой.

Так закончился первый день, морского путешествия Незнайки.

ГЛАВА ПЯТАЯ, В КОТОРОЙ ВСЕ БОЛЕЮТ МОРСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ

Утром его в таком положении и обнаружили Вилочка и Тарелочка, которые спешили в столовую, чтобы приготовить все для завтрака.

— Твой дружок в своем репертуаре, — язвительно сказала Вилочка.

— Как тебе не стыдно так говорить? — возмутилась Тарелочка. — Ведь он же мог простудиться.

— Ничего с ним не будет. С такими ничего не бывает!

Но Тарелочка все равно растолкала Незнайку, который от утреннего холода даже во сне стучал зубами.

— Что такое? — не открывая глаз, спросил Незнайка, — Мы что, прибыли на Северный полюс?

— Вставай, Незнайка, — сказала ему Тарелочка. — Нельзя спать на полу. Ты простудишься.

Незнайка окончательно проснулся.

— Почему ты спишь в коридоре? — спросила Тарелочка.

— А Знайка меня не впустил.

— И правильно сделал, — заметила Вилочка.

— Но это же жестоко! — всплеснула руками Тарелочка. — Разве так можно делать? Знайка способен на такое?

— А разве можно во время праздничного ужина поливать человека кетчупом и вишневой начинкой от пирога? — возмущенно ответила Вилочка.

— Он же не нарочно!

— Знайка тоже не нарочно! — Запротестовала Вилочка. — Давайте его спросим!

Тут из-за двери выглянул привлеченный шумом Знайка. Он был в пижаме и без очков, от чего его глаза щурились и словно ничего не видели.

— Что произошло? — спросил он. — Почему вы так шумите? А ты, Незнайка, почему не ночевал в каюте?

— Не ночевал в каюте! — проворчал Незнайка. — Я спал вот тут на полу, на коврике, словно бродячий пес. — От жалости к себе Незнайка даже всхлипнул. В то время как ты, Знаечка, нежился в теплой и чистой постели.

— Да? — хмыкнул Знайка. — И что же тебе мешало войти? Я ведь не закрывал дверь на замок.

— Я же говорила, что Знайка даже и не думал так делать! — тут же воскликнула Вилочка.

— А почему же тогда дверь не открывалась? — строго спросил ее Незнайка. — Почему?

— А как ты пытался ее открыть? — спросил Незнайку Знайка. Он вышел из коридора и захлопнул дверь.

— А вот так! — И Незнайка стал тянуть ручку замка вниз. — Странно, почему дверь не открывается?

Дверь действительно не хотела открываться. Тарелочка догадалась, в чем дело.

— Ты же неправильно нажимаешь ручку. Ты тянешь ее вниз, а надо вбок.

И она показала Незнайке, как надо открывать дверь. У нее это очень легко получилось.

Незнайка тоже попробовал, и дверь открылась.

— Вот это да! — воскликнул Незнайка. — Оказывается это я осел.

Все посмотрели на Незнайку и весело рассмеялись. Незнайка немного постоял смущенный, а потом тоже начал смеяться.

Когда он насмеялся вволю, то протянул Знайке руку и виновато сказал:

— Прости меня, Знайка за то, что я про тебя плохо подумал. И за вчерашнее тоже прости пожалуйста. Я ведь, честное слово, не хотел тебя обидеть. Все получилось случайно. Хочешь, я сам постираю тебе костюм и рубашку?

— Нет, спасибо, — тут же ответил Знайка. — Не надо стирать. Я тебя прощаю. Но только впредь, за столиком я буду сидеть на месте Винтика.

Так они и помирились. И у всех сразу стало на душе спокойно и хорошо. Нет ничего хуже, чем жить с обидой в сердце и в ссоре с другом. Тем более, когда путешествуешь по морю.

Морское путешествие продолжалось.

За завтраком Знайка выполнил свою угрозу и поменялся с Винтиком местами. Теперь Незнайка сидел напротив. А так как Винтик не был таким интеллигентным и деликатным, как Знайка, он сразу показал Незнайке внушительный кулак. И Незнайке пришлось теперь быть очень внимательным во время еды.

Завтрак прошел без каких-либо происшествий. И друзья договорились, что после завтрака все пойдут на волейбольную площадку играть в мяч.

Но этому не суждено было сбыться. Уже во время завтрака на море усилился ветер, и на его гладкой поверхности забегали пенистые волны. Все пассажиры почувствовали, что пол под их ногами стал неожиданно подниматься и опускаться.

— Кажется, начинается качка, — сказал Знайка и с трудом допил абрикосовый компот.

— Что-то у меня аппетит пропал, — пожаловалась Линеечка и отодвинула в сторону тарелку с манной кашей.

— И у меня кусок в горло что-то не лезет, — добавил Винтик.

Внезапно пол под ногами так резко поднялся, а потом вдруг так плавно опустился, да так низко, чуть не на самое дно моря, что все вдруг стали зелеными.

— Здорово! — не удержался от восторга Незнайка. — Мы попали в настоящий шторм.

— Ой, мне надо уйти! — воскликнула Гаечка, выскочила из-за стола и убежала.

Ровно через десять секунд то же самое сделала и Линеечка.

— Мне тоже! — крикнула она и убежала.

Подобное творилось не только за тринадцатым столиком. Остальные пассажиры, почти все, тоже вдруг перестали есть, и один за другим выбегали из столовой к своим каютам.

— У меня даже сил нет, чтобы подняться со стула, — пожаловался Винтик.

— Меня мутит! — пожаловался Шпунтик. — Сейчас весь завтрак назад выйдет. Что это такое, Знайка?

— Это самая обыкновенная морская болезнь, — еле ворочая языком, ответил Знайка. — Кажется, у меня в каюте есть от нее таблетки.

Знайка встал, помог подняться Винтику и Шпунтику, и они все вместе, шатаясь, и поддерживая друг друга, покинули столовую.

И только Незнайка остался за столом и спокойно доел свой завтрак, а когда увидел, что на столе осталось еще много порций, к которым не притронулись его друзья, занялся ими.

— Не пропадать же добру, — сказал он себе. — Кок Колпачок старался, готовил. Обидно будет, если все это, отправится в море.

Но хотя у него и был волчий аппетит, Незнайка все равно не справился со всем, что стояло перед ним. Он похлопал себя по ставшему вдруг круглым и тугим животику и заметил:

— Хотя конечно и рыбы тоже должны есть. Я не жадный.

— Он встал из-за стола, покачнулся, потому что корабль накренило вправо, и подтянул штанишки. — Пойду теперь поиграю в волейбол.

Однако, когда он пришел на волейбольную площадку, его ждало разочарование. На ней ни кого не было. Ни Знайки, ни Винтика и Шпунтика, ни Гаечки с Линеечкой.

— Что же я сам с собой буду играть? — огорченно воскликнул Незнайка. — Но я так не люблю. Скорее бы освободились Тарелочка и Вилочка. Они вроде бы тоже не страдают морской болезнью.

В ожидании подружек Незнайка стал бродить по теплоходу. Теперь он решил изучить его снаружи. И «Белый дельфин» снаружи оказался не менее интересным, чем внутри. Его палубы, борта, корма и нос, представляли собой целый комплекс интереснейших мест. Незнайка не просто осматривал корабль, а вступал в разговоры с матросами и выспрашивал у них все, что его интересовало. Матросы охотно ему все рассказывали и объясняли. Видя, что из всех пассажиров он единственный не страдает морской болезнью, и спокойно и даже с достоинством расхаживает по палубе, держа руки в карманах, как заправский моряк, они прониклись к нему невольным уважением и считали его чуть не своим.

К обеду Незнайка уже знал теплоход как свои пять пальцев. А когда он пришел в столовую, то оказался в ней единственным пассажиром. Да-да, никто из участников круиза не пожелал выйти к столу и пообедать. Все отказались и сейчас валялись на своих койках и мечтали только об одном, как бы быстрее очутиться на суше.

Незнайке же легкий шторм был ни почем. Наоборот он чувствовал себя еще лучше, чем во время полного морского спокойствия. Он гордо прошел через весь зал и уселся за свой столик.

Команда теплохода, которая обедала чуть в стороне от пассажирских столиков, увидела его и приветствовала радостными приветствиями. Даже капитан Табачок и тот глянул на Незнайку с уважением и теплотой в глазах.

— Эй, Незнайка! — крикнул он. — Тебе не скучно одному за таким большим столом?

— Еще как скучно, капитан! — весело отозвался Незнайка.

— Что, ребята, — обратился Табачок к матросам.

— Пригласим этого сухопутного волка за наш стол?

— Пригласим! — закричали матросы. — Эй, Незнайка, иди к нам!

Незнайка с огромным удовольствием присоединился к морякам. Его усадили в центре стола, дружески похлопали по плечам и поставили перед ним огромную тарелку макарон по-флотски. Незнайка начал уплетать их за обе щеки.

Капитан Табачок заметил это и сказал:

— Наш коротышка!

— Точно наш! — подхватил Зубчик. — Он нам еще вчера приглянулся. Все на палубе, чаек считают, а он уже в машинном отделении, с нами познакомился и изучает морскую жизнь. Наверно он станет матросом.

— Я бы с радостью! — ответил Незнайка. — Мне морская жизнь по душе. Я очень люблю путешествовать. Вот кончится круиз, пойду и попрошусь в вашу команду. Тоже буду моряком. А потом, глядишь, и капитаном стану!

Все засмеялись и зауважали Незнайку еще больше. А после обеда Незнайку пригласили в свою каюту механики Зубчик и Болт и подарили ему тельняшку, которую Незнайка тут же одел. В каюте матросов ему понравилось.

— Здесь интереснее, чем в пассажирской каюте, — сказал он. — Может мне к вам перебраться?

— Вот кончится круиз, тогда и переберешься. А сейчас пока отдыхай! — хлопнул его по плечу Болтик.

— А с кем мне отдыхать? — огорченно сказал Незнайка. Одному отдыхать неинтересно. Я привык, чтобы рядом друзья были. А они все лежат, как дохлые рыбы на песке и даже ничего сказать не могут. Разве с такими отдохнешь?

Болт и Зубчик только посмеялись в ответ. Они поиграли с Незнайкой в лото, в другие настольные игры, но потом, настало время их вахты, и они пошли в машинное отделение.

— Возьмите меня с собой, братцы, — стал просить их Незнайка. — Я вам помогу. А то ведь без дела я с тоски помру. В море выброшусь.

Его взяли. И до вечера Незнайка работал в машинном отделении и помогал Болту и Зубчику. Вечером после ужина, который Незнайка опять съел в компании с командой «Белого дельфина», боцман Якорек учил его вязать морские узлы, за это Незнайка ему помог драить палубу и красить стены в кубрике. Все это ему очень понравилось. А Якорек сказал ему после работы:

— Считай, что ты уже в моей команде. Лично буду рекомендовать тебя капитану.

Радостный Незнайка побежал делиться этой новостью с Тарелочкой.

— Здорово! — восхитилась та. — Значит, мы с тобой всегда будем вместе.

Тарелочка как раз кончила свою вахту, и они вместе с Незнайкой отправились гулять по шлюпочной палубе. Они болтали, рассказывали друг дружке о себе, Незнайка о своих приключениях, а Тарелочка о своих, ведь, работая на «Белом дельфине» она побывала во многих странах, и видела очень много интересного и поучительно. Так что им было, что рассказать друг другу. Еще они смотрели на звезды, потому что небо было чистое, и звезды на нем светили очень ярко и казались очень большими и близкими. А потом они плевали в море. Кто дальше. Последнее придумал конечно же Незнайка. Тарелочка сначала не хотела и стеснялась, но Незнайка ее уговорил и в конце концов это, на первый взгляд, глупое занятие так их увлекло и развеселило, что они даже забыли, что пора идти спать.

Первой опомнилась Тарелочка.

— Ой, мне ведь завтра рано вставать, а до моей каюты идти далеко! Придется спать в шлюпке. Я иногда так делаю. Особенно, когда душно и жарко. В шлюпке спать здорово. Я чувствую себя совсем маленькой-маленькой, и будто я сплю в колыбельке, и море поет мне песню. Хочешь попробовать?

— Конечно, хочу! — обрадовался Незнайка. — А то мне тоже не очень нравится спать в каюте. К тому же Знайка все время стонет и причитает. Глотает таблетки, а они ему не помогают. Он клянется, что никогда в жизни не станет путешествовать по морю.

— Бедный Знайка! — вздохнула Тарелочка. — Вилочка все время приносит ему в каюту еду, а он отказывается. Она поит его куриным бульоном.

Они залезли в шлюпку и уснули прямо в ней. Тарелочка была права. Это было очень интересно и романтично. Корабль покачивало из стороны в стороны, он прыгал с одной волны на другую, а морские волны с шипением и плеском стучали о его борта. Все это усыпляло лучше, чем самое сильное снотворное лекарство. Незнайка и Тарелочка уснули.

Утром они вместе проснулись. Тарелочка отправилась в столовую, хотя там сейчас было немного работы, а Незнайка побежал к боцману Якорьку просить, чтобы он дал ему какое-нибудь ответственное задание.

Начался третий день путешествия.

Незнайка работал весь день и чувствовал себя самым настоящим морским волком. Он был счастлив. Вечером они снова с Тарелочкой гуляли по шлюпочной палубе, потом пошли на корму, потом на нос. В общем, их, где только не видели.

Три дня море было неспокойным, и три дня пассажиры страдали от морской болезни. И только на четвертый день, волны стали уменьшаться в размерах, и корабль уже не качало так сильно. А на пятый день на палубу стали вылезать первые смельчаки. Бледные, с утомленными лицами, они с трудом подходили к бортам и дрожащими руками вцеплялись в поручни перилл. Сначала их было пятеро, потом десять. Среди первых, кто преодолел морскую болезнь, были Винтик и Шпунтик. Они вышли на палубу вдвоем и встретили Незнайку, который шел мимо них в тельняшке с ведром краски в руке.

— Морской привет! — помахал он им. — Как себя чувствуете?

— Получше, — с завистью глядя на Незнайку, ответили неразлучные друзья.

— Отлично!

И Незнайка побежал красить палубу.

В столовой появились первые желающие подкрепиться. А к вечеру, когда море совсем успокоилось, столовая была уже почти полная.

Последним в зал вошел Знайка. Вилочка поддерживала его под руку. Они подвела его к столику и усадила на стул. Знайка был безволен, как младенец. Он посмотрел на еду в тарелках и простонал:

— О нет! Отведите меня обратно.

Пришлось его отвести.

Но к утру, он окончательно пришел в себя и смог даже съесть яйцо всмятку и выпить стакан чая без сахара.

— Ты поправляешься, — сказал ему Незнайка. — Готов спорить, что в обед ты будешь кушать за двоих.

И он оказался прав. После завтрака Знайка погулял по палубе, поиграл в мяч, и к обеду у него улетучились все остатки морской болезни. Впрочем, как и у всех остальных.

За обедом пассажиры ели так, что у них трещало за ушами, и съели столько, сколько не могли съесть за все дни своего вынужденного голодания.

— Наше путешествие продолжается! — громко сообщил капитан Табачок.

ГЛАВА ШЕСТАЯ, В КОТОРОЙ ДРУЗЬЯ ГУЛЯЮТ ПО СЛАДКОМУ ГОРОДУ, А ПОТОМ УЗНАЮТ, ЧТО «БЕЛОМУ ДЕЛЬФИНУ» ГРОЗИТ ОПАСНОСТЬ

И круиз продолжался. Уже тем же вечером морские путешественники совершенно забыли, что еще сутки назад они не могли встать с постелей и проклинали судьбу. Теперь же они вовсю веселились, словно наверстывая упущенное.

Один только Незнайка был недоволен. Когда все пассажиры снова появились на палубах теплохода, Якорек сказал ему:

— Все, Незнайка, твоя вахта кончилась. Можешь идти отдыхать.

— Почему? — удивился Незнайка. — Я не хочу отдыхать. Мне нравиться быть матросом. Можно я еще что-нибудь поделаю.

— Нельзя, — сказал Якорек. — Как я могу тебя заставлять что-то делать, когда вокруг ходят пассажиры. Они могут подумать, что на теплоходе заставляют работать туристов. Начнут жаловаться в пароходство. Знаешь, что тогда будет!

— Но я могу работать незаметно. Меня никто не увидит.

— Все равно нельзя. Кто-нибудь, да увидит. Иди, отдыхай. А если уж тебе так понравилось быть матросом, приходи после круиза. Мы тебя с удовольствием примем в команду. Для начала оформим юнгой. И тогда уж, будь спокоен, работы тебе хватит по горло. Я бездельников на судне не потерплю.

Незнайка еще долго упрашивал Якорька не прогонять его, но боцман был непреклонен.

— Не спорь лучше и не упрямься, — говорил он. — Флот упрямых не любит.

Так Незнайка и ушел ни с чем. Пришлось ему присоединиться к пассажиром. И вот странное дело — Незнайке вдруг стало скучно. Жизнь простого туриста путешественника ему показалась неинтересной после того, как он целых три дня был матросом. Он бродил по палубе и с тоской смотрел, как развлекаются праздные пассажиры. Они играют в волейбол, а Незнайка хочется повязать узлы, или продраить палубу, купаются в бассейне, а Незнайка лучше бы разобрал с Якорьком такелаж — судовое хозяйство, или подежурил в машинном отделении. Даже кинофильмы, которые каждый вечер показывали в судовом кинотеатре, навевали на Незнайку тоску, потому что в большинстве своем они были на морскую тематику и про жизнь моряков, про их работу и приключения. Незнайка смотрел на все это и только вздыхал.

— Что-то ты стал не такой, — однажды даже сказала ему Тарелочка.

— Какой такой не такой?

— Скучный. Давай лучше в море поплюем. Кто дальше.

Незнайка даже в море плевал с грустным видом. И вдруг его лицо оживилось.

— Что это там? — указал он в море пальцем.

— Где? — спросила Тарелочка.

— Вон там! Прямо по курсу. В воде что-то плывет.

— Я ничего не вижу.

— А я вижу. Там что-то большое и круглое. Ой, а вдруг мы в него врежемся? Из рулевой рубки этого явно не видно, потому что плывет в мертвой зоне видимости.

— А что такое мертвая зона видимости? — спросила Тарелочка.

— Это пространство от носа корабля, до точки на воде, с которой просматривается морская поверхность из рулевой рубки. Так что надо быстрее бежать в рубку и предупредить всех, что мы движемся на большой круглый предмет, который приближается прямо на нас.

Последние слова Незнайка выкрикнул уже на бегу. Быстрее молнии он добежал до трапа, поднялся по нему, быстро топая ногами, и побежал к рулевой рубке.

— Опасность! — с таким криком он ворвался в рубку. Здесь он увидел капитана Табачка, рулевого матроса Ребуса, штурмана Меридианчика и, Незнайка даже глазам не поверил, Знайку, который стоял рядом с капитаном и о чем-то с ним разговаривал.

Когда запыхавшийся Незнайка влетел в рубку, матрос Ребус оглянулся на него и качнул штурвал, тут же качнулся и корабль.

— Незнайка? — Знайка удивленно поправил очки.

— В чем дело? — капитан Табачок даже не оглянулся, так он был спокоен.

— На нас плывет что-то большое и круглое! — завопил Незнайка. — Мы сейчас столкнемся.

— Не переживай, — ответил Незнайке штурман Меридианчик. — Ни с чем мы не столкнемся.

— Я своими собственными глазами видел! — продолжал отчаянно настаивать Незнайка. Больше всего на свете в эту минуту он боялся, что ему не поверят и, как всегда, начнут над ним смеяться. — Оно плывет прямо на нас!

— Не оно, а он, — поправил Незнайку капитан Табачок и протянул ему бинокль. — Посмотри. Это кит. И он совсем не собирается с нами сталкиваться. Мы заметили его на специальном приборе, который называется пеленгатор, еще десять минут назад. Вот, он уже сбоку от нас. Сейчас выпустит приветственный фонтан. Он всегда так делает.

Незнайка не поверил своим ушам.

— Кит! — закричал он и схватил бинокль.

Но бинокля уже и не надо было, чтобы увидеть, что по правому борту параллельно «Белому дельфину» и впрямь плывет огромный синий кит.

Капитан Табачок взял в руки микрофон и объявил по корабельному радио:

— Уважаемые туристы! Кто хочет полюбоваться на чудо природы, на настоящего синего кита, не теряйте время и выходите на палубу.

Что тут началось! Все, кто путешествовал толпой, вывалили на палубы, подбежали к правому борту и стали смотреть на кита. Они кричали, шумели, махали ему, словно хорошо знакомому другу руками и шляпами, свистели и пели песни.

Польщенный таким вниманием кит, вдруг подпрыгнул как дельфин, и с шумом поднял вокруг себя огромный столб воды, нырнул, и все увидели, какой у него огромный и красивый хвост. А потом кит снова вынырнул и выпустил из отверстия, которое было у него на голове высокий фонтан.

Все были в восторге от кита. Незнайка же вообще потерял от счастья дар речи. Он стоял с открытым ртом и не мог оторвать от кита взгляда.

А кит поплавал еще немного рядом с «Белым дельфином», потом ему это видимо надоело, он выпустил на прощание еще один самый высокий фонтан воды, махнул хвостом, сделал на нем стойку, словно собака, которая прыгает за куском сахара, и поплыл своей дорогой. Вскоре его блестящая на солнце спина скрылась среди морских волн.

Долго еще находящиеся на борту «Белого дельфина» не могли успокоиться и вспоминали удивительное зрелище, свидетелями которого им довелось быть.

— Эх, — хлопнул себя по лбу Незнайка, когда совсем пришел в себя, — опять я попал в лужу. Чуть не устроил панику.

— Ты все правильно сделал, — сказал ему капитан. — На море лишняя бдительность не помешает. Может случиться все, что угодно.

Счастливый, что его похвалили, Незнайка вышел из капитанской рубки. Знайка махнул капитану и отправился вслед за ним.

— Мне сказали, что ты собираешься стать моряком, — сказал Знайка, когда догнал друга.

Незнайка смутился:

— Я думаю об этом. А вдруг меня не примут?

— Почему не примут? Примут. Здесь на корабле ты показал себя с очень хорошей стороны. Табачок сказал, что ты ему очень симпатичен.

Незнайка покраснел от счастья:

— Правда?

— Да. А этот случай с китом и вовсе показывает, что тебе небезразлично, что происходит во время плавания.

— О, я буду еще стараться! А вдруг мне все-таки удастся спасти корабль от кораблекрушения?

И с этой минуты Незнайка вступил на собственную вахту. Он выпросил у Якорька его бинокль и стал все время дежурить на носу теплохода и следить за его движением. Даже ночью. Нет ли впереди какой-либо опасности? А вдруг там подводные рифы, которые не сумели разглядеть приборы? А Незнайка их заметит и спасет корабль. Теперь он только об этом и мечтал. Но к его великому огорчению ему это никак не удавалось. Корабль шел верным курсом, и перед ним не было ни рифов, ни обломков от погибших кораблей, ни всего остального, во что можно было бы врезаться.

Но хотя опасностей никаких не было, Незнайка, занятый своей миссией перестал скучать.

— Зато скоро наш круиз кончится, и я попрошусь принять меня на «Белый дельфин» матросом, — говорил он себе.

Так прошла еще неделя этого замечательного морского путешествия. Круиз скоро должен был завершиться. Осталось только посетить знаменитый город Скримбул, который являлся главной изюминкой путешествия, а потом можно было возвращаться обратно. Пассажиры ждали этого с нетерпением, ведь в Скримбуле были самые вкусные в мире сладости. Мороженое, торты, печения и конфеты.

— Когда же будет Скримбул? — спрашивали все друг друга и вглядывались в морскую даль, в надежде увидеть землю и белоснежные дома сладкого города. — Вы ничего не видите? Как жаль! Мы тоже ничего не видим.

— Утром мы будем в Скримбуле! — успокоил всех за ужином капитан Табачок. — Так что советую всем отдохнуть и как следует выспаться.

В эту ночь перед Скримбулом даже Незнайка отправился спать. Он не хотел быть сонным и вялым в самом сладком городе.

На рассвете все пассажиры уже были на палубе и вглядывались в горизонт. Теперь можно было отчетливо различить тоненькую темно-синюю полоску. Это была земля. И все стали ждать, когда будет порт.

Капитан Табачок взял рупор и громко произнес:

— Дорогие путешественники, вы зря стоите и ждете. Швартовка будет только через три часа. Так что лучше не утомляйтесь, а пройдите в столовую и позавтракайте.

