КулЛиб электронная библиотека 

Малибу [Пат Бут] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Пат Бут Малибу

АНСЕЛЮ АДАМСУ, РОБЕРТУ

МАППЛТОРПУ И МЭНУ РЕЮ

С БЛАГОДАРНОСТЬЮ

ЗА ПРЕДОСТАВЛЕННЫЕ МЕМУАРЫ

ПРОЛОГ

«Порше» пронзил светом фар ночное шоссе и оставил после себя горячий ветер, с гулом пронесшийся по каньону Малибу. В ночи были слышны и другие звуки, и урчание автомобиля не заглушало завывание койота, пульсирующее стаккато вертолета пожарного департамента, патрулирующего горы Санта-Моника, гул далекого прибоя. Руки водителя «порше» в перчатках из красной кожи повернули руль, и машина стала подниматься в горы. Внизу оставалось залитое лунным светом Тихоокеанское Береговое шоссе, раскинувшееся неоновой лентой вдоль океана.

Еще одно движение руки, и в салоне раздались звуки сладкого голоса Глэдис Найт, льющиеся из магнитолы «Блаупункт». Она пела о человеке, который решил покинуть Лос-Анджелес в поисках лучшей доли, о человеке, который уезжает в полночном поезде, чтобы никогда уже не вернуться. В этом месте водитель засмеялся — и это был страшный, жестокий смех. Песня попала в точку! Сегодня вечером тоже ожидается отъезд. Уже сегодня будет разбито сердце. В графстве Лос-Анджелес поселятся страх и ненависть.

От мыслей водителя «порше» отвлекла тень орла Его крылья, как сказочное видение, величественно смотрелись на фоне серебряного сияния луны. Затем полные злобы глаза вновь вернулись к дороге. Какое-то время спустя водителя охватила внезапная дрожь. Он узнал голос адреналина, полный напряжения, мобилизующий все его силы. Нога полностью утопила газ, и смертоносная машина помчалась навстречу предначертанному.

На шоссе Мулхолланд «порше» притормозил и уткнулся носом в кучу гравия на обочине. Свет фар высветил глубокий обрыв. Руки в перчатках выключили мотор, и в наступившей тишине было слышно лишь тяжелое дыхание. Потом руки дотянулись до канистры, и она, грохоча по каменистому склону, пролетела вниз, пока не нашла себе пристанище в глубокой расщелине. И снова маниакальный смех раздался в тишине. Это была всего лишь канистра, но сейчас она стала смертельной угрозой. Впереди был путь к власти, к миллиардам.

Теперь водитель действовал стремительно. Руки схватили садовый шланг, который лежал на красном кожаном заднем сиденье. Раздался щелчок дверного замка. Затем шланг был вставлен в бензобак «порше», другой конец его свесился с обрыва. Адская смесь запахов высокооктанового бензина, шалфея и эвкалипта пропитала ночь. Бензин булькающим ручейком стекал вниз на сухое ложе каньона. Здесь давно уже не было дождей, и земля высохла. Мелкий дубовый кустарник погибал от засухи и песчаных ветров, проносившихся по каньону в сторону океана.

Водитель вернулся к машине, щелчком включил ключ зажигания. Глаза остановились на указателе уровня бензина в баке. Когда бензобак опустел, шланг был выдернут и заброшен в багажник машины. Водитель подошел к кромке каньона в поисках дома. Он напряженно всматривался в лежащую внизу долину. Дом, окруженный зарослями, словно прятался в складках гор. Ползущий вверх жасмин обвивал изящную лепнину. Жертва спала. Ветер Санта Анны кружился в ожидании пламени. Укрытая от ветра руками в красных перчатках обычная зажигалка фирмы «Бик» загорелась неровным пляшущим пламенем. Огонь побежал вниз, к земле, влажной и темной от пролитого на нее бензина. Ветер устремился к нему, чтобы помочь разгореться в полную силу и достичь желанной цели. Нестерпимый жар заставил водителя отступить. Двери «порше» вновь открылись и захлопнулись, двигатель заработал. Спустя секунды под шинами заскрипел гравий, и автомобиль тронулся с места в сторону безопасного океанского берега. А вниз по каньону устремился оранжевый огненный шар. Он катился, окрашивая облака в непередаваемо жуткие цвета. Гул пламени и иссушающая жара со скоростью в семьдесят километров в час неслись огненным смерчем к беззащитному домику и его обитателю. Луна, скрытая дымом, превратилась в маленький футбольный мяч, потом, и вовсе исчезла. Наконец дым рассеялся и стало видно, как пламя ударило в дом. Оно проникло через открытые окно, зажгло занавеси. Пожрало заросли кустарника. Огонь взорвал стекла цветных витражей и ворвался в дом по широким деревянным лестницам. Жертва уже не спала, человек проснулся буквально за несколько секунд до следующего вечного сна. Жертва прижалась спиной к стене, в глазах застыл ужас. Руки вскинулись в тщетной попытке остановить неотвратимое. И уже не было сил и времени помолиться Господу, Деве Марии во спасение. Была только смерть в Малибу, гнев Господень, так неожиданно сорвавшийся с небес.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Пэт Паркер была истинным детищем Нью-Йорка. Вот и сейчас она твердо знала, что ей единственной удалось получить разрешение на фотосъемку. Сидя в наэлектризованной человеческими эмоциями аудитории, Пэт скрючилась на самом краешке сцены. Юбочка из черного джерси задралась и выставила на обозрение круглые ягодицы, но ее это не волновало, ведь надо было не упустить момент и сделать снимок. На сцене, как всегда, события разворачивались стремительно, и важно было не спать. Волшебный миг удачи не станет никого ждать. Ее занимало сейчас, как побыстрее поймать фокус и не промахнуться с быстроменяющимся освещением. Она распласталась на сиденье, показав публике свои маленькие шелковые черные трусики. Но свою работу Пэт делала точно и профессионально. Ее «Никон» с электропроводом замер в руках, как будто стал частью ее нервов, ее кровью, ее плотью. Загорелось зеленое табло, говорящее, что фотокамера готова к работе, и Пэт приготовилась плавно нажать на затвор.

В Бруклинской музыкальной школе, где проходило шоу, Мадонна и Сандра Бернар интриговали публику. Пэт была заворожена, как и все остальные, но не уставала отщелкивать все пикантные подробности. У нее колотилось сердце, груди тяжелели и наполнялись сладким томлением, но тем не менее она вознесла молитву, чтобы ничто не помешало ей отснять все кадры и удачно проявить пленку…

У Пэт были чудесные аквамариновые глаза, совершенной формы нос, и чувственный разрез глаз. Но за всем этим таился настоящий компьютер, в который превращались мозги Пэт в моменты профессиональных подсчетов. В нем не было места лирике, оставался лишь чистый холодный расчет. Пэт отсняла почти всю пленку. Перезарядка кассеты займет несколько секунд. Но сколько осталось двум девушкам на сцене до кульминационного критического момента? Перематывать пленку или нет — вот в чем вопрос! А что, если в этот самый момент будет пропущена та единственная сцена, ради которой и стоило возиться? Или рискнуть и использовать один-единственный кадр, но так, как если бы она была снайпером?

— Опусти свой чертов зад, — процедил обладатель билета в пятьсот долларов из первого ряда.

Она даже не обернулась. Еще чего! Ничто сейчас не могло оторвать ее от объектива, а объектив от сцены. Пэт ждала. Ее великолепное тело свесилось с края сцены, в то время как она сама не отрывала глаз от бесконечно длинных ног Сандры Бернар. Пэт посмотрела выше, туда, где бедра Сандры соприкоснулись с бедрами Мадонны…

«Я взяла тебя… малышка…» — пели они в микрофон. И это была песня для всех и для каждого. Но Каждый вкладывал в нее свой смысл.

Не успела Пэт перевести дух, как сцена взорвалась. Из зала шел жар эмоций. Пэт не помнила ничего подобного со времен выступлений Мика Джеггера и Тины Тернер. Мадонна и Сандра были необъявленным дуэтом. Как же пожалеют те шикарные мужчины и женщины, которые уже ушли с представления и направились в ресторан, в его залы «Индокитай» и «Ундокитай», туда, где для них были приготовлены столики.

Пэт Паркер всегда интересовалась разного рода сплетнями и слухами. Она никогда не уходила раньше времени. Вот и сейчас удача вновь улыбнулась ей. Пэт стала обладательницей самой лакомой сенсации дня. Мадонна и Сандра с блеском сыграли эротическую сцену в шоу-программе Леттермана, и завтра в репортаже Пэт в обозрении «Интервью» читателям намекнут, что Мадонна поднялась на еще одну ступеньку в своем сексуальном развитии.

Что же касается дуэта, то до песенки Сони и Шер девушки кокетничали и изображали влюбленных. И пока улыбающаяся во весь рот Мадонна убеждала публику неверить никаким пересудам и слухам относительно ее отношений с Сандрой, последняя лукаво утверждала, что слухам верить можно.

Всевидящий, оснащенный звукозаписывающей аппаратурой фотоаудиокомплекс «Никон» стараниями Пэт отснял всю сексуальную сцену, включая и ту, когда девушки изменили слова песенки на свои собственные. В зале зазвучало:

Что с того, что нет мужчины, Обойдемся без него!

Пропев этот куплет, Мадонна и Сандра дотронулись до специального разреза в своих цветастых джинсах. Их бедра напряглись, головы откинулись назад в едином порыве. Пэт успела запечатлеть это на пленке.

Искушенная публика ревела от восторга. Представление, которое она увидела на бенефисе в пользу исчезающих лесов Земли разительно отличалось от обычных и унылых благотворительных балов и концертов Нью-Йорка, от аристократического Астор-Беркли. Простая бруклинская музыкальная школа утерла всем им нос. Да и публика состояла вовсе не из одних патрициев. Здесь собрались такие роскошные женщины, как Иман, черная и жаркая, как майская ночь, Элла Макферсон, с лучшим в мире телом, пыталась затмить всех… А тот, кто видел бесподобную улыбку блестящей Кристи Бринкли, рисковал потерять рассудок.

Да, на вечере присутствовали и люди, чья могучая энергия принесла всемирную славу Нью-Йорку. Они всерьез были озабочены тем, что каждую секунду на нашей планете исчезает участок леса размером с хорошее футбольное поле. Они пришли на Мадонну, которая убедила их, что только зеленый пояс планеты сможет спасти род человеческий от кислородного голода. Только растения в состоянии справиться с углекислотой, которая грозила поднять температуру, растопить полярные льды и в итоге устроить новый мировой потоп.

Но именно сейчас Клементы, Харинги, Лихтенштейны, Шнабели, Олденбурги, Марденсы, Рухасы об этом не думали. Они вопили, кричали, прыгали и, размахивали руками. Их восторгу не было конца.

Пэт прижала камеру к груди и посмотрела на часы. Было уже полдвенадцатого. Черт! Она может не успеть отдать свой материал.. А это означало, чуо ее сюжет не попадет в утренний номер и перекочует в более поздние издания. А это уже не сенсация. Пэт прикинула, что у неей есть: «Ньюс» и «Пост» печатаются в Нью-Йорке. Общенациональный «Ю.С.Эй. тудэй» может поместить материал в четверг утром. Ну конечно, было еще и телевидение. Например, в программу «Вечерние развлечения». Неплохо было бы попасть и в рубрику «Последние новости». На худой конец, есть журналы типа «Ю.С.» и «Дитэйлс». Так, но сейчас ей просто необходимо сунуть пленку в проявитель и убедиться, что все удалось. Ни один фотограф, как бы велик он ни был, никогда не мог быть уверен до конца, что все в порядке, пока лично не убедится в этом.

Толпа стала потихоньку двигаться к выходу. Мелькали умопомрачительной раскраски футболки, майки, комбинезоны, мешковатые брюки, фраки, галстуки всех цветов радуги.

Только теперь высунулись объективы камер «Сони» и фаллической формы направленные микрофоны. У всех было не более семи секунд. Исследования, проведенные на телевидении, показали, что этого вполне достаточно для того, чтобы показать все нужное. И лишь Пэт Паркер, обогнув фоторепортеров, поспешила вниз, выискивая по дороге своего водителя Джеда. Высматривала она и свой «рэнд-ровер», затерявшийся в маслянисто-черном сиропе лимузинов. Наконец она его нашла, позвала по имени и даже замахала руками, чтобы он смог увидеть ее в толпе людей. И именно в этот момент она столкнулась с Кенни Шрафом.

Художник был высоким, хорошо выглядящим мужчиной с коротко постриженными волосами. Был он нервный как черт. Эта вечеринка была творением его рук. Сначала он втравил в это дело Мадонну, следом, вроде сам по себе, появился легендарный Боб Вэйр. Ну а потом — и острая на язык темпераментная Сандра Бернар. Ее дуэт с Мадонной превратил вечеринку в нечто незабываемое. На сцене Кенни Шраф произнес бестолковую и сбивчивую речь. Нервная жестикуляция выдавала страшное напряжение. А тут еще один повод для полного счастья — кто и какого черта дал этой проныре Паркер разрешение на съемку. Лично он не давал, и Мадонна постоянно настаивала, чтобы не было никаких камер.

Шраф взглянул на возбужденное лицо Пэт Паркер. И тут взгляд его поймал и «Никон», зажатый в руке девушки.

— Пэт, вы не снимали… Вы не фотографировали дуэт Мадонны и Сандры? Вы ведь не делали этого, умоляю, только скажите — не делали? — промямлил он беспомощно.

— Делала, Кенни, — просто сказала Пэт.

Кенни выглядел совсем несчастным. И хотя Пэт стояла рядом, его интеллигентность мешала силой отобрать камеру. И потом он знал, что, если попробует это сделать, она будет драться и, пожалуй, еще и победит…

— Пэт, пожалуйста, не топи меня. Не публикуй эти снимки. Я обещал Мадонне, что этого не будет и… и…

Пэт Паркер тяжело вздохнула. Только этот чертов Кенни знал, как можно сладить с ней. Всю жизнь, начиная с младенчества, ей приходилось сражаться за место под солнцем. Свой шанс она не упускала ни в детстве, ни в юности. И, став профессиональным фоторепортером, она никому не давала спуску. Грубиянов просто съедала на завтрак. Но у тонких, сентиментальных натур, похоже, был шанс.

— Не знаю, Кенни. Я не ломилась силой. Мединна дал мне добро на съемку и даже письменное разрешение.

Вид у Кенни стал еще несчастнее. Казалось, слова Пэт медленно уничтожали его.

— Он не имел права. Была достигнута договоренность, что не будет никаких фотографий. Это главная часть сделки.

— Угу — только и сказала Пэт, тряхнув головой. Ее светлые волосы соблазнительно заструились в теплом вечернем воздухе Нью-Йорка. Ее знание шоу-бизнеса всегда помогало сохранять хрупкое равновесие в отношениях с людьми. Никто не терпит вторжения в личную жизнь, только единицы наслаждаются своими именами в разряде скандальной хроники. Однако все понимают и другое: пресса необходима, если хочешь добиться успеха. Интересно, зачем Мадонне понадобилось создавать этот странный дуэт? Это что, изюминка для бесчисленных друзей? Нет, черт возьми! Мадонна — профессионал до мозга костей и рассчитывает свой имидж с точностью до микрона. Скорее это было проявлением, пусть и неосознанным, новой Мадонны. Она и раньше делала ошибки, и все они были на эмоциональной почве. Возможно, что действо, отснятое на пленку, и есть свидетельство поиска, спонтанного проявления темперамента Мадонны. И пока неясно, будет ли она сама сожалеть об этом, или это новое направление творчества Мадонны. Пэт вздохнула:

— Кенни, Мадонна наверняка хочет, чтобы все узнали о ее выступлении с Сандрой.

Кенни, казалось, готов был вырвать все волосы на своей голове.

— Для нее эта была всего лишь шутка, Пэт, я знаю. Она постоянно дразнится.

Изумлению Пэт не было границ. Брови взлетели вверх, на губах мелькнула недоверчиво-восхищенная улыбка.

— Ну ты и даешь, Кенни!

— Я прошу тебя, Пэт, как друга. Не публикуй снимки. Я знаю Нью-Йорк и его обитателей. Они не будут доискиваться до истины и разбираться — это шутка или это всерьез.

Пэт понимающе улыбнулась. Да, это действительно так. Нью-йоркцы свято блюли впитанное с молоком матери правило: никогда и ни при каких обстоятельствах не быть последними. Мог ли даже роскошный эротический дуэт Мадонны и Сандры Бернар нарушить этот неписаный закон? Именно по этой причине большинство так и не увидели кульминационный момент; те же, кто все-таки оказались аутсайдерами, больше беспокоились о том, где им достанутся места в ресторане. Наверху, в «Индокитае», или в партере у стола «А» вместе с Джоэлами, Веннерами и Клейнами или расположиться в далекой «Сибири» в торце ресторана, вдалеке от теплой улыбки Брайана Мак-килли. Рутина великосветского общества захлестывала собравшихся. У них были свои проблемы, связанные с парковкой их длинных лимузинов. Их волновало, хватит ли сил, чтобы утром попасть к Рудольфу в его «Марс»? И вообще, как выбираться из этого чертова Бруклина, куда их занесла судьба сегодня ночью? Пэт понимала, что ни одна из уважающих себя городских газет не пошлет на вечеринки, подобные этой, специального корреспондента. В лучшем случае штатные писаки возьмут несколько громких имен из пресс-релиза и сообщат, что состоялся такой-то вечер, на котором присутствовали такие-то гости… А простая Америка, та самая средняя Америка, что составляет большинство, лишится вкусной изюминки. И тут Пэт Паркер совершенно неожиданно пришло в голову, что это, может быть, не так уж и плохо!

Пэт повела плечами. Черт с ними со всеми! Кто знает, что хорошо, а что плохо?

— Ладно, Кенни, — произнесла она наконец, слабо улыбаясь. — Бог с тобой. Я сожгу негатив.

— Ты просто прелесть! — выдохнул Кенни с видимым облегчением. Перед тем как раствориться в толпе таких же, как и он, любителей графита, он крепко обнял ее за плечи.

Пэт медленно пошла вниз; вдруг что-то внутри кольнуло ее. Ну и ну! Это был самый настоящий сбой, но она проглядела его. Что все это значит? В прошлом году она не испугалась встречи с клыками разъяренной собаки. А тут так вот просто сдалась, и только лишь потому, что хороший мальчик ее попросил сделать одолжение. Что это? Она теряет кураж? Становится слабой? Пэт поджала губы. Но, впрочем, она уже знала ответ на свой вопрос. Это была неудовлетворенность своей теперешней жизнью. Вернее, не самой жизнью, а ее течением. Когда-то давно, преодолевая мужской сарказм, ей пришлось делом доказывать, что женщина, да еще и хорошенькая, вполне может справиться с мужской работой и даже работать лучше. Ежедневно подвергая риску не только свой кошелек, но и порой саму жизнь, Пэт не задумывалась, стоило ли все это таких усилий. Тогда у нее был успех. Но не все еще казалось достигнутым, не все пройдено и узнано. Теперь наступило время подводить итоги. Пэт стала одним из наиболее известных, признанных фотографов в Нью-Йорке. Ее связи среди «золотой» публики и среди представителей самого глубокого «дна» были предметом белой зависти у профессионалов. Пэт знала Нью-Йорк, и город знал ее. Достигнув такого уровня мастерства, она могла думать о фотографии не как о ремесле, а как о виде искусства! Да, создавать произведения искусства. Именно этого она хотела сейчас. Поэтому Пэт с такой легкостью отказалась от сенсационного материала. Она устала побеждать. Все, что она хотела сегодня — это творить красоту.

Джед открыл дверцу «рэнд-ровера». В глазах сверкало восхищение.

— Как все прошло? С блеском?

Она уселась в кабину, не заботясь об одежде. Ляжки, трусики, пояс — все оказалось открытым. Пэт швырнула «Никон» с бесценными кадрами на заднее сиденье автомобиля, как надоевшую игрушку. Сделав глубокий вздох — то ли удовлетворения, то ли сожаления — она подставила голову свежему ветру и сразу почувствовала облегчение.

— Был там один маленький бриллиантик. И я его подобрала.

— Боб Вэйр был настолько добр, что позволил тебе это сделать?

— Нет, мой милый кролик! Дождешься от Вэйра милости! Мадонна все-таки трахнула Сандру на сцене. И я засняла это на пленку. — Пэт ткнула пальцем в сторону камеры. Слушая ее, Джед старался вклиниться в нескончаемый поток лимузинов.

— Это здорово, Пэт. Хочешь, поедем прямо сейчас в лабораторию и напечатаем снимки? Куда ты их отдашь? В «Пост»?

Пэт пожала плечами. Улыбнулась своему помощнику. Джед выглядел как всегда. Очки в проволочной оправе, свитер, торчащие волосы, грубые ботинки. Но это был ее Джед. Он вернул ей улыбку, впрочем, довольный, что босс, которого он обожал, благоволил к нему.

— Ты что хочешь сказать, что мы их не используем?

— Я пообещала не публиковать фотографии. Может, у меня не все в порядке с мозгами?..

— Они заставили тебя отказаться? — Голос Джеда был проникнут скептическими нотками. В то же время чувствовалось, что Джед уже почти готов был взорваться праведным гневом на тех, кто посмел обидеть Пэт. Но вокруг не было видно злоумышленников, собирающихся причинить вред команде Пэт Паркер.

— Они надавили на меня в самой замечательной форме. Дело в том, что Кенни дружит с Мадонной. Он пообещал ей, что не будет никаких фотографий. Но кто-то третий вмешался в это дело, и я получила разрешение на съемку.

— Господи, Иисусе! — только и произнес Джед. — Я не узнаю неустрашимую Пэт Паркер, которая не остановилась бы ни перед чем, чтобы получить нужный снимок.

Пэт завозилась на сиденье, потянулась и свернулась в клубочек, словно маленький котенок.

— О, Джед. Я и сама многого пока не понимаю. Мне кажется, что сейчас я стою на развилке двух дорог. Я чувствую, что что-то происходит. И вообще, нужны ли сегодня репортажи? В жизни есть вещи гораздо более нужные и интересные, чем иллюстрированные сплетни. Возможно, если бы я делала снимки исчезающих с лица земли лесов, то чувствовала бы нужность своей работы. Но Мадонна и Сандра, их соски, животы, переплетение тел… ну, ты меня понимаешь?.. Мне кажется, что для меня это был поворотный момент.

— Возможно, что и нет, Пэт. Может, ты все преувеличиваешь? Мне все же кажется, что снимки должны быть интересными…

— Ну вот, все вы, мужчины, одинаковы. Впрочем, и женщины тоже.

Глаза Пэт затуманились, но она не думала больше о дуэте бисексуалок. Она мечтала о будущем. Кончился ли Нью-Йорк для нее как этап жизни? Разгрызла ли она этот орешек? Что впереди? Что еще надо доказать? И если сегодня она вырвала самый лакомый кусок настоящей сенсации, не означает ли это, что Пэт достигла своего потолка? Было ли это вестью свыше? Одно для нее было ясно и понятно. Вызов судьбы может прийти с любой стороны. Размышляя подобным образом, Пэт рассеянно погладила себя между бедер, удивленно глядя на внезапно заходивший кадык Джеда.

— Едем в «Индокитай»? — спросил он вдруг севшим голосом.

— Поехали.

— Тогда держи входной билет. Тебе обязательно надо подкрепиться. Столик номер двадцать девять.

Он был не только ее секретарем и шофером. Сейчас он для нее был человеком, который лучше всех мог понять ее. А именно сейчас ей просто необходимо было знать, куда же повернула ее жизненный путь эта жаркая нью-йоркская ночь? Кто она сейчас — фотограф? Или просто случайная гостья? Если последняя, то все знаменитости вокруг нее могут вздохнуть свободно. Да, так лучше. Брайан и Анна Макнэлли, которые придумали «Одеон», «Индокитай», «Канал-Бар» — все они были друзьями Пэт Паркер. Но и им приходилось нелегко. Они старались не переступать ту неуловимую и тонкую грань, которая охраняла частную жизнь своих знаменитых клиентов от внимания репортеров. В то же время общество самих звезд приносило им гарантированный успех и прибыль.

Машина Джеда быстрой змейкой проскочила по пустынным улицам нижнего города, как если бы Джед тут родился и вырос и знал все окрестности. Немногие могли похвастаться тем, что добрались до «Индокитая» в Бруклине, ни разу не спросив дорогу.

— Я побуду снаружи. Не торопись. Тебе нужен широкоформатный аппарат, не так ли? Я думаю, что пленка чувствительностью в четыреста единиц будет как раз для съемки без вспышки. Хотя, кажется, где-то там наверху у них есть приличное освещение.

— Угу. Спасибо тебе, Джед. Бери завтра выходной. Появишься в пятницу. Ты просто прелесть.

Пэт наклонилась вперед, быстро сгребла из бардачка пару кассет с фотопленкой, открыла дверцу и вышла как раз напротив входа в ресторан.

Она прошла через группу фотографов, помахав паре знакомых лиц, полностью, проигнорировав хмурые лица остальных. Большинство этих фотографов не любили ее. Они завидовали успеху, который обходил их стороной. Для нормальной конкуренции им не хватало либо шарма, либо просто ума. А растущую славу Пэт Паркер они объясняли важным с их точки зрения обстоятельством — красотой самой девушки. «Бабе гораздо легче добиться своего, так или иначе», — жаловались они друг другу. А так ли легко найти женщине свой путь к успеху? Еще в самом начале своей карьеры Пэт удалось сделать фотоснимок одного чиновника, главным итогом деятельности которого в городской администрации стал интенсивный рост травы в центре города. Снимок имел успех.

С тех пор ревнивые к ее успехам коллеги-фотографы прозвали ее «газон». Но, сегодня ее так уже никто не называл.

Пэт предъявила входной билет и проскользнула в глубь ресторана. Ее опытный глаз пробежал по залу, задержался на сцене, фиксируя и сортируя все, что заметил.

Стол с горячими закусками был придвинут к стене. Его окружили музыкальные знаменитости. Билли Джоел вместе с потрясной Кристи устроился рядом с Миком Джонсом из «Форинерс». Пэт также знала, что Джонс готовил новый альбом Билли Джоела. Издатель «Роллинг стоунс» Ян Вернер заключил взрывоопасный союз с коротко постриженным Гленом Клозом и весьма привлекательной длинноногой Лори Сингер. На милашке Келли Клейн было кольцо герцогов Виндзорских стоимостью в один миллион двести тысяч долларов. А рядом примостился и человек, который его ей купил. Он бал аккуратный, чистенький, одетый в слегка старомодный костюм. Словом, выглядел он как представитель герцогского рода.

Артистическая среда была представлена Брайсом Мэрденом, ныне выступающем в шоу Уитни Бенниал. Итак, модель, музыкант, издатель, модельер и кинозвезда. Неплохой коктейль! Не хватало только аристократов, которые в данный момент торчали на скучнейшем балу в «Плаза». Здесь же, в ресторане, собрались почти все знаменитости, начиная с Ли Радзивилли и кончая Тэйтьюм О`Нилом.

Пэт окунулась в привычную ей атмосферу. Люди приближались и отскакивали от нее, словно теннисные мячики. Как обычно никто не задерживался слишком долго. Слышались обрывки фраз, глаза фиксировали кивки и поклоны. Игра в добродушных гостей и хозяев неизбежно приводила к тому, что каждый свежий человек, в данном случае Пэт, становился центром внимания.

— Накладные плечики, дорогая? Вы знаете, как трудно разделывать промерзшую индейку, но я надеюсь, что все получится… Э-э… Я говорю, что… О, моя дорогая, я слышала, что вы арендуете что-то в Бриджхэмптоне…

Жена исполняющего обязанности главного арбитра подарила воздушный поцелуй Пэт, прикрывая тем самым свой быстрый отход. Пришла Ди Каммин, наиболее яркая жемчужина из коллекции Рифата Узбека, владельца домов в Хэмптоне, Сан-Вэлли, на Пятой авеню и на Виргинских островах, не говоря уже о том, что они были изысканны в архитектуре.

— Пэт Паркер? Вы здесь снимаете? Но это не разрешается!

Жаклин Шнабель, бывшая жена художника-монументалиста Джулиана, поменяла своего мужа на другого, и тоже художника, но по отделке интерьеров внутреннего убранства домов. Она заманчиво смотрелась в леопардовой расцветки платье с глубоким вырезом. Платье было все от того же Рифата Узбека. Пэт тут же сделала снимок своей приятельницы.

— А я на тебе все равно деньги сделаю! — засмеялась Пэт. — Садись, Жаклин, давай лучше покушаем вместе.

Стол номер двадцать девять был отменным. Он примыкал к столу «А» под углом, образуя латинскую букву «L». Пэт быстро присмотрела себе банкетку, стоящую на небольшом возвышении. С этого места был хорошо виден проход, в котором знаменитости лакомились морскими деликатесами. Гости запивали их ледяным Кабли. Забавно, что на Восточном побережье это был один из самых популярных и престижных напитков. На Западном о нем ничего не знали. Однако Пэт заметила, что именитые гости не злоупотребляли лакомствами. Она знала, что многие из них проводят долгие часы в нескончаемых упражнениях по аэробике. Пэт еще раз оглянулась. Гм… Большинство из присутствующих мужчин — «голубые». В прошлом гомосексуалы носили женские одежды. Теперь же мужчины-гетеры одевают фрачные пары. Вот и на здешних были просторные наряды. Много было и английских костюмов, оставляющих ощущение громоздкости. Лица этих ребят имели розовый оттенок, волосы аккуратно расчесаны, зубы тщательно вычищены и ослепительно белы. Они не позволяли себе ни пылинки на одежде.

Поначалу вся эта братия выражала презрение и надменность двум курочкам, посмевшим появиться за их столом. Однако, когда Келли Клейн помахала им в знак приветствия, лед тронулся. Еще больше они потеплели, когда к двум дамам подошел знаменитый Брайан Макнэлли и отпустил пару острот. А уж когда Лорен Хаттон послала им свой знаменитый поцелуй лед был сломлен окончательно. Блюда восточной кухни «Индокитая» ждали своей очереди, но кое-кто уже подбирался к ним. Компания в ресторане стала потихоньку увеличиваться за счет приходящих с других вечеринок. Пэт отщелкала полную пленку «Кодака», засняв смеющиеся лица. Себе заказала чудовищных размеров банку японского пива «Саппоро». Попивая его, вдруг подумала, отчего это все знаменитости наслаждаются всеми прелестями жизни именно в Нью-Йорке, именуемым «Большое Яблоко», а в Лос-Анджелесе это не принято. Вот действительно загадка, можно было бы даже написать на эту тему диссертацию. И, может быть, в заповеднике богатой Америки — Филадельфии уже кто-нибудь этим и занялся. Размышляя подобным образом, Пэт вдруг почувствовала себя намного лучше. Все ее сумбурные мысли по поводу карьеры и судьбы поблекли, отошли на задний план. Да и как о чем-то другом можно было думать, когда рядом была Иман и девушка бондовского типа — Талисса Соте, в сверкающих и облегающих их фигуры экстравагантных одеждах. Их ноги, начинающиеся от шеи, слегка прикрывали короткие юбочки. Примерно так же была одета и шикарная Анна Винтур, главный редактор журнала мод «Вог». Она позволила своей одежде соскользнуть еще на пару лишних сантиметров для вящего удовольствия фотографов. К столику Пэт присоединилась и Джин Фаглизо, коллега Пэт, специализирующаяся на фотографиях «высокой моды». За ней увивался Питер Берд, со значком — «меня откопала Иман». Центр тяжести вечеринки явно сместился к столу Пэт, и самым ярким признаком того было появление партнера Стива Рабеля Яна Шрагера, чей талант проявлялся именно в предчувствии таких моментов и был известен каждому из присутствующих.

Все шло прекрасно. Пэт была почти счастлива, когда внезапно увидела его. Рука Джери Ли Левис, обнимавшая ее, соскользнула с ее бедра. Затаив дыхание, она смотрела за колонну, частично закрывающую заднюю часть зала, на мужчину, который пристально смотрел на нее. Он был одет слишком легко для манхэттенской зимы. И бледен той неестественной бледностью, что характерна для последней стадии тяжелого заболевания. Его ничего не выражающий взгляд, анемичная кожа и потеряный вид вдруг заставили ее вспомнить другого человека, лежащего уже в могиле. Она в ужасе смотрела на него, но ведь он был мертв! Она сама была на его похоронах в марте и пролила немало горьких слез. Что делает он здесь, призрак на празднике? Пэт встала. Дрожащими руками уцепилась за край стола, отодвинула его, давая себе место для прохода. Опрокинула бокалы с вином и даже не заметила этого. Все ее внимание было приковано к незнакомцу. Ее тело машинально двигалось к нему. Все чувства были словно заморожены. Ее пронзил холод, смертельный страх. Вокруг шло веселье, люди танцевали, над столиками стоял аромат пищи. Кто-то что-то говорил ей, кто-то дотронулся до нее. Она не отвечала, не глядя, вырвалась. Пэт поняла, что должна идти к тому человеку. Она больше не распоряжалась ни своей волей, ни своим телом. Как удалось ему выбраться из могилы? Что ему нужно здесь, в «Индокитае», посреди буржуазии, которую он так страстно ненавидел? Почему он смотрит на нее, сидя в кресле-каталке, вцепившись в подлокотники так, что, побелели костяшки пальцев? Его голова не двигалась, и он смотрел ей прямо в душу, отодвигая царящее вокруг веселье и смех. Что это? Чей-то розыгрыш? А может быть, насмешка?.. Утонченное издевательство?.. Она приблизилась к нему. Он был за колонной.

— Роберт! — прошептала едва слышно Пэт.

Но это был не Роберт. Это был кто-то другой. Кто-то, кто выглядел как Роберт. Едва Пэт смогла прийти в себя, она решила, что это двойник Роберта. К тому же еще и в кресле-каталке и больной. Она тупо стояла перед ним, глядя сверху вниз и тщетно пытаясь найти какие-либо слова.

— Извините… — еле выдавила она из себя. — Я… — Ее сведенные судорогой руки сказали все сами без слов.

Они пристально всматривались друг в друга. Казалось, прошла вечность. Пэт попыталась уверить себя, что этот человек только похож на Роберта Мэплторпа, что это не он, что он никак не мог быть им. Потом ей показалось, что это все-таки Роберт. В памяти всплыла их последняя встреча. Тогда Роберт был сломлен, разбит, смерть уже поджидала его.

— Пэт, — прошептал мужчина и протянул навстречу ей руку.

— Роберт, с тобой все в порядке? — глупо спросила она, чтобы только не молчать. Затем опустилась на колени рядом с его каталкой, взяла за руки. По лицу хлынули непрошеные слезы.

— Да, были у нас лучшие дни, — сказал Роберт со слабой усмешкой. А затем спросил, помнит ли она Бонд-стрит?

Как могла она это забыть? Это было пять долгих лет назад. Она жила в этом городе в нужде, без крова, без жизненной цели, без денег, без профессии. Только ее красота и сильный характер помогли ей выжить. Да, кажется, все это было только вчера. Такой же бар, веселый черный парень, который уговорил ее пойти к знакомому фотографу, жившему неподалеку, и посмотреть, как он работает. Она хорошо помнила и старый скрипучий лифт, медленно ползущий вверх.

В свои семнадцать лет Пэт уже поняла, что не достаточно умна. Ей с самого детства внушали, что только очень богатые люди могут позволить себе такую роскошь, как мудрость. Возможно, что это так и было на самом деле. Но Пэт всегда сама решала свою судьбу и не привыкла отступать. Дверь открыл весь затянутый в кожу маленький человечек. Однако он не был уродом, напротив, все у него было ладно. Он жестом пригласил гостей в комнату. Пэт, углядев широченный кожаный диван, с размаху бросилась на него. Затем настала очередь журнального столика, покрытого дымчатым стеклом. На нем она сплясала, продемонстрировав тем самым всю самоуверенность молодости, подкрепленной еще и красотой. Затем она стала бродить по студии, разглядывая убранство. Внимание ее привлекло несколько распятий.

— Эй, да здесь совсем как в церкви! — произнесла она восхищенным голосом. Владелец студии, поскрипывая кожаной одеждой, засмеялся ее словам.

— Я всегда держу алтари. Это мой долг католика.

Все и началось здесь. Девушка внимательно разглядывала цветные фотографии, развешанные по стенам студии. Хозяин рассматривал ее, он смотрел профессионально, но как человек, который предпочитает все же мужчин. И ее вовсе не шокировало, когда он вытащил, как сам он их назвал, заветные фотографии. По его мнению, это была чистая порнография, хотя многие из них явно претендовали и на более высокий статус, почти произведения искусства. Не передумала она и тогда, когда хозяин, покуривая травку, изложил свое кредо. Рассказал ей истории, как он добывал эти фотографии, причем намеренно приукрашивая их. Поделился с ней, что был не просто наблюдателем всех отснятых сцен, но и участником действа. Пэт впервые слушала такие истории. Нельзя быть безучастной, надо все испытать самой, поняла она тогда. Более того, надо всегда иметь свою точку зрения. Иначе окажешься простым туристом, который заехал в город и так и не увидел его. Они проговорили всю ночь, и она ему понравилась. Наутро он предложил ей работать у него помощником. В порыве вдохновения Пэт согласилась. Вот тогда-то и началась ее настоящая жизнь. И во время их последней встречи он умирал от СПИДа, ему не хватало воздуха, но, задыхаясь, он все же нашел в себе силы поговорить с ней.

— Я следил за твоей работой все это время. Это здорово, Пэтти, — прошептал он.

Роберт всегда называл ее Пэтти, и она всегда удивлялась — почему? Позднее Пэт узнала, что Пэтти Смит называли стремительный, легкий ветерок.

— Все это дерьмо, Роберт. И ты это знаешь, — сказала тогда она и сама была поражена горячностью, с которой определила свою позицию. Как если бы впервые все четко осознала. Она вдруг остро почувствовала, что все ее поиски, вся ее работа фотографа — все это еще было далеко от ее идеала.

— Это бывает. Все пройдет, — мягко успокаивал ее Роберт. В его словах чувствовалось спокойствие и мудрость, которая появляется обычно у людей в конце их жизненного пути. Успокаивая девушку, Роберт говорил ей об опасностях и невзгодах, таящихся на пути к истинной Красоте. Говорил, что у нее, у них, еще не все сделано. Что они еще не осуществили грандиозные замыслы, а многое и вовсе следует переделать… Нельзя менять или терять только одно — веру. Надо всегда бороться до конца, и тогда слабость обернется силой, из лжи проступит правда.

Роберт умел успокаивать девушку, и Пэт всегда прислушивалась к его словам. Из них она отбирала то, что подходило ее натуре. Роберт никогда не давил на нее, он лишь мягко направлял Пэт. Она полностью окунулась в ночь полусвета Нью-Йорка, храня его заветы никогда не теряться в жизни. Пэт прошла сквозь огонь и медные грубы этой Великой Американской Империи, именуемой Нью-Йорк, и могла с уверенностью сказать, что познала этот город. Везде, где могла, она выискивала проявление искусства в самых злачных местах. Теперь ей понятно, что уже тогда она искала и творила Красоту. Однажды ей даже показалось, что она занимается самым важным делом на свете. Но во время последней встречи с ним она рыдала, ей казалось, что жизнь ушла впустую.

— Роберт, что же мне делать дальше? — спросила тогда Пэт.

Роберт посмеялся, но смех его был невеселым.

— Эх, Пэтти! Это уже философский вопрос!

Сейчас, стоя рядом с инвалидом в каталке, Пэт вспомнила свое прошлое и улыбнулась. Роберт никогда не любил легких ответов. Он знал, что такое экстаз и агония. В его творчестве они были неотъемлемой и взаимодополняющей частью. Это многих шокировало, но Роберт был твердо убежден, что у каждого художника должен быть свой путь. За то, чем он занимался, он готов был отдать и жизнь.

Пэт опять посмотрела на худое и изможденное болезнью лицо человека.

— Роберт, ты в состоянии снова начать работать?

— К сожалению, только в душе, увы. — Роберт попытался улыбнуться девушке, которую всегда обожал. Но ему надо было от нее еще кое-что. — Пэтти, — попросил он, — сделай для меня в память о прошлом одну вещь, а?

Пэт опять почувствовала, что слезы вновь наворачиваются на глаза. Во имя их прошлого! Во имя тех безумных дней, когда она впервые в жизни взяла в руки кассету с пленкой. Когда увидела глянец объектива и почувствовала тугую упругость затвора аппарата. До сих пор она помнит, с каким страхом и надеждой ожидала появления своего первого отпечатка. Тогда они проводили в работе дни и ночи. Спали урывками. И наконец, человек, которого мир впоследствии, возможно, признает самым необычным и оригинальным художником, признался, что у него нет больше секретов искусства фотографии, которых она бы не знала.

Пэт наклонилась над Робертом, чтобы услышать его тихий шепот.

— Поезжай в Калифорнию, — услышала она. — Поезжай в Малибу, Пэтти. Повидай Алабаму. Сделай это ради меня.

Пэт поморщилась. Печаль теперь переполняла все ее существо. Под яркими огнями большого города Пэт вновь пришлось оплакать свое горе, свое прошлое. Она стояла, упиваясь горем, перед человеком, который когда-то и сотворил ее как фотографа, как личность. Она отвернулась от незнакомца в кресле-каталке и, роняя слезы на ковер, пошла к выходу. Она приняла решение, почувствовала поворотный миг, который может изменить всю ее жизнь. Да, в «Индокитае» Пэт нашла свою собственную дорогу. Ее старая жизнь кончилась тут. А новая вот-вот должна начаться. Она поедет в Калифорнию и повидает Бена Алабаму. Ее будущее в Малибу.

ГЛАВА ВТОРАЯ

В воздухе едва слышно раздавались звуки рыдающего пианино. Они разливались, постепенно растворяясь в вечернем полумраке Нового Орлеана. Напротив здания с грохотом проносились тяжелые грузовики. Стэнли, весь потный и грязный, ожесточенно теребил всклокоченную бороду. Он напоминал пойманного в неволю дикого зверя, клетка которого захлопнулась и крепко держала. Взгляд Стэнли остановился на женщине, и внезапно он почувствовал желание. Волнение все возрастало. Он испытывал потребность ломать, крушить, причем неважно что. И еще он хотел любить. Это было бы своеобразным реваншем за все то, что не удалось, что было погублено ложью. В сексуальном вихре он мог быть так же силен, как стальные мускулы на руках! Крепок как кремень, с которым можно было сравнить его не знающие усталости ноги. Он готов был овладеть немедленно стоявшей перед ним женщиной.

Бедная красавица южанка старалась не смотреть в его сторону, но ей никак не удавалось отвести глаза. Впрочем, это было совершенно бесполезно — она знала, что он ждет, остро ощущала его желание. Боже, она уже чувствовала себя в его крепких руках. От него исходили мощные властные флюиды и вызывали ответное желание. А в тихом вечернем воздухе продолжало рыдать пианино. Ее тело стремилось к этому красавцу варвару. Она уже чувствовала его дыхание и острый запах его пота. Здесь не нужны были слова. Здесь говорил голос плоти. Но почему же он ничего не предпринимает? Мужчина должен знать, что надо делать! Не может быть, чтобы он не понимал. Ведь нельзя же так поступать с леди. А она — леди!

Наконец женщине удалось взять себя в руки, и она отвела взгляд от его горящих глаз. Потом поднесла к бровям смоченный духами платочек. Это помогло ей вернуться в привычный мир.

Эмма Гиннес, сидя в первом ряду драматического театра, слилась в экстазе с героиней только что увиденной сцены — Бланш Дюбуа. Улыбка откровенного наслаждения блуждала на ее дерзком лице. Боже! Он великолепен! Этот малый — просто фантастика. Черные кудри, обрамляющие лицо, матово блестели в свете рамп. Да, это было лицо падшего ангела. Тонкое, вытянутое, совершенно отличное от типа лица Брандо, ставшего прототипом главного героя пьесы. Прямой нос, казалось, касался чувственных, полных губ, удивительно соблазнительных. Таких губ Эмма не видела никогда. От него исходила грозная сила. Физически и эмоционально этот парень мог с легкостью крушить сердца, тела, устои мира. Рядом с таким не расслабишься. Чувствовались лишь любовь, страх, небывалое по силе наслаждение и боль.

Она вполоборота повернулась к женщине с огненными рыжими волосами, сидевшей сбоку от нее.

— Кто это такой, Доун?

Доун Стил, в прошлом дизайнер туалетной бумаги, со временем превратившаяся в одну из наиболее влиятельных фигур в мире Голливуда, босс студии «Коламбия», не смогла ответить. Но её тоже заинтересовал этот актер. Откинувшись назад в кресле, она попросила программку у соседей.

— Он, кажется, именуется Тони Валентино. Звучит как-то уж очень театрально, — заметила Доун со смешком.

На лице Эммы Гиннес также возникло подобие улыбки. Боже, она не ждала от этой пьесы ничего, кроме скуки. Вместо этого, никому не известный актеришко зажег огонь ее сексуальности, и, похоже, не ее одной. Эмма обернулась в другую сторону и увидела сидевшую в напряжении девушку. Эта тоже была готова!

Он будет великолепен в нашей рубрике «Звезды завтрашнего дня». Она не ошибается — он то, что надо! Эмма Гиннес предпочитала действовать решительно и властно, так же как ее однофамильцы — из знаменитой пивной фирмы. Мнение Эммы Гиннес, главного редактора журнала «Нью селебрити», было законом. И словно в подтверждение мыслей Эммы, Саманта Люпон, возглавлявшая художественный отдел и сидевшая сейчас рядом с Эммой, поспешила заметить, что Тони Валентино будет украшением любой рубрики. И это прерогатива несравненной Эммы!

— Может, мне поговорить с ним после спектакля? — подобострастно предложила Саманта Люпон.

— Нет! — Ответ Эммы Гиннес прозвучал достаточно громко, очевидно для того, чтобы его услышали все присутствующие. — Я сама с ним переговорю!

Произнеся эти слова, Эмма вдруг почувствовала, как ее охватил внутренний трепет. Господи! Что у него за тело! В Англии уже не было таких самцов, высоких и стройных мужчин, с развитой спиной и рельефной маскулатурой. Наверное, надо было целую вечность провести в спортивном зале, чтобы получить такой результат. Но дело было не только в мускулах и смазливом личике. Он был личностью, в которой проглядывало высокомерие породы. Это ощущалось в его игре на сцене. Но кто знает — может быть, он и в жизни такой? А может быть, и нет. В Тони Валентино чувствовалась противоречивость, очевидно, он был человек из пьес Теннеси Уильямса, агрессивный, готовый идти до самого конца, окрашивающий свою цель, порой и кровавую, яркими красками сильной личности.

Эмма определенно хотела заполучить его, обладать им. Подобно наезднику, она хотела объездить его, как дикого мустанга, а затем, уже прирученного и покорного, водить с собой на привязи и с гордостью всем сообщать, что Тони принадлежит только ей!

Оглянувшись, она убедилась, что он по-прежнему в центре внимания публики. А аудитория собралась самая что ни на есть отборная. Каждый год в мае студенты-четверокурсники самой престижной школы Джуллиарда ставили в своем театре, рассчитанном на двести шесть мест, лучшую бродвейскую или голливудскую пьесу. Стоимость билетов на премьерах достигала двухсот долларов, а на репетицию выдавалось ограниченное количество приглашений. Только истинные поклонники театра из числа деловых кругов могли позволить себе роскошь присутствовать на ней.

Сегодня была премьера, и театральные агенты, актеры группы, прочие гости стали свидетелями появления нового таланта. Это был актер, который гениально сыграл в пьесе роль Стэнли. Это была та самая роль, с которой в свое нремя началась карьера и самого Брандо.

Эмма недовольно поморщилась при мысли о том, что публика в данный момент стала ее соперницей. Она хотела стать первооткрывательницей его таланта. Взглянув на ту бушующую от восторга толпу, Эмма с неприязнью подумала, что вот сейчас ей, такой важной фигуре, придется продираться сквозь группы каких-то агентов, актеров и оформителей, жаждущих поздравить Тони Валнтине. Но все же это был театр. И в театре без таких, как она, новичкам-актерам не было места. Без денег и связей молодые актеры не имели никаких шансов достич артистических высот. Почти девяносто процентов из луженных актеров сидели без работы. Так что у этого юного гения нет никаких шансов, успокоила себя Эмма. Гони прочь все сомнения. Эмма улыбнулась. Она его получит! Недалек тот день, когда они лягут в постель. А публика, кто она такая и что она может для него сделать, Тони будет полностью принадлежать только ей одной! Уххх! У Эммы даже дух захватило от такой перспективы.

А Тони все еще был на сцене и как бы продолжал игру. Он понял, что его роль в спектакле вызвала триумф, наконец-то произошло то, о чем он так давно мечтал. Этот вечер перевернул всю его жизнь. Волнение обуревало его, временами захлестывало с головой, но внешне он оставался спокойным и уверенным в себе человеком. Тони сыграл сегодня не героя пьесы Стэнли Ковальски, он сыграл себя.

И это он испытывал жгучее вожделение к девушке из высшего света Элисон Вандербильт, которая на сцене сыграла роль Бланш Дюбуа. Она была так заманчива и аппетитна в желтом одеянии. Накануне представления Тони успешно соблазнил ее. И это было вроде репетиции перед спектаклем. Уж что-что, а физиология его не подводит! На сцене он как хищный зверь и тонкий психолог добивался, чтобы Элисон Вандербильт захотела его как мужчину. И чтобы каждый зритель это понял, почувствовал это как бы на себе. Это была его манера игры. Перед ним проносились сцены соития с Элисон, чьи предки открывали Америку. Он трахал ее цинично и грубо, оставляя кровавые следы ногтей на нежных ягодицах — все точно так, как это сделал бы герой пьесы Стэнли Ко-вальски. Но это было в реальной жизни. А на сцене он ощущал ее трепет. Глаза выражали желание и испуг. Она явно боялась своего желания отдаться ему. Тело Тони было напряжено, как натянутая струна. И в какой-то миг даже показалось, что он не совладает со своим желанием, позволит ему вырваться наружу. Тони с трудом переключил свои мысли, и тут перед ним предстали как бы две Элисон Вандербильт. Одна — свежая и желанная, другая — грубо растоптанная прошлой ночью. Он вспомнил, как Элисон после их безумной любовной схватки робко попробовала говорить о любви. Но вчера это был вовсе не Тони Валентино, а Стэнли из сегодняшней пьесы. И вчера он грубо заткнул ей рот и оборвал все попытки духовного общения. Сделал это намеренно грубо, как сделал бы это сам Стэнли. При этом Тони не имел ничего против этой девушки из верхов. Она ему просто была не нужна. Его занимал лишь секс. А в этом мире он был кумиром. Его ждала слава, успех, признание, которые могли дать любовные роли в кино.

Доун Стил наклонилась к Эмме Гиннес:

— Отличная физиология, не правда ли?

Эмма неожиданно резко и громко согласилась. Что это? Она его ревнует? Пожалуй, да. И вдруг она поняла, что Тони, ее Тони, занимался любовью с проклятой Бланш Дюбуа. В этом Эмма была уверена так же глубоко, как в том, что сегодня четверг, а завтра — пятница. Да, они были любовниками. И это в то время, как Эмма в одиночестве задыхалась в своей великолепной постели, посреди мягких подушек, атласных простыней, шелковых наволочек и еще черт знает какой роскоши, предназначенной для любовных услад. Эмма даже и предположить не могла, что ревность так ее может ранить. Что же ей теперь делать? И поможет ли ее положение влиятельной и уважаемой персоны? Она понимала, что сексом надо заниматься. И у нее теперь был объект воздыханий. Но все же как же ей заполучить его? На глазах пустяк вырос в проблему.

Тони нагнулся к Элисон, и она приникла к его мощной груди так естественно, словно занималась этим делом всю жизнь. Пульс сердца в его жарком теле отдавался барабанными ударами в ее ушах. Резкий запах бил в ноздри, вызывая в памяти великолепное и вместе с тем грубое тело. Элисон из всех сил старалась припомнить, какие эмоции она должна испытывать по замыслу автора пьесы. Но ее собственные эмоции забивали сознание. Героиня пьесы считала, что грубая скотская похоть и есть та самая истинная любовь. Элисон все-таки вспомнила, что по сценарию южная красавица должна была упасть в обморок, а сильные мужские руки ее подхватить и… Да, с детства Элисон росла сильной, уверенной в себе личностью. Правда, в немалой степени становлению уверенности способствовали значительные отцовские капиталы. Но отец всегда стремился быть ей опорой во всем. Как бы там ни было, с помощью отцовских денег, или без них, Элисон довольно крепко стояла на ногах. И она хотела во всем пробиться сама, пусть даже посреди этой пьесы (она просто падала в обморок, согласно сценарию) у нее действительно уходила почва из-под ног. Руки схватили ее за плечи. Схватили так же грубо и внезапно, как это было вчера, безумной, ужасной и восхититольной ночью.

Четыре года она прятала даже от себя свой интерес к Тони. И она была не одинока в своем влечении к нему. Он с легкостью покорил многих девушек, но ни одна из них не смогла пробиться к своему кумиру. Он воздвиг вокруг себя нечто вроде железной стены.

Ровно три недели назад Тони вдруг обнаружил, что на свете есть некая Элисон. Для нее это было настолько неожиданным, что без каких-либо условий она во всем пошла ему навстречу. Более того, в порыве страсти Элисон Вандербильт успела еще и влюбиться в него. Вчера же, во время безумства их тоскующих по любви тел, Элисон неожиданно поняла, что это было не начало их будущих отношений, напротив, эта ночь означала конец. Последняя возможность ощутить в своих объятиях тело Тони придала действиям Элисон страсть дикого зверя. Обожание плескалось в ее прекрасных, затуманенных глазах. Тони был дьявольски красив и неотразим. Устоять перед ним было невозможно.

— После спектакля начнем все сначала, не так ли? — прошептал Тони, когда Элисон, согласно сценарию, преклонила перед ним колени.

Занавес упал вниз, восторженные крики зрителей взлетели под потолок.

Тони стоял в холле театра рядом с бюстом композитора Дворжака. Вокруг него толпились люди. Он знал, что достиг триумфа. Теперь этот спектакль попадет в число наиболее известных. Публика валом хлынет в театр, только чтобы увидеть, как играет он, Тони Валентино. Он четко представил себе, как зрители сидят в зале, где царит напряженная тишина. Как они прислушиваются, сопереживают. Он вдруг почти даже почувствовал реальное проникновение туда, в мир его мечты. Его гибкое и сильное тело в предчувствии чего-то особенного напряглось, кончики пальцев стало покалывать.

С этого момента он твердо знал, что мир просто обязан ему заплатить очень высокую цену за его талант. Тони обвел взглядом возбужденные лица зрителей. Кто из них первый преподнесет ему подарок. Кто предложит ему блестящую работу? Останется ли он в театре и будет продолжать шлифовать свой дар в ожидании приглашения из мира большого кинобизнеса? Ведь, честно говоря, именно Голливуд был его истинной целью. Может, сделать самому решительный шаг и уже сейчас подписать контракт с каким-нибудь голливудским агентом? Они выделялись в толпе потрясающим солнечным загаром. Они с достоинством стояли по краям восхищенной толпы, разделяя успех новичка, но не торопились поздравлять. Зато люди с Бродвея не были такими стеснительными. Они говорили громко, проходя через толпу, распихивали всех плечами.

Тони внезапно понял, что ему чего-то не хватает. Он обернулся к Элисон:

— Ты не видела мою мать? Ее сегодня не было в зале?

Элисон покачала головой. Это было совершенно непохоже на Марию, мать Тони Валентино. Она не могла пропустить спектакль, она была на всех его выступлениях, как живой талисман. В свое время она также была актрисой и играла в жанровых сценках. Нынешние молодые актеры поражались ее независимой манере, ее мягкому юмору и тому, как она относилась к своему уже достаточно взрослому сыну. И Элисон всегда завидовала такому проявлению материнской любви. Как хотела бы она, чтобы и ее патрицианка-мать просто обняла бы дочку и приласкала, как это делала мать Тони со своим сыном.

Тони всматривался в толпу восторженных поклонников. Сегодня он смотрел на малочисленные пустые места в зале без огорчения. Черт с теми, кто не пришел! Сегодня все же его ночь, ночь его триумфа. Вот и мама хотела прийти, она ему обещала, что придет. Но, к сожалению, пунктуальность никогда не была достоинством его мятсри. Частенько это сильно раздражало Тони, но это, в конце концов, было частью его жизни, к которой он приник и по-своему любил. Они с матерью колесили по всей Америке, останавливаясь в тех городках, где удавалось получить работу. Тони переменил целый ряд школ, пока стал взрослым. Типичное дитя своего времени — шестидесятых годов — его мать свято верила в то, что цветы, любовь и музыка вместе с красотой спасут мир. Двери ее комнаты никогда не закрывались для таких же, кок она. На стенах висели обтрепавшиеся плакаты «Битлз». А приготовленный на скорую руку суп из пакетиков то был непереносимо горячим и невероятно переперченным, то холодным и пресным. К тому же и отец Тони нисколько не обрадовался рождению своего сына.

— Он еще не совсем готов для семейной жизни, — только и произнесла мать Тони и помахала вслед исчезавшему в необъятных просторах, несостоявшемуся супругу.

Тони так и не простил своему отцу предательство по отношению к его матери и к нему, его сыну. Он не мог понять его. Мать была красавицей. Об этом многие говорили, да и сам он видел. Она, правда, не проходила тест на проверку уровня интеллекта, но одного у нее нельзя было отнять: она обладала несравненным обаянием. И как можно было бросить такую женщину?

Тони наклонился к студентке-первокурснице, которая была еще и его костюмером, и попросил:

— Тина, будь добра, посмотри, где сейчас моя мать? Если увидишь ее, скажи, что я ее жду. Спасибо.

Девушка поспешила выполнить поручение своего тайного кумира. Она нырнула в толпу, которая не расходилась, напротив, еще плотнее теснилась вокруг своего героя.

Из глубины зала на него смотрела, не отрываясь, Эмма Гиинес. С горящими глазами она ждала своего звездного часа. И чувствовала: он настал. Парень, который пробудил в ней такую любовную бурю, прихорашивался, наслаждаясь каждым мгновением и явно желая, чтобы восхищение им длилось вечно. Как это удачно, как хорошо все складывается, ликовала Эмма.

Тони испытал свой звездный миг на сцене, и первое прикосновение успеха вскружило ему голову, как первая бутылка ликера кружит голову подростку. Благодарение Господу! Да, все повторяется! И как только люди не могут понять, что чем выше поднимаешься по лестнице успеха, тем больше и усерднее приходится работать. Когда-нибудь кто-то напишет научный трактат на эту тему. Эмма вздохнула, распрямила грудь и пошла сквозь толпу.

Доун Стил попятилась. Она не пошла за Эммой, хотя и любила ее за острый язык. Шестым чувством она поняла, что сейчас что-то должно произойти. Если не обладаешь по крайней мере шестью чувствами — нечего делать в киностудии. Этого не поняли, или не хотели понять три сотрудницы журнала «Нью селебрити», которые словно приклеенные спешили за Эммой Гиннес. Они, впрочем, уже давно поняли другое: по сравнению со свитой Эммы семейство Борджиа могло показаться сборищем праведников. Кинжалы с ядом и троянские кони распределялись с поистине макиавеллиевской хитростью. И важно, было всегда оказаться у шефа под рукой, получить не кинжал в спину, а, наоборот… опередить соперниц.

— Я сама проведу переговоры, — бросила Эмма рубленую фразу через плечо. Тут комментарии были излишни. Ее слова были законом.

Тони Валентино увидел, что через толпу, чем-то напоминающую волнующееся море, к нему пробирается женщина. Она шла уверенной походкой, в которой явно просматривалась властность. Но не это привлекло внимание Тони. Его заворожили экстраординарные экзотические наряды незнакомки. Эмме всегда отказывало чувство меры. Она вечно была смешна и нелепа в одежде, которую сама выбирала. Ее можно было смело назвать трагедией моды в очень больших масштабах. В ее наряде было нечто среднее между клубникой со взбитыми сливками и разодетым в пух и прах чучелом. Ее весьма объемистая грудь колыхалась под прозрачным нейлоном. Талию туго стягивал пояс из желтого сатина с черными бантиками. Неприлично короткое розовое платье подчеркивало ее ноги, выпиравшие, словно свиные окорока.

У Тони побежали по коже мурашки. Женщину он никогда не видел, но одежду… Он никогда не сталкивался с такой безвкусицей, и его обуял ужас и смех. Он и предположить не мог, что существует такой парадокс, как женщина, не умеющая одеваться, да еще глава известного журнала. Но он как барометр смог уловить все признаки надвигающегося ненастья.

— Привет, Тони! Я Эмма Гиннес. — Ласково улыбаясь, они протянула ему руку.

Тони вежливо ответил, стараясь скрыть отсутствие энтузиазма. Но выражение лица выдавало его. Оно весьма красноречиво объясняло, что даже прикосновение скользкой и холодной рыбины было бы значительно приятнее.

От такого приема она слегка растерялась. Фамилия Гиннес не произвела рассчитываемого эффекта. Чёрт, вечно с этими новичками возникают какие-то проблемы. Но ведь они никто, попробовала успокоиться Эмма. Придется все ему разжевать по кусочкам.

— Я главный редактор журнала «Нью селебрити», — сказала она, как если бы говорила это все не только ему, но и миллионам ее подписчиков. — Эти люди, — указала она у себя за спиной, — сейчас работают на меня.

Слова «сейчас работают на меня» повисли в воздухе. Тони, как ни старался, не мог выдавить из себя нужные слова. Ее наряд по-прежнему сбивал его с толку. Что это? Кич? Может быть, кич, недоступный его пониманию? Он все-таки взглянул на нее. Эмма не была ни уродиной, ни красавицей. Совиные глазки были словно приклеены к лицу. Под большим прямым носом твердо выпирал крепкий подбородок. Рот, напротив, был маленьким и недобрым. Уши, казалось, торчали прямо из головы, напоминая близость к нашим, отдаленным родственникам, очень любившим лазать по деревьям. Видимо, они, растеряв по дороге тысячелетние гены, превратились ныне в Эмму. Но, несомненно, главным ее сокровищем были груди. Поддерживаемые пестрой лентой, они выглядели как два кролика-близнеца, которые только что выскочили из цилиндра волшебника-фокусника.

— Вы слышали о моем журнале? — спросила Эмма. Тони развел руками и смущенно улыбнулся. Его жест означал, что он не знает, как разговаривать с дамой. Незнакомки было чересчур много. Ну что, например, можно сказать о торнадо или о шаровой молний? Она напоминала Тони природный катаклизм.

Женщина снова улыбнулась. Ее глаза остановились сначала на его лице, затем осмотрели мощную грудь и торс. И наконец спустились еще ниже. Она откровенно разглядывала его.

— Да, вы можете играть, — с утвердительной интонацией признала Эмма Гиннес.

Ее голос был покровительственным и в то же время звучал крайне неуважительно. От всего этого у Тони остался неприятный осадок. Он ждал, скажет ли еще что-то эта странная женщина. Но она молчала.

— Благодарю вас, — наконец нашелся Тони. Впрочем, сказал он это очень холодно. Он чувствовал, что окружающие внимательно прислушиваются к их разговору. Они что, знают эту немыслимую женщину? Или они все ее подписчики? Как этот чертов журнал называется? Как его, «Нью селебрити»? Да, точно. Так-так… Не этот ли журнал собирается издавать Дик Латхам? Об этом кажется, писали газеты. Да, было в «Нью-Йорк мэгэзин», точно. Очевидно, это важный и влиятельный журнал. И вполне вероятно, она сможет ему помочь. Тони постарался унять дрожь, вновь охватившую его.

— Мы могли бы что-нибудь вместе придумать.

Эмма Гиннес явно провоцировала. Она пыталась рассмотреть, что у него там внутри. Хм… Валентино! Странное имя. Интересно, как его окрестили, как-нибудь наподобие Феллатио. До того как стать женщиной и пройти минимум сексуальной подготовки, Эмма считала, что Феллатио — фамилия одного из самых известных футболистов. Ей тогда и в голову не приходило, что это один из способов сексуальной техники. Эмма смотрела на Тони и все сильнее благодарила судьбу за такой лакомый кусочек. Ради этого стоило карабкаться по социальной лестнице. Сейчас она чувствовала себя царицей бала. Пусть при помощи своего положения, но она все же получит этого красавчика. Да, здесь еще была толпа людей, позади стояла ее новая лучшая подруга Доун Стил. За ней еще несколько девушек, работающих в журнале. Им она в знак монаршей милости дозволила пользоваться мелкими титулами типа редактор-оформитель, главный корректор, художественный директор. Но в толпе были и серьезные люди с достойными уважения капиталами. Судя по всему, Эмма сейчас произвела впечатление. И надо сказать, совсем не плохое. Завтра же об этом расскажут бойкие язычки.

Тони Валентино был раздражен и растерян. Он не признавал предложений типа — «мы могли бы что-нибудь сделать вместе с тобой». Он всегда делал все сам и всегда бил себе хозяином. Однажды его уже примерно так же недооценили. Теперь, кажется, история повторяется. Придется объяснить даме. Правда, это будет утомительно, но для нее, необходимо. А может быть, удастся совместить приятное с полезным? Пока он думал, пухленькая искусительница в чудовищном одеянии просто стояла и ждала. Он отступил чуть назад и дерзко уперся руками в бедра.

— Что вы имеете в виду? — Тони лихорадочно соображал: с чем можно сравнить журнал, издающийся в Нью-Йорке? Каков его эквивалент в мире?

Эмма Гиннес отлично понимала состояние Тони Валентино. Ей было важно и то, чтобы собравшиеся здесь люди услышали то, что нужно Эмме. Но что она действительно хотела сейчас — так это забрать его к себе домой, пусть еще в гриме, в грязной одежде. Она хотела заняться его телом. Ее желание взять — было гораздо сильнее, чем желание отдать ему свое тело. Но Эмма знала, что, прежде чем это произойдет, впереди ее ждет долгая прелюдия и она, несомненно, пообещает сделать из него настоящую звезду в обмен на мелкие услуги с его стороны. Да, все это было старо как мир!

— Джентльмен никогда не должен спрашивать у леди, что она хочет, — сказала Эмма и выстрелила в Тони сокрушительной улыбкой, выставив свою немаленькую грудь и позволяя язычку смочить губы в вине, не оставляющем никакой возможности ошибитьсяся в своем назначении. Ее глаза буквально раздевали и, они ласково скользнули по его лицу, по щекам, задержались на бриллиантовой капельке пота, выступившей на верхней губе.

Девушки из журнала «Нью селебрити» почувствовали себя неуютно. Их босс на глазах у всех опустилась до нищего парня. Они с пониманием переглянулись, и застыли в предчувствии трагикомедии.

— Вы что, хотите взять меня в свой журнал? — Тон Тони все еще был насмешливым, но он уже понимал, что работа в таком уважаемом и влиятельном журнале может обернуться весьма большой выгодой для его карьеры.

Ответная улыбка Эммы Гиннес была обезоруживающей. Господи! Он, как петух, доволен собой! Он был всего лишь актером, еще без имени. У нее в родной Англии профессия актера не была престижной. Таким ремеслом себе на хлеб заработать было очень трудно, почти безнадежно. Здесь, в Америке, актеры, напротив, чувствовали себя в обществе аристократами. Благодаря обычной целлулоидной пленке, они владели дворцами, машинами, яхтами. Да, разница в статусе актера в Англии и в Америке была разительной, и Эмма так до конца ее и не смогла в себе преодолеть.

— В журнале есть рубрика — «Звезды завтрашнего дня». Я очень рада, что, благодаря этой роли, вы сможете попасть в нее.

Эмма подумала, а не повторить ли эту фразу по буквам для того, чтобы Тони понял ее правильно?

А между тем каждая клеточка ее тела кричала: трахни меня во имя своей будущей славы, мой Тони!

— Так вы дадите мне работу в журнале и сделаете из меня звезду? — спросил он. Она явно опережала его в мыслях. Однако Тони прекрасно понял последующую процедуру. Ладно, пусть она будет лидером. Он не будет ей мешать, любопытство — чем же все закончится? — одержало верх.

Эмма не смогла сдержать смешок, напоминающий треск вскрываемой консервной банки. Она его получила! Так, что он там такое на себя напялил? Никаких маек. Ну, может быть, попробовать французские размахайки, что сейчас носят все студенты на южном берегу Франции. Да, определенно, что-нибудь типа «Средиземноморское отделение Клуба любителей эластичных трусов». Да, трусы, а какого цвета? Красного! Боже! Только не черного! Так размышляла Эмма, а в это время толпа стала потихоньку рассасываться. Эмма еще ближе, придвинулась к Тони. Она чувствовала запах не просто мужчины, а запах рабочего пота. Ей так захотелось дотронуться до его руки. Но делать это надо было осторожно. Ведь то, что видят глаза, человек берет на веру, а к чему прикоснулась рука — это уже правда, иногда и жестокая. Как бы торгуясь, она вложила свои пальцы ему в ладонь.

Клюнет или нет? Он не убрал руку. От нее исходили жар и сила.

— Что я должен сделать за это?

Тони произнес это тоном, в котором кокетства и игривости было значительно больше желания получить конкретный ответ на вопрос. И это помогло разрядить обстановку. Легкая улыбка зародилась на краешках губ, зажгла глаза, осветила высокий лоб. Рука чуть сдавила женские пальцы.

Эмма Гиннес, озаренная счастливой улыбкой, раскрылась, словно подсолнух под солнцем. Но на секунду вдруг сомнение закралось в ее душу. А по зубам ли ей этот орешек? Не подавится ли она тем самым таким лакомым кусочком? У парня явно сильная натура. И, подумав, она словно увидела в этом простом на вид пареньке тщательно скрываемую дьявольскую хитрость. Боже! Как все сложно в этом мире. Но на то и кошка, чтобы мышь не дремала. И отступать уже неудобно, да и контракт для него в принципе готов. Осталось лишь его подписать…

Эмма перевела дыхание, стараясь смотреть пронзительно. Затем сжала его руку и притянула к себе.

— Как насчет ужина при свечах на двоих? — спросила она со смехом, показывая тем самым, что не выносит избитых фраз, но без них не обойдешься. Засмеялась она еще и потому, что хотела показать Тони, что они уже достаточно взрослые, чтобы разыгрывать друг перед другом разные интермедии, и потому, что своим смехом откровенно предложила переспать с ней.

Тони с трудом верил своим глазам. Однако он знал, что Эмма говорит и предлагает совершенно серьезно. Пора кончать. Сколько мог, он поддерживал игру. Но того, что произошло, Тони Валентино не мог даже предположить. Раздражение его достигло верхнего предела, но первый шаг сделал не он. Его сделала Элисон Вандербильт. Оказывается, она все время держалась рядом.

Ледяное спокойствие, с каким она произнесла обличительные слова, лишь подчеркнуло силу ее гнева.

— Тони станет звездой без вашего журнала, и уж конечно без вашего ужина при свечах на двоих!

Высокий срывающийся голос, жестикуляция, убеждение, что своими упреками она поразит соперницу — все выдавало девушку из высших слоев общества. И действительно, тени предков, двести лет творивших историю Америки, их родовые сокровища заставили заговорить голос крови Элисон Вандербильт и все сказать этой выскочке, посмевшей покуситься на человека, которому она отдала свое сердце. Глаза юной патрицианки легко проникли в душу Эммы, распознавая и ее претензии на некое важное место в жизни, и ее истинную суть.

Эмма увидела свою сопернину. Глаза ее сузились, губы поджались.

— Послушай, милашка, прежде чем лезть в разговор взрослых, утри сопли. И поешь что-нибудь. У тебя ни кровинки в лице, так долго не протянешь…

Тони Валентино шагнул вперед.

— Не сметь разговаривать так с Элисон! — взорвался он. — Что вы о себе возомнили? Вы кто такая? Дед Мороз? Скорее расфуфыренная елочная игрушка, которая свалилась с ветки. Вы соизволили сделать мне самое непрофессиональное предложение, какое только можно вообразить. Что у вас на уме? Может, вы просто чего-то нанюхались? Если так, то ради Бога — лечитесь!

Эмма в ужасе попятилась, голова ее затряслась, лицо превратилось в застывшую маску. Она вся сжалась, словно ожидая удара. Рука в испуге прикрыла рот. Прошло несколько чудовищно длинных секунд, пока она смогла вздохнуть. И тут все услышали сдавленный звук. «Уоуоу. Угугугуууу!» — повторила за ней толпа, с интересом наблюдавшая за развитием событий. Адреналин хлынул из крови прямо ей в душу, и она тонула в нем. Она летела куда-то вверх тормашками. Все, что таилось глубоко в душе, рвалось наружу. Но она еще не могла точно определить, что же нанесло ей такой сокрушительный удар, что именно поразило ее. Казалось, это падение будет продолжаться вечность. Внезапно она смогла взять себя в руки. «Непрофессиональное предложение»! В Америке это было единственным самым страшным оскорблением.

«Расфуфыренная елочная игрушка»! Он вычислил ее. Попал в ахиллесову пяту. Он смог понять, что она, законодательница грядущей моды, вовсе не умела и не знала, как одеваться. Он во всеуслышанье заявил, что она наркоманка и ей хорошо бы пойти к психоаналитику. Мысли вертелись с бешеной скоростью и, замедляя свой фантастический танец, складывались в одно страшное слово: «унижение». Она полностью раздавлена, размазана по стенке перед всеми этими людьми. Они все слышали и ничего не забудут. Завтра, нет, уже сегодня вечером в редакции ее журнала «Нью селебрити» не будет никого, кто не узнал бы о ее страшном унижении. В Голливуде она станет человеком недели. В огромном, скоростном, с бешеным темпом жизни Нью-Йорке это станет сенсацией дня. У Эммы в ее жизни хватало всевозможных огорчений и переживаний, но такого сокрушительного удара еще не было. Ненависть охватила ее и требовала выхода. И во всем виноват этот ничтожный актеришка! Она не смогла ответить ему, не нашла уничтожающих слов! Она чувствовала, как краска заливает ей лицо. Вот-вот готовы были хлынуть из глаз обильные слезы. Беззвучные рыдания сотрясали плечи. Она немедленно уходит! Опустив глаза, тщетно пытаясь унять сердцебиение, Эмма повернулась и пошла, раздвигая толпу, к выходу. Она шла и неразборчиво и тихо шептала какие-то слова. Но для нее они значили больше чем жизнь!

«Я уничтожу Тони Валентино. Я с ним рассчитаюсь за то, что он со мной сделал. Я тебя уничтожу… я тебя сокрушу… уничтожу… раздавлю… уничтожу…»

Машинально посторонившись, она пропустила девушку, стремительно пробиравшуюся в противоположном направлении. Если бы Эмма не была полностью поглощена своим горем и сладкими планами мести, она бы заметила, что девушка тоже вся в слезах и распространяла вокруг себя волны несчастья, сожаления и печали.

Улыбка слетела с лица Тони, когда он увидел, как Тина пересекла дорогу пробирающейся к выходу Эмме. Глядя на возвращающуюся девушку, он тотчас понял, что произошло нечто ужасное. И это имело прямое отношение к нему.

— Что случилось, Тина? — произнес Тони, но уже знал ответ.

Он сам послал Тину за матерью. Но ее уже нет — она была мертва. Тони Валентино мог сыграть любую роль. Вот только плакать он не умел. А сейчас слезы заливали его лицо, из мощной груди вырывались громкие всхлипывания и стоны. Сильно сжав голову, Тони раскачивался со все убыстряющейся скоростью, словно хотел избавиться от своего горя, вытряхнув его наружу. Он не видел сцену, что была прямо перед ним. Внешний мир перестал в одночасье для него существовать. Мир сосредоточился внутри, как воспоминание о единственном любимом человеке — матери.

— Не надо, Тони, ну пожалуйста, не надо. — бормотала Элисон.

Она дотронулась до его плеча, пытаясь сказать, что она здесь, что она любит и скорбит вместе с ним. И ей это удалось. Порой любовь творит чудеса. Она плакала и шептала слова молитвы. Элисон была готова на все, лишь бы облегчить его печаль. Но как всегда бывает в таких случаях — слезами и словами горю не поможешь.

Тина прерывающимся голосом сообщила подробности несчастья. Элисон и Тони поспешили на обочину шоссе, где совсем рядом с переходом лежало тело матери Тони, забрызганное кровью. Стараясь не опоздать на триумф своего сына, Мария Валентино оказалась под колесами автомобиля. Элисон была в шоке, как будто издали глядя, как Тони нежно обнимает мертвое тело матери, как шепчет ей ласковые слова, бережно поддерживая голову, покрывая поцелуями щеки, глаза и лоб. Тони шептал самые ласковые слова, какие знал и какие стеснялся сказать при ее жизни. Медленно, словно во сне, Элисон и Тони вернулись с места трагедии. Тони передвигался как сомнамбула. На глазах он превратился в маленького, жалкого мальчика, из груди которого вырывался хрип, прерываемый всхлипываниями.

— Мы всегда были вместе, — бормотал Тони. — Одни против всего этого жестокого мира. Она всегда была на моей стороне. Что бы ни случилось — я знал, что мама со мной. Даже когда я вел себя плохо, когда был груб с ней, когда я был молодцом… Тони судорожно вздохнул, и воздух заполнил горестный стон. Он свидетельствовал о его глубоком горе и полном отчаянии.

— Я знаю… я понимаю… — снова и снова повторяла Элисон, хотя ничего не знала, да и не могла знать.

В детстве, когда она проказничала и была в этом уличена, в качестве наказания ее отправляли в отдаленное крыло обширного дома, где правила суровая гувернантка. Ее родители, отстраненно улыбаясь, произносили слова типа «Мне кажется, что Элисон переутомилась, ей лучше побыть в постели до завтра...». А назавтра они уже смотрели на лошадей в Кентукки, потом отправлялись в Вирджинию на рыбную ловлю, затем в Палм-Бич… Элисон так и не смогла узнать родительской любви и ласки..

— Мама была дикаркой и свободным человеком… И она делала только то, что хочу я. Она жила для меня. Даже если бы я стал отъявленным негодяем, то и тогда она, несомненно, была бы со мной. Потому что любила меня.

Снова волна печали и тоски захлестнула его. Он не был богачом, и никогда у него еще не было собственного дома. Получив диплом об образовании в школе Кентукки, Тони все еще иногда делал орфографические ошибки. Его отец предал и жену, и сына. Но Тони смог сохранить и развить свой духовный мир. И, мать стала тем фундаментом, на котором он строил все свои амбициозные планы, мама была его убежищем от житейских невзгод. И так было всегда.

— Мама хотела стать актрисой… Она говорила мне об этом. И как старались всякие бездари ей помешать.. Я помню и как смеялась она им в лицо, когда они пытались навязать свою волю и диктовать правила игры. Мама никогда не была марионеткой. Она лучше, чем кто-либо в мире. Она была так добра… Только ей удавалось рассмешить меня до слез…

Тони опустил голову на пыльные половицы сцены. Воспоминания о прошлом еще более разбередили его душу. Стало еще горше и больнее. Неужели смех и радость навсегда ушли из его жизни? Победит ли его стремление к борьбе, к первенству ту мрачную мглу, что сейчас накрыла его в этом пустом и гулком зале театра?

Тони больше не противился попыткам Элисон разделить его скорбь. И потом, она все же, пусть и немного, но знала его мать. Да, Элисон стала неким связующим звеном с его прошлым. Она чувствовала, она понимала его.

— Я всегда искал и черпал в ней силы. Я никогда не говорил, как сильно я люблю ее, как она мне нужна. Она отдала мне всю свою жизнь. Отдала себя мне, незаконнорожденному от ублюдочного отца, сделавшего свое дело и ушедшего, не оглядываясь. Она ведь могла отказаться от меня, подбросить в приют или еще куда. Нет, она сделала по-другому и посвятила свою жизнь мне…

— Тони, перестань, не надо больше.

Элисон не могла позволить Тони так говорить, так думать. Мать Тони создала и воспитала ее героя. Он был самым замечательным человеком, которого когда-либо встречала Элисон. Его самоуверенность, сила, способность к концентрации, его помыслы и амбициозные планы были именно тем, что требовалось Элисон, что покоряло и воспламеняло ее. В благополучном и сытом детстве у девочки не было никаких особых проблем. Когда же она решила стать актрисой, все в семье лишь снисходительно улыбались. Затем точно такими же покровительственными улыбками они пытались прикрыть свое смущение. Ведь Элисон оказалась в числе тех счастливчиков, которые выдержали конкурс в престижную драматическую школу Джулиарда.

В отличие от Элисон у Тони была твердая цель: поступить в эту же школу. Его устремления подкрепляла сильная воля, которая помогла ему сметать все препятствия и преграды. Эта же воля зажгла и бедное сердечко Элисон Вандербильт.

— Ты ее продолжение в этом мире, — выдавила Элисон сквозь слезы. — Она была у тебя такая замечательная, и все, что она хотела в этой жизни — чтобы у тебя все сложилось, как надо. Я успела ее полюбить. Как хотела бы я, чтобы она была и моей мамой… Да, как бы это было здорово…

Тони полностью растаял перед этим таким нежным телом, что сейчас уговаривало и убаюкивало его. Трудно было поверить, что это было то самое тело, которое он вчера взял, и так грубо и жестоко. Что ж, его триумф кончился. Успех его смогли увидеть многие, но один человек так и не увидел — его мать. Как бы она порадовалась за него! И это было для него, черт возьми, самым мучительным, занозой, сидевшей в его сердце, в душе, везде…

— Я все же не могу в это поверить… Ведь ничто не предвещало трагедии…

Элисон не могла позволить ему жалеть себя. Она не любила слабых. И потом, Тони был достаточно сильным, даже жестоким и резким. И именно этим он и покорил ее. «Принимай меня таким, каков я есть. Если не можешь, отстань от меня, не путайся в моей жизни» — таков был девиз Тони. И в этом он был честен. Это же делало все остальное несущественным. Боже! Зачем потребовалось для него это суровое испытание? Она могла бы дать Тони душевный покой, порядок и мир, уют и безопасность, самоуважение и просто нормальную достойную жизнь. Но ее семья… Тот мир с изощренной мерзостью и низостью. Как ей быть? «Я люблю тебя» — хотелось сказать ей, но эти слова от частого употребления превратились в самую дешевую монету и не приносили удовлетворения даже тогда, когда использовались влюбленными.

— Тони, перестань, Все пройдет, все наладится, потому что ты — продолжение своей матери. Она сделала самое лучшее, что могла — тебя.

Элисон прижала его к себе. И в этот момент Тони вдруг почувствовал себя ребенком. Это было почти забытое чувство: ощущение детства, защищенности от враждебного мира. Тони пытался увидеть свое будущее, но темная пелена вокруг него была непроницаема.

— Я не знаю, что мне теперь делать, — сказал он. Это не был вопрос, это было утверждение. В первый раз в жизни Тони отчаянно нуждался в чьей-либо помощи. Элисон Вандербильт затаила дыхание. Сказать ему сейчас о своих мечтах? Ведь это был уже последний май в школе Джулиарда. Закончился последний семестр, и все осталось позади.

— Тони, давай уедем вместе. На край света, может быть, тебе тогда станет легче? Может, я смогу тебе помочь… Я так хочу…

Тони взглянул на нее. Лицо его было искажено едва сдерживаемыми рыданиями, слезы текли по щекам, смывая грим и оставляя белые дорожки.

Вдруг он увидел, как она красива. Как бездонна синева ее глаз, как изящна линия скул и подбородка. Но он продолжал молчать, и Элисон неуверенно предложила:

— Мы могли бы поехать в Калифорнию, — сказала она. — У моей семьи там есть пляжный домик, в котором обычно никто не живет. Мы могли бы поехать в Малибу.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Сквозь решетчатые двери с пляжа пробивался яркий солнечный свет. Лучи медленно ползли по фешенебельной мебели типа «Шератон», отсвечивая блёстками на яркой обивочной ткани.

Затем очередь дошла до картин Мирро, Кандинского и Эгона Шеля, украшавших стены гостиной. Наконец лучи высветили крупное лицо Ричарда Латхама.

Он поудобнее устроился в кресле, поправил безукоризненно завязанный галстук. Еще ни разу он не приезжал н Малибу в качестве официального лица. Дик Латхам придирчивым взглядом обвел гостиную — плод творчества дизайнера Джона Стефанйдиса — и остался доволен, хотя всегда старался не привязываться к вещам, домам или еще чему-либо.

В гостиной собралось человек пятьдесят, большинство из которых были признанными знаменитостями. Окажись они на улицах славного города Пеории, им пришлось бы туго — их замучили бы просьбами дать автограф… Сегодня Дику Латхаму было лестно, что эти люди откликнулись на его приглашение и посетили его. Но уже очень скоро многие из них осознают, что оказаться в числе избранных на сегодняшнем рауте будет лестным прежде всего для них самих.

Кресла расположили полукругом, дабы не оскорбить кого-либо из присутствующих, не ущемить чьих-то прав или попросту самолюбия. В центре зала держал речь новоизбранный почетный мэр Малибу Мартин Шин. Из его речи стало понятно, что его уважаемый предшественник Али Макгроу вовсе не намеревался сделать колонию Малибу задворками Тихоокеанского побережья. И что он, Мартин Шин, намерен продолжать его линию.

Новоиспеченный мэр долго и бестолково говорил что-то, перемежая идеализм и цинизм, любовь и нежность и прочую словесную чепуху. Радовало лишь то, что речь была уже близка к завершению.

— Отныне я провозглашаю Малибу зоной, свободной от ядерного оружия. Убежищем для чужестранцев и пристанищем для бездомных! Уголком мира, где природа будет под защитой вне зависимости от того, дикая она или нет…

Новый мэр обвел присутствующих взглядом, одарил энергичной улыбкой, полностью уверенный в том, что его слова достигли сердец слушателей. Вполне возможно, что и так, но вежливые аплодисменты уже успели стихнуть еще до того, как он дошел до своего кресла. Латхам понял, что настал его миг. Он встал и пошел к трибуне, стараясь двигаться так, чтобы все смогли оценить его уверенность в себе и поверить в его силу.

— Благодарю вас, Мартин, — только и сказал он. Дежурная улыбка блуждала по его лицу, но общее сосредоточенное выражение всей фигуры говорило, что ничто не сможет нарушить его планов. — Я убежден, что никто здесь, в Малибу, не хочет взлететь на воздух. К счастью, в студенческом корпусе университета в Пеппердине нет пока ракетной базы. Кое-что у нас, правда, есть. Но все это не имеет никакого отношения к ядерному оружию.

Латхам подождал, пока стихнут тихие смешки. Вдруг показалось, что из-за спины этого богача выглядывает мальчишка-озорник. Но все было так мило, что никто даже не подумал рассердиться. Кроме того, многим гостям было по душе растущее напряжение в Пеппердине. Жители, города Малибу вели настоящее сражение со своим университетом. С одной стороны, делались попытки расширить учебную площадь университета и благоустроить береговую полосу. С другой стороны, домохозяева, не желали ничего менять. Пока перевес был на стороне университета, несмотря на шумную кампанию противников.

Латхам вновь вернулся к мыслям о своей новой гостиной. Прикинул, не повредит ли камин полотнам Хокки и Босха? Впрочем, очевидно, ничего плохого не случится, подумал он.

— И я знаю, что мы выполним обязательства по отношению к бездомным и даже, в известной степени, к чужестранцам, если они у нас появятся…

Дик Латхам продолжал говорить, а в то же время не переставал размышлять. Большинство из гостей, которые сейчас его слушали, состояли в партии демократов. В Малибу были, конечно, республиканцы, к числу которых принадлежал и сам Дик. Так, демократы беспокоятся о бездомных. Отлично. Но из этого вовсе не следует, что ими надо заселить прекрасные пляжи Малибу. К тому же это обострит отношения со старожилами. А чужестранцами, без сомнения, окажутся мексиканцы. С ними уже возникли проблемы, когда они просочились из Лос-Анджелеса со своими стилетами и бешеными ритмами, которые они, напиваясь до одури в кабачках, лихо отплясывали. Все это создавало источник постоянной напряженности. Да, это так. Но ведь есть в Малибу парки, которые надо поддерживать в чистоте, кухни, которые требуют уборки. Кто будет мыть машины, ухаживать за садами, поливая их в жару? Кто будет убирать бесконечные пляжи Малибу в суровую зиму, когда штормы буквально переворачивают все вверх дном? Ну и кто-то же должен ухаживать за посетителями ресторана «Малибу Адобе», который открыл бывший мэр Али Макгроу. Но все же проблема с появлением иностранцев в Малибу не так проста для решения.

— Я думаю, мы все пожалеем, что самим нам, жителям Малибу, вряд ли будет под силу решить проблему, которая мне представляется общенациональной задачей. Я уверен, что немногие из вас с радостью прочитают в газетах призывы к бездомным посетить наш маленький Малибу и усесться на нашу не слишком толстую шею. Мне думается, что Мартин, Чарли и Эмилио могли бы подыскать для них более удобное местечко, скажем, в Пойнт-Думе…

Это предложение вызвало громкий смех Чарли Шина. Он очень любил и уважал своего отца, нового мэра Малибу, но отнюдь не разделял его убеждения. Эмилио Эстивес, вероятно, самый занятой человек во всем Голливуде, был известен еще и тем, что никогда громко не смеялся. Сейчас же и он не удержался от легкой улыбки.

— Но мы могли бы полностью согласиться с последним пожеланием нашего дорогого Мартина Шина. Конечно, любая жизнь для нас священна, тут и говорить нечего, И не имеет никакого значения, какая она — дикая или нет. И даже жизнь койота, который только что разорвал и слопал вашу любимую собачку…

Тут Дик Латхам позволил себе громко засмеяться. Его загорелое лицо просто извергало мощные потоки обаяния. Глаза затмевали голубизну океана у него за плечами. Белые зубы, казалось, освещали пляжные дюны ярче, чем само солнце. Седина на висках, нажитая за пятьдесят лет жизни, лишь усиливала его шарм. Далее то, как Дик говорил, привлекало к нему людей. Завораживал его смех. Тот, кто услышал его хоть раз в жизни, неважно, мужчина или женщина, навсегда отдавали ему свое сердце, И вот сейчас все эти чары были пущены в ход.

Собравшиеся смотрели на него, и многие из них знали, что его достоинства вовсе не ограничивались выдающейся внешностью и манерой держаться. Он был не просто человеком вкуса во всем — от брюк от Вилкинсона до дорогих запонок. Дик Латхам слыл одним из умнейших и богатейших людей Америки. И он знал, как приманить и прикормить неверную птицу счастья и удачи, чтобы приумножить свои капиталы. Но не все знали еще одну вещь. Дик Латхам был очень одинок.

Ричард Латхам резко вернулся к серьезному и деловому тону, как если бы просто перекрыл кран и закрыл струю смеха.

— Что бы я действительно хотел сделать в ответ на щедрое и, несомненно, бескорыстное предложение нового мэра Мартина Шина, так это поблагодарить вас за то, что вы пришли в мой дом. До сих пор я не был знаком со многими из вас лично. Но ваша слава, ваши таланты и добрые сердца, отданные на благо нашего общего дела, позволяют мне сделать вывод, что я вас всех уже достаточно узнал.

Дик всмотрелся в присутствующих. Так, польсти им. Побольше, посильнее, не повредит. Кто хоть однажды попробовал вкус славы, отравлен на всю жизнь. И тут маслом каши не испортишь. Дик Латхам знал, что делал. Всем им, чтобы пробиться в своё время в мире кино, потребовалось не терять веру в себя даже тогда, когда в них никто уже не верил… Большинство его гостей знали годы нужды, лишений и унижений, поэтому падки на лесть. И сейчас он льстил этим людям во имя своей цели.

— Никто еще не смог обвинить Джи-Ар в том, что у него доброе сердце, — со смехом подал голос из задних рядов Ларри Хагман. Этот человек, казалось, уже целую вечность жил в Малибу. Вряд ли можно было найти кого-либо еще, кто сделал бы больше для местного общества.

— В таком случае я обвиняю, — поддержал игру Дик Латхам. — Я вижу, как вы из кожи вон лезете, стараясь помочь сохранить отделение «скорой помощи» в Малибу. Человек, у которого в жилах течет рыбья кровь, никогда не стал бы так надрываться…

Его снова заглушили энергичные аплодисменты. Скорая медицинская помощь Малибу оказывала помощь круглосуточно. Но сейчас она была на грани закрытия. Местные старожилы — Джон Кэрсон, Дин Кэннон, Оливия Ньютон-Джон и Майкл Лэндон помогали Хагману собирать деньги на оплату работы ночной бесплатной медицинской службы Малибу. Дик Латхам слегка приподнял руку в немного застенчивом жесте. Но этот жест ничего общего не имел с протянутой рукой школьника на уроке — столько в нем чувствовалось уверенности и силы. Он получил еще очко в свой актив. Пока все идет прекрасно. Он выполнил свою задачу — покорил их! Более того, ему, возможно, удалось их привлечь на свою сторону.

— Вы знаете, что я ваш новый сосед в Малибу. Я уже успел полюбить это место всей душой. Я разделяю вашу озабоченность его будущим. Сегодня я собрал вас здесь для того, чтобы сказать: весь мой капитал, весь мой опыт и знания я отдаю в ваше распоряжение во имя одной цели — чтобы Малибу состоялся как город! В то же время я хочу помочь вам отстоять Малибу от грязных рук тех, для кого он просто источник обогащения. От тех, кому наплевать на этот один из красивейших уголков мира.

Это был кульминационный момент замысла Ричарда Латхама. Его слова «весь мой капитал» были много больше, чем просто слова. За ними стояли десять миллиардов долларов. Его адвокаты уже были готовы обмерить все границы Малибу от Сансет-Бульвара до границ с графством Вентура. Президент США мог бы позавидовать внушительному списку средств массовой информации — журналов и газет, радио и телевидения — на который распространяется влияние Латхама. И сегодня эта самая финансовая мощь предлагала обитателям Малибу свою помощь и обязывалась выступить на их стороне. Войну можно было считать уже выигранной. Это был волшебный миг. Но Латхам продолжал наступление.

— Этот небольшой домик, в котором вы сейчас находитесь, станет моим личным вкладом в новый Малибу. — Тут Дик сделал заранее рассчитанную паузу, чтобы умеющая считать публика, произведя кое-какие быстрые расчеты, смогла оценить его вклад в шесть миллионов долларов.

— Есть еще одна новость для вас, — продолжал развивать наступление Латхам. — Я веду переговоры о покупке примерно тысячи акров земли в разных местах гор Санта-Моника. Я вам обещаю, что почти полностью эти земли станут частью города Малибу.

Само собой подразумевалось, что на этих землях будут бережно хранить и восстанавливать бесценную окружающую среду.

— Мы должны ухаживать за нашей землей с тем же старанием и любовью, как если бы ухаживали за своим телом, — расставил все точки над «i» Дик Латхам.

И тут они мгновенно раздели его своими глазами. Как же выглядит тело этого Героя, посланного им Небесами для защиты их собственности от возможных будущих потрясений? Это интересовало собравшихся больше всего. Собственно говоря, ради этого они приехали сюда, многие за много миль от тех мест, где проживали в уюте и безопасности, недосягаемые пока что для надоедливых глаз туристов, уже наводнивших Беверли-Хиллз и Бель-Эйр. В Малибу еще не существовало карт с подробными указателями, в каком доме и какая знаменитость проживает. Еще не было переполненных автобусов с горланящей публикой, для которой верхом наслаждения было пробраться на частную территорию и нарушить чей-либо покой. Девять миллионов посетителей, ежегодно обрушивающихся на города Зума, Топанга и Лео Каррильо, пока не тревожили обитателей Малибу — Ширли Маклэйна, Бенатаров с Ван Халенами, Стинга и Роба Лоуза, превратившими этот край в звездную столицу Западного Хэмпшира.

Группа «Икс-рэй вижн» осталась довольна тем, что увидела и услышала. Если этот Дик Латхам будет присматривать за холмами Малибу с тем же прилежанием, с каким он заботился о себе, то им нечего опасаться за будущее Малибу. Весь вид миллионера подтверждал этот вывод. Здоровьем Бог его не обидел. Квадратные широкие плечи, могучий торс клином сужался к крепкому животу, узкие бедра. Он был высок, со всеми классическими признаками атлета. Выразительные загорелые руки оканчивались аккуратно подстриженными и ухоженными ногтями. Была ли хоть доля правды в слухах, окружавших того мужчину? Поговаривали, что он был любовником многих женщин. Но не отвечал им взаимностью. Все, что его интересовало — добиться женской покорности и наслаждаться своей властью над ними. Правдивы ли были другие многочисленные рассказы о его жертвах, пытавшихся покончить с собой из-за неразделенной любви, впадавших в нервные срывы и истерики?.. Все это роилось н головах гостей Дика Латхама, с любопытством разглядывавших его. Голди Хоун и Курт Рассел вместе с другим соседом Дика Латхама в Малибу желали знать все наверняка. Обитатели же других окрестных домов, что стояли через песчаную гряду — Стивен Спилберг и Кэти Кэпшоу — терялись в догадках, кто будет следующей жертвой этого богача.

А Ричард Латхам еще не кончил свой натиск. Как опытный импрессарио, он приберег самое важное на конец.

— У меня есть еще кое-что, что вам следует узнать перед тем, как мы перейдем к шампанскому. Недавно я сделал вложения, и вы будете первыми, кто узнает, куда и зачем. Я выражаю искреннюю надежду, что многие из вас смогут со мной поработать в будущем.

Работать с ним? Работать на него? Это означало, что у каждого из присутствующих появился реальный шанс получить работу и стать новой звездой. Это было настолько здорово, что этого просто не могло быть. И тем не менее дело обстояло именно таким образом.

— Два дня назад я купил студию «Космос». Как вы знаете, в последнее время у них неважно шли дела. Порой они просто пускали пузыри. Теперь же, с вашей помощью, я надеюсь, что смогу превратить это убыточное заведение в самую лучшую студию Голливуда. Заранее вам благе дарен.

Тут Латхам сделал неуловимый жест, как бы говорящий, что теперь со всеми формальностями покончено. Мгновенно со стороны терракотовой террасы, слегка занесенной белым пляжным песком, открылись решетчатые французские двери и появились официанты в красных пиджаках. На серебряных подносах они разносили бокалы с шампанским. Все присутствующие поднялись со своих мест. Латхам, несомненно, стал триумфатором. Даже если бы сейчас небеса разверзлись, и оттуда поступило бы прямое распоряжение Всемогущего Господа, согласно которому Латхам стал бы его правой рукой на Земле, то и тогда потрясение было бы куда меньшим!

На Латхама уже смотрели как на потенциального избавителя от всяческих напастей, включая и нашествие крыс или тараканов. И тому была веская причина. В графстве Лос-Анджелес всего было в избытке — солнца, красивых женщин, сильных мужчин… Не было лишь одной вещи — работы. На каждый действительно работающий контракт приходилось несколько тысяч неоправдавшихся надежд соискателей работы. А действительно удачно завершившееся дело было такой редкостью, что все подобные сделки становились известными наперечет. Самым часто употребляемым словом в этом земном раю было короткое слово «нет». Ну а если нет самого главного — работы, то откуда взяться славе, известности и влиянию в обществе? Ходили упорные слухи, что «Космос» был на грани банкротства. Но если все обстоит так, как об этом поведал новый владелец «Космоса» Дик Латхам, то студия вновь возродится, словно птица-Феникс.

Трудно выразить словами силу коллективной работы мысли гостей Латхама. Комната казалось, излучала импульс высокой энергии. Каждый из присутствовавших мысленно поклялся что немедленно свяжется со своим коммерческим агентом, как только доберется до дома. «Космос» был главным козырем в игре. За одну ночь Латхам превратился в фигуру номер один в раскладе городских сил. И по крайней мере, дюжина прекрасных дам решила попытать счастья с этим роковым мужчиной, несмотря на его славу «сердцееда».

Дик поднял хрустальный бокал с пенящимся шампанским. У него не было особого пристрастия к спиртному, но все в комнате произносили здравицу в его честь, и он выпил вместе со всеми. Дик ждал продолжения, реакции на свое сообщение, но тут произошло нечто странное. Никто не торопился подойти к нему и заговорить, хотя он ясно видел, что все готовы и хотят это сделать. Внезапная пауза стала затягиваться. Тут он сообразил, что это было проявлением той знаменитой холодности Малибу! Да, гости знали себе цену. Многие уже имели мировую славу. Среди них не было случайных гостей. Не было даже прекрасных пляжных девушек, которых всегда приглашали для украшения вечеринок. В доме Латхама собрался исключительно цвет местного общества. Предполагалось, что ничто не должно помешать знаменитостям общаться друг с другом и, конечно, с хозяином — Ричардом Латхамом. И сейчас это изысканное общество выдерживало паузу, проявляя тем самым характер и предоставляя сомнительное первенство сделать первый шаг не им, а ему, Латхаму.

И вновь этого красавца-сердцееда выручила женщина, сделавшая этот самый первый шаг. Латхам узнал в ней известную рок-певицу.

— Привет, — сказала она просто, — Маленькому Малибу здорово повезло что вы появились здесь! Я — Пэт Джиральдо. — она подала ему руку.

Латхам пожал ее так осторожно, словно ему доверили не руку, а само сердце. И задержал на секунду дольше, чем того требовали правила приличия.

— Э, нет! Вы — Пэт Бенатар. И я вас знаю!

— Бенатар я только когда путешествую или работаю на площадке в студии. Здесь же я Джиральдо, — серьезно ответила девушка.

— Вы очень красивы и понравитесь мне под любым именем, — засмеялся Латхам, всем своим видом подчеркивая готовность расточать комплименты и дальше.

Пэт Бенатар слегка смутилась — ее неудержимо влекло к этому человеку. Вокруг него был оазис спокойствия, не было ни нервозности, ни напряжения. Немногие могли так естественно и легко держать себя в обществе знаменитостей мирового экрана и музыкального Олимпа. Пэт Бенатар скорее интуитивно догадалась, чем почувствовала, что за его спокойствием и уверенным обликом обходительного мужчины глубоко внутри скрывается что-то очень порочное. Но сейчас его глаза светились обаянием, манеры были изящными, но прикосновения рук настораживающе настойчивыми. У Бенатар удачно сложилась супружеская жизнь, и в интимном плане у нее не возникало никаких особых проблем. Глядя на мужчину, стоящего перед ней, она с удивлением осознала, что он возжелал ее.

— Я слышал, что у вас есть участок земли недалеко от Зумы, и вы собираетесь его застраивать, — произнес Дик Латхам вслух, а выражение его глаз говорило Пэт Бенатар, что он знает о ней буквально все или почти все.

Все это озадачивало девушку. Трудно предположить, что в свои пятьдесят лет Дик Латхам был горячим поклонником рока. Вряд ли ему известно, что последний альбом принес ей пять миллионов долларов. Что она замужем за ведущим гитаристом своей группы и вовсе об этом не жалеет.

— Даст Бог, начнем строительство после Рождества, — продолжила девушка беседу. — С этим делом такая морока! Надо получить разрешение у не менее чем десятка различных инстанций, вовсе не связанных друг с другом! Я потеряла два года только на то, чтобы получить планировку моего же участка! Но конечно же, — тут Пэт скроила забавную рожицу, — у вас не должно быть таких проблем, если вы не собираетесь ничего строить на тысяче акров земли. Кстати, а что вы собираетесь делать с землей дальше? Неужели только лишь разобьете палатку и будете любоваться закатом?

Дик рассмеялся. За этой милой и забавной девчушкой он увидел повадки настоящего мастера. Если вы хотите работать со знаменитостями и при этом еще надеяться и заработать пару-другую миллионов, то вам надо быть глубоким знатоком человеческой природы. Неужели эта певичка смогла проникнуть в его замыслы и так просто его раскусила? Да нет, не может быть. Просто она доверилась своей интуиции и великолепно сыграла под простушку. Но это был хорошо продуманный ход. Его не могла сделать красотка, говорящая все, что придет ей в прекрасную головку.

Дик внимательно взглянул на девушку и понял, что у той все рассчитано и продумано до мелочей. Аккуратные голубые джинсы, миниатюрные ковбойские ботиночки, длинный розовый пиджачрк. Глядя на нее, так и хотелось приласкать эту трогателькую доверчивую маленькую девочку. Пожалуй, ему будет трудно разобраться, кто же из них двоих — сценическая рок-певица Пэт Бенатар или настоящая Пэт Джиральдо — его привлекает больше. Посмотрев на ее кругленькую и аппетитную попку, Латхам решил, что не проиграет в любом случае.

— По-моему, я могу позволить себе поставить небольшой домик, — сказал Дик. Его голос дразнил, глаза горели дьявольским огнем. Казалось, расстояние между ними неумолимо сокращается, и Пэт Бенатар неожиданно для себя обнаружила, что пятится.

Латхам поймал пальцами медную цепочку, обвивавшуюся вокруг шеи девушки. Она тщетно пыталась спрятать иыражение глаз, потупив их. Но он уже успел прочитать в ее глазах главное.

«Сердцеед», — понял он.

— А вы, Пэт Бенатар, разве не разбиваете сердца? — сладким голосом спросил Дик, вложив в вопрос нечто иное, требовательное, что могло бы вывести разговор за рамки обычной светской беседы.

— Да, но только неисправимым фантазерам. И вам, если вы хотите заняться кинобизнесом, следует отрешиться от всех иллюзий, — отрезала рок-звезда.

На секунду-другую она испугалась — ей показалось, что за обаятельной улыбкой проступило что-то очень сильное и жестокое, но она отогнала мрачные мысли. Она имела определенные виды и совсем не бескорыстно тратила время на этого миллионера. Дик все это очень хорошо понял, понял, что им пытаются как-то манипулировать, а этого он не терпел ни от кого, даже от рок-звезды. Но было уже поздно, он попался как мальчишка.

— Поверьте, мне жаль, что вы не в кинобизнесе, и я не могу вам помочь. Но я могу вам кое-что предложить, — сказал он. Какая жалость, что я еще не овладел тобой, говорили его глаза. — В моем журнале «Нью селебрити» можно было бы разместить рекламу вашего нового альбома. Я могу замолвить за вас словечко главному редактору. Пусть ваш коммерческий агент свяжется с ней.

Раздался смех — смеялась не реальная Пэт Джиральдо, а ее сценический образ — Пэт Бенатар. Миллионер Латхам хочет ее! Вот так-так! Это, что называется, атака на «ура». Все старо как мир. Надо только узнать, что требуется в данную минуту конкретным людям и затем предложить им желаемое. А уж потом можно вовсю пожинать плоды любви и признательности. Но Пэт вовсе не собиралась клюнуть на Латхама. Не нужен был ей и этот чертов журнал. И сам Латхам не нужен был ей как мужчина. Этот миллионер явно недооценивает людей. Пора поставить его на место, решила девушка.

— Я слышала, что с вашим журналом произошла какая-то неприятность. И это после стольких хлопот и затрат на него! — невинным голосом произнесла рок-певица.

От неожиданности Латхам даже пошатнулся. Удар, что называется, ниже пояса. Глаза его сузились, пульс бешено забился, кулаки сжались до боли в пальцах. Милый флирт неожиданно обернулся сильнейшим ударом по его самолюбию. Дик очень любил женщин, порой он ими даже бредил… Но еще больше он любил свое дело, бизнес. В детстве Дику постоянно пеняли, что он несообразительный, неразвитый, хилый ребенок. Что вряд ли он сможет заработать деньги хотя бы на кусок хлеба. Никогда, мол, ему не стать гордостью семьи, не приумножить наследственных миллионов. И перед молодым Диком встала дилемма: согласиться с упреками и погибнуть или же расти, набираясь сил, мужать, пробиваться своим умом и своим трудом в жизни, чтобы никто даже и предположить не смог, каким слабым он когда-то был. Дик выбрал второй путь. И отцовское состояние теперь казалось мелочью по сравнению с капиталами, которые принадлежали только ему, были только его заслугой. Такова была видимая сторона жизни Латхама. О той, другой жизни, что таилась глубоко в его душе, не знал никто. Душевные травмы детства все-таки оставили глубокий след в его психике. Он никогда не мог забыть отцовских упреков и до конца поверить в себя, хотя тщательно скрывал свою слабость от всех.

Поэтому любая заминка, пусть непреднамеренная, всегда страшно беспокоила Дика. В его раненной психике любая мелкая потеря порой автоматически становилась предвестником катастрофы. Латхаму начинало чудиться, что кто-то уже почти добрался до него, что кто-то готов сбросить его с пьедестала, который он сам себе с таким трудом воздвиг. Журнал был его детищем. Он его задумал, создал и следил за первыми успехами. Все остальные лишь скептически морщились, предрекая журналу скорую смерть. Разве Америке нужен новый журнал, наподобие уже ставших широко известными «Пипл», «Ю.С.» и «Интервью»? Дик считал, что нужен, и поставил на карту свою репутацию. Все его помощники, агенты по рекламе, словом, все, чье мнение имело хоть какой-то вес в деловых кругах, были против. Сейчас журнал был раздавлен, он умирал. Дик отдал журналу все, но деньги не смогли помочь переломить ситуацию к лучшему. Это было видно, и журнал не брали даже бесплатно. Да, все это так. Но Дик не отказался от планов возобновить выпуск журнала и для этого нанял самого лучшего редактора, причем не где-нибудь, а в самой Англии, чтобы под руководством Эммы Гиннес поправить дела. Очевидно, что рок-звезда всего этого не знала, поэтому так грубо напомнила ему о его неудаче. Дика это сейчас просто взбесило.

— Это временные трудности, все наладится, — буркнул он сквозь зубы и быстро оглянулся по сторонам.

В Малибу был острый нюх на неудачников. Кое-кто уже с недоумением и интересом начинал прислушиваться к их беседе. Дик резко оборвал разговор и стремительно отошел от рок-звезды, оставив ее в некоторой растерянности размышлять, какая муха укусила этого сумасброда-миллионера.

То общество, в которое нырнул Дик Латхам, разительно отличалось по манере одеваться от остальных гостей. Здесь не было фрачных костюмов, роскошных вечерних туалетов — от модных и дорогих портных. Здесь был мир маек, теннисных юбочек, шорт, сандалий и пляжных шлепанцев. Украшений почти не было. Кое-что можно было найти в виде стилизации под Валентино, Билли Блэсса и Оскара де ла Рента. Но таких было совсем немного. Особо держалась группа девушек в нарядах от Рифата Узбека. Рядом с ними Дик углядел юную обладательницу неимоверно длинных и стройных ножек, едва прикрытых чисто символическим мини. Дик увидел ее и оттаял. Ринулся к ней сквозь группу чопорно стоящих людей. Пока он пробирался, Дик буквально ощутил, как собраны и внимательны эти люди. От них не дождешься опрометчивого шага, свои действия эти люди рассчитывают на много ходов вперед. И они явно готовили себя к покорению вершин делового мира. Что же, если Калифорния идет впереди Америки, то Малибу идет первым в Калифорнии. Берегись, Америка!

Неожиданно его стремительное продвижение к желанной цели — длинноногому чуду — было грубо остановлено. Чьи-то пальцы вцепились ему в локоть и потащилк в сторону. Их владелец не был ни чопорен, ни холоден, в отличие от высшего света Малибу. Он был неимоверно толст, невысок и бородат. Незнакомец всучил свою ладонь в руку Латхаму и, не отпуская его локоть, буквально впился в него глазами.

— Я — Фэйрхевен, — произнес незнакомец заговорщицким тоном. — Я работаю с Филом Струтерсом, Грейс Харкорт и Фритцем Силвербергом. — Он буднично перечислил эти имена, словно они были его закадычными приятелями. — Мы с вами соседи, я обитаю тут неподалеку. Хочу засвидетельствовать вам свое почтение и поздравить с успехом. У вас такой потрясающий дом! — тараторил, не умолкая, толстяк.

Наконец Латхаму удалось отцепиться от его рук.

— Ну что вы, это всего лишь пляжный домик, — вежливо и холодно произнес Дик, явно надеясь таким способом избавиться от неожиданного и не совсем желанного собеседника. В этот момент длинноногая красотка, к которой он так и не пробился, увидела его.

— Эй, ты! Пляжный домик! А скажи, кто будет директором вашей новой студии? Кстати, у меня есть с собой кое-какие сценарии. Ты можешь стать первым, кто нарушит их невинность и прочитает. А как насчет завтрака? Я бы мог зайти по-соседски.

Фэйрхевен схватился за бокал с шампанским, словно это был спасательный круг. Уткнувшись носом в пенящееся шампанское, он издавал хлюпающие звуки. А у Латхама сразу заныл желудок.

— Мы не обсуждаем здесь кадровые вопросы. И кинобизнес тоже, — резко бросил Дик.

В отдалении девушка вытянула ноги вперед — мини не могло скрыть белизну трусиков, подчеркиваемую загаром стройных ног.

Фейрхевен понял, что его невежливо «отшили», и не остался в долгу.

— Послушайте, Латхам. Вы здесь новичок. А я перебрался сюда уже целых пять лет назад. Вы богач, вы стали владельцем киностудии. У вас действительно все в порядке. Но когда вы начинаете произносить все эти слова об общем благе — вы становитесь просто смешным. Вы разве не понимаете, что ваши слова просто летят на ветер? И еще: обычно весь подобный вздор может до конца выслушать только один человек в Малибу — Бен Алабама. — Фейрхевен невольно оглянулся. — А его сегодня как раз и нет здесь! — Толстяк посмотрел на Латхама, желая убедиться, что достал этого странного человека. Но, как ни старался, не смог ничего определить по лицу хозяина дома. Сам же Латхам уже во второй раз за последние десять минут чувствовал себя полным идиотом. Неиз-вестно, кто имел наглость в его доме отзываться об Алабаме! О хранителе традиций в искусстве, мотоциклисте, о наиболее известном в Америке профессиональном фотографе! Алабама стал живой легендой, явлением. Он был так, же велик в своем мастерстве, как горы, среди которых он жил, которые любил и защищал. Алабама унаследовал после смерти своего друга Анселя Адамса известный «Сьерра-клуб», в котором собирался местный интеллектуальный и спортивный цвет общества. Помимо этого, Алабама стал президентом Общества сохранения культурного наследия округа «Санта-Моника». Если Алабама не гонял по горам у Рок-Хауса, что в Семиноле, округ Хот-Спрингс, вместе со своими обожаемыми любителями велосипедной езды, то, значит, он был на приеме в Белом доме. И каждый конгрессмен от демократов, каждый сенатор с Капитолийского холма в Вашингтоне знал его лично и считал своим долгом пожать ему руку. А. еще Алабама иногда продавал свои знаменитые фотопейзажи дикой природы по несколько тысяч долларов за экземпляр. А принесшие ему широкую славу фотопортреты стоили и того дороже. Бену Алабаме было уже шестьдесят, но, невзирая на возраст, он был крепок и мускулист…

Конечно же, Алабама получил приглашение на вечер Латхама, Дик был в этом абсолютно уверен. Однако этот проклятый фотограф так и не пришел. А без него, без его влияния на жителей Малибу, все попытки добиться чего-то осязаемого, были заранее обречены на провал.

Провал. Снова это слово огненными буквами вспыхнуло в воспаленном мозгу богача. В ушах забили барабанные тревоги. Черт! Он снова сорвался и во второй раз бросил своего гостя, оставив Фэйрхевена в полном изумлении догадываться о том, чем же он оскорбил хозяина вечера. Ну и вечерок! Сначала ему ткнули в нос, что он не в состоянии справиться с трудностями, переживаемыми его любимым детищем — журналом. Теперь этот чертов Алабама просто взял и проигнорировал его, Латхама, приглашение. А он так сейчас нужен! Без участия Алабамы все природозащитное движение экологистов было стадом, потерявшим своего вожака.

Так размышлял Латхам, глядя на продолжающееся веселье в своем доме. Впрочем, Латхам уже догадывался, почему не пришел Алабама. Это все произошло давно, двадцать пять лет назад, в Париже. Латхам надеялся, что время излечило старые обиды, но, судя по всему, Алабама ничего не забыл. И сейчас все начинает выглядеть так, словно их прошлая вражда, нисколько не уменьшившись за прошедшие годы, грозит продлиться и в будущем.

Внезапно ему стало тошно от его приема. И это в то время, когда любой газетный репортер мог бы поклясться здоровьем своей мамы, что никогда еще не видел такой роскоши, что устроил Дик Латхам в Малибу. А знаменитому Джорджу Кристи, ведущему репортеру из «Интервью», показалось, что он уже умер и снова воскрес где-то в раю… И только Дику Латхаму было плохо во всем этом великолепии красок, буйстве танцев и смеха. Не обращая внимания на призывно полуоткрытые губы калифорнийских красавиц с мировыми именами, провожающих его взглядами, Дик вырвался на воздух. Сбросил модельные ботинки, ожесточенно стащил скандинавскке носки, сорвал с себя тысячедолларовый пиджак и швырнул его оземь так, словно разбивал вдребезги сердце самой красивой девушки в мире. Латхам молча, ожесточенно шагал по песчаным дюнам, сбивая их гребешки. Шел в мареве зноя, не разбирая куда идет, не жалея ни своих ног, ни брюк.

Эта безголосая певичка Пэт Бенатар считает его журнал пыльной рухлядью, вытащенной неизвестно для чего на свет Божий. Его мысли об общем благе кажутся окружающим прихотью сумасброда-богача. Его тщательно продуманная затея покорения Малибу начинала рассыпаться в прах из-за упрямства старого маразматика Алабамы. А сам этот чертов Алабама торчал где-то рядом…

Алабама не просто был где-то рядом. Он гордо восседал за рулем спортивного велосипеда фирмы «Харлей». Он всегда любил эту надежную и красивую машину. С любовью проводил по хромированному рулю, по свежей, несмотря на довольно солидный возраст велосипеда, краске. Алабама пригнулся и заложил такой крутой вираж, что казалось, еще немного, и расплавленный жарой газон обожжет его пальцы. На ветру гордо развевалась прославленная бородка-эспаньолка Алабамы, как бы оправдывая его претензию на звание самого быстрого ездока в округе. Алабама обернулся назад к своему спутнику:

— Эй, Кинг, а ведь мы могли бы сейчас сидеть на вечеринке у Латхама и попивать пиво, развалясь на каком-нибудь мягком канапе, а?

Спутник Алабамы выглядел внушительно. Глядя на него, на ум приходил единственный эпитет, точно отражающий картину — гора мускулов. Впечатление было таким, словно ожил знаменитый анатомический рисунок Леонардо да Винчи. В медицинском колледже он мог бы служить наглядным пособием. А Кинг к тому же знал свои мышцы наперечет и мог правильно их все назвать. Он наклонился вперед и прокричал в ухо Алабаме:

— Что из себя представляет этот Латхам?

Кинг был помощником и другом Алабамы и был единственным человеком, которому знаменитый фотограф дозволял чуть короче произносить свое имя — с тремя «а», а не с четырьмя — «Алабам».

— Он просто засранец.

— Богатый засранец.

— Да, вонючий и богатый засранец.

Далее двое друзей продолжили свой путь в молчании, поскольку продолжать дискуссию во время подъема в гору на горячем ветру было довольно трудно. Они проезжали поворот за поворотом, и во время очередного виража Алабама припомнил, когда он впервые встретился с Латхамом. Тогда он жил в Париже у своих друзей Джульетты и Мэна Рэй в их маленькой квартирке на Монпарнасе. Алабама тогда только решил освоить новое направление своего творчества — фотопортреты и немного отдохнуть от фотопейзажей. Тогда же в Париже появился и Дик Латхам. Как и все богатые американские плэйбои, он целовал красивых девушек, заставляя сильно биться их маленькие сердечки, затем бросал их, разбивая хрупкие надежды парижанок на семейное счастье. Для Алабамы в тот период его творчества американский бонвиван Латхам представлял настоящий интерес как объект для фотоисследования. И он запечатлел американца, но так, как он видел его, и, вполне возможно, таким, каким Дик Латхам, в действительности и был. Алабама подметил его стремление выдать себя за нечто большее, чем он был. Трудно, даже после стольких лет, объяснить как и почему они невзлюбили друг друга с первого взгляда. Как бы там ни было, Алабама отснял американца и напечатал его снимки. Когда же герой фотопортрета увидел себя в исполнении Бена Алабамы, то в ярости разорвал фотографии и не пожелал ничего за них платить. Случись подобное в обычное время, Алабама не стал бы и обращать внимания на это, в крайнем случае — послал бы куда-нибудь подальше. Алабама не позволил бы себе унизиться до просьб. Но вся беда заключалась в том, что как раз тогда Алабама был крайне стеснен в средствах и уже успел до этого занять у своего друга Мэна Рэя сотню долларов и истратить их. Кроме того, он потратился на проявление пленки и печатание снимков. Наступило время возвращать друзьям долги, и Алабама, наступив себе на горло, вновь на правился к Дику Латхаму и снова попросил его оплатить расходы. Но высокомерный выскочка, плэйбой грубо отверг его вежливую просьбу, да еще и посмеялся над ним. Двадцать пять лет минуло с той поры, но память об этом унижении порой возвращалась к Алабаме, и тогда он терял над собой контроль. Так отнестись к его тонкой художественной работе само по себе было оскорблением. А заставить его унизиться до просьбы, почти до мольбы, а потом отказать — хуже этого на свете для Алабамы ничего не было. Подобное унижение невозможно ни забыть, ни простить.

Алабама тогда взял реванш по-своему. Как-то Латхам познакомился с одной нз наиболее эффектных моделей Алабамы — с длинноногой Евой Вентура и успел в нее влюбиться без памяти. Ева прослышала о непростых отношениях Латхама с ее другом Алабамой и решила помочь им разобраться в ситуации. Спеша к Латхаму, она бурей влетела в номер в самый разгар любовной сцены Дика с одной из прежних возлюбленных. Будучи девушкой с сильным характером и железной волей, Ева ни секунды не колебалась. Измена вкупе с жестоким поведением в отношении Алабамы решили дело. Она исчезла. Латхам искал ее всюду, нанимал частных детективов, помещал объявления в газетах, даже готов был пойти к своему недругу Алабаме — только бы узнать, где Ева Вентура. Но все было напрасно. Ева бесследно исчезла. В конце концов Латхам прекратил поиски и возвратился в Америку подавленный и несчастный, с разбитым сердцем.

Алабама не видел его с тех пор, однако много слышал о нем и старался держать его в поле зрения. Из молодого повесы Дик Латхам превратился в матерого промышленника Ричарда Латхама. Недавно он объявился в Малибу и вознамерился оттяпать у Алабамы приличный кусок его любимых гор. Более того, Латхам пытается заманить его на главную роль в своем спектакле — роль друга Латхама, стоящего во главе сил защитников природы округа Малибу. Ради этого он буквально осаждал его телефонными звонками, приглашая стать гостем его праздника. Но Париж не забыт! Сейчас ему все воздастся сторицей. Однажды Латхам не оплатил счет в какую-то сотню долларов. Теперь речь пойдет уже о миллионах!

— Эй, коктейли, холодное пиво! Вы ждете меня? — прокричал на ветру Алабама.

— Только не перебарщивай, а то ты заказываешь двойной коктейль, а в итоге получается, что он тройной! — крикнул в ответ Кинг, и Алабама, широко улыбаясь, подтвердил эту истину.

Алабама был доволен своей жизнью и не скрывал того. Ему. было уже шестьдесят, но сейчас ему все казалось таким простым и приятным, что сердце радовалось. В его жизни было место велосипедам, пиву, любимой работе, а теперь еще и горам — его последней страсти. За десять лет Алабама не сделал ни одного снимка. Но об этом никто не знал — он тщательно хранил свои тайны. За тридцать лет, отданных фотографии, Алабама наделал столько фотографий дикой природы, которую очень любил, что ему хватило запасов на много лет. Он продал лишь малую толику этого несметного богатства, но и этой малости было вполне достаточно для того, чтобы прожить безбедно и поддержать репутацию фотографа экстра-класса. Когда Алабаме требовались деньги, чтобы покрыть расходы в бесконечных и бесчисленных войнах в защиту природы, он просто запускал руку в свой орхив и вытаскивал пятьдесят-шестьдесят негативов, которые Кинг превращал в великолепные отпечатки. Восход солнца в 1960 году выглядел точно так же, как восход солнца, но уже в нынешнем году. А если на отпечатке еще стоял и автограф Бена Алабамы, то этот снимок смело можно было использовать в любой день недели в любом году. Критики иногда обнаруживали следы его творчества и разных журналах типа «Арт-форум». Читая их глубокомысленные рассуждения о новых тенденциях в своем, творчестве, Алабама хохотал до слез и колик в животе.

Закладывая новый вираж, Алабама припомнил и другое. Он вспомнил день, когда его посетила знаменательная мысль. Где-то он прочитал, что в мире есть фотографы, которые считают себя больше чем просто фотографами. Тогда эта мысль поразила его. Он вдруг понял, что все, что он делал до этого, было лишь фиксацией, отражение красоты в наиболее доступной и привлекательной форме Но он знал и другое: дикая природа, последний источник подлинной красоты, истощалась. Ее безжалостно уничтожали люди, не признающие ничего, кроме прибыли. настоящие художники-ценители красоты, к коим Алабам себя причислял, должны были сделать больше, чем регистрировать на пленке исчезающую прелесть мира, И с этого момента, десять лет назад, Алабама не сделал боль-ше ни одного снимка. Зато он стал покровителем каждой букашки, каждой зверушки или птички, живущих в его любимых горах Санта-Моника. Это стало главным смыслом его жизни. Но было и еще кое-что, что также было мило его сердцу.

Сейчас был уик-энд. В графстве Лос-Анджелес жара превысила среднестатистический уровень, и Алабама точно знал, что он будет делать в этот жаркий летний день. Он собирался появиться в своем Рок-Хаусе на тусовке с любителями велосипедной езды. Он предвкушал, как будет попивать с ними холодное пиво, закусывая его «чили» в прожаренном солнцем каньоне Малибу. «Харлей» с двумя седоками одолел очередной вираж, и перед взором Алабамы и Кинга предстала замечательная картина. Примерно двести велосипедов выстроились вдоль разделительной линии по одну сторону шоссе и около сотни — по другую. Солнце отражалось в хромированных деталях велосипедов, заполняя все вокруг сиянием. Справа чуть поодаль от дороги, стояли несколько деревянных построек, образующих дворик, в центре которого ролос громадное дерево сикомор. Алабама подкатил поближе Вокруг дерева колебалось черное море велосипедных кожаных курток. Сами же велосипедисты роились, слов мухи, вокруг мночисленных столов. Жестикулируя, споря между собой, веселясь, они лихо опустошали пивные банки. При всем кажущемся внешнем беспорядке и хаосе было одно обстоятельство, которое невозможно было не заметить: на площадке было абсолютно чисто! Никто не сорил, на земле не было ни окурков, ни пустых пивных банок или баночек из-под соуса… Все это прямиком летелои три больших контейнера, установленных в наиболее людных частях площадки. Толпа, завидев приближающегося Алабаму, восторженно загудела.

— Уаа! Мужик приехал! Привет хозяину гор — Алабаме! — отовсюду слышались приветственные возгласы.

Алабама воздел руки в ответном приветствии и, правя только ногами, лихо подрулил прямо ко входу в ресторан. Албма оставил «Харлей» прямо под знаком «Парковка запрещена». Это был его стиль с тех пор, когда Алабама унидел как-то в Детройте, что глава «Дженерал моторе» сделал так же. Если это может сделать кто-то, то почему нельзя Алабаме?

— Ну вот, Кинг, мы и добрались. Я пойду выпью Дос-кио, а ты что хочешь? Пойдешь и подкрепишься? Я слышал, что у вас в почете велобургер?

Произнеся такую тираду, Алабама ввалился в ресторан, Книг направился в соседний зал, где продавали холодное пиво.

При виде Алабамы посетители разразились приветственными воплями. Здесь все его знали и любили. Это был его мир, и он был одним из них. Скоро прерванное появлением Алабамы веселье продолжилось с новой силой. Любители велосипедной езды и холодного пива продолжили хвастаться, поддразнивать и подзуживать друг друга. За одним из столов Алабама заметил Мика Рурка в окружении незнакомцев, с которыми знаменитый актер держал себя на равных. Гари Баси, Лиф Гаррет и Юстин Чэмэн в едином порыве выдохнули «привет» в его честь и запили вином. Все здесь было как всегда. Трудно было поверить, что все это находилось в каких-то тридцати километрах от Лос-Анджелеса. Частенько этот ресторанчик арендовали для съемок или всевозможных юбилеев. Но всё же большинство приезжало сюда для того, чтобы насладиться солнцем и обществом людей, которые жили и любили друг друга.

Едва Алабама потянулся за меню, как к нему подскочил некто с «Никоном» на шее.

— Привет, Алабама! Я слышал, ты мастер делать хорошие снимки. Взгляни-ка на мой аппарат! Какой объектив! Нравится? — спросил он, любовно поглаживая корпус аппарата.

— Выброси его к чертовой матери! Попробуй на все мотреть своими собственными глазами, а не через объектив, — ответил Алабама очень вежливым тоном.

— Алабама, но я же серьезно говорю!

— Я тоже совершенно серьезно отвечаю. Поснимай с мое — и разучишься вообще видеть, что вокруг тебя. Это стало бедой нынешних японцев. Живую природу они не замечают, просто не умеют заметить, если вернее. Восхищаются лишь той, что видят в фотоальбоме.

На столе появился жирненький сандвич-чизбургер, который здесь именовался «велобургер». Затем последовал знаменитый «чили», в состав которого входили лук, сыр, перец. Алабама сгрёб все это к себе.

— Но я действительно хочу заняться серьезным искусством, Алабама, — не отставал незнакомец. Но все, что он подразумевал под занятием серьезным искусством, означало лишь возможность зарабатывать столько же, сколько знаменитый Алабама.

— Искусство, говоришь, — улыбаясь, произнес Алабама, с вожделением взирая на стоявший перед ним велобургер. — Нет, только Господь Бог может стать настоящим художником. Не думаю, что человек когда нибудь сможет сравниться с ним в мастерстве. Парень, оглянись вокруг. Жизнь Так прекрасна! Сделай-ка лучше вот что. Продай свой «Никон» и пришли деньги мне. А уж я отсниму такую прекрасную натуру, что дух захватит.

Алабама похлопал незнакомца по плечу, как бы желая сказать, что ничего против него лично не имеет. Затем встал и стал пробираться в закуток сада, где его уже ожидал Кинг, специально притащивший туда скамеечку. Алабама пробрался сквозь группу велосипедистов и грузно плюхнулся на скамейку, жадно схватил банку пива, которую протянул ему Кинг, и откупорил ее.

— Отличный денек, — пробормотал он в промежутке, между глотками и не скрывая своего удовольствия от холодного пива. Вновь он вознес благодарственную молитву Всевышнему за то, что не сидит сейчас в душном проклятом городе на вечеринке у этого засранца Латхама.

— Господи! Алабама, ты только взгляни туда! — вдруг воскликнул Кинг.

Алабама посмотрел, куда указывал его спутник. Солнце жарко грело, но это был вовсе не полуденный мираж. Посреди площадки стоял гротескный образчик человеческой породы — с неимоверной задницей, с крепкими выпирающими ляжками и буграми мускулов на плечах и руках. Он был весь покрыт татуировкой с нацистской символикой. Алабама разглядел немыслимые комбинации из скрещенных костей, черепов и свастик. Неизвестный был полуобнажен, и на спине — жирными буквами была татуированная надпись-предупреждение: «Я белый сверхчеловек! Берегись!» На незнакомце была кепка с большим козырьком и Черные пластиковые очки. С пояса свешивалась пара наручников, с другого бока — широченный нож типа «Данди-крокодил». Наряд дополняли позванивающие серебряные шпоры на черных кожаных ботинках. В правой руке была банка, пива «Будвейзер», в левой — чудовищных размеров кружка. Незнакомец представлял собой настолько колоритную картину, что Алабама с трудом заметил рядом с ним еще одну фигуру. Это была тщедушная крашеная блондинка. Она почти хорошо выглядела в живописных обносках и джинсовом жакете. Вся манера ее поведения однозначно говорила, что она принадлежала этому, судя по татуировке, страшному человеку. Было совершенно ясно, что этот бычок всячески стремился усилить драматический эффект своего появления среди велосипедистов.

— Эй, вы, недоноски! Налейте мне! — заорал незнакомец.

Местные любители велосипедных прогулок переглянулись. Над площадкой повисла напряженная тишина. Человек-гора был тяжелым случаем. Бывалые велосипедисты распознали все симптомы надвигающегося конфликта. Этот бычок был странствующим типом в поисках острых ощущений. Судя по всему, он всегда и везде привык быть первым. Алабама перехватил один-два тревожных взгляда пивных завсегдатаев.

Тощая безгрудая блондинка с выражением полной и безоговорочной покорности наполнила ему безразмерную кружку пивом. Незнакомец подбросил пустую банку высоко в воздух. Кувыркаясь, она блеснула в лучах солнца и упала на площадку. С грохотом покатилась по ней в абсолютной тишине и остановилась рядом с Алабамой. Затем человек-гора поднял кружку ко рту и одним чудовищным глотком заглотнул пиво.

Алабама подался чуть вперед, наклонился, поднял пустую пивную банку и молча бросил ее в ближайший мусорный контейнер. Затем также молча вернулся на свое мссто. Ничто не нарушало звенящую тишину.

Незнакомец, несомненно, понимал всю сложность сложившегося положения. Он обвел всех пристальным взглядом и остановил его на Алабаме. Теперь он точно знал, что будет делать. Хищная жестокая улыбка искривила его губы. Старая калоша на скамеечке был тем самым безумцем, что осмелился принять его вызов, подняв перчатку в виде пивной банки. Так он, видно, был одним из поборников защиты природы, что собрались сегодня здесь. Вокруг него собрались эти сосунки-велосипедисты, как овцы вокруг вожака. Черт, придется возиться с этим стариком. Ему уже явно за пятьдесят, а может, и за шестьдесят. Что, среди этих маменькиных сынков не нашлось никого помоложе? Тоже мне сливки Калифорнии! Сейчас он преподаст им урок мужества. Научит жрать на ужин сырые хвойные иголки!.

Незнакомец подбросил вверх пустую пластиковую кружку. Затем, не отрывая глаз от Алабамы, наступил на нее каблуком и крутанул ногой. Кружка рассыпалась на мелкие кусочки, вызвав громкий емех незнакомца.

— Убери за собой, — негромко произнес Алабама. Ему не было нужды кричать — в абсолютной тишине его слова были хорошо слышны.

В ответ незнакомец гнусно ухмыльнулся. Нагнувшись, он вытащил широкий нож из-за голенища и поиграл им на солнце.

— Можно, конечно, старик. Но я берегу силы — они мне нужны, чтобы вырезать мои инициалы на вашем дереве. — Он кивнул в сторону сикомора.

Алабама снова встал, глубоко вздохнул, вытянул руки вверх, навстречу бездонному голубому небу. Поиграл мускулами и расслабился, словно говоря: что будет, то будет. Его движения стали плавными, но это были движения кобры перед смертельным броском. Незнакомец неотрывно следил, как Алабама подбирается к нему. Перед ним был старик, но очень внушительный и абсолютно спокойный. Совершенно очевидно, что он не боялся этого молодого бычка. А тот глубоко вонзил в ствол сикомора свой нож, оставляя глубокие порезы в коре.

— Не трогай мое дерево, — процедил Алабама.

Они были уже почти рядом, и незнакомец отчетливо видел искорки гнева в глазах старика, видел, как перекатывались его мускулы. Но он снова рассмеялся — ведь у него был нож!

— Я не выполняю ничьих приказаний, тем более чужих дедушек! — прорычал человек-гора.

Алабама общался с ним как если бы с какой-то низшей формой жизни, говоря ему медленно и спокойно. Но его ледяной голос жутко звучал в полуденной жаре.

— Послушай, несмышленыш. Ты тронул мое дерево. Я просил его не трогать. За это я вырежу свои инициалы на твоем детородном органе.

Потребовалось какое-то время, чтобы противник Алабамы осознал, что ему говорят. Затем, очень медленно, до него стал доходить смысл сказанного, и по мере того как он это все понимал, его челюсть начинала отвисать в неподдельном изумлении. Когда же до него наконец дошло, что его вызов принят и его не испугались, он немедленно решил покончить с этим странным стариком. В его мозгу еще не сформировались даже слова ответа на оскорбление, а в руке снова появился нож. Соперников отделяло шагов двадцать, и Кинг с чисто спортивным интересом наблюдал картину. Его сейчас больше занимало, как быстро его друг и наниматель Алабама сможет покрыть это расстояние, За Алабаму он не беспокоился — опыт общения с ним говорил Кингу, что он в состоянии справиться с незнакомцем и постоять за себя. Это же поняли и все собравшиеся. Они с напряженным ожиданием смотрели за развитием событий. И многих занимал вопрос: откуда стало известно незнакомцу об Алабаме и его роли в местной жизни, наконец, о дереве? И откуда он вообще взялся?

— Считай, что ты уже покойничек… — начал было говорить незнакомец, но закончить фразу не успел. Нога Алабамы в ковбойском ботинке молнией мелькнула в воздухе. Мгновенный бросок — каблук врезался в пах сверхчеловека. Раздался глухой удар, и что-то хрустнуло. Незнакомец осел на колени.

— Проклятье… — выдохнул он, и вдруг перед глазами у него заплясали облака, земля завертелась, и он рухнул без сознания.

Алабама отступил, нагнулся и поднял выпавший нож. Подождал, пока поверженный противник придет в себя, и приставил нож к его горлу.

— Ты уронил пластиковую кружку на землю. А это нехорошо, пластмасса не разлагается, — проговорил Алабама почти ласково.

— А-а-а! — раздался вопль незнакомца. Его захлестнула волна боли, накрыла с головой, помутила сознание. Это был крик зверя, а не человека.

Алабама не обратил никакого внимания на этот вопль. Если бы он проиграл молниеносный поединок, противник точно так же не обратил бы на него внимание. Он наклонился прямо к уху незнакомца и тихо произнес:

— Пластик не разлагается, но состоит из длиннющих молекул аминокислот и гидрокарбоната, парень. Ничего не стоит сломать этот пластик, сломать эти длинные цепочки молекул. И я научу тебя, как это сделать. Ешь чашку!

Эта процедура заняла время, но Алабама в конце концов добился желаемого результата. В любом случае сценка получилась впечатляющей. Затем он выпрямился, бросил нож на поднос и вернулся на свое место. Однако настроение его изменилось, и ему больше не хотелось пить пиво. А оставшиеся кусочки пластика уже вполне мог подобрать любой из присутствующих. Алабама позвал Кинга, и через минуту-другую их старый добрый «Харлей» нес на себе бывалого уличного бойца, любителя велосипедных прогулок, поглотителя холодного пива, защитника дикой природы и выдающегося мастера-фотографа по направлению к дому.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Пэт Паркер с ревом пронеслась по бульвару Заходящего Солнца в открытом джипе «Айлендер». Ее роскошные светлые волосы развевались на ветру в типичном калифорнийском стиле, если такой был. Жаркое полуденное солнце обжигало лицо Пэт. Слева, там, где тянулась береговая полоса, в высоком приливе резвились подростки. Пэт крепко вцепилась в руль. Боже! Как же она устала! Она проделала долгий путь из Нью-Йорка! Она выехала из «Большого Яблока» семь часов назад, но ей казалось, что она уже целую вечность провела за рулем. Пэт включила радио, поймала какую-то местную станцию, гоняющую пляжную музыку в стиле «Бич бойз», и подумала о том, что неплохо бы прилепить что-нибудь на нос. У нее уже появились первые признаки грядущего облупления носа. Похоже, что спасти его уже было не суждено. Ладно, в конце концов, солнечный ожог не был самой страшной бедой. Она встряхнула головой, взбодренная солнцем и теплым ветерком. Это было как раз то, что ей нужно. Новизна, вызов судьбе! Полная смена декораций и действующих лиц. Ей захотелось петь во весь голос, она засмеялась этому береговому бризу. Она вспомнила события, предшествующие ее появлению здесь.

Три месяца прошло с тех самых пор, как она услышала от умирающего Роберта Мэплторпа странное и загадочное указание направиться в Малибу и повидать Бена Алабаму. Сначала она начисто отмела его. Что общего у патриарха американской фотографии и рядового фотохроникера ночной жизни Нью-Йорка? Алабама уже при жизни стал легендой. Он был и пейзажистом и портретистом Божьей милостью.

Она страшно гордилась тем, что ей удавалось снимать гомосексуалов в их чертовых норах-убежищах, и умилялась своей храбрости. Он был украшением, главной жемчужиной в журнале «Таймс», в элитарной артистической и художественной галерее на Пятой авеню и других долларовых кормушках. Она же получала пятьсот долларов за материал и появлялась в «Авеню» или «Детайлз», но только в том случае, если ей действительно везло. Было ли это пределом ее стремлений? Да и великие люди прошлого поступали иногда так же, как и она сейчас. Разве Пикассо не ушел к кубизму от «голубого периода» в своем творчестве? А Гоген не стал играть на парижской бирже? А Микеланджело не забросил все дела ради росписи потолка Сикстинской Капеллы? Список громких имен можно продолжать бесконечно, но список тех, кто предпочитал ничего не менять в жизни, был еще больше. Пэт Паркер вовсе не хотела принадлежать ко второй категории, и потрясение, которое она пережила в ресторане « Индокитай», помогло ей решиться и принять импульс, полученный от призрака ее старого друга. Несколько недель она потратила на то, чтобы просмотреть все свои архивы. Наконец она отобрала всего шесть снимков, которые, по ее мнению, могли дать представление о исправлении ее творчества и направилась на почту. С сердцем, ушедшим в пятки от волнения и страха, она отправила их с краткой сопроводительной запиской Бену.

«Дорогой Алабама!

Роберт Мэплторп настоял, чтобы я связалась с Вами. Мне кажется, что те шесть работ, которые я вамотправляю — мои лучшие снимки. Но мне самой кажется, если честно, что они не так уж и хороши. У меня сейчас своего рода профессиональный кризис. Можно мне к Вам приехать? Я могла бы навестить Вас в Малибу».

Ответа она не ждала. Самое большее, на что она смела надеяться — это вежливый отказ от кого-либо из помощников. Но телеграмма, пришедшая из Малибу, была краткой и емкой. «Приезжайте. Алабама». Она поехала.

И вот сейчас она в Малибу. Скоро она воочию увидит полулегендарную личность, приславшую ей пригласительную телеграмму. Ее сердце бешено забилось. Получится ли у нее? В приглашении все вроде, как надо. Но это всего лишь бумага, пусть и приглашение от самого Алабамы. Она твердо знала об этом человеке одно: он был известен как эксцентричная личность. Пэт Паркер успела повидать многих подобных людей, но он был известен как наиболее выдающаяся в этом плане личность. Пэт взглянула на пляж. Океан был голубым. Таким же было небо — в черных точках чаек и лениво летящих пеликанов, промышляющих рыбной ловлей. Справа от нее возвышались скалы со следами бесчисленных оползней, грозивших перерезать дорогу, по которой сейчас ехала Пэт.

Вскоре дорожный указатель сообщил ей, что она находится в заповеднике одного из старейших и богатейших в Америке видов искусств. Пэт въехала в самое чрево старого Малибу, миновала пирс ресторана «Алиса», знаменитый тем, что Арло Готье утверждал там в свое время что каждый волен делать все, что ему вздумается. Затем она проехала мимо ворот в Колонию Малибу, где жили кинозвезды, мимо Рынка Хьюго, мимо новомодной архитектуры испанской миссии, миновала аккуратные корпуса университета Пеппердин, недавно прославившегося тем, что вознамерился произвести переворот в умах обитателей Малибу, до сих пор занятых лишь уходом за своим здоровьем и телом.

Пэт приблизительно представляла себе, где она находится. Кто-то, назвавшийся Кингом, сообщил ей, что надо свернуть вправо с Тихоокеанского Берегового шоссе. Она так и сделала и теперь прямиком карабкалась на своей машине в горы. Она видела их выраставшие до небес, неприступные, серые бастионы, массивные, могучие и таинственные горы. Алабама жил где-то там, в глубине холмов Малибу, которые иначе еще назывались горы Санта-Моника. Поговаривали, что Бен Алабама вел себя так, словно все эти горы принадлежали только ему одному. Пэт перевела дух. Все, с кем она говорила об Алабаме, сходились в одном. Алабаме можно было либо понравиться с первого взгляда, либо нет. Он не признавал полутонов. Вы были либо его друг, либо враг. Он не умел быть нейтральным. Поэтому Пэт на всякий случай не взяла с собой много вещей. Если дела пойдут не лучшим образом, она проста уедет. В кармане ее джинсовой куртки фирмы «Левис» лежал обратный билет.

Окружающий вид потихоньку менялся. Скоростное шоссе теперь проходило вблизи маленьких опрятных магазинчиков, интимных ресторанчиков, кирпичных построек, кортов, дорожек для прогулок. Это было проявление парадной стороны цивилизации Малибу. С другой, прямо из ниоткуда возникали камикадзе на своих машинах и мотоциклах, стремящиеся опередить саму смерть или по крайней мере храбро устремиться ей навстречу. Пэт со страхом смотрела на этих подростков и их подружек, каждый раз с ужасом ожидая столкновения. Однако эти цветы калифорнийской земли в последний момент всегда находили для себя спасительную щель. Пэт проносилась мимо благообразных домов голливудских агентов знаменитых кинозвезд. Мимо туристов, глазеющих по сторонам, выискивающих, где же живет та самая слава, которая, как говорят, водится в Малибу. Пэт проехала мимо велосипедистов, ей даже показалось, что в одном из них она узнала Питера Фонду. Поддавшись местной манере езды, Пэт резко свернула в правый ряд, игнорируя негодующие гудки клаксонов автомобилей позади нее.

В Нью-Йорке спасаться бегством было не так уж и зазорно, это была нормальная реакция на преступность, на колебания температуры, на шум. А что было принято здесь? Замыкаться в себе, в своему внутреннем мирке? Найти забвение в лекарствах? Может быть, ей удастся найти ответ на этот вопрос.

Думая таким образом, Пэт продолжала свой путь на вершину горы. С каждым поворотом ее машина медленно вползала все выше и выше, заставляя восторженно биться ее сердце, когда она бросала взор вниз с высоты птичьего полета. Выше нее, казалось, уже были только ястребы, кружащиеся в теплых восходящих воздушных потоках в каньоне. Они плавно покачивались в воздухе, выискивая неосторожную мышь или иную живность. Все вокруг было покрыто яркой и цветущей растительностью. В этих горах было изобилие горчицы, дикого табака, воздух был пропитан запахом пурпурного и белого жасмина. Словом, перед ней предстала удивительная по красоте картина дикой природы, подчеркнутая суровостью скал. Жизнь здесь била ключом. Резкий крик соек предвещал их мгновенное появление, а затем они так же быстро исчезали в листве. Она с удовольствием слушала драчливую перебранку черно-белых ворон и сорок, оспаривающих друг у друга право владения телефонными столбами. Движение в кустах напомнило о существовании доселе неизвестных ей зверей — койота, оленя и американской рыси. Вокруг нее царила дикая природа, и Пэт Паркер, которая никогда не была к ней равнодушна, почувствовала умиротворение. Это было как раз то, что ей нужно! Именно здесь, в горах Алабамы, она будет снимать то, что на самом деле достойно запечатления. В этом Пэт была сейчас полностью убеждена. Все, что было раньше, теперь казалось несущественным и мелким, репетицией перед настоящей работой. Пэт оттачивала свое мастерство фотографа в зловонных ночных клоаках Нью-Йорка. Да, все так, у нее был опыт и мастерство. Но все это уже представлялось ей сейчас совершенно ненужным. Здесь нужно было уметь другое — увидеть всю красоту, которую Господь Бог создал и позволил человеку увидеть.

Невольно она притормозила. Свернула на обочину, остановила джип, выключила зажигание и окунулась в обволакивающую тишину. Вылезла из машины, порылась в багаже и вытащила свой «Никон», примеряя к нему двадцатидевятимиллиметровый объектив. Далеко внизу лежал голубой ковер океана, кое-где покрытый черными точками любителей серфинга, хорошо видимыми с высоты на фоне белых барашков волн. Стены каньона обрамляли, панораму с одной стороны темно-серыми скалами, с другой — темно-коричневыми. Птицы, казалось, добрались до самого неба и не летали, а ходили по прозрачному потолку небес. Пэт поставила на автовзвод камеру, предварительно установив выдержку в сто двадцать пять и диафрагму одиннадцать. Показатель освещенности был у нее в голове, а ясность и легкость бытия — в душе. Она с волнением приготовилась — это будет первая фотография в ее новой жизни.

И вот тут она заметила какое-то движение. Ниже нее, в густых зарослях в тени гигантского дуба, таился кто-то, несомненно, кто-то был очень большим, страшно большим для Пэт Паркер, оказавшейся одинокой на этой пустынной дороге. Красота обернулась совсем неожиданной стороной и наполнила ее сердце страхом. Сразу она вдруг осознала, что всего лишь одинокий и беззащитный путник в этих суровых горах. Городские улицы, со всеми их порой таящими смертельную угрозу неожиданностями, были все же ближе и понятны Пэт — она там родилась, выросла и все, знала. Здесь же, в горах, все было для нее новым и незнакомым. Пэт опустила камеру, оглянулась через плечо на свой джип, стоявший поодаль. Она вся сжалась в испуге, ноги ее, казалось, уже сами готовы были пуститься в бегство, не дожидаясь команды. Что за звери водились тут? А что за люди? Загорелые горцы, непредсказуемые в своих поступках и привыкшие жить по своим законам в этом забытом Богом и людьми крае? Или гнусный тип людей, которые искренне позабавлялись бы, напугав до полусмерти этого длинноногого фотографа из Нью-Йорка?

Голос, который раздался из-за густых веток, был не страшным, а пожалуй, циничным:

— Ну, что же, неплохая идея. Пожалуй, этот вид подойдет для оформления шоколадных коробок или почтовых открыток. Ветки раздались, и обладатель противного голоса, вылез наружу. У него было насмешливое лицо, которое бороздили морщины сложившиеся в покровительственной улыбке. Небольшая козлиная бородка смешно задралась вверх. В ответ блеснула вспышка ее «Никона» и раздался щелчок затвора аппарата.

— Так, теперь у меня есть собственный садовый гном, — произнесла она с таким же сарказмом в голосе.

Незнакомец замер в изумлении. Еще никто и никогда не называл Алабаму «садовым гномом»! Из всего того, кем бы он не хотел быть, «садовый гном» стоял на первом месте. В Рок-Хаусе неосторожные любители велосипедных прогулок, бывало, называли его грубияном. Наказание следовало незамедлительно и требовалось какое-то время, чтобы все последствия исчезли с лиц неосторожных обидчиков Алабамы. Но все они были мужчинами. Теперь же перед ним стояла женщина. К тому же очень хорошенькая, очень драчливая и очень остроумная. Алабама вдруг с изумлением обнаружил, что вовсе не сердится на эту занозу. Пока же он продолжал продираться сквозь заросли, а Пэт обнаружила, что она поторопилась назвать его «садовым гномом». Правильнее было бы сказать, что она «сняла» глыбу камня или сухопутного кита — все это пришло в голову, когда Алабама наконец полностью вытащил свое мощное и большое тело из кустов. И пожалуй, его настоящим призванием было уничтожение фотографов, подумала Пэт.

Пэт сделала шаг назад. Он шагнул вперед. Ее надменная улыбочка испарилась, когда она осознала, что происходит, и чем все может закончиться.

— Садовый гном, говоришь? — пророкотал он с нотками настоящего веселья в голосе.

— Ну, вы так выглядели, когда я увидела вас в зелени… Я думала… Я хотела… Я хочу… Я не хочу… — бормотала Пэт, как вдруг поняла, что он вовсе не сердится на нее, напротив, искорки смеха в его голосе и глазах говорили о том, что он даже доволен.

Она мгновенно прекратила тщетные попытки оправдаться. Но Пэт можно было понять — ведь не каждый день происходят такие встречи с незнакомцами, особенно в диких горах Санта-Моника…

— Ладно, положим, что так. Но оттуда, где вы стоите, фотография получится отменно скучная, — произнес Алабама.

— Оттуда не значит отсюда. И это урок номер один по фотографии, — резко ответила Пэт.

По-своему она была права. Порой играли роль миллиметры — снимок мог получиться удачным, а могло не хватить и одного микрона.

— Да ну, в самом деле? — поддразнивал Алабама, продолжая надвигаться на Пэт. Она, пятясь, выставила вперед подбородок.

— Так, — протянул величайший из фотографов мира. — А что говорится во втором уроке?

— Никогда не критикуй работу другого, если сам не имеешь о ней ни малейшего представления! — звонко выкрикнула Пэт.

Алабама широко улыбнулся — она снова рассердилась! Глаза ее горели гневом, слова просто пригвождали к земле. Да и она — дар Божий и кое-что смыслит в искусстве фотографии, к тому же он был в восторге от того, как она сердится. А если попробовать ее еще раскрутить? Она назвала его «садовым гномом». В самом деле!

— Ха! Работа! Если это работа, то работа сопляка! — проревел Алабама.

— Не будьте таким отвратительным, — сказала Пэт и постаралась придать своему голосу всю холодность, на какую была способна.

Хмм… Противный садовый гном? Это было впервые. Доселе такое в жизни Алабамы не встречалось. Он почти добрался до нее, оттеснив к обочине, задыхаясь от того, что пришлось взбираться в гору.

Тут, рядом, она выглядела гораздо привлекательнее, чем когда он разглядывал ее из-под горы. Ее глаза влекли к себе. Бездонная голубизна подчеркивала правильный разрез глаз. Дерзкий рот охранял белоснежный частокол ровных зубов. А все ее тело казалось ему. изготовленным к бою грозным оружием. Ее летняя блузка не могла скрыть ложбинку между грудями. Потрясающие ноги увенчивал плоский живот балетной танцовщицы. Алабаме пора было заняться либо делом, либо обнять и поцеловать ее.

— Послушай, не сердись! Я пошутил. Так ты фотограф? — произнес Алабама и протянул свою руку.

Она не приняла ее.

— Да, я фотограф, — огрызнулась Пэт.

— Ну в таком случае, может быть, приходилось обо мне слышать. Меня зовут Алабамой.

— Зовут Алабамой, — повторила едва слышно Пэт.

Тут, поддаваясь ей, самое время произойти какому-нибудь землетрясению, или наводнению, или еще чему-то подобному. Она уже готова была провалиться сквозь землю в любом случае.

Алабама? Алабама! Противный «садовый гном»! Алабама, которому она дала уроки номер один и два по фотографии! Прежде она видела его лицо в газетах, но только теперь она его узнала. Что-либо исправлять было уже поздно. Она никак не могла представить, что познакомится с ним, когда он будет продираться через кусты в диких безлюдных горах.

У нее закружилась голова.

— Послушайте, я очень сожалею…

Алабама отмел ее бессвязное бормотание жестом, каким отгоняют муху.

— Ну а кто вы? — спросил он ее.

— Я — Пэт Паркер, которая к вам должна приехать и познакомиться. — Ее голос звенел от напряжения. Ей казалось, что все пропало. Секунду Алабама смотрел на нее, не двигаясь. Затем его рука с громким звуком шлепнула по бедру, он присел, и из его мощной груди послышались просто громовые раскаты смеха.

— Привет, Пэт. Все очень здорово, а то мне показалось, что я никогда не узнаю, что же в третьем уроке!

Дик Латхам проскользнул в контору отделения студии «Космос» в Нью-Йорке, словно школьник, опаздывающий на собрание. Его застенчивая улыбка убеждала всех и каждого, что он переживает за свое опоздание, за то, что он заставил всех ждать. Он пожал плечами в знак сожаления и пошел мимо кресла председательствующего, прося не обращать на него внимание и продолжать заседание. Кто-то вскочил, чтобы придвинуть ему кресло, но, встретившись с выражением глаз Латхама, плюхнулся назад. Но нет, нет, он еще никого не собирался вышвыривать на улицу. Он просто сам удобно уселся и позволил этим славным ребятам самим выбрать себе судьбу.

Однако коммерческий директор, временно исполняющий свои обязанности в студии «Космос», потерял самообладание. Его речь, прежде гладкая и уверенная, стала сбивчивой, полной неоконченных мыслей и странных, порой загадочных недомолвок. Он вытер пот, выступивший из-под его крахмального воротничка роскошной рубашки, а в мозгу безостановочно звучали слова, услышанные им где-то в телепередаче: «Не позволяйте никому видеть, что вы потеете — это значит, что вы не владеете собой». Здесь, в главной конторе киностудии «Космос», под полным светом юпитеров коварного Джона Саладина, он потел, капли пота срывались с него, как роса в Туманных Горах.

— Как я уже говорил… многократно повторяю… многократно повторял… при смене хозяина страдает репутация… надо пройти через это, сохраняя… Я думаю, что новое руководство захочет поменять направление деятельности студии…

Он в отчаянии уставился на необъятный стол, словно матовый блеск полировки мог помочь ему разглядеть путь, как выбраться из словесного болота, куда он сам себя загнал.

«Многократно» — было тем словом, которое он вообще избегал употреблять. Сегодня же оно просто прилипло к языку и никак не хотело исчезнуть, кануть в словарное небытие. Да, почему все же многократно? И что он сам имел в виду под «новым руководством»? Он был представителем старого руководства! И за столом сидело все старое руководство. Но, очевидно, сработала мысль о том, что когда-нибудь, возможно, такое приключится, и действительно появится новое руководство. Эта же мысль витала над столом, окатывая страхом всех собравшихся.

Дик Латхам улыбнулся, откинулся назад в своем кресле, и его ухоженные, наманикюренные ногти выстучали дробь по полированной поверхности длинного стола. Он посмотрел на полотна Тициана, затем полюбовался Рембрандтом. Только после этого взглянул на искаженные страхом за свое будущее лица руководства студии «Космос». Они, поймав его улыбку, попытались улыбнуться в ответ. Боже! Как они пытались это сделать! Сколько героических усилий было затрачено на это! Напрасно. Страх перекосил их улыбающиеся губы, превратив все в какую-то гротескную гримасу. В глазах тщетно пыталась утвердиться уверенность в себе и своих силах. Это было похоже на то, как если бы палач из прихоти попытался заставить улыбнуться жертву под уже занесенным топором. Дик просто поразился: в чем душа-то их держится?! Он не спеша наклонился вперед и потянулся к чашке кофе. Нет, не так, он только подумал это сделать, а все уже было приготовлено неизвестно откуда материализовавшимся официантом. Дик с трудом убедил себя, что все происходит в действительности.

— Что это такое? — спросил Дик Латхам. Исполняющий обязанности коммерческого директора студии «Космос» перевел дух. Наконец хоть кто-то что-либо произнес. На пару секунд он мог расслабиться. Господина Латхама интересовала марка кофе.

— Он из Кенни, сэр. Из Рифтовой Долины. Так сказал мистер Кент. Вам налить?

Латхам кивнул, и напиток с бульканьем полился из серебряного кувшина в фарфоровую чашку. Сделав рукой движение, примерно обозначавшее: «Не обращайте внимание, продолжайте», он внимательно изучал руководство студии: грошового агента, бывшего юриста и, наконец, голливудского хлыща, который достался ему в наследство в качестве директора студии. Боже! Ну и фигура! Маленькии, пухленький, во рту дурно пахнущая сигара — прямо ожившая карикатура. Что за сделку он заключил с дьяволом? Что он ему отдал за славу и успех? Талант тут явно был ни при чем, умение внятно говорить — тоже.

— Итак, как мы многократно делали… что-то вроде обозрения… многократно мы будем делать это и дальше…

Неожиданно он плюхнулся в свое кресло, словно его оглушили мешком с песком, и кивнул бородатому человеку в очках, сидящему рядом. Следующий докладчик поднялся, поправил очки, прокашлялся и заговорил тонким высоким голосом. Его глаза замерли, уставившись в папку, лежащую перед ним на столе.

— Как обычно, я разделил наши проекты на те, что наверняка будут закончены, и на те, которые еще находятся в стадии подготовки и уже либо получили какой-то статус, либо чем-то привлекли наше внимание. Я не хотел бы резкого изменения существующего положения вещей… — сказал человек в очках, и в воздухе повисла пауза. Со всех сторон на Латхама смотрели выжидающие глаза; в своей деятельности миллионер занимался журналами и издательством. Что может он понимать в киноделе? И поймет ли? Заведующий производственным отделом продолжал монотонно бубнить:

— Но я хотел бы упомянуть и то, что, согласно маркетинговому тесту, положение фильма «Пожар дома» обнадеживающее. Они дают шестьдесят пять пунктов на предварительных просмотрах, а это огромный показатель. И мы надеемся на лучшее в День поминовения.

— А на скольких экранах? — неожиданно спросил Латхам. Он уже не улыбался, а его глаза сузились в щелку. Все присутствовавшие напряглись — вопрос был по существу. А новый владелец студии снова проявил небывалый интерес к отделке потолка, затем тщательно изучил свои ногти, затем успел запомнить на всю жизнь узор китайской обивки мебели.

— Тысяча, я полагаю, — наконец выдавил из себя заведующий производственным отделом совершенно подавленным голосом. — Мы планировали медленный, постепенный рост.

— Бюджет! — рявкнул Латхам.

О, Боже! Он таки добрался. Он все знал и обо всем, и обо всех!

Земля стала уходить из-под ног заведующего производством, но он сделал еще попытку оттянуть неизбежное.

— Пассив или актив?

— И то и другое! — леденящим душу тоном произнес Латхам.

— Тридцать пять на сорок, — еще выдохнул перепуганный насмерть человек.

Все было крайне плохо. Картина стоимостью в сорок миллионов долларов плюс еще пять миллионов расходов на актеров не имела права идти только на тысяче экранах. Надо было по крайней мере две тысячи кинотеатров. Да, только так. Если всего тысяча прокатных экранов — дело труба.

Собравшиеся снова задумались о своей дальнейшей карьере. Куда им податься, когда все для них кончится? Где еще найдут они такое теплое местечко? Где еще смогут так вольготно жить, любить тех, кого привыкли любить, и быть любимыми сами…

— Итак, проект «Пожар дома» сгорел, — подытожил Латхам. Все идет по-старому, «Космос» так и не избавился от привычки терять деньги.

Никто из них не шевельнулся. Неужели так быстро? Как это пройдет, без шума? Выгонит ли он всех разом? Здесь и прямо сейчас? Или же оставит нескольких для того, чтобы убрать помещение и развесить приветственные плакатики в честь будущих преемников?..

— Но так уж случилось, что для меня это не большая потеря. С этой минуты студия «Космос» перестает заниматься производством фильмов, — сообщил собравшимся Дик Латхам.

Что? Ладно, с ними покончили, но при чем здесь студия? Того, что произошло, не бывает. Это все им снится. Студии продают точно так же, как банки с сардинами Но их не открывают и не закрывают. Меняются характеры киногероев, но студии продолжают жить! Студии могли принадлежать конгломератам, концернам, производителям сухого молока, на худой конец, сверхбогачам, возомнившим себя гениями кино. Все это уже есть сегодня: рядом уже шныряют пронырливые япошки, скупившие американские предприятия. Завтра наступит еще чей-нибудь черед. В студии можно делать все — можете всех там трахнуть, выгнать, набрать новых, почистить и помыть, но студии нельзя закрывать. Это не по-американски.

А этот чистенький и такой гладкий Латхам посмел нанести сокрушительный удар.

Исполняющий обязанности коммерческого директора все-таки нашел в себе силы, несмотря на реальную угрозу лишиться работы, произнести:

— Вы не можете этого сделать…

— Это как посмотреть. Я думаю, что сейчас вы все убедитесь, что смогу, — прозвучал в тишине твердый голос Латхама. — «Космос», по оценкам графства Лос-Анджелес, стоит около миллиарда долларов. Если бы я решился избавиться от него, продав или закрыв, неважно, как, а потом положил бы деньга под проценты — то это принесло бы мне сотню миллионов в год… а прикиньте среднюю пятилетнюю прибыль, господа! Ну, кто назовет мне сумму?..

Латхам посмотрел на финансиста «Космоса», единственного человека, кто взирал на все с восхищением.

— Двадцать миллионов в год, но, конечно же, все зависит от того, как считать.

— Считать точно, — оборвал его Латхам, — И еще, скажем, проблему следует обозначить вот так: зачем выпускать плохие фильмы, когда можно делать хорошие деньги?

На такой вопрос не было ответа, или если он и был, то никто не решался вслух его произнести. Истина была в том, что для собравшихся выгоднее было выпускать плохие фильмы, чем делать хорошие деньги. Чужой миллиард в банке — это скучно. А миллиард на финансирование ваших затей — самая чудесная реальная фантастика! Это было настолько очевидно для собравшихся, что не вызывало никаких споров.

— Господа! Мне остается только попросить вас всех подать в отставку. Без сомнения, все ранее заключенные контракты будут скурпулезно выполнены до конца.

Дик встал, стряхнул несуществующую пылинку с идеально вычищенного пиджака и послал прощальную улыбку собравшимся.

— Удачи вам, господа! — были последние его слова. Дик мягко прикрыл за собой дубовую дверь, прошел через предбанник. Секретарша, почти хорошенькая, перехватила его у дверей.

— Как вы велели, мистер Хаверс ждет вас в вашем офисе, а потом у вас завтрак с Эммой Гиннес во «Временах года».

— Отлично! — произнес Дик. Он не любил лифты и взбежал по лестнице наверх. Как там в сказке — одним ударом семерых! А он целых двадцать шесть. Всех уволил, наверное, рекорд Гиннеса поставил. Боже! Как ненавидел он любую некомпетентность. Почти так же сильно, как любил груди Эммы Гиннес.

Латхам бурей ворвался в свой кабинет. Хаверс вскочил с дивана и взволнованно спросил:

— Как все прошло?

— Великолепно! Они попытались всучить мне липу насчет нового фильма, пытаясь уверить, что он спасет «Космос». Ты можешь в это поверить?

— Да, — поддакнул Хаверс. — На фильм пришли бы только те, кто не успел попасть на «Индиану Джонса Ш», да и то их было бы не много.

Латхам засмеялся, он любил Хаверса. Ему нравилось, что Хаверс никогда не скрывал и никогда не стыдился своего практицизма и горячей любви к деньгам. Именно по этой причине Хаверс стал человеком номер два в империи Латхама.

— Мне оповестить прессу и телевидение?

— Подожди часок-другой. Я обещал дать время Лиз Смит и ее конторе.

— Кому все это достанется? Фрэду Сэнду? Дугласу?

— Нет, передай все Стивену Шапиро, он — от Стэна Хермана. Предоставь ему двухмесячные льготы и привилегии, а затем открывай доступ для всех.

Латхам заглянул через плечо своего партнера в парк сквозь маленькое окошечко.

— Скажи Стивену, чтобы нашел меня в «Броад-Бич» в конце недели. А сейчас я собираюсь в Малибу.

— У меня готов «Боинг».

— Нет, не беспокойся, я не хочу шокировать. Доберусь при помощи МГМ. Никогда раньше не пользовался услугами этой фирмы, заодно и проверю, все ли так хорошо, как обещают в рекламе. Да, закажи мне комнату, Эмма Гиннес поедет со мной.

Распоряжаясь таким образом, Латхам не видел ничего особенного в том, что он отдает их Хаверсу, словно слуге. В империи Латхама все были лишь слугами, невзирая на громкие должностные титулы.

— Когда мы будем приступать ко второй фазе сделки «Космос»?

Латхам поудобнее устроился в кресле, осмотрел безупречную сорочку, еще раз прошелся придирчивым взглядом по пиджаку, выискивая хоть какой-нибудь намек на пылинку. Затем повернулся во вращающемся кресле направо, потом налево. Осмотрел себя в зеркале под китайской рамой. Да, все выглядит у него хорошо. Даже он сам. Вот только загар стал бледнеть. Ну ничего, к концу недели он исправит это упущение.

— Да, вторая фаза «Космос». Осиное гнездо. — Он поиграл длинными тонкими пальцами, глубоко вздохнул. Да, пожалуй, одеколон «Наваждение» из коллекции Кэлвина Клейна — не лучший выбор. С ним придется расстаться: этот аромат эротичен до болезненности. Надо вернуться к привычному запаху «Ройял яхт» — это, несомненно, будет единственно верным решением.

— Мы уже почти перекрыли Каньон, скупив там земли. Это было нетрудно. Пять миллионов долларов, шестьсот акров. Старый хрыч хотел заложить в контракт кое-какую неизменяемую статью. Но взамен выбил себе только лишних полмиллиона долларов. — Харвес хорошо разбирается в человеческих слабостях и тут он лишний раз убедился в неотразимой силе наличных…

— А рядом уже земля Алабамы… — произнес Латхам с отстраненным, выражением лица.

— Да, интересно, что он сделает, когда узнает, что рядом с ним будет построена киностудия?

Латхам сглотнул, как если бы только сейчас до него дошла вся грандиозность его замыслов. Он собирался построить совершенно новую киностудию «Космос», оснащенную по последнему слову техники, прямо в сердце холмов Малибу. Знаменитая торговая марка «Космоса» — вращающийся земной шар на фоне сверкающей звездами вселенной будет жить и дальше. Он построит студию на земле, купленной за гроши. А почти миллиард долларов, который он выручит за нынешнюю студию «Космос» в графстве Лос-Анджелес, он предоставит правительству Соединенных Штатов в качестве займа. Это будет сделка века! Когда он думал об этом, в нем все пело от восторга.

Одно было ясно как день: когда Бен Алабама узнает, что Дик Латхам собирается так бесцеремонно обойтись с его обожаемой природой, он просто пролетит сквозь крышу от бессильной ярости.


* * *
— Этого не может быть!

— Но было!

— И что, прямо перед всеми?!

— Да, я стояла как раз рядом. Там была и Дженифер, спроси ее!

— Боже мой!.. Я с трудом могу поверить, что такое вообще возможно. Но это круто! Это просто невероятно!

— А он ей и говорит… Я точно не помню его слов, но смысл такой, что она сделала ему самое непрофессиональное предложение и что она нарядилась как драное чучело!

— А что на ней было?

— Ну, этот ужасный тюль, знаешь, как у балетных танцоров; преогромный желтый пояс с бабочками-бантиками и ботинки Алисы в Стране Чудес. Она выглядела как сестра Золушки — толстая и некрасивая. Ну ты же сама знаешь, как кошмарно Эмма одевается!

— А что она сказала?

— Да ничего! Она молча убежала. Этот красавчик просто уничтожил ее. Это было как в кино.

— Я просто не знаю, что делать. Может, спрятаться? Ведь она войдет и поймет, что мы все знаем!

Аманда уже успела им рассказать, что было в Англии, когда она еще работала вместе с Эммой в журнале «Класс». Эмма тогда была непробиваема. Они ничего не могли с ней поделать, а всем известно, как мастерски англичане могут извести человека словечками. Эмма появилась откуда-то с севера из местечка Джойси и сменила свое имя с Дорен на Эмму Гиннес. Она стала брать специальные уроки дикции, чтобы убрать страшный сельский акцент. Аманда рассказывала, что в это время все были безжалостны к ней. Они раскопали, что Эмма пробивала свой путь наверх, начав с работы в каком-то заштатном пригородном журнальчике. И это стало предметом их многолетних шуток в ее адрес. Они звали ее «Сельским развлечелием», по названию журнала.

Саманта Дюпон и Мэри Полк рассмеялись мелким смешком, смешали цветные карандаши, плакатики и транспаранты и пустые кофейные чашки на своих столах. Во время перерыва на обед атмосфера в журнале «Нью селебрити» мгновенно менялась в лучшую сторону. Саманта, возглавлявшая отдел художественной прозы, лично присутствовала на том памятном вечере в театре Джуллиарда, когда их ненавистный босс была буквально размазана и уничтожена молодым актером. И она приберегала самые пикантные подробности на закуску, желая помучить остальных ожиданием. Она продолжала свой рассказ:

— Как бы там ни было, но Эмма терпела все это в течение нескольких лет. Никогда не протестовала, не устраивала истерик, не плакала — просто принимала все унижения и оскорбления и молча проглатывала их. Аманда рассказала, как Виктория Брокэм обычно спрашивала у Эммы, что подумает о той или иной проблеме рабочий класс. Ну, типа: «Как рабочие отреагируют на это, Эмма, ведь вы у нас эксперт в этом. Так как они к этому отнесутся?» Ее коллеги любили выставлять банки с пивом «Гиннес» на видное место и смеялись своей шутке. Они были жестокими, потому что Эмма Гиннес и тогда была такой же, как и сейчас, здесь — неуклюжей, толстой, бесцеремонной и подлой. И вот однажды хозяином журнала стал кто-то другой, и они с удивлением обнаружили, что Эмма Гиннес назначена главным редактором, — сообщила Саманта.

Очарование рассказа поблекло. На всех присутствующих словно набежала тень.

Аманда рассказывала, что Эмма тайком записывала на пленку неодобрительные отзывы Виктории Брокэм о новом хозяине. И дала ему послушать. Виктория посмеивалась над его акцентом или мимикой. Так говорит Аманда А как оказалось, люди в верхах очень чувствительны к такого рода насмешкам.

— И их всех уволили?

— Да, именно так все и было.

Повисла неловкая, напряженная тишина. Прошло уже три недели с того момента, как Дик Латхам нанял Эмму Гиннес для спасения пошатнувшегося журнала, И три недели, как Саманта и Мэри все еще продолжали работать в этом журнале. Но они, конечно, не предполагали проработать здесь до самой пенсии. Они работали в последнем издании журнала, выпускаемого в традиционном стиле. Журнал «Нью селебрити» был зачат, но никто из его работников не мог с уверенностью сказать, что жизнь действительно зародилась в нем. Две подружки попытались воспрянуть духом.

— Так что там с разгромом под Джуллиардом?

— А как звали того парня?

— Тони Валентино Он стоящий парень. В первый раз Эмма проявила настоящий вкус. Он был просто великолепен, но, по правде говоря, я не любительница одних мускулов.

— Боже! Мы должны что-нибудь сделать для него. Я представляю, как он себя чувствовал… Ну, когда речь пошла о женитьбе…

Снова зазвучал смех, но ненадолго.

— Кто и на ком женится? — спросила Эмма Гиннес, входя в комнату.

Подчеркнутая правильность ее произношения звучала даже более зловеще и угрожающе, чем угроза в ее голосе. Эмма остановилась на пороге, глаза осматривали комнату в поисках предательства, инакомыслия или оскорбления величества. Мэри Полк, чья жизнь была в служении моде, дважды поморщилась. В первый раз потому, что внезапно появилась их нелюбимая начальница, над которой они как раз насмехались. А второй раз — при виде одежды, что была на Эмме Гиннес. Ужасная красная юбка в паре с жакетом и такой же шляпой выглядели просто невероятно уродливо в комплекте.

— Э-э-э, я шутила над недавним знакомым Саманты, — наконец нашлась Мэри.

— Да, я согласна, друзья Саманты — это неиссякаемый источник юмора, — согласилась Эмма, проходя вглубь помещения. — Ее заметки и статьи тоже довольно забавны… довольно глупы, да, скорее глупы, чем забавны.

Она бросилась в атаку, ее слова были полны сарказма, цинизма и иронии. Эмма отлично знала, что они за штучки, эти красотки. Она хорошо знала им цену. Они были заокеанскими кузинами тех сволочей, что делали невыносимой ее жизнь, когда она работала в журнале «Класс» в Англии. В своем стремлении выбиться наверх она готова была стерпеть любое унижение, какое только могли выдумать или изобрести британские аристократки. А классовая жестокость была их любимым спортом. Сотни лет подготовки в отражении возможных выскочек из низов были уже заложены в их генах. И они знали, как с хирургической точностью применить то или иное слово, чтобы оно было как можно болезненнее, как использовать наиболее действенным способом самый малый жест, как отравить ядом самую невинную улыбку. По сравнению с Викторией Брокэм и ее соратниками эти американки были начинающими любителями в искусстве уничтожить человека. И это несмотря на то, что они были служащими ее же журнала. И если они собирались делать тоже, что и их британские коллеги, то они будут так же примерно наказаны. Она переняла их навыки, дополнила и улучшила своими методами, и сейчас все американские снобы ждали своей очереди получить заслуженную трепку.

Эмма присела за стол, пальцы запустила в груду хлама, взяла линейку, и посмотрела сквозь прозрачную пластмассу на свет лампы.

— Бог свидетель, я не брала на работу фотографа из Пент-Хауза. И эту девицу, которая выглядит ках шлюха с улицы. В этом есть какая-то традиция, или здесь принято просто снимать сиськи и задницы?

У Мэри Полк отвисла челюсть от неожиданности. С ней никто так не говорил с тех пор, как она вышла из детского возраста. Черт, даже судья не говорил с ней таким тоном, когда она попалась на героине в далекие дни своей молодости. Наверняка страховые фонды были задуманы именно для таких случаев, как этот. А теперь эта английская выскочка имеет наглость заявить ей, что у нее совсем нет вкуса! Нет вкуса! Предки Мэри Полк могли позволить себе не ютиться на «Мзйфлауре» — корабле первых переселенцев, они встречали суденышко в порту. Иисусе, ее семья сохранила классовые традиции. Мэри вспомнила о семейной гордости, ее глаза блеснули патрицианским огнем и она приготовилась к сражению.

— Эти снимки были сделаны Клодом Дэром, а девушка — Сэм Акрефильд. — Она произнесла эти имена таким тоном, словно бы выносила смертный приговор эталону вкуса и красоты Эммы Гиннес.

— Совершенно верно, — произнесла Эмма, едва улыбаясь и развалясь на стуле. — Порнографический фотограф и шлюха. Вопрос заключается в том, что они делают в нашем журнале?

— Послушайте, Эмма! Все пользуются услугами Клода, а он всегда работает с Сэм. Вы должны об этом знать. — Саманта стала волноваться. Она должна была вступиться за своих друзей.

— Все работают с Клодом… Все работают с Клодом… — Эмма тщательно скопировала мимику Мэри и постаралась как можно точнее передать ее манеру говорить. — Конечно, я знаю это. И любой в Западном Хэмп-шире, кто еще не выжил из ума, знает это. Вот в этом-то и заключается вся проблема. Послушай, дорогуша. Совершенно невозможно отличить один выпуск журнала от другого, один фасон повторяется везде. Почему? Да потому, что «все работают с Клодом Дэром» и только круглые идиоты, притворяющиеся, что они работают, или слепцы не могут заметить, что ваш выдающийся фотограф Клод Дэр полностью выдохся, что он импотент в творческом плане. А ваша Сэм Акрефильд просто девушка по вызову.

— Не вижу никакой, связи между их сексуальным поведением и нашим журналом, — высокомерно бросила Мэри Полк.

— Ну так я скажу тебе, законодатель моды, — прошипела Эмма. — Явный секс, — Эмма поиграла интонацией, — остался в моде прошлого года, и я боюсь, что ты тоже, милочка.

Эмма бросила вызов. Прозвучал зов трубы. Эмма была готова к драке. Если эта бостонка двинет хоть одним мускулом — она пропала.

— А кого вы хотите вместо него, Эмма? — едва прошептала Мэри.

— Пэт Паркер, — не теряя ни секунды, выпалила Эмма.

— Пэт Паркер? — переспросили в изумлении обе девушки в унисон.

— Но она же занимается фоторепортажами, — растерянно проговорила Мэри.

— И потом, она специалист по жанровым снимкам, — сказала Саманта. — Я говорю, что она не из известных, но вряд ли подойдет для «Селебрити»…

— Боже! Вы правы. Для «Селебрити» — нет, для «Нью селебрити» — да, — зазвучал триумфально голос Эммы. — Пэт Паркер всегда вовремя. Всегда там, где надо. Мне плевать у кого она причесывается или в каких ваших модных журналах не печатается! Если вы не работаете рискованно, вам не восхитить людей в этом мире. Вот и все. Безопасность пресна и скучна. Попробуйте заострить тематику, и вы увидите, что отбоя от читателей не будет! Но нам надо сначала их расшевелить. Отучите их от безмятежной жизни.

— Отучить их от покоя? Благодарю вас, Эмма. Большое вам спасибо, — слабо пробормотала Мэри, раздавленная критикой.

— Возможно, мы сможем использовать ее для рубрики «Звезды завтрашнего дня». Может быть, ей удастся убедить Тони Валентино переменить свое решение? — предложила Саманта.

Она с улыбкой запустила словесную ракету с ядерной боеголовкой в Эмму Гиннес. Вполне вероятно, что сама Саманта погибнет при взрыве, но надо дать понять этой проклятущей Эмме, что все в журнале знают до мельчайших подробностей историю ее унижения — это оправдывало риск.

У Эммы все поплыло перед глазами. В очередной раз интуиция ее не подвела. Она могла поклясться, что эти вертихвостки обсуждали именно ее, когда она появилась в комнате. И вот сейчас все это стало совершенно ясным. Кровь прихлынула к ее щекам и пошла расходиться по ее лицу, словно круги на воде от брошенного камня. Она сжала кулаки, пульс учащенно забился. Мысленно перед ней предстали все, кто когда-либо ее травил и унижал, она вспомнила лица всех, чьи слова жгли ее мозг, как кислота прожигает ткани. Еще больше она побагровела, когда вспомнила лицо этого парня, полного такого самомнения и самолюбования, который при всех, кто сейчас присутствует, унизил и растоптал ее в грязи. А это было трагедией всей ее жизни. Она всю жизнь стремилась достичь такого положения, где ее никто бы не посмел никоим образом обидеть. Тяжелая работа, самопожертвование, интриги и долгожданная победа, И что потом? Тут же появился новый кретин и испортил, отравил ей существование. Ей, стоящей во главе армии влиятельных людей. И кто? Никому не известный выскочка. Как его там звали? Валентино? Все в ней напряглось, когда она только лишь мысленно произнесла это имя. Глаза сузились, а зрачки впились в девушку, которая посмела дразнить ее.

— А вы знаете… Вы, может быть, знаете, почему я вас пока еще держу на работе? Ну так я вам скажу. Я хочу, чтобы вы выпустили последний выпуск вашего журнала для маразматиков «Селебрити». Зачем? Затем, что следом за этим на полном контрасте выйдет выпуск нового журнала «Нью селебрити». И каждый сможет почувствовать разницу. Вот почему я вас пока еще держу. Я сама никогда бы не смогла изобрести такую чудовищную скуку и серость, что вы успешно взрастили в «Селебрити». У вас двоих к этому есть несомненный талант. Вы можете навести тоску на всю Вселенную! Вы наслаждаетесь банальностями. Когда Господь творил безынициативных людей, он в уме уже держал вас за образец. Сейчас я отбываю во «Времена года» на ланч с Диком Латхамом, а затем отправлюсь на уикэнд в Малибу. И еще я хочу вас предупредить, что собираюсь уволить вас обеих. Вы, козявки, вы меня поняли? — прокричала высоким гневным голосом Эмма.

Долго сдерживаемые слезы наконец прорвались и хлынули потоком по ее щекам. Да, вышвырну их, и все дела! Эти красотки никогда не будут голодать, никогда не будут мерзнуть в холодной комнате с голыми стенами. На лето они отправятся в Хэмптонский курорт, а на зиму куда-нибудь в Англию, где какой-нибудь кретин-издатель предложит им перезимовать под его теплым одеялом в отделе рекламы… Такие никогда не переведутся. Наоборот, они вновь и вновь появляются, пересказывая, как знаменитая Эмма Гиннес, несмотря на свое влияние и славу, была втоптана в грязь в театре Джуллиарда никому неизвестным актером-новичком.

Эмма поспешила к двери, обернулась, и девушки увидели перекошенное яростью лицо их главного редактора.

— Ненавижу вас! Ненавижу вас всех! Придет день, и я вам покажу, как умею ненавидеть! Помянете вы еще меня!


* * *
Тони Валентино нежился в шипящих пузырьках огромной ванны «Джакузи». Закрыв рукой глаза от солнца, он тщетно пытался сохранить печальный настрой. Он хмурился, помотал головой в раздражении, выдал весь репертуар классических жестов горечи и сожаления, но безуспешно. В другой раз этого вполне бы хватило ему для придания мыслям нужного направления. Он считал: разреши телу сделать что-то — и душа последует в том же направлении. Но только не сейчас. Сейчас это было сделать просто невозможно. Малибу был слишком могущественен. Он исподволь проник в него и в подмогу себе вызвал надежного союзника — удовольствие от жизни. Тони повернулся, потоки направляемой, «холодно кипящей» воды обволокли его тело. Он посмотрел сквозь стеклянные борта на побережье. Волны величественно и лениво катились на южное побережье Калифорнии, так же неспешно и с достоинством, как это делали многие века до этого и будут делать после. Пеликаны и чайки ныряли за рыбой. Нырки разгуливали по карамелевому песку. Тони потянулся за стаканом ледяного «Сан Пеллегрино», добавил немного лимона в минеральную воду и стал, подпевать песенке Милли Ванили, которая раздавалась из динамиков аудиосистемы «Сони».

— Рад, что сюда приехал? — Она возвышалась над ним, вся просвечиваемая насквозь солнечными лучами.

Тони уставился на нее, положив руки на борта «Джакузи». Улыбаясь он кивнул, хотя знал, что это всего лишь отсрочка, которая поможет ему притупить боль, которая притихнет, но никогда совсем не уйдет. Малибу действительно излечивало раны. Но от действительности все равно не убежишь. А он и не хотел убегать. Элисон это поняла и благодарно улыбнулась, потому что он не гнал ее. Если знать, что эта богатая девочка никогда и не в чем не нуждалась и не знала отказа, то надо оценить по достоинству ее улыбку.

— Слушай, может, нам чего-нибудь перекусить? Ты не поможешь мне приготовить барбекью? Это ведь по-калифорнийски…

Он не ответил, дотянулся до черных солнечных очков и водрузил их себе на нос, чтобы скрыть выражение своих глаз и чувств.

— Только полезную и здоровую пищу, пожалуйста. Никакой соли. Никакого холестерола. Никаких липопротеинов! — засмеялся Тони, поразившись самому факту, что он еще может смеяться.

— Ты что, думаешь я себе враг? В этом краю зелени, жиры будут ядовитой отравой. Так, у нас есть спаржа, затем куриные грудки и шпинат. На десерт — клубника и ежевика, если угодно.

Смех звучал в ее голосе. Элисон была-по-настоящему счастлива и очень добра, подумал Тони. Она вытащила его из прострации, в которой он пребывал. Постаралась сделать все возможное, чтобы он забыл о своих горестях и печалях. Она, совершенно определенно, любила его, но только непонятно за что. Совершенно непонятно, почему богатая, молодая и красивая аристократка, в доме которой подавали еду на серебре, выбрала в любовники человека, у которого холодные амбиции уже полностью подавили все человеческие чувства. Он был очень груб с ней. Он ее просто использовал, продолжал пользоваться и сейчас. Она же отвечала на все это ангельской добротой, щедростью и здоровым юмором. Какое-то странное чувство — то ли благодарности, то ли еще чего — стало зарождаться в душе Тони, но то, что последовало дальше, отвлекло его от самоанализа. Элисон стояла прямо перед ним, как стоят актрисы на сцене, и патрицианские гены сказывались в любой черточке ее облика. Каждая клеточка, каждая жилка ее тела и лица говорили об этом.

Надменность бровей, тень густых ресниц и римский профиль. Черный как ночь купальник разделял ее надвое внизу живота. Нежная лайкра туго обтягивала осиную талию, переходя в округлые бедра. Точки сосков сексуально поблескивали на солнце сквозь тонкую ткань, раскрывая тайну Элисон Вандербильт, вернее, говоря о том, чего она сейчас хочет. Девушка страстно желала любви. Но за все ее годы детства и юности она смогла убедиться лишь в одном: она вовсе не вызывала ответного чувства любви у кого-либо. Она смирилась с этим грустным явлением и уже больше не мечтала о восхищении собой, об уважении, теплоте, участии и нежности. Всего этого, в отличие от богатых домов, великолепных лошадей и автомобилей, никогда не было в ее жизни. Она стала видеть свое предназначение в том, чтобы давать удовольствие, а не получать его. Природа не терпит пустоты, и то место, где должна была бы быть любовь, заполнило вожделение, прорывавшееся наружу, несмотря на старательные усилия подавить его.

— Входи, Элисон, — пригласил Тони. Его голос был небрежен.

Секунду Элисон как-бы колебалась, но затем довольная улыбка появилась в уголках ее рта. Глаза загорелись, и она помотала головой в береговом бризе, словно породистый пони. Она подошла к борту «Джакузи» и затем нырнула в пенящуюся воду. Она была рядом с ним, а он не сделал ни единого движения ей навстречу. Он рассматривал ее длинную и тонкую шею, капельку над верхней губой, заглядывал в ее глаза, тщетно пытавшиеся спрятаться в любовании облаками. Он смотрел в ее глаза и легко читал всю ее, как книгу, написанную для него специально крупными и отчетливыми буквами. Боже! Он знал все ее тайны и знал, что ее тело уже готово и только ждет его сигнала, чтобы отдаться ему в любовной истоме. Он посмотрел на берег — до него было около десяти ярдов. Граница пляжа Колонии доходила до высшей отметки прилива. Но в этой солнечной нирване никто не следил за соблюдением такой неспокойной и подвижной границы частных владений. Еще он понял что чтобы сейчас ни случилось, все будет здесь и, возможно, при людях. При мысли об этом сердечко Элисон Вандербильт испуганно сжалось. Она снова дерзнула посмотреть на Тони. Его руки скрылись под водой, голова чуть наклонилась, выражение лица было ждущим. Затем он выгнулся и одним движением оказался рядом с ней в пенящейся воде. Элисон судорожно сглотнула. Ее глаза широко раскрылись, пульс участился. Облако нереальности начало накрывать ее с головой здесь, в волшебном райском краю, где море любит пустыню… В горле у нее пересохло, словно оно было ложем прожаренного солнцем каньона. Грудь ее налилась истомой, бедра напряглись, и она вдруг взмокла, словно и не была сейчас в воде, а где-то в сердце пустыни под солнцепеком.

Он полулежал напротив нее абсолютно обнаженный. Она не отрываясь смотрела на это великолепное творение Всевышнего, которое по праву принадлежало ей. Она просто чувствовала себя обязанной насытить эти великолепные части мужского тела своим женским участием. Но Элисон замерла неподвижно. Тони знал, что ему следует делать, и она без его приказа не двигалась. Затем она, словно получив его приказ, дотронулась до своей груди, сжала ее. Ее пальчики нащупали сквозь нежную ткань сосок и стали нежно его гладить. Секунду спустя он уже гордо выпрямился, довольный вниманием к себе. Элисон сильнее сдавила его своими пальцами, и в этот момент волна наслаждения зародилась глубоко внутри нее и поднялась выше, затопляя мозг страстным желанием. Бедра напряглись, затем спина выгнулась дугой. Ее губы открывались, вновь напрягались, предчувствуя сладостное прикосновение. Элисон дотронулась рукой до второй груди, рожок соска был уже полностью возбужден. Элисон смотрела сквозь полуприкрытые глаза на Тони, довольная и гордая тем, что он видит все ее естество, предназначенное только для него. Она была счастлива, что он знает, что она отдает всю себя на его полную милость.

Груди выскользнули из тесного купальника. Их снежная белизна резко контрастировала с ее загорелым телом. Элисон снова собрала их в ладони и протянула Тони жестом подарка. Да, она их дарила ему. Элисон пощипывала соски до тех пор, пока боль не превратилась во все увеличивающееся наслаждение, в фейерверк страсти. Вожделение буквально заполнило всю ее без остатка, ее правая рука скользнула вниз, к самой ее сердцевине, ноги раздвинулись и указательный палец мягко пробежался по ткани трусиков. Элисон тихо застонала, едва ее палец обнаружил средоточие наслаждения, и в ней проснулась вся животная сущность самки.

— Ну, Элисон, сделай это! Поласкай себя, — мягко произнес Тони, и его слова открыли последние шлюзы, сдерживающие Элисон.

Она забилась в водовороте наслаждения, который уносил ее куда-то в свой особый мир волшебного экстаза. Ее пальцы делали свое дело. Сознание лишь фиксировало те мгновенные картины наслаждения, что проносились у нее перед глазами. Ее самое нежное место пульсировало, разгоралось нестерпимым пламенем. Требовало все более смелых и резких ласк. Элисон одной рукой ласкала свою грудь, другой нежно, но твердо вела немой диалог с собой. Затем ее пальцы начали входить и выходить, словно хорошо приработавшийся поршень. Она все больше и больше входила в экстаз. Ей было все равно, видят ли ее с берега или нет, она убыстрила темп. Ей было важно лишь одно. Она мастурбировала для одного человека в мире — для Тони. Она взглянула на него, и выражение его лица стало наградой Элисон за ее труды.

Элисон продолжала пальцами ласкать свой нежный бутон, но уже глубже и сильнее они входили внутрь. Постепенно её порывистые лихорадочные движения приобрели ритм. С нарастанием любовного крещендо она все более выгибалась дугой в ожидании приближающегося оргазма. И все время она неотрывно смотрела на Тони. Она делала это для него. Она все была готова сделать для него.

Тони подвинулся поближе к ней и обнял ее своими крепкими руками. Их головы были напротив друг друга, и Элисон чувствовала его возбужденное горячее дыхание на своих щеках. Он накрыл ее своим телом. Элисон взметнула ноги и обняла его сильные бедра. Ее правая рука все еще продолжала оставаться в глубине сладкой пещеры. Элисон почувствовала напряжение его мужского естества и, вытащив наконец свою руку, дотронулась до Тони. От его размеров и крепости можно сойти с ума, только и смогла подумать Элисон и приготовилась принять дорого гостя. Но Тони сперва хотел напиться любовного напитка из ее губ и страстно поцеловал. Но в этом страстном поцелуе не было ничего от нежности любви. Это был поцелуй грубого завоевателя, который долго и тяжко воевал за свою добычу, и теперь пришел черед наслаждаться ею. Дрожа от возбуждения и страха, она постепенно сдавала свои позиции и полностью отдавалась на его власть. Она уже не могла отличить, где и чей язык, его губы стали частью ее губ, все это было в сопровождении целого симфонического оркестра звериного наслаждения. Тони брал ее, словно это было в последний раз, словно он ворвался в осажденный город. Это было и больно, и одновременно так восхитительно, что она так и не смогла до конца разобраться, что же ей нравится больше всего. Его руки перебирали ее роскошные волосы, ласкали щеки, вынуждали ее губы ловить его губы…

Тони опустился вниз ее живота. Глаза его жадно пожирали ее. Тони не любил ее вовсе, но сейчас он хотел ее, и он возьмет эту девушку, хочет она или нет. Он ничего не обещал ей кроме того, что наполнит ее всю своим самым сокровенным. Но уж этим-то он ее напоит досыта. Он не обещал ей нежности, участия, просто сострадания. Она сможет получить лишь то, что сама сможет найти, и не его вина, что она будет страдать в эмоциональном одиночестве.

Элисон все это отлично понимала. Но она любила его! И ее тело было ее подарком этому красавцу. И она находила свое истинное наслаждение в том, что отдавала на растерзание ему свое роскошное тело. Она хотела его ласк все сильнее. Тони вошел в нее грубо, отбросив ее ладошки, прикрывающие выступающий холм, поросший нежными зарослями. Просунул свою руку ей между ног, встал на колени, выгнул ее и…

Элисон почувствовала его мощь и настойчивость. Ей казалось, что он сейчас ее распорет всю до самого горла. И еще она его ждала, она его хотела, она его получила и не хотела отдавать! Она наслаждалась каждым мгновением, каждой лаской — нежной, грубой. Ей было все равно. Главное, она отдалась тому самому чувству самопожертвования в любви, которое так долго зрело в ней и просилось наружу. И теперь оно отвечало на каждый толчок его мускулистого тела, на каждую встречу ее женского естества с напряженной мужской плотью. Она раздвинула ноги насколько могла. Никогда еще в жизни она не была так открыта миру, любимому мужчине.

— Пожалуйста, еще, еще, — стонала Элисон.

Тони брал ее, наслаждаясь женским телом. Элисон порой теряла четкость мысли. Все вокруг было в волшебном тумане, страсть накатывала на нее и смывалась волнами наслаждения. С каждым разом они становились все выше, все круче. Элисон с восторгом ожидала девятого вала, чтобы он смыл ее всю в океан экстаза. Тони напрягся, она вновь почувствовала всю мощь и могущество его мужского естества, что сейчас было в глубине ее пещеры из индийских или арабских сказок. Тони содрал с нее остатки одежды, швырнул их воду. Грудь Элисон, освобожденная от всяких оков, отзывалась на ласку его рук. Он провел языком по ложбинке между ее грудями, его крепкие сильные пальцы сжали соски и стали их теребить. Он стал забавляться ее телом, доставляя удовольствие и себе и ей. Элисон снова обхватила его ногами и стала помогать ему своим телом, и долгожданный оргазм девятым валом накрыл ее.

Она задохнулась, потеряла всякую ориентировку в пространстве, забыла, где находится, как ее зовут. Она поняла только одно: такого счастья, такого экстаза у нее никогда в жизни не было. Она наконец выдохнула воздух и пронзительно вскрикнула. Она была словно гребешок могучей волны, легко летящей по океану. Она была птицей, парящей в теплом воздухе высоко над каньоном. Спазмы охватили все ее тело. Сладкие судороги сводили и разводили ее ноги, она не могла и не хотела скрыть своего удовольствия от сексуальной разрядки, от оргазма, который ей подарил Тони.

«О-о-о!» — вознесся к небесам ее крик. Но Тони не отпустил ее. Он не обратил ни малейшего внимания на ее состояние и собирался продолжать. И Элисон Вандербильт, к своему удивлению, вдруг поняла, что она еще хочет его и ничего не имеет против новой попытки взобраться на Эверест наслаждения. Тони поднял ее, раздвинул ноги, приподнял и подсадил себе на грудь. Он был в ней, он любил ее. Сейчас их связывала горячая нить его мужского естества, которая словно мост соединяла два тела. Элисон обхватила ногами его поясницу и откинулась назад. Сейчас она балансировала на его твердом, как железо, мужском жезле. Тони, помогал ей, ритмично двигаясь и поддерживая ее за талию лишь кончиками пальцев. Спустя минуту он начал свой финальный танец внутри Элисон. Она не могла видеть его орудие, но она его себе явственно представляла. Ее чувства все больше и больше возносили ему хвалу, лишь чуть-чуть преувеличивая его действительные возможности. Ее вновь охватило крещендо любовного предчувствия и томления. На этот раз Тони уловил его, и их тела слились в унисон любовной симфонии. Снова он крутанул ее к себе, они посмотрели друг на друга. Элисон смахнула мокрую прядь волос, ее дыхание было тяжелым, зубы крепко стиснуты в сладостной судороге. Она снова начинала таять от любви. Она просто стала вся жидкой, ее ноги и руки дрожали и отказывались служить. Она устремилась ему навстречу, побуждая его сделать с ней все, чего ему только захочется, взять ее всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Она заглянула в его глаза. Это было все, что она хотела сейчас. Она хотела выпить, всю его мужскую сущность, она ждала его освежающий фонтан, который должен оросить потрескавшуюся от засухи землю. И он наконец понял, что этот момент пришел. Он остановился. Элисон притихла и ждала в напряжении. Тони стал абсолютно спокоен. Ее тело связывал с ним только его железный и горячий мост, который, казалось, никогда не отпустит Элисон. Элисон вновь попробовала его представить, но не смогла, в ее влажной и теплой глубине он заполнил все пространство, и она уже просто не могла определить, где же кончается она, а где начинается он. Затем снова и снова. Их обоих охватывало вожделение перед неизбежным и таким сладостным сексуальным освобождением. Вожделение стало их сутью, их мыслью, их словом… И, наконец, фонтан взметнул свою ликующую струю, руки Тони сдавили мертвой хваткой грудь Элисон, он хрипел и содрогался в порыве оргазма. Элисон выгнулась дугой, закричала в порыве животной страсти и забилась в своем оргазме, догоняя его, дополняя их картину единения.


* * *
— Я даже не знаю, как делать фотографии, тем более выдающиеся. Я не знаю, как можно распознать стоящий объект для съемок. Одно я знаю наверняка — где есть красота. А она есть здесь! Все дело лишь в том, чтобы оглянуться повнимательнее, и рано или поздно, ты сможешь найти свой шанс.

— Алабама, это что значит, все получается наугад, случайно?

— Ну, не упрощай так. Нужна кропотливая и усердная работа. Ну, и, конечно, нужно везение, чтобы оказаться в нужный момент в нужном месте. Надо еще отточить технику, чтобы и во сне можно было сделать точную фотографию. Все должно быть отработано до автоматизма. Как только ты начнешь вычислять в уме и вспоминать таблицы — считай, дело пропало и кадр упущен. Доверяй первому порыву. И больше нет никаких секретов. Но все это относится к людям, которые уже что-то умеют и знают. Тем, кому требуется только полировка и шлифовка навыков. Талант может быть неразвитым, неосознанным, но он должен быть. Если же его нет — все без толку, не будет никакого успеха. Лишь новая занятная фотография, — твердо заявил Алабама.

Пэт Паркер болезненно поморщилась, но не от оптимистично-пессимистичного, в зависимости от того, откуда посмотреть, взгляда на искусство фотографии, а от того, что тесные джинсы натерли ей ноги и сейчас внутренняя часть бедер саднила. Она попыталась как-то разгладить ткань джинсов, чтобы хоть на минутку-другую освободиться от болезненного чувства.

Пэт колебалась, сказать ему об этом или нет. Нет, она ничего не скажет, иначе он примет ее за маменькину дочку, впервые в жизни пошедшую в поход. Алабама рядом с ней возвышался огромным утесом, великолепно смотрясь на фоне гор, мимо которых они проезжали. В этой атмосфере говорить о чем-нибудь заурядном, типа ее болезненных ощущений, было бы просто невозможным.

— Теперь я понимаю, почему люди носят специальные штаны для верховой езды. Иначе все полностью натрешь себе в одну минуту, — все-таки не вытерпела Пэт.

Алабама не оглянулся. Он не заинтересовался. Она посмотрела на Алабаму. Точно так же, как и в искусстве фотографии искусство верховой езды требовало постоянной тренировки. Пэт крепче обняла ногами лошадь и отдала должное японцам за их национальную черту — терпение в преодолении трудностей. Если это помогло японской йене укрепиться, то, может, верховая езда поможет выработать в ней терпение и поможет отточить ее искусство в фотографии на полях Санта-Моники?

— В этих горах есть только один-единственный враг, которого следует бояться, — наконец бросил через, плечо Алабама. Его лицо затеняла широкая черная кожаная шляпа, одинаково помогавшая ему от дождя и солнца. — Это человек. Он разводит огонь, который уничтожает горы. Он прокладывает через них дороги, губя все живое вокруг. Я еще не встретил ни одного такого покорителя природы, борца за прогресс и развитие, которого мне не хотелось бы пристрелить. — Рука Алабамы легла на полированную рукоять «Смит и Вессона» сорок пятого калибра, который внушительно смотрелся на его бедре.

Пэт порадовалась за себя, что она не строитель дорог. Она глубоко вдохнула ароматный лесной горный воздух, поправила широкополую шляпу, которую ей выдал Алабама. В ложбинке между ее грудями пробежала капелька пота, заставив ее передернуть плечами. Было слишком жарко, и ее кофточка прилипла к телу, намокнув от пота. В Нью-Йорке редко когда было так жарко, и Пэт не привыкла к жаре. К тому же кончились и сигареты. А в этом царстве Алабамы, где все было свежим и благоуханным, курильщики, очевидно, стояли совсем рядом со строителями дорог и прочими представителями прогресса.

— Верно, что Малибу собирается превратиться в город?

— Да, и развитие на этих землях — один из главных доводов в этом направлении. Если мы объединимся, то все, кто живет здесь, смогут повлиять на то, как будет развиваться этот край. В общем-то неплохая мысль, а? Это называется демократией.

— Но не для тех, кто занимается переустройством и вынашивает план развития за счет природы.

— Да. Обычно те, кто принимает решение о перекройке карты земельных участков, не являются местными жителями. Это у них называется «быть независимым в выборе решения». А развитие края означает поступление в казну новых налогов на содержание все новых бюрократов. А сами они вовсе не собираются жить в Малибу. Поэтому их все это очень мало касается.

— Местные газеты пишут обо всем, кроме проблем канализации. А это главная проблема Малибу.

— Канализация не играет здесь особой роли. В каждом доме есть санитарный бак. К тому же когда океан затопляет все эти великолепные дома на берегу, то люди оказываются буквально по колено в воде и все смывается. Но местные жители довольны этим неудобством, поскольку отсутствие центральной канализационной системы не позволяет строить отели и деловые центры на этом участке. Таким образом, местные жители против канализации; политики и благоустроители — за. Вот и причина всей заварившейся каши. — Алабама засмеялся, и его необъятный живот заколыхался в солнечных лучах от хохота при мысли, что все эти миллионеры, кинозвезды, художники, короче, вся богема, ведет смертельный бой за право самим распоряжаться своими нечистотами.

— Ну и кто же победит? — спросила Пэт.

— Я, — коротко ответил Алабама и пришпорил своего коня, понукая его в гору.

Пэт засмеялась и устремилась за ним. Занятно, Алабама стал казаться ей чем-то всеобъемлющим. Его уверенность, его веселость и неумеренность в питье, весь его эксцентризм странным образом нравился Пэт, и она неожиданно для себя стала относиться к нему как к своему отцу, которого никогда не знала. Он не ставил себя выше ее, и каждый раз она узнавала от него что-то новое, неважно, по фотографии, по искусству ли. При всем этом не было специальных уроков! Все было так взаимосвязано и взаимопереплетено. Алабама не переставал повторять, что образ жизни человека, его шкала ценностей — все это проявляется в том, как он видит мир через объектив и какие снимки он делает. В принципе любой человек внутри фотограф. И в большинстве случаев этому умению лучше там и оставаться. Даже свои явные недостатки Алабама являл как достоинства. Его манера напиваться пивом была вызовом серьезности и прозе жизни. А драка была проявлением американской традиции, воспитывавшей уверенных и сильных людей. Без них любое общество было бы обречено на проигрыш с таким же, но более боевитым. Его задиристость была всего лишь отстаиванием своих принципов, что должен был делать любой человек, кто жил по законам морали. Они достигли самого ближайшего пика, и Алабама повернулся в своем ковбойском седле для того, чтобы полюбоваться чудесным видом, открывшимся перед ним. Пэт последовала его примеру и замерла, восхищенная красотой дикой природы, открывшейся перед ней в кристально чистом горном воздухе. С одной стороны была долина Сан-Фернандо со всеми ее домами, дорогами, садами и прочими благами цивилизации, окаймленная горным массивом. С другой — Малибу граничил с океаном. В прозрачном воздухе Пэт смогла разглядеть Каталину, что на южном берегу залива Санта-Моника и на севере четко виднелся проход между горами в графство Вентура. Солнце играло, переливаясь блестками кристаллов, вплавленных в скальный массив, отдыхало на зарослях магнолий и жасмина. Глядя вверх, Пэт вдруг представила себя на лестнице в небо.

— Именно здесь можно постучаться в дверь небес, — сказал Алабама, поняв ее чувства.

Пэт спешила, забыв даже про стертые ноги.. Она достала свой рюкзачок, где хранилось самое необходимое, на ее взгляд, для нормального существования. Вынула «Лейку» и восьмидесятипятимиллиметровыи телеобъектив и прикрутила его к фотоаппарату. Глаза привычно оглядели небосвод, прикидывая выдержку. Она не глядя зарядила аппарат и на вскидку сделала три снимка.

— Тебе нужна широкоугольная камера, а не «Лейка». Ты делаешь цветные фотографии, а не что-либо! И для этого надо брать «Кодаком» и возможно, применить красный фильтр, чтобы не было теней. Сейчас солнце у нас над головой. Такое освещение не годится для съемки фотопейзажа. И тебе надо объектив шире, чем восемьдесят пять миллиметров. Примерно в половину больше.

Алабама наклонился со своего седла к девушке. Она его расстроила. Она делала все, как обычно, и совсем не продумывала свои действия. Он ничего и никому больше не будет рассказывать об искусстве фотографии. Пэт обернулась, мгновенно нашла в видеоискателе его недовольное, рассерженное лицо и на фоне монументальных гор в солнечном блеске закрепила навечно его изображение. Щелчок затвора подтвердил это историческое событие.

— А вот это и будет то самое искусство фотографии, — поддразнила его Пэт, широко улыбаясь, что смогла застать нужный момент в нужном месте.

— О-о-о! — только и произнес Алабама.

Ему следовало бы предусмотреть такой оборот. Но этот чертенок его провел. Настроение Алабамы заметно улучшилось, похоже, что из нее выйдет толк. Он убедился, она может мгновенно собраться и сделать нужный снимок. За много лет своей работы он еще ни разу не видел такого проявления реакции и мастерства в одном человеке. Она прекрасно пользовалась фактором неожиданности. Более того, эта девчушка видела предмет для фотографирования и могла определить нужный момент для съемки. Она могла правильно составить композицию, могла правильно ее разделить, могла и прекрасно отпечатать. Да, у нее определенно был талант. Он правильно сделал, что пригласил ее в Малибу и сейчас об этом нисколько не жалел. Фотографии, которые она сделала, пока была его гостьей, лишь подтвердили правильность его решения. Только дважды он засомневался в ней, но уже во второй раз она элементарно утерла ему нос, походя сбив с него немного спеси. Фотография «садового гнома», как он называл про себя тот снимок, должна была получиться великолепно.

Пэт повторила то, что сделал знаменитый канадский фотограф Карш Черчиль. Тот специально разозлил известного государственного деятеля и снял его в припадке ярости. Фотографии стали классикой.

Алабама припомнил этот пример, когда критически оглядел окрестности, проверил выдержку, степень освещенности, угол, на котором он был снят верхом на лошади. Словом, все, что могло бы быть учтено с профессиональной точки зрения. И он уже увидел себя на этом снимке. Он видел себя так же отчетливо, как слышал Моцарт свою музыку, едва записав ее на нотном листе. И он должен был признать, что снимок получился превосходный. Он спрыгнул с седла, подошел к Пэт и положил ей руку на плечо.

— Я прошу прощения. Я больше не буду так с тобой поступать.

Пэт засмеялась.

— Тебе не надо извиняться, и ты можешь делать все, что захочешь. Ты ведь же живая легенда.

— Ладно, я попробую, — ответил он со странным чувством, зародившимся глубоко внутри. Боже! Похоже, он собирался сообщить ей ту великую тайну, которую до сего дня знал только он и Кинг!

— Ты что имеешь в виду, Алабама? — спросила Пэт. — Я видела твои фотографии-шоу в «Метрополитен», что были сделаны в прошлом году. Они просто великолепны.

Пэт говорила, — чтобы скрыть смущение. Он ее озадачивал. Чувство доброты и неуверенности никак не было ему присуще. И он вовсе не старался сделать ей комплимент.

— Я скажу тебе, Пэт, почему мои фотографии такие же, как и много лет назад. Десять лет я не брал в руки фотоаппарат и не собираюсь и в дальнейшем. Я просто печатаю старые негативы и ставлю на них сегодняшнее число. Ну, и что ты об этом думаешь, мой дружок?

Пэт поняла, что ее проверяют. Шок, ужас или неприятие не годились для этого случая. Или это была какая-то слишком сложная шутка, или были какие-то причины, по которым это могло оказаться самой невероятной правдой. Ей надо было поверить в то, что Бэкбон перестал рисовать, что Кэрсон перестал хохмить с эстрады, что Рейган отказался выступать по телевидению. Все это было полной ерундой. Правда, иногда могло оказаться и правдой.

— Это правда, то, что ты мне сейчас сказал?

Алабама выглядел озадаченным. Нет, он был озадачен.

— Ну, я не совсем в этом сам уверен, Я рассказал тебе, потому что ты мне нравишься. Может, со временем ты сможешь все понять.

Так неожиданно тайное стало явным. Им предстояло подробно исследовать этот феномен во время становления и укрепления их недавно зародившихся дружеских отношений. Да, она ему нравилась. Но еще больше он восхищался ею и доверял ей. Она была человеком его типа. Таких в графстве Лос-Анджелес было всего несколько.

— Как бы там ни было, талантливая девочка, нам следует вернуться, если мы намереваемся посетить Латхама и его ланч. Как тебе нравятся миллиардеры? Они что-нибудь для тебя значат? — смеясь, спросил Алабама.

— Нет, пока ничего не значат, — так же со смехом ответила Пэт.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Дворецкий стоял перед открытой входной дверью в полном изумлении, забыв про все свои обязанности, и лихорадочно соображал, что же ему следует сделать в первую очередь — звать на помощь, звонить в полицию или вежливо отступить назад и с поклоном пригласить эту необычную пару в дом.

— Алабама и его друг к господину Дику Латхаму, — прервал его суматошные мысли грозный голос Бена Алабамы.

Пивной дух, бьющий из брюха этого человека, заполнил все вокруг, едва он слез со своего знаменитого двухместного велосипеда «Харлей», еще покрытого пылью горного спуска с одной из вершин гор Санта-Моника. Английский дворецкий, конечно же, слышал об этом невероятном человеке, но даже и представить себе не мог, что ему придется столкнуться с ним нос к носу.

— Мистер Алабама? — наконец выдохнул он, заглядывая в список приглашенных на ланч. Алабама в этом списке был.

— Ну да, я, — рявкнул Алабама, не обращая внимания на невольно вытянувшегося в струнку перед ним лакея. Он прошел мимо него словно мимо пустого места. Пэт, улыбаясь при виде смущения дворецкого проскользнула вслед за Алабамой.

Ну что же, если на дом напали враги или разграбили мародеры, то надо хотя бы постараться соблюсти приличия.

— Вашу шляпу, сэр. — Дворецкий постарался придать своему голосу нотку сарказма, чтобы скрыть смятение.

— Никогда! Она просто приросла к моей голове.

И это утверждение действительно походило на правду. Алабама, похоже спал в ней в течение нескольких лет. А там, где шляпа соприкасалась со лбом, даже образовались складки, поддерживающие ее в наиболее удобном положении. Англичанин-дворецкий брезгливо поморщился. В этой Америке всегда считали англичан нацией, чью претензию на монополию по части жизни в грязи невозможно нарушить. К сожалению, на этом берегу Атлантики англичанам чаще приписывались такие черты характера, как нечистоплотность и упрямство, чем бесстрастие и утонченность во вкусах.

Пэт Паркер огляделась и ощутила явное присутствие денег. Все говорило о высоком достатке хозяина: и антикварная мебель, и полотна известных художников, покрывающих почти все свободные стены, и превосходная архитектура здания. Пэт все внимательно осматривала и старалась, разложив по полочкам у себя в голове, получить представление о характере владельца всей этой роскоши.

А он. Дик Латхам, по большей части предпочитал жить в Нью-Йорке, где ему принадлежали журналы, с которыми иногда сотрудничала Пэт. Она его иногда встречала на вечеринках, с которых делала репортажи. Но все же они жили в параллельных и абсолютно разных мирах. И Пэт Паркер еще никогда лично с ним не встречалась. Пэт знала о его славе сокрушителя сердец, и он, несмотря на свой довольно солидный возраст, своим видом оправдывал это звание. Ну и, конечно, его состояние делало Дика Латхама интересным объектом для журналистки, искавшей героев своих репортажей в совершенно другой среде — среди художников, фотографов, писателей, а не среди богачей с замашками Дон-Жуана. Алабама поведал Пэт о той давней парижской истории с Латхамом, и это помогло добавить глубину в однобоко подаваемый газетами образ этого необычного богача. Да, Латхам низко поступил когда-то с Алабамой, но сейчас у него хватило мужества предстать перед ним. К тому же он все-таки любил девушку, которую навсегда потерял тогда в Париже. Многие из тех, кого знала Пэт, были неспособны на это.

Фойе, оформленное в мексиканском стиле, очень понравилось гостям. Герань каскадами свешивалась из темно-красных цветочных горшков, в корзинах блистали фейерверком красок букеты разных цветов, бугенвилии оплетали колонны, окружающие фонтан в центре комнаты. Струйки воды тихо журчали и навевали успокоение и усладу. Стены прятались под произведениями известных голландских художников, из задрапированных динамиков лилась музыка скрипичного концерта Моцарта.

— Могу я предложить что-нибудь освежающее? — раздался голос дворецкого, уже пришедшего в себя и вспомнившего про свои обязанности.

— Я хотела бы коку… — произнесла Пэт.

— Просто или с чем-нибудь?

— Нет, простую, пожалуйста.

— Диетическую или…

— Да, диетическую.

— Без кофеина или…

— Все равно, — резко остановила дворецкого Пэт.

— А вам, сэр?

— Мне пива «Дос Экие», «Корону» или «Текате», Именно в таком порядке. И чтобы в бутылках! Ломтик лимона, лед, и быстро! — И Алабама покачался на носках, глядя на исчезающего официанта с довольной ухмылкой.

— Добро пожаловать, — раздался голос Дика Латхама. Он словно огнетушителем усмирял взметнувшиеся было языки пламени раздражения гостей. — Наконец-то пожаловал наш дорогой Алабама собственной персоной! Да еще с прекрасной и талантливой Пэт Паркер! — Хозяин устремился им навстречу, широко раскинув в приветственном жесте руки. На лице сияла ослепительная дружеская улыбка. Короткая рубашка не скрывала его развитую мускулатуру. Ботинки безукоризненно блестели, одежда — словно только что из модельного магазина. Он протянул руку Алабаме.

— Вы задолжали мне сотню долларов, — вместо приветствия рявкнул Алабама, пожимая все же в ответ руку хозяину.

— Как приятно, что вы меня помните! — без тени смущения, продолжая улыбаться, отпарировал Латхам. — Ведь это было еще в Париже, правда ведь? Целую вечность назад!

Латхам говорил все это своему старому знакомому, а сам смотрел на Пэт. Он не использовал сейчас свой арсенал очарования, наоборот, говорил резко в агрессивной манере. И тем не менее Пэт вдруг улыбнулась в ответ на его улыбку. Все заметки о нем в «Таймс» или еще где, не могли передать обаяние Латхама, ограничиваясь лишь детальным описанием его стройного мускулистого тела и английского акцента, необычного в Америке. Ему было пятьдесят, но смотрелся он на сорок.

Алабама испытующе взглянул на него. Дик нисколько не изменился за последние годы. За этим крепким мужчиной проглядывал тот же мальчишка, которого он знал двадцать пять лет назад. И теперь он вознамерился получить еще и Пэт.

— Да, много лет прошло с тех пор, как исчезла Ева Вентура. Вы помните эту красавицу, Дик? Интересно, что тогда произошло, и почему она убежала.

Улыбка слетела с лица Дика, как если бы ее там никогда и не было. Его губы поджались и побелели, на щеках заходили желваки. Но он сдержался, сделал глубокий вздох и подавил эмоции. Он не видел этого человека целых двадцать пять лет, но ему показалось, что они расстались всего двадцать минут назад. Так остра была их взаимная неприязнь. Ева Вентура — эта девушка — покорила его сердце и наполнила смыслом всю его жизнь. Она была для него манящим огоньком счастья, появившегося неожиданно среди мрака его безрадостного детства и тоскливой юности. И он полюбил ее так сильно, как никогда бы даже и помыслить не мог. Но в нем сидел черт, который побуждал его делать то, чего не стоило. Как-то одна из его старых подружек решила напомнить ему, что она женщина и создана для того, чтобы получать наслаждение от такого сильного мужчины, как он. Ее женские уловки сделали свое дело, и Дик возжелал ее, не сумев противопоставить голосу плоти свою любовь к Еве Вентура. А она их застала на месте, в самый разгар… Она тогда жестоко отомстила ему, посмеявшись над всеми его бессвязными клятвами в любви и просьбами о прощении. И просто растворилась в никуда. Даже сейчас, спустя двадцать пять лет, он болезненно поморщился от той острой боли, которая так и не прошла в его душе от потери единственной девушки, которую он когда-либо сумел полюбить. И сейчас старую рану вновь разбередили.

Он повернулся к Алабаме, готовый к любой схватке, пусть и самой жестокой и беспощадной. Ему стало совершенно ясно, что этот старик-велосипедист намеренно упомянул имя его любимой, чтобы поддеть его.

Он смотрел на обветренное непогодой и прожаренное солнцем лицо Алабамы, на его довольные глаза и понял, что Париж не был забыт. Алабама помнил, как этот миллионер отверг его работу, в грубой форме отказавшись заплатить.

Да, слова Алабамы возымели должное действие. Но тут же сработала школа двадцатипятилетней непрерывной войны за выживание под солнцем в этом беспощадном мире. В мире больших денег, где сейчас жил Дик Латхам, не было места для проявления нормальных человеческих эмоций. Напротив, это было чревато самыми плачевными последствиями. Неудачнику право поплакать предоставлялось в полной мере. Но он им не был. От твердо знал, что стоило только один-единственный раз подставить свою ахиллесову пяту — и уже можно было считать себя пропащим. Он навсегда усвоил другой урок: никогда не показывать своей боли, но никогда и не забывать и не прощать ее! И в таком случае месть приобретала самый сладостный аромат. Дик никогда не убегал от опасности. Напротив, он всегда стремился сойтись с противником лицом к лицу и легко и просто расправлялся с ними, нанося безжалостные удары. Но с Алабамой такое не проходило. Он был человеком иного сорта. Именно поэтому Дик нуждался в его содействии. Более того, он нужен был ему как реальный союзник в этот решающий период. Алабама учредил Фонд защиты природы гор Санта-Моника и финансировал его за свой счет. Он знал, что думают обитатели Малибу, политики. В нем черпали свою поддержку силы, выступающие против развития города Малибу и превращения его в современный культурный и деловой центр. Да, Алабама будет трудным другом. Но это все же гораздо лучше, чем иметь его своим врагом. Без участия Алабамы затея Дика Латхама скупить земли в горах Санта-Моника останется всего лишь прожектом. А уж тем более его тайные планы создания на этих землях новой студии «Космос»! На секунду Дик подумал, что если Алабама что-нибудь заподозрит, то он сможет затормозить или заблокировать всю сделку или внести природоохранные статьи, в договор. Причем может это сделать даже в финальной стадии сделки, подняв на ноги движение защитников природы. Алабама, помимо того, мог побудить правительство купить эту землю. Или, в конце концов, собрав нужные деньги, купить ее самому. Да, сейчас было не время отталкивать его, как бы он себя ни вел, что бы он ни говорил… Дик перевел дыхание.

— Ева Вентура? Да, она была прекрасной девушкой. Я бы даже на ней женился… — произнес он и закусил губу от банальности, вынужденный ее произносить.

Он вновь собрался, привел в порядок свои мысли, поправил одежду, пряча свое настроение под обаятельной улыбкой. Его выручила Пэт, к которой он стремительно повернулся:

— Привет, Пэт. Я тут знаю кое-кого, кто хотел бы познакомиться с вами. Этот человек — мое секретное оружие. Я привез ее из Англии оживить мой журнал «Селебрити». Мне кажется, что она вам понравится, у нее все время возникают какие-нибудь идеи в голове. Ее зовут Эмма Гиннес. — Дик положил руку на плечо Пэт и повел через холл к двойным дверям, ведущим в глубину дома.

— Конечно, Алабама творит подлинные произведения искусства. Это особенно видно на фоне новомодных знаменитостей Уитни и Мета, — говорил Латхам. — Между тем, мистер Алабама, позвольте мне выразить восхищение вашими последними изысками. Работы такие впечатляющие, свежие! Если вы, конечно, примете мое восхищение и позабудете то досадное недоразумение в Париже. Вы все еще снимаете портреты? Я бы заказал один на сумму в двести пятьдесят тысяч. Он хорошо бы смотрелся в вашем горном клубе!

Дик произнес это и обернулся, чтобы увидеть эффект, произведенный своим предложением. Это вдвое превышало гонорар Алабамы за его портреты, причем в лучшие времена. К тому же горный клуб был ныне не так богат, как при его прежнем владельце — Ансельме. И все же Латхам не был уверен в своем успехе. Он напряженно ждал, что скажет Алабама, который мог принять все это за попытку подкупа. Пэт тоже с напряжением ждала, чем закончится сцена. Она отлично знала всю предысторию их отношений и всю глубину их взаимной неприязни. Так как же все разрешится? Удовлетворит ли он ущемленное самолюбие Алабамы? Это была настоящая дилемма. Но не для Алабамы.

— Полмиллиона.

— Миллион, и по рукам! — облегченно выдохнул Латхам. — Но при условии, что Пэт Паркер повесит мой портрет у себя в изголовье. — Он весело рассмеялся, разряжая общую атмосферу, но его рука все еще не отпускала плечо Пэт.

— Вы шутите? — переспросила Пэт, заливаясь краской.

— Никогда я еще не был так серьезен.

Его улыбка стала иной. Глаза буравили ее, стремясь проникнуть в самую ее суть. Латхам предлагал ей то, что она никак не была готова принять. Она поняла, что ему хотелось бы увидеть ее в постели. Он хотел бы видеть ее уставшую по вечерам, спавшую, свернувшись клубочком, ночью; увидеть свежую, отдохнувшую по утрам. Он хотел бы ощущать ее аромат, слышать, как она ходит, как иногда поет. Всего за миллион он собирался поселиться у нее на стене и смотреть на нее. И она смотрела бы на него, поскольку она всегда держала свое слово и всегда выполняла обещания, какие бы они не были невероятные или фривольные…

— Ну, Пэт, вам выбирать. Или пожизненные кошмары по ночам в обществе этого человека, или миллион для спасения гор…

Алабама буквально прорычал эти слова. Ему наплевать на богатство и могущество Дика Латхама. Сейчас началась охота этого миллиардера, и он, Алабама, присутствовал при ее начале. Его новый друг девушка-фотограф, нуждалась в защите и присмотре, и он готов был ей это обеспечить.

— Послушай, Алабама, Дик Латхам в изголовье вряд ли сможет причинить неприятности. Он будет как родственник.

Оба ее собеседника внимательно ожидали ее решения, и в воздухе чувствовалась напряженность. Но она получила неожиданное разрешение. Двойные двери распахнулись, и к ним вышла небольшого роста пухленькая молодая, женщина в немыслимо коротком бикини, В глаза бросались соблазнительные груди, едва прикрытые купальником, и толстые короткие ноги. Снежная белизна ее бикини хорошо контрастировала с загаром тела.

— Эмма! — произнес громко Латхам с видимым удовольствием. — Познакомься с моим старым другом Алабамой и блистательной Пэт Паркер. Я только что купил портрет, который сделал Алабама в Париже двадцать пять лет назад. Думается, что вся эта история будет в духе «Портрета Дориана Грэя».

— На моем туалетном столике? Ну уж нет! — засмеялась Пэт и протянула руку Эмме Гиннес. — Привет, я Пэт.

Алабама твердо, но осторожно поздоровался с англичанкой.

— Я знаю, кто вы. Я ваша поклонница, — сказала Эмма Алабаме. — Если бы у нас работали такие мастера, как вы, то у «Селебрити» не было бы никаких проблем.

— Благодарю вас.

Комплимент был хорошим началом. Пэт уже начинала нравиться эта девушка в ее ошеломляющем наряде. В ее голосе не было никаких признаков исключительности как главного редактора журнала, никакой заносчивости. И это привлекало и располагало к себе.

Латхам довольно улыбнулся от такого многообещающего начала. При этом и у него, и у Эммы были свои, совсем не схожие виды на то, как использовать талант Пэт Паркер. Ладно, предоставим все пока Эмме. И Дик повернулся к своему гостю:

— Алабама, позвольте я уведу вас на минутку. Я хочу познакомить вас с моими планами построить дом на этой земле, которую я покупаю по соседству с вами в горах. Я бы хотел утрясти все возможные осложнения с потенциальными соседями. Может, у вас есть какая-нибудь подходящая идея на этот счет? Пока наши дамы познакомятся друг с другом, мы займемся делами и вернемся потом к ланчу.

Алабама принял предложение. Он вовсе не хотел присутствовать на ланче у Латхама, но решил, что лучше все узнать о своем противнике, чем не знать ничего о нем. Так, он уже заработал для своих гор целый миллион долларов. А пока он сгреб бутылку пива, материализовавшуюся на роскошном столовом серебре, и вышел из комнаты вместе с Диком Латхамом.

Едва они вышли, Эмма плюхнулась на широкий кожаный диван, а Пэт устроилась в большом кресле.

— Итак, Пэт. Почему Малибу? — задала Эмма вопрос, оглядывая наряд девушки. Так, все в духе новейших разработок дизайнера Джона Ричмонда. Майки-размахайки, рисунки с преимущественными мотивами Бога, матери, Америки, Элвиса Пресли… Так, велосипедный спортивный стиль, который к лицу хорошеньким юным девушкам. Так-так, в качестве прообраза грядущего стиля надо все это запомнить и перенести на страницы журнала «Селебрити», думала Эмма, разглядывая свою собеседницу. Она оглядела стройные ноги Пэт, в удобных и красивых кожаных ботинках и тоже взяла их на заметку. Ботинки, конечно же, а не ноги Пэт.

— Я здесь, потому что сюда меня привел Алабама. Сейчас я работаю с ним. У меня был профессиональный кризис, и он помог его преодолеть, — объяснила Пэт.

— Но вы выглядите прекрасно! Мне нравились ваши работы.

— Ну, как бы это вам объяснить. Это что-то вроде внутренней потребности что-то сделать иное, новое.

— А что именно? — спросила живо Эмма.

Эта новая Пэт Паркер стала нравиться ей гораздо больше, чем та, которую она уже знала. Что же, пока все складывается удачно. Новый, ищущий свежих подходов фотограф, в новом, возрожденном к жизни журнале. Она мысленно помолилась, чтобы работы Пэт не были так гениальны, как работы ее друга Алабамы.

— Я и сама пока точно не знаю, что это будет. Вот почему я приехала сюда в Малибу к Алабаме. Ну конечно же, я буду продолжать снимать людей. Они меня всегда увлекали и восхищали. Но мне нужны не просто люди. С меня хватит бездумных глаз и бесстрастных лиц. Я хотела бы запечатлеть глубоких, может, даже опасных людей, с изюминкой. Вы понимаете, о ком я говорю?

— Да, я понимаю, что вы хотите. Но найдете ли вы таких людей здесь, в Малибу? Я только что приехала, чуть раньше вас сюда, и у меня уже сводит челюсть от местной скуки. Еще неделя-другая здесь — я превращусь в милую деревенскую простушку, радующуюся бабочке или ветерку.

Пэт засмеялась от такой перспективы. Но ей уже нравилась быстрая и острая на язык англичанка, ее бескомплексный подход и аналитический ум.

— Послушайте, так здорово наслаждаться всеми красками бытия после мрачного Нью-Йорка! Да и просто поспать по ночам, а не бегать по разным вечеринкам — тоже, оказывается, здорово. И еще я пытаюсь услышать звуки тишины. Мне никогда раньше не доводилось их услышать! — воскликнула Пэт.

— А океана? Шум волн тоже стоит многого. Я часто об этом думаю по ночам, когда засыпаю, — засмеялась Эмма и приняла решение. — Послушайте, Пэт. Я предлагаю вам работу в журнале «Нью селебрити». Как вы на это смотрите? Может, попробуете? Вы заключаете один большой договор, который предоставляет вам всю возможную художественную самостоятельность. И это можно сделать прямо сейчас. У вас будет задание, но без крайней даты. Вы получите общее указание, что следует делать, но без жесткой регламентации. Я покупаю ваше художественное суждение и ваше видение мира потому, что я вам доверяю как профессионалу.

Пэт выпрямилась в кресле. Ей так и хотелось подпрыгнуть от восторга. Но она все еще оставалась истинным детищем Нью-Йорка, чтобы позволить такой необузданный выход эмоций, откровенно выразить свою радость.

— Вы ставите меня в затруднительное положение. Вы говорите, что не будет устанавливаться срок выполнения работы. Но ведь вы захотите что-то увидеть конкретное за свои деньги. И кстати говоря, сколько вы намерены мне платить? — Пэт подперла голову рукой и устроилась поудобнее в ожидании ответа, который не заставил себя ждать.

— Скажем, сто тысяч за две работы в год.

— Ого! — не смогла сдержать себя Пэт.

Теперь улыбнулась уже Эмма. Она предварительно успела обсудить условия контракта с Латхамом, и тот был готов платить на двадцать пять тысяч больше, чем Эмма предложила. Нигде бы Пэт не смогла столько заработать. Но Эмма знала и другое: если вы хотите иметь отличный результат в работе, не следуют скупиться. Эмма наклонилась вперед.

— Ну так как?

— Я не говорю вам нет, — засмеялась Пэт, выигрывая время.

Что-то скрывалось за этой невероятной историей с потрясающим контрактом, который ей предложили. Но Пэт никак не могла за что-нибудь ухватиться. Не было ни одной зацепки. Ни Ритцу, ни Веберу, ни Ньютону не предлагали подобные условия. А сейчас ей, оказавшейся на распутье в искусстве фоторепортажа, просто предлагали луну с неба, да еще и все звезды впридачу. Все как в сказке. Невольно Пэт стала подбирать в уме возможные сюжеты для этого чертова журнала «Нью селебрити». Но пока ничего не шло в голову.

— И я буду сама выбирать, чем мне заниматься? Я имею в виду, что вам не потребуются эти кошмарные репортажи ночной жизни, что я делала в Нью-Йорке?

— Все будет зависеть только от вас. Если захотите продолжать эту тему — пожалуйста. Не захотите — не будет никаких возражений.

— Вы сказали, две работы в год. Но вы не назвали срок выполнения работы. Как такое может быть?

— Ну, думаю, мы это сможем уладить. Конечно, было бы неплохо, если бы уже кое-что было бы для первого выпуска нашего нового журнала. Но если в портфеле пока пусто, ничего, переживем. Все что я имела в виду, предлагая Вам такие условия, это то, что на вас не будут слишком уж сильно давить, связывать руки. Я думаю, что мы прекрасно сработаемся. Я могу прекрасно уживаться с теми, кем восхищаюсь и уважаю. Вся проблема лишь в том, что мало кто может попасть в этот ряд.

— Ладно, я согласна, — заявила решительно Пэт.

Было время для размышлений, но оно быстро кончилось. У нее появилась фантастическая работа! Она теперь сама могла творить искусство! Ладно, она будет работать на Эмму и Дика Латхама, но только самую малость. Главное другое: она получила свободу действий и могла оставаться в Малибу вместе с Алабамой. Она будет его слугой, подмастерьем и к тому же сможет заработать приличные деньги, выполняя условия необременительного контракта. Все, что требовалось от нее — продолжать работать с полной отдачей. А тут проблем быть не должно. От нее требовались великолепные фотографии, и они их получат.

Эмма подскочила в возбуждении.

— Отлично. Это просто здорово, что все у нас получается! — Она обняла Пэт в восторге.

В душе Эмма тоже была в диком восторге. Весь ее успех зависел от той команды, что она сама себе подберет. Тут нельзя было ошибаться или продешевить. А найти людей и правильно расставить их по местам — это и был главный талант Эммы Гиннес. И она уже кое в чем преуспела. Майкл Флобер — подающий надежды журналист, занимающийся вопросами грядущей моды, уже был согласен показать ей свой портфель проектов. Кит Джакоста вышел наконец из своей башни слоновой кости в грешный мир и согласился помогать ей разрабатывать литературную жилу в новом журнале. Триумвират Паркер — Флобер — Джакоста был основой успеха нового журнала. У Эммы самой дух захватило, едва она представила себе, какое блестящее будущее их всех ждет.

— Пэт, пойдем выпьем немного шампанского за наш успех, — предложила Эмма.

— Нет, я пью только коку, — со смехом отказалась Пэт, тщетно пытаясь придти в себя и осознать, что все происходит не в сказке, а в реальной жизни.

— Вы не будете? О Боже! Ну а я все равно выпью! — воскликнула Эмма.

По правде говоря, за всю свою жизнь Эмма никогда не напивалась допьяна. Она всегда держала себя в руках, а это выработало привычку к жестокому самоконтролю. Но Эмма также знала, что люди никогда не доверяли тем, кто в чем-то сдерживал себя, ограничивал тем или иным способом. Непьющие и некурящие не вызывают особой симпатии. И Эмма применяла в своей тактике общения с людьми тщательно продуманные слабинки типа бокала шампанского или что-то в этом роде. Мол, ничто человеческое нам не чуждо.

— Тогда пойдем прогуляемся по берегу. Теперь я твой босс, и ты должна развлекать меня, — сказала Эмма со смехом и две новые подруги, взявшись за руки, вышли через решетчатые французские двери на песок частной волейбольной площадки, огражденной забором. Солнце освещало их на фоне темно-зеленого океана. Чистый воздух наполнял их легкие.

— А я люблю кататься на доске по волнам, — неожиданно сказала Эмма.

— Что? — не веря ушам, переспросила Пэт.

— Что слышала! Это так здорово! Крепкие мускулы, волосы, развевающиеся на ветру, морская соль на губах! С того самого момента, как я приехала в Малибу, я ни о чем другом и не мечтаю! — звонко смеясь, воскликнула Эмма, стремясь перекричать шум волн.

— Эмма, ты шутишь! А как у тебя дела с Диком Латхамом? Похоже, у вас что-то завязалось? — ввернула Пэт.

— Он слишком хорош, чтобы поверить в его добрые намерения, — задумчиво произнесла Эмма, усаживаясь на краешек серфинга, выброшенный волнами на песчаный берег океана.

Что имела в виду Эмма? Что Латхаму нравились девушки в десять раз красивей Эммы, типа Пэт Паркер? Что ему нравился именно такой тип женщин, и он не сводил глаз с лица и фигуры Пэт с тех самых пор, как она только появилась? Девушек типа Паркер, чей заработок в двадцать пять раз меньше, чем у Эммы…

— Послушай, иногда, раз в год, люди бывают добрыми, — сказала Пэт.

— Ну, я не думаю, что Дик такой уж хороший. Нет, хорошо, что он богат, что он крепкий мужчина, хорошо, что он прекрасно выглядит. Хорошо, что он знает, что нужно женщине для счастья. Но мне все же кажется, что он очень плохой человек.

— У тебя с ним связь? — спросила Пэт. Она еще никогда не встречала более открытого человека, и с головокружительной скоростью узнавала все тайны Эммы, даже самые интимные.

— Нет, у меня с ним ничего не было до тех пор, пока однажды он не позвонил мне и не предложил приехать в Малибу. И мы полетели сюда самолетом. Там все и произошло.

— Не может быть, — не поверила Пэт, глядя на подругу широко раскрытыми от любопытства глазами.

— Нет, может. Там, в миле от земли, мы и познали друг друга.

— Но почему, как все…

— С превеликими трудностями и всевозможными ухищрениями. Дик сказал, что всегда хотел это попробовать, а я, как его работник, не стала ему противиться. Признаться, приятного было мало. Но цель оправдывает средства. После этого я смогу добиться многого. А он почувствовал себя членом весьма необычного, я сказала бы, «возвышенного» клуба, — рассмеялась Эмма. — Ну и потом, это была хорошая зарядка и разминка для затекших мускулов. Так что нет худа без добра. Теперь такая воздушная акробатика практикуется в небе Америки.

— Боже! Эмма, ты рассказываешь невозможные вещи. В это так трудно поверить! Я всегда считала Латхама крайне холодным и невозбудимым человеком. Я даже и представить его не могу…

Пэт старательно пыталась представить Дика Латхама в некотором положении, но ей это никак не удавалось. Определенно у Латхама были какие-то сложности. У него всегда были женщины, но, возможно, результат не всегда оправдывал их ожидания. У Эммы был великолепно подвешенный язык и острый ум, но она по всем статьям резко отставала от тех длинноногих красавиц, что гроздьями висели на его руках на многих журнальных фотографиях. Тут было над чем подумать. Что это? Поиски чего-то новенького? Вызов? Просто дурные манеры? Пока ответа на это не было. Как только она с ним познакомилась, Пэт сразу почувствовала его мужской интерес, но она тогда четко почувствовала, что что-то в нем не так. Одно было ясно с Диком Латхамом: он что-то скрывал.

— Ладно, я все-таки предпочитаю наслаждение от здешних мест всем неприятностям и трудностям. И я надеюсь, что дальше последует развитие событий и мы не ограничимся с Диком замечаниями о том, подходит ли этот пиджак или галстук к данному событию, — со смехом заявила Эмма. — А что у тебя за тайны, детка? Что у тебя с Алабамой? Он выглядит как царь лесной из древних легенд, но мне немного не по себе при мысли о том, в каком виде его нижнее белье.

— О Боже! Нет, все не так! Он мой герой, но и только. Он очень добрый и благородный человек. И потом, он самый честный из всех людей, кого я встречала когда-либо.

— Какой ужас! Честные люди всегда так жестоки и грубы! — воскликнула в ужасе Эмма.

— Да, он и вправду немного жесток, но только, по отношению к тем, кому не доверяет.

— А не доверяет он Дику, не так ли?

— Ну, я не думаю, что так. Просто он не особенно любит бизнесменов, и к тому же у них еще в прошлом была стычка в Париже.

— Все, что я знаю, так это то, что Дик собирается купить земли в этих горах. Я не знаю зачем, но ему нужен Алабама, который здесь царь и Бог. Дик прознал, что Алабама может многое. Сейчас они разговаривают друг с другом и, вполне вероятно, делают предложения, от которых очень трудно отказаться. Я думаю, что теперь они немного поутихнут. Малибу должен примирить их. Они деловые люди, а не повесы… к сожалению…

— А как ты познакомилась с Латхамом? — спросила Пэт у Эммы.

— Все очень просто. У Дика очень развита англомания. У него есть дом на Честер-сквер, там, где обычно живут богатые американцы. Ну и гости: члены палаты общин, победители Уимблдонского теннисного чемпионата и тому подобная публика. Он искал, кто может вернуть к жизни его детище — журнал «Селебрити». А я как раз только что смогла поправить дела с журналом «Класс». Когда он предложил мне жалованье в миллион долларов в год, я немедленно согласилась. Я была так рада вырваться из этой Англии!

— Эй, ты это о чем? Разве тебе не нравится твоя страна? Я, например, все время мечтаю там побывать! — воскликнула в недоумении Пэт.

— Ну да. Туристы всегда остаются ею довольны, к ним хорошо относятся, и за короткий срок они не успевают намучиться с погодой и английской пищей. И только настоящие англичане знают свою страну, и она им не всегда по нраву. И потом, там все время идет необъявленная гражданская война и в ней не берут военнопленных. Она безжалостна. Рабочие воруют, аристократы пьют, а буржуазия за всех отдувается. Это просто кошмар, поверь мне на слово. Для вас, американцев, это непонятно. Классовая борьба у вас носит этнический характер. У вас есть угнетенные черные, изгнанные со своих земель краснокожие, в окна еврейского доктора кидают булыжники. Но все это детская возня по сравнению с тем, что происходит ежедневно в Англии. Там все буквально помешаны на этой самой гражданской войне. Это уже стало образом жизни. И в этой борьбе люди не щадят ни своих сил, ни жизни других, ради посвящения в рыцари этой бессмысленной свары.

— Но разве Тэтчер не может положить всему этому конец? — изумилась Пэт Паркер.

— Видит Бог, она старается. Но скорее они покончат с ней. И пока они не покончат с королевской династией, все будет продолжаться по-прежнему.

Эмма неожиданно резко и ожесточенно заговорила о своей родной стране. Проступило что-то очень дикое и явно небезопасное. Она потемнела лицом, губы ее поджались, в глазах замерцали недобрые искорки. Пэт наблюдала за ней, и все тщательно откладывалось у нее в памяти. Как и с Диком Латхамом, первое впечатление от знакомства с Эммой было обманчивым. Внутри Эммы бушевала ненависть. Пэт почти могла потрогать ее руками, так явственно она ощущалась.

— Нельзя так чувствовать себя в Малибу. Это противозаконно, — сказала мягко Пэт.

Эмма вздрогнула, словно высвобождаясь из объятий ночного кошмара.

— Что? Ах да, Англия. Я села на своего любимого конька. Для меня это не самый удачный предмет для разговора, — судорожно произнесла она.

— Ну, о своих родителях я говорю еще хуже, — произнесла Пэт в знак солидарности с Эммой.

— Что, плохие?

— Самые плохие, каких только можно представить. — Пэт даже закусила губу от горечи нахлынувших воспоминаний.

Но Эмма Гиннес вовсе не намеревалась выслушивать ее рассказ. История жизни других людей ее вовсе не занимала. И в этом отношении она была истинной англичанкой.

— У меня, наверное, тоже были родители. Я никогда ими особенно не интересовалась, — произнесла она.

Эмма поднялась.

— Пошли, я проголодалась, и надо переодеться к ланчу. Мы довольно сильно задержались. Пойдем быстрее, а то они там заговорят друг друга до смерти.

Пэт тоже поднялась. Новая работа. Члены палаты общин, горный клуб, Алабама, эксцентричный миллиардер, ее новый босс, который любит кататься на серфинге и мечтает стать женой Латхама. От всего этого голова шла кругом. Ясно было лишь одно — наступило время ланча.

— Попробуйте немного сальсы. Это очень острая штучка.

— Угу, — только и пробормотал Алабама, выливая в черепаховый суп соус.

Если вы хотите прикончить меня, то почему обязательно за едой?

— О, я абсолютно уверена, что вы всегда и везде и без труда найдете способ достойно отразить любое нападение, — мягко произнесла Эмма, наливая себе белого вина «Нэпа Вэлли».

Латхам позволил себе небольшой смешок. Его деловая часть беседы с Алабамом превзошла самые смелые ожидания.

На Алабаму произвели впечатление его планы построить дом, который он на самом деле и не собирался строить. Он даже нанял архитектора Ричарда Мартина, чтобы вписать этот дом в окружающий ландшафт. Они подробно обсудили с Алабамой все детали того, как удобнее всего разметить дом в горной местности, как спрятать все коммуникации и при этом сделать постройку почти невидимой.

— Ладно, посмотрим, как пойдут дела. Надеюсь, что нам заморский законодатель мод не будет повторять старых ошибок… и не наломает дров в кадровом вопросе…

Атмосфера за столом потихоньку накалялась. Алабама сидел с воинственным видом. Пэт заметила, как покраснела Эмма. Она жила в неспокойном мире, и ее близость с боссом в небе Америки, похоже, пока не принесла ей никаких дивидендов. Сейчас шел деловой разговор, а в этом Дик Латхам юмора не терпел.

— Надеюсь, что я потом не пожалею о том, что я сейчас скажу, — неожиданно громко и решительно произнесла Пэт. — Дело в том, что я решила принять предложение Эммы и согласилась работать в ее журнале.

— Что ты сказала? — Алабама выстрелил в нее вопросом.

— Только то, что Эмма предложила мне работу в журнале «Нью селебрити». Я заключаю очень выгодный для меня контракт. По нему я обязана сделать две работы в год по своему выбору. Разве это не замечательно? Ведь это означает, что я смогу оставаться здесь, в Малибу, и в то же время смогу заняться любимым делом.

— Скажи на милость, зачем тебе потребовалось искать работу? — наконец пришел в себя Алабама. Он был полностью потрясен.

Пэт смогла это предвидеть и сейчас не испугалась его реакции. Она знала, что нечто подобное должно произойти. Она заметила испытующий взгляд Латхама, сидевшего напротив нее. Его явно занимала сцена, помимо всего прочего, его чисто в спортивном плане интересовало, сможет ли она выдержать явное давление.

— Любому художнику необходимо самовыражение. И ты, Алабама, это прекрасно знаешь… Скажи, сколько выставок ты организовал за последнее время? Сколько сделал фотографий, а сколько оформил книг?

Пэт смотрела прямо в глаза Алабаме. Она точно знала, что сейчас должно произойти.

— Я не собираюсь мараться со всякими глупыми журнальчиками, — резко бросил Алабама.

— А когда тебе было столько же, сколько мне сейчас, ты продавал свадебные фотографии в Кентукки, — жестко вбивала каждое слово Пэт.

Глаза ее воинственно горели, и она с трудом сдерживала себя. А сейчас ей это было просто необходимо сделать, она впервые в жизни была на грани срыва. И ей это удалось — сказались уроки, полученные во время самых страшных и беспощадных войн, иначе именуемых семейными ссорами.

— Вам повезло, — промурлыкала Эмма. — Свадьбы почти ничем не отличаются от похорон: и там и там люди выглядят так глупо.

Алабама ее не услышал. Упоминание о Кентукки и о том, чем он там занимался, было явно ударом ниже пояса.

Дик Латхам почувствовал себя как на теннисном турнире в Уимблдоне. Ланч неожиданно превратился в спортивное зрелище. Всегда забавно смотреть на спорщиков со стороны. Но чью же сторону принять? Бывалого матерого экологиста Алабамы или этой длинноногой, со стройной грудью озорной девчушки? Дик поморщился. В любом случае он ничего не выигрывает.

— Я нисколько не стыжусь того, что делал в Кентукки. Это было честное занятие и я многих осчастливил…

Алабама примолк, неожиданно осознав, что, вопреки всем своим принципам и правилам, самым глупым образом оправдывается. Инициатива была не у него. Он попробовал собраться для контратаки. Но разве Пэт Паркер не делала такую же честную работу, как он, и не была так же молода, как он когда-то? Ладно. Сделаем по-другому, решил он.

— Журнал «Селебрити» — это как раз тот самый счастливый случай для оправдания существования разного рода паразитов и богатых бездельников, — бросил он решающий козырь.

— Надеюсь, что это так, — улыбнулась ему главный редактор журнала Эмма Гиннес. — А если нет, то стоит попробовать и пойти по предложенному вами варианту.

Дик Латхам, несмотря на прямой выпад против его любимого детища — журнала, не выдержал и расхохотался. Теперь была очередь Пэт Паркер. И подача не замедлила.

— В твоих словах, — заметила она небрежно, — звучит снисходительность превосходства и элитарность. А в свободном обществе люди сами выбирают, что им по душе. И по большей части они всегда бывают правы в своем выборе. По крайней мере чаще, чем те, кто ставит свое личное мнение над мнением общества. А жизнь такая непростая штука, и она все сама расставляет по местам.

К сожалению, все люди ошибаются, и интеллектуалы в том числе.

Алабама покраснел. Он побагровел. Он просто стал красным как вареный рак. Он начал пульсировать, как огнедышащий вулкан, и Латхам почти физически ощущал жар, исходящий от него.

— Я не этот недоносок-интеллектуал. — Само слово «интеллектуал» сейчас просто бесило его.

— Я знаю это, Алабама, тогда перестань нести чепуху, словно ты и вправду этот самый «умник».

— Не дави на меня.

— А ты не дави на публику.

— Я ничего больше не хочу слушать. Ты ворвалась в мою жизнь незванно, потому что тебе требовалась помощь. А сейчас ты сидишь здесь и указываешь, что мне следует говорить и чем думать, словно я уже листаю этот ваш проклятый журнал. Может быть лучше, если ты займешься своими делами, а я своими. Может быть, тебе стоит убраться ко всем чертям и никогда оттуда не возвращаться?

Алабама резко вскочил. От его движения кресло отлетело назад как раз под ноги несчастному дворецкому, который нес очередную перемену блюд. Провидению было угодно послать именно в этот момент великолепный овощной суп, в котором был лук, помидоры, всевозможная зелень, овощной салат с морскими деликатесами. Дворецкий пошатнулся, тщетно пытаясь сохранить равновесие и спасти свой драгоценный груз. Ему это не удалось, и все, что он гордо нес на подносе, посыпалось прямо на бедную Эмму Гиннес. Помидоры с луком, чеснок, молодая черемша вперемешку с лапшой повисли у Эммы на лице, на носу, на ушах… В глубокую ложбинку между грудями с булькающим звуком проскользнула подлива салата, и несколько раков медленно следовали тем же путем.

Эмма потеряла дар речи. Она ничего не боялась в жизни, но раки, ползущие ей под платье! Это было явно выше ее сил и мужества. Эмма завопила. Бедный дворецкий тщетно пытался выловить у нее из декольте раков, вытаскивая всякий раз вместо этого лапшу и куски лука. Раки продолжали зловеще ползти вниз. Эмма уже не просто кричала, она хрипела. В одночасье законодатель нового модного журнала превратилась в испуганного до смерти жалкого человека. Она только всплексивала руками и издавала булькающие звуки. Глаза ее никак не могли сфокусироваться на чем-либо, чтобы помочь ей обрести ориентировку в пространстве. Дворецкий бросил свое безнадежное занятие и опрометью выбежал из комнаты.

— Прошу прощения, я не хотел, — неискренне извинился Алабама.

— Бедная Эмма, — прошептала Пэт.

— Проклятье! — наконец смогла вымолвить жертва суповой атаки.

Над столом повисла тишина. Только дважды ее нарушали посторонние звуки: в первый — капли супа, падающие на пол и на бесценный персидский ковер. Во второй раз — это был смех Дика Латхама. Сначала тихий, он все более усиливался, и под конец все тело миллиардера просто содрогалось в пароксизмах смеха. Он просто не мог сразу осознать все происшедшее, и сейчас это была реакция. Он смотрел на финал своего парадного обеда и безудержно хохотал. Эмма, такая энергичная и острая на язык, сейчас сидела в обрамлении раков и не могла найти подходящих слов. В довершение всего неожиданно появился дворецкий. События, очевидно, несколько помутили его разум, и он действовал неадекватно ситуации. В одной руке он тащил за собой пылесос, пытаясь выловить им злополучных раков из платья Эммы. В другой руке у него был пожарный рукав. Хорошо, что еще он не успел включить воду! Тут уж вся компания начала безудержно хохотать. Эмма, гвоздь программы, неожиданно для себя всхлипнула, а потом разразилась таким же безудержным хохотом, что и все остальные.

— Ел все, суп из черепах, ласточкиных гнезд, но из главного редактора! Такого еще не было! — всхлипывая от хохота, пробулькал Алабама.

— Смотри не объешься. Он может быть острым! — хохотала Пэт.

— Я не понимаю — суп во мне или я в супе? — вопрошала, заливаясь смехом, Эмма.

— Надо попробовать на вкус, так не поймешь, — поддавал жару Дик Латхам.

— Не надо рисковать, Дик… — в унисон закричали гости.

— Боже! Ну и дела… Такого ланча, у меня никогда еще не было! — пробормотал наконец Дик Латхам.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Пэт Паркер медленно брела по песчаным дюнам. Ее «Никон», свешиваясь с руки, порой касался песка. Она только что пообедала в мексиканском ресторанчике и была в прекрасном настроении. Сейчас ей все казалось таким милым и восхитительным. Она со всем ощущала гармонию. Солнце, горы, море, песок — все ее радовало и умиротворяло. Она шла по берегу. Теплый, но не горячий песок приятно обволакивал ее ноги. Легкий морской бриз приносил соленый аромат моря. Кузнечики и цикады продолжали свою нескончаемую хвалу окружающему ее великолепию. Похоже, что здесь она наконец смогла если уж не найти себя, то уже была очень близка к конечной цели своего поиска. Жизнь неожиданно получила смысл. Все ее сомнения растаяли на солнце и смылись лазурным океаном в прошлое. На гребешке дюны Пэт немного, постояла, разглядывая Брод-Бич внизу. Он шел до самой Зумы и сейчас береговая полоса была полна загорелыми людьми. Это был просто сироп из обветренных лиц, из грудей, тонких и толстых ног. И все это мелькало и двигалось, словно в жаркий полдень в районе Центрального парка в Нью-Йорке. Пэт улыбнулась, когда вспомнила тот недавний ланч и как неожиданно все хорошо закончилось. Нет худа без добра — вот уж действительно пословица на все времена! Ее стычка с Алабамой не только не испортила их едва зародившуюся дружбу, но, напротив, углубила их отношения. Правда, при этом каждый дал понять другому, что с ним надо считаться. Алабама хотел ее подмять, а она ему не позволила это сделать. И успела заметить, как он зауважал ее еще больше и стал восхищаться не только ее художественным даром, но и ее сильным и независимым характером. Даже Латхама она сильно заинтриговала. И это было все как-то необычно, ведь теперь она была его служащей… Сам король прессы помогал Пэт найти работу! Но она не расслаблялась. Здесь, на песчаных пляжах Малибу, бродили живые сюжеты, которые могли бы стать ее визитной карточкой в издаваемом Латхамом и Гиннес журнале. И пора уже была браться за работу.

Пэт осмотрелась вокруг. Любители серфинга носились по волнам. Их длинноногие и большегрудые подружки на берегу сходили с ума от музыки, льющейся из наушников «уокменов». Их едва прикрытые части тела впитывали солнечные лучи, словно солнечные батареи, копя их про запас, чтобы темными ночами отдать в обмен свое тепло и энергию на нечто очень приятное. В волнах мелькнул виндсерфингист. Звуки прибоя, хлопки паруса, глухие удары теннисных ракеток, перемежающиеся с возгласами игроков — вот и все, что нарушало тишину побережья. Все было как всегда, и, как обычно в таких случаях, главная трудность заключалась в том, чтобы найти достойный объект съемок. В который раз Пэт тайно призналась себе, что фотографировать в аду было бы несравненно проще и легче, чем в благопристойном раю…

Тут она увидела его. Он стоял на вершине другой дюны, слегка отставив ногу и откинув голову навстречу ветру. Викинг, да и только, подумала Пэт оглядывая его стройную, залитую солнечным светом мускулистую фигуру. На нем были просторные джинсы, рубашка из грубой материи, под ней ослепительно белая майка подчеркивала мощную шею. Он застыл в странной позе, обратив свой взор куда-то в небеса. Все в нем было как-то необычно. Он был напряжен, готов к действию, казалось, только ждал команды что-то сделать, куда-то помчаться. Пэт выхватила свой «Никон», словно ковбой кольт, быстро прикинула расстояние, освещенность и поймала его в видоискатель. Пэт смотрела на него, словно охотник на дичь. Она затаила дыхание, ее палец плавно лег на затвор. Она продолжала неотрывно смотреть на это чудо. Он был орел, нет, лев. Он был героем из античных времен, ставшим на ее пути. Его широкие плечи венчались гордо посаженной головой, в которой должна была гнездиться железная воля. Мощная грудь скрывала в глубине сердце, которое еще не познало радости любви и было холодным как лед. Пэт смотрела на этот классический образчик мужской породы, и чем дальше она смотрела, тем труднее ей было оторваться. Их разделяло метров сорок, несмотря на это Пэт показалось, что она ощущает его аромат, запах мужчины. Ее палец снова напрягся и лег на затвор фотоаппарата. И в этот момент он шевельнулся. Его голова резко повернулась, и он уставился прямо в объектив. Пэт показалось, что его глаза видят ее насквозь, прямо через линзы объектива разглядывают всю ее подноготную. Палец ее замер, не в силах нажать на спуск. Она смотрела через камеру на него и вздрогнула, когда его зрачки встретились с ее. Пэт была готова сделать этот волнующий снимок. Видоискатель все еще удерживал его в кадре, но Пэт уже ничего не могла с собой поделать. Она просто не могла двинуть ни рукой, ни ногой. В голове ее пронеслась вереница самых разнообразных мыслей — желание, смущение, восхищение и стыд. Да, именно стыд, она боялась, что он все это легко прочтет в ее глазах. В Африке бытует поверье, что фотограф, делая снимок, крадет вашу душу. И сейчас она читала в его глазах этот упрек. Пэт не выдержала и опустила камеру. Потупила глаза и медленно, словно вопреки своей воле, пошла по песку к нему. Он стоял без движения, лишь внимательно ее разглядывая. Пэт никогда серьезно не злоупотребляла своей красотой. Сейчас она впервые поблагодарила Всевышнего, что он дал ей этот дар. Ее привлекательность станет ее защитой. И возможно, ее красота станет тем самым «сезамом», что откроет волшебную пещеру здесь, в Малибу. Пэт подошла поближе, застенчиво улыбаясь, и попыталась изобразить нечто вроде приветственного жеста, нелепо взмахнув руками.

— Прощу прощения. Мне следовало сначала попросить у вас разрешения. Я поступила бестактно, — проговорила через силу Пэт.

Он не улыбнулся. Он ничего ей не ответил. Он смотрел на нее свысока, надменный, холодный, абсолютно безразличный к ее извинениям. Она была уже рядом с ним и внезапно ощутила всю его агрессивную ауру, всю его неимоверную гордость. Да так отчетливо, что даже поежилась.

— Вы разрешите сделать вашу фотографию, сэр? — спросила, пытаясь улыбнуться, Пэт.

— Нет.

— Но почему?

— Я вам ничего не собираюсь объяснять, — бросил незнакомец.

Его голова снова откинулась назад, словно в хорошо отрепетированной роли. Казалось, он говорит с ней с другой планеты. Сердце Пэт заколотилось — она никак не ожидала такой реакции. Она почувствовала спазмы в желудке, в горле вдруг пересохло, как в пустыне. И куда делся ее гнев, который не раз выручал ее в подобных неприятных ситуациях? Она просто стояла перед незнакомцем и трепетала.

— Вы что же, не хотите сделать себе подарок — фотографию? — спросила робко Пэт. Трудно было определить, что это — то ли вопрос, то ли констатация. Он перевел взгляд на отдаленные дома с таким видом, словно она сказала глупость, на которую и отвечать не следует. — А почему, как вы думаете, все они живут вон там? Я имею в виду актеров, — неожиданно произнес незнакомец.

— Да потому, что это самый дорогой пляж в мире, и это Малибу. А почему они живут в Малибу? Возможно, потому, что здесь им спокойно. Впрочем, я не знаю. А вы, часом, не актер?

Он отмел рукой вопрос Пэт, словно говоря: не досаждай мне всякая козявка. Я здесь центр вселенной и прошу это запомнить.

— Думаю, что это что-то вроде реванша.

— А, реванш типа «я тоже буду жить отлично»…

— Угу. В этом роде.

Незнакомец повернулся к ней, и она всмотрелась в его лицо. И вдруг произошла разительная перемена. Все его тело буквально стало извергать ласку и заботу, участие и доверительность. На лице промелькнула такая нежная улыбка, что Пэт, позабыв все на свете, пожалела, что не может ее догнать, что у нее нет крыльев…

— Вы знаете, все эти знаменитости, в свое время никто в них не верил до тех пор, пока уже не становилось поздно. Не в успех, нет, а в них самих.

— А в вас верят? — Пэт отбросила местоимение «они», заменив на более желанное «вас».

— В меня верят.

— И вам этого мало?

— Сейчас вполне хватает, — засмеялся незнакомец.

— И все же, можно вас сфотографировать?

— Можно, но в обмен на вашу карточку. Незнакомец засмеялся, уверенный, что она никогда не согласится на такую сделку. Ему показалось, что он уже достаточно узнал ее.

— Я фотограф. А никто не снимает фотографов. Теперь вы все понимаете, — пожаловалась ему Пэт.

Вдруг она передумала. Не нужна ей его фотография. В мире есть вещи и поважнее.

— Вы здешний? — спросила она, переменив тему.

— Вряд ли здесь можно найти аборигенов. Я лично приехал из Нью-Йорка. Я актер и только что окончил школу Джуллиарда. Меня зовут Тони Валентино — И он протянул ей руку.

Пэт пожала ее. Его сильная ладонь полностью накрыла ее ладошку, крепко пожав, затем также решительно отпустила. В его движении не было никакого намека ни на флирт, ни на заигрывание и тому подобное. Но Пэт вспомнила свои первые ощущения, как в предчувствии чего-то у нее побежали по коже мурашки при одном взгляде на этого Тони Валентино.

— И я из Нью-Йорка. Как жаль, что мы там не успели стать друзьями! — пошутила Пэт.

— Ну, это понятно, там народу много, — совершенно серьезно отвечал Тони, и Пэт вдруг с ужасом поняла, что у него, должно быть, плохо с чувством юмора. Не то чтобы она обожала веселых людей, но как-то принято в мире, что без смеха и юмора обойтись трудно. Черт! Ладно, не будем обострять, подумала она.

— А не пройтись ли нам по берегу? Беглецы из Нью-Йорка должны держаться друг за дружку в Стране Чудес. Так мы сможем выжить.

— Абсолютно верно! — подтвердил Тони.

— Вы хотите осмотреть город Зума и познакомиться с образом жизни его обитателей, или вы предпочитае пройтись с незнакомкой по пляжу?

— Если я сейчас говорю с вами, то это означает, мне нет дела ни до кого в этой Зуме.

Пэт наклонила голову набок и наморщила лоб в знак того, что не совсем поняла его слова. Они звучали странно двусмысленно. То ли это форма комплимента, то ли свидетелъство его необычной сосредоточенности и нежелания разбрасываться по пустякам.

— Когда я разговариваю с кем-то, то весь мир для меня не существует! — пояснил Тони.

— А я предлагаю пойти в Зуму. Музыка, люди, праздник. Моя мама всегда мечтала побывать здесь, — поморщилась от подступивших воспоминаний Пэт.

Она взглянула на Тони и в изумлении остановилась. Он просто разваливался на глазах, исчезал. Его квадратные сильные плечи безвольно опустились, голова опустилась на грудь, а все его точеные черты лица были теперь искажены неожиданной грустью или печалью.

— Что случилось? — испуганно спросила Пэт, вся в тревоге от такой неожиданной перемены.

— Моя мама умерла в прошлую пятницу, — сказал Тони дрожащим голосом.

Его лицо было опущено вниз, пелена застлала прекрасные глаза. Чувственные губы дрожали. Пэт почувствовала острую жалость и дотронулась до него, успокаивая, словно малое дитя.

— Мне очень жаль, — произнесла она мягко.

И ей действительно было жаль его. Незнакомец покорил ее в первый раз своей красотой. Во второй раз он покорил ее своей скорбью. Она была совершенно не права, поверив своему первому впечатлению. Он вовсе не бесчувственный, холодный чурбан. У него было нежное сердце!

Тони взглянул на нее. Он ничего не скрывал и не стыдился проявления своей слабости перед этой девушкой. Тони перевел дыхание и признался ей:

— Я никогда не смогу привыкнуть, что моей мамы нет рядом! Никогда я не привыкну!

— Успокойся. Время лечит раны. — Пэт произносила фразу, которую в таких случаях говорят люди на всех языках мира.

Она заключила Тони в свои объятия, поглаживая его по волосам и успокаивала, неожиданно осознав, что он не противится ее ласкам.

— Надеюсь, — произнес Тони тоном, в котором Пэт распознала, что он понял ее сострадание и отдал должное ее попыткам придать в общем-то банальным словам то теплое и так нужное ему участие.

— И самое главное — это то, что я всегда был слишком занят делами, чтобы просто сказать маме, как я ее люблю.

«Мне кажется, что она это и так знала». — Пэт никогда еще не видела человека, столь выразительного в своих эмоциях, как этот молодой красавец. Она провела пальцами по его руке, почувствовала теплоту его кожа Взглянула в глаза и увидела ответный блеск. Его ощущения сейчас были еще далеки от комфорта или удовольствия. Он вдруг понял, что перед ним стоит человек, которого он, возможно, искал всю жизнь.

— Спасибо, — тихо произнес Тони.

Едва он произнес эти простые слова, Пэт совершенно ясно поняла, что сейчас произошло. Она влюбилась!

Пэт Паркер сидела в одиночестве в переполненном людьми ресторане. Она вновь посмотрела на часы. Было уже половина восьмого. Тони опаздывал на полчаса. Пэт налила себе минеральной воды. Но из-за жары лед уже растопился, газ из воды успел выйти. Все было теплым и безвкусным. Она посмотрела в зал, где веселилась молодежь. Она смотрела на их загорелые тела в преимущественно светлых одеждах. Все они имели какое-то отношение к кино и весело проводили время. Пели, смеялись и танцевали. Пэт же сидела в одиночестве. Она посмотрела в окно на вереницу джипов, «корветов», «феррари», «ягуаров». На толпы людей, спешащих мимо. Среди них не было Тони Валентино. Пэт тяжко вздохнула. Ну когда же она научится разбираться в жизни и не попадаться на удочку так глупо! Все это было давным-давно описано в книжках. Красавец на океанском пляже! В Малибу! Стремительное знакомство и мгновенное проникновение в духовный мир друг друга. А эти роскошные эмоции? Он даже не скрывал, что актер. А потом они долго шли вдвоем, взявшись за руки, по песчаному пляжу. В маленьком ресторанчике, куда они зашли выпить немного кока-колы, он успел рассказать всю свою жизнь. Она его слушала, но больше смотрела на его необычное лицо, на его уверенные жесты. Он был так искренен и реален. Не было ни капельки фальши ни в том, что он говорил, ни в том, что он делал. Тогда, на пляже, Пэт ни секунды ни колеблясь, полностью поверила ему и в него. Но сейчас она уже не была так уверена. Вдали от его влияния стали появляться сомнения. А часы прямо указывали, что уже полчаса, как он должен быть с ней. Даже можно было сказать по-другому: уже полчаса она живет без Тони Валентино.

Пэт схватила за рукав пробегавшего мимо официанта и попросила принести чего-нибудь перекусить.

— Принесите мне что-нибудь. Боюсь, что мне придется поужинать в одиночестве.

— Ни в коем случае, — услышала она голос Тони. Он возвышался над столом словно утес. Он выделялся своей темной кожаной курткой среди этой толпы людей в светлых одеждах. Под курткой у него была майка снежной белизны, оттенявшая загар. Джинсы обтягивал кожаный кавалерийский ремень. Ковбойские ботинки дополняли его наряд. Тони снял гофрированный шлем с головы и положил на стол. Указывая пальцем на ресторанное окошко, он показал Пэт свой транспорт — красно-белый велосипед «Кавасаки». Тони буквально светился радостью, что он встретил Пэт, и все было как тогда на пляже, во время их первой встречи. Правда, сейчас черты лица Тони были едва различимы, словно его окутывал какой-то волшебный туман.

— Привет, — сказала Пэт абсолютно нейтральным голосом, в ожидании извинений и оправданий. Но не смогла выдержать тон и полностью позабыла о своей обиде, что он целых полчаса где-то бродил, бросив ее одну. Он появился, и снова все стало прекрасным. А глядя на его велосипедное снаряжение, Пэт поняла, что именно таким способом он поддерживает форму. А тело его… Она поняла, что не сможет устоять перед его натиском… Да, он намеревался взяться за нее всерьёз и вовсе не шутил. И об этом говорила вся его напряженная, ждущая фигура, флюиды, которые исходили от него.

— Извини, я задержался, — только и произнес Тони. Не было ни намека на оправдания.

Тони плюхнулся в кресло напротив нее и устроился там поудобнее. Едва он сел, как она смогла четко различить его черты. Это тоже был его фокус — когда он хотел, все могли увидеть его глаза, его лицо… Сейчас Тони вовсе не выглядел подавленным или озабоченным. Напротив, он выглядел отменно.

— Приходить точно в назначенное время для тебя так трудно? Это называется непунктуальность. А для актера это…

— Нет, для меня это не представляет никакой проблемы, — улыбнулся Тони при виде раздраженной Пэт.

Его глаза вновь проникали внутрь девушки. «Для меня» было сказано почти с вызовом. Пэт почувствовала, как начинает злиться. Ее разум говорил ей, что надо успокоиться и не глупить. Она еще не достаточно хоршо знала этого парня, чтобы вот так просто с ним ссориться. Если все, что она хотела от него, было затеять ссору, она уже могла получить это прямо сейчас и потом убежать из ресторана. Так они, между прочим, и начали свое знакомство — с препирательства. А теперь это грозило повторением. Но она не могла вынести спокойно его самодовольство. Трудно было бы найти еще кого-либо столь же самоуверенного и красивого одновременно. Она им восхищалась, но ей этого было мало. Она еще хотела и руководить им.

— Ладно, для тебя это не проблема. Зато для меня проблема. Я целых полчаса проторчала здесь в полном одиночестве. Ты по крайней мере мог бы объяснить, почему опоздал. А так это похоже на очень плохие манеры.

— Тебе было бы легче, если бы я соврал? — проникновенно сказал Тони, улыбаясь своей знаменитой улыбкой неотразимого киногероя. — Ложь нужна мелким людям слабым и трусливым, людям завистливым и мелочным. Его глаза буквально впились в Пэт. Он ждал ее ответа. Он хотел услышать, что она думает. Он нападал, она защищалась. И тем не менее был ли он прав?

А сделает ли ложь ее счастливой? Да, возможно. Но она не могла принять его объяснения в виде лжи. И не могла отвергнуть ее. Если она отринет его ложь, то просто принесет ему победу на блюдечке. В попытках найти выход, Пэт промолчала и уткнулась в меню. Она читала его разозленная и в то же время озадаченная. Никогда раньше ей не приходилось ощущать столь сильные эмоции.

— Я хочу заказать лосося, тунца и желтохвостку и калифорнийский рулет с огурцом. А что хочешь ты? — переменила тему Пэт.

— А я еще не знаю. Я никогда не пробовал «суши». Ты знаешь, что это такое?

Пэт снова улыбнулась. Тони сделал новый разворот на сто восемьдесят градусов. Полная беспомощность и незащищенность проступили под обликом любопытного, алчного до жизненных удовольствий мужчины. Потом Пэт поняла, что все это наносное, видимое. В действительности его поведение предопределялось его характером. А главными чертами его характера были честность и бесстрашие. Он опоздал, у него нет оправдания. Он за это извинился. Но ему нисколько не стыдно, поскольку он нигде и ни в чем не лжет. Он никогда не пробовал раньше «суши» и не знает, что это такое. И он нисколько не испугался, что это обстоятельство может уронить его авторитет. Ведь он мог преспокойно выбрать любой другой ресторан в Зуме, где подают привычную пищу, но он не захотел! У него не было комплекса неполноценности, и он не боялся спросить о том, чего он не знает или не умеет. Это в его глазах нисколько не могло его унизить.

— «Суши» — это просто сырая рыба.

— Да, я слышал что-то об этом. Сейчас подождем официанта, и он мне покажет, как надо ее есть.

— Послушай, почему-то мне кажется, что в мире очень мало людей, которые действительно могли бы указать тебе, что надо делать. Интересно, почему так? — спросила Пэт со смехом, показывая тем самым, что он уже прощен и они снова друзья в путешествии к чему-то очень интересному и волнующему.

— Все очень просто. Я сам знаю, куда мне идти и что, мне делать.

— И куда же?

— Наверх!

— На верх чего?

— Актёрской игры, кино, мира. — Тони наклонился к ней, позволяя посмеяться над его словами.

Но она почему-то этого не стала делать. Возможно, это были всего лишь детские амбиции. Но только не в этих плотно сжатых устах. Только не в этих горящих глазах. Она уже нисколько не сомневалась, что Тони сможет добиться всего, о чем он говорил. Пэт очень хорошо знала, что для человека с сильной волей и четкими целями все по плечу. Сила воли сметала с пути все препятствия, подавляла любое сопротивление. Она могла заставить танк без горючего продолжить бой. Эта сила могла заставить весь мир вращаться по своему, усмотрению.

— У тебя уже есть план действий? — как бы невзначай поинтересовалась Пэт. Этот парень не был мечтателем и пьянчужкой, очередным пропащим солдатом в огромной армии безнадежных неудачников, наполнивших окрестности Голливуда. Его мечты могли вполне реально воплотиться в жизнь. Однако одними мечтами о мировом могуществе не насытишься. Поэтому начинать надо с малого. Ее интересовали сейчас ближайшие перспективы.

— Я собираюсь вернуться в Нью-Йорк. Мне предложили небольшую роль в бродвейской постановке «К Встоку от рая». Мне еще надо порепетировать и набраться опыта. Скоро постановка выйдет на публику.

Ответ был абсолютно верным. Настрой на победу и вера в свои силы не мешали ему верно оценить свои нынешние реальные возможности. Вы никому не будете нужны в Голливуде, стоит лишь только заметить, что вы всю жизнь мечтали там появиться. Голливуд предпочитает делать неожиданные открытия, веря, что таким образом найдет истинные таланты. Спорить с этим бесполезно, поскольку Голливуд — самое небезопасное, самое параноидальное, самое агрессивное место на земле.

— А после этого ты станешь искать агента, который помог бы тебе выбирать самые лучшие роли в театре, так?

— Ты права.

— Тебе ведь нужен фотограф, пока ты будешь искать себе подходящие роли, не так ли?

— И опять ты абсолютно права, — Тони пристально посмотрел на девушку.

— Давай я сделаю твои снимки.

— А сколько ты запросишь за это? У меня не так многс денег, — выдавил Тони с неуверенной улыбкой.

— Я сделаю тебе их бесплатно. Но только тебе. И еще. Я очень, очень хороший фотограф. Такой же хороший, как и ты актер. Нет, возможно, даже еще лучше.

Пэт засмеялась, давая понять ему, что именно так она оценивает их обоих. В ее словах прозвучал открытый вызов, И она окажет ему бесплатно услугу. Человеку, которому и в голову не пришло бы сделать нечто подобное самому! Но уже в следующую секунду Пэт уже начала прикидывать, как ей лучше сделать хорошие негативы. Даже если ей удастся отснять всего лишь четверть тех эмоций, что демонстрировал этот красавчик, снимки получатся просто великолепными. Она уже раскладывала его по полочкам, подбирая в уме и тип пленки, и освещение, и необходимый антураж. Все это, она сделала мгновенно, не задумываясь. Но затем вдруг покраснела. Дело в том, что она все себе хорошо представила — и как он сидит, и как стоит или лежит. Но Тони перед ее мысленным взором был абсолютно обнажен. Да, он был полностью голым, словно новорожденный ребенок, и она даже сейчас уже могла увидеть и капельки пота, выступившие на его коже от жаркого света юпитеров… Будет ли он смущен, если она скажет ему, как она видит его на своих будущих снимках? Отведет ли он глаза, когда она будет бесстыдно разглядывать его великолепное тело? Безжалостно она будет пользоваться им как исходным материалом для своего дела. С холодным профессионализмом, абсолютно бесстрастно она будет указывать ему, куда сесть, куда лечь. Будет пенять ему, что у него такие короткие ноги по сравнению с его туловищем или наоборот…

На столе появились «суши», прервав тем самым разыгравшееся воображение Пэт. Смутившись, она уткнулась носом в блюдо, механически помешивая соевый соус в маленьком горшочке, и потянулась за хреном, лежащим в центре блюда.

— Смотри. Вот это называется «суши». Этим плавником тебе можно запросто отпилить голову. Все, что от тебя требуется — нарезать тонкие ломтики рыбы и макать их в соус. Ну, добавь пряностей по вкусу и не забудь про хрен. Очень вкусно! Вот смотри!

Пэт потянулась за блестящим от масла лососем, возвышающимся на небольшой горке риса. Отрезала кусочек, набрала немного риса и свернула все это в трубочку. Окунула в соус, дав впитаться ему и в рыбу и в рис. Положила сверху зелень и протянула Тони лакомство через стол.

Он принял игру и позволил Пэт покормить себя. Но глаза его неотрывно смотрели на девушку, и думал он, очевидно, тоже не о еде. Это было проявлением редких, особого рода нежности прикосновений рук, обмена взглядами, что случается между любящими людьми. Ну и, в конце концов, это было все действительно вкусно!

— Какой вкусный лосось! Мне нравится! — только и смог промычать Тони с набитым ртом.

Пэт почувствовала, как что-то зарождается глубоко внутри нее. Чувство было настолько сильным, что она не стала сдерживать его, а полностью ему отдалась. Она ревновала к рыбе, которую поедал сейчас Тони. Она сама хотела стать ей, попасть к нему в рот, прикоснуться к его языку и стремительно нырнуть в восхитительную глубину его тела… Пэт знала, что выглядит довольно глупо, уставившись на Тони с полуоткрытым ртом. Она понимала, что он это тоже видит и может принять это за слабость или еще черт знает за что. Но ничего не могла с собой сделать. Вот так сидела и глупо ему улыбалась. Единственное оправдание, которое ей приходило на ум, это то, что она действовала в духе абсолютной честности, чем так гордился Тони.

— Послушай, а что за снимки ты делаешь? Какое направление?

— Направление? Ты о чем? Ах, да. Я делаю репортажи, портреты. Я только что заключила контракт с журналом «Нью селебрити» из Нью-Йорка.

— Это тот самый журнал миллиардера, который возглавляет англичанка?

— Да, все так.

— Ты ее знаешь? — быстро спросил Тони.

— Да, знаю. Это Эмма Гиннес. Мы оказались с ней вместе в гостях, а потом я встретила тебя на пляже.

— Она здесь?

— Ну да. А что такого?

— На днях я с ней тоже встретился. Она была на выпускном вечере в театре-студии Джуллиарда. Потом она подвалила ко мне с классическим предложением: за это я сделаю тебя звездой.

— Эмма Гиннес? Не может быть!

«Ну и что дальше?» — подумала в ужасе Пэт, умоляя Всевышнего не заставлять ее ревновать Тони уже сейчас:

— Ну, я был достаточно тверд, — с улыбкой досказал остальное Тони.

— И что ты ей сказал? — продолжала настаивать Пэт, страшно волнуясь.

— Да все сказал. И довольно грубо. Теперь у меня появились настоящие враги.

«И достаточно могущественные. В плане твоей будущей карьеры». — Мысли подобного рода вихрем пронеслись в голове у Пэт. Она мгновенно вызвала мысленный образ Эммы Гиннес. Коротконогая, плотно сбитая Эмма во главе империи Латхама. Большегрудая Эмма занимается любовью в небе Америки со своим боссом. И наконец, Эмма имеет виды на Тони Валентино. Пэт попробовала продолжить мысленный ряд образов Эммы, но поняла, что делать это на полный желудок небезопасно.

— Да, все именно так и обстоит на самом деле, если ты спрашиваешь об этом.

— И все же я так рада, что ты смог щелкнуть ее по носу! — сказала с облегчением Пэт.

— Я не хочу и не буду работать на нее, — решительно сказал Тони.

— Да, мне кажется, что ей будет легче иметь дело с женщиной, — засмеялась Пэт. — Но она действительно очень забавна, да и умна. Латхам надеется с ее помощью возродить к жизни свой журнал. И она уже наняла несколько талантливых сотрудников, включая и меня.

— А что любит Латхам? — неожиданно спросил Тони. Пэт ответила не сразу.

— Тут надо подумать. Ну, что-то самобытное, рисковое, самостоятельное. Примерно нечто вроде тебя.

Их глаза встретились. Знакомство Эммы с Тони взволновало и расстроило Пэт. Интересно, а расстроит ли его знакомство Пэт с Латхамом?

— И потом, я слышал, что он мерзавец! — Тони отозвался о Латхаме, словно мог читать мысли Пэт.

Пэт просияла. Все стало ясно. Тони ревновал ее!

— Ну, настолько, насколько ему это позволяют!

Минуту-другую они ели в молчании.

— Да, а ты слышал, что Латхам купил киностудию «Космос»? — забросила удочку Пэт. Если многих женщин к Латхаму привлекали его деньги, то, интересно, как отреагирует Тони на возможность сниматься на этой студии.

— Я ничего об этом не слышал, — произнес он медленно.

— А хотел бы ты с ним встретиться?

— А в каком качестве? — продолжил диалог Тони.

— Ну, как мой друг, как актер. А что еще надо?

— И в таком случае он возьмет меня на работу в «Космос»? — Тони даже не скрывал сарказма. В его голосе зазвучали обвиняющие нотки. Он стал подозревать, что предложение Пэт мало чем отличается по своей сути от предложения Эммы Гиннес. Пэт заметила, что он явно был разочарован в ней, поэтому она мгновенно отступила.

— Прошу тебя, Тони. Перестань. Ты знаешь, как все это случается в жизни, и владелец студии вовсе не обязан заниматься кадровыми вопросами. И потом, — Дик Латхам может многое, и он профессионал в своем деле. «Интересно, успокоит ли его это?»

— А скажи на милость, зачем вообще «твоему другу и актеру» встречаться с этим старым фертом? — сорвался с его губ вопрос.

— Остынь, Тони. Это было всего лишь предложение. Мне кажется, что у Латхама есть очень много хороших контактов и связей, которые могли бы и тебе пригодиться. Это же Калифорния! Тони, ты сейчас находишься в Малибу! Ты что, не понимаешь, как все происходит в этой жизни? Так все поступают.

— Все, кроме меня! — просто ответил Тони. В его голосе не было гнева, было только желание, чтобы она его смогла понять. — Я хорош в том, что я делаю, и как я делаю. И я собираюсь оставаться самим собой и дальше. Я не хочу никого расталкивать локтями и пинать ногами в борьбе за лучшее место под солнцем. Разве ты так не поступаешь в своем деле фотографа?

— Нет, я так не поступаю! — Голос Пэт даже задрожал от переполнивших ее эмоций. — Послушай, ты. Мир просто переполнен неизвестными талантами и дарованиями. Они просто валяются под ногами. Я уверена, что есть фотографы, которым я и в подметки не гожусь. Но их никто не знает, они никто и останутся безвестными, если будут следовать твоей жизненной философии. Ты должен научиться сам продавать свой талант в этом мире. Иначе тебя никто не заметит и не востребует. На мед мухи слетаются быстрее, чем на уксус! Совершенно недостаточно просто быть талантом или гением. Сегодня себя надо нужным образом преподать. И если актер или еще кто не в состоянии справиться с этой задачей самостоятельно, то тогда нанимают специальных людей — коммерческих агентов.

Пэт даже стукнула кулаком по столу, чтобы подкрепить свою мысль.

— Если ты действительно веришь в свои силы, ты никогда этим заниматьея не станешь. Ты толкаешься, царапаешься, кусаешься только потому, что не уверена в себе, в своих возможностях. Ты боишься, что иначе тебя не заметит публика, не распознает и не полюбит. Это глубокое заблуждение. Люди все видят и понимают сами, без подсказки. А так, ты зашориваешься и становишься крайне однобокой. И вся энергия и дарование растрачиваются на пробивание в этой жизни, и ничего не остается не только про запас, но и на саму игру.

Пэт перевела дух. Было что-то невозможно притягательное в его наивной простоте. Жизнь пока его еще не научила драться. Возможно, конечно, что и не научит. В этом тоже было что-то загадочное и непонятное. Но при этом его воля была точно нацелена на достижение определенных целей. Это было совершенно определенно.

— Тони, послушай меня, — взмолилась Пэт. — Если бы ты занимался театральным искусством только для собственного удовольствия — тогда не было бы никаких вопросов. Тогда бы ты мог делать все, что тебе заблагорассудится, не обращая внимания ни на кого. Но если ты ставишь перед собой иные цели — тогда тебе просто необходимо, чтобы мир узнал о тебе. Тебе нужны слава, известность. Черт! Ты же хочешь стать кинозвездой! И это совершенно нормальное желание. Оно точно такое же, как стремление заработать хорошие деньги. И в нем нет ничего постыдного и плохого. Я просто хочу, чтобы ты сделал все необходимое для завоевания успеха. В противном случае, как бы ты талантлив ни был, тебе не грозит больше, чем место где-нибудь в отделе сбыта видеороликов… Ты меня понимаешь?

— Пэт, ты разве не веришь, что вера может сдвинуть горы?

— Нет, я предпочитаю использовать более верное средство — взрывчатку.

— Ну что же, вера и взрывчатка — все это может стать неплохой комбинацией.

— Да, у нас мог бы получиться неплохой дуэт, Тони Валентино, — произнесла взволнованным голосом Пэт Паркер и дотронулась до плеча молодого актера.


* * *
В фотостудии Алабамы царил полный хаос. На первый взгляд казалось ничего невозможно было найти под грудами пустых кассет, использованных полароидных пластинок, под пачками засвеченной фотобумаги, среди стеллажей, заполненных папками с уже проявленными негативами и напечатанными фотографиями. Солнце, пробиваясь сквозь стеклянный фонарь, то высвечивало штатив фотоаппарата, то блестело, отражаясь в огромных зеркалах, то переливалось всеми цветами радуги, преломляясь в мощных зеркальных отражателях «юпитера». Посреди студии под их жаркими лучами на широком кожаном кресле расположился молодой мускулистый мужчина. Возле него порхала, выбирая самые лучшие положения для съемки, стройная девичья фигура. Тони Валентино, а это и был молодой красавец, почти без сознания от этого слепящего света и нестерпимого жара. Он вспотел, в горле пересохло. И вообще за несколько часов съемки он порядочно устал. Иногда он с изумлением следил за движениями Пэт Паркер, которая сдержала обещание и делала его фотообраз. Он был искренне поражен, как она неутомимо заставляла его менять положения, выискивала нужный ракурс. Он почти выбился из сил. А она не проявляла никаких признаков усталости.

Сверху за всем этим наблюдал с небольшого балкончика Алабама. Он придирчиво следил за всеми действиями Пэт. На Тони он обращал мало внимания, для него тот был всего лишь объектом съемок. Исходным материалом для создания шедевра. Алабама несколько раз уже хотел вмешаться в процесс съемок, поправ-ить Пэт. Но каждый раз он заставлял себя сдерживаться. И, к своему немалому изумлению, он понял вдруг, что почти во всем, что вызывало у него стремление вмешаться, было проявление иного, отличного от него мастерства и подхода к фотографированию. Проанализировав все это, Алабама сначала немного расстроился, что Пэт, эта маленькая девушка, так отлично освоила его навыки и легко пошла дальше. Но потом он вспомнил старую поговорку, что ученик всегда должен превзойти мастера, и довольно! улыбнулся этой мысли.

И еще Алабама отметил одно немаловажное обстоятельство. Пэт Паркер не была холодным профессионалом. Она не просто правильно выбирала позу, освещение и выдержку. Она сама принимала участие в съемке. Она сама становилась живым соучастником действа, побуждая ее модель — Тони Валентино — действовать порой на пределе всех своих возможностей — и физических, и артистических. Алабама смотрел на все это и возблагодарил Всевышнего за то, что тот на старости лет послал ему такой подарок. В его жизни, похоже, кроме велосипедов, пива и гор появился еще один важный момент. Пожалуй, его можно было бы назвать самым важным. Старый Бен Алабама как-то невольно подтянулся в присутствии молодой девушки. Вся патриархальная атмосфера его заброшенной фотостудии мгновенно переменилась, и ему даже показалось, что старый пень готов начать пускать молодые побеги…

Пэт снова начала отдавать команды Тони переместить центр тяжести налево, подпереть голову руками, чуть откинуться назад, повернуться вправо, нет, влево. Так, хорошо, теперь выгнуться, наклониться вперед…

Пэт взглянула наверх, на балкон, где, как она считала, был Алабама, и хотела посмотреть, одобряет ла он ее действия, доволен ли ходом съемки. Но его там уже не было. Пэт снова посмотрела на Тони. Теперь они были одни в студии. Пэт снимала Тони обнаженным до пояса. Она уже сделала все мыслимые и немыслимые варианты. Что же теперь? Она облизнула неожиданно ставшие такими сухими губы. В голове у нее мелькнула мысль, показавшаяся ей сначала чистым сумасшествием, но мысль ее не оставляла, заставляла все время думать о… Пэт даже не могла представить, что ее губы смогут произнести слова этой команды, нет, просьбы. Она хотела снять его обнаженным. Пэт смотрела на него и молчала, не в силах заставить себя произнести нужные слова. И он понял ее. Молча, медленно он начал расстегивать поясной ремень своих голубых джинсов.

Дик Латхам сидел в своем кабинете и любовно рассматривал макет своего нового детища — проект-новой киностудии «Космос», который он собирался воплотить в жизнь в горах Санта-Моника. Он собирался устроить если не восьмое чудо света на пяти акрах земли, то не самый плохой архитектурный ансамбль. Дик посмотрел на просторные павильоны, на фонтан, на жилые комплексы для съемочных групп, на склады для техники. Все было сделано с учетом местных горных условий и с учетом достижений науки и техники. Невольно ему на ум пришла мысль, как бы удивился его отец, узнав про такие дела. Студии покупали многие. Так делали Братья Уорнер, Голдвин и Мэйер. Так сделал и он, Латхам. Но никто из них не построил ни одной новой! А он это сделает! И пусть его папаша, который не верил в своего сына, перевернется в гробу от зависти… Теперь в информационной империи Латхама будет заткнута последняя брешь: теперь он появится и в новом для себя пространстве — в производстве кинофильмов и телепередач.

— Итак, где мы все это разместим, Томми? — довольным голосом произнес новый владелец студии «Космос».

Для Хаверса это прозвучало как благодать божья! Томми! — это означало, что его шеф доволен и позволил себе спуститься со своего Олимпа в знак благодарности за его, Томми Хаверса, дела.

— Пока все идет как мы хотим. Мы уже сделали привязку к месту. В контракте нет ни одной статьи против нашего проекта развития города Малибу. Алабама дал добро. Кажется, что во время вашего ланча вы обратили его в свою веру. Ваше вмешательство принесло пользу. А теперь нам крайне необходимо успеть завершить все работы по районированию. А это, как вам известно, трудное и хлопотливое дело. Тут потребуются справки из отделений местных природоохранительных учреждений, удостоверяющие, что наш проект не нанесет вреда окружающей среде. Нам придется иметь дело с землевладельцами, чьи участки будут нам мешать. Придется иметь дело с Калифорнийским отделом архитектуры, с городской администрацией в виде городского совета Малибу.

— Совпадет ли проект нашего расширения с границами предполагаемого развития города Малибу?

— Совпадет по крайней мере на восемьдесят процентов.

— А можем ли мы отложить заседание совета города на более поздний срок?

— Попробуем. А сейчас я готов поспорить, что нам придется проложить и центральную канализацию. Киностудия не сможет без нее обойтись.

— А как наши дела в отношении разрешения на строительство?

— Все не так просто, но мы постараемся прорваться. Наши юристы уже подготовили для нас все необходимые юридические обоснования. Все окончательно решится, как только мы обнародуем наши планы. В принципе мы предусмотрели все иски, которые нам могут вчинить, пока будет решаться вопрос о строительстве, о выдаче разрешений и прочей бюрократической писанины. Мы пока прикармливаем наших возможных оппонентов, местные политики уже проглотили наживку. Однако все это весьма накладно. А аппетиты растут.

— Только, прошу, не недооценивайте экологистов и прочих любителей и ревнителей природы. Они очень опасны. Возьмите хотя бы их лидера — Алабаму. Я его не терплю, но при этом я уважаю его за решительность и бескомпромиссность. Если он узнает, что мы тут с вами затеваем, он просто оторвет нам кое-что…

— Да, вы правы. Мы не теряем голову. Если бы мы организовывали просто загородный частный клуб, то никто бы даже и не подумал пошевельнуться. Но студию. Да еще киностудию в Малибу! И все же большинство тех, кто имеет хоть какой-либо вес в этом городе, на словах будут поднимать шум. Но ведь они прекрасно понимают, что строительство здесь нового киноцентра во много раз увеличит их доходы. Возьмите один только небольшой пример — транспорт до студии. Ведь если пустить круговой маршрут, то только на одном этом можно заработать приличные деньги. И мой внутренний голос говорит, что у нас не должно быть особых неприятностей. Правда, он тоже может ошибаться.

— Все покоится на деньгах, — глубокомысленно изрек Латхам, продолжая разглядывать макет. — Надеюсь, Гроссман понял, что ему надо делать?

— Пока с ним все в порядке. Мы увлекли его технической стороной проекта. Он по уши влез в проектирование звукозаписывающих студий и прочего. Одного только оборудования намечено закупить на двадцать пять миллионов для звукозаписывающей команды! Все это для меня, честно говоря, китайская грамота, но специалисты просто в восторге! И вообще, скоро у нас будут все условия для того, чтобы делать самые лучшие в техническом плане фильмы. «Боже, я шарахаюсь от вандала-разрушителя к образу творца-создателя, — подумал не без удовольствия Дик Латхам. — Когда я решил продать, старую студию „Космос“ и землю, меня приняли за сквалыгу, любящего только лишь деньги. Теперь же половина мира узнает меня как нового Сесиля де Миля, известного творца и строителя. Другая же все равно обвинит в хищническом уничтожении природы».

— Ладно, Дик, вспомните любимую поговорку Рика Нельсона о том, что всем не угодишь, а раз так, то угождай себе!

— А кого мы наймем руководить? — неожиданно спросил Латхам. Этот вопрос постоянно задавали себе все в Голливуде еще с незапамятных времен, со смерти последних киномагнатов. — Я еще не видел более жалкого зрелища, чем старое руководство студии «Космос». Избавление от них слишком затянулось. Это надо было сделать гораздо раньше, — тяжко вздохнул он.

— Все очень просто. Происходит по принципу Питера: люди достигают-уровня своей некомпетенции и на этом месте остаются, Как бы ни были талантливы актеры, киносъемочная группа, в конце концов, даже сценарист, едва доходит до исполнения на уровне руководства — все гибнет прямо на глазах. И все идет совершенно независимо от замыслов режиссера и актеров.

Дик Латхам смотрел, не отрываясь, на макет студии. Как бы отвечая и собеседнику, и своему внутреннему оппоненту, он произнес:

— Ничего, мы все преодолеем. Я найду подходящего человека, способного справиться с задачей. Я сам придам первоначальный толчок этой киностудии. Я знаю, что это чревато последствиями, но я не боюсь рискнуть. И потом, если становишься обладателем блока средств массовой информации стоимостью в десятки миллиардов долларов, то, кажется, знаешь, что хочет публика и что ей должно понравиться… — Латхам ухмыльнулся. Такие вещи он почти никогда публично не говорил. Десятки миллиардов долларов, плюс-минус сотню миллионов. Он так точно и не знал, сколько же их у него.

— Послушайте, Латхам, вам под силу сделать это одним мизинцем, — вдохновенно лгал Томми Хаверс, хотя на самом деле он считал, что построить новую киностудию не удастся никому. — Весь вопрос теперь в том, сколько времени займет воплощение в жизнь этой идеи, отвлекающей десять процентов всего капитала компании.

— Я думаю, все будет очень быстро, — засмеялся Латхам, — «Космос» — моя новая забава. Я хочу поиграться с ней сам. И ты очень удивишься, как объект с десятью процентами от общего капитала сможет быстро превратиться в основной источник дохода. У меня на примете целая куча интересных людей, которых я хочу вытащить на свет божий. Патнэм вполне мог бы поставить несколько талантливых фильмов после того, как мы поприжмем его не в меру острый язычок. А не хотел бы ты увидеть в каком-нибудь нашем фильме Уитни Хьюстон? А что скажешь о несравненной Мелиссе Вэйн? Это просто динамит, а не женщина! Она придаст новые краски и остроту жизни. Я хочу, чтобы с ней подписали долгосрочный контракт.

— Я слышал, что у нее трудный характер.

— Да, она очень сексапильна. В этом вся главная трудность. Но это можно преодолеть. — Латхам говорил о ней очень нежно. Похоже, что он сам нацелился на нее.

— А вы с ней знакомы? — с любопытством спросил Хаверс. Сегодня ему определенно везло Он так много узнал, настроясь в унисон со своим шефом Диком Латхамом. Все великие люди не любят, когда события выходят из-под их контроля. Они любят править миром сами. Угадывая их порой самые беззастенчивые и темные желания, можно было получить кое-что и для себя. Хотя это бывало и опасно; исполнители в Уотергейтском скандале и убийцы Фомы Бекета тоже угадали желания своих «боссов».

— Нет, не знаком, — медленно и тихо ответил Латхам.

— Ну, если она будет работать в студии «Космос», тогда мы сумеем найти повод с ней познакомиться, по работе, конечно.

По тому, как Хаверс трансформировал эту идею Латхама, тот высоко оценил мудрость и тактичность своего помощника. Ведь недаром тот был вторым человеком в компании после Дика Латхама.

— Я тут подумал о том, что было бы неплохо покататься на яхте. Приглашаю и тебя. Сейчас ты можешь вернуться в Нью-Йорк, а в пятницу прилетай на уик-энд. Возвращайся вертолетом. Мы бросим якорь у Каталины. Да, Томми, захвати-ка с собой и нового фотографа Пэт Паркер. Я хочу посмотреть на нее в деле, ведь мы подписали контракт с ней! И про кинозвезду не забудь. Но Бог с ними, теперь о деле.

— А что скажешь о десяти миллионах, что конгломерат выплатил «Интервью»?

— Это выброшенные деньги. Не думаю, что они помогут им продержаться долго.

— Я согласен. Даже выплата двойного наследства принцев Конде мало поможет спасению «Детейлс». А что о целых четырех «Америкэн экспрес», оказавшихся в финансовых сложностях.

— Да, я все это знаю.

— Ну, у тебя все на сегодня?

— Да, больше ничего нет, кроме самолета в Нью-Йорк.

— Прекрасно, тогда давай быстренько позавтракаем в «Ла Скала», и потом ты возьмешь «роллс-ройс» и отправишься в аэропорт. У меня к тебе сейчас два задания: я хочу открыть финансирование проекта «Космос» и хочу, чтобы Дэвид Милинарик переделал мой дом на Честер-сквер. Мы сейчас возьмем две машины, но «порш» — мой. Тебя устраивает?

— Да, как там звали этого фотографа, напомните мне еще раз? — обернулся Хаверс, подходя к двери.

— Пэт Паркер.

В полумраке царила тишина.. Студию едва освещал, красный фонарь. Пэт вытащила отпечаток за уголок. Посмотрела со всех сторон, потрясла и снова опустила в раствор.

— Ну и как это выглядит? Тебе нравится? — пророкотал бас Алабамы у нее над ухом.

Он наклонился поближе, пошевелил отпечаток, вновь ощутил знакомый запах химикатов. Боже! Как давно он в последний раз был в проявочной и делал свою последнюю пленку. Алабама внимательно следил, как Пэт провела свою студийную съемку. Как она выбирала позы, как настраивала освещение, как тонко использовала все нюансы выражения лица Тони Валентино. Если все, что он знал об искусстве фотографии и что еще ни разу его не подводило, нашло свое зеркальное отражение в безошибочных, профессионально четких решениях Пэт Паркер, то и негативы должны быть, ну если не шедевром, то уж точно отменного качества.

— Все будет хорошо. Все получится, — бормотала тихонько Пэт.

Она успокаивала самое себя. Пэт вновь поймала пинцетом отпечаток, стряхнула с него остатки раствора, промыла в воде и приклеила отпечаток на кафельную стенку слегка просохнуть. Лицо Тони Валентно взирало на нее и Алабаму из какой-то мистической, почти религиозной дымки полумрака студии. Пэт смотрела на него и чувствовала почти реально его тело, его запах. Снимок казался волшебным. А ведь он был всего лишь первым из десяти отснятых пленок. А последнюю, ту самую, Пэт пометила большим красным крестом. Она отложила ее на потом, не в силах справиться с дрожью при одном воспоминании об обнаженном теле Тони Валентино. Она с трудом могла восстановить в памяти заключительный этап съемок. Казалось, она никогда не решится нажать на спуск и запечатлеть его мужскую стать во всей красе. Как-то ей все же удалось пересилить себя и сделать снимки. Как во сне, сейчас она вспоминала сцену раздевания Тони. Нисколько не смущаясь, будто он занимался этим всю свою жизнь, Тони расстегнул ремень, вытащил его из джинсов и бросил на диван. Затем спокойно, глядя ей в глаза, снял джинсы. При этом еще успел спросить ее, как ему лучше встать, таким тоном, словно спрашивал о погоде на завтра. Теперь эта кассета лежала в отдельном месте и ждала своей очереди на проявку.

— Ты молодец. Здорово все получилось, — похвалил ее Алабама.

И он действительно был рад и даже немного обескуражен тем мастерством, которое Пэт проявила при съемке портрета. Да, все было так, как надо. Но при этом Алабама почувствовал острую зависть к ней, к этой маленькой озорной девушке.

— А почему у меня получилось, Алабама? — спросила его рассеянно Пэт Паркер.

— Ты задаешь самый знаменитый из всех американских вопросов «почему?», — засмеялся он. — Мы все время пытаемся найти ответ на него, поскольку мы в душе оптимисты. Европейцы — пессимисты и уже давно не ищут, в чем смысл жизни. Может, они и правы? Ладно, оставим это. Что я должен тебе сказать? Технически портрет выполнен безукоризненно. Глубина, четкость изображения, игра света с одной стороны и полутень с другой. Все это помогло передать сложность композиции и не потерять ни капельки из экспрессии. Особенно удались его глаза, согласна? Тебе удалось поймать всю их глубину, всю печаль и одиночество. И по-моему, даже его скрытую жестокость. Берегись его, Пэт. Он раздавит тебя и не поморщится.

— Это все теория. — Пэт была слегка обескуражена тем, что Алабама не разобрался в их с Тони отношениях. А его последнее утверждение прозвучало еще и как предупреждение.

— Понимай как знаешь.

— Он выглядит немного несчастным, чуть-чуть потерянным. Дело в том, что его матьг которую он сильно любил, недавно умерла.

— А что он здесь вообще делает? Приехал сниматься в кино?

— Нет! — Но излишне резкий и громкий возглас Пэт выдал бы ее с головой. — Я хочу только сказать, что он закончил театральную школу Джуллиарда в Нью-Йорке, где был студентом драматического отделения. А здесь он живет с приятелем в Колонии Малибу.

— А приятель его — девушка?

— Да, его приятель оказался девушкой, — ответила честно Пэт, не особенно довольная поворотом их беседы. О его подруге предпочитали не говорить ни она, ни Тони. — Дело в том, что его подруга тоже окончила Джуллиард, и она привезла его сюда, чтобы помочь ему забыть горе.

— И она, должно быть, из состоятельного семейства, если они могут позволить себе содержать дом в Малибу помимо Колонии. Как ее зовут? — спросил Алабама. Он знал почти всех местных старожилов.

— Вандербильт. Элисон Вандербильт. Да, она, наверное, очень богата.

— Вот это да! Настоящая аристократка. Таких остались считанные единицы, тем более здесь, на побережье. У них есть еще несколько охотничьих домиков в горах на самой верхотуре, куда можно добраться только на лошади…

— Ну, я не думаю, что Тони польстился на деньги. — Пэт посмотрела на фотографию своего любимого. А на что он польстился? Карьера актера, успех, слава? А может, это все уловки, чтобы скрыть его истинную цель — поймать золотую рыбешку в мире бизнеса и больших денег? В таком случае ему подходила именно такая рыбка — аристократка и богачка. Элисон Вандербильт.

— Возможно, возможно. Но прими мой маленький совет старика: никогда не верь тому, что говорят, а верь тому, что делают, — прогудел Алабама.

— Алабама, он не такой! Он не повеса и не ловелас! И уж конечно, он не «пляжный мальчик», охочий до развлечений в постели…

— Эй, девочка! Ты познакомилась с ним именно на пляже. Сам он живет в отдельном домике со своей богатой подружкой. Он актер, и притом с неумеренными амбициями. Опомнись! Это Малибу!

— Алабама, ты ничего не понял, — холодно сказала Пэт.

— Послушай, детка. Не расстраивайся и попробуй пережить, обойтись без него. Я тебя предупредил, потом не жалуйся! В этом, кстати, и есть преимущество моего возраста, я могу кое-что предвидеть. Ладно, что бы там ни было, ты уже сделала его снимки. Используй их первая и постарайся разослать их в как можно большее число журналов, в том числе и в твой новый журнал, — предложил Алабама.

— Нет, я не буду их публиковать. Я делала их только для Тони, для его карьеры. Они предназначены только ему. Для нас. Черт! Для меня лично!

— Да, я уже понял, — с грустью сказал Алабама.

— И потом, Тони уже поссорился с Эммой Гиннес. И она не позволит напечатать их в своем журнале, даже если я ей предложу.

Она посмотрела вновь на фотографию Тони. Он осуждающе смотрел на нее, выражая немой упрек, в том, что его так просто хотели отдать на растерзание злобной англичанке. А ведь Эмма главный редактор журнала и в ее власти принять или отвергнуть предлагаемый материал. Пэт как-то подзабыла такую мелочь. Теперь она об этом вспомнила и начала напряженно обдумывать сложившуюся ситуацию в поисках выхода. Наконец, решившись, она поняла, что если где и появится фотография Тони Валентино, то только в первом выпуске нового журнала «Нью селебрити».

— Послушай, Пэт. Я думал, что твой великолепный контракт позволяет тебе представить работу именно по твоему усмотрению. И более того, настаивать на том, чтобы она была опубликована.

Пэт нечего было возразить на эти справедливые слова Алабамы. Работа была для нее всем — и смыслом, и образом жизни. И как у каждой медали есть две стороны, так и в этом случае Пэт получала удовольствие от работы, но и немало страдала из-за нее же. Порой ей приходилось нести совершенно неоправданные жертвы. Вот и сейчас Пэт понимала, что ей удалось сделать, может быть, самые удачные снимки за всю ее карьеру фотографа. В тоже время у нее не было морального права распорядиться ими по собственному усмотрению. Не могла опубликовать без согласия Тони, но не могла и зарыть их в землю… Что же ей делать? Пэт металась в поисках выхода. Она уже почти решилась опубликовать их в ее новом журнале «Нью селебрити», даже если ей из-за этого придется разорвать контракт. Она сможет преодолеть любое сопротивление, неважно Эммы или Тони. Но, немного подумав, она пришла к мысли, что вряд ли было бы разумным поступать так опрометчиво. То, что Тони согласился позировать, еще не означало, что он дал согласие на публикацию его снимков. Да, он не принадлежал к той породе людей, что натравит на вас свору адвокатов, но их едва зародившиеся отношения могли бы тут же и увянуть. И она его потеряет, даже не успев еще заполучить! Разве это ей надо? Ради сомнительной славы, На которую она теоретически могла бы претендовать в качестве награды за фотоснимки, ей пришлось бы заплатить ценой их возможной любви! Никогда! Она не станет их публиковать, разве что Тони сам на это согласится. Тут она могла бы, ему помочь кое в чем. В конце концов, кому это все нужно? Ей или ему? Только ему, и ее работа, сделанная с полной самоотдачей, пойдет ему только на пользу. Если мир разделит хотя бы половину ее восторга, запечатленного на этих снимках, то можно считать, что явление нового гениального актера всех времен и народов состоялось. Тогда Тони не будет знать отбоя от настырных театральных и киноагентов. И тогда он, возможно, будет признателен ей за ее скромный труд. Да, они используют друг друга в личных целях. Их любовь и амбиции могут помочь им слиться в любви и в телесном единстве… раз и навсегда.

Пэт, прервав свои мысли, обернулась к Алабаме; Он, улыбаясь, в красном полумраке смотрел на нее. Для него уже не было тайн. Он легко читал все, что сейчас творилось в возбужденном мозгу Пэт. В дни своей молодости он столкнулся с аналогичной проблемой. Но тогда бог славы незримо подобрался к нему и, возложив руки ему на плечи, вознес на немыслимую высоту славы и успеха. Оттуда Алабама мог спокойно взирать на копающихся внизу, погрязших в мирской еуете простых смертных. Это была стародавняя дилемма всех фотографов. Когда наступает эта тихая измена, когда художественное оформление затмевает суть… Конфликт содержания и формы… Оправдывает ли цель средства во имя поисков истинной красоты? — этот вопрос решать должен каждый сам для себя.

— Но вполне возможно, что это единственный удавшийся отпечаток. У тебя еще что-нибудь есть? Что в этой пленке, помеченной красным крестиком? Бесценное сокровище?

Пэт густо покраснела в темноте. Чутье у Алабамы было просто великолепное.

— Ну, э-э… здесь он снят обнаженным, — произнесла она наконец, отводя в сторону глаза.

Ей не надо ничего стыдиться, лихорадочно оправдывалась Пэт. Она не просила его раздеваться. И это касалось только их двоих. Алабамы тогда не было с ними. И он мог не понять, как могла появиться такая пленка без знания общего контекста их отношений. А сейчас все выглядело очень глупо. Ну зачем она ему об этом рассказала? Но слово уже слетело с языка и правда стала ему известна. Пэт молилась, чтобы он не посмеялся над ней.

Алабама не посмеялся.

— Ну что же, это будет логическим продолжением всего сказанного. Мне кажется, что развитие событий на снимках будет точной хронологией твоей истории, — просто сказал Алабама.

— Но Тони не хочет, чтобы они были напечатаны в журналах! — воскликнула Пэт.

— Угу, — согласился с ней Алабама. — Не знаю, как там вообще у него будут складываться дела с фотографированием, но именно эти снимки, где он обнажен, публиковать нельзя. Если это будет сделано, то у него возникнут проблемы.

Пэт вздрогнула при этих словах — Алабама редко совпадал во мнении с ней.

— Алабама, ты мог бы переговорить с ним. Ну, после того, как посмотришь все остальные снимки, а? Он знает, что я заинтересованная сторона. А ты смог бы стать объективным судьей.

Алабама отрицательно покачал головой.

— Я ему скажу, что мне понравились отпечатки, и это действительно так. Но я вовсе не собираюсь учить его, как строить свою жизнь. Я не буду этого делать.

— Но ты все время это делаешь по отношению ко мне, — вспыхнула Пэт.

— Ты меня просишь рассказать, как и почему. И тем не менее никак не научишься. А я всего лишь простой фотограф и мало что смыслю в жизни.

— Да, ты прав. Прости меня. Я навязываю тебе свои проблемы. Наверное, это Малибу влияет. Еще месяц назад я и мечтать не могла о том, чтобы фотографировать то, что мне нравится, да еще получать за это хорошие деньги. Теперь у меня есть такая возможность заняться любимым делом… Есть у меня и великолепные снимки парня. Но я в затруднении, как быть с ними и как быть с моими чувствами к этому парню…

— Ну, это было и раньше, Пэт Паркер. Только называлось это моральной дилеммой.

— Ну и что же в таких случаях надо делать?

— Я, например, просто сижу и жду, что получится в результате моих действий. Это все очень интересно. Ты взвешиваешь все доводы за и против, а потом просто сидишь и ждешь решения. Оно, по-моему, приходит откуда-то со стороны. И его совершенно невозможно предугадать.

— Спасибо, Алабама! Я теперь буду только зрителем, а не игроком!

— Ладно, не переживай. Постарайся сделать вот что. Проведи с ним уик-энд. Поработай с ним и на него. Покажи ему снимки. Скажи ему, что он настоящая звезда. Ублажай, льсти, крути мозги. А там поглядим.

— Латхамовский служащий, кажется его зовут Хаверс, связался со мной и предложил провести уик-энд на яхте Латхама. Они собираются бросить якорь у Каталины. Я не сказала ему точно, буду ли я там. Как ты думаешь, удобно будет захватить с собой и Тони?

Алабама помрачнел. Этот Латхам всегда заставлял его нервничать. Сейчас он стал его соседом, поскольку Алабама не стал выдвигать возражений против покупки такого большого участка земли в Малибу. Но Латхам никогда не нравился Алабаме, и, он с подозрением относился к тому интересу, который миллиардер выказывал к его протеже. В то же время присутствие этого резкого и бескомпромиссного Тони Валентино на борту яхты Латхама может создать целый ряд непредвиденных осложнений для этого богача.

— А почему бы и нет? Возьми его с собой. Луна в океане, соль на губах, вечерний бриз в волосах и белуга в животе! Ты проведешь время что надо! И мне кажется, что от встречи Латхама с Валентино посыпятся такие искры.

— Пожелай мне семь футов под килем!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Пэт пряталась за спиной у Тони от ветра, бросавшего ей в лицо соленые морские брызги. Они были вдвоем посреди лазурного океана, плавно колыхавшегося в такт собственной неспешной мелодии. Облака степенно следовали своим путем, красочно оттеняя палевую изнанку высоких небес, равнодушно взирающих на мчащийся далеко внизу новенький водный мотоцикл «Ямаха» с двумя седоками на нем. Мерно стучал мотор почти в абсолютной тишине, редко нарушаемой криками чаек. Пэт оглянулась назад, на пенный след, остающийся позади их суденышка, и покрепче прижалась к Тони. Так они мчались некоторое время к далекому берегу, что едва виднелся на горизонте. Неожиданно Тони резко отвернул влево, и Пэт едва не полетела за борт. В последний момент он сумел перехватить ее и буквально пригвоздил к седлу. Смеясь, он указал на небольшой скалистый островок, лежавший чуть в стороне от их цели. Пэт сердито стукнула его кулачком по спине, но согласно кивнула на предложение остановиться на терре инкогнита.

— Спорим, мы там найдем пещеру, где пираты южных морей кое-что зарыли! — прокричал ей Тони, и Пэт принялась размышлять, что он имел в виду? Действительно ли они будут искать сокровища, а может, он имел в виду совсем другие «сокровища»? Размышляя таким образом, Пэт не заметила, как они подобрались к островку. Вокруг него бушевал прибой, но у самого берега было тихо. Метров за пятнадцать до берега Тони спрыгнул в воду и помог их легкому суденышку перебраться через коралловый барьер, и скоро их красно-белая «Ямаха» уже была вытащена на невысокий, пологий берег. Он весь был покрыт ослепительно белым песком. Рядом росли колоритные пальмы. Берег окружали подковой невысокие, но крутые скалы, оставляя единственный вид на океан. Не хватало только бара с чем-нибудь горячительным, а так все было точь-в-точь как на рекламных проспектах.

— Ты знаешь, Пэт, а ведь, судя по всему, мы единственные обитатели этого уголка! — восторженно воскликнул Тони.

Он оглянулся, не спеша, растянулся на теплом песке и замер, прикрыв от солнца глаза своей майкой. Пэт опустилась рядом с ним. Она почувствовала себя обиженной его невниманием. Она вовсе не уродка, они оказались вдвоем на необитаемом острове. И что же он медлит? Такой вопрос терзал бедную девушку. Она поправила бретельки своего лифчика, шумно вздохнула, набрала в ладошку горсть песка и медленно пропустила ее сквозь пальцы на спину Тони,

— Как бы нас не начали искать, ведь мы уже так давно отсутствуем. А мотор «Ямахи» не сломается? — спросила она у Тони. Пэт мысленно представила себе Латхама вежливого, одетого в безукоризненной чистоты белую рубашку, гетры и короткие шорты, прогуливающегося по палубе яхты. Представила, как он, слушая музыку Бетховена на верхней палубе, приглашает всех к завтраку. Как оглядывает всех и не находит двоих — Тони и Пэт, Как темнеют от раздражения его глаза, но он все еще владеет собой.

— Кто-нибудь знает, куда подевалась эта парочка? — деланно безразличным тоном спрашивает Латхам.

— Да ну их всех к черту! — раздался неожиданный возглас Тони, разрушившего ее мысленную картину. — Мы сейчас совсем в ином мире.

— А ты не скучаешь без Элисон? — ревниво спросила Пэт, поджав губы.

Она вовсе не хотела этого говорить, но ничего не могла с собой поделать. Иногда ревность душила ее. Элисон Вандербильт обычно сидела в кают-компании напротив Дика Латхама. В это время она наверняка уже поднимала бокал с шампанским.

Элисон Вандербильт была пресыщенной аристократкой, которую уже не так радовали и волновали всевозможные предметы роскоши типа яхты или дома. Была она и недоверчива, и подозрительна, как представительница нескольких поколений богачей, к нуворишам типа Латхама. Однако и она уже должна начать волноваться вместе с Латхамом по поводу их отсутствия. Ну, и потому еще, что Тони Валентино был где-то с Пэт Паркер.

Тони ничего не ответил Пэт по поводу ее выпада в адрес Элисон. Да, с Элисон были кое-какие проблемы. Хаверс не был в восторге, когда Пэт поставила в качестве своего условия приезда на яхту присутствие и ее спутника Тони Валентино. Но еще меньший восторг вызвало у Пэт требование Тони пригласить и Элисон на пикник.

— Пойми, я живу в ее доме и не могу не пригласить ее, — убеждал он Пэт. При этом он дал ей понять, что для него Элисон Вандербильт была просто другом, и никем больше. Больше они эту тему не обсуждали, но Пэт совсем не нужно было кончать юридический факультет, чтобы докопаться до истины. Все сказали томные глаза Элисон, которые буквально излучали флюиды любви к Тони. Он действительно ее не любил, но было нечто странное и непонятное в его манере общаться с Элисон. И эта странность заставляла Пэт Паркер беспокоиться. Тони не переставал ухаживать за Элисон, ежеминутно справляясь, как она себя чувствует и не надо ли ей чего-либо принести. Все ли у нее «в порядке»? Последний вопрос обычно полностью доканывал Элисон. Она и так, несмотря на всю свою выдержку и внутреннюю силу характера, держалась на пределе. Она была готова разразиться потоком слез, несмотря на свои аристократические гены, словно простая девчонка с улицы… Но этим она не могла изменить ситуацию.

— А твой Латхам хочет тебя, — услышала она голос Тони.

— Ты с ума сошел! — возмутилась Пэт.

Однако кое в чем Тони был прав. Латхам действительно заинтересовался девушкой, и она это заметила. В конце концов, что тут такого особенного? По Латхаму сходили с ума многие. Ведь это могло бы стать партией века!

— Вовсе я не сошелс ума. Он тебя хочет, — сказал Тони, садясь на песке. И он больше не улыбался, он был абсолютно серьезен.

— Да, он заинтересовался мной, но как своим новым сотрудником. Я — новый кирпич в его стене. Новая игрушка. А Латхам со всеми флиртует. Это его стиль жизни. Так он делал с Элисон Вандербильт. Так же поступит и с Мелиссой Вэйн. Кстати говоря, она будет его «жертвой» на этой неделе.

— Не она, а ты, Пэт Паркер.

— Тони! — возмущенно воскликнула Пэт и бросила в него песком, чтобы скрыть внезапно охватившее ее смущение. Что это происходит с Тони? Он что, стал ее ревновать? А может ли он вообще ревновать?

— Что ты думаешь о Латхаме? — спросил он резко.

— Ну, что его трудно не заметить, поскольку он очень заметная фигура во всем и везде, в том числе и мире денег. Но я ему не доверяю. Сама не знаю почему, но не верю. Не знаю даже, нравится ли он мне. Но он веселый, остроумный, находчивый собеседник. А это уже много значит!

— А меня он терпеть не может, — сказал Тони.

— Но ведь и ты его тоже! — засмеялась Пэт.

На самом деле Латхам не выносит присутствия Тони именно по той самой причине, по которой крестьяне ненавидят лису, забравшуюся в курятник. У Латхама было все: деньги, слава. А у Тони была его молодость. И он в свою очередь третировал богача как только мог, иногда он даже относился к нему как к престарелому педофилу, неведомо как попавшему на детский утренник… Латхам, со свойственным ему шармом не упускал случая, чтобы показать покровительственное отношение к молодому спутнику Пэт. Последний же, сжав от злости губы, бормотал вслед Латхаму, что миллионы могли бы придать ему больше ума и такта. Так они проводили время во взаимных препирательствах. Пэт Паркер стала их яблоком раздора.

— Пэт, а ты знаешь, что иногда я ему почему-то нравлюсь.

— Что? — переспросила Пэт в полном изумлении.

— Да, это так. Это ему не приносит удовольствия, я вижу, но все обстоит именно таким образом. Он пытается бороться с этим, гонит прочь. Но ничего сделать не может. Мне кажется, что он тщится что-то кому-то доказать. И ты знаешь, все его побрякушки, поезда, самолеты, дома, яхты — ему абсолютно не нужны. Они ничего для него не значат.

Пэт облизнула губы. Тони еще никогда так серьезно с ней не говорил. А он чуть наклонился вбок, устроился поудобнее лицом к ней. Он, похоже, собирался поделиться с ней какой-то тайной. Для Начала он долгим немигающим взором поглядел ей прямо в глаза. Снова, как во время их первой встречи, Пэт показалось, что он взглянул ей в душу. Тони начал говорить о Латхаме, но говорил он и о себе тоже.

— Послушай, Пэт. Я его ненавижу. Он меня тоже терпеть не может. Но он меня любит. Я тоже иногда им восхищаюсь. Мир считает его выдающимся талантливым человеком, но тоже говорят и обо мне. Слушай, у нас очень много разного, но еще больше общего. Я ничего не понимаю, и у меня голова идет кругом.

— Ничего особенного. Просто вы одновременно и похожи и не похожи. Ты также любишь остроту жизни, как и Латхам. Но если он предпочитает основательность и риск, но только с гарантией относительной безопасности, то ты любишь риск и импровизацию, опасность. Но вы оба мечтатели. И это ваше общее свойство.

Ее слова немного успокоили Тони, но оставалось еще что-то, что исподволь грызло, не давало возможности расслабиться. Какая-то недосказанность между ними, наконец понял он.

— Эй, Пэт, а что ты думаешь о нас? — выдохнул он.

— Спасибо за то, что хоть побеспокоился! — язвительно ответила Пэт. В ее словах был прямой вызов.

Девушка взглянула в небо с таким видом, словно только облака интересовали ее в этом мире.

— Мне самой не так уж и много надо. Не нужны мне звезды с неба. Я простой маленький человек и хочу просто жить. Я хочу быть счастливой, быть любимой и любить самой. Хочу работать и получать от этого удовольствие. Да, я в конце концов, хочу получить и наслаждение от жизни, хочу кому-то принадлежать и чтобы мне кто-то принадлежал…

Пэт взглянула на Тони, желая увидеть реакцию на свои слова.

— Все в порядке. Все так и должно быть, как ты говоришь. В любом случае у тебя есть шанс попытать удачу некоего контракта. А он может дать нам хорошие шансы!

— Так этот контракт будет? — вскричала радостно Пэт.

— Кто сказал, что его не будет? — медленно произнес хриплым голосом Тони, вглядываясь в ее голубые глаза..

Он медленно тонул в их бездонной глубине. В его ответном взоре Пэт прочитала зов. Она не сопротивлялась ему, она просто не могла, да и не хотела сопротивляться…

— Не забывай, что между нами стоит Латхам! — игриво произнесда Пэт.

— Пэт Паркер! Не играй со мной! — сурово бросил ей Тони.

— А почему бы и нет? По-моему, с тобой давно никто не играл. Может, тебе это понравится! — весело ответила она и запустила в него полной пригоршней песка.

Она особо не целилась, но попала ему в бедра, в самый центр мишени… На секунду Тони рассердился. Потом затряс головой и вдруг улыбнулся, словно мальчишка, принял предложенную ему игру и бросился вперед. Он схватил ее, но уже не как мальчишка. Пэт это сразу почувствовала и замерла в столбняке испуга, надежды, неожиданности. Он мягко провел пальцем по ее локтю снизу вверх, добрался до плеча, потом до подбородка и шлепнул ее по губам, не больно, нет, скорее ласково и чуть насмешливо. Пэт моргнула, и мир снова стал самим собой. Она положила свои руки ему на плечи и заглянула ему в глаза. Несколько минут они пристально вглядывались друг в друга, не мигая, не двигаясь. Им показалось, что внутри их душ зародилась тихая мелодия. Очень красивая и тихая мелодия, и они сидели друг напротив друга, боясь спугнуть ее, вслушиваясь в свои чувства.

Пэт взяла его ладонь в свою и поднесла к своим губам. Он мог ощущать ее порывистое дыхание, теплоту нежной кожи. Пэт поцеловала его ладонь, потом слегка укусила острыми зубами. Тони со смехом отдернул руку. Запустил другую руку ей в волосы и привлек к себе. Они начали старую, как мир, и вечно юную любовную игру. Это было чередование прикосновений и отталкиваний, обещаний и неожиданных отказов, ласки и грубости… Они резвились, они забавлялись, они рассматривали друг друга, словно впервые обнаружили существование друг друга. Их ласки становились все смелее, все настойчивее. Они уже давно перешли все границы приличий, но еще не решались пойти дальше. И каждый из них с робостью и страхом ожидал, что же будет дальше? Не случится ли что-либо такое, что может помешать им, что нарушит гармонию их душ… и тел… Пэт прижалась к Тони, закрыла глаза, он ощутил ее бьющееся сердце. Он обнял ее лицо своими ладонями и, притянув к себе, поцеловал.

— Тони, — услышал он дрожащий голос. — Тони, — бормотала Пэт, произнося на разные лады его имя, наслаждаясь тем, как он звучит, покрывая ответными поцелуями его руки, щеки, глаза…

Глза ее были затуманены любовью, желанием, ожиданием. Она снова поймала ртом его пальцы, начала легонько покусывать, постепенно заглатывая их все дальше в рот. Она облизывала его пальцы, словно это было нечто другое, все страстнее и лихорадочнее. Тони понял и принял игру. Он обхватил другой рукой ее затылок и стал как бы имитировать толчки… Глаза обоих любовников пожирали друг друга. Он вытащил свои пальцы изо рта Пэт, схватил ее за плечи и стал тянуть к себе. Пэт, тяжело дыша, выгибалась дугой, но сопротивлялась его давлению. Постепенно их борьба стала более упорной, никто не хотел сдаваться. Тони от нежных ласк невольно перешел уже к более сильным, к более резким. Пэт уперлась руками ему в грудь, выгнулась назад, чтобы не дать ему возможность поцеловать себя. Ее острые, с коричневыми сосками груди выскочили из купальника в пылу их борьбы. Он нагнулся и поцеловал их, ощутив нежный вкус женщины. Поймал соски своими губами, начал их покусывать. Пэт застонала от удовольствия и прекратила борьбу. Она изогнулась в совершенно змеином движении и Тони оказался на ней. Пэт отдавала ему все свое тело, свои груди, свой живот и лоно. Тони, навалившись всем весом на нее, искал вход в ее пещеру, чертыхаясь в мыслях, что тут нельзя сказать волшебное «Сезам откройся!». Пэт, сгорая от желания и нетерпения, завозилась под ним, затем сама помогла ему. Медленно, очень медленно начал Тони свой путь на альпийские луга наслаждения. Песок пляжа помогал влюбленным, он стал им мягче пуховой перины. Пэт в восторге еще крепче обхватила спину Тони, и ее лоно мягко, но твердо окружило его мужское естество, проникшее внутрь. Пэт старалась, и Тони было приятно ощущать давление шелковистых, нежных, таких теплых и мягких стен ее лона. Они все больше познавали друг друга. Какое-то время они даже соревновались, кто кому больше подарит неги. Тони непрерывно целовал ее щеки, лоб, покусывал соски. Она страстно обнимала его в ответ и наслаждалась его мужской силой. Лифчик давно слетел с нее, остались только трусики. Но они были настолько символичны, что ни Пэт, ни Тони их не замечали. Иногда они мешали, но она быстро пальчиком поправляла их и тут же забывала о них.

Пэт почувствовала резкую перемену в Тони. Он больше не был грубым завоевателем, стремящимся к покорению крепости любой ценой. Напротив, он стал очень нежным любовником, что явно не соответствовало его имиджу, к которому она привыкла. Сейчас он ласково поглаживал ее груди, проводил рукой по ее бедрам. Любовался ею и любил ее. Нельзя сказать, что у Пэт не было до этого сексуального опыта. Но никогда она сама не любила с такой страстью и никто так ее не любил. Пэт сама изобретала новые изощренные ласки, экспериментировала с Тони, порой на грани, провоцируя его на еще большую остроту чувственного восприятия ее тела… Они забыли о жаре, о том, что одни в океане, что пора уже возвращаться. Тот внешний мир перестал для них существовать. Пэт, даря ласки, сама все больше и больше заводилась, и наконец она поняла, что больше сдерживаться не может. Пэт по-звериному замычала, изогнулась так, что даже приподняла Тони, и забилась в страстных судорогах. Его оргазм совпал с ее. Наконец она открыла глаза, облизнула пересохшие губы и благодарно поцеловала Тони. Он принял ее ласку, но, в отличие от Пэт, собирался продолжить любовную схватку. У Пэт расширились от изумления глаза. Она считала, что этого вполне было достаточно им обоим. Тони придерживался противоположного мнения. Он устроился рядом с ней, потрогал язычком рожки сосков, попеременно лаская их, подождал, пока они ответят на его прикосновения. По блеску глаз Пэт он понял, что она не прочь продолжить. Тони провел пальцем по ее груди вниз, к животу, опустился к пушистону бугорку, мягко прошелся там взад-вперед и, получив разрешение, проскользнул внутрь. Пэт наслаждалась его искусством опытного любовника. А он настойчиво доводил ее до состояния экстаза. Пэт невольно стала отвечать всем телом на движения его руки, все больше возбуждаясь. Он умело балансировал на той неуловимой грани, что отделяла мир от нереальности, не давая ей остаться в этом мире, но и не позволяя ей улететь в никуда… Такое долго продолжаться не могло.

— Тони, иди ко мне сюда, — услышал он ее шепот, и она рукой направила его голову вниз, к самому заветному своему месту.

Он скользнул туда и ощутил своим языком пьянящий вкус женщины. Пэт схватила его голову руками, сильно прижала к себе и пронзительно закричала от блаженства. Язык Тони сначала нежно, но настойчиво, потом все сильнее и требовательнее стал исследовать ее сокровище. Он забрался в самые потаенные уголки, открыл все замки, снес все запоры. Она, стремилась ему навстречу, во всем помогая, желая лишь, чтобы это непередаваемое блаженство никогда не кончилось.

Но все хорошее когда-нибудь да кончается. Пэт обессиленно лежала на песке, бездумно слушая плеск волн, смотря в высокое голубое небо. Она была счастлива. Ее любили, ее желали. Но Тони не был настроен так мирно. Он еще хотел эту девушку. Властно притянув ее к себе, он в свою очередь направил ее в желаемом направлении. Пэт уже смогла представить себе мощь и размеры его мужской гордости. Но когда она увидела все это своими глазами вблизи, у нее бешено заколотилось сердце. Она осторожно взяла его, поцеловала, провела пальчиком от острия до широкого и мощного основания, сжала, отпустила… Мягко облизала губами… Тони потерял все остатки своей суровости, он просто таял, словно воск в пламени свечи. Он протянул руки к Пэт, нашел ее острые груди, сжал их, нащупал соски… Теперь уже он едва удерживался на границе реальности. Пэт отлично чувствовала его состояние, она настроилась на его волну. Когда она поняла, что Тони уже не может владеть собой, она мгновенно направила его в свое лоно. Тони рычал, издавал все мыслимые звуки, какие можно только себе представить. Он бился в пароксизме страсти, грозя буквально расплющить бедную Пэт. Но она разделяла с ним его экстаз и готова была перенести все что угодно, ради блаженства любимого человека.

— Я люблю тебя, Пэт! — шептал он.

— Я люблю тебя, Тони, — словно эхо откликалась Пэт. Они действительно любили друг друга и верили в это.

Латхам стоял на второй палубе, поглядывая на эту парочку, которую они подобрали в океане, неподалеку от безлюдного острова. Механики определяли, что у них там приключилось: не хватило топлива, или забарахлил мотор. Сами жертвы кораблекрушения были настолько заняты собой, что не видели и не слышали никого вокруг. Их пальцы вели любовный разговор, нежно прикасаясь и поглаживая друг друга. Не надо было быть Шерлок Холмсом, чтобы понять, где они были и чем занимались. Все же для очистки совести этот вопрос был задан.

— Где вы были? Мы потеряли вас и уже начинали беспокоиться, — сквозь зубы процедил мрачным голосом владелец яхты Дик Латхам.

Они посмотрели на него, но, похоже, не поняли вопроса, вернее, для них он прозвучал также, как любой посторонний звук, крик чайки в небе например.

— Что? — в недоумении поглядев на него, переспросила Пэт. Тони даже этого не сделал, он продолжал любоваться девушкой.

Дик Латхам не привык к тому, чтобы спрашивать дважды. Эта парочка и так уже заняла достаточно много его драгоценного времени. На корме его яхты «Гедонист» был накрыт стол, и гости уже были там. Чуть ниже, на следующей палубе, находился склад всевозможных средств увеселения: водные мотоциклы, надувные матрасы, водные велосипеды, всевозможные игры, запасные части и моторы к надувным лодкам. Он указал им на эту палубу и велел отнести туда водный мотоцикл. В ожидании их возвращения Латхам прислонился к телефонному узлу, позволяющему ему связаться с борта его яхты с любым уголком мира. Ровно шестьдесят шагов надо было пройти Тони и Пэт туда и обратно. По времени это было равно одной минуте. Их не было уже несколько минут. Наконец появился Тони. В уголках его жестких, плотно сжатых губ, играла ухмылка. Он держался независимо и воинственно. Следом за ним показалась Пэт. Она была полной противоположностью своему спутнику. Все ее существо выражало расслабленность и умиротворенность. Но подозрительному уму Латхама показалось, что это самодовольство похотливой кошки, сумевшей добиться своего. Он уставился на помятый лифчик и чуть надорванные трусики купальника Пэт. Она молча поправила бретельки лифчика в ответ на взгляд Латхама.

— Мне кажется, что вы должны объяснить, куда вы подевались. В конце концов, это просто невежливо. Мы все волновались по поводу вашего исчезновения. И потом, если вам так понравилось то место, куда вас занесло, то может, и нам оно понравится, а? — выпалил скороговоркой Дик Латхам.

— Да, у нас было занятие поважнее, чем носиться кругами по волнам в моторной лодке, распугивая чаек и рыбу, — резко и с вызовом сказал Тони.

Он сделал жест, словно стоял на сцене Бродвейского театра и был в главной роли.

— Не думаю, что вам удастся повторить наше приключение. Вы привыкли все отмерять и рассчитывать на пять ходов вперед. Вы не в состоянии отпустить свои чувства на волю из-под власти рассудка. Вы предпочитаете на всякий случай пускать кораблики в тазу, а не отправиться самому в рискованное путешествие, где платой за него порой становится сама жизнь. Вам ни за что не променять вашу хваленую осторожность и предусмотрительность на смелость и азарт. Даже если бы вы этого хотели. Годы уже безвозвратно поглотили вашу былую юность. И я иногда сомневаюсь, что она у вас вообще была…

Латхам молча смотрел на юного наглеца. Теперь это уже стало его личным делом, делом его чести, и соперничество за право обладания. Пэт Паркер тут уже не играла особой роли. Тони Валентино замахнулся на все его принципы и образ жизни. Тут уже началась война отцов и детей. Это уже было вызовом ему и как мужчине! Латхаму теперь не оставалось иного выхода, кроме как победить в любом деле, неважно в каком. Но победить немедленно! В то же время он почувствовал приятное возбуждение в предчувствии схватки. Даже гнев его стал уступать невольному восхищению этим юнцом, без имени, без состояния, осмелившимся бросить вызов ему, Дику Латхаму. В своем мире он уже был признанным, известным жестким и решительным человеком. Отправляясь в увеселительное путешествие, он никак не мог предположить, что лицом к лицу столкнется с не менее сильным, чем он, противником. У него было такое ощущение, что вместо котенка он схватился с леопардом.

Ну что же. Тем лучше, тем желаннее будет победа. Призом в этой схватке станет красотка Пэт Паркер. Возможно, наблюдая их схватку, Пэт сможет правильно оценить соперников и сделать правильный выбор, предпочтя его, Дика Латхама. А пока он стал продумывать план военных действий. Дик решил применить весь свой богатый опыт для того, чтобы одним мощным ударом навсегда покорить сердечко девушки-фотографа и рассчитаться со своим соперником.

Латхам натужно рассмеялся, пытаясь скрыть свое состояние.

— Послушай, Тони, ты заставляешь меня почувствовать себя престарелым вождем всякий раз, когда говоришь мне «сэр» и пододвигаешь кресло! Позволь мне отказаться от этих почестей. И потом, я вовее не люблю ухаживания мужчин!

Вся компания дружно засмеялась, но каждый по-своему. Пэт с облегчением, что атмосфера немного разрядилась. Тони — оттого, что Латхам отступил, а именно так он расценил ситуацию.

— И потом, вы, наверное, испытываете сильную жажду, — продолжил Латхам. — Морские приключения сжигают воду в организме! — улыбнулся владелец яхты, давая тем самым понять, что он знает все их тайны.

Дик дотянулся до кнопки вызова стюарда и нажал ее. Затем плюхнулся в удобное кожаное кресло, сделав приглашающий жест всей компании присоединиться к нему. Вся невежливость Тони и Пэт была полностью забыта или, если точнее, пока проигнорирована. Латхам снова стал сладким, как сахарный сироп, в котором неизбежно находят свой конец мушки… Он снова был в роли гостеприимного хозяина.

Влюбленные уселись на диван. Тони напротив Латхама, а Пэт чуть сбоку. Ее рука лежала на колене у Тони, она чувствовала себя непривычно смущенной и беззащитной. Инстинктивно она искала опору в своем любимом. Тони уверенно держал себя в руках. Он был собран и спокоен. Он как будто был в ответе за все: за себя, за Пэт, за весь мир. Из динамиков лились божественные звуки вальса Штрауса. Единственное, что сейчас требовала обстановка — это заказать что-нибудь выпить.

— Когда я вам сказал, что мы все беспокоились, я прежде всего имел в виду, что обеспокоена Элисон Вандербильт, — улыбнулся Латхам, решив посмотреть как небольшая капля дегтя может сказаться на безоблачных отношениях двух влюбленных.

Появился стюард и принес целый ряд коктейлей на любой вкус.

— Джонсон, пусть кто-нибудь передаст мисс Элисон Вандербильт, что ее друг нашелся. Я думаю, что она сейчас у себя в каюте, — небрежно сказал Латхам.

Ситуация начала осложняться. Это понимали все. Особенно двое влюбленных — Тони и Пэт. Элисон и Тони.

Валентино и Элисон прибыли на яхту вместе. Но Пэт также прибыла на яхту с Тони. Потом она смогла отобрать его у этой аристократки. Это не было особенно трудно, но почетно. Латхам все это также видел и отлично понимал. Для себя он избрал роль заботливого дядюшки, который снисходительно смотрит на забавы молодых, абсолютно уверенный в том, что до поры до времени все так и должно идти. Он был даже готов дать пару добрых советов молодым птенчикам, только что вылетевшим из гнезда.

Тони разглядывал скатерть на столе, Пэт убрала свою руку с его колена.

— Элисон девушка, — произнес он невнятно.

— Взрослая, но легко ранимая! — добавил Латхам. Он посмотрел на Тони. Затем его смеющиеся глаза нашли Пэт. Осуждение, что она предпочитает Тони ему, проглядывало в его глазах, несмотря на показную веселость.

— Послушайте, Латхам, у меня такое чувство, что вы отлично знаете все самые уязвимые места у женщин! — со смехом ответила на его обвинение Пэт.

— Господа! Что будете пить? — раздался голос стюарда.

— Я бы порекомендовал вам попробовать персиковый сок. Весьма свежий и вкусный. Очень полезен после тяжелой работы, восстанавливает силы просто потрясающе. — Дик Латхам говорил это таким тоном, словно подразумевал нечто большее, чем расхваливание сока. Пэт оглянулась на Тони. Он ее любил, это было видно. И она его любила и хотела. Тони нравилось в Пэт все: и роскошные длинные волосы, и ее кругленькая попка, и стройные длинные ноги…

— Ладно, уговорили. А ты что будешь пить, Тони? — Но он вместо ответа просто отрицательно покачал головой. Сейчас он не принял бы и стакана воды от Латхама.

— Эй, Тони, где бы мы могли еще проявить наши таланты, помимо скачки по волнам? — вкрадчиво произнес Латхам, предвкушая удовольствие заманить этого несносного юнца в ловушку. — Водный мотоцикл вовсе не трудно оседлать, если есть хоть малейший опыт езды на велосипеде. Есть вещи и порискованнее, и посущественнее. Как насчет соревнования по спуску на монолыже в горах? Можно попробовать и водные лыжи, причем вести катер будем по очереди… Можно посоревноваться в стрельбе по голубям.

Ведь недаром в свое время Дик Латхам прошел великолепную подготовку по стрельбе в голландской стрелковой школе около Хитроу. В Южной Шотландии гуси до сих пор помнили не знающего промаха стрелка и еще долгое время прятались от всех людей, кого только им доводилось повстречать… Он занимался виндсерфингом с Бароном Арно де Росни, еще когда он был жив, а потом его учила великолепный мастер в этом виде спорта — вдова Барона, Джин. Они тогда неплохо провели время на ее пляже в Мастике. Ивана Трамп оттачивала его сольное мастерство катания на досках по волнам. Да, не только возраст и миллиарды были достоинствами Дика Латхама. Он знал и умел многое и мог утереть нос этому зазнайке Тони Валентино. И сейчас надо только найти способы, как это сделать в жизни.

— Вы знаете, Латхам, хотелось бы попробовать погружение и глубину, — небрежно бросил Тони, не обращая внимания на минное поле, которое устроил вокруг него миллиардер. — Для этого спорта нужны хорошие легкие и запас сил.

— Что же, можно, — согласился Латхам, слегка поморщившись от неожиданного предложения Тони и пытаясь скрыть свое беспокойство предложенным типом состязания.

— Я знаю прелестное местечко, где это можно осуществить. Это в Санта-Круз, в нескольких милях от побережья Санта-Барбара. Там есть несколько изумительных подводных пещер. Мы сможем туда добраться уже сегодня к вечеру, пока будем отдыхать за столом. И если это все еще покажется нам забавным, то можем начать с самого утра.

— Веселье? Это будет забавным? Я люблю шутки, расскажите мне в чем дело, — раздался голос Мелиссы Вэйн.

За всю свою короткую, насыщенную всевозможными событиями жизнь Мелисса Вэйн еще ни разу не говорила искренне. Она любила веселье и смех, но любила также и горечь и глубину страдания. Что она любила больше всего в конкретном случае, порой было неясно ей самой. Поэтому часто она притворялась, что веселится или что сопереживает кому-то в горе… Но уж если она вступила в разговор, то немедленно становилась центром вселенной. Как если бы какой-то волшебный прожектор высвечивал ее знаменитое лицо, оставляя всех присутству — ющих в полумраке, правда, предоставляя им полное право восхищаться этой женщиной. Она была невысокого роста, но ее талант поднимал ее в глазах окружающих и делал очень заметной фигурой. Сейчас на Мелиссе были крокодиловые шлепанцы, вельветовые джинсы и полупрозрачная блузка. Нетрудно было угадать безупречную форму ее полных грудей, а темные круги вокруг сосков эффектно просвечивали сквозь легкую ткань.

— А, Мелисса! — пробормотал Латхам, явно пораженный видом и красотой Мелиссы. — Не думаю, чтобы вы были знакомы с моими гостями. Это Тони Валентино и Пэт Паркер. Пэт наш фотограф и работает, в одном из моих журналов. А Тони… Тони… э-э-э… он актер. Тони, знакомьтесь — это Мелисса, просто Мелисса, и все, — улыбнулся Дик Латхам.

— Привет, Тони! — поздоровалась с ним актриса. На девушку она не обратила никакого внимания. Она быстро протянула руку Тони. Когда он пожал ее, она, не убирая своей, другой взяла его руку в свою и, пристально вглядываясь в юношу, начала разговор.

— Где вы играете? Я не знакома с вашим творчеством, — произнесла она с таким достоинством, словно он был королевского рода.

Она была абсолютно серьезна в своем разговоре с ним, без какого-либо намека на флирт или что-то еще в этом роде. Тони был актером. А это означало, что он должен быть так же велик и талантлив, как она. Так она считала. И теперь в этом мире были только двое — он и она. Миллиардер и девушка-фотограф не имели сейчас для Мелиссы никакого значения, и она их просто выбросила из своей реальности, которую делила только с Тони. Она смотрела на молодого актера так, словно он был подан ей на десерт. Себя она оценивала наравне с Джейн Фонда, претендуя на не меньшее число «Оскаров» за исполнение ролей чувственных и сексуальных женщин. Тони она мгновенно возвела в статус, примерно соответствующий статусу Джека Николсон или Дастина Хофмана.

Все было так. Но все видели и то, что эта знаменитая актриса продолжала удерживать руку молодого красавца, абсолютно безразличная к тому, что подумают о ней окружающие.

— Ну, а я только что окончил театральную школу Джуллиарда. Следующая остановка — в пьесе «К востоку от рая» на Бродвее. — И он улыбнулся ей.

Тони явно льстило, что такая знаменитость проявляет интерес к нему. Однако он все также легко и непринужденно держался с ней, словно был ровня во всем. Латхам это отметил. Его сильной и слабой стороной должна быть уверенность в своих силах, которая легко могла обернуться самоуверенностью.

— Выпускник школы Джуллиарда, притом самый лучший — это просто находка! Да еще на Бродвее! Как только смогу, я приду и посмотрю на вас в этой пьесе…

— А я Пэт Паркер. Я вас уже встречала там, в Нью-Йорке, — произнесла холодно девушка.

— Ну да, привет! — едва взмахнула рукой в ответном жесте Мелисса. Она даже головы не повернула, услышав голос Пэт.

— Как прошло путешествие? За вами хорошо ухаживали? — проявил беспокойство Дик Латхам.

— Все было прекрасно, — отмахнулась Мелисса. Она все так же стояла рядом с Тони, удерживая его руку и откровенно разглядывая. Чувствовалось, что она уже настроилась на его волну. Все ощутили, как напряглась эта женщина, главным смыслом жизни которой были мужчины…

С большой неохотой актриса отпустила руку Тони, присела на диван, плотно сдвинув колени в очень целомудренной позе.

— Вы добрались сюда на вертолете? — спросила ее Пэт.

Ее недавняя ревность уже полностью улетучилась, как только она сообразила одну простую вещь. Выход Мелиссы на публику был своего рода шедевром, особого рода искусством. И она была известна во многом благодаря своему блестящему владению именно этим искусством. А оно, как всякая нематериальная, вещь, которую невозможно описать и зафиксировать в инструкции по применению, нуждалось в каждодневном тренинге. Пэт это отлично поняла. Более того, это роднило ее и Мелиссу, поскольку искусство фотографии тоже требовало таких же усилий.

— Ну естественно, не приплыла, — сказала Мелисса, наконец-то обратив свой взор на Пэт. Все же она не смогла удержаться и произнесла все это покровительственным тоном, каким обычно разговаривают с бедными родственниками.

— Мне показалось, что вы прилетели из Страны Чудес!

— А вы не фантазерка, часом? — резко спросила Мелисса Вэйн, наморщив носик.

— Пэт Паркер очень талантливый фотограф! — ответил за нее Тони Валентино. Он в этом был абсолютно убежден. И тут все было ясным и стояло на своих местах. Голос Тони не звенел от возмущения или гнева. Он дал ясно понять, что, как бы высоко не поднялась по лестнице успеха и славы Мелисса Вэйн, Пэт Паркер была девушкой иного сорта, иной судьбы. Она была просто иных измерений, может, даже превосходящих и талант Мелиссы.

Мелисса секунду-другую соображала все это, потом взглянула на Тони, на Пэт, снова на Тони. Ну и поворот! У этого красавчика потрясающее чувство собственного достоинства. Ладно, посмотрим, как он будет хорош в сексуальных играх. Возможно, она потом даже даст посмотреть полароидные снимки кое-каких забав этой надменной выскочке Пэт Паркер.

— Это приятно слышать! — легко и просто произнесла Мелисса, давая понять, что она все поняла и во всем разобралась.

— В таком случае я собираюсь принять ванну и сделать массаж. Затем, вечером, мы встретимся за столом и что-нибудь выпьем этак, скажем, часиков в семь, а? — заключил плодотворную беседу Дик Латхам и поднялся из-за стола.

— Боже, званый ужин обещает не одни только удовольствия, — пробормотала Пэт, разглядывая в зеркале свой макияж, но главным образом Тони, который возился у нее за спиной со своей одеждой. Попутно он слушал сообщение по Эй-Би-Си о новых приключениях Дианы Сойер.

— Послушай, Пэт, Мелисса стреляла из пушки по воробьям. Но я ее за это не осуждаю. Она из тех, кто должен сорвать аплодисменты в любой компании, в любом обществе. По-моему, она имеет на это полное право. Не суди о ней по своим меркам.

Пэт резко обернулась. Она поняла, о чем он говорит. Да она знала таких везунчиков, расточающих улыбки направо и налево, пожинающих везде плоды славы… Но именно сейчас ей вовсе не хотелось входить в чье-либо положение, а уж тем более жалеть Мелиссу. Да, Тони выдержал первый натиск этой тигрицы. Можно сказать даже, что достойно выдержал. Но нельзя отрицать и то, что он был явно польщен таким вниманием к своей особе со стороны известной актрисы.

— Это значит, что Мелисса будет жить по одним законам, а все остальные смертные — по другим? — саркастически вопросила Пэт.

Тони тяжко вздохнул и закрыл глаза. Это было как раз то, что он. ненавидел. Пэт была готова ринуться в драку только потому, что он восхитился девушкой, которой восхищается весь мир. Ну и дела. С чего бы это Пэт так разозлилась! Он не видел для ее злости никаких причин.

— Ладно. Она мне, понравилась, а я ей. Не устраивай по этому поводу мировую трагедию.

Тони скрестил свои длинные ноги на столе, вытянул руки над головой. Он не зевнул, но все его тело напряглось, как если бы он сделал это. В проверке на внимательность, большинство людей могло бы поклясться, что слышали даже, как он промычал, зевая… Но все это он изобразил в абсолютной тишине. Пэт попыталась сохранить свою злость на этого гнусного типа, но безуспешно. Ей всегда нравилось в Тони то, как он решительно отказывался ввязываться в любые игры. Вокруг Тони все всегда было простым и честным. Все было на поверхности — и добро и зло, красота и уродство. Да, Пэт ревновала Тони к этой Мелиссе Вейн, но кто мог поручиться, что она не имеет на него видов? Мелисса могла заставить и саму Ким Бесинджер поволноваться по той же причине!

— Ну ладно, извини. Она действительно явление. Ты знаешь, возможно, будет даже хорошо, если она появится на твоей премьере. Это может помочь тебе, с рекламой…

Все это Пэт сообразила мгновенно. Они еще не успели даже переговорить с Тони на эту тему. Да, они были абсолютно разными по сути и по подходу к жизни. Но разве плохо, если кто-то хочет абсолютно бескорыстно помочь своим друзьям? — думала Пэт.

Тони выглядел так, будто они уже решили эту проблему. Он не собирался ее больше обсуждать. Напротив, он неожиданно спросил Пэт:

— Как ты думаешь, зачем здесь Мелисса Вэйн?

Пэт от неожиданности даже растерялась. Нечасто этот самоуверенный тип задавал вопрос «почему?»

— Мне кажется, что она пассия Латхама, ну, ты знаешь, что он купил киностудию «Космос»?

— Пэт, ты серьезно считаешь, что Латхаму нечего делать, как только трахать кинозвезд? Конечно, такое может быть, однако я сильно сомневаюсь.

— Ну он может сделать на нее ставку как на рекламу своих будущих фильмов. Сейчас он разогнал старую студию, но еще не создал новую. А я считаю, что такой человек, как Латхам, никогда не остановится на полдороге. Тем более не будет сорить деньгами. Скорее всего он надеется, что зритель пойдет на Мелиссу. А может быть, она ему просто нравится или он ей нравится. А может быть, и ты ему нравишься.

Тони улыбнулся при этих словах Пэт, не собираясь устраивать громкий скандал, она дала понять ему, что так просто его увлечение знаменитой актрисой не пройдет.

— Ну, я имею в виду, что Латхаму все уже не принадлежит: и библиотека, все здания, все технические службы, включая обслуживающий персонал, уже не его. Он, кажется, все продал и всех уволил, — сказал Тони.

— Я не думаю, что все обстоит таким образом. Нет, скорее всего он распродаст все по частям япошкам. Они уже завладели нашими банками. Даже вращающийся глобус — эмблема «Космоса» — стал как-то смахивать на восточный лад. Слушай, а, наверное, неплохо проиграть войну, как Япония, а!

Тони не отвечал, он думал о Латхаме.

— Ладно, там видно будет. Но я все же чувствую, что что-то происходит. Этот Хаверс привез с собой на вертолете человек шесть-семь. Они выглядят как банкиры и юристы. А может, и то и другое одновременно. Они разместились в отдельных каютах на другой палубе. А видел их я сегодня утром, когда проходил мимо радиорубки. Между прочим, работали все факсы!

— Ну и что с того? Все как обычно, одна половина человечества шлет факсы другой. И потом, разве новый выпуск журнала «Нью селебрити» не стоит одной-двух заметок?

Пэт была явно довольна собой. Все пока складывалось на редкость удачно. Рано или поздно встанет вопрос о фотографиях. Срок предоставления ее первой работы не был детально обговорен, но это не значило, что она может со спокойной совестью пропустить первый выпуск… Да, вопрос о фотографиях требовал своего логического разрешения, хотя бы во время ланча у Латхама. А его чудовищная машина уже крутилась во всю мощь. Все колонки местных и наиболее известных газет говорили о Латхаме и его команде. Мерилин Эванс и Роджерс и Ковэн трудились во славу Латхама. Этим же занимались и Билли Норвич, Лиза Смит и Сьюзи. Похоже, — все звезды мира спешили прославить имя Латхама в веках.

— Ты уже решила, что представишь в новый журнал? — неожиданно спросил Пэт Тони.

Пэт замерла, неужели он обо всем догадался? Ну что же, пусть все идет как идет. У нее было два пути — рассказать ему голую правду или слегка подсластить пилюлю. Пэт не колеблясь выбрала второе. Плохо было лишь то, что Тони мог легко обо всем догадаться сам, и тогда для Пэт настанут не самые приятные минуты…

— Нет, я еще не решила… но может быть, ты мог бы сам…

Тони ничего на это не ответил. Он надолго уставился на своируки, изучая их, потом взглянул на Пэт.

— Когда к тебе пришла эта идея?

«До или после съемок в студии Алабамы? До или после сегодняшнего пляжа на острове? Пэт Паркер, ты меня используешь для своей карьеры?» — обвиняли глаза Тони.

Она решила увернуться от удара.

— Послушай, Тони. Они так хорошо вышли. И Алабама так считает А когда ты встречаешь что-либо действительно выдающееся, то это надо использовать, ведь так? Это просто необходимо делать!

— Разве обязательно показывать мой член всей Америке?

Пэт в отчаянии замотала головой. Боже! Все шло гораздо хуже, чем она могла себе предположить.

— Послушай, Тони, ну я действительно пока не знаю, как тебе все объяснить, чтобы ты все правильно понял.

Тони поднял руку в жесте, приказывающем ей замолчать.

— Только не мели мне всякий вздор про снимки, которые сделают из меня звезду, договорились? Я знаю, что ты уже решила, как тебе с ними поступить. Если эти снимки действительно получились на высоком уровне, то они сделают звезду, но не из меня, а из тебя, Пэт Паркер! И в этом вся разница, ты меня понимаешь?

Пэт пыталась не сорваться. Часть того, что он сейчас сказал, была сущей правдой. И похоже, что большая часть Если она напечатает его фотографии, то это будет хорошо для него и для нее. Ну и что из этого? Они были не просто любовниками, а еще и мастерами каждый в своем деле Если это так, а Пэт искренне желала, чтобы это было именно так, то он должен быть заинтересованным в ее успехе, а она в его. Искусство — это красота. И она не может навредить. Все пойдет только на пользу ей, Тони, Дику Латхаму, Эмме, журналу «Нью селебрити». И за это она была готова драться.

— А почему ты возражаешь? — перешла в наступление Пэт.

— Они были очень личными. Они были моими фотографиями, Пэт Паркер. И ты сделала их для меня. Ты помнишь это? Для меня, а не для всего мира.

— Да, я все это помню. Да, я сделала фотографии, и они по-прежнему твои. Я не буду прикасаться к ним, если ты будешь против. Я хотела бы, чтобы ты изменил свое решение. Я настаиваю на этом потому, что ты мне не безразличен. Я не хочу, чтобы ты наделал кучу ошибок. Твои фотографии начнут жизнь, как обычные снимки, но, когда их напечатают, они станут уже большим. У них может появиться своя собственная жизнь. Фотограф гораздо больше, чем простой фиксатор жизни. Только настоящий художник может увидеть и донести до людей красоту под тем углом, под каким он ее видит. И это право каждого художника. И он будет это делать, если он творец красоты. Он сможет открыть людям глаза. Совсем как я пытаюсь открыть их тебе, Тони. Совсем так же, как и ты, исполняя свою роль в пьесе «Трамвай Желание», стремишься донести до людей свое видение мира… Когда ты говорил, что публика тебя поймет, ты помнишь это? Так вот, она не тебя поймет, а то, что ты ей предлагаешь, во что зовешь поверить. Тони, ты показываешь им настоящее искусство. А я это же самое делаю не на сцене театра, а с твоим лицом и телом на фотобумаге. На фотографиях схвачен не только ты как объект. Снято и нечто большее, что уже превосходит твои рамки, ограниченные твоим телом и твоим эго. Снимки передают представление об идее, которую ты имеешь счастье представлять. Любой, кто взглянет на твои снимки, узнает тебя, почувствует тебя, полюбит, как родственника. Может быть, они взглянут на твои фотографии не в самый лучший день своей жизни, в трудную минуту… Тогда ты им дашь поддержку и на какое-то время сможешь им помочь… Вот о чем я тебе тут битый час толкую. Ты должен меня понять. Ты просто обязан мне поверить.

Пэт даже привстала и наклонилась к Тони, чтобы убедиться, что до него дошли ее пламенные слова. Но Пэт уже приняла решение. Вне зависимости от того, поймет ли ее Тони, поверил ли, она опубликует его снимки. Даже в том случае, если все для нее кончится полным крахом в личной жизни.

Тони сидел с озадаченным лицом. Он внимательно выслушал ее речь, и, надо отметить, она произвела на него определенное впечатление. Но все же не настолько, чтобы он переменил свое решение.

— Хотелось бы, чтобы это было так. Но, по-моему, мир еще не готов восхищаться обнаженным мужским телом. Не знаю, готов ли я сам к такому повороту событий, искусство ли это или еще что. Мне это напоминает фототворения Мэплторпа. Когда люди смотрели на его фотографии, они сильно сомневались в том, искусство ли то, что они видят.

Пэт вздрогнула при упоминании имени Мэплторпа.

— Послушай, я знала Роберта, он был моим другом, и мы любили друг друга. Пока он еще был жив, он был одним из нескольких подлинных художников-фотографов, которые есть в этом мире. Сейчас он мертв и богема собирается сотворить из него героя. У Роберта была четкая грань между его искусством и порнографией. Он твердо знал, что искусство фотографии обнаженного тела и порнография вовсе не одно и то же. Он делал и ее. Я часто слышала, как он сам признавался в том, что делал порнографические снимки. Но к тебе это не имеет никакого отношения. Твои снимки чисты потому что твой мозг, твой характер еще не затуманены пороками этого дрянного мира. Все это так трудно выразить словами… так сложно, возможно, из-за твоей нравственной чистоты я тебя и люблю.

Пэт рыдала. Она проливала слезы по своему умершему другу, по своей новой любви, по искусству, которому она просто обязана дать жизнь в «Нью селебрити».

— Ты больше похожа на меня, чем я думал, — ошеломленно произнес Тони и устремился к Пэт…

В серебряном сиянии ночного океана ярко сверкали холодные огни яхты, рассекающей его фосфоресцирующие воды. Палубы корабля едва слышно вибрировали в такт двигателю, но это было единственным свидетельством стремительного бега корабля. Стодвадцатифутовая яхта держала курс к некой точке океана, приближаясь к ней со скоростью почти сорок миль в час. На прогулочной палубе был накрыт стол. Гости услаждали себя напитками и видом ночного океана. Скатерть из чистого льна была уставлена хрустальными бокалами восемнадцатого века. Вино плескалось в серебряных кавказских кувшинах. Атмосфера скорее напоминала ужин где-нибудь в Букингемском дворце, чем посреди океана на современной яхте. Как бы там ни было, яхта держала курс к одной ей ведомой цели. А компания чувствовала себя отменно. Все было прекрасно. Тони Валентино решил удивить собравшихся тем, что выступил в образе Стэнли Ковальски. Согласно сценическому образу, Тони был полуобнажен, в одних брюках. Но никого это не шокировало, и никто не возражал. Если человек хочет что-либо делать, то пусть, молчаливо согласились все присутствующие. Никто не возражал против своеобразного вечернего костюма Тони еще и потому, что в Малибу считалось неприличным чересчур отягощать свое тело излишней одеждой.

— Ну так как? Готов к погружению в пещеры Санта-Круз? — снова вопросил Дик Латхам своего молодого соперника.

Сам Дик был одет в темный морской пиджак и ярко-зеленые брюки, высокие, тщательно начищенные ботинки на босу ногу. В руке у него был бокал с пенящимся шампанским.

— А вы готовы?

— И не сомневайся! Эти пещеры находятся на порядочной глубине. Нам придется нырнуть на шестьдесят футов, может, и еще глубже. И соблюдать все меры предосторожности. Я бы заказал еще идекомпрессионную камеру, но, пока ее сюда доставят и смонтируют, пройдет около двух месяцев, — невозмутимо продолжал развивать свою мысль Дик Латхам, поглядывая на Тони..

— Тони, ты уверен, что тебе следует принять этот вызов? Ведь ты еще ни разу в жизни не нырял в глубину, да еще океана! — прошептала Пэт. Она отлично понимала, что сейчас Латхам применяет психологическое давление на Тони, и, кто знает, может это и сработает… Все это начинало ее раздражать. Она сдавила руку Тони, словно всю ее свело судорогой.

— Не волнуйся, Пэт. Я буду просто плавать, ничего больше. Я буду повторять все, что делает Дик. А он, я уверен, вовсе не горит желанием свести счеты с жизнью.

Латхам с улыбкой отметил, что этого парня не остановить трудностями. Он казался абсолютно бесстрашным.

— Надо же придумал! Повторяй все за стариком и выйдешь сухим из воды! Как тебе нравится, Хаверс, а? — обратился он к своему помощнику, сидевшему с кругами под глазами после напряженного трудового дня во имя благополучия империи Латхама.

Хаверс был как Громыко у Хрущева. Однажды этот русский босс публично похвастался, что если надо, если прикажут, то его подчиненный сядет голым задом и на ежа. Правда, когда были похороны того самого Хрущева, Громыко украдкой язвительно улыбался…

— Да, он принял мудрое решение следовать в вашем кильватере… — поддакнул быстро Хаверс.

— И я всегда рада последовать мудрому совету — раздался звонкий голос Мелиссы Вэйн. На этот раз ее заявление прозвучало вполне искренне.

Все замерли при ее словах, тем более что были поражены тем, как она выглядела. На этот раз она появилась в стиле «Золотой Девы». Ее загорелая темно-коричневая кожа матово блестела в свете ламп, открытые плечи и высокая правильной формы грудь обрамлялись золотого цвета короткой туникой, оставляющей на всеобщее обозрение и восхищение стройные ноги в золотых туфельках. На столе, помимо вина, было много закусок, но Дик Латхам пожирал глазами не их, — а несравненную Мелиссу. Поговаривали, что в ее присутствии все теряли дар речи. Похоже, что именно так все и было на самом деле, если судить по реакции собравшихся.

В этот момент в компании появилось новое действующее лицо и помогло разрядить обстановку.

— А, Элисон, вот и ты. Теперь все в сборе. Послушай, а что ты делала одна в каюте? Что? Читала «Войну и мир»?! Познакомьтесь с Мелиссой Вэйн, не думаю, что вы раньше встречались. Мелисса, это Элисон, она окончила театральную школу Джуллиарда вместе с Тони Валентино. Наша Элисон представитель одного из самых знатных аристократических домов Америки. Я все правильно излагаю, Элисон? — быстро произнес Дик Латхам.

Элисон Вандербильт молча выслушала эту тираду. Она была бледной как полотно, но при этом очень красивой. Правда, особого рода красотой. Если Пэт Паркер представляла практичный деловой стиль, а Мелисса Вэйн была предтечей нового стиля, то Элисон Вандербильт была хороша классической красотой женщины высших слоев общества Америки… На ней был простенький черный костюмчик для коктейль-парти, правда, от Ив Сен Лорана или Живанши…

Элисон Вандербильт безнадежно взглянула на Тони и беспомощно на Пэт Паркер. Золотой кокон одежды Мелиссы Вэйн окончательно добил бедняжку и поверг ее в полную прострацию…

— Ой, Элисон, привет! Как дела? Ты выглядишь просто замечательно, — щебетала Пэт, поддерживая тон, заданный Диком Латхамом.

— Ну разве она не прелесть, — гудел, в свою очередь, Латхам.

— Она просто восхитительна! — раздавался тенор Хаверса.

— Гмм, — произнесла Мелисса, но так, что это при желании можно было принять и за одобрение, и за что-либо другое.

И только один человек, чье мнение имело для Элисон единственное значение, молчал. И то хорошо, слава Богу! Еще один вопрос типа «у тебя все хорошо?», и Элисон просто при всех разрыдалась бы.

— Хочешь немного шампанского, Элисон? — увивался мелким бесом опытный Дик Латхам.

Сейчас Элисон определенно нравилась ему своей беззащитностью, покорностью судьбе, своей открытостью и ранимостью. Сегодня Латхам уже не был тем мальчиком для битья, каким был в дни своего детства. Его отец не узнал бы сына. Он успел поучиться в Йельском университете, пообтерся среди ученых знаменитостей Америки, повращался в деловом мире. Да, его задевало иногда пренебрежение к нему со стороны родовитой аристократии Америки. Он успел понять, что даже сумасшедшие деньги в этом мире не могут дать превосходства перед шотландской гувернанткой, но из графского рода… Ну и что с того? Пусть будет так. Дик никогда не пасовал перед аристократией, всегда был на ножах с представителями высшего света. Он понял и то, что, не заставив любым способом уважать себя как личность этих снобов, никогда не добиться равенства с ними в их глазах. Они все могут допустить — приглашать на загородные пикники и рождественскую индейку, могут даже выдать свою дочь замуж… Но ровней себе они будут считать только ваших детей, но не вас…

И сейчас перед ним стояла аристократка в совершенно расстроенных чувствах и тем не менее великолепно держалась.

— Мне стакан виски, — просто попросила девушка.

Латхам с улыбкой поглядел на Элисон. Будучи в Англии, он выучил язык высших классов. Это простолюдины могли просто так заказать себе в баре виски. Аристократы неизменно добавляли «стакан виски». Это было своего рода паролем, отличительным классовым признаком. Более того, тот тон, каким эта страдающая аристократка выразила свое желание, неожиданно показал всем, что они пьют что-то совсем не подходящее по духу и стилю к сегодняшнему вечеру. Что они тем самым показывают дурной вкус. В то же время Элисон была в полном отчаянии. Какой-то парень из ниоткуда попрал ее чувства к нему, втоптал в грязь, более того, он публично предпочитает ей простушку из Нью-Йорка. Да, ее оскорбили, но, даже будучи превзойденной соперницей, Элисон все равно парила в воздухе над головами этой компании. Похоже, что это понимали все.

— Стакан самого лучшего виски мисс Вандербильт! — загремел голос Латхама.

— Послушайте, я вот что хотела бы узнать, — послышался обворожительный голос Мелиссы Вэйн. Она не могла допустить, чтобы внимание общества было уделено этой, пусть и самой настоящей аристократке, а не ей. — Почему вы скрываете от нас целый полк мужчин, которых вы тайно доставили сюда на яхту? Что это еще за тайны от нас? — сказала игриво Мелисса поглядывая на Тони с таким видом, словно только она знала, что надо делать с мужчинами, для чего они созданы…

— Так! Мой самый страшный секрет раскрыт! — в притворном ужасе признался Латхам. — Я берег его на сладкое, или к пудингу, как любят говорить англичане. — И он посмотрел на Элисон, явно стремясь втянуть ее во всеобщее веселье. Но она не отрывала своего горячечного взора от Тони Валентино.

— Я тут заварил кое-какую кашу. Посмотрим, для чего она нам сгодится — для обеденного стола или для бизнеса. Но все же надо немного подождать, хорошо?

Дик Латхам оглядел всех своих гостей и решил, что пора приступать к вечерней трапезе.

— Мелисса, будьте любезны, вот сюда, ваше место справа от меня. Пэт, для вас место слева. Затем рядом с Мелиссой сядут Тони и Элисон. И завершит наш круг Томми. Его место будет между Элисон и Пэт, Разве не здорово получилось — взрослые будут сидеть с детьми, — звонко засмеялся Латхам, давая понять, что себя к взрослым он не относит. В то же время у всех создалось впечатление, что один из детишек столь же стар и серьезен, как и сам Господь Бог.

Шестеро стюардов молниеносно накрыли на длинный стол белоснежную льняную скатерть, принесли столовые приборы, внесли шесть добротных кресел. На столе появилась черная икра на большом блюде, украшенная лишь тонкими ломтиками лимона. Хрустальные бокалы наполнились вином и переливались в лучах разноцветных ламп, освещавших прогулочную палубу с нескольких точек.

— Надеюсь, что икра вам понравится. Если же с ней что-нибудь не так, то мы спросим сначала у Томми, который приобрел ее у Петросяна, затем у Мелиссы, которая летела с икрой и Томми на вертолете сюда. Так что все претензии к этой парочке! — продолжал балагурить Дик Латхам, стараясь придать нужный веселый тон их вечеринке.

Гости воодушевленно его поддержали, подливая себе вина и стараясь намазать как можно больше икры на тонкие ломтики поджаренного хлеба…

— Вы знаете, мне недавно позвонила некая дама, представившаяся Эммой Гиннес, — вновь раздался голос Мелиссы, не желавшей оставаться без внимания. — Она заявила, будто бы является главным редактором журнала «Нью селебрити». Послушайте, Латхам, а что, был еще и старый «Селебрити»?

— Мы возобновляем выпуск нашего журнала, — постарался облечь свое раздражение в вежливость Дик Латхам. — Я нанял Эмму Гиннес в Англии. Она моя новая Золушка. А связаться с вами, Мелисса, была моя идея. Так что вы ей ответили? — обернулся Латхам к кинозвезде, которая коварно ему улыбнулась.

— А, знаменитые ежовые рукавицы Латхама! Я много слышала о них, и, признаться, они мне начинают нравиться, — сказала Мелисса с таким выражением, словно уже попала в них. — Ну, я сказала, что подумаю… И потом, я терпеть не могу английских журналистов. Любой, кто добился хоть какого-либо успеха, в Англии автоматически ставится ими вне закона. Они превращают вашу жизнь в сущий ад. Я думаю, что со мной многие могут согласиться. Я сама лично испытала все эти прелести во время выполнения контракта в Англии. Я надеюсь, что ваш новый журнал «Нью селебрити» не станет разновидностью подобных английских журнальчиков, гоняющихся за мельчайшими подробностями жизни людей…

— Э-э-э, в мои планы, честно говоря, это не входит… — озадаченно пробурчал Дик и одним глотком выпил изрядную порцию шведской водки «Абсолют». Ему не нравилось, когда кто-либо — известные информационные агентства или вот эта дорогая и модная кинозвезда — говорил что-либо неодобрительное в адрес его любимого детища — журнала. Ведь это было чревато, любая тень, брошенная на него, могла еще в зародыше убить едва затеплившуюся жизнь, и тогда потребовались бы новые героические усилия. А это такая тяжкая задача…

— А лучше пусть вам ответит Пэт Паркер. Она в составе правления журнала, к тому же на особом контракте. Она может говорить и от имени Эммы, поскольку они обе уже нашли общий язык. — И он взмахнул рукой в сторону Пэт.

Начинался следующий раунд. Мелисса медленно полуобернулась к своей бывшей противнице. Пэт смотрела ей прямо в глаза, не скрывая своей неприязни. Однако Пэт держала себя в руках и не собиралась проявлять грубость первой. Но она была готова ответить ударом на удар, если потребуется, с помощью Тони или без.

— Итак, Патрисия, расскажите нам: что представляет собой журнал «Нью селебрити»? — отчетливо выговаривая каждую букву, произнесла Мелисса Вэйн.

Она выпрямилась в своем кресле словно была строгой учительницей, вызвавшей к доске не самого лучшего ученика. На лице было написано, что время, затраченное на это занятие, можно было считать заранее пропащим. Правой рукой она теребила локон, левой выстукивала дробь по столу, отогнув уголок льняной скатерти. Ее темные, выразительные глаза смотрели на Тони, сидевшего напротив нее. «Выбирай, что тебе надо. Женщина, как я, или эта серенькая мышка», — легко читалось у нее в глазах.

— Мне кажется, что Эмма лучше бы смогла рассказать вам, чем я. Но я все же попытаюсь, чтобы вы поняли. Новый журнал должен стать изданием, не боящимся поднимать острые темы, обсуждать взрывоопасные вопросы. Но все должно быть на совершенно ином уровне. Никакой травли, никаких сплетен, какими бы они лакомыми ни представлялись, но все время открывать что-то новое во всем: в репортажах, в фотографиях… Он должен красочно смотреться, в то же время все обычные популярные статьи должны приобрести необходимую глубину и давать понятные объяснения причин поступков людей. Должны добираться до самых корней слабостей или силы духа человека. Возьмем, например, вас. Почему вы захотели стать кинозвездой? Что для вас значит быть известной? Как вы справляетесь со своей славой? Чего вы боитесь больше всего на свете? Что вас окрыляет? А что давит?

Мелисса Вэйн засмеялась хорошо отработанным смехом и покачала головой.

— Я знаю, как ответить на ваши два последних вопроса, — произнесла она. Понять, что она имела в виду, было совсем нетрудно. Глядя на Тони, она облизала характерным жестом губы. Затем она перевела свой взор на Пэт, и губы ее плотно сжались.

Пэт вздохнула, что же, она примет вызов. Дик Латхам мгновенно оценил ситуацию и, как всегда, оказался в нужном месте и в нужный момент. Ему вовсе не хотелось, чтобы божественная Мелисса в пылу ссоры загнала себя в угол и отказалась бы работать в одном журнале с Пэт. Он всегда считал, что нельзя эмоции смешивать с бизнесом.

— Да, Пэт, совсем забыл тебя спросить об одной вещи. Ты уже приготовила что-нибудь для первого номера журнала? — спросил он тоном человека, только что впервые увидевшего присутствующих гостей. — Мне хотелось бы взглянуть на твою работу. — И его спокойный тон, и умелый перенос предмета разговора на конкретное дело помогли сгладить наметившиеся было острые углы.

Пэт сумела остановиться и избежать прямой ссоры. Так, о чем ее спрашивал Латхам? Ах да, о ее работе. Но стоит ли об этом говорить за столом? А почему бы и нет? Размышляя таким образом, Пэт заговорила. Причем то, что она сказала, было неожиданностью для всех, включая и ее саму.

— Я хотела бы предложить на ваш суд фотоэссе о Тони Валентино. Снимки получились великолепные, но у меня возникла проблема с самим Тони. Он не дает разрешения на их публикацию.

Пэт не могла заставить себя взглянуть на Тони. Она сейчас играла грязно. Она пыталась заставить присутствующих повлиять на Тони. Это было нечестной игрой, и Пэт это понимала. Но ее попытка могла оказаться успешной. Сердце ее молотом стучало в ушах. Их будущее, их любовь с Тони сейчас стояла на кону.

Как всегда, первой среагировала Мелисса Вэйн.

— Боже! Как все складывается замечательно. Похоже, что мне уже понравился ваш новый журнал «Нью селебрити», если вы хотите действительно сделать то, что сейчас предложили! Я сейчас полностью удовлетворена! — Мелисса в восторге вцепилась в плечо Латхама.

Тони ничего на это не ответил, как если бы не замечал интереса к себе. Его выручила Элисон Вандербильт.

— А мажет, он считает эти снимки очень личными! — неожиданно заявила девушка со слезами на глазах.

Ее голос был глухим и сдавленным от волнения. Весь ее вид обвинял Пэт в предательстве. С ее точки зрения худшего поступка в мире не существовало, и она не скрывала своего отвращения к этой плебейке-фотографу. И еще Элисон бросилась в бой потому, что эта девица покусилась на Тони и осмелилась его украсть!

— Да, именно так! — подтвердил Тони и враждебно оглядел Пэт, когда та все-таки нашла в себе силы посмотреть ему в глаза.

— Эй, детки! Не надо быть такими буржуазными! — раздался голосок Мелиссы Вэйн. Она смеялась над развитием событий. — Вы ведете себя как мещане прошлого века. Если у вас есть талант, неважно в чем — в красоте, в уме, еще в чем-либо, его нельзя зарывать в землю. Его надо нести людям, вот как я это делаю! — И Мелисса с гордостью выставила вперед великолепную грудь, обтянутую тонкой материей. Пэт подавила искушение прийти на помощь подавленной Элисон. Мелисса же весьма неожиданно приняла в этой стычке сторону Пэт. Однако Мелисса применила свое главное оружие в битве за Тони.

— А вы снялись бы обнаженной для «Плэйбоя»? — неожиданно спросил Тони у Мелиссы. Он постарался вложить в свой вопрос злость на вмешательство Мелиссы, однако у него это не получилось. Он все же был покорен этой женщиной. Нет, он ей открыто восхищался! Она действительно была женщиной, созданной для мужчины. Она понимала это, все понимали это. И она любила мужчин…

— А я уже снималась. Это была моя первая роль, — просто призналась актриса.

Неожиданно она спросила совершенно серьезно:

— Ты снялся у Пэт обнаженным?

Наступившая за столом тишина прерывалась лишь хриплым тяжелым дыханием Элисон Вандербильт. Пэт уставилась в звездное небо. Хаверс закашлялся, Лахтам подвинулся поближе. На лице Мелиссы вновь стали проступать признаки неприязни к Пэт. Тони Валентино стал похож на грозовую тучу, вот-вот засверкающую молниями. И они засверкали.

— Да, она сняла меня обнаженным, — наконец выдохнул Тони.

— Молодец, я надеюсь тебя скоро увидеть! — прошептала Мелисса так, чтобы Тони ее услышал.

— Это было весьма смело, — пробормотал Хаверс. Латхам сидел и оценивал ситуацию. Пока все было крайне необычно и нетривиально. То, о чем ему толковала Эмма, сделала Пэт. Заострить проблему, добавить риска. Его поначалу беспорядочные, слегка ошеломленные мысли постепенно приобретали классический порядок, и в мозгу складывалось мнение: «блестяще».

— Мне кажется, что это удачная находка, — произнес наконец Дик Латхам без тени сарказма в голосе.

— Вы полагаете? — спросила его взволнованная Пэт. Она многое бы отдала, чтобы услышать эти же слова после того, как Латхам просмотрит фотографии Тони Валентино. Пэт с удивлением и восторгом смотрела на Латхама. Она его явно недооценивала. Он не был серой заурядностью, как, например, Хаверс. Латхам был творцом, ищущей личностью. Он всегда предпочитал во веем разобраться самостоятельно и принять свое решение. В то же время он не позволял эмоциям опережать рассудок. Пэт все это думала, вглядываясь в Латхама, словно увидела его впервые. Да, этот человек не просто обладатель миллиардов. Он заработал каждый цент, подумала Пэт с уважением.

— Если бы мне удалось увидеть эти снимки, то я считал бы это большим подарком, — серьезно произнес Латхам, обращаясь к Пэт.

Затем он взглянул прямо на Тони. Как мужчина на мужчину. Как равный на равного. Как профессионал на профессионала… Тони ответил ему таким же взглядом. Между ними прошло нечто вроде молчаливого разговора, в котором Тони мог вовсе не участвовать, поскольку он не испытывал никаких теплых чувств к Латхаму. Латхам, в свою очередь, вовсе не спешил смешать с землей своего противника. Он уже отдал дань Тони тем, что опубликует его снимки в своем журнале. Возможно, скоро им будет восхищаться весь мир… Все обернулось так неожиданно. Это требовало определенной храбрости духа, а Тони это любил… Приходит время, и вы должны бросить вызов судьбе, не упустить свой волшебный миг удачи. Должны позабыть все ваше прошлое и жить только во имя будущего… Латхам и Тони молча смотрели друг на друга и неожиданно почувствовали что где-то глубоко между ними зарождается новое, еще непонятное чувство. Они не могли определить точно, но уже оба знали, что их что-то связывает. Боже! Неужели все кончится тем, что мы будем души не чаять друг в друге? — подумал Дик и ужаснулся своей крамольной мысли. Потом он немного успокоился. А что такого необычного? Иные мысли испытывал Тони по отношению к Пэт Паркер.

— Мне кажется, что Пэт уже решила, что она будет делать с фотографиями. Она их опубликует в любом случае, — сказал Тони, вовсе не стараясь скрыть свой нев. Он обернулся к Пэт и ледяным голосом отчеканил:

— Я не знал, на что ты способна.

Пэт вздрогнула, словно ее ударили. Она выиграла и проиграла одновременно. Она предпочла живому Тони ее искусство. Теперь, когда Дик Латхам узнал суть проблемы, он поддержит Пэт, даже если Эмма Гиннес будет стоять насмерть, не соглашаясь взять снимки Тони. Да, игра была окончена, она преуспела в бизнесе и потеряла любовь.

Напротив Тони за столом сидела всхлипывающая Элисон Вандербильт. Он смотрел на нее и не видел, не помнил, как походя использовал эту влюбившуюся в него девушку.

Он ничего не видел. Злоба застилала ему глаза, скрывая все, кроме его ненависти к Пэт. Сейчас он был в таком состоянии, что никто не смог бы ему объяснить, что на самом деле все не так уж и плохо, и что он, окажись на месте Пэт, вероятно, сделал бы все точно так же, как она… Больше всего его бесило то, что от неожиданного конца их любви он только выигрывает в карьере. Это было чудовищно, глупо, несправедливо, отвратительно.

Пэт всмотрелась в лица гостей. Это у нее были проблемы, у них была всего лишь одна — кончилась икра. Гости принялись за другие блюда. Жизнь продолжалась, и Пэт откинулась в кресле, вознамерившись встать…

— Дамы и господа! По-моему, сейчас наступило самое время, чтобы выслушать мое объявление, — в который раз спас и разрядил атмосферу стола вездесущий Латхам.

Он обращался к гостям и понимал всю трудность стоящей перед ним задачи. Элисон не интересовали никакие заявления, она вот-вот упадет в обморок. Хаверс все равно знал, что он скажет, и ему было не особенно интересно. Тони переживал крушение своей личной жизни, а Пэт просто замкнулась в себе. Единственная, кто могла адекватно воспринимать окружающий мир, была Мелисса Вэйн.

Латхама все это нисколько не смутило. Он знал, что козыри в игре были у него на руках. А когда он начинал игру, то рано или поздно все принимали в ней участие, но по его правилам.

— Если вы помните, недавно я купил киностудию «Космос». Многие из вас посчитали дело закрытым, едва я объявил о прекращении выпуска кинопродукции на ней. Но сейчас я довожу до вашего сведения, что все обстоит несколько иначе. — Латхам позволил себе сделать паузу, чтобы все окончательно осознали, о чем он, собственно, ведет речь. Тони наконец вынырнул из своей прострации и изумленно взирал на миллиардера. Мелисса в удивлении покачивала головой, а Пэт насторожилась. Латхам продолжал:

— На самом деле я хочу перестроить старую студию «Космос» в совершенно новом ключе в техническом плане. Я буду применять все новейшие достижения в этой области, но хочу сохранить тот знаменитый аристократический дух старого Голливуда… И я рассчитываю на вас, мои дорогие гости, что вы будете сниматься в моих новых картинах. Мелисса могла бы совершенствовать свой гениальный талант… Пэт, кто знает, могла бы стать режиссером, а Элисон и Тони… они тоже могли бы сниматься в «Космосе». Латхам простер к ним свои руки, как если бы хотел их всех обнять. При этом его орлиные глаза зорко оглядели выражение лица каждого из сидящих за столом. Он был полностью удовлетворен. Он их покорил. Он их завоевал. Все они были у него на крючке. Теперь он мог делать со всеми ними все, что душе заблагорассудится. Мог карать и миловать, мог просто съесть на завтрак без соли…

Мелисса испустила вопль, означающий восторг, изумление, невероятную удачу, выигрыш миллиона в лотерее и что-то еще в этом духе. Предложение Латхама означало работу, славу, деньги. И наконец, она могла при удачном сочетании всех вышеуказанных факторов позволить себе и ту сексуальную жизнь, о которой частенько мечтала в последнее время. Да, она стремилась сниматься на многих киностудиях, но «Космос» стоял особняком в этом ряду. Несмотря на все финансовые неурядицы, эта студия была символом знаменитого голливудского аристократизма, и не всякий актер получал туда доступ. Даже блистательная Мелисса Вэйн еще ни разу там не снималась. И Элисон — эта несчастная, покинутая влюбленная девушка тоже услышала в словах Латхама зов судьбы и слегка воспрянула духом. Слово «режиссер» огненными буквами полыхало в мозгу Пэт, мешая ей сосредоточиться на окружающем мире.

Но самый большой эффект слова Дика Латхама произвели на Тони Валентино. Он был настолько ошеломлен, что для него самого было еще трудно определить — рад он предложению сниматься в киностудии «Космос» или нет. Все это поочередно проявлялось на его выразительном лице и исчезало. Неизменным было лишь нескрываемое восхищение, горящее в его глазах, когда он смотрел на Латхама.

Пэт с любопытством наблюдала за ним, следя за гаммой чувств молодого актера. Латхам, человек, которого Тони презирал, сумел предложить ему осуществление его мечты. Примет ли Тони условия такой сделки? Что он предпочтет? Принципы своей морали или карьеру? Пэт в аналогичной ситуации предпочла карьеру. И Тони сделает так же. В этом Пэт была абсолютно уверена. За него она не беспокоилась, у Тони вырисовывалось блестящее будущее. Но была одна небольшая неувязка: в его будущем не было места для Пэт. Злость душила девушку. Черт! Все было так неправильно, так несправедливо! Она и Тони были очень похожи. И Тони должен переступить через свои эмоции, так же как переступила она, правда, превратившись в предателя их любви… Но ведь в математике есть закон: когда минус на минус дает плюс… Почему бы этому закону не вмешаться в их отношения? Думая таким образом, Пэт задумчиво водила десертным ножом по блюдцу с пирожным. Затем ей в голову неожиданно пришла новая мысль, которая вытеснила все остальные.

— Послушайте, Латхам, а где вы собираетесь строить новую киностудию? — взволнованным голосом спросила Пэт.

— А где-нибудь подберем местечко, можно в пустыне, например. — И он неопределенно помахал рукой в воздухе.


* * *
— Пэт разве не придет посмотреть на наши приготовления? — спросил в недоумении Латхам.

— А я откуда знаю? — буркнул, не глядя на него, Тони, пробираясь по палубе через водолазное снаряжение, грудами раскиданное там…

Он оглядел все это богатство, лежащее на верхней палубе яхты Латхама «Гедонист» и неуверенно поинтересовался:

— А без водолазных костюмов обойтись никак нельзя?

Дик Латхам откровенно рассмеялся в ответ. Это было еще только начало. Тони пытался прощупать обстановку. Пусть. Надо только не поддаться и настоять на водолазных костюмах. Вода в глубине холодная, а молодой организм Тони лучше сможет приспособиться к изменившимся температурным условиям. Латхам не хотел, чтобы у Тони появилось хоть малейшее преимущество. Из кубрика появился инструктор по подводному плаванию и провел небольшой инструктаж.

— В глубине вам может встретиться сильное турбулентное завихрение воды. Если вы не сможете его предугадать и вовремя укрыться, что единственно необходимо в таких случаях, то вас может просто расплющить в лепешку ударная волна, бросив на стены пещеры. Поэтому вы обязаны одеть водолазные костюмы, тяжелые ботинки и перчатки. Это на случай, если вдруг захотите поймать парочку лангустов…

— Не волнуйтесь, мы поделимся с вами, — рассмеялся Тони.

Инструктор вопросительно посмотрел на Латхама, потом спросил Тони:

— Раньше вы когда-нибудь занимались подводным плаванием?

— Только во сне, — честно признал Тони.

Туман лежал на поверхности спокойного океана, укутывая, словно одеялом, окрестности Санта-Круз. Потихоньку теплело, и сквозь клубы тумана был виден оранжевый мяч восходящего солнца. Все вокруг было тихим и умиротворенным, чего не скажешь о нервах наших ныряльщиков. Да и инструктор немного нервничал.

— Как думаешь, Джо, все пройдет удачно? — нарушил тишину Латхам.

— Но вы же сами знаете, что ничего предсказать нельзя. Все будет зависеть от того, накроет ли вас ударная волна в узком тоннеле, или вам удастся ее избежать. Послушайте, а вы в самом деле хотите нырять? Может, отложим все до лучших времен, а? — предложил инструктор подводного плавания, пристально глядя на Тони.

— Нет, это уже невозможно. Да и пришли мы в Санта-Круз для этой цели, — вызывающе — бросил Тони.

— Ну что же, ваше дело, — напутствовал их Джо, тяжело вздохнув. — В любом случае я постараюсь быть рядом с вами.

— Чтобы поддержать под локоть, — рассмеялся Тони. Джо весь напрягся, обернулся к Тони и уже готов был взорваться.

— Спасибо тебе за заботу, Джо, — услышал он мягкий голос Латхама. — Но тебе действительно не надо нырять вместе с нами. Наш молодой друг предпочитает самостоятельно побеждать трудности и опасности. И мне кажется, что сегодня у него будет такая возможность, — рассмеялся Дик. Пещеры толком никто не изучил, и было просто верхом безумия лезть в них без опытного инструктора-подводника и спелеолога. Но в этом-то и заключалась вся изюминка! Снова почувствовать смертельный риск, так, чтобы все чувства встряхнулись, завибрировали. Этому, признался себе Дик, стоит поучиться у молодых.

Затем Тони и Дик надели на себя водолазные костюмы, а Джо проверил кислородные баллоны и помог им спуститься в воду. Там они устроились поудобнее в подводном скутере и начали спуск вниз. По их возвращению яхта будет ожидать в бухте Омаров. Сейчас, спускаясь в темную глубину, Латхам вспомнил выражение глаз его знакомого инструктора-подводника. Он дал ему понять, что в случае, если этот молодой упрямец попадет в переделку по своей глупости, поднимайся наверх один. Профессионалы не терпят в своей среде дилетантов, без слов дал понять Джо…

Тогда, на прощание, Дик утвердительно кивнул Джо в ответ на его послание. Именно этого в принципе он и хотел. Вытащить на поверхность моря полузадохнувшегося, полуживого Тони… Как бы то ни было, сейчас Тони и Дик погружались вниз, устремляясь к пещере Летучих мышей. Сначала их сдавил холод, но плавные ритмичные движения рук и ног разогнали кровь, и пловцы немного согрелись. Дик передернул плечами, поправляя поудобнее баллоны с воздухом, дотянулся до фонарика, висевшего на поясе, и включил его. Вокруг них в свете фонаря вздымались неровные скалы. Пещера Летучих мышей была вторая по величине из известных пещер и самая безопасная из всех. Дик знал это, но предпочитал не посвящать в эту тайну Тони Валентино Здесь, в глубине океана, шансы Дика Латхама и Тони Валентино практически сравнялись. Здесь не имело никакого значения, сколько миллиардов было на счету у Латхама, сколько, хороших отметок получил в школе Тони. Они были абсолютно равны в этой плотной холодной тьме.

Наконец Латхам заметил вход в пещеру, он скрывался за острым выступом в скале. Чтобы попасть в пещеру, было необходимо аккуратно, стараясь не повредить костюм, перебраться через острый, как бритва, скальный край, извернуться под прямым углом и проплыть немного вверх. Проделав все это, ведущий, а им был Латхам, оказался в воздушном пузыре. Через мгновение рядом с ним вынырнула голова Тони. Они с любопытством осматривали пещеру, освещая ее лучом фонаря. Это был большой сводчатый зал, окруженный подземным озером. С одного края, там, где виднелся проход в глубь пещеры, пол поднимался вверх, образуя что-то вроде платформы. Стены пещеры блестели разноцветными искорками кристаллов; но ни Латхам, ни Тони не были в достаточной степени знакомы с геологией, чтобы определить состав минералов. Они пошли к проему в скале в глубь пещеры. Им пришлось то идти, то плыть, в зависимости от того как высоко поднимался или опускался пол пещеры. В следу — ющем заде Латхам объяснил Тони, почему пещера носит такое название. Везде, куда ни бросишь взгляд, висели гроздьями летучие мыши. Звук голосов и свет фонаря встревожили спящих рукокрылых тварей. Они стали носиться в воздухе, мелькая чудовищными тенями в лучах фонарей. Наконец исследователи, устав любоваться пируэтами летучих мышей, заметили узкий лаз, ведущий дальше в глубину пещеры или океана. Точно они могли ответить, лишь исследовав этот путь.

— Двинулись? — предложил Латхам, указав на черное неровное входное отверстие тоннеля. — Я пойду первым, — бросил он и вставил загубник в рот, нырнул, и неровный свет фонаря указал его путь прямо к провалу.

Тоннель петлял и извивался, поворачивал вправо и влево. Уже не раз Дик больно бился плечами, бедрами о выступавшие острые края скал. Плыть приходилось лишь в одном направлении — вперед. Тоннель не расширялся и не сужался. В нем было место как раз для одного пловца, двигавшегося в одном направлении. Неожиданно Латхам почувствовал, как забурлила вода. Черт! Его же предупреждали о возможном турбулентном завихрении воды в узком тоннеле. Хорошо еще, что он в крепких рукавицах, иначе он быстро бы ободрал руки до костей… Все же Латхаму удалось оглянуться. В свете фонаря он заметил лицо Тони. Его тоже озадачило неожиданное завихрение воды, но и только. Латхам заметил небольшое углубление, в котором можно было бы переждать волнение моря. Но Тони висел у него за спиной, и он ощущал его насмешливо-нетерпеливое настроение. Что, мол, спекся старик? И Латхам вопреки всему своему жизненному опыту, выработавшему навыки предчувствия опасности, вопреки предупреждениям инструктора-подводника, устремился вперед. Он должен доказать этому юнцу, что ему, Латхаму, сам черт не брат!

В этот момент его и накрыло сильное подводное течение, возникшее буквально ниоткуда. Оно понесло, завертело его, как щепку, дальше по узкому и темному тоннелю. Вынесло в какой-то бассейн. Но потолок был настолько низок, что почти касался уровня воды, и Латхам ничего не смог разобрать — где он находится и куда двигаться дальше. Дышать в этом маленьком зальчике было нечем, пришлось снова надеть маску и взять в рот загубник. Но Латхам еще не запаниковал. Да, обстоятельства складывались не лучшим образом. Он потерял ориентировку, но ему даже нравилась та ситуация, в которой он оказался. Это вернуло ему давно ушедшее чувство остроты жизни. Он был даже рад, что это приключение, задумывавшееся как довольно приятная прогулка, начинает оборачиваться подобным образом.

Размышляя таким образом, Дик в очередной раз болезненно ударился плечом о выступ скалы. Тоннель продолжал свой извилистый путь. Тут впервые холодок пробежал по спине Латхама. Он осознал, что не знает, куда ведет его этот узкий тоннель. Он мог окончиться выходом в океан. А мог оказаться тупиком. А сзади него плыл Тони. Латхам взглянул на воздушный датчик. Он показывал, что израсходовано около половины воздуха. Его оставалось еще на пятнадцать минут.

Неожиданно вода снова забурлила вокруг него и снова потащила с большой скоростью по тоннелю. Он зацепился маской за что-то, и та слетела в воду. Загубник также выскочил изо рта, и Латхам с изумлением понял, что в этой водной сумятице он не найдет маску и не сможет поймать загубник. Воздух был только тот, что в баллоне, и тот, что остался в легких. Дик судорожно забился, завертелся, пытаясь поймать скользкий загубник, найти маску. В это мгновение он угодил правой ногой в какое-то отверстие, попытался выдернуть ногу, но окончательно застрял. Пытаясь освободиться из капкана, Дик случайно оторвал загубник и потерял перчатки. Воздух в баллонах был, но до него уже не добраться. В довершение всего фонарь выпал и лежал бесполезным светлячком на дне тоннеля.

«Ну что, Дик Латхам. Ты прожил насыщенную жизнь. И всегда и во всем поступал как хотел. Вот и сейчас ты по своей воле оказался в той ситуации, куда загнал себя — пронеслись страшные мысли в его мозгу. Дик попытался повернуться, чтобы дать знак Тони не приближаться к нему, чтобы и он не попал в водную ловушку. При этом он стиснул зубы и продолжал вырываться из смертельных объятий каменного капкана, удерживавшего его ногу. Вода вокруг бурлила и кипела, пробивалась сквозь плотно сжатые губы, лезла в нос. Сознание начинало затемняться, тщетно борясь с недостатком кислорода. Неожиданно четко и остро Дик осознал, что сейчас он умрет. Без кислорода, без маски, без фонаря он умрет. При этом совершенно безразлично как — в каменном капкане или, вырвавшись из него, просто захлебнется в этом узком тоннеле. А там, наверху, на спокойной глади спокойного океана его сейчас ждет инструктор-подводник Джо, даже не догадываясь, в какую переделку по своей собственной глупости попал один из его лучших учеников Дик Латхам… Даже если бы Тони удалось развернуться в этой каменной кишке, у него просто бы не хватило воздуха на обратную дорогу, да еще с обессилевшим Латхамом на буксире…

Дик Латхам продолжал бороться за жизнь, но с каждой секундой все больше слабел. Но даже в этот момент он удивился. Он слышал от многих людей, переживших катастрофы, что в последние мгновения перед ними проносилась вся их жизнь. Дик же ничего такого не испытал, и ему стало немного обидно, что у него все не как у людей. Внезапно он понял, что совсем не хочет умирать. Нет, черт возьми! У него осталось еще столько дел, которые надо сделать, и которые может сделать только он, Латхам. Осталось столько женщин, которых он должен познать. Наконец, кто же будет заниматься его журналом «Нью селебрити» без него? Кто перережет ленточку на открытии новой киностудии «Космос»?

Дик Латхам напрягся в последнем, поистине героическом усилии, напружинил свои мускулы. Мысль о том, что его соперник Тони сейчас наблюдает картину его гибели, придала ему решительности. Наконец ему удалось выдернуть ногу. Он весь ободрался до костей, и кровь клубами окружила Латхама. Теперь задача немного облегчилась. У него появилась надежда, правда, один шанс из тысячи. Но шанс был! Следующая ударная волна могла расшибить его в лепешку об острые скалы или как катапульта выбросить его из тоннеля в открытый океан. Иного в данной ситуации не было дано.

И вот пришла новая волна. Она бросила его вперед, в полную темноту, навстречу неведомому. Дик даже не успел сотворить молитву, как полетел куда-то. Его полет завершился ударом, отозвавшимся фейерверком искр, брызнувших из глаз. Он почти потерял сознание и начал медленно сползать вниз, опускаясь у той самой стены, на которую его бросила волна. Дик уже не сопротивлялся. Он постарался расслабиться, едва пришел в себя, представил, как вода проникает в него, заполняет легкие, желудок, как он становится одним большим бидоном с морской водой и обретает вечное успокоение в водной могиле.

Неожиданно мрачные мысли были прерваны грубым вмешательством. Чья-то крепкая рука подняла его, словно мешок с опилками, и потащила вперед. Губы Дика ощутили резиновый вкус загубника и судорожно вцепились в него. Живительная струя воздуха проникла в легкие Латхама, изгоняя мрачные мысли о близком конце. Он снова воспрял духом и с благодарностью взглянул на своего спасителя. Им был Тони Валентино. Он не испугался каменного мешка, куда угодил Дик Латхам, не потерял маску, не порвал шланг с кислородом, не выронил фонарик. Вдобавок он еще и подхватил обессиленного соперника и дал ему шанс выжить. Все эти мысли промелькнули в мозгу у Дика, и он в знак благодарности сжал плечо Тони. Тот понял его жест признательности, покачал головой и пальцем указал вперед. Дик кивнул, и они поплыли, попеременно обмениваясь одним загубником, дыша по очереди из одного баллона со сжатым воздухом. Соответственно запасы его сократились тоже вдвое. Если сейчас им не улыбнется удача, их положение снова можно было бы считать безнадежным, но уже для обоих. Тоннель снова резко повернул и чуть расширился. Но водная пучина не торопилась их так легко отпускать. Она приготовила им новый сюрприз. Неожиданно они попали во встречное течение, которое практически свело на нет все их усилия продвинуться хотя бы на несколько сантиметров. Тони и Дик судорожно загребали руками, отталкивались ногами, но едва удерживались на месте, если не откатывались назад. Они потратили несколько драгоценных минут на эту судорожную борьбу с неослабевающим встречным течением. Наконец им показалось, что сила напора воды чуть ослабла. Дик отчаянно заработал руками и ногами, Тони не отставал от него. Неожиданно, они даже сами не поняли как, пловцы оказались выброшенными из тоннеля в открытый океан. До поверхности было несколько метров, которые они просто пролетели. Как же сладок воздух, когда он вливается живительным потоком в легкие! Несколько минут они покачивались на поверхности океана, потом медленно поплыли к берегу. Там на узкой береговой полосе они молча растянулись. Они стали друзьями. Дик был обязан своей жизнью Тони. Сейчас они лежали и отдыхали. Все слова найдутся позже, когда они осознают, что пережили, как чудом смогли спастись…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Эмма Гиннес восседала в главном зале своего редакционного здания на внушительном кресле. С него она обычно вела все летучки, объявляла все благодарности и устраивала все разносы.

— В нашем журнале я собираюсь публиковать только отборные материалы. Я хочу представлять в нем новую Америку. Мне надо, чтобы на моих страницах были имена писателей, кончивших Гарвардский и Йельский университеты, никак не ниже. Но они должны и выглядеть соответствующим образом. Мозги без внешнего благообразия мало чего стоят в девяностые годы.

Эмма грозно окинула взглядом комнату, выискивая малейшие проявления сопротивления или инакомыслия. Она жадно выискивала смельчака, готового бросить ей вызов, чтобы подавить его безумную храбрость и внушить надлежащий ужас и трепет перед собой в назидание всем. Кто готов был стать жертвой? Ответа на ее вопрос не было. Не было никаких признаков бунта или саботажа. Никто не желал себе зла…

— Мне нужно, чтобы в журнале появился изящный, утонченный секс. Меня совершенно не волнует, нравится это вам или нет, но он должен быть! Все предсказывают близкий крах изданиям, рискующим публиковать эротику, но конец так пока и не наступил. Конечно, когда-нибудь девятый вал пуританской волны нас всех накроет, но, пока это не случилось, будем радоваться маленьким прелестям жизни в Америхе в начале девяностых годов двадцатого века. Но мне нужна не просто изощренная эротика. Мне нужна грязь в сочетании с самым высоким искусством. Вот чего я от вас добиваюсь. Могу лишь подсказать вам общее направление поиска. Возьмите знаменитый девиз «Плейбоя» — «смотри, но не трогай». Примерно так же должна выглядеть ваша художественная эротика на страницах моего журнала. Да, грязь и высокое искусство! Именно так! — Эмма даже хлопнула ладонью по столу, как бы подтверждая генеральное направление развития журнала, оглядывая требовательным взглядом редакционный состав, который она смогла набрать из самых лучших специалистов, которых вообще можно достать за деньги.

— Но при этом я вовсе не хочу, чтобы вы развернули особую кампанию в этом направлении, Ховард, — резко произнесла Эмма, обращаясь к художественному редактору, которого она переманила из журнала «Вог». — Никаких занудных и длинных статей, которые более приличествуют заумным журналам, а не такому зрелищному и красочному изданию, как наше. Я хочу, чтобы вы все делали в стиле «Нью селебрити» — взирать на мир широко открытыми глазами! Мы создадим новую моду. Впрочем, об этом пусть позаботится наш уважаемый Майкл. Пусть будет царить молодость и энергия. Допускается все, кроме скуки… Ну, еще можно… Все! В конце концов, кто у нас отвечает за моду?.. Почему я должна за всех отдуваться? — патетически закончила свою речь Эмма.

Ответственный за моду в журнале «Нью селебрити» Майкл хмыкнул при последних словах Эммы. Он критически оглядел наряд главно редактора журнала мод, тщетно стараясь не обращать внимания на цветовую дисгармонию, подкрепленную еще и неудачным сочетанием светлых бриджей и изящных вечерних туфель…

— Так, теперь перейдем к другой теме, — снова прозвучал железный голос их главного редактора. — Надо найти несколько более менее талантливых отпрысков из высшего света Америки, чтобы они сообщили нашим читателям, как ужасно живется, когда есть деньги, есть добрые и всепонимающие родители, когда есть возможность получить образование в любом университете… Ну, всякие истории из жизни наркоманов, пристальное внимание к телесным отправлением и полная безнадежность приключения красивых любвеобильных выпускниц старших классов, не знающих нужды ни в чем, оттого мающихся в тоске и унынии. Вот чем мы будем заниматься в начале девяностых годов. Пусть у нас будут рубрики типа «Жизнь в подполье», «Следующая остановка — могила», «Смерть в ночи». Не бойтесь поразить публику такими экстравагантными темами. Ей это скоро понравится. А вы должны обеспечить авторов для этих рубрик. Если у вас нет никого на примете, то я сама могу написать вам кое-что в обеденный перерыв, — засмеялась своей шутке Эмма.

— Не попробовать ли связаться с Марией Гонсалес? — предложил Джакоста, прославившийся злободневными очерками.

— Я не возражаю. По крайней мере, она молода, а сегодня молодость опять входит в моду. И по-моему, она еще не возненавидела журналистское ремесло и даже в ладах с грамматикой. И еще. Она не подражает этому Хемингуэю. Мне кажется, что вся Америка помешалась на нем, как будто он изобрел литературу… Мы не будем оставлять в журнале густые листы, чтобы наши читатели смогли продолжить содержание рассказа в соответствии со своими личными вкусами. Я придерживаюсь другого мнения — читатель всегда должен быть наблюдателем со стороны. Он должен проглатывать то, что мы ему приготовим. Думаю, что рассказы Гонсалес подойдут для этого, — махнув рукой, согласилась Эмма.

Джакоста подумал, что Мария Гонсалес будет рада принять предложение. На этом дискуссия постепенно увяла. Ховард только что приехал в Нью-Йорк из Парижа и не имел своего мнения по многим вопросам, Майкл был более профессионален и достаточно долго прожил в «Большом Яблоке». Но во всем полагается на мнение Эммы Гиннес. А сейчас оно было таково:

— Она согласится. Положите ей пять сотен за каждую серию. Она у нас известный автор, а их расценки всем известны. Думаю, что она нам не обойдется очень дорого. Но если она упрется, сообщите мне, и я свяжусь с ее коммерческим агентом. Его, кажется, зовут Морт. Он меня любит. Как, впрочем и все присутствующие! И Эмма рассмеялась, давая понять, что знает о том, что почти все присутствующие не очень ее жалуют. Засмеялась она еще и потому, что этим хотела показать, что на самом деле ей это даже приятно, поскольку придает остроту жизни.

Зазвонил телефон. Его звук усиливался той тишиной, что царила сейчас в зале. Эмма недовольно отвернулась от окна с видом на Центральный парк и раздраженно бросила секретарше.

— Я же просила ни с кем не соединять… — Но, увидев смятение в ее глазах, выхватила трубку.

— О! Дик! Как я рада тебя слышать. Ты уже здесь? Надо же, а я думала, что ты еще в Малибу. Как все здорово складывается.

Эмма оглядела зал. Все прекрасно знали, кто такой Дик. Теперь они узнают, насколько близки их отношения, Эммы и Дика.

— Ну это же просто замечательно, все, что ты сейчас говоришь. Я не думала, что Пэт Паркер сможет так быстро проявить себя. Все просто отлично. Ее работа уже в первом выпуске! А о чем ее снимки? — ворковала Эмма, просто вся светясь радостью.

Пэт Паркер обеспечила первый номер журнала темой. Дик Латхам по-дружески тепло общается с ней по телефону на глазах у всей компании. Это действительно удачный день.

— Да… да… ты имеешь в виду, что этот парень вскружил голову всем вам там?.. Да-да, я понимаю… Тот самый парень… да…

Торжество испарилось из ее голоса, Эмма с трудом владела собой. Этот проныра успел появиться в Малибу, сфотографироваться у Пэт Паркер и понравиться Дику Латхаму!

— Я рада, что тебе понравились его снимки. Нет-нет, не надо экспертов. Я полностью доверяю твоему безошибочному глазу. Если тебе они понравились, то понравятся и нашим читателям. Что?.. Да, я сейчас поднимусь, мне нужно только пять минут…

Эмма с размаху шлепнула трубку на рычаг телефона, словно ударила по спине Латхама. Она даже зажмурилась от обуявшей ее ярости. Медленно обвела взглядом потупившихся сотрудников, ставших свидетелями совсем не того, чего ей так хотелось. Настроение ее окончательно испортилось.

— Пэт Паркер смогла за короткий срок представить свою первую работу. И она высоко — оценена. Снимки понравились Дику Латхаму. Он уже приехал и у себя наверху ждет меня. Сами же снимки сейчас доставят в редакцию, — металлическим тоном произнесла Эмма.

— Парень из Малибу? — протянул саркастически Майкл, у которого был полон портфель своих домашних заготовок на подобный случай.

— Да, именно парень из Малибу. Я не думаю, что мистер Латхам ошибается, — холодно отчеканила она, давая понять, что для всех остальных Дик всегда останется мистером Латхамом.

— Так, о чем мы говорили… ах да, о писателях, предвестниках новых веяний, мастерах слова, формирующих будущий вкус. Вся беда в том, что это требует времени. Пока мы их найдем и объясним, что от них требуется, они уже могут выйти из моды. Ха-ха! Но попытаться стоит. Помните, что иногда покопаться в грязи — это самый смак! Семейные истории скучны, проблемы с детьми вечны, холостяки не в моде. Но мир еще не кончился, и мы это отлично понимаем. Оргии, пьянство стремительно выходят из моды, их вытесняет забота о здоровье. Нам не нужны распоряжения и от признанных авторитетов, от кого бы то ни было… За исключением меня!

— Я не совсем понял, что вы имеете против семейной темы на страницах журнала, — произнес в полной тишине Джакоста. — Это вечные непреходящие ценности, которые всегда будут интересны читателям, особенно вопрос отцовства.

— Что! Семья? Семейные ценности? Вы еще лучше скажите о достоинствах спермы перед любыми витаминами. Начитались всякой дребедени у чокнутого Спока и пытаетесь протащить его идейки у нас. Так не выйдет! Не надо мне семейных тем!

Стук в дверь прервал излияния Эммы на полуслове. Дверь открылась и в комнату вошла, не дожидаясь приглашения секретарь Латхама. В руках у нее был объемистый пакет.

— Мистер Латхам поручил доставить это вам, — произнесла прехорошенькая секретарша, положив пакет прямо перед Эммой Гиннес.

— Благодарю вас, — в ответ произнесла Эмма со всей вежливой холодностью, что была у нее всегда наготове для женщин красивее ее, но стоящих ниже на социальной лестнице.

Эмма взяла в руки конверт, вытащила скрепки и вынула содержимое. Она предполагала, что там могло быть, но реальность всегда страшнее самых жутких ожиданий. Его лицо бесстрастно взирало на Эмму с полированного редакционного стола. Его лицо, его тело, его… О Боже! Она смотрела на его мужскую стать и, не могла оторвать глаз. Да, фотографии сумели передать всю его страстную натуру сильной личности. Игра света и тени была безукоризненной. Снимки действительно сделал большой мастер. Но… Эмма судорожно сглотнула, пытаясь заглушить нахлынувшие воспоминания. В горле у нее запершило, глаза начала застилать пелена. Сердце бешено ухало. Эмма всеми силами старалась забыть этого красавца, загоняла мысли о нем в самые отдаленные уголки сознания. Она не хотела ничего о нем знать, ничего о нем слышать, а уж тем более — видеть! И вот сейчас он лежал у нее на столе и взирал на нее абсолютно безразличный к ее чувствам. Этот Тони Валентино, который растоптал и унизил ее на выпускном вечере в театральной школе Джуллиарда, теперь появится в первом номере ее журнала! Такое трудно было себе даже представить. И тем не менее это случилось.

— Что, не подходят? — спросил с надеждой Майкл. Он все еще верил, что ситуация изменится и примут его заготовки, тем более, что, глядя на побелевшую, словно привидение, Эмму, на ее трясущиеся руки, он по-другому и думать-то не мог.

А Эмма смотрела на это злосчастное лицо невидящими глазами и решала свою дилему. Если она сейчас отдаст это художественному редактору для оформления в номер — она будет абсолютно права. Эти снимки были проявлением подлинного высокого искусства, профессионализма и вкуса… Если, рассуждала дальше Эмма, она их напечатает в первом номере «Нью селебрити», они создадут ей идеальную возможность для привлечения внимания к журналу. Они просто сделают знаменитым журнал. Но. Тут начиналась оборотная сторона медали. Если журнал станет знаменитым, то он прославит и этого проклятого Тони Валентино. Этого допустить она никак не могла. Даже если Дик Латхам прикажет ей поставить их в номер. Даже если Пэт Паркер будет требовать безоговорочного выполнения ее контракта, по которому она имеет право представить свою работу в журнал без предварительного обсуждения и настаивать на ее публикации. Даже если они объединят свои усилия, то смогут добиться своего только через ее, Эммы Гиннес, труп. Сейчас, глядя на великолепный шедевр фотоискусства Пэт Паркер, Эмма Гиннес снова мучилась в приступе острой ревности. Она понимала, что нельзя передать образ другого человека, оставаясь к нему равнодушным. Здесь же был просто праздник чувственности, нежности и взаимопонимания. Да, Тони Валентино и Пэт Паркер были любовниками, сделала окончательный вывод Эмма Гиннес.

— Ух ты! Вот это да! — выдохнул Майкл, когда фотографии попали к нему в руки.

Все вскочили со своих мест и столпились у него за спиной, заглядывая через его плечи, выхватывая снимки у него из рук, гомоня, толкаясь… Всех их подобрала по своему вкусу Эмма Гиннес, которая знала, как выискивать и распознавать таланты. И они поступали точно так же, потому что были профессионалами. Сейчас они все объединились вместе против нее. Спор мог разрешить только, третейский судья. А он, Дик Латхам, был сейчас у себя в кабинете наверху.

— Слишком сильно… Обнаженный мужчина… Это шокирует… — попробовала Эмма.

— Ничего подобного!.. — хором возразили они.

— Только не в первом номере журнала… Это создаст непредсказуемый прецедент… спугнет традиционных читателей… — старалась Эмма. Согласные с мнением Эммы в обычных условиях, эти люди сейчас объединились вместе, противостояли ей, отстаивая свое мнение. Эмма пожала плечами, глубоко вздохнула, подошла к телефону и набрала номер.

— Эмма Гиннес к мистеру Латхаму, — сказала она в трубку секретарше.

Эмма вошла в кабинет Дика Латхама бессильной походкой смертельно уставшего человека. Дик сидел за столом и приветливо улыбался ей. Он просто великолепно выглядел, жизнь прямо-таки била ключом в нем, несмотря на перевязанную руку и длинный шрам над бровями.

— Садись, Эмма, — бодро произнес он, вежливо поднимаясь и предлагая своей собеседнице кресло. — Ты уже просмотрела фотографии? Тебе они понравились? Ведь правда они отлично получились? Это как раз то, что нам нужно для первого номера. Я даже не мог мечтать о такой удаче. Пэт отлично постаралась! — беспрерывно говорил Дик.

— Именно поэтому я и пришла с тобой переговорить, — вставила наконец слово Эмма. — Да, я знаю, что с профессиональной точки зрения фотографии сделаны безупречно. Но я не уверена, что выбран правильный акцент для первого номера. К тому же этот парень смахивает на мулата или цыгана… Немного дешевый у него вид, вид пляжного мальчика из Малибу… Ну ты понимаешь, что я имею в виду? Я думаю, что Пэт еще может постараться и показать нам кое-что и получше. Мое мнение, что этот красавчик имеет право быть, но только не в первом номере нашего журнала.

Эмма начала бессвязно нести какую-то чушь о долге перед читателями, о вкусе редактора и так далее. Всю свою жизнь Эмма всегда находила нужные слова для решающего боя. Сейчас она впервые не могла с блеском применить свое прославленное оружие.

— Эмма! Да ты в своем уме? Что с тобой случилось? Ты что, наглоталась таблеток или еще что? — в изумлении воскликнул Дик Латхам.

— Фотографии, — упорно твердила Эмма. — Я не считаю, что они годятся для нашего журнала.

— А его зовут Тони Валентино, — медленно вдруг произнес Латхам, оторвав свой взор от объемных грудей Эммы и глядя ей прямо в глаза…

Эмма растерялась. Дик никак не мог знать о ее приключении с Тони Валентино. И как вообще эти фотографии оказались у него, в обход мнения главного редактора журнала Эммы Гиннес? Почему Пэт предоставила снимки прямо Латхаму? Все должно было бы идти своим обычным путем. Тогда такого безобразия бы не было, подумала Эмма.

— Не знаю, как его зовут, но знаю, что для «Нью селебрити» этот материал не годится. Ни его лицо, ни тело, ни мужские достоинства, — произнесла упавшим голосом Эмма, отводя глаза в сторону.

— А я слышал, что ты уже встречалась с ним, — небрежно обронил Латхам.

— С Тони Валентино? Не думаю, чтобы мы с ним встречались. Он тот тип мужчин, который у меня вызывает лишь опасения. Но, может быть, я его встречала, когда он позировал как модель? А может, он бывал в Англии?

Эмма откинулась в кресле. Она знала, что ее лицо выдает ее с головой. Ее щеки просто пылали. Она ничего не могла скрыть. Да, он все знал. Он знал! Может, он не будет дальше ее мучить? — мелькнула в ее голове мысль. Но он не отстал от нее.

— Он был актером в театральной школе Джуллиарда. Говорят, что ты была на выпускном представлении пьесы «Трамвай Желание». Он играл роль Стэнли. Странно, что ты не помнишь его лицо. Его трудно забыть, не так ли? — методично добивал ее Латхам.

— Я сейчас с трудом соображаю, сколько будет дважды два, а ты хочешь, чтобы я вспомнила что-то об этом парне… — пробормотала в полном отчаянии Эмма.

— Ты знаешь, я упомянул обо всем этом только по одной причине. Пэт прознала, что у тебя с Тони была какая-то стычка, и это может повлиять на твое решение брать фотографии в номер или не брать. Я успокоил Пэт, что ты настолько профессиональна, что подобные мелочи не могут повлиять на твое решение. В моей компании бизнес стоит выше личных эмоций, и я сказал Пэт что никто лучше Эммы Гиннес этого не понимает.

Латхам сделал паузу. Улыбка слетела с его лица, теперь оно было волевым и жестким.

— Скажи, Эмма, я прав или нет? — мягко, но решительно спросил Латхам.

Эмма Гиннес судорожно сглотнула и Перевела дыхание. Был один-единственный возможный ответ. Она громко расхохоталась и признала, что Латхам был абсолютно прав. Но она сама решила перейти в наступление и перехватить инициативу.

— А как ты познакомился с Тони Валентино? Неужели через Пэт?

Латхам пропустил ее вопрос мимо ушей.

— Ну а теперь что ты думаешь по поводу этих фотографий?

— Я должна признать, что на второй взгляд они полны драматизма и; несомненно, прекрасно подойдут для нашего журнала. Возможно, мое первое впечатление было слишком эмоционально окрашенным неприятием обнаженного мужского тела в первом номере журнала. Теперь я вижу, что заблуждалась. Благодарю вас, мистер Латхам за то, что открыли мне глаза. Благодарю мисс Пэт Паркер тоже. Ну разве не умница эта девочка! Чем больше я над всем этим думаю…

Эмма продолжала лепетать подобным образом, но внутри у нее все окаменело. Она умерла. Ее душа была смертельно ранена и истекала последними каплями крови… Этот проклятый Тони снова посмеялся над ней Она предлагала сделать его звездой, поместить в рубрику «Звезды завтрашнего дня» в обмен на сущий пустяк с его стороны. Он грубо ее отверг, публично унизил и оскорбил. Теперь этот повеса вновь будет на страницах ее журнала, но уже без всякой с ее стороны помощи напротив, сломив ее сопротивление… Она была вновь полностью раздавлена…

Но Дик Латхам добивался вовсе не ее нового унижения. Он предвидел ее сопротивление и решил показать кто здесь хозяин. Когда все было достигнуто, он сменил гнев на милость и был готов ответить на вопрос Эммы Гиннес.

— Ты спросила меня, как я познакомился с Тони Валентино? Сейчас ты узнаешь. А впрочем, может догадаешься?

Но Эмме сейчас было не до разгадывания загадок.

— Он спас мне жизнь, — коротко и емко объяснил Дик Латхам.


* * *
— Пэт, ты не совсем счастлива, так ведь? — спросил Алабама, оторвавшись от созерцания своих любимых гор. Он говорил, не оборачиваясь.

Пэт поджала ноги и перевернулась на бок на необъятной софе, обдумывая, что ответить. Да, она была несчастна. Она страдала. Она чувствовала себя словно апельсин, из которого выжали сок, оставив лишь сморщенную кожу.

Все последние дни Пэт жила в каком-то тумане, с трудом воспринимая действительность, вяло реагируя на все попытки Алабамы как-то ее растормошить. Он пытался убедить ее, что неразделенная или отвергнутая любовь не самая редкая вещь в мире. Но как обычно бывает в случае с влюбленными, все увещевания были тщетны. Пэт продолжала страдать.

— Да у меня сейчас не самый радужный период, — пробуя через силу улыбнуться, наконец произнесла Пэт.

— Не расстраивайся, ты все сделала правильно. Когда слава найдет Тони, он будет благодарен тебе, не сомневайся в этом.

— Но он считает, что я предала его!

— Да, это действительно так, но ты сделала все по принципу — «цель оправдывает средства». Ты поступила точно так же, как Арнольд Ньюмэн, когда создавал портрет Круппа. Немец был уверен, что выглядит благообразно и назидательно. Ньюмэн своим искусством увековечил в его портрете образ дьявола. Прекрати себя терзать и принимайся за работу. Нечего поливать окрестные кусты своими горючими слезами. Сосредоточься на работе, открой свою душу большому искусству, и все пройдет!

— Знаменитый «хэппи энд»? — горько рассмеялась Пэт.

— Я видел и гораздо худшие ситуации, которые счастливо оканчивались, — серьезно заверил ее Алабама.

— Брось, Адабама! Жена Тони Валентино должна быть так же морально чиста и сильна, как Жанна д`Арк…

— По-моему, девчонка, была просто ненормальная… Ладно, а не пойти ли нам сегодня погулять по горам? Не испить ли нам холодного пивка в Рок-Хаусе, закусывая велобургерами, а, Пэт? — неожиданно предложил хитрый старикашка.

— Значит, попить пивка?

— Вот именно! — широко улыбаясь, пророкотал Алабама.

— Не-а! Не пойду никуда. Я вся в растрепанных чувствах и не хочу никого пугать своим видом. Расскажи мне лучше свои знаменитые фотобайки про Кертича. — И Пэт поуютнее уселась на широкой софе, словно маленькая девочка, ждущая, когда ее дедушка расскажет сказку на ночь… В роли доброго дедушки выступает Алабама. Кто бы мог представить себе этого крепкого мужчину, вовсе не любителя сентиментальных бесед, убаюкивающего и успокаивающего несмышленыша-девчушку…

— Однажды, не помню когда точно, но все было так на самом деле. Все признали, что Кертич лучше, чем Стейчен, Стеглич и Вестон. Кертич мог обнаружить красоту в самых обыденных вещах, там, где ее уже никто и не замечал. В этом проявлялся его гениальный дар. Я всех обманывал тем, что брал красивый объект и делал его немного лучше. Андре показывал красоту листка, кружащегося на ветру, пятно белоснежного снега посреди убого грязного двора, творил чудеса. У него снимки значили больше, чем просто регистрация красоты. Они уже жили своей жизнью, и каждый мог найти в них то, что было ближе по сердцу. Картье-Брессон и Брассай, оба признали превосходство Кертича в искусстве фотографии. Но жестокий мир не знал его гениального дара вплоть до той знаменитой фотовыставки Марковского. Бедный старый Андре так никогда и не простил миру свою обиду на него. Он был одним из наиболее одаренных людей, которых я когда-либо встречал. Его трагедия заключалась в том, что он стал родоначальником нового стиля в фотографии, но так и не дождался признания, хотя многие пользовались его приемами.

— Как я его понимаю. Трудно даже представить себе горе мастера, сотворившего шедевр, который никто не может увидеть. Так и Тони чувствует, — снова всхлипнула Пэт. Она не могла ни о чем другом говорить, кроме Тони.

— Послушай, Пэт. Эмоциями надо научиться управлять. Они могут помочь создать шедевр, но могут и одним махом испортить многолетнюю подготовительную работу. Нельзя идти у них на поводу. Вспомни того же Андре Кертича. Он не смог простить американцам, что они не признали его таланта. Он так и страдал до конца своих дней, — сказал Алабама.

— Ты сам все усложняешь в своем искусстве и мастерстве. Ты судишь слишком строго о своей работе. Мне кажется, что в конце концов ты настолько переусердствуешь, что весь твой труд, весь жизненный путь покажется никчемным, пустым занятием. Все дело в том, что надо избегать таких крайностей.

Туг же Пэт пожалела о своих словах. Алабама снова повернулся к окну и стал созерцать любимые горы.. Она вовсе не хотела обидеть старого мастера. Но так уж получилось, что она его больно задела. Она действительно хотела бы сейчас убедиться в том, что Алабама бросил занятие фотографией потому, что сегодня этим занимается всякий, кому не лень.

— Послушай, Пэт. Для меня был трудный путь. Всем нравились мои работы, и я себя чувствовал просто отменно. То, что люди творили с природой, тогда меня мало трогало. А они срывали горы, загрязняли реки, выкорчевывали леса. И это в то время, как по всему свету продавались мои фотопейзажи, картины чудесной дикой природы, которая безжалостно истреблялась. Похоже, что это была дурная шутка: мне платили за фотографии деньгами, вырученными за истребление природы…

— Алабама, сделай мой портрет.

— Что?

— Пожалуйста, сделай мой портрет, — вскочила в возбуждении Пэт. — Я хочу, чтобы ты снова начал работать. Ну пожалуйста, для меня, ради меня! Всего трлько один портрет! Это все, что я прошу. Ну сделай, а? Пожалуйста, пожалуйста, ну, Алабама!

И Пэт бросилась к нему, хватая за рукава пиджака и непрестанно теребя…

— Пэт, это не так просто… — начал он.

— Я знаю, знаю! Ты очень напуган и нервничаешь. Ты боишься, что портрет может не получиться и ты опозоришься?

Пэт слишком хорошо узнала Алабаму. Он даже вздрогнул от ее слов, но нашел в себе мужество ответить.

— Черт побери! Ты о чем это здесь несешь небылицы? Я нервничаю? Я боюсь сделать фотографию? Я? Боже! Ты что, забыла, кто я такой?! — непрерывно говорил Алабама, пытаясь унять охватившую дрожь.

— Так сделаешь мой портрет?

— Послушай, я никогда не стремился работать в духе Пикассо — «рисуй, пока ты жив как художник». Я бросил фотографию потому, что она мне надоела. Она стала раздражать меня. Но если я вновь захочу ею заняться, то, уверяю тебя, я смогу сделать такой портрет, какой тебе и не снился!

— Ну так докажи это и сделай!

— Мне не надо никому и ничего доказывать.

— Я вовсе не говорила, что надо кому-то что-то доказывать. Докажи это самому себе.

Алабама метался по комнате, не находя себе места. Противоречивые чувства обуревали его. Наконец он остановился рядом с Пэт и спросил ее:

— А какого черта тебе потребовался твой портрет?

— Я хочу послать его Тони, — просто ответила Пэт.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Тони взглянул на свое отражение в зеркале и нахмурился. Но не зеркало было тому причиной. Это следовало сделать в соответствии с ролью, которую ему предстояло сыграть. Сейчас он должен стать жестким и грубым. Тони старался поймать именно те эмоции, которые были присущи Кэлу. Затем ему следовало их закрепить, усвоить и преподать зрителям так, чтобы все было естественным и органичным. Каждый должен был пережить весь ужас мира, в котором не было места любви. Он дюжину раз перечитал Стейнбека, походил по местам, где жили его герои, даже припал к чернозему, как бы ощущая объятия теплых материнских рук.

«Мама», — пронеслось понятие в мозгу у Тони, когда он репетировал роль Кэла Траска, вспоминающего свою мать. И он уже не чувствовал себя в тесной гримерной театра на Бродвее. Он уже не был актером, ожидающим, когда поднимется занавес, и он предстанет перед публикой. Он уже не был и Тони Валентино Он был Кэлом. Он был Каином Стейнбека, на котором Господь поставил свою печать. Он был сыном Адама и первенцем Евы… Ручка двери нетерпеливо задергалась.

— Второй звонок, мистер Валентино, — раздался бесцветный голос.

Все еще полный своими творческими помыслами, Тони медленно побрел к двери, отпер ее, выглянул в длинный пустой коридор, ведущий на сцену. Он передернул плечами, словно бы поежился от человеческой ненависти, готовой обрушиться на него по ходу пьесы. На всякий случай суеверно скрестил пальцы, отгоняя возможный сглаз. И тут он криво ухмыльнулся, поймал свое выражение в зеркале и очень остался доволен. Вот сейчас то, что нужно. Вся его натура просто возликовала. Да, таким должен быть его герой. За жестокость и решительность любили его женщины. Люди его боялись и боготворили. Они в ужасе ожидали его неожиданных поступков и готовы были пойти на самую низкую подлость, чтобы заслужить одобрение тирана. Но никто из них не любил его. И Кэл знал это еще со времен своего трудного детства. Но не это его волновало. Он боялся, что кто-нибудь раскроет его секрет, обнаружит глубоко внутри надежно спрятанные простые человеческие чувства… Те, кто превозносил его сейчас, ждали лишь удобного случая, чтобы смертельным ударом поразить его. Это была роль Тони, которую он играл в театре на Бродвее.

Пэт Паркер, сидя в первом ряду, смотрела на сцену, затаив дыхание. Иногда у нее просто мурашки ползли по телу. Эту роль уже играли многие артисты в кино, в том числе и Джеймс Дин. Только сейчас Пэт полностью поняла, почему после смерти этого великого актера многие женщины от горя кончали жизнь самоубийством. А игра Тони Валентино была еще глубже, еще ярче! И это вовсе не потому, что она была пристрастным судьей, а не просто зрителем. Нет. В игре Дина была видна и вся ранимость и беззащитность несчастного мальчугана, волею судеб ставшего жестоким и грубым в мире, где не было места любви. В игре Тони было одно отличие: его герой не сражался с этим враждебным миром, он сражался с самим собой. В своей борьбе он полагался только на свои силы, не вдаваясь в объяснения своих поступков. Он считал, что так надо поступить, и поступал именно так, как считал нужным. Пэт именно это нравилось в игре Тони. Именно это она подметила и как зритель. Она старалась быть объективной к этому молодому актеру, с которым у нее была незабываемая прогулка на необитаемый остров и который резко порвал все отношения с ней, почти не оставив Пэт надежды…

— Ну и что вы на это скажете? — спросил тоном исповедника Латхам.

— Погодите, дайте собраться с мыслями, я пока еще не могу все осознать, но все, кажется, очень здорово!

Пэт закатила глаза к потолку и сложила руки в жесте, который должен был выражать наивысший восторг.

Латхам довольно заулыбался. Роль Тони Валентино произвела настоящий фурор. Мужья напрочь забыли о своих женах, мальчишки о своих друзьях, женщины забыли обо всем на свете, кроме этого красавца… Успех был ошеломляющим. Латхам смотрел на все окружающее со снисходительной улыбкой. Он уже успел примерить для себя обличье доброго ангела и с удовольствием эту роль исполнял. После памятных событий в глубине океана подле Каталины, когда Тони спас ему жизнь, Латхам резко пересмотрел свое отношение к этому человеку, не испугавшемуся смертельной опасности и выстоявшего в поединке со смертью. В Нью-Йорке Латхам разузнал, в каком театре на Бродвее будет играть Тони, и постарался попасть, на спектакль. Посмотрев на репетицию, он часом позже скупил постановку, что называется, на корню. Затем он поручил своему личному коммерческому агенту Джэю Рубинштейну подготовить смету на рекламный проспект молодого актера Тони Валентино. При этом он велел не скупиться. В этот вечер все известные театральные критики и светские львы были в театре. Мэйлер, Видал, Вольф, Плимптон, Дидион и Доминик Дан — все они рукоплескали новой знаменитости.

— Он играл самого себя, так ведь? — спросил Латхам. Пэт покачала головой, но как-то нерешительно, немного вопросительно, да, скорее вопросительно, чем отрицательно. Сейчас ей было очень трудно определить самой, какое же впечатление оставил Тони своей игрой. Играя Кэла Траска, Тони использовал свой собственный стиль игры, ко он не был Кэлом. Проститутка-мать Кэла предала сына, бросив его. Мать Тони берегла и любила свое дитя до самой последней минуты. Кэл сражался, чтобы заслужить одобрение своего отца, который держался от него на расстоянии. Тони же познал безотцовщину. Да, отличия были, но, несмотря на них, Латхам был прав. Она тоже находила их схожесть, заставившую ее просидеть весь спектакль, затаив дыхание. Тони точно так же, как и его герой, жаждал любви, боролся за нее, а в итоге оказался в одиночестве, покинутый всеми…

Но было и еще что-то общее у этих людей, одного театрального героя, другого реального. Они так же трудно находили общий язык с окружающими их людьми. Более того, чем сильнее окружающие стремились сблизиться с ними, тем сильнее они отталкивали их попытки. Пэт знала это очень хорошо по своему опыту. Ладно, пусть она поступила дурно. Но разве она заслужила, чтобы ее вот просто так выкинули из жизни любимого человека? Что это, как не извращенная логика человека, который ставит моральные абстракции выше жизни. Тут в мысли Пэт закрались кое-какие сомнения. Разве мог ее Тони использовать свои высокоморальные принципы для прикрытия того постыдного факта, что он просто вышвырнул ее из своей жизни? Так обычно поступали многие мужчины. Но нет. Она не могла допустить и мысли о том, что это мог сделать и Тони. На такое способны лишь слабаки. А он не такой, он сильный! И любила она Тони именно за силу. Она даже втайне от самой себя восхищалась, как решительно поступил Тони, узнав о ее предательстве. Он не стал разбираться, что и как. Она не подошла под его высокий уровень стандарта, и он отрекся от нее именно по этой причине. Она уважала его за такую прямоту, но это не облегчало ей жизнь. Так не могло долго продолжаться, тем более, что сейчас она могла в любой момент столкнуться с ним нос к носу в «Канал-Баре». И что она ему скажет? Как ей следует себя повести в таком случае? И что она, черт возьми, при этом будет ощущать? Такого рода мысли роились в голове у Пэт, она совсем растерялась и решила переключить внимание Латхама на Эмму.

— А что вы думаете по этому поводу, Эмма? — мягко спросила она. К тому же она считала, что чем больше людей примет участие в обсуждении, тем будет лучше для успеха Тони.

— Не знаю, право, что вам и сказать. Это все мне напоминает пятидесятые годы в Англии. Тогда тоже в моде были театральные изыски в духе героя-искателя правды в навозе. Ну, вы помните те попытки, когда неприятные люди на ваших глазах творили отвратительные дела на грязных задворках… Если ваше восхищение базируется на той основе, с какой герой ныряет в самую глубокую пропасть грязи и, смакуя, копается в ней, то роль удалась.

— Ей не нравится пьеса! — резко бросила Пэт Паркер, невольно подставляя Эмму под удар.

— Что? — насупился Дик Латхам.

Эмма покраснела как вареный рак, взглянула на Пэт и возвышающегося у нее за плечами Дика Латхама и залепетала.

— В общем-то я имела в виду другое. Это мое чисто эмоционально личное восприятие пьесы и ее мрачного героя. А так игра Тони была выше всех похвал. Это очень впечатляет, Он заслужил свой успех на все сто. Да, игра в театре, дуэт Пэт и Тони на страницах журнала «Нью селебрити», без сомнения, сделают Тони Валентино героем дня, — крепко сжав губы, буквально процедила последние слова Эмма.

Самое печальное для нее было то, что все, что она говорила, оказалось правдой. Этот вечер грозил обернуться для нее настоящей катастрофой с последствиями просто космического характера. Да еще Дик Латхам решил совместить выступление Тони в театре на Бродвее с презентацией первого выпуска нового журнала «Нью селебрити» в «Канал-баре». Вся ирония судьбы была еще и в том, что Эмма своим журналом практически помогла в одночасье добиться признания в Нью-Йорке никому не известному актеришке, к тому же ранее смертельно оскорбившего ее самое. Даже Господь всемогущий, и тот вряд ли мог предположить такой поворот событий. То, что он по-настоящему был талантлив, лишь усугубляло страдания Эммы. Единственно хорошим известием во всем этом было резкое охлаждение, если не прекращение вообще, взаимоотношений между Тони и Пэт. Эмма с трудом сдерживалась. А ведь скоро ей, как главному редактору, предстояло столкнуться вплотную с человеком, глубоко оскорбившем ее как женщину тогда, на выпускном вечере школы Джуллиарда. Куда дальше могли зайти и без того не простые отношения, Эмма даже и представить не могла.

— Эмма, я надеюсь, что вы все-таки научитесь думать как настоящая американка. Англия дала миру многих знаменитых писателей. Но все они жили в прошлом веке. А сейчас, здесь, в Америке, я не понимаю, как можно не восхищаться Стейнбеком, — холодно произнес Латхам. Он понимал, что передергивает слова Эммы. Но сделал это он умышленно. Служащий его империи не имеет права перечить ему, владельцу этой империи.

— Да, я понимаю, Хемингуэй, О`Нэйл, Фитцжеральд, Фолкнер, Теннесси Уильямс, Стейибек — я имею в виду, что они гордость мировой культуры и Америки. Разве можно их сравнить с Шоу, Моэмом или Уальдом. Да, они хороши, но меркнут перед американскими собратьями по перу. Англичане просто в восторге от американских писателей. — И Эмма склонилась к Пэт и Латхаму совершенно раболепно.

— Да, средние классы английского общества еще могут знать их имена. Представители высшего света их никогда не читали, — отчеканил Латхам.

Эмма хотела ответить резкостью, но прикусила язык. Латхам был одним из немногих американцев, кто еще мог разбираться в тонкостях английского устройства общества. Для нее всегда было тайной; где Латхам смог все так хорошо разузнать и понять. Но в Англии действительно представители высшего света отдавали литературу на откуп выходцам из низов и средних классов. Эмма здесь, в Америке, претендовала на представительницу высшего общества, но только Дик Латхам знал о ней всю правду. Сейчас он снова дал ей это понять, посыпав раны солью…

— Благодарю тебя за все, Пэт! — бесцветным голосом произнесла Эмма.

Но Пэт ее не слышала. Она смотрела на сцену. Занавес поднялся, и она увидела стоящего в углу Тони, пристально вглядывавшегося в женщину, сидевшую в глубине сцены в полумраке. Светлые волосы обрамляли ее точеное лицо, но черты его были чуть мелковаты. Просторная одежда из черного шелка придавала ей аристократический вид. Тони стоял и смотрел на женщину, как если бы он впервые увидел ее. А может, так оно и было на самом деле? Он смотрел на эту роскошную шлюху, которая и была его матерью…

— Что ты хочешь от меня? — высокомерно спросила его женщина.

— Мне от тебя ничего не надо!

Но это была самая беспардонная ложь, какую когда-либо слышали небеса. Что вам надо от женщины, давшей вам жизнь? Самое малое, что приходит на ум — любовь. Он уже научился обходиться без неё в суровом мире. Ему пришлось научиться искусству выживать без любви и поддержки. Это оказалось совсем нетрудно. Надо было только окунуться в омут ненависти и научиться никому не доверять. Успеху обучения в немалой степени способствовало и то, что общаться приходилось не с самыми милыми людьми и не в самой подходящей обстановке для проявления дружеских чувств. Он научился жить без иллюзий. Жить без надежды оказалось тоже не так уж и трудно, может, даже и легче. Ведь в этом случае нечего было и терять… И руки могли быть полностью развязаны.

— Тогда зачем ты пришел? Почему ищешь со мной встречи? И откуда ты узнал, что я здесь? — ровным, но слегка раздраженным голосом говорила женщина. Она вовсе не была в восторге от появления ее сына, которого редко видела и плохо знала. Она не знала, что может для него сделать.

— Почему ты бросила нас? — раздался в тишине зрительного зала голос Тони. Но реплика прозвучала, словно он вопрошал о том, почему она бросила именно его одного.

Тони ждал ответа, застыв в напряжении, словно струна… Но он знал, что ответ этой женщины его не удовлетворит. Он это понимал и от этого страдал. Она бросила его, когда он был совсем маленьким, беспомощным и невинным. Ему казалось чудовищным, как могла мать бросить своего ребенка на произвол судьбы, нисколько не заботясь о том, выживет ли он или нет. Она убила его отца по той причине, что он хотел остановить ее, не дать сбежать. Его мать пошла даже на риск убийства, лишь бы не оставаться в семье. Что за печать рока лежала на нем? Боже! За что же, за какие грехи ты лишаешь его счастья любить и быть любимым! Слезы подступили к глазам, сердце заныло от горестей нерадостного детства.

Тони и Кэл сейчас испытывали одни и те же чувства. Отец Тони оставил его много лет назад. Теперь, по прошествии почти двух с половиной десятков лет он не верил, что вины его отца в этом не было. Слезы уже хлынули потоком по его щекам, облегчая давнюю боль, притупляя обиду. Но в то же время в глубине его души зародилось новое сильное чувство. Это оно свело его кулаки в судорожном жесте, так что побелели костяшки. Имя этому чувству было — гнев. Что бы ни послужило причиной ухода матери на сцене театра, а его отца в реальной жизни, оба они были самыми настоящими предателями. А раз так, то они становились врагами, к которым надо было относиться без жалости и сострадания. Тони с Кэлом научились жить в мире без родительской ласки и любви, но их сердца требовали мщения за то, что по вине своих родителей они были обделены их заботой. Кэлу еще была нужна его мать, но он уже начинал ее ненавидеть. Тони тоже хотел бы встретиться с отцом, но и он уже лелеял планы мести.

— Я оставила вас, потому что вы мне мешали, — произнесла актриса, исполняющая роль матери. Она взяла в руки тяжелую золотую цепь и засмеялась, поигрывая ею, взирая на стоящего перед ней сына, словно была на другой планете.

— Но ведь я был совсем маленьким младенцем… — В его словах зазвучал упрек за то, что его бросили беспомощным с самых первых шагов по жизни, бросили без родительской опеки з омут нужды и бедности. Обида все еще душила его, но он уже знал, что и пальцем не дотронется до этой женщины, когда-то родившей его на свет. Он смотрел на нее как на урода, как на жертвуй тяжелой болезни, психического потрясения, жертвы неудачных родов… как на ошибку природы, в конце концов. Он смотрел, и ему показалось, что эта ошибка природы должна иметь свое имя. Дьявол, порождение тьмы. Он нашел имя, но понял, что это все не имеет никакого значения. Для него она всегда будет матерью, пусть и предавшей своего сына.

Она ничего не ответила, рассматривая свои руки. Они были скрючены артритом, покрыты темными старческими пятнами, морщинистыми и дряблыми. С трудом верилось, что когда-то они были молоды и прекрасны. Что ими любовались и целовали их.

— Ты бросила нас ради всего этого? И ты получила, что хотела? — Он давал ей сейчас шанс повиниться. Да, любовь уже кончилась, она ушла много лет назад, но он хотел, чтобы его мать хотя бы формально повинилась перед ним за то, что она его бросила. Но она не умела произнести этого или не знала простых человеческих слов по одной причине. Все другие люди, кроме нее самой, не имели никакого значения со всеми их бедами и радостями. Сейчас ее заботило одно — то, что она увядала и ее жизнь шла к закату. Она протянула руки вперед, дотянулась до зеленого сукна на столе, постучала пальцами по нему.

— Да, я рада, что мне удалось осуществить свои мечты. Я стала богатой женщиной и могу позволить себе делать что угодно или не делать вообще ничего. Я не связана этими противными сопливыми малышами, которым постоянно надо покупать игрушки, дарить подарки. Я счастлива, что разделалась с твоим сентиментальным кретином-отцом с его вечными бреднями о вселенском зле и добре, о том, что надо помогать добру. Я свободна от всей той фальши и грязи, что сейчас правит миром, в котором, между прочим, ты, мой сын, сейчас живешь. У меня есть фотографии сильных мира сего, чьи настоящие желания не столь ужи велики. Важно, чтобы их вовремя почесали за ушком и сказали, какие они гениальные… Видела и их пассий, чьи интересы с лихвой покрывались сладостями и прогулкой по дорогим магазинам. Они хотят получить наши голоса на выборах, а сами не прочь соблазнить дочку соседа… Как тебе нравится такой мир? Ты когда-нибудь об этом думал? И я сделала это потому, что я ненавижу семью, где женщина просто говорящая вещь. Женщина становится рабыней своих детей, своих мужей. А также нянькой, их жертвой, безответной служанкой… Ты меня слышишь? Ты слышишь?

Она сейчас уже кричала. Кэл по сценарию должен был оставаться безучастным. Реальный Тони не мог этого выполнить. Слова этой женщины запали ему в душу. Он их много раз успел прочитать в сценарии. Но тогда они звучали отстраненно, несколько абстрактно. Сейчас же он услышал их иа иной эмоциональной волне. Он вдруг увидел бедную старую женщину с ущербной психикой. Но он увидел в ней свою мать! И пропитал послание от нее! Его мать тоже хотела свободы. Но не свободы от семьи, детей, мужа, свободы от закона… Нет. Она хотела настоящей свободы. Она хотела свободы духа. Тони заколебался между двумя образами двух матерей. Литературный Кэл стремился отдалиться от своей матери, реальный Тони стремился к ней. Вот в чем была суть проблемы. Тони вдруг почувствовал настоятельное желание взять на руки эту старушку и ласково прижать к себе. Он пошел через сцену к актрисе с явлым намерением осуществить свой план. Актриса, исполнявшая роль его матери, с изумлением следила за его действиями, но она была не одинока В своем потрясении. Пэт Паркер могла поклясться, что вся аудитория замерла, наэлектризованная развитием событий, пошедших явно не по пьесе. Пэт вдруг поняла, что она хочет от Тони. Она хочет, чтобы мать и сын воссоединились. Похоже, все разделяли это чувство. Но в самой сцене таилась пока непредсказуемость и неопределенность. Сюжет пьесы уже ничем помочь не мог. Актеры играли самих себя, как если бы это было в реальной жизни. Тони сумел добиться, чтобы зрители стали не наблюдателями, а соучастниками, и преуспел в этом. Большинство из них совершенно позабыли, что находятся в театре…

Пэт была потрясена. Теперь, когда она воочию увидела игру Тони Валентино, она поняла, что все ее жертвы были не напрасны. Теперь она многое смогла понять и разобраться, откуда идет такое обаяние Тони. Оно шло от его умения воплотиться в образе и донести все нюансы драматического искусства. Обладая кое-каким опытом театрального критика, она в мгновение ока оценила его способности. Вряд ли она когда-либо смогла бы считать его полностью «своим», даже если бы у них хорошо сложились бы отношения. После сегодняшнего представления Тони Валентино стал достоянием общественности. Его можно было бы сравнить с океаном, с горами, с небом, открытыми для всех… Позже, много позже, когда у нее найдется пара свободных минут, можно будет посидеть над тетрадкой и попытаться написать мемуары, как она его любила, как он был «ее», пожалеть о случившемся, оплакать невосполнимую потерю любви… А сейчас Пэт могла только восхищаться Тони Валентино.

Эмма Гиннес чувствовала себя не в своей тарелке. Она крутила головой, фиксируя восторженные выкрики, бурные овации, букеты цветов, летевшие на сцену. Ей не трудно было понять, что тогда, в Джуллиарде, Тони был хорош в своей выпускной роли. Теперь же он стал знаменит и признан как актер. Тогда она хотела его получить, насладиться его телом и в награду сделать его звездой. Теперь он становился уже недосягаемым для нее. Планы возможного реванша резко отодвинулись В туманное и отдаленное будущее. Она оглянулась на свою соседку Пэт Паркер. Она не сама выбрала это место рядом с Эммой. Ее посадил сам Латхам. Эмма могла бы запросто раздавить эту козявку, но сейчас Пэт была ей нужна как классный специалист. Латхам не терял из виду эту хорошенькую девушку-фотографа, часто смеялся ее шуткам, подхватывал ее остроты. Она не поощряла, но и не обрывала попытки миллиардера ухаживать за ней. Вспоминая, как Пэт подставила ее под удар, когда сообщила Латхаму, что игра Тони не понравилась Эмме, англичанка злобно ухмыльнулась. Эта Пэт Паркер очень неосторожная и неопытная мышка, разве ей тягаться с Эммой! Еще немного подумав, Эмма все-таки занесла Пэт в список своих врагов, причем в самое начало. Тем, кто в него попадал, можно было только посочувствовать.

В пятом ряду сидела, нет, вернее сказать, была в полном экстазе Мелисса Вэйн. Она не забыла этого никому не известного парня, который не растерялся и умудрился поймать судьбу за хвост, спасши жизнь Дику Латхаму. Тогда она инстинктивно обратила на него свое внимание и поздравила себя, что ее интуиция в который раз не подвела. Этот красавец был ценной находкой, и она уже успела пару раз ему намекнуть на возможное углубление их знакомства. То, что тут была еще и фотограф Пэт Паркер, Мелиссу вовсе неостанавливало. Она не считала ее серьезной соперницей. Когда ей прислали приглашение посетить представление в театре на Бродвее с Тони Валентино и поучаствовать в презентации нового журнала в «Канал-Баре», Мелисса приняла оба приглашения. К тому же она обещала дать интервью Эмме Гиннес для первого номера «Нью-селебрити». А Дик Латхам успел в свою очередь намекнуть, что составляет график съемок в новой киностудии «Космос». Так что, посетив этим вечером два события, Мелисса выигрывает и в карьерном плане, а возможно, и в более приятном. И она плотно сжала свои бедра, мечтая, как сильная рука их легко раздвинет…

А чуть дальше сидела бледная Элисон Вандербильт. Она с трудом различала, что сейчас творилось вокруг нее, вокруг Тони. Слезы застилали ей глаза. Как она была рада, что ее спутник Джими Ливенворт остался в баре. Она сейчас хотела побыть одна. Все вокруг были в восторге от игры Тони Валентино, поскольку в игре он делал своим соучастником каждого зрителя. И людям казалось, что они поняли этого актера, что они уже давно с ним знакомы. И только одна Элисон знала правду. Знала, что, как бы талантливо он ни играл, он всегда будет одиноким, легко ранимым существом, которое нуждается в любви и ласке. И это она могла ему дать в полной мере. Ах да, эта Пэт Паркер! Да, она была с Тони, но она всего лишь хотела воспользоваться им, его талантом для своей карьеры. Любовь же Элисон была абсолютно бескорыстна и чиста. Ей ничего не нужно было от Тони, кроме как стать его тенью. Его мечты и устремления стали бы ее. Она готова была отдать все, что имела ради него, пойти на все, что угодно, ради него, умереть ради него. Самоотверженность ее чувства делала его почти неземным. Тони ее не любит? Не имеет значения! Главным был Тони и его желания. Два дня назад они гуляли вместе по Центральному парку, и Тони, взяв ее за руку, словно самого близкого друга, рассказал, что у него случилось с Пэт Паркер, как она его предала. Элисон с трудом сохранила тогда самообладание, выслушивая признания Тони. Но потом, немного подумав, она успокоилась и вознесла благодарственную молитву за то, что она снова была с любимым человеком.

Дик Латхам не помнил, чтобы он был так счастлив за последнее время. Он с удовольствием смотрел на это взволнованное рукоплещущее море людей. Сейчас он любил их потому, что они делали то, что ему хотелось. Потому что они согласились с его мнением о пьесе и об актере, на которых он сделал ставку. Теперь эта бродвейская постановка пройдет «на ура» по всем ведущим сценам. Тони Валентино блестяще показал себя на премьере и заслуженно получил лавры победителя. Снова прикосновение Латхама стало залогом успеха, словно он стал сказочным царем Мидасом, каждое прикосновение которого превращало все в золото…

Чуть позже они продолжат праздновать, отмечая презентацию «Нью селебрити». Уже сейчас появилась целая очередь желающих разместить свою рекламу в новом издании… Предложений была целая гора. Папаша наверняка себе места не находит в могиле, завидуя удачливому сыну, подумал Латхам о своем отце. Ладно, мы запустим Тони Валентино еще и в мир кино. Талант вполне перекрывал его безвестность. А если его соединить в тандеме с опытной и уже известной Мелиссой Вэйн, успех можно было считать обеспеченным. Он станет одним из самых ярких бриллиантов Голливуда. Латхам повернулся к Пэт. Девушка сидела на самом краешке сиденья, и вглядывалась, затаив дыхание, на сцену. Он хотел было что-то ей сказать, но не решился нарушить ее состояние. Он просто сидел и наблюдал за Пэт, как она смотрит на своего любимого Тони, и волна сострадания неожиданно накрыла его с головой. Он понял, что должен что-то сделать, чтобы помочь им. Подумав немного, он понял, что надо делать.

А Тони Валентино в это время держал на руках свою мать. Уже трудно было разобрать, старушку из пьесы или свою реальную мать он нежно баюкал, шепча ей ласковые слова. Не знала этого и сама актриса, исполнявшая роль его матери. Но она не мешала ему импровизировать, даже пыталась помочь, нежно прижимаясь к «своему сыну». Всю свою жизнь она искала покоя, теперь только Тони понял это.

— Я простил тебя, мама, я все понял, я все понял, — шептал он в тишине зрительного зала…

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Тони Валентино развалился на широком и мягком заднем сиденье роскошного лимузина. Он с удовольствием выпил глоток ликера и закрыл глаза. События сегодняшнего вечера полностью оглушили его, закружили, завертели. Он понимал умом, что его выступление в бродвейском театре стало триумфом, который превзошел все ожидания. Это было не только его мнение, это он прочел в глазах бешено аплодирующей ему публики. Они хлопали так неистово, что было даже немного страшно за их ладони, пока занавес поднимался и опускался…

Даже в гримерной его приветствовали коллеги, хотя уже давно начинали завидовать его растущему таланту… Теперь Тони Валентино стал знаменитостью, и от этого факта ему было не скрыться, его просто невозможно было игнорировать. Педагоги в театральной школе Джуллиарда готовили своих учеников к любым неожиданностям, провалу например. Но никто из них не знал что делать в случае такого ошеломляющего успеха. И винить их за это было трудно — просто они еще ни разу не сталкивались с таким мощным и самобытным талантом. Они даже представить себе не могли, что первая же роль их выпускника сделает его знаменитым на весь Нью-Йорк, Тони задумался, вспоминая, что где-то слышал интересную мысль о том, что для многих людей лучшей наградой за их труд был результат. И только подлинные гении никогда не могли удовлетвориться достигнутым, все время стремились достичь еще большего совершенствования. Неужели и он такой, подумал Тони, покачиваясь на сидении лимузина. Неожиданно ему в голову пришла и другая мысль. Он вспомнил, что и Гойя, и Ван Гог в конце концов сошли с ума. Большинство американских лауреатов Нобелевской премии, как показали статистические исследования, горько запили…

Мысли подобного рода вертелись у него в мозгу, постепенно выстраиваясь в не слишком утешительный для него вывод. Он тоже не был удовлетворен своим выступлением, считая, что показал только небольшую толику своих возможностей, что мог бы сделать все гораздо лучше… Ему стало немного не по себе. Неужели и он кончит свои дни горьким пьяницей или сумасшедшим? Тони протер рукой стекло и посмотрел на яркие огни вечернего города, быстро проносящегося мимо. Он еще не пришел ни к какому решению относительно самого себя, но успел впасть в раздраженное состояние. Ему перестал нравиться этот вечер. Он мог обманывать десятки людей, но ему не удалось убедить самого себя, что он выложился весь до конца, и теперь предстояло выслушивать незаслуженные, — с его точки зрения, похвалы и комплименты…

Рядом с ним, прижавшись плечом к его плечу, развалилась божественная Мелисса Вэйн. Ее тонкие, двусмысленные одежды не скрывали точеных линий фигуры, заставили его вспомнить плотно сбитую коренастую фигуру Эммы Гиннес и Пэт Паркер, девушку, с которой они устроили настоящий праздник любви на необитаемом острове посреди океана. Девушка, которая не задумываясь предала его, как только речь пошла о ее карьере. Тони всмотрелся в лицо Дика Латхама, сидевшего впереди, и ему показалось, что он попал в компанию крыс, роющихся в отбросах, старающихся вырвать друг у друга кусочек грязи пожирнее и повонючей. Его передернуло, Мелисса истолковала это по-своему.

— Сейчас мы приедем в «Канал-Бар», и ты сам сможешь согреться и снять напряжение, — проворковала она ему в ухо, прижимаясь бедром.

Ее бедра были горячими, и он ощущал этот жар, пробивавшийся через тонкую ткань. Соблазнительный топ от Рифата Узбека не мог скрыть всех прелестей ее полных грудей. Он, казалось, грозил лопнуть под их решительным натиском. По крайней мере, острия сосков уже гордо выпрямились. Казалось, что ничто не могло сломить их волю вырваться на свободу. Мелисса Вэйн никогда не принадлежала к пассивным натурам, ожидавшим прихода сказочного принца. Она привыкла брать все сама. Вот и сейчас она вознамерилась сделать это, положив свою руку на мужскую гордость Тони. Она сделала это молча, но с таким видом, словно это сокровище всегда принадлежало только ей. Она не просто положила свою руку. Мелисса Вэйн еще была и виртуозной пианисткой. Она стала брать аккорды, пробегать гаммы…

Но Тони никак не реагировал на ее техническую сноровку. Он только взглянул на актрису. Ты хочешь меня, подумал он. Ладно, он устроит этой похотливой шлюхе какой-нибудь праздник, не сейчас, когда-нибудь. И он возьмет ее грубо, абсолютно холодно… А сейчас в нем говорило его раздражение, его плохое настроение, с каждой минутой все сгущавшееся под стать той темноте, которая опустилась на вечерний город.

Дик Латхам обернулся и заметил, что делала Мелисса. Он попросил ее налить и ему рюмочку коньяка из небольшого по размерам, но богатого по ассортименту автомобильного бара. Он, конечно, успел заметить, какую любовную игру она вела. Естественно он не мог остаться равнодунным к тому, что сейчас творилось у него за спиной. Всю жизнь он славился тем, что покорял женщин, разбивал их хрупкие сердечки и бросал. Женщины это знали и все же тянулись к этому роковому мужчине. Сейчас на его глазах его роль исполнял другой человек. Даже при всем восхищении Тони Дику явно было нелегко совладать с собой. К тому же на сегодняшний вечер у него были определенные планы, и Мелисса занимала в них очень важное место…

В это время Тони немного отвлекся, и многоопытная Мелисса мгновенно одержала над ним верх. Ничто не могло остановить ее, и Тони выбросил… Тут, правда, мнения разошлись. С точки зрения Тони, это был белый флаг, Мелисса же считала, что Тони оправдал мнение о себе как о молодом и крепком мужчине… Спасло ситуацию лишь то, что длинный черный лимузин уже подъезжал к ресторану.

— Дик, вы заказали для нас весь ресторан? — игриво вопросила Мелисса Вэйн.

— И да, и нет, — последовал уклончивый ответ. — Я попросил Брайана не отказывать его постоянной и самой лучшей клиентуре, чтобы не создавать сложностей ему и нам, — просто объяснил все Латхам.

— А мне почему-то кажется, что у нас будет предостаточно сложностей! — не согласилась Мелисса, рукой обхватив то сооружение, которое она мысленно тотчас же окрестила запущенной атомной бомбой с часовым ме ханизмом. Она так и не отрывалась от бедного Тони…

— Вы все, наверное, помните Пэт Паркер, так ведь Мелисса? Фотограф, которая первая открыла Тони Валентино, сделав его бесподобные снимки, — сказал Дик.

— А она что, лесбиянка? — неожиданно спросила актриса.

Дик судорожно глотнул коньяк, боясь захлебнуться или подавиться от смеха. Он в изумлении уставился на Мелиссу и, собравшись, выдохнул:

— Нет, ни в коем случае. Почему ты об этом заговорила?

— Ну, я не знаю. Мне так показалось, судя по всей ее манере поведения. И она так агрессивно набросилась на меня тогда, на яхте, когда мы впервые встретились. Я едва отбилась от ее нападения.

— Пэт не набросилась на вас, Мелисса. Это вы были настроены против нее, — неожиданно вступил в разговор Тони Валентино.

При этих резких словах Тони Мелисса неожиданно довольно улыбнулась. Она все-таки растопила эту льдину. Тони злобно посмотрел на актрису, которая безмятежно улыбнулась ему в ответ…

— Ох, я прошу прощения! Я приношу самые глубочайшие извинения за мою бестактность. Я никогда больше не буду проявлять ни враждебности, ни… э, ну придумайте сами что… к бедняжке Пэт. И потом, на меня это так не похоже! Наверное, я была в затмении. Как любезно с вашей стороны указать мне на эти промахи! Я вам так благодарна, — щебетала Мелисса. — И как прекрасно, что вы вступились за честь дамы, словно рыцарь из легенд, — смеялась актриса, дразня Тони, вовсе не испугавшись его грозного вида и мрачного тона. Она легко и безбоязненно прощупала ситуацию и старалась уяснить себе взаимоотношения Тони и Пэт.

Тони заерзал, Мелисса была горяча, словно раскаленная печка. Он буквально ощущал сесексуальные флюиды, извергавшиеся из ее глаз, из ее уст, из всего ее тела…

Он посмотрел на заботливо выставленные груди, ставшие орудием главного калибра. Он отверг Пэт только из-за своих моральных принципов, но не как женщину, и поэтому Тони старался соблюсти хотя бы какую-то верность ей. Но он был в то же время и живым человеком. А устоять под такой массированной и направленной атакой Мелиссы было крайне сложно.

— В принципе Пэт и Тони не очень-то ладят, — услышал он вдруг голос Латхама.

— Она нарушила слово, которое мне дала, — раздраженно бросил Тони. Он вовсе не намеревался обсуждать публично свои личные дела.

Спасло ситуацию, то, что лимузин плавно остановился перед входом в ресторан. Парадный подъезд был ярко освещен, и около него уже толпились фото-и кинорепортеры. Мелисса под руку с Тони подошла к двери. Отовсюду засверкали блицы вспышек, застрекотали камеры. Мелисса стала вертеться, выполняя просьбы фотокорреспондентов, принимая то одну, то другую эффектные позы. Когда она захотела сняться вместе с Тони, то оказалось, что он исчез… Мелисса оглянулась на лимузин, но и там его не было. Что же, надо идти вперед, и она пошла с гордо поднятой головой в глубь зала, где знаменитый Брайан, владелец ресторана, уже указывал ей столик. Музыка приятно звучала из спрятанных динамиков.

Ресторан представлял собой полукруг, разделенный на несколько секторов колоннами и перегородками. С трех сторон он был ограничен стенами, а с четвертой образовывал длинный коридор, переходящий в знаменитый «Канал-Бар».

Мелисса подошла и увидела, что за столиком уже сидят другие гости.

— Разве мы не будем одни? Кто еще приглашен сюда? — поинтересовалась Эмма Гиннес. Она была в серебристом просторном платье, эффектно переливающемся в свете разноцветных ламп. Дик хотел ответить, но его опередил Томми Хаверс.

— А вот и мы! — произнес он и повернулся к своей спутнице Элисон.

— Привет! — просто сказала Элисон Вандербильт и в свою очередь представила нового члена компании. Ее друга и спутника на сегодняшний вечер:

— Знакомьтесь, лорд Ливенворт.

Джэймс Ливенворт попытался протянуть руку в приветствии, но сильно пошатнулся. После некоторых судорожных попыток удержать равновесие, он махнул рукой и плюхнулся на стул. Он был пьян.

Мелисса Вэйн проигнорировала юного лорда. Дик Латхам едва заметно ему кивнул, он знал его отца еще по Англии. Граф Суанли был членом его клуба.

— Привет, Дик, — раздался еще один голос. Это была Пэт Паркер. Латхам глубоко вздохнул. Такой красивой он ее еще не видел.

За столом все замолчали, оглядывая девушку. Пэт вела себя просто, но все следили завороженными глазами за ней. Ее светлые волосы струились по плечам, взбитые на макушке на манер «вы видите перед собой сердце джунглей». Тонкий обтягивающий черный брючный костюм и короткая кожаная куртка, сшитая точно по фигуре. В принципе ничего необычного, но никто не мог отвести от нее глаз. Похоже, что она всех просто загипнотизировала. Она стояла гордо выпрямившись и расправив плечи, высокая на кубинских пятисантиметровых каблуках. Дик стряхнул с себя наваждение и потянулся к Пэт, чтобы поцеловать ей руку.

— А где же Тони? — прервал идиллию капризный голос Мелиссы Вэйн.

— Он будет с нами за столом? — нервно спросила Эмма Гиннес.

Пэт Паркер мгновенно оглядела все вокруг в поисках одного-единственного нужного ей человека.

— Мне кажется, что я его где-то здесь видел, — произнес Томми Хаверс.

— Какой еще Тони? — заплетающимся языком вставил свое слово в общую беседу пьяный аристократ.

— Ага. Теперь я снова вижу тебя, Тони! Ты, наверное, еле отбился от назойливых фотографов и назавтра будешь во всех газетах! — весело воскликнул Хаверс.

— Привет, Тони, — поздоровалась с ним Пэт.

— Привет, — буднично, без эмоций поздоровался он в ответ.

— Ты сегодня просто потрясающе играл! — сказала Пэт, улыбаясь ему. А ее сердце колотилось в страшном волнении.

Он пожал плечами в ответ на комплимент.. Его глаза ушли в сторону, не приняв вызова Пэт, вообще он больше никак на нее не прореагировал.

— Привет, Элисон! — сказал Тони и наклонился к подошедшей девушке, чтобы ее поцеловать.

— Эй, ты, как тебя там! Полегче! — вдруг подал голос пьяный аристократ, отставляя в сторону рюмку с водкой «Абсолют». Его тон прозвучал так, словно кто-то посмел покуситься на его фамильное сокровище.

Тони едва взглянул на него.

— Как дела, Элисон? У тебя все в порядке? — задал он традиционный вопрос.

— Да, у меня все в порядке! — делано засмеялась Элисон, давая ему понять, что на самом деле все не так, но она справится. — Мне понравилась твоя игра. Ты нас всех заразил своей манерой, особенно во втором акте. Наверное, это было трудно. Но ты справился!

Элисон была девушка, которую он когда-то взял… С тех пор прошло много времени, и они, похоже, могли бы стать друзьями. Перед ней он не стыдился признаться в своих чувствах, рассказать о своих слабостях, поскольку она была еще и благодарным слушателем.

— По-моему, сегодня Тони Валентино играл несравненно лучше, чем на выпускном вечере в Джуллиарде, — раздался спокойный голос Эммы Гиннес.

Тони во второй раз в жизни увидел эту странную даму, она смотрела в упор на него. На лице у Эммы последовательно менялись все выражения, чередуясь в лихорадочном калейдоскопе. Эмма смотрела на него, и по-разному можно было истолковать выражение ее лица и глаз. Например, «мы могли бы все, что случилось, считать недоразумением» или «полюби меня, и я все забуду», но это было и предупреждение: «если не сложишь оружие — я уничтожу тебя перед всеми этими людьми»…

— Мне больше нравится, серебристый саван, чем балетная пачка, — язвительно произнес Тони.

Дик Латхам вновь вовремя вмешался и погасил готовую возобновиться было войну.

— Не выпить ли нам немного вина?

— Здорово! — икнул Ливенворт.

— Послушай, Джеймс, может тебе уже достаточно? Не пей больше, — попросила его Элисон Вандербильт.

— Что?.. Не смей указывать, что мне пить! Слышишь? Это не твое собачье дело! Иди к чертям!

— Повтори, что ты сейчас сказал! — медленно произнес Тони в наступившей тишине.

— Не надо, Тони, прошу тебя, не надо, — тщетно умоляла Элисон, пытаясь предотвратить неминуемую ссору.

— Тони! — равдался голос и Пэт.

— Господа, господа! — прогремел Дик Латхам, однако он не особенно стремился сделать что-либо конкретное для предотвращения скандала.

— Он послал ее к чертям, — подлила масла в огонь Эмма Гиннес.

— Да, я именно так сказал, — самодовольно улыбаясь изрек Ливенворт и повалился в кресло.

Тони возвышался над ним, точно гора. Он наклонился почти к самым ушам пьяного аристократа и раздельно произнес:

— Извинись!

— Тони, он же в отключке, — попыталась вмешаться Пэт.

— Ну так что же дальше? — подала голос Мелисса Вэйн.

— Отвалите от меня, вы все тут засранцы… — икая, проговорил пятнадцатый виконт Ливенворт.

Тони ударил его. Это был умелый удар. Рука его со всего размаха пошла под углом к скулам виконта. Прошлась по ней, не останавливаясь, двинулась дальше. Нос, конечно, мог считаться некоторым препятствием для его кулака, но явно несущественным. Он просто худа-то исчез, спрятался, убрался, оторвался… Нижняя губа вдруг стала вдвое толще и почему-то разделилась надвое. Виконт закашлялся и выплюнул пару желтых от никотина, выбитых передних зубов. Кровь хлынула у него из носа, заливая его дорогой шерстяной костюм, скатерть стола, его руки, которыми он тщетно пытался остановить ее. Виконт Ливенворт побледнел как полотно и сполз на пол.

— О, Боже! — протянул Дик Латхам. — Слава Богу, что высшие слои общества в Англии не очень жалуют своих отпрысков. Иначе мне бы пришлось поиметь малоприятные минуты с его отцом…

— Прямой справа. Я видела такой же удар во время недавнего фильма Ричарда Занука… Но это было давно и не так эффектно, как сегодня, — в восхищении, глядя на Тони, тараторила Мелисса Вэйн.

— Предпочитаете выбитые зубы на закуску, перед супом? — раздался вкрадчивый голос владельца ресторана Брайана, который материализовался рядом со столом. Лорд Ливенворт истекал кровью на полу.

— Все в порядке, Брайан. Я сейчас позабочусь, чтобы его доставили в целости и сохранности в Ленокс-Хилл, — успокоил его Латхам.

— Я поеду с ним и провожу. Он ведь все-таки мой троюродный брат, — раздался решитеньный голос Элисон Вандербильт. Она вытирала платком кровь с лица виконта и пыталась хоть немного выправить то, что прежде называлось носом.

— Извини, Элисон, — вздохнул Тони, потирая ушибленную руку.

— Ладно, все в порядке, — глухо ответила Элисон. Появились два дюжих молодца и потащили пятнадцатого виконта Ливенворта к выходу.

— Ему следует использовать это новое пластическое средство, которое применяют в косметологии, — сказала Мелисса, нисколько не жалея виконта.

— Да, ему следует обратиться в клинику Хоффлина. Он самый лучший хирург из тех, кто занимается пластической хирургией, — добавила Мелисса.

— Интересно, он подаст в суд? Скажем, иск о нанесении тяжких телесных повреждений, а? — неожиданно стала размышлять вслух Эмма Гиннес. Избитый виконт у ее ног мог стать неоценимым подарком судьбы. Ведь его обидчиком был и ее обидчик — все тот же Тони Валентино!

— Английский аристократ не опустится до этого! Но если он все же подаст иск, то придется, конечно, Тони исключить из ряда престижных закрытых клубов, — явно издеваясь, захохотал Дик Латхам. Тони Валентино был пока еще никому не ведомым новичком. Где, в каких клубах он мог состоять?!

Пока гости обменивались мнениями, красивая эфиопка быстро вытерла кровь, убрала запачканную скатерть, постелила новую, поправила столовые приборы, и вновь везде все сверкало и блестело, как будто и не было ничего. А если посмотреть на реакцию остальных гостей ресторана, то и вправду можно было подумать, что все это лишь почудилось. Не хватало только Хаверса и Элисон, которые ушли сопровождать пострадавшего.

— Тебе не следовало этого делать, Тони, — раздался резкий голос Пэт.

— Ты хочешь сказать, что это дело не принесет мне денег? — насмешливо ответил Тони.

Пэт покраснела, побледнела, занервничала… Но все же продолжила:

— Он был абсолютно пьян. Он не отвечал за то, что говорил. И он не мог постоять за себя в таком состоянии:

Пэт тщетно старалась говорить спокойно, но гнев душил ее. Намек на ее корысть прозвучал совершенно несправедливо! Что он хотел этим подчеркнуть? Что он честный, прямой, открытый, а она хитрая и расчетливая дрянь?

— А кому какое дело, что он был пьян? Кого заботит, что он не мог защитить себя? Он напрашивался сам. Я люблю настоящих мужчин, которые так себя не ведут, — ввязалась в драку Мелисса Вэйн, но на стороне Тони. Ее глаза просто испепеляли эту противную Пэт.

— Да, все знают, что ты любишь мужчин, — отбила атаку Пэт.

— Ага! А ты — нет! Вот видите, я была права тогда, а вы мне не верили! — радостно воскликнула Мелисса.

— Ничего, я переживу, — Тони сейчас не хотелось дальше спорить, а Пэт почувствовала себя очень неуютно. Что, черт возьми, имела в виду эта шлюха, когда говорила, что Пэт не любит мужчин. И потом, это означает, что они уже обсуждали что-то за ее спиной.

— По-моему, причина всего этого в том, что ты не достаточно культурен, Тони.

— С точки зрения животного — может быть.

— Я, по крайней мере, не веду себя как животное.

— Нет, ты ведешь себя как таракан, лезешь всюду, куда тебя не зовут.

— Как, например, в твои штаны?

— Боже! Самый восхитительный стриптиз, который я видела за обеденным столом! — засмеялась Эмма.

— Заткнись! — рявкнул в полном гневе Тони.

— Посмотрите на него! Как я испугалась! — заметила Эмма.

— Не лезь в мою жизнь, — отчеканил Тони, обращаясь прямо к Пэт, игнорируя всех, сидевших за столом.

— Ну, полно, полно. Не ссорьтесь. Тони, Пэт, успокойтесь. Все не так уж и плохо. Постарайтесь вспомнить, зачем мы приехали сюда и сели за праздничный стол! Правильно! Мы хотим отпраздновать первый номер журнала «Нью селебрити», который стал возможен благодаря мастерству Тони и высокому профессионализму Пэт. Давайте сейчас приступим к еде, а заодно и поучимся любить и уважать друг друга. О`кей? — В голосе Латхама чувствовалась сталь. Он любил иногда пощекотать нервы. Но всегда знал ту грань, которую переступать нельзя. А сейчас все были уже на самой этой черте. Ссора не могла принести ничего хорошего ни одной из участвующих сторон. И единственный результат, который уже был явно виден — завсегдатаи ресторана получили бесплатное представление и теперь потихоньку подбирались поближе, заинтригованные развитием дальнейших событий.

Вернулся Хаверс и сообщил, что все находится под контролем, что он отослал Элисон и телохронителей виконта в своем лимузине в госпиталь и нашел всех нужных врачей. Они должны быстро поставить на ноги молодого аристократа и по возможности сгладить нанесенные ему увечья. Но все же нашел время связаться с адвокатами и переговорить на предмет сложившейся ситуации…

Тони выслушал все это с каменным лицом.

— Я не просил никого вмешиваться в это дело и покрывать меня! Я сам во всем разберусь и смогу ответить за свои действия.

— Не лезь на рожон, Тони, расслабься. Это сущие пустяки. Такое часто бывает. Не бери в голову.

Латхам осмотрелся вокруг и решил, что пора продолжить прерванный ужин. Он решил перетасовать места своих гостей.

— Ты, Пэт, подвинь свой стул поближе ко мне. А ты, Тони, сядь так, чтобы Мелисса не томилась в одиночестве, всеми позабытая. Томи, садись рядом с Эммой. Она такая сплетница, что все тебе расскажет. Потом доложишь мне обо всем. — Бормоча таким образом, Латхам пытался скрыть свои искренние намерения. Но все гости отлично понимали, что союзы, которые он создал, проживут не дольше зажженной спички.

Особенно горько было Эмме Гиннес. Ей в партнеры достался Хаверс. Он был крайне неинтересным человеком в общении. Он даже не считался мужчиной, его все воспринимали как принадлежность компании Латхама. Он был ее сердцем, главным двигателем, но не шел ни в какое сравнение с капитаном на мостике. Напротив нее за столом сидел мужчина, которого она хотела. Конечно, она метила высоко, но иначе она не играла. Она была достаточно умна и прекрасно могла проявить себя в любимой сфере Латхама — бизнесе. Все это давало ей преимущество перед длинноногими, большегрудыми и еще черт зкает какими красавицами, более сексуальными, чем Эмма. Эмма Гиннес уже считалась признанной в деловом мире специалистом по рекламе, и все предрекали успех новому изданию «Нью селебрити» с ней во главе. Эмма начала свою карьеру с укрепления своих сексуальных отношений с боссом. Преуспев в этом, она начала строить планы на будущее. Она уже представила их прогулки под луной, затем семейную жизнь, кучу резвых детишек. Да, все это было ей необходимо. Но не само по себе, а для достижения другой цели. Эмма иногда даже боялась признаться себе, как далеко заходят ее планы. Выйти замуж за Латхама для Эммы Гиннес было всего лишь половиной дела. Другая, более важная часть, заключалась в разводе. И не просто в разводе, а в разделе имущества Дика Латхама в пропорции пятьдесят на пятьдесят. Тогда Эмма смогла бы стать самой богатой женщиной в мире, оставив позади даже королеву Великобритании. И тогда — Бог свидетель! — она покажет всем этим ублюдкам, кто хоть когда-нибудь посмел даже косо взглянуть на нее, не говоря уже о том сопливом актеришке, который осмелился нанести ей неслыханное оскорбление!

Эмма Гиннес думала обо всем этом, сидя за праздничным столом напротив Дика Латхама. Но похоже, что она слишком увлеклась своими грезами. Суровая действительность добавила изрядную порцию соли в, сладкий сироп ее розовых грез о будущем. Дик Латхам увлеченно что-то втолковывал Пэт Паркер, склонившись к ней. Он пустил в ход весь свой арсенал обходительности, шарма. Он сопровождал свои слова выразительными жестами, смешными гримасами… Пэт слушала его с широко раскрытыми глазами, смеялась остротам, морщила лоб, когда он объяснял ей что-то серьезное. Эмма мгновенно уловила все признаки неожиданно надвинувшегося несчастья. Он наконец проявил себя! Он хотел покорить эту девчонку-фотографа. Он предпочел ее ей, Эмме. И она, его потенциальная жена, мать его будущих детей и потенциальная самая богатая дама мира, сидела сейчас в одном шаге от своего счастья и не могла ничего поделать, чтобы развеять этот кошмарный сон. Звериная ненависть к этой Пэт Паркер поднялась с самых глубин ее души. Эта красотка посмела увести парня, которого она, Эмма, полюбила. Эта Пэт Паркер обошла ее и через Латхама все-таки всучила Эмме фотографии ненавистного актера, который оскорбил ее! И теперь эта самая Пэт Паркер покусилась на последнее, оставшееся в жизни Эммы Гиннес — на ее надежду стать женой Дика Латхама! Она явно играла с огнем, перебегая дорогу Эмме. Что ж, она их всех проучит…

— А что вы думаете о новой киностудии «Космос», — раздался голос Томми Хаверса в самый разгар ее сладких планов мести, прерывая их, возвращая Эмму на грешную землю. Хаверс правильно все рассчитал. Именно это могло отвлечь Эмму и привлечь ее внимание. Она резко обернулась к второму человеку в империи Дика Латхама:

— Если вы меня спрашиваете об этом, то и я попрошу вас рассказать мне немного для начала.

— Что Именно вас интересует?

— Подробности технического плана, штатное расписание, кто будет возглавлять киностудию.

— На последний вопрос могу ответить прямо сейчас: решение пока не принято. У вас есть предложения?

Эмма притворилась, что обдумывает, как ей лучше донести свою мысль. На самом деле ответ уже вертелся у нее на языке. Возглавлять киностудию «Космос» должна только она. Да, Эмма не была американкой по рождению, но она сумела понять суть американской мечты. Америка бредила фильмами. Так было в прошлом, так есть, и так будет. Америка сама себя баюкала, сказками на кинопленке, сама умилялась им. Фактически вся американская культура была построена на этом хрупком материале, незатейливой связи химических молекул, давшей миру возможность наслаждаться талантами Голливуда. Кинопленка давала шанс для жителя самого отдаленного американского штата познакомиться с последней столичной модой, понять и оценить, как велика и могуча его страна. Кинопленка стала причиной создания еще одного чисто американского феномена. Она породила кинозвезд, которыми восхищались все американцы от мала до велика. Они поклонялись и подражали своим кумирам. Примерно две сти талантливых актеров стали американским национальным достоянием и гордостью Голливуда. Более того, по мере того как все более преклонялась публика перед кинозвездами, росла и легенда о их практически безграничных возможностях и могущественному влияним на жизнь общества. Они создали образ Америки и убедили ее самое в него поверить. Пропагандистская машина Голливуда была запущена на полный ход. В наиболее демократическом обществе появилась возможность свободно влиять на умы почти всей страны. И киностудия «Космос» была составной и одной из наиболее известных и престижных частей этой грандиозной пропагандистской машины. По сравнению с «Космосом» журнал «Нью селебрйти» был игрой в детские куличики.

— А что вы думаете о моей кандидатуре? — наконец напрямую сказала Эмма.

— Вы? — изумленно переспросил Хаверс и рассмеялся. — Вы, наверное, шутите!

— А может и не шучу вовсе! — так же со смехом ответила Эмма. Она хотела точно знать свои шансы и продолжила:

— Я могу сделать все тоже, что и любой другой директор, но гораздо больше и лучше и на другом уровне, чем обычная киностудия со всеми ее агентами, адвокатами, специалистами по рекламе. И могу также неплохо определять мнение масс и формировать то, что нам выгодно…

— Но у вас нет никакого опыта!

— Не боги горшки обжигают! Послушайте, я именно тот человек, который подходит для руководства киностудией. Что сейчас самое главное? Снимать фильмы, которые бы нравились публике. Что мы имеем сейчас? Людей, которые так до конца и не поняли, что от них требуется в киноделе. Кто у нас сейчас может предсказать зрительский спрос? Какое направление в кинематографе надо культивировать? Кто сможет увести зрителя от его кошмарных бытовых неурядиц, от желчного и вредного шефа, от квитанций уплаты за квартиру, телефон, от сорного ведра, наконец. Кто сможет завлечь его краевой и сладкой сказкой о том, что он хотел бы получить в жизни?

— Вы полагаете, что это под силу главному редактору пусть и известного, но журнала?

— А как вы догадались? — немного саркастически усмехнулась Эмма и положила свою руку на руку Томми Хаверса. — И потом, я не открываю вновь Америку. Тот самый знаменитый Уолт Дисней до того, как стать известным кинорежиссером и продюсером, работал в журналах «Эсквайер», «Премьер» и «Нью-Йорк»! И работал там даже на более низких должностях, чем я.

— Не торопите нас. Мы сами найдем вас, если журнал «Нью селебрити» станет известным, — со смехом завершил эту беседу Хаверс.

— Ну, это не заставит себя долго ждать! — пообещала Эмма Гиннес.

Она снова подняла взор на человека, сидевшего за одним столом с ней, на ее надежду на лучшее будущее и в то же время ставшего совсем недосягаемым для нее.

А Дик Латхам позволил себе увлечься. Он откровенно наслаждался ароматом духов Пэт, приводившим его в восхищение. В ее глазах он легко читал хрупкость и ранимость, нежность и ожидание любви. Но он не испытывал никаких иллюзий в отношении ее. Он отлично понимал, что девушка любит не его, но сейчас это его овсе не волновало. У него были и куда менее обнадеживающие ситуации в жизни. Пэт временами отводила свой взор в сторону, и, хотя Дик не смотрел в ту же сторону, что и Пэт, он знал, кого она ищет. Она тайком высматривала, что делал Тони и эта актриса Мелисса Вэйн. Вот такой странный получился парадокс. Пэт и Тони вместе не могли провести и минуты без ссоры, но только Тони принадлежало сердце Пэт. Латхам собаку съел на всех этих страшных и таких волнующих войнах между влюбленными… Гремучая смесь любви и ненависти между Тони и Пэт могла кончиться только одним, давно уже известным миру способом. Надо было постараться пробудить в объекте своих воздыханий чувство ревности. И Латхам и Мелисса были просто необходимы в этой игре. По правилам, Дик должен был делать все как бы на полном серьезе, но наполовину. Пэт должна была позволить Дику Латхаму ухаживать за ней больше, чем ей самой этого хотелось. Ну а он должен был со своей стороны проявить пылкую активность влюбленного в Пэт мужчины.

— Итак, есть какие-нибудь новые мысли по поводу того, что будет в следующем номере журнала? Я просто сгораю от нетерпения узнать, что там будет за сюрприз, — медленно проговорил Латхам, пристально глядя ей в глаза. И Пэт вдруг поняла, что он отлично понял ее игру в ревность. Он не против и готов ее поддержать.

— Нет, пока ничего в загашнике нет. Но я не отчаиваюсь. Это обычно происходит внезапно. Надо только быть готовым и не упустить удачу, — ответила Пэт, но глаза ее говорили другое. Теперь уже она дала понять Дику, что разгадала его игру, но совсем не против в нее поиграть. А если получится какой-то неожиданный поворот событий, она могла бы также адекватно отреагировать на действия Дика…

Пэт все это быстро обдумала и сама пришла в страшное волнение. Она вся взъерошилась, словно кошка, платье вдруг стало тесным и неудобным, одежда кусалась, щеки загорелись. Она вдруг осознала, что все еще очень любит этого противного Тони, заставившего ее пойти на всяческие ухищрения.

А прямо напротив нее за одним столом Мелисса вампиром впилась в Тони. Даже не слыша их тихий разговор, Пэт отлично знала, что на уме у этой шлюхи. Она вела себя так, как вели многие женщины в аналогичных ситуациях. Она эффектно выставляла свои груди, тайком гладила рукой его бедра, прижималась ногой под столом… И этот кретин, этот идиот Тони сидел и улыбался ей. Он что, не понимает, каким дураком выглядит? — хотелось закричать Пэт. Она вновь взглянула на Дика и поразилась перемене, случившейся с ним. Сейчас, он был актером средней руки, игравшим роль Господа всемогущего! Он был вальяжным, властным, всезнающим, всевидящим и все понимающим старцем, полным сознания своей силы… Он запустил пальцы в седую шевелюру и почесывал макушку с выражением полного счастья бытия на этой грешной земле. Да, именно с таким видом. Но Пэт знала, что почти все так и было на самом деле. Дик был силен, уверен в своих силах и опытен. Рядом с ним она испытывала чувство защищенности от жизненных бурь. И еще одна вещь поражала ее. Пожалуй, даже больше, чем все остальные мужские достоинства миллиардера. Ей было с ним очень легко, она не старалась играть каких-либо героинь, что-то выдумывать. Она с ним оставалась собой. И у них не возникало никаких проблем.

— Пэт, вы знаете, я никогда не встречал людей, похожих на вас… — признался Дик.

— Я тоже, — улыбнулась ему в ответ Пэт И это был уже не просто комплимент. Дик сразу это понял.

— Пэт, а что вы хотите в жизни добиться?

— А вы дадите это мне, если я вас попрошу? — лукаво увильнула от прямого-ответа Пэт.

— Я попробую.

Пэт бросила мимолетный взгляд на Тони. На секунду их горящие взоры встретились. Но ничего от нежных любовных взглядов в них не было. Была только ненависть и желание ранить побольнее. Никто из них не хотел уступить ни пяди. Не было даже и речи о возможном милосердии, нет, речь шла только о сокрушительном реванше. Тони вновь обернулся к Мелиссе, призывно раскрывшей полные красные губы в ожидании поцелуя. Он склонился к ней, а ее рука скользнула под стол к нему… Пэт почувствовала приступ тошноты. Теперь она думала и действовала решительно и быстро. Это была, смертельная игра на взаимное истребление. Да, она будет в нее играть, но сначала обеспечит себе возможность победить, а заодно и обсудить правила игры.

— Вы помните, что было в Малибу… ну, несколько недель назад? — начала наступление Пэт. А Дик Латхам продолжил ее мысль:

— Да, тогда я говорил вам о своих планах насчет киностудии, — Латхам довольно улыбнулся, заметил взметнувшиеся в знак полного изумления брови девушки.

Он как всегда оказался прав. Он уже давно предвидел этот вопрос.

— Ну да, киностудия «Космос» и все такое… Тогда вы сказали, что я могла бы снимать фильмы, — продолжила Пэт.

— Так вы этого хотите?

Пэт глубоко вздохнула и, решившись, кивнула.

— А вы точно рассчитываете свои силы? Вы сможете, как вы сами считаете?

— Я считаю, что смогу…

— И я того же мнения, — кивнул ей Дик Латхам. Какое-то время он сидел молча, боясь спугнуть удачу.

Самое. главное удалось сделать, и довольно легко. Пэт Паркер вот-вот сдастся!

— Я хотела бы объяснить вам причину, побудившую меня попросить об этом, — покраснев, сказала Пэт. — Для меня это просто миг удачи. Это возможность бросить вызов судьбе. Это возможность развивать свой талант, продвигаться дальше, глубже, выше, не знаю куда… Об этом мечтает каждый настоящий фотограф. Большинство из них так и не дожидается своего звездного часа, те же немногие, кому он выпадает, обычно теряются и приходят в неописуемый ужас… И в то же время они всю жизнь мечтают об этой возможности, лежа бессонными ночами в своих постелях, — выдохнула Пэт.

— Так вот о чем вы думаете, лежа в своей постели! — протянул Дик Латхам, позволив в своем голосе прозвучать едва заметной нотке сарказма.

Пэт ничего ему не ответила. Она снова взглянула на Тони и отвернулась. Сейчас она была готова отомстить ему и вдобавок получить кое-что и для себя. Странное чувство охватило ее, когда она попыталась осмыслить свои действия и чувства. Она мысленно осмотрела себя, свое молодое тело. Было ли оно готово к тому, что должно произойти? Была ли готова сама Пэт к этому? Поступала ли она осознанно или в состоянии аффекта? И как называется то, что она сейчас делает? Не проституцией ли? И можно ли при этом еще и получить удовольствие?

Латхам цинично усмехнулся, глядя на эмоциональное лицо девушки. Он без труда разобрался в ее мыслях и переживаниях.

— Так мой портрет все еще висит в изголовье твоей постели? — неожиданно спросил он.

— Да, висит. Ведь я это вам обещала за то, что вы дали деньги «Сьерра-Клубу».

Латхам кивнул ее словам. Они оба принадлежали к той уже редкой породе людей, которые всегда держали данное ими слово, чего бы это ни стоило. Похоже, что это их уже объединяло перед началом их любовных отношений.

— Что ж, стать режиссером — это не проблема. Ты уже им стала, — и Латхам рубанул воздух рукой. Затем он пристально взглянул на девушку и жестким, требовательным голосом произнес: — У меня появилось чрезвычайно сильное желание, с которым я не могу бороться. Оно очень простое — взглянуть на мой портрет. Сегодня ночью…

ГЛАВА ОДИНАДЦАТАЯ

Он взял фотопортрет и всмотрелся в него. Прошло двадцать пять лет с тех пор, как он был сделан. Молодой Дик Латхам в Париже…

— Почему тебе он не нравится? — негромко спросила Пэт, стоя в дверях своей спальни. Атмосфера нереальности происходящего сгущалась.

— В то время я много чего не любил! — так же тихо ответил Дик, не отрываясь от себя молодого, улыбавшегося с фотоснимка…

Боже! Как он был тогда самонадеян и жесток, этакий розовощекий, с голубыми глазами нордический принц. Алабама все же был прав, выбрав его тогда объектом своих фотоэссе. Даже сейчас, спустя столько лет, Латхам почувствовал презрение, бьющее через край из этого молодого сноба ко всем, кто был не из его круга. К этому безродному полунищему оборванцу-бродяге фотографу, который что-то из себя посмел представлять. Из прошлого на Дика Латхама взглянуло лицо самого типичного американского повесы, приехавшего в сказочный Париж за обещанными ему удовольствияни… В их число явно не входили музеи, картинные галереи, беседы с учеными… Художников он, правда, еще признавал, но только уже успевших стать классикой и живших в средневековье, нынешних он не жаловал… Зато видно было и даже отчетливо чувствовалось, что этот жизнерадостный молодой красавчик не прочь отдать должное всем радостям земной жизни, особенно женской красоте, которой всег — да славился распутный Париж. И вот это лицо висело в изголовье Пэт Паркер, ему она бросала свой первый взгляд рано утром, на него последнего смотрела перед тем, как выключить свет на ночь.

Пэт подошла к кровати с его стороны, наблюдая за Диком.

— На фотографии ты выглядишь таким задиристым петушком! — все так же тихо произнесла девушка, слегка улыбаясь.

— Ты абсолютно права, я был таким, — совершенно серьезно ответил ей Латхам. Он все еще был там, в Париже своей молодости. Его память услужливо разворачивала перед ним картины прошлого.

— А что случилось с той девушкой, о которой мне рассказывал Алабама? — спросила Пэт, решив, что ей следует узнать побольше о Дике. Это могло помочь им установить более тесный контакт.

— Она меня бросила. А ты, Пэт Паркер, бросишь меня? Этого сукиного сына? — неожиданно резко бросил Латхам.

— Я пока еще не решила. Ты еще мне нравишься! — со смехом увильнула Пэт.

Но Латхам не поддержал ее шутку. Доверительность куда-то исчезла. Дик как-то съежился, стал бесцветней. Пэт даже показалась в ту минуту, что он яро ненавидит себя того, кого поймал объектив камеры его заклятого врага Алабамы. Того, кто прикрывал маской апломба и самоуверенности, в сущности, ничего, пустое место. Он ненавидел того парня на фотографии, который лучезарно улыбался, поскольку он поломал всю свою дальнейшую жизнь и лишил этого нынешнего Дика Латхама самой важной части его существования. Теперь Латхаму в который раз стало отчетливо ясно, что он не переставал все эти долгие двадцать пять лет любить ту девушку, Еву Вентура…

— Она была такой особенной?

Дик помолчал немного, собираясь с силами и стараясь удержать навертывающиеся на глаза слезы.

— Да, — просто сказал он. — Она отдала мне свое сердце, а я, а я… — И Дик Латхам в отчаянии так стиснул кулаки, что пальцы побелели. Потом он разжал пальцы и жестом показал, что птичка улетела…

— И никого никогда с тех пор?

— Никого никогда с тех пор…

Оба вдруг напряженно застыли, каждый ожидая страшного вопроса-утверждения — «до сегодняшнего дня». Солгать было так просто, тем более, что такая ложь могла помочь добиться многого.

«Только скажи мне сейчас это, и ты меня тоже никогда не увидишь», — подумала Пэт.

Дик ничего не сказал. Он застыл, — сидя на ее кровати, прямо перед своим портретом. Взглянул на девушку, которую он, несомненно, хотел как мужчина, и вдруг почувствовал себя страшно виноватым. Он был потрясен тем, что сейчас переживал. Он всегда невольно отделял себя от остальных людей, живущих в этом непростом и порой жестоком мире. Он видел все их слабости, покорность судьбе, неспособность самим распорядиться своим талантом и ожидание от кого-либо указаний, что им надо делать, куда идти, кого любить. Сам Дик никогда не страдал такими комплексами. Он привык брать от жизни все, что ему нужно было в данную минуту. И никогда он особенно не задумывался и не колебался при этом. И вот сейчас он захотел эту девушку и купил ее красоту за пятнадцать миллионов долларов. Цена была высокой, давно перевалившей за все допустимые границы разумного риска. Если Пэт Паркер не справится с постановкой фильма, он понесет очень большие убытки. Но и сейчас он не отступит, несмотря на высокую цену за удовольствие. Все правильно, сделка состоялась, и все ждут лишь подписания ее. Так что же он сейчас колеблется? Почему вдруг почувствовал нерешительность и какие-то угрызения? Чего, черт возьми, он сейчас ожидает?

Присев рядом с ним на краешек постели, Пэт без труда проследила весь ход его мыслей, отражавшихся на его умном и волевом лице.

— Послушай, Пэт… Мы не должны этого делать… Я обещал, что ты будешь режиссером… Ты уже им стала… И ты будешь самым лучшим режиссером, — бормотал он не в силах принять решение.

Его приняла Пэт. Теперь она уже сидела за рулем, она вела их самолет, она стала за штурвал корабля. Этот Дик, похоже, никогда не узнает, что он сумел найти единственно верный тон в отношении Пэт. Самодовольство и богатство не могли привлечь ее, но проявление простых человеческих чувств, его такая неожиданная беззащитность, одиночество и честность взволновали ее сердце.

Пэт поднялась, встала перед ним, взяла его руку и потянула к молнии на своем костюме…


* * *
Мелисса Вэйн взяла в руки фотографию молодой женщины и подозрительно принялась ее рассматривать.

— Это еще кто? — сурово вопросила она, сумев вложить в свой голос требуемые нотки дозированной ревности.

Тонн взял фотографию у нее из рук.

— Это моя мама. Она умерла. — Его голос был полон скорби, но Мелисса Вэйн не могла разделить ее с ним. Для нее жизнь всегда продолжалась.

— Извини меня. Она была красивой.. — Как правило, Мелисса никогда одобрительно не отзывалась о женщинах. Для умершей матери этого красавчика можно было сделать небольшое исключение.

Тони посмотрел на фотографию, словно видел ее в первый раз. В глазах у него появилась тоска по матери.

— Да, она была очень красивой, но она никогда не пользовалась своей красотой для достижения каких-то целей, она даже представить себе этого не могла.

Мелисса чутко уловила обвиняющие нотки в его голосе. Она поняла, что сделала какой-то промах. Теперь надо было как можно быстрее выходить из ситуации, поскольку сострадание не было отличительной чертой актрисы и ей не улыбалось сейчас провести такой многообещающий вечер в воспоминаниях об умершей.

— Э-э-э… когда она… э-э… ну, это произошло? — вяло промямлила Мелисса, стараясь не употреблять слово «умерла». Она в надежде оглянулась, осматривая комнату, надеясь найти предмет, на который можно перевести этот неприятный разговор. Тони ей ничего не ответил на этот, в сущности, риторический вопрос. Он понял, что ей нет никакого дела до его матери. Но он и не винил ее за это. Утрата была его делом, его горем, а не ее.

Они взглянули друг на друга. Мелисса невольно кокетливо улыбнулась, разгоняя неожиданную напряженность, заменяя ее другой, той, что возникает между мужчиной и женщиной, когда они еще не любят, но уже хотят друг друга… Они словно магнит и железо потянулись друг к другу, между ними словно проскочила искра, высветившая их нетерпение познать друг друга, закрыть все белые пятна или, наоборот, приоткрыть их на теле друг друга…

— Иди ко мне, — услышала Мелисса и вздрогнула. Тони украл ее роль. Это должна была быть ее инициатива как женщины! Как кинозвезды, наконец! Он должен быть актером в студии, но она — режиссером. Мелисса неожиданно почувствовала раздвоение — одна ее часть хотела восстановить попранную справедливость и взять инициативу в свои руки. Другая — не хотела спешить, ей было любопытно, чем все это кончится. Наконец она взглянула на Тони с покровительственной улыбкой.

«Ладно, будь по-твоему! Начнем по-твоему, но кончим как я хочу», — говорили ее глаза, ее нетерпеливо ждущее любовных ласк тело. Она медленно подошла к Тони, но буквально за сантиметр до него остановилась. Точки ее сосков угрожающе выпирали сквозь тонкую ткань, когда она замерла перед ним, дразня его своей близостью. Она грозила ему всем: тяжелым прерывистым дыханием, напряженными бедрами, точеными ногами, розовым язычком, облизавшим пересохшие губы. Через секунду он должен до нее дотронуться, и по прикосновению его пальцев он сам предопределит свою судьбу. Мелисса укажет ему его место при малейшем колебании, при малейшей заминке. Она поставит его на колени, заставит склониться перед собой.

Тони ничего подобного не испытывал и не горел желанием испытать. Переживания остальных его мало трогали, а тратить свое время на исследование их он вообще считал пустой тратой сил. Да и зачем? Сейчас прямо перед ним стояла кинозвезда, готовая к сексу, созревшая, словно персик, вот-вот готовый упасть. Женщина была красивой и пользовалась этим в своих интересах. Это же делало ее жестокой и бескопромиссной. Но ему было на это абсолютно наплевать. Он знал, что сейчас она стояла на ковре его спальни перед его кроватью всего лишь для того, чтобы доставить ему чувственное удовольствие, чтобы помочь ему забыть все его неприятности с Пэт Паркер, чтобы забыть нахлынувшие болезненные воспоминания о его безвременно умершей матери…

Тони запустил свою руку ей в волосы на затылке, притянул к себе. Он сделал это не грубо, но властно и умело. Ее губы замерли в миллиметре от его, ее ноздри были рядом с его. В ее глазах Тони заметил признаки страха, так не присущего этой самоуверенной роскошной самке. Он впился поцелуем в ее пухлые, чувственные губы, но это был поцелуй не любовника, а смертельного врага, непередаваемый по напору и агрессивности. Он вторгся в ее рот. Его язык бесцеремонно хозяйничал в нем. Его зубы клацнули о ее. Это было уже почти больно, совсем не похоже на нежные ласки любви. Мелисса вдруг почувствовала себя пленницей в его крепких руках. Он крепко продолжал прижимать ее к себе. Мужской дух бил ей прямо в ноздри. В ее живот упирались его крепкие мускулы. Мелисса задыхалась, но он не обращал на это никакого внимания. Одной рукой он потянул за ее волосы, откидывая голову назад, другой начал расстегивать ее бюстгалтер. Крючок за что-то зацепился, Тони резко рванул, и из разорванного лифчика выпорхнули ее полные груди. Тони вновь резко притянул Мелиссу к себе, буквально расплющивая ее на своей широкой груди.

— Тони!.. — попыталась сказать что-то Мелисса, едва он отпустил ее губы. Она хотела попросить его быть понежнее, не спешить, не причинять ей боль грубыми движениями… Да, все так, но она вдруг поняла, что ее тело стало жить отдельной от нее жизнью. Оно хотело, чтобы его тиска-ш, мучили, крутили и рвали на части! И оно было готово откликнуться на его грубые ласки…

Тони отлично все это видел и отнесся к Мелиссе, словно он объезжал дикую кобылицу… Он отпустил ее, дал немного отдышаться, затем положил руки ей на плечи и, пристально глядя немигающим взором ей в глаза, надавил, понуждая ее опуститься вниз. Мелисса почти рухнула на колени, полностью растерянная, дезориентированная неожиданным поворотом любовной игры, но одновременно и вся трепещущая от охватившего всю ее восторга. Никто так прежде не относился к ней. Никто еще не делал с ней ничего подобного. Сейчас ее лицо было прямо напротив пышущего жаром, рельефно проступающего из голубых джинсов мужского естества. Мелисса четко видела его очертания, даже сквозь плотную ткань. Она прижалась к нему щекой и обеими руками начала гладить свои груди, пощипывая соски. Она уже почти находила наслаждение в том, как с ней обращались, она уже почти гордилась тем, что ей сейчас предстоит сделать впервые в жизни. Мелисса потянулась рукой к напряженной струне его бедер, приложила свою ладонь к нему и мягко погладила, все сильнее приходя в экстаз от неожиданного развития событий. Она гладила его достоинство, все крепче выпиравшее на волю, полностью покоренная его мощью и устрашенная ледяной решимостью расправиться с ней. Мелисса медленно расстегнула молнию, и мощная пружина выбросила на свет божий его плоть, которая уткнулась ей в щеку, обжигая своим жаром. Мелисса обняла основание его древка, набрала в легкие воздух, переводя дыхание. Она ощущала биение его пульса в его горячем и твердом копье, она чувствовала запах его пота, его волос… Она гладила его вверх-вниз, по кругу, нежно прикасаясь к самой вершине и снова сбегая пальцами вниз к мощному фундаменту. Понукаемая его руками, она вплотную склонилась над его плотью. А его руки продолжали давить на нее, не оставляя сомнений в том, что он хочет, что ждет от нее. Он не давал ей ни секунды на размышление. Его руки, обхватившие ее затылок, грозили смертью за промедление. Мелисса судорожно вздохнула в предчувствии неминуемого, что ей предстояло испытать. Она почувствовала толчок его рук, буквально ткнувших ее к его плоти. Он требовал четкого и немедленного подчинения и выполнения его команд. Мелисса осторожно приняла его в свой широко раскрытый рот, нежно пройдясь от основания до вершины влажными губами. Негромкие постанывания Тони помогали Мелиссе определить, что и как ему нравится. Она приняла его в свой рот, сначала вершину, а затем и всего его. И только сейчас она поняла, что он задумал. Руки, сжимавшие ее затылок, усилили давление, бедра, в которые она упиралась головой, напряглись. Он усиливал давление, проталкивая свою плоть все глубже в ее горло. В панике, что она задохнется, Мелисса попыталась поймать его взгляд, посмотреть, наверх. Но была сурово остановлена его рукой, больно дернувшей за волосы. Он еще более усилил давление, понуждая ее открыть рот на всю ширину, и все равно он был еще такой огромный и… он уже грозил проскользнуть ей дальше в горло! Тони уже прямо угрожал ее жизни, все так же мало об этом заботясь. Он наслаждался, окунувшись в ее теплую и влажную пещеру, бродил по ней, что-то выискивал, куда-то стучался или входил без разрешения. Какое-то время он полностью оккупировал ее, перекрыв все пути для дыхания. Мелисса чувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Неожиданно он резко отступил, и в ее легкие хлынул живительный поток воздуха. Мелисса невольно попыталась избавиться от его плоти, даже попыталась оттолкнуть его железный, без капельки жира живот подальше от своего лица. Но тут измена пришла с неожиданной стороны, избавиться от Тони хотело ее сознание, тело же хотела продолжать. Эти два взаимоисключающие желания сменяли Друг друга с невероятной быстротой, победило тело. Она вновь обхватила его горячую плоть и притянула к себе, снова ввела в свои губы. Она услышала, как нехорошо засмеялся Тони при ее выборе решения, как отбросил даже малейшие намеки на нежность и участие, как стал снова и снова бить ее своим копьем. Но сейчас они молча смогли прийти к какому-то соглашению, и поначалу беспорядочные его толчки и тычки сменились определенным ритмом, в котором и Мелисса нашла себе усладу. Так и сменялись угрозы и обещания, наступления и отступления. Она применилась к его манере и уже не видела ничего особенного в том, как он ее брал. Был, правда, небольшой нюанс — это то место, которое он выбрал для проникновения в нее, но у каждого свои причуды. Сейчас это уже не занимало ее, ее волновало другое. Она вдруг осознала, что все это ведь чем-то кончится. А чем? И как это будет? Что будет она при этом делать? Тони словно почувствовал ее инстинктивный испуг и замедлил свой темп, почти остановился. Его руки на ее затылке все так же сильно давили, но сейчас она уже не мучилась от боли. Она испытывала странную смесь восторга, боли и близящегося экстаза. И теперь она уже мгновенно реагировала на каждое его движение, пусть даже малейшее, она подстраивалась под него, стремясь доставить наивысшее блаженство. Тони замер, прекратив свои поступательные движения.

Замерла и Мелисса, ожидая с еще неопределившимся чувством то ли страха, то ли возбуждения того, что неизбежно должно было завершить их нынешнее занятие. В комнате стало тихо, слышно было, как тикают часы… Мелисса исхитрилась и смогла взглянуть вверх, поймать его взгляд. Он сверху вниз глянул на нее и кивнул: мол, пора. Она поняла, что он имел в виду. Он сам себе давал разрешение. Чудовищный водопад пряной острой реки затопил ее рот, грозил просто утопить. Она плавала в его соке, и этот океан казался ей бездонным и безбрежным… Мелисса попыталась освободиться от его рук, попытаться выплеснуть на пол. Но все было тщетно, он возобновил свои поступательные движения и буквально заставил ее выпить его всего до дна.

Все было закончено. Он отшвырнул ее от себя, словно резиновую надувную куклу, купленную в секс-шопе… Мелисса обессиленная лежала на кровати, совершенно ошеломленная и опустошенная. Она ничего не понимала — где она сейчас, в прошлом или уже в будущем. Все предметы потеряли четкость своих очертаний, звуки глухо раздавались в ее оглохших ушах. Медленно она пришла в себя, попробовала улыбнуться ему, одновременно снова чувствуя растущее возбуждение.

Тони наклонился к ней и слегка потрепал по щеке. Теперь в его жесте при желаниии можно было найти слабый намек на некую разновидность нежности. Мелисса откинула голову назад и попробовала встать. Полдела было уже сделано. Их уже объединяли сексуальные отношения. Пора было на их основе строить уже более прочные отношения иного рода. Мелисса открыла было рот, намереваясь что-то сказать, но Тони предостерегающе поднял руку, требуя тишины. Он поднял руки вверх, вновь положил их ей на плечи и резко крутанул ее, повернув к себе спиной. Ее сердце снова бешено забилось в предчувствии чего-то такого, чего никогда не было в ее жизни и тем не менее, похоже, начинало ей нравиться. До сего момента она лишь регистрировала свои ощущения, получаемые от реального секса. Теперь пришла очередь и всего остального. Мелисса уже была полураздета, и огонь желания разгорался в ней, грозя начисто расплавить ее маленькие трусики, видневшиеся из-под юбки. Но она была в некотором сомнении, сможет ли этот молодой викинг продолжить дальше, практически не делая перерыва? Она уже была готова попросить небеса, чтобы они помогли ему, если он сам не в состоянии. Да, она хотела его и честно могла себе в этом признаться.

Тони мягко, но уверенно подтолкнул ее вперед. Мелисса, потеряв равновесие, упала на кровать животом вниз. Тони, не спеша, задрал на ней-юбку, развёл в сторону ее ноги, рывком сдернул с нее кружевной черный пояс, оставив только трусики. Но они ему нисколько не мешали, поскольку прикрывали лишь ее холм, поросший пушистыми волосами, и уходили назад тонкой тесемкой, спускавшейся вниз и разделяющей ее ягодицы надвое перед тем, как окончательно не потеряться из виду в глубине. Все еще пребывая в неведении относительно его дальнейших планов, желая их осуществления и так же сильно опасаясь, Мелисса попробовала изогнуться и взглянуть на него. Снова он не позволил ей этого сделать и заставил встать на четвереньки. Мелисса вся внутренне похолодела. Неужели он будет брать ее вот так, как скотину? Нет, этого с ней просто не может быть! С ней, кинозвездой! Мелисса завозилась, пытаясь, остановить неизбежное. Тщетно. Тони дал ей понять, что он хозяин ее и волен делать с ней все, что ему захочется. Выбирать мог только он, Тони. Мелисса, осознав все это, поникла, пытаясь смириться. Бунтовавшее ее сознание постепенно уступило место животным инстинктам ее тела, которое ждало от нового изыска Тони удовлетворения и для себя. Мелисса даже попыталась найти приятное в том, что она вот так была отдана ему на растерзание, в том, что он мог делать с ее телом все, буквально все. Помаленьку она даже стала находить в этом особую прелесть. Ей только оставалось положиться на милосердие этого человека, который подчинил ее себе, и страшиться, если-он его не проявит…

Но Тони взял ее на этот раз по-другому, в очередной раз унизив. Он прошелся своими пальцами по ее хребту, задержался чуть на пояснице, а потом решительно скользнул в саму суть ее, глубже, ниже. Он легко проник в нее, точно достигнув цели. Его пальцы умело находили все нужные ноты ее организма. Мелисса, приготовившаяся к худшему, облегченно перевела дыхание и воодушевленно стала помогать ему, делая встречные движения, постанывая и вскрикивая. Она стала вся влажной, пальцы неутомимо и ритмично проникали вглубь ее, подчиняя ее своему ритму…

— Тони… — простонала актриса. Если бы ее сейчас спросили зачем она его позвала, она не смогла бы ответить. Наверное, ей просто хотелось услышать, как звучит имя этого сладкого садиста, этого невероятного мерзавца, которому она сейчас с удовольствием отдавала на разграбление самое сокровенное свое место…

Неожиданно его пальцы исчезли. Мелисса по инерции еще продолжала двигаться в заданном ритме, но его уже не было. Она опять растерялась в впала в отчаяние. Ей сейчас так нужно было его присутствие! Мелисса завозилась, ее тело изогнулось в поисках Тони, руки метнулись назад в страхе, что он ушел. Но он был рядом. Она поняла это, когда натолкнулась на его бедра. И он был еще в джинсах! Это было для нее просто невероятно обидно. Она попробовала стащить их с него, но Тони отмел ее попытки. Снова он грубо поставил ее на четвереньки, пальцем убрал тесемку трусиков, прятавшуюся в глубокой расщелине, куда они уходили из-под крутых ягодиц Мелиссы. Она, в свою очередь, вновь поймала его плоть своими влажными, дрожащими от возбуждения грудями, пробежала по нему язычком… Она готова была принять его и слиться с человеком, который сумел победить ее, заставить выполнять все его команды, какие бы они ни были. Но Тони и сейчас поступил абсолютно самостоятельно, не принимая ее в расчет..

Он наклонил ей голову вперед одной рукой, другой поднял живот девушки, развел ее ягодицы и без всякой подготовки грубо, почти садистски взял ее сзади. Мелисса была в полном шоке. У нее не осталось эмоций даже на то, чтобы хоть как-то отреагировать на это нападение. Она полностью покорилась своей участи. Она была абсолютно пассивна, когда он рукой приказывал ей быть пассивной, она изгибалась, когда он этого хотел. Время остановилось для нее, все ее события последних дней перестали что-либо значить. Мелисса летела в небытие. Когда она уже достигла почти самого дна своего унижения, своего восхищения, она так пока и не поняла, что именно она испытала, Тони вышел из нее. Грубо пере вернул на спину и так же молча, неспешно снова вошел в нее. Мелисса уже ничего не понимала. Все ее чувства притупились и перемешались. Она его любила, но она его боялась…

Кончили они вместе. Оргазм потряс их тела, словно ток высокого напряжения.. Мелисса кричала, Тони хрипел, они содрогались в конвульсиях, страстно лаская друг друга, не замечая, что в порывах страсти они оставляют кровавые царапины друг на друге.

Медленно, очень медленно они приходили всебя. Тони вытащил свое орудие и лежал, отдыхая. Мелисса наконец получила свое выстраданное наслаждение. Действительно, так ее еще никто не любил. Никогда сексуальное удовлетворение не требовало от нее такой жертвы. Она молча лежала и смотрела на своего мучителя-любовника или любовника-мучителя… Она облизнула свои пересохшие губы и дрожащим, прерывающимся голосом выдохнула прямо в глаза Тони:

— Ну и сволочь же ты…

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Мелисса Вэйн лежала обнаженная в лучах утреннего солнца. Она удобно устроилась на кушетке и с высоты крыши своего дома разглядывала вид на Беверли-Хиллз. Становилось все жарче, но ветер с океана разбавлял свежей струей пекло каньона Бенедикта. Мелисса лежала и тщетно пыталась разобраться в том хаосе, что воцарился в ее жизни и перевернул буквально все вверх дном. Наконец она смогла определить основную причину своих расстроенных чувств одним словом. Нет, двумя — Тони Валентино. Мелисса подрегулировала звук своего «уокмэна», чуть уменьшив грохот катящихся камней «Роллинг стоунс» до приемлемого уровня, и вновь нырнула в свои не очень веселые размышления. Мелисса и в дурном сне не могла себе предствить что-либо отдаленно напоминающее то, что приключилось с ней. А ведь она так гордилась собой. Так холила и лелеяла себя, и надо же! Мелисса провела рукой по своей груди, спустилась ниже, минуя впадину пупка, скользнула еще ниже. Дотронулась до своего холмика, покрытого нежной порослью, чуть надавила на нужную точку. Снова перед ней возникла картина, ввергнувшая ее в продолжающуюся до сего дня прострацию. Лицо Тони Валентино, надменно взирающее на нее сверху, и то положение властелина, которое она позволила ему занять. Она вспомнила его грубые руки, заставлявшие ее делать то, что она никогда раньше не делала. Краска стыда залила ей щеки, когда она вспомнила самые грязные подробности своего унижения, почти изнасилования. Она пыталась вызвать в себе чувство ненависти к этому человеку, воспользовавшегося ее телом походя, лишь удовлетворившего свою похоть. Но пока у нее не получалось. Чувство ненависти постоянно заглушалось другим, если не сильнейшим, то уж равным по силе чувством. Она всякий раз начинала трепетно дрожать, когда вспоминала себя беспомощной игрушкой его низменных инстинктов. Она все еще стыдилась признаться самой себе, что это произвело на нее очень сильное впечатление. Она получила такое сексуальное удовлетворение, о котором и мечтать не могла. Нельзя сказать, чтобы она вела пуританский образ жизни. Она очень любила мужчин. Но все ее партнеры были выбраны ею и боготворили свою избранницу. Ей не стоило большого труда поставить их на колени, приковать цепями к своей постели и наслаждаться их муками. Теперь же она испытала все это на себе.

Тони заставил ее вывернуться наизнанку, сделать то, что она сама по себе просто не могла сделать. Но его натиск был настолько мощен, влияние его жесткого характера столь сильным, что он полностью подмял под себя эту, уже ставшую известной, актрису. Он заставил ее играть несвойственную ей роль в сексуальном спектакле, который он устроил для собственного удовольствия. Он стал ее наваждением. Он снился ей по ночам, и она впадала в эротические безумные сновидения, всякий раз просыпаясь после этого с дикой головной болью и синяками, под глазами.

Дик Латхам освободил Тони от участия в бродвейских спектаклях, нагрузив его другой работой. В его кинокомпании «Космос» Тони помогал доделывать кое-какие оставшиеся работы перед началом первых съемок. Теперь он постоянно пребывал в Малибу. Он без стука и без звонка заходил в дом Мелиссы и брал ее, словно она была его рабыней, вещью. Он никогда ее не ласкал, он занимался с ней любовью на кухне, на крыше дома, в гараже, на лестнице, в спальне, везде, где только хотел. Мелисса впала в какое-то рабское состояние зависимости от него, Она научилась наслаждаться своим уничтожением и болью, переводя эти чувства в великолепный фон для своего оргазма. Так продолжалось почти каждый день на протяжении двух недель. Наконец в этом сексуальном наваждении наступил перерыв. Мелисса сейчас наслаждалась покоем и пыталась привести себя в порядок и определиться, что ей делать дальше. И как? Она уже почти дошла до полного нервного истощения. Она вздрагивала от любого громкого стука, от хлопка, от скрипа двери. Она, как знаменитая собака Павлова, за каждым звуком ждала появления Тони. И уже была готова выполнить самый невероятный его каприз. Ее лоно уже не требовало никаких предварительных ласк. При его приближении оно уже становилось влажным и загоралось огнем желания. В последний раз он взял ее на дорожке ее дома, перекинув ее через седло своего велосипеда. Он даже не позаботился о том, чтобы прикрыть входную калитку… Мелисса была в отчаянии и ужасе. Она в Голливуде всегда была известна тем, что крепко стояла на своих ногах. И даже сейчас она поняла, что у нее не хватит сил положить конец этой выматывающей игре. Она поняла и другое — почему она пошла на все это и не остановила Тони в самом начале. Она ведь все-таки была актрисой, и пропустить такой важный жизненный опыт, который мог бы ей пригодиться в дальнейшем, означало бы поступить непрофессионально. А этого она допустить не могла. Если честно, думала Мелисса, нежась на солнце, она не была его рабыней. Она лишь добросовестно исполняла свою роль его сексуальной бескомплексной послушной девочки. Она уже получила достаточный опыт, и в ней крепла и день ото дня усиливалась та часть ее сознания, которая никогда не сможет, ни забыть, ни простить Тони Валентино.

Она готовила планы реванша. Может быть, все пройдет точно так же, как он сделал с ней, может, это выльется в другую форму. Но она, знала одно — в их отношениях наступает перелом. Оба они подошли к некой черте и, переступив ее, двинулись дальше. А дальше дороги не было…

Эти приятные планы мести были прерваны неожиданным вызовом интеркома. Он громко возвещал о прибытии гостя.

Черт! Она совсем забыла о том, что согласилась дать интервью этой невозможной англичанке, главному редактору «Нью селебрити» Эмме Гиннес. И вот та теперь пришла, а Мелисса совсем не чувствовала себя готовой к подобной встрече. Она наспех набросила на голое тело халатик и, прыгнув в кресло, стала поджидать гостью. А Эмма Гиннес уверенной поступью шла через цветник к цели своего визита — кинозвезде Мелиссе Вэйн. На Эмме была яркая, вся в огромных цветах, просторная блузка. Проходя мимо цветочной клумбы хозяйки дома, Эмма на мгновение исчезла, слившись со сходными по расцветке рододендронами, розами, калами и прочими цветами. Мелисса Вэйн даже сморгнула в изумлении, когда Эмма раствовилась и пропала из виду. Но уже в следующее мгновение ее четкий, хорошо поставленный голос с неповторимыми командирскими интонациями зазвучал почти над самым ухом Мелиссы.

— Привет, это я, Эмма Гиннес, — горячо произнесла гостья.

— Привет, — довольно кисло ответила ей Мелисса.

— Я, наверное, пришла слишком рано? Прошу прощения за то, что разбудила вас, — мягко произнесла англичанка, усаживаясь в свободное кресло.

Мелисса с трудом отделалась от наваждения — ей показалось, что рядом с ней устроился говорящий букет…

— Дорогая, в действительности я совершенно позабыла о вашем визите, — жеманным голосом произнесла Мелисса, таким образом стремившаяся завладеть инициативой в интервью. Это уже позднее, разговорившись, можно держаться на равных. Сейчас же надо показать все свое превосходство и психологически получить хоть небольшой, но перевес.

— Я пришла не вовремя? — прямо спросила Эмма Гиннес.

— Когда берут интервью, всегда кажется, что репортеры приходят не вовремя… — смягчила свой тон Мелисса.

— А как поживает Тони Валентино? — спросила Эмма.

— Что? — в изумлении вскричала Мелисса.

— Я слышала, что вы часто видитесь с ним, — сказала Эмма. Она не привыкла к роли второй скрипки. Вопрос о Тони она задала умышленно, намереваясь таким образом сбить спесь с актрисы и заставить ее обороняться.

— Мне кажется, что интервью на эту тему не будет, — ледяным тоном отчеканила Мелисса.

— Ну конечно, не будет. Мне оно не нужно, и я ничего не записываю. Я спросила из чистого любопытства. Мне очень интересно, как этот выскочка смог так высоко подпрыгнуть.

Услышав это, Мелисса облегченно улыбнулась. Эта Гиннес оказалась занятной штучкой. Она была не по-голливудски откровенной. Но при всем этом она не должна забывать, что задевать актрису Мелиссу Вэйн небезопасно. Как, впрочем, и отзываться недружелюбно о ее любовнике. Уж это-то Эмма Гиннес должна понимать!

— Вы думаете, что Тони Валентино всего лишь выскочка? И это после успеха в вашем же журнале, в пьесе на Бродвее, наконец, после того, как он спас жизнь миллиардеру? — Брови Мелиссы поползли вверх в легком недоумении.

— Послушайте, дорогая, он просто смазливый мальчишка, которому судьба подарила удачный выигрыш в лотерею. Да, он может играть. Тут я с вами согласна. Но и вы не забывайте, что его сделали известным средства массовой информации. Да, он гвоздь сезона. Но только этого месяца. Будет ли он также популярен в следующем? — Эмма даже зажмурилась, предвкушая его падение.

— Я не разделяю ваш пессимистический прогноз в отношении. Тони Валентино. Более того, я могу вам открыть секрет. Он будет играть в одном фильме с известной кинозвездой Мелиссой Вэйн, — улыбаясь во весь рот, сообщила Мелисса.

Лицо Эммы Гиннес неожиданно потеряло все свои краски. Они остались только на ее одежде. Мелисса даже испугалась такой неожиданной перемене, когда вместо цветущей женщины на нее взглянул призрак…

Она передернула плечами. Надо же! Эмма Гиннес, главный редактор известного журнала не в курсе. Ах да, она ведь забыла, что Эмма не входит в руководство компанией Латхама. Интересно, что же такого натворил этот пострел Тони с Эммой, что довел ее почти до обморока. Наверное, между ними произошло нечто, о чем нельзя никому рассказывать! Мелисса почувствовала себя лучше, она была даже довольна собой. Интересно, а кто и кого сейчас интервьюирует, ехидно подумала она, глядя на бескровное лицо англичанки.

— Вы все же работаете в журнале Дика Латхама, и, я думаю, вам можно будет узнать кое-какие подробности без ущерба кому-либо. Дело в том, что сейчас уже составлен план съемок на киностудии. Он откроется фильмом, в котором главная роль будет принадлежать мне. В этом же фильме появится и Тони Валентино. Да, у Латхама появилась бредовая идея отдать постановку этой сучке Пэт Паркер, но мы еще посмотрим, — сказала Мелисса.

— Только не допустите этого! — почти простонала Эмма..

Мелисса высокомерно вздернула брови и раздраженно повела плечами. Никто не может ей указывать, что можно, а что нельзя делать. Тем более эта безродная англичанка.

— Все, что я имела в виду, это просто ничем не оправданный с вашей стороны риск участвовать в картине с никому не известным актером. Особенно под руководством Пэт Паркер в качестве режиссера. Вы знаете ведь, что… ну… Тони и Пэт… они ведь были вместе, — бормотала Эмма, и в глазах ее стоял неподдельный ужас. «Одно дело талантливый смазливый актер в театре на Бродвее. Другое дело, Тони — спаситель Дика Латхама. Третье — Тони кинозвезда. Со всем этим в отдельности мириться еще как-то можно было. Но если он станет один в трех лицах… Такого просто не может быть. Так не бывает», — хотелось завопить Эмме.

— Мне кажется, что один фильм не сможет подмочить мою репутацию. Кроме того, я считаю, что Тони очень талантливый актер и справится со всеми трудностями. Да и роль как-будто написана для него. Сюжет очень прост и жизненен. Молодой, подающий надежды актер в поисках самого себя и применения своего таланта случайно встречается в Малибу с известной на весь мир киноактрисой, которая принимает участие в его судьбе. Да, она немного старше его, но тем пикантнее ситуация. Ей есть чему научить этого молодого актера. Мне кажется, что и я и Тони вполне можем справиться с такими ролями. Это будет наш первый фильм, снятый на новой киностудии. Надеюсь что все пройдет без сучка и задоринки. Сюжет написал знаменитый Билли Диллер, и интереснее его я пока ничего не видела. Пожалуй, поострее и пожарче могут быть лишь сценарии о ночной жизни, — лихо закончила свою мысль Мелисса и в подтверждение этого сбросила халат, подставив солнцу свое великолепное тело. Пусть эта Эмма Гиннес видит, с кем она собирается бороться.

Эмма сидела, затаив дыхание, и пожирала глазами безупречную фигуру актрисы. Она даже смогла себе представить, как он кладет ей руку на грудь, сжимает, играет с сосками, как идет дальше вниз, к жаркому каньону наслаждения, как… Эмма зажмурилась, пытаясь избавиться от видения. Был ли он здесь вчера? Этот вопрос вертелся в воспаленном мозгу англичанки, но она знала, что ей не добиться ответа. Эмма обессиленно отвалилась на спинку кресла, и тут в ее голове зазвучала музыка Вагнера Это было знаменитое «Кольцо Нибелунгов». Когда она слышала Вагнера — это означало, что дела ее были плохи, то есть настолько плохи, что и представить себе трудно. Впервые она услышала эту музыку еще в Лондоне, попав в серьезные неприятности. Тогда ей объяснили что это своего рода галлюцинации, и посоветовали обратиться к врачу-психиатру. Он предписал ей кучу всяких рецептов, надавал много разных советов по поводу изменения образа жизни и питания. Но, как ни странно, таблетки помогли ей. Сейчас она очень жалела, что не захватила их с собой из Лондона.

— Но ведь тогда он станет кинозвездой… — едва слышно прошептала Эмма.

— А что вы, собственно, имеете против него? Почему вы не хотите его успеха? Может быть, из-за того, что он не совсем вежлив с женщинами, а? — серьезно спросила Мелисса, озадаченная состоянием Эммы Гиннес. Ее голос сейчас был настойчив, но уже с некоторым участием и теплотой.

Эмма посмотрела на нее, и в это мгновение в голове у нее зазвучал уже «Тангейзер»! Музыка громко и властно заполнила ее создание, заглушая все остальное…

— Он поступил очень плохо со мной однажды, — наконец сказала Эмма.

— Он и со мной пытался проделать нечто подобное, — поддакнула гостье актриса, подводя черту под событиями последних двух недель. Тони оставил свои кровавые следы на ее ягодицах, которые только-только стали подживать. Она нервно облизнула губы при воспоминании об этом.

— Он и с вами пытался это проделать? — воскликнула Эмма, тщетно пытаясь унять свою радость.

Две женцины, имеющие определенный вес и положение в обществе, были оскорблены одним и тем же человеком. Это уже был фундамент, на котором можно построить могучий союз. Эмма и Мелисса сообща могли устроить немало неприятных минут этому молодому хлыщу. «Тангейзер» уже звучал в полную силу в голове у Эммы, требуя мщения, крови Тони Валентино.

— Я иногда мечтаю осадить этого молодца, — тихо произнесла Эмма.

— А вы уже разработали какой-нибудь план? — участливо поинтересовалась Мелисса.

— Пока все только в мечтах. К сожалению, я в отличие от вас, Мелисса, не обладаю такой большой властью и силой.

— Я вас не поняла…

— Мелисса, постарайтесь меня понять. Вы — кинозвезда. А Тони хочет только одного в жизни — тоже стать кинозвездой. И только вы одна можете остановить его. Вы можете сорвать его карьеру до его триумфа, пока еще не поздно, иначе он будет уже недосягаем. Но если вы захотите этого, конечно.

— Вы хотите сказать, что я должна это сделать уже в этом фильме, в котором мы будем вместе сниматься?

— Ну да, вы правы, — засмеялась Эмма.

— Ха-ха-ха! — засмеялась Мелисса. — Это будет весело!

Обе они пришли к выводу, что должна получиться очень неплохая шутка. Больше ничего на эту тему не было сказано. Никто ничего никому не обещал. Не было сделано никакого официального заявления. Были только две женщины, весело смеющиеся над неким мальчиком, неожиданно рано выросшем из своих штанишек.

— И будет еще смешнее, если Пэт Паркер будет снимать любовные сцены, когда вы и Тони будете показаны крупным планом. Она в него успела влюбиться, да и он, похоже, не успел позабыть ее, если честно, — захихикала Эмма.

Мелисса ответила холодной улыбкой на эту эскападу своей гостьи. Вполне возможно, что Тони Валентино все еще продолжал любить эту несносную Пэт Паркер со всеми ее художественными изыскам, а попросту — бреднями. Его отношение к Мелиссе не имело ничего общего с любовью, с проявлением любви. Все казалось наоборот. Он словно стремился наказать ее за то, что она была секс-символом женщины. Унижая и оскорбляя ее, Тони Валентино таким образом мстил всему женскому роду, а особенно Пэт Паркер, которую он точно любил, несмотря на их глупые ссоры. Пэт Паркер. Эта скотина посмела грубить ей, Мелиссе Вэйн, на борту яхты Латхама. Как она тогда сказала? Ах да, вы не из Страны Чудес прибыли сюда, она могла подложить себя под Тони на пляже. Но Пэт Паркер не была достойной соперницей. Так, воробышек.

Пока Мелисса размышляла на эти не совсем веселые темы, поспел кофе. Мелисса была рада, что так неожиданно нашла себе союзника в ее борьбе с этим актеришкой. Да, оставалось еще интервью… Но оно уже не имело никакого значения. Главное было сделано — образован тайный союз.

— Ладно, Мелисса, что бы вы хотели, чтобы я о вас рассказалана страницах моего журнала? — смеясь, спросила Эмма.

— Только то, что ваш журнал хочет обо мне рассказать, — последовал немедленный ответ. А потом обе они долго хохотали, нежась в ласковом утреннем солнышке, освещающем Беверли-Хилз. Они обе были довольны, потому что каждая из них узнала хорошие новости для себя, а значит, печальные для Тони и Пэт…


* * *
— Вы держите свои обещания? — прокричала Пэт Паркер, стараясь, чтобы Дик Латхам услышал ее в грохоте вертолета.

— Только тогда, когда я их уже дал! — подбирая сАова ответил Латхам.

Он взял руку Пэт в свою, и они стали наблюдать, как вертолет пошел на посадку. Наконец двигатель смолк и наступила внезапная оглушающая тишина. Открылись двери, и пассажиры высадились на сухое дно каньона. Виднелись свежие следы работы бульдозера — по периметру большой площадки виднелись кучи рыжеватой земли. Видны были и наметки дороги. Ветер раздувал пыль, окрашивая лица прибывших в красноватый цвет. Рядом стоял «шатер бедуина» — так окрестили прибывшие сюда журналисты и фотографы простой, но большой тент, под которым они отдавали дань спиртному и пиву в ожидании прилета Латхама. Он прилетел и сразу же устремился к ним. За ним по пятам следовал неизменный Томми Хаверс, его правая рука. Дик спешил. Это был уже их пятый полет и четвертая пресс-конференция за этот день. А еще предстояло две в разных местах. Хаверс ужом вился среди представителей прессы, всячески угождая им, но не отвечая толком ни на один вопрос. Журналисты, отчаявшись, начали напрямую спрашивать о цели строительства, но Хаверс был неуловим. Он отделывался шутками и сваливал все на Латхама. А тот намекал на то, что он уже сообщал, что намерен построить здесь свой новый дом. На эту байку попались многие, кто поверил Хаверсу и ему, Латхаму, Даже Эн-Би-Си прислали своих операторов, чтобы сделать репортаж.

— Привет, Лоуренс! — внезапно закричал Дик. — Хорошо добрались?

Дик узнал знаменитого журналиста из «Уолл-стрит Джорнал». Журналист вытаращил от изумления глаза, пораженный, что его узнали. Правда, на всякий случай оглянулся назад, нет ли кого за спиной, кто тоже мог быть Лоуренсом. Но ошибки не было. Дик запомнил его, потому что в прошлом году тот был награжден самой престижной для журналиста премией Пулитцера. Дик Латхам Всегда предпочитал ладить с прессой и был знаком со многими выдающимися и не очень журналистами. Но матерого журналиста было очень трудно провести. Появление Латхама в этом пустынном горном районе не могло произойти просто так. Что-то за этим стояло.

— Надеюсь, что ревнители природы не будут строить здесь баррикады против вас? — спросил он миллиардера.

— Нет, ни в коем случае. Не беспокойтесь, все не так страшно.

В это время Хаверс развлекал толпу журналистов, постепенно заманивая их к трем джипам, готовым увезти их на несколько миль отсюда туда, где их уже ждал следующий пикник на свежем горном воздухе с пивом и гамбургерами.

Пэт недоверчиво ковырнула сухую землю носком туфли и озадаченно посмотрела на Дика Латхама.

— Вы в самом деле собираетесь построить себе здесь дом? В этой дыре?

Отвечая ей, Дик старался не смотреть в глаза Пэт:

— Да, место здесь прекрасное. Чего здесь только не построишь! Места хватит!

Дик поежился. Недалек тот день, когда Пэт узнает всю правду. И совершенно невозможно предсказать, как она себя поведет. Сегодня Пэт была убеждена, что журналисты собрались, чтобы получить подтверждение того, что киностудия «Космос» возобновляет свою работу. Что будет объявлен график первых съемок. Что в конце концов объявят, что режиссером будет она, Пэт Паркер. Пэт не могла даже догадываться, что все обстоит гораздо сложнее. Самым важным было не то, что студия начинает работу на новом месте, а то — в каком именно месте… А ведь журналисты сейчас ходили там, где в скором времени поднимутся съемочные павильоны, площадки, склады, гаражи… И все это будет в самом сердце Малибу — на его прекрасных холмах, которые так заботливо опекает от всяческих посягательств Алабама. Что же, немного осталось ждать до того момента, когда эти бумагомараки узнают правду и тогда устроят самую настоящую гонку. Победителем в ней будет тот, кто первым доберется до телефона и сообщит в свою газету сенсацию. Следующим, кто узнает обо всем происшедшем, будет Бен Алабама, друг и учитель Пэт Паркер. И вот тогда для девушки настанет пора испытаний. Ей придется сделать свой выбор между человеком с высокими моральными принципами, человеком, который учил ее фотографии, кто научил любить природу, и миллиардером, с кем она совсем недавно, разделила ложе, миллиардером, кто мог обеспечить ей блестящую карьеру в киностудии. Дик невольно ухмыльнулся, представив себе, как Пэт Паркер будет решать эту дилемму. Кого же она предпочтет? И совершенно неожиданно для себя он вдруг испугался: что если выбор будет не тот, какого он ожидал.

— А в каком стиле будет ваш дом? — услышал он голос Пэт.

Черт! Все так и норовят упомянуть этот злосчастны, дом, будто других дел у людей нет. Ничего не ответив ей Дик поспешил к джипам, жестом приглашая ее последовать за ним.

— Надо поторапливаться. Мы должны еще повидать всех остальных. Ты же знаешь, что Мелиссу нельзя ни на минуту оставить без внимания — она тут же может закатить сцену. Да и Тони без присмотра может черт знает что натворить.

Дик быстро взглянул на Пэт, когда он разыгрывал карту Тони. Опять он сделал безошибочный ход. Упоминание о Тони Валентино полностью заслонило собой все возможные вопроси о будущем доме, на которые Дик сейчас просто не был готов и не хотел отвечать.

— Дик, ты воплотил все мечты Тони в жизнь. Это что, плата за спасение вашей жизни?

— Послушай, Пэт. Неужели во всем обязательно должен быть какой-то смысл? А разве нельзя предположить, что все без всякого умысла? Может, он полностью подходит для роли, а? Я, например, в этом уверен. Спорю, что и ты.

Дик говорил нарочито резко, стараясь убедить девушку, что он бесстрастный судья, что он объективен, что он бизнесмен, человек, который не позволяет личному заслонить деловые качества людей. Пэт только ухмылялась, наблюдая его потуги.

— Дик, Тони несомненно талантлив. Но таких талантов вагон и маленькая тележка, как, впрочем, и опытных режиссеров. Ты обратил на него внимание и вытащил на свет. Надеюсь, что ты не пожалеешь об этом. Но меня ты не обманешь. У тебя должны быть какие-то личные мотивы для такого рода поступков. — Пэт нежно дотронулась до его рукава. Это еще не был жест любящей женщины. Пэт еще сама не знала, любит ли она Латхама. Однако они уже были достаточно близки, и об этом напоминала их недавняя близость уже в одной постели…

Дик довольно посмеялся. Это было что-то новое даже для него самого. Обычно, когда его вот так трогали, Дик раздражался и становился опасным. В случае с Пэт Паркер это и было опасным, но забавным.

— Ладно, Пэт, я тебе признаюсь. Мотивы очень неясные, даже для меня самого. Возможно, мне надо будет обратиться к психоаналитику. Но мне кажется, что у меня есть некоммерческие мотивы, чтобы воспользоваться дарованиями твоими, Пэт, и его… Я полагаю, я надеюсь, что смогу доказать всем правоту всех моих действий. Делать фильмы сегодня — все равно, что заниматься космическими разработками. По сумме вложенных денег и затратам труда эффект один и тот же… Я прикинул, кто может быть полезен в этом деле. Можно было пойти по самому простому пути и пригласить на открытие работы киностудии признанных знменитостей — Крузи, Хэнка или Мэрфи. Но тогда я вряд ли предстану героем, я буду обычным толстосумом который нанял талантливых людей, чтобы они заработали ему еще денег. К тому же их участие в работе киностудии может и не стать гарантом успеха. Вот я и подумал: если мой план удастся — я буду, нет, мы вместе с вами будем единственными, кто верил в победу. Конечно, я здорово рискую, но, если есть хоть один шанс я его попробую. Мы выпускаем первый фильм возрожденной киностудии «Космос». Сценаристы, критики, прокатчики — все подготовлены и ждут его выхода. Они готовы поверить мне только один раз, но все же они согласны это сделать. Я очень ценю их веру в меня, в вас. Ну и, конечно я рассчитываю на людское любопытство, которое может обеспечить половину успеха фильма… Вот и вся подноготная, все тайные мотивы. Если все получится я буду снова на коне, снова в лучах славы. Если будет провал — то все скажут, что какой-то богатый недоумок нз Голливуда решил пустить деньги на ветер и преуспел в том. Но я именно так хочу поступить. Хочу рискнуть и выиграть миллион! Это мой стиль, быть на грани риска, но быть подстрахованным… Твое и Тони мастерство залог успеха. Но я хочу предупредить, чтобы ты не использовал эти сведения в коммерческих целях, — полушутя-полусерьезно сказал Латхам.

— А я то хочу кое-что попробовать. Я хочу научить людей видеть мир. Я им покажу такие вещи, которых они никогда в жизни сами не заметили бы! — в восторге подхватила Пэт.

Она вскарабкалась на джип и уселась, свесив ноги в синих джинсах. Болтая ими взад-вперед, Пэт иногда наклонялась, и: Латхам с удовольствием успевал заметить ее свежую грудь иногда мелькавшую в просвете блузки. Пэт не надела лифчика, и сейчас соски ее острых и твердых грудей, придавали весомое подтверждение ее намерению научить мир наблюдать. Так они болтали, поглядывая по сторонам, на небо…

Пэт постепенно притихла, веселое настроение сменилось сосредоточенным размышлением над новым этапом в ее жизни. Говорить — одно, но вот что-то реально сделать… Да, необходима уверенность в своих силах, чтобы создать в этом мире что-то свое, Пэт вспомнила все, через что ей пришлось пройти, пока она подошла к своему нынешнему уровню. Подумала, что это и много, и мало. Ей теперь предстояло освоить для себя абсолютно новую среду. Ей предстояло теперь постоянно иметь дело с Мелиссой Вэйн, чья мировая известность как киноактрисы соперничала лишь с ее же славой скандалистки… И конечно же, ей придется иметь дело с Тони Валентино С его чудовищной, гипертрофированной гордостью, с его ненавистью к ней, Пэт Паркер. Придется не раз иметь дело с человеком, встреча с которым всякий раз вызывала у нее воспонинания об их несостоявшейся любви… Ну, еще была надломленная тем же Тони Валентино Элисон Вандербильт. И какого черта ее потянуло в этот сладкий сироп, приманку для глупых мух, падких на яркие цвета и острые запахи? И вообще, кинобизнес — это тупиковая ветвь развития, кино умирает. Так что она здесь делает посреди всех этих целлулоидных зверей, героев, красавиц?..

Пэт, в который раз горестно вздохнув, покачнулась в джипе в такт движению машины, стараясь таким образом унять расшалившиеся нервы, дать выход нервной энергии.

— «Нью селебрити» вызвал большой шум и стал гвоздем сезона, — услышала она голос одного из журналистов, ехавших в том же джипе.

— Угу, — просто поддакнул Дик Латхам, словно это событие было вроде сводки погоды на завтра. — Пэт, — позвал он ее. — У нас целый портфель проектов и рекламных предложений. А ты еще не просмотрела ни один из них…

— А что собирается делать дальше Эмма Гиннес, после того как она опубликовала снимки обнаженного мужчины? — неожиданно спросила Пэт.

— Вот сама у нее об этом и спроси. Эмма будет с нами за ланчем.

— А что Эмма делает здесь? — резко обернулась Пэт к Латхаму.

Чувство вины неожиданно обрушилось на Пэт. Она не забыла те дни, когда гуляла по Брод-Бич вместе с англичанкой, слушая ее планы в отношении Дика Латхама. Тогда Эмма Гиннес была ее другом. Она пригласила Пэт работать в своем журнале и предложила ей деньги, которые Пэт нигде в другом месте заработать бы не смогла. В ответ на это в «Канал-Баре» Пэт покусилась на человека, на которого Эмма возлагала свои надежды. И не просто возлагала, а и надеялась построить с ним семейное счастье. В то время как Эмма отбивалась от зануды Томми Хаверса, она, Пэт, позволила Дику Латхаму проявить свои колдовские чары и завоевать ее. Пэт Паркер вспомнила, как опасно блеснули глаза Эммы Гиннес при упоминании о ее врагах. Теперь же Пэт со смешанным чувством вины, стыда, страха наблюдала, как рос и креп ее враг. Эмма не была человеком, над которым можно было безболезненно шутить. Под добродушной маской скрывался жестокий, холодный и расчетливый ум, не знающий пощады к врагам. Сейчас таким врагом Эммы стала сама Пэт. Осталось совсем немного ждать — скоро она услышит уже полетный свист стрел, выпущенных по ней…

— Эмма любит быть там, где происходят события, — ухмыльнулся Латхам.

— Скорее она предпочитает быть там, где ты бываешь, — поправила Пэт. Если Эмма начнет свою войну, то и Пэт должна принять меры для защиты.

— Это то же самое, — скромно сказал Латхам, не страдая ложной скромностью.

— Было бы лучше, чтобы Тони держался подальше от Эммы, — предложила Пэт.

— И от тебя, — добавил со смехом. Дик.

Пэт вздрогнула. Что он имел в виду? Эмма вдали от Тони, но и Пэт тоже…

— Ладно, мы приехали, — сказала Пэт, решив не обращать внимания на последние слова Латхама.

Джип забрался на самую верхотуру и остановился. Рядом было накрыто несколько праздничных столов, поднятых на специальную платформу в виде горного моста. Пэт подошла поближе к платформе и замерла в восхищении. С высоты птичьего полета открывалась панорама. Санта-Барбара и острова Каталины на западе, на востоке — Вэлли-Санта-Сусана граничала с горами Сан-Габриель, на юге виднелся залив Санта-Моника. Картина завораживала своей первозданной красотой. Суровые горы обрамлялись бирюзовым океаном на фоне темно-синего неба. Глубоко внизу из каньона поднимался вверх вертолет. Над ним кружили коршуны, нежась в теплых восходящих потоках воздуха и зорко выискивая мышь или еще что-нибудь съедобное, имевшее неосторожность попасться им на глаза.

Но присутствующие мало обращали внимание на красоты горного края. Все ожидали приезда гостей. Пэт и Латхам заметили, как подъехали несколько джипов с полуживыми от усталости журналистами. Но центр событий переместился к началу платформы, где появилась знаменитая Мелисса Вэйн. Она была в ярко-желтой мини-юбке от Готье и коричневом кожаном пиджаке.

— Привет, Дик! Привет, Пэт! — произнесла абсолютно нейтральным вежливым голосом актриса.

Она не забыла стычку с Пэт на борту яхты Латхама, а затем еще и в «Канал-Баре». Но с тех пор произошли существенные события. Она подписала контракт со студией «Космос», где режиссером стала Пэт Паркер. Она крутила не совсем удачный роман с Тони, который был как-то связан с Пэт. А сами Пэт и Тони, в свою очередь, каким-то образом были связаны с миллиардером Диком Латхамом, владельцем всей этой истории, который принял рискованное решение об участии этой парочки в первом фильме…

Все это было очень сложно и походило на самое настоящее минное поле. Во всяком случае, Мелисса не собиралась бегать по нему босиком и без оглядки… Позже, если фильм будет иметь успех и ее имя покроется новыми лаврами, Мелисса непременно возьмет свое. Но не сейчас. Сейчас она будет тиха, как мышка в присутствии кота.

— Привет, Мелисса! Я очень рада тебя видеть. Мне приятно, что мы будем работать вместе, — беззастенчиво лгала Пэт.

Она огляделась вокруг. Где же Тони? Эта киса совсем закрутила ему мозги. Или нет, это он польстился на перезревшую кинозвезду. Пэт никак не могла определить, кого из них она сейчас ненавидит больше.

— Тони вон там! — неожиданно сказала Мелисса и указала пальцем.

Глаза Пэт автоматически точно последовали в направлении, указанном Мелиссой. Неожиданно она отвела взгляд, осознав, что все чувства читаются у нее на лице. Триумфальная улыбка на лице Мелиссы подтвердила это. Пэт в отместку спокойно взяла за руку Дика. А зато деньги у меня говорил ее жест. Но в глубине души Пэт была не на шутку встревожена. Как же ей быть со всем этим дальше? Она должна найти общий язык с Мелиссой, хотя бы ради успеха фильма… Она должна наладить отношения с Тони во имя… черт, во имя чего? Ладно, придет время — разберемся, устало подумала Пэт.

Пэт все-таки нашла в себе силы и повернулась к Мелиссе.

— Что вы думаете о сценарии? — так прозвучал вопрос. Глаза же Пэт просили Мелиссу оставить все личное и заняться делом, фильмом, о котором, похоже, все забыли.

— Я прочитала его. Что вам сказать? Конечно, это не сама гениальность, но вполне сгодится. Мы там сами можем кое-что переделать. Я вам потом покажу место.

Пэт пожала плечами. Сценарий в Малибу никогда не был священной коровой, но Мелисса Вэйн, с карандашом в руке правящая сценарий! А переделывающая по своему вкусу сценарий Мелисса представляла собой просто потенциальную угрозу. И если с ней не справиться в самом начале, то последствия могут быть самые печальные. Размышления Пэт были прерваны внезапным появлением главного редактора «Нью селебрити».

— Привет всем вам! Вот и я! Как здорово! Дик и Пэт! Пэт и Дик. Оба рядом. Все самые мои любимые люди собрались вместе. Э… да тут еще и Мелисса? Как поживает Джеймс Дин? То есть его воплощение на сцене в виде Тони? Он, наверное, прячется от тех поклонниц-камикадзе, что готовы простоять под дождем или снегом всю ночь, лишь бы увидеть своего кумира. Ведь им наверняка понравились его обнаженные виды в нашем журнале, а, Пэт? Мелисса, он тебе все еще нравится, прости, ты его еще любишь — так я хотела спросить. Да, в нем есть что-то от настоящего мужчины, впрочем, я не берусь судить о нем, я его слишком мало знаю. А, вообще, какое изысканное общество собралось здесь. Вы только посмотрите! Самые известные продюсеры, актеры, известный на весь мир миллиардер… И даже нам, бедным журналистам, нашлось местечко здесь скраю роскошного стола. И нам, значит, перепадет что-нибудь на ужин. Ха-ха-ха!..

— Налей мне выпить, — приказал ей Дик Латхам игнорируя стоящего у него за спиной официанта. — Да, и принеси шампанского для Пэт…

За столом воцарилась абсолютная тишина. Никто не смел смеяться или подшучивать над Диком Латхамом и его друзьями, даже если все подавалось в виде юмора… Эмма побледнела, поняв, как она просчиталась… Эмма закусила губу и нахмурилась, пытаясь дать объективную оценку тому, что сейчас происходило у нее на глазах. Она приехала сюда, но у нее было ощущение, словно никто ее не замечал! Она сотворила то, что долгое время никому не удавалось — возродила к жизни журнал. И он стал гвоздем месяца. О нем заговорил весь Нью-Йорк. А сейчас она была словно мальчик на побегушках у этого сноба-миллиардера. У нее самой уже были приличные деньги, она могла позволить себе иметь прислугу… Но к ней отнеслись как к самой рядовой прислуге. Все ее планы реванша не продвинулись ни на шаг. Она была столь же далека от своей заветной цели, как и тогда, когда впервые познакомилась с Диком Латхамом. А ее злейшие враги просто процветали — Тони Валентино стал просто кумиром, а Пэт Паркер, которую она сама наняла, ухитрилась увести из-под носа этот денежный Эверест под названием Дик Латхам. Она не просто увела походя миллиардера, но еще ухитрилась и похоронить все ее радужные мечты на замужество с Латхамом.

Внезапно к ней пришло озарение. Пока она будет вести себя по правилам, ей ничего не добиться в этом окружении. Сейчас, когда начинают ее травить, ситуация становится чрезвычайной. А чрезвычайная ситуация требует и неординарных решений и подходов. Она всем отомстит! Эмма заключит договор с самим дьяволом, если он поможет ей. Как бы дорого ей за это не пришлось заплатить… Эмма заулыбалась, стараясь скрыть от присутствующих свои намерения, боясь раскрыть карты раньше времени. Пока она будет копить и взращивать свою ненависть, чтобы одним мощным ударом…

— Дик, — раздался голос в этой звенящей тишине. Его тональность возвестила окружающим, что Латхам перегнул палку. Но улыбка, которая при этом осветиле лицо Пэт, говорила, что так ей и надо! Дик улыбнулся ей в ответ, гордый проявлением своей жесткости, почти граничащей с грубостью. В графстве Лос-Анджелес такое не было принято. Грубость была достоинством на Западном побережье. Но Дик Латхам считал себя вправе делать то, что считал нужным. Он считал себя последним римлянином и держался соответственно. Но все же и он решил переменить тему, благо, и повод нашелся.

— Мелисса, я должен тебя огорчить. Мы уже переговорили с твоим коммерческим агентом. Тебе грозит начать работать над новым фильмом, — улыбаясь, пригрозил Латхам актрисе. Но испугать ее было не так просто.

— Чудесно! Я принимаю ваш вызов, — сказала актриса с таким видом, словно голодному коту подсунули аппетитную мышь.

— Так где начнутся съемки? Может, здесь, в Малибу?

— Кое-какие сцены будут отсняты здесь, остальное — в павильонах студии «Универсал», я с ними договорился об этой услуге.

— Где именно в пустыне будет расположена студия «Космос»? — раздался вопрос Пэт Паркер.

— Ну ладно, потом, — замахал руками Латхам.

— Так где? — вновь раздался уже требовательный голос Пэт. Она начинала подозревать, что Дик что-то скрывает.

— Вот об этом я и хочу поговорить на пресс-конференции, — ответил Латхам после некоторой паузы. — Но мне кажется, что мы сейчас не должны валить все в одну кучу. И наш пикник, и пресс-конференцию, и вообще… — С этими словами Дик мгновенно растворился в толпе людей, оставив своих гостей.

— Хорош, не правда ли? — смеясь, произнесла Пэт.

— А как богат! — в тон ей ответила Мелисса.

Пэт не приминула воспользоваться возможностью и проникновенно обратилась к актрисе:

— Послушайте, Мелисса. Давайте постараемся поработать вместе хотя бы во время съемок этого фильма. Давайте попробуем стать друзьями на этот срок.

— Стать друзьями? Друзьями? — Мелисса изобразила гримасу, словно это слово застряло у нее в зубах и она его старается вытащить. — Дорогая, всех людей я разделяю на две категории. Первая — это те, кто мне не нравится. Вторая — с кем я занимаюсь любовью в постели. Иногда — и то, и другое.

Пэт покачала головой, сожалея о своем порыве, покрутила цепочку и зло посмотрела на актрису. Она хочет драки, так она ее получит!

— А Тони Валентино к какой категории относится? Он как раз и то и другое? — нанесла удар Пэт.

Мелисса вздрогнула, ее щеки покраснели. Черт! Она не хотела, чтобы эта часть ее личной жизни стала предметом обсуждения.

— Не ваше дело, — обронила она.

— Ваше шампанское, мадам. — Пэт услышала голос Эммы Гиннес.

Она о ней совсем забыла. Теперь, взглянув на эту женщину, Пэт почувствовала некоторые угрызения совести и хотела было извиниться за грубое поведение Латхама. Но ненависть в глазах Эммы дала понять ей, что лучше не вмешиваться. Эмма могла бы это участие расценить как проявление слабости, а Пэт этого не хотелось.

— Благодарю вас, Эмма, — сказала Пэт и протянула руку к фужеру.

Но Эмма, двинувшись было ей навстречу, притворилась, что проходящий мимо официант ненароком толкнул ее. Бокал с шампанским пролетел мимо руки Пэт и выпал, облив ей рукав и юбку сладким вином.

— Извините меня, пожалуйста! Я боюсь, что из меня никогда не получится официантки, — прижимая руки в порыве сожаления, улыбаясь сказала Эмма. — А где же наш Дик? Как же так господин и покровитель бросил свою молодую пассию на произвол безжалостной судьбы?

Пэт не осталась в долгу.

— Послушайте, Эмма! Похоже, что вы о себе возомнили Бог знает что. У вас не может быть ничего с Диком Латхамом. Вы просто на него работаете, и ничего больше. Вам понятно? Все остальное существует лишь в вашем воображении. Пусть там оно и остается на веки вечные. — Пэт взмахнула рукавом, стряхивая брызги шампанского.

— Пэт, вы ведь тоже работаете на Латхама, и ничего больше! Правда, вы работаете на него своеобразно. Я бы сказала, что ваш рабочий станок расположен горизонтально. Сейчас я попытаюсь вспомнить, как называется эта профессия. По-моему, она начинается с буквы «п», но явно не означает приличную профессию.

— Осторожнее, Эмма! Вы начинаете выглядеть пугалом — я имею в виду ваше некрасивое поведение. Над вами станут смеяться, — сказала Пэт и пристально поглядела на очередной чудовищный наряд Эммы. Слава Богу, что эта Гиннес не имеет никакого отношения к будущему фильму и не может навредить.

После такого обмена любезностями, никакие нормальные отношения были невозможны. Никто и никогда не называл Пэт шлюхой. Эмма Гиннес бросила ей этот упрек, что же, война началась.

Да, война началась, думала Эмма, глядя на эту выскочку, стоявшую перед ней. Кулаки ее сами собой сжались, лицо побелело от напряжения, губы стиснулись в плотной гримасе. Ей бросили вызов. Она его приняла. Она всегда болезненно воспринимала насмешки по поводу своего внешнего вида и умения одеваться. Но каждый раз, когда это случалось, Эмма вначале терялась. Вот и сейчас она стояла молча, подбирая необходимые слова, чтобы уничтожить эту дрянь. Она посмела оскорбить ее. Посмела разрушить ее планы, всюду стояла у Эммы на пути. Мешала, портила, уничтожала все, что Эмма считала для себя дорогим. Эмма смотрела на Пэт и видела в ней воплощение всех своих врагов. Всех тех проклятых английских аристократок, что отравляли ей существование в журнале «Класс» в Лондоне. Эмма смотрела на Пэт, но она видела Тони, с кем была связана Пэт… всех-всех, кто посмел когда-либо покуситься на нее, Эмму Гиннес. Она стояла безмолвная перед Паркер и наливалась злобой. От нее исходили волны ненависти и презрения. Эмма с трудом владела собой. Ее воображение уже рисовало кровавые полосы на нежном лице Пэт Паркер. Она уже видела, как оставляет кровавые полосы на ее щеках, на ее шее, как душит ее, как ее соперница хрипит в предсмертной агонии, как умоляет пощадить ее… В голове у Эммы вновь в полную силу зазвучал «Тангеизер» Вагнера. Барабаны звали, к решительному штурму крепости противника. И пленных не брать — таков был приказ!

Эмма готова была броситься и разорвать Пэт на части. Да, она даже сделала к ней шаг, один шаг. И остановилась. Она внезапно успокоилась. Драка с этой идиоткой не решит никаких проблем. Она только выставит ее в неблаговидном свете. Чтобы добиться решающей победы, ей надо тщательно осуществить план, который уже потихоньку начал складываться у нее в голове. Эмма глубоко вздохнула, привела в порядок мысли, поправила прическу и мягко улыбнулась Пэт:

— Извини, дорогая, я совсем не хотела тебя обидеть этой глупой болтовней. Я слишком много выпила, не обижайся на меня, — услышала остолбеневшая Пэт.

— Да-да, я понимаю, не волнуйся, все в порядке, — ошеломленно промямлила Пэт, пытаясь выдавить из себя ответную улыбку.

— Жаль, что здесь не было Дика Латхама. Уж он-то посмеялся бы над нашей стычкой, — весело, как ни в чем не бывало зазвенел голос Эммы.

Она снова была очаровательна, общительна и добродушна. Пэт во все глаза смотрела на нее и ничего не могла понять. Такая быстрая смена настроения и манеры поведения озадачивали ее. Одно было ей ясно — Эмма была на самом краю срыва. Еще чуть-чуть, и никто не смог бы поручиться за последствия. Впервые Пэт ясно осознала, в каком издерганном состоянии находится психика Эммы. Она была крайне неустойчивой и болезненно реагировала на все, что могло хоть как-то оскорбить ее. Выброс ненависти и зла был ошеломляющим. Может, ей следует предупредить Латхама, чтобы он вел себя посдержаннее, поосторожнее с этой психопаткой? Нет, Латхам по-своему интерпретирует ее мотивы и может сделать совершенно иной вывод… Да и он сам нуждался в защите, если в какой-то миг Эмма сочтет его своим врагом. Ну ладно, все станет на свои места позже, а теперь надо протянуть оливковую ветвь, решила Пэт.

— Послушай Эмма, я и Дик, ну… я имею в виду… что между нами ничего особого и нет…

— Да не забивай ты себе голову всякой ерундой, — весело отмахнулась Эмма. Но при этом она представила себе голову Пэт, лежащую на серебряном подносе перед ней за праздничным столом. Кровь лужицей зловеще багровела на благородном серебре…

— Да и ты особенно не расстраивайся, — говорила в свою очередь Пэт, явственно представляя Эмму в больничной палате, привязанную к кровати, в смирительной рубашке в окружении врачей в белых халатах.

— Привет, Эмма, привет Пэт! Я — Элисон Вандербильт, если вы меня еще помните, — раздался музыкальный голосок, который на время оторвал соперниц от созерцания друг друга. Трудно было позабыть эту девушку, привезшую в Малибу Тони. Сейчас она была в элегантном кремовом костюме, создающим ей имидж деловой великосветской дамы, приехавшей в элитарный загородный клуб.

— Привет, Элисон, — громко поздоровалась Пэт, искренне радуясь неожиданной передышке. — Просто замечательно, что ты снимаешься в фильме! Мне нравится, как ты играешь. Возможно, твоя роль будет самой лучшей. Твои родные довольны тобой? — она обрушила целый водопад слов на Элисон. Разговоры о ее семье всегда сопровождали Элисон. Куда бы она ни приходила, где бы она ни появлялась, аура аристократического происхождения постоянно ощущалась в ее присутствии.

— О, они все еще не верят. Думают, что это какая-то шутка. Правда, мама насмотрелась боевиков в духе Сильвестра Сталлоне и думает, что я буду сниматься с ним в паре. Ей это, похоже, нравится. А папа… Он грозился переделать наш зимний сад в съемочный павильон, чтобы я могла сниматься, не выходя из дому, — прощебетала Элисон.

— Я так рада, что у тебя все хорошо складывается, — в тон проворковала Пэт.

— А вы не видели, где Тони? — вмешалась Эмма Гиннес, которая стала ненавидеть любые проявления счастья или иного, близкого к нему чувства. Это возымело свое действие, и на лице Элисон проступили печаль и тоска по ее бывшему другу.

— Он вот там. Я так рада, что смогу работать вместе с ним, — неожиданно откровенно призналась она. Пэт с облегчением поняла, что у нее нет ничего с Тони.

— Да, Элисон и Мелисса могли бы составить неплохой коктейль, особенно если его будет помешивать Пэт, — раздался ехидный голос Эммы.

Никто не посчитал долгом как-то отреагировать на этот выпад. Но Пэт решила, что с нее на сегодня довольно и покинула компанию.

— Я должна поздороваться со своим ведущим актером. Не игнорировать же мне его! — крикнула она им напоследок и растворилась в толпе.

Тони Валентино без особого успеха отбивался от насевших на него журналистов. Дик Латхам советовал ему держаться спокойнее, и он старался не реагировать резко на провокационные вопросы типа: нравится ли ему быть мужским секс-символом, или как бы отнеслась к его сомнительной славе его покойная мать. Тони прихлебывал томатный сок со всей возможной непринужденностью и надеялся оправдать доверие Латхама.

— А как вам будущий фильм о Малибу, Тони? — услышал он очередной вопрос.

— Одержимость! Это будет фильм о грандиозных амбициях, заводящих в никуда, об абсолютной безысходности. Это будет эссе о славе и известности, о переплетении счастья и страдания. Это будет столкновение серой жизни с яркими подвигами, это будет война и мир, стремление во что бы то ни стало добиться своей цели и полная пассивность перед судьбой. В фильме будет вопрос: «Куда идти?»

— И куда же идти?

— В фильме не будет ответа. Он только поставит вопрос, как и целый ряд других важных вопросов.

— Здорово, просто замечательная речь. Только какого черта мы стоим тут на самой вершине горы и выслушиваем всю эту высокопарную псевдопсихологическуго чушь? — раздался чей-то задорный голос из толпы.

Тони вздрогнул и гневно сжал кулаки, всматриваясь в толпу в поисках нахала.

— Помни, что любопытство сгубило кота! — услышал он прямо в ухо голос Пэт Паркер, которая вынырнула из толпы и стояла перед ним. Она повернулась спиной к нему, и прокричала в толпу:

— То, что сейчас Тони Валентино сказал — все абсолютная правда. Я еще не встречала более глубокого понимания и анализа того, что будет показано в фильме. Вам это следует знать и записать, если вы еще в состоянии держать ручку в руках. — Пэт обернулась к Тони, и, когда их глаза встретились, они поняли, что как бы они ни ссорились, чтыбы они ни натворили назло друг другу — они созданы один для другого. Они оба жили полной приключениями, рискованной жизнью. Тихая спокойная обстановка грозила им потерей смысла, была пресной, как суп без соли. И оба они были независимыми по своей сути, по натуре. И Тони, и Пэт понимали, что за такую внутреннюю свободу приходится платить. Иной раз и довольно дорого. Иной раз эта свобода приносила им большие неприятности и огорчения. Но они ничего не могли с этим поделать. Это просто было свойством их натуры, и все. Вокруг них были люди, которые предпочитали все вымерять по линейке и только тогда действовать. Они не любили риска, не любили неожиданностей. Они строили свое материальное и иное благополучие, складывая кирпичик к, кирпичику. Сегодня они знали, что будут делать в следующем году…

В Малибу постоянно была дилемма: либо бороться с неизвестными трудностями и опасениями, либо попасть в лапы скуки.

Незаметно Тони и Пэт соприкоснулись плечами. Нет, их не толкали в толпе. Они дотронулись друг до друга, отстранились и снова дотронулись. Между ними снова возникла близость, они снова почувствовали взаимную симпатию и тягу. В этом людском водовороте они неожиданно поняли, что начинается новый этап в их жизни. Оба они улыбнулись друг другу.

— Пэт, ты ведь никогда до этого не снимала фильмов. У вас есть только одна кинозвезда — Мелисса Вэйн. Почему вы думаете, что у вас все получится удачно? — посыпались на них вопросы.

— Будет ли Латхам руководить вашей работой?

— Как давно вы знаете Латхама и как с ним познакомились?

— Это что, новая характерная черта киностудии «Космос» — доверять непрофессионалам?

Вопросы сыпались на них как горох из мешка, и Пэт воздела руки и почти умоляя, прокричала:

— Господа! Господа! Прошу вас, немного терпения. Есть специальные люди, ответственные за связи с прессой. Они проведут с вами вечер вопросов и ответов. Надеюсь, что вы получите ответы на все ваши вопросы.

Пэт взяла Тони за руку и повела его за собой, внутренне боясь, что он заупрямится и не пойдет с ней, грубо выдернет свою руку. Он не выдернул, он пошел с ней. Пэт взглянула на Тони и предложила:

— Давай пойдем вон туда, на склон горы. Я хочу поговорить с тобой.

Они удобно устроились на южном склоне, разглядывая открывшуюся у них перед глазами панораму гор и лазурного океана внизу. Иногда очертания гор становились размытыми и дрожащими из-за движения нагретого воздуха, что придавало всей картине какой-то волшебный оттенок.

— Боже! Как красиво здесь. Глядя на всю эту прелесть я думаю, что я понимаю Алабаму.

Тони решил поддержать эту тему. Алабама был абсолютно нейтральной и безопасной темой для разговора. Он нравился Тони, а Пэт его любила.

— Как он поживает?

— Все так же. Алабама не меняется, все такой же яростный и неугомонный. Он страшно рассердился на меня за то, что я согласилась стать режиссером. Но мне кажется, что глубоко внутри он страшно мной доволен и гордится.

— Алабама не считает кино за искусство? Возможно, он и прав.

— Как и везде — кое-что искусство, а кое-что просто дрянь, — улыбнулась ему Пэт.

Кино. Этот фильм. Его фильм, нет, наш фильм, его и мой. Одно дело для двух людей, которым нравится его делать и быть постоянно рядом…

Пэт опустила ресницы, стараясь не выдать обуревавших ее чувств. Но Тони все успел подметить.

— Да, тугой завязался узелок, как же его распутать? — и он огорченно нахмурился, представив ближайшее будущее.

— Я и ты… и Элисон, и Мелисса, — произнесла Пэт, одновременно и спрашивая, и отвечая.

Тони кивнул ей, молча глядя куда-то вдаль.

— Мы должны остаться друзьями. Ты должен простить меня и вновь поверить мне, — и снова Тони молча кивнул, но все время отводил свой взор от Пэт.

Она вздохнула, можно ли снова вернуть Тони?

— Пэт, я даже не подозревал, что так трудно поверить снова, — наконец она услышала его слова.

Она схватила его руку, прижала к щеке и заглянула ему в глаза, У нее появился шанс, пусть маленький, но он был. Сердце ее колотилось как сумасшедшее…

— Послушай меня, Тони. Я вовсе не горжусь и не в восторге от того, что сделала. Но я должна была это сделать. И ты лучше всех должен это понимать. Когда у меня получились твои великолепные фотографии, я еще не знала, что с ними делать и как я поступлю. Пожалуйста, поверь мне. Ничего не было заранее задумано. Решение пришло совершенно неожиданно, оно пришло само, без принуждения со стороны, без всякой задней мысли. Ты ведь знаешь, как это бывает. Я ведь никогда не заставляю тебя далать то, что ты делаешь. Ты сам все отлично понимаешь, и поступаешь так, как нужно. Так и получается настоящее искусство. Но когда оно родилось, не замечать его уже просто невозможно. И я не смогла, ведь нечасто выпадает такая творческая удача. И это становится уже настолько важным, что перерастает обычные рамки, поднимается над сиюминутными интересами, над людскими страстями. Ты — понимаешь, что я имею в виду? Ладно, может быть я и сильно ошибаюсь. Но взгляни на то, что из этого получилось. Что получилось из моего решения. Журнал «Нью селебрити» стал сенсацией благодаря нам. Фильм снимается благодаря нам. Благодаря этому и ты, Тони Валентино, смог добиться воплощения самых своих заветных желаний, да, может, я поступила и скверно, но, скажи мне, разве все то, что получилось в результате моих действий, не говорит в мою пользу? — Пэт снова крепко прижала его руки к своей груди. — Тони! Посмотри на меня! Скажи, что ты не сердишься. Что у нас с тобой все в порядке. Ну, если не можешь, скажи хотя бы, что мы близкие друзья! — зазвенел в горной тишине голос Пэт.

Тони молчал, на лице его застыла бесстрастная маска, Пэт старалась подобрать к нему ключи, но уже сейчас она поняла, что вся его внешняя невозмутимость, не более чем игра. Как режиссер Пэт была в полном восхищении от его игры. Но она не могла и пустить все на самотек. Она должна каким-то образом повлиять на него. Пэт придвинулась почти вплотную к Тони. Она сейчас многим рисковала. Если он оттолкнет ее, ничто уже не поможет им восстановить отношения. Да, Пэт все отлично понимала. Она знала, что он имел полное право отвергнуть ее, но она чувствовала, что он этого не сделает. Тони замер, не отвечая на ее страстные призывы, но и не ушел, не отверг. Пэт, пытаясь найти у него отклик, схватила его руки и прижала к груди…

— Так вот где наши голубки! А я-то беспокоилась, не нужна ли помощь нашему ведущему актеру! — раздался спокойный язвительный голос Мелиссы Вэйн.

Тони и Пэт вздрогнули, словно их окатили холодной водой. Они резко отпрянули друг от друга, словно пойманные на месте преступления…

— Мне очень жаль, что пришлось нарушить ваш покой, дорогие мои. Но, по крайней мере, уже три фотографа успели отснять вашу сцену через телеобъективы. Надеюсь, вы понимаете, что в Калифорнии очень большое значение придают всяким сплетням и пересудам. Поэтому, все, что мне остается — это помахать вам крылом и улететь в иные края. Я понимаю, что вы новички в кинобизнесе. Но вы должны знать, что все мы одна большая семья, и у нас нет секретов друг от друга. Мы также профессионалы, делающие общее дело, и не терпим появления любимчиков. — Голос Мелиссы был полон сарказма и скрытой угрозы. Теперь этот Валентино оскорбил и ее. Она ему никогда не простит этого и не забудет.

Мелисса побледнела и поджала губы. Но она была настроена решительно, и борьба будет безжалостной. Пэт невольно поморщилась. У Мелиссы Вэйн было всего одно достоинство — ее сексапильность. И поэтому она ненавидела всего лишь одно в жизни — других женщин. Сейчас она уже сделала для себя вывод, что эта потаскушка Пэт Паркер собирается вновь привадить к себе своего бывшего любовника. Она объявила войну. В результате ее режиссер и знаменитая кинозвезда будут обречены вести войну на взаимное уничтожение. Но Пэт не собиралась ничего объяснять или оправдываться перед Мелиссой. Обе они прекрасно владели немым языком телодвижений и обеим всё стало сразу понятно.

Мелисса оглянулась. Вдруг она неожиданно засмеялась и взбила рукой волосы, которые разлетелись на ветру. Солнечные лики блеснули на ее красивых грудях.

— Я возвращаюсь ко всем. Мой долг выполнен. А теперь я хочу узнать, что собирается сказать Дик Латхам. — И она поспешила вниз. Полуобернувшись, она, лукаво улыбаясь, добавила:

— Тони! До встречи в любовной сцене!

Пэт невольно вздрогнула, но Тони тотчас же попытался ее успокоить.

— Не волнуйся насчет Мелиссы. Я смогу с ней справиться.

— Ты уже пробовал? — не удержалась от ревнивого упрека Пэт.

— Не надо об этом, — резко оборвал он разговор. Да, Мелисса, ее поведение дало им некоторый повод для более тесных контактов, но и не более того. Тони еще не простил Пэт — все это она поняла из тона брошенной Тони реплики.

— Да, я понимаю, не сердись на меня. Возможно, ты и справишься с Мелиссой, а вот я? Не уверена, что у меня получится.

— Мелисса отходчива. Сейчас она разозлилась, но в конце дня даже мухи не обидит. Она не будет нам вредить. И никто не будет.

— Надеюсь, что ты прав! Ладно, посмотрим на тебя в любовных сценах! — сказала Пэт.

То, что слова Мелиссы, ее угрозы не были безосновательными, для Пэт не было тайной. Она давно уже слышала сплетни о связи Тони и Мелиссы. Но, будучи художником, Пэт понимала, что ни одну любовную, а уж тем более постельную сцену невозможно сыграть, если не испытаешь хоть малейшую симпатию к партнеру. И она вдруг представила роскошное тело Мелиссы в крепких и сильных руках Тони…

— Мы с ней справимся. — Голос Тони привел Пэт в чувство и придал ей уверенности.

— Да, я верю тебе, да и Дик Латхам нам в этом поможет. Мы всегда можем на него положиться.

— Да, мы во всем зависим и полагаемся на Дика, — подтвердил Тони. Но в его голосе ясно слышалась и ощущалась холодность.

Так, значит, пока ничего не забыто и не прощено. Впереди был путь сквозь штормовые воды. Дик Латхам и Мелисса Взйн были горячими темами, избежать обсуждения которых без осложнений не представлялось возможным.

Пэт схватила Тони за руку.

— Тони, пошли посмотрим, чем наш старый друг намерен угостить публику на этот раз. — Пэт специально применила слово «старый», желая показать Тони, что — ее с Диком практически ничего не связывает. Но в последний момент она вдруг сильно заколебалась. Почему? Она попробовала было разобраться в свои мыслях на эту тему, но обстановка явно не способствовала, и она решила отложить все самокопания на потом. Жизнь не стояла на месте, а неслась галопом. Она и Тони снова были вместе, однако они были вместе совсем не так, как об этом подумала Мелисса Вэйн. Они согласились терпеть друг друга. Это было что-то вроде вооруженного перемирия, но не более. Перемирия во имя чего? Во имя совместной работы над фильмом? Прелюдией перед чем-то, что вот-вот произойдет между ними? Пока на эти вопросы было очень трудно дать ответ. И они поспешили вниз, туда, где под тентом уже собрались гости и ждали, что скажет Дик Латхам.

А он поднес микрофон ко рту и начал хорошо поставленным голосом:

— Я знаю, что многие из собравшихся задаются сейчас вопросом: а где, собственно, я намереваюсь построить новую киностудию «Космос»? Не буду больше вас томить и сразу отвечу. Вы сейчас стоите на месте будущего студийного комлпекса. Да, «Космос» будет построен в холмах Малибу!

Тишина взорвалась гулом голосов. Впечатление было, словно кто-то растревожил гнездо шершней. Киностудия в горах Малибу — на территории, спор за которую ведут между собой сторонники индустриального развития города и защитники окружающей среды! Дик Латхам собирался построить студию прямо в сердце «Алабама-лэнд». Вот уж воистину наступил конец света и это место будет Армагеддоном.

Все слова застряли у Пэт в горле, челюсть у нее отвисла в полном изумлении.

— Что? Не может быть! — пробормотал в таком же изумлении Тони Валентино.

— «Космос» в горах Алабамы? — шептала Пэт, обращаясь то ли к Тони, то ли к Латхаму.

Только сейчас до нее стал доходить дьявольский план, в котором и она приняла самое активное участие на стороне Дика Латхама. Все ее личное блестящее будущее, вся грядущая слава Тони Валентино, их общее будущее покоились на успехе фильма, который должен был быть снят здесь. Если он провалится — провалятся и все их планы. Но ведь это означало и то, что ее друг и учитель Бен Алабама теперь станет ее заклятым врагом. Он будет вести яростную, безжалостную и бескомпромиссную войну, чтобы смести с лица земли Латхама и его детище — студию в сердце его любимых гор. А ей, Пэт Паркер, придется делать выбор между Сциллой и Харибдой. Ей никак не сохранить обоих. В полном отчаянии она обернулась к Тони. Но и он пребывал в таком же потрясении.

Пэт посмотрела на Дика Латхама. Нет, не может быть, это все просто шутка. Ведь он сам говорил ей, что студию построят в пустыне, а не в горах. Он помогал защитникам окружающей среды, разделял их озабоченность судьбой дикой природы. И он же хотел построить здесь дом. Он и макет всем показывал, и архитектор уже есть. Пэт сама себя старалась убедить, что это дурной сон. Но в глубине души она осознала, что Латхам сейчас говорил абсолютно серьезно. Она никогда до конца так и не смогла поверить этому миллиардеру, которому позволила себя любить… Она вспомнила теперь, как Латхам отводил глаза всякий раз, когда она спрашивала его о строительстве дома, о том, как он будет выглядеть. Ведь он так и не дал ей конкретного ответа. Надо же быть, такой дурой, чтобы не обратить на это никакого внимания! Он провел всех. Этот мерзавец просто купил ее, позабавился и использовал в своих целях. Гнев просто душил Пэт.

Она рванулась вперед прямо через гудящую, взволнованную толпу. Она встретилась глазами с Латхамом, он не отрываясь смотрел только на нее. Она вдруг поняла, что этот человек сейчас вовсе не так уж рад тому, что ему удалось сделать. Нет, он выглядел перепуганным до смерти человеком. Таким Пэт его еще ни разу не видела, да и никто, пожалуй, в мире не видел. Это остановило Пэт, и она поняла еще и другое. Он все еще хотел ее. Более того, Пэт поняла, что она желанна более чем кто-либо за всю его жизнь, правда, после той исчезнувшей девушки в Париже. Пэт поняла, почему Дик Латхам совершил эту сделку в горах Малибу со строительством здесь киностудии. С деловой точки зрения это была просто конфетка, сделка века. Но сейчас Латхаму предстояло заплатить за все это самую высокую цену в мире. Ему предстояло вновь потерять любимую женщину. Пэт стояла посреди толпы людей и смотрела на Латхама. Он смотрел на нее, и столько мольбы было в его взгляде! Сейчас у него было более выразительное лицо, чем у Тони в самой лучшей его роли. Нет, неправда, такое не сыграешь. Это надо просто пережить. Пэт задумалась. Гнев — плохой советчик. Это знали еще древние. С его помощью можно горы двигать, но заодно снести с лица земли и садики, и речки, и Алабаму. Прощай тогда, мечты о Голливуде…

Пэт стояла посреди гудящей толпы и смотрела на Латхама, и постепенно ее гнев становился все слабее и слабее, пока наконец совсем ее не покинул.

В первый раз в жизни Пэт Паркер растерялась. Она не знала, что ей делать дальше. Она обернулась к Тони, который поймал ее взгляд. Затем Тони взглянул на Латхама, потом снова на Пэт.

И когда он наконец заговорил, голос его был полон печали.

— Старый черт выиграл. Он получил тебя…

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Алабама зубами открыл пивную банку и выплюнула жестяной язычок, оторвавшийся от нее, в огонь.

— Стоматолог не советовал тебе этого делать, — прокомментировал Кинг.

— Стоматолог спит и видит, как я мчусь вниз по горе на велосипеде, падаю и оставляю на каменистой дороге все мои зубы. Только тогда мы сможем с ним стать друзьями. Но это так же маловероятно, как научить летать по небу «порше» наравне с дикими гусями…

Алабама еще немного позлословил по поводу стоматолога, но затем примолк, наслаждаясь видом горной панорамы из окна.

— Так что мы намереваемся совершить сегодня? — вопросил его Кинг.

— Да то же, что обычно. Ты сейчас пойдешь в фотолабораторию и напечатаешь немного денег, а я пока продумаю, куда их потратить.

Кинг засмеялся и отложил в сторону газету, которую до этого читал.

— Послу