КулЛиб электронная библиотека 

Обсидиановые нити [Анна Михайловна Восковатая] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Анна Восковатая Обсидиановые нити

Пролог

«В лето 1658 от воцарения на престоле короля Карланта I в Симфонию пришел мир и процветание. Враги державы, неуязвимые видгары, маги войны и огня, вынуждены были отступить, не в силах совладать с магией отражения. Настало время пиров и празднеств. Но спустя пять лун на Симфонию обрушилась новая напасть. Взбунтовались люди, с которыми наш народ делился знаниями, требуя лишь верной службы взамен. Магистры магии отражения вышли на бой, настроенные на быструю победу. Но несокрушимая сила отступила перед оружием людей. Их мечи не отражали света, за что и были прозваны «абсолютно черными». А воинов смяли орды демонов Бездны, вызванные повелителем людей, что за жестокость назван Багровым. Они сжигали наши дома, сеяли страх и смерть, но некому им было дать отпор. Видгары, поступили благородно, выступив против людей. Что случилось на поле битвы — тайна, но больше не осталось видгаров. Ни фивиреты, ни хилфлайгоны не смогли помочь нам — все отступали перед новым могущественным артефактом. Когда надежды не осталось, остатки расы симфов укрылись в магических дворцах, в защиту выступили принцы смешанной крови, наполовину люди. До сегодня их отряды сдерживали натиск Багрового повелителя. Господин мой, благословенный король Карлант I, приказал всем симфам собраться в долине силы. Где-то там в грядущем наше спасение, либо гибель…»

Последняя запись «Хроники лет Симфонии».


Черный ворон с громким карканьем пролетал над верхушками деревьев. Он спешил на зов хозяина. Зеленое море сменилось круглой поляной. Ворон распахнул крылья, позволяя воздушным потокам замедлить свой полет. Он кружил над землей, высматривая своего короля и повелителя.

Под ним, расползаясь будто живая клякса из тысячи голов, сверкающих клинков и амулетов, готовилось к бою войско симфов. Ворон покружил еще немного, пока зоркий птичий глаз не нашел хозяина, после чего нырнул вниз, чтобы приземлиться на высоко поднятую руку повелителя. Лапы заскользили по плотной ткани, ворон пару раз взмахнул крыльями, удерживая равновесие, потоптался, устраиваясь поудобней, и повернулся к хозяину.

Карлант встречал своего верного спутника ворона немного в отдалении от своего изрядно поредевшего войска на небольшом пригорке почти у черты леса. Две тысячи лет жизни никак не отразились на его лице. Возраст выдавали только металлические отблески седины и паутина морщин возле изумрудных глаз. Несмотря на тяготы войны, которые сломили его дух, король по-прежнему выделялся среди прочих несгибаемой осанкой и высоко поднятой головой. Лишь ворон, как магический спутник короля, мог рассмотреть растерянность и страх в глазах повелителя, но для подданных Карлант по-прежнему оставался незыблемой скалой и покровителем своего народа.

Как самый сильный маг отражения он некогда повергал в бегство армии и легко побеждал в поединках претендентов на трон, посмевших бросить ему вызов и оспорить власть. Но не только сила влекла к старому королю, заставляя объединяться вокруг него. Карлант несколько тысяч лет правил мудро и справедливо, сохраняя шаткий мир в многонациональной Симфонии. Фивиреты, видгары и хилфлайгоны пусть и не присягнули на верность, но сохраняли дружеские отношения с королевством Карланта. Что же случилось с людьми? Почему они решились на бунт? Ворон знал, что король искал ответ на этот вопрос с самого начала противостояния. В бессонные часы, наедине с собой, Карлант пытался найти выход, спасти остатки своего народа, исправить повернувшуюся спиной к симфам судьбу.

И теперь король собрал свой народ, чтобы привести намеченный план в исполнение. Хозяин машинально погладил птицу по черным перьям, но его напряженный взгляд был направлен в сторону леса. В шелковом мешочке, который Карлант сжимал в руке, звякнули золотые рунические артефакты.

Соломон слышал их шепот. Они повторяли свои имена и желали освободиться: Хагалаз — руна разрушения, Наутиз — отсутствия, Йера — ожидания, Перт — тайного и скрытого, Иса — неподвижности. Ворон покосился на шелковый мешочек. Король знал, что нельзя давать волю старинным артефактам, которые получил в дар от богов Симфонии, проходя посвящение много лет назад в юности. Король применит их разрушительную силу лишь в крайнем случае. Руны не связаны печатями, а у богов иногда отвратительное чувство юмора.

— Повелитель, ты слишком напряжен. Тебя терзают сомнения? — спросил ворон, обращаясь к Карланту, который не сводил взгляда с кромки леса.

Король вздрогнул и кивнул. Старый ворон знал его слишком хорошо, чтобы скрывать потаенные мысли и страхи, которые не пристало выказывать повелителю целого народа.

— Не покидает ощущение с утра, что я совершаю ошибку, Соломон. Но причин для катастрофы я не нахожу.

Соломон приглушенно каркнул. Он не мог проигнорировать предчувствия своего господина. Симфы раса, воспринимающая мир на уровне подсознания. Шестое чувство короля не раз спасало как самого Карланта, так и его народ от гибели, а так же позволяло окружать себя верными людьми и изобличать предателей.

— Не нужно сомневаться, повелитель, — все же сказал Соломон, который знал, что задумал король. — Необходимо изменить прошлое, другого выхода нет.

— Да, конечно, — нахмурился Карлант, снова обращая свой взор к лесу.

Может предчувствия повелителя связано с тем, что слишком мало времени у них было на подготовку ритуала? Игры со временем очень сложная и опасная вещь. К ней нельзя подходить бездумно. Но король торопился, так как наступающее войско людей уничтожало его народ и уже практически приблизилось к столице. Соломон знал, что много симфов, которые остались заперты в своих магических дворцах, оказались в осаде и были обречены на голодную смерть. Карлант выводил всех, кого мог, теряя одного за другим магов отражения, не способных больше противостоять новому оружию людей. Карлант не мог себе позволить потерять еще одного из старых опытных магов. Без магистров магии отражения ритуал не удастся провести вовсе. Да и энергии нужно столько, что без обычных симфов не обойтись. Король собрал остатки своего народа в глубоком тылу. Войско людей сдерживали отряды принцев смешанной крови. Задумка старого симфа должна сработать. Но натура мага отражения заставляла короля нервничать и искать неведомую угрозу.

— Где же Крис? — пробормотал король. — Она уже должна была явиться.

Карлант обеспокоен. Соломон понял, что король связывает свое предчувствие с судьбой единственной внучки.

— В той части Симфонии еще нет отрядов Багрового повелителя. Путь безопасен, — поспешил успокоить хозяина ворон.

— Конечно, ты прав, — согласился Карлант. — Меня больше беспокоит другое. Я не уверен, что Крис справится. Она, конечно, умная девочка, но так юна.

Ворон наклонил голову, рассматривая короля. Карлант все пытался найти причину для своих сомнений и предчувствий, советуясь с единственным существом, которому позволено было видеть короля даже в такты душевных терзаний.

— Ты сам сказал, повелитель, что в прошлом сможешь поверить только своей родной крови. Связь между вами отринет все сомнения.

Карлант сжал губы и кивнул. Соломон понял, что не развеял опасения короля.

— Путешествия во времени могут стереть её память. Этот раздел мало изучен. Такое случалось.

— Я последую за принцессой, повелитель. На меня магия времени не подействует.

Они уже обсуждали это неоднократно. Но, видимо, предчувствия короля сегодня необычайно сильны. Именно поэтому Карлант и удалился от своих людей, не желая, чтобы симфы заметили его неуверенность.

Где же Крис? Ворон собирался подняться в небо и с воздуха попытаться разглядеть, не приближается ли кортеж принцессы, но не успел.

Из-за деревьев выбежала девушка с волосами цвета индиго. Соломон почувствовал облегченный выдох короля. Но Крис была одна. Она сейчас совсем не выглядела особой королевской крови: синие волосы растрепал ветер, в них запутались веточки и листья, будто девушка продиралась через густые заросли, одежда смята, испачкана и кое-где порвана, на коленях следы от зеленой травы, на лице ссадина. Крис бежала к королю, постоянно оглядываясь назад.

Следом за Крис из-за деревьев появился воин. Его сияющие чернотой Бездны клинки Соломон узнал бы с любого расстояния. Мужчина был в крови, его помятые доспехи свидетельствовали об оставшемся позади сражении. Шлем потерялся где-то в лесу. Ветер развевал черные волосы, а тяжелый взгляд темного мага даже на таком расстоянии заставлял старого ворона хохлиться от страшной силы, которой обладал преследователь принцессы.

Карлант нахмурился, его рука, на которой сидел ворон, немного задрожала, ладонь сжалась в кулак. Король поднял вторую руку, сила заискрила между пальцами. Карлант собирался защищать свое дитя от опасности. Пусть он и не мог дать отпор предводителю людей, но с этим негодным мальчишкой, предавшим его доверие, способен справиться.

Но сражаться не пришлось. Крис добежала до короля и закрыла торопящегося за ней воина собой.

— Нет, дедушка, — с отчаянием закричала принцесса, распахивая руки в стороны. — На нас напали. Искор, Рендел, Шаног, — Крис всхлипнула, — они все погибли. Синхар вывел меня из окружения.

Синхар догнал свою спутницу и стоял, смело глядя в глаза королю поверх головы принцессы. Соломон не видел во взгляде принца ни опаски, ни вины. Дерзкий, гордый и самоуверенный как всегда. Одним словом темный. Ему сейчас стоило бы преклонить колени и умолять короля о прощении. Карлант не опустил руку, смотрел на бывшего любимого племянника свысока, готовый отдать приказ арестовать предателя.

Крис в отчаянии замотала головой. Карлант перевел взгляд на внучку. Король сомневался, Соломон чувствовал это. Конечно, ведь женщины симфы невероятно чувствительны. Сами боги подсказывают им кому можно доверять, а кому нет. Хотя Синхар изрядно потрепал доверие всего королевского дома своими поступками, но принцесса продолжала отчаянно его защищать. И если бы она была человеком, все можно было бы объяснить слепой влюбленностью юной девы, но Крис была симфом королевской крови и ее терзали те же предчувствия, как любого будущего мага отражения. Наверное, только поэтому Карлант до сих пор не казнил мятежного принца, ограничившись изгнанием.

Принцесса осторожно коснулась руки короля, пытаясь опустить ее. Она смотрела с отчаянием в глаза деду.

— Дедушка, прошу тебя. Хоть сейчас поверь мне. Синхар не желает нам зла и никогда не желал. Он хотел забрать меня с собой, но я попросила его привести меня сюда. Он согласился, хотя знал, что может расплатиться жизнью за это.

Карлант скосил взгляд на внучку и повернулся к Синхару. Ворон перебрался на плечо хозяину и так же глядел свысока на ожидающего своей участи принца. Губы Синхара дрогнули в привычной издевательской усмешке, но лишь на мгновение. Он все же признал превосходство короля, опустился на одно колено и положил на землю свое магическое оружие.

— Я в вашей власти, ваше величество, — несмотря на позу покорности, его голос звучал твердо. — Прошу принять мой меч и желание служить вам.

Древняя фраза вассальной присяги прозвучала. Но разве мог принять ее Карлант от того, кто когда-то нарушил ее? Однако король сомневался, он не чувствовал от предателя угрозы.

— Ты уверена в нем, Крис? — обратился король к внучке.

— Как в себе, дедушка, — подтвердила принцесса.

— А что ты скажешь, Синхар? Ты предал мое доверие.

— Ваше величество, — спокойно ответил принц, не поднимая головы, — вы можете сомневаться в моей преданности лично вам и симфам. Я это заслужил. И сейчас нет времени доказывать обратное. Но вы так же знаете, кто для меня Крис, — его голос дрогнул, — я никогда не оставлю ее без своей защиты.

Карлант едва сдержал эмоции. Соломон каркнул, чтобы заглушить его сердитый вздох. В другой обстановке на голову принца посыпались бы обвинения оскорбленного деда, который проворонил единственную любимую внучку, что против его воли тайно связала свою жизнь и нити с полукровкой. Но король понимал, что его эмоции сейчас неуместны. Он величественно взмахнул рукой, позволяя Синхару подняться.

— Разрешите обратиться, ваше величество, — нарушил тишину Синхар, поднимаясь на ноги и вооружаясь.

Карлант кивнул, дозволяя.

— Вас предали. Кто-то рассказал Багровому повелителю о ваших планах. Войско напало на кортеж принцессы и движется сюда. Пока мои братья пытались его остановить, мы с Крис ушли через портал. Но меньше чем через час войско темного будет здесь.

Соломон заметил, как опустились уголки губ хозяина, но Карлант ничем не выдал своего смятения. Плохие предчувствия короля оправдались, и времени на раздумья больше не было.

— Прошу вас, дайте мне людей, — попросил Синхар. — Я постараюсь задержать его.

Карлант кивнул и поспешил к своим подданным, приказав жестом Крис и Синхару следовать за собой. Даже если симфы и удивились приказу короля следовать за мятежным принцем, то не посмели перечить. За две тысячи лет король ни разу не подвел свой народ. Симфы верили ему и в него, поэтому беспрекословно выполнили повеление, сосредоточившись возле принца Синхара, закрывая своими спинами мирный народ и магов отражения.

Карлант же повернулся к своим магистрам и коротко скомандовал:

— Пора начинать ритуал перемещения!

Соломон поднялся в воздух и сверху наблюдал, как каждый из магистров занял своё место в лучах начерченной пятиконечной звезды. Карлант еще раз окинул взглядом остатки своего народа, кивнул Синхару и занял один из углов в пентаграмме. Король будет руководить ритуалом, как самый сильный магистр магии отражения. Крис встала в центре, выпрямилась и гордо подняла голову — настоящая принцесса. Но Соломон видел, что слезы продолжали течь по ее щекам и, чтобы сдержать всхлипы, принцесса закусывает губы. Остатки войска симфов по команде Синхара, окружили магистров и застыли с обнаженным оружием в руках. Синхар замер во главе войска, не сводя взгляда с кромки леса. Его обнаженные обсидиановые клинки, сверкали на солнце, готовые к бою.

Видимо, у симфов не было и часа. Из-за деревьев показались воины Багрового повелителя, когда ритуал только начался.

Синхар вскинул руку и скомандовал:

— К бою!

Крис не выдержала, тихо вскрикнула и внезапно покинула центр звезды. Принцесса прорвалась через кольцо воинов и бросилась на шею Синхару. Соломон видел, что принц поцеловал Крис в губы и что-то прошептал на ухо. В ответ принцесса замахала головой и крепко обняла мужчину, не желая отпускать. Синхару пришлось оторвать ее от своей груди и передать в руки воинов с приказом вернуть девушку в центр звезды. Крис продолжала плакать, но подчинилась ему.

Кружа над головой принца, Соломон видел: с какой тоской Синхар посмотрел ей вслед. Ворон громко каркнул, осознав, что принц, уже смирился со своей гибелью, он знал, что не сможет сдержать Багрового повелителя. В этот раз из Бездны Син не вернется, не смотря на то, что считался магистром темных искусств.

С высоты Соломон видел, как войско людей, возглавляемое Багровым повелителем, волной врезалось в замерших в боевой стойке симфов. Послышался лязг оружия, крики и стоны. Симфы всегда были плохими воинами — магия отражения заменяла им оружие. Даже видгары в свое время не смогли ее преодолеть. Сегодня все по-другому. Каждый воин-симф падал после нескольких ударов противника. Но принц Синхар один стоил тысячи симфов. Его клинки разили нападающих с легкостью, не подпуская близко к хозяину. Иногда глаза принца вспыхивали, их заливала тьма. И стоило Синхару лишь поднять руку, как очередной противник, который подошел слишком близко к магистру темных искусств, с диким воплем падал на землю. Принц с легкостью рвал нити личного пространства, отправляя врагов в Бездну. Но их было слишком много.

Карлант, пытаясь не обращать внимания на звуки боя, сосредоточился на ритуале и вместе с остальными магистрами забормотал слова заклинания. Крис уже бессильно опустилась на землю в центре звезды. Она закрыла лицо руками, не пытаясь больше сдерживать рыдания. Пространство вокруг принцессы начинало подрагивать. Слишком медленно. Враг уже близко. Симфы падали один за другим, а Синхар не успевал закрывать бреши в защите.

Закручиваясь подобно смерчу, открылась временная воронка. Магия тут же окружила принцессу, подняла ее хрупкую фигурку в воздух. Нужно всего несколько мгновений и Крис перенесется в прошлое. Соломон приготовился отправиться за ней.

Внезапно один из магистров упал на землю. Темная кровь испачкала траву. Мужчина завалился лицом вперед, а из спины мага торчала стрела. Вихрь времени искривился. Неконтролируемая волна магии ударила в Карланта, заставив короля закрыться руками.

Шелковый мешочек с артефактами упал на землю, золотые медальоны покатились по траве. Зеркальные звезды на перчатках Карланта отразили поток времени. Он ударил в землю, попав в разбросанные артефакты. Золотые медальоны вспыхивали один за другим, освобождая волю богов: Хагалаз, Наутиз, Йера, Перт. Маги отражали взбесившуюся энергию во временную воронку, от ударов временного вихря их ноги проваливались под землю. Поток энергии словно ураган трепал их одежды. Время вырывалось из-под контроля и грозило затянуть всё живое в межвременное измерение.

— Держите портал! — закричал Карлант, с трудом отражая поток времени в центр звезды.

Борясь со взбесившейся магией времени, король не заметил, как один из воинов Багрового повелителя прорвал оборону и уже готовился нанести ему смертельный удар. Соломон бросился вниз. Он ударил клювом нападавшего и забил крыльями перед его лицом. Воин растерялся и отступил на несколько шагов, но быстро пришел в себя и сбил надоедливую птицу. Соломон отлетел в сторону и едва удержался в воздухе. Он снова бросился к Карланту, намереваясь защитить повелителя, чего бы ему это не стоило. Но драться с человеком ему больше не пришлось. Приказ Синхара громом прокатился над головами:

— Демон Рахнис защищай принцессу и короля! Я приказываю тебе!

Перед воином Багрового повелителя вырос крылатый демон в три человеческих роста. Существа Бездны внушали ужас окружающим одним фактом своего существования. Им не требовалось оружие, вместо мечей — длинные и острые обсидиановые когти и три ряда острых зубов. Кожа чудовищам заменяла броню. Мечи, стрелы и копья ломались, соприкасаясь с ней в атаке. Демоны были практически неуязвимы, невероятно сильны и до безумия злы. Одним ударом когтистой лапы демон убил нападавшего, разодрал ему грудь, сминая доспех, будто лист пергамента, и отбросил в сторону.

Рахнис остался возле Карланта, убивая каждого, кто пытался приблизиться к королю. Магистрам наконец-то удалось справиться с порталом. Соломон приготовился к путешествию во времени. Но по цвету воронки понял, что, вмешавшись в ритуал, руны богов изменили направление вихря. Карлант выкрикнул последнее слово заклинания. Портал вспыхнул, и принцесса растворилась в воздухе. Соломон закружил над головой Карланта.

— Повелитель, портал изменил направление. Принцессу унес вихрь будущего.

Карлант едва устоял на ногах. Борьба со взбесившейся магией отняла у него последние силы. Новость вызывала у него громкий разочарованный стон. Король с трудом взял себя в руки. Выпрямился и повернулся к врагам, собираясь встретить их лицом к лицу. Он чувствовал соперника. Багровый повелитель приближался к Карланту и король понимал, что все напрасно. Он хотел всех спасти, но не смог.

Демон взвыл и скрылся, так же почувствовав приближение темного мага, не в силах противостоять давлению темного сознания.

Багровый повелитель не пощадит никого из симфов. Его войско убивало даже детей. У короля не оставалось больше ничего кроме гордости. Он не собирался униженно склонять голову перед могущественным врагом. Король призвал остатки магии отражения.

Ритуал подточил его силы и практически опустошил резерв, но он все же успел отбросить несколько десятков человек. Магия отражения расшвыривала нападающих, как ветер отбрасывает мусор. Сила поднимала людей в воздух и сильно швыряла о землю, ломая кости и повреждая внутренние органы. Но внезапно магия отражения перестала повиноваться. Карлант знал, что это означает. Багровый повелитель, вооруженный абсолютно черным мечом, поглощающим любую магию, слишком близко. А физически король теперь слаб, чтобы дать отпор.

Люди накинулись на него. Со всех сторон на старого короля обрушились удары. Он закрывал голову руками, пытался сопротивляться, но его все же скрутили и поволокли к своему предводителю.

Последние защитники пали. Остатки симфов окружили враги. Синеволосый народ сдался, когда увидел падение своего короля. Соломон отчаянно кричал, кружа над поляной, не в силах помешать и спасти своего повелителя и друга. Воины тащили короля к Багровому повелителю, который ждал на том же пригорке, где совсем недавно Карлант встречал свою внучку.

В облике предводителя людей не было ничего демонического. На вид он не старше племянников короля. Худощавый и темноволосый мужчина с квадратным лицом, прямым носом и тонким шрамом на щеке. Но Соломон знал, что Багровый повелитель в совершенстве владел даром убеждения и поэтому смог быстро сплотить вокруг себя единомышленников, а первые победы сделали его известным. Мятежники и предатели со всех уголков Симфонии стекались под его знамена, превращая небольшой отряд в настоящее войско.

Как Карлант не рассмотрел в нем угрозы, не уничтожил еще в самом начале, пока этот мужчина не обрел могущество? Багровый повелитель так же постиг темное искусство, но силу ему подарило не оно, а меч, который мужчина держал в руке. Бич для любой магической расы Симфонии, поглощающий любую магию и высасывающий энергию.

Багровый повелитель посмотрел свысока на короля симфов, которого силой поставили на колени у его ног. Мужчина не выразил своих эмоций, хотя не нужно быть симфом, чтобы понять что им владело торжество.

— Ты проиграл, Карлант, — спокойно сказал он.

— Да, — согласился король. — Ты прав. Тебе нужна моя жизнь? Бери, но пощади мой народ.

Демон вырос будто из-под земли. Видимо, израненный принц применил всю оставшуюся магию, чтобы спасти короля. Демон попытался напасть на Багрового повелителя, но предводитель людей вскинул руку. Существо Бездны остановилось и зарычало от боли. Темный вторгся в его нити, останавливая тварь Бездны и заставляя склониться перед ним. Но демон был призван другим магом. Он рвался к Багровому повелителю, выполняя приказ своего хозяина, и не остановится, пока смерть темного принца не разорвет контракт.

Багровый повелитель знал это. Пока он удерживал демона, его воины подтащили и бросили к ногам предводителя израненного Синхара. Окровавленный и обессиленный принц попытался встать, но сразу же упал на землю. Багровый повелитель лишь отдернул полу плаща, задетую Синхаром, не опуская руки и удерживая демона в подчинении.

У принца больше не было сил сопротивляться. По знаку Багрового повелителя приближенный воин сорвал с шеи Синхара полученный в Бездне амулет и протянул его своему сюзерену. Приказ предводителя людей эхом поднялся в небо и достиг ушей ворона.

— Демон Рахнис, теперь твой хозяин я. Повинуйся мне!

Рахнис взвыл, но поклонился человеку, знающему его имя.

— Жду приказов, — рыкнул демон.

Багровый повелитель небрежно махнул рукой в сторону обессиленного принца и приказал:

— Убей принца Синхара!

Принц не сопротивлялся. Соломон видел, как острые длинные когти демона пронзили последнего защитника симфов и подняли его над землей. Глаза Синхара лишь широко распахнулись от боли и через мгновение потухли. Его ладони разжались, выпуская рукояти обсидиановых мечей с сияющими на клинках рунами. Оружие с жалобным хрустальным звоном упало острием вниз. Мечи вошли в землю до половины. Демон опустил принца на землю рядом с его оружием и выдернул когти из уже бездыханного тела Синхара. Он застыл в неподвижности, ожидая приказов нового хозяина.

Багровый повелитель даже не посмотрел в его сторону, он снова повернулся к Карланту. Соломон понял, что после его следующего приказа, демон пронзит короля симфов на глазах у его народа.

Ворон каркнул и в панике закружил над головой хозяина. Но король поднял глаза на мгновение и подмигнул другу. В руках симфа сверкал последний золотой рунический медальон, подаренный богами. Ровная как шпиль руна испускала холодное синее сияние.

— Иса! — выкрикнул её имя Карлант, активируя скрытую мощь божественного артефакта.

Багровый повелитель не сразу понял, что произошло. Когда же тополиный пух поплыл в воздухе, будто в масле, предводитель людей приказал демону убить Карланта. Но тварь Бездны натолкнулась на энергетический барьер, взвыла и исчезла. Багровый повелитель поднял руку, пытаясь самостоятельно добраться до нитей короля и разорвать их в клочья, лишая не только жизни, но и права на перерождение, но так же не достиг успеха.

Ветер затих. Кружившийся тополиный пух застыл в воздухе. Крики и мольбы о помощи исказились и смолкли. Карлант и симфы застыли, кожа их превращалась в мрамор. Время остановило ход. Земля задрожала, взбугрилась. Разрывая слои почвы, на поверхности показался округлый мраморный блок. Он медленно появлялся из-под земли, вырастал на глазах, превращаясь в каменную стену. Мраморные глыбы поднимались по всей поляне. Ноги застывших симфов и воинов Багрового повелителя погружались в камень. Стены поглотили их до плеч и начали выстраиваться в причудливые коридоры и залы. Скрыв головы, они соединились в резной потолок, и продолжали расти, пока не превратили поле боя в высокий белоснежный замок. Его четыре угловые башни зеркальными шпилями устремились в небо. Решетка на арочных воротах со скрипом опустилась.

Ветер постепенно набирал силу, заставляя легкий тополиный пух танцевать в воздухе. Время возобновило ход, но симфов на поляне больше не было. Вместо них, отражая солнечные лучи, застыл в ожидании замок.

Если бы птицы умели смеяться, то сейчас бы Соломон хохотал до слез. Предводитель людей выглядел растерянным и сбитым с толку. Впервые столкнувшись с волей богов, он не знал, что предпринять. Но его соратники не заметили слабости повелителя, они, раскрыв рты, смотрели на выросший на их глазах замок.

Когда же потоки магии улеглись, раздались торжествующие вопли. Люди праздновали победу над симфами. Они посчитали, что это именно их предводитель наказал симфов, заточив в стены замка. Темный маг победил, доказал, что с людьми нужно считаться.

Багровый повелитель повернулся к своему войску. Он не стал развеивать заблуждения своих соратников, хотя внутри кипел от ярости. Он вынул абсолютно темный меч, принесший победу в войне, и поднял в воздух в приветственном жесте. Войско взревело. Воины забарабанили мечами о щиты.

Соломон с громким карканьем покружил над башнями замка и опустился на зубчатую стену. Теперь оставалось ждать, пока время не приведет его к Крис. Он закрыл глаза и погрузился в долгий сон, торопиться было некуда.

* * *
Дремля на стене замка, Соломон редко открывал глаза, чтобы понаблюдать за жизнью Симфонии. Ему не нужно было питаться, он был спутником Карланта, и его наполняла энергия симфов. История развивалась на его глазах.

Багровый повелитель возглавил людей и стал императором всей Симфонии. Он занял дворец Карланта, который был назван людьми «королевским двором», и запретил под страхом смерти приближаться к замку.

Соломон не знал нюансов развития мира людей, ведь практически не покидая стену, но некоторые события разворачивались на его глазах. Минуло сто лет, и он снова увидел Багрового повелителя, постаревшего, совершенно седого и сгорбленного. Время не пощадило мужчину, хотя он и был магистром темных искусств. В развевающихся одеждах явился император людей под стены замка и некоторое время задумчиво изучал его пустые окна. Соломон не смог сдержать удовлетворенное «кар» — время предводителя людей подходило к концу, а Карлант и симфы еще могут быть освобождены.

Багровый повелитель жестом подозвал сопровождающего его слугу. Мужчина низко поклонился императору, ожидая приказаний.

— Аскобис, — обратился к нему повелитель, — твоя семья верно служила мне все эти годы. Твой дед был со мной еще тогда, когда мало кто надеялся на успех в войне с симфами…

— Всегда к вашим услугами, господин, — еще раз поклонился слуга.

Багровый повелитель улыбнулся и продолжил:

— Сегодня я умру, — спокойно произнес он, шокируя мужчину. — Я знаю об этом. Но я поручу твоей семье важное дело. Это будет моим посмертным повелением, о котором никому не нужно знать.

Аскобис застыл, внимательно внимая своему повелителю, и даже Соломон заинтересованный разговором, спустился на дерево со стены замка.

— Когда я отправлюсь в Бездну, — продолжил император, — сними с моей шеи вот этот амулет.

Багровый повелитель вытащил на свет из-под одежды подвеску с ярко-алым драгоценным камнем.

— Пусть твоя семья хранит его. И если, — он на мгновение замолчал и вновь кинул взгляд на замок, — вернее, когда небо окрасится всеми цветами радуги, пусть хранитель наденет его.

Слуга поклонился и преданно пробормотал:

— Слушаюсь, мой повелитель, вы можете на меня положиться.

Багровый повелитель и его слуга ушли. До дремлющего на стене ворона дошли слухи, что император умер.

Годы сменяли друг друга, жаркое лето мягкую зиму и наоборот. Единая империя Багрового повелителя распалась, отгремели первые войны. Но люди еще долго помнили запрет не приближаться к замку. Пока через двести пятьдесят лет после смерти Багрового повелителя не укрылись в его стенах мятежники.

С тех пор Соломон делил свой кров с людьми, краем глаза наблюдая за их забавной суетой. Так он узнал, что люди превратили кольца-накопители симфов в символ власти. И своих сюзеренов называли магистрами, позабыв совершенно о том, кто по праву мог носить такое звание в прошлом. Забавно было наблюдать, как предводители людей считали себя магами, обладая очень скудными познаниями в данном вопросе.

А еще люди много воевали. Все никак не могли разделить Симфонию, стремились к власти, как и во время симфов. Но это все пустое. Соломон знал, что люди слишком молодая раса, не обладающая мудростью тысячелетий. Они поймут все сами и найдут свой путь, не зря же его повелитель Карлант когда-то поверил в своих подопечных и нарушил запрет.

И только одно событие из тысячи мельтешений суетливых людей заставило Соломона покинуть стену замка и спуститься на ветви священного клена фивиретов у замка. Никогда не думал, что его сможет удивить возня человеческих детенышей, но чем-то они привлекли старого и мудрого ворона.

Их было пятеро. Далеко не ровесники. Самый старший юноша почти вступил в пору мужества, а у младшего даже голос еще не ломался.

Старший уселся на камень и вел записи на листе пергамента. Двое средних о чем-то оживленно беседовали чуть в стороне. Один из мальчишек стоял, облокотившись о ствол дерева, и презрительно кривил губы, наблюдая, как младший увлеченно размахивает деревянным мечом.

— Лер, — оторвался от свитка старший, — прекрати дурачиться, через час экзамен. Магистр и так недоволен тобой.

— В Бездну! — фыркнул махавший мечом парень. — Надоело до демонов зубрить…

— Ты несерьезен. Тебе оказана великая честь. Ты же знаешь, что нас учат править. Если тебя выбрали, значит в будущем ты в любом случае получишь кольцо, а вместе с ним власть в районе, а может и в домене.

— Ал, не читай нотации, — хмыкнул один из средних. — Нас учат, потому что кольца симфов отнеслись к нам благосклонно. Так что никто не выгонит из-за заваленного экзамена.

— Ты уже достал пацана, — эхом отозвался второй.

На что старший в этой компании, названый Алом, смерил их презрительно-сочувствующим взглядом. А Лер подмигнул двум старшим товарищам.

— Вы безответственные. Кольцо может вам достаться в любой момент, и что вы с ним будете делать? — раздраженно фыркнул Ал.

— Ага, ты хоть одного магистра или лорда нашего возраста встречал? — весело отозвался Лер, не переставая делать выпады. — Мне кажется, Ал, кольцо мудрее, чем ты думаешь, и не пойдет к недорослям вроде нас. Да и какой смысл учиться магии, если она у нас появится только вместе с кольцом?

Он прервал свою речь, делая серию ударов, не обращая внимание на недовольное ворчание старшего.

— И вообще вероятность невелика, — добавил Лер, останавливаясь. — Я бы лучше драться научился. Война идет, а мы сидим только и зубрим назначение кристаллов, руны, которые уже все давно позабыли, как чеканить. Лекарственные травы. Будто знахарок из нас готовят, а не воинов и будущих магистров. Получу кольцо — сам со всем разберусь.

И он вернулся к тренировке под недовольное бормотание Ала.

Соломон знал, что сегодня в замке совет, поэтому и выставили этих горе-школяров свежим воздухом подышать, пока наставники заняты. Конечно, не было больше магических школ и университетов, как во времена симфов. Люди пошли другим путем: устраивали смотры всех желающих детей и, если кольцо реагировало и одобряло, обучали будущих претендентов на власть в замке. Эту пятерку Соломон видел не раз, но какое-то предчувствие заставило его сегодня подслушать разговор под кленом.

Ворон уже собирался улетать, как из ворот замка вышел высокий мужчина в длинном черном плаще с капюшоном. Видимо, совет окончился. Тренировка с деревянным мечом младшего мальчишки привлекла его внимание. Мужчина остановился неподалеку и некоторое время наблюдал за его четкими заученными движениями.

Парни не видели его. Старший продолжал спорить теперь уже со средними о необходимости учебы. Лер махал мечом, а еще один из этой компании вовсе выпал из реальности, прикрыв глаза у клена.

Мужчина подошел, когда Лер прекратил тренировку. Увидев его, мальчишка испуганно поклонился.

— Магистр Саген? — промямлил он.

Остальные мальчишки вскочили со своих мест и почтительно склонили головы. Мужчина сбросил капюшон, и Соломон озадаченно каркнул. Он знал этого человека когда-то давно совсем под другим именем. Да и внешность изменилась, остался только взгляд наполненный чернотой Бездны. Взгляд, который даже сильных и смелых заставлял в страхе отводить глаза. Но мальчишка смело смотрел на возникшего рядом магистра. Суровое лицо мужчины на мгновение озарилось кривой улыбкой.

— Неплохо… — и Соломон поклялся, что не владение мечом магистр имел в виду. — Найдешь себе настоящее оружие — возьму в ученики.

У мальчишки засверкали глаза от открывшихся возможностей. Ал и другие потрясенно ахнули, наблюдая за разговором. Саген оказывал мальчишке небывалую честь. Мужчина считался лучшим фехтовальщиком Симфонии, но уже давно никого не учил, не участвовал в войнах и сражениях, лишь изредка оказывал честь и являлся на советы. А Соломон знал, что этот человек не был простым воином. И звание магистра он получил по заслугам, а не потому что его выбрало кольцо симфов. Чем его привлек малолетний мальчишка, что увидел Саген в его глазах, ворон не понимал пока, поэтому с интересом следил за разговором.

— А у меня есть оружие, — не растерялся мальчишка, чем вызвал удивление и своих товарищей в том числе.

Лер подбежал к тому месту, где остались ждать достойного обсидиановые клинки Синхара. Оружие занесло землей за столетия. Лишь навершие рукояти еще поблескивало иногда в густой траве. К удивлению Соломона, мальчишка подбежал к месту захоронения древнего оружия. Соломон с удивлением увидел, что любопытный парень давно откопал мечи темного принца. А сейчас Лер обхватил рукоять и даже не поморщился. Ворон изумленно каркнул, мечи темного принца признали в ребенке нового хозяина. Казалось Леру и не пришлось прилагать никаких усилий, чтобы вытащить их из земляного плена. Обсидиановые клинки не помутнели, а руны на них вспыхнули и погасли, признавая право на владение.

Магистр Саген удивленно приподнял брови и кивнул.

— Я в тебе не ошибся. Что ж… собирай вещи, ты перебираешься ко мне.

Лер почтительно поклонился.

— Спасибо, господин, — с благоговением пробормотал мальчишка.

Но мужчина только хмыкнул.

— Рано благодаришь, обучение в школе при замке по сравнению с ученичеством у меня — легкий отдых. Даю тебе время до вечера, соберешь вещи, попрощаешься с товарищами. Будешь ждать меня у портала на закате.

И мужчина ушел, оставив у клена озадаченных и удивленных мальчишек. Какое-то время они молчали, переглядываясь. Пока Ал не выдал ошеломленно:

— Бездна и все ее демоны, Лер, как ты их вытащил?

Соломон не слушал, что ответил мальчишка. Он-то знал, почему мечи признали нового хозяина. И понял, кого они ему все напоминали, включая магистра Сагена. Временной виток подходил к ключевой точке. Ждать осталось недолго

Глава 1

Симфонию взбудоражило необычное для лета явление: на ночном небе появилось северное сияние. Такого сильного свечения не наблюдали даже в ледяной пустыне. Аномальное явление вызвало небольшой переполох, толпы зевак и кучу пророчеств. К концу первой дюжины дней чудо потеряло новизну, и люди вернулись к делам, изредка поглядывая на небо.

Причину необычного ночного свечения знал только черный ворон, дремавший на крыше замка. Он ждал его уже пятьсот лет. Заблудившийся временной поток прошлого встретился с настоящим. Пытаясь вырваться из межвременного измерения, он и окрашивал небо в немыслимые цвета. Принцесса должна прибыть изо дня на день.

Соломон терпеливо ждал её появления все эти годы. Через сколько лет откроется временной портал, предположить было невозможно, поэтому ворон не мог воспользоваться магией и сразу перенестись в день прибытия Крис.

В эту ночь небо сияло необычайно ярко. Скорее всего, именно сегодня, наконец, прибудет Крис. Портал принесет её в ту же точку, откуда забрал. На этом месте сейчас возвышается пустующая башня восточного крыла замка.

Соломон опустился на окно башни и принялся ждать. В темноте ночи его тело сливалось с камнями, и живой ворон казался лишь барельефом на стене.

Громкий крик часового известил о наступлении полночи. Последовал приказ гасить огни. Раскинувшаяся у замка деревушка быстро погружалась во мрак. Через пару дюжин тактов за окном светила лишь луна. Её холодный свет отражался в одиноко стоящем в пустынной комнате зеркале.

Дверь еле слышно заскрипела, и в комнату бесшумно вошел человек. Соломон от неожиданности вздрогнул. Ночной посетитель направился прямо к окну. Лунный свет осветил лицо мужчины, и Соломон узнал в нем магистра замка Дэниеля. Посетитель рассеяно взглянул на небо и тяжело вздохнул. Здесь молодой правитель мог сбросить маску и немного побыть собой. Тем самым растерянным и удрученным мальчишкой, которому пришлось принять власть слишком рано.

Дэниель пытался править здраво и справедливо. Рядом с ним находились верные друзья и соратники, но управление доменом оказалось слишком тяжелой ношей для парня. Соломон знал это. Он часто прилетал на одинокий ночной огонек в покоях магистра и заставал Дэниеля то над картой Симфонии, то над свитками о доходах домена, которые присылали лорды, то разбирающим в ночной тишине жалобы и прошения своих подданных. Мужчина сперва прогонял надоедливую птицу, а после начал прикармливать. И, привыкнув, иногда разговаривал с вороном, озвучивая свои проблемы, проговаривая их больше для себя в поисках выхода. Дэниель нравился Соломону. Он напоминал ворону молодого Карланта, который вынужден был очень быстро принимать власть не только над своим народом, но и над остальными жителями Симфонии. Поэтому Соломон в отсутствие старшего и более опытного советника Дэниеля тайком помогал молодому магистру в его делах: но нужный документ достанет, то наступит лапой в определенное место свитка, обращая внимание Дэниеля на прочитанное, то опрокинет чернильницу, не позволяя магистру дать добро на прошение очередного ушлого лорда. Но сейчас присутствие мужчины было некстати.

Соломон знал, что Дэна считали благородным человеком, но кто его знает, как отнесется магистр на появление из воздуха странной девицы. Ворон предпочел бы скрыть принцессу от людей, открыть ей правду, ввести в курс дела, а уже после представлять ее новым жителям Симфонии. Он уже давно присмотрел небольшой домик на краю леса, натаскал туда нужных вещей и подготовил путь перемещения девушки из замка в безопасное место. Конечно, Соломон в подготовке убежища рассчитывал не только на свой клюв и крылья. Он умело манипулировал людьми и в частности Дэниелем, заставляя его отдавать нужные приказы.

Небо вспыхнуло ярче. Принцесса вот-вот прибудет, но Дэниель не собирался уходить. Он не сводил глаз с неба. Ворон громко каркнул. Магистр вздрогнул от неожиданности и отпрянул от окна. Натолкнулся взглядом на птицу и облегченно выдохнул. Его рука, которая такт назад рефлекторно сжала рукоять меча, расслабилась.

— Это опять ты, — обратился магистр к ворону. — Наверное, живешь в этой башне? Ты напугал меня. Твой внезапный клич прозвучал как недоброе предзнаменование.

Ворон смотрел молча. Только суетливо переминался с лапы на лапу, не зная, что предпринять и как выгнать из башни такого неуместного в этот час магистра. А Дэниель продолжил задумчивый монолог.

— Ты не боишься людей. Наверное, кто-то из прежних обитателей замка приручил тебя. Ты залетаешь мои покои, ходишь по столу как хозяин. Мне даже иногда кажется, что ты подсказываешь мне решения в непростых ситуациях. Хотя это, конечно, ерунда. Уже понемногу схожу с ума из-за этого кольца и власти. Слишком рано оно мне досталось. Я ничего не успел познать. Знаешь, я ведь всегда только воевать умел, а магия, как и управление доменом, для меня темный лес. Не понимаю, почему кольцо выбрало меня? — позволил себе пожаловаться Дэниель, зная, что птица никому не расскажет о его сиюминутной слабости.

Реликвия симфов, отлитая в виде золотого усыпанного драгоценными камнями ромба, расположилась на указательном пальце правой руки магистра. Один из его углов касался верхней фаланги пальца, второй — достигал середины ладони с тыльной её стороны. В ответ на тяжелый взгляд кольцо засияло в холодном свете луны.

Магистр с унынием изучал его. И, казалось, вовсе забыл о присутствии ворона. Соломона это никак не устраивало. Ворон снова громко каркнул. Ухватил клювом рукав мужчины и настойчиво потянул. Разговаривать он мог только с симфами, являясь магическим спутником расы. И прогнать мужчину никак не получалось. Сияние становилось ярче. Соломон поднялся в воздух и забил крыльями перед лицом у Дэниеля, громко каркая.

Магистр вздрогнул и отпрянул.

— Ты, наверное, ночуешь в этой комнате. Я тебе помешал? — в ответ ворон еще раз каркнул, опустился на подоконник и забил крыльями. — Прости, сейчас уйду. В этой башне всегда так тихо. Уединение манит меня сюда. Но нужно спать, завтра опять вставать с первыми лучами солнца.

Дэниель медленно отошел от окна, поплотней закутался в длинный бархатный плащ и побрел к выходу. Лунный свет отразился в зеркале. Ворон увидел, что холодный луч подрагивает, будто его треплет гуляющий в каменных стенах ветер. Через такт в комнату прорвется временной вихрь, а магистр ещё на полпути к двери. Что же делать?

Темноту комнаты осветила яркая вспышка — временной портал выбросил в настоящее принцессу. Она упала на колени посреди комнаты. Длинные цвета индиго волосы накрыли её вместо плаща.

Вспышка ослепила Соломона, сквозь разноцветные круги он едва различал возникшую девушку. Зато четко услышал громкое проклятие Дэниеля. За испуганным возгласом последовал звон оружия.

Сердце ворона вздрогнуло, он взмыл в воздух и бросился к принцессе. Запоздало понял, что вряд ли сможет защитить от удара острого клинка.

Меч Дэниеля рассек воздух в нескольких ладонях от крыльев Соломона. Ворон лишь успел заметить блеснувшую в лунном свете сталь и услышать, как вскрикнула принцесса. В этот момент ему показалось, что мир содрогнулся. Но клинок завис в воздухе прямо над головой успевшей закрыть голову руками Крис. Зеркальные звезды на усыпанных алмазами перчатках отразили удар. Принцесса не успела постичь магию отражения, но в момент опасности генетическая память воспользовалась сильнейшим средством защиты.

— Карающий, что за фокус?

Дэниель безуспешно пытался сдвинуть клинок, который повис в воздухе. Видимо, первый шок от внезапного появления гостьи прошел. Магистр не прекращал попыток выдернуть меч из плена магии отражения, но в то же время уже без паники посматривал на незнакомку.

— Кто ты?

Крис подняла на него большие испуганные глаза.

— Я… не желаю тебе зла…

— Кто ты?

— Меня послали всех спасти…Прошу тебя, убери оружие. У меня нет больше сил…

Руки её опустились, и девушка без сознания упала на холодные плиты пола. Магия отражения больше не удерживала меч. Дэниель подхватил его налету, и застыл в растерянности.

Соломон кружил над головой магистра. Какая неудача! Что теперь делать? Как объяснить мужчине, что девушка не представляет опасности? Крис лежала без сознания у ног неопытного правителя замка, который запросто мог позвать охрану и приказать бросить незнакомку в темницу. И был бы прав. Ворон сел на плечо принцессы и с угрозой посмотрел на Дэниеля.

— Это твоя хозяйка? — только и смог выдавить из себя магистр.

Соломон громко каркнул в ответ.

— У неё очень странная магия. Думаю, стоит позвать стражу. А завтра на совете лордов решим, что делать.

Он направился к выходу, но Соломон клювом ухватил его за полу плаща. Дэниель удивленно посмотрел на него.

— Ты не хочешь, чтобы я звал стражу?

Соломон настойчивей потянул его к принцессе. Магистр послушно присел рядом. Соломон молча смотрел на него. Магистр в растерянности переводил взгляд с ворона на неподвижную принцессу и обратно.

— Значит, ты и правда помогал мне раньше? — тихо спросил он.

Ворон продолжал молчать.

— Хорошо, я позабочусь о твоей хозяйке. Не стану звать стражу. Но здесь ей нельзя оставаться. Ночи холодные. Я отнесу её в свои покои, а завтра, надеюсь, всё разъяснится.

Соломон перелетел на окно. Дэниель ещё раз удивленно посмотрел на него, подхватил принцессу на руки и скрылся за дверью.

Ворон переместился на дерево возле замка. Крис в безопасности. Соломон доверял молодому магистру. Дэниель славился на всю Симфонию благородством. К тому же ему предначертано защищать принцессу симфов, о чем он пока и не догадывался. Завтра, когда Крис проснется, Соломон навестит её и всё объяснит, ну а сейчас есть время немного вздремнуть. Ворон бросил взгляд на небо, которое больше не освещало северное сияние, и склонил голову.

Но не успел прикрыть глаза, как невдалеке показался мужской силуэт. Незнакомец бесшумно приближался к замку и замер под священным кленом фивиретов, на котором устроился Соломон. Ворон встрепенулся и всмотрелся в гостя. Холодок пробежал по коже, сердце быстрей забилось в тревоге. Его память навсегда запечатлела образ слуги Багрового повелителя, которому император завещал кристалл. Мужчина явно был потомком Аскобиса, а на его груди сверкал ярко-красный рубин. Появление его под стенами замка неслучайно. Слуга увидел северное сияние и исполнил повеление своего императора.

Мужчина долго всматривался в стену замка, а после растворился в темноте ночи. На мгновение Соломон поддался панике. Он, конечно же, не забыл о главном враге симфов, но не ожидал его появления так скоро.

Ворон поднялся в воздух и какое-то время бессмысленно кружил над замком. Когда приступ паники прошел, и вернулась способность здраво рассуждать, Соломон решил найти логово воскресшего врага симфов.

Любое искривление времени или пространства оставляло след. Соломон видел эти следы. Вот и сейчас после исчезновения незнакомца в воздухе осталась едва заметная полоса. Ворон покружил над замком, нашел нужный поток и отправился по следу.

Пришлось лететь почти всю ночь. След оборвался у небольшой землянки на другом краю Симфонии. Соломон опустился на ветку ближайшего дерева. Багровый повелитель рядом, Соломон ощущал его присутствие даже кончиками взъерошенных перьев. Ему нужно увидеть новое лицо врага.

Из землянки вынырнула черноволосая женщина. Соломон поначалу и не обратил на неё внимания. Незнакомка умылась в ближайшем ручье, привела в порядок волосы, а после принялась чертить на земле пентаграмму. Ворон от удивления каркнул, и эхо много раз повторило за ним. Девушка вздрогнула и подняла голову.

Ворон не мог понять, почему вдруг стало так тревожно, почему чужой взгляд внушил такой ужас и почему она так пристально смотрит. Луч восходящего солнца осветил незнакомку, отразился от кристалла на её груди и ударил Соломону в глаза. Он спешно отвернулся. Когда узнал кристалл, его тело застыло, будто кусок льда. Он принял за мужчину молодую женщину. Она и есть новое воплощение Багрового повелителя. Соломон предпочел поддаться инстинкту самосохранения, который заставлял его лететь как можно дальше от этого места. Ворон взмыл в воздух и быстро заработал крыльями.

Солнце уже поднялось над горизонтом, когда он достиг нейтрального озера в центре Симфонии. Он торопился, надеясь успеть к пробуждению принцессы. В спешке ворон не заметил погони. Только лишь когда чья-то тень закрыла солнце, к нему пришла запоздалая тревога.

Над головой раздался ястребиный клекот. Хищная птица камнем бросилась вниз. Соломон едва успел увернуться и быстрее заработал крыльями. Сейчас мог надеяться лишь на собственную ловкость и скорость — под ним не было ни одного дерева лишь голая степь. Полоска леса виднелась далеко на горизонте. Ястреб снова атаковал. Соломон успел уйти в сторону. Ему приходилось изворачиваться, вычерчивать крыльями замысловатые петли в воздушном океане. Когда лес был уже близко, Соломон почувствовал удар.

Ястреб вцепился когтями в спину добычи. Они падали, кувыркаясь в воздухе. Соломон бил крыльями, но бесполезно. Земля была уже близко. Соломон умудрился вывернуть голову и клюнуть ястреба в грудь. Хищник на мгновение ослабил хватку, ворон вырвался и скрылся в лесу.

Лететь было тяжело. С крыльев срывались капли крови. Перед глазами всё мелькало в бешеном танце. Ворон опустился к земле и постепенно терял ориентацию в пространстве. Только благодаря силе воли Соломон поднялся выше и влетел в открытое окно северной башни замка.

Глава 2

Крис открыла глаза, надеясь, что вчерашние события ей только приснились. Но её ждало разочарование. Она лежала на высокой кровати под тяжелым бархатным одеялом. Из одежды на ней только легкая прозрачная туника и шелковые, усыпанные алмазами перчатки, которые каждый симф мог назвать практически второй кожей. Крис села и огляделась.

Комната ей незнакома. Белесые каменные стены завешаны истрепавшимися гобеленами, запечатлевшими сцены сражений. На пустых участках вывешено оружие: мечи и арбалеты разного вида и формы. Кровать находилась почти в центре комнаты, ее изголовье касалось одной из стен. Слева возле небольшого окна стоял массивный резной стол, на котором в хаотическом беспорядке расположились пожелтевшие свитки. Один из них был развернут и его края удерживали четыре разных по цвету кристалла. Справа камин, в котором уже лишь тлеют угли. Книжный шкаф, забитый кристаллами и свитками. Будто кто-то намеренно совместил спальню и рабочий кабинет.

Высокое кресло возле камина Крис заметила не сразу, как и то, что в нем спит молодой мужчина. Спасаясь от утренней прохлады, незнакомец закутался в черный бархатный плащ. Его голова склонилась к плечу, грудь плавно поднималась в такт дыханию. Крис дюйм за дюймом осматривала его лицо. Будто вчера еще её руки касались этих четко очерченных скул и подбородка, заросшего щетиной; её пальцы совсем недавно перебирали его растрепанные русые волосы и ласково поглаживали тонкий шрам на брови. Почему же его облик кажется таким знакомым и родным? Крис попыталась вспомнить, где раньше встречала его. Но к ужасупоняла, что ничего не помнит. Те образы, которые иногда возникали в голове, присылало дремлющее подсознание. Благодаря его слабому шепоту Крис понимала, что не знает спящего в кресле незнакомца, но в голове крутилось одно и то же имя.

— Рен, — прошептала она.

— Ты ошиблась, милая девушка, — вдруг громко ответил мужчина. — Меня зовут Дэниель.

Крис вздрогнула. Увлеченная собственными мыслями она не заметила, что незнакомец открыл глаза и изучал её с неподдельным интересом. Его взгляд медленно скользил по лицу, опустился к шее и остановился на обнаженных плечах. Крис покраснела и повыше натянула одеяло.

— У тебя такие странные волосы, — нарушил тишину Дэниель.

Крис машинально опустила взгляд на длинные синие пряди.

— Почему?

— Здесь ни у кого таких нет.

— Там, откуда я родом почти у всех они такие.

— Откуда же ты? — прищурился мужчина.

Крис собиралась ответить, но не смогла вспомнить о потерянной родине ничего.

— Из…, — она лихорадочно пыталась найти ответ на такой простой вопрос, но его не было.

Она запаниковала, беспорядочно скользила по комнате, пытаясь найти ответ, но его не было.

— Не помню, — сдавленно прошептала она.

Ее голову и мысли словно заволокло туманом. Крис пробивалась сквозь него, пытаясь уловить нужную мысль в мешанине образов.

— Из… Симфонии, — подсказало подсознание, и Крис поспешила озвучить.

Но почему-то мужчина лишь с сомнением покачал головой.

— Ты сейчас в Симфонии. Но ни у кого здесь нет синих волос. Кто ты?

Крис нахмурилась. С трудом, но ей удалось вспомнить вчерашнее короткое столкновение с этим человеком. Она знала, что она симф, помнила как ее зовут, но больше ничего извлечь из тумана воспоминаний не получалось, кроме фразы, которую повторяла в ночной темноте башни.

— Мне нужно остановить войну и всех спасти, — пробормотала она.

Дэниель поднялся и потянулся, разминая затекшие мышцы.

— Я это уже слышал. Хотелось бы узнать хоть какие-то подробности, — спокойно ответил он, отворачиваясь, чтобы не смущать девушку своим взглядом.

— Я… не знаю. Ничего не могу вспомнить.

Дэниель оправил одежду, мятую после сна в кресле. Он искоса бросал взгляды на девушку. И Крис робела, понимая, как выглядят ее слабые попытки объяснить появление в замке. Дэниель прошелся по комнате и остановился около кровати.

— Ты хоть знаешь, как тебя зовут? — серьезно спросил он.

— Крис, — быстро ответила она.

— Хорошо, Крис, — повторил он её имя и еще раз посмотрел в глаза, будто вспомнил что-то. — Давай попробуем хоть что-то о тебе узнать.

Крис кивнула, а что ей еще оставалось. Она сейчас полностью зависела от этого незнакомого мужчины. На ней даже одежды не было. Но Дэниель, слав Всезнающему, даже не пытался покуситься на ее честь. Это немного успокаивало. Хотя мысли в хаосе. И сама Крис медленно приближалась к истерике. Дэниель подошел к столу и жестом подозвал её, но девушка покраснела и прошептала:

— Я не одета.

— Я заметил. Прости, забыл, — хмыкнул он.

Крис показалось, что ее щеки запылали еще сильнее. А ведь он, видимо, принес ее в эту комнату из башни и успел все рассмотреть, пока была без сознания.

Дэниель не заметил ее смущения. Он подошел к сундуку в углу комнаты, поднял крышку и вытащил комплект одежды.

Через пару дюжин тактов он положил на кровать рядом с Крис мужскую шелковую рубашку, льняные брюки и длинную синюю тунику, а сам деликатно отвернулся. Принцесса быстро оделась. Рубашка была ей почти до колен, а длинная туника волочилась по полу. Но больше всего проблем оказалось с брюками, которые были дюймов на пять шире её тонкой талии и постоянно падали вниз. Ее вид вызвал улыбку Дэниеля, заставив Крис позабыть свое смущение и насупиться.

— Великовато, конечно, — весело прокомментировал мужчина. — Но пока придется поносить мою одежду. Я пока не хочу привлекать к тебе излишнее внимание слуг и придворных. Сплетни разнесутся быстрее ветра.

Он снял с себя широкий бархатный пояс, вышитый золотой нитью, и ловко завязал его на женской талии, закрепив брюки. Крис пришлось поднять голову, чтобы посмотреть на него. Она быстро забыла о неудобной одежде. Почему-то его слова ошеломили. Крис пыталась уловить какую-то смутную мысль-предчувствие, но она постоянно ускользала.

— Придворные? — переспросила она. — Ты король?

Дэниель улыбнулся.

— Милая девочка, не только у королей есть слуги и придворные, — снисходительно ответил он, посчитав, видимо, совсем недалекой. — Хотя ты не далека от истины. Я — магистр замка, — гордо представился он, но получил совсем другую реакцию на свои слова.

Магистр? Глаза Крис распахнулись в удивлении смешанном с почтением, и она спросила:

— Ты маг?

— Два в одном. В наше время магистр — не степень посвящения в магическое искусство. Магистры имеют верховную власть в домене и благодаря этому обладают самой сильной магией.

Он показал руку с кольцом. Крис некоторое время молча смотрела на символ власти. Нет сомнения, что раньше она уже видела нечто подобное. Она нахмурилась, надеясь, что хоть какое-то воспоминание пробьется сквозь пелену забвения. Когда-то давно в детстве она играла таким кольцом. Подсказала ей вдруг память. Она надевала его на палец и создавала радугу. Меняла её цвета. Но высокий уже немолодой мужчина склонился над ней и мягко, но настойчиво забрал из её рук сверкающее украшение.

— Тебе еще рано играть с ним, — мягко произнес он. — А когда подрастешь, твоя магия будет в сотни раз сильнее, чем может дать кольцо.

Картинка из прошлого исчезла, вместо этого виски сдавило от боли. Крис со стоном сжала голову руками. Дэниель застыл в замешательстве, не понимая, что произошло, но машинально привлек её к себе, аккуратно убрал руки и провел по волосам, забирая боль. Кольцо пусть не наделяло его великой силой, но на мелкое исцеление было способно.

— Так легче? — как бы со стороны услышала Крис его вопрос.

— Да, — прошептала она в ответ.

В сильных руках было так уютно, тепло и… знакомо. Когда Дэниель отстранился, Крис показалось, что теряет она снова теряет нечто важное.

— Ты что-то вспомнила?

Крис не сразу поняла вопрос, анализируя свои чувства. Для ее народа смутные предчувствия и неожиданные необъяснимые эмоции всегда играли очень важную роль. Не зря именно симфы достигали наивысших ступеней в изучении человеческих душ. Опытные маги эмоций могли читать каждое живое существо, как раскрытую книгу. Крис была еще молода для обучения и не вошла в силу, но ее с детства учили доверять вот таким неожиданным прозрениям. Дэниелю хотелось довериться. И Крис решила не сопротивляться своей натуре. Девушка опустила взгляд и заметила кольцо магистра на пальце.

— Мне знакомо твоё кольцо, я играла им в детстве, — заявила девушка.

Это воспоминание вспыхнуло в голове внезапно, но не принесло ясности в мысли.

— Хорошее у тебя было детство, — Дэниель удивленно поднял брови и отстранил девушку от себя за плечи.

Какое-то время он молча рассматривал Крис, удерживая на расстоянии вытянутой руки. Не покидало ощущение, что они знакомы. Но он был уверен, что никогда не встречал такую странную девушку.

— Пойдем, посмотрим на карту Симфонии. Может, ты что-то вспомнишь, — решил он.

Дэниель взял её за руку и подвел к окну. Разложенным на столе свитком оказалась карта. Крис внимательно принялась её изучать. На лице свалившейся с неба девушки эмоции быстро сменяли друг друга. Она или не умела сдерживаться или не считала нужным, скрывать свои чувства.

Он успел увидеть удивление, радость и потом растерянность. Её изящная рука до сих пор крепко сжимала его ладонь. Синие волосы накрывали спину вместо плаща, скрывая нелепый наряд. В этой огромной для изящной фигурки одежде, с босыми ногами, растрепанными прекрасными волосами она казалась забавной и в тоже время беззащитной. Вчерашнее её появление из ниоткуда, чего скрывать, напугало не на шутку. Но сегодня даже мысли не возникло, что их встреча может быть очередной ловушкой противника. Дэниель почему-то верил Крис. Возможно, из-за странной преданности ворона, которого он привык воспринимать, как молчаливого хранителя своих тайн. Конечно, в начале инстинкт самосохранения что-то недовольно проворчал, но тут же смолк, когда она посмотрела огромными изумрудными глазами. И он почему-то сразу же поверил этим странным глазам.

А девушка крепче сжала его ладонь и тихо прошептала:

— Это моя Симфония, я в этом уверена, но… и не моя тоже. Я не понимаю, здесь появились какие-то границы и неизвестные мне названия.

Она беспорядочно водила пальцем по карте. Дэниель молча следил за её рукой, которую плотно обхватывали перчатки из неизвестного ему сверкающего материала. Отметил про себя, что на ощупь ткань не слышно.

— Реки, озера, поселения — всё так же, но эти границы… Что они означают? — отвлекла его Крис, от созерцания перчаток.

— Симфония разделена на четыре домена, по количеству золотых магических колец, — спокойно пояснил Дэниель истины, заученные еще в школе при замке. — На юге «Озерный край», на востоке «Речной источник», на севере «Болотная пустошь» и на западе «Долина водопадов Лютины».

Дэниель показал на карте домены и добавил:

— В каждом правит свой магистр. Домены поделены на районы, которым управляют вассалы магистра домена, лорды. Они тоже обладают магией, но их серебряные кольца слабее колец магистров.

— А ты магистр «Озерного края»? — догадалась Крис, следя за его рассказом.

Дэниель нахмурился и покачал головой, а рука самопроизвольно сжалась в кулак.

— Я магистр замка, — повторил он.

Крис удивленно взглянула на карту и резонно заметила:

— Но твой замок в «Озерном краю», значит…

Но Дэниель ее перебил:

— В моем домене два магистра. Я и магистр «королевского двора».

Он указал пальцем на западную часть домена Озер. Пока Крис не начала задавать вопросы, Дэниель быстро объяснил:

— Замок долго пустовал, было запрещено к нему даже приближаться. Магистром Озер считался магистр «королевского двора». Но потом оказалось, что в замке тоже есть золотое магическое кольцо. Уже сто пятьдесят лет у нас два магистра.

Крис собиралась что-то ещё спросить, но он быстро сменил неприятную тему и показал в центр карты.

— Здесь озеро Мрака, оно нейтральное и не принадлежит ни одному домену. Там расположены…

Договорить он не успел. Ворон влетел в окно и упал на карту. Дэниель от неожиданности отпрыгнул, а когда узнал птицу, недовольно проворчал:

— Ты решил меня заикой сделать?

Крис явно узнала птицу. Она подхватила ворона на руки. Он громко каркнул, привлекая к себе внимание. Дэниелю показалось, что он сошел с ума, потому что разобрал в птичьем крике слова:

— Принцесса…

— Соломон! — Крис вспомнила спутника деда, да как вообще можно было его забыть.

Как и то, что она принцесса симфов. Была война, ее зачем-то отправили в прошлое. Но зачем девушка не помнила.

Дэниель пытался понять, что происходит. Он вряд л мог слышать, что говорил старый ворон своей подопечной. Вместо этого до его слуха доносилось только карканье.

— Как я рада, что ты здесь, — ласково обратилась Крис к птице.

Соломон прилетел, он все объяснит и поможет, как всегда. Крис была в этом уверена, но ворон попытался подняться на лапы и тут же повалился на бок. На карте появилось небольшое кровавое пятно. Крис не сразу поняла, что произошло, и вскрикнула:

— Что с тобой?

Дэниель сообразил быстрее.

— Подожди, я принесу зелье, чтобы остановить кровь, — сказал он и быстро пошел к шкафу.

Пока рядом не было магистра, ворон быстро заговорил:

— Принцесса… Пророчество… нужно выполнить пророчество, — его слова походили на предсмертный бред. — Багровый повелитель пришел за тобой…будь осторожна… Я оставил для тебя свиток… в комнате… за зеркалом… забери его… и прочти в одиночестве.

Ворон замолчал, его голова медленно опустилась, а глаза закрылись. Крис не сразу поняла, что произошло. Дэниель, который опоздал со своим зельем, предусмотрительно обнял девушку за плечи, ожидая истерики. Несколько мгновений принцесса непонимающе смотрела на мертвого Соломона. А когда осознала его смерть, вскрикнула и закрыла лицо руками. Слезы так и брызнули из глаз. Дэниелю стало не по себе от её неподдельного отчаяния и горя. Он аккуратно подвел девушку к креслу и заставил сесть. Даже не представлял, что сказать и как утешить.

Но она сама вдруг выпрямила спину, подняла глаза и твердо сказала:

— Мне нужно наедине попрощаться с давним другом.

И Дэниель понял — сейчас перед ним сидела другая Крис. От испуганной и растерянной девушки ничего не осталось. На него смотрела принцесса, которой с детства твердили, что ей предстоит когда-то взойти на трон. Мужчина неожиданно почувствовал себя обыкновенным подданным. Его посетило чувство, будто всё повторяется. В голове множество вопросов, но Крис сейчас не до него. Дэниель решил оставить её ненадолго и молча вышел.

Глава 3

Покои магистра замка располагались в конце длинного коридора, ведущего в главный зал, где обычно толпились придворные. Дэниель выбрал для себя сравнительно небольшие покои со спальней, гостиной, купальней и небольшим рабочим кабинетом в некотором отдалении от остальных жилых помещений, отказавшись от шикарных апартаментов, которые полагались ему по статусу. Но в тех королевских комнатах, потолки которых устремлялись к небу, а по углам гуляли сквозняки и эхо, было пусто и мрачно, как в склепе. Поэтому покои магистра, расположенные почти под крышей, пустовали.

В главной башне замка кроме него проживали приближенные советники и управляющие, а на нижних этажах личная прислуга. Несколько комнат на третьем этаже подготовлены для гостей. Здесь же оборудован широкий зал для советов с лордами, комната для приема просителей, а так же трапезная, в которой к утру собиралась большая толпа разномастного народа, проживающего в остальных частях замка. Завтрак в присутствии придворных — одна из давным-давно заведенных традиций, которые Дэниель как магистр замка менять не собирался.

Сейчас все собрались к завтраку, и ожидали только появления магистра. Дэниель, даже не открывая двери, прекрасно знал, что творится в зале. Воины, скорее всего, сгруппировались у правой стены и обсуждают последнюю битву. А в противоположном углу за дубовым столом управляющий раздает задания подручным, чтобы они были выполнены до обеда. Рядом на высоком кресле восседает старик-летописец, по обе его стороны застыли в боязливом молчании ученики — будущие правители, выбранные кольцами. Дамы стайками расселись у высоких окон: кто слушает придворного музыканта, кто обсуждает последние новости.

Дэниель вошел в зал и усмехнулся. Все было именно так, как он только что представил. Проходят годы, а по утрам в замке не меняется ничего. При его появлении разговоры смолкли, придворные склонялись в уважительном полупоклоне, когда он проходил мимо. Иерархия в Симфонии к тому времени не достигла еще уровня бесконечных церемоний и обоготворения сюзеренов. За правителями не ходили толпами придворные, а слуги не топились в покое помогая правителю подготовится к выходу в свет. Люди непроизвольно переняли порядки и традиции симфов. Магистров не считали избранными на царство богами, только уважительно возводили в ранг старших и главных над всеми в домене, оставляя право на личную свободу.

Перед завтраком Дэниель решил распорядиться о новом гардеробе для появившейся в его жизни девушки. Его путь лежал к стайке щебечущих дам. В главной башне второй этаж был отведен для проживания женщин: дочерей и подруг жизни его лордов или приближенных советников, обычных девушек, которые явились в замок в надежде завоевать внимание магистра или положение при дворе. Девушки следили за порядком и убранством замка, его личным гардеробом, руководили прислугой, занимались знахарством или вышивали гобелены и покрывала. Каждая получала задание по способностям.

Дэниель направился к своей фаворитке, Элизе, которая помимо прочего занималась одеждой. Ответив кивком на приветствие ее подруг, Дэниель ответил улыбкой на ее реверанс. «Вроде бы по комплекции с принцессой схожи», — внимательно осмотрел он фигуру своей фаворитки.

В Симфонии не была принята церемония заключения брака. При взаимном притяжении пара просто начинала жить вместе, и такое положение вещей никого не смущало. Очень редко заключались магические браки: будущие супруги приносили клятвы верности на крови и одевали друг другу браслеты, которые в случае измены оставляли на запястье ожоги. Но на подобные ритуалы соглашались единицы.

Дэниель обратил внимание, что, задумавшись, продолжает пристально изучать фигуру Элизы, что уже вызывало смешки в стайке девушек и смущение фаворитки. Кашлянул, прочистив горло, и озвучил просьбу. По удивленному взгляду Элизы сообразил, что вряд ли стоило прилюдно требовать одолжить одно из многочисленных платьев и пару туфель, а так же зеркало и расческу. Выражение ее лица говорило о том, что в ближайшее время его наедине ожидает небольшой семейный скандал. А когда она увидит выходящую из его покоев Крис, то возможно не удастся избежать разрыва. Хотя магистра этот факт не особо и тревожил. Элиза при всех не посмела ему возражать и отправилась за одеждой.

Дэниель, игнорируя шушуканье за спиной, прошел в трапезную и занял кресло во главе стола. Это послужило сигналом к завтраку. Слуги тут же замельтешили, усаживая и обслуживая шумных придворных. Личный слуга магистра молча предложил господину несколько блюд и отступил в тень, но Дэниель подозвал его и приказал отнести поднос с едой в свои покои. Слуга тут же бросился выполнять поручение. Сам же магистр быстро расправился с завтраком и поднялся. Жестом приказал всем продолжать трапезу и, небрежно повесив на руку зеленое бархатное платье, принесенное Элизой, поспешил к принцессе.

Крис едва обратила на него внимание, только кивком поблагодарила за еду и одежду. На этот раз Дэниель не стал покидать собственные покои, он вышел в гостиную из спальни, ожидая пока девушка придет в себя. Через несколько дюжин тактов принцесса тихо позвала его и попросила вывести её из замка туда, где она могла бы оправить своего друга в последний путь. Она даже не притронулась к еде, но успела переодеться и привести в порядок волосы.

Дэниель не видел смысла ей препятствовать и жестом предложил пройти к двери. Когда принцесса вышла в главный зал, голоса мгновенно смолкли. Кое-где раздались удивленные возгласы. Десятки любопытных глаз уставились на появившуюся из ниоткуда синеволосую девушку. Гробовая тишина сопровождала их на пути к выходу. Но Крис никого не замечала. Дэниель же сделал вид, что все в полнейшем порядке и что явление поутру из его комнаты синеволосой леди явление обычное. На Элизу решил не смотреть. Все потом. Как только дверь на лестницу закрылась за их спиной, придворные загудели. А двое телохранителей поспешили догнать магистра на выходе во двор.

На улице было людно, как и в остальных частях замка. Во внутреннем дворе люди вырыли колодец и построили кузницу, соорудили деревянные казармы и тренировочный лагерь, здесь же располагались замковые кухни. Жизнь возле главной башни начинала кипеть с утра и затихала на закате, когда опускалась решетка на главных воротах. На одной из стен возле ворот висели факелы, с помощью которых отмеряли время в Симфонии, зажигая поочередно при наступлении нового часа. Факелы были зачарованы. Они горели ровно час, их не могли затушить ни дожди, ни снег, ни ветер. Отметки на факеле, которые поглощал огонь, отмеряли соответственно четверть, половину и три четверти часа.

Все остальные башни были обитаемы, кроме восточной, где вчера из воздуха появилась принцесса. В южной башне еще со времен его юности располагалась школа будущих правителей Симфонии, там же проживали школяры и их наставники, а еще обосновался летописец и небольшая по меркам Симфонии библиотека. Северная башня была отдана под проживание военной элите войска: главнокомандующим, полководцам, командирам и тренерам. Западная же считалась хозяйственным крылом, в ее комнаты отправлялись отдыхать от дневной суеты ремесленники и слуги, которые не имели своего жилья в деревне у замка.

Когда Дэниель с принцессой проходили мимо, люди на время бросали свои дела, чтобы легко поклониться магистру и внимательно осмотреть его спутницу.

По пути к небольшому кладбищу Дэниелю пришлось вывести Крис через большие ворота и пройти с ней через деревню.

Поначалу комнат замка и его внутреннего двора хватало, чтобы разместить всех желающих. Но население Симфонии неуклонно росло, и возле дворцов сюзеренов начали стихийно появляться селения. В них в основном селились крестьяне, обрабатывающие поля или рабочие шахт. Со временем у деревушек развивалась инфраструктура. Появлялись гильдии ремесленников, купцы, здесь же семейные воины обустраивали своих спутниц и их детей. В деревне можно было заскочить в таверну, посетить ремесленные лавочки или знахарку или отправиться за простыми товарами на небольшой рынок в центре.

Кладбище, на котором хоронили усопших, располагалось с южной стороны замка, за деревней, недалеко у портала. В Симфонии не было единой религии. И погребальные ритуалы проводились согласно верованиям, принятым в семье. В основном поклонялись Всезнающему богу, а так же боялись его противника Карающего — сюзерена Бездны. Но можно было еще встретить почитателей древних культов: Пылающего — покровителя воинов, Дарующего — земного бога, покровителя природы и земледелия и Милостивого — покровителя лекарей. Но все верили в то, что жизнь их началась в Бездне, где цветут обсидиановые нити всего сущего, путь к которым охраняют демоны.

Дэниель подвел принцессу к невысокому каменному постаменту, на котором разжигали ритуальный костер. Но Крис решила придать останки ворона земле, видимо в честь Дарующего бога. Она не разрешила Дэниелю вырыть могилу, всё сделала собственноручно и тихо зашептала слова молитвы.

Произнеся последнее прости, девушка смахнула слезы. Останки Соломона покоились в земле и на его могилке лежали первые цветы. Она замерла возле камня, прикрывшего могилу. В темно-зеленом платье, подчеркивающем изящную тонкую фигурку, с подхваченными зеленой лентой волосами и прямой спиной, она напоминала богиню скорби, вырезанную мастером из белого мрамора.

За спиной шепотом переговаривались двое охранников. Дэниель всегда обходился без сопровождения. Но воины, не получив приказа оставаться в замке, пошли следом, чтобы удовлетворить свое любопытство. Дэниель оценил присутствие гвардейцев, когда личная охрана помогла разогнать толпу зевак из деревни.

— Принцесса, — позвал Дэниель, легко касаясь ее предплечья. — На улице сыро. Вы простудитесь. Нам лучше вернуться в замок.

Он больше не видел перед собой смешную девочку, которая растерянно хлопала глазами в его постели и смущалась. Крис расправила плечи, высоко подняла голову и теперь невольно внушала почтение.

Девушка вздрогнула и, не оборачиваясь, ответила:

— Называй меня по имени, какая я теперь принцесса, — печально ответила она. — Сколько времени прошло после исчезновения симфов?

Дэниель удивленно поднял бровь, озадаченный ее вопросом. О других расах Симфонии они знали очень мало. В летописях значилось, что около пятисот лет назад была большая война, благодаря которой люди стали править Симфонией. Что он и поспешил озвучить Крис.

Девушка горько усмехнулась, прикрыла глаза, будто испытывала боль и не смогла сдержать еле слышный стон. Вместе со смертью Соломона к ней вернулись некоторые воспоминания. Крис вспомнила, кем она являлась в прошлом, и какие события привели ее в этот миг истории Симфонии. Только король симфов хотел отправить ее назад по шкале времени, дабы предотвратить войну с людьми. Но уже прошло пятьсот лет после той решающей битвы и что ей теперь делать в будущем, Крис не знала.

— Может, вернемся в замок? — вновь привлек ее внимание магистр.

— Да, конечно, — согласилась девушка.

Она отошла от могилы и остановилась рядом с новым знакомым. Слезы высохли, только взгляд остался печальным. Крис невольно потянулась к нему в поисках защиты. Но Дэниель не решился обнять. Его сковала робость. Будто он еще юнец и впервые остался наедине с девушкой.

— Ты вспомнила прошлое? — спросил он, пытаясь скрыть свое замешательство.

Крис отвела глаза и спокойно ответила:

— Да, в основном… В тот момент, когда Соломон появился, я вспомнила, как часто он отчитывал меня за очередную шалость. Понимаю, тебе всё это кажется странным. Вряд ли ты где-то видел говорящего ворона и скорее всегда даже не понимал его речи, — Крис обхватила себя руками, спасаясь от утренней весенней свежести. — Соломон был сопровождающим моего деда, короля симфов Карланта. Когда рождался наследник, предки посылали ему в помощники сопровождающего, собравшего в себе мудрость поколений. Он мог появиться в любом обличье, но никогда в человеческом. К деду прилетел ворон. У моего отца в сопровождающих был кот. У брата — филин.

Она на мгновение замолчала, вспоминая, а после тихо продолжила:

— Вся моя семья погибла, когда я едва научилась ходить. Дед забрал меня и растил как будущую королеву, хотя женщины не наследовали трон. Со мной не могла справиться ни одна нянька, поэтому дед приставил ко мне Соломона. И, можешь поверить, я его боялась, как огня. Он заменил мне любящих, но строгих родственников, поэтому его смерть так сильно ранила.

Она стояла перед ним такая печальная и хрупкая, что Дэниелю захотелось ее обогреть и защитить, сделать все, чтобы печаль исчезла из изумрудных глаз. Протянул руку, чтобы обнять за плечи, но не решился снова и безвольно опустил ладонь вниз, ругая себя за странную реакцию на девушку. Крис этого жеста даже не заметила, задумчиво вглядываясь вперед.

— Ну, а причину появления здесь ты вспомнила? — прервал ее размышления магистр.

— Симфов осталось очень мало. Была война с людьми. Король вызвал меня к себе и сказал, что я должна отправиться в прошлое, исправить его ошибку и предотвратить войну. Но я попала в будущее. Теперь все, что я должна была сделать бессмысленно. Но Соломон говорил о каком-то пророчестве, а я не знаю, о чем идет речь. Соломон знал, но он больше ничего не скажет.

Крис прерывисто вздохнула.

— Это ужасно! — вдруг вскрикнула она и закрыла лицо ладонями. — Здесь все не так, домены, магистры, замок. И никого из моего народа. Что мне здесь делать?

Она выглядела сейчас совсем маленькой, растерянной и беззащитной. И Дэниель понимал ее эмоции. Девушка оказалась так далеко от дома во времени, когда о ее народе остались лишь легенды. Ее миссия провалилась, даже не начавшись.

Преодолев робость, Дэниель все же осторожно обнял принцессу, прижимая к себе хрупкое женское дело. Крис сдерживала слезы, но ее спина была напряжена. Она не обняла в ответ, но позволила погладить себя по спине, а после поспешно отстранилась. Крис отвернулась, пытаясь скрыть слезы и беря себя в руки. Не сразу, но ей все же удалось справиться с эмоциями.

— Что случилось с Симфонией? — тихо, но спокойно спросила она.

Дэниель развел руками, не понимая, какого рассказа она ждет. Для него все было привычно и знакомо с детства.

— О симфах у нас остались только легенды, — ответил он, когда девушка с надеждой посмотрела на него. — В летописи упоминается, что они ушли, но куда и как не знаю. Их золотые магические кольца выбрали хозяев среди людей. Почти сто пятьдесят лет Симфонией правил император. После его смерти начались разногласия и войны. В итоге Симфонию разделили на домены. Теперь у нас четыре независимых государства. Как-то так, — закончил он.

— И до сих пор ведутся войны? — тихо спросила принцесса.

— Иногда вспыхивают былые разногласия, но сейчас везде спокойно, кроме Озерного края.

— Вы с кем-то воюете? — она так удивилась, будто война для нее нечто из ряда вон выходящее.

Дэниель родился, когда велась война, вырос во время войны и стал магистром, чтобы продолжить воевать. Для него сражения и битвы — это повседневная часть жизни.

— Да, воюем, — пожал он плечами. — С «королевским двором». Вот уже сто пятьдесят лет не можем решить какой магистр главнее.

Крис непонимающе нахмурилась и ошарашила вопросом:

— Для тебя власть важнее благополучия народа?

Даже пробрало от упрека в ее голосе. Дэниель скрестил руки на груди.

— С чего ты взяла? — сердито отозвался магистр.

— Почему ты не уступишь магистру «королевского двора», чтобы прекратить войну?

Вроде бы простой вопрос задала, но он не мог дать на него такой же простой ответ. Нельзя уступать «королевскому двору», но как объяснить ей это. Будто у них все так легко решалось. Не зря же людям пришлось сражаться с симфами за власть.

— Не всё так просто, принцесса, — пожал он плечами. — Если бы ту сторону возглавлял достойный уважения человек, я бы без колебаний принес вассальную присягу.

— Но это не так? — улыбнулась она.

— Нет.

— А та сторона, конечно, считает, что ты не достоин уважения?

— Не знаю, наверное, — раздраженно фыркнул Дэниель.

Крис только понимающе опустила глаза и вдруг озвучила ответ на его раздраженные мысли:

— У симфов никогда не было междоусобиц. Если кто-то считал себя более достойным короны, его испытывали. Но мой дед всегда проходит испытания лучше и претенденты на престол признавали поражение. Почему вы не посоревнуетесь с магистром «королевского двора»?

Дэниель не нашел что ответить. Соревнования? Магистр «королевского двора» во многом его обставил бы, Дэниель это знал и признавал. Но разве можно отдать власть человеку с такой подлой душой?

Принцесса избавила его от необходимости отвечать, ловко сменив тему.

— Здесь действительно холодно, — сказала она. — Отведи меня назад, пожалуйста.

Дэниель предложил ей руку и повел обратно к замку. Охрана на почтительном расстоянии последовала за ними.

Всю дорогу Дэниеля не покидало ощущение, что он где-то видел странное пророчество, но не мог вспомнить где. Крис по-прежнему молчала. Он изредка поглядывал на её уставшее лицо, и каждый раз ощущал острое желание защищать. В легендах Симфонии остались упоминания о великой войне людей. В летописях людей Дэниель как-то прочитал о возникновении замка. По легендам он вырос за одно мгновение, сразу же после последнего сражения людей с симфами.

Они уже приблизились к главным воротам, как вдруг Дэниель вспомнил, где видел странные записи, похожие на пророчество. Он резко остановился и непроизвольно сжал ладонь принцессы. Крис удивленно на него посмотрела.

— Я могу тебе помочь. Пойдем.

Мужчина повел принцессу вдоль стены к восточной башне. Охрана последовала за ним. Он открыл небольшую, скрытую вьющимися ветвями хмеля дверь и приказал охранникам удалиться.

— Но… — попытался возразить один из них.

Дэниель смерил его таким высокомерным взглядом, что бедный парень поспешил заткнуться.

— Вы собираетесь нарушить мой приказ?! — повысил он голос.

Воины с почтением поклонились и остались стоять на месте.

Дэниель пропустил внутрь принцессу и захлопнул дверь прямо перед носом у сопровождающих. В восточной башне было темно. Дэниель что-то пробормотал, и по коридорам прокатилась волна света. Один за другим зажигались факелы. Теперь уже в конце коридора просматривалась винтовая лестница. Пламя осветило лицо Крис. Девушка улыбалась. Ей едва удалось сдержать смех, когда чересчур старательные охранники попытались открыть дверь, а Дэниель разражено захлопнул её ногой и быстро задвинул железный засов. Крис хмыкнула:

— Моё присутствие так испугало твоих охранников, что они даже готовы нарушить приказ?

— Последнее о чем пекутся эти бездельники — это моя безопасность. Беда всех вассалов — чрезмерное любопытство. Решили, что могут последовать за мной тайно. Пойдем.

По винтовой лестнице они поднялись в ту комнату, куда принцесса прибыла ночью. Их встретили каменные стены, поросшие плющом, и одиноко стоящее в углу высокое потемневшее от времени зеркало в золотой оправе. Именно к нему Дэниель и подвел девушку. Осторожно отодвинул его от стены и указал на письмена, будто выжженные на камне.

— Я случайно заметил надписи, когда прятался здесь от назойливого внимания придворных, — тихо сказал он. — Думал, это кто-то тут дни коротал, сочиняя стихи. Но уж больно это на пророчество похоже.

Крис внимательно всмотрелась в кривые буквы и прочла:


Четыре рождены дитя,

Огонь в них, воздух и вода,

Природы вечность, мудрость рун,

И пятый вздох окончил круг.

Уйдут благие на покой,

Своим твореньям мир оставив,

Наступит хаос без богов,

Что отказались в Бездне править.

Когда четыре молодых

Нарушат предков повеленье

Учить в изгнании младых,

В их мир придет упадок, скверна.

Затихнет песня древних сил,

Замерзнет Бездна без движенья.

Крови наследник лишь один

Узором принесет спасенье.

Кровь первая из глубины веков

В ней нити Бездны в отраженьях,

Вторая кровь сильней врагов

Проклятьем времени теченья.

А третья мудрости полна,

Тех стражей, что создала Бездна

Ну а четвертая — она

Природы вечность и надежда.

Кто все четыре возродит

Тот с тьмой сразиться, сокрушая.

И нити Бездны покроит,

Живые звезды зажигая.


— Это пророчество Бездны, — разочаровано выдохнула Крис. — По легендам оно начертано на ее вратах с начала времен. И касается оно судьбы всего нашего мира.

Девушка провела пальцами по темным словам. А после вспомнила слова Соломона и незаметно пошарила рукой за зеркалом. Пальцы нащупали свиток. Принцесса быстро спрятала находку в руках, пока магистр изучал пророчество.

Дэниель не мешал ей и ничего не заметил. Он не знал ни о четырех расах, ни о магии стихий, поэтому пророчество для него лишь странные стихи.

— Наверное, — сдалась Крис, прерывая задумчивое молчание, — мне нужно связаться с представителями других рас.

Принцесса вопросительно посмотрела на спутника. Она явно ждала, что магистр проводит её куда нужно. Но тот только пожал плечами.

— Я не знаю других рас.

— Как?

Удивление было настолько искренним, что магистр почувствовал себя полным идиотом.

— Видгары — маги войны. Хилфлайгоны — целители, и фивиреты — маги природы…

— Кто такие видгары я не знаю. Целителей есть несколько. Но я никогда не думал, что они хилфлайгоны. Обычные люди, только обладают сильной магией исцеления. А фивиреты… Конечно, по Симфонии ходят легенды о тайных жителях леса, но как с ними связаться даже не представляю.

Крис разочаровано отвернулась.

— Я могу поговорить хотя бы с кем-то из ваших целителей?

— К сожалению, сейчас нет. В замке когда-то имелся человек, обладающий подобной магией. Но она куда-то исчезла. А остальные магистры берегут целителей, как зеницу ока. Они никогда не согласятся отпустить их на встречу с тобой.

Разочарование было настолько сильным, что Крис села на холодные каменные плиты пола и безразлично уставилась на собственные ногти. Усталость и потрясения сегодняшнего дня навалились с новой силой.

— Не нужно унывать, — присел с ней рядом Дэниель. — Я что-нибудь обязательно придумаю. К тому же есть люди, которые знают гораздо больше меня. Завтра я познакомлю тебя кое с кем. Вместе мы найдем выход.

Дэниель аккуратно взял её за руки. Крис подняла глаза и встретилась с ним взглядом. И снова это едва уловимое чувство узнавание. Магия эмоций обволакивала принцессу, шептала, что этому мужчине можно верить.

— Это, наверное, покажется тебе глупым, но когда-то ты говорил мне то же самое.

— Возможно, хоть и не понимаю, как такое может быть, — озадаченно отозвался Дэниель.

Он нежно поцеловал кончики её пальцев, а Крис улыбнулась, благосклонно принимая такой нежный жест внимания.

— Я тебе верю, — прошептала она. — Отведи меня в комнату. Утро выдалось слишком тяжелым, мне нужно отдохнуть.

Дэниель молча поднялся и, улыбаясь, подал ей руку.

— Я для тебя новую комнату оборудую, а то иначе быстро пройдет слух о том, что ты моя любовница.

Крис широко распахнула глаза и покачала головой:

— У меня есть возлюбленный, — выпалила она.

Дэниель мягко улыбнулся.

— Неужели? Тогда ему лет пятьсот, как минимум.

Крис вмиг помрачнела, отводя взгляд. Наверное, вспомнила своего давно умершего друга. Не страшно, он поможет ей забыть о прошлом и освоиться в будущем.

Глава 4

Кристаллы у основания каменной арки зажигались один за другим. Их сияние отражали многочисленные зеркала, расположенные по периметру. Отраженные лучи собирались в центре, и постепенно яркое сверкающее пятно расширялось в переливающийся портал.

Чуть задремавшие стражи тут же схватились за оружие и застыли в ожидании гостя. Из портала на освещенную поляну перед замком вышел высокий молодой мужчина. Его черные волосы кое-где слиплись от пота, одежда и сапоги покрылись пылью.

— Ни шагу дальше, — мгновенно отреагировали на его появление стражи портала. — Назовите ваше имя!

Мужчина смерил их холодным взглядом и вместо ответа сдернул перчатку с руки. Серебряное кольцо симфов мягко засияло в лунном свете. Каждое кольцо носило на себе знак дворца, в котором было создано. Стражи внимательно изучили герб и почтительно склонили головы.

— Лорд Алард, мы не узнали вас.

— Вы хорошо несете службу, — ответил мужчина и широким шагом направился к воротам замка.

Ему пришлось поторопиться. Через несколько дюжин тактов наступит полночь, часовой подаст сигнал тушить огни, и железная решетка на воротах замка опустится до утра.

Мужчина успел попасть в замок. По темным коридорам он шел к северному крылу, зажигая один за другим факелы, которые тут же гасли за его спиной. Стража больше не останавливала его — кольцо на руке служило своеобразным пропуском. К тому же лорда Аларда знали здесь, как самого ближайшего друга и советника магистра. Миновав опустевший главный зал и коридор, мужчина без стука вошел в покои сюзерена.

Дэниель ещё не ложился. Магистр сидел в гостиной, склонившись над столом, внимательно изучал карту Симфонии и моментально обернулся на скрип двери. Ночной визит, если и удивил его, то магистр этого не показал. Увидев Аларда, он кивнул и расслабился. С Дэниелем лорда связывала давняя дружба и наедине мужчины позволяли забыть о формальностях.

— Почему ты здесь? — спросил Дэниель. — Патрулирование заканчивается только на рассвете.

Мужчина снял длинный черный плащ и небрежно бросил его в кресло.

— Меня сменил Лестер со своим отрядом.

За плащом последовали туника и кольчуга. Мужчина остался в шерстяной рубахе, запыленных штанах и сапогах.

— Как дежурство?

— На редкость удачно. Всё тихо и спокойно. Перемирие действует. Мы хорошо потрепали «королевский двор» в том году. Лерону нападать сейчас невыгодно. А наши пленники — гарант его дальнейшей сговорчивости.

Алард повесил широкий пояс с длинным мечом в кожаных ножнах на подлокотник кресла и подошел к столу.

— Как дела в замке?

— Ничего особенно. Тоже тихо и спокойно.

Дэниель замолчал. На несколько мгновений воцарилась тишина. Алард сверлил магистра взглядом, но не хотел нарушать этикет, несмотря на то, что Дэниель был его давним другом и когда-то даже воевал под его началом. Но магистр упорно молчал.

— Ты собираешься рассказывать мне о таинственной незнакомке, которая вышла утром из твоих покоев? — хмыкнул лорд, надеясь на откровенность.

— Требуешь у меня отчета? — высокомерно поднял бровь Дэниель.

— Я не могу ничего у тебя требовать, ты мой сюзерен. Но всё же, надеюсь, ты поделишься со мной, как с другом.

И нарушая все мыслимые нормы этикета, лорд Алард уселся на край стола и вперил вопросительный взгляд в Дэна.

— Шпионы быстро поставили тебя в известность, — буркнул магистр, вызвав усталый вздох у своего вассала.

— Шпионы? — переспросил Алард. — Ради Всезнающего, Дэн, не будь ребенком. Я приказал им оберегать твою спину, а не шпионить. Ты теперь магистр замка и твоя смерть никому не принесет пользы.

— Я не нуждаюсь в защитниках. Ты забыл, что я мастер ближнего боя и сражаюсь с тринадцати лет? — как всегда в штыки воспринял магистр его слова.

Этот острый момент всегда был причинной спора. Лорд Алард на совете настоял на личной охране, а Дэниелю это не понравилось, хотя он при вассалах не подал виду, но потом высказал все своему другу. И высказывал до сих пор при любом удобном случае. Алард же всегда пытался объяснить, что с этой бесконечной войной все быстро становятся мастерами или погибают, но защита все же необходима.

— И предыдущий магистр был мастером, пока не попал в ловушку врагов, — резонно заметил он. — Против предательства и ударов в спину даже самые искусные воины бессильны.

Конечно, Алард знал, что Дэниель бесится из-за его опеки. Но лорд не мог оставить давнего друга без защиты. Они с детства знакомы, вместе обучались в школе при замке. И если прежнего магистра Аларду было просто жаль, то смерть Дэниеля нанесет лично ему слишком тяжелую душевную рану.

— Но в замке мне ничего не угрожает, — не успокаивался сюзерен. — Дворцы защищают своих правителей, ты это прекрасно знаешь. Твои люди увязались за мной из чистого любопытства и следовали по пятам даже в замке, пока я их не отослал.

Снова? Алард едва удержался от того, чтобы не закатить глаза. Но просто прервал возмущения друга.

— Дэн, хватит менять тему. Может, все-таки просветишь меня? Весь замок на ушах из-за твоей незнакомки.

Дэниель недовольно буркнул, что-то по поводу того, как его достали собственные вассалы, но все же рассказал историю принцессы.

Алард выслушал его рассказ молча, из плотно сжатых губ не вырвался ни один возглас, а на лице не отразилось эмоций.

— Ты сейчас скажешь, что это очередная ловушка «королевского двора», — решил предупредить Дэниель логичные выводы друга. — На этот раз ты ошибаешься.

Алард, казалось, даже не удивился.

— Почему, позволь узнать? — криво усмехнулся он. — Может, потому что в Симфонии полно симфов, которые ежедневно появляются из воздуха в замке? — съязвил лорд. — И целые стаи почти говорящих ворон, конечно же.

Дэниель послал недовольный взгляд и стукнул ладонью по столу, прерывая тираду лорда.

— Не стоит так иронизировать. Я верю Крис. Слишком много совпадений.

— Каких, ради Всезнающего? — прервал его Алард. — Девушка появляется из ниоткуда и ничего не помнит. Очень удобная позиция, не находишь? Потом появляется птица и к принцессе, о чудо, возвращается память. Ей, оказывается, нужно спасти симфов, которые исчезли пятьсот лет назад. Ты сам понимаешь абсурдность всего этого?

Алард уже забыл все сковывающие его запреты и отчитывал магистра, как нашкодившего ребенка. Но Дэниель сегодня не собирался отступать. Он смерил разошедшегося лорда таким высокомерным взглядом, что Алард резко замолчал, скорее от удивления, чем преисполнившись почтения.

— Тебе должно быть достаточно того, что я ей верю. И завтра ты расскажешь Крис всё, что знаешь о четырех расах. А потом займешься её обучением.

Алард пораженно открыл и закрыл рот. Поднялся со стола, вытянувшись по стойке смирно и язвительно спросил:

— Это приказ? — самолюбие недовольно ощетинилось.

Дэниель колебался недолго.

— Да.

Алард тихо хмыкнул, выдержал паузу и склонил голову в почтительном поклоне.

— Не смею ослушаться, — покорно ответил он.

Только по холодному взгляду лорда Дэниель понял, что Алард не на шутку оскорблен. Гость молча собрал свои вещи и направился к двери.

— Ал, — окликнул его Дэниель, жалея о резком приказном тоне.

— Если решил выступить в роли сюзерена, так держись её до конца, — сухо ответил лорд, не оборачиваясь. — Я буду завтра в южном крыле, приводи принцессу.

Алард, пытаясь справиться с раздражением, не заметил, как череда коридоров вывела его к небольшой дверце в южной башне — его единоличные владения на время пребывания в замке. Несмотря на серебряное кольцо симфов на руке, он очень редко бывал в своём дворце. Обычно появлялся утром, раздавал распоряжения, выслушивал требующие его вмешательства проблемы и возвращался в замок, где под его началом числилась школа для будущих правителей.

Аларда в Озерах считали самым опытным магом. Он стал лордом раньше других, едва закончив обучение в замковой школе. Сумел собрать небольшую библиотеку, оставшихся от симфов книг. Некоторые приходилось добывать в буквальном смысле боем. И на сегодняшний день мог смело назвать себя магистром универсальной магии. Мечтал полностью посвятить себя магии, опытам и экспериментам, но обстоятельства вносили коррективы в его планы. Озера раздирала война, а у Дэниеля слишком мало опыта, чтобы справиться с таким сильным врагом, как магистр «королевского двора». Поэтому Алард в который раз откладывал опыты на потом и самолично отправлялся с отрядом верных людей патрулировать окрестности. Или участвовал в малом совете, которые так часто собирал Дэниель.

Алард снял магическую защиту с двери, вошел в свои владения. Школяры уже давно спали, как и преподаватели. В южной башне было тихо. Алард прошел в свои покои. В небольшой комнатке, повинуясь взмаху его руки, один за другим зажглись факелы. Их тусклый свет осветил почти убогую обстановку: голые стены, пару стульев, стол, кровать и сундук, в который мужчина тут же сбросил доспехи, одежду, и меч. Обычно он никогда не обращался с вещами так небрежно, но сегодня не было ни сил, ни желания аккуратно все укладывать и начищать до блеска. День выдался сложным. Он всё утро провозился во дворце, мелкие напасти одна за другой сыпались на голову, а вечером его отряд заступал на дежурство.

Вести о странной незнакомке Дэниеля Алард получил поздно вечером. Посыльный тщетно разыскивал сюзерена несколько часов. Сперва лорд не обратил внимания на странную весть: мало ли фавориток было у Дэниеля. Но после ухода посыльного почувствовал тревогу, которая усиливалась с каждым тактом. Привыкший доверять инстинктам, он не мог избавиться от гнетущего чувства опасности и, конечно, связывал его с вестями из замка.

После часа мучений Алард мысленно вышел на связь с лордом Лестером, чей отряд должен был сменить его утром, и попросил прибыть к границе раньше. А сам отправился в замок, мучаясь необъяснимой тревогой.

Как ни странно, но возле стен замка ему стало спокойно, гнетущее чувство опасности ушло. После разговора с Дэниелем Алард окончательно убедился, что магистру ничего не угрожает и, возможно, опасность придет с другой стороны.

Он подошел к столу, задумчиво посмотрел в окно. Маловероятно, что «королевский двор» решится напасть, но других угроз Алард не находил. Он повернул кольцо симфов вовнутрь и мысленно позвал Лестера.

«Как патрулирование?» — передал вопрос, когда почувствовал установившуюся связь

«Всё спокойно, маюсь бездельем».

Мысли передавались без интонации и эмоций, но Алард сразу же представил лорда Лестера, шатающегося из стороны в сторону и лениво зевающего.

«Не отпускай пока моих людей. Боюсь, они тебе скоро понадобятся»

«Ожидается заварушка?»

«Возможно. Лес, только ради Всезнающего, будь посерьезней».

«Я всегда серьезен».

Алард прервал связь. Тревога вернулась и усилилась. Но выйти из замка он сейчас не мог, оставалось надеяться, что Лестер забудет на время о лихачествах и беспечности и со всей серьезностью отнесется к предупреждению. На беду Алард слишком хорошо знал Леса и боялся, что легкомысленный лорд не воспринял его слова всерьез.

Лучшим выходом, наверное, было бы отдохнуть, поспать, но сон вряд ли достучится до обеспокоенного сознания. Поэтому решил употребить время с пользой и скрылся за небольшой дверцей, спрятавшейся в углу комнаты.

Помещение представляло собой огромный пустующий зал. При ходьбе эхо повторяло звуки шагов. Здесь не было привычных гобеленов и оружия или каких-то предметов мебели, превращающих комнату в жилую. Одна из стен полностью до самого потолка закрыта книжными полками.

А в центре зала пол прогибался, превращаясь в огромную чашу. По периметру углубления различной формы, из некоторых виднелись кристаллы. Пол рядом исчерчен рунами и кабалистическими знаками. Здесь располагался Источник. Используя сочетания кристаллов и определенное количество алмазной пыли, из него получали различные вещи. Здесь можно было получить оружие или еду, или что-то незнакомое, а иногда редкое. Такой имелся в каждом дворце магистра. Главной загадкой Источника являлись именно сочетания кристаллов. Какие-то были общеизвестными, но значение большинства оказалось потерянным. Часто, желая отвлечься, Алард экспериментировал с Источником, открывая новые сочетания, получая знакомые, а иногда и вовсе необъяснимые вещи.

Алард остановился у Источника, задумчиво рассматривая расположенные у основания кристаллы. Он давно выработал последовательность, в которой пробовал новые сочетания. Разгадал, что в первых кристаллах зашифрованы группы, в которые объединены все создаваемые предметы. Но сегодня не хотелось особо заморачиваться. Алард положился на удачу, перемешал кристаллы и выстроил их в произвольной последовательности. Засыпав в Источник немного алмазной пыли, он опустил в нишу последний, запускающий кристалл. Камни зажглись один за другим, алмазная пыль вспыхнула, над Источником поднялось сизое облако.

Когда дым рассеялся, Алард с любопытством заглянул в чашу. Небольшое количество бесцветной жидкости и больше ничего. Ему даже показалось, что на этот раз получилась простая вода. Но предположение оказалось ложным, о чем свидетельствовал резкий специфический запах.

Алард собрал жидкость в небольшую стеклянную колбу, когда-то созданную на Источнике, и вернулся к столу. Похоже, с новым веществом придется повозиться.

Когда солнце поднялось над горизонтом, лорд уже проснулся после непродолжительного отдыха. И сейчас задумчиво всматривался в прозрачную жидкость, которую машинально принес ночью в комнату. Эксперименты не принесли особых результатов. Алард не определил пока никаких полезных свойств и даже не представлял, как ещё можно испытать созданное вещество.

Внезапно он вспомнил, что ночью не проверил кое-что. Раздраженно треснул себя по лбу и обозвал дураком. А после снял со стены факел, зажег его небрежным жестом и, особо не задумываясь о последствиях, поднес колбу к открытому огню. Колба треснула, прозрачная жидкость пролилась на пол, стол, тунику экспериментатора и практически мгновенно вспыхнула. Огонь быстро распространялся. Алард почувствовал сильный жар. Ужас и страх заглушили слабый голос разума. Мужчина поддался древнему инстинкту: бросился бежать от огня, не осознавая, что горит его собственная одежда.

Боль от ожогов отрезвила быстро, дрожащим голосом лорд выкрикнул приказ кольцу. В комнате сразу стало холодно. Казалось, что даже воздух замерзает и маленькими кристаллами падает на пол. Через пару дюжин тактов огонь погас, белый пар заполнил комнату.

Алард судорожно вздохнул и оперся рукой о стену. Ноги предательски дрожали. Начинали болеть ожоги. «Нужно обработать», — эта мысль пришла, когда сердце перестало бешено стучать.

Ничего не различая в искусственном тумане, Алард на ощупь добрался до зала с Источником. На одной из многочисленных полок стояла коробка с кристаллами, травами, бальзамами и мазями, имеющими какое-либо целительное свойство. Алард быстро выбрал средство от ожогов. А после с удивлением извлек со дна коробки круглый золотой медальон. На одной его стороне располагалась пятиконечная звезда, на другой руна-молния, Соулу.

— Надо же, рунический артефакт полнейшего исцеления. Я его обыскался, а оказывается сам же, дурак, засунул к другим целительным вещам.

Мужчина поставил коробку на полку и пошел к столу, сжимая в одной руке мазь от ожогов, а в другой артефакт с руной Соулу. Но обработать кожу он не успел. Из соседней комнаты его звал Дэниель. И в голосе магистра слышалась плохо скрытая тревога.

Алард поспешил на зов сюзерена, не выпуская из рук мазь и артефакт. На ходу он быстро выкрикнул приказ кольцу. Белый дым рассеялся, открывая взгляду обгоревшую комнату и бледного магистра замка.

— Я здесь, — Алард спокойно подошел к обгоревшему столу. — Чего кричать-то?

Дэн не смог сдержаться. Конечно, годы во главе домена научили друга сдерживать эмоции, но сейчас Дэниель громко выругался, призывая на голову друга все возможные кары. Алард только усмехнулся и подождал, пока магистр выплеснет свое беспокойство.

— Что ты здесь натворил? — недовольно спросил Дэниель, осматривая комнату.

— Ничего особенного. Всего лишь неудавшийся эксперимент. Пробовал новое сочетание кристаллов на Источнике, появилась какая-то прозрачная жидкость, как оказалось, горючая. Не волнуйся. Сгорела всего пара стульев и одежда. Я возмещу тебе ущерб.

Лицо магистра Дэниеля исказилось от гнева.

— Какой, к Карающему, ущерб! — разозлился он на друга. — А свою жизнь ты тоже возместишь?!

В ответ на справедливые упреки Алард примирительно улыбнулся и развел руками.

— Я понял. Прошу прощения, виноват, — поспешил он успокоить сюзерена.

Пока Дэниель его отчитывал, Алард рассмотрел девушку, которая с любопытством выглядывала из-за спины магистра. Незнакомка тайком его изучала. Алард ответил ей тем же, по крайней мере, попытался что-то рассмотреть спиной злого и хмурого Дэниеля. Алард заметил длинные темно-синие волосы, изящные пальцы, закрытые сверкающей тканью перчатки, озадаченное красивое лицо. И вдруг остро почувствовал необходимость взглянуть ей в глаза. Незнакомка будто прочитала его мысли и резко подняла взгляд. Алард едва сдержал удивленный возглас. Эти широко распахнутые зеленые глаза он регулярно видел во снах. Они всегда смотрели с немым упреком, а потом исчезали, оставляя чувство незавершенности. Но сейчас он увидел, как в них появилось опасение, и девушка тут же спряталась за спину Дэниеля.

— Это она? — спросил Алард, когда магистр замолчал.

Мужчина обернулся и кивнул.

— Крис, — позвал он принцессу.

Девушка медленно вышла вперед, остановилась перед Дэниелем, но продолжала изучать пол. Лорд мог поклясться, что девушка дрожит, будто боится. Принцесса избегала его взгляда, уставившись в пол. Дэниель, по привычке не обратив ни на что внимания, спокойно представил его.

— Это Алард, лорд части замка, мой вассал и ближайший соратник. Он будет тебе более полезен, чем я. В магии он ас.

Дэниель подал руку принцессе. И когда изящная ладонь коснулась его руки, кольцо симфов ярко вспыхнуло, заставив Аларда на мгновение забыть о девушке. Лорд пораженно уставился на их сцепленные руки. Дэниель же, как обожженный, выдернул ладонь. Они встретились с другом взглядами и Алард впервые не смог скрыть замешательства.

— Не может быть, — как издалека он услышал свой голос. — Она следующая!

Дэниель побледнел и отошел к окну. Алард едва различил его напряженный вопрос:

— Сколько?

Крис, не понимая о чем разговор, застыла на месте. Алард бросил на нее внимательный взгляд, будто пытался определить, что нашло в ней кольцо, и отошел к магистру. Как ему не хотелось отвечать другу, озвучивать то время, которое ему отпущено. Когда кольцо симфов так вспыхивало, это означало только одно — оно выбрало нового хозяина и прежний магистр обречен на скорую смерть. Алард с трудом выдавил из себя:

— Этого никто не может знать, — хотелось подбодрить друга, но подходящие слова не подбирались.

— Не больше года, да? — продолжал спрашивать Дэниель.

Алард не нашел в себе сил ответить и только пожал плечами.

— Надеюсь, больше двух дюжин дней, — усмехнулся Дэн. — Карающий, оказывается, паршиво чувствовать себя покойником.

Это несправедливо, так не должно быть. Алард не мог просто смириться таким положением вещей. Хлопнул друга по плечу и уверенно сказал:

— Я найду выход.

Но Дэниель только покачал головой.

Крис переводила удивленный взгляд с одного на другого. Она явно не понимала, о чем идет речь.

— Что произошло? — тихо спросила она, пытаясь разобраться в ситуации.

Дэниель обернулся. Его лицо оставалось спокойным, он улыбнулся, но получилось натянуто.

— Ничего особенного, Крис. Это мелкие проблемы всех магистров, — он криво усмехнулся.

Вот так, собирался за ней поухаживать, а она оказывается его наследница. Будущий магистр домена. А ему уготована скорая дорога в Бездну.

— Оставляю тебя на попечение лорда Аларда. Он расскажет тебе все, что знает о четырех расах и научит основам универсальной магии, — сменил Дэниель тему. — А мне нужно вернуться к делам.

Он быстро удалился. Алард проводил друга тяжелым взглядом.

Несколько дюжин тактов мужчина собирался с мыслями, пытаясь отогнать беспокойство о благополучии своего сюзерена и молча изучал растерянную синеволосую девушку, стоящую перед ним. Появление её не могло быть ловушкой. Все опасения рассеялись, когда ярко вспыхнуло кольцо симфов на пальце у Дэна.

Крис тоже молчала, озадаченная произошедшим и отчего-то испуганная присутствием лорда. Она изучала каменный пол под ногами и старалась даже не шевелиться.

— Принцесса? — тихо позвал ее Алард.

Девушка вздрогнула и несмело подняла взгляд. Лорд Алард вдруг подумал, что это уже когда-то происходило: они вот так стояли друг напротив друга, и принцесса поглядывала на него с опаской. Он встряхнул головой, пытаясь прогнать наваждение.

— Магистр Дэниель рассказал мне о твоей беде. Я кое-что знаю о расах, но не так много, как тебе бы хотелось. Прошу сюда, — он пригласил оробевшую Крис в соседнюю комнату.

Как только сделал шаг, ожоги тут же дали о себе знать острой болью. Алард вспомнил о мази, которую до сих пор держал в руке.

Он остановил принцессу у двери и сунул в её дрожащую руку артефакт исцеления.

— Подержи, мне нужно обработать ожоги. Это, конечно, ерунда, но боль неприятная и достаточно сильная.

Мог поклясться, что принцесса вздрогнула от его прикосновения и едва не выронила медальон. Алард скосил на нее взгляд и недовольно проворчал:

— Поаккуратней, ради Всезнающего. Это довольно редкий артефакт, который легко можно повредить.

Он отвинтил крышку мази от ожогов и, морщась от боли и едкого запаха, принялся обрабатывать обожженную кожу. Боль тут же стихала под действием приятной прохлады.

— Ты ранен? — спросила Крис с опаской, едва слышно, но с искренней заботой.

— Ерунда. Несколько ожогов, — отмахнулся он, не прерываясь.

— Почему ты не воспользуешься этим? — девушка протянула ему артефакт с руной Соулу.

— Я не так серьезно ранен, чтобы обнулить редчайший артефакт. Он ведь действует только раз, после чего превращается в ненужный хлам.

— Но артефакт всегда можно перезарядить.

Алард закрыл мазь, поднял голову и удивленно на неё посмотрел.

— Теперь нельзя. Принцесса, мы не симфы. Очень многое подвластное им для нас навсегда потеряно.

Крис посмотрела на него немного виновато и испуганно отвела взгляд. Её робость начинала раздражать.

— Пойдем, я обещал тебе рассказать о расах.

Они вошли в зал с Источником. Пока принцесса осматривалась, Алард подошел к шкафу в поисках свитка. Из вороха он выбрал нужный и разложил на полу.

— Подойди сюда, — позвал Крис.

Девушка опять вздрогнула от его голоса и подошла, косясь на него так, что Алард почувствовал себя приспешником Карающего. Тихо выругался под нос. Конечно, он с ног до головы в саже и в обгоревшей одежде, но вряд ли похож на существо из нижнего мира, чтобы так его бояться. Или она на всех так реагирует? Он, конечно, понимал, что девушка испытала настоящее потрясение, перенесшись на пятьсот лет в будущее. Но вряд ли бы король симфов отправлял с ответственной миссией такую пугливую особу. Значит, дело в его персоне. Он прищурился и хмыкнул:

— Я тебя не съем.

Крис смутилась, но осталась стоять на месте. Это уже начинало раздражать.

— Возможно, в таком виде я и внушаю ужас, но на самом деле я не желаю тебе зла, — поддел он снова, но не получил ожидаемой реакции, поэтому вздохнул и серьезно спросил. — Почему ты меня боишься?

— Я… ничего не могу с собой поделать, — запнувшись, ответила Крис. — Почему-то рядом с тобой меня сковывает какая-то робость. Не обращай внимания, у нас, симфов это бывает.

Она развела руками и смущенно улыбнулась. Алард озадачено почесал лоб.

— Я читал, что симфы весьма чувствительная раса, воспринимающая мир через эмоции. Но если будешь бояться — у нас ничего не выйдет. Постарайся справиться со своими чувствами.

Крис кивнула.

— Я постараюсь.

Крис подошла поближе. На карте уже знакомая Симфония. Но кажется, что кто-то по неосторожности рассыпал на пожелтевший свиток золотые звездочки.

— Это карта порталов. Видгары не появлялись уже пятьсот лет, и я не знаю, остался ли кто-то из них в живых. В источниках мало упоминаний об огненной расе. У них было небольшое государство, но где и как туда добраться, сведений нет.

Он задумчиво замолчал, разглаживая карту.

— Их город был в горах, — тихо ответила принцесса. — Я не знаю точно где, король не разрешал мне встречаться с огненными, так как они могли быть очень несдержанными.

Алард с интересом ее слушал, попутно отмечая на карте редкие горные вершины. Горная гряда опоясывала Долину Водопадов, но с той стороны пики скрывались выше облаков и отрезали Симфонию от внешнего мира. Так же было несколько горных вершин между Озерным краем и Речным источников, как более пологие они лучше подходили под строительство города. Но все равно проверить у них возможности не было. Алард сделал себе пометку, поискать информацию о горах и вернулся к обсуждению карты.

— К видгарам вернемся потом. А вот хилфлайгоны жили в Симфонии. Сейчас остались лишь их потомки-полукровки. Воздушная магия сохранилась в них полностью, но вряд ли кто-то из них знает о пророчестве, «короле мира» и симфах.

Крис разочаровано вздохнула, а Алард продолжил:

— Единственные, с кем можно связаться — фивиреты. Где-то в Симфонии, никто не знает где именно, тянутся их леса. Фивы не любят чужаков, для людей вход туда запрещен. Мощнейшие заклинания заставляют любого путника отправляться в обход фивиретских лесов, и человек даже не замечает этого. Есть только один портал, ведущий к фивам.

Он провел рукой над картой.

— Все порталы в Симфонии открываются у центрального озера. Только оттуда можно попасть в любую точку нашего мира. В каждом домене есть и внутренние порталы, обычно их расположение засекречено. Большие золотые звезды на карте — всеобщие порталы озера Мрака. Маленькие серебряные — некоторые внутренние порталы. А вот здесь, — Алард указал пальцем на черную звезду у озера Мрака. — Портал фивиретов. Но пройти в него может не каждый, фивы могут просто не пустить к себе визитера.

— Значит, мне нужно попытаться связаться с ними, — решила Крис. — Ты проводишь меня?

Алард не смог сдержать смешок от ее наивной просьбы.

— Не всё так просто, принцесса, — он вздохнул и поднялся. — В Озерах идет война. Сейчас озеро Мрака — самое опасное место в Симфонии. К тому же открыть портал может только кольцо симфов. А я сомневаюсь, что кто-то из лордов проводит тебя туда. Все просто побоятся появиться там без большого отряда.

— Даже ты побоишься? — в ее голосе страх смешался с уважением.

Крис посмотрела на него с таким удивлением, что Алард невольно рассмеялся.

— Даже я. Принцесса, я не всесилен. Я обычный лорд части замка и руковожу школой. Никакого желания попадать в ловушку по глупости у меня нет.

— Дэниель сказал, что ты ас в магии. Наверное, ты уже вошел в силу, тогда тебя никто не может победить, — задумчиво пробормотала принцесса.

Алард понял, что она, видимо, считает его магом отражения и поспешил развеять иллюзии.

— Моя магия ограничена энергией кольца. К тому же я не симф, и магия отражения, которой обладали твои родственники, мне не подвластна.

— И что же мне делать? — с отчаяньем спросила принцесса.

Алард пожал плечами.

— У нас сейчас каждый человек на счету. Тебе и симфам придется подождать.

Он хотел что-то ещё добавить, но серебряное кольцо симфов замигало на его пальце.

— Меня вызывают, подожди, — остановил он дальнейшие вопросы принцессы.

Он повернул кольцо синим камнем вовнутрь. Пульс без причины участился, Алард почувствовал тревогу. Несколько тактов понадобилось, чтобы установить телепатическую связь.

«Ал, на Лестера напали. Почти всё войско «королевского двора». Он просит помощи. Я с войском замка отправляюсь к границам. Оповести остальных и возвращайся к себе. Твои люди, наверное, отдыхают после патрулирования. Но, возможно, понадобится и твоя помощь. Будь начеку», — передал Дэниель и прервал связь, прежде чем Алард что-то успел возразить.

Теперь, когда смерть ходила за магистром замка по пятам, ему никак нельзя вступать в бой. Тревога не отступала. Может случиться что-то непоправимое. Ему нужно быть рядом с Дэном и Лестером, только он может защитить магистра замка. Особенно от Лерона.

Он быстро направился к выходу. На нетронутом огнем кресле в соседней комнате его доспехи и оружие. Когда он уже был готов покинуть замок, вспомнил о принцессе, которая не могла слышать его разговора с Дэниелем и следовала за ним.

— На нас напали, — быстро пояснил он. — Вернись в свои покои, и ни в коем случае не выходи из замка.

Глава 5

Озеро Мрака напоминало извилистую пузатую реку, по берегам которой в беспорядке разбросаны высокие арки порталов, издалека похожие на неровную зубчатую стену, окружившую по периметру центральное озеро. Отсюда можно попасть в любую точку Симфонии, и здесь же легче всего распрощаться с жизнью. Озеро никому не принадлежало, но во время войны каждый пытался подстроить здесь ловушку и ограничить перемещения противника.

Именно этим и занимался Лерон, магистр «королевского двора», увлеченно выковыривая черный камень у основания портала, ведущего к замку.

Его темные янтарные глаза щурились от яркого солнца, плотно сжатые губы сложились в привычную издевательскую усмешку, которая будто приклеилась к его лицу и иногда так раздражала врагов. При первом знакомстве Лерона никогда не воспринимали всерьез, ведь он не отличался высоким ростом или чрезмерно развитой мускулатурой. Он был среднего роста, стройный и поджарый. Но такое телосложение добавляло ему ловкости и скорости. Его лицо еще не утратило до конца мальчишескую округлость и еще не могло похвастаться густой порослью. Магистр был молод, но выглядел еще моложе. Многие женщины считали его привлекательный. Он был обладателем красивых карих глаз, подчеркнутых длинными густыми ресницами. Каштановые непослушные волосы ниже плеч магистр обычно схватывал в хвост на затылке, но это не спасало от длинной челки, которая постоянно лезла в глаза, заставляя мужчину ее периодически сдувать, и одна прядь всегда свободно висела вдоль лица, переплетенная шелковой шнуровкой. Если внешность молодого сюзерена мало кого заставляла дрожать от страха, то вот эта полоска ткани, вплетенная в прическу, в Симфонии была отличительным знаком мастера ближнего боя.

Все иллюзии на его счет рассеивались, как только Лерон доставал свои черные клинки и вступал в бой.

Сейчас же обсидиановым острием меча Лерон пытался поддеть круглый камень и тихо ругался себе под нос, зная, что его почти никто не слышит. А даже если и слышали, магистру было безразлично. Он мог вести себя, как угодно без ущерба для собственной кровавой репутации. Даже если явится в нижнем белье на совет с лордами, никто не посмеет засмеяться. Наоборот в этом поступке углядят какой-то тайный коварный замысел. Лерон знал о своей славе и с удовольствием ею пользовался. Личный отряд, который сегодня взял в сопровождение, держался на небольшом расстоянии от сюзерена, ожидая приказов.

Только один воин стоял рядом, наблюдая за магистром с удивлением, не забывая встревожено оглядываться по сторонам. Мужчина выглядел на порядок внушительнее своего магистра. Раза в два шире в плечах и выше на голову. Короткие темные волосы и редкая бородка, скрывающая тонкий шрам на щеке, карие глаза и прямой нос — обычный ничем не выделяющийся облик.

— Лер, Бездна, может, объяснишь, чего мы тут делаем? — буркнул он магистру, не церемонясь.

— Реализуем план спасения Ванора, — хмыкнул Лерон в ответ.

Ранер был другом магистру и, поэтому ему было позволительно многое, что Лерон не терпел от окружающих.

— Твой план заключается в том, чтобы встретить войско замка прямо у их порталов с распростертыми объятиями? — съехидничал мужчина.

— Иди в Бездну, — привычно огрызнулся молодой магистр, не реагируя на подколку ближайшего соратника.

По собственной глупости его воины попали в плен. Лерон с удовольствием оставил бы пьяных идиотов сидеть в замковой темнице, ведь заслужили: приказ его нарушили, драку устроили с вражескими воинами. И чего их понесло куролесить на территорию магистра замка? В местных тавернах не наливают уже? Лерон обязательно спросит с идиотов, как только вернет домой. Да так спросит, что вообще пить перестанут до конца жизни.

В плен среди прочих попал илар магистра — Ванор, воин ближнего круга, с которым сам магистр связан магической клятвой. Оставить соратника в замковой темнице Лерон не мог, хотя карцер илар заслужил. Нечего срывать заключенное после сотен изнурительных и нужных переговоров перемирие. Магистр чуть не сдох там, на этих переговорах, от скуки и едва сдержался от того, чтобы не покромсать всех наглых и чванливых лордов на куски, как чужих, так и своих. А эти пьяные придурки чуть не слили все его усилия в выгребную яму.

Активные и кровавые боевые действия уже давным-давно остались позади. Замок и «королевский двор» почти сотню лет находились в состоянии шаткого вооруженного перемирия, изредка «покусывали» друг друга, нападая на приграничные районы, но войско на войско не бились много лет. Так было вплоть до прошлого года. Когда Лерон получил кольцо, война разгорелась с новой силой. Вины с себя за ее начало магистр не снимал, хотя та сторона сама и спровоцировала бойню.

Камень наконец поддался и выпал, Лерон подхватил его и с победным видом сунул в кошель на поясе.

— Вот эти камни определяют, какие два портала связаны между собой, — пояснил он Ранеру. — План прост: я немного испорчу портал замка. Дэниель поспешит к границам и выйдет прямиком к нам в руки. Я возьму его в плен и обменяю на наших людей.

— Но Дэниель вряд ли будет один, — фыркнул Ранер. — Ты псих, ваше магистерство?!

Другой за такие слова уже давно получил в зубы от молодого магистра, но Ранеру прощалось и не такое. При посторонних мужчина вел себя с почтением, не нарушая субординации. Но наедине позволял себе неформальное дружеское общение. Лерон на его иронию, только хмыкнул и ехидно ответил:

— Сомневаешься еще?

— Давно уже убедился в этом, — расплылся в улыбке Ранер. — Но все же. Дэниель отправится с собственным отрядом, и что мы тогда будем делать? Нас мало. Ты же основное войско кинул в атаку, чтобы отвлечь внимание.

В руках у магистра появился камень другого цвета, который мужчина вставил в освободившееся место. Портал загудел, заискрил, ему явно не понравилось то, что сделал Лерон. Ранер недовольно нахмурился, все еще не понимая плана.

— Этого камня надолго не хватит. Он не подходит для такой мощи. Сила портала его расплавит. Сработает защита, кристалл сгорит, и портал закроется, не позволив пройти всем воинам Дэниеля. И он не заработает, пока я не верну исконный камень на место. Я экспериментировал недавно, так что знаю, что будет. Дэн же всегда идет первым и попадет прямо в наши руки.

— Если это все так просто, почему мы до сих пор не испортили друг другу порталы? — изумился Ранер.

Порталы, оставшиеся от симфов, считались неприступными. Они исправно работали вот уже много сотен лет, сами восстанавливались, заряжались и не требовали починки. Но и влезть во внутреннюю работу магической сети ни у кого не получалось до сих пор.

— Ну, как просто, — почесал нос Лерон рукоятью клинка. — Порталы защищены. Камушек так просто не вытащишь. Меня изрядно приложило в первый раз. Но я заметил, что могу это сделать своим клинком. Его магия, видимо, пробивает защитное поле портала, — пояснил он.

— Бездна, ты страшный человек, Лер, — усмехнулся Ранер. — Умудрился сломать то, что исправно работало веками.

— Не сломал. Все исправлю, — отмахнулся он.

— Карающий, а на каком портале ты экспериментировал? — удивился Ранер.

Лерон фыркнул.

— Не трудно догадаться, если подумать, — лицо магистра расплылось в ехидной улыбке.

До Ранера дошло, что пытался сказать ему сюзерен, и он рассмеялся.

— Так проблемы с порталом Кегура твоих рук дело?

Магистр кивнул, вызвав очередной приступ хохота своего соратника.

— И главное же на совете сделал такую морду высокомерную, мол ничего не знаю. Как ты там придурку заявил: «Магические возмущения на Озере Мрака не входят в круг проблем, которые должен решать магистр «королевского двора».

Лерон не смог сдержать смешок, вспомнив глупое и рассерженное лицо своего главного оппонента, после того как запер лорда на озере Мрака. Зато на совете никто воду не мутил и других вассалов против сюзерена не настраивал.

Ранер еще раз хмыкнул и хлопнул по плечу своего магистра.

— А ты, мать твою, сам что ли к Озеру Мрака являлся экспериментировать? — вдруг осознал воин, главной обязанностью которого было охранять магистра.

Лерон поморщился, понимая, что нарвался на головомойку от своего телохранителя, который уже давным-давно принялся с чего-то его опекать.

— Нет, Бездна, с толпой иларов, чтобы каждая собака знала, чем я занимаюсь, — огрызнулся Лерон. — Давай без нотаций, знаешь же, что меня не тронут. Боятся.

Воин выругался, но махнул рукой. А после серьезно сказал:

— Конечно, ты, Бездна, когда глаза закрываешь в бою и начинаешь крошить в капусту врагов, даже мне жутко становится. Но ты, Карающий на твою голову, не бессмертен. Забыл, как я таскал твою тушку по всей Симфонии, пока ты подыхал от ран?

Конечно, не забыл, но Ранеру доставляло особое удовольствие напоминать об этом магистру. Лер терпел и позволял, потому что очень многим был обязан своему телохранителю.

— Слушай, у нас как-никак перемирие. Да и некому там уже нападать, чего нудишь?

Лерон раздраженно махнул рукой, закрывая своему илару рот.

Магистр Саген научил Лерона особому бою. Первые два года своего ученичества Лер учился обычному фехтованию, его уроки мало чем отличались от уроков в школе при замке. Но как только ему исполнилось шестнадцать, магистр начал обучать его искусству темного боя. Урок начался с того, что мастер завязал своему ученику глаза и приказал видеть. Понятное дело ничего Лерон не увидел на первом уроке. Магистр же ежедневно избивал его до полусмерти, не уставая повторять, что так будет продолжаться, пока ученик не увидит нити личного и не даст отпор. И старик все же добился своего. Сперва Лер, как животное стал чувствовать, откуда исходит угроза, реагировать на каждый шорох. Но все равно ему не удавалось долго противостоять магистру, пока однажды нити сами по себе не вспыхнули перед глазами. Следующим этапом в обучении было научиться вызывать подобное состояние по собственному желанию. Привязка делалась к звуку или какому-то действию.

Теперь Лерону достаточно было закрыть глаза и ударить клинком о клинок, чтобы увидеть каждого в виде переплетения обсидиановых нитей Бездны. Да и мечи… Лерон хмыкнул. В таком измененном сознании обсидиановое оружие становилось частью тела и вело в бою, рассекая нити врагов. Но применял магистр такое умение редко, так как возвращаться из безумия темного боя было очень тяжело.

— Меня в Симфонии чуть ли не демоном считают, — добавил Лерон другу после паузы. — А ты все меня опекаешь, как неоперившегося птенца.

— Это мой долг, господин, — с издевкой ответил Ранер и шутливо поклонился, за что получил от магистра ощутимый тычок кулаком в плечо.

Лерон подал сигнал своему отряду. Воины приблизились. Лерон перестал улыбаться, расправил плечи. Он смотрел поверх голов своих воинов, ни на ком не задерживая взгляд, и никого не выделял из толпы. Лерон отдал приказ рассредоточиться вокруг портала. Воины молча повиновались. Молодой магистр и Ранер снова оказались в относительном одиночестве.

— Ты бы приблизил к себе кого-то из новых иларов, — вдруг сказал Ранер, который все это время наблюдал за другом и сюзереном. — Парни верные, готовы умереть за тебя, а ты такую дистанцию держишь.

Лерон нахмурился в ответ и покачал головой. Ранеру сложно объяснить, что его бывший подопечный теперь магистр и обязан держать лицо, чтобы не уронить статус. Такого боевого братства, как было у них год назад, уже не будет. Да и не нужно. Ранер упорно не хотел понять, что его панибратское общение с магистром на самом деле исключение из правил и все пытался сплотить вокруг сюзерена новое кольцо иларов. Только наблюдать за смертями братьев по оружию Лерон больше не желал и никого не пускал в ближний круг.

— Им лучше быть подальше от меня. Живее будут.

Ранер только развел руками и нахмурился.

Разговор прервал открывающийся портал замка. Лерон обнажил клинки и отступил в сторону. Ранер выхватил меч и знаком отдал приказ отряду приблизиться. Через мгновение из сияющего перехода вышел Дэниель. Лерон с усмешкой наблюдал, как магистр, оценив обстановку, сделал шаг назад. Но портал затрещал, заискрил, вставленный Лероном камень вспыхнул, и кольцо перехода схлопнулось.

Лерон спокойно ждал, когда враг обратит на него внимание. Пока Дэниель метался из стороны в сторону и пытался открыть портал, магистр небрежно играл обсидиановыми клинками, прокручивая их в руках. Наконец Дэниель замер на месте, заметил его и поспешно выхватил меч.

— Сдавайся, — спокойно предложил Лерон.

— Обойдешься, — огрызнулся Дэниель и приготовился к бою.

В ответ Лерон устало вздохнул, жестом приказал воинам не вмешиваться и выступил вперед. Дэниель хочет получить по голове? Он с удовольствием ему это организует. В первый раз что ли?

— Ты же все равно проиграешь, самоубийца, — подстегнул он врага.

Нельзя сказать, что не получилось. Дэниель бросился в атаку. Магистру «королевского двора» не нужно было даже глаза закрывать, чтобы одолеть его. Обсидиановые клинки звенели, встречая меч врага, будто были из хрусталя. Золотые руны засверкали на солнце. Лерону понадобилось лишь пару молниеносных атак, чтобы обезоружить противника и ударом рукояти по затылку закончить бой. Магистр замка без сознания повалился на землю. Лерон спокойно отошел в сторону и приказал воинам связать врага. Сам же незаметно приложил прохладный клинок к затылку, пытаясь унять боль.

— Следующий раз нужно рассчитывать силу удара, — пробормотал он себе под нос, косясь на неподвижного Дэниеля, но этого не услышал даже Ранер.

Магистр убрал клинки в ножны. Пока его люди связывали пленника, Лерон вставил на место кристалл в основание каменной арки. Портал загудел, вспыхнул на мгновение и погас, камни под кольцом замерцали, значит, переход снова активен. Пришло время убираться с озера Мрака.

По приказу Лерона воины подняли под руки бесчувственного Дэниеля и направились за своим командиром к порталам «королевского двора».

* * *
Алард ушел и оставил Крис в одиночестве. Принцесса решила не возвращаться в отведенные ей покои. Дэниель не приставил к ней охрану, и этим стоило воспользоваться. Еще ночью девушка приняла решение скрыться из замка. При свете луны Крис прочла оставленное ей Соломоном послание. Ворон деда никогда не был просто говорящей птицей. Магические помощники симфов умели многое, в том числе переносить свои мысли на бумагу.

В комнате ночью Крис долго смотрела на свиток, не решаясь открыть его. Смерть Соломона больно ранила, и непрошеные слезы постоянно наворачивались на глаза. Первая паника и растерянность прошли. Крис взяла себя в руки, вспомнила, что она принцесса симфов и должна вести себя соответственно, пусть и хотелось упасть на кровать и реветь в подушку. Ее миссия провалилась в самом начале, но Соломон успел сказать, что еще есть шанс спасти симфов, и Крис поклялась, что сделает все возможное, чтобы помочь своему народу. Судорожно вздохнув, она развернула пергамент. Ровные витиеватые буквы послания медленно проявлялись на желтоватой поверхности. Свиток был зачарован древней магией старого мудрого ворона.

«Здравствуй, маленькая принцесса! — начиналось его послание. — Если ты читаешь это, то мои предчувствия сбылись. Моя гибель близко, слишком вибрируют нити мира, призывают меня назад к истокам. Я противился зову, не желая оставлять тебя одну в новом мире, но мое время вышло.

Прошло пятьсот лет с того памятного дня, как ты исчезла во временном портале. Та миссия, которая тебе была поручена, более не имеет смысла. Симфы давно проиграли войну, и память о них почти развеялась. Но твой народ все еще жив. Симфы и мой король спят в стенах этого замка, ибо так пожелала божественная руна Иса. Настала очередь вашего поколения выполнять пророчество Бездны по воле богов. Выполните его до конца и «король мира» освободит симфов, снимет магию неподвижности. Много мудрых мужей спорили, пытаясь истолковать его, но все они сошлись в одном: «король мира» явится, когда все расы нашего мира благословят его своей кровью.

Будь осторожна, девочка! В этом новом мире больше не действуют справедливые законы симфов, а по твоему следу идет древнее зло. Опасайся человека, владеющего красным камнем, ибо он твой исконный враг, сохранивший былое могущество.

Людям доверять не следует, какими бы благородными они не казались. Эта раса еще совершит множество ошибок на пути к высшей ступени развития. Спрячься, пока твоя магия не войдет в силу. Тебе не стоит привлекать к себе внимание до тех пор.

Я побеспокоился о твоей безопасности, моя юная ученица. Тот портал, через который вы прошли с Синхаром в роковой день, уцелел. Он скрыт в чаще недалеко от замка, и люди не знают о его существовании. Он приведет тебя к старому укрытию, которое сохранилось со времен правления твоего деда. Там повелитель прятал тебя от врагов. Рунический код тебе известен. От посторонних глаз убежище скрыто фивской иллюзией, а внутри в стазисе сохранилось все, что тебе понадобится для жизни.

Прошу тебя, милая принцесса, не покидай убежища до тех пор, пока не овладеешь своей магией, иначе погибнешь. А когда достигнешь совершеннолетия, пройди через черный портал к фивиретам. Король Фагрус обязательно тебе поможет.

Твой верный наставник, Соломон».

Крис перечитала послание Соломона несколько раз. А после тяжело вздохнула и кинула его в огонь, разрывая последнюю связь с далеким прошлым. Она решила, что выполнит все указания ворона, но по утру ее разбудил Дэниель и отвел в южное крыло башни, где состоялось ее знакомство с лордом Алардом. Сущность симфа тут же обеспокоилась, как только принцесса взглянула на мужчину. Его одежда обгорела, а лицо было испачкано сажей, но все равно лорд внушал уважение, трепет и легкий страх.

Крис не пыталась анализировать свои эмоции, но им стоило доверять. А когда лорд Алард отказался вести ее к черному порталу, принцесса окончательно решила покинуть замок и пойти своим путем. Ей не понадобилось много времени на сборы. Провизию брать с собой не стала. До укрытия не больше часа пути. Места пустынные, поэтому о своей безопасности Крис не тревожилась. Но руну Соулу, которую оставил ей лорд Алард все же решила взять с собой.

Немного тревожилась, что ее могут остановить стражи. Но, видимо, Дэниель даже предположить не мог, что прибывшая в чужой мир принцесса решит покинуть замок. Ее, конечно, провожали взглядами любопытные придворные и простой люд, но остановить никто не попытался. Принцесса спокойно покинула замок, прошла через деревню и скрылась в лесу.

Пришлось немного побродить среди густых деревьев: старые тропы давно заросли травой, но Крис все же нашла спрятанный от людских глаз портал. Кристаллы у его основания были на месте, принцесса провела по ним рукой. Почувствовав кровь симфов, они засияли, каменная арка завибрировала и вспыхнула, открывая проход. Принцесса спокойно миновала магический переход. Путь до убежища проходил по лесу. Для постороннего это был всего лишь поросший кустарниками и травой холм, который заканчивался отвесным скалистым обрывом с другой стороны. Но Крис видела сквозь иллюзию фивиретов. Она осторожно обошла холм по каменистой, поросшей травой тропинке и начертала руну на вырубленной в скале двери. Заскрипел старый механизм. Камень, закрывающий проход отъехал в сторону, и Крис смело прошла внутрь. Тут же на стенах зажглись магические светильники, освещая помещение. Тяжелая каменная дверь стала на место.

Принцесса несмело прошла вглубь укрытия. Здесь все осталось так же как в тот злосчастный день: кровать небрежно разобрана, на столе остатки завтрака, оставленные в беспорядке то тут, то там мелкие вещи и застывший в камине огонь. Крис прошлась по укрытию, осторожно касаясь пальцами оставленных ею в далеком прошлом мелочей. Древнее убежище ожило, почувствовав хозяина. Языки пламени затрещали и замерцали. Сердце сжалось от необъяснимой тоски. Принцесса, чтобы отогнать воспоминания, закусывала губу. Она их больше никогда не увидит: ни деда, ни преданных защитников-принцев, ни… его. Все они давным-давно сгинули в веках. От накатившего и невероятно сильного чувства одиночества Крис всхлипнула и, закрыв лицо руками, села в кресло. Она обязательно будет сильной, только сейчас немного поплачет, потому что теперь она в этом мире совершенно одна. Завтра она обязательно вспомнит, что принцесса, вернется к занятиям, пытаясь пробудить силу, но сегодня она побудет совсем немного маленькой растерянной девочкой, которая в один мир очнулась и поняла, что потеряла все…

* * *
Лерон не стал тащить пленника в свой дворец. Он собирался обменять магистра на своих вассалов, а это лучше сделать на нейтральной полосе между землями замка и «королевского двора». Здесь, почти на границе, у него был старый запущенный дом, который достался магистру от родителей. Дом был скрыт в лесу, добраться до него можно было с помощью внутреннего портала, неизвестного лордам замка. А с тыла защищала собственное войско. Лучшего места для обмена и не придумаешь.

Пришлось подождать, пока враг придет в себя. Дэниель открыл глаза спустя четверть часа, после их прибытия на место. Воины оставили своего магистра наедине с пленником и заняли посты вокруг дома.

Дэниеля по его приказу бросили на узкую деревянную лежанку, не озаботившись о матрасе или постельном белье. Здесь даже не было соломенного тюфяка, его давным-давно сгрызли мыши.

Лерон набрал воды в кувшин и опрокинул его на пленника. Вид фыркающего и отплевывающегося противника повеселил молодого магистра. Дэниель всегда был таким неуклюжим и жалким. Его даже убивать лень. Как такого вообще кольцо выбрало? Явно промахнулось. Хотя было ли там из кого выбирать, если Лерон собственноручно помог прежним властителям замка отправиться на тот свет?

Магистр сел рядом со своим пленником, оседлав колченогий скрипящий стул, и ждал, когда Дэниель придет в себя и поймет, в каком положении оказался. И вот Дэн проморгался, пару раз дернулся, пытаясь освободиться, но быстро понял, что связан. Он неуклюже сел, облокотившись спиной о пыльную стену и вперился злым взглядом в противника.

— Ты не соблюдаешь перемирие и кодекс, — прошипел он. — Озеро Мрака нейтральное. На всеобщем совете запрещено использовать порталы для засады. Я подам ноту. Всеобщий совет тебя осудит и разорвет с твоим доменом все связи.

Лерон хмыкнул.

— Ты дурак что ли? — пожал он плечами. — Твой всеобщий совет до сих пор нас одним доменом считает. Разорвут со мной, значит, и с тобой тоже. К тому же они уже сто пятьдесят лет делают вид, что в Озерах ничего не происходит, и хорошо зарабатывают на нашей войне. Дэн, ты вообще в замковой школе учился? Или за девками бегал, пока наставники вводили нас в курс дела?

— Иди в Бездну, — огрызнулся Дэниель. — Если я прогулял уроки внешней политики, то ты где-то шаболтался, когда наставники объясняли общепринятый кодекс военных действий. За то, что ты сделал, может и в ответ прилететь больно. Станешь парией в Симфонии вместе со своим «королевским двором». Особенно, если другие магистры узнают, что ты испортил портал.

— Пф… — скривился Лерон. — Портал-то работает, так что ничего не докажешь. А насчет кодекса. Так у нас же не война, Дэн. Я всего лишь подавляю мятеж. И это сугубо личное дело нашего с тобой домена. Не так ли?

Дэн нахмурился, но ничего не ответил. Лерон знал, что прав. Другие домены уже давным-давно высказали свою позицию по затянувшемуся конфликту и заняли позу наблюдателей, не забывая снабжать оружием обе стороны.

— Чего тебе надо? — буркнул Дэниель. — Знаю же, что не убьешь. Чего взбеленился опять? Мы вроде как договорились о перемирии на время сбора урожая.

— Так я тоже думал, что договорились, — нахмурился Лерон. — Какого демона тогда мои люди делают у тебя в темнице?

— А какого демона они шатались по моей территории и устроили драку? — парировал Дэниель. — Я как гостеприимный хозяин предоставил им апартаменты по статусу.

— Дэн, так я и тебе подобрал такие апартаменты по старой дружбе, — усмехнулся Лерон, обводя рукой помещение с обшарпанными стенами и перекошенными окнами. — Ты чего ерепенился-то? Я же по-хорошему просил, разве нет? Даже выкуп предлагал. Теперь не обессудь.

— Да ты ни одного моего вассала за время войны не выпустил из своих застенок. Пичкал их своей гадостью. А теперь весь такой чистенький прям.

Лерон даже не поморщился, хотя Дэниель не соврал. Было дело, чего уж скрывать. Для него тот год вообще как в кровавом тумане прошел. Но правители замка сами напросились на жесткий ответ. Дэн спасибо должен сказать своему пленнику за то, что он остановил вместе с Ранером своего магистра, уговорил сделать паузу в долгой кровавой войне и подписать перемирие. Но вместо этого Ванор сидит в замковой темнице.

— Давай перенесем наши бесконечные дебаты на потом. Я послал твоим лордам предложение об обмене. Пусть приведут моих людей. А потом разойдемся и сделаем вид, что ничего не было, — предложил Лерон.

— Ты думаешь, я прощу тебе эту наглость? — рыкнул Дэниель.

— Да куда ты денешься, — закатил глаза магистр. — Тебе нужно наше перемирие больше, чем «королевскому двору».

— Ты его нарушил! Твое войско напало! — возмутился Дэниель.

— У меня просто учения на границе, а вы чего-то всполошились. Не понимаю, — издевательски пожал плечами Лерон и развел руками. — Короче говоря, Дэн, или я тебя обмениваю на своих людей и мы расходимся, или забираю тебя в «королевский двор» и потом уже условия твоего освобождения будут жестче.

Он поднялся, заканчивая разговор. На руке замерцало кольцо. Пришел ответ от лордов замка. Лерон хмыкнул и пошел к выходу, поворачивая кольцо камнем вовнутрь.

* * *
Обмен состоялся на закате. Лорд Алард остановился напротив магистра королевского двора и смотрел с таким превосходством, будто это он захватил в плен вражеского сюзерена и требует выкуп. Ал всегда был таким, еще с юности: всезнайкой с непомерным самомнением. Золотое кольцо магистра домена пошло бы ему больше, чем Дэниелю. И Лерон знал, что практически вся власть в замке сосредоточена в руках этого лорда, магистр и шага не мог ступить без его советов.

Пленных воинов «королевского двора» со связанными руками вывели вперед, продемонстрировав, что выполнили условия. Лерон кивнул и подал знак Ранеру привести Дэниеля.

Магистр уныло изучал носки своих сапог и не глядел на лорда Аларда. И Лерон отчасти его понимал. От подобного позора репутацию придется очищать долго. Алард кивнул, оценив состояние своего магистра. Они одновременно отдали приказ своим людям отпустить пленников.

Дэниель и илары Лерона двинулись по направлению друг другу, не пересекаясь даже посередине разделявшего их участка.

Наконец илары присоединились к отряду «королевского двора». Им быстро развязали руки, похлопали по плечам и поделились оружием. Лерон же не удостоил соратников даже взглядом, демонстрируя насколько зол. Ванор прекрасно понял все по его лицу и уныло побрел к Ранеру, который приветствовал друга ругательствами.

Обмен состоялся. Можно было расходиться. Но Лерон и его отряд не успели сделать и шагу. Появившиеся внезапно воины замка, быстро взяли их в кольцо.

— Какого демона?! — завертелся, осматриваясь, магистр.

Отряды воинов замка заходили из тыла. Как его войско пропустило врагов? Ответ был один: его предали. Лерон даже догадывался кто. Кто-то из лордов открыл врагам местоположение внутреннего портала, через который прибыл сам магистр с пленниками. Он четвертует этого поганца Кегура, когда выберется. В том что засада дело рук самого главного его оппонента Лерон не сомневался.

— Сдавайся, — повторил его недавние слова Дэниель, растирая затекшие от веревок запястья.

— Это резонно, Лер, не дури, — покачал головой лорд Алард, когда магистр «королевского двора» демонстративно вытащил мечи.

Лорд предлагал ему достойный выход из ситуации. И, возможно, сейчас даже лучше было бы сложить оружие. Лерон внимательно осмотрел свой малочисленный отряд и окружавших его врагов. В восточном направлении есть шанс прорваться, там не так уж много воинов, нет лучников, и портал недалеко. Но потерь не избежать. Ранер будто почувствовал его сомнения и прошептал:

— Сдаемся?!

— Ага, уже, — буркнул Лерон. — Я еще Кегуру кишки не выпустил, чтоб сдаваться.

Ранер хмыкнул и, покачав головой, вытащил меч. Лерон громко приказал своим людям сложить оружие. Но его жесты, которые были понятны лишь личному отряду, говорили о другом. Воины медленно достали мечи, сделали вид, что собираются бросить их на землю, но вместо этого стремительно бросились в атаку.

Начался бой. Воинам «королевского двора» силы придавало отчаяние, они пытались прорваться к порталу. Некоторые падали, успевая забрать в мир предков души врагов. Магистр пока сражался без особых усилий. Воины пытались закрыть его собой, но чаще всего получалось, что именно Лерон спасал их от смертельных атак, пропуская некоторые предназначенные ему самому. Только благодаря ловкости и изворотливости он умудрялся избегать серьезных ранений. Лерон пока не решался применить темный бой. Понимая, что в запале может просто спутать нити своих и чужих.

Кольцо врагов у портала заметно поредело, появился реальный шанс уйти. Лерон бросился вперед, но на его беду из внутреннего портала «королевского двора» к врагу прибыло подкрепление. Измена становилась слишком очевидной.

Свежие отряды лорда Лестера встретили Лерона и его иларов почти у самого портала. Магистр понял, что совершил ошибку. Теперь он оказался один на один с десятком воинов замка. Без темного боя всего его умения и ловкости не хватит, чтобы отразить такое количество одновременных ударов. Его клинки мелькали с очень быстро, но руки уже едва сдерживали удар, движения замедлялись. Он отступал назад, и его воины тоже отступали, пока их не прижали к отвесной скале. Откуда она вообще взялась посреди леса? Первая ошибка едва не стоила молодому магистру жизни, но Ванор закрыл его собой. Лерон понял это только когда из рук его илара выпал меч, и воин медленно начал оседать на траву. Противник собирался нанести ему смертельный удар. Лерон рассек нападавшего, но острое лезвие другого воина задело его открытое плечо. В пылу сражения боль притуплялась, но мужчина потерял способность с легкостью сражаться правой рукой, а левой подхватил падающего Ванора.

Лерон быстро отступил назад за спины своих воинов. Прислонил раненого к скале, будь она неладна. Выхода не было, и он это понимал. Возможно, у Ранера получится его остановить. Молодой магистр закрыл глаза и ударил клинками друг о друга. Обсидиановые мечи запели. Сейчас звуки битвы отошли на второй план. Лерон слышал, как звенят его клинки, и нити личного пространства вспыхнули перед его глазами. Яркие, сверкающие как северное сияние, будто лучи стали осязаемыми и сплетались в судьбу, наполняя тела как пустой сосуд. И в таком состоянии Лер знал, что достаточно лишь разорвать связь некоторых нитей, чтобы человек умер. Он уже сделал шаг, чтобы вступить в бой, когда увидел это: невероятно яркие изумрудные нити и такие… знакомые и родные. Лерон удивился и против воли открыл глаза, прерывая погружение.

Перед ним стояла синеволосая девушка и изучала его с изумлением, не замечая, что рядом идет сражение. И он как идиот застыл напротив, разглядывая незнакомку и позабыв обо всем. Испуганный возглас Дэниеля заставил его прийти в себя.

— Принцесса! — крикнул магистр замка. — Что ты здесь делаешь? Уходи немедленно!

Но девушка не двигалась с места. Лерону хватило нескольких мгновений, чтобы подскочить к ней, обхватить одной рукой за талию и приставить острый клинок к горлу. Он поискал глазами магистра замка, голос которого прозвучал где-то рядом. Дэниель действительно находился не так далеко. Лерон продемонстрировал ему пленницу, надеясь, что не ошибся в своих предположениях. Магистр замка заметно побледнел и через мгновение раздался его громкий приказ.

— Назад! Все назад! Убрать оружие!

Воины замка не сразу, но всё же отступили, повинуясь приказу, который громко повторил через мгновение и лорд Алард. Они недоуменно переглядывались, не понимая, что заставило их сюзеренов остановить бой, когда победа была так близка. Вражеские отряды отхлынули назад, как волна. Уцелевшие воины «королевского двора» удивленно осматривались, не понимая причины внезапного бегства более сильного противника.

Магистр Дэниель и лорд Алард вышли вперед, вскоре к ним присоединился и лорд Лестер. Запыленные, запыхавшиеся и вспотевшие после боя мужчины какое-то время молча смотрели друг на друга. Алард нервировал Лерона давящим взглядом, в котором всегда присутствовало превосходство. Лорд Алард знал себе цену, как и понимал предел своих возможностей и могущества. Лерон тоже знал очень много об этом лорде, оттого его рука чуть дрожала. Если магистр «королевского двора» и побаивался кого-то, то этот кто-то стоял сейчас напротив. Лерон продемонстрировал Аларду клинок у горла незнакомки.

— Лер, отпусти девочку. Она тебя не спасет, — как всегда спокойно, будто такт назад вовсе не участвовал в бою, начал переговоры лорд Алард.

Но магистр «королевского двора» уже понял, что получил преимущество и отступать не собирался.

— Я так не думаю, — ответил он.

Лерон на мгновение прикрыл глаза, пытаясь перебороть боль. Клинок в раненой руке дрожал, но он из последних сил удерживал синеволосую незнакомку, которой Дэниель, видимо, придавал большое значение.

— Прикажи своим людям освободить дорогу к порталу, — снова обратился Лерон к магистру замка. — Или я перережу ей горло.

Вместо магистра Дэниеля переговоры ожидаемо продолжил лорд Алард.

— Брось, Лер, не стоит. Не заставляй меня применять силу, — ледяным тоном сказал он, демонстративно стягивая с руки перчатку.

Знал, что магистр поймет страшный намек. Лерон едва заметно побледнел, но хватку не ослабил. Тыльную сторону ладони лорда Аларда покрывал замысловатый рисунок из плавных линий, переплетенных как ветви дерева. У Лерона тоже имелся такой рисунок на руке, но об этом мало кто знал. Сердце бешено застучало от дурных предчувствий. Но он не отпустил заложницу.

Следом за лордом Алардом Дэниель и Лестер также одним жестом сняли перчатки, демонстрируя свои магические татуировки. Лорд вытянул руку параллельно земле, опустил ладонью вниз. Лерон знал, что это за ритуал и его прошиб холодный пот. Магистр Дэниель и лорд Лестер присоединили свои руки к руке Аларда. Магический рисунок тут же засиял золотом, а ладонь Лерона обожгло огнем, он даже застонал от неожиданно сильной боли. А после пришло удушье, от которого темнело в глазах.

— Не заставляй меня делать это, — спокойно говорил лорд Алард, усиливая смертельные объятия демонового ритуала.

Но Лерон поборол себя, собрал волю и все оставшиеся силы в кулак и толкнул заложницу в руки Ранеру. Магистр и без магического воздействия уже ослаб настолько, что девчонка могла с легкостью освободиться. Но Лер не мог потерять такой шанс. Из последних сил он приказал:

— Если, со мной что-то случится — воспользуйтесь ею, чтобы уйти.

Он выдержал паузу, зная, что противники услышали его слова. Перед глазами все плыло, но он заметил замешательство на лице Дэниеля и его взгляд, брошенный украдкой в сторону лорда Аларда. На губах уже появилась кровь, внутренности будто кто-то сжимал в кулаке, но Лерон криво усмехнулся и добавил:

— А потом убейте с особой жестокостью.

Магистр замка опустил руку и магический рисунок погас. Лерон почувствовал, что дышать стало легче, пульс медленно выравнивался. Лорд Алард помрачнел. Жестом приказал своим людям расступиться и открыть воинам «королевского двора» путь к порталу. Они поспешно удалились, поддерживая раненых соратников и прикрываясь пленной девушкой, как щитом.

Когда они вышли к Озеру Мрака, Лерон забыл о случайно захваченной в плен незнакомке. Его занимали совсем другие мысли. Правая рука ныла. Кровь уже капала с пальцев и ощущалась во рту, но не было времени, чтобы заниматься лечением. Им всем как можно быстрее нужно добраться до портала, ведущего ко дворцу Королевского величия.

Ванора Лерон вместе с Ранером тащил, водрузив руки товарища на плечи. Парень передвигался с трудом. Острый клинок оставил мерзкую рану в боку и, если бы не магия кольца Лерона, раненый давно бы попрощался с жизнью.

Лерон с трудом держал себя в сознании. Перед глазами всё кружилось в бешеном танце, то возникали картины прошлых сражений, то внимание фокусировалось на озере Мрака. Лерон отгонял видения усилием воли и заставлял себя идти вперед. Возле портала ему стало хуже. В глазах потемнело, и магистр почувствовал, как подкашиваются ноги. Сейчас он рухнет на траву на радость тем, кто, возможно, надеялся на его смерть.

Чья-то сильная рука поддержала его, дав возможность медленно опуститься на землю. На несколько тактов наступило облегчение. Ранер зажал рану на плече магистра, останавливая кровь.

— Спасибо, — бледными губами поблагодарил Лерон илара.

— Не дергайся, — бубнел взбешенный илар на своего магистра. — Какого демона не сказал, что ранен? Еще и Ванора тащил.

— Ран, твою мать, помоги подняться. Нужно открыть портал.

Илар протянул своему сюзерену руку. Лерон провел рукой над кристаллами каменной арки. Портал засветился, открывая переход.

Вот наконец они добрались. Лерон как во сне преодолел расстояние между порталом и главными воротами его дворца. Илары распахнули двери, и он вошел, сопровождаемый сильно потрепанным отрядом. Их встретила гробовая тишина. Его бестолковые придворные не нашли ничего лучшего, чем стоять и пялиться на раненых воинов. Не до того сейчас. Кольцо истощило запасы энергии и сейчас активно высасывало из хозяина жизненную силу.

— Магистр ранен, — услышал он громкий голос Ранера. — Целителя срочно! Остальным окажите посильную помощь.

Лерон поблагодарил его взглядом. И не возражал, когда илар аккуратно повел его в королевские покои. Кто последовал за ними, магистр не видел. Он вместе с Ранером затащил бессознательного Ванора в свою гостиную и уложил на диван, а сам со стоном упал в кресло. Кольцо уже не помогало, и кровь снова текла из раненого плеча. От слабости кружилась голова, к горлу подкатывала тошнота.

— Где этот целитель, Карающий на его голову? — пробормотал Лерон. — Я больше не могу. Магии кольца не хватает на двоих.

Все это время Лерон удерживал жизнь Ванора.

— Лер, целителя нет во дворце, — зло ответил Ранер и со всей силы врубил в стену кулаком. — Он на границах — лечит раненых.

Рука Лерона сжалась в кулак, а ладонь раненого Ванора и безжизненно свесилась с дивана. Бездна и все ее демоны! Ну за что?!

Кто-то легко коснулся его плеча. Лерон с трудом поднял голову и с удивлением посмотрел на захваченную в плен незнакомку. Она что-то настойчиво протягивала ему. Лерон взял из её ладони круглый медальон и непонимающе уставился на руну.

— Всезнающий, Лер, — вскрикнул Ранер. — Руна Соулу. Это же артефакт полного исцеления.

Лерон протянул его илару.

— Спаси Ванора.

Беспамятство уже приближалось.

— Считай, что сейчас ты спасла и свою жизнь тоже, — успел пробормотать Лерон застывшей рядом девушке, прежде чем потерять сознание.

Глава 6

В полубреду Лерона посещали воспоминания. Он увидел себя три лета назад. Его совсем недавно посвятили в илары. Магистр собрал их всех в зале совета. В то время магистром «королевского двора» был уже седой мужчина, которому только недавно минуло сорок. Тяжелая болезнь превратила его в старца, и весь «королевский двор» ждал кончины сюзерена со дня на день.

— Встаньте, мои преданные илары, — хрипло, но громко приказал мужчина.

Лерон поднялся вместе с остальными.

— Я собрал вас здесь, чтобы сообщить крайне важную новость.

Он сделал паузу, и Лерону показалось, что магистр смотрит прямо ему в глаза.

— Кольцо долго молчало и не выбирало мне приемника, даже когда я понял, что смертельно болен. Все решили, что оно доверило свою судьбу людям. Но это не так. Кольцо нашло нового хозяина.

Магистр закашлялся и иссохшей рукой вцепился в спинку стула. Илары молчали, они давно привыкли к таким приступам сюзерена. Наконец он продолжил.

— Я с радостью сообщаю, что будущий магистр один из вас. Вы знаете его не очень давно, но уже успели оценить его умение и доблесть. Я сейчас назову имя, но прежде вы должны пообещать мне, что сегодня же присягнете ему на верность.

После этих слов илары недовольно загудели.

— У нас ещё есть сюзерен, — выкрикнул кто-то.

— Ненадолго, — спокойно ответил магистр.

Собственная смерть его не пугала. Он уже давно был готов к путешествию в Бездну.

— После моей смерти начнется смута. Лорды не знают о приемнике и уже давно решили, кто наденет кольцо. Возвышение одного из вас вызовет волну недовольства. Поэтому я требую, чтобы вы уже сейчас присягнули будущему правителю.

Илары покорно склонили головы. Магистр не стал произносить имя, он решил лично указать на будущего правителя «королевского двора».

Лерон стоял в толпе и как все прочие внимал своему сюзерену. Когда же теплая и сухая ладонь коснулась его руки, и кольцо симфов засияло на пальце магистра, подтверждая свой выбор, он вздрогнул и удивленно вскинул голову.

— Вот ваш новый сюзерен, — сказал магистр.

Как бы издалека Лерон наблюдал за недавними соратниками, которые опускались перед ним на одно колено и громко произносили слова присяги. Последним были близкие друзья: Ванор и Ранер.

С тех пор верные илары, как и предательство, были вечными спутниками Лерона — магистра «королевского двора». И он вынужден был слышать из уст друзей «господин». Оно и сейчас настойчиво звучало вокруг. Будто кто-то требовательно звал его, вырывая из плена беспамятства.

Первое, что увидел магистр Лерон, открыв глаза, — обеспокоенное лицо илара.

— Наконец-то, господин, — облегченно выдохнул Ранер.

— Сгинь, а, — простонал Лерон.

Паршиво-то как. Будто наизнанку вывернули, а вернуть все как было, забыли. И так всегда после магического истощения. Даже шевелиться не хотелось. Но Лерон знал, что илар не отцепится, пока не убедится, что его господин жив-здоров.

Лерон, ругаясь себе под нос, пошевелил рукой. Боли не было, видимо, его уже осмотрел лекарь, и кольцо напитавшись энергией, ускорило исцеление. Но сесть все же удалось с трудом: голова кружилась, виски простреливало болью, а живот настойчиво требовал еды.

Илары давно изучили особенности своего сюзерена. Дверь открылась с грохотом. Видимо, Ванор, руки которого оказались заняты подносом с едой, толкнул ее ногой. Лерон поморщился от громкого звука.

Ванор не очень аккуратно водрузил поднос на стол. Суп пролился из тарелки, а кубок со звоном упал и покатился по полу. Неуклюжий илар быстро поднял его, исправляя свою оплошность, и стушевался под недовольным взглядом сюзерена.

Выслуживается паразит, надеясь избежать карцера. Вон рожа какая виноватая и заискивающая.

— У нас закончились слуги? — буркнул Лерон. — Так могу разжаловать.

Ванор только потупил взгляд, опустил голову и молча ждал решения своей участи. А Лерону больше всего на свете хотелось есть. Урчащий желудок доводил до безумия. Кольцо вместе с магией вытянуло изрядное количество личной энергии хозяина.

Магистр проигнорировал виноватого илара. Ароматы свежей мясной похлебки сводили с ума, выметая из головы все остальные мысли напрочь. Лерон набросился на еду. Ранер развалился в его кресле и наблюдал за трапезой сюзерена, а Ванор по-прежнему виновато топтался рядом.

— Где девчонка? — спросил Лерон с набитым ртом, когда первые голодные трели желудка утихли.

— В подвале, — хмыкнул Ранер.

Лерон застыл с ложкой в руках и удивленно покосился на илара.

— В моем дворце тысячи комнат, а вы закрыли ее в подвале? Серьезно?!

— А что она цаца какая? — пожал плечами Ранер. — Как-то не было времени апартаменты ей организовывать. Ванор при смерти, ты — в отключке. Она как бы пленница, поэтому и в подвал, — пояснил он.

— Да там же жуть как холодно, — спокойно заметил Лерон, он оставил пустую тарелку в сторону и вытер руки льняной салфеткой. — После такого благородного жеста можно было девчонку и с большим уютом устроить.

— Понравилась? К тебе в комнату приволочь что ли? — заржал Ранер. — Да запросто! Ток тебе бы еще пожрать, а то малышка разочаруется.

Конечно, на языке у сюзерена вертелась пара ругательств для неугомонного илара, но на этот раз он ограничился только высокомерным взглядом и приступил ко второму блюду. Когда тарелки опустели, Лерон налил себе вина и откинулся назад. Сытость навевала сон, но у него осталось еще одно нерешенное дело.

— Докладывай, — приказал Лерон Ранеру.

Илар больше не зубоскалил. Собрался, лицо стало серьезным.

— Потеряли пятерых убитыми и около десятка ранены, но жить будут.

Лерон кивнул, приняв к сведению.

— Семьи у погибших были? — спокойно спросил он.

— У двоих.

— Выплати им положенное жалование из моей казны.

Ранер кивнул.

— Вести из замка есть?

Илар замотал головой.

— Хорошо, — кивнул ему Лерон, отпивая вина. — Значит, перемирие все еще действует.

Если до сих пор никто не явился с нотой, значит, он не ошибся. Замку не выгодна сейчас полномасштабная война. Конечно, ситуация неприятная для гордости магистра замка, но раздувать конфликт и дальше он не будет. Тем более Лерон сам едва не попался.

— Лер, нас по ходу кто-то сдал, — насупился Ранер, опуская взгляд.

— А то я не догадался.

Лерон спокойно отпил из кубка вина, обдумывая и анализируя свой провал. О портале, скрытом в лесу знал только он и приближенные ему люди. Лорды получили прямой приказ атаковать замок совсем на другом участке и должны были перетянуть внимание на себя. О плане захвата и обмена Дэниеля не знал вообще никто, кроме тех, что непосредственно участвовал в операции. И это удручало: крыса завелась в ближнем кругу. А кто хозяин «крысы» Лерон знал без всякого расследования.

— Лер, Ванор тут кое-чего разузнал, — прервал его размышления Ранер.

— А Ванор язык проглотил? — усмехнулся магистр, подняв взгляд на виноватого илара. — Докладывай.

— Мы вычислили шпиона. Я видел, как одному из твоих новобранцев кое-кто в одежде знакомых цветов всучил увесистый мешочек с пылью…

Лерон промолчал, только нахмурился и так стиснул кубок в руке, что побелели костяшки пальцев.

— Приблизить, говоришь? — с плохо сдерживаемым гневом спросил он Ранера.

Илар только развел руками.

— Где эта тварь? — Лерон не повышал голос, с его губ не слетали ругательства, но слишком спокойный тон говорил о том, что магистр в бешенстве.

— Посадили в подвал…

— Прекрасно, — прервал илара Лерон, поднимаясь.

Он поставил кубок на стол. Вино от сильного удара расплескалось. Лерон этого даже не заметил. По лицу магистра было видно, что он желает допросить предателя лично. Лерон знал, что в его подвале сидит лишь падкий до денег исполнитель, но живой. И это позволяло надеяться, что в этот раз на крючок попадется более крупная рыба. Разминая кулаки, Лерон представлял, как самолично отправит в Бездну зарвавшегося лорда, который уже не первый раз подставляет своего сюзерена, но всегда выходит чистым из игры. У Лерона не хватало доказательств, но теперь они будут. Но Ванор быстро развеял его иллюзии и разрушил планы.

— Господин… — воин замялся и покосился на хмурого Ранера.

— Что еще?

— Дело в том. Мы-то его в подвал посадили, но… — илар сглотнул.

Лерон нахмурился, предчувствуя катастрофу.

— Короче сдох он, Лер, — буркнул Ранер. — Отравился или отравили. Прости, недоглядели.

Магистр тихо ругнулся, хотя на самом деле хотелось все крушить вокруг и орать. Но вместо этого он отошел к окну. Несколько тактов наблюдал за суетящимися во дворе слугами и придворными, заложив руки за спину, и молчал.

Сволочь, гадкая, изворотливая тварь! Руки чесались, так хотелось пустить предателю кровь. Но Кегур снова остался чистеньким, а, значит, предъявить Лерону на совете нечего. Но, к демонам, он этого так не оставит.

— Лер, — позвал Ранер.

— Чего тебе еще? — получилось все же немного нервно.

— В зале советов собрались лорды. Ждут новостей о твоем самочувствии.

— Ах, новостей они ждут? — зло протянул Лерон. — Я сейчас им устрою новости. Сгиньте оба и ждите у зала советов. Я запрещаю кому-либо из лордов покидать мой дворец. Закройте их в зале. Пусть помаются и потрясутся немного.

Илары послушно вышли. Лерон же, никуда не торопясь, посетил купальню, где привел себя в надлежащий вид, смыв грязь, пот и кровь. После чего переоделся, надевая поверх рубахи темно-синюю тунику с золотой гербовой вышивкой, и застегнул на поясе ремень. Ножны парных обсидиановых клинков привычно хлопнули по ноге.

По-прежнему спокойно, никуда не торопясь, Лерон вышел из своих покоев и направился в зал советов.

Дворец Королевского величия, когда-то принадлежал королю симфов Карланту и был его резиденцией, поэтому эта часть Озерного края и получила закулисное название «королевский двор». Здесь же после победы над симфами пятьсот лет назад обосновался император. Хотя некоторые старые легенды утверждали, что Багровый повелитель так и не смог полностью овладеть магией дворца. Кольца не шли в руки убийце симфов, а дворец вовсю пытался выжить императора.

Все дворцы Симфонии были магическими источниками и защищались от врагов силовым барьером, поэтому не было необходимости в дополнительных защитных сооружениях в виде высоких стен или рвов. Кольца магистров и лордов были привязаны к своему дворцу, обменивались энергией с домом-источником и действовали в тандеме. Жилище магистров казалось обманчиво-беззащитным. Но стоило кому-то причинить вред хозяину, этот несчастный мог и не пережить ответную атаку дворца. По крайней мере сильный энергетический удар самоубийце был гарантирован. Поэтому каждый магистр и лорд мог смело назвать свой дом неприступной крепостью.

Дворец Королевского величия поражал размерами. Он был выстроен в виде квадрата и насчитывал три этажа. Каждый угол здания венчался невысокой квадратной башней. Как и в других доменах дворец не принадлежал лично магистру. В пользовании сюзерена было северное крыло, в котором на первом этаже располагались зал советов, приемная, гостевые комнаты и трапезная, на втором жили его илары, а весь третий этаж занимал сам магистр.

Восточное крыло было отдано военным, западное — слугам и ремесленникам, обсуживающих как лично магистра, так и всех остальных проживающих во дворце. А вот в южное крыло называлось учебным. Лерон гордился им и сам приложил руку к процветанию школы. Здесь обучали не только будущих правителей, как в замке. В учебном крыле можно было научиться чему угодно. Здесь набирали учеников мастера своего дела: воины и ремесленники, знахари и ювелиры, кузнецы и оружейники, даже по слухам была специальная школа для будущих «фавориток» сильных мира сего. А еще здесь были открыты двери для тех, кто решил обосноваться при дворе и работать на благо домена. Еженедельно устраивались смотрины на свободные должности во дворце Королевского величия.

Но так же можно было явиться через парадный вход на территорию магистра, пасть в ноги, продемонстрировать умения и напроситься на службу лично к Лерону. Хотя последнее время это происходило редко. Молодой магистр усмехнулся про себя. Боялись его, что тут скажешь. Иногда даже приходилось самому посещать южное крыло, чтобы подобрать себе народ не из пугливых.

А еще на его территории постоянно шастали лорды с докладами и жалобами, с претензиями и спорами. Лерон едва выносил собственных вассалов. Тяжело испытывать приятельские чувства к людям, которые с маниакальной настойчивостью пытались тебя убить в прошлом. Да и сейчас они кланяются, лебезят, а сами козни за спиной строят. Конечно, были и исключения, но достойных людей среди лордов «королевского двора» было меньшинство.

Вассалы ждали его в зале совета. Лерон резко открыл дверь. Огромный зал с высокими потолками и лестницами, позволяющими добраться до вершины амфитеатра, гудел от эха сотни голосов. Несмотря на то, что здесь собралось много людей, помещение казалось пустым. Как только магистр открыл дверь и занял трон у подножья амфитеатра, верные илары ударили в гонг, призывая к тишине, и гул голосов постепенно смолк.

Лерон молча осматривал лордов, ожидающих его слов. Пауза затягивалась. Лорды, которые уже достаточно долго ожидали магистра, заметно нервничали. Особенно та часть, которая хранила по отношению к сюзерену враждебный нейтралитет. Лерон нашел взглядом предполагаемого предателя и не сводил с лорда глаз, заставляя того обливаться потом и ерзать. Лерон видел, как лорд суетится, не может усидеть на месте. Его глаза бегали из стороны в сторону. Боится, тварь такая, что где-то просчитался и может быть раскрыт. И за позорным разоблачением последует жестокая казнь.

Но в окружении Кегура половина лордов «королевского двора», поэтому смерть твари — повод начать новый мятеж. Лерон постучал пальцами по подлокотнику трона и громко сказал:

— Убедились, что жив? Или на похороны явились?

Он на такт замолчал, обдумывая что-то и, с иронией, глядя прямо в глаза Кегуру, добавил:

— От меня не так просто избавиться, как кажется некоторым.

Кегур заерзал под тяжелым взглядом.

— Я думал, вы уже давно это поняли. Но, видимо, придется объяснить еще раз тем, до кого никак не дойдет, — продолжил Лерон.

Его пальцы выбивали дробь по подлокотнику трона.

Один из лордов, смело поднял руку, прося слова.

— Слушаю, лорд Горн.

— Простите, господин, мою дерзость.

Лерон кивнул и жестом приказал продолжать.

— Просто не все здесь понимают, что произошло. Мы получили вызов прибыть на совет. Уже здесь, во дворце, мы узнали, что на вас было совершено покушение. Но как? И кем?

— Лорд Горн, я обязательно узнаю кем. И когда расследование закончится, вызову предателя на бой доверия и убью.

Пожилой лорд покачал головой, но все же решился ответить:

— Я готов оказать вам помощь в расследовании, господин.

Лерон удивленно поднял бровь и усмехнулся. Нет, как раз к этому лорду он относился с уважением. Горн был всецело ему предан, умело и честно управлял своим районом, не плел интриг за спиной, но, к сожалению, не видел дальше своего носа, уверенный в том, что молодые лорды так же как и он свято блюдут законы чести.

— Благодарю, но я справлюсь сам. Трудностей с этим не возникнет. Предатель практически изобличен.

Лерон поднялся и громко объявил:

— Совет окончен.

Не глядя на своих лордов, Лерон пошел к выходу. Надеялся, что Кегур заглотил наживку, решит проверить: жив ли подкупленный им воин и попадется. По его приказу илары объявили лордам, что магистр желает разделить с вассалами трапезу. Предателям придется задержаться во дворце. Отказать магистру никто не мог.

Приготовление к ужину заняло почти час. Все это время Ранер и Ванор дежурили возле темницы, в которую упрятали утром продавшегося воина. Но в подвалы дворца никто не спускался. Лазутчика поймали, когда слуги второй раз сменили блюда. Ранер появился бесшумно рядом, склонился к сюзерену и сообщил новость на ухо. Лерон ополоснул руки в чаше и поднялся, вынуждая всех вассалов встать следом. Но магистр жестом приказал продолжать трапезу, а сам покинул зал через боковую дверь.

В подвале же его ждало разочарование. Он, конечно, и не надеялся поймать хитрого лорда с поличным, но все же рассчитывал получить козырь для построения обвинений. Но проведать пленника спустилась молодая девчонка, которая лишь пару лун назад получила кольцо района. И после короткого допроса стало ясно, что ее просто ловко обманули и использовали. Лерон, конечно, приказал посадить ее под замок, но казнить дуру не собирался.

Слизняк Кегур снова выскользнул из его рук. Но в этот раз Лерон не собирался оставлять лорда безнаказанным.

Вассалы покидали дворец Королевского величия. Лорд Кегур был в нескольких шагах от заветной двери, когда получил приказ явиться к магистру. Отказать сюзерену он не мог, хотя понимал, что позвали его не распить бутылку вина. Внешне Кегур сохранял спокойствие, но нижняя рубашка пропиталась от пота и руки немного дрожали. Два илара, которые конвоировали его к магистру, внушали страх.

Уже возле кабинета магистра Ранер и Ванор молниеносно обезоружили мятежного лорда, заломили руки за спину и завели в комнату. Но Кегур не растерялся и даже попытался пригрозить.

— Лорды поднимут мятеж.

В ответ Лерон, который до этого расслаблено сидел в кресле, поднялся, медленно подошел к пленнику. Усмехнулся и нанес ему ощутимый удар в солнечное сплетение. Кегур от боли застонал, дыхание перехватило, он согнулся и закашлялся. Лерон схватил Кегура за ворот рубахи, заставляя распрямиться и смотреть магистру в лицо, и прошипел:

— Да как ты смеешь, тварь, мне угрожать?! Я подавил столько мятежей, что тебе и не снилось. За твое подлое предательство я могу просто тебя убить. Что не надеялся увидеть меня живым?

Но Кегур не растерялся. Когда его жизнь была в опасности, он уповал на свой статус и влияние в обществе.

— Докажи.

Лерон усмехнулся, разжал руку и даже демонстративно поправил смятую рубашку лорда. А после молча подал знак иларам. Ранер и Ванор всё поняли без слов. Магистр с холодным спокойствием наблюдал, как его верные соратники выбивают из лорда дух. Их умелые удары не оставляли следов, но уже через несколько дюжин тактов на губах у Кегура появилась кровь. Пленник находился в полуобморочном состоянии, когда илары подвели мужчину к магистру и бросили перед ним на колени. Ранер рванул Кегура за волосы, чтобы лорд смотрел в лицо своему сюзерену. Магистр посмотрел на него сверху вниз и сказал:

— Слушай сюда, мразь. Еще хотя бы один намек на предательство и я тебя уничтожу! А ты потом попробуй, докажи, что тебя убил я. Уберите его!

Ранер и Ванор поволокли лорда к небольшой скрытой двери. А Лерон со вздохом опустился в кресло. Ранение, магическое истощение и нервный день давали о себе знать. Казалось, что болела каждая мышца и каждый сустав.

Лерон непродолжительное время сидел за столом и просто изучал свой кабинет. Каменные стены, завешанные гобеленами, кристаллы на столе, высокие окна с магическими стеклами, которые невозможно разбить. Вдруг его взгляд остановился на большом портрете напротив стола. Лерон не обращал на многочисленные картины дворца никакого внимания. Но с портрета на него смотрела девушка с алмазными бусинами в синих волосах. Её руки, которые художник как бы нарочно нарисовал так четко, закрывали перчатки из тонкой светящейся ткани. Карающий! Да это же его случайная пленница. Но как это возможно?! Всем картинам в этом дворце больше пятисот лет, ведь люди утратили навыки создания красок такой разнообразной палитры, как на портрете. Рисунок внезапно ожил и заперт у него в подвале.

Глава 7

Крис до вечера держали в каком-то темном сыром подвале. Бархатное зеленое платье совсем не грело, руки и ноги буквально заледенели. Девушка пыталась отогреться с помощью дырявого одеяла, лежавшего на грязном соломенном тюфяке в дальнем углу темницы, но бесполезно.

И когда ее перевели в светлую и теплую комнату, она все равно продолжала дрожать от холода. Но время в холодном и дурно пахнущем подвале вернуло способность трезво рассуждать.

С такта встречи со странным вооруженным мужчиной возле укрытия Крис одолевали странные эмоции. Крис услышала шум на улице и решила посмотреть в чем дело, уверенная в том, что фивская иллюзия защитит ее от любопытного взгляда. Она открыла дверь укрытия, начертав отпирающую руну, и попала в центр сражения.

Конечно, она испугалась. Мужчины проливали кровь слишком близко. От их криков и лязга оружия душу сводило судорогой воспоминаний. Принцесса хотела вернуться назад. Но до Бездны знакомый взгляд, который она скорее почувствовала, чем увидела, заставил её остановиться и оцепенеть.

В глазах незнакомца сиял бликами темный янтарь. Буря нахлынувших эмоций и глубинных предчувствий симфа отключила здравый смысл. Мужчина, вооруженный обсидиановыми клинками, стоял в шаге от нее. Он явно был до Бездны опасен, но Крис не могла отвести взгляд. Она не сразу поняла, что и мужчина видит ее. В тот момент она настолько погрузилась в собственные ощущения, что не замечала ничего.

По телу пробегала дрожь, сердце трепетало, а глубоко внутри душа рыдала от боли и скорби. Как бы издалека Крис услышала предупреждение Дэниеля, но не смогла себя заставить бежать. Когда же таинственный незнакомец взял её в заложники, вместо испуга на принцессу накатила волна неуместной радости.

Крис не думала о своем бедственном положении, даже когда её тащили вслед за отступающим войском. Она почему-то не боялась того, что ждало в логове врага, потому что где-то рядом находился тот странный незнакомец, и Крис ему верила. Верила до такой степени, что, не колеблясь, отдала артефакт полнейшего исцеления, который Алард сунул ей в руку.

Несколько часов пребывания в подвале несколько охладили её восторги. Включился здравый смысл, суть симфа утихла. Крис трезво оценивала ситуацию и понимала, что ничего хорошего ее здесь не ждет. Попалась, как самая последняя идиотка. Соломон написал ей не высовываться, а она и дня не продержалась. И не спасли даже алмазные перчатки, которые должны были сдерживать колебания нестабильной магии несовершеннолетнего симфа. Голова на время отключилась, уступив право управления гиперчувствительности мага отражения. И вот результат.

Крис насупилась, ругая себя последними словами, и сильнее закуталась в бархатное покрывало, которое позаимствовала с кровати. Комната, в которую ее привел высокий воин со шрамом на щеке, явно была чье-то спальней. И судя по богатому убранству, покои принадлежали кому-то достаточно влиятельному. Воин запер ее здесь, любезно предложив посетить купальню и уборную. Раздеваться и приводить себя в порядок в чьей-то спальне Крис не решилась, хотя и мечтала смыть с себя грязь и вонь подвала, и сменить одежду.

А еще очень сильно хотелось есть. Неужели ей не предложат даже куска хлеба? Будто в ответ на ее молитвы тихонько скрипнула входная дверь, украшенная замысловатым орнаментом. В дверном проеме появился высокий светловолосый парень. Худощавую фигуру незнакомца скрывал плащ, но Крис особо его и не рассматривала. Ноздри уловили умопомрачительный аромат горячей еды. И живот недовольно заурчал.

Мужчина осторожно опустил поднос на стол и подвинул его поближе к пленнице. Несколько светлых прядей упали ему на глаза, он небрежно отбросил их свободной рукой вместе с полой плаща, открывая взгляду широкий торс, прикрытый кожаным доспехом. Крис не решалась притронуться к еде, хотя от безумных привлекательных ароматов кружилась голова. Воин положил рядом с тарелкой ложку и с доброй улыбкой сказал:

— Я подумал, что ты, наверное, проголодалась. Лер нам голову откусит, если узнает, что мы еще и покормить тебя забыли. Наш магистр не любит быть в долгу.

Боги! Еще один магистр. Что ж ей так везет-то?

— Ешь, не бойся, не отравлено, — подмигнул воин.

Крис удивилась такой странной доброжелательности, но поблагодарила кивком и принялась за еду, пытаясь не спешить и не показывать насколько голодна. Мужчина никуда не ушел. Стоял рядом и наблюдал за трапезой пленницы. Крис чувствовала его изучающий взгляд, но сущность симфов молчала, значит, угрозы нет.

— Как тебя зовут? — поинтересовался воин, когда девушка доела.

— Крис, — спокойно ответила принцесса.

— А меня Ванор.

Крис подняла на него взгляд. Мужчина улыбался и смотрел на нее с плохо скрытым восхищением.

— Ты… это… — замялся воин. — Ты очень красивая, Крис, — выпалил он и смутился.

— Хм… спасибо, — буркнула в ответ принцесса.

— Это тебе спасибо, — еще больше смутился воин.

— За что? — удивилась девушка.

— Если бы не твоя руна — меня не было бы в живых.

Крис удивленно подняла брови и внимательно осмотрела молодого человека. В чистой не окровавленной одежде, без гримасы боли на лице, его тяжело было сравнивать с тем умирающим воином, которому Крис отдала артефакт.

— Я не могла поступить иначе, — с достоинством ответила принцесса.

— Могла. Такую ценность обычно оставляют себе, а не отдают раненому врагу.

Парень смотрел на нее, как на диковинную зверушку. Но он не знал, как жутко выглядел в тот момент. Смертельная агония всегда удручающее зрелище. Крис отдала артефакт, не задумываясь, только бы раненый больше не мучился.

— Ты мне не враг. Я вообще не имею отношения к вашей войне, — спокойно ответила девушка, позволив себе отпить горячего травяного чая, который принес воин вместе с едой.

— Но тебя узнал магистр замка.

Как будто это причина, чтобы считать ее врагом. Девушка вздохнула. Как сложно все в этом новом мире.

— Это ничего не значит, — буркнула она.

— Значит, — хмыкнул парень. — Магистр замка дал нам всем это понять, и Лер теперь тебя так просто не отпустит.

— Я пленница? — удивилась принцесса.

— А разве непонятно? — развел руками воин.

Крис только грустно усмехнулась. Понятней некуда. Она поставила на стол глиняную кружку. Есть перехотелось. К тому же несмотря на горячий напиток руки до сих пор сводило холодом. Девушка опять попыталась согреть их дыханием.

— Я не желаю тебе зла, — виновато сказал воин. — Ты вытащила меня из Бездны. Я бы очень хотел тебе помочь.

— Так отпусти меня, — усмехнулась Крис.

Но Ванор отвел глаза и замотал головой.

— Нет, это не могу. Но обещаю, что тебе ничего не грозит, — с горячностью уверил он.

Воин не заметил, что за его спиной открылась дверь. Крис так же не сразу увидела вошедшего, так как принесший ей ужин воин закрывал ей обзор.

— А разве ты — магистр, давать такие гарантии? — раздалось ехидное от двери.

Знакомый голос заставил завибрировать каждую клеточку тела, сердце гулко застучало. Магия снова дала о себе знать странными ощущениями и предчувствиями. Ванор испугано обернулся.

— Господин, — виновато потупился он.

— Карцер тебя заждался, — холодно заметил мужчина.

— Слушаюсь, господин, — тяжело вздохнул воин и уныло поплелся к выходу.

Крис осталась один на один с хозяином покоев. В том, что это спальня магистра девушка не сомневалась. Сердце продолжало бешено стучать. И у Крис пока не получалось совладать с собственными эмоциями. Она вскочила и замерла напротив, не зная, как себя вести и чувствуя себя неловко от неуместных эмоций.

Мужчина подошел ближе. Остановился в шаге и с интересом изучал девушку, медленно осматривая ее с ног до головы. Эмоции утихли, Крис не чувствовала больше ликования, радости и счастья, их сменила неловкость. Взгляд мужчины будто раздевал, и Крис хотелось провалиться сквозь землю от стыда. Мужчина приказал ей развернуться. Крис посмотрела на него с плохо скрытой злостью, но подчинилась.

— Н-да, — наконец нарушил молчание мужчина. — Теперь понятно, почему Ванор потерял голову и блеял тут, как молодой баран. Ты довольно красива.

Крис почувствовала, что краснеет. В его исполнении грубый комплимент прозвучал как издевка, но сердце все равно отреагировало теплом.

— За что ты отправил воина в карцер? Что он такого сделал? Накормил меня? Ты собирался морить меня голодом? — возмутилась принцесса.

Мужчина изумленно вскинул брови. А Крис испуганно закрыла себе рот рукой. Не стоило, наверное, злить своего тюремщика, но несправедливое наказание доброжелательного парня возмутило до глубины души.

Но мужчина не разозлился. Только усмехнулся и покачал головой.

— Наверное, стоило бы, чтоб не была такая смелая и наглая, — хмыкнул он.

Мужчина сделал шаг к ней навстречу. Крис хотела отступить, но помешало кресло. Крис зацепилась за него и села, громко ойкнув от неожиданности, чем вызвала еще один смешок мужчины. Наверное, стоило начать паниковать. Она наедине в спальне со своим тюремщиком, еще и умудрилась ему нахамить, но инстинкт самосохранения удрученно молчал. Крис смотрела на мужчину снизу вверх, но не испытывала страха, только странную неловкость и смущение.

Но все же вздрогнула, когда мужчина взял ее за подбородок и поднял голову, заставив посмотреть себе в глаза. И Крис снова залипла, не в силах совладать с разбушевавшейся магией. В глазах мужчины не было злости и гнева, в них притаился смех и плохо скрытое любопытство.

— Куда же делась твоя смелость? А? — поддел он, убрав руку.

Крис покраснела и опустила глаза.

— У тебя странный взгляд, — продолжил диалог мужчина.

Он пошел к высокому резному столу, достал бутылку вина и два серебряных кубка, плеснул немного хмельного напитка, вернулся к столу и протянул один кубок оробевшей девушке. Крис испуганно вжалась к кресло.

— Я тебя не съем, — хмыкнул мужчина. — Устал, как мул, а тут ты еще. Не зли меня. Пей. Это «горячее» вино, оно поможет согреться.

— Я не замерзла, — промямлила принцесса.

Но мужчина жестом приказал ей замолчать и настойчивей сунул кубок в руку. Крис пришлось его взять, она решила не злить магистра.

— В моих подвалах холодно даже летом, — спокойно сказал мужчина, усаживаясь напротив. — Пей!

Крис послушно сделал пару глотков. Вино вполне заслужено называлось «горячим». Горло обожгло смесью пряных трав, а по телу немедленно разливалось приятное тепло, но от крепости вина Крис закашлялась.

Мужчина явно веселился, наблюдая за ней.

— Может, познакомимся, если уж пьем вино в моей спальне?

Крис хотела возмутиться, что она не напрашивалась, но девушка вовремя прикусила язык и покорно ответила:

— Крис.

— Просто Крис? И все? — переспросил мужчина, пряча улыбку в кубке.

— Нужно что-то еще? — дерзко ответила принцесса. — Я по крайней мере представилась.

Мужчина посмотрел на нее, чуть прищурившись, будто не мог решить, что делать с такой наглой пленницей.

— Лерон, магистр «королевского двора». Теперь могу узнать подробности вашего происхождения, о, госпожа, — съязвил он.

Крис гордо вскинула голову вверх и ответила:

— Наследная принцесса симфов Лунной династии.

Наверное, не стоило говорить ему этого. Но издевка задела и захотелось показать мужчине, что его статус намного ниже ее собственного.

Рука Лерона, которая подносила кубок к губам хозяина, остановилась на полпути. Лерон изумленно уставился на свою пленницу, но его удивление быстро прошло. Он нахмурился, поставил кубок на стол и зло сказал:

— Ты что издеваешься?

Он забарабанил пальцами по столу.

— Но я, правда, принцесса симфов, — буркнула Крис. — И я тебе не враг.

— Позволь это решать мне, — огрызнулся Лерон. — Отчего же магистр Дэниель так всполошился тогда, а, Крис? И что ты вообще там делала?

— Я к магистру Дэниелю не имею никакого отношения. Мне нужно было к озеру Мрака? Может, ты проведешь меня туда? Я буду тебе благодарна.

— Одемонеть, — выдохнул Лерон. — Ты в своем уме, девочка? Ты не в гости пришла, я тебя в плен взял. Отблагодарит она меня. И как, позволь спросить?

Он осмотрел пленницу с усмешкой, будто оценивал величину благодарности. Крис покраснела и скрестила руки на груди.

— Я не это имела в виду, — буркнула она. — Мне нужно поговорить с фивиретами. У природных магов найдется чем тебя отблагодарить.

— Даже думать не хочу, что ты имела в виду, к каким магам ты там собралась, Крис. Но ты сейчас должна понять и осознать, что ты моя пленница. Я не собираюсь куда-то с тобой идти или исполнять твои капризы. Ты сейчас что-то вроде козыря в моей борьбе с замком не более. Дэниель отдаст всё на свете, чтобы освободить свою любовницу.

На что Крис тут же задрала нос к верху, изобразила оскорбленное достоинство и высокомерно ответила:

— Я ему не любовница.

— Неважно, ты ему дорога и это очевидно и мне очень выгодно, — пожал плечами Лерон.

— Я его знаю всего два дня, — продолжала возмущаться Крис.

— Пару тактов назад ты утверждала, что вообще с ним незнакома, — усмехнулся магистр.

— Я этого не утверждала. Я сказала, что не имею отношения к вашей войне. У меня своя жизнь и свои дела.

— И такие же дела тебя связывают с тайными жителями наших лесов, принцеска? Что привело твое сиятельство к нам в Озерный край?

— Это мое дело, — буркнула Крис, уязвленная его издевкой.

— Да мне в принципе вообще все равно, — развел руками Лерон. — Я жутко устал и иду спать.

Он поднялся, отошел в сторону, расстегнул ремень и осторожно положил ножны с мечами на сундук, после чего, абсолютно не стесняясь того, что на него смотрит девушка, снял тунику и стянул через голову рубашку. Крис наблюдала за ним с изумлением, смешанным с легким смущением изрядно приправленным любопытством.

— Ты что здесь спать будешь? — спросила принцесса, растерявшись.

— Это вообще-то моя спальня, — подмигнул ей Лерон.

Крис пыталась не смотреть на его обнаженный торс, но это не всегда получалось. Она повторяла себе, что все происходящее неприлично. Этот мужчина взял ее в плен и может причинить вред. Но вполне закономерный страх не приходил, а желание увидеть его полуобнаженным только усиливалось. Крис смущалась от своей реакции, ругала себя, но ничего не могла поделать с разбушевавшейся магией эмоций.

Даже догадываться не надо для чего она здесь, и так понятно. Военный трофей не более того. И сейчас ей вполне вероятно предстояло разделить постель с магистром, а согласие ему не требовалось. Пусть попробует только. Пусть она и не вошла в силу, но магия отражения не позволит причинить ей вред.

Но Лерон не обращал на нее внимания.

— Почему я здесь? — едва слышно спросила Крис, привлекая его внимание.

— Ты хочешь в подвал? — усмехаясь, спросил Лерон.

— Нет. Но разве твой дворец настолько мал, что некуда меня деть? Нет других покоев?

Молодой магистр покачал головой.

— Может и есть. Ты будешь себя чувствовать комфортней на этаже моих иларов?

— А там есть свободные покои? — с надеждой спросила принцесса.

— Найдутся, только я не гарантирую тебе неприкосновенность, принцеска, — хмыкнул Лерон.

Мол, выбирай или я, или мои илары. Это он имел в виду? Крис не смогла сдержаться возмущенное фырканье. Конечно, после таких слов она передумала переселяться на этаж к воинам, но заявила с вызовом:

— А тут, что, сам меня охранять будешь?

Лерон завалился на единственную кровать.

— Ага, — пробормотал он сонно.

— А ты не боишься, что я тебя могу убить ночью?

Крис сама не понимала, зачем ляпнула такое. Лерон поднял голову, открыл один глаз и покачал головой.

— Дура, что ли? Ты в моем дворце. Попробуй, если жизнь не дорога. И вообще, ты можешь помолчать? У меня был тяжелый день и я хочу спать, — он щелкнул пальцами и комната погрузилась во мрак.

Крис осталась сидеть в кресле в полнейшей темноте. Только полоска лунного света проникала в комнату через высокое окно, очерчивая кривые силуэты предметов мебели. Крис какое-то время молчала. Но через несколько тактов Лерон услышал ее недовольное ворчание.

— А мне куда лечь? На пол?

— Есть варианты? Здесь только одна кровать и уступать её тебе я не собираюсь. Могу подвинуться, — отозвался он.

— Нет, спасибо, — испугалась Крис, которая не ожидала, что Лерон ее услышит и ответит.

Решила больше не злить своего похитителя, если уж он решил забыть о ее существовании. Крис нащупала на полу одеяло и села назад в кресло. Но уснуть никак не удавалось. Она ерзала, крутилась из стороны в сторону, кресло отвечало громким скрипом. Увлеченная проклятиями в адрес Лерона, девушка не услышала, как он подошел. И едва не закричала, когда мужчина легко подхватил её на руки. Одеяло соскользнуло на пол. Крис пришлось положить руку ему на плечо, чтобы не упасть.

— Ты решила меня свести с ума этим скрипом? — его голос раздался возле самого уха, горячее дыхание опалило щеку. — Ты самая неугомонная и наглая девица, которую я встречал.

Он зашагал к кровати. Крис затихла испуганной мышкой у него на руках. Лерон поставил ее рядом со своим ложем, но рук не разжал. Принцесса, оказавшись в его объятиях, отчего-то задрожала. Страха не было. Любопытство и предвкушение. Лерон ей нравился. Боги! Ей нравился этот странный мужчина, пусть это было совершенно нелогично и даже опасно. Но Крис не чувствовала от него угрозы. Напротив, как только он касался или смотрел с прищуром, накатывало спокойствие и уверенность в том, что теперь-то все наконец будет хорошо.

Они стояли в полосе лунного света. Магистр не был очень высок, но принцессе пришлось поднять голову, чтобы посмотреть смотреть ему в глаза. Лерон тоже рассматривал ее с интересом, удивлением и любопытством. А его пальцы машинально поглаживали спину принцессы.

— Странно, — услышала Крис его шепот.

— Что? — так же тихо спросила она.

— Ничего, принцеска.

Он только махнул рукой.

— Тебе стоит навестить купальню.

Крис почувствовала, как вспыхнули щеки. Боги! Как стыдно-то. Наваждение тут же рассеялось.

— Иди, — подтолкнул Лерон ее к двери. — Не бойся, не стану я покушаться на твою честь. Можешь плескаться вволю.

Мужчина отпустил ее и, откинув крышку сундука, достал свою шелковую нижнюю рубаху.

— Вот, переоденься, — велел он, вручая одежду девушке. — Я завтра распоряжусь, чтоб тебе что-то принесли. И подумаю, куда тебя деть.

Крис взяла из его рук рубашку, но продолжила стоять на месте. Лерон вздохнул.

— Серьезно, Крис. Я до демонов устал. Не раздражай, а. Твоей чести ничего не угрожает сегодня.

Он вернулся в постель, а Крис все же пошла в купальню. Целый день в темном, сыром и вонючем подвале она мечтала о горячей воде и ароматном мыле. Почему бы не воспользоваться таким щедрым предложением. А там гляди, пока она будет заниматься омовением, странный магистр уснет. А она вернется в кресло, завернется в покрывало и попытается уснуть.

Но ее планам не суждено было сбыться. Когда принцесса вышла из купальни в мужской рубашке, которая, конечно, скрывала все неприличные места, но позволяла рассмотреть и стройные ноги, и часть бедер, магистр не спал. Он пил вино в кресле. Крис вскрикнула и попыталась закрыться грязным платьем. Щеки запылали.

Лерон спокойно поднялся и подошел к ней. Отобрал платье, хотя Крис вцепилась в него мертвой хваткой и не отпускала.

— Я думал, ты там утонула. Ради Всезнающего, у меня нет ни сил, ни настроения тебя уговаривать. Я хочу выспаться. Ты мне мешаешь. Я не могу заснуть, пока ты тут ходишь. Пойдем, — он схватил девушку за руку и потянул к кровати.

— Ложись давай, — приказал он.

Крис пришлось подчиниться. Но она отодвинулась от мужчины на самый край, готовая вскочить при малейшем посягательстве на ее честь.

Лерон упал рядом, шумно выдохнул и через пару тактов его сильные руки утянули девушку на середину кровати. Мужчина навис над ней с усмешкой на лице.

— Крис, давай проясним, — усмехнулся он, когда девушка уперлась ему руками в грудь и испуганно распахнула изумрудные глаза. — Я никогда не беру девушек силой. Это не в моих правилах. Но если я решу тебя соблазнить — ты это сразу поймешь и, поверь, ты не устоишь. Сама отдашься.

— Не слишком ли ты самоуверен.

Лерон хмыкнул и покачал головой.

— Лучше поверь, принцеска. Будет, как я сказал, — он тихо рассмеялся.

— У меня есть возлюбленный, и ты ему в подметки не годишься, — огрызнулась Крис.

— Да плевать тебе будет на всех.

Он осторожно провел тыльной стороной ладони по женской щеке. Крис почувствовала легкое покалывание, которое нарастало волной. Кровь вскипела. Огненные потоки устремились к низу живота, закручиваясь в тугой узел желания. Крис не смогла сдержать стон. Лерон убрал руку и аномальное желание тут же схлынуло.

— Теперь поняла? — с усмешкой спросил мужчина, наблюдая за ее эмоциями.

Крис кивнула. Лерон подмигнул ей и разжал объятия, отодвигаясь в сторону и поворачиваясь к ней спиной. Через пару тактов Крис услышала его спокойное размеренное дыхание. Сама же она долго не могла уснуть, терзаясь тяжелыми мыслями, странными эмоциями и предчувствиями, которые будили в ней корни симфов. И эта магия… Боги! Не может такого быть. В прошлом она уже столкнулась с обладателем подобного губительного для женщин дара. Неужели Лерон потомок этого человека?

Глава 8

Утром Лерон обнаружил принцессу спящей на его груди. Её темно-синие волосы укрывали обоих как одеяло. Рубашка сползла, обнажая плечи и верх груди. Принцесса тихо посапывала, ее дыхание приятно щекотало шею.

«Быстро освоилась», — подумал Лерон.

Он аккуратно переложил голову девушки на подушку и сел. Крис перевернулась на бок, положила руку на то место, где только что лежал он, но нащупала лишь пустоту. Её лицо даже во сне приняло обиженное выражение.

Мужчина внимательно изучил вчера свою пленницу. Несомненное сходство с портретом из его кабинета. Да и представилась она странно: принцесса симфов. И Лерон готов был ей поверить, ведь картине больше пятисот лет и цвет волос такой характерный для исчезнувшей расы. Только откуда эта странная принцесса взялась оставалось загадкой. Но Лерона это как-то не сильно и интересовало. Главное извлечь выгоду из ценной заложницы, а со странностями пусть магистр замка разбирается.

Ранеру, конечно, в зубы надо бы дать за то, что все-таки приволок пленницу в спальню к своему магистру. Лерон едва ноги доволок до своих покоев, а тут такая неожиданность. Совсем илары от рук отбились. Как будто он опять младший в отряде и мишень для розыгрышей приятелей. Отправить, что ли и Ранера в карцер проветрить дурную голову?

Еще и Ванор распушил перья перед принцеской. В защитники к девке записался и поплыл от одной ее улыбки. Хотя, надо признаться, было отчего поплыть. Лерон сам, как идиот, залип, глядя ей в глаза. Красивая, зараза, необычная. Будто действительно принцесса из сказки.

Лерон не собирался оставлять Крис на ночь в своих покоях. В свою спальню он редко пускал посторонних. Даже любовниц предпочитал посещать на их территории. Крис же его удивила своей смелостью.

Вместо того чтобы трястись от страха или лить слезы в три ручья, принцеска спокойно распивала с ним вино, дерзила и даже потребовала проводить её на озеро Мрака. Ее плохо скрытое возмущение и раздражение рассмешило магистра. Не стоило ей этого спускать. Крис должна осознать, что она всего лишь пленница. Лерон решил немножко проучить своенравную принцессу.

Думал, что получилось. Девушка явно ждала, что он посягнет на ее честь. Отчего-то все женщины части замка считали его кровавым чудовищем, которое только и делает, что десятками насилует женщин. Начинали вопить и плакать, как только магистр «королевского двора» оказывался рядом. Глупость какая! Он не настолько неуверен в себе, чтобы брать женщин силой. И войску своему никогда не позволял мародерничать, грабить и насиловать. Но от репутации главного злодея Озерного края Лерона это не спасало.

Крис же смотрела на него с опаской, но страха в ее глазах магистр так и не увидел. Смущение, злость, раздражение, но никак не страх. И это подстегнуло его и дальше провоцировать девушку.

Лерон не думал, что Крис решится лечь с ним в одну постель. Ожидал истерики, слез, криков. Но принцесса только смутилась и… поверила ему на слово. Лерон хмыкнул. Ждала, что предъявит права на ее тело, как победитель, но особо-то и не сопротивлялась. Странная. А может у симфов так заведено? Девушка его заинтересовала. Он даже задумался над тем, чтобы оставить ее в своих покоях.

Крис что-то пробормотала во сне. Красивая, зараза! Волшебная, будто из другого мира. Тонкие и немного заостренные черты лица, малость раскосые глаза и иссиня-черные брови вразлет. Лерон продолжал рассматривать свою пленницу. Чуть заостренный нос и пухлые насыщенно-розовые губы. Едва удержался ночью, чтобы не попробовать их на вкус. Глупость какая, сам не понимал, чего так расчувствовался, как будто никогда красивых женщин не видел.

Главное, что влюбленный Дэн на любые требования согласится, чтобы освободить свою зазнобу. Выдал себя с потрохами в бою. Жаль, что в замке не единовластие. Лорд Алард держит магистра в кулаке и не даст Дэниелю наделать глупостей.

Крис мило потянулась во сне, перевернулась на спину и закинула руку над головой. Тонкий шелк рубашки соблазнительно натянулся на груди. Лерон опять залип, тело отреагировало на полуобнаженную девушку весьма однозначно. Магистр тихо выругался и встал. Он с этой войной уже и забыл, когда последний раз был с женщиной. Прям аскет какой-то стал. Весь в государственных делах и заботах. Образец нравственности! После очередной победы, когда войско напивалось и пускалось во все тяжкие, он, как добрый отец народа, отправлялся размышлять об интересах державы. А как иногда хотелось поразвратничать и загулять вместе с иларами. Стоит все же сегодня навестить кого-нибудь из придворных дам. Лерон задумался над тем, к кому нанести визит, но то и дело поглядывал на спящую в соблазнительной позе пленницу.

Соблазнить что ли принцеску Дэниелю назло? Лерон усмехнулся пришедшим в голову мыслям. Одно прикосновение, и её тело откликнется, сама накинется с посягательствами. Он ещё раз посмотрел на спящую девушку, сглотнул, представив ее без ничего, но махнул рукой и отошел подальше. Скучно и неинтересно. Это в юности он пользовался магией искушения с размахом, но быстро надоело.

Лерон вспомнил, как открыл в себе этот бесценный дар. Ему было тогда четырнадцать или пятнадцать. Тело уже требовало женщину, и он решился поухаживать за симпатичной девушкой из школы. Она была старше лет на пять, снисходительно улыбалась, посмеивалась, но не отталкивала. После вечернего свидания Лерон прижал сокурсницу к стене дома, собираясь поцеловать, но не надеясь на что-то большее. Вдруг Лер почувствовал, как поток энергии рванул сквозь кончики пальцев к телу девушки. В итоге поцелуй имел страстное продолжение. А если быть совсем честным, то он девушку чуть с ума не свел. Тогда еще не контролировал поток энергии и едва не превратил несчастную в похотливую самку без мозгов.

Магистр Саген почувствовал шлейф новой магии подопечного в тот же вечер? Мужчина узнал все подробности прошедшей ночи и всыпал ученику по полной. Вспоминать унизительную порку Лерон не любил, но наставнику в итоге был благодарен за взбучку. От магистра Сагена Лерон узнал, что такой дар называется магией искушения. Он был создан искусственно хилфлайгонами для продолжения рода. Экспериментировали они на людях и, видимо, потомки Лерона были теми, кому досталась сомнительная честь быть подопытными. По наследству магия искушения в человеческих семьях передавалась нечасто. А вот потомки любой другой расы получали ее вместе с кровью как врожденную способность. То, что Лерон обладал магией искушения, событие по неожиданности равное тому, что он стал хозяином обсидиановых сабель. По всей Симфонии не было больше никого с таким даром. И наставник его ни к одной девушке не подпустил, пока не научил контролировать потоки магии. Благо после первого опыта близости подчинить дар оказалось легко.

Магия искушения подарила много сладких дюжин тактов в прошлом. И за ее использование он неоднократно был бит наставником. По юности Лерон считал, что подобный дар — мечта для любого мужчины и кощунственно ей не пользоваться. Но со временем его начали раздражать девушки под действием магии искушения, и Лерон понял, что наставник устраивал ему экзекуции по делу. Хотя понимание пришло только после очень некрасивой истории. Лерон увидел себя будто со стороны и это зрелище ему не понравилось. Магия искушения стала его табу. Со временем Лерон понял, что естественная страсть приносит больше удовлетворения и удовольствия. Но к Крис так и подмывало применить магию искушения. Вряд ли девушка уступит по собственной воле.

Твою ж Бездну, о чем он вообще думает? Точно стоит наведаться к какой-нибудь бывшей любовнице.

Мужчина отвернулся от Крис и, ругаясь себе под нос, принялся одеваться. Дел много скопилось, а он тут думает, не пойми о чем. Ранеру точно нужно зубы выбить или в карцер неугомонного илара отправить. Или это он специально? «Нянька» заметил, что его подопечный давно не посещал известное заведение? Лерон выругался громче. Придурок! Нарвался на бой на ристалище, как минимум.

Лерон продолжал ворчать себе под нос, изобретая кары для своего телохранителя и ближайшего друга, как вдруг принцесса выгнулась на его постели и громко и протяжно завыла.

— Не трогайте его! Нет! — заметалась она, сжимая кулаки и комкая одеяло. — Он не предатель! Дедушка, прошу! Сииииииин! — закричала девушка и зарыдала.

Лерон озадачено смотрел на это представление, не зная, что предпринять. Крис снова закричала. Будто демоны ее терзали во сне и не позволяли проснуться. Он подошел к кровати, наклонился к пленнице и встряхнул за плечи, пытаясь разбудить. Но Крис не проснулась. Ее лицо исказилось от боли, а из глаз текли слезы.

— Крис! — позвал он, еще раз встряхнув за плечи. — Проснись, слышишь! Это сон!

— Не оставляй меня одну! Ты обещал! Всегда, во всех перерождениях! Помнишь?! Син, где же ты! — снова протяжно завыла она.

Боги! Да что за демоны мучают ее во сне, кого она зовет с таким надрывом? И почему собственное сердце колотится, как сумасшедшее и так хочется обнять ее? Сказать, что он рядом. Всегда. Во всех перерождениях, в каждой жизни… Нити связаны, крепко узлы затянуты.

Бред какой-то! Лерон встряхнул головой, прогоняя наваждение. Потом разберется с вывертами своего подсознания, а сейчас срочно надо разбудить девушку. Лерон снова потряс свою пленницу. Бесполезно, но Крис уже перестала кричать, только тихо постанывала, веки ее подрагивали.

— Принцеска, да проснись ты, — разозлился Лерон. — Что за Бездна?!

Крис не отреагировала. Облить ее вином что ли? Лерон покосился на бутылку и кубки, которые так и остались стоять с ночи на столе. Или… Магистр наклонился и поцеловал спящую девушку, послав самый слабый импульс магии искушения: недостаточно для того, чтобы вызвать одурманивающее желание, но хватит, чтобы прогнать кошмар и направить внимание принцессы в другое русло.

Ее мягкие губы чуть приоткрылись. Лерон не удержался и усилил напор. Поцелуй и его мысли направил не в то русло. Неосознанно погладил девушку по щеке, опустился в ласке к шее и груди. Крис во сне отвечала ему, но внезапно девушка замерла. Ее глаза распахнулись и уставились на него с удивлением, которое быстро сменилось гневом. Ладошки принцессы уперлись ему в грудь, отталкивая. Лерон отстранился. И тут же получил пощечину.

Щеку обожгло болью. Он инстинктивно прикрыл ее рукой. От неожиданности растерялся и не сразу пришел в себя. А когда понял, что произошло, разозлился и вскочил.

— Совсем одурела, принцеска! — заорал он на ошарашенную девушку.

Крис села на кровати, прижала к груди одеяло и смотрела на него, как на недостойную внимания букашку и это злило еще больше.

— А как же твое слово? — спросила она с достоинством. — Обещал же, что не тронешь без моего согласия.

Хотелось сказать ей… много чего. Злые мысли так и крутились в голове, просясь на волю. Но Лерон сдержался. В конце концов, девчонка права. Ее разрешения он не спрашивал.

— Ты орала во сне! — рявкнул он. — Я уже не знал, как тебе закрыть рот! Не хватало, чтоб подумали еще, что я тебя тут насилую!

Лерон схватил с сундука ножны с мечами и выбежал из собственной спальни, громко хлопнув дверью. Сегодня куча дел. Поля, рудники, виноградники… Всё требует присутствия магистра. Он пробежал через гостиную и вышел коридор. Илары уже караулили в коридоре, ожидая сюзерена.

— Э…, господин? — неловко поклонился Ранер, косясь на магистра, который закрыл дверь и прислонился к ней спиной. — Куда собрался с утра пораньше? Еще завтрак даже не принесли. За тобой, что демоны гнались?

Лерон посмотрел на иларов, едва сдерживая раздражение. Ранер и Ванор, наказание которого заканчивалось на рассвете, уставились озадаченно на своего магистра. И оба смотрели на горящую пятерню на щеке магистра. Ранер хмыкнул и отвел глаза. Ванор нахмурился и уставился себе под ноги.

— Идите в Бездну! Оба! — рявкнул на них Лерон. — На ристалище! — махнул он в сторону Ранера. — Быстро! Шкуру спущу!

— Лер, ну че ты… шуток не понимаешь, — побледнел илар, зная, что отхватит по полной.

— На рис-та-ли-ще! — по слогам повторил Лерон.

Ранер развел руками и поплелся к лестнице.

— Девчонка ему по морде дала, а я получай, — бубнил он себе под нос.

— Еще и за длинный язык получишь! — рявкнул Лерон товарищу вслед. — А на тебе девчонка, — бросил он на ходу Ванору. — Накормишь, обогреешь, как вчера.

* * *
Около трех часов пополудни Лерон, наконец, вернулся во дворец, мечтая только о сытной трапезе и отдыхе. Он отпустил Ранера, после того, как отыгрался на ристалище за дурную шутку. Илар теперь красовался с фингалом и разбитой губой. После тренировочного боя Лерон привел себя в порядок в купальне, прилегающей к кабинету, и приказал принести себе завтрак.

Государственные дела отвлекли его. На время он забыл о строптивой принцессе в собственных покоях. Череда прошений и документов заняли магистра на целый день. Илар поначалу дулся на своего сюзерена, общался подчеркнуто почтительно. Но надолго Ранера не хватило. Лерон позвал его, чтобы решить вопрос с тренировками новичков. И уже через несколько тактов илар спорил со своим магистром, как ни в чем не бывало.

Пообедали они вместе. Илар за кубком вина травил байки. Напряжение ушло. Лерон выплеснул свое раздражение на ристалище и вернулся к неформальному общению со своим иларом.

После обеда Лерон наведался на виноградники. Шла самая жаркая пора сбора урожая. Магистр час от часу наведывался, чтобы лично проследить за процессом. Виноградарство и виноделие — один из самых прибыльных промыслов «королевского двора», поэтому требовало постоянного внимания магистра. От повседневных дел мысли пришли в равновесие. Лерон вернулся во дворец в приподнятом настроении и даже пленница в собственной спальне больше не раздражала.

За ее утреннюю выходку Лерон решил оставить принцессу в своих покоях. И спать она будет там же, в его кровати, если такая наглая и дерзкая.

Но его спальня оказалась пуста. Куда могла деваться девчонка из его покоев? Конечно, он устроил взбучку Ранеру за шутку, но не давал приказа ее переселять? Магистр вышел в коридор в поисках Ванора, но илара не было.

Магистр жестом подозвал ближайшего стража и спросил о Ваноре. Оказалось, что илар вместе с пленницей вышел десятью тактами ранее. Лерон не мог в это поверить. Сразу же в голове всплыли воспоминания о подслушанном вечером разговоре. Знакомое слово «предательство» зазвенело в воздухе, пронзило магистра отравленным жалом. Если и Ванор, значит дело — дрянь. Не глядя на стража, который застыл рядом, ожидая распоряжения сюзерена, Лерон спросил:

— Куда они направились?

— Не могу знать, — отрапортовал страж.

Лерон не стал слушать дальнейших объяснений. Предположил, что принцеска уговорила Ванора отвести ее на озеро Мрака. Тогда илар бы отправился бы к порталу. Лерон тоже поспешил туда. Миновал широкий зал, несколько коридоров. Стражи распахнули перед ним резную дверь, отдав честь. Не замечая ничего, магистр покинул дворец, обогнув его по утоптанной дороге слева.

Из-за угла показалось массивное каменное сооружение портала. Возле него несли вахту двое стражей. Но илара и принцессы не было. Бездна и все ее демоны! Лерон направился, было, к порталу, чтобы допросить стражей, но заметил движение справа за деревьями. До него долетели неразборчивые обрывки разговора. Он бесшумно подкрался. Голоса стали четче, Лерон теперь разбирал слова.

— Ты — придурок, ты хочешь, чтобы Лер тебя казнил, Карающий на твою голову? — услышал магистр голос Ранера. — Это ж надо до такого додуматься было. Ты ему приносил присягу. Он вытащил твою задницу из подвалов замка, а ты решил похитить у него девчонку.

— Я верен магистру Лерону, — спокойно ответил Ванора. — Но Крис я задолжал жизнь.

— Она — враг, и спасла тебя только, чтобы помочь себе! Если бы не Лер, ты бы умер от потери крови еще у границы. Он раненый пер тебя до самого дворца на себе, чтобы кольцо останавливало кровь. Вот кому ты, демоны Бездны, должен, а не ей, — пытался достучаться до друга Ранер.

— Я бесконечно благодарен Леру и, надеюсь, он когда-нибудь меня простит, — виновато ответил Ванор. — Но… Ран, ты же слышал крики сегодня утром! Ты видел след у него на щеке! — в запале Ванор перешел на крик. — Что он с ней делал?! Я не могу оставить Крис там. Я обещал, что с ней ничего не случится.

Был ли Лерон зол? Да он был в ярости! Да как вообще его ближайший соратник мог такое подумать? Предательство всегда больно задевало. Жгло раскаленным железом где-то внутри. Больше Лерон не стал слушать. Он вышел из-за деревьев и громко спросил:

— И что же я, по-твоему, с ней делал?! — как же сдержаться и не убить этого придурка, которого считал другом.

Ванор вздрогнул и побледнел.

— Может, пытал или насиловал?! — Лерон пытался говорить спокойно и с достоинством, но голос все равно повысил. — Я же так постоянно с пленницами поступаю. Да?! Твою ж Бездну, Ван, я-то думал, ты меня знаешь лучше. Но стоило смазливой девке похлопать глазками и все?!

Крис стояла рядом с Ванором. Лерон не сразу заметил ее.

— Принцесса, не хочешь рассказать бывшему илару, что я с тобой делал? — рявкнул он девушке.

Крис покраснела и опустила глаза.

— Вот видишь, у неё даже провалы в памяти начались от моей грубости, — ехидно заметил магистр.

— Ты запугал ее, она ничего не скажет, — попытался спорить Ванор, но Лерон прервал его.

С его лица исчезла ухмылка, левая рука сжала рукоять меча.

— Даже так?! — Лерон нахмурился. — Ну что ж, тогда я требую боя доверия. Передо мной предатель, которого я считал другом!

Ранер влез между ними, закрывая друга собой.

— Лер, ну крышу снесло у парня. Не понимает, что делает. Девчонка смазливая, жизнь ему спасла. Ну, прости ты идиота! Убьешь его из-за девчонки?

— Ран, не лезь, ради Всезнающего, — рявкнул на него Лерон. — Я прекрасно знаю, что ты его будешь защищать. Но, Бездна, сейчас и ты отхватишь!

Ванор отстранил друга и вышел вперед. Вытащил меч и бросил его к ногам сюзерена. Опустился на одно колено и склонил голову.

— Я в твоей власти. Ты мой сюзерен и я не буду сражаться против тебя.

Лерон медленно потянул меч. Он был до демонов зол, но не стал бы убивать идиота. Все же Ванор был один из немногих его друзей, оттого так жгло предательство душу. Принцесса, заметив его жест, тихо вскрикнула, бросилась к магистру и схватила за руку, не позволяя вытащить меч.

— Не нужно, прошу. Он не виноват. Я обманула его, — затараторила она. — Вернее, смолчала. Он решил, что ты… — девушка покраснела и отвела глаза, — я его не стала переубеждать.

— Вот как? — криво улыбнулся Лерон.

Не знал, чего хотелось больше: бросить ее в подвал или придушить прямо тут. Она задурила голову его илару. Ванор нарушил из-за нее древнюю магическую клятву и рисковал собственной головой.

— Я бы вернулась, — тихо и виновато продолжила Крис. — Я просто попросила его отвести меня на Озеро Мрака.

Лерон отдернул руку, которой она до сих пор касалась пальцами, и перевел взгляд на коленопреклоненного Ванора.

— Ванор, прости. Видимо, мне снился кошмар, поэтому я кричала, — повернулась девушка к илару. — Магистр Лерон пытался меня разбудить. А… я проснулась, не поняла, что происходит, и дала ему пощечину.

Илар вздрогнул, будто его ударили плетью. Несмело поднял голову на свое сюзерена и едва слышно застонал.

— Боги! Лер, прости…

— Для тебя повелитель или господин, — огрызнулся Лерон. — Я не позволяю тебе обращаться ко мне иначе.

— Умоляю о прощении, повелитель, — склонил голову Ванор.

— Ты больше не илар! Убирайся с моего дворца! — велел Лерон. — Ранер, уведи его!

Ванор не посмел ослушаться. Хмурый Ранер молча подтолкнул бледного товарища к порталу.

— Идиот, я же тебе говорил, — услышал Лерон его недовольный шепот.

От предательства во рту всегда остается привкус горечи. Оно мучительно сжимает сердце. Хочется напиться и орать на весь лес. Но Лерон уже давно научился держать лицо. Даже наедине с собой. Пусть гадко на душе, но разве это впервые? На самом деле поступок Ванора жег не так сильно, было скорее гадко, будто в дерьме искупался. Лерон переключил свое внимание на принцессу. Крис молча стояла рядом, изучая зеленую траву у его ног. Она не пыталась бежать, не плакала, только хмурилась и теребила край туники.

— Почему ты не бьешься в истерике? — рявкнул он девушке, злой как демон из-за того, что она так легко склонила на свою сторону Ванора. — Не думаешь, что я могу отправить тебя в подвал после такого?

Крис подняла голову и они встретились взглядами. Лерона будто молнией прошибло. Ее глаза светились, как у кошки в вечерних сумерках. Они завораживали, заглядывали прямо в душу. Мужчина почувствовал себя мухой, которая непонятным образом очутилась в липкой паутине, и от попыток освободиться становилось только труднее двигаться и дышать. Взгляд принцессы пронизывал насквозь, оставляя неприятное ощущение вмешательства извне, подлой магической атаки. Как только эта мысль пришла в голову, Лерон резко отвел глаза, разрывая связь.

Карающий! Девчонка использует магию эмоций? Что это было, как не попытка смягчить его гнев?

— И что ты там пыталась вычитать? — спросил Лерон недовольно.

Он изучал зеленую траву под ногами, пел какую-то дурацкую песенку про себя, пока не перестал чувствовать магический взгляд.

— Ты о чем? — захлопала глазами Крис.

Сама невинность. Лерон не уловил в её голосе страха от внезапного разоблачения.

— Решила повлиять на мое решение?

— Интересно как, — буркнула Крис.

Лерон хмыкнул. Ещё и дурочку из себя строит! Но у него в арсенале тоже имеется парочка подленьких трюков.

— Ты знаешь, Крис, — усмехнулся он. — У воинов есть определенный кодекс чести. Мы даже войны ведем согласно кодексу.

— К чему ты это? — не поняла принцесса.

— К тому, что есть негласные договоренности не использовать подлые приемы. Магия эмоций относится к ним. Конечно, никто не запрещает, на бумаге это не зафиксировано. Но тот, кто решился применить запретную магию, должен быть готов, к тому, что и с ним не будут играть по правилам.

— Я не применяла магию эмоций, — буркнула Крис. — Я еще не умею.

— А врать, принцеска, не хорошо, — покачал головой он и, схватив девушку за руку, дернул на себя.

Крис не удержала равновесия и упала в его объятия. Кончики пальцев защипало, поток магии искушения ударил в принцессу. Лерон услышал её тяжелый вздох. Не понимая, что делает, Крис обняла его за шею, запрокинула голову, томно прикрыла глаза и провела языком по пересохшим от внезапно возникшей страсти губам. Таким соблазнительным губам, к которым так хочется прикоснуться в поцелуе. Исследовать каждый миллиметр, а после… По телу прошла дрожь. Кровь в буквальном смысле вскипела.

Лерон резко оттолкнул от себя девушку. Что за бред? С каких это пор магия искушения начала набрасываться на хозяина? Как эта девчонка смогла ударить тем же оружием? Он смотрел ошарашено на принцессу. Уже начал сомневаться в том, что взять ее в плен было хорошее идеей.

К Карающему, ему и даром не нужен такой подарочек. Будто зеркало очаровывал.

Куда она там собиралась? К фивам?!

— Пойдем!

Он даже не посмотрел, следует ли за ним принцесса, когда уверенно отправился к порталу.

Глава 9

На первый взгляд этот участок леса казался необитаемым. Присмотревшись же, можно было заметить, что ветви причудливо сплетаются над головой в воздушные мосты. Зеленые кроны то тут, то там принимают упорядоченно правильный вид, напоминая небрежно разбросанные архитектором аккуратные домики. Среди зеленой листвы постоянное движение, которое принес совсем не ветер, а воздушные создания в зеленых одеждах. Их все в этом мире называли фивиретами, они же предпочитали величать себя «детьми леса». Их певучий звонкий говор, превращался в многоголосый хор, который так легко спутать с птичьим щебетом.

Но в этот день фивиретский клан «золотого клена» был осквернен громкими ругательствами, позаимствованными у других народов. Два фива, сидя на голой земле у толстого ствола огромного клена, громко распевали пошлые песенки Симфонии, поочередно отпивая из бутылки молодое игристое вино. Один из них высокий тонкий и изящный, с темными волосами с длинной белой челкой, раскосыми зелеными глазами и, покрытой магическими татуировками светлой кожей — типичный представитель расы фивиретов. Во втором же принадлежность к фивам можно определить только по узорам рун на его левой половине лица. Смуглая кожа, черные глаза и волосы, широкие плечи и внушительный рост превращали его в чужака в этом возвышенном мире.

Их громкие вопли не остались без внимания. Ветви дерева опустились рядом с ними, и с такого своеобразного лифта сошли трое похожих друг на друга фивов. Темный тут же перестал петь и одернул увлекшегося товарища.

— За нами выслали почетный патруль, старина. А солнце еще не коснулось верхушек деревьев. Ты проиграл, — торжествующе рассмеялся он.

Светлый пожал плечами.

— Ты схитрил, когда начал горланить на весь клан.

— Ваше высочество принц Этрик, — заговорил один фивирет из патруля. — Король приказывает вам…

— Немедленно явиться, — закончил за него темный. — Иду.

Он, немного покачиваясь от выпитого спиртного, ступил на сплетенную из ветвей дерева площадку.

— Ты со мной? — обратился к товарищу.

Его недавний собутыльник покачал головой.

— С чего вдруг? — хмыкнул он. — Фагрус обо мне забыл и слава золотому клену. Как-то не хочется получать на орехи.

— Трус, — скривился Этрик и подал сигнал, что готов подниматься.

Живой подъемник доставил их на вершину дерева, где их уже дожидалась передвижная дорога. Сменив пять направлений, Этрик и его сопровождающие сошли на широкую зеленую площадку перед высоким сплетенным из ветвей домом. Его многочисленные этажи, живые окна-арки, прикрытые густыми струящимися растениями, и широкие цветущие двери, указывали на то, что путники достигли королевской резиденции.

Этрик миновал несколько залов, в которых толпились придворные, ожидая аудиенции. И, не дожидаясь приглашения, ввалился в тронный зал, где на троне восседал король фивиретов Фагрус, что-то обсуждающий с ближайшими советниками.

— Дядя, ты меня звал? — облокотившись о косяк двери, нагло прервал разговор Этрик.

Фагрус, уже немолодой фив, искоса взглянул на не соблюдающего церемонии племянника, и жестом приказал всем выйти. Советники склонились в почтительном поклоне и попятились к выходу, косясь на изучавшего ногти Этрика. Как только дверь захлопнулась за их спиной Фагрус, забыв о старческих хворях и королевском величии, резво вскочил с трона. За мгновение преодолел разделяющее его с племянником расстояние и отвесил ухмыляющемуся фиву такую оплеуху, что парень ойкнул от неожиданности и едва удержал равновесие.

— Неблагодарный щенок, ты просто сорняк на моем генеалогическом древе! — гневно рявкнул король.

Фагрус нервно ходил по комнате, ругая племянника последними словами на фивском и других языках.

— Дарующий, дядюшка, где вы нахватались таких выражений? А ещё король! — не смог сдержаться Этрик, потирая горящую после удара щеку.

— Молчи! — крикнул Фагрус. — Тебе ещё хватает наглости язвить? Да я заключу тебя в дереве на двести лет или вообще изгоню из клана.

— Что я такого сделал? Ты раньше никогда так не орал.

Фагрус резко остановился перед племянником. Этрик благоразумно отступил назад, опасаясь ещё одного удара.

— Гадкий мальчишка, ты опять шлялся среди людей, несмотря на то, что я строго настрого запретил тебе покидать клан.

— Я только вышел ненадолго, — Этрик не мог не огрызаться.

— Тебя не было восемь дюжин дней, — заорал Фагрус. — Ты, порождение плесени! Восемь дюжин дней ты пил с этими варварами и портил нашу кровь, таская в постель кого попало.

— И вовсе не «кого попало». Я общался только с одной прекрасной девой, — фыркнул Этрик и предусмотрительно сделал пару шагов назад, так как король направился к нему, а его ладони сжались в кулаки.

Но король только замахал пальцем перед его лицом.

— И сейчас эта примитивная самка уже, наверное, носит твоего ублюдка.

— У меня в отличие от многих детей-полукровок нет и не будет, — серьезно ответил молодой фив и ткнул пальцем в руну на запястье, предохраняющую от зачатия.

Фагрус еще раз погрозил ему пальцем. Прошелся от двери до трона и обратно, и уже спокойно взглянул на племянника.

— Ты нарушил мой приказ.

— Да, нарушил, — не стал отрицать Этрик. — И ты знаешь, что не от хорошей жизни. Другие фивы сторонятся меня, потому что я не похож на них. Люди же не признают во мне чужака, думают, что я полукровка. Мне тяжело здесь, дядя.

— Всем тяжело, — рявкнул король. — Но пока я твой сюзерен, ты должен подчиняться моим приказам. Как и твой дружок Заорг.

— Ты прекрасно знаешь, что Заорг из другого клана. Он такой же изгнанник, как и я, — изучая ногти, ответил Этрик, чем вызвал очередную волну ярости короля.

— Ты не изгнанник, тля на тебя, — фыркнул Фагрус. — Ты — чистокровный принц! Наследник короны после моего сына! Но ты брезгуешь своими корнями, унижаешь мое имя перед подданными, кутишь, развлекаешься, дерешься и бездельничаешь!

Несмотря на гнев короля молодой фив не выглядел виноватым. Давно привык стоять перед дядей на ковре. Да и огрызаться научился, хотя это только распаляло старика.

— Я просил дать мне работу, но ты не нашел ничего стоящего, — пожал он плечами на справедливый упрек дяди.

— Я отправил тебя охранять портал, — Фагрус уже немного успокоился и со вздохом опустился на высокое кресло в углу тронной залы. — Вместо этого ты сбежал сквозь него к людям. А если бы кто-то воспользовался твоим отсутствием и проник к нам?

Этрик едва сдержал смешок.

— Дядя, этот портал уже пятьсот лет никто не открывал и ещё столько же никто не откроет.

Фагрус устало вздохнул и махнул рукой. Этрик вдруг заметил глубокие морщины на его лице и старческую усталость во взгляде.

— Твой кузен едва не умер, — тихо сказал Фагрус.

Этрик удивленно посмотрел на постаревшего короля.

— Он не справился с подъемником и разбился. Две дюжины дней пролежал без сознания. А мой единственный родственник в это время кутил в обществе варваров.

— Я не знал, — промямлил Этрик, опуская взгляд.

Молодому фиву стало не по себе. Наследника Фагруса Дарующий наделил слабым даром к магии природы. То, что обычные фивы делали легко с самого детства, у принца вызывало сильные затруднения. Он часто попадал в беду. Вот в чем причина такой ярости короля. Сына он все-таки любил, но так же понимал и то, что тот не сможет возглавить народ фивиретов из-за своих особенностей. Ему просто не хватит потенциала удержаться магию короля и провести обряд.

Следующим в очереди на престол был именно Этрик, как родной племянник короля. Но ему возглавлять фивиретов точно не грозило. Принц родился весь покрытый татуировками, когда у остальных фивов они появлялись только после посвящения. Это означало, что в роду Этрика были воины-убийцы из дикого клана, ему подчинялась самая опасная флора и фауна Симфонии. Контролировал свою магию Этрик через раз, чем и доставлял в детстве проблем королю и всему сообществу фивиретов. Пока не появился Заорг. Приятель сумел найти верный подход к магии принца. И вот уже вторую сотню лет Этрик держал ее в узде. Но клан Этрика не примет в качестве короля.

— Иди, возвращайся к своим обязанностям. И не забывай, что ты принц и возможно в любое мгновение тебе придется стать королем.

Этрик не стал ничего говорить. Новость о кузене ошеломила. За эти восемь дюжин дней король постарел на столетие. Видимо, опять мучает давняя хворь, но он не подает вида, держится с королевским достоинством, пытается даже отчитывать нерадивого племянника. Наверное, стоило потоптать траву рядом с порталом, чтобы у дяди не болела голова от его дурацких выходок. Этрик отправился к порталу, рядом с которым уже спал Заорг.

Особо не церемонясь, Этрик пнул спящего друга под ребра. Заорг вскочил, пробормотал во сне несколько проклятий и открыл глаза. А потом увидел Этрика, и его лицо расплылось в улыбке. Заорг пьяно пробормотал:

— О, принц! Ты, вижу, уже трезвый. Дядя постарался?

— Получил такую оплеуху, что мозги несколько раз в голове перекувыркнулись и встали на место. А пьяный туман сам снял, надоело. И тебе советую.

— Король надавал тебе тумаков? — Заорг захохотал на весь лес. — Ну, дает старик.

Этрик щелкнул пальцами над головой у друга. Заорг недовольно посмотрел на него уже трезвым взглядом.

— И зачем ты это сделал? Мне было весело. Нахватался магических штучек у дяди.

— Спасаю тебя от похмелья, — парировал Этрик и уселся рядом с другом на траву. — Придется портал посторожить, пока всё не уляжется. Ты со мной?

— Мы тут от скуки помрем, — обреченно буркнул Заорг. — Этот портал… — он вдруг пораженно замолчал и на одном дыхании выпалил, — открывается.

Этрик вскочил и резко обернулся. Кристаллы у основания портала уже зажглись, воздух подрагивал. Скоро откроется окно в пространстве. Фив едва успел подскочить к каменной арке и вставить в пустующее углубление голубой кристалл. Портал медленно расширялся. Его сияние поглощалось сапфиром и сквозь широкое окно проступили очертания озера Мрака. Перед порталом стояла девушка. Этрик не верил своим глазам — она из расы симфов нет сомнения, и явно обрадовалась, увидев его. Попыталась пройти, но натолкнулась на созданную им стену и глянула на него вопросительно.

«Что тебе нужно?»- мысленно передал Этрик.

Девушка испуганно отскочила, но через мгновение взяла себя в руки и попыталась что-то сказать. Однако звук не обладал способностью преодолевать такие расстояния, поэтому Этрик только увидел, как она шевелит губами.

«Не нужно говорить. Достаточно подумать и я услышу».

«Я принцесса симфов, мне нужно поговорить с вашим королем».

«Портал закрыт для всех, а король не принимает посетителей извне».

Он хотел захлопнуть окно, но девушка умоляюще сложила руки.

«Это очень важно. В пророчестве говорится, что я должна благословить «короля мира» кровью всех рас. Прошу тебя, сообщи королю о моем прибытии. Возможно, он изменит решение».

«Хорошо, жди».

Этрик захлопнул портал.

— Не позволяй войти, кому бы то ни было, — сказал Этрик другу в ответ на невысказанный вопрос.

Он взмахнул рукой и в пространстве открылся сияющий переход. Фивиретам нет нужды сооружать порталы, им открывает путь сама природа. Единственный каменный портал когда-то построили симфы, конечно, с согласия второй стороны.

Этрик материализовался прямо в центре тронного зала, вызвав испуганные возгласы советников и проклятия короля.

— Что ты себе позволяешь?! — закричал Фагрус, вскакивая.

— Простите, ваше величество, но дело не терпит отлагательств, — почтительно поклонился принц.

— Что ещё за дело? — недовольно буркнул король.

Этрик покосился на посторонних и Фагрус приказал всем выйти. Когда зал опустел, Этрик рассказал о странном посетителе. С каждым сказанным словом Фагрус мрачнел на глазах. Фив закончил рассказ и вопросительно посмотрел на короля.

— И что для тебя в этой ситуации важного? — спросил король.

— Но… принцесса симфов, — замялся он, — они же все исчезли, а она тут.

— Я, кажется, приказал никого не пропускать к нам и не делал исключений, — отмахнулся король.

— Но «король мира», возможно, может спасти симфов. Нужна только наша кровь…

— И кровь других рас. Пусть с них и начнет.

Фагрус явно что-то недоговаривал. Он ждал появления принцессы и не сомневался в её прибытии, но теперь вдруг отказывался ей помочь.

— Ты прекрасно знаешь дядя, что из хилфлайгонов остались лишь женщины, вряд ли в скором времени родится чистый хилфлайгон-мужчина. А с оставшимся в живых видгаром девчонка вряд ли согласится познакомиться поближе. Остались только мы и, если откровенно, я не против отдать свою кровь в таких целях…

На этот раз Фагрус рассвирепел не на шутку. Поднялся и навис над племянником.

— Несносный мальчишка, ты не слышал мой приказ?! Я запрещаю тебе или кому бы то ни было из фивиретов контактировать с принцессой симфов!

— Но…

— Хватить спорить со мной, юноша! — прервал его король тоном, не терпящим возражений. — Наша кровь не может быть первой. И, если я узнаю, что ты нарушил мой приказ, то на этот раз ты легко не отделаешься. Я прекрасно понимаю твои мотивы. Я помню принцессу, у Крис смазливое личико, но она не для тебя. Запомнил?!

Этрик кивнул.

— А теперь убирайся и постарайся не попадаться мне на глаза сегодня.

Этрику не оставалось ничего другого, как вернуться к порталу и ответить принцессе отказом. Хотя, конечно, жаль разочаровывать такую красавицу.

А после Заорг накинулся на друга с вопросами, и Этрику пришлось выложить ему всё до мельчайших подробностей.

— Жалко девочку, — закончил фив, задумчиво изучая портал.

Заорг внимательно на него посмотрел и нахмурился.

— О, нет! Не говори только, что ты собираешься нарушить приказ Фагруса.

— Что в первый раз что ли? — пожал плечами Этрик.

— Я бы на этот раз не стал перечить королю.

— Да что он мне сделает?

— Не в этом дело. А если у Фагруса есть причины не помогать принцессе и ты своим вмешательством всё испортишь?

— Глупости, — отмахнулся Этрик. — Сейчас она может получить только кровь фивиретов. А у меня она чистейшая. Ты со мной?

Заорг замешкался с ответом.

— Как хочешь, — пожал плечами Этрик и скрылся в созданном портале.

Заорг вздохнул и быстро прыгнул следом, надеясь уберечь друга от ошибок.

Глава 10

Лерон понял, что переговоры с фивиретами сорвались, когда погасло яркое кольцо портала. Значит, Крис до сих пор его пленница. Магистра «королевского двора» это не радовало. Всё полетело верх ногами с её появлением. А ему хватало проблем без странной принцессы симфов, которая так легко управлялась с магией эмоций. Надо же, Алард будто специально подсунул главному врагу бомбу замедленного действия, этакого диверсанта. Недаром же даже илар предал. Нужно спрятать её подальше, пока мятеж не начался из-за её прекрасных глаз. Можно, конечно, отпустить подобру-поздорову. То бишь спасовать и подорвать свой царственный престиж.

Чего это она застыла перед пустым порталом? Нужно возвращаться, пока чего-нибудь не случилось. Лерон огляделся по сторонам. Тревожно как-то. Не нравилась ему внезапная тишина. Ни звука, ни ветерка, как будто время остановилось. Он топтался на месте, машинально поглаживал рукоять мечей и продолжал оглядываться по сторонам. Неужели засада? А он тут как полный идиот приперся один. Может, правда принцесса подосланная? Но он-то не планировал сегодня похода к Озеру Мрака, значит, и ждать его не могли здесь. Хотя с другой стороны, если принцесса так рвалась поговорить с фивиретами, то можно было устроить длительную засаду с расчетом, что она когда-нибудь сюда явится.

Чья-то фигура промелькнула за деревьями. Лерон благоразумно вытащил мечи и едва не выронил их от изумления. Пришелец растворился в воздухе. Стал прозрачным и исчез! Телепортировался что ли?

По телу пробежали мурашки, против воли стало жутко. Лерон автоматически отступил на пару шагов назад. Нервы натянулись, как струны. Молодой магистр продолжал вглядываться в ближайшие деревья. Всё тихо. Неужели галлюцинации? Наверное, нужно хорошо отдохнуть, а то с головой последнее время не в порядке.

Он не стал убирать мечи, когда подошел к принцессе.

— Пора идти, — сказал ей. — Здесь небезопасно, а фивы вряд ли тебе теперь откроют.

Девушка выглядела расстроенной, Лерон заметил ее удрученный вид.

— Что, всё так плохо?

Крис кивнула.

— Пойдем, во дворце поговорим.

Он хотел взять девушку за руку, но она почему-то отступила назад. Её лицо побледнело, а в глазах появилось выражение ужаса. Она что-то нечленораздельно воскликнула, показывая рукой ему за спину.

Лерон медленно обернулся и обомлел. Над ним возвышался огромный демон. Он завис в воздухе, поддерживая покрытое красной чешуей тело взмахами кожистых крыльев в четыре руки длиной. Демон угрожающе зарычал, обнажая три ряда длинных зубов. Его пасть, казалось, занимала две трети небольшой рогатой головы. Массивные трехпалые лапы угрожающе поднялись для удара. И остолбеневший Лерон с ужасом наблюдал, как чудовище выпускает кривые когти с руку длиной, сверкающие на солнце странной чернотой, будто обсидиановые клинки.

Даже ругательства улетучились из головы молодого магистра. Это конец Бездны, билась одинокая паническая мысль, а из губ сорвался лишь придушенный возглас:

— Карающий!

Никакой темный бой не поможет против такой твари. Да что там бой, тут и богам не справиться. Против демона Бездны он не более чем букашка. А гость из Бездны уже замахнулся для удара. Лерон даже забыл о своем оружии и, лишь повинуясь инстинкту и панике, отпрыгнул в сторону.

Тварь подцепила его рубашку когтями и оставила от тонкой ткани лишь лохмотья. Лерон выругался. Какого демона, он поперся к озеру Мрака без доспехов? Ранер и в Бездне его достанет своим нытьем, если тварь успешно выполнит то, что не могли сделать сотни воинов. Лерон не сдержал смешок, хотя смешно ему не было. Демон зарычал, перевернулся в воздухе и обрушил сверху удар когтистой лапы. Лерон на этот раз принял его на скрещенные клинки, но сам не удержался на ногах и упал на колени.

Бездна! Будто валуном придавило. Мышцы раздирала боль. Клинки жалобно звенели, угрожая разлететься осколками к демонам вместе с его костями.

Лер, рыча от напряжения, отвел когти демона и откатился в сторону, избегая удара. Магистр вскочил на ноги, выставив вперед клинки, хотя его обсидиановое оружие для демона все равно что зубочистка. Твою Бездну! Лер сегодня не собирался умирать и никакой твари Бездны его не одолеть. Здоровая злость распаляла, прогоняя страх. Бездну тебе, тварь, а не душу магистра «королевского двора». Давай же! Лер оскалился, готовясь к атаке демона.

Но демон и не взглянул в его сторону. Лерон не сразу понял, что тварь полетела прямиком к принцессе. Крис совсем обомлела от страха, застыла и смотрела на приближающуюся смерть перепуганными глазами и даже не пыталась бежать. Лерон не размышлял в тот момент, он, повинуясь странному для себя порыву, бросился к принцессе и толкнул ее сторону. А когти демона теперь приближались к нему, угрожая смертью. Лерон не успел закрыться от удара. Острые когти демона оставили глубокие рваные раны на груди. Боль была такой силы, что магистр заорал и на пару тактов потерял концентрацию.

Тварь отшвырнула его в сторону. Лерон покатился по земле. В голове шумело от удара и дикой боли. Кольцо симфов остановило кровь, расходуя энергию свою и хозяина. Но от этого Лер почувствовал лишь одуряющую слабость. Демоны побрали бы эти артефакты симфов. Хотя если он сейчас не встанет, демоны «поберут» не только симфов и их артефакты, но и его самого. А принцеска-то как воет. Бездна, кровищи сколько и клинки кажутся пудовыми. Демон снова перешел в атаку. Пугал Крис не только своей жуткой мордой, но и кровью защитника, которая срывалась с его когтей. Карающий! Зачем этой твари смазливая девчонка? Не гарем же себе решил устроить?

Только усилием воли Лерон заставил себя встать. В прыжке оттолкнул Крис в сторону, подставляясь под удар твари. Острые когти демона прошли сквозь его плечо, показались чуть выше правой лопатки. Демон приподнял Лерона в воздух и швырнул о землю, вышибая из магистра дух. Лерон кричал. Рана причиняла такую дикую боль, что темнело в глазах. Лерон слышал свой крик будто со стороны и чувствовал, как его горячая кровь толчками вырывается из груди, увлажняя землю.

Рядом громко вопила Крис. Твою ж Бездну! Он больше не мог сражаться. Хоть бы спрятаться попыталась, глупая женщина. Его правая рука не действовала. Лерон едва мог пошевелить пальцами. О том, чтоб поднять оружие, не было и речи. Да он в сознании только потому, что кольцо симфов удерживало в хозяине искру жизни.

— Беги! — из последних сил крикнул он девушке или все же прохрипел?

Но принцесса бросилась к нему и упала рядом на колени.

— Дура! Беги!

Всё бесполезно, Крис не сдвинулась с места. Идиотка! Получалось, что умирал он зря?!Боль стала настолько сильной, что Лерон её больше не ощущал. И в тоже время не мог пошевелиться.

Сквозь пелену увидел, как демон замахнулся для очередного удара. Крис вскрикнула, закрыла голову руками, будто это могло остановить металлические когти. Алмазные перчатки принцессы ярко вспыхнули, и когти демона отскочили в сторону. Или это уже галлюцинации? Лерон с трудом различал, где реальность, а где вымысел.

Вот из ниоткуда рядом с ними появился мужчина, а демон запутался в колючих зарослях.

Кто-то поднял Лерона на ноги, открыл портал, перенес его, а потом бережно положил на траву. Тьма застилала глаза, но почему-то молодой магистр оставался в сознании и продолжал четко слышать, только теперь не рев демона, а голоса.

— Он умер?! — всхлипывал кто-то.

Ах, да, принцеска, видимо.

— Ещё нет, — ответил мужской голос со странным певучим акцентом.

— Ты можешь ему помочь?

«Хватить реветь, Крис», — хотел проговорить Лерон.

Карающий! И сказать-то ничего не может.

— На когтях этого демона яд. Твоего спутника парализовало, и он скоро умрет от ран.

Так вот почему и пальцем пошевелить невозможно. Зато и боли не было. Как странно, боли-то действительно нет.

— Ты можешь ему помочь? — всхлипывая, опять повторила Крис.

— Могу убрать яд, но всё равно ему с такими ранами не жить. Мой бальзам остановит кровь и успокоит на время боль. Но излечить его может только хилфлайгон. К тому же, я здесь не для этого.

— Пожалуйста, помоги…

И снова всхлипы возле уха.

— Принцесса, я здесь чтобы дать свою кровь, а не лечить раненых людей.

— Но ты же фивирет, в конце концов! Сделай что-нибудь! Он же умрет! — истерично закричала Крис.

— Великая природа! Принцесса, человеческая жизнь коротка. Какой толк её сохранять, если всё равно умирать через пару десятилетий? Ты хочешь спасти симфов? Зачем тебе эти людишки?

— Нужны… Они же живые существа, как можно так говорить…

— Вот это-то и погубило симфов, — хмыкнул фив.

До чего же противный субъект. Лерон почувствовал, как что-то холодное касается его груди. Спустя несколько мгновений вернулась боль, только теперь раны жгло, как раскаленным железом. Он закричал, судорожно ухватился за траву, набирая полные пригоршни земли. Вернулась способность двигаться, а за ней и зрение. Только боль превратилась в сплошной одуряющий кошмар. Он катался по земле и истошно вопил, пока не утих пожар в теле и кровь не перестала кипеть. Она больше не лилась из раны, Лер даже мог пошевелить правой рукой, но борьба с ядом настолько его обессилила, что не хотелось открывать глаза.

— Бальзам будет действовать не больше часа, — певуче сказал рядом незнакомец. — Если за это время его не исцелят, он обречен. И ещё, принцесса, я бы на вашем месте поскорее отсюда убрался. Того демона кто-то послал, сами они не выходят из Бездны. Он будет искать свою жертву по всей Симфонии, пока не выполнит приказ, — Этрик внимательно огляделся по сторонам. — Я задержал его, но ненадолго. Тебе нужно скрыться во дворце симфов, защитная магия не допустит проникновения демона вовнутрь.

Крис кивнула, всхлипывая. Лерон почувствовал прикосновение ее ладони руке.

— Меня зовут Этрик, — продолжил фив. — Приложи руку к ближайшему клену и произнеси моё имя, когда будешь готова принять мою кровь.

Видимо, странный фивирет ушел. Лерон особо не вслушивался в разговор, но четко услышал, что через час ему крышка, а демон будет теперь гоняться за Крис по всей Симфонии. Магистр открыл глаза и тут же наткнулся взглядом на перчатки принцессы. Девушка присела рядом и собиралась погладить его по щеке.

— Чего это ты сотворила возле озера? — вдруг вспомнил Лерон подробности боя.

Она вздрогнула от неожиданного вопроса, так и не коснувшись его лица.

— Ты так легко откинула того демона. А я, идиот, под когти полез. Решил в героя поиграть.

— Это магия отражения, — ответила принцесса. — Но я еще не вошла в силу, поэтому не контролирую ее. Она сама иногда проявляется. Ты можешь встать?

— Попробую, — криво усмехнулся Лерон, понимая, что сильно переоценивает свои силы.

Магистр с трудом приподнялся на локтях. Вернее на локте, правая рука ныла и болела, хотя для таких ран это и не боль вовсе. Он сел на траву и вдруг сообразил, что мечи исчезли. Его магическое оружие, видимо, осталось лежать у озера Мрака.

— Где мои клинки?! — заорал он.

Крис удивленно посмотрела на него и указала на траву. Обсидиановое оружие мирно лежало невдалеке. Лерон шумно выдохнул, и поспешил вернуть их в ладони, все-таки так спокойней.

От тяжести оружия задергали раны, он тихо застонал:

— Нужно во дворец.

Сделал шаг и едва не упал от внезапной слабости. Крис тут же поддержала его, подставив хрупкие плечи. Но мужчина не стал взваливать своё израненное тело ей на спину, облокотился о ближайшее дерево.

Нужно во дворец! Он огляделся по сторонам: лес вокруг, да настолько густой, что ни демона не видно. И портала нигде нет. Как они вообще здесь оказались и где находятся?

Демон не дал ему возможности найти ответы на вопросы. Материализовался прямо перед ними. Принцесса вскрикнула, спряталась за спину раненому магистру, как любая женщина. Только защитник вряд ли сейчас способен на геройские поступки.

Лерон хмыкнул своим мыслям. Видимо, бальзам фива включал какие-то одурманивающие вещества, потому что не было ни боли и ни страха, только какое-то тупое безразличие. Он поднял клинки и скрестил их перед носом у демона.

— Принцеска, пора использовать свои штучки, — попытался он расшевелить Крис, понимая, что даже темный бой их не спасет.

— Я не умею, — пропищала она из-за спины.

— Просто Бездна! Ему еще раз надо меня искалечить, чтоб ты вспомнила? — фыркнул он.

Демон снова выпустил когти. Сейчас последует удар и тьма. Какой же плохой день всё-таки. Лерон покрепче сжал рукояти мечей. Нужно войти в измененное сознание, хотя наверняка темный бой окончательно его добьет. Или попробовать воспользоваться рунами на клинках? Наставник говорил, что в них заключена огромная сила. Лерон принялся читать руны. Магические знаки загорались, услышав своё имя, а клинки начали усилено тянуть энергию хозяина. Лерон почувствовал, что снова открылись раны, кровь струйками побежала по груди. Вернулась боль, от которой темнело в глазах.

Карающий! Да ему просто не хватит сил воспользоваться магией клинков.

Осталась последняя руна и… наверное, смерть.

Демон не дал ему выкрикнуть последнюю руну. В его реве Лерон разобрал отдельные слова.

— Синхар… ты мне не нужен… только принцесса.

Но удара не последовало.

— Клинки… освобождают волю… ненадолго. Я должен выполнить приказ…

Лерон, покачиваясь от боли и слабости, пытался понять, что хочет сказать демон.

— Моё имя… освободи… наоборот… Ты наоборот — это я…

Нужно сказать последнюю руну, и освободиться от этого мира, этой боли…

— Синхар… наоборот… освободи…

В воспаленном мозгу Лерона мелькали какие-то странные образы. Молодой магистр почти не понимал, что происходит вокруг. Закрыл глаза, и вокруг замерцали нити, хотя он и не пытался вызвать состояние темного боя. И у демона нити переливаются в такт с его нитями. Будто молнией ударило, имя, ему нужно имя и всё… Губы будто сами произнесли:

— Рахнис…

Демон облегченно вздохнул.

— Жду приказа, мой господин, — прорычал он.

Магистр услышал эти слова как сквозь вату. А после будто кто-то вселился в него. Лерон не мог вспомнить, что говорил демону. Он даже не понимал тех слов, которые самопроизвольно слетали с языка. Одно только осталось в памяти: демон прорычал «спасибо» и исчез, а он сам почувствовал вкус крови на губах и провалился в небытие…

Глава 11

Её звали Вайяна из расы хилфлайгонов «целителей неба». Легкое золотое сияние вокруг ладоней говорило об этом всем и каждому. Магия запрещала ей убивать. Против неё не обнажали оружия. Вся Симфония уважала её дар и преклонялась перед талантом. У неё много друзей и она влюблена. Все ждали её нового появления, но она убежала от слепящего счастья в страну вечной ночи — «царство теней». Её позвал долг. Долг перед теми, кто вырастил то, чем она является.

«Царство теней» всегда находилось между Озерным краем и Речным источником, но никто не знал о его существовании. Древнее королевство видгаров окружала цепь скалистых гор и непроходимый лес. Когда-то шумное и многолюдное, оно давно опустело. Высокие каменные дома, мощеные улицы и золотые храмы медленно разрушали дождь, ветер и молодые побеги растений. Ни жизни, ни движения.

Вайяна любила приходить в заброшенный город видгаров. Бродила по пустым улицам, размышляла о судьбе, лелеяла одиночество. Вот и сегодня сбежала от ежедневной утомляющей суеты.

Высокая темноволосая девушка прервала её уединение. Будто тень появилась из-за поросшей плющом стены. Вайяна вздрогнула. Ещё вчера эта девушка убила два десятка человек и распрощалась с жизнью. А сегодня жива, с новой памятью и даже не подозревает о совершенном преступлении. Одно слово — проклятая тень! Мечется по кругу своей жизни, совершает раз за разом один и тот же грех, и возвращается в начало. Хватит ли ей когда-нибудь сил разорвать петлю времени и освободиться? Очень мало кому удавалось подобное.

— Тебя срочно требует королева.

Вайяна кивнула и поднялась. Не без сожаления она покинула заброшенный, но солнечный город. Углубилась в густой лес, следуя за тенью. Через сто шагов лес сменился небольшой поляной. Кроны деревьев сплетались над ней в живой купол, погружая маленький мирок в вечный сумрак. По периметру ярко пылали костры, в центре небольшое озеро с ледяной водой, а по берегу которого в хаотическом беспорядке разместились кое-как сложенные строения, больше напоминающие шалаши из веток и кож. Между своеобразными домами снуют тени, люди и освобожденные.

Вайяна проследовала мимо по хорошо утоптанной тропинке. Сопровождающая её тень потерялась где-то по пути. Дорожка привела Вайяну к одиноко стоящему на возвышенности каменному дому. Его зарешеченные узкие окна и покрытая железом дверь наводили на мысль о казарме. Здесь и жила королева «царства теней», последняя из видгаров.

Вайяна вошла в ярко освещенный коридор. Видгары ненавидели темноту. Силу им давало солнце и огонь. Коридор вывел её к резной двери. Вайяна постучала, и из-за деревянной преграды раздался короткий приказ войти.

Королева стояла, облокотившись о спинку высокого кресла. Её прямая спина и гордо расправленные плечи всегда вызывали желание склониться в почтительном поклоне. Но королева никогда не любила церемоний. Ей уже, наверное, тысяча лет. Королевскую фигуру до пояса закрывают иссиня-черные волосы, вьющиеся мелкими кудряшками. Янтарно-медового цвета глаза в сочетании с алебастровой кожей, составляли необычный, но по-своему притягательный дует.

Королева задумчиво посмотрела на вошедшую девушку, указала жестом на стул. Вайяна повиновалась. Села, но не решилась облокотиться, её в который раз сковала знакомая робость.

— Ты пришла, — не поворачиваясь в её сторону, сказала королева.

— Вы звали, — склонилась в полупоклоне Вайя.

— Да, конечно.

Королева опять замолчала. Вайяна заставила себя нарушить тишину.

— Снова приступ?

— Да, — глухо ответила женщина, — но я не для этого пригласила тебя, — она замолчала на мгновение. — Ты свободна, Вайяна, можешь возвращаться в Симфонию.

Свободна! Сердце Вайяны быстро застучало в радостном волнении. Свободна?!

— Но… если я уйду, кто же залечит душевные раны вашего племянника, — обязательство и долг заговорили в целительнице.

Королева грустно посмотрела на неё и пожала плечами.

— Нет смысла больше. Уже пятую сотню лет его рассудок блуждает во мраке. Никто не может вернуть его в наш мир, — она отошла к окну и облокотилась о подоконник. — Я смирилась с этим. И устала сохранять ему жизнь. Вчера он в припадке сломал прутья клетки, покалечил десяток людей и изнасиловал совсем молодую девочку. Она не была тенью. Я не имею права больше оставлять ему жизнь и удерживать тебя.

Вайяна понимала, что возможно это ее единственный шанс снова увидеть Симфонию, но она бы не была хилфлайгоном, если бы не сказала:

— Я с радостью останусь рядом с вами.

— Я знаю, что останешься, но не с радостью, — повернулась к ней королева. — Тебя только долг удерживает в этом мрачном неприглядном мире. И ты выплатила его сполна. Я подобрала тебя в лесу не для того, чтобы сгубить в этом мраке. Возвращайся в Симфонию и живи.

— А вы?

— Я, — королева криво усмехнулась. — Моя жизнь закончилась, когда из видгаров вернулся только мой племянник, обезумевший в бою. Мрак тяготит меня. Но стоит мне уйти, проклятие «царства теней» обрушится на Симфонию. Уходи, я позову тебя, если будет нужно.

Вайяна несмело поднялась и упала на колено.

— Благодарю вас, госпожа…

Королева бесшумно подошла. Её руки подняли Вайяну и крепко прижали к груди.

— Какая я для тебя госпожа, девочка моя? Была бы я только ею, ты бы осталась здесь навечно. Иди в мир людей, наслаждайся солнцем и свободой. А я изредка буду наблюдать за тобой через портал, и радоваться твоему счастью.

Вайяна не смогла сдержать слез. Королева заменила ей мать, научила магии, о которой сама знала из книг, любила её.

— Я не хочу наслаждаться жизнью, когда вы заключены во мраке, — ее изящные ручки сжались в кулачки, на лице проступило решительное выражение.

Королева поцеловала её в лоб и взмахом руки открыла портал, похожий на крестообразную рану в пространстве, отороченную языками пламени.

— Ступай. Пусть Милостивый хранит тебя, а я попрошу Пылающего защищать твою спину.

Вайяна не хотела уходить, пришлось королеве толкнуть её в портал.

Девушка упала на траву, зеленеющую под ласковым весенним солнцем. Портал медленно затягивался. Вайяна сквозь слезы не сводила глаз с грустной улыбки королевы видгаров, пока рана в пространстве не затянулась окончательно.

Вайяна ещё долго орошала траву слезами, но свежий ветер, теплое солнце и негромкие голоса птиц не могли оставить её равнодушной. И этот запах свежего леса, омытого дождем — запах свободы. Она могла вернуться в мир, в котором гостила недавно. Вернуться к друзьям и к нему… Она могла жить, а не только исполнять долг.

И это прекрасно! На ее лице появилась улыбка. Вайяна поднялась. Оправила простое коричневое платье и засмеялась, закружилась, поднимая руки к солнцу. И дышала не спертым воздухом «царства теней», а ветром, свежим воздухом предков. Свободна! Скорее в замок, к жизни…

Бодрым шагом она пошла на юг. Пусть идти несколько дней, но дорога к счастью того стоит.

Вайяна не успела пройти и пару шагов, как услышала плач. Мягкий женский голос взывал о помощи. Жертвенная натура целителя неба тут же направила на зов. Как же приятно начинать день свободы с помощи кому-то.

Миновав старые деревья, Вайяна вышла на небольшую поляну. Девушка со странными синими волосами, плакала над неподвижным мужским телом. Вайяна чувствовала, что парень ещё жив. Она присела рядом, легко коснулась её плеча и мягко сказала:

— Я — хилфлайгон и могу помочь.

— Пожалуйста, — только и смогла выдавить девушка.

Вайяна наклонилась над раненым, провела руками над телом. В нем едва теплилась жизнь. Руки сами заскользили над ранами. Кровь тут же сворачивалась, разорванные ткани срастались, повинуясь магии исцеления. Мужчина судорожно вздохнул, значит, вскоре откроет глаза.

Вайяна с интересом посмотрела на его лицо и ахнула от изумления:

— Лер! — вскрикнула она.

— Вайя?! Ты до демонов вовремя, — на одном дыхании выпалил исцеленный Лерон, узнав свою спасительницу.

Глава 12

Как оказалось фивирет, спасая их от демона, открыл портал почти на край Симфонии, к границе между Речным источником и Озерным краем. Ругаясь и поминая всех демонов Бездны, Лерон в сопровождении уже двух девушек полдня добирался до ближайшего портала. Пришлось незаконно пересечь границу чужого домена, но это было лучше, чем шляться по землям, принадлежащим замку, рискуя нарваться на вражеские отряды и попасть в плен.

После магического исцеления дико хотелось есть. Руки дрожали от близкого знакомства со смертью. Давно ему так не доставалось. Магистра передергивало, когда вспоминал адскую боль от нанесенных ран. Лерону крупно повезло, что именно это время и путь выбрала Вайяна, чтобы вернуться в замок. Он пригласил целительницу погостить во дворце Королевского величия и та благосклонно согласилась.

На Крис пытался вообще не смотреть и не анализировать свои чувства и эмоции по отношению к странной принцессе.

К вечеру они добрались до «королевского двора». Ранер встретил сюзерена молча, лишь только удивленно поднял бровь, увидев еще одну спутницу магистра. Язвительная фраза хотела вылететь из его рта, но под строгим взглядом целительницы воин стушевался. Молодой магистр собирался выделить Вайяне комнату на своем этаже, но девушка отказалась и попросила поселить ее в деревне. Понимая, что если срочно не поест, то потеряет создание, как девица, Лерон поручил заботу о целительнице Ранеру и приказал подать ужин.

Крис молча следовала за Лероном в его покои. Во время ужина принцесса ни разу не подняла глаз. Задумчиво ковыряла вилкой в тарелке и то и дело закусывала губу, о чем-то напряженно думая. Лерон даже не подумал о том, чтобы поселить ее в другой комнате. Он быстро съел все подчистую и молча пил вино, изредка поглядывая на присмиревшую девушку.

Мысли, как назойливые мухи, жужжали в голове. Он не мог сосредоточиться ни на одной из них. Не мог понять собственного поведения сегодня. Зачем бросился под удар демона, стоял насмерть, чтобы спасти жизнь обычной пленнице? Ему никогда не был свойствен такой героизм, вернее, дурость. Если бы Вайя не оказалась поблизости, то у «королевского двора» появился бы новый магистр. Надо же, чуть сам не совершил то, о чем мечтали его враги. Не понимал так же, как ему удалось одолеть демона, что на время завладело его сознанием, и почему принцесса с такой радостью встретила его исцеление?

Гнев и раздражение по отношению к принцессе рассеялись. Злиться на того, кого так яро защищал на озере Мрака было по крайней мере странно.

— Крис, — тихо позвал он.

Девушка несмело подняла взгляд.

— Почему ты не оставила меня умирать? — задал Лерон тревожащий вопрос.

— Ты спас мне жизнь…

Какой логичный вывод. Идиотская натура, ненавидящая любого рода чувства, тут же вылезла наружу.

— Можешь поверить, не нарочно, — фыркнул он.

Крис только загадочно улыбнулась, и сердце пропустило удар. Лерон послал неуместные эмоции куда подальше.

— Ты поступила глупо. Нужно было уходить, тогда ты бы была свободна.

Но принцесса решила его добить и спокойно ответила:

— Я не хочу уходить. Наоборот. Я хочу остаться здесь не как пленница.

— Хм… — магистр чуть не подавился вином.

Эта девушка точно смерти его хочет. Странная! Боги, за что ему это? И почему он до сих пор не распорядился поселить ее отдельно от себя?

— А Дэниель против не будет? — ехидно прищурился он.

Крис подняла бровь и ответила:

— Я не его подданная. И не участвую в вашей войне.

— Вряд ли он так думает, принцеска, — рассмеялся Лерон.

— Так мне можно остаться? — спокойно вернулась к прежней теме Крис.

Лерон нахмурился. Все что происходило, было странным и неправильным. Пленница, которая просит оставить ее в месте заключения, он сам, закрывающий врага собой. Принцесса симфов оказалась ходячей проблемой, владеющей странной магией и приманивающей демонов из Бездны. Но отпускать он ее не собирался.

— А я разве тебя отпускал? — хмыкнул магистр. — Ты моя пленница, как и раньше. Так что твой каприз удовлетворен. Подумаю, может, и вторую часть выполню, — похабно ухмыляясь, закончил он.

Крис посмотрела непонимающе. Лерон продолжал улыбаться и намеренно пробежал по её телу раздевающим взглядом. Принцесса покраснела, опустила глаза и едва слышно ответила:

— Я не это имела в виду.

— Я так и понял, — хмыкнул он.

Интересно, она вообще понимает, что спать им опять предстоит в одной постели? Еще утром съездила ему по лицу за невинный поцелуй, с теперь ее высочество благосклонно решила остаться в «королевском дворе». Одолжение ему прямо сделала.

Бесит! И волнует…

Лерон оставил кубок в сторону, поднялся, подошел и положил руки девушке на плечи, принцесса вздрогнула. Он легко убрал синие пряди волос, наклонился к уху. Ноздри защекотал сладкий запах ванили. Божественный аромат, в который влюблен с детства. Лерон даже забыл, что хотел сделать. Губы сами коснулись белоснежной кожи. И от одного прикосновения по телу пробежала дрожь. Всезнающий, как хотелось…

Лерон резко выпрямился и громко выругался. Да что за напасть такая?! Магия искушения чистой воды, но, Карающий, его магия. Принцеска даже не подозревала что делает, недаром же уставилась на него такими удивленными глазами. Он бы сам на себя, как на сумасшедшего смотрел. Шумно выдохнул, успокоился и с наигранным безразличием сказал:

— Не нужно возводить меня в ранг героя. Разочаруешься. Я по глупости спас твою жизнь. Но это не значит, что сделаю что-то ещё ради тебя.

Он налил в кубок вина, залпом выпил. И, с громким стуком поставив посуду на стол, практически выбежал из собственной спальни.

«Может, какие дела остались? Нужно срочно всё решить, сегодня же», — так Лерон оправдал бегство из комнаты. Но в такое позднее время главный зал уже опустел. У дверей маялась бездельем стража. Ранер и ещё трое воинов играли в кости в дальнем углу.

Лерон жестом подозвал илара. Ранер отдал честь и вопросительно посмотрел на сюзерена.

— У тебя есть вести из замка? — сразу же перешел к делу Лерон.

— Пока тихо, — развел руками воин.

— Свяжись с нашим человеком. Мне нужны подробнейшие сведения о нашей пленнице. Кто такая, откуда, какое положение занимает в замке. И вообще собираются ли её забирать?

Ранер кивнул. И, оценив удрученный вид сюзерена, решился спросить:

— Проблемы с ней? — рожа расплылась в ухмылке.

Лерон только махнул рукой. Но видимо вид у него таким озадаченным, что Ран не стал хохмить и только серьезно ответил:

— Завтра же всё узнаю.

Молодой магистр кивнул и направился к двери, но Ранер его остановил:

— Господин…

Илар топтался на месте и нервно сжимал кулаки.

— Говори, ради Всезнающего…

— Я насчет Ванора.

Лерон недовольно поморщился, но решил послушать.

— Он всё осознал. И кается. Позволь ему вернуться. Он же никогда не предавал тебя. А эта девчонка… Ну, сглупил, с кем не бывает.

Злость на выходку илара уже прошла. Если подумать то Лерон сам, как полнейший придурок, повелся на уловки девчонки и поперся с нею на озеро Мрака, чего уж о Ваноре говорить. Но вот так сразу принять с распростертыми объятиями своего соратника молодой магистр не мог. Как не крути, илар его предал. Хочет прощения — пусть заслужит.

— Ванора я не могу вернуть, — поджав губы, ответил Лерон. — Хотя, если он докажет свою верность, то… — развел руками. — Всё зависит только от него.

— Я понял, — илар повеселел. — Спасибо, господин.

— Возвращайся к игре.

— Лер, ты куда на ночь глядя? — тут же включил Ранер режим телохранителя.

— Недалеко. Сопровождать не нужно.

Лерон прошел через главный зал, миновал длинный коридор и вышел на улицу. Его встретила тишина летней ночи и трели сверчков.

Невдалеке от дворца виднелись очертания деревни, окна почти не светились. Жители рано ложились спать. Полный сует и тревог день начинался с рассветом. Сейчас сбор урожая в самом разгаре, все уставали до захода солнца. И ещё эта война. Хотя крестьяне научились её не замечать. Их мало касались свары сюзеренов, битвы сюда не докатились. Уже сто пятьдесят лет кипели у границ и не решались перейти черту. Это только у воинов кровь лилась рекой, смертей не перечесть. А в деревнях горе только, если урожай вытоптан, сожжен. Приходили тогда на жалобу к сюзерену, и Лерон расходовал алмазную пыль, чтобы создать еду на источнике, оплачивая длительную войну хлебом и благосостоянием. А потом оправлял новую партию рабочих на алмазные копи, где люди мрут, как мухи. И семьи погибших проклинали магистра. Вот так война заползала и в крестьянские дома.

Лерону повезло стать магистром в богатом домене. Южное расположение Озерного края и большое количество водоемов, сделали его земли плодородными. На полях «королевского двора» росли и зерновые, и корнеплоды, а так же лен и хлопок. Имелись в его большом хозяйстве и фруктовые сады, и шикарные виноградники. «Королевский двор» славился своим вином на всю Симфонию. Еще в его домене было достаточно леса, и даже имелось месторождение меди и железа почти на границе с Долиной Водопадов. Но самое главное: на его территории четыре алмазные шахты. «Королевский двор» получал в месяц алмазной пыли больше, чем все остальные домены вместе.

Сверкающая магическая пыль давно стала в их мире средством платежа, и Лерон по праву мог себя назвать самым богатым магистром Симфонии. Поэтому можно было понять, почему его так упорно пытались убить собственные лорды, до того, как он надел кольцо. Каждому хотелось получить доступ к таким богатствам.

Речной источник считался таким же самодостаточным доменом, как и Озерный край. По территории — самый большой домен Симфонии, половину земель покрывали леса. Полноводная река, впадающая в Озеро Мрака, позволила развить рыболовство. Хватало и плодородных земель. А гористая местность на востоке, подарила несколько ценных рудников. В Речном так же процветало животноводство. Симфония была ограничена со всех сторон и не сообщалась с внешним миром, поэтому живности водилось мало. И охота была строжайше запрещена. Домашних животных холили и лелеяли. На памяти Лерона был даже принятый на всеобщем совете запрет на год употреблять мясо, как результат повального мора скота и резкого снижения численности. Сейчас ситуация выровнялась, хотя мясо на столе до сих пор являлось привилегией власть имущих.

Болотная пустошь практически не имела собственных ресурсов. Заболоченная местность не позволяла выращивать продовольствие в нужном объеме. Но и они нашли товары на продажу: менялись на уголь и торф. А на небольшом участке плодородной земли развели шелковичные сады, выращивали тутового шелкопряда и торговали драгоценной тканью.

Долина Водопадов Лютины отличалась гористым рельефом, поэтому всегда испытывала недостаток в продовольствии. Зато могла похвастаться большим количеством металлических руд, залежами драгоценных камней. Там процветали самые богатые гильдии шахтеров, ювелиров и оружейников. В ближайшем месяце Лерону предстояло заказать в Лютине поставку железной руды, так как на военные нужны скромных запасов «королевского двора» не хватало.

Молодой магистр тяжело вздохнул, размышляя об интересах домена и устройстве их закрытого мира. Те, кто заключил их в этом мире много лет назад, снабдили Симфонию всем необходимым, а после отрезали все пути сообщения с внешним миром, окружив горами и непроходимым лесом. На севере по рассказам смельчаков Болотная пустошь обрывалась ледником, а на юге Озерный край переходил в пустыню.

В ближайшем деревенском доме горел свет. Вайяна, видимо, ещё не ложилась. Вот уж поистине человек, не знающий ужасов войны. Она просто не замечала её кровавых последствий, всех любила, всем готова помочь. Такая не предаст. Вайе чуждо само понятие. Ноги сами понесли его к невысокому деревянному дому. Он постучался и замер в ожидании.

— Входите, — ответил мягкий голос Вайяны.

Лерон вошел и застыл на пороге. Перед этой девушкой его всегда сковывала робость. Вайяна казалась нереальной и волшебной. Нежная, хрупкая, способная любить весь мир. И мир просто не имел права не ответить ей взаимностью.

Вайя переоделась в платье из голубого шелка, от этого её синие глаза засияли ещё ярче, отражая такую несвойственную их миру доброту. Воздушные, как белое облако, волосы накрывали едва прикрытые платьем плечи. Она поправила их рукой, и мягкий свет ладоней привел его в почти божественный экстаз. Настоящая богиня спустилась к ним с небес в облике обычной девушки. А ее дар… Лерон никогда больше не встречал целителей способных вылечить одним прикосновением, пусть и хватало в Симфонии умелых лекарей, которым не чужда магия. Вайя отличалась от всех необъяснимой жертвенной добротой. С улыбкой и любовью исцеляла каждого нуждающегося. Все, кого коснулись её целительные руки, ощущали эту странную любовь и не могли не ответить тем же.

Но Вайя — это нечто другое. Лерона не покидало ощущение, что она не человек. О, Всезнающий, в эту девушку они все когда-то были влюблены до безумия, но она выбрала спутника сама.

— Ты в смятении? — нарушила молчание Вайяна, протягивая ему руки и добродушно улыбаясь.

Он с благоговением сжал в своих ладонях ее изящные тонкие пальчики.

— Я не решаюсь и слова сказать богине, — промямлил он пафосную ерунду.

Язык будто присох к горлу. Девушка рассмеялась, так звонко и чисто, без издевки и сарказма, просто радовалась его приходу и словам.

— Лер, ты всегда говоришь глупости, — легко ударила его по плечу ладонью. — Но у тебя это получается так прекрасно, — кокетливо добавила она. — Ты и дальше будешь стоять у порога?

В ответ он подхватил девушку за талию и закружил, вызвал очередной взрыв смеха.

— Отпусти, — улыбаясь, ударила Вайя его по плечам.

— Ты моя спасительница! — торжественно провозгласил Лерон и еще раз покружил ее. — Если бы не ты, я уже был бы в Бездне.

Он поставил девушку на пол и припал на одно колено.

— Я у ваших ног… готов исполнить любое ваше пожелание, госпожа, — и он, улыбаясь, склонил голову.

— Ну, тебя, — хмыкнула Вайя. — Как был шутом, так и остался.

— Я, между прочим, могу и обидеться, — подмигнул ей Лерон, поднимаясь с колен.

— Да, ну, — она не переставала улыбаться. — И давно ты такой обидчивый стал?

Лерон пожал плечами, вошел в комнату и сел на предложенный табурет. Даже в грубой обстановке деревенского дома Вайяна казалась королевой.

Девушка начала накрывать на стол.

— Меня тут кое-чем снабдили. В деревне такие милые жители. Я исцелила нескольких. У старосты подлечила спину, сняла жар у его внучки, — щебетала она, расставляя тарелки и кружки.

А Лерон подумал, что она похожа на птицу и ей очень пошли бы крылья, которых лишены хилфлайгоны-полукровки.

— Тебе же нельзя исцелять природные болезни, — резонно заметил он, вспоминая ее же рассказы.

Но Вайя только рукой махнула и опустилась напротив в старое потертое кресло.

— Это такая ерунда. Я же не смертельные.

Девушка улыбнулась и налила ему вина в простую деревянную кружку.

— Неразумно тратишь энергию, — буркнул магистр.

— Не говори так, они довольно милые люди. Как им не помочь.

Лерон брезгливо взял кружку, недовольно её осмотрел.

— Сдалась тебе эта деревня. Я бы устроил тебя со всеми удобствами во дворце.

— Я не люблю роскошь. Здесь мне хорошо и уютно. Ты один?

Лерон не решился пробовать вино. Вряд ли крестьяне пьют что-то путное. Поставил на грубо сколоченный стол и едва не загнал занозу в палец. Невероятно удивился ее вопросу.

— С кем же я должен быть? — непонимающе моргнул.

Может она Ранера имеет в виду? Илару она точно понравилась, Лерон видел, как друг стушевался и смутился. Хотя для Рана тут без вариантов — сердце Вайи давно занято. Но целительница его удивила вопросом:

— А твоя вторая половинка?

Лерон непонимающе захлопал глазами и всё-таки случайно уколол палец острым сучком.

— Ну, та девушка, что так убивалась над твоим телом?

— Ты о Крис? — дошло до молодого магистра. — Она моя пленница, — буркнул Лерон, вытаскивая колючку из пальца.

— Пленница? — нахмурилась девушка. — Расскажи, — попросила Вайяна и подперла голову ладонями, приготовившись слушать.

Лер никогда не мог противостоять ее неуемному любопытству. Слова сами полились. Вайяна хорошо разбиралась в человеческих душах. Лерон поведал ей всё, даже о непонятном влиянии Крис, о её магии и о том, почему сбежал из комнаты. Целительница молча слушала его, изредка откусывая от краюхи черного хлеба, запивая молоком из кружки. А когда, словесный поток иссяк, спокойно посмотрела на него и заметила:

— Может, она тебе просто понравилась? И никакой магии нет и в помине?

Лерона такой разумный вывод ошеломил. Он даже забыл о раздражающих неудобствах и заерзал на стуле.

— Нет, это не так, — отрезал он.

— Почему же? — улыбнулась Вайя. — Крис милая и обаятельная девушка. И к тому же к тебе, кажется, неравнодушна. Запросто можно влюбиться.

Лерон фыркнул. Попытался возразить, замолк, рассматривая что-то на дне своей кружки. Чувствовал кожей проницательный взгляд Вайяны. И все же ответил:

— Я чувствовал магию.

Девушка только мягко улыбнулась.

— Ну, тебе лучше знать, конечно, но я, когда влюбилась, тоже считала чувства магией.

Лерон недовольно поморщился.

— У нас разные ситуации, — начал заводиться мужчина.

Но Вайяна примирительно улыбнулась и просто сказала:

— Ладно, оставим это. Я так давно не была здесь. Расскажи, что сейчас творится в Озерах. Как ты стал магистром и как там Дэниель, Лестер и Алард?

— Я не знаю. Мы не общаемся, — ответил Лерон, опуская глаза.

Он ожидал и опасался, что рано или поздно разговор перейдет к этому. Вайяна такой нежный и добрый человечек она просто не поймет. Изучал крышку стола, не решаясь поднять на нее взгляд.

— Да, конечно, — задумчиво пробормотала она, — война продолжается. Но почему вы не заключите мир? Вам, наверное, тяжело воевать друг с другом.

Вот что ей сказать на это? Тяжело… Бездна и все ее демоны!

— Вайя, всё очень изменилось. И мы изменились… — он выдохнул. — Воюем с большим удовольствием и мечтаем друг друга уничтожить. Они даже больше, наверное.

— Но почему? — в ее голосе удивление и боль, а Лерон так не хотел ее огорчать.

— Потому что я стал настоящим мерзавцем, — разозлился он. — И мне это нравится.

— Не наговаривай, — не позволила ему обвинить во всем себя девушка. — Я никогда в это не поверю.

— И зря.

Гость изучал крышку стола, машинально чертил своеобразные фигуры на ней, совсем позабыв о сотнях колючек, подстерегавших его пальцы.

— Я заметила на твоем теле множество шрамов. Магических, конечно. Ты трижды применял руну Соулу, значит, был при смерти. Что произошло?

Лерон только махнул рукой, хотя вспомнил все свои ранения и поморщился.

— Меня столько раз ранили, что уже и не помню.

Но Вайяна не позволила ему солгать. Посмотрела строго, как врач на непослушного пациента. Отставила кружку с остатками молока и тарелку. И с укором заметила:

— Ты мастер темного боя и вряд ли позволяешь себя ранить так просто. Шрамы получены в одно время. Такое ощущение, что тебя чуть не разорвали на куски. Расскажи.

— И охота тебе слушать о моих ранениях? Очень приятная тема.

— Расскажи, — потребовала Вайяна. — Я — целитель, мне нужно это знать.

Лерон знал, что она не отстанет, поэтому, не поднимая головы, начал рассказ:

— Меня захватили в плен. Пытали, надеясь выведать имя будущего магистра. Когда уже был не в состоянии говорить, меня оставили умирать в подвале замка. Тогда я первый раз применил Соулу. По крайней мере, так думаю, так как у меня провал в памяти образовался.

Вайя мягко накрыла его руку ладонью. Лерон не поднимал головы, не желал видеть жалость и сочувствие. А Вайя сейчас жалела его, искренне, как умела только она. И этой искренности ему нечего противопоставить, он так давно не доверял кому-то целиком и полностью.

— Как Алард допустил это? — в её голосе удивление и неверие.

Лерон мельком взглянул на её одухотворенное лицо девушки и не решился рассказать о самом черном предательстве в его жизни, чтобы не разрушать идеальный образ лорда. Пусть хоть кто-то верит в сказки и не знает жестокой правды жизни. Именно Алард тогда заманил его в ловушку.

— Так получилось, — развел он руками.

Вайяна понимающе кивнула.

— А второй раз?

— Ты действительно хочешь это знать? — ну какой интерес слушать о его ранениях.

— Конечно. Как целителю мне больно видеть подобные шрамы, особенно если они на теле дорогого мне человека.

Лерон слабо улыбнулся. Все же приятно быть в списке дорогих ей людей. Нежная и светлая девочка. Алард определенно не заслужил такого счастья. Вайяна ждала его рассказа, он выпрямился и принялся говорить:

— Кольцо выбрало меня. Это многих не устраивало, я был обречен. Если бы им удалось меня убить до смерти бывшего магистра, то судьба кольца осталось бы в руках людей. На нас напали у озера Мрака, всё войско замка. Илары успели толкнуть меня в портал. А у дворца уже поджидали свои с обнаженным оружием, — он прервался, вспоминая ту бойню, сглотнул. — Мне пришлось применить темный бой. Я очень многих убил в тот день, но и сам пострадал. Вернулся к озеру Мрака, но с такими ранами, что едва мог передвигаться. Иларам как-то удалось отбить меня и бежать. Это был второй раз исцеления руной.

Вайяна пораженно ахнула. Лерон никому не рассказывал этой истории. Подробности о том периоде знали только Ранер и Ванор, которые участвовали в бою. Они тащили потерявшего сознание будущего сюзерена, прыгая по порталам и унося его на край Симфонии. А в это время остальные илары умирали на Озере Мрака, чтоб за ними не отправились в погоню. И их убили всех. Некоторых взяли в плен и демонстративно казнили после.

— Мне жаль, — пробормотала девушка. — Прости, мне, наверное, не нужно было спрашивать.

— Это уже в прошлом, — он залпом выпил кислое вино, так как привычно запело в груди, и закончил рассказ.

— Почти полгода мы скитались по Симфонии, постоянно сражались. Все мои илары кроме двоих умерли из-за меня. Я сбежал из-под опеки Ранера и явился в «королевский двор», где с боем получил кольцо. Когда надел его, уже был при смерти. Если бы не темный бой и клинки, меня бы разорвали на части, как ты выразилась. Я закрыл глаза и едва остановился, когда лорды сложили оружие и признали меня сюзереном. Если бы убили — не видать им кольца как своих ушей. Какая разница, я же умирал, — Лерон хмыкнул. — Они не учли только то, что ещё одна Соулу у меня осталась. Так я стал магистром, но любая собака меня здесь ненавидит и боится. Войско ещё более-менее лояльно, но лорды мечтают избавиться, так же как и враги. Вот такая история, — развел он руками и искоса глянул на собеседника.

В глазах Вайяны алмазными капельками застыли слезы. Ее чувствительной натуре не понять такой жестокости. Казалось, она едва удерживается от того, чтобы подскочить к нему и обнять.

— Почему ты не бросишь всё и не вернешься в замок? — дрожащим голосом спросила девушка.

У неё всегда всё так просто. Даже невдомек, что люди могут предавать и ненавидеть.

— Я для замка злейший враг и они для меня тоже.

Вайяна долго молчала, обдумывая его слова. Лерон искоса посмотрел на её озадаченное лицо. Не понимает. Она знает совсем другую историю и не может предположить такого финала.

— Чушь! — решительно отрезала она. — Ты прекрасно знаешь, что вам нельзя быть врагами. Алард же всё тебе объяснил. А когда Дэниель и Лестер получат кольца, вас станет четверо…

Но Лерон не дал ей договорить.

— Дэниель — магистр замка, а Лестер — лорд, — прервал ее на полуслове. — Но это ничего не меняет. Единственное, что я чувствую — их ненависть. Вайя, тебя очень долго не было.

— Я уже поняла, — закусила губу девушка. — Наверное, меня ждет прохладный прием в замке.

— Этого я не знаю, прости. В любом случае двери моего дворца для тебя распахнуты. Ты вольна выбирать. Но для меня всегда будешь другом, даже если выберешь другую сторону.

Девушка грустно улыбнулась ему. А Лерон почувствовал себя виноватым в том, что испортил светлой целительнице настроения, отравил своими бедами и ненавистью.

— Тебе нужно отдохнуть, я пойду, — поднялся он, почувствовав неловкость. — Приглашаю тебя утром позавтракать со мной. Во дворце найдется что-нибудь получше молока и черного хлеба.

Вайя улыбнулась и кивнула, принимая его предложение.

Глава 13

Лерон проснулся оттого, что кто-то осторожно гладил его по щеке. Приоткрыл один глаз. Принцесса присела рядом с креслом и с интересом изучала его лицо. Одной рукой поправила одеяло. И снова несмело коснулась щеки. Его окружил аромат ванили. Раньше он всегда мечтал так просыпаться. От легкой ласки и любимого запаха.

Сон ещё не отпустил полностью. Лерон лавировал между реальностью и жаркими ночными видениями, которые и заставили его перебраться в кресло. Но и здесь Крис решила не выпускать его из плена магии искушения, которую непонятно каким образом обратила на него самого. Он больше не мог противиться её одуряющему влиянию. Да и зачем? Лерон схватил ладонь принцессы. Крис вздрогнула, но тут же расслабилась, когда он легко коснулся пальцев губами. Одной рукой скинул одеяло и потянул на себя. Девушка упала ему на колени, он тут же прижал её к груди и жадно поцеловал. Крис попыталась его оттолкнуть, но он только сильнее сжал объятия, лишь на мгновение оторвался от губ и хрипло прошептал:

— Поздно отступать. Ты уже наигралась, теперь моя очередь.

Крис что-то хотела ответить, но он не собирался слушать и уговаривать. Магия искушения накинулась на принцессу, и вместо слов из приоткрытых губ вырвался только стон. Лерон хмыкнул и вернулся к поцелую. Тело обдало жаркой волной, разум уступил место жгучему желанию и Лерон потерялся в его волнах.

А дальше — провал в памяти. Он непонимающе смотрел на илара, который что-то ему говорил. Сквозь пелену магии не мог понять слова.

— Простите, господин… — успел разобрать Лерон и почувствовал ощутимый удар в челюсть.

Резкая боль отрезвила. Заорал, как ненормальный. Едва не кинулся в драку, но вовремя остановил руку и с удивлением осмотрелся. По комнате разбросана одежда, подушки и одеяла на полу. Сам он в одних брюках стоит посреди разгрома. Принцессы нет.

— Где Крис?

Ранер хмыкнул.

— Убежала в уборную, как только я появился. Она была не совсем одета.

— Карающий, какого ты вообще зашел?

— Я постучал. Ты вроде разрешил. Я только приоткрыл дверь, девчонка тут же дернула. Ну, а ты был несколько не в себе.

Лерон недовольно поморщился, представив, что творил под действием магии искушения.

— Насколько?

Илар не смог сдержать смешок, но не решился, видимо, описать состояние магистра. Ограничился нейтральным ответом:

— Сильно не в себе.

— Карающий! Я скоро с ума сойду так, — схватился за голову молодой магистр.

Ранер вовсю потешался.

— Перестань скалиться, а то вобью зубы в глотку, — рыкнул Лерон на илара, осадив соратника.

Ранер пару раз хмыкнул и с трудом принял серьезное выражение лица.

— Так может пора… если она так настаивает, — рассмеялся Ранер. — Что ты как девственник ей-богу.

— Если бы некоторые не врывались без стука, — пробормотал магистр, натягивая рубашку.

— Ну, прости, что помешал.

— Наоборот, даже хорошо, что помешал, — задумчиво ответил Лерон. — Она, как зеркало. Я её очаровываю, она — меня. Если бы не ты, я бы потом бегал за ней как собачка. Магия искушения — подленькая штука.

Он поднял с пола тунику, надел и обернулся на месте, разыскивая пояс. Ранер снял его со спинки кресла и с усмешкой протянул сюзерену. Лерон послал ему убийственный взгляд, но пояс забрал.

— Ты сам чего хотел в такую рань?

— Выполняю твой приказ. Я вышел на связь с нашим человеком в замке.

— И?

— Она настаивает на личной встрече.

— Так иди уже к своей любовнице и узнай чего-нибудь о нашей пленнице.

Ранер кивнул.

— И пришли кого-нибудь прибраться. С завтраком поторопи. Пусть на троих накроют.

— Я уже перебрался в разряд личного слуги?

Лерон недовольно на него посмотрел. Взял со стены пояс с клинками в кожаных ножнах.

— Ты ждешь, «пожалуйста»? Не дождешься. Хороший ты будешь илар, если твой сюзерен подохнет от голода.

— Девчонка тебя быстрее обработает, — хмыкнул Ранер и поспешил к двери, пока ножны не полетели ему в голову.

Лерон выругался себе под нос. Только Ранер всегда позволяет себе зубоскалить в его адрес. И пусть, хоть немного человеческого общения среди всех этих «да, господин… слушаюсь, господин…». Что там принцеска так долго?

— Крис! — заорал он.

Девушка несмело приоткрыла дверь и вернулась в комнату. На ней темно-синее простое платье, а была, кажется, в зеленом. Наверное, он чего-то сотворил с её одеждой.

Она остановилась у двери и не решалась посмотреть на него. Лерон подошел, грубо поднял ей голову за подбородок, заставил смотреть себе в глаза.

— Это было подло, — сказал он.

— Ты сам виноват. Это была твоя магия, — огрызнулась Крис.

— То есть я сам её на себя натравил? — поднял одну бровь Лерон.

— Я — симф, мы отражаем любое магическое воздействие, — скривилась принцесса. — Я даже не училась, это всё наследственность.

Крис вовсе не выглядела виноватой, хотя взгляд отвела. Лерону стало стыдно за вспышку гнева. Он убрал руку и примирительно сказал:

— Ладно. Приберись тут. Скоро завтрак принесут. Я хоть не покалечил тебя?

Девушка покачала головой и послушно принялась за уборку.

Лерон откупорил бутылку вина, налил в кубок и упал в кресло. Беда в том, что магия искушения оставляет стойкий след. Если цель не достигнута, очарованный всегда искал продолжения. Что хуже даже слепой рабской покорности, если пойти у магии на поводу. Вот и сейчас вид двигающейся по комнате Крис вызывал у него совсем не невинные мысли.

— А если я не буду применять магию? — спросил он, потягивая вино.

— То будешь себя полностью контролировать, — не оборачиваясь, ответила Крис.

— А ты согласишься разделить со мной постель?

Крис явно не ожидала такого вопроса. Застыла посреди комнаты с подушкой в руках, мило покраснела. Но все же ладошки сжались в кулачки, а в глазах засверкали искорки гнева:

— А ты не обнаглел? Травишь меня своей магией, а когда зубы обломал — решил по старинке.

— Крис, Крис, — покачал головой Лерон, поднимаясь на ноги и медленно приближаясь к девушке.

Принцесса почувствовала от него угрозу и выставила вперед подушку. Но для Лерона это не было преградой, он быстро лишил девушку защиты и дернул за руку на себя, ловко поймав в объятия.

— Тебе не говорили, что лучше не дерзить тому, кто взял тебя в плен? — зашептал он, склоняясь к уху.

По телу Крис пробежали мурашки. Он легко коснулся губами шеи, пробежался поцелуями по щеке к губам. Девушка замерла и не шевелилась. Ладони, сжатые в кулачки, уперлись ему в грудь, но она не делала и попытки оттолкнуть.

Лерон едва-едва коснулся губ и с удовлетворением заметил, как она потянулась следом, не получив поцелуй. Мужчина ласково погладил ее по спине и прижал к себе теснее. Крис смущенно опустила взгляд, щеки покрыл румянец, дыхание ее стало более частым и прерывистым.

Лерон лукаво усмехнулся. Поцеловал властно и требовательно, одной рукой обхватив затылок, не позволяя отстраниться. Крис тихо застонала, когда поцелуй от губ переместился к шее, а рука мужчины начала искать шнуровку платья, чтобы получить доступ к груди.

Когда услышал стук в дверь, первым желанием было послать визитера к демонам в Бездну. Сейчас он мог думать только о том, как часто дышит Крис в его объятиях, какая у нее нежная кожа и мягкие губы.

— Завтрак, господин, — провозгласил слуга, распахнув дверь, и побледнел, сообразив, что помешал сюзерену.

Крис пришла в себя и покраснела, как майский костер. А Лерон выругался себе под нос и подумал, что первым сегодняшним делом будет выгнать вон слишком резвую прислугу. Но вовремя вспомнил, что пригласил Вайяну на завтрак. Да и принцесса уже освободилась из его объятий.

— Накрывай, — зло приказал он слуге и пошел в душ.

Ему срочно нужна холодная вода.

— Здесь три прибора, — резонно заметила Крис, когда он уже пришел в себя и вернулся к столу.

Девушка сидела напротив и недоуменно взирала на стол.

— Да три. Я кое-кого пригласил, — отмахнулся и про себя подумал, что если бы не это, то он бы сейчас был занят совсем другим вместе с принцесской.

Слуги уже удалились, повинуясь приказу магистра. В дверь постучали.

— А вот и мой гость, — улыбнулся Лерон и пригласил войти.

Но вместо Вайяны в комнату вошел страж, почтительно поклонился и сказал:

— Господин, там к вам двое пришли. Из замка. Требуют встречи.

— Вот как, — молодой магистр хмыкнул и покосился на Крис.

Девушка никак не отреагировала, погруженная в свои мысли.

Придется подождать с завтраком. Дэниель явился требовать принцессу.

Обычно Лерон принимал визитеров на первом этаже в приемной. Мог поделываться и принять в зале советов, показывая свой высокий статус. Но на сегодня он решил иначе. Пусть Дэниель увидит принцессу в его спальне. Он обязательно заметит накрытый к завтраку стол и небольшой беспорядок в их одежде. Довольно усмехнулся своим мыслям и не смог упустить такой шанс уязвить соперника.

— Зови сюда, — приказал он стражу.

А сам развязно расположился на стуле, но чуть не грохнулся. Быстро привел себя в порядок, надел маску насмешника и уставился на дверь. Крис недовольно нахмурилась. Магистр пока не решил её судьбу, всё будет зависеть от предложений.

Дверь распахнулась, и фигура Аларда заняла весь проход. Он опять забыл о церемониях и не пропустил вперед магистра замка. Как всегда в черном, на руках кожаные перчатки, скрывающих магические знаки. На лице ни одной эмоции, темные глаза смотрят свысока, спина выпрямлена, плечи расправлены — статуя, а не человек. Лорд никогда не выходил из себя. На памяти Лерона только два раза Алард потерял контроль.

Уже в двенадцать лет вместо того, чтобы играть с друзьями, будущий лорд штудировал горы магических книг, усиленно тренировался и поучал младших товарищей. Когда его выбрало серебряное кольцо, уже отлично владел магией кристаллов, а о магии кольца знал больше других. Поэтому не странно, что выбор волшебного украшения пал именно на него. Аларду нужно было быть магистром всей Симфонии, а не простым вассалом. Дэниель рядом с ним казался оруженосцем. И как это золотое кольцо так промахнулось?

Гости из замка застыли перед Лероном. Магистр «королевского двора» даже не соизволил подняться, и намеренно не предложил сесть. Алард осмотрелся и усмехнулся.

— Чем обязан? — не глядя на посетителей, спросил Лерон. — Я просителей до завтрака не принимаю, — сделал вид, что серебряный кубок на столе интересовал его гораздо больше гостей.

Искоса наблюдая за посетителями, заметил, что Дэниель оценил обстановку и покраснел от гнева.

— Крис с тобой всё в порядке? — услышал Лерон его озабоченный голос.

Принцесса будто намеренно опустила взгляд. Дэниель дернулся к ней, но Алард успел придержать друга.

— Принцеска, — усмехаясь, позвал Лерон Крис. — Ответь магистру, а то его удар хватит.

— Я в порядке, — тихо ответила девушка, но по её виду можно было подумать, что её тут каждый день насилуют. И, причем, не он один.

Лерон про себя выругался. Он почему-то был уверен, что принцеска — бесхитрейшее существо. Чего она добивается? Чтобы Дэниель накинулся на него? Магистр замка и так на взводе, дай только повод и не посмотрит даже, что среди врагов. Вон застыл как вкопанный, лицо стало растерянным, руки задрожали, ладонь ухватилась за рукоять меча.

— Если ты… — гневно начал он, сверля Лерона глазами.

Но молодой магистр примирительно развел руками.

— Я её ни к чему не принуждал.

Лерон прекрасно знал, как взбесит Дэна его ухмылка и ответ, который можно истолковать двояко. Было бы великолепно все-таки спровоцировать магистра замка, тогда можно и стражу позвать, и под замок посадить визитеров. И Дэниель ожидаемо попытался выхватить меч, но Алард властно опустил руку ему на плечо и даже чуть дернул назад. Лерон скривился.

— Лер, мы прекрасно знаем, что тебе необязательно применять силу в делах подобного рода, — в голосе лорда зазвенела знакомым холодом сталь. — Достаточно пустить в ход магию искушения. Но и это сейчас не важно. Я не позволю тебе измываться и ерничать. Достаточно того, что ты принимаешь нас в спальне.

— Нечего заявляться с утра пораньше, — фыркнул Лерон. — Мы с Крис даже позавтракать не успели, только проснулись.

Как приятно наблюдать за бессильной яростью Дэниеля. Может беднягу все же хватит удар на радость магистру «королевского двора».

— Прекрати измываться, — приказал Алард.

— Интересно, как ты собираешься мне помешать? — тут же взвился Лерон. — Лестера здесь нет, чтобы вы могли меня убить.

Как же он ненавидел Аларда за власть над собственной жизнью. Он всех их, предателей, ненавидел. А еще друзьями прикидывались.

— У меня есть, что предложить тебе в обмен на Крис, так что давай по существу, — шумно выдохнул Алард.

— Даже так? Ну, давай, выкладывай, — благосклонно кивнул Лерон.

Вместо ответа Алард бросил на стол бархатный мешочек, задев кубок и расплескав вино по столу.

— Выкуп?! — с глупой усмешкой спросил Лерон.

Они серьезно что ли? Молодой магистр едва сдержал смех. Предлагать ему алмазную пыль, которой в «королевском дворе» больше чем везде.

— Посмотри, — пожал плечами Алард.

Лерон спокойно взял в руки мешочек, ослабил тесемки и заглянул внутрь. С трудом сдержал удивленный возглас. Артефакты! Около десятка. С чего это вдруг они так расщедрились?

— Ну, так как? — криво улыбнулся Алард.

Лерон медленно затянул тесемки, краем глаза взглянул на принцессу и кивнул.

— Забирайте, — согласился он.

Дэниель бросился, было, к принцессе. Обогреть, защитить, так сказать. Но на этот раз Крис всех удивила. Она вскочила и, буквально уничтожив магистра «королевского двора» взглядом, громко и четко сказала:

— Может, вы спросите, чего хочу я? Я не товар, чтобы мной торговать.

— Не товар, — пожал плечами Лерон. — Пленница. Я считаю выкуп достаточным. Так что, солнышко, до свидания. Как-нибудь в другой раз.

— Я никуда не пойду, — она выставила перед собой руки, защищаясь. — Вы меня не заставите. Я — принцесса симфов и сама буду решать, где оставаться.

Лерон не смог сдержать смех. Лица Аларда и Дэниеля выглядели так глупо. Они смотрели на Крис, как на сумасшедшую.

— Ты её очаровал, — констатировал Алард, сверля противника глазами.

Магистр только покачал головой, не в силах подавить приступ смеха.

— Это подло, — конечно же, не поверил лорд. — Хотя всё в твоем стиле.

Лерон пожал плечами. Пусть думает, как ему хочется. Он же всегда прав.

— Крис, — Алард немного приблизился к принцессе. — Мы тебе не враги. Лерон применил свою гадкую магию, ты просто очарована.

— Нет, — отрезала принцесса.

Лерон хмыкнул ещё пару раз.

— Похоже, придется тебя силой возвращать, — бросил он принцессе с ухмылкой.

Крис посмотрела на него с немой мольбой. Он даже улыбаться перестал. Сам озадачился ее реакцией. Ладно, если бы магия искушения подействовала. Магистр заерзал на кресле, удивленно подняв бровь. Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза. Лерон вдруг понял, что сам не хочет отпускать Крис. Девушка забавляла, да и прервали их так не вовремя.

— Я не хочу уходить, — неуверенно сказала принцесса, но опустила руки. — Не хочу, — прошептала она, глядя только ему в глаза.

Лерон заметил в них слезы и совсем растерялся. А Алард с Дэниелем и того хуже забегали глазами с принцессы на него. Нельзя ее оставлять. Слишком большое искушение. Лерон вспомнил, как кинулся ее защищать, как последний идиот, как когти демона вошли в тело. А она еще и магией эмоций владеет, мозги вывернет наизнанку однозначно. Поэтому решительно ответил:

— Ты должна идти, — получилось даже слишком резко. — Уходи, я ничего тебе не обещал и не давал повода о чем-то грезить.

Он поднялся и смело взглянул на принцессу. А Крис вдруг влепила ему пощечину.

— За что? — не удержал восклицания.

Крис сжала руки в кулаки. Глаза загорелись гневом. Тело вытянулось, как струна.

— Я уйду, — сказала она с высоты королевского величия. — Но не с вами.

Алард хотел что-то сказать, но после этих слов только поймал ртом воздух. Внимательно посмотрел на принцессу и Лерона и с усмешкой сказал:

— Тогда о выкупе не может быть и речи, — забрал мешочек со стола и затянул тесемки.

Он намеренно это сделал. Лерона ситуация начинала раздражать. Алард загнал его в угол. Мол, либо уговаривай, либо мучайся с ней до конца дней своих.

— Если выкупа не будет — останешься здесь. Только в подвале, — рявкнул он принцессе. — Сама будешь умолять Дэниеля забрать тебя.

Крис грустно улыбнулась, опустила взгляд и отошла к окну.

— Мне все равно, — прошептала она. — В подвал — значит в подвал.

Лерон растерялся. Дэниель уныло изучал пол, а Алард тихо хмыкнул себе под нос.

— Что магия искушения перестаралась? — с усмешкой бросил он озадаченному Лерону.

— Да пошел ты, — огрызнулся молодой магистр. — Ваш визит окончен. Её сиятельство не желает покидать «королевский двор».

— Можно я с ней поговорю.

Голос Вайяны прозвучал от двери. Она, видимо, какое-то время уже наблюдала за разыгравшейся идиотской сценой. А они даже не заметили её прихода.

Алард обернулся так резко, что едва не толкнул Дэниеля. Лерон никогда не видел на его лице столько эмоций: удивление, радость, недоверие, грусть, гнев и почти ненависть, а после вернулась нейтральная маска. Он не сводил взгляда с любви всей жизни, пока Вайяна о чем-то тихо разговаривала с Крис.

По Дэниелю видно было, что происходящее ему всё больше и больше не нравится. Он нервничал, топтался на месте, изредка поглядывал на всех в комнате. С мукой на Крис, с жалостью на Аларда, с радостью на Вайяну, ну и, конечно, на Лерона с ненавистью.

О чем девушки шептались у окна для Лерона осталось загадкой, но принцесса согласилась уйти. Вайя ушла вместе с ней, а магистр вернулся к остывшему завтраку. С трудом проглотил когда-то вкусные и ароматные блюда и налил себе полный бокал вина. А всё-таки весело с принцессой было. Давно его из мрачного обыденного ступора никто не вытаскивал. Он залпом выпил. В голове мелькали воспоминания, накатывала тоска. Проклятая магия!

Его меланхолию нарушил вернувшийся со свидания Ранер. С новостями или нет, но рожа довольная. Хоть кому-то повезло.

— Ты не поверишь, — закричал он с порога, забывая обо всех формальностях, видимо, новости очень важные.

— А ты начни, — без эмоций ответил Лерон, не отрываясь от бокала с вином.

— Ты даже не представляешь, какая удача, что мы взяли девчонку в плен.

Лерон не разделил его энтузиазма. Меланхолично посмотрел на друга и приподнял бровь.

— Кому удача, кому одни неприятности.

— Она — будущий магистр замка. Её выбрало кольцо.

На этот раз Лерон подавился. Ранеру пришлось несколько раз приложиться ладонью к спине сюзерена. Лерон сначала кашлял, а потом по-идиотски начал смеяться. Ранер улыбался рядом.

— Порадовал?

— Еще как, — между приступами смеха говорил Лерон. — Ты видишь перед собой самого большого тупицу на свете. А я, дурак, ещё думал, чего это Алард так расщедрился?

Ранер нахмурил брови, пытаясь вникнуть в слова магистра.

— Я что-то пропустил?

— Ага. Я несколько часов назад отпустил Крис в замок.

Глава 14

Алард молча плелся следом за Дэниелем. Его взгляд изредка останавливался на Вайяне. В голове появлялось назойливое раздражение и беспокойство. С течением времени оно усиливалось, но лорд не делал ничего, чтобы взять себя в руки. Даже не вспоминал чем это чревато и не хотел бороться с собственным сознанием за право управлять жизнью. Сердце то замедлялось до неприличия, то неслось вскачь. Мысли в беспорядке летали в голове, смешивались, причиняли боль. Кольцо симфов жгло палец. Скоро запылает огнем все тело. Как тогда… А казалось, что прошлое — лишь страшный сон, а неизменный контроль— спутник жизни.

Алард машинально преодолел портал, даже не замечая окружающей действительности. Мысли, домыслы и догадки жгли не хуже вырывающейся из-под контроля магии. Когда Вайяна неожиданно появилась в спальне Лерона, Алард сперва очень обрадовался. Вайя была его единственной и давно потерянной любовью. Но радость омрачилась воспоминаниями.

Он готов был на руках носить свою воздушную девочку, пылинки с нее сдувал, много ошибок совершил из-за ее прекрасных глаз. А она в один момент исчезла из его жизни, не попрощавшись. Сколько невыносимых дней и бессонных ночей брошенный лорд разыскивал возлюбленную, переживая, что девушка попала в беду. И все было тщетно. А вот теперь она как ни в чем ни бывало появляется в Симфонии и где… в «королевском дворе». Алард сжал кулаки. Так может она туда и сбежала, под крылышко к Лерону? Тот всегда к ней слишком нежно относился. От этой мысли становилось, совсем плохо.

Дэниель не стал заходить в замок. Отпустил охрану и остановился под священным кленом фивиретов. Когда они были учениками при замковой школе, это было их излюбленное место встреч. Дэн, видимо, решил принцессе мозги вправить перед возвращением.

Но Аларду это было не интересно. Он сел на торчащий из земли толстый корень и смотрел на Вайяну, которая остановилась напротив и боялась поднять взгляд. Лорд закрыл глаза, чтобы не видеть причину всех бед. Голоса казались далеким шепотом. Он не пытался даже вникнуть в их смысл. Рука пылала. Магический рисунок ручейками расплавленного золота скрывался в рукаве, поднимаясь к плечу, скоро возьмет в оковы сердце. Нельзя! Как бы ни было тяжело нужно бороться. Загнать на место не в меру разгулявшуюся магию, иначе… Об этом «иначе» даже страшно думать. Чтобы отвлечься от своего состояния, Алард сосредоточился на диалоге Дэниеля с принцессой.

— Все не так было, — услышал возмущенный возглас Крис.

Видимо, Дэн рассказывал, что из себя представляет магистр «королевского двора». Да что он вообще знает о Лероне? Слабый, никчемный… Алард встряхнул головой. И почему, к Карающему, он так подумал?

— Он меня не очаровывал, — опять огрызнулась принцесса и даже ногой кажется топнула.

Лерон и не применял магию искушения? Лорд хмыкнул. Лер та еще мразь. Особенно по отношению к девушкам. Может, он и Вайю очаровал? Всезнающий! От этой мысли задрожали руки.

— Бездна и все ее демоны! — завопил Дэниель, взбешенный поведением принцессы. — Магистр «королевского двора» держал тебя в плену. Он мог убить тебя или отдать на развлечение своим людям. Я места не находил. Обвинял себя, что не смог уберечь. А ты отказывалась уходить. Чем эта сволочь тебя могла удержать, как не магией?

Лицо Дэниеля покраснело от гнева. А Крис скрестила руки на груди:

— Он меня к фивиретам отвел и жизнь спас, — с вызовом ответила девушка на тираду Дэна.

Брови магистра замка взлетели вверх. Алард и сам бы удивился, услышав такое заявление, но сейчас все его мысли занимала стоящая напротив девушка с белокурыми волосами. Предательница!

Вайяна поглядывала на него украдкой, но подходить не смела. А у него уже не осталось ни капли контроля. Снова прикрыл глаза, облокачиваясь о ствол священного дерева. Глубоко вдохнул и выдохнул. Срочно нужно успокоиться.

— Алард, да скажи ты ей, — в отчаянье позвал Дэниель друга.

Лорд открыл глаза и недовольно скривился. Захотелось сказать какую-то грубость, чтобы они все свалили к демонам в Бездну и оставили его в покое. Хохма просто: будущий сюзерен замка влюбилась в магистра «королевского двора». Их вся Симфония на смех поднимет. Сто пятьдесят лет воевать, чтобы вот так тупо слить победу.

Алард поднялся и подошел к Крис. Под его обозленным взглядом принцесса машинально подалась назад, но лорд ухватил ее за руку и резко рванул на себя. Дернул за волосы, запрокидывая голову, чтобы девушка не смогла отвести взгляд.

— Ты мой будущий сюзерен, девочка! — прошипел ей в лицо мужчина. — И меня не радует перспектива служить подстилке главного врага, — сам не понимал, почему так груб с Крис. — Если ты будешь крутить любовь с Лероном — я собственноручно сверну твою шейку и выберу нового магистра. Ты меня хорошо поняла?

Он разжал руку только когда насладился страхом в её глазах. Да, его нужно бояться.

— Так пойдет? — ухмыляясь, спросил он у Дэна.

Контроль уже полетел к демонам в Бездну, магия полностью завладела сознанием.

— Ал, ты в порядке? — спросил магистр, внимательно изучая лицо друга.

— В полнейшем, — развел руками Алард.

— Почему ты назвал меня будущим сюзереном? — принялась допытываться принцесса. — Кто меня выбрал и почему?

Но мужчина не собирался отвечать. Ниже его достоинства разговаривать с девчонкой-недоучкой. Кожаные перчатки сжимали руки, мешали наслаждаться вновь обретенной силой. Алард стянул их и с неземным блаженством уставился на пылающие магическим огнем руки. Вскрикнул Дэниель:

— Алард, ты перешагнул черту. Твой контроль… ты не в себе. Бездна!

— Нет, наконец-то я вернулся, — усмехнулся лорд.

Его обезумевший взгляд зацепился за Вайяну. Девушка смотрела на него без страха, хотя кулачки сжала, а лицо побледнело. Она уже видела любимого в таком состоянии. Тогда только Леру удалось привести его в чувство.

— Он лучше любовник, чем я?! — едва сдерживая ярость, спросил Алард, чем вызвал недоумение на лице девушки. — Могла бы хоть попрощаться. Чего поперлась с нами? Тебя кто-то звал? Оставалась бы с ним.

Он схватил девушку за плечо и толкнул в сторону портала. Вайя вскрикнула и, не удержавшись на ногах, упала. Алард размахнулся, чтобы ударить гадкую предательницу. Но целительницу заслонил Дэниель, хватая друга за руку.

— Ал, приди в себя, — попытался унять он вассала. — Успокойся!

— Успокоиться?! — Алард расхохотался. — Я искал ее по всей Симфонии. И где нашел?! Где?! У этой мрази! Мало ему одной. Убью!

Алард рванулся по направлению к порталу, видимо, собирался брать штурмом «королевский двор», но Дэниель схватил друга за плечи, удерживая на месте. Вайяна всхлипнула и заплакала.

— Пусти… — рванулся лорд из рук магистра, но тот ловко оттолкнул его назад.

— Вайяны не было в «королевском дворе», — вмешалась Крис. — Мы ее только вчера встретили.

Внимание Аларда переключилось на принцессу. Он гадко усмехнулся. И от его улыбки Крис захотелось спрятаться за спину Дэниелю. Алард, потерявший контроль, вдруг стал для нее страшнее демона.

— А может сразу тебя убить? А? — злобно покосился мужчина на оробевшую принцессу. — Сдашь же замок проклятому Лерону. Марионетка…

Он сплюнул на траву.

Крис боялась Аларда до жути, но после таких слов взыграла гордость. Она сама не поняла, как решилась врезать мужчине пощечину. Но быстро сообразила, что это была плохая идея. Лицо лорда перекосило от гнева. Кольцо симфов вспыхнуло на пальце, а магические рисунки на руках засветились ярче. Едва слышно застонал Дэниель, хватаясь за руку.

Если до этого момента Алард хоть немного сдерживал желание все ломать и крушить, но удар принцессы, прорвал последнюю преграду. Она, конечно, не дура и быстро поняла, что лучше не лезть на рожон, попыталась спрятаться за Дэна. Но Алард был проворнее, в два шага догнал наглую девушку и схватил за горло.

Дэниель кинулся к нему, но лорд поднял вторую руку и произнес несколько резких слов. Лучи энергии вырвались из его ладони и бросили магистра на землю. Он не собирался калечить Дэна, но разум взял выходной. Магические рисунки на руках тянули энергию и из чужих колец тоже. Мужчина ощущал себя всемогущим, сила пьянила.

Вайя кинулась к нему. Аларду захотелось одновременно убить ее и стиснуть в объятиях. Желание было настолько сильным, что в пору заорать на весь лес, собрав своим нечеловеческим воем всех окружающим. Прилюдно показать, что это белокурое создание принадлежит ему и только. Вайя повисла на руке, которой он держал Крис за горло. И ее прикосновение причиняло практически нестерпимую боль. Мужчина легко оттолкнул Вайяну в сторону.

— Бездна, Ал! — кричал Дэниель. — Ты убьешь ее!

До Аларда слова друга доносились будто издалека. Закрывшись в своей боли, поддавшись власти магии, лорд практически не осознавал действительность.

Крис задыхалась, но Алард не собирался ослаблять хватку. Мужчина разжал пальцы, только когда Дэниелю все же удалось нанести ощутимый удар и отвлечь внимание на себя. Лорд повернулся к новому противнику. Глаза его светились, а магические татуировки сверкающими нитями подбирались от шеи к лицу.

Крис упала на траву и закашлялась, потирая шею. А между двумя мужчинами завязался бой.

Дэниель уклонялся от сгустков магии, которые швырял в него вассал, и пытался подобраться ближе, чтобы оглушить друга. Но в таком состоянии победить Аларда было практически невозможно.

Горло сильно саднило, голос охрип. Крис попыталась подняться, облокачиваясь о ствол клена. Алард посылал в друга заряд за зарядом, Дэн же силу кольца не применял, больше оборонялся, чем нападал. Алард швырялся чистой энергией, накопленной реликвией симфов, как будто имел неиссякаемый источник. У кольца симфов просто не хватило бы резерва, чтобы устроить такое светопреставление.

— Что с ним? — хрипло спросила Крис у рыдающей Вайяны.

— Ему нужно вернуть контроль, — всхлипнула девушка. — Магией эмоций. Нужно позвать Леса….

Принцесса в который раз пожалела, что не успела достичь нужного возраста для обучения в университете. Магия эмоций считалась одним из немногих истинных умений симфов, которой могли овладеть люди с открытыми нитями. Но принцесса не успела ее постигнуть, как и магию отражения.

Алард продолжал сражаться с Дэниелем, не позволяя приблизиться к себе ни на шаг. Девушка видела, что магистр выдыхается и скоро совершит ошибку, поэтому решила отвлечь Аларда. Поборов страх, вмешалась в бой.

— Может, попробуешь со мной, — окликнула мужчину, демонстративно выставив вперед ладони в перчатках.

Она совсем не была уверена в том, что магия отражения сработает. Крис была слишком юна, чтобы пройти посвящение, и практически ничего не знала о главной силе симфов. Очень надеялась, что Дэниель воспользуется моментом и оглушит своего вассала. Иначе ей придется плохо.

Алард только рассмеялся, услышав ее окрик. Лениво повернулся и хмыкнул:

— Да ты же ничего не умеешь, дура! Даже не знаешь, как их использовать.

Он, конечно, прав, но принцесса не собиралась отступать. Где-то внутри зрела уверенность, что Алард все равно не причинит вреда.

Мужчина повернулся в ее сторону и запустил энергетический сгусток. Крис зажмурилась, ожидая удара. Зеркальные звезды вспыхнули. Магия разбилась об отражающий щит, и более сильным потоком ударила в Аларда. Мужчину отбросило в сторону и приложило спиной о дерево. А вместе с Алардом от боли застонал Дэниель и рухнул на траву. Крис недоумевающее на него посмотрела. Не могла же она и магистра задеть. Он же не был в зоне поражения.

— Бездна! — простонал Дэн. — Крис, ты так убьешь нас всех. Мы все связаны и Лерон твой тоже.

Принцесса захлопала глазами, не совсем понимая, что имел в виду мужчина. А лорд уже пришел в себя и приготовился атаковать обоих.

— Карающий, Ал! — рявкнул Дэниель, уворачиваясь от очередной атаки друга. — Уймись уже в конце концов.

Слова не действовали. Алард с упорством безумца продолжал швыряться магией, заставляя Дэна бегать по поляне, перепрыгивая через корни дерева, и кувыркаясь по земле. Крис лорд решил оставить напоследок. Но удар рукоятью меча по затылку отправил его беспамятство. Вместе с ним заорал и упал на траву магистр замка.

Крис увидела молодого мужчину, который, постанывая, облокотился о дерево, опуская меч. Видимо, он и вырубил Аларда.

— Лес, — кинулась к нему Вайяна. — Слава Всезнающему, ты успел!

Мужчина легко подхватил целительницу одной рукой и поцеловал в лоб.

— Вайя, лапуль, голова кружится, — пробормотал он. — Сильно Ала приложить пришлось. Как почувствовал, так и рванул к вам.

— Ну, слава Всезнающему! — потирая больную голову, простонал Дэниель. — Еще немного и все. Этот идиот уже с меня энергию тянул. В кольце магии ноль.

Крис переводила непонимающий взгляд с одного на другого. И остановилась на незнакомце, который рассматривал ее с доброй улыбкой. Мужчина отличался высоким ростом и в тоже время худощавым телосложением. На руке кольцо, значит тоже лорд. Овальное лицо с квадратным подбородком, прямой нос, правда, чуть вздернутый к верху. Его голову украшала шевелюра ярко-рыжих волос, растрепанных от долгого бега и напоминающих пылающий костер. Все щеки усыпаны веснушками, но самое главное в его лице — это смеющиеся ярко-голубые глаза. Такой взгляд был только у магов эмоций. Добрый и в тоже время проникающий в душу. В прошлом в друзьях Крис числился подобный человек. Сердце отозвалось болью при воспоминании.

Дэниель уже поднялся и присел рядом с потерявшим сознание Алардом. Вайяна поспешила на помощь своему возлюбленному, исцеляя шишку на голове. Незнакомец обратил внимание на ее действия и бросил:

— Пусть в сознание не приходит. Он сейчас псих, — он не сводил взгляда с Крис. — Это наше будущее величество? — кивнул в сторону принцессы, обращаясь к Дэниелю.

Проследив за взглядом друга, магистр кивнул.

— Что-то она не очень довольна, — выдал мужчина. — Вернее, совсем не довольна, что оказалась здесь.

— Лерон ее очаровал, — недовольно буркнул Дэниель. — Магия искушения…

Они разговаривали, будто ее и нет тут вовсе. Крис фыркнула и выругалась себе под нос, совершенно забыв о манерах, чем вызвала усмешку у незнакомца.

— Вряд ли, — прищурился он. — Я — лорд Лестер, будущая госпожа, — улыбнулся и подмигнул мужчина насупившейся девушке.

— Крис, принцесса симфов Лунной династии, — официально ответила она на приветствие.

Лестер расплылся в улыбке.

— Приятно познакомиться, будущая госпожа.

Его улыбка была такой лучезарной, что Крис улыбнулась в ответ. В момент поняла, что не стоит от этого лорда ожидать чего-то плохого. К адептам магии эмоций простых людей тянуло непреодолимо. Они были лекарями душ. Всегда в хорошем расположении духа и простые в общении маги эмоций собирали вокруг себя толпы приятелей.

— Не вижу принуждения, Дэн, — кинул он возившемуся с Алардом магистру. — Дурочки Лера всегда по-другому выглядят. Крис явно не очарована.

Но магистр только махнул рукой.

— Аларда надо в чувство приводить, — буркнул он. — С ней потом разберемся.

— У меня энергии не хватит, — отозвался Лестер. — Он и из моего кольца весь почти весь резерв выпил.

— Как что теперь его в подвал в цепи? — Дэниель в раздражении пнул торчащий из земли корень.

— Не вариант. Очнется — опять опустошит резерв, — Вайяна всхлипнула, услышав слова Лестера.

Крис несмело подошла поближе, прислушиваясь к их разговору.

— Может я чем-то могу помочь? — спросила она.

Лестер окинул ее задумчивым взглядом. И к удивлению кивнул.

— Наверное можешь, будущая госпожа, — улыбнулся он. — Поделиться резервом, например. Ты же магичишь и без наших колечек? Не так ли?

Принцесса кивнула. Она, конечно, не обучена почти ничему, но неосознанно применяла все виды магии, доставшиеся в наследство от предков.

— Что нужно делать? — решительно спросила девушка.

— Ничего особенного, — лорд Лестер протянул ей руку, — просто подержаться со мной за руки.

Крис, удивленная его беспечностью и легкомысленной манерой общения, все же вложила пальцы в его ладонь. Лорд утянул ее к лежавшему без сознания Аларду, заставив присесть. Девушка с интересом наблюдала, как он коснулся пальцами виска мужчины. Энергия бурным потоком отхлынула от сердца по направлению к руке Лестера. Крис стало дурно, закружилась голова и она без создания медленно опустилась на траву.

* * *
Алард очнулся на полу какого-то длинного коридора. Сел и растерянно огляделся. По обе стороны тянулись в бесконечность стеллажи книг, теряясь во мраке. Как он здесь оказался? Последнее, что помнил — магия овладела сознанием, как только получил пощечину от принцессы. Он медленно поднялся. Тело заныло, будто его долго били ногами. Растерянно покрутился на месте. Голова отказывалась соображать, а инстинкты приказывали бежать.

Алард закрыл глаза. «Иллюзия, простая иллюзия», — пытался убедить себя. Но все осталось как прежде. Крикнул, надеясь на помощь. Но эхо с грохотом прокатилось по коридору и не принесло ответа.

Испуг и оцепенение постепенно проходили. Нужно обдумать ситуацию, но логика не срабатывала. Не оставалось ничего другого, как брести по коридору в надежде достигнуть двери.

Сперва он смотрел только вперед, после начал с интересом оглядывать по стеллажи. Взгляд отыскивал названия книг: «Магия…», «Магия…». Слово повторялось на каждом корешке, будто попал в мировую библиотеку знаний. Его шаг замедлился, мужчина начал останавливаться и читать названия. Всезнающий! Да это же его мечта. Столько знаний! Он станет лучшим магом и сможет помочь своему народу и Дэниелю. Возможно, найдет способ вернуть Лерона, приучит Лестера к порядку.

Рука сама потянулась к толстому тому. Но лорд так и не притронулся к книге. Внутренний голос зазвучал слишком громко, предостерегая.

Магия, его мечта, цель всей его жизни! И погибель. Вечный контроль, война с собой, жизнь без любви и любых чувств. Перед глазами всплыло лицо Вайяны. Милого воздушного ангела с чарующей улыбкой и нежной душой. Она ушла, исчезла. Возможно, сбежала к другому. Сердце заныло. Тяжело вспоминать. Гораздо проще забыться в магии.

Он снова протянул руку к книге. И снова не посмел взять. Его остановил образ Лерона, вспыхнувший воспоминанием. Давний тогда еще не враг скрестил клинки и закрыл глаза. «Ты ещё скажешь мне спасибо, когда придешь в себя», — крикнул бывший друг и оборвал одну из обсидиановых нитей личного, возвращая контроль обезумевшему лорду. «В Бездну его!», — прогнал Алард надоедливый образ-воспоминание. Ему нужна магия, чтобы справиться с Лероном, чтобы заставить его вернуться.

Пальцы уже коснулись корешка, но он отдернул руку, закрыл глаза и выругался. Нельзя, это ловушка, смерть. Достаточно магии, он и так слишком силен. «Не возьму ни одной книги». Алард заставил себя отвернуться и оказался прямо перед дверью, из-под которой струился свет.

Легко и хорошо стало на душе. Не задумываясь, толкнул дверь и перешагнул порог. Его встретила зеленая поляна, легкий весенний ветер и плеск воды. Озеро Мрака? Где же порталы? На берегу синеволосая девушка опустила ноги в воду. Оглядывается, будто поджидает кого-то.

Увидела его, улыбнулась, поманила рукой. Он послушно подошел. Крис предложила ему присоединиться. Алард, не задумываясь, снял сапоги и опустил ноги в прохладную воду озера.

— Где мы? — спросил мужчина, но Крис только пожала плечами. — Что случилось?

— Ты потерял контроль и чуть всех нас не убил, — без эмоций ответила принцесса, бултыхая ногами в воде. — Я долго тебя жду здесь. Где ты был?

— Делал выбор, — Алард вдруг осознал, что и сам не испытывает никаких эмоций, только блаженное спокойствие и легкость.

— Получилось? — покосилась на него Крис.

— Наверное, — он только руками развел. — Я не взял книгу и отказался от магии.

— Это хорошо.

Крис улыбнулась и радостно зашевелила ногами в воде.

— Ты тоже иллюзия? — озадаченно спросил лорд.

— Не знаю, — ее плечики поднялись и опустились, — но мне хорошо здесь и спокойно. Будто дома. Я счастлива. Это тоже магия эмоций?

На этот вопрос у Аларда не было ответа.

— Наверное. Это стихия Лестера, не моя.

Крис задумалась на мгновение, изучая горизонт, и сказала:

— Ваш мир такой непонятный. Я уже совсем запуталась.

— Что же в нем непонятного? — повернулся к девушке Алард.

— Вы воюете, но ведь не можете убить друг друга, я права?

— Не совсем.

— Но между вами есть какая-то магическая связь, так ведь?

Мужчина неуверенно кивнул.

— Да, есть.

Несколько дюжин тактов он молчал, наслаждаясь спокойствием и умиротворенностью. Крис не торопила его и не требовала рассказа. Но лорд был уверен, что нужно поведать их историю, что это самое важное в этот момент жизни. Он вздохнул и заговорил:

— Мы раньше были друзьями. Я, Дэниель, Лестер и Лерон. Вместе учились в замковой школе. Я был старше и очень увлекался магией, хотя и не владел ей в то время, — лорд отвел взгляд и сделал вид, что изучает траву, на которой они сидели. — Но это не мешало мне читать все, что было доступно о разных видах магии. И однажды я нашел описание одного ритуала, — голос охрип, Алард прокашлялся и замолк, вспоминая.

Девушка не торопила его, только повернулась всем телом, вытащила ноги из воды и поджала под себя, внимательно слушая рассказ.

— Ритуал объединения нитей, — продолжил он. — Я уговорил Лерона, Лестера и Дэниеля его провести. Мы смешали кровь, вырезали руны и связали свои нити. По началу ничего не происходило. Все началось, когда мы получили кольца. Чувствуем эмоции друг друга и боль. Да и кольца наши связаны, могут делиться энергией. Мы молодые были, думали дружить будем вечно, но потом… Всё закрутилось… Война диктует свои правила.

Алард отвел взгляд, не желая смотреть на принцессу. Прекрасно знал, какой вопрос последует за его рассказом. И Крис ожидаемо спросила:

— Почему вы не заключите мир?

— Мы рассорились с Лероном. Не хочу вспоминать.

Алард громко вздохнул, поднял камушек с земли и запустил его в воду. Вздрогнул от легкого прикосновения принцессы. Девушка машинально погладила его по плечу и, испугавшись, отдернула руку.

— Я был виноват, очень виноват перед Лером, — едва слышно пробормотал лорд. — Но он не дал мне шанса все исправить. Сбежал в «королевский двор», не выходил на связь. Потом иларом стал. Понятно, что наш прошлый магистр и другие лорды восприняли его поступок как предательство. Даже Дэн с Лестером так считали. Лорды воспользовались нашей дружбой.

Алард обхватил голову руками и шумно выдохнул.

— Лер все-таки согласился на встречу, но в последний момент меня отправили послом в Лютину. А когда я вернулся, — его руки сжались в кулаки. — Лерон умирал в подвале замка. Его заманили в ловушку, воспользовавшись нашей дружбой. Я пробрался к нему в темницу, исцелил руной Соулу и отпустил, хотя знал, что меня за это по головке не погладят.

Захотелось вскочить на ноги, но Крис придержала его за плечо. Вспоминать это все больно и тяжело. Он еще никогда никому не рассказывал историю его отношений с Лероном. Историю дружбы и предательства.

— Лер считает, что я его предал во второй раз, — глухо повинился он. — Возможно, я смог бы рассказать ему правду, но не успел. Умер магистр «королевского двора», а Лерон стал его наследником. Это никого не устраивало. Лорды замка и «королевского двора» впервые имели одного противника. Лерон с иларами скитался по всей Симфонии, за ним охотились. Пока у него не было кольца, его можно убить без последствий. Битвы ожесточили его. Он все-таки стал магистром, но мы навсегда его потеряли. Я пытался поговорить. Не раз. Только после того ужаса оставил все попытки.

Алард замолчал и уныло посмотрел на воду, а после перевел взгляд на ту сторону озера, где должен быть дом советов. Хотя в этом иллюзорном мире не было ни порталов, ни строений. Они были одни возле озера, окруженные лесом. Вспоминать не хотелось, но почему-то был уверен, что ему нужна эта исповедь. Иначе он никогда не примирится с собой.

— Что случилось? — подталкивала его к откровенность Крис.

Алард лег на траву и закрыл глаза. Не желал видеть окружающую красоту, вспоминая кровавые картины прошлого.

— Лерон предложил начать переговоры о мире, — поведал он. — Пригласил на совет. По негласным законам Симфонии оружие на совете — табу. Мы следовали этому правилу. Он — нет. Лер устроил побоище. Закрыл глаза и ушел в темный бой. Убил всех лордов и нашего магистра. Я уцелел только потому, что опоздал. Пришел на место сбора, а там все залито кровью. Некоторые пытались бежать, и были убиты с особой жестокостью. Через нашу связь я чувствовал его ненависть, слышал как пели его клинки, отправляя в Бездну лордов замка.

Алард выругался и схватился за голову. Легкое прикосновение принцессы уже не спасало. Перед глазами картины кровавого боя. Ликующий Лерон в одиночку отправивший на тот свет всех правителей части замка. Безумный взгляд в его сторону, когда Алард появился из портала и отшатнулся от увиденного. Он тогда так растерялся, что даже меч не вытащил. Стоял и смотрел на того, кого всегда считал другом. Легкомысленный и открытый паренек превратился в чудовище на его глазах. Стоял напротив весь в крови и смеялся. Нет, Лерон тогда не напал на него. Только зло прошептал, проходя мимо: «За моих иларов!» и скрылся в портале.

Алард даже не понял, что какое-то время молчит, глядя в одну точку. Но слишком больно все это было вспоминать. Тяжело жить с эмоциями обозленного магистра.

— После того случая, я оставил попытки вернуть его, — продолжил Алард рассказ, — Лер зациклился на мести, жестоко истребляет новых лордов. Всегда лично ведет войско в бой. И когда закрывает глаза, от него шарахаются и чужие, и свои. Конечно, из-за объединения нитей Лерон не может нас убить или причинить вред. А вот я могу. При проведении ритуала, я оставил за собой ведущую роль. Могу тянуть энергию из их колец. А если Лестер и Дэниель добровольно отдадут свою магию, я могу разорвать нити Лера. Пока я этого не сделал, но боюсь, что когда-то придется его уничтожить.

Он боялся посмотреть принцессе в лицо. Знал, что она влюблена в магистра «королевского двора».

— Возможно, тебе Лер показался другим, — глухо сказал он. — Вполне вероятно, что ты увидела прежнюю натуру. Но ты — только средство для мести. Как будущий сюзерен являешься очень ценным заложником. Он, видимо, влюбил тебя намеренно, чтобы отыграться. Прости, если задел твои чувства, но это так.

Крис беспечно махнула рукой. Даже тень не набежала на её счастливое лицо.

— Тебя это не расстраивает? — осторожно спросил Алард.

— Не знаю, — пожала плечами принцесса. — Он относился ко мне совсем по-другому. Но мне явно не понравилось, что он меня продал. Но сейчас я об этом думать не могу. Да и пора возвращаться.

Алард вспомнил Вайяну и понял, что вряд ли сможет себя контролировать, когда очнется.

— Как только мы вернемся, все ваши усилия пойдут прахом. Я опять потеряю контроль, — озвучил он свои опасения.

— Нет. Не потеряешь. Ты уже сделал выбор.

— Но я не смогу жить без магии, — в отчаянье крикнул Алард.

— Так живи с магией. Просто не поклоняйся ей.

— Легко сказать. Как?

Крис с улыбкой посмотрела на него и прошептала:

— Вайяна появилась в «королевском дворе» вчера. Лерон отвел меня к порталу фивиретов, а потом на нас напал демон. Вайяна просто шла мимо и вылечила его.

Принцесса замолчала на такт и подмигнула лорду:

— Подумала, что тебе нужно это знать.

Её образ начал подрагивать в воздухе, становясь прозрачным. Крис исчезала. Вернее, иллюзия Крис, навеянная его подсознанием. Принцесса, возможно, и вспомнит этот разговор, но сейчас рядом была не она.

Он остался один у озера. Подсознание подсказало ему выход, оставалось только поверить…

Глава 15

Солнце медленно поднималось над лесом, касалось зеленых верхушек деревьев, плясало на сочной траве, заглядывало в окна замка. В деревушке подавали голос петухи. Постепенно оживал людской муравейник. Даже стражи портала, только что дремавшие на посту, оживились, выпрямились и опасливо осматривались по сторонам: не заметил ли кто их недавней рассеянности.

Дэниель, как и обещал, выделил ей в замке отдельные покои в главной башне, но Крис попросилась в восточную, где появилась в тот самый день. Из окон ее покоев открывался прекрасный вид на огромный священный клен фивиретов, приветствовавший девушку каждое утро шелестом листьев, радуясь всходящему солнцу вместе с ней. А еще в узкое окно пророс зеленый плющ и обвивал стену с внутренней стороны помещения, как живой ковер. Дэниель предостерег, что скорее всего зимой в этой комнате будет холодно из-за отсутствия стекол и ставней, но Крис только отмахнулась от него. Магия поможет защитить окна от сквозняков.

Девушка быстро обжила восточную башню. Магистр замка приказал принести лучшую мебель. И Крис по достоинству оценила вырезанные лучшими мастерами Речного источника кровать и стол, шкаф и кресла. А еще в ее новом жилище был огромный очаг с причудливой отделкой в виде созвездий и лун. По просьбе Крис сюда же спустили огромное зеркало, закрывающее пророчество в комнате выше.

Принцесса любовалась рассветом. Встречала солнце, подставляя ладони к свету и умиротворенно прикрыв глаза. Она уже оделась, выбрав из многочисленного гардероба простой мужской костюм. Лишь заменила просторную рубаху атласной блузой, затянутую поверх мягким корсетом. С такта на такт в замок прибудет лорд Алард и начнется очередной изнурительный урок ближнего боя, а после — магии. Сражаться в платье не очень удобно, из-за чего Крис забросила все изящные женские платья и уже месяц не вылезала из штанов.

После того дня жизнь наладилась. Алард помирился с Вайяной и теперь был редким гостем в замке, если не считать утренних занятий с Крис. Принцесса пыталась не вспоминать «королевский двор» и его хозяина. Она — будущий магистр замка, пусть и не собиралась им быть, но теперь не может просто уйти. Кольцо выбрало Крис потому, что в её жилах течет кровь симфов, но теперь именно она ответственна за этих людей.

Магистр Лерон регулярно посещал сны. И сны эти часто бывали совсем нескромными. Прекрасно понимала, что отразила лишь часть магии искушения. Физически к Леру тянуло неимоверно. Иногда просыпалась среди ночи от собственного стона на скомканных простынях, а тело плавилось от невыносимого жара. Губы припухшие будто не спала вовсе, а целовалась ночь напролет. Крис злилась на темноглазого магистра за ночные видения.

Она честно пыталась представить Лерона как врага, в окровавленной одежде среди трупов лордов замка на озере Мрака. Но в мозгу всплывала совсем другая картина: вот он толкает ее в сторону, подставляясь под когти демона, а вот, облокачиваясь о мечи, закрывает собой, понимая, что не выживет. В такие моменты принцесса в противовес вспоминала и тот день, когда магистр «королевского двора» продал ее за горсть артефактов. И этой мыслью подогревала свою злость на мужчину, отодвигая романтические иллюзии на задний план. Но внутреннюю суть симфа никакие доводы разума не убеждали. Кто-то мудрый внутри нее знал, что магистр Лерон не может быть ей врагом.

В дверь тихо постучали. Принцесса разрешила войти. Личная служанка кроме легкого завтрака передала госпоже записку. Крис развернула свиток и улыбнулась. Лорд Алард сегодня не смог распрощаться с Вайяной и оставил свою ученицу на произвол судьбы.

Крис лениво потянулась. Можно ещё поспать, но уже неохота раздеваться. Да и завтрак манил запахом свежей выпечки и травяного чая.

Дверь снова раскрылась. Крис улыбнулась, когда почувствовала знакомые эмоции. На этот раз в ее покои вошел лорд Лестер.

— Разрешите составить вам компанию, будущая госпожа, — огневолосым вихрем ворвался мужчина в ее комнату, не дождавшись разрешения.

Крис легко его обняла и поцеловала в щеку. Лорд щелкнул ее по носу и протянул букет полевых цветов.

— Когда ты успел? — удивилась девушка. — Солнце же только поднялось.

Лестер подмигнул.

— Вот в гости ко мне придешь и увидишь. У меня луга рядом с дворцом закачаешься просто. Я иногда сбегаю от охраны и изучаю облака, спрятавшись в траве. Сейчас не такое разнотравье, как весной, но букет собрать еще можно.

Лес развалился в кресле, как всегда улыбаясь во весь рот, заражая всех вокруг радостью.

— Завтракать идем?

Лорд цапнул с тарелки свежую булочку и с аппетитом откусил. Крис улыбнулась в ответ и вдохнула аромат цветов. Лес постоянно что-то жевал. И куда оно девалось все? Лорд был худым, как жердь.

— Ты чего не спишь в такой час? — с набитым ртом спросил Лестер.

— Я на тренировку собиралась, но Ал занят.

Мужчина хмыкнул.

— Да, я почувствовал, — рассмеялся он.

Крис покраснела, сообразив, что он мог иметь в виду и чем именно мог заниматься Алард в такой ранний час, проснувшись рядом с любимой девушкой. Это же ужас так жить, чувствовать через связь нитей все эмоции друзей. Как вообще Вайяна относится к тому, что все друзья Ала знают, когда у них случается близость.

— Ты чего? — заметив смущение принцессы и озадаченный вид, улыбнулся Лестер и подмигнул. — Да лень ему просто. А не то что ты подумала. Такое ощущение, что с появлением Вайяны наш великий и ужасный Алард растерял всю свою бесящую ответственность. А вообще, чтобы ты больше не думала всякие глупости, на таком расстоянии мы не чувствует прям все эмоции. Чем дальше друг от друга, тем слабее связь. Да и вблизи далеко не всем делимся. Каждый умеет закрываться. Хотя если эмоции сильны, то скрыть их очень сложно.

— А… — она хотела спросить, что чувствует магистр «королевского двора», но не решилась, стушевалась и опустила глаза.

Лестер понял это сам. Он перестал есть. Улыбка исчезла с лица, как у всех остальных, когда они вспоминали о существовании магистра «королевского двора», а после сказал:

— Извини, Крис. Его не чувствую. Слишком далеко. Только если будут сильные переживания, тогда смогу что-то уловить. Лер всегда умел закрываться лучше остальных.

Принцесса кивнула и сделала вид, что ей все равно. Позвала служанку и попросила еще раз принести завтрак, так как лорд быстро уничтожил все ее запасы. Пока девушка не вернулась, Крис отошла к окну, пытаясь скрыть смятение в душе.

Но лорд Лестер решил продолжить разговор.

— Лера мы вообще почти не чувствуем. Он злой стал и очень агрессивный. Крис, поверь пожалуйста. Этот человек уничтожит тебя, как только ты наденешь кольцо на палец. И ему будет плевать на все твои чувства.

Как же они все достали со своими нотациями. В душе поднялся знакомый протест. Постоянное зудящие чувство, которое не покидало ни на такт. Лерон не причинит ей вреда, никогда, ни при каких обстоятельства. Крис знала это, пусть и не могла объяснить логически, поняла это в тот момент, когда магистр умирал у ее ног, закрыв от демона и… когда подчинил этого очень знакомого демона. Нити переплелись и обязательно сойдутся вместе. Крис раздраженно цокнула языком, прогоняя смутные предчувствия, и вернулась за стол.

— Не волнуйся, не сдам я замок магистру «королевского двора» как только надену кольцо, — с сарказмом ответила она, вспоминая злые слова лорда Аларда.

Знала, что в тот день лорд был сильно не в себе. Такова расплата за знания и запретные ритуалы. Огромное могущество, которое ему дала связь с друзьями легко туманило разум и внушало чувство превосходство над другими.

— Я не это имел в виду, — замялся Лестер, опуская глаза.

Но Крис не позволила ему оправдаться и прервала жестом.

— Давай поговорим о чем-нибудь другом.

Мужчина понял ее и снова расплылся в улыбке.

— Например, о том, что зря ты завтрак на двоих заказала. Сюда Дэниель идет. И опять злой как все демоны Бездны.

А когда магистр замка последнее время был другим? Дэниель совершенно не походил на того доброжелательного мужчину, который искренне пытался помочь странной принцессе, улыбался, шутил и помогал. Крис знала, что Дэниель затаил на нее обиду за то, что сбежала из замка и что прикипела к его главному врагу и сопернику, не хотела уходить, когда ее пришли выкупать из плена.

Дэниель общался с ней подчеркнуто вежливо. Но ежедневно срывался на слуг и вассалов. Магистр вошел без стука. Но он явно не ожидал увидеть Лестера в ее комнате. Замешкался на пороге, нахмурился и вопросительно поднял бровь, повернувшись к вассалу.

— Я ночевал в замке, — сразу же отрапортовал Лес, уловив эмоции сюзерена. — Вчера не успел уйти. Вот зашел к Крис попрощаться.

— Ты должен был сегодня выступить к границам, — холодно заметил магистр Дэниель.

— Я уже иду. Не начинай, ради Всезнающего.

Лестер поднялся и подмигнул Крис.

— Извините, будущая госпожа, но наш завтрак отменяется.

Лестер поцеловал руку принцессе, они обменялись долгими понимающими взглядами. После, он кивнул сюзерену и ушел.

Дэниель нервно зашагал по комнате. Его мелькание уже привычно. За этот месяц Крис не впервые наблюдала за его привычкой ходить по комнате в такты раздражения. А в том, что магистр зол, Крис не сомневалась. Его почему-то ужасно раздражало присутствие в замке Лестера.

— Лорд Алард тебя уже ждет на занятия, — церемонно заметил он.

Принцесса протянула ему свиток.

— Ал сегодня не придет.

Дэниель пробежал глазами посланием и тихо ругнулся, бросил свиток на стол и, заметив цветы, сказал:

— Быстро ты поменяла свои чувства.

— Ты о чем? — удивилась Крис.

— О Лероне, конечно.

Крис перестала улыбаться, отложила букет в сторону и спокойно ответила:

— Ты не понимаешь.

— А Лестер понял? — Дэниель невольно повысил голос.

Крис только вздохнула. Такое ощущение, что магистр ее ревновал, но почему? Разве она дала повод, позволила о чем-то грезить? К Дэниелю Крис испытывала достаточно теплые чувства. В конце концов, он был первым человеком, который встретил ее в будущем. Сердце подсказывало ей, что магистр замка хороший человек. Но Дэн все портил тем, что постоянно раздражался и повышал голос. Мужчина быстро понимал, что не прав. Извинялся за грубость, но дурное настроение то и дело возвращалось к нему и контролировать свое недовольство Дэниель не мог. Особенно в присутствии Лестера. Лорду Аларду магистр доверял целиком и полностью. А вот Лестера рядом не терпел.

— Ему не нужно всё объяснять, — раздраженно ответила принцесса, возвращаясь в кресло.

— Куда уж мне, — рыкнул Дэниель и шутливо поклонился.

Крис ничего не ответила, отвела взгляд и сделала вид, что узор вокруг камина интересней, чем бесполезный разговор. Она сразу почувствовала сильную моральную единение с Лестером. Будто они не один век знакомы с легкомысленным лордом. Общность душ — так могла охарактеризовать Крис свои ощущения. Принцесса воспринимала Лестера как друга, с которым всегда легко и весело. Она даже не задумывалась о любви. Лестер тоже не питал к ней каких-то чувств кроме обычного дружелюбия. Крис была в этом уверена, ведь ни одна его эмоция не выдавала любви.

Но Дэниелю не понять. Да, он не плохой человек, но война и заботы магистра настолько его поглотили, что он забыл о простых чувствах.

— Если ты пришел только чтобы напомнить о занятиях, то я бы хотела ещё поспать, — тихо сказала Крис, не отрывая взгляд от окна.

Она не видела сейчас лица магистра, но почувствовала агрессию.

— Будешь приказывать, когда станешь магистром. Не волнуйся, мне недолго осталось. Скоро я освобожу вас всех от своего раздражающего присутствия.

Принцесса вздрогнула от обреченности в его голосе. Повернулась, чтобы как-то смягчить ситуацию, но Дэниель уже ушел. Крис не понимала, почему предыдущий хозяин кольца должен погибнуть. Откуда такая уверенность? Кольца и раньше меняли хозяев, хотя нужен был ритуал отказа. Но раньше кольца не выбирали себе хозяина. Таким артефактом мог владеть только тот, кто владел магией. Кольцо чувствовало магический потенциал и усиливало его. Вполне возможно кольцо почувствовало в ней чистую кровь мага отражения, симфа, создателя и Дэниелю это ничем не грозило? Но отчего-то люди были уверены, что выбор кольца предрекает смерть. Соломон рассказывал ей когда-то, что ближе к закату жизни маги утрачивали свою силу и тогда кольца теряли связь с хозяином. Но это естественный процесс, который явно нельзя было отнести к такому молодому здоровому мужчине, как Дэниель.

После визита магистра остатки сна развеялись. Крис не думала возвращаться в постель, но и заниматься не было настроения.

Принцесса решила прогуляться. Шел последний месяц лета. Погода стояла жаркая и знойная. В Симфонии был мягкий климат. Тепло стояло до конца осени, а морозы и снег обычно приходили в Симфонию лишь на три дюжины дней.

Крис вышла за пределы замка и остановилась у огромного священного клена фивиретов. Принцесса помнила его. Ещё её дед прятался под его ветвями от солнца во времена своего безоблачного детства. Даже на его памяти клен уже был таким огромным и старым. Значит, ему уже больше двух тысяч лет. Святыня природных магов поражала своими размерами.

За темным стволом дерева могло укрыться не меньше четырех человек. А массивные ветви в обхвате не меньше двух человеческих талий. Тень от кроны укрывала от солнца сотню человек. Огромные темно-зеленые листья в две ее ладошки длиной. Массивные корни взбугрили землю вокруг, а некоторые даже выбрались наружу. Как ни странно, к дереву ласково жалась трава. Она намного сочнее и выше растущей на солнце. Глубокие борозды покрывали ствол клена, будто морщины лицо старца. От клена веяло древностью и магией.

Крис каждый день приходила к клену, прикладывала руку к стволу и мысленно звала Этрика. Фив не появлялся. Принцесса только могла догадываться почему, но попыток не прекращала. Вот и сейчас коснулась рукой коры, прикрыла глаза и позвала. Ничего. Крис уныло вздохнула и уже собиралась вернуться в замок, когда листья клена зашумели. По стволу дерева прошла вибрация. В воздухе появилось сияющее кольцо, и из портала вышел Этрик. Фивирет был невысок, но крепко сложен. Его кожу покрывал мудреный черный рисунок магических татуировок, они виднелись на открытой шее, руках, немного заползали на лицо. Вполне вероятно все его тело так же покрыто магическим узором. От фивирета пахло чем-то цветочным и сладким. Аромат приятно щекотал ноздри и навевал приятные эмоции.

Маго природы Крис практически не помнила. Последнее время ее дед и король фивиретов много спорили и практически не общались.

— Рад приветствовать, цветочек, — Этрик говорил со странным акцентом, немного растягивая гласные так, что речь становилась плавной и певучей, будто песня. — Я не мог прийти раньше. Король приставил ко мне шпионов.

— Почему он не хочет мне помочь? — искренне удивилась Крис.

Король фивиретов Фагрус был другом ее деда, пусть короли не сходились в некоторых вопросах, но Соломон был уверен, что Фагрус поможет последнему симфу. Этрик пожал плечами.

— У дяди свои резоны, фиалочка. Он держит свои мысли при себе.

Крис нахмурилась, но решила перейти к делу, пропустив мимо ушей фамильярное отношение. Сладкий запах фивирета усилился. Крис невольно чихнула.

— В пророчестве говорится о «короле мира». Ты знаешь кто это?

Этрик усмехнулся. Принцесса замечала его любопытный небрежный взгляд. Фив внимательно осматривал ее, и, кажется, был чем-то удивлен.

— Да что там знать. Тот, кто владеет магиями всех рас.

— И как это сделать? — захлопала глазами принцесса.

— Благословить кровью, — рассмеялся Этрик. — Ты готова принять мою кровь?

Фив оттолкнулся плечом от клена и подошел почти вплотную. Крис замерла. Запах стал невыносимым, Крис поморщилась и отвернулась… Фивиреты всегда распространяли вокруг себя приятный, а иногда пьянящий аромат, но сейчас аромат Этрика раздражал. Фив легко коснулся щеки девушки, забирая с ее лица прядку синих волос за ухо.

— Ты же приходила к нам в клан с дедом. Да, Крис? — пропел он.

Принцесса кивнула как завороженная. Но ей тогда было так мало лет, что осталось лишь смутное воспоминание.

— И как я тебя раньше не заметил? Ты очень красива.

Фивиреты одуряющее действовали на противоположный пол. Как ядовитые цветы окутывали своим ароматом, заговаривали чарующим голосом. Люди не могли противостоять их обаянию, но не симфы. Крис немного отстранилась от Этрика и нахмурилась, сообразив, что пытался сделать маг.

— Так что? Ты готова принять мою кровь? — усмехнулся Этрик, будто ничего не произошло.

— Если так нужно, то да.

Крис не поняла, почему Этрик ей подмигнул и стал таким довольным, как кот объевшийся сметаны.

— Тогда веди меня. Я редко бываю возле замка.

— Нужно куда-то идти? Почему нельзя здесь? — не поняла принцесса.

Фивирет как-то странно на неё посмотрел и глуповато улыбнулся.

— Это требует уединения.

Крис растерялась. Даже не представляла, куда можно привести фивирета, чтобы остаться наедине. Не в замок же. Вряд ли Дэниель разрешит подобное вторжение. Да и в убежище не стоило. Не хватало еще нарваться на вражеские отряды.

Этрик понял её замешательство, взмахнул рукой и открыл портал в пространстве.

— Позволь, мне об этом подумать, — произнес он, осторожно взяв принцессу за руку.

Крис без сомнений последовала за ним в портал. Первое, что увидела небольшой деревянный дом, уютно расположившийся под ветвями деревьев. Они будто обвили его, ласково прижались, обняли, как мать дитя. Окошко нежно оплел хмель, его зеленые соцветья сережками украшали стекла. Двери не было, только сплошная вьющаяся стена из ветвей незнакомого ей растения.

Этрик неожиданно обнял её за плечи и пропел над ухом.

— Это моё тайное убежище, — он мягко подтолкнул принцессу к двери.

Крис нырнула под водопад из листьев и едва сдержала удивленный возглас. Вся мебель состояла из живых сплетенных ветвей. Стены зеленели листвой, а ноги утопали в мягком травяном ковре. В углу живая кровать, оплетенная хмелем. И запах. Божественный запах леса.

— Здесь так…

Этрик не дал ей договорить. Он взмахнул рукой, и вместо покрывала постель зацвела маргаритками. Крис ахнула.

— Всезнающий, — вырвалось у неё.

— Я люблю маргаритки, — пропел Этрик. — Но ты можешь выбрать другой цветок. Я выращу его для тебя. Ты, например, очень похожа на ночную фиалку.

Крис покачала головой, пропустив комплимент фива мимо ушей. Красиво, конечно, но придется запачкать всю эту красоту кровью. Этрик вдруг развернул её за плечи к себе, наклонился и поцеловал. Принцесса удивленно отпрянула.

— Что-то не так? — прошептал мужчина, не отпуская ее плеч.

— Зачем? — захлопала глазами Крис. — Зачем ты меня поцеловал? Мы пришли сюда не за этим.

Этрик непонимающе нахмурился.

— Разве лучше свести всё к формальности?

Крис растерялась.

— Я не понимаю. Зачем поцелуи? Разве они как-то помогут?

Этрик какое-то время внимательно её изучал, удивленно подняв бровь, будто пытался понять серьезно она или шутит. Потом громко хмыкнул и, едва сдерживая смех, спросил:

— Цветочек, а как ты собиралась получить мою кровь?

Вместо ответа Крис скосила взгляд на рукоять кинжала за поясом. Этрик захохотал. Крис обижено нахмурилась, не понимая причины его веселья.

— Какая кровожадная, — заметил фив, отсмеявшись. — Крис, неужели ты действительно собиралась порезать мне вены? — продолжал веселиться он.

— Ты же сам сказал, что нужно кровью благословить «короля мира», — принцесса не понимала причины его веселья, от чего начиналась злиться еще больше.

Этрик же продолжал хохотать.

— Я что-то не так сделала? — зло бросила Крис.

— Ну, нельзя же все понимать так буквально. А после меня ты собиралась зарезать какого-нибудь беднягу хилфлайгона?

— А что нужно обязательно убивать?

Этрик еще пару раз хмыкнул и попытался взять себя в руки, ведь Крис уже зло на него поглядывала.

— Никого убивать не нужно и даже ранить. Есть другой способ смешать кровь, — спокойно начал пояснять он, но закончить не успел.

— Ни слова больше, мальчишка!

Этрик едва не подпрыгнул на месте от злого окрика дяди. Король фивиретов молнией ворвался в дом с перекошенным от гнева лицом. Следом показались его сопровождающие. В тесном пространстве живого дома запахло грозой.

— Я приказал тебе не вмешиваться! — закричал король на стушевавшегося племянника.

— Но, дядя, она даже не понимает, что нужно делать, — привычно огрызнулся Этрик.

— Это не твоя забота. Возвращайся в лес и не смей больше нарушать мои приказы! — Фагрус даже замахнулся, но вовремя остановил руку, не желая бить племянника при свидетелях.

Крис умоляюще взглянула на фива, который, было, уже направился к двери. Этрик замешкался у выхода, глубоко вздохнул, будто принял тяжелое решение и сделал шаг назад, гордо поднял голову, с вызовом посмотрел на короля и громко ответил:

— Дядя, мы должны помочь симфам. Это наш союзный долг. Ты не можешь оставить внучку своего друга без помощи.

Фагрус изменился в лице. Ярость уступила место обреченности и унынию. Он разжал ладонь и к ногам Этрика упал золотой медальон. Король посмотрел на племянника с грустью и надломленным голосом сказал:

— Ты вынуждаешь меня делать это.

Этрик перевел удивленный взгляд с медальона на дядю.

— Не нужно, — вырвалось у него.

Но Фагрус уже произнес имя руны. Возле ног Этрика проросли зеленые побеги, они стремились вверх, обвивая ноги фивирета. Закручивались по спирали и заключали Этрика в живую тюрьму. Он даже не пытался сопротивляться, только немым укором смотрел на дядю, пока зеленые ветви не скрыли его лицо.

— Спи, пока не настанет твое время, — услышала Крис шепот короля.

Крис не дышала все это время. Она знала, что фивиреты могли обращаться в деревья, но видела это впервые. Зрелище было не из приятных. Король наградил принцессу симфов тяжелым взглядом и молча пошел к двери в сопровождении притихшей свиты.

— Почему вы не хотите мне помочь?! — крикнула ему вслед Крис. — Вы же были другом моему деду. И предали его! Не помогли в войне с людьми, струсили! — голос срывался, от отчаяния слезы подкатывали к горлу. — И теперь… Вы же знаете, что их можно спасти, но опять предаете.

Фагрус замер на месте. Не оборачиваясь, приказал сопровождению выйти и вернулся к принцессе. Крис попятилась, заметив каким усталым и старым стало лицо короля.

— Ты слишком молода, чтобы понять, — глухо ответил он. — Молода и импульсивна.

— Так объясните мне, — решила не сдаваться Крис.

Король фивиретов указал ей рукой на живой стул, а сам опустился напротив. Он некоторое время молчал, обдумывая что-то, а потом заговорил тихо, с печалью в голосе:

— Твой дед, Крис, совершил много ошибок. Ты же родилась уже в Симфонии и не знаешь, как мы все здесь оказались?

Девушка замотала головой. Она даже и не думала никогда о том, почему их мир такой маленький, и что находится за его границами.

— Нас изгнали. Твой дедушка уговорил нас нарушить очень важное правило. Существовал запрет обучать отсталые расы. Но Карлант решил, что ему закон не писан. Он начала обучать племя людей. И нас втянул в это, — фивирет замолчал ненадолго, вспоминая.

Крис замерла и пыталась не шевелиться, вникая в давнюю историю.

— Я пытался его отговорить. Знал, что нас накажут, но он потребовал от своих друзей полной поддержки. Когда правители узнали о нашем поступке… был великий скандал. Мы все были наследниками, будущими королями своих рас. Возможно, проступок замяли бы, но твой дед был упрямым и объявил, что не собирается следовать глупому правилу.

Фагрус хмыкнул, видимо, вспомнил что-то смешное.

— Это все от молодости, Крис, и импульсивности.

Девушка залилась краской от намека на ее обвинительную речь.

— Нас и всех, кто согласился идти с нами, сослали в эти земли и оградили от внешнего мира. Карлант возглавил Симфонию по праву и продолжил обучать расу людей.

Фагрус задумался, изучая переплетение ветвей на противоположной стене.

— Это была плохая идея. И Карлант понял это только в тот день, когда люди подняли оружие против своих учителей. Не зря существовал запрет. Но молодым этого не понять никогда. Карлант совершил ошибку… и поплатился за нее.

Крис опустила глаза, она не знала причины войны с людьми. Но ее дед обвинял себя.

— Я не предавал твоего деда, принцесса. Критиковал, спорил, быть может, но собирался выйти со всем войском ему на помощь. А после того что случилось с видгарами, твой дед заставил меня дать клятву, что я не вмешаюсь в эту войну и сохраню свой народ.

Он замолчал. Крис почувствовала себя неуютно под его тяжелым, наполненным болью и мудростью веков взглядом.

— Дед оправил меня сюда, чтобы спасти свой народ. Он наверняка надеялся, что вы поможете его внучке, — пробормотала она.

Но король фивиретов покачал головой.

— Карлант не отправлял тебя сюда, девочка. Он хотел забросить тебя в прошлое, на несколько веков назад. Тогда бы я помог. Сейчас же— не могу, — развел он руками.

— Почему? Не все же потеряно, есть пророчество… Нужна только кровь…

Фагрус только покачал головой.

— Этрик успел тебе сказать, что кровь нужно получить не так.

— А как? Если не хотите помогать, то научите, укажите мне путь.

— Ты должна сама его найти, девочка. Чутье симфов. Доверяй ему, всегда, даже если кажется, что оно нарушает все мыслимые законы логики, совести и морали. Ваше чутье — будто маяк во мраке. Оно поможет отыскать тебе истинный путь. Но наша кровь, кровь фивиретов, должна быть последней, иначе ничего не выйдет — это я знаю точно.

Крис снова вскочила, но тут же села повинуясь властному взгляду. Фагрус грустно улыбнулся и сказал:

— Крис, всё, что происходит, неслучайно. Твое прибытие в будущее и стертая память, встречи и ошибки. И даже то, что люди выбрали тебя королевой. Карлант придумал план, но в его исполнение вмешались руны, полученные в дар от богов. Всё происходит по их воле и если противиться, симфов ничего не спасет.

Он на мгновение замолчал и продолжил, не позволив сказать и слова.

— Руны, которые вспыхнули тогда, не были связаны. Через них в судьбу симфов вмешались боги. И если высшие выбрали тебя для исполнения пророчества, то только тебе удастся найти верную дорогу. Старый фивирет тут тебе не помощник. Я не обладаю ни твоим чутьем, ни твоим предназначением.

Он поднялся и, помешкав, добавил:

— Карлант начал выполнять пророчество Бездны, поэтому нас так серьезно наказали. На сей день пророчество выполнено до половины. Вторая половина принадлежит вашему поколению. И только Карающему известно, что будет дальше.

— Так что же мне делать? — умоляюще посмотрела на него Крис.

— Просто живи, божественная воля сама приведет к тебя куда нужно. А чутье поможет не заплутать и сделать правильный выбор.

Фагрус собирался покинуть дом, но замешкался и положил на стол круглый медальон.

— Вот. Это единственное, чем я могу тебе помочь.

Крис бережно подняла артефакт. На тыльной его стороне сплелись в единое целое руны Турисаз, Кано, Лагуз и Эвас. Она вопросительно посмотрела на Фагруса.

— Артефакт даст тебе подсказку.

— Спасибо, — смирившись, ответила принцесса.

Король фивиретов кивнул и вышел из дома. Крис виновато посмотрела на Этрика, заключенного в ветвях дерева, вздохнула и прочитала имена рун.

Все смешалось перед глазами. Её подхватил сияющий магический вихрь. Через мгновение Крис оказалась в чьих-то сильных руках и уткнулась носом в мужскую грудь. Незнакомец ругнулся и оттолкнул её от себя. Крис удержалась на ногах и подняла глаза. На нее с удивлением смотрел магистр «королевского двора».

— Карающий, принцеска. Что за штучки?

Крис не ответила. Она быстро осмотрелась по сторонам. Озеро Мрака — нет сомнения. Где-то здесь ответы на все её вопросы. Где же?

Глава 16

Лерон возвращался с провальной встречи с магистром Лютины. Запасы стрел подошел к концу, множество мечей сломаны или утеряны, а Долина водопадов с запасом железной руды до сих пор отказывалась воспринимать «королевский двор» и замок как разные домены. Вот уже сто пятьдесят лет магистры Озерного края из кожи вон лезут, чтобы перехватить поставки руды. На этот раз повезло Дэниелю. Он опередил магистра «королевского двора» всего на сутки. Лерон напрасно пытался что-то втолковать представителям Лютины. Уперлись в свое: «Следующая поставка по срокам» и хоть убей ты их.

Придется из испорченного оружия ковать новое. Вот же невезуха. Ну, ничего, приползут просить алмазной пыли, пусть Дэн и попробует расплатиться. Большинство же рудников на территории «королевского двора».

На дипломатическую встречу Лерона сопровождал Ранер. В отличие от многих, магистр «королевского двора» не любил перемещаться по Симфонии со свитой. Да и не доверял никому. Засады он не боялся. Войска редко маршировали через озеро Мрака, а мелкие отряды обходили Лерона стороной. Боялись. Благо не забылся ещё тот день, когда он на чистой ярости вырезал всех правителей замка. Ранер, бывало, рассказывал слухи, гулявшие по Симфонии. Лерон слушал, едва сдерживая смех. Прямо демоном из Бездны изобразили. Вспомнил встречу с настоящим демоном и содрогнулся. Тогда чувствовал себя букашкой и если бы не Вайя… Но об этом старался не думать. Как и о принцессе, которая обосновалась в его снах. Проклятая магия! Лерон вздохнул.

Воздух не успел полностью покинуть легкие, как вспыхнуло разноцветное пламя и что-то свалилось ему на грудь, едва не сбив с ног. Магистр инстинктивно оттолкнул от себя неведомую угрозу и отпрыгнул в сторону, пытаясь унять мечущееся сердце. А появившийся из ниоткуда объект встряхнул головой и завертелся, осматриваясь.

— Карающий, принцеска! Что за штучки? — недовольно спросил Лерон, когда разобрался, кто на него свалился.

Ранер примчался на шум с выпученными глазами и обнаженным мечом.

— Всё в порядке. Это наша старая знакомая. Возвращайся во дворец, — приказал Лерон, внимательно изучая девушку.

Илар расплылся в довольной улыбке и нагло заявил:

— Может, я в сторонке подожду? Всё-таки рядом порталы замка.

На что Лерон показал ему кулак, вызвав смех друга.

— Иди. Принцеска прилетела ко мне на свидание, разве не понятно, — съязвил он.

— Да куда уж понятней, — ответил илар, не переставая ухмыляться, и быстрым шагом пошел к порталу.

Крис, казалось, вообще не обратила внимания на их перепалку, как и на то, что оказалась нос к носу с главным врагом ее домена. Осматривалась по сторонам, полностью его игнорируя. Наглая, бесстрашная девочка. Напугать ее, чтобы неповадно было? Вернуть в «королевский двор», чтобы закончить начатое? Магистр улыбнулся своим мыслям, не сводя глаз с девушки. Крис нарочито его игнорировала.

— Только не говори, что опять бегаешь от демона, — привлек к себе внимание Лерон, когда илар исчез из виду. — Я сегодня как-то не в настроении умирать.

Крис свысока взглянула на него и, задрав нос, ответила:

— И без тебя справлюсь.

Отвернулась. Гордая какая! Обиделась. Чувствуется влияние заклятых друзей.

— Что лорд Алард уже успел тебя против меня настроить? — магистр прищурился, продолжая наблюдать за девушкой, но пока не предпринимал никаких действий. — А как же великая любовь?

Крис вздрогнула и покраснела. Не решилась взглянуть на собеседника, но высокомерно ответила:

— Ты сам виноват.

Даже кулачки сжала, впиваясь ногтями в ладони. Голова гордо понята, во взгляде презрение. Лерон улыбнулся. Если бы кто-то посмел ему так отвечать, то уже давно бы познакомился с клинками, но Крис не вызывала у него гнева, только забавляла.

— И чем же я заслужил немилость? — спросил он, растягивая слова, а сам подошел поближе и остановился в паре шагов от принцессы.

За ее спиной очень удачно расположилось дерево, к которому он и заставил отступить девушку, сделав еще пару шагов навстречу. Крис наткнулась на шершавый ствол и вздрогнула. Испуганно подняла на него глаза и выставила вперед руки, защищаясь:

— Тебе достаточно заплатили, чтобы ты оставил меня в покое, — пробормотала она.

Лерон усмехнулся. Подошел совсем близко и облокотился о ствол рукой возле ее головы. Ладошки Крис уперлись ему в грудь, но он не отстранился. Крис оказалась в ловушке его рук.

— Интересно получается. Ты падаешь мне на голову, а потом требуешь, чтобы я оставил тебя в покое? — подняв принцессе голову за подбородок, хрипло спросил он. — У Дэниеля научилась задирать нос? — большим пальцем поглаживал нежную кожу, не касаясь губ. — Конечно, ты же у нас будущее величество замка. Тебе удалось меня одурачить, тут уж не поспоришь.

Девушка смотрела на него испугано и в тоже время с ожиданием. Она иногда поглядывала на его губы и тут же отводила взгляд, стесняясь своих мыслей.

— За будущего магистра могли и побольше заплатить, — мужчина нагло подмигнул Крис и ласково провел по щеке девушки тыльной стороной ладони.

Крис раздраженно встряхнула головой, отбрасывая его руку. Но этот жест вызвал только кривую усмешку у Лерона.

— Хоть где-то тебя уели, — дрожащим голосом ответила принцесса. — Ты сам согласился на их условия, так что с тебя хватит. Свой шанс убить магистра замка ты потерял.

Убить?! Глупая девочка. С чего бы это ему быть таким жестоким и недальновидным. Знал бы он, что она — будущий магистр, привязал бы к себе, что сама бы кинула замок ему под ноги. Мужская ладонь скользнула по шее, пальцы запутались в темно-синих волосах. Лерон подвинулся ближе, почти прижав девушку своим телом к дереву. Крис изо всей силы пыталась его оттолкнуть, но получалось у нее не очень. А все равно нагло пререкается и задирает нос.

— Принцеска, мы сейчас одни на озере Мрака. Я могу с легкостью взять тебя в плен, — хрипло прошептал Лерон, склоняясь к ее уху.

Девушка задрожала, и он был уверен, что совсем не от страха. Потерся носом о шею, вызывая мурашки.

— Ты — подлый, — вдруг очень резво начала вырываться девушка, сильно упершись ему в грудь руками.

Ее попытки освободиться только позабавили магистра «королевского двора».

— Не продолжай. Я всё это слышу каждый день, — ответил он, легко преодолев сопротивление. — Мне больше нравилось, когда ты упрашивала оставить тебя в «королевском дворе». Именно туда я и собираюсь тебя вернуть. Вернуть и наконец сделать то, что должен был сделать давно.

Он перехватил её запястья одной рукой. Убрал пальцами локон синих волос с лица и ласково провел ладонью по щеке, спускаясь от шеи к груди.

— Опять будешь применять свою жалкую магию? — сквозь зубы спросила Крис, глядя волком.

— Не буду, — расплылся в улыбке Лерон, продолжая поглаживать ее кожу. — Надеюсь, что ты ещё ко мне неравнодушна.

— Ты мне не нужен, — почти жалобно пробормотала Крис.

— Жаль, а ты мне постоянно снишься, — ласково прошептал он и легко коснулся губ в поцелуе, но сразу отстранился. — И быстро сдашься, ведь отразила только часть моей жалкой магии.

Теперь его поцелуй был более глубокий. Лерон прервался только когда почувствовал, что сопротивление Крис ослабло, ладошки больше не пытались его оттолкнуть. Одной рукой продолжал удерживать ее лицо, а второй обнял за талию, прижимая к себе. Оторвался от губ, чтобы ласково поцеловать в шею, вызывая первый стон. Захотелось прямо здесь снять с нее одежду и сделать своей, но вовремя вспомнил, что затеял все это в воспитательных целях, поэтому, прерывая ласки, ехидно заметил:

— Я же говорил.

А после разжал руки, освобождая, и сделал шаг в сторону. К своему удовольствию отметил, что Крис едва удержалась на ногах и проводила его немного затуманенным взглядом.

— Успокойся, принцеска. Ты мне не нужна, — подмигнул Лерон, улыбаясь. — Иди куда шла. Но не вздумай больше задираться.

Лицо девушки вспыхнуло. Крис закусила губу и от стыда не смела поднять глаза.

— Я сюда и шла, — буркнула себе под нос.

Скосила на него взгляд. Видимо, хотела сказать что-то дерзкое, но не решилась.

— Пойдем, к порталу провожу, — неожиданно для себя предложил Лерон. — Опять же вляпаешься во что-то.

Но Крис гордо отвернулась и сама побежала к видневшимся невдалеке порталам. Обиделась. Лерон хмыкнул и пошел следом, не пытаясь догнать.

Засветился портал к замку. Крис собиралась уже пройти на ту сторону, как вдруг взгляд Лерона упал на адресные камни.

— Стой! — заорал он принцессе, сообразив, что кто-то перенаправил портал.

Но девушка уже сделала шаг. Не раздумывая, он бросился следом, понимая, что скорее всего в который раз получит из-за нее по голове.

Портал привел их на лесную опушку. Небольшая круглая полянка и землянка на краю у деревьев.

Крис непонимающе оглядывалась по сторонам, а Лерон вышел из портала, вытаскивая мечи, ожидая чего похуже демона. Дернул принцессу себе за спину и огляделся по сторонам.

Вот же магнит для неприятностей, а не девушка. Ведь явно ловушка была настроена на того, кто возвращается в замок. И так как портал перенаправил не он, то напрашивались неутешительные выводы, что это происки того, кто наслал на них демона. Крис осторожно коснулась его спины. Но он только шикнул на девушку, внимательно осматривая окрестности. Понять где они не представлялось возможным.

Среди деревьев заметил фигуру в плаще до пят, стоявшую в двух шагах и явно наблюдающую за ними. На грудь незнакомца спускалась толстая золотая цепочка, змеей обвивающая кроваво-красный зловеще сияющий рубин.

Лерон сделал шаг, но тут же остановился, будто натолкнулся на стену. В висках застучало, кровь вскипела в венах, ярость обрушилась волнами. Он с трудом отвел глаза от рубина и подавил вспышку ненормального гнева. Дыхание участилось. Теперь магистр испытывал животный страх, хотелось бежать со всех ног. Но заставил себя поднять клинки. Как только обсидиан засиял в солнечных лучах, чужеродные эмоции рассеялись. И Лерон услышал женский голос:

— Так вот почему не вернулся мой демон, — сказала незнакомка. — Не ожидал тебя встретить здесь. Ничего, мне будет приятно убить тебя снова.

— Твоя подружка? — обратился Лерон к Крис в шутливом тоне.

Он пытался сохранять присутствие духа, но отступил на пару шагов. Девушка выглядела зловеще, еще и этот рубин.

Выглянувшая, чтобы посмотреть на фигуру, Крис, вскрикнула и опять спряталась за его спину. Когда-то она так делала, и это кончилось плохо.

— Кто это? — спросил он.

— Не знаю, — пропищала Крис. — Но чувствую что-то плохое.

— И это не радует.

Лерон выдохнул и обратился к незнакомке:

— Кто ты?

Девушка хмыкнула.

— Вспомнишь, очень скоро. Я хочу видеть страх в твоих глазах, когда снова отниму жизнь, жалкий предатель. Но сейчас ты мне не нужен. Убирайся!

— Это опять по твою душу, — попытался шутить Лерон, но Крис в ответ только что-то нечленораздельно промычала. — Может, шарахнешь её пару раз магией? А то я девушек не бью.

Незнакомка сделала шаг навстречу, откидывая полу плаща. Лерон успел заметить темную кольчугу из мелких колец, покрытую рунами. Магистр быстро сообразил, что простое оружие против нее бессильно. Он уже видел эту кольчугу, сражался с её обладателем и умер. Мужчину затрусило от странного воспоминания.

— Я вижу, ты начинаешь понимать, — казалось, что голос девушки исходил не изо рта, а из пульсирующего красным камня на груди и будто не принадлежал ей. — Уйди с дороги, и я пощажу тебя, Синхар.

Кровь гулко застучала в голове от произнесенного имени. Клинки вдруг запели, хотя Лерон не ударял ими друг о друга. Перед глазами вспыхнули нити, но темному бою помешала Крис, закричав за спиной. Магистр не понимал, что происходит и это ему не нравилось. Его бил озноб и в душу заползал суеверный страх. Ещё и принцеска за спиной продолжала выть, как демон. И вой этот — предвестник беды.

Лерон поднял клинки.

— Не знаю, кто ты. Но лучше уходи, — процедил он.

— Это Багровый повелитель! Он убьет тебя!

Крис бросилась вперед. Стала между ним и странной фигурой, хотя побледнела от страха. Принцесса подняла руки. Пальцы немного замерцали, накапливая энергию.

Багровый повелитель поднял руку и пробормотал несколько коротких слов. В сторону принцессы полетел сгусток чистой энергии. В последний момент магия отражения сумела остановить его и отправить назад, но они, будто вода, разбились о кольчугу. Крис же застонала и едва не упала на траву. На руках появились огромные волдыри от ожогов.

Багровый повелитель не делал больше попыток атаковать, только высокомерно произнес:

— Даже маги отражения, вошедшие в силу, в конце концов сдавались. А чтобы убить тебя, мне не нужен даже абсолютно черный меч. Ты слаба.

Багровый повелитель произнес заклинание, и в сторону принцессы полетел новый сгусток, но Лерон успел подхватить Крис и прыгнул в сторону.

— Зови лорда Аларда, быстро, — шепнул ей на ухо. — Пусть через портал замка на озере Мрака пройдет. Я попробую ее задержать.

Он повернулся к незнакомке и обратил на себя внимание вопросом:

— Может, найдешь себе ровню?

— Тебя-то?

И гадкий режущий слух смех, который исходил от красного камня.

Лерон назвал руны артефактов, которые всегда носил с собой на всякий случай. Его скрыла тонкая светящаяся сфера — щит от магии.

— Я не собираюсь возиться с тобой. У меня есть слуги.

Багровый повелитель щелкнул пальцами, и из-за деревьев вышла закованная в железо фигура. Как многотонный носорог, воин помчался на Лерона с поднятым мечом. Магистр не знал, с кем имеет дело, но когда клинки отразили удар тяжелого меча и поскрежетали по доспехам, он услышал звуктак, будто сам находился внутри этой железной башни. От растерянности отступил на пару шагов. Невозможно! Кто-то из бывших друзей? Но они должны защищать Крис!

Все же пытался не наносить ранящих ударов. Ушел в глубокую защиту, парировал и отступал. А потом изловчился, разрубил кожаный ремешок и сорвал с головы противника шлем.

Нападающий отступил. Лерон ругнулся, узнав в воине Дэниеля. Магистр замка выглядел как безумец. Его лицо искажала ярость, глаза налились кровью, он скалил зубы и рычал, как дикий зверь.

Рядом закричала принцесса. Лерон повернулся и успел заметить, как последняя атака Багрового повелителя едва не достигла цели. Одежда принцессы залита кровью, Крис ранена…

Бросился к ней и пропустил атаку Дэниеля. Кожаный панцирь смягчил удар, но лезвие все же добралось до кожи и оставило глубокую рану на боку.

— Дурак! Ты же и себя убьешь, — прорычал Лерон, с трудом парируя удары магистра замка.

Горячая кровь заливала одежду, кружилась голова, и шаги давались с трудом. Лерон пытался нанести оглушающий удар, но ярость добавила Дэниелю силы, а магия — умения. Лерон продолжал сражаться, однако растерял всю ловкость. Рана в боку мешала двигаться и атаковать.

Рядом открылось сияющее кольцо портала. Наконец-то прибыл Алард и Лестер. Наконец-то! Лерон не слышал больше криков Крис. Неужели поздно? Видимо рана глубже, чем казалось.

Как тяжело двигаться. Усталость одолевала все сильнее.

Алард и Лестер обнажили мечи. Кинулись в бой. Оттеснили Дэниеля и набросились… на Лерона. Карающий! Они прибыли на подмогу Дэну!

Острое лезвие разрезало бедро, отчего Лерон упал на одно колено. Получил удар ногой по лицу и взвыл, когда сапог Аларда врезался в рану на боку. Рухнул на траву, отчаянно хватая ртом воздух. Алард навис над ним, как призрак мщения, но смертельный удар не нанес. Да и нет необходимости. Лерон не мог подняться. Рана горела огнем. Крис не слышно. Поздно!

Рядом снова зазвенели мечи, и Алард обернулся в растерянности. Дэниель атаковал Лестера.

— Что тут происходит?

— Принцесса, — простонал магистр.

Лорд завертелся на месте, выругался и исчез. Видимо, Крис ещё не распрощалась с жизнью.

Боль немного отступила и Лерон с трудом поднялся. Дэниель продолжал теснить Лестера. Лерон собрал в кулак волю, подошел к магистру замка со спины и обрушил на голову удар рукоятью. Дэниель повалился на траву. Лестер заорал и схватился за голову. Сам же магистр упал на колени, от нанесенного будто себе удара. Проклятое объединение! Они могли изранить друг друга без вреда собственному здоровью, но когда кто-то от удара терял сознание или умирал, это вынужденно чувствовали все.

— Алард! — закричал Лестер.

Алард, оглушенный полученным Дэниелем ударом, открылся для атаки Багрового повелителя и получил удар сгустком энергии. Он в сознании, но уже на земле, а Багровый повелитель приготовился к новой атаке. Лестер помчался туда, будто мог чем-то помочь.

— Рахнис, — выдохнул Лерон, не совсем понимая, что делает.

Из-под земли вырос трехметровый крылатый демон. Его только не хватало! Лерон перевел взгляд на руны, сияющие золотом на клинках. Если все-таки активировать их энергию, возможно, хватит сил одолеть демона. Но Рахнис озадачил его. Склонился в полупоклоне и прорычал:

— Не читать, хозяин. Клинки убивать… Я защищать вас.

Лерон застыл, открыв рот. Растерялся, да и соображал плохо от потери крови и боли.

— Защити принцессу, — машинально выпалил он.

Демон исчез и появился рядом с Багровым повелителем. Ударом когтистой лапы отбросил одержимую девушку, как куклу. Она быстро поднялась на ноги и исчезла. На мгновение перед Лероном показалось её перекошенное яростью лицо, виднеющееся из-под капюшона

— Я убью тебя, Синхар, — прорычала она и исчезла.

Демон ушел в землю, выполнив задание.

Магистр «королевского двора» заковылял к бывшим друзьям. Алард поднялся и рукой зажимал рану на плече, ноги Лестера скованы льдом.

Крис на земле. Её глаза закрыты, лицо в мелких порезах, одежда в крови, а руки — сплошная обожженная плоть. Сердце Лерона гулко застучало. Он не мог понять, почему так зажгло внутри, и руки задрожали. Опустился рядом. Водил руками над телом и не знал, где коснуться, чтобы не причинить боль.

— Крис, — с жалостью пробормотал он, не осознавая, что Алард и Лестер удивленно переглянулись.

Ему на плечо опустилась тяжелая рука Аларда.

— Она жива. Раны несерьезные, кроме рук.

Голос лорда отрезвил. Лерон вскочил на ноги, забыв о собственных ранениях. Стыдно стало за вдруг проявленную слабость. Да ещё и перед врагом. Чего это он так разнервничался? Из-за надоедливой девчонки, ходячей проблемы?

— Забирайте свою принцессу, — безразлично махнул он рукой. — И держите под замком, мне надоело получать из-за неё по голове.

Алард отвернулся, чтобы скрыть усмешку. Лестер тихо хмыкнул. Лерон выругался и собирался уже идти к порталу. Но Крис тихо застонала и позвала:

— Син… Син…

Лорды непонимающе переглянулись.

— Это она, наверное, меня, — промямлил Лерон и вернулся к принцессе. — Меня все последнее время величают Синхаром.

Крис приоткрыла глаза. Увидела его и улыбнулась.

— Ты жив.

— Как видишь.

— А Багровый повелитель?

— Капитулировал.

Она хотела схватить его за руку, но вскрикнула от боли и опустила ладони. По лицу потекли слезы. В душе у Лерона шевельнулась жалость, он тут же подавил её и резко встал.

— Алард тебе поможет. Мне пора.

Алард одной рукой осторожно поставил принцессу на ноги. Внимательно посмотрел на давнего врага и собирался что-то сказать, но Лерон рукой показал ему закрыть рот, после чего заковылял к порталу, проклиная себя за слабость.

Глава 17

Разговор с принцессой не задался. Дэниель сам не понимал, почему так злился и кричал. Наверное, виновата бессонная ночь.

Все друзья как будто сговорились избегать его. Алард наслаждался обществом Вайяны, а Лестер заигрывал с Крис, вызывая у магистра бессильную ярость. Принцесса нравилась ему с каждым днем все больше. Он с удовольствием поучаствовал бы в борьбе за ее сердце, если бы не нависшая над головой скорая смерть. Но Крис не особо жаловала его. С Лестером на второй день обнималась, как будто сто лет его знает. А когда Дэн попытался обнять, испуганно дернулась в сторону. Не нужно было ей напоминать о Лероне. Только поссорились.

Ещё и этот повторяющийся кошмар.

Каждую ночь Дэниель блуждал в густом тумане по кругу, искал дорогу домой и не находил. Просыпался в холодном поту с уверенностью, что смерть придет за ним очень скоро. Гадкое ощущение обреченности и трусливое ожидание кончины сопровождало его изо дня в день. Поэтому счастье друзей казалось магистру кощунством. Он завидовал их беспечности и планам на будущее, которого у него нет.

Чтобы растянуть время, полностью посвятил себя делам домена. Работа с утра до ночи отвлекала от невеселых мыслей. С утра нанес визит магистру Болотной пустоши. Домену пора пополнить было запасы торфа. Пришлось битый час усыплять бдительность телохранителей. Визит больше дружеский, чем официальный. Не хотелось заявляться со свитой.

В Пустоше его озадачили неприятной вестью: магистр скончался при странных обстоятельствах. Его нашли возле портала без единой раны, с широко открытыми глазами с гримасой ужаса на лице. Нового сюзерена кольцо пока не выбрало.

Дэниель возвращался домой, размышляя, кто мог совершить нападение на магистра Пустоши и почему. Машинально открыл портал и перешел на другую сторону. Здесь же его ждал сюрприз. Вместо замка Дэн оказался на лесной опушке. Круглая зеленая полянка и землянка почти у самого леса. Неужели перепутал портал?

Дэниель задумчиво потер подбородок и развернулся, чтобы вернуться к озеру Мрака, но его остановил женский крик о помощи, доносившийся из землянки. Не задумываясь об опасности, Дэниель вытащил меч и отправился на помощь.

К хижине вела немного разрушенная временем лестница. Внизу деревянная в прорехах дверь. Дэниель прислушался, из-за этой двери доносились стоны и просьбы о помощи. Поколебавшись немного, магистр решился войти.

В ноздри ударил едкий запах серы и тлевших углей. Дом оказался обжитым. Несколько факелов тускло освещали каменные стены. Лестница терялась где-то внизу в таинственном полумраке. Дэниель остановился, неприятное чувство опасности толкало его к выходу. Но благородство победило.

Лестница привела его в широкую комнату, заваленную обломками мечей и доспехов, грудами кристаллов и использованных артефактов. На другом конце зала полыхал камин, рядом стол, с остатками чьей-то трапезы. Женский голос доносился из-под пола. Дэниель подошел ближе и увидел, откинутую дверцу, ведущую в погреб. Лестницы не было. Из темноты доносился женский плач.

— Эй, что с вами? — позвал Дэниель.

Всхлипы затихли и девушка крикнула:

— Помогите. Я споткнулась и упала. Лестница осталась наверху. И я подвернула ногу.

Дэниель осмотрелся в поисках лестницы. Да вот она стоит у стены.

— Сейчас, подождите, я помогу вам.

Он взял лестницу и осторожно опустил ее в подвал. Девушка не могла подняться сама, поэтому он спустился вниз. В темноте не видел лица незнакомки, легко подхватил ее на руки и поднялся наверх. Уже в комнате сгрудил свою ношу в кресло у камина.

Девушка оказалась симпатичной. Белоснежная кожа и черные длинные волосы, волнами опускавшиеся ниже талии. Пухлые вишневые губки, на кукольном личике.

— Что делает такая прекрасная особа в глуши? — улыбнулся он.

Девушка смутилась и опустила взгляд.

— Живу с отцом. Но он ушел по делам, — захлопала она глазами.

— И кто твой отец? — Дэниель присел на угол стола.

Можно забрать ее в замок. Девушка стала бы украшением его двора. Крис воротит от него нос, значит, он ей ничего не должен. Не зря же так удачно перепутал порталы. Сама Бездна привела его сюда.

— Кузнец! Тебе нужен меч или доспехи? — внезапно спросила девушка.

Дэниель только покачал головой.

— Ты спас меня. Отец вернется только послезавтра, а я хочу отблагодарить тебя, не отказывайся.

Девушка указала рукой на стену, где висел металлический панцирь.

— Возьми, пожалуйста, я прошу тебя. В знак благодарности.

Дэну не хотелось ее обижать, мужчина подошел к стене и снял доспех.

— Примерь, — попросила девушка.

— Как тебя зовут? — спросил Дэниель, медленно облачаясь в броню.

— Можешь звать меня Викторианой, — это были последние слова, которые услышал магистр замка.

Она прислонил к груди часть доспеха. Викториана ему помогала. Щелкнула скрыта пружина, и панцирь туго обхватил торс, плотные металлические пластины пробежали по его телу, обхватывая каждый дюйм живой плоти в стальной плен. Резкая боль сдавила виски. Дэниель вскрикнул. Сознание помутилось.

— Я помню тебя, принц Рендел. И теперь ты мой раб, — усмехнулась девушка.

Дэниель уже не понимал слов, мысли смешались, её голос действовал гипнотически. Девушка выкрикнула имя руны, и с этого момента магистр замка Дэниель перестал существовать.

Конечно, он помнил, что произошло. Но наблюдал за всем как бы со стороны. Его тело не подчинялось разуму и не могло противостоять чужим приказам. Какое-то время он статуей стоял у той стены, на которой висел панцирь. А после получил приказ атаковать появившегося на поляне мужчину, которым оказался магистр «королевского двора».

Он сражался с Лероном, потом и с Лестером, пока тяжелый удар на мгновение не отправил его на землю.

Очнулся с навязчивой идеей убить принцессу симфов. Как можно скорее. Он достал из ножен кривой кинжал с зеленоватым лезвием. Убить! Ноги сами понесли его к Крис. Дэниель даже не знал, где её искать, но кто-то вел его.

Алард поднял принцессу, поддерживая под руки. Лестер до сих пор был в ледяном плену. Поэтому лорд прислонил Крис к дереву и отправился на выручку другу. Она прикрыла глаза. Лучшего момента не будет. Ее сердце открыто для удара.

Убить! Мысль не давала покоя и гнала его вперед. Где-то рядом закричал Лестер. Чьи-то сильные руки отбросили Дэниеля в сторону, но он успел. Вогнал кинжал принцессе в грудь. Она закричала, ее горячая кровь испачкала руки. Крис потеряла сознание и сползла за землю по стволу дерева.

Магический удар Аларда разбился о доспехи. Дэниель захохотал.

— Я вас убью! — вещал он чужим голосом.

Алард выкрикивал заклинания, но доспехи поглощали их. Дэниель надвигался подобно смертоносной машине убийств. Пока на его пути не встал демон. Он проломил когтями магические доспехи, поднял магистра над верхушками деревьев и сбросил вниз. Дэниель почувствовал удар, на мгновение боль, а после жажду крови. Поднялся под удивленные возгласы бывших друзей. Алард в растерянности застыл перед ним, не решаясь применить мощные заклинания из страха навредить себе. Дэниель приготовился к смертельному удару, но Аларда кто-то оттолкнул в сторону и меч бывшего магистра замка натолкнулся на скрещенные обсидиановые клинки.

— Ради Всезнающего, Дэн! — закричал Лерон, удерживая руку магистра в плену клинков. — Ты же и себя убьешь.

Дэниель смог только прорычать что-то нечленораздельное. Ему нужно всех убить… убить…

Сильный удар оглушил его. Магистр упал на траву, но остался в сознании. Израненное тело заныло. Дэниель понял, что владеет собой, и что смертельно ранен. Его друзья стояли над ним. Алард снял перчатку. Магический рисунок на его руке вспыхнул, дополненный рунами на руке Лестера.

— Мы должны это сделать, — крикнул Алард Лерону.

Но магистр «королевского двора» покачал головой, с ужасом глядя на магические татуировки, и попятился назад.

— Лер, другого выхода нет, — настаивал Алард.

— К Карающему, ты не заставишь меня это сделать снова, — заорал в ответ мужчина.

— Дэниеля больше нет. Мы должны завершить его страдания. Перестань трусить. Руку!

— Нет, — рыкнул Лерон. — Ты не понимаешь, что делаешь, придурок! Так нельзя! Это большой грех! Карающий нам не простит! Я лучше убью его мечом.

— И нас всех?! — рявкнул, нахмурившись, Алард. — Убивать наших безоружных лордов — не грех было? А тут прям такой богобоязненный стал. Хватит! Руку!

Дэниель с трудом поднялся на локтях и захрипел, глядя на своего давнего врага. С лица Лерона схлынули все краски. Он отрицательно качал головой и пятился назад.

— Сделай это… я снова теряю волю… доспехи… — простонал Дэниель.

— Вы — идиоты! Этого нельзя делать! Нельзя! — в голосе Лерона против воли появились истерические нотки.

Алард ловко схватил магистра «королевского двора» за запястье. Лерон заорал. Руны на обсидиановых клинках вспыхнули, оружие завибрировало и зазвенело в руках.

Дэниель перестал чувствовать боль. Снова только желание убивать. Без труда поднялся на ноги. Убить! Убить всех! Пока Лерон не дал согласие на ритуал.

Магистр вырвал руку у лорда Аларда, заехал ему рукоятью клинка в челюсть.

— Не подходи! — рыкнул на Лестера, выставив вперед обсидиановые клинки.

Дэниель довольно зарычал. Слабак! Магистр замка всегда знал, что Лерон не решиться его убить через ритуал. И это ему только на руку. Он растерзает каждого, будет упиваться их криками, их болью. И начнет с надоедливого магистра «королевского двора». Дэн сделал шаг навстречу Лерону.

Обсидиановые клинки оглушающе зазвенели. От мерзкого звука заложило уши. Дэниель взвыл, закрывая их ладонями. Последнее, что запомнил залитые черной тьмой глаза магистра Лерона. Нити сущности натянулись и лопнули под воздействием темного мага.

Дэниель вскрикнул от жгучей боли. Доспехи жгли кожу. Расплавленным металлом стекали в землю. Все смешалось. Приторный запах паленой плоти — последнее, что почувствовал Дэниель, проваливаясь в небытиё.

Глава 18

Прошло всего два дня, как Лерон встал на ноги. Полученные в бою раны в тот же вечер уложили в постель. Около дюжины дней метался в горячке, бредил, тонул в собственных воспоминаниях. Целитель как в воду канул. Конечно, Лерон догадывался, что такое внезапное исчезновение лекаря — козни его вассалов, но доказать ничего не мог. Только Ранер неотлучно находился рядом и все же вытащил магистра «королевского двора» из Бездны.

Второй день Лерон на ногах, злой как приспешник Карающего. Настала пора репрессий и казней, как он любил повторять Ранеру. До казней, конечно, не дошло, но вот нервы лордам он точно подпортил. Да ещё и рана на боку не давала покоя. Почти затянулась, но причиняла досадную боль при движении. И это, конечно же, ухудшило и без того дурное настроение магистра.

Первым делом, как пришел в себя, расспросил илара о новостях из замка. От самого себя скрывал, что боялся услышать дурные вести. После темного боя, благодаря которому Лерон отправил Дэниеля в Бездну, магистр потерял сознание. А очнулся, когда Ранер, ругая его по чем свет стоит, пер своего магистра на себе в «королевский двор». Тогда сил расспрашивать о принцессе не было. Лерон практически не воспринимал реальность.

Когда горячка после ранения прошла, илар рассказал ему, что домен возглавила принцесса Крис. Ранер, обеспокоился длительным отсутствием своего магистра. Он видел, как спешно проскочили в портал замка лорд Алард и лорд Лестер и, почуяв неладное, бросился следом. Возле порталов столкнулся с Вайяной, которая последовала за своим мужчиной и металась по озеру Мрака, не понимая, куда двигаться дальше. Целительница их всех и спасла. Тревога не оставляла ее с того такта, как лорд Алард уловил призыв о помощи от Крис.

Вайя исцелила Крис, а остаток сил бросила на помощь Дэниелю.

Дэниель потерялся на пути в Бездну и, как поговаривали, лежал без сознания по сей день. Его раны затянулись, но разорванные нити, выдернули душу из тела и заставили скитаться по неизмеримому пространству. Здесь силы Вайи не помогли. И даже магия эмоций Лестера не отыскала Дэна в бездне потерянных. Дэну мог помочь только темный маг. Но Лерон до конца не понимал своей магии. Да и его заклятые друзья не решились обратиться к нему за помощью.

Ранер помогал своему сюзерену сменить повязку, прикрывавшую рану на боку. Изредка он поглядывал на магистра, когда тот начинал ругаться себе под нос от боли.

— Ты чересчур привык исцеляться магией. Это не рана, а царапина, а ты дергаешься, как девчонка, — с иронией заметил Ранер.

— Иди в Бездну! — огрызнулся Лерон и тут же вздрогнул от резкой боли.

Ранер хмыкнул.

— Ваше магистерство, будешь дергаться, рана откроется.

— Ты садист! Лучше бы целителя нашел, — пробурчал мужчина в ответ.

— Положение магистра, наверное, изнеживает, — продолжал издеваться илар, не переставая бинтовать рану. — Раньше ты так не орал.

— Раньше я или при смерти был или оставался целым и невредимым, — огрызнулся Лерон.

— Чтобы я еще когда-нибудь тебя оставил наедине с этой девчонкой, — недовольно пробормотал илар. — Свидание… тьфу… чуть в Бездну не улетел.

Лерон промолчал в ответ на его ворчание. Это Ранер еще не знает о сражении с демоном. Лерону иногда казалось, что если он погибнет, то илар в саму Бездну явится, чтобы доставать его своими нотациями и ругательствами. Но он знал, что илар не просто так переживает за своего сюзерена. После всего пережитого они были как братья. И именно Ран тащил его на своем горбу, когда лорды Озерного края пытались отправить будущего сюзерена в Бездну. И продолжает таскать своего бедового приятеля-магистра.

В дверь тихо постучали.

— Кого, к Карающему, принесло?! — заорал Лерон.

Слуга приоткрыл дверь, но не решился войти, только несмело заглянул в покои магистра.

— Господин, — заикаясь, начал он. — К вам посетитель.

— В бездну всех!

— Это девушка… она… настаивает…

Ранер заржал, увидев, как вытянулось лицо Лерона. Неожиданное появление девушек магистр уже записал в список самых опасных событий.

— У меня не любовное настроение. Так ей и передай, — отмахнулся магистр.

— А если это принцеска? — хмыкнул Ранер.

— Тем более, — буркнул Лерон в ответ, вызывав очередной приступ смеха илара. — Ладно, веди сюда, — распорядился он.

Слуга поспешно скрылся за дверью. Наверное, вздохнул спокойно бедняга. Уже не первый раз попадался под горячую руку магистру.

Ранер закончил перевязку, протянул сюзерену рубашку.

— Оставить вас наедине? — спросил он, а за ухмылку получил тычок под ребра. — Надеюсь, она без сюрпризов. Это ж не девка, а ходячая катастрофа.

Ранер отсалютовал ему и вышел.

Лерон только натянул рубашку на голову, как посетительница вошла в комнату. Не успел даже просунуть руки в рукава. Но навестила его не принцесса. Перед ним стояла незнакомка, которая дюжину дней назад пыталась отправить их всех в Бездну. Лерон дернулся к оружию, но девушка остановила его жестом и заговорила:

— Я пришел не сражаться. В твоем дворце это невозможно.

Лерон обратил внимание на низкий мужской голос, который никак не подходил женскому телу. Казалось, что говорит красный кристалл на ее груди. И выглядело это до Бездны жутко. Лерон все же взял мечи. Так спокойней. Хотя знал, что во дворце вряд ли это существо решится напасть.

— И это радует, — ответил Лерон, и отошел от посетительницы на приличное расстояние, оставляя себе пространство для маневра.

Девушка усмехнулась, ее мимика выглядела неестественно. Не дожидаясь приглашения, она села в кресло магистра.

Лерон остался стоять, готовый к неожиданной атаке. Незнакомка внимательно смотрела на него и крутила прядь волос. Магистр застыл в напряженной позе, не решаясь сесть и опустить клинки.

— Поначалу я себя глупо чувствовал в женском теле, — вдруг сказала она или он, Лерон запутался и решил величать это создание «оно». — Даже привыкнуть не могу пока, говорить о себе в женском роде. Как-то я не подумал, что потомком Аскобиса может стать женщина.

Лерон не знал, как относиться к подобной откровенности. Хотелось одного — позвать сражу и выкинуть это из дворца.

— Но, оказалось, есть масса преимуществ в таком обличье, — продолжила девушка. — Иногда я позволяю Викториане применять женские штучки. Большинство ради похоти готово на многое.

— Не я, — пробормотал Лерон, делая шаг в сторону двери.

— Знаю. Если, конечно, это не касается принцессы симфов, не так ли? — рассмеялась Викториана. — Это ж надо. Даже в новом обличье ты опять втрескался в малышку Крис.

— Не твое дело. Что, к Карающему, тебе здесь нужно? В темницу захотела?

Викториана покачала головой.

— Тебе это не выгодно. Во-первых, любопытство заставит тебя слушать, — она загнула один палец. — А, во-вторых, за мной сильный домен, — загнула второй. — И я как бы парламентер, — девушка потрясла рукой с завязанным на ней белым платком, что всегда было символом переговоров в Симфонии. — Так что, принц Синхар, сядь и слушай, — нагло приказала ему посетительница, указав на кресло напротив.

Лерон остался стоять. Существо его раздражало, но, Карающий, оно было право. Магистр даже не мог представить, что привело это в «королевский двор» после устроенного побоища.

— Выкладывай и убирайся! — рыкнул он и запоздало подумал, что пора заканчивать с привычкой принимать посетителей в собственной спальне.

— Не спеши. Я собираюсь здесь остаться, — огорошила его девушка.

— Ещё чего, — вырывалось у Лерона, а брови, наверное, взлетели на лоб от удивления и наглости.

— У меня есть пару выгодных для твоего домена предложений. Угостишь вином? — нагло спросила она.

— Обойдешься, — фыркнул магистр и все же сел в кресло напротив, приняв позу «я весь во внимании».

— Ты же мечтаешь поставить замок на колени, — не спрашивала, а утверждала Викториана. — Я могу предоставить в твоё распоряжение мощную магию и огромное обученное войско.

— Да что ты? — улыбнулся магистр Лерон. — И что от меня требуется?

— Лишь кое-что из твоего личного пространства. То, что вплетено в твои нити вместе с кольцом.

Лерон напрягся. Вместе с кольцом магистра, он получил еще одну обязанность. Хранить часть абсолютно черного меча. И не где-нибудь, а в личном пространстве, в переплетении обсидиановых нитей. По легендам после смерти императора четыре магистра разделили клинок, чтобы никому не давать в руки могущественный артефакт. Его части спрятали в личном пространстве и завещали преемникам хранить этот факт в тайне, передавая секрет только следующему магистру.

— Я вижу, ты понял, о чем речь, — рассмеялась Викториана. — Я всего лишь хочу вернуть то, что всегда принадлежало мне.

Лерон продолжал молчать, раздумывая.

— Так как, магистр? Хочешь победить замок без особых усилий и получить принцессу в качестве трофея? Отдай мне то, что у тебя в личном.

Лерон с усмешкой посмотрел на Викториану и пожал плечами.

— Не понимаю о чем ты.

— Все ты понимаешь, — тон девушки изменился.

Красный камень на ее груди замерцал.

— Подумай хорошенько, магистр, — пошли в ход угрозы. — Я же могу и сам взять. Забыл, какую боль испытываешь, когда рвутся нити личного? Так я напомню.

Глаза девушки заволокла тьма. Лерон молча вытащил мечи, приготовившись войти в состояние темного боя. Но внезапно задрожали стены дворца, отреагировав на угрозу хозяину.

Девушка моргнула, камень на ее груди потускнел. Лерон хмыкнул.

— Пошел вон, тварь, — спокойно ответил он темному. — Ваше предложение нам не интересно. Замок я смогу победить и без твоей помощи.

Девушка презрительно скривила губы и поднялась.

— Возможно. Сопротивляешься, — прошипел он. — Тебе это не поможет, Синхар. Я не умирал. Ты же повторишь свою судьбу, так как не обновил свои нити перерождением, а всего лишь сплел заново. А сплетая нити заново, мы формируем бесконечные одинаковые петли. Разве не этому нас учили на темном факультете?

— У тебя явно с головой не в порядке, — буркнул Лерон, хотя слова этой странной сущности неприятно царапали внутри.

Лерону казалось, что он что-то забыл, что-то очень важное. Мысль ускользала, не давалась в руки, скрывала пеленой нечто важное.

— Хочешь, я предскажу твою судьбу? — усмехнулась девушка. — Ты какое-то время будешь набивать себе цену, но потом все же приползешь ко мне. Будешь моим воином. Моим до каждой мелкой нити.

— Когда же? — а еще ему начинало надоедать, что все приписывают ему несуществующее прошлое.

— В прошлой жизни, принц. Ты был моим слугой. Ты долго раздумывал над моим предложением, но все же сделал правильный выбор.

— Нет! — рявкнул Лерон.

Сложившаяся ситуация начинала раздражать. После появления Крис его жизнь полетела кувырком. За годы войны он столько проблем не имел, как за последний месяц. Да и разговор с этой странной девушкой-носителем напрягал. Лерон нутром чувствовал от нее угрозу. А то, что она знает об абсолютно черном мече, вызывало почти панику. Ее странные речи приводили в замешательство, вызывали дрожь. Холодный пот промочил рубашку. И Лерон не мог совладать со своими глубинными эмоциями.

— Даже если так. Сейчас я — не принц, — сквозь зубы ответил Лерон. — Я — магистр «королевского двора» и не собираюсь тебе помогать. К тому же не ты ли возле озера называл меня предателем? Видимо, принц Синхар все же предпочел другую сторону.

По гримасе отвращения на ее лице Лерон понял, что попал в цель.

— Да, ты меня предал. За что и поплатился жизнью, — изучая ногти, ответила девушка. — И если хорошо подумаешь, то поймешь, что сейчас предательство не выгодно для тебя. Нити личного пространства очень хрупкие. Не приговаривай себя преждевременно, магистр. Если ты перейдешь на мою сторону, я, возможно, и принцессе жизнь оставлю. Все равно симфов уже ничто не спасет. Так что её смерть мне не нужна.

— Я заметил, там, у озера, — не сдержал нервный смешок Лерон.

— Зря ерничаешь. Есть более красивый способ закончить мою войну. И если ты мне поможешь, то получишь и принцессу и замок. Власть и могущество.

— Ты не предлагаешь мне ничего, чего я не могу добиться сам, — не смотря на заползавший в душу липкий страх, Лерон сохранял спокойствие. — У меня есть и власть, и могущество. Я мастер ближнего боя и магистр магии, у меня десятки артефактов и магическое оружие, и ещё твой демон. Моё имя наводит страх, и замок, пусть медленно, но проигрывает войну. А принцесса влюблена по уши. Я не знаю, что там у вас была за война, чего вы не поделили, и какую роль во всем этом сыграла моя прошлая жизнь. Но от тебя я чувствую угрозу и не собираюсь подпускать слишком близко. Я Лерон, а не принц Синхар. Уясни себе это! Так что я настоятельно рекомендую тебе покинуть мой дворец.

Девушка никак не отреагировала на его тираду. Медленно подняла и пошла на выход. Уже в дверях обернулась и, гадко ухмыляясь, ответила:

— Не кипятись так, рана откроется. Ты, кажется, не понимаешь, с кем имеешь дело. Мне доступна вся магия симфов. Я знаю, как перезаряжать артефакты и создавать новые. До того, как начать войну я был чеканщиком рун. Руны — древняя и сильная магия. Никакой другой их не одолеть. Даже магии отражения. Я предлагаю тебе все могущество рун. И если ты ещё раз скажешь «нет», то я обращу их магию против твоего домена. И тебя!

Лерон знал, что все слова не блеф. Чувствовал холод по коже и могильный озноб. Багровый повелитель его уничтожит, рассеет в пыль «королевский двор». Согласиться, чтобы найти способ борьбы с его могуществом? Карающий! Он уже когда-то так рассуждал. Видимо, по этой же причине Синхар перешел на сторону Багрового повелителя. И, как понимал Лерон, все закончилось трагично. Значит…

— Нет! — он выплюнул это слово в лицо Багровому повелителю. — Убирайся из дворца. Я найду способ борьбы с тобой. Твой грязный шантаж на этот раз не пройдет.

Викториана напоследок окинула его высокомерным взглядом и прошипела:

— Что ж, ты сам подписал смертный приговор принцессе и себе.

— Я не такой уж легкий противник, — спокойно ответил Лерон, глядя девушке прямо в глаза.

Викториана хмыкнула и медленно вышла из комнаты, а Лерон со стоном опустился на кровать. Повязка на боку стала влажной и теплой, пальцы испачкала свежая кровь. Как бороться с этой гадостью? Стоило, наверное, прошерстить старые фолианты. И выйти на связь с Алардом. Не до войны сейчас. Этой твари плевать на их домены и склоки.

Глава 19

Крис сидела за столом перед внушительной кипой свитков, растеряно смотрела на пергамент и нервно кусала кончик пера. Она не услышала стука и шагов посетителя. По удрученному виду и влажным глазам лорд Алард понял, что у его подопечной проблемы. Обязанности магистра свалились на неподготовленную девушку, как пудовый камень. И управлялась с делами домена Крис даже хуже Дэна. Аларду срочно пришлось вводить ее в курс дел, обучать и наставлять. О спокойной жизни с Вайяной пришлось забыть. Домену требовался его опыт и знания. Впрочем как всегда. Алард давным-давно забыл, что такое спокойная жизнь.

Хотя принцессе нужно отдать должное. Она быстро разбиралась в хозяйственных делах домена и пыталась вникнуть в проблемы своих подданных. Беда заключалась в том, что за века знания Крис безнадежно устарели. Алард столкнулся с особенностями правления симфов, которые не работали в их обществе с учетом деления на домены. В обществе симфов торговля осуществлялась в виде натурального обмена. Товары свободно циркулировали по замкнутому миру. А в обязанности короля и его совета входило их равномерное распределение. Денежных единиц на государственном уровне не существовало. В бытовой же торговле в ходу было серебро, артефакты и самоцветы.

Существование алмазной пыли, как средства платежа изумило принцессу. Когда Алард снял с пояса свой кошель с узким горлышком и поставил перед девушкой мерные емкости разного размера, Крис наблюдала за ним с любопытством. Но когда лорд насыпал искрящейся магической субстанции в наименьшую меру и сказал, что этого достаточно, чтобы купить мешок зерна, глаза принцессы стали размером в самую крупную меру. В ее время алмазная пыль применялась исключительно в магических целях. Пришлось потратить несколько дней, чтобы объяснить Крис основы денежных взаимоотношений. Конечно, расплатиться можно было и самоцветами, серебром, золотом, каждый домен чеканил мелкую монету для своих подданных, но всеобщей и самой распространенной единицей считалась магическая пыль. А переводы одних средств платежа в другие внутри домена, с другими доменами или в магическую пыль даже лорду Аларду в бытность ученика школы подарили множество бессонных ночей.

Алард сел напротив принцессы. Крис, поглощенная тяжелыми мыслями, не заметила его, поэтому вздрогнула от неожиданности, испуганно взглянула на него и поспешно вытерла слезы, не желая демонстрировать слабость.

— Что случилось? — тяжело вздохнул Алард.

Алард не проявлял особых эмоций. Как учитель и наставник не мог позволить себе этого.

— Я никогда с этим не разберусь, — Крис раздраженно отбросила свиток в сторону. — Не знаю, как Дэниель с этим справлялся. Зачем все так усложнять? У вас нет железной руды, у Долины Водопадов — зерна, почему просто не обменяться? — возмутилась она.

Алард развел руками.

— Расскажи конкретно, в чем проблема? Вчера же все было хорошо. Ты прекрасно распределила доходы и решила все проблемы. Что сегодня?

— В чем проблема? В пыли этой вашей. Я что из воздуха ее получить должна? Долина Водопадов требует оплатить поставки железной руды. А я об этом ничего не знала. Дэниель как раз перед тем днем получил товар. Нет у меня пыли больше. Потратила всю.

Алард едва сдержал смешок. Крис выглядела, как обиженный ребенок, а не принцесса.

— Долина Водопадов грозит разрывом торговых отношений и, возможно, войной, если мы не оплатим. Может, предложить им что-то взамен? Ничего больше придумать не могу.

— Не впадай в панику, — вздохнул лорд. — Мы с Дэном обсуждали этот вопрос. Да, в этом месяце с пылью у нас туго. Но у меня есть запасы. Я оплачу из своей казны.

Крис посмотрела на него с надеждой.

— Правда?

— Разве я буду врать своему сюзерену? — он заботливо похлопал девушку по руке. — Я займусь Долиной Водопадов. Напиши только письмо с оттиском кольца, чтобы не возникло никаких сомнений.

Принцесса разложила на столе чистый свиток и взяла перо. Ее рука заметно дрожала. Лорд Алард решил, что его сюзерен нервничает и ободряюще кивнул. Но Крис закусила губу, подержала перо пару тактов и переложила в левую руку.

Лорд поначалу даже не обратил на это внимания. Рассеянно смотрел в окно, вспоминая последнюю встречу с Вайяной. Прошло столько лет, а девушка до сих пор была его слабостью. Он сходил с ума, горел от страсти от одного взгляда на изящный силуэт, и в то же время испытывал дикое желание защищать до последнего вздоха. Отношения поглотили полностью, даже о своих обязанностях в замке забыл — совсем забросил школу. Оправдывал себя тем, что Крис нужен личный наставник и помощник, а остальные ученики обойдутся и другими учителями. Но на самом деле… Алард улыбнулся, вспомнив, как обычно проходили его дни и ночи до той битвы на лесной опушке. Сейчас же его девочка не отходит от постели Дэна, пытаясь вернуть парня из неизмеримого.

И все же он здесь по делу. Лорд сконцентрировал свое внимание на письме, которое писала Крис. Строки выходили корявые и неровные. Брови Аларда поднимались все выше с каждым написанным словом. Было понятно, что девушка пишет с трудом, но не могли же ее не обучить грамоте. Крис не производила впечатление малограмотной. Девушка знала достаточно много, читала и писала на общем языке, быстро вникала в новые для нее вещи, а тут почерк, как у малого ребёнка.

— Крис, а сколько тебе лет? — спросил он, подозрительно прищурившись.

— Триста двадцать три, — спокойно ответила девушка.

Алард поперхнулся воздухом.

— Сколько? — пораженно переспросил он.

— Триста…

— Я услышал, — прервал ее жестом лорд. — Но…

Принцесса поняла причину его удивления и улыбнулась.

— Симфы в среднем живут две тысячи лет. Но и взрослеем мы медленнее.

— Да? Хм… — только и сказал в ответ Алард.

— А тебе? — полюбопытствовала принцесса, выводя очередную кривую букву.

— Хм… больше тридцати, — в голове пока информация о продолжительности жизни симфов не укладывалась.

— Значит, ты намного старше меня, — усмехнулась Крис. — Если перевести в ваш возраст, то мне, где-то около шестнадцати ваших лет.

— Всезнающий! — выдал лорд.

Получается она еще девочка совсем, хоть ей уже и четвертая сотня лет. Вот так дела. Боги! Она, получается, ему в дочери годится.

— А ты достигла совершеннолетия по вашим меркам? — спросил лорд.

Крис перестала писать. Воткнула перо в чернильницу и принялась разминать правую руку.

— Сложный вопрос, — пожала она плечами. — Совершеннолетие у симфа наступает тогда, когда он входит в силу. А это по-разному бывает. На первой сотне, конечно, в силу мы не входим, но некоторым бывает и пяти сотен мало. Я еще в силу не вошла.

— И что до этого времени вас не обучают?

Алард уже осознал, что пропасть между их народами намного больше, чем предполагал изначально. Они не знали ничего о симфах, их традициях, особенностях развития и образования.

— Почему не обучают? — усмехнулась принцесса. — Отсутствие магии не делает из нас неразумных. Как и у вас среди симфов всякое случалось. Конечно, в силу в основном входили все рано или поздно, но уровень дара мог быть слабым. Физически мы развиваемся первую сотню лет. Нас обучают грамоте, письму, общим наукам, как и ваших детей. А дальше, пока симф не вошел в силу он мог изучить обычное ремесло. А как только магия просыпалась, то путь один — в академию. Сначала общий курс, а дальше уже выбирали кому что ближе: магия отражения, стихийная, универсальная, эмоций или темная. Или вовсе уходили после общего курса, если дар слабый.

Алард задумчиво кивнул, пытаясь осознать услышанное. Крис же продолжала разминать правую руку. Рассеянный лорд не сразу заметил, что пальцы принцессы на этой руке неестественно выгнулись и не шевелились.

— Что у тебя с рукой? — обеспокоенно спросил он.

Крис покачала головой, показывая, что все в порядке, при этом неосознанно коснулась плеча. Алард заметил ее жест. Именно туда нанес удар Дэниель своим кинжалом. Но Вайя же залечила рану. Может девушку мучают фантомные боли? Такой эффект иногда наблюдался при исцелении хилфлайгоном.

— Болит? — недовольно пробормотал Алард.

— Нет, — слишком быстро ответила Крис.

Лорд только покачал головой.

— Крис, в чем дело? Я же вижу, что у тебя что-то с рукой. Рана не зажила? Вайя вроде бы все вылечила.

Крис вздохнула и дрожащими пальцами принялась развязывать шнуровку рубашки. Тесемки выскальзывали из непослушных пальцев левой руки, она морщилась от боли. Завязки не поддавались. Алард потерял терпение, убрал её руки и рванул тонкую шелковую ткань. Рубашка разорвалась с жалобным треском, открывая плечо и верхнюю половину груди.

Алард тихо охнул. На том месте, куда Дэниель нанес последний удар и где совсем недавно был лишь едва заметный рубец, который со временем исчез бы окончательно, расползалась паутиной чернота, повторяя сеть вен и капилляров.

— Какого демона? — ошеломленный увиденным заорал Алард. — Что это?

— Я не знаю, — удрученно ответила девушка.

— Я думал, Вайяна исцелила тебя. Почему ты молчала?

— Вайя действительно затянула рану. А потом… — Крис тяжело вздохнула. — Рука начала болеть иногда. Боль то появлялась внезапно, то исчезала. Я думала, что может это… ну из-за раны. Память тела. А сегодня появилась эта чернота и рука… она почти перестала слушаться. Отнимается на пару тактов и потом опять все нормально.

— Ты должна была сразу сказать мне, — разозлился лорд.

— Когда ты пришел, все было нормально, — опустила глаза принцесса.

— Я сейчас свяжусь с Вайяной. Пусть она посмотрит и скажет, что это за гадость. Вайя не просто лекарь — она хилфлайгон. Так что вылечит, что бы это ни было. Не волнуйся.

Он оставил Крис в одиночестве и, торопясь, пошел в главную башню, где Вайя безотлучно дежурила возле застывшего в забытьи Дэниеля. Алард пронесся через двор, взлетел по лестнице и ворвался в главный зал. Пробежал несколько коридоров и вошел в покои Дэниеля. Его встретил запах трав и болезни. Бывший магистр замка пластом лежал на узкой кровати. Его тело не пугало ожогами или ранами. Кожа чистая, как у младенца, и грудь вздымалась в спокойном дыхании. Складывалось ощущение, что мужчина просто спит. Но зияющая пустота в душе, где всегда существовал Дэниель, напомнила Аларду, что его друг блуждает коридорами неизмеримого пространства.

Вайя смешивала травы. Одежда стала велика ей, под глазами залегли синие тени — результат бессонных ночей.

Алард подошел, нежно обнял девушку за талию и поцеловал в шею. Так бы вечность простоял рядом. Вайя вздохнула, уютно примостилась в его объятиях, оставив травы в беспорядке.

— Устала? — прошептал на ухо.

Девушка кивнула.

— Это выше моих сил, — еле слышно пробормотала она. — Мои предки возвращали потерявшихся, но я не знаю как. Нити порушены. Боюсь, что я не смогу ему помочь.

— Бедная моя. А я принес тебе не лучшие новости.

Лорд ласково погладил девушку по животу.

— Кто-то ранен? — тут же встрепенулась Вайяна.

— У Крис что-то с плечом. У нее рука отнимается.

— Я посмотрю. На это моих сил хватит.

Его белокурая девочка тут же ловко вывернулась из его рук и поспешила к выходу. Не могла сидеть на месте, если кто-то рядом страдал. Магия не позволяла ей этого. Иногда Алард ненавидел эту часть натуры Вайяны. Больные и страждущие похищали у него любимую женщину, а она не щадила себя, отдавая все силы до последней капли. Алард с ужасом вспоминал тот месяц, когда в Симфонию пришла лихорадка. Они еще тогда не были с Вайяной вместе, лорд не решался признаться в своих чувствах белокурой лекарке. А Вайя едва не сгорела, пытаясь исцелить как можно больше людей, не спала почти, мало ела. Лорду пришлось силой утаскивать ее из лекарни и кормить.

Они вернулись в покои Крис. Вернее Вайя умчалась к принцессе быстрее ветра, Алард нагнал ее намного позже и зашел в тот момент, когда целительница заканчивала осмотр. По ее бледному и расстроенному лицу лорд понял, что ситуация серьезней, чем ему казалось. Вайя несколько раз прикладывала руку к плечу Крис, но целительный свет не действовал на пораженную плоть.

Девушка бессильно опустилась в кресло, заботливо пододвинутое Алардом. Она отводила взгляд, не решаясь встретиться с Крис глазами.

— Ты просто устала, — поспешил успокоить её Алард. — Не вздумай себя винить.

Вайя кивнула, тихо застонала и спрятала лицо в ладонях.

— Тебе нужно отдохнуть, — ласково погладила её по руке Крис, скрывая плечо. — Может это пройдет. Сейчас все уже хорошо, — Крис сжала и разжала пальцы. — В конце концов, я — симф. Пусть мы и не исцеляемся, как видгары, но магия ускоряет заживление и способна отразить болезнь.

— Крис, — Вайя на пару тактов закрыла лицо рукой. — У тебя повреждены нити… Такие раны хилфлайгонам не по силам. Это… темная магия. Боюсь, что… — Вайя всхлипнула, в ее глазах появились слезы.

Она закрыла рот ладонью, пытаясь сдержать рыдания. Алард побледнел. Принцесса же только отвела взгляд и закусила губу. Она будто догадывалась об этом, потому и не сказала ничего.

Мысль о том, что Крис обречена еще не осознавалась как реальность. Лорд знал одного человека, способного вмешиваться в нити личного пространства.

Даже Крис магистр «королевского двора» не пожалел. Алард почувствовал себя последним идиотом. Там на озере он на такт поверил, что Лер искренен по отношению к принцессе. Эмоции магистра «королевского двора» были настолько сильны, что пробили защиту. Алард успел уловить его растерянность, волнение и смятение рядом с Крис.

Боги! Да они сражались рука об руку, как в прежние времена. Его даже ранили? Что это было? Ловкий обман? Разыгранное представление? Зачем? Хотя это как раз лорд понимал. Крис должна была стать магистром замка, и Лерон вывел ее из игры. Звучало бредово, но других объяснений лорд не находил.

Как Крис оказалась рядом с Лером в тот день? В случайности лорд не верил, как и в божественную волю рун при активации амулета, выданного королем фивов. Вся эта история, рассказанная принцессой, не вызывала ни капли доверия. Алард вполне мог предположить, что Лерон каким-то образом вызвал девушку на свидание на озеро Мрака, и она пошла, уверенная в том, что мужчина не причинит ей вреда. А дальше… Может магистр хотел остаться чистым в этой истории, поэтому и разыграл представление, а сам, пустил пыль в лицо и повредил нити Крис.

— Я найду способ тебя вылечить, — сквозь зубы ответил Алард, беря девушку за руку и легко пожимая. — Крис, поверь мне. Я все сделаю, чтобы тебя исцелить.

С этими словами он поднялся и, оставляя девушек наедине, вышел из комнаты. Должно быть средство совладать и с темной магией. Нужно изучить книги и старые фолианты.

* * *
В замке уже все спали, давно потухли огни в деревушке, а лорд Алард перелистывал очередной том в поисках средства борьбы с темной магией. Все без толку. Лорд захлопнул книгу и запустил пальцы в волосы. Его шевелюра уже напоминала воронье гнездо. Алард часто не замечал, как ерошит волосы, когда нервничает или увлечен работой.

Обхватил затылок руками и уперся лбом в столешницу. Он не может потерять еще и второго магистра. Жалко девочку. Паршиво на душе, хотелось биться головой о стену от бессилия.

Кольцо симфов замигало на пальце. Алард перевел на него усталый взгляд и повернул камнем вовнутрь. Кому не спится ещё в этот час? Может, Лестер вызывает.

«Приветствую, есть разговор», — раздалось в голове без интонаций и эмоций.

«Кто это?» — спокойно спросил Алард.

«А ты не чувствуешь?»

Перед глазами на мгновение появилось ухмыляющееся лицо Лерона. Алард едва не зарычал от злости. Видимо, есть все-таки способ исцелить принцессу, и этот подонок сейчас заломит огромную цену за жизнь Крис.

«У нас есть повод для беседы?»

Лерон замолчал на мгновение. А после Алард услышал:

«Я — причина гнева? Что-то случилось?»

«Ты прекрасно знаешь. Только на этот раз я при встрече удушу тебя собственными руками».

«Забавно. Я как раз собирался к тебе в гости, но теперь подумываю о нейтральной территории. Встретимся на границе между нашими войсками. В моем бывшем доме, помнишь такой?»

«Да, помню», — Алард кивнул, хоть и понимал, что Лерон его не видит.

«Если тебе жизнь принцессы небезразлична, жду там, одного».

Лерон разорвал связь, а Алард заскрипел зубами от бессильной злости. Замок закрыт на ночь, но это не помешает ему прийти на встречу с давним врагом. Лорд поднялся. Ноги затекли от долгого бдения над свитками. Он прошелся по комнате, разминаясь, а после нашел в оскудевших запасах руну телепортации и тихо произнес её имя.

Тишину ночи на границе изредка прерывали патрули. Алард телепортировался сразу на нейтральную территорию. Здесь небольшое озерцо купалось в лучах ледяной луны. Отражало бледные блики и рябело от легкого ветра. Вот луна наконец осветила покосившийся дом без стекол с прохудившейся крышей. Здесь родился и вырос будущий магистр «королевского двора». Лорд Алард вошел и взмахом руки зажег одинокий факел на стене. Лорд, нервничая, ходил по небольшой комнатушке, обдумывая все, что скажет магистру «королевского двора». Лерон появился, когда Алард уже решил, что лучший выход захватить мерзавца в плен.

— Ты уже здесь? — спокойно сказал молодой магистр, снимая перчатки и отбрасывая плащ. — Быстро ты, все рунами балуешься?

Лерон находился на расстоянии вытянутой руки. Особо не задумываясь, Алард рванул к нему и, схватив магистра за горло, прижал к стене:

— Если она умрет, ты, сволочь, меньше чем за сутки отправишься следом.

Лерон даже не поднял руки в защиту и никак отреагировал на импульсивный поступок противника, а только прохрипел:

— Может, поговорим все-таки?

Алард разжал пальцы и отступил в сторону. Лерон, потирая горло, отошел в сторону и присел на подоконник.

— Ал, Вайя на тебя плохо влияет. С чего это ты на людей кидаешься? — съязвил он, прищурившись. — Я вроде бы с добрыми намерениями пришел. И у нас перемирие.

Алард уже взял себя в руки, но после слов магистра захотелось все повторить. Как так можно с девушкой, к которой ты неравнодушен? Неужели ничего светлого в его душе не осталось, и лорд зря все это время надеялся, что его друг вернется. Скинет личину кровавого тирана, простит его и повинится сам. Но… Всезнающий, Лерон — чудовище, если так подло решил убить невинную девчонку.

— Чего ты хочешь за её жизнь? — сквозь зубы спросил лорд.

Брови Лерона подскочили вверх. Притворяется, сволочь, что не знает о чем речь.

— Чью? Ради Всезнающего, Ал, ты не в себе сегодня? Опять магия шалит? Я пришел поговорить о принцессе.

— Я о ней же, — сухо ответил Алард.

Магистр непонимающе нахмурился и развел руками.

— Она что пропала? На этот раз моей вины в этом нет.

Алард прикрыл глаза, глубоко вздохнул, успокаиваясь, сцепил руки и мысленно посчитал до десяти. Как можно спокойней ответил:

— Хватит игр. Я жду твоих условий. Нити можно исцелить, и я уверен ты знаешь как.

Лерон пару тактов молчал, крутил кольцо на пальце и выстукивал ногой нервный ритм, поглядывая на лорда.

— Хм… скорее всего есть. Если нити можно разорвать, то и соединить можно. Но к чему это ты?

— К чему?! — Алард не смог сдержаться и повысил тон. — Ты хочешь сказать, что не рвал нити нашему магистру?!

Лерон склонил голову к плечу и усмехнулся.

— Ал, мы вроде вместе были. Конечно, я порвал нити Дэниеля, чтоб ты не разнес их в клочки ритуалом. И тем самым его спас. Так что не понимаю, чего ты на взводе.

— Ты что издеваешься?! — сжал кулаки Алард. — Крис при смерти, говори — чего хочешь за ее жизнь или я тебя прикончу!

Ладонь лорда легла на рукоять меча. Лерон повторил его жест, готовясь к защите. Но слова Аларда запоздало дошли до его сознания.

— Крис? — пробормотал он растеряно. — Что с принцессой?

— У нее повреждены нити. Не делай вид, что не знаешь этого.

Лерон вздрогнул. Алард вдруг почувствовал тоску, страх и боль. С удивлением понял, что это не его эмоции. Новость ошеломила магистра настолько, что щиты пали.

— Карающий, Ал, ты что думаешь, что это сделал я? — теперь к лорду пробилось негодование Лерона, мужчина был оскорблен. — Я с женщинами не воюю, — росла злость и гнев. — Зачем мне её спасать-то было? Не скажешь, если такой умный? — в словах полно яда, а в эмоции передавали пробивающуюся сквозь злость боль. — Мне, наверное, нравится бросаться под когти демона или драться с ополоумевшим Дэниелем? Это же такое веселье! Так ты решил? — теперь уже слышно обиду. — Я, конечно, знаю, кто я в твоих глазах, но дурака из меня не делай.

Лорд чувствовал, что Лерон не лжет. Но тогда, кто ранил принцессу.

— Нити можно повредить и зачарованным оружием, но легче же меня во всем обвинить. Да? — продолжал изливать яд Лерон.

— Ты сам виноват в этом, — сухо ответил лорд. — Ты знаешь, как вылечить Крис? — перевел он тему, не желая развивать бессмысленный разговор из взаимных претензий.

Лерон не стал настаивать. Он удрученно отвел взгляд, о чем-то раздумывая.

— Я умею только рвать нити, — тихо сказал он. — Я не темный маг, Бездна и все ее демоны.

— Значит, средства нет? — обреченно спросил Алард.

— Есть одно, — буркнул Лерон. — Но сомнительное. Подожди меня пару тактов здесь. Мне нужно кое-что достать.

Лерон выбежал из комнаты, оставив Аларда наедине с разнообразными мыслями. Вернулся же магистр через четверть часа. Бледный, взъерошенный, одежда в беспорядке и рука дрожит. Но в кулаке Лерона Алард увидел небольшой пузырек из темно-зеленого стекла. Не без сомнения Лерон протянул склянку лорду.

— Это яд, невероятно сильный, — пояснил магистр.

Рука Аларда повисла в воздухе после этих слов.

— Он когда-то был частью абсолютно черного клинка. Его называли — смерть земли. По крайней мере так написано в одном древнем свитке. Стоило пронзить землю клинком, когда фивирет использовал магию природы и яд начинал действовать, убивая практически мгновенно. Но у него есть особенность. Эта гадость такая сильная, что поглощает любой другой яд, скверну и проклятия. Об этом написано тоже написано было. Нити Крис не разорваны. Если бы так было, то она бы умерла или потерялась в неизмеримом. Скорее всего, ее нити поражены темным проклятием. Этот яд может нейтрализовать его. А яд может вылечить Вайя.

Лерон замолчал и тихо ругнулся.

— Дай Крис яду, всего каплю. Подождите пока нити очистятся и потом пусть Вайяна сразу исцеляет. Я не могу тебе гарантировать, что это подействует, но… — он сглотнул. — Другого средства я не знаю.

Лорд не без колебаний, но взял яд из руки врага. Он слышал, какие эмоции бушевали в душе магистра «королевского двора»: тревога, практически отчаяние, но Лерон был искренен.

— Подожди, — остановил его магистр, схватив за плечо, когда лорд кивнул и пошел к выходу. — Над нами всеми нависла серьезная опасность. Вчера в моем дворце был темный. Мне недвусмысленно дали понять, что «королевский двор» будет уничтожен, если я не стану на его сторону…

— И?.. — Алард замер.

Лерон облокотился о стену и прикрыл глаза, будто испытывал физическую боль.

— Я выгнал его вон, — спокойно ответил молодой магистр. — Но девушка-носитель утверждала, что за ней сильный домен и магия. Я полночи читал древние исторические легенды. Пытался найти что-то о расе симфов и об их войне. Симфов победил темный маг, Багровый повелитель. Мы знаем его, как первого императора. Его артефакт — Абсолютно черный меч — убивал представителя любой из четырех магических рас. Наши предки разъединили этот меч. Его части хранятся в главных дворцах домена. Кристалл в Лютине, рукоять в Пустоше, черный клинок в Речном, а у меня — яд. Тот яд, что я дал тебе сейчас, — Лерон прервался и с тихим стоном потер виски.

Теперь Алард ощущал, что противник не здоров. Лера явно мучила сильная головная боль. Но лорд не собирался спрашивать бывшего друга о самочувствии, только вперился в него нетерпеливым взглядом. Лерон тихо продолжил.

— Это ещё не всё. Я посылал илара в другие домены. Магистр Пустоши мертв. Я полагаю, что рукоять уже у темного. Да и магистр Долины Водопадов хвастает всем подряд, что заключил выгодную сделку, продал какой-то кристалл. Насчет клинка сведений нет. Но и дураку понятно, что Багровый повелитель планирует восстановить абсолютно черный меч. Этот яд не должен попасть не в те руки. Поэтому ты должен его вернуть… Замок не то место, где его не найдут.

— Почему? По-моему, как раз то, что нужно, — огрызнулся Алард.

— Нет, ты не понимаешь, — Лерон снова потер виски. — Не в нашем противостоянии дело. Только магистр «королевского двора» может его сохранить и спрятать в личном пространстве среди собственных нитей. Так он заговорен. Мне пришлось достать его оттуда, поэтому ты и чувствуешь, что у меня дико болит голова. И я боюсь, что Багровый повелитель знает эти особенности. Ранение Крис подстроено специально, чтобы я достал яд из нитей личного. Не зря был испорчен именно портал замка. Багровый повелитель не может добраться к Крис на территории Озерного края. Первый, кто прошел через портал, был порабощен и получил приказ ударить принцессу отравленным тьмой кинжалом. Не повезло Дэну. А после и мы с Крис умудрились попасть с перенаправленный портал. Будь осторожен. Лучше телепортируйся отсюда, — и Лерон протянул главному врагу руну телепортации.

Алард неуверенно взял её.

— Спасибо, — ему было неловко за недавний гнев.

Но Лерон только криво улыбнулся, терпя боль.

— Спасибо здесь не уместно. Крис предстоит пройти через Бездну. Если она выкарабкается, то…

Он замялся. Алард внимательно изучал расстроенное лицо магистра. Но Лерон встряхнул головой, усмехнулся и сказал:

— Передай, что она мне должна. И я обязательно потребую вернуть долг.

Алард кивнул и произнес имя руны.

Глава 20

Больно! Каждая клеточка тела вопила от боли. По венам будто не кровь, а расплавленный металл. Сжигал, разрушал хрупкую ткань. Дикий крик — лишь отдаленное эхо. Белое лицо Аларда и испуганные глаза Вайи — кошмары Бездны. Скорее, быстрее провалиться, чтобы больше не было так больно.

Крис уже не различала происходящего. Мрак захватил её. Она носилась по коридорам вечности. Кошмарные картинки сменялись райскими пейзажами. Все крутилось, смешивалось, как рисунок на бешено танцующем волчке.

Но вот пляска, наконец, закончилась. Крис пока не воспринимала окружающую реальность. Глубоко дышала, восстанавливаясь после жестокой пытки. Тело начало чувствовать холодное дыхание сырой земли. Ноздри уловили свежий запах утреннего леса. Она открыла глаза и неловко села, не веря, что жива. Вокруг деревья. А в нескольких шагах спокойно развалилась черная кошка, шершавым языком вылизывая шерстку.

— Где я? — спросила у себя Крис.

Эхо много раз повторило её тихий шепот, искажая голос принцессы до неузнаваемости. Кошка перестала умываться и внимательно посмотрела на странного посетителя. Крис иcпуганно попятилась, рассмотрев на кошачьей морде человеческие глаза. А кошка продолжила приводить себя в порядок.

Мимо проплыл угловатый осколок скалы. Крис едва сдержала вопль ужаса, когда он вдруг улыбнулся и подмигнул ей. Кошка вновь посмотрела в её сторону и безразлично отвернулась. Вой, так похожий на человеческий крик, заставил Крис задрожать. Захотелось в панике бежать, но ноги будто приросли к земле.

Кошка встала. Пошла вглубь леса, оборачиваясь. Крис заставила себя пойти следом. Она старалась не обращать внимания на сотни глаз, следящих за ней из темноты леса. Сердце едва билось от ужаса. Кожу покалывало от ледяного дыхания и страха.

Кошка скрылась за поворотом и Крис побежала за ней, боясь остаться наедине с тенями странного леса. Но лес вдруг исчез. Воздух стал настолько густым, что приходилось пробираться вплавь. А кошка, как ни в чем не бывало, шла вперед к размытым очертаниям двери. Крис плыла следом.

Дверь, как глубокий омут, медленно поглотила её, не оставляя шансов на освобождение. После она долго падала вверх, то задыхалась от разреженности воздуха, то захлебывалась его густотой. Её кожу сковывал лед, то обжигало пламя. Крис зажмурила глаза, чтобы не видеть сотни миров, пролетающих мимо. Необъяснимых правилами логики и не имеющих право на существование. Но они реальны, будто ожившие фантазии сумасшедшего творца. Это неизмеримое пространство. Она тоже потерялась в его потоке и вряд ли когда-то найдет выход из лабиринтов абсурда.

Её падение закончилось. Ноги ударились о землю, и Крис отбросило назад, будто магический шар для игры. Она открыла глаза только когда движение прекратилось, а под ногами оказалась твердая поверхность.

Слава Всезнающему, её не встретили ночные кошмары. Она снова была в лесу. «В том же лесу», — пронеслось в голове. Только теперь на месте кошки сидел человек. Его ладони раскрыты небу, голова опущена, грудь высоко вздымается, вторя глубокому спокойному ритму дыхания. Медитация?

Крис растерялась, не решаясь прервать поиски внутренней истины. Мужчина сам почувствовал её присутствие и открыл глаза.

— Дэн! — вскрикнула принцесса.

— Здравствуйте, милая принцесса! — он поднялся и склонился в поклоне.

Эти жесты, почтительный тон и спокойная умиротворенная улыбка не принадлежали магистру замка. Крис растерялась.

— Кто вы?

— Я ваш верный телохранитель, принцесса. Как вы могли забыть столь преданного вам мага?

Он спокойно подошел и взял её за руки. Крис встретила его взгляд, искренний и гордый одновременно. В её голове отрывками проносились фрагменты прошлого, которые никак не получалось сложить в единую картину.

— Рен! — вырвался у неё стон. — Принц Рендел!

Мужчина кивнул.

— Но… ты же умер. Тебя растерзали воины Багрового повелителя.

— Это не самое приятное воспоминание, принцесса. Тогда в бою я не чувствовал холода и боли. Лед, боль, вода, раны, удары — все смешивается. Умираешь, и каждый момент боя становится болезненной не угасающей раной-воспоминанием. Когда рождаешься заново такие вещи помнить страшно.

— Заново?

— Вы же сами назвали мое новое имя, принцесса. Только я потерял его.

Крис захлопала глазами, не понимая ничего.

— Кого?

— Дэниеля. Перед вами принц Рендел, а магистр Дэниель потерялся здесь. Если мы не объединимся, то оба останемся здесь навечно.

— Отсюда есть выход?

Крис думала, что неизмеримое пространство никогда не выпускает своих пленников.

— Я уже однажды вернулся. Этот мир подвластен нашим мыслям. Здесь управляют потаенные страхи и скрытые помыслы. Я был здесь Ренделом и вернулся в обличье Дэниеля. Мне нужно его отыскать, чтобы вывести назад.

— Ты был здесь? — Крис захлопала глазами.

Вместо ответа он легко поцеловал руку принцессы и улыбнулся, не сводя с девушки слегка влюбленного взгляда.

Краем глаза Крис заметила, что пространство вокруг начало меняться. Они оказались возле залитого светом дворца Королевского величия. Из высоких окон лилась музыка, танцующие пары скользили по паркету. Симфы, много симфов. Её народ, её семья и жизнь.

Крис застыла перед окном в рай. Сейчас воспоминания о тех счастливых днях причиняли невыносимую боль. Принцесса прижала ладони к груди, как бы пытаясь удержать отчаянно рвущееся сердце. А симфы продолжали кружиться в танце.

Едва заметное движение у стены заставило Крис отвлечься от сожалений о прошлом. Она увидела себя в зеленом бальном платье рядом с высоким мужчиной, магом водной стихии Ренделом. Слезы беззвучно полились из глаз. Она вспомнила.

— Почему ты ушел из зала? Там столько девушек положили на тебя глаз, — спрашивала юная принцесса своего телохранителя.

— Я же сказал, что не хочу танцевать, — огрызнулся Рендел.

— Почему? У тебя что-то произошло? — Крис как сейчас помнила насколько обижал его холодный тон.

— Нет. Я просто не хочу.

— Даже со мной? — она стреляла глазками в сторону Рендела, но принц послал хмурый взгляд в ответ.

— Крис, хватит играть со мной, — вспылил мужчина. — Я не манекен, на котором можно тренировать свои женские чары, а потом целоваться с Синхаром. Это подло и мерзко!

Рендел никогда так резко не выражался. Всегда был сама учтивость и понимание, но последний месяц стал раздражителен и груб. Даже с ней. Крис помнила, как обиделась тогда. Хотела огрызнуться, что Син поцеловал ее силой. Но прикусила губу, осознавая, что сама спровоцировала мага на такие действия. Но все же Рен ее обидел, Крис с укором посмотрела на мужчину.

— Принцесса, возвращайтесь во дворец. Мои проблемы — не вашего ума дело, — рявкнул он.

Та Крис обиженно надула губки и в глазах заблестели слезы, и через такт она скрылась среди танцующих пар. А Рендел с жутким хрипом закашлялся. Платок, которым принц прикрывал рот, пропитался кровью. Крис вернулась как раз в тот момент, когда он с бледным лицом рассматривал красные пятна на тонком шелке.

— Ты болен? — та Крис перепугана и едва сдерживала слезы.

Рендел только кивнул. Ему помешал ответить новый приступ кашля. Крис запаниковала.

— Я позову хилфлайгона.

Но Рендел поймал её руку и покачал головой, насколько ему позволил жуткий кашель. Когда приступ прошел, Рендел охрипшим голосом сказал:

— Целителям запрещено лечить естественные болезни.

— Но это не похоже на естественную…

— Крис, я подхватил кашель в ледяной пустыне, когда проходил испытание на степень магистра. Он с каждым днем усиливался. А вчера я узнал, что неизлечимо болен и проживу не больше месяца. Поэтому я не хочу танцевать и давать кому-то надежду.

— Нет! — Крис увидела, как от такого известия перекосилось её юное лицо, как хлынули слезы из глаз, как она бросилась на шею Ренделу. — Ты не можешь меня бросить, — о, какой же она была эгоисткой.

— Милая, — смягчился Рендел, — у тебя останется Шаног и Искор. И Синхар, — добавил он, помедлив. — Ты не должна плакать. Ведь мы все уйдем на пир к Всезнающему раньше тебя, моя принцесса. Мы же симфы только наполовину.

— Нет, — продолжала капризно всхлипывать Крис. — Ты даже по человеческим меркам молод.

Она вцепилась в бледного принца, будто объятия могли ему помочь.

— Рен, я, кажется, тебя предупреждал, — Крис отпрянула, услышав такой знакомый голос.

«Син», — пропело её сердце. Она вспомнила о единственной любви. О потерянной любви и обретенной. «Лерон», — повторила она, пробуя на вкус новое имя принца Синхара. Но та она выглядела испуганной, тут же отпрянула от Рендела и запричитала:

— Ты не так все понял.

Крис не видела лица Синхара, но прекрасно помнила его высокомерный холодный взгляд. Взгляд Бездны. Она видела, как её былое «Я» закрыло Рендела собой, и как Синхар потянул из ножен обсидиановые клинки.

— Не будь трусом, Рен! Не прячься за спину нашей принцески, — подначивал противника мужчина.

— Я к твоим услугам, хоть наше сражение не имеет смысла, — он осторожно отодвинул причитающую принцессу в сторону.

Но приступ кашля не позволил ему вступить в бой. Синхар опустил оружие и непонимающе посмотрел на девушку. Крис это помнила, как сейчас. Она тогда рассказала принцу о болезни Рендела.

Синхар убрал оружие и подождал пока соперник придет в себя.

— Ты хочешь жить? — спросил он у брата.

Рендел молчал.

— От твоей болезни есть средство. И я готов тебе помочь.

— Если бы лекарство было, я бы знал, — недоверчиво поджал губы Рен.

— Темное искусство может помочь, — всегда насмешливый голос принца сейчас был абсолютно серьезен и вызывал дрожь. — Ну, так как? Я избавлю тебя от боли и этого адского кашля. Стоит только подлатать личное пространство, связать нити энергий.

Крис даже отсюда видела, как дернулся Рендел.

— Большинство не выживают после вторжения в личное пространство. Или отправляются в неизмеримое, — парировал он.

— Верно, — без улыбки ответил Синхар. — Но я магистр темных искусств. Ты мой брат. Даже если мы и не ладим, я не могу допустить твоей смерти, мы же по-прежнему связаны. Твоя смерть — моя боль! Ну?

Рендел опустил оружие и кивнул…

Над лесом пронесся жуткий человеческий крик, напоминающий вой животного. Он доносился с двух сторон. Там возле дворца кричал Рендел, второй же крик доносился со спины.

— Рен! — закричала она. — Рен! Дэниель там.

Пространство начало медленно меняться. Исчез дворец и музыка, вернулся лес. Рендел уже стоял рядом и улыбался.

— Пойдемте, принцесса! Ваши воспоминания помогли найти связь между нашими судьбами. Дэниель тоже жил в ожидании смерти.

Они пошли на крик. Крис пыталась смотреть только на дорогу, чтобы не замечать изменений в пространстве, местами ужасающих. Тропинка привела их к озеру лавы. Дэниель был пленником крошечного острова в его центре. Языки пламени то и дело набрасывались на магистра, оставляя страшные ожоги на теле.

— Наконец-то, — пробормотал Рендел.

Ему достаточно было лишь пары слов, чтобы заморозить озеро лавы. Он был магистром воды и холода, стихия и температура подчинялись ему. Мужчина спокойно пошел к подвывающему от боли Дэниелю, улыбнулся Крис напоследок и исчез.

Крис всхлипнула. Он так улыбался, когда принял бой и стоял насмерть против войска Багрового повелителя, пока остальные принцы пытались доставить её в долину силы. Это была его прощальная улыбка и Крис знала, что больше никогда не увидит принца Рендела. Он и магистр Дэниель теперь едины.

Человек на островке исчез. В это же время на узкой постели в замке Дэниель судорожно вздохнул и открыл глаза.

Глава 21

Лерон нервничал. Его с утра не покидало ощущение беды. Конечно, оно связано с ядом, который отдал Аларду. Викториана охотилась за частью меча, даже план придумала, заставив магистра «королевского двора» извлечь яд. Если в руки девушки-носителя попадет зеленый пузырек, то скоро в её руках будет легендарное оружие, уничтожающее симфов. Если же Лерон успеет вернуть отраву в личное пространство, то этим подпишет себе смертный приговор. Он знал, что не сможет противостоять Багровому повелителю. Викториана вторгнется в его личное пространство, разорвет нити энергий, а он потеряется в неизмеримом, если не отправится прямиком в Бездну.

Он собирался, как на войну. Ранер с удивлением наблюдал за всеми приготовлениями магистра, но молча вооружался и облачался в броню, следуя примеру сюзерена.

— Собери иларов. Я сегодня не пойду один, — пробормотал Лерон.

— Все так серьезно? — в голосе Ранера не было и намека на смех.

— Ты не представляешь насколько.

— У замка появилось новое оружие? Магия?

Но молодой магистр только покачал головой и, надевая перчатки, ответил:

— У замка появился новый враг. Этот враг поклялся уничтожить и «королевский двор» тоже. И я побаиваюсь новой угрозы.

Ранер замер, лицо его вытянулось. Он молча заткнул за пояс два дополнительных кинжала.

— А ещё я боюсь, чтобы мои вассалы не переметнулись к этим новым врагам, — продолжал Лерон, рассматривая кромку клинков будто магическое оружие можно было повредить. — Я — труп, Ранер. И это только вопрос времени, — пробормотал магистр, вернул клинки в ножны и завис, бездумно глядя в окно.

— Это как-то связано с девчонкой? — недовольно проворчал друг, в глубине души проклиная тот день, когда Крис попала к ним в руки.

Лерон вздрогнул, выныривая из своих мыслей. Какое-то время молчал, пытаясь осознать слова соратника, а потом без эмоций в голосе ответил:

— Новая дрянь пришла следом за девчонкой. Она уничтожит Симфонию, пытаясь убрать принцессу симфов. А меня растопчет, чтобы не стоял на пути.

— Так может лучше отойти в сторону? Не для того погибали илары, чтобы ты принес себя в жертву во имя любви, — мужчина раздраженно ударил кулаком в ладонь.

— Любви… Ранер, я понятия не имею что это такое, — попытался отшутиться молодой магистр, но лицо при этом оставалось серьезным, а взгляд рассеянным. — И до сих пор не могу понять, как превратился в защитника магистра замка. Даже если я остановлюсь сейчас, меня ничто не спасет. В моем личном пространстве то, что нужно для победы в войне. А разрушение энергетических нитей смерти подобно. Если бы все мои илары были живы, — Лерон вздохнул. Скорбь на мгновение пробилась сквозь маску ледяного безразличия. Он невидящим взглядом снова посмотрел в окно и усмехнулся. — Странно, Ранер. Даже мстить некому больше, а боль вот не отпускает. Я клялся их оберегать. И что… где они все? Только ты и остался.

— И Ванор, — шепотом добавил илар, опуская глаза.

Эта тема была для них запретной много лет. Они просто мстили за своих товарищей по оружию изо дня в день. Кровь врагов проливалась в честь погибших иларов. А на пиршествах они втроем всегда выпивали один кубок в тишине, вспоминая всех по именам.

— И Ванор, — с грустью повторил Лерон за своим иларом. — Наверное, мне пора к ребятам.

— И какой, спрашивается, толк будет от твоей смерти? — Ранер едва удержался, чтобы не встряхнуть отчаявшегося магистра.

Мужчина пожал плечами.

— А какой толк жить, опасаясь удара в спину? — он замолчал, а после натянуто улыбнулся и махнул рукой. — Не обращай внимания, это я так, бессонная ночь сказывается.

«Вернее мысли о принцессе», — поправил он себя. Карающий, да он превращается в сентиментального нытика.

Встряхнул головой, нацепил привычную усмешку и приказал Ранеру идти следом.

Не смотря на дурные предчувствия, все происходило на удивление тихо и спокойно. Он встретился с Алардом на нейтральной территории, где лорд замка вручил ему пузырек с ядом.

«Что с Крис?», — мысленно спросил Лерон в момент передачи.

«Она в неизмеримом»

Мысли передавались без эмоций, но Лерон чувствовал отчаяние бывшего друга. И его сердце защемило. Если в неизмеримом — значит, дело дрянь. Руки дрожали, когда принял пузырек с ядом.

«Дэниель очнулся», — передал Алард, сделав шаг назад.

«Оттуда есть выход?» — поднял одну бровь Лерон.

«Как видишь. Только, Дэн, какой-то странный. Он управляет водой и холодом. И сам не понимает, как у него это получается».

«Я попробую найти выход из неизмеримого», — пообещал Лерон, перед тем как уйти.

«Дэн сказал, что выйти можно только самому».

Лерон мысленно попрощался, так как его люди начали удивленно перешептываться за спиной. Все это время они общались без слов, а со стороны казалось, что просто таращатся друг на друга.

Находясь уже среди своих воинов, Лерон распахнул личное пространство. Сейчас нужно спрятать яд и вернуться во дворец. А в «королевском дворе» он наложит на себя такие заклинания, что даже Багровому повелителю трудно будет пробиться.

Только он поднял в воздух пузырек с ядом, как у его ног сверкнула серебром руна телепортации. «Снова предали», — успел подумать Лерон прежде, чем пространство начало искажаться. Молодой магистр перед перемещением увидел, как рванул к нему Ранер, надеясь выхватить друга из телепорта. А после окружающая действительность поплыла перед глазами. Но в последний миг Лерон успел скрыть яд, чем, наверняка, подписал себе смертный приговор.

После мгновения темноты в глаза ударил свет факелов. Мужчина вскочил на ноги, выхватывая мечи. Он в подвале. Решетки на окнах. Тюрьма! Карающий! Такого наглого захвата он даже не предполагал. А ведь руну под ноги бросил кто-то из своих. Из новых иларов. Предатели! В Бездну всех. Не важно, что сейчас с ним произойдет, но он выберется и никого не пожалеет. Сволочи!

Железная дверь со скрипом приоткрылась. В его темницу вошла Викториана. С ней рядом высокий мужчина и несколько вооруженных воинов позади. Его лицо скрыто в тени, но что-то в походке и жестах показалось Лерону мучительно знакомым. Магистр «королевского двора» скрестил мечи. Он собирался дорого продать свою жизнь.

Викториана насмешливо фыркнула:

— Ты собираешься драться? Разве не понятно, что это бесполезно? — девушка-носитель рассматривала его чуть склонив голову на бок, как занятное насекомое.

— Какая разница, ты все равно убьешь меня, когда вторгнешься в личное. А так я хоть кого-то заберу в Бездну, — огрызнулся Лерон.

— Узнаю Синхара, — хмыкнула девушка. — Но у тебя есть ещё шанс.

— И какой же?

— Отдай мне яд добровольно и я оставлю тебе жизнь, — презрительно поджатые губы не подходили к смазливой внешности девушки.

Мимика поглотившего ее Багрового повелителя проступала сквозь новый облик, искажая красоту незнакомки. Викториана выглядела марионеткой, которой управляет опытный кукловод и от этого становилось жутко.

— С чего бы это? — горько усмехнувшись, спросил у нее Лерон.

— Принц, принц… Меня просто восхищает твоя сила воли. Ты и тогда дрался до последнего. Хотя понимал, что тебе не выжить. Мне нужны такие люди. Мы разделим власть.

— Да пошла ты, — рыкнул Лерон. — Или пошел…

Викториана только пожала плечами и жестом приказала воинам атаковать.

Их было слишком много, да и в тесной комнатушке не развернуться. Но Лерон дрался, как одержимый, зная, что на кону его жизнь. Но то и дело пропускал удары. Одежда уже пропиталась кровью. Он не стал звать демона. Существо Бездны только помешает в этом подвале. Закрыл глаза и ударил клинком о клинок, вызывая состояние необходимое для темного боя. Перед глазами засверкали обсидиановые нити противников. Клинки запели и повели в бою. Хватило пары слов Багрового повелителя, чтобы состояние темного боя рассеялось.

Лерону пришлось открыть глаза. Сил практически не было. Руны! Пора им ожить, пора показать настоящую мощь.

— Хагалаз, — крикнул он.

Первая руна засияла серебром на клинке, а он почувствовал удушье.

— Перт!

Вторая. Магический рисунок ожил и огнем обжигал руки.

Лерон хотел выкрикнуть третью, но горло свело судорогой. Магическая ладонь ухмыляющейся Викторианы сдавила ему горло. Девушка-носитель воздействовала на его нити. Молодой магистр не мог говорить, он задыхался. Ладони разжались и клинки со звоном покатились по каменным плитам.

Когда уже был на полпути к Бездне, Викториана отпустила его. Лерон упал на пол, судорожно хватая ртом воздух. Девчонка пока не могла его убить. Ей нужен яд, который с его смертью вернется вместе с кольцом в «королевский двор».

Его грубо поставили на ноги и поволокли к стене. Он почти не чувствовал боли, когда тонкие стилеты пробили запястья и пригвоздили магистра к деревянной широкой балке. Когда Викториана подошла, его заставили смотреть ей в лицо.

— Дурак, — фыркнула девушка. — Теперь ты сполна испытаешь боль от разорванных нитей личного пространства.

Она прошептала несколько слов и протянула руки к груди мужчины. Лерона будто медленно разрывали на куски. Он чувствовал, как лопаются сосуды, ломаются кости и вылетают суставы. И гадкий привкус крови во рту. При этом не терял сознания. Эта сука специально сохраняла его мозг в бодрствовании.

Наконец яд покинул пределы его личного пространства. Лерон больше себя не чувствовал. Его медленно поглощала тьма.

* * *
Крис осталась одна. Выхода не было. По крайней мере, она его не находила. Даже не знала, что искать. У неё не имелось нового образа, с которым нужно соединиться. Она не окончила магическую академию и университет, не вошла в силу. Она была беспомощной здесь.

Не хотелось никуда идти. Принцесса села на траву и закрыла глаза. Ей нужно найти мир и покой, смириться.

Её мысли медленно возвращались к потерянным воспоминаниям. Но останавливались на черте, за которой прошлое терялось в сумраке. Она только что вспомнила Синхара, но все их отношения за той чертой.

Размышления привели её к Лерону. Вот он у замка берет её в плен, вот согревает вином, защищает от демона, соблазняет.

Реальность дрогнула, не устояв перед ее мыслями. И вот она в тронном зале дворца Королевского величия. На троне Карлант. Его лицо потемнело и осунулось. А рядом все они. Дорогие, любимые Рендел, Искор, Шаног… Крис закрутилась на месте, разыскивая Синхара. И едва не вскрикнула, когда его ввели в комнату и поставили на колени перед королем симфов. Принц гордо и надменно смотрел на окружающих. Теперь она видела и себя. Та Крис спряталась за занавеской.

— Это правда? — услышала она надломленный голос деда. — Ты предал нас, Синхар?

— Я был у Багрового повелителя, — дерзко ответил мужчина.

— Почему? — Карлант никогда не выглядел таким старым, как в тот момент.

— Так было нужно.

О, Син, ну почему ты всегда был таким высокомерным!

— Не тяните время. Отдавайте приказ своим собачонкам.

Карлант махнул рукой и отвернулся, чтобы скрыть разочарование.

Искор снял перчатку, открывая магический рисунок. Рендел и Шаног соединили свои руки с его ладонью, магическая вязь вспыхнула. Но Искор медлил. Сейчас Крис видела в его глазах сожаление. Тогда же она не замечала ничего, бросилась к Синхару и закрыла его собой.

— Дедушка, не нужно! — кричала она сквозь слезы, прижимая голову Синхара к груди.

Её телохранители на мгновение опустили руки, ожидая приказа короля.

— Крис, деточка, — простонал Карлант, хватаясь за сердце.

— Что он вам сделал?

Карлант молчал. Не мог, видимо, сказать внучке горькую правду. Мрачный Искор сделал это за него.

— Принцесса, Синхар вас предал. Он перешел на сторону Багрового повелителя.

Она отшатнулась, но только на мгновение. Не мог Син так поступить. Не мог. Интуиция вопила об этом.

— Нет! Син, скажи, что это неправда, — Крис отстранилась от любимого и посмотрела ему в глаза.

Но Синхар молчал, только взгляд отвел.

— Син? — дрожащим голосом переспросила девушка.

— Крис… — пробормотал он. — Прости!

Крис до сих пор помнила, как резануло тогда в душе. Как противен вкус предательства. Но Она все же любила принца и…

— Если он так сделал, значит, так нужно, — услышала она свой надломленный голос.

Синхар с изумлением посмотрел на неё. Остальные удивленно ахнули.

— Вы не можете его убить. Он мой избранник и мы связаны во всех перерождениях.

Карлант вскочил с трона и тут же со стоном повалился обратно. Рендел шумно выдохнул и выругался. Искор вогнал её своим презрением в землю. Даже Шаног не смог понять эмоции и осуждающе качал головой. Синхар впервые виновато опустил глаза.

— Это правда? — обратился к нему Карлант.

— Да, — его голос больше не был дерзким и надменным.

— Да как ты посмел! — Карлант задохнулся от ярости и вскочил.

— Дедушка… Это не он… Это все я…

Карлант молчал. Слишком много ударов за один день. Сейчас Крис это видела. И даже поняла, что заставило Искора влепить ей пощечину тогда.

— Глупая девчонка! Ты что не понимаешь, что убиваешь короля своими признаниями.

Он высказал тогда мысли, которые витали в воздухе. И та Крис ненавидела и боялась его. А Искор всего лишь был предан королю, предан и справедлив. Искор! «Алард!»- прошептало подсознание его новое имя.

— Син, я тебя предупреждал! Да, как ты вообще посмел поддаться похоти?! — он навис над братом, сжимая ладони в кулаки.

— Много ты понимаешь. Куда тебе, великому магу, до нас смертных, — огрызнулся Синхар. — Ну, конечно, тебе же можно ухаживать за девчонкой-хилфлайгоном.

Искор побледнел.

— Не смей лезть в то, чего не понимаешь! — прошипел он. — Жалкий предатель и мерзавец. Ты что не видишь, что девчонка в тебя влюбилась? Ты намерено это сделал. Влюбил её магией.

Синхар только хмыкнул.

— Не говори чепухи. Она симф, я не такой идиот, чтобы очаровывать зеркала.

— Он не влюблял меня, — всхлипывала та Крис. — Он не хотел… я сама его подвела к этому…

— Крис, замолчи! — грубо прервал её Синхар. — Я сделал, как мне подсказывало сердце.

— И сердце подсказало тебе перейти на сторону Багрового Повелителя? — съязвил Искор.

Синхар грустно улыбнулся.

— Я знаю, что делаю. Но тебе этого не понять. Ты же у нас самый умный.

— Но я не предатель.

— Хватит! — прервал их Карлант. — Уберите это ничтожество с моих глаз. Выкиньте за порог дворца. Я не желаю его больше видеть. Ты остался жив только благодаря Крис. Я не могу убить того, кто связал с ней нити.

Карлант царственной походкой покинул зал. Он изо всех сил пытался держать спину прямо, но груз проблем сгибал его стан.

Крис не смогла сдержать слез. Эти воспоминания возникали так неожиданно и исчезали. Она снова теряла дорогих ей людей. И вокруг то же неизмеримое пространство.

Легкий ветерок закружился вокруг неё, поднял волосы темным облаком. Будто ласкался и обнимал. Воздушный вихрь принимал человеческие очертания. Син!

Он улыбался так нежно и ласково и эта улыбка принадлежала ей одной. Силуэт мужчины прозрачен и поддергивался от ветра, но это не помешало Синхару стереть слезы с её лица.

— Люблю тебя. Чтобы не говорили… Люблю. Просто верь мне, — прошептал он.

— Я верю, — Крис уже не сдерживала рыдания, а Синхар растворялся в воздухе. — Не уходи, Син, не оставляй меня снова! — в отчаянье закричала девушка, но принц уже исчез. — Ты же обещал…

Туман сложил другой образ, теперь перед ней Лерон. Та же улыбка, которую так бережно хранила её память. Черты лица другие, но взгляд не изменился. Такой же дерзкий и высокомерный для других, но не для нее.

— Лер? — позвала принцесса, не понимая, как здесь оказался магистр «королевского двора».

— Крис? — не меньше ее удивился мужчина. — Я должен сказать. Ты мне нужна.

И он тоже исчезает.

— Куда ты? Не уходи, — подскочила девушка, пытаясь задержать мужчину.

— Прости, принцеска. Но меня, кажется, только что убили. Это короткая остановка перед путешествием в Бездну…

Он исчез. Крис выла от безысходности и боли. Она кричала и эхо разносило её крик по всем уголкам неизмеримого. Лерон! Она нужна ему, она должна быть там, чтобы спасти его. Ей нужно спасти свою любовь.

В пространстве открылся портал. Она увидела себя, бледную, с закрытыми глазами на кровати в замке. Не задумываясь, шагнула…

Рядом с её кроватью дежурила Вайяна и она совсем не ожила, что Крис откроет глаза и закричит:

— Что с Лероном? Где он?

Глава 22

Синхар вместе с братьями дожидались своей очереди на пороге магического университета. Сегодня они должны выбрать дальнейшую судьбу. Пять лет их обучали азам магического искусства. Теперь предстояло выбрать одну ветвь магии и следовать ей всю жизнь.

— Ну, кто куда? — улыбаясь, спросил Искор.

Он, конечно же, давно уже определился и не первый месяц трепал нервы остальным.

— Мне лучше всего с материями удавалось, — пожал плечами Рендел. — Выберу стихии.

— Я поддамся эмоциям, — беспечно пожал плечами Шаног. — Ты на универсальный?

Искор кивнул. Синхар продолжал молчать. Он долго не мог определиться. Универсальная магия требовала слишком много усидчивости. Да и запоминать свойства всех кристаллов, разбираться в сочетании рун, сортировать травки — это не для него. Со стихиями у него вообще полные нелады. Последний опыт управления водой закончился тем, что обрушил на голову профессора ливень. Эмоции? Бе-е-е! Что за интерес копаться в чьей-то душе?

— Син, а ты куда?

— Наверное, в отражения.

Братья посмотрели на него, как на идиота.

— Син, туда только избранных берут. Особ королевской крови, — промямлил Искор.

— А мы разве не королевской? — хмыкнул Синхар. — Разве наш отец не глава бывшей правящей династии? Карлант считает его сводным братом, а нас племянниками. Этого разве не достаточно?

— Мы не чистой крови, — резонно заметил Искор.

Синхар махнул рукой.

— Ерунда все это. Карлант нам покровительствует, так что возьмут меня в маги отражения, никуда не денутся.

Братья ничего не успели ответить. На крыльцо к толпе ожидающих абитуриентов вышли магистры магических факультетов.

Магистр универсальной магии, высокий седой старик, обвешанный травами и кристаллами, поднял руку. И будущие студенты устремились к нему. Искор помахал рукой братьям и поспешил к магистру. Ему не требовались пожелания удачи — он лучший ученик и любимчик всех профессоров.

Потом своих учеников забрал магистр стихий, молодой симф темном синем плаще. За ним устремился Рендел.

Магистр эмоций подозвал тех, кто решил выбрать его путь.

Синхар остался один. На крыльце два магистра. Магистр магии отражения держался с королевским величием и смотрел на оставшихся учеников свысока. А рядом закутанная в черные одежды фигура магистра темных искусств. К нему не пойдет ни один симф. Ниже их достоинства общаться с существами Бездны. Постояв немного, магистр темных искусств, как тень, в полном одиночестве скрылся за дверью академии.

Синхар пошел следом за магистром магии отражения. Вот где настоящая мощь. Вот что бы он хотел постигнуть. Теперь предстоит жесткий отбор. Синхар стоял в одиночестве. Остальные симфы косились на него и тыкали пальцами.

— Да вы посмотрите, куда прется этот полукровка, — услышал Синхар насмешливый голос Рогана, еще одного брата с чистой кровью и незапятнанным происхождением. — Синхар, а ты дверью не ошибся? Темный факультет этажом ниже.

Симфы прыснули от смеха. На темном учились только люди и полукровки-неудачники. Синхар на этот раз смолчал. Роган подавится своей злобой, когда он станет магом отражения.

Синхара пригласили войти. Он решительно шагнул в зал-амфитеатр, намереваясь продемонстрировать комиссии все свои умения. Но ему даже не разрешили начать.

— Не подходит, следующий, — махнул рукой магистр факультета.

— Почему?! — вскрикнул парень.

Симф посмотрел на него презрительно и жестко бросил:

— На наш факультет попадают только с чистой кровью, юноша. Поищите удачи в другом месте.

— Но я же симф. Кровь моего отца преобладает! — не сдавался Синхар.

— Ваша мать, юноша, была из людей. Не задерживайте, или я прикажу вас вывести.

Синхар не заставил просить дважды. Он поплелся к двери и нос к носу столкнулся с Роганом.

— Ну, что, полукровка, пролетел? — с усмешкой шепнул ему принц.

И подставил Синхару подножку. Парень едва удержался на ногах. Злость затопила его. Он быстрым жестом схватил Рогана за плечо, резко рванул так, то что симф оказался на полу. Завязалась драка.

Их грубо растащили. Только Рогана принялись утешать и успокаивать, а его поволокли по коридорам академии к ректору как зачинщика драки.

Все сложилось хуже, чем думал Синхар. Роган раздул невероятный скандал из его поступка. А так как молодой Син был зачинщиком множества проказ в годы своей учебы, ректор принял решение исключить принца из академии и не принимать в университет.

Скандал дошел до короля и сейчас в тронном зале решалась судьба Сина. Ректор настаивал на отчислении, но Карлант вступился за своего любимца. Теперь выбора у принца не было. Магистры факультетов сами решат, куда определить задиристого студента. Синхар понимал, что вряд ли кто-то из профессоров захочет с ним связываться. Слишком много нервов он всем потрепал.

Карлант поднял руку, призывая всех к тишине.

— Ну, к какому решению вы пришли? — требовательно спросил король.

— Я его не возьму, — сразу отказался магистр стихий. — У него нет способностей к управлению водой и холодом. Если его дальше учить, он либо потоп устроит, либо полярную зиму.

— Он закрыт наглухо, я даже не знаю, как его обучать эмоциям, — негромко продолжил магистр магии эмоций.

— Он был моим худшим учеником. Все кристаллы путал, над рунами издевался, — добавил магистр универсальной магии.

Они опять зашумели, сообразив, что вернулись к тому, с чего начали. Молчали только магистр магии отражения — ему не грозило обучать полукровку, и магистр темных искусств. Изредка Синхар ловил на себе его задумчивый взгляд. И страх пробирал юношу до костей. Да, симфы презирали темное искусство, да на этом факультете обучались одни неудачники, но магистра боялись все и ученики и профессора. За ним «следовала по пятам Бездна» и он управлял нитями личного пространства.

Карлант снова приказал всем замолчать.

— Вы должны решить, — настаивал он. — Я не позволю, чтобы моего племянника вышвырнули из академии.

Магистры насуплено посматривали друг на друга.

— Я возьму его в личные ученики, — вдруг нарушил тишину магистр темных искусств.

Синхар отшатнулся. Нет, только не темный факультет. Те зазнавшиеся симфы просто изведут его насмешками.

— Ну что мой мальчик, пойдешь к Горланду?

Наверное, ему следовало склонить голову и благодарить за оказанную милость. Но опять взыграл норов.

— Я в казармы подамся! — огрызнулся он. — Лучше быть простым воином, чем темным магистром.

Преподаватели возмущенно загалдели, но Горланд только усмехнулся и ещё раз прошелся по нему взглядом Бездны.

— Позвольте мне поговорить с этим мальчиком наедине, — обратился он Карланту.

Король кивнул. А Синхар не хотел даже слушать слов темного магистра. Тот пригласил его в небольшую комнатушку рядом с тронным залом и предложил сесть.

— И почему же ты не хочешь перенять мое искусство? — криво улыбаясь, спросил он.

— Это унизительно для симфа, — тут же вскинулся парень.

— Ты действительно так думаешь?

Синхар кивнул. Вместо ответа Горланд сбросил капюшон. Принц от удивления открыл рот. Голову магистра украшала шевелюра волос цвета индиго.

— Первый урок, принц: сила не может быть унизительна. Ты, кажется, не понял, что я тебе предлагаю. То, что постигают студенты на Темном факультете — ерунда по сравнению с тем, чему я хочу обучить своего личного ученика. Давай условимся так: ты месяц походишь у меня в подмастерье и, если не передумаешь, может отправляться по пути воина. Хотя по-настоящему сражаются только магистры темных искусств.

— Почему же вы выбрали именно меня? Вы же слышали — я полный неумеха.

Горланд рассмеялся.

— Я, в отличие от остальных, вижу твои нити. У тебя огромный потенциал и «шлейф Бездны». Ну, так как, рискнешь столкнуться с насмешками или такие трудности тебе не по плечу?

Парень фыркнул и кивнул…

…Синхар не ушел от магистра темных искусств ни через месяц, ни через год. Более того, он понял, что остальные науки — ничто. Все происходило из Бездны. Она существовала ещё до симфов и фивиретов, видгаров и хилфлайгонов. Все расы нашли свое могущество в её колыбели. Демоны Бездны — первые обитатели их мира. Поэтому никто не имел права владеть их волей. Там цвели паутины нитей личного пространства — древнейшая энергия всего живого. Многие считали, что укротили ее энергию. Но такую силу укротить невозможно. Ей можно только служить и слушать её. И только так можно постигнуть магию.

За годы обучения Синхар стал лучше Искора разбираться в рунах и кристаллах, лучше Шанога читать в душах других, лучше Рендела управлять всеми стихиями. Он понял природу магии отражения и знал, как её обойти. Горланд превратил его в мастера ближнего боя. Синхар в бою одинаково хорошо владел правой и левой рукой. Магистр обучил его темному бою — древнейшему искусству видгаров. Синхар умел ковать лучшее оружие с обсидиановым напылением и вырезать руны любой сложности.

Конечно, все это далось принцу тяжелым трудом. После каждого урока, каждой тренировки он истекал кровью. Только так можно стать ближе к Бездне, понять её законы.

Да, он превосходил своих братьев и чистокровных симфов, но теперь ему было это безразлично. Он носил темные одежды и прятал глаза под капюшоном плаща, потому что все боялись взгляда Бездны.

Сегодня последний день обучения. Его посвящение. Синхар заметно нервничал. Он не понимал, как можно считаться магистром темных искусств, если не общался с демонами Бездны и не видел личного пространства. Да и холодный взгляд Горланда не предвещал легкого испытания.

— Ты должен помнить одно: из любого пространства есть выход, из любого измерения — дорога назад. Мы вечны. Стоит только этого захотеть — каждый соединяется с Бездной по собственному желанию.

Магистр вытащил из ножен меч с обсидиановым напылением. Прежде чем Синхар успел что-то ответить, Горланд пронзил его мечом. Принц непонимающе посмотрел на учителя и потерял сознание.

И вот уже позади селения демонов и тяжелое сражение с существами Бездны. Он сумел пройти и доказать, что достоин. Сам король демонов вручил ему медальон вызова и создал из нитей его личного пространства защитника. Демон всегда будет незримой тенью находиться рядом. Синхару только нужно отдавать часть энергии для его существования.

Его доставили в сад Бездны. Обсидиановые нити личного пространства всего живого вспышками молний сплетались в единую дышащую сеть. Там, он умер, здесь всего лишь разорвались нити. Не каждому демоны давали второй шанс, допускали к истокам Бытия. Но у Синхара был хороший учитель, который однажды победил смерть. Принц видел себя в этих странных нитях энергий. Себя, неподвижно лежащего у ног учителя.

С трепетным благоговением Синхар притронулся к сверкающим энергетическим нитям и дрожащими руками соединил, завязав новый узелок в судьбе. А потом вздохнул полной грудью и открыл глаза на земле. Учитель приветствовал его почтительным кивком и словами:

— Добро пожаловать, магистр!..

И вот он снова был у сада и держал в руках нити своего личного пространства. Он мог вернуться, только к кому? Кто ждет его в том пустынном мире? Вот разорванные нити его братьев. Вот потухшие нити короля симфов и его подданных. Жаль Багровый повелитель скрыл паутину своей жизни.

Теперь Синхар понимал, почему в очередной раз не вернулся Горланд. Вечности желали только глупцы. И принц не хотел её. Его не смогли понять, посчитали за предателя. Им даже и в голову не могло прийти, что Багровый повелитель постиг темное искусство Бездны. Не им бороться с повелителем людей, не им победить. Синхар искал пути и нашел, только не успел раскрыться. Да и поверил бы ему кто-то?

Вот теперь Крис одна осталась против всего могущества темного мага. И даже если «король мира» появится, это ничем не поможет симфам и его любимой. Только Бездна могла отправить Багрового повелителя в небытие и разорвать нити его личного пространства.

Синхар не мог теперь помочь. Он мог вернуться, но не встретить Крис. Её унесло будущее. Он должен найти её там. Все они должны найти.

Синхар сорвал нити личного. Его руки начали плести новый узор будущих жизней. С каждым узлом терялась часть его воспоминаний, с каждой новой нитью он переставал быть собой. Когда сошлись последние элементы узора, Синхар вернулся во младенчество и впервые открыл глаза в полумраке нового дома.

У Лерона кружилась голова от нахлынувших воспоминаний. Только когда нити порваны, можно увидеть, кем ты был раньше. И то не каждому это дано. Но, видимо, Синхар все же постарался оставить для себя лазейку. Подсказку в собственной новой жизни. Все эти знания нахлынули так внезапно, что Лерон от испуга перенесся в неизмеримое и там встретил Крис.

Чувства старые и чувства новые вернули его в сад Бездны. Он стоял перед разорванной паутиной и боялся прикоснуться к нитям энергий. Багровый повелитель постарался на славу. Ему и Вечности не хватит, чтобы соединить все обрывки правильно. Но он должен попытаться. Пусть это будет стоить ему воспоминаний или здоровья, пусть он навсегда вычеркнет из своей жизни лучшее и добавит себе страданий в будущем, но он должен вернуться.

Узор путался, нити соединялись. Он иногда впадал в безумие, а то и в детство, но успевал вовремя оборвать неправильный узел. Лерон все же восстановил себя. Осталась одна нить из его личного. Та, на которой он сплел новые жизни своих братьев и Лерон несмело завязал последний узел.

Он пережил смерть и вернулся из Бездны.

Глава 23

Лерон очнулся на полу той же темницы. Осторожно пошевелил руками и ногами. Тело не ответило болью, значит, раны он все-таки смог закрыть. Свет через окошко видел, слышал топот мышиных лапок и гнилостный запах тюрьмы, пальцы ощущали холодный камень, а во рту до сих пор соленый привкус крови, то есть все пять чувств в норме. Какое-то время магистр не поднимался, переосмысливая необычное и странное возвращение из Бездны и воспоминания о прошлой жизни.

Они оставались нечеткими смутными видениями. Фрагменты, обрывки, на уровне ощущений и подсознания. Лерон просто знал, что когда-то родился в королевской семье. Его волосы были иссиня-черными, свидетельствуя о том, что в нем текла кровь симфов, доставшаяся от отца — сводного брата короля Карланта. Лерон знал, что когда-то ему подчинялась темная магия. Он видел нити, управлял ими, умел не только разрушать, но и соединять, ткать сложный узор человеческих судеб. Все еще не веря в реальность своих новых воспоминаний, Лерон переключился на темное зрение. Его темница вспыхнула переплетением обсидиановых нитей. Чернота в ее благородных оттенках, клубилась вокруг, закручивалась спиралями, сплеталась кружевом. Лерон моргнул. Обсидиановая изнанка мира погасла.

Чтобы стать темным, нужно умереть и вернуться из Бездны. Лерон горько усмехнулся. Добро пожаловать в мир, магистр темных искусств, — повторил он про себя когда-то сказанные ему наставником слова. Его посвящение в этот раз оказалось невероятно болезненным, но было неизбежным, как сплетенный заново обсидиановый узор.

Интересно, а почему его тело не отправили в «королевский двор»? Карающий! Всполошился он. Кольцо! Лерон бросил взгляд на правую руку и облегченно вдохнул: кольцо симфов осталось на пальце. Почувствовало, что хозяин вернется?

Дверь темницы приоткрылась с тихим скрипом. Лерон решил не раскрывать того, что жив и пришел в себя. В свете факела тяжело рассмотреть посетителя. Но то, что это мужчина, магистр понял сразу, как и то, что видит этого мерзавца не в первый раз. Наверное, пришел за его телом. Но мужчина что-то принялся высматривать на полу. Свет факела отразился от клинка, слепя глаза.

Его мечи, его магическое оружие рядом. Он когда-то их сам выковал из собственных нитей. Незнакомец протянул ладонь к рукояти обсидиановых мечей, но тут же отдернул с диким воплем.

— Карающий! Почему вы до сих пор защищаетесь, ваш хозяин же умер?

Голос говорившего казался знакомым, но Лерону было не до того. Магистр резко вскочил, прыгнул на посетителя и свалил на пол, щедро приложив кулаком по лицу. Из носа незнакомца хлынула кровь. Факел выпал из его рук и покатился по полу. Рука Лерона потянулась к клинку, он схватил знакомую рукоять и приставил к горлу незнакомца.

— Ты в этом так уверен? — оскалился он, надеясь, что пленник не окочурился от страха.

Но мужчина даже не вскрикнул. Он смотрел в лицо магистру и спокойно заметил, будто у его горла не было острого заточенного клинка.

— Значит, темный был прав, когда не дал сжечь твой труп и приказал запереть здесь. Ну, здравствуй, братец, давно не виделись.

Молодой магистр не ожидал такого. Вздрогнул, когда понял, почему голос пленника кажется таким знакомым. Желая убедиться в своих догадках, Лерон пробормотал пару слов и над головами мужчин появился маленький шарик света.

— Твою ж Бездну! Хантор?! — ошеломленно выдохнул мужчина. — Это невозможно! — магистр был настолько ошеломлен, что отпустил противника и вскочил на ноги.

Бывший пленник медленно поднялся и, демонстративно отряхнув одежду от грязи, скрестил руки на груди. Его спокойный взгляд нервировал магистра. Лерон осознал, что у него дрожат руки. В последний раз он видел эту сволочь, который был ему кровным братом, в собственном старом доме. Безжизненного, навеки потерянного в неизмеримом. Мать рыдала над телом любимого старшего сыночка и сыпала проклятиями в адрес младшего, разрывая в клочья сердце. А отец молча указал Лерону на дверь, навсегда отлучая от дома. Тот день будущий магистр помнил, как в тумане. Он брел по лесу, проклиная бывших друзей, едва сдерживая желавший вырваться на волю тоскливый вой. Душу выворачивало наизнанку, чувство вины, слезы и проклятия матери, хмурый и укоризненный взгляд отца до сих пор иногда приходили во снах, как вечное напоминание о совершенном преступлении. А потом… они просто исчезли. Дом опустел. Стал сиротой при живых хозяевах, как и сам Лерон.

— Не только ты можешь вернуться из Бездны, — спокойно ответил незнакомец, зажимая разбитый нос. — Что не ожидал, брат?! Думал, избавился от меня? Радовался, наверное.

— Никогда. Я. Не радовался. Твоей смерти, — почти по слогам произнес Лерон.

Руки так крепко сжали рукоять сабель, что побелели костяшки. Магистр смотрел в лицо человеку, которого много лет считал погибшим. Именно его смерть разрушила многолетнюю дружбу и швырнула Лерона в «королевский двор». Не мог он до сих пор простить того, что Алард тогда заставил поучаствовать в убийстве брата через гадкий ритуал, разносящий нити в клочья.

Из мести лорд самолично принял решение казнить Хантора, используя их связь. А Дэниель и Лестер без колебаний соединили свои руки с ладонью ведущего в объединении мага, поддерживая его решение. Лерон был зол на брата, но, как только золотая вязь засияла на руках его друзей, будущий магистр почувствовал по-настоящему глубинный ужас и отказался убивать наотрез.

Дело не в родственных чувствах. Хантор был той еще мразью и казнь заслужил. Лерон собирался самолично отправить мерзавца в Бездну, вызывал на дуэль. Но даже самые кровавые преступники не заслуживали смерти без права перерождения.

Теперь, как темный маг, вернув магию и вспомнив постулаты веры в Карающего бога, адептом которого он стал в прошлом навечно, Лерон понял причины своей тогдашней слабости. Но «друзья» посчитали, что он струсил, заставили силой принять участие в ритуале. И разорвать связь, прерывая ритуал, Лерону удалось лишь в тот момент, как их жертва лежала на траве без признаков жизни. Будущий магистр тогда совершенно случайно вошел в состояние темного боя и видел, как разметало обсидиановые нити Хантора. В тот момент Лерон осознал, что они совершили самое жуткое преступление перед лицом Бездны и Карающего бога. И это все им аукнется в этой или следующей жизни. Не осознавая, что делает, Лерон протянул руку, пытаясь удержать разлетающиеся нити брата.

Хантор не умер, но его душа потерялась в Неизмеримом пространстве.

Много лет Лера мучили кошмары о том дне. Да он много убивал в своей жизни, не раздумывая, не сомневаясь, иногда очень жестоко и бывало подло. Он отправлял людей на пытки и изредка получал удовольствие, наблюдая за мучениями врагов. Но во сне в кошмарах приходил именно тот день, когда Хантор, задыхаясь, упал на траву, а его нити разлетелись обрывками в саду Бездны.

И вот брат жив-здоров и стоит перед ним. Пару тактов он присматривались друг к другу, пытаясь угадать о чем думает каждый.

— Ты позволил этому произойти! — бросил Хантер обвинение.

— Если бы я не разорвал связь и не словил твои нити, ты точно был бы мертв. И никогда бы не переродился, — нахмурился Лерон.

— Так ты мой спаситель, что ли? — рявкнул мужчина. — Вот уж спасибо. Вознести тебе хвалу?! Я потерялся в Неизмеримом! Прежде чем освободиться, пережил ужасные пытки. И если бы мать не сохраняла мое тело, я бы не очнулся никогда. Так бы и остался в Бездне потерянных.

— Считай, что это тебе возмездие, — сквозь зубы ответил Лерон. — То, что ты сделал, заслуживало смерти. Скажи спасибо, что первым тебя нашел не я и не Алард, а Лес. Я бы точно размазал тебя, убивал бы медленно и с удовольствием. Заслужил, Бездна и все ее демоны, за твои гадкие бесчестные и жестокие поступки.

Мужчина и бровью не повел в ответ на обвинения, только глаза закатил и хмыкнул:

— И это мне говорит Лерон Кровавый? Так тебя в Симфонии прозвали? Убийство полусотни безоружных людей на озере Мрака во время переговоров теперь считается благородным и милостивым поступком?

Но молодой магистр даже не поморщился.

— Думаешь меня этим задеть? — усмехнулся Лерон. — Они заслужили свою казнь. Это была месть. И я за нее отвечу перед Карающим в Бездне, а не перед тобой. Темный бог решит, имел ли я на нее право. Ты же посмел осквернить святое. Взял силой чистую, светлую и самую добрую девушку в Симфонии. Целительницу! Твою ж Бездну! Как ты посмел над ней надругаться?!

— Она заслужила, — не смутился Хантор.

— Чем? — давняя ярость, возрождалась в груди, хотела вспыхнуть пламенем, просилась наружу. — Тем, что выбрала не тебя?

Лерон вспомнил рыдающую Вайяну в разорванной одежде, как нес ее в замок, прижимая к груди и успокаивая. Что ни говори, а Алард не просто так тогда озверел. Да и у Лерона было только одно желание: растерзать брата.

— Праведник нашелся, — фыркнул Хантор.

— Я никогда никого не насиловал, придурок. А в ее сторону даже дышать боялся.

— А магия искушения у нас уже насилием не считается?

Лерон крепко стиснул зубы.

— Завидуешь до сих пор, что не тебе досталась такая магия? — ядовито спросил он.

— Тебе?! — рассмеялся Хантор. — Не льсти себе. Ты всегда был неудачником.

— Да что ты? И именно поэтому ты от яда исходил, когда магистр Саген взял меня в ученики? Пытался стянуть мои мечи. Отбить моих женщин. Распускал обо мне гадкие слухи и подставлял. Поссорил с отцом и матерью. Не много ли чести для неудачника?

— Отцом и матерью?! Даже заикаться о них не смей! Мать изнасиловал придурок с даром искушения. Она смотреть на тебя не могла без отвращения. Скажи спасибо, что мой отец не удавил тебя в колыбели, ублюдок темного мага. Что, твой настоящий папашка так и не признался тебе? Все играл в учителя и ученика.

— Магистр Саген не был мне отцом, — спокойно ответил Лерон, хотя сердце болезненно заныло, злые слова достигали цели, воскрешая болезненные воспоминания: грязные сплетни, шепотки за спиной, вечную холодность матери и жестокое воспитание отца.

Но Лерон давно уже научился отгонять призраков прошлого. Мать действительно нагуляла его на стороне. Лерон всегда ощущал ее холодность. И все же он благодарен приемному отцу и матери, что приняли его и не выкинули на улицу. Пусть и задевали его в детстве слухи и шепот за спиной, но с этими демонами памяти он уже давно справился. А когда по Симфонии, не без участия Хантора, поползли слухи, что магистр Саген его настоящий отец, он даже рад был этому. Но учитель быстро объяснил ему, что кровь у них разная. Все осталось в прошлом, раны затянулись и больше не беспокоили, поэтому добавив яда в голос, Лерон добавил:

— А даже если и так, то я рад, что меня воспитали не таким завистливым уродом, как ты, насилующим целительниц.

— Иди в Бездну! — огрызнулся Хантор, выходя из себя.

— Я только оттуда, братец, — развел руками Лерон.

Хантор сжал кулаки. Братец едва сдерживался. Поддеть, чтобы набросился? И с чистой совестью отправить его в Бездну? Лерон только презрительно хмыкнул. Много чести для такой мрази. Обсидиановые клинки марать не хочется. А вот воспользоваться братцем, чтобы выйти из темницы можно.

Хантор поднял руку. С его пальцев сорвался небольшой сгусток магии. Лерон инстинктивно закрылся от атаки клинками. Магия не достигла цели. На руке у брата сверкнуло золотое кольцо домена. Твою ж Бездну! У Речного источника магистр сменился? А прежний, видимо, отдал концы, когда темный извлекал клинок из его личного пространства.

— Вот как? — криво усмехнулся магистр «королевского двора». — Мне воспринимать нападение на себя, как объявление войны между нашими доменами, ваше магистерство? Или как семейную сцену? Что скажет совет магистров на это? Разве Речной источник воюет с Озерным краем?

— Закрой свой рот! — рявкнул Хантор. — Ты сгниешь в моей темнице! Ты думаешь, кто-то расстроится, что пропал магистр «королевского двора»? Тебя продали собственные лорды, придурок! Они будут счастливы, когда на их стороне в войне с замком выступит Речной источник.

— Этого никогда не будет, братец, — коварно усмехнулся Лерон. — Потому что задерживаться здесь я не собираюсь.

Он резко вскинул руку. Обсидиановые нити замерцали перед глазами, пальцы запутались в личном пространстве брата.

— Дернись только и я вырву тебе сердце, — холодно пообещал он побледневшему Хантору.

Сволочь чувствует, как натянулись нити. Одно движение и они лопнут.

— Сейчас ты любезно проводишь меня к порталу.

На губах у брата появилась кровь. Лерон знал, что вломился в нити Хантора, как неуклюжий увалень. Смерть немного притупляет инстинкты, былое филигранное мастерство управления нитями придется возвращать долгими упорными тренировками. Но быть с братцем «нежным» и не собирался.

— Вперед! — скомандовал он.

Хантор уничтожил его взглядом, но повиновался, выводя пленника из подвала. К своему удивлению Лерон понял, что держали его не в Речном источнике, а в подвале какого-то деревенского дома. Никакой стражи. Братец такой придурок, что явился к нему один.

Можно было просто оглушить его и спокойно уйти и без применения темной магии. Хантор проводил его до самого портала. Но Лерону было неспокойно. Слишком просто удалось вырваться. Не покидало ощущение приближающейся беды.

Глава 24

Очнувшись, Крис напугала Вайяну своим восклицанием. Целительница вздрогнула и тут же подбежала к пациентке. Попыталась провести руками над телом принцессы, чтобы убедиться, что девушка жива и невредима, но Крис вцепилась в руку лекарки.

— Что произошло с Лером?! Его убили, да?! — спрашивала она.

Вайяна пожала плечами.

— Он в Бездне?! — продолжала истерику принцесса.

— Крис, я, правда, не знаю, — Вайяна осторожно оторвала руку девушки от своего рукава. — Я позову Аларда. — И целительница покинула комнату.

Крис попыталась встать, но тут же со стоном опустилась на кровать. Голова кружилась, все мышцы ныли, будто ее долго и сильно били. Но нужно забыть боль и одеться. Морщась от неприятных ощущений и держась за мебель, девушка медленно доковыляла до сундука с одеждой.

— Крис, тебе нельзя вставать, — всплеснула руками вернувшаяся в комнату Вайяна. — Даже Дэну потребовалось пару дней, чтобы восстановиться.

— Но Дэн был ранен намного серьезней, — возразила Крис, хотя ноги подкашивались, а руки тряслись. — Ты хотела позвать Ала, — напомнила целительнице.

Вайя закусила губу.

— Он не может подойти, в замке совет, — девушка замялась на мгновение. — Они почему-то громко ругаются, я не решилась войти.

— Помоги мне одеться, — попросила принцесса.

Если сейчас нет возможности поговорить с Алардом, то пора познакомиться с собственными лордами. Кольцо выбрало Крис магистром, но официально об этом еще не объявили, так как Дэниель был на грани жизни и смерти. Алард хотел собрать совет и представить новую правительницу. Даже дату назначил, но вмешались непредвиденные обстоятельства. И если сегодня в замке совет, то в неизмеримом Крис пробыла не меньше трех дней.

— Крис тебе нужно вернуться в постель, — продолжала настаивать Вайяна.

— Нет, мне нужно в главную башню, — упрямо возразила Крис, дрожащими руками снимая рубашку, в которую была облачена. — Вайя, помоги пожалуйста.

Вайяна не стала спорить, но осуждающе качала головой каждый раз, когда Крис вздрагивала от боли. Надев простое платье из белого ситца, Крис накинула сверху темно-зеленую тунику расшитую шелковой нитью, а Вайяна помогла правительнице завязать широкий пояс на талии и подала мягкие замшевые туфли на плоской подошве.

Крис медленно пошла к выходу из комнаты, но замешкалась у зеркала. Болезнь не прошла бесследно для принцессы. Черты лица обострились, под глазами залегли тени, кожа посерела и стала будто прозрачной, волосы спутаны и даже платье стало чуть велико. Вайяна поняла ее замешательство и, вздохнув, взяла щетку для волос, чтобы привести в порядок прическу принцессы.

Когда с Крис перестала выглядеть восставшей из Бездны, Вайяна помогла девушке дойти до главной башни. Увидевшие принцессу прохожие на такт в растерянности замирали и кланялись. Но Крис чувствовала, как ее провожают взглядами.

— Что стряслось, Вайя? — тихо просила она целительницу.

— Говорю же, совет в замке. Ругаются, — промямлила в ответ девушка.

Когда же Крис появилась в большом зале, разговоры моментально смолкли. Девушка занервничала под пристальными взглядами придворных. Они, конечно, тоже легко кланялись, но в то же время как-то странно смотрели вслед. Крис буквально затылком чувствовала тяжелые взгляды.

Принцесса открыла дверь зала советов и вошла. Поначалу ее даже и не заметили, так как спор был в самом разгаре.

В отличие от «королевского двора» зал советов замка представлял собой большую комнату со столами поставленными квадратом. Дверь, через которую зашла Крис, открывалась как раз за троном, которой занимал магистр. Он обит красным бархатом и по уровню немного выше остальных стульев. Но сегодня место магистра пустовало.

Справа от кресла обычно располагался Алард, но сейчас мужчина вскочил и, упершись кулаками в столешницу, что-то выговаривал лордам замка. Дэниель стоял у стены, облокотившись плечом и скрестив руки на груди, мужчина следил за перебранкой лордов. Крис подумала, что невероятно рада видеть бывшего магистра живым и здоровым.

Дэниель устало скользил взглядом по залу и наконец заметил ее. Его глаза расширились от удивления, в них мгновенно вспыхнула радость. Мужчина подбежал к девушке и сжал в объятиях, подняв в воздух. Крис закусила губу, чтобы не застонать от боли в мышцах.

— Слава Всезнающему, — пробормотал он, не желая размыкать объятий. — Я очень боялся за тебя.

Его эмоциональный жест не остался не замеченным. Лорды, азартно что-то доказывающие, замолкли и уставились на них. Алард повернулся и облегченно вздохнул, увидев в объятиях Дэниеля Крис. Жестом приказал подойти. Бывший магистр нехотя разжал руки и отпустил девушку. Стараясь не морщиться от боли Крис подала руку Аларду и вышла на свет. Мужчина усадил на и торжественно провозгласил:

— Знакомьтесь, это ваш новый магистр Крис, принцесса симфов лунной династии.

Лорды встретили такое известие тишиной.

— Ал, ты серьезно? — удивленно спросил лорд, сидящий напротив магистра. — Ты хочешь, чтобы нами управляла девчонка?

— Ее выбрало кольцо, — огрызнулся Алард. — Прекрасно знаете, что ни к кому другому в руки оно не пойдет. Я надеюсь, никто не собирается предложить ее убить? — угрожающе спросил он у притихших лордов.

Крис вздрогнула от его предположения.

— Какого демона?! — заорал один из лордов, приподнимаясь. — Дэна тоже кольцо выбирало. Он жив. Почему мы должны отдавать власть в руки какой-то девчонки? Дэниель — наш магистр.

Лорды согласно загалдели, соглашаясь с мужчиной. По возрасту возмутившийся мужчина был не старше Аларда. Как все с военной выправкой, при оружии и в доспехах, лицо немного заросшее щетиной, одежда запылена, скорее всего на совет явился прямо от границы. Крис различала одинокие выкрики в общем шуме.

— Норд прав…

— Да кто она такая?!

— Откуда взялась…

— Мы не будем подчиняться девчонке!

Но Алард быстро прервал балаган, стукнув кулаком по столу.

— Заткнулись все! — рявкнул он. — Хочу напомнить, что вас всех выбрали кольца, и никто не возражал против вашего избрания. Кольцо исчезло с руки Дэниеля, когда он едва не умер. И перешло к Крис. Теперь она магистр. И это не обсуждается!

— Почему же не обсуждается? — вскочил лорд, которого соратники назвали Нордом. — Мы все знали, что будем владеть кольцами. Учились править. А эта девочка появляется непонятно откуда и ее выбирает кольцо. Ал, лет-то ей сколько? Она вообще понимает, что ей не просто безделушка досталась?

В ответ послышались смешки.

— А ты давно таким умным стал? — вмешался в разговор Дэниель, который стоял, облокотившись о кресло магистра. — Все никак не уймешься, что кольцо магистра в свое время выбрало не тебя?

— Ты уже не магистр, — прошипел в ответ лорд. — Могу и на поединок вызвать.

— Валяй, — нарочито небрежно ответил Дэниель, но выпрямился, а рука легла на меч.

— Еще дуэлей не хватало, — рявкнул Алард. — Вообще подурели?

— В словах Норда есть резон, — спокойно заметил один из лордов, которого соседи называли Киром, мужчина не поднимался со своего места, но внимательно осматривал девушку в кресле магистра.

Крис стало очень неуютно под изучающим взглядом.

— Деточка, я против тебя ничего не имею, — внезапно обратился он к принцессе. — Но ты никакого доверия не внушаешь, уж прости. В Озерном крае идет война и крайне досадно, что нас возглавит неопытная девочка.

— Ты давно стал опытным?! — зло посмотрел на него Алард. — Вы все кольца получили только несколько лет назад после бойни на озере. И не вам решать — кому быть магистром.

Но Крис прервала его, легко коснувшись руки. Медленно поднялась и, смело глядя на лордов, сказала:

— Я не собиралась быть магистром. Для меня самой выбор кольца стал неожиданностью. Вы правы, у меня нет никакого опыта. Меня никто не учил править человеческим общество, но я сделаю все возможное, чтобы стать достойной кольца магистра. Я понимаю, что у вас нет оснований доверять мне. Но лорда Аларда и магистра Дэниеля вы очень хорошо знаете и уважаете. А я не собираюсь отказываться от их мудрых советов.

От напряжения дрожали руки, которыми девушка от волнения схватилась за край стола. Осмотрела внимательно слушавших ее лордов, надеясь, что ее речь имела хоть какой-то эффект. Взгляды вассалов были разными: задумчивыми, недоверчивыми, иногда насмешливыми и откровенно издевательскими. И тут один из лордов подмигнул ей. Крис удивленно уставилась на мужчину и узнала Лестера.

— По-моему, замку не помешает такой симпатичный магистр, — улыбаясь, заметил он. — Наставников при ней хватает, давайте дадим маленькой госпоже шанс.

Крис против воли улыбнулась и кивнула ему благодарно.

— Многих из вас я учил править и использовать магию кольца, — снова взял слово Алард. — Вы и меня оскорбляете недоверием. Крис не просто молодая девушка — она из древней расы симфов. И может использовать магию без кольца. Да, она неопытна, но это поправимо. Ни я, ни Дэниель не оставим магистра без поддержки. И обучим всему, что необходимо.

— Согласен, — кивнул Дэниель.

Лорды непродолжительно время молчали. Слово взял Кир.

— Что ж, пусть будет так. Если уж кольцо выбрало, — пробормотал он, откинувшись о спинку кресла. — Ал, тебе я доверяю полностью, — повернулся он к Аларду.

Норд фыркнул, но под несколькими недовольными взглядами заткнулся и сел.

— Спасибо за доверие! — дрожащим голосом ответила Крис.

Ноги подкашивались от слабости, и девушка с облегчением села.

— Сейчас тебе присягу будут приносить, — шепнул ей Дэниель.

Как только лорды замка по очереди произнесли вассальную клятву новому магистру, в зал советов ворвался запыхавшийся воин. Отвесил поклон и срывающимся голосом доложил:

— Войско «королевского двора» перешло в атаку.

Крис дернулась, услышав такую весть. Если «королевский двор» напал, то, скорее всего, Лерона нет в живых. Испуганно посмотрела на Аларда, но лорд только покачал головой.

— Кто возглавляет войско? — тихо спросила девушка у застывшего воина.

— Магистр Лерон, — отрапортовал тот.

Крис побледнела и так схватилась за подлокотники кресла, что побелели костяшки пальцев. Рвалась спасать его, а магистру видимо и не угрожало ничего, если посмел перейти в атаку. Сердце забилось быстрее, озадаченное болью предательства. Но Крис быстро подавила неуместную эмоцию. Вряд ли правильно начинать правление с истерики перед своими же вассалами.

Не стала вмешиваться в приказы Дэна с Алардом, понимая, что пока даже не представляет, как реагировать на такое известие. Военные действия, тактика и стратегия слишком далеки от нее. Но из лордов никто и не ждал от нее приказов, все быстро засуетились, подчиняясь авторитету знакомых правителей. Несколько вассалов тут же покинули совет, отправляясь собирать отряды.

Когда зал опустел, Крис как в тумане вышла в основной зал. Вайяна ждала ее у комнаты советов. Пусть помочь в бою принцесса и не могла, но и сидеть сложа руки не собиралась. Нужно подготовить перевязочные материалы и запастись снадобьями. Ей потребовалось около получаса, чтобы с помощью Вайяны организовать передвижной госпиталь. Из-за физической слабости она не могла отправиться к месту сражения, чтобы оказывать помощь раненым, но в состоянии отправить на помощь своему войску лекарей. А о предательстве Лерона потом подумает…

…После боя лорды замка возвращались на совет. У многих одежда и сапоги покрыты пылью и забрызганы кровью. И у каждого на лице крайняя степень усталости. Они молча стекались в зал и не нарушали тишину, дожидаясь магистра и его приближенных.

В бою войско замка потерпело поражение. Несколько лордов попали в плен, среди них был Норд, которого Крис успела запомнить на утреннем совете. Пленники обречены на жестокую и мучительную смерть от яда. В том, что магистр «королевского двора» расправится с ними, не сомневался никто. Совет собрался, чтобы составить дальнейший план действий, но магистр задерживалась.

Крис переоценила свои силы. Когда в замок начали поступать раненые, только и делала, что раздавала приказания и лично участвовала в перевязке, когда не хватало свободных рук. Вайяна упорно отправляла принцессу отдыхать, но девушка не могла оставить своих людей без поддержки. Пусть она мало знает о правлении доменом и о собственной магии, но во время войны с людьми в прошлом не оставалась в стороне, оказывая помощь пострадавшим.

Перевязав очередную рану, Крис выпрямилась и поняла, что земля уходит у нее из-под ног. В глазах потемнело, голова закружилась, и девушка потеряла сознание.

Очнулась уже в своих покоях. Вайяна заботливо оставила на столе укрепляющее зелье и записку со строгим предписанием оставаться в комнате. Принцесса выпила целебную жидкость и решила все же послушать лекарку, чувствуя себя совершенно разбитой.

Но вынужденное безделье возвращало ее мыслями к Лерону. Алард говорил, что именно магистр «королевского двора» спас ей жизнь своим ядом, в очередной раз, рискуя собственной. Но если это так, то почему напал? Крис была уверена, что Лерон был при смерти. Его слова: «Кажется, меня только что убили…». И в том, что Лер перерождение Синхара не вызывало сомнений. Почему же Лерон решился на атаку?

«Лерон — это её Синхар! Он не мог так поступить!»- продолжала кричать интуиция, но все же поступил.

Через час размышлений и метаний, ее посетили мрачные лорды Алард, Дэниель и Лестер и принесли вести о поражении и пленении вассалов. А Крис уже исчерпала резерв сочувствия, только глаза отвела. Лестер присел рядом с ней на постель и обхватил ее ладонь руками, поддерживая, хотя на усталом лице сегодня не было привычной улыбки. Дэниель облокотился о стену и поднял голову, прикрыв глаза. Алард сел в кресло, удрученно изучая пол.

Несмотря на частые мелкие стычки между отрядами замка и «королевского двора» война давно велась вяло. Никто из противников не пытался перейти границу и захватить земли соседа. Активная фаза военных действий закончилась много лет назад. Да и побоищем на озере Лерон поставил в военных действиях крупную точку, которая привела в ужас всю Симфонию. Несмотря на то, что правители Озерного края друг друга ненавидели и совершали мелкие вылазки, но войско на войско не бились давно. Поэтому сегодняшняя атака так поразила лордов.

— Он ответит за это, — вдруг рявкнул Дэниель и врезал кулаком в стену. — Мразь такая!

Крис вздрогнула, сообразив, кому адресовались эти проклятия.

— Ал?! — спросила она лорда, глядя с надеждой.

Но Алард только головой покачал.

— Это был Лерон, принцесса. Я его видел. Он будто озверел. В темный бой вошел и крошил всех вокруг.

— Я не понимаю, — удрученно сказала принцесса. — Нужно выяснить все.

Они и Сина предателем считали. Но принц Синхар служил симфам вернее всех, поэтому и не мог вот так предать сейчас в новой жизни. Что-то не так, неправильно. Крис всем нутром чувствовала это. Но, конечно, не могла доказать.

— Что выяснять?! — вспылил Дэниель. — Это его нормальное состояние. Он бешеный!

— Он спас тебя на поляне, — не выдержала Крис. — Зачем ему было тебя спасать? Чтоб теперь напасть?

Бывший магистр побледнел.

— Да уж, спас, — пробормотал он. — Лучше б убили, честное слово. Не знаю, Крис, какого демона он меня спас. Но я больше удивлен этим фактом, а не тем, что он перебил половину моего войска.

— Я хочу поговорить с ним, — заявила принцесса.

Но Алард покачал головой.

— Не стоит, Крис. Это может быть опасно. Да и правды он тебе не скажет. Ты ему нравишься — это мы все почувствовали, но война с нами в списке его приоритетов намного выше. Лер не причинял тебе вреда, только потому что не видит в тебе угрозы. Прекрасно понимает, что ты правишь не единолично.

В дверь постучали и слуга, склонившись в поклоне, сообщил, что лордов ждут в зале советов.

Алард кивнул, отпустил его жестом и поднялся. Принцесса встала следом, но мужчина отрицательно покачал головой.

— Отдыхай. Ты очень грамотно организовала помощь пострадавшим. Молодец! И я обязательно объявлю об этом на совете. Мы будем обсуждать военные действия. А ты едва отошла от болезни и сегодня устала. Так что отдыхай.

Они покинули комнату магистра. Крис осталась одна. Ощущение неправильности происходящего не отпускало. После длительных споров с собой, девушка все же повернула кольцо внутрь ладони и послала мысленный призыв Лерону. Он долго молчал, но потом в голове появился ответ:

«Принцеска?»- Крис представила, как он удивился.

«Лер, что происходит?»

Долгая пауза и короткий ответ.

«Война».

«Но почему?»

«Ты ожидала чего-то другого?»

«Нам нужно встретиться».

«Деточка, ты так соскучилась? Или заманить меня в ловушку решила?»

«Нет, Лер. Приходи на озеро Мрака, я одна буду».

Он какое-то время молчал, после Крис получила ответ:

«С ума сошла на озеро? Нельзя туда. Вполне вероятно тебя там ждут».

«Нам нужно поговорить», — настаивала принцесса.

«Хорошо. Давай на нейтральной территории встретимся»

Лерон обрисовал ей место встречи и кратко посоветовал, как туда быстрее добраться, и связь разорвалась.

Крис боялась, что её остановят. Но никто не задержал принцессу. Стражи только почтительно поклонились и с бесстрастным лицом уставились в темноту. Не до неё сейчас вассалам. И это только на руку.

Ни на секунду не посетила мысль, что Лерон попытается взять её в плен. Он — Синхар, а принц никогда не делал ей ничего плохого.

* * *
Лерон вернулся в «королевский двор», когда уже Ранер сбился с ног, разыскивая своего сюзерена. А как только магистр появился в дверях — не смог сдержать радости и сграбастал друга в охапку, хлопая по плечам.

Молодой магистр не захотел ничего рассказывать, потребовал ужин, после чего завалился спать. А проснулся из-за жжения в груди. В голове то и дело появлялись навеянные чужие мысли. Звали в бой, убеждали, что стоит напасть сейчас, чтобы раз и навсегда закончить войну с замком. Лерон боролся со странным влиянием целый день и довольно успешно. Но потом понял, что его просто не пытались сломить по-настоящему. К вечеру накатила такая ярость и желание уничтожить всех правителей замка. Знакомое чувство, с которым он только недавно начал бороться. Но сейчас не смог, слишком сильно было желание убивать, навеянное извне. В груди жгло нестерпимо. Лерон начал понимать, что его нити повреждены другим темным. А сам себя подлатать не мог. Он пытался собрать волю в кулак, но все-таки потерпел поражение и повел войско «королевского двора» в атаку. Оправдывал себя, что война с замком не закончена и что он ничего не обещал Крис. Но все же паршиво на душе.

Ранер косился на него целый день. Молча следовал приказам, лишь иногда удивленно поднимая бровь. Попытался что-то узнать после битвы, но Лерон только рявкнул на своего соратника и скрылся в своей комнате. Сидел в окровавленной одежде и бездумно таращился в окно, иногда хватаясь за голову.

Когда кольцо замигало на пальце, он даже отвечать не хотел. Уверен был, что Крис намерена потребовать у него отчета. Карающий! Почему он должен что-то объяснять? Может, в неизмеримом у него и вырвалось что-то наподобие слов любви, но только под влиянием обстоятельств и осознания прошлой жизни. Но он не Синхар, он — Лерон, магистр «королевского двора». Они в состоянии войны и он не собирался проигрывать. Что Крис думала? Что он откажется от давно принятых методов ведения войны и приползет на коленях просить мира? К Карающему! Она магистр враждебного ему домена и ради неё он не опустится до уровня влюбленного придурка.

Лерон зло ударил кулаком по столу. Опять начинается? Бездна! Скорее всего его нити сомкнули руной подчинения, поэтому и отпустили. А он как дурак попался.

От упреков Крис ныла душа. Боги! Да он уже воспринимает принцессу, как свою собственность. Ну, спас её пару раз. И что теперь всю жизнь охранять? Может и на своих воинов кидаться, если они посмеют напасть на неё в бою?

К Карающему! Девчонка одна придет на встречу, в этом-то как раз и не сомневался. В ней ни грамма хитрости. Ждет его, надеясь, что расскажет: мол, обманный маневр и упадет к её ногам.

— Ранер! — заорал он.

В комнату вошел илар, вытянулся по струнке смирно и остановился перед магистром, ожидая приказа. И этот обиделся. Лерон фыркнул и едва сдержался от того, чтобы не вмазать другу по физиономии. Какой чувствительный, Бездна и все ее демоны.

— Собери мой личный отряд, — коротко приказал магистр.

— Можно поинтересоваться зачем? — не смог все же удержаться Ранер.

Лерон окатил друга высокомерным взглядом и рявкнул:

— С каких это пор ты обсуждаешь мои приказы?!

Ранер нахмурился и сжал кулаки. Магистр насмешливо поднял одну бровь, кажется, сейчас будет драка.

— У меня, кажется, всегда было это право, — взял себя в руки илар. — Да что с тобой такое сегодня?!

Лерон почувствовал, как ноет грудь, печет будто его заклеймили. Громко выругался. Вскочил и приложился кулаком в стену. Проклятый темный!

— Принеси воды, не меньше ведра, — сквозь зубы попросил он Ранера, уткнувшись лбом каменную кладку.

Илар отдал приказ и когда слуги выполнили поручение, магистр к удивлению Ранера вылил воду себе на голову. Но руна продолжала жечь. Конечно, а на что он вообще надеялся? Что это может облегчить борьбу? Но, не смотря на жжение, в голове немного прояснилось.

— Лер, что происходит? — сорвался Ранер. — Расскажи, Карающий на твою голову! Ты собирался пожертвовать собой из-за девчонки, пропал куда-то, а, вернувшись, ринулся в атаку.

— Что тебя не устраивает? — устало спросил магистр, отлепившись от стены. — Сам же меня отчитывал за то, что я якобы влюбился.

— Твое состояние меня не устраивает! — рявкнул илар. — Какого демона было разрывать перемирие и атаковать, а потом час сидеть в окровавленной одежде и изучать стену? Не хочешь воевать с замком — да Бездна с ним. Шли парламентеров, заключай мир, приноси клятву верности девчонке, только не превращайся опять в психа.

— Чего-то когда я вырезал всех лордов замка, ты не орал, что я псих, — огрызнулся Лерон.

— Хм… честно хочешь?

— Ну, — повернулся к соратнику магистр.

— Мне до демонов было тогда, что ты делал. Главное, не свихнулся и то хорошо. Я что, думаешь, по роже не видел, что ты на грани? Одобрил бы даже полное уничтожение всех и вся, лишь бы ты с рассудком не попрощался. После той кровавой бани тебя попустило однозначно.

— Вот уж спасибо, — буркнул Лерон.

— А типа не так, — огрызнулся Ранер.

— Так, — вздохнул магистр, отводя взгляд.

— Что произошло с тобой? — снова попытался друг.

— Ничего особенного, — хмыкнул магистр. — В Бездне побывал только.

И пока илар застыл с открытым ртом, нацепил пояс с клинками и направился к выходу, даже не переодевшись.

— Отряд собирать? — крикнул ему вслед Ранер.

Лерон только покачал головой. Он сам справится с принцеской. Не в первой. Главное, не говорить ничего, пока контроль при нем.

Не смотря на уверенность, что Крис придет одна, он все же шел по нейтральной территории с осторожностью затравленного зверя. Но вокруг ни души, войска сконцентрированы в другой части границы. В окне полуразрушенного дома, в котором обменивался с Алардом ядом, горит свет. Значит, прибыла уже принцеска и создала магией освещение.

Лерон толкнул покосившуюся дверь и вошел. Жжение руны становилось непереносимым. Но он стиснул зубы и, посылая Викториану в Бездну, продолжил бороться.

Крис стояла к нему спиной. Он не без удовольствия осмотрел изящную фигуру. До боли захотелось обнять. Путешествие в Бездну все мозги на изнанку вывернуло. Он не помнил подробностей их романа в прошлой жизни, но чувство было такой силы, что, не раздумывая, в прошлом пошел на настоящую смерть, желая лишь одного: родиться заново с ней в одну эпоху. И сейчас безумно хотелось утвердить право называть принцессу своей. Но Багровый повелитель сделал все, чтобы они не смогли объединиться. Забрать ее в «королевский двор» что ли?

Крис повернулась, почувствовав присутствие мужчины. Увидев его окровавленную одежду, мокрые взлохмаченные волосы и лицо в грязных и кровавых разводах, девушка испуганно отшатнулась. Лерон выругался про себя. Надо было привести себя в порядок, прежде чем бежать на свидание.

Пока принцесса таращилась на него, Лерон пожирал ее глазами. Отметил, что она выглядит измученной и хрупкой после болезни. Едва подавил неуместное желание прижать ее к себе, защищая от всего на свете. Но ладошки в алмазных перчатках крепко сжаты, спина ровная, как шпиль, а подбородок гордо поднят.

Не стал подходить ближе, опасаясь, что не сможет сдержать эмоций.

— Ну, и зачем я тебе понадобился? — с усмешкой спросил, присаживаясь на подоконник. — Соскучилась?

Крис продолжала молча на него смотреть. На лице неверие и страдание. Всезнающий, по её мимике можно все мысли прочитать. Совесть недовольно заворчала внутри, но Лерон шикнул на нее и высокомерно задрал нос.

— Лер, зачем ты так поступил? — едва разобрал ее шепот.

— Как? Принцеска, ты о чем?

А руна начала раскаляться, от жара уже даже тяжело дышать. Но он пока ещё при своем уме.

— Почему ты напал на нас?

Какой закономерный вопрос. Лерон хмыкнул.

— А чего ты ждала? — глядя прямо в глаза девушке, спросил он. — Я не собираюсь бегать по всей Симфонии и вытаскивать тебя из всяких передряг. В Озерах идет война и сражения — неотъемлемая её часть.

— Но я думала, — растерялась девушка, а магистр грубо прервал ее жестом.

— Стоп! Принцеска, разве я что-то тебе обещал? Магия искушения, конечно, постаралась, чтобы нас тянуло друг к другу.

Лерон спрыгнул с подоконника и медленно подошел. Остановился в шаге от девушки и едва-едва коснулся щеки. Ласково провел пальцами по коже, очерчивая подбородок и спускаясь к шее. Крис замерла. На лице отразилось замешательство из-за резкой смены в его поведении. А он просто не удержался, так хотелось прикоснуться к девушке. Но никогда не признается в этом. Склонился к ее уху и прошептал:

— Только влечение это физическое.

Её кожа покрылась мурашками. Правильно, так и должно быть. Крис помнит его, магия искушения не позволит забыть. Только и ему тоже не побороть влечения, навязанного магией. Да и не только магией. Не смог сдержаться, коснулся губами шеи и резко притянул к себе, забыв в каком сам виде, но Крис не пыталась сопротивляться. Целуя, даже смог добиться слабого стона в ответ.

— Мы можем прямо сейчас покончить с этим, — его тон не изменился, а рука поглаживала спину. — И освободиться друг от друга наконец.

Лерон поднял ей голову за подбородок и поймал взгляд. И лучше бы этого не делал. Карающий! Крис не плакала, только губу закусила и в глазах столько муки. Прекрасно понимал, что девушка не может противостоять влечению и, наверное, тихо ненавидит себя за это.

Да что за… Выругался себе под нос, проклиная за слабость. В Бездну ее терзания, Крис пришла сюда получить его, значит, нужно удовлетворить это желание. Хватит уже ходить по кругу. Они очаровали друг друга, значит, нужно довести дело до конца.

Подавив доводы совести, Лерон нашел её рот. Теплые губы тут же приоткрылись. Кошмар! Терял голову от одного поцелуя. Не мог сдерживать страсть. И в тоже время осознавал, что не только в магии дело. Да он до Бездны влюблен в принцессу симфов. И от этого так паршиво было сегодня после боя и руки в кровь хотелось разбить от угрызений совести.

Оторвался на мгновение. А Крис продолжала смотреть с укоризной, но и не отталкивала. Лерон почувствовал себя насильником. Девушка просто замерла, не собираясь сопротивляться ему. Бездна и все ее демоны! Совесть орала в голове, ругал себя последними словами. А боль от руны становилась все сильнее.

— Крис? — тихо позвал девушку, желая добиться хоть какой-то реакции.

— Ты не Синхар, — вдруг без эмоций ответила она.

И Лерон громко выругался, понимая, что вся борьба с чужеродным влиянием, которая на мгновение ослабла катится в тартарары. Чувствовал себя последним мерзавцем. Но все равно с усмешкой сказал:

— Я никогда этого не утверждал.

Разжал руки и демонстративно поднял их, показывая, что больше не собирается к ней прикасаться. Пора уходить, жжение руны доводило до безумия. Но стоял и смотрел в ее большие изумрудные глаза, не в силах сделать шаг и уйти. И о своих чувствах сказать не мог после всего, что натворил и еще натворит под чужеродным влиянием.

— Ты ранен?! — еле слышно спросила Крис, видимо, заметила, как он морщится, когда руна начинает жечь сильнее.

Рукой непроизвольно коснулся груди. А от беспокойства в ее голосе стало совсем хреново. Девушка волнуется о его самочувствии, даже не смотря на то, что явился на встречу весь в крови ее вассалов.

— Нет! — все же рявкнул в ответ.

Но Крис не поверила. Аккуратно коснулась ладошкой места, где пылала руна.

— Я чувствую, что здесь что-то мешает тебе. Что это?

— Ничего!

Лерон хотел отбросить её руки, но алмазные перчатки неожиданно засверкали ледяным светом. И… грудь обожгло холодом. Руна погасла. Он больше не чувствовал влияния, хотя она так и осталась начерченной на нитях. Мужчина вырвался из-под власти Багрового повелителя.

— Что ты сделала? — шумно выдохнув, спросил он ошарашено.

— Я не знаю. Иногда все происходит непроизвольно, — пробормотала принцесса. — Значит, ты все-таки чувствовал боль?

— В какой-то степени, — скривился мужчина.

Они оба замолчали, глядя друг на друга, пока Крис не решилась продолжить разговор. Она уже взяла себя в руки. И сейчас перед Лероном стояла принцесса, сюзерен домена, а не такая желанная девушка, в которую он умудрился влюбиться.

— Зачем нам воевать? — четко спросила она. — Твоя ненависть по отношению к друзьям до сих пор сильна?

— Нет, — спокойно ответил молодой магистр, понимая, что не соврал. — Но исправить ничего нельзя. После сегодняшней битвы война разгорится с новой силой.

— А если нам попробовать договориться? Я все-таки магистр и не желаю тебе зла.

Лерон усмехнулся и покачал головой. Наивная девочка. Кто же ей разрешит заключить мир, особенно после сегодняшнего сражения. Но в глубине души Лер был благодарен принцессе за такое щедрое предложение. Хотел ответить, объяснить, почему мир между ними невозможен, но не успел.

В дом ворвались вооруженные Алард, Дэниель и Лестер. Лерона быстро окружили, заставив отступить к стене. Боль от предательства была такой силы, что даже забыл выхватить оружие. Смотрел в ее лживые глаза и понимал, что в этот момент вся его любовь в превращается в ненависть. Бывшие друзья не нападали. Да и зачем им достаточно соединить руки, что они, не задумываясь, сделали.

— Ты предала меня! Подстроила ловушку! — рыкнул Лерон и все же выхватил мечи, но воспользоваться уже не успевал.

Рисунок на руках у друзей обжег болью, задыхаясь, мужчина упал на колени. Нити личного зазвенели как струны. Сейчас лопнут, и он сольется с Бездной навечно. Без права на перерождение.

— Нет! — бросилась к нему Крис, но он только грубо оттолкнул девушку.

— Ненавижу! — прошептали его губы.

— Нет, Лер, это не я!

Но магистр уже не слышал оправданий. Знакомая ярость от предательства пылала в груди. И не в руне было дело.

Алард на мгновение ослабил хватку, дав возможность Лерону подняться на ноги. Крис попыталась опять что-то объяснить. Неосознанно дал ей пощечину. Но потом его горло сжалось, мужчина стал задыхаться без притока воздуха. Он терял сознание, но пообещал себе: если выживет — уничтожит замок и лживую принцессу симфов.

Когда Лерон потерял сознание, Дэниель и Лестер быстро связали ему руки. Крис не плакала, стояла рядом, закусив губу до крови и сжав руки в кулаки. Ее раздирала обида и злость. Злость на этих людей, которые называют себя вассалами, но плюют на ее действия и в этой жизни и в той. Почему все так повторяется? Будто цикл… Их с Сином история до мельчайших подробностей, только с новыми нюансами и оттенками.

Сегодня она посмела усомниться в Лероне, ошарашенная внезапным предательством. Хотя Синхар предупреждал ее, что будет отличаться от себя прошлого и, возможно, не в лучшую сторону. Но Крис сама согласилась объединить их нити навечно во всех перерождениях. Они все равно будут вместе, даже если иногда в это трудно поверить и все обстоятельства против. Даже если в какой-то момент предали друг друга. Или даже если друзья и соратники будут вечной преградой между ними. Смотрела зло на Аларда и желала только одного: ударить, хотя понимала, что действия лорда вполне оправданы.

Крис была уверена, что смогла бы уговорить Лера на мир. Прочитала в его глазах, что магистр «королевского двора» уже готов был сдаться и обсудить условия заключения мирного договора. И тут они. Как всегда не во время, как всегда строят между ними стену.

— Зачем?! — заорала Крис, останавливаясь перед Алардом, лицо побледнело, руки самопроизвольно сжались в кулаки.

Но на лицо Аларда даже не дрогнуло, когда он сквозь зубы ответил:

— Я думал, мы все обсудили, — покачал головой Алард. — Я поручился за тебя перед лордами. А ты, не посоветовавшись, помчалась на свидание к магистру враждебного домена.

— Это было не свидание, — огрызнулась Крис. — Я могла добиться мира, но вы не позволили.

Лорд устало вздохнул и ответил:

— Ты еще очень наивна, Крис. Лерон здесь слезно клялся тебе в своей невиновности? Обещал закончить войну? Или в любви признавался? Это все — ложь! Но на этот раз мы не позволим ему и дальше совершать преступления. Достаточно!

— Я не наивна и знаю Лерона лучше вас всех! — упрямо заявила девушка. — Я могла склонить его к миру, но теперь он думает, что я подстроила ловушку, — Крис чувствовала, что близка к истерике. — Думает, что я предала его. Теперь он точно никогда не заключит с нами мир.

— Бездна, — огрызнулся Дэниель. — Кто сказал, что нам нужен мир? Я лично одного хочу — убить тварь.

А Алард спокойно добавил:

— Подлость — это то, чем магистр «королевского двора» славился в последние годы. Подлость, жестокость, коварство — вот настоящий Лерон. Ни о каком мире не может быть и речи. Он просто ловко манипулирует тобой, Крис.

Лерона уже поволокли к порталу. Сейчас Крис ничего не могла сделать. Но и умирать в подвалах замка она его не оставит. Пусть они все захлебнутся в своей ненависти. Она должна верить в того, кого сама когда-то выбрала в спутники жизни. Они навечно соединены, во всех перевоплощениях. Пусть все повторяется. Слезы, боль и его упрямство, но… Синхар сам сплел их нити личного в общий узел и, значит, все всегда будет одинаково. Они вместе будут сражаться против Багрового повелителя и любить друг друга. Главное, убедить Лерона в том, что не она подстроила ловушку. Даже если придется страдать, как тогда.

Глава 25

Лерон метался в своей темнице. Он идиот! Сколько можно наступать на одни и те же грабли? Нашел, кому верить? Стоило сообразить, что как магистр замка Крис сделает все, чтобы его обезвредить. Но у него совсем мозги набекрень стали из-за недавних событий. Влюбился в нее как полнейший кретин и сам пришел в ловушку. Еще и угрызениями совести мучился, страдал, после боя.

Двуличная! Ненавижу!

Разумом понимал, что виноват сам, но эмоции захлестывали. Разбил руку о стену, чтобы хоть как-то справится со своей яростью, гневом, разочарованием и болью.

Но магистр замка, похоже, редкостная дура, если посмела навестить его. Сначала в его темнице стало светлее. Кто-то приближался по коридору, освещая себе путь. А после звякнули ключи, и тяжелая обитая металлом дверь его темницы со скрипом приоткрылась. Лерон вскочил, уверенный в том, что это Алард и остальные явились по его душу, но в темницу вошла принцесса Крис. За ее спиной магистр не увидел ни тюремщиков, ни стражников.

Крис спокойно вошла в логово к опасному преступнику, врагу своего домена и прикрыла за собой дверь. Пару тактов назад Лерон мечтал свернуть ей шею, а теперь растерялся. Крис остановилась напротив него, красивая, вооруженная одним магическим светильником, и молча смотрела ему в глаза. И ее глаза чуть светились в темноте, как у кошачьих, которых там много в их лесах. Холодный голубоватый магический свет заставлял ее кожу сиять. Крис выглядела как потустороннее существо, внушала трепет и восхищение.

Лерон моргнул, прогоняя наваждение, и напомнил себе, что эта девушка его предала, пленила и приговорила к смерти без права на перерождение.

— Чего пришла? — зарычал он, угрожающе сделав шаг навстречу.

Принцессе пришлось отступить к стене. Она закусила губу, посматривала на него с опаской и виновато отводила взгляд.

Притворяется невинной, только ложь все это. Он уже давно убедился, что предавать могут и самые близкие люди.

— Я хотела поговорить, — ее голос немного дрожал, но говорила принцесса твердо.

Крис отпустила магический светильник, он метнулся к потолку и завис там, освещая полумрак темницы.

— А у меня как-то нет настроения! — рявкнул Лерон в ответ. — Или там за дверью палач ждет?

Принцесса быстро замотала головой, а он рассмеялся.

— Да ладно тебе, — подмигнул девушке. — Чего стушевалась? Ты меня обвела вокруг пальца, признаю. Я был уверен, что ты влюблена в меня и не ожидал такого. Молодец! Настоящий магистр предателей и мятежников.

Он пытался говорить спокойно, но пришлось сжать руки в кулаки, преодолевая желание схватить ее за плечи, заставить испуганно умолять о пощаде. Крис бесила своим спокойствием.

— Никто тебя убивать не собирается, — ответила девушка.

— А кто о смерти говорил? — ещё раз хмыкнул Лерон. — Может, ты обожаешь наблюдать за пытками. А, принцеска?

— Лер, твой гнев направлен не в ту сторону, — тихо ответила ему девушка. — Я тебя не предавала.

— Да? — его лицо перекосилось от злобной ухмылки. — Ну, ну. Принцеска, ради Всезнающего, это даже смешно.

Сделал еще шаг навстречу. Крис отступила, ее спина коснулась стены. Девушка вздрогнула от неожиданности и подняла на него немного испуганные глаза. Лерон был невероятно близко, отрезав все пути к отступлению. Но принцесса продолжала стоять на своем.

— Я знаю, что ты не веришь, но они без моего ведома. Я думала, что они на совете.

— Можешь не стараться, — разозлился он и ударил ладонью в стену возле ее головы.

Крис вздрогнула, моргнула, но не кинулась к выходу, осталась стоять лицом к лицу с его гневом.

— Ты мне противна! Убирайся, — прошипел он, склоняясь почти к самому лицу принцессы.

От ее запаха перехватило дыхание. Боги! Она его предала, но он все равно до безумия ее хотел.

Карающий! А ведь Крис прекрасно знает, что он просто не может причинить ей вред, даже после предательства. Что влюблен, как самый последний кретин. И оттого так задевает ее поступок.

— Пошла вон! — осознав это, прошипел Лерон. — Меня убьют на месте, если я тебя трону. Не искушай!

Но его ладони коснулись стены по обе стороны от лица девушки, заключая в ловушку, будто объявили протест магистру. Он сделал еще шаг. Принцесса оказалась прижата к стене его телом.

— Ненавижу тебя, — простонал он почти в губы. — Предательница.

А он идиот, потому что вместо того, чтобы ударить ее или выкинуть из собственной темницы, наклонился и поцеловал. Грубо, жестко, не пытаясь быть нежным, сминая ее губы и царапая зубами.

Про себя просил Карающего о здравомыслии. Надеялся, что принцесса его оттолкнет, закричит, начнет сопротивляться, чем отрезвит и потушит вспыхнувший пожар страсти, потому что сам он остановиться не мог. Навалился на девушку, прижимая своим телом к стене. Руки огладили силуэт, ладонь переместилась на грудь и сжала. Лерон знал, что груб, но злость, ярость и безумное желание обладать ею, управляли им в этом сражении.

Крис тихо застонала ему в губы. Вряд ли от страсти, скорее всего он сделал ей больно. И ему плевать. Он рванул пояс, снимая его с девушки. А потом стянул с плеч тунику. Желая добраться до желанного тела, с треском разорвал ее нижнюю рубашку, но Крис даже не дрогнула. От прикосновения к нежной коже, Лерон чуть не потерял рассудок. Мягкие полушария груди в его руках, возбуждали так, что сдержаться он уже не мог.

Ненависть опаляла его, а возникшая страсть сжигала остатки разума. Лерон то целовал Крис в шею, то возвращался к губам. Руки задрали подол платья, обнажая ноги принцессы. Он приподнял девушку за ягодицы, прижимая к стене. Ее исподнее постигла участь рубашки. Крис тихо зашипела, так как ткань больно впилась в нежную кожу, прежде чем разорвалась. Но ему было плевать. Сама виновата. Пришла, хотя знала, как он зол. А сейчас в него вообще будто демоны вселились.

Крис лишь застонала, когда магистр одним сильным толчком ворвался в ее тело. Он захватил ее губы в плен, грубо целуя, двигаясь в ней быстро и резко. Крис вцепилась ему в плечи, вогнала ноготки до боли.

Лерон подхватил девушку и переместился с ней на тюремную кровать, наваливаясь сверху и продолжая терзать ее тело, вбиваясь до упора резко и грубо. От ее стонов и судорожных всхлипов сносило напрочь здравомыслие. Он знал, что слишком груб, но и успокоиться не мог. Мир взорвался оттенками обсидиана. За физической разрядкой пришло облегчение. Ярость утихла вместе со страстью. Лерон поднялся и поправил одежду. На лежащую и истерзанную им Крис пытался не смотреть. Медленно возвращалась совесть. Боги! Он совсем с ума сошел. А еще говорил что-то Хантору.

Крис оправила юбку и села на кровати, морщась от боли. Разорванная рубашка то и дело расходилась, обнажая ее грудь. Надеялся, что хоть синяков ей не наставил. Карающий! Какой он кретин. Да, хотел удавить за предательство, а вместо этого взял силой. Взъерошил волосы и шумно выдохнул.

Принцесса тихо сидела на тюремной постели. Ее ноги не доставали до пола с высокой койки. Она выглядела такой маленькой и беззащитной. А он чудовище!

— Крис, — тихо позвал он.

Принцесса посмотрела на него. В глазах нет слез, только волосы растрепались, и губы сильно припухли и покраснели.

— Прости… — его голос даже звучал жалко.

— За что? — удивила его принцесса.

— Как за что? — не смог сдержать удивленный возглас. — Я был груб. Взял тебя силой.

Крис же залилась смехом, дезориентируя напрочь. Он просто растерялся и смотрел на нее, как полоумный идиот.

— Где-то я это уже слышала, — прокомментировала принцесса свой приступ веселья. — Да ты был груб. Но и раньше, бывало, не сдерживался. Особенно если долго не виделись. А насчет «взял силой», — Крис хмыкнула, — если бы я не позволила, то ничего бы не было. Так что хватит посыпать голову пеплом, тебе не идет. Ты не причинишь мне вреда, я знаю, — мягче добавила она.

— Я уже причинил. Ты — дура, если не понимаешь, — рявкнул в ответ, задетый ее насмешкой.

— И это тоже слышала, — хмыкнула принцесса. — Лер, как же ты повторяешься. Боги! А я еще убеждала себя в том, что это не ты. Давай прекратим этот приступ раскаяния. Я хотела этого не меньше, чем ты. Конечно, с нежностью у тебя иногда проблемы, но кто сказал, что мне не понравилось? У меня так же отключился мозг, как и у тебя. И для нас вот такие вспышки совершенно нормальны.

— Я уже ничего не понимаю, — замотал головой Лерон, не зная совершенно, как воспринимать ее слова. — Мы с тобой впервые были близки. У тебя в голове помутилось после всего?

— Да, — хмыкнула принцесса. — Помутилось. Очень давно, когда решила соблазнить темного мага, когда бесилась от того, что он единственный не обращает на меня внимание. Ты всегда был грубой и высокомерной скотиной, Лер. Бесил меня невероятно. И так же посыпал голову пеплом, когда лишил меня невинности на койке в казарме. В ноги падал, хотел явиться с повинной к деду, — принцесса улыбнулась, вспоминая. — Хотя я сама виновата была. Пусть твое перепуганное и виноватое лицо меня и забавляет, но я повторю: ты не брал меня силой. Магия бы не позволила. Я хотела тебя так же, как ты меня.

— Хм… — промычал он, совершенно растерянный и сбитый с толку.

— Хватит на меня так смотреть, — закатила Крис глаза, так как его собственные становились все больше и больше, а мысли о ее неадекватности звучали все настойчивей, — ты прекрасно знаешь, о чем я. Ты знаешь, кем ты был в прошлой жизни.

— Может, и знаю, но как лишал тебя девственности в казарме, не помню, — ядовито ответил он. — Я вообще тебя не помню, идиотка! И я только что насиловал тебя у стены не потому что воспылал чувствами. А потому что давно хотел тебя отыметь. Давно это надо было сделать. Еще в «королевском дворе». Может тогда бы не сидел сейчас в темнице. А я как идиот скакал по Симфонии и подставлял башку под меч из-за тебя, чтобы в итоге ты меня предала, расчетливо и подло.

— Прекрати! — рявкнула Крис, в глазах вспыхнул гнев. — Ты прекрасно знаешь, что я тебя не предавала. Что никто не стал бы рисковать девчонкой-магистром, чтобы захватить тебя в плен. Они все считают, что я влюбленная дура. Алард обещал свернуть мне шею, если я буду спать с врагом его домена. Но тебе же нужно найти повод, чтобы разозлиться на меня? Да?

Крис встала и подошла к нему вплотную. Ее ладонь коснулась его груди в районе сердца.

— Потому что тут стучит больно. Так? И страшно от этого?

Лерон сглотнул. Ему не просто страшно было. Он паниковал. Эмоции душили. Гнев уже утих. Желание обнять ее становилось безумным. Лерон знал, что она права. Вряд ли Крис смогла бы подстроить ловушку. А вот лорд Алард воспользоваться ситуацией мог вполне.

— Да обними ты меня наконец, упрямый магистр. Хватит уже. Я тебя нашла, как ты и обещал.

И он послушно обнял. Крис улыбнулась, обвила его шею руками и легко поцеловала в губы:

— Я твоя жена, в конце концов. И сам Карающий благословил мой союз с одним несносным темным, — мурлыкнула девушка ему в губы.

Лерон стушевался, растерялся, не знал, как реагировать. Сердце стучало так, что выламывало грудную клетку. Гнев и ярость сменились щемящей нежностью.

— Ты мне поверил? — едва слышно спросила Крис.

— Даже если я не поверил, ты не отстанешь, да? — буркнул в ответ Лерон, но только крепче сжал девушку в объятиях.

— Я останусь здесь, и буду убеждать в обратном, мой магистр, — улыбнулась девушка и ласково погладила его по щеке.

И это звучало так соблазнительно, что его будто молнией шибануло и захотелось повторить все, что делал совсем недавно. А Крис смотрела на него, лукаво улыбаясь и, зараза такая, закусывала губу. Знает, что сейчас творится у него в голове. Лерон сглотнул и шумно выдохнул. Поцеловал ее, потом еще раз и еще. Оторваться не мог. Безумец! С ума сошел из-за нее! Втюрился, как мальчишка. Но все же взял себя в руки. Если они будут еще вместе, то не так, не на грязном матрасе в темнице замка.

— Точно сумасшедшая, — проворчал он. — Послушала бы Аларда. Он не так уж не прав, рассказывая обо мне всякие гадости. — Ты изначально была только пешкой в моей игре. Но тебе, я вижу, нравится такое обращение, — не смог сдержать сарказма. — Может, замок мне подаришь?

Хотя готов был кинуть весь «королевский двор» к ее ногам, стать на одно колено и принести клятву верности, стать ее вассалом. Невозможная, волшебная принцесса снесла напрочь все его установки, укротила, подчинила мягкой улыбкой и сумасшедшей верой. Что она вообще в нем нашла, если и в прошлой жизни он вел себя так же? Как грубая неотесанная скотина? За что полюбила? В нем же света уже давно не осталось. Он убивал, много, часто, иногда с наслаждением.

— Ты мне не раз жизнь спасал. Я не поверю, что только из корысти ты лез под когти демона, — спокойно ответила Крис, игнорируя его насмешку.

— Считай, что твой ненаглядный Синхар в меня вселился. Но я — не он! Я грубый и безжалостный! Я запросто тебя уничтожу.

Вместо ответа Крис рассмеялась. Лерон уставился на неё, едва сдерживая злость.

— Опять повторяешься? — хихикнула она. — Ты даже не представляешь, насколько схожи ваши поступки и слова. Не бойся, я никому не расскажу, что ты испытываешь ко мне слабость, о, великий и ужасный магистр. Это будет нашей тайной.

Крис приложила ему палец к губам и подмигнула.

У Лерона отвисла челюсть. Она что? Посмеялась над ним только что? Он тихо выругался под нос, но не нашел в себе сил оттолкнуть. Понимал что права. Она — его непростительная слабость, но такая привлекательная. Скосил взгляд на выглядывающую в разорванной рубахе грудь и сглотнул. Хотя не в ее теле дело. Его тянуло к принцессе, как к источнику чистого света и безумной веры в него.

— Лер, я знаю, что нужна тебе. Пусть мне придется ещё раз биться головой об стену, но ты все равно это признаешь. Не сможешь не признать. Ты сам наш цикл создал.

— Не знаю, что я там создал, — буркнул Лерон, сдаваясь. — Но завтра наш цикл прервется. На рассвете меня уже не будет в живых. И на этот раз я не вернусь. Алард разорвет мои нити в клочья и рассеет по Бездне.

— Но никто убивать тебя не собирается, — удивилась принцесса. — Алард предложил «королевскому двору» обмен. Тебя на наших лордов. А пока побудешь моим пленником. Обещаю, что не дам заскучать, — провокационно улыбнулась девушка.

Лерон криво улыбнулся.

— Крис, никто меняться не будет, — спокойно ответил он. — Мои лорды давно пытаются от меня избавиться. Они казнят твоих вассалов, чтобы я сгинул наконец и не отравлял им жизнь.

Глаза Крис расширились в испуге, она моргнула и покачала головой, будто не верила. Несколько тактов обдумывала его слова, а после, приняв какое-то решение, отстранилась и, схватив его за руку, потащила к выходу.

— Тогда надо спешить! Пошли!

— Ты что делать собралась?

— Отпущу тебя, — на ходу ответила Крис.

— У тебя мозги совсем отсутствуют? — рявкнул он. — Я злейший враг твоего домена. Если нас поймают, то будешь сидеть в соседней темнице. Я не позволю тебе так рисковать.

— А говорил, не любишь, — поддела Крис, но не остановилась, даже потянула настойчивей, когда он заартачился.

— Как бы там ни было, но убить тебя я не позволю, — заупрямилась принцесса. — Я знаю, как выйти из замка, не привлекая внимания. Я знаю потайной ход. Замок показал мне.

— Бред какой-то, — буркнул Лерон.

Крис остановилась и повернулась к нему.

— И ничего не бред. Во-первых, ты же знаешь, что дом хранит своего хозяина. И если его хорошо попросить — он поможет. А, во-вторых, стены замка пропитаны энергией симфов. Они защищают меня. Пойдем, я уверена, что мы просто никого не встретим.

Пару раз пришлось сменить направление, так как в глубине коридора слышались шаги стражников. Один раз едва не попались. Патруль замер прямо возле ниши, где они спрятались, но что-то отвлекло мужчин, и они направились в другую сторону. И все же Крис это сделала. Вывела его за пределы замка.

— Твои клинки остались в том доме, где мы встретились. Они никому в руки не идут. Спеши и, пожалуйста, отпусти моих людей, — сказала Крис ему на прощанье, стоя в темном проходе подземелья.

Лерон смотрел на принцессу и не знал, что сказать. Уходить не хотелось. Желание забрать ее с собой было нестерпимым. Такое случалось впервые. Теперь уж окончательно поверил в то, что Крис непричастна к его пленению. Пообещал себе, что сделает так, как она просит.

— Ну, иди же, — прошептала Крис, легко толкая его в грудь и с опаской оглядываясь по сторонам.

— Лорд Алард тебя убьет, — прошептал Лерон, снял свой помятый плащ и накинул ей на плечи, чтобы скрыть разорванную одежду.

— Если ты отпустишь моих людей, то все обойдется. Только побушует немного, — улыбнулась принцесса. — Ал не злой. Он просто очень ответственно относится ко всему на свете.

— Ты так уверена, что я отпущу твоих лордов? — поднял одну бровь Лерон.

Крис кивнула, приподнялась на цыпочки и поцеловала в губы.

— Я знаю, что ты чувствуешь себя обязанным.

— Идиотка, — ещё раз огрызнулся он, и, прежде чем скрыться в предрассветном тумане, запечатлел на её губах ещё один злой поцелуй.

* * *
Крис проводила мужчину глазами, пытаясь успокоиться и привести пульс в норму. Руки дрожали от напряжения. Знал бы он, чего ей стоил такой шаг. Как тяжело было наступить на горло страху. Ведь Крис видела, как он был зол, и прекрасно знала, во что может вылиться гнев Синхара. Но все-таки пришла. Она верила своему принцу и знала, что Лерон все равно согласится с тем, что сам вплел раньше в их нити.

Тело немного ныло, саднило между ног, на руках завтра появятся синяки, а одежда свисает лохмотьями. Хорошо, что ночь и никто не увидит её таком виде. Крис вздохнула и поспешила вернуться в тайный ход, прячась от ночной прохлады в плащ, который хранил запах Лерона. Но она ошиблась в предположениях. В проходе её поджидал Алард. Но его искаженному яростью лицу, Крис поняла, что пропала. Не смогла сдержать вскрик. А после последовал удар. Алард дал ей такую сильную пощечину, что Крис едва удержалась на ногах. Машинально схватилась за щеку.

— Дура! — заорал Алард. — Когда я не застал Лерона в темнице, даже подумать не мог, что это ты, что у тебя хватит смелости! Понадеялся, что у тебя есть хоть какие-то мозги! Молись, чтобы мои люди успели догнать его!

Он схватил девушку за плечи и прижал к стене. Крис застонала от боли.

— Каждая смерть будет на твоей совести, — наклоняясь к её лицу, прошипел Алард. — Каждая!

— Никто не умрет, — Крис пыталась говорить спокойно, но голос срывался от страха. — Лерон не станет, после… после того…

В этот момент Алард, видимо, заметил в каком состоянии её одежда. Слова застряли в горле, его льдистые глаза заморозили презрением.

— После чего? — ядовито спросил он. — После того, как ты превратилась в его подстилку? — он демонстративно убрал руки и поморщил нос. — Мне даже касаться тебя противно. И я в полном шоке оттого, что должен подчиняться шлюхе своего врага.

Крис сама не знала, как так получилось. Наверное, королевская кровь дала о себе знать. Тишину огласил звук пощечины. Они застыли, с молчаливой ненавистью глядя друг другу в глаза. Крис все-таки первая отвела глаза, и Алард хмыкнул.

— Как ты будешь исправлять ошибки, подумала? Как ты завтра посмотришь в глаза близким тех, кто будет казнен в «королевском дворе»? Я доставлю тебе удовольствие лично сообщить подданным о смерти пятерых лордов.

— Лерон не станет убивать моих вассалов, — топнула ногой Крис, но Алард прервал её жестом.

— Жаль, что придется потерять пятерых, чтобы кое у кого открылись глаза. Пошли!

Алард схватил её за запястье и потянул за собой.

— Куда мы идем?

— Дожидаться прозрения, — огрызнулся Алард.

Никогда они ещё с таким напряжением не ждали рассвет. Магистр «королевского двора» смог сбежать. Крис знала, что не должна сомневаться в Лероне, но, глядя на мрачные лица, трудно было сохранять веру непоколебимой. Дэниель мерил шагами комнату, одаривая девушку красноречивыми взглядами. Алард застыл у окна, как статуя. От Лестера веяло таким недовольством, что Крис даже боялась поднять взгляд.

Вдруг Дэниель остановился посреди комнаты и схватился за голову, Лестер не смог сдержать стон, а Алард тихо выругался себе под нос. Крис уставилась на них, не понимая. Ей никто ничего не собирался объяснять. Осознание пришло само собой, когда спустя примерно полчаса яркая вспышка света блеснула в комнате, и пять серебряных колец зависло в воздухе напротив её лица. Крис не сразу поняла, а после не смогла сдержать изумленный вскрик:

— Невозможно! Он не мог! Это все его вассалы!

— Это Лерон, принцесса! — прорычал Алард. — Мы все ощутили, как он отдал приказ!

И лорд вышел, не понимая, что убил сейчас этими словами всю её веру и жизнь. Дэниель отправился следом. Только Лестер со вздохом остановился рядом и легко погладил по голове. Остановился только из жалости, из-за того, что уловил эмоциональный фон. Но тоже ушел, оставив принцессу наедине с невеселыми мыслями и угрызениями совести.

Лерон не мог! Не мог, твою ж Бездну! Вся ее сущность симфов кричала об этом. Но уступала под влиянием реальности.

Глава 26

Лерон добрался до дворца Королевского величия глубокой ночью. Стражи у портала даже не признали в грязном и окровавленном мужчине, вывалившемся из портала, своего сюзерена, обнажили оружие и приготовились к бою. Магистр смерил их высокомерным взглядом и чуть вытянул клинки из ножен, демонстрируя светящиеся в темноте руны. Это часто эффективней, чем совать под нос воинам кольцо домена.

Стражи тут же узнали сюзерена и поспешно поклонились.

— Извините, господин!

Мужчина махнул рукой в ответ.

— Благодарю за службу, — коротко поприветствовал он воинов и пошел ко входу.

Если весть о его пленении уже достигла «королевского двора», то скорее всего во дворце на экстренный совет собрались лорды. А Ранер, наверное, извелся уже. Магистр представлял, что услышит от соратника.

К удивлению Лерона илар подпирал стену у зала советов, задумчиво рассматривая трещины на полу. Магистр никогда не видел у друга такого растерянного и удрученного выражения на лице. Находящиеся в комнате воины, увидев сюзерена, вскочили с мест и отдали честь. Шум от лязга доспехов привлек внимание илара. Ранер повернулся и его взгляд остановился на появившемся в комнате Лероне.

В глазах илара на мгновение вспыхнула радость, но следом лицо перекосило от гнева. «Врежет по лицу, когда народу будет поменьше», — промелькнула мысль в голове у Лерона.

— Лорды решают мою долю? — подошел он к другу и как ни в чем ни бывало задал вопрос.

Сдерживаясь от яростной тирады, Ранер только кивнул. Магистр хлопнул его по плечу и распахнул дверь в зал советов.

Появление сюзерена лорды встретили тишиной. Таращились, как на демона из Бездны, пока шел к трону и размещался. Присел и с блаженством прикрыл глаза. Мышцы ныли от напряженного дня, дико хотелось в купальню и спать, но магистр не мог позволить себе отдыха, нужно успеть вернуть долг, пока руна не стала пылать снова.

— Информация о моем плене уже неактуальна, как вы понимаете, — открыв глаза, громко сообщил он лордам. — Так что все свободны.

Ну, конечно, они не могут все просто встать и уйти, оставив сюзерена в покое. Когда такое было, чтобы лорды послушались его с первого раза. Вот и сейчас загалдели, перекрикивая друг друга. Лерон откинулся на спинку трона и прикрыл глаза. Может, удастся вздремнуть, пока вассалы орут как сумасшедшие. Громкий вопрос, перекричавший всеобщий гул, привлек внимание магистра.

— Что вы планируете делать с пленниками?

Лерон с ненавистью уставился на Кегура и высокомерно ответил:

— Это мои пленники. Что захочу, то и сделаю, — рявкнул он. — Я кажется сказал, что все свободны.

Когда уже этот надоедливый лорд сделает ошибку и позволит казнить его как предателя? Лерон никогда не умел юлить и плести интриги. Все его действия и слова отличались прямолинейностью. И в принципе мог себе это позволить, уверенный в личной силе, подкрепленной дурной славой. Кегур же, не отличавшийся военной отвагой и отменным владением оружием, избрал в качестве стратегии хитрость и пока ловко подставлял Лерона, оставаясь чистым.

— Лер, — обратил на себя внимание другой лорд, к которому магистр непроизвольно испытывал уважение, — в конце концов, мы твои вассалы и заслуживаем хоть каких-то объяснений.

— Каких объяснений ты хочешь? — устало вздохнул магистр, повернувшись к лояльному лорду. — Да, я по глупости попал в плен. Мне помогли бежать и этого должно быть достаточно.

— Почему ты ходишь по Симфонии без охраны? Сбежал от иларов. Это больше похоже на мальчишество, чем на уравновешенные поступки правителя.

Лерон поморщился. Еще не хватало, чтоб ему лорды нотации читали. Хотя этот вассал один из немногих, который имел право спорить с сюзереном. Лучший друг бывшего магистра, умудренный возрастом. В прошлом наставник Лерона и один из немногих, кто не пытался убить будущего магистра и без сопротивления принес присягу в прошлом. Если бы Лер не обжегся так с лордами в свое время, то обязательно приблизил мужчину к себе, назначил советником, а не принимал все решения единолично. Но слишком сильнО его предубеждение против окружающих, поэтому только холодно посмотрел на вассала и ответил:

— Ты действительно думаешь, что есть идиот, который может напасть на мастера темного боя?

Седовласый лорд только покачал головой.

— Темный бой не панацея, господин, — ответил он.

— Не думаю, что нуждаюсь в обсуждении моего образа жизни, — резко оборвал его Лерон. — Пленников я отпущу в уплату за ту услугу, которую оказали мне. Есть вопросы или возражения?

Магистр обвел взглядом притихших лордов.

— Сам сказал твои пленники — тебе и решать, — вздохнул лояльный вассал.

Но Лерон увидел ехидную усмешку Кегура и его передернуло. Этот что-то задумал однозначно. Руки магистра самопроизвольно сжались в кулаки.

Вассалы медленно покидали зал советов и удалялись в свои дворцы в сопровождении личных отрядов. Лерон не двигался с места, сидел на троне, прикрыв глаза. Устал, дико ломило все тело, хотел есть и спать.

— Лер, — позвал его знакомый голос.

Магистр вздрогнул и вопросительно поднял взгляд на лояльного лорда. Мужчина смотрел на него с мягкой и сочувствующей улыбкой.

— Чего еще, Грон?

— Я понимаю, почему ты никому не доверяешь, но здесь много лордов, которые готовы тебя поддержать, — спокойно заметил вассал. — Некоторые в память о прошлом магистре, некоторые впечатлены твоим военным искусством и умным правлением. Не все здесь предатели. Но ты упорно настраиваешь против себя молодежь. Некоторые из кожи вон лезут, чтобы выслужиться перед тобой и попасть во внутренний круг, с таким восхищением на тебя смотрят, когда ты не видишь. А ты кроме Рана никого к себе не подпускаешь — нехорошо, — лорд покачал головой.

Лерон выпрямился и горько усмехнулся.

— А ты бы смог кому-то доверять после той «коронации», которую вы мне устроили? — глядя в глаза своему вассалу, ответил магистр. — Да, ты лично не пытался меня убить, но и не вмешался, когда меня убивали другие.

Лорд покачал головой.

— Ты не прав, Лер, — вздохнул Грон. — Все, кто мог тебе помочь тогда, были ловко удалены от места сражения. Я же учил тебя, неужели ты думаешь, я бы позволил убить своего ученика?

Лерон пожал плечами.

— Почему ты говоришь мне об этом только сейчас? Раньше даже не пытался наладить контакт.

— Ты, наконец, стал слушать, — развел руками лорд. — Я не буду на тебя давить, просто хочу, чтобы ты осознал, что здесь много лояльных к тебе людей. Шайка Кегура, конечно, многочисленна, но их не большинство.

Лерон осознал, что ему приятны слова пожилого лорда. Да, в прошлом он сам оттолкнул от себя всех, в ком не был уверен полностью. Но в словах Грона был резон. Этому вассалу в прошлом он без проблем доверял жизнь и спину.

— Спасибо, — тихо ответил он.

— Не за что, — усмехнулся Грон. — Тебе нужно в купальню и отдохнуть. Даже дураку понятно, что ты скоро свалишься без сил. А мозги пусть тебе илар вправляет — у него это лучше получается, как я помню.

Лерон поморщился, осознав, что его ожидает бурное выяснение отношений с Ранером, которое может закончиться потасовкой. Горн усмехнулся и покинул зал советов.

Застонав от боли в мышцах, магистр поплелся к выходу. Ранер тенью последовал за ним. Друга не остановила даже почти закрытая перед носом дверь в личные покои магистра. Илар нагло последовал в спальню сюзерена.

— И в купальню со мной попрешься? — съязвил Лерон, не обращая внимания на насупленный вид друга.

— Иди в Бездну! — рявкнул Ранер. — Тут подожду, чтоб ты не сбежал и набью тебе морду.

— Давай сразу тогда уже, — устало вздохнул Лерон, — пока я кровь не смыл.

— Ты последний придурок, — рявкнул илар. — Ты что поперся на свидание с принцессой и тебя там сцапали?

Лерон поморщился и отвел взгляд.

— Бездна и все ее демоны, — заорал Ранер, — точно! Я угадал?! Знаешь, я всегда знал, что ты немного псих, но псих умный. А стоило тебе влюбиться — мозги отказали напрочь.

— Буду считать, что я заслужил, — буркнул Лерон. — Могу я в купальню идти или ты еще не все высказал?

— А ты что в таком виде на свидание поперся? — хмыкнул илар, оценив видок магистра, и рассмеялся, когда понял, что попал в цель. — Тогда понятно, почему Крис тебя в плен взяла. Какой бабе понравится, что ее любовник явился к ней так…

Лерон привычно огрызнулся:

— Этой было до демонов, поверь. Мой внешний вид ее ни капли не смутил.

— Как ты из замка выбрался? — уже немного успокоился Ранер, не получив привычного обмена колкостями.

— Принцеска выпустила, — улыбнулся Лерон.

— Неужели поверила, что лордов ее отпустишь? — ошеломленно заморгал Ранер.

— Считай, что и у нее мозги отказали.

— Что теперь? Клятва верности до гроба и вечный мир с замком? — съязвил илар.

В ответ Лерон только пожал плечами и перестал улыбаться.

— Если бы я знал, Ран. Пока пленников надо выпустить, а дальше — буду думать. Жрать хочу, — нагло заявил он.

Ранер в ответ почтил его неприличным жестом.

— Слугам приказывай, — привычно огрызнулся он, но уже пошел к двери отдавать распоряжения.

Лерон отправился в купальню смывать с себя кровь и грязь.

После позднего ужина клонило в сон. Лерон готов был отрубиться прямо в кресле. Но осталось еще дело. Небо посерело на горизонте. Скоро рассветет. А он уже третий день толком не спал. Не считать же полноценным сном смерть в подвале у Багрового повелителя. Отпустить лордов замка и спать.

Нехотя магистр поднялся с кресла и пошел к выходу. Успел смыть кровь и переодеться в простую рубашку и брюки. Не стал облачаться в доспехи, только тунику накинул и перевязался поясом, цепляя мечи. Без привычного оружия не чувствовал себя человеком.

Ранер так и не отправился спать, караулил у двери. Лерон на ходу махнул ему рукой, зазывая следом.

Они спустились по лестнице в подвалы дворца. Магистр не стал брать с собой охрану, приказал стражам открыть темницу, в которой дожидались своей участи пленники.

В подвале было темно. Лерон сделал шаг в темницу и собирался зажечь свет, но не успел. Сильный удар по голове, сбил его с ног. Пленники схватили магистра и прижали к полу, а один приставил нож к горлу. И откуда только взял его? Кто-то помог? В темницу ворвался Ранер, осветив камеру факелом, и тут же потянулся за оружием.

— Я бы этого не делал, — рявкнул пленный лорд илару. — Мы его прирежем.

— И чего добьешься? — прохрипел Лерон.

Абсурдная ситуация. Вырвался нервный смешок. Такого в его жизни еще не было. Погибнуть в собственном подвале от руки пленников, которых собирался освободить. Против воли улыбнулся. И получил пинок ногой по ребрам.

— Ему еще и весело, — зло рявкнул какой-то из пленников.

— А что мне плакать что ли? — огрызнулся Лерон. — Убьете — из дворца не выйдете, сами должны понимать. Ран с легкостью всех покрошит.

— Да мы все равно не жильцы, — сплюнул на пол один из лордов замка. — Ты все равно нас убьешь, а так и тебя в Бездну утянем.

Все произошло практически мгновенно. Ранер кинулся вперед, сбивая с ног лорда, державшего у горла Лерона нож. Оружие с жалобным звоном покатилось по полу темницы. Один из пленников бросился за ножом, освободив тем самым ноги магистра. Лерону этого было достаточно, чтобы избавиться от напавших и вскочить на ноги. Двоих свалил на пол мощными ударами в челюсть и потянул мечи. После чего пленники прекратили сопротивление и их быстро скрутили стражи.

Ранер выколачивал дурь из лорда, посмевшего поднять на его сюзерена оружие.

— Откуда нож?! — орал он, прикладываясь к лицу пленника кулаками. — Говори, сволочь.

— Ран, оставь его, — коротко приказал магистр, заметив, что лорд замка потерял сознание.

Илар неохотно бросил свою жертву и вернулся к сюзерену.

— И так понятно, что кто-то принес им оружие.

— Под пытками все скажут, — кровожадно заметил Ранер, но Лерон покачал головой.

— Нет, — жестко прервал он и покинул темницу.

Голова от удара трещала знатно. Дотронувшись до затылка, нащупал большую шишку и выругался. Бездна просто издевалась над ним. Или это плата за темное искусство?

Весь путь вверх по лестнице Лерон молчал, обдумывая непростую ситуацию. Оружие у пленников — очередная подлость Кегура, в этом не сомневался. Конечно, лорд не самолично снабдил лордов замка ножом, но явно в ближнем круге Лерона завелся предатель. А если еще вспомнить неожиданную телепортацию.

— И ты после этого их отпустишь? — буркнул Ранер за спиной. — Тебя на смех поднимут.

— Знаю, — огрызнулся Лерон, — за выкуп отпущу. Да и я не говорил, в каком виде. Конечно, убивать я их не собираюсь, но дурь из них выбить стоит.

— Понял, — рассмеялся Ранер.

— Важнее предателя найти.

На первом этаже в основном зале Лерона ждал сюрприз. На деревянной лавке со скучающим видом сидел Ванор. Магистр уже не злился на илара за выходку с Крис, но и с распростертыми объятиями встречать не стал. Только кивнул в ответ на приветствие.

— Живой, слава Всезнающему, — к удивлению Лерона вскрикнул Ванор. — Я думал, что не успел, когда услышал, что ты к пленникам пошел. Хотел бежать за тобой, но не пустили.

— Что знаешь об этом? — спросил у бывшего друга.

— Не здесь.

Лерон кивнул и жестом пригласил Ванора следовать за собой. Сделал вид, что не обратил внимания на то, что Ранер сграбастал соратника в охапку и постучал по плечам, приветствуя.

Магистр не решился разговаривать в приемной или в зале советов. Поднялся в свою комнату, приказал слуге сварить бодрящий напиток из зерен, которые два года назад случайно получил на источнике. В старых свитках прочитал их описание и приказал посадить ценный продукт. В этом году собрал уже первый урожай. Напиток, сваренный из обжаренных зерен растения, имел приятный запах и горький вкус, к тому же прекрасно бодрил и прогонял сон, который упрямо наступал на магистра.

— Рассказывай, — бросил Лерон Ванору, когда слуга расставил чашки на столе и удалился.

Магистр с удовольствием отпил из чашки и закрыл глаза. Как хотелось спать, но жизнь решила по-своему.

— Когда ты меня выгнал, я пошел ко двору Кегура, — начал рассказ Ванор, от чего Лерон дернулся и едва не расплескал горячий напиток.

— Какого… — рыкнул он.

— Я специально это сделал, — быстро добавил Ванор. — Наплел ему, какой ты гад, обидел, не оценил, как ненавижу тебя. Лорд не дурак, конечно, до конца не поверил в мою клоунаду, но справки навел. Узнал о нашей ссоре и приблизил ко двору, явно решив в будущем подставить. Я потихоньку обживался, заводил полезные связи. Но Кегур не спешил открывать мне какие-то секреты. Так, таскал в охране. А сегодня, когда пришла весть о твоем плене, потащил меня с собой на совет. Я ждал его в зале, когда явился ты. А через несколько тактов лорды начали покидать дворец. Вышел Кегур и отозвал одного из воинов в своем окружении, что-то шепнул тому на ухо, после чего покинул дворец, — Лерон громко выругался, услышав имя своего врага, а илар продолжил. — Лорд отправился к порталу и мы, конечно, пошли следом, а этот воин отстал. Я решил проследить за ним. И не зря. Он разговаривал с одним из твоих слуг и передал приказ Кегура отнести пленникам оружие.

— Бездна и все ее демоны! — эмоционально прокомментировал слова друга илар.

Лерон же допил горячий напиток и поставил чашку на стол.

— Ты видел предателя? — спросил у Ванора, не открывая глаз, подташнивало от слабости и пульсирующей боли в голове и, кажется, руна потеплела на груди.

— Да, видел, — с ликованием ответил илар.

Лерона эта весть не порадовала. Он, конечно, всегда за казнь предателей, но сегодня хотелось одного — упасть на кровать и поспать часов двадцать. А пришлось вставать с кресла, поднимать на уши слуг и устраивать сеанс опознания. Но гад как в воду канул, видимо, почувствовал, что раскрыт. Ругаясь на чем свет стоит, магистр распустил слуг и иларов, когда наконец получил благую весть: предателя схватили стражи у портала.

Если бы Лерон не хотел спать, если бы голова не болела так сильно, то скорее всего наглого слугу ждали бы пытки и магистр получил наконец козыри в борьбе с Кегуром. Но в таком состоянии только приказал повесить гада и с удовольствием наблюдал за процессом казни.

Когда Лерон расправился с предателем солнце уже встало. Он возвращался в свои покои, в сопровождении Ранера и Ванора, которому разрешил остаться. Но события злосчастной ночи не закончились с первыми солнечными лучами. К нему прибежали запыхавшиеся стражи из подвала.

— Господин, — склонил голову один из охранников, — пленники мертвы…

Лерон не сразу осознал, что ему говорят воины. А когда понял, едва сдержал ругательства.

— Как это произошло? — только и смог рявкнуть он.

— Их отравили, — отчитался стражник.

Усталость, головная боль и нервозность дня вылились в приступ горького смеха. Кусочки мозаики сложились в голове окончательно. Скорее всего лордов отравили сразу же после совета и оставили оружие, надеясь, что в случае чего пленники убьют магистра из мести. А, может, пообещали противоядие за его смерть. Кегур ловко обвел магистра вокруг пальца в который раз.

Отсмеявшись, под удивленными взглядами своих воинов Лерон зло приложил кулаком стену и скрылся в комнате, громко хлопнув дверью. Ему нужно поспать, а все остальное он решит потом.

Глава 27

Это был самый сложный день в жизни Крис. День без поддержки, наполненный болью.

Алард не сказал больше никому, что она поспособствовала бегству Лерона, но её совесть была лучшим наказанием. От истерических криков жен и молчаливого горя братьев по оружию погибших Крис хотелось лезть на стену. В каждом взгляде ей виделось осуждение, хотя прекрасно понимала, что о ее вине никто не знал. Но медленно умирала от самобичевания.

Какая-то её часть до сих пор не могла примириться с тем, что Лерон оказался таким негодяем. Но как только посещали мысли о магистре, тут же всплывали в голове сказанные с насмешкой слова: «Послушала бы Аларда… Он не так уж не прав, рассказывая обо мне всякие гадости». Даже Лерон пытался её предупредить. Но Крис не слушала, веря, что Синхар все задумал правильно, что так и должно быть. Но ведь Син предупреждал, что каждая новая жизнь будет все больше и больше отличаться от прежней. Никто не может повторить свой узор. Нити всегда сплетаются по-новому, и жизнь складывается в другую симфонию.

Алард, как и обещал, даже не пытался помочь ей. Он не ушел к себе и по-прежнему занимал место по правую руку от магистра, но предоставил слово на совете магистру, а от его холодного взгляда мурашки пробегали по коже. Дэниель и вовсе исчез на целый день. Крис узнала через слуг, что бывший магистр вымещает свою злобу и разочарование на ближайшем озере, практикуясь с магией стихий. Один Лестер был рядом и посылал поддерживающие взгляды со своего места в особо трудные моменты. Но за все время не сказал ни слова поддержки.

Никто из лордов не упрекал магистра. Крис смогла добиться небольшого уважения, организовав поддержку пострадавшим. И от этого было еще хуже. Вассалы посмотрели на нее другими глазами, и во взглядах появился намек на признание, а она их предала. Было невероятно жаль заносчивого Норда, у которого, как оказалось, была семья и двое деток. Конечно, Крис как магистр взяла на себя заботу о близких погибших, но это не снимало с нее вины. Да и остальные. Пустующие кресла в зале советов заставляли ее сжимать кулаки от бессильной злобы. В тот момент, на совете, Крис поклялась себе, что посвятит все дни учебе и тренировкам, чтобы стать достойной возложенной на нее чести и загладить вину перед вассалами. А Лерону не позволит больше даже приблизиться.

Прав был Алард, магистр «королевского двора» ловко манипулировал ею. Она решилась отпустить главного врага, испугавшись, что его казнят. А Лерон в отместку жестоко проучил девушку, убив лордов замка, показав, что является хозяином положения. Пусть их нити связаны, но Крис не собиралась прощать такое предательство.

К вечеру ноги уже отказывали. Наконец она осталась одна в комнате. Сняла прилипшее к телу платье, заменив его тонкой рубашкой из шелка, и накинув на плечи зеленую ситцевую тунику. На столе её дожидался ужин, за целый день не смогла съесть и крошки. Да и не до того было.

Крис попросила Аларда зайти для личного разговора. Нужно было вернуть доверие лорда любой ценой.

Вот он постучал в дверь. Крис подпоясала тунику и позвала. Алард спокойно вошел и остановился напротив.

— Прибыл по вашему приказу, принцесса, — слова звучали с издевкой.

— Я… я… — ну вот столько собиралась сказать, но сдали нервы, и не могла говорить из-за подкативших к горлу слез.

Застыла перед ним, отчаянно пытаясь взять себя в руки и сохранить хоть каплю достоинства.

— Не стоит, — криво улыбнулся Алард. — Я прекрасно понимаю, что ты сейчас собираешься говорить. Не нужно.

Она закрыла лицо ладонями, и предательские слезы брызнули из глаз, а вместе с ними полились слова, перемежаясь всхлипами.

— Я очень виновата! Мне нужно было тебя послушать. Но я… я не могу поверить, что Лерон решился на такое… Понимаешь, я знала вас всех в прошлой жизни… Он не мог так поступить… Это не в его характере… Но… я знаю, что неправа… И готова умолять о прощении… Я все сделаю, чтобы вы снова могли мне доверять. Учиться буду с утра до ночи, слушаться буду всех твоих советов.

Она зло вытерла брызнувшие из глаз слезы, и смело посмотрела на своего вассала, ожидая приговора. Алард молчал. И вдруг Крис почувствовала, как он молча обнял и осторожно прижал к груди, как ребенка. Вздохнул и погладил по волосам.

— Я до последнего надеялся, что ты права, а я запутался в своем недоверии, — его голос был таким надломленным, Крис никогда не слышала столько боли. — Лер… он… не знаю, как тебе объяснить… Мы были ближе, чем единокровные братья с ним. Он самый младший из всех, я всегда ему покровительствовал, а он отвечал мне преданностью. После стольких разочарований я до сих пор хочу ему верить, — его объятия неосознанно стали крепче, выдавая волнение лорда. — Мечтаю, чтобы он вернулся тем безалаберным мальчишкой, открытым, эмоциональным, добрым. Он для меня, наверное, даже больше брат, чем друг. Я же старше почти на десять лет, — голос иногда срывался, будто лорду очень тяжело говорить. — Твое появление заставило меня поверить в то, что Лер может вернуться. Я начал его чувствовать. Более того, я видел, как Лер оттаивает, как добреет. Он очень переживал, когда ты была при смерти. Рисковал ради тебя. И когда пришли вести о нападении, я не мог поверить. Ты не представляешь, сколько почему и зачем в моей голове пронеслось. Ты не знаешь, как я долго сомневался, прежде чем подло захватить его в плен. И теперь, когда я понимаю, что единственный выход — его смерть, все внутри сжимается. Но… Крис, у нас есть долг, мы не можем игнорировать тех, кто зависит от нас в угоду собственным чувствам. Ты понимаешь?

Девушка попыталась кивнуть, но слезы, которые она уже не пыталась сдерживать, помешали ей. Алард продолжал гладить её по голове, не надеясь утешить.

— Ты же влюбилась в него, потому что он для тебя открылся. Ему самому это не понравилось, но он открылся против своей воли. Настолько тебе верил, что пришел на встречу один. Мы не могли игнорировать такой подарок судьбы. А ведь изначально отправились следом, чтобы тебя, дурочку, спасать. Крис, я хочу его вернуть, но, наверное, поздно. Уже слишком поздно, на мне давний грех и он не сможет меня простить.

— Что… что ты ему сделал? — всхлипывая, спросила Крис.

Его рука остановилась, принцесса почувствовала, как он напрягся, вздохнул и все-таки рассказал:

— В ритуале объединения нитей участвовало пятеро. Лерон уговорил меня взять в союз своего сводного брата, Хантора, хотя все мы его недолюбливали. Лер же в то время считал друзьями всех и вся. Наше неприятие Хантора было подсознательным и в итоге подтвердилось. Я стал лордом и уже чувствовал чужие эмоции, знал, что могу убить. И тут среди нас появилась Вайя. Я потерял из-за неё голову. Как оказалось, не я один, — лорд замолчал, вспоминая, по напрягшимся в момент мышцам, Крис поняла, что рассказ ему дается тяжело. — Хантор тоже влюбился, если можно так сказать. Я собрался и терпел честное соперничество. В один прекрасный день Вайя пришла сама, мы стали любовниками. Мой соперник проиграл, но не смирился. Я даже не предполагал, что он на такое способен. Он похитил Вайяну и… он её насиловал. Я сошел с ума, когда узнал, потерял контроль. Лерон тогда вернул меня в чувство, но я жаждал мести. Я уговорил Дэниеля и Лестера, что необходимо убить Хантора через связь нитей. Они согласились, не раздумывая. Но Лерон, — Алард замолчал на мгновение, глубоко вздохнул и продолжил, — он пришел в ужас. Лер не поддерживал Хантора. Предлагал убить лично, вызывал на поединок, но через связь разрывать нити отказался наотрез. А я его заставил. Дэниель и Лестер держали Лера, пока я проводил ритуал. Я преподал ему первый урок жестокости и власти, и он оказался очень хорошим учеником.

Алард замолчал. Крис хотела отстраниться, чтобы как-то поддержать лорда, но мужчина не позволил.

— Я понимаю, почему он ненавидит меня и лордов замка. Его постоянно предавали, а он никогда никому зла не желал и всем верил. Мы убили его иларов, воинов вернее которых не бывает. И больше всего меня коробит то, что теперь я должен преподать такой же урок тебе. Открыть перед тобой всю фальшь и жестокость этого мира. И я не знаю, сможешь ли ты меня когда-нибудь простить.

Его рассказ прервался. Стук в дверь избавил Крис от необходимости отвечать. Алард разжал объятья, осторожно усадил девушку в кресло и впустил посетителя.

— Алард, до чего ты довел нашу госпожу, — услышала Крис взволнованный голос Лестера.

Он тут же оказался рядом, присел, осторожно обхватил её лицо ладонями и внимательно посмотрел в глаза. От него волнами распространялось спокойствие. Слезы высохли, она даже улыбнулась немного. Лестер подмигнул ей и уселся в другое кресло.

— Ей и так сегодня досталось… Проучил, так проучил. Мне ее даже жаль стало. Но зачем опять мучаешь? — недовольно пробурчал лорд и вдруг, не стесняясь, подхватил с тарелки бутерброд из остывшего ужина принцессы.

— Алард меня не мучил, — спокойно ответила Крис.

— Не обращай на него внимания, иногда он может быть очень плохим, — с набитым ртом пробормотал Лестер. — Но он верен своему народу.

Рядом с Лестером невозможно было грустить. Даже если он говорил серьезные вещи, его действия оставались немного легкомысленными. Крис понимала, что лорд поступает так намеренно. И не смотря на внешнюю беспечность, остальные лорды относились к Лестеру с уважением, да и среди воинов мужчина пользовался авторитетом.

У двери топтался кто-то еще. Подняла голову и встретилась взглядом с Дэниелем.

Бывший магистр смотрел на нее из-под бровей, но все же пришел. У них не было времени пообщаться после возвращения из неизмеримого. Крис понимала, что Дэн немного влюблен в нее, как и раньше, поэтому ее поступок так задел мужчину. Освобождение Лерона Дэниель воспринял как личное предательство. Но все же бывший магистр здесь, хоть и смотрит волком.

— Я не могу долго сердиться на тебя, — буркнул Дэн. — К тому же, ты меня из неизмеримого вытянула. Конечно, поступка твоего ничего не изменит, но я по-прежнему твой вассал.

Крис улыбнулась ему и кивнула. Конечно, в душе горечь и страх. Но эти мужчины всегда ей были дороги и в той жизни, и в этой. В прошлом Крис взрослела на их глазах, ведь они считались племянниками Карланта, пусть и не было между ними и королем кровного родства. Алард-Искор всегда был ее совестью, наставником и старшим братом, Лестер-Шаног легкий в общении друг детства, а Дэниель-Рендел немного влюбленный в нее поклонник.

И только Синхар в то время вообще не обращал на юную принцессу внимания, подшучивал постоянно, с издевкой называл принцесской и обращался как с маленькой. А когда стал магистром темных искусств, и вовсе избегал встреч, замораживая высокомерным взглядом, если пыталась с ним заговорить. Так как Карлант попросил Сина охранять свою племянницу, принцесса бесилась от его невнимания и всеми силами пыталась вывести магистра из себя, даже не понимая, во что может вылиться гнев темного мага. И он вылился… Крис не осознавала, что если бы не нравилась Синхару, то поплатилась бы жизнью за свою дерзость. А так все, как и здесь: магия искушения, зависимость друг от друга и бурное развитие отношений втайне от всех. Только Син не предавал ее, даже когда перешел на сторону Багрового повелителя. А Лерон предал. Она прикусила губу и прогнала непрошеные мысли о магистре «королевского двора». Она не имеет права поддаваться своим чувствам, когда от ее решений зависит жизнь людей.

А их решил посетить кое-кто ещё. Дверь распахнулась без стука, до них долетели возгласы и звон оружия. В комнату ввалился Лерон.

— Что за…? — зарычал Алард.

Дэниель выхватил меч. Но Лерон продемонстрировал ему руку с белым платком.

— Э, потише, я парламентер, — предупредил Лер нападение. — Как бы иначе я добрался аж сюда? Меня пропустили и даже любезно проводили. Правда, разозлились немного, когда я не стал ждать аудиенции.

— Что, твою мать, ты здесь делаешь?! — заорал Алард, лицо которого стало мрачнее тучи.

Но Лерон не обращал на них никакого внимания. Он не сводил взгляда с принцессы. Крис же едва могла дышать. Она все равно любила этого человека, и сердце замерло на мгновение. Но ни за что не покажет ему этого. Лерон — предатель. И от этого так больно.

Лицо магистра после секунд раздумий приняло решительное выражение, и он стремительно подошел креслу, в котором она сидела, гордо выпрямив спину и величественно подняв голову. Клинки Лерона со звоном покатились по полу, небрежно брошенные магистром «королевского двора» к ногам принцессы.

— Лер? — удивилась она, приподнимаясь.

— Ты права, я чувствую себя обязанным, и это паршиво. Твои вассалы умерли, поэтому я вернулся назад.

Крис вскочила и застыла напротив, не понимая, как реагировать на неожиданное признание. На его лице не было раскаяния, Лерон смотрел с превосходством даже сейчас, но при этом сдался. Сердце принцессы сжалось. Девушка прекрасно понимала, что от нее потребуют казни магистра «королевского двора», а она все равно не сможет этого сделать.

А Алард, Дэниель и Лестер застыли, готовые в любой момент атаковать врага. Лерон смотрел ей в глаза и ожидал своей участи.

— Лер, объяснись, почему ты так поступил? — если несколько часов назад Крис была уверена, что магистр «королевского двора» просто посмеялся над ее доверчивостью, то сейчас вообще ничего не понимала. Зачем вернулся и сдается в плен? Возможно, в произошедшем нет его вины?

— Это же не ты их казнил, — сделала логичный вывод принцесса.

Лерон хмыкнул.

— Всезнающий! Да почему ты так веришь в меня? Что почувствовали твои вассалы?

Он с усмешкой посмотрел на Аларда.

— Ты отдал приказ убить, — рявкнул лорд. — И сцена казни тебе понравилась.

— Это нелогично. Ты не мог! — упрямо сказала Крис, а руки сжала в кулаки.

Лерон не знал что сказать, на его лице отразились растерянность, боль и отчаяние.

— Бездна! Да с чего ты взяла?

Он схватил девушку за плечи и встряхнул, как куклу. Лестер и Дэниель тут же оттащили его в сторону, бросили на колени. Лерон гордо вскинул голову и посмотрел в глаза Аларду.

Лорд ответил злым, но в тоже время удивленным взглядом. Алард не понимал, зачем магистр «королевского двора» сдается в плен. Годами сложенный образ главного врага рушился на глазах. А Лерон еще глухим голосом обратился к бывшему другу:

— Не медли, пожалуйста, не дай мне сойти с ума.

На лице у лорда не было и кровинки, но он все же стянул перчатку с руки. Дэниель и Лестер, не задумываясь,