Пассажиры народ упрямый. Они не сразу поверили капитану, а еще некоторое время все же постояли и посмотрели, чтобы убедиться, действительно ли до суши еще так далеко. Однако прошло целых полчаса, а темно-синяя полоска нисколько не увеличилась в размерах. Все разочарованно вздохнули и один за другим поплелись в столовую. И только Незнайка еще долго стоял у борта и не хотел отходить. Он боялся пропустить тот момент, когда можно будет различить белоснежные здания и знаменитые старинные башни Скримбула.

Но тут Незнайке о себе напомнил желудок. Наш герой почувствовал, что он сильно недоволен, и выражал свое раздражение тем, что урчал, булькал и толкал Незнайку в бока.

— Пора есть! — напоминал он. — Пора есть! Пора есть! Я есть хочу.

Обычно Незнайка всегда был солидарен со своим желудком, но тут он возмутился:

— Вечно ты не вовремя жрать хочешь! Всегда на самом интересном месте. Я ведь вчера тебя так хорошо наполнил.

— Я уже все съел! — ответил желудок. — Ничего не осталось. Ой-ой-ой! Как тяжело быть пустым. Умираю! Есть хочу, есть хочу, есть хочу!

Пришлось смириться. Незнайка побежал в столовую, бухнулся на свое место и торопливо стал набивать рот едой.

— Вот тебе! Вот тебе! — бормотал он набитым ртом. — Ненасытная утроба.

— Что с тобой? — спросили его Винтик и Шпунтик. — С кем ты разговариваешь?

— Фа-фа-фа! — ответил Незнайка. Никто ничего не понял.

— Что ты сказал? — спросила Гаечка.

— Фа-фа-фа-фа-фа! — опять ответил Незнайка, и больше его ни о чем спрашивать не стали.

Таким образом, Незнайка съел весь завтрак за пять минут, чудом не подавился непрожеванными кусками пищи, запил все чашкой кофе с молоком и убежал.

— Что с ним? — спросили Гаечка и Линеечка.

— Разве непонятно? — сказал Знайка. — Ему не терпится посмотреть на Скримбул. Признаться, и мне тоже. Никогда не был в этом красивом старинном городе.

Но друзья не спешили. Так не спеша, и за интересной беседой доели свой завтрак, потом сходили и переоделись, и только после этого вышли на палубу и увидели Незнайку.

Незнайка стоял на носу корабля с биноклем в руках и восторженно восхищался:

— Вот это да! Какая красота! — Видимо он уже видел Скримбул, потому что у него был очень мощный бинокль. Ему его одолжил на время плавания боцман Якорек, и Незнайка с ним почти никогда не расставался. — А на улицах ходят слоны, верблюды, ослы. Вот это здорово! Как в сказке про Алладина. И кругом продают сладости.

Последнее пассажиры почувствовали, даже еще не видя Скримбула, потому что воздух буквально наполнился сладкими ароматами. У всех просто слюнки потекли от нетерпения. Капитан увидел, что все просто умирают от нетерпения, и дал команду:

— Самый полный вперед!

И «Белый дельфин» стремительно полетел к сладкому городу.

Вскоре уже можно было увидеть Скримбул и без бинокля. Земля стала быстро приближаться, и сладкий город открылся путешественникам во всей своей красе.

Еще через полчаса корабль уже стоял в Скримбульском порту и веселым гудком приветствовал скримбульцев.

Нарядные путешественники повалили с теплохода в город. Наши друзья тоже пошли гулять по городу все вместе. Их было восемь. Знайка шел с Вилочкой, Незнайка с Тарелочкой, Винтик с Гаечкой, Шпунтик с Линеечкой.

Город им очень понравился. Он действительно напоминал восточную сказку. Многие его жители ходили в широких шароварах, носили тюрбаны и чалмы, красные фески, яркие рубашки и жилетки. А у некоторых на боку даже были сабли или кинжалы. Все они были загорелые, черноволосые, носатые и все время улыбались и кланялись друг другу при встрече. Туристов с «Белого дельфина» скримбульцы принимали очень радушно. Наших друзей покатали и на слоне, и на верблюде, а ослов просто давали напрокат, хоть на весь день. Незнайка и Тарелочка тут же взяли себе симпатичного ушастого ослика, и катались по городу только на нем, как заправские скримбульцы. Знайка ходил пешком с фотоаппаратом на груди, все внимательно осматривал, а то, что ему нравилось, фотографировал. Также он заставил все компанию посетить все музеи, в которых они узнали об истории Стримбула, его жителях, искусстве, науках, ремеслах, традициях и праздниках. Все узнали для себя очень много интересного. Потом сходили в знаменитый Стримбульский цирк, где в последнем отделении после всех клоунов, акробатов, дрессированных медведей, тигров и львов, на ковре боролись всемирно известные борцы. После цирка Винтик и Шпунтик потащили всех на очень популярную стримбульскую выставку автомобилей. Здесь были представлены автомобили всех стран и известных кампаний, самые последние марки автомобилей и передовые технологии и достижения в автомобилестроении. Выставка тоже всем очень понравилась. А Винтика, Шпунтика, Гаечку и Линеечку потом было очень трудно вытащить обратно в город. Знайке даже пришлось проявить строгость.

— Так нельзя, друзья! — сказал он. — Вы думаете только о себе. Вы тут можете остаться ночевать, а нам надо еще вернуться на теплоход. Через час отплытие.

А Незнайка добавил:

— Да! К тому же мы почти не попробовали сладостей.

И они пошли пробовать сладостей.

— Смотрите, очень не увлекайтесь, — предупредили друзей Вилочка и Тарелочка, — не ешьте слишком много, а то у вас будут болеть зубы. Обычно все туристы, оказавшись в Стримбуле, забывают про все на свете и съедают сладости, словно хотят наесться ими на всю жизнь, а потом по всему теплоходу, из каждой каюты доносятся стоны. У всех зубы болят.

Но их совет пропал даром. Когда друзья оказались на Стримбульском базаре, то глаза у них разгорелись, и они как ненормальные набросились на знаменитые стримбульские сладости. Чего они только не съели! Тут были и торты, пирожные, горы мороженого, чаши сладкого сиропа, печения. Фрукты, свежие и сушеные, большие и маленькие. Не было ни одного вида фруктов, чтобы они не продавались на стримбульском базаре. И конфеты! Много конфет.

Очень много. Самых разных. Шоколадные, с орехами, изюмом, курагой, медом, кокосовыми стружками. Мятные, ванильные, с пастилой, с фруктовыми начинками.

На «Белый дельфин» друзья вернулись слипшиеся, как леденцы. Они шли еле-еле, хватаясь за раздувшиеся животы, и, закрывали рты, потому что у них уже начали болеть зубы.

Впрочем, то же самое было и с другими туристами. Они попали в ту же сладкую ловушку, что и наши герои.

— А я ведь предупреждал! — сказал Табачок и дал команду отчаливать.

«Белый дельфин» дал прощальный гудок и покинул Стримбульский порт. Только в этот раз у бортов почти не было пассажиров, потому что все они лежали в своих каютах и мучились зубной болью.

А Незнайка, который съел больше всех конфет, страдал больше всех. Он буквально кидался на стены. Знайка, который никогда не был сластеной, и прибежавшая на помощь Тарелочка всячески старались ему помочь. Они сделали ему содовый раствор и заставили тщательно прополоскать себе рот, затем дали ему обезболивающие таблетки. Незнайка был очень им за это благодарен.

— Спасибо тебе, Знаечка! — стонал он. — Спасибо, Тарелочка! Если бы не вы, я бы погиб.

— Что ты, Незнайка, — ласково улыбалась ему Тарелочка, — все будет хорошо. Боль должна пройти.

— В следующий раз не ешь столько сладкого, — добавлял Знайка.

— В жизни не возьму в рот сладкого! Даже чай теперь буду пить без сахара.

Всю ночь Незнайка мучился зубной болью. А к утру уснул. Когда проснулся, то почувствовал, что зубы у него больше не болят.

— Надо же! — сказал сам себе Незнайка. — Думал, что умру. И вот, не умер. И это очень хорошо. Жизнь, что ни говори, прекрасна!

И в хорошем настроении он побежал в столовую, где уже начался обед. Сел за свое место и стал кушать. Когда же он схватил с блюда сладкий пирожок, Знайка на него посмотрел с укором:

— А как же твои зубы. Ты же клялся, что в рот не возьмешь сладкого!

— Я имел в виду стримбульские сладости, — запихивая пирожок в рот целиком, ответил Незнайка. — А наши родные сладости мне не повредят.

Все над ним только посмеялись.

После обеда Незнайка отправился в библиотеку. Ему вдруг смертельно захотелось чего-нибудь почитать, а свои журналы и книгу со сказками он уже прочитал. Он пришел в читальный зал библиотеки, взял книжку и увидел за одним из столов Знайку. Тот сидел обложенный горой книг и что-то внимательно в них искал и выписывал в тетрадь.

Незнайка подсел к нему. Знайка увидел его и недовольно поморщился. Он не любил, когда ему мешают заниматься наукой.

Незнайка стал читать роман о мушкетерах, и так увлекся, что забыл обо всем на свете. Он не умел читать просто так, как обычно читают книги. Он всегда очень переживал за героев, волновался, вскакивал с места, выкрикивал разные реплики типа «Ну что ты делаешь! Разве так можно?», или «Дай ему, дай! Так ему!», или совсем уж громко «Ага, получил? Так тебе и надо!» При этом он еще все время обращался к тем, кто был к нему ближе всего.

Весь читальный зал, все кто в нем был, и библиотекарь Страничка смотрели на него с удивлением. Они никогда не видели, чтобы так читали.

Ближе все к Незнайке сидел Знайка. Он и стал жертвой его читальной лихорадки. Очень скоро Знайка понял, что дальше работать в таких условиях он не сможет. Тогда он не выдержал и отобрал у Незнайки книгу и зашипел на него:

— Как ты себя ведешь в общественном месте! Разве можно всем так мешать? Ведь ты здесь не один. Иди в свою каюту и читай там.

— Мне в каюте скучно, — сказал Незнайка. — И потом там мало света.

— Тогда почитай лучше вот эту книгу, — Знайка протянул другу «Безопасность мореплавания». — Думаю, что тебе это полезно, раз ты решил стать моряком.

Надо сказать, что сам Знайка тоже не меньше Незнайки увлекся морем и мореплаванием. Только он интересовался с научной точки зрения. Он часто разговаривал с капитаном и его помощниками, со штурманом и главным механиком. Его интересовали вопросы, как устроено морское судно, по каким принципам и законам природы оно работает, что такое навигация, кораблестроение. Капитан и его помощники охотно рассказывали Знайке все, что знали. Но тому этого было мало, и он долгие часы проводил в читальном зале, изучая книги по морскому делу. Вот почему он дал Незнайке такую книгу. Впрочем, он взял первую попавшуюся, потому их у него на столе было около тридцати. Все большие, толстые и в кожаных толстых переплетах.

Незнайка неохотно взял книгу о правилах безопасности во время плавания и стал ее читать. И вдруг неожиданно для себя увлекся. Книга оказалась очень интересной. Ведь Незнайка и так уже много успел узнать из морской науки. А тут он получил возможность значительно увеличить свои знания. Он зачитался, а так как книга была научная, а не художественная, то и читал он ее серьезно, не вскакивал, не кричал, а только иногда тихо бормотал себе под нос:

— Надо же, вон оно как! А я и не знал.

Знайка удовлетворенно поправил очки и тоже углубился в свои книги. И вдруг через час, а может и больше, во время работы Знайка забывал про время, его толкнул в бок Незнайка и горячо зашептал:

— Послушай, Знайка! Кажется, нашему кораблю грозит опасность.

— Что ты такое говоришь? Опять выдумываешь?

— Да нет, я не выдумываю. Но вот в этой книге я только что прочитал, что если в каком либо месте вибрация корпуса судна превышает допустимые нормы, то значит, вполне возможно нарушение водонепроницаемости корпуса судна.

— Что ты такое говоришь?

— Дырка, говорю, может образоваться. Пробоина!

— С чего ты взял? — Знайка с насмешкой посмотрел на Незнайку. Но все равно в его глазах появилась тревога.

— Помнишь в тот вечер, когда мы с тобой поссорились, я всю ночь бродил по теплоходу?

— Помню. Это было чрезвычайно глупо с твоей стороны.

— Так вот, я хотел посмотреть, как работает судовой вал, который вращает гребной винт.

И Незнайка рассказал другу, как в одном месте судовой обшивки один лист сильно колеблется.

— Он вот-вот оторвется и тогда всех нас затопит.

— Говоришь, что это около валопровода? — обеспокоено, спросил Знайка.

— Да.

— Это плохо. Если туда действительно хлынет вода, то кораблем невозможно будет управлять. Винт заглохнет, валопровод остановится, произойдет короткое замыкание, ведь там высокое напряжение, и тогда машины взорвутся.

— Значит мы в страшной опасности?

— Может быть, если ты все это не выдумываешь.

Незнайка обиделся:

— Почему это я выдумываю?

— Или тебе показалось.

— Все равно надо доложить капитану.

Знайка поправил очки и сказал:

— Давай все-таки проверим все сами сначала, убедимся. Возьмем с собой Винтика и Шпунтика.

Незнайка сначала хотел было обидеться на Знайку, но потому его глаза заблестели. Ведь снова посмотреть то место было куда интереснее, чем просто пойти и все рассказать капитану. И он согласился.

Они выбежали из библиотеки и побежали искать Винтика и Шпунтика. Нашли их в бассейне, где друзья играли в водное поло, вытащили их из воды и увели за собой. По дороге Знайка им все рассказал, и друзья с ним согласились:

— От Незнайки все можно ожидать. Сколько раз он делал нас посмешищем? Лучше убедиться самим.

И все четверо побежали вниз. Незнайка показывал дорогу и был проводником. Ведь он знал судно как свои пять пальцев.

Вскоре они оказались на месте.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ, В КОТОРОЙ ГОВОРИТСЯ О ТОМ, ЧТО В ЖИЗНИ ВСЕГДА ЕСТЬ МЕСТО ПОДВИГУ

— Вот здесь, сначала надо пройти через этот люк, — сказал Незнайка.

Но в этот раз люк был закрыт. Незнайка растерянно подергал за ручку:

— Что же делать?

— Вы сможете это открыть? — обратился к Винтику и Шпунтику Знайка.

Два друга кивнули головой и хором ответили:

— Попробуем.

Когда они играли в водное поло и Знайка с незнайкой вытащили их из бассейна, они даже не успели одеться. Но к счастью прихватили с собой одежду. А одевались они всегда в джинсовые комбинезоны, потому что в них было очень много карманов, а для таких мастеров, какими были Винтик и Шпунтик, это было самое главное, ведь в карманах можно носить инструменты. И сейчас они быстренько оделись и достали набор отверток, надфилей, напильников, крючков, сверел, и стали копаться в замке. Через минуту люк был открыт.

— Молодцы, — похвалил друзей Знайка. — Я не зря сделал, что взял вас с собой. Мы с Незнайкой на такое не способны.

Они вошли в отсек судового валопровода, включили аварийный свет. Здесь стоял страшный грохот и шум от работающего вала.

— Показывай! — прокричал сквозь грохот Знайка.

Но показывать было и не надо. Друзья сразу увидели, как в одном месте дрожит, даже не дрожит, а ходит ходуном квадратный лист. Друзья вплотную подошли к нему.

— Похоже, что это заплатка, — заметил Знайка, трогая лист. — И, похоже, она вот-вот отлетит. Клепки все уже вылетели. Видите, они лежат под ногами. Ситуация очень серьезная. Незнайка был прав. Жаль только, что не сразу сказал. Теперь надо как можно быстрее сообщить капитану.

Но в этот самый момент уголок листа, толщина которого была целы три пальца вдруг, вдруг отогнулся, и в него бурным потоком хлынула вода. Поток был настолько мощным, что сразу сбил с ног Знайку и Винтика.

— Поздно бежать к капитану! — закричал Незнайка. — Пока мы будем бегать, здесь все зальет водой. Мы сами должны заделать пробоину.

— Каким образом? — прокричал Шпунтик, помогая Знайке и Винтику подняться.

— Здесь должен быть ящик с аварийным снабжением для восстановления водонепроницаемости, — закричал Незнайка. — Мы должны найти его и прижать заплатку к стене, и наложить новую.

— Но я никогда этим не занимался!

— Я тоже не занимался, — ответил Незнайка, бегая по всему отсеку в поисках ящика, — а вот он. Но я только что прочитал, как это делается. Я вам все скажу, что надо делать.

Незнайка уже открывал ящик и доставал из него разнообразные приспособления: аварийные струбцины, шпангоуты, металлические раздвижные упоры, брусья, деревянные щиты, клинья, чтобы укреплять брусья и еще прочие незнакомые для простого сухопутного коротышки вещи и передавал все это Шпунтику и Винтику.

Знайка в это время искал служебный телефон и кнопку тревоги. Он их быстро нашел. Сначала нажал красную кнопку, а потом покрутил ручку телефона.

— Капитан на проводе! — тут же ответил ему беспокойный голос Табачка.

— Мы в отсеке судового валопровода! — крикнул Знайка. — Тут нарушена водонепроницаемость судна. Отходит старый пластырь. Пытаемся ликвидировать аварию.

— Все понял, высылаю подмогу! — ответил капитан Табачок. Он дал сигнал всеобщей тревоги, и приказал машинистам:

— Стоп машины!

Но такой большой теплоход, как «Белый дельфин», не остановишь сразу, одним нажатием рычага. Даже аварийное торможение и то не сразу останавливает разогнавшиеся двигатели.

Однако нашим друзьям до всего этого не было дела. Они спешно пытались исправить положение.

Незнайка быстро оценил ситуацию, насколько только мог, не имея никакого технического опыта, только на основании только что прочитанной книги. Тем не менее, он предложил приставить к отходящему пластырю деревянный щит, и с помощью упоров прижать его к отходящему пластырю и вправить его на место. Для временного восстановления водонепроницаемости, этого было достаточно. Винтик, Шпунтик и Знайка согласились с ним, и все четверо принялись за дело. Нельзя было терять ни секунды. Потому что ворвавшаяся через пробоину вода своим давлением быстро ее увеличивала. Еще немного, и лист отлетит совсем, все вокруг затопит водой, а потом случится страшное — короткое замыкание и взрыв в машинном отделении. И весь теплоход со всеми пассажирами и командой затонет в считанные минуты.

Если бы на их месте были опытные матросы, они сделали бы все за минуту. Нашим друзьям, хотя Винтик и Шпунтик были замечательные и очень умелые мастера, и без них бы ремонт был бы совершенно невозможен, понадобилось пять минут.

Незнайке даже не пришлось ничего им объяснять, они все поняли, едва только взглянули на аварийное снаряжение, и быстро и точно начали все делать. Незнайка и Знайка помогали им, подавали нужные инструменты, держали щит, когда Винтик и Шпунтик прикладывали его к потоку. Это было самое трудное. Столб воды отшвыривал их в сторону, и к пробоине подобраться было очень трудно. Но Незнайка и Знайка смело преодолели все трудности и выполнили все, как было нужно. Едва при этом не захлебнулись, потому что вода доставала им уже до пояса, а у самой пробоины, их всех заливало с головой.

— Быстрее! — кричали Винтик и Шпунтик. Им тоже приходилось нелегко. Пожалуй, и потруднее, чем Знайке и Незнайке, потому что от их сноровки и точности зависело, правильно ли будет поставлен упор, который надо было одновременно ставить и раздвигать.

Когда подобную операцию выполняют матросы, то в команду ликвидаторов входят не меньше десяти коротышек. Сейчас же с бедой справлялись четверо смельчаков, которые и на море оказались в первый раз да еще в качестве пассажиров.

И все-таки они победили. В тот самый момент, когда вода уже стала доходить до турбины вала, они прижали щит к пробоине, и бешеный поток воды стал стихать. А когда Винтик и Шпунтик начали вдвоем быстро крутить рукоятки раздвижной гайки, то он и вовсе прекратился.

Одновременно с этим прекратил, наконец, свою работу двигатель. Вал перестал крутиться, и опасность, что его зальет водой, миновала.

Друзья вытерли с лиц пот и посмотрели друг на друга.

— Кажется, мы победили, — заметил Незнайка. — Ой! Вы не видели, куда делась моя шляпа?

Знайка, Винтик и Шпунтик посмотрели на его расстроенное лицо и весело захохотали. И когда в отсек влетели один за другим матросы «Белого дельфина», они обнаружили наших друзей барахтающимися в воде и громко хохочущими.

— Вы что, с ума сошли? — спросил их Маячок.

— Сойдешь ту с ума, пока вас дождешься, — проворчал Незнайка. — Все самим пришлось делать.

— Так ведь прошло только пять минут, — ответил виновато Маячок. — К тому же кто-то за вами запер люк, и мы его долго не могли открыть.

Незнайка покраснел:

— Ой, это я его кажется, за собой захлопнул.

И все опять засмеялись. Только Знайка остался серьезным и доложил Маячку:

— Авария временно ликвидирована. Опасности для судна нет. Вы уж нас извините, мы сделали все тяп ляп, по сухопутному. Как смогли. Так что вам придется все переделать.

— Да вы настоящие герои! — воскликнул Маячок. — Вы же спасли корабль от неминуемой гибели. Если бы не вы, мы все бы погибли. Но как вы здесь оказались?

— Нас привел Незнайка, — стал рассказывать Знайка. — Он заподозрил, что здесь не все в порядке, и мы решили проверить. Тут мы, конечно, совершили большую ошибку. Надо было сразу идти к капитану. А мы ему не поверили и решили во всем убедиться сами. Это чуть не стоило нам жизни. Но, в общем, всем мы обязаны ему.

Все посмотрели на Незнайку. Тот страшно смутился, покраснел и пробормотал:

— А чего я? Я ничего. И вообще, один бы я ничего не смог сделать. Это все мы вместе.

— Ну ладно, идите наверх, — сказал Маячок. — Там вас уже ждут. Мы тут сами разберемся.

И они поменялись местами. Аварийная команда стала проводить все необходимое, чтобы восстановить судно, а наши друзья отправились к себе в каюты, чтобы отдохнуть.

Но отдохнуть им никто не дал. Как только они вылезли из люка, их встретили матросы, подхватили на руки и понесли наверх. Так что добирались до нижней палубы, они не ногами, а на руках матросов. А наверху их уже встречали с аплодисментами пассажиры. Ведь уже всему кораблю стало известно о том подвиге, который они совершили. Полторы тысячи пассажиров и триста коротышек из команды устроили им настоящую овацию. Неизвестно откуда появились цветы, защелкали фотоаппараты, а потом к друзьям подошел капитан Табачок, которому уже доложили обо всем во всех подробностях, и отдал героям честь:

— Благодарю вас за спасение корабля, матросов и пассажиров.

Незнайка, Знайка, Винтик и Шпунтик вытянулись по стойке «смирно» и ответили:

— Мы всего лишь выполнили наш долг!

— В вашу честь сегодня же будет устроен торжественный ужин и праздничный салют! — сказал капитан. — А ты, Незнайка, с этой минуты зачислен в нашу команду почетным матросом. Но учти, почетное звание не дает право ни на какие поблажки. Понятно?

Этому Незнайка был рад больше всего.

— Ура!!! — закричал он и подмигнул Тарелочке, которая стояла рядом и не сводила с него восхищенных глаз.

Вот как кончилась эта история о том, как Незнайка поехал в морской круиз. Но это не последнее его морское приключение, потому что впереди его ждало новое, еще более захватывающее и интересное.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ НЕЗНАЙКА ТЕРПИТ БЕДСТВИЕ

ГЛАВА ПЕРВАЯ О ТОМ, КАК КАПИТАН ТАБАЧОК УСТРОИЛ НА КОРАБЛЕ УЧЕНИЯ, И ЧТО ИЗ ЭТОГО ВЫШЛО

По синему морю, по бескрайним просторам, перелетая словно чайка, с одной волны на другую, шел туристический лайнер «Белый дельфин». Это было очень красивое, большое и крепкое судно. И, тем не менее, с ним чуть не случилось несчастье. В корпусе днища корабля, в том самом месте, где мощные турбины вращают гребной винт корабля, появилась опасная вибрация, грозившая пробоиной. А этот отсек проверял совсем еще молодой и неопытный матрос Румбик. Это было его первое плавание, и он ничего не заметил. Все могло бы кончиться очень трагично, если бы…

Если бы на «Белом дельфине» не путешествовали коротышки из Цветочного города. Это были Незнайка, Знайка и неразлучные мастера Винтик и Шпунтик.

Совершенно случайно Незнайка оказался в том самом отсеке и увидел, что в корпусе вот-вот образуется пробоина. Он поделился своим открытием со Знайкой, и тот, прихватив с собой Винтика и Шпунтика, побежал убедиться, потому что не очень-то доверял Незнайке. И напрасно! Незнайка оказался прав. И мало того, течь открылась в тот самый момент, когда здесь оказались наши друзья. Поздно уже было бежать и звать на помощь. Пришлось ликвидировать аварию самим. Это оказалось крайне тяжелым делом, для таких неопытных матросов, какими они были. Но они справились, и спасли корабль, и всех кто на нем был, от неминуемой гибели.

Так Незнайка, Знайка, Винтик и Шпунтик стали героями. Еще бы! Ведь они спасли жизнь стольким коротышкам! Капитан «Белого дельфина» бравый моряк Табачок лично вручил им похвальные грамоты и наградные листы, а весть об их подвиге моментально облетела весь коротышечий мир.

Однако круиз продолжался. Вернее, он, можно сказать, подходил к завершению. «Белый дельфин» взял курс на Сан Пальму. До конца путешествия оставалось всего несколько дней. Несмотря на то, что коротышкам очень нравилось путешествие, многие из них уже начали тосковать по дому, по твердой земле и лесному воздуху. Что ж, это не удивительно. Коротышки вообще народ такой, что очень любят свои уютные родные домишки, и никогда их надолго не покидают. С ними, кстати, всегда так происходит. Сначала они очень хотят уехать из дома и попутешествовать по свету, посмотреть на чужие края, познакомиться с коротышками из других земель, изучить их житье бытье. А дом, им якобы надоел смертельно, и они видеть его уже не могут, не то, чтобы в нем находиться. Поэтому они легко отправляются в дорогу и с удовольствием путешествуют. Но проходит время, и у них начинается непонятная тоска по дому. Им очень хочется вернуться назад в свою привычную жизнь. Некоторые так сильно хотят домой, что даже заболевают. Вот почему коротышки редко покидают свои дома слишком на большой срок. И очень мало кто из них выбирает профессию моряка или путешественника.

Наши герои тоже были полны ожидания. Знайка спешил вернуться, потому что написал очень интересный доклад о том, как можно использовать морские волны для добывания электроэнергии, и ему очень не терпелось выступить с ним на научном совете Академии наук в Солнечном городе. Винтик и Шпунтик тоже хотели вернуться быстрее, потому что им в голову пришло очень много идей, после того как они посетили всемирную автомобильную выставку в Скримбуле, и они хотели реализовать их на практике.

Но больше всего на берег спешил Незнайка. Ему очень надоело плыть на корабле в качестве туриста и праздного пассажира. Капитан Табачок и боцман Якорек пообещали ему, что возьмут его в команду «Белого дельфина» настоящим матросом. Но только после того, как окончится плавание. Вот почему Незнайка просто изнывал от нетерпения и буквально рвался из тельняшки, которую ему подарил Якорек, в сторону Сан Пальмы.

Вот тут-то все и случилось.

Дело в том, что после аварии, которая произошла несколько дней назад, капитан Табачок отдал распоряжение усилить работу по технике безопасности среди команды и пассажиров, и назначил на каждую ночь учебную тревогу. Нужно было отрепетировать посадку пассажиров в спасательные шлюпки на случай, если вдруг корабль начнет тонуть.

Такая тренировка уже один раз была в самом начале плавания. Но капитан решил, что одного раза недостаточно. Пассажиры не успели за один раз понять ход операции и свое место в ней. Многие путались, шли не туда, куда надо, садились в чужие шлюпки, и в результате в одних шляпках народу было очень много, и шлюпки были переполненные, в то время, как другие пустовали.

Туристы не протестовали. Да и как они могли протестовать? Слово капитана на корабле — закон. К тому же это было интересно и увлекательно. Среди ночи вдруг начинает приятным голосом малышки Тельняшечки говорить радио:

— Внимание! Внимание! Говорит радиоузел «Белого дельфина».

А потом вступает басовитый голос капитана:

— Тревога! Тревога! Всем надеть спасательные жилеты и выйти на шлюпочную палубу, и занять шлюпки согласно своим номерам. Убедительная просьба соблюдать порядок и дисциплину.

Перепуганные коротышки вскакивали со своих постелей, спешно начинали одеваться и обуваться, а некоторые сразу надевали спасательные жилеты на спальное белье и выскакивали в коридор.

Здесь уже были матросы, которые отвечали за порядок. Они строили туристов по группам, тут же назначали руководителей групп и ответственных за дисциплину, и показывали им, куда надо идти.

Это очень сложная задача — спешно эвакуировать почти тысячу коротышек. Ведь на все про все дается всего лишь десять минут. По истечении этого времени все должны быть уже в шлюпках. К тому же коротышки тоже разные попадаются. Беспокойные, не очень сообразительные (что вполне понятно, потому что не все отлично соображают после того, как их поднимут среди ночи), а иногда и просто трусливые. Так что от команды требовалось много умения и самообладания, чтобы провести всю операцию, как подобает. К чести «Белого дельфина», надо сказать, что команда у него была — что надо. Все знали свое дело, ловко его делали и в первую же ночь посадили всех пассажиров в шлюпки за двенадцать минут.

— Для первого раза вполне удовлетворительно, — заметил капитан Табачок.

На следующую ночь операция прошла за одиннадцать минут.

— Посмотрим, что будет завтра, — буркнул капитан. Видно было, что он не очень доволен. Наверно ожидал лучшего результата.

Матросы поклялись друг другу, что в третий раз они спасут пассажиров за восемь минут, то есть решили побить флотский рекорд — девять минут, который они сами же установили в прошлом году во время плавания в Макаронном море.

Однако все произошло совсем не так, как ожидалось. И без того сложная задача усложнилась, так как к вечеру на море началось легкое волнение. Появились небольшие волны с белыми барашками пены на гребнях. А к полуночи даже начался легкий шторм.

— Тем лучше! — воскликнул капитан Табачок. — Учебная тревога в сложных условиях — это то, что нам нужно!

А для того, чтобы было еще труднее, капитан приказал не останавливаться во время тревоги, как это было прежде, а все делать на ходу. Он вообще любил трудности, капитан Табачок, и был в восторге, что все так удачно складывалось.

Только вот не все пассажиры разделяли восторг бравого капитана. Они не были морскими волками, и когда их в третий раз подряд опять подняли по тревоге, они уже не были полны того энтузиазма, что был в предыдущие ночи. Некоторые даже искренне возмущались и ворчали:

— Это уже не круиз, а какое-то безобразие получается! Третью ночь поспать не дают. Сколько можно нас учить?

Но, несмотря на это они все-таки послушно строились и шли к шлюпкам. Мало ли? А вдруг тревога в этот раз не учебная, а самая что ни на есть настоящая? Никто не хотел рисковать.

В отличие от остальных Незнайка прекрасно знал, что тревога не настоящая, а учебная, потому что был в курсе жизни экипажа «Белого дельфина», который уже считал своим. Но ему даже в голову не могло прийти отлынивать от такого интересного дела, как погружение в шлюпки. Другой бы на месте Незнайки спал бы и спал. Но не таков наш герой. Он не просто послушно бежал спасать свою жизнь, как это делали все остальные, а делал все, чтобы помочь другим. Этим он приобрел уважение не только со стороны матросов, но и туристы прониклись к нему чуть ли не священным трепетом. Каждый раз его назначали руководителем группы, потому что никто из пассажиров не знал корабль так хорошо, как он. Поэтому Незнайкина группа, в которой кроме него самого, Знайки, Винтика и Шпунтика были также малышки Гаечка и Линеечка, а также официантки Вилочка и Тарелочка, и еще два десятка туристов из соседних кают, всегда приходила к нужному месту первой и первой занимала места в шлюпке.

И вот на третью ночь все и произошло. Хотя сначала все шло вполне нормально, и ничего не предвещало беды. Только вот дисциплина среди пассажиров несколько снизилась. Видимо все-таки сказалась усталость. Да и многие матросы, особенно те, у кого днем была вахта, тоже были не так бодры, как прежде. А самое главное, началась качка, и многие коротышки, которые почувствовали, как у них из-под ног уходит палуба, вдруг решили, что тревога вовсе не учебная, а самая что ни на есть настоящая, вдруг ударились в панику. Некоторые, самые боязливые и нетерпеливые, и главное, несознательные, даже начали нарушать строй. Они старались быстрее добраться до шлюпочной палубы, чтобы первыми занять место в шлюпке.

Другие коротышки, глядя на этих, тоже стали торопиться, толкать друг друга, и в результате в некоторых местах коридора, вдруг образовались заторы. Что сразу сильно снизило темп операции.

Матросы бросились наводить порядок.

— Не суетитесь! — кричали они. — Это учебная тревога. Корабль вовсе не тонет. Не надо так спешить! Всем места хватит!

С трудом и не сразу, но порядок удалось навести и возобновить нормальный режим выхода пассажиров на палубу.

Но на шлюпочной палубе вновь начался беспорядок. Когда пассажиры оказались на свежем воздухе, то им в лицо ударил сильный ветер, полный мелких соленых брызг. Качка сразу показалась коротышкам еще более сильной, потому что вокруг была темнота, корабельные огни не только не рассеивали мрак, а наоборот сгущали его еще больше. К тому же громко свистел ветер, за бортом корабля шумели волны, мачты жалобно скрипели. Все это привело к тому, что неопытные коротышки вдруг твердо уверились в том, что корабль потерпел крушение и вот-вот отправится на дно. И среди них опять началась паника. Все сразу забыли номера прикрепленных за ними шлюпок, свои сектора и стали занимать первые попавшиеся.

Капитан Табачок только за голову схватился.

— А если бы это была не учебная тревога, а настоящая? — воскликнул он. — Да ведь они нас всех потопили бы!

Он схватил рупор и громовым голосам стал наводить порядок. Вот, что происходило в ту памятную ночь на «Белом дельфине».

А что же делали наши друзья?

Надо сказать, что собрались они очень быстро. Потому что утром сильно устали, когда играли в бассейне в водное поло, так что пришлось устроить после обеда тихий час. Вот почему они не были такими не выспавшимися, как остальные. Они не только успели полностью одеться, но даже собрали свои вещи. Им очень хотелось, чтобы капитан похвалил их за полную боевую готовность, как это было накануне. Так Знайка был с чемоданом, Винтик и Шпунтик со своими портфелями, где у них хранились различные инструменты, малышки были с дорожными сумками и пакетами, а Незнайка был со своим знаменитым рюкзаком. Все они высыпали в коридор через три минуты после того, как по радио объявили тревогу. И очень удивились, увидев, какой там творился беспорядок.

Незнайка, как только увидел, что началась паника и разброд, тут же вдруг решил, что тревога вовсе не учебная, а самая что ни на есть настоящая. Почему-то ему передалось настроение взволнованных пассажиров.

— Раз они так волнуются, — сказал он сам себе, — значит, мы на самом деле тонем.

— Ты в этом уверен? — с сомнением спросил его Знайка.

— Конечно! — Незнайка был в этом просто убежден. И, надо сказать, что он очень даже обрадовался, что наконец-то наступила настоящая опасность, и он опять может проявить себя с самой лучшей стороны. — Скорее всего, мы наскочили на рифы.

После случая с гребным валом, на Незнайку уже не смотрели так недоверчиво, как вначале плавания. К тому же Незнайка среди своих друзей уже пользовался славой, чуть ли не бывалого моряка, и все вдруг ему неожиданно поверили. Даже Знайка.

Вы думаете, они испугались и побежали спасаться? Ничего подобного. Все без исключения остались на месте. Потому что все они: и Винтик, и Шпунтик, и Гаечка с Линеечкой, и Знайка, а уж тем более Вилочка и Тарелочка очень хорошо знали, что на море самое главное это не нарушать дисциплину и хранить полное спокойствие.

— Раз ты наш командир, — сказал Знайка Незнайке, — то тебе мы и вверяем наши судьбы.

Незнайка даже покраснел от такой ответственности, какую на него возложили. Он усиленно стал тереть лоб, потому что всегда был убежден, что так лучше думается. Он посмотрел на толпу коротышек, которые барахтались в конце коридора, пытаясь пробиться в узкий проход, и с сомнением покачал головой:

— Не стоит пробиваться через толпу коротышек, — сказал он себе. — Мы пойдем другим путем!

Затем он громко скомандовал:

— Слушай мою команду! Всем идти за мной парами. Только парами и друг за другом.

Он крепко взял за руку Тарелочку и пошел в противоположную сторону. Всем было известно, что Незнайка знает корабль как свои пять пальцев, и никто не стал с ним спорить. Малыши взяли за руки малышек, и пошли за ним. Кроме известных нам коротышек: Знайки, Винтика, Шпунтика, Гаечки, Линеечки, Вилочки и Тарелочки; к нашим друзьям присоединились еще некоторые, самые спокойные и уравновешенные путешественники. Это были врач из Зеленого города профессор Таблеткин, известный писатель из Сан-Пальмы Переплет Переплетович Обложкин, и рыболов спортсмен Поплавок. Эти трое коротышек были в прошлые разы в Незнайкиной группе, и в этот раз они тоже пошли за ним. А еще по дороге к ним присоединилась библиотекарь Страничка, потому что они шли мимо ее каюты, и она, увидев, что они куда-то идут, последовала за ними.

— Быстрее! — почти на бегу говорил Незнайка. — Не отставай!

Никто и не думал отставать. Все были очень серьезны и полны решимости добраться до шлюпок. Также никто не удивился, когда Незнайка вдруг свернул влево, а потом по трапу стал спускаться вниз. Все поняли, что Незнайка идет по своему маршруту. Только Винтик пробормотал себе в нос:

— Куда же это мы спускаемся? А вдруг там уже вода?

Но воды не было. Да Незнайка и не думал спускаться слишком низко. Он спустился еще на один этаж вниз, и увидел, что здесь коридоры уже совершенно пустые и свободные. Это ему и было нужно. Он побежал вперед, остальные за ним. Во время бега все то и дело посматривали на часы. Время шло. Секунда за секундой, и оно складывалось в минуты. Вот уже пять минут прошло, а они все еще не были на палубе. Но отступать было уже поздно. Оставалось только надеяться, что Незнайка не подведет.

И Незнайка не подвел. Он повернул еще несколько раз вправо, потом один раз влево, затем стал подниматься. Один этаж, другой, третий. Вот они уже оказались на нижней палубе, затем на средней, и в конце-концов вот она: вожделенная шлюпочная палуба. Они добрались до нее с противоположной стороны от той, куда шли все пассажиры. Незнайка привел своих друзей, так сказать, служебным путем.

У всех вырвался вздох облегчения.

— Молодец, Незнайка! — воскликнула Тарелочка. — Я знала, что ты не подведешь.

Рот у Незнайки разъехался до ушей:

— Да я этот корабль знаю как… А ладно. Давайте грузиться! Вон наша шлюпка.

Коротышки побежали к своей шлюпке, которая, кстати сказать, была самой крайней от того места, где на палубу приходили обычным путем, а так как они пришли с другого бока, то она им была теперь ближе всех.

Около шлюпки стоял матрос Маячок. Увидев наших друзей, он засмеялся:

— Ладно, хоть вы вовремя!

— Команды спускаться на воду не было? — с тревогой спросил его Незнайка.

Маячок расценил его вопрос, как веселую шутку и расхохотался от души:

— Еще не было! Но через двадцать секунд и выгрузка начнется.

Услыхав это, друзья стали грузиться в шлюпку. Это тоже не простое занятие. Потому что шлюпка для полной убедительности уже висела на лебедке за бортом корабля совершенно готовая к спуску и, чтобы попасть в нее, нужно было сначала перелезть через борт. Это и при полном штиле тяжело, когда шлюпку качает и вовсе не просто. Но наши герои и тут показали себя с самой лучшей стороны. Малыши помогали малышкам, а сами стали грузиться, только когда все четыре малышки были в шлюпке. Незнайка решил сесть в шлюпку последним. Ему очень мешал рюкзак, и однажды он так неловко повернулся, что задел проходившего мимо Маячка, да так сильно, что того буквально вышвырнуло за борт. К счастью он улетел не в воду, а благополучно упал в шлюпку. Маячок свалился на дно и увлек за собой Таблеткина и Шпунтика, те повалили Гаечку и Вилочку, последними свалились Знайка, Линеечка и Винтик с Поплавком. Образовалась куча мала. Незнайка тоже влез в шлюпку и огляделся по сторонам:

— Все в шлюпке?

— Все! — пропыхтел из под Винтика Знайка.

— Значит можно спускаться.

И тут как раз раздался голос капитана, который кричал в рупор:

— Эй, там на мостике! А ну открыть второй коридор!

Затем Табачок увидел, как штурман Мередианчик побежал в рулевую рубку.

— Отставить! — закричал он ему в рупор. — А ну трави вниз!

Эти его последние слова услыхал Незнайка. Он подумал, что это приказ спускать шлюпки на воду и дернул рычаг лебедки, на которой висела готовая к спуску шлюпка. Закрутились со скрежетом колеса лебедки, и шлюпка стремительно полетела вниз чуть ли с десятиметровой высоты.

Те, кто в ней был, только успели разобраться и кое-как поднялись и заняли свои места, вновь попадали друг на друга.

— Что ты делаешь? — крикнул Незнайке Маячок и снова оказался на дне шлюпки заваленный десятком коротышек.

Только Незнайка удержался на ногах, потому что крепко держался обеими руками за трос.

— Странно, — пробормотал он, — почему это корабль идет? Разве мы не тонем? Разве на ходу тонут?

Дальше случилось ужасное. Шлюпка упала на воду и запрыгала на ней как сумасшедшая. Незнайка чудом не свалился в воду, а остальных спасло от этого только то, что все они копошились на дне шлюпки.

Все закричали от ужаса. Вокруг стоял грохот. Билась об воду и об борт корабля шлюпка, волны накрыли всех с головой. Скорость, с которой мчался «Белый дельфин» тут внизу казалась просто ошеломительной. Шлюпка буквально летела за ним. Трещали от напряжения тросы.

Маячок кое-как выбрался из-под коротышек и мигом оценил ситуацию.

— Мы сейчас разобьемся! — закричал он. — Быстрее поднимай шлюпку обратно.

Незнайка был очень удивлен.

— А разве мы не тонем? — прокричал он.

— Да ты что с ума сошел? Быстрее нажми красную кнопку на кране троса. Поднимай нас обратно. Быстрее!

Сам он находился слишком далеко от кормы шлюпки, чтобы самому это сделать.

— Какую кнопку? — из-за грохота и тряски Незнайка не все услышал.

— Красную! — закричал Маячок.

Незнайка услышал. Но только он хотел нажать на красную кнопку, как в это мгновение шлюпка в очередной раз сильно ударилась об борт. Незнайку тряхнуло, и его палец вместо красной кнопки вдавил черную кнопку, которая была рядом.

Эта его непреднамеренная ошибка стало для него и тех, кто был в шлюпке роковой. Черная кнопка освобождала шлюпку от тросов, на которых она держалась.

Тросы щелкнули и отпустили шлюпку на волю. Могучие волны тут же отшвырнули ее от корабля в сторону, и шлюпка тут же закачалась на волнах.

— Помогите! — закричал отчаянным голосом Маячок.

Но к несчастью на «Белом дельфине» ничего не видели. Слишком все были заняты учебной тревогой, и в этой сумятице и неразберихе никто даже не заметил, как одна шлюпка оказалась за бортом. Слишком все произошло быстро и неожиданно. Не забывайте, что была ночь. В темноте на воде невозможно заметить шлюпку, которая стремительно стала удаляться, ведь «Белый дельфин» шел полным ходом.

ГЛАВА ВТОРАЯ, В КОТОРОЙ ВСЕ ОКАЗЫВАЮТСЯ В ОТКРЫТОМ МОРЕ

А в шлюпке не сразу поняли, что же все-таки произошло на самом деле. Сначала коротышки обрадовались, что они благополучно спустились на воду, и даже стали обниматься и поздравлять друг друга со спасением. Но потом до них понемногу стал доходить смысл происшедшего. Сначала засомневался Знайка. Он некоторое время смотрел вслед уходящему кораблю, а потом нахмурил брови:

— Странно, а почему это в море только одна наша шлюпка?

— Потому что мы самые первые смогли спустить ее на воду, — ответил Незнайка.

— А почему корабль уплывает? — продолжал удивляться Знайка. — Разве тонущие корабли плавают?

Все это время Маячок смотрел на коротышек раскрыв рот и ничего не мог сказать от удивления. Он был до того поражен случившимся, что не находил слов.

— Наверно судовой вал опять залило водой, и корабль не может остановиться, — сделал предположение Незнайка. — Что-то где-нибудь заклинило.

— А мне кажется, что это где-то в другом месте заклинило, — пробормотал Знайка. И тут он увидел Маячка и обратился к нему. — Скажите, любезный, это действительно была настоящая тревога? С кораблем что-то случилось?

Тут Маячок пришел в себя и закричал:

— Что вы наделали? Зачем спустили шлюпку?

— А разве… — начал Незнайка и вдруг запнулся. Он по лицу Маячка понял, что никакой необходимости спускать шлюпку на воду не было. — Вот тебе раз, братцы! Кажется, мы что-то не то сделали.

— Мы сделали? — Знайка схватился за голову. — Это не мы сделали! Это ты сделал! Кто тебя просил спускать шлюпку на воду?

— Кажется, никто не просил, — стал оправдываться Незнайка. — Но мне показалось, что капитан дал команду.

— Тебе показалось! — передразнил его Знайка. — Теперь мы по твоей милости оказались в открытом море. Ночью. В бурю. Я знал, что этим все кончится!

— Позвольте, позвольте — вмешался в разговор профессор Таблеткин. — То есть как это в открытом море? А разве нас не собираются спасать? Разве корабль не дал сигнал бедствия? Сюда должны прилететь спасательные вертолеты, прибыть корабли. Я не могу торчать здесь в открытом море. У меня клиника! У меня, в конце концов, пациенты! Я врач!

Тут и другие стали тоже кричать, что не могут торчать в море.

— Я должен сдать рукопись моему редактору не позднее, чем послезавтра! — кричал писатель Обложкин.

— А я должен прибыть на соревнования по спиннинговой ловле! — вопил Поплавок.

— Нам завтра утром надо накрывать праздничный стол! — хором кричали Вилочка и Тарелочка.

— Спокойствие! — строгим голосом сказал Знайка и поднял вверх правую руку, призывая к тишине. — Прекратите балаган! Ничего страшного не произошло. Обычное недоразумение!

— Ничего себе недоразумение! — фыркнул Винтик. — Это недоразумение сидит на корме, носит большую голубую шляпу и зовется Незнайкой.

— Да что вы братцы на меня нападаете? — Чуть не со слезами воскликнул Незнайка. — Я ведь как лучше хотел! Я вас спасал!

Знайка почесал голову и заметил:

— В этом есть справедливость. Незнайка действительно хотел, как лучше.

— А вышло, как хуже! — хихикнул Винтик.

— Мы тоже виноваты, — строго сказал Знайка, который уже взял себя в руки, и старался быть хладнокровным. — Слишком доверились Незнайке. Хотя прекрасно его знаем. Разве мы не знаем, что Незнайка сначала делает, а потом только думает, что он сделал? Знаем. Но мы, также как и он были в чрезвычайно ситуации и не сообразили сразу. Так что нечего теперь валить все на него.

Коротышки, народ не злой, и со Знайкой все согласились, а Шпунтик участливо хлопнул Незнайку по плечу и сказал:

— Рано, братец, тебе быть руководителем. Ты еще слишком несерьезный коротышка.

Незнайка только горько вздохнул:

— Я ведь как лучше хотел.

Тут все накрыло волной, и про Незнайку сразу все забыли, потому что вспомнили, что находятся в шлюпке ночью в открытом море, да еще во время пусть небольшого, но все-таки шторма.

— Что же мы будем делать? — заплакала Вилочка. — Мы теперь все утонем!

— Ни в коем случае! — заверил ее Знайка. — Шлюпка у нас крепкая, она может выдержать до сорока коротышек и при большей волне, чем эта. Шлюпки не тонут даже, если их заливает водой, потому что борта их специально сделаны полыми. Нас же… Кстати, сколько нас на борту? Надо составить список экипажа.

Коротышки стали считать друг друга и вскоре представили Знайке устный список.

Вот он:

1. Знайка.

2. Винтик.

3. Шпунтик

4. Гаечка.

5. Линеечка.

6. Вилочка.

7. Тарелочка.

8. Библиотекарь Страничка.

9. Профессор Таблеткин.

10. Писатель Обложкин.

11. Рыболов Поплавок.

12. Матрос Маячок.

13. Незнайка.

— Ну вот, — расстроился Знайка, — теперь нас еще и тринадцать.

— Ты разве веришь в несчастливое число? — удивился Винтик.

— В открытом море, в утлом суденышке, да еще и с Незнайкой по соседству, каждый станет суеверным, — махнул рукой Знайка.

Винтик согласился:

— Это точно. — Затем он нагнулся к Знайке и шепнул ему в ухо. — Может, выбросим его за борт, от греха подальше?

Знайка посмотрел на него недоуменно:

— Надеюсь, ты шутишь?

— Конечно шучу, — сказал Винтик. — Что будем делать?

Такой же вопрос волновал и остальных членов новоиспеченной команды.

— Я думаю, что единственное, что мы сейчас можем сделать, это взять весла и грести в сторону ушедшего «Белого дельфина», - сказал Знайка. — Там наверно уже заметили наше исчезновение и повернули обратно. Таким образом, мы поплывем им навстречу и облегчим наш поиск.

— А в какую сторону уплыл «Белый дельфин»? — спросил Незнайка. — Как мы это узнаем?

Знайка задумался. Это было действительно нелегким делом, определить направление. Ведь с тех пор, как корабль скрылся из глаз, прошло уже не мало времени, и шлюпку столько раз крутило волнами в разные стороны, что определить, в какую сторону им плыть, было просто невозможно. Если бы был день, проблем бы не было. Стоило посмотреть на солнце, чтобы понять, где север. Это было просто, если бы ночное небо было ясным, Знайка прекрасно знал карту звездного неба, и смог бы определить направление еще точнее, чем днем. Но, как назло, небо заволокло тучами, и сквозь них не могла пробиться ни одна, даже самая яркая звезда. Убедившись, что подручными средствами ничего не получается, Знайка вновь обратился к Маячку:

— У вас случайно нет с собой компаса?

— Именно сегодня у меня нет компаса, — ответил Маячок. — Утром я одолжил его Румбику.

— Напрасно, — покачал головой Знайка. — Такие нужные вещи не следует одалживать кому-либо. Как бы он нам сейчас пригодился. Но делать нечего. И все равно мы будем грести, хотя бы для того, чтобы не замерзнуть.

Было и впрямь прохладно. Все промокли и продрогли.

Коротышки стали вытаскивать весла. И тут оказалось, что из них никто кроме Маячка и Незнайки не может грести. Даже Винтик со Шпунтиком.

— Тогда Незнайка и Маячок будут у нас вахтенными, — сказал Знайка. — Они и будут грести. А все остальные спать. Спать. К утру надо набраться сил. Тогда же, если не появится «Белый дельфин», а я думаю, что он обязательно появится, мы и обсудим наше положение.

Так незаметно для самого себя и для окружающих Знайка взял на себя обязанности капитана корабля. Ведь шлюпка, это тоже по сути своей корабль. Только маленький. А на корабле должен быть капитан. А в таких ситуациях руководящую роль в свои руки берут всегда самые умные, решительные и находчивые коротышки. А Знайка как раз и был таким коротышкой.

Все ему подчинились. Незнайка и Маячок сели за весла и стали грести, остальные стали устраиваться на дне шлюпки на ночлег. И хотя дно шлюпки не самое лучшее и удобное место для сна, усталость, нервное напряжение, а также качка сделали свое дело, и вскоре все заснули.

Только Знайка не стал спать. Ему было не до сна. Он думал о том, как спасти попавших в беду коротышек. Своих друзей. Ему было нелегко. В голову лезли тревожные мысли. А что если он не справится? Что если у него не получится? А что если их не найдут? Ведь море огромное и бескрайнее, в нем так легко пропасть и погибнуть, а найти в нем маленькую шлюпку, задача очень тяжелая…

Наконец утомленный тяжелыми раздумьями уснул и Знайка.

Бодрствовать остались только Незнайка и Маячок. Они гребли веслами и вели беседу.

— Попадет мне теперь от капитана! — вздыхал Маячок. — Ох, попадет!

— За что это тебе попадет? — удивился Незнайка.

— Как за что? Да за то, что не уследил за вверенными мне шлюпками. Я ведь должен был что сделать?

— Что?

— Посадить народ в шлюпки, засечь время и выгрузить всех обратно. А я вместо этого что сделал?

— Что?

— Сам в шлюпке оказался, да потом еще и в море. Но это уже не я виноват, а ты. Я же тебе кричал, не трогай ничего. Разве ты не слышал?

— Слышал! — Незнайка махнул рукой. — Да разве в такой суматохе что-нибудь разберешь?

— Вот и получается, что мы с тобой два осла!

И они оба горько вздохнули. Чтобы как-то смягчить горечь происшедшего, Незнайка и Маячок стали грести, надеясь на чудо. Вдруг они догонят потерянный корабль. Они очень старались. Гребли изо всех сил и очень быстро выдохлись.

— Больше не могу! — простонал Незнайка. — У меня мозоли на руках.

И перестал грести.

Маячок сделал несколько гребков, но потому увидели, что шлюпка крутится на месте, тоже отложил весло.

— Посмотри, не виднеется ли «Белый дельфин», - сказал вдруг Незнайка Маячку.

Маячок стал всматриваться вдаль:

— Ничего не видно.

— А что ты, сидя-то, смотришь? — так конечно ничего не увидишь, — проворчал Незнайка. — Ты встань.

Маячок так и сделал. Он встал, но тут же снова сел, потому что шлюпку сильно качало, и стоять без опоры было трудно.

— Дай я посмотрю, — предложил тогда Незнайка. — А ты меня подержи.

Так они и сделали. Незнайка одной рукой взялся за плечо Маячка, другой вцепился в его руку и начал вставать. Вытянулся во весь рост и стал всматриваться вдаль. Было уже не так темно, потому что близился рассвет. Волны тоже уже были не такие большие. Но на горизонте все равно было пусто.

— Ничего не вижу, — сказал Незнайка, после того, как минут десять пялился по сторонам.

Он сел и внимательно посмотрел на Маячка. И вдруг хлопнул себя по лбу:

— Ах, я осел!

— Это почему ты осел? — удивился Маячок.

— А ты на меня посмотри и сразу увидишь, что я осел.

Маячок внимательно посмотрел на Незнайку и согласился:

— А и вправду есть в тебе что-то ослиное.

В другое время бы Незнайка очень обиделся бы на такие слова, и, кто знает, все могло кончиться ссорой, а то и дракой. Но сейчас было не до этого.

— Да нет, — ответил он, — я вовсе не это хотел сказать. Просто ты посмотри на меня, а потом на себя. Что ты увидишь?

Маячок пожал плечами:

— Не знаю.

— Да ты выше меня ростом почти на две головы! — закричал Незнайка. — Как ты не понимаешь?

Маячок действительно был на редкость рослым коротышкой. Но сообразительным его назвать было затруднительно. Он все еще не понимал, что хочет от него Незнайка.

— Это ты должен смотреть, а не я! — объяснил ему Незнайка. — Понятно? Кажется, на горизонте я видел белую точку. Но разглядеть не смог. А у тебя должно получиться.

До Маячка наконец дошло, что Незнайка прав. И они поменялись ролями. Теперь Маячок взялся одной рукой за Незнайкино плечо, другой за его руку, и поднялся и стал смотреть.

— Ну, что-нибудь видишь? — спрашивал его снизу через каждые три секунды Незнайка.

— Пока ничего не вижу. Только вода, море и тучи.

— Ну, смотри внимательнее, — вздыхал Незнайка. — Зрение то у тебя хоть хорошее?

— Хорошее. Даже отличное.

— Надо же, отличное! — удивлялся Незнайка. — Отчего же ты ничего не видишь?

— Да потому что ничего нет, чтобы видеть, — от Незнайкиной назойливости Маячок даже начал раздражаться.

— Как это ничего нет! Должно быть. Смотри внимательнее.

— Я и так внимательно смотрю.

— Вытяни шею.

— И так вытянул, голова вот-вот оторвется.

— А ты что так просто стоишь?

— Как так просто.

— А вот так вот просто.

— Как же я по-твоему должен стоять?

— На цыпочках, вот как!

Маячок встал на цыпочки.

— Ну? — тут же спросил его Незнайка.

— Что ну?

— Теперь что-нибудь видишь?

— И теперь ничего не видишь.

— Это оттого, что у тебя глаза устали, — покачал головой Незнайка. — Напряжение в них накопилось. Ты знаешь, что сделай.

— Что?

— Ты сложи руки биноклем и поднеси их к глазам. Тебе сразу легче будет. И зрение сразу улучшится. Я всегда так делаю.

Маячок так и сделал. Сложил руки биноклем и поднес их к глазам. Только для этого ему пришлось перестать держаться за Незнайку. Нельзя же одновременно держаться руками за соседа и в то же время глядеть в бинокль. Вот если бы у Маячка было четыре руки, тогда бы он смог. Но, к несчастью у него было всего две руки, как и у всех обыкновенных коротышек, и поэтому он только на секунду глянул в свой «бинокль», после чего тут же потерял равновесие, ахнул и полетел за борт.

— На помощь! — только и успел крикнуть Маячок.

Незнайка схватил его за ноги, но Маячок оказался для него слишком тяжелый, и наш герой, сам не понял, как полетел в воду вслед за ним.

— Караул!!! — закричал Незнайка. — На помощь!!!

— Спасите! — вопил Маячок. — Помогите! Ой, тонем, братцы!

И такой они подняли крик, что в шлюпке тут же все проснулись.

Первым их крик услышал Знайка. Он вообще спал не крепко. Сон его был тревожным и беспокойным. Знайке все время снилось, что шлюпка их вдруг начинает наполняться водой и медленно, но неуклонно погружается в морскую пучину, а все смотрят на это и ничего не делают. Знайка начинается воду вычерпывать, но ему никто не помогает, и все они все равно оказываются в воде и барахтаются в ней, как беспомощные котята. Знайка в ужасе проснулся и увидел, что все в порядке, ничего страшного не произошло, а Незнайка и Маячок сидят на веслах и о чем-то разговаривают. Знайка перевернулся на другой бок и снова заснул. И тут ему стало сниться, что начался пожар, и шлюпка охватываемая ярким и беспощадным пламенем, и все вынуждены прыгать из нее в воду и снова все начинают беспомощно барахтаться и звать на помощь. Вот тут Знайка проснулся и увидел, что в воде действительно барахтаются коротышки и вопят изо всей мочи. Он в утопающих тут же узнал Незнайку и Маячка и облегченно вздохнул, увидев, что все остальные в шлюпке, и что затопление пока им не грозит.

Знайка вскочил на ноги и занялся спасение вахтенных матросов. Он знал, что нельзя терять ни секунды, потому что волны очень быстро относили Незнайку и Маячка от шлюпки, и сколько те не пытались доплыть до шлюпки, им это не удавалось, а от того, что они были уставшими после почти двухчасовой гребли, то и силы у них кончались очень быстро. Хорошо, что у них были спасательные жилеты, иначе бы они наверно пошли бы ко дну.

Пока остальные просыпались и соображали, что происходит, Знайка уже действовал. Он находился на носу шлюпки, и поэтому сразу заглянул в носовой трюм, потому что знал, что по технике безопасности, там должен быть спасательный круг и шнур. Там они и оказались. Мало того, круг уже был связан шнуром с носом шлюпки. Так что Знайке осталось только бросить круг в воду. Он размахнулся и кинул. Круг пролетел несколько метров и точно опустился на Незнайкину голову!.

— Ай! — крикнул Незнайка, но тут же опомнился и схватился за круг руками и надел его себе на шею.

Маячок был от Незнайки в двух метрах. Из последних сил он взмахнул руками, доплыл до Незнайки и схватился за круг.

— А ну, помогите! — крикнул Знайка Винтику и Шпунтику.

И они втроем втащили незадачливых утопающих в шлюпку. Несчастные уже еле дышали. Помощь подоспела вовремя.

Тарелочка кинулась на помощь другу.

— С тобой все в порядке? Как ты там оказался? — засыпала она Незнайку вопросами, одновременно стаскивая с него рубашку.

Незнайка без особого энтузиазма отбрыкивался, но сопротивлялся не сильно.

— Мы, понимаешь, корабль высматривали, и вот свалились, — сплевывая воду, объяснял он свое пребывание в воде.

Вилочка и Страничка в это же время занимались Маячком. Все остальные с участием наблюдали за их действиями.

Тут, наконец, профессор Таблеткин вспомнил, что он врач, и затряс бородой:

— Позвольте, позвольте! Им нужна срочная медицинская помощь.

Он достал свой докторский чемоданчик, с которым, как и любой другой врач, никогда не расставался, и уж конечно взял его во время тревоги с собой, и достал из него инструменты.

Незнайка всегда с опаской относился к докторам, а когда он увидел в руке Таблеткина шприц, то даже подскочил на месте.

— Я совершенно здоров! Не надо мне делать укол!

И тут в шлюпке раздался оглушительный хохот. Незнайкин вопль снял со всех нервное напряжение, и все поняли, что с их товарищами все в порядке. Тарелочка с улыбкой посмотрела на Незнайку:

— Ты боишься уколов?

Незнайка хотел было соврать и сказать, что он ни капельки не боится уколов и делал их тысячами, но вдруг увидел, что Тарелочка нисколько над ним не смеется, и неожиданно для себя сказал:

— Да боюсь. Есть у меня такая слабость.

— Эх, молодой человек! — покачал головой Таблеткин. — В уколах нет ничего страшного. Да я и не собираюсь никому делать укол, Я всего лишь прослушаю ваши легкие.

Он положил шприц обратно в чемоданчик, вынул из него трубочку и стал слушать Незнайку и приговаривать:

— Дышите. Не дышите.

В общем, он говорил то же самое, что и говорят другим врачи, когда осматривают больных. Затем он поставил диагноз.

— Легкие чистые, дыхание учащенное, но это вполне естественно.

Затем он выслушал Маячка и сказал, что и у него все в порядке.

— Вот и прекрасно! — обрадовался Знайка. — Все закончилось хорошо. И можно опять ложиться спать.

— Да-да, — поддержал его Незнайка. — Ложитесь спать, братцы. А мы с Маячком продолжим нашу вахту.

— Ваша вахта кончилась, — отрезал Знайка. — Вы с Маячком ляжете спать в первую очередь. А дежурить будут Винтик и Шпунтик.

Незнайка поворчал для виду, но на самом деле он был не прочь отдохнуть, потому что очень устал. А Маячок и вовсе не стал спорить, а как только услыхал приказ спать, тут же закрыл глаза и засопел.

Все остальные тоже улеглись, и хотя и не сразу, но один за другим заснули опять, ведь час был еще ранний, а силы они восстановить еще не успели.

Только трое коротышек остались бодрствовать. Это были конечно же Винтик и Шпунтик, назначенные Знайкой вахтенными, и сам Знайка, который решил не спать, потому что боялся, что без него опять что-нибудь произойдет.

Но ничего чрезвычайного больше не произошло. Винтик и Шпунтик взялись за весла и стали учиться грести. Коротышки они были очень толковые, очень быстро смекнули, что к чему и дело у них потихоньку пошло на лад. Да еще Винтик догадался, что грести будет легче, если отсчитывать каждый гребок.

— Раз, два! — тихо командовал он. — Три-четыре.

И шлюпка медленно продвигалась по все еще неспокойному морю.

А Знайка сидел на носу и тревожно вглядывался вперед.

— Куда мы идем? — тихо спрашивал он сам себя. — Домой, или в чужие края?

Несмотря на весь свой ум и богатый жизненный опыт, Знайка не чувствовал уверенности. Слишком трудной была ситуация, в которой они оказались.

Через некоторое время Знайка обратил внимание, что они очень медленно двигаются, хотя Винтик и Шпунтик гребли уже довольно хорошо, почти как настоящие матросы. Знайка поглядел на воду, на волны, и понял, что они взяли неправильное направление.

— Надо идти не навстречу волне, — сказал он Винтику и Шпунтику, — а вслед за ней, немного наискосок. Тогда мы будем двигаться быстрее.

Так они и поступили. Сменили направление, и шлюпка сразу поплыла быстрее. Волны подхватывали ее, Винтик и Шпунтик работали веслами, стараясь, чтобы шлюпка как можно дольше удерживалась на самом гребне волны, и когда у них это получалось, то они буквально летели по морю, и меньше соленых брызг воды попадало в шлюпку.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ, В КОТОРОЙ ОПИСЫВАЕТСЯ ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПУТЕШЕСТВИЯ

Шло время. Очень скоро стало совсем светло, и коротышки один за другим начали просыпаться и оглядываться вокруг. Знайка наблюдал за ними и видел, как на их лицах появлялось великое разочарование оттого, что они видели. Почти все коротышки, просыпаясь, были уверены, что все события прошедшей ночи приснились им во сне. Они ожидали увидеть вокруг себя уютные и чистенькие каюты, но вместо этого их глазам представала унылая картина: со всех сторон бескрайнее и неприветливое море, покрытое белыми барашками волн, пронизывающий ветер, и небо, которое заволокли тяжелые темно-серые, почти черные тучи. И посреди стихии одинокая шлюпка с тринадцатью пассажирами, которые отправились в морской развлекательный круиз и уже возвращались домой, и не сегодня-завтра должны были уже сойти на родной берег. И вот вместо этого они оказались посреди моря без каких-либо средств для спасения.

Было, от чего прийти в отчаяние.

И Знайка понял, что он должен поддержать товарищей по несчастью в трудную минуту. Хотя бы морально. Он должен вселить в них уверенность и дать им веру в свои силы.

— Не унывайте, друзья! — громко объявил он, когда увидел, что у Вилочки глаза начали наполняться слезами. — Ничего страшного не произошло. Представьте себе, что это всего лишь часть круиза. Можно даже сказать, что нам повезло. Подумайте сами, кому выпадала удача, оказаться в открытом море на шлюпке? Да о нас в газетах напишут, когда узнают, как мы плавали по морю без мотора и паруса.

У Незнайки сразу заблестели глаза.

— А ведь верно! — воскликнул он. — Это же самое настоящее приключение! Это же здорово! Я всегда мечтал быть путешественником. Открывать новые земли, бороться с пиратами и дикарями, рисковать быть съеденными дикими зверями или умереть от голода и жажды. Разве это не прекрасно? — Он с ожиданием посмотрел на море. — Может на нас акула нападет, или кит?

Если после слов Знайки все начали успокаиваться и обретать надежду, то после Незнайкиных слов, настроение у всех упало окончательно. Знайка только плюнул:

— Ну что тут поделаешь, когда рядом такой любитель опасностей сидит?

А Винтик натянул Незнайке шляпу поглубже, закрыв чуть не пол лица и сказал:

— Ты бы лучше помолчал, когда тебя не спрашивают.

Знайка же не сдавался:

— Не слушайте Незнайку. Ну откуда тут может быть акула? Это же море, а не океан. Здесь акулы не водятся, только дельфины. А дельфины, как известно, друзья коротышек, и даже много раз их спасали во время кораблекрушения.

— Может быть акул тут и нет, — заметил писатель Обложкин, — но зато от голода мы умрем очень скоро. И, кажется, я уже начал умирать от голода.

— Да, провизии и воды у нас нет, — вздохнул Знайка.

— Как это нет? — удивилась Тарелочка. У меня полная сумка еды.

— И у меня тоже, — добавила Вилочка. — Мы отвечаем за продовольствие, и на такой вот случай обязаны обеспечить всех, кто терпит бедствие едой.

— Вот видите! — обрадовано воскликнул Знайка. — Не так все плохо, как кажется на первый взгляд. Мы сейчас позавтракаем, а после еды устроим совещание, на котором обсудим наши дела и дальнейшие планы. Все согласны со мной?

— Все! — хором закричали коротышки.

— Тогда давайте завтракать.

Да, еда это великая вещь. Как только путешественники узнали, что в ближайшее время смерть от голода им не грозит, они сразу повеселели и оживились. Некоторые даже стали смеяться и шутить во время подготовки завтрака.

Прошло десять минут, и завтрак был готов. Это был так называемый сухой завтрак, потому что Тарелочка и Вилочка всего лишь достали из своих сумок хлеб, нарезали его на ровные аккуратные кусочки, затем в кружки налили из термоса чай, потом достали консервы и попросили Винтика и Шпунтика открыть их. Когда те выполнили их просьбу, завтрак и был готов. Осталось его только съесть.

Тринадцать коротышек разместились на банках шлюпки по соседству друг с другом, получили свои порции, а также пластмассовые вилки и ложки и стали кушать.

По мере того, как они ели, вместе с силами к ним возвращались сила духа и хорошее настроение. Раньше всех повеселел Незнайка. Он быстро расправился со своей порцией и попросил у Тарелочки добавки.

— Ни в коем случае! — услыхав его просьбу, воскликнул Знайка. — Никаких добавок.

— Это почему это? — удивился Незнайка.

— Мы должны экономить продукты. Никто не знает, сколько нам придется пробыть в море. Так что надо растянуть запасы продовольствия как можно дольше.

Все в очередной раз подивились Знайкиной мудрости и предусмотрительности.

— А чай тоже нельзя? — спросил Незнайка.

— Чай тоже нельзя, — ответил Знайка. — Вода в нашем случае еще более важна, чем еда.

— Неужели? — не поверил Незнайка.

— Конечно. — Знайка поднял вверх указательный палец. — Наукой доказано, что коротышка может прожить без еды шестнадцать дней.

Незнайка подпрыгнул от удивления:

— Вот уж не поверю! — воскликнул он. — Я и трех дней не проживу без заправки.

— Проживешь, куда ты денешься! — махнул рукой Знайка. — Раз наукой это доказано, значит проживешь.

— Ну, хорошо, а что дальше?

— А вот без питья, — продолжил свою мысль Знайка. — коротышка проживет не больше четырех дней.

— Тогда действительно надо экономить воду, — сказал Незнайка и отдал свою кружку Тарелочке. — Хотя это вовсе и не вода, а чай.

После этого Незнайка сел, закинул ногу на ногу и стал всматриваться в горизонт. Настроение у него было великолепное. Еда и горячий чай согрели его и наполнили энергией. После еды Незнайка всегда чувствовал себя великолепно и давно заметил за собой это качество.

— Я как грузовик, — говорил он про себя. — Меня обязательно надо заправлять. Иначе я никуда не поеду.

И это было действительно так. Хотя бывает, встречаются коротышки, на которых еда оказывает совсем другое действие. После сытного приема пищи они становятся ленивыми и сонными. Им больше хочется прилечь на диванчике, чем что-либо делать.

Таким коротышкой был как раз Знайка. От природы деятельный, он после сытной еды сразу становился квелым и ленивым. И он прекрасно знал за собой это такое качество и поэтому всегда очень поздно завтракал, стараясь до этого переделать все свои текущие и самые неотложные дела. Иногда завтрак у него откладывался чуть ли не до обеда.

Но все это было теперь в прошлой жизни. Там, где нет смертельной опасности, нет бескрайнего моря, нет оставшихся один на один с пучиной друзей и коварства стихии. Теперь Знайка был в чрезвычайной ситуации. А чрезвычайная ситуации требует от любого коротышки полной собранности. И в первую очередь надо оставить все свои плохие привычки, которые были в мирной спокойной жизни. Иначе они могут подвести.

Поэтому Знайка поел вместе со всеми и к собственному удивлению почувствовал, как его так же, как и Незнайку, да и всех остальных, переполняет энергия. А голова, так просто закипела от нахлынувших в нее мыслей. И совсем неожиданно Знайка вдруг нашел формулу, над которой бился уже несколько месяцев и не мог найти нужный ответ. А сейчас вдруг совершенно неожиданно и совсем в неподобающем для этого месте и в совсем уж не располагающих к этому обстоятельствах, он решил сложнейшую задачу. Знайка даже удивился такому своему состоянию и вдруг сделал для себя очень важное открытие. Оказывается, на умного коротышку опасность действует в положительном смысле. Она заставляет его быть вдвое умнее и энергичнее. Вот оказывается, чего ему не хватало там, на берегу в своем тихом и заваленном книгами и приборами кабинете. Бывало, он часами мучился над решением той или иной проблемы, не в силах прийти к решению. Оказывается, ему не хватало — опасности!

— Друзья мои! — воскликнул Знайка. — Давайте теперь обсудим создавшееся у нас положение и постараемся найти из него выход.

— А чего обсуждать? — удивился Незнайка. — Плывем себе и плывем. Чего тут еще сделаешь?

Но с ним никто не согласился. Коротышки совсем не хотели просто плыть и ничего не делать, чтобы как-то улучшить свое положение.

— Что значит, плывем себе и плывем? — воскликнул Шпунтик. — Надо не просто плыть, а плыть к берегу! А для этого надо узнать, где этот самый берег находится.

— Поэтому давайте начнем наше собрание, — сказал Знайка. — Кто за?

Все подняли руки.

— Принято единогласно, — сказал Знайка. — Тогда разрешите сначала выступить с докладом мне и описать, так сказать, что с нами произошло. Все должны иметь об этом полное представление.

И хотя все и так прекрасно знали, что произошло, ведь все приняли в этом участие, тем не менее, Знайкин доклад выслушали с удовольствием. Все кроме Незнайки. Тому это было совершенно неинтересно. Во время доклада он все время зевал, вертелся и порывался уйти. Но так как уйти было некуда, то ему пришлось выслушать все до конца.

Наконец Знайка кончил и сказал последнюю фразу:

— У кого будут вопросы?

Незнайка тут же поднял руку.

— А кто будет на нашей шлюпке капитаном? — спросил он. — В море без капитана нельзя. Я предлагаю первым делом выбрать капитана.

— И кого это ты, интересно, предлагаешь выбрать капитаном? — с усмешкой спросил Винтик. — Уж не себя ли?

Незнайка сразу выгнул грудь колесом:

— А почему бы и нет? Капитаном должен быть коротышка, который хорошо разбирается в морском деле, умеет вязать морские узлы и хорошо переносит качку.

— Ты имеешь в виду Маячка? — улыбаясь, спросила Вилочка.

Незнайка растерялся:

— Да нет. Вообще-то я имел в виду себя.

Тут все сразу в ужасе замахали руками. А Винтик расхохотался.

— Незнайка наш капитан! — завопил он. — Лучше сразу сделать в шлюпке пробоину и пойти на дно. Это будет умнее.

Незнайка покраснел как рак, и уже хотел было кинуться на Винтика с кулаками, как Маячок громко сказал:

— А я предлагаю кандидатуру Знайки. Потому что капитан должен быть самым умным на судне, а самый умный среди нас это, конечно Знайка. Я это еще ночью понял.

С этим предложением все согласились.

— Да, да, Знайка самая лучшая кандидатура. Он умный и умеет руководить. А Незнайка уже наруководил. Ведь это именно из-за него мы здесь оказались. — Говорили друг другу коротышки.

Незнайка покраснел еще сильнее, но теперь уже от стыда, а не от злости на Винтика, и поспешил сесть на место.

— Не переживай, — тут же шепнула ему Тарелочка, — когда-нибудь и ты станешь капитаном. Только для этого надо много учиться.

Незнайка только махнул рукой, но про себя тут же решил, что будет учиться и когда-нибудь обязательно станет капитаном.

А собрание продолжалось.

— Других кандидатур нет? — спросил Знайка.

— Нет! — хором ответили коротышки.

— Тогда ставлю на голосование. Кто за то, чтобы я был вашим капитаном?

И все проголосовали за это предложение. Все двенадцать коротышек. Даже Незнайка, у которого хватило ума, не дуться на коротышек за то, что они не так лестно о нем отозвались, поднял руку.

— Принято единогласно, — спокойно, как будто ничего особенного не произошло, сказал Знайка. — Что у нас следующим вопросом? — Знайка обвел всех взглядом и поправил очки. Все молчали, тогда он снова взял слово. — Теперь я думаю, что мы должны подумать о названии нашего корабля. Нельзя плыть на судне, у которого нет названия. В море это не принято.

Все конечно согласились со Знайкой и стали предлагать свои названия.

- «Цветочный город»! — тут же завопил Незнайка. — Это наш родной город. Пусть и корабль так называется.

— Тут не все из Цветочного города, — тут же сказал Знайка.

— Но нас большинство, — возразил Незнайка.

— Тем не менее, это будет несправедливо по отношению к другим коротышкам. Они не меньше нас любят свои родные города.

— Я предлагаю название «Витамин», - сказал Таблеткин. — Красиво и полезно.

— Что у нас аптека что ли? — усмехнулся Незнайка.

— Может быть «Формула»? — несмело заметил Знайка, но увидев, что его предложение ни у кого не вызвало восторга, замолчал.

И тут подняла руку Тарелочка:

— Можно я?

— Говори, Тарелочка! — закричал Незнайка. — Мы тебя слушаем.

— Раз уж мы с вами оказались в такой необычной ситуации, когда вокруг опасности и сплошное море, а мы одни наедине со стихией, та нам остается только не терять надежды на спасение. Поэтому я предлагаю назвать наш корабль «Надеждой».

Название, предложенное Тарелочкой, всем очень понравилось, с этой минуты шлюпка получила очень красивое имя «Надежда».

Затем встал профессор Таблеткин.

— Мне кажется, — сказал он, — что нам надо наладить на борту судна медицинскую службу. Мы провели почти всю ночь на открытом воздухе при достаточно низкой температуре. А что это значит?

— Что? — спросили хором коротышки.

— Это значит, что все мы подверглись сильному воздействию холода на организм. Нам всем грозит простуда.

— Что же делать? — Даже Знайка немного растерялся.

— Нам всем надо обязательно принять витаминные препараты, — сказал Таблеткин, — у меня к счастью они с собой есть. И тогда наш организм получит поддержку и сможет противостоять простуде.

Доктор Таблеткин был абсолютно прав. За ночь коротышки сильно замерзли и запросто могли простудиться. Кое-кто из них уже начал чихать и кашлять. Профессор раздал всем витамины, а тем, кто кашлял и чихал даже по три таблетки и заставил их запить чаем. После этого все сразу почувствовали себя лучше. У Маячка сразу прошел насморк, а Страничка перестала чихать. Только Незнайка не хотел пить витамины.

— Я и так здоров! — заявил он.

— Что ж, — пожал плечами Таблеткин. — тогда придется сделать тебе укол.

Услыхав про укол, Незнайка сразу перестал спорить и съел сразу две таблетки.

— Перейдем к следующему вопросу, — сказал Знайка, когда с лечением команды было покончено. — Сколько у нас продовольствия и питья?

Тарелочка и Вилочка посмотрели в свои сумки, посчитали и доложили:

— На один прием пищи.

Это сообщение всех расстроило. Увидев это, Знайка сказал:

— Разделим порции на две половины, и съедим все в два приема.

— А дальше? — с беспокойством спросил писатель Обложкин. — Что будем есть потом?

— До того, как у нас кончатся запасы продовольствия, мы должны придумать, как их нам добыть. Мы находимся в море, а в море, как известно, очень много природных продуктов питания. Например, в море водится рыба. Нам нужно будет всего лишь ее поймать.

Тут рыболов-спортсмен Поплавок, который все это время сидел и молчал, грустно думая о том, что он не попадет на соревнования по спиннинговой ловле, вдруг оживился и поднял голову.

— Рыба? — воскликнул он. — Ван нужна рыба? Да я вам ее столько наловлю. У меня ведь есть снасти! Я всегда ношу с собой рыболовные снасти. У меня есть целых три набора. У вас будет столько рыбы!

И он тут же достал из внутреннего кармана складную удочку и стал ее собирать. Незнайка тут же подсел к нему.

— Ух, ты! Здорово! — воскликнул он, увидев, как Поплавок собирает удочку. — А мне дашь порыбачить?

Поплавок был добрый коротышка и нисколько не жадный и не вредный. К тому же он, как всякий заядлый рыболов, всегда стремился приобщить к своему любимому занятию и других коротышек, Поэтому он тут же протянул Незнайке такой же набор, какой был у него, и Незнайка тут же стал собирать себе удочку.

— Вот видите! — обрадовался Знайка. — Один вопрос мы уже решили. Скоро у нас будет полная шлюпка рыбы.

— А как мы ее будем готовить? — спросила Вилочка. — Ведь у нас тут нет ни плиты, ни печки, ни даже керосинки.

— Мы обязательно постараемся что-нибудь придумать, — заверил малышку Знайка. — Винтик и Шпунтик обязательно сделают керосинку. Для них это раз плюнуть.

— Это точно! — подхватили Винтик и Шпунтик и тоже полезли в свои портфели за инструментами и всякими железками. — Сейчас сделаем керосинку.

— Что толку, — пожал плечами Обложкин. — У нас все равно нет керосина.

Знайка почесал затылок.

— В конце концов, рыбу можно есть и сырую, — пробормотал он. — Я читал, что потерпевшие кораблекрушение, так и делают.

Вилочка скривила губки:

— Фи! Я ни за что не буду есть сырую рыбу! Лучше умру от голода.

— Я обязательно что-нибудь придумаю, — заверил ее Знайка. — А теперь перейдем к следующему вопросу. В какую сторону нам плыть? Кто может определить, где находится север?

Пока коротышки ели, пока шло собрание, они и не заметили, как погода вокруг начала меняться. Сначала стали уменьшаться в размерах волны. После завтрака шлюпку уже почти не качало. Небо стало светлеть, а как раз, когда Знайка задал свой вопрос, в образовавшуюся в небе прореху из-за туч вдруг вырвался солнечный луч. Море как по волшебству из серого сразу стало лазурным.

— Все ясно, — сказал Знайка и посмотрел на часы. — Сейчас девять утра. Солнце находится там, Значит это восток. Следовательно, север там. Значит наш курс на северо-восток. Держим туда. Рулевым назначается Маячок.

— Есть, капитан! — Маячок отдал Знайке честь и тут же сел на корму и взялся за рулевое весло.

Знайка продолжал руководить:

— На весла сядут Обложкин, Таблеткин, Незнайка и я.

— Я не могу, — тут же отозвался Незнайка. — Я рыбу ловлю.

— Рыбу и без тебя наловят, — строго сказал Знайка. — А нам надо двигаться в сторону родного берега. В Сан-Пальму.

Пришлось Незнайке подчиниться. Нехотя сел он рядом со Знайкой и взялся за весло.

Еще более нехотя взялись за весла Таблеткин и Обложкин. Они оба не умели грести. Да и Знайка тоже к собственному стыду признал, что не умеет грести. Как только все они попытались грести, на всех, кто был в шлюпке, тут же обрушились потоки воды, а шлюпка как сумасшедшая закружилась на месте. А Маячок чуть было не упал опять в воду.

— Отставить! — сказал Знайка. — Вчетвером грести труднее. Надо для начала по двое. Итак, гребем мы с Незнайкой, потом меняемся.

И они с Незнайкой стали грести. Знайка старался подстроиться под Незнайку, старательно считал себе, чтобы не сбиться, и шлюпка тронулась в этот раз в нужном направлении.

Таблеткин и Обложкин довольные, что их гребля пока откладывается, занялись пока своими делами. Профессор стал разбирать медикаменты и инструменты, а Обложкин достал большую толстую тетрадь, красивую золотую ручку, сделанную в виде гусиного пера и стал писать. Вскоре он так увлекся, что забыл обо всем на свете.

Когда пришла их очередь грести, Таблеткин заявил, что он должен срочно сделать состав нового лекарства, которое снижает утомляемость организма во время физических нагрузок, Обложкиным овладело такое вдохновение, что оторвать его от работы было просто невозможно.

Хорошо, что вызвались грести Винтик и Шпунтик, иначе на маленьком корабле могла бы возникнуть ссора, потому что Незнайка начал громко возмущаться и кричать, что на корабле не место для бездельников. Но все кончилось хорошо. Винтик и Шпунтик сменили Незнайку и Знайку, и первый побежал вместе с Поплавком ловить рыбу, а второй сел недалеко от кормы и стал размышлять.

— Да, так мы далеко не уедем, — сказал он, — видя, как гребут Винтик и Шпунтик. — вот если бы у нас был парус.

И тут его взгляд упал на свернутый на дне шлюпки брезент.

— А вот и парус!

— У нас нет мачты, — охладил его порыв Маячок.

— Мачту мы сделаем! — ответил Знайка.

— Интересно из чего?

— У нас есть весла. А главное у нас есть Винтик и Шпунтик.

Не такой был коротышка Знайка, чтобы отступать от задуманного. Он поделился своей идеей с друзьями, и те сказали, что в принципе из трех весел можно соорудить нечто, напоминающее мачту.

Сказано, сделано. Винтик и Шпунтик стали трудиться. А Гаечка и Линеечка, которые хотя и были малышками, очень хорошо могли работать руками, принялись делать из брезентового чехла, которым была накрыта шлюпка, парус. Это была не легкая работа. Брезент был толстым и тяжелым, и надо было распороть в нем несколько очень длинных швов, а в других местах наоборот прошить заново.

Тут Поплавок поймал первую рыбу и отдал ее Вилочке, чтобы та почистила. Затем клюнуло и у Незнайки, и он вытащил вторую рыбу, которая была в два раза больше чем у Поплавка, так что тот даже позавидовал:

— Новичкам везет!

Незнайка отдал свою рыбу Тарелочке и Страничке. Те тоже принялась ее чистить. Вскоре работа закипела. На борту шлюпки не было теперь ни одного коротышки, кто бы не был занят делом.

Знайка работал вместе с Винтиком и Шпунтиком. Сначала они втроем долго обсуждали, как из весел можно сделать мачту, потом сделали чертеж и принялись за работу.

Сначала они внимательно осмотрели шлюпку и вытащили все, что в ней было. Но в шлюпке было совсем мало предметов. Кроме весел были еще ведро с песком, пустое ведро, якорь, к которому был привязан длинный толстый шнур и железный ящик со всяким железным хламом. Последний видимо оказался в шлюпке случайно. Но Винтик и Шпунтик ему очень обрадовались. А еще они очень обрадовались якорному шнуру. Затем они достали свои инструменты и принялись за работу. Они сверлили, стучали, что-то прикручивали, что-то откручивали, дребезжали напильником, жужжали пилой, стучали молотками, и через два часа показали коротышкам свое изделие.

Это была раскладная мачта, которую можно было по желанию устанавливать вертикально и натягивать на нее парус. Но Винтик и Шпунтик не были бы сами собой, если бы сделали просто мачту и все. Нет. Они предусмотрели все.

И Шпунтик важно сказал:

— А на ночь, или когда не будет ветра, и парус нам будет не нужен, мачту мы быстро превращаем в тент и таким образом у нас будет каюта, в которой смогут ночевать наши малышки.

Но так как ветер был попутный, то мачту установили и натянули на нее кусок брезента, который был в шлюпке. Тут главную роль сыграл Маячок, который увлекался парусным спортом, ходил в яхт-клуб и превосходно разбирался в парусах. Под его руководством мастера быстро поставили парус, и хотя он был темный и неказистый, и какой-то неровный, он все равно тут же наполнился ветром, и шлюпка быстро устремилась вперед. Только ветер засвистел в ушах.

Все были в восторге оттого, что сделали Винтик и Шпунтик, а Знайка при всех объявил им благодарность.

За всеми этими событиями время подошло к обеду. На свежем морском воздухе, при неустанном труде у всех коротышек разыгрался просто зверский аппетит. Все хотели есть и уже начали поглядывать друг на друга голодными глазами. Первым не выдержал Незнайка.

— А когда мы есть будем? — громко спросил он, вытаскивая очередную рыбу.

Знайка, который единственный из всех и думать не думал о еде, почесал затылок.

— Надо бы экономить еду, — пробормотал он.

— А что ее экономить? — удивился Незнайка, осматривая целую гору рыбы под их с Поплавком ногами. — Не думаю, что мы переловили в море всю рыбу.

— Да я не про рыбу говорю, — пояснил Знайка. — Ее мы все равно не можем приготовить. У нас нет ни дров, ни плитки, ни даже керосинки. И даже если бы у нас была керосинка, то керосина у нас все равно нет. Так что вы можете выпустить вашу рыбу на волю Что в ней толку?

— Как это на волю? — возмутилась Вилочка. — Это что же получается, я зря рыбу чистила? Все руки исколола и даже один ноготь сломала!

— А я очень хочу поесть свежей рыбки! — заявил писатель Обложкин.

Его поддержал профессор Таблеткин:

— Морская рыба очень полезна. В ней очень много полезный микроэлементов, витамины группы Б и А, а также кальций, йод и железо.

Знайка задумался. Что же делать? Как обеспечить на борту горячее питание? Это была нелегкая задача.

— Что вы думаете по этому поводу? — спросил он Винтика и Шпунтика.

Те растерянно пожали плечами.

— Вот если бы сделать керосинку или примус, то это мы за пять минут, — пробормотал Винтик.

— Может в шлюпке есть канистра с бензином? — спросил Шпунтик.

На всякий случай коротышки обыскали шлюпку еще раз, но ничего похожего ни на керосин, ни на бензин не нашли.

Кажется ситуация складывалась безвыходная. Даже Знайка не знал, что делать.

— Неужели нам придется доесть то, что у нас есть, а потом приняться за сырую рыбу? — заплакала Вилочка. — Но я не смогу есть сырую рыбу. Меня тут же стошнит. Это так противно!

— Откуда ты знаешь, что это противно? — удивился Незнайка. — Разве ты когда-нибудь пробовала есть сырую рыбу?

Вилочка заплакала еще громче. Незнайка пожал плечами и взял одну очищенную рыбу. Откусил от нее кусочек и тут же выплюнул:

— Фу, какая гадость! Я тоже не стану это есть.

— От сырой рыбы мы тут же получим расстройство желудка, — сказал Таблеткин.

Этого Знайка допустить не мог. Его мозги заработали с удвоенной силой. Тем более, что он не мог смотреть, как плачет Вилочка. Он никак не мог сосредоточиться. Да еще Незнайка его торопил.

— Ну, думай скорее, а то есть хочется! — бормотал он под самым его ухом.

Тарелочка стала успокаивать подружку. Она стал утирать ей платком слезы.

— Не плачь, — говорила она. — А то у тебя распухнет лицо. Смотри, какое оно красное.

Вилочка забеспокоилась, потому что все малышки больше всего на свете беспокоятся о своей внешности, о том, как они выглядят, и сразу перестала плакать. Она достала зеркальце и стала в него смотреться и прихорашиваться. Тут же на ее личике заиграл веселый солнечный зайчик.

И тут Знайку, который не сводил с Вилочки глаз, вдруг осенило. Он даже хлопнул себя по голове.

— Ах я осел! И как же я сразу не догадался? У нас ведь есть яркое морское солнце.

И действительно небо уже давно полностью очистилось от облаков и туч, и было чистым и голубым. И в нем ярко горело солнце. Но какой от этого прок, никто не понимал.

— Ты что позагорать решил? — хихикнул Незнайка.

Но Знайка его не слушал. Он схватил свой чемодан, открыл его и стал рыться в своих вещах. Коротышки смотрели на него и ничего не понимали.

— Где же оно? — бормотал Знайка. — Неужели я оставил его на столе? Нет, не может быть. Иначе мы пропали.

И тут Знайка издал крик радости и вытащил огромное и круглое увеличительное стекло на длинной ручке. Знайка всегда носил с собой его, потому что был настоящим ученым, а ученому всегда может пригодиться увеличительное стекло. Мало ли что?

— Вот оно!

Коротышки продолжали смотреть на него в недоумении.

— С помощью Мы преобразуем энергию солнечных лучей и заставим их работать на себя.

И тут коротышки, особенно малыши, которые очень любят при помощи увеличительного стекла выжигать на дереве различные картинки, поняли, что Знайка имеет в виду.

— Ты хочешь направлять лучи на рыбу? — спросил Незнайка. — Ловко придумано.

— Нет не на рыбу, — ответил Знайка. — Это будет слишком долго. Мы сразу нагреем посуду, в которой будет рыба.

— Но у нас нет сковороды.

— Зато у нас есть ведро. Мы нальем в него воды и сварим в нем рыбу. — Знайка сказал так и запнулся. Как можно варить рыбу, если у них нет пресной воды? Но он тут же спохватился. — Ничего, если не сможем сварить, то можно поджарить в этом железном ящике, который нашли Винтик и Шпунтик. — А так как этот ящик с крышкой, то мы в нем рыбу даже не поджарим, а испечем.

— Печеная пища намного полезнее, чем жаренная, — тут же добавил Таблеткин.

Так они и сделали. Набили ящик рыбой, посолили ее, закрыли крышкой и поставили на нос. Затем прикрепили увеличительное стекло, так чтобы луч от него попадал на него. И очень скоро услышали шипение. Это в нагретом ящике начала печься рыба. Вокруг шлюпки стал разливаться вкусный запах.

Настроение у коротышек опять поднялось, и многие из них даже стали подумывать о том, что, пожалуй, им повезло, что они попали в такое интересное путешествие. Особенно радовался Обложкин.

— Да я о нашем плавании такую книгу напишу! — то и дело повторял он. — Такую книгу! Да она станет самой популярной среди коротышек, а я стану самым знаменитым и популярным писателем.

Шлюпка мчалась вперед. Коротышки вглядывались во все стороны, высматривая корабли. Но море было пустынным. Однако это уже никому больше не портило настроения. Море было спокойным, погода отличной, в изобретенной Знайкой печке пеклась рыба.

Разве это все не прекрасно?

А когда обед был готов, правда время уже было почти для ужина, и все чуть не теряли сознание от голода, начался пир. Потерпевшие крушение путешественники так накинулись на печеную рыбу, словно их не кормили, по крайней мере, целый год. Ели так, что за ушами трещало. Со стороны казалось, что в море стрекочут кузнечики.

А коротышки ели и ели. К тому же рыба оказалась необычайно вкусной.

— Я такой в жизни не ел! — с набитым ртом заявил Незнайка.

— А главное, сколько витаминов, сколько микроэлементов! — кричал профессор Таблеткин. — Как это полезно для здоровья. Особенно в сочетании со свежим воздухом.

— Я никогда раньше рыбу не ел, — признался всем Поплавок. — Только ловил. А вот теперь понял, что есть пойманную тобой рыбу, в два раза вкуснее, чем принесенную из магазина.

— Спасибо Знайке, что он придумал, как ее испечь, — сказала Тарелочка.

— И Незнайке с Поплавком спасибо! — хором сказали Гаечка и Линеечка. — За то, что они ее наловили.

— Мы все молодцы! — сказал Знайка. — И это самое главное. В море первый закон — это ДРУЖБА!

Все с ним согласились.

После еды все повалились спать. Даже Знайка. Слишком устали коротышки за день. Ведь это был их первый день путешествия по морю.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, В КОТОРОЙ ПУТЕШЕСТВИЕ В ОТКРЫТОМ МОРЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Кончился день. Наступил вечер. Он был очень красив. Коротышки с волнением наблюдали, как медленно и неуклонно опускалось к закату солнце. И чем ниже оно опускалось, тем больше красок отражалось на морской поверхности. Само море переливалось миллионами огней. Казалось, что в него вылили расплавленное золото. Вот только жара от него не было.

— Если бы среди нас был Тюбик, — вздохнул Незнайка, — он был бы счастлив. Такой пейзаж. Эх, почему я не умею рисовать!

Эти же слова могли на борту шлюпки сказать все. А Обложкин горько вздохнул:

— У меня просто нет слов, чтобы описать всю эту красоту. Это надо видеть.

— Странно, — сказала Гаечка, — мы столько дней плывем по морю, а закат увидели в первый раз. Сколько мы оказывается, потеряли.

Так они и сидели до того момента, пока солнце закатывалось за горизонт. Вот оно скрылось наполовину, затем на две трети, и, наконец, совсем ушло под воду.

И сразу всем стало грустно, потому что коротышки вдруг ощутили себя очень одинокими. По сути, так оно и было. Тринадцать коротышек в шлюпке посреди моря. И никого вокруг на десятки, а может и сотни километров.

— Не стоит унывать, — сказал Знайка. — Нам осталось всего немного. Завтра нас обязательно найдут. Я уверен, что море буквально кишит от спасателей.

— Что-то я ни одного спасателя не видел, — проворчал Незнайка, — даже самого маленького.

— А ты вообще молчи! — ткнул его локтем в бок Винтик. — Мы все здесь по твоей милости.

— Сколько можно мне напоминать об этом? — возмутился Незнайка. — Я же уже раскаялся.

— Ничего с тобой не будет, — сказал Винтик. Но больше задирать Незнайку не стал.

Коротышки доели остатки рыбы, допили чай и легли спать. А так как все очень устали, то в эту ночь остались дежурить малышки Гаечка и Линеечка. За день они наловчились управляться с парусами, и Знайка доверил им ночную вахту.

— Будете ориентироваться по звездам, — сказал он им. — Видите Большую Медведицу?

— Видим, — ответили малышки.

— Самая яркая из них, называется Полярная звезда. Держите курс прямо на нее.

— Хорошо, — сказали малышки.

В полночь Гаечку и Линеечку сменили Таблеткин и Обложкин и несли вахту до утра.

Утром к парусам снова встали Винтик и Шпунтик.

А за завтраком выяснилось, что в шлюпке кончилась вода. Вернее воды и не было. Но зато был чай. И он кончился.

Путешественникам стала грозить смерть от жажды. Когда коротышки узнали, что у них больше нет чая, что сразу все смертельно захотели пить. К тому же печеная рыба всегда вызывает жажду.

Жажда стала еще более невыносимой, когда солнце поднялось повыше и стало жарко.

Первыми заплакали малышки Вилочка и Страничка.

— Мы не хотим умирать от жажды! — говорили они.

— Ах, у меня вся кожа на лице высушится и потрескается, если я не буду пить! — восклицала Вилочка.

— У меня начинает кружиться голова! — ахала Страничка.

Тарелочка как могла, их утешала.

Знайка понял, что пришла пора решать новую проблему. Пожалуй, самую трудную.

— Где же нам взять воду? — стал думать он.

Тут к нему с умным видом подошел Незнайка.

— Я знаю, что надо делать, чтобы не умереть от жажды.

— Что?

— Я прочитал много книжек про путешественников и открывателей, и они часто попадали в такие ситуации, когда у них кончалась вода.

— И что они делали?

— Они пили рыбью кровь.

— Рыбью кровь! — воскликнул Обложкин. — Что за чушь?

— Опять Незнайка что-то придумал, — проворчал Винтик.

— Незнайка прав, — сказал Знайка. — В старину путешественники именно так и делали. Я тоже читал об этом. При необходимости мы воспользуемся этим способом.

— Я ни за что не буду пить рыбью кровь! — воскликнула Вилочка. — Это еще хуже, чем есть сырую рыбу. Лучше умереть.

— А ты только и знаешь, что привередничать! — накинулся на Вилочку Незнайка. — Если такая неженка, надо было оставаться на корабле.

Вилочка от таких Незнайкиных слов аж задохнулась и не нашла слов, чтобы выразить все свое возмущение. Она хотела было даже стукнуть Незнайку, но Знайка не дал ей этого сделать.

— Не надо ссориться. Никто не будет пить рыбью кровь. Я придумал кое-что лучше. Скоро у нас будет вода. Немного, но для питья хватит.

— Откуда ты возьмешь воду? — спросил Незнайка. — Будешь ждать дождя? Так его можно, знаешь, сколько ждать? — И Незнайка кивнул на чистое небо, в котором не было ни одного облачка.

— Нет. Мы добудем пресную воду, выпарив ее из морской воды.

Незнайка только рот открыл от удивления. Да и другие коротышки тоже не все поняли Знайкину мысль, и тот стал объяснять:

— Вы, конечно, все знаете, что такое круговорот воды в природе. Вода, испаряясь с поверхности земли, в виде пара, так как пар гораздо легче воздуха, поднимается в небо. В небе остывший пар собирается в облака и тучи. Когда воды накопляется слишком много, она в виде дождя падает обратно на землю.

— Это мы знаем, — сказал Незнайка. — Но как ты собираешься использовать это природное явление в нашем случае?

— Очень просто, — Знайка многозначительно поднял вверх указательный палец. — Мы заставим испариться морскую воду. Ведь всем известно, что в морской воде содержится очень много различных солей. Но соли эти намного тяжелее не только пара, но и даже воздуха. Поэтому пар состоит из пресной воды. Вы когда-нибудь видели соленый дождь?

— Нет, — сказали коротышки, — не видели.

— Потому что соленых дождей не бывает. Вода в небе вся пресная. Вот эту пресную воду мы с вами и должны добыть. Каким способом, спросите вы? А вот каким. Мы сделаем два сообщающихся сосуда, но так, чтобы один был высоко, а другой низко. В тот сосуд, что будет находиться низко, мы нальем морскую воду, недостатка которой у нас нет, и поместим в горячую среду, то есть, попросту говоря, нагреем ее до такой температуры, чтобы она начала испаряться.

— А при какой температуре испаряется вода? — спросила Страничка.

— При любой температуре выше ноля, — ответил Знайка. — Но наиболее интенсивно…

— Интеси… Чего-чего? — переспросил Незнайка. — Нельзя ли говорить на нормальном коротышечьем языке?

— Интенсивно. То есть в наибольшей степени, — тут же пояснил Знайка. — В наибольшей степени вода испаряется при точке кипения воды. А температура кипения воды, как известно, составляет сто градусов. Итак, мы нагреваем в нижнем сосуде воду до кипения, все соли остаются в нем, а вода постепенно превращается в пар, то есть в пресную воду, которую остается только охладить.

— А как же вы, уважаемый Знайка, собираетесь этот пар ловить? — поинтересовался писатель Обложкин.

— Для этого у нас будет предназначен второй сосуд, который находится выше. Ведь он сообщается с первым с помощью трубки, а чтобы в него не попала соленая вода, а только пар, мы и поместим его на высоту. Морская вода в него не попадет, потому что она тяжелее воздуха, и не может подняться вверх. А пар, так как он легче воздуха прекрасно в него попадет, потому что ему больше деваться будет некуда. Таким образом, нашей задачей остается только охладить этот пар и превратить в пресную воду.

— И как ты его охладишь? — поинтересовался Незнайка.

— Очень просто, — ответил Знайка. — Мы поместим второй сосуд в прохладную среду.

Незнайка засмеялся:

— Где же мы найдем эту твою, как ее, прохладную среду?

— Ее и искать не надо. Она вокруг нас. Та же вода из моря. Мы сейчас как раз, на наше счастье, находимся в холодном течении. Ну как, поняли?

Коротышки обрадовано закивали головами. Они не все до конца поняли замысловатые рассуждения Знайки, но то, что у них будет вода, они поняли, и это их очень обрадовало. Особенно Вилочку, которая не хотела пить рыбью кровь.

А Винтик и Шпунтик, с Гаечкой и Линеечкой все поняли, как только Знайка начал объяснять свою мысль, и к концу его речи уже вовсю работали, мастеря прибор для превращения морской воды в пресную. Работа у них кипела.

— Сосуды не должны быть слишком большие, — говорил Знайка. — Иначе процесс испарения сильно замедлится. А нам это ни к чему.

Винтик и Шпунтик, которые хотели сделать сообщающимися сосудами два имеющихся у них ведра, растерялись.

И тут всех выручил Незнайка. Читатель наверно помнить, что Незнайка набрал с собой в круиз множество различных вещей, и так получилось, что почти все он взял с собой в шлюпку. С важным видом Незнайка открыл свой рюкзак и вытащил из него чайник и котелок с крышкой и со словами «Что бы вы без меня делали!», отдал их мастерам.

— Это вполне годится, сказал Знайка.

А то, что у чайника, как и у всех его собратьев был носик, было даже на руку. Соединить чайник и котелок между собой, было делом нескольких минут.

— Не забудьте оставить в котелке маленькое отверстие, иначе наша конструкция лопнет от давления воздуха. Ведь при нагревании воздух увеличивается в объеме.

Вскоре аппарат, который назвали Опреснитель «З-1» был готов. Это было неказистое на первый взгляд сооружение. Внизу стоял чайник, к которому было прикреплено увеличительное стекло, от носика чайника шла наверх к котелку, стоящему в ведре с холодной водой, трубка. Но коротышкам было не до красоты. Жажда их мучила все сильнее и сильнее.

Шпунтик направил на чайник собранный через увеличительное стекло солнечный луч, и вода в нем стала нагреваться.

Дальше произошло все так, как предсказывал Знайка. Пар поднимался по трубке в котелок, в котором из-за того, что он находился в ведре с холодной водой, была низкая температура. Там охлаждался, превращался в водяные капли, которые стекали на дно котелка и собирались в воду.

Так через час была добыта первая кружка пресной воды. А к вечеру ее уже было полведра, и все путешественники получили возможность утолить жажду. Вода была не очень вкусная, вернее совершенно невкусная. Просто безвкусная. И это неудивительно. Ведь она была, можно сказать, искусственная. А при процессе выпаривания в ней не осталось никаких солей. Все соли остались в чайнике. А в природной речной или колодезной воде, соли, хотя и не в таком большом количестве, как в морской, все же находятся, и мы знаем, что у воды есть свой вкус. У этой же воды его практически не было. Но измученным жаждой коротышкам показалось, что они ничего в жизни вкуснее не пили.

Так была побеждена жажда, и путешествие продолжалось.

К вечеру ветер прекратился. Парус бессильно повис на мачте, и шлюпка остановилась. Знайка принял решение разобрать мачтовую конструкцию и установить тент.

— Дальше пойдем на веслах, — сказал он. — А тент нужен малышкам.

Незнайка и Маячок снова сели за весла. Как это было уныло грести, после того, как недавно их маленький корабль весело мчался по морским волнам, подгоняемый свежим ветром. Но делать было нечего. Если прекратить движение шлюпки по курсу, то их может течением унести неизвестно куда. На якорь тоже было встать нельзя, потому что слишком короткий у него был шнур. Метров двадцать, не больше. В то время как до морского дня было в несколько раз больше.

Незнайка и Маячок гребли и мечтали о том, чтобы снова подул ветер.

— Штиль на море может продолжаться несколько дней, — вздыхал Маячок. — Неужели мы все это время будем грести веслами? Так и за месяц не достигнем берега.

— И чего это спасатели не торопятся? — удивлялся Незнайка. — Сколько мы уже плывем, ни самолета, ни вертолета.

— Море слишком большое, — сказал Маячок. — И никто не знает наших координат. Вот если бы у нас была радиостанция. А так, может нас и ищут, да только в другом месте, в десятках, а то и сотнях километрах отсюда. Так что на спасателей надейся, а сам не плошай.

— А я и не надеюсь, — махнул рукой Незнайка. — Мне вообще такая жизнь нравится. Море, солнце, рыбалка, свежий воздух. Чего еще надо? Это тебе не дома сидеть, телевизор смотреть, да на диване лежать.

— И мне такая жизнь тоже нравится, — согласился с Незнайкой Маячок, и вздохнул, — вот только от капитана мне влетит.

— Не влетит, — стал успокаивать его Незнайка. — Может нас и не найдут вовсе. Может нас на необитаемый остров выбросит? И мы на нем будем жить долгие годы, как один коротышка, про которого я читал в одной книжке. Он тоже попал на необитаемый остров и прожил на нем целых двадцать восемь лет. Его еще чуть дикие коротышке не съели, но он их всех победил.

— Да, это было бы здорово — попасть на необитаемый остров. Да только таких уже и на свете нет. Все острова уже открыли и заселили другие коротышки.

— Ничего, — не согласился с товарищем Незнайка. — Может, хоть один остался, самый маленький и незаметненький?

Так за разговорами они тихо гребли себя и гребли, и не заметили, что отклонились от курса. Это случилось, потому что легкий ночной туман скрыл Полярную Звезду и вообще всю Большую Медведицу. А друзья на это внимания и не обратили, потому что размечтались о том, какой красивый у них будет необитаемый остров, с банановыми пальмами, апельсиновыми плантациями, солнечными пляжами и теплой водой.

В полночь Незнайку и Маячка сменили профессор Таблеткин и писатель Обложкин. И они тоже не обратили внимания на курс. Усталые Незнайка и Маячок так быстро уснули на дне шлюпке, что даже не сказали каким курсом они идут. А профессор и писатель, будучи совершенно сухопутными коротышками, и ничего не смыслящие в морских делах, тоже не догадались об этом спросить. Они просто сели и стали послушно грести. Так они и гребли до утра. И не знали, что гребут совершенно в противоположную сторону той, что им была нужна. К тому же грести им было легко, так как шлюпку подхватило быстрое течение, которое шло на юг.

Утром, когда взошло солнце, их сменили Винтик и Шпунтик. Пока они менялись, шлюпка сделала несколько кругов вокруг своей оси, и Винтик и Шпунтик тоже не заметили, что судно шло неправильным курсом. Так как в небе уже появилось солнце, то звезды им уже были не нужны. Винтик и Шпунтик ориентировались по солнцу.

Шлюпка снова поплыла на север. Только за ночь она успела сделать огромный крюк. И теперь она направлялась совсем в другую сторону от Сан-Пальмы.

Затем Винтик и Шпунтик заметили на горизонте дым.

— Корабль! — закричал Винтик. — Ура! Мы спасены! Это корабль!

Конечно тут же проснулись все остальные коротышки и тоже увидели дым.

— Это действительно корабль, — протерев очки, сказал Знайка. — По всем признакам.

И тогда все стали кричать от радости и махать руками.

Через несколько минут дым увеличился, и все увидели далеко-далеко маленький белый пароход.

— Это «Белый дельфин»! — закричали Вилочка и Тарелочка. — Это он за нами вернулся.

Коротышки стали от охватившей их радости кидать в воздух свои шляпы.

Однако, вместо того, чтобы увеличиться, пароход вдруг стал уменьшаться. И через минуту опять пропал с глаз.

— Что же это такое? — воскликнула Страничка. — Он нас не заметил?

И теперь все снова стали кричать, только уже не от радости, а от отчаяния.

— Эх, почему у нас нет ружья? — воскликнул Таблеткин. — Мы бы смогли дать им сигнал.

— Сигнал! — воскликнул Знайка. — Конечно! И как мы сразу об этом не подумали? Конечно же мы должны дать сигнал бедствия.

— Но у нас нет ружья, — удивился Незнайка. — Как же ты подашь сигнал?

— Для этого не обязательно стрелять из ружья. Можно придумать что-нибудь другое. Например, дымовой сигнал. Это легче всего. Нужно поджечь что-нибудь резиновое. Тогда не будет огня, зато будут много черного дыма, который можно заметить издалека. У кого есть что-нибудь резиновое?

Все стали искать что-нибудь резиновое. Незнайка уже готов был пожертвовать свою резиновую лодку, но тут оказалось, что у Маячка на ногах резиновые сапоги.

Винтик и Шпунтик быстро подожгли Маячковые сапоги, и от них действительно пошел густой и очень черный дым. Правда, он был очень вонючий, такой вонючий, что все закашлялись. Но делать было нечего. Надо было подавать сигнал бедствия.

К сожалению, пока они искали резину, пока жгли ее, пока повалил дым, прошло не мало времени. Не только пароход полностью исчез из виду, но и дым от него. Горизонт вокруг путешественников опять был совершенно чист на все четыре стороны света.

— Потушить сапоги? — спросил Знайку Шпунтик.

— Пока не стоит, — сказал Знайка. — Раз это был пароход, значит, мы находимся в зоне судового плавания, а это значит, что тут поблизости могут быть и другие корабли. Может кто-нибудь из них увидит наш сигнал?

Так сапоги и прогорели до конца. Но никто их черный столб дыма так и не заметил, Хотя он поднимался над водой очень высоко.

Все-таки море огромный водоем. Особенно для коротышек.

Этот случай очень расстроил всех находившихся на борту шлюпки. Коротышки, можно сказать, пришли в отчаяние. Малышки постоянно плакали, малыши были хмурыми, потому что ничем не могли их утешить.

Только Незнайка не унывал. Не такой он был коротышка, чтобы долго горевать и предаваться отчаянию.

— Не в этот раз нас спасли, — сказал он сам себе, — спасут в следующий.

И пошел ловить рыбу. Поплавок последовал его примеру. Он всегда шел ловить рыбу, когда у него было плохое настроение. Так многие малыши делают. И уверяют, что от рыбалки у них настроение улучшается.

Винтик и Шпунтик принялись ремонтировать в шлюпке все, что требовало ремонта. Знайка стал вычислять курс, вспоминая все, что он знал про море и его берега.

Гаечка и Линеечка стали делать пресную воду, потому что всем хотелось пить.

Профессор Таблеткин стал изобретать состав лекарства против плохого настроения, в который решил побольше поместить витамина С и кальция.

Писатель Обложкин вновь открыл свою толстую тетрадь и громко сказал себе:

— Но никто не предавался отчаянию, никто не роптал, все мужественно сносили тяготы опасного путешествия.

Видимо он процитировал фразу из своего нового романа. Или только что придумал ее, потому что вдруг быстро стал писать, и его лицо стало задумчивым и сосредоточенным.

Вилочка, Тарелочка и Страничка, видя, что никто не собирается их успокаивать, перестали плакать, утерли слезы платочками, взяли тряпки и стали наводить в шлюпке порядок.

Так смелые мореплаватели нашли способ, как бороться с плохим настроением и отчаянием. Это была работа. Что толку сидеть и плакать? Надо делать честно и добросовестно свое дело, и тогда спасение, приближенное твоими руками, прибудет само по себе. И оно будет в два раза приятнее, чем то, которого ты не заслужил.

И жизнь на шлюпке стала потихоньку входить в колею. Понемногу коротышки привыкли к своему положению. Каждый старательно занимался своим делом, и все по очереди несли вахту. Питались они печеной рыбой, которой было великое множество. Рыба была самой разнообразной и поэтому не успевала надоедать коротышкам. Как только один вид рыбы начинал приедаться, Незнайка и Поплавок тут же начинали ловить другую породу. Также они продолжали пить выпаренную воду, и от жажды не страдали. Вот только один день теперь был очень похож на другой. Коротышки сильно скучали и ждали, когда же они доберутся до суши. О том, что их ищут, они уже и не думали. Ведь прошла уже целая неделя с того дня, как они покинули борт «Белого дельфина». Скорее всего, их уже давно отчаялись найти и решили, что все они погибли.

— Почему мы никак не доберемся до Сан-Пальмы? — постоянно спрашивали коротышки своего капитана.

Знайка только пожимал плечами:

— Не знаю. По всем моим расчетам мы давно уже должны быть у себя дома. Должно быть, в мои расчеты закралась какая-нибудь ошибка. Где-то мы, должно быть, сбились с курса. Но будем надеяться на лучшее. Ведь не зря же мы наш корабль назвали «Надеждой». А надежда, как известно, умирает последней.

И коротышки надеялись, что все кончится благополучно, и они не погибнут.

Вот от чего действительно могли бы погибнуть коротышки, так это от скуки. Ведь кроме ставших привычными, а следовательно и недолгими, делами, заняться в шлюпке было бы совсем не чем, если бы…

Если бы с ними не было Странички.

Читатель помнит, что Страничка, то малышка, которая работала в корабельной библиотеке «Белого дельфина». И когда начиналась тревога, то каждый раз Страничка брала с собой сумку, но не с вещами, а с книгами, потому что книги были для Странички самым дорогим на свете. И в первую очередь она спасала свои любимые книжки. А их было почти полусотни. Полная сумка. Если бы Страничка могла, она бы взяла с собой не полусотни, а тысячу книг, но, к сожалению, это было невозможно, от чего малышка сильно страдала. Для остальных же оказалось настоящим счастьем, что она взяла с собой столько книг. Чтобы они без них делали?

Вот как оказалось, что на борту «Надежды» была небольшая библиотека. Так что коротышки в свободное от работы время занимались чтением. А по вечерам даже устраивали чтение вслух. Выбирали какую-нибудь книжку поинтереснее, и Знайка, Страничка или Тарелочка, или писатель Обложкин читали ее. Остальные внимательно слушали. Это стало любимым занятием экипажа «Надежды», который с каждым дням становился все более дружным и сплоченным.

Так мирно проходил день за днем. Один похож на другой. Некоторые даже, несмотря на книги, стали сильно скучать. Особенно Незнайка. Его уже не радовала и рыбалка. Он стал ныть и жаловаться на судьбу.

— Ох, и скучно! — вздыхал он. — Никаких приключений. Ничего интересного.

— И чего тебе надо интересного? — удивлялись остальные коротышки.

— Чего-нибудь такого, этакого, — мечтательно отвечал Незнайка. — Чтобы ах, а потом сразу ох.

— Какие тебе ахи охи, занялся бы лучше делом!

— Это разве дела? — махал рукой Незнайка.

Так что однообразие и скука стали для коротышек настоящим испытанием не прочность.

Но очень скоро наших героев ожидало новое испытание. Куда сильнее однообразия и скуки.

В один прекрасный день после очередного штиля подул северный ветер, и обрадованные Винтик и Шпунтик тут же поставили парус. Но не прошло и часа, как ветер неожиданно сменился, и подул южный, да так сильно, что шлюпку буквально развернуло на сто восемьдесят градусов и понесло в обратную сторону.

— Убрать паруса! — скомандовал обеспокоенный Знайка.

Однако это было легче сказать, чем сделать. Ветер крепчал с каждой минутой, и созданная Винтиком и Шпунтиком конструкция трещала и скрипела под его сильными порывами. Парус надулся. И убрать его было очень трудно. Маячок, Винтик и Шпунтик не могли справиться, и на помощь им пришли остальные малыши, и смелые малышки Гаечка и Линеечка.

С огромным трудом, всеобщими усилиями парус все-таки удалось убрать.

— Сделайте навес! — крикнул Знайка. — Что-то мне все это не нравится. Скорее всего, нам понадобится укрытие. Надвигается шторм.

Знайкины слова оказались пророческими.

Как по волшебству изменилась погода. Море вдруг вспенилось и забурлило. Высокие волны стали швырять шлюпку из стороны в сторону.

Теперь в таких же трудных условиях пришлось устанавливать тент. Но коротышки работали слаженно и дружно. Они сознавали, что только в этом их спасение, и вскоре навес над шлюпкой был готов.

— Всем в укрытие! — скомандовал Знайка.

Как хорошо, что Винтик и Шпунтик позаботились о том, чтобы у шлюпки был не только парус, но и каюта. Теперь коротышкам было, где укрыться от соленых холодных брызг и ветра.

А шторм все усиливался. Ветер снаружи просто ревел у гудел. С шумом и плеском вздымались волны. Шлюпка то взлетала вверх на огромную высоту, то вдруг камнем летела вниз. Коротышки, находившиеся в ней, кричали от ужаса каждый раз, когда с ними происходило подобное. Малышки плакали. Малыши еле сдерживались, чтобы не последовать их примеру. Их только и сдерживало, что рядом с ними малышки. Если бы они были одни, то можно было бы и поплакать. А при малышках плакать нельзя. Ведь малыши так гордятся тем, что они никогда не плачут. И хотя они не плакали, но не стучать зубами от страха, они не могли.

Но были в шлюпке и такие, кому, несмотря на весь ужас создавшегося положения, подобные взлеты и падения нравились. Это был Незнайка. Он был просто в восторге.

— Ух, ты! — каждый раз говорил он, когда шлюпка взлетала вверх на гребень волны. — Вот это да! А сейчас вниз! Ох, ты! Ну и ну!

Глаза его блестели от восторга, на лице блуждала восторженная и чуточку глуповатая улыбка. Казалось, что страх ему вовсе не ведом. Но это было не так. Незнайка не боялся не потому, что был очень смелым и храбрым коротышкой, хотя ему и в этом нельзя было отказать, а потому что он просто не верил до конца, что им всем грозит настоящая опасность. И тем более не мог он думать о смерти. Незнайка никогда в своей жизни не задумывался об этом. Он жил и радовался жизни, и был уверен, что так будет всегда. Никто на свете не смог бы ему внушить, что его вдруг раз, и может не стать. Незнайка был уверен, что он будет существовать всегда. Вот почему он вел себя так мужественно, когда все вокруг него испытывали настоящий ужас.

А буря продолжалась. Она становилась все сильнее и сильнее. «Надежда» металась словно щепка. В любую секунду она могла погибнуть, стоило ей только попасть между двух больших волн, которые бы врезались друг в друга. Но маленькому смелому кораблику везло. Волны словно щадили его. Крутили, вертели и гнали все дальше и дальше родной земли.

Так продолжалось почти десять часов.

И вдруг шторм неожиданно закончился, все коротышки вконец измученные и обессиленные, даже Незнайка и тот утомился, вповалку лежали на дне шлюпки, промокшие и несчастные. Глаза у них были закрыты. Некоторые уже и впрямь всерьез начали подумывать о смерти, а писатель Обложкин, так тот и вовсе ждал ее как избавления, потому что страшно мучился морской болезнью.

Первым открыл глаза Знайка.

— Кажется, шторм закончился, — сказал он.

Ворвавшийся в шлюпку солнечный луч, тут же подтвердил его слова.

— Я хочу есть, — сказал Незнайка и пополз, перелезая через лежащих коротышек к ящику с жареной рыбой. — У меня разыгрался страшный аппетит. Если я не поем, то просто умру. Тарелочка, ты хочешь рыбу?

Тарелочка только застонала в ответ. Остальные коротышки тоже не горели желанием подкрепиться.

— Ничего, — сказал Незнайка. — Сейчас вы оклемаетесь и тоже захотите есть.

Тут он добрался до ящика с рыбой, который стоял на носу шлюпки, открыл его, достал покрытого румяной корочкой тунца, и громко захрустел. По шлюпке тут же распространился запах еды. И тут коротышки один за другим почувствовали, что Незнайка оказался прав, и ими начинает овладевать голод.

К носу шлюпки поползли Винтик и Шпунтик, за ними Маячок.

— Хотите есть? — участливо спросил Незнайка.

Он снова открыл ящик и стал кидать из него друзьям рыбу.

— Дайте и мне! — простонал Обложкин. — Умираю от голода!

— Во дает! — засмеялся Незнайка. — Только что умирал от морской болезни, а теперь умирает от голода.

Он кинул Обложкину рыбу, но немножечко промахнулся и случайно попал по голове Знайке.

— Безобразие! — возмутился Знайка. — Что ты за коротышка такой, Незнайка? Находиться с тобой рядом просто опасно для жизни.

— Я нечаянно, — стал оправдываться Незнайка. — Сейчас я тебе тоже рыбу кину.

— Ни в коем случае! — закричал Знайка. — Держись от меня подальше. Иначе я за себя не отвечаю.

— Ладно, ладно, — успокаивающе замахал руками Незнайка. — Я вообще хочу выйти на свежий воздух. А то тут так душно, что я просто задыхаюсь.

И Незнайка стал пробираться к корме. Теперь он не полз, а шел, согнувшись в три погибели. Идти так было очень неудобно. Незнайка постоянно на кого-то наступал, извинялся, а потом снова наступал.

— Быстрее проходи, — ворчали коротышки, — а то ты нас всех передавишь.

— Не передавлю, — кряхтел Незнайка. — Вы, братцы, главное ноги уберите.

— Куда же мы их уберем? — сказал Таблеткин. — Мы тут, извиняюсь, и так как селедка в бочке, напиханы. К тому же у меня все затекло, я и пошевелиться не могу.

Наконец Незнайке удалось выбраться из-под тента, и он оказался на корме.

— Ох, хорошо! — сказал Незнайка, вдыхая полной грудью свежий воздух.

Он сладко потянулся, чтобы размять затекшие от неподвижности руки и ноги, потому что Таблеткин был прав, и в каюте тринадцати коротышкам было очень тесно, и огляделся по сторонам.

И вдруг Незнайка громко свистнул.

— Ты чего это свистишь? — спросил его вылезший следом за ним Винтик.

— Кажется у меня мираж, — сказал Незнайка. — Или это сон, или мне это только кажется. Ущипните меня.

— С удовольствием, — сказал Винтик и пребольно ущипнул Незнайку за зад.

Незнайка взвизгнул.

— Не так больно! — закричал он. — Я же просил ущипнуть меня, а не вырывать у меня клок мяса.

— Ничего не знаю, — ответил с ехидной улыбкой Винтик, — ты просил ущипнуть, я и ущипнул. А так как я коротышка старательный, то и ущипнул, как следует.

— Мог бы и полегче ущипнуть, — проворчал Незнайка.

— Тогда надо было предупреждать.

— Сам должен был понять.

— Чего это вы спорите? — спросил Винтика и Незнайку Шпунтик.

— Я просил меня ущипнуть, а Винтик меня чуть не убил, — пожаловался Незнайка.

— А зачем ты просил тебя ущипнуть? — удивился Шпунтик.

— Да я, понимаешь, увидел землю, и подумал, что мне это кажется. И чтобы убедиться, что это не сон, попросил Винтика меня ущипнуть. Как коротышку попросил, а он…

— Погоди, погоди, — остановил Незнайку Шпунтик. — А ты что, в самом деле, землю увидел?

— Ну да. Вон она. — И Незнайка показал пальцем в море. — Ой, смотри-ка. Она там и осталась. Значит, мне не показалось? Земля! Земля!

И действительно прямо по курсу шлюпки на горизонте, посреди бескрайнего голубого простора лежал зеленый ковер с узенькой, едва заметной, желтенькой полоской.

— Остров! Необитаемый остров! — закричал Незнайка. От радости он запрыгал на одной ножке и замахал шляпой. — Это я его открыл! Теперь он будет называться моим именем! Ура!!!

— Земля! Земля! — закричали Винтик и Шпунтик и тоже от радости запрыгали на месте.

Тут же повылезали остальные коротышки и, увидев землю, тоже предались всеобщему веселью. Всем уже безнадежно надоело болтаться в море, и поэтому суша была пределом мечтаний всех путешественников.

И такое ликование охватило экипаж «Надежды», что коротышки чуть не перевернули раньше времени свой корабль. Так как они все тринадцать вылезли в кормовой части, то шлюпка вдруг сильно наклонилась и все попадали друг на друга. А Незнайка, который стоял на самой корме, так и вовсе слетел в воду.

— Ой, Незнайка! — закричала Тарелочка. — Куда ты опять исчез?

— Человек за бортом! — закричал Маячок и бросился в воду спасать Незнайка.

За ним попрыгали и Винтик со Шпунтиком. Но, увидев, что Незнайке ничего не грозит, они все обрадовались и стали плавать вокруг «Надежды», брызгаться и веселиться.

Впервые за много дней коротышки обрадовались по настоящему.

ГЛАВА ПЯТАЯ, В КОТОРОЙ НАЧИНАЕТСЯ НОВАЯ ЖИЗНЬ

Затем выяснилось, что и ветер попутный, дует прямо в сторону земли.

— Поднять парус! — скомандовал Знайка.

— Есть поднять парус! — радостно закричали коротышки.

Не прошло и получаса, как они вновь подняли парус над «Надеждой». Он тут же наполнился ветром, и шлюпка плавно набирая скорость, пошла вперед.

— Держать курс на землю! — опять дал команду Знайка.

— Есть держать курс на землю! — ответил с кормы сидевший у руля Маячок.

И всех охватило сильное нетерпение. Еще бы! Все так стосковались по твердой земле, что рады были бы даже одинокой пустынной голой скале. А тут перед ними был настоящий цветущий остров, какие рисуют в книжках про приключения в теплые страны.

Затем в чистом синем небе появились птицы. Это были морские чайки. Они приветственно кричали и махали крыльями. Коротышки в ответ замахали им руками и закричали на все голоса.

Так они и вопили — и коротышки и чайки, а «Надежда» летела вперед. И вот остров стал потихоньку увеличиваться. Очень скоро отчетливо стало можно различить верхушки пальм и золотистый песок.

Незнайка хлопнул по плечу Маячка.

— Смотри, точно такой же, о каком мы с тобой мечтали.

Маячок ничего не ответил, только с открытым ртом смотрел на остров. Также удивлены и поражены были и другие коротышки. Малышки охали и ахали, а малыши радовались великолепным пляжам и прозрачной воде, в которой без труда можно было увидеть морское дно, заросшее кораллами, водорослями, подводными цветами и прекрасными и разноцветными рыбами, которые стаями проносились под шлюпкой.

И вот наступил долгожданный момент, когда нос «Надежды» с тихим шуршанием врезался в мягкий золотой песок. Коротышки горохом посыпались из шлюпки. Незнайка выпрыгнул еще раньше и бежал по колено в воде. Он первый вступил на землю, упал не нее и радостно обхватил песок руками, словно хотел обнять весь остров.

— Остров! — кричал он. — Это мой остров!

Не меньше радовались и остальные. Они все попадали на горячий песок и с наслаждением почувствовали, что под ними твердая почва, а не качающееся на морских волнах шлюпка. С непривычки ощущение твердой почвы было очень незнакомым. Таблеткин даже не выдержал и расплакался. И в этот раз он не стеснялся, ведь нет ничего постыдного, в том, что плачешь от радости. Вилочка и Тарелочка обнимали и целовали Страничку.

— Вот мы и прибыли на сушу, — сказал капитан Знайка.

Затем наши путешественники обнаружили, что буквально в двадцати шагах от моря, берег под пальмами буквально усеян спелыми кокосовыми орехами. Это было очень кстати. Коротышки быстренько стали разбивать орехи и пить живительный кокосовый сок. О, какая это была радость — пить что-то другое помимо выпаренной воды. Напиток показался им божественным. Но кокосы, как известно можно не только пить, но и есть. Напившись и утолив жажду, коротышки стали насыщаться кокосовыми орехами. И только сейчас они поняли, как им надоела печеная рыба. К тому же неподалеку Винтик и Шпунтик обнаружили банановую пальму, а на ней гроздья спелых бананов. Внизу на песке однако плодов не было. Видимо они еще не начали переспевать. Тогда два находчивых мастера быстро сбегали к шлюпке, достали якорь, привязали к нему шнур, и бросили его на пальму. Якорь зацепил гроздь, и та упала к ногам коротышкам. Так к кокосовому меню прибавились бананы. Каждый ел за четверых.

— Я еще никогда ничего подобного не ел! — признался Незнайка, хрумкая белой кокосовой мякотью и заедая ее банановой.

Это мог про себя сказать каждый.

Наконец все наелись и напились. И тут жажда навалилась на коротышек с новой силой. Да-да. Сладкий кокосовый сок, да еще и слегка перезрелый, утолили лишь первичную жажду. Затем пить захотелось в два раза сильнее.

— Надо идти на поиски воды, — сказал Знайка. — Предлагаю снарядить экспедицию. Кто пойдет?

Все без исключения коротышки подняли руку.

— Все ясно, — улыбнулся Знайка. — Все хотят пить. Думаю, что не будет ничего страшного, если мы пойдем на поиски все вместе.

— Только шлюпку надо пришвартовать, — сказал Маячок.

— Тогда Незнайка и Маячок займутся шлюпкой, — дал команду Знайка, — Винтик и Шпунтик заготовят дубинки.

— А зачем нам дубинки? — удивились малышки.

— Как зачем? — удивился в свою очередь Знайка. — Мы углубимся в джунгли, а там могут быть хищники. Мы должны быть вооружены.

При упоминании о хищниках малышки побледнели.

— И все равно мы пойдем с вами! — упрямо заявила Вилочка.

— Конечно, — ответил Знайка. — Мы должны держаться вместе. Ведь мы на неизвестной земле. Мало ли что может случиться?

Все дела были сделаны, Незнайка и Маячок крепко пришвартовали шлюпку к берегу, привязав ее канатом к пальме, Винтик и Шпунтик вручили каждому малышу по увесистой дубинке, и коротышки во главе со Знайкой отправились в джунгли неизвестной земли.

Тропический лес встретил коротышек криком многочисленный разноцветных попугаев, пением и щелканьем других птиц, воплями любопытных обезьян, которые стаями висели на ветках и недоуменно смотрели на пришельцев. Хищников пока видно не было.

— Все равно, будьте начеку, — предупредил Знайка. — Тропики очень коварны. Внимательно смотрите под ноги и перед собой. А главное, ничего не трогайте.

Последние слова Знайка сказал как раз в тот момент, когда Незнайка схватил красивый разноцветный шланг. И один конец шланга вдруг зашевелился, стал извиваться и шипеть на Незнайку.

— Ой, — вскрикнула идущая рядом с ним Тарелочка. — Змея!

— Она же не ядовитая, — стал успокаивать подружку Незнайка. — Посмотри на ее зубы. Видишь, — он чуть ли не сунул змею Тарелочке под нос, так что та отпрыгнула, — у нее двойной верхний ряд зубов. Если бы она была ядовитая, у нее наверху были бы два длинных острых зуба, а на морде под глазами мешки с ядом.

Такой Незнайкиной осведомленности удивились даже Винтик и Шпунтик.

— Откуда ты это знаешь? — спросили они.

— Я всю жизнь готовился стать путешественником, — гордо ответил Незнайка. — А путешественник должен знать все!

— Смотри, тут могут быть и ядовитые змеи, — заметил Знайка. — Если ты будешь хватать каждую, чтобы поглядеть ей в пасть, тебя рано или поздно укусят.

Незнайка пожал плечами.

Коротышки пошли дальше. С каждым шагом джунгли становились гуще, и идти по ним стало все труднее.

— Будьте осторожнее, — кряхтел Знайка. — Тут могут быть хищники.

— А еще тут могут быть дикие коротышкоеды, — добавил Незнайка.

— Ой, зачем ты нас пугаешь, противный Незнайка? — возмутилась Вилочка.

— Я вас не пугаю, а предупреждаю.

— Тихо! — вдруг крикнул Знайка и поднял указательный палец вверх. Он к чему-то прислушивался. — Вы слышите?

Коротышки замерили и тоже стали прислушиваться. Но ничего, кроме уже привычных звуков леса, они не слышали.

— Гремят тамтамы, — прошептал Незнайка, и глаза у него заблестели. — Это дикари!

— Никаких тамтамов нет, — охладил его Знайка. — Не морочь нам голову. Впереди слышно журчание. Там наверно ручей. Значит, мы нашли воду.

И тут все сразу различили среди всех остальных звуков журчание воды.

— За мной, — сказал Знайка.

И они пошли на журчащий звук и через несколько десятков шагов действительно вышли к ручью.

Что тут началось! Коротышки не выдержали и закричали от радости как сумасшедшие. Затем малыши все, как один, кинулись в воду прямо в одежде и стали в ней плавать и бултыхаться. И пить, пить, пить.

Напрасно профессор Таблеткин кричал, что опасно пить сырую неисследованную воду, коротышки его не слушали. Они пили, пили и не могли напиться. Столько дней они не пробовали настоящей воды. И вот этот час настал.

В конце концов, они так опились и отяжелели от воды, что устали и повалились на берег ручья отдыхать. И тут на них навалилась такая усталость, что глаза коротышек закрылись сами собой, и все они уснули крепким беспробудным сном. Даже Знайка заснул. И это неудивительно. За последние сутки им пришлось пережить сильнейший шторм, затем открытие острова, затем высадка и поход по джунглям. Все это для маленьких коротышек было слишком большим испытанием.

Они проспали до вечера. А когда проснулись и увидели, что наступает ночь, то с ужасом поняли, что им придется переночевать здесь прямо в джунглях. Сначала они испугались, но потом Знайка подумал и сказал:

— По всей видимости, здесь, или, по крайней мере, поблизости, хищников нет. Иначе бы они нас уже непременно бы побеспокоили. Следовательно, большой опасности в ночевке в лесу нет.

— Они нас не побеспокоили потому, что спали, — перебил его Незнайка. — Всем известно, что днем хищники спят, зато ночью вылезают на охоту.

И словно в подтверждение его слов, из темноты джунглей донеся странный скрипучий и какой-то жалобный крик. Коротышки разом вздрогнули и в страхе прижались друг к другу.

— Что это? — чуть не со слезами спросила Вилочка.

— Какое-нибудь тропическое чудовище, — сказал Незнайка. — Вышло на охоту.

Крик повторился. Затем раздался новый крик, совсем не похожий на первый, потом еще и еще и, наконец, все джунгли наполнились самыми разнообразными криками.

— Ничего страшного, — уверенно сказал Знайка. — Судя по крикам, это птицы. Ночные птицы. Думаю, нам они не страшны. А чтобы нам вот так не сидеть и не дрожать в темноте, надо срочно развести костер. У кого есть спички?

Но спичек ни у кого не оказалось. Даже Винтик, который всегда носил с собой зажигалку, развел руками:

— У меня кончился бензин.

— Будем разводить огонь, как это делали первобытные коротышки! — крикнул Незнайка.

— А как они это делали? — спросил его Маячок.

— Они терли дерево о дерево, пока оно от трения не загоралось. Давайте собирать дрова.

— Ну что ж, — вздохнул Знайка. — Надо попробовать.

И коротышки стали ползать поблизости в поисках сухих веток. Вскоре они набрали целую кучу. Незнайка взял небольшую палочку и вставил ее в отверстие сухого полешка. Затем он крепко зажал палочку ладонями и стал вертеть ее взад и вперед. Незнайка старался и работал изо всех сил. Коротышки внимательно смотрели на его старания и ждали, когда появится огонь.

Незнайка старался изо всех сил. Очень скоро он покраснел, потом вспотел, а огонь все не добывался. Незнайка стал вертеть палочку еще сильнее, и вертел ее, пока от него самого не повалил пар. А огня все так и не было. Наконец Незнайка не выдержал и выдохнул:

— У меня сейчас у самого руки загорятся. Давай теперь ты, Маячок, попробуй.

Маячок сел на Незнайкино место и тоже завертел палочку между ладонями. Но с ним произошла та же история, что и с его предшественником. Он сильно утомился, палочка даже не обуглилась. Затем ее вертели по очереди Винтик и Шпунтик, Поплавок и даже профессор Таблеткин. Но ни у кого из них так ничего и не получилось.

— Не годится твой способ, — сказал писатель Обложкин Незнайке.

— Это потому что первобытные коротышки были намного крупнее и сильнее нас, — с виноватым видом стал объяснять свое поражение Незнайка. — У нас же очень слабенькие ручки. Вот если бы мы были сильнее…

Он не договорил, потому Знайка хлопнул себя по лбу.

— Конечно! — воскликнул он. — Все дело именно в этом. Мы не можем создать нужную силу трения, чтобы произошло возгорания. Тут нужна сила раза в три большая, а то и в четыре.

— Где же мы ее найдем, эту силу? — развел руками Незнайка.

— Мы применим механику, — сказал Знайка. — Очень скоро у нас будет огонь. Дайте мне крепкую веревку и приготовьте еще одно полешко с дырочкой.

Полешко нашел Незнайка и просверлил в нем гвоздем отверстие, а веревочка нашлась у Странички.

— Теперь к каждому концу веревки мы привяжем ручку, чтобы было удобно хватать, — сказал Знайка и привязал две палочки к концам веревки. — Затем накрываем вторым полешком нашу упрямую палочку, — продолжал Знайка, — чтобы она не падала и была устойчивой. И теперь осталось самое простое. Перетянем ее веревкой. Вот так. — И Знайка перетянул палочку так, что веревка охватила ее вокруг. — Осталось только добыть огонь. Кто у нас самый сильный?

— Я! Я самый сильный! — тут же подскочил к Знайке Незнайка.

Знайка дал ему один конец веревки:

— Держи за эту ручку.

Другой конец он вручил Винтику.

— Теперь по очереди тяните на себя.

Сначала потянул Незнайка, и обхваченная веревкой палочка сделала сразу несколько оборотов. Затем потянул Винтик, палочка сделала несколько оборотов обратно. Опять потянул Незнайка, потом опять Винтик. Палочка завертелась.

— Быстрее, — сказал Знайка и обложил палочку сухим мхом.

Незнайка и Винтик усердно заработали. Словно дрова запилили. И тут случилось чудо. Вернее не чудо, а вполне закономерное явление. Палочка завертелась так быстро, что нельзя стало различить трещинки и сучки на ней. При этом она громко трещала, и вот из отверстия, в котором она вертелась, потянулась тоненькая струйка дыма.

Незнайка и Винтик заработали еще сильнее. Они оба вспотели от усердия. И вот их старания увенчались успехом. Подо мхом вспыхнуло маленькое веселое пламя. Оно тут же перекинулось на сухой мох и выросло в два раза. Знайка тут же подложил еще мха и сухих веточек.

— Хватит, — сказал он Винтику и Незнайке. — Вы свое дело сделали.

Так благодаря Знайкиной находчивости и изобретательности огонь был добыт. Коротышки тут же накидали в него веток, и он запылал во всю мощь. Теперь у путешественников был настоящий костер. А с костром в лесу не страшны даже хищные животные, потому что всем известно, что хищники больше всего на свете боятся огня.

Затем Знайка назначил дежурство, чтобы поддерживать огонь всю ночь, и дал команду всем, кроме дежурных спать.

Первым дежурил Незнайка. Он тихо сидел у костра, подперев подбородок руками, и задумчиво смотрел на огонь. Он очень любил смотреть на огонь. Когда смотришь на огонь, очень хорошо мечтается. А Незнайка любил мечтать. Он сидел и вспоминал Цветочный город и живших в нем коротышек. Своих друзей. Гуньку, Пончика, Растеряйку и даже доктора Пилюлькина. И вдруг он понял, что страшно по ним соскучился.

Когда он увидел, что кончается топливо, то отошел в сторонку и стал набирать ветки, палки и сучки. Он нисколько не боялся темноты. И ночные крики его тоже не пугали. А тот крик, который был самый первый, скрипучий и жалобный даже вызывал у Незнайки странные чувства. Ему вдруг становилось жалко того, кто кричал так жалобно, словно попал в беду.

— И что же ты так горестно кричишь? — вздыхал каждый раз Незнайка, когда слышал этот крик. — Может быть, с тобой приключилась беда?

Были даже минуты, когда Незнайка нестерпимо хотел броситься в ту сторону, откуда доносился этот звук, чтобы узнать, кто же это. Но он не мог бросить товарищей. К тому же бродить в одиночку ночью по джунглям было безрассудно. И даже Незнайка это понимал.

Затем проснулся Знайка и сменил его. Незнайка хотел поделиться с ним своими тревогами, но потом передумал. Он вдруг испугался, что Знайка ему не поверит. И хуже того, начнет смеяться над ним.

Из джунглей до его ушей опять донеся скрипучий крик.

— Кто же это все-таки зовет на помощь? — спросил сам себя Незнайка и тут же заснул. Усталость сделала свое дело.

Остаток ночи прошел без приключений. Костер горел всю ночь, никакие хищные животные не пытались нарушить покой коротышек, и все великолепно выспались и проснулись полные сил и бодрости.

Коротышки набрали ведро воды и отправились обратно к шлюпке. Нужно было успеть до завтрака.

— А потом начнем строить хижину, — сказал Знайка. — Без жилья нельзя.

— А разве мы не поплывем домой? — робко спросила Страничка.

— Обязательно поплывем, — успокоил ее Знайка. — Но не сейчас, потому что нам придется на некоторое время задержаться здесь на острове.

— Для чего? — заинтересовались коротышки.

— Наша шлюпка слишком мала и малоприспособленная для длительного плавания, — стал объяснять Знайка. — Во время бури мы не погибли только чудом. Вряд ли нам повезет так в следующий раз. Поэтому я предлагаю построить новый корабль, с закрытой палубой и отправиться домой на нем. Не можем же мы остаться жить на острове навсегда? Нас всех ждут дома дела. Не так ли?

— Так, так! — согласно закричали коротышки. — Правильно. Надо сначала построить корабль.

— А на это уйдет не мало времени, — сказал Знайка. — Ведь нам предстоит делать все своими руками. Строить корпус, делать парус. Поэтому надо в первую очередь построить хижину, чтобы не спать под открытым небом.

И с этим все согласились.

Строительство хижины началось сразу после завтрака. Коротышки выбрали ровную сухую площадку, на которой росли четыре пальмы и стали собирать лианы, чтобы начать плести из них стену. Этой работой руководил Поплавок, который был специалистом по плетению рыболовных сетей. Сейчас это его умение всем пригодилось. Работа закипела.

Все работали дружно и весело. Когда уставали, то делали перерыв и бежали к морю купаться. Весело бултыхались в теплой прозрачной воде и кричали от радости. Затем снова строили дом. Вилочка, Тарелочка и Страничка приготовили на костре обед сразу из трех блюд. На первое — рыбный суп; на второе — жареная рыба; на третье фруктовый компот и плоды хлебного дерева, которое нашли в лесу Знайка и профессор Таблеткин. После такого обеда работа закипела с новой силой. В общем, все были довольны и счастливы. И только один коротышка был не совсем счастлив. Он ходил озабоченным и угрюмым. Так что все этому очень удивлялись. Это был наш герой. Незнайка.

— Почему ты такой грустный? — спросила его Тарелочка. — Ты ведь так мечтал оказаться на острове. Что тебе не нравится?

— Все мне нравится, — ответил Незнайка. — Вот только почему-то мне не по себе. Какое-то нехорошее чувство.

— Отчего у тебя нехорошее чувство? — сразу встревожилась Тарелочка. — Может, ты заболел?

— Нет, я не заболел. Но почему-то на меня нагоняет тоску этот крик. Вот он опять. Ты слышишь?

— Слышу. Но ведь это кричит птица в лесу. Она и ночью кричала. Только почему-то она кричит как-то грустно.

— Вот то-то и оно, что грустно, — вздохнул Незнайка. — Не должна кричать днем ночная птица. Если она ночью кричала, то сейчас должна спать и молчать. Значит, она не просто так кричит.

— А для чего тогда?

— Не иначе кто-то попал в беду.

— Надо рассказать Знайке и остальным, — предложила Тарелочка.

Незнайка только махнул рукой:

— Опять надо мной только смеяться будут. Слушай, Тарелочка, давай с тобой сходим в ту сторону и посмотрим, что там такое. Как ты на это смотришь?

— Но ведь Знайка велел нам держаться всем вместе и запретил удаляться в одиночку от лагеря.

— Так мы же не в одиночку, а вдвоем, — возразил Незнайка.

И он стал уговаривать Тарелочку пойти с ним. В конце концов, он даже ей пригрозил:

— Тогда я один пойду, без тебя.

Этого Тарелочка допустить не могла. Она догнала уже шедшего в сторону джунглей Незнайку, взяла его за руку и дальше они пошли вместе.

Днем джунгли казались совсем не страшными. И звуки, щадившие в них, были совсем другими. Весело трещали попугаи, заливисто пели другие птицы, с ветки на ветку с пальмы на пальму прыгали обезьяны. Все вокруг было залито солнечным светом, огромные листья и травы словно излучали внутренний свет. И все было покрыто сотнями сказочно красивых цветов. Незнайка и Тарелочка шли и любовались окружающей их красотой. Но потом опять слышался жалобный крик, Незнайка вздрагивал и дергал подружку за руку:

— Быстрее, быстрее!

И они чуть ли не бежали сквозь густые тропические заросли.

Прошло полчаса, и они вдруг к великому для себя удивлению вышли к небольшой бухточке. И раскрыли рты от удивления, потому что увидели вдруг такое, во что сразу даже не поверили.

В бухте, наполовину высунувшись из воды, лежал самый настоящий кит. Он увидел пришедших на берег из джунглей коротышек и жалобно и скрипуче крикнул.

— Так вот кто кричал! — воскликнул Незнайка. — Я так и знал, что это не птица. И он, в самом деле, попал в беду.

— Он ранен? — чуть не со слезами в голосе произнесла Тарелочка.

— Он не ранен. В воде нет крови. Но с ним беда куда худшая, чем ранение, — задумчиво сказал Незнайка, внимательно оглядывая бухту. — Этот бедняга попал в ловушку. Видимо во время бури он решил спрятаться в этой бухте, и заплыл сюда. Посмотри как здесь мелко. Но скорее всего здесь было много воды во время шторма. Так бывает. Или он прыгнул сюда с большой волной. А потом когда шторм кончился, и волны отхлынули, он просто не успел выбраться обратно в открытое море и засел здесь на мели. Бедняга!

Незнайка вдруг вбежал прямо в воду и без всякого страха подбежал к киту. Тарелочка за ним. Ей тоже было жаль кита. Вдвоем они стали у морды кита и стали его гладить и говорить ему утешительные слова. Кит смотрел на них, жалобно поблескивал глазом и поскрипывал, словно просил помочь.

— Если мы не поможем ему вернуться в море, он погибнет, — сказал Незнайка.

Тарелочка заплакала:

— Но мы всего лишь коротышки. Как мы, такие маленькие и слабые сможем помочь такому великану?

— Надо бежать к остальным и все им рассказать. Я уверен, что Знайка что-нибудь придумает. Он ведь у нас такой умный!

— Тогда побежали! — закричала Тарелочка.

— Нет, побежишь ты одна, а я останусь здесь, — ответил Незнайка.

— Почему?

— Потому что кто-то должен остаться с китом. Ему нужна дружеская поддержка. Иначе он может подумать, что мы его бросили.

Тарелочка не могла с ним не согласиться. И хотя ей было страшновато возвращаться одной без Незнайки, она все-таки побежала со всех ног и без препятствий достигла лагеря. Там уже были сплетены стены, и коротышки принялись за крышу.

— Где вы с Незнайкой бродите? — накинулась на малышку Вилочка. — Мы тут работаем, а вы гуляете!

— Я же велел не отлучаться от лагеря, — строго сказал Знайка. — Почему вы с Незнайкой нарушаете режим?

— Мы конечно виноваты, — затараторила Тарелочка. — Но случилось такое, такое!

И она все рассказала стопившимся вокруг нее коротышкам. Все ахали и охали, слушая ее рассказ. А потом все как один решили бежать смотреть на севшего на мель кита. Даже Знайка потерял свою солидность, и, придерживая на носу очки, побежал вместе со всеми.

Они прибежали к бухте и потрясено уставились на кита. Никогда в жизни никто из них не видел это удивительное животное так близко от себя.

— Ах, бедненький! — кричали малышки. — Ах, несчастненький!

Малыши вздыхали и чесали головы, раздумывая, как можно помочь такому гиганту.

— Ну, чего смотрите? — прикрикнул на друзей Незнайка. — Помогите мне.

И он стал толкать кита в сторону моря.

Коротышки кинулись ему на помощь. Они забежали в море и стали толкать все вместе.

— Раз-два! Взяли! — командовал Незнайка. — Еще взяли.

Кит глубоко вздохнул и с помощью коротышек двинулся с места, его мощные плавники забили по воде, и он тронулся с мелководья в глубину. Здесь он опять глубоко вздохнул и нырнул, потом вынырнул и выпустил из спины фонтан. Теперь он мог плавать.

— Ура!!! — закричали коротышки.

Только один Знайка не кричал.

— Мы сделали только полдела, — сказал он, когда его спросили, почему он не радуется. — Посмотрите. Эта бухта достаточно глубокая, чтобы наш друг мог в ней плавать. Но от открытого моря отделяет песчаная коса. Наш кит не может ее перепрыгнуть. Так что он все еще заперт в ловушке.

— Зато он хоть может плавать, — сказал Незнайка. — Поплавает здесь до следующей бури, а потом уплывет с волнами в море.

— Неизвестно, когда будет следующий шторм, — покачал головой Знайка. — Может завтра, а может через месяц. Кит просто умрет от голода. Ведь в этой бухте ему нечем питаться.

— Мы будем его кормить! — закричал Незнайка. — И он не умрет.

— Киты питаются мелким планктоном, креветками и мелкой рыбешкой. И чтобы прокормить одного кита, нужно столько еды… Мы не сможем его кормить.

— Что же делать? — воскликнули коротышки.

— Нам надо прорыть в песчаной косе канал, достаточно большой и глубокий, чтобы через него мог проплыть кит. Это нелегко. У нас нет лопат. Но мы сделаем деревянные лопаты. Песок под водой мягкий и податливый. Я думаю, если мы будем работать дружно, слаженно и быстро, то справимся. Коса к счастью совсем узкая. Надо только пригнать сюда шлюпку. Чтобы на ней отвозить в сторону песок и гальку.

Маячок и Обложкин побежали за шлюпкой, а остальные принялись за работу.

Коротышки добрались до песчаной косы и в том месте, где она была самая узкая, не больше двух метров, стали рыть песок прямо руками. Малыши сняли с себя рубашки и использовали их вместо носилок, наваливали в них песок и гальку и относили их в сторону. Им очень повезло, что море было на редкость спокойным. Не было ни малейшей волны. Иначе бы вся работа была напрасной. Волны тут же бы наносили новый песок на место старого.

Канал стал увеличиваться с каждой минутой. Но все же для такого огромного кита надо было проделать большую работу. Коротышки трудились, забыв обо всем на свете, об усталости, голоде и жажде. Так было велико их желание спасти несчастного кита.

Работа ускорилась, когда прибыла шлюпка. Коротышки стали использовать ее как кузов грузовика. Они нагружали ее с помощью ведер, ящика, в котором пекли рыбу, и весел песком и галькой, и канал стал увеличиваться еще быстрее.

— Может быть, отдохнем? — спросил Обложкин, вытирая со лба пот.

— Ни в коем случае, — сказал Знайка. — Ночью начнется прилив и всю нашу работу просто смоет. А киту это не поможет. В этом месте вода с приливом поднимается незначительно. Мы должны освободить кита до прилива.

И коротышки заработали еще усерднее.

Незнайка трудился наверно больше всех. Он просто не знал усталости. Работал как сумасшедший и выполнял по три нормы. Все только удивлялись ему и старались не отставать.

А кит словно понимал, что коротышки хотят ему помочь. Он плавал неподалеку и шумно вздыхал и пускал в небо фонтаны воды.

Сначала коротышки работали по колено в воде, потому по пояс, потом, когда канал стал совсем глубоким, по грудь, а когда вода достала до горла, то в воде остались самые высокие из них: Маячок, Знайка и Обложкин. Они набирали воздух и ныряли в воду и работали под водой, потом доставали ведра с песком и передавали их друзьям в шлюпке.

И вот, наконец, работать стало невозможно, потому что глубина прохода уже была такая, что невозможно было устоять на ногах. Тогда все тринадцать спасателей собрались на борту «Надежды».

— Теперь ему надо попробовать пробиться к морю, — сказал Знайка. — Если у него не получится с первого раза, то мы уже ничего не сможем сделать.

— У него получится! — воскликнул Незнайка. — У него обязательно получится.

И коротышки стали звать кита.

— Плыви сюда! — кричали они ему. — Здесь для тебя ход к морю.

Но кит видимо не понимал их криков. Он продолжать делать круги по бухте, а созданного коротышками прохода не замечал.

Тогда Незнайка не выдержал, прыгнул в воду и поплыл прямо к киту. Кит увидел, что к нему кто-то плывет, и остановился. Уставился любопытным глазом на Незнайку и что-то скрипнул.

Незнайка подплыл прямо к морде кита, схватил его одной рукой за ус, а другой стал ему показывать в сторону прохода.

— Туда! — кричал он киту. — Туда. Ты должен плыть прямо туда. Понимаешь?

И кит вдруг понял, что от него хочет этот странный и смешной малыш. Он внимательно посмотрел на него, словно обдумал, и вдруг согласно кивнул головой. Нырнул в воду и подплыл под Незнайку, потом вынырнул и наш герой оказался прямо у него на спине. Затем кит сделал еще один круг по бухте и направился прямо к проходу.

Коротышки, затаив дыхание, следили за его действиями.

Кит набрал скорость, насколько это ему позволяло маленькое пространство бухты, и вплыл прямо в проем.

— Давай!!! — закричали спасатели. А громче всех закричал Незнайка и изо всей силы замахал над головой своей шляпой.

Но киту не удалось пробиться в проем. Он едва не застрял в нем и вовремя успел отплыть назад.

— Давай еще раз! — закричал ему сверху Незнайка. — Не бойся, у тебя в этот раз получится. Ты уже расширил проем достаточно, чтобы пройти в него. Быстрее, пока в него не нанесло песку.

И так убедительно и горячо уговаривал кита Незнайка, столько вложил энергии в свои слова, столько уверенности в успехе, что кит опять понял его и поверил. Рванулся к проему.

— Прыгай! — закричал Незнайка, когда проем был перед ними. — Поднимайся!

И кит, внявший его словам, сделал резкое движение вперед, словно дельфин, который выпрыгивает из воды, ему удалось подняться на полметра, и самое узкое место проема осталось позади. Кит с шумом выплыл по ту сторону песчаной косы. Заработали мощные плавники, забил воду гигантский хвост, и через три секунды он уже был в открытом море.

— Ура!!! — закричал Незнайка. От радости он вскочил на ноги, заплясал, замахал шляпой и свалился в воду.

Но кит поднырнул под него, и Незнайка вновь оказался у него на спине.

— Ура!!! — закричали с «Надежды» остальные коротышки.

Все были счастливы.

ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ, В КОТОРОЙ КОРОТЫШКИ САМЫМ ЧУДЕСНЫМ ОБРАЗОМ ВОЗВРАЩАЮТСЯ ДОМОЙ

Прошло несколько дней. Коротышки продолжали делать и благоустраивать свое жилье. Кит уплыл в море и больше не появлялся. Всем было жалко с ним расставаться. Но коротышки понимали, что кит не может оставаться с ними. К тому же у них у самих дел было по горло. Ведь они были на необитаемом острове, где не было никаких условий для полноценной жизни. Вот эти условия они и должны были создать.

Только Незнайка не мог смириться с мыслью, что он никогда не увидит своего удивительного товарища. Когда могучая спина скрылась в морском просторе, его глаза заблестели, и он отвернулся, чтобы друзья не подумали, что он готов разреветься. Потом он еще долго не уходил с берега и все всматривался вдаль. Не мелькнет ли где-нибудь в море черная блестящая спина, или не брызнет ли в небо приветственный фонтан. Так и повелось, что каждые утро и вечер Незнайка ходил по берегу и с тоской смотрел вдаль. Видно было, что он очень скучал по новому другу.

— Нельзя же расстраиваться из-за того, что кит уплыл в море, — говорила ему Тарелочка. — Ты же сам его туда выпустил.

— Выпустил, — вздыхал Незнайка. — И очень этому рад. Но мне грустно. Он уплыл к себе домой, а мы остались здесь. Вот было бы здорово залезть к нему на спину и тоже уплыть домой.

— Глупости, — сказала Тарелочка. — Как можно залезть киту на спину? Она же мокрая! И скользкая к тому же.

Незнайке пришлось согласиться с Тарелочкой, что это действительно глупая идея.

Но через три дня, рано утром, когда все коротышки спали в своей новой уютной хижине, в нее ворвался Незнайка.

— Он вернулся! — закричал он. — Вернулся!

Коротышки проснулись и, как это всегда бывает, когда просыпаешься от неожиданности, сильно перепугались, потому что подумали, что что-то случилось.

— Он вернулся! — кричал Незнайка.

Коротышки бегали вокруг него и спешно одевались.

А Незнайка продолжал кричать, как будто его заклинило.

— Он вернулся! Вернулся.

Наконец Знайка схватил его за руку и строго спросил:

— Ты не можешь сказать толком, кто вернулся? «Белый дельфин»?

— Нет, черный кит.

— Черный кит? — удивился Знайка. — Разве наш корабль назывался «Черный кит»?

— Да нет, это не корабль вернулся. Это наш кит вернулся. Которого мы спасли. Теперь он опять вернулся к нам. Он отвезет нас домой.

— Что ты такое болтаешь? — рассердился Знайка. — Как кит может отвезти нас домой?

Коротышки выскочили из хижины и побежали на берег. В море действительно плавал кит. Увидев коротышек, он выпустил фонтан воды.

— Видите, это он с нами так здоровается! — радостно закричал Незнайка.

— Посмотрите, — вдруг закричала Тарелочка, — он не один, с ним еще есть киты!

Как только она это сказала, коротышки увидели, как из моря вынырнули еще два кита. Они тоже выпустили фонтаны воды и подняли большие волны. Киты стали плавать вдоль берега и пускать в небо водяные струи.

Незнайка не выдержал и бросился в воду и поплыл к своему киту. Тот поплыл ему навстречу, и они встретились. Незнайка обеими руками попытался обнять своего друга, но у него ничего не получилось, и он только погрузился в воду. Но тут кит поднырнул под него и посадил его себе на нос. Незнайка встал на ноги и радостно замахал шляпой своим друзьям, которые смотрели на него с берега.

— Он с друзьями отвезет нас домой! — кричал коротышкам Незнайка.

— Этого не может быть, — с сомнением покачал головой Знайка. — Как это кит может доставить нас домой?

— Это наверно опасно, — поддержал Знайку профессор Таблеткин.

— А я верю, что мы вернемся домой на китах, — сказала Тарелочка.

— И я верю, — сказала Вилочка.

— Тогда давайте собираться, — сказал Знайка. — Главное взять в шлюпку как можно больше продуктов и воды.

И коротышки стали готовиться в дорогу.

Они очень хотели вернуться домой, но если сказать совсем честно, то им немножечко, совсем немножечко, было даже грустно покидать теплый и гостеприимный остров и только что построенную хижину.

Через три часа все были готовы. Коротышки собрали свои вещи, нагрузили «Надежду» фруктами, птичьими яйцами, рыбой, кокосовыми орехами и свежей водой из ручья. После чего они расселись в шлюпке и стали ждать, что будет дальше.

Знайка посмотрел на Незнайку:

— Ну и что дальше?

Незнайка помахал рукой своему другу, и тот тут же подплыл к носу шлюпки и посмотрел на коротышек умными и добрыми глазами.

— Мы готовы, — сказал Незнайка.

Кит кивнул головой.

— Ой! — всплеснула руками Страничка. — Он нас понимает.

— Конечно, понимает, — хмыкнул Незнайка. — Он самый умный кит на свете. Я ему даже имя придумал.

— Какое? — спросила Тарелочка.

— Фонтанчик. Видите, ему нравится. Эй, Фонтанчик, ты поможешь нам вернуться домой?

Фонтанчик опять кивнул. А Незнайка обратился к Знайке:

— В какую сторону нам плыть?

— Вон туда.

И тут коротышки ахнули, потому что Фонтанчик нырнул и носом пихнул шлюпку в ту сторону, в какую показал Знайка. Шлюпка тронулась с места, и все коротышки попадали друг на друга. Только Незнайка не упал, потому что удержался за нос шлюпки.

— Ура!!! — закричал он. — Поплыли домой!

И они действительно поплыли домой.

Это было чудесное путешествие, про которое писатель Обложкин впоследствии напишет книгу, и книга эта станет самой популярной и любимой у коротышек.

Три кита, меняясь друг с другом, по очереди толкали «Надежду», и та неслась по морю так быстро, словно у нее были крылья. Теперь коротышкам не надо были грести на веслах или ставить парус. Они просто наслаждались путешествием и радовались тому, что скоро окажутся дома. Вот только Знайку и Поплавка немного мутило оттого, что шлюпка все время то поднималась вверх, то падала вниз. Но они стойко переносили тяготы такого необычного путешествия.

И вот настал тот знаменательный день, когда впереди, прямо по курсу показалась узенькая темная полоска.

— Земля! — закричал Винтик, который как раз был на вахте. — Прямо по курсу земля!

Коротышки выскочили из каюты, где отдыхали после сытного обеда и увидели землю.

— Ура!!! — закричали они хором. — Ура!!!

Больше слов у них не было. Просто почему-то на ум не шли. Даже Знайке. Так они и кричали «ура», пока не охрипли.

— Это Сан-Пальма! — сказал через некоторое время Маячок. — Такое высокое здание морского порта только в нашем городе.

И он не ошибся. Через три часа наши друзья уже были совсем недалеко от родного берега. И тут их заметили. Да и как можно не заметить шлюпку, которую толкают три настоящих кита. Их увидели с кораблей, которые покинули порт. Они передали на берег, и вскоре над нашими героями закружил вертолет, из которого по пояс высовывался телевизионный ведущий Микрофончик. Рядом с ним сидел оператор, который направлял на наших друзей камеру. А Микрофончик уже вел репортаж в прямом эфире:

— Кажется это они! — кричал он в большой круглый микрофон, который был у него в руке. — Да это действительно они. Теперь я это отчетливо вижу. Они, наши пропавшие без вести путешественники. Они нашлись. И все целы и невредимы. Посмотрите, дорогие телезрители, наши коротышки, которых мы отчаялись найти, и уже оплакиваем столько дней, спасены. Но кто это с ними? Почему их судно движется без мотора, без паруса и без весел? Ах, я просто не верю своим глазам. Их везут киты. Да-да! Настоящие живые киты. Это просто чудо. Киты толкают шлюпку носами, и она летит быстрее самого быстроходного катера. Это действительно настоящее чудо. Три кита помогли потерпевшим бедствие коротышкам вернуться домой. Как это символично. Три кита. Все знают, что раньше коротышки думали, что Земля не круглая, а плоская и лежит на трех китах. Вот они эти три кита. Они спасли наших друзей.

И коротышки всего коротышечьего мира радовались чудесному спасению Знайки, Незнайки и их друзей. Многие громко плакали от счастья прямо у телевизоров. А жители Сан-Пальмы все как один помчались на берег, чтобы встретить отважных путешественников. Каждому хотелось поздравить их с возвращением. А впереди всех бежал капитан Табачок, который за эти дни поседел, потому что отчаянно переживал, что потерял своих пассажиров в море. И теперь он бежал впереди толпы коротышек и громко рыдал от счастья. А за ним бежала огромная толпа.

Вот это была встреча!

Никогда ни Знайка, ни Незнайка ни их спутники не были такими всеобщими любимцами. А сейчас их прямо в буквальном смысле слова носили на руках по городу. Из всех домов высовывались коротышки, бросали друзьям цветы и кричали им приветственные слова.

Затем начались торжества. О них я, пожалуй, не буду рассказывать. Это совсем неинтересно. К тому же Незнайки на них не было.

Вечером он сбежал с праздничного обеда, который в честь спасенных устраивал мэр Сан-Пальмы, и вместе с Тарелочкой отправился к морю.

— Фонтанчик! — закричал он, выйдя на пустынный берег. — Фонтанчик!

И в ответ ему из моря послышался веселый скрип. Затем из воды вынырнули три кита. Незнайка помахал им шляпой и побежал к мостику, который шел в море и предназначался, для причаливания морских трамвайчиков, на которых коротышки совершали увеселительные прогулки. Здесь он мог общаться с китами лицом к лицу.

— Здравствуйте, друзья! — поприветствовал Незнайка китов. — А вот и я.

Киты радостно закивали ему в ответ.

— Нас так быстро увели, что я даже не смог поблагодарить вас за наше возвращение домой, — продолжал Незнайка. Киты смутились и заскрипели, уверяя Незнайку, что не стоит об этом даже говорить. И Незнайка согласился с ними. — Правильно. Это все ерунда. Я тут вот о чем подумал, может быть, вы поможете мне доплыть до Южного Полюса? А то я ведь там ни разу не был. А что за путешественник, если он не был на Южном полюсе? Это даже не путешественник, а так бедолага какой-то. Ну, так как?

— Эх, Незнайка! — раздался за спиной у нашего героя укоризненный голос Тарелочки. — Разве так можно? Ты ведь хотел вступить в нашу команду!

— Обязательно вступлю, — заверил ее Незнайка. — Вот только побываю на Южном полюсе и тут же вступлю. Ты ведь знаешь, Тарелочка, я жить не могу без приключений и путешествий. Хочешь, я и тебя возьму с собой на полюс?

Тарелочка вздохнула:

— Какой ты все-таки неугомонный, Незнайка!

Незнайка в ответ пожал плечами и широко улыбнулся:

— Такой вот я коротышка.

КОНЕЦ

Оглавление

  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ НЕЗНАЙКА ОТПРАВЛЯЕТСЯ В ПЛАВАНИЕ
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ, В КОТОРОЙ НЕЗНАЙКА ВЫИГРЫВАЕТ БИЛЕТ НА МОРСКОЙ КРУИЗ И ОТПРАВЛЯЕТСЯ К МОРЮ
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ, В КОТОРОЙ НЕЗНАЙКА ЗНАКОМИТСЯ С ТАРЕЛОЧКОЙ, КАПИТАНОМ КОРАБЛЯ, А ТАКЖЕ ВСТРЕЧАЕТ СТАРОГО ЗНАКОМОГО
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ, В КОТОРОЙ НАЧИНАЕТСЯ ВЕСЕЛОЕ МОРЕПЛАВАНИЕ
  •   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, В КОТОРОЙ ВСЕ ПРАЗДНУЮТ ОТПЛЫТИЕ, А НЕЗНАЙКА ССОРИТСЯ СО ЗНАЙКОЙ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ, В КОТОРОЙ ВСЕ БОЛЕЮТ МОРСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ, В КОТОРОЙ ДРУЗЬЯ ГУЛЯЮТ ПО СЛАДКОМУ ГОРОДУ, А ПОТОМ УЗНАЮТ, ЧТО «БЕЛОМУ ДЕЛЬФИНУ» ГРОЗИТ ОПАСНОСТЬ
  •   ГЛАВА СЕДЬМАЯ, В КОТОРОЙ ГОВОРИТСЯ О ТОМ, ЧТО В ЖИЗНИ ВСЕГДА ЕСТЬ МЕСТО ПОДВИГУ
  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ НЕЗНАЙКА ТЕРПИТ БЕДСТВИЕ
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ О ТОМ, КАК КАПИТАН ТАБАЧОК УСТРОИЛ НА КОРАБЛЕ УЧЕНИЯ, И ЧТО ИЗ ЭТОГО ВЫШЛО
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ, В КОТОРОЙ ВСЕ ОКАЗЫВАЮТСЯ В ОТКРЫТОМ МОРЕ
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ, В КОТОРОЙ ОПИСЫВАЕТСЯ ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПУТЕШЕСТВИЯ
  •   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, В КОТОРОЙ ПУТЕШЕСТВИЕ В ОТКРЫТОМ МОРЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ, В КОТОРОЙ НАЧИНАЕТСЯ НОВАЯ ЖИЗНЬ
  •   ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ, В КОТОРОЙ КОРОТЫШКИ САМЫМ ЧУДЕСНЫМ ОБРАЗОМ ВОЗВРАЩАЮТСЯ ДОМОЙ



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке