Газета Завтра 195 (34 1997) (fb2)


Настройки текста:



Газета Завтра
Газета Завтра 195 (34 1997)
(Газета Завтра — 195)

завтра_97 copy
У МАСЮК СОХРАНИЛИСЬ ДЛИННЫЕ НОГТИ

Фильм Антониони “Блоу-ап”: фотограф, снимающий все подряд, сфотографировал женщину в парке. Проявляя снимки, обнаружил попавший в кадр лежащий под деревом труп.

Работники ряда редакций, рассматривая телезапись НТВ, посвященную встрече только что вызволенной из плена Масюк, желая выбрать для публикации наиболее драматический кадр, обнаружили крохотный, моментально проскальзывающий фрагмент. Масюк подносит руки к лицу, и на пальцах женщины, полтора месяца просидевшей в земляной пещере, — длинные, хорошо ухоженные ногти. Шедевр маникюра. Чудо земляной ямы, охраняемой дикими автоматчиками.

Другое чудо — последний, перед похищением, репортаж Масюк, “чудом” — так и сказано — сохраненный отважной журналисткой в течение ста дней плена. Ни обыски, ни свирепое обращение, ни мыканье по подвалам и ямам не помешали Масюк, Бог весть, в какой части одежды, в каком месте тела сохранить объемную кассету с пленкой, где в который уж раз на посрамление квелым и никчемным русским военным предстает рыцарь чеченского сопротивления Радуев, наводящий ужас на пораженцев.

Третье чудо — абсолютное, до часов, совпадение визита в Москву Масхадова и вызволения журналистов. Словно чудо это плановое, запрограммированное, со- гласованное с теми, кто наносил визит, и с теми, кто принимал, и с теми, кто вызволял, и с теми, кого вызволяли. Гуманитарный праздник, устроенный Березовским и Гусинским в честь вечной дружбы Ельцина и Масхадова, отделяющий Чечню от России.

Все эти “чудеса” способствовали распространению версии, по которой якобы не было никакой земляной пещеры, а была комфортабельная вилла Басаева, где можно было наводить маникюр и монтировать сюжет о Радуеве. А выкуп, около семи миллионов долларов, — кстати, откуда деньги? Из казны? Из кошельков Березовского и Гусинского? — выкуп пошел на восстановление нефтяной трубы, в обход бюджетным проплатам.

И все-таки истинным чудом явился срыв этой “мыльной оперы”, когда вдруг ни с того ни с сего Березовский и Малашенко -”дудка Гусинского” — обрушились на Масхадова, делая его бандитом и похитителем, при этом выставляя в гнуснейшем свете Ельцина, братавшегося с гостем в папахе.

Что произошло в ночь после постыдного приема в Кремле? Какие миллиарды долларов начал терять Березовский, сорвавший папаху с Масхадова? Какая муха укусила Рыбкина, переставшего лгать о “неопределенном статусе” Чечни? Какая степень конфликта между Чубайсом и Потаниным, с одной стороны, и Гусинским и Березовским, с другой, обнаружилась и привела к взрыву? Какова роль Сороса, перехватывающего у Березовского нефтяную трубу? Остается гадать.

Однако ясно, особенно после мерзких провокаций ОРТ в Беларуси, что журналисты “демократической” прессы и телевидения есть особая, элитарная, тщательно сформированная прослойка, с помощью которой узкая группа банкиров управляет искалеченным обществом и помраченным сознанием президента, осуществляя самые темные, эгоистические комбинации — себе на выгоду, России на погибель.

Тип власти, окончательно сформированный в России после президентских выборов, — это пещерное родовое правление, в центре которого пребывает “семья”, но не в шкурах с палицей из берцовой кости, а с телекоммуникациями и технологиями управления умирающим обществом. Эмблемой этой власти является не двуглавый орел, не трехцветный флаг, не Храм Христа, а женская рука с маникюром, сжимающая вместо кремневого топора камеру “Бетакам”.

Мы должны быть готовы, что с помощью биороботов, именуемых “тележурналистами”, в ближайшее время будет осуществлено еще несколько злодеяний. Таких, например, как разрушение Красной площади и Мавзолея. Или утверждение на российском престоле династии Гогенцоллернов с регентом Чубайсом. Или продление президентского правления Ельцина на третий срок. Или разрыв Союза с Беларусью. Или (под аккомпанемент имперских маршей, вселенских молитв и всероссийских торжеств) расчленение несчастной России.

Однако на судебном процессе, неизбежном после краха Ельцина, эти “тележурналисты” будут сидеть на отдельной скамье, и в качестве “вещдока” им будет представлена усохшая женская ручка с президентскими часиками и остатками маникюра.

ТАБЛО

l Источники из криминальных кругов сообщают, что “заказ” на вице-губернатора Маневича был сделан из Москвы по политическим причинам и не связан с дальнейшей приватизацией в самом Петербурге. В этой связи указывается, что выполнение заказа шло через те же “крыши”, которые в свое время “убрали главу московской мафии Квантришвили” и имеют явную “связку” с некими структурами, контролирующими автомобильный рынок. Между тем идея “профессионально завалить” Маневича на виду у всего города была высказана главным “политическим покровителем” убийства, которая транслировалась через ряд промежуточных бандитских звеньев. Сумма заказа приблизительно оценивается в 176 тыс. долл., из которых непосредственным исполнителям досталось порядка 20 процентов. Основная пропагандистская “задумка” акции сводилась к тому, чтобы показать группе Чубайса, что после снятия Коха любой ее член может быть подвергнут “подобному же наказанию”. Одновременно эксперты по уголовному миру указывают, что акция демонстрирует, чем может закончится “неправильное распределение” крупных объектов в пользу ОНЭКСИМбанка…

l По поступающей информации из Нью-Йорка, длительные переговоры между группой Сороса и саудовским миллиардером и торговцем оружием Хашоги, имеющим “контрольный пакет” в среде чеченских полевых командиров (Яндарбиев, Басаев и др.), а также решающее воздействие на Масхадова, закончились специальной встречей американского финансиста и саудовского воротилы в одном из курортных мест юга Франции в конце прошлой недели. На ней было достигнуто соглашение относительно “переориентации Масхадова” с Березовского и его группы на другие лица в российском политическом руководстве (предположительно, на группу Чубайса и ОНЭКСИМбанк), которые способны более “успешно осуществить” как политические, так и экономические мероприятия, связанные с Северным Кавказом. В день приезда Масхадова в Москву Березовский был уведомлен относительно того, что чеченские представители отказывают его компаниям в долевом имущественном участии на чеченском участке трубопровода и других объектах на чеченской территории. Именно этот “сигнал”, организованный по указанию саудовцев, повлек за собой пересмотр позиции Грозного в отношении Березовского, равно как и его ответную реакцию. Эта ответная реакция нашла отражение в заявлении Малашенко и самого Березовского относительно того, что Масхадов и его вице-президент непосредственно участвуют в работорговле и получили крупную сумму (около 10 млн. долл.) за освобождение заложников, включая тележурналистов. В свою очередь просоросовские группировки в Кремле получили шанс подорвать взаимоотношения Березовского с Ельциным, чтобы поставить последнего на грань “отставки” и срыва планов по второму туру приватизации Связьинвеста, а также ряда нефтяных компаний…

l Согласно источникам в Анкаре, существует непроверенная версия, согласно которой тележурналистка Масюк проживала в течение практически всего срока своего посещения на спецвилле у Басаева в одном из горных районов Чечни. За прошедшие сто дней она якобы имела установочные встречи с резидентами турецких и саудовских спецслужб, на которых обсуждались возможности дальнейшего практического воздействия через ТВ-материалы на политический процесс “отсоединения Чечни и Северного Кавказа от России”. Если верить источнику, особое внимание на этих встречах уделялось инструментарию “диффамации” российского военного присутствия на Кавказе, а также активной пропагандистской кампании против МВД, МО и других спецслужб. В этих усилиях предполагается, согласно тому же источнику, активизировать фактор “солдатских матерей”, которым в предстоящие месяцы понадобится мощная пропагандистская поддержка, на что турецкие источники готовы выделить крупные финансовые средства…

l По данным из обслуживающего персонала Ельцина и его семьи, здесь вновь произошел ряд скандальных “разборок”, в ходе которых речь шла о представленном Чубайсом проекте указа Ельцина об отставке Березовского и вывода из-под него ОРТ…

l Как сообщает источник из Вашингтона, в штаб-квартире МВФ начала секретные заседания группа экспертов по российской экономике, перед которыми поставлены две задачи: рассмотрение вопроса о российской задолженности (порядка 150 млрд. долл.) в условиях конфедерализации пространства (ориентировочно 1998-99 гг.) и пути поэтапного повышения базовых цен на энергоносители вплоть до уровня Западной Европы сразу после проведения деноминации. Предполагается, что группа должна представить “окончательный продукт” не позднее ноября с.г. Главные концептуальные расхождения в среде этих экспертов связываются с переводом долей долга на отдельные субъекты РФ или же их полным списанием за счет авуаров Газпрома, МПС и РАО ЭС. При этом повышение цен на энергоносители (почти вдвое) должно быть завершено в течение следующего бюджетного года…

l Б. Немцов и ряд других деятелей “нижегородской группы” станут объектом нового компрометирующего видеофильма, который готовится в одной из рекламных фирм. Об этом сообщает источник из одной крупной ТВ-рекламной компании. В этом ролике, который будет выброшен в ближайшие недели, предполагается показать целый ряд непристойных сексуальных сцен, связанных с гомосексуализмом, которые должны “сломать карьеру Немцова” и испортить его отношения с семьей Ельцина. Остается неясным: являются ли эти материалы аутентичными или же компонуются при помощи “двойников”…

l В Женеве, согласно данным нескольких информаторов, состоялось как минимум две встречи крупных международных финансистов, где обсуждались планы в отношении будущего РФ и возможности “демонтажа” центральной власти при помощи финансирования “кампании по импичменту Ельцина”. В этих встречах участвовал и ряд выходцев из СССР, которые заняли видное место на рынках СНГ. Основная аргументация сводилась к тому, что дальнейшее обнародование документов о нарушении Конституции Ельциным и его семьей происходит в обстановке дальнейшего ухудшения социально-экономического положения страны, и вопрос об отстранении от власти Ельцина существует сам по себе. Поэтому управление таким процессом может дать огромные возможности по перераспределению собственности и введению новых “геополитических реалий”, которые принесут гигантские дивиденды, особенно в сопредельных странах СНГ. Указывается, что предпочтительнее сформировать вариант, при котором сам Ельцин и его семья подвергнутся физическому устранению (модель Чаушеску), или же окажутся в роли “центральных фигур” огромного процесса по типу московских процессов 30-х годов, что даст возможность осуществить серьезную международную изоляцию РФ с ее дальнейшим территориальным сломом. Имеется и другой вариант, связанный с подталкиванием и финансированием корпуса депутатов на более активные действия по импичменту Ельцина после выхода Чечни из РФ с его вывозом из страны…

l Формирование кризиса во взаимоотношениях Москвы и Минска на основе деятельности ОРТ, по мнению экспертов в Лондоне, должно привести в ближайшее время к отсечению РФ от альтернативного украинскому нефтегазового маршрута и создать предпосылки для переориентации Лукашенко на Киев. При этом главная заслуга здесь приписана Березовскому и его команде, который в ближайшее время должен осуществить еще ряд “крупномасштабных акций наподобие действий Шеремета”. В этих условиях Газпром будет лишен возможности давления при переговорах по ценам, а также возможности гарантированных поставок в Европу при обострении отношений Москвы и Киева. Такая позиция обусловливает новые противоречия газпромовцев с группой “ЛогоВАЗ”…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

АГЕНТСТВО «ДНЯ»

* Книга Коржакова “Борис Ельцин: от рассвета до заката” — заметный вклад в изучение жизни клопов и тараканов.

* В кабинете Чубайса висит голографическая картина: то Петр I, то академик Сахаров.

* Историческое пространство Ельцина — это пах, в котором темно и душно.

МАХМУД, ПОДЖИГАЙ

Александр Бородай

В который раз российская либеральная пресса поторопилась распустить слухи о полном разгроме войск “мятежного полковника” Махмуда Худойбердыева. На самом деле, в прошедших около недели назад боях сошлись “президентские” войска, а точнее, бригада Гафура Седого (Мирзоева), и лишь разведка бригады Худойбердыева. Хорошо подготовленные бойцы Махмуда нанесли тяжелые потери правительственным частям, уничтожив несколько десятков единиц боевой техники, а затем позволили сбить свои малочисленные блокпосты с перевалов и ушли на Курган-Тюбе.

В это время сам мятежный полковник проявлял лучшие качества дипломата, проведя переговоры с представителями различных политических сил, действующих в среднеазиатском регионе. В результате он принял решение не развязывать широкомасштабную войну и не отстаивать территорию Хатлонской долины, полновластным властителем которой был в течение последних трех лет. Оценивая это важнейший шаг, надо учитывать, что, по оценкам экспертов, Махмуд командовал самой организованной и боеспособной военной силой в республике. Некоторые наблюдатели уверены, что при желании бригада Худойбердыева была способна не только нанести поражение наступающим на Курган-Тюбе отрядам, но и захватить Душанбе.

Вместо этого Худойбердыев распустил личный состав своей бригады по домам, оставив при себе только несколько сотен наиболее верных людей, в основном узбеков. Есть данные, что служившие у Махмуда по контракту русские офицеры отправлены в Россию специальным самолетом.

Сам Худойбердыев с небольшим отрядом без боя отступил на самый юго-запад республики, к границе с Узбекистаном, и закрепился на перевалах в районе города Шартуз. Оттуда, по мнению специалистов, выбить его практически невозможно.

Отряды “победителей”, ворвавшись в Курган-Тюбе и прилегающие районы, повели себя как на оккупированной территории. Выход нашла традиционная неприязнь между узбеками, составляющими значительную часть населения области, и таджиками, из которых состоят отряды Гафура Седого. Естественно, грабежи и насилия, творимые сторонниками исламистов, только прибавили популярности Худойбердыеву.

По мнению некоторых наблюдателей, дальнейшие действия “мятежного полковника”, уже не раз объявлявшегося то героем Таджикистана, то его предателем, во многом зависят от воли президента Узбекистана Каримова, рассчитывающего дождаться момента максимальной смуты и “отхватить кусочек” от соседней республики.

Положение же таджикского президента Рахмонова, пославшего войска против Худойбердыева, становится все более шатким. Отдав приказ атаковать проузбекского лидера Хатлонской долины, он сам нарушил хрупкий баланс сил, на котором держался мир в Таджикистане. Резко усилившиеся исламисты, поддерживаемые Ираном, проникают в государственные структуры, вытесняя способных к сопротивлению представителей Кулябского клана: например, Якуба Салимова, разоружают отдельные воинские части и отделы милиции. Можно ожидать, что вскоре они заявят претензии на верховную и безоговорочную власть в республике. А это обозначает расправу над неугодными и гражданскую войну. В Душанбе поговаривают, что Рахмонов, предвидя дальнейшие события, уже готовится обменять свое кресло на скромный домик где-то на Канарах.

Но по-настоящему нынешняя ситуация в Таджикистане выгодна лишь США. Они будут рады возможному усилению Узбекистана, а соответственно, и тюркского элемента в Средней Азии. Им на руку и победа исламистов в Таджикистане, что обозначает полную ликвидацию российского влияния в этом регионе.

Нашим политикам, как обычно, на все наплевать. Они ходят на авиасалоны и готовятся на развалинах державы справить 850-летие Москвы.

Александр Бородай

ДЕНЬГИ С ЗАПАХОМ ПОТА

Николай Анисин

Из речи Анатолия Чубайса в минувший четверг у гроба расстрелянного в Питере Михаила Маневича: “Мы достанем всех: и тех, кто спускал курок, и тех, кто оплачивал это своими вонючими воровскими деньгами. Мы достанем их всех, потому что теперь у нас нет выбора: теперь либо — мы, либо — они”.

Подчеркнем: теперь либо — мы, либо — они. Кого Чубайс имел в виду, говоря “мы”, ясно. А вот кто такие — “они”, в коих Чубайс видит угрозу для его самой могучей в стране финансово-политической группировки?

Смертных врагов Анатолия Борисовича можно вычислить, используя, как ключ, введенное им понятие: вонючие воровские деньги.

Когда близкие к высшим чинам в государстве люди приватизируют за 170 миллионов долларов металлургический комбинат и потом ежегодно имеют с этого миллиард долларов, то их деньги не воняют.

Когда вице-премьер правительства РФ получает за ненаписанную еще книгу по приватизации гонорар в 10 раз больше, чем лауреат Нобелевской премии за экономический бестселлер, то его доходы ничем противным не пахнут. И когда уважаемые в Минфине РФ банкиры хапают бюджетные триллионы, накручивая на них огромные проценты, то в их наваре нет неприятного запаха.

Чистые, не вонючие деньги — это деньги, украденные через отъем у народа собственности и финансов. Но украденные с позволения и с помощью власти и с ее участием. А какие деньги по-Чубайсу являются вонючими и воровскими?

Разрешив легальный, санкционированный государством грабеж общенародного достояния, режим Ельцина одновременно породил грабеж легальных грабителей. То есть одновременно с приватизацией в стране произошла криминализация. На хвост каждой из обласканных центральной или местной властью кучке жуликов сели нелегальные силовые структуры — так называемые “крыши”, которые стали вымогать в свою пользу часть награбленного.

Племя легальных грабителей составили представители элитарных советских кланов, не утративших связи с переродившейся властью. Племя грабителей-нелегалов сформировалось в основном из представителей некогда среднего советского класса — наиболее энергичных и яростных молодых военных, спортсменов, ученых и студентов.

Современная нелегальная силовая структура — “крыша” — это далеко не сплошь узколобые уголовники. “Крыша” отслеживает движение товаров и денежных потоков, ведет информационную разведку, осуществляет прослушивание интересующих ее персон и наблюдение за ними. Разумеется, “крыша” включает в себя и тех, кто умеет превосходно стрелять.

Поскольку масштабы легального воровства в стране были огромны, то и доходы нелегальных силовых структур были немалыми. И ныне они по своему кадровому и техническому потенциалу вряд ли чем-то уступают подразделениям МВД и ФСБ.

Тысячи заказных убийств, которые совершались и совершаются в стране, свидетельствуют, что Россия — не спящая страна, что в ней полно людей, готовых с оружием отстаивать свои интересы, и говорить о том, будто русские уже целиком покорились легальным грабителям и полностью ими управляемы, — рано.

Истерика Чубайса у гроба Маневича (“мы их достанем”, “либо — мы, либо — они”) является доказательством того, что высшая власть не контролирует положение дел в стране и сама не чувствует себя в безопасности. Если сегодня набравшие силу нелегальные силовые структуры могут уничтожить питерского вице-губернатора, то что им может помешать завтра начать отстрел вице-премьеров?

Кто наплодил вонючие деньги, тому и надлежит вдыхать от них запах пороха. Что посеял, то придется и жать.

Николай АНИСИН

КОШКИНЫ ИГРЫ

Денис Тумаков

Как можно президенту расправиться одним махом с четырьмя “государственными” делами: отложить проведение судебной реформы, закрыть глаза на бедственное положение исправительных учреждений, поднять собственный авторитет и напомнить о своей демократичности? Очень просто: надо объявить амнистию.

Бестолковые законодатели придумывают глупые законы, коррумпированная милиция ловит не тех, буксующее судопроизводство месяцами томит людей под следствием? Ну и что! Объявим амнистию, глядишь, кого-то из невиновных отпустят. Сажают инвалидов и беременных женщин? Ничего страшного: росчерк пера, и они вновь на свободе, веселые и почти здоровые.

Изоляторы переполнены, тюрьмы не ремонтировались с довоенных времен, туберкулез в бараках принимает форму эпидемии? Не беда. Настрочим постановленьице, и места хватит всем. Живите раздольно, осужденные!

На всех углах президента хают, забастовки устраивают, вредные книжки читают? Есть решение: дадим помилование! И 445 тысяч человек, которых затронет амнистия, а также их семьи и друзья возликуют и пустят слезу по великодушию президента.

В авторитаризме обвиняют, добрые деньки вспоминают? А включим-ка мы в список облагодетельствованных… защитников “Белого дома” в 1991 году, да заодно подмахнем этот указ под годовщину всенародного демократического праздника! Каково? Вот только к кому бы защитников демократии отнести? К беременным? К инвалидам? Нет, к “участникам боевых действий по защите Родины”. В самом деле, чем они хуже ветеранов Великой Отечественной?

Все это “всенародно избранный” и сделал, отправив 20 августа проект постановления об амнистии в Думу.

Одна беда: по проекту на свободу слишком мало народу выйдет, всего 35 тысяч. Это вызывает некоторые затруднения: в тюрьмах, говорят, уже объявилось 80 тысяч защитников “Белого дома”, 40 тысяч человек, штурмовавших дворец Амина, и даже 5 тысяч участников Империалистической. Как быть? Ничего, у кого на воле “братки” круче, тот и ветеран.

Добрый владыка должен быть одновременно и строгим: всепрощенчества не будет, убийцы и насильники останутся за решеткой. А если убийца до этого воевал в Чечне? Пожалуй, останется сидеть. А если насильник — одновременно защитник демократии? Ну… это, понимаешь, “чёрт его знает”…

…Замечательная вещь — амнистия: столько проблем решает. Однако самое ценное качество в ней — возможность на время почувствовать себя маленьким божком. Подумать только: в мгновение ока ты возвышаешься над законом и по одной лишь своей прихоти вершишь судьбу сотен тысяч людей. При этом нежелательные последствия отсутствуют: ты же одариваешь их милостью. Всесильная власть, упекшая человека за решетку, неожиданно отпускает его — так кошка, желая испытать свое превосходство, играет до поры до времени с мышкой. А главное: если за решетку человека бросила обезличенная слепая Фемида, то отпускаешь его ты, и никто другой, и все мольбы и благодарности сыплются на твою голову.

К осени в тюрьмах и колониях станет посвободнее, появятся лишние места. Для кого, интересно? Для главных преступников России? Вряд ли, они наверняка останутся на свободе, здесь или в Штатах (если же их поймают, то вряд ли потребуется тащить их в тюрьму — далеко слишком). А может, Ельцин задумал расчистить тюрьмы только для того, чтобы позже заполнить их невинными жертвами? Посмотрим, что взбредет ему в голову 4 октября.

Денис Тукмаков

СУВЕРЕННЫ ЛЬ ВАШИ САЛЬМОНЕЛЛЫ?

Владимир Винников

В Дагестане — тиф. В Одессе — холера. В Оренбуржье — сибирская язва. А еще (повсюду) — туберкулез, гонорея, сифилис, СПИД. Гуманный финансовый дракон Джордж Сорос шлет всем постсоветским наркоманам одноразовые шприцы: колитесь, на здоровье; сейте заразу и дальше (выше? быстрее?). Олимпиада среди наркоманов будет популярнее олимпиады среди “голубых”, а тем более среди инвалидов. Еще не додумались?

Бесхитростная мудрость древних “В здоровом теле — здоровый дух” — это языческая мудрость. Тело страждет оттого, что искушается дух. Дело ведь даже не в том, что рухнула с таким трудом созданная за 70 лет система советского здравоохранения с ее почти поголовной диспансеризацией населения. Дело в том, что людям оказалось незачем заботиться о своем здоровье и здоровье своих детей. Эти функции — естественно, за деньги — взяла на себя фирма “Джонсон и Джонсон”. Но ее-то волнует кариес (зубная паста), месячные (гигиенические прокладки) и писанина малышей (памперсы), а вовсе не сифилис, сибирская язва или сальмонеллы брюшного тифа в Дагестане.

Здоровье народа — чересчур важная вещь, чтобы отдавать ее на откуп коммерческим фирмам и частным лицам. Эпидемии не щадят ни богатых, ни бедных, ни новых русских, ни старых советских. Хотя летописи сообщают, что никто из православных монахов, хоронивших трупы во время чумы, сам не заболел. Команда Ельцина сделала здоровье платным. Клич “реформаторов” украден у Маргарет Тэтчер: “Бесплатный сыр бывает только в мышеловке”. В нищей России никогда не было бесплатного сыра, но хлебом и солью с попавшими в беду делились всегда — и бесплатно. От болестей же телесных спасались чесноком, луком (“Лук — от ста недуг”), баней, травами, постом и молитвой. Ничего — выжили. А налаженная при советской власти система охраны здоровья и медицинской помощи не только не отменила эту вековую схему народного выживания, но и усилила ее, позволила за 70 лет удвоить население страны, а из 10 раненых на полях Великой Отечественной войны 9 возвращались в строй и обеспечили Победу (у “сверхцивилизованных” немцев показатель был на 50 процентов ниже — 7 из 10). Тогда все народы Советского Союза вместе воевали против общего врага. Сегодня стремление к ложной “независимости” и “суверенитету” оборачивается невиданным для мирного времени ростом заболеваемости и смертности, в том числе от особо опасных инфекций. Люди не хотят жить такой жизнью и не верят в возможность иной.

Здесь не помогут даже новейшие забугорные патентованные средства. Систему здравоохранения, основанную на соборном понимании жизни, болезней и самой смерти, придется восстанавливать и развивать. Или — медленно вымирать в “суверенных” резервациях, выкроенных известными мастерами этого дела. Да не свершится так!

Владимир ВИННИКОВ

ТАК ДЕРЖАТЬ, ТРОФИМЫЧ!

Сергей Олейниченко

Выставленный из “Известий” Игорь Несторович Голембиовский создает в эти дни новый “боевой орган”. “Газету “Новые “Известия” ,- не без гордости сообщает он читающей публике,- предполагается выпускать уже с ноября в ежедневном режиме общефедерального издания на восьми полосах, причем первая и последняя страницы — цветные… Деньги на издание и помещение выделили два финансовых магната: Гусинский и Березовский…”(“Новая газета”, N33). Чем же объяснить, что упомянутые господа в пожарном порядке столь щедро раскошеливаются под Голембиовского?

Быть может, перед нами редкий журналистский дар? Но с публикациями Игоря Несторовича знакомы разве что профессиональные исследователи. Выступает он как литератор не чаще появления кометы Галлея. Зато в роли организатора печати блеснул. Но как? Напомним — его деятельность по учреждению частной фирмы на базе бывшей газеты Советов стала предметом отдельной проверки Прокуратуры РФ. А затем постановлением Верховного Совета РФ коммерческие потуги бизнесмена от журналистики были и вовсе признаны незаконными. Постановление констатирует, в частности, что Голембиовским в смутные послеавгустовские дни 1991 года был осуществлен самозахват собственности газеты Советов, присвоен ее логотип.

Все эти годы частная фирма Голембиовского незаконно занимала одно из крупнейших зданий на Тверской улице. И имущество это по сей день является объектом тяжбы в арбитражном суде. Издательство “Известия”, на балансе которого числился и числится этот дом, настаивает на своих правах. И газета “Известия” печатается в типографии бывшего издательства “Правда”. Двери же в издательство “Известия” замурованы.

Таковы они, плоды организаторской деятельности Игоря Несторовича. И если бы не политическая конъюнктура, не действенная помощь бывшего председателя Госкомимущества г-на Чубайса, и наконец, не расстрел Дома Советов, то на частной лавочке Голембиовского, укравшего имя у газеты Советов, давным-давно был бы поставлен крест.

Продав акции “Известий” — бумажки, не обеспеченные никакой недвижимостью и имуществом, Голембиовский утратил пост главного редактора. Но очень скоро снова его обрел — из других рук.

Человек в дымчатых очках воистину непотопляем. Так кто же он, Игорь Несторович Голембиовский? Ответ я нашел совершенно случайно, в книге бывшего пресс-секретаря президента Вячеслава Костикова.

“В Москве,- свидетельствует он,- в то время (1992 г. — авт.) существовал (существует и сейчас) весьма влиятельный и достаточно закрытый для посторонних Клуб главных редакторов. Политическую тональность в нем задавали такие известные и влиятельные в среде журналистов люди, как Игорь Голембиовский, главный редактор “Известий”, и Владислав Старков, главный редактор “Аргументов и фактов”… В этом “ареопаге” фактически вырабатывалась общая линия демократической прессы по отношению к власти…”(“Роман с президентом”, с. 45-46).

Сам Костиков, лицо официальное и влиятельное, попал на заседания этого клуба с трудом, что называется по большому блату. “Я попросил М. Полторанина,- вспоминает он,- ввести меня в круг этих людей. Меня приняли как коллегу. И я ни разу не позволил себе злоупотребить оказанным дружеским доверием”(с.46).

А мне-то казалось, что для любого редактора демократической прессы водить дружбу с пресс-секретарем президента было делом престижным. Оказывается, нет, наоборот. Вовсю действуют некие тайные пружины и жернова, которые ставят ситуацию с ног на голову.

Итак, прежде существовал ЦК КПСС, который определял общую линию и не скрывал этого. А теперь, как выясняется, за фасадом свободной журналистики был создан не предусмотренный законодательством, тайный, но весьма влиятельный политический клуб, который диктует условия. Причем кому?! Вырабатывается “общая линия демократической прессы по отношению к власти”. К власти! Ни больше ни меньше.

“Сессии” клуба,- живописует Костиков,- “обычно завершались хорошим застольем, где с предельной остротой и доверительностью обсуждались самые сложные политические вопросы, выносились негласные приговоры тем или иным политикам(?!!)”(с.46)

Стараюсь избегать громких слов. И все же… Да, есть такое понятие — четвертая власть. Но сила ее в независимости суждений и открытости. А тут, простите, откровенно попахивает масонством.

А теперь поглядим, как в “Новой газете” Голембиовский с соратниками рисуют ситуацию в “Известиях” после их ухода: “Почти сразу же появился приказ об увольнении 13 сотрудников редакции… Остальные журналисты в большинстве своем были понижены в должности, а их редакционные структуры откровенно упразднялись… После чего всех срочно отправили в отпуск…”

“Помимо увольнений,- кипит негодованием Голембиовский,- новый главный ввел цензуру. Теперь запрещено писать в ироническом тоне о Лукашенко — “мы должны уважать его должность”…”

Следом за Игорем Несторовичем берет слово бессменный при Советской властипарторг международных отделов “Известий” С. Дардыкин: “Я вернулся в 60-е годы, когда мной управляли болваны”.

А вот уже личное мнение экс-товарища, ныне преуспевающего господина Дардыкина: “Захарько превысил уровень своей некомпетентности, еще когда был ответственным секретарем”. Вот ведь получается как: работал Василий Трофимович Захарько не один год под мудрым руководством Игоря Несторовича — был на месте. Пошел поперек батьки — и уже смотрите, “некомпетентен”.

Тенденциозная публикация в “Новой газете” вызвала обратный эффект — заставила обратиться к текущей подшивке “Известий”. Читаю насквозь один номер, второй, третий… И ловлю себя на мысли, что издание стало объективней, спокойней. Напрочь исчезла столь распространенная здесь еще вчера позиция эдакого отстраненно заморского обозревателя, пишущего про жизнь “этой страны” по-хамски.

Перемены в газете есть. Есть и в самой редакции. Почти полностью обновился состав редколлегии — в редакцию вернулись изгнанные Голембиовским кадровые известинцы. Политический журналист Николай Боднарук, автор многочисленных книг, изданных по всему свету — Андрей Иллеш. В состав редколлегии введен популярный публицист Альберт Плутник… На страницах издания чуть ли не каждый день появляются имена вчера еще затертых молодых дарований — Гаяза Алимова, Эльмара Гусейнова, Геннадия Чародеева… Мелькают и фамилии старейших известинцев, таких, например, как Мелор Стуруа. Газета становится приличней и профессиональней.

Да это и закономерно. Ведь в отличие от г-на Голембиовского, Василий Трофимович Захарько — пишущий журналист. Мы еще не забыли, что в конце 70-х годов книга Захарько “Спешу к месту события” была признана образцом репортерского мастерства, долгие годы являлась пособием для студентов журфаков. И зарабатывал свой авторитет этот человек не протиранием штанов на заседаниях партбюро и не на тайных вечерях, а многолетним черновым репортерским трудом.

Разумеется, для нуворишей типа Гусинского и Березовского все это — мало значащие обстоятельства. Оно и понятно: фамилия “Голембиовский” куда родней… Вот и затрачиваются миллиарды на создание некоей параллельной структуры. Цель же — любой ценой потопить “Известия”. Так что главные сражения в этой войне еще впереди. И новому главному редактору “Известий” Захарько не грех попросту, по-славянски, пожелать: так держать, Трофимыч!

Сергей ОЛЕЙНИЧЕНКО

ОХ, У ЕЛЬЦИНА РЕФОРМЫ…

Георгий Судовцев

Даже самые “демократические” СМИ по теме отставки Александра Котелкина не сумели выдавить из себя ничего, кроме того, что, дескать, торговля оружием — чересчур лакомый кусок, и оставлять его по-прежнему в руках “человека Коржакова” от рассвета до заката Ельцин уж никак не мог… Видимо, этим “адвокатам хаоса” удобнее и выгоднее выставлять российского президента беспринципным политиканом (сегодня хвалит, чтобы завтра снять?) самого мелкого пошиба (мотивы — личная месть Коржакову?), которым, как хотят, крутят то Чубайс, то Березовский, то Уринсон — лишь бы за деревьями никто не увидел леса: целенаправленного уничтожения экономического и военно-политического потенциала нашей Родины.

Вряд ли кто-нибудь припомнит в шестилетнем правлении Бориса Николаевича хотя бы одно завершенное, результативное действие в противоположном направлении. Изумительная последовательность! Стоит любому человеку или группе людей в правительстве обозначить прорыв за отведенные для России рамки сырьевой колонии Запада, стоит им словом или — “in god we trast” — делом помешать расчленению Отечества, как эти деятели отстраняются от рычагов власти: вплоть до физического уничтожения. Судьба Александра Ивановича Котелкина, под чьим руководством компания “Росвооружение” возвратила России лидирующие позиции на мировом рынке оружия и воссоздавала образ нашей Родины как могучей державы, надежного экономического партнера и политического союзника всех униженных и оскорбленных “новым мировым порядком” — эта судьба показательна и закономерна.

Ему не дали оттеснить США на второе место в торговле оружием. Ему не дали вкладывать заработанные доллары в развитие научно-производственного потенциала военного машиностроения. Ему не дали распространить свой опыт на всю экономику страны — именно потому, что Котелкин был готов и сумел бы это сделать. На последней пресс-конференции его последними словами был волею судьбы ответ на вопрос корреспондента нашей газеты. И сам вопрос, и ответ на него приводятся ниже. Думаю, после этого многим станет понятнее:

ЗА ЧТО СНЯЛИ КОТЕЛКИНА?

“ЗАВТРА”. Александр Иванович, будьте любезны, блестящий опыт вашей корпорации по организации производства и продаже военной техники — он может быть распространен на гражданские отрасли? Вы можете поделиться с ними своими технологиями успеха?

КОТЕЛКИН. Да, конечно. Ведь это ложь, будто наша экономика производит неконкурентоспособные товары. Продать можно все, даже песок в пустыне — нужно только знать, когда, почем и кому. У нас товары есть, и очень хорошие товары. Но на рынке для них нужно найти соответствующую нишу, здесь нужен опыт, нужны, как говорится, связи. Вот по договоренности с Лужковым мы за рубеж продали сто грузовиков “Зил”, сегодня почти готов контракт еще на тысячу — и это лишь начало. Точно так же микролитражка “Ока” может, как мы уверены, найти спрос среди рабочих-контрактников нефтедобывающих стран Персидского залива — а это десятки тысяч человек. Наши “уазы” хорошо продаются в США, но там нужна предпродажная подготовка. Ведь “Зилы” те же — мы посмотрели, почему не продаются. Оказалось, элементарные вещи: нет технической документации на английском языке, не проработано юридическое сопровождение контрактов.

Вдобавок, иностранным партнерам удобнее: выгоднее и надежнее работать с крупной государственной корпорацией, чем с каким-то заводом напрямую, где завтра пройдет акционирование, послезавтра директор проворуется, а еще через неделю новые владельцы сменят всю номенклатуру продукции или вообще остановят производство. С другой стороны, многие директора предприятий обращаются к нам, минуя МВЭС просят, чтобы мы включили их в число своих постоянных партнеров — потому что мы их продукцию можем быстро и выгодно продать на внешнем рынке. Открываются наши представительства в производящих регионах, потому что мы стараемся поддержать свою высокую репутацию и если заключаем контракт, то должны быть протащить его до конца и должны уверены в его исполнении. Так, у нас недавно был заказ на шесть самолетов Ту-204, полностью обеспеченный заказчиком, но пришлось от него отказаться, потому что их производство в нужные сроки не могло быть гарантировано российской стороной, там просто не с кем оказалось пока разговаривать .

Я думаю, если нам дать соответствующие полномочия, а не мешать, как это нередко делается сегодня, то доля машиностроительной продукции в экспорте России выросла бы намного.

Конечно, генерал-майор Котелкин не пропадет — не тот он человек. Может, проглотит оскорбление и останется на “государевой службе”. Может, займется частным бизнесом и пополнит ряды пассионариев, беззаветно растаскивающих запасы Родины, собранные ратными и трудовыми подвигами поколений наших предков. А может, его отставка покажет всем, кто еще надеется честно работать на благо Отечества под водительством “команды реформ”, чего стоят и сами реформы, и проводящая их команда во главе с “царем Борисом” или вообще без царя в голове…

Георгий СУДОВЦЕВ

ВКУС ПЛАТЫ

Сергей Кургинян

“За Чечню придется платить”.

Б.А.Березовский

1. “Процесс пошел”

“Сегодняшние переговоры — это уже очередной шаг навстречу друг другу. Одновременно мы, не упираясь, должны придумать, так сказать, дальнейшие шаги в отношении, так сказать, свободы Чеченской республики… Ну, независимость там, или еще, значит, что… Как там ее называть… Мы договорились по этому поводу. Аслан Алиевич ставил этот вопрос и правильно ставил… Нам не надо упираться.”

Я не буду ахать и охать по поводу того, сколь косноязычно и недостойно распинается по вопросу о судьбе вверенной ему страны пока еще глава пока еще российского пока еще государства. Конституционный кризис, который я в своем прогнозе предвещал на осень 1997 года, состоялся в августе. С опережением, так сказать… понимаешь… это… там… значит… что… как там… если… (Дальше показываю титанические телодвижения, пластическую конфигурацию которых предлагаю вообразить самому читателю, так сказать, в порядке поставангардистского хэппенинга.)

Запендюренное слово про независимость Чечни запускает жуткий процесс. Не надо песен про то, что все обойдется! Не надо ссылок на излишнюю драматизацию! Цыц, вы, с вашими ссылками! Шли бы вы в это, так сказать, понимаешь… Или куда подальше. Говорю как специалист, профессионал по проблемам госустройства и госстроительства, что если после этого слова ничего серьезного не произойдет в плане блокирующих последствия его произнесения ОБЩЕСТВЕННЫХ РЕАКЦИЙ, то примерно через год Россия распадется так же, как распался СССР. Мы будем жить в конгломерате расползающихся княжеств. Народы РФ, и прежде всего русский народ, оплатят этот распад миллионами человеческих жизней. А если есть Бог, которого эти… там… значит, которые поминают как и где ни попадя, стоя со свечкой в руках, то кара за это будет страшной. И мертвые, погибшие ради строительства нашего Отечества и нашего государства, встанут для того, чтобы судить преступников.

Это… значит… если… когда, ну, в общем…

Главное — это общественные реакции. Их не будет. И вот здесь утробные бормотания власти начинают спутываться в один клубок с утробными бормотаниями ее противников и бульканьем, урчанием, чавканьем того, что, видимо, еще являясь населением, уже перестает быть народом. Ибо глумливо говоря о том, что референдум по отделению Чечни пройдет в пользу этого отделения, Удугов фиксирует зловещую истину, коя состоит в том, что общественные реакции в России действительно глубоко деформированы, и выбор в пользу собственной смерти страна на основе волеизъявления вполне даже может произвести (что, конечно, не предопределено, но достаточно правдоподобно).

Э… Бе… Ме… Так сказать… Понимаешь…

2. Чему должно быть и чего не будет

Как должно было быть? Как должен был вести себя политический истеблишмент страны и все население, едва опомнившись от ужаса распада СССР и пребывая в прямом соседстве со своими согражданами, имеющими статус беженцев? Как должно вести себя общество, которое ведь вроде бы на мякине уже не проведешь и которое теперь знает, что каждый кризис государственности не освобождает граждан, а опускает их в пучину новых и еще более гнусных форм порабощения?

Парламент страны должен был немедленно выйти из отпуска. В простейшем виде он должен был отреагировать на это “Э… Бе… Ме…-независимость” просто импичментом. Ведь это вам не по-холопски рассуждать о качестве царской мочи! Это действительно вопрос жизни и смерти.

Однако мне представляется, что и этого недостаточно. Необходимо внесение коррективов в законодательство России. Я не юрист, и не мое дело разбираться здесь в проблемах юридической казуистики. Но конечный результат мне ясен. Должна быть восстановлена смертная казнь по одной статье, а именно: “Преступления против государства и общества”. Статья — прямое посягательство на целостность российского государства. Субъекты наказания: как сами высшие лица, напрямую посягающие на государственную целостность, так и их пособники — депутаты, санкционирующие распад; министры, поддакивающие так называемым “первым лицам”; конституционные судьи, позволяющие себе мямлить в единственном вопросе, который никакому мямленью не подлежит; “ученые обезьяны”, подсовывающие записки, в которых прямо и недвусмысленно говорится о распаде страны как о благе для ее граждан, и на основе антигосударственного блеянья коих принимаются решения подобного типа. Можно ввезти гильотину с родины прав человека и гражданина, чтобы сделать смертную казнь публичной. Важно зафиксировать факт такой правовой нормы в высших законодательных документах страны. И важно, чтобы все знали: не сейчас, так через пять лет, при другой власти, но эта норма будет реализована по отношению ко всем преступникам, посягающим на покой и жизнь десятков миллионов людей. Даже если сами люди сейчас не понимают, о чем идет речь, и чем это для них обернется.

Важно также по отношению к этой единственной экстремальной правовой мере обеспечить максимальное дистанцирование жестокости и произвола. Много говорилось о том, как на Западе веками рубили руки за воровство на площадях, и как это повлияло на обеспечение там “нормальных условий жизни”. О воровстве и нормальных условиях скажу отдельно. Здесь же речь идет об обеспечении жизни вообще. И ради этого можно пойти на крайние меры.

Так же важно именно в этом вопросе выработать механизмы глубокого общественного остракизма по отношению к семьям тех, кто напрямую посягнул на целостность российского государства. Как минимум, речь должна идти не просто о смертной казни, а о смертной казни с конфискацией всего движимого и недвижимого имущества в России и за рубежом. Есть и другие формы социального порицания, которые здесь и в этом вопросе допустимы только потому, что альтернативой жесточайшему блокированию сепаратистских тенденций в России может быть только смерть нации, гибель ни в чем не повинных семей, оказавшихся заложниками преступных “беканий-меканий”.

У меня есть некие сугубо принципиальные основания проявлять предельную политическую сдержанность по отношению к властной фигуре высшего ранга. Эти основания я изложу ниже. Поэтому (а также потому, что никакая законная кара не должна реализовываться задним числом) я считаю, что подобные действия следует применить профилактически, предупредив власть, что она “мекала-бекала” в последний раз, а дальше будет то-то и то-то. Это могло бы резко протрезвить любителей утробной невнятности, очистить их сознание и дикцию, ввести их в государственные берега.

Вновь подчеркну — вовсе не кровожадность диктует мне такие людоедские предложения, а ясное видение надвигающейся огромной беды, которая постигнет и народ России, и его “бекающую-мекающую” власть. Не убережется никто. Всех накроет одна вонючая и кровавая волна российского антигосударственного и антиобщественного беспредела.

Я предложил бы также господам с гуманного Запада не фыркать по поводу подобных экстремистских предложений. Потом пожалеете о случившемся, когда и вас втянет в поощряемую вами воронку российского ужаса безгосударственности, антисистемности, антижизни.

Я пишу все это, отчетливо осознавая, что ничего не произойдет. Что Дума не соберется на экстренные заседания, что общество не вздрогнет, не отреагирует. Что “бекание” и “мекание” власти сплетется в одну чудовищную какофонию с “беканием” и “меканием” ее конструктивно-непримиримых противников. В чем дело? Почему наличествует такой консенсус утробности? Ответ на этот вопрос непрост. И нужно жестко и поэтапно разбираться в хитросплетениях российской антиреальности.


3. Политический психоанализ

Вчитаемся внимательнее в утробно-какофонический псевдотекст российской капитуляции. Он заслуживает того, чтобы быть повторенным еще и еще раз.

Итак: “Сегодняшние переговоры — это уже очередной шаг навстречу друг другу. Одновременно мы, не упираясь, должны придумать, так сказать, дальнейшие шаги в отношении, так сказать, свободы Чеченской Республики… Ну, независимость там, или еще, значит, что… Как там ее называть… Мы договорились по этому поводу, Аслан Алиевич ставил этот вопрос и правильно ставил… Нам не надо упираться.”

Что эмоционально означает этот властный абсурд? Ненависть говорящего к говоримому, дикий зажим, который мутит сознание, зажим, вызванный унижением от произносимых слов и пониманием того, во что обернется такая “ария царя-раба” из оперы “Э-бе-ме-независимость”. Как относиться к этому чувству? Да нормально. Как к адекватной неадекватности. Что есть, кроме этого чувства? Навязчивое повторение слова “не упираясь”. “Не упираясь, должны придумать…”, “нам не надо упираться”… Какой архетипический образ прет из подсознания говорящего? То, что говоримое произносится иррациональным нутром, на уровне мычания и рычания, абсолютно очевидно. А значит, психоанализ (и мне представляется, что даже не Фрейда, а Юнга) здесь более чем уместен. Хотя я психоанализ, честно говоря, терпеть не могу. В универсальность его не верю ни на грош. Но здесь — “особь-статья”. Больной речи — больные интерпретации.

Итак, акцент на том, что упираться не надо, на уровне архетипа адресует к монологу ведомого на бойню быка. Кто ведет этого архетипического быка? Какой именно Митра в погонах хочет с ним разобраться по-свойски — это вопрос отдельный. Что же касается быка, то он чует, к чему все клонится. Он мычит, стонет. Он уже видит, как мясник (или ритуальный палач, опять же — дело не в этом) подымает топор. Но бык на что-то надеется, что-то хочет выторговать, что-то продлить: хоть на секунду. И сигнализирует своим клокочущим инстинктам, которые орут и шепчут ему “упрись”, что упираться не надо. Вот один из смыслов говоримого. Есть и другой.

Осточертела и набила оскомину поговорка про две беды России: плохие дороги и дураков. Хочется добавить третью беду — это умники. Те, например, которые предлагают дискурсивную игру вокруг слова “независимость”. Мол, давайте порассуждаем, что это такое. И всех в ходе этих рассуждений “кинем” и “разведем”. Но, во-первых, партнер в дискурсивные игры играть не хочет. Он точно знает, “что такое независимость”. Это когда гяуры вообще и слуги шайтана в особенности идут прочь. И лучше, чтобы в небытие. Нельзя запутать в дискурсивных самоудовлетворениях тех, кто обладает истиной и за нее заплатил.

Во-вторых, самореализующийся умник тем и отличается от стерегущегося экстазов политика, что этот второй, политик то есть, исходит из данности. Корова — это корова. А чемпионка мира по фигурному катанию — это чемпионка мира. Россия — это Россия, а Британия — это Британия. Корова, между прочим, ничем не хуже какой-нибудь фигуристки. Она молоко дает. У нее глаза с поволокой. Она красивая, эта корова, если кто что в красоте понимает! Она, кстати, и рогом может долбануть так, что мало не покажется. Она одного не может — на льду крутить “тройной тулуп”. И если умник сам даже и может, то он должен понимать, что ему предстоит фигурантствовать на льду вместе с замечательной, умной, красивой и полезной, но к оным танцам категорически не способной коровой. И если он вовремя протрезвеет, этот умник, то он корову использует в соответствии с ее возможностями. И победит. А если он корову хочет вытащить на лед и там вальсы разные танцевать, то хана наступит и ему, и корове.

Ельцин в своем чаду и бреду неверно трактует очень верную вещь. Насчет того, упираться или не упираться. В том-то и дело, уважаемый президент, что уже пора упираться. Что Россия, вами возглавляемая, под вашим руководством сдает один рубеж за другим. И что пока она не упрется рогом и всем остальным на каком-нибудь рубеже, ее будут оттеснять дальше и дальше. До тех пор, пока она не будет сброшена в полное небытие вместе с вами, причем кровавым и унизительным образом. И главное-то в том, что вся история России зиждется на одном — на том, что когда она упрется рогом, то все начинают ее хотя бы терпеть и катятся восвояси с ее географической и политической территории. А вот когда она пробует “британский политик”, то есть “танцы на льду”, то ее гоняют в хвост и в гриву до тех пор, пока она не оказывается при смерти.

Вот так-то. Э-бе-ме, понимаешь…

А неужто не понимает? Ой-ли?!

4. Целое и его срезы

В детстве у меня была любимая няня. Тогда это почему-то называлось “домработница”. Это был очень близкий человек. Фактически член семьи. Представим себе, что эта няня вдруг захотела бы написать самые правдивые мемуары о моем детстве. Что бы я прочитал в этих мемуарах? Я прочитал бы о том, кто и как хлопал меня по попке, когда и почему у меня было несварение желудка и как это сказалось на качестве моей одежды. При этом няня совсем не обязательно следовала бы такой логике изложения в силу своей обиженности моей небрежностью по отношению к ней. Она с таким же успехом могла быть побуждаема самыми добрыми чувствами. Или же могла стремиться к предельной объективности, точному воспроизводству всей правды о моем житии — бытии.

Няня прожила с нами 7 лет. Она пришла, когда мне было 6 лет, и ушла, когда мне было 13. За эти годы я претерпевал сложную собственно человеческую эволюцию. Я взахлеб читал своих любимых писателей, делал для себя духовные открытия, приобщался к жгучим тайнам исторических документов, открывая для себя (это произошло очень рано) двусмысленность и величие истории. Няня с ее описанием тех же лет моей жизни просто прошла бы мимо всего этого. И была бы убеждена, что она знает меня “от и до”.

В переводе на научный язык это означало бы, что няня владеет ценной информацией о моей персоне, но эта информация задевает лишь один регистр, дает лишь частичный срез. Роль этого регистра и значение этого среза зависят от того, что именно хочет понять потребитель данной информации. При этом достоверность информации не теряет цены. Кроме того, личность, особенно взрослая, обладает неким собирательным, целостным, голографическим свойством. Даже частичный срез каким-то образом повествует о Целом.

Книга Коржакова — это, конечно же, повествование няни взрослого человека. Называть эту няню “денщиком” мне не хочется. Надоели эти отсылки, вонючие адресации к царским и нецарским делам. Хотя денщик денщику рознь. Меньшиков как бы тоже был денщиком “мингера Питера”. Что не меняет его роли и значения в истории России. Но Меньшиков, переводя свою заниженную роль в высокий политический регистр, одновременно умел соблюдать ироническую дистанцию между ролевой функцией и существом дела. Уже творя историю, он все еще с удовольствием получал от “мингера” снижающее “эй, Алексашка!” И с большим вкусом и удобством располагался в объеме хорошо осознаваемых и талантливо используемых несоответствий.

Коржаков, в отличие от иронического Меньшикова, чья ирония сразу же засвечивает жуткий серьез истории, является страшно серьезным оценщиком своего страшно серьезного влияния на исторический процесс. А поскольку это влияние размещено в определенном срезе действительности, то и всю историю надо загнать в этот срез. Вся история, конечно же, туда загнана быть не может. И непроницаемая серьезность оборачивается подрывом какой-либо серьезности вообще. То есть, конечно же, в лучшем случае трагифарсом, а то и чем-то похуже.

Вообразим себе какую-нибудь серьезную эпоху. Сталина или Цезаря Борджиа, например. И в эту эпоху дочь вождя и диктатора обращается к приближенному держателю неограниченных охранных возможностей с вопрошанием по части любви к отцу. Что отвечает подобный приближенный хранитель безопасности? Он клянется в любви. И все остальное прячет далеко-далеко. А затем диктатор или вождь, император или дож падают от молниеносного удара ножа или мастерски подлитого яда. Здесь все это снижено до мещанско-советских клише, где “дядя Саша” обиделся на “тетю Таню”. А “тетя Таня”… А “дядя Саша”…

Рушится империя, народы ввергаются в пучину чудовищных социальных, культурных, экзистенциальных катаклизмов, а на фоне всего этого “а он мне фига, а я ему та-рарам…” Обижаться на это, негодовать, видеть в этом осквернение истории? Конечно, такая реакция допустима и правомочна, коль скоро мир, в котором мы живем, классичен, нормален, социально, культурно, экзистенциально достоверен.

5. Классичен ли этот политический мир?

Но нормален ли он? Классичен ли? А что, если все эти идиотизмы и физиологизмы являются частью очень сложного процесса, слагаемыми неклассической, квантовой, как сказали бы физики, странной и парадоксальной картины, частями которой являются президент и Коржаков, оппозиционеры и министры, и наконец, то самое население, которое вместе с ними талдычит свое невнятное “э-бе-ме”. Мы вот говорим о классических общественных реакциях. А их нет! Оппозиция не собирает даже имеющуюся скудную социальную реактивность. И это ее вина. Власть, включая четвертую, подавляет социальную реактивность, небезосновательно опасаясь ее наличия. И это ее вина. Но оперируя всеми этими повинностями и виновностями, мы не должны забывать, что само общественное целое пока лишено необходимой жизненной реактивности. Оно подавлено. “Государственник Чубайс” хочет централизовать распадающуюся Россию, шлет э-кающих и бе-кающих комиссаров в отпадающие и готовые отпасть провинции. Предположим, что централизаторский пыл Чубайса лишен провокационности. Что это меняет? Презрение к “российскому быдлу” пронизывает все существо данного политика. Он презирает и контрэлиту, и общество. Это презрение написано на его лице, оно модулирует каждую ноту его высказывания. Говорил много раз и повторю снова: с “быдлом и падлом” государства не строят!

Коржаков работает на “бытовом срезе” и абсолютизирует этот срез. Его бывший союзник и нынешний враг Березовский работает на том срезе, где деньги — это все. И — абсолютизирует свое рабочее поле. Между тем, ни один, ни другой срез для стоящих сейчас перед Россией проблем не являются базовыми и определяющими. Россия находится в ситуации социального коллапса. Этот коллапс вызван глубочайшим обрушением всего того ценностного каркаса, который удерживал позднее советское общество хотя бы в состоянии полураспада.

Колоссальный заряд ненависти, сосредоточенно и умело вброшенный в ходе так называемой перестройки, убил не только советские ценности, которые кому-то казались мерзкими и убогими. Он убил саму способность существования, базирующегося на любых ценностях. Компрометация демократических ценностей и идеалов довершила “деаксиологизацию общества”. Сразу же нашлись умники, которые сказали, что сие есть благо, и главное — это йогурт и джинсы. Неграмотные полуумки из элитных институтов, контролируемых советской номенклатурой, ухитрились “освятить” своим банальным гонором такие процессы, которые в любом нормальном обществе были бы восприняты алармистски. Интеллигенция, чья роль как раз и состоит в том, чтобы производить ценности и создавать среду для их востребования, отказалась выполнять свои функции и сладострастно уничтожила ту основу, на которой базировалась ее особая роль в российском обществе. Никакой Чернышевский не позволял себе народофобии, свойственной прорабам перестройки. Ибо те же революционные демократы четко понимали, что основа их деятельности, фундамент для их исключительной роли — это народ, жаждущий ценностей, готовый на все ради правды и справедливости. И этот народ берегли. Не рубили сук, на котором сидели.

Наследники “подрывателей основ” поступили иначе. Они хотели уничтожить пресловутого совка. И уничтожили. Дальше — что? Масса социальных симптомов говорит о том, что нанесенные “прорабами” повреждения носят фундаментальный характер. Подорвана ценностная и ценностно-производящая способность социума. Видимо, и бытописателям, и политическим игротехникам кажется, что это не главное. Что общество может жить без ценностей, оставаясь обществом. Но это не так! Общество без ценностей обществом не является. И Ельцин, и Березовский, и Коржаков, и Зюганов должны крупными буквами напротив своего рабочего стола записать банальную и суровую истину, подтвержденную всей историей человечества: “Миром правит невещественное”. Не дремлющие силы рынка, не миллиарды долларов, не тонны вонючего компромата и не воспоминания о колбасе за два двадцать — а невещественное. То, ради чего жертвуют. То есть ежеминутно спасают общество от социального коллапса. Если способность жертвовать утрачена, а Почитание самопожертвования (того ли, которое совершили облученные чернобыльские ликвидаторы или солдаты чеченской и афганской войны; того ли, которое положено белыми и красными на алтарь революции; того ли, которое было совершено Россией в величайшей спасительной войне ХХ века, или любого другого) превращено в Поругание — то общества быть не может.

Не могут люди, видя, что их погибшие товарищи проклинаются со всех телевизионных амвонов как имперские бандиты, вновь жертвовать собой, зная, что их будут проклинать. Не могут они отдавать свою жизнь и молодость, если им постоянно объясняют, что единственная их социальная функция — это наслаждение, получение любыми средствами максимума удовольствий за минимальное время. Не может вообще воспроизводиться жизнь на земле как жизнь Человека и Человечества в ситуации, когда идет такое расчеловечивание, такое отделение человека от ценностей, от того невещественного, в чем альфа и омега человеческого бытия.

Если государство — это просто рамка для элитного консенсуса, то не будет ни консенсуса, ни рамки. Тем более, что все понимают — дети наших сильных мира сего в армии служить не будут. Им, этим сильным, надо отдать своих детей. А они, сильные, и спасибо не скажут — просто выдавят из себя “э-бе-ме”. Если нет историко-культурной личности, которая воспроизводит себя через государство, и через которую человек получает бессмертие, воплощенное в его народе — черта с два вы получите армию, способную воевать. А без нее — ждите Басаева на Красную площадь. Ждите, пока его джигиты не развесят вас по всем столбам “первопрестольной”. И не надейтесь, что спасетесь в Ницце или в Лондоне. Достанут, найдут, накажут, оберут. И, честно говоря, правильно сделают. Проблема ценностей, причем ценностей живых и эффективно функционирующих — вот проблема номер один для России, стремительно двигающейся в сторону катастрофы. И решать эту проблему придется в недрах самой катастрофы, причем вряд ли эти решения окажутся купленными дешевой ценой.

Господин Баткин в качестве лечения болезни бесценностности бытия предлагает нам высокий постмодернизм. Мол, каждый сам как трагически мыслящая личность начнет заново и из ничего, используя культуру как материал, творить новые ценности. Этот творец — намерен ли платить? Ибо человечество в ходе истории платило за ценности страшную цену. И только потому эти ценности и были ценностями в высоком смысле этого слова. На халяву же творятся не ценности, а их ублюдочные (высоко- или низкоублюдочные — дело не в том) подобия и копии. И жить этим человечество не сможет. Если, конечно, оно будет человечеством. А не бесконечным воспроизводством того же самого “э-бе-ме”.

6. Есть ли альтернативы шутовству и цинизму?

Итак, мы существуем в неклассическом мире, мире Зазеркалья, мире, где поломаны нормальные общественные реакции, в мире искаженных ценностей и взорванных структур Идеального. Действовать в этом мире так, как будто он классичен, значит превращаться из героя в шута. Действовать, опираясь только на искаженные квантовые закономерности изуродованной реальности, на эти неизбежности странного мира — это значит легитимировать странность, отказаться от социальной критики, от неприятия этой реальности, то есть от того, что сегодня нужно как никогда. Как совместить несовместимое и пройти по лезвию бритвы? Я уже неоднократно писал об этом, говоря о единстве манифестации и игры как той парности, которая преодолевает как смешное следование классике в неклассическом мире, так и упоение Зазеркальем.

Это сложный путь, но другого нет. А идя этим путем, нам приходится отдавать дань игре, ибо она — реальность. И мы знаем, чем с этой точки зрения хорош Ельцин и почему его хотят скинуть на кол (а он еще бормочет про то, что упираться не надо.) Ельцин хорош тем, что он впаян в федеральную конституцию, которая мешает легитимировать распад.

Конечно, все будут бекать и мекать. Но ратифицировать независимость Чечни ни Дума, ни Совет Федерации не будут. Им это не выгодно и незачем. Кроме того, им хочется жить: и политически, и физически. А за такую ратификацию можно очень сильно схлопотать! Предупреждаем об этом! Не сейчас, так годика через два. Голосовать придется поименно. И отыскать голосовавших за распад России мы сумеем. В какой бы части земного шара те ни прятались. И всем это ясно, поэтому всем страшно это делать. Почти всем делать это невыгодно политически. А кое-кому даже стыдно. То же самое касается Конституционного суда. Так что вопрос об отделении Чечни повиснет в воздухе.

Но это не значит, что ельцинское “э-бе-ме-независимость” не несет в себе огромной угрозы. Масхадов уже сейчас рекламирует принятые в Москве решения как признание независимости Чечни. Опровержений из Кремля не следует. Это что значит? Что косвенно подтверждается осмысленность этого утробного “э-бе-ме-через-силу”. А это подтверждение вполне могут услышать на Западе и истолковать в пользу Чечни. Осенью Масхадов едет в Европу. А ну, как кто-то и признает? Та же Польша, например, сославшись на кремлевские “э-бе-ме”. Мы что, не помним, как это происходило с Литвой в 1991 году? Начнется эрозия конституции, которая и так уже дышит на ладан. Поэтому простить и спустить Ельцину его “э-бе-ме-независимость” мы не имеем права.

Но так запускается все же медленная эрозия. А вот в случае сброса Ельцина нет никаких гарантий, что победители устроят новые выборы, а не забабахают коллективные формы управления страной, сдвинув власть в сторону Совета Федерации и подорвав централистскую вертикаль президентской власти, которая еще как-то держит Россию. Хунту при нынешней конституции состряпать трудно, ибо первый среди равных сразу становится первым без равных. Этим-то она и хороша как цементирующее начало. Но этим-то она и мешает. И как только произойдет сброс Ельцина (если он произойдет), то понадобится титаническое усилие, чтобы заставить шакалов, грызущих тело заваленного медведя, оторваться от этого упоительного занятия и идти на выборы, выясняя, кто из них, шакалов, годится на роль медведя (ясно, кстати, что годных — вовсе не пруд пруди). При этом конституционные изменения начнут раскручивать со ссылками на преступления 1991 и 1993 года. В результате территория превратится в хлипкую кашу, в нечто вроде планировавшегося в 1991 году ССГ.

Вот почему уже сейчас надо со всей категоричностью отвергнуть все ссылки на конституционные изменения во имя восстановления справедливости и уважения к крови мучеников 1993 года. Как белые в 1918-1922 годах своим участием в гражданской войне и героическим сопротивлением помогли красным стать исторической силой и через эту историчность спасти разрушаемую страну, так и мученики 1993 года в высшем историческом смысле выстрадали ту конституцию, которую приняли их мучители. И именно обрушение этой конституции будет высшим проявлением игровой похоти нашей больной реальности, будет осквернением крови мучеников 1993 года. Такова парадоксальная правда истории. Та правда, на которую хотят посягнуть.

Предвижу вопрос: кто хочет посягнуть? Кто находится за кадром в нынешней изуверской игре? Неклассичность текущей ситуации и втянутость в игру отрицает простые ответы, которые сразу же становятся чем-то вроде шутовства, позированием нараспашку в ситуации смертельной опасности. Полная закрытость и невнятность превращаются в капитуляцию перед всесилием игры. Поэтому я скажу, но ровно столько, сколько нужно для того, чтобы искомый баланс манифестации и игры не был нарушен. И скажу я следующее.

Мы ведем наблюдение, но это не наблюдение со стороны. И пусть никто не считает, что наблюдение оторвано от действия. Мы поименно фиксируем всех тех, кто варит сегодня адскую смесь из 1991 и 1993 годов. Мы видим, как снова включается в игру “третья сила”. Мы отчетливо осознаем, что сшибка Ельцина и его противников должна вытянуть на политическую поверхность “весьма знакомые лица”.

Мы наблюдаем за всеми действующими лицами процесса. Никакой попытки непроявленной ссылкой на какую-то “третью силу” обелить порочные комбинации тех, кто у всех на слуху, в этом нет. Но мы отделяем, например, эксцентрические скачки Березовского, этогосамореализующегося “Конька-горбунка”, прискакавшего в политику из большого бизнеса, от шипения ядовитых номенклатурных рептилий с богатым доперестроечным и перестроечным прошлым — рептилий, приползших на политическую сцену из тех гнезд, которые они свили после 1993 года. Березовский с его амбициями Рокфеллера сочетает в себе набор потенциальных прогосударственных возможностей, вытекающих из этой амбициозности, с огромной опасностью, порожденной его экстатическими антигосударственными действиями. Но здесь нельзя не вспомнить притчу о тех, кто не холодны и не горячи. Ни “маленький Борис” (Березовский), ни “большой Борис” (Ельцин) к числу тех, кто не холоден и не горяч, не относятся. Тут, по крайней мере, есть сочетание человеческого шанса с человеческой же угрозой. А ползание рептилий по пространству российской политики не несет в себе человеческого шанса. А лишь инфернальный холод, знакомый по самым горьким годам последнего десятилетия.

Поэтому рептилии в человеческом обличьи должны знать, что их попытка двигаться незаметно под покровом ночи обречена на провал. Все они после 1993 года выкрашены въедливой фосфоресцирующей аквамариновой краской. Все они светятся в темноте, эти люди 1993 года с богатыми агентурными биографиями и похвальбой по части близости к европейским семьям. Угомонитесь, граждане! Перестаньте лелеять свои бредовые мечты о власти над распавшейся территорией. Воруйте, делайте карьеру, вейте себе гнезда в уютных и как бы незаметных нишах исполнительной и законодательной власти. Но еще один шаг к повторению игры 1993 года — и удар последует. И это будет беспощадный удар по любым антиконституционным телодвижениям. Ибо конституция — собственность не только Ельцина, а прежде всего страны и ее погибших. И на это мы посягнуть не дадим.

7. Правда и ложь Бориса Ельцина

Борис Ельцин — двулик. И эта его двуликость соотносится с нераскрытым еще понятием номенклатура. Ибо номенклатура — это не избранная часть бюрократии. И не лица, входящие в элиту аппарата ЦК КПСС. Номенклатура — это отчужденная от общества элита, элита в себе и для себя, элита как превращенная форма социальной жизни.

Советская номенклатура — это и есть могильщик СССР. Зрелая номенклатура самим своим вызреванием взрывает государство. Распад CCCР — это форма развертывания и самосохранения зрелой союзной номенклатуры. Вызрев, она взорвала страну. А взорвав страну, стала спелыми гроздьями ханов, князей и диктаторов.

Борис Ельцин как лидер РСФСР и как борец с номенклатурой сумел удержать от распада часть Большой России. Это можно было сделать потому, что в РСФСР (в отличие от союзных республик) номенклатура созревала медленно. Не было своей партии (компартия России появилась поздно и нишей для вызревания номенклатуры не была). Свой российский Совмин был очень слаб. Было много технической интеллигенции и рабочей аристократии. Многонациональность РСФСР и привычка русских “держать империю” в качестве образующего суперэтноса не давала в полной мере развиться этно-мафиозным клановым отношениям. Россия была изрядно взбаламучена демократической волной, сильно заражена протестной “интеллигентщиной”. Это помешало сразу же развалить РСФСР по тем же технологиям, по которым развалили СССР. В этом позитивная роль Ельцина. И мне кажется, что часть членов ГКЧП эту роль понимала (но не смогла эффективно задействовать). Однако, придя к власти, Ельцин стал создавать Систему, ставшую питательной средой для ускоренного вызревания российской номенклатуры. Она созрела, эта могильщица государства. И теперь Ельцин видит, как вся ее мощь брошена на деструкцию.

Но уговаривает сам себя, что “не надо упираться”. Еще как надо! Эта сила в нынешних условиях разделается с властью и страной не по технологиям 1991 года. Грядет большая и кровавая разборка. Она потянет за собой в пропасть смуты и власть, и страну. Еще есть те, кто готов поддержать готовность власти упираться. А власть, которая не хочет упираться — будет предоставлена своей участи. И да хранит ее… черт знает, кто захочет ее хранить в этом качестве.

8. Совсем большая беда

Совсем недавно по телевидению показывали новый и очень красивый фильм любимого мною Бергмана. Я выключил телевизор через двадцать минут. Ибо смотреть это было невозможно, скучно и незачем. А ведь, казалось бы, вечные темы жизни. Например, страдающая от потери ребенка мать. Унесла болезнь ребенка. А мать страдает. А мы переживаем. Ибо все любим детей, и все боимся их потерять. Чем не вечная тема? И что может здесь измениться? И как девальвировать такие переживания. Увы, оказывается, что девальвировать их вовсе не так уж и сложно.

Давайте возьмем и опишем страдания коровы, потерявшей теленка. Или медведицы, потерявшей медвежонка. Снимем крупным планом на красивом фоне под соответствующую музыку. А затем спросим себя — а разница в чем? Нам сразу же возразят: для животных смерть — это данность, а для человека — проблема. Мать, отбрасывая все суетные вещи, ищет последнего ответа о встрече, отрицающей смерть.

А на чем держится ответ этот, позвольте спросить?

Нам ответят: на бессмертии души. А мы вновь, подобно случаю с Баткиным, спросим: на халяву? За что? За то, что бьет этих медведиц и медвежат человеческое животное себе на потребу? За то, что умело коров и телят хавает? За это никакого бессмертия души, как мы понимаем, даровано быть не может. А даровано оно человеку за то, что он человек. То есть, у человеческой матери существует некая несводимость к природному животному материнству. И несводимость эта в том, что мать человеческая может не только страдать от смерти самого дорогого для нее существа, но и послать это существо на смерть за нечто высшее, за ценность, которая оказывается для нее большей, чем жизнь любимого существа. За свободу, родину, веру — вопрос не в этом. Главное, что есть ценностное небо над головой. А значит, есть человек. А если нет этого неба, то нет и человека. Остаются “э-бе-ме”, йогурты, “дремлющие силы” и прочая ахинея.

До тех пор, пока вся эта система гражданских, экзистенциально-личностных, социальных форм противостояния злу, форм удерживания человеческого бытия в его действительно человеческом качестве, существует и держит животное начало в узде, Бергман и все, что касается рафинированной человечности, что связано с темой фундаментального человеческого страдания,- имеет право на жизнь, на высокий культурный статус, на страстную заинтересованность ищущего и страдающего человечества. Но как только система рушится, как только из жизни и из культуры уходят Дон Карлос, Жанна Д’Арк или Александр Матросов, все бергмановское рафине теряет смысл и цену. А человечество, которое с упоением уплетало бергмановские пирожные, вновь алчет хлеба насущного — правды о самом себе и своем праве ходить с гордо поднятой головой.

В России может реально обрушиться ценностное небо, опертое на гражданственность, способность к самопожертвованию, на умение ценить идеальное и руководствоваться этим идеальным в своей деятельности. Эти опоры держат государство и общество, не дают сработать на всю катушку силам распада. Долго ли эти опоры будут держать? Увы, их прочность оказалась беспрецедентно высокой, но не беспредельной. Опоры рушатся. И это чревато не только общероссийской, но и глобальной бедой. Больной вопрос современности вообще состоит в том, способен ли высокий гуманизм (не только светский, подчеркиваю, а гуманизм вообще) выстоять сегодня, после крушения коммунизма. Коммунизма — проклинаемого вчерашними коммунистическими сановниками. Коммунизма — такого, казалось, банального, но бывшего, как выяснилось, последним унивесальным ценностным небом светского человечества. Раскольников говорил: “Я не старуху убил, я себя убил”. Те, кто целил в коммунизм, попали не только в Россию. А вообще в гуманизм, в ценностное небо человечества индустриальной и постиндустриальной эпохи. В слово, которое в начале всего. Потому и нет слов, а есть пустое бекание-мекание. Потому и растерянность чудовищная, ибо ясно, что вновь придется жертвовать. Но не ясно, смогут ли — и за что.

Так что не будем упрощать проблему. И рассказывать сказки про выход из кризиса. Всем человеческим, что есть еще в мекающих и бекающих — пусть осознают уровень беды, ответственность за нее и то, что… Что придется платить!

9. И все-таки каков он — вкус платы?

Книга Коржакова интересна тем, что сквозь все бытописание прорисовывается образ Бориса Ельцина как человека, умеющего платить за власть. Он заплатил за нее сполна. И это особенно очевидно рядом с оппозиционерами, которые, как шакалы около гибнущего медведя, хотят получить на халяву мертвую тушу.

Экает Ельцин или мекает — мне все равно. А вот сумеет ли он востребовать в себе то начало, которое понимает, что такое “не на халяву”, что такое “вкус платы” — это для меня очень важно. То же касается и других действующих лиц. Наступает нелегкое время выбора. Сумеют востребовать в самих себе это базовое человеческое умение платить — мы, возможно, и выйдем из катастрофы при минимальных издержках. Не сумеют… Что ж, все равно выйдем и будем жить. Но эти — да будут прокляты.

КРЫЛЬЯ РОДИНЫ И РЕФОРМЫ ЕЛЬЦИНА

Господин Ельцин посетил авиасалон в городе Жуковском. Посидел в кабинете фронтового истребителя МиГ-29. Поглядел, как машет ему крыльями пассажирский лайнер Ил-96. И сделал крупное открытие (цитирую по газете президентской администрации — “Российские вести”): “Тяжелое время авиационной промышленности в России прошло. Авиация не потеряла свои лучшие умы (на самом деле президент выразился изящнее — “мозги”) и коллективы, создала к настоящему времени совершенно новый парк машин, который конкурентоспособен на мировом рынке”.

Над этим враньем Ельцина не постеснялась поиздеваться даже его любимая газета “Московский комсомолец”: “На смену тяжелому времени пришло катастрофическое”.

Врал ли Ельцин в целях саморекламы (якобы под его чутким руководством не вся отечественная индустрия уничтожается) или по наивности выжившего из ума старика?

На авиасалоне МАКС-97 были представлены воистину превосходные и действительно конкурентоспособные на мировом рынке российские самолеты и вертолеты. Унаследовав научно-технический потенциал СССР, Россия и сегодня лидирует по многим направлениям военной авиации. Модификации на основе Су-24, Су-25 и Су-27 едва ли не каждый год ставят в тупик мировых авиационных экспертов. Су-37 с управляемым вектором тяги прогремел на авиационных выставках 1996 года. Легкий, маневренный и высокоэффективный МиГ-29 является одним из наиболее популярных фронтовых истребителей 90-х годов. Проходящие сейчас модернизацию истребители повышают свою эффективность в 6 — 8 раз и становятся на порядок лучше зарубежных аналогов. Боевые вертолеты нового поколения Ка-50, Ка-52 и Ми-28 отвечают самым высоким требованиям сегодняшнего дня. Ряд российских разработок до сих пор не имеет аналогов в мире.

Но на создание современного воздушного судна требуется, как правило, 10 — 20 лет. И стало быть, вся блиставшая в Жуковском летная техника родилась в проектах тогда, когда господин Ельцин был еще товарищем Ельциным и славил мудрость Леонида Ильича Брежнева.

Явлению на свет авиатехники предшествуют предэскизное, эскизное и рабочее проектирование, изготовление макета и опытных образцов, наземные и летные испытания, а для гражданских лайнеров — еще и сертификация специальными национальными и международными органами. Каждый этап — это годы и годы.

На авиасалоне-97 демонстрировались плоды дореформенной конструкторской мысли, воплощенной на дореформенных же производственных мощностях. А что принесли российскому авиастроительству реформы Ельцина?

К началу 90-х годов в системе Министерства авиационной промышленности нашей страны насчитывалось свыше 400 предприятий, где работало более 2 миллионов человек. Минавиапром СССР являлся, по сути, самой крупной авиастроительной корпорацией в мире, лидирующей по всем показателям — по количеству, качеству и эффективности производства. Нашей технике принадлежала треть всех мировых рекордов в авиации. Ее покупали почти сто стран. Каждый рубль, вложенный в самолеты и вертолеты, приносил 10 долларов дохода.

Так было. И что теперь? Подписание Ельциным беловежских соглашений лишило отечественный авиапром 15 процентов предприятий, вмиг оказавшихся за границей. Авиапром был именно единой компанией и первые сбои в его работе произошли после беловежского сговора. А затем он и сам приказал долго жить. С 1992 года реформаторы в России заставили авиапредприятия акционироваться, и в результате авиапром как монолитная корпорация распался. На его базе образовались несколько структур — АО “Союзавиапром”, АО “Авиадвигатель”, АО “Авиаприбор”, Российский авиационный торговый дом. То есть корпорация была раздроблена на разрозненные подразделения, не объединенные единым центром. Но кроме того, эти подразделения в связи с акционированием утратили право управлять отдельными предприятиями. Невозможно себе представить, чтобы правительство США заставило тот же “Боинг” упразднить дирекцию компании и дать каждому ее заводу самостоятельность. Наше же правительство, правительство реформ по отношению к авиапрому такое сделало. Зачем? Затем, чтобы авиапром — лидер мирового авиастроения исчез и не конкурировал с американскими и западноевропейскими авиакомпаниями. Сегодня во всем мире фирмы, разрабатывающие и производящие самолеты, объединяются в большие концерны. Это делается для совмещения усилий в борьбе с конкурентами, для распределения финансирования дорогостоящих проектов. Вот-вот закончится процесс слияния двух крупнейших американских производителей самолетов: “Боинга” и “Макдоннелл Дуглас”. Корпорации Франции, Англии, Германии убеждены, что, только аккумулировав общие ресурсы они способны оказывать сопротивление США в их стремлении покорить мировой рынок, и поэтому создают общеевропейский консорциум “Эрбас Индастри”. Российской же авиакосмической отрасли, разрубленной по живому на мелкие куски, приходится теперь заново восстанавливать нарушенные связи, что далеко не всегда удается. Препятствия, чинимые новоявленными границами и законами, не позволяют выйти на должный уровень кооперации с авиастроительными предприятиями стран СНГ. Департамент авиакосмической промышленности еще только разрабатывает концепцию объединения в единые комплексы серийных заводов и опытно-конструкторские бюро.

Ликвидировав управляемость авиационной промышленности и разрушив связи между ее предприятиями, реформаторы заставили каждое из них выживать поодиночке. Как только Гайдар отпустил цены, стоимость авиабилетов вертикально взлетела вверх, и объемы пассажирских перевозок стали падать. Соответственно, стал падать и спрос на новые гражданские самолеты и двигатели. Возглавляемое реформаторами государство, в свою очередь, практически прекратило закупать для собственной армии военную авиатехнику. Что оставалось делать авиапредприятиям в ситуации, когда реформы лишили их внутреннего рынка сбыта? Правильно: ринуться на рынок внешний.

Традиционные покупатели наших самолетов и вертолетов — страны Ближнего Востока, Центральной и Южной Америки, Юго-Восточной Азии и Восточной Европы в три первых года реформ Ельцина получили уникальный шанс заиметь высококлассную технику по дешевке. Реформы Ельцина дали авиапредприятиям свободу, но лишили средств к существованию. И они, чтобы хоть как-то жить, отдавали авиатехнику по ценам, назначенным посредниками, гнавшими ее за рубеж. Те авиалайнеры, которые прежде продавались за десятки миллионов долларов, спускались в пору реформ за несколько вагонов с ширпотребом, стоимостью около тысячи долларов. В результате традиционные покупатели запаслись авиатехникой впрок на несколько лет, и ныне берут только запчасти. Зачастую нас не пускают модернизировать самолеты нашего же производства.

К моменту открытия в Жуковском авиасалона-97 в российской авиационной промышленности простаивали две трети ее мощностей. Авиастроение в России не просто бедствует — оно исчезает.

Некоторые ограничения, которые в ходе реформ были введены на вывоз военной авиатехники, позволили сохранить спрос на наши истребители. На 550 миллионов долларов их купила Малайзия, на 3 миллиарда долларов — Китай. Заводы-изготовители на эти деньги могут худо-бедно несколько лет просуществовать. Но что дальше?

Сейчас авиапредприятия России еще способны производить и производят конкурентоспособные на мировом рынке самолеты и вертолеты. Их полеты на авиасалоне в Жуковском и подвигли Ельцина на бредовую ложь о том, что “тяжелое время авиационной промышленность в России прошло”.

Да, планируются поставки самолетов в Индию, ведутся переговоры с Филиппинами, Таиландом. Налаживаются контакты с Мьянмой, Бангладеш, Индонезией, Колумбией, Перу, Эквадором.

Но внешний рынок здесь будет неуклонно сужаться, ибо иностранцы предпочитают покупать только надежную технику, то есть проверенную в широком использовании в стране-производителе. Наши же новые самолеты благодаря реформам Ельцина не покупаются и не используются в самой России. Это первое. И второе. Лет через десять нынешняя конкурентоспособная российская авиатехника морально устареет. А нищенствующие сейчас — благодаря тем же реформам — конструкторские бюро ничего взамен подготовить не сумеют.

Газета президентской администрации “Российские вести” закончила свой репортаж о пребывании Ельцина на авиакосмическом салоне МАКС-97 слащавыми строчками: “Мощные и изящные крылатые машины, которые проносились над аэродромом в Жуковском, вызывали чувство гордости за наших конструкторов, авиастроителей, за наших мужественных и умелых летчиков, чувство гордости за нашу страну. Чтобы идти вперед, мы должны как можно чаще испытывать это очищающее чувство. Для этого не надо искать какую-то мифическую национальную идею. Надо просто каждому вложить в свое дело всю душу, самые яркие идеи. Только тогда мы достигнем мирового лидерства, которое сегодня дают передовые технологии, а не “передовая идеология”.

Что тут сказать? Нам нет нужды достигать мирового лидерства в авиастроении. Мы делали и еще делаем лучшие в мире самолеты и вертолеты. Мы пока имеем и самые передовые авиационные технологии. Но мы, увы, имеем и реформатора-президента, который всей деятельностью своей истребляет Россию как великую авиационную державу.

Впереди огромное, выцветшее, наполненное диким стрекотанием цикад пространство, переходящее в цепь зеленых подмосковных холмов. Там — далеко, в солнечном дрожащем мареве мерцает неподвижный игольчатый силуэт старинной колоколенки. Я нахожусь на закрытой территории Летно-исследовательского института имени Громова. Позади остались деревья, кирпичные административные корпуса, семейство древних отштукатуренных ангаров. Там трогательно умерла в тени наивная агитация ушедших эпох. Коммунистические фрески блекло светились за деревьями…

А отсюда уже доступны взгляду странные гигантские пузыри лоснящихся разноцветных аэростатов, гряды новых округлых построек, колыхание выстроившихся в шеренгу государственных флагов разных стран. Там, по всей видимости, центр праздника, там, собственно, и раскинулся Третий международный авиационно-космический салон “МАКС -97”.

Там вовсю идет праздник, сияет под солнцем чье-то коммерческое счастье, болтается на канате чудовищная надувная бутыль “Смирновъ”, а здесь, возле красных плакатов, прозябают всеми оставленные печальные, словно выброшенные на берег большие рыбы, забытые и облупившиеся старые советские самолеты — имперские трудяги, отслужившие свой срок “Яки” да “Илы”. Они не задействованы в празднике и лишь округлыми своими “мордами” чутко прислушиваются к этому, поначалу далекому, но неизменно нарастающему гулу, переходящему в страшный и триумфальный рев… Мгновенно, молниеносно над моей головой с обвальным грохотом пронеслась многотонная черная воздушная крепость — страшным, немыслимым, дьявольским винтом “ушла” вперед.

* * *

Толпы людей потоками, струями шествуют по взлетным полосам. Характерно одетые и глядящие исподлобья спецы; семейные пары, влекущие своих заинтересованных чад; праздно гуляющие барышни; рыскающие агенты фирм; какие-то важные персоны в непомерных пиджаках и с сотовыми телефонами в руках — все это двигается, смешивается и перемещается на плоскости открытых выставочных площадок. И у всех почти одинаковое, чуть вздернутое, немножко смешное и странное выражение лиц. Что значат эти лица? Почему одинаково — гоголем — смотрит и широконосый “новый русский” из “Росвооружения” и какая-то несчастная подмосковная девчушка, которую пропустил без билета служащий во внутренних войсках дядя? Что общего между их судьбами и характерами? Тайна эта раскрывается лишь тогда, когда и я наконец знакомлюсь с экспозицией. Рассматривая образцы русской современной военной техники, я вдруг чувствую на своем лице это особое “смешное” выражение. Понимаю — нечто рождается, поднимается в моей душе — почти забытое, утерянное, но, оказывается, такое ценное и нужное. Это чувство гордости за страну, за народ, за себя как часть целого. Того целого, что способно на прорыв, на движение вперед, на Победу.

Страшные, черные, горбатые, словно монстры из фильмов ужасов, боевые вертолеты облеплены детьми. В трапециевидной кабине знаменитой “Черной акулы” копошатся цветные комочки. Слышны крики и смех: кто-то кого-то окликает по имени.

Песья, рыцарская, жесткая форма “морды” К-50 контрастирует с обтекаемыми новейшими модификациями великолепных МИГов.

Надежные, тяжелые стальные машины в то же время утонченны и хрупки. Они молчаливы, но что-то напряженное живет в этой оцепенелости форм. Как будто эти машины готовы сейчас же, прямо с детской площадки, круто ринуться в пыльные небеса и там, на километровой высоте, резвиться стальными дельфинами.

Здесь же настоящий, летавший на орбиту первый и последний советский челнок “Буран”. Нет, это не муляж, выставленный ныне (как трофей) на посмешище и позор в московском Парке культуры, — это тот самый, способный на беспилотную посадку челнок, напичканный феноменальным оборудованием, созданный при помощи уникальных технологий, ценой потрясающих усилий и напряжений русской инженерной мысли.

Народ любит “Буран”, воспринимает его как большого доброго кита, который не похож на агрессивно-угольчатый тип истребителей. Посетители подходят под крыло, трогают, гладят черное закопченное его брюхо, покрытое фарфоровым огнеупорным покрытием, заглядывают в чудовищный раструб реактивного сопла.

Однако в уме вдруг рождается страх, что это и есть тот самый ресторан ”Буран” из Парка Культуры, и сейчас откроется дверца, оттуда вывалится какой-нибудь пьяный нэпман и закричит: “Лечу, в натуре!”

Огромный Ан-70 с винтами, похожими на цветок кактуса, перекрывается еще более мощным аэробусом “Люфтганза”, который медленно ползет по “взлетке”, а за ним и под ним движется пестрая толпа, будто бы ведомая великаном-поводырем.

Бесформенная “космическая” музыка несется из динамиков. Мимо меня пробегают съемочные группы телевидения и неспешно проходят летчики в темно-синих комбезах. Последние имеют здесь репутацию циркачей и небесных эквилибристов.

На бетоне стоит перехватчик Су-27, который, как говорят, имеет двенадцать точек подвески ракет и способен поднять в небо десять тонн вооружения.

В отдалении видны какие-то гражданские летающие “этажерки”, хитроумные дельтолеты, на которых, наверное, удобно летать на службу…

Дольний суетливый праздник с музыкой, пивом, шарами, с бесконечной торговлей (торгуют журналами, рекламными проспектами, значками и хохломой), это — праздник живет и молится на небо. И как только раздается характерный зловещий свист, все моментально устремляют взоры вверх, хотя, казалось бы, в воздухе никто ничем не торгует.

Вот неутомимые лопухи локаторов говорят уже о чем-то нездешнем, и вдруг из-за приземистых ангарных построек прямо на толпу пикирует стая зловещих черных стрекоз. Ас, по фамилии Бухарин, крутит, как хочет, неуклюжую с виду машину.

А вот в небе целое звено… Начинается немыслимый танец — дерзко расходятся в воздухе бликующие своими округлыми рыбьими “брюхами” и “плавниками” Су-37. Они, суперманевренные, с изменяемым вектором тяги, совершают резкие и грозные развороты. Мощные сверкающие “Сушки” лихо уходят в вираж, и в зените, совершая головокружительную петлю, вдруг становятся похожими на перевернутые сталинские высотные дома со шпилем.

Вот крутится вокруг своей оси, нарушая все естественные законы, великолепный МИГ-29. Пилот движением руки приветливо раскачивает идущую на взлет машину.

— Пошел, пошел, — восторженно отзывается толпа.

Самолет вертикально, “свечкой” набирая высоту, несется к престолу Всевышнего. И там, где-то в доступной лишь ему высшей точке, замирает…

Раз, два, три, четыре… Уже четыре секунды стальной монах ведет с глазу на глаз беседу с Богом, и на пятом мгновении он срывается вниз, входит в разрушительный штопор, с ревом несется к земле, неминуемо грозя вонзиться в наши головы, взорваться безумным вихрем пламени и осколков, но… происходит чудо. Машина на неуловимом этапе своего падения вдруг выходит на невидимую горизонталь и, оглашая все небо “архангельским” воем, высекая из тверди струи турбулентных потоков, источая дымный шлейф, несется на Восток, в сторону все такой же неподвижной и далекой колокольни.

По высохшему, выцветшему полю, подпрыгивая, улюлюкая, бросая в воздух шапки, несется стайка обезумевших от счастья мальчишек.

— Ура! Поше-е-ел! Ура-а-а!

КОТЕЛКИН Александр Иванович, генеральный директор компании “Росвооружение”:

Мы научились работать в условиях рынка и освоили его законы настолько хорошо, что иногда просто хочется погладить себя по голове. Так, например, встречные поставки национальной продукции покупателя нашей военной техники дает нам вместо доллара — доллар и цент, доллар и два цента, то есть мы на так называемом бартере не теряем, а приобретаем. Кроме того, мы получаем в стране-покупателе лобби в лице тех национальных фирм, у которых забираем их продукцию, которым даем заказы. И в этой стране нас уже встречают по-другому, чем если бы мы требовали “живую” валюту — ведь мы же показываем нашими контрактами состоятельность их экономики на мировом рынке. Но заодно изменяется и отношение к нашей стране, к нам постепенно привыкают как к равноправному партнеру, привыкают к тому, что за ланч и проживание генерального конструктора в пятизвездочном отеле на берегу теплого моря уже невозможно приобрести доступ к той или иной технологии. А ведь военно-техническое сотрудничество с нами некоторые западные страны до сих пор пытаются строить по такой схеме, чтобы просто отхватить кусочки, где мы достигли успехов и опережаем всех на 10-15 лет. Существуют ли вообще перспективы равноправных разработок? Да, существует. Например, учебно-тренировочный самолет МиГ-АТ, который совместно с нашим концерном МАПО доводят до рыночных кондиций фирмы Франции и Италии. Они будут заинтересованы в продвижении нашей совместной продукции на мировые рынки — и это хорошо, это настоящее взаимовыгодное сотрудничество. С пониманием подходят к контактам страны Юго-Восточной Азии: сначала товарные закупки продукции наших авиафирм, затем какие-то совместные разработки, лицензионное производство и т.д. Конечно, на меня оказывают и будут оказывать давление в этом направлении, потому что не всем по душе нынешняя роль России на мировом рынке вооружений. Но я должен сказать, что в торговле оружием нигде нет сегодня такого порядка, как у России — разве что Франция и США рядом стоят. И сколько бы ни шумели о незаконном экспорте — здесь ни одно обвинение доказательным не является. То же — с позицией некоторых генеральных конструкторов, которые говорят: “Это — моя разработка, и я должен иметь право продавать ее? как хочу и кому хочу”. С такой позицией нельзя согласиться, потому что вся страна, все государство 15 — 20 лет готовили компоненты его разработки, и кому тогда должны принадлежать права на использование этих компонентов? Да, такой подход “Росвооружения” кое-кому не по душе, но результаты нашей работы убеждают в том, что это правильный подход. А ошибки — у кого их не бывает… Мы обеспечиваем одновременно исполнение юридических и финансовых обязательств почти по трем тысячам контрактов — какие-то сбои неизбежны, конечно. Но назовите мне хотя бы еще одну компанию в мире, которая бы за два года удвоила свой оборот. А мы в нынешнем году планируем выйти на уровень 10 млрд. долларов, если нам не помешают.

* 21 августа указом президента Ельцина генерал-майор Котелкин освобожден от занимаемой должности генерального директора концерна “Росвооружение”. Под угрозой оказалась судьба контрактов на 3,6 млрд. долларов — суммы четырех сделок, эквивалентных скандальной “продаже века” — контрольного пакета акций компании “Связьинвест”.

Дитрих РУССЕЛЬ, член правления “Даймлер-Бенц Аэроспейс” (ФРГ):

“Рынок пассажирских самолетов — один из наиболее прибыльных сегментов мирового рынка. С целью доминировать на нем большие фирмы США сливаются в гиганты… Во Франции, Англии, Германии и в других странах менеджеры, работающие в области авиационной и космической промышленности, исходят из того, что только совместными усилиями они способны оказывать сопротивление США в их стремлениях доминировать на рынке. Стремление к автаркии и престижу национального производства должно подчиниться требованиям рынка. Поэтому как ведущее немецкое предприятие отрасли “Даймлер-Бенц Аэроспейс” уже давно выступает за последовательную европеизацию.

С нашей точки зрения, нам важно знать, какие позиции займет высокоразвитая российская авиакосмическая промышленность, которая может стать нашим стратегическим партнером. Кооперация с Европой могла бы принести России значительные выгоды. Конечно, российско-западно-европейская кооперация требует от обеих сторон терпения и долгосрочного мышления. Эйфория по поводу России, охватившая в начале 90-х годов многие западные предприятия, сегодня уже исчезла. Некоторые фирмы разочарованно возвращаются с росийского рынка. Но на основании своего давнего сотрудничества западно-европейские предприятия имеют богатый опыт совмещения различных политических и экономических интересов партнеров из разных стран. Этот процесс был и остается нелегким, но он постепенно сделал европейцев специалистами в решении сложных проблем многонационального менеджмента.

Европа имеет неподдельный интерес к равноправному партнерству с Россией. Новые крайне дорогостоящие и продуктивные с точки зрения ноу-хау проекты (как, например, производство большого аэробуса “АЗХХ”) требуют участия многих квалифицированных партнеров. Сегодня европейский консорциум “Эрбас индастри” — единственный производитель пассажирских самолетов высшего класса, способный конкурировать с “Боинг-МакДоннелл-Дуглас”. За последние 25 лет с помощью “Эрбас индастри” доля участия Западной Европы увеличилась с 0 до 30 процентов. При этом возникшая и охватившая весь мир сеть сбыта и обслуживания имеет на сегодняшний день эквивалент только в США. Создание же новой подобной сети потребовало бы колоссальных инвестиций, которые Россия сегодня вряд ли в состоянии сделать.

БЕЛЯЕВА Вера Александровна, начальник отдела внешнеэкономических связей Харьковского агрегатно-конструкторского бюро (Украина):

“Конечно, после распада СССР мы не прекратили сотрудничать с российскими предприятиями, но возможности взаимодействия резко сократились. Не способствует их развитию и политика российского руководства, которое рассматриват нас уже как иностранцев, причем иностранцев второго или третьего сорта. На этот салон российская сторона очень тяжело оформляла нам все таможенные документы, а киевлян из КБ Антонова заставили даже задекларировать их рекламные проспекты. И так буквально во всем. Например, для российской машины Ил-96 мы сделали насосную станцию НС-68. Электромотор к ней закупаем в России, у Саратовского электрогенераторного завода, который, пользуясь своим монопольным положением, буквально каждый день изменяет цены в сторону повышения. А для нас, соответственно, растут таможенные и прочие тарифы, растет себестоимость продукции. В результате не только наша станция становится неконкурентоспособной, но и растет стоимость конечного продукта — самолета, который и нужен потребителю. В результате электромоторы для Ан-140 мы уже закупаем не в Саратове, а во Франции: проще, удобнее, да и надежнее. Наш автономный рулевой привод для “Антея” не имеет аналогов в мире и позволяет практически удвоить его грузоподъемность по сравнению с традиционными гидравлическими системами. Но, пока эта схема не находит спроса, ее некому сертифицировать.

Но мы не опускаем руки, мы работаем. Да, работаем на заделах СССР, живем в основном на обслуживании проданных за рубеж во времена Советского Союза самолетов, работаем в рамках большого танкового заказа, который получил Харьковский завод им. Малышева — на него вообще пол-Украины работает. Но образ мышления и действий меняется. Россия отталкивает от себя Украину. Сейчас на нашем предприятии доля российских заказов — около половины, но она неуклонно снижается.

* Технические и эксплуатационные характеристики Ил-96, по мнению специалистов, делают его одной из наиболее перспективных и конкурентоспособных моделей на мировом рынке пассажирских самолетов повышенной вместительности (аэробусов).

Е. Фролов, летчик-испытатель (пилотировал Су-37):

Сверхманевренность самолета Су-37 была достигнута за счет новой системы управления самолетом, новых двигателей, которые имеют отклоняемые сопла, и улучшенной аэродинамики. Этот самолет предназначен для атак наземных и надводных объектов, а также имеет возможность поражать воздушные цели

Когда подходишь к этому самолету, видишь — стоит огромная железная махина в двадцать пять — тридцать тонн, и при этом ты знаешь, что она слушается любого твоего касания до маленькой ручки штурвала…

Ю. Иванов, технический директор завода в Комсомольске-на-Амуре:

Фирма Сухого — единственная пока фирма, которая при разработке авиационного комплекса использует системный подход. Это сам комплекс, а также эксплуатация и система подготовки кадров. Поэтому в настоящее время рассматривается вопрос о создании учебно-тренировочных самолетов типа Су-49, а вместе с ними — полного цикла эксплуатации и подготовки кадров, что позволит проводить отбор летного и инженерного составов с высокой эффективностью. У нас имеется информационное обеспечение полета в реальном масштабе времени с передачей информации на землю, что позволяет вести повсеместный контроль деятельности авиационного комплекса в воздухе.

Существующий самолетный парк вырабатывает сроки службы, свои ресурсы, и, естественно, мы заинтересованы в обновлении наших самолетов. Рубеж 2003-2005 годов является той чертой, когда будут завершены испытания представляемых здесь самолетов и начнется их серийное производство. Для нас как для фирмы высочайшим приоритетом естественно являются интересы России. То, что вы видите здесь, на салоне, у нас принято называть самолетами четвертого с двумя плюсами поколения. Разумеется, это могучий задел на будущее, но это не все, что у нас сегодня есть.

Во всем Комсомольске не остались без работы только наши рабочие. При этом зарплата на заводе очень низкая: 250 тысяч минимальная, а средняя — в районе миллиона.

“Для нашего края завод означает стабильность. Если контрольный пакет останется у края, мы будем знать, что останемся живы. Если же пакет окажется у центра, его в любой момент смогут кому-нибудь отдать — тому, кто больше даст. Они нас приватизируют и продадут какой-нибудь американской компании, вот и все. Если завод будет принадлежать краю, значит, люди без работы не останутся — об этом болит голова у губернатора. А центру это — все равно. Ему контрольный пакет нужен лишь для побед на голосованиях. С такой политикой Россия может весь Дальний Восток потерять.

Идеальный вариант для сегодняшнего правительства — чтобы часть заводов авиационной промышленности разорилась, прекратила существование. Для сравнения, на заводах Боинга работают в три смены шесть дней и хотят и седьмой день рабочим сделать: одних гражданских заказов у него до 2005 года. По всему миру их рассовывает, даже к нам на завод пытался влезть.

В. Новиков, главный конструктор МиГ-29:

Даже на сегодняшний день МиГ-29 является энергетически наиболее совершенным истребителем в мире. Его преимущества над модернизированными американскими самолетами F-16, F-18 до сих пор сохранены. Но надо не просто сохранять, надо действовать. На сегодня концепция по развитию самолета МиГ-29 заключается в следующем. Во-первых, мы обеспечиваем ему энергетические преимущества перед другими аппаратами его класса: по дальности, управляемости, маневренности. Во-вторых, мы достигаем долгого срока эксплуатации как по календарному сроку, так и по ресурсу налета планера. Это очень важно, потому что успех в продаже самолета за рубеж в первую очередь определяется стоимостью его эксплуатации.

Несмотря на сегодняшнюю ситуацию у нас в стране, там, где мы были впереди, мы впереди и остались. Американцы медленно ползут, ползут и пока даже уровня МиГа-29 не могут достичь. Когда занавес приоткрылся, мы увидели, что российские достижения в авиации настолько велики, настолько мощен наш задел, что, слава Богу, мы еще можем на нем жить и оставаться передовыми практически во всех отраслях авиации.

Сегодняшний наш самолет Миг-29, модернизированный или нет, обеспечивает нам превосходство или, по крайней мере, неотставание лет на 10 — 15. За это время можно, не торопясь, сконцентрировать свои усилия на оптимальных экономических решениях. У нас еще есть время.

Необходимость режима вектора тяги — очень спорный вопрос. Вся эта цирковая акробатика, которая демонстрируется, в меньшей степени, чем для зрелищ, нужна для строя. Не надо делать из самолета вертолет.

Идея “Стелс” гипертрофирована. Современные методы борьбы с самолетами (например, дальний обзор на длинных волнах, наведение самолетов с земли, теплопеленгаторы на инфракрасном излучении) позволяют нивелировать все преимущества “Стелс”. Наиболее оптимальным, на наш взгляд, является в данном вопросе путь изменения покрытий, а не конструктивные изменения. Никогда не надо превращать какую-то идею в моду: в авиации это очень дорого обходится.

У Германии 24 самолета МиГ-29. Они включены в группу оперативного реагирования НАТО, это очень престижно. МиГ-29 в Европе — это звезда, она побеждает всех остальных. Немецкие летчики влюблены в наш самолет. Как это ни странно звучит, через него возрождается гордость “Люфтваффе”.”

Летчик-испытатель С. Богдан:

Да, летаем гораздо меньше, чем раньше. На создание новой техники денег государством выделяется мало. Сейчас Военно-воздушные силы закупают один самолет в год.

То, что здесь, в Жуковском, происходит, — это нормально. Да, идет продажа наших новейших самолетов за рубеж. Да, иностранные государства заказывают у нас самолеты, которых нет на вооружении у самой России. Но следует мыслить реально: колоссальные вложения, которые требуются на разработку новых моделей, сейчас даст только иностранный заказ. Что говорить — лучше, чтобы у супостата техника была похуже, но реалии жизни диктуют свое. Во всяком случае, пусть третьи страны поддерживают нас, а не наших конкурентов.

Раньше говорили, что советский летчик непобедим, потому как обладает высоким моральным духом и патриотизмом. Это, конечно, прекрасно, но на Западе при этом пилоты летают очень много. Наши летчики имеют налет около 40 — 50 часов в год — это в лучшем случае. В каждом полку на плаву держатся максимум 30 процентов летного состава. В форме поддерживаются только инструктора и руксостав полков. А супостаты — американцы и прочие — они имеют налет 200-280 часов в год. Причем они, порой, на наших же самолетах делают этот громадный налет часов. Мои коллеги были в ЮАР. Так подготовка летчиков в этой африканской стране на порядок выше, чем у наших строевых летчиков. Они летают на таких режимах, куда наших строевых летчиков близко не подпускают Это все потому, что они летают, у них большая тренировка и есть средства на выполнение полетов.

Дайте авиации керосин. А за нами дело не станет. У нас великолепные самолеты, и мы, летчики, хотим летать.

Н. Соколов, летчик Великой Отечественной войны

Я жал руку Чкалову, я воевал. А теперь мне страшно обидно смотреть, как наша авиация идет на продажу. Я видел здесь фотографию современного самолета, который придумали и сделали советские конструкторы и инженеры, но на крыльях вместо звезд были помещены немецкие черные кресты. Эту машину сейчас продали Германии…


Полосу подготовили: Н. АНИСИН, В. ВИННИКОВ,

Д. ТУКМАКОВ и А. ФЕФЕЛОВ

”ЗЕЛЕНАЯ ПАПКА” ГИТЛЕРА ( ГЕНШТАБ ГАЗЕТЫ "ЗАВТРА" )

генерал Виктор Филатов

Окончание. Начало в NN 31, 32.

В 1957 году Советский Союз запустил искусственный спутник Земли. На встрече первых лиц стран НАТО, срочно слетевшихся в Париж, царила полная растерянность, и на американцев, дотоле безоговорочных лидеров Запада, смотрели, как на идиотов. Тогда и началось возрождение европейского антиамериканизма, французского в частности. На той встрече, первой сессии Совета НАТО на высшем уровне приняли решение под стать решениям Пленума ЦК КПСС: ликвидировать отставание стран НАТО в космической технике. Американцы, конечно, никакое отставание не ликвидировали. Что “Шаттл” — блоха: подпрыгнул-приземлился,- знают все космонавты. Даже главное космическое достижение американцев, высадка на Луну — уже поставлена под вопрос: была она или нет. Настоящий космос: жилой и научно-производственный стационарный комплекс,- у нас.

Но в НАТО сразу создали специальную “научно-техническую” структуру, названную Комитетом по науке. У этого Комитета на деле была единственная задача: проникнуть в научный мир СССР и взять там все — от чертежей до мозгов. Тогда же появились так называемые “научные стипендии” и “гранты”, которые придуманы вовсе не Соросом в пору “перестройки”, а появились сразу после запуска нашего спутника земли.

Уже в 1958 году натовский “Комитет по науке” разработал стратегическую операцию под названием “Программа научных обменов”, на которую сразу же отстегнули 2 млн. долларов. Доллары, как штрафные батальоны, бросили напролом — брать научные высоты, занятые противником. С начала 60-х годов выделялось ежегодно до 1000 стипендий — именно столько наших специалистов попадало в плен и вербовалось натовцами ЕЖЕГОДНО. В 1959-1980 гг. 13 тыс. исследователей из СССР, получив иудины деньги, свалили “за бугор”, что называлось “учиться или работать за границей в течение года и более”. Быстрее других сдавались “граждане мира” типа Сахарова. В натовские военные штабы через Комитет по науке текла самая сокровенная научная информация, к которой на Западе своим умом могли прийти в лучшем случае через 10-15 лет или вообще не допереть. По меркам Великой Отечественной войны можно сказать, что почти все генералы оказались на гитлеровских харчах. Во время войны у немцев была такая практика: отобрав на оккупированной территории местных аборигенов на роль своих “овчарок” — бургомистров, журналистов и полицаев, они организовывали для них экскурсию в рай земной — в Берлин. Там будущим “овчаркам” показывали и рассказывали, во-первых, что фашистская Германия — самая могучая и богатая, самая цивилизованная и культурная в мире, а во-вторых, им наглядно поясняли, какой у них будет харч и какая у них будет будка, если они будут верными псами “нового порядка”.

Когда спрашивают, откуда у Чубайса гигантские деньги, то знайте: одной из важнейших разработок “холодной войны”, был способ открытой, публичной выплаты денежного содержания своим “агентам влияния”. Ведь Генеральному секретарю ЦК КПСС Горбачеву его “зарплату” не сунешь конвертом в письменный стол. Поэтому придумали гонорары, космические гонорары за каждый опус на бумаге за его подписью или просто за собранные под обложку бредовые выступления на пленумах. А еще — Международные премии-взятки: их тому же Горбачеву прилюдно, с помпой и медалями всучали с десяток раз — только от мафиозной Сицилии четырежды.А для тех, кто подобно Доре-Старовойтовой, не знал, каким концом держать ручку, придумали гонорары за “чтение лекций — в аудиториях, где лекцией могла считаться даже речь Герасима из “Муму”.

В 1988 г. на реализацию программы “научные стипендии” отмобилизовали 10 млн. долларов-солдат; на программу “летние школы” — 6 млн. долларов-диверсантов; на программу “субсидии научных исследований” — 4,5 млн. долларов-шпионов; на “специальные научные программы” — 1,5 млн. долларов-спецназовцев…

Вот несколько тем-операций 1989 года: “Отношение молодежи к НАТО. Анализ основополагающих факторов”, — и у нас появились первые отказники и “мамы”, прятавшие от армейской службы своих сыновей. “Изменение отношения к понятию безопасности в общественном мнении Запада”, — и у нас появился лозунг: “Пусть нас оккупируют американцы, и мы будем жить, как японцы”. “Представления об Исландии в СССР”, — и у нас исчезли даже упоминания “о зверином оскале американского империализма”. “Оценка различного отношения США и ФРГ к торговле с СССР с начала разрядки по настоящее время”, — и в 1989 г. немцы через прибалтов вышли на Ельцина и — без американцев — обговорили: ты, Ельцин, нам — Прибалтику, мы тебе — президентство. “Стратегическое значение Балтийского моря для НАТО”, — и мэром Ленинграда был назначен Собчак. “Изменения в общественном мнении Испании по отношению к НАТО”, — и Горбачев начал брататься с НАТО. Названия брались с потолка, потому что главное было — собрать людей, научить, перезнакомить, сделать единомышленниками, оговорить формы финансирования.

Точно так же “невоенным НАТО” был создан в 1969 г. Комитет по проблемам современного общества. Его цель — “придание деятельности НАТО “ТРЕТЬЕГО”, социального измерения в дополнение к существующему военному и политическому”. В иерархии Комитетов “невоенного НАТО” Комитет по проблемам современного общества имеет высший ранг, им руководит сам Генеральный секретарь НАТО, на этот Комитет работали и работают такие структуры, как Европейское экономическое сообщество, ООН, Организация экономического сотрудничества и развития, разнонациональные научно-исследовательские организации и, конечно, Североатлантическая ассамблея.

Если работа всех других комитетов НАТО окружена строгой тайной, то этот Комитет стал приблизительно тем, чем является сегодня у нас созданное им кремлевское ТВ. Если где-то в СССР или в какой-либо из соцстран начинал тлеть уголек любого: социального, национального, религиозного,- недовольства, то комитетчики бежали туда с ведром керосина и спичками. Только за 1980-1985 годы Комитет разработал около 20 тем: медицинская техника, экономия электроэнергии, восстановление используемых вод, борьба с загрязнением атмосферы, захоронение токсичных отходов и др. — все под лозунгом: “СССР — империя зла”. Одиннадцать лет подряд, до августа 1991 года Комитет в поте лица регулярно проводил инструктажи, семинары, методические занятия, показательные учения. “Влияние военной деятельности на окружающую человека среду”, “Оценка воздействия на окружающую среду в зоне боевых приготовлений”, — и без единого грамма взрывчатки поэт и киношник Сулейменов с грантом Комитета НАТО “подняв”, как учили, “общественность” — уничтожил наш Семипалатинский полигон и всю программу, связанную с атомным оружием (такой же атомный полигон в Неваде для США — священная корова), “Техникоинформационные системы” — и в чьих руках сегодня СМИ, говорить не надо. На занятиях по этой теме отрабатывались приемы бесшумного захвата ТВ, радио и газет (учись, Витя Анпилов!). “Борьба с шумом низколетящих самолетов” — тут учили, как “поднимать общественность” на закрытие военных аэродромов, терроризировать военных летчиков, блокировать взлетно-посадочные полосы. “Подготовка территорий в военных целях” (тема для матерых разведчиков, но на занятиях шло обучение другому: приемам использования секретных сведений и разведанных, поставляемых из ЦРУ, для публичной раскрутки их в местных СМИ). “Предохранение флоры и фауны в местах военных маневров” (или как вызывать недовольство местного населения, особенно крестьян, военными — такая вот партизанская война)… Комитет обучал “пятую колонну” в СССР и соцстранах действовать агрессивно, напористо и атаковать — атаковать по всему фронту.

Создание “пятой колонны” шло параллельно с ее жесткой специализацией: “Огонек” — штаб по дискредитации и разгрому Советской Армии, главарем там сидел Коротич, третьестепенный поэт, сейчас проживает в Штатах; “Московские новости” — штаб по дискредитации и разгрому КГБ, коноводил там Е.Яковлев, ныне главный редактор самого серого и нечитаемого издания России.

Непосредственно Москву громила группа Г.Попова, человека, именовавшего себя экономистом. Помните, как Г. Попов, назначенный мэром Москвы, вместе со своим замом Станкевичем тут же ввел так называемые “визитки”, и Москва в мгновение из столицы СССР превратилась для всех граждан СССР во враждебный город, потому что даже кусок хлеба и стакан воды в Москве мог купить только москвич с поповской “визиткой”. В ответ все области, поставлявшие в Москву продовольствие, за счет которого и жила Москва, отказались это делать. Начался хаос и развал.

Широко распахнутыми воротами для цэрэушников был институт США и Канады во главе с Арбатовым, в замах у него ходил известный Кокошин — этот подписывал ксивы всем цэрэушникам для “законного” въезда в СССР под “крышей” историков и аспирантов, студентов и консультантов, преподавателей и издателей. Доныне ЦРУ не оставило попыток сделать его министром обороны РФ, пока он — первый зам.

Всего же к 1988 году за натовские программы сражалось против СССР более 250 тысяч граждан Советского Союза, т.е., по меркам Второй мировой и Великой Отечественной — более 20 полнокровных дивизий, 8 ударных армий, 3 мощных фронта “пятой колонны”, “агентов влияния” денно и нощно вели боевые действия против нашей страны.

В 1989 г. юбилейная сессия Совета НАТО приняла важное решение: “дать новый импульс программам научного сотрудничества”. Комитет по проблемам современного общества получил приказ:

1) “начать новые инициативы”, т. е. на завершающем этапе битвы открыть новые банковские счета;

2) “активизировать усилия”, т. е. через эти банковские счета бросить в бой самые беспринципные МОЗГИ и развращенные ИНСТИНКТЫ.

Специальная комиссия Североатлантической ассамблеи с 27 по 29 мая 1989 г. сидела на о.Мадейра и с получасовыми перерывами на обед заслушивала доклады о ходе выполнения решений той юбилейной сессии Совета НАТО. Комиссия повторила приказ — патронов не жалеть. По Москве поползли слухи: Г.Попов, Станкевич, Старовойтова — вся братва из “межрегиональной парламентской группы” получила “золотые кредитные карточки”. Вероятно, не за красивые глаза.

Недавно Ельцин объявил о том, что еще 2500 самых молодых, образованных и энергичных русских по разнарядке “невоенного НАТО” повезут на дрессировку.

В ответ премьер-министр Японии Рютари Хасимото в “Обществе экономических единомышленников” выступил с тезисом о “новой политике по отношению к России”. В речи есть раздел: “Об экономических проблемах в отношениях между Россией и Японией”. И в чем она сегодня у японцев? Как и для НАТО — в кадрах, в подготовке кадров из числа русских. “Мне бы хотелось сказать президенту Ельцину, что Япония готова, активно оказывать содействие в деле подготовки кадров”, — подсунул премьер Японии свои “фугасы” с дистанционным управлением.

Впрочем, кадры нужны и самому Западу. Недавно с Украины на Запад уехал пятитысячный ученый. Кажется, это был последний стоящий ученый. А сколько их уехало из России? На днях некто Рыбкин (подпольная кличка — “чеченец”) сказал: “Сотни тысяч”. В дни немецкой оккупации в Германию с оккупированной территории СССР было этапировано в общей сложности 10 млн. человек в качестве рабсилы. С конца 1943 года вся экономика фашистской Германии держалась на “остарбайтерах”. Платили им в два-четыре раза меньше, чем соседям по баракам из Франции, Италии других стран нынешнего НАТО. То же — и сегодня: будь ты хоть семи пядей во лбу, но расценки для русских ученых “остарбайтеровские”.

К 1991 году против СССР только в системе самого НАТО было брошено 216 научно-исследовательских институтов-дивизий. Ни физикой, ни химией, ни “сталью и сплавами” там не занимались. Мы же против них выставили фанеру с надписью: “Центральный музей В.И.Ленина” и его нафталинные филиалы едва ли не во всех райцентрах СССР. Надо понять, какую нам навязали войну. Народ в ней пока не участвовал. Это не была Великая Отечественная. Нас победили не танками и ракетами — они у нас лучшие в мире. Нас победили не солдатами — они у нас лучшие в мире. Ни к чему нам выдумывать велосипед, надо перенять новейшие методы и приемы ведения войны. Перенимали же мы нарезное оружие, а Петр вообще скроил армию по европейским чертежам и — победил. В Библии сказано, что народ делится на стадо и на пастухов. В “холодной войне”, войне пастухов, мы проиграли. Стадо и сегодня не ведает, что с августа 1991 года его сторожат чужие пастухи-волки. Реванш — дело наших пастухов. “Города сдают солдаты, генералы их берут”, иронизировал когда-то поэт. На войне, которая пошла с августа 1991 года, никто приказов на атаку русским еще не отдавал. Потому что нет знающего: кого атаковать и как атаковать. Можно атаковать доллар, но для этого нужно особое воинство. За полководца здесь мог бы сойти, например, Владимир Потанин, но он уже — “Вова-доллар”. Можно атаковать хозяев доллара, пригодился бы тут, например, Игорь Сергеев, но он сегодня сам — “Игорек из Пентагона”. МОЗГ государства должен стать РУССКИМ — тогда и ДЕЛА превратятся в РУССКИЕ — всего народа.

БОЛЬШОЙ КАВКАЗСКИЙ ДОМ ( уходить ли России с Кавказа )

Жанна Чочиева

Провал нынешней внешней и внутренней политики России на Кавказе уже выразился в отчуждении Каспия, провале притязаний на участие в транзите среднеазиатской и каспийской нефти, проявлен всем ходом российско-чеченской войны.

Сегодня на Кавказе проходит передовой фронт борьбы с пантюркистской идеей “Великого Турана”, который должен вытеснить Россию с постсоветского геополитического пространства.

Концепция “Великого Турана” была разработана аналитиками США и в настоящее время находится в процессе реализации. Программа-максимум пантюркизма сегодня включает в себя Кавказ, Центральную Азию и Поволжье. А Трансевразийская магистраль — это возрождение Великого шелкового пути в модернизированном виде. Это будет железная дорога с автострадой, лишающая Россию ее геополитической функции связующего звена между Азией и Европой. В проекте задействовано восемнадцать стран, в том числе Япония, Китай, Пакистан. Сверхзадачей проекта является соединение железнодорожных путей Европы через Кавказ с Транскитайской железной дорогой на Шанхай. В ближайшей перспективе таким образом строится транспортная дуга, изолирующая Россию, ужимающая ее по замыслу Збигнева Бжезинского из Вашингтонского института геостратегических исследований до “Республики Русь”. Этой мусульманской дугой программируется возможность провоцирования религиозных войн между православием и мусульманством.

Реконструкцию Великого шелкового пути поддерживают Евросоюз, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, Азиатский банк развития, Китай, Япония. Создается Транснациональная политико-экономическая лига сотрудничества государств Средней Азии, Закавказья и Украины, также направленная на энергетическую и транспортно-коммуникационную изоляцию России. Создана Черноморская ассамблея, которая во главе с Анкарой должна способствовать военно-политической экспансии Турции на Черном море. Кроме того, создается — по инициативе Шеварднадзе и во главе с Шеварднадзе — общекавказская конфедерация, в которую войдут Грузия, Азербайджан, Чечня, Ингушетия, Карачаево-Черкесия, Дагестан и, возможно, некоторые районы Ставрополья и Краснодарского края.

Турецкие эмиссары и агенты влияния морочат головы горцев перспективой вытеснения России и создания независимой Горской республики на Северном Кавказе или объединения всего Кавказа в некую конфедерацию под руководством “политического гения” Шеварднадзе. Большинство из них лукавит, скрывая, что идет дешевая распродажа Кавказа. А мечты о Горской республике совершенно нереальны, поскольку Кавказ, подобно Балканам, — один из самых геополитически значимых регионов мира.

Кавказ — кратчайший путь с Востока на Запад. Здесь проходил Великий шелковый путь и менее известная историкам Аланская дорога в Европу. После революции 1917 г ода и падения Российской империи все ведущие державы мира послали сюда свои армии. Всем хотелось закрепиться и обеспечить свое влияние на Кавказе, добраться до бакинской нефти.

История повторяется и на закате века. На сегодняшний день стратегическая и экономическая значимость Кавказа неимоверно возросла не только в связи с проектом замещения России “Великим Тураном”, но и в связи с перспективой транзита нефти Средней Азией и шельфа Каспия через Кавказ в Европу.

Что касается Шеварднадзе, то всем, кто рассчитывает на него, следовало бы знать, что Шеварднадзе — политик, работающий только на разрушение. Он — активный участник распада СССР и Варшавского блока, виновник отторжения значительной части акватории Баренцева моря в пользу США. Благодаря ему Грузия вышла в чемпионы по количеству “горячих точек” на Кавказе, стала ведущим дестабилизирующим фактором ситуации на Кавказе: расстрел Южной Осетии, война в Абхазии, гражданская война в Грузии и погромы в Мингрелии — все это заслуги “политического гения” Шеварднадзе.

Альянс Шеварднадзе с Масхадовым, Басаевым и Аушевым — это война. Фактически никто из них не контролирует ситуацию даже у себя, а замахнулись на умиротворение всего Кавказа. Сегодня на Кавказе слишком силен не только запах нефти, но и запах крови. Хотелось бы, чтоб те, кто верит россказням торговцев Кавказом, поняли, что за красивыми словами о независимости стоит давно созревшая Кавказская война всех против всех. Гигантские нефтяные компании всего мира года мечтают об этой большой нефти, о нефтедолларах. США, Турция, Япония и многие другие готовы вкладывать свои инвестиции в среднеазиатскую и каспийскую нефть, но для этого необходима стабильность в регионе. Кавказ, набитый всеми видами современного оружия и людьми, для которых война стала образом жизни, сегодня, как динамит, взрывоопасен. Поэтому все народы Кавказа в опасности, ибо совершенно реален сценарий балканизации Кавказа, а может быть, следует вспомнить и о судьбе индейцев в Америке?!

Нависла угроза реализации лозунга “Кавказ без кавказцев!”.

Тем, кто считает, что протекторат Турции над Кавказом будет благотворней, чем России, хотелось бы напомнить не только уничтожение в Турции полутора миллиона армян на заре века в 1915 г., многолетнюю борьбу двадцатимиллионного курдского народа в Турции за автономию, за право называться курдом и говорить на родном курдском, а не турецком языке, но и судьбу махаджиров-переселенцев с Кавказа, которые и сегодня в своем большинстве мечтают о возвращении на свою историческую родину.

Я весьма далека от идеализации бывшего СССР, колесо истории хорошо поработало на уничтожение нашей общей семьи, но следует быть объективным: СССР, в отличие от традиционных империй, высасывающих соки из своих колоний, был союзом народов, который в соответствии с тенденциями развития НТР, требованиями будущих информационных технологий, требованиями внутреннего и внешнего рынка, задолго до Европы объединил народы на высокой цивилизаторской основе. Вместо традиционной для империи нивелировки уникальности народов, стремления к их ассимиляции он создал не имеющий исторических аналогов союз народов, объединенных по территориально-национальному признаку.

Благодаря национально-территориальному делению большинство народов получило тот или иной уровень государственности, а некоторые, в первую очередь народы Центральной Азии и Северного Кавказа, смогли из общинно-родового строя шагнуть в цивилизованный мир всеобщей грамотности и современных технологий. Бывшие же южные провинции царской России в Закавказье превратились в самые процветающие республики. Россия была щедрым донором для республик, не имеющих достаточного прожиточного ресурса, часто в ущерб населению самой России. В лучших вузах Москвы и Ленинграда формировалась национальная интеллигенция: дотационные Грузия и Армения в 60-е годы вышли на первые места в мире по количеству людей с высшим образованием, обогнав метрополию, “империалистическую” Россию. Не повезло только автономиям, которые в мини-империях Грузии и Азербайджана оказались на положении колоний.

В ходе российско-чеченской войны благодаря антироссийской кампании в СМИ не только сформировалось отрицательное отношение к России как к государству с имперскими амбициями, но и в массовое сознание была внедрена идея необходимости добровольного ухода России с Кавказа. К сожалению, эта идея овладела не только российским обывателем. Нашлось немало политиков различного ранга, которые, словно торопясь реализовать мечту русофоба Бжезинского о резервации для русских в виде “Республики Русь”, замене в СНГ Москвы на Киев, слезно причитают о необходимости” самоопределения” и “суверенитета” России, вывода российских войск и пограничников из Грузии, Абхазии, Таджикистана, выхода России из СНГ…

Но все, кто озабочен будущим России, должны понимать самоубийственность ухода России с Кавказа. Кавказ — это “южное подбрюшье” Европейской России, а следовательно, самая уязвимая ее часть. Сдача Кавказа, Крыма, Черного моря Россией будет означать аннулирование результатов вековых русско-турецких войн.

Кавказ — это буферная зона между Россией и ее геополитическим антагонистом — Турцией. Более трех веков Россия воевала с Турцией, строя и укрепляя свою государственность, обеспечивая свою безопасность, контроль над Черным и выход в Средиземное море. Имена прославленных русских полководцев Суворова и Кутузова связаны с победами русского оружия над турецким флагом.

Добровольное присоединение к России Кавказа шло с 1774 г., и первой была Осетия, затем, в 1783 г., по “Георгиевскому трактату” — Грузия, в 1810 г. — Абхазия. В результате войны 1828 г. в состав России отошел Карабах, а также территории, на которых после революции при содействии Турции был создан Азербайджан. С 1801 по 1878 гг. Турция и Персия были вытеснены из Закавказья, и здесь с этого времени утвердилась Россия. Я никоим образом не поддерживаю историков и идеологов, пропагандирующих отторжение Северного Кавказа от России, как историческую необходимость.

До прокладки окружной Закавказской железной дороги Дарьяльский перевал был единственной дорогой из России в Закавказье, а Грузия — плацдармом распространения российского влияния на весь Кавказ. Объективно ценя цивилизаторскую роль России, передовая грузинская молодежь XIX века, получавшая образование в России, гордо называла себя “тергдалеулны”, испившими вод Терека. Вряд ли они предполагали, что к концу ХХ века их потомки, собственноручно разгромившие свою родину, будут называть Россию “оккупантом”.

В древнеармянских агиографических памятниках и трудах историков V века Агатангехоса и Егише Дарьяльский перевал неизменно назывался “Аланским”, а еще недавно Военно-Осетинской дорогой. Осетины как народ-воин с V века контролировали перевальные дороги через Центральный Кавказский хребет. После добровольного вхождения Осетии в Россию в 1774 г., 6 мая 1784 г., около осетинского села Зауров была заложена последняя казачья крепость на Северном Кавказе и названа Владикавказом. Обеспечивая контроль над северными и южными отрогами Центрального Кавказского хребта, Владикавказ охранял главную на Кавказе стратегическую дорогу из России в Закавказье. В связи с этим до наших дней дошла поговорка: “Тот, кто владеет Дарьялом, тот владеет Кавказом”.

Согласно “основным направлениям экономического и социального развития СССР на 1981-1985 гг. и на период до 1990 г.” планировалось решить проблему круглогодичного функционирования дороги через перевал путем построения Рокского тоннеля, а также строительства Транскавказской железной дороги. Все осетины Севера и Юга связывали с построением Рокского тоннеля надежду на воссоединение в едином государстве. Тоннель на Транскавказской автомобильной дороге был построен в 1986 г., но надежды на воссоединение, вопреки всем международным документам и многочисленным прецедентам, до сих пор не оправдались. Проектанты и политики писали, что строительство этой дороги позволило бы России распоряжаться дорогой международного значения, по которой будет проложена связь между Европейскими и Азиатскими странами. Транскавказская магистраль железной дороги, если бы она была построена, в десять раз сократила бы время на переброску грузов и войск в Закавказье к Турецко-Иранской границе. Акцией против строительства этой железной дороги началось движение грузинских “зеленых”, возглавляемое нынешним спикером грузинского парламента Зурабом Жвания. Сначала они говорили, что строительство усугубляет состояние исторических памятников, притом, что грузинских исторических памятников в Осетии нет. Наконец, сорвав строительство, весной 1990 г. член политкомитета “зеленых” Грузии Ираклий Чубинишвили открыто заявил, что главная причина прекращения строительства — политическая, поскольку дорога создавала стратегическую возможность переброски войск с Севера.

В условиях транспортно-энергетической экспансии Турции значимость Транскавказской дороги значительно возрастает, так как она может перебить горизонтальную модель “Евразийской магистрали” (Европа-Кавказ-Азия) российской вертикалью “Москва-Дарьял-Тегеран”. Это поможет России выбраться из той геополитической изоляционной ловушки, которую ей уготовили.

России всячески следует крепить отношения с Ираном как главным военно-стратегическим партнером на Юге. Следует учитывать, что Иран — не только важнейший транспортный узел с выходом на Индию, но и один из основных поставщиков нефти в Европу, определяющий мировые цены на нефть. Иран может прекратить весь ажиотаж вокруг энергоносителей из Средней Азии и Каспия, дестабилизирующий ситуацию на Кавказе, угрожающий “зачисткой” народам Кавказа. Заблокировав выход транзитных нефтепроводов через Кавказ, Иран может сорвать транспортировку нефти в Европу, в обход России. Кроме того, весьма важно, что Иран — первое государство в мире, сумевшее активно противостоять глобалистским претензиям США на мировое господство. Иран также близок России ориентацией на приоритет нетленных духовных ценностей, благодаря которым человек выделился из мира животных как существо космическое. Россия с Ираном могут быть не только военно-стратегическими партнерами, но и соратниками в борьбе с экспансией американской антикультуры, ориентированной на индивидуализм, прагматизм, потребительство западной цивилизации. Что касается пугала исламского фундаментализма, то исторически православие и ислам всегда гармонично сосуществовали в России.

В настоящее время Транскавказская автомобильная дорога с Рокским тоннелем охраняется осетинами совместно с русскими пограничниками. В связи с этим Шеварднадзе в его общекавказских притязаниях с упорством, достойным лучшего применения, пытается добиться ратификации российско-грузинского договора, подписанного Ельциным в 1994 г. в Тбилиси, но не ратифицированного Госдумой прошлого созыва. Судя по результатам поездки делегации депутатов Госдумы в Гудаури, следует ожидать лоббирования в Думе ратификации названного российско-грузинского договора, позорного для России…

Что касается армяно-азербайджанских отношений, то Карабах и 46-икилометровый Мегринский участок между границей Армении и Турции — это та территория, которая мешает Азербайджану объединиться с Турцией, чтобы вместе ударить в южное “подбрюшье” России, выйти к Каспию и Средней Азии. Кроме того, когда сегодняшний Иран рассматривается в качестве геостратегического союзника России, немаловажна сопредельность с ним Армении как с избавившимся от американского влияния государством.

При утрате Крыма, когда на Черном море у России сохранился лишь единственный порт — Новороссийск, геополитическая, стратегическая и экономическая значимость Абхазии для России все более возрастает. Поэтому такого военно-стратегического союзника, как Абхазия, следует любить и жаловать, а не третировать жесточайшей экономической блокадой в угоду имперским амбициям Грузии на радость Турции. Не следует забывать и о Черноморской ассамблее, которую создает Анкара, а также об активнейшей турецкой экспансии на Черном море. Не надо выталкивать руками России Абхазию в Турцию.

Все изложенное подтверждает, что “горячие точки” на Кавказе находятся в особо значимых местах для России. Иными словами, Южная Осетия, Абхазия, Карабах — важнейшие для жизненных интересов России территории, а их народы — ее исторические союзники. Согласно международному раскладу, при нынешнем геополитическом переделе границ, Россия должна исчезнуть как субъект истории, растворившись в “Великом Туране”, или сохраниться в виде карликовой “Республики Русь” в пределах, указанных Бжезинским. Не секрет, что на колонизацию России ориентирован весь Новый мировой порядок.

В связи с этим необходим срочный пересмотр российской политики на Кавказе, направленной ныне на поддержку имперских амбиций Грузии и Азербайджана, предающих геополитические интересы России. В русле международных норм права, учитывая право разделенных народов на воссоединение, России следует одобрить и оказать всяческое содействие воссоединению Юга и Севера Осетии в единую республику, а также поддержать воссоединение Армении с Карабахом. Южная Осетия и Карабах подтвердили свое решение о выходе из состава метрополий референдумами. 20 сентября Южная Осетия в седьмой раз отпразднует день своей независимости. Что касается Абхазии, то Абхазия до 1930 года была одной из союзных республик СССР. Россия как правопреемница СССР должна восстановить ее статус, удовлетворив требование абхазского народа.

Все это следует делать срочно, поскольку сама Россия поставлена перед реальной угрозой исчезновения с карты мира. Она обязана защищать свои интересы на Кавказе, вопреки любым притязаниям США и других государств.

ИТОГИ

Глеб Кузьмин

Семизначная цифра в долларах — за такую сумму у чеченцев-похитителей были выкуплены журналисты НТВ.

Их держали в пещере, издевались над ними, а ведь именно эти российские журналисты помогали во время войны отстаивать свободу Ичкерии.

Из газет

Струится свет сквозь щели

И падает во мглу,

Где женский крик в пещере

Распластан на полу.

Эй, командир в папахе,

Охлынь, едрена вошь.

Неужто бабу в страхе

Свою — не узнаешь?

Припомни, мусульманин,

Ее стараньем как

Ты на телеэкране

Бил русских, что собак.

То камера искусно,

То твой гранатомет

Орловских, псковских, курских

Солдатиков — в расчет.

Бывал и ты в капкане,

Скулил: теперь хана.

Но все же на экране

Тебя спасла — она!

И вдруг — сама в залоге!

Поведал нам, зудя,

Усатый хмырь, “Итоги”

уныло подводя.

Почто, усатый, мрачен?

Неужто занемог?

“Цифирью семизначной

Аллах подвел итог”.

Брось. Береги здоровье.

Наплюй на барыши.

Еще вы русской крови

Напьетесь от души.

Сам дьявол выжег цену

На русской, на душе.

И только смерть из плена

Нас выкупит уже.

Но в яме, будто в Храме,

О, братья, сдержим стон.

Вкруг нас — не мусульмане,

А бесы всех времен.

И пусть во тьме безверья

Весь мир, блудя, коптит,

Наш дух, восстав в пещере,

Сверкнет, как сталактит!

НАДГРОБНАЯ РЕЧЬ У МОГИЛЫ ДЕПУТАТА ОТ КПРФ

Эдуард Лимонов

Я — кандидат в депутаты, претендую на наследство умершего, потому моя речь — речь заинтересованного лица. Председатель ставропольского колхоза, депутат Госдумы по 52 Георгиевскому одномандатному округу Николай Иванович Манжосов, 1935 года рождения, скоропостижно скончался, мир его праху. Николай Иванович был избран в декабре 1995 года большинством в 87967 голосов. Почему именно он был избран?

Следует сказать, что Георгиевский округ без преувеличения самый горячий округ в России. Достаточно знать, что территория его граничит с Чечней (Курский район), с Дагестаном, с неспокойной Северной Осетией, с Кабардино-Балкарией. Второй по величине город округа — трагически известный на весь мир Буденновск. Можно было бы понять население округа, если бы после убийства заложников в июле, в Буденновске они отдали бы в декабре свои голоса за крутого генерала или представителя жесткой националистической партии или за крутого казачьего атамана. (А таковой атаман был. Савицкий набрал 44 тысячи голосов). Но избиратели предпочли никому не известного пожилого председателя колхоза имени Ленина, Новоселицкого района. Загадка.

Загадка объясняется, если знать, что Манжосов был выдвинут мощной машиной “избирательным объединением КПРФ. КПРФ же выдвинула сейчас на довыборах опять председателя колхоза Мещерина. Он — мой основной соперник. Ему прочат победу.

Манжосов был, очевидно, хороший человек. Однако в Думе и в своем округе ничем особенным себя не зарекомендовал и был невидим. Послушно голосовал вместе со всей огромной фракцией КПРФ по команде лидера. Пусть над свежей могилой, но следует сказать, что личность кандидата, выдвинутого КПРФ, не имеет значения, профессия тоже. Слесарь, токарь, ученый, умеет говорить или не в силах связать двух слов, деловой или малоактивный — население завороженно глядит на четыре буквы КПРФ и голосует автоматически. Дело в том, что с КПРФ связываются в народе надежды, но надежды как бы навыворот, обыкновенно надеются на будущее, в случае же КПРФ надеются на то, что вернется прошлое. Ну не то, что в Георгиевском округе Ставропольского края так уж хотят возвращения Советской власти, но возвращения спокойствия и безопасности времен Советской власти очень хотели бы. Спокойствия и безопасности, а уж потом сносно и вовремя оплачиваемой работы и возвращения социальных льгот, фантастически дешевой квартплаты и коммунальных услуг, пятачка в метро и прочих милых сердцу деталей прошлого.

Избирателя КПРФ можно понять, и я его понимаю. И мне тоже хотелось бы охраняемой той армией и КГБ, и милицией, той советской безопасности, спокойствия и пятачка в метро. Только я в отличие от избирателя КПРФ не вижу у Коммунистической партии Российской Федерации механизма, с помощью которого можно было бы вернуть в прошлое целую страну, Россию.

Программа КПРФ и программа кандидата КПРФ в президенты Зюганова полны восторженных обещаний поэтического, лирического толка вроде “крестьянин станет хозяином на своей земле” или “учитель, врач, инженер, художник, писатель, спортсмен вновь ощутят свою важность в обществе”, “женщина станет спокойно растить детей, она будет уверена в их будущем”, однако в программе отсутствует самое главное. Уточнение. КАК товарищ Зюганов собирается устроить нам все эти прелести. КАК именно сделает, чтобы мы чувствовали спокойствие, безопасность и жили в благополучии. Да, мы знаем, что КПРФ прилагает все усилия для того, чтобы ее депутатов было в Думе все больше. Их и так уже более одной трети. 151 из 450. Однако знаем мы и то, что итог деятельности КПРФ в Думе за четыре года не только нулевой, но и отрицательный. Фракция КПРФ голосовала несколько раз за доверие премьер-министру капиталисту Черномырдину, только что проголосовала за антинародный, капиталистический бюджет, хотя своим весом в 151 депутат могла завалить его. Такое поведение никак нельзя назвать поведением “коммунистов”. Ну никак нельзя, даже со скидкой на то, что нужны якобы кратковременные политические союзы с противником. Якобы во имя будущего. Нас они (вельможи КПРФ, бывшие вельможи КПСС) призывают к терпению. “Вот еще потерпите, увеличим фракцию КПРФ, тогда будем голосовать смелее. Вот потерпите, Зюганов станет президентом…” Однако фракция КПРФ продолжает покорно коллаборировать с врагами (а как еще назвать такого президента и такое правительство), а Зюганов президентом не стал и вряд ли станет в следующие три года.

“Так что же нам делать?” — спрашиваю я вас, избиратели, над могилой депутата КПРФ.

Я не знал Манжосова, наверное, он был хорошим мужиком. И я здесь не говорю, что они плохие, мужики из фракции КПРФ. Я только говорю, что они своей тактикой уступок дошли до того, что полностью перестали быть оппозицией. Почти четыре года, с декабря 1993-го КПРФ обещают нам сон золотой. А в это время сформированы несметные полчища ОМОНов и ОМСДОНов для защиты режима, армию сокращают до карликовых размеров (ВПК совсем остановился), некому защитить Ставропольский край. Согласно военным источникам, мне говорил об этом генерал Рохлин, если чечены захотят, они смогут взять Ставрополье, Краснодарский край и Ростовскую область в несколько недель. Заводы наши и месторождения те, что прибыльны, куплены иностранным и “отечественным” капиталом.

Мы не можем больше ждать, товарищи. Возможно, не желая того, но КПРФ сегодня так же фальшива, как финансовая пирамида “МММ”. Она наобещала гражданам, вы вложили в нее духовные свои капиталы, а КПРФ их бездарно проматывает. Используя честные эмоции избирателей, используя их отвращение к дикому капитализму, КПРФ все поет им сладкие песни о золотом будущем, которого не будет.

Честнее было бы сказать “мы не коммунисты. Мы работаем с режимом, стараясь его улучшить. Даже если мы придем к власти, мы будем работать теми же методами, то есть сменим десять тысяч чиновников в креслах завов. Мы верим, что это принесет определенные результаты”. Тогда бы фракция КПРФ уменьшилась раз в десять, было бы 20-30 депутатов, но обошлось бы без обмана. Избиратели КПРФ ушли бы к настоящим, честным “красным”, ушли бы к красным националистам, ко мне, к моей молодой НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИСТСКОЙ ПАРТИИ, к другим радикалам.

Но КПРФ неспособна на честное самоубийство.

Партия КПРФ молчит и продолжает гнать фальшак. Потому, избиратель, ты сам должен сделать выводы и перестать снабжать своими духовными ресурсами фальшивую оппозиционную, фальшивую коммунистическую партию. Если за четыре года они не сделали ничего для тебя, неужели ты думаешь, сделают на пятый? Нет.

На могиле депутата от КПРФ мне хочется сказать: мир его праху! Хороший был мужик. Но следующим депутатом от Георгиевского округа должен быть другой человек. Не из компании КПРФ. Смелее, краснее, ярче должен быть ваш депутат. Берите меня, я хочу вкалывать. Разве я не доказал свою честность и преданность России? В 1991-1993 годах воевал в сербских войнах, был в Приднестровье. Был под огнем пулеметов у Останкина. Только что был в Казахстане с отрядом моей партии, куда нас позвали кокчетавские казаки для участия в восстании. Оттуда бежали в Таджикистан, в 201-ю дивизию. Был арестован в Севастополе, уголовное дело возбуждено Генпрокурором Украины… Вот какой мой послужной список. Берите меня, мужики, я хочу работать.

КОММУНИСТ ЛИМОНОВ

Александр Дугин

1. “Народ имеет право на восстание”

Когда я увидел Лимонова на оппозиционном митинге в первый раз, мне казалось, что сбывается миф. Над площадью, запруженной людьми с красными флагами и патриотическими лозунгами, после многих правильных, но каких-то казенных, не до конца искренних, или совсем надуто-фальшивых речей боссов, раздался резкий, чуть скрипуче-хриплый голос Эдуарда:

“Народ имеет право на восстание, если его правители предают его. Народ имеет право на неповиновение, если власть уничтожает вверенное ему государство. Народ имеет право на собственную волю, потому что никто и ничто не сможет лишить нас, русских, нашего духа и нашей истории…”

На Лимонова в его кепке, зябко кутающегося в бушлат, с неодобрением смотрели товарищи по грузовичку. Думали — “Хорошо ему — писатель, интеллигент, литератор с мировым именем. Он попризывает к восстанию, а сам шасть за границу”. Но было в голосе Лимонова, в его речи, в его фигуре что-то, что само опровергало неслышное бурчание трусоватых вельможных оппозиционеров. Лимонов говорил то, что думал, что думали вместе с ним тысячи русских оскорбленных, оплеванных, униженных, в раз растоптанных русских душ на той площади.

Не казенный, совершенно искренний, чрезмерно искренний голос. Не понимающий, отказывающийся понимать “условность” происходящего. Как фанатик смотрел в народ и видел народ. Пожимал руки друзьям по борьбе и верил в друзей. Без намека на спесь, пафос, игру кричал как жил, жил как мог, как хотел.

Голос по-настоящему свободного человека. Русского человека. Без хитрых закоулков отступающей души, не способный лукавить. Патологически открытый. Невероятно наивный — такими бывают только идиоты или гении.

“Народ имеет право на восстание”. — В этом резюме жизненного опыта самого Эдуарда. Это он сам имеет право на восстание, на то, чтобы делать собственную судьбу, созидать свой собственный путь. Того же он хочет и для своей страны, своего народа, своего класса — класса русского человека, поднявшегося от провинциального заводского парня до писателя мирового масштаба. Это путь восстания и свободы. Это — путь нации.

Знаменитый писатель Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) никуда не уехал и ничего не приобрел за свою однозначную и полную, безоглядную солидарность с оппозицией. Более того, он пожертвовал всем — славой, вхожестью в мондиалистскую богему, деньгами, грантами, финансовыми перспективами — ведь людей, которые имеют свое собственное мнение, причем противоречащее мнению “цивилизованного” Запада, сейчас терпят не больше, чем диссидентов в советский период.

2. Политика с первых шагов, политика

Лимонов, безусловно, более всего известен как писатель, радикальный писатель-нонконформист. Но в последние годы его имя и у нас в стране и на Западе чаще всего связывается с политической деятельностью. В чем причина этого? Что побудило знаменитейшего человека, не испытывавшего не достатка в славе и популярности, сменить амплуа и вступить в сферу, на первый взгляд столь далекую от его основного вида деятельности?

На самом деле, политика интересовала Лимонова всегда. Уже в первом его романе ясно прослеживается осмысленная и последовательная политическая позиция. Причем ровершенно неординарная для представителей русской эмиграции, которые если и занимались политикой, так только в антисоветском, антикоммунистическом, “право”-либеральном ключе, поменяв одного хозяина на другого, но сохранив привычное раболепие и услужливость. Путь Лимонова с самого начала его эмигрантской жизни вошел в радикальное противоречие с общим настроением этой среды. Если нормой там считалась антисоветчина, Лимонов категорически и даже несколько эпатажно отказывается следовать за большинством и поносить Родину и ее строй. Это отражается в первых эмигрантских статьях, направленных против Сахарова и Солженицына. Он упрекает их во лжи, в иллюзиях относительно Запада, в измене Родине. Неудивительно в этом случае, что Лимонов попадает в Америке на обочину жизни. Он отказывается быть шестеркой там, точно так же как отказывался быть шестеркой здесь. И начинаются мытарства по всем кругам американского буржуазного ада. Вы никогда не задумывались, почему описание Запада — темного, жесткого, первертного, злого, отчужденного, пустынного — у Лимонова так контрастирует с заказной идиллией большинства записных антисоветчиков? Ответ прост — Лимонов пишет правду, не идет на уступки, не ищет премий или наград за предательство. Он уехал от страны, наполненной ложью, но это не значит, что он собирается предавать свой народ и его историю, что он готов служить иной лжи.

Вчитайтесь в текст “Это я — Эдичка” или “Дневника неудачника”, это же приговор “свободному обществу”, разоблачение его мифов, вызов, брошенный сладко диссидентской пасторали, и сама Америка поняла это вполне однозначно — в США книги Лимонова искусственно замалчиваются, игнорируются, считаются “политически некорректными”. Система прекрасно понимает значение брошенного ей вызова.

Не приняв Запад как социальный идеал, Лимонов отказывается и от признания превосходства его политико-экономической системы. Его влечет левая идеология, поэтому путь его лежит в редакции и штаб-квартиры маленьких радикальных экстремистских партий — к коммунистам, анархистам, маоистам, радикалам. Иными словами, и в этом вопросе изначально последовательная и непримиримая оппозиция к буржуазии и рынку, к обществу, целиком основанному на процентном рабстве и ссудном капитале. Едва ли наши люди представляют себе, каким мужеством надо обладать, чтобы прийти на Западе в эти маргинальные, преследуемые, нонконформистские кружки. Особенно в Америке. Там существовал и существует тот же политический тоталитаризм, как и при Советской власти, только с обратным знаком. У нас отрицалось все некоммунистическое или коммунистическое, но не согласное с магистральной линией партии (мы теперь знаем, до чего довела эта магистральная линия прогнившей и предательской, ликвидаторской партии!). На Западе в таком же по сути положении находятся антикапиталистические партии и кружки. Но путь Лимонова именно туда, к ним, к запаху типографской краски на неуклюжих малотиражных революционных листках, призывающих к свержению Системы и упрямо раздаваемых фанатиками-идеалистами тупым сонным безразличным ко всему зомби капитализма.

Итак, в приходе Лимонова в политику нет ничего неожиданного. Он всегда был в политике, всегда откровенно высказывал свои радикальные взгляды, всегда осознавал и подчеркивал свою активную ангажированность социально-политическими вопросами.

Каковы же политические убеждения раннего Лимонова — автора первых знаменитых романов “Это я — Эдичка”, “Дневник неудачника” и т.д.? Отрицание советского бюрократического строя, засилья отчужденных чиновников, с одной стороны, и столь же радикальный отказ от либерально-капиталической модели, от буржуазно-демократических мифов общества, в котором оказался после эмиграции из брежневизма. Третий Путь. Левый, предельно левый путь, близкий к крайнему социализму Ги Дебора или Герберта Маркузе. Иными словами, с самых первых шагов в литературе и публицистике перед нами Лимонов-коммунист, но не казенный, не пиджачный или карьеристский, некомсомольский и не совписовский. Коммунист — реальный и свободный, бескомпромиссный и отказывающийся от полумер, лицемерия, лжи. Коммунист настоящий, не фиктивный, не шутейный, как те, кто в то время хлопал на съездах и всего через пару десятилетий отдавал приказы стрелять по краснознаменным колоннам патриотической оппозиции, состоявшей в большинстве своем из таких, как Лимонов, а не таких, как хрущевско-брежневские выблядки. Но это уже другая история.

3. В оппозиции к диктатуре подонков

В перестройку за Лимонова поначалу схватились “демократы”. Как же — столь свободный стиль изложения, отсутствие самоцензуры, предельный грубый реализм в описании жизни, и наконец, мировая известность писателя делали Эдуарда Лимонова желанным гостем всех “демократических” изданий или передач. Ему стоило лишь поумерить свой пафос, лишь несколько сгладить свои эмоции, и перед ним открывалась баснословная перспектива в перестроечной культурной и политической жизни. Все двери открыты, все кабинеты доступны, все телекамеры направлены как по команде в его сторону. Человек-легенда, писатель, на трудах которого выросло целое поколение советской нонконформной интеллигенции, причем бодрый, полный сил и энергии, не ссохшийся, не постаревший, не превратившийся в ходячий кич типа Солженицына или Буковского. Живой гений, живая легенда. Но что делает этот человек? Отправляется на фронт в Сербию, потом в Приднестровье, потом в Абхазию. Идет к Проханову в “День” и “Советскую Россию” к Чикину. Отдает свой голос, всю свою репутацию, весь свой талант патриотической оппозиции, с которой он связывает отныне свою жизнь и свое творчество. Теперь Лимонов — лидер патриотов, гонимых, преследуемых, избиваемых, подавляемых. Их пример, их архетип, их спикер, их трибун. У российских либералов это вызывает панику, недоумение, шок. “Анфан шери” бросает вызов общественному мнению, разбивает миф о единодушной поддержке западнического курса интеллигенцией, отдает свой голос заклятым врагам “политической корректности”. Вначале этому отказываются верить, пытаются представить все как эпатаж или шутку. Потом, когда становится очевидным, что все предельно серьезно, начинает нарастать злой, вонючий, конформистский вой — тот же самый, который гудел в обыдиотившемся позднем Совдепе, тот же самый, который можно было различить за мнимым безразличием американской и эмигрантской подцензурной критики, тот же самый вой, которым Система, основанная на рабстве и лжи, встречает каждого, кто пишет на своем щите запретные слова свободы и откровенности. Свободы любой ценой. Священное право быть “за” то, что никому не нравится, и “против” того, что нравится всем.

Теперь Лимонов на баррикадах и митингах, в глухой оппозиции, без поддержки, без средств, без наград и поощрений, среди отверженных. На его творческие вечера робко крадется недоумевающий Зюганов — тогда еще политический ноль, поэтому вежливый и внешне вполне приличный. Пожать руку знаменитому писателю, так неожиданно ставшему на сторону патриотов для него честь. Начинается период активной работы в патриотической печати. Выходят замечательные, полные страстного пафоса, разоблачений либеральных мифов книги, публицистики Лимонова — “Исчезновение варваров”, “Убийство часового”, “Дисциплинарный санаторий”.

В 1993-м Лимонов в “Белом доме” рядом с лидерами оппозиции, под пулями собак Системы, в Останкине… Все до конца, без условностей и самопоблажек. За все надо платить, за все слова — отвечать.

Если внимательно вчитываться и в ранние тексты Лимонова, патриотический выбор не будет казаться странным. Он вполне естествен, логичен, последователен. Он всегда был таким, Эдуард Лимонов. За тех, на чьей стороне правда и свобода, за тех, кто в меньшинстве, кто гоним, кто на периферии Общества Спектакля находит в себе силы бросить грязным манекенам Центра вызов.

Говорят, что Лимонов стал “правым”, “националистом”. Это не совсем верно. Уже на Западе, особенно во Франции, Лимонов понял, что между крайними антисистемными силами — как справа, так и слева — не существует фундаментальных неснимаемых противоречий, что их объединяет общая борьба с Системой. Лимонов участвует в газете “Идио Интернасьональ”, которая настаивает на сближении всех радикальных сил и на создании единого Фронта Сопротивления новому мировому порядку. Вместе с ним в одной редколлегии и леваки-коммунисты, и “новые правые”. Возвратившись на Родину, Лимонов встречается в патриотической оппозиции с точно такой же картиной. Коммунисты бок о бок с националистами противостоят западнической капиталистической модели, активно и насильственно навязываемой стране группкой заговорщиков. Лимонов остается красным, но при этом радикальным патриотом.

Никаких поворотов, никаких зигзагов. Прямая траектория.

4. Национал-Большевик

В 1993 году русские как нация и социализм, как политико-экономическая идеология потерпели сокрушительное поражение. Внешне это касалось только оппозиции, но дело обстоит намного страшнее, так как сонная пассивность масс и несомненная эффективность прозападных буржуазных сил запустили такие разрушительные механизмы, весь чудовищный масштаб которых будет осознан позднее. Это была национальная трагедия. Поворотный момент, когда гигантский геополитический национальный механизм был пущен под откос.

С этого момента следует отсчитывать особый период российской истории — период прямой и ничем более не сдерживаемой мондиалистской оккупации. Идеология тех, кто стоит у власти в России, отныне тождественна идеологии ее самых заклятых врагов. Здесь лежит критическая точка в истории оппозиции. Это же было поворотным пунктом и в политической судьбе Эдуарда Лимонова.

Наше поражение 1993 года можно было объяснить и расшифровать по-разному, но почти всем было очевидно, что значительная часть вины ложится на руководство патриотической оппозиции. Случайные, не подготовленные, зачастую ограниченные, чрезмерно тщеславные, сплошь и рядом трусоватые — с узким кругозором и непозволительной наивностью относительно основных механизмов реальной политики — оппозиционные лидеры оказались много ниже брошенного исторического вызова. Обычные патриоты, массы, были куда решительней и активнее, куда радикальнее и смелее, куда ответственней, чем наши вожди. Печальный конец Восстания и расстрел Парламента во многом есть следствие полной неготовности патриотической верхушки к столкновению с силой и мощью диктаторской машины подавления, которая без колебаний и под аплодисменты Запада пошла на самые серьезные кровавые меры, тогда как ораторы оппозиции до последнего, как заведенные, призывали к миру. Даже после крови и потерь в “Останкино”. Это было преступно. То, что последовало потом, было к тому же и подло. Оппозиция рассыпалась, поделилась по блокам, и когда коммунистам и жириновцам удалось попасть в Думу — по трупам павших и не остывшей крови товарищей, допущенные в верха быстро отказались от радикалов, пошли на соглашательство с режимом, удовольствовались ролью карманной оппозиции.

Общее дело было провалено.

Мог ли Лимонов с его темпераментом, с его радикализмом, с его патологической честностью смириться с таким положением дел? Конечно, не мог. И с этого начинается новый этап его политической деятельности. На сей раз он выступает совершенно самостоятельно, создает свою партию — национал-большевистскую.

Ее идеология — развитие и продолжение традиционной для самого Лимонова линии. Социальная справедливость, честность, пассионарность, борьба против отчуждения, чиновничьей лжи, против капитализма и Запада, за великое справедливое Государство. Это логичное продолжение всей его судьбы. Новым здесь является лишь то, что в отчаянии от недееспособности, безответственности, некомпетентности, подчас откровенного предательства патриотических лидеров Лимонов решил пойти своим собственным путем, взять на себя сложнейшее дело — построить все с нуля, собрать наиболее последовательные, динамичные, свежие и решительные силы для борьбы с врагом — все с тем же врагом, с которым он никогда и не переставал сражаться. Если и раньше на его голову сыпались проклятия либералов, то создание своей партии вызвало бурю негодования. Вначале это было встречено насмешками, потом по мере роста и успехов новой организации тон сменился на неприкрытую ненависть. “Фашизм” было самым мягким из определений.

Лимонов строит партию, ориентированную в первую очередь на молодежь, а это значит, что он опасен не только в настоящем, но и в будущем.

Вместе с тем много недоброжелателей появилось у него и в самой оппозиции, которая либо пошла на сотрудничество с режимом, либо разделилась на множество мелких и не состоятельных сект, либо увлеклась поддельными вождями, выдвинутыми и финансируемыми либералами для контроля и разложения оппозиционного лагеря. Для всех этих заблудившихся или сознательно предавшихся разложению групп — Лимонов как постоянный укор, как обличение, как разоблачение. Он — как демаркационная линия, отделяющая подлинное от фиктивного, искреннее от поддельного, “новое” от “старого”.

Лимонов стал знаковой фигурой “новой оппозиции”, динамичной, авангардной, модернистической, но в то же время верной основным базовым идеалам — Социальной Справедливости и Русской Нации. Система подавления не дремлет.

За “подстрекательство к вооруженному восстанию за присоединение Крыма к России” против Лимонова возбуждается Генпрокураторой Украины уголовное дело. В то же время он неоднократно арестовывается службой Безпеки и, в конце концов, высылается с этой бывшей советской территории. Он становится “врагом украинского народа”. А его престарелые родители живут там — в этом оголтело русофобском, искусственном, мондиалистском государстве. Каково им? Теперь въезд на Украину патриоту Лимонову закрыт. Но и в самой Москве дела обстоят не лучше. За его жесткую позицию по чеченскому вопросу возбуждается уголовное дело. В вину Лимонову ставится “оскорбление национального достоинства чеченского, хорватского и эстонского народов”. Верх цинизма со стороны власти, которая сама и развязала чудовищный и бессмысленный геноцид в Чечне. Они убивали чеченцев и клали штабелями русских ребят, а судить собирались писателя и публициста, осмелившегося всецело поддержать своих против врагов. Понимая, что это судилище будет отвратительным гротеском, власть решает прекратить уголовное дело. Но в тот же день, когда Лимонову сообщают о его прекращении, на него совершено жестокое разбойное нападение. Политический теракт. В результате непоправимая травма зрения. Система дает понять — “юридически преследовать за такие идеи невозможно, но вот иного рода предупреждение”.

Спустя полгода штаб-квартиру газеты “Лимонка” и национал-большевистской партии взрывают. Новое предупреждение. Возможно, последнее… Но можно ли его запугать, заставить отказаться от своих убеждений, от своей борьбы, от своих идеалов? Он пронес принципы свободы и честности сквозь сложнейшие витки индивидуальной, литературной, политической судьбы. Он всегда знал, на что шел. Коммунист Лимонов. Настоящий человек. Кроваво-красный кумач его флага, его партии, его пути. Пути русского самурая.

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ СУПЕРМЕНА

Эдуард Лимонов

— Ну что? — спросил отец презрительно. Он отошел к окну, отодвинул рукой грязную занавеску и взглянул на темную улицу. Только надпись “Diskos”, все же узнаваемая, хотя и зеркально перевернутая в стекле, освещала улицу кровавым светом.

— Вот где ты приземлился… — презрительно констатировал отец, задернул занавеску и повернулся к Генриху. Он был одет в двубортную офицерскую шинель со множеством пуговиц, талию его стягивал полковничий ремень, портупея была пропущена под золотым погоном, справа на боку висел отцовский “ТТ” в кобуре, слева — на коротких помочах полковничий кортик. Парадная форма. Отец выглядел очень красивым, воинственным и серьезным. Генрих полюбовался своим отцом и впервые пожалел, что он, Генрих, никогда не будет так выглядеть. Странным в наряде отца была только шапка — шапка была розовая и светилась изнутри, излучая бледно-розовый свет в квартиру Генриха.

— Бежал-бежал, — сказал отец, скрестив руки на груди и укоризненно глядя на Генриха, лежащего в спальне, — дверь в спальню была открыта… — и так никуда от себя не убежал. Ты помнишь, это тебе говорила мать когда-то, ты первый раз убежал тогда из дома: “От себя, сынок, не убежишь”. Прошло тридцать лет, теперь ты знаешь, что мать была права.

Отец замолчал и подошел к железному остову шоффажа, откуда на него мелко-мелко мигала ярко-красная кнопка, шоффаж набирался ночью с помощью уцененного ночного электричества, чтобы днем обогреть средневековую квартиру Генриха Блудного сына.

— Что это за сооружение? — спросил отец брезгливо и протянул руку к печке.

— Электрическая печь, — заискивающе сказал Генрих. — Внутри дюжина специальных кирпичей с вделанными в них спиралями. Аккумулируют тепло, а потом днем тепло выгоняется из печи с помощью вентилятора.

— Фу, — брезгливо сказал отец. — Что же, у них нет центрального отопления?

— Нет, — сказал Генрих. — Все отапливаются, кто как может. Даже керосином. В богатых домах, впрочем, все выглядит куда цивилизованнее.

— Ты постарел, — сказал отец, вглядевшись в Генриха. — Полно седых волос… Впрочем, не очень постарел, не облысел, как я. У тебя волосы, как у твоей матери. Неужели тебе уже 45? Постарел, — повторил отец и положил руки на шоффаж. — Холодно у тебя, — сказал он озабоченно.

— Дом потому что старый, средневековый, — оправдательно промямлил Генрих и сел в постели. — Пап… — начал он и остановился.

— Что? — спросил отец и потер руку об руку. — Холодно, холодно у тебя, — повторил отец странным голосом, словно боялся сказать что-нибудь другое. — Холодно в квартире блудного сына, — произнес он. — Где твоя жена? — спросил он…

— Ты же знаешь… — запнулся Генрих.

— Где твои дети? — продолжал отец. — Где твой очаг? Где мы — твои отец и мать? Где твой стол и твоя семья? — Отец замолчал. — Один ты… Тебе не страшно? — вдруг спросил он Генриха.

— Страшно, пап… — признался Генрих. Розовая шапка отца вдруг пролила в квартиру еще больше света. Знакомой переваливающейся походкой прошелся отец по комнате, спустился по двум деревянным ступенькам в living-room*, постоял там, оттуда слабо светила его шапка. Вернулся, сапоги крепко стукнули о дерево ступенек.

— Пап, почему ты в шапке? — спросил Генрих. — Ведь вы еще не перешли на зимнюю форму. Только после октябрьских ведь…

— Помнишь, — сказал отец удивленно. — Я думал, ты все забыл… — И, не отвечая на вопрос Генриха, вдруг сам спросил его саркастически: — Ну что, сынку, помогли тебе твоя ляхи? — И встал опять у окна, расставив ноги в армейских сапогах, от начищенных от них исходили блики, а руки отец скрестил за спиной…

— Не имеешь права, — сказал тихо Генрих. — Я никого не продал, я сам по себе. И это моя жизнь…

— Не продал… не продал… — задумчиво сказал отец. — Себя, может быть, продал? — полувопросительно сказал он. — Может быть, себя… — и замолчал.

— Пап, как ужасно, — сказал Генрих тихо, — у нас никогда не было времени сесть и поговорить, и понять, может быть, друг друга… Мы так никогда и не поговорили. Я даже недавно подумал, что совсем не знал тебя, кто ты, что ты за человек. То я был маленький, и ты всегда был на войне, потом на службе или в командировках… или в штабе.

— Да, — сказал отец глухо, — ты прав, времени у нас было немного…

— Потом я был занят — первые девочки, первые хулиганства… потом мы так ругались, я убегал из дома, ты меня выгонял из дома…

— Может быть, в другом рождении, — глухо сказал отец. — Поговорим…

— А вдруг мы не узнаем друг друга, — прошептал Генрих. — Мы уже не будем отец и блудный сын, может быть, у нас будут иные роли.

— Нужно будет внимательно присматриваться в другом рождении, — так же глухо сказал отец. — Смотри в оба, — и усмехнулся нерадостно.

— Ты знаешь, пап, я ведь тебя люблю, — и затих, стараясь не расплакаться, Генрих Супермен не имел права плакать. — И всегда любил. Это ничего, что мы разные… И у меня твоя походка. И упрямый я, как ты.

— Ладно, чего там, — сказал отец, и, сунув руку в карман шинели, вынул знакомый Генриху клетчатый платок, большой отцовский носовой платок, высморкался в него… Потом сказал: — И я тебя люблю. И мать тебя любит. Пусть блудный сын, но сын, родной. — И опять высморкался. — Плоть от плоти, кровь от крови…

— Я думал — это нонсенс, кровь от крови, — тихо сказал Генрих.

— Баб бы лучше вспомнил, — сказал отец. — Вон в войну орали над убитыми: “Кровиночка ты моя, сокол ясный…” А ты сомневаешься. Дурак еще ты, — сказал отец.

— Я суп ем, — вдруг объявил Генрих. — Как мать велела. Чтоб язвы не было.

— Хоть в этом мать слушаешь, — усмехнулся отец. — Хоть это усвоил…

Отец опять в молчании прошелся по прихожей, она же обеденная комната Генриха Блудного сына, опять сошел в ливинг-рум, постоял там тихо, как бы запоминая, и вернулся.

— Что ж живешь-то один, грустно небось… Жизнь-то уходит. — Отец помолчал. — Жену бы завел, детей нарожал, хоть чуть бы человеческого счастья сподобился, хватит уж эксперименты над своей жизнью устраивать…

— Может, и заведу, — сказал Генрих неожиданно для себя. — Есть у меня одна… — Он запнулся, потому что не знал, как назвать Алиску, то ли девушкой, ну уж не женщиной же… и остановился на девушке. — Одна девушка. Молодая только очень. Шестнадцать ей лет только, — прибавил он Алиске полгода…

— Ничего, что молодая, — сказал отец. — Лишь бы хорошая была. Я на твоей матери когда женился, ей восемнадцать всего было. А в девятнадцать лет уже ты у нас появился. К сожалению, больше детей иметь ей врачи не позволили. Молодая даже хорошо, — повторил отец. — Когда девушка молодая, то жить с ней весело… Русская? — спросил отец.

— Нет, англичанка.

— Рыжая небось? — усмехнулся отец. — У меня была одна, когда в Берлине служил, из английской зоны, докторша. Та была рыжая. Мать твоя, конечно, никогда не узнала. — Отец хмыкнул.

— У меня — желто-зеленая, — почти весело сказал Генрих.

— Сумасшедший, как всегда, — хмыкнул отец. — Неисправим. Но в голосе его уже не звучали ни презрение, ни осуждение. — Пора мне, — сказал отец. — Помни, на всякий случай, что ты — сын русского офицера, что у тебя были родители и была твоя страна. Ты не человек ниоткуда. Может быть, тебе это пригодится… Если уж совсем плохо станет.

— Да, пап, буду помнить.

Отец поднял руку и снял шапку. Через мгновение в прихожей уже никого не было. Только все так же отражалось в стекле выведенное кровью “Diskos”.

ЕЩЕ РАЗ ОБ ИТОГАХ "ПИРАМИДЫ"

Ольга Овчаренко

“Пирамиду” Леонова не успели прочитать. Время чтения куда-то рухнуло вместе с великой Державой.

Сегодня не были бы прочитаны ни “Война и мир”, ни “Мертвые души”. Так же, как оказались непрочитанными “Красное колесо” Солженицына и “Кануны” Белова.

С “Пирамидой” можно спорить, ее можно отвергать, но на таком же глубоком метафизическом уровне. Леоновской концепции мира можно противопоставлять иную, но кому сегодня это под силу?

Пока же нам надо отдать должное подвигу писателя. И бережно собирать крупицы его наследия.

Пройдут тягостные годы, и вновь не милорда глупого, а Белинского и Гоголя, Леонова и Шолохова будут читать благодарные россияне.

Дай-то Бог! А пока мы предлагаем статью верного помощника Леонида Леонова редактора его “Пирамиды” Ольги Овчаренко и фрагменты из неопубликованных вариантов романа.

С АВГУСТА 1992 ПО АВГУСТ 1994 ГОДА я работала с Леонидом Максимовичем Леоновым в качестве последнего редактора его романа “Пирамида”. Не спешила и не спешу с публикацией своих воспоминаний, ибо считаю, что Л.М.Леонов как художник и мыслитель намного опережал уровень постперестроечного общества, и боюсь, что не смогу донести до современного читателя всей глубины раздумий, возможно, последнего гения русской литературы над судьбами своего Отечества и мировой цивилизации.

Однако появление в печати некоторых воспоминаний и статей о Л.М.Леонове, в частности, опубликованной во 2-м номере журнала “Наш современник” за текущий год статьи С.И.Шуртакова (Шуртаков С.И.Подводя итоги. — Наш современник, 1997, N 2. — С. 152-160), заставляет меня взяться за перо, чтобы дать более полное представление о замысле “Пирамиды” и особенностях работы над нею ее автора.

Видимо, это тем более необходимо, что в свое время, когда решался вопрос об издании “Пирамиды”, не надеявшийся свести воедино все ее варианты автор предложил опубликовать роман в виде отдельных, хотя и многочисленных фрагментов. Вместо стыковки их между собой писатель предполагал дать комментарии редактора некоторые эпизоды не должны были прописываться полностью — им надлежало следовать в конспективном изложении, причем не автора, а опять же редактора.

После знакомства с текстом “Пирамиды”, представленным мне моими предшественниками-редакторами, я пришла к выводу, что есть возможность состыковать между собою все эпизоды романа, не нарушая целостности авторской речи и не перемежая ее стилистически чужеродной речью редактора, которого сам Леонид Максимович, в стремлении во что бы то ни стало опубликовать роман и не веря в возможности более или менее естественной стыковки его эпизодов, готов был вознести до звания соавтора.

В результате очень серьезной двухлетней работы стыковку удалось благополучно завершить. Я относилась к “Пирамиде”, как к сакральному тексту: ни одно слово, ни одна буква не были сокращены без разрешения Леонида Максимовича, поэтому бывает очень обидно слышать, как некоторые “вспоминатели” заявляют, что в ранних редакциях “Пирамиды” что-то было лучше, чем в поздних, намекая, что в этом есть доля редакторской вины. Выбор вариантов для публикации осуществлялся самим писателем. Может быть, этот подход не всегда шел на пользу роману, так как из-за болезни глаз Леонид Максимович не мог увидеть романа в его целостности. Но Леонов сознательно шел на то, чтобы ввести читателя в свою творческую лабораторию и показать некоторые эпизоды романа как бы в различном освещении.

Когда я вспоминаю о стиле работы Л.М.Леонова, у меня иногда возникает ощущение, что я успела вскочить в последний вагон уходящего поезда, в том смысле, что увидела то, что вряд ли увидят грядущие поколения. На моих глазах все основные сцены романа (условно называемые нами космогонией, но практически под этим понималось не только происхождение и грядущие судьбы вселенной, но и спор Бога и дьявола при создании человека и условия их примирения, появление на Земле ангела Дымкова и его постепенное очеловечивание, еретические элементы в мышлении о. Матвея и т.п.) были по многу раз переписаны. Леонид Максимович старался отделать каждое слово. Очень часто он просил меня посмотреть интересующие его слова в словарях. Мы пользовались словарем Даля, словарями синонимов и антонимов, словарем иностранных слов энциклопедией Брокгауза и Евфрона, словарем Лярусс — все эти книги были у писателя под рукой. Но часто я отправлялась в Ленинку и Иностранку, чтобы поработать, по указанию Леонида Максимовича, с другой справочной и научной литературой. Леонов обычно очень доброжелательно отзывался об авторах словарей (“Хороший словарь синонимов написала Александрова!”), но я не помню ни одного случая, когда бы ему пришлось воспользоваться плодами их трудов. Нужное слово Леонид Максимович всегда находил сам, причем часто бывало, что на его поиски уходило несколько часов.

Когда у писателя еще было хорошее зрение, он с готовностью переписывал различные фрагменты своих произведений, потом же этим занялись редакторы, а он приговаривал: “Глаз — барин, рука — труженица”. Это означало, что при чтении самому взыскательному художнику может показаться, что та или иная страница написана хорошо, а при переписке он всегда найдет возможность еще что-то улучшить.

Первым эпизодом, над которым я работала с Л.М.Леоновым, были так называемые “ереси Матвея” (в I-м выпуске “Нашего современника” это страницы 35-36). Бывало, приду домой после нескольких часов диктовки, немного отдохну и начинаю перепечатывать продиктованное. Радуюсь, если вижу возможность состыковать его с уже отработанным текстом. Только допечатаю (процесс этот не занимал много времени, ибо за 2-3 часа Леонид Максимович мог надиктовать 3-4 предложения), намечу место вставки в романе, как звонит Леонид Максимович и просит все переделать. Первое время, пока не привыкла, я очень тяжело переживала эти непрестанные переделки, так как, во-первых, мне иногда казалось, что роман не всегда становился от этого лучше, а во-вторых, мне было стыдно перед издательством, ибо зимой 1992-1993 гг. Леонид Максимович договорился с издательством “Голос” о публикации “Пирамиды”, и я боялась, что при столь долговременной работе над каждым словом, не успею подготовить рукопись в печать.

Веселее пошла работа над второй выпавшей на мою долю сцене из романа. Это была глава II-я части I-й — автор романа в Институте у Шатаницкого. Я сама была тогда докторантом Института мировой литературы РАН, а Леонид Максимович был оформлен там главным научным сотрудником отдела новейшей русской литературы. Будучи академиком, а главное — выдающимся психологом, ибо Грацианский был написан задолго до избрания Леонова в Академию наук, Леонид Максимович очень хорошо знал академическую среду, и в описании “Института прикладных, проблемных и прелиминарных систематик” отразились впечатления писателя от трудов и дней нашего ИМЛИ. “Изучаете там литературу Зимбабве, — с ворчливой иронией говорил он, нарочно делая ударение в слове Зимбабве на последнем слоге, — а моим творчеством заняться некому”. Я пыталась его утешить, говоря, что для изучения литературы Зимбабве требуются не те качества, что для его творчества, но в словах Леонида Максимовича звучала неподдельная обида.

В образе же корифея всех наук Шатаницкого и его “школки” — диссертанта Откуси, мастеровитого корейца Пхе и прочих бесенят (когда-то их описание составляло целую главу, ужатую впоследствии до нескольких абзацев, разбросанных по разным фрагментам романа) — отразились черты одного широко известного петербургского академика-филолога, которого некоторые демократы пытались объявить “совестью русского народа”.

Хочу сказать, что и после публикации романа в “Нашем современнике” и издательстве “Голос” Леонов не переставал над ним работать. Диктовка продолжалась даже в больнице, где в мае-июне 1994 г. писатель проходил тяжелейшее химиотерапевтическое лечение. Помню, как-то прихожу туда и застаю у Леонида Максимовича члена редколлегии “Нашего современника” медика Льва Лукича Хунданова и директора одного из физических институтов Лупичева, и Леонид Максимович пытается диктовать им один из вариантов “ересей Матвея” — его размышление о том, зачем Богу понадобились люди. Я же в тот майский день записала вставку к IV-й главе I-й части, посвященную Сергуньке, племяннику ставшего безработным дьякона Никона Аблаева. Осиротевший Сергунька — сын сестры Никона монахини Таисии, отправленный в сталинский лагерь и претерпевший групповое насилие урок. Мальчик был вынужден петь в электричках жалобные песни, прося тем самым милостыню:

Горько плачу и страдаю,

Помогите, братцы, мне,

Потому что шкандыбаю

На поломатой ноге.

Лишь успел я повенчаться,

Как жену украл другой.

Как же мне за ним угнаться

С поломатою ногой?

После такого опыта работы с писателем мне очень обидно, что роман оказался окруженным молчанием “демократической” критики. Поэтому я с удовольствием отметила для себя, что в преамбуле своей упоминавшейся статьи С.И.Шуртаков воздает должное роману как итоговому для творчества Л.М.Леонова, а отчасти и для всего ХХ столетия. Справедлива и мысль С.И.Шуртакова о том, что “Пирамиду” надлежит считать романом-предупреждением, обращенным писателем к погибающему человечеству. Отрадно, что автор статьи относится к творчеству Л.М.Леонова с пиететом и считает “Пирамиду” “нетленным памятником и самому писателю, и времени, в котором он жил и творил”.

Тем не менее, многое в статье С.И.Шуртакова вызвало мое несогласие и недоумение. Так, например, он обвиняет роман Л.М.Леонова в наличии многочисленных “вариантов и вариаций генеральной темы… вторая, третья, или пятая вариации оставляют досадное ощущение повтора. Вариации бывают хороши в музыке. В литературе же (если это не сознательный художественный прием) они неизбежно загромождают, замедляют действие и вызывают у читателя не самые добрые эмоции”.

На это надо возразить, что, во-первых, такие замечания не должны оставаться голословными. Если бы С.И.Шуртаков привел конкретный пример этих самых вариаций, то не исключено, что можно было бы растолковать ему их место в авторском замысле. Во-вторых, действительно, некоторое количество вариаций могло сохраниться в романе благодаря тому методу работы, о котором я рассказала в начале своего письма. Я хотела, чтобы ни одна интересная мысль писателя не пропала для потомства, поэтому некоторые эпизоды компоновались мною из различных вариантов. Впрочем, все стыки, как я уже говорила, были согласованы мною с Леонидом Максимовичем, а он был безжалостен к себе как раз в смысле сокращений, а не повторов. Вопреки моим и П.Ф.Алешкина просьбам из романа была удалена прекрасно написанная глава “Сочельник у Лоскутовых” (эпизод сватовства Никанора к Дуне). Буквально накануне отправки рукописи в набор Леонид Максимович удалил из романа прекрасное философское размышление “Взорвать мир”, которое только за время моего сотрудничества с писателем переписывалось не менее двадцати раз.

В-третьих, вариативность некоторых сцен, показ героев или эпизодов с различных точек зрения — это действительно прием, давно известный русской и мировой литературе. Часто прибегал к нему и Л.М.Леонов. Так, в романе “Вор”, описав очень важный разговор Бекшина с Пчховым, автор говорит: “Так вот, всего этого разговора, в отчаянии придуманного Фирсовым в оправдание своего героя, в действительности не было” .

В-четвертых, и это, наверное, самое важное, роман-наваждение вряд ли можно судить по законам реализма, по крайней мере критического с обязательной социальной или психологической мотивировкой всех его элементов. Л.М.Леонов считал, что все его творчество можно определить словами Достоевского: “Я ужасно люблю реализм, так сказать, доходящий до фантастического”. Представляется, что Л.М.Леонов очень близок в “Пирамиде” к так называемому магическому реализму, только опирается этот магический реализм не на мифологическое мышление, как в литературах Латинской Америки и Африки, а на духовное наследие всей европейской цивилизации. Впрочем, этот вопрос, безусловно, подлежит серьезному исследованию.

Изображение России в романе “Пирамиды” С.И.Шуртаков полагает “бедноватым в смысле представительства” (он считает, что Россию у Леонова олицетворяют отец Матвей Лоскутов с семьей, “идеолог, ведающий агитпропом” Скуднов, Шатаницкий, Сорокин, циркач Дюрсо и его дочь Юлия.)

Хочу уточнить, что духовным руководителем большевистской России Леонов считал не Скуднова, а Шатаницкого. Революция и гражданская война в России рассматривались им как результат страшного заговора сатанинских сил, понимающих, что вслед за разрушением России последует “самовозгорание человечины” и гибель всего мира. Комиссар Тимофей Скуднов показан писателем как человек, обманутый сатанинским заговором, слишком поздно осознавший этот обман и, несмотря ни на что, сохранивший в душе высокую духовность и любовь к Родине. Именно это приводит его в день взрыва собора в дом отца Матвея и именно эти чувства обрекают его на гибель в исповедающем “пролетарский интернационализм” обществе. И здесь его судьба как бы параллельна судьбе Вадима Лоскутова.

Что касается изображения России, то над этой задачей Л.М.Леонов бился всю жизнь. Он, например, не во всем принимал образ России, восходящий к Нестерову и Есенину, считая, что революция показала хрупкость созданного ими мира. Писатель показал, что русский человек порой вынужден скрывать свой природный ум и любовь к Родине под маской простодушной хитрецы, как встреченный о. Матвеем в скитаниях “карусельный директор”, что внешняя хрупкость и религиозность сочетаются в нем с жертвенностью, бессребреничеством и печалованием обо всем человечестве (как у Дунюшки Лоскутовой), что русский человек прежде всего правдоискатель, как о. Матвей, Никанор, Вадим и горбун Алеша, что для него главное — это жизнь по совести (горбун Алеша, дьякон Никон Аблаев) и с Богом в душе (безымянная женщина, преклонившая колени перед взрываемым собором мать Алеши). Все эти люди безоглядно любят Родину и являются олицетворением Святой Руси. Поэтому я не могу согласиться, что в романе не показано, как мог Советский Союз “выстоять в грядущей войне”, ибо основой этой стойкости как раз и был русский характер.

Что касается Сорокина, Юлии и Дюрсо, то они олицетворяют собой антирусское начало, хотя художественное разоблачение их выписано не плакатно, а филигранно. Юлия (в первых вариантах романа Лия) Бамбалски духовно противостоит Дуне Лоскутовой. Если Дуня (мне она почему-то представляется с лицом нестеровского отрока Варфоломея, которого художник, как известно, писал с тяжело переболевшей крестьянской девочки) мечтает спасти все человечество, то одержимая династической гордыней Юлия жаждет родить от ангела исполина, хотя из Библии знает, что подобные исполины когда-то опустошили всю землю, и Бог был вынужден покарать ее всемирным потопом.

Писатель хотел показать и творческую ограниченность режиссера Сорокина, не сумевшего оценить столь по-разному незаурядных женщин, как Дуня и Юлия, и прошедший мимо них в своем творчестве.

Полную дегенеративность инородческого, сатанинского начала в жизни России воплощает собой папаша Дюрсо, решивший ангела, от которого Сталин и Дуня ожидают по-разному понимаемого чудодейственного вмешательства в судьбу России, а следовательно — и всего человечества, приспособить к деланию денег в цирке. Так что думается, что основные противоречия русской жизни 30-х годов отражены в “Пирамиде” довольно верно.

Однако главным обвинением С.И.Шуртакова в адрес Л.М.Леонова является “анафема советскому строю”, проявлением которой надо считать “огромный монолог Сталина”. Критик в очередной раз упрекает автора “Пирамиды” за отсутствие “правдивого представления о жизни тех лет”, что, по его мнению, тем более нехорошо, что он-то как раз не так уж и много “натерпелся” от Советской власти”. Хочу сказать, что, как по врожденной скромности вскользь обронил Л.М.Леонов в начале романа “Пирамида”, он стал складываться “осенью предвоенного года”, когда писатель и его родные “неделю спали не раздеваясь” в связи с неприятностями с его пьесой “Метель”. Уже будучи на краю могилы, в письме в газету “Завтра” Леонид Максимович пообещал рассказать, в какой страшной обстановке создавалась его статья о Сталине “Слово о первом депутате”.

Своего обещания он выполнить не успел, однако характерно, что у Леонова нет ни одного художественного произведения, восхваляющего Сталина. Из чего, впрочем, совсем не следует, что в “Пирамиде” Сталин “изображен не столь в ипостаси руководителя огромного государства, сколько в роли набившего руку в своем злодейском деле энкаведешника. И только”.

Леонов воздавал должное государственному уму Сталина, отмечал его роль в собирании русских земель после разбазаривания их Лениным. Незадолго до смерти писателя мне довелось обсуждать с ним вопрос о кадровых переменах в Красной Армии накануне войны, и мы пришли к выводу, что именно благодаря им Г.К.Жуков — полководец, которого Леонид Максимович считал конгениальным Суворову и Кутузову, — смог фактически стать во главе армии и спасти Россию.

Масштабность личности Сталина ощущается и в “Пирамиде”: не случайно Л.М.Леонов изображает его ночную беседу с Иваном Грозным в Архангельском соборе и заставляет Сталина произнести обширный монолог, обращенный к Дымкову. Конечно, если судить роман по канонам критического реализма, то надо признать, что исторический Сталин не мог выступить со столь длительным спичем. Но роман-наваждение — это вовсе не то же самое, что роман-хроника. Впрочем, Леонид Максимович в принципе хотел доработать образ Сталина и все ждал к себе критика М.П.Лобанова, обещая учесть все его замечания по эпизоду Сталина и Дымкова. К сожалению, не дождался.

В связи с обращением Сталина в критические моменты нашей истории к русской идее Леонид Максимович на закате жизни хотел сделать его образ несколько более человечным, но не успел.

Тем не менее Леонов не отказался от своего иска к социализму, ибо последовавшее за его крахом разрушение священной для сердца писателя единой и неделимой России было обусловлено, по его мнению, такими изначальными особенностями этого строя, как атеизм, влекущий за собою безнравственность и бездуховность, примитивно понятая идея равенства (Леонид Максимович часто говорил, что сама природа создает людей не равными по своим способностям), из-за которой было разрушено деление общества на сословия, в каждом из которых была своя элита, и тоталитаризм с его мелочной регламентацией и нивелировкой мыслей и чувств людей вплоть до полного исчезновения блестинки интеллигентности в их глазах. Леонов считал социализм явлением, совершенно противоположным русской национальной традиции.

Моя статья продиктована стремлением как можно полнее донести до читателя послание, обращенное Леоновым к человечеству. И если мне удалось хотя бы немного способствовать этому, я буду считать, что мой долг перед памятью Леонида Максимовича хотя бы отчасти выполнен.

ПИРАМИДА ( из неопубликованных фрагментов романа )

Леонид Леонов

Песня попадьи об арестованном сыне Вадиме Лоскутове

… Младшие в те часы находились на занятиях, мужчинам же по субботнему распорядку надлежало быть в бане — представлялась возможность без риска ознакомиться с лоскутовской тайной, правда — не с тою, за которой гнался.

Мелодия была незатейливая, и, наверно, матушке потребовалось много раз обкатать стишок в памяти, чтобы так складно сложились слова. Вещим холодком опахнула меня та простоволосая песенка. Малость причесав ее, как умел, я привычною прозой восполнил недослышанное:

Чуть стемнеет в окне

По скончании дня,

Так и чудится мне -

Кто-то кличет меня.

Выхожу на порог,

А в сенях мой сынок -

Рваный, зыбкий, седой,

Как туман над водой.

Потянулась к нему:

“Дай тебя обниму!”

Он ответил тотчас:

“Не касайтеся нас”.

“Сколько горя и слез

Ты нам, сирым, принес!”

И в ответ мне опять:

“Не брани меня, мать”.

Говорю, материнскую боль затая:

“Почему ты внушаешь мне страх?

И улыбка твоя,

Как замок на устах?”

Вроде издалека,

А откуда — молчок.

Вдруг подул холодок,

И не стало сынка.

И не хлопнула дверь.

Кем же стал ты теперь:

Ни бранить, ни понять,

Ни руками обнять…

Наверно, разгадка таилась в недослушанной строфе, но боязно стало упустить драгоценную минуту. Шикая на ступеньки, поднялся я на скрипучее крыльцо.

Взорвать мир…

При выходе на улицу мы с Шаминым сразу договорились о времени и месте предстоящих встреч. Кстати, оказалось, что к концу месяца ихний сосед по домику со ставнями, бывший дьякон, переселяется от российской действительности в тихий уголок где-то под Тюменью. Тогда одна из двух, ближайшая к сеням комнатушка его, вполне сгодилась бы нам для бесед на интересующую тему. Заодно попутчик мой справился насчет первых моих впечатлений от Шатаницкого, но я под предлогом слишком малого времени для оценки столь сложной личности ответил встречным вопросом: какую именно собирается тот подкинуть людям каверзную диковинку. Оказалось, речь шла о невесомой умственной игрушке, универсально пригодной для самых разнообразных целей, — доставить подростку заманчивые приключения взрослых, расширить кругозор скептика, рассеять железнодорожную скуку командировочных, а мудрецу — проверить возможность таких равноправных, но взаимоисключающих друг дружку систем мышления о мире, как свобода воли и предопределенность всех сущностей в их безначальном чередовании причин и следствий. Практически трудность головоломки заключалась в том, чтобы в дольку микросекунды, втиснувшись в промежуток между ними, совместить обе версии в едином сознательном акте вроде как, например, из двух одинаковых табуреток сесть на смежную с предназначенной вам для сиденья или просто мигнуть не тем глазом, каким следовало. Тогда произойдет нечто наблюдаемое в опыте с так называемой батавской слезкой: самая малость расплавленного стекла, брошенная в ледяную воду, мгновенно застынет в виде капли, вещество которой из-за неравномерного охлаждения от поверхности к центру становится настолько напряженным, что стоит у ней хвостик отломить, с треском разлетится в клочья.

По прямой аналогии то же самое произойдет и со вселенной, которая, некогда клубком огненных молний ворвавшись в первозданную пустоту с температурой абсолютного нуля, должна была навечно приобрести такую же девственную хрупкость, так что малейшее вмешательство в ее структурное единство трагически отразится на ее судьбе и тогда люди смогут натурально и вскоре ознакомиться со своим финальным апофеозом, открывшимся четвертому евангелисту в пророческом мираже патмосского заката.

С приближением нового космического цикла богословская схоластика о провиденциальном некогда небесном расколе упрощается до старинного сказа о двух художниках, один из коих — щедрый и благодатный творец всему на свете с солнцем во главе, и с тех пор другой, функционально бесплодный и знаменитый, лишь по настальгической гордыне о прежней светлой знатности своей завистник его тщетно пытается погасить его главное творенье, чтобы хоть во мраке хаоса по отсутствию заслуг сравняться со всеблагим, безгневным и мнимым противником своим.

Видимо, Шамин знал наперед, что сейчасный наш разговор неминуемо войдет в мое сочиненье, и как только оно с портретом задумчивого автора на обложке разбежится по всем континентам, то многие жители соблазнятся батавским способом безнаказанно испытать свои возможности на таком прочном силомере, как окружающая нас бесконечность. Я выразил резонное сомненье, найдется ли игрок затеять опасную игру, где призом будет гарантия, что он сам не успеет осознать вред куренья табаку над пороховой бочкой… да и вряд ли сам владыка преисподней решится сгубить уютную планету, где у него и сытная должность, и безграничная власть над людьми, чьими руками и выполняются все его коварные авантюры. По словам спутника моего, неминуемый ожидающий нас впереди огненный апофеоз человечества будет всего лишь нормальной эволюционной вспышкой вселенной, которая, с разлету пробившись сквозь нулевую фазу времени и физического бытия, а тем самым и вывернувшись наизнанку, уже с обратным знаком вольется в очередную вечность. Но важнее, что тот ужасающий космический катаклизм явится лишь праздничным фейерверком всех бессмертных духов в связи с переносом столицы мирозданья в иное, еще не открытое математическое пространство — вместе с людьми, которые уцелеют с повышеньем в бесплотных призраков. Естественно, что после бегства богов на новоселье опустелые храмы превратятся в зияющие вакансии для участившихся теперь пришельцев невесть откуда и зачем.

И тот, кто сумел бы вписаться в одну из них, поскромнее, под видом нечистой силы, приобрел бы надежную маскировочную легенду для лазутчика из загадочных чужедальных краев, что и вдохновило Шамина по прочтении бубниловского памфлета заподозрить в и без того засекреченном директоре опытного диверсанта с ближайшей галактики.

Рассказ Вадима Никанору накануне своего ареста

… А происходило меж ними, как выясняется, непримиримое прение о заветной шкатунке бытия народного, а именно — что за вещь такая вдохновительная на знаменитые подвиги в ней сохранена. Главное, ключик от нее матушкой в сине море заброшен, чтобы неделимая была в е щ ь . Кто ни сверлил ее прозорливым оком на протяжении времен, всяк свое сужденье в опроверженье прочих излагал… так и не столковались, недоумки, пока не пришли головастые деятели с заграничным образованьем, вскрыли долотцем замочек на ней с хрустальной музыкой, всю обшивку из нутра выскребли, а там, братцы мои, ни ветошки: одна статистика с экономикой, ярмо татарское да кнут крепостной! И не то чтобы чиновники гулящие пропили, либо шашель исторический сглодал, а просто ни черта в ней отродясь и не скрывалося: выясняется на поверку, барин-то знаменитый прав был. А тогда сообразили надлежащие лица, что истинные сокровища нации, по природе своей невещественные, дотоле и существуют, пока питает и греет их пламенного сердца зной. Глянь-ка, уж и тусклое сияньице из шкатунки сочиться перестало. Так ловко обернулось, не успели от бородатой родни толком отречься, как уже новое, корней своих устыдившееся племя Эдуардов да Альбертов взамен Зосим да Савватиев народилось. Куда ни глянешь — повсюду иные портреты, привозные, в красных углах висят. Ничто не истлевает так быстро, как на воде след корабельный…

* * *

В пустом ночном автобусе, привалясь к недвижной громаде телохранителя, Дуня поведала ему некоторые сведения о Дымкове, дотоле скрываемые, словно в какой-то мере отвечала не только за внешний облик последнего, но и — поведение в целом. Постыдные химкинские похожденья Дымкова представлялись ей дном грехопаденья, а ведь за очевидной, на публике, изменой неминуемо должны были таиться еще худшие, на которые уже не хватало воображенья. Великодушное тепло исходило от Никанорова плеча, и, видимо, щепетильная совесть толкнула Дуню доверить теперь уже единственному у ней свои противоречивые чувства. В памяти попеременно возникали — то саднящие сердце речевые интонации, то поминутная оглядка в поисках опоры, которой ему не было нигде. Несмотря на упадок сил, Дуня гневно в чей-то адрес по ту сторону электрического плафона над головой заступилась за Дымкова, покинутого и м и в столь противопоказанных ему условиях. Душевный ее разлад в том и заключался, что на поверку и после всего случившегося, растративший себя попусту, беспомощней ребенка, вполовину очеловеченный, он становился ей родней, чем прежде. Она ждала от спутника сочувствия к себе и примирительной жалости к нему, в ответ же получила до холодка разумное объясненье.

К тому времени у Никанора Шамина уже складывалась черновая пока концепция ангельства, чью реальность полвека спустя с развитием тонкой электроники ему почти удалось доказать для большой науки. Университетский наставник потому и рекомендовал студенту заняться дымковской темой, что по его тогдашним прогнозам любое инострукторное существо, вступившее в земную среду, минуя переходные стадии, со временем неминуемо впадает в крайнее, на молекулярном уровне, биологическое ничтожество начальных организмов, еще не успевших обзавестись ни самозащитной системой, ни комплексом эгоистических стимулов к нападению. А пока что пофазный анализ процесса мог составить основу для триумфальной диссертации молодого ученого — в настоящем сочинении кое-где раскиданы вкратце ее отдельные тезисы и фрагменты… По словам студента, догматическая безгрешность небесной публики объясняется не какой-то надмирной моралью, а просто по природному верхоглядству они не подозревают о соблазнах и законах смертного бытия, состоящего главным образом из обороны себя и присвоения чужого. “Не потому ли при попадании в людской планктон, — со сладострастием отместки подчеркнул Никанор, — они так быстро становятся добычей оборотистых дев или нахрапистых благодетелей!” Из сказанного следовало, что очевидная на дымковском примере интеллектуальная ограниченность ангелов, кстати, единственная гарантия от мятежей свободомыслия, избавляет их самих от терзаний высшего порядка, Дуню же — от обязательства сострадать им.

Между прочим, при очередной встрече профессор Шатаницкий, видимо, в качестве б ы в ш е г о ангела, не преминул указать студенту на сугубо пристрастный характер вышеприведенной оценки, причем с испытующей приглядкой недоверия… Но здесь необходимо отметить один забавнейший завиток игры. Со стороны получалось, будто в памятную рождественскую ночь своего первопоявленья ангелу захотелось почему-то обойтись без свидетеля в лице безвинного студента, которого и отправил в фантастический полет над вьюжной Москвой. Естественно, что, несмотря на давность происшествия, жертва никак не могла простить обидчику подобного насилия, в особенности, когда ее стали поочередно усаживать на всех коней знаменитой бронзовой квадриги, с риском увечья из-за болтавшихся на ногах лыж. На деле же Никанор сразу, по грубоватой манере шутки, распознал истинного шутника, возымевшего целью озлобить его и таким образом приобрести надежного информатора о дымковской деятельности на период пребывания того в старо-федосеевской орбите. С той поры ради маскировки Никанор на каждом шагу выказывал неприязнь к новоявленному ангелу в расчете на повсеместную агентуру Шатаницкого, однако не ради снискания протекции и вообще материальных выгод, а чтобы через дверь доверия еще глубже проникнуть в личность адского профессора, еще за год до описанных событий ставшего предметом серьезнейших научных наблюдений для своего собственного студента. Уместно открыть заодно и другую Никанорову тайну с целью обелить его в глазах ортодоксальных мыслителей. Несколько отвлеченный, даже с мистическим уклоном, характер темы оправдывался у него далеко нацеленным, чисто прикладным замыслом — использовать магнито-полярный антагонизм потусторонних начал для построения мотора невиданной мощности и практически вечного движения. И все же удивления нашего заслуживает не столько молодой ученый, самоотверженно посадивший самого дьявола под колпак исследования, а весьма знаменательное неведение последнего. Ибо если сам он, столичный резидент падшего Ангела, по должности наделенный прозреньем высшего порядка, так до конца и не расчухал дерзостную игру финогенова сына, следовательно, и закаленные номенклатурнейшие чины небесного ведомства тоже подвержены риску до исподней шкурки рассосаться в земной среде.

Последнюю треть пути, после пересадки в трамвай, Никанор просидел недвижно, чтобы не потревожить задремавшую спутницу. С закрытыми глазами, по канве вышеприведенного отрывка пытался он проследить, как невесомые нити логических обстоятельств прорастают друг в дружку, образуя тело материального явления. Но потом, с уходом вглубь, мысли его стали путаться, исчезать, и когда Дуня растормошила его на конечной станции, вагон был уже пуст, а за слегка запотелым окном с посреди бескрайнего, осенним будыльем заросшего пустыря сиял трамвайный павильон, такой тревожный и бесцельный посреди космически-безлюдной мглы, кабы не одинокая пара на железной скамье под навесом, расклонившаяся в стороны — два мешка с утилем. Дуня узнала своих стариков, поторопившихся навстречу любому известию: так они устали. Родителям не хватило отваги спросить напрямки, дочке же обыкновенных сил на обнадеживающий ответ. Она лишь улыбнулась ободрительно, чтоб не огорчались ничему, потому что все, все на свете совсем не окончательно, и потом, опустошенная, с подножки вагона, рухнула в колыбель Никаноровых объятий.

Сказались издержки дня и едва свалилась в кровать, тотчас из зенита, затмевая небо сознания, понеслась на Дуню сорвавшаяся галактика.

ОТКРЫЛСЯ МУЗЕЙ [ ВЫСТАВКИ ]

Олег Кузнецов

Поздравляем Александра Шилова и всех почитателей оного с открытием музея Шилова по адресу: Знаменка, 5. Год назад Госдума России почти единогласно приняла решение, которое было проведено в жизнь при содействии правительства Москвы — под экспозицию был передан старинный особняк в центре города. При этом Александр Максович подарил более трехсот работ Москве и России, за что ему, конечно, земной поклон.

“Кризис безобразия”, охвативший нашу культуру, видимо, входит в завершающую стадию; все — и народ, и власть — почувствовали необходимость возвращения к традиции, к искусству, создаваемому при помощи реалистического метода, Либералы натужно хвалят Александра Максовича, добавляя капли яда по поводу его “завышенной самооценки”. Но вот какие слова говорил он накануне открытия выставки в малом Манеже прошлым летом:

“Перед публичным показом настроение всегда жуткое, ведь когда проходишь по залам, где висят твои картины, смотришь на них уже не глазами автора-исполнителя, а как бы со стороны, зрительским взглядом… В общем — мандраж: как воспримет выставку народ, главное, поймут ли, что я хотел выразить, сказать?! Те, кто говорит, что им безразлично мнение людей — это обман”.

Заметьте, в этих словах никакой самоуверенности или самовлюбленности — только страстное желание УГОДИТЬ НАРОДУ, в который художник включает и ту часть элиты, что изображена на его портретах.

Портретист в России традиционно пишет историю через лица. Из пышных золоченых рам на нас смотрят миллиардеры и бездомные, политики и монахи, воины, труженики, старухи и великолепные русские женщины. В творчестве Шилова прослеживаются все важные темы, характерные для художника, мыслящего философскими и социальными категориями.

Работа “Забытый” изображает скорбного старика с орденом Красной звезды; картина “Воин-интернационалист Василий Федоркин” поражает выписанностью шрама на лице героя афганской кампании, а стеклянный глаз смотрится жутко (глаз войны!); картина “Чечня. Алихан” повествует о жестокой судьбе покалеченного чеченского мальчика (он состоит как будто из одних протезов), однако примечательно, что картины, повествующей о трагедии Буденновска, в музее нет.

Тема женской красоты и любви решена настолько блистательно, что каждую из шиловских красавиц хочется выхватить из рамы и поцеловать… Огромная серия очаровательных Наташ, Машенек, Катюш, Людмил, Ирин блистает изысканностью нарядов и золотом овальных рам. Барышня в цветастом платке на фоне заснеженной деревни; сестра милосердия — вся в белом; юная голубоглазая скрипачка с партитурой Шопена (чью любовь нельзя купить).

Кстати, на шиловскую “Обнаженную” мужчины смотрят так, что молодая смотрительница зала стыдливо опускает глаза. Конечно, это мальчишество — внимательно и сладострастно разглядывать нагую женщину на холсте, но не есть ли это простое любование русским генотипом пышной голубоглазой красавицы, который встречается, увы, довольно редко?

Вот портрет “Юная москвичка” (1995 г.), напоминающий работы Энгра. Это Маша Шилова, погибшая дочь художника.

Образы духовенства, монахов выглядят не столь убедительно. Обычно это довольный, упитанный священник с ухмылочкой и сияющим на животе крестом, выписанным дотошно и так сказать тенденциозно (с приторным религиозно-идеологическим привкусом). Однако ощущение слащавости покидает зрителя, когда он видит портрет архимандрита Тихона, где осязаемо выражена державная мощь нашей веры. Впрочем, монахини Шилова — это, скорее, просто красивые женщины, облаченные художником в монашеское платье — в них слишком сильно мирское начало.

И наконец тема стариков и “старчества”.

В ней Шилов реализует свои возможности, не избежав при этом очевидных промахов. Отрадно то, что старики Шилова — личности, имеющие человеческое достоинство. Никогда мастер не опускается до хихиканья над старостью, уродством, болезнью. Картина “В день рождения Ариши”, — на мой взгляд, просто великолепна. Сидит седой небритый старик в выцветшей голубой рубашке — поминает рюмкой водки свою почившую подругу жизни. Колорит здесь серебристо-коричневый. Работа, что называется, прошибает до слез…

Картина “В театре” изображает старушку в шляпке, сидящую в театральной ложе, а рядом — молодая пара, это следует понимать как воспоминание старой театралки.

Обе эти картины величественны и печальны: в них трагедия человеческой жизни. Хотя бывают моменты, когда смотришь на написанную Шиловым старуху и видишь блеклые глаза со слезой, кожу, как печеное яблоко, морщины, трещины, бугорки, все в жутковатом красном колорите — и невольно пугаешься лика старости. Как говорится, Memento more…

Много у Шилова портретов людей элиты, известных представителей разных, причем политических “лагерей”: величественный кинорежиссер Бондарчук, судья Зорькин (в смешной шапочке), “депутатка” Памфилова (в виде красотки), режиссер Говорухин (с трубкой, бабочкой, в барском пиджаке).

Вот что говорит Александр Шилов о политике: “Мне больно видеть то, что происходит с Россией. Жестокость, кровь. Наша страна отстала по всем показателям, за границей ее никто не уважает. Но духовный потенциал народа самый высокий в мире. Я всегда выступал за частный бизнес, но не за разграбление страны. За богатых людей, но не за нищих и бомжей. За настоящую свободу слова, а не за ее профанацию. Наша интеллигенция, к сожалению, все время славилась своим конформизмом”.

Что сказать: люди простые, сиречь неразвращенные, уже устали искать смысл в рекламной бессмыслице и околохудожественной демагогии, они с радостью идут туда, где искать ничего не надо, а можно просто наслаждаться…

Олег КУЗНЕЦОВ

ДА НЕ ПРЕРВЕТСЯ ТОК… [ ТЕАТР ]

Евгений Оденцов

С ее уходом — ушла последняя из могикан классической культуры и романтиков театра.

Узнав все многообразие поисков в этом, в сущности, скромном и аскетическом искусстве — она сумела рассказать о накопленной русским человеком силе: лирической, познавательной, сохранившей ароматы веков и знающей их смысл и значение. Величие дара актрисы — в желании не нарушать масштаба отношения человека к бесконечному и в чувстве правды, без которого искусство будет рассудочным.

Искусство останавливает жизненный поток, чтобы вернуть его к внутреннему миру человека. И его воле. Сложное искусство Веры Поповой было и трагическим, и радостным, поющим, принимающим мир, как он явлен глазу! Каждый жест Поповой содержал свою жизнь, построенную и мощным движением, и грациозным! И поражали больше всего экономия средств выразительности, приемы и эффекты — с такими, казалось бы, простейшими, но всегда изобретательно-чарующими средствами! Тут было слияние больших чувств и больших закономерностей театра, разгаданных и увиденных Поповой за случайным шумом и разноголосицей. И все это, казалось, исходило из органической последовательности искусства непостижимого и бесконечно талантливого русского народа…

Разматывание актрисой клубка страданий и судеб Катерины, Ларисы, Глафиры, горьковской Насти, чеховской Раневской, достоевской Москалевой, тургеневской Марфы Тимофеевны, толстовской Вронской — все это было именно тем, чего мы ждем от искусства. А десятки героических ролей в театре Корша и, затем, коллективная работа со Станиславским и Немировичем-Данченко в Художественном театре — укрепили ее душевную логику и продолжили традицию великих ее предшественниц в русском театре. Национальная актриса, она была очень сильна и в новом советском, и в западно-европейском репертуаре — придавая своим размышлениям в “Егоре Булычеве”, “Любови Яровой”, “Русских людях”, “Дяде Ване”, “Глубокой разведке”, “Платоне Кречете”, “Осеннем саду”, “Ученике дьявола” — современную направленность и убежденность современной характеристики. Развитая ею в себе страстная передача тонких соотношений чувства — навсегда определила исключительность Веры Поповой, “избранность” ее натуры, — все то, чему не сразу и поверишь, но поверив — пронесешь до конца.

Ее знаменитое прошлое — было в настоящем, а страхи — были ниже ее любви к ценному в жизни. Она владела какой-то тайной времени, ей одной присущим ритмом. Как будто зажигался и не потухал огонь общения!!! Незабвенная Вера Николаевна — легендарная Вера Попова с ее лучшими силами души, нам доставшимися и нас радующими, двигающими, помогающими поддерживать тонус, адекватный той выразительности, тому пластически-новому, что она нашла!

Так получилось, что никто не простился с Верой Николаевной. Провожала величайшую актрису только ее большая поклоница — Марина Тимофеевна Семенова.

“Все спеши полюбить, ибо все преходяще и тленно.

Всех спеши полюбить, ибо люди проходят как сон.

Кто с тобою сейчас — тот не будет с тобой неизменно”.

Но да не прервется ток, нас соединящий!

Это была пылкая, мятежная натура. Не только история русского театра, но и ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА УСЛОВНОСТИ данного искусства, в которую войдут единицы — навеки запомнят именно Веру Попову.

Евгений ОДИНЦОВ

«МОСКВА — ДОРОГА В XXI ВЕК» [ НАШИ ]

Жан-Мишель Жарр:

6 сентября на Воробьевых горах в 20.00 начнется фантасмагорическое музыкально-световое представление “Кислород в городе”. Его творец, блистательный французский композитор Жарр говорит об этом так:

— Предложение провести концерт в России — это для меня был настоящий вызов. И я хочу создать такое зрелище, которое явилось бы основным элементом праздника Москвы.

Когда несколько лет назад я посещал Москву, то просто влюбился в здание Университета на Воробьевых горах. Возможно, это самое потрясающее здание в мире. Эта громада помещается между древней историей, живыми людьми и близким будущим… Именно здесь я попытаюсь построить свой концерт.

Музыкальной основой представления послужит мой альбом “Кислород”. В то же время здесь мне предстоит совместить световые, лазерные и информационные технологии: концерт будет транслироваться по ТВ и радио, а куски представления можно будет увидеть из любой точки, откуда видны Воробьевы горы.

Москва — это связующий узел мира. Это символ трансформации и изменения. Что мы знаем о Москве? Этот город постоянно меняется. Он находится в мутации и движении больше, чем другие мировые города. Скоро к Москве обратятся взгляды удивления и восхищения всего человечества.

Представление на Воробьевых горах — это мой самый амбициозный проект. Размеры площадки огромны, как и само здание Университета… Моя задача — встроить элементы музыки, истории и архитектуры в поэтический контекст.

Кстати, во мне течет и русская кровь. Мой прадед был русским. Я всегда был связан с русской историей. Но Москва представляет для меня интерес не только в историческом, но и в художественном отношении…

Делать концерт в Москве — это честь для меня.

Москва связана с идеями развития, с самим будущем. Этот город очень интересно понимать и творчески переосмысливать.

Перевод Н.СЕМЕНОВОЙ

КПРФ ПОКОРЯЕТ ЭЛЬБРУС [ СПОРТ ]

Группа альпинистов Московского горкома КПРФ (руководитель А. И. Прокопенко) 20 августа 1997 года совершила успешное восхождение на высочайшую вершину России Эльбрус, посвященное 80-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. На отметке 5642 метра водружено Красное знамя. На вершине оставлены вымпелы, посвященные 850-летию Москвы, и “Обращение к народам СССР” в связи с 75-й годовщиной образования СССР.

Московский городской комитет КПРФ

ВОЗДУХ ИСТОРИИ [ НАСЛЕДСТВО ]

Прошлое, история — воздух, которым мы ежечасно, ежеминутно дышим. И молекулами живительного кислорода в этом воздухе предстают фигуры живых людей: наших отцов, дедов, прадедов. Вы видите здесь драгоценные, никогда ранее не публиковавшиеся, фотографии из семейного архива Ольги Сергеевны Свешниковой. Ее отец, летчик первого поколения нашей авиации Сергей Голубков, бесстрашно выполнял боевые задания на фронтах Первой мировой войны. В 1954 году, вспоминая прошлое, Сергей Матвеевич говорил:

— Русская армия в период Первой мировой войны была в основном оснащена самолетами иностранных марок. Из-за несовершенства этих машин, их низких летных качеств погибло немало моих товарищей-летчиков. На одном из таких самолетов произошел несчастный случай и со мной — у меня отказало управление и я не мог вывести машину из штопора. Вместе с ней я упал на землю. Однако и тогда, несмотря на отсталую технику, русские летчики благодаря своему мужеству били врага на земле и в воздухе. Искренне завидую новому поколению авиаторов, ставших подлинными хозяевами пятого океана.

Вот-вот в самарском издательстве “Федоров” увидит свет “Полная энциклопедия мировой авиации” (на 928 страницах), которая, по уверению ее издателей, совмещает в себе традиции советских научных изданий вкупе с великолепной западной полиграфией.

Телефон издательства (8462)35-14-00.

На снимках: Сергей Голубков (слева); его товарищи по оружию; один из первых самолетов империи.

НАШИМ И ВАШИМ [ ЭКСПОНАТ ]

А. Князев

“ЧЕРНЫЙ ЛУКИЧ”, чей альбом “Девочка и рысь” (“Завтра” N 40, 1996) так пришелся по душе НАШИМ, выпустил новую работу “Будет весело и страшно” ((R) ХОР. 1997). Несмотря на кажущееся сходство, альбом очень не похож на предыдущий — звучание упростилось и стало заметно агрессивнее и жестче. Безусловным плюсом альбома является присутствие таких вещей, как “Вальтер”, “Будет весело и страшно”, “Позабуду поговорки”, “Еду на север”, “Доброе утро”, заведомых хитов: “Кончились патроны”, “Мы из Кронштадта”, а также двух песен Лукича, получивших широкую известность в исполнении “Гражданской обороны” — “В Ленинских горах” и особенно великолепной песни, которая просто украсила альбом “Г. О.” “Солнцеворот” — “Мы идем в тишине” (у Летова — “Далеко бежит дорога”). Но присутствует и минус — студийной записи (особенно голосу) иногда не хватает “обороновского” драйва, а посему очень интересно, как “Черный Лукич” исполняет все эти песни на концертах? Ждем выхода мощного, электрического, веселого и страшного концертного альбома. Ждем также появления “Черного Лукича” в Москве вместе с “Гражданской обороной”. А новому альбому желаем повторить успех предыдущего — все основания для этого есть.

Однако, кроме тех, кого мы назовем НАШИ, есть и те, кого мы обязательно назовем НЕ НАШИ… Про них иногда тоже можно кое-что сказать, например, про группу “МАЛЬЧИШНИК”, записавшую альбом “Не в фокусе” ((R) “Элиас Records”, 1997). Кто-то, прочитав название группы, непременно матерно выругается. А вот и зря! Лично мне эта кассета понравилась — во-первых, она подкупает тупой подростковой искренностью (“Последнее слово”, “Война”, “Вера”), доступностью, агрессивностью и энергией (“Дилер”, “Я люблю людей”, “Собачий бой”), во-вторых, достаточно посмотреть на “Дельфина” — лидера группы, чтобы увидеть, как недалеко он ушел от своих поклонников, а поэтому его мысли “за жизнь” — про наркотики, про любовь, про войну — можно считать типичными для довольно большой части подростков крупных городов. Запись сделана в стиле “рэп”, который, со всеми своими разновидностями гораздо лучше подходит для “вкручивания” молодежи асоциальных (а то и политических!) лозунгов, чем заунывные и устаревшие страдания “русских рокеров”.

А. КНЯЗЕВ

ПОЗДРАВЛЯЕМ! [ ФИГУРА ]

30 августа известному русскому писателю, нашему постоянному автору, Дмитрию Жукову исполняется 70 лет. Редакция газеты сердечно поздравляет юбиляра и желает ему новых творческих успехов!

[ ОБЪЯВЛЕНИЕ ]

К 80-летию Великой Октябрьской Социалистической революции и 4-й годовщине расстрела Дома Советов

В конце сентября этого года газета “Дуэль” проводит конкурсный вечер песни Непокоренного народа — песни сопротивления.

Все желающие принять участие в вечере присылают в редакцию газеты не позднее 15 сентября записанные на аудиокассеты песни, с которыми исполнители предполагают выступить.

О дне и времени, а также о месте проведения вечера будет объявлено в газете “Дуэль”.

Телефон для справок: 915-21-49

Редакция газеты “Дуэль”

ОПРОВЕРЖЕНИЕ

Сведения, изложенные в статье М. Акиндина “Звезда “Росштерн” на лацкане Лужкова” в N 18(23) за 1994 год о том, что работа АО “Росштерн”, его президента В. Д. Штерндфельда, вице-президента В. Д. Юхновича и В. В. Макина связана с коррупцией, что “людей В. Д. Штерндфельда” ограждают от ответственности сотрудники правительства Москвы, что руководители АО “Росштерн” занимаются мошенничеством, заключают подложные, “левые” контракты, обманывая партнеров, скрывают доходы от налоговой инспекции, что вице-президент В. Д. Юхнович и В. В. Макин совершили противоправные действия, применяя насилие и угрозы по отношению к генеральному директору АО “Мостехник” Сафаряну, — не соответствуют действительности и являются порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Владимира Давыдовича Штерндфельда, Владимира Васильевича Макина, Вадима Давидовича Юхновича и АО “Росштерн”. Газета приносит извинения пострадавшим.

* * *

Хамовнический межмуниципальный районный народный суд г. Москвы.

РЕШИЛ:

Признать не соответствующими действительности порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Федорова Б. Г. сведения в статье, опубликованной в газете “Завтра” N 34 в августе 1995 года, а именно: содержащиеся в названии статьи “Почему голодают русские дети, потому что Борис Федоров любит бриллианты”, во вступительной части статьи о том, что с именем Б. Федорова, недавнего вице-премьера, министра финансов, народ связывает свою беду, изъятие сбережений остановку заводов, а также то, что Б. Федоров был изгнан из правительства, а сведения, содержащиеся в самом тексте статьи, что Б. Федоров является одним из организаторов четко спланированной операции по переводу государственных средств за рубеж.

Редакция газеты “Завтра” приносит Б. Федорову свои извинения.



Оглавление

  • завтра_97 copy У МАСЮК СОХРАНИЛИСЬ ДЛИННЫЕ НОГТИ
  • ТАБЛО
  • АГЕНТСТВО «ДНЯ»
  • МАХМУД, ПОДЖИГАЙ
  • ДЕНЬГИ С ЗАПАХОМ ПОТА
  • КОШКИНЫ ИГРЫ
  • СУВЕРЕННЫ ЛЬ ВАШИ САЛЬМОНЕЛЛЫ?
  • ТАК ДЕРЖАТЬ, ТРОФИМЫЧ!
  • ОХ, У ЕЛЬЦИНА РЕФОРМЫ…
  • ВКУС ПЛАТЫ
  • КРЫЛЬЯ РОДИНЫ И РЕФОРМЫ ЕЛЬЦИНА
  • ”ЗЕЛЕНАЯ ПАПКА” ГИТЛЕРА ( ГЕНШТАБ ГАЗЕТЫ "ЗАВТРА" )
  • БОЛЬШОЙ КАВКАЗСКИЙ ДОМ ( уходить ли России с Кавказа )
  • ИТОГИ
  • НАДГРОБНАЯ РЕЧЬ У МОГИЛЫ ДЕПУТАТА ОТ КПРФ
  • КОММУНИСТ ЛИМОНОВ
  • ПОСЛЕДНИЕ ДНИ СУПЕРМЕНА
  • ЕЩЕ РАЗ ОБ ИТОГАХ "ПИРАМИДЫ"
  • ПИРАМИДА ( из неопубликованных фрагментов романа )
  • ОТКРЫЛСЯ МУЗЕЙ [ ВЫСТАВКИ ]
  • ДА НЕ ПРЕРВЕТСЯ ТОК… [ ТЕАТР ]
  • «МОСКВА — ДОРОГА В XXI ВЕК» [ НАШИ ]
  • КПРФ ПОКОРЯЕТ ЭЛЬБРУС [ СПОРТ ]
  • ВОЗДУХ ИСТОРИИ [ НАСЛЕДСТВО ]
  • НАШИМ И ВАШИМ [ ЭКСПОНАТ ]
  • ПОЗДРАВЛЯЕМ! [ ФИГУРА ]
  • [ ОБЪЯВЛЕНИЕ ]
  • ОПРОВЕРЖЕНИЕ