КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Куртизанки (fb2)


Настройки текста:



Альфред Земерау, Пауль Цайдлер Куртизанки

Глава I БЬЯНКА КАПЕЛЛО (1548—1587)

Почти четверть века за этой женщиной с пристальным вниманием следил весь мир. Нищета, унижения, затем небывалое восхождение и роскошь были неразрывно связаны с именем Бьянки Капелло, Великой герцогини Тосканской.

Около 1563 года Пьетро Бонавентури, молодой флорентиец, привлекательный и бедный, покинул родину в поисках счастья. Он остановился в Венеции у своего земляка, торговца, дом которого был расположен в переулке, примыкавшем к палаццо Капелло.

Шестнадцатилетняя, самая красивая венецианка своего времени, Бьянка встретила в одном из церковных коридоров Пьетро Бонавентури. Этот смазливый легкомысленный юноша, банковский служащий в торговом доме Сальвиати, стал судьбой девушки. Он был невероятно честолюбивым, жаждущим славы, падким к безвкусной роскоши. До него дошли слухи о прекраснейшей дочери города в Лагуне, прелестной венецианке Бьянке Капелло. Чтобы фортуна улыбнулась ему, он, простолюдин, выбрал прямо-таки шутовской наряд. Он украл деньги, купил пурпурно-красную шелковую куртку и такого же цвета берет и стал искать встречи с Бьянкой. Когда девушка выходила из собора св. Марка, она увидела его. Всего лишь взгляд, всего лишь безмолвное «да» из-под целомудренно опущенных ресниц, и судьба обоих была решена.

К шутовскому наряду прибавилась фальшивая фамилия. Для ни о чем не догадывавшейся девушки имя Пьетро Сальвиати звучало особенно привлекательно...

А в великолепном палаццо Капелло жил Бартоломео Капелло только с одной мыслью – выдать свою прекрасную дочь замуж за достойного человека. От своей умершей матери, урожденной Морозини, Бьянка получила богатое наследство.

Бьянку Капелло охраняли с неслыханной строгостью. Она ни под каким видом не смела показываться у окон, выходивших на канал. Она вознаграждала себя тем, что каждый вечер выходила подышать воздухом к маленькому, высоко расположенному окну, выходившему на улицу, где жил Бонавентури. Он увидел ее и полюбил. При помощи знаков Пьетро удалось признаться в любви, но он не мог проникнуть в палаццо. За малейшую попытку общения обоим любовникам грозила бы смерть. Но любовь заставила надменную красавицу достать ключ от калитки и выйти на свидание. Это можно было сделать только ночью, когда слуги спят. Первая встреча имела продолжение. Бьянка выходила каждую ночь, оставляя дверь слегка приоткрытой, и возвращалась перед рассветом. Однажды она забылась в объятиях любовника. Мальчик из булочной, идя спозаранку в соседний дом, чтобы взять хлеб, заметил полураскрытую дверь и вошел в нее.

Возвращающаяся Бьянка увидела, что ей грозит раскрытие тайны и гибель. Она возвращается к Бонавентури и все рассказывает.

Долгими глухими ночами беспечно отдавалась обманутая девушка своему счастью. Но вот все рухнуло: беззаботная юность, роскошь и счастье. Бьянка ждала ребенка... Она с ужасом поняла, что единственным спасением для нее и Пьетро было бегство. Законы венецианского общества были очень суровыми и обрекали на изгнание и отлучение от церкви девушку, которая сознательно отдавалась любимому человеку.

Наступил день бегства, и разразился скандал в палаццо Капелло. Никогда еще падение с небес на землю не было таким ужасным. Когда Бьянка стояла перед алтарем придорожной церкви, чтобы обручиться с Пьетро, она узнала, что была подло обманута.

Бьянка была благородной венецианкой, и она каждый раз вздрагивала, когда священник при произнесении обрядовой формулы повторял «Пьетро Бонавентури»...

А в Венеции в это время готовилось возмездие. Высший Совет под председательством дожа собрался на суд. В этот Совет входил также дядя Бьянки – Гримани, епископ Аквилен.

Они утверждали, что в их лице оскорблена вся венецианская знать. Они приказали бросить в тюрьму дядю Бонавентури, который умер в оковах.

В герцогском палаццо был вынесен приговор. Служанка Бьянки и дядя Пьетро были осуждены за помощь в побеге на пожизненное заключение в тюрьме. Совратитель Бьянки Пьетро Бонавентури был единодушно приговорен Сенатом к смертной казни. За поимку беглецов была назначена сумма в 1000 дукатов. Такую же сумму со своей стороны назначил глубоко оскорбленный отец Бартоломео Капелло.

Такой приговор был хуже мгновенной смерти! Впоследствии Бьянка поняла весь ужас своего положения. Она, избалованный, ухоженный ребенок из богатого, старинного рода, была вынуждена неделями скитаться как простая нищенка. Непродолжительные остановки в монастырях и харчевнях, а потом дальше, дальше... Золотой дождь из 2000 дукатов заманчиво светил сыщикам, и они не прекращали преследование.

Однако случилось чудо. Беглецы добрались до Флоренции. Они нашли прибежище у родителей Пьетро. Однако и оно оказалось призрачным для Бьянки, она глубоко разочаровалась в родственниках мужа. Старшие Бонавентури, тупые ханжи, ненавидели жену своего сына. Теперь, когда глупые мечты их сына привели к таким печальным последствиям, они перенесли все свое негодование на молодую женщину...

Бьянка училась молчать... Она родила дочь, но положение молодых людей не менялось. Они были по-прежнему беглецами и не должны были выходить из грязной убогой каморки. Эти мучения многому научили Бьянку. В ее душе умерли мягкость и нежность. Однако страдания не коснулись ее внешности. Еще привлекательнее стала она после рождения ребенка.

Пришел день, ставший поворотным в судьбе Бьянки. Однажды она забыла об осторожности и выглянула в окно. Проезжавший в это время на лошади дворянин заметил ее. Он был мгновенно очарован ее красотой. Дон Франческо ди Медичи не мог забыть прекрасную незнакомку у окна бедного жилища. Он был богат и обладал огромной властью. Марчеза Мандрагоне, одна из его придворных дам, с готовностью взяла на себя нелегкую роль посредницы. Всего один визит Бьянки в дом Марчезы решил все. Бьянка вскоре получила новое приглашение.

Разговор зашел об опасностях, постигших ее. Наконец у нее спросили, не желает ли она представиться наследному князю, который, заметив ее у окна, испытывает живейшее желание засвидетельствовать ей свое почтение.

Бьянка слегка смутилась, в эту минуту появился князь. Хозяйка прочла в глазах гостьи, что благородное поведение князя уничтожило всякое недоверие Бьянки. Дон Франческо выступил в роли спасителя молодой женщины. Бьянка с глубокой благодарностью приняла подарок Его Светлости.

И всего за несколько дней участь беглецов совершенно изменилась. В качестве жилища они получили целую виллу. Форма была соблюдена: Пьетро получил в свое распоряжение весь нижний этаж, а Бьянка весь верхний. Дон Франческо ди Медичи выхлопотал у Сената право на жительство для обоих беглецов.

И вот наступило избавление. Прекрасная Бьянка сильно изменилась в своем новом жилище. Из милой девушки она превратилась в хладнокровную Цирцею. Испытав страшную нищету, она уже не могла стать такой, какой была. Бьянка теперь хотела только одного: выйти замуж за дона Франческо! Но до этого было далеко. Ведь ее мужем был Пьетро, а католическая церковь не разводила тех, кого соединила. К тому же в старом дворце Медичи Поджио э Кайяно жил ее злейший враг, герцог Козимо, отец дона Франческо. Козимо I правил во Флоренции в середине XVI века. Он слыл счастливейшим государем своего времени, хотя сейчас его пожалели бы за несчастья.

14 апреля 1542 года у него родилась дочь Мария, которая выросла блестящей красавицей, проявляя в этом наследственное свойство семьи Медичи. В нее безумно влюбился паж отца Малатеста да Римини. Старый испанец Медиам, охранявший принцессу, застал их однажды утром в позе скульптуры «Психея и Амур».

Прекрасная Мария умерла от яда; Малатеста, брошенный в темницу, сумел сбежать через двенадцать или пятнадцать лет. Он уже достиг острова Кандия, которым управлял его отец на службе у венецианцев, но пал от ножа убийцы.

Вторая дочь Козимо была замужем за герцогом Альфонсо Феррарским. Столь же прекрасная, как сестра, она разделила ее участь: муж приказал заколоть ее.

Их мать, великая герцогиня Элеонора, переживала свое горе в роскошных садах в Пизе, которая являлась ее собственностью. Она была там с двумя сыновьями: доном Гарсией и кардиналом Джованни Медичи в январе 1562 года. Они затеяли ссору на охоте из-за дикой козы, убийство которой каждый приписывал себе. Дон Гарсия убил брата ударом кинжала. Герцогиня, обожавшая его, пришла в ужас от совершенного им преступления, была в отчаянии, но простила. Она рассчитывала на такие же чувства со стороны мужа, но преступление было слишком чудовищно. Козимо, придя в ярость при виде убийцы, вскричал, что не хочет иметь в своей семье Каина, и пронзил его шпагой. Мать и обоих сыновей похоронили вместе.

Козимо нашел себе утешение в отваге и хитрости, в которых нуждался для развращения сердец подданных. Он преуспел в этом, и его сын, великий герцог Франческо, мог, не тревожась за свою корону, целиком отдаваться страсти к наслаждениям.

Бьянка знала об этом и постоянно была начеку, поэтому подносила богатые подарки и затыкала рты сплетникам деньгами. Это подействовало. К тому же она пользовалась поддержкой принца Франческо. Холодный по натуре, недоверчивый вельможа был предан умной венецианке. Он стал ее рабом, хотя Бьянка оставалась его верной прислужницей. Этой покорностью она привязывала его все больше, и он полюбил ее пленительно красивые руки, пышные бедра, золотистые волосы, идеальной красоты лицо, умный взгляд. Бьянка же не была ослеплена своей любовью.

Герцог-отец в своем замке проклинал ее. После бурно прожитой жизни он разогревал свою кровь с помощью чар всегда находящейся под рукою жены, Камиллы Мартелли. Он не мог понять увлечения своего сына, поэтому проклял Цирцею из Венеции. Пусть лучше она сгинет в свинцовых казематах Венеции со своим банковским служакой! Как бесцеремонно она мешала его планам! К тому же Франческо должен был вот-вот жениться, он выбрал ему в супруги благородную эрцгерцогиню Иоганну Австрийскую, сестру императора Максимилиана. В каждой складке своих тяжелых одежд она как будто несла закостеневший испанский церемониал Питти. Со стороны матери герцогиня была очень знатного происхождения. И, не отличаясь особой привлекательностью, она должна была стать достойной супругой Медичи, его сына.

Бьянка, узнав о планах Козимо, только рассмеялась. Ее время еще не наступило... Она дала Франческо полную свободу, чтобы он мог жениться на навязанной ему женщине. Этой уловкой она еще крепче привязывала к себе влюбленного вельможу.

Во время свадебных торжеств, обставленных Флоренцией с невиданной роскошью, на малопривлекательную сестру императора из Вены едва обратили внимание. Всеобщее восхищение вызывала Бьянка. Она блистала своей победоносной красотой. А та, другая женщина, сидящая на троне, бледная и всеми покинутая, никогда не будет ей соперницей. И Франческо тоже понял это очень скоро, так скоро, что буквально через несколько дней после своего бракосочетания отправил к Бьянке своих придворных с ценными подарками. Она понимала, что это значит. Именно она была непризнанной повелительницей дона Франческо ди Медичи. Но ее притязания на этом не заканчивались. Конечной целью был дворец Питти с его сокровищами и роскошными залами, воплощенное в камне могущество Медичи...

Князь был без ума влюблен, а Бьянка немного скучала, ибо и в Венеции, и во Флоренции вынуждена была вести жизнь затворницы. Дон Франческо под разными предлогами увеличивал состояние ее мужа и постепенно привязал к себе жену простотой и нежностью обхождения. Она долго сопротивлялась; наконец князю удалось образовать то, что в Италии называется tringolo eguilatego (равносторонний треугольник).

Тем временем Пьетро Бонавентури превратился в проклятье для флорентийцев. Его плебейские наклонности только расцвели. Он был во всех отношениях несдержан и примитивен. Богато одетый, сорящий деньгами направо и налево, он проводил дни и ночи в укромных будуарах прелестных флорентийских дворянок. Пьетро не был дворянином. Еще не остыв от пыла любовных ночей, он бродил по улицам и рассказывал случайным знакомым, откуда он возвращается. Народ возмущался! Дон Франческо узнал о его скандальных похождениях и рассказал Бьянке. Напуганная, она попыталась предостеречь мужа, однако не представляла разделявшую их пропасть. Он сгорал от ненависти и уже забыл, что сделал ее несчастной и должен быть ей благодарным... Он грязно оскорблял ее, угрожал, что уничтожит, и не догадывался, что дон Франческо был свидетелем этого разговора... И когда Пьетро в одну из ближайших ночей возвращался от знатной флорентийки Кассандры Риччи, на него напали и убили.

Бьянка была потрясена. Ведь с именем убитого ее связывало многое. Он был отцом ее ребенка. И если позднее она не скрывала, что больше не любит его, то свое отношение к нему не меняла никогда. Бьянка относилась к нему как старшая сестра, всегда готовая прийти на помощь. Расставание бывших влюбленных было щедро оплачено. Она давала ему все, что он хотел. Но все это не мешало мелкому искателю приключений хулить ее и глумиться над ней в объятиях своих любовниц!

Принц Франческо прекратил по просьбе Бьянки преследование убийц Пьетро. Но, конечно, все это было подстроено. Он был доволен, что Бьянка стала свободной. К сожалению, венецианский гуляка так и остался неизбежным дополнением к его, Франческо, счастью. Ведь он был законным супругом Бьянки, и этот факт невозможно было забыть...

Со смертью Пьетро прекратились различные конфликты. Дон Франческо был дворянином, он был влюблен. И Бьянка чувствовала рабскую любовь своего повелителя со все возрастающим удовлетворением.

Его отношение к своей подруге сестре императора, было весьма прохладным. Она должна была принести наследника. Это состояние делало ее еще менее привлекательной... Так как она была очень набожна, то постепенно замкнулась в кругу своей венской свиты – таких же, как она, набожных женщин. Иоганна возненавидела все в этой стране: прекрасную природу, красивый город, яркое солнце, всегда веселый народ.

А в народе росло сочувствие к ней. Ведь Пьетро Бонавентури обидел очень многих. И теперь светловолосая Цирцея должна была за это расплачиваться. Обыватели зубоскалили и высмеивали «метреску» при малейшей возможности. Смиренно страдающая супруга дона Франческо стала в их глазах символом невинности и образцовой набожности.

У Бьянки, которая через своих многочисленных шпионов была постоянно в курсе событий, хватало ума, чтобы не слишком раздражать флорентийцев. Она оставалась достаточно сдержанной. Однако стоило ей появиться в золотых носилках, сказочно наряженной, и все видели, что счастливая улыбка не сходит у нее с лица. Этой улыбкой она еще крепче привязывала к себе вельможу. Он поклялся ей перед изображением Мадонны, что они поженятся, когда оба будут свободны, и Бьянка успокоилась. Достаточно умная, чтобы не опережать события, она запаслась терпением. Красавица Бьянка устраивала пышные балы и уже этим располагала к себе высший свет Флоренции. Ей это было необходимо. Народ Флоренции не переставал судачить о Бьянке Капелло. Ее жизнь должна была быть постоянным событием для Флоренции – и так навсегда!

Донна Иоганна чувствовала себя одинокой и несчастной в огромном Питти. В бессильной ярости она понимала, что никогда не сможет победить свою соперницу. Однажды, выйдя из себя при случайной встрече с Бьянкой, она тут же отдала приказ своей страже бросить любовницу мужа в Арно. И этот приказ вот-вот должен был быть приведен в исполнение. Духовнику донны Иоганны в последний момент удалось благодаря своему тактичному посредничеству загасить этот неслыханный скандал.

Убийство Пьетро лишь слегка огорчило обоих любовников. По мере того как Медичи становился суровым и мрачным, он все более хотел развеяться в обществе живой и очаровательной Бьянки. Жену князя называли во Флоренции королевой Джованной.

А тем временем брат и сестра Франческо, переполненные легендарным и безграничным тщеславием рода Медичи, преследовали только одну цель: чтобы папа римский произвел их отца в Великие герцоги Тосканы. Фердинанд, римский кардинал, видел большую выгоду в этом событии. Он был вторым сыном Козимо, и его шансы на наследство были не такими высокими, как у Франческо.

Для удовлетворения честолюбивых планов требовались неслыханные суммы. Их сестра Изабелла, супруга Джордано Орсини, надеялась вымолить у отца, если он станет Великим герцогом, небольшое одолжение: она хотела расторгнуть свой несчастливый брак. Ведь ее брат кардинал и слышать об этом не хотел. Он был сыном своего времени, поэтому супружество казалось ему понятием нерушимым...

Изабелла была частым гостем в замках Бьянки. Восхищение прекрасной венецианкой, ее гостеприимством заставляло ее все чаще посещать Флоренцию. А Бьянка в самом деле была очень находчивой хозяйкой. Изабелла хотела, чтобы ее повсюду сопровождал в качестве пажа ее племянник. И в этом Бьянка оказала ей помощь без лишних слов. Вдали от Рима, вдали от шпионов недоверчивого мужа отдавалась Изабелла своему шальному греховному счастью.

В 1569 году по указу папы Пия V Козимо стал Великим герцогом Тосканским. Все итальянские властители заявили протест. Но это ни к чему не привело.

С невероятной пышностью коронация была отпразднована в Риме. Род Медичи использовал это, чтобы в очередной раз показать все свое могущество. В эти праздничные, наполненные суетой дни можно было увидеть даже саму донну Иоганну, однако она уже совершенно отдалилась от своего супруга. Все такая же бледная и некрасивая, сидела она на своем герцогском троне. Дни ее были совершенно однообразны. Она уже не ориентировалась в окружающей действительности, и Питти стал местом ее ссылки. Две ее дочери росли робкими и запуганными. Строгое, почти затворническое уединение их матери и ее свиты действовало подавляюще на детей. Дни их были заполнены молитвами. Любое выражение естественных чувств было запрещено. Бьянка все это знала.

Заранее все рассчитав, она подружилась с кардиналом Фердинандом и прекрасной Изабеллой. И если даже они не очень ей нравились, она научилась не подавать виду. У нее было завидное самообладание, прямо-таки мужская сила воли облегчала ей жизнь, и Бьянка никогда не позволяла себе расслабиться. У нее была только одна забота: постоянно контролировать свое поведение! Поэтому ее смиренная преданность Франческо была неизменной.

Ведь он вывел ее из мрака, в котором она жила, и помог выбраться из ужасной нищеты. Она была достаточно благородной, чтобы когда-либо забыть это.

Между тем герцог Козимо умер, и Франческо занял его место. Теперь он был свободен во всех отношениях и засыпал свою куртизанку ценными подарками. Обычно довольно скупой, для нее он не жалел денег. А вот собственной его жене не доставалось ничего! Новый Великий герцог предпочел бы вообще не замечать ее, если бы не тактичное вмешательство его духовника. Случалось даже так, что Франческо в припадке слепой ярости желал, чтобы вся эта компания святош провалилась к черту! Однако он ни разу не дал себе волю слишком увлечься и как-либо оскорбить Великую герцогиню. Ведь он знал народ. И уличные разговоры постоянно доходили до него. Отношения с народом всегда были покрыты лицемерием. И народ никогда бы не простил ему «несчастную супругу» и «блестящую и счастливую Бьянку»...

У Бьянки уже был разработан план. Для жителей Флоренции первостепенное значение имело наследование трона. Пока наследника не было. Хотя Великая герцогиня и проводила перед изображением Мадонны целые дни, сына та ей не посылала. Главный противник Бьянки – старый Козимо – был мертв. И теперь, казалось, наступило ее время. Основное желание Франческо должно было осуществиться, он должен был иметь сына от любимой! И тогда она навсегда привязала бы его к себе. Однако до сих пор все ее старания, молитвы перед изображением Мадонны ни к чему не привели. Бьянка была в отчаянии. По ночам выдержка изменяла молодой женщине, она достаточно ясно представляла, что ее ждет. Ведь если Иоганна родит сына, что тогда?

Бьянка приступила к реализации своих планов. Для этого ей нужны были мужчины, ну и что? Они будут куплены за золото!

По Флоренции пошли слухи: любовница герцога беременна! Бьянка внимательно следила за этим: один слух следовал за другим:

«Великий герцог обезумеет от радости!»

«Вот тогда уж он отблагодарит ее!»

«Да ведь у нее выкидыш, и она больше никогда не забеременеет!»

Бьянка написала в Рим кардиналу Фердинанду, что она подарит своему повелителю сына. С помощью подкупленных врачей и двух служанок Бьянка довела свое мошенничество до конца. Это был блестящий успех ее сильной натуры. В какой-то мере уставшая от постоянных ласк Франческо, Бьянка почти потеряла обычную выдержку. Она даже растерялась. Увенчается ли все это успехом? Однако в этот момент обольстительный голос прошептал ей: «Ты будешь повелевать огромной страной, и твое чело будет украшать корона!» Несмотря на весь свой ум, Бьянка находилась под влиянием прорицателей. Многие представители этого таинственного племени по тайным переходам попадали в покои Бьянки и, щедро вознагражденные, так же тайно выводились обратно...

Болезненные схватки тяжелой беременности вскоре так измучили Бьянку, что она едва могла протянуть руки своему повелителю. А уж когда ей позднее пришлось совсем не вставать с постели, он окружил ее безграничной заботой. Из-под полуопущенных ресниц она наблюдала за выражением его лица и успокаивалась. В притворстве она была артисткой, ей удавалось провести все свое окружение.

И пришел час, когда служанка в футляре от скрипки принесла купленного младенца. Почти все было уже подготовлено. У дверей покоев Бьянки в волнении переминалась ее свита. Измученный долгим ожиданием герцог в это время отдыхал. Когда врачи вытащили ребенка из футляра, Бьянка вскрикнула и рассмеялась... Через несколько минут радостная процессия обошла дворец, провозглашая: «Донна Бьянка только что родила здорового мальчика!»

И по Флоренции уже пошел слух: «У любовницы родился сын!»

«Великий герцог уже пожаловал новорожденному такие права и титулы, на которые любой принц может иметь право только значительно позже...»

«Во славу Святого Антония, которому Великий герцог дал обет, его сын назван Антонио!»

Через несколько недель после этого события у Бьянки возник еще один план. Она написала своему отцу в Венецию, что теперь, когда прошло столько лет, он мог бы простить ее преступление. Из каждой строчки письма проступает образ умной куртизанки, которая, преодолев все трудности, завоевала свое место под солнцем. Ответ пришел скоро. Бартоломео Капелло, с годами смягчившийся, впавший из-за Бьянки в немилость Высшего Совета, был готов протянуть руку примирения своей преуспевающей и могущественной дочери. В таком же духе высказался ее брат Витторе. Они с благодарностью принимали ее приглашение посетить Флоренцию и в ответ приглашали ее посетить отцовский дом. Бьянка ликовала. Прошло 12 лет. Она уже представляла себя в качестве гостьи в Венеции, она снова стала любимой дочерью в палаццо Капелло...

Встреченные почетной свитой, венецианцы прибыли во Флоренцию. Старый патриций, несмотря на свои годы, еще красивый и представительный, в богатой одежде, очень понравился флорентийцам.

В эти дни народу было на что поглядеть.

Бьянка не экономила. День и ночь трудились ее повара: каждый мог здесь поесть и выпить. Один праздник сменял другой. И отец и сын были довольны. Они уже все простили цветущей, зловеще красивой Бьянке. Пеллегрина, дочь Бьянки от Пьетро, и крошечный Антонио быстро стали любимцами деда. К тому же сам герцог Медичи был благодарным и любимым рабом Бьянки, что прибавляло уверенности отцу и сыну.

Тихими ночами Бьянка обсуждала с отцом свое будущее. Ее планы убедили умного Бартоломео, что дочь с честью выбралась из ужасного положения, в которое жизнь забросила ее. Трудно было встретить такую же красивую, такую привлекательную женщину, обладающую подобной силой духа, умением владеть собой в самых тяжелых обстоятельствах. Таким образом, Бартоломео больше не надо было беспокоиться за будущее своей дочери. По-другому было с Витторе. Он был холоден и сдержан. По вине Бьянки ему пришлось претерпеть немало унижений со стороны венецианской знати. И теперь Бьянка должна была загладить свою вину... Сестра быстро поняла в чем дело. Ее основной девиз «За все надо платить!» – учитывался в первую очередь во всех ее планах. И поэтому ее прощание с Витторе было таким многозначительным и многообещающим...

Бьянка очень обдуманно произвела замену ребенка. Казалось бы, все было продумано до мелочей. Только об одном не подумала она – что на того, кто подкуплен, никогда нельзя положиться полностью. И эта основная ошибка грозила ей опасностью. Мать купленного ребенка могла разговориться в любое время. И мало-помалу поползли слухи. А на основе этих слухов стало расти народное негодование...

Как только Бьянка узнала от своих шпионов об этих слухах, она поспешила укрыться в своих покоях. Она хотела поразмышлять в спокойной обстановке. Если этот слух дойдет до герцога, она пропала. Ей было знакомо высокомерие Франческо. Когда речь шла о чести его рода, он был безжалостен. Он так и не смог простить своему отцу, Великому герцогу Козимо, его склонности к юной Мартелли.

Как только Козимо умер, Франческо отправил ее под строгий надзор в монастырь. Бьянка, в предчувствии худших времен, однажды попыталась освободить Мартелли. Однако новый Великий герцог в первый раз сказал своей возлюбленной категорическое «нет». Так все и осталось.

Таким же непреклонным оставался он в ответ на жалобы Изабеллы, которая была вынуждена продолжать жить со своим грубым и неотесанным мужем.

Когда Бьянка вышла из своих покоев, на лице ее не было заметно и тени беспокойства. Она тотчас дала распоряжение устроить особенно пышное празднество. Скороходы собрали к вечеру в ее дворце лучших артистов и циркачей. Она хотела обставить этот праздник с возможно большей изысканностью, чтобы еще раз очаровать холодного по натуре герцога.

Франческо был очень доволен этим вечером. Когда Бьянка поднялась с ним в свои покои, герцог был обласкан как никогда. В эту ночь его любимая была очень соблазнительна... До упоенного ласками господина неприятные признания любовницы доходили не слишком ясно... Он много раз слыхал о «тяжелом грехе из-за любви к тебе», но что значил этот грех по сравнению с доказательствами ее «безграничной любви к нему, повелителю». После проявлений такой любви можно было больше не бояться немилости и скандала. И Франческо прощал все счастливо смеющейся и опьяняюще красивой Бьянке. Будучи в прекрасном расположении духа, он обещал признать Антонио своим сыном и позаботиться о том, чтобы Его Испанское Величество присвоил ему титул. У Бьянки больше не было опасений. Великий герцог Тосканский был так могуществен, что мог даже это. И Бьянка была безгранично благодарна ему. Следующей ее заботой было заставить замолчать врачей и служанок, которые были в курсе событий. Это удалось так хорошо, что никто больше и не пикнул...

В Вене умер император Максимилиан. Его сын вступил на трон. Первым делом он решил восстановить мир и взаимопонимание герцогской супружеской четы во Флоренции. Великий герцог понял намек. Он был достаточно умен, чтобы не омрачать всерьез отношения с Рудольфом II. «Мир» и «согласие» установились в Питти. Иоганна снова забеременела, Франческо с чувством исполненного долга опять перестал посещать резиденцию супруги. Великая герцогиня была счастлива. Она думала, что уж теперь-то полностью оторвала своего мужа от любовницы. И никто из ее окружения не мог набраться мужества вывести ее из этой счастливой уверенности. А так как Бьянка почти постоянно находилась в одном из своих дворцов за пределами Флоренции, Иоганна еще больше уверовала в это заблуждение.

В 1577 г. Великая герцогиня родила сына. Ликование народа было неслыханным. Много дней и ночей Флоренция не могла успокоиться. И Франческо был счастлив. Он, скупой деспот, приказал раздавать деньги народу. Все должны были разделить его радость!

Бьянка пережила едва ли не самые трагические часы своей жизни, но никто не заметил этого. Выражение ее классически прекрасного лица в последующие дни было предметом пристального наблюдения. Однако никаких чувств оно не выражало...

А из Рима пришла весть о том, что Изабелла Орсини убита своим мужем. То же самое случилось с Троило, ее любимым племянником. Бьянка была потрясена смертью любимой подруги. В течение нескольких дней она не выходила из своих покоев.

В апреле 1578 г. Великая герцогиня Иоганна тяжело заболела. Когда она внезапно узнала, что Бьянка по-прежнему остается любовницей ее мужа, у нее, снова беременной, началась сильная горячка. И смерть быстро прибрала к рукам эту изможденную женщину. Народ скорбел. Со всей подобающей пышностью испанского церемониала она была похоронена в родовом склепе Медичи. Бьянка вела себя очень сдержанно. Она приказала убрать все свои дворцы в строгий траур. А сама, инстинктивно угадав, что так будет приятно повелителю, показывалась в простых белых полотняных платьях без украшений.

Клятва Франческо, которую он дал перед изображением Мадонны, приобретала теперь новый смысл. На указательном пальце левой руки Бьянка носила кольцо с гербом дома Капелло. А правая рука оставалась свободной для кольца дома Медичи. Франческо понял намек. Данная им клятва мучила его. Он все так же продолжал любить Бьянку, однако вполне вероятная реакция народа тревожила его. Ведь народ ненавидел Бьянку. Брак Франческо с ней мог вызвать к тому же осуждение итальянских владык. Как бы там ни было, она по-прежнему оставалась вдовой Бонавентури...

Вскоре после похорон Великой герцогини Иоганны у Франческо произошел откровенный разговор с духовником. Священник, настоящий светский человек, знал, как надо разговаривать с герцогом. Он спокойно противопоставил свои контрдоводы, когда Франческо ясно выразил намерение женитьбы на Бьянке.

«Если Великий герцог действительно хочет вступить в брак, в итальянских государствах найдется немало принцесс, которые охотно отдадут ему свою руку. В этом смысле о донне Бьянке вообще и речи быть не может. Ведь она вдова всего лишь банковского служащего!»

Церковь не раз доказывала свое могущество... Франческо был сражен. Он ничего не мог возразить духовнику. Он даже был готов тотчас отправиться в путешествие, чтобы развеяться, как предложил священник.

Бьянка, вскоре узнавшая о разговоре, увидела в путешествии огромную опасность для себя. Однако она не стала ничего предпринимать. Флорентийцы громко и откровенно выражали на улице свое торжество. Среди прочих рассказывались и пережевывались самые дикие варианты:

«Могущественная любовница действительно изгнана!» «Герцог отправился в путешествие».

«Любовница бежала!»

Но Бьянка не сдавалась. Ока написала много писем своему отцу в Венецию и кардиналу Фердинанду в Рим. Они были весьма почтительны и наполнены тонким лукавством. Кардинал довольно часто пользовался ее посредничеством в своих контактах с герцогом. Его бурная жизнь обходилась в неимоверные суммы, а брат был очень скупым. И Бьянке постоянно удавалось повышать ставки... Таким образом, она все сильнее привязывала к себе кардинала.

Повелитель тоже получал письма от Бьянки. В них она была все такой же покорной, влюбленной, отрешенной... Этими изощренными изъявлениями чувств она еще больше приводила в замешательство и так колеблющегося герцога. Он вскоре проклял свое путешествие.

В это время Бьянка стала посылать гулять по улицам города в сопровождении монаха богато разодетого маленького Антонио. И хотя народ добродушно посмеивался, глядя на странную пару, Бьянка не пожелала отменить эти прогулки. У нее был план, он мог не удаться, и тогда она будет изгнана. Но он же мог все изменить...

Великий герцог вернулся во Флоренцию. В тот же вечер он появился у своей возлюбленной. Бьянка все рассчитала заранее и хорошо подготовилась. Поддерживаемая монахом, Бьянка так эмоционально рассказала ему обо всех последних неприятностях, что он был растерян и потрясен и тотчас приказал перевести Бьянку и ее свиту в ...Питти.

Новая выходка Великого герцога вызвала еще более сильную вспышку народного гнева. Франческо едва обратил на это внимание и вскоре обвенчался с Бьянкой. Но и после этого у нее хватило ума, чтобы не возомнить лишнего.

Роль тайной супруги не очень подходила ей. Да к обстановка в Питти ей мало нравилась. Там, снаружи, на улицах – враждебный ей народ, а за пределами Флоренции – такая же враждебная знать: она везде была чужой... Соседние властители во всеуслышание осуждали «авантюристку» в Питти. Римский кардинал, правда, ничего не возразил против их обручения. Несомненно, он по достоинству оценил ее: такая необыкновенная женщина. Да и положение любовницы было значительно опаснее, чем положение законной супруги. Ведь супружеская связь его брата Франческо с донной Бьянкой могла быть расценена так же, как прежде связь его отца с Мартелли.

Франческо был уязвлен и оскорблен враждебным отношением народа и знати к Бьянке и согласился с планом, который она ему предложила. Ход подготовленный и обдуманный. Она решила послать в Венецию тосканских дворян Сфорца и официально объявить Сенату о своем замужестве. В то же время, и здесь ясно проявился ее прямо-таки мужской склад ума, она хотела просить Сенат признать ее «Дочерью республики». С этим титулом она могла возвыситься над всеми итальянскими принцессами, так как становилась в ряды высшей знати!

И ее план удался. Личное послание Великого герцога и Бьянки венецианскому Сенату стало шедевром мужского ума и женской хитрости. Ведь все можно было превозмочь посредством высокого авторитета венецианского Сената. Личное послание венецианского дожа гласило:

«Из письма Вашей Светлости и исходя из того, что нам устно изложил синьор Марио Сфорца, Ваш посланник, мы узнали, что Вы изволили выбрать супругой происходящую из одного из самых знатных патрицианских родов Бьянку Капелло, оценив ее превосходные качества и доставив тем самым удовольствие народу Венеции.

Мы очень рады приветствовать Ваше посольство и благодарим Вашу Светлость за то, что Вы ясно проявили преданность и добрую золю по отношению к нашей Республике, выбрав супругу из одной из наших лучших патрицианских семей. Мы также выразили нашу радость Вашим посланникам и сделали все от нас зависящее. С огромным удовольствием объявляем это всему нашему городу. Этот союз навсегда останется величественным памятником для наших потомков. С радостью и с согласия нашего Совета признаем Ее Светлость Бьянку Капелло, Великую герцогиню Тосканскую, «Дочерью Венецианской республики».

Делаем мы это в первую очередь для того, чтобы доказать Великому герцогу, ее супругу, которого мы любим, как нашего сына, наши беспредельные дружеские чувства за многочисленные доказательства ею доброй воли по отношению к нашей Республике. Кроме того, мы хотим показать возлюбленной дочери, как нам приятно ее возвышение.

И для всеобщего сведения мы составили эту грамоту и скрепили ее нашей золотой печатью».

Генерал Mapио Сфорца передал переполненной счастьем великогерцогской чете в Питти этот бесценный документ. Бьянка была у цели! Со своей знаменитой усмешкой она перечитывала изъявления преданности венецианского дожа. Само почтение, он прямо-таки превозносил ее! Великий герцог был потрясен... Ведь Сенат Венеции никогда бы не оказал такой милости любовнице...

Во время наступивших праздников по случаю коронации народу Флоренции было показано так много представлений, что даже сплетни были забыты. Улицы города сами стали похожи на праздничные залы. Роскошь не знала пределов. Пробудилось стремление к прекрасному, свойственное всему Ренессансу. Итальянские властители не могли ничего возразить против коронации Бьянки. Могущественная Венецианская республика присвоила ей наивысший титул. Отцу и сыну Капелло был присвоен титул рыцарей «Золотой Звезды».

И все это было делом рук умной женщины. Только ее железной воле, ее хитрости, ее гибкости в щекотливых дипломатических отношениях, ее безграничному терпению можно было приписать весь этот огромный успех, этот благополучный конец. Все те, кто еще совсем недавно напрямую злословил в ее адрес, теперь должны были низко кланяться Великой герцогине Тосканской. В дни коронации произошла помолвка ее дочери Пеллегрины с графом Бентивольо. Тот же самый епископ Аквилен, который ранее в Высшем Совете Венеции зачитывал приговор беглецам, теперь благословил новую супружескую чету и короновал Бьянку. В эти действительно счастливые дни наивысшего личного триумфа Бьянка показывалась в расцвете своей зрелой красоты. Она была невозмутима даже тогда, когда узнала, что число ее врагов увеличилось.

Не обошлось без горького осадка... Кардинал Фердинанд прислал на коронацию всего лишь двух придворных своей свиты. Сам он прибыть не пожелал! Франческо был оскорблен такой бестактностью. Бьянка же не была настолько обидчивой. На ее пути к Питти осталось много жертв. Было бы малодушием скрывать это от самой себя. Однако Бьянка никогда не позволяла себе сожалеть о содеянном.

Вскоре она протянула руку дружбы дочерям умершей Великой герцогини. Она безмерно баловала их. Это вполне согласовывалось с ее планами и не имело никакого отношения к «движениям души». Герцог был глубоко тронут проявлением ее доброты. Он с удовольствием выдал бы старшую замуж. Однако выбранный для этой роли дон Винченцо Мантуанский отнесся к предложению весьма сдержанно.

Тем временем отношения между братьями Медичи продолжали осложняться. Бьянка действовала, и в ее планах оказались замешанными герцоги Савойи, Феррары, Пармы и Мантуи. Она также написала самому Фердинанду и намекнула, что повелитель очень недоволен его молчанием. Реакция была мгновенной. Кардинал тотчас приехал. В своем замке Поджио э Кайяно герцогская чета устроила грандиозные праздники. Братья помирились. И каждый благодарил за это Бьянку.

Франческо все больше отдалялся от народа, но по-прежнему оставался благородным и любящим обладателем своей супруги. Он был ее орудием, и она благодарила его со смирением и покорностью. Он официально объявил Антонио своим законным сыном и считал, что должен загладить свою вину перед женой...

Внешность Бьянки изменилась за последние годы. Однако Великий герцог почти не замечал этого. Для него она осталась все той же прекрасной Бьянкой, которой восхищался весь мир. Из опасной куртизанки она превратилась в законную повелительницу.

Через своих агентов Бьянка слышала о проклятиях, которыми ее осыпал народ. Она узнавала обо всем и молчала. Но когда ее брата Витторе, которого Франческо назначил на высокий пост во Флоренции, поймали на каком-то скандальном мошенничестве, она начала действовать. Бьянка сразу оценила опасность со стороны ее собственной родни. Витторе, осыпанный герцогской четой милостями и ценными подарками, совершенно обнаглел. Однако ему с сожалением пришлось узнать, что его могущественная сестра легко забывала о своих родственных чувствах, когда этого требовали обстоятельства. Она тотчас доложила обо всем герцогу. И Витторе моментально был вынужден покинуть Флоренцию! Даже Франческо был изумлен отношением Бьянки к брату. Однако, с другой стороны, он испытывал глубокое удовлетворение от того, что только к нему, Великому герцогу Франческо, ее любовь и верность оставались неизменными...

Счастливой Бьянке жизнь давала все, только бесценное понятие «мир» ей не суждено было осознать никогда. Вся Италия ополчилась на Тоскану. Зависть и недоброжелательность вспыхивали повсюду. Итальянские властители не могли простить семье Медичи недавние удачи. Любыми средствами они пытались омрачить их существование. Но Франческо превосходил их во всем: с Флоренцией было связано имя Медичи, и ни одно государство не могло с этим не считаться. Однако Венеция чувствовала себя задетой. Ее агент Витторе Капелло был бесславно изгнан.

Повсюду в итальянских государствах во всеуслышание злословили о «выскочке» из Питти. Герцог понимал истоки этой зависти. Положение и состояние этой женщины вполне могли вызывать зависть! Чего не могли добиться мужчины по дипломатическим каналам, она добивалась хитростью. В результате длительных переговоров ей удалось выдать замуж дочь Иоганны Элеонору за сына герцога Мантуанского. Она устроила пышную свадьбу. Кардинал тоже приехал во Флоренцию. Отношения между братьями снова стали натянутыми. Кардинал подозревал фаворитов Франческо Сергвиди и Аббиозо во враждебных намерениях. Эти его агенты наделали глупостей. Они возомнили о себе слишком много. На этот раз даже не понадобилось вмешательство Бьянки. Герцога ни в чем не надо было убеждать. И кардинал в хорошем расположении духа вернулся в Рим.

Новый слух пошел гулять по Флоренции: Великая герцогиня была в положении. Римскому кардиналу при этой вести стало плохо. Ведь «повелительнице» новый обман удастся так же хорошо, как и предыдущий. Воистину, это жена дьявола! И козыри свои она пустит в ход опять в самом конце... Как раз при тосканском дворе находился Пьетро, сводный брат Франческо и Фердинанда. Он тотчас получил от своего римского родственника точные указания. Естественно, переданы они были только устно.

А дочь Бьянки, в таком же положении, что и мать, в это время жила в Питти. Она тоже была втянута в шпионскую сеть Пьетро. Бьянка очень скоро все это обнаружила и, как всегда, позабавилась. Ее собственные шпионы перехватывали письма Пьетро кардиналу. Правительница читала их и затем передавала своим гонцам для отправки в Рим. Эта игра в шпионов с чересчур самоуверенным кардиналом развлекала ее. На этот раз она была беременна на самом деле. Она и так уже ужасно растолстела в результате разрушительной деятельности различных препаратов, рекомендованных знахарями, и производила впечатление беременной. Эти недостатки Бьянка скрывала с помощью соответствующей и еще более дорогой одежды...

Франческо был вне себя от радости. Ведь его сын от первого брака умер почти сразу после рождения, и герцог жил в ожидании нового наследника. Уже несколько месяцев Бьянка чувствовала себя неважно. Сила воли у нее была достаточной, чтобы побеждать недомогания, но оставались сомнения. Что ждет ее впереди? Ее письма этого периода дают ясно ощутить сквозь века неясность положения и сомнения Бьянки...

В сентябре 1586 г. Великая герцогиня писала кардиналу Фердинанду в Рим:

«Синьор Просперо, мой врач, может быть, из уважения к нашему дому, официально подтвердил слух о моей беременности. Мне кажется, он поторопился с утверждением этого факта, и я бы не хотела, чтобы чувство радости, которое Вы испытали, узнав об этом, было бы омрачено, если результат не будет соответствовать Вашим ожиданиям. Нет сомнений, что налицо все признаки беременности, выражающиеся в первую очередь движением ребенка во мне, что довольно мучительно. А когда эти самые явные признаки отсутствуют, я живу в постоянном страхе и не могу самостоятельно преодолеть мои сомнения...»

И далее, в октябре 1586 года она извещает кардинала:

«Самые явные признаки беременности, движения ребенка, уже довольно долго отсутствуют. Это доставляет мне дополнительные заботы, и от этого я чувствую себя значительно хуже, чем если бы это была просто беременность. Великий герцог пригласил на совет двоих самых опытных акушеров, один из которых подтвердил, что я беременна, а другой поставил это под сомнение... И доводы обоих были вполне обоснованны. И эта противоречивость мнений доставляет мне наибольшее беспокойство, потому что при этой неуверенности я не могу обрести покой, который мне необходим в таком состоянии...»

Шпион Пьетро стал в Питти объектом насмешек. Он был прямо-таки наваждением для собиравшейся рожать Пеллегрины. Бьянка потеряла терпение. Однажды она велела схватить юношу и отвести его к повелителю. Пьетро был вынужден во всем сознаться. Во время допроса всплыло имя Фердинанда. У Бьянки хватило здравого ума опять выступить посредником, ведь ни в коем случае братья не должны были поссориться еще больше. И ей удалось утихомирить Франческо. Только Пьетро пришлось тотчас покинуть Питти...

В то же время придворные медики объявили герцогине, что они ошиблись. И причиной этой ошибки было какое-то тяжелое органическое заболевание, возможно, водянка. И в те же дни флорентийцы узнали о болезни Бьянки. Из достоверного источника известно, что герцог заплакал, когда узнал от врачей о состоянии своей супруги! Об этих обманутых надеждах больше никто не упоминал...

Бьянка уже не была такой здоровой, как раньше, но она все же продолжала заботиться о мире в семье. Ежедневно римский кардинал получал от нее письма, преисполненные почтительности и скрытого коварства.

Однажды он сообщил ей, что из-за постоянных ссор дом Медичи резко осуждают в Риме. Инициатором выступил сам папа! И Бьянка тотчас ответила:

«Учитывая, что моей обязанностью является поддержание отношений любви и согласия в этой семье, Вы по праву можете испытывать за это ко мне добрые чувства, как ни за что другое. Вы можете быть уверены, что я день и ночь обдумываю способы не только как бы облегчить Ваши страдания, но и как бы полностью избавить Вас от них.

Вот уже несколько дней все высказанное Вами недоброе для Ваших с Великим герцогом отношений не подтверждается. Во всех его речах звучит благосклонное отношение к Вам. И это поддерживает мою уверенность, что злословие бесполезно. Лучше постарайтесь понравиться Великому герцогу Вашей мягкостью и умом, а также неизменно правильными мыслями и делами. Так мы оба сможем показать, что наша общая цель – способствовать процветанию нашей семьи. Таким образом, ни у кого не будет повода клеветать на Вас и насмехаться над Вами. И я беспрепятственно могу осуществить все, что задумано, чтобы Вы обрели покой и удовлетворенность. Я еще раз призываю Вас к совместным с Великим герцогом делам и никогда не уклоняться от принятых на себя обязательств, верно служить ему и не сообщать ему ничего такого, что могло бы вывести его из себя. Тогда я буду счастлива, что мои старания не пропали даром.

У меня нет другого желания, как услужить Вам и поддержать наше единство. С самыми наилучшими намерениями я хочу способствовать благополучию и процветанию этого рода, для которого я всегда готова пожертвовать своей жизнью.

Поэтому я все сделала для того, чтобы убедить Великого герцога, что во всей кардинальской коллегии ни в ком, кроме Вас, он не найдет столько любви и верности...»

Это письмо, написанное с таким умом и тактом, произвело сенсацию в Риме. Сам папа изъявил желание познакомиться с женщиной, которая столько лет так отчаянно защищала интересы Медичи.

Шансы кардинала в Риме мгновенно возросли! Он послал одного из придворных во Флоренцию, чтобы выразить правительнице свою благодарность. Казалось, неприятный раздор между братьями был в конце концов улажен.

Папа Сикст VI отметил заслуги Бьянки присуждением ей титула «Роза Добродетели». К тому же в свои планы на будущее лето он включил посещение тосканского двора. Великогерцогская чета Флоренции пришла в восторг от этого особого внимания Его Святейшества. Бьянка даже забыла обо всех своих болезнях. У нее появились новые планы. Она хотела совершить путешествие в Венецию. В блеске неслыханной роскоши появится она на родине. Она одинаково была обязана этой роскошью и своей девичьей фамилии, и своему теперешнему титулу. И там она покажет всем, кто такая Бьянка Капелло!..

В 1587 г. тосканский двор переехал в Поджио э Кайяно. Здесь со всем подобающим блеском встретили кардинала Фердинанда. Братья окончательно помирились. Правительница подумала об удовлетворении самых малейших желаний гостя. В наивысшей гармонии протекали дни. Театр, любовные игры, прогулки на лодках по реке и другие подобные развлечения приносили необходимую разрядку. День и ночь не гасли Свечи, и факелы расцвечивали замок, превратившийся как бы в символ чувственной радости жизни...

И вдруг исчезли весь блеск, радость, удовольствия... Неожиданно Франческо тяжело заболел. И сама Бьянка, почувствовав странное недомогание, моментально потеряла выдержку. В мучительном страхе сидела она у постели своего повелителя до тех пор, пока ее в бессознательном состоянии не перенесли в ее покои.

А через несколько часов после мучительной агонии Великий герцог Тосканский Франческо скончался.

Как ураган обрушилась страшная весть на Флоренцию. Народ знал, что над Поджио э Кайяно давно висел флаг мира. Как же так?.. Ходили самые необычные слухи. Они расползались все дальше... Еще не улеглись первые волнения, а пришла новая весть:

«Бьянка Капелло умерла!»

Вскоре после повелителя, не достигнув 40 лет, умерла и повелительница. Сложилось много легенд. В течение веков вокруг прелестной головки Бьянки Капелло свился их пышный венок. Никто не верил в естественную смерть герцогской четы из Тосканы. В чьих интересах было устранение их обоих? Для кого представляла опасность эта женщина? Под чью дудку плясал ее собственный муж? Многие указывали на нового повелителя Флоренции, римского кардинала, ведь этой женщине из Питти не было и сорока лет! И можно было ждать от неутомимой Воительницы еще много всяких неожиданностей! Отметил же ее папа наивысшей наградой...

Однако все осталось без последствий: злоумышленник был достаточно осторожен и уничтожил все улики!

Лицо нового господина оставалось неподвижным, когда он последний раз смотрел на своего мертвого брата. Таким же неподвижным оставалось оно, когда он смотрел на страшно изменившуюся Бьянку. А все-таки смутное беспокойство охватывало его при взгляде на мертвую женщину. Как часто, шутя и смеясь, она скрещивала оружие своего духа С его собственным! Она была достойным противником. Постоянно во время встреч с ней он восхищался ее богатыми дарованиями. Ему самому, холодному скептику, было нелегко избегать ее пленительных чар...

В самом деле, в эти часы он понял, как его брат мог стать ее безвольным рабом. Уверенная в выбранной цели и стойкая, назло всем препятствиям прошла Бьянка Капелло свой путь, хотя весь мир насмехался и злословил на ее счет. И, оказавшись на такой немыслимой высоте, она вновь обратилась к Венеции, к своей родине. Однако ее тоска осталась неудовлетворенной, и ее неугомонная душа погрузилась во мрак смерти...

Даже теперь на лице ее не было покоя. И, не подвластные никакому тлену, блестели ее золотые волосы. И как загадочны были теперь бессильные прекрасные руки!

Стендаль в «Истории живописи в Италии» приводит свою версию гибели Бьянки и герцога Франческо.

Бьянка захотела подарить мужу наследника. Обратились к придворным астрологам, отслужили несчетное количество месс. Все бесполезно. Тогда герцогиня прибегла к помощи своего духовника, францисканца с длинными рукавами из монастыря «Ogni Santi» (Всех святых). У нее появилось отвращение к еде, ее тошнило, она даже слегла. Весь двор ее поздравлял, герцог был в восторге.

Когда пришло время родов, Бьянка среди ночи почувствовала такие сильные боли, что в волнении потребовала к себе духовника. Брат герцога, кардинал Медичи, встает с постели, спускается к невестке в переднюю и начинает там спокойно прохаживаться, читая требник. Великая герцогиня просит его удалиться; она не может допустить, чтобы он слышал ее крики; жестокий кардинал холодно отвечает: «Передайте Ее Высочеству, что я прошу ее делать свое дело; я буду делать свое».

Приходит духовник, кардинал идет ему навстречу, обнимает любовно и говорит:

– Добро пожаловать, святой отец, герцогиня очень нуждается в вашей помощи.

И, продолжая сжимать его в своих объятиях, он без труда нащупывает младенца, которого францисканец принес в своем рукаве.

– Слава Богу, – продолжает кардинал, – Великая герцогиня счастливо разрешилась от бремени, к тому же еще и мальчиком.– И показывает своего мнимого племянника остолбеневшим придворным.

Бьянка, лежа у себя в постели, услыхав эти слова, пришла в бешенство. Она тут же начала готовить месть. Вскоре они все трое (Великий герцог, Бьянка и кардинал) были на прекрасной вилле Поджио э Кайяно, где обедали за общим столом. Герцогиня, заметив, что кардинал очень любит бланманже, приказала приготовить это кушанье и положить в него яду. Кардинала предупредили. Он явился к столу, как обычно, но, несмотря на многократные уговоры невестки, не притронулся к блюду. Он придумывал способ, как ее уличить, и в это время Великий герцог воскликнул:

– Ну что ж! Если мой брат отказывается от своего любимого кушанья, я им полакомлюсь.– И он наполнил свою тарелку.

Бьянка не могла его удержать, так как этим она обнаружила бы свое преступление и навсегда утратила бы любовь мужа. Увидев, что для нее все кончено, она положила себе бланманже.

Оба они скончались 19 октября 1587 года.

Почти четверть века держала эта женщина в напряжении весь мир! И навсегда осталась загадкой смерть гордой и умной куртизанки Бьянки Капелло...

Глава II ФРАНСУАЗА-АТЕНА, МАРКИЗА ДЕ МОНТЕСПАН (1641—1707)

О самых знаменитых куртизанках Людовика XVI Французского, испытавших к нему нежные чувства, довольно метко сказано, что Лавальер любила его, как любовница, Ментенон – как гувернантка, а Монтеспан – как госпожа. Последняя, среди многих других, которым удавалось завоевать сердце любвеобильного короля, пожалуй, представляет наибольший интерес.

По происхождению она из старинного рода – ее отцом был Габриэль де Рошешуар, герцог де Мортемар. Как и другие знатные дамы ее времени, воспитывалась в монастыре. Ее мать, Диана де Грансень, старалась, как рассказывает жена Келюса, привить дочери принципы непоколебимого благочестия. Набожность мадемуазель де Тонне-Шарант, как она звалась до замужества, в самом деле была чрезмерной, даже страстной.

Когда в возрасте девятнадцати лет она стала придворной дамой королевы и прибыла в Версаль, она ходила к причастию каждый день и внушила набожной королеве-испанке очень высокое мнение о своей добродетели. Однако в то же время она воспринимала набожность с ироничным светским непостоянством, полным снисходительности. На всех балах демонстрировала прелести своей натуры и проявляла подаренные ей природой высокие физические и умственные способности.

В возрасте двадцати двух лет она вышла замуж за дворянина из своей провинции, маркиза де Монтеспана. Он был моложе ее на год. Это был блестящий брак, который соединил родовитость, положение и могущество. Супругам была предоставлена возможность жить вместе или поблизости друг от друга, как это было принято.

Лизелотта фон дер Пфальц ненавидела маркизу лютой ненавистью, но иногда была объективна, подтверждая справедливость мнений о ее красоте.

Она пишет, что маркиза была честолюбива, а не безнравственна, к тому же соблазн был велик...

Маркиза де Монтеспан решила попробовать взобраться повыше, когда она увидела, какой роскошью окружена любовница короля Луиза де Лавальер. Считая, что во всем превосходит ее, она сделала ее мишенью своих острот и откровенно проявила свою зависть во многих злобных проделках.

В скором времени она попалась на глаза к самому Людовику и сделала все для того, чтобы вытравить образ спокойной и нежной Лавальер из сердца короля. Это тоже удалось ей, а что она для этого предприняла, стало известно значительно позднее узкому кругу ее современников и самому королю...

Однако прежде чем она связалась с королем, ей пришлось убедиться в неуступчивости мужа. Как рассказывает мадам де Монпансье, это был необыкновенный человек, который при всех сетовал на короля, проявлявшего склонность к его супруге, устраивал ей бурные сцены и награждал пощечинами.

Да и сам Людовик вел себя несдержанно, ссылаясь на Библию, а именно на пример царя Давида. Он прямо сказал маркизу, что тот должен отдать ему жену, иначе Бог покарает его. Маркизу страшно злило, что муж откровенно рассказывал о ее проказах всем придворным: «Я стыжусь, что моя обезьяна вместе с ним развлекает чернь!»

Высказывания маркиза произвели сенсацию при дворе, и даже Людовик, при всем его властолюбии, почувствовал себя задетым и оскорбленным тем, что не осмеливается открыто преследовать человека, чья жена стала его любовницей...

Правда, Мольер в появившемся в 1668 г. «Амфитрионе» поясняет, что нет ничего позорного в том, чтобы разделить жену с Юпитером. Однако молодой Монтеспан не был согласен с тем, на что охотно пошел бы любой придворный. И через много лет, когда Людовик уже расстался со своей возлюбленной, он рассказывал, что она бросала мужа, дом и детей, чтобы следовать за королем.

Когда маркиз узнал, что его старания получить обратно жену бесполезны, а напрасные хлопоты при дворе грозят ему преследованиями со стороны тайной службы короля, он одел в траур весь свой дом и, сидя в черной карете, распрощался с родственниками, друзьями и знакомыми. Он вовремя скрылся, так как в это самое время король искал любой предлог, чтобы подвергнуть его судебному преследованию.

Монтеспан бежал в Испанию. Одно из поданных маркизой в самом начале прошений о разделе имущества через много лет, в 1674 г., было удовлетворено. Кроме того, было вынесено решение о разводе ввиду прекращения совместного ведения хозяйства со стороны маркиза, а также ввиду отсутствия согласия между супругами из-за жестокого отношения Монтеспана к жене...

Но и теперь Людовик чувствовал себя не слишком уверенно, и, когда маркиз для участия в одном из процессов прибыл в 1678 г. в Париж, король написал своему министру Кольберу: «Я слыхал, что Монтеспан позволяет себе дерзкие высказывания. Это дурак, для исчезновения которого с моих глаз Вы предпримете все возможное... И постарайтесь, чтобы он покинул Париж как можно скорее».

Итак, признанная всеми новая куртизанка короля с ее безграничным влиянием, сильно развитым чувством собственного достоинства, с ярко выраженным честолюбием стала счастьем, надеждой и ужасом придворных, министров, генералов.

То, что она тотчас добилась возвышения своей родни, само собой разумелось: ее отец стал губернатором Парижа, ее брат – маршалом Франции.

В ее салоне собирались сливки аристократии и мира искусств. Она покровительствовала Расину и Буало и добилась пенсии для старого Корнеля. Она помогала Люлли. Она точно знала, что необходимо для художников и поэтов. Сен-Симон со всей возможной скрупулезностью и объективностью описывал события при дворе: «Она всегда была превосходной великосветской дамой, спесь ее была равна грации и благодаря этому не так бросалась в глаза...

Было просто невозможно обладать большей волей, ловкостью, оригинально выраженной натурой и природным умом, что придавало особые, в известной мере, свойства ее языку. Все это вызывало восхищение. Все, кто с ней постоянно общался, ее камеристки, племянницы и те, кто часто слушал ее, перенимали ее язык. Его еще и сегодня можно встретить у тех из них, кто дожил до наших дней...»

Сен-Симон восхищается присущим ей качеством «быть красивой, как ясный день». Великая мастерица эпистолярного жанра и знаменитая современница Сен-Симона мадам де Савиньи называет красоту маркизы необыкновенной, ее туалеты не менее прекрасными, чем внешность, а ее веселый нрав не менее удивительным, чем туалеты. «Сияюще прекрасной и необычайно самоуверенной» называет она великую куртизанку, чьи изображения, демонстрирующие все ее необыкновенные свойства, к сожалению, до нас не дошли. Описывая в одном из своих писем к дочери нравы двора и приводя при этом различные примеры из жизни необыкновенной маркизы, ока пишет: «В три часа король, королева, Месье, Мадам (брат и сноха Людовика), Мадемуазель (де Монпансье, дочь герцога Гастона Орлеанского), все принцы и принцессы, мадам де Монтеспан с собственной огромной свитой, короче говоря, все, из кого состоит французский двор, собираются в личных покоях короля. Все было обставлено наилучшим образом. Мадам де Монтеспан в кружевах ручной работы, волосы в тысячах локонов, ниспадающих по вискам до самых щек. На голове – черные ленты, украшенные жемчугом и драгоценными камнями. Одним словом, это была победоносная красота, к восхищению всех иностранных послов».

Маркиза любила роскошь, как любят ее такие женщины, и мадам де Савиньи в письме к своей дочери в провинцию описывает даже платье, подаренное одним из богатых и галантных придворных фаворитке: «Золото на золоте. Вышитое золотом, окаймленное золотом, а все это перевито золотом, и все это перемешано с золотыми вещичками, а все вместе составляет платье из необыкновенной ткани. Надо было быть волшебником, чтобы создать такое произведение, выполнить эту немыслимую работу...»

В Версале маркиза занимала на первом этаже двадцать комнат, а королева на втором – одиннадцать. Старшая статс-дама де Ноай несла шлейф маркизы, а шлейф королевы – простой паж. При выездах ее сопровождали лейб-гвардейцы. Если она отправлялась куда-либо по стране, ее должны были приветствовать лично губернаторы и интенданты, а города посылали ей подношения. За ее запряженной шестеркой каретой следовала такая же с придворными дамами. Затем следовали тележки со скарбом, 7 мулов и 12 человек конного конвоя...

Такой женщине было, конечно, необходимо подходящее жилище. И она нашла его в своем замке Кланьи, втором Версале, недалеко от первого. Сначала Людовик велел построить в Кланьи небольшой загородный дом для своей возлюбленной. Когда маркиза увидела его, она объявила, что для какой-нибудь оперной певички его бы вполне хватило...

Ей был нужен только замок, и она поручила его строительство в то время 28-летнему Мансару. Проектирование и строительство замка обошлось в 2,5 миллиона ливров, а уже в 1669 г. он в полуразрушенном виде был продан архитектору Делондру за 400 тыс. ливров. Мадам де Савиньи видела замок в августе 1675 г., она называет его Дворцом Амиды. Реконструируемое здание еще не было готово, а известный Ленотр уже высаживал парк. «Он посадил небольшой темный лес, который выглядел очень живописно, потом посадил небольшую рощу апельсиновых деревьев в больших кадках. Они образовали тенистые аллеи, по ним было приятно прогуливаться, а чтобы замаскировать кадки, с обеих сторон были устроены палисадники, целиком засаженные цветущими розами, жасмином и гвоздикой. Все это было, несомненно, прекраснейшим, удивительнейшим, очаровательнейшим нововведением, о котором можно было только мечтать».

Маркиза родила королю семерых детей, которые по указу Парламента были признаны его законными детьми: старшего сына он произвел в герцоги Мэна и дал ему поместья и привилегии, старшую дочь он выдал замуж за герцога Бурбонского, а другую – за своего племянника, герцога Шартрского, будущего регента.

Однако, несмотря на все великолепие, могущество и на все праздники, которые устраивала она или устраивали в ее честь, главным оставалось то, что только в первые годы ее господство было несомненным. Впоследствии ей надо было опасаться, зная непостоянство Людовика, появления более молодой, а также более красивой и умной соперницы. Ведь если однажды она вознеслась, то с тем же успехом могла и рухнуть... Она никогда ни в чем не была уверена и постоянно была окружена толпой врагов и завистников. Многих раздражало ее высокомерие, ее острый язык, и все постоянно следили за ней, чтобы обо всем донести королю и таким образом спровоцировать тихий дворцовый переворот, а на место прежней надоевшей могла взойти новая красотка. К этому заранее велись приготовления, и всегда под рукой была какая-нибудь дамочка, для которой заветным желанием было возложить на себя эту корону.

Любовь и страсть Людовика к маркизе длились годы, но уже в 1672 г. гордая маркиза страдала от глухой ревности, и она пребывала, как замечает мадам де Савиньи, в неописуемом состоянии духа: в течение двух недель не показывалась на люди, писала с утра до вечера, и все рвала в клочья перед сном... И никто не сочувствовал ей, хотя делала она немало добра, замечает писательница, характеризуя маркизу и остальных. Через три года, когда все тревоги как будто улеглись и Людовик к ней вернулся, все повторилось – и значительно серьезнее. Людовик вдруг впал в глубокую набожность, однако умные люди потихоньку передавали, что он пресытился маркизой...

Гордой женщине пришлось пережить, что в Великий Четверг 1675 года священник ее прихода отказал ей в отпущении грехов, а когда она пожаловалась на это его версальскому коллеге, тот одобрил действия своего викария. К тому же как раз в это время великий проповедник Боссюэ снова пошел в гору и добился, чтобы король удалил свою любовницу. Маркиза возмутилась и, когда Боссюэ как-то посетил ее, засыпала его упреками: ему потребовалась немалая выдержка, чтобы отделаться от нее. Ведь только он один должен был иметь доступ к душе короля...

Когда маркиза поняла, что все ее попытки разбиваются об его непоколебимое спокойствие и высокомерие, она решила добиться своего с помощью интриг и лести и задействовала для этого самые высокие авторитеты церкви и государства. Однако и на этот раз ничего не вышло.

Ее изгнание длилось еще не один месяц. Казалось, что прежние отношения вообще никогда не вернутся. В это время маркиза родила двойню: будущих графа Тулузского и мадемуазель де Блуа. Как пишет Савиньи в конце июня: «Твое мнение насчет Кванты (так мать и дочь называли маркизу в своих письмах) подтвердилось. Конечно, невозможно вернуть прошедшее, но сейчас ее могущество и власть снова вознеслись до небес. И сейчас она стремится к тому, чтобы эта полоса удачи длилась как можно дольше. Между тем весь двор опять собирается вокруг нее, полный безграничного почтения».

И месяцем позже: «Любовь к маркизе все еще на высоте, и это разносят во все стороны, чтобы позлить священника и весь белый свет...»

И если в 1675 г. маркиза была удалена из религиозных побуждений, то в следующем году это произошло по тем же причинам, по которым возвысилась она сама.

Ведь король был постоянно охвачен всепоглощающей страстью к мимолетным, постоянно меняющимся любовным интригам, и Савиньи, всегда достоверно описывающая нравы двора, достаточно прозрачно намекает: «В квантовых краях попахивает свежей плотью...»

Сначала монаршей милости удостоилась принцесса де Субиз. Она полюбила короля, как остроумно было замечено, из любви к своему мужу. После того как она обеспечила себе желаемые привилегии и доходы, и срок ее фавора истек, она как ни в чем не бывало вернулась к своему мужу, восхищенному ее удачным предприятием и сердечно принявшему ее вполне в соответствии с «Амфитрионом» Мольера, где было указано, что в совместном с Юпитером обладании нет ничего постыдного, при условии, что Бог заплатит за это подходящую цену...

Савиньи пишет 2 сентября 1676 г., что мадам де Субиз промчалась со скоростью видения и все вернулось на круги своя. «Кванта намекала, что все равно она лучше всех...» Однако прошло немногим более недели, и все пришли к выводу, что звезда маркизы меркнет. Были слезы, глубокие переживания, притворная жизнерадостность и снова погружение в глубокую тоску.

«Одним словом, подходит к концу моя любовь. Одни трепещут, другие ликуют. Некоторые хотят, чтобы все осталось по-прежнему, однако большинство за смену декораций. Короче, все живут, по мнению сведущих людей, в ожидании кризиса...»

В конце месяца, замечает Савиньи, все были убеждены, что любовь короля угасла, и маркиза колебалась между признаками, которые могли бы принести возвращение милости, и опасениями, что она ничего для этого не делает и что он опять положил глаз на кого-нибудь.

«Однако дружеские отношения не могут быть прерваны так просто, ведь такую красоту и высокомерие трудно отодвинуть на второй план. К тому же ревность очень живуча. Но может ли она что-нибудь предотвратить?»

В середине октября маркиза узнает о своей участи.

«Если бы Кванта решилась на отречение в Пасху, вернувшись в Париж (1675), она не оказалась бы сегодня в таком безысходном положении. Это было бы наилучшим решением, однако слабость человеческой натуры велика. Все хотят добиться легкого обогащения, а это приводит к бедности скорее, чем к богатству...»

После Субиз в милость к королю попала мадам де Людр. Однако, не обращая внимания на эту интрижку, как она и предполагала, быстро закончившуюся, маркиза была озабочена медленным, но верным возвышением новой блистательной звезды на небе Версаля. Это была вдова поэта Скаррона, урожденная д'Обиньи, впоследствии маркиза де Ментенон, которой, благодаря стараниям Монтеспан, было в свое время поручено воспитание ее с королем детей, и ей со временем удалось попасться на глаза королю.

Де Савиньи в своих письмах называет вдову Скаррона «Подружка» и упоминает о некоторых моментах ее медленного, но неотвратимого восхождения, которое в начале мая 1676 г. привело к победе более блистательной, чем в свое время прежней фаворитки.

«Все брошено к ее ногам. Ей переданы даже камеристки ее предшественницы. Одна держит пред ней горшочек с притираниями, стоя на коленях, другая натягивает ей перчатки, третья укладывает ее спать. Ни для кого не находится у нее доброго слова, и я думаю, что она потихоньку насмехается над постоянной готовностью услужить ей».

Однако час окончательного прощания Людовика с Монтеспан еще не наступил, так же как и окончательное воцарение Ментенон. И когда мадам де Людр была облагодетельствована им, он снова вернулся к своей прежней возлюбленной и даже, похоже, с прежними чувствами.

11 июня Савиньи писала своей дочери: «Ах, доченька, какой триумф в этом Версале! Какая радость снова завладеть им! Я целый час находилась у нее в комнате. Уже причесанная и одетая, она лежала в кровати, отдыхая после Великого поста. Несчастной Жо (мадам де Людр) наносился удар за ударом, и Монтеспан смеясь повторяла, что та имела наглость жалеть ее. Представь себе, на какие унижения может пойти человек, не обладающий слишком большим самомнением, и ты поймешь в какой-то мере, в чем дело. То есть Малышка (госпожа де Людр) займет свое прежнее место при Мадам (Лизелотте Орлеанской)».

Ведь теперь снова закружившийся вокруг Монтеспан двор стал избегать ее, познавшую такой непродолжительный взлет. Маркиза стала постоянно преследовать де Людр, отравлять ей жизнь и презрительно называть ее «эта босячка».

Далее Савиньи отмечает, что король и его возлюбленная в последующие месяцы были более близки и общались чаще, чем когда-либо прежде. Казалось, чувства прежних лет вернулись, все былые опасения исчезли и любой мог с уверенностью утверждать, что никогда не видел более прочного ее положения.

«Мадам де Монтеспан с недавних пор все больше покрывается бриллиантами, и стоит немало труда не отступить перед сиянием этой божественности. Их любовь, похоже, достигла наивысшей точки, кажется, она усиливается на глазах. Невиданное дело, чтобы такая страсть могла возобновиться...»

Однако, несмотря на все неожиданные и большие победы и почитание, какая-то тайная мысль терзала фаворитку, что выражалось в постоянном беспокойстве. Ведь она всегда была страстным игроком в карты, а в 1678 г. ее азарт стоил ей более 100 000 экю ежедневно. В Рождество она потеряла 700 000 талеров, однако поставила на три карты 150 000 пистолей и отыгралась. Пошел последний год ее господства, и пора было подводить итоги длинному списку ее побед.

Ей стукнуло тридцать восемь лет, и ее могла вытеснить соперница, годящаяся ей в дочери. В марте 1679 г. она просила аббата Гоблена помолиться за короля, стоящего на краю глубокой пропасти. Этой глубокой пропастью была восемнадцатилетняя мадемуазель де Фонтанж, с волосами цвета спелой ржи с переливами, огромными светло-серыми бездонными глазами, молочной белизны кожей лица, розовыми щечками, и, по словам современников, она вела себя как настоящая героиня из романов. Как и Людр, и Лавальер, она была придворной дамой королевы и, по свидетельству Лизелотты фон дер Пфальц, прелестна, как ангел, от кончиков пальцев ног до корней волос. Родственники послали ее ко двору, чтобы она составила себе счастье как раз благодаря своей красоте.

«Неожиданно маркиза оставила двор по причине своей ревности к мадемуазель де Фонтанж»,– указывает современник в своих заметках за март.

Однако Людовик, как совершенно верно рассказывали, любил своих подруг не так, как они хотели, а так, как ему больше нравилось. Он не разрешил ей покинуть его по ее желанию. И как прежде Лавальер должна была послужить триумфу Монтеспан, так теперь она сама должна была служить фоном для новой фаворитки. Она хотела удалиться, надеясь, что, возможно в будущем, через определенное время, король опять обратит на нее внимание.

В конце марта она писала герцогу де Ноай: «Все здесь достаточно спокойно, король приходит ко мне только после мессы и после ужина. Лучше встречаться реже и спокойно, чем чаще и в тревоге...»

Когда брат короля давал бал в Вилле-Котре, где некоторые из приглашенных были в масках, Фонтанж появилась в сногсшибательном туалете, похожем на платье Монтеспан. Всем стало ясно по поведению Людовика, что маркиза пала, король больше не замечал ее. Придворное общество, привыкшее подражать во всем всемогущему повелителю, тотчас последовало его примеру.

Как пишет Савиньи, Монтеспан была вне себя, много плакала, ее гордость была ужасно задета. Как прежде она насмехалась над своей предшественницей Лавальер, так теперь острым языком она язвила в адрес своей последовательницы. Она открыто высмеивала Фонтанж и говорила каждому, как утверждает Бюсси-Рабютен, что король не очень разборчив, если он любит какую-то девчонку, знакомую с провинциальными интрижками. И у нее нет ни ума, ни воспитанности, это всего лишь красивая картинка...

Фонтанж, однако, получившая титул герцогини с ежегодным доходом в 20 000 талеров, буквально завалила отставную фаворитку и ее детей ценными подарками. Теперь уже ничто не могло удержать так долго и с трудом спрятанный гнев и ненависть Монтеспан, и она устроила королю грандиозный скандал. А когда ее милый Людовик стал укорять ее за невыносимое высокомерие, властолюбие и другие ошибки, она отвечала, вне себя от ярости, что, какой бы плохой она ни была, уж на его бы месте лучше помолчать...

На озаренном «королем-солнцем» небосклоне всходила новая ослепительная звезда. Нежные чувства, проявляемые Людовиком к юной маркизе де Фонтанж, ни для кого уже не были секретом, и промедление грозило Монтеспан безжалостной отставкой.

Трижды она пробиралась в заброшенную церковь, чтобы лечь в чем мать родила на холодную каменную столешницу. Перерезав во славу Асмодея и Астарота горло очередному младенцу, Гибур трижды наполнял кровью колдовскую чашу, которую, согласно ритуалу черной магии, ставил между ног королевской любовницы, а колдовство все не срабатывало.

Господство Фонтанж длилось не более двух лет. Уже в конце июня 1681 г. она умерла от воспаления плевры и легких, осложненного потерей крови при родах. Она умерла, убежденная, что отравлена своей соперницей. Людовик думал так же и хотел дать распоряжение произвести вскрытие, однако родственники герцогини выступили против этого, и установить истинную причину смерти не удалось. Несмотря на это, версия об отравлении получила распространение, и мадам де Келюс, Ментенон, Лизелотта фон дер Пфальц и Бюсси-Рабютен склонялись к ней.

Сегодня мы знаем, что она имеет основания, так как Монтеспан только и думала, как устранить соперницу. Мы знаем, что она была постоянной клиенткой чародейки и изготовительницы ядов Монвуазен, о которой Лафонтен писал: «В Париже одна женщина разводит ядовитых змей...» Она имела многочисленную клиентуру в различных социальных сферах и годовой доход в 50—100 000 франков, который она проматывала в кутежах и роскоши со своими любовниками.

Когда по приказу префекта полиции Ларейни в марте 1679 г. Монвуазен арестовали, запретили этот род деятельности и стали преследовать ее бродящих по стране коллег мужского и женского пола, Ларейни писал с ужасом: «Жизнь людей превратилась в ходячий товар. Осталось чуть ли не единственное средство, к которому прибегают при всяких семейных затруднениях. Богохульство, осквернение храма, любые другие мерзости стали в порядке вещей».

Еще в декабре 1677 г. некий Луи де Ванен, молодой и галантный дворянин из Прованса, был арестован вместе со своей любовницей Финеттой. У него были довольно тесные связи с двором и с самой Монтеспан. Через этого Ванена маркиза вошла в преступный мир магов и чародеек, расследование дела которых было поручено особой комиссии, так называемой «Огненной палате». Эта судебная палата была так названа потому, что некогда для разбора особых, чрезвычайно опасных преступлений заседания суда проходили в полностью завешенной черным материалом комнате, освещаемой даже в дневное время смоляными факелами и свечами.

19 апреля 1679 г. палата собралась в первый раз и решила, что слушание дела будет секретным, чтобы скрыть от общественности подробности об употреблении демонических снадобий, а также их рецепты, в существовании которых у судей не было сомнений.

Злодеяния арестованной на паперти собора Нотр-Дам Катрин Монвуазен, урожденной Дезейе, далеко превосходили подвига маркизы-отравительницы Жанны де Бренвье, которую бравый полицейский в свое время сумел извлечь из святых стен Льежской обители. На совести дородной красавицы, представшей на сей раз перед судом, были такие подвиги, что даже королевскому юристу метру Ларейни пришлось, дабы унять тошноту, прибегнуть к флакону с нюхательной солью.

Пристально вглядываясь в измученную пытками подсудимую, чье некогда роскошное, стоившее 15 тысяч ливров платье было изодрано, запачкано кровью и нечистотами, Габриэль Никола Ларейни машинально перелистал лежащие перед ним протоколы. Собранных следствием материалов было более чем достаточно, чтобы без лишних слов передать ювелиршу Монвуазен парижскому палачу.

В ее саду в Сен-Жермене было найдено 2500 закопанных детских трупиков и неразвитых эмбрионов, а изъятого при обыске крысиного яда вполне хватило бы, чтобы отправить на тот свет добрую половину мужей, наскучивших своим женам. Однако не заурядные отравления смущали метра Ларейни и уж тем более не подпольные аборты. Особая деликатность процесса заключалась в том, что клиентками Монвуазен состояли особы с очень громкими именами. Ее услугами пользовались, например, герцогиня Орлеанская, герцогиня Бульонская и сама маркиза де Монтеспан, заступившая вместо постригшейся в монахини Лавальер.

Могущественная фаворитка, подарившая его величеству четырех детей, сама переживала теперь трудный момент «смены караула».

Последний раз палата собралась 21 июля 1682 г. после уже проведенных 210 заседаний и вынесла решение о судьбе 442 обвиняемых. Сам Людовик повелел, чтобы не было никаких скидок на личность, положение или пол.

Мадам Савиньи, питавшая большое пристрастие к таким театральным постановкам, уже летом 1676 г. присутствовала при казни маркизы де Бренвье, которая отравила отца и двух братьев, а также Бренвье, которая, как она пишет, отдала душу дьяволу. А дочь Монвуазен, Маргарита, еще больше рассказывала насчет делишек своей матери: каждый раз, когда Монтеспан что-то мучило и она опасалась потери монаршей милости, Монвуазен должна была принимать меры.

По ее указанию священник читал молитвы, а она в это время месила тесто из всевозможных ингредиентов, как, например, шпанские мушки, кровь летучих мышей и т. д., которое во время мессы подкладывалось под чашу и освящалось священником, а затем подмешивалось в пищу королю.

Монвуазен неоднократно носила маркизе любовный порошок в Сен-Жермен, Версаль или Кланьи, а также посылала его с камеристкой Монтеспан. Маргарита Монвуазен даже сама передавала ей такой порошок в церкви Августинцев на пути в Сен-Клу. Связь маркизы с колдунами началась одновременно с любовью к королю. В 1667 г. она познакомилась с магом Лесажем и священником Мариэттом. У алтаря в глубине небольшой каморки Мариэтт в монашеском облачении повторял магические заклинания. Лесаж пел католический гимн «Приди, творец», после чего монах читал Евангелие над головой Монтеспан, которая повторяла заклинание против Лавальер.

Маркиза также говорила: «Я молю о дружбе со мной короля и дофина; чтобы они приняли меня, а королева осталась бы бездетной; и чтобы король дал мне приют и довольствие; и чтобы все, о чем я их прошу, выполнялось. И чтобы мои родственники, мои приближенные и мои слуги были им по душе, чтобы наш повелитель любил их и оказывал им внимание. И очень прошу, чтобы меня допускали на заседания Государственного Совета, чтобы знать, о чем там идет речь; и чтобы дружба была крепче, чем когда бы то ни было, и король оставил бы Лавальер, не оказывал бы ей больше никакого внимания, изгнал королеву, а я заняла бы ее место и смогла бы выйти замуж за короля».

«Заклинаю, заклинаю, заклинаю!» – словно в горячке, твердила отвергнутая метресса заклинание любви:

«Заклинаю, чтобы Людовик соединился с Франсуазой так же, как соединены огонь, воздух и вода с землей, и чтобы помыслы Людовика направлялись к Франсуазе, как лучи солнца направляют свет мира и его добродетель; и чтобы он, Людовик, создал ее в своем воображении и взгляде так, как небо создано со звездами и дерево – со своими плодами.

И да витает высокий дух Людовика над духом Франсуазы, как вода над землею. И делайте так, чтобы упомянутый Людовик не имел бы желания есть, пить и радоваться без Франсуазы».

Второй раз в своей церкви Сен-Северен в Безене Мариэтт произносил заклинания Монтеспан о двух голубиных сердцах, разбитых во время мессы, на именах Людовика XIV и Луизы де Лавальер.

В начале 1668 г. Лесаж и Мариэтт даже прибыли ко двору в Сен-Жермен и занимались своим чародейством прямо в комнатах сестры Монтеспан. И в самом деле, в 1668 г. исполнилось ее самое заветное желание, она стала любовницей короля. Что лишний раз укрепило ее веру в колдовские чары...

Однако в том же году Лесаж и Мариэтт были заключены в Бастилию, потому что Монвуазен из зависти, что они к заклинаниям для Монтеспан привлекли не ее, а одну из ее конкуренток, устроила грандиозный скандал. Однако дело прекратили, потому что Мариэтт мог назвать имя маркизы. Его изгнали, а Лесаж был сослан на галеры. Из его высказываний Ларейни стало ясно, что Маргарита говорила правду об отношениях маркизы с колдунами и Монвуазен. Далее протоколы допросов попали к королю, который приказал сжечь их в камине своей комнаты. Мы, к сожалению, можем руководствоваться не подлинником, а всего лишь заметками, сделанными главным следователем Ларейни, и сохранившимися фрагментами этих протоколов.

В 1672 г., как раз в то время, когда маркиза изводила всех своими невероятными капризами, как пишет Савиньи, она снова прибегла к демоническим средствам, обратившись на этот раз к семидесятилетнему аббату Гибуру, который стал читать для нее «черные мессы». Чтобы они подействовали, их надо было прочесть три раза одну за другой.

Получив личное указание Людовика сжечь сразу после вынесения приговора все документы, Ларейни понимал, что скользит по лезвию ножа. К счастью для истории, юрист не выполнил королевских инструкций, и дело было сдано в архив, откуда извлек его в 1792 году вихрь революции. Лишь благодаря этому мы знаем теперь во всех подробностях, как проходили так называемые «черные мессы» – обряд служения Сатане, пародирующий католическую литургию – мессу.

Благодаря предусмотрительности Ларейни нам известно имя черного мага. Это знаменитый аббат Гибур. Двадцать лет он практиковал черные мессы в заброшенной церкви Сан-Марсель и с помощью восковых фигур энвольтировал на смерть, то есть черный магический обряд. Представшая перед «Огненной палатой» супруга почтенного Монвуазена была посредницей между Гибуром и придворной камарильей, которой оба они служили не зная устали.

Услуги их были весьма разнообразны.

Принцессы мечтали избавиться от опостылевших им супругов, не прибегая к мышьяку, ибо прах сожженной после отсечения головы маркизы де Бренвье еще носился в воздухе. То обстоятельство, что обреченные на смерть пэры Франции упорно не желали умирать, никого не смущало. Раньше ли, позже ли, но энвольтирования подействуют, и ни о чем не подозревающие рогоносцы начнут усыхать.

Гибур терзал окрашенных кукол булавками, его сообщница набивала мошну, а титулованные негодяйки развлекались вместе с любовниками на черных мессах.

Первый раз это произошло в 1673 г. в старом, окруженном глубокими рвами глухом замке Виллебузен в окрестностях Мениля, в получасе езды от Парижа. Гибур был вознагражден 50 пистолями (500 фр.) и рентой в 2000 ливров. Он читал мессы в замковой капелле над обнаженным телом лежащей на алтаре фаворитки. При освящении он произносил магическую формулу, содержание которой он сообщил «Огненной палате»: «Астарот, Асмодей, Вы, князья любви, я заклинаю Вас жертвой этого ребенка, за что прошу Вас выполнять следующее: чтобы дружба короля и дофина была обеспечена мне навсегда, принцы и принцессы почитали меня, выполнялось все, о чем бы я ни просила короля, если даже это касается моих родственников и прислуги». За 1 талер Гибур купил ребенка, которого и принес в жертву во время этой мессы, а позже некая «высокопоставленная особа», возможно камеристка Монтеспан Дезойе, возместила расходы.

Собранную в чашу кровь Гибур запекал в облатки и причащал ими, кощунственно пародируя католическую мессу. В состав приворотного зелья он подкладывал высушенных и истолченных в порошок кротов, кровь летучих мышей, мушек, колдовские травы и все смешивал с вином. Все это предназначалось для короля.

Это был на редкость доходный промысел! Черная месса стоила 100 и более тысяч ливров, за восковую фигурку Монвуазен брала 20, за порцию мышьяка – 50 тысяч. Учитывая «оптовые» цены на новорожденных детей, которых не могли прокормить матери, а также стоимость мышьяка, барыш выглядел поистине фантастическим.

Через 2 или 3 недели после этого в полуразрушенной хижине в Сен-Дени состоялась вторая месса, а третья – в некоем парижском доме, в который Гибур был препровожден, а затем выведен через арку ворот ратуши с завязанными глазами...

В конце 1673 г. главный лейб-медик короля заметил, что Его Величество стал подвержен таким приступам головокружения, что стал похож на тень и, казалось, вот-вот угаснет. К тому же он постоянно жаловался на сильные головные боли. По этим признакам можно с уверенностью проследить действие порошков Монвуазен, которые подмешивались в пищу короля двумя его кравчими Дюшеном и Жилло.

Когда в 1675 г. господство Монтеспан снова было под сомнением, она опять заказала у Монвуазен любовные порошки: черный, серый и белый, который она подмешивала при посредничестве Дезойе. Однажды Монвуазен получила за один из заказов, отвезенный потом в Кланьи, 50 луидоров. Был еще освященный порошок, доставленный Гибуром и подложенный под чашу, и неосвященный, который Монвуазен хранила в ящике в шкафу. И маркиза еще раз получила ясные доказательства действия этих магических средств – она отвоевала короля...

В 1676 г., в период шашней короля с Субиз и Людр, Монтеспан снова прибегла к помощи месс прямо в жилище Монвуазен, в подготовке участвовала ее дочь. На два кресла был уложен матрац, рядом поставлены два табурета, а на них – светильники со свечами. Гибур прибыл в своем одеянии для месс и прошел в заднюю комнату, а затем Монвуазен впустила женщину, над чьим телом должна была служиться месса. Было около одиннадцати вечера, а ушла Монтеспан около полуночи. Снова был принесен в жертву ребенок, а при заклинаниях произнесены имена Людовика де Бурбона и Монтеспан. Подробности жертвоприношения настолько ужасны, что можно было бы сомневаться в их правдивости, если бы они не были еще раз подтверждены различными свидетельскими показаниями...

Однако в 1676 г. маркиза не ограничилась только «черной мессой» для поддержания своего могущества, а послала двух колдуний в Нормандию, к некоему Галле, занимавшемуся производством ядов и любовных напитков, и Галле дал свой порошок. И снова маркиза ощутила волшебное могущество примененного ею средства: Людр потеряла благоволение короля, и он вернулся к ней, своей прежней возлюбленной. Затем король увлекся молодой и прекрасной Фонтанж. Позднее во время следствия дочь Монвуазен рассказывала Ларейни, что когда она стала старше, мать заставляла ее присутствовать на читаемых для Монтеспан «черных мессах». Мать говорила, что в это время маркиза беспокоилась больше всего и требовала от нее помощи, а матери было очень сложно осуществить это. Можно было догадаться, что речь шла о жизни короля... У Монтеспан в самом деле была мечта – лишить жизни оставившего ее любовника и его новую пассию. Сначала Монвуазен хотела пропитать порошком его одежду или то место, где он должен был сидеть, чтобы он в конце концов ослабел и умер. Однако потом она выбрала другое средство, показавшееся ей более надежным.

По старинному обычаю французские короли по определенным дням принимали письменные просьбы граждан, и любой имел на это право. Было решено подготовить такое письмо и пропитать его порошком, чтобы по прочтении письма король тотчас умер. Монвуазен сама хотела передать письмо. Одна из ее коллег колдунья Трианон, приготовившая это письмо, отговаривала ее, так как по гороскопу Монвуазен выпадало, что ее привлекут к суду за государственную измену.

Однако Монвуазен сказала: «Ведь я могу заработать 100 000 талеров!»

И в субботу 5 марта 1679 г. поехала в Сен-Жермен, но через четыре дня вернулась очень расстроенная, так как ей не посчастливилось подобраться к Людовику так близко, чтобы передать ему письмо. 13 марта она хотела предпринять еще одну попытку, однако что-то ее сильно беспокоило, и 11 марта она велела дочери сжечь письмо, и вовремя, так как на следующий день была арестована.

15 марта маркиза была изгнана... Фонтанж должны были отравить в то же время, что и ее возлюбленного, однако было рассчитано, чтобы яд подействовал не так быстро, и она, как разъяснила злодейская компания, медленно угасала, и все думали бы, что она умерла от печали из-за смерти Людовика. Отравление Фонтанж было поручено Романи и Бертрану. Первый из них должен был играть роль иностранного купца, а другой – его слуги. Они должны были всучить ей отравленные перчатки наилучшего качества, партии которых поступали якобы из Рима и Гренобля...

Когда Монтеспан узнала об аресте Монвуазен, ужас ее был безграничен, но и ярость тоже. Она поняла, что не только счастье ее навсегда рухнуло, но и что опасность грозит ей самой. Уж если король спасся, так, по крайней мере, должна быть уничтожена его любовница Фонтанж.

Монтеспан обратилась к волшебнице Филастр, крестнице Монвуазен, и после нее самой опытной составительнице ядов в Париже, и та отправилась к Галле в Нормандию за компонентами, «отравляющими медленно». По возвращении она попыталась попасть к Фонтанж, однако арест помешал ей осуществить этот план.

Однако на костер вместе с ювелиршей Монвуазен взошли только 37 осужденных, общее число обвиняемых достигло 147 человек. Предупрежденная самим королем кузина кардинала маркиза Марзини, проходившая по данному делу, отправилась в Гент. Отвергнутую Монтеспан с рентой в 20 тысяч ливров отправили в ее собственное поместье, а сатаниста Гибура упрятали в тюрьму.

Лесаж уже признался, и, когда Филастр была арестована, было уже известно многое. Сначала она все отрицала, но под пытками созналась, подтвердив также признания других подследственных. Король недолго сомневался в вине маркизы. Ее камеристка Дезойе была выставлена для опознания и была тотчас узнана остальными подсудимыми, хотя она и утверждала, что по своему положению не могла встречаться с ними.

Король, должно быть, был сражен. Его многолетняя возлюбленная, мать его детей, обожаемых им, обвинялась в ужасных преступлениях! Уже в августе 1680 г. Лувуа, желавший во что бы то ни стало спасти Монтеспан, устроил ей встречу с королем. Ментенон, наблюдая за ней издали, заметила, что она очень волнуется. Сначала маркиза плакала, затем засыпала всех упреками, наконец очень высокомерно бросила, что это неправда и пошла она на эти преступления только потому, что ее любовь к королю была необъятной. А с другой стороны – черствость, жестокость и неверность того, для кого она пожертвовала всем...

Конечно, король мог покарать ее, однако при этом он не должен был забывать, как бы это выглядело в глазах общественного мнения Франции, да и всей Европы, если бы он позволил наказать мать своих детей, законных детей короля Франции.

И Людовик сделал все, что только было возможно. Ведь не только Лувуа, но и Кольбер, который незадолго до этого выдал свою младшую дочь замуж за племянника Монтеспан, и даже сама Ментенон пытались смягчить судьбу когда-то всемогущей фаворитки. И прежняя возлюбленная короля не была отлучена от двора, только поменяла свои огромные апартаменты на первом этаже Версаля на другие, находящиеся подальше от основной резиденции короля. Король посещал ее и беседовал с ней в присутствии других дам...

Однако Савиньи, которая, конечно, не могла заглянуть за кулисы, отмечает, что Людовик очень сурово поступил с Монтеспан. Она получила королевскую пенсию в 10000 пистолей (100 000 фр.) и с тех пор уединенно проводила свои дни в Бурбоне, в Фонтрево, в своих родовых владениях в Атене, но понадобилось много лет, прежде чем она окончательно покорилась своей судьбе.

В самом деле, ей было очень трудно отказаться от блеска высшего света, в котором проходила ее жизнь. Однако в конце концов она решилась на это с огромным нежеланием,– а в юности ее набожность оценивалась как чрезмерная и даже достойная сожаления – она погрузилась в раскаяние и искупление, сопряженные с бедностью. В 1691 г. она поселилась в ею самой основанном монастыре святого Иосифа и здесь, как рассказывает Сен-Симон, ежедневно каялась и пыталась искупить свои грехи.

Король больше не встречался с ней, а посещения ее детьми были ограничены. Они редко встречались с матерью и только по предварительной договоренности. Ее духовник призвал ее во искупление просить о примирении с мужем и его милости. Она смиренно выполнила это, прося его о возможности вернуться к нему или отправиться на жительство в указанное им место. Однако маркиз ответил, что до конца дней своих он не хочет что-либо слышать и знать о ней...

Она прервала связь с двором и весь свой доход тратила на различные религиозные заведения и добрые дела. Постепенно, рассказывает Сен-Симон, она дошла до того, что раздала бедным почти все, что у нее было. Ежедневно она много часов занималась шитьем простой одежды для бедных и заставляла свое окружение заниматься тем же. Ее стол, все излишества которого она раньше так почитала, был так скромен, насколько это было возможно. Свой пост она растягивала как только могла. В середине беседы она могла внезапно встать, чтобы помолиться, и точно так же бросить любое дело в течение всего дня и удалиться для молитвы в свою комнату.

Она никогда не прекращала умерщвлять свою плоть. Ее белье, в том числе постельное, было из неотбеленного льна грубых, низких сортов, но носила она его под обычной одеждой. Она постоянно носила браслеты, пояса и подвязки с железными шипами, которые ее часто ранили, и даже ее острый язык, которого раньше так опасались, теперь, получалось, тоже участвовал в покаянии.

При всем том ее так мучил страх смерти, что она постоянно держала при себе несколько женщин, у которых не было другой задачи, кроме как находиться при ней всю ночь. Она спала с наглухо занавешенными окнами, а комната освещалась множеством свечей, и сторожихи окружали ее со всех сторон, и она желала, чтобы при каждом ее пробуждении они весело болтали и пировали, дабы она была уверена, что может опять спокойно заснуть.

В мае 1707 г. пришел день, которого она опасалась долгие годы. Она откровенно исповедалась в присутствии всех своих слуг, попросила прощения за все свои злодеяния, получила отпущение грехов и спокойно умерла.

Король очень холодно воспринял известие о ее кончине, и когда герцогиня Бургундская сделала ему замечание, он ответил, что с тех пор как он изгнал маркизу, он решил больше никогда не встречаться с ней, как будто она уже тогда умерла для него...

Глава III ЭЛИЗАБЕТ ФОН МЕЙСЕНБУРГ, ГРАФИНЯ ФОН ПЛАТЕН (...– 1700)

Оснабрюкк, 1673 год

По сонным улицам как будто промчался ураган. Все сгорали от любопытства. Приехали иностранцы, красивые, элегантные, с пикантной прелестью «высшего света».

Через несколько дней граждане увидели, как в местном театре Его Преосвященство епископ Эрнст-Август входит в ложу иностранцев. Кого только теперь не интересовала постановка!

Епископу навстречу встали со своих мест барон Филипп фон Мейсенбург и две его дочери. Более красивая из них, Элизабет, сразу оценила значение этого благоволения.

А из княжеской ложи за этим маленьким спектаклем с натянутой улыбкой наблюдала супруга епископа, герцогиня София. Она продолжала спокойно сидеть в своем кресле. Теперь Элизабет было ясно, что борьба началась. Чары этой прекрасной женщины подействовали на Эрнста-Августа. В партере изнемогали от любопытства зеваки. В ложе иностранцев смышленая девушка млела под влюбленными взглядами повелителя. А прямо напротив них застыла женщина из старинного рода Стюартов, побледневшая, но полная решимости досидеть до конца представления.

Камер-юнкер епископа, Эрнст фон Платен, в этой сложившейся ситуации увидел свой собственный путь. Он знал, что женится на Элизабет фон Мейсенбург, и она будет пользоваться высоким благоволением епископа. Неглупый камер-юнкер хорошо понимал, что это может значить...

Через несколько недель Элизабет фон Мейсенбург стала супругой камер-юнкера. Сплетни в Оснабрюкке больше не умолкали. И, черт возьми, Мейсенбургам было ясно, почему это так! Ведь после утомительной кочевой жизни при различных европейских дворах, часто терпя пренебрежение, насмешки, они наконец нашли свое счастье здесь. И это быстро уловили местные бюргеры...

В замке супруги Платен зажили в роскоши. Властитель не скупился. Точно так же он позаботился о карьере камер-юнкера. Платен быстро осознал, что значат чары его жены: камерюнкер, камергер, главный камергер, затем гофмаршал. Он только потирал руки и старался быть более преданным слугой своего господина. Таким преданным, что вскоре охотно передал Его Преосвященству все «права хозяина» в собственном доме!

Элизабет была умной и скромной, она вынесла много полезного из неустроенной кочевой жизни. Было так нелегко утверждаться каждый раз заново. Если бы отцу иногда не удавалось поправлять дела благодаря его искусству игры в карты, их и без того скудное состояние истощилось бы еще быстрее. И у барона фон Мейсенбурга было только одно желание: отправить одну из своих дочерей в постель какого-нибудь князя... Теперь осталась непристроенной еще Генриетта. В ней, юной и красивой, но ленивой, не было ничего похожего на сильный характер Элизабет. Поэтому она должна была довольствоваться тем, что заботливая гофмаршальша соблаговолит принять участие в ее судьбе.

Итак, все были довольны, а Эрнст-Август даже счастлив. Герцогиня София в своем спокойном браке скоро поняла, что любовница ее мужа соблюдает границы приличия, которые она, повелительница, установила. Таким образом, дело никогда не доходило до открытого скандала. Великодушная София хорошо знала, что безмолвные страдания с древних времен были уделом княжеских жен…

Филиппа фон Мейсенбурга вскоре невзлюбили в Оснабрюкке. Его картежные «трюки» в Париже, Лондоне и Брюсселе имели успех, а здесь, среди тяжелых на подъем, но трезвомыслящих бюргеров, чуть не стоили ему головы. Эрнст-Август загладил скандал, однако Элизабет фон Платен пришлось пережить несколько неприятных часов, пока ее покровитель не объявил ей, что, к сожалению, вынужден выслать ее отца...

Через несколько часов после этого Генриетта получила письмо и внушительную пачку банкнотов. С тихим ужасом она прочитала: «Дорогая Генриетта, попрощайся с нашим дорогим папой. Он должен покинуть Оснабрюкк. Скажи ему, что время от времени мы будем давать о себе знать. Передай ему мой прощальный привет и эти деньги, которые я прилагаю.

Элизабет-Клара»

Георг-Людвиг, старший сын епископской четы, возвратился в Оснабрюкк с рейнского театра военных действий. Ему было семнадцать лет. Он был холодным, сдержанным молодым человеком и явно не стремился расположить к себе народ. Однако оснабрюккцы воспользовались этим случаем, чтобы устроить принцу праздничную встречу. Именно в этот момент Элизабет фон Платен подумала о судьбе сестры. Георгу-Людвигу не мешало бы приблизить ее к себе...

И у Оснабрюкка появилась еще одна пикантная история. Ротмистр фон дель Бусте, постоянный спутник принца, женился на Генриетте фон Мейсенбург. Правда, не осталось в тайне, что принц нередко баловал молодую чету своими визитами.

Элизабет фон Платен сразу разобралась в отношениях между членами семьи ее повелителей.

Эрнст-Август был сыном герцога Люнебургского. В 1657 г. его брат Георг-Вильгельм, герцог Брауншзейгский и Люнебургский, был повенчан с Софией, двенадцатилетним ребенком пфальцграфа Фридриха V. София была внучкой короля Иакова I Английского. До замужества, однако, дело не дошло. В одном из путешествий за границу Георг-Вильгельм заболел сифилисом. Он попросил своего брата Эрнста-Августа вступить в его права и жениться на Софии. София принесла в приданое наследственное право на все три британские короны. В результате тягостного судебного разбирательства герцог Георг-Вильгельм отказался от всех своих прав. Он стал игрушкой в руках Софии. В одной из своих грамот он написал:

«... тогда мой брат Эрнст-Август по вышеуказанным причинам сочетается с Ее Высочеством принцессой Софией, что посредством заключения брака должно быть в кратчайшие сроки приведено в исполнение. Таким образом, я следую данному мною слову, что вытекает из этой грамоты, и я, будучи в здравом уме и твердой памяти, хочу еще раз подтвердить моему брату, что сказанное остается в силе. Я клянусь моей честью, что передаю все права на замужество с уважаемой принцессой моему брату, а если после его смерти останется наследник мужского пола, я так же ничего не буду иметь против, если он женится на ком-нибудь. Я не желаю ничего другого, как полностью принести в жертву всю мою последующую жизнь во имя процветания этой династии.

Кроме того, потомки мужского пола вполне могут быть правителями одного или обоих этих княжеств.

Настоящим подтверждаю правдивость этих строк.

Дано в Ганновере 11/21 апреля 1658 г.

Георг-Вильгельм,

герцог Брауншвейгский и Люнебургский».

После смерти католического епископа Оснабрюкка наступил черед Эрнста-Августа, в результате чего создалась преемственность между католиками и протестантами в епископстве.

Георг-Вильгельм через несколько лет жалел, что поспешил с отречением. Он сочетался законным браком с придворной дамой герцогини Тарентской, Элеонорой д'Ольбрез. Герцог добился у австрийского императора признания законных прав своей дочери Софьи-Доротеи и произвел свою супругу в графское звание.

Позже Элеонора стала герцогиней Брауншвейгской.

Георг-Вильгельм официально обвенчался с ней и спокойно жил в кругу семьи.

В 1679 г. умер герцог Иоганн-Фридрих Ганноверский, брат епископа Эрнста-Августа. И Эрнст-Август занял герцогский трон в Ганновере. Элизабет фон Платен была вне себя от счастья. Наступил небывалый расцвет. Эрнст-Август получил невероятную возможность для осуществления своих самых честолюбивых и смелых планов в Оснабрюкке.

Герцогиня София увидела в этом возвышении значительно большее. Ее болезненное честолюбие подсказало ей, что ее мечты о золотом троне Великобритании теперь могли осуществиться. Эта тема живо обсуждалась в Оснабрюкке. А человеку, принесшему одновременно печальную и радостную весть, капитану фон Илтену, были пожалованы титулы генерал-адъютанта и кригсрата, «верному Платену» – обергофмаршала, он стал министром иностранных дел.

И Ганновер ожил и пришел в движение, как до этого Оснабрюкк. Весь двор жил по французскому образцу. Говорили только по-французски. Все было устроено с небывалой роскошью, Эрнст-Август и София соперничали друг с другом в своей любви к ней. Их расходы на удовлетворение своих потребностей были безграничны. Герцогиня лелеяла весьма честолюбивый план: ее любимый сын Георг-Людвиг должен был жениться на юной принцессе Анне Английской. София уже задумывалась о своем будущем. В Англии еще правил Карл V, и у него не было наследников. После него должен был взойти на престол Иаков, герцог Йоркский. У герцога тоже не было сына, а только две дочери. После его смерти взойти на трон должна была его старшая дочь принцесса Анна. Правда, ганноверские министры ни в коей мере не были уверены в успехе этого английского предприятия. Как бы там ни было, если повелительница приказывает, о возражениях не может быть и речи...

Этот день принес радостные вести для Элизабет. Через своего мужа она узнала, что из матримониального путешествия в Англию наследный принц возвратился неожиданно быстро и безрезультатно. Элизабет радовалась. Герцогиня будет вне себя, когда она, куртизанка, предложит свой, более тонкий план...

Курьеры сновали туда и сюда. Платен вела длительные переговоры с министром Отто фон Гроте. В то же время она вступила в контакт с Берншторфом, министром в Целле, завела с ним секретную переписку.

Необходимо было сгладить немало противоречий между династиями, предпринять определенные дипломатические шаги, прежде чем план Элизабет удался. И тогда герцогиня Брауншвейгская написала своему брату:

«Наконец-то, дорогой брат, моя дочь повенчана с самым прекрасным и богатым принцем Германии».

24 октября 1692 г. был подписан брачный контракт. Невеста, принцесса Софья-Доротея, получила ежегодную ренту в 50000 талеров, а в перспективе еще 150000 талеров в течение шести лет, а кроме того, ей предназначались все долги, которые будут выплачивать Испания и Голландия.

Куртизанка была заинтересована в этом браке только потому, что в Ганновер поступали значительные денежные средства. Именно поэтому она занялась этим делом, так как золото всегда действовало, безусловно, очень «вдохновляюще».

Однако вскоре после замужества юная Софья-Доротея поняла, что ее так высоко оцененное счастье было только миражем.

Вскоре ее покои в левом крыле замка были изолированы. Крошечная свита не могла облегчить безрадостное существование в этих мрачных стенах. Единственным лучом света в этой безотрадной жизни стала ее доверенная придворная дама Элеонора фон дель Кнезебек. От всех других посетителей наследная принцесса была с самого начала ограждена. Элизабет фон Платен, внезапно прозрев, почувствовала в юной прекрасной Софье-Доротее будущую сильную соперницу. И ей было необходимо как можно скорее свести на нет влияние этой молодой женщины. Впрочем, отношение Георга-Людвига к своей жене облегчало ей задачу. Этот суровый принц видел в навязанной ему женщине врага. К тому же герцогиня София всегда с таким высокомерием отзывалась об этой «выскочке» замка Целле, что воспоминание о жене вызывало у него постоянно только отрицательные эмоции.

И он оставался верным рыцарем Генриетты. Платен все это предусмотрела. Обостренное с юных лет и развитое ее окружением восприятие действительности помогало ей точно улавливать истинную суть происходящих событий. Она радовалась, что удалось изолировать наследную принцессу, но еще больше злорадствовала, что обвела вокруг пальца герцогиню Софию с ее видами на английский трон. Свойственная ей жестокость давала о себе знать. Она постоянно думала о себе, о своей собственной выгоде. Все должны были покоряться ее воле, и только к этой цели она и стремилась. Для этого ей нужно было еще сильнее приблизить к себе любившего роскошь повелителя. Честолюбивый князь, желавший сделать свой двор самым великолепным в Европе, был ослеплен красотой Элизабет. Ее стройный стан, ясное, прекрасное лицо, шелковистые пышные волосы постоянно возбуждали его интерес. Однако он никогда не забывал, что виноват перед женой. Ведь она родила ему детей, и на этом ее роль закончилась... Что поделать, если она оставлена им... Хотя ее дружба с великим Лейбницем в какой-то мере скрашивала ее одиночество.

Эрнст-Август пригласил свою возлюбленную в развлекательное путешествие по Италии. Во дворце Элизабет стало очень оживленно, все хотели поговорить с ней о путешествии. Претензии Элизабет неизмеримо возросли. Своими драгоценностями она уже могла бы вымостить целую улицу. Любая самая мельчайшая деталь, вплоть до украшений носилок и карет, заказывалась ею из самых красивых и дорогих материалов. Она сама придумывала целые гарнитуры платьев, верхней одежды своей и свиты. У камеристок, портных и швей не было ни минуты свободной. Башмаки Элизабет частенько летели в головы нерасторопных слуг. Все боялись всемогущей маршальши, и никто не любил ее. Платен со злобной радостью воспринимала враждебное отношение угодливо кланявшихся лакеев. Все это радовало ее в такой же степени, как, например, коллекционирование редкостей, которые ей подносили посланники иностранных дворов. Это был невеселый смех Саломеи...

В Италии гордая ганноверская куртизанка имела неслыханный успех. Очень искусно удавалось ей украсить каждый праздник своей собственной персоной. Теперь уже вся Италия не переставала говорить о Платен. Молва передавала невероятные слухи о ее красоте, ювелирных украшениях, умении танцевать. Эрнст-Август, постоянно холодный и сдержанный на людях, здесь полностью отдался своей страсти. Ведь в Ганновере присутствие герцогини и дворцовый церемониал сковывали естественные порывы его любви. Поэтому Платен в эти месяцы была особенно счастлива...

Но с приездом по приглашению Эрнста-Августа в Италию четы наследников многое изменилось для Элизабет. Она хотела уговорить Эрнста-Августа не делать этого, но он был неумолим. Он хорошо знал своего сына и понимал, что тот никогда не будет настоящим защитником юной Софьи-Доротеи. Присутствие четы наследников нисколько не поколебало «культ Платен» в здешнем высшем свете, на фоне ослепительной маршальши утонченная наследная принцесса отступала на второй план. Однако здесь раздавались голоса, отдающие пальму первенства ее хрупкой женственности. Но только тайком. Ведь Платен была могущественна, а ее супруг – изворотлив как уж. С этой четой герцогских придворных надо было поддерживать дружеские отношения...

Грандиозный скандал между наследным принцем и маршальшей мгновенно положил конец этой увеселительной поездке. Платен позволила себе в довольно широком кругу распространяться о «незаконном» происхождении наследной принцессы. А Софья-Доротея, до которой дошли эти слухи, передала эти слова мужу и назвала Элизабет и ее супруга в припадке гнева «слугами нашего дома, которых мы по нашему желанию в любой момент можем прогнать».

По возвращении в Ганновер образовались две враждующие группировки: многочисленные приверженцы куртизанки, которые важничали и кормились за счет ее милости, и немногочисленная группа наследной принцессы.

Теперь у Софьи-Доротеи появился серьезный враг. Неумолимая судьба предоставляла ему возможность погрузить ее жизнь в беспросветную тьму...

С виду все оставалось как ни в чем не бывало. В крыле замка, где жила чета наследников, жизнь текла в заведенном ритме. Софья-Доротея не жаловалась. Ее письма родителям в Целле всегда были подписаны «очень счастливой и благодарной Софьей-Доротеей...»

Платен понимала толк в жизни. Ее балы были предметом постоянных пересудов ганноверцев. Люди рассказывали друг другу о ее особых способах ухода за телом, о молочных ваннах, об изобретенных ею самой притираниях. Элизабет посмеивалась над всем этим. Она знала, что красота ее теперь стала зрелой и опасной. Но в левом крыле замка жила женщина, которая однажды могла стать более блистательной, чем она. Софья-Доротея обладала редкой привлекательностью, а к тому же и мягким южным характером своей матери. Руки ее были удивительно прекрасны...

Маршальша неустанно думала о том, как обезвредить эту соперницу. Ее сестра Генриетта, состоявшая в браке уже второй раз, нашла способ. Через свою могущественную сестру она устроила при дворе в качестве статс-дамы их кузину, бедную, но красивую. И вскоре план Элизабет был исполнен. Генриетта, еще более ленивая, чем раньше, считала делом чести остаться принцу преданной подругой. Однако ей не удалось привязать к себе принца навсегда. Министр Отто фон Гроте был тотчас вызван к маршальше. Он должен был назначить Мелузину фон дер Шуленбург придворной дамой. Отто фон Гроте должен был везде говорить, что Мейсенбурга и Шуленбурги много лет были в ссоре. Софья-Доротея поддалась на эту уловку. Ее мягкий характер мгновенно усыпила милая прелесть Мелузины. Вечером того же дня Платен сияла от радости. Все шло как было задумано. И в узком окружении Софьи-Доротеи появилась новая красотка – Meлузина фон дер Шуленбург...

После этого Платен дала в своих интимных покоях скромный ужин в честь наследного принца. Кроме Генриетты и Мелузины, никто не был приглашен. Элизабет издевательски усмехалась, когда поздравляли друг друга «Прошлое» и «Будущее» принца. И через несколько дней весь Ганновер знал, что у наследного принца новая куртизанка.

Эрнст фон Платен, испытывающий к наследной принцессе постоянную неприязнь, был очень доволен уловкой своей жены. Она была настоящей Сатаной. Ей удавалось навязать людям ход событий, никогда не устроивший бы их при трезвом размышлении. Она откровенно издевалась. Элизабет также позаботилась о том, чтобы подарить мужу двоих детей, мальчика и девочку, однако при более внимательном взгляде на детские лица было заметно явное сходство с совсем другим человеком...

В ганноверском замке барометр показывал «бурю». Между герцогом и его супругой произошла серьезная ссора. Эрнст-Август выступал за право перворождения при наследовании в своей династии. А София упорствовала, ведомая своей фанатичной материнской любовью. Она требовала одинаковых прав для всех своих детей. Принцы Максимилиан, Христиан и Эрнст-Август были на ее стороне. Во время длительных совещаний со своими министрами и переговоров с герцогом Вильгельмом, Эрнст-Август решил, что все соберутся в Ганновере, чтобы урегулировать проблему наследования в соответствии с правом первородства и лишить этого права остальных детей.

Это был чувствительный удар по самолюбию герцогини. Однако она достаточно хорошо владела собой, и поэтому куртизанка во время праздничных ужинов не смогла обнаружить и тени переживаний на волевом лице Софии. Эта женщина, как бы она ни относилась к ней, все больше импонировала Элизабет. Ей не оставалось ничего другого, как склониться перед этой настоящей и могущественной повелительницей...

Софья-Доротея родила дочь, однако ее положение нисколько не изменилось. Ее жалобы свекрови на любовные похождения мужа оставались без внимания. Прежняя ненависть, никогда не затихавшая, теперь стала еще сильнее. Но герцогиня никогда не выказывала ее. Это так удручающе действовало на мягкую и нуждающуюся в утешении Софью-Доротею, что, оскорбленная до глубины души, она замкнулась в своих покоях и больше не находила выхода из окружающего ее мрака. Даже собственные дети были настроены против нее. Она видела их всего лишь час в день. Ее супруг вообще больше не появлялся. Ее мечты приобретали опасное направление... Не было никого в замке, кто относился бы к ней доброжелательно. Только стареющая статс-дама Элеонора фон дель Кнезебек была ее добрым гением. С юных лет Элеонора знала только одно – со всем мириться. Можно было вполне рассчитывать на ее преданность, только это не могло помочь вызволить несчастную женщину из создавшегося тяжелого положения. Чувствительность ее проявлялась с новой силой. И солнечные дни юности постоянно возникали в ее памяти. И в старом крепостном саду Целле как будто снова звучал радостный смех Софьи-Доротеи и ее пажа, графа Филиппа фон Кенигсмарка. Никогда не могла она забыть молодого прекрасного рыцаря...

Элизабет фон Платен заходилась от гнева и возмущения. Один дворянин, прибывший с войны вместе с принцем, до сих пор не соизволил нанести визит ей, могущественнейшей женщине ганноверского двора... На дворцовых вечерах куртизанка блистала еще ярче, чем обычно. И красивый дворянин Филипп фон Кенигсмарк прямо-таки ослеп, глядя на нее. Поэтому он не заметил, что юная наследная принцесса была необычайно взволнованна, когда он неожиданно появился при здешнем дворе.

А после бала Элизабет пригласила супруга в свои покои. Она хотела во всем разобраться. Кто такой этот Кенигсмарк, который так своеобразно сбил с толку ее, честолюбивую куртизанку самого герцога?! Ее обожали так, что даже представить себе было трудно. И теперь опять появилось основательно забытое и приятное чувство: ее заставили растеряться... Почти что игра с огнем.

Бе муж, умный политик, понял, что к чему. Зная ее как необыкновенную женщину, он признавал ее выдающиеся способности. И сейчас он сделал ей несколько двусмысленный и искусный комплимент о том, как ловко она использовала его, своего мужа. Остается только удивляться, какими глупыми становятся мужчины, когда они влюблены. Его умной супругой на сегодняшнем балу заинтересовался саксонский генерал Кенигсмарк. Только бы сна не наделала глупостей. Ведь ревность герцога общеизвестна. И он, Платен, должен был ее предостеречь. Он был достаточно расчетлив, чтобы из-за мимолетной прихоти жены пожертвовать своим бесценным постом. И тогда он обратил ее внимание на прежнюю юношескую дружбу Софьи-Доротеи с Кенигсмарком.

Принцесса осаждала его своей верной многолетней любовью. Нежные письма во множестве тянулись за смелым авантюристом в военные походы и не оставались без ответов. Она хотела бежать с ним; хотела во что бы то ни стало оставить ненавистного мужа. Она обращалась к родителям с просьбой приютить ее; строила планы отъезда во Францию и принятия католичества; она уже собрала свои драгоценности, готовясь к побегу.

Элизабет все стало ясно. Да, она была благодарна дипломатичному супругу. Это было ценное признание. Может быть, теперь-то уж Софья-Доротея попадет в сети, которые ей расставит хитроумная куртизанка... Когда супруги расставались, ее поцелуй был достаточно красноречив.

Через несколько недель Платену был пожалован титул графа. Элизабет была вне себя от счастья. В ее новом замке Ной-Линден балы следовали за балами. На первом балу появилась также герцогиня София. За это изъявление милости графиня была ей очень благодарна. Повелительница даже осталась ночевать. Конечно, замок был огромным. Тем не менее Элизабет была настороже. Мальчик-мавр графини неустанно вел наблюдение за многочисленными гостями, ее собственной прислугой, свитой повелительницы. В этом маленький негритенок был настоящей находкой для куртизанки. У него были идеальные слух и зрение, которые, казалось, прямо-таки пронзали тьму ночи...

Опираясь на эту помощь, Элизабет даже осмеливалась сначала посещать повелителя в его покоях, а после принимала Филиппа фон Кенигсмарка в своих... Эти необыкновенные любовные похождения, полные прелести, с так долго желанным мужчиной, опьяняли ее. Любовь к нему заставляла трепетать ее, как волнует кровь крепкое вино. На время она вообще забывала герцога. В объятиях Кенигсмарка она теряла сознание...

Он был саксонским генералом, однако военная служба больше нравилась ему открывшимися возможностями иметь легкий успех у дам. Конечно, ему не хотелось впасть в немилость у герцога Ганноверского. К тому же маршальша достаточно быстро надоела ему. У него было достаточно красивых женщин. И прелести еще одной были все такими же...

А все его пылкие чувства принадлежали все-таки Софье-Доротее. Бесценны были их общие юношеские воспоминания. И ее образ постоянно преследовал генерала...

Чтобы не дразнить графиню, он ни разу не упоминал при ней о наследной принцессе. Он вскоре узнал, как несчастна была молодая женщина при этом фривольном дворе. Куртизанка постоянно, как настоящая королева, окруженная стражей, была злейшим врагом Софьи-Доротеи. Об этой вражде знали все дворы. Слухи о скандале в Италии разошлись далеко. И поэтому графиня Платен не должна была знать, что значила для него Софья-Доротея...

Многие хотели знать, почему это Платен особо отличает графа Кенигсмарка? Предположения передавались из уст в уста. Никто не знал ничего определенного... Между тем Кенигсмарк вскоре снова отправился на войну, сплетни прекратились. Сам герцог, прежде какое-то время охваченный подозрением из-за сплетен, искал примирения с Элизабет. Он засыпал ее драгоценностями, чтобы загладить свою вину...

Декабрь 1691 г. принес герцогской чете из Ганновера новые неприятности. С помощью иностранных держав принц Максимилиан готовил заговор с целью отмены закона о праве первородства при наследовании трона.

На одно из заседаний по этому поводу была также приглашена графиня фон Платен. Она достаточно ясно и со знанием дела изложила растерянным мужчинам свое мнение. По ее совету все заговорщики были тотчас арестованы. В глубине души графиня ликовала. Она знала, что герцогиня глубоко задета происходящим. В этом тяжелом конфликте не могло помочь даже свойственное ей всегдашнее мужество рода Стюартов. Учитывая тот факт, что и она высказывалась против этого закона, повелитель не обошел гневом собственную супругу. Он был глубоко уязвлен оскорблением, которое нанес ему собственный сын. Поэтому был беспощаден, и это дело разбирал сам и не слушал никаких советов своих министров.

Главный зачинщик – обергермейстер фон Мольтке – был приговорен к смертной казни. Остальные заговорщики получили различные сроки тюремного заключения. Глубокая, укоренившаяся неприязнь к герцогине надолго овладела повелителем. Она была надежно изолирована, и герцог не хотел ее видеть. Со своей стороны Элизабет делала все от нее зависящее, чтобы эти чувства у него не проходили.

Кенигсмарк возвратился в Ганновер. Он был достаточно умен, чтобы продолжить дружеские отношения с графиней. На самом деле ему было вполне достаточно мимолетного любовного эпизода. Он довольно часто тайно виделся с наследной принцессой. Элеонора фон дель Кнезебек следила, чтобы никто не увидел этого посетителя...

Между тем Эрнст-Август стал курфюрстом.

Это возвышение принесло Ганноверу много радостных дней. Несмотря на то, что София выступала во всем великолепии и роскоши, все взгляды как всегда были обращены на Платен. Мнение многочисленных гостей было единым: куртизанка была необыкновенной женщиной! На фоне многих красивых женщин этого блистательного двора она была самым заметным явлением...

Но и в суете этих дней графиня продолжала искать встречи с Кенигсмарком. Ведь она любила его. Эта любовь бушевала в ней как пожар. Она чувствовала, что никогда не сможет забыть генерала. Кем для нее теперь был курфюрст, что он мог значить в ее жизни?! Он дал ей все, что она хотела. Теперь он стал толстым, его лицо, по-прежнему приятное и еще красивое, становилось дряблым. Он начал прихварывать. И графиня должна была принимать во внимание его состояние, а это ей совершенно не подходило! Ей приходилось собирать всю свою выдержку во время любовных свиданий, чтобы вести себя как ни в чем не бывало. И пока ей это удавалось. Ведь он был ее покровителем. И она ни в коем случае не должна была его потерять. Она уже получила все возможные привилегии, которые он мог ей дать. Покровительство Эрнста-Августа позволило ей удовлетворить свое непомерное честолюбие. Почему же оставалась эта смертельная тоска у нее в душе?..

В течение многих месяцев графиня пристально наблюдала за ничего не подозревавшей наследной принцессой. Она знала о том, что Кенигсмарк посещает ее. Она мельком предупредила наследного принца, да, всего лишь намекнула. Ведь она только выполняла свой долг... Ведь она не хотела скандала... Георг-Людвиг, благодарный ей за Генриетту и Мелузину, все тотчас понял. Графиня была довольна. Георг-Людвиг ненавидел свою супругу. Он был целиком предан Мелузине.

Теперь у графини Платен было много забот. Она даже стала домоседкой. Ее маленький шпион ежедневно доставлял ей все новые сведения. Он должен был выкрадывать письма в покоях Софьи-Доротеи, и это ему удавалось. В этих письмах, написанных рукой Кенигсмарка. содержался такой важный материал, что можно было с уверенностью утверждать – теперь ее сопернице в левом крыле замка конец. Нужно было только дать плодам дозреть...

Софья-Доротея была уверена в своей любви к Кенигсмарку. Она не была достаточно изощренной интриганкой, чтобы долго хранить это в тайне. И она пренебрегла приличиями. В сопровождении своего любимого она отправилась в Целле. чтобы просить разрешения на развод с Георгом-Людвигом.

Однако герцог Георг-Вильгельм, предупрежденный Софией, уже встречал свою дочь. Не говоря ни слова, он отправил ее обратно в Ганновер. Наследная принцесса, пораженная до глубины души этим поступком отца, поняла, что теперь есть только один путь – бегство! Ведь она любила Кенигсмарка! И ее бегство будет той ничтожной жертвой, которую она готова принести...

Бегство было тщательно подготовлено ею, Кенигсмарком и Кнезебек. Они уточнили время и даже сигнал к побегу.

А графиня Платен была в курсе и действовала. Она не знала сна и даже ночами следила за наследной принцессой. Ее разочарование в Кенигсмарке перешло в ненависть к его подруге после того, как Кенигсмарк, будучи в Дрездене, под действием винных паров похвалялся своими близкими отношениями с двумя ганноверскими дамами, не только с принцессой, но и с графиней Платен. Эти слухи дошли до старой графини. Она также поставила в известность мужа, но ровно настолько, насколько посчитала нужным. Муж был несколько растерян. Он не понимал, почему его жена горит желанием уничтожить обоих любовников. Это не было состраданием, скорее, возможно, остатком рыцарской чести, который не позволил ему поддержать Элизабет. Пришла ночь побега.

В ночь на 1 июля 1694 года Кенигсмарк нанес принцессе весьма продолжительный визит и, расставшись с ней, отправился готовиться к побегу. Муж ее находился в отъезде, в Берлине. Ее кареты стояли заложенные, и все было готово к бегству. Тогда-то все и открылось.

Поздно ночью графиня Платен разбудила курфюрста. Она принесла с собой смертельное оружие против наследной принцессы – те самые украденные письма.

Около двух часов ночи курфюрст отдал распоряжение арестовать всех участников.

В последние дни по Ганноверу ходили дикие слухи: «Побег наследной принцессы предотвращен. Она и придворная дама Элеонора фон дель Кнезебек арестованы. А Кенигсмарк исчез...»

И в самом деле, ночью 1 июля 1694 г., покинув покои наследной принцессы Софьи-Доротеи, он бесследно исчез. Вполне вероятно, что он был убит. И обстоятельства его смерти так никогда и не прояснились. Многие намекали на участие графини Платен. Сестра Кенигсмарка Аврора сделала все возможное, чтобы установить истину, однако безуспешно. Впервые в жизни курфюрст был совершенно растерян. Исчезновение саксонского генерала вызвало смятение во всей Европе. Речь даже шла о войне с Саксонией...

А графиня Платен на все вопросы отвечала молчанием. Когда слухи дошли и до нее, она только усмехнулась, заметив, что она бы позволила убить Кенигсмарка, если бы это от нее зависело. Этот ледяной смех был ее защитой от захлестнувших страну слухов. Даже сам многоопытный муж Платен не мог ничего понять в этом деле. Насколько его жена была причастна?! Была ли она убийцей?!

Уильям Теккерей в своем произведении «Четыре Георга» так описывает смерть Кенигсмарка: «Четыре стражника поджидали его на дороге, по которой он должен был ехать к принцессе. Он попытался пробиться и двух или трех из них ранил. Они на него навалились, изранили, стащили с лошади, и когда он, истекая кровью, лежал распростертый на земле, появилась его ненавистница графиня, чьи нежные чувства он предал и оскорбил, и пожелала насладиться видом поверженного врага. Испуская дух, он осыпал ее бранью, и разъяренная женщина каблуком раздавила ему рот.

Дальше всем распорядились быстро: тело его назавтра же сожгли и все следы замели. Стражникам, его убившим, было приказано молчать под страхом ужасной кары».

Между тем приговор вступил в силу. Элеонора фон дель Кнезебек была заключена в тюрьму. Она стойко держалась до конца, даже при расставании со своей госпожой. Брак Софьи-Доротеи был расторгнут со строжайшим запретом вновь когда-либо выходить замуж. А через некоторое время она была неожиданно заключена в замок Альден. И никто не поехал туда с ней, она осталась совсем одна. Она не должна была больше видеть своих детей. Никогда еще женщину за ее любовь не карали так ужасно, как эту молодую принцессу, если еще учесть и глубокое отчаяние из-за потери Филиппа фон Кенигсмарка. Тридцать лет прожила она в изгнании – одинокое и беспомощное существо. С годами психика ее расстроилась, и она влачила жалкое существование до самой смерти. И все это было дело рук ее врага, Элизабет фон Платен. Она сделала все возможное, чтобы низвергнуть принцессу в бездну пожизненного изгнания.

Как только Софья-Доротея оказалась в заключении, графиня снова стала появляться в окружении своих придворных дам на всех балах. Вечеринки продолжались до глубокой ночи. Она совершенно не выносила одиночества. Мастерица затевать интриги, она отныне не могла отделаться от призраков, которые постоянно терзали ее. И даже смех ее, всегда такой радостный и соблазнительный, стал теперь каким-то хриплым...

В последующие годы курфюрст часто болел. Его здоровье было подорвано слишком роскошной жизнью. Платен дневала и ночевала у курфюрста, но теперь, больной, он вызывал у нее только отрицательные эмоции. Она не хотела, чтобы чья-то болезнь или смерть портила ей настроение. Роскошно одетая и со вкусом накрашенная, все еще представительная и красивая женщина, она по-прежнему находилась в центре внимания на всех балах. Но все это ее больше не радовало. Не хватало того, который больше никогда не придет...

Курфюрст болел все чаще. Его зрение угасало. Это было тем более трагично, что его привыкшие к красоте глаза больше не могли видеть любимую женщину, которая была основным смыслом всей его жизни. Он ужасно страдал. Расстроенная графиня замкнулась в своих роскошных покоях. Ужас смерти витал над дворцом...

Ночью с 23 на 24 января 1698 г. после мучительной агонии умер Эрнст-Август, курфюрст Ганноверский.

Его сын Георг-Людвиг воцаряется на его место. Он будет править в Ганновере шестнадцать лет, станет «королем Великобритании, Франции и Ирландии, Защитником веры».

Эта новость заставила графиню вновь собрать всю волю. Итак, он умер. Ее благодетель, который лелеял ее. А теперь все рухнуло. Она была достаточно умной, чтобы правильно оценить свое положение. Несколько недель спустя, после торжественных похорон, уже никто не обращал внимания на одетую в роскошные траурные одежды Платен. Придворные увивались теперь вокруг нового господина. А его куртизанке Мелузине фон дер Шуленбург оказывали прямо-таки королевские почести. Граф Платен тоже оказался в фаворе. Он хотел быть Георгу-Людвигу таким же полезным советником, каким был много лет умершему курфюрсту. Графиня Платен вернулась в Ной-Линден. Опустел ее дворец на Ляйне-штрассе.

Она больше никого не принимала. Падение было слишком внезапным, она не могла к этому привыкнуть. Теперь, когда Эрнст-Август был мертв, она должна была стереть все воспоминания о его любви, о его благородстве. Она стала очень быстро стареть. Сожаления о потерянном могуществе терзали ее душу. Она постоянно была в одиночестве.

Редко приезжал ее муж, еще реже дети. Она приказывала днем и ночью не гасить свечи, потому что не могла переносить ни малейшей тени или темного угла в своих покоях. Ужас больше не оставлял ее...

Придворная жизнь в Ганновере била ключом. Мелузина, сначала милая и доброжелательная, вскоре оказалась еще более деспотичной, чем павшая Платен.

Для вдовы курфюрста траур еще не кончился. Но она знала, что ее сын станет королем Англии. И больше никогда не вспоминала о несчастной в замке Альден. Что за дело было ей до этой женщины? Воспоминание о ней должно было навечно изгладиться. Таким было одно из условий наследования Георгом-Людвигом британской короны. То, о чем невероятно честолюбивая супруга курфюрста мечтала всю свою жизнь, стало былью. И потомки с полным правом нарекли несчастную принцессу Софью-Доротею «некоронованной королевой Англии, Альденской принцессой». Считается, что к судьбам венценосцев боги не безразличны; вот и этому были ниспосланы особые знаки, предзнаменования, пророчества. Говорят, более прочих его смущало прорицание о том, что он умрет вскоре после жены. И действительно, бледнолицая смерть уцепила сначала несчастную принцессу Альденскую в ее замке, а затем набросилась и на Его Величество Георга I, совершавшего в карете путешествие по Ганноверской дороге.

Наследование трока было гарантировано ганноверской династии. После Георга-Людвига на него в 1727 г. взошел сын изгнанницы из Альдена Георг-Август под именем Георга II (1683—1760) – правил до 1760 года.

В один из январских дней 1700 г. умерла графиня Платен. Не будучи больной, она таяла на глазах. Ее последние часы были полны мучений. Она беззвучно молилась. А из окружающего полумрака выплывали тени людей, которых она сама опустила во мрак вечной ночи.

Около полуночи смерть тронула своей костлявой рукой эту некогда прекрасную женщину. И из ее теперь таких слабых рук выпал крест...

Глава IV МАРИЯ-АВРОРА, ГРАФИНЯ ФОН КЕНИГСМАРК (1668—1728)

Еще в конце XIX века в склепе кведлинбургской дворцовой церкви показывали отлично сохранившиеся останки скончавшейся в ночь с 15 на 16 февраля 1728 г. и похороненной в склепе 12 февраля следующего года пробстины знаменитого монастыря Кведлинбурга Марии-Авроры графини фон Кенигсмарк, бывшей любовницы Августа Сильного, короля Саксонии и Польши и матери прославленного полководца Морица Саксонского.

Микроклимат под высокими сводами склепа не давал истлеть похороненным здесь покойникам, которые мумифицировались так, что можно было различить черты лица усопших. Может быть, необыкновенной сохранности останков прекрасной графини способствовало и то, что последние годы она потребляла множество алкогольных микстур.

Берлинскому скульптору Бермелю, видевшему ее уже в 1914 г., показалось, что она как будто спокойно спит с задумчивым выражением на благородном лице и сложенными на груди маленькими руками... «Все это производит своеобразное и трогательное впечатление, есть что-то ужасное в этой окаменелости, но в целом ощущение остается незабываемое. Естественно, тело очень усохло, однако кожа не выглядит дряблой, а, скорее, напоминает изображение на поблекшей эмали, как будто много сохранившее от прежней нежности и красоты в своих красках...»

В последующие годы, однако, тление останков пошло быстрее, и теперь уже покой усопших больше не нарушается любопытствующими и желающими поклониться...

Много правды было написано об этой необыкновенной женщине, а еще больше вымысла. Однако отдельные и важные моменты ее бурной жизни нам неизвестны или известны недостаточно.

Ее письменное наследие: письма и документы – после смерти были утеряны. Они находились в Кведлинбурге, Лейпциге, Дрездене и частично были уничтожены лицами, заинтересованными в сокрытии каких-либо компрометирующих их фактов.

Известно, что в старости она диктовала автобиографию своему поверенному – монастырскому священнику Иоганну Эрнсту фон Шуленбургу. Это была толстая рукопись на забавном французском языке эпохи рококо – «Размышления и воспоминания Мадам Графини де Кенигсмарк, продиктованные Мсье барону И. Э. де Шуленбургу, моему другу», в которой она открыто и без прикрас описывает свою жизнь, называет великого Фридриха Прусского «Этот Бранденбургский поросенок». Эту рукопись видел наследник Шуленбурга в Кведлинбурге, когда она в достаточно хорошем состоянии была найдена на чердаке его позднее снесенного дома...

Однако все дальнейшие попытки обнаружить рукопись упирались в «забывчивость владельцев». Все списки исчезли, а с ними и важнейшие факты из жизни Авроры...

Основное, что известно о ней, можно почерпнуть из объемного труда ее первого биографа, кведлинбургского сборщика налогов доктора Фридриха Крамера, под названием «Мемуары графини Марии-Авроры фон Кенигсмарк». К сожалению, самое важное осталось вне поля зрения этого исследователя.

Для иностранцев, которые приезжают в Кведлинбург, чтобы познакомиться с последним местом проживания и могилой знаменитой женщины, Крамер в качестве рекламы своего незабвенного труда издал краткое жизнеописание Авроры с приложением двух факсимильных листов последних подлинных рукописей графини, которые экскурсовод по определенной цене продавал туристам при посещении склепа.

С помощью этого произведения были развеяны выдумки, которые «везде побывавший и все повидавший, разлаявшийся со всеми собаками, пресловутый» барон Карл Людвиг фон Пельниц наплел многочисленным читателям своего широко известного произведения «Галантная Саксонка», а факты и правда вытеснили измышления и фантазии.

Кенигсмарки происходили из сельской местности такого же названия в бранденбургском Альтмарке, и некоторым из них удалось проявить себя в качестве способных воинов, как, например, знаменитому маршалу Иоганну-Кристоферу, одному из пресловутых предводителей вольных отрядов во время 30-летней войны, сначала служивших императору, а затем шведскому королю. Этот маршал награбил много богатств. В качестве штатгальтера Бремена и Вердена он проживал в Штаде или в выстроенном им поблизости роскошном замке Агатенбурге, где, возможно, и родилась Аврора, его внучка. Его фамилия стала всемирно известной благодаря сравнению со «шведским Ганнибалом, повторившим подвиг Геракла, победившего атласского льва», воплощенному в талантливом, но несколько напыщенном барельефе из меди, помещенном в подножии памятника Густаву-Адольфу в Стокгольме.

Среди его троих сыновей особо выделился младший, Отто-Вильгельм (1639—1688), как и его отец, член Общества Плодородия, первого из так называемых немецких лингвистических обществ, ставивших себе целью посредством деятельности своих членов сохранение отечественных традиций и воспитания, а также немецкого образа жизни вообще, сохранение родного языка «в его основных проявлениях и правильном понимании, без примеси чужих иностранных слов в речи, письме, поэзии, стихах – в наиболее ясно произносимой форме воспроизведения и упражнения».

Отто-Вильгельм, ученый, дипломат и военный, был фельдмаршалом шведского короля, а на венецианской службе – победителем при Морее. Он умер, не достигнув пятидесятилетия, сраженный чумой в окрестностях Негропонте, где благодарная Республика установила его мраморную статую с широко известной надписью: «Неизменному победителю».

Старший сын старого маршала, Конрад-Кристофер, женатый на графине фон Врангель, был убит прямым попаданием ядра при осаде Бонна в 1673 г. У него было четверо детей – среди них два сына, которые умерли молодыми. Первый, отчаянно храбрый воин Карл-Иоганн, под командованием своего дяди Отто-Вильгельма сражался при Морее и погиб, не достигнув двадцати семи лет. Второй, повсеместно известный своей трагически закончившейся любовной историей с ганноверской принцессой Софьей-Доротеей, несчастный Филипп-Кристоф.

Одна из дочерей, старшая, Амалия, вышла замуж за шведского графа Карла-Густава Левенхаупта, а вторая, известная как возлюбленная Августа Сильного, короля Саксонии и Польши, родилась в 1668 г. в Штаде, или Агатенбурге, и после бурно прожитой жизни умерла в возрасте шестидесяти лет в монастыре Кведлинбурга.

Аврора, по описаниям современников, в свои юные годы – совершенная красавица, была высокой и стройной. Ее цветущее, округлой формы лицо было окаймлено пышными белокурыми волосами. У нее был открытый высокий лоб над огромными пылкими глазами с каким-то необыкновенным отливом, которые казались неуловимо отрешенными под густыми бровями. А нос ее был идеально красив, как и маленький рот и ослепительно белые зубы...

Она получила такое прекрасное образование во всех искусствах и науках, какое только можно было бы желать для знатной дамы. Утверждают, что она бегло говорила не только по-немецки, но и по-французски, по-шведски и по-итальянски. Она даже могла читать в подлиннике древние латинские стихи.

К. Ф. Пауллини так расхваливает ее в вышедшей в 1712 г. брошюре: «... очень сведуща в поэзии и великолепно разбирается в языках, так как свободно говорит по-французски, по-итальянски, переводит латинских авторов и даже читает произведения латинских поэтов и сочиняет прекрасные стихи». Вот какие стихи она написала графу фон Дюнневальду из Сабора:

Любовь сердца воспламеняет
Посредством глаз-свечей.
Сначала чувствами играет,
А вскоре – мука для людей.
И кто за это их осудит,
Коль небеса им шлют тот пыл?!
Никто их пыла не остудит,
Коль рок их повелитель был.
Они нам размягчают волю,
Она ручьем стремится в кровь,
Никто не знает лучшей доли —
Ведь есть врожденная любовь...
И кто-то средство применяет,
Чтобы сплести сердца сильней,
Когда печали увядают,
И страсти пышут веселей...

Стихи, написанные на французском в честь своего возлюбленного Августа и его победителя Карла XII Шведского, настолько хороши, словно французский был ее родным языком.

Учтивый Вольтер замечает, что некоторые из ее произведений можно было бы приписать уроженке Версаля. Некоторые из ее немецких стихов, как, например, кантата «Когда Цинтия зажгла прекрасный свет своей души высоко на небесном своде», надпись на гробнице ее матери: «Здесь место успокоения женщины, заслужившей всеобщее восхищение,– разве не в этом ее посмертная слава?», особо выделяются из общей массы. В последнем стихотворении голос души Авроры, обычно такой веселый и зачастую безразличный, звучит грустно и как-то напряженно:

В начале года так печально было,
В начале года плакала не раз.
Весной терновый я венец надела,
И юности моей весь блеск угас.

Ее ставили высоко как поэтессу, которая сочиняла также комедии, переложенные на французский стихами, и оперетты на немецком, как, например, «Дочери Цекропа», за что она была принята в Общество Плодородия. Кроме того, были оценены и способности в написании писем.

Вот как описывает она в мае 1698 г. одному неизвестному нам корреспонденту эпизод из курортной жизни в Теплице:

«... А если вам захочется удовлетворить свое любопытство в том, что касается самых незначительных подробностей нашей жизни на водах, я хочу вам сказать, что общество здесь самое разнообразное. Вы можете увидеть графов из Праги, о прибытии которых возвещают трубы со сторожевой башни, как если бы к городу приближался какой-нибудь необыкновенный зверь. И вы можете легко себе представить, какие остроты отпускаются им вслед и что выходят они только по вечерам, чтобы послушать игру на виоле при свете луны. В моде пешие прогулки, обычно заканчивающиеся дождем, а также званые обеды, на которых засыпают... Однако это не способы, чтобы развеять скуку.

И недавно дамы, чтобы развлечься, решили устроить грандиозное купание, на которое они отправились украшенные цветами, как нимфы Дианы. Они решили посредством жребия выбрать саму Диану. Жребий пал на вдовую фрау фон Райсевиц. Она приняла на себя эту роль уверенно и с радостью повела свою прелестную свиту к павильону, усыпанному цветами и занавешенному расшитыми золотом тканями.

И как только очаровательная процессия, едва прикрытая прозрачными накидками, направилась к воде в дальнем конце купальни, ее участницы заметили какую-то чужую «нимфу», чей мужской облик их очень напугал.

Диана, насторожившись, уже предвидела последующие события. Вскоре паника овладела всей компанией. Только нимфа Сюзанна сохранила присущую ей выдержку и успокоила всех, заявив, что в появлении бородатой «нимфы» нет ничего странного. Старая «нимфа» же за все это время не произнесла ни слова, а только тяжело вздыхала и скребла пятки, как будто у нее были мозоли...

Неожиданно в испуганной толпе появилась еще одна фигура. Никогда не видела я ничего более комичного. Это был один богемский граф, которого мы назовем графом Истерия. Он услыхал, что дамы купаются одетые нимфами, и пришел, чтобы изображать Актеона. Он был в ночной рубашке, в расшитых сапогах и в шапке из медвежьего меха. В таком одеянии он хотел купаться в окружении нимф.

Диана, у которой не было другого средства защиты, окатила его водой, и тотчас стали заметны огромные рога.

В тот же момент старая бородатая «нимфа» вскочила с проклятьями со своего места в глубине купальни и сказалась графом Траутманнсдорфом шестидесяти лет, страдающим подагрой. Он приблизился к Актеону и отвесил ему звонкую оплеуху, которая, впрочем, пришлась прямо по рогам.

«Будь счастлив, рогоносец!– воскликнул граф Траутманнсдорф.– Я вижу, рога тебе пригодились! Убирайся к черту, к себе в Польшу, ты, старый рогатый повеса!»

Во время этой перепалки Диана со своими нимфами добежала до двери павильона, однако тут они встретили человек пятнадцать слуг, возвращавшихся из другой купальни. Прямо за ними шел в купальном костюме их молодой господин граф Цвирби, который с удовольствием высек бы их всех за появление в этом месте.

Он, в свою очередь, не преминул предложить Диане свои услуги, однако она ускользнула за дверь, причем с плеч у нее слетела белая накидка, а за ней исчезла и вся компания. Затем все вместе отправились обедать в близлежащий домик. За обедом они слушали музыку. Неизвестно, кто из троих графов заказал ее. Что касается меня, то я думаю, да простит меня Бог, что это дело рук нашего графа Истерия, который к тому же напевал какие-то дурацкие песенки:

«Терпение, ах, дорогой мой Флориан! Посмотрите-ка на кошечку императора... Терпение!»

Я заканчиваю свое письмо просьбой не принимать все сказанное за выдумку и безоговорочно и тотчас, сударыни, поверить мне,

Вашей покорной и верной Нимфе».

Оригинал этого веселого письма написан по-французски. Мы как будто воочию видим постоянно пребывающую в хорошем расположении духа доброжелательную Аврору, обладающую свойством в увлекательной форме передать нам тонко подмеченный юмор ситуации. Она обладала к тому же даром показать слабые стороны своих ближних в такой мягкой форме, что они никогда не обижались на нее.

Она прекрасно разбиралась не только в истории, географии и генеалогии, но и в законах музыки и сочиняла ее для виолы и лютки. Она охотно встречалась с музыкантами и вообще с талантливыми людьми и особо отличала уже ранее проявившего себя как оперного певца и исполнителя органной музыки Иоганна Маттисона, с которым познакомилась в Гамбурге. Этот музыкант прославлял се как «необыкновенную и широко известную покровительницу изящных искусств, от которой он слышал немало комплиментов и удостоился многих милостей».

Ока великолепно пела и танцевала, занималась живописью и рисовала. Как пишет в своих воспоминаниях Хакстаузен, сын гофмейстера Августа Сильного, «она была необыкновенно умна, одинаково покладиста и противоречива и всегда прелестна, по-новому возбужденно радостна... Она, случалось, терпеливо убеждала какого-нибудь молодого, но уже сумасбродного вельможу, новичка в искусстве, приобщиться к нему и полюбить его...»

Ока обладала всеми качествами для общественной деятельности к умела вовремя и к месту применить их. В то же время она была настоящей великосветской дамой, которой только беспокойный характер рода Кенигсмарков мешал занять подобающее ей место в самых высоких слоях общества. Ее брат Филипп-Кристоф не без оснований называл ее «авантюристкой»...

В соответствии со своим происхождением и воспитанием она была подготовлена для жизни в высшем свете и очень рано произвела сенсацию своей красотой и умом. Уже в возрасте двенадцати лет на костюмированном балу она, одетая цыганкой, вызвала всеобщее восхищение. А когда ей было шестнадцать, она вместе со своей сестрой в Стокгольме приняла участие вместе с придворными дамами в постановке для королевской семьи драмы Расина «Ифигения», для которой она сочинила музыку и пролог в стихах, и выступила в роли Клитемнестры. В том же 1684 г. из-за нее произошел спор, а затем и дуэль между двумя дворянами. Она должна была давать показания в Верховном суде, и один из дуэлянтов, Клас-Густав Хорн, был вынужден бежать, чтобы избежать грозившего ему сурового наказания. Он так и не вернулся на родину, однако их с Авророй кути время от времени пересекались, и он в своей бурной жизни неоднократно пользовался разнообразной поддержкой с ее стороны. Может быть, она питала к нему, мечтателю и поэту, не только дружеские чувства, не забытые им в его дальнейшей беспокойной жизни...

Из Гамбурга, где старая графиня обычно проживала со своими дочерьми, окруженная всеобщим почтением, и принимая участие в непрекращающихся разнообразных праздниках и балах, она отправилась в Стокгольм. Там она должна была повидаться с семьей и защитить свое имущество от цепких лап короля, который хотел смирить гордое шведское дворянство и подчинить его своей власти, причем как можно быстрее. Он вызвал дворян и предложил доказать свои имущественные права. Таким образом довольно часто и несправедливо конфисковывались поместья, ранее купленные, подаренные или захваченные. Многие дворянские семьи, в том числе Кенигсмарки, понесли большие убытки. Чтобы по возможности нейтрализовать эти попытки, графиня и прибыла к шведскому королю, а обе ее дочери были ей в этом отличными помощницами. Вскоре они благодаря своему уму, красоте и любезности стали играть значительную роль при дворе, а старшая, Амалия, вышла замуж за дворянина из старинного рода.

Кенигсмарки жили, как это и полагалось при их положении, на широкую ногу, однако ведение домашнего хозяйства контролировалось ими до мельчайших подробностей, и сохранившиеся счета показывают, что Аврора управляла осмотрительно и экономно. Она основательно изучила финансовое положение семьи, что было не так уж просто, так как из-за конфискаций в Швеции, наследственных споров и мотовства молодых графов дела Кенигсмарков были так запутаны, что с трудом можно было разобраться, как они обстоят на самом деле.

После смерти старого графа, скончавшегося от каменной болезни в возрасте всего лишь пятидесяти трех лет в Стокгольме, которому Аврора написала глубоко прочувствованную эпитафию, она вместе со своей сестрой графиней Левенхаупт возвратилась в Гамбург, покинутый ею десять лет назад. Теперь она была в полном расцвете молодости и красоты, и ее всюду называли и приветствовали как «шведскую графиню». Она стала центральной фигурой здешнего высшего общества, и остается только удивляться, что она тотчас не нашла выгодную партию. Ее зять и брат наперебой предлагали ей богатых или высокопоставленных женихов, однако ни с одним дело не дошло до брака. Сестра с удовольствием обеспечила бы ее всем необходимым для замужества, тем более что из-за Авроры, так любящей роскошь, что деньги не задерживались у нее в руках, расходы в семье очень возросли...

Однако готова ли была Аврора вступить в брак, с уверенностью сказать нельзя. В то же время она охотно и благосклонно принимала все знаки почитания своей персоны, исходили ли они со стороны такого пожилого господина, как галантный герцог Антон-Ульрих фон Брауншвейг-Вольфенбюттель, широко известного также как писателя, или от богатого полковника Мейера, или от семнадцатилетнего герцога Фридриха-Вильгельма фон Мекленбург-Шверинского. Возможно, у Авроры было намерение занять достойное положение при каком-либо дворе, поэтому она, например, неоднократно ездила в Вольфенбюттель. Она без всяких церемоний останавливалась прямо в замке, возможно, без особой радости со стороны герцогини, которой темпераментная, красивая и молодая графиня должна была казаться достаточно опасным гостем...

Аврора состояла в переписке с некоторыми своими почитателями, и когда в письмах определенные комплименты и преувеличения кажутся не соответствующими принятым для этого времени нормам, можно предполагать особо доверительные отношения с данным корреспондентом...

Юный герцог Фридрих-Вильгельм писал ей из Шверина 25 февраля 1692 г.:

«Мадам! По правде говоря, я беспокоился, так как мне очень не хватало так желанных мною новостей от Вас. И я был так рад, получив, наконец, Ваше письмо, что даже не в состоянии выразить мои чувства. В то же время я не в состоянии скрыть, что все мои мысли заняты только Вами и что только от Вас зависит усилить страдания покинутого Вами.

Я очень хотел бы получить ваш портрет и позаботился бы о том, чтобы он как самая дорогая мне вещь занял бы подобающее ему место. Он был бы мне дороже собственной жизни.

В этом послании Вам я выражаю надежду, что Вы вскоре окажете мне честь лично убедить Вас в моих необыкновенных к вам чувствах.

Вашего полностью принадлежащего Вам и вернейшего слуги

Фридриха-Вильгельма».

А старый герцог Антон-Ульрих радовался, что вскоре вновь увидит ее у себя, и писал ей из Вольфенбюттеля 3 июня 1693 г.:

«Высокородная графиня!

Не только Ваше письмо убеждает меня в Вашем присутствии на следующей мессе в Брауншвейге, но подтверждение этого факта отцом Розе, и я делаю вывод, что Вы хотите почтить Вашим присутствием наш дом и остановиться там на время мессы.

Для меня в целом свете не может быть ничего более приятного.

Однако, чтобы соблюсти при этом все формальные приличия, будет значительно лучше, если Вы будете так любезны и напишете письмецо моей супруге, чтобы оповестить ее о Вашем пребывании у нас, и тогда она будет стараться еще лучше принять Вас.

Эта чисто немецкая предосторожность имеет важное значение, и лучше сделать так, чтобы Аврора была приятна всем присутствующим...

Я начинаю считать дни до того счастливого момента, когда лично смогу сказать прекрасной Авроре, каким Ее преданным слугой является

А. У.».

Однако не только на вольфенбюттельский двор обращала Аврора свое внимание, но и на ганноверский и саксонский.

В Гамбурге она познакомилась с герцогиней фон Брауншвейг-Целле, француженкой по национальности, с ее дочерью, будущей супругой Георга-Людвига, наследного принца Ганноверского, а также с его матерью, курфюрстиной Софией, которая состояла в оживленной переписке со своей племянницей, знаменитой Лизелоттой фон дер Пфальц, теперешней герцогиней Орлеанской.

При дрезденском дворе во всем задавала тон широко известная графиня фон Ройслиц, куртизанка курфюрста Иоганна-Георга IV, который вскоре неожиданно умер, а его возлюбленная вскоре последовала за ним, так что трон достался брату курфюрста, Фридриху-Августу, которому она вскоре должна была принадлежать. Его восшествие на престол она, как и все другие, приветствовала, причем в стихах. И вполне естественно, что эти двое, духовно и телесно неординарные люди, теперь довольно быстро сблизились...

В то же время мы встречаем ее и в Кведлинбурге, ставшем позднее ее прибежищем от мирской суеты, где она подружилась с аббатисой Анной-Доротеей, герцогиней фон Заксен-Ваймар...

Аврора была очень легка на подъем и путешествовала от одного двора к другому, из города в город. Она любила свободную, независимую жизнь и, казалось, не очень заботилась о брачном союзе.

Ее брат Филипп-Кристоф, живший при ганноверском дворе, где его держали интимные отношения с наследной принцессой Софьей-Доротеей, в своем письме от 10 января 1693 г. делал ей серьезные предостережения насчет ее совершенно неопределенного будущего:

«Моя любимая сестра!

Меня очень тревожит Ваша несчастная жизнь. Вас ждет плохое будущее, так как господин Мейер обладает совершенно вздорным характером, и я очень опасаюсь, не играет ли он ту же комедию, что и Рассел, так как по духу они очень похожи. Должен Вам сказать, что он на грани разорения: за 2000 талеров Вы можете нанять его с женой прислуживать Вам.

Ясно, что такие разговоры вам не очень приятны. Однако кто может запретить какому-нибудь дураку болтать, если у него есть желание. Вас огорчает то, что Вы постоянно должны всем отказывать? Надо найти средство, чтобы покончить с этим. Если бы я только знал наверняка, что Вы хотите в принципе выйти замуж, меня нисколько не беспокоило бы, что, например, полоумный граф фон Вайдель просил Вас об этом. Ему очень хочется жениться, и здесь нет ни одной девушки, к которой он не обращался бы с этим предложением...

А граф фон Липпе представил мне шурина жены, графа Гогенлоэ. Я считаю, что Вы вполне достойны стать женой графа империи, и желаю от всего сердца, чтобы Вы его не огорчили...»

И через два месяца он опять заводит разговор о ее замужестве:

«Так как все, кто хотел бы на Вас жениться, обращаются ко мне, я хотел бы поставить Вас в известность, что я обратил особое внимание на одного из них: он хорошо сложен и благовоспитан, у него хорошее положение, ему 30 лет, доход у него 6000 талеров в год и в качестве приданого он хочет дать Вам 30000 талеров. Так как такие женихи встречаются не каждый день, я решил, что должен, питая к Вам исключительно дружеские чувства, этим сообщением помочь Вам устроить жизнь.

Я пока не называю его имени, однако, если мое предложение Вас устраивает, если Вы свободны и хотите выйти замуж, сообщите об этом. А если нет или Вы вообще не склонны к замужеству, так скажите об этом прямо...»

Сегодня невозможно установить, сколько любовных романов и с кем было у Авроры. Однако что они случались и что слухи об этом ходили, мы знаем из различных источников. Есть сведения и о ее связи с ганноверским наследным принцем Георгом-Людвигом, будущим королем Англии Георгом I. И отсюда становится ясным, почему ее брата так благосклонно принимали при этом дворе...

Однако все планы замужества прекрасной графини пришлось отложить, когда ее брат Филипп-Кристоф неожиданно был убит в замке курфюрста в Ганновере. Он оставил службу в Брауншвейге весной 1694 года и вступил в армию Фридриха-Августа Саксонского, с которым встретился во время фландрской кампании.

Он должен был урегулировать кое-какие свои дела в Ганновере, поэтому еще раз вернулся туда из Дрездена. И можно с достаточной уверенностью предполагать, для того, чтобы бежать с любимой наследной принцессой, жизнь которой при ганноверском дворе была невыносимой. Ее преследовали родители мужа, а также куртизанка старого курфюрста Эрнста-Августа, графиня Платен, и ее супруг. Вечером первого июля он бесследно исчез. Сначала еще была надежда, что его арестовали и выслали, однако затем его смерть стала очевидной. Аврора не без оснований обвиняла Платен в причастности к смерти своего брата. У самой куртизанки была любовная связь с Кенигсмарком, который только использовал ее, чтобы замаскировать свои интимные отношения с наследной принцессой.

Когда Платен поняла, что он ее обманывает, она выдала его. И вероятно, после тайного проникновения в замок он был схвачен и, сопротивляясь, погиб-Начался громкий и скандальный процесс против наследной принцессы, и несмотря на активные протесты брауншвейгского правительства, которое, чтобы поддержать авторитет ганноверского двора, утверждало, что «нет никакой связи между исчезновением Кенигсмарка и ссылкой супруги наследника», вскоре повсюду стал известен приговор. И после расторжения брака наследная принцесса отправилась в ссылку в замок Альден, где и умерла потом, пополнив длинный список жертв династических игр...

Смерть брата стала для Авроры поворотным пунктом всей ее жизни.

Сестры обратились к ганноверскому курфюрсту, но безуспешно. Тогда Аврора попыталась заинтересовать печальной судьбой брата своего почитателя, мекленбургского герцога Фридриха-Вильгельма. Однако в ответ получила только письмо от 18 июля, выражавшее вежливое сочувствие:

«Мадам! Как раз только что получил Ваше драгоценное письмо и выражаю от всего сердца искреннее сожаление по поводу происшедшего с Вашим братом. Однако я очень надеюсь, что он обязательно найдется. Дело это очень темное, поэтому надо надеяться. Богиня Венера некоторых делает несчастными, и это даже может стоить им головы. Что же делать, если это так дорого обходится...»

Тогда Аврора обратилась к молодому дрезденскому курфюрсту, который хорошо знал ее брата и позвал его к себе на службу. Август послал своего полковника Баньера в Ганновер, однако курфюрст отклонил любую ответственность за исчезновение Кенигсмарка, а ганноверский двор объявил, что если саксонский двор и будет извещен, то только в случае, если бы граф оказался во власти Его Светлости курфюрста. И сам граф смог бы тогда рассказать всю правду об этом деле... Это дело было положено под сукно и со временем забылось...

Для сестер Кенигсмарк и графа Левенхаупта было еще крайне необходимо установить факт смерти Филиппа-Кристофа, чтобы урегулировать дело о наследстве. Кенигсмарк был легкомысленным и расточительным молодым человеком и почти всегда находился в стеснительном финансовом положении, так что в конечном счете и наследовать-то было нечего. Однако существовали поместья, владение которыми он оспаривал у Левенхаупта. Так как бумаги Кенигсмарка в Ганновере были конфискованы, весь процесс должен был длиться неопределенно долго...

Для двадцатишестилетней Авроры наступило время расцвета молодости и красоты, а с возвращением к дрезденскому двору совпал кульминационный момент всей ее жизни: ее благосклонности стал добиваться молодой курфюрст, который был моложе ее на два года...

Август Сильный, давший своим современникам обильную пищу для различных мнений и суждений, во многих отношениях значительная, психологически очень интересная личность, которую можно сравнить с его современником итальянцем Макиавелли.

Лизелотта фон дер Пфальц во время своего трехлетнего конного путешествия по Европе видела его в Париже и писала, что «у него хорошая фигура», но не слишком приятное лицо и слишком большой рот. Он был таким сильным, что двумя пальцами поднимал с земли, как иголку, большое, длинное и тяжелое ружье. «Никто не мог соперничать с ним в силе, поэтому неудивительно, что теперь, в двадцать семь лет, он стал еще сильнее и спокойно сгибал серебряную тарелку».

Рассказывают множество вполне достоверных историй о его силе: в Раве летом 1698 г. он одним ударом сабли отрубил голову быку, а клинок подарил Петру Великому, что должно было означать: вот как надо поступать с его бунтующими боярами!

9 октября 1702 т. он повторил то же самое в Кодлице в присутствии герцога Морица-Вильгельма Заксен-Цайца. И профессор из Галле Людвиг в своей вышедшей в 1702 г. книге «Германские властители» причисляет силу Августа к чудесам своего времени, потому что он где угодно мог в любой момент согнуть серебряные, оловянные или медные предметы, как будто они были из бумаги или материи.

Во всех пеших или конных соревнованиях он всегда был впереди всех, и это доходило у него до безрассудства. Так, однажды он вскарабкался на лошади по винтовой лестнице на верхнюю площадку башки дрезденского замка.

Половая зрелость у него наступила рано, и уже в возрасте семнадцати лет он познакомился с обоими главными по части развлечений городами тогдашней Европы – Парижем и Венецией, причем любовных похождений у него насчитывались сотни, и он начал описывать их в стиле Циглера и Лоэнштейна после своего возвращения. А позже и герцог-писатель Антон-Ульрих фон Вольфенбюттель в своем собственном романе описывает любовную связь Августа с Кенигсмарк и Козель, где выводит их под вымышленными именами. Ведь Солана и Доживритта «римского Октавио» и есть эти известные лучше всех возлюбленные силача Августа.

Лизелотта фон дер Пфальц слышала еще в Париже, что гофмейстер Августа Хакстаузен как-то жаловался на него, что с таким, как у принца, характером ему едва ли удастся ужиться при дворе. А что у принца был вздорный характер, что он был сумасбродом и лицемером, представить себе очень легко. Таким же было мнение о нем обоих Гогенцоллеонов, Фридриха-Вильгельма I и Фридриха II.

Однажды в своем письме другу в Дессау старый король-солдат пишет, преисполненный гнева:

«Я обнаружил, что он такой же болтун, как я сам... Пусть не думает, что если ему удалось провести меня один раз, то это ему удастся снова...»

А Фридрих II называет его самым лживым властителем Европы, бесчестным и безнравственным, коварным, думающим только о своих интересах за счет других.

И жены Гогенцоллеонов тоже были об Августе невысокого мнения. Софья-Шарлотта, первая прусская королева, говорила, что Август идет на все, чтобы посредством несправедливой и позорной войны (со Швецией) ввергнуть свою страну в пучину разрухи, и что он всегда выдумывал что-нибудь необыкновенное, как будто хотел найти философский камень...

Любимая сестра Фридриха Великого Вильгельмина фон Байрейт очень хвалит его общительный характер, дружелюбный, доверительный стиль поведения, однако осуждает его за чрезмерную склонность к роскоши, к развлечениям, к пирушкам, к неразборчивым любовным связям. По ее словам, у Августа было 354 ребенка: его двор, в то время самый блестящий в Европе, мог быть по праву назван островом Гетеры. «У короля было что-то вроде гарема из красивейших женщин его государства. При дрезденском дворе царила атмосфера всеобщего разврата, и Вакх и Венера были основными богами, которым здесь поклонялись»,– подытоживает она.

Лизелотта фон дер Пфальц, которая открыто критиковала Августа и его образ жизни, находит вполне естественным, что молодая саксонская курфюрстина, благочестивая Кристина-Эбергардина фон Байрейт всегда так печальна. Ведь он принес ей много горя, так как «ее повелитель настоящий мучитель, я знаю его достаточно хорошо». Она не могла понять, как это он, у которого всегда было «больше храбрости, чем ума», впутался в польскую авантюру. Было бы лучше, если бы он спокойно оставался курфюрстом Саксонии, «чем стремиться к власти над таким непостоянным народом, к власти, которую он к тому же должен будет делить с другими. И править он будет на словах, а не на деле, и добиться этого он Может только с огромным трудом и, может быть, пролив немало крови. А в случае, если ему это не удастся, над ним будут насмехаться и авторитет его падет очень низко...»

Умная женщина имела полное право так говорить, так как в августе 1704 г. Паткуль в должности командующего русской вспомогательной армией встречался с Августом в Польше. Он писал, что в то время, как стало известно, что царь взял Дерпт и Нарву, «король сам говорил еще три дня назад, что он скорее предпочтет потерять корону, чем продолжать это оборонительное посмешище на глазах у всего света и ждать, пока тебя прогонят».

Лизелотте также понятен его переход в католицизм, который он предпринял, чтобы завладеть польской короной. Однако теперь ему приходилось ходить на все воскресные и праздничные мессы, а до этого он ходил в церковь очень нерегулярно. «Ведь католические священники очень ревностно относятся к соблюдению обрядов своей религии».

И она, а также известный фон Лоэн, приводят красноречивые примеры, как это было непривычно королю-неофиту, который, как совершенно верно замечает Лоэн, был с юношеских лет вольнодумцем и считал, что богу богово на небе, а всемогущество королей пусть будет на земле. Да и о каких его глубоких религиозных воззрениях можно было говорить, если до «перехода» в католицизм у него фактически не было никакой религии, только теперь он себе ее выбрал...

Лизелотта также не понимает, почему Август начал войну со Швецией. И почему, как следствие своих польских авантюр, он запретил присоединение к Польше ранее утраченных ею и возвращенных Швецией провинций. Она злорадствует по поводу его поражений и приводит в связи с этим высказывание фон Клиссова: «Когда слишком много тщеславия, оно заставляет двигаться, не разбирая дороги, поэтому часто ломают ноги».

«Когда шведы вступили в Саксонию и оставались здесь целый год,– пишет она,– Август очень переживал, однако если у него нашлись денежки, чтобы одаривать своих куртизанок, он мог бы с тем же успехом защитить свою страну и свой народ от шведского короля. Саксонское дворянство жалуется на своего короля, позволившего разорить прекрасную страну».

После заключения позорного Альтранштедского мира, который стоил ему польской короны и был глубоко оскорбителен для него, она в ярости заявляет: «В своей жизни я не слыхала ни о чем более позорном, чем мир, заключенный королем Августом. Должно быть, он совсем рехнулся, когда вводил туда эти статьи. Я никогда в жизни не предполагала, что можно настолько забыть о чести. Мне стыдно за нашу нацию, что немецкий король может быть таким бесчестным».

Она с презрением пишет о его распутности, что ему уже скоро придется построить целый гарем для всех своих куртизанок и их детей и что «у него уже помутнение рассудка от постоянного пьянства».

Расходы на празднества по случаю свадьбы его единственного законного сына с дочерью императора кажутся ей слишком высокими, а чрезмерную роскошь при приеме в Дрездене короля Дании она считает безумием.

«Когда после битвы под Полтавой, в которой Петр Великий уничтожил превосходство шведов, Август тотчас выступил против своего постоянного врага и двоюродного брата Карла XII,– пишет Лизелотта,– саксонцы были совершенно правы, когда не испытывали никакой радости по этому поводу, потому что считали, „что это разорит их, бедняков, окончательно. Между королем Августом и графиней Козель произошла ужасная ссора. Она кричала, что с нее хватит, что пусть он ищет другую, невозможно вести такую жизнь...“

Когда умерла его мать, датчанка Анна-Софья, Лизелотта замечает, что на самом деле ему было все равно и он думал только о том, как бы церемония побыстрее закончилась.

Темпераментная уроженка Пфальца считает, что повелитель, так бездумно растративший свою жизнь, как король Август, должен в пятьдесят лет вести себя более сдержанно, чем другой в семьдесят. Конечно, развлекаться он вполне еще мог на всех придворных балах, а вот для интрижек был уже староват, и ее окончательное суждение о короле, любившем в своей жизни «тратить и развлекаться»,– «умирают так, как жили».

Приближенные к нему люди судили о нем по-разному, однако сходились в оценке основных черт его характера. Генерал Шуленбург, входивший в его ближайшее окружение, отмечая его удачные действия, дар предвидения и сообразительность, умение ориентироваться в сложной ситуации, необыкновенную физическую ловкость, силу и работоспособность, познания в истории войн, основательный опыт в артиллерии, тоже упоминает «его искусство скрывать мысли и владеть собой».

Министр Мантейфель пишет, что король был само тщеславие, болезненное самолюбие и что им владели нереальные идеи. Он внушал сыну, своему наследнику, которого он сделал доверенным лицом во всем, что касалось его жизни, даже любовных похождений, абсолютное недоверие ко всем своим министрам. Все они якобы хотят быть только придворными, и править надо без посредников, только самому.

Однако, как известно, наследник не внял этому совету и оказался полностью в руках великого мошенника Брюля...

Очень подробно и доброжелательно рисует образ короля Августа его фаворит Флемминг, который в течение тридцати лет был его главным военным и политическим советником. Эта характеристика относится к пятидесятидвухлетнему королю. Флемминг хвалит его элегантный внешний вид, располагающие манеры, его цельную натуру, от которой можно было бы ожидать большего, если бы он прожил подольше. Однако Август умер в возрасте шестидесяти трех лет и пережил своего фаворита на пять лет. У короля был склонный к меланхолии характер, его восприятие окружающей действительности и выражаемые им чувства, как печаль, так и радость, были преувеличены, и он полагал, что если он испытывает к кому-то теплые чувства, то в ответ к нему испытывают такие же. Но, к сожалению, замечает Флемминг, чаще этим пользовались авантюристы, чем порядочные люди. Его проницательность зачастую соседствовала с невероятной подозрительностью.

Пробелы в образовании он стремился восполнить постоянными занятиями, и с годами его знания стали универсальными. Несмотря на его доброту и щедрость, говорили, что он корыстолюбив. Однако деньги ему нужны были только для того, чтобы проявлять свою щедрость и удовлетворять свои страсти. Те, кто доставал ему деньги, были ему всегда приятны и желанны. А когда деньги доставались ему незаконно, он всегда старался свалить вину на других.

Тяга к удовольствиям и тщеславие были основными чертами его характера, однако удовольствия всегда стояли на первом месте и очень часто пересиливали тщеславие. Тщеславие и желание добиться внимания и восхищения всего света часто заставляли его заниматься всякой ерундой, из-за чего ему приходилось бросать действительно первостепенные и имеющие важные последствия цела.

Так, например, с его страстью к строительству, в чем проявлялись его несомненные способности, его штанам часто мешало желание угодить всем сразу, поэтому ему не удавалось закончить многое из того, что он начинал.

Тот, кто хотел понравиться ему и показаться полезным, легко добивался этого и мог надеяться, что надолго останется у него в милости. Однако он никогда не вмешивался в ссоры своих придворных и предоставлял им возможность выпутываться самим. «Эта линия поведения часто приводила в ярость его куртизанок и даже самих министров. Однажды он воздержался при принятии важного решения и вернулся к нему только тогда, когда у него сложилось совершенно другое мнение. Ему можно было говорить правду, но только с глазу на глаз и без малейшей фамильярности. Он очень ревниво относился к своему авторитету и к своей популярности, во время вечеринок не позволял себе ничего лишнего, однако в то же время от него самого не ускользало ничего. Он нелегко забывал обиды, однако прощал их. Он хорошо знал своих придворных и так разговаривал с ними, что каждый считал, что знает мнение обо всех остальных, однако не знал, что он думает о нем самом. Те, кто обращался с подчеркнутым почтением к его сану, ни в чем не знали отказа. Однако этим пользовались в основном проходимцы. Он никогда не делал ничего со злым намерением, однако его можно было легко перетянуть на свою сторону. Он был очень деликатным, казалось, даже не замечая этого, но очень ревниво относился к чужой славе. Будучи лукавым насмешником, он настраивал друг против друга министров и слуг, и каждый считал, что только он его любимец. Он всегда был любезным и коммуникабельным, и его отношение к дамам было безупречным. Сначала Август не допускал двусмысленностей в их присутствии, однако с годами стал более снисходительным. Он хотел стать вторым Алкивиадом и одинаково проявить себя в добродетелях и пороках. Король находил много радости в балах и любовных похождениях, всегда при этом хотел все сам расписать до мельчайших подробностей, однако только создавал себе и другим лишние хлопоты, беспокойство и беспорядок. Пока он не создал Совет министров, в его делах царил хаос, и его посланники при иностранных дворах часто работали друг против друга, запутавшись в его противоречивых инструкциях. Он считал себя очень хитрым, однако это было совершенно не так, иначе дела у него шли бы значительно лучше.

Среди развлечений первое место у него занимали любовные интриги. Как своих фаворитов, он баловал и своих куртизанок. И те и другие чаще всего пользовались его слабостями, моментально наглели, начинали ему перечить и в конце концов быстро надоедали. По его собственному признанию, он не относился к рьяным искателям приключений и находил не слишком много удовольствия в любви. Однако хотел, чтобы другие принимали его за ловеласа. У него было множество галантных похождений, однако в большинстве случаев они легко начинались и так же легко заканчивались. Чтобы придать им романтический оттенок, он сам себе придумывал многочисленные сложности и окружал свои похождения, особенно вначале, ореолом таинственности. Он изображал ревность, но на самом деле это было ему не свойственно. Обычно имел дело с женщинами, которые побывали в объятиях у многих, не брезговал даже обычными потаскухами. Его любовницы думали, что он любит их так, как он им об этом говорил, однако «они были ему нужны только для удовлетворения его сладострастия, и пока эта страсть владела им, он был готов на все, чтобы не испортить себе удовольствия. Терпеливо перенося прихоти своих любовниц, что они принимали за излияния его любви (и что он тотчас замечал), он легко оставлял их, как только их наглость начинала превосходить определенные пределы, что было вполне благоразумно. Тогда его осуждали за то, что он так изменчив».

Точно так же обстояло дело с его министрами. Когда они считали излишним следовать его указаниям и начинали действовать по своему усмотрению, он переставал доверять им, и они теряли его милость. Тех же, которые действовали в соответствии с его взглядами, он поощрял и продвигал.

Вот так в высшей степени противоречиво изображают Августа его фавориты. Он всегда хотел быть великим завоевателем и главнокомандующим. И в своих мемуарах писал, что в юности называл себя Атлантом, Он был «храбрым, как его шпага», и в то время, как его отца называли саксонским Марсом, его называли саксонским Гераклом и Самсоном, а турки окрестил его «Железной рукой», точно так же, как они называли его врага и двоюродного брата Карла XII Шведского «Железной головой».

Тем не менее в качестве главнокомандующего он не добился никаких успехов ни в битвах с турками, ни в битвах со шведами. У него не было способных генералов. Отличился только Шуленбург, в будущем венецианский фельдмаршал. Однако и он потерпел поражение в войне со Швецией, когда саксонская армия была полностью деморализована. Она не признавала, как указывал Шуленбург, ни дисциплины, ни субординации, ни законов. Офицеры постоянно нарушали устав, постоянно пьянствовали, не подчинялись генералам и при этом еще имели заступников при дворе.

Уже в июле 1695 г., когда Август находился в Вене, откуда он собирался отправиться на войну с турками, английский посланник в Дрездене Степни писал своему венскому коллеге Лексингтону, что Август занят только пьянством и балами:

«Я очень хотел бы, чтобы он прекратил эту праздную жизнь и вернулся к своим делам, если он хочет быть принятым подобающим образом у императора. Однако я начинаю думать, что он возьмет с собой в лагерь биллиардный стол и бальный зал». Август хотел поле боя и войну тоже превратить в праздник и предполагал, что знаменитый Мюльбергский лагерь не что иное, как место проведения военного праздника...

Он был также никудышным государственным деятелем. Необыкновенно суеверный, он постоянно читал астрологические книги, искал философский камень, чудовищные настойки на золоте, верил в предсказание мечтателя Пауля Гребнера, который обещал ему господство над всей Восточной Европой. В 1696 г. он должен был стать королем Польши, потом немецким и греческим императором, умереть в Адрианополе и быть похороненным в Константинополе. Ему должна была покориться даже часть Азии, а династии Дании, Гольштейна к Вюртемберга должны были стать его вассалами, и только Бурбоны могли бы сравниться с ним в могуществе.

В действительности из всего этого он смог на будущий год добиться только польской короны, да еще один вюртембергский принц, герцог Фердинанд-Вильгельм, поступил к нему на службу. Когда в 1697 г. на одном из карнавалов король появился наряженный султаном в сопровождении отряда янычар, он этим символически выразил свои устремления. Польская авантюра полностью провалилась, она стоила ему миллионов, было потеряно много людей и снаряжения, и все его планы рухнули. Одна только церемония восхождения на трон стоила ему 11 миллионов талеров, и отчеканенная в то время медаль с сатирическим рисунком изображает крестьянина, катящего в тачке девочку, с надписью: «Я везу Саксонию в Польшу».

Чтобы раздобыть средства для занятия польского трона и удержания его, пришлось сделать заем у Голландии, продать некоторые государственные земли и ввести новые налоги. А в общем завоевание польской короны стоило Саксонии 88 миллионов талеров, 40000 людских потерь и 800 пушек. А когда Карл XII был разбит царем Петром, Август снова появился в Польше, по-прежнему оставаясь мнимым королем.

Он проводил сугубо династическую и эгоистическую политику и был похож на восточного деспота: все должно было служить ему и его прославлению. Придворные поэты Бессер и Кениг воспевали его подвига в высокопарном стиле, свойственном эпохе.

Под его покровительством расцвели промышленность и ремесла в стране, царила свобода верований. Он способствовал превращению Дрездена в первый город ярмарок в Германии и благодаря своей любви к роскоши превратил его в самый посещаемый иностранцами город в стране. Однако принадлежащая ему страна испытывала трудности из-за его многочисленных территориальных претензий и неправильного понимания стоящих перед страной задач, как это обычно говорится, и при нем было утеряно решающее влияние протестантской церкви...

Графиня фон Кенигсмарк не была чужой при дрезденском дворе. Август, который был на короткой ноге с ее пропавшим братом Филиппом-Кристофом, уже видел ее раньше, однако так и не сблизился с ней. На этот раз он в нее влюбился и стал добиваться ее расположения. Когда она приехала, чтобы просить о помощи в деле брата, он был в Лейпциге, потом отправился на охоту под Мейсен, и только через месяц Аврора смогла поговорить с ним, уже обеспечив себе благоволение его матери и супруги. Он обещал ей свое содействие и попросил остаться в Дрездене, пока ситуация не прояснится.

В своей книге «Галантная Саксонка» Пельниц изобразил в общих чертах любовную интригу Августа и Авроры, и, как всегда у него, правда перемешана с вымыслом. Сначала Аврора отклонила притязания Августа и этим, естественно, воспламенила его еще больше. Он обратился к своему духовнику, знавшему его еще с юношеских лет, который объяснил ему, что такая великосветская дама, как графиня фон Кенигсмарк, никогда не сдастся после первого же приступа. Пельниц украшает весь ход событий цитатами из писем курфюрста, ответами на них, интимными разговорами в свойственном этому писателю духе и рассказывает, что в конце концов Аврора оказала Августу свое расположение, после чего он задаривает ее ценными подарками и приглашает в свой охотничий замок Морицбург, чтобы достойно принять там.

Вскоре после этого графиня последовала туда в окружении красивейших придворных дам, одетых, как амазонки. К своему удивлению, она увидела, что недалеко от находившегося рядом с Морицбургом леса появился дворец. Его совсем недавно здесь не было. И когда ее карета подъехала к этому замку, створки ворот распахнулись, появилась Диана (госпожа фон Байхенлиген), окруженная своими нимфами, приветствовала богиню Аврору и пригласила ее в замок, чтобы принять клятву верности лесных богов. Аврора со своей свитой проследовала в огромный зал, увешанный картинами, представлявшими различные сцены из жизни богов охоты, как, например, «Смерть Эндимиона» и «Наказание Актеона».

С приближением часа обеда, пол раздвинулся и появился стол, уставленный дорогими яствами, на котором также возлежали обе богини со своей свитой. Вскоре зазвучали гобои, флейты и дудки, возвестившие прибытие бога Пана (самого Августа) с его фавнами и другими лесными богами, роль которых исполняли самые галантные придворные. Пан уселся перед Авророй и стал забавлять ее с таким же рвением и пылом, как его свита амазонок и нимф.

После обеда во дворе раздался собачий лай и звуки рожков: егеря со сворой собак подняли огромного оленя. Пан, Аврора, Диана и их свита вскочили на лошадей и тоже приняли участие в охоте. Олень, преследуемый собаками, бросился в лежащее неподалеку от Морицбурга озеро, и когда дамы в гондолах переплыли на лежащий в центре озера остров, они смогли присоединиться к остальным охотникам. Тут они отправились в раскинутый на острове роскошный турецкий шатер, где их встречали двадцать четыре богато одетые турчанки, предложившие им прохладительные напитки в серебряных кувшинах. За этим шатром оказался еще один, в котором, окруженный янычарами, их встречал сам султан (курфюрст) в сверкающих драгоценными камнями одеждах. Он с Авророй опустился на подушки, в то время как все остальные расселись на полу за низенькие столики, чтобы полюбоваться живописными турецкими танцами.

После этого интермеццо последовала прогулка на лодках с музыкой, а потом отъезд в Морицбург. Август проводил свою даму в подготовленную спальню, где было устроено великолепное ложе: окаймленные серебром занавеси из сукна цветов родового герба Кенигсмарков были разрисованы амурами, а собственно ложе было усыпано цветками мака, розами и анемонами. Стены спальни и других покоев были увешаны картинами с изображением сцен любви Авроры и Титана.

«Здесь вы настоящая королева,– сказал галантный курфюрст,– и каким великим повелителем я бы ни был, я буду всего лишь вашим рабом».

Он ушел, чтобы переодеться и дать ей возможность переодеться тоже, а потом повел ее в театральный зал, где уже начался спектакль «Психея и ее развлечения».

На ужине Аврора обнаружила на своей тарелке букет из бриллиантов, рубинов, смарагдов и жемчуга, а затем они с Августом открыли бал. Однако в разгаре веселья они неожиданно исчезли, и все были достаточно тактичны, чтобы не обратить на это внимания.

День за днем один праздник сменял другой, и даже когда у Августа были неотложные дела в Дрездене, он все равно каждый раз быстро возвращался назад. Он даже ни разу не посетил свою супругу и мать. Однако Аврора была достаточно умна, чтобы просить его оказывать обеим всевозможные знаки внимания, что вполне соответствовало обычному стилю ее поведения и образу мыслей – по возможности не вредить другим дамам...

В Дрездене, где она в качестве официальной куртизанки заняла роскошный дом, праздники продолжались всю зиму. Курфюрст каждый вечер ужинал у своей возлюбленной, а также устраивал банкеты, на которых присутствовал весь двор.

В январе 1695 г. Август устроил свой первый грандиозный карнавал, на который съехались гости со всей Германии.

В мае он отправился в Карлсбад, и английский посланник в Дрездене писал своему венскому коллеге: «Он берет с собой свою привычную куртизанку фроляйн Кленгель, свою новую – Кенигсмарк, а там его уже ждет третья – фроляйн Альтайм (или Альтан)».

Фроляйн Кленгель, как назвал ее Лексингтон в своих письмах, на самом деле фроляйн Кессель, позже вышла замуж за одного из фон Хаугвицев. Август обычно таким способом старался отблагодарить своих прежних куртизанок, выдавая их замуж за услужливых придворных. Отсюда следует, что не одна Аврора пользовалась одновременно успехом у имевшего богатый выбор любвеобильного курфюрста, но и здесь она вела себя с присущим ей тактом.

«Мы проводим здесь время так весело, как это только возможно,– писал далее Степни из Карлсбада.– Мы построили домик ценой в 2000 гульденов, существование которого весьма недолговечно. Это придумали итальянцы, в нем четыре отхожих места, полутемные укромные покои, удобные кушетки и другие обычные удобства, облегчающие любовные свидания. Из Дрездена мы привезли с собой целый обоз фривольных картин и статуй для украшения домика, и 6 июня у нас будет маскарад, на котором Кенигсмарк будет представлять Диану, за которой будет следовать свита из шести нимф. Я не могу сказать, кому будет доверена роль Актеона, но я рискну поклясться, что очередные рога будут кое-кому наставлены, как только наступит ночь, так как я прекрасно понимаю, что это основное условие для любовных приключений». И уже месяц спустя он замечает, рассказывая о пребывании Августа в Вене: «Фроляйн Ламберг прелестное существо, и я надеюсь, что она заставит его забыть Кенигсмарк».

Таким образом, на любовном небосводе Августа взошла еще одна звезда.

Отправившись в Варшаву, он снова взял с собой трех куртизанок – Аврору, Ламберг и Шпигель, красивую и знатную черкешенку, доставшуюся Августу в качестве добычи. Аврора взяла ее себе в служанки, и она повсюду сопровождала графиню, а потом была выдана замуж за камердинера Августа, который получил дворянство и чин подполковника.

Всех трех поселили в Варшавском замке. Аврора думала, что только она – фаворитка, однако курфюрст в то же время жаловал своим вниманием обеих других, о чем не знала ни одна из них. После возвращения Авроры в Дрезден ее роль официальной фаворитки курфюрста уже закончилась. Со свойственной ей мягкостью и тактом она приняла это как должное, не стала устраивать сцен ревности и осталась в хороших отношениях с другими дамами, опасавшимися потери быстро проходившего благоволения Августа. Аврора была умной и снисходительной и, прекрасно зная характер Августа, никогда не строила иллюзий насчет длительности их отношений. Однако она была теперь связана с ним ребенком, которого ждала. И в том же октябре 1696 г., когда родился законный сын Августа, Аврора родила сына. В память о прекрасных, но теперь забытых Августом днях в Морицбурге, он был назван Морицем. Это имя стало потом прославленным именем солдата и маршала Франции и ассоциировалось в истории войн XVIII в. с победами в битвах под Фонтенэ, Руко и Лаффельдом.

4 декабря 1696 г. курфюрстина София писала из Ганновера своей племяннице графине Луизе: «Все, что мне до сих пор сообщали о Кенигсмарк, было лишь предположениями, однако теперь сомнений нет, что она в Госларе, городке в Гареце, родила сына. Она может сказать себе, что она победила. И вот теперь она снова в Дрездене. Получив это известие, саксонский курфюрст в тот же день посетил свою супругу, отправился в казино, не заходя к Кенигсмарк, чем не дал поводов для ревности своей венской любовнице. Это некая Ламберг, которая вышла замуж за графа Хинсерле. Ее возлюбленный и повелитель уже потратил на нее несколько сотен тысяч талеров. А у Кенигсмарк теперь остался только сын».

2 января Лизелотта фон дер Пфальц пишет своей тете курфюрстине Софии: «Полагаю, что Аврора совершенно необыкновенная личность, так как, совершенно не смущаясь, выходит на прогулки в толпе бюргеров и синдиков, после того как родила бастарда. Мне кажется, Германия очень изменилась с тех пор, как я там жила, потому что о таком бесстыдстве я никогда не слышала...»

Аврора, официально все еще оставаясь куртизанкой Августа, какое-то время еще главенствовала при дворе; когда там появилась Ламберг, Аврора отнеслась к ней с изысканной вежливостью, не высказывая ни неприязни, ни ревности, и вела себя так, как будто в их отношениях с Августом ничего не изменилось. Курфюрст по достоинству оценил поведение своей покинутой возлюбленной и остался с ней в дружеских отношениях, которые, правда, с годами становились все холоднее. Во всяком случае, среди его фавориток она единственная, кого он потом не выдал замуж...

После рождения сына Аврора в ноябре 1696 г. получила от Августа богатые подарки: драгоценные камни, материи, зеркала «и другую галантерею» и 50 000 талеров к Новогодней мессе. Позднее она тоже получала значительные суммы.

Будучи великосветской дамой и обладая к тому же связями в самых высоких слоях общества, Аврора решила сама позаботиться о своей дальнейшей и по возможности независимой жизни: она хотела стать аббатисой Кведлинбургского монастыря.

На этот высокий пост обычно назначались принцессы или представительницы самых родовитых домов. Август был покровителем монастыря, и Аврора могла рассчитывать на его поддержку. Кроме того, она уже давно была знакома с теперешней настоятельницей Анной-Доротеей, бывшей принцессой Заксен-Ваймар, которая ожидала, что графиня, протеже Августа, будет выражать интересы старого монастыря. Авроре также посчастливилось, несмотря на интриги некоторых обитательниц монастыря, стать вторым лицом после настоятельницы и этим обеспечить себе наследование этой должности в случае ее смерти, в результате чего она смогла как нельзя лучше скрыть свою беременность, а также рождение сына от любопытных взглядов и пересудов большого света.

Она была должна также похлопотать об утверждении ее решения императором, что было не так просто из-за «громоздкой машины императорского двора, которая замедляла исполнение любых решений», как писал муж сестры Левенхаупт.

В ожидании этого она, как обычно, неутомимо путешествовала по всей стране (это у нее было общим с Августом), повсюду участвуя в балах и пирушках. А в Гамбурге к ней посватался старый знакомый, незадолго перед тем овдовевший, герцог Вюртембергский Кристиан-Ульрих. Август был против этого брака, поэтому ничего и не получилось. Конечно, она могла бы и сама решиться, однако едва ли она хотела к многим другим своим ошибкам прибавлять еще одну. Чтобы купить поместье Вилксен на Эльбе, она взяла в долг 10 000 талеров, но через несколько лет продала его, и эта сделка была причиной целого ряда судебных процессов, которые еще двадцать пять лет спустя шли полным ходом...

Когда Август, чтобы собрать средства для удержания польской короны, решил расстаться с некоторыми своими землями и через посредничество своего банкира Лемана продал Кведлинбург Бранденбургу, у Авроры тотчас ухудшились перспективы на занятие достойного места в монастыре. Ее сестра графиня Левенхаупт в письме 15 января 1698 г. одному из придворных Августа достаточно ясно описывает ситуацию: «Продажа Кведлинбурга является делом решенным, и аббатиса поставлена в известность посланником бранденбургского курфюрста...

Несчастная принцесса в отчаянии протестует во всех возможных формах против этого неслыханно возмутительного шага... Она может выступать сколько угодно, однако она уже продана вместе со всей своей паствой.

Моя сестра обратилась через этого посланника к курфюрсту Бранденбурга, и тот очень доброжелательно заверил ее, что подтверждает все ее права и выбор по примеру курфюрста Саксонии. Однако слова курфюрста ни для кого не являются законом, тем более его письма...

Между тем сокращается обслуживающий персонал. Уволен главный повар и вся прислуга, значительно уменьшены средства на содержание лошадей. Отменена должность обершталмейстера, уволены многие конюшие, распроданы бесценные дикие звери – леопарды, зубры, обезьяны, попугаи, а их служитель тоже уволен».

Августу было не до этого, он копил деньги для Польши. Аббатиса могла протестовать сколько вздумается – Кведлинбург принадлежал Бранденбургу, который требовал покорности и упорно во всем отказывал аббатисе и всем учреждениям, куда она обращалась за помощью.

Чтобы обеспечить помощь умной и опытной в интригах Авроры в этой безвыходной ситуации, настоятельница в своей грамоте подтвердила ее права на наследование и назначила ее пробстиной монастыря. Однако Аврора обманула ее надежды и ожидания. Она редко бывала в Кведлинбурге, пренебрегла советом аббатисы «отрешиться от света и следовать монастырским заповедям» и все свое время проводила в путешествиях. Она также хотела добиться своих целей через Бранденбург-Пруссию и хотела, напротив, поторговаться и подороже продать свои права на наследование в монастыре. Ведь она была и оставалась представительницей высшего света и находила удовольствие в его блеске и шуме, где по достоинству могли оценить ее умственные и телесные качества. У нее снова было множество поклонников, и она получала множество писем от самых томящихся и самых неожиданных почитателей.

Один из них писал: «Никто на свете не мог бы сравниться с Вами по уму, такому живому. Вы относитесь не к красоткам, которые завораживают только с первого взгляда, а к тем, которые очаровывают тем больше, чем дольше ими любуешься, так как очарование неотделимо от Вас... Уже давно все мои думы только о Вас. И произошло это задолго до того дня, когда я имел счастье увидеть Вас. Умоляю Вас оценить по достоинству тот факт, что я давно очарован Вашим блестящим умом больше, чем красотой, которая может быть подвержена воздействию времени...» Далее он с восхищением описывает достоинства ее внешности и заключает: «Все это должно привести в трепет даже самого бесчувственного».

Даже теперь, перешагнув свое тридцатилетие, она могла соперничать по красоте с более молодыми женщинами. И если сегодня посмотреть на памятную медаль, отчеканенную в честь ее смелой поездки к шведскому королю и представляющую ее как Далилу, низвергающую Самсона (Карла XII), можно с уверенностью отдать должное ее женским прелестям.

Польская авантюра Августа началась очень неудачно, и уже в начале 1702 г. его загнали так далеко, что он страстно желал мира с Карлом XII. Однако он не хотел показывать это открыто, и ему как нельзя кстати пришлось желание Авроры по своим делам навестить шведского короля в его ставке в Митаве. В начале войны Карл призвал к себе всех состоявших на иностранной службе подданных, но Левенхаупт не выполнил этого приказа и даже остался в войсках Августа. Тогда на имущество графа в Швеции был наложен арест, а его самого объявили предателем родины.

Аврора решила предпринять эту поездку не только ради мужа своей сестры, но и с целью возврата милостью короля имений Кенигсмарков. Ведь короля, как пишет Левенхаупт, «она знала с детства. И она напомнит ему, что его умерший отец говорил ей при отъезде», так что она надеялась на успех.

Аврора не хотела отправляться в путешествие без согласия Августа, и из Вроцлава, где она пребывала зимой 1701 г., отправилась в Варшаву. И здесь получила от своего прежнего возлюбленного, фавориткой которого теперь была княжна Любомирская-Тешен, дипломатическое поручение начать переговоры о мире, передать письмо Августа доверенному министру короля Карлу Пипперу, еще одно – самому Карлу и 4000 рейхсталеров на проезд, что было ей очень кстати. Как страдали от войны не только Саксония, но и Швеция, мы можем прочитать в одном из писем Авроры, которая в том же году побывала в Стокгольме, где она нашла «все так ужасно изменившимся, что не могла понять, попала ли ко двору или неизвестно куда, где не могла ничего узнать. Дворян вообще не видно, мужчины на войне, а женщины в большой нужде живут у себя в поместьях. Те немногие, кто не должен отправляться на войну, забились в свои дома, как кроты в норы. Немного осталось таких, которые могут сейчас купить себе новую одежду, еще меньше тех, у кого остались экипажи. Никто не ходит в гости, и со всех сторон слышны только разговоры о мире. Величие двора все то же, что действует весьма успокаивающе, однако там так тихо и холодно, что похоже на картезианский монастырь. В городском театре два раза в неделю ставят комедии. Так как старые дворянские семьи больше не в состоянии посещать их, там можно увидеть только простолюдинов, и потому их приходится уважать».

С небольшой свитой, однако достаточной, чтобы защитить ее от нападения какого-нибудь сброда, Аврора пустилась в свое опасное путешествие. Ее сестра назвала его безумием, когда Левенхаупт объяснил: она подвергается таким опасностям, что можно возвести ее в героини века. Едва ли могла она рассчитывать, что ей удастся добиться своего благодаря красоте, ведь Карл отбросил всякую учтивость в отношениях с двоюродным братом. Она должна была полностью довериться своей женской хитрости и уму. Несмотря на то, что ее приняли достаточно хорошо, ей не удалось поговорить с королем. Наконец она решила выследить его во время одной из конных прогулок.

Она встретила его на узкой лесной дороге и вышла из своей кареты, чтобы приветствовать. Едва завидев ее, он приподнял шляпу и пришпорил лошадь.

Тем временем она, как могла, занималась делами Августа у министра Пиппера, и если дело не кончилось миром, то виновата в этом не она, а политическая ситуация. Тем не менее она не оставляла надежды, и в конце концов в ответ на ее рапорт Август послал к ней своего фаворита Витцума. Она отправила его в шведский лагерь, чтобы он вступил в переговоры с Карлом, однако тот приказал арестовать прибывшего без разрешения гостя.

Скоро вся Европа узнала о путешествии Авроры к шведскому королю – возможно, это разговорились сопровождавшие ее или она сама сболтнула что-то из тщеславия. – И вскоре была отчеканена сатирическая памятная медаль, на одной стороне которой было изображение богато одетой Далилы, пытающейся соблазнить Самсона, уничтожая его в то же время взглядом, с девизом: «Non hic sed ex altera parte» (He так, так по-другому).

А на другой стороне было изображение подвигов Самсона.

Такими же не слишком лестными для нее были появившиеся в то время стихи о ее авантюрной поездке:

Графиня обратилась в бегство!
Богиня страсти, ты свой пыл умерь...
О, хладнокровный Марс, нашел ты средство —
Кто ж знал, что ты захлопнешь дверь?

У Авроры не было особого желания еще раз отправляться в шведский лагерь, и она удалилась. В результате возобновления контактов с Августом в связи с этой миссией, она постаралась установить более тесные связи с саксонским двором, постоянно пребывала то в Дрездене, то в Лейпциге, куда ярмарка привлекала толпы народа, и завязала дружеские отношения с лифляндцем Паткулем, посланником царя Петра в Дрездене.

Паткуль, который, выражая интересы Петра, выступал за безусловное продолжение войны, по просьбе Августа написал по этому поводу памятную записку, в которой изложил различные аспекты экономического и политического положения Саксонии, многие из которых носили секретный характер. Однако, как он писал Авроре, эта записка была у него украдена, несмотря на все предосторожности, и стала известна в других государствах. Он просил Аврору помочь в поимке вора и предателя. Удалось ли это ей, осталось неизвестным. А Паткуль понес суровое наказание – Август посадил его в крепость, а при заключении Атьтранштедского мира выдал его шведскому королю, который требовал этого, так как считал его своим подданным, совершившим предательство...

А у Авроры по-прежнему не было недостатка в почитателях. Один из них, уже знакомый нам герцог Антон-Ульрих фон Вольфенбюттель, уже увенчанный ею короной Аполлона за стихи и к этому времени овдовевший, сделал ей в 1704 г. официальное предложение выйти за него замуж и позднее повторил его. Но из этого ничего не вышло, и Аврора продолжала играть уже привычную роль отцветающей светской дамы, вынужденной постоянно вести нелегкую борьбу за достойное существование. С возвращением поместьев Кенигсмарков ничего не получалось, ее прошения Карлу и его министру оставались без внимания. Когда шведы вступили в Саксонию и Пипер завел в Лейпциге блестящий двор, Аврора снова вступила в контакт с ним. Здесь, как и в Вюрцау, он оказался неравнодушным к ее чарам и даже собрался пригласить ее на свадьбу своей родственницы, если Карл даст на это согласие. Однако его попытки не соответствовали дворцовому этикету, строгими блюстителями которого были знатные шведские дамы.

«Ведь она не может претендовать на это, так как она шлюха и у нее нет никакого ранга»,– с грубой прямотой отвечал король, а на замечание Пипера, что она все-таки принадлежит к одному из известнейших шведских родов, а то, что произошло с ней, может произойти и с членом королевской семьи, сердито добавил: «С членом королевской семьи или с последним нищим, это теперь не имеет значения. Она была и есть шлюха и пусть держится подальше».

Несмотря на такое отношение Карла, Аврора продолжала быть в центре внимания высшего общества. Она отстаивала интересы Кенигсмарков и для этого обратилась к золовке Карла XII, герцогине Голштейн-Готторпской, которая после смерти старой Анны-Доротеи фон Заксен-Ваймар была выбрана аббатисой Кведлинбургского монастыря. Аврора надеялась с ее помощью добиться возвращения своих шведских поместий. Ее собственное отношение к монастырю осталось прежним. Она проиграла в борьбе со своими высокопоставленными соперницами в Кведлинбурге и должна была удовольствоваться назначением на пост пробстины. Она чувствовала себя не в своей тарелке в монастыре и охотно покидала его, как только появлялись деньги, чтобы отправиться в путешествие. Однако как только красота и деньги стали иссякать, она стала домоседкой.

Сын ее тем временем рос и довольно рано во многом стал похож на своего отца, с которым у него так и не сложилось доверительных отношений. Ей еще пришлось пережить скороспелый брак и быстрый развод ее Морица, его курляндскую авантюру, в результате его легкомыслия закончившуюся так же неудачно, как польская – для его отца, и отъезд в Париж, однако она не дожила до его победоносного восхождения как полководца на французской службе...

На сороковом году жизни это была все еще красивая статная дама, хотя несколько располневшая, сохранявшая постоянную доброжелательность во всех жизненных передрягах. Еще и теперь она продолжала получать множество галантных писем, однако все ее мимолетные и глубокие увлечения как и прежде покрыты мраком. Некий граф фон Фризен пишет ей: «Как только мне будет оказана милость пребывать в Вашем обществе не на общих основаниях, как до сих пор, Вам будет достаточно только бросить на меня взгляд, чтобы я кинулся выполнять все, о чем бы он меня ни попросил... Все то время, что я провожу вдали от Вас, я считаю напрасно прожитым и очень скучаю... Я строю многочисленные планы, и только от Вас зависит их осуществление... Примите мои горячие заверения в глубочайшем почтении и благодарность, с которыми я остаюсь Вашим навсегда преданным рабом».

А когда герцог Людвиг-Рудольф Брауншвейгский послал ей тушу оленя, он сказал при этом, что не мог найти ей лучшего применения, чем подарить богине и нимфе, а на ее выражающее благодарность письмо он отвечал: «У оленя не могло быть лучшей судьбы, чем быть съеденным в настоящем храме, принадлежащем такой красоте... С гончими собаками охочусь я по лесам за моей богиней, и эта богиня Вы, прекрасная Аврора... И Вы, Аврора, мне дороже самого Солнца...»

Покой ее кведлинбургской жизни иногда нарушался высокопоставленными визитерами, и особое удовлетворение доставил ей приезд сына царя Петра Алексея с невестой, дочерью почитателя Авроры Людвига-Рудольфа Брауншвейгского, со всей его семьей и другими важными вельможами.

Даниэль Отто Кегель описывает в своем «Священном миртовом венце» устроенный при этом вечер: «Молодые музыкантши, красивые и роскошно одетые, с венками на своих головках, играли на арфах. За ними последовала процессия из подобным же образом одетых девушек, одна из которых произнесла пожелания счастья всем присутствующим, заканчивающиеся такими словами:

И что приятнее для слуха,
Чем слово верное – жених?
Душа взлетает, легче пуха,
И праздник этот – весь для них.
И миртовый венок невесте,
Который ей к лицу всегда.
Корону пусть наденут вместе
И славны будут сквозь года...

Затем вперед выступили другие молодые женщины и надели на голову невесты присланный Его царским Величеством богато украшенный драгоценностями миртовый венок, причем продолжалось чтение пожеланий счастья в стихотворной форме, многие из которых были посвящены родителям невесты и напечатаны золотыми буквами.

После этого гостей стали развлекать наряженные пастухами слуги, которые устроили потешные соревнования в беге за бараном и привлекли всех к обычным танцам, после чего все, в зависимости от ранга и занимаемого положения, уселись за обеденные столы в доме или саду. При этом раздавался гром барабанов и литавр, холостых выстрелов из пушек, треск запускаемых в небо ракет.

Затем самые знатные отправились в специально для них построенный на середине реки уютный домик, богато меблированный и искусно обсаженный со всех сторон цветущим кустарником. Окна его были завешаны миртовыми венками, а с воды и из садов доносилась приятная музыка...

А на следующий день в самом большом зале, под звуки все той же музыки, был накрыт большой стол, и после обеда знатные гости в прекрасном расположении духа распрощались друг с другом...

Царевич пригласил графиню в Бланкенбург, и она посетила его. Таким образом, свои тесные связи с русским двором она использовала в интересах Августа. Она никогда не забывала поздравить короля с днем рождения и с Новым годом, а он отвечал ей холодно и формально... Ведь она стала ему совершенно чужой, и он уже забыл ее, развлекаясь с другими куртизанками...

В последующие годы она почти не выезжала из Кведлинбурга, радовалась любому визиту, постоянно принимала у себя гостей, играла и пела на устраиваемых ею самой концертах и продолжала по мере возможности свою прежнюю великосветскую жизнь к негодованию набожных монастырских дам, постоянно все больше страдая от охвативших ее недугов: астмы и водянки.

В последние годы жизни появились сочиненные ею стихи, вошедшие в «Северный фимиам, или Сборник стихов шведских женщин». После того как в конце 1727 г. ее состояние значительно ухудшилось и два самых лучших врача не могли ей ничем помочь, она написала завещание и умерла в ночь с 15 на 16 февраля 1728 г.

После нее осталось очень мало: небольшая, но хорошая библиотека, много нотных тетрадей, несколько драгоценных украшений, 52 талера денег и очень много долгов в разных городах и странах. Ее завещание пропало, и адвокат ее сына Морица обвинял людей Левенхауптов в его похищении.

17 февраля траурные флаги были вывешены на всех башнях Кведлинбурга в ознаменование четырехнедельного траура. В книге записей монастырской церкви св. Серватия сохранилась запись о смерти Авроры, однако и здесь не указан год и день ее рождения.

О самих похоронах до нас не дошло ни рукописных, ни печатных свидетельств. Только упоминания о том, что они были очень скромными и простой деревянный гроб простоял в склепе более года.

Аббатиса известила графиню фон Левенхаупт о том, что «нежная и добрая» пробстина Аврора умерла, попросила прислать кого-либо из членов семьи для участия в похоронах и урегулирования наследственных дел.

Несмотря на очень плохое финансовое положение, у Авроры было очень много прислуги: камерфрейлина с помощницей, кастелянша, горничная, умывальщица, кухарка, духовник, секретарь, паж, управляющий, повар, официант, слуга, кучер, посыльный, поваренок. И это еще не все...

Прибыл молодой граф фон Левенхаупт, очень быстро исчезнувший, когда обнаружил, что, кроме судебных процессов и 21 000 талеров, долгов и процентов по ним, его тетя не оставила почти ничего.

Граф Мориц, сын Авроры, вступил в права наследования. Движимое имущество было продано с молотка, и на вырученную сумму были оплачены расходы на похороны, судебные издержки, выплачена зарплата прислуге и т.п.

Родственникам и прислуге были розданы разные принадлежавшие Авроре вещи, которые все они тоже продали. Монахини и монастырская прислуга не получили ничего. Исключение составил только суперинтендант фон дер Шуленбург, получивший 100 талеров, и аббатиса – пожелание здоровья и дальнейшего благополучного правления...

Постоянные прихожане этого монастыря еще 20 лет спустя обсуждали ее завещание...

Через год после смерти Авроры ветхий саркофаг был наконец заменен на каменный и установлен, где полагается. Однако оплатить счет в 10 талеров оказалось не под силу монастырской канцелярии, и Шуленбург покончил с этим делом, заплатив 10 талеров, которые он затем потребовал у монастыря.

С литературным наследием Авроры произошла полная неразбериха. То, что находилось в ее комнате, частично попало в подвал монастырской церкви, где рукописи лежали много лет. Потом, во время нашествия вестфальцев, они попали в комнату, где находился склад амуниции. Ничем не прикрытые рукописи валялись в пыли и мусоре и служили зачастую оберточной бумагой. Именно здесь нашел и спас несколько из них первый и лучший биограф Авроры Крамер. Однако это были всего лишь случайные находки.

Многое пропало навсегда, как, например, то, что находилось в Дрездене и Лейпциге и было уничтожено теми, кто был заинтересован в их сокрытии. К сожалению, едва ли возможно проследить жизнь графини во всех подробностях. «Ее саркофаг из белого мрамора, поставленный во второй саркофаг, обитый черным бархатом с золотой тесьмой», был постоянно открыт, чтобы удовлетворять любопытство посетителей – через много лет после ее смерти увидеть прекрасную Аврору, которая была известнейшей великосветской дамой и быстро забытой возлюбленной повелителя, имевшего самый блестящий в Европе его времени двор. Она также была матерью великого полководца. Его беспокойная и горячая кровь проявилась у одной из потомков, в честь его матери тоже названной Авророй – у Авроры Дюдеван, знаменитой Жорж Санд...

Глава V АННА-КОНСТАНЦИЯ, ГРАФИНЯ ФОН КОЗЕЛЬ (1680—1765)

Леди Монтегю рассказывала, что, когда Август Сильный первый раз пришел к госпоже фон Гойм, в одной руке у него была подкова, которую он при ней сломал, а в другой – мешок с сотней тысяч талеров. Таким образом он силой и деньгами домогался милости женщины, которая среди всех его куртизанок занимает особое место. Это, конечно, только одна из легенд, сложенных об известнейшей куртизанке польско-саксонского короля. Поучительная и трагическая ее судьба способствовала все новым попыткам отобразить ее жизнь строго документально или в виде художественного произведения.

Анна-Констанция фон Брокдорф происходила из старинного голштинского дворянского рода. Ее отец был датским кавалерийским полковником, мать – богатой голландкой. У нее было два брата, поступивших на польско-саксонскую службу, и сестра, которая рано умерла. Сама Анна уже в возрасте пятнадцати лет была принята в свиту дочери герцога Кристиана-Альберта Голштейн-Готторпского, которая вышла замуж за наследного принца фон Брауншвейг-Вольфенбюттеля. При этом миниатюрном дворе Анна прославилась тем, что энергично защищалась оплеухами от нежных приставаний наследника. Здесь же она познакомилась с дворянином Адольфом фон Гоймом. Он был старше ее на двенадцать лет и женился на ней через много лет после помолвки, когда ей шел уже двадцать третий год. Однако брак не был счастливым. Очень скоро муж стал вызывать отвращение у молодой жены, она отказалась от совместного с ним проживания и уже через год написала ему одно из так характерных для нее писем: «... если Вам мои манеры и поведение кажутся невыносимыми, то могу Вам сказать, что испытываю те же чувства в отношении Вас, и создавшееся положение приводит меня в такое отчаяние, что я уже не раз хотела бы умереть. И я не вижу другого выхода из создавшейся ситуации, кроме как, если на то будет Ваше согласие, расставание, и чем быстрее, тем лучше...»

И далее: «Если Вы упрекаете меня в неспособности к дальнейшему проживанию вместе, так для этого у меня достаточно оснований, и я никогда не откажусь от своей клятвы (она под присягой отказалась от совместного проживания с мужем), в чем Вы всегда можете удостовериться».

Таким образом, уже 22 января 1705 г. Гойм подал в оберконсисторию иск о расторжении брака, и в нем, а также во всех других имевших отношение к процессу бумагах речь идет только об отвращении жены к мужу, без какого-либо более подробного разъяснения. В иске выдвигалось требование полного расторжения брака, а в дополнении – требование запретить «злонамеренной грешнице» когда-либо вступать в брак. Молодая женщина ни под каким видом не хотела возвращаться к своему супругу и поспешно заявила, что лучше предпочла бы завтра же умереть...

И 8 января 1706 г. брак был расторгнут. Гойм мог снова жениться, что он и сделал через два года. Но ему снова не повезло: вторая жена тоже оставила его, и он жаловался, что ему не везет с женским полом...

Позднее именно Август был назван разрушителем этого брака, и тому есть свидетельство некоторых современников, среди которых сам Гойм, утверждавший, что его жена превосходила всех придворных дам в красоте и грации, с чем не был согласен князь фон Фюрстенберг, поставивший 1000 дукатов в пари с другим придворным. А призванный в качестве третейского судьи король назвал ее первой красавицей, после чего и возникла любовная связь между Августом и баронессой...

Однако Анна, как утверждают сплетни, не жила далеко от Дрездена в своем имении, так как Гойм якобы опасался тлетворного влияния двора на свою супругу, а, напротив, с момента замужества находилась в столице Саксонии, а Август только в конце 1704 г. приехал в Дрезден из Польши, уже после того, как брак Гойма был признан неудачным и супруги разошлись...

Судя не только по воспоминаниям современников, но и по сохранившимся живописным портретам, баронесса, должно быть, была тем редким типом женщин, в которых сочеталась природная красота и грация с мужским умом, силой характера и решительностью, что делает ее похожей на идеал итальянского Возрождения, о чем вспоминает Вираго. Пельниц пишет, что у нее было овальное лицо, прямой нос, маленький рот, удивительной красоты зубы, огромные черные блестящие лукавые глаза. Походка ее всегда была грациозна, а смех – чарующим и способным пробудить любовь даже в самом холодном из сердец... «Волосы у нее были черные, руки и плечи – само совершенство, а цвет лица – всегда натуральный. Фигуру ее можно было сравнить с произведением великого скульптора. Выражение лица у нее было величественным, а в танце она была непревзойденной».

Подробно и с восхищением рассказывает нам о ней все тот же Хакстаузен, сын гофмейстера Августа, который общался с ней годами и был одним из немногих, кто остался ей верен даже после ее падения: «Красивая, хорошо сложенная, прекрасно владевшая собой, с прекрасным цветом лица, с красивыми глазами, ртом, зубами, которые, правда, начали портиться».

«Она была очень умной,– продолжает Хакстаузен,– очень живой, всегда в одинаковом расположении духа и очень остроумной. Она говорила много, но никому это не надоедало. Очень откровенная, она никогда не лицемерила и всем говорила правду, поэтому у нее было много врагов. Резкая и вспыльчивая, храбрая, одинаково хорошо владевшая саблей и пистолетом, она не была злопамятной. Очень экономная, она умела копить деньги, однако не принимала взяток. Ревнивая до умопомрачения, она преследовала своих соперниц как только могла и старалась изгнать их с королевского двора. Сам король побаивался ее и относился к ней с большой осторожностью. Так как у него было множество любовниц, он был вынужден выдумывать тысячи уверток, чтобы отделаться от ее постоянного наблюдения. Она так командовала им и так за ним наблюдала, что ему зачастую удавалось с большим трудом свободно располагать своим собственным временем, и совещания с министрами, строительство, охота и многое другое служило ему поводом, чтобы сбежать от нее».

Хакстаузен рисует ее такой и прибавляет, что она спала с Августом каждую ночь и так хорошо развлекала его, что он часто обо всем забывал и совершенно справедливо утверждал, что ей, при всем на него влиянии, надо было бы не перегибать палку: отпускать его путешествовать без нее и вообще давать ему больше свободы...

Она не так легко отвечала на его домогательства, к чему он явно не привык. Она «создавала много трудностей», как много лет спустя сообщало саксонское Министерство иностранных дел прусскому королю. И сама баронесса вполне правдоподобно утверждала, что она никогда не пыталась (как многие другие женщины) навязываться королю, а стала принадлежать ему только потому, что ей понравилась его представительная внешность и что он неустанно домогался ее милости.

Гойм также утверждал, что в 1705 г. король имел с ним встречу и говорил ему, что отныне его жизнь и смерть зависят от обладания его бывшей женой, и говорил он это так, как будто был околдован ею. Гойм пишет о том же в письме Флеммингу, которое кажется продиктованным исключительно злобой и ненавистью: «Все, что со мной произошло, я мог представить себе заранее, учитывая все пороки Его Величества в полном соответствии с его прежними оргиями и адскими злодеяниями, о чем я прямо и заявил, однако без какого бы то ни было эффекта. В результате его деяний не было ничего, кроме бесчестья и ущерба. За свое согласие она получила 12 000 талеров, множество серебряных изделий и драгоценностей, кроме многого другого, уже потраченного на нее и ее близких, чтобы заткнуть им рты. Они утверждали, что она покинула отцовский дом, чтобы продолжать свое победоносное любовное шествие при Его Королевском Величестве».

Хотя Гойм при каждом удобном случае и утверждает, что ничего не получал от короля, оказывается, тем не менее, что ему втайне было выплачено Августом 50 000 талеров, из которых, правда, позднее ему пришлось платить большой налог за свои имения.

Уже в конце бракоразводного процесса начались отношения баронессы с Августом: в июне 1705 г. она стала получать подарки от Августа – вино, мебель, дома, турецкие ковры, а из русских субсидий ей было выплачено 30 000 талеров. После развода она требует, чтобы он окончательно расстался со своей прежней возлюбленной княгиней фон Тешен, требует для себя полное содержание в 15 000 талеров, которое та до сих пор получала, и торжественное обещание, что после смерти королевы она займет ее место, а родившиеся у них дети будут признаны законными детьми Августа.

Таким образом, «капитуляция» Анны была принята 12 декабря 1705 г., а драгоценнейший для нее документ, составленный по этому поводу, был передан для хранения в семейный архив одному из родственников, графу Рантцау. Этот важный документ сохранился не полностью, а отрывок из него гласит: «Мы из достаточно веских и особых соображений, по примеру королей Франции и Дании, а также других европейских властителей, признаем ее (т. е. баронессу) нашей законной супругой и при этом обещаем помогать ей всеми возможными способами, а также сердечно любить ее и всегда оставаться ей верными...»

Обладавшая неимоверным честолюбием баронесса, после того как стала официальной любовницей короля, тотчас потребовала своего возвышения, и в феврале 1706 г. она стала уже графиней фон Козель. Кроме того, теперь к ней надо было обращаться «Ваша светлость»...

Чтобы подчеркнуть ее высокое положение перед всем белым светом, специально для нее на Кляйнен Брудергассе был построен дворец, к которому от замка через танцевальный зал был проложен проход. С обеих его сторон были поставлены часовые.

С февраля 1706 г. она начала получать содержание княгини фон Тешен. Она получила также поместье Пильниц, виноградник, право на медицинское обслуживание при дворе, на получение рыбы из придворных прудов, на получение строительных материалов из королевских лесов, а из сокровищницы короля – драгоценной утвари: столов, зеркал, шалей, гобеленов, турецких ковров, кружев, драгоценностей, а кроме того (что было ей важней всего при ее несомненной бережливости и что часто называли просто жадностью), огромных сумм наличными. Она постоянно думала только о собственной выгоде, и при всем ее стремлении к роскоши, чему потворствовал и сам король, была очень экономной в самых мельчайших деталях.

В то же время у нее был большой двор, к которому принадлежали юноши-пажи самых благородных фамилий. Она регулярно выходила на прогулки в Большом Саду, построенном по проекту самого Августа, играла и гуляла здесь, а также преследовала короля, когда он удирал от нее после слишком непродолжительного визита.

Она постоянно требовала у него денег и стоила Августу столько же, как утверждает Лоэн, сколько целая армия. Она давала взаймы значительные суммы знатным господам с весьма сомнительной репутацией, а затем ей приходилось участвовать в длительных судебных процессах и нести большие убытки...

Она постоянно сопровождала Августа. Смелая и искусная наездница, хороший стрелок, она, единственная женщина, принимала участие в его путешествиях, в поездках на охоту. Она участвовала во всех соревнованиях по стрельбе, а 1 августа 1707 г., например, стала чемпионом и получила в качестве награды подзорную трубу из слоновой кости и денежную премию в 7 талеров.

Через полгода после рождения первого ребенка, девочки, и непродолжительного визита в город и горную крепость Штолпен, где впоследствии Анна в качестве изгнанницы должна была провести почти полстолетия (а сейчас она вместе с Августом развлекалась охотой на дичь), король из Пильница, где он проводил лето у графини, тайно отправился в увеселительное путешествие в Голландию, «чтобы отдохнуть от забот, которые уже давно одолевают меня»,– как он писал своим министрам.

Видимо, ему хотелось на какое-то время вырваться из-под строжайшего контроля графини. Однако, хотя Август и нашел кратковременную отдушину в лице танцовщицы Дюпарк из Брюсселя, графиня полностью сохранила присутствие духа, несмотря на несомненные доказательства его неверности.

Ей не надо было опасаться женщин типа Дюпарк, так как она привязывала к себе короля не только своей совершенной красотой, о которой упоминают чужеземные визитеры, как, например, лорд Петерборо, но и своим умом и остроумием. Она вела себя как настоящая королева, при случае охотно задевала своим тщеславием жен министров и придворных и была вне себя от ярости, когда один священник осмелился назвать ее саксонской Бетсабеей.

Когда в 1709 г. в Дрездене появился датский король, он тотчас обратил на нее особое внимание, и она стала центральной фигурой всех устраиваемых им балов. Ее усыпанное бриллиантами платье сияло ярче, чем платье королевы. А на устроенном у нее во дворце балу она сама принимала гостем короля. В одном из религиозных праздников, который проходил в городе 22 июня, она участвовала в представлении, одетая Дианой, в окружении 36 валторнистов и ехала в открытой карете, запряженной двумя белыми оленями. А на охоте на дичь в Большом Саду три дня спустя она появилась одетая французской крестьянкой.

В октябре жизнь ее долго висела на волоске после рождения второго ребенка, снова дочери, однако ее сильная натура победила, и вскоре она уже принимала депутацию саксонских прелатов, знати, представителей города и других высших слоев общества и просила их быть крестными ее ребенка. В результате чего она получила «на зубок» 4000 талеров.

Обе дочери были признаны «законными королевскими дочерьми и высокородными графинями».

Тем временем графиня не захотела довольствоваться ролью просвещенной куртизанки и попыталась вмешиваться в государственную политику.

Свои взгляды на это она излагала в 1706 г. назначенному штатгальтером Саксонии князю фон Фюрстенбергу. Она также хотела, чтобы и первый министр Флемминг принимал ее за политического деятеля. Однако у него не было никакого желания потворствовать ее намерениям. Она стала жаловаться королю, однако Август был полностью согласен со своим фаворитом. Ведь она была решительной противницей польской авантюры, которую Флемминг рекламировал на каждом шагу, и весьма разумно утверждала, что Августу нечего делать в Польше, нечего надеяться на то, что его сын будет ему там наследовать.

В одном из писем Анна высказывает свою точку зрения по польскому вопросу: «Должно быть, поляки дураки, если они терпят такого неудачливого правителя, как король... Кроме того, король хочет принести в жертву своего сына и ради напрасных и необоснованных надежд хочет обратить его в католичество... Ведь если король возьмет кронпринца с собой в Польшу, что он намеревается сделать, от него отвернутся англичане, французы и все протестантские князья Германии. А католические князья морочат ему голову, утверждая, что, если его сын перейдет в католичество, перед Августом откроются огромные возможности в Германии. Но все это химеры». Еще она считала, что нельзя доверять и русским, и так же высказывалась против венского двора, всегда подозревая, что он преследует только свои интересы. Поэтому она выступала против графа Вакербарта, который по ходатайству Флемминга в 1710 г. был назначен министром и совал свой нос во все что угодно,– на кухню, в винный погреб, в сапожную и швейную мастерские, искал только свою выгоду и полностью поддерживал политику венского двора. Флемминг взял своего протеже под защиту и на упреки Анны отвечал, что он государственный министр и не может тратить время на выяснение всякой ерунды, и что он должен подчиняться королю и выполнять его приказы так же хорошо в польском вопросе, как и во всех других. Однако если не получалось с Флеммингом, то на других министров графиня вполне распространяла свое влияние. Позднее среди ее бумаг были найдены заметки, относящиеся к польским делам, в том числе попавшие к ней из тайного кабинета через короля или кого-то из министров. После своего падения она отклонила упреки в том, что вмешивалась в государственные дела, плела интриги и пыталась влиять на принятие решений. И если утверждение насчет интриг отчасти и верно, то происходило это от недопонимания, а не из желания воспрепятствовать правильным распоряжениям, так как «я люблю короля совершенно бескорыстно, и его репутация значит для меня больше, чем моя собственная». В другом письме она называет враньем то, что о ней говорили, будто она «слишком ревностно» старается услужить королю и поэтому поссорилась с министрами, с королевой, а весь двор был вынужден все свои действия согласовывать с ней. Якобы она своими указаниями мешала министрам и не давала королю свободно распоряжаться его деньгами. На одно из этих писем Флемминг возразил следующим образом: «Вдруг оказывается, что стремления к удовольствиям свойственны именно мне, а честолюбивые устремления – Вам». Все это и доказывает, что гордая, отважная, решительная графиня не хотела довольствоваться ролью просто куртизанки короля, а стремилась проявить себя и на политическом поприще. И вполне можно доверять ей, когда она утверждает, что после того как армия Карла XII была разбита и он неожиданно с небольшой свитой посетил Дрезден, именно она дала Августу совет взять короля в плен, как это сделала герцогиня д'Этанп, фаворитка французского короля Франциска I...

Не удовлетворившись титулом графини и горя желанием продолжать свое восхождение к титулу герцогини Герлицкой, что ей, правда, не удалось из-за охлаждения отношений с королем, она старалась разбогатеть еще больше благодаря королевским милостям. Она живо интересовалась опытами Беттигера, основавшего впоследствии производство фарфора, и сопровождала короля при всех его посещениях лабораторий Беттигера, оборудовала такие же в Пильнице. Она собирала рецепты алхимиков, от придворного аптекаря получала различные снадобья для «химических изысканий» и наняла собственных лаборантов. Результат ее изысканий позднее обнаружили в шкатулке – это были «два железных гвоздя с вкраплениями золота и серебра», которые Август взял себе.

Она была достаточно умной, чтобы, несмотря на все любовные письма Августа и его уверения в бесконечной преданности, задумываться об охлаждении его страсти к ней, и, наученная горьким опытом своих предшественниц, хотела по возможности упрочить свое положение. После одного из своих визитов в Варшаву, когда она получила новые доказательства неверности короля, при посредничестве некоего полковника фон Рантцау вступившего в связь с Генриеттой Дюваль, она отправилась в Голштинию к своим родителям и депонировала в банк Гамбурга 31 большой ящик с различными ценностями...

Однако еще в мае 1712 г. она появлялась на прогулках в Карлсбаде, куда сопровождала короля, окруженная толпой придворных и лакеев, «разодетая и красивая, как греческая Венера», и преследуемая, как всегда, многочисленными поклонниками, на что король, видя среди них нескольких аббатов, язвительно отозвался о ее кокетстве с «маленькими воротничками». Однако многие охотно верили любым сплетням, особенно тем, которые собирала и распространяла самая опасная придворная интриганка фрау фон Глазенапп, сестра прежней фаворитки Августа княгини фон Тешен. И эти сплетни постоянно опровергались легко впадавшей в ярость графиней, утверждавшей, что она является жертвой мести...

В 1713 г., когда она должна была вот-вот родить третьего ребенка, она добилась от Августа юридических гарантий своего положения, «что она, а также ее наследники могут беспрепятственно владеть всем тем, что значится в перечне недвижимого имущества, а также всем движимым имуществом, которое она имеет теперь, а также всем тем, что может быть пожаловано ей Нашей Милостью в будущем. Без оговорок она может пользоваться этим и в дальнейшем, так же, как и ее наследники, не внося за это никакой платы, в том числе и в случае утраты. А также обладать полной властью над всем этим и по желанию продать, обменять или, другими словами, рассматривать как наследное имущество и иметь возможность завещать кому угодно и т. д.». Все дары короля навечно оставались в семье графини. Август был обязан заботиться о будущем благополучии и нормальном обеспечении ее самой и «ее с Нами общих детей». А графиня должна была «быть полностью и совершенно спокойной во владении как своим, так и пожалованным ей Нами имуществом, никогда и никому не давать отчета в его использовании, ни Нам, ни Нашим наследникам, ни будущим членам правительства, и что никто не смог бы опротестовать любое ее распоряжение, касательно этого имущества и т.д.»

1712 год близился к концу, а господство графини было явно незыблемо. В августе, например, действительный тайный советник фон Вацдорф с радостью писал Флеммингу как об оказанной ему милости: графиня вместе с штатгальтером день и ночь празднует у него именины короля. На мессу Св. Михаила они с Августом были в Лейпциге, и здесь появились первые признаки охлаждения с его стороны. Как пишет в своем письме одна неизвестная дама, он ужинал у нее, «однако вечером он сказал ей „Спокойной ночи!“ и удалился, одним словом, уверяю Вас, любовь пошла на убыль, и, да будет на то Божья Воля, скоро с ней будет покончено».

Эта незнакомка, явно не относящаяся к друзьям графини, пишет также, что они с штатгальтером «смертельные враги», однако она в очень хороших отношениях с обергофмаршалом бароном фон Левендалем, которого она настраивает против Флемминга. Дворцовые интриги разного уровня сопутствовали господству всех куртизанок короля, и до сих пор графине удавалось успешно противостоять им. Уже почти 8 лет она была фавориткой чрезвычайно изменчивого Августа, что является показателем ее необычной энергии и ума, и она надеялась, что так будет продолжаться и дальше, она была уверена в своем влиянии на него. Однако примерно через 9 месяцев после рождения третьего ребенка, на этот раз сына, вопреки всяким ожиданиям Анны и полной уверенности, господство ее сильно пошатнулось. Ее положение нельзя было сравнить с положением других фавориток Августа – Кенигсмарк, Эстерле, Тешен – они были для него всего лишь любовницами, тогда как она была названа его супругой, дети других были бастардами, а ее – официально признаны. Однако она приобрела много могущественных противников, и ее ошибкой было то, что она отпустила Августа в Варшаву, как ей однажды сказал Хакстаузен, где интриганы смогли развернуться вовсю. Уже давно изменчивому сластолюбцу-королю разъяснили: для того чтобы поляки не чувствовали себя обиженными, он должен наряду с саксонскими взять себе любовницу-польку, и ему тотчас представили некую графиню Марию-Магдалину фон Денхоф. Козель была тоже в курсе всех этих интриг, но почему-то мешкала, несмотря на предупреждения друзей и сторонников, и не ехала в Варшаву, чтобы, как обычно, следить за королем. Хакстаузен, тоже предупреждавший ее, тем не менее объяснил Анне, что она недостаточно здорова, а ее имущественные дела не позволяют ей надолго отлучиться. Кроме того, она полностью доверяла Августу: он ежедневно писал ей нежные письма и повторял: «Если бы я мог этим письмом сокрушить все преграды и преодолеть все расстояния между нами, я бы тотчас так и сделал!». Хакстаузен же уверял ее, что теперь вопрос только в том, увидится ли она еще хоть раз с королем. А она на это только смеялась, как это он может такое себе воображать, если он видится с королем лишь время от времени, тогда как она столько лет живет с ним и видится с ним каждый день! Он возражал в том духе, что, конечно, она знает короля лучше, однако остается сомнение, так ли это сейчас: она не в состоянии оценить изменчивость его привязанностей, свойственное ему лицемерие и необыкновенную способность скрывать свои настоящие чувства, и даже теперь он не дает ей возможность лучше узнать его. Она преувеличивает свое влияние на него, и это делает ее чересчур беспечной, а ведь ей больше нечего на него рассчитывать, и в любой момент она может получить подтверждение этому. Она знает короля по рассказам людей, долго живших с ним и имевших возможность как следует изучить его, например, от своего отца, который был гувернером короля, когда тот был юношей и еще не был таким скрытным. Еще до Кенигсмарк, с ней Король тоже был связан много лет, от Великого канцлера Байхлингена, бывшего главным фаворитом короля шесть лет, Флемминга, Гойма, которые были с Августом в очень тесном контакте...

Хакстаузен также говорил ей о непостоянстве короля и привел конкретные примеры, в чем она сама могла убедиться. Например, Байхлинген был изгнан в то время, когда он был в отъезде. А то, что Август засыпал ее нежными письмами, может говорить только о том, что он имеет обыкновение удваивать свою нежность, чтобы нанести удар. И с Байхлингеном было то же самое.

У Хакстаузена было такое впечатление, что в таком развитии событий было что-то фатальное, с чем он не мог бороться. Женщина, которая до сих пор повсюду сопровождала короля, не оставляла его ни на одну ночь, ни на один день, теперь, казалось, чувствовала себя усталой, пресыщенной и хотела только, чтобы ее оставили в покое. Она напрасно потеряла драгоценное время, а когда, наконец решилась отправиться в Варшаву, было слишком поздно. Она также очень сильно ошиблась, рассчитывая на благодарность произведенного ею в обергофмаршалы Левендаля. Флемминг, который постоянно следил за графиней, был в курсе варшавских интриг и первым узнавал обо всем от фаворита Августа Витцума. И в начале июля 1713 г. фаворит пишет Флеммингу: «Кажется, с графиней фон Козель покончено, господин обергофмаршал расплатился с ней наилучшим образом. Он из тех, кто больше всех выступает против нее, однако еще не может дать королю окончательный совет, как с ней быть, так как у нее в руках та самая грамота и она может жить, как ей хочется. Ясно только, что больше никаких дел с ней вести нельзя...» Итак, как доложил Хакстаузен графине, Левендаль стал ее врагом, после чего она в присутствии короля швырнула ему в лицо все его наглые прошения и наградила мощной оплеухой. С другой стороны, ходили слухи, что Левендаль ополчился на графиню потому, что она помешала замужеству одной из его дочерей с придворным графини, который считался ее фаворитом и на которого якобы у нее самой были виды.

«Я не так уж любвеобильна,– отвечала на это Козель,– и я всегда достаточно осторожна, чтобы иметь при себе свидетелей (во время визитов указанного дворянина)».

В конце концов, невозможно запретить мужчинам влюбляться, однако можно проследить за реакцией женщин, а затем прийти к выводу, что они ни в чем не виноваты, так как не давали мужчине поводов для возникновения интриги, тем более для тайного свидания.

«Черт бы меня побрал, если бы я не сторонилась мужчин так, как я это делаю. Ведь они созданы только для того, чтобы соблазнять бедных женщин, я уже достаточно стара, чтобы претендовать на соблазнение ими...»

Когда новости из Варшавы стали совсем уж тревожными, графиня летом 1713 г. в конце концов решилась на поездку туда. Хотя она и объявила, что собирается в Гамбург, чтобы купить там дом, ее противники догадались об истинной цели поездки и сумели убедить короля, больше не питавшего к ней никаких чувств, воспрепятствовать этому. Если бы Анна не задержалась больше положенного во Вроцлаве, она смогла бы, несомненно, противостоять козням врагов. Однако именно там ее и застали посланные королем ей навстречу в сопровождении гвардейцев камер-юнкер Монтаргон и подполковник де ла Э и передали ей приказ возвращаться в Дрезден. Дело кончилось грандиозным скандалом, графиня не хотела подчиняться и позднее сожалела от всей души, что не воспользовалась пистолетом, чтобы проложить дорогу в Варшаву. Однако в конце концов она сдалась и в сопровождении своей обезоруженной свиты повернула обратно.

Так как Август в декабре собирался вернуться в Дрезден вместе с Денхоф и больше не хотел видеть там Анну, она была вынуждена отправиться в Пильниц. Флемминг просил Хакстаузена передать ей этот второй приказ короля: Денхоф не хотела перебираться в Дрезден до тех пор, пока там будет находиться Козель, так как она опасалась за свою жизнь. К тому же графиня часто угрожала самому королю, если он будет ей неверен. Сам же Флемминг опасался передавать ей приказ, так как графиня принимала его за своего врага, а он на самом деле им не был. Ведь она лично никогда не делала ему ничего плохого, а ему было все равно, какая любовница у короля. Хакстаузен мог бы попытаться убедить ее удалиться добровольно, что было бы лучше для нее.

Однако, услышав от Хакстаузена, какая участь ей угрожает, Козель пришла в неописуемую ярость, изругала короля в пух и прах, кричала: «В какой помойной яме он теперь сидит?», намекая на Денхоф. Она кричала, что непонятно, на что он рассчитывает, связавшись с такой особой, что он потерял всякую честь и репутацию, а потом вспоминала, как они с Августом были счастливы в любви, как много он для нее сделал, как он клялся ей, как много радости они доставляли друг другу, какую любовь она к нему испытывала и как невероятно жестоко он с ней поступил.

Затем она говорила с горечью о его неблагодарности, о его лицемерии и опять о его положительных качествах и каким он, когда хотел, мог быть любезным. Так в течение получаса выслушивал Хакстаузен эти переливы, и он отмечает, что говорила она с «удивительным красноречием».

Несмотря на все утешения и призывы к благоразумию со стороны Хакстаузена, графиня не хотела сдаваться до тех пор, пока Флемминг не пришел к ней сам, не показал приказ короля и не пригрозил насильственной высылкой.

Тогда, в вечер после Рождества, она отправилась в Пильниц, и весь Дрезден наблюдал за ее проездом через аллею, ведущую от замка через бальный домик к ее дому, из которой уже была убрана стража.

Все смотрели на изгнание еще совсем недавно могущественной фаворитки, теперь одинокой и моментально всеми покинутой, погруженной в раздумья. Она ломала голову, как вернуть милость короля, изгнать ненавистную соперницу и отомстить недругам.

Что касается милости короля, то тут она попробовала свойственные той эпохе различные магические средства: приказывала варить приворотные зелья и произносить заклинания, чтобы «наслать напасть» на своих врагов.

Своей матери она писала, что король сетует на свою судьбу, так как попал в руки непорядочных людей, которые думают только о своей выгоде, в то время как она, возможно, единственная, кто принимает все это близко к сердцу, потому что она любит его больше, чем себя, и никогда в жизни не забудет его...

Через шпионов, засланных в Пильниц, при дворе вскоре узнали о речах графини, однако Левендаль был достаточно благоразумен, чтобы не придавать этому слишком большого значения: в то, что графиня, как доносили, готовила заговор против короля, он не верит, потому что для этого она должна была переступить через скупость – свой основной недостаток. Ведь тогда она слишком много потеряет и ничего не приобретет. Левендаль не собирался говорить об этом с самой графиней: если она в самом деле что-то и замышляет, то откажется от своих планов, а если она невиновна, она тотчас поднимет шум, что может также иметь далеко идущие последствия.

Однако, если все эти обвинения и не были предъявлены ей официально, она все равно знала о них, так как в одном из своих писем упоминала, что ее обвиняют в самых немыслимых вещах, что она якобы «самая изощренная ведьма и колдунья», что каждый день она напивается вдрызг, что все, кто к ней приходят, либо ее любовники, либо чародеи, что у нее есть яды, чтобы отравить кого угодно,– короче, ей приписываются всевозможные пороки.

В то время как она, преисполненная ненависти и ярости, засела в своем Пильнице, члены правительства продолжали поддерживать с ней отношения от имени короля по поводу возврата переданных ей ранее Августом важных документов, например, жалованной грамоты Августа и двух связок писем Кенигсмарк, а также продажи ее дрезденского дворца, который ей больше было не под силу содержать. Однако она совсем не думала сдаваться. Она потребовала 200 000 талеров за свои поместья и дома и разрешения жить там, где захочет, и предупредила, что обвести вокруг пальца ее не удастся. Она хорошо знала, что отказом возвратить грамоту подвергает опасности свою жизнь, но была готова скорее умереть, чем расстаться с ней. Если на нее будут слишком сильно давить, ей придется заговорить. Угроз графиня не боялась, так как справедливо полагала, что при дворе предпочтут, чтобы она молчала.

Эти переговоры так ни к чему и не привели, и когда Август вместо своих придворных советников послал к ней высокородного юного полковника фон Тинена с собственноручно написанным письмом, этот последний открыто перешел на сторону изгнанной фаворитки и вызвал на дуэль полковника фон Рантцау, который был врагом графини с тех пор, как согласился принять участие в сводничестве в Варшаве, а теперь распространял слухи о том, что Тинен якобы ее любовник. После долгих переговоров ей был оставлен Пильниц, она продолжала получать почти полностью свое прежнее денежное содержание, однако была лишена прежних привилегий, и вся ее переписка строго контролировалась.

В июле 1714 г. она, казалось, была готова уступить, отдала ключ от своего дрезденского дворца, однако забрала мебель. Она отдала также, правда, с большой неохотой, кольцо, «которое я носила на пальце, чтобы показать то, что раньше было правдой...» Видимо, это кольцо, которое Август подарил ей вместе с жалованной грамотой.

Кроме того, она подписала обязательства никогда не появляться в Польше и Саксонии в тех местах, где собирался бы остановиться король. «Я обязуюсь,– следует далее,– никогда не говорить и не делать ничего такого, что может быть неприятно королю или противно его интересам. А также воздерживаться от участия в любых интригах и сплетнях, никогда более ни в письмах, ни в разговорах не вмешиваться в дела, касающиеся короля, и вообще постоянно вести себя так, как следует из этой грамоты, которую я подписала. А если я в чем-либо нарушу данные условия, то вызову справедливый гнев короля и признаю, что тогда Его Величество имеет полное право лишить меня всех своих милостей, которые он мне оказал при условии, что я не нарушу условия договора.

И да поможет мне Бог до конца дней моих».

К французскому оригиналу договора приложен длинный постскриптум, в котором графиня протестует против клеветы в свой адрес и просит короля сохранить ее привилегии и имущество.

Больше всего ее возмущала придворная камарилья, которая своими советами склоняла короля к «неправедным» поступкам, которые он, как она думала, сам никогда бы не совершил...

Однако в конце 1715 г. она, видимо, согласилась по предложению Августа кончить дело миром и вернуть драгоценный документ.

Затем сомнения вернулись, и она решилась на очень важный шаг, который имел решающее значение для ее судьбы: она решила бежать, а перед этим потихоньку урегулировать свои дела, и тайно передала дворцовому управляющему Йонасу Майеру большое количество ящиков и сундуков, полных драгоценностей, затем она должным образом проинструктировала своего поверенного Клуге и передала еще 15 ящиков с ценностями еврею Перлхефтеру, который должен был отослать их в Теплиц.

12 декабря 1715 г. она тайно покинула Пильниц, оставив там своего трехлетнего сына, в то время как обе дочери уже некоторое время жили у ее матери, и 14 декабря приехала в Берлин. Она написала Вацдорфу, что поехала туда только затем, чтобы добиться выдачи документов, которые она хотела обменять на выданную ей прежде королем жалованную грамоту. Однако фон Рантцау сидел в Шпандау за «преступление против нравственности» и мог получить свободу только в случае уплаты залога в 15 000 талеров. До его освобождения бумаги не могли быть выданы графине...

В Берлине графиня какое-то время жила инкогнито под именем мадам Лакапитэн у некоего Винцента, и ее расходы составляли редко более двух талеров в день. Она вела себя очень скромно, нанимала экипаж и только через некоторое время сошлась с высокопоставленными особами, которых частично уже знала.

Через какое-то время после приезда в прусскую столицу она неожиданно и к своему ужасу узнала, что посланные ею в Теплиц вещи конфискованы на богемской границе. Так как возврат их встречал препятствия, она была вынуждена отправиться в Теплиц сама, где ей удалось выручить большую часть ящиков после уплаты значительной суммы, после чего ока вернулась в Берлин, забрав ящики с собой.

Снова начались оживленные устные и письменные контакты с ней с целью убедить ее вернуться в Саксонию. Она отвечала, что не хочет жить в Пильнице как изгнанница и вернется в Саксонию только в том случае, если Август собственноручно напишет ей, что может подождать с обменом бумаг до освобождения Рантцау, и что «она может надеяться на уважение к своей личности и свободе, как все остальные порядочные люди».

Однако мало кто верил, что документы действительно у Рантцау, опасались также, что она может заговорить, опасались «ее ядовитого и опасного языка, ее предприимчивости и дерзкого ума, способного на все, чтобы удовлетворить свои прихоти и свою ненависть, любыми средствами спровоцировать трения и разлад между обоими государствами». И саксонский посланник в Берлине получил задание добиться ареста графини и высылки ее на родину. Не были забыты также 1000 талеров для одного из королевских фаворитов.

Фридрих-Вильгельм I был проинформирован: графиня отказалась отдать в общем-то не имеющие особой ценности бумаги, содержащие лишь некоторые интимные подробности, касающиеся польско-саксонского короля, что лишний раз доказывало полное сходство обычного мужчины с королем, «однако было не очень-то приятно, если бы тайное стало явным». Август имел полное право строго покарать графиню, однако он не хотел навредить ей, а только якобы предупредить ее действия.

Между тем наступило время Лейпцигской ярмарки, во время которой заключались основные сделки. И так как имущественные отношения графини требовали ее неотложного присутствия там для переговоров с поверенным, она направилась в Галле, чтобы быть поближе к нему. Перед отъездом она вместе с Перлхефтером упаковала свои драгоценности, один сундук тайно передала некоему Нойбауэру, который дал ей расписку, другие – симпатизирующему ей господину фон Даллвигу в Бойценбурге, он позже передал их матери графини. Несколько штук остались в занимаемой ею квартире, принадлежавшей шталмейстеру Францу.

В Галле она поселилась на отдаленной улице, недалеко от танцевального зала, однако вскоре по городу распространился слух о красивой незнакомке, и известному путешественнику Лоэну, во время посещений города жившему неподалеку, удалось много раз встречать ее. Однажды она стояла у окна, глядя на небо в глубоком раздумье, но, заметив, что за ней наблюдает незнакомый мужчина, испуганно отпрянула в глубь комнаты...

Кроме торговцев провизией, ее посещал только прилично одетый господин, которого считали ее любовником. «Невозможно представить себе более прекрасной и возвышенной картины. Тоска, глодавшая ее, проявлялась изысканной бледностью у нее на лице и грустью в глазах... Это была смуглая тридцатишестилетняя красавица, у нее были огромные черные живые глаза, белоснежная кожа, красиво очерченный рот, безукоризненной формы нос. Во всем ее облике было нечто величественное и проникновенное. Наверное, королю было не так просто освободиться от ее чар...»

Здесь, в Галле, решилась ее судьба. Прусский король согласился на ее арест, и возле дома, где она проживала, была поставлена стража. В ее берлинской квартире был проведен обыск с целью обнаружить эти бумаги, однако безуспешно.

Анна хотела перевезти в надежное место оставленные в Берлине вещи и поручила своей камеристке доставить их к ней на родину в Депенау, однако на часть вещей был наложен арест, а несколько сундуков были украдены неким полковником фон Вангенгеймом.

Тем не менее в Галле ей удалось с помощью одного охранявшего ее офицера, д'Ошармуа, не устоявшего перед ее красотой, переправить бумаги, письма, долговые книги, которые она ранее спрятала под своим матрацем, а также некоторые драгоценности. Лейтенант переправил припрятанный до этого у Нойбауэра сундук, на что она получила квитанцию, которую, к счастью, додумалась спрятать в свою Библию.

Через Вацдорфа, посетившего ее в Галле, Август передал, что она сама виновата в своем аресте: ведь ее неоднократно предупреждали, что в своих речах и письмах она должна проявлять сдержанность. Так как она не обратила внимания на это, пришлось прибегнуть к чрезвычайным мерам. Если она все же отдаст бумаги, ее тотчас освободят, однако она не должна отлучаться из Пильница.

Согласившись арестовать графиню, прусский король тем не менее не горел желанием выдавать ее Саксонии. Может быть, ей и удалось бы добиться отмены этого решения, если бы в дополнение к многочисленным просьбам к королю и к другим влиятельным персонам она бы прибавила могущественную силу денег. Она бы потеряла тогда небольшую часть своих богатств, но спасла бы остальное. А так она потеряла все...

Между тем короли продолжали переговоры и наконец пришли к соглашению, что в ответ на собственноручное письмо Августа Фридрих-Вильгельм объявит о выдаче графини, если ему будет дано письменное обязательство передать Берлину всех получивших пристанище в Саксонии прусских дезертиров. Однако выдача графини будет представлена всего лишь как дружеская услуга любезного соседа...

Август дал такое обязательство, и 21 ноября 1716 г. в Галле, в присутствии саксонского полковника фон Димара и прусского полковника фон Винтерфельда и аудитора проведен доскональный обыск всех вещей графини: были даже осмотрены ее кровать и одежда. Она сама вывернула все карманы, однако ей посчастливилось спрятать один лист за зеркалом, которое находилось на самом видном месте и не вызывало подозрений. Следующим вечером ее передали на границе специально за ней прибывшей страже, командир которой, в отличие от Винтерфельда, оказался очень грубым...

Переночевали в Мерсебурге, а на следующий день отправились в Лейпциг и остановились в гостинице, где Анна пыталась уговорить хозяйку помочь ей бежать. Однако ее охватило такое волнение, что она упала в глубокий обморок, и саксонский полковник даже счел ее мертвой. Правда, довольно быстро она пришла в себя и сказала вызванному к ней врачу, что не будет принимать никаких лекарств, но если у него есть яд, она бы с удовольствием им воспользовалась, так как он мог бы вылечить ее тело, но не сердце...

Она попыталась еще раз склонить к сотрудничеству хозяйку, попросив дать простую одежду и найти «умного человека, который мог бы провести ее через лес и по окрестным дорогам», и даже обвязала шарфом лицо, чтобы никто не мог ее узнать, но из этого ничего не вышло.

Было перехвачено ее письмо к лейтенанту д'Ошармуа, в котором она писала, что еще не знает, в какую дыру ее завезут. Даже ночью в ее спальне оставались два офицера, тогда как ее кровать была отгорожена ширмой.

Из Лейпцига ее отправили в замок Носсен, где стерегли как особо опасную преступницу. Здесь у нее началось умственное расстройство, она «плохо вела себя», фантазировала, произносила безумные речи, беспричинно смеялась и плакала, и в конце концов в ноябре некая госпожа фон Меленбург писала Флеммингу: «Бедная графиня Козель очень несчастна. Ее полумертвой привезли из Галле, у нее был удар и отнялась вся правая сторона. Она ничего не ест и не пьет, и надо бы над ней сжалиться. С ней постоянно находится священник, чтобы утешать ее. Она терпит страшную нужду. Увидев, что ее стережет целый отряд из 70 человек, она очень испугалась и спросила: „Что этим людям надо от меня, бедной женщины?“ Она так несчастна, что могла бы разжалобить и камень».

После того как она немного поправилась, рождественским вечером ее забрали из Носсена и под усиленной стражей с несколькими офицерами, с максимальными предосторожностями и в объезд Дрездена отправили в крепость Штолпен.

На постоялом дворе в Блазевице был накрыт стол на пять блюд. В последний раз ужинала она вне стен Штолпенского замка, который она должна была покинуть только после своей смерти, почти через 50 лет... Без суда и следствия она была приговорена к пожизненному заключению как жертва мести и страха короля, так как не подлежит сомнению, что силач Август боялся графини. Он обещал ей жениться и гарантировал неприкосновенность ее имущества, однако обманул ее и бросил, как это было с его бывшими и будущими любовницами. Он не делал различия между ней и какой-нибудь Кессель, Шпигель, Дюваль. Однако все другие его возлюбленные заранее знали, что раньше или позднее король распрощается с ними. Графиня же находилась в плену мифического представления о том, что она законная супруга короля и что он навсегда останется ей верен. Случилось так, как предсказывал Хакстаузен: ведь он знал короля значительно лучше, чем она, и никто не мог доверять Августу. Для него не существовало ни постоянства, ни настоящей любви, и для этой женщины, которая интеллектуально и духовно была неизмеримо выше, чем он, и действительно любила его, во всех отношениях была самой выдающейся из всех его многочисленных любовниц, он Не нашел другого места после того как порвал с ней, кроме мрачных стен горного замка. При всей своей физической силе он был трусом, который боялся действовать открыто, а также совершенно бесхарактерным человеком, который без зазрения совести и бездумно шел на поводу не только своих инстинктов, но и своей придворной камарильи. Необъятная жажда мести, переполнявшая его всякий раз, когда его пути и желания встречали какое-либо сопротивление, как никогда более ясно проявилась на этот раз. Арест и заключение графини стоят в одном ряду с выдачей им Пат-куля шведскому королю, который уже тогда знал ему цену и презрительно отзывался о нем...

А в старом епископстве Штолпен, в те времена хорошо укрепленном четырехбашенном замке, для охраны опасной государственной преступницы был посажен целый гарнизон из сорока солдат с четырьмя унтер-офицерами и капитаном Лаутербахом во главе, а еще один капитан. Хайнекен, получил задание постоянно следить за графиней. Основные пункты инструкции по содержанию графини составил лично Август. Она была исключительно суровой и полностью отрезала графиню от внешнего мира. Она жила в доме, одна сторона которого выходила на замковую церковь, а другая – на так называемую башню Иоганна. Она приехала со свитой из пяти человек: камеристка, стряпуха, повар, накрывальщик и истопник – и занимала оба этажа дома. Она привезла с собой немало ценностей в виде одежды, серебряной посуды и украшений.

Вскоре после прибытия она снова тяжело заболела, и, как замечает Хайнекен, «за ней ухаживали как нельзя лучше...»

Из документов можно предположить, что когда сознание возвращалось к ней, а жуткие головные боли продолжали преследовать ее при этих приступах, когда после бесконечных часов тягостного бреда она хоть немного приходила в себя, она начинала жалобно плакать, а когда ее пытались утешать, она говорила: «Чем же я так прогневала Бога, что попала в руки моих врагов?! Я не могу вернуть документ, которого у меня больше нет и который король сам мне отдал. Кто же мог знать: то, что он подарил мне от всего сердца, теперь стало предлогом, чтобы лишить меня чести, здоровья, рассудка и свободы».

Едва оправившись от приступа, она во многих своих письмах горько жаловалась на судьбу, на мелкие пакости, чинимые стражей, и предупреждала свою мать, чтобы она никоим образом не противодействовала воле короля, что могло бы усилить и удлинить ее страдания. Она не могла поверить, что сама виновата в своем несчастье, «как будто дверь захлопнулась, и жизнь моя будет разбита, если мне не удастся раскрыть ее, однако мне не удается сосредоточиться на том, что необходимо сделать в первую очередь...»

Никак нельзя осуждать ее за то, что она не отдавала себе отчета в своих словах, хотя ей и было известно, что все ее письма просматриваются и Вацдорф жаловался Августу, что графиня плохо о нем отзывается. А Флемминг, успокаивая его, писал, что «все это ничего не значит, пусть себе выступает, главное, что Вы честный человек».

В Дрездене не оставляли надежды найти пресловутый документ, который король хотел во что бы то ни стало получить обратно, его продолжали искать повсюду. Поступили сведения о д'Ошармуа, и к его королю, которого засыпали обещаниями, отправили прошение повлиять на подданного, чтобы тот отдал бумаги. Однако документа среди них не оказалось. Обращались также к брату сидящего в Шпандау Рантцау, который после недолгого запирательства сообщил, что запечатанный пакет на имя баронессы фон Гойм находится в архиве Драге. Он выдал затем этот пакет, в котором оказался подписанный Августом 12 декабря 1705 г. документ о пожизненных привилегиях графини, который король тотчас уничтожил. Летом графиня узнала об этом и написала Левендалю, что теперь ее судьба полностью в руках людей, так как, «слава Богу, у них, кроме совести, есть еще чувство справедливости».

Ведь в самом деле, теперь было совершенно непонятно, почему Август, получив этот документ и уничтожив свидетельство своего вероломства, не освобождает графиню, если только не допустить, что таким образом он хотел отомстить ей...

В начале ее жизни в Штолпене она могла сама распоряжаться своими средствами, затем были назначены кураторы и комиссия для составления описи. Однако Анна не дала им никаких сведений. Август хотел получить обратно как дома в Дрездене, так и Пильниц, что и было предложено ей в обмен на определенную сумму, несмотря на ее возражения. Она ожесточенно сражалась за свое состояние, и ее письма наполнены жалобами и сетованиями на учреждения и ведомства, с которыми ей приходилось иметь дело. По рескрипту от 10 августа 1720 г. у нее было отнято денежное содержание «из-за ее вызывающего поведения и склочного характера»: она не хотела подписывать счета за свое содержание, куда входили расходы на детей, а предпочитала, чтобы деньги отдавали ей на руки.

О воспитании детей она стала заботиться тотчас, как только представилась возможность. Что касается сына, то она дала четкие указания, как быть. А насчет дочерей, которые в 1721 г. из Депенау, где о них заботилась старая госпожа фон Брокдорф, были перевезены в Дрезден и отданы на воспитание к жене обергофмаршала фон Левендаля, она вела оживленную переписку со своей матерью. Обе дочери выгодно вышли замуж соответственно в 1725 и 1730 г.: старшая за главного сокольничего – графа фон Фризена, младшая – за главного королевского казначея поляка графа Мошинского, и обе получили по 100 000 талеров из средств своей матери, заявив об отказе от ее наследства.

Так как графиня фон Козель отказывалась давать сведения о своем состоянии, которое должно было остаться детям, власти повсюду допытывались, где находятся ее ценные бумаги и драгоценности. Они обращались к ее камеристке Рост, которая была с ней в Берлине, к Перлхефтеру, который помогал ей при упаковке, а также к тем, кто находился рядом с ней в многомесячной ссылке, чтобы узнать, где она держит свои сокровища и расписку д'Ошармуа. После этого она и ее жилище были тщательно обысканы в течение двух дней, однако не было найдено ничего существенного, за исключением 47 дукатов в сахарнице, а ведь в соответствии с инструкцией у нее не должно было быть наличных денег...

Ответственность за неудачу обыска свалили на гарнизонного лейтенанта Хельма и его лакея Геблера. Оба были тотчас арестованы и сурово наказаны.

Наконец Перлхефтера вынудили выдать ценности и бумаги графини, рассеянные повсюду: в Дрездене, Депенау, Берлине, Гамбурге и в разных других местах. Удалось завладеть находящимися в Теплице и Дрездене сундуками и ящиками, а мать графини госпожа фон Брокдорф согласилась на выдачу находящихся у нее вещей на следующих условиях: все документы и письма, как и все ценности, которыми обладала графиня в виде капитала, драгоценностей и мебели, должны быть проданы, векселя погашены, а капитал должен быть частично употреблен на покупку дворянского или любого подходящего имения в Саксонии. Контроль за средствами должен быть передан кураторам, а прибыль должна быть разделена в определенной пропорции между графиней и ее детьми. Если будет куплено поместье, графиня должна там проживать. А до этого король должен предоставить ей подходящее жилище. При освобождении графини король должен поклясться, что отказывается от мести и что она никогда не будет изгнана из предоставленного ей имения и местности, за исключением того случая, когда ей будет предоставлено что-то другое. Графиня никогда не приедет в то место, где будет находиться король. Без королевского разрешения она никогда не осмелится, кроме лично ей принадлежащих вещей, ничего продавать, дарить или отдавать в залог до конца дней своих и в случае смерти. Ни при каких условиях, устно или письменно, никогда более не будет вмешиваться в государственные или любые другие дела. А также не предпримет никаких действий, которые могли бы королю, его слугам или другим частным лицам доставить неудовольствие, неприятности, ущерб, неудобство или вызвать невыгодные слухи. Не выходить замуж и не обручаться против воли короля. Если же ей будет позволено выйти замуж, то все вышесказанное касается ее мужа и детей. Если же она нарушит хотя бы один из этих пунктов (и это переходит на ее детей), она теряет все свое состояние.

Выполнение этих обязательств было собственноручно подтверждено «Нашим Королевским Словом» 16 декабря 1723 года.

Однако графиня уже достаточно хорошо знала цену торжественным обещаниям короля, чтобы поверить в это новое «Слово». После всего случившегося у нее не было никакого оружия против него, так что теперь ему нечего было бояться. Он уже два раза обманул ее и мог повторить это и в третий раз. В свете этой ситуации она и действовала и не давала никаких сведений о том, где еще спрятаны принадлежащие ей ценности, и отказывалась от содействия в выдаче спрятанных в Берлине ящиков. Однако после довольно долгих и утомительных переговоров правительству удалось завладеть находящимися в Берлине и Гамбурге вещами, а также теми, которые были доверены д'Ошармуа. Пропало только то, что было украдено полковником Вангенгеймом. В целом все отданное самой графиней и найденное без ее участия стоило более 66 000 талеров. Все ее состояние оценивалось в 625 000 талеров.

Для более полной характеристики графини стоит отметить, что среди принадлежащих ей книг были сочинения Юлия Цезаря, историка Флора, Овидия, писателя Непоса на латинском языке, так что, выходит, она читала их в подлиннике, и еще много мемуарной литературы, труды по истории и политике.

Среди рукописей встречается много написанных ею стихов на французском языке, которые, не представляя особой художественной ценности, указывают на несомненный ум и тонкий вкус.

Свое заключение, при ее темпераменте и той бездеятельности, к которой ее приговорили, она переносила с большой горечью и не переставала везде, куда бы она не обращалась за помощью, подчеркивать это. Однако все было напрасно...

Со вторым комендантом Штолпена, очень ограниченным полковником фон Бобликом, она постоянно враждовала из-за его козней, указывающих на ограниченность ума.

В 1727 г., после одиннадцатилетнего заключения, она увидела короля из окна своего дома. Он прибыл, чтобы присутствовать на стрельбах.

Графиня окликнула его, однако он только слегка приподнял шляпу и ускакал, не сказав ни слова. Она и теперь все еще продолжала надеяться на изменение своего положения. Снова и снова обращается она к королю, а в 1730 г., когда у нее отнялась правая нога, она написала Вакербарту, что уж теперь-то месть достигла апогея... Он отвечал, что «король еще недостаточно расположен освободить Вас».

Когда Август 1 февраля 1733 г. умер в Варшаве, пресловутый Боблик подумал, что должен скрыть это от Анны. И когда она пристала к нему с расспросами, почему и в чью честь звонят колокола, он с извинениями насколько мог уклонился от ответа.

Однако вскоре она узнала правду, которая, естественно, очень ее взволновала, и она с большей уверенностью стала надеяться на скорое освобождение. Ею было написано прошение новому курфюрсту, его жене, всем влиятельным придворным. И в одном из них, например, можно было прочитать: «Неужели нет никакой возможности снискать расположение Вашей милости и предоставить мне долгожданную свободу, так как ясно, что нескончаемые мучения старой больной женщины не могут представлять никакой выгоды для Вас, женщины, которая пережила столько несчастий. А ведь стоит сказать только слово, чтобы восторжествовала правда и справедливость вместо горя и несчастья, которые уже нет терпения переносить...»

Но и теперь ее не освободили. Почему – совершенно непонятно. Может быть, после смерти короля дало знать о себе влияние других врагов графини. Единственным результатом ее умоляющих писем были некоторые послабления режима заключения. Теперь ей разрешили получать и читать тонкий листочек «Лейпцигской газеты» («Ляйпцигер Цайтунг») в дополнение к нескольким газетам на французском языке. Она также могла теперь принимать гостей, несколько раз в году встречаться с детьми, однако они должны были жить под наблюдением в другом доме, чтобы исключить возможность ее бегства или передачи ей запрещенной корреспонденции. Она стала совершенно чужой детям, которые выросли вдали от нее и, как она говорит, оказались фактически на противоположной стороне. И отчуждение было таким, что отношения между ними стали весьма напряженными, и графиня обвиняла детей, что они желают ее смерти.

Она неизменно возобновляла свои попытки освободиться. Однако осенью 1740 г. король снова разъяснил (ведь курфюрст Фридрих-Август II получил польскую корону под именем Августа III), что «по зрелом размышлении он решил со временем предоставить ей полную свободу». Правда, пока она была освобождена из-под ареста и получила возможность свободно вести переписку со всеми своими детьми, кураторами и врачами. Мало-помалу к ней возвращалась надежда когда-нибудь снова вернуться в «высший свет», который за время ее ссылки стал совершенно другим. Еще в 1733 году, после смерти Августа Сильного, она писала, «что остался в живых всего один человек, у которого есть основания вспоминать добром ее и их прошлое». Кого она имеет в виду, мы не знаем.

У нее накопилось много горечи и досады из-за недалекого Боблика, из-за ее слуг, ветхого дома, в котором она жила (его было даже бесполезно ремонтировать), из-за плохого снабжения продуктами. Она старалась держать хороший стол и регулярно заказывала на Лейпцигской ярмарке на значительные суммы специи и разные лакомства, однако иногда с горечью жаловалась, что заказанные ею сахарные головы, какао и ваниль были так плохо упакованы, что «многое просыпалось и перемешалось» и у ванили появился неприятный привкус. Своим посетителям она подавала шоколад, который готовила сама. Точно так же, как ранее в своем Пильнице, кроме лабораторных опытов она еще стряпала, варила, готовила наливки и настойки, правда, не те, что применялись в поисках философского камня по рецептам, которые она хранила в тайне, а лечебные отвары, напитки, воды – и после ее смерти осталось несколько шкафов с бутылками различных снадобий, правда, без этикеток. Она также проводила много времени в своем крошечном садике, за которым сама ухаживала, но больше всего она предпочитала чтение и постоянно пополняла свою библиотеку. Она посвящала много времени мистическим и кабалистическим манускриптам, но больше всего – Библии и особенно Ветхому Завету. И она ставила мстителя Иегову, могущественного бога священного гнева, выше, чем кроткого, всепрощающего Иисуса из Нового Завета. Она также поддерживала отношения с евреями и попросила одного священника перевести древнееврейские религиозные трактаты, а при одном из его посещений встретила его в одеянии иудейского священнослужителя высокого ранга и расспрашивала его о значении различных непонятных ей мест из Талмуда, иудейских молитвенных книг о различных предметах культа, которые она в это время раскладывала на ковре, расспрашивая в то же время о противоречиях между иудаизмом и учением Христа и его личностью. А когда принц де Линь посетил ее, уже 82-летнюю, во время семилетней войны, она сказала ему, что изучила все религии и выбрала наконец иудаизм, и подарила ему один из своих экземпляров Библии с собственноручными пометками красным карандашом...

Она постоянно болела, боялась грома и молнии, и когда в результате обвала печки ей придавило левую ногу, она, не чувствуя себя больше в безопасности, переехала в башню Иоганна напротив своего дома.

Во второй Силезской войне прусские гусары однажды ненадолго заняли Штолпен. А во время семилетней войны замок был взят прусским подполковником фон Варнери, причем был ранен старый комендант Либенау, который относился к графине лучше всех предыдущих. А через четыре года Анна увидела множество костров во дворе замка, где грелись многочисленные прусские беженцы, которые, голодая, разграбили ее кухню и винный погреб.

Графиня жила на втором этаже башни, а кухня находилась на первом. На каждом этаже была одна сводчатая комната, в которой прежние орудийные бойницы были расширены до размеров окон, и таким образом получились уютные кабинеты.

Последние годы жизни графиня почти не покидала свою комнату в башне. Из всей ее прислуги остались только служанка и истопник. В небольшой жилой комнате с каменным полом не было ковров, стояли только два старых расшатанных стула, два небольших деревянных столика, большая деревянная кровать без балдахина и стул графини без спинки, на котором она обычно сидела, прислонившись спиной к печке. От чада свисающей с потолка масляной лампы, которая горела постоянно, все в комнате так прокоптилось, что с трудом можно было различить стрелки висящих на стене часов.

Вот в таких условиях и проводила свои последние годы когда-то веселая красавица, привыкшая к блеску и роскоши и задававшая тон при королевском дворе, а теперь зачастую окруженная грубым сбродом и влачившая свои дни в потустороннем для нее мире, призрачные видения которого мелькали перед ее усталыми глазами, постоянно, как щит, державшая перед собою свою могущественную Библию, изданную в четверть листа в 1711 г. личным Его Высочества князя Голштейн-Готторпского печатником Германом-Генрихом Холле в Гамбурге...

Теперь старая женщина ждала только смерти, которая единственно могла принести ей свободу и которая так долго заставила себя ждать.

Ясным весенним днем конца марта 1765 г. она тихо угасла. Как рассказывает управляющий делами Штолпена, незадолго до своего конца она попросила, чтобы ее тело было похоронено на горе у села Лангенвольмсдорф неподалеку от крепости. Однако это было сделано в церкви замка в присутствии ее сына и его жены.

Ее тело было завернуто в мягкую ткань, как это делают с новорожденными, положено в сосновый гроб, а на грудь по ее завещанию прикрепили пергаментный листок, на котором на идиш было написано: «Я выбрала правильный путь. И я знала, что твой суд ждет меня. Боже, ты не должен стыдиться за меня, я ведь следовала твоим предначертаниям, я хотела прожить по твоим заповедям, так как мое сердце обращено только к тебе. Ты обратил меня в веру по твоим законам, и я хочу следовать им до конца».

На крышке обернутого голубой материей гроба была табличка с такими же словами, гроб был установлен в саркофаге и прикрыт оловянной плитой, на которой были выгравированы ее имя, год и день рождения, а рядом имена ее родителей и прародителей...

Сын был ее единственным наследником, а еще оставшаяся в живых дочка, графиня Мошинская, получила по завещанию всего 1000 дукатов.

Трудно с уверенностью утверждать, в какой вере умерла графиня, писал штолпенский управляющий. В самом деле, она находилась в тесном контакте с евреями из Богемии и других стран, не обращая внимания на войну, как будто ее вообще не было. Она прилежно штудировала Библию и, видимо, всерьез изучала идиш. Кроме того, каждую субботу она отмечала, как и они, и в то же время воскресенье было тоже праздничным днем для нее. Правда и то, что она не ела свиное мясо и другую подобную живность, а также очищенную рыбу. В то же время вначале она придерживалась христианства, однако уже много лет не ходила в церковь. «По моим наблюдениям, усопшая уже не знала, во что верить...»

Когда стали знакомиться с тем, что осталось после нее, нашли так много утвари и посуды, «что жители со всего Штолпена, собравшиеся поглядеть на это, не могли войти, так как все валялось навалом и было невозможно пройти...»

В нескольких шкафах стояла масса всевозможных, но без этикеток, бутылок, ящиков с засушенными фруктами, а также сундуки с дорогой, но обветшалой одеждой.

В библиотеке у нее было примерно 3000 томов: рядом с трудами по истории, философии, теологии, физике и химии стояли Библии, среди которых – уже упоминавшиеся в четверть листа в трех экземплярах.

Они лежали покрытые пылью на столах, и все были открыты на пятикнижии Моисея или на псалмах. Во многих местах были пометки красным карандашом.

О ее жизни с Августом напоминали только золотые английские часы, на футляре которых стояли его инициалы, да еще письмо от него на французском, содержание которого нам, к сожалению, неизвестно...

Штолпенский управляющий также говорил, что часто слышал от нее, что все, относящееся к истории ее жизни, она давно уничтожила, и никто не может похвалиться, что с ее согласия может получить хоть страничку об этом.

Она неоднократно заявляла, что ее наследники и кто угодно другой жестоко ошибаются, если думают после ее смерти найти какие-то сокровища или важные сведения. Она прекрасно понимала, что много людей верили, будто она что-то скрывает, и это развлекало ее, однако она не могла решиться и помешать им пребывать в плену этих заблуждений...

Естественно, повсюду искали деньги и драгоценности, однако после долгих поисков в волосяном матраце нашли только завернутые в бумагу 105 гульденов.

Куда делось все остальное, так и не было установлено...

В 1881 г. при раскопках в руинах замковой церкви обнаружили могилу графини, а в ней остатки деревянного саркофага и клочок желтой материи, в которую он был завернут, а также пожелтевший локон ее волос...

И как саму графиню, быстротекущее время разрушило и многобашенное епископство, превратившееся в видные издалека живописные руины...

Глава VI ЖАННА-АНТУАНЕТТА ПУАССОН, МАРКИЗА ДЕ ПОМПАДУР (1721—1764)

Среди пенсионерок маркизы де Помпадур была некая мадам Лебон, гадалка на картах, которая предсказала девятилетней Жанне, что она будет любовницей Людовика XV. Эти слова Жанна никогда не забывала, и когда предсказание сбылось, она с благодарностью вспоминала о ней. Она очень рано поставила пред собой эту цель и не жалела средств для ее достижения. И ей удалось добиться всего, несмотря на возникающие препятствия. Она не хотела быть одним из скоротечных увлечений короля, она стремилась стать официальной куртизанкой, единственной наследницей благородных дам, пользовавшихся непреходящим уважением маленькой Жанны-Антуанетты.

А против ее отца в это время был начат судебный процесс за растрату при снабжении провиантом Парижа и некоторых приграничных областей, так что он счел более безопасным на некоторое время покинуть страну и вернуться только тогда, когда сможет убедиться, что дела его не так плохи, как ему казалось.

Девочка от природы отличалась живым умом, была не обделена внешней привлекательностью. И если самый ожесточенный ее враг, Аржансон, говорил о ней, что она была блондинкой со слишком бледным лицом, без каких-либо особо привлекательных внешних черт, правда, наделена грацией и талантами, несколько полновата и довольно плохо сложена, то другой ее современник, Леруа, оберегермейстер лесов и парков Версаля, описывает ее с гораздо большей симпатией: среднего роста, стройная, с мягкими непринужденными манерами, элегантная. Безукоризненно овальной формы лицо. Прекрасные с каштановым отливом волосы, довольно большие глаза, прекрасные длинные ресницы. Прямой, совершенной формы нос, чувственный рот, очень красивые зубы. Чарующий смех. Всегда прекрасный цвет лица, а глаза неопределенного цвета. «В них не было искрящейся живости, свойственной черным глазам, или нежной истомы, свойственной голубым, или благородства, свойственного серым. Их неопределенный цвет, казалось, обещал вам негу страстного соблазна и в то же время оставлял впечатление какой-то смутной тоски в мятущейся душе...» Бесконечно меняющееся выражение лица при том, что оно остается достаточно сдержанным и выражает бесконечную гармонию души и тела. Все говорило о том, что Жанна достаточно хорошо владела собой. «Все ее движения были удивительно гармоничны, и общее впечатление от нее можно было бы выразить чем-то вроде наивысшей степени элегантности и благородства...»

И вполне естественно, что обладающая такими внешними и духовными качествами дама моментально подверглась нашествию воздыхателей. С холодным расчетом отдала она руку племяннику своего покровителя, Ленорману д'Этиолю. Ее супруг, 24 лет, то есть на пять лет старше, чем она, был невзрачным, однако, как наследник главного откупщика, очень богатым. При нем она могла вести беззаботную жизнь и открыто объявила, что никто на свете не мог бы сбить ее с пути истинного, кроме самого короля...

Она умела с блеском подать себя в высшем свете, скоро о ней заговорили, в том числе при дворе, и председатель парламента Эно, член вечерних приемов у королевы, упоминал о ней как о прелестнейшей женщине, которую он когда-либо видел. «Она прекрасно чувствует музыку, очень выразительно и вдохновенно поет, наверное, знает не меньше сотни песен. Она также играет в комедиях Этиоля в таком же прекрасном театре, где механическая сцена и смена декораций».

Однако молодой и очаровательной женщине было недостаточно быть просто центром притяжения великосветского общества, что она в первую очередь связывала с богатством своего мужа. Она никогда не забывала о своей конечной цели и любыми способами старалась обратить на себя внимание короля, который в это время находился под влиянием чар честолюбивой герцогини де Шатору. Она стала постоянно попадаться ему на глаза в Сенарском лесу, где Людовик охотился, в наиболее кокетливо-изысканных туалетах: то в небесно-голубом платье в розовом фаэтоне, то во всем розовом в небесно-голубой карете – в конце концов ей посчастливилось быть замеченной им, тем более что он уже что-то слыхал о «малютке Этиоль», и она возбудила его любопытство. Однако его возлюбленная – герцогиня – положила конец необдуманным притязаниям урожденной Пуассон, просто-напросто запретив ей показываться в местах охоты короля. И только когда герцогиня неожиданно умерла, госпожа д'Этиоль поняла, что путь к сердцу короля свободен. Во время грандиозного бал-маскарада в канун масленицы, который был дан 28 февраля 1745 г. в Парижской ратуше по случаю свадьбы дофина с испанской принцессой Марией-Терезией, Жанне представилась возможность приблизиться к королю. Людовик заинтересовался одной маской, которая его подразнивала и по его просьбе, наконец отбросив ее, открыла лицо. Она явно намеренно уронила свой платок, король тотчас бросился его поднимать, возвратил ей, и это было началом их любовной связи, которую они поддерживали через доверенного камердинера Людовика Бине.

В начале апреля молодая женщина появилась в Версале на представлении итальянской комедии в ложе, находящейся у сцены совсем рядом с ложей короля, и, когда Людовик приказал подать ему ужин прямо в кабинет, весь двор не сомневался, что единственной его сотрапезницей была «малютка Этиоль». Здесь же она отдалась ему, однако после этого свидания интерес Людовика к ней уменьшился. Надо было искусно снова подразнить его, чтобы опять возбудить. Людовик, правда, сказал Бине, что госпожа д'Этиоль ему очень понравилась, однако ему показалось, что ею во многом двигало честолюбие и корыстный интерес... Камердинер, наоборот, стал уверять короля, что Жанна без памяти влюблена в него, но она в отчаянии, так как разрывается между любовью к королю и долгом перед мужем, который полон подозрений и боготворит ее. При следующем свидании с Людовиком госпожа д'Этиоль повела себя осторожнее и выступила в роли всего лишь очаровательной и добродетельной женщины, которую король хотел в ней видеть. В ходе хорошо разыгранного спектакля она с ужасом рассказывала об ожидавшей ее мести мужа и смогла убедить Людовика оставить ее в Версале. Таким образом ей удалось заложить основы своего влияния на короля, пресыщенного любовными интрижками и напрасно пытавшегося рассеяться в обществе своей супруги. Ей также без особых трудов удалось убрать из Парижа своего мужа: в качестве компаньона своего дяди он был направлен его представителем в провинцию. Точно так же ей сразу посчастливилось упрочить покровительство короля и нейтрализовать интриги со стороны окружения наследников. А затем ее повелитель объявил ей, что произведет ее в официальные куртизанки, как только вернется с театра военных действий во Фландрии.

Пока в Версале готовили квартиру умершей герцогини де Шатору, Жанна оставалась в Этиоле. Король часто писал ей нежные письма, обычно оканчивавшиеся словами «Любящий и преданный», а она тотчас отвечала в таком же духе, и аббат де Берни, позднее ее самый постоянный протеже, придавал им законченный вид с точки зрения стилистики и остроумия. В одном из последних писем она прочитала: «Маркизе де Помпадур». Итак, он издал указ о присвоении ей этого титула, ранее принадлежавшего одному угасшему роду из Лимузена.

И 14 сентября 1745 г. состоялось ее представление при дворе. При этом Людовик выглядел весьма смущенным, то краснел, то бледнел. Королева, уже давно привыкшая к таким унижениям со стороны своего супруга, восприняла появление его новой куртизанки значительно дружелюбнее, чем предполагали. Только дофин что-то процедил сквозь зубы, на что тогда не обратили внимания.

Через несколько дней маркиза отправилась с королем в Шуази, который перед тем был только что отстроен, а в октябре – в Фонтенбло. Здесь она предпочитала особенно не высовываться и вообще вела себя очень осторожно, следуя советам своей придворной дамы госпожи де Тан-сен и своей матери, которая еще месяц грелась в лучах славы своей малютки Жанны-Антуанетты, теперь королевской куртизанки, а в декабре 1745 г. умерла с чувством прекрасно исполненного долга в отношении своей дочери.

Положение маркизы при дворе не было таким уж устойчивым. До сих пор король выбирал себе фавориток из высших слоев общества. Теперь же урожденная Пуассон нарушила это правило. За ней следили тысячи враждебных взглядов, и тысячи злых языков тотчас приходили в движение при малейшей забывчивости, при самых незначительных погрешностях в этикете, при ошибках в придворном языке этой гризетки, как ее презрительно называли у нее за спиной. Появились язвительные песенки, грязные пасквили. Рассказывали самые невероятные вещи о ее слишком любезной матери и ее мошеннике-отце, у которого якобы были манеры конюшего. Одним из ее самых опасных врагов был министр Морепа, который никогда не упускал случая, чтобы нанести удар или унизить новую фаворитку. К нему примыкали министр Аржансон, генеральный инспектор Орри и другие. Однако Жанне удалось склонить на свою сторону некоторых министров и известных банкиров – братьев Парис, с которыми она была знакома уже давно, и удалось на них распространить милость короля. Она также подружилась с принцем де Конти, которому она пообещала содействовать в женитьбе его сына на одной из дочерей короля. Она также склонила на свою сторону великого полководца маршала Бель-Иля и предпринимала все возможное, чтобы подружиться с могущественным фаворитом короля – Ришелье (внучатым племянником знаменитого кардинала). Между тем оказалось, что тот во всем против маркизы, хотя с виду казался любезным и готовым всегда помочь... Она должна была также отказаться от идеи завоевать расположение дофина, зато ей удалось убедить королеву, что в придворных интригах она будет сохранять нейтралитет.

Но в первую очередь ей, естественно, надо было подумать о том, как в этой чреватой непредвиденными опасностями ситуации добиться беспредельной поддержки короля, чтобы упрочить свое положение. Это была самая тяжелая и чрезвычайно важная задача. Самым опасным и постоянным врагом Людовика была скука, от которой он очень страдал. Он стоял во главе французского высшего света, господство которого близилось к концу, потому что его цель была достигнута. Неумолимо приближалось новое время, и оно должно было сменить во многом блестящую, но уж очень пресыщенную эпоху. Умнейший аббат Галлиани сказал о короле, что Людовику XV досталась самая скверная работа – быть королем. И выполнял он ее так скверно, как только мог. При этом аббат нарисовал весьма точный и скрупулезный портрет короля. Вряд ли можно найти тут большую разницу между Людовиком XIV и Людовиком XV. Один – главное действующее лицо становления монархии, другой – безмолвный созерцатель ее заката. «Можно предполагать, что он просто присутствовал на заседаниях своего правительства, как на каком-нибудь торжественном празднике, что было совершенно несносно, или на представлении плохого спектакля. Ведь человек, который успешно подавлял в нем повелителя, руководивший всеми его действиями, был самой бездной, наполненной скукой. Вот таким был этот демон – вечный мучитель его тягостного существования, его так медленно длящегося дня, его ленивого и склонного к хандре ума, его эгоистичной и застывшей души. И все у него, вплоть до его привязанностей и развлечений, зависело от этой проклятой хандры, и приходилось прилагать невероятные усилия, чтобы преодолевать ее, так что даже любовная история короля превращалась в историю лени просто мужчины...»

Из всех его любовниц только Помпадур обладала способностью развеять его скуку. Она старалась каждый раз быть по-новому привлекательной для него и каждый раз придумывать для него новые развлечения. Она пела и играла специально для него или рассказывала со свойственной только ей пикантностью новые анекдоты. А когда какой-нибудь министр надоедал ему с докладами, что, естественно, раздражало короля, она старалась побыстрее выпроводить его, например, если это был Морепа: «В вашем присутствии король прямо желтеет. Прощайте, господин Морепа!»

Она гуляла с Людовиком по роскошным садам летних замков и постоянно сопровождала его из Версаля в Креси, а оттуда в Ла Сель, а оттуда в Бельвю, а потом в Компьен и Фонтенбло.

На Святой неделе она развлекала его концертами духовной музыки и литургиями, в которых участвовала сама. А когда она играла на сцене в театре Этиоля или в Шантемерле у госпожи де Вильмур, ей удалось заинтересовать Людовика своим исполнительским искусством, и она даже создала небольшой театр в Версале, названный «Камерным театром», в одной из примыкавших к Медальному кабинету галерей. Ей удалось вызвать огромный интерес короля к этому новому развлечению. И 17 января 1747 г. театр был открыт для избранной публики всего из 14 персон постановкой пьесы Мольера «Тартюф». В ней участвовали только господа и дамы придворного общества. Пьесы для постановки отбирались тщательно, и «актеры» основательно готовились на репетициях. После одного из таких спектаклей, во время которого блестяще проявились таланты маркизы, король заявил: «Это самая очаровательная во Франции женщина». Маленький театр был в короткий срок наилучшим образом оформлен и получил все необходимое. Специально для него был выбран устав и составлена смета расходов. Прием новых членов в труппу был ограничен определенными условиями. Входной билет был оформлен Кошеном (изв. гравер XVIII века, 1715—1790) в самой изысканной форме.

Однако вскоре в театре стало тесно, а сцена находилась слишком далеко от зрителей. Тогда было решено приспособить для этой цели один из залов со сценой в Фонтенбло, который мог быть достаточно быстро переоборудован. Здесь могли поместиться 40 зрителей и 40 музыкантов. Два балкона предназначались для избранных придворных. Прекрасная акварель Кошена дает нам представление об этом выдержанном в голубых и серебряных тонах, богато обставленном зале, где в этот момент шло представление третьего акта героической пасторали «Ацис и Галатея», и именно та сцена, когда Полифем со своей скалы кричит: «Ты умрешь, о дерзкий, и даже Юпитер не спасет тебя от моего гнева!». На акварели можно увидеть в целом сам зал, блистательную публику в партере, знаменитый оркестр, короля рядом с его супругой Марией Лещинской, одетой, как женщина в годах, и с прической, которая называлась в то время «черная бабочка». Сзади расположились королевские дочери. А во втором ряду направо и налево сидели самые знатные представители придворного общества. Маркиза, изображенная Кошеном с особым мастерством, выступает в известном нам по архивам Арсенала изысканном оперном туалете: в широком платье из белой тафты с ситцевой подкладкой, расписанном раковинами и струями воды, с вышивкой серебром в виде сетки по зеленому сукну. А еще на ней был корсет из нежно-розовой тафты, широкая газовая накидка в складку, серебристо-зеленая, отделанная оборкой другого цвета. На всем наряде в разных местах были живописно разбросаны цветочки и завитушки из такого же газа, отделанные серебряным сетчатым позументом. А еще на ней была мантия из зеленого газа и серебряного позумента, и все это было расшито жемчугом и серебром...

Немногочисленные зрители этого театра, открывшегося 27 ноября 1748 г., составляли исключительно избранный круг сторонников маркизы. Разворачивались интриги, чтобы получить входной билет или роль в спектакле. Знаменитый дамский портной Сюпплис создавал для маркизы настоящие шедевры фантазии и вкуса в виде нарядов, которые еще больше подчеркивали ее очарование. Здесь, в театре, ей удалось проявить себя как личность наилучшим образом в качестве актрисы. Именно здесь она привязала к себе короля лучше всего и надолго. И влияние ее становилось все сильнее. Она даже осмелилась начать борьбу с самим Морепа. Однажды она в присутствии короля потребовала у министра отмены указа от имени самого Людовика. А когда министр объяснил, что это приказ Его Величества, король сказал: «Сделай так, как хочет мадам!» И Морепа должен был сделать вывод, что его влиянию приходит конец... Однако он продолжал борьбу против маркизы. Он надеялся на благоволение короля, дофина, королевы. Но влияние маркизы на короля было сильнее, чем влияние министра на наследника и Марию Лещинскую, и она представила дело так, будто он настраивает семью короля против него самого и распространяет о маркизе дерзкие песенки и пасквили. Она даже намекнула, что Морепа может отравить ее. В конце концов ей удалось добиться отставки и изгнания министра. Итак, одним врагом стало меньше, но их оставалось еще немало. Ее положение упрочилось настолько, что она со снисходительным высокомерием стала принимать у себя даже министров и послов. Теперь она жила в Версале, в апартаментах, принадлежавших когда-то могущественной фаворитке Людовика XIV маркизе де Монтеспан. Только одно кресло стояло в комнате Жанны, где она принимала посетителей, все остальные должны были стоять в присутствии сидящей фаворитки, и только простоватый маркиз де Сувре осмеливался иногда облокотиться на спинку ее кресла...

Ее ложа в театре вплотную примыкала к ложе короля, где они время от времени запирались. Мессу в капелле Версаля она слушала на специально для нее устроенной трибуне на балконе ризницы, где она появлялась одна с книгой в руке во время больших праздников.

Ее быт был обставлен с небывалой роскошью. Молодой дворянин из старинного рода нес ее шлейф, по ее знаку подставлял ей кресло, ждал ее выхода в прихожей. Она добилась награждения своего гофмейстера Коллена орденом Святого Людовика. На ее карете красовался герцогский герб. Прах своей матери она распорядилась перенести в купленный ею у семьи Креки склеп в монастыре капуцинов на Вандомской площади и затем построила там роскошный мавзолей. И, естественно, она в пределах своего могущества постоянно заботилась о своей семье. Ее отец получил во владение Мариньи, ее брат стал маркизом. Для своей единственной в браке с Этиолем дочери, Александрины, которая как принцесса воспитывалась в закрытом монастыре, она планировала брак с незаконным сыном короля, затем с сыном ее давнего противника Ришелье, затем с сыном герцога де Шона. С ним она достигла согласия. Но неожиданная болезнь унесла Александрину, и всем честолюбивым планам маркизы пришел конец. Она долго страдала и не могла успокоиться.

Тогда она обратила «честолюбивую нежность» на своего брата, так как она не могла ввести в придворное общество своего отца, тучного весельчака, «переполненного жизнью, кровью и вином», типичного налогового инспектора невысокого звания. Старый Пуассон, переживший свою галантную супругу почти на 20 лет, дюжий малый, игравший комическую роль в высшем свете, бездумно принимал жизнь такой, какая она есть, всегда был на короткой ноге со смиренно почитаемой им дочерью, своей «королевочкой», как он ее называл, и довольно цинично использовал ее имя в своих целях, а потом умер в том же 1764 г., как и его дочь, от водянки, которую хотел вылечить с помощью вина...

А вот брат маркизы, симпатичный элегантный молодой человек с хорошими манерами, вполне мог бы прижиться при дворе. Его скромность и непритязательность обезоруживали всех тех многочисленных завистников, которые у него, естественно, были. Он понравился королю, который часто приглашал его к себе и в шутку называл «братцем». Молодому маркизу, по меньшей мере, не были свойственны честолюбивые устремления его сестры. В конце концов она добилась назначения его на должность генерального директора строительных работ, что больше всего отвечало устремлениям его соперников, однако позаботилась об его основательной подготовке к вступлению на такой влиятельный и ответственный пост и послала его на два года в Италию с заботливо выбранным сопровождением. Все это время она помогала ему советами и рекомендациями и следила с любовью и вниманием за всеми его успехами, благодарила его за своевременные отчеты о деятельности и небольшие подарки, а также учила его, как вести себя с вышестоящими особами, с кем он знакомился. Маркиз оправдал возложенные на него надежды, а известный медик короля Кенэ, суждения которого сухи и беспристрастны, смог сказать о нем: «Этот человек очень мало известен. Никто не говорит о его уме или знаниях, а также о том, что он сделал для развития искусства и ремесел. А ведь никто со времен Кольбера (известнейший министр Людовика XIV) не сделал так много, как он, на своем месте. К тому же он очень порядочный человек, но его продолжают рассматривать всего лишь как брата фаворитки. Учитывая то, что он тучный, его считают тугодумом и лентяем».

Будучи недовольной таким уже достаточно влиятельным положением своего брата, домогалась значительно более высоких почестей для него. Но он с тактом отклонял все ее честолюбивые планы и, когда она захотела сделать его министром, ответил отказом, весьма разумно объяснив это: «Я избавлю вас от лишних забот, если буду довольствоваться тем положением, которое у меня сейчас. Общественность будет осуждать меня, как бы хорошо я себя ни проявил. Что касается теперешнего министра господина де Сен-Флорантена, то пусть он остается на своем посту хоть еще 25 лет, мне все равно. Фаворитов ненавидят уже за сам факт их существования, даже если они ничем не вызывают ненависти, тем более если они становятся министрами».

Как и в случае со своей дочерью, маркиза хотела найти брату блестящую партию. Но и здесь он отказался от всех ее соблазнительных предложений: маркиз превыше всего ценил свою независимость и был согласен пожертвовать ею только ради любимой женщины и никогда ради брака по расчету, объяснил он к вящему недоумению маркизы. Однако когда он наконец женился по своей воле на красивой и кокетливой Жюли Фийель, брак этот оказался несчастливым, главным образом из-за него.

Продолжая постоянно заботиться о своей семье, друзьях, знакомых, маркиза в то же время не забывала и себя. Она владела таким огромным недвижимым имуществом, которым ни до нее, ни после во Франции не владела ни одна королевская куртизанка. Она купила поместье Креси в Дре за 650 000 ливров, тотчас выстроила здесь роскошный замок – ведь строительство было вообще ее коньком,– а также заново обустроила огромный парк. Затем купила Монретон и тотчас выгодно перепродала его, купила Сель в миле от Версаля по дороге в Марли, «небольшой замок» – в противоположность помпезному Креси. Тут она тоже перестроила в соответствии со своими вкусами все то, что ей не понравилось. Недалеко от небольшого версальского парка она построила уединенный домик с персидскими занавесями, расписными панелями, большим садом с кустами роз, в центре которого находится храм со статуей Адониса из белого мрамора. Она построила такой же домик в Фонтенбло и в Компьене, а в Версале возвела отель, по его коридору можно было пройти прямо в замок. В Париже, в отеле Поншртрен, где обычно останавливались послы великого ранга, ей принадлежали роскошные апартаменты. А еще за 730 000 ливров она купила находящийся в квартале Сент-Оноре отель графов д'Эвре, где перестроила первый этаж. Каждое такое мероприятие требовало огромных денег. К этому прибавлялась целая толпа людей искусства и мастеровых, и им тоже надо было платить...

Как чудо вырос на песчаниках прекрасный замок Бельвю, освященный 2 декабря 1750 г.: в декорированном в китайском стиле маленьком театре был показан балет «Амур-архитектор». На сцене можно было увидеть парящую гору Лафонтена со спускающимся на нее замком фаворитки, а с улицы на сцену въезжала повозка с закрытым коробом, который опрокидывался, и из него высыпались хорошенькие женщины, это были балерины...

Известнейшие художники и скульпторы украшали стены и лестницы замка, а известнейшие дизайнеры обставляли помещения. Планировкой галереи маркиза занималась лично. В этом замке все было гармонично согласовано, и «в этих ослепительных золотых салонах или в этих садах с гротами и аллеями, с плавными подъемами и спусками, вблизи этих животворных источников, в переплетении спускающихся каскадами живописных рощиц с уютными тропинками и полянками, фруктовыми аллеями из Иудеи и тополями из Италии, у нимф работы Пигаля, статуи Людовика XV в полный рост из генуэзского мрамора или мраморного Аполлона работы Косту прогуливалось взад и вперед блестящее светское общество, разодетое во вкусе времени и места. На мужчинах была одежда из пурпурного сукна, вышитого по краям золотом, жилеты из серо-белого сатина, расшитые золотыми нитями. Женщины были одеты в наряды по типу мужских жилетов. И какую же более подходящую форму одежды можно было придумать для этого волшебного дворца, где вскоре, в середине зимы, маркиза разбила для короля неслыханный цветник, в котором были собраны все весенние цветы, а все благоухающие цветы лета – в цветнике из венского фарфора?!»

Однако всех этих зданий маркизе не хватило, и она еще взяла в аренду у герцога де ла Вольера его дом в Шам, у герцога де Жевра – его поместье в Сент-Уэне, купила Менар, Бабиоль, владение Севр и участки земли в Лимузене. Но и в королевских замках она многое меняла в соответствии со своим вкусом, как, например, в Шуази. «Это было основной заботой и развлечением госпожи де Помпадур – постоянно и с большой выдумкой заниматься перестройкой, так что для самого скучавшего короля все совершенное ею было развлечением и походило на сюрприз из шкатулки. И в своем собственном доме, и в покоях самого короля волшебница Жанна переносила его в мир великолепной архитектуры, вычурных дворцов под сводами аллей столетних деревьев, где все было также обустроено в соответствии со здравым деревенским смыслом, где каждый дом носил отпечаток модной пастушеской идиллии, а сады, далекие от обычной помпезности, представляли собой причудливое переплетение заросших миртом и жасмином уютных беседок, клумб с розами, статуй Амура в самых неожиданных местах, целых полей нарциссов, гвоздик, фиалок и тубероз... Здесь, благодаря ее постоянно меняющейся красоте, король снова чувствовал вкус к жизни, чего она, кроме всего, достигала изысканным макияжем и переодеванием то в костюм султанши с картин Ван Лоо, то она приходила к нему в костюме крестьянки, и этот образ сохранила нам живопись. Этот портрет она считала лучшим своим изображением: в кокетливой соломенной шляпке, в голубом платье – своего любимого цвета,– как раз с ее легкой руки голубые платья стали называть „платьем маркизы“. В левой руке корзиночка с цветами, а в правой – букет гиацинтов. Или она очаровывала короля таким костюмом (впоследствии названным „неглиже а ля Помпадур“): что-то вроде турецкого жилета, который облегал шею, застегивался на пуговицы на предплечье и облегал спину до бедер, и в котором она могла показать все то, что хотела, и только намекнуть на все то, что хотела скрыть...

Таким образом ей удавалось застраховываться от неприятной возможности чьего-то постоянного влияния на короля. И кто только не пытался втайне от нее осуществить это! Правда, Морепа пал и был изгнан, однако в лице Аржансона она имела не менее опасного и серьезного врага, который охотно стал бы играть роль Фрели, всемогущественного министра в годы юности Людовика. Аржансон был в состоянии добиться милости короля и был достаточно силен, чтобы победить маркизу. Он смог бы если не свалить ее, то уж во всяком случае ограничить влияние ролью увеселительницы короля, что ее совершенно не устраивало. Это была тайная, но ведущаяся любыми средствами война. И маркиза смогла не только склонить на свою сторону сотрудника министра Машо, но и настроить против него самого короля. В свою очередь Аржансон постарался парировать удар, склонив на свою сторону лучшую подругу Помпадур госпожу д'Эстрад, и всучить королю новую любовницу в лице юной и очаровательной госпожи де Шуазель-Романе. И это почти удалось, если бы новенькая не совершила явную глупость: она получила письмо от короля и стала советоваться с одним из своих родственников, с графом де Шуазелем, который стал министром благодаря Помпадур. Граф, взвесив шансы своей родственницы, пришел к выводу, что должен все сказать маркизе и передать ей письмо Людовика. Между ними был заключен союз, который способствовал возвышению графа, а сама Шуазель-Романе, как какая-нибудь провинившаяся школьница, была отправлена в Париж...

Однако Аржансон не сдался, а усиленно продолжал искать новых союзников и нашел их, но потерял свою верную сподвижницу госпожу д'Эстрад, изгнания которой Помпадур добилась от короля. Тем не менее король еще не был расположен расстаться с министром, который искусно вел все дела и не морочил Его Величеству голову лишними вопросами. Аржансон удержался, так как к тому же пользовался поддержкой семьи короля...

И каким бы блестящим и влиятельным ни было положение маркизы, она должна была постоянно бороться, чтобы сохранить его. Свою жизнь при дворе даже она сама называла постоянной борьбой против врагов и противников, и она не могла надеяться, что когда-нибудь в жизни ее наступят мир и покой. Ведь совсем недавно, например, она получила подтверждение того, что даже ее верная подруга выступила против нее. И в то же время она должна была выглядеть жизнерадостной и беззаботной в присутствии короля и придворных, если даже в этот момент она испытывала сомнения и беспокойство. Эх, если бы у нее был искренний и преданный друг! Ведь в любой момент откуда ни возьмись чья-нибудь могущественная рука могла придвинуть к безвольному королю могущественную соперницу, которая могла бы соблазнить его и добиться изгнания ее самой! Разве она не понимала, что за каждым ее шагом следят тысячи недружелюбных и завистливых глаз? Могла ли она быть уверенной в самом короле, нерешительность и непостоянство которого ей были тоже хорошо известны? И разве не вызывало ее преждевременное старение само пребывание в этой атмосфере страха и ненависти, когда все были против всех?.. Разве не понимала она, что страсть короля к ней со временем ослабевала и что он уже не находил в ее обществе той отрады, которую находил в начале их знакомства? И чем же могла она снова привлечь его?

И она изматывалась в постоянной борьбе за сохранение своего влияния и своей власти, в угоду своему честолюбию она приносила в жертву и так уже хрупкое здоровье, употребляя всевозможные средства, чтобы в глазах Людовика ее уже несколько поблекшие молодость и красота выглядели бы все так же привлекательно. И еще ей приходилось прибегать к различным ухищрениям, чтобы по-прежнему возбуждать чувственность короля...

В конце концов она пришла к разумному выводу, что не должна мешать Людовику заводить новых любовниц, а лучше будет, если она останется просто его другом, с которым его связывает привычка. И если она будет держать под контролем его мимолетные увлечения и постоянно следить за ним, больше шансов на то, что ей удастся не пропустить появления более значительной привязанности к женщине, превосходящей ее по уму и красоте. И первую из этих девочек она, правда, не напрямую, привела ему сама – малышку Морфиль, чей портрет кисти Буше нам достаточно знаком.

Как раз в это время был также куплен небольшой дом с садиком, находящийся в тупике улиц де Турнель и Св. Медерика, вмещавший всего четыре комнаты и один кабинет и называвшийся «Оленьим парком», служивший местом свиданий короля с дамами. Здесь жили мимолетные приятельницы короля, а после того как он охладевал к ним, их с соответствующим приданым выдавали замуж за услужливых придворных. Девушки даже не знали, что это король, а думали, что имеют дело с богатым и знатным господином. Дети от этих связей получали ренту от 10 000 до 12 000 ливров. Помпадур была в курсе всех событий и через свою ставленницу камеристку госпожу дю Оссе следила за каждым очередным разрешением от бремени любовниц короля, этих «маленьких некультурных девчонок», как не без оснований называла их сама маркиза. К счастью, они не могли похитить у нее Людовика...

Не более шести лет длились интимные отношения Людовика и Помпадур, а в 1751 г. они совершенно прекратились. Так, во всяком случае, утверждает Аржансон, в то время как сама маркиза говорила, что уже с начала 1752 г. не питала к королю никаких других чувств, кроме признательности и искренней симпатии. Это признание она делает в письме на имя папы римского, в котором ответственность за распутный нрав короля возлагает на иезуитов, а также упоминает о своей неудачной попытке примирения с мужем. Последнее было явным спектаклем, разыгранным ею, чтобы изменить в лучшую сторону отношение к ней королевы, не желавшей предоставлять ей место своей придворной дамы. Господин д'Этиоль получил от королевской фаворитки письмо, в котором она выражала раскаяние и просила его вернуться к ней. В то же время ему через друзей жены было передано, какой ответ желателен, и он отвечал, что от всей души прощает ее, однако ни в коем случае не желает восстановления отношений. Таким образом, с помощью этого письма, маркизе удалось убедить колеблющуюся королеву предоставить ей высокий пост, который она давно стремилась заполучить. После потери неограниченного влияния на сердце короля она хотела подобраться к высшей власти с другой стороны. Так как ее брат поощрял культурную жизнь государства и к тому же должен был заниматься этим по долгу службы, она старалась окружить себя поэтами, учеными и философами. Среди них Вольтер, старый друг маркизы, а также д'Этиоля, занимал первое место. Она оказывала ему явное предпочтение, сделала его академиком, главным историком Франции, придворным камергером. В свою очередь он написал для придворных праздников «Наваррскую принцессу», «Храм Славы», посвятил маркизе «Танкреда» и прославил ее в стихах и прозе. «Помпадур, Вы украшаете своей особой двор, Парнас и остров Гетер!»– восклицал он восхищенно и с благодарностью, а когда она так безвременно умерла, он пишет Сидевилю: «Я глубоко потрясен кончиной госпожи де Помпадур. Я многим обязан ей, я оплакиваю ее. Какая ирония судьбы, что старик, который только и может, что пачкать бумагу, который едва в состоянии передвигаться, еще жив, а прелестная женщина умирает в 40 лет в расцвете самой чудесной в мире славы...»

И для Руссо она сделала немало, особенно тогда, когда он не мог защитить свои собственные интересы. Она поставила на сцене его «Сельского прорицателя» и в мужской роли Колена имела большой успех, за что послала ему 50 луидоров. Однако Жан-Жак считал ее недостаточно внимательной к нему, так как он не был представлен королю и не получал пенсию. Она это сделала для старого Кребильона, когда-то дававшего ей уроки декламации, а теперь он был беден и всеми покинут... Маркиза все же поставила его пьесу «Катилина», способствовала монументальному изданию в королевской типографии его трагедий, а после его смерти – строительству мавзолея для него.

Ее друзьями были Бюффон, которому она завещала своих зверей – обезьянку, собаку и попугая, и Монтескье, хотя и не в такой степени, как Мармонтель. Он добился ее милости, сочинив стихотворение в честь создания ею Военного училища, а она, несмотря на неудачи на сцене, сделала его академиком.

Она также помогала обоим энциклопедистам – д'Аламберу, для него она выхлопотала пенсию, и Дидро, которого неоднократно призывала к умеренности и осторожности.

Несмотря на это последний после ее смерти высказался о ней очень сурово: «Что же осталось нам от этой женщины, которая бесчестно и бессовестно разоряла нашу страну и фактически перевернула всю политическую систему Европы? Версальский договор, который долго не протянет, „Амур“ Бушардона, им долго еще будут восхищаться, несколько гравировок на камне Гюэ, за ними будут гоняться будущие коллекционеры, небольшой красивый портрет работы Ван Лоо, на который иногда кто-нибудь еще бросит взгляд, да кучка праха...»

Однако с именем Помпадур связаны и другие деяния: основание знаменитых севрских фарфоровых фабрик и Военного училища. Она хотела создать серьезную конкуренцию знаменитому и дорогостоящему саксонскому фарфору, перевела фабрики из Венсенна в Севр, неутомимо занималась экспериментами, приглашала искусных ремесленников и талантливых художников, скульпторов, устраивала выставки в Версале и во всеуслышание объявляла: «Если тот, у кого есть деньги, не покупает этот фарфор, он плохой гражданин своей страны».

Прекрасные нежные розы, ее любимые цветы, которые она сажала, где только могла, со временем были названы «розами Помпадур».

Значительное содействие она оказывала созданию ею же самой задуманного Военного училища, в котором должны были обучаться сыновья воинов, погибших на полях сражений или получивших увечье на службе короля. Видимо, визит в знаменитый Институт благородных девиц в Сен-Сире привел ее к мысли о создании Военного училища. И со всей свойственной ей энергией она принялась воплощать эту идею в жизнь, смогла в наивысшей степени заинтересовать короля и во всем советовалась со своим верным другом, финансистом Парсом-Дюверне, всегда готовым помогать ей. Ей удавалось преодолеть любые препятствия и выбивать значительные суммы для строительства школы, а когда однажды денег не хватило, она вложила свои и была страшно довольна, что наконец в июле 1756 г. молодые воспитанники короля смогли перебраться в свою обитель.

Опасным моментом для Помпадур и руководимого ею «пансионата» была весна 1753 г., когда король увлекся некоей Марией-Луизой О'Мэрфи, настойчиво добивавшейся положения официальной фаворитки. Этой проблемой пришлось всерьез заняться дипломатии и разведке ряда стран. Папский нунций монсеньор Дурини сообщал в Рим о близком падении Помпадур: «По всей видимости, главная султанша теряет свое положение». Но и в этот раз нереальность планов, связанных с «концом режима Помпадур», выяснилась еще до конца 1753 г.

Летом 1756 г., в самый острый момент дипломатической борьбы накануне Семилетней войны, некая мадам де Куаслен прорвалась в официальные фаворитки, ее поддерживали все враги Помпадур и противники австрийского союза. Маркиза уже подумывала о том, чтобы покинуть Версаль. В конце концов королевский лакей Лебель нашел подходящую замену для Куаслен. Внутренний конфликт был таким образом улажен. Оставался внешний – война против Англии и Пруссии.

С непомерным честолюбием и стремлением к постоянному усилению своей власти и влияния на политику страны она целенаправленно добивалась заключения союза Франции и Австрии против Пруссии Фридриха II. И, разумеется, на нее возлагалась ответственность за неудачи королевства из-за этого союза. Если начиная с Генриха IV и до начала правления Людовика XV Франция постоянно боролась с могуществом Австрии, Германии и Испании, то теперь по инициативе герцогини наступил коренной перелом. Австрия, за последние столетия потерявшая почти все, больше не была опасным соперником для Франции. Всемирная империя Карла V давно развалилась.

В число могущественных государств выдвинулась Англия, и в лице Пруссии Фридриха II Австрия получила опасного противника, который постоянно вызывал подозрения. Императрица Мария-Терезия с полным основанием могла утверждать во время своего визита в Версаль, что положение Франции и Австрии теперь совершенно не то, что 200 лет назад, и их союз будет гарантией мира в Европе. Она совершенно откровенно сказала французскому послу в Вене: «Если между мной и прусским королем снова разразится война, я или снова отвоюю все потерянное, или все пойдет прахом: и я, и вся моя держава».

Ее умному послу Кауницу также удалось склонить маркизу к союзу. Он засыпал ее выгодными предложениями, окружил тонкой лестью, многозначительными намеками и обещаниями. С проницательностью опытного дипломата он понял, что должен в первую очередь приобрести ее расположение, если хочет добиться намеченной цели. Ведь Аржансон был сторонником морской войны, а остальные министры колебались...

В это время объявилась новая фаворитка короля, маркиза де Куаслен, ставленница принца Конти, выступавшего тоже за союз с Австрией. То есть у Помпадур появилась не просто еще одна соперница, но и честолюбивая женщина, которая под влиянием Конти собиралась проводить политику в пользу Австрии! Она почувствовала серьезную угрозу своему положению и даже какое-то время думала вообще оставить двор, однако ее верный друг Берни сумел нейтрализовать опасную соперницу и помог маркизе сохранить власть.

Мария-Терезия, бывшая в курсе всех перемещений и интриг в Версале, колебалась, обратиться ли ей к Конти, как к начальнику тайной канцелярии короля, или нет. Он пользовался огромным влиянием на маркизу де Помпадур. И в конце концов она решила положиться только на нее, сочтя, что это будет надежнее, раз Помпадур с такой легкостью удалось свалить новую фаворитку. И Помпадур оправдала ее надежды, сделав Берни ответственным за переговоры с Австрией, хотя сам он, надо сказать, был противником такого союза.

Во время свидания с королем она напомнила ему о неосторожных остротах Фридриха II по поводу его частной жизни – ей и самой до сих пор было не по себе от колкостей прусского монарха, а также изложила достаточно известную точку зрения о необходимости создания великого католического альянса, который должен стать противовесом растущему влиянию протестантизма в Европе. Она говорила с ним о мире, которым он насладится после низвержения ненавистного, связанного союзом с еретической Англией прусского короля.

И после этого был разработан проект договора, а сам Версальский договор был заключен в мае 1756 г.

В честь этого события маркиза заказала знаменитому Гюэ камею из оникса, на которой было изображение аллегорических фигур Франции и Австрии, царящих на алтаре верности и попирающих ногами лицемерие и разлад...

И австрийский посол в Версале был совершенно прав, когда написал в Вену министру императрицы: «Не подлежит сомнению, что именно ей (Помпадур) мы должны быть за все благодарны и что именно на нее мы должны рассчитывать в будущем». Кауниц тоже направил маркизе благодарственное письмо, а сама императрица подарила ей письменный прибор из ценных пород деревьев со своим портретом, на что Помпадур ответила изъявлением «покорнейшей признательности».

Война с Фридрихом проходила не так легко и успешно, как надеялись в Версале. Она шла с переменным успехом, и Фридриху удавалось каждый раз выпутываться из всех сложных ситуаций. Франция была верным союзником. Однако неудачи преследовали ее: Ришелье и Субиз не были талантливыми полководцами, она потеряла деньги и людей в Германии и Америке, ее государственный долг рос, ее авторитет падал. Было бы совершенно несправедливым возлагать ответственность за эти неудачи на Помпадур.

В борьбе против строптивого парламента маркиза хотела командовать, но потерпела неудачу, и министру финансов Машо, которого она определила на этот пост, чтобы пополнить опустевшую казну, пришлось ввести двадцатипроцентный налог на церковное имущество, что вызвало упорное сопротивление.

Ортодоксальное духовенство было всегда настроено против маркизы и тайно или явно преследовало ее, тем более что она была поклонницей Вольтера, который постоянно вел беспощадную борьбу против церкви. Архиепископ Парижа в своей ненависти к ней зашел так далеко, что, видя в ней губительницу короля и народа, требовал ее сожжения! Народ выступал на стороне парламента, подстрекал духовенство и присягал на верность учению сурового театианца (монашеский орден). Буайе выступал против «королевской шлюхи», и маркиза была вынуждена принять меры для своей охраны, для чего было достаточно оснований. Еще более опасным стало ее положение после покушения Дамьена на жизнь Людовика. Покушение не удалось, однако Людовик был потрясен, его охватило глубокое раскаяние в своем образе жизни, на некоторое время духовник стал для него единственным авторитетом. Создавалось впечатление, что могла повториться ситуация в Метце, когда после его болезни получила отставку герцогиня де Шатору. Целых 11 дней дофин, враг фаворитки, был всевластен, как никогда. И Помпадур, закрывшись в своих покоях, все это время слышала под своими окнами угрозы и выкрики толпы, в то время как двор злорадствовал по поводу ее тревоги и возмущения. Она плакала, падала в обморок и не могла успокоиться, несмотря на утешение своих друзей и подруг. Машо, возвышению которого она в свое время содействовала, теперь, когда положение маркизы было решено, быстренько перебежал в противоположный лагерь. По поручению короля он посетил маркизу и имел с ней получасовую беседу, после чего она, дрожа как в лихорадке и вся в слезах, воскликнула: «Итак, я должна удалиться!».

И все уже было подготовлено к отъезду в Париж, когда к ней заглянула ее подруга, жена маршала, и воскликнула: «Это еще что такое?» И когда маркиза объяснила, что Машо сказал, будто этого хочет Людовик, возразила: «Машо хочет здесь командовать. Он вас предал. Тот, кто сейчас покинет поле боя, потеряет все».

Во время обстоятельного разговора с Берни, Субизом, маршальшей и своим братом маркиза немного успокоилась и решила остаться.

И уже через несколько дней король снова встретился со своей подружкой, а отставка Машо была решена. А вскоре маркизе удалось добиться падения своего старого врага Аржансона. Как раз в это время он подготовил новую фаворитку для короля, графиню д'Эспарб, и был полностью уверен в успехе. Через Берни маркиза пыталась достичь примирения с ним, однако Аржансон думал, что он сильнее, и отклонил это предложение. Маркиза тем не менее предприняла последнюю попытку договориться с ним с глазу на глаз и в конце концов заявила: «Не знаю, как все это кончится, однако уверена, что один из нас, вы или я, должен будет удалиться...»

И она осталась победительницей. Своего фаворита Берни, который продолжал настойчиво призывать ее к миру, она заменила на Стенвиля, однажды уже оказавшего ей огромную услугу, что помогло ей удержать свое место: это он передал ей письмо, написанное Людовиком маркизе де Шуазель-Романе. И, получив титул герцога де Шуазеля, он долгое время оставался первым министром короля. Он и проводил политику Помпадур. Именно ему принадлежала идея создания «южного союза» Франции, Австрии и Испании, который должен был противостоять «северному союзу» Англии, Пруссии и России. Началом ее послужил договор 1761 г., скрепивший долгосрочный союз между Францией и Испанией. Однако главной его задачей на посту первого министра было заключение нового пакта, именно он еще больше втянул Францию в войну...

Свободное время, остававшееся у маркизы от занятий политикой и суматошной придворной жизни, было до предела заполнено разнообразными развлечениями и путешествиями, посещениями выставок картин, фарфоровых фабрик в Севре, а также известных ювелиров Дюво, встречами с архитекторами и художниками, артистами и поэтами. Она работала кистью или гравировальной иглой. Или это была обширная переписка, в которой она иногда, как, например, в случае с госпожой фон Лютцельбург, позволяла себе быть предельно откровенной, в то время как в своих письмах Эгийону, губернатору Бретани, отражена ее причастность к войне, о чем упоминается также в ее переписке с генералом Клермоном. Она могла погрузиться в чтение, забыв обо всем окружающем, в своей богатейшей библиотеке романов на разных языках...

Несмотря на то, что маркиза фактически была королевой Франции, она должна была постоянно заботиться о сохранности своего трона и ежедневно отстаивать его всеми доступными методами. Ей нечего было бояться размещавшихся в «Оленьем парке» девочек, они появлялись и исчезали, однако в один прекрасный день у короля могла возникнуть страсть, которая не прошла бы так быстро, как в случае с той красивой цыганкой из Гренобля с прекрасными длинными черными волосами, к которой король, казалось, всерьез привязался. Сама Помпадур не могла не признать эту совершенную красоту, подарившую королю сына «красивого, как день», и была охвачена страхом, что теперь победоносная соперница опередила ее. Однако маршальша де Марпуа сказала ей: «Я не стала бы утверждать, что король любит ее больше, чем какую-нибудь другую, и, если бы с помощью волшебной палочки можно было создать ситуацию, когда ей пришлось бы давать ужин и оказалось бы, что у нее прекрасный вкус, то у вас были бы основания дрожать за себя. Однако короли тоже рабы привычки. Дружба короля к вам имеет ту же основу, что его привычка к удобному жилью и окружению. Вы со своей стороны привыкли к его образу действий и мышления, к образу жизни. Вы его нисколько не стесняете, он не боится надоесть Вам. Как же Вы думаете, что у него хватило бы мужества однажды коренным образом изменить все это, совершенно по-другому обставить свою жизнь и представить публике как само собой разумеющееся такую радикальную перемену декораций в спектакле своей жизни?! Будьте также уверены, что дети очень мало интересуют короля. У него их достаточно, и не думаю, что он горит желанием взвалить на себя эту ношу. Смотрите, как мало он заботится, например, о графе Люке. Он никогда не вспоминает о нем, и я уверена, что он ничего для него не сделает. Ясно, что мы живем не при Людовике XIV».

Маршальша, знавшая короля с детства, судила верно. Скоро и отношения с прекрасной цыганкой стали для Людовика проходящей интрижкой, которая его утомила, как и все предыдущие. Как совершенно верно утверждала маршальша: король, раб привычки, был привязан к своей многолетней фаворитке. Почти 20 лет продержалась она у трона, хотя ее положению часто грозили опасности, а иногда оно висело на волоске. Она не была слишком жизнерадостным человеком, хотя хотела казаться им, а на самом деле обладала холодным рассудком и честолюбивым характером и к тому же железной волей, что удивительным образом сочеталось с ее слабым и изнеженным телом...

«Чем старше я становлюсь,– пишет она в одном из своих писем брату,– тем более философское направление принимают мои мысли... За исключением счастья находиться с королем, что, конечно же, радует меня больше всего, все остальное только переплетение злобы и низости, ведущее ко всяким несчастьям, что свойственно людям вообще. Прекрасный сюжет для размышлений, особенно для такой, как я».

И еще пишет ему маркиза: «Где бы ни встретили Вы людей, Вы обязательно найдете у них фальшивость и любые возможные пороки. Жить в одиночестве было бы слишком скучно, поэтому приходится принимать их такими, какие они есть, и делать вид, как будто не замечаешь это...»

В последующие годы ей больше не приходилось обольщаться чувствами короля к ней. Она знала, что была для него всего лишь снисходительным и преданным другом, а не возлюбленной. Он оставил ее при себе по привычке и из жалости. Он знал, какая она впечатлительная и легко ранимая, и опасался, что, если он распрощается с ней, она способна в отчаянии наложить на себя руки.

Она хорошо знала всех своих друзей и подруг. Связывало ли их с ней что-либо другое, кроме собственных эгоистических интересов? Может быть, только ее брат относился к ней совершенно бескорыстно? И что теперь значили для нее выражения преданности и любви какого-то Берни или Шуазеля? Не была ли вся ее жизнь сплошной ошибкой, несмотря на весь внешний блеск, если не исполнилась ее главная мечта? Ведь она мечтала о Франции, которая благодаря ее политике и ловкости, умению предвидеть станет могущественнее и увеличит свою территорию. Теперь же, в конце долгой борьбы, перед ней лежала Франция еще более разоренная, ослабленная, униженная, чем это было в начале царствования Людовика XV...

«Я боюсь, дорогая,– сказал как-то Шуазель своей камеристке,– что меланхолия овладеет ею и она умрет от печали».

И она умерла в 43 года. Однако остается только удивляться, что при ее тревожной жизни она еще протянула так долго. Ведь еще в ранней юности у нее нашли туберкулез легких, и она должна была придерживаться предписанного ей лечения молоком. Король вместе с ней возвращался в Париж, она продолжала круглый год «делать упражнения и придерживаться диеты» и «проводить жизнь на свежем воздухе и с открытыми окнами». Не обращая внимания на свое здоровье, часто простужаясь, в лихорадке, ослабленная кровопусканиями и выкидышами, продолжала она беспокойную придворную жизнь, где была центром, и поддерживала свой триумф своей одухотворенной красотой. И красота ее приходила в упадок одновременно с телом. Не помогали больше ни ухищрения в одежде, ни грим, ни украшения. Когда Помпадур стала придворной дамой королевы, она даже не могла следовать за ней в ее свите из-за сильного сердцебиения. Иногда ей даже казалось, как рассказывала ее камеристка, что сердце у нее прямо-таки разрывается от страшных толчков.

В одной из поездок в Шуази она упала в обморок, но нашла в себе силы подняться, вопреки ожиданиям окружающих. Затем наступил рецидив, и надежды больше не стало. Людовик приказал перевезти ее в Версаль, хотя до сих пор, как пишет Лакретель, только принцам разрешалось умирать в королевском дворце. Несмотря на это маркиза сохраняла свое могущество даже с уже похолодевшими руками. После ее смерти в столе у нее нашли всего 37 луидоров. Финансовое положение женщины, которую народ обвинял в том, что она перевела за рубеж значительные суммы, было таким тяжелым, что когда она заболела, ее управляющий был вынужден взять в долг 70 000 ливров.

Время ее господства в течение 20 лет стоило Франции 36 миллионов франков. Ведь ее увлечение строительством, ее многочисленные приобретения, драгоценные камни, произведения искусства, мебель требовали весьма значительных затрат. Ее содержание, обходившееся вначале в 24 000 ливров в месяц, к 1760 г. уменьшилось в восемь раз, и она больше не получала от короля богатых подарков. Иногда ей удавалось выкрутиться за счет выигрышей в карты и продажи драгоценностей.

Ее единственным наследником был брат. В завещании были также упомянуты ее многочисленные друзья и слуги. Королю она оставила свой парижский отель и свою коллекцию камней.

Хронист Гарди упоминает о ее смерти несколькими строчками: «1764, 15 апреля, Вербное воскресенье. Маркиза де Помпадур, придворная дама королевы, умерла около 7 часов вечера в личных покоях короля после примерно двухмесячной болезни в возрасте сорока трех лет. Она похоронена в монастыре капуцинов».

Священник из церкви св. Магдалины присутствовал при кончине ученицы и сторонницы Вольтера, которая умерла спокойно. Рассказывают, что король провожал траурный кортеж своей возлюбленной и при этом сказал: «Госпожа выбрала плохую погоду для путешествия...»

Герцог де Лозэн в своих воспоминаниях утверждает совершенно противоположное: уже давно указ строго запрещал оставлять тела усопших в королевском замке. Ничего не должно было напоминать о закате человеческой жизни. И так случилось, что едва остывшее тело женщины, еще недавно видевшей у своих ног всю Францию, переносят почти обнаженной, едва прикрытой покрывалом так, что ясно вырисовываются ее тело, грудь, живот и ноги, по переходам замка и улицам Версаля и оставляют до погребения в специально выбранном для этого доме.

Король, как всегда, хорошо владел собой и не показывал свои истинные чувства, однако было видно, что он глубоко скорбит.

В день похорон разразилась страшная буря. В 6 часов вечера траурный кортеж свернул на большую дорогу к Парижу. Король в задумчивости и с грустным выражением лица наблюдал за ним с балкона своей комнаты и, несмотря на дождь и ветер, оставался там до тех пор, пока траурная процессия не скрылась из виду. Затем он вернулся к себе, слезы катились у него по щекам, и, рыдая, он воскликнул: «Ах, это единственная честь, которую я мог ей оказать!»

Берни характеризует свою прежнюю подругу в довольно общих выражениях как женщину, которой были свойственны как обычные пороки честолюбивой красотки, так и все сопутствующие этому неудачи, и горе, и легкость характера. «Она тем не менее очаровывала, стоило ей где-либо появиться, явным превосходством своего ума; она делала зло, не имея таких намерений, и добро – из простого расположения духа. Ее дружба была требовательно-ревнивой, как и любовь, легкой и никогда не была прочной».

Однако если в чем-либо ее влияние зачастую и можно было бы оспаривать, то уж в области искусства, художественных ремесел и моды ее превосходство было неоспоримым, и с полным основанием говорят, что грациозность и вкус, свойственные всем без исключения произведениям ее времени, являются плодом ее влияния, и что она по праву может считаться крестной матерью и королевой рококо.

Глава VII ЖАННА БЕКЮ, ГРАФИНЯ ДЮ БАРРИ (1743—1793)

2 октября 1762 г. парижский полицейский инспектор Сартин заносит в свой дневник, что граф дю Барри тайно забрал у некоей владелицы магазина модной одежды на рю Монмартр какую-то мадемуазель Трико, чтобы «соответствующим образом одеть ее и направить в хорошее воспитательное заведение, где из нее сделают будущую куртизанку, которую он потом, несомненно, сможет предложить какому-нибудь знатному господину, как он это уже делал с предыдущими».

Этот граф из окрестностей Тулузы, промотав свое состояние и свою молодость на родине, прибыл в Париж, чтобы попытать счастья здесь. Сначала он хотел стать дипломатом. Однако когда из этого ничего не вышло, он обратился к достаточно перспективной практической деятельности, а именно стал заниматься поставками для армии и заработал достаточно денег, чтобы опять иметь возможность удовлетворять свои низменные потребности. Наряду с этим, как отмечает Сартин, он стал поставщиком хорошеньких женщин богатым мужчинам. В одном игорном салоне на рю Бурбон, который держала некая мадам Дюкенуа, он познакомился с красивой девушкой, у которой было достаточно богатое прошлое и которая так ему понравилась, что он тотчас предложил ей место в своем гареме и обставил ее жилище с особой роскошью. Это он обычно делал только для избранных красавиц.

Это была родившаяся 19 августа 1743 г. в Вокулере внебрачная дочь некоей Анны Бекю, по прозвищу Кантина, которая после смерти своего любовника в Париже стала искать покровительства знакомого ей ранее богатого армейского интенданта Дюмонсо. Она стала его любовницей, и позже Дюмонсо отдал на воспитание маленькую Жанну другой своей любовнице Фредерике. Однако последняя учуяла в быстро расцветающей малышке будущую соперницу, и таким образом Жанна, опять-таки при посредничестве Дюмонсо, попала в монастырь Сент-Ор, куда за небольшую плату в 200 ливров принимали всех девушек, которые, происходя из приличных семей, подвергались опасности вступить на неправедный путь. Естественно, что малышке, познавшей у Фредерики другую жизнь, совершенно не понравились условия монастырской, с ее неумолимо строгими правилами, умерщвлением плоти, религиозным обучением и бесконечными заповедями, и она вернулась к Фредерике. Та, желая отделаться сразу и от матери, и от дочери, высказала Дюмонсо подозрение, что обе состоят в более чем странных отношениях с неким францисканцем Гамаром, и интендант тотчас выгнал обеих...

Жанна, которой было уже 15 лет, стала уличной торговкой и в этом качестве сделала свои первые шаги на любовном поприще. Некий граф Жанлис через несколько лет был немало озадачен, когда в очаровательной женщине, которой он был представлен в Версале, узнал маленькую уличную торговку, которую как-то слуга привел ему, чтобы часок поразвлечься...

Затем при посредничестве своего опекуна Гамара Жанна устроилась на службу в замке вдовы одного королевского откупщика, где она имела несчастье понравиться не только старой даме, но и ее юному сыну, так что начавшейся было идиллии скоро пришел конец. Ей пришлось вернуться в Париж, где она стала модисткой в ателье некоего господина Лабиля на рю Сент-Оноре. Естественно, что при ее красоте и молодости у нее завелось много поклонников. И даже очень известная в свое время сводня зачислила ее в самые перспективные протеже...

Затем ее мать, вышедшая к этому времени замуж за некоего господина Рансона, познакомила ее с Дюкенуа, где ее и нашел дю Барри, сделавший девушку одной из своих любовниц. И именно благодаря его влиянию из гризетки и модистки получилась «светская» дама. Эта прекрасная школа наилучшим образом отшлифовала ее, так что теперь она получила доступ в салоны, где проводили время ее более опытные коллеги.

Дю Барри был достаточно умен, чтобы понять, что в лице Жанны он владеет настоящим сокровищем, и он решил, как он это обычно делал, пустить его в оборот.

И что ему пришла в голову смелая мысль предложить девушку самому королю, не так уж удивительно. Говорят, он уже однажды во времена господства Помпадур хотел предложить в качестве любовницы дочь одного страсбургского водоноса. А когда верный камердинер короля Лебель обронил что-то насчет сифилиса, король тотчас отказался от красотки Доротеи.

На этот раз дю Барри открыто объявил фавориту короля Ришелье, что Жанна предназначается именно Его Величеству и что он именно тот человек, который готов отнести ее прямо в кровать короля, если для этого не найдется никого другого. Через некоторое время Ришелье ответил, что граф должен обратиться к Лебелю, может быть, малышка на денек и заинтересует короля... На этот раз Лебель с интересом выслушал дю Барри. Во время ужина у него на квартире Жанна, разгоряченная шампанским, вела себя совершенно раскрепощенно, в то время как король сначала тайно наблюдал за ней, затем приказал привести ее к себе и, после того как она отдалась и показала, на что способна, так влюбился в нее, что Лебель тотчас получил приказ найти ей подходящую партию для замужества и устроить все ее дела.

Подходящий супруг был скоро найден в лице брата графа дю Барри, было также облагорожено происхождение Жанны, и в качестве благородного отца был назван Жан-Жак Гомар де Вобернье. Был составлен брачный контракт, в котором находилась примечательная статья: по обоюдному согласию будущая супруга должна была самостоятельно заботиться обо всех без исключения хозяйственных делах, о собственном обеспечении, оплате жилья, найме слуг, снабжении провиантом, посуде, каретах, лошадях и т.д., а также о будущем супруге и их будущих детях, по воспитанию которых она должна была нести все расходы.

Через месяц после заключения брачного контракта была отпразднована свадьба, и сразу после этого супруг вернулся к себе в Тулузу. А новоиспеченная графиня дю Барри поселилась во дворце. Ее апартаменты в Версале находились в непосредственной близости от королевских, так что Людовик мог незаметно проникать к ней в любое время.

Жанна тотчас обнаружила склонность к драгоценностям и предметам роскоши и быстро устроила у себя в комнатах настоящий склад различных ценностей: произведений искусства из мрамора, бронзы, фарфора.

Только через девять месяцев после своего замужества, преодолев разного рода интриги, смогла она в апреле 1769 г. добиться своего представления при дворе. Ее красота в сочетании с ослепительным туалетом и подаренными ей Людовиком бриллиантами ценой в 100 000 франков произвели всеобщую сенсацию. При пепельно-сером цвете волос у нее были темные брови и темные, загибающиеся почти до бровей ресницы, оттеняющие голубые, почти всегда подернутые дымкой глаза, совершенно прямой нос над изгибом чувственного рта, цвет лица, напоминающий «лепесток розы в молоке», длинная и полная шея и круглые низкие плечи.

Понятно, что у новой фаворитки, о богатом прошлом которой всем было хорошо известно, тотчас нашлось немало сильных противников. Во-первых, это был всемогущий министр Шуазель, который вначале заблуждался насчет истинной привязанности короля к Жанне и принимал ее за одну из тех моментально исчезающих, с которыми король встречался в «Оленьем парке», и поэтому почти не обратил на нее внимания. Затем красавица Жанна почувствовала ясное противостояние всего придворного общества и прежде всего дам, что было, естественно, весьма неприятно. Со старой графиней де Беарн, которую вытащили на свет божий из какого-то темного угла, чтобы она представила Жанну двору, у нее не могло быть ничего общего. Надо было видеть благородных дам, продававшихся за деньги и титулы, пышущих неподдельной ненавистью к этой «наглой выскочке». Ее, видите ли, «подобрали под забором и специально для нее собирают двор». И если сначала над ней издевались, иногда даже достаточно явно – как, например, в том случае, когда, проиграв в карты, она воскликнула: «Я прогорела!», а кто-то из дам, намекая на ее мать, которая была какое-то время кухаркой, ответил: «Ну, конечно, мадам, вам можно верить, ведь вы наверняка в этом разбираетесь!» – то позже стали отмечать, что, благодаря ее сдержанности, тактичности, скромности и холодному тону, она вполне достойна занимаемого ею места, и постепенно отчуждение двора сошло на нет, тем более что привязанность короля к ней нисколько не уменьшилась...

Теперь и Шуазель хотел подружиться с Жанной, однако с сожалением должен был констатировать, что опоздал: его противники уже успели перетянуть новую фаворитку на свою сторону. И вскоре Жанну стали окружать настоящие друзья, придворные, верные слуги, и даже придворный шут, герцог де Трем, зачастил к ней.

С изъявлениями преданности не заставили себя ждать и литераторы. Так, например, Шевалье де ла Морльер посвятил ей свою книгу о фатализме...

Когда король в июле 1769 г. отправился в военный лагерь в Компьене, Жанна поехала вместе с ним в его свите в запряженной шестеркой карете. И точно так же, как для Людовика, на всех почтовых станциях для нее были подготовлены сменные лошади.

Вместе с королем она принимала парад войск, стала настоящей королевой лагеря, и командир полка полковник Бос приветствовал ее точно так же, как членов королевской семьи, за что Шуазель потребовал у него объяснений. За это король сделал министру замечание, этим дело и закончилось. Точно так же, как в Компьене, Жанну чествовали в Шантайи, куда она в следующем месяце сопровождала Людовика, и все тот же Парис, который на выставке в Лувре увидел два ее портрета кисти известного портретиста Друэ, мог только констатировать, что у нее другой тип красоты, чем у Помпадур, однако прелести в ней нисколько не меньше, чем у прежней великой куртизанки короля...

Жанна начала также привлекать внимание иностранцев. Когда англичанин Уолпол, который оставил нам такие интересные мемуары, прибыл в Версаль, в первую очередь стал искать встречи с новой фавориткой. Он даже не смог посмотреть в Париже ее портреты, потому что перед ними постоянно толпился народ. Здесь он нашел ее в сопровождении неразлучной безобразной, но очень умной свояченицы «Шон» (Фаншон) в капелле у подножия алтаря. Она была без грима и в весьма скромном туалете. Она вообще предпочитала кокетливые неглиже пышным официальным туалетам. В основном носила платья из мягких струящихся тканей и достаточно легкомысленного покроя, и к праздничному столу являлась в простых нарядах по сравнению с другими дамами в глубоко декольтированных туалетах. Жанна носила также придуманную ею самой довольно легкомысленную прическу, вскоре ставшую повсеместно известной как «шиньон а ля дю Барри».

Шуазель, который теперь прямо говорил, что «бабенка вызывает у него прямо-таки ненависть», чувствовал, что его до сих пор абсолютно прочное положение становится все более шатким, и он теперь очень жалел, что вначале препятствовал сближению короля с новой фавориткой...

Тогда Шуазель понадеялся, что сможет решить свои проблемы с помощью жены дофина Марии-Антуанетты, и попытался вынудить Жанну на некоторое время покинуть Версаль. Однако ее верные друзья Ришелье и Эгийон предупредили ее о кознях Шуазеля, так как они хотели заменить его. И графиня сумела настроить короля против жены дофина, так что Шуазель должен был оставить и эту последнюю надежду. Вообще-то Жанну политика интересовала меньше всего, и против Шуазеля она ничего не имела. Однако противники министра так обработали ее, что она стала видеть в нем своего злейшего врага, который во что бы то ни стало хочет ее устранить. Прежде всего Эгийон сумел так вкрасться к ней в доверие, что вскоре даже пошли слухи, будто он делит с королем ее благосклонность...

После того как она вмешалась в его пользу в один судебный процесс, где Эгийон подозревался в растрате общественных денег, он отблагодарил ее роскошным подарком – великолепно отделанной каретой. На ней можно было увидеть новые фамильные цвета Жанны и ее девиз: «Нападает первой!», окаймленный ветками роз, на которых были изображены голуби, пронзенные стрелами сердца, факелы и другие символы любви. К Эгийону примкнули другие противники Шуазеля, и рождественским вечером 1770 г. он получил отставку. Через полгода Эгийон заступил на его место и безжалостно обрушился на друзей и ставленников Шуазеля. Началась новая эра. «Шуазель стоит на стороне янсенистов, философов и защитников парламентских прав. Он за реформы церкви и государства и приветствует первые ростки свободы и приближающуюся революцию. Эгийон же следует традициям своей семьи, взглядам своего внучатого дяди кардинала Ришелье и духу прошедших времен. Он выступает за укрепление абсолютизма и всех устоев этого общества, заявил он о своей приверженности теории, согласно которой монархическое правление является благом, то есть все решения принимаются по усмотрению Его Величества и корректируются стоящей рядом с ним теократией...»

Друзьям Жанны удалось также привлечь на ее сторону всех принцев крови, за исключением старого Конти. Теперь ее господство значительно упрочилось. Ей никогда не приходило в голову заняться политикой, как это было с Помпадур. Ее борьба с Шуазелем была всего лишь эпизодом в жизни королевской куртизанки, которую интересовали только роскошь и мотовство, и не без оснований было сказано, что заказы, доставания и доставки, оплата счетов заполняли всю ее жизнь. И из ее бухгалтерских книг мы узнаем о множестве подробностей живущей в роскоши молодой женщины, которая мановением руки приводила в движение целый штат портных, модисток, вышивальщиц, мастеровых. Так, например, у знаменитого Лепота она купила костюмы из сукна, расшитого незабудками, с рисунком мозаикой, украшенные золотой тесьмой и обшитые бахромой из мирта; платья для верховой езды из белого индийского муслина, стоившие 6000 ливров штука. Ее вышивальщик Даво по эскизам Мишеля де Сент-Обена вышил суконное платье прекрасными разноцветными рисунками. Ремонт, который время от времени требовался всем туалетам, с богатой фантазией осуществлял для нее знаменитый модный закройщик Пажель с рю Сент-Оноре. Кроме того, огромные суммы постоянно приходилось тратить на заколки. Таким образом, можно встретить принадлежащие ей платья ценой от 1000 до 15000 ливров.

На фабрике в Севре она покупала великолепный фарфор, в том числе столовую посуду в китайском стиле, над живописным оформлением которого лучший художник часто работал месяцами. Ротье поставлял ей для туалетов и убранства стола все изделия из золота и серебра, и его самый опытный подмастерье месяцами тратил дни и ночи, чтобы успеть только отполировать их. Она заказала столовый сервиз из чистого золота с ручками из кроваво-красной яшмы, а также золотой туалетный столик, который так и не был закончен, так как это требовало совсем уж небывалых расходов.

Таким же роскошным, как и все, что ее окружало, был построенный за три месяца архитектором Леду «дворец-будуар» Люсьенн, который являлся настоящим памятником искусства и ремесел этой эпохи. Столовую этого воистину сказочного замка, заполненного блестящей и веселящейся публикой, мы еще и сегодня можем увидеть на прекрасной акварели Моро Младшего, которому Жанна сначала назначила ежемесячную пенсию в 30000 ливров, однако вскоре эта сумма была удвоена.

Ко всему прибавлялись еще богатые подарки и подношения. Благодаря бесконечно преданному ей генеральному ревизору Террею, Жанна имела возможность неограниченного доступа в государственную казну, так как он проводил все ее счета под видом королевских.

Несмотря на то, что Жанна могла удовлетворять все свои желания и капризы, ее больно задевало, что Мария-Антуанетта, которая ее называла «самым глупым и наглым созданием, которое только можно себе представить», не обращала на нее совершенно никакого внимания. В конце концов, по желанию короля жена дофина удосужилась переброситься с графиней несколькими фразами, но дальше этого дело не пошло...

Раздражение Жанны вызывал также ее главный благодетель, уложивший ее в постель короля. Он не только постоянно одолевал ее требованиями денег, но и своими советами и нотациями, как себя вести. Когда наконец он обнаглел настолько, что начал с ней скандалить, она быстренько услала строптивца в его поместье под Лиллем, чтобы поучиться, как объявила ему Жанна, «прежде чем открывать рот, семь раз проговорить то же самое про себя». Молодая графиня теперь чувствовала себя достаточно могущественной, чтобы окончательно отделаться от своего прежнего любовника и сутенера...

Теперь она давала балы в своем Люсьенне, но совершенно в другом стиле, чем это было во времена Помпадур: при своем дворе она внедряла обычаи и вкусы парижской улицы. Здесь играли комедианты с бульвара Тампль по репертуару Гимара, непристойная комедия Колле «Истина в вине» вводила в краску великосветских дам из Версаля, Ларрье и его жена пели такие похабные куплеты, что подруги Жанны не знали, куда деваться от смущения, здесь выступал Одино, звезда парижского дна, и ставили «Фрикассе» («Смесь») с эротическими танцами, любимое развлечение кабацкой черни. Постепенно весь внешний лоск фаворитки пропал окончательно, и она стала разговаривать с королем, как торговка со знаменитого рынка «Чрево Парижа». Тем не менее Людовик нашел в этом новый шарм, как будто это была уличная проказница, которая забавляется всем, что попадает ей в руки, не боясь, что это может разбиться... Ей не были свойственны стыдливость или сдержанность: утром, едва проснувшись, еще лежа полуодетой в кровати, она принимала модных художников и мастеровых, опираясь на руку своего негра Заморы, в таком же виде принимала канцлера Мопу, который в своем парике, по свидетельству герцога де Бриссака, был похож на высохший померанец, а затем, при появлении посланников самого папы, вставала с постели в ночной рубашке и с обнаженной грудью начинала искать ночные туфли...

В общем, она оставалась добродушной девчонкой из народа, не была злопамятной, не знала предрассудков, иногда по-детски сердилась, но быстро обо всем забывала, с открытой душой встречала всех, кто ей нравился и был готов услужить, была привязана к своей семье и заботилась о ней как только могла...

Свою мать, по мужу Рансон, Жанна сделала маркизой, предоставила все необходимое для безбедного существования и каждые две недели в один и тот же день навещала ее. А когда та умерла, она в знак признательности к ее мужу за хорошее отношение к своей матери установила ему пожизненную ежегодную пенсию в 2000 ливров. Ее тетя Кантина также получила от нее пожизненную пенсию, а одного из ее четверых детей, о которых она тоже постоянно заботилась, самого младшего, Бетси, чью плутоватую мордаху Друэ нарисовал на двери в Люсьенне, она взяла себе.

У нее самой детей не было – во всяком случае, мы ничего определенного об этом не знаем,– и она постепенно женит и выдает замуж детей всех своих родственников, а также устраивает все их дела и очень радуется, когда для сына своего прежнего возлюбленного, виконта Адольфа, находит подходящую партию в лице прелестной мадемуазель де Турнон.

Главное, что омрачало ее существование и причиняло глубокую обиду, было отношение Марии-Антуанетты, расположения которой она напрасно искала. Когда Жанна представляла своего племянника королю в Компьене, Мария-Антуанетта только слегка кивнула в ее сторону. Чего бы только она не сделала, чтобы поймать всего лишь дружеский взгляд, услышать всего лишь приветливое слово от жены дофина – Жанна даже пришла к достаточно оригинальной мысли смягчить ее подарком в виде украшения с бриллиантами,– однако все было напрасно...

Вскоре Жанна с жаром ухватилась за фантастическую идею, которую ей подбросил ее банкир, генеральный инспектор Террей, и о чем ей уже намекали Эгийон и Мопу: решить в конце концов проблему с ее замужеством и тайно обвенчать ее с королем...

Настроение Людовика, которому постоянно приходили в голову весьма странные мысли и которого с годами все больше преследовал призрак пресловутой хандры, к лету 1773 г. стало совсем мрачным. Жанна чувствовала, что король больше не привязан к ней так, как раньше. К сожалению, у нее не было таких, как у Помпадур, талантов, чтобы очаровать его новыми и изысканными развлечениями, к тому же она не отличалась особым умом или образованностью. Ведь если она ему надоест, то станет всего лишь одной из тех сотен любовниц, с которыми «Обожаемый» поразвлекался, щедро отблагодарил, после чего они снова ушли в небытие. В любой момент ее могла вытеснить новая фаворитка, и было немало придворных, которые благодаря возвышению своей ставленницы мечтали сделать себе карьеру. Даже своих сторонников Жанна должна была опасаться. Эгийон, Террей, даже сам Жан дю Барри хотели найти королю новых любовниц: Жан, например, даже свою собственную невестку готовил на эту роль, а пока она, по слухам, была любовницей Эгийона.

Тем временем дружба Жанны с Мопу, который действовал в интересах набожной дочери Людовика, кармелитки Луизы, практически прекратилась. Ей также хорошо было известно враждебное отношение к ней другой дочери короля, принцессы Аделаиды. Она прекрасно знала, что дочери короля теперь оказывают на него значительно большее влияние, чем это было раньше. Для Жанны также не было тайной, что многие носились с мыслью снова женить короля (королева Мария Лещинская умерла в 1768 г.). Ему предложили кандидатуру эрцгерцогини Марии-Элизабет, сестры императора Иосифа. Категорически отказавшись от этого брака, Людовик раздраженно бросил одному из его инициаторов, княгине де Ламбль: «Неужели я мог допустить такую глупость?!»

И хотя из этой затеи ничего не вышло, положение Жанны не стало стабильнее. Вокруг нее было сколько угодно соперниц во вкусе короля, однако серьезных опасений они, к счастью, не внушали. Девочки исчезали так же быстро, как и появлялись. Король, очень постаревший, был вынужден теперь прибегать к различным возбуждающим средствам, чтобы поддерживать свои умственные и физические силы, и наконец даже эти опасные лекарства перестали помогать.

«Я вижу, что уже не молод и должен остановиться»,– сказал он как-то с печальным вздохом своему придворному врачу. И тот откровенно ответил: «Сир, будет лучше, если вы совсем откажетесь от этого!»

На Пасху 1773 г. король вместе со всем двором присутствовал на проповеди, и священник, задетый, видимо, за живое, рассказал поучительную библейскую притчу: «Когда наконец этот царь (Соломон), пресытившись развлечениями, почувствовал себя утомленным, так как бесчисленные удовольствия притупили его ум, он в конце концов попытался найти новый смысл во всей этой грязи всеобщего разврата». В ответ на недовольство придворных и сетования Жанны Людовик ответил, что проповедник был прав.

Еще более сильное впечатление произвела на короля другая проповедь, о смерти, что напомнило ему о ранней кончине его близких родственников и многих фавориток и заставило ужаснуться при мысли о том, что это может вскоре случиться с ним самим. Ведь ему уже было 63 года, то есть это был возраст, который медицина того времени рассматривала как критический и роковой для стариков. К тому же случаи внезапной смерти в его окружении ужасали его: аббата де ла Виля, недавно выразившего королю благодарность за назначение его министром иностранных дел, на глазах Людовика хватил удар. А его старого друга Шовелена постигла та же участь прямо у стола, где король с Жанной играли в пикет...

Чтобы хоть немного поднять все более ухудшающееся настроение короля, Жанна велела дать представление эротической оперы. Однако это помогло только на очень короткий период, и когда подошло время поста 1774 г. и вновь молодой аббат де Бове читал проповедь в Версале, он между прочим сказал: «Еще сорок дней, и Ниневия будет разрушена». Это было воспринято королем как первое предупреждение о суде Божьем, и Жанну тоже охватили тяжелые предчувствия, так что она сказала: «Как бы я хотела, чтобы этот гадкий апрель скорее прошел!» Людовик постоянно жаловался на свое здоровье, говорил о своей скорой смерти и иногда даже «о пугающем его отчете, который надо будет давать высшим силам о том, как он распорядился своей жизнью, которая нам дана на этом свете».

Жанна затеяла путешествие в Трианон, чтобы развеселить его, но уже на второй день он почувствовал себя очень плохо. Его врач нашел, что у него небольшой жар, и ничего больше внушающего опасения. На следующий день, 28 апреля, по указанию дофина прибыл хирург ла Мартиньер и забрал короля в Версаль, где он провел весьма беспокойную ночь, и ему предписали кровопускание, чтобы избавить от постоянных головных болей.

В первый вечер Жанна была еще с ним, а на другой день врачи запретили ей посещать его.

30 апреля у короля появились оспины, и тогда врачи решили, что постельный режим в течение недели поможет выздоровлению. Один из врачей, Борде, сказал: «Оспа в 64 года, да еще при таком, как у него, состоянии здоровья – ужасная болезнь!» И в самом деле, Людовик больше почти не разговаривал, его застывший взгляд уставился куда-то в пустоту, и он не выказывал особого желания видеть свою последнюю фаворитку, которая тем не менее каждый вечер с помощью подкупленного партией дю Барри камердинера короля ла Борда проникала в его комнату. Король боялся, что архиепископ Парижа придет его исповедовать, не поставив в известность, и это как будто придало ему новые силы, он тотчас велел позвать Жанну, усадил ее рядом и самозабвенно целовал ее прекрасные руки... Однако болезнь прогрессировала быстро и безостановочно, его тело покрылось отвратительными гнойными язвами, что наполнило его душу смертельным ужасом и отвращением. 3 мая он жалобным голосом потребовал привести Жанну, и, когда она вечером пришла, ей пришлось склониться к нему, чтобы разобрать, что он хотел ей сказать: «Мадам, мои дела плохи, я знаю, что я должен сделать. Нам предстоит расстаться. Отправляйтесь к господину д'Эгийону! Будьте уверены, что я навсегда сохраню самые искренние дружеские чувства к вам!» При этом он еще смог коснуться своей гноящейся рукой ее прекрасной груди...

Едва Жанна вышла, как он снова потребовал ее. Речь его стала бессвязной и прерывистой: «Ах, она такая сильная... вот как умирают... выходить, в церкви св. Женевьевы можно было так долго не молиться!» И неделю спустя его не стало. Итак, Жанна Бекю, графиня дю Барри доиграла свою роль королевской куртизанки. Ее господство, которое, как по праву говорили, не было тираническим, отличалось обычным всемогуществом, способствовавшим всего лишь удовлетворению женских капризов, и никогда не переходило в борьбу за власть. Теперь оно пришло к концу.

12 мая курьер передал ей письмо из Версаля, где ей предписывалось отправляться в аббатство бернардинцев Пон-о-Дам.

«Проклятое правительство, которое начинает борьбу с женщиной такими приказами!» – воскликнула она в ярости.

Ее друзья и родственники после смерти Людовика разлетелись в разные стороны, преследуемые издевательствами и насмешками народа и придворными нового короля. После очень неприятного переходного периода Жанна, благодаря любезности аббатисы и сестер-монахинь, снова вернулась к своему безмятежному существованию юных лет. Легкие условия ссылки в аббатстве совершенно не обременяли ее, и вскоре она получила разрешение выбирать место жительства по своему усмотрению, при условии, что оно должно находиться не менее чем в десяти часах езды от двора и Парижа. Однако пребывание в Люсьенне ей было пока запрещено. На выручку от продажи своего дома в Версале она купила поместье в окрестностях Арпажона с роскошным парком в английском стиле и переехала туда летом 1775 г. Отсутствие привычного общества было ей в тягость, что не могли скрасить даже живописные окрестности ее поместья, и она с каждым днем все больше скучала по своему любимому Люсьенну. Она была также глубоко озабочена неустроенностью своих имущественных отношений, огромными долгами, которые продолжали увеличиваться, так как она продолжала хозяйничать все так же бездумно. Чтобы хоть как-то поправить свои дела, Жанна была вынуждена продать множество самых красивых предметов убранства из Люсьенна. Она также попыталась попробовать удачу в картах, и проиграла фантастические суммы, которые никто из выигравших тактично не стал с нее требовать.

Жанна дю Барри была по-прежнему доброжелательной и снисходительной, поэтому ее прислуга делала что хотела: так как одна из камеристок постоянно заливала за воротник, а другая была постоянно беременной, она наняла третью, которая оказалась нисколько не лучше.

И она была вне себя от радости, когда в ноябре 1775 г. получила разрешение отправиться в Люсьенн. Здесь в ее жизни вскоре произошли примечательные перемены...

Очень медленно развивались ее любовные отношения с английским послом лордом Сеймуром, и она в своих письмах находит такие проникновенные слова для выражения своих чувств, которые непривычно слышать из ее уст, и на ум приходит воспоминание о Жюли Леспинасс (1732—1776), в салоне которой собирались энциклопедисты.

Эта любовная история продлилась недолго, и в одном из прощальных писем, помеченных «Среда. Полночь», она пишет: «Вы нужны мне не для того, чтобы говорить с Вами о моей любви или привязанности. Вам они известны. Но о чем Вы не знаете, это о моих печалях. И Вы не можете разделить со мной то, что бесконечно дорого моему сердцу. И я думаю, что покой и счастье моей души мало Вас трогают. Я обычно не очень охотно говорю об этом, но в последний раз могу себе это позволить. Голова у меня ясная, а на сердце тяжело. Однако с огромным усилием удается мне укротить его. Задача тяжелая и болезненная, но это необходимо. И это последняя жертва, которую я должна принести... ведь мое сердце уже принесло все остальные...»

С годами эти тягостные переживания поблекли и превратились в горьковато-сладкие воспоминания, а жизнь ее продолжалась в окружении высокопоставленных и высокородных иностранцев, ее старых и вновь приобретенных друзей, в привычной для нее роскоши и со всеми привязанностями и занятиями, свойственными ее жизненной философии, и учитывая ее новые условия жизни. Но со временем друзья умирали и уезжали, посетители становились все реже, а уединенность маленького замка – все глубже...

Теперь только редкие гости нарушали ее одиночество, и очень часто Жанна, погруженная в воспоминания, прогуливалась в одиночестве по парку и окрестностям, где она частенько занималась благотворительностью.

А по вечерам, придвинув кресло к камину, она рассказывала знаменитой Виже-Лебрен, которая ее рисовала, о давно прошедших временах, когда она была «самой почитаемой красавицей королевского двора»: «В этом зале Людовик XV оказал мне честь, отобедав со мной...» И через некоторое время, как будто обращаясь к самой себе, она продолжала: «А наверху была трибуна для музыкантов и певцов...»

Постепенно люди и события прошедших времен стали казаться ей сновидениями, и сам маленький, приходящий в упадок дворец со своими пустынными галереями, в которых были собраны будущие шедевры мирового искусства, стал напоминать сказочный замок, погруженный феей в вечный сон...

Однако и замок, и сама его хозяйка еще были разбужены неумолимым ходом истории. Пришел 1789 год и взятие Бастилии, а когда гром орудий достигал Люсьенна, Жанна с грустью повторяла: «Если бы Людовик XV был жив, ничего такого бы не произошло!»

Революция все громче заявляла о себе, и вскоре Жанна начала испытывать опасения за себя и свое имущество, к тому же она совершенно не относилась к очень умным и осторожным женщинам, готовым тотчас приспособиться к новым смутным временам. Она не стремилась скрывать свое богатство и свои взгляды, придерживать язык и изменять свой легкомысленный характер. Она могла бы своевременно оказаться в безопасности, как многие и поступили, но она так сроднилась со своей страной и своим Люсьенном, что не представляла себя в роли беглянки.

Она не стала прятать портреты Людовика XV и Марии-Антуанетты, как и прежде выписывала аристократические меморандумы и газеты, предлагала королеве услуги, укрывала у себя в замке раненых гвардейцев и, сообщив об этом Марии-Антуанетте, была очень рада, получив от нее потом благодарственное письмо: «Раненые сожалеют только о том, что не смогли отдать жизнь за их повелительницу, которая достойна этой жертвы так же, как Ваше Величество. То, что я в состоянии сделать для этих храбрецов, далеко от того, что они заслуживают. Я как могу стараюсь облегчить их страдания мыслью, что без их преданности и жертвенности Вашего Величества, может быть, уже не было бы в живых. Люсьенн в Вашем распоряжении. Разве я теперь не заслужила Вашу благосклонность? Все, чем я располагаю, происходит от королевской семьи, и я в достаточной мере благодарный человек, чтобы когда-либо забыть это. Усопший король, прежде чем покинул нас, вынудил меня принять от него тысячу ценных предметов. И я имею честь в наши смутные времена предложить их Вам и передать в полное распоряжение. Ведь перед Вами стоят невероятно сложные задачи, требующие неограниченных расходов. И я заклинаю Вас согласиться на то, чтобы кесарь принял кесарево обратно».

Отсутствие у Жанны осторожности и понимания того, что времена изменились, лишний раз подтверждает ее поведение после крупной кражи у нее драгоценностей в январе 1791 г.

В это время в лице пожилого герцога де Бриссака, дворянина, как будто сошедшего с рыцарского портрета XVII века, командира королевской охраны, она нашла страстного почитателя, который, к сожалению, не смог по достоинству оценить ее красоту, доброту и сердечность...

Как раз во время одного из ее визитов к герцогу и произошло ограбление в Люсьенне, и вскоре после этого на стенах домов появилось объявление с точным описанием украденных драгоценностей и обещанием крупного вознаграждения за помощь в поиске преступника. Именно это привело к тому, что революционные власти обратили внимание на нее, и ее гибель была предрешена...

Довольно быстро воры были обнаружены в Лондоне, и драгоценности были найдены, но Жанна еще не могла получить их, так как бюрократическое английское правосудие все вопросы решало очень медленно. Жанна была вынуждена неоднократно ездить в Англию, так как процесс был начат совершенно некомпетентно и точно так же неудовлетворительно продолжался.

Эти поездки в дальнейшем послужили поводом для обвинения графини в незаконном выезде из страны, передаче тайных посланий и сношении с врагами Республики. В самом деле, в Лондоне она встречалась со многими изгнанниками-эмигрантами, и не только они, но и английский премьер-министр Питт, настоятельно советовали ей остаться в Англии. Однако она отказалась, так как с полным основанием полагала, что потеряет из-за этого свое имущество.

И когда до нее дошли слухи, что ее имущество в Люсьенне должно быть опечатано, она тотчас возвратилась обратно, хотя процесс в Лондоне еще не закончился. Оказалось, что все изменилось к худшему, в Люсьенне был организован клуб революционеров, во главе которого стоял англичанин Гриви, называвший себя писателем, а кроме того, «Защитником отважных санкюлотов Люсьенна, другом Франклина и Марата, Вождем и Анархистом высшего порядка и Ниспровергателем деспотизма на обоих полушариях». Поддерживаемый некоторыми бывшими слугами Жанны, которых она в свое время уволила за кражи и доносы, он стал выступать с гневными памфлетами против «Аспанзии французского Сарданапала», которая, занимаясь открытой враждебной государству деятельностью посредством своих капиталов и погрязших тиранов, употребила все свое коварство на ущемление гражданских прав народа... И что ее замок стал местом сосредоточения всех направленных против Парижа интриг, задуманных де Бриссаком и поддержанных аристократами всех мастей, с которыми графиня состояла в постоянной переписке... И что она глумилась над несчастными женщинами, чьи мужья, отцы, братья и сыновья проливают свою кровь в борьбе за свободу... Жанну уже дважды сажали под арест, однако она приводила в движение все, что могла, чтобы обрести свободу и спасти свою жизнь, и пока ей это удавалось.

Но Гриви и компания не оставляли своих попыток. Жанна жаловалась гражданским администраторам в Версаль, а ее злопыхатели были способны на все. К ней был послан их представитель гражданин Лаваллери, который сказал ей, что будет лучше, если она переберется в Версаль под непосредственную опеку Комитета. Если она это сделает, отвечала Жанна, красота которой произвела на свободного гражданина большое впечатление, она отдаст на разграбление свой замок, в котором она держит деньга, драгоценности и изделия из серебра...

Итак, она сделала выбор, и вскоре Гриви добился от Комитета приказа на ее задержание и помещение в тюрьму св. Пелагеи. Все ее бумаги были конфискованы. Так как среди них не нашли ничего, что представляло бы свидетельства ее опасности для общества, многочисленные доносы Гриви были истолкованы таким образом, чтобы найти в них доказательства ее вины. Он сам различные вызывающие сомнения факты – и среди них получение ею от Питта в качестве подарка памятной серебряной монеты должно было играть особую роль – представил таким образом, что они усиливали выдвинутые против нее обвинения. Таким образом, Комитет Общественного спасения 19 ноября 1793 г. принял решение о том, что указанная дю Барри с достаточными основаниями подозревается в попытке эмиграции и что «во время своего пребывания в Лондоне с октября 1792 г. по март следующего года она получила от скрывающихся там эмигрантов в свое распоряжение значительные денежные средства и наряду с этим занималась подозрительной перепиской с ними» и поэтому ее дело передается в Революционный трибунал для открытого судебного процесса и вынесения приговора.

Через три дня ее вызвали на допрос. Жанна объяснила, что деньги ей всегда выдавались из казны по распоряжению Людовика XV по отдельному счету, что она договаривалась с королем, какие конкретно суммы будут ей выданы на содержание ее двора и собственные нужды. С Людовиком XVI же у нее не было никаких других отношений, кроме помощи с его стороны, когда ей надо было превратить договоры о ренте в наличные деньги и заложить драгоценности, чтобы заплатить долги. Свое теперешнее состояние она не могла точно оценить, а драгоценностей у нее украли примерно на 150 000 ливров. Кроме того, Людовик XV назначил ей пожизненную ренту в 9000 ливров. Она также сказала, что в 1792 г. скрывала у себя в доме несколько священников и эмигрантов и встречалась в Лондоне с рядом эмигрантов. На обвинение в попытке эмиграции она ответила, что ездила по делам и с официально выданным паспортом, после чего вернулась обратно. Деньги для этого ей выдали банкиры Вандениверы. Она в самом деле получала письма от эмигрантов, но ни разу не ответила на них.

Как бы там ни было, в эти смутные времена выдвинутые Гриви обвинения были против нее. И ее окружали только враги. 3 декабря в суде было зачитано обвинительное заключение против нее и ее банкира Ванденивера. «Жанна Вобернье, в замужестве дю Барри» была отправлена в Консьержери, в ту же камеру, где раньше находилась Мария-Антуанетта. Тут она узнала, что Люсьенн постепенно разграбляется и разрушается.

К тому же ее прямо-таки убивало известие о том, что негр Замора, к которому она всегда так хорошо относилась, а потом вынуждена была прогнать из-за его постоянных доносов на нее, теперь стал хозяином Люсьенна.

События последнего времени – гибель Бриссака во время сентябрьских бесчинств, самоубийство ее покровителя Лаваллери, смерть на гильотине многих известных ей и близких людей повергли ее в ужас...

Она уже предчувствовала, какая судьба ей уготована, и 6 декабря ее действительно вызвали в суд. Общественный обвинитель объявил, что после знаменательной победы французского народа она стала орудием и соучастницей эмигрантских кругов, а также оказывала большую помощь и поддержку окопавшимся во Франции их агентам. Что она специально подстроила кражу драгоценностей, чтобы вступить в сношения с живущими в Лондоне агентами контрреволюции. Что в Лондоне она общалась исключительно с эмигрантами, с враждебными революции лордами и даже с «подлым» Питтом, «этим непримиримым врагом рода человеческого, от которого она даже получила памятную монету с портретом этого чудовища», что ей были переданы значительные суммы денег для поддержания бывших знатных персон, для концентрации их отрядов в Люсьенне и превращения его в настоящую крепость, что доказывается обнаружением восьми ружей, которые доставил из Парижа ее друг, преступник д'Ангремон, которого также ждет суровое наказание.

В официальном обвинении говорилось о спрятанных ею сокровищах и о явном доказательстве ее связи с контрреволюцией – большом собрании антиправительственных листовок, карикатур, найденных у нее в замке, а также о ее совершенно открытом трауре в Лондоне после казни тирана Людовика XVI и о ее оживленной переписке со злейшими врагами Республики, такими, как Калонн, Пуа, Бово и т. д.

Как видно из дела, по словам официального защитника, председатель суда Дюма собрал все имеющиеся в деле факты и сделал из «куртизанки предшественника Людовика XVI» орудие Питта, соучастницу выступления против Франции иностранных держав и бунтов внутри страны.

Через пять часов пятнадцать минут судебного разбирательства Жанна была приговорена к смертной казни, так же как и ее банкир Ванденивер, которому было предъявлено обвинение в том, что он является связующим звеном между бывшей графиней и эмигрантами. Он должен был переправить ее бриллианты в Голландию и полученные за них деньги, как стало известно суду, передать ей для эмигрантов и все это после издания декрета против эмигрантов, следуя которому дю Барри приравнивалась к ним. Прокурор обвинил также Ванденивера в том, что он всегда был врагом Франции и в 1782 г. участвовал в заговоре тиранов с целью стравить народы Франции и Испании, завладеть государственным имуществом и увековечить рабство французов: ведь Вандениверы принадлежали к дворянскому сословию и стремились к уничтожению простого народа...

Приговор должен был быть приведенным в исполнение в течение двадцати четырех часов. Когда Жанна узнала, что ее ждет, она, охваченная ужасом, тотчас потеряла свойственную ей до этого выдержку. Она была в таком состоянии, что жандармы вынуждены были поддерживать ее, когда она покидала зал. Казалось, что она даже не доживет до гильотины. Однако перед лицом неминуемой гибели в ней проснулась с новой силой непреодолимая жажда жизни. Все – дружбу, благодарность, сердечные привязанности, священные обязательства, даже преданность тех, кто уже скомпрометировал себя ради нее,– забыла она ради сохранения этой жизни, которую она всегда так любила и которая теперь собиралась низвергнуть ее в темное Ничто...

В свой последний день в 10 часов утра после ужасной ночи, бледная и трепещущая, появилась она с умоляющим видом в зале заседаний и предложила купить свою жизнь выдачей спрятанных ею в Люсьенне сокровищ. Она рассказала, где они спрятаны, и при этом выдала людей, а среди них и своего преданного камердинера Морена, которые помогали ей в сохранении ее имущества, хотела пожертвовать даже своими находящимися в Лондоне бриллиантами. Но все было напрасно...

Она не верила в конец, не верила даже тогда, когда ей обрезали волосы. Когда ей пришлось садиться в повозку, лицо ее было таким же белым, как платье.

На улицах было полно народа, в первом ряду по пути следования повозки стоял Гриви и любовался мучениями своей жертвы. «Я еще никогда так весело не смеялся, как сегодня, когда смотрел, какие гримасы корчила пред смертью эта красивая шлюха»,– сказал он вечером в своей компании. Повозка медленно продвигалась вперед среди напирающей толпы. Жанна ничего не видела и не слышала, только рыдала, не обращая внимания на утешения Ванденивера и члена Конвента Ноэля, сопровождавших ее на казнь. Глаза ее выражали смертельный ужас, а губы что-то беззвучно шептали. Она подняла голову только в тот момент, когда они проезжали мимо Пале-Рояля, и заметила, что на балконе какого-то модного салона толпятся работницы, чтобы посмотреть на женщину, которая совсем недавно была графиней дю Барри. И тут Жанна узнала то самое заведение, в котором сама работала 30 лет назад. И как во сне, перед ней в течение какойто минуты промелькнула вся ее жизнь: нищета, беззаботная юность, блеск, Версаль, Люсьенн, и она так дико вскрикнула, что ее крик был слышен на всей рю Сент-Оноре. Палач с двумя своими помощниками с трудом смогли удержать ее, когда она как будто в припадке помешательства стала биться в повозке, так что чуть не перевернула ее. С падающими на лоб и глаза волосами, захлебываясь от рыданий, она умоляла толпу спасти ее: «Я же никогда не делала ничего плохого... Спасите меня! Если мне подарят жизнь, я отдам нации все мое достояние!»

«Твое достояние?!– воскликнул кто-то в толпе.– Ты только отдаешь нации то, что ей принадлежит».

Тут к повозке подошел разносчик угля и, не говоря ни слова, ударил ее по лицу. Палач пришпорил лошадей, толпа расступилась, и в половине пятого вечера повозка прибыла на площадь Революции. Жанна спустилась первой. Обезумевшая от страха, она кричала: «Еще минутку, господин палач, еще минутку!» Она так упиралась, что ее пришлось буквально затаскивать на эшафот, и даже здесь она еще продолжала кричать, как будто на нее напали убийцы: «На помощь! На помощь!..»

Глава VIII ВИЛЬГЕМИНА ЭНКЕ, ГРАФИНЯ ФОН ЛИХТЕНАУ (1752—1820)

Король умер. Вся Пруссия должна была погрузиться в траур. А она не погружалась! Несмотря на невосполнимую утрату, она не пала в траур! Да и кто знал его, отшельника из Сан-Суси? Его знали только в других странах. У себя на родине он был чужаком...

Король умер! Да здравствует король!

Фридрих-Вильгельм II стал наследником своего дяди.

Учителя сменил ученик, великана – карлик! Но никто не замечал разницу, дистанцию. Все ликовали. При дворе наступили новые времена. На смену деспотии должна была прийти свобода. Новое правительство начало с реформ. Жизнь казалась полной смысла, света и радости. Племянник Фридриха стремился сразу покорить сердца граждан. Ему так нужна была их любовь. И скоро он в самом деле стал «Возлюбленным»! Жесткие рамки придворного церемониала отменялись. Фридрих-Вильгельм жил среди граждан, которые считались всего лишь «подданными». Теперь многое менялось. Король объявил войну французским манерам и вернул немецкий язык на его законное место. В разговорном языке вежливое «вы» заменило «ты». Многие ограничения были смягчены. Гнетущая монополия на табак, кофе, шелк и соль была отменена. Одним этим новый монарх привлек к себе множество сердец. Он охотно выслушивал похвалы в свой адрес, пригоршнями раздавал отличия и пожалования, не различая достойных и недостойных. Он хотел, чтобы все были счастливы. В глубине души Фридрих-Вильгельм был великодушным, и в то же время слабохарактерным и капризным, легко возбудимым и ветреным. Он не был воином, дипломатом или политиком. Он потратил впустую продолжительное время, отпущенное ему для подготовки к будущему высокому положению. Он был рабом своих чувственных удовольствий. В голове больше тумана, чем реальных идей. Друг женщин. Прекрасный пол мгновенно завораживал его. Женоненавистника в Сан-Суси сменил жрец Венеры!

Фридрих-Вильгельм часто сбивался с пути истинного со своими любовными приключениями. В низменности чувственных наслаждений он вскоре забыл обо всем: о короне и чести, семье и народе. На своем жизненном пути он поменял много женщин. И ни одной он не принадлежал полностью, все они были для него всего лишь игрушками. Только одна владела им до конца! Судьба этой единственной была постоянной сменой света и тьмы. Как в калейдоскопе, в разноцветном буйстве взлетов и падений пробежала ее нелегкая жизнь: стремительное восхождение из бедности и нужды к богатству и власти, к обладанию самим королем. А затем моментальное падение с высот, когда смерть унесла его. Судьба куртизанки. И с ней неразрывно связана судьба последнего представителя традиционного абсолютизма на прусском троне. То, что не удалось представительницам благороднейших княжеских родов – укротить чувственного принца,– удалось девушке из народа, играющей на простейших человеческих слабостях. Своеобразный романтический ореол мерцал с самого начала над этой любовной связью таких совершенно неравных по происхождению и положению людей. И здесь не было никакого принуждения. Придворный этикет здесь нисколько не мешал волшебству взаимного обладания. Здесь царили чувственные радости тайной любви и заполняли дни и часы неслыханными наслаждениями! Чувственность, роскошь и расточительство царили на этом тайном празднике любви, насыщенном сладостным тленом умирающего рококо...

Вильгемина Энке родилась 29 декабря 1752 г. в семье трубача, который позже получил место валторниста в королевской капелле. Уже в ранней юности у нее расцвели все те телесные и умственные качества, которые должны были в будущем очаровать любвеобильного принца. Она стала его счастьем и судьбой! Принц выглядел иногда как будто зачарованным. Он не обращал никакого внимания на домашние конфликты и оставался глухим к призывам короля. Только одна пламенная страсть владела им: увидеться с новой знакомой.

Впервые он должен был последовать зову сердца!

В первом браке он был женат на своей двоюродной сестре Элизабетте-Кристине Брауншвейгской. 21 апреля 1769 г. последовал развод. Элизабетта-Кристина была сослана в Штеттин. Вскоре после этого наследник сочетался браком с Фредерикой-Луизой Гессен-Дармштадской, но и тут его ждала неудача...

И как раз в этот достаточно трудный период жизни настроение его подняла Вильгемина Энке, живое и естественное дитя природы. А для нее превратилась в быль та самая сказка, которая, несмотря на все препятствия и сопротивление злых сил, в конце концов соединяет двоих влюбленных. И эта сказочная быль не стала всего лишь эпизодом. Она только укрепилась с годами...

Еще почти ребенком, но уже обладающая всеми чарами, свойственными всему женскому полу, встретила она случайно принца на проселочной дороге. А в доме ее старшей сестры, красавицы, окруженной толпой кавалеров, принц познакомился с малышкой. Натуре простои девушки не был свойствен голый расчет. Несмотря на беспутное окружение, она не встала на стезю порока. Она еще не была в состоянии оценить подарок судьбы, которая уготовила ей сближение с будущим повелителем. Да кто вообще мог бы подумать, что крошка Вильгемина, дочь трубача, впервые в истории берлинского двора в качестве наиболее почитаемой и наиболее проклинаемой фаворитки короля будет играть роль прусской Помпадур?!

И первоначальное мимолетное увлечение постепенно переросло в пылкую любовь. Вильгемина была еще очень молода. Ей едва минуло четырнадцать лет. И Фридрих-Вильгельм стал наставником любимой девушки. В течение трехлетнего курса он, например, изложил ей все важнейшие события всемирной истории. Вильгемина оказалась прилежной ученицей. Она отличалась живым умом. И если встречались трудности, энтузиазм ее не ослабевал. Она училась с удовольствием. Наряду с этим она изучала географию и литературу. А мадам Жирар занималась с ней разговорным французским.

Об этих первых годах безоблачного счастья она много позже рассказывала сама: «Мы вместе читали „Новую Элоизу“ Руссо, однако „Орлеанскую девственницу“ мне принц читать запретил. С Шекспиром я познакомилась в переводе Эшенбурга. И толстяк сэр Фальстафф был любимым героем принца, и он охотно сравнивал себя с ним, так как он очень рано начал толстеть. В истории мы начали с возникновения окружающего мира. Принц занимался со мной по конспектам, по которым раньше он сам занимался со своим учителем. На древней истории он задерживаться не стал, однако уделил значительно больше времени отечественной. Он так хорошо ориентировался по карте, что с закрытыми глазами показывал на ней место, которое я называла».

Наряду с быстрым духовным развитием Вильгемины точно так же протекало телесное. «Учебные уроки» постепенно превратились в «уроки любви». Здесь принц также прежде всего выступал в роли наставника. Однако очень скоро ученица превзошла учителя, и инициатива перешла к ней. Уже расцветшая как женщина, Вильгемина, сознавая всю силу своей прелести, была энергичной умной и терпеливой. Теперь она оценивала ситуацию очень ясно и поняла, что владеет ей. Ее женский инстинкт был разбужен. Она любила мужчину, который сделал из нее личность. А почитание, которым окружил его свет, ее не интересовало. Для нее он был человеком, которому она отдалась по любви, и с ним она была готова делить радость и горе. Свои печали он должен был делить только с ней, и она должна была понимать его и утешать.

Очень часто она делилась с ним даже тем немногим, чем располагала. Ведь принц часто бывал в стесненных обстоятельствах. А денег ему надо было очень много. Его прежние пассии выкачали их из него. Король-дядя, солдат и женоненавистник, держал принца в ежовых рукавицах. Поэтому Вильгемина вела очень скромный образ жизни и не высказывала никаких желаний. «Нужда была частым гостем у нас,– вспоминала она.– Если бы принц попал в беду, я отдала бы все, что у меня есть. Ведь мы любили друг друга. И это не было жертвой!»

Придворное общество косо смотрело на увлечение принца. Королю рассказывали пикантные истории из жизни племянника. И это, естественно, не способствовало улучшению и так натянутых отношений. Отношение Фридриха к племяннику колебалось, он то сердился, то во всем потакал ему. Вообще-то сумасбродные выходки и вечные истории с женщинами не могли не вызывать сурового осуждения грозного дяди. А если чего-нибудь недоставало для полноты картины, так это наговаривали дерзкие языки. Наконец король решил, что в данном случае будет лучше, если он не станет придавать слишком большого значения роману Фридриха-Вильгельма с дочерью трубача. Он надеялся, что эта романтическая любовь отвратит принца от других гибельных связей. Он думал, что роман с Вильгеминой будет меньшим злом. И чтобы спровадить племянника подальше от Берлина, король даже выделил 20 000 талеров на покупку дома в сельской местности. И Фридрих-Вильгельм приобрел за 7500 талеров принадлежащую графу Шметтау виллу в Шарлоттенбурге. Однако слухам не было конца. Сплетники передавали, что фаворитка принца вмешивается в государственные дела. Она якобы благодаря ходатайству принца способствовала некоторым лицам из своего окружения в получении доходных мест. Старый Фриц знал людей и был уверен, что многое преувеличено. Еще сильнее стал он размахивать своим карательным жезлом и высвечивать пороки во всех уголках своего государства. И ни одно серьезное нарушение невозможно было скрыть от него...

Через некоторое время принц отправил свою возлюбленную в сопровождении ее старшей сестры, уже ставшей графиней Матушка, в Париж, в престижную школу «благородных манер». Здесь Вильгемина стала брать уроки танцев у прославленного балетмейстера Вестриса, гордости парижского балетного искусства. Под руководством своей многоопытной и беспутной сестры погрузилась она в бурную жизнь «столицы мира». Она также прошла специальный курс «Любовница комильфо». Из этой учебно-увеселительной поездки Вильгемина вернулась дамой значительно более опытной...

Полученное ею «образование» не стало препятствием для обоих влюбленных. Наоборот, их влечение только возросло и отношения приобрели более интимный характер. Наследник пользовался каждой свободной минутой, чтобы быть с Вильгеминой. Праздничные балы и тайные любовные развлечения были одинаково популярны в Шарлоттенбурге...

Вильгемина держалась с удивительным хладнокровием в самых щекотливых ситуациях. Ее не могли обескуражить неожиданные перипетии или злобные сплетни придворного общества. Направленные против нее интриги она успешно парировала. Принц видел, как неузнаваемо изменилась эта простая девушка из народа. Любое сравнение с другими женщинами ее круга было только в ее пользу. Она была жрицей его любви, она по-прежнему притягивала его. Пылкая любовь прошла довольно быстро, но принц был готов поклясться ей в верности, на что Вильгемина отвечала взаимностью.

И 27 января 1770 г. они скрепили своей кровью клятву нерушимой взаимной верности. Еще и в зрелом возрасте Вильгемина с гордостью показывала шрам на большом пальце, свидетельство романтичных чувств, когда Они подписывали этот важный документ. Это было свидетельством глубокой привязанности к ней принца. А Вильгемину ни под каким видом нельзя было ставить в один ряд с кокетливыми дамами из высших слоев общества, которые толпами бросались ему на шею. У нее принц обнаружил те добродетели, которых так сильно всегда не хватало его собственной семье: ведь он был не только пламенным любовником, он должен был также не забывать о своих обязанностях супруга и заботливого главы семьи...

Из всех наблюдений враги фаворитки изготовили разящие стрелы. До короля дошли новые слухи. При этом произошел такой неприятный случай: однажды утром беззаботная Вильгемина прогуливалась в дворцовом саду и попалась на глаза королю. Тот осыпал ее упреками. В смущении она бросилась к его ногам. Однако ей ни в чем не удалось убедить его, и он вынес свой вердикт: «Вы можете подняться. Я не хочу видеть вас в таком положении. Но должен сказать: если я еще хоть раз что-нибудь услышу о вашем подозрительном вмешательстве в дела, я сошлю вас в такое место, где вы до конца дней своих будете сожалеть о своей глупости. А лучше всего будет, если вы выйдете замуж за первого же встреченного вами приличного мужчину. Я обеспечу вас хорошим приданым. Будьте умнее и послушнее, а теперь идите!»

Не стоило игнорировать это указание короля. Вильгемина грустила и плакала. Фридрих-Вильгельм нашел выход. Он отправил свою фаворитку на некоторое время в путешествие. В эту вынужденную поездку он послал вместе с ней своего доверенного камердинера Ритца, который должен был играть роль «приличного мужчины». Все это совершенно не нравилось Вильгемине, однако приходилось теперь быть умнее. Не стоило сердить короля. И Вильгемина была вынуждена согласиться на этот спектакль и отправилась с Ритцем. Мадемуазель Энке стала мадам Ритц. Формальности были соблюдены. Все остальное осталось по-прежнему. Метаморфоза не внесла никаких изменений в ее отношения с наследником престола.

А в результате этой неблаговидной истории псевдодворянин Ритц, простой слуга, позже стал лукавым царедворцем и приобрел огромное влияние.

В 1770 г. Вильгемина родила мальчика, которого Фридрих-Вильгельм страстно полюбил и которому тотчас присвоил гордый титул графа фон дер Марка. Дитя любви! И в самом деле, мальчик был чудо как хорош! А их привязанность друг к другу стала еще сильнее. Но в глазах официального общественного мнения этот союз сердец выглядел совершенно аморальным. Злые языки и внизу и наверху не успокаивались. Роковую страсть принца чисто по-человечески можно было объяснить тем, что к бракам без любви его принуждали, а он не мог от этого отказаться. Никто в детстве не занимался его воспитанием, у него не было четкого понимания своих прав и обязанностей. Никто не должен был мешать его удовольствиям...

В придворных кругах было достаточно могущественных врагов, повсюду расставлявших ловушки, чтобы поколебать положение Ритца при наследнике. Шли разговоры о негласном женском управлении государством, о диких оргиях и пьянках. Принца обвиняли в том, что он распутник и лентяй! Об этом говорили втихомолку, с глазу на глаз. Все они были трусами. А в глаза ему льстили и прославляли его добродушие. Не подлежало сомнению, что принц стал изгоем. Понимая все это, он не находил покоя, и душа его разрывалась между обязанностями и чувствами.

Всего Вильгемина родила пятерых детей, из которых Фридрих-Вильгельм официально признал двоих – сына и дочь. Однако графа фон дер Марка унесла ранняя смерть. Еще и сегодня памятник работы Шедова в церкви св. Доротеи в Шарлоттенбурге напоминает о скорби безутешного отца, который так и не смог оправиться от этой потери.

Но не только благородное придворное общество окружало наследника. Оставалось еще и разгульное и легкомысленное офицерство, искатели приключений и придворные прихлебатели. Они пьянствовали и предавались безудержному разврату. Не однажды прикрывались эти компании именем принца... Но не только они. Мошенники, аферисты и фанатики тоже окружали его, и когда он вступил на трон, они последовали за ним в его окружение. Позднее они совершенно подавили волю молодого короля. Они оставили его в благочестивой и наивной уверенности, что он царствует, а сами различными бесчестными махинациями и интригами превратили его в свою марионетку. Ни у кого не было большего влияния при дворе, чем у толпы духовидцев и мракобесов, которые верно служили ордену розенкрейцеров.

Тайное общество розенкрейцеров было организовано бывшими вольными каменщиками. Оно пыталось различными мистическими спектаклями завлечь в свои ряды прежде всего высокопоставленных деятелей. Берлинские розенкрейцеры, предводительствуемые фаворитами епископа, совершенно подавили короля. Прусское государство превратилось в их приход. К тому же они начали всем распоряжаться по своему усмотрению. Только их сторонники, строго выполнявшие все предписываемые Орденом обряды, могли рассчитывать на какие-то перспективы и карьеру, веселую и беззаботную жизнь. Король поддался сильному влиянию настоящих мошенников, которые старались блюсти только собственные интересы. И как Пруссии навредили интриги этих бесчестных советников, ужасным образом проявилось только через много лет. Тогда каждому стали понятны мрачные последствия нечестивых деяний всей этой банды, которая превратила повелителя в марионетку и обманывала его.

Орден завербовал короля в свои ряды, еще когда он был принцем. Когда душа неспокойна, религия помогает удивительно хорошо. Это было основной истиной тайного общества, которую Фридрих-Вильгельм усвоил лучше всего. Люди тьмы старались размягчить его волю. Поднялась волна всеобщего мистицизма. Наследник получил кличку «Ормезус». Одновременно Орден начал противодействовать влиянию Вильгемины на принца. Верные «братья» доказывали принцу, что такой образ жизни не соответствует истинной вере. Тот, кто хочет подняться на высшие ступени орденской иерархии и приобщиться к его высшим таинствам, должен прежде всего вести «добродетельный образ жизни»! Эти интриги привели все-таки к тому, что принц в начале 1783 г. временно расстался со своей сердечной привязанностью. Но окончательно он так и не смог расстаться с женщиной, которая так осчастливила его своим безмятежным характером, своей прелестью, своим живым умом, а особенно своим оптимизмом, что часто имеет для влюбленного решающее значение... Происки Ордена натолкнулись на препятствие. Но у интриганов всегда были наготове новые ходы. Они решили подчинить себе и самого кронпринца, и его фаворитку. Для этого был применен план «золотой ошейник». Неожиданно их глава Вельнер, который со временем назовет Фридриха Великого «королем обманщиков и интриганов», стал выступать в качестве защитника молодой женщины, отчуждение к которой еще недавно сам пытался вызвать. Он стал защищать принца перед Орденом и написал: «Ормезус не будет совершать греха, если будет заботиться о матери своих детей, чего даже Орден не может ему запретить. Это было бы бесчеловечно». И скоро прежние любовные отношения между Вильгеминой и Фридрихом-Вильгельмом были восстановлены. Вильгемина не собиралась скрывать, что откровения Ордена ее мало трогают. Теперь, когда ход Вельнера изменил ситуацию, умная куртизанка решила пойти навстречу Ордену. Она всегда делала так, когда ее желания совпадали с событиями. К тому же враги были могущественны. Вскоре наследник получил титул «Ормезус Магнус», соответствующий королевскому, за заслуги, оказанные Ордену.

Дьявольские интриги продолжались. Учитывая легко поддающийся влиянию, впечатлительный характер принца, в высших кругах Ордена вспомнили о темных средневековых обычаях. После самоубийства пресловутого Шрепфера они заполучили все принадлежащие ему приспособления для вызова духов усопших. Иоганн-Герог Шрепфер, родившийся в 1739 г. в Нюрнберге, служил в армии гусаром и участвовал в семилетней войне, а потом стал владельцем кафе в Лейпциге. С членами Ордена и Вельнером его связывала особая дружба. 8 октября 1774 г. Шрепфер застрелился в Розентале под Лейпцигом. Его устройства должны были теперь сослужить отличную службу. И по желанию Фридриха-Вильгельма под грохот грома и блеск молний вызывали дух Юлия Цезаря, Марка Аврелия, философа Лейбница, великих курфюрстов, а позднее во дворце Ритца на Унтер-ден-Линден даже дух рано умершего любимого сына принца графа фон дер Марка.

Так как розенкрейцерам не удалось вывести из игры фаворитку-простолюдинку, ее многочисленные враги в придворных кругах избрали другой путь. Они решили подобрать слабовольному монарху любовницу по своему выбору. Случай пришел интриганам на помощь.

Еще когда он был кронпринцем, он проявлял прямо-таки болезненную склонность к одной придворной даме королевы.

Целых три года преследовал он своими ухаживаниями Юлию фон Фосс, так и не достигнув желанной цели. И придворные круги втайне надеялись, что, благодаря связи короля с благородной дамой, им удастся нейтрализовать влияние дочери трубача. И они стали поощрять склонность короля к Юлии, действуя со всех сторон. Юлия фон Фосс долго упиралась. Она предвидела, какой скандал может разразиться, однако в конечном счете уступила домогательствам короля, который никак не хотел смириться со своим поражением. Наконец она согласилась принести эту «жертву», если будут выполнены следующие условия:

1. Ритц со своими детьми должна быть немедленно изгнана в Литву.

2. Король должен тайно обвенчаться с ней, и это должно быть официально признано.

3. Безусловное согласие королевы.

И при дворе моментально разразилась скрытая война между партиями Ритц и Фосс. И на этот раз Вильгемина показала, насколько она умна. Она не стала спорить. Она решила: пусть события развиваются своим путем. В разговоре с Фридрихом-Вильгельмом она всего лишь обратила его внимание на их клятву верности, заканчивавшуюся словами «никогда с ней не разлучаться»! И благодаря этой тактике она победила! Король не хотел выполнять первый пункт требования придворной дамы. Решение его было непоколебимым. Партии Фосс пришлось согласиться на это и надеяться, что время само все расставит по своим местам и образ госпожи Ритц постепенно поблекнет...

А второй и третий пункты были выполнены. Королева, скрепя сердце, дала согласие. После бесконечных и никчемных дискуссий духовенство тоже дало согласие на тайное венчание. Таким образом, морганатический брак состоялся. Юлии фон Фосс был тотчас пожалован титул графини Ингенхайм. Король жил как будто в счастливом сне...

Вильгемина совершенно спокойно вернулась в Шарлоттенбург. Она знала, что ее роль еще не сыграна до конца. Она решила подождать...

А так вроде бы удачно задуманный сердечный союз с Юлией фон Фосс достаточно быстро потерял свой блеск. 2 января 1789 г. она родила мальчика. А через три месяца умерла от чахотки. Придворная партия, сделавшая ставку на союз короля с графиней Ингенхайм, была жестоко обманута в своих ожиданиях. Ярость ее обратилась в подозрения, что это дело рук Вильгемины. Ее стали обвинять, что это она устранила соперницу с помощью яда, и эта версия распространилась в народе. Однако когда никаких следов отравления на теле не обнаружили, отравление моментально превратилось в воздействие магических сил. Но и тут бездоказательные обвинения против Вильгемины не привели к намеченной цели. Фридрих-Вильгельм на этот раз не поддался и после такого удара судьбы вернулся к своей прежней верной фаворитке.

Не прошло и года, как король угодил в другую любовную западню. На этот раз его околдовала своими чарами графиня Денхофф. Она была готова тотчас откликнуться на его призыв, не испытывая при этом никаких угрызений совести. Только она требовала выполнения пунктов 2 и 3 такого же, как с графиней Ингенхайм, соглашения. Она не настаивала на удалении госпожи Ритц. Госпожа Ритц, как оказалось, сама способствовала в дальнейшем ее удалению.

14 апреля 1790 г. король вступил во второй морганатический брак. Графиня Денхофф была вознаграждена по-княжески: она получила приданое в 200 000 талеров. Родственников новой фаворитки король засыпал ценными подарками. Денхофф была красотой совершенно другого сорта, чем Ингенхайм. Она ослепляла искусным кокетством в дополнение к своей прелести. Ее капризы и прихоти вполне были способны снова и снова воспламенять страсть короля. Она хорошо знала, чего хотела! Она хотела царствовать как «наполовину королева». А чтобы добиться этого, она пожертвовала для стареющего короля своей цветущей красотой. Она была в полной уверенности, что ее тотчас введут в суть государственной политики. Однако она заблуждалась. Ее честолюбивым планам не суждено было сбыться, В эти дела король, так, по крайней мере, он считал, не собирался посвящать никого! Он считал себя абсолютным монархом. Госпожа Ритц, а с ней и розенкрейцеры опять одержали победу...

На какое-то время Денхофф, правда, удалось подчинить неуверенного в себе короля и заставить его плясать под свою дудку. Однако вскоре и эта история кончилась неудачей. Придворная партия переоценила влияние новой фаворитки. И Денхофф впала в немилость.

Как раз в это время она облегчала душу в письме одной из своих подруг следующим образом:

«Неужели Вы думаете, что король может любить ту, чьим советам он так слепо следует?! Ведь он так боится ее, вот и все. Знаете ли Вы, что оказывает на него воздействие более сильное, чем любовь? Это сам дьявол, это заклинания, магические заговоры и греховные средства, выдуманные мошенниками и духовидцами, которые за все зло, творимое ими, никогда не получат отпущение грехов».

А Вильгемина после всех этих тяжелых испытаний только укрепила свое влияние. Придворная партия постепенно сдавала позиции в борьбе с ничем ей не уступавшей фавориткой. Назло самым изощренным интригам она с честью выходила из трудных ситуаций. С этим пришлось смириться, и победительницу окружили всеобщей лестью. Скоро она стала самой почитаемой дамой при дворе Фридриха-Вильгельма II. И король снова стал относиться к ней с прежними чувствами. Правда, прежняя любовь трансформировалась во многом в искреннюю дружескую привязанность. Вильгемина делала все от нее зависящее, чтобы быть достойной этой дружбы...

Последующие годы из-за войны с Францией жизнь ее была полна тревог и беспокойства. В начале кампании король сначала отправился на фронт, однако вскоре возвратился во Франкфурт-на-Майне. Здесь его стареющее сердце воспламенили прелести прекрасной дочери банкира Бетмана.

Чтобы добиться ее благоволения, Фридрих-Вильгельм и ей предложил морганатический брак. Но его домогательства не возымели успеха. Девушка подарила ему несколько часов любовного свидания, однако оказала героическое сопротивление всем его попыткам...

Так Вильгемине удалось счастливо избежать и этой новой опасности, которая могла серьезно подорвать ее положение. Наконец-то дружба и привязанность короля принадлежали ей безраздельно!..

Вильгемине уже в который раз был брошен упрек в том, что она вмешивается в государственные дела. Это обвинение было довольно шатким. Никогда не стремилась она играть такую же роль, как графиня Денхофф в начале своих отношений с королем. Вопросы государственной политики мало заботили Вильгемину. И совершенно правильно поступал король, полностью доверявший ей, когда порою советовался с благоразумной женщиной. Он, однако, находился под большим влиянием своих «штатных» советников и братьев из Ордена и ничего не мог поделать с этим автократическим правлением, даже если бы и хотел этого!..

Вильгемина заболела. Придворный врач, тайный советник Браун, посоветовал лечение водами на курорте в Пизе. А затем – продолжить лечение в Неаполе. Король моментально выделил средства для этого путешествия. Вильгемине были выданы чеки на предъявителя в самые престижные банкирские дома в Милане, Ливорно, Флоренции и Риме. В сопровождении господина Филистри, фроляйн де Шаппюи, секретаря и многочисленной челяди отправилась она в Италию. Повсюду она должна была появляться окруженная княжеской роскошью. И во время этой неоднократно критикуемой ее прусскими противниками поездки Вильгемину повсюду ждал триумф. Толпа известнейших художников, поэтов и ученых окружала с утра до вечера фаворитку короля. Ее находили очень остроумной и еще более красивой. А ведь в это время ей было уже 44 года...

В Цюрихе она посетила широко известного Иоганна-Каспара Лафатера и с тех пор стала переписываться с ним. Прекрасно оформленные пригласительные билеты открывали пред ней двери лучших домов. И где бы она ни показывалась, толпа авантюристов и искателей приключений следовала за ней по пятам...

А большие и малые итальянские дворы соперничали друг с другом, стараясь как можно великолепнее обставить прием прославленной куртизанки прусского короля. У нее была в самом деле всемирная известность. И только неаполитанский двор захлопнул пред ней двери. Высокомерная королева Каролина, дочь Марии-Терезии, не хотела иметь ничего общего с низкородной блудницей! Однако близкие ко двору круги приняли Вильгемину с распростертыми объятиями. Прямо здесь, в Неаполе, различные высокопоставленные персоны стали одолевать се предложениями любви и замужества, а также задарили подарками. И леди Эмма Гамильтон, супруга английского посла и подруга неаполитанской королевы, осчастливила Вильгемину своими посещениями и любезными приглашениями. Даже стариковское сердце самого лорда Бристоля, архиепископа Лондон-Дерри, не оставили равнодушным волшебные чары госпожи Ритц. Иоганн-Готфрид Земе достаточно красноречиво описывает ситуацию: «Старый 75-летний поп не пропускает ни одной юбки на улице. Он заигрывает также с Лихтенау и пишет ей нежные письма».

После приема, оказанного ей неаполитанской королевой, Вильгемина чувствовала себя глубоко задетой. Она горько жаловалась самому королю. Только теперь она попросила пожаловать ей дворянство, чтобы исключить в будущем подобные унижения. Фридрих-Вильгельм тотчас исполнил ее желание. Жалованная грамота была датирована двумя годами раньше. Вильгемина получила титул графини фон Лихтенау, а также право ввести в свой герб прусского орла и королевскую корону. Грамота оканчивается следующими словами: «Дано в Нашей Королевской Резиденции – Городе Берлине, дня 28-го, месяца апреля после Рождества Христова в одна тысяча семьсот девяносто четвертом году и на восьмом году Нашего Королевского Правления».

Это возвышение фаворитки у нее на родине породило волну злых сплетен. Недоброжелательство и зависть вспыхнули снова. Сама Лихтенау пишет об этих интригах с большим умом и тактом:

«...Неужели кто-либо мог бы подумать, что я настолько глупа, чтобы не отдавать себе отчета, какие отрицательные последствия может иметь мое возвышение? И если бы я своим умом не дошла до этого, у меня достаточно друзей, чтобы объяснить мне это. Один из них написал мне после случившегося со мной несчастья: „Я думаю, что, если бы Вам не был пожалован графский титул, общественность не перестала бы любить и ценить Вас. Однако всем этим Вы задели гордость знати, и она возненавидела Вас, потому что Вы поднялись снизу и сравнялись с ней, и этим Вы вызвали ее зависть“. Все так! Но как же я могла бы решиться и отказаться от такого опасного титула графини? Король послал мне грамоту в Венецию с моим братом, шталмейстером. Король, говорю я, с одной стороны, мой друг, мой благодетель, но с другой стороны, он также мой повелитель! Ведь я достаточно долго противилась этому. Достаточно долго я тактично отказывалась от титула, теперь же я не хочу и не могу больше тянуть! Уже вскоре после своего восшествия на престол король неоднократно высказывал такое желание. И основное, что он считал несчастьем и чем-то совершенно неестественным, был тот факт, что мать таких детей, которым уже при рождении был пожалован этот титул, тоже не может им обладать! Но я всегда противилась этому, так как хорошо представляла заранее возможные осложнения, и это в самом деле долго огорчало меня!

Во время моего пребывания в Италии я сообщила королю о возможном заключении брачного контракта между моей дочерью, графиней фон дер Марк, и лордом Гарвеем, сыном милорда Бристоля, из чего, к сожалению, впоследствии ничего не вышло. Тогда в нескольких своих письмах он сообщил мне о своем окончательном решении присвоить титул графини. И я не осмелилась отказаться.

Что же тогда остается от частых и язвительных упреков в мой адрес в честолюбии, стремлении к почестям и титулам? Какое тут тщеславие, если обстоятельства вынуждают меня принять титул, который я могла бы получить уже десять лет назад?..

...А вообще-то я считаю, что объективно присвоение мне титула совершенно справедливо. И тут возникает вопрос: как же я должна себя вести после этого – при таком отношении двора и высшего света, к которому я до сих пор сама принадлежала? Самое главное, конечно, это то, что у меня нет знатных предков и родословной. И это пятно, конечно, будет на мне до гроба. Но как же я должна была поступить? И разве правда, в частности, то, что пишет своим отравленным пером господин кригстрат Фридрих фон Келли:

«Можно легко представить себе, в какой вертеп превратился королевский дом в последний год правления Фридриха-Вильгельма II благодаря окружению короля. Он отдает предпочтение графине Лихтенау, над которой, начиная с ее представления при дворе, насмехаются все принцы и даже сама королева?»

После возвращения из Италии Вильгемина находилась на вершине могущества. Все ее прежние враги примирились с ней, хотя зачастую это было всего лишь притворством. Теперь им приходилось считаться с ней. Король доверял ей, как ни одной из ее бывших соперниц.

Одновременно с титулом графиня получила в свое распоряжение поместья Лихтенау, Брайтенвердер и Росвизе. Она стала таким образом крупной землевладелицей. Это привело к появлению целого роя весьма серьезных претендентов на ее руку из представителей знати. Так, например, ей сделал предложение лорд Темпелтаун, двоюродный брат знаменитого английского министра Питта. Дело дошло даже до обручения. Когда король узнал о возможном союзе, он стал энергично противиться этому. Несомненно, в первую очередь мужчин очаровывал тонкий шарм интересной женщины. Однако Вильгемина была другого мнения. «Все думают, что я владею миллионами,– писала она.– С тех пор, как я стала графиней, я просто не в состоянии увернуться от брачных поползновений знатных господ».

В своем дворце на Унтер-ден-Линден, в пристрое, выходящем на Беренштрассе, графиня фон Лихтенау организовала свой собственный театр. На открытие и гала-представление, в котором были задействованы лучшие силы придворной сцены, она пригласила королеву, всю королевскую семью и весь двор. До сих пор все члены королевской семьи презирали Вильгемину. Любые контакты с ней гневно отвергались. Никто не хотел знать низкородную потаскуху!

Однако по воле короля все изменилось буквально за одну ночь. Теперь Вильгемина была знатной и приходилось ее признавать! И теперь она могла пригласить двор к себе. Вообще-то, было не очень тактично, что в качестве первого представления была выбрана опера Назолини «Клеопатра». В результате вскрылись старые раны. Историограф А. X. Дапмартин в своем труде «Жизнь при дворе Фридриха– Вильгельма II» так рассказывает об этом празднике:

«Королева, кронпринц и его супруга, как и другие королевские принцы и принцессы, дрожали от еле скрываемой злобы из-за унизительного положения, в которое они попали в качестве гостей женщины, само существование которой было им ненавистно. Какое достойное сожаления развитие событий! И какие печальные мысли навевало оно, каким тревожным сигналом оно было! Бледное лицо короля носило отпечаток смертельной болезни. Добрая королева выдавливала из себя вынужденное веселье... Именно ей принадлежала самая несчастная роль на праздничном вечере у графини Лихтенау. Выбор оперы был в высшей степени бестактным и предосудительным.

Сочувствующие и в то же время любопытные взгляды зрителей были большей частью направлены на королеву, как будто точную копию несчастной и покинутой неверным мужем Октавии».

Несомненно, этот праздник был большой ошибкой. Но король повелел. Может быть, он снова хотел в какой-то мере загладить свою вину перед Вильгеминой, которая столько лет была ему преданной подругой?! А может быть, он чувствовал, что дни его сочтены... Здоровье «Благословенного» было серьезно подорвано. Последствия разгульного образа жизни проявились в неопровержимых признаках водянки. Придворные врачи были не в состоянии помочь. Они предписали лечение водами в Пирмонте. Король согласился. Он приказал, чтобы графиня фон Лихтенау сопровождала его. Никто не осмелился возразить.

В это же время лорд Бристоль сделал попытку убедить короля передать на его попечение дальнейшую судьбу графини Лихтенау, чтобы она в будущем ни в чем не испытывала нужды. «Если Ваше Величество,– сказал он,– еще сомневается, какое будущее ожидает графиню, то я беру на себя священную обязанность защитить ее от любых лишений. Я отдам ей во владение замок в Англии и назначу ежегодную ренту в 2000 фунтов».

Но Фридрих-Вильгельм избрал другой ответ на письмо. Он тотчас подарил своей фаворитке 500 000 талеров в пятипроцентных голландских долговых обязательствах.

Когда общественность узнала о королевском подарке, то и снизу и сверху поднялся сильный ропот. Однако что такого?! Каждый должен был заботиться о себе, как мог! Министры и высшие придворные чины блюли свою выгоду. А дворянство засыпало доброго короля прошениями, где речь почти всегда шла о пожаловании дополнительных привилегий. А придворные слуги и лакеи таскали помаленьку, когда позволяла обстановка. И Лихтенау всего лишь получила то, что по доброй воле было ей подарено. Ведь король этим хотел вознаградить ее за верность...

Похоже, лечение водами в Пирмонте принесло облегчение. При возвращении в Берлин короля радостно приветствовал весь народ. Фридрих-Вильгельм объехал Берлин в одной карете с графиней Лихтенау. Народ ликовал. «Благословенный» вернулся к жизни!

Между тем кажущееся улучшение состояния здоровья короля было обманчивым. Болезнь обострилась. Фридрих-Вильгельм понял, что его звезда закатывается. Он знал, как настроена его семья, и хотел вынудить графиню уехать в Англию еще до своей кончины. Однако Вильгемина с неудовольствием отклонила эту заботу. Памятуя об их общей клятве верности, она решила остаться и не отступила. Она взяла на себя все заботы о больном монархе, находившемся в Мраморном дворце в Потсдаме. Никто и ничто, в том числе явные и скрытые угрозы, не могли вынудить ее уступить позиции сторонникам королевской семьи. Она хотела быть рядом с ним до тех пор, пока хватит сил. Она прекрасно понимала, что ей не стоит ждать ничего хорошего от королевской семьи, как только король отправится в последнее путешествие. На предложение голландского генерала Констана покинуть Берлин она храбро отвечала: «С сознанием полной моей невиновности я остаюсь, да, я остаюсь даже в том случае, если бы у меня была уверенность, что свои дни я окончу в тюрьме или под топором палача. Я ни при каких обстоятельствах не покину короля, который всегда был моим благодетелем и другом. Моя забота нужна ему. Кажется даже, что благодаря моему присутствию он чувствует себя лучше, и я предпочитаю смотреть тысяче смертей в лицо, пока дыхание еще теплится в нем».

Дни короля были сочтены. Ни врачи, ни знахари не могли вернуть ему уходящие силы. 15 и 16 ноября 1797 г. страдания больного стали нестерпимыми. Придворный врач, тайный советник Зелле, сообщил Лихтенау и королевской семье, что конец близок. Лихтенау, измученная длительным уходом за больным, упала в обморок, и ее отправили в собственные покои. Тотчас после этого в покоях короля появились генерал Бишоффвердер и два штабных офицера. В это время здесь находились только Ритц и камердинер-француз, члены королевской семьи отсутствовали при последних часах «Благословенного». Началась ужасная агония. Ничего не оставалось от того почитания, которым он был окружен, когда был здоров. Теперь, когда король больше не обладал прежним могуществом, никому больше не было до него дела. Его верная подруга лежала в беспамятстве. И 16 ноября 1797 г., в 9 часов утра, король избавился от своих страданий...

Не успел король умереть, как решилась судьба Лихтенау. Ее тотчас покинули все друзья. Они моментально перебежали в противоположный лагерь.

Прежний почитатель графини граф фон Гаугвиц с уверенностью нового хозяина тотчас отдал приказ, в соответствии с которым взвод гвардейцев должен был занять ее квартиру. Ее уведомили, что она находится под арестом.

Вот теперь все и началось! Всевозможные обвинения обрушились на голову беззащитной женщины! Она оказалась шпионкой, воровкой, короче говоря, исчадием ада, которое разоряло государство. За всем этим напускным возмущением стояли трусы и действительно замешанные в махинациях.

Так как никаких доказательств противного не существовало, эта ложь действовала. Злословили кто как мог. Вот, в благодарность за все благодеяния короля эта шлюха еще и отравила его. Ненависть к ней росла.

Народ проклинал ее и требовал ее публичного наказания. Раздавались даже призывы повесить ее. И хорошо еще, что она находилась под стражей, иначе чернь могла бы ее растерзать.

Наконец было принято решение. В нем было семь пунктов:

«1. Графиня фон Лихтенау выдала государственные тайны.

2. Она злоупотребляла умственной слабостью короля и поддерживала заговорщицкую деятельность розенкрейцеров.

3. Она обворовывала государственную казну.

4. В Пирмонте она раздаривала государственное имущество.

5. Она похитила самый ценный бриллиант короны – «Солитэр» и у умирающего короля сняла с пальца два кольца с бриллиантами.

6. За три дня до смерти короля она куда-то унесла его личный портфель.

7. Она сознательно не допускала семью короля к его постели».

Три месяца находилась Лихтенау под следствием. Судьи не смогли найти никаких доказательств ее вины. Все показания обвиняемой находили подтверждение. Она ничего не скрывала. В том числе подарки, вызвавшие пересуды против нее.

Таким образом, придворный суд был вынужден признать ее невиновность.

Король Фридрих-Вильгельм III получил судебное решение. Но отношение его все равно было пристрастным. Его ненависть к фаворитке отца пересилила свойственное ему уважение к законам. Лихтенау должна была пасть – вот и все. И 17 февраля 1798 г. королевская комиссия зачитала ей королевский указ, в котором Фридрих-Вильгельм повелел, чтобы она вернула короне все подаренные ей его отцом ценности, дома в Шарлоттенбурге и Берлине и те самые 500 000 талеров в голландских ценных бумагах. Считалось, что все это она у усопшего короля выманила.

Собственно украшения, которые ювелиры оценили в 15 630 талеров, серебряные вещи и посуда ценой 26 579 талеров, а также обстановка были ей оставлены. Из всего этого она должна была также заплатить свои долги.

Кроме того, графиня была сослана в крепость Глогау. Она получила содержание в сумме 4000 талеров в год. Она также ни в коем случае не должна была оспаривать устно или письменно решение короля или как-либо пытаться скомпрометировать королевский дом.

Со свойственным ей мужеством графиня повела себя и в новом положении. В Глогау она прижилась очень быстро, и ей даже удалось подружиться с тамошним обществом. Через некоторое время все еще достаточно обворожительная графиня познакомилась с гитаристом Фонтано, настоящее имя которого было Франц фон Гольбейн. Их отношения становились все более сердечными и скоро переросли в любовную связь. Не раз в разговорах со своим возлюбленным Вильгемина жаловалась на судьбу, которая, с одной стороны, сделала ее графиней, а с другой – такой несчастной. «Я очень хотела бы,– говорила она, – остаться простой дочерью музыканта».

Франц фон Гольбейн попросил графиню выйти за него замуж. Она направила королю прошение разрешить ей путешествие в Карлсбад, а также соизволить дать свое согласие на ее замужество с Францем фон Гольбейном.

24 апреля 1802 г. Фридрих-Вильгельм III ответил ей:

«Высокочтимая!

По вашей просьбе от 19 числа этого месяца милостиво позволяю Вам осуществить Ваше намерение и сочетаться браком с Гольбейном, а также желаю Вам всяческих удовольствий, вытекающих из этого. Также охотно разрешаю Вам отправиться в путешествие в Карлсбад и при этом надеюсь, что могу быть уверенным, что распространявшиеся к Вашему несчастью в прошедшем году слухи и в дальнейшем не получат подтверждения и что к моему удовольствию Ваше поведение не изменится.

Остаюсь Вашим милостивым королем.

Подписано: Фридрих-Вильгельм».

Так начался новый виток в жизни Лихтенау, который она должна была провести в совершенно других кругах. Ей нужно было похвалить себя за то, что она предусмотрительно не стала никому жаловаться на приговор по судебному процессу королевского двора против нее...

В качестве постоянного места пребывания был назначен Вроцлав, где на Бишоффсгарден она сняла очень уютную квартиру. Здесь 3 мая 1802 г. состоялась ее свадьба с Францем фон Гольбейном. Сорокадевятилетняя графиня фон Лихтенау стала госпожой фон Гольбейн. В течение следующих трех лет этот брак был очень счастливым. А потом Гольбейн снова зажил своей беспокойной жизнью, отправился в Париж, потом в Вену, где влюбился в одну известную шахматистку и после многочисленных и тягостных взаимных разбирательств навсегда оставил Вильгемину...

В 1804 г. банкиры Шиклер из Берлина и Микали из Ливорно начали против благородной графини Лихтенау судебный процесс и потребовали оплаты аванса в 30 000 талеров, выданного для знаменитого путешествия в Италию. Эти счета после смерти короля не были признаны финансовыми службами и остались неоплаченными.

Вильгемина сама была не в состоянии заплатить такую сумму и отправилась в Берлин, чтобы переговорить об этом с двором. Король решил, что купленные ею тогда предметы искусства должны рассматриваться как достояние государства, и в ответ на ее прошение ответил:

«Высокочтимая!

В соответствии с Вашим прошением от 4 числа прошлого месяца и в соответствии с докладом Государственного министра барона фон дер Река и изданным в то же время приказом канцлера фон Гольдека, касающихся претензий банкирских домов здешнего Шиклера и Микали из Ливорно на соответственно 14 061 и 3 002 талера, Вы будете поставлены в известность о принятом Канцлером решении, о чем Вам сообщает Ваш милостивый король.

Подпись: Фридрих-Вильгельм».

Позднее долг Шиклеру был также заплачен по приказу короля, и госпожа фон Гольбейн была наконец освобождена от этой заботы.

Женщина, которая прежде стояла в центре всех интриг прусского двора, теперь вела весьма замкнутый образ жизни. Из многих высокопоставленных представителей знати – как отечественных, так и зарубежных, которые поддерживали отношения с этой женщиной, когда она была близка королю, теперь оставался едва ли один! Прежняя куртизанка, во времена своего расцвета предъявлявшая высокие требования к своему образу жизни, теперь все больше скатывалась в пучину лишений и даже нищеты! Позади была бурная жизнь. В своей юности она слышала отзвуки великих побед Фридриха Несравненного, она видела Пруссию в зените славы! Затем в качестве верной подруги Фридриха-Вильгельма II прошла она через блеск и роскошь дворцовой жизни, а потом стала свидетелем падения, ударов судьбы под Исной и Ауэрштадтом и порабощения Германии Наполеоном. За все радости бытия, так щедро отпущенные ей в юности и в молодости, теперь Лихтенау приходилось годами расплачиваться одиночеством и всеобщим к ней пренебрежением. Именно из-за своей так противоречиво прожитой жизни эта женщина, которой так восхищались и которую так поносили, стала самим воплощением королевской куртизанки, которая после роскоши приближалась к нищете. В отчаянии она после заключения Тильзитского мира обратилась к императору Наполеону, к которому она в 1811 г. попала на прием в Сен-Клу, и попросила вступиться за нее перед прусским двором. Наполеон сначала совершенно не хотел заниматься этим. Затем ему пришла в голову мысль лишний раз досадить прусскому королю. И при его посредничестве ей были возвращены поместья Лихтенау и Брайтенвердер.

Ее современник, Вильгельм Доров, который неоднократно встречался в Париже с графиней Лихтенау, рисует нам ее в своих мемуарах «О пережитом. 1813—1820» (Лейпциг, 1843) «как очень интересную и одаренную женщину. Переполненная идеями и воспоминаниями, она очень красочно выражала их в устной речи, а вот описать не могла. Ее письма весьма далеки от правильной орфографии, а буквы похожи на иероглифы. Например, она писала „при чина“ вместо „причина“, „нещета“ вместо „нищета“, „чтенее“ вместо „чтение“ и т. д. Однако если взять себе за труд перевести эти письма на правильный немецкий, то окажется, что мысли и обороты речи превосходны». И даже в этом она была продуктом своей эпохи. Родным языком она владела плохо, а значительно лучше – французским, который в Европе в образованных кругах являлся основным средством общения.

В другом месте Доров рассказывает о благоприятном впечатлении, которое графиня производила уже в глубокой старости: «Все такая же красивая,– пишет он,– она могла не представляться. И фигура ее еще сохраняла прежние формы, а шея была почти такой же безупречной, как у девушки».

И это описание почти полностью совпадает с другим, сделанным ее современником. Макс Ринг изображает ее в своем романе «Розенкрейцеры и Иллюминаты» (Берлин, 1861) следующим образом: «Она остается одной из самых интересных женщин, которых я когда-либо знавал в своей жизни.

Это была пикантная брюнетка с пылкими темными глазами. А если ей чего и не хватало, она компенсировала это умом и очарованием. Даже ее маленький вздернутый носик придавал ее живому лицу своеобразное плутовато-очаровательное выражение. К тому же у нее был самый красивый в мире бюст. Шея и голова были прямо-таки классическими, а руки – совершенными. Модники никогда не проходили мимо магазина Факеля на Шлосфрайхайт, где они мерили и покупали перчатки ее изготовления. Пожилые господа еще и годы спустя с удовольствием вспоминали об этом. Ее гибкая фигура, ее свежее лицо напоминали вакханок с картин Рубенса. Все в ней дышало откровенной чувственностью и горячей жаждой жизни, что явственно сквозило в ее пылких взглядах, обольстительном смехе на ее полных губках и такой же полной белой груди...

В речи и в общении она казалась высокоодаренной и образованной женщиной, богатой на умные мысли и на остроумные замечания, которые она выражала в весьма изысканных выражениях. Правда, при более близком знакомстве оказывалось, что знания ее весьма неполны и поверхностны.

Она почти не имела представления об орфографии, хотя ее письма полны изысканных оборотов и оригинальных суждений, только бы кто-нибудь взял на себя труд расшифровать ее иероглифы.

Справедливо, сказала она мне как-то, что у меня в самом деле довольно неплохой вкус, светские манеры, способность к некоторым языкам и, наконец, есть некоторые познания в живописи, поэзии и музыке, но все это ничего не значит – я всего лишь использовала представившиеся мне возможности,– частично благодаря знакомству с талантливейшими людьми искусства в Германии, частично благодаря моим путешествиям во Францию и Швейцарию, однако умения разбираться в людях – вот этого у меня не было никогда».

К сожалению, сохранилось очень мало свидетельств очевидцев о жизни королевской куртизанки. Большая часть ее писем королю погибла в огне. Единственно достоверные сведения содержит «Апология» графини (Лейпциг и Гера, 1808). Поэтому многое о ее настоящем характере и о ее жизни осталось во тьме веков. А, например, любые сведения из современных ей газет и памфлетов дают достаточно одностороннее и примитивное изображение событий. Поэтому общая характеристика образа графини весьма неточна. Таким же получился ее портрет по свидетельству Гайгера «Берлин 1688—1840» (Берлин, 1895), принимающего во внимание все исторические источники:

«...Возлюбленная короля жила довольно уединенно в очень хорошо обставленных, но не роскошных домах в своем имении или в столице. Почти три десятилетия она была верной спутницей короля. А когда ее прелести перестали волновать короля, она стала его другом и доверенным лицом. Она не была ни сводницей, ни шпионкой или воровкой. Она совсем не была распутной женщиной, а просто в ранней юности вступила на неправедный путь и потом мужественно противостояла последствиям своих ошибок. Она не была образцом добродетели, но не была и ханжой. Она занималась благотворительностью, и ей были свойственны душевные порывы. Друзья еще во времена ее блеска называли ее „Другом Человечества“... Красота и ум впоследствии еще не раз могли сослужить ей службу, и иногда она не могла не воспользоваться этим, однако основной ее добродетелью была верность. И это привязывало к ней короля даже тогда, когда его сердце и ум были заняты другими...»

Остаются еще критические выступления ее явных врагов, которые, правда, совсем не обязательно в любом случае пытались очернить ее. Советник Фридрих фон Кельн пишет в своем труде «Доверительные письма о внутренних контактах при прусском дворе после смерти Фридриха II» (Амстердам и Кельн, 1807):

«... Принц отправил Лихтенау в Париж. А когда она вернулась и очаровала его как никакая другая женщина, король решил снять ей отдельный дом. В это же время она познакомилась с Ритцем, но осталась женщиной принца. Она в самом деле любила его и даже так ревновала, что многие опасались иногда за саму ее жизнь. Итак, она стала любовницей короля и должна была удовлетворять все его прихоти. В то же время она так хорошо изучила все привычки короля, как будто знала его с детства. И когда со временем чувства его к ней притупились, она держалась настолько сдержанно, что этим привязывала его к себе, и он снова и снова возвращался к ней.

Она была сама женственность, очень ревнивая и честолюбивая, но не злая. Она способствовала возвышению нескольких подлецов и обогащению нескольких нищих, которые после ее падения пытались обливать ее грязью.

Она никогда не пыталась ввести короля в большие расходы, и то, что она получила, было мелочью по сравнению с сотнями миллионов, выброшенными в окно главным расточителем. Несколько поместий в Марке, несколько сотен тысяч в драгоценных украшениях и 500 000 талеров в ценных бумагах – вот и все... В то же время она не согласилась принять поместья в Южной Пруссии и никогда не была подкуплена иностранными державами. В смерти Ингенхайм она была совершенно невиновна. Она насмехалась над розенкрейцерами и высмеивала их даже в присутствии короля, чем часто приводила его в бешенство.

Природа щедро одарила ее всеми чарами, чтобы соблазнять мужчин. Но она никогда не поддавалась легкомысленным связям. У нее была необыкновенно прекрасная фигура, совершенная и бесподобная. У нее был неплохой вкус и склонность к меценатству. У нее был самый изысканный в Берлине стол, самое непринужденное и веселое общество. Она была рождена и воспитана как куртизанка».

Три раза в своей бурной жизни у нее изменялись фамилия и положение. Однако наибольший интерес для потомства представляет как раз то время, которое она в качестве фаворитки и друга провела рядом с прусским принцем, а затем королем.

9 июня 1820 г. графиня умерла вследствие болезни печени. Надолго канула в Лету слава о ней, когда ее останки 13 июня 1820 г. были похоронены в склепе церкви св. Ядвиги.

В своей бурной жизни Лихтенау на себе неоднократно испытала истинный смысл поговорки: «Король королей – это бренность бытия!»

Глава IX ЭМИ ЛАЙОН, ЛЕДИ ГАМИЛЬТОН (1763—1815)

Это была богатая приключениями жизнь женщины с четко разграниченными этапами: бедность и нищета, блеск и богатство, горе и смерть... Эми Лайон была красивейшей девушкой своего времени. Этому вундеркинду судьба послала очень бедных родителей. Ее детство не было обласкано счастьем. Как и многое в ее изменчивой жизни, не известны точно год и день ее рождения. По всей вероятности, она родилась 26 апреля 1763 г. в Честере, столице графства Чешир. Ее крестили, вероятно, 12 мая 1765 г. в церкви в Грейт Нистоне. Вскоре после этого умер ее отец. После непродолжительного замужества ее мать осталась в самом бедственном положении. Еще молодая женщина, она возвратилась со своей малышкой на родину, в Гаварден в Флинтшире. Здесь она трудилась до изнеможения, чтобы прокормить себя и ребенка. Тяжелой была ее судьба. Но, несмотря ни на что, малышка расцветала. Она стала гордостью всего городка. Все, кто ее видел, забывали об ее низком происхождении. Одетая в лохмотья, она тем не менее была похожа на принцессу. Ее невинное благородное личико было обрамлено каштановыми прядями волос и очаровывало окружающих блестящими голубыми глазами. Она часто и заразительно смеялась, так как уже понимала, как красивы ее правильной формы зубки в разрезе пухлых губ. Наряду с классическими формами девичьей фигуры она подкупала естественностью характера и мелодичным звуком голоса. Никакая нарочитость или искусственность не нарушала гармонии общего впечатления.

Когда Эми Лайон исполнилось 13 лет, тяжелая жизнь предъявила свои права. Она должна была помогать матери. И вскоре ей пришлось самой заботиться о своем благосостоянии. После довольно непродолжительного обучения в местной школе – она едва умела читать, а еще хуже – писать – Эми Лайон получила место в доме глубокоуважаемого всеми жителями местного врача мистера Томаса. Она быстро завоевала доверие своих хозяев. А их хорошее отношение она позднее всегда вспоминала с огромной благодарностью.

Через три года Эми оставила это место и отправилась в свое первое большое путешествие. Она поехала в дилижансе в Лондон. Вероятно, это место в столице ей помог получить ее прежний хозяин. Она стала работать горничной в доме доктора Ричарда Бадда, врача госпиталя на Четем Плейс Блекфрайерс. Через некоторое время ей удалось найти более прибыльное место. Ее взял на работу торговец на Сент-Джеймс Маркет. Вероятно, владелец магазина хотел благодаря необыкновенной красоте девушки привлечь к своему заведению благородных покупателей. Однако уже через несколько недель все изменилось. Одной из богатых покупательниц очень понравилась миловидная продавщица, и она предложила ей место компаньонки в своем доме.

И неожиданно жизнь бедной девушки резко переменилась. Она надевала теперь элегантные платья с дорогими украшениями. Это еще больше подчеркивало ее прелесть и грацию.

В этом новом для нее окружении, как оказалось, царили весьма беспутные нравы. Но пример хозяйки не оказал еще влияния на молодую очаровательную девушку. На этом пути ее подстерегало много опасностей, рано начатая интимная жизнь могла завести не на ту дорожку. А Эми была все-таки достаточно тщеславной и легкомысленной. Теперь без особого труда она получала достаточно денег.

Дни были заполнены бессодержательной тратой времени и подготовкой к веселым вечеринкам. И посещавшие салон хозяйки господа не оставляли без внимания красотку, так и кружились вокруг нее. А когда она в естественной манере исполняла народные песни, гости были вне себя от восторга и награждали певицу бурными аплодисментами. Она была как будто рождена для театра. Особенно хорошо у нее получались драматические эффекты. Постепенно к ней пришла уверенность в своих возможностях.

Как раз в годы этого беззаботного существования и появилась в ее характере черта, с такой остротой проявившаяся впоследствии: склонность к интригам. Честолюбие ее росло, она начала любоваться собой. Часами могла она всматриваться в свое отражение в зеркале и постоянно открывала в нем какие-нибудь новые привлекательные черты!

Теперь было только вопросом времени, кто из многочисленных ловеласов будет наиболее способен сорвать дорогой цветок.

Знакомство красивой девушки с интимной жизнью произошло довольно банально. Побудительной причиной ее вступления в лабиринт любви были, как кажется, благородные мотивы. Достаточно заурядное событие послужило поводом к первой любовной связи, которая вначале носила элементы жертвенности. В начале войны за независимость американских колоний двоюродного брата Эми забрали в армию и послали служить матросом на военный корабль. В попытке вызволить родственника она решила прибегнуть к казавшемуся ей верным средству. Она обратилась непосредственно к капитану корабля, будущему адмиралу Джону Виллету Пейну. Эми умоляла его отпустить юношу. Такую очаровательную просительницу капитан не мог отпустить, не выполнив ее просьбы. В то же время он выдвинул встречное условие: Эми должна была за это стать его любовницей. В самом деле, высокая цена! И решение надо было принять тотчас! Родственные чувства победили. Кузена освободили. Девушка выкупила его. И интимная жизнь началась. Это было упоение сладострастия. Как капитану завидовали! Но он и не подумал о том, чтобы узаконить эти отношения. Когда кораблю пришла пора поднимать паруса, последовало короткое прощание. Любовные грезы пришли к концу. Беспомощная Эми вернулась обратно.

Наступила беспросветная нужда. Ведь она была к тому же в положении. Обремененная всеми этими заботами, в возрасте 17 лет, вернулась она к своей матери в Гаварден. Родилась девочка, плод мимолетной любви. В возрасте пяти лет она была отдана на попечение бабушки, некоей миссис Кидд.

Однако оптимистичная натура Эми быстро преодолела все горестные заботы, и она снова отправилась в Лондон, чтобы попытать счастья. После рождения дочери она стала еще красивее, еще очаровательнее.

Но богиня счастья пока не хотела поворачиваться к ней лицом, и небо заволокли тучи. У нее не было никаких средств к существованию. В отчаянии бродила она в водовороте равнодушного к чужим бедам огромного города. Теперь никто не обращал внимания на ее до того общепризнанную красоту. Только забулдыги преследовали ее по пятам. Доведенная до последней степени отчаяния, она, как последняя потаскуха, была вынуждена выставить на продажу свое тело. И в самый мрачный час ее жизни вмешалось счастливое провидение.

Эми попалась на глаза одному авантюристу. Своим опытным взглядом тот обратил внимание на красоту в потрепанной одежде и тотчас оценил ее. Это было то, что он искал. Он должен был заполучить эту красавицу. Неподражаемый объект для различных махинаций! Такое совершенство в образе женщины Лондон никогда еще не видывал! Доктор Джеймс Грэхэм, «эмпирик и шоумен», знахарь и шарлатан, был вне себя от счастья. И его разгульная реклама не осталась без внимания. И дворяне, и простолюдины, и бродяги – все клюнули на многообещающие афишки чудесного доктора. Каждый своими глазами хотел посмотреть на богиню здоровья, полюбоваться на ее прелести. Предприимчивый бизнесмен Грэхэм, этот жрец начальной стадии порнографического искусства, заказал лучшим рисовальщикам гравюры своей «Богини», на них тотчас же возник хороший спрос. Среди них был, скорее всего, и Джордж Ромни, увидевший здесь впервые свою натурщицу, которая помогла ему заложить основы будущей славы.

А самым популярным зрелищем в заведении Грэхэма был так называемый «Храм Аполлона» с небесным ложем. Здесь красота принимала разные соблазнительные положения, которые подчеркивались дорогостоящими легкими одеяниями. И впечатление еще больше усиливалось благодаря световым эффектам. При этом раздавалась приглушенная духовная музыка, которая должна была способствовать благочестивому складу мыслей присутствующих... Прохвост умел вести дела. Все новые толпы людей устремлялись к нему. «Храм Аполлона» с богиней здоровья стал предметом постоянных пересудов в Лондоне.

Как долго служила Эми Лайон необыкновенному бизнесмену, точно не известно. А когда она его покинула, ее судьба приняла новое, совершенно непредвиденное неправление. Путь ее лежал в старинный замок. «Богиня» Грэхэма пробудила высшие чувства в молодом баронете сэре Гарри Фезерстоунхофе, постоянном посетителе «чудесного замка». В нескольких словах он объяснился красотке в пламенной любви к ней. Он был очень внимательно выслушан. И они очень быстро пришли к согласию.

Уже почти забытый комфорт манил с волшебной силой. И Эми последовала за бароном в его родовой замок Ап Парк в Сассексе. Для искательницы приключений Эми началась новая, до сих пор совершенно неизведанная жизнь. Перед ней открывались неограниченные возможности. Она стала любовницей баронета. В ней тотчас проснулось высокомерие. Только теперь ее характер предстал в обнаженном виде. К многочисленной прислуге она относилась презрительно и свысока.

А балы сменяли один другой. Огромные суммы проходили через руки прекрасной куртизанки. Богатство легкомысленного владельца замка казалось неистощимым. Праздничные прогулки верхом показали, что Эми искусная наездница. Тот, кто видел это, был поражен. Ни один забор не был для нее слишком высоким, ни один ров – глубоким. Любое препятствие она брала с неподражаемой грацией, как будто родилась в седле. В Ап Парке она вела себя как владелица. Гости баронета были очарованы ее талантами. Но только она была единственной дамой в этом кругу. Жены английских аристократов держались подальше от этих развлечений. Они не хотели иметь ничего общего с любовницей молодого баронета. Ее происхождение, как говорили, терялось в глубочайшей тьме...

И скоро беззаботная жизнь закончилась, и радость улетучилась. Молодому баронету надоела легкомысленная красотка. За несколько недель она так облегчила его казну, что привела на грань разорения. Его, еще несовершеннолетнего, родные постоянно допекали, чтобы он тотчас порвал с такой мотовкой. И баронет поспешил последовать их совету. Он должен был сделать это как можно быстрее, если не хотел лишиться отцовского благоволения. По примеру таких же повес он снял в глухом квартале Лондона скромную квартиру...

Еще одна смена декораций! После комфорта и блеска – ужасающая повседневность. Разрыв произошел. Ни одно из многочисленных писем, которые прекрасная Эми написала своему кавалеру, не было удостоено ответом. И снова жуткая нищета стояла у порога. А к тому же еще и беременность. Родившийся ребенок вскоре умер.

Между тем во время этого тяжелого испытания произошло чудо: во время недолгого пребывания в замке Ап Парк покинутая теперь женщина познакомилась с английским дворянином, сэром Чарльзом Гревиллем из знатного рода Варвиков. Гревилль, пламенный поклонник изящных искусств и обладатель знаменитой коллекции картин, находился в дружеских отношениях со знаменитейшими художниками своего времени. Он взял на себя полное содержание нищей любовницы своего друга. Теперь, чтобы скрыть свою прежнюю жизнь, она решила воспользоваться другим именем. Отныне она звалась мисс Эмили Харт.

В доме Гревилля на Паддингтон Грин она нашла пристанище надолго. Однако новый друг и покровитель выставил жесткие требования: он хотел отдать в ее распоряжение свой дом и свое сердце только при условии, что она пообещает изменить в корне свой легкомысленный, разгульный характер и сумасбродный образ жизни. В этом случае он пообещал, что возьмет к себе также ее мать и ребенка. Эмили обещала и была очень рада и благодарна ему за все.

Под руководством Гревилля для Эмили началась новая жизнь. Ему весьма импонировала идея вернуть к нормальной жизни женщину, которая ему необыкновенно нравилась. А в то же время его проект напоминает задачу со многими неизвестными. Он должен был экономить, ведь он был беден. Содержание дома в Иджвар Роу стоило более 100 фунтов. А подружка его, которая в Ап Парке пускала на ветер немыслимые суммы, теперь должна была довольствоваться ничтожными подачками на карманные расходы в виде 30 фунтов в год. На этом был основан воспитательный принцип Гревилля. Эмили должна была учиться хозяйничать. Кроме того, он почти по-отечески заботился о ее довольно поверхностном воспитании. Ее обучали иностранным языкам, музыке, пению, литературе и рисованию. Выезжали очень редко. День был заполнен до предела. Но не только одним обучением... Гревилль лелеял свою новую подружку, как ювелир редкую драгоценность.

Суровый воспитательный метод оказался успешным. Легкомысленная и сумасбродная Эмили стала прилежной, домовитой и экономной. А ее мать, которая по неизвестным нам соображениям тоже изменила фамилию, образцово вела домашнее хозяйство. К числу друзей Гревилля принадлежал также художник Джордж Ромни. Его глаз художника выделил молодую, яркую красавицу Эмили.

На долгие годы она стала его единственной и терпеливой моделью, которую он увековечил кистью в многочисленных этюдах по образу античных статуй. Гревилль с ревностью следил за своей протеже. Он почти полностью отгородил ее от окружающего мира. Ему был известен необузданный темперамент его любовницы. Он не должен был также допускать никаких излишеств из финансовых соображений. Его доход как члена парламента составлял 500 фунтов в год, из которых надо было покрывать все расходы. Его новое увлечение ставило под сомнение его положение и государственную карьеру в чопорном английском обществе...

Однажды вечером он пригласил свою возлюбленную на прогулку в Рейнилаф Гарденс, чтобы праздничная толпа, разноцветные фонарики и выступления с народными песнями певцов и певиц немного развеяли ее. Эмили была счастлива, она бездумно отдавалась этому удовольствию. И едва очередная певица закончила свое пение, в любовнице Гревилля взыграло так долго сдерживаемое честолюбие, и она решилась показать и свои таланты при всем честном народе. Прямо среди толпы она начала звонким, как колокольчик, голосом исполнять свои любимые песни, которые только что разучила дома с учителем пения. Гревилль был близок к отчаянию. Когда своенравная певица закончила, поднялся шквал аплодисментов. Чтобы предотвратить дальнейшие скандальные выступления, Гревилль в ярости увлек свою романтически настроенную возлюбленную к стоявшему неподалеку извозчику и как можно быстрее отправился с ней домой.

Это происшествие вскоре послужило поводом для взаимного охлаждения. Любившая попеть Эмили не могла понять, почему Гревилля так оскорбило ее вполне естественное желание выступить в присутствии публики. Он же в свою очередь тоже не понимал ее. Он не знал ее тайного желания во что бы то ни стало заставить говорить о себе свет, где она хотела играть какую-либо роль. Это болезненное честолюбие не оставляло ее в покое и было движущей силой всех ее действий. Она хотела добиться успеха любой ценой. Логичный ум Гревилля не был в состоянии понять это. Его гнев не мог пройти так быстро. И тогда прекрасная куртизанка прибегла к театральному жесту. Она сложила элегантные туалеты, надела простое платье, в котором появилась в доме Гревилля, и объявила, что хотела бы навсегда покинуть его дом. Такого Гревилль от нее не ожидал. Хитрость удалась. Он тотчас смягчился, и их отношения стали еще сердечнее, чем когда бы то ни было.

Почти четыре года длилась эта идиллия. За это время Эмили родила «дражайшему Гревиллю» троих детей – двух девочек и мальчика. А жениться на своей возлюбленной Гревилль так и не решился – частично по соображениям экономии, частично из-за недостатка решительности и отсутствия одобрения со стороны своих родственников.

Наступило лето 1784 г., и совершенно неожиданно новый поворот судьбы должен был осуществить честолюбивые мечты Эмили. Дядя Гревилля, кавалер сэр Вильям Гамильтон, уже много лет жил в Неаполе в качестве посла Британской империи при дворе неаполитанского короля. Он пользовался безграничным доверием английского короля. И деятельность Гамильтона как дипломата была очень успешной. К тому же он проявил себя талантливым исследователем в естественных науках, а в качестве опытного и удачливого собирателя сокровищ искусства приобрел даже всемирную известность. Значительное состояние позволяло ему жить на широкую ногу. В качестве делового человека посол Его Британского Величества приобрел при неаполитанском дворе большую популярность. В то же время он был великолепным рассказчиком, страстным охотником, очень музыкальным, и даже в пожилом возрасте лучшим танцором при дворе.

В 1782 г. умерла его супруга. С тех пор его племянник Гревилль жил в постоянной тревоге. Не было бы ничего странного в том, что богатый дядя снова захотел бы жениться. В этом случае Гревиллю нечего было бы рассчитывать на наследство, и все его надежды на будущее были бы похоронены. В расчете на ожидаемое наследство он, случалось, немало тратил на приобретение произведений искусства и наделал немало долгов. Его кредиторы также позволяли убаюкивать себя этими надеждами. Они были в курсе тесных родственных отношений Гревилля с послом в Неаполе и терпеливо ждали.

Когда в Иджвар Роу у Гревилля появилась возлюбленная, расходы еще больше возросли. Однако он не хотел слишком экономить ни на ней, ни на своей коллекции. И вскоре хозяйственные расходы стали намного превышать четко ограниченный доход. Гревилль был весьма озабочен. В конце концов наступил момент, когда некоторые кредиторы не хотели больше ждать. А богатый дядюшка был далеко. К тому же было под большим вопросом, найдут ли у него понимание дорогостоящие пристрастия бедного племянника и захочет ли он помочь ему...

В разгар этих тягостных раздумий летом 1784 г. сэр Вильям Гамильтон появился в его доме. Он решил провести на родине длительный отпуск. Познакомившись с прекрасной Эмили, он стал постоянно бывать в Иджвар Роу, чтобы полюбоваться на грациозность и миловидность подружки своего племянника. В разговоре с ним он как-то сказал: «Она красивее, чем что угодно, созданное когда-либо природой».

Постепенно отношения дяди Гревилля с Эмили становились все теплее, откровеннее. Почти всегда в послеобеденное время, бывая в Лондоне, отправлялся он на Паддингтон Грин, чтобы взглянуть на «прекрасную подавальщицу чая из Иджвар Роу», как он ее называл, и насладиться общением с ней.

Гревилль положительно относился к возрастающему сближению дяди с Эмили. Это к тому же улучшало его с ним отношения и давало надежды на будущее. Обдумав заранее все ходы, Гревилль как-то откровенно поговорил с дядей о своем тяжелом материальном положении. Сэр Вильям помог. Но не бескорыстно. Одновременно он, в свою очередь, сделал предложение: чтобы как следует поправить бюджет племянника, он должен увезти с собой «прекрасную подавальщицу чая из Иджвар Роу». И племянник смог убедить свою любовницу отправиться в путешествие в Италию. Вскоре после этого сэр Вильям нашел возможность и со своей стороны убедить Эмили принять его план. Он сказал ей, что она будет брать уроки пения у знаменитейших итальянских мастеров, а потом, конечно, станет самой прославленной певицей своего времени. Однако все это будет возможно только в том случае, если она решится на временную разлуку с Гревиллем. «Дорогой Гревилль,– прибавил дядя,– по истечении года сможет забрать тебя обратно». Эмили уже была заинтересована этим проектом. Она сердечно благодарила великодушного дядю.

При этом у нее не возникло даже малейшего подозрения, что Гревилль с радостью согласился с этим планом дяди, чтобы постепенно совсем избавиться от нее и передать в другие руки. А потом он избавится от многих своих забот, так как однажды состояние сэра Вильяма перейдет к нему...

Так дядя и племянник в тайном согласии решили судьбу Эмили. Через некоторое время план был приведен в жизнь. Сэр Вильям возвратился в Неаполь и дал согласие, что мать Эмили будет сопровождать ее. Обе они покинули Лондон 14 марта 1786 г. и в дилижансе через Германию отправились в Италию.

Прекрасная Эмили покинула Лондон в качестве любовницы Гревилля, чтобы стать любовницей сэра Вильяма. Гревилль методично следовал разработанному плану. Он замкнулся в абсолютном молчании, которое не могли пробить даже самые нежные любовные письма Эмили...

Через четыре дня после прибытия в Неаполь у нее закрались первые подозрения. И она написала Гревиллю: «Сегодня утром у меня состоялся разговор с сэром Вильямом, который меня очень опечалил. Гревилль, мой дорогой Гревилль, напиши же мне что-нибудь любовное».

Но от Гревилля ничего не было. А между тем сэр Вильям начал приучать ее к великосветским манерам. Со времени прибытия в Неаполь возлюбленная Гревилля должна была носить имя Эмма, а не Эмили.

Гамильтон был очарован умением Эммы вести себя, ее аристократическими талантами, ее умением приспосабливаться к совершенно новым условиям жизни. Их отношения развивались теперь в условиях великосветского этикета.

Постепенно Эмма прозрела. Ее недоверие росло. 1 августа 1786 г. она писала Гревиллю: «Я была бы значительно спокойней, если бы вернулась к тебе... Я никогда не буду его любовницей! А если ты оттолкнешь меня, я заставлю его жениться на мне!» Но и теперь Гревилль промолчал, и в ноябре 1786 г. Эмма стала любовницей сэра Вильяма.

Неаполитанское общество приняло красивую женщину с распростертыми объятиями. Только неаполитанский двор отказался принять ее. Королева Мария-Каролина, дочь Марии-Терезии, не собиралась признавать любовницу английского посла. Чтобы положить конец этому щекотливому положению, сэр Вильям решил жениться на Эмме. Это было как раз то, к чему она стремилась!

И в 1791 г. неравная чета совершила путешествие в Лондон, чтобы освятить свой брак на родине. 6 сентября 1791 г. в церкви св. Марии в Лондоне в присутствии многочисленных представителей английской знати произошло венчание. Эмма подписала брачный договор «Эми Лайон», в то время как в объявлении о брачной церемонии была указана «мисс Эмма Харт». Что же, теперь она стала супругой английского посла сэра Вильяма Гамильтона и в качестве таковой имела право на все знаки почтения, принятые в обществе.

Сразу после церемонии сэр Вильям получил аудиенцию у английского короля. Король сказал: «Мне сообщили, что вы собираетесь жениться, но я надеюсь, что это неправда». «Ваше Величество,– возразил Гамильтон,– я уже обручился с мисс Эммой Харт». Королева также отклонила представление леди Гамильтон.

Однако чтобы не возвращаться в Неаполь не будучи признанной европейскими дворами, интриганка Эмма воспользовалась таким трюком. Она заставила сэра Вильяма отправиться в Париж и получить для нее аудиенцию у Марии-Антуанетты, сестры неаполитанской королевы. После этого все сословные препятствия были устранены.

Предприимчивость леди Гамильтон в сочетании с ее яркой красотой помогли растопить сердце королевы Марии-Каролины. Через короткое время она уже была с королевой в «доверительных» отношениях. Наконец-то ее честолюбивое стремление играть в обществе определенную роль было удовлетворено.

Вопросы политики и правления в Неаполитанском королевстве полностью находились в руках королевы. Фердинанд IV совершенно не заботился об этом. Его постоянный спутник сэр Вильям Гамильтон так описывает короля и его увлечения: «Ни один европейский монарх без исключения не получил такого скверного образования, как неаполитанский король. Только на итальянском он говорит без особого труда. А итальянский, на котором он обычно говорит, это неаполитанский диалект, на котором говорят его самые бедные подданные, лаццарони. Французский он едва понимает и говорит на нем, если не остается ничего другого, но читает он книги французских писателей очень редко и еще реже пытается писать на нем. Все его письма отцу, королю Испании, написаны на невообразимом неаполитанском жаргоне... Фердинанд, который вообще очень редко что-нибудь читает, в высшей степени несчастен, если идет дождь, и погода настолько плоха, что нельзя поехать на охоту. В этом случае предпринимается все, что угодно, чтобы убить время и развеять скуку короля самыми нелепыми и дурацкими способами... Основными пристрастиями короля являются рыбалка и охота. Ради этого он готов на любые тяготы и лишения... Так проводит король большую часть своей жизни, в то время как государи Германии, Англии, Франции и Испании заняты войнами. Не то чтобы ему было безразлично благосостояние его подданных или что он беспечно относится к безопасности и процветанию своих владений. Напротив, он очень расположен к своему народу и постоянно показывает это. Однако его неправильное воспитание делает его застенчивым и неловким, а его министры совершенно не горят желанием побудить его волю или укрепить ее».

Фердинанд был настоящим «Королем лаццарони». С представителями любых слоев общества он был на дружеской ноге и охотно предоставлял королеве все бразды правления. Мария-Каролина вполне соответствовала своему происхождению и высокому сану. Она умела соблюдать дистанцию...

С тех пор как они так подружились с леди Гамильтон, которая прежде всего стремилась войти в придворный круг, королева частенько устраивала веселые вечеринки. И изысканный вкус леди Гамильтон пришелся очень кстати. Ее удачные обращения к классическим моделям вызывали всеобщее восхищение. К тому же она великолепно танцевала. Благодаря ее вкусу еще и сегодня известен танец с вуалью. Танцуя тарантеллу, она была неутомима. Страстность ее была такой, что в конце концов ни один партнер не выдерживал ее ритма в этом стремительном, страстном танце, и в конце танца она оставалась одна. Здесь она проявляла себя как настоящая вакханка.

Со временем она стала позволять себе слишком много, что не находило одобрения королевы и даже вело к некоторой натянутости отношений. Но с тех пор как Эмма стала супругой посла могущественной Британской империи, никто не осмеливался особо возражать ей. И если в то же время у нее не было четкого представления о механизме большой политики в Европе, она всегда имела возможность о многом узнать из тайной деятельности сэра Вильяма и была в состоянии использовать это в своих интригах или в качестве посредницы по своему усмотрению. Она хотела господствовать в обществе и быть почитаемой как дворянством, так и простым народом в качестве высокородной дамы, влияние которой котируется очень высоко. Эмма, пожалуй, переоценивала это влияние, однако в глазах общественности оно выглядело значительным. Это окружало ее персону определенным ореолом загадочности, который она старалась поддерживать всеми средствами своего актерского мастерства.

Многие попались в эти сети. И нельзя с уверенностью судить о ее безупречной супружеской верности. Ее несколько легкомысленная манера поведения нравилась мужской половине светского общества и была причиной появления у нее нескольких тайных почитателей. Большие связи ее мужа тоже были причиной домогательств некоторых людей, любителей половить рыбку в мутной воде. Именно этому обстоятельству можно приписать то, что деятельность сэра Вильяма в Неаполе стала не всегда встречать одобрение на родине...

В этой кризисной обстановке появились первые тревожные признаки, вызванные революцией во Франции. Неаполитанская королева с тревогой смотрела в будущее. Ведь если пламя беспорядков перекинется на Италию, Неаполитанское королевство тоже пострадает. В эти смутные времена ей представилось, что лучше всего будет, если английский посол, которого она знала уже 20 лет, сохранит свой пост как можно дольше. Умная королева понимала, что безопасность и стабильность господства Бурбонов в Неаполе в дальнейшем в значительной мере будут зависеть от поддержки Британской империи. Именно этим соображениям и можно в первую очередь приписать успех Эммы. Собственно говоря, они были направлены в адрес английского посла, а Эмма была всего лишь посредницей. Все-таки она сильно преувеличивала свое положение и свое влияние...

Сентябрь 1793 г. Английский капитан Горацио Нельсон впервые прибыл в Венецию и здесь познакомился с супругой сэра Вильяма. Сопровождаемый своим пасынком Джошуа Нисбетом, он приплыл в Неаполь на корабле «Агамемнон» и передал сэру Гамильтону послание английского правительства. Сэр Вильям широко распахнул перед ним двери своего дома и представил его Марии-Каролине, встретившей его с распростертыми объятиями. Она не стала скрывать своей ненависти к Франции, что полностью совпадало с политикой британских властей...

На Нельсона Эмма произвела самое благоприятное впечатление, и он написал своей жене: «Леди Гамильтон очень благосклонна к Джошуа. Это очень любезная молодая дама, которая с честью несет свое тяжелое бремя».

В Неаполе пока еще большей частью не беспокоились о наступающих тревожных временах, хотя горизонт в делах политики был затянут грозовыми тучами. Никто не сомневался в будущей помощи Англии.

Летом 1795 г. французским революционерам удалось окончательно запугать своими угрозами кабинет министров в Мадриде. Испанский король уступил, он был готов заключить мир с беспокойным соседом и сообщил об этом королю Фердинанду в тайном послании. Разрыв с Англией стал неизбежным, как только договор должен был вступить в силу. Обстановка все больше обострялась. По всей Италии сторонники французов одерживали верх и творили, что хотели. Даже мир, который Неаполь заключил с Францией, ничего не мог изменить в этих совершенно неопределенных политических условиях. Ведь король был в какой-то степени «королем по милости Франции».

В 1798 г. английский посол писал главнокомандующему английским флотом в Средиземном море: «Несмотря на кажущийся мир с Французской республикой, монархии в Неаполе грозит тем не менее неминуемое уничтожение. Последнее послание парижской Директории больше всего напоминает язык уличных грабителей: кошелек или жизнь! Тот, кому грозит опасность утонуть, естественно, цепляется за соломинку. И Вы легко можете себе представить, что правительство, чтобы избежать этой опасности, в первую очередь надеется на поддержку находящегося под Вашим командованием флота».

Теперь Нельсон со своим флотом получил задание заняться слежкой за противником на море.

И 1 августа 1798 г. Нельсон одержал решительную победу над французами в знаменитой битве при Абукире. Во всей Европе царила радость от этого грандиозного успеха. В Неаполе ликование было особенно бурным.

Когда Нельсон на борту «Венгарда» вошел в гавань Неаполя, благодарные неаполитанцы горячо приветствовали победителя и чествовали его как освободителя. Король, королева, английский посол и его супруга присоединились к ним, чтобы в свою очередь выразить свою благодарность. И здесь в который раз уже проявился талант леди Эммы Гамильтон как актрисы. С возгласом: «О Боже, неужели это возможно!» она упала в обморок и прямо в объятия героя морей!

Теперь победителя при Абукире чествовали без конца. В его честь постоянно устраивались грандиозные праздники, которые вообще-то значили не так уж много для серьезного морского волка.

А у леди Гамильтон теперь была только одна цель: любым способом заставить свое имя зазвучать рядом с именем Нельсона. Нельсон должен был стать ее другом! И она не успокоится, пока не добьется своего. С помощью его победоносного блеска, его всемирной славы хотела она удовлетворить свое ненасытное честолюбие, вознестись еще выше!

В суматошной войне против французов в рядах австрийской армии приняли участие и неаполитанцы. Король Фердинанд вместе с армией в 32 000 человек тоже отправился на Рим, однако его, еле живого, вскоре доставили в Неаполь...

В это время опасность стала такой неотвратимой, что королевской семье не оставалось другого выхода, как под защитой английского флота спасаться бегством в Палермо. В этот решающий час леди Гамильтон и ее муж сопровождали королевскую семью, и у Эммы хватило такта убедить всех, что спасение от опасности говорит только об их жертвенности, предусмотрительности и энергичности.

Неаполь был занят французами. Разразилась революция. Казалось, что с монархией покончено навсегда. Однако через несколько часов появился Нельсон со своей эскадрой и освободил город. Среди обвиняемых в предательстве находился и принц Франческо Караччиоли, отличный неаполитанский морской офицер. Он сопровождал королевскую семью на Сицилию. Затем, когда была провозглашена Республика, он вернулся в Неаполь, чтобы попытаться спасти свое состояние, так как в противном случае оно было бы потеряно.

Здесь его убедили принять командование над республиканским флотом. Когда монархия была восстановлена, то он предстал перед судом по обвинению в государственной измене и был приговорен к смертной казни.

Приговор должны были привести в исполнение на флагманском корабле Нельсона в присутствии королевской семьи и леди Гамильтон. Караччиоли стал просить о пощаде. «Я ведь уже старик,– повторял он,– у меня нет семьи, которая будет меня оплакивать, поэтому я не слишком дорожу моей жизнью. Но мне невыносима мысль о том, что я буду повешен!» Караччиоли думал, что вмешательство леди Гамильтон может облегчить его судьбу, и обращался он главным образом к ней. Но гордая дама ничего не ответила. И приговор был приведен в исполнение. К вечеру принц был повешен на рее на глазах всех находящихся на борту. Как рассказывают очевидцы, леди Гамильтон с удовольствием следила за кошмарным спектаклем, хотя ее вмешательство и могло изменить ужасную судьбу этого заслуженного моряка...

Через пять дней после счастливого возвращения королевской семьи в Неаполь королева подарила Эмме драгоценности за ее услуги. Сэру Вильяму также были пожалованы разнообразные знаки отличия.

В течение всего этого смутного времени, когда решалась судьба королевства, Эмма усердно стремилась к сближению с Нельсоном. Довольно скоро ей это удалось.

На доброжелательного адмирала подействовали чары многоопытной жрицы Венеры. Суровая жизнь моряка не оставляла ему времени, чтобы как следует изучить душу лукавых и изысканных светских женщин. Не раз требовалось Эмме особое искусство, чтобы заманить в свои сети ничего не подозревавшего воина и заставить его плясать под свою дудку. Ей и в голову не приходило, что всем этим она разрушает счастливый брак Нельсона. У нее была только одна цель: любыми способами удовлетворить свое честолюбие. И по представлению Нельсона тщеславная женщина была в 1799 г. награждена тогдашним Великим Магистром Мальтийского Ордена русским императором Павлом I крестом за «Особые заслуги»...

Прямо на глазах ее супруга отношения Эммы с Нельсоном становились все интимнее. Она уже забыла, что за все должна благодарить сэра Вильяма. Теперь она и не думала о своих обязанностях. Ей хотелось погреться в лучах чужой славы. Ее эгоизм и болезненное тщеславие на всех этапах побеждали любые проявления благородных чувств...

Летом 1800 г. сэр Вильям Гамильтон оставил свои пост и в сопровождении Нельсона и своей супруги через Вену, Дрезден и Гамбург возвратился на родину. Здесь победоносный герой морей был встречен с небывалым почетом и отмечен многими наградами. Во время официальных торжеств Эмма не отходила от него. Она присутствовала рядом с ним на всех приемах, несмотря на явное осуждение жены Нельсона и ее родни, а также широких кругов общественности. Она просто перенесла место действия своих спектаклей из Неаполя в Лондон. Она еще не хотела уходить со сцены. Никак не хотела! А появления в обществе вместе с Нельсоном как нельзя лучше удовлетворяли ее болезненное честолюбие.

Славный герой морей в руках этой женщины превратился в тряпку. Он полностью попал под ее влияние, а она получила возможность безгранично руководить его поступками и даже злоупотреблять этим. Не понимая этого он поделился частью своей заслуженной в боях славы с человеком, совершенно не достойным этого.

А прославленная красотка понимала, что ее красота вянет. Поэтому она все сильнее оплетала своими сетями Нельсона. Она вдруг стала холодна с ним, а потом окончательно привязала его к себе: 30 января 1801 г. она родила девочку, плод их любви. Нельсон с наилучшими чувствами признал свое отцовство. В абсолютной тайне рожденный ребенок 13 мая 1803 г. при крещении в церкви св. Марии получил имя Горации Нельсон-Томпсон.

В мае 1801 г. сэр Вильям составил завещание. Его племянник Чарльз Гревилль был главным исполнителем завещания и основным наследником.

После смерти мужа леди Гамильтон должна была получить 300 фунтов, а ее мать – 100 фунтов. Кроме того, леди Эмма должна была получать пожизненную ренту 800 фунтов в год. А 8 марта 1803 г. сэр Вильям увеличил единовременную выплату своей жене до 800 фунтов.

После возвращения из Неаполя Гамильтон купил недалеко от Лондона сельский дом Мертон Плэйс, который позже он подарил своему другу Нельсону.

6 апреля 1803 г. сэр Вильям умер. Последние годы его жизни были не очень радостными. Из-за постоянного веселья, царившего в доме, что леди Эмма не считала нужным согласовывать с мужем, его дом стал напоминать гостиницу. Ему не хватало покоя, которым он хотел бы насладиться в старости и которого он фактически был лишен всю свою жизнь. Леди Эмме такой покой был чужд. Для полного счастья ей всегда нужны были посторонние!

Последние шесть предсмертных ночей Нельсон постоянно был с ним. И сэр Вильям умер в убеждении, что Нельсона с Эммой связывает только искренная дружба. От него скрыли рождение ребенка, который носил имя Нельсона. До последней минуты умирающий почитал Нельсона как добродетельнейшего человека с характером героя.

В день смерти своего мужа леди Эмма написала в свойственной ей театральной манере: «6 апреля – несчастливый день для осиротевшей Эммы. В 10 часов 10 минут утра верный сэр Вильям навсегда покинул меня!»

Одних этих строчек вполне хватило бы, чтобы нарисовать портрет типичной легкомысленной женщины.

Теперь начался последний этап ее полной приключений жизни. Теперь она всему миру была известна как любовница известного героя морей Горацио Нельсона!

Вскоре после смерти мужа леди Гамильтон обратилась к королеве Марии-Каролине, которую она во время своего счастливого пребывания в Италии называла «моя королева», и за свои многочисленные политические и личные услуги, оказанные королевскому дому, попросила уже сверхнаграду.

Но вопреки ожиданиям на этот раз ничего не вышло. Королева ограничилась официальным посланием с перечислением заслуг просительницы, которое ее министр передал прямо английскому кабинету в Лондоне!..

В мае 1803 г. Нельсон отправился в длительное плавание по Средиземному морю. Он оставил свою любовницу в мрачном настроении. Эмма, которая постепенно теряла свое прежнее очарование, воспользовалась этим, чтобы рассеять свое одиночество. Она жила то в Лондоне, то в Мертон Плэйс. Как и прежде, она жила на широкую ногу, давала балы и, как она это делала много лет назад в Ап Парке, пускала деньги на ветер на всякую ерунду и бесконечные наряды, на чрезмерную роскошь и пышные приемы. В то же время это не мешало ей засыпать своими прошениями парламент, чтобы ей, несчастной вдове заслуженного посла сэра Вильяма Гамильтона, пожаловали пожизненную пенсию. Ее не могли привести в чувство даже холодные отказы. Она не могла разобраться с довольно значительными суммами, которые получала по завещанию. Она делала долги за долгами. И скоро дом в Мертон Плэйс был так заложен и перезаложен, что ей больше не принадлежало ни одного кирпича...

20 августа 1805 г. Нельсон наконец-то возвратился в Мертон Плэйс из своего долгого путешествия. У него было только одно желание – он хотел на долгое время найти покой и порадоваться жизни с Эммой и маленькой Го-рацией. Но всего через две недели здесь появился капитан Блэквуд. Адмиралтейство спрашивало Нельсона, готов ли он принять командование над всем английским флотом и тотчас отправиться по назначению. Нельсон попросил немного времени на размышление. Он считал, что уже достаточно послужил родине и с удовольствием остался бы на земле, так как не видел ничего плохого в том, что заслуженный морской волк может остаток дней покупаться в лучах своей славы. Он уже хотел было отказаться, но решил сообщить леди Гамильтон о неожиданном предложении.

Раздумывала она недолго. С трагическим выражением на лице Эмма воскликнула: «Нельсон, какой бы болезненной ни была для нас новая разлука, продолжай свою службу на благо отечества. Ты должен с радостью принять ее, и тогда твое сердце успокоится. Ты одержишь новую славную победу и тогда – возвращайся и будь счастлив!» У Нельсона тотчас исчезли сомнения. «О, храбрая Эмма! Прекрасная Эмма!– воскликнул он.– Если бы таких Эмм было больше, то больше было бы и Нельсонов!»

«Человеку Нельсону» совершенно не соответствовала «прекрасная» Эмма, еще меньше ее ненасытное честолюбие соответствовало героической судьбе адмирала, к бессмертным делам которого она хотела примазаться на глазах у всего света.

И храбрец Нельсон уехал, чтобы больше никогда не вернуться... Через несколько недель он пал в знаменитой битве при Трафальгаре 21 октября 1805 г., разгромив французский флот.

Своей любовнице он оставил значительные средства. После смерти Нельсона она располагала ежегодным доходом в 50 000 марок на себя, свою старую мать и дочь, и это не считая недвижимости. Вскоре она продала заложенный и перезаложенный Мертон Плэйс и приобрела новую виллу в Ричмонде. Однако она продолжала пускать на ветер немыслимые суммы и вскоре совершенно разорилась. Она не знала меры в роскоши одежды, карет и лошадей. К тому же она начала пить и играть в карты. От ее прежней элегантности и красоты теперь ничего не осталось. Ее тело стало тучным и потеряло все прежние формы. С блеском и славой тоже было покончено.

Только однажды пробился луч света. Старый герцог Куинсберри вдруг открыл так долго скрываемую симпатию к когда-то прославленной женщине и пригласил ее к себе в Ричмонд, где подарил ей дом, который, впрочем, тоже вскоре пошел с молотка. Она надеялась на богатое наследство после смерти этого благодетеля. И герцог умер.

Вскрытие завещания принесло горькое разочарование. Кроме не имеющих никакой ценности украшений, она получила ничтожную сумму, которая в ее руках моментально растаяла. Теперь все источники помощи были исчерпаны. Кредиторы больше не давали отсрочки. И летом 1813 г. супруга благородного английского посла сэра Вильяма Гамильтона, любовница знаменитого английского героя морей лорда Нельсона отправилась в долговую тюрьму. Кинге Бенч стал прибежищем когда-то гордой леди. Здесь она провела около десяти месяцев.

Весной или летом 1814 г. адвокату Джошуа Джонатану Смиту удалось добиться ее освобождения под залог и помочь ей бежать во Францию, в Кале.

Жизнь великой куртизанки закончилась в горе и нужде. В Кале она прожила всего несколько месяцев в условиях ужасающей нищеты. И 15 января 1815 г. она умерла от водянки. Ее когда-то прекрасное тело уже носило следы разложения, когда его предали земле. Как изгнанницу, похоронили ее в чужой стране. И никто не знает места, где покоятся ее останки. Ее могила всего через несколько лет сровнялась с землей...

Достаточно красочный портрет этой беспокойной женщины набросал Гете в своем «Путешествии в Италию». Ее великий современник познакомился с красавицей и несколькими точными строчками изобразил ее так:

«Казерта, 16 марта 1787 г.

...Дворянин Гамильтон, здешний посол, после продолжительного коллекционирования предметов искусства нашел, кажется, наивысшее воплощение своих естественных и духовных устремлений в лице красивой девушки. Она живет у него, англичанка, примерно 20 лет. Она очень хороша и прекрасно сложена. Он заказал для нее наряды в греческом стиле, которые ей очень к лицу. При этом она распускает волосы, надевает несколько шалей и очень артистично изображает гречанку, так что даже в самом деле начинает казаться, что так оно и есть. Можно с удовольствием наблюдать за этой картиной в движении и очаровании, которую охотно изобразили бы тысячи художников. Стоящая, склонившаяся, сидящая, лежащая. Серьезная, грустная, насмешливая, грозная, вульгарная, кающаяся, обольщающая, пугливая и т. д.– одна мина следует за другой.

И к каждому такому выражению она умеет подобрать соответствующий наряд и головной убор и может сто раз изменить его при помощи одних и тех же легких платков. Для старого дворянина она стала прямо-таки светилом, и он всей душой предан ей. В ней он находит все образы античности, все прекрасные профили с венецианских монет! и даже самого Аполлона. В любом случае счастье его – безмерно! Уже два вечера мы были свидетелями этого».

И позднее в Неаполе, 22 марта 1787 г..

«... Разумеется, у кого есть время, кого послала сюда судьба или у кого есть деньга, может весьма неплохо устроиться и здесь. Так и сделал Гамильтон и обрел все это на закате своей жизни...

Гамильтон – человек с безукоризненным вкусом, и, испытав все наслаждения от произведений искусства, он остановился на красивой женщине, талантливом произведении великого Творца».

И наконец в Неаполе, 27 мая 1787 г.:

«Гамильтон и его красотка очень тепло принимают меня. Я обедал у них, а к вечеру мисс Харт демонстрировала нам свои музыкальные и вокальные таланты.

По просьбе моего друга Хакерта. Гамильтон показал нам свое тайное хранилище произведений искусства и драгоценностей... Меня поразило довольно сумрачное помещение с потайной дверью, в котором вдоль стен стояли окрашенные в черный цвет сундуки, а на стенах висели картины в роскошных золотых рамах. Потолок был не очень высоким, как раз немногим больше человеческого роста, и сделано это было тоже специально. Ценитель искусства и девушек, недовольный, что приходится любоваться только мертвыми шедеврами, хотел наслаждаться в лице своей подружки неподражаемым ожившим экспонатом. Поэтому иногда она проводила в этом подвале некоторое время и всматривалась в изображения на этих античных фресках из Помпей, на картинах классических авторов и даже новых мастеров, а затем здесь же копировала их. Кажется, эти занятия были в прошлом, во всяком случае, нам не удалось взглянуть на них...

Не могу не удержаться от замечания, которое, вообще-то, приличный гость не должен позволять себе. Так вот, я должен сознаться, что наша прекрасная актриса показалась мне глупой как пробка, которая выигрывает только за счет внешности, однако не обладает никакими душевными качествами. Да и голос ее недостаточно выразителен...

Такое впечатление, что осмотрел собрание старинных картин с застывшими фигурами. И все они очень красивы... А душевные, с хорошо развитым умением мыслить, да еще обладающие привлекательной внешностью, попадаются значительно реже».

Красота Гамильтон осталась неоспоримой на все времена. Но самая прекрасная внешность ничего не значит, если она не сочетается с чувствительной душой. А Гамильтон была черствой. Ей не хватало ума, который поддерживает тело. Она была самкой примитивного уровня. И несмотря на наличие многих инстинктов, у нее не было основного женского инстинкта, который, благодаря своему существованию, проводит женщину по всей ее жизни. Она никогда никого не любила и ни разу не испытывала настоящих материнских чувств. Всегда ее чувства оставались поверхностными. Только чистый пустой инстинкт был двигателем всех ее поступков, которые никогда не были умными. Все ее интриги были никчемными и неудачными.

За внешней красотой Эммы не скрывалось какой-либо загадки души, раскрытие которой требовало бы определенных жертв. У нее отсутствовали задатки вообще какого-либо ума, что считается врожденным свойством всех женщин.

Ее жизнь была одним непрерывным театральным представлением с цепью случайностей, так как главная героиня зачастую выглядела как авантюристка!

Когда она выбирала линию поведения, она думала, что в состоянии оказывать влияние на ход событий и на всю свою жизнь. Ни один из ее многочисленных любовников не слишком печалился, расставшись с ней. Все они прощались с ней с легким сердцем, так как она им очень быстро надоедала.

Эмма Гамильтон была из тех женщин, которые, много пережив, так и не жили настоящей жизнью. А жизнь погоняла ее. Она постоянно грелась в лучах чужой славы. А когда они угасли, она погрузилась в вечную ночь!

Глава X ЛОЛА МОНТЕС, ГРАФИНЯ ФОН ЛАНДСФЕЛЬД (1823—1861)

Людвиг I, король Баварии, романтик и ценитель искусства, еще со времен восхождения на трон преследовал цель сгладить ярко выраженные в народе религиозные противоречия посредством доброжелательной веротерпимости. Верный сын католической церкви, он не хотел мешать протестантам и предоставил им равные права. Наряду с вопросами управления государством он с удовольствием посвящал себя служению музам. Архитекторы, скульпторы, художники, актеры и актрисы были его лучшими друзьями. Эта любовь к искусству осуждалась народными массами. Его считали человеком, который отошел от реальной жизни и живет в мечтах. В быту он был очень скромен и экономен, а на искусство не жалел ничего. Благодаря ему Мюнхен еще и сегодня является центром немецкого искусства.

С 1837 г., когда Министерство внутренних дел возглавил Карл фон Абель, между религиозными партиями возникли крупные разногласия. Абель поддерживал ультрамонтанские тенденции и не горел желанием потакать желаниям других.

До 1844 г. машина управления работала без особых сбоев. Однако события пошли другим путем, когда религиозные противоречия углубились. Мы католики, вы протестанты! Кто был виноват?! И, к сожалению, дело дошло до столкновений.

Таким образом, одностороннее отношение Абеля к религиозным вопросам вместо примирения внесло раскол. И так как волнениям не было конца, долготерпению короля пришел конец. Он объявил невозмугимо: «Так дальше дело не пойдет!» И это было еще слишком тактично...

Смена баварского правительства должна была произойти в высшей степени оригинальным способом. Одна совершенно неизвестная в Баварии женщина была послана судьбой, чтобы вставлять палки в колеса...

Лола Монтес или, как она себя называла, Мария-Долорес Поррис-и-Монтес, до своего появления в мюнхенских стенах вела беспокойную и авантюрную жизнь. Ее взрывной, капризный характер с примесью испанской крови не позволял ей вести оседлый образ жизни. Изменчивая судьба в самом деле намешала ей понемногу от всех национальностей и создала своеобразный ореол вокруг этой эксцентричной женщины. Никто не знал ничего определенного о ее происхождении. В своих мемуарах она утверждает, что она ирландка по отцу, испанка по матери, англичанка по воспитанию, француженка по характеру и космополитка в зависимости от обстоятельств. Особо примечательно ее замечание, «что она принадлежит всем нациям и никакой в особенности».

Родилась Лола Монтес в 1823 г. в Монтрозе, Шотландия, в семье английского офицера колониальных войск Джильберта. Ее мать происходила из старинного испанского рода. Вскоре после рождения и началась ее беспокойная скитальческая жизнь. В младенческом возрасте девочка отправилась с родителями в Андалузию. Но в Испании они остановились ненадолго, так как отец был послан в Индию, где он вскоре умер. До девяти лет Лола жила со своей матерью в Индии, а затем они вернулись в Европу. Обладавшую взрывным и необузданным характером девочку отдали в пансион в Бате, между Бристолем и Лондоном...

А после этого, уже в ранней юности, началась ее любовная и скитальческая жизнь. Лола танцует на сценах Лондона, Парижа, Варшавы, Петербурга и Москвы, а потом через Петербург отправляется в Берлин. Здесь она танцует на сцене дворцового театра в Сан-Суси. Потом быстро снимается с места и направляется в Лейпциг, Вену, Париж, Венецию, Феррау, Рим, Капую и Неаполь. В третий раз за свои 23 года попадает она в Париж, а затем через Марсель плывет в Барселону и Мадрид. Но на своей родине она задерживается недолго. Она еще посещает Севилью и некоторые испанские города, а потом снова отправляется во Францию, танцует в Бордо и, после небольшой остановки в Париже, через Баден-Баден и Гамбург в сентябре 1846 г. прибывает в Мюнхен.

В баварской столице никто поначалу не обратил внимания на иностранку. Кто бы мог подумать, что она будет способна за короткое время привести в смятение целый город! Везде, где бы она ни была, она поражала очарованием своей экзотической красоты. Люди собирались у афиш, глазели вслед красотке и узнавали, что она приехала развлекать мюнхенских горожан своими танцами. А что вскоре она заставит «танцевать» саму историю Баварии, никто об этом не думал!

Прежде всего Лола Монтес обратилась к придворному театр-интенданту и предложила заключить с ней контракт. Однако никто не хотел разговаривать с ней. Рассчитывая на свою всемирную известность, а кроме того, на свою внешность и темперамент, она решила пойти другим путем. Она хотела добиться своего вопреки всем инстанциям. Попросив аудиенции у короля, получила отказ. Позднее он все-таки ее принял. Ее настойчивость победила. Едва появившись в замке, она прямо-таки вступила в рукопашную с дежурным камердинером, который преградил ей путь. Король услышал и велел пропустить ее, сказав при этом: «Я ей сам задам!»

Но вскоре все изменилось. Когда Людвиг увидел красотку Лолу, одетую в испанский костюм, его гнев моментально испарился. Чувствительный к женским прелестям, король тотчас был очарован ее шармом, и он решил выслушать девушку. Видимо, особая склонность ко всему испанскому и решила дело. Врата рая раскрылись для прекрасной чужестранки необычайно быстро. Аудиенция длилась значительно дольше, чем обычно, если король их вообще давал, и имела далеко идущие последствия. Она послужила началом пресловутой трагикомедии, которая некоторое время давала пищу для занимательных и пикантных сплетен. Как же, ведь не простой смертный, а сам король был действующим лицом. Король и испанская танцовщица!

Едва эта просьба Лолы была удовлетворена, как она обратилась с другими. Стареющее сердце Людвига запылало. Решение придворного театр-интенданта было мгновенно отменено. На мюнхенской сцене стало на одну звезду больше, хотя дебют не принес подавляющего успеха. Реакция театральной публики была более чем скромной. Госпожа Молва успела поработать. «Организованный» свыше выход на сцену занимал зрителей не меньше, чем само выступление. Второе выступление испанской танцовщицы тоже не вызвало особого энтузиазма мюнхенцев.

Значительно большее внимание было приковано к ее экзотической красоте, чем к хореографическим талантам. И если Лола не удостоилась благоволения публики, то этим вечером она имела тот самый успех, перед которым меркнут все другие: она заслужила бурные аплодисменты одного человека – самого короля. Его взгляд знатока радовали грациозность ее фигуры, соразмерное движение всего тела, милое личико с ярко-голубыми глазами, тяжелые черные косы, соблазнительный ротик с бледно-перламутровыми зубками. Глядя на этот андалузский цветочек, стареющий король забыл о грузе прожитых лет, о достоинстве монарха. В его чувствах смешались ревность и страсть. Ее голос сирены заглушал все сомнения, сметал все преграды...

И король приблизил к себе иностранку. В этот момент он различал только соблазнительный волшебный свет, а не глубокие тени, которые омрачают саму любовную картину. Какая оригинальная женщина! Осмелилась отвергнуть все застывшие церемониальные догмы, чтобы приблизиться к нему только с единственным намерением – дебютировать на мюнхенской сцене...

Впечатление, которое она произвела на повелителя, не укрылось от ее глаз. Лола достаточно высоко оценивала свои прелести и уже не раз опробовала их: ее взрывной темперамент, соблазняющие движения тела, оригинальная манера вести себя уже не раз одерживали победы над мужскими сердцами. Но на этот раз ставка была неизмеримо выше! То, чего лишала ее до сих пор беспокойная бродячая жизнь, должна была подарить игра случая. И она хотела этим воспользоваться.

В придворных кругах эта связь короля с испанской танцовщицей осуждалась довольно снисходительно. Лола была не первой красоткой, воспламенившей сердце короля. Но когда она магической силой своего влияния полностью подчинила короля и поссорила его с придворными, официальное мнение резко изменилось. Даже королевские советники увидели, что такое положение серьезно задевает их.

И вскоре возмущение возникло и сверху, и снизу. Дикие слухи о разнузданности иностранки стали циркулировать в городе. Они обрушивались лавинообразно и находили самое невероятное продолжение в головах граждан. В Лоле уже видели немецкую Помпадур, которая хотела разрушить взаимопонимание и дружбу между повелителем и народом. Экстравагантные выходки новой возлюбленной Людвига давали множество поводов для пересудов и не давали успокоиться болтливым языкам. Из комически-балаганных сцен делались серьезные выводы о делах государственной важности. Красотка Лола стала героиней дня!

Вообще-то, по-человечески понятно, что король, которому она подарила позднее счастье, защищал ее от всех посягательств и даже в таких случаях, когда она была неправа. Появление Лолы на улицах Мюнхена было зачастую вызовом обычаям и нравам. Она выходила с кнутом, с сигаретой или даже с сигарой во рту и, естественно, уже одним этим нарушала все рамки приличий. Но, кроме этого, у Лолы была очень тяжелая рука! И она тотчас пускала ее в ход, если ей казалось, что ее законные права нарушаются. Пресловутые истории с оплеухами стали постоянным предметом рассмотрения полицейскими властями и послужили причиной публичных скандалов, которые королю удавалось замять только личным вмешательством.

У Лолы была собака, которую она очень любила. Однажды, когда ей показалось, что та занемогла, она отдала ее в клинику для животных. Через некоторое время она осведомилась о состоянии своего четвероногого друга. Ветеринар без всяких околичностей ответил, что с собакой ничего особенного не произошло. Решив, что во всем виновато его недостаточное врачебное искусство, Лола дала ему оплеуху и тотчас забрала «больного» с собой. Оскорбленный ветеринар подал жалобу, и дело удалось замять только после вмешательства короля. Но Лола не сделала никаких выводов. Та же самая собака вскоре послужила причиной еще одного скандала. Местом действия на этот раз была улица, а противником – разносчик товаров. Дог Лолы напал на его собаку. Разносчик хотел по возможности осторожно растащить их при помощи палки. Но когда прекрасная андалузка увидела, что ее любимцу грозит опасность, она наградила мужчину звонкой оплеухой. После такого обхождения он тотчас сник и отступил. Окружившая их толпа повела себя так воинственно, что Лола была вынуждена искать убежища в находящейся поблизости ювелирной лавке, пока не прибыла полиция и не погасила начавшийся беспорядок. На королевскую фаворитку посыпались жалобы. Но и на этот раз ничего не произошло. За несколько талеров дело закрыли. Тем не менее ярость народа росла. Люди с возмущением спрашивали друг друга: «Сколько же еще эта иностранка будет безнаказанно издеваться над баварскими гражданами?!»

А бесстрашная Лола и не думала сдаваться. Как-то раз она захотела провести своего камердинера на бал-маскарад, где собирались только представители высшего общества и куда вход ему был запрещен. Лола обратилась к устроителю праздника с просьбой сделать исключение. В завязавшемся вслед за этим бурном обмене выражениями Лола буквально атаковала хозяина и его портного, вмешавшегося в ссору. Хозяин воспринял дамскую оплеуху довольно спокойно, а портной дал сдачи и просто выкинул красотку за дверь.

На этот раз ее выходка имела более серьезные последствия: Лола была приговорена к короткому заключению, но помилована королевским указом. Не удовлетворившись этим суровым предупреждением и его возможными последствиями, танцовщица сцепилась с почтовым служащим, Недостаточно быстро уступившим ей проход в почтовом отделении. Он тоже был отмечен нежной ручкой и тотчас пожаловался на нападение при исполнении служебных обязанностей. На этот раз Лола была задержана полицией. В ярости, как она считала, на бесконечные беспричинные преследования она изорвала в клочья акт задержания прямо на глазах у полицейского инспектора. За что снова подверглась наказанию. Мюнхенский полицай-директор барон фон Пехман, только недавно переведенный из провинции в Мюнхен, передал дело городскому суду, так как считал, что полиции с этим не справиться. Когда король услышал об этом новом, достойном сожаления происшествии, он вызвал к себе Пехмана, чтобы в какой-либо форме закрыть дело. В разговоре с ним король также хотел услышать мнение народа из уст своего главного полицейского. Немного помедлив, Пехман довольно дерзко ответил: «Ваше Величество! Вы потеряли самый дорогой бриллиант вашей короны – любовь народа!» Короля так разозлил этот ответ, что он закричал: «Вон! В провинции тоже хороший воздух!» После этого Пехман был изгнан и уволен.

Безусловно, такие стычки Лолы с жителями и властями должны были вызвать сильное раздражение. И начавшееся возмущение постепенно перешло в ненависть. Эта ненависть преувеличивала ее слабости и ошибки. Она превращала их в преступления, подлежащие судебному преследованию. И король также был втянут в серьезный конфликт. С одной стороны, его слабость к чарам Лолы не позволяла ему слишком сурово осуждать ее ошибки и совершенные глупости. С другой стороны, ему совершенно не хотелось из-за нее нарушать законы и создавать прецеденты, грозившие благополучию государства.

Вообще-то, большим несчастьем для короля и его фаворитки было то, что общественность принимала так близко к сердцу их отношения. А виновато в этом было в первую очередь бесцеремонное поведение Лолы. Из-за своих отношений с королем она постоянно была на виду, что способствовало более строгому наблюдению и суждению о ней широких масс. Создавалось впечатление, что отношения короля с дамой стали делом государственной важности! Поздняя страсть короля высмеивалась во всех слоях общества, и каждый считал себя вправе наводить критику.

С одной стороны, все это раздражало Лолу, а с другой – заставило задуматься о том, что ее положение при короле должно стать более прочным, чем оно было. Постепенно она стала даже подумывать о том, что ей, иностранке, предназначено играть определенную политическую роль здесь, в Баварии, и так долго подкармливала этой безумной мыслью свое болезненное честолюбие, что она стала навязчивой идеей.

Тому, что у нее возникло это заблуждение, способствовало внутриполитическое положение в Мюнхене. Раскол между партиями становился все более глубоким. Не утихали религиозные разногласия между католиками и протестантами. В обоих лагерях наделали много тактических ошибок, из-за которых только страдало всеобщее спокойствие в стране. Никто не хотел уступать.

Министерство под руководством Абеля поддерживало партию ультрамонтанов, которая ни на йоту не хотела поступиться своими правами. И все это было заложено в истории государства. К этой борьбе мнений примешались на самом деле не имеющие с ней ничего общего обстоятельства любовной связи короля с обворожительной испанской танцовщицей, которая к тому же не желала ничего другого, как быть его подружкой. Эта женщина совершенно не представляла той опасности, которую в ней видели.

Ложное представление об исходящей от нее опасности способствовало тому, что создавалось неправильное мнение, будто красотку Лолу поносит и преследует не столько народ, сколько духовенство и партия ультрамонтанов. Может быть, эта уверенность поддерживалась еще и тем, что многие граждане считали, что связь короля с этой чужачкой является несчастьем для страны. И вполне естественно, что осуждение духовенством моральной стороны проблемы находило широкий отклик. Но мысль о том, что ультрамонтаны или даже иезуиты выбрали Лолу в качестве своего орудия, является следствием переоценки ею своей личности и пустым тщеславием. «Лола сама рассказывала, что иезуиты еще во время ее пребывания в Париже устами русского графа Медема пытались обратить ее на путь истинный.

Лола не только отклонила предложение, но и доложила об этом Гизо, у которого деятельность некоторых русских дворян в Париже уже и так вызывала подозрения, что и послужило одной из первопричин для изгнания Ор– дена иезуитов из Франции» (Хайгель, «Людвиг I», Лейпциг, 1872). Она и в самом деле была уверена в своем влиянии на ход событий в государстве и со временем попыталась убедить своего друга короля в этом невероятном положении вещей. Ее способность логически мыслить явно была не на высшем уровне. Она хвалилась, что может выслать иезуитов из Баварии. Повсюду видела она угрозу: не только на улице, но и в темных углах своей комнаты. Этот совершенно враждебный ей мир в ее воображении принимал гигантские размеры. На каждом шагу она находила опасные для жизни происки вражеских агентов. Она явно перегибала палку, когда заявляла в открытую, что она противница Абеля, и этим только подливала масла в огонь...

И что совершенно немыслимо, вылетевшее в пылу споров слово пошло гулять дальше и разожгло в народе дух недовольства и сопротивления. Вскоре существовало одно всеобщее мнение: красотка Лола виновата в достойном сожаления упадке нравственности! Однако пока на нее распространялось благоволение короля, подступиться к ней было невозможно, и уязвить ее пытались с помощью невероятных сплетен и публичного презрения. Свара не ограничилась только стенами Мюнхена.

Слухи о ней быстро расходились по всей стране. К ним уже стали прислушиваться и за пределами княжества. Газеты ежедневно приносили читателям сногсшибательные известия об отступлении баварского двора под натиском Лолы, которая превратила стареющего короля в своего раба...

По всей вероятности, ее собственное положение при дворе выглядит очень сомнительно, так как она продолжает переоценивать себя. В действительно принадлежащих ее руке и появившихся в Париже в прошлом веке «Мемуарах Лолы Монтес» она пишет:

«Со мной говорили о политике, о католицизме, об ультрамонтанах, об иезуитах. Я показала себя хорошей католичкой и плохой иезуиткой. Тогда мне предложили стать лучше. Я спросила, как же я могу это сделать? „Вы должны перейти в нашу веру“.– „В вашу веру, господа хорошие?! Ладно, я попытаюсь, но я хотела бы только знать, к чему это приведет. Итак, вы говорите, что иезуиты хорошие люди... Но за дело религии, которая есть также и дело короля, за законный порядок, что то же самое для короля, вы принесли неисчислимые жертвы. Хорошо, я вам верю. Что я еще должна делать? Есть что-либо еще насчет веры?“– „Конечно, было бы неплохо, если бы вы и других заставили верить“.– „Других? Но что для меня вера других? Было бы смешно – беспокоиться еще и об этом. Да я совершенно не создана для этого, я в своей жизни многих сделала, скорее, язычниками, чем верующими“. „Не стоит глумиться, красотка,– было мне ответом,– речь не идет о чем-нибудь незначительном, вспомните о положении, которое вы занимаете!“– „Мое положение?“– „Ведь вы возлюбленная короля“.– „Но какое это имеет отношение к делу?“– „Вы идете с нами или вы уходите“.– „Подождите минуточку, господа, моего ответа не придется ждать долго: я не пойду с вами, а вот вы – уйдете!“

Тщеславие и переоценка собственной роли, которые явно просматриваются в приведенном отрывке, побудили Лолу обратиться к королю с новыми повышенными требованиями, так как она знала, что он был готов выполнить любое ее желание.

Она думала, что если она занимает такое высокое положение, ей и надлежит заниматься чем-либо более серьезным. Она хотела не менее как помочь своему другу королю в управлении государством, а для этого ознакомиться с механизмом управления. Она также одолевала короля просьбами прибавить к ее имени и положению титул графини. Она надеялась, что благодаря этому сможет стать одним из советников короля и отрицательное отношение к ней членов правительства сойдет на нет...

Людвиг был готов исполнить и это ее желание. Разве он не подарил своей фаворитке небольшой дворец на Барер-штрассе и не назначил ей ежегодную ренту в 70000 гульденов, а также пожизненную пенсию как артистке придворного театра, а также дорогие платья, изысканные драгоценности, экипаж и небольшую придворную конюшню, а также заказал ее портрет для дворцовой галереи?.. Так пусть же завистники злятся, услышав о ее возвышении, которое будет только венчать все эти сокровища!

Однако перед этим Лоле надо было решить проблему гражданства. И здесь были препятствия, которые требовалось преодолеть. Ведь гражданство, дающее возможность осуществить свои общественные и личные права, получали либо при рождении, либо путем натурализации. Иностранцы тоже могли получить баварское гражданство по особому запросу Государственного Совета, на что в случае положительного решения издавался подписанный королем декрет. Сам Госсовет ничего не решал. Король мог и сам, вопреки даже мнению большинства, в качестве верховной власти пожаловать гражданство. Тогдашний министр иностранных дел Баварии граф Отто фон Брай-Штайноург писал о чрезмерных притязаниях фаворитки монарха:

«Претензии фаворитки возрастают постоянно, тем более что король ни в чем не может отказать ей. Будучи безродной, она потребовала у баварского Госсовета своей натурализации, чтобы получить затем дворянский титул. В феврале 1847 г. министру иностранных дел поступило подписанное королем указание подготовить для сеньоры Лолы Монтес декрет о гражданстве, как это до сих пор делалось в исключительных случаях и в качестве награды отличившимся за особые заслуги на службе Баварии. Прежде всего, у таких людей проверялось наличие прежнего гражданства. Что касается Лолы Монтес, то совершенно неизвестно, свободна она или замужем, испанка или англичанка. У нее же не было никакого другого документа, кроме проездного билета через территорию княжества Рейсс.

В таких условиях выдача грамоты о гражданстве должна была считаться недостаточно обоснованной, а также незаконной, что заседание Госсовета единогласно и признало. Протокол заседания был передан Его Величеству». Однако аналогичный приказ поступил вторично со следующей припиской: «Тотчас же утвердить мое решение по прилагаемому протоколу заседания Госсовета и без всяких возражений. Мюнхен, 10 февраля 1847 г. Подпись: Людвиг».

В это же время граф Брай получил личное послание короля: «Министру графу фон Браю. Бавария является монархией. Король повелевает, а министры исполняют. Если кто-то из них считает, что идет против своей совести, он сдает портфель и оставляет свой пост. Король не позволяет министрам предписывать, что ему делать. Что я уже говорил прежним министрам, разъясняю теперь новым. Подпись: Людвиг».

Граф Брай тотчас представил королю набросок требуемого документа для Лолы Монтес, однако одновременно подал прошение об отставке, которое немедленно было удовлетворено.

Другие министры, также подписавшие протокол: фон Абель, фон Шренк, фон Гумппенберг и граф Зайнсхайм – также направили прошение об отставке. Абель, который знал, что он уже некоторое время не пользуется милостью короля и что его время прошло, хотел перед уходом еще раз показать в истинном свете свои заслуги перед страной и короной, и был духовным вдохновителем меморандума в адрес короля, в котором он, наряду с честолюбивым самовосхвалением, не только восставал против формы, но и против самих условий предоставления гражданства и против регламентации королем деятельности Госсовета.

В не выражающем никакого почтения послании говорится:

«Мюнхен, 11 февраля 1847 г.

Наисветлейший, Всемогущественнейший Король!

Всемилостивейший Король и Повелитель!

В общественной жизни бывают такие моменты, когда человек, использующий бесценное доверие своего монарха в высоком призвании управления государством в различных отраслях, стоит перед печальной необходимостью выбора между отказом от данной им священной присяги верности, привязанности и естественной благодарности, требующих от него безоговорочного выполнения долга, и добросовестным выполнением этих обязанностей, не обращая внимания на то, что это может вызвать неудовольствие возлюбленного монарха.

В таких условиях не подписавшие декрет, в соответствии с Высочайшим указом Его Величества, о предоставлении сеньоре Лоле Монтес баварского гражданства, вынуждены все-таки подчеркнуть, что все они не способны на предательство восхваляемых самим Вашим Королевским Величеством священных принципов, хотя их решение и не могло ни на что повлиять.

Предоставление гражданства в этом случае, как записано в акте заседания Госсовета от 8-го числа текущего месяца рукой королевского советника фон Маурера и объявлено во всеуслышанье, является величайшим бедствием, которое только могло случиться с Баварией. И это убеждение разделяется всеми членами Госсовета, оно является также мнением всех верноподданных Вашего Величества, и не было даже нужды устраивать заседание Госсовета, чтобы обосновать это непоколебимое убеждение нижеподписавшихся.

С октября прошедшего года внимание всей страны приковано к Мюнхену, и во всех концах Баварии обо всем, что здесь происходит, выносятся суждения как в кругу семьи, так и в общественных местах. А из этих суждений создается общественное мнение, которого следует опасаться.

Почтение к монарху постоянно убывает, слышатся только выражения недовольства и постоянные упреки. При этом глубоко задета национальная гордость, так как баварцы считают, что ими правит иностранка, чья репутация в глазах общественного мнения чрезвычайно низка, и пока ничто не может поколебать их мнения.

Такие люди, как епископ Аугсбургский, неоднократно доказавшие преданность Вашему Величеству, проливают горькие слезы при мысли о том, что происходит и к чему это может привести. Ваши вернейшие подданные, подписавшие этот документ, являются свидетелями глубоких переживаний и горьких сетований указанного епископа.

Князь-епископ Бреслау, узнав о распространившемся здесь слухе, дал указание разузнать подробности, а затем, определив собственное мнение, издал указ, где этот слух, выдававшийся за достоверный, был объявлен клеветой, и выражалось решительное осуждение его распространения.

Его послание больше не тайна, и вскоре оно будет известно повсюду – а каковы последствия? Зарубежные газеты ежедневно помещают похабнейшие анекдоты и злобные нападки на Ваше Величество. Прилагаемый номер «Ульмер Хроник» тому пример. Все принятые полицией меры не смогли помешать распространению этого листка: он с жадностью перечитывался населением. Впечатление, которое эти новости оказывают на народ, совершенно однозначно – и оно поддерживается ежедневно, и скоро соответствующее мнение больше никогда и ничем нельзя будет изменить.

Подобное мнение распространилось от Берхтесгадена и Пассау до Ашаффенбурга и Цвайбрюккена. В самом деле, оно уже распространилось по всей Европе и совершенно одинаково как в хижине бедняка, так и во дворце вельможи. Это касается не только славы и чести правительства Вашего Величества – это дело всего королевства. Прибавьте к этому ликование тех, кто пытается расшатать трон и чьей основной жизненной необходимостью является дискредитировать в глазах общественного мнения политику королевства.

При этом, однако, не забудьте боль и отчаянье тех, кто искренне привязан к Вашему Величеству и кто не закрывает глаза на опасности, грозящие, может быть, королевству в скором будущем и в огромных размерах.

Еще надо принять во внимание, что терпение людей не беспредельно при таком длительном и беспрепятственном воздействии на них враждебной пропаганды, а власть становится при этом все более беззащитной. И где же тогда искать помощи, если придет неслыханная беда? А этот последний оплот уже достаточно шаткий...

То, что верноподданно нижеподписавшиеся осмеливаются донести в печали разбитых сердец Вашему Величеству, не является плодом прорицаний. Это печальный вывод из наблюдений, которые они – каждый в своей области – ежедневно делали в течение многих месяцев.

Чего при таких обстоятельствах ждать от следующей сессии ландтага, совершенно ясно: его члены будут действовать, находясь под впечатлением последних событий.

Каждый из верноподданно нижеподписавшихся готов в любой момент с радостью пожертвовать жизнью и благосостоянием за Ваше Величество. Они думают, что уже неоднократно предоставляли Вам возможность убедиться в этом.

Основной задачей своего послания они считают попытку открыть глаза Его Величеству на происходящее вокруг него и в стране, а также заверить его, что им, как и любому верному баварцу, прежде всего дороги слава и величие, а также счастье и светлое будущее их возлюбленного короля.

Они также полностью отдают себе отчет во всей важности последствий и возможного резонанса этого послания и надеются, что Его Величество обратит на него свое Высочайшее благоволение. В противном же случае, если Ваше Королевское Величество не изволит обратить свое Высочайшее внимание на всю значимость и правдивость приведенных доводов, то им остается исполнить всего лишь долг на их поприще, что для них весьма горестно, и просить Его Величество об отставке с занимаемых ими постов, что они делают со смертельной грустью в сердце. Фон Абель, фон Шренк, фон Гумппенберг, граф Зайнс-хайм».

Король был страшно разгневан этим меморандумом, который содержал множество скрытых упреков и о котором Трайчке сказал, «что история немецкой монархии еще не знала ничего подобного». 16 февраля Людвиг подписал приказ об увольнении министров, а управление Госсоветом передал протестанту фон Мауреру. Маурер тотчас подписал декрет о гражданстве, отклоненный его предшественником. Воля короля была исполнена. Лола Монтес была пожалована всеми правами графини Ландс-фельд.

Но история с «меморандумом» на этом не закончилась. При получении рукописи монарх спросил: «Это единственный экземпляр?» Абель ответил утвердительно. Тем не менее через несколько дней пресловутый документ появился в печатном виде во всех ведущих газетах Германии и других стран. Так, например, «Везерцайтунг» получила экземпляр, написанный неумелой детской рукой...

Людвиг был особенно возмущен этим предательством своего министра и на одном из вечеров в присутствии фаворитки воскликнул: «Я изгнал всех своих министров! Правление иезуитов в Баварии закончилось!»

Обычно такой умный и проницательный, повелитель теперь, казалось, попал под влияние замыслов своей куртизанки и изменил представление об окружающей действительности!

24 февраля король назначил барона фон Цу-Рейна министром финансов и по делам религий. А Маурера – министром юстиции. То, что невозможно было добиться официальным путем, удалось красотке Лоле: правление Абеля было низвергнуто! На аудиенции с новыми министрами Людвиг сказал: «Не стоит думать, господа, что государством нужно управлять по-другому. Мы только сбросили балласт!»

Таким образом, бразды правления перешли к либералам. Тем не менее надежды короля на улучшение общего положения в стране так и не осуществились.

Настоящие неприятности еще только начинались! «Министерству Утренней зари», как повсюду стали называть новеньких, не пришлось порадоваться плодам недолгого правления. Подрывная деятельность противоположного лагеря еще только начинала сказываться...

Самым критическим днем стало 1 марта. На этот раз раздор в народе был посеян в стенах университета. Самый любимый студентами преподаватель, профессор Эрнст фон Лазолкс, несомненно, из наилучших побуждений, подал в сенат предложение, чтобы университет, в качестве главного в государстве хранителя духовности, выразил свою признательность бывшему министру Абелю за его постоянные выступления в защиту нравственности и морали.

Заявление профессора было поддержано профессорами фон Филиппсом, фон Моем и Хефлером.

Как только король узнал об этом проекте, он тотчас ответил увольнением всех четверых. Как только студенты в понедельник утром узнали об этом, они бросились на Людвигштрассе, где жили профессора Лазолкс и Хефлер, и устроили демонстрацию в их защиту. А когда они отправились с той же целью к дому профессора Филиппса, то по пути были остановлены другими преподавателями и ректором Браумюлем, попытавшимися их утихомирить. Сначала студенты разошлись, однако в два часа дня собрались снова и направились к вилле графини фон Ландсфельд, чтобы вручить ей протест, так как они считали ее виновницей увольнения профессоров.

Лола появилась у окна, высунула язык, выпила бокал шампанского, затем швырнула его на улицу. Потом она погрозила студентам кинжалом и пистолетом и принялась на глазах у всех бить тайного любовника лейтенанта Ни-ссбаума, которого она, видимо, хотела в этот момент удержать и утащить в глубь апартаментов...

Своим наглым поведением фаворитка короля спровоцировала открытое возмущение.

Ряды демонстрантов, лишь в значительной степени состоявшие из студентов, тотчас пополнились за счет зевак и прохожих. Позднее пехота и кавалерия заняли всю Терезиенштрассе, и беспорядки в городе продолжались до позднего вечера. Нарушители порядка появлялись в различных местах города и разбивали витрины и фонари. Короля, который пешком отправился к дому графини, на этот раз приветствовали без подобающего ему почтения и радости...

На следующий день волнения стихли, так что вечером Лола совершенно спокойно появилась в своей ложе в театре.

Некоторое время казалось, что все препятствия остались позади. Лето прошло без особых потрясений. Короля снова с воодушевлением приветствовали, где бы он ни появился, и это очень вдохновляло его. В некоторых слоях общества создалось убеждение, что «Министерство Утренней зари» укрепило свои позиции и эффективно занимается государственными делами. Но вскоре выяснилось, что это впечатление обманчиво.

Красотка Лола упивалась своим триумфом и приставала к королю с просьбами привести к ней в салон всех министров. Людвиг, как всегда, безоговорочно поддержал ее притязания. А когда ему приводили доводы с целью избежать ее общества, он говорил в ответ: «А что бы было со всеми этими благородными дамами, если бы они прошли через такие же испытания, когда их молодыми, прекрасными и беспомощными отправили бы кружить по всему свету? И действительно ли они выше и лучше? Знаю я их всех и не очень высоко ценю их якобы совершенную добродетель!»

Король еще не замечал, что после попранного ради нее закона авантюристка стала действовать по принципу: «Весь мир принадлежит мне». Она совершенно хладнокровно использовала свою красоту и очарование своего тела для достижения собственных целей. Она знала, чего добивается! Только король еще не догадывался, что «мечет бисер перед свиньей»! И он усиливал натиск на министров и просил их бывать у Лолы, однако так и не встретил понимания.

Фон Маурер совершенно откровенно объявил, что будет держаться как можно дольше от общества новоиспеченной графини. Лола восприняла это как личное оскорбление и стала копать под Маурера так энергично, что в конце концов король уволил его. Для него единственным мерилом верности его ближайшего окружения была готовность общаться с его любовницей!

30 ноября 1847 г., видя неприязненное отношение к нему короля, Маурер был вынужден подать в отставку. Одновременно с ним сложил с себя обязанности барон фон Цу-Рейн. «Министерство Утренней зари» просуществовало так недолго, что и речи не могло быть о какой-либо созидательной работе по уже разработанным новым направлениям.

На этот раз формирование кабинета было доверено королем князю Эттинген-Валлерштайну, и одно из ведомств было отдано, ко всеобщему сожалению, государственному советнику фон Берксу, постоянному спутнику Лолы по конным прогулкам. Но из этого ничего не получилось. В верхних слоях общества не утихало негодование в связи с происшедшими событиями. Повсюду шла скрытая борьба, которая раньше или позже должна была привести к взрыву. При этом только ничтожная часть населения была по-настоящему в курсе коренных разногласий между партиями. У основной массы отсутствовали элементарные политические знания. Их просто увлекали за собой ведущие партии, как это было во все времена.

Напрасно вновь пришедшие к власти пытались привлечь внимание народа к проблемам правительства и вызвать политическую активность. Либерально настроенные круги мечтали об изменениях и охотно обсуждали это за кружкой пива. Напротив, клерикальная пресса хорошо знала свои цели. Полная гнева, она бичевала «измену принципам прежнего легитимизма, эту ересь прошлого века». А декрет короля об установлении равных условий для деятельности всех партий усилил недовольство ультрамонтанов.

С каждым днем нарастало возбуждение, вызываемое шумными и безрассудными проповедниками. Лолу уже совершенно открыто обвиняли в грубом вмешательстве в государственные дела. Ее упрекали в наглом и вызывающем поведении и жаловались на роковое влияние этой гетеры на повелителя, который променял любовь своего народа на чужестранную блудницу. Во всех концах города и во всех слоях общества протестовали. Скандальные пересуды стали темой дня. При этом была и группа конъюнктурщиков, которые одолевали красотку Лолу просьбами, так что та начала думать, что действительно что-то может решить. Народ называл ее «правительницей».

Свои письма мюнхенскому деловому миру она подписывала по-французски «Мэтресс дю руа» (куртизанка короля), пока король не запретил ей это безобразие. Армия тоже не признавала ее.

Офицеры в открытую судачили о «шлюхе» короля. А когда последний узнал об этом, он издал приказ, запрещавший любое упоминание об этой щекотливой теме. Это ничего не изменило. Анекдоты все равно распространялись. Только теперь довольно прозрачно говорили о «герре Майере» и его «Пепи»...

Между тем наступил год всеобщего помешательства. В германских землях он начал свои гастроли на сцене под названием «Мюнхен». По ничтожному поводу палка попала в колесо и заклинила его... Между сыновьями музы начались распри, перешедшие в возмущение, перенесенное со скоростью ветра во все слои общества...

Отношение студенчества к подружке короля было разным. Некоторые члены содружества «Палация» были ей преданы. Они, однако, вскоре были исключены из него, «потому что были замешаны в участии в сборищах на вилле графини Ландсфельд».

Изгнанные образовали новое общество под названием «Алеманния», которое вскоре стало играть роль свиты куртизанки. Доходило до жестоких столкновений между студентами и членами общества. Пререкания начинались при выходе из университета. «Алеманния» попала в число пользовавшихся дурной репутацией обществ «Баварцы», «Пфальцы», «Швабы» и «Франки».

Несмотря на терпеливые увещевания ректора и министра князя фон Валлерштайна, беспорядки принимали все более широкие размеры. 9 февраля дело дошло до открытого побоища и других эксцессов. Невозможно было четко отделить политические мотивы от личных. Со временем в городе скопилось столько «взрывчатого» материала, что он должен был неминуемо «поднять его на воздух»... И тайной движущей пружиной всех беспорядков опять была Лола, героиня дня...

А во время ссоры 9 февраля член «Алеманнии» граф Хиршберг при свидетелях пригрозил одному из студентов кинжалом. Моментально возникли беспорядки. Студенты организовали демонстрацию. А со стороны Швабингерштрассе появилась контрдемонстрация во главе с графиней Ландсфельд.

Столкновение было неизбежным. Оно переросло в такое побоище, что красотка Лола была вынуждена искать убежища в церкви театинцев, так как возбужденный народ хотел ее вздернуть. И 10 февраля королевский указ закрыл университет до начала зимнего семестра. Король хотел таким образом раз и навсегда погасить очаг беспокойства. Такое необыкновенно радикальное для населения решение привело к новым неслыханным возмущениям.

Теперь никто не боялся в открытую заявлять, что королевская фаворитка была виновницей несчастья. Студенты почувствовали, что их учебный процесс нарушен. Граждане Мюнхена считали, что их права и нормальная жизнь постоянно нарушаются. И только алеман-ны, или, как их называли, «лоламанны», горой стояли за свою покровительницу.

В 2 часа пополудни состоялось общее собрание студентов, а потом с пением «Гаудеамус игитур» они направились к Министерству внутренних дел, чтобы вручить князю фон Валлерштайну свой прощальный привет.

Вскоре мирная демонстрация приобрела трагическое развитие. Полицейские власти посчитали выступление студентов опасным для государства, и по команде гауптмана Бауэра жандармы применили штыки... И тогда ярость масс прорвалась!

В это самое время в ратуше проходило народное собрание, которое протекало очень бурно. Граждане требовали, чтобы магистрат тотчас послал депутацию к королю с требованием отмены приказа о закрытии университета.

Слухи о тяжелораненых и даже о нескольких убитых всколыхнули город и еще больше раздули возмущение. Бургомистр доктор фон Штайнсдорф решил, что необходимо отреагировать, и направился с посланием в резиденцию короля. Тот в свою очередь, приказал выставить за дверь депутацию просителей и сказал, что лучше он расстанется с жизнью, чем возьмет свое слово назад. А высочайшее решение будет передано магистрату через несколько дней. Таким образом, пока бургомистр не мог сообщить гражданам о ходе дела...

А к вечеру появился управляющий делами Министерства внутренних дел фон Беркс – во всем Мюнхене его звали не иначе, как «министр куртизанки»,– и сообщил, что Его Величество всемилостивейше повелел открыть университет к Пасхе, то есть к началу летнего семестра. Однако граждане це хотели довольствоваться этим решением и собрались на следующее утро для дальнейших обсуждений...

В течение ночи беспорядки не стихли. Возбужденная толпа не отходила от дома графини Ландсфельд на Ба-рерштрассе и предприняла опустошительное нападение на здание полицейского управления на Вайнштрассе. Гнев народа против жандармерии за последние дни достиг наивысшей точки. И только к утру воинским подразделениям хоть в какой-то мере удалось восстановить порядок.

Тем временем вилла королевской куртизанки тоже была взята под охрану военными. 11 февраля горожане снова собрались рано утром в ратуше. Было выработано новое обращение к королю с требованием открытия университета не к Пасхе, а тотчас же. Король находился в отчаянном положении.

Весь народ поднялся против него. Тогда он решил под давлением явно превосходящих сил сдаться и передал в ратушу, что согласен на немедленное открытие университета.

Чтобы заодно убрать камень преткновения, он одновременно написал своей подружке сердца и попросил ее на некоторое время покинуть Мюнхен. Таким образом, Лола была изгнана из столицы. Под сильной охраной але-маннов она отправилась в королевское поместье Блутенбург у Нимфенбурга. Она хотела подождать, пока гнев народа уляжется. Даже королевская власть вынуждена была отступить перед ним.

В час сурового испытания Людвигу пришлось пожертвовать своей возлюбленной перед народным волеизъявлением! А ведь он был уверен, что широкие массы привыкнут в конце концов к ее экстравагантному поведению и сами будут находить удовольствие в сплетнях о ее скандальной жизни. Он предполагал, что основной движущей силой возмущения были клерикальные круги, власть которых была подорвана благодаря влиянию изгнанницы.

Он не побоялся открыто высказать это мнение: «Если бы ее звали не Лола Монтес, а Лойла Монтес, она бы спокойно продолжала сидеть в Мюнхене!»

Но эта мечта вскоре испарилась. Игра была проиграна. Король потерял все! Красотка Лола родилась на целый век позже. Раньше такие фаворитки считались хорошим тоном.

У сурового XIX века, тем более на пороге революционных событий в Европе, не было снисхождения к прихотям и капризам какой-то Лолы Монтес, которой не хватало роскошной жизни при дворе монарха и которая, кроме того, в своей наглой дерзости требовала возможности влиять на государственные дела и столбить своим фаворитам места под солнцем!

В «Дойген Ревю» 1902 г. Опост Фурнье очень сжато и вместе с тем основательно анализирует наивысшую точку Лола-скандала в Мюнхене и его трагические политические последствия:

«...В феврале 1848 г. во время похорон Герре – он был самым яростным противником фаворитки – вспыхнули новые беспорядки, которые в конце концов привели к изгнанию Монтес. Стоило ей уехать, толпа бросилась на Ба-рерштрассе и начала разрушать ее виллу.

Вскоре оказалось, что движение пошло вглубь: во время бурных демонстраций народ требовал от короля свободы собраний, изменения избирательной системы и большей политической свободы. Людвиг, который хотел избежать серьезных столкновений и не был особенно уверен в поддержке, сдался.

В Манифесте от 6 марта он подтвердил полную свободу прессы, обещал установить закон об ответственности министерств, провести избирательную реформу, привести к присяге народу армию и тому подобное. Когда эти уступки встретили сопротивление в кругу его семьи и когда возникли слухи о возможном возвращении Ландсфельд, вызвавшие новые вспышки недовольства, король 19 марта подписал отречение от престола. За Лолу он больше не мог заступиться. Еще 17 марта он подписал декрет о лишении ее баварского гражданства. После этого, когда ему что-то говорили о ней, он, казалось, больше не интересовался ею. Он помог материально только один раз, когда она выходила замуж в Англии, а продолжавшиеся после этого вымогательства в конце концов полностью открыли ему глаза...

Последние годы своей жизни Монтес постоянно выступала в печати с идеями эмансипации женщин. Но ее жизнь не могла служить примером для пропаганды этих идей...»

После своего изгнания из рая под названием Мюнхен Лола Монтес снова начала беспутную бродячую жизнь. Везде ее окружали старые и молодые франты. Она жила то в Лондоне, то в Париже и наконец вместе со своим импресарио Виллисом отправилась в 1852 г. в Америку, где выступала в Нью-Йорке, Бостоне, Филадельфии и в Нью-Орлеане. А в Сан-Франциско она появилась на сцене в качестве освободительницы баварцев от ига ультрамонтанов!

И после бесцельно прожитой кочевой жизни когда-то прославленная и по-своему талантливая танцовщица умерла всеми забытая в глубокой нищете. На церковном дворе в Гринвуде под Нью-Йорком еще и сегодня можно увидеть надгробную плиту с надписью:

«Мисс Элиза Джилберт, умерла 17 января 1861 г. в возрасте 38 лет».


Оглавление

  • Глава I БЬЯНКА КАПЕЛЛО (1548—1587)
  • Глава II ФРАНСУАЗА-АТЕНА, МАРКИЗА ДЕ МОНТЕСПАН (1641—1707)
  • Глава III ЭЛИЗАБЕТ ФОН МЕЙСЕНБУРГ, ГРАФИНЯ ФОН ПЛАТЕН (...– 1700)
  • Глава IV МАРИЯ-АВРОРА, ГРАФИНЯ ФОН КЕНИГСМАРК (1668—1728)
  • Глава V АННА-КОНСТАНЦИЯ, ГРАФИНЯ ФОН КОЗЕЛЬ (1680—1765)
  • Глава VI ЖАННА-АНТУАНЕТТА ПУАССОН, МАРКИЗА ДЕ ПОМПАДУР (1721—1764)
  • Глава VII ЖАННА БЕКЮ, ГРАФИНЯ ДЮ БАРРИ (1743—1793)
  • Глава VIII ВИЛЬГЕМИНА ЭНКЕ, ГРАФИНЯ ФОН ЛИХТЕНАУ (1752—1820)
  • Глава IX ЭМИ ЛАЙОН, ЛЕДИ ГАМИЛЬТОН (1763—1815)
  • Глава X ЛОЛА МОНТЕС, ГРАФИНЯ ФОН ЛАНДСФЕЛЬД (1823—1861)



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики