КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Черепашки-ниндзя. Бэтмэн против Двудушника (fb2)


Настройки текста:



Черепашки-ниндзя. Бэтмэн против Двудушника

Глава 1. Секретное донесение

Из далекого будущего в наш двадцатый век сообщество разумных существ направило агента по особым заданиям – Эйприл О'Нил – с целью предупредить катастрофу, которая нависла над человечеством. Тогда еще никто не знал, что опасность возникла из-за проделок одного ученого изобретателя, который в своих экспериментах случайно изобрел аппарат, способный забирать мысли у одного человека и передавать их другому. Ученый поставил себе целью поработить людей и стать повелителем Вселенной.

У Эйприл, симпатичной девушки, были друзья – юные мутанты черепашки-ниндзя. Поскольку секретность задания требовала, чтобы девушка отправилась на задание одна, черепашки должны были остаться в будущем.

Однако, как истинные герои, легендарные черепашки-ниндзя последовали за подругой Эйприл, потому что они не могли сидеть, сложа руки, в то время как девушка будет в одиночестве сражаться против неведомого противника. Они сообразили, куда отправляется их подруга, пробрались в Машину времени и вскоре очутились в том же времени, где уже действовала Эйприл.

Тем временем руководитель операции, полковник Беруччи, ждал от Эйприл сообщений. Было условлено, что девушка даст о себе знать, как только она узнает о причинах надвигающейся катастрофы. Но Эйприл не вышла в установленное время на связь. Прошло еще несколько недель, а донесения от агента так и не последовало. Полковник Беруччи был не на шутку встревожен.

Тем временем служба охраны Министерства по временным перемещениям обнаружила рядом с контрольно-следовой полосой сосну с веревкой на верхушке. Это показалось охранникам странным, и они провели тщательные расследования. Лучшие следопыты и роботы-анализаторы взяли след и вывели по нему в сад Эйприл, в котором размещался домик с четырьмя лежанками. В садовом домике кто-то явно до недавних пор жил. Этот «кто-то», судя по мусорному бачку, питался пиццей, апельсинами и бананами. Было также установлено, что неизвестные, которые проживали в садовом домике Эйприл, сумели проникнуть на территорию Министерства по временным перемещениям и бесследно исчезнуть.

Донесение службы охраны вконец вывели полковника Беруччи из хорошего расположения духа. Он боялся, что неизвестные помешали Эйприл, и она оказалась в опасности.

Полковник потребовал перечень имущества, которое было вложено в Машину времени на момент ее отправки в прошлое. В перечне упоминалось все, вплоть до пуговиц и шпилек для волос агента. Внимание полковника Беруччи привлек вес четырех консерв.

– Где это видано, чтобы вес одной консервы превышал сорок килограммов? Что это за консервы такие?

Полковник вызвал бригадира служителей, которые проверяли Машину времени перед ее отправкой в прошлое.

– Вы видели, что это за консервы?

– Полковник, это натуральные консервы, живые черепахи.

– Вы сами когда-нибудь ели живых черепах?

– Полковник, я не хочу угодить в тюрьму. Это запрещено.

– А почему же вы предложили их съесть девушке? Каким образом они оказались в Машине времени?

– Согласно инструкции Центрального компьютера…

Полковник Беруччи хлопнул себя по голове. Вот как неведомые черепахи оказались в Машине времени! Если они служат злу, то дела Эйприл очень плохи.

Необходимо было что-то предпринять. И тогда задействовали запасной вариант выхода на связь.

Во временном туннеле в далекое прошлое помчались позывные сигналы секретному агенту.

На удивление полковника Беруччи, Эйприл сразу ответила. Сквозь шум и шорох космических излучений послышался ее голос.

– Агент 004 слушает, агент 004 слушает…

– Агент 004, почему вы не вышли на связь в установленное время? – сразу же спросил полковник.

– Центр, у меня чрезвычайные происшествия, – послышалось в ответ.

– Доложите, – дал указание полковник Беруччи, напрягая слух, потому что в наушниках слышался треск и завывание.

– Центр! Вы меня слышите? У меня несколько минут, чтобы сообщить вам следующее: концентрация зла в этом месте, куда я попала, достигла наивысшего значения.

– Агент 004, говорите конкретнее, – попросил полковник, – по порядку. Как прошла транспортация во времени?

– Успешно. Но не это ведь главное, – отвечала девушка, недоумевая, почему полковника интересует второстепенные детали.

– Агент 004. Прошу коротко отвечать на мои вопросы! – полковник Беруччи повысил интонацию.

– Есть.

– Тебя не засекли радарные установки землян?

– Нет. Все в порядке.

– В какой город ты попала?

– В Нью-Йорк.

– Отлично. Что произошло дальше?

– Я приземлилась на крышу одного из небоскребов. Мне необходимо было спрятать Машину времени.

– Почему вы выбрали именно небоскреб?

– Мне показалось, что так безопаснее. Дальше я действовала по инструкции: включила пеленгатор и он указал на концентрацию психической энергии в одном из зданий, в котором злоумышленник покусился на чужие мысли и концентрирует мозговую энергию в собственной голове.

– Так он один?

– Да! Но есть вероятность того, что к нему примкнут преступники. Целая банда…

– Да? Агент 004, это неприятное известие, одной вам трудно будет справиться с целой бандой преступников. Может, мы вышлем помощь?

– Но я не одна! – ответила Эйприл.

– Кто с вами?

– Друг, который борется против зла.

– Это надежный человек?

– Это не совсем человек.

– Кто же это? – удивился полковник.

– Это человек-летучая мышь…

– Агент 004, повторите еще раз, что-то вас плохо слышно.

Эйприл повторила. Полковник Беруччи недоуменно пожал плечами, потом снял наушники и потер ухо.

– Продолжайте.

– Это так называемый Бэтмэн. Он ведет борьбу с Двудушником.

– А кто такой Двудушник?

– Обыкновенный грабитель. Он терроризировал город своими дерзкими вылазками. Раньше он работал садовником, но однажды с ним что-то произошло и он уничтожил цветы и фруктовые деревья. Затем бывший садовник организовал банду, которая ловила и убивала бродяг, художников и музыкантов. После каждого убийства на груди жертвы оставалась записка, в которой утверждалось, что сорняки общества надо выпалывать.

– Санитар, какой нашелся, – заметил полковник Беруччи.

– Его так и прозвали – Санитар. Вскоре насильники переключились на банки и организовали несколько смелых налетов. Наконец, полиция разгромила банду, всех схватила, но в тюрьме Санитар обманул начальство примерным поведением и его выпустили.

– Знакомый трюк… И что, он из Санитара превратился в Двудушника.

– Да, и ему противостоит Бэтмэн.

– Хорошо, агент 004, продолжайте дальше. Как вы вышли на Бэтмэна?

– Бэтмэн сражается против Двудушника и сделался его злейшим врагом. Однажды Двудушник сделал налет на банк и заманил Бэтмэна в сейф. Мне пришлось вмешаться, иначе бы он погиб.

– Кто погиб? Бэтмэн?

– Да не погиб он. Я его спасла.

– Понял. И в знак благодарности Бэтмэн будет вам помогать?

– Нечто вроде этого…

– Теперь расскажите о том, что вам удалось узнать о концентрации психической энергии.

– Я устроилась на работу на предприятие, которое засек пеленгатор.

– Отлично, агент 004. Чем они занимаются?

– Всякой всячиной. Трехмерным телевидением, например. Но, скорее всего, причина кроется в их экспериментальной лаборатории, а вернее в одном ученом экспериментаторе. Именно он и соорудил некий аппарат, который вызывает психические возмущения пеленгатора.

– Агент 004, значит, у вас все хорошо.

– Есть сложности, но терпимо.

– А как у вас с питанием?

– Нормально, – удивилась девушка.

– А как на вкус черепаший суп?

В ответ послышалось гробовое молчание. Трещали только космические лучи в наушниках. Полковник Беруччи не выдержал игры в молчание и разозлился:

– Эйприл, или вы признаетесь, кто это был, или вас отстраняю от задания…

– Я должна признаться, что случилось… – даже за сотни лет времени было слышно, как у девушки дрожит голос. Эйприл призналась, кто такие черепашки-ниндзя. Вкратце она рассказала их историю.

Рассказ Эйприл удовлетворил полковника. Похоже, девушка не лгала. Да и какой смысл мог быть во лжи.

– Так вы утверждаете, – спросил полковник агента 004, – что мутанты служат добру, а на Машину времени пробрались без вашей помощи.

– Совершенно верно…

– А где черепашки сейчас?

– Недавно Двудушник в цирке взял в заложники тысячи людей. Он начал угрожать людям бомбой. И тогда под куполом цирка появились три зеленых черепашки: Микеланджело, Рафаэль и Донателло. Только не пойму одного, как они смогли обмануть бдительность ваших служб, полковник.

– Агент 004, не забывайтесь, – рявкнул полковник Беруччи. – Вы упомянули на всю Вселенную мое звание. Теперь наши враги будут знать, что… А впрочем, кажется, и я вас назвал по имени. Ладно, что было дальше?

– Черепашки выбросили бомбу, и она взорвалась. Вероятнее всего, они погибли…

– Не отчитывайтесь, агент 004!

– Я не отчитываюсь, недавно ко мне пришел один пациент – старый сыщик по фамилии Цинкель. Он утверждает, что ему несколько раз привиделись зеленые черепашки. Он так и сказал мне, что убежден в том, что на свете может существовать летающая тарелка со спящей черепашкой внутри. Я подозреваю, что это мои друзья, которые остались живы. Только вот не знаю, как с ними встречусь…

– Если они смогли обмануть мою охрану, то они тебя сами найдут! – ответил полковник Беруччи. – Все, связь окончена… Действуйте.

Глава 2. Чудовище выходит из тьмы

Микеланджело очнулся на берегу океана. Он лежал на линии прибоя, его ноги касались воды. Юный мутант долго смотрел на мерцающие звезды, приходя в себя. Он не мог сообразить, где очутился. Черепашка-ниндзя выкарабкался на сушу. Здесь Микеланджело прислушался к шуму прибоя, вдохнул соленый морской воздух – голова словно прояснилась. И вдруг вспомнил, что случилось.

Случилось самое страшное. Он потерял своих друзей. Микеланджело вспомнил. Что в Машине времени лежит потерявший всю психическую энергию Лео. А Рафаэль и Донателло погибли в момент взрыва. Микеланджело помнил, что в тот момент, когда они отпустили ее и начали расплываться в разные стороны, произошел взрыв.

Взрыв был настолько мощным, что Микеланджело потерял сознание. Он очнулся только через несколько секунд и что было силы погреб к берегу. Там он в изнеможении на некоторое время снова забылся.

Теперь, когда сознание прояснилось настолько, что можно было сообразить, что к чему, Микеланджело зашел по колено в воду, опустил голову вниз и прислушался. Может, ему удастся услышать зов товарищей. Но океан молчал. Только изредка из водной толщи доносились странные звуки, похожие на стоны, щелканье и свист. Но, очевидно, это где-то далеко переговаривались дельфины.

Тогда Микеланджело поплыл от берега, надеясь все-таки встретить своих друзей. Изрядно отплыв, Микки начал нырять, пробуя достичь и обследовать дно. Он нырял, и нырял, пока последние силы не покинули его. Огромным усилием воли черепашка-ниндзя заставил себя устремиться вверх.

Когда Микеланджело выплыл на поверхность океана и отдышался, он понял, что до берега ему вряд ли удастся добраться. Сил не было никаких. Микеланджело перевернулся на спину и решил отдохнуть. Чтобы не уйти под воду, он медленно шевелил руками и ногами.

Над поверхностью воды плыл густой туман. Микеланджело не знал, что течение относит его в открытый океан. Как известно, многие морские животные, как и черепахи, могут спать прямо на воде. И Микеланджело поступил соответствующим образом.

Проснулся он от толчка. Его толкнули шестом. Прямо перед ним был небольшой рыболовецкий корабль. Двое рыбаков в плащах из прорезиненной ткани, вытаращив глаза, смотрели на диковинную черепаху. Один из рыбаков был негр. А другой – белый.

– Смотри-ка, Генри, такого чудища морского я еще не видел, – сказал негр.

– Вроде бы черепаха, но с руками и ногами, как у человека, – вытаращил глаза бородатый белый по имени Генри.

– Вот будет потеха. Когда мы покажем черепаху хозяину.

Услышав это, Микеланджело нырнул под воду, но к его ужасу выяснилось, что он попал в сеть.

– Смотри, сопротивляется! – закричал негр. – Не любит неволю…

Сеть начали выбирать и Микеланджело выхватил нож, намереваясь прорезать дырку в сети и ускользнуть от рыбаков, но те тоже не были дураками, и Генри вооружился веслом и изо всей силы ударил Микеланджело по голове. Сознание покинуло черепашку.

Микеланджело пришел в себя и понял, что находится в полной темноте со связанными руками. Где он был – он не знал. Микеланджело только строил различные предположения.

Ясно было одно – его поймали, но что с ним будут делать, Микки не знал. Страшно болела голова. На которой вздулась здоровенная шишка. Микеланджело на ощупь произвел разведку. Он определил, что, по всей вероятности, находится в трюме корабля.

Сообразив, что он не сможет выбраться отсюда, Микеланджело расстроился. Кроме того, у него не было никакого оружия, даже ножа. Осталось только ждать и надеяться на случай. Микеланджело решил, используя момент, хорошенько выспаться, чтобы набраться сил.

Когда после тяжелой дремоты, он очнулся, его первым ощущением был голод. Он уже не ел более суток. А природа не любит таких сбоев.

Сперва Микеланджело терпел, потом, когда голод стал еще более невыносимым, он потерял выдержку. Может быть, его решили уморить голодом? Тогда нужно позвать кого-нибудь на помощь. Никто не отвечал на крик. И только когда он позвал решительней, по палубе кто-то прошелся. Громыхнул люк и кто-то спросил:

– Ты чего кричишь? Есть хочешь?

Микки промолчал. Не стоило, наверное, выдавать прежде времени свое умение говорить.

– Ладно, сейчас принесу тебе чего-нибудь… – послышалось бурчание на палубе.

Через некоторое время через открытый люк на пол плюхнулась охапка мокрых… водорослей.

Разъяренный Микеланджело попытался разорвать свои веревки, но они были очень крепки. Микеланджело принялся кататься по полу, напрягая мускулы.

– Ты что? Водорослей не ешь? – спросил незнакомец. – Ладно, сейчас чего-нибудь поищу на камбузе…

Через некоторое время незнакомец швырнул в люк что-то тяжелое. Микеланджело подполз ближе и неожиданно натолкнулся на какой-то предмет. С радостью Микеланджело обнаружил гроздь бананов. После нескольких нерезультативных попыток, пленнику удалось зубами очистить бананы и съесть их.

Когда голод был несколько удовлетворен, потянулись медленные томительные часы. Микеланджело думал о своих друзьях: что случилось с Рафаэлем и Донателло? Они могли и не погибнуть от взрыва. Ведь в момент, когда это произошло, они находились на некотором расстоянии от бомбы. Неужели взрыв был таким мощным, что стал причиной смерти его друзей?

Судно, на котором Микеланджело находился, плыло, с шумом рассекая воду. Сколько же часов прошло с тех пор, как он заснул? Куда он плывет? Что с ним будет? Неопределенность мучила Микеланджело.

Неожиданно вверху открылся люк, и он увидел гроздь бананов, которую ему опускали на веревке. Микеланджело с жадностью набросился на бананы. Ему нужны были силы. Через некоторое время он услышал, что по палубе над ним ходят. Шум шагов внезапно прекратился, открылся люк и несколько человек, среди которых были белый бородач и негр, спустились в трюм. Они осветили лежащего Микеланджело электрическим фонариком.

– Вот смотри, хозяин, кого мы тебе поймали.

– Это действительно черепаха… и руки у нее длинные, как у человека, – сказал тот, кого назвали хозяином. Это был толстяк в высоких кожаных сапогах.

– Как ты думаешь, сколько денег дадут за это чудище? – спросил негр.

– Не твое дело, – отрезал толстяк.

– Я думаю, это морское чудовище потянет долларов на пятьдесят, – сказал белый, почесывая бороду. – А любители дадут и больше.

Микеланджело подумал, что если он начнет разговаривать с этими людьми, если они его будут продавать, то его действительно могут съесть. Во что бы то ни стало следовало удрать.

– А как вам удалось поймать эту черепаху? – спросил толстяк.

– Чудовище вышло из тьмы, – пробормотал негр. – Мы решили забросить сеть ночью. Оно спало, иначе ушло бы. Ведь черепаха была вооружена ножом…

– Чепуху мелете, – сказал хозяин, – где это видано, чтобы черепахи были вооружены ножами?

– Истинный Бог, хозяин, – твердил негр, – у нее был вот этот нож.

– Да, нож замечательный, – вздохнул хозяин, – таких я раньше никогда не видел.

– Да и повязки на черепахе странные, – задумчиво произнес белый. Люди осматривали черепашку, переворачивали на спину, трогали руками голову, маленькие зеленые пальцы, которыми Микеланджело, пытался разорвать веревку.

– Это какой-то морской урод, – решил, наконец, толстяк. – Отвезу-ка я его в Нью-Йорк. Может, действительно, удастся отхватить за это чудо солидный куш.

Удовлетворив любопытство, рыбаки ушли. Они оставили для Микеланджело еще несколько бананов. Когда открывали люк, Микеланджело заметил, что была ночь. Он предполагал, что его заключение продолжалось не менее двух дней.

Судно прекратило движение, и люк снова открылся. В трюм спустились люди, завернули черепашку в мокрую сеть и потащили наверх.

Он пересчитал боками ступеньки лестницы. Затем его бросили на палубу. Потом его погрузили в шлюпку и повезли на берег.

На берегу его бросили в автомобиль. Еще была ночь. Через маленькое окошечко автомобильного фургона Микеланджело видел, как мелькают едва освещенные деревья.

Выгрузили его через несколько часов в каком-то другом городе и, что было самое невероятное, бросили в холодный сырой подвал, не развязав рук. Ничего не оставалось, как снова уснуть.

Солнечный свет пробился через мутное окошко, забранное решеткой. Свет вернул Микеланджело бодрость и положение показалось ему не безнадежным. За этим окошком была свобода. Он постарается ее завоевать.

Долго и безуспешно Микеланджело искал способ освободить руки. В этом подвале, служившем ему тюремной камерой, он заметил у стенки нечто вроде железной полосы, которая, выходя из пола и поднимаясь к потолку, вероятно, скрепляла доски обшивки. Это полоса образовала в одном месте выступ, о который можно было если не перерезать веревку, то постепенно перетереть ее. По крайней мере, стоило попытаться. Подобравшись к этому выступу, Микеланджело тотчас начал тереть о него веревку. Дело это было не простое. Движения рук, производимые только с толчками всего тела, имели очень короткий размах. Мало того, что работа двигалась медленно, она крайне утомляла, и уже через пять минут черепашке пришлось прерваться для отдыха.

В минуты отдыха Микеланджело вспоминал то время, когда он был вместе с Эйприл, вместе с Донателло, Лео, Рафом. Какое это было замечательное время! Неужели оно не повторится?

Микеланджело поклялся самому себе, что приложит все усилия и найдет своих друзей.

Когда полностью рассвело, пришел хозяин. На этот раз он был обут в мягкие домашние туфли, из чего Микеланджело решил, что находится в подвале дома этого толстяка.

Вместе с толстяком пришел высокий поджарый человек, который сказал, обращаясь к хозяину:

– Ну, где твое морское диво?

Тощий любитель морских чудищ внимательно рассмотрел черепашку, удивился почти человеческим рукам и ногам Микки, постучал по панцирю ногтем и сказал с совершенно равнодушным выражением лица:

– Ну, долларов десять это пресмыкающееся стоит!

– Как? – воскликнул хозяин. – Всего десять долларов?

Микеланджело тоже несколько обидела низкая цена, за которую его хотели купить, он не выдержал и сказал поджарому:

– А тебя, жердь, и за доллар никто не купит!

Нет нужды рассказывать о том, что его слова произвели ошеломляющее действие. Длинный тотчас хлопнулся в обморок, а толстяк-хозяин, вытаращив глаза, бросился наутек.

Когда первый испуг прошел, толстяк осторожно спустился в подвал и прошептал:

– Говорящая черепаха! Да я за тебя выручу тысячу долларов!

Микеланджело понял, что сглупил и что впредь не следует разговаривать при людях. Иначе его затаскают по разным представлениям, или чего доброго еще ученым отдадут на исследование.

Толстяк привел в чувство тощего и сказал ему:

– Ты что, вчера рому перебрал?

– Нет, нет, я слышал, что она разговаривает, – бормотал побледневший покупатель, – я тебе дам двести долларов за говорящую черепаху.

– Нет, нет, – сказал толстяк, – обойдемся без твоих долларов. Я раздумал, черепаха не продается.

После визита для Микеланджело снова принесли бананов. Ему надоели бананы, он уже не мог на них смотреть. Впрочем, он понимал, что ему нужно набраться сил и поэтому с отвращением на лице ел бананы.

Когда все ушли, Микеланджело снова принялся перетирать веревку.

К концу дня веревка все-таки лопнула. Микеланджело попытался пошевелить освободившимися руками. Сначала это оказалось невозможным. Остававшиеся неподвижными несколько дней, его руки стали точно деревянными. Мало-помалу способность двигаться все же вернулась к ним. И тогда Микки кое-как развязал ноги.

Микеланджело был свободен, по крайней мере сделал первый шаг к свободе. Второй шаг еще предстояло сделать – выбраться наружу через окно, до которого он теперь мог достать и через которое он видел траву. Обстоятельства ему благоприятствовали, никто больше не приходил.

Вечерело. Когда наступит ночь, кто поймает его, если ничего не видно в десяти шагах? Впрочем, в подвал вернутся только завтра. Когда заметят его исчезновение, будет уже поздно.

Серьезная трудность, даже более чем трудность, совершенная невозможность остановила первую попытку. Дело в том, что окно оказалось слишком узким, чтобы пропустить панцирь. И Микеланджело, напрасно истощив силы, должен был признать препятствие непреодолимым. Задыхаясь он упал на бетонный холодный пол.

Неужели ему не суждено выйти отсюда? Неужели его друзья останутся без помощи?

Микеланджело долго созерцал темный квадрат окна, потом, решившись на новые условия, разогнался и отчаянным броском устремился в зияющее отверстие, решив прорваться во что бы то ни стало.

У него из ссадин текла кровь. Панцирь, который был защитой во многих случаях, сейчас мешал ему.

После настойчивых усилий Микеланджело наконец протиснулся в проем. Теперь ему было необходимо выломать решетку снаружи окна. Изодрав руки в кровь, Микеланджело расшатал решетку и сбросил ее. Но получилось так, что панцирь крепко застрял в проеме окна.

Микеланджело не мог двинуться ни вперед, ни назад. Напрасно он бился, все было бесполезно. Микеланджело попался в ловушку.

Он перевел дыхание. Никогда еще отважный ниндзя не попадал в такой переплет. Что его могло спасти?

Микеланджело оставался в идиотской позе уже несколько часов. Скоро начнет светать. Тогда люди обнаружат, что он хотел убежать, и уж точно засадят его в такую тюрьму, откуда он уже не выберется.

Микки внимательно всматривался в полумрак и обнаружил, что окно выходило во внутренний двор, в котором двигались какие-то странные животные. Прислушавшись, Микеланджело сообразил, что это были обыкновенные быки. Микеланджело начал чмокать, приманивая животных к себе. Его попытки оказались безуспешными.

Микеланджело чмокал и так, и этак, сюсюкал, мяукал, однако ленивые животные шумно вздыхали и монотонно пережевывали жвачку.

Неожиданно одно из животных поднялось сначала на задние, затем на передние ноги, с удовольствием потянулось и, все-таки привлеченное черепашкой начало приближаться к окну.

– Ну иди сюда, миленький бычок, иди сюда, радостный мой, хороший ты мой, – шептал возбужденный Микеланджело, предчувствуя скорое освобождение.

Круторогий бык остановился в нескольких шагах от черепашки и удивленно мигнул. Еще несколько минут понадобилось, чтобы подманить быка ближе. Удивленное животное обнюхало руки черепашки, потянулось понюхать его панцирь.

В этот момент Микеланджело начал почесывать быка между глаз, потом по его вихровинке, затем между рогами. Животное блаженно вытягивало голову, подставляя то правое, то левое ухо. Наконец Микеланджело это надоело и он резко ухватил быка за рога.

Бык испугался и отпрянул от окна, на что и рассчитывал Микки. Правда не сразу удалось освободить панцирь из пролета, но бык уперся всеми четырьмя ногами в землю, подался назад и вытащил-таки черепашку из окна. Это оказалось довольно больно. На панцире проступила кровь в нескольких местах. Но Микеланджело не замечал ран. Он с благодарностью похлопал быка по шее и принялся осматривать окружающую его местность.

Участок, на котором стоял дом с подвалом, был окружен довольно высоким забором. Рядом с забором стояло дерево, ветки которого простирались на улицу. Микеланджело, стараясь не шуметь, подошел к дереву и вскарабкался на него.

По ту сторону забора стоял фургончик, в котором его привезли сюда. Микеланджело спустился по веткам дерева на землю и оглянулся. Никого не было. Тогда он проник в кабину. Ему нужно было бежать подальше от этого места. Чем быстрее, тем лучше. Желательно до рассвета.

Чтобы не разбудить хозяев, Микеланджело снял автомобиль с тормозов и, упершись изо всех сил, начал толкать его сзади. Автомобиль медленно покатился по дороге.

Откатив машину метров за двести, Микеланджело повозился в замке зажигания с проводками, завел мотор и выехал на автостраду, по которой изредка проносились другие автомобили.

Черепашка не знал, в каком направлении следует ехать, чтобы добраться до Нью-Йорка.

– Поеду наудачу, – пробормотал юный мутант и выжал педаль газа.

Вскоре оказалось, что Микеланджело поехал не в ту сторону. Он обнаружил это по указателю, на котором было написано, в какой стороне находится Нью-Йорк. Микки повернул, включил четвертую передачу и на всех парах помчался по великолепному шоссе.

– Все, я спасен. Мой путь – в Нью-Йорк, – говорил самому себе Микеланджело. – Я найду этого коварного Двудушника! Выберу себе образ чудовища – беспощадной, мстительной черепахи и уничтожу этого бандита, повинного в смерти моих друзей.

Глава 3. Драка в магазине радиодеталей

Конечно же, у всех наших черепашек-ниндзя была счастливая звезда, и они не могли пасть жертвой рокового случая. Да, да, дорогие читатели, Рафаэль и Донателло остались живы, хотя, конечно, им сильно досталось от бомбы Двудушника.

Потеряв сознание, черепашки-ниндзя опустились на дно, а когда пришли в себя, прошло много времени. Как мы знаем, черепахи долго могут обходиться под водой без воздуха.

Черепашки-ниндзя всплыли на поверхность океана и хорошенько отдышались. Набравшись сил, они добрались до берега. Несколько часов ушло на безуспешные поиски Микеланджело.

– Может, он вернулся в Машину времени? – предположил Рафаэль.

Донателло согласился с этим предположением и черепашки пошли к Машине времени.

Но каково же было их удивление, когда Машины времени не оказалось на месте. Черепашки-ниндзя решили, что Машину времени посетила Эйприл и поместила ее в более безопасное место. Ничего другого они не могли предположить.

– Ну, как мы найдем Эйприл? – спросил Рафаэль. – Ведь мы о ней ничего не знаем, кроме того, что она была в цирке с каким-то молодым человеком.

– Мы будем искать их.

Весь следующий день черепашки наблюдали с крыши небоскреба за улицами Нью-Йорка. Разумеется, в уличной сутолоке они ничего не смогли высмотреть.

Тогда черепашки-ниндзя решили искать ночью. Они надеялись, что в освещенных окнах смогут найти Эйприл.

Ночи напролет Рафаэль и Донателло просматривали окна тех, кто не спал. Чего они только ни насмотрелись в этом безумном городе? Но только к концу вторых суток черепашки-ниндзя смогли обнаружить того, кого искали.

Окна квартиры одного из домов светились электрическим огнем почти до рассвета. Когда черепашки заглянули в это окно, они увидели там лохматого человека из лаборатории, который был виноват в том, что случилось с Лео.

Да, это была квартира Галюника, и сам он не спал, хотя ночь почти кончалась, а ходил взад-вперед по комнате и строил свои безумные планы завоевания Вселенной.

– А ведь этот человек точно чокнутый! – сказал Донателло. – Раф, прислушайся к тому, что он говорит.

Рафаэль послушал монолог Галюника и сказал:

– Нам следует пройти к нему и сказать, что мы его слуги, что он наш повелитель и тому подобное… Мы войдем к нему в доверие, и он поможет нам вернуть в сознание Лео. Я правильно рассуждаю?

– Может, и правильно, Раф. Только не знаю, что получится из твоей задумки.

Выбирать черепашкам-ниндзя не приходилось. Тем же вечером Рафаэль и Донателло пришли к дому, в котором была квартира Галюника.

Черепашки-ниндзя подошли к двери и нажали на кнопку звонка.

Дверь долго не открывали. Затем послышались шаги и вызывающий голос:

– Кто это там?

– Твои друзья, – ответили черепашки.

– У меня нет друзей, – последовал ответ.

– Как же нет, если друзья стоят перед дверью.

– А кто вы?

– Мы – плод твоей фантазии… – сказал Донателло.

– Как это? – пробормотал Галюник.

– Очень просто, – говорил Донателло. – Тебе нужны помощники. Ты одинок, а мы можем тебе помочь…

– Но кто вы такие?

– Открой дверь и увидишь…

Галюник долго возился с замком, очевидно, не решаясь открывать. Наконец, дверь отворилась.

– Опять галлюцинации! – воскликнул Галюник и захлопнул дверь перед самым носом Донателло.

Опять начались препирательства.

– Господин Галюник, – негромко, чтобы не привлекать внимание соседей по лестничной площадке, упрашивал Донателло несговорчивого Ганса, – неужели вам не нужны помощники?

– Сгиньте, вы – нечистая сила! – слышалось из-за двери.

– И это говорит ученый с мировым именем! – иронично сказал Рафаэль.

– С мировым именем? Ганс Македонски известен в других странах? – живо заинтересовался Галюник.

– Ну, а как же! – подтвердил Донателло.

– А в каких странах читают мои труды?

– На островах Гумбуку и Лумпуку, в странах Бельдюгии и Севрюгии…

– Да? – Галюник пробормотал что-то невнятное. Замок двери щелкнул, и лицо изобретателя показалось в щели.

– Черепахи! – вскрикнул Галюник и опять попытался захлопнуть дверь, но Донателло вставил в дверной проем ногу.

– Кто вы такие? – спросил Галюник, в руке которого был дымящийся паяльник, а в другой поблескивающая золотом плата.

– Мы – твои верные слуги, а ты – наш повелитель, – произнес Рафаэль.

– О, это мне нравится, – сказал Галюник, и жестом пригласил черепашек в комнату.

– Мы пришли служить тебе, – сказал Донателло. – Мы видели, как ты расправился с нашим другом и поняли, что твоя мощь безгранична.

– Это мне еще больше нравится, – заулыбался Галюник, усаживая черепашек на стулья, предварительно сбрасывая с них какую-то радиоэлектронную рухлядь. Вся квартира у Галюника была завалена различными устройствами и приспособлениями.

– А чем вы мне докажете свою верность? – полюбопытствовал Галюник.

– Мы готовы выполнить любое твое приказание, – сказал Донателло, вставая со стула.

– Ничего, ничего, сидите, – Галюник побежал на кухню. Там он быстро приготовил чай, взял печенье и принес черепашкам-ниндзя.

– Вот, я рад таким гостям, как вы. Теперь я хорошо понимаю, кто вы такие. Вы – черепашки-ниндзя. И это очень хорошо, что вы пришли ко мне сами. Ведь я все равно вас покорил бы. Что вы требуете за свою службу мне?

– Ничего, – сказал Рафаэль, – кроме возвращения нашего друга Лео.

– И это все? – удивился Галюник. – Больше ничего?

– Ничего, кроме, пожалуй, пиццы, – поспешно добавил Донателло.

– И вы готовы за то, что я вас накормил пиццей и верну вам вашего друга, достать мне мешок долларов? – спросил Галюник.

– Можно и так, – пожал плечами Рафаэль.

– Мои милые черепашки, – расцвел Галюник, – до сих пор у меня не было помощников. С этой минуты я становлюсь настоящим властелином Вселенной. Посмотрите сюда, – Галюник указал на один из приборов, – это – мыслесос. Правда, я его в целях конспирации называю мыслескопом, но на самом деле это настоящий мыслесос. Достаточно направить луч этого аппарата на голову любого из людей, как все его мысли перетекут в аппарат, а по обратному лучу направятся в голову тому, кто захочет завладеть этими мыслями.

Галюник выпрямил грудь:

– Разумеется, этим человеком буду я.

Рафаэль незаметно толкнул Донателло ногой.

– О, наш дорогой повелитель, – сказал Донателло, – каждое твое слово нам дорого и близко. Мы готовы приступить к заданию немедля.

– Так, как, – задумался Галюник, – мне необходимы радиодетали, много радиодеталей.

Галюник взял фломастер и начал быстро писать на листке бумаги, бормоча какие-то цифры себе под нос. Вскоре он закончил и отдал листок Донателло.

– Вот эти радиодетали мне необходимо достать. Их, конечно, можно купить, но у меня нет денег. Поэтому вы совершите налет на радиомагазин. Ну, как, договорились?

– Если мы это сделаем, вы вернете нам Лео, и у нас будет пицца? – спросил Рафаэль.

– Ну, пока не знаю. Мыслями вашего Лео я пока попользуюсь, а вот пицца? – Галюник полез в карман своего халата, достал тощий кошелек, заглянул в него и сказал:

– Видите, у меня пока лишь один доллар и пятнадцать центов.

– Но этого будет мало даже на одну пиццу, – сказал Рафаэль.

– Ну ты, пресмыкающееся, – сказал Галюник угрожающим голосом, – если не хочешь, чтобы я сделал с тобой тоже, что с твоим товарищем, ты не должен мне перечить.

– Слушаюсь, повелитель, – пошел на попятную Рафаэль, потому что Донателло больно ущипнул его.

– Я вам разрешаю, – сказал Галюник, – зайти в пиццерию, и ее почистить попутно. Берите себе пиццы столько, сколько захочется, да и мне коробочку принесите, а то у меня от голода живот свело.

Вечером следующего дня Донателло и Рафаэль, надев плащи, которые они одолжили у Галюника, и нахлобучив на голову широкополые шляпы, надев черные очки, чтобы не было видно лиц, шествовали по одной из улиц.

– Ну и влипли мы, – сказал Рафаэль.

– Влипли-то влипли, но нам ничего не остается делать, – ответил Донателло. – У нас нет иного выхода. Мы должны войти в доверие к Галюнику. Он должен вернуть Лео.

Черепашки-ниндзя подошли к светящейся витрине радиомагазина. Внутри были редкие посетители. Миловидная продавщица раскладывала товар на полках. Рафаэль и Донателло дождались, пока из радиомагазина не выйдет последний посетитель, зашли и решительным шагом направились к продавщице. Она по-прежнему была занята своим делом.

Рафаэль вытащил из-за пояса игрушечный пистолет, наставил его на девушку и мрачным голосом сказал:

– Ограбление!

Девушка словно окаменела.

Тем временем Донателло бросился к полкам и начал по списку искать детали, которые нужны были Галюнику. Рафаэль держал девушку на прицеле.

Девушка тем временем пришла в себя, присмотрелась к пистолету и неожиданно сказала:

– Мне кажется, господин гангстер, что у вас пистолет сделан из пластмассы. Я сейчас позвоню в полицию…

– Молчать! Я вам помешаю сделать это, я выстрелю, – стараясь быть как можно более грозным, но уже с нотками неуверенности пробормотал Рафаэль.

– Посмотрим, как это у вас получится, – сказала девушка, подошла к телефону и начала набирать номер полиции.

Рафаэль никогда не применял насилия. Поэтому он стоял, обескуражено наблюдая, как девушка возится с телефоном.

Не зная, что предпринять, Рафаэль подбежал к Донателло и крикнул:

– Слушай, она уже звонит в полицию, что мне делать!

– А как ты ее отпустил? – спросил Донателло.

– Да понимаешь, что мне с ней было делать? Не мог же я против нее применять боевые приемы, – оправдывался Рафаэль.

– Тогда нагрянет полиция, и нас загребут в кутузку! – пробормотал Донателло. – Давай, помоги мне найти по списку радиодетали и, может, как-нибудь удерем от полиции через черный ход.

Пока черепашки выгребали полки с радиодеталями, продавщица, не доверяя оперативности полиции, подала сигнал тревоги. Она призывала Бэтмэна.

А Бэтмэн тем временем мчался в бэтмобиле по подземному туннелю. Ему нужно было выехать в город. Он хотел сразиться с Двудушником. Бэтмэн нажал на кнопку, которая приводила вооружение бэтмобиля в боевую готовность.

За побоище, устроенное в цирке, Бэтмэн должен был сразиться с Двудушником и его приспешниками теперь или никогда.

Четыре крылатые ракеты были готовы к пуску, пулемет мог открыть ураганный огонь по противнику в любую секунду, огнеметы были готовы по мановению руки охватить бандитов испепеляющим огнем.

Бэтмэн проехался по центральной улице вечернего Нью-Йорка. Неожиданно он услышал по приемнику сигнал тревоги. Бэтмэн свернул на боковую улицу, и в скором времени подъехал к радиомагазину, из которого был подан сигнал.

Бэтмэн внимательно присмотрелся. В ярко освещенном помещении магазина не было ни души, кроме двух фигур в длиннополых, явно не по росту плащах. Нахлобученные шляпы и черные очки выдавали грабителей.

Возле телефона стояла взволнованная продавщица.

Бэтмэн вылез из бэтмобиля и вошел в радиомагазин. Когда его плащ развернулся, стала видна эмблема летучей мыши.

Дверь вдруг стукнула, Донателло и Рафаэль оглянулись и оторопели. На них надвигался ушастый великан, именно тот, которого они недавно спасли.

– Эй вы, налетчики, не двигаться! – властным голосом произнес Бэтмэн. – Положите награбленное на место.

Бэтмэн остановился и скрестил руки. Этим самым он давал понять, что настроен весьма решительно.

– Ну нет уж, – вскрикнул Донателло, – нам нужны эти вещички, и мы будем сражаться против тебя, летучая крыса.

После этих слов Донателло совершил головокружительный прыжок, желая перепрыгнуть Бэтмэна.

Но Бэтмэн был начеку. Он подпрыгнул вверх и не сильным, но точным ударом попал Донателло прямо в грудь. Черепашку подбросило от удара. Донателло упал на все четыре конечности на пол. Однако пакет с радиодеталями не выронил.

Рафаэль понял, что необходимо действовать. Он набросился с криком «кия» на Бэтмэна, целя ему в солнечное сплетение.

Удар черепашки-ниндзя попал в руку Бэтмэна, поскольку тот успел поставить защитный блок.

От удара у Рафаэля слетела шляпа, а очки сползли на нос.

Бэтмэн недоумевающе посмотрел на мордашку черепашки. Он очень удивился.

Нескольких секунд замешательства Бэтмэна было достаточно, чтобы Рафаэль прыгнул вниз и проскользнул между ног у ушастого великана. Как только Рафаэль очутился рядом с Донателло, который уже вскочил на ноги, черепашки-ниндзя крикнули хором:

– Бежим!

Тут же они устремились к двери, но на их пути с широко расставленными руками стояла смелая продавщица. Донателло прыгнул, перекувыркнулся в воздухе и очутился возле двери, за ним последовал Рафаэль. Они исчезли в дверях, оставив недоумевающего Бэтмэна и растерянную продавщицу.

Не задавая лишних вопросов, Бэтмэн бросился за удивительными существами на улицу. Но те словно испарились.

– Нет, – пробормотал Бэтмэн, – это не сон, и не приведения.

Он сел в машину и вскоре бэтмобиль выскочил на сверкающую огнями улицу. Бэтмэн посмотрел на экран монитора. На экране он увидел, что мрачные люди в черных масках едут в фургоне, что-то высматривая среди проезжающих автомобилей. «Уж не слуги ли это Двудушника?» – подумал Бэтмэн и свернул на ту улицу, по которой двигался фургон.

Бэтмэн еще раз посмотрел на экран. Только двое бандитов находились в кабине фургона. Бэтмэн не знал, есть ли в фургоне Двудушник, но его прислужников Бэтмэн должен был уничтожить.

На одном из перекрестков Бэтмэн увидел старушку, которая мирно катила детскую коляску. Вдруг старушка направила коляску на проезжую часть дороги, прямо под колеса бэтмобиля. Бэтмэн подумал: «Подозрительная старушенция! Слишком широкие плечи у бабульки…»

Его подозрения оправдались. Неожиданно старушка сбросила с себя темный халат и покрывающий голову платок, и Бэтмэн увидел прямо перед собой Двудушника. Тот выхватил из коляски трехствольный автомат, вскинул его к плечу и открыл огонь по лобовому стеклу бэтмобиля, целясь прямо в голову Бэтмэну.

Пули защелкали о бронестекло, высекая голубые искры. Бэтмэн хладнокровно нажал на рычаг акселератора и бросил свою машину на Двудушника. Бандит еле успел отскочить в сторону. Град пуль ударил в боковое стекло бэтмобиля.

Двудушник бросился к колясочке и выхватил оттуда гранатомет. Бандит вскинул опасное оружие и прицелился в бэтмобиль. Бэтмэн понимал, что граната, пущенная Двудушником, может пробить заднее стекло бэтмобиля. Поэтому в тот момент, когда Двудушник выстрелил, Бэтмэн круто повернул руль вправо, прижимаясь к обочине и освобождая летящей гранате дорогу.

Навстречу Бэтмэну мчался фургон с двумя бандитами. И граната ударила в кабину этого фургона. Последовала яркая вспышка, и мощный взрыв потряс улицу. Изо всех окон посыпались стекла, раздались крики испуганных и раненых людей.

В момент взрыва Бэтмэн закрыл глаза, чтобы не быть ослепленным на некоторое время после вспышки. Бэтмобиль отбросило несколько в сторону, и Бэтмэн развернул его поперек дороги. Вывернув руль, Бэтмэн помчался прямо на стоявшего возле тротуара Двудушника, который спешно готовил гранатомет ко второму выстрелу.

Но он не успел. Чтобы спасти свою жизнь, Двудушник спрятался за осветительную мачту, бэтмобиль пронесся в дюйме от него.

В зеркале заднего вида Бэтмэн увидел, что его догоняют два бронированных роллс-ройса с торчащими из окон стволами пулеметов. Пулеметы тут же открыли огонь. Пули защелкали по бронированным стеклам и крыше бэтмобиля.

Один из автомобилей притормозил возле осветительной мачты. Из-за нее выскочил и сел в кабину Двудушник. Он оттолкнул водителя от руля, вцепился в него сам и нажал на педаль газа.

Роллс-ройс взревел мощным мотором, отчаянно завизжали шины, пробуксовывая на мокром асфальте. Началась безумная гонка.

Бэтмэн прибавил газу. Сопла двигателя бэтмобиля изрыгали яркие скопы пламени. Двудушник наседал. Вот из окна машины преследователей высунулся человек с гранатометом. Бэтмэн выжал ручку акселератора до упора. Бэтмобиль рванул с невиданной скоростью вперед. Но впереди образовалась автомобильная пробка. Бэтмэн понимал, что если он задержится в этой пробке, то Двудушник настигнет его.

Бэтмэн взял руль на себя и бэтмобиль, оторвавшись от асфальта, полетел, словно это был не автомобиль, а самолет. Автомобильная пробка осталась позади.

Через несколько секунд Бэтмэн оглянулся и увидел, что мощный роллс-ройс Двудушника протаранил скопище автомобилей и выскочил на свободную полосу движения. Двудушник опять настигал его. В довершение ко всему гранатометчик Двудушника выпустил гранату.

Бэтмэн резко сбавил скорость. Граната пролетела над крышей бэтмобиля, ударила в телефонную будку и разнесла ее буквально в клочки. Пулеметы непрерывно обстреливали бэтмобиль, высекая из него голубые и зеленые искры. Бэтмэн бросал машину то вправо, то влево. Ему было неприятно, что из преследователя бандитов он сам стал их жертвой, и они его гонят, как гончие гонят зайца.

– Нет, я не заяц! Я – летучая мышь! – воскликнул Бэтмэн и резко свернул влево, в неожиданно открывшийся переулок.

– Ага! – закричал в кабине роллс-ройса Двудушник. – Ты в ловушке, мерзкая крыса! Этот переулок оканчивается тупиком. Твоя дорога, Бэтмэн, ведет в тупик!

А Бэтмэну было все равно, тупик это или нет. Выход у него всегда был. Бэтмэн направил пушку, которая стреляла якорем, в верхние этажи и нажал на спуск. Грохнул выстрел, якорь умчался вверх, увлекая за собой прочный трос. Сзади наседали бандиты, ведя непрерывный пулеметный огонь. Гранатометчик снова приготовился к стрельбе. Расстояние между бэтмобилем и преследователями сокращалось. Уже можно было разглядеть довольные лица бандитов. Особенно радовался Двудушник. Он отчаянно жестикулировал за рулем, кривлялся, не скрывая своего удовольствия: он загнал Бэтмэна в ловушку и, наконец-то, исполнит свое заветное желание – покончит с борцом против зла. Бэтмэн сбросил скорость, аккуратно подъехал к стене дома, которым заканчивался тупик, и нажал кнопки пуска нижних реактивных двигателей. Бэтмобиль сильно встряхнуло, приподнялись передние колеса и, влекомый натянутым тросом, а также силой тяги реактивных двигателей, бэтмобиль довольно быстро поехал по стене дома.

Понимая, что Бэтмэн уходит от него, Двудушник спешил, выжимал педаль газа до упора. Он словно не видел стоящий перед ним дом. Именно на этом он и попался. Его глаза были прикованы к исчезнувшему в высоте бэтмобилю.

Роллс-ройс на всей скорости врезался в кирпичную стену. От удара в нем вылетели стекла, бандиты расквасили себе носы и тут же начали шмыгать ими и плакать. В разбитом моторе произошло короткое замыкание и искра подожгла бензин, который проливался из разорванного бензопровода.

Бандиты начали выскакивать из автомобиля, как крысы с тонущего корабля. Они толкались, царапались, стараясь вылезть первыми. Едва они покинули роллс-ройс, произошел взрыв. Он разбросал бандитов вокруг автомобиля.

Двудушник оставался в машине в момент взрыва, но он не боялся огня, и вскоре из-под горящих обломков показалась его голова с дымящимися волосами. На перекошенном от боли и ненависти лице Двудушника скоро появилась злобная ухмылка:

– Ты еще мне попадешься, Бэтмэн! – истошно заорал бандит, поднимая к небу сжатые кулаки.

А в небе слабым светом мерцали звездочки.

Глава 4. «Шиз и компания»

Микеланджело подъехал к предместьям Нью-Йорка на рассвете. Он свернул с центральной дороги, проехал немного и остановил автомобиль. Он сильно устал за эту бессонную ночь и решил отдохнуть в придорожных кустах.

Микеланджело выбрал себе укромный уголок, свернулся калачиком и целый день спал.

Вечером, когда Микеланджело уже хотел было отправиться на поиски Эйприл, он неожиданно увидел, что по второстепенной дороге мчится диковинный автомобиль. Украшенный эмблемой летучей мыши.

Микеланджело заинтересовался этим автомобилем и пошел по дороге, желая узнать, откуда автомобиль появился. Дорога привела его к скрытому в кустах туннелю.

Несколько часов ушло на то, чтобы обшарить окрестности. И вскоре Микеланджело очутился около ограды, за которой стоял чей-то особняк.

Микеланджело решил узнать, кто живет в этом доме.

Только утром он увидел за оградой человека, который поразительно напоминал того молодого и красивого приятеля Эйприл, который сопровождал ее в цирке. «Если этот человек был вместе с Эйприл в цирке, то он должен знать, где Эйприл сейчас», – рассуждал Микеланджело.

На ночь Микки пробрался в сад возле особняка и решил там заночевать. Каково же было удивление Микки, когда его на рассвете разбудил высокий пожилой человек с бакенбардами и сказал:

– Удивительно! Мистер Бартоломью рассказывал мне о необычайных зеленых черепашках. Которые начали появляться в последнее время ему в снах. Неужели вы одна из них?

– Может быть, – не совсем дружелюбно ответил Микеланджело. Но то, что он ответил старику человеческим голосом, произвело на последнего сильное впечатление.

Старик от удивления выронил грабли, которыми сгребал в саду листья.

– Так вы, дивное создание природы, и говорить умеете?

Микеланджело не стал отрицать.

– А что здесь такого? – развел руками Микеланджело. – Я – черепашка– мутант. У меня нет убежища… Я потерял своих друзей…

– Если вы никуда не спешите, то я непременно помогу вам, как дивному творению природы! – воскликнул старик. – Соблаговолите пройти за мной…

Микеланджело молча соглашался со всем тем, что говорил и делал этот чудаковатый человек по имени Тэдди.

Старик вначале выкупал черепашку-ниндзя в мраморной ванне, затем угостил роскошным завтраком и оставил отдыхать в отдельной комнате на необыкновенно удобном благоухающем матрасе, набитом высушенными морскими водорослями.

В тот же день Микеланджело познакомился с мистером Бартоломью, хозяином особняка. Тэдди же оказался служащим в особняке.

Тэдди делал по дому все: начиная от уборки, кончая стряпней. Кроме того, старик умел вышивать крестиком чудные картинки, пускать мыльные пузыри невероятных размеров и даже стрелять из рогатки.

Последнее умение Тэдди употреблял при отпугивании наглых скворцов, которые клевали созревающие вишни.

Микеланджело не слышал, как Тэдди отозвал Бартоломью в сторону и сказал:

– Послушайте, мистер Бартоломью, у этой черепашки никого не осталось из друзей, они погибли при известных вам обстоятельствах. Пусть черепашка останется у нас.

– Я не против, – согласился Бартоломью, – только, Тэдди, понимаете, эти черепашки весьма странно себя ведут. Вчера они устроили ограбление радиомагазина!

– Вот как? – удивился Тэдди. – Но не можем же мы выгнать это чудо природы на улицу?

– Но надо следить за этим, как говорите, чудом природы. Правда, у меня нет на это времени… – вздохнул Бартоломью. – Так что, если вы берете на себя ответственность за поведение черепашки, пусть живет у нас…

– О, сэр, не беспокойтесь, я беру это на себя, – воскликнул добряк Тэдди.

– И только уговор, ни слова об ограблении, – тихонько сказал Бартоломью.

Старичок согласился и побежал к Микки, чтобы обрадовать его.

Он нашел черепашку-ниндзя на кухне. Наш юный друг, чтобы не скучать, усиленно драил посуду, после того, как в ней была приготовлена его любимая пицца с сыром и чесноком.

– Так вы говорите, вас зовут Микеланджело и у вас были друзья?! – интересовался Тэдди, усаживая Микеланджело на кухне за обеденный стол.

– Да. Но они, скорее всего погибли… – печально вздохнул Микеланджело.

– Мы предоставим вам великолепную комнату. Вы сможете здесь хорошо отдохнуть. Наверное, вам станет легче после того, что произошло.

– Не знаю, – сказал с тоской Микеланджело, – будет ли мне легко, но отдохнуть действительно нужно. Теперь у меня сверхзадача.

– Какая сверхзадача? – насторожился Тэдди.

– Задача простая – отомстить бандиту, которого зовут Двудушник! – мрачно ответил Микеланджело.

– Ты хочешь убить его?

– Не знаю, – пожал плечами Микеланджело, – но у меня болит душа за друзей.

– Если ты покончишь с ним, все равно боль ведь не пройдет. Будет только хуже…

– Как бы там ни было, несколько дней я у вас побуду, – согласился Микеланджело, – раз хозяин разрешил. Кстати, у вашего хозяина нет девушки?

– Как это? – не понял старик.

– Ну, знакомой… – поправился Микеланджело.

– Наверное, – ответил Тэдди. – Мне даже кажется, что в последнее время в него влюбилась какая-то очень интересная молодая особа. Пока я не знаю, кто это, но время покажет…

Однажды, когда дома никого не было, Микеланджело решил пройтись по особняку. Как ни странно он всюду видел эмблему летучей мыши. Когда он остановился перед дверью на первом этаже, над которой красовалось такое же изображение летучей мыши, как и везде, его заинтересовало, что может здесь быть. Но дверь оказалась запертой. Нигде не было видно и отверстия для ключа. Микеланджело сообразил, что, очевидно, дверь автоматическая. А раз она автоматическая, то где-то должен размещаться пулы управления.

Микеланджело поднялся на второй этаж и попытался отыскать этот пульт, но не нашел.

Галюник сидел за компьютером и выбирал себе образ повелителя Вселенной.

– Повелитель Вселенной должен быть красив, как Аполлон! – шептал Галюник, – правда, у меня нет такой красивой мускулатуры, как у Аполлона, – посетовал он. – Кем же я должен быть? Человеком-красавчиком? Нет! Человеком-гангстером? Нет! Человек-загадка, человек-секрет? Вот, пожалуй, это мне подходит. Повелителем Вселенной будет человек-секрет!

Галюник удовлетворенно откинулся на спинку кресла, потер руки.

– Это мне походит. Отныне Вселенной будет править человек-секрет! Да, да, только вот для достижения моих целей я нуждаюсь в помощниках. Кто мне поможет? Кроме этих черепашек, у меня должен быть очень сильный покровитель. Мне надо обратиться к Двудушнику?

Галюник вдруг весь напрягся, ему показалось, что кто-то скребется в дверь. Он оглянулся. Действительно, дверь была открыта, а на пороге стояли две зеленые черепахи.

– Это что, опять галлюцинации? – спросил Галюник.

– Нет! – ответила одна из черепашек – Мы твои друзья, Донателло и Рафаэль. Мы у тебя в услужении. Мы принесли своему «повелителю» Гансу Македонски, много радиодеталей. Только это в последний раз. Грабить мы больше не будем.

С этими словами черепашки-ниндзя высыпали из пакета украденные детальки. Ученый очень обрадовался. Ему будет из чего конструировать новые мыслесосы. Однако возвращать Леонардо Галюник пока отказался.

Унылые черепашки-ниндзя были вынуждены сидеть в квартире чокнутого изобретателя и слушать его бредни.

– Вы доказали, что вы мои друзья, – торжественно сказал Галюник, – я беру вас в свои телохранители.

– Мы знаем, что ты хочешь стать властелином Вселенной, – поддержал разговор Рафаэль, – но от кого мы будем тебя охранять?

– От кого? – пробормотал Галюник. – Да от этого безумного бандита Двудушника. Я хочу прийти к нему и он поможет мне завладеть Вселенной.

Черепашки переглянулись. События принимали интересный оборот. Кому-кому, а Двудушнику следовало бы надавать по роже.

– О, повелитель Вселенной, – молитвенно сложив руки, произнес Рафаэль, – мы будем выполнять любое твое поручение и станем твоими телохранителями, но только не заставляйте нас больше воровать.

– Мне нравится ход ваших мыслей, – произнес Галюник, – да, я действительно повелитель Вселенной. Только называйте меня «человек-секpeт». Вот настоящее имя повелителя Вселенной.

А в это время у Двудушника на его бандитской штаб-квартире происходило нечто вроде официального приема.

В громадной комнате все было подготовлено к пиршеству. На Двудушнике был одет дорогой черный костюм. Его лицо носило следы последней стычки с Бэтмэном. Руки были забинтованы.

Справа от Двудушника стояла разодетая в пух и прах блондинка. Она была красива, как пластмассовая кукла. И в ее голове было столько же мозгов, сколько у пластмассовой куклы. Звали ее Мания.

Слева от Двудушника стояла другая его любимая девушка, но уже брюнетка. Она также была похожа на пластмассовую куклу, так же была, очень вычурно одета и, конечно же, мозгов у нее было не больше, чем у блондинки. Ее имя было Агония.

На шее у блондинки болталась накидка из страусовых перьев. На шее у брюнетки висели три или четыре песца.

– Дорогусик, – пропела белокурая Мания, помахивая у своего напудренного личика веером, – что ты сегодня будешь есть?

– Пупусик мой беленький, – прогундосил Двудушник, – а что ты приготовила?

– Твое любимое блюдо, дорогусик, – пролепетала блондинка. – Вот видишь в том аквариуме плавает живой лосось. Сейчас мы из него выдавим икру, сбрызнем лимонным соком и ты покушаешь, дорогусик мой.

– Пупусик любимый! – снова промурлыкал Двудушник. – А на десерт что у тебя?

– Твои любимые медовые мурашечки, – изображая саму нежность, пролепетала белокурая Мания.

– Фу, какая гадость, – прошипела черноволосая Агония. – Дорогусик, – сладенько обратилась она, – ты сегодня будешь кушать мои блюда. Ты знаешь, что я тебе сегодня приготовила?

– Что, моя мумусик? – Двудушник беспрестанно мигал, словно от последней катастрофы у него в глазу осталась гайка средних размеров.

– Я приготовила для тебя, дорогусик мой несравненный, паштет из сердца черного петуха и салат из его гребешка!

– Мумусик и Пупусик! – прорычал Двудушник, – Я съем все, что вы приготовили. Мало того, я зажарил на паяльной лампе свою любимую яишенку из яиц пекинской утки.

– Дорогусик, а когда ты раскошелишься мне на новое черное норковое манто? – жалобно протянула белокурая Мания.

– Зачем тебе? – ответил Двудушник. – У тебя уже есть их целый шкаф…

– Дорогусик, а когда ты мне подаришь новую песцовую шубку? – простонала черноволосая Агония.

– И у тебя их предостаточно! – воскликнул Двудушник. – Зачем тебе новая?

Девушки молчали, кротко потупя глаза и сдерживая слезы.

Двудушнику захотелось курить. Он взял сигарету, а огонь ему поднесла черноволосая Агония. Если вы думаете, что она просто щелкнула зажигалкой, то ошибаетесь. Брюнетка, сверкая глазами, поднесла горящую паяльную лампу. На этой паяльной лампе брюнетка разогревала паштет из петушиного сердца, Двудушник жарил яйца, а блондинка готовила своему кумиру чай из лепестков чертополоха.

Двудушник был в прекрасном настроении. Он ничего не боялся на свете, кроме чертей, полицейских и незнакомых людей. Бэтмэна он не боялся, он его просто ненавидел. И когда неожиданно в помещение, где размещалось логово Двудушника, вошел незнакомый человек с маской на лице и в сопровождении двух зеленых черепашек, Двудушник сильно струсил, однако не подал вида.

– Ты кто, незнакомец? – спросил Двудушник, опасливо присматриваясь к человеку в маске. Он боялся подвоха со стороны полиции, со стороны чертей и со стороны черепашек, от которых ему недавно здорово досталось.

– Я – человек-секрет, – ответил незнакомец, гордо приосанившись.

– А что это за две зеленые уродины? – Двудушник недоверчиво поглядывал на черепашек.

– Это мои телохранители! – как можно внушительнее сказал человек-секрет.

Конечно же, это были Галюник, Донателло и Рафаэль.

– Что тебе нужно? – спросил Двудушник.

– Мне нужно обговорить с тобой одно дело, – ответил Галюник.

– Как ты нашел нас? – прорычал Двудушник, в его голосе слышались явные угрозы. – Что тебе нужно в моем пристанище, человек-секрет?

Двудушник подскочил к Галюнику, схватил его за шиворот, но в этот момент Донателло и Рафаэль подскочили к бандиту и оттолкнули его от Галюника.

– Ага, твои телохранители умеют работать, – прорычал Двудушник. – Ладно, говори о деле.

Но Галюник не спешил. Он осмотрел комнату, подошел к девушкам, понюхал расставленную еду.

– А мне вы что-нибудь приготовили поесть? – спросил Галюник.

Блондинка и брюнетка захихикали. Двудушник сделал знак рукой и в этот момент в комнату ворвались человек десять его прислужников с автоматами. Стволы автоматов тут же нацелились на Галюника, Рафаэля и Донателло.

– Ну что, сейчас посмотрим, есть ли у черепашек кровь, – сказал Двудушник.

– Да, все говорили, что Двудушник самый великий человек в городе, – сказал Галюник, испуганно пятясь к черепашкам. – Двудушник самый могущественный человек, ему ничего не стоит пустить бедным черепашкам кровь, но вот он не может убить своего главного противника!

– Какого противника? На что ты намекаешь? – нахмурился Двудушник.

– Этот человек Бэтмэн, – сказал Галюник, ведь ты не можешь его ни убить, ни даже поймать?!

Двудушник обиделся. Он вытащил большой пистолет, подошел поближе и приставил его ко лбу Галюника.

– Сейчас я вышибу тебе мозги!

– Да, это не составит тебе никаких трудностей. А вот я умею красть мозги.

– Что значит красть мозги?

– Мало того, я умею красть чужие мысли, – похвастался Галюник.

– Ну, укради у меня хоть одну мысль, – предложил Двудушник.

– Твоя мысль – убить человека-летучую мышь.

– Откуда ты знаешь?

– Твоя главная мысль – убить человека летучую-мышь. Но для этого тебе надо много пуль и после этого будет много слез.

– Что ты предлагаешь?

– Я предлагаю следующее. Надо поймать летучую мышь и унизить ее: заставить просить прощения. Только таким образом можно избежать слез.

– Но как это сделать? – Двудушник явно заинтересовался предложением Галюника. – Я ведь не знаю, где находится этот проклятый Бэтмэн. Я не знаю, кто он. Он внезапно появляется в ночи и так же внезапно исчезает.

– Я вижу в твоем левом зрачке огонек. Я помогу тебе найти Бэтмэна, если, конечно, ты сохранишь жизнь мне и моим зеленым телохранителям.

Двудушник начал кряхтеть, ему трудно было отказаться от удовольствия – убить Галюника. Двудушник кряхтел, кряхтел, затем отставил пистолет в сторону и дал знак своим прислужникам, которые тоже опустили оружие. Бандит вздохнул и прошелся по комнате.

– Мне нравится, как ты здесь устроился, – произнес Галюник, оглядывая стены помещения, сплошь увешанные изображениями уродливых женщин и крыс. – Как здесь темно, отвратительно, не хватает только тараканов.

– У нас есть тараканы, – сказала блондинка, подходя к Галюнику вплотную. Она обняла его за шею и протянула на ладони черненького таракана. – Вот мой любимый таракан по кличке Таракасик!

– Фу, гадость какая! – отпрыгнул от девушки Галюник.

– У нас даже мокрицы водятся, – заметила брюнетка, тоже подходя к Галюнику и пытаясь обнять его с другой стороны.

– Очень интересно вы устроились, слева день, а справа ночь, – приговаривал Галюник, опасливо отодвигаясь от Агонии, которая протягивала в ладони таракана, и от Мании, которая держала за хвостик маленькую жирненькую мокрицу.

Действительно, комната, как бандитский притон, была устроена неплохо. Одна стена ее была выкрашена в белый цвет, на ней висели изображения толстых подсолнухов, на иных картинах было изображено какое-то подобие солнца. Другая стена комнаты была заляпана черной краской, кое-где изображались звезды. Галюник подскочил к Двудушнику.

– Немногим людям удается соединить в себе день и ночь, лето и зиму. И я знаю – у тебя две души.

Двудушник от удовольствия крякнул, вскинул забинтованную руку с пистолетом вверх. Грохнул выстрел, пуля с жалобным визгом ударила в потолок, сверху посыпалась штукатурка. Галюник отпрянул от Двудушника с испугом.

– Давай к делу, придурок, – прорычал Двудушник, размахивая забинтованными руками, стараясь разогнать пороховой дым.

– Сам ты такой нехороший, – ответил Галюник. – Ты не можешь контролировать себя. Вот дело, о котором я говорил, – Галюник вытащил из кармана подобие большого электрического фонарика.

Он нажал на какие-то кнопки и из этого устройства ударил голубоватый луч. Галюник направил луч на брюнетку, и над головой последней возникла картина ее мыслей: это была ужасающая смесь – паштета из куриных сердец, выкройки одежды, мокрицы.

Галюник перевел луч своего мозгового насоса на блондинку. Над головой у девушки возникли образы ее мыслей: снующие в мусорке тараканы, медовые мурашечки, извивающийся лосось, из которого выдавливают икру.

Двудушник смотрел как завороженный. Он крякнул и спросил:

– Как называется это устройство, человек-секрет?

– Это мой мыслесос! – гордо ответил Галюник.

– А как этой штуковиной пользоваться? – интересовался Двудушник.

Галюник ответил:

– Очень просто, надо навести луч на ту голову, из которой ты хочешь высосать мысли, образы, мозги, а мыслесос приставить к себе.

– Можно я попробую, – попросил Двудушник.

– Пожалуйста, – Галюник протянул мыслесос Двудушнику.

В это время Рафаэль и Донателло внимательно наблюдали за происходящим в комнате. Зрителями также были и прислужники Двудушника. И все без исключения присутствующие увидели, как Двудушник взял мыслесос, приставил его к своему квадратному, как кирпич, лбу, включил аппарат и направил голубоватый луч на все еще скворчащую яичницу, которая стояла на столе.

Произошло странное: клубящийся пар над яичницей в лучах мыслесоса вдруг превратился в тонкие иглы света, которые устремились по голубому лучу в голову Двудушника. Вначале он закричал, лицо его перекосила ужасающая гримаса, и черты стали напоминать яичницу: глаза изображали два круглых желтка с кровяными прожилками. Двудушник с силой оторвал мыслесос забинтованными руками от лба.

– Ну, что? – смеялся Галюник. – Каково тебе было почувствовать себя яичницей? Приятно? Это еще что? Я успел побывать вареными макаронами, каркающей вороной, и даже сушеной воблой!

Двудушник с гримасой отвращения, но, тем не менее, удовлетворенно, прорычал:

– Ничего подобного мне раньше не приходилось чувствовать. Как прекрасно ощущать себя взболтанным и пережаренными утиными яйцами! Нет, такого я еще не испытывал… Побывать яичницей – это превосходно.

Рафаэль тоже не смог удержаться от смеха. Хохотал и Донателло. Охранники хватались за животы, едва не падая от смеха.

– Дай, я теперь попробую снять образ мыслей вон той мокрицы, которая ползет по стене, – попросил Двудушник.

– Нет, нет! – запротестовал Галюник, – это только первый раз бесплатно. Сейчас ты мне должен заплатить!

– Сколько я тебе должен платить? – прорычал с угрозой Двудушник. – Я могу забрать эту штучку совершенно бесплатно, человек-секрет!

– Дудки! – Галюник сделал знак черепашкам, и те покорно заняли боевые стойки, готовые защищать своего мнимого господина.

– Так что ты хочешь, человек-секрет? – более спокойно спросил Двудушник.

– Денег!

– И сколько тебе надо?

– Ровно столько, чтобы установить подобные мыслесосы в каждом телевизоре в городе, – ответил Галюник, приподняв маску и почесав зудящееся веко. – Но главное, мне нужны деньги, чтобы установить антенны, которые будут передавать откачанные мысли со всего города в одно место.

– И что это за место? – полюбопытствовал Двудушник, почесывая забинтованной рукой свой затылок.

– Мой мозг! – воскликнул Галюник.

От этих слов Рафаэль вздрогнул. Вот, оказывается, какая опасность скрывалась в этом полудурке для всего человечества. Если Галюник осуществит свои планы, то тысячи и тысячи людей будут такими, каким оказался бедный Лео.

Рафаэль подмигнул Донателло и тот слегка кивнул в ответ, понимая что к чему.

– Ага, каков хитрец! – воскликнул тем временем Двудушник. – Человек-секрет хочет стать самым умненьким на земле.

– Во всей Вселенной! – воскликнул Галюник.

Глаза его лихорадочно блестели. Он, наверное, действительно представлял себя повелителем Вселенной.

– Укради мне столько денег, чтобы я смог осуществить свой план, – снова обратился Галюник к Двудушнику.

– А что я получу взамен? – спросил Двудушник.

– Взамен? – Галюник жеманно перегнулся в пояснице. – Все меня внимательно слушают? Взамен я помогу тебе решить самую большую для тебя загадку! Ты получишь Бэтмэна! – крикнул почти в ярости Галюник. Он явно был не в себе.

– Ну, что, по рукам? – протянул свою бледную пятерню Галюник, явно ожидая, что Двудушник сразу же согласится на его предложение. Глаза у последнего тоже лихорадочно блестели, а рот кривился в довольной улыбке.

Но вместо того, чтобы пожать руку человека-секрета, Двудушник вскинул к его голове пистолет и с угрожающим видом проговорил:

– Ты засветил мое убежище, ты привел сюда этих зеленых чудищ. За это тебя можно двести раз утопить и сто раз повесить. С каким бы удовольствием я переломал тебе кости за это.

Галюник струхнул. Он попятился к черепашкам, но дорогу ему перегородили бандиты с оружием в руках. Двудушник тем временем продолжал:

– Я бы тебя накормил ржавыми гвоздями и заставил бы пить кислоту, чтобы в животе у тебя булькало, а через нос выходила пена! Но…

– Что но? – жалобно пропищал сникший «повелитель Вселенной».

– Но?! Но, человек-секрет, мне твоя затея нравится! – окончил свою речь Двудушник.

Галюник облегченно вздохнул.

Облегченно вздохнули все, кто был в этом бандитском логове. Приступ гнева у Двудушника мог закончится совсем иначе.

– Но помни, человек-секрет, если ты мне не поможешь поймать Бэтмэна, я тебе башку отстрелю! – были последние слова Двудушника.

После этого начался ужин, за которым для начала Двудушник и Галюник проглотили приготовленную Двудушником яичницу. Затем Двудушник забинтованными руками подвинул к себе икру, приправленную лимоном и солью. Не успел он прожевать первую ложку икры, как на его лице изобразилось уныние и он выплюнул икру в салфетку.

– Мания, опять пересолила! – кисло сказал Двудушник и придвинул к себе стряпню черноволосой Агонии.

– Опять переперчила, тьфу! – Двудушник отодвинул тарелку с паштетом. – Опять мне яичницей довольствоваться?

Галюник, тем не менее, слопал все то, что наготовили Пупсик и Мусик, они же – Агония и Мания.

Потом еще Галюник вздумал танцевать и дурачиться с Пупсиком, потому что блондинка понравилась Галюнику, и он в нее сразу же влюбился, ходил за ней следом до тех пор, пока Двудушник не взял его за шиворот и сильно не встряхнул.

Донателло и Рафаэль наблюдали за всем этим. Зеленая тоска была на их лицах.

– А теперь – подарки! – Двудушник сделал величественный жест, явно несоответствующий состоянию его рук.

Прислужники тут же внесли две большие коробки. В одной было норковое манто, а в другой песцовая шубка. Девушки Двудушника завизжали от восторга, причем белокурая Мания от удовольствия топала ногами, а черноволосая Агония закатила от приятности подарка глаза и упала бы в обморок, если бы не Галюник, который перехватил девушку поперек талии.

– Теперь у меня будет ровно тридцать пять черных-черных норковых манто! – радовалась белокурая Мания.

– А у меня – тридцать пять белыx-белыx песцовых шубок, – нежно ворковала черноволосая Агония.

Затем бандит и сумасшедший ученый принялись строить планы добывания денег.

Глава 5. Черепашки-грабители

Банк железной дороги находился в большой комнате, разделенной на две неравные части длинной дубовой конторкой. В банк входили с коридора, через застекленную дверь, перед которой было нечто вроде тамбура.

Здесь и должен был произойти смелый налет бандитов Двудушника.

В момент, когда этот налет начался, трое служащих банка занимались обычной работой. Двое из них писали, а третий беседовал с посетителями. Кассир под защитой решетки подсчитывал наличность, достигшую в тот день внушительной суммы почти в миллион долларов.

Было около шести вечера. И в шесть часов банк должен был закрыться, а на окна опущены железные шторы. Немного позже служащие разойдутся, закончив трудовой день.

Заглушенный шум городской улицы едва проникал через оконные стекла, потемневшие в надвигающихся сумерках.

В это время вошел человек. Он бросил быстрый взгляд туда-сюда, полуобернулся и сделал наружу, без сомнения, компаньону, оставшемуся в коридоре, жест правой рукой. Большой, указательный и средний пальцы в перчатках выбросили число три, то есть, в комнате находилось трое служащих.

Служащие не видели этого жеста из-за полуоткрытой двери.

Подав сигнал, человек вошел в банк и стал позади одного из клиентов.

Один из двоих свободных конторщиков поднялся и, подойдя к нему, спросил:

– Что вам угодно, сэр?

– Благодарю вас, – ответил новый посетитель, – я подожду, – и он показал жестом, что желает иметь дело со служащим, около которого остановился.

Служащий банка не настаивал, сел за свой стол и принялся за работу. Человек ждал, никто не обращал на него внимания.

Это был здоровяк высокого роста. Судя по ширине плеч, он обладал необыкновенной силой. Довольно помятая светлая борода окаймляла смуглое лицо. Если бы кто-нибудь присмотрелся повнимательней, то, несомненно, он обнаружил бы, что борода эта была приклеенной. Но никто не обратил на бороду внимания. На здоровяке был длинный плащ. А что под плащом – нельзя было разглядеть.

Клиент, стоявший впереди, кончил свое дело. Бородатый стал на его место и начал, в свою очередь, разговор со служащим банка о тех операциях, которые хотел произвести. В это время посетитель, которого он заменил, отворил дверь и покинул банк.

Дверь немедленно открылась, и вошел второй субъект, такой же странный, как и первый, такой же широкоплечий и с такой же мятой светлой бородой, окаймлявшей загорелое лицо. И если бы кто внимательнее присмотрелся к его одежде, то нашел бы, что плащ у этого человека точно такой же, как у первого. Новый посетитель занял свою очередь и, дождавшись, когда конторщик освободится, завел разговор с ним, таким образом, это продолжалось тех пор, пока все посетители не покинули Банк железной дороги.

Тут дверь снова отворилась, и вошел третий человек. Этот третий был очень низенького роста, необычайно широкий, с лицом, обрамленным черной бородой, в очках и в сером плаще. Эти трое посетителей были заняты разговорами с конторщиками. Тут дверь отворилась, и вошли сразу двое. Один из них был тоже невысоким, с почти круглым туловищем, при бороде и черных очках.

Двойка вошла странным образом: более высокий появился первым, едва войдя, остановился так, что прикрыл компаньона; тот, притворившись, будто зацепился за ручку двери, проделал с ней какую-то таинственную операцию. Задержка продолжалась недолго, и дверь закрылась, но у нее осталась только внутренняя ручка, позволявшая выйти. Наружная исчезла. Таким образом, больше никто не мог войти в контору банка.

Служащие не подозревали, что уже отрезаны от внешнего мира.

Двое незанятых конторщиков устремились ко вновь пришедшим с любезным видом, так как заметили, что часы уже показывают шесть. Значит, визит посетителей будет коротким, и от них можно будет отделаться меньше чем за пять минут. Один из запоздавших клиентов принял услугу, в то время, как другой, более высокий, пожелал переговорить с директором.

– Я посмотрю, есть ли он здесь, – был ответ. Служащий исчез в глубине бюро, но тотчас появился.

– Потрудитесь войти! – предложил он, открывая подвижную створку в конце конторки. Человек в перчатках прошел в кабинет директора, тогда как конторщик, прикрыв за ним дверь, вернулся к работе.

Что произошло между директором агентства и его посетителем? Дело в том, что посетитель с бородой, при очках и в перчатках был не кто иной, как черепашка-ниндзя Рафаэль. Да, да, наш юный мутант, который нанялся вместе с Донателло служить Галюнику и который намеревался что-либо разузнать от последнего о друге Леонардо. Вместе с ним был и Донателло, тоже переодетый.

Двудушник оказался хитер. Он сделал так, чтобы черепашки участвовали в ограблении банка. Лучшего средства сделать черепашек покладистей нельзя было придумать. И черепашки-ниндзя были вынуждены согласиться, чтобы вконец не потерять надежды спасти своего друга Леонардо.

Рафаэль через несколько минут показался в проеме двери и, не обращаясь ни к кому из служащих конкретно, произнес совершенно спокойным тоном:

– Пожалуйста… Господин директор желает говорить с кассиром.

– Хорошо, сэр, – ответил кто-то из конторщиков.

Повернувшись, он позвал:

– Гольдшмид, тебя директор зовет.

– Иду! – ответил кассир.

С аккуратностью, свойственной людям его профессии, кассир бросил в несгораемый шкаф портфель и три мешка долларов, громко захлопну л тяжелую дверку, потом закрыл окошечко, вышел из своей клетки, заботливо закрыл ее за собой и направился к кабинету начальника. Рафаэль пропустил кассира и прошел за ним.

Войдя в кабинет, Гольдшмид с изумлением заметил, что комната пуста. Чтобы не поднялась тревога, переодетый Рафаэль не дал Гольдшмиду времени отгадать загадку. Рафаэль достал из-под плаща большой мешок, прыгнул на кассира, уложил его на пол и в два счета надел последнему на голову мешок. Удивление кассира было настолько велико, что он даже не сопротивлялся. Рафаэль спокойно завязал мешок, предварительно заклеив рот кассиру пластырем.

Ни малейшего шума не произвел ниндзя. В большом зале служащие продолжали свое дело. Покончив с кассиром, переодетый Рафаэль тихонько приоткрыл дверь и бросил взгляд в зал. Удовлетворенный осмотром, он слегка кашлянул, как бы для того, чтобы привлечь внимание четырех странных запоздавших клиентов.

Это был условный сигнал, по которому переодетый Донателло и остальные бандиты вытащили из-под плаща огромные револьверы. Донателло крикнул:

– Руки вверх! Ограбление банка!

Не раздалось ни одного крика. Тут же рты служащих банка были заткнуты ватой и заклеены пластырем, руки заломлены за спину и связаны. Крепко связали и ноги. Служащих усадили на стулья и привязали к ним. Все было кончено в одно мгновение. Бандиты с удовольствием потирали руки. Рафаэль сказал:

– Вот как нужно грабить банки! Учитесь!

Бандиты недовольно пожимали плечами, один из них произнес:

– Так не интересно, я люблю с шумом, громом.

Донателло ответил на это:

– На шум сразу бы приехала полиция.

Следует сказать, что Донателло и Рафаэль сами разработали план ограбления банка, чтобы не было ни одной жертвы. Двудушник остался очень доволен этим планом, но просил пострелять хотя бы в потолок, по его собственному выражению, для устрашения. Но на это ни Рафаэль, ни Донателло не согласились. И вот чудесный план вдруг осложнился.

На столе зазвонил телефон.

– Стоп! – приказал Рафаэль. В данном случае он был Главарем шайки. Рафаэль приблизился к аппарату и снял трубку.

– Алло! Я слушаю.

– Это вы, Пфенниг?

– Да.

– Странно, я не узнаю вашего голоса.

– Аппарат поврежден. Я тоже не узнаю вашего голоса.

– Это вас беспокоит мистер Шиллинг.

– А-а, так-так! Теперь я узнал…

– Скажите, мистер Пфенниг, бронемобиль был уже?

– Нет еще, – ответил Рафаэль после краткого колебания.

– Когда придет бронемобиль из железнодорожных касс, будьте добры принять всю наличность.

– Большая сумма?

– Приличная. Около пяти миллионов.

– Черт побери! – пробормотал Рафаэль, закрыв трубку рукой. Дело принимало неожиданный поворот. Можно было еще ограбить этот бронемобиль.

– Ну, так примите деньги?

– Рассчитывайте на меня. До свидания, мистер Шиллинг.

– До свидания, мистер Пфенниг!

Рафаэль положил трубку и остался на мгновение в задумчивой неподвижности. Внезапно он принял решение и собрал сообщников вокруг себя.

– Надо действовать, друзья-грабители, – сказал он тихо. – Живо! Сделаем так: долой плащи, пусть будут видны ваши костюмы, а мы с Донателло спрячемся за этой дверью. В тот момент, когда войдет инкассатор с деньгами, я выйду и начну с ним беседовать. Только без шума, без стрельбы.

Через некоторое время возле офиса Банка железной дороги остановился бронемобиль и вышли двое инкассаторов. Они с двумя большими мешками денег поднялись на лифте в помещение банка и подошли к двери. Разумеется, предварительно ручку Рафаэль поставил на место.

Инкассаторы вошли в помещение банка. Понятно, они увидели бандитов, которые сидели за конторскими столами и что-то писали или, по крайней мере, делали вид, что пишут.

– Привет, – сказал один из инкассаторов.

– Привет, – ответили ему.

– Смотрите, да это же не Гольдшмид! – вскричал один из инкассаторов.

– Сегодня у него отпуск, я его заменяю, – объяснил мнимый кассир. Это был один из головорезов Двудушника.

В этот момент Рафаэль вышел из помещения директора банка и, как ни в чем не бывало, помахивая портфелем, подошел к двери и тут же крикнул:

– Шабаш!

В тот же момент бандиты вскочили со всех мест и напали на инкассаторов. Естественно, инкассаторы были связаны в два счета. Забрав деньги, Рафаэль, Донателло и их сообщники спустились к бронемобилю, открыли его и повезли деньги их будущему хозяину.

Микеланджело уже несколько дней жил в гостеприимном доме мистера Бартоломью. За ним ухаживал Тэдди – слуга и друг Бартоломью.

В одно прекрасное утро Микеланджело решил устроить постирушку. Он попросил у Тэдди пластмассовый таз и немного стирального порошка. Тэдди сказал:

– Ну уж нет, я сам все сделаю.

– Я не привык, чтобы за мной ухаживали, – гордо ответил Микеланджело и принялся работать. Надо было видеть как молниеносно он насыпал порошок в воду, вспенивал ее, ловко выкручивал брючины. Его руки так и мелькали. Брови старого слуги поползли вверх. Сноровистость Микки настолько понравилась Тэдди, что он еще больше полюбил черепашку.

После того, как при помощи Донателло и Рафаэля был ограблен Банк железной дороги, Двудушник и Галюник решили устроить налет на ювелирный магазин. Денег у них уже было предостаточно, но им хотелось достать шикарные драгоценности для Мании и Агонии.

Разумеется, в этом ограблении должны были участвовать и наши друзья, черепашки-ниндзя. Однако делать им это никак не хотелось. До сих пор ни Рафаэль, ни Донателло так и не услышали ничего о Леонардо.

Вынужденные участвовать в ограблении, Рафаэль и Донателло рассчитывали все устроить так, чтобы ювелирный магазин не сильно пострадал. Однако получилось наоборот.

Среди белого дня банда во главе с Двудушником и Галюником на нескольких автомобилях подъехала к витринам одного из лучших ювелирных магазинов города. Черепашек-ниндзя оставили сторожить автомобили, а остальные ворвались внутрь помещения с автоматами наперевес и устроили внутри настоящий погром.

– Не убивайте меня, не убивайте! – вопил служащий ювелирного магазина, когда Двудушник наставил на него пистолет.

Галюник тем временем сгребал крупные алмазы в мешок прямо с разбитой витрины. Потом он подошел к этому хнычущему служащему и громко крикнул Двудушнику:

– Эй, Двудушник, покажи, как убивают людей! Ты же такой смелый!

Двудушник ощерился и направил пистолет в сторону трясущегося от страха служащего банка. Рафаэль видел все это через витрину магазина, не выдержал, вбежал в магазин, прыгнул на Двудушника, толкнул его и заорал:

– Полиция!

Налетчики переполошились и начали спешно покидать место преступления.

Полиция действительно приближалась к ювелирному магазину. Прислужники Двудушника были до того бестолковыми, что сами бежали в объятия полицейских, которым оставалось только защелкивать наручники и заталкивать ошалевших от страха бандитов в полицейский фургончик.

Двудушник схватил мешок с алмазами и бросился бежать. Галюник последовал за ним. Рафаэль и Донателло сопровождали их.

А что они могли поделать?

Крылан Бартоломью слушал по телевизору последние новости.

– Вчера в нашем городе было совершено дерзкое ограбление. На этот раз пострадал ювелирный магазин, – говорила миловидная телеведущая с голубого экрана.

Бартоломью смотрел телевизор, и взгляд его был унылым. Телеведущая продолжала:

– Нападение Двудушника, как сообщают из полиции, уже второе за прошедшую неделю. Но если первое ограбление было спланировано и совершенно без шума и почти следов, то в последнем имеются раненые. В этом преступлении прослеживаются черты, присущие всем преступлениям Двудушника. Наглости этого бандита нет предела. Куда смотрит полиция, почему городские власти не предпринимают никаких акций против бандитских выходок, куда подевался, наконец, знаменитый Бэтмэн, который всегда приходит на помощь?

Бартоломью хмыкнул и равнодушно посмотрел на экран.

– По показаниям свидетелей, в ограблении участвовали двое подозрительных зеленых субъектов, напоминающие черепах, а также человек, который оставляет после себя открытки с надписью «Человек-секрет – повелитель Вселенной». Доктор Эйприл О’Нил, которая консультирует полицию, заявила, что наш город имеет дело с новым видом сумасшествия…

К Бартоломью подошел его слуга Тэдди и сказал:

– Мистер Крылан, вам пришла открытка… Вам опять кто-то угрожает.

Бартоломью взял открытку. На ней было написано:

«Повелитель Вселенной скоро покончит с Бартом Крыланом.

Человек-секрет».

– Видите, мистер. Открытка подписана все так же. Человек-секрет, – заметил Тэдди.

– Да, человек-секрет – повелитель Вселенной… – пробормотал Бартоломью. – Я не понимаю одного: почему у Двудушника появились зеленые помощники, почему эти черепахи оказываются среди бандитов…

Микеланджело в это время находился на кухне. Тэдди вошел туда и Микки сразу же спросил:

– Тэдди, а почему двери, над которыми красуется эмблема летучей мыши, всегда заперты?

Тэдди пошутил:

– За этой дверью живет прабабушка мистера Крылана!

– А если серьезно? – добивался правды Микеланджело.

– А если серьезно, там хранится столовое серебро мистера Крылана, – ответил Тэдди. – А ты, Микеланджело, не слышал, что передали в последних новостях?

– И что же? – насторожился Микеланджело.

– Полиция сообщила, что в ограблении ювелирного магазина участвовали две зеленые черепахи… Странно они себя ведут, правда?

Микеланджело нахмурился. Никого из черепах, кроме Рафаэля и Донателло, там, в налете на ювелирный магазин, не могло быть.

Микеланджело прошел в свою комнату, улегся на кушетку и принялся размышлять.

Что заставило его друзей так поступить? Может, этот чертов изобретатель, который высосал мозги у Леонардо, добрался и до них? Высосал мыслительную энергию и запрограммировал их на ограбления и убийства? Ведь ловкость, тренированность, умение сражаться разнообразным оружием делают из черепашек-ниндзя идеальных бойцов, настоящих солдат. Микеланджело, сам того не желая, прошептал:

– Не может быть…

– Что вы сказали, мистер Микеланджело? – спросил Тэдди, но Микеланджело не ответил. Ему было плохо. Черепашки-ниндзя должны делать только добро, а тут получается наоборот. Что скажет Эйприл, что сказал бы их учитель Сплинтер?

Глава 6. Летающая черепаха

Добыв деньги путем грабежа, Галюник принялся осуществлять свои планы по завладению Вселенной. Для начала он организовал собственную фирму, которую назвал «Шиз и компания». Он купил несколько пустых цехов, в которых установил оборудование, и наладил выпуск мыслесосов. Каждый такой аппарат он монтировал в телевизоре, который затем продавался по низкой цене. Люди с удовольствием покупали такие телевизоры, не понимая, что с момента покупки становятся жертвами полусумасшедшего изобретателя.

– Ты выбрасываешь мои деньги на ветер! – говорил Галюнику Двудушник, недовольный низкой ценой выпускаемых телевизоров.

– Мне важно, чтобы телевизор с мыслесосом был в каждой семье… Чем больше людей будут проводить времени у телевизоров, тем больше мыслей я заполучу! – отвечал ему ученый. – И для меня не важна сиюминутная выгода, надо думать о будущем, когда мы завладеем Вселенной!

– Зачем мне Вселенная? Что я буду делать с ней? – недоумевал Двудушник. – Мне бы миллиона три-четыре, да Бэтмэна поймать, вот и все…

– Похоже, ты просто болван, – злился Галюник. – Весь мир будет пресмыкаться у твоих ног… Все, что ты пожелаешь, будет доступно тебе.

– А полиция? – спрашивал закоренелый преступник.

– Полиция? Полицию мы купим… – не сдавался Галюник.

– Не все полицейские покупаются, – вздыхал Двудушник, почесывая револьвером переносицу.

Чтобы порадоваться первым успехам, похвастаться перед старыми приятелями, которые любили и жалели несчастного изобретателя, Галюник решил устроить праздничный вечер, что-то вроде бала. Кроме задачи покрасоваться перед публикой, Галюник преследовал и цель дать своему изобретению широкую рекламу.

В тот вечер, на который был намечен бал, Галюника нельзя было узнать. В парикмахерской высшего разряда ему сделали чудесную прическу, а оделся он так красиво и богато, что белокурая Мания, и черноволосая Агония, будучи среди приглашенных, начали соперничать из-за его внимания.

– Сегодня он мой, – прошептала блондинка и незаметно толкнула брюнетку ногой.

Черноволосая Агония как ни в чем небывало улыбнулась, хотя ее улыбка была холодной, как камень, и, изловчившись, нанесла белокурой Мании незаметный для окружающих удар локтем в бок.

– Нет, он будет моим…

Ни один мускул не дрогнул в лице блондинки. Она лишь слегка побледнела. В ее пальцах появилась английская булавка.

– Я больше нравлюсь Галюнику, гадюка чернобровая…

– Нет, саламандра бесцветная, – отвечала брюнетка, – Гансик увлечен мной.

Неизвестно, чем бы закончился спор Агонии и Мании, если бы не возглас Галюника.

– Дамы и господа, прошу внимания!

Галюник стоял на возвышенном месте, держал обеими руками последнюю модель мыслесоса, специально позолоченного для этого вчера и громко говорил:

– Теперь вы тоже можете в этом участвовать! Новейшее развлечение будет у вас дома. Дамы и господа, я поделюсь с вами мыслями о будущем человечества! Скоро в каждом доме будет «ящик», при помощи которого вы сможете почувствовать себя любой вещью, любым предметом, познать мысли и чувства великих и не очень великих киноартистов…

Бартоломью Крылан снова смотрел телевизор. «Местные новости, – объявил телекомментатор с экрана, – Ганс Македонски и его «ящик» скоро станут символом Америки. Вчера в городе начались волнения, когда в магазинах кончились телевизоры со встроенными приспособлениями для передачи мыслительных образов. Сейчас в городе практически не осталось ни одного дома без такого телевизора. Критики говорят, что люди под воздействием нового телевидения становятся зомби, но Ганс Македонски сказал, что это же самое говорили и про обыкновенное телевидение, когда его только изобрели».

Бартоломью позвал Тэдди и сказал, что ему надо собраться на бал, который устраивает его бывший работник Ганс Македонски.

– Осмелюсь сказать, – проговорил Тэдди, – на вашем месте я не пошел бы на этот бал. Пусть даже вас и пригласил лично этот Ганс Македонски…

– Я бы тоже не пошел, – ответил Бартоломью, – но я приглашу девушку и буду ее сопровождать.

– Тогда другое дело, мистер Крылан, – с улыбкой сказал Тэдди.

Люди не знали, что, покупая «ящик Гансa» со встроенным мыслесосом, они становятся настоящими жертвами Галюника и его компании. Когда человек смотрел такой телевизор, все мысли его извлекались из головы и по мыслесосу передавались на антенну, а потом на другие, еще более мощные мыслесосы, расставленные по всему городу. Они же в свою очередь посылали отсасываемую психическую энергию на центральный мыслесос, установленный на фабрике телевизоров Ганса Македонски. Вся энергия людских голов, сконцентрированная в голубом канале центрального мыслесоса перетекала прямо в голову изобретателя.

От чрезмерного присутствия чужих мыслей Галюника нельзя было узнать. Глаза его были выпучены, потому что он постоянно удивлялся украденным мыслям. На первый взгляд, Галюник становился вроде бы все умнее и умнее. Да, он давал безошибочные советы многим знакомым, научился руководить своими подчиненными, но в то же время он все с большим трудом управлял хаотическим потоком своих и чужих мыслей, который прямо бушевал в его черепной коробке.

Рафаэль и Донателло были в курсе всего, что касалось мыслесосов. Они знали, как управлять ими, что надо было делать, чтобы вернуть Лео к прежнему нормальному состоянию. Им не было известно единственное – где же был сам Лео, куда подевалась Машина времени, где была Эйприл?

Когда Бартоломью уехал приглашать на бал свою девушку, а Тэдди ушел в сад, Микеланджело решил потренироваться.

Юный мутант совершил для разминки пробежку по всему дому, затем начал совершать прыжки через голову. Затем он стал прыгать по лестнице, перескакивать через мебель. Микеланджело так увлекся своими упражнениями, что переусердствовал.

Разогнавшись по лестнице, Микеланджело так высоко прыгнул, что влетел на кухню. Перекувыркнувшись в воздухе, он не рассчитал расстояния и ударился панцирем в таинственную дверь, которая была всегда заперта.

И дверь внезапно отворилась. Микеланджело от любопытства разинул рот и заглянул за дверь. Он ожидал увидеть столовое серебро, но увидел туннель, который вел прямо под дом.

Сгорая от любопытства и волнения, Микеланджело на цыпочках начал красться по туннелю. Микки забыл обо всем на свете. Скоро туннель кончился и Микеланджело очутился в подземелье, которое можно было с полной уверенностью назвать подземной лабораторией, или, по крайней мере, подземным гаражом.

Больше всего юного мутанта заинтересовал автомобиль, похожий на какое-то насекомое. Именно такой автомобиль он видел перед тем, как прийти к особняку мистера Крылана.

Микеланджело не мог знать, что попал в подземный гараж Бэтмэна. Он уселся в бэтмобиль, а тот принял его за своего хозяина и тут же завелся. Едва Микеланджело положил руку на руль, как внезапно отворилась дверь и бэтмобиль покатил по длинному туннелю, ведущему в город.

Крылан Бартоломью пришел к Эйприл приглашать ее на бал. Эйприл к этому времени решила подарить Бартоломью другой подарок – самые современные и дорогие часы. Она надеялась, что Бартоломью вернет ей куклу, а вместе с ней и пульт управления Машиной времени.

– Надеюсь, Барт, тебе понравится мой подарок?! – спросила Эйприл, очень обрадованная приходу Бартоломью.

– Ты угадала, – ответил Бартоломью. – Я хотел иметь такие часы.

Бартоломью понимал, что нельзя отказываться от подарка девушки.

– Да, они пойдут тебе, – сказала Эйприл. – Только скажи мне, Барт, почему у тебя такие печальные глаза. Признайся мне, – девушка подошла к молодому человеку очень близко. – Неужели это так трудно.

– Мои родители были убиты у меня на глазах, когда я был еще ребенком, – с трудом произнес Бартоломью. – Вот почему мне иногда бывает очень тяжело.

– Сочувствую вам, – прошептала Эйприл.

– Я не помню, что там точно произошло, – с трудом понимая, говорил Бартоломью, – но… Все то, что я помню, приходит во снах… такие озарения, вспышки, отдельные образы. А теперь приходит нечто совершенно новое. Раньше такого не было. Я вижу эти сны наяву.

– Бартоломью, вы описываете подавленные воспоминания! – вскрикнула Эйприл. Она от всей души желала помочь Бартоломью.

– В вас живет забытая боль, которая пытается выйти на поверхность, – говорила она, чувствуя, что ее слова нужны этому плечистому человеку, перенесшему трагедию в раннем детстве.

– Ой, сейчас я приду, у меня там чайник кипит… – Эйприл выбежала на кухню.

Едва Эйприл убежала, Бартоломью поднялся из кресла, обошел комнату. Неожиданно его взгляд привлекли журналы и газетные вырезки на письменном столе Эйприл. Бартоломью внимательно посмотрел на них. На каждой из вырезок были изображения летучей мыши. Это были вырезки о Бэтмэне.

Ясно было, что девушка им очень заинтересована. Это насторожило Бартоломью. Действительно ли Эйприл та девушка, которая так ему нравится и которая может помочь ему в жизни не быть одиноким?

Бартоломью оглянулся, Эйприл отворяла дверь с кухни хорошенькой ножкой, потому что руки у нее были заняты подносом с чашками чая…

– Знаете, я подумала, что, может, в смерти ваших родителей есть что-то, что вы не хотите признать? – сказала Эйприл, видя, что Бартоломью стоит возле ее письменного стола. – Хотите чаю?

– Нет, – сухо ответил Бартоломью, – я оставлю вас с ним наедине, – и его палец указал на портреты Бэтмэна, валяющиеся на столе. Жгучее чувство ревности охватило Барта.

– Но ведь это моя работа? – вскрикнула Эйприл отчаянно, чувствуя, что Бартоломью уйдет и уйдет навсегда.

– Нет, это не просто работа, это нечто большее, не правда ли? – сощурившись, сказал Бартоломью.

– Мне кажется, это очень интересно с медицинской точки зрения, мистер Бартоломью, – быстро отвечала Эйприл. – Почему взрослый мужчина это делает? Как будто над ним висит проклятие. Будто он вынужден помогать людям, спасать их, чтобы унять собственную боль, муку.

– Но это ведь не просто профессиональный интерес, да, Эйприл? – выпытывал Бартоломью.

– Вы что, Бартоломью, ревнуете? – изумилась Эйприл.

– Нет, я не могу ревновать к Бэтмэну, – отвел глаза Бартоломью.

– Вы не подпускаете меня к себе, Бартоломью, – несколько обиженно сказала Эйприл.

– Вы хотите узнать, кто я? – спросил Бартоломью. – Наверное, мы все раздвоенные. Одни днем и другие в темноте. Ярость, агрессивность, страх – это дети ночи…

В это время тонким комариным писком засигналили часы Бартоломью.

– Простите, – пробормотал Барт и отвернулся. Затем быстро посмотрел на часы. Светился экран маленького видеотелефона. На экране было изображение Тэдди.

– Я сейчас занят, – сказал Бартоломью.

– Прошу прощения, сэр, – пробормотал слуга. Он явно был чем-то озабочен. – У меня очень важное сообщение, сэр, – Тэдди почесал переносицу, что показывало его смущение. – Наш новый зеленый друг уехал путешествовать.

– Он убежал?

– Не имею представления, но он взял машину, – отвечал Тэдди.

– Мой новый ягуар? – все еще хранил спокойствие Бартоломью.

– Нет, другую машину.

– Старый форд? – спокойствие Бартоломью явно истощалось.

– Нет, другую машину, – твердил Тэдди.

У Бартоломью похолодело все внутри – неужели эта черепашка раскрыла его секрет? Тот секрет, над разгадкой которого бьется эта миловидная девушка, к которой он неравнодушен, но которой почему-то больше нравится не он, Бартоломью, а ночной крылатый герой – Бэтмэн?

А в это время Микеланджело гнал похожий на длинного скорпиона бэтмобиль по улицам вечернего города. Ясное дело, Микеланджело только учился управлять диковинной машиной. Бэтмэн то летел вперед стрелой, пуская клубы дыма и огня из сопел реактивных двигателей, то медленно катил по гладкому шоссе.

Наконец Микеланджело выскочил на хорошо освещенную городскую улицу. Он уже научился управлять бэтмобилем и был очень доволен послушностью этой машины. Никогда раньше он не ездил на подобном транспорте. Микеланджело ехал по широкой улице, потом решил свернуть. Он не заметил, как неожиданно попал в совершенно незнакомый район города. Всюду высились кирпичные дома с грязными окнами. Гремела музыка, развязная молодежь веселилась и танцевала под грохот барабанов и завывание электронных гитар.

– Ну и местечко, – хмыкнул Микеланджело и попытался развернуть машину.

В это время его взгляд привлекла группа парней и девушек, размалеванных, с вычурными прическами. Кое-кто из парней был с дубинками в руках. Главарь этой маленькой шайки держал за руку невысокую девушку и что-то кричал ей в лицо. Она пыталась сопротивляться. Но насильники обступили ее и хохотали, потешаясь над ее протестами.

Когда бэтмобиль стал поперек дороги, молодые люди завизжали и с криком восторга подбежали к бэтмобилю.

– Бэтмэн приехал! Бэтмэн!

Подруги хулиганов с размалеванными помадой лицами облокотились на бэтмобиль и заглядывали внутрь. Микеланджело, польщенный таким вниманием, вышел из машины, широко улыбаясь.

– Так это не Бэтмэн, это какая-то зеленая уродина! – воскликнули девушки.

– Ах, так, если это не Бэтмэн, то я тебя поцелую, – прокричал вожак хулиганов и привлек сопротивляющуюся девушку к себе.

Девушка вырвалась и убежала в закоулок. Вожак бросился ее догонять. Ватага хулиганов последовала за своим вожаком. Микеланджело стало совершенно ясно, кто такой мистер Бартоломью и что это за дом, в который он попал. Микки так же было ясно, что он должен спасать репутацию Бэтмэна, да и свою собственную. Его же обозвали зеленой уродиной.

Микеланджело бросился за хулиганами. Те вовсю куражились над бедной девчонкой.

– Эй, отпустите девушку! – громко крикнул Микеланджело.

– Опять эта зеленая жаба, – крикнул вожак насильников, все еще не выпуская девушку.

– А может, это все-таки Бэтмэн? – проговорил один из компании.

– Ну как же! – сказала одна из размалеванных девушек. – Бэтмэн – это летучая мышь, а что мы видим перед собой, длинноногую черепаху?

– Сейчас я спрошу у этого мерзкого лягушонка кто он такой, – пробормотал вожак хулиганов. – Уж не один ли из тех грабителей, что обчистили ювелирный магазин.

Вожак хулиганов подошел к Микеланджело, широко расставил ноги и грубо выкрикнул:

– Ты кто такой, черт бы тебя побрал?

– Я – Бэтмэн! – спокойно ответил Микеланджело. – Ну, забыл костюм дома, что тут такого? Следующий раз буду как летучая мышь, какая вам разница?

Признание Микеланджело не подействовало на хулиганов. Вожак хлопнул несколько раз в ладони и хулиганы гурьбой набросились на черепашку-ниндзя. Но наш юный истинный ниндзя, который всю свою жизнь посвятил боевому искусству, только и ждал этого момента.

Он бил хулиганов, он крушил их, заламывая руки, ставил подножки, стучал по лбам, по макушкам и затылкам.

Вдруг из переулка подвалила еще одна банда, которая со свистом и криком набросилась на Микеланджело. Руки юного мутанта работали как ветряная мельница при урагане. Совершая головокружительные прыжки через голову нападавших, Микеланджело разил направо и налево, пробираясь к ошеломленной девушке, которую насильники оставили без внимания.

– Беги, – крикнул новый Бэтмэн. – Беги, пока они тебя не хватились!

Девушка нерешительно стояла возле стены и вдруг произнесла:

– Но разве Бэтмэн не целует спасенную девушку?!

Микеланджело растерялся. Ему казалось, что этим делом могут заниматься только люди, и то, не совсем серьезные. Но момент требовал быстрого решения. И Микеланджело принял его. Он приблизился к девушке и неумело, совсем по-черепашьи чмокнул девушку в щечку.

– Бежим! – воскликнул он, и они побежали по переулку к бэтмобилю.

– Как мне нравится жизнь с приключениями! – кричал Микки, бежавшей за ним девушке. – Сражения и преследования, сотня врагов и романтическая девушка!…

Но выбежать из переулка черепашке-ниндзя и девушке не удалось. Опомнившись, уличные хулиганы со свистом и гиканьем сбегались со всей округи. Огромной толпой они окружали героя-одиночку.

Микеланджело открыл первую попавшуюся дверь в стене, затолкнул туда девушку и сказал:

– Беги!

Ему же одному предстояло сражаться с обезумевшей от ярости толпой. В таком переплете Микеланджело еще не бывал. Драчунов собралось более сотни. Противостоять им не было никакого смысла. И весь ужас положения состоял в том, что Микки не было куда деваться. Он не умел летать, как летучая мышь, он не был Бэтмэном, и на этом попался.

Вот уже первые нападавшие подбегали к нему, размахивая дубинками, удары градом посыпались на Микеланджело, и если бы не его крепкий панцирь, который выручал много раз, то на черепашке-ниндзя не осталось бы и живого следа. Микеланджело как мог ставил блоки против ударов, нападал сам, не давая противникам опомниться. Когда он совершал один удар, на него сыпалось пять. Когда Микеланджело успевал сделать два удара, получал десять. Часть ударов попадала в руки и ноги, и было очень больно. А хулиганов становилось все больше и больше, и каждый стремился нанести Микеланджело удар побольнее.

Казалось, что насильники готовы были разорвать новоявленного Бэтмэна в клочья.

Микеланджело ничего не оставалось, как совершить головокружительный прыжок к осветительной мачте и уцепиться за нее. Затем Микки совершенно как кошка, вскарабкался на самый верх. Внизу же быстро образовалось скопище драчунов. Кто-то тащил лестницу, кто-то собирал камни и бутылки, чтобы швырять ими в новоявленного Бэтмэна. Микеланджело едва не плакал от сознания того, что ничего не может сделать с таким громадным количеством хулиганов. И вдруг кто-то крикнул:

– Смотрите, смотрите на крышу дома!

Микеланджело глянул вверх. Там на фоне неба чернела крылатая фигура. На первый взгляд казалось, что это очертания какой-нибудь вентиляционной трубы. Но ветер шевелил плащом. Вдруг эта неподвижная фигура дрогнула. Крылатое существо прыгнуло вниз. Тут уж все увидели эмблему летучей мыши.

– Бэтмэн! – раздался истошный крик вожака.

Орда хулиганов дрогнула, словно пронзенная электрическим током. Все бросились врассыпную, сбивая с ног и давя друг друга.

Глава 7. Снова Двудушник

Через секунду Бэтмэн мягко приземлился возле Микеланджело. Ни один из нападавших не осмелился выступить против Бэтмэна, хулиганы разбежались кто куда. Ошеломленный Микеланджело едва смог отцепиться от осветительной мачты и спрыгнул на землю. От волнения и обиды, Микеланджело потерял над собой контроль. Какое им, черепашкам-ниндзя, дело до того, что Двудушник путем шантажа пытался поймать человека-летучую мышь? Сейчас Микеланджело не знает, где Рафаэль и Донателло, он в отчаянной ситуации… Микеланджело бросился на Бэтмэна с кулаками.

– Бэтмэн, какой же ты добрый, если ты стал причиной гибели моих друзей! Где они? Ты знаешь, где они?!

Бэтмэн стоял неподвижно, легкими движениями руки отражая не сильные, но настойчивые удары Микеланджело.

– Ты воюешь с Двудушником, а то, что другие попадают из-за этого в беду…

Бэтмэн мочал, всматриваясь из щелки кожаной маски в Микеланджело.

– Если бы Бэтмэн смог отдать свою жизнь за твоих друзей, он сделал бы это!

– Отдал свою жизнь? – повторил черепашка.

– Но твои друзья грабят банки! Как последние грабители с большой дороги…

– Что?! – ошеломлено произнес Микеланджело. – Повтори, что ты сказал?

Бэтмэн ничего не ответил, круто повернулся и пошел в бэтмобиль. Бэтмобиль сразу же признал своего хозяина, раскрыл двери и Бэтмэн уселся. Микеланджело ожидал, что Бэтмэн уедет один, но Бэтмэн сидел в автомобиле, очевидно поджидая его.

Микеланджело вздохнул и пошел к Бэтмэну.

– Повтори, Бэтмэн, что ты сказал, – настаивал Микеланджело.

Но тот упрямо молчал.

И вот они вернулись в подземный гараж Бэтмэна. Микеланджело не знал, как ему себя вести. Он долго ходил возле Бэтмэна, который регулировал автомобиль, потом снимал костюм летучей мыши, превращаясь в мистера Крылана Бартоломью.

Микеланджело уже давно понял это и не знал, что ему делать. Наконец, он собрался с духом и подошел, теперь уже к мистеру Крылану, и сказал:

– Я хочу отомстить Двудушнику за Рафаэля и Донателло. За своих друзей. Когда я дрался с хулиганами, мне казалось, что я сражаюсь с Двудушником, когда я дрался с тобой, мне казалось, что я тоже дерусь с Двудушником. Что мне делать? Как это объяснить?

– Да, понимаю, – мрачно ответил Бэтмэн-Бартоломью. – Объяснить это трудновато…

– Я думаю, вы поможете мне найти Двудушника. И тогда я вышибу из него хотя бы одну его поганую душу.

– Ты хочешь лишить человека жизни? – удивился Бартоломью.

– Да.

– Хорошо, допустим, ты сделаешь так, – рассуждал Бартоломью, – ты убьешь его, но боль не стихнет, а возрастет, и тебе, чтобы ее унять, придется убить нового Двудушника, нового негодяя, и ты начнешь убивать, убивать всякий раз, когда будешь вспоминать о своих пропавших или погибших друзьях. И вот однажды утром ты проснешься и поймешь, что месть – отвратительное чувство, пусть даже и справедливое, – стала твоей сущностью, делом твоей жизни.

Микеланджело покачал головой.

– Тебе, Бэтмэн, не понять, что такое дружба. Ты одиночка. А у меня были друзья, я буду мстить за них. Нравится тебе, Бэтмэн, или нет, но я уже часть этой мстительной силы. Я буду бороться против Двудушника.

Обхватив свою зеленую голову руками, Микеланджело бросился из гаража по туннелю в сторону кухни.

Там его встретил Тэдди, хотел привлечь его к себе, обнять и успокоить, но ниндзя вырвался и убежал в свою комнату, не скрывая рыданий.

Он действительно любил друзей.

– Я стану не летучей мышью, которая помогает людям в беде, а летающей черепахой, которая тоже помогает противостоять злу! – упрямо прошептал Микеланджело.

Бартоломью вспомнил, что он так и не пригласил на бал Эйприл. Тогда он быстренько поднялся к себе в комнату и набрал номер телефона девушки.

Эйприл О'Нил сидела у себя в комнате в расстроенных чувствах, когда позвонил телефон.

– Эйприл? – звучал в трубке голос, когда девушка ответила.

– Да. Это ты, Барт? – удивленно и обрадовано спросила Эйприл.

– Давай отбросим все эти неясности, – предложил Бартоломью, – Я приглашаю тебя на бал.

– На бал? – удивилась девушка. Бартоломью слышал взволнованное дыхание Эйприл.

– Ну ты же в курсе, что сегодня в городе произойдет презентация некоего супермыслескопа. Если вы помните Галюника из моей лаборатории, так это именно он изобрел его. Хотите туда пойти?

– С удовольствием, – засмеялась Эйприл. Да, она приняла это приглашение с большим удовольствием. Но ее сердце разрывалось на части. Ей нравился и Бэтмэн, и этот молодой, высокий мужчина – Барт Крылан.

И вот Барт Крылан и Эйприл О'Нил приехали на презентацию нового вида телевидения. Разумеется, презентация представляла собой настоящий праздник, и, как на всякий праздник, мистер Бартоломью и Эйприл были хорошо одеты.

На Эйприл было шикарное черное платье с длинным шлейфом. Плечи были открыты, а на руках красовались черные гипюровые перчатки. Это придавало Эйприл, агенту Службы безопасности Вселенной, вид настоящей светской леди.

Три или четыре оркестра, приглашенные на представление новой модели телевизоров мистера Ганса, уже играли. Музыканты добросовестно отрабатывали полученные деньги. Музыка гремела во всех помещениях, снятых для презентации, наполняла коридоры, и разносилась далеко за пределы здания. Целая толпа зевак пришла поглазеть на широко разрекламированную в городской прессе презентацию. Кроме того, зеваки и случайные прохожие получали бесплатное удовольствие – слушали великолепную музыку.

Прибор, имя которому было супермыслескоп, был выставлен посреди большого зала, в котором уже шумело настоящее празднество. Люди были беззаботны, они кружились парами в танце, разговаривали и никому в голову не приходило, что творится на самом деле.

Микеланджело приехал на презентацию в числе последних. Дело в том, что Тэдди неожиданно постучал к нему в комнату и рассказал, куда уехал Бартоломью. Микеланджело долго думал, зачем старый слуга рассказал ему об этом. Наконец юный ниндзя принял решение: что ему следует ехать вслед за Бэтмэном-Бартоломью. Ведь за ним охотится Двудушник. И тогда он сможет расплатиться с бандитом за все. Именно на это намекал старый мудрый слуга.

Когда же Микеланджело собрался уходить из дома, Тэдди подошел к нему и протянул обыкновенные на вид часы.

– Что это? – спросил Микеланджело.

– Это видеотелефон, – спокойно ответил Тэдди. – Если я тебе срочно понадоблюсь, нажми кнопку вызова.

Через некоторое время Микеланджело был в центре города, возле здания, в котором проходила презентация супермыслескопа. Конечно, никто не приглашал его на сам праздник, но Микки затесался в толпу зевак. Было очень удобно то обстоятельство, что среди зевак оказалось множество ряженых: люди в масках, с размалеванными лицами, в различных костюмах того или иного времени.

Микеланджело не стоило даже переодеваться, пусть его принимают за ряженного под зеленую черепаху.

Галюника нельзя было узнать, теперь его волосы были уложены волосок к волоску, на нем болтался дорогой костюм, который только можно было достать в Нью-Йорке. Возле него ворковала белокурая Мания. А шагах в десяти от него сидела в кресле надутая черноволосая Агония.

– Мистер Ганс Македонски, ваше лицо на обложках всех журналов, – сказала белокурая Мания. – Я вам завидую…

– Я к этому стремился, дорогая, – бросил Галюник.

В зал, где находились Галюник и подружки Двудушника, вошли Бартоломью и Эйприл. Белокурая Мания залепетала:

– Бартоломейчик! – и обратился к Галюнику: – Какой он красавчик, – и уныло посмотрела на мешки под глазами у Галюника, на его сизое лицо, – ты не такой красавчик в этом костюме, при этой зеленой бабочке.

– Заткнись! – пробормотал Галюник.

А вокруг Бартоломью Крылана и Эйприл уже толпились репортеры. Один из них задал вопрос:

– Правда ли, мистер Крылан, что компания мистера Ганса Македонски вскоре поглотит вашу компанию?

Бартоломью ничего не ответил, так как в это время увидел приближающегося Галюника, которого нельзя было узнать, поскольку он уже ходил с несколько наглым видом. Галюник обратился к репортерам, указывая на Бартоломью.

– Вот смотрите на человека, который отстал от жизни, отстал от поезда, отстал от всех технических новинок.

Галюник с довольным видом посматривал на окружающих.

– Ведь ваше трехмерное телевидение, мистер Крылан, это вчерашний день, не правда ли? Ваши ящики – это все равно, что картонные коробки с мусором. От них нельзя получить никакого удовольствия!

Чтобы не спорить с Галюником, Бартоломью улыбнулся и произнес:

– Поздравляю, мистер Македонски, прекрасная вечеринка, прекрасный напиток, прекрасные девушки…

Галюник смотрел широко раскрытыми глазами на сопровождавшую Бартоломью Эйприл.

– А что это у вас за девушка? – спросил он неожиданно, – какой лакомый кусочек!

Бартоломью представился белокурой Мании.

– Я – Барт Крылан, – сказал он и протянул руку блондинке.

– О-о! Какой мужчина! – пролепетала с восхищением белокурая Мания. – Зовите меня как хотите, мистер Крылан. Хоть просто Маней.

Галюник прошествовал дальше по залу, увлекая за собой репортеров, и воскликнул:

– Дамы и господа, перед вами новая модель моего супермыслескопа. Ряд совершенно невероятных возможностей. Вы можете побывать в шкуре любого человека, которого снимает этот прибор. И наоборот. На экране обыкновенного телевизора вы можете посмотреть мысли каждого из вас.

В тот же момент началась демонстрация возможностей нового аппарата. Целая толпа желающих собралась возле кабинки, в которой было приемное устройство. Люди, прошедшие через эту кабинку, демонстрировали на мониторе выставленного супермыслескопа картинки своих видений. Многие присутствующие охали от удивления и восторга. Репортеры не отставали от Галюника ни на шаг.

– Мистер Македонски, – обращались они к Галюнику, – как вам удалось изобрести такой чудесный прибор? У вас повышенная работоспособность? Откуда вы берете энергию?

– Это мой маленький секрет! – отвечал Галюник.

Бартоломью, который стоял невдалеке, неожиданно громко спросил:

– Это что, телевизионная голограмма, направленная на мозг человека?

– Да, да, – сконфужено сказал Галюник, – похоже, что это так.

Затем он нахмурился и резко бросил Бартоломью:

– Барт, ты что? Не умеешь проигрывать? Отойди лучше в сторону…

Бартоломью в свою очередь ответил:

– Если ты умеешь наводить образы на мозг человека при помощи техники, то, что помешает тебе извлекать эти образы из голов других людей?

Галюник неожиданно обозлился:

– Ты боишься испробовать мое изобретение, так и скажи…

Тут зазвучала бравурная мелодия. Галюник глянул на Эйприл и забыл обо всем на свете.

– Потанцуем, – протянул он руку Эйприл.

Эйприл подала ему свою руку. Они закружились в вихре танца. Галюник танцевал с Эйприл и пристально смотрел ей в глаза. Эйприл понимала: она близка к разгадке того, что творилось в «Крылан и компания» и творится сейчас по всему городу. Потому что она чувствовала: этот мистер Ганс Македонски, он же Галюник, скрывает в себе то, за чем ее послали сюда на Машине времени, которую, кстати, она не нашла там, где оставила, и безуспешно разыскивала последнее время.

Бартоломью отошел от танцующих к приемной кабинке супермыслескопа. Место возле этой кабинки пустовало, поскольку присутствующие были шокированы откровенностью тех мыслей, которые появлялись на экране.

Бартоломью внимательно изучал аппаратуру пульта управления. Ганс Македонски тайком следил за ним. Неожиданно к Бартоломью подошла белокурая Мания.

– Ну, каков приборчик? – блондинка пыталась обворожительно улыбнуться.

– Вы очень милы, – заметил Бартоломью, чем несказанно польстил девушке. – А не скажете ли вы мне, как включается эта штуковина.

– Очень просто, – блондинка не знала, как зацепить такого видного мужчину.

Она отодвинула одну крышечку и достала оттуда длинный ключ.

– Ого, как придумано! – изумился Бартоломью.

Он взял у блондинки ключ и положил его в карман, глядя в смеющееся лицо девушки. Затем, сделав, равнодушный вид, прошел внутрь приемной кабинки и начал внимательно изучать приборы. Он не видел, что в этот момент к пульту управления подошла брюнетка, черноволосая Агония, которая по знаку, сделанному ей танцующим Галюником, достала точно такой же ключ и сунула его в гнездо замка.

Аппаратура включилась, засияла разноцветными пульсирующими огоньками.

Галюник танцевал с Эйприл, но все его внимание было направлено на экран монитора, на котором он намеревался прочитать мысли Бартоломью.

По экрану побежали черные и белые полосы, возникли хаотические картинки и внезапно из совершенного мрака появилась летучая мышь.

Галюник бросил Эйприл прямо посреди зала и устремился к экрану, чтобы получше рассмотреть то, что там появилось. Но он не успел сделать этого.

Неожиданно от центрального входа раздались крики, револьверные выстрелы. Галюник оглянулся и увидел, что банда Двудушника прибыла на презентацию. Бандиты были вооружены с ног до головы и у каждого был большой мешок.

– Деньги, бриллианты, ценности! – орали прислужники Двудушника. Сам он был окружен телохранителями, расхаживал по залу с невероятно довольной миной на лице.

Галюник с отчаянной надеждой глянул на экран монитора, думая, что ему удастся разгадать затаенную мысль. Но в этот момент Двудушник поднял свой громадный пистолет и выстрелил прямо в супермыслескоп, который красовался на подставке.

Пуля разбила аппарат вдребезги. Последовала ослепительная вспышка. Экран монитора, на котором все еще роились образы из головы Барта угас.

Увлеченный было исследованием супермыслескопа Бартоломью тут же пришел в себя, глянул из кабинки и увидел, что Двудушник с довольным видом выдувает дым из ствола своего громадного пистолета. К Двудушнику тут же подскочили блондинка и брюнетка.

– Дорогусик, – едва не хором сказали девушки, – ты пришел с нами потанцевать?

Бартоломью повернулся и вышел из кабинки через другую дверь. Он бросился вдоль стены в коридор, который вывел его к окну. Бартоломью широко распахнул его. Это был третий этаж. Надо было прыгать.

Бартоломью выскочил в окно.

А в это время Двудушник, размахивая пистолетом, как дирижерской палочкой, кричал:

– Дамы и господа! Успокойтесь, небольшое развлечение. Деньги, украшения, переносные телефоны, часы просим выкладывать на стол!

– Успокойтесь все, успокойтесь, – оглушительно кричал Галюник, пытаясь изменить ситуацию. Но в начавшейся панике все смешалось.

Бартоломью, совершив прыжок с третьего этажа, ловко приземлился на асфальт. Потом он побежал к своему автомобилю, и вот автомобиль рванул с места. Необходимо было срочно переодеться и вооружиться.

На руке у Бэтмэна-Бартоломью замерцал экран видеотелефона.

– Тэдди, большая неприятность, Двудушник здесь!

Тэдди был начеку. Он заранее подъехал на другом автомобиле поближе к центру города.

Микеланджело также был свидетелем бандитского вторжения. Но каково было его изумление, когда среди нагрянувших бандитов он увидел двоих, которые были вроде бы в костюмах зеленых черепашек, с повязками на глазах, впрочем, как и остальные бандиты. В первый момент ему захотелось побежать и сорвать эти повязки, чтобы убедиться, уж не Донателло и Рафаэль ли это. Но ему мешала толпа, которая валила из центрального входа. Люди в панике бежали, падали, разбивали носы о ступеньки. Царил хаос.

Тогда Микеланджело решил предпринять следующее. Да, он должен помочь Бэтмэну, но ему хотелось, чтобы у Бэтмэна был помощник, который был бы похожим на него. Микеланджело знал, что у Бэтмэна много костюмов, и нужно было срочно надеть один из них.

Но едва ли он успеет добраться до особняка, где хранятся костюмы. И тогда он вспомнил о миниатюрном видеотелефоне, который дал ему Тэдди.

Микеланджело набрал код вызова. Экран на часах замерцал и на нем появилось изображение.

– Что случилось, Микеланджело?

– Мне нужен боевой костюм!

– Я нахожусь недалеко, метрах в трехстах от места происшествия.

– Где именно? – обрадовался ниндзя.

Старик назвал точное место, и Микеланджело быстро побежал к нему.

– Ты испортишь мою вечеринку, – пробормотал Галюник, пробираясь в толпе к Двудушнику.

– Я уже ее испортил. Мне надоело ждать, когда ты вычислишь Бэтмэна и я пришел сюда вернуть мои деньги. Да и есть вероятность того, что мы встретим Бэтмэна здесь.

Едва он промолвил эти слова, как вверху раздался звон разбиваемых стекол. Пробив стеклянный купол, в зал начал падать человек в маске летучей мыши.

– Бэтмэн, Бэтмэн, – закричали люди.

Бэтмэн перекувыркнулся в воздухе и пружинисто приземлился на помост, на котором недавно покоился супермыслескоп.

– Да, появление эффектное, – пробормотал Галюник.

Двудушник спокойно цедил какой-то напиток. Он не беспокоился за свою судьбу. У него были два великолепных бойца – черепашки, которых он перекупил у Галюника. И действительно, черепашки стремительно бросились на Бэтмэна. Началось сражение. Черепашек было двое и они могли попеременно сражаться с противником. Бэтмэн наносил удары черепашкам, но они отвечали ему тем же. Мало того, в борьбу вмешались остальные бандиты, и это сильно осложняло положение Бэтмэна.

Бэтмэн отчаянно сражался, но ему приходилось все трудней и трудней, поскольку черепашки все активнее наседали на него. Они были очень ловкими и тренированными. Бэтмэн поражался, как они успевают отражать его, казалось бы, несокрушимые удары.

– Посмотри, – воскликнул Галюник, обращаясь к Двудушнику, – как они дубасят друг друга! Какое приятное зрелище! Как они разбивают друг другу носы. Лупят по щекам, это же великолепно.

Тем временем Бэтмэн разбросал наседавших на него врагов, сделал головокружительный прыжок и очутился рядом с изумленной Эйприл. Бэтмэн ухватил девушку за руки, притянул ее к себе и крепко поцеловал. Эйприл прошептала:

– У меня сегодня ночью!

Десятки выстрелов заглушили ее слова, но Бэтмэн расслышал и кивнул в знак согласия.

Затем Бэтмэн повторил свой головокружительный прыжок и очутился снова в гуще противников. На него наседали черепашки. Но Бэтмэна они не интересовали, его интересовал Двудушник, который с мешком награбленных бриллиантов под мышкой улепетывал в окружении нескольких бандитов к центральному входу. Бэтмэн бросился за ними.

Бандиты подбежали к канализационному люку и один за другим скрылись внутри. Бэтмэн подбежал к люку и прыгнул за ними.

Но этот люк оказался заранее подстроенной ловушкой.

Там, под землей было устроено специальное приспособление в виде огромной трубы с невероятно скользкими стенками. Бэтмэн проскользил по этой трубе и очутился на дне огромной бочки. Едва он приземлился, как крышка сверху захлопнулась. Вокруг себя он услышал радостные крики бандитов. Вдруг крики стихли. Гангстеры явно что-то замышляли.

В гробовой тишине послышался скрежет железа. Казалось, кто-то покручивал старый, заржавевший вентиль.

И вдруг Бэтмэн почувствовал удушливый запах газа.

Наши юные друзья-мутанты, вынужденные помогать бандитам в сражении с Бэтмэном, увидели, что человек-летучая мышь побежал по коридору и прыгнул в люк.

– Что же мы наделали? – простонал Рафаэль. – Мы ведь знаем, что там ловушка.

– Ну, это последний раз, когда мы помогаем силам зла, – ответил Донателло. – Это мы сделали ради того, чтобы спасти Леонардо. Теперь бежим к Галюнику и просто вытрясем из него сведения, где наш друг-черепашка.

Черепашки-ниндзя с самым решительным видом подошли к Галюнику Македонски.

Мистер Македонски стоял растерянный, и уже растрепанный. На его шевелюру нельзя было глядеть без сожаления. Таким образом, Македонски из красивого и прилизанного мистера превратился обратно в Галюника, у которого был обычный затрапезный вид. Галюник сокрушенно разглядывал свой разрушенный мыслескоп.

– Послушайте, мистер повелитель, – иронично сказал Донателло, – пришло время рассчитываться. Мы должны знать, где Леонардо.

Галюник посмотрел на Донателло и неожиданно рассмеялся:

– Вот здесь, – и постучал пальцами себе по голове, – вот здесь ваш Леонардо. Скажу также, что я выкрал вашу Машину времени. Она в моем распоряжении.

Рафаэль подскочил к Галюнику с намерением ударить его. Но Донателло помешал ему.

– Если ты разобьешь ему голову, то мы никогда не увидим Леонардо.

Рафаэль в бессилии опустил кулаки.

Глава 8. Испытание огнем

– Что может быть лучше, чем несколько глоточков газа! – услышал вдруг Бэтмэн голос Двудушника за стенкой железной бочки. – Поддай, ребята, еще…

Вне всякого сомнения, сейчас с ним, с человеком-летучей мышью, расправятся. Газом пахло все сильнее. Бэтмэн понял, что бандиты напускают газ в железную ловушку. Скоро будет достаточно одной искры, чтобы газ взорвался, и тогда Бэтмэна ничто не спасет. Из-за своей опрометчивости Бэтмэн попался в ловушку. В первый раз его спасла Эйприл. Что или кто может спасти его сейчас?

Бэтмэн ударил изо всех сил в стальную стенку бочки. Раздался глухой звон. Нет, не пробить. И вверх не прыгнуть. Однако Бэтмэн не отчаивался, он приготовился встретить смерть, как подобает настоящему мужчине.

Вновь послышались злорадные крики.

– Ну, летучая крыса, каково тебе дышится? – спрашивал довольный Двудушник, обходя ловушку. Он щелкнул курком пистолета, взводя его, отошел как можно дальше и направил оружие на бочку. Когда он нажимал на спусковой крючок, губы его дрожали от удовольствия.

Раздался выстрел. Огромный факел пламени сверкнул в этом подземелье. Бочка от взрыва лопнула по шву. Огненный вихрь приближался к Бэтмэну. Языки пламени готовы были лизнуть лицо героя. Бэтмэн пригнулся, накрылся полами плаща.

Огненный смерч налетел на Бэтмэна. Казалось, ничто живое не сможет уцелеть в этом аду.

Бандиты начали прыгать, выражая свое ликование. Наконец-то им удалось свести счеты с Бэтмэном!

Но когда огненный вихрь спал, прямо из ослепительного пламени показался силуэт летящей мыши.

У Двудушника перекосилось от ярости лицо. Он вскинул пистолет и пуля за пулей начал обстреливать Бэтмэна. Однако пули не причиняли вреда легендарному герою.

– Ну почему ты не можешь отдать концы! – выругался Двудушник, выхватил гранатомет из рук рядом стоящего помощника и выпустил несколько гранат по Бэтмэну. Раздались оглушительные взрывы. Западня, которую устроили Бэтмэну бандиты, разлетелась на куски. Стальные конструкции обрушились, увлекая за собой Бэтмэна. Сверху падали бетонные блоки перекрытой подземной галереи, а Двудушник все выпускал и выпускал гранаты по своему заклятому врагу.

– Давай самосвал! – рявкнул Двудушник помощникам. Те отдали распоряжение по радиотелефону.

Тут же к зданию, где так бесславно закончилась презентация прибора Ганса Македонски, подъехали многотонные грузовики, кузова которых были нагружены дымящимся шлаком. Температура этого шлака достигала полтысячи градусов, местами он еще был так раскален, что светился голубоватым пламенем.

Грузовики подъехали к люку, который вел в подземную галерею, и тонны горячего шлака устремились вниз, опаляя все живое, погребая под своей массой и разломанную на куски западню, и Бэтмэна, и бетонные балки, упавшие сверху.

– Тебе конец, Бэтмэн! – завопил Двудушник и перестал стрелять. У него кончились боеприпасы, но палец все еще судорожно нажимал на спусковой крючок гранатомета.

Установилась гробовая тишина. Шлак сверху перестал сыпаться. Огромная его гора источала жар.

И тут, откуда не возьмись, появился еще один человек-летучая мышь. Казалось, что это Бэтмэн чудесным образом спасся и летит сверху, попав в подземелье через проломанное в асфальте отверстие.

– Бэтмэн! – закричали в панике бандиты.

– Нет, – хладнокровно произнес Двудушник. – Этого не может быть! Это не Бэтмэн. Это – летучая черепаха!

Да, это действительно была черепаха, хотя и не летучая. Это был наш несравненный Микеланджело, который устремился на помощь Бэтмэну.

На Микеланджело был великолепный черный плащ с эмблемой черепахи, летящий по воздуху. На груди была точно такая же эмблема. У ниндзя на голове красовался специальный шлем. Как и у Бэтмэна, этот костюм отлично защищал Микеланджело от пуль, огня, ударов меча.

Вот Микки опустился на шлаковый холм, но тут же высоко подпрыгнул, поскольку шлак был очень горяч. Ниндзя с размаха погрузил правую руку в шлак, пытаясь нащупать Бэтмэна. И не ошибся! Его рука натолкнулась на тело человека, который прикладывал титанические усилия, чтобы продраться сквозь горячий шлак наверх, к свободе и жизни. Микеланджело нащупал руку друга и изо всех сил начал тянуть Бэтмэна на поверхность. Вот показалась ушастая голова Бэтмэна, затем выглянуло туловище и вот он полностью оказался извлечен из-под шлака! Живой и невредимый! Какая удача!

Микеланджело дернул рукой за тросик, прикрепленный к автомобилю, за рулем которого сидел верный слуга Бэтмэна Тэдди, и крылатые существа быстро взлетели вверх.

– Стреляйте же! – послышался запоздалый крик раздосадованного вконец Двудушника.

Микеланджело возбужденно ходил по подземному гаражу Бэтмэна. Тэдди видел, что юный ниндзя явно что-то замышлял. Тэдди сообщил об этом своему хозяину. Бартоломью спустился в гараж и внимательно посмотрел на Микки.

– Микеланджело, ты можешь успокоиться? – спросил Бартоломью.

– Нет, не могу, мне нужно срочно поквитаться с Двудушником. Я там его видел! Он там был!

– Всему свое время, – говорил Бартоломью, которому его верный и заботливый Тэдди намазал целебной мазью обожженные участки кожи.

– Нет, у меня нет времени! – кричал Микеланджело. – Мне нужно создать образ борца против зла. Мне нужно имя, как у тебя, Бэтмэн. Я хочу быть бэт-черепашкой. А? Неплохо.

– Да уж, черепаха-летучая мышь? Не звучит, – пробормотал Бартоломью. – Такое и во сне не приснится…

– А может, бэт-ниндзя, а? Ведь я должен нагнать страху на этих бандитов, которые терроризируют город! Бэтмэн?!

– Летающий зеленый лягушонок! – добродушно пошутил Тэдди.

– Я же серьезно, а вам только бы шутить? – возмущался Микеланджело. – Я тебя спас, Бэтмэн, и поэтому ты у меня в долгу, не так ли? И теперь, куда бы ты ни пошел, я буду всегда рядом!

– Нет, – отрезал Бэтмэн, – из тебя плохой напарник. Все сразу увидят, что ты – не летучая мышь. А только длинноногая черепаха. А разве черепахи могут сражаться с такими закоренелыми преступниками, каковыми является Двудушник? По нему же плачут все тюрьмы Соединенных Штатов. Кроме того, у меня есть подозрения, что Ганс Македонски работает в паре с этим бандюгой…

– Не хочу тебя слушать, Бэтмэн, черепашки тоже кое-что могут, – решительно сказал Микеланджело. – Тэдди, возьми мои повязки и повесь в шкаф рядом с костюмами Бэтмэна. Им там законное место.

Тэдди послушно исполнил приказание Микеланджело.

– И ты его поощряешь? – сказал Бартоломью, обращаясь к своему слуге.

– Существу, кто бы он ни был, которое решило отомстить, не требуется никакое поощрение, его стремление нужно только направить в нужное русло, – ответил Тэдди, не глядя на Бартоломью. Кроме того, Микки копирует вас, мистер Крылан.

– Да, я начинаю испытывать последствия той жизни, которой жил, – вздохнул Бартоломью. – Вот еще неприятности с Эйприл.

– Какие неприятности? – спросил Тэдди. – Разве вы не способны решить этот вопрос, как решали люди в старые времена?

– А как это решали раньше? – спросил Бартоломью.

– Сходите к ней в гости и расскажите о своих чувствах. Она поймет вас, вот увидите, Бартоломью…

– Нет, – со вздохом ответил Бэтмэн-Бартоломью. – Я один раз уже ходил. Ей нужен только Бэтмэн, а Бартоломью не нужен.

Эйприл отдыхала в отеле. Ей снился сон о далеком времени, в котором у нее были верные друзья и дом в цветущем фруктовом саду. Девушке снилось, что она угостила друзей-черепашек малиновым пудингом с ванильной подливкой, а сама отправилась спать. Вот она разобрала постель и улеглась.

Эйприл казалось, что она уснула, но она все видела. Неожиданно в комнату среди ночи через окно влетел огромный вампир – летучая мышь с отвратительной мордой. Между глазами у этой летучей мыши, поперек лба, залегла кожистая складка, придававшая мыши угрюмый вид.

Эйприл оставалась неподвижна, ожидая, что вампир вылетит обратно в окно, исчезнет в ночи, но летучая мышь тихо облетела комнату. Потом вампир начал кружить между потолком и Эйприл. Мало-помалу вампир опускался все ниже и ниже, наконец, совсем опустился к девушке, быстро махая крыльями. От взмахов крыльев в лицо веяло ветром. Неожиданно отвратительное животное впилось девушке в открытую грудь, начало пить кровь и увеличиваться в размерах. Эйприл хотела закричать, но не чувствовала ни малейшей боли. А вампир тем временем сосал кровь и раздувался все больше и больше…

Девушка вздрогнула и проснулась. Какое счастье, что это был всего лишь сон.

Эйприл тряхнула головой, словно стараясь отогнать от себя остатки кошмара. Неожиданно ей показалось, что стукнула рама окна. Девушка приподнялась на локтях и невольно вскрикнула – в свете уличного фонаря она увидела силуэт человека в маске, под головой торчали серые ушки.

– Бэтмэн?! – неуверенно спросила Эйприл. От недавнего кошмара девушка вся дрожала.

Человек за окном молчал.

– Бэтмэн?! – настойчивее произнесла Эйприл. – Это ты?

Человек в черном плаще приблизился к окну, приподнял его и ловко проник через оконный проем в комнату.

– Я не могу поверить, что Бэтмэн пришел ко мне! – прошептала Эйприл. Она была сильно взволнована неожиданным визитом. Ее глаза были широко раскрыты. В них пылала страсть. Но ужас от пережитого кошмара не давал ей покоя.

Девушка приблизилась к Бэтмэну и нежно поцеловала его.

– С той минуты, как я впервые увидела тебя, я мечтала о том, что мы встретимся! – прошептала Эйприл.

– Я здесь! – сказал Бэтмэн.

Эйприл посмотрела на мощную фигуру легендарного мстителя. В полумраке комнаты он казался ей чудовищем. Она вспомнила свой недавний сон-кошмар. А вдруг Бэтмэн такой же вампир?

– Ты, Бэтмэн, здесь, но дело в том… – в некотором замешательстве произнесла девушка.

– Дело в чем?

– А в том, – набралась смелости Эйприл, – что летучие мыши – это голодные вампиры, летающие ночью над спящими равнинами. Они зорко высматривают себе добычу. Если они заметят спящих на открытом воздухе людей, то опускаются на них, прокусывают в одном месте кожу и начинают сосать теплую кровь…

– Вы говорите чепуху, – сказал Бэтмэн, – вампиры питаются фруктами и насекомыми. Лишь в случае нужды нападают на спящих людей или животных и высасывают у них кровь. В большинстве случаев потеря крови при этом незначительная…

– Но все же факт высасывания крови сам по себе настолько отвратителен, – заметила Эйприл, – что подвергшиеся нападению вампира не могут вспомнить об этом без чувств ужаса…

– Вы правы, – мрачно ответил Бэтмэн, – но, тем не менее, я здесь…

– Да, я ждала этого момента, но теперь, когда ты, Бэтмэн, здесь, я думаю о другом человеке…

– О ком же? – мрачно спросил Бэтмэн.

– Наверное, когда-то девушке нужно взрослеть, правда, Бэтмэн.

– Кто этот человек?

– Он – это не ты! Надеюсь, ты понимаешь меня.

– Я понимаю, – ответил Бэтмэн. Он постоял некоторое время, словно в нерешительности, затем произнес:

– Ну, что же, тогда все в порядке.

На лице, скрытом кожаной полумаской появилась улыбка.

На следующий день после презентации, на которой произошел ряд чрезвычайных событий, в том числе ограбление гостей, погром внутри здания, битва Бэтмэна с гангстерами, газеты вышли с сенсационными заголовками типа «Бэтмэна спасает летящая черепаха».

Галюник и Двудушник сидели в просторном кабинете в здании на территории, где размещалась «Шиз и компания». Десятки цехов вокруг центрального здания денно и нощно выпускали телевизоры со встроенными мыслесосами.

Цехи бдительно охранялись, и не удивительно, что нельзя было придумать лучшего убежища для банды Двудушника, чем территория «Шиз и компания».

Галюник посмотрел газеты, отложил их в сторону и покосился на Двудушника. Тот сидел мрачный, словно у него во рту была стекловата. Кроме того, вчера он подхватил насморк и теперь отчаянно сморкался. Двудушник в очередной раз утерся громадным носовым платком и проговорил:

– Да, вчера мне не удалось похоронить Бэтмэна заживо! А кто виноват?

Двудушник яростно чихнул. Он до того был расстроен вчерашней неудачей, что едва не плакал.

– Ну ладно, не хнычь, – успокоил Галюник, – лучше скажи, как тебе понравились мои телохранители – зеленые черепашки?

– Отличные ребята! – прорычал Двудушник. – Теперь я не удивляюсь, что они меня чуть не забили камнями до смерти. Представляешь, у меня пистолет, а они, черепашки, выступили против меня с голыми руками. И я проиграл…

– Так ты с ними немного знаком? – поинтересовался Галюник.

– А то нет! – гордо поднял голову Двудушник. – Посмотри, до сих пор торчит.

С этими словами бандит показал на темени круглую шишку величиной с каштан, которая возвышалась над волосами и блестела, как отполированный медный шарик. Двудушник еще раз оглушительно чихнул.

– Бэтмэна черепашки хорошо дубасили, это правда. Только он уходит всякий раз, вот беда… – продолжил Двудушник. – Кажется, я перерыл весь город, мои верные ребятки обследовали все дома, а Бэтмэна так и не нашли. Ума не приложу, кто это может быть!

– А ты не доверял черепашкам. Кстати, хочешь посмотреть, о чем думает наш друг Барт Крылан? – почему-то шептал Галюник. Лицо у него выражало невероятную таинственность.

– Крылан? Это кто? Твой бывший хозяин? Как же мы узнаем, – спросил Двудушник, утирая слезы, выступившие у него при чихании, – что у него в башке?

– Какой ты не догадливый, – сказал Галюник. – Смотри сюда: перед тем, как твои молодчики ворвались в зал, где я так хорошо танцевал с изумительной девушкой, Крылан зашел в демонстрационную кабину и мои агенты успели записать содержимое его мозгов!

Галюник достал ключик и вставил в гнездо стоящего перед ним мыслескопа.

На экране показался силуэт летучей мыши.

– Итак, загадка! У какого человека в мыслях постоянно летучие мыши? А?

Двудушник поморгал глазами и вдруг закричал:

– Я понял, я понял, этот твой поганый мистер Бартоломью Крылан и есть неуловимый Бэтмэн! Уж теперь-то он будет наш! Мы нагрянем к мистеру Крылану прямо в дом и устроим там великолепную забаву.

Рафаэль и Донателло, которые присутствовали при этой беседе, переглянулись.

– Надо срочно сообщить обо всем мистеру Крылану, – сказал Рафаэль Донателло, когда они остались одни.

– Да, если мы будем участвовать в нападении на мистера Крылана, то уже никогда не сможем вернуть себе доброе имя.

И черепашки-ниндзя решили бежать.

– Про6еремся по коридору в этом здании на черную лестницу, спустимся вниз, и попытаемся пробиться по подземным ходам в город… – предложил Рафаэль.

Черепашки заговорщицки оглянулись и двинулись в путь.

Следующий день после схватки с Двудушником Бэтмэн и его новый помощник Микеланджело отдыхали, лечили свои раны и рассуждали о природе зла.

Бэтмэн ночью успел побывать на свидании у Эйприл. Девушка призналась, что Бэтмэн был лишь ее романтическим увлечением, а настоящие чувства она испытывает совсем к другому человеку. Бэтмэн-Бартоломью, конечно же, догадывался, кто был этот человек. Ему льстило, что Эйприл была влюблена в него. Впервые в жизни Бартоломью почувствовал что он несет ответственность за другого человека. Ему до смерти надоело одиночество. С этого свидания Бэтмэн вернулся окрыленный. Он принял для себя очень важное решение.

После обеда Бартоломью спустился в подземный гараж и сказал, обращаясь как к Микеланджело, так и к своему слуге Тэдди:

– Отныне не будет больше Бэтмэна!

– Как? Ты не можешь все бросить. Бэтмэн должен защищать людей, – удивился Микеланджело.

– Всю свою жизнь я помогал людям попавшим в беду. Этих людей я никогда не видел раньше! говорил Бартоломью, решительно направляясь к шкафу с костюмами. – Я никогда не знал их, а теперь мне следует подумать и о самом себе.

– А что же мне остается делать? Ведь я должен отомстить за своих друзей! – взволнованно сказал Микеланджело.

– Ты должен идти своей дорогой!

– Эта дорога ведет меня к Двудушнику! Ты должен мне помочь, Бэтмэн!

– Я никакой уже не Бэтмэн. С этого момента я только мистер Крылан. Можешь называть меня просто Барт, – ответил Бартоломью обеспокоенной черепашке. – Кроме того, когда ты в конце концов найдешь Двудушника и убьешь его, тогда что?

Микеланджело потер рукой свой зеленый лоб. Он никогда не задавался таким вопросом. Слова Бартоломью поставили его в тупик. Может, ему следовало найти Эйприл? Неужели его ждет полное одиночество?

– Вот именно – полное одиночество! – ответил вместо Микеланджело Бартоломью. – Такое же одиночество, как и у меня. Мне лучше знать… Я уже это испытал. Ты должен забыть об этом. А я буду твоим другом…

– Мне друг не нужен, мне нужен напарник, который помог бы мне расправиться с Двудушником! – разгорячено сказал Микеланджело.

– Глупости, Микки, – заявил Бартоломью. – Кроме того, прошу тебя, верни мне видеотелефон, которым тебя так услужливо вооружил добрый Тэдди.

– Почему? – с явной обидой в голосе произнес Микеланджело.

– Да потому, – вздохнув, сказал Бартоломью, – чтобы тебя не тянуло на геройские поступки. Без видеотелефона ты сто раз подумаешь перед тем, как влипнуть в какую-нибудь опасную ситуацию, как уже раз случилось.

– Но при помощи видеотелефона я спас тебя, – тихонько сказал Микеланджело.

– Я благодарен тебе, Микки, но извини, мне некогда. Ко мне приезжает любимая девушка, и я ей скажу – Бэтмэна больше нет. Я ей все расскажу. Пусть она знает, кто был Бэтмэном.

– Ты расскажешь девушке, что именно ты был Бэтмэном? – едва не в ужасе вымолвил Микеланджело, снимая с руки видеотелефон и с сожалением протягивая его Бартоломью.

– А что здесь страшного? Рано или поздно месть должна кончаться! – Бартоломью начал заталкивать костюмы Бэтмэна в мешок. Туда же последовал и костюм, который Тэдди смастерил специально для Микеланджело. Мешок Бартоломью завязал веревкой и спрятал в том же шкафу.

– Месть кончилась, кончился и Бэтмэн, – подвел итог Бартоломью.

Рафаэль и Донателло успешно проскользнули в коридор, но там их неожиданно окликнул Галюник:

– Вы куда, мои любезные, собрались? Что вы задумали?

– Мы ничего, – как ни в чем не бывало ответил Донателло.

– А ну-ка пройдите в мой кабинет, – приказал Галюник. И посмотрел на черепашек испытующе.

Когда черепашки-ниндзя шли в кабинет к Галюнику, Донателло тихо пожаловался Рафаэлю:

– Что он, наши мысли читает, что ли?

И вот юные мутанты предстали перед своим боссом как провинившиеся школьники.

– Мне не очень понравились ваши вчерашние требования, – заметил Галюник и продолжил, – ведь шутки шутками, а я действительно становлюсь повелителем Вселенной. Вы что, не хотите разделить со мной власть? Ладно, вот что, мы уезжаем на остров, я там кое-что хочу вам показать. Выезжаем ночью, чтобы было поменьше посторонних глаз.

Глубокой ночью черепашки-ниндзя и Галюник вышли из центрального входа «Шиз и компании», сели в автомобиль и поехали на пристань, где их уже ожидал небольшой катер. Катер помчал наших друзей и Галюника по грязно-зеленым волнам в открытый океан, к виднеющемуся скалистому острову. Остров венчала громадная башня, на вершине которой поблескивало какое-то странное сооружение.

– Видите, – показал Галюник, – это не что иное, как концентратор-мыслесос. Если я его включу, то все телевизоры со встроенными мыслесосами начинают откачивать мыслительную энергию сюда, в этот концентратор, а уже от него мысли попадают сюда, Галюник постучал пальцами себе по голове.

– Каким образом? – поинтересовался Донателло.

– Есть способ. Если вы заметили, я становлюсь умнее с каждым днем, я уже научился управлять чужими мыслями.

Рафаэль и Донателло переглянулись, им было совершенно ясно, что Галюник действительно может стать повелителем Вселенной, если его не остановить.

– Я вас позвал сюда, – сообщил Галюник, – чтобы вы посмотрели, как происходит моя ежедневная заправка мыслями.

После этих слов Галюник провел черепашек-ниндзя через подземный ход в башню и завел в зал, в котором стояло кресло со встроенной аппаратурой. Галюник уселся в это кресло и нажал кнопки на клавиатуре. Загудели приборы, вспыхнуло голубое сияние.

– Видите свечение? – спросил Галюник. – Так вот, это и есть мысли тех людей, которые смотрят телевизоры со встроенными мыслескопами. Мысли уже начали устремляться в мою голову.

Заправка чужими мыслями продолжалась не более получаса. Галюнику надоело, он отключил аппаратуру и сказал:

– Сегодня самые невкусные мысли – идет трансляция футбольного матча…

– А что, мысли различаются на вкус? – поинтересовался Рафаэль.

– О, конечно, мой дорогой! Разве можно найти что-нибудь интересное в башке любителя футбола? Знаете, – лицо у Галюника приняло мечтательное выражение, – самые вкусные мысли тогда, когда транслируют шахматные матчи, или например, идет передача классической музыки… Люди слушают хорошую музыку, у них рождаются самые приятные образы, такие, понимаете, мыслишки… Пальчики оближешь… А я их поглощаю, а я их к себе, к себе… Ну, ладно, хватит вопросов! Сегодня мы нагрянем к мистеру Крылану. Будете меня сопровождать. Вы лучшие телохранители, каких я знаю…

Глава 9. Признание в любви

Эйприл долго думала о ночном визите Бэтмэна. Из разговоров с ним она поняла, что он не тот человек, который был ей нужен. Девушке стало совершенно ясно: чтобы правильно выбрать дорогу в жизни, вовсе не обязательно ориентироваться на темноту и месть, олицетворением которых был Бэтмэн. Кроме того, она вряд ли смогла бы скрасить одиночество сей отважной личности, мужественного Бэтмэна, который вынужден будет прятаться всю жизнь.

Эйприл понимала, что она на задании. Но что будет после задания? Опять томительное ожидание случая, когда ее умение сражаться снова пригодится? Она тоже была героем-одиночкой.

– Бартоломью?! Вот человек, с которым мне всегда легко, – прошептала девушка.

Она быстренько оделась, спустилась из номера отеля вниз и вскоре подъехала на такси к особняку Крылана Бартоломью.

У двери ее встретил Тэдди.

– Могу ли я видеть мистера Крылана? – спросила она у старика, который глядел на очаровательную девушку проницательным взглядом.

– Мистер Крылан дома. Как доложить о вас, мисс?

– Скажите мистеру Крылану, что его хочет видеть доктор О’Нил.

Через минуту старик вернулся и сказал:

– Прошу, доктор О’Нил. Мистер Крылан примет вас.

Слуга повел девушку в дом. Когда они вошли в холл, Тэдди сказал:

– Доктор О'Нил, разрешите поздравить вас со святками!

– Спасибо, я очень люблю этот праздник, когда ходят ряженые. Тогда столько веселья, радости, смеха. К вам еще никто не приходил?

Тут послышались настойчивые звонки у парадной двери.

– О! – воскликнул Тэдди, – это, кажется, как раз первые ряженные. Извините, мне нужно пройти в буфет, чтобы угостить детей конфетами! А вы идите прямо по лестнице и попадете в гостиную.

Микеланджело не мог согласиться с решением Бартоломью. Он задумчиво расхаживал по подземному гаражу и внезапно у него созрело решение. Он подошел к шкафу, достал мешок с костюмами Бэтмэна и вытащил свой костюм. Теперь этот костюм будет его экипировкой. В нем Микеланджело будет сражаться с Двудушником. Пусть Бэтмэна нет, зато есть Бэт-ниндзя.

Микеланджело облачился в костюм Бэт-ниндзя и незаметно от Тэдди и Бартоломью выскользнул из особняка.

Бэт-ниндзя держал путь в город. Ему хотелось еще раз встретиться с людьми, творящими зло, и сразиться с ними.

Микеланджело вспомнил: в разговоре Бартоломью упомянул, что Ганс Македонски, он же Галюник, работает в паре с Двудушником. Может, следует найти Галюника? Если он отыщет эту компанию, то сможет следить за Галюником, который выведет его на Двудушника. Такой ход мыслей весьма обрадовал Микеланджело и он ускорил шаг. Конечно, он мог бы взять бэтмобиль, но об этом сразу же стало бы известно Бартоломью и Тэдди. Злоупотреблять доверием этих людей Микеланджело не хотелось.

Был вечер, горели уличные фонари. Микеланджело задумался над тем, как ему найти местонахождение «Шиз и компания». Юный ниндзя понимал, что фанфаронистый Галюник обязательно сделает для своей фирмы громадную вывеску. Эта вывеска будет видна за много километров.

Через несколько часов утомительных поисков Микеланджело убедился, что ход его рассуждений был верен. В одном из малонаселенных кварталов города он натолкнулся на обгороженную высоким забором территорию. За забором стояли несколько зданий, на самом высоком из которых было сооружено нечто вроде вращающегося рекламного щита, на котором сияли неоновым огнем полутораметровые буквы: «Шиз и компания». Ниндзя удовлетворенно хмыкнул.

Микеланджело обошел вдоль забора всю территорию. Никакой лазейки. Поверх забора была протянута колючая проволока, по которой, по всей видимости, был пропущен ток высокого напряжения. Провода держались на блестящих фарфоровых изоляторах. Можно было попытаться пробраться на территорию компании через ходы подземных коммуникаций, и Микеланджело уже хотел начать поиски канализационного люка, как вдруг его внимание привлек автомобиль, который подъехал к центральному входу.

Микеланджело приблизился к автомобилю и увидел, что из центрального входа показались трое. Один из них был, несомненно, Галюник – непричесанный и неряшливо одетый. Но две другие фигуры вызвали у Микеланджело едва ли не столбняк.

Это были не кто иной, как Рафаэль и Донателло черепашки-ниндзя, здоровые и даже веселые.

От радости Микеланджело хотел закричать, но вовремя вспомнил с какой целью пришел сюда. Микеланджело не решился подойти ближе, так как его могли заметить.

А через минуту Галюник и две черепашки уселись в автомобиль и куда-то поехали.

Микеланджело бросился за ними, но автомобиль вырулил на проезжую часть дороги и влился в общий поток движения. Микеланджело едва успевал за автомобилем. Вот тот остановился на перекрестке на красный свет, и Микеланджело смог немного сократить расстояние, которое было между ним и автомобилем. Но автомобиль снова тронулся, резко набрал скорость.

Если Микеланджело сейчас не предпримет решительных действий, то Рафаэль и Донателло исчезнут в неизвестном направлении. Кто знает, может, им грозит беда?

Юный ниндзя оглянулся. Возле тротуара стоял мотоцикл. На нем сидел тощий негр. Шлем висел на руле, а негр развязно болтал с девушкой на таких тонких каблуках, что казалось, она проткнет ими асфальт.

Микеланджело подскочил к негру и, ни слова не говоря, сдернул с себя кожаную маску, глянул ему в лицо.

Негра взяла оторопь, его дама взвизгнула так, что оглушила Микеланджело. Делом минуты оказалось выбросить владельца из седла, усесться самому, нахлобучить шлем, завести мотор и рвануть с места.

Мотоцикл оказался довольно резвым. Уже через пару минут Микеланджело нагнал уехавший далеко вперед автомобиль.

Вот автомобиль Галюника и черепашками-ниндзя свернул на боковую улицу. Микеланджело последовал за ними.

Наконец автомобиль выехал на причал. Едва Микеланджело заглушил мотоцикл, как Галюник и черепашки-ниндзя выскочили из автомобиля и прыгнули в катер, болтающийся на привязи. Взревели моторы и катер начал удаляться.

Микеланджело подошел к воде и оглянулся. Поблизости не было ничего, что могло бы сойти за плавсредство.

Тогда Микеланджело, не задумываясь, нырнул в холодную воду и что было сил поплыл в том направлении, в котором исчез катер. Он плыл, казалось, целую вечность. Удалившись от сверкающих огней города, он начал уже различать звезды, свет которых мерк в сером отсвете городских огней. Вскоре Микеланджело заметил в темноте светлое пятно. Чем ближе Микеланджело приближался к этому пятну, тем яснее осознавал, что перед ним небольшой остров.

Остров представлял собой большую скалу, на которой была сооружена башня. На вершине башни находилось странное сооружение, которое светилось само по себе.

Микеланджело выбрался на острые и скользкие камни острова. Чудилось, что его всюду подстерегает опасность. Под ногами поскрипывали раковины и ноги путались в морских водорослях.

Микеланджело полез по камням вверх. Вскоре он добрался до башни, но не было никакой возможности проникнуть в нее. Микеланджело было холодно, он весь дрожал. Начинало светать. Вдруг дверь башни отворилась и оттуда вышли черепашки.

Микеланджело оглянулся. Никого не было. Таким образом убедившись, что черепашкам-ниндзя не угрожала опасность, Микеланджело коротко свистнул. Это был условный сигнал черепашек-ниндзя, на который Рафаэль и Донателло тут же отозвались. Ведь никто другой в мире не мог подать такой сигнал.

– Микки! Ты! С тобой все в порядке? – спросил подбежавший Донателло.

– И вы живы и невредимы?! – сказал Микеланджело. – Но почему вы заодно с бандитами?

– Это долгая история, – сказал Рафаэль. – Но ты нам верь. Я объясню в другой раз, а сейчас мы должны решить, что нам делать…

– А где Лео? – спросил Микеланджело.

– В том-то и беда, что мы не знаем, где он, – ответил Донателло.

– Но мы знаем, каким образом его можно спасти, – успокоил Рафаэль.

– Каким же?

– Послушай, Микки, – сказал Рафаэль, – и ты, и мы в большой опасности. В любую минуту сюда могут прийти прислужники Двудушника, и тогда все наши планы рухнут. Дело в том, что Галюник имеет прибор, который высасывает мысли. Мы хотим завладеть этим прибором и возвратить ему прежнее состояние. Кроме того, на Крылана Бартоломью готовится нападение. Ты должен сообщить ему об этом.

– Но каким образом я попаду на материк?

– Только вплавь, – произнес Донателло. – На острове всего один катер, а поверхность океана просматривается сторожами из башни. Ты должен отправиться в путь до наступления дня. У нас нет ни минуты на раздумья.

– Друзья! – воскликнул Микеланджело. – Я очень рад, что вы целы и невредимы. Надеюсь, сообща мы сможем одержать победу на силами зла: над Галюником и Двудушником.

Микеланджело побежал вниз к океану, лавиpyя между острыми камнями. Вскоре от береговой линии послышался всплеск. Микеланджело что было сил припустил к материку.

Бартоломью обрадовался, когда Тэдди доложил ему, что внизу его спрашивает девушка. Он быстренько спустился в гостиную, где его ожидала изысканно одетая Эйприл. Девушка смотрела Бартоломью прямо в глаза.

– Я хочу с тобой поговорить, – сказала Эйприл. Она не выдержала взгляда и потупила глаза. Может быть, она ожидала того, что обычно ожидают девушки в ее возрасте и при подобных обстоятельствах. А чего, кроме как признания в любви можно было ожидать ей. Наверное, она была уверена в себе, потому и ожидала слов Бартоломью.

– Мне тоже есть кое-что сказать тебе, Эйприл, – признался Бартоломью. Эйприл улыбнулась.

– Хорошо, – согласилась она.

– Только пройдемте в комнату наверху, – предложил Бартоломью.

Молодые люди поднялись на второй этаж. Эйприл уселась в мягкое кресло и начала свой рассказ.

– Недавно мне приснился дурной сон. Будто меня преследовала ужасная на вид летучая мышь, самый настоящий вампир. И, кажется, этот вампир пил у меня кровь.

– Какой ужас, – покачал головой Бартоломью, – и что, вы разлюбили летучих мышей?

Девушка с загадочной улыбкой взглянула на Бартоломью.

В это время опять послышались настойчивые звонки в дверь. Тэдди с корзинкой конфет пошел открывать. Посмотрев в глазок, он еще раз убедился, что это были ряженые дети. У них были различные маски, они весело прыгали, смеялись, танцевали, словом, веселились, как им вздумается. Тэдди открыл дверь и угостил конфетами ряженых. Очень довольные ребятишки ушли. Это уже была вторая партия ряженых.

– Ну, если еще раз придут, – сказал довольный слуга, – значит дела идут хорошо и наш дом уважают.

А наверху, в комнате Бартоломью Эйприл все никак не могла признаться в своих чувствах. Она теребила локоны своих роскошных волос и говорила:

– Всю жизнь меня привлекали определенные типы мужчин. Но, понимаешь, встречались не те, что были мне нужны. С тех пор, как я встретила тебя, – Эйприл уже нервно теребила поясок своего платья, – о нет, я не могу дальше говорить…

Девушка отвернулась в смущении.

– Ну, – расцвел Бартоломью, – тогда придется сказать мне.

Никто не видел, как к особняку Крылана Бартоломью подъехали несколько автомобилей, на подножках которых стояли вооруженные бандиты. Были святки, многие ряженые ходили с бутафорским оружием. Бандиты решили скрываться под видом ряженых. На них были грубые маски, лохматые парики, но о том, что оружие у них было настоящее, никто не догадывался.

Автомобиль остановился перед железными воротами, ряженые высыпали из машины. Среди них были Двудушник и Галюник. На лице у Двудушника были нарисованы его души: левая душа была добрая, изображена плачущей, а правая – была злая, в виде оскаленной морды какого-то чудовища.

Галюник тоже в свою очередь преобразился. Он надел трико с какими-то замысловатыми ребусами, налепленными поверх материала. Лицо его было размалевано непонятными пиктограммами, какими-то значками, знаками вопроса. Конечно, на голове у него был парик, который ему одолжила черноволосая Агония. В руках была маска, которую он пока не рисковал надевать.

Бандиты приникли к решетке ограды и начали наблюдать за домом. От дома тем временем шла ватага ребятишек, которые обсуждали, сколько кому досталось конфет. Когда ребятишки подошли к воротам ограды, естественно, те распахнулись, потому что Тэдди знал: выходят дети. Но старый слуга не знал, что этим воспользуются бандиты. Не успели малыши пройти ворота, как преступники гурьбой помчались к дому, на ходу выкрикивая: «Конфеты, конфеты!»

– Жадные какие, – сказал один из мальчишек. – Только и думают о сладком…

Наши черепашки-ниндзя были среди ряженых бандитов. Они не знали, успел ли Микеланджело предупредить мистера Крылана о нападении на дом. Юные мутанты на ходу соображали, как помешать гангстерам. Донателло знал, что необходимо помочь мистеру Крылану. Его изобретательный мозг интенсивно работал уже целый час, с момента, когда они отправились к дому Бартоломью Крылана. Казалось, мозг начал дымиться от напряжения, но пока не выдал никакого приемлемого плана. Донателло не мог придумать, как помочь Крылану.

На черепашках-ниндзя были такие же маски, какие были на бандитах и черепашки ничем не выделялись в их толпе. Это и навело Рафаэля на интересную мысль.

Он вдруг сильно ущипнул Донателло.

– Ты чего щипаешься, чудик? – недовольно спросил Донателло.

– Передай другому, – тихо ответил Рафаэль. Донателло недоуменно посмотрел на друга, и только спустя пару секунд понял задумку.

Вначале Донателло, идя за одним из бандитов, которого звали Джозеф, дал ему сильный подзатыльник, сам же отскочил за другого бандита, по имени Джон. Бандит, получивший по затылку, оглянулся и никого не увидел. Донателло повторил маневр. Бандит оглянулся и подозрительно покосился на одного из товарищей – Джона.

– Ты чего это дерешься, бык вирджинский? – насупился Джозеф.

– Ах ты оклахомский опоссум, это я-то дерусь? – удивленно ответил Джон.

– Если еще раз меня ударишь, койот блохастый, я дам тебе сдачи, – обещал бандит по имени Джозеф.

Следует сказать, что бандиты Джозеф и Джон были выдающимися личностями, правда, выдающимися в обратную сторону. Неизвестно, сидели ли они в тюрьме, но по их внешности было видно, что тюрьма по ним плакала.

Джозеф был гигантских размеров. Его колоссальное туловище вовсе не имело талии. Бочкообразная грудная клетка тянулась до самого таза. Все его тело, кроме ладоней и носа было покрыто золотистой шерстью. Двудушник очень любил Джозефа, потому что в случае крайней опасности тот бесстрашно устремлялся на противника, делал ужасные гримасы, сверкал глазами, бил себя в грудь, которая гудела у него при этом как барабан, испускал вой, похожий на отдаленные раскаты грома, и волосы у него на голове топорщились как у кошки.

Всякий раз, когда Джозефа хватала полиция, он проявлял ничем неукротимую дикость: он кусался и царапался, так что полицейские после схватки с ним оказывались забинтованными с ног до головы, и говорили, что проще укротить горную гориллу, чем Джозефа.

Другой бандит, по имени Джон, был меньше ростом и походил скорее на орангутанга, чем на гориллу. У него были длинные руки, которые спускались почти до самых колен. Голова же была почти конической формы. Глаза у Джона – маленькие, боксерский нос приплюснут, как раздавленный помидор; нижняя челюсть значительно выдавалась вперед, кожа на шее была в складках.

Джон в отличие от Джозефа был менее храбр и злобен. Когда случалось попадать в безвыходное положение, Джон бросался в отчаянии на пол, жалобно кричал и рвал на себе одежды.

Еще был третий бандит, который имел менее зверский вид и походил скорее на шимпанзе. Его звали Джекоб. И рост у него был не такой большой, как у Джозефа, и нос не такой приплюснутый, как у Джона, и руки короче. В драках Джекоб меньше всего проявлял злобности. В глазах этого бандита иногда появлялось некое подобие сочувствия к многочисленным жертвам.

Рафаэль, улучив момент, стукнул бандита Джозефа, похожего на гориллу, по голове, отскочил и незаметно спрятался за дерево. Разъяренный бандит развернулся, и увидел бандита Джона, похожего на орангутанга.

– Я тебя во-второй раз спрашиваю: чего ты, жирный гризли, дерешься?

– Я дерусь? – невозмутимо ответил Джон. – Не цепляйся ко мне, мандрила тупорылая.

– Это я мандрила тупорылая? Что же, я тебя предупреждал, – сказал Джозеф и со всего размаху влепил оплеуху Джону. Джон, похожий на орангутанга, отлетел в сторону.

В это время Донателло незаметно пнул Джона со стороны Джекоба, похожего на шимпанзе.

Поднявшись на ноги, Джон огляделся, сообразил, кто мог быть его обидчиком, подскочил к Джекобу и треснул того кулаком в спину.

Джекоб, похожий на шимпанзе, споткнулся, а в это время Рафаэль изловчился и поставил ему подножку, Джекоб упал на траву, тут же вскочил и оглянулся в поисках обидчика. Рафаэль в это время уже стоял за одним из бандитов.

Тогда, долго не разбираясь, Джекоб выбрал первого попавшего бандита, и со всего маха врезал тому оплеуху. Тот кубарем полетел по траве.

Задирая то одного бандита, то другого, Донателло и Рафаэль добились того, что преступники начали дубасить один другого почем зря.

Джозеф лупил Джона, обзывая его гиббоном ямайским, Джон хлестал Джекоба, издевательски крича, что тот настоящий краснозадый павиан, все втроем раздавали удары направо и налево.

Казалось, расшумелся обезьяний питомник, поскольку бандит, похожий на гориллу, вцепился в бандита, похожего на орангутанга, а бандит, похожий на шимпанзе, барабанил кулаками по голове бандита, похожего на гориллу.

Однако одного жеста Двудушника оказалось достаточно для того, чтобы бандиты прекратили мутузить друг друга и успокоились.

Банда подошла к входной двери особняка и затаилась.

Едва Бартоломью намерился признаться в любви Эйприл, как вдруг почувствовал, что ему плохо. У него закружилась голова, и потемнело в глазах. Он схватился за голову.

– Бартоломью, в чем дело? – тревожно спросила Эйприл, подходя к молодому человеку.

– Опять началось, – ответил Бартоломью.

– Что началось?

– Воспоминания о смерти родителей.

– Воспоминания пытаются пробиться на поверхность, не блокируйте их, – посоветовала Эйприл.

– Сейчас я вам расскажу то, что никому не говорил, – сказал Бартоломью.

– Я слушаю, – ласково произнесла Эйприл, – я здесь.

Бартоломью пошатнулся, а Эйприл подошла к нему и силой усадила его в кресло, повторила:

– Я здесь…

– Припоминаю, когда я был маленьким, то после смерти родителей были похороны, – начал свой мучительный рассказ Бартоломью, – священник что-то говорил о Боге, о живой душе, а я ничего не понимал. Может, потому, что я скорее всего никого не слушал. На столе у отца был большой фотоальбом, где он хранил фотографии. Отец снимал меня почти каждый день и помещал фотографии в том порядке, в каком я рос – день за днем. В тот момент, после похорон родителей, я решил, что больше никогда не буду фотографироваться. Моя жизнь уже никогда не станет такой, какой была раньше. Я выбежал на улицу и попал под сильный дождь. Сверкали молнии, гремел гром, и я неожиданно упал. Провалился в какое-то подземелье. В подземелье был такой спертый воздух, нечем было дышать, казалось, там было полно всяких чудовищ. Я страшно боялся, но понимал, что позвать на помощь мне некого – отца не было в живых. И тут я увидел большущую летучую мышь. У нее были огромный размах крыльев и ушастая голова. Летучая мышь пронзительно кричала, ужас терзал меня. Летучая мышь летела прямо ко мне, и я весь одеревенел от ужаса. Но потом мне стало все равно. Я понял, что моя жизнь, моя судьба – в вечной темноте. Что темнота изменит мою жизнь навсегда. Я использую образ темноты, чтобы сеять ужас среди тех, кто был преступником и убивал других людей, среди тех, кто убил моих родителей. Я хотел отомстить преступникам, чтобы никогда больше не повторилось то, что повторилось со мной.

– Бартоломью, что вы хотите мне сказать? – после некоторой заминки в рассказе Бартоломью спросила Эйприл.

– Эйприл, летучая мышь – это… – Эйприл не дала Бартоломью договорить. Ее губы коснулись губ молодого человека.

Поцелуй, казалось, длился вечность.

Глава 10. Ряженые

Тэдди услышал звонок, но уже не стал смотреть в дверной глазок, думая, что это опять ряженые и опять надо будет раздавать небольшие подарки, угощать детей сладостями. Он подхватил наполненную конфетами корзинку и двинулся к парадной двери.

Но едва старый слуга отворил дверь, как его грубо оттолкнула вовсе не детская рука и в вестибюль ворвались несколько людей в масках. Едва Тэдди успел что-либо сообразить, как почувствовал сильный удар по голове. Старый, верный слуга несколько секунд еще постоял и рухнул на пол без чувств.

В распахнутую дверь повалили бандиты в масках. Они все прибывали и прибывали. Бандиты вооруженные револьверами и автоматами, разбежались по дому, словно юркие тараканы. Их возглавлял Двудушник.

– Все – наверх! – Взмахнул он револьвером.

Возле главаря бандитов вертелся Галюник, переодетый в невообразимо отвратительный костюм. Маска Галюника была ужасна. Она напоминала ощеренную морду дикого кабана, вывалянного в перьях. Очевидно, маска нравилась самому Галюнику.

Возле Галюника находились его телохранители – Рафаэль и Донателло. Они понимали, что дело принимает самый нежелательный для них оборот, но предпринять что-либо не могли.

– Помни план, схватить, но не убивать, – сказал Галюник Двудушнику. – Он нужен нам обязательно живым, мне нужно покопаться в его мыслях. Мне важно знать, что он думает, о чем мечтает!

Галюник побежал по коридору и очутился перед дверью, за которой находился по его расчетам гараж Бэтмэна. За ним по пятам следовали Рафаэль и Донателло.

Быстренько разобравшись с запорным устройством, Галюник отпер дверь и побежал по туннелю, ведущему в гараж.

– Вот он, гараж Бэтмэна! – сказал Галюник, осматривая различные модели бэтмобилей.

Рафаэль и Донателло с удивлением осмотрелись. Весь гараж был заполнен странными автомобилями.

А в это время бандиты Двудушника неслышно пробрались по коридору на второй этаж. Они прислушивались у каждой двери, выискивая Бартоломью, заглядывали в замочные скважины, пытаясь найти своего грозного противника.

Под дверью одной из комнат бандиты заметили отблеск света. Один из бандитов осторожно приложил ухо к двери.

– Здесь голубки, воркуют, – прошептал он.

Несколько человек с грохотом ворвались в комнату, где сидели Эйприл и Бартоломью.

Бартоломью тут же принял боевую стойку и начал отчаянно дубасить нападавших. Но их было слишком много, и они были хорошо вооружены.

Один из гангстеров, настоящий громила, подскочил к Бартоломью, пытаясь нанести ему удар в челюсть. Бартоломью левой рукой успел отвести удар, а правой послал противника в нокаут. Тут же перед ним вырос другой верзила, не менее мощный, но уже с палкой в руках. Он ударил Бартоломью по плечу. Бартоломью стерпел боль, и успел упредить второй удар. Сильным рывком он вырвал палку из рук бандита и огрел его по голове.

Тогда бандит с шеей как у быка высоко подпрыгнул, намереваясь ударить Бартоломью ногой в лицо. Бартоломью схватил стоявший возле него стул и попытался защититься. Стул выдержал удар ноги. Тогда Бартоломью со всей силой ударил бандита стулом по голове. Стул разлетелся на мелкие кусочки, а нападавший схватился за голову и медленно осел на пол.

В это время к Эйприл подбежали двое. Они пытались схватить девушку и вытащить ее в коридор. Но Эйприл нанесла удар одному в солнечное сплетение, а другого уложила сногсшибательным тычком в челюсть. Конечно, нежные руки девушки не выдержали такого удара и на костяшках выступила кровь.

– Эйприл, становись ко мне спиной, – скомандовал Бартоломью. Указание Бартоломью было своевременным. Их окружили со всех сторон. Бандиты стояли и ухмылялись. Их было человек восемь-десять.

Бартоломью схватил стол и перевернул его под ноги преступникам.

– Уходим! – крикнул он, увлекая за собой девушку. Они устремились к двери, но в проеме неожиданно вырос еще один из громил. Бартоломью с разгона ударил его в солнечное сплетение, но толстяк лишь крякнул и нанес ответный удар. Бартоломью упал и на него набросились сразу несколько преступников. Девушка отталкивала их, пытаясь наносить удары посильнее, но что могла поделать Эйприл, вес которой было всего около шестидесяти килограмм, с верзилами, каждый из коих весил целый центнер. Вот нападавшие схватили Эйприл за руки и ноги и потащили ее в коридор. Бартоломью вскочил на ноги. Он мог, конечно, выйти из этой ситуации, как говорится, сухим. Ему достаточно было броситься к окну, разбить стекло собственным телом и вывалиться наружу. Но ему нужно было освободить девушку. Бартоломью сбросил с себя одного из бандитов. Теперь Бартоломью старался бить так, чтобы тот бандит, в которого он попал, уже не вставал. Но он к тому времени затратил много сил, и удары его были не так мощны, как ему бы того хотелось. И все же Бартоломью пробился. Он выскочил в коридор. Девушку тащили уже по лестнице. Эйприл отчаянно рвалась, но цепкие руки бандитов не выпускали ее.

В это время Галюник хозяйничал в подвале особняка, в гараже Бэтмэна. Вел он себя, конечно, хуже свиньи… Вот он достал из кармана гранату и бросил ее в бэтмобиль. Грохот взрыва был оглушительный, у бэтмобиля разнесло кабину. Галюник завопил от удовольствия и бросил еще одну гранату в моторный отсек бэтмобиля. Снова грохнул взрыв, вспыхнуло пламя. Двигатель бэтмобиля был уничтожен.

Галюник крякнул, вытащил еще одну гранату и, вырвав из нее чеку, бросил гранату в шкаф, где хранились костюмы Бэтмэна.

Взрывом разнесло весь шкаф и от легендарных костюмов остались одни лохмотья. Бросая следующую гранату, Галюник всячески кривлялся. Ему было приятно совершать разрушения в доме того, кого он так не любил. У Галюника была просто жажда крушить и ломать все, что он здесь видел. Он вошел в раж. Швырял гранаты направо и налево. Схватив железную палку, дубасил ею столы, бил окна, крушил электрические лампочки, пульты управления.

При каждом удачном ударе или вернее, которые производили наибольшие разрушения, он подпрыгивал, взвизгивал от удовольствия, кривлялся, пританцовывал, прихлопывая ладонями по бедрам.

– Все! С меня довольно, – крикнул Галюник. – Рафаэль! Донателло! Мои верные слуги, идем наверх.

А в это время на лестнице в особняке Двудушник натравил на Бартоломью троих своих преданных верзил – Джозефа, Джона и Джекоба. Это были настоящие громилы. Как мы уже знаем, руки у них были едва не до колен, шеи – толщиной с бревно, а ярости у них хватало бы на целое стадо быков. Массивные, как носороги, громилы помчались на Бартоломью, который держался один против шестерых бандитов. Эйприл сражалась против троих. Но вот Джозеф, Джон и Джекоб налетели на наших героев. Под ударами Бартоломью Джозеф согнулся, схватившись за ухо, Джон упал носом вперед, а Джекоб обхватил пораженный глаз и дико заорал от боли. Вот от ударов храброго одиночки упали и не поднялись еще несколько человек.

Тогда Джозеф, похожий на гориллу, Джон, похожий на орангутанга, и Джекоб – вылитый шимпанзе, напали на девушку и успели схватить ее за руки. Бартоломью бросился к ней на помощь.

И снова Джозеф получил по уху, Джон по носу, а Джекоб ухватился за глаз.

Вы когда-нибудь видели гориллу с большим как капустный лист, ухом? А орангутанга с носом, как у небольшого слона? Ясно, что вам никогда не приходилось видеть шимпанзе с лиловой сливой вместо глаза.

И Джозеф, и Джон, и Джекоб уже боялись подходить к Бартоломью. Храбрость покинула их.

Двудушник, наблюдавший за битвой, не выдержал такого унижения своих верных горилл, выхватил пистолет и, не целясь, выстрелил в Бартоломью.

Удар пули крупного калибра развернул Бартоломью к стене лицом. Он вскрикнул и упал. Эйприл бросилась к нему.

– Хватайте ее, обезьяны! – завопил Двудушник.

Джозеф, Джон, и Джекоб бросились к Эйприл. Они схватили ее своими длинными ручищами и захохотали девушке прямо в лицо.

Хохотал и Двудушник, довольный тем, что всего одна пуля решила исход сражения.

На улице завыла полицейская сирена.

– Уходим! – сказал Двудушник.

В это время из подземного гаража выбежал Галюник в сопровождении черепашек.

– Уходим! Полиция! – крикнул Двудушник.

– А где же Бэтмэн? – спросил Галюник.

– Я его укокошил! – похвастался бандит.

– Степной осел! Зачем ты сделал это? Мне он нужен живым!

– А он живуч, как кошка, пусть выздоровеет сначала…

В это время на улице послышались выстрелы. Полиция вступила в перестрелку с бандитами.

– Некогда рассуждать, – прохрипел Двудушник, – бежим.

Бандиты выволокли схваченную девушку на улицу, посадили ее в один из автомобилей и уехали.

Галюник, Рафаэль и Донателло тоже выбежали на улицу и оказались в окружении полицейских. Преступный изобретатель и его телохранители бросились обратно в дом и побежали в подземный гараж. Там они обнаружили туннель, ведущий в город, и по нему благополучно смылись с места преступления.

Микеланджело приплыл к берегу полностью обессилевший. А ему надо было как можно скорее добраться до особняка мистера Крылана. Но был уже день. Микеланджело вынужден был спрятаться среди портовых сооружений, чтобы не привлечь к себе внимание оригинальным костюмом. Едва начало смеркаться Микеланджело побежал к особняку мистера Крылана. Он блуждал по незнакомым улицам, старался сторониться прохожих, которые шарахались от него и вот, наконец, вдали показалась знакомая ограда.

Но он безнадежно опоздал: возле ограды стояли полицейские машины. В саду еще шла перестрелка с оставшимися бандитами.

Микеланджело спрятался за куст, а затем, таясь от полиции, короткими перебежками приблизился к распахнутой настежь входной двери.

В вестибюле лежал окровавленный Тэдди.

– Тэдди! – воскликнул Микеланджело.

Старый слуга издал слабый стон.

– Бандиты избили тебя?! – Микеланджело опустился к старику и помог ему подняться.

– Они… Они увели девушку… – простонал Тэдди. Черепашка-ниндзя повел старика в его комнату на первом этаже и уложил в постель. Затем приложил ко лбу старика пузырь со льдом. Тут он обнаружил Бартоломью, который неподвижно лежал на лестнице.

С болью в сердце Микеланджело подошел к Бартоломью. «Почему мне так не везет? – подумал юный ниндзя. – Едва я нашел своих старых друзей, как теряю новых». Но в это время Бартоломью шевельнулся.

– Живой! – радостно воскликнул Микеланджело.

Первые слова, которые произнес Бартоломью, были:

– А где Эйприл?

Микеланджело от удивления разинул рот:

– Какая Эйприл, откуда вы знаете Эйприл?

– Эйприл… Доктор О'Нил… Моя… – у Бартоломью не хватило сил, чтобы ответить. Кровь лилась из его раны.

Из своей комнаты приковылял Тэдди. Придерживая пузырь со льдом на голове, он вмешался в разговор.

– Бандиты увели Эйприл, у них какой-то расчет.

В это время в дом вошли полицейские. Среди них был детектив Цинкель. Если бы не Тэдди, он сразу арестовал бы черепашку. Старый слуга поручился за Микеланджело, объяснив детективу, что тот отсутствовал во время нападения бандитов. Сигналя сиренами, приехала скорая помощь. Санитары погрузили Бартоломью на носилки и увезли в больницу.

Офицеры полиции расспросили о происшедшем, выставили охрану – дюжину вооруженных автоматами полицейских – и уехали, оставив горевавших Микеланджело и Тэдди одних.

Через несколько дней Бартоломью вернулся домой. Он убежал из больницы. Врачи вынули из плеча пулю Двудушника, перелили хозяину разгромленного особняка несколько литров крови и строго запретили ему вставать.

Но Бартоломью нужно было спасать свою возлюбленную, которой он так и не признался в любви.

На военном совете было решено, что Микеланджело и Бартоломью нападут на Галюника и Двудушника с его бандой, как только у Бартоломью восстановятся силы.

– Я знаю, где прячется Галюник. В океане, на маленьком островке, – сказал Микеланджело. Скорее всего, они не рискнут прятать Эйприл на территории «Шиз и компания».

– Укажи мне на карте этот остров, – попросил Бартоломью, подавая черепашке карту побережья.

– Кажется, вот здесь… – показал Микеланджело на небольшое пятнышко, затерявшееся в океане.

– Откуда ты это знаешь?

– Я выследил Галюника, – ответил Микеланджело. Ему хотелось спросить об Эйприл, рассказать о черепашках-ниндзя, которые были вынуждены служить Галюнику ради спасения Леонардо. Но чем обернется правда, Микеланджело не знал. Он решил повременить с объяснениями.

– Да. Странно все получается, – недоверчиво пробормотал Бартоломью. – Откуда бандиты узнали, что я – Бэтмэн? Откуда им стал известен мой адрес?

– Это связано с мыслесосами Галюника, – предположил Микеланджело.

Бартоломью промолчал. Он поднялся с кресла и прошелся по комнате, бережно придерживая правую руку с перевязанным плечом.

– Для нападения нам необходима техника, – после некоторого раздумья сказал Бартоломью.

Затем он в сопровождении Микеланджело и Тэдди пошел в гараж. Там вместо своих защитных костюмов он нашел лишь лохмотья.

– Что, – спросил он у Тэдди, – у нас нет больше защитных костюмов?

– Нет, эти бандюги все уничтожили. Они разломали бэтмобиль, – поморщившись, ответил Тэдди.

– И у нас ничего не осталось?

– Нет. Разве что только опытный экземпляр. Правда, он еще не окончен, но можно попробовать.

Экспериментальный костюм выглядел очень эффектно. Микеланджело был одет в такой же костюм.

– Ну, что, по воде или по воздуху будем добираться? – спросил Бэтмэн.

– Можно по воде, – ответил Тэдди, – можно и по воздуху. Вы, молодой человек, – обратился он к Микеланджело, – как предпочитаете передвигаться?

– Не называйте меня молодым человеком, – скривился Микеланджело. – Я – черепаха. А еще лучше, я – Бэт-ниндзя!

– А я – Бэтмэн. По-прежнему – Бэтмэн! – сокрушенно вздохнул Бартоломью. – Отныне и до того времени, пока не будет освобождена Эйприл, прошу меня так и называть.

Микеланджело посмотрел на Бэтмэна и заявил:

– Я должен сказать нечто очень важное!

– Говори… – Бэтмэн приготовился слушать.

– Дело в том, что в башне, которая находится на островке…

И тут Микеланджело подумал: если он признается в том, что черепашки-ниндзя его друзья, то может этим самым вызвать подозрения у Бэтмэна.

– Вам придется превратиться в заправских ремонтников, – сказал Тэдди, – один я не справлюсь с ремонтом бэтмолета и бэтмоглиссера. Мне необходимы помощники. Аппараты надо делать почти заново.

Глава 11. Казнь крокодилами

Прибыв на «Шиз и компания», Галюник нашел там Двудушника со всей бандитской братией. Ему доложили, что гангстеры заперли девушку в одну из комнат.

Галюник ворвался в кабинет к Двудушнику.

– Послушай, – произнес Галюник, – мне нужна эта девушка.

– Девушка моя, – ответил Двудушник.

– Что ты будешь с ней делать? – спросил Галюник. – Я вот хочу высосать у нее мысли.

– А я не хочу, чтобы ты это делал, – скорчил рожу Двудушник. – Мне нравится ее головка с мыслями…

Галюник сделал знак Донателло и Рафаэлю. Но тут прислужники Двудушника: грозные Джозеф, Джон и Джекоб наставили пистолеты на Галюника и черепашек.

– Ладно, – сказал Галюник, – сделаем так. Рано или поздно Бэтмэн появится здесь. Мы должны использовать девушку в качестве приманки. А ловушку я уж сделаю ему такую, что он из нее не выберется!

– Точно не выберется? – спросил Двудушник.

– Никогда! Ну, а теперь приведите девушку! – попросил Галюник. – Мне хочется взглянуть на нее.

Донателло и Рафаэль переглянулись. Что с ними будет? Смогут ли они играть свою роль шпионов до конца и хладнокровно наблюдать, как бандиты или чокнутый изобретатель станут издеваться над их подругой?

Рука Донателло легла на рукоять меча. Рафаэль наступил ему на ногу.

В это время ввели связанную Эйприл. Лицо девушки пылало гневом.

– Что вы от меня хотите? – выкрикнула она главарю бандитов.

– Ничего особенного, милашка, – улыбнулся Двудушник. – Просто за тобой, моя курочка, прилетит твой петушок…

Державшие девушку преступники загоготали.

Галюник выпятил грудь и подошел к связанной девушке.

– Перед тобой будущий повелитель Вселенной!

Эйприл презрительно глянула на изобретателя. Она хотела что-то сказать, но ее взгляд неожиданно остановился на… Рафаэле и Донателло. Что они делали здесь? Она еще раз внимательно и как бы невзначай посмотрела на черепашек. Донателло едва заметно подмигнул Эйприл. Девушка вздохнула. Друзья спасут ее.

Галюник тем временем обошел пленницу и щелкнул пальцами.

– Неужели ты, такая красавица, не чувствуешь, что перед тобой властелин мира, а?

– Я вижу перед собой человека, – устало произнесла Эйприл, – у которого расстегнуты пуговицы…

– Где? – Галюник начал испуганно осматривать свою одежду. Пуговицы были на месте. Охранники снова загоготали.

– Я тебе припомню эту шутку, – разозлился Галюник, отошел от Эйприл, нагнулся к Двудушнику и стал нашептывать ему свой план действий. Никто из присутствовавших не должен был знать о деталях.

То, что придумал Галюник, очень понравилось Двудушнику. Удовольствие отразилось на его лице. Расчет был верен. Бэтмэн должен будет обязательно прийти спасать возлюбленную. Там, на острове, будет устроена секретная и последняя ловушка для Бэтмэна – колодец с сюрпризом на дне. На этот раз техническую часть исполнял Галюник, потому что все его приборы, устройства и изобретения не давали осечки. Двудушник очень надеялся на технический гений преступного изобретателя.

Тем же вечером Двудушник перевез Эйприл на остров. Она была брошена в одну из темных пещер.

Девушка ушибла ногу и от боли едва не потеряла сознание. Какое-то время Эйприл лежала, затем медленно поднялась: почувствовав, что у нее болит лодыжка, она немного походила, желая убедиться, что ничего не сломано. Посмотрев вверх, она увидела бледную звезду и поняла, что там есть отверстие. Эйприл попыталась выбраться, но не смогла.

Было темно. Девушка села на холодный пол, раздумывая, что же делать дальше. Полагая, что с наступлением дня она сможет осмотреться, Эйприл стоически решила: надо дожидаться утра. Но девушке не сиделось. Она задумалась над тем, как велика пещера, в которой она находилась. Девушка посмотрела налево и направо, но ничего не увидела, а затем, осторожно ступая, нащупала каменный столб, но немедленно отдернула руку, ибо он был влажным и скользким.

Затем Эйприл сделала самое важное открытие – она узнала, что стена, вдоль которой она двигалась, переходит в нишу явно искусственного происхождения. Эйприл продолжала ощупью двигаться дальше, пока не натолкнулась на еще одно творение человеческих рук. Это оказался старый, примитивный фонарь. Открыв его стеклянную дверцу, она нащупала свечу и коробок спичек.

Это не было чудом, как она узнала впоследствии, но в тот момент у нее было такое чувство, будто возможность зажечь свет – фантастическая возможность. Руки у Эйприл так тряслись, что ей не сразу удалось зажечь спичку. Свеча оказалась новой, и сначала свет был слабым. Когда фитиль разгорелся, Эйприл закрыла стеклянную дверцу фонаря и осмотрелась. Она была в узкой пещере, с потолка которой свисали многочисленные сталактиты. В том месте, где Эйприл упала в пещеру, пол был сухой, а дальше вода, капающая со сталактитов, сливалась в маленькие ручейки. Еще дальше пещера расширялась и сталактитов становилось больше. Своей формой они напоминали творения человеческих рук, а сливаясь между собой, образовывали пещеры внутри пещеры, которые при свете фонаря поражали богатством форм. Сказочные гроты и маленькие озерца переливались всеми цветами радуги. Пещера становилась все шире и шире, пока Эйприл не оказалась в огромном помещении, украшенном гирляндами ледяных кружев.

Под ногами что-то хрустнуло. Эйприл глянула вниз. Пол здесь был усеян странными белыми палками, их были тысячи, разных размеров и форм. Они отливали белизной в свете фонаря. Эйприл подняла одну из них, но сразу отбросила с криком ужаса – это была берцовая кость человека.

Вся дрожа, она почти бежала. Пещера, между тем, начала сужаться и скоро стала похожа на то место, куда Эйприл водворили бандиты. Тут девушка увидела другую нишу, и в ней опять – фонарь, свечу и спички. Кто принес их сюда? При виде первого фонаря, она как-то не задумалась об этом, но второй фонарь вынудил ее поразмыслить. Кто развесил эти фонари на стенах пещеры. Как бы приглашая следовать вперед? Девушка медленно, шаг за шагом, продвигалась по гроту, прихватив с собой незажженный фонарь. В одном месте ей пришлось перейти быстрый ручеек. В другом – небольшую подземную речку, где вода доходила до колен. И вот пещера стала поворачивать немного вправо.

Время от времени Эйприл останавливалась и прислушивалась, надеясь услышать человеческий голос, хотя ожидала этого не без страха. Пещера стала ниже, и было заметно, что в некоторых местах сталактиты кем-то сбиты, быть может бандитами, которые хозяйничали в этих подземных пустотах. Один раз она остановилась и ее сердце взволнованно застучало при звуке чьих-то шагов. Звуки раздавались где-то над головой. Девушка посмотрела на каменный свод вверху, и, забыв страх, пошла дальше.

Пещера резко свернула, в стене вновь стали появляться маленькие гроты. Неожиданно Эйприл замерла. Два тела, мужчины и женщины, лежали рядом. Зажав рот рукой, Эйприл сдержала готовый сорваться крик.

Наконец она пришла в себя и подумала, что находится в темнице, в которой бандиты держали свои жертвы. И вот они умерли. Девушка с внешним спокойствием снова посмотрела на ужасную картину.

Соседний грот также был с человеческими телами. И вот, когда она уже едва могла все это вынести, впереди, во тьме пещеры появилась линия света. Тут же послышался леденящий душу смех.

Эйприл задула свечу и замерла, вжавшись в стену пещеры.

Смех прекратился и Эйприл пошла на свет. Вскоре она нащупала толстую деревянную дверь. Когда девушка потянула за ручку двери, та поддалась и Эйприл очутилась в ярко освещенной комнате. Это было помещение, обставленное шикарной мебелью. Посреди помещения стояла широкая кровать. На ней, укрыв ноги атласным одеялом, с ночным колпаком на голове, сидел… Двудушник.

– Ну вот, милая, – ехидно произнес он, – ты сама пришла ко мне.

– Нет! – воскликнула Эйприл. – Уж лучше быть с мертвецами, чем с тобой.

Эйприл повернулась, толкнула дверь и убежала в темноту.

– Отберите у нее свечи! – услышала она голос Двудушника.

Но никто не стал догонять Эйприл. Девушка вернулась по пещере назад к двери, в которую ее бросили. Целый час девушка сидела в неподвижности, обдумывая свое положение, иногда ей чудились странные вздохи, неприятное чавканье.

Из угла, из еще одной ниши, явственно тянуло сыростью. Эйприл зажгла фонарь и подошла к нише. Там она обнаружила узкий колодец. «A что если этот колодец ведет в океан?» – подумала девушка.

Эйприл поставила фонарь на пол, влезла в колодец, снова взяла фонарь и начала спускаться по колодцу, упираясь руками в его стенки. Опустившись метра на четыре, она почувствовала, что ее ноги коснулись пола. Девушка нагнулась и посветила фонарем. Она увидела, что находится в огромной пещере. В двух-трех метрах от нее плескалась вода в бассейне. И то, что она в этой воде увидела, пронзило ее ледяным ужасом.

Двести или триста крокодилов в расслабленных позах плавали на поверхности воды. Глаза их отражали неверный свет фонаря. Как только девушка попятилась, несколько пятиметровых чудовищ, почуяв добычу, направились к Эйприл. Девушка бросилась обратно в колодец, оттолкнулась ногами от пола и начала отчаянно карабкаться вверх. Внизу послышалась возня и всплески. Кровожадные животные целой стаей бросились за ней. Несколько крокодилов протиснулись в колодец и пытались карабкаться по стенкам. Чувствовалось их зловонное дыхание. Но короткими лапами крокодилы не могли упереться в стенки колодца и соскальзывали вниз, били хвостами друг друга, пытались от злобы укусить один одного.

Эйприл смогла выкарабкаться из колодца и уползти в галерею. Глухой, низкий, подобный мычанию рев раздался в лабиринте пещеры. Этот звук был отвратителен особой, таившейся в нем угрозой. Девушка прислушалась к звукам из колодца. Нет, крокодил не мог подняться по этому колодцу к ней. Видно, ее решили запугать.

Она не могла спать, поступь тяжелых лап по каменному полу так и чудилась ей. Казалось, что вот-вот из темноты появится гребнистая спина, загорятся красным тусклым светом глаза под надбровными буграми и к ней в пещеру вползет бесконечно длинное тело, извивающееся направо и налево, в такт движениям широко поставленных лап, раскроется огромная пасть, усеянная смутно белеющими зубами, со стуком захлопнется и Эйприл окажется в этой ужасной пасти.

До самого утра девушка не смогла уснуть.

Когда на острове все затихло, Рафаэль прошептал Донателло:

– Слушай, мы знаем, что Двудушник и Галюник ожидают Бэтмэна. Они подготовили ловушку-пещеру. Но что на дне пещеры, мы не знаем.

– Что ты предлагаешь? – спросил Донателло.

– Спуститься в эту пещеру и посмотреть, что там.

– Хорошая идея, Раф, – согласился Донателло.

Черепашки-ниндзя тихо покинули комнату, выделенную им для отдыха, и по коридору вышли к началу подземного туннеля, который по спирали спускается вниз. Подсвечивая себе маленькими фонариками, черепашки-ниндзя вскоре пришли к огромному бассейну. В нем возились какие-то огромные существа. Рафаэль направил луч фонарика на поверхность воды:

– Так это же крокодилы! Смотри, тут их не меньше тысячи!

– Тише! – прошептал Донателло. – Не тысячи, но сотни две-три будет. Если попадешь в бассейн, растерзают в одну секунду…

Юные мутанты внимательно осмотрелись. Крокодилы зашевелились, глаза их зажглись тусклым и холодным светом. Здесь были и аллигаторы из поймы Миссисипи, также кайманы из недр Амазонки, но особый ужас наводили громадные нильские крокодилы. Пресмыкающиеся лежали вповалку один на другом, ползали поверх друг друга и подслеповато присматривались к черепашкам-ниндзя.

– Чтобы обезопасить наших друзей, надо что-то сделать с крокодилами… – сказал Рафаэль, когда они возвращались к себе, – я где-то читал, что крокодилы никогда не нападают, если сыты…

– Ты думаешь, что эти крокодилы сыты? Да их неделями не кормят… – ответил Донателло.

– Тогда, может быть, склеить им пасти? – предложил Рафаэль.

– Да уж, склеишь. Представляешь, Раф, сколько клея понадобиться. Тонна! Где столько возьмешь?

Черепашки-ниндзя благополучно вернулись в свою комнату, улеглись на лежанки и принялись рассуждать.

– Слушай, а что если взять и заморозить этих чудовищ, – предложил Рафаэль. – Не насмерть заморозить, а охладить. Смонтируем холодильную установку и пусть вода в этом бассейне будет холодной как лед. Ты же знаешь, что крокодилы в холодной воде почти не движутся. Они же хладнокровные.

– Вот это идея! Класс! – воскликнул Донателло. – Не зря, Раф, твоя шея голову носит.

Черепашки-ниндзя разработали план. Прежде всего им надо было достать мощный насос, который бы гонял воду из бассейна в холодильную установку и обратно. А холодильную установку черепашки-ниндзя решили одолжить в одном из рыбных магазинов Нью-Йорка.

– Надеюсь, нам хватит одной ночи, чтобы задуманное привести в исполнение.

– Но нас же заметят сторожа, когда мы будем брать катер, – сказал Рафаэль.

– Ничего, я кое-что придумал и на этот счет, – Донателло усмехнулся.

Черепашки-ниндзя забрались на верхнюю площадку башни, и Донателло обратился к одному из стражей:

– Послушай, ты, нам необходимо смотаться на материк и грабануть один из магазинчиков.

– А Двудушник в курсе? – спросил бандит.

– А я хочу ему сделать сюрприз, да и тебе перепадет кое-что.

– А что вы хотите ограбить? – поинтересовался бандит. – Банк?

– Рыбную лавку, – ответил Донателло. – Уж очень я люблю жареную осетрину. А ты как?

– И я не прочь побаловаться рыбкой, – ответил страж, потирая руки.

– Ну, так мы возьмем катер? – сказал Рафаэль и черепашки-ниндзя спустились к катеру, который стоял в одном из подземных гротов. Затем черепашки-ниндзя, не включая мотора, отплыли в открытый океан. Такая предосторожность потребовалась, чтобы не разбудить Галюника и Двудушника.

Через некоторое время юные мутанты пришвартовались к городской пристани. Разыскать среди магазинов необходимый, тот, в котором, по их мнению, должна была быть небольшая холодильная установка, было делом получаса. Скоро они увидели в окне одного из магазинов такую установку. Конечно, это было обыкновенное ограбление. Но ради спасения друзей черепашки-ниндзя пошли на это. Отключив сигнализацию и взломав дверь, черепашки размонтировали холодильную установку, протащили ее через дверь и, стараясь держаться темных переулков, вышли к берегу океана.

Не забыли они прихватить с собой замороженную тушу осетрины для сговорчивого охранника. На берегу черепашки-ниндзя погрузили холодильную установку в катер и вскоре вернулись на остров. Осетра отдали, а холодильный агрегат тайком протащили по галерее к бассейну, в котором кишели крокодилы, и установили его в одном из гротов, тщательно замаскировав. Теперь оставалось найти хороший насос.

– Я думаю, мы можем воспользоваться электрическим пожарным насосом, который я видел в центральном помещении, где установлен мыслесос-концентратор.

– Идет, – кивнул Донателло.

Черепашки-ниндзя принесли электрический насос в бассейн. Они заметили, что Двудушник и Галюник погружены в глубокий сон. Храпели и их слуги. Только сторожа наверху башни зорко всматривались в темноту.

Теперь оставалась мелочь – подвести электрический ток к насосу и к холодильной установке. С этой целью Рафаэль и Донателло пробрались в лабораторию Галюника и нашли там катушку электропроводки. Сделав тайное подсоединение к общей электрической сети, черепашки подвели электричество к бассейну.

– Ничего, что моторы будут шуметь? – спросил Донателло.

– Думаю, что ничего, – ответил Рафаэль, – гудеть будут, но не сильно.

Но когда установка была включена, крокодилы от испуга подняли шум в бассейне, вода забурлила под ударами хвостов. Немного погодя, однако, крокодилы успокоились. Сверкая ярко-желтыми глазами, они плавали под водой, как торпеды. Насос мерно накачивал воду в холодильную камеру, там вода охлаждалась и поступала назад в бассейн.

– Мы не знаем, когда появится Бэтмэн, – сказал Донателло, – поэтому предлагаю держать воду лишь слегка охлажденной. Как только Бэтмэн появится, мы включим насос и холодильную установку, и пусть эти зубастые чудовища деревенеют от холода.

Черепашки-ниндзя целый час прождали, пока вода в бассейне не охладится. Крокодилы начали проявлять беспокойство. Некоторые пытались даже выбраться из холодной воды. Два десятка тварей взобрались по выступам края бассейна. Остальные лежали неподвижно, словно бревна. Мотор насоса работал и работал, гудела холодильная установка.

– Лишь бы не переборщить, – беспокоился Рафаэль. – Околеют еще.

– Да не околеют, – ответил Донателло. – Эти твари живучие…

Еще через полчаса в пещере стало явно холодно. Рафаэль, желая убедиться, что охлажденные крокодилы не представляют опасности, приблизился к одному из чудовищ, неподвижно лежащему на поверхности воды, и протянул к его пасти палку.

– Громадный какой, – прошептал Донателло, – старый наверное…

Крокодил неожиданно резво рванулся с места и вцепился в палку острыми зубами.

– Вот тебе и старый! – воскликнул Рафаэль, неожиданно поскользнулся на камнях, упал и свалился прямо в бассейн. Крокодил с палкой в зубах медленно надвигался на Рафаэля.

– Раф! Не бойся, – крикнул Донателло и тотчас пришел на помощь другу. Он схватил увесистый камень и метким броском огрел зубастое чудовище по голове. Крокодил как-то странно завалился на бок, а потом перевернулся вверх желтым брюхом. При этом его лапы торчали над водой, словно веники. Другие крокодилы уже были вялые, их остекленевшие глаза ничего не выражали: ни голода, ни охотничьего интереса. Только несколько чудовищ выразили беспокойство из-за того, что Рафаэль свалился в бассейн и, виляя гребнистыми хвостами, приближались к черепашке-ниндзя. Крокодил, получивший камнем по голове, с минуту лежал в воде вверх брюхом, но потом начал медленно пережевывать палку, которую держал в зубах.

– Окоченел старикашка, – сказал Рафаэль, стоя по пояс в воде. – А водичка просто прелесть. Градусов семь…

Донателло протянул руку другу и вытащил его из воды.

Совсем рядом неожиданно всплыл крокодил помельче. Его глаза застыли, как стеклянные. Тем не менее животное попыталось открыть пасть.

– Этот почти одубел, а есть хочет, не кормят их, это точно, – прошептал Рафаэль.

Расправившись таким образом с крокодилами, черепашки отправились в свою комнату.

– Ты уверен, что наша техника сработает, как надо? – спросил Донателло, когда юные мутанты улеглись.

– Уверен, – ответил Рафаэль. – Надо только поддерживать нужную температуру в бассейне. И как только услышим об атаке Бэтмэна, сразу включим насос и холодильную установку.

Глава 12. Коварность Двудушника

Несколько дней ушло на то, чтобы Тэдди смог восстановить летательный аппарат – бэтмолет, и бэтмоглиссер – аппарат, который мог бы плыть в океане. Микеланджело и Бартоломью помогали старику. Наконец, все было готово к нападению на скалистый остров Галюника для освобождения томящейся в заключении Эйприл.

И вот наступил день, когда Бэт-ниндзя и Бэтмэн двинулись в путь.

Микеланджело был доволен своим новым защитным костюмом. На ремне красовались буквы «Б-Н», что означало «Бэт-ниндзя».

Бэтмэн уселся в бэтмолет, прозрачный фонарь из пуленепробиваемого стекла закрывал его кабину. Бэтмэн жестами показал Тэдди, что у него все в порядке, улыбнулся и нажал кнопку пуска реактивных двигателей.

Послышался настоящий грохот. Корпус бэтмолета вздрогнул и бэтмолет начал перемещаться по стартовой площадке. Скоро бэтмолет исчез в проеме туннеля.

Микеланджело, он же Бэт-ниндзя, уселся в кабину бэтмоглиссера, показал, как и настоящий Бэтмэн, жестом старому слуге, что у него тоже все «окей», улыбнулся и нажал на кнопку старта. Его бэтмоглиссер скользнул по желобу в другой туннель, который вел в океан.

С безумной скоростью бэтмоглиссер преодолел туннель и, подняв тысячи брызг, сверкавших серебром в лучах фар, очутился в океане.

Бэтмэн тем временем пересек по воздуху расстояние от особняка до океана. Ветер свистел в крыльях, руль управления мелко вибрировал в руках Бэтмэна. Вскоре Бэтмэн заметил бэтмоглиссер, который плыл к островку. Бэтмэн направил летательный аппарат вниз и пролетел над катером, чтобы приободрить Бэт-ниндзя.

Летучая мышь-человек и ниндзя приближались во мраке ночи к острову. Там держали Эйприл, которую нужно было спасти.

А Двудушник с Галюником уже который день с нетерпением ожидали Бэтмэна. Все было готово для встречи гостя. Огромная ловушка с сотнями крокодилов ждала свою жертву. В качестве приманки служила Эйприл.

Прислужники Двудушника денно и нощно следили за небом и океаном, чтобы при первых признаках появления Бэтмэна дать об этом знать хозяину.

И вот час пробил. Бэтмэн появился в небе на летательном аппарате.

Но и Двудушник и Галюник страшно удивились, когда их сторожа доложили, что в океане появился еще один Бэтмэн.

– Как, сразу два Бэтмэна? – недоумевал Двудушник. Это его весьма озадачило. До сих пор он не мог справиться с одним Бэтмэном, а тут появились сразу два. Двудушник покосился на Галюника. Тот был спокоен.

– Если ты меня подведешь, – прорычал Двудушник, обращаясь к изобретателю, – я тебя самого отдам крокодилам!

– Этого не будет, – ответил Галюник, – потому что участок океана прямо нафарширован минами!

На экране радара шли две параллельные светящиеся точки.

– Но их двое! – тревожился Двудушник.

– У нас хватит мин, бомб и ракет чтобы разнести в клочья хоть десять Бэтмэнов! – самоуверенно сказал Галюник и начал манипулировать клавишами пускового устройства, взрывая тем самым мины, установленные на дне океана и пускать ракеты в ту точку, координаты которой значились на экране.

Микеланджело увидел, что впереди произошел взрыв, и он едва успел повернуть бэтмоглиссер влево, но снова прогремел взрыв и его бросило вправо.

Включилась рация. Юный мутант нажал на кнопку прием.

– Говорит Бэтмэн, говорит Бэтмэн, – услышал Микки, – противник применил против меня ракеты, начинаю выполнять маневр.

– Бэтмэн, – ответил Микеланджело, – Бэт-ниндзя слышит тебя. Вижу плавающую платформу, с которой запускают ракеты. Я атакую!

Вверху в это время рвались ракеты, которыми обстреливали бэтмолет. Бэтмолет пошел зигзагами влево и вправо, уклоняясь от взрывов ракет. Казалось, что целая система противовоздушной обороны защищала остров.

А Бэт-ниндзя направил свой бэтмоглиссер прямо на появившуюся среди волн платформу, на которой бегали люди в масках, устанавливая ракеты на пусковые установки. Увидев атакующий бэтмоглиссер, люди засуетились, некоторые, видя, что бэтмоглиссер сейчас вот-вот врежется в платформу, начали прыгать вводу.

– Молодец, Бэт-ниндзя! – неожиданно послышался голос Бэтмэна из динамика рации, но тут неожиданно раздался сильный взрыв.

Мина взорвалась у самого носа бэтмоглиссера. Микеланджело почувствовал, как корпус от взрыва раскололся, в моторном отсеке вспыхнуло пламя. Черепашка-ниндзя успел дотянуться до кнопки катапультирования и утопил ее. В тот же миг сильный толчок выбросил его вверх, и он вместе с креслом упал в воду.

В этот момент бэтмоглиссер разнесло в щепки очередным взрывом. Следующий взрыв прогремел уже возле плавающего кресла. Это был последний взрыв, который слышал юный ниндзя, сознание его помутилось и он пошел ко дну, беспомощно барахтаясь в воде.

Едва придя в себя, Микеланджело нащупал на поясе защитного костюма пульт, и нажал там одну из кнопок, чтобы включить подачу кислорода. Это необходимо было для того, чтобы он мог двигаться. Внезапно впереди возникли огоньки фонарей. Микеланджело присмотрелся и увидел людей с аквалангами за спиной. Это двигались прислужники Двудушника. Значит, его будут брать живьем. Точно аквалангисты растягивали сеть, в которую хотели поймать Бэт-ниндзю.

Бэтмэн видел на экране, как светящиеся точки окружали его друга Микеланджело. Раньше Бэтмэн никогда не сражался с таким опасным противником, как Галюник. Двудушник до такой хитрости никогда не смог бы додуматься. Ловушки и препятствия были повсюду. Уже несколько раз Бэтмэн уворачивался от летящих прямо на него ракет и посылал вперед антиракетные шары. Обломки ракет железным дождем сыпались в океан. И вдруг сразу несколько ракет ударили в бэтмолет и Бэтмэн почувствовал, что аппарат сильно тряхнуло и он камнем стал падать вниз. Бэтмэн пытался включить аварийный двигатель, но тот не работал.

Бэтмолет упал в океан, подняв фонтан брызг. Тогда Бэтмэн покинул кабину бэтмолета и поспешил на помощь товарищу.

Но к Бэтмэну тоже устремились бандиты, они растягивали сеть вокруг него, чтобы не дать возможности соединиться с Бэт-ниндзя.

Вот сеть сомкнулась над головой Бэт-ниндзя. Микеланджело попытался достать из ножен кинжал, но его уже схватили за руки.

Бэтмэн отчаянно сопротивлялся. Он резал вражескую сеть ножом, пробовал разодрать ее руками. Но над ним распростерли еще одну сеть, чтобы уже окончательно опутать.

Бэт-ниндзя вынужден был действовать более агрессивно. Он подтянул ноги к животу и резко выпрямившись, пятками ударил державшего его за руки бандита в голову. Тот обмяк и отпустил его руки.

Тогда Бэт-ниндзя вытащил меч, который подарил ему Тэдди. Меч был настолько острый, что вскоре от сети остались одни клочки. Бэт-ниндзя поспешил на помощь Бэтмэну. Бандиты опасаясь острого меча, в страхе отплыли от черепашки-ниндзя подальше, и начали готовить подводные ружья к стрельбе.

Бэт-ниндзя освободил друга из пут и оба всплыли на поверхность океана. Остров был совсем рядом. Им могли помешать только аквалангисты, вооруженные подводными ружьями с острыми гарпунами. Бэтмэн и Бэт-ниндзя поспешили выбраться на берег.

Двудушник не знал до конца, какую игру затеял Галюник, а потому не доверял ему. Двудушнику страстно хотелось убить Бэтмэна, физически его уничтожить, растереть в порошок. А вот Галюнику еще надо было произвести какие-то дурацкие опыты. Это было рискованно, Бэтмэн мог уйти.

Двудушник тайно покинул башню и, взведя курок пистолета, спрятался на берегу среди камней. Ему до смерти хотелось попасть пулей Бэтмэну в глаз. Это был единственный способ убить человека-летучую мышь.

Аквалангисты, словно привидения, показались на воде. Бэт-ниндзя встретил их градом камней. Стальные гарпуны, пущенные из ружей, высекали искры из скал.

– Я прикрою тебя, Бэтмэн, – крикнул черепашка-ниндзя.

Человек-летучая мышь полез на берег по камням. Он цеплялся за острые выступы и взбирался все выше и выше, надеясь достичь башни, в которой была заточена Эйприл. Микеланджело отбивался от наседавших аквалангистов булыжниками. Броски его были метки, и уже нескольким врагам он разбил стекло в масках. Оглянувшись, Микеланджело увидел, как вслед за Бэтмэном словно ящерица крадется Двудушник с громадным пистолетом в руке. Микеланджело в два прыжка догнал Двудушника, выбил ногой пистолет и закричал:

– Теперь я отомщу тебе за все мои беды!

Они начали драться. Микеланджело наносил удары ногой Двудушнику в его противную рожу. Двудушник отбивался и хрипел, кричал, звал на помощь своих слуг. Вот он изловчился, ухватил пистолет и выстрелил черепашке-ниндзя прямо в живот. Но пуля застряла в защитном костюме.

Микеланджело было противно даже дотронуться до Двудушника. Он еще раз точным ударом выбил пистолет и начал колотить врага. Он дубасил и дубасил его. Однако, Двудушник вырвался и проворно, как змея, заскользил меж камней, забираясь все выше и выше. Достигнув башни, Двудушник исчез в проеме двери.

Юный ниндзя, выхватив острый меч, храбро бросился следом. Он ожидал подвоха со стороны противника, но напрасно. Двудушник, забежав внутрь башни, оказался в одном из проемов каменной галереи, что вилась спиралями вокруг громадного центрального колодца, на дне которого неподвижно лежали сотни две-три крокодилов. В том месте, где галерея открывалась, дабы можно было смотреть, что находится внизу, Двудушник неожиданно поскользнулся и завис над пропастью. Он ногтями вцепился в каменный пол, но ноги не находили опоры. В любую секунду он мог сорваться и угодить крокодилам в пасть.

– Помогите мне, – попросил Двудушник, увидев Бэт-ниндзя.

Микеланджело осторожно взглянул с галереи вниз. Там, внизу, вяло шевелилась огромная масса черноспинных чудовищ…

– Это что, крокодилы?

– Помоги мне, я сейчас сорвусь. Они меня сожрут. Галюник не кормил их целую неделю… – умолял Двудушник, отчаянно цепляясь за край каменного пола галереи.

– Мне кажется, ты слишком много сделал зла, чтобы жить… – проговорил Бэт-ниндзя. Но лицо Двудушника было настолько жалким, что Микеланджело сжалился, протянул ему руку и втащил бандита в галерею. Как только он это сделал, Двудушник вытащил из-за пояса еще один пистолет и приставил его к лицу великодушной черепашки-ниндзя.

Микеланджело попался из-за своей доброты. Двудушник, угрожая пистолетом, начал толкать его впереди себя. Он повел черепашку к Галюнику.

Когда Рафаэль и Донателло услышали суету в центральном зале, а затем взрывы в океане, они сообразили, что Бэтмэн наконец прилетел разобраться с Галюником и Двудушником. Чтобы обезопасить человека-летучую мышь, они тут же включили рубильник, приводящий в действие насос и холодильный агрегат.

Гудения моторов почти не было слышно. Да и кто в момент нападения обратит на этот посторонний шум внимание?

Вода из бассейна закачивалась в холодильную камеру и вытекала оттуда охлажденная почти до нуля градусов. Крокодилы в бассейне пытались вскарабкаться на стены, озабоченно плавали взад и вперед, влезали один другому на спину, пытаясь согреться. И все вместе медленно коченели. Вскоре некоторые из них, особенно мелкие, стали похожи на того мороженого осетра, которого черепашки-ниндзя похитили из рыбного магазина.

Бэтмэн тем временем пробрался в башню и сражался с какими-то непонятными решетками и клетками, которые постоянно надвигались на него, создавая ему непроходимые преграды. Тут были и вертящиеся мечи, готовые рассечь пополам, и проваливающийся под ногами пол, под которым торчали заостренные железные прутья. Из стен галереи то неожиданно выскакивали клинки, то ударяли прожигающие все насквозь лазеры, но и через это Бэтмэн прошел, поскольку вовремя сообразил, что ловушки сделаны по схеме одной из компьютерных игр, в которую он всегда выигрывал.

Наконец, Бэтмэн вышел в центральный зал, где восседал на троне Галюник. Чуть поодаль стояли преступные черепашки – мрачные телохранители, – как думал Бэтмэн.

– Отпусти Эйприл, – сказал Бэтмэн, скрестив руки.

– Я знаю, что ты хочешь, я знаю что происходит в каждом закоулке твоего мозга, – сказал Галюник. Справа и слева к его креслу-трону подошли блондинка и брюнетка.

– Да, ты хочешь доказать, что умеешь читать мысли людей. Но ты не хочешь или не умеешь читать того, что у людей в сердце! Я тебе подскажу: в сердце у меня – желание забрать с собой Эйприл. Именно для этого я сюда пришел.

– Много ты хочешь, – засмеялся Галюник, – Эйприл будет принадлежать мне. На всей земле будут установлены телевизоры с мыслескопами, которые на самом деле окажутся мыслесосами и вся мыслительная энергия людей будет сконцентрирована здесь, Галюник постучал костяшкой среднего пальца по своему черепу. – Я стану повелителем Вселенной. А повелителю нужна хорошая пара. Мне кажется, Эйприл подходит на роль жены повелителя Вселенной.

– Этого не будет! – произнес Бэтмэн.

– Посмотрим! – сказал Галюник. – А теперь приступим к игре!

Он взмахнул руками и слева от его кресла-трона на площадке появился предмет, скрытый под черным покрывалом.

Блондинка, белокурая Мания, подошла к предмету и сдернула покрывало. Под покрывалом оказался стеклянный цилиндр, в котором стояла Эйприл. Рот у нее был запечатан пластырем.

Справа от кресла Галюника по его знаку появился второй предмет. Черноволосая Агония сдернула и с него покрывало и там оказался точно такой цилиндр, внутри которого со связанным ртом стоял… Микеланджело.

«Как он попался? – подумал Бэтмэн. – Ведь полчаса назад он еще сражался против врагов!»

– Вот так, дорогой Бэтмэнчик, – сказал Галюник, – теперь ты послушаешь меня. Я знаю, что в голове у этой девушки. Да, она любит тебя, еще она любит цветы, маленьких котят, пиццу с сыром и много чего другого. Я читаю ее мысли. Она, скорее всего сумасшедшая, так как думает, что прилетела из будущего времени. А вот этот уродец, зеленая черепашка, что справа от тебя, тоже любит пиццу и тоже думает, что он посланец будущего. Псих, наверное… Перед тобой эти два психа, к которым ты неравнодушен: любимая и Бэт-ниндзя. Выбирай: кого спасти первым, потому что, нажав на эту маленькую кнопочку, которая у меня в руках, я открою дно у цилиндров. Твои друзья полетят в пропасть, в которой полно нильских крокодилов, амазонских кайманов и аллигаторов из поймы Миссисипи. Мы не кормили их целую неделю, желудки у них совершенно пустые… Итак, кого ты спасешь первым? – спросил Галюник и захихикал. Его торчащие во все стороны волосы при смехе затряслись.

Бэтмэн мрачно посмотрел на мечущуюся Эйприл, потом взгляд его устремился к стоящему в спокойствии Микеланджело. Руки у обоих были связаны.

Бэтмэн закрыл глаза, чтобы принять решение.

– Ну, так кого ты хочешь спасти первым? – спросил Галюник. – Тебе на раздумье остается пятнадцать секунд.

– Подожди, Ганс Македонски… – сказал Бэтмэн.

– Я уже не Ганс Македонски, – перебил его Галюник. – Зови меня повелителем Вселенной…

– Уж лучше я буду звать тебя Галюником, как тебя звали в моей лаборатории… И я, Галюник, знаю, что ответить, – Бэтмэн распрямил плечи, готовясь к сражению. – Спасти обоих мне не удастся, как не удастся спастись и самому.

– Да, хороший ответ, – оценил Галюник, – но этим самым ты решил их участь.

Рука Галюника потянулась к кнопке, после нажатия которой дно цилиндров обрушилось бы в пропасть вместе с Эйприл и Микеланджело, и Бэтмэн никогда бы не увидел живыми ни возлюбленную, ни нового друга.

Но в этот момент случилось невероятное: двое телохранителей, словно сговорившись, прыгнули на Галюника и заломили ему руки за спину.

Конечно же, это были Рафаэль и Донателло, наши юные мутанты-черепашки. Они не могли больше терпеть, видя, как Галюник измывается и над Эйприл, и над Микеланджело. И в этот решительный миг, когда им следовало вмешаться, они сделали это.

Но существовал еще Двудушник. Он был начеку и сразу же бросился к пульту управления, который Галюник выронил. Двудушник хотел уничтожить Микеланджело и Эйприл, но не дремал и Бэтмэн. Он подпрыгнул, сделал головокружительный прыжок, приземлился возле пульта и встал на пути Двудушника. Бандит вскинул пистолет, целясь Бэтмэну в глаз, но удар Бэтмэна сокрушил Двудушника. Бандит завизжал от боли и упал на каменный пол.

Долго не раздумывая, Бэтмэн выхватил маленькую ракету из-за спины и пустил ее прямо в мыслесос-концентратор. Ракета, оставляя после себя дымный шлейф, скрылась внутри мыслесоса-концентратора и ослепительно ярким взрывом уничтожила его. Тысячи осколков и радиодеталей разлетелись по центральному залу. Внезапно над останками мыслесоса-концентратора вспыхнуло нестерпимо яркое сияние. Вся мыслительная энергия, которая накапливалась внутри концентратора все эти дни, уже неудержимая в его поле притяжения, по эффекту обратного действия устремилась назад в головы прежних хозяев.

На Галюника было страшно смотреть, голубые молнии выходили из его головы и, исчезая в бушующем облаке огня, распределялись по тысячам более мелких мыслесосов, которые отдавали мыслительную энергию людям обратно. Галюника трясло, он извивался, подпрыгивал, стонал. Не хотелось ему, наверное, прощаться с чужим добром.

Рафаэль и Донателло крепко держали его за руки.

И вот, наконец, последняя чужая мысль покинула голову Галюника. Ноги у него подкосились, он повис на руках черепашек-ниндзя, затем вскочил, хмуро оглядел всех присутствующих и неожиданно виновато улыбнулся, совсем как школьник, который сунул в розетку кусок провода и сжег пробки. Галюник стал самим собой, превратился в обыкновенного взбалмошного чудака-ученого.

Черепашки-ниндзя – Рафаэль и Донателло – отпустили его руки и напрасно, потому что став обыкновенным человеком, Галюник не перестал быть плохим человеком. Он рванулся к пульту управления, что лежал совсем рядом с ним и нажал кнопку, которая привела в действие нижние крышки цилиндров, в коих томились наши герои – Эйприл и Микеланджело.

Девушка и черепашка-ниндзя полетели в пропасть, в бассейн, в котором плавали кровожадные крокодилы. Успела ли вода достаточно охладиться, чтобы обездвижить крокодилов, ни Рафаэль, ни Донателло не знали.

Галюник тем временем метнул пульт управления в Донателло и припустил по галерее.

– Держи Галюника, а я буду преследовать Двудушника, он убегает! – прокричал Рафаэль и бросился за бандитом, который исчез за потайной дверью.

Рафаэль через эту потайную дверь вышел из башни. И увидел, как Двудушник, лавируя меж камней, мчался к берегу океана.

– Трус! Давай сразимся! – крикнул Рафаэль, но бандит без оглядки добежал до утеса, остановился, обернулся, хищно оскалился, пригрозил черепашке кулаком и прыгнул в бушующий океан.

Глава 13. Спасение Леонардо

Увидев, что Эйприл полетела в пропасть, Бэтмэн прыгнул за ней. Падение, казалось, продолжалось целую вечность. Бэтмэн оставил всякую надежду, что ему удастся спасти девушку. Неужели ее растерзают голодные крокодилы?

Эйприл упала в бассейн, подняв целую кучу брызг. Рядом бултыхнулся Микеланджело.

Эйприл почувствовала, что под ней кто-то шевелится… «Крокодилы!» – подумала она и с ужасом ожидала, когда зубастые чудовища начнут кромсать ее ноги… Но ничего такого не происходило. Крокодилы были сонные, вялые, а некоторые вообще неподвижные, словно маринованные огурцы в банке.

Сверху сильно зашумело, и в воду плюхнулся Бэтмэн.

Эйприл хотелось закричать, но рот у нее был заклеен пластырем.

Бэтмэн вынырнул, у него в руке сверкнул нож. Но воспользоваться ножом Бэтмэну не пришлось. Ни один из крокодилов не напал на него. Бэтмэн взобрался на спину одного из аллигаторов, переступил на другого. Бэтмэн шел по спинам крокодилов к Эйприл, словно по бревнам. Эйприл не могла понять, что случилось с животными, куда исчезла их агрессивность.

И тут Эйприл почувствовала, что вода в бассейне холодная как лед. Вскоре Бэтмэн развязал ей руки и сорвал со рта пластырь. И, стоя на крокодилах, они поцеловались.

– Бэтмэн, – прошептала девушка, – ведь ты Бартоломью!

– Да, Эйприл, да – ответил Бэтмэн.

В галерее, которая вилась сверху вниз, слышались крики и выстрелы. Это Донателло и Рафаэль гонялись за бандитами. Оставшись без руководства, они запаниковали и бросились кто куда.

Бэтмэн вывел девушку из бассейна с ледяной водой, затем развязал руки Микеланджело. Едва пластырь слетел со рта черепашки, как он крикнул:

– Я никогда не видел столько крокодилов!

– И никогда больше не увидишь! – послышался голос Рафаэля.

– Раф! Как я рад тебя видеть. А где Донателло?

– Здесь Донателло! – послышалось в ответ.

На краю бассейна появился Донателло.

– Бандиты против нас ничего не затевают? – спросил черепашек Бэтмэн.

– Нет, – ответил Рафаэль, – они разбежались, как крысы с тонущего корабля.

– Милый Раф, милый Донателло! – промолвила Эйприл, обнимая черепашек по очереди. – Я знала, что вы никогда не сможете служить злу… Вы спасли нас.

– Нет, не мы спасли вас, – весело ответил Рафаэль. – Вас спас холод.

– Но откуда он взялся здесь, в этой пещере? – спросил Бэтмэн.

– Отсюда, – ответил Донателло, показывая замаскированный шланг, из которого все еще вытекала охлажденная вода.

– Вот в той нише стоит холодильная установка, которая охладила воду. Крокодилы окоченели, и с ними сейчас можно делать все, что вздумается…

– Молодцы! – похвалил черепашек Бэтмэн.

Через некоторое время Бэтмэн, черепашки-ниндзя и Эйприл покинули остров и добрались до дома Бартоломью.

– Итак, мы все спасены, – воскликнула Эйприл, обнимая Бартоломью.

Три черепашки-ниндзя и двое людей – Эйприл и Бартоломью, сидели в гостиной особняка. Они были бы счастливы, если бы все беды остались позади.

– Увы, с нами нет Лео, – сказал Донателло.

– Мои милые друзья, расскажите, что с вами произошло, и как вы очутились здесь, вместе со мной.

Как нашалившие школьники, Микеланджело, Рафаэль и Донателло потупили глаза. Никто из них не отваживался начать рассказ. Они только подталкивали друг друга к Эйприл с тем, чтобы признаться. Наконец, Микеланджело решился:

– Эйприл, ты, конечно, нас прости, что мы проявили самодеятельность. Ты же знаешь, без приключений мы не можем жить.

– Давайте, начните все по порядку, – попросила Эйприл.

Друзья уселись в глубокие кресла и Микеланджело начал рассказывать:

– Когда ты, Эйприл, сказала, что уедешь выполнять ответственное секретное задание, мы захотели помочь тебе. Но мы не знали как. И вот… и вот мы решили следить за тобой, – Микеланджело опустил глаза.

– Но это же не совсем хорошо – следить за друзьями, – сказала Эйприл. – Ладно, ладно, я не буду перебивать тебя.

– Потом мы увидели на столе твои дискеты, изучили их, и поняли, что задание ты будешь выполнять здесь.

Микеланджело выразительно посмотрел на Бартоломью.

– Продолжайте, – подбодрила его Эйприл. – Бартоломью наш друг и он должен все знать…

– Так мы определили время и место назначения. Дальше, чтобы сопровождать тебя, нам требовалось попасть в Машину времени. Мы подключились к телефонному кабелю, и подслушали, что ты находишься в Министерстве по временным перемещениям. Где находилось это Министерство, мы не знали. Тогда мы отправились искать Министерство по телефонному кабелю, который был проложен прямехонько туда…

– И вы перебрались через Скалистые горы! – изумилась Эйприл.

– Да, – подтвердил Микеланджело, – мы перешли эти горы. Это было очень трудно. Ночью мы мерзли, а днем нещадное солнце палило нас. Когда же мы пробрались к Министерству по временным перемещениям, у нас созрел план, как попасть на Машину времени.

– И как вы это сделали?

– Очень просто. Мы подделали список снаряжения, и включили себя в этот список в качестве живых консервов…

– Живых консервов! – рассмеялась Эйприл. – Ну вы даете!…

– Да, – сказал Бартоломью. – Раньше пираты использовали морских черепах в качестве живых консервов. Они набивали трюмы кораблей живыми черепахами и во время дальних странствий питались ими, потому что черепашье мясо вкуснее и полезнее, а черепахи могут длительное время обходиться без пищи.

– После того, как ты отправилась путешествовать на Машине времени, мы были всегда рядом с тобой… Когда ты прибыла сюда, то мы и очутились здесь. После того, как ты покинула Машину времени, мы выбрались из нее и осмотрелись, потом мы сообразили, что мы попали в город Нью-Йорк… Ну, а остальное ты знаешь. Вначале мы вмешались в схватку Бэтмэна и Двудушника… Это когда Двудушник захватил в городском банке заложника и заманил Бэтмэна в ловушку. После чего мы искали причину твоего задания и попали к Галюнику, который занимался опытами с мозговыми волнами. К несчастью, наш дорогой Лео угодил к Галюнику в плен, и тот из него сделал подопытного кролика…

– Подопытную черепаху.

– Да, пусть будет так. Галюник выкачал у Лео все мысли, а затем, очевидно испугавшись, выбросил Лео из окна. Мы смогли спасти Лео, унести его в Машину времени. Там он находился до тех пор, пока Машина времени не исчезла. После чего мы попали в цирк. А в цирке мы тебя видели, но не могли тебе ничего сообщить. Мы унесли бомбу, которой Двудушник угрожал людям, в океан и она взорвалась там. К несчастью, бомба разметала нас в разные стороны, оглушила, и мы не смогли найти друг друга. Что было дальше с Рафаэлем и Донателло, я не знаю, пусть они сами расскажут. Я безуспешно пытался найти их, но устал, уснул и меня поймали рыбаки. Они хотели меня продать, но я удрал от них. Затем я попал к Бэтмэну, и с тех пор мы вместе сражаемся с бандой Двудушника.

Эйприл внимательно выслушала Микеланджело, вздохнула и обратилась к Рафаэлю и Донателло.

– Ну а теперь, вы «грабители», расскажите мне о ваших приключениях?

– Мы, я… – запинаясь от смущения, пробормотал Рафаэль, – пусть Донателло расскажет.

Донателло тяжко вздохнул и начал свой рассказ:

– То, что с нами было до взрыва бомбы, ты уже знаешь. После того как бомба взорвалась, мы потеряли сознание. Потом мы пришли в себя и добрались до берега. Мы обсудили, что с нами произошло, и решили вернуться к Машине времени. Но она исчезла вместе с Лео. Тогда мы решили прийти к Галюнику, и попытаться войти к нему в доверие, потому что мы подозревали: если Галюник умеет читать чужие мысли, то он знает обо всем. И мы не ошиблись. Но Галюник оказался очень скрытным и ничего никогда не рассказывал. Очевидно, приберегал Машину времени на самый последний момент. А потом Галюник вступил в связь с Двудушником… и мы были вынуждены совершить ряд пакостей.

Донателло еще раз вздохнул.

– Теперь я понимаю, почему вы участвовали в ограблении банков, – сказал Бартоломью.

– Да, нам приходилось участвовать поскольку мы должны были войти в доверие к Галюнику и его сообщнику Двудушнику. Но мы там никого не убивали. Нам приходилось также сдерживать бандитов, чтобы те не наделали много бед. Деньги требовались для того, чтобы строить мыслескопы. При помощи этих аппаратов Галюник намеревался стать повелителем Вселенной. Деньги были потрачены на строительство огромного числа мыслесосов и центрального мыслесоса. Ну вот, вроде бы все.

Донателло посмотрел на Рафаэля. Рафаэль все же добавил:

– Кроме всего прочего, Галюник внушал нам мысль, что Бэтмэн вредное существо – летучая мышь-вампир, что Бэтмэн приносит людям зло.

Рафаэль виновато посмотрел на Бартоломью.

– Вот мы и сражались против тебя, Бэтмэн. Извини, если тебе от нас доставалось…

– Ничего, ребята, – сказал Бартоломью, – вы тоже иногда получали на орехи.

Эйприл вздохнула и произнесла:

– Ну вот, ребята, кажется, мы расставили все по своим местам. Теперь нам осталось только одно найти Лео. Но перед этим мне хочется угостить вас.

– Ну уж нет, – сказал Бартоломью, – я воспользуюсь правами хозяина. Поскольку вы у меня в гостях, – я буду угощать вас. Тэдди!

Неизменно добродушный и серьезный Тэдди появился в гостиной.

– Слушаю, сэр.

– Что вам больше всего нравится? – спросил Бартоломью у черепашек-ниндзя.

Черепашки переглянулись, и уже Рафаэль хотел произнести любимое слово «пицца», как неожиданно Донателло промолвил:

– Нет, нашу любимую пиццу мы не будем есть до тех пор, пока не освободим Лео. А сейчас, я думаю, мы ограничимся каким-нибудь салатиком.

– Да, – сказал Микеланджело, – я поддерживаю тебя, Донателло.

– Ну, ладно, ребята, – произнесла Эйприл, – я тоже такого мнения. И нам предстоит еще много дел.

После небольшого обеда было решено заняться поисками Леонардо и Машины времени.

– А теперь самое интересное, – сказала Эйприл. – Ведь Машина времени в полном моем расположении…

– Как? – воскликнул Микеланджело. – И до сих пор ты молчала об этом.

– Да, – произнесла Эйприл. – В этом не было нужды. Я же не знала, что там томится наш дорогой Лео.

– Значит, – сказал Донателло, – у тебя есть нечто вроде портативного пульта управления?

– Ты догадливый, – кивнула Эйприл.

– Но где ты могла хранить этот пульт? – спросил Микеланджело.

– Дорогой мой, – улыбнулась девушка, – этот пульт хранится в доме нашего уважаемого Бартоломью.

– Как? – удивился в свою очередь Бартоломью. – Он хранился у меня? Каким образом?

– Дело в том, что этот пульт очень понравился тебе, дорогой, – засмеялась Эйприл.

– Неужели та кукла из льна, которую ты мне подарила, и есть пульт управления Машиной времени? – спросил озадаченный Бартоломью.

– Совершенно верно, – ответила Эйприл. – Ведь я не могла тебе отказать в подарке, – ласково сказала девушка, совершенно влюбленными глазами глядя на Бартоломью. А тот поднялся и пошел за куклой в свою комнату.

Бартоломью посмотрел на полки. На полках была целая коллекция кукол. Эти куклы некогда доставляли необыкновенную радость детям. Здесь можно было видеть модных кукол из средневековой Франции, священных кукол племен острова Фиджи, бумажных японских кукол с жемчужными глазками из Судана, шведских берестяных кукол, эскимосских кукол из бивней мамонта, кукол североамериканских индейцев, сделанных из перьев орлов, костяных кукол копотов – христианских потомков древних египтян, римских кукол, посвященных богине охоты, древнекитайских кукол-перевертышей.

На полках также были куклы из картона, из кожи, из клешней краба, из яичной скорлупы, из кукурузных початков, из лоскутков, из сосновых шишек со мхом, из фарфора, из пальмовых листьев, но нигде не было куклы, изготовленной из полуобработанного льна. Кукла полковника Беруччи отсутствовала.

Бартоломью посмотрел в ящиках стола. Тоже нет. Бартоломью внимательно осмотрел всю комнату.

Лицо его нахмурилось и он сказал вошедшей Эйприл:

– Боюсь, что куклы нет!

– Как нет?

– Нет и все!

Черепашки-ниндзя, Бартоломью и Эйприл, а также Тэдди начали тщательно обыскивать комнату. Куклы нигде не было. Перешли в другие комнаты и все там тщательно обыскали. Опять безрезультатно.

– Ай! – вдруг воскликнул Донателло. – Да ведь все просто. Этот пульт украл Галюник. Ведь он умел читать мысли.

– А я с ним танцевала на презентации его мыслескопов. Вполне вероятно, что он узнал о пульте управления Машиной времени именно тогда, – задумчиво произнесла Эйприл.

– Кроме того, – продолжил ее мысль Микеланджело, – он мог узнать и о нас, зеленых черепашках-ниндзя, и о Бэтмэне, и обо всем на свете… Похоже, мы влипли…

– Если мы не найдем пульт, мы навсегда потеряем Машину времени, – произнесла Эйприл. – И вероятнее всего, Галюник сейчас скрывается в Машине времени!

– Если это так, – сказал Микеланджело, – то он удерет от нас.

– Следует учитывать, – добавила Эйприл, – Галюник знает, что аппарат, которым он завладел, может быть невидимым.

– Хуже всего, – вздохнул Бартоломью, – если он сообразит, как им управлять. Тогда он будет передвигаться во времени, куда захочет и в то же время будет невидимым. Сколько зла он принесет людям?!

Леонардо лежал в кресле Машины времени целую вечность. Ему казалось, что он плыл в каком-то тумане, ни одна мысль не шевелилась у него в голове. Нечто подобное он испытывал, когда падал с высоты. Но после падения всегда бывает приземление. А это падение не прекращалось. И вот, когда уже казалось, что прошли целые тысячелетия, эпохи, и в мире произошло огромное количество событий, неожиданно Леонардо почувствовал, что в голову входит что-то мягкое, согревающее и он начинает вдруг соображать что к чему. К нему вернулись речь и все те мысли, которые наполняли его голову прежде.

Наш дорогой читатель конечно же понимает, что когда был разбит мыслесос-концентратор, то каждая мысль нашла своего хозяина и все те мысли, которые принадлежали Леонардо, быстренько вернулись к нему.

Леонардо внимательно осмотрел кабину Машины времени. Все было на своих местах, но только не было ни Микеланджело, ни Рафаэля, ни Донателло. «Где же они?» – подумал Леонардо. И тут Леонардо вспомнил, что с ним случилось перед тем, как он полностью потерял все свои мысли. Ведь это же проклятый Галюник ввел его в такое состояние, и он не знает, сколько времени прошло.

Леонардо посмотрел на браслет, в который были вмонтированы часы. Он потряс их рукой, потом потряс головой, не веря глазам. Часы показывали, что прошло уже несколько недель с того момента, как Лео вместе с друзьями черепашками нагрянул к Галюнику.

Что же с ними случилось? Где они?

И вдруг он услышал, что дверь в Машину времени открывается. В дверном проеме показалась взлохмаченная голова…

Галюник не успел влезть в кабину Машины времени. Кто-то потянул его за ноги назад, и вместо Галюника в кабине показалось страшное лицо Двудушника.

– Ты кто? – удивился Леонардо.

– Какое тебе дело?

После того, как преступники позорно удрали со своего острова, проиграв битву Бэтмену и его помощникам, Галюник помчался к Машине времени в надежде спастись в ней. Но Двудушник выследил Галюника.

Двудушник направил на Леонардо громадный пистолет и захрипел:

– А ну-ка, живо отсюда, саранча пузатая!

Леонардо отпрянул назад, понимая, что с людьми, у которых такое страшное лицо, шутить не приходится, и уже ожидал верной смерти, но неожиданно кто-то потянул Двудушника за ноги и тот исчез из дверного проема. И опять появился Галюник, который успел вскарабкаться в Машину времени. В руках у него была кукла с откинутой на спине крышечкой.

Галюник словно не замечал Леонардо. Его интересовал только пульт управления.

– Сейчас, сейчас мы отправимся путешествовать во времени. Итак, куда мне следует отправиться, в будущее или в прошлое? В будущем меня могут нейтрализовать. А в прошлом я построю мыслесосы и смогу там стать повелителем Вселенной! – прошептал радостно Галюник.

Леонардо не стал ждать, когда Галюник осуществит свое намерение. Лео с криком прыгнул на Галюника, ударил его по руке и выбил пульт управления. Затем Леонардо схватил пульт и внимательно посмотрел на него. Он увидел кнопку, на которой было написано: «Блокировка двери» и нажал на нее. Дверь мгновенно заблокировалась.

Галюник распростер руки и бросился на Лео. Натренированный ниндзя тут же применил прием, который обездвижил Галюника. Леонардо хотел еще раз ударить изобретателя, но тот, никогда не дравшийся, начал жалобно хныкать:

– Не бей меня, вредная черепашка, не трогай меня! Я тебе все расскажу. Я знаю, где Эйприл.

– Если ты не будешь шевелиться, я тебя не трону, – сказал Леонардо.

А сам тем временем еще раз внимательно посмотрел на пульт управления. Несколько раз попробовав нажимать те или иные кнопки, Леонардо быстро научился управлять Машиной времени. Вот на экране Машины времени показалась карта города Нью-Йорка.

– Где находится Эйприл, покажи на карте? – приказал Леонардо. Галюник втянул голову в плечи и ничего не ответил. Пришлось его хорошенько встряхнуть, Галюник ткнул пальцем в экран:

– Вот здесь, за городом, в этом парке стоит особняк.

Леонардо поместил курсор видоискателя на парк и нажал кнопку исполнения. Машина времени вздрогнула, плавно поднялась и помчалась туда, куда ей приказали.

Чтобы не испытывать судьбу, Леонардо связал руки Галюника своей синей повязкой. Когда Машина времени зависла над парком, Леонардо открыл нижний люк и выглянул в него. Внизу он увидел большой особняк. Лео плавно опустил Машину времени на лужайку возле дома.

Следует сказать, что Машина времени по-прежнему была невидима.

Лео вытолкнул Галюника наружу и сам вышел за ним.

Первым заметил Леонардо Тэдди, который в это время подстригал газон. Он даже не удивился, когда внезапно из пустоты появились Галюник со связанными руками и черепашка. Тэдди выключил и аккуратно положил газонокосилку, подошел к неожиданным гостям и спросил Лео:

– Прошу прощения, вы являетесь другом Микеланджело и остальных черепашек, а также Эйприл?

– Да, – обрадовался Лео, – могу ли я их видеть?

– Со всей очевидностью могу ответить вам, что можете, – Тэдди повел исхудавшего Леонардо и ковыляющего Галюника в особняк.

Восторгам не было конца! Надо было видеть то счастье, которое было написано на лицах черепашек, Эйприл и Бартоломью, когда неожиданно они увидели, что по лестнице поднимается живой и невредимый, правда, очень худой Леонардо, а сзади плетется, ковыляя, Галюник.

– Ура, мы победили! – закричал Донателло и бросился к другу, схватил его, поцеловал и спросил: – Лео, у тебя все твои мысли на месте?

– Можешь не сомневаться, – хмыкнул Леонардо, – мои мысли при мне, даже есть несколько лишних, не знаю, как они затесались.

– Об этом следует спросить у Галюника, – засмеялся Микеланджело.

– Лео, – обратился к другу Рафаэль, – а они у тебя хорошие или плохие?

– Да вроде ничего, – смутился Леонардо.

– Мистер Ганс Македонски, – обратился Микеланджело к Галюнику, – почему случилось так, что у нашего Лео оказалось на несколько мыслей больше?

Галюник что-то пробормотал и опустил голову. Он чувствовал себя ужасно виноватым.

– Ну, так как случилось, что в голове у нашего друга, над которым ты провел эксперимент, оказались чужие мысли? – подступился к изобретателю-неудачнику Микеланджело.

– Откуда я знаю, – буркнул Галюник. – Случайный перенос.

– Я знаю, – вдруг сказал Рафаэль, – откуда у Лео несколько хороших мыслей. У него своя голова начала работать, и родила пару мыслишек…

– Сейчас я тебе покажу «пару мыслишек»! – рассердился Леонардо.

– Друзья, хватит ссориться, лучше расскажите Леонардо, что на самом деле с ним произошло, какие приключения были у вас, – предложила Эйприл.

Леонардо быстренько рассказали о всех приключениях.

– Так значит, – сообразил Леонардо, – Галюник пользовался моими мыслями? Сейчас я потребую плату за прокат моих мыслей.

– Маловато, было у тебя ценных мыслей, – пробормотал Галюник.

– Ты не обижай нашу маленькую черепашку, Ганс, – сказала Эйприл. – Не важно сколько и какие мысли были у Лео, главное, что все мысли были добрыми, не направленными против людей. Ну, а теперь, – продолжала Эйприл, – я думаю, нам следует отпраздновать победу над врагами. Ведь, дорогие мои мутанты, задание я уже выполнила.

– А какое у тебя было задание? – поинтересовался Микеланджело.

– Очень простое: я должна была найти и обезвредить вот этого изобретателя, – показала девушка на Галюника, – он изобрел мыслескоп, который в то же время является мыслесосом. Галюник перекачивал мозговые волны и мысли от других людей к себе. Как видите, человечество еще не дозрело до такого изобретения, поэтому мне было приказано найти Галюника и изолировать его. Но он оказался хитрее меня, и даже выкрал пульт управления Машиной времени, который был спрятан в льняной кукле. Кстати, Галюник, где она?

Галюник показал глазами себе на грудь. Леонардо запустил руку под свитер Галюнику и вытащил оттуда слегка помятую льняную куклу.

– Да-а, – пошутил Леонардо, – не зря корни этих слов созвучны: изобрет – и вред-…

– А что делать с мыслескопами? – спросил Микеланджело. – Ведь «Шиз и компания» наштамповала их множество… и все они являются мыслесосами…

– Что делать? Конечно же, разбить их, – предложил Леонардо, который потерпел от названного аппарата едва ли не первым.

– Ну, если бы мы были уверены, что больше нет человека, который концентрирует мысли у себя в голове, мы могли бы сказать, что у нас все о’кей, – заметила Эйприл. – А так мы только знаем, что мистер Бартоломью разгромил центральный мыслесос-концентратор, а другие, более мелкие аппараты возможно еще существуют. И хорошо, что Галюник здесь. Сейчас он будет показывать нам, где еще установлены его аппараты и мы будем уничтожать их.

– То есть мы произведем чистку города, – сказал Микеланджело.

– Да, да, – улыбнулась Эйприл, – нечто вроде этого.

– А что вы сделаете со мной? – жалобно спросил Галюник. На него было жалко смотреть. Он ежился, словно от холода. Очевидно, его мучили угрызения совести.

– Не бойся, Ганс, с тобой будет все в порядке, – ответила Эйприл. – Больше ты не сделаешь людям зла.

Глава 14. Друзья снова вместе

Хорошо сидеть в кругу друзей и рассказывать про удивительные приключения. Все сидели в доме Бэтмэна и с удовольствием ели подогретую пиццу. Бэтмэн тоже ел со всеми и тоже слушал рассказы юных мутантов. Когда Эйприл вышла на кухню помочь Тэдди сварить кофе.

– Я сейчас вернусь, – сказал Бэтмэн, поднялся с места и вышел.

Юные мутанты беззаботно продолжали беседу.

– Ребята, а где же Бэтмэн? – спросила Эйприл, когда вернулась к своим друзьям.

– Он недавно был здесь, – оглянулся Микеланджело. – Сейчас вернется…

Но прошло пять минут, прошло десять, а хозяина дома все не было.

– Микки, сходи посмотри, где Бэтмэн, кофе совсем остыл, – сказала Эйприл.

Микеланджело осмотрел весь дом, но Бэтмэна нигде не было.

– Его нигде нет, – сказал Микеланджело, вернувшись в гостиную.

Тогда черепашки-ниндзя гурьбой направились по комнатам разыскивать Бэтмэна. Но хозяин дома как сквозь землю провалился.

– Его отсутствие кажется мне подозрительным, – проговорил Донателло.

Все посмотрели на Тэдди. Старый слуга с невозмутимым видом занимался своими делами.

– Где Бэтмэн, Тэдди? – спросил Рафаэль.

– Я не знаю, – последовал ответ.

– Послушай, старина, – сказал Микеланджело, – мы с тобой успели подружиться, поэтому я могу обратиться как к другу. Так вот, если ты не скажешь нам, где находится твой хозяин, это может плохо кончится для него…

– Я ничего не видел, – ответил невозмутимый слуга.

– Тэдди, милый, я умоляю тебя, скажи, где Бартоломью, – обратилась к слуге Эйприл.

Тэдди неожиданно стал оправдываться:

– Откуда я могу знать, где мистер Крылан? Почему я должен вам отвечать? Может, мне ничего не известно, а вы вынуждаете меня к ответам…

– Ты все прекрасно знаешь! Где он? А если он сам не справится и ему понадобится помощь? Прошу тебя, скажи, Тэдди! – умоляла Эйприл.

– Ладно, я скажу, но Бэтмэн не должен знать о том, что я вам открыл, куда он пошел, вернее полетел, – старик приосанился.

– Говори быстрее, – нетерпелось Микеланджело. – Мы ничего ему не скажем.

– Дело в том, что мистер Крылан отправился сражаться с Двудушником.

– Как! Один? – хором спросили черепашки-ниндзя.

– Да, один.

– Но почему? – недоумевала Эйприл.

– Дело в том, что мистер Крылан очень благородный человек, и обстоятельства сложились так, что он не мог воспользоваться вашей помощью, – тихо проговорил Тэдди.

– Не медли, говори же! Куда он полетел? – крикнул Микеланджело.

– На дуэль!

– С кем?

– С Двудушником!

– С этим несчастным мерзавцем! – воскликнул Микеланджело. – Куда именно, не знаешь?

– На «Шиз и компания».

– Тогда мы сядем в бэтмобиль, – воскликнул Микеланджело, – и догоним его.

Однако все попытки пробраться в подземный гараж оказались тщетными. Дверь была заблокирована. Попытались выбить ее, но стальное полотно двери не поддавалось, а Микеланджело только вывихнул себе ногу и не мог двигаться.

Тогда за дело взялась Эйприл. Она приказала Тэдди помочь Микеланджело, а сама побежала с Леонардо, Донателло и Рафаэлем к дороге, чтобы поймать попутный автомобиль и уехать в город.

Через некоторое время им вчетвером удалось сесть на грузовик и добраться до города. Еще через полчаса они смогли доехать до «Шиз и компании».

– Вот он! Вот его бэтмолет! – указывая пальцем вверх, крикнула Эйприл.

Все посмотрели вверх и увидели на крыше многоэтажного здания бэтмолет. Не теряя времени, черепашки-ниндзя и Эйприл вошли в подъезд этого здания. Охранники попытались было задержать их, но в несколько секунд оказались распростертыми на полу.

Как только наши друзья вошли в коридор и прошли пару шагов, неожиданно пол под ними провалился, и они очутились по пояс в быстротвердеющем цементе. Это была негустая, липкая масса, но она густела на глазах. К счастью Эйприл, как самая опытная среди агентов безопасности, успела среагировать и во время падения уцепилась за край провала. Она быстро выкарабкалась и проворно подала руку Рафаэлю. Но было поздно: Леонардо, Рафаэль и Донателло успели застыть в цементе.

Едва Эйприл выпрямилась, как сверху на нее что-то свалилось. Девушка начала рваться, но поняла, что это бесполезно. Сеть из прочных нейлоновых нитей опутала ее.

А по коридору уже бежали прислужники Двудушника. Эйприл и зацементированных до пояса черепашек-ниндзя поместили в огромный лифт и подняли на крышу дома. Причем черепашек-ниндзя поднимали из ямы в полу небольшим подъемным краном вместе со всей массой застывшего бетона.

– Оправдались самые худшие предположения: на крыше здания уже лежал связанный по рукам и ногам Бэтмэн. Рядом стоял омерзительно улыбающийся Двудушник.

– Бэтмэн благородно приехал на дуэль! Умник! Один, без секундантов! И попался, как кур во щи! Джозеф! Джон! Джекоб! Свалите их всех в кучу, чтобы мне было удобнее стрелять… – приказал Двудушник, все еще улыбаясь. – Эх, вы, поверили Галюнику, что он гений… Да нет в мире мудрее и хитрее старой лисы Двудушника! Мои секунданты не подвели меня!

Рядом стоявший Джозеф осклабился, продемонстрировав клыки как у гориллы. Джон ухмыльнулся и пробурчал что-то в свой плоский, как орангутанга нос. Джекоб длинной ручищей почесал в голове, как это делают шимпанзе.

Двудушник достал свой огромный пистолет.

– Наконец-то, я смогу вас всех убить. Этот тупой изобретатель придумал ловушку, из которой вы выпутались. Тогда за дело взялся я. Теперь вам не избежать смерти. Она будет проста, пуля в висок – и все. И нет больше этого летучего грызуна – Бэтмэна. Нет больше зеленых недотеп – черепашек-ниндзя.

Все молчали. Смерть выглядывала из черного отверстия пистолета Двудушника. Вот бандит угрюмо уставился на Бэтмэна. Начал медленно подходить к нему, помахивая в воздухе пистолетом, словно взвешивая его.

– Кия! – раздавшийся крик заставил Двудушника обернуться и нога Микеланджело попала прямо в его отвратительный квадратный лоб, отпечатав на коже след каблука. Двудушник отлетел в сторону и пистолет упал прямо перед Эйприл. Она сильно ударила ногой по пистолету, и тот улетел за ограждение крыши на землю. Но это было уже лишним, потому что Двудушник лежал неподвижно, как египетская мумия. Удар Микеланджело был настолько мощным, что Двудушник, пожалуй, мог пролежать неподвижным столько же, сколько пролежала и мумия.

Тем временем Микеланджело не сидел без дела. Он успел уложить Джозефа, похожего на гориллу, ошеломить Джона, смахивающего на орангутанга, а Джекоб – вылитый шимпанзе, сдался сам.

Взмахом кинжала Микеланджело разрезал путы Бэтмэна, а потом освободил и Эйприл.

– Держи бандитов! – закричали Рафаэль и Донателло.

Но было поздно, Джозеф, Джон и Джекоб, подхватив своего неподвижного, как мороженая треска, хозяина, исчезли в лифтовой шахте.

– Черт с ним! – сказал Бэтмэн. – Похоже, Двудушник не скоро вновь обретет способность хитрить.

Бэтмэн достал из бэтмолета монтировку и легкими ударами начал отбивать с черепашек куски бетона.

Через пару часов черепашки-ниндзя, Бэтмэн и Эйприл сидели в комнате с чашками чая. Микеланджело рассказывал, как он с вывихнутой ногой смог найти способ проникнуть в подземный гараж, сесть в бэтмобиль, отремонтированный Тэдди и, догнав друзей, предупредить беду.

Разговор прервал вошедший Тэдди. Он невозмутимо доложил Бэтмэну:

– Сэр, невероятная новость. В саду, в кустах прячутся вооруженные гориллы.

Встревоженный Бэтмэн вскочил с места. Но Эйприл улыбнулась и сказала:

– Я думаю, волноваться не стоит. Это, скорее всего, прислужники Двудушника. Вероятно, он хочет завладеть Машиной времени, чувствует, что она где-то поблизости. Пожалуйста, пусть заходят в нее, я им сама открою дверь…

Эйприл взяла льняную куклу, открыла крышечку, под которой скрывался пульт управления Машиной времени.

– Я сейчас сниму блокаду Машины времени, и она станет видна. Предполагаю, что Двудушник сам в нее заберется…

Черепашки-ниндзя стали наблюдать через окно, что творится на лужайке.

Действительно, силуэт Машины времени начал потихоньку вырисовываться. Вскоре она стала видима полностью. И тут к ней устремились четверо. Это был Двудушник с забинтованной головой и его обезьяноподобные Джозеф, Джон и Джекоб.

Бэтмэн сказал:

– Но если они влезут в Машину времени, они завладеют ею…

– Нет, – ответила Эйприл. – я заблокирую управление внутри Машины времени и они станут нашими пленниками. Сейчас я подключу камеру, которая находится внутри Машины времени к телевизору…

На экране телевизора, который находился в комнате Бартоломью, появилось изображение кабины Машины времени.

Вот Двудушник влез в кабину, вслед за ним полезли, как тараканы, его помощники. Они страшно боялись Бэтмэна, боялись зеленых мстителей и поэтому решили все удрать.

– Ну что, – сказала Эйприл. – Что нам с ними делать?

– А ничего, – сказал Бэтмэн, – можно поднять их на Машине времени в воздух, переместить к океану и высыпать в воду. Пусть попробуют добраться до берега.

– Нет, дорогой Бэтмэн, – сказала девушка, – это будет не очень гуманно. Ведь, в сущности, это тоже люди и мне их жалко.

– А мне не жалко, – бросил Микеланджело, – это бандиты, которые совершили огромное количество преступлений, они не щадили людей. И если даже они попадут в тюрьму, то разве смогут перевоспитаться?

– У меня есть хорошее предложение, – сказала Эйприл. – Я думаю, что вы с ним согласитесь. Мы отправим Двудушника с его свитой в прошлое.

– Но они там станут могущественными! – воскликнул Рафаэль. – Они сразу же подчинят там себе людей и превратятся в жестоких тиранов.

– Ничего подобного, – ответила Эйприл, – мы отправим их прямо к динозаврам.

– Вот это мысль! – воскликнул Донателло. – И пусть они там убивают этих динозавров, покуда у них не кончатся патроны.

– И вот что еще, – предложил Леонардо, – пусть туда отправляется Галюник со своим мыслесосом. Пусть высасывает мысли у этих пресмыкающихся. Вероятно, ничего, кроме непосредственных впечатлений да воспоминаний о жестоких битвах между динозаврами-хищниками и динозаврами-травоядными в головах у этих тварей нет.

– К делу! – загорелся Бэтмэн. – И мне не придется больше с ними сражаться. Черепашки! Помогите мне затолкнуть Галюника в Машину времени…

Галюник ничего не подозревал о готовящейся операции. Он молча подошел к Машине времени на лужайке, а когда дверь аппарата открылась, черепашки подхватили его под рукиноги и забросим гения-неудачника внутрь. Дверь тут же захлопнулась.

Эйприл начала манипулировать кнопками. Друзья-черепашки и Бэтмэн увидели по телевизору как замигали огни внутри Машины времени, вызвав страшное удивление и испуг у бандитов. Затем Машина времени поднялась, будто большая летающая тарелка, над землей и завертелась против часовой стрелки. Вначале она вращалась медленно, потом начала вращаться все быстрее и быстрее. Детали смазались. Машина превратилась в сплошной круг, мелькающий в солнечных лучах. Внезапно этот круг бесследно исчез.

– А ты можешь вернуть Машину времени назад? – обеспокоено спросил Леонардо.

– Не тревожься, Лео, – ответила Эйприл, – пульт у меня в руках. Смотрите все телевизор, там интереснее.

На экране телевизора в комнате у Бэтмэна появились цифры; века мелькали, как секунды, годы, как сотые доли секунды, а мелькание месяцев, недель и дней было сплошным свечением…

– Судя по темпу, с каким ты отправляешь негодяев в прошлое, нам придется долго ждать, чтобы полюбоваться эффектом, – сказал Бэтмэн.

– Можно это дело и ускорить, – ответила Эйприл и выбрала другой режим отправления в прошлое.

Теперь уже столетия замелькали, как миллисекунды, а тысячелетие эры, соответственно, как сотые.

– Все равно долго ждать! – сказал Микеланджело. – Ведь если мы хотим отправить их к динозаврам, то надо преодолеть двести миллионов лет, а если даже в одну секунду они будут перемещаться во времени на двести пятьдесят лет назад, нам придется ждать миллион секунд. А миллион секунд – это более десяти дней.

– Они перемещаются в секунду почти на десять тысяч лет, – ответила Эйприл, – то есть в сорок раз быстрее тех условий, которые ты изложил.

– Значит, – сказал Рафаэль, который внимательно следил за расчетами, – нам придется ждать не десять дней, а часов восемь?

– Да, ты совершенно прав, – кивнула Эйприл. – Нам нужно подождать до вечера.

– Предлагаю устроить праздник пиццы! – сказал Леонардо. – Столько времени прошло, как я не пробовал пиццы.

– Кажется, – улыбнулся Донателло, – Лео совсем приходит в себя.

И действительно, как только Леонардо наелся до отвала пиццы, он неожиданно затянул свою песенку:

Чики-брики, чики-брики.

Перестаньте делать штуки

Опять лезут на полку,

Опять трах-бабах!

Все превращается в прах!

Кто виноват,

Что чашки разбиты?

Ну, никто не виноват.

Только мыши

Из черных дыр.

– Лео, – сказал Микеланджело, – ты в полной форме. Но тебе следует после наших приключений поменять слова песенки. Вместо обыкновенных мышей у тебя должны действовать летучие!

– Не мешай ему, пусть Лео поет, – прошептала Эйприл. А Леонардо, словно не слышал слов товарища и продолжал петь:

Приветик вам, мышки!

Будет вам крышка!

Потому что с нами

Нечто усатое,

Совсем полосатое

Оно мяукает,

Оно фыркает,

Лакает из блюдечка молочко

И больно царапается.

– Лео, твоя песенка действительно устарела. Пусть против мышей в песенке борется Бэт-ниндзя! – лукаво предложил Рафаэль. Но Леонардо проигнорировал слова Рафаэля и мужественно продолжил песенку:

Дорогие мышки!
С посудной горки
Убирайтесь в норки.
Или оно вас разорвет
На десять кусков,
На двадцать кусков,
На сто миллионов
Лохматых кусков.

Этой песенкой и заканчиваются самые невероятные и увлекательные приключения, которые выпали на долю черепашек-ниндзя и Эйприл. После всех испытаний наши друзья юные мутанты Микеланджело, Рафаэль, Донателло и Леонардо и их подруга Эйприл наконец смогли собраться вместе.

Им ничто не угрожало, ведь коварные враги: хитрый Двудушник со своими прислужниками и полусумасшедший ученый Галюник были отосланы в прошлое, прямо к динозаврам. Там у них не было никаких возможностей совершать преступления.

Эйприл чувствовала удовлетворение от проделанной работы. Она успешно выполнила задание и могла возвращаться вместе с черепашками в свою эпоху. Но что-то держало ее в двадцатом столетии. Время шло, она должна была принять решение.

Тем временем отосланные в далекое прошлое бандиты и изобретатель-неудачник скоро поняли, какое наказание им придумали их победители. Произошло это следующим образом.

– Так ты говоришь, – спросил Двудушник у Галюника, – мы в далеком прошлом?

Голос у бывшего бандита дрожал.

– Судя по растительности – да, – ответил ученый. – Подойдем вон к той горе, взойдем на нее и осмотрим окрестности.

Но едва они подошли поближе к горе, как вдруг она неожиданно зашевелилась, и наказанные преступники увидели настоящего доисторического ящера.

– Он нас съест! – прошептал Двудушник.

– Нет, он травоядный, – успокоил его Галюник.

Но делать было нечего – они должны были бороться за собственное выживание.

Двудушник упал на колени на каменистую почву, охватил голову руками и зарыдал.

– Мамочка, я никогда не увижу родного города, никогда не съем порции мороженного?! – причитал Двудушник. Джозеф, Джон и Джекоб стояли возле своего главаря, не зная, что им следует делать.

– Да, мороженого нам не попробовать, коровы в эту эпоху еще не возникли… – печально вымолвил Галюник.

Таким образом, очутившись один на один с дикой природой в те времена, когда еще не существовало человека, они горько раскаялись в совершенных преступлениях. Они были вынуждены бороться с хищными тиранозаврами и летающими птеродактилями, добывать себе пропитание охотой на мелких динозавриков, а когда патроны у них кончились, они приручили пару ящеров, чтобы иметь мясо для еды и кожу для обуви. Так они и дожили до глубокой старости: Галюник мастерил самые совершенные по тем временам намордники для молодых динозавриков; Джозеф, Джон и Джекоб пасли динозавров, ну а Двудушник осуществлял над ними мудрое руководство. Когда преступники от старости умерли, то прирученные динозавры одичали. Прошли многие миллионы лет и ученые нашли один череп, очень похожий на человеческий, но как он там, среди динозавров, мог очутиться, для науки останется вечной загадкой.

Из остальных героев нашей повести, достойных внимания, упомянем детектива Цинкеля, который после внезапного исчезновения банды Двудушника получил назначение на пост начальника городской полиции. Но он совершил ошибку: начал утверждать, будто бандитов победили зеленые черепахи. Детектив Цинкель приводил веские аргументы в пользу этого, доказывал, что собственными глазами видел их, нашел даже свидетелей – двух рыбаков и их хозяина, которые тоже доказывали, что видели черепах, которые умеют разговаривать. Однако Цинкель был заподозрен в тихом умопомешательстве, отстранен от должности и стал, как прежде, частным детективом. Ловил карманных воришек и мелких мошенников.

Отметим также судьбу черноволосой Агонии и белокурой Мании. Оставшись одни, они некоторое время жили за счет распродажи своих мехов. Когда шубы и манто кончились и у девушек осталось всего по одной шубе и одному манто, брюнетка украла норковое манто у блондинки, а блондинка украла песцовую шубку у брюнетки. Они уличили друг дружку в воровстве, поссорились и разошлись. Но прошел день, другой, и они вернулись одна к одной, расплакались и обнялись – никого на свете у них больше не было. Вскоре они устроились в цирк ассистентками к одному гастролирующему фокуснику. Фокусник был заправским французом и на завтрак требовал себе настоящую лягушку. Девушкам приходилось вставать на рассвете, вооружаться сачками и идти в парк на охоту. Но что им оставалось делать? Ведь эти девушки ничего не умели делать, кроме как подносить перчатки, трость или цилиндр.

А что же сталось с нашими друзьями – юными мутантами? Куда подевалась их подруга Эйприл?

Девушка вернула Машину времени из далекого прошлого. В нее забрались черепашки-ниндзя и Бэтмэн. Эйприл уселась в кресло пилота и наши друзья, попрощавшись с Тэдди, который остался ухаживать за лужайкой и садом возле особняка, улетели в далекое будущее, где тоже был сад, и маленький домик в нем.

В пути во время отдыха Эйприл приснился воробей. Что означает этот сон, пусть невнимательный читатель прочтет в конце шестой главы. А для самых маленьких подскажем, что если девушке приснится воробей, это значит, что скоро у нее будет свадьба.


Оглавление

  • Глава 1. Секретное донесение
  • Глава 2. Чудовище выходит из тьмы
  • Глава 3. Драка в магазине радиодеталей
  • Глава 4. «Шиз и компания»
  • Глава 5. Черепашки-грабители
  • Глава 6. Летающая черепаха
  • Глава 7. Снова Двудушник
  • Глава 8. Испытание огнем
  • Глава 9. Признание в любви
  • Глава 10. Ряженые
  • Глава 11. Казнь крокодилами
  • Глава 12. Коварность Двудушника
  • Глава 13. Спасение Леонардо
  • Глава 14. Друзья снова вместе



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